Book: Самый лучший папа



Диана Палмер

Самый лучший папа

Глава первая

Блейк Донован не знал, что его поразило больше — насупившаяся маленькая черноволосая девочка на пороге его дома или новость, что это его дочь от бывшей жены.

Светло-зеленые глаза Блейка угрожающе потемнели. И так сегодня чертовски трудный день, теперь еще это. Судебный исполнитель, который только что выложил нежданную весть, придвинулся поближе к малышке.

Взъерошив непокорные волосы, Блейк сквозь густые ресницы уставился на девочку. Его дочь? Раздражение росло, ужесточая черты лица, и резче выступил шрам, пересекавший смуглую впалую щеку. Блейк казался еще выше и внушительнее, чем был на самом деле.

— Он мне не нравится, — шепнула девочка, надув губы и прижавшись к ноге судебного исполнителя. Глаза у нее были зеленые. Блейк это сразу заметил, как и высокие скулы. У него тоже высокие скулы.

— Ну-ну, — рослый человек в тяжелых очках прочистил горло, — не будем капризничать, Сара.

— Моя жена, — холодно заявил Блейк, — бросила меня пять лет назад и отправилась в Луизиану с неким нефтяным дельцом. С тех пор я о ней ничего не слышал.

— Нельзя ли мне войти, мистер Донован?

Он проигнорировал просьбу.

— Мы жили вместе только месяц, ей этого как раз хватило, чтобы выяснить, что я по уши увяз в судебных тяжбах. Она прикинула проигрыш и быстренько слиняла с любовником. — Он криво усмехнулся. — Не ожидала, что я выиграю. А я победил.

Судебный исполнитель оглядел красивый портал дома с колоннами, ухоженный сад, «мерседес» у дверей. Он слышал о судьбе Донована, о борьбе, которую ему пришлось выдержать после смерти дяди с кучей алчных кузин.

— Видите ли, дело в том, что ваша бывшая жена месяц назад погибла в авиакатастрофе, — продолжил судебный исполнитель, с беспокойством поглядывая на цеплявшуюся за него девчушку. — Естественно, второй муж, которого она тоже оставила, не захотел взять на себя ответственность за ребенка. Больше у Сары никого нет, — прибавил он с легким вздохом. — Родители вашей жены были уже в годах, когда она родилась, братьев и сестер у нее не было. Одним словом, одна-одинешенька. А Сара — ваша дочь.

Блейк сердито уставился на девочку. Он даже не сохранил фотографии Нины, чтобы те не напоминали ему о том, какого дурака он свалял. И вот пожалуйста — его ребенок, и ожидается, что он будет счастлив.

— В моей жизни нет места ребенку, — зло бросил он. Зачем ему такие сюрпризы от судьбы? — Наверно, можно поместить ее в какой-нибудь приют…

Тут это и произошло. Девочка беззвучно заплакала, в секунду перейдя от воинственности к горькому отчаянию. Слезы ручьем катились из зеленых глаз по пылающим щечкам. Эффект оказался еще более душераздирающим из-за ее молчания и стоического выражения на лице, будто она ненавидела себя за эти слезы перед врагом.

К своему удивлению, Блейк был тронут. Мать его умерла вскоре после родов. По словам дяди, она не отличалась высокой нравственностью, он мало знал о ней. Дядя забрал его к себе. Как и Сара, он оказался лишним человеком в этом мире, никому не был нужен. И понятия не имел, кто его отец. Если бы не дядя, у него бы даже имени не было. Отсутствие любви и заботы о нем со стороны взрослых ожесточило его. То же случится и с Сарой, если ее некому будет защитить.

Все еще сердясь, он сверху вниз смотрел на девочку. Но у девочки явно был характер: маленькой ручкой она решительно смахнула слезы.

Блейк вздернул подбородок. Детка начинала ему нравиться. Но он не даст поймать себя на удочку всяким проходимцам. Он никому не доверяет.

— Откуда мне знать, что она моя?

— У нее ваша группа крови, — ответил мужчина. — У второго мужа вашей бывшей жены другая группа. Как вы знаете, этот тест может только указать, кто не является отцом. Второй муж не может им быть.

Блейк хотел заметить, что им может быть десяток других мужчин, но вспомнил: Нина выходила за него замуж в расчете на скорое обогащение. Она была слишком хитра и не рискнула бы упустить его, позволив себе амуры на стороне. А когда поняла, что за богатство придется еще бороться, не стала сообщать своей новой жертве, что уже беременна.

— Почему она мне не сказала? — холодно спросил Блейк.

— Она хотела, чтобы второй муж считал ребенка своим, — объяснил судебный исполнитель. — Только после ее смерти нашли Сарино свидетельство о рождении и узнали, что она ваша дочь. Видимо, Нина полагала, что Сара имеет право носить имя отца. К тому времени ее второй брак уже висел на волоске, как мне сообщили. — Он рассеянно погладил черную головку. — Конечно, вы имеете право все это проверить.

— Конечно. — Блейк пристально вгляделся в лицо девочки. — Как, говорите, ее зовут? Сара?

— Да, Сара Джейн.

Блейк повернулся.

— Ладно. Заходите. Мисс Джексон покормит ее, а потом я найду няню.

Вот так внезапно он принял решение взять девочку. В сущности, он всегда все решал быстро. Когда дядя вознамерился связать его с Мередит Кэлхаун, Блейк быстро решил жениться на Нине. И в качестве последней попытки женить Блейка на Мередит дядя оставил ей двадцать процентов фонда своей компании, которые должен был унаследовать Блейк.

Блейк открыл встречный огонь. Он высмеял Мередит перед всей семьей, собравшейся на оглашение завещания. Он сказал, обняв улыбающуюся Нину, что скорее потеряет наследство и левую ногу, чем женится на такой тощей, невзрачной женщине, как Мередит. Он женится на Нине, а Мередит может забрать свой куш, и гори он огнем.

Свинцом в груди лежали грубые слова, какими в тот день он постарался унизить Мередит. Она, не дрогнув, выслушала это, но что-то умерло в нежных серых глазах. С восхитительным достоинством она вышла из комнаты под взглядами всех присутствующих. Уже это было достаточно скверно. Но позже, когда она предложила ему свою долю наследства, он заметил томление в ее глазах. Это еще больше взбесило его. Он грубо поцеловал ее, раздавливая рот, да еще кое-что сказал, отчего она бросилась бежать. Больше всего он сожалел об этой сцене. Он собирался жениться на Нине, но, несмотря на его чувства к ней, Мередит занозой сидела в его сердце. Блейк не хотел ей зла, он просто хотел, чтобы она ушла из его жизни. Только этого. И с тех пор он ее не видел. Она прославилась своими романами для женщин. Один был даже экранизирован на ТВ. В то время Блейк повсюду видел ее книги. Как и Мередит, они преследовали его.

Только когда Нина бросила его, он понял, почему Мередит поспешила уйти. Она любила его, как уныло поведал нотариус, вручая на подпись документы, дававшие ему полный контроль над империей Донована. Дядя это знал и надеялся заставить Блейка понять, какое она сокровище.

Блейк живо помнил тот день, когда его влечение к Мередит прорвалось наружу. Оба были потрясены. Дядя вошел в конюшню вовремя. Блейк потерял контроль над собой и напугал Мередит, хотя поначалу она отвечала ему с такой готовностью, что он не заметил ее страха, и только шум подъехавшей машины привел его в чувство. Наверно, тогда старик и решил выделить ей долю наследства.

Что за горькая ирония, думал Блейк, ведь больше всего на свете он хотел немного любви. Он не получил ее от матери. Он не знал отца. Дядя, хоть и заботился о нем, прежде всего был заинтересован в том, чтобы благодаря Блейку выжила его империя. Почему он женился на Нине? Она заигрывала с ним, возбуждала, клялась, что любит. Теперь, оглядываясь назад, он понимал, что она любила не его, а его деньги. Как только ветер переменился, она сбежала. Вот Мередит — та искренне его любила, а он был жесток с ней. Все эти годы его преследовало сознание, что он ранил единственное в мире существо, которое было готово его любить.

Отец Мередит работал на дядю Блейка, и они к тому же дружили. Дядя Ден был крестным отцом Мередит; когда подростком она задумала написать для школьной газеты историю здешних мест, он открыл ей свою библиотеку и часами рассказывал случаи из жизни, слышанные им от деда. Бывало, Мередит сидит, слушает, на губах играет слабая улыбка, а Блейк размышляет, почему дядя не уделяет столько времени и внимания ему. Ее дядя любит, а Блейк ему просто полезен. Она узурпировала единственное на свете место, принадлежавшее ему, и он, разумеется, обижался. Более того, его уже научили, что людям нельзя доверять. Он знал, что родители Мередит бедны, и часто прикидывал, нет ли у нее меркантильного интереса крутиться возле дома Донована. Слишком поздно он узнал, что она крутилась возле него. Открытие было как соль на рану.

Мередит была невзрачная: с прямыми темными волосами, бледными серыми глазами и лицом в виде сердечка. Дядя ее любил. Блейк — почти ненавидел. Особенно после случая в конюшне, когда он потерял контроль над собой. Но за его обидой скрывалось влечение к ней. Это его злило и привело к взрыву в день оглашения завещания. Он уже дал слово Нине и, как честный человек, не мог отступиться, но он хотел Мередит. Боже, как он ее хотел, все эти годы!

Она его любила, подумалось ему, когда девочка и судебный исполнитель вошли в его кабинет. Никто больше не проявлял к нему таких чувств. Дядю увлекали их споры, они были друзьями, его неожиданная смерть оказалась ужасным ударом. Тяжело было сознавать, что дядя уделял бы ему больше внимания, не крутись под ногами Мередит. Дядя принял его к себе не из любви: это был бизнес.

Будь жива мать, может, она бы его любила, хоть дядя и описывал ее как хорошенькую эгоистичную женщину, которая испытывала слишком большую привязанность к мужчинам.

Потому открытие, что юная застенчивая Мередит любила его, так потрясло Блейка. Не помогло и воспоминание о том, как он изорвал в клочья ее чувство собственного достоинства прилюдно и наедине. Она уехала в Техас среди ночи на автобусе, ни с кем не попрощавшись, а он все эти годы терзался, что же он наделал. Дважды, видя ее имя на обложках книг, он порывался съездить к ней. Но всякий раз решал, что прошлое лучше оставить в прошлом. И к тому же что он может ей дать? Нина разрушила в нем ту часть души, которая умела верить. Больше ему нечего отдавать. Никому.

Он оттолкнул мысли о прошлом и посмотрел на ребенка; девочка опасливо замерла, глядя, как судебный исполнитель, улыбаясь с явным облегчением, уходит. Сара тихонько сидела на краешке вращающегося кресла, закусив губу, тараща испуганные глазенки и пытаясь скрыть свой страх перед холодным, противным дядькой, о котором сказали, что это ее отец.

Блейк сел напротив в свое кресло красной кожи, обеспокоенный тем, что в джинсах и ковбойке он похож скорее на головореза, чем на благонамеренного джентльмена. Он только что вернулся с пастбища, где помогал клеймить скот, черт бы его побрал. На ранчо, где Блейк разводит чистопородный херефордский скот, он, работая руками, расслабляется. Придется послать к черту завтрашнее собрание правления в Оклахоме, где он должен присутствовать.

— Значит, ты Сара. — Блейк чувствовал себя неловко и не знал, как с этим справиться. Но у девочки его глаза, он не может отдать ее незнакомым людям, пусть даже шансов, что она его дочь, — один на миллион.

Сара подняла взгляд и сразу отвела его, беспокойно заерзав. Судебный исполнитель сказал, что ей четыре года, но она кажется старше. Ведет себя так, будто никогда не была среди детей. Может, и не была. Он не представлял себе Нину, развлекающую детей. Совсем не в ее характере, хоть он и не сознавал этого, когда очертя голову женился. Забавно, как легко вообразить себе Мередит Кэлхаун в окружении детей — смеется, играет, собирает маргаритки на лугу…

Хватит думать о Мередит, приказал он себе. Не нужна она ему, даже если есть чертов шанс, что она как-нибудь заявится в Джекс-Корнер, штат Оклахома. И, уж конечно, ей он не нужен, в этом Блейк не сомневался.

— Ты мне не нравишься, — выпятив нижнюю губку, сказала Сара. Она заерзала в кресле и огляделась. — Не хочу тут жить. — И уставилась на Блейка,

Он в ответ уставился на нее.

— Знаешь, я тоже не в восторге, но, похоже, мы теперь приклеены друг к другу.

Губы у нее задрожали, и на мгновенье она стала очень похожа на него.

— Я уверена, у тебя даже кошки нет.

— Терпеть не могу кошек.

Она вздохнула и посмотрела на свои стоптанные башмаки с терпением и смирением, несвойственными ее возрасту. Такая усталая и измученная.

— Мама не вернется. — Она одернула платье. — Она меня не любила. Ты меня тоже не любишь. — Она вскинула голову. — Ну и пусть. Ты все равно ненастоящий мой папа.

— Как знать. — Он тяжело вздохнул. — Ты на меня здорово похожа.

— Ты некрасивый.

Он вскинул брови.

— Ты тоже не красавица, стручок.

— А гадкий утенок превращается в лебедя, — сообщила она, устремив взгляд куда-то вдаль.

Она теребила подол платья. Тут он впервые заметил, что платье-то на ней старенькое, мятое, кружева рваные. Он поежился, сдвинул брови.

— Где вы жили? — спросил он.

— Мама оставила меня у папы Брэда, но он часто уезжал, а со мной была миссис Смазерс. — Она посмотрела вверх со старческим выражением в зеленых глазах. — Миссис Смазерс говорит, что дети — это кошмар и их надо держать в клетке. — Тоненький голосок звучал драматично. — Когда мама умерла, я плакала, а миссис Смазерс заперла меня и сказала, что не выпустит, пока я не перестану. — Губы ее дрожали. — Я выбралась и убежала. Но никто меня не искал, и я вернулась домой. Миссис Смазерс была прямо как бешеная, а папе Брэду было все равно. Он сказал, что я вообще не его ребенок и, если сбегу, не беда.

Блейк представлял себе, каково было «папе Брэду» узнать, что ребенок, которого он считал своим, на самом деле чей-то еще; но зачем объяснять это девочке?

Он вытянулся в кресле, соображая, что он будет делать со своей маленькой гостьей. Он ничего не знал о детях. Даже не был уверен, нравятся ли они ему вообще. А эта — та еще штучка. Прямодушна, воинственна… Предвидятся трудности.

В комнату вошла мисс Джексон, узнать, не нужно ли чего, и остановилась как вкопанная. Это была старая дева пятидесяти пяти лет, седая, тощая; незнакомые ее пугались. Она служила в холостяцком доме, и при виде ребенка, сидящего напротив хозяина, совсем растерялась.

— Кто это? — бесцеремонно спросила она. Сара взглянула на нее и вздохнула, как бы говоря: ну вот, еще одна зануда. Блейк чуть не рассмеялся, видя выражение ее лица.

— Сара, это Эми Джексон, — представил их друг другу Блейк. — Мисс Джексон, Сара Джейн — моя дочь.

Мисс Джексон не упала в обморок, но слегка покраснела.

— Да, сэр, нельзя не заметить, — сказала она, сравнив сосредоточенное личико ребенка с его взрослым мужским вариантом. — А ее мать здесь? — Она оглянулась, будто ожидая, что Нина сейчас материализуется.

— Нина умерла, — безразлично сообщил Блейк. Лучшие чувства Нина выбила из него пять лет назад. В этом ей помогла его собственная дурацкая слепота.

— О, простите. — Мисс Джексон теребила фартук тощими руками. — Может, дать ей молока с печеньем? — нерешительно спросила она.

— Неплохо. Как, Сара? — спросил Блейк. Сара поерзала и уставилась на ковер. — Я накрошу на пол. Миссис Смазерс говорит, дети должны есть на кухне на полу, потому что они неряхи.

Мисс Джексон не знала, что сказать, и Блейк тяжело вздохнул.

— Можешь крошить. Никто не будет тебя ругать.

Сара все еще смотрела нерешительно.

— Я потом подмету, — нетерпеливо сказала мисс Джексон. — Так ты будешь есть печенье?

— Да, пожалуйста.

Женщина коротко кивнула и вышла.

— Никто здесь не улыбается. Как у нас дома, — пробурчала Сара.

Блейк почувствовал прилив жалости к девочке, которую спихнули на руки домовладелице, не заботясь о том, хорошо ли ей. И похоже, задолго до того, как отчим обнаружил, что она дочь Блейка.

Он сощурился и задал занимавший его вопрос:

— Разве мама не с вами жила?

— У мамы были дела. Она сказала, что я должна жить с миссис Смазерс и слушаться ее.

— Она иногда приезжала?

— Мама и папа… — она запнулась и скорчила гримасу, — мой другой папа, они все время орали друг на друга. Потом она уехала, и он тоже уехал.

Так дело не пойдет. Блейк встал и начал расхаживать взад-вперед, засунув руки в карманы, с мрачным, каменным лицом. Сара тайком разглядывала его.

— Какой ты большой, — пробурчала она. Блейк остановился, с любопытством посмотрел на нее.

— Какая ты маленькая, — сказал он в ответ.

— Я вырасту, — пообещала Сара. — У тебя есть лошадь?

— И не одна.

Она просияла.

— Я умею кататься на лошади!

— Не на моем ранчо. Там нельзя.

Ее зеленые глаза вспыхнули огнем.

— Раз хочу, значит, можно! Я могу ездить на любой лошади!

Он очень медленно опустился перед ней на корточки, его зеленые глаза смотрели спокойно, не мигая.

— Нет. Ты будешь делать то, что тебе говорят, и не перечить. Это мой дом, здесь я устанавливаю правила. Идет?

Она помедлила, но недолго.

— Идет, — мрачно согласилась она. Он коснулся кончика ее носа.

— И не дуться. Я еще не знаю, что у нас с тобой получится. Черт, я ничего не знаю о детях!

— Черт — это в аду. Туда попадают плохие люди, — уверенно сказала Сара. — Мамина подруга все время его поминает. И дьявола, и сукина…



— Сара! — взорвался Блейк, пораженный, что крошка знакома с такими словами.

— А коровы у тебя есть? — Она легко сменила тему.

— Есть, — буркнул он. — Какая же мамина подруга при тебе пользуется таким языком?

— Труди, конечно. — Она широко раскрыла глаза.

Блейк присвистнул сквозь зубы и обернулся к мисс Джексон, которая вошла с подносом, уставленным молоком, печеньем и кофе для Блейка.

— Я люблю кофе, — сказала Сара. — Когда мама утром неважно себя чувствовала, она пила кофе в постели и мне давала.

— Не сомневаюсь, но здесь ты пить кофе не будешь. Детям вредно.

— Раз хочу — значит, буду! — вызывающе бросила Сара.

Блейк взглянул на мисс Джексон, а та застыла на месте, глядя, как девочка схватила четыре печенья и стала запихивать в рот, словно не ела много дней.

— Если вздумаешь сбежать, — прошипел Блейк экономке, что служила еще его дяде, — я, с Божьей помощью, отыщу тебя хоть на Аляске и приволоку обратно.

— Уволиться? Теперь, когда становится так интересно? Упаси Бог! — Она вскинула голову.

— Сара, когда ты в последний раз ела? — спросил Блейк, глядя, как она берет новую горсть печенья.

— Я ужинала, а потом мы поехали сюда.

— И ты не завтракала? И не обедала? — взорвался он.

Она покачала головой.

— Какое вкусное печенье!

— Еще бы, когда целый день не ешь, — вздохнул он. — Ты бы сделала сегодня ужин пораньше, — обратился он к мисс Джексон, — а то она съест саму себя вместе с печеньем, только мы отвернемся.

— Да, сэр. Я пойду приготовлю ей гостевую комнату. А что с одеждой? Где ее чемодан?

— Нету, тот тип ничего не принес. Сегодня пусть спит в чем есть. Завтра съездишь в город и все купишь.

— Я? — Мисс Джексон была в ужасе.

— Кого-то надо принести в жертву, — съязвил он. — А я босс.

Мисс Джексон поджала губы.

— Я ничего не понимаю в детских вещах.

— Отведи ее в магазин миссис Дональдсон, — подсказал он. — Кинг Ропер с Элизой одевают там свою дочку с головы до ног. Правда, Кинг стонет от цен, но нас это волнует не больше, чем его.

— Да, сэр. — Она собралась уходить.

— Кстати, где газета? — спросил он. Еженедельник приходил по средам с утра. — Хочу посмотреть, что там…

Мисс Джексон переминалась с ноги на ногу и гримасничала.

— Ну, я не хотела вас расстраивать…

Он поднял брови.

— Как это газета может меня расстроить? Давай сюда!

— Ну ладно, раз вы так хотите. — Она прошлепала к дальнему столу и вынула из ящика газету. — Пожалуйста, босс. А я пойду, с вашего позволения, пока вы не взорвались.

Она вышла. Сара прихватила еще пару печений, а Блейк замер, уставившись на первую страницу. На него смотрело лицо, которое столько лет преследовало его.

«Писательница Мередит Кэлхаун дает автографы в „Книжном уголке“ Бейкера», — сообщал заголовок, а под ним красовалась ее фотография.

С острой тоской вглядывался он в портрет.

Тощая невзрачная женщина, которую он оскорбил, не имела ничего общего с этой дивой. Каштановые волосы, забранные в элегантный шиньон, оставляли открытым лицо, которое могло бы украсить обложку журнала: ясные серые глаза, удлиненные черты лица, макияж тонко подчеркивает природные достоинства. В светлом жакете и пастельного цвета блузке она была очаровательна. Более чем очаровательна. Она была нежной, теплой и нетронутой в свои двадцать пять лет. Сейчас ей как раз столько.

Блейк отложил газету; он и так все знал о взлете ее судьбы и о последней книге, «Выбор», — там описано, как мужчина и женщина пытаются управиться одновременно с карьерой, браком и детьми. Он ее прочел, как вообще тайком читал все ее книги, отыскивая в них следы прошлого, ища хоть намек, что вражды больше нет. Но она похоронила все чувства к нему, в ее героях он не мог отыскать ни единого штриха, напоминающего о нем. Будто предвидела, что он будет искать, и попрятала все, что могло бы выдать скрытые чувства. Он не знал, что Сара Джейн стоит рядом.

— Красивая леди, — сказала Сара. Она вытянула шею и выбрала из текста под фотографией слово. — К… н… и… книга, — гордо произнесла она.

— Верно. А теперь это, — он указал на имя.

— М… р… Морковка, — сказала она. Он чуть улыбнулся.

— Мередит, так ее зовут. Она писательница.

— У меня есть «Три медведя». Это она написала?

— Нет. Она пишет для больших девочек. Кончай есть печенье и иди смотреть телевизор.

— Я люблю «Мистер Роджер и улица Сезам».

— Что-о?

— По телевизору показывают.

— А-а. Ну иди включай.

Блейк вышел из комнаты, не тронув кофе. А зря: пока он звонил из холла, Сара Джейн попыталась налить себе уже остывший напиток из большого серебряного кофейника. Ее крик заставил Блейка бросить трубку на полуслове.

Она облилась кофе и пронзительно визжала. Промокла не только она: ковер и часть дивана были забрызганы, а на подносе стояла темная лужа в дюйм глубиной.

— Я же говорил тебе: нельзя пить кофе! — сказал он, наклоняясь проверить, не обожглась ли она. Слава Богу, нет, только испугалась.

— А мне захотелось, — сквозь слезы с трудом произнесла она. — Мое нарядное платье испорчено.

— Придется не только платье переменить, — назидательно сказал он, резко перекинул ее через колено и шлепнул. — Если я сказал: нет — значит, нет! Понимаешь меня, Сара Джейн Донован?

Она так удивилась, что перестала плакать. Осторожно посмотрела на него.

— Теперь меня так зовут?

— Тебя всегда так звали. Ты — Донован. Это твой дом.

— Я люблю кофе, — нерешительно сказала она.

— А я сказал, ты его больше пить не будешь, — напомнил он.

— Ладно. — Она глубоко вздохнула. Потом подняла кофейник и поставила на поднос. — Я сейчас уберу. Мама велела мне всегда убирать за собой.

— С этим тебе не справиться, стручок. И один Бог знает, что мы на тебя наденем, пока твои вещи будут в стирке.

Вошла мисс Джексон и обеими руками прикрыла рот.

— Святые угодники!

— Полотенца, живо, — приказал Блейк. Причитая, она вышла из комнаты. Вскоре порядок был наведен, Сара Джейн обмотана полотенцами наподобие платья, ее вещи выстираны и развешены для просушки. Блейк ушел в кабинет и закрыл дверь, бессовестно бросив мисс Джексон управляться с Сарой, пока он передохнет в тишине. Он чувствовал, что дальше все труднее будет сыскать в доме и в жизни спокойное местечко.

Блейк вовсе не был уверен, что ему нравится быть отцом. Это совершенно незнакомый вид деятельности, а дочь, видно, унаследовала силу воли и упрямство отца. Хотя совсем еще пигалица. Мисс Джексон разбирается в детях не больше его, отсюда помощи не жди. Но отсылать девочку в школу-интернат он считал неправильным. Он знал, что значит быть одиноким, нежеланным, к тому же не слишком привлекательным внешне. Он чувствовал некое родство с девочкой и не хотел выталкивать ее из своей жизни. С другой стороны, как, к чертям, он будет с ней жить?

Но помимо этой проблемы была еще одна, поновее. Согласно статье в газете, Мередит Кэлхаун приезжает в Джекс-Корнер на целый месяц. За такое время Блейк, конечно же, увидится с ней, и со смешанным чувством он ждал, что откроются старые раны. Чувствует ли она то же или, при теперешней славе и богатстве, даже память о нем оставила в прошлом?.. Все равно он хочет с ней встретиться. Даже если она по-прежнему его ненавидит.

Глава вторая

За ужином Блейк и мисс Джексон обычно почти не разговаривали. Но эту привычку тоже придется менять.

Сара Джейн — сундук с вопросами. Каждый ответ вызывал следующее «почему», так что Блейк готов был лезть под стол. Намек, что пора спать, вызвал взрыв негодования. Мисс Джексон лестью пыталась уговорить девочку быть послушной, но Сара Джейн только громче протестовала. Вопрос разрешил Блейк — сгреб ее в охапку и отнес в спальню.

Мисс Джексон помогла ее раздеть и уложить в постель, а Блейк, сделав над собой усилие, задержался у кровати, чтобы сказать «спокойной ночи».

— Я тебе не нравлюсь, — констатировала Сара.

Блейк было ощетинился на враждебный тон, но у девочки есть гордость, и не следует подавлять ее дух, он ей пригодится, когда она вырастет.

— Я тебя не знаю, — резонно ответил он. — Как и ты меня. Люди не становятся друзьями за минуту, для этого нужно время, стручок.

Сара приняла это объяснение, лежа в огромной, поглотившей ее кровати. С любопытством изучая его, она спросила:

— Ты не ненавидишь маленьких детей?

— Я не ненавижу малышей. Я к ним просто не привык. Я давно живу один.

— Ты любил мою маму?

Это был вопрос потруднее. Он поднял и опустил широкие плечи.

— Я находил ее красивой. И женился на ней.

— Она меня не любила, — пожаловалась Сара. — А мне правда можно здесь жить? Не надо возвращаться к папе Брэду?

— Нет, возвращаться не надо. Нам придется приспосабливаться друг к другу, но мы привыкнем.

— Я боюсь, когда темно.

— Оставим ночник.

— А если придет чудовище?

— Я убью его, конечно, — заверил ее Блейк с улыбкой.

Она приподнялась под одеялом.

— Разве ты не боишься чудовищ?

— Нисколько.

Впервые она улыбнулась. С минуту глядела на него, потом сказала, ткнув пальцем в правую щеку:

— У тебя шрам.

Блейк рассеянно потрогал его.

— Да. — Переживать по этому поводу он давно перестал, но не любил вспоминать, как его получил. — Спокойной ночи, стручок.

Он не предложил почитать ей или рассказать сказку. Да он и не знал сказок. Он не поправил одеяло, не поцеловал ее — вышло бы неуклюже. Но Сара не просила и, кажется, не нуждалась в этом. Похоже, она не избалована любовью и вниманием. Ведет себя как ребенок, которого потеряли и не спешат разыскивать.

Он спустился в кабинет и занялся делами, которые отложил с появлением Сары. Завтра пусть с ней управляется мисс Джексон. Он не может жертвовать правлением ради какой-то маленькой девочки.


Джекс-Корнер — средних размеров городок в Оклахоме. Просторный, современный офис Блейка размещался в новом комплексе. На следующий день во время заседания, когда правление уже подводило итог в вопросе финансирования выгодного проекта, вошла озабоченная и взволнованная секретарша.

— Мистер Донован, у телефона ваша экономка, не могли бы вы с ней поговорить?

— Дейзи, я же сказал: не прерывать нас без крайней необходимости, — обрезал он молодую белокурую женщину.

Она не уходила и заметно нервничала.

— Пожалуйста, сэр.

Он встал, извинился, рванулся в приемную, одарив Дейзи свирепым взглядом.

— Эми, в чем дело? — бросил он в трубку.

— Я увольняюсь.

— О Боже мой, подожди! — закричал он. — Хотя бы пока она не начнет ходить на свидания!

— Столько ждать я не смогу, я хочу сегодня же получить чек. — Мисс Джексон всхлипнула.

— Но почему?

— А вы не слышите? — Она отодвинула трубку.

Он услышал: Сара Джейн надрывалась в крике.

— Где вы? — спросил он с холодным терпением.

— В магазине Мег Дональдсон. Это длится уже пять минут. Я не купила платье, которое ей понравилось, и теперь не могу с ней справиться.

— Отшлепай ее, — сказал Блейк.

— На людях бить ребенка? Ни за что, — возмутилась мисс Джексон, словно он предложил ей привязать девочку за волосы к движущейся машине.

Буркнув сквозь зубы: «Ладно, еду», он повесил трубку.

— Скажите, пусть продолжают правление без меня, — бросил он Дейзи, хватая шляпу с полки. — Мне придется разрешить небольшую проблему.

— Когда вы вернетесь, сэр?

— Бог его знает.

Он хлопнул дверью, мысленно посылая и свое отцовство, и беспомощных экономок куда подальше.

Через десять минут он подъехал к магазину для малышей. Ему повезло с парковкой. Рядом оказался спортивный красный «порше». Он немного задержался, любуясь машиной и гадая, кто ее владелец.

— Ну слава Богу! — Мисс Джексон почти упала на него. — Вот она!

Сара Джейн лежала на полу и визжала; красное лицо залито слезами, волосы слиплись от пота, старое платье измято. Увидав Блейка, она разом прекратила истерику.

— Она не хочет купить мне плиссированное платье, — капризно протянула она, совсем по-женски надув губки.

Бог ты мой, подумал Блейк, они умеют это, едва научившись ходить.

— Почему ты не купишь ей эту плиссированную дрянь? — Слова вырвались как-то сами собой.

Мисс Джексон изумилась, а Мег Дональдсон за прилавком прикрыла улыбку руками.

— Оно дорогое, вот почему.

— Я богат, — напомнил он.

— Да, но в нем нельзя играть во дворе. Ей нужны джинсы и что-то сверху, и еще белье.

— Мне нужно платье, чтобы ходить в гости, — рыдала Сара. — Я никогда не ходила в гости, но ты можешь пригласить детей к нам, чтоб я подружилась с кем-нибудь.

Он подошел, поставил Сару на ноги и сам опустился на корточки.

— Я не люблю истерик. В следующий раз мисс Джексон тебя отшлепает. При всех! — Он сверкнул глазами на стоическую экономку.

Она покраснела, как свекла. Миссис Дональдсон сделала вид, будто что-то уронила, и под прилавком подавилась смехом.

Пока мисс Джексон искала, что сказать, дверь открылась и в магазин вошли две женщины. Он сразу узнал Элизу Ропер, жену своего друга Кинга Ропера.

— Блейк! — заулыбалась Элиза. — Давно мы тебя не видели. Что вы с мисс Джексон тут делаете? А это кто?

— Это моя дочь Сара Джейн, — представил Блейк ребенка. — У нас только что была истерика.

— Говорите за себя. У меня не было истерики, — фыркнула мисс Джексон. — Я просто увольняюсь, эта работа мне не под силу.

— Вы увольняетесь, мисс Джексон? Такое событие надо бы записать в анналы истории, не правда ли? — спросил знакомый мягкий голос, и сердце Блейка подпрыгнуло.

Забыв про Сару, он медленно встал, чтобы лицом к лицу встретиться с прошлым.

Мередит Кэлхаун смотрела на него, в серых глазах светилась легкая усмешка, ничего больше. На ней были синее платье и белый жакет, она выглядела утонченной и очаровательной. За эти годы ее фигура округлилась — полная высокая грудь, тонкая талия и бедра идеальных пропорций. На длинных ногах — шелковые чулки и элегантные белые босоножки. Непонятная боль пронзила Блейка.

— Мери! — воскликнула мисс Джексон и пылко обняла ее. — Сколько же мы не виделись!

Когда-то мисс Джексон пекла для Мередит булочки и пирожные, когда та заходила к дяде Блейка, своему крестному отцу.

— Ох, давно, Эми, — сказала Мередит. — Ты ничуть не изменилась.

— А ты стала совсем взрослой, — улыбнулась мисс Джексон.

— И знаменитой, — вставила Элиза. — Помнишь мою золовку? Бесс и Мередит учились в одном классе и остались подругами. Сейчас она гостит у Бобби и Бесс.

— Они купили дом рядом с моим, — сообщил Блейк, только чтобы не молчать. Он не мог бы выразить словами свои чувства — столько лет, столько боли. Но что бы она ни чувствовала к нему тогда — все прошло. Это он понял сразу.

— Нина тоже вернулась, вместе с дочкой? — спросила Элиза, как всегда бестактно, несмотря на все старания.

— Нина недавно умерла. Теперь Сара Джейн живет со мной. — Оторвав взгляд от Мередит, он посмотрел на ребенка. — У тебя ужасный вид. Пойди умойся.

— Вместе с тобой, — воинственно заявила Сара.

— Нет, — произнес Блейк.

— Не пойду! — решительно заявила Сара.

— Я схожу с ней, — мученическим голосом предложила мисс Джексон.

— Нет! Ты не хотела покупать мне плиссированное платье! — Тут Сара обратила внимание на аудиторию. — Она была в газете, — сказала девочка, указывая на Мередит. — Она пишет книжки. Мне папа сказал.

Мередит старалась не смотреть на Блейка. Неожиданная встреча и так едва не лишила ее дара речи. Слава Богу, она научилась надевать маску и не выдавать себя. Не хватало еще, чтобы Блейк Донован заметил ее уязвимость.

Сара подошла к Мередит, с восхищением уставившись на нее.

— Ты можешь рассказывать сказки?

— Надеюсь, что могу. — Она улыбнулась девочке, так похожей на Блейка. — У тебя глаза покраснели. Не надо плакать.

— Я хотела плиссированное платье, чтобы ходить в гости и играть с другими детьми. Я совсем одна, они меня не любят. — Сара показала на Блейка и мисс Джексон.

— Как-нибудь она возвестит на весь мир, что мы Джекиль и Хайд[1], — всплеснула руками мисс Джексон.

— Кто из них ты? — обернулся Блейк.

— Джекиль, конечно. Я посимпатичнее, — выпалила в ответ мисс Джексон.

— Как в прежние времена, правда, Мери? — вздохнула Элиза.

Мередит не слушала. Сара Джейн взяла ее за руку.

— Ты можешь пойти со мной, — сказала девочка. — Она мне нравится, — вызывающе доложила она отцу. — Она улыбается. Пусть она меня умоет.

— Ты не против? — спросил Блейк Мередит. Это было его первое обращение к ней с того момента, как она вошла.

— Не против. — Не взглянув на него, она пошла за Сарой в туалет.

— Как она изменилась, — сказала мисс Джексон хозяйке магазина. — Я ее еле узнала.

— Столько времени прошло. Теперь она знаменитость, а не то дитя, которым уехала отсюда.

Блейк почувствовал неловкость и отошел к стенду с платьями. Элиза придвинулась к нему, пока две другие женщины разговаривали. Когда-то она его побаивалась, но со временем узнала лучше. Они с Кингом дружили и регулярно виделись.

— Давно Сара живет у тебя? — поинтересовалась она.

— Со вчерашнего дня, — сухо ответил он. — А кажется, что сто лет. Я надеюсь привыкнуть к ней, но пока трудновато. Очень уж она мала.

— Она нелюдима и всего боится. Когда освоится и станет доверять тебе, все пойдет на лад.



— К тому времени я разорюсь. — Он размышлял вслух. — Сейчас мне пришлось уйти с правления, потому что Сара Джейн захотела плиссированное платье.

— Почему бы не купить его? Пусть приходит на день рожденья Дэниэль на той неделе. Ей полезно встречаться с ровесниками.

— Она сядет на торт и разнесет дом на куски, — простонал он.

— Да нет, она всего лишь маленькая девочка.

— За десять минут она запакостила мне всю гостиную.

— Я это делаю за пять минут. Все нормально, — усмехнулась Элиза.

Он поглядел в сторону туалета, откуда выходили Сара и Мередит.

— Есть же люди, у которых не один ребенок. Как ты думаешь, они психи?

Элиза засмеялась.

— Нет. Когда-нибудь ты это поймешь.

— Смотри, что мне Мери дала! — Сара с восторгом показала Блейку белоснежный платочек. — Теперь он мой! Он с кружевами!

Потом она схватила платье, из-за которого было столько крику. Блейк покачал головой.

— Мое! Ну пожалуйста. — Она сменила тактику, глядя на отца маслеными глазками. — Оно так подходит к моему новому платочку.

Блейк засмеялся и посмотрел на мисс Джексон.

— Что ты думаешь?

— Я думаю, что, если вы купите это платье, я его напялю на вас. — Мисс Джексон явно вышла на тропу войны.

— Лучше не уступать, — вмешалась миссис Дональдсон. — Дети капризны, я знаю, я вырастила четверых.

Он уставился на экономку.

— Все из-за тебя. Почему ты отказалась покупать это чертово платье?

— Я уже говорила. Слишком дорогое, чтобы в нем играть во дворе.

— Ей нужно платье, чтобы пойти в гости к Дэниэль, — вмешалась Элиза.

— Видишь, что ты наделала? — зарычал Блейк.

— Больше я с ней в магазин не хожу. Сами ходите, а вашей компанией пусть управляет кто-нибудь другой, — вконец рассердилась мисс Джексон.

— И это называется женщина. Платье ребенку не может купить.

— Это не просто ребенок, это маленький Донован. Сразу видно, чья это дочь, — съязвила мисс Джексон.

А Блейк совершенно неожиданно испытал удовольствие. Взглянул сверху вниз на девочку, так на него похожую, и признал, что она обладает некоторыми его положительными качествами. Упрямство. Решительность. Не говоря уж о хорошем вкусе.

— Платье твое, Сара, — сказал он и был вознагражден такой улыбкой восторга, что продал бы свой «мерседес» ради этой проклятой тряпки.

— Ой, спасибо! — Сара сияла.

— Вы еще пожалеете, — сказала мисс Джексон.

— Заткнись. Сама виновата.

— Сказали купить, а не сказали что, — напомнила она. — Я пошла домой.

— Ну и иди. Обед не сожги, — крикнул он вдогонку.

— Бутерброд с сыром я при всем желании не сожгу. А больше вы у меня сегодня ничего не получите.

— Я тебя выгоню!

— И слава Богу!

Блейк уставился на Элизу и мисс Дональдсон; те еле удерживались от смеха. Перепалки между Блейком и мисс Джексон всегда их забавляли. Выражение лица Мередит не так легко было понять. Она смотрела на Сару, и Блейку не удавалось заглянуть ей в глаза.

— Пойдем, пожалуй, — сказала она Элизе. — Бесс ждет, что мы отвезем ее в салон красоты.

— Ладно, я только куплю Дэниэль носки. Мередит осталась наедине с Блейком и его дочкой. Сара кружилась на месте, держа перед собой платье.

— Какое красивое! Я буду как волшебная принцесса.

— Это не все, — сказал Блейк, — нужны еще туфли и одежда на каждый день.

— Вот здорово! — Сара побежала к другому стенду и стала его разглядывать.

— Это нормально — в таком возрасте интересоваться одеждой? — спросил Блейк, обратившись наконец прямо к Мередит.

— Не знаю. — Ей было неуютно. Немигающий взгляд зеленых глаз вызывал болезненные воспоминания. — Я мало общалась с детьми. Мне пора идти…

Он тронул ее за руку и изумился: она вздрогнула и уставилась на него, ее глаза горели обидой, болью и гневом.

— Так ты не забыла, — выдохнул он.

— А ты надеялся? — Она усмехнулась. — Из-за тебя я ни разу не приезжала сюда. Я бы и теперь не приехала, но надоело скрываться.

Он не знал, что сказать. Ее реакция была неожиданной. Конечно, он понимал, что в душе у нее могла остаться какая-то горечь, но не столько же. Он выискивал в ее глазах следы того, что не надеялся больше найти.

— Ты изменилась, — тихо сказал он. Она смотрела ему в лицо, в глазах мелькнула искорка гнева.

— О да, изменилась. Я стала взрослой. Ты будешь разочарован, но теперь я не стану охотиться за тобой, как влюбленный щенок.

Ей удалось задеть его. Он действительно так сказал после оглашения завещания. Но напоминание разозлило его, и он нанес ответный удар:

— Ну и слава Богу. Расписку дашь?

— Иди ты к черту, — выдохнула она.

Вот это да! Услышать такое от застенчивой маленькой Мередит!

Подбежала Сара с охапкой какой-то ерунды.

— Смотри, какие они красивые! Можно их все купить? — приставала она к хмурому мужчине, стоявшему рядом с Мередит.

— Конечно, — рассеянно ответил тот. Мередит с улыбкой отвернулась. Впервые в жизни она дала ему отпор. Какой дивный сюрприз — она его больше не боится!

— Ты готова? — спросила Мередит Элизу.

— Да. Пока, Блейк!

— Но ты не можешь уйти. — Сара подбежала к Мередит и схватила ее за юбку. — Ты же мой друг.

Дитя не знает, как ранит сознание, что это ребенок Блейка, что это она могла родить ему дочку. Мередит высвободила руку, присела:

— Мне надо идти. Но мы еще увидимся, Сара. О'кей?

Сара была в растерянности.

— Ты хорошая. Мне больше никто не улыбается.

— Сегодня вечером мисс Джексон тебе улыбнется, я обещаю, — сказал Блейк и сквозь зубы добавил: — Или она вообще никогда больше не будет улыбаться.

— Ты не улыбаешься, — упрекнула его Сара.

— Мне шрам мешает, — объяснил он. — Ну забирай свое барахло, поехали домой.

— О'кей. — Она вздохнула и посмотрела на Мередит: — Ты придешь ко мне?

Мередит побледнела. Войти в дом, где Блейк унизил и оскорбил ее? Упаси Бог!

— Приходи ты к нам, Сара, к Дэниэль, — вмешалась Элиза, и Мередит поняла, что ей известна от Кинга вся история. Спасибо ей, она предотвращает столкновение.

— Кто это Дэ… Дэниэль? — спросила Сара.

— Моя дочка. Ей четыре года.

— Мне тоже четыре, — сказала Сара. — А она знает стишки? Я все знаю. «Шалтай-Болтай сидел на стене, Шалтай-Болтай…»

— Я позвоню твоему папе, и он приведет тебя к Бесс, у которой живет Мередит. Бесс — моя родственница, и мы с Дэниэль часто у нее бываем.

— Мне очень хочется иметь подругу, — согласилась Сара. — Мы так и сделаем? — спросила она отца.

Блейк видел, как Мередит поежилась.

— Ну конечно, — сказал он ей назло. Мередит отвернулась. Сердце ее колотилось, глаза испуганно бегали. Меньше всего на свете она хотела иметь дело с Блейком.

— Пока, Мери! — крикнула ей Сара.

— До свиданья, Сара Джейн, — тихо ответила она, через силу улыбнулась, но на Блейка не взглянула. Он сказал, что полагается, Элизе, последовавшей за Мередит, но тот факт, что Мередит даже посмотреть на него не хотела, ударил как плетью.

Он смотрел, как Мередит садилась за руль красного «порше». Эта машина ей не подходит, но ведь она уже не та девочка, что была. Он прищурился. Интересно, она все еще девица или какой-нибудь мужчина научил ее всем радостям любви? От этой мысли лицо его окаменело. До него ее никто не касался. Но он был груб, он напугал ее. Невольно. Ее кожа, ее запах выбили его из колеи, он и сам был совершенно неопытен. Его первой женщиной стала Нина, но мужчину в нем пробудила Мередит. Спустя годы он помнил ее рот, его сладость. Он видел нежную, алебастрово-белую грудь за расстегнутыми пуговицами платья. Он тихо застонал. Вот тогда он и потерял контроль, увидав ее такую… Знала ли она, что он был совсем зеленый? Нет, она сама была слишком неопытна, чтобы что-то понимать. Мередит влекла его до умопомрачения, все валилось у него из рук. Но ее, застенчивую юную девственницу, его пыл должен был устрашать.

Он повернулся к дочери с потемневшими от воспоминаний глазами. Как давно дождь застал его в конюшне, а Мередит пришла, разыскивая дядю…

Глава третья

В тот день пять лет назад, в расцвете весны, Блейк в конюшне помогал ветеринару лечить заболевшую лошадь. Мередит подошла спросить, где дядя, но тут хлынул дождь, и они с Блейком оказались в ловушке.

Блейк жадно смотрел, как Мередит, встав на цыпочки, смотрит на дом. На ней было белое летнее платье, застегнутое спереди на пуговицы, видна была каждая линия ее тела, а сбившееся платье не скрывало длинных ног.

Вид этих ног и чувственных округлостей тела был для него как удар под вздох. Он стоял и смотрел. Этого не должно быть, ведь у него есть Нина, красивая блондинка, которая его любит. Мередит — застенчивая, с плоской грудью, такие женщины его не привлекают. Но пока он смотрел на нее, тело его напряглось, и он бессознательно двинулся к ней, в дверной проем, на границу дождя.

Мередит то ли услышала, то ли почувствовала — обернулась, и, прежде чем она опустила глаза, он увидел в них какое-то томление, что ли.

— Льет как из ведра, правда? — нерешительно сказала она. — Я уже собиралась домой, но у меня еще несколько вопросов к дяде Дену.

— Последние дни ты все время тут крутишься, — заметил он почти зло, потому что его тело не давало ему покоя.

Она вспыхнула.

— Он помогал мне со статьями для школьной газеты, а потом я сделаю книгу на эту тему.

— Книгу! — фыркнул он. — Тебе едва стукнуло двадцать, с чего ты взяла, что можешь писать? Ты только начинаешь жить.

Она вскинула голову и сердито сверкнула светлыми серыми глазами.

— По-твоему, я малыш, который только учится ходить?

— Иногда очень похожа, — ехидно сказал он, глядя на косичку, перевязанную ленточкой. — Я почти на двенадцать лет старше тебя. — Он оттолкнулся от двери и двинулся к ней, видя в ее лице смутное ожидание.

Это его тронуло. Ему казалось, что, кроме Нины, никто из женщин не считает его привлекательным. Еще чертов шрам во всю щеку, полученный благодаря Мередит!

Подойдя почти вплотную, он уставился на нее, наблюдая, как она меняется в лице. Здорово, что она невинна, а если с кем и целовалась, то не всерьез. Он почувствовал себя уверенней: ей не с кем сравнивать. Не отдавая себе отчета в том, что делает, рукой он приподнял ей подбородок и наклонился, уткнувшись в ее губы.

— Блейк! — задохнулась она.

Он не знал, был ли то страх или потрясение… неважно. Прикосновение к ее рту вызвало опасный прилив острого желания во всем теле. Он рывком притянул ее к себе, его губы стали грубыми и голодными. Даже теперь, пять лет спустя, он чувствовал трепетание нежного тела в руках, ее запах, когда она нетерпеливо потянулась к нему теплыми губами. Дождь стучал по крыше сарая, коровы вздыхали в темноте позади них.

Не отрывая рта, он прижал ее спиной к стене, где их не было видно, и навалился на нее всем телом, так что его бедра давили на ее, его грудная клетка упиралась в ее нежную грудь.

Он трогал ее грудь через одежду, слышал ее учащенное дыхание и слабое «Нет!». Ощущения сводили его с ума. Он помнил, как языки белого пламени охватывали его от этих интимных прикосновений. Он жаждал ее с содроганием и страстью, рот его становился все более настойчивым. Она не сопротивлялась, тело ее расслабилось, содрогаясь. Он втолкнул язык ей между губ, и она застыла.

А его пальцы тем временем трудились над пуговицами. Под платьем была голая грудь, и он застонал, уткнувшись в нее ртом. Он чувствовал ее судорожное дыхание, пальцы впились ему в плечи. Шелковистая кожа, вкус ее тела совсем лишили его разума.

Можно только гадать, что было бы дальше. Он едва ли слышал голос Мередит, пока не раздался звук подъезжающей машины, вернувший ему рассудок.

Блейк поднял голову, свирепо дыша, и столкнулся с глазами Мередит, полными страха. С опозданием он понял, что наделал. Он резко выдохнул и отступил от нее, тело мучилось от неудовлетворенного желания, глаза увлажнились, встретившись с ее глазами.

Отчаянно покраснев, она застегивала пуговицы и приводила себя в порядок. Только теперь он осознал, насколько интимными были их объятия, до этого он вообще не понимал, что им движет. Ее напугал и сам испугался.

Впервые в жизни потерял контроль над собой! Как же он был неопытен тогда! Пока не женился. Но первый вкус чувственного наслаждения он получил в тот день, в конюшне, с Мередит.

Он молчал, потрясенный. Внезапно появившийся дядя казался вестником небес. Позже его угнетала мысль, что дядя обо всем догадался и изменил свое завещание, чтобы и тут извлечь пользу. Племянник и любимая крестница — он составит из них отличную пару. Но в тот момент Блейк ни о чем не думал, он был пьян от мягких губ Мередит и чуть не пошел за ней, когда она, пробормотав извинения, выскочила под дождь. Они с дядей смотрели ей вслед.

Через несколько дней дядя умер от сердечного приступа. Свалившееся на Блейка одиночество трудно передать словами. Где-то тут была Мередит с родителями, Нина повисла на нем, демонстрируя сочувствие… И вдруг — оглашение завещания. Пока Блейк пытался справиться с бурными чувствами, которые вызывала в нем Мередит, несмотря на помолвку с Ниной, дядя Дэн завещал двадцать процентов фонда компании по работе с недвижимостью Мередит, и Блейк мог получить их, только женившись на ней.

У него было 45 процентов фонда, а 31 процент делили между собой кузины. Хотя техасская кузина приняла бы его сторону, но, если Мередит вздумает бороться, он мог потерять все. Нина посмеивалась. Он помнит, с каким видом она посматривала на Мередит… Но сам он поступил еще хуже. Он не смог перенести, что дядя управляет его жизнью даже из могилы, что мерзкие кузины хихикают над ним.

— Жениться на ней? — медленно произнес он, поднимаясь с кресла в мертвой тишине, последовавшей за чтением завещания. — Бог ты мой, жениться на этом скучном подобии женщины? Да я скорее потеряю долю в компании, деньги и левую ногу, чем женюсь на ней! — Он приблизился к Мередит, злобно радуясь, что она бледнеет от оскорбления перед всей семьей. — Не выйдет, детка. Забирай свой куш и иди с ним к черту. Мне тебя не надо!

Он ожидал, что она расплачется и выбежит из комнаты. Но она, смертельно бледная, дрожащая так сильно, что едва держалась на ногах, опустила глаза, повернулась и вышла с достоинством, которого трудно было ожидать от молодой девушки. Ему было стыдно: она сохранила гордость, а он не смог удержаться от взрыва. Техасская кузина внимательно посмотрела на него и без слов вышла, оставив его с Ниной и остальными кузинами, которые уже уговаривались, как перехватить контрольный пакет акций.

Но Нина улыбалась, висла на нем, обещала рай, будучи уверена, что он как-нибудь сумеет отобрать потерянную долю фонда. Посоветовала переговорить с нотариусом, читавшим завещание. Что он и сделал. Но выяснил, что единственный способ вернуть себе двадцать процентов — это жениться на Мередит либо опротестовать завещание. То и другое немыслимо.

Он все еще кипел, когда увидел, что из задней двери выходит Мередит — она на кухне прощалась с мисс Джексон.

Бледная, необычайно спокойная, она, видимо, не намерена была останавливаться. Но он преградил ей дорогу, благо во дворе никого не было.

— Я не хочу получать наследство, — сказала она, — и никогда не хотела. Ничего не знала о планах твоего дяди, а то бы его отговорила.

— Да ну? А может, представился случай выйти за богатого? Твоя-то семья бедная.

— Есть вещи похуже бедности. Они достаются тем, кто женится на деньгах. Скоро ты это узнаешь.

— Я? Ты что имеешь в виду? — Он схватил ее за руку.

— Я имею в виду, что Нине нужен не ты, а твои деньги, — с грустной улыбкой сказала она.

— Нина меня любит.

— Нет.

— Тебе-то какое до этого дело? — взревел он. — Последние два месяца я повернуться не могу, чтобы не наткнуться на тебя. Ты все время путаешься под ногами! Одного поцелуя тебе мало, хочешь большего?

В сущности, все было как раз наоборот. Он так отчаянно, так безнадежно желал ее, что разум отказывался ему служить. За гневом скрывался снедавший его сексуальный голод. Он сгреб ее, злой на жизнь и обстоятельства, не обращая внимания на слабое сопротивление.

— Благодари Бога, что уйдешь ни с чем, — добавил он и стал целовать ее со свирепостью и презрением. Он обвинил ее в том, что она охотится за ним, за дядиными деньгами, наконец оттолкнул ее и ушел, оставив всю в слезах. Закрыв глаза, Блейк с трудом возвращался к настоящему, ненавидя свои воспоминания, свою жестокость. Он стал совсем другим человеком — холоднее, устойчивее. Его беспокоило, не будет ли Мередит возбуждать его физически: вдруг от ее вида, от звука ее голоса все в нем всколыхнется? Он оттолкнул нарастающее влечение к Мередит, потому что думал, что его чувства заняты Ниной. Нина его любит, а Мередит охотится за деньгами — так он считал. Теперь поумнел, да поздно.

Те несколько минут в памятный день в конюшне оказались самыми сладкими и самыми грустными в его жизни. Жестокие слова после чтения завещания были вызваны тем, что, как он считал, и дядя и она его предали. И еще горечью: он желал Мередит куда больше, чем Нину. Но он дал слово Нине и, как честный человек, не мог отказаться. И вот он заставил Мередит убраться с дороги. В глубине души он чувствовал, что больше не сможет ей сопротивляться. Так что он не имеет никаких прав на нее.

И все-таки удивительно, что он потерял контроль над собой с Мередит! Ведь с Ниной никогда его не терял, хотя испытывал к ней некоторую теплоту: она была очаровательно кокетлива. Чувства же к Мередит были — огонь и шквал. В последнюю встречу он бросил ей, что она надоела ему, преследуя его, как влюбленный щенок, и это было последней каплей.

Ну что, добился своего? Она убежала, пять лет бежит, не останавливаясь. Неделю спустя после ее отъезда нотариус принес официально заверенный документ о безвозмездной передаче ему ее доли фонда. Нина просияла и быстренько повела его к алтарю. Он был так потрясен, так удручен сознанием собственной вины, что не сопротивлялся, хотя влечение к Нине как отрезало.

Занимаясь любовью с Ниной, он не чувствовал удовлетворения. К тому же она улыбалась в постели. Улыбалась, пока не разгорелась битва с кузинами и он не был отброшен в угол, из которого, посчитала Нина, ему никогда не выбраться. Она развелась с ним и уехала, оставив годами сожалеть о своей глупости.

Его не удивило поведение Мередит при встрече в магазине. Он знал, как сильно оскорбил ее. Да и напугал. Должно быть, у нее так и не было любовника, потому что, если судить по внешнему впечатлению, сам Блейк оставил глубокий шрам. От этого чувство вины усиливалось. Но он не собирался с ней объясняться — даже если бы гордость позволила.

Да и что тут говорить — она ясно выразила свои чувства. К его дому она шагу не сделает. Он тяжело вздохнул. Как это человек становится худшим врагом самому себе? Оглядываясь назад, он понимал, как прав был дядя. Женись он на Мередит, она бы его любила, а там и он полюбил бы ее. Ведь это именно то, чего ему так не хватало в жизни.


По дороге к дому Бобби и Бесс Мередит Кэлхаун вполглаза следила за машиной Бесси, пытаясь осмыслить неожиданное столкновение с Блейком.

Она была в смятении. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди при виде зеленых глаз, черных волос, высокомерной улыбки Блейка. Все прошедшие годы она пыталась заставить себя встречаться с мужчинами, назначала свидания, но все напрасно. Никому она не позволила больше, чем поцеловать себя, и даже поцелуи были неприятны и горьки после Блейка. Одна ее половина боялась Блейка после того, что он с ней сделал, но другая вспоминала первый поцелуй в конюшне, сладкую, тягучую жажду, соединившую их. С тех пор ни один мужчина не сумел ее взволновать.

Величайшим сюрпризом оказалась дочь Блейка. Мередит не знала о ребенке — похоже, и никто не знал, если верить Элизе. Судьба сыграла с ним шутку. Интересно, любит ли он еще Нину? Если да, то Сара будет ему утешением. Но он сказал о смерти Нины без всякого выражения. Похоже, ему все равно. Странно, ведь он так рвался жениться на ней, так был уверен, что она его любит.

Мередит встала, позабыв о телевизоре, и принялась бесцельно ходить по большой гостиной Бесс. Подошла к окну. Там, в нескольких сотнях ярдов, — дом Блейка. Как ей было там хорошо, пока не прочитали завещание! Блейк всегда обижал ее, но тот день в конюшне был полон волшебной нежности, и она ждала от него большего, чем злости. Она мечтала, чтобы он оставил Нину, понял, что любит ее, Мередит, и не может жить без нее. Мечты!

Мередит усмехнулась с непривычным цинизмом. Когда-нибудь Блейк Донован пожалеет. Сегодня он не был явно враждебен, но близок к тому, вот она и сбежала из магазина. Сара к ней привязалась, и трудно будет удерживать девочку на расстоянии, не обижая ее. Мередит чувствовала, что у Сары Джейн было отнюдь не счастливое детство. Довольный жизнью ребенок так себя не ведет. Возможно, она живет с Блейком всего день или два, Мередит не решилась спросить.

Глядя на Сару, она вспомнила себя в этом возрасте: бедное дитя на обочине жизни, без братьев и сестер, не видя родителей, которые рано свели себя в могилу, работая до седьмого пота. Единственной подругой была Бесс, но у нее дома было еще хуже. Сдружившись в детстве, они и повзрослев остались подругами. Так что, когда Бесс, с согласия Бобби, пригласила ее погостить, она была рада отдохнуть и сменить образ жизни.

Она не рассчитывала, что Блейк станет частью ее каникул. Даже надеялась, что может вовсе его не увидеть. Глупо, конечно. Кинг с Элизой, Бобби и Бесс — все его знали, а с Кингом они были лучшими друзьями. Возможно, она подсознательно стремилась увидеть Блейка и выяснить для себя, были ли тогда ее страхи проявлением невостребованной любви. Проверить, будут ли снова дрожать колени и сердце камнем падать вниз.

Что ж, проверила. Падает. Из чувства самосохранения надо держаться от него подальше. Нельзя рисковать и во второй раз разбить себе сердце. Одного раза более чем достаточно. Она просто будет избегать его, убеждала Мередит себя, и все будет в порядке.


Однако избегать его оказалось делом безнадежным, потому что Сара Джейн привязалась к Мередит. Она без конца приставала к отцу, чтобы тот позвонил Элизе насчет обещанного визита.

Блейк выслушивал ее требование со смешанным чувством. Сара Джейн стала более управляемой, хотя все еще оставалась воинственным и не слишком жизнерадостным приобретением. Мисс Джексон более или менее справлялась с ней, но старалась улизнуть из дома, как только Блейк возвращался, оставляя его общаться с угрюмой девочкой. Нужна была женская рука, но мисс Джексон была не та женщина. Мередит понравилась Сара, и Сару тянуло к ней. Если бы удалось их подружить, жизнь стала бы куда легче. Но с другой стороны, Блейк не был уверен, стоит ли ему и Саре сближаться с Мередит. После того как он увидел, что она все еще боится его и тяготится прошлым, не будет ли это солью на раны? Он не хотел тревожить Мередит, но Сара его доконала, требовалась помощь.

— Ты должен позвонить Лизе, — твердо заявила Сара Джейн, по обыкновению выпятив нижнюю губу. — Она обещала, что я поиграю с ее дочкой. И еще я хочу встретиться с Мередит. Она меня любит. — Сара уставилась на Блейка, и глаза ее стали совсем как у него, только на детском лице. — А ты меня не любишь.

— Я тебе уже объяснял, — с подчеркнутым терпением сказал Блейк, присев на край стола, — мы еще плохо знаем друг друга.

— Тебя никогда нет дома. А мисс Джексон меня тоже не любит. — Она вздохнула.

— Сара, она не привыкла к детям, как и я. Еще меньше, чем я. Слушай, стручок. Я постараюсь проводить с тобой больше времени. Но ты должна понять, что я работаю. От меня зависит судьба многих людей.

— Разве ты не можешь позвонить Лизе? — настаивала она на своем. — Ну пожалуйста.

И вот он набирает номер. Сара умеет достать его. Он стал привыкать к ее голосу, к перестуку шагов по утрам, к звукам мультиков и детских передач из гостиной. Может быть, со временем они поладят, а пока сводят счеты и смотрят в разные стороны. И она проявляет столько же упрямства, сколько и он.

Он поговорил с Элизой, и она радостно откликнулась на его просьбу. Обещала все устроить завтра утром. Будет суббота, и Блейк сможет отвезти Сару к Бесс. Но прежде она хотела поговорить с Бесс и убедиться, что та не будет против.

Блейк с Сарой стали ждать звонка. Интересно, как к этому отнесется Мередит. Наверно, нормально, потому что Элиза позвонила через пять минут и сказала, что Бесс будет ждать девочку в десять часов. Более того, Сару приглашали на целый день.

— Я проведу там целый день? — просияла Сара.

— Посмотрим, — уклончиво ответил Блейк. — А почему ты здесь не играешь?

— У меня же нет игрушек, — пожала плечами Сара. — У меня был мишка, но папа Брэд не дал его поискать, когда меня увозили.

Блейк прищурился.

— Больше так его не называй. Он тебе не отец. Я твой папа.

Глаза Сары расширились, и он пожалел, что вообще заговорил об этом.

— Можно я буду звать тебя папой? — спросила Сара после долгого молчания. У Блейка перехватило горло.

— Мне все равно, — без выражения сказал он. На самом деле ему было не все равно. Отнюдь не все равно, черт возьми.

— Ладно, — сказала она и пошла на кухню посмотреть, нет ли у мисс Джексон печенья.

Блейк хмуро размышлял об игрушках. Четырехлетние дети, конечно, должны играть. Надо будет спросить Элизу, она все знает про девочек и про игрушки.

На следующее утро Сара сама надела новое плиссированное платье и туфли и спустилась вниз. Блейк чуть не взвыл: платье было надето задом наперед и не застегнуто; один носок был желтый, другой розовый; волосы растрепаны — пугало огородное, а не девочка.

— Иди-ка сюда, стручок, наденем платье как следует, — сказал он.

— Я надела как следует!

— Нет. — Он встал. — Не спорь со мной, детка. Я в два раза больше тебя.

— Я вовсе не должна тебя слушаться.

— Должна. А то…

— А то что? — с вызовом спросила она.

— А то останешься дома.

Она сделала гримаску и уставилась на ковер.

— Ладно…

Он перевернул на ней платье, сдерживая дыхание, застегнул пуговицы, слишком маленькие для его больших рук. Справившись с пуговицами, повел ее наверх, долго рылся и нашел-таки пару к носкам с оборочкой, потом расчесывал ей щеткой волосы, пока они не стали мягкими и блестящими.

В большом роскошном кресле она казалась такой маленькой и беззащитной. Смотрела на него зелеными глазами.

— Мне никогда не давали играть с детьми. Мама говорила, что я ее нервирую.

Он ничего не сказал, но прекрасно понимал, что Нина была бы не в восторге от детского общества.

— Можно я буду жить с тобой? — неожиданно спросила Сара, и в глазах ее мелькнул страх. — Ты не отправишь меня обратно?

Блейк еле сдержался, чтобы не выругаться.

Через минуту он сказал:

— Нет, я тебя не отправлю обратно. Ты моя дочка.

— Но ты не хотел меня, когда я была маленькая, — осторожно обвинила она.

— Я не знал про тебя. — Он сел и стал говорить серьезно, как со взрослой. — Я не знал, что у меня есть дочка. Теперь знаю. Ты — Донован, и это твое место в мире. Здесь, со мной.

— И я всегда буду тут жить?

— Пока не станешь взрослой, — пообещал он. Увидев, что глаза у нее заблестели, он нахмурился. — Ты же не собираешься заплакать или что-нибудь в этом роде?

Это ее задело.

— Я никогда не плачу. Я храбрая.

— А как же иначе. Приходится, верно? — с отсутствующим видом буркнул он и встал. — Если мы едем, то пошли. Веди себя прилично. Я скажу Бесс, чтобы отшлепала тебя, если не будешь слушаться.

— Мередит не даст ей меня бить, — насупилась Сара. — Она мой друг. У тебя есть друзья?

— Есть парочка. — Он взял ее за руку, спускаясь по длинной лестнице.

— Они приходят к тебе играть? — серьезно спросила она. — Может быть, они и со мной поиграют?

Он прокашлялся, пытаясь представить себе Кинга Ропера, сидящего на полу с куклой.

— Пожалуй, нет. Они все взрослые.

— А-а. Взрослые слишком большие, чтобы играть. Я не хочу стать взрослой. Я хочу куклу.

— Какую куклу?

— Красивую, с длинными золотистыми волосами и в красивом платье. И мишку. Хорошо бы такого, как мой мистер Друг. Я скучаю по мистеру Другу. Он спал со мной. Я боюсь темноты, — грустно добавила она.

— Да, знаю, — буркнул он; каждый вечер он помогал мисс Джексон укладывать ее спать и выгонял чудовищ.

— У меня в комнате живет уйма чудовищ, — доложила она. — Тебе каждый вечер приходится их убивать, да?

— Да нет, я видел только одного, — уверил он ее.

— Ты ужасно большой, — сказала она. — Ты весишь миллион фунтов.

— Чуть поменьше.

— Я ростом десять футов. — Она встала на цыпочки и вытянулась.

Попрощавшись с мисс Джексон, они вышли на улицу. Так естественно было держать ее за руку, с улыбкой слушать ее болтовню. В детях есть какая-то магия, даже в таком трудном ребенке, как этот. Может быть, уверенность в надежности своего положения со временем смягчит ее? Вряд ли. У нее сильный дух и воля, это радует. Если она будет жить с ним, эти качества ей понадобятся.

Кирпичный дом Бобби и Бесс располагался в прекрасном месте и был отделен от поместья Блейка небольшой рощей. На подъездной дорожке стояли серый «линкольн» Элизы, красный «порше» Мередит и голубой «мерседес», который водила Бесс. Блейк пристроился сзади и помог Саре выйти из машины.

Она подбежала к дому раньше его и возбужденно смотрела на белокурую ровесницу, застенчиво встречающую их в дверях.

— Сара, это Дэниэль. Она с нетерпением ждала тебя, — улыбаясь, сказала Элиза. — Привет, Блейк. Входи.

Он снял серую шляпу и подождал в холле, пока Сара зайдет в гостиную следом за Дэниэль, тащившей коробку с игрушками.

Глаза у Сары засверкали, как рождественская елка, каждый предмет она встречала с таким восторгом, будто никогда не видела игрушек. Сидя на ковре, она осторожно вынимала их, поворачивала, разглядывала, расхваливала кукол.

— У нее нет игрушек, — озабоченно сказал он Элизе. — Иногда она кажется такой взрослой. Я не знаю…

— Тут нужно время, — утешала Элиза, — не жди, что сразу научишься быть отцом.

— Думаю, никогда не научусь, — сознался он и с опаской поглядел на дочь. — Я все жду, что она оттолкнет Дэниэль и захватит ее игрушки. Она непростой ребенок.

— Она запуганный ребенок, — отозвалась Элиза. — За этим скрываются чудесные качества. Видишь, как мило она играет, никакого беспокойства от нее нет.

— Пока, — буркнул Блейк, ожидая неминуемого взрыва.

Вошла Мередит, и он обернулся. Помедлив, она подошла к ним.

— Бесс несет кофе, — спокойно сказала она. На ней было светло-зеленое летнее платье, облегающее грудь, распущенные волосы лежали на плечах — так она выглядела моложе, и Блейк еле удержался от вздоха.

— Выпьешь с нами кофе? — спросила его Элиза.

— С удовольствием. — Он не сводил глаз с Мередит.

Но она отвела глаза и ушла в гостиную, чтобы он не увидел, как ранит ее этот ровный немигающий взгляд.

— Мередит! — вскочила Сара, вся — глаза и улыбка, и кинулась к ней с распростертыми объятиями. — О, Мередит, папа привел меня к Дэни, и он купит мне нового мистера Друга, и он говорит, что у меня будет кукла. Он самый лучший в мире папа!..

У Блейка был такой вид, будто за шиворот ему сунули кусок льда. Он смотрел на девочку, Впервые она назвала его папой, и что-то зашевелилось в груди, стало тепло от чувства, что он кому-то нужен, что больше не одинок.

— Чудесно, дорогая, — сказала Мередит., Она освободилась от объятий, присела рядом с Сарой, улыбаясь, пригладила ей растрепавшиеся волосы. — Какая ты сегодня красивая. Мне нравится твое новое платье.

— Очень красивое, — согласилась Дэниэль. На ней были рубашка и брюки, чтобы удобно было играть, но она не смеялась над Сариным платьем. Она была тихая, добродушная девочка.

— Я его надела задом наперед, а папа перевернул. — Сара улыбалась. — Будешь с нами играть? Мы играем в куклы.

— Я бы не прочь, — сказала Мередит, нервничая под взглядом Блейка. Она рвалась убежать из дому, подальше от него. — Но мне надо ехать в городскую библиотеку, кое-что там посмотреть.

— А я считала, у тебя отпуск, — сказала Бесс, входя с подносом кофе и пирожными. — Ты же приехала сюда отдыхать, а не работать.

Мередит улыбнулась любимой подруге.

— Знаю, но я не нахожу себе места, когда нечего делать. Я ненадолго.

— Могу подвезти, — вызвался Блейк.

Она стала отказываться, но вмешались Элиза и Бесс и принялись ее уговаривать. Отклонить предложение было невозможно.

Она готова была закричать. Наедине с Блейком, в его машине? Что они скажут друг другу? Что можно сказать такого, что не приведет к новой ужасной ссоре? Мысли о прошлом не отпускали Мередит, она боялась, как бы все не повторилось.

Вот опять она позволила вертеть собой. Кажется, даже не очень-то старалась избежать этой поездки. Так что же ты будешь делать, подруга? — спросила она себя.

Глава четвертая

Блейк ощущал нервозность Мередит, неподвижно сидевшей рядом с ним в машине. Раньше он бы не удержался от язвительного замечания, но прошли те времена, когда можно было безнаказанно обижать ее.

— Пристегнись, — напомнил он. Она не глядя пристегнула ремень.

— В своей машине я не забываю об этом, — сделала она слабую попытку защититься.

— А с другими ты не ездишь?

— Стараюсь по возможности избегать.

Она глядела на его твердый профиль, пока он задним ходом выезжал на шоссе.

— Твои друзья плохие водители или ты не любишь выпускать вожжи из рук?

— Ты что, нарываешься на ссору? Кто тянет тебя за язык? — спросила она с холодной вежливой улыбкой.

Он скривил рот.

— Никто.

Она играла со своей кожаной белой сумочкой, накручивая на пальцы тонкий ремешок, глядела на зеленые поля и пасущийся скот.

— Это Сара настояла на встрече, — объяснил он. — Она меня чуть с ума не свела, пока я не позвонил Элизе. — Он скосил глаза на неподвижный профиль и снова уставился на дорогу. — Ты ей нравишься.

— Она мне тоже. Чудный ребенок.

— Чудный? Я бы выбрал другое слово.

— Разве ты не видишь, что стоит за ее враждебностью? — спросила она, повернувшись на сиденье так, чтобы смотреть на него. — Она боится.

— Элиза тоже так говорит. Чего же она боится? Меня?

— Не знаю. Я ничего не знаю о вашей ситуации и не хочу совать нос. — Она щелкнула замочком сумки. — Не похожа она на счастливого ребенка. Как она восхищалась игрушками Дэниэль! Я уверена, что у нее никогда не было своих.

— Я холостяк, — сердито проворчал он, — ничего не знаю о детях, игрушках, платьях. Черт возьми, несколько дней назад я даже не знал, что у меня есть дочь.

Мередит хотелось спросить, почему Нина держала в секрете существование Сары, но говорить о таких личных делах было неудобно. Пришлось напомнить себе, что он — враг в прямом смысле слова. Нельзя проявлять интерес к его жизни.

Блейк тоже терзался. Либо ей безразлично, либо она ни о чем не спрашивает, не желая рисковать. Хотелось курить. Она его нервировала, и ему оставалось только крепче сжимать руль.

— Мисс Джексон — твоя самая большая поклонница, — сказал он, уводя разговор в другую сторону.

— Вот как? Я рада.

— Судя по красному «порше», твоя работа отлично оплачивается.

Мередит вскинула глаза и позволила себе посмотреть на каменное лицо Блейка. Бросались в глаза нос с горбинкой и шрам во всю щеку. Она почувствовала прилив тепла, вспомнив, как он его получил. Опустила глаза. Ответила:

— Я хорошо зарабатываю. В общем, я человек обеспеченный. Так что если ты думаешь, что я приехала охотиться за богатым мужем, то ошибаешься. Тебе ничто не грозит, Блейк, — холодно добавила она. — Теперь мне совершенно не нужна опека.

Он сжал зубы, чтобы удержаться от напрашивающегося ответа. Прошлое умерло, но она имеет все основания выкопать его и швырнуть ему в лицо, об этом надо помнить. Поступи она так с ним, он бы отомстил покруче, чем жалкими уколами.

— Я не тешу себя мыслью, что ты не прихватила с собой заряженное ружье для меня, Мередит. — Он взглянул на нее и заметил смущение, мелькнувшее на ее лице. Она опять стала глядеть в окно.

Он втиснул «мерседес» на пятачок возле библиотеки и выключил мотор.

— Подожди, — сказал он, когда она хотела открыть дверь. — Поговорим.

— Что мы можем сказать друг другу? — возразила она все так же холодно. — Мы оба изменились. Пусть прошлое остается в прошлом, не хочу вспоминать… — Она замолчала, спохватившись, что выдает себя.

— Знаю. — Он вытянулся, упершись спиной в дверь, зеленые глаза изучали ее лицо. — Ты считаешь, что в конюшне я был намеренно груб, а потом наговорил жестоких слов, так?

Вспыхнув, она опустила глаза. Через силу ответила:

— Да.

— Так вышло, — продолжал он. — Я говорил не то, что чувствовал. — Он глубоко вздохнул. — Я хотел тебя, Мередит. Хотел с такой страстью, что утратил контроль над собой. Мне жаль, что я тебя обидел. Извини.

— Ничего не случилось, — ледяным тоном произнесла она, безжалостно теребя сумочку.

— Если бы дядя не подъехал в тот момент… — В голосе зазвучала горечь. Он изучал ее застывшее лицо. — Ты и не знаешь, как меня это мучает. После чтения завещания я был намеренно груб, потому что меня грызло чувство вины. Обещал жениться на Нине, кузины уже шили платья… и вдруг я обнаруживаю, что до умопомрачения хочу тебя.

— Не будем об этом… Не могу, — выдохнула она, прикрыв глаза. Он сощурился.

— Я думал, Нина меня любит, — осторожно продолжил он. — Так она говорила, и все, что она делала, как будто подтверждало это. Про тебя я и правда думал, что тебе нужно только наследство, а я — ступенька на дороге, по которой ты бежишь от бедности. — Пальцы застучали по рулю. — Пока не услыхал от нотариуса… почему дядя заставлял меня жениться на тебе. — Он пытался поймать и удержать ее взгляд. — Я не знал, что ты в меня влюблена.

В лице у Мередит не было ни кровинки. Ее гордость рвут на клочки, ее самая сокровенная тайна раскрыта. Он ее анализирует. Она в упор посмотрела на него.

— Это ничего бы не изменило. Разве что тебе эта информация пригодилась бы, чтобы и дальше меня унижать. Вы с Ниной могли бы немало повеселиться.

Ее горькие слова усилили чувство вины. Он всю жизнь живет как улитка в раковине. Никто не может подойти слишком близко, ранить слишком глубоко. Нина не проникла за ее створки, а Мередит это почти удалось. Он ее вовремя вытолкнул, не желая давать места в своем сердце. Пять лет назад он сделал все, чтобы ее туда не допустить.

И вот к чему это привело. Ее жизнь изменилась. Но, должно быть, известность — слабая компенсация за отсутствие дома, детей, которых она хотела, мужа, чтобы любить и быть любимой.

Однако на обвинение нельзя было ответить, не выдавая себя. Пусть думает что хочет.

— А ты раньше не была язвой, — только и сказал он. — Ты была застенчивая, скромная…

— И скучная, и Плоскогрудая, — закончила она с холодной улыбкой. — Такой и осталась. Зато я пишу книги, их расхватывают, как горячие пирожки, у меня есть постоянные читатели, я известна и богата. Так что теперь не имеет значения, что я не секс-бомба. Я научилась жить такой, какая есть.

— Да ну? — Он пытливо посмотрел на нее. — Ты научилась прятаться от всего мира, лишь бы тебя не трогали. Ты бежишь от чувств, от привязанностей. Даже сегодня ты сбежала от Сары, выдумав библиотеку. Свои чертовы изыскания могла делать в любое время, но выбрала момент, чтобы уйти из дома, когда там были я и Сара.

— Ну ладно, пусть так! — Она решила говорить правду. — Сара очень милый ребенок, я могла бы ее любить, но избавь меня от необходимости лицезреть тебя, даже находиться в одном с тобой доме!

Хорошо, что в покере он научился владеть лицом. Не надо ей знать, как его ранят ее слова. У нее все основания избегать его и ненавидеть. Но он-то не хочет ее избегать, а ненависти нет и в помине.

— Значит, Саре придется расплачиваться за то, что ты не хочешь быть поблизости от меня. Она впилась в него взглядом.

— Ну нет, тебе не удастся спихнуть вину на меня. У Сары есть ты и мисс Джексон.

— Саре не нравятся ни мисс Джексон, ни я. Ей нравишься ты. Она только о тебе и говорит.

— Я не могу, — отвернувшись, погасшим голосом сказала Мередит.

— Это мог бы быть наш ребенок, твой и мой. Именно это тебя грызет, да?

Она не поверила своим ушам. Слезы слепили глаза.

— Иди ты к черту!

— Я это понял по тому, как ты на нас смотрела сегодня, — безжалостно продолжал Блейк. — Ты не меня боишься, ты боишься, что Сара будет тебе напоминать о том, чего ты хотела и не получила.

Мередит зарыдала, будто он ее ударил, рванула дверцу, бросилась к библиотеке, торопясь, спотыкаясь. В холле постояла, отдышалась — спасибо библиотекарши не было на месте, и ей удалось взять себя в руки. Она достала платок и промокнула глаза. Блейк прав. Она избегает Сары Джейн из-за той боли, которую в ней вызывает девочка. Хуже всего, что он оказался настолько чутким и догадался…

Убрав платок, она вошла в читальный зал и заказала нужные книги.

Час спустя, совсем уже успокоившись, она закрыла блокнот, сунула его в сумку, отнесла на место справочники и пошла искать телефон-автомат, чтобы позвонить Бесс и попросить заехать за ней.

Блейк был на месте: прислонившись к стене, он ждал.

— Можем ехать? — Он говорил спокойно и приветливо, словно ничего не произошло. Она удивилась.

— Я думала, ты уехал. Он пожал плечами.

— Сегодня суббота. Как правило, по субботам я не работаю. — Он сощурился. — Ты как, в порядке?

Она, не глядя на него, кивнула.

— Больше этого не будет, Мередит, — сказал Блейк глубоким голосом. — Я не хотел расстраивать тебя. Поехали.

По дороге она сидела вся сжавшись, боясь, как бы он снова не взялся за свое, несмотря на обещание. Но он включил радио, и до самого дома играла музыка.

— Не волнуйся, — сказал он напоследок, и в тоне его ей послышалось раскаяние. — Я не буду навязываться тебе с Сарой. Мне за нее отвечать, не тебе.

Вот и все. Она пошла к дому, а он уехал, попросив Элизу позвонить, когда пора будет забирать Сару.

Что же ему делать? Реакция Мередит была неожиданной: он выстрелил наугад и попал в яблочко. Сара ее волнует, напоминает о былом унижении, и Мередит любой ценой постарается держаться от нее подальше. А жаль.

Мередит стала холодной, замкнулась в себе. Ребенок вытащил бы ее на белый свет. И Саре очень помогла бы нежность Мередит. Приходится признать, что этому не суждено быть. А он-то надеялся с помощью Сары сблизиться с Мередит. Но она не хочет его знать. Она его ненавидит.

Приехав домой, он закрылся в кабинете с бумагами, заставив себя не вспоминать, как возмутилась и расстроилась Мередит. И некого винить, кроме себя. Сможет ли она его когда-нибудь простить?

Мередит, Бесс и Элиза наблюдали за играющими девочками.

— Просто копия Блейка. — Элиза с улыбкой смотрела на Сару. — Представляю, как ему трудно одному растить ребенка.

— Ему нужно снова жениться, — согласилась Бесс.

— При его богатстве найти жену нетрудно, — равнодушно обронила Мередит.

— Вторая Нина его доконает, — отозвалась Элиза. — Подумай о Саре, ей нужна любовь. Похоже, что раньше ее никогда не любили.

— Тогда ей не надо оставаться с Блейком. Он не умеет любить, — сказала Мередит. Элиза оживленно заговорила:

— Если посмотреть на его жизнь, что же тут удивительного? Он в детстве тоже не знал любви. Даже дядя и тот всего лишь использовал его для блага своей корпорации. По существу, Блейк — аутсайдер. Он не умеет любить. Может быть, Сара его научит. Она вовсе не тот маленький кошмар, каким представляется. Посмотрите, сколько в ней нежности, особенно когда она говорит с Блейком. А вы заметили, что она совсем не эгоистична? Не ссорится с Дэни, не пытается отнять или сломать игрушки. Она совсем не такая, какой кажется.

— Я тоже это заметила, — неохотно признала Мередит, глядя на девочку, которая так похожа на отца и совсем не похожа на белокурую мать. Сердце сжималось, когда она думала, что это могла быть ее дочка. Если бы только Блейк ее любил. Она печально улыбнулась. О, если бы!

Сара почувствовала на себе изучающий взгляд, встала и подошла к Мередит. С любопытством на нее посмотрела.

— А ты можешь написать книгу про девочку, у которой есть папа и мама и они ее любят? И чтоб у нее был пони и много кукол, как у Дэниэль?

Невольно улыбнувшись, Мередит коснулась черной головки.

— Могу.

Сара радостно улыбнулась.

— Я люблю тебя, Мери. — И она снова отправилась играть, оставив Мередит безнадежно растроганной. Слезы застилали ей глаза.

— Мередит, ты не побудешь с девочками, пока мы съездим за мороженым? — спросила Бесс и тайком заговорщически подмигнула Элизе.

— Конечно.

— Мы на минутку, — пообещала Бесс. — Тебе тоже купить?

— Да, пожалуйста. Шоколадный рожок.

— Я тоже хочу шоколадное, — попросила Сара. — Большой рожок.

— А мне ванильное, — заказала Дэниэль.

— Сорок восемь разных вкусов, мы совсем не привередливы! — вздохнула Бесс. — Принято: шоколадное и ванильное. Мы будем через минуту.

Их не было целый час, а когда они вернулись, Мередит сидела с Сарой и Дэниэль на ковре и одевала куклу. Сара постаралась усесться как можно ближе к ней, на ее личике не было привычной настороженности. Она развеселилась.

Настал черед мороженого, и еще час пролетел; наконец Элиза нехотя сообщила, что им пора уходить.

— Кинг пригласил на ужин деловых партнеров, мне надо помыть Дэни и уложить спать до их прихода. Но мы еще встретимся.

— Ты уезжаешь? — грустно говорила Сара Дэниэль. — Хорошо бы мы жили вместе и были сестрами.

— Я тоже так хочу, — сказала Дэниэль.

— Мне понравились твои игрушки. Папа с мамой тебя очень любят.

— Твой папа тоже любит тебя, детка, — ласково сказала Мередит, взяв девочку за руку. — Он просто не знает, что тебе нужны игрушки. Он купит.

— Честно? — Сара смотрела во все глаза.

— Честно, — ответила Мередит, надеясь, что права. Тот Блейк, какого она знала раньше, не стал бы заботиться о нуждах ребенка. Тот мужчина, которого она встретила сегодня, — как раз наоборот. Прежние знания с трудом совмещались с тем, что она открывала теперь.

— Правильно, твой папа — отличный парень, — вставила Бесс, — мы все его любим, правда, Мередит?

Мередит уставилась на нее.

— Ну конечно же. Он принц.


Все это Сара пересказала отцу в тот же вечер за столом. Когда он забирал ее, машины Мередит уже не было, и он вполуха слушал восторженные излияния Сары по пути домой. Но когда она сказала, как замечательно было играть в куклы с Мередит, он мигом навострил уши, будто надо было зарегистрировать информацию.

— Что, ты говоришь, она делала? — переспросил он.

— Играла со мной в куклы. И еще она сказала, что ты принц. Папа, а раньше ты был лягушкой? Потому что принцесса поцеловала лягушку, и она превратилась в принца. Тебя мама поцеловала?

— Случайно, и я не был лягушкой. Мередит играла с тобой в куклы? — опять спросил он, и в груди его затеплился огонек.

— Да. Я люблю Мередит. Хорошо бы она была моей мамой. Можно, она будет с нами жить?

Объяснить было нелегко. Он просто сказал:

— Нет. Тебе пора спать.

— Ну папочка… — затянула она.

— Ступай. Не спорь.

— Ладно. — Она нахмурилась, но пошла.

Он с улыбкой смотрел ей вслед. С норовом девица, а в него постепенно врастает.

В воскресенье он не пошел на работу, а повел Сару Джейн на пастбище смотреть лошадей. В корале седой Маноло, старый спорщик, работал с кастрированным жеребцом: он осторожно приучал его к седлу. Блейк жаловался, что Маноло слишком долго объезжает лошадей. Но у Маноло был свой метод, возражений босса он не принимал. Он не собирается, сказал Маноло, портить лошадь, лишь бы подвести ее под седло, а если Блейку это не нравится, пусть выгоняет его.

Больше Блейк об этом не заговаривал. Лошади Маноловой выучки ходили ровно и хорошо слушались.

Но этот жеребец задал старику задачку. Он ржал, брыкался, становился на дыбы, и Блейк смотрел на него, а не на Сару, когда ветер вырвал у нее из рук кружевной платочек Мередит и унес его в кораль.

Она проскользнула за ним сквозь забор, и как раз в этот момент лошадь, вырвавшись из рук Маноло, брыкаясь и отфыркиваясь, помчалась в ее сторону. Блейк увидел это, и у него потемнело в глазах. Мигом он под вопль Маноло перелетел через забор.

С платком в руках Сара оцепенело смотрела на лошадь. Блейк сгреб ее в охапку, перебросил через забор и ловко перепрыгнул сам. Вот когда он возблагодарил Бога за свою силу, иначе не миновать бы катастрофы.

Сара Джейн рыдала, уткнувшись ему в шею. Он прижимал ее к себе, зажмурившись, по телу прокатывалась крупная дрожь. Еще несколько секунд — и все было бы кончено, Сара Джейн осталась бы трагическим воспоминанием. Страшно подумать. В памяти невольно всплыл другой эпизод с необъезженным жеребцом. Он потрогал шрам на щеке. Сколько лет прошло с тех пор, как он спас Мередит точно так же, как сейчас спас Сару? Давно это было, очень давно.

От пережитого страха, от нежеланного воспоминания Блейк рассвирепел. Он опустил Сару на землю, поставил ее перед собой. Зеленые глаза яростно сверкнули.

— Тебе что, больше делать нечего, как лезть в загон к дикому животному? Где твоя голова, Сара?

Она уставилась на него так, будто ее отшлепали. Губы ее задрожали.

— Я за платочком, папа… Видишь? Мой красивый платочек, мне его Мередит подарила…

Он потряс ее за плечи.

— В другой раз, если окажешься рядом с запертыми лошадьми или коровами, стой на месте! Понимаешь? — (Она уже рыдала, сотрясаясь всем маленьким телом.) — Ты могла погибнуть!

— Прости меня, — выдавила она.

— Бог простит. — Он оттолкнул ее. — Иди домой!

Испуганная его видом, она закричала:

— Ты меня ненавидишь, я знаю! Ты орешь на меня, ты злой и противный и… я тебя не люблю!

— И я тебя не люблю, по крайней мере сейчас, — выпалил он. Ноги все еще дрожали от напряжения и страха. — Ступай.

— Злой старый папа! — прокричала она и со всех ног бросилась к дому. Блейк смотрел вслед, охваченный слепой яростью.

— Она цела, босс? — спросил из-за забора Маноло. — Господи, надо же такое! Я ее даже увидеть не успел.

— Я тоже, — признался Блейк. — Еще бы чуть-чуть… — Он резко выдохнул. — Не хочется быть с ней суровым, но она должна знать, как опасны лошади, вообще скот. Надо, чтобы она запомнила это.

— Она это запомнит, — сказал Маноло и отвернулся, чтобы босс не увидел его лица. Бедная крошка. Следить за ней надо, а не орать.

Несколько минут спустя Блейк зашел в дом, но Сары нигде не было видно. Мисс Джексон слышала, как она вбежала, но не видела ее, занятая каким-то делом.

Он заглянул в спальню — тоже нет. Тут он вспомнил, что дома ее в наказание запирали в шкаф.

Он рванул дверцу шкафа. Вот она, сидит, рыдает, размазывая слезы по лицу, будто на целом свете у нее нет ни единого друга.

— Уходи, — всхлипнула она. Он опустился на одно колено.

— Ты здесь задохнешься.

— Я тебя ненавижу.

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — объяснил он. — Лошадь могла тебя сильно поранить.

Пыльным кружевным платочком она вытерла глаза.

— Ты кричал на меня.

Он поморщился.

— Ты меня очень испугала. — Он отвел глаза. — Я уже боялся, что не успею спасти тебя.

Она шмыгнула носом и поднялась на колени под ворохом платьев, блузок и брюк.

— А ты не хотел, чтобы лошадь меня поранила?

— Конечно, я не хотел, чтобы тебя поранило. — Он будто щелкнул бичом, сверкнув зелеными глазами.

— Вот опять ты кричишь, — надулась она.

— Слушай, я всю жизнь был такой и не собираюсь меняться. Ты должна привыкнуть к моему темпераменту. — Он смотрел уже не так сердито. — Я зазевался, а ты сунулась к брыкающемуся жеребцу, да на меня же еще и сердишься.

— На меня всегда кричали, — серьезно сказала она, — но не для того, чтобы я не поранилась, просто они меня не любили.

— А я тебя люблю. Потому и кричал, — буркнул он.

Она заулыбалась сквозь слезы:

— Честно и правда?

— Честно и правда. — Он осклабился и встал. — Пошли отсюда.

— Ты меня накажешь? — спросила она.

— Нет.

— Я больше так не буду.

— Лучше не надо. — Он взял ее за руку и повел вниз. Узнав, что произошло, мисс Джексон достала из кладовки свежий пирог с марципаном, разрезала его, налила Саре лимонаду. Даже улыбнулась. Сара вытерла глаза и улыбнулась в ответ.


В понедельник Блейк сделал двухчасовой перерыв на обед и отправился в магазин игрушек. Он накупил гору кукол и прочих игрушек и привез домой, не вдаваясь в мотивы своего поступка: то ли на радостях, что с Сарой все в порядке, то ли чувствуя себя виноватым из-за того, что обидел ее.

Но она растрогала его до слез. Сидя в гостиной в окружении своих новых друзей, она обнимала мишку, обнимала Блейка, а он и радовался, и смущался.

— Ты лучший в мире папа, — сказала Сара Джейн и опять заплакала, размазывая руками слезы. — У меня опять есть мистер Друг, он тебе поможет сражаться с чудовищами.

— Учту. Веди себя хорошо. — Он быстро вышел за дверь, тронутый больше, чем хотел признать, реакцией дочери на такую простую вещь, как игрушки.

Возвращаясь на работу, он размышлял: что там Сара говорила насчет Мередит, игравшей с ней в куклы? Как же так, ведь Мередит пыталась отгородиться от Сары? Может, он ее не понял?

Он слишком хорошо помнил вкус ее нежных невинных губ тогда в конюшне, потом — удивление, которое он заметил, подняв на минуту голову, а потом он потерял контроль над собой, а удивление превратилось в панику.

Что толку думать о том, что она его любила. Сейчас у него есть Сара. Но ей нужен не только отец, ей нужна мать. Кто-то, кто читал бы сказки, играл с ней, — кто-то вроде Мередит. Представив себе это, он почувствовал, как потеплело у него в груди. Может, со временем она преодолеет прошлое, станет смотреть вперед? Может, она его опять полюбит?

На эту мысль бурно отреагировало тело, и так же бурно разум отверг ее. Он не хочет, чтобы она его любила. Он чувствует себя виноватым за то, как обращался с ней, он по-прежнему желает ее, но слова «любовь» в его словаре нет. Слишком больно оно ранит.

Подпускать ее ближе было бы рискованно — у нее все основания мечтать свести с ним счеты. Он нахмурился. А что, если решиться и рассказать правду, почему он был с ней так груб, — не пройдет ли у нее жажда мести?

Ради Сары, уверял он себя. Не потому, что она нужна ему, а потому, что Сара любит ее и нуждается в ней. Хотя все равно Мередит не войдет в его дом. Не подпустит близко к себе ни его, ни Сару, вот в чем беда. Как же преодолеть это препятствие?

Два дня он размышлял, но так и не пришел ни к какому решению, а потом улетел на день в Даллас по делам. Но судьба ему благоприятствовала.

В его отсутствие у единственной сестры мисс Джексон случился сердечный приступ, соседи позвонили ей и попросили приехать в Уичито, штат Канзас, ухаживать за сестрой. Сидеть с Сарой было некому. Взять ее с собой к больной мисс Джексон не могла. Она позвонила Элизе — та с мужем и ребенком куда-то уехала. Бесс сказала, что не справится с такой норовистой девочкой. Оставался только один человек, на которого можно рассчитывать.

Отбросив колебания, мисс Джексон набрала номер и попросила Мередит Кэлхаун.

Глава пятая

Сара Джейн чуть не заплясала от радости, когда вошла Мередит, бросилась ей навстречу, раскинув руки, и Мередит невольно подхватила ее и прижала к груди. С тех пор как Блейк вынудил ее уехать, она не поощряла в себе материнский инстинкт — он делал ее слабой.

— Не огорчай Мередит, юная леди, — наставляла Сару мисс Джексон. — Мередит, вот телефон моей сестры. Как только я узнаю, как там дела, сразу позвоню мистеру Блейку и сообщу обо всем. Я надеюсь, он не будет против.

— Не сомневаюсь, — сказала Мередит. — Я сочувствую вашей сестре, но уверена, что она поправится.

— Что ж, будем надеяться. — Мисс Джексон через силу улыбнулась. — За мной уже пришла машина. Вернусь, как только смогу.

— До свиданья, мисс Джексон, — крикнула Сара. Та уже в дверях обернулась и улыбнулась девочке.

— До свиданья, Сара. Я буду по тебе скучать. Еще раз спасибо, Мери.

— Нет проблем, — отозвалась Мередит.

— Будем играть в куклы, Мери? — Сара с энтузиазмом повторила уменьшительное имя. Она за руку повела Мередит в гостиную. — Смотри, что мне папа купил!

Мередит была приятно удивлена. Вокруг огромного, забавного плюшевого медведя были рассажены десятка два кукол. На лохматой голове мишки красовалась шляпа Блейка.

— Он как будто мой папа, когда папы нет, — объяснила Сара. — А вообще-то он мистер Друг. Старый мистер Друг потерялся, и папа купил нового.

Мередит села на диван и с улыбкой смотрела, как Сара по одному представляет ей свои новые игрушки.

— Твой красивый платочек я уронила за забор, — возбужденно рассказывала Сара, — большая лошадь бежала прямо на меня, но папа меня спас. Он раскричался, я спряталась в шкафу, а он нашел. Он сказал, чтобы я так ни-ког-да не делала, потому что он меня любит. — Она засмеялась. — А потом он поехал в магазин и купил столько игрушек.

Мередит, слушая невинную болтовню ребенка, похолодела. Она представила себе, какой страх охватил Блейка, что он должен был чувствовать. Она прекрасно помнила тот день, когда ему пришлось спасать ее от необъезженной лошади. Интересно, вспомнил ли он об этом?

Сара взглянула на Мередит и важно сказала:

— У папы ужасный темперамент.

Мередит это знала. Очень хорошо помнила его темперамент. Он мог вспыхнуть от чего угодно. Можно представить себе, как он напугал Сару; игрушки, наверно, были просьбой о прощении. Она тут же отругала себя за эту мысль: Блейк часто бывал неожиданно добрым. Потому и представляется таким холодным и самонадеянным. Интересно, поняла ли это Нина за время их недолгого супружества? Пожалуй, нет.

Мередит с Сарой сидели на ковре на полу — хорошо, что она надела джинсы и желтую блузку, а не платье. Они долго одевали кукол и разговаривали, потом Мередит приготовила ее ко сну, уложила в кровать и помогла произнести молитву.

— Зачем надо говорить молитву? — спросила Сара.

— Чтобы поблагодарить Бога за все хорошее, что Он для нас делает, — улыбнулась Мередит.

Сара откинулась на подушку.

— Мери, ты меня любишь?

Мередит взглянула на ребенка, грустно улыбнулась, погладила черную головку.

— Да, я тебя очень люблю, Сара Джейн Донован.

— Я тебя тоже люблю.

Мередит наклонилась и поцеловала чистое, сияющее личико.

— Хочешь, я тебе почитаю? У тебя есть книжка?

Девочка взгрустнула.

— Нет, папа забыл купить.

— Не беда, я могу тебе что-нибудь рассказать. — Она присела на кровать и стала рассказывать сказку о трех медведях.

Когда Мередит пищала, изображая медвежонка, Сара подскочила и, улыбаясь до ушей, крикнула: «Папа!»

Мередит покраснела, сердце ее забилось. Блейк вошел в комнату, в деловом сером костюме и шляпе, бросил на нее любопытный взгляд и протянул Саре сверток.

— Кое-что из Далласа, — сказал он. Это оказался бело-желтый утенок: Сара посадила его на ладошку, а Блейк повернулся к Мередит:

— Где Эми?

Она все рассказала, добавив, что Эми обещала позвонить ему, как только прояснится ситуация.

— Она не смогла найти Элизу, а больше никого не было, и она попросила меня посидеть с Сарой.

— Папа, как нам было весело! — рассказывала Сара. — Мы с Мери играли в куклы и вместе смотрели телевизор.

— Спасибо, что уделила девочке время, — сдержанно сказал Блейк, хотя все его существо бунтовало. Последние дни он только и думал об этой раздражающей его женщине, и вот она сидит, холодная, как огурец, в серых глазах ни искры тепла, а у него от одного ее вида тело напрягается до дрожи.

Избегая его взгляда, Мередит встала.

— Не стоит благодарности. Спокойной ночи, Сара. — Нервным жестом она откинула с лица прядь волос.

— Спокойной ночи, Мери. Ты еще придешь ко мне?

— Если смогу, дорогая, — ответила она, не замечая, какое впечатление произвело на Блейка ее ласковое обращение.

— Ложись спать, юная леди, — сказал дочери Блейк.

— Папа, а как же чудовища? — забеспокоилась Сара, когда он собрался выключить свет.

Он недовольно остановился. В присутствии Мередит он не собирался охотиться на чудовищ под кроватью и выгребать их из шкафа. Сара обожала «охоту», и он научился ее развлекать, но мужчина должен иметь свои секреты.

Он прокашлялся.

— Сначала провожу Мередит до машины, ладно?

— Ладно. Он каждый вечер убивает чудовищ, чтобы они меня не тронули, — объяснила она Мередит. — Он храбрый, он весит миллион фунтов!

Мередит посмотрела на Блейка и с трудом сдержала смех. Он впился в нее взглядом. Она выскочила в холл.

Он догнал ее на лестнице, и они вместе вышли на крыльцо.

— Извини, что Эми втянула тебя в это дело, — коротко сказал он. — Надо было позвать Бесс.

— Бесс и Бобби уехали. Ничего, я не против.

— Но ты же не хотела приходить сюда, даже когда меня нет, — сочувственно произнес он. — Ты же не любишь этот дом?

— Нет, он вызывает болезненные воспоминания. — Она отодвинулась, но он последовал за ней.

— Где твоя машина? — спросил он, оглядываясь.

— Я пришла пешком. Тут недалеко, вечер прекрасный.

Он смотрел на нее с высоты своего роста. В сером костюме и жемчужного цвета шляпе он казался высоким и импозантным. Он никогда не улыбается, думала Мередит, глядя на твердые черты лица в свете, льющемся из окон на большую, длинную террасу.

— Если ищешь красоту, то напрасно, — сказал он, насмешливо скривив рот. — Шрам тоже не украшает.

Длинная белая линия тянулась по впалой щеке от высокой скулы до подбородка.

— Я помню, когда ты его получил. И как.

Он поморщился.

— Не хочу об этом говорить.

— Знаю. — Она тихо вздохнула, вглядываясь в темное лицо с более мучительным чувством, чем ожидала. — Но ты всегда был для меня красив — и шрам, и все. — Она отвернулась, воспоминания начинали кровоточить. — Спокойной ночи… Блейк!

Он развернул ее, впившись твердыми руками в предплечья. На ней была лимонно-желтая блузка без рукавов, подчеркивающая загар, и от его пальцев остались белеющие следы.

Он ослабил хватку, но не выпустил ее.

— Я… я не хотел. — Он подавил вздох. — Ты никогда не сможешь преодолеть страх, который я у тебя вызываю? — спросил он, глядя, как расширяются ее глаза и напрягается тело.

— У меня это были первые интимные отношения, — прошептала она, краснея. — А ты сделал их… ты был очень груб.

— Помню, — ответил он. Хотелось сказать правду, но гордость взяла верх. Пусть сама догадается о причине той грубости.

— Как ты сам сказал, это было давным-давно, — добавила она, мягко высвобождаясь из его рук.

— Не так уж давно. Пять лет. — Он искал ее глаза. — Мередит, ты, конечно, встречалась с мужчинами. Тот или другой должен был тебя взволновать…

— Я никому не доверяла, — с горечью сказала она. — Я боялась, что получится то же самое.

— Большинство мужчин не так грубы, как я, — холодно заметил он.

Вздох прозвучал как шепот. Она дрожала — это сделали его руки.

— Большинство мужчин не настолько мужчины, как ты, — закрыв глаза, выдохнула она; забытые чувства жалили и причиняли боль.

От этих слов сгорела уязвленная гордость, он встрепенулся. Она считает его мужественным? Красивым? Или то было раньше, пока он не убил в ней любовь?

Он привлек ее к себе, но осторожно. Она не должна ощутить, как восстала его плоть.

— Сейчас я не намного нежнее, чем был, — глухо сказал он, — но я постараюсь тебя не пугать.

Она открыла рот, чтобы возразить, но его губы перехватили ее. Они ощупывали ее нежный рот, а твердые, сильные руки скользнули вверх и сжали лицо.

Сначала она воспротивилась. Но уже через минуту расслабилась, позволив ему делать все, что он захочет.

— Боже, как сладко, — прошептал он, покусывая ее губы скорее по наитию, чем наученный опытом. Голос его дрожал, и Блейка не смущало, что она это слышит. — Боже, как сладко!

Губы не отрывались от губ, руки сплетались вокруг нее. Он прижался к ней всем телом и почувствовал, как она вздрогнула.

Он отодвинулся, глаза сверкали, дыхание прерывалось.

— Я не хотел, — мрачно сказал он, — не хотел, чтобы ты знала, как я возбужден.

Слова шокировали ее больше, чем ощущение восставшей плоти, но она постаралась не показать этого. Отступила, тронув губы пальцами. Да, было сладко, как сказал его прерывистый шепот. Так же сладко, как пять лет назад, в конюшне, когда ей до боли хотелось, чтобы он коснулся ее.

— Мне надо идти, — неуверенно сказала она.

— Подожди. — Он за руку подтащил ее к свету. В ее глазах, в изгибах припухшего рта смешались страх и желание.

— Что ты так смотришь?

— Ты все еще боишься меня.

— Извини, ничего не могу поделать. — Она опустила взгляд и увидела, как резко и часто подымается и опускается его грудь.

— Я тоже. — Он отпустил ее и отвернулся. — Если хочешь знать, я не мастер в любовных делах, — сказал он сквозь зубы.

Это была правда. Нина его кое-чему научила, но ее не волновали его прикосновения, и ее отклик всегда был тепловатым, равнодушным. Она не знала, что он был невинным, считала его неопытным, а под конец просто насмехалась над ним. Он не любил это вспоминать. Пусть лучше Мередит считает, что он грубиян, чем узнает, какой он еще зеленый.

Наблюдая за ним, Мередит удивлялась. Она-то считала его опытным. Если дело обстоит не так, это многое объясняет. Становится понятнее его свирепая гордость. Она подошла, чуть тронула за рукав. Он дернулся, будто его обожгло огнем.

— Все в порядке, Блейк, — нерешительно сказала она.

Он смотрел на тонкую руку на своем рукаве.

— С женщинами я как слон в посудной лавке, — неожиданно сказал он, глядя ей в глаза.

Признание окатило ее волной чувств. Никогда он не был так доступен, как сейчас. Одна ее половина осторожничала, другая жаждала один раз, только один раз, сдаться без борьбы.

Она встала на цыпочки и притянула к себе его голову. Он выпрямился, и она замерла.

— Нет! — жарко прошептал Блейк, и она в смущении попятилась, — Продолжай. Делай, что собиралась.

Теперь ей не верилось, что он правда хочет, чтобы она его поцеловала, но ведь он сказал это.

Мередит нежно прижалась губами к его твердым губам. Ее дыхание касалось его рта, она держала его голову. Пальцы забрались в густые волосы над сильной шеей, ногти царапали кожу, а рот нежно играл с его ртом.

— Этого мало, — хрипло прошептал он. Он держал ее руками за бедра — интимность, которой она должна бы воспротивиться, но не могла. — Делай как следует.

— Не сразу, — шепнула она. Сомкнула зубы на его нижней губе, чуть прикусила. Он задрожал, когда она провела языком по верхней губе.

— Мередит, — взмолился он и сжал ее сильнее.

— Хорошо. — Она знала, что ему надо. Открыв рот, скользнула языком внутрь и получила реакцию, подобную электрическому разряду.

Блейк вскрикнул. Руки гладили ее, прижимали к твердой груди. Он дрожал. Мередит почувствовала беспокойство, восторг, гордость, что она сумела вызвать эту страсть после такой красавицы, как Нина.

— Блейк, — прошептала она с закрытыми глазами, прильнув к нему всем телом.

Под спиной она ощутила стену, и он навис над ней.

Она не закрыла глаза, его бедра тяжело и плотно надавливали.

Мередит ощущала его могучую восставшую плоть, но это почему-то не пугало ее. Он действовал медленно, нежно, без нетерпения.

— Так здорово напугать можно, правда? — хрипло спросил он. — Ты знаешь, чего я хочу, я уже не могу собой управлять.

— Ты не сделал ничего плохого на этот раз. Я сама начала, — прошептала она.

— Да. — Он повторял ртом движения ее нежных губ. — Нравится, Мередит? Ты так любишь?

— Да. — Ее шепот тоже был хриплым от возбуждения. Она упиралась руками ему в грудь и сквозь ткань рубашки чувствовала, как бьется сердце в сильном теле.

— Давай я расстегну рубашку, чтобы ты меня потрогала, — шепнул он. — Но это может оказаться соломиной, переломившей спину верблюду, а рядом за дверью есть удобный длинный диван.

Предложение было соблазнительным. Она хотела его, и не было причин сказать «нет». Но гордость сопротивлялась тому, что он хочет только ее тело, и ничего больше.

— Я не могу с тобой спать, — жалобно сказала она и постаралась выбраться из-под его тела. — Блейк, остановись, — простонала она, — я схожу с ума!

— Я тоже. — Он отпрянул, тяжело дыша. Потемневшие зеленые глаза смотрели на нее сверху. — Ты меня хотела, — сказал он, будто только что это понял.

Она вспыхнула и вскинула на него взгляд.

— Не понимаю, чего тебе от меня надо.

— Саре нужна женская забота, — кратко сказал он.

— Но ты не потому хотел заняться со мной любовью. — Она ловила его взгляд. Он глубоко вздохнул.

— Не потому. — Он отошел к краю террасы, прислонился к белой колонне, глядя на широкую равнину. Деревья росли только вокруг дома, где они были посажены, дальше простиралась открытая ветрам земля, кое-где над ручьем торчали ивы да чахлые кустики, и все равно это была плоская, безжизненная пустыня до самого горизонта.

— Почему же, Блейк? — Ей надо было знать, чего он добивается.

— Ты знаешь, что такое наваждение, Мередит? — сказал он после минутного молчания.

— Да, наверно.

— Так вот это я и чувствую. Наваждение. — Он чуть повернулся, чтобы видеть ее. — Не знаю почему. Ты не красавица. Даже не чувственна. Но меня ты волнуешь больше, чем любая другая женщина, в прошлом и будущем. К Нине я ничего подобного не испытывал. — Он усмехнулся. — С тех пор как она ушла, у меня никого не было. Я не хочу никого, кроме тебя.

У нее подкосились ноги. Казалось, она уже не дышит.

— Ты же… пять лет меня не видел, — беспомощно произнесла она.

— Я видел тебя каждую ночь. Каждый раз, когда закрывал глаза. Господи, разве ты не помнишь, что я сделал тогда в конюшне? Я тебя раздел… — Он закрыл глаза. — Я смотрел и трогал тебя руками и ртом… — Он оттолкнул видение и открыл измученные глаза. — Я вижу тебя в своей постели каждый чертов вечер своей жизни. Я хочу тебя до умопомрачения.

Она вцепилась в перила и устояла на ногах. В это невозможно было поверить. Чтобы мужчина испытывал такое желание. Когда вокруг другие женщины. Но ведь это Блейк. Как сказала Элиза, он не знает, что такое быть любимым. Да, но ведь все мужчины испытывают вожделение, для этого не надо любить.

Он усмехнулся.

— Не бойся, я тебя не стану брать силком. Я только хотел, чтобы ты знала, что я чувствую. Если твой поцелуйчик был игрой, тебе лучше знать, что ты играешь с огнем. Я не сойду с ума, дотронувшись до тебя. Я ни в коем случае тебя не обижу. Но я хочу тебя как черт.

Она разлепила спекшиеся губы.

— Я не играла, нет… Ты… — она подыскивала слова, — ты так страдаешь из-за давней своей грубости, я хотела показать, что уже не боюсь тебя.

— И ты не боялась? — Он смотрел не мигая. — Я даже прижался, чтобы ты почувствовала, что делаешь со мной.

— Не надо было этого делать, — жалобно сказала она.

— А зачем прятать? — Он подошел, ободренный ее тоном. Придется, черт возьми, сознаться, это, может быть, его единственный шанс. — Могла бы и сама догадаться.

— Догадаться о чем?

— Нина была моей первой женщиной, — резко сказал он. — Первой и единственной.

Ей захотелось сесть, но не было стула. Она прислонилась к балюстраде, растерянно глядя на него. Он не шутил. Это была правда.

После долгого молчания она сказала:

— Мне надо идти.

Он проводил ее до ступенек террасы.

— Ладно. Провожу тебя через рощу. С Сарой ничего не случится, и дом все время на виду.

— Сара очень похожа на тебя, — сказала Мередит.

— Слишком похожа. — Его пальцы теребили ее руку, случайно или намеренно, волнуя ее. — Позавчера она прыгнула в кораль за твоим платком.

— Да, она рассказывала. Ты был вне себя.

— Мягко выражаясь. Я взорвался. Напугал ее. Она спряталась в шкафу. Я чувствовал себя цепным псом. На другой день поехал и скупил полмагазина игрушек. — Он вздохнул. — Я испугался до смерти. Будь у меня чуть помедленнее рефлексы…

— Но они не подвели. — Она улыбнулась. — При опасности ты всегда действуешь стремительно.

— На твое счастье, — буркнул он, глядя, как она краснеет. Они шли, держась за руки. — У меня не было легкой жизни. Приходилось быть грубым, чтобы выжить. Пока дядя не взял меня. Ведь я был незаконнорожденный, все время приходилось драться.

— Ты об этом не говорил.

— Не мог. Я о многом не мог говорить, Мередит. Может быть, поэтому я дьявольски одинок.

Они вышли на площадку, окруженную деревьями, и остановились. Она посмотрела на дом. Бобби и Бесс уже вернулись, их машина стояла рядом с ее. Не хотелось оставлять Блейка, когда он так разговорился.

— Теперь у тебя есть Сара, — мягко напомнила она.

— Сара меня спасает, — признался он. — Господи, что бы я делал, если бы не надо было чинить игрушки, выгонять чудовищ из-под кровати. Когда она заплакала оттого, что я наорал на нее за лошадь, у меня сердце разорвалось на части.

— С первого взгляда не догадаешься, как она чувствительна, — отозвалась Мередит. — Я это заметила еще в магазине, и потом — когда она играла с Дэниэль. Видно, она была совсем заброшена, пока не попала к тебе.

— У меня то же чувство. Сначала у нее были ночные кошмары. Среди ночи Сара просыпалась, кричала, я спрашивал, в чем дело, — она отвечала, что ее не выпускают из шкафа. — Лицо его окаменело. — Я думаю, не послать ли полицию к этой домовладелице.

— Такая женщина сама себе устроит ад, — сказала Мередит. — Злые люди не остаются безнаказанными, Блейк. Может показаться, что им все нипочем, но в конечном счете зло возвращается к ним рикошетом.

— Как случилось со мной? — невесело спросил он. — Я оскорбил тебя, вытолкнул из своей жизни, женился на Нине, рассчитывая на неземное блаженство. И вот к чему пришел.

— У тебя все есть, — поправила она, — деньги, власть, положение, чудная дочка.

— У меня нет ничего, кроме Сары, — коротко сказал он. — Я думал, деньги и власть заставят людей принять меня. Но сейчас у меня общественного признания не больше, чем раньше.

— Признание зависит не только от денег. — Она глядела на большие теплые руки, обнимавшие ее. — Ты не слишком контактный человек. Все держишь в себе. Ты отпугиваешь от себя людей. — Она ласково улыбалась, глаза светились любовью, хоть она и сопротивлялась желанию отдаться ему. — Поэтому у тебя не так много друзей. Сейчас не средние века, никто не попрекает обстоятельствами рождения, и общество гораздо более открыто, чем раньше.

— Оно воняет, — холодно ответил он. — Женщины предлагают себя мужчинам, детей унижают, оскорбляют и выбрасывают…

— Зато не сжигают ведьм, — заговорщически прошептала она, встав на цыпочки. — И жизненный уровень повышается.

Он невольно улыбнулся.

— Молодец. Поставила точку.

— А кто это предлагал тебе себя? — поинтересовалась она.

Он слегка откинул голову, рассматривая ее.

— В Далласе, откуда я только что вернулся, одна женщина. Мне и в голову не приходило, пока она не положила ключ от комнаты в пепельницу рядом с моей кофейной чашкой.

— И что же ты сделал? — поинтересовалась Мередит.

Блейк неопределенно улыбнулся.

— Вынул и отдал ей. — Он нежно коснулся ее щеки, провел пальцем сверху вниз. — Я тебе еще на террасе сказал: мне не нужен никто, кроме тебя.

Она опустила глаза.

— Я не могу, Блейк.

— Я не прошу. — Он отпустил ее руку. — Ты могла бы заметить, у меня архаичные взгляды. Девственниц не принуждаю.

Тело ее напряглось. Восхитительно и странно, что он так ее хочет. Но гордость не позволяет ей сдаться, и он это знает.

— Пожалуй, мне лучше раздать автографы и уехать из города… — начала она. Он взял ее за подбородок.

— В субботу мы с Сарой задумали пикник. Поехали с нами.

От неожиданности она заморгала.

— В субботу?

— Мы заедем за тобой в девять. Надень джинсы.

— Блейк…

— Я люблю ясность. Давай без недомолвок. Я хочу тебя. Ты хочешь меня. Так обстоят дела, независимо от того, что было на террасе. Я не дам воли рукам, и мы подарим Саре счастливый день. Она тебя любит, — тихо добавил он. — Ты ее тоже, по-моему. У нее останется добрая память, после того как ты уедешь в Сан-Антонио.

Итак, он намерен ее разморозить. Он ее хочет, но не будет ничего предпринимать. Он зовет ее ради Сары, а не ради себя, несмотря на снедающий его сексуальный голод.

— А надо ли, чтобы Сара привыкала ко мне? — спросила Мередит, помедлив, и голос выдал ее разочарование.

Рука, державшая ее за подбородок, стала мягче.

— Почему же нет?

— Когда я уеду, будет лишнее горе.

Палец, лаская, передвинулся к губам.

— Сколько ты еще пробудешь?

— До первого числа. С субботы у меня начинается неделя автографов.

Он вовремя убрал руку, а то бы она кинулась к нему на шею и стала целовать.

— Значит, до этого можешь побыть с нами. Я не буду затаскивать тебя в углы, и мы поможем Саре освоиться.

В темноте лица не было видно.

— Зачем тебе надо, чтобы я была поблизости?

— Бог его знает, — пробормотал он. — Но надо.

Мередит громко вздохнула, сопротивляясь потребности быть рядом с ним.

— Не морочь себе голову. — Он не улыбался, но в голосе звучало что-то новое. — Просто принимай вещи как они есть и перестань анализировать все, что я говорю.

— А разве я?.. Ладно, попробую. — Она постаралась улыбнуться. Хорошо бы тут было посветлее. — Спокойной ночи, Блейк.

— Иди. Я послежу.

Она побежала к дому. В сердце теплилась надежда.

Если у нее есть шанс получить Блейка, она принимает его, как бы ни был велик риск. Теперь она понимает причины его поступков. Если не спешить и не требовать невозможного, может быть, он ее полюбит. С этой мыслью она заснула, и во сне все представлялось так, что она проснулась красная от смущения.

Глава шестая

В субботу Мередит была готова к выходу за час до прихода Блейка и Сары.

Бесс тоже встала рано, она приготовила завтрак и, лукаво улыбаясь, сказала подруге:

— Странно, что после всех этих лет Блейк вдруг приглашает тебя на прогулку.

— Да. Но я не тешу себя мыслью, что это от великой любви. — Мередит подавила желание сказать Бесс, что он испытывает к ней чисто чувственный интерес. Однако при воспоминании о том, как он ее целовал, ее охватывала дрожь. К тому же он доверил ей то, о чем никто не знает, одно это давало надежду. Все же она не намерена слишком ему доверять. Нужно время, чтобы принять нового Блейка. Она вздохнула. — Сто лет не была на пикнике. И очень его жду, — призналась она с улыбкой, — даже если он позвал меня только из-за Сары.

— Сара — симпатичная девочка, — вздохнула Бесс. — Мы с Бобби готовы завести ребенка, только у меня не получается забеременеть. Но не беда, время терпит. Есть будешь?

— Я слишком возбуждена, чтобы есть, — призналась Мередит, воспоминания минувшей ночи туманили ей глаза. — Я правильно оделась?

Бесс оглядела ее. Джинсы, тапочки, белый топ, который подчеркивает тонкую талию и высокую полную грудь, темные волосы распущены по плечам.

— Ты выглядишь великолепно. Дождя не предвидится, так что все должно быть замечательно.

— Надо было подольше поспать, — пожаловалась Мередит. — Теперь буду как осенняя муха… Ой!

Она подпрыгнула при звуке телефонного звонка, но Бесс только улыбнулась.

— Будь я азартной женщиной, я бы поставила все свои деньги, что Блейк нервничает еще больше. — Она сняла трубку, сказала «хелло», весело взглянула на Мередит, у которой сердце готово было выпрыгнуть из груди. — Да, Блейк, готова. Забирай ее, пока она не протерла мне ковер… Ладно, скажу. Пока!

— Как ты могла! — закричала Мередит. — Лучшая подруга — и предаешь меня! Он же мой враг!

— Он не враг, и нужно быть справедливой. — Ее улыбка угасла. — Мередит, он так одинок. Ему не повезло с Ниной, он дал себя проглотить, а ей нужны были только деньги. Тебе не кажется, что он уже дорого заплатил за свою ошибку?

— Ты не все знаешь, — сказала Мередит.

— Конечно. Но раз, несмотря на то, чего я не знаю, ты его любишь, то глупо рисковать своим будущим ради злобы и мести.

Мередит устало улыбнулась.

— У меня нет сил мстить. Раньше хотела, но как только его увидела… — Она пожала плечами. — Как в былые времена. Не могу ни идти, ни говорить без дрожи, когда он рядом. Не надо было приезжать. Стоит мне открыться, и он опять станет меня унижать. После того, что ему устроила Нина, он не подпускает к себе женщин. Тем более меня.

— Все-таки попробуй, — посоветовала Бесс. — Ничто не дается без риска. Я научилась идти на компромиссы после того, как несколько лет назад мы с Бобом чуть не разошлись. Теперь я знаю, что гордость — плохой наставник.

— Как я рада, что вы хорошо ладите.

— Я тоже. Знаешь, одно время у меня были трудности из-за зятя, он имел какие-то надежды на мой счет, но Элиза живо вмешалась и разрешила все мои проблемы, — поведала она с ужимкой. — Если ты помнишь, у Кинга Ропера бешеный темперамент. — (Мередит усмехнулась, она помнила.) — Я не могла бы с ним справиться, но Элиза — она не уступит ни дюйма. Сейчас они особенно не воюют, но начало пути у них было тернистым.

— Она такая прелесть, она мне понравилась, как только мы познакомились.

— Как и всем. А Кинг за нее жизнь отдаст.

Эти слова эхом отдавались в голове Мередит, пока она сидела рядом с Блейком, а на заднем сиденье без умолку трещала Сара. Она глядела на твердый профиль Блейка и гадала, отдаст ли он жизнь за нее. Глупо надеяться, что он ее полюбит. Ему не позволит его замкнутый характер и Нинина жестокость. Он посмотрел на нее.

— В чем дело?

— Ничего. — Она улыбнулась Саре, которая тоже забеспокоилась. — Просто я слишком рано проснулась.

Мощная машина пожирала километры. Блейк поднял брови.

— А-а, теперь понятно, почему в восемь часов ты была уже одета, хотя я говорил, что мы приедем в девять.

— Я не могла спать, — промямлила она.

— Я тоже, — сказал он. Мередит задохнулась от мысли, что он не мог заснуть, вспоминая, как целовал ее, но тут Блейк добавил: — Сара очень волнуется и вскочила ни свет ни заря.

— Как хорошо, что ты поехала с нами, Мери, — сказала Сара, обнимая медведя, нового мистера Друга. — Будет здорово! Папа говорит, что там есть качели.

— И не одни. После твоего отъезда, — рассказал он Мередит, — в Джеке-Корнере открыли новый парк. Там качели, песочницы, всякие такие штуки, по которым дети лазят. Мы сядем на лавку и будем смотреть. Еще там много столов. По дороге прихватим в магазине что-нибудь поесть, раз уж нет Эми, чтобы собрать нам корзинку для пикника.

— Она звонила?

— Да. Ее сестра поправляется, но еще недели две Эми останется там.

— Как же ты справляешься?

— Не очень хорошо, — признался он. — Я не умею готовить, и есть вещи, которые Эми делать может, а мне неудобно.

— Папа меня не купает, — выдала Сара. — Он говорит, что не знает, как это делается.

На щеках Блейка выступил румянец, и Мередит тоже смутилась. Мужчине, должно быть, трудно делать такие вещи с дочерью, если у него был небольшой опыт с одной женщиной и никакого — с девочками.

— Я бы могла… — Она запнулась, когда он стрельнул в нее взглядом, и через силу продолжила: — …могла бы купать ее на ночь. Я не против.

— Ой, Мери, правда? — Сара была в восторге. — Если папа не возражает, — закончила она, неуверенно глядя в сторону Блейка.

— Не возражаю, — сказал он, не отрывая глаз от дороги.

— Ты мне еще сказку расскажешь, Мери. Я особенно люблю про Гадкого утенка.

Блейк улыбнулся.

— Это сказка про нас обоих, стручок.

— Ни про кого из вас, — прервала его Мередит. — Вы оба имеете характер, сильную волю, это стоит гораздо больше, чем красота.

— У папы шрам, — пискнула Сара.

— Знак мужества, — поправила Мередит, улыбнувшись. — Твой отец всегда был так красив, что шрам ничего не значит.

Блейк метнул взгляд на Мередит, долгий, внимательный. Когда почувствовал, что она его поняла, перевел взгляд на дорогу — и очень вовремя: они чуть не врезались в кусты.

— Извини.

— Ничего. — Он свернул на улицу, ведущую в городской парк, и вскоре нашел место для парковки.

— Как красиво, — сказала Мередит, оглядывая просторный парк с детской игровой площадкой. И даже фонтаном. В этот час здесь было совсем пустынно. На траве еще лежала роса, и, пока они шли к лавкам, окружающим детскую площадку, тапочки Мередит быстро намокли. Она развела руками и засмеялась.

— У тебя ноги мокрые, — сказала Сара, тоже смеясь. — А у меня ковбойские ботинки!

— Думаю, я могу помочь делу, — буркнул Блейк.

И, прежде чем Мередит поняла, он наклонился, подхватил ее на руки и без усилий понес, держа высоко у груди.

— Какой же ты сильный, папа, — заметила Сара.

— Всегда таким был, — не удержалась Мередит и посмотрела на Блейка, беспомощная, уязвимая, полная воспоминаний.

Блейк на нее не смотрел. Не осмеливался. Ее восхищенный взгляд уже оказал свое действие. Если он посмотрит на кроткое, нежное лицо, то кинется ее целовать, невзирая на аудиторию в составе одного зрителя, внимательно за ним наблюдающего.

Он без слов опустил ее на дорожку, прошел к лавке, сел, вытянулся и скрестил ноги.

— Ну садись же, — сказал он нетерпеливо. — Сара, иди играй, пока можно. Через час здесь будет полно народу.

— Иду, папа! — Сара побежала к качелям. Мередит села рядом с Блейком, все еще чувствуя тепло его рук и стараясь сберечь обволакивающий аромат, исходящий от его худощавого тела.

— Совсем другой ребенок, — отметила она, глядя, как Сара раскачивает качели, приседая на своих маленьких ножках.

— Уже меньше дичится, — согласился Блейк.

Он снял шляпу, положил рядом на лавку, взъерошил густые черные волосы. — Но еще не чувствует себя вполне уверенно. Ночные кошмары еще не прекратились. В последнее время я мало с ней бываю. Бизнес мешает. Множество работ зависит от решений, которые я приму. Я не могу все бросить и проводить дома целые дни.

— Сара любит Эми? — спросила Мередит.

— Мередит, Эми не будет еще недели две, — нетерпеливо сказал он. — Вот что меня беспокоит. В понедельник у меня правление. Как мне быть, с собой ее брать?

— Проблема понятна. — Мередит вздохнула, постучала пальцами по циферблату часиков. — Что ж… я побуду с ней.

Он не позволил себе обрадоваться, хотя вот уже второй раз за день она вызывается тратить время на Сару. Не давай себе размечтаться, старик.

— Ты могла бы? — Он повернулся и сверлил ее глазами.

— Все, что от меня требуется, — это автографы, и то в следующую субботу. Остальное время я свободна.

— Но тебе придется бывать у нас дома, — сказал Блейк с явным недоверием. Он стиснул зубы. — Учитывая, как поздно я иногда прихожу, вряд ли Бобби и Бесс согласятся вставать и впускать тебя всего на несколько часов. Так?

Она покраснела.

— Блейк, хоть сейчас и восьмидесятые годы двадцатого века, но я не могу перебраться жить к тебе.

— Я не буду тебя соблазнять. Сказал это в среду и повторяю теперь.

Она не отводила глаз от Сары, сердце ныло.

— Я знаю, что на твое слово можно положиться, Блейк, — прошептала она, — но люди будут думать другое.

— И это говорит известная писательница, — сказал он, сощурившись. — Бог простит, если я запятнаю твою репутацию.

— Не дави на меня, Блейк, — жалобно сказала она и встала. — Неудачная идея. Зря я приехала…

Он тоже встал и поймал ее за руку.

— Извини. — Он отбросил язвительный тон. — Я сам никогда не беспокоился, что, черт возьми, люди думают, но считаю, что главное — это не смотреть на другого сверху вниз.

— Я никогда не смотрела на тебя сверху вниз, — сказала она.

— Думаешь, мне это известно? — враждебно ответил он. Прижав к груди ее руку, он погладил длинные пальцы, аккуратные розовые ноготки. — Ты всегда держала меня на расстоянии.

— А ты из-за этого злился, — отозвалась она с грустной улыбкой. — Выходил из себя.

— Я же объяснил, — прервал он. — Я хотел тебя и не знал, как с этим справиться. Знал, что соблазнить тебя невозможно. Нельзя. Я же дал слово Нине. — Он пожал плечами. — Это не было сознательное оскорбление. Но позже, думая о том, что произошло, я спрашивал себя: может, для тебя было бы лучше, если б ты возненавидела меня за это? — Он взглянул ей в глаза спокойно, искренно.

Она долго изучала жесткое выражение его лица. Наконец сказала:

— В какой-то мере так оно и было. Но это подорвало мою уверенность в себе. Я думала, что ни один мужчина не захочет меня.

— От чего я только выиграл, — прошептал он, улыбаясь. — Ты и не пыталась пробовать с другими. — Его улыбка растаяла. — Мередит, ты еще девственница. И твоим первым мужчиной, похоже, стану я.

Сердце замерло — и снова застучало.

— Это нечестно…

Он остановил ее, нагнув голову так, чтобы губы чуть касались ее губ. Она чувствовала его дыхание, смешанное с запахом кофе, и от его близости коленки стали ватными.

— Да, — прошептал он, — я собственник и твердый, как гвоздь. Ничего с этим не поделаешь. Жизнь меня не баловала. До последнего времени.

Руки лежали у нее на плечах, не давая двинуться, а от взгляда перехватывало дыхание.

— Са… Сара Джейн…

— Смотрит в другую сторону, а на затылке у нее глаз нет. Так что просто отдай мне свой ротик без борьбы, крошка, и увидишь, каким я могу быть нежным, если постараюсь.

Он почувствовал, что ее рот принял его сразу, с первого касания. Он подтянул к себе податливое тело.

Она обняла его и без страха растворилась в нем. Даже почувствовав неизбежный отклик мощного тела на ее близость, не попыталась отодвинуться. Он — ее сердце. Несмотря на прошлую боль и злость, он — все, что она знает и хочет от любви. Сколько лет она мечтала об этом! Но мечты бледнели перед дивной реальностью. Она царапала ногтями его спину и наслаждалась тем, как под пальцами перекатываются мускулы.

Он чуть отодвинулся и хриплым шепотом спросил:

— Кто тебя этому научил?

— Никто… Как-то само собой вышло, — шепнула она в ответ.

Руки скользнули от спины к волосам и ласково взъерошили их.

— Какой у тебя нежный рот, — хриплым голосом произнес он. — Пахнет кофе и мятой.

— Я пила ирландский кофе «Мокко-минт».

— Вот как? У тебя коленки дрожат.

Она усмехнулась.

— Еще бы, у меня ноги совсем подкашиваются.

Улыбались его глаза, улыбались губы.

— Правда?

— Папа, смотри, как я высоко! — позвал детский голос.

Блейк неохотно расцепил руки и отозвался:

— Я смотрю!

Сара Джейн раскачивалась на качелях.

— Я взлетаю до неба!

— Я тоже, — тихо сказал Блейк и без улыбки посмотрел на Мередит.

И она смотрела на него. Сердце готово было разорваться. Он взял ее руки, переплел свои пальцы с ее.

— К черту твою репутацию, — хрипло сказал он. — Переезжай к нам на две недели. Никто не узнает, а Бобби и Бесс не осудят.

Она бы рада, но…

— У тебя старая и консервативная компания. Совету директоров это может не понравиться.

— Совет директоров не может диктовать мне, как жить. По вечерам будем вместе с Сарой сидеть на диване и смотреть телевизор. Утром завтракать на кухне. Если Сара ночью испугается, то залезет к тебе под одеяло. Ты будешь читать ей сказки, а я слушать. — Он криво улыбнулся. — Мне в детстве не читали, Мередит. Дядя был человек другого сорта. Я не знал сказок со счастливым концом. Может, потому слишком желчный. Не хочу, чтобы Сара стала такой же.

— Ну-ну, — лаская его взглядом, сказала она. — По-моему, человек из тебя получился совсем не плохой.

Он погладил ее по волосам.

— Я не хотел тогда быть жестоким… — Он устало вздохнул. — А ведь если бы не Сара, ты бы не подошла ко мне, да?

Она опустила глаза.

— Не знаю… Когда я приехала, во мне еще была горечь и я тебя опасалась. Но, увидев вас с Сарой вместе… Может, ты не сознаешь, но рядом с ней ты совсем другой. Она сглаживает острые углы в тебе.

— Да, она особенная. И Нина тут ни при чем. Бог знает почему она вообще оставила ребенка. Он ей совсем не был нужен.

— Зато, наверно, муж хотел.

— Если и хотел, то потом передумал, узнав, что она от меня. Совсем забросил девочку. Будь я проклят, если бы так обошелся с ребенком. Одна группа крови или разные, а есть узы покрепче.

— Не у каждого твое понятие о чести, — попробовала объяснить Мередит. — У тебя всегда это была сильнейшая черта.

— Как и сейчас. — Он снова сел на лавку и привлек ее к себе. Сара оставила качели и побежала к песочнице. — Весь песок домой притащит, — проворчал он.

— Вытряхнем, — успокоила его Мередит. Блейк улыбнулся.

— Конечно. — Он обнял ее за плечи. — Она без ума от тебя.

— Я ее тоже люблю. Удивительная девочка.

— Надеюсь, ты не передумаешь после того, как она закатит очередную истерику.

— С детьми такое часто бывает. — Она протянула руку и потрогала шрам на щеке. Он отшатнулся — и отвел ее руку. — Тебя он не уродует. Я сказала Саре, что это знак мужества, — так оно и есть. Ты получил его по моей вине. Он сжал ее пальцы, отпустил их и позволил опять потрогать шрам.

— Спасал тебя от необъезженной лошади, — с улыбкой вспомнил он. — Все было точно так, как с Сарой, только ты полезла в кораль не за платком, а за котенком. Я успел, но лицо поранил.

— Ты ругал меня ужасными словами, — робко продолжила она, — и я это заслужила. Но все же ты разрешил мне заклеить тебе рану. Это было так приятно.

— Приятно! — Губы его сжались. — Ты не знаешь, что было со мной. Воздух был пронизан электричеством. Я скрежетал зубами и заставлял себя не глядеть на тебя, чтобы не сделать того, что на самом деле хотел сделать.

— Чего же ты хотел? — удивилась она, потому что помнила только свирепый голос и лицо, когда обрабатывала рану.

— Хотел прижать тебя к себе и целовать, пока не задушу, — прохрипел он. — На тебе была только легкая блузка на голое тело. Под блузкой я видел очертания груди и так хотел схватить ее, что меня трясло. Потом я это сделал, в конюшне. А ты и не знала, — догадался он.

— Нет, — едва слышно призналась она. — Понятия не имела. Я сама дрожала и так старалась не выдать себя, что не замечала, что происходит с тобой.

— Я всю ночь не мог заснуть, вспоминая твой вид, голос, запах. — Он посмотрел, как Сара делает замок из песка, палочкой протыкая двери и окна. — Проснулся больной. А через несколько дней читали завещание, и я прямо озверел. На мне висела Нина, я не мог разобраться, что чувствую к ней и что — к тебе. Просто свихнулся. Потому и наговорил тебе черт знает что. Жутко хотел тебя. Позже увидел и не удержался от последней возможности обнять тебя. Поцеловал — и потерял оставшиеся крохи самообладания.

— Я тебя ненавидела за это, — сказала она с улыбкой. — Я считала, что ты вышел из себя из-за завещания, потому что дядя заставляет тебя жениться на мне. Даже подумать не могла, что ты и вправду меня хочешь.

— По-твоему, мужчина может притвориться, что желает женщину?

Она вспыхнула и, не глядя на него, ответила:

— Нет.

— По крайней мере теперь я знаю, что не утратил эту способность, — глухо сказал он и опять стал смотреть на Сару. — А ведь долго был как в тисках зажат. Не мог допустить, чтобы еще одна женщина растоптала мою гордость, как Нина. Я-то знаю, что в постели я не находка.

— Я думаю, это зависит от того, с кем ты, — сказала Мередит, не поднимая глаз. — Если люди внимательны друг к другу, даже неопытные, все должно быть сказочно прекрасно.

— Для нас это не стало сказкой, хоть мы из этой категории, — мягко сказал он.

— Да, правда, но я же сопротивлялась. Я не понимала, что происходит, — призналась она. Блейк изучал ее склоненную голову.

— Как ты думаешь, теперь, когда мы на пять лет поумнели, может получиться по-другому?

— Не знаю.

Худая рука нерешительно тронула ее волосы, спустилась по щеке ко рту.

— Я ничему не научился. — Его голос был тихим и глубоким. Он подавил вздох. — И ты опять выводишь меня из равновесия. Я снова могу напугать тебя, если потеряю контроль над собой.

Видимо, эта мысль мучила его. Мередит, подняв глаза, нежно сказала:

— О нет, ты не можешь причинить мне зло. Сердце бешено заколотилось в груди. Он прошептал:

— Ты готова зайти так далеко? Она не могла вынести пронзительного взгляда зеленых глаз. Взмолилась:

— Не проси, Блейк. Я уступлю, но возненавижу нас обоих. Годы неприятия не уйдут просто потому, что мы это хотим. Я не создана для легкомысленного образа жизни. Даже с тобой.

Получилось, что он представляет собой исключение из правил, и это польстило его мужской гордости. Он улыбнулся. Она его хочет. Уже легче. Улыбка погасла, когда он осознал, что его останавливают ее принципы, что честь не позволит ему соблазнить ее.

— Вот и я тоже, — вздохнул он. — Мы с тобой — засохшие семена, моя радость.

Она выслушала признание с благоговейным трепетом. Впервые он объединил себя с ней. Хотелось сохранить в груди и в памяти новое теплое чувство.

— Папа, смотри, какой у меня замок! — крикнула Сара Джейн. — Я хочу есть. И в ванну.

Невольно улыбнувшись, он сказал:

— Ладно, стручок, пошли, — и отодвинулся от Мередит. — Не может ничем долго заниматься. Как кузнечик.

— Такой уж возраст, — улыбнулась Мередит. Она пригнулась, раскинула руки навстречу бегущей Саре, подхватила ее и прижала к себе. — Как от тебя хорошо пахнет. Чем это?

— Папино, — сказала Сара, и Блейк вскинул брови. — На столе стояло. Правда, здорово? Папа всегда так хорошо пахнет.

— Да. — Мередит с трудом сдержалась, чтобы не хихикнуть, но взглянула на Блейка и расхохоталась.

— Так вот куда он девается, — пробормотал Блейк, принюхиваясь к Cape. — Стручок, это мой одеколон. Он не для девочек.

— Я хочу быть как ты, папа, — сияя зелеными глазами, заявила Сара.

Впервые Блейк улыбнулся во весь рот, сверкнув зубами.

— Ну-ну. Пожалуй, придется научить тебя ездить верхом и ловить лошадь арканом.

— Ура! Теперь мне можно ездить на лошади. И я могу поймать ее арканом, слышишь, Мери?

Мередит готова была подтвердить, но поймала предупреждение в глазах Блейка.

— Лучше подожди, когда папа тебя как следует выучит, — сказала она осторожно, и Блейк кивнул.

— Терпеть не могу ждать, — буркнула Сара.

— Как и все, — проворчал Блейк и, не оглядываясь, пошел к машине. — Поищем, где тут продают еду.

Магазинчик нашелся неподалеку, они купили кофе, лимонад, все нужное для бутербродов, а также чипсы и пикули, и Блейк отвез их обратно в парк, который уже начал заполняться людьми.

— Я знаю местечко получше, — заметил он. — Сара, как ты насчет того, чтобы поплескаться в речке?

— Ура! — закричала она.

Они с Мередит обменялись улыбками.

— Тогда поехали.

Он развернулся и рванул в обратном направлении, а Сара засыпала его вопросами об Оклахоме, о реках, об индейцах и почему небо синее.

Мередит тихо сидела рядом с Блейком, любовалась его руками, лежащими на руле, легкостью, с какой он маневрировал по городу и дальше по равнине. Он не пытался заговорить, да Сара и не дала бы ему вставить хоть слово.

Болтовня Сары дала передышку Мередит, и она воспользовалась ею, чтобы обдумать неожиданное предложение Блейка. Он хочет, чтобы она переехала в его с Сарой дом, и она готова к этому больше, чем он может предположить. Но пришлось напомнить себе, что у нее есть что терять, и это вопрос не только репутации. Это вопрос силы воли: сможет ли она сказать «нет», если Блейк включит свое обаяние на полную катушку?

Он не слишком опытен, но это теряет всякое значение, когда он начинает ее целовать. Она по-прежнему любит его. Если « он захочет, нет никакой уверенности, что она не кинется к нему в постель, несмотря на все свои убеждения.

Он такой старомодный, еще неизвестно, что будет, если она ему отдастся. Скорее всего, сочтет себя обязанным жениться. Тогда все пропало. Не нужна ей женитьба по обязанности. Если бы он хотел заботиться о ней, если бы хотел взять в дом ради себя, а не ради Сары…

Она постаралась переключиться на настоящее. Не надо предвосхищать судьбу. Дело не в ее чувствах, а в Блейке. Только если ему будет нужно больше, чем ее тело, она может быть уверена в будущем.

Глава седьмая

Блейк пересек мост через реку, но не остановился, а проехал дальше, свернул на грунтовую дорогу. Остановив через некоторое время машину под дубом на тенистой поляне, он помог Мередит и Саре выйти.

— Где мы? — спросила Мередит. Он улыбнулся.

— Пойдем, увидишь. — Он взял Сару за руку и повел. За деревьями открывался огромный водный простор. — Узнаешь? — спросил он.

Мередит засмеялась.

— Озеро Тандерберд! — воскликнула она.

— Ну да. Чем не место для пикника? Тишина, покой и тень.

— А чья это земля?

Блейк скривился.

— Видишь ли, это часть дядиного наследства. Всего пятнадцать акров, но мне тут нравится. — Он оглядел красивый лесистый берег. — Потому я и не стал ничего строить. Мне нравится и так.

— Я тебя понимаю.

Пели птицы, перешептывались листья на деревьях. Мередит закрыла глаза, дала ветру растрепать ей волосы и подумала, что никогда еще не была в таком раю, с Блейком и Сарой.

— Сара, не подходи близко к воде, — предупредил Блейк.

— Ты сам говорил, что я буду купаться, — мигом насупилась девочка.

— Говорил. Но не здесь. Сначала поедим, потом подъедем к другому месту, там и будешь купаться.

На несколько долгих секунд ее воля скрестилась с его. В конечном счете Сара сдалась и отошла от края берега.

Блейк достал закуски и скатерть. Они расстелили ее на траве и ели в молчании. Сара крошила хлеб муравьям и прочим насекомым, удивляясь жизни, кипящей в траве.

— Ты что, никогда насекомых не видела? — спросила Мередит.

— Вообще-то видела. Мама говорила, что они гадкие, и давила их. А дядя по телевизору говорил, что они полезные.

— Я бы с этим дядей поспорил, особенно когда они залезают под шкуру моей скотине.

Мередит улыбнулась. Он улыбнулся в ответ. Потом улыбки погасли, они смотрели друг на друга открыто, с нарастающим влечением. Ей стало жарко. С другими у нее никогда не бывало такого, только с Блейком. Может, и не будет, но надо зажать себя в тиски, пока не поздно.

Она отвела взгляд и с наигранной бодростью предложила еще бутерброд.

После ланча Блейк отвез их к маленькому ручью, чистому, журчащему. Сара возбужденно сбросила ботинки и кинулась к воде. Бабочки садились на мокрый песок, и Блейк улыбался, глядя, как ребенок босиком шлепает по воде.

— Я тоже так делал в детстве. — Блейк прислонился к машине, засунув руки в карманы. — Дети, живущие в городе, чертовски много теряют.

— Да. И я так играла. Когда высыхал колодец, мы ходили за водой на речку. Мы тогда были ужасно бедны. Я даже не представляла себе, как мы бедны, пока не побывала на дне рождения и не увидела, как живут другие дети. — Мередит вздохнула. — Я ничего не сказала родителям, но поняла, как деньги меняют человека.

— Тебя они не очень изменили, — задумчиво глядя на нее, сказал Блейк. — Ты стала уверенней, но не стала снобом.

— Спасибо. — Она нервно покрутила золотое колечко на пальце. — Однако твоего уровня я не достигла. Так, средний достаток.

— «Порше» — это больше чем средний достаток.

— Это мое безрассудство. Я думала о том, как приеду сюда, на встречу с прошлым, и купила его, чтобы придать себе уверенности.

— Да, всем надо время от времени подпитывать свою уверенность, — тихо согласился Блейк, не сводя глаз с Сары. — Она понемногу выходит из своего прошлого. Люблю, когда она смеется. Первое время не смеялась.

— Боялась, — сказала Мередит. — В своей маленькой жизни она видела так мало добра и заботы.

— Теперь видит. Буду заботиться о ней, пока жив.

Мередит была тронута и гордостью, и чувством собственности в глубоком, искреннем голосе. Интересно, о ней он сказал бы так? Блейк мог проявить слабость в отношении ребенка, но по-настоящему полюбить женщину — едва ли, слишком у него печальный опыт с Ниной.

Через несколько минут Сара опять объявила, что ей нужно «в ванну», и Блейк, улыбнувшись, отвез их на заправочную станцию, где был туалет.

Домой они вернулись, когда уже стемнело. Мередит выкупала Сару и села возле ее кровати, чтобы рассказать на ночь сказку.

Она дошла до середины «Спящей красавицы», когда вошел Блейк, сел в кресло у окна и приготовился слушать. Мередит смутилась, но Сара обрадовалась и потребовала рассказать еще две сказки, но уже на второй глаза у нее закрылись и она заснула.

Мередит встала, поправила ей одеяло, невольно наклонилась и поцеловала.

— Вот еще одна вещь, которой она лишена, — сказал Блейк, подойдя к кровати. — Чтобы ее целовали на ночь. — Он вынул руки из карманов и посмотрел на дочь. — Мне трудно проявлять свои чувства. Дядя был не из тех, кто целует. — Он грустно улыбнулся. — Ты его знаешь.

— Да, помню. Приятный был человек, но чтобы прикоснуться к кому-нибудь — ни-ни!

— Я такой же, — откликнулся Блейк. — Но ты исключение. Я даже нарочно старался порезаться, когда ты бывала у нас, чтобы ты меня бинтовала. Любил ощущать твои руки на своей коже. Помню, какие они мягкие и заботливые. — Он вздохнул и отвернулся. — Пойдем, а то еще разбудим Сару.

Он явно смутился, признаваясь в своей хитрости. Странно. Только когда он это рассказал, она вспомнила, что в те дни у него и правда то и дело случались мелкие порезы. Она улыбнулась. Вот еще один маленький секрет о тех чудных днях, когда Блейк был недостижим.

— Ты чему улыбаешься? — настороженно спросил он.

Мередит закрыла дверь и обернулась.

— Я думаю, что за ирония судьбы — ведь я любила бинтовать тебе пальцы, потому что был повод приблизиться к тебе.

— Не смешно ли, как мы были наивны? Учитывая возраст. Мы же были не дети.

— Отнюдь.

Атмосфера мигом накалилась. Мередит почти физически ощущала его рот на своих губах, а от недвусмысленного немигающего взгляда подгибались колени.

— Как ты помнишь все эти сказки? — задал вопрос Блейк, чтобы как-то разрядить напряжение, сковавшее обоих.

— Не знаю. Наверно, профессия. Блейк, надо купить ей книжки.

— Давай ты их подберешь, — предложил он. — Я ничего не смыслю в книжках для детей этого возраста.

— Ладно, посмотрю, нет ли у Мег Дональдсон. Кажется, я что-то видела.

— Я очень ценю твою помощь, — сказал Блейк. — Трудно быть отцом, особенно когда дело касается белья, ванны. — Он не торопился спускаться вниз. Прислонился к стене, его зеленые глаза медленно скользили по прекрасной фигуре в белом топе и облегающих голубых джинсах. Они сузились, остановившись на топе: еще минуту назад грудь Мередит под ним не была такой твердой. — В тебе очень сильно развито чувство материнства.

— Да, я люблю детей. Так мы идем вниз? — нервно сказала она.

— А что? Боишься, что я затащу тебя в спальню и запру дверь?

— Конечно, нет, — слишком быстро ответила она.

— Напрасно, — заметил он, оторвавшись от стены, — потому что именно это я и собираюсь сделать.

Прежде чем Мередит успела что-либо сказать, он мягко и. чертовски ловко поднял ее и отнес в свою комнату. Запер дверь и опустил на середину огромной кровати.

Она лежала, едва дыша, уставившись на него, а он уперся руками по обе стороны ее головы и сверлил ее зелеными глазами.

— Ну как, боишься меня, Мередит? — тихо спросил он. — Если я начну с тобой что-то делать, будешь отбиваться и звать на помощь?

Она разжала губы. Она совсем его не боялась. За этот день что-то случилось с обоими, они стали ближе. Мередит узнала о нем так много, что сейчас главной мыслью было — как сильно она его любит. И как бы ей хотелось полностью принадлежать ему!

— Нет, не боюсь. Я знаю, что ты не причинишь мне зла и не станешь принуждать. Так ты сказал.

Он слегка расслабился.

— Правильно. — Глаза его скользили по ее телу, лаская грудь под легкой тканью, обтянутые джинсами бедра и ноги. — Ты не представляешь себе, как весь день сводила меня с ума. Знаешь, что ты очень сексуальна?

— Я? — Ее лицо осветилось слабой улыбкой.

— Ты. — Он встретился с ней взглядом. — И ты отсюда просто так не уйдешь.

От этой сладкой угрозы по спине пробежали мурашки.

— Правда?

Блейк склонился над ней, грудью почти касаясь груди, ртом — рта.

— Да, — выдохнул он, — да.

Мередит обвила его руками. От него пахло одеколоном. Она любила этот запах, эти плечи, эту спину, где мускулы перекатывались под тонкой кожей. Застонала, ощутив сладкую тяжесть большого тела.

— Расслабься, — шепнул он. — Тебе не будет больно.

Она ухватилась за его густые волосы и опустилась под теплым грузом навалившейся груди. Когда его язык скользнул ей в рот, она сжала Блейка в приливе нового чувства, оно огнем пробежало по ее нервам, лишив сил. Ни с кем, кроме Блейка, она так не целовалась, и это было прекрасно.

Она поцеловала его в ответ, наслаждаясь вкусом теплого жадного рта. Одна рука Блейка поддерживала ее шею, другая гладила плечо и вдруг скользнула и накрыла мягкую грудь.

У нее вырвался стон, он поднял голову, но руку не убрал.

— Не бойся, — прошептал он, — мы уже делали это. Но теперь я не такой зеленый.

— Да. — Мередит коснулась его пальцев, слегка погладила их, ее глаза смотрели в его с нарастающим возбуждением. Она разлепила опухшие губы. — Ты… расстегни топ, — сказала она дрожащим шепотом, — под ним ничего нет.

Мередит покраснела, и Блейк догадался, что предложение стоило ей немалого мужества. Хочет показать, что доверяет, или же чувствует то же вожделение, что и он?

Блейк стал медленно расстегивать топ, не отпуская ее глаз.

— Почему ты ничего не надела под него? — спросил он.

— А ты не догадываешься? — ответила Мередит шепотом.

Приглашение было столь откровенным, будто она его прокричала. Блейк медленно раздвинул края топа и обнажил упругие полные груди. Они были так же прекрасны, как пять лет назад, только полнее и тверже. Розовые лепестки, подумал он, теряя разум при виде твердых сосков, выдававших ее желание.

— Ты кому-нибудь другому давала так смотреть на себя? — прошептал он. Ему вдруг это показалось важным.

— Только тебе, — ответила она, глядя тепло и нежно, почти с любовью. — Как бы я могла?.. — Хриплый голос прервался.

— Мередит, ты прекрасна, — признал он. Чуть касаясь, он провел рукой по груди, и Мередит вскрикнула.

Блейк испугался, посмотрел с откровенным беспокойством.

— Тебе больно? — участливо спросил он. — Извини, я знаю, это очень нежное место, я не хотел быть грубым.

Она уставилась на него, кусая губы, не зная, что сказать. Нерешительно произнесла:

— Блейк… это не больно.

— Но ты вскрикнула, — искренне допытывался он.

— Да. — Она густо покраснела.

Все еще хмурясь, он продолжил движение руки. Всматриваясь ей в глаза, нежно погладил, пропустил твердый кончик между пальцами, накрыл его ладонью. Она всхлипнула и опять вскрикнула, трепеща и поднимаясь к нему.

— Чертова Нина! — свирепо шепнул он. Мередит была как в тумане, она не поняла, что он сказал.

— Что?

— Ничего, — резко шепнул он. — О Боже, Мередит! — Он наклонился ртом к ее груди, и она застонала, изгибаясь под ним. И нежный стон, и дрожь сводили его с ума.

Он целовал каждый дюйм ее тела, покусывал кожу на животе и груди, а руки ласкали, гладили, обожали. Задолго до того, как он поднял голову, она уже плакала и просила большего…

Он глубоко дышал, глядя в ее расширенные глаза. Ее лицо завораживало его: казалось, он ее мучит, но ее руки притягивали его голову, нежный голос призывал его рот. Она стонала, но не от боли. И самое восхитительное ощущение пронизало его тело, когда он навис над ней.

— Ты меня хочешь, — хрипло прошептал он.

— Да.

— Ужасно хочешь.

— Да!

Руки гладили ее грудь, Мередит содрогалась.

— Я не знал, что женщины так реагируют. Кричат… Боже мой, она надо мной издевалась, а я не догадывался!

— Что?

Он сел, она сделала робкую попытку накрыться, но он удержал ее руку, тихо сказал:

— Не надо. Ты прекраснее всего на свете. Я не сделаю тебе ничего плохого.

Она вздохнула, расслабилась.

— Все это так ново, — попыталась она объяснить.

— Конечно. — Он кончиками пальцев коснулся груди и с удовольствием смотрел, как Мередит задрожала. — Хорошо… Черт знает как хорошо, Мередит.

— Блейк…

— Чего ты хочешь? — спросил он, прочтя в ее глазах робкое любопытство. — Скажи, я все сделаю.

— Расстегни рубашку, — прошептала она, — я хочу смотреть на тебя.

Кровь закипела в его жилах. Он расстегнул рубашку, дрожа от нараставшего в нем желания, и, когда заметил восторг в ее глазах при виде густого волосяного покрова, сбегавшего по груди к джинсам, швырнул рубашку на пол.

Она протянула руки, и Блейк со стоном опустился в ее объятия, содрогнувшись от прикосновения сосков, когда он грудью вдавил ее в матрас.

— Блейк, — простонала она, сцепив руки, ища губами его рот.

Его руки скользнули вниз, он обхватил ее бедра, прижал к своим, ритмически двигаясь, давая ей прочувствовать свою мощь.

Она всхлипнула, и к нему вернулось самообладание.

— Нет! — Он отпрянул, откатился, но не смог встать на ноги. Он лежал разбитый. Мередит приподнялась на дрожащих руках. Она чуть не плакала, зная, как ему плохо оттого, что пришлось остановиться.

— Извини, это моя вина. — Она заплакала.

— Нет, — сквозь зубы выдавил Блейк. Он сделал несколько резких вдохов и пришел в чувство. Расслабился, полежал, борясь между необходимостью уйти и желанием раздеть ее и погрузиться в мягкое теплое тело.

— Я не хотела тебя останавливать, — выдохнула она.

— Знаю. — Он наконец взял себя в руки. Взъерошил волосы, обласкал ее глазами, задержавшись на полной груди.

— Застегнись, — мягко сказал он, — а то я сойду с ума.

Со слабой улыбкой она дрожащими пальцами застегивала топ.

— Ты заставляешь меня чувствовать себя красавицей, — прошептала она.

— Бог мой, ты и есть красавица. — Его глаза потемнели. — Сказать не могу, что делают со мной те звуки, которые я от тебя слышал. Я не знал, что женщины так себя ведут при любовных играх.

— Не понимаю. — Она вглядывалась в него.

— Мередит, — с трудом начал он. — Нина улыбалась. От начала до конца она улыбалась.

До нее не сразу дошло. Потом она вспыхнула.

— В тот первый раз я тебя обидел и потому не мог получить страстного отклика. Никогда не получал его и от Нины, ну и думал, что так и должно быть, чтоб женщины улыбались. — Уголок рта приподнялся в грустной улыбке. — Только теперь я все понял.

Ей казалось, что на ее лице можно жарить яичницу.

— Я не могла сдержаться, — смущенно призналась она, — я и подумать не могла, что прикосновение мужчины может доставить такое наслаждение.

Он прижался щекой к ее ладони.

— Наслаждение было взаимным. Я почти дошел до конца. Твои бедра так близко от моих — это сводит с ума.

— Прости, мне надо было отодвинуться, — слабо сказала она.

— Ты же не сверхчеловек, — резонно возразил он. — Я тоже не мог остановиться. Вдвоем мы высекаем огонь. Я ничего более в жизни так не хочу, как почувствовать тебя под собой, кожа к коже, рот ко рту и ты принимаешь меня в себя.

От этих слов у нее перехватило дыхание, и когда он осознал, какое они произвели на нее действие, то почувствовал тихую гордость.

— Хочу тебя любить, — грубо прошептал он. — Здесь. Сейчас. На моей кровати.

— Я не могу, — она закрыла глаза, — пожалуйста, не проси.

— Вижу, что не из-за отсутствия желания. Тогда отчего же? Гордость? Принципы?

Мередит кивнула.

— Блейк, ты же знаешь, как меня воспитывали. Я не могу забыть уроки всей жизни, как бы ни хотела.

— Тогда выходи за меня замуж, Мередит.

Она вытаращила глаза.

— Что?

— Нам всем будет хорошо. Ты любишь Сару. Ты хочешь меня. Ты сделала карьеру, и я знаю, что тебе не нужны мои деньги, как и мне — твои. Мы построим новую жизнь. — Он внимательно смотрел на нее. — Понимаю, что я не самый подходящий человек для семейной жизни. Нетерпеливый, вспыльчивый, могу быть безжалостным. Все худшее обо мне тебе известно. И клянусь, никаких ужасных сюрпризов не будет…

— Не знаю…

— Тебе нужны только цветы и колокольный звон — так не бывает. Кое с чем приходится мириться. Скажи уж, что ты просто не хочешь жить со мной, — вдруг произнес он чуть насмешливо.

— Зачем говорить неправду, — вздохнула она. — Да, я хочу жить с тобой, мне нравится Сара Джейн, мне не трудно было бы о ней заботиться. Но ты, Блейк, пока что направляешь свои эмоции не совсем туда, так ведь? Твое сексуальное влечение ко мне — вот и все, что ты можешь предложить.

Осторожно подбирая слова, он сказал:

— Для мужчины секс играет большую роль в отношениях с женщиной. Я не очень разбираюсь в любви, у меня ее не было. Если этому можно научиться, попробуй меня научить. Я никогда не любил, так что все в твоих руках.

Она вздохнула; сердцу было больно; может быть, ей не дано получить то, чего она жаждет. Его чувства на замке, и нет ключа.

— Перестань ломать голову, Мередит, — прошептал он. Его лицо нависло над ней, рот коснулся губ, источая дивный запах, руки накрывали грудь и сквозь ткань чувствовали ее тепло. Длинная нога улеглась между ее ног и стала медленно двигаться.

— Это нечестно, — выдохнула она.

— Знаю. Расстегни, — шепнул он и, пока она расстегивала топ, шептал, почему он хочет ее и что сейчас будет делать.

Она горела. Она хотела его. Ее стон был сигналом, что крепость сдалась. Вот уже под рукой у него нежная кожа, вот уже он ощупывает нежную грудь…

— Ты… теперь… не остановишься? — всхлипнула она.

— Зависит от тебя, — сказал он незнакомым голосом. — Я тебя не принуждаю.

— Знаю. — Мысли метались, она не могла решить, как ей быть. Какая-то часть ее говорила, что нельзя. Но сколько же лет она бесплодно мечтала о нем, о том, как будет лежать в его объятиях и любить его!

Рука стала расстегивать ей джинсы; приподнявшись, Блейк глядел ей в глаза.

— Если начну, придется кончить, — сказал он нежно, — я пройду весь путь. Тебе решать. Она вцепилась в его руку и простонала:

— Я не знаю… Блейк, я боюсь! Будет больно…

— Чуть-чуть, — прошептал он. — Я буду ласкать тебя очень медленно и нежно. Сделаю все, что скажешь, чтобы тебе было легче. — Он нагнулся, коснулся ее губ. — Мередит, разве ты не хочешь узнать все секреты? Увидеть, какое наслаждение мы можем доставить друг другу? Бог мой, даже от поцелуев у меня кипит кровь! А взять тебя… — Он застонал. — Взять тебя будет невыразимым счастьем.

— Для меня тоже. — Она обняла его и уткнулась лицом в поросшую волосами грудь.

Руки легли на бедра, она ощутила тяжесть его тела.

— Чувствуешь, как сильно я тебя хочу? — прошептал он.

Она дрожала от нетерпения.

— Блейк… как же… надо же предохраниться? Я не умею.

— Я собираюсь на тебе жениться, — грубовато сказал он. — Но если тебе надо предохраниться, могу принять меры.

Ее окатила горячая волна страсти. Она вцепилась ногтями ему в спину, слыша свой дикий крик, поднявшись ему навстречу. Его глаза потемнели, он наклонился, накрывая ртом ее рот.

— Надо… — всхлипнула она.

— Да… — прошептал он. Последняя разумная мысль была о том, что делать детей с Мередит так же естественно, как купаться в ручье, гулять по парку. Он закрыл глаза, сотрясаемый желанием соединить свое жаждущее тело с ее и дать ей то же острое наслаждение, которое испытывал сам.

Глава восьмая

Рот Блейка становился все более настойчивым, и Мередит дрожала от наслаждения. Он притянул ее к себе, и она растворилась, растаяла, а он стал дразнить ее: медленно водил пальцами по груди, чувствуя напряжение ее тела, тепло кожи, заставляя ее ждать, хотеть, пока она не схватила его запястья, призывая действовать.

Но он действовал медленно. Восхитительно медленно. Терпеливее, чем мог от себя ожидать. Какое же счастье этот нежный шепот и объятия мягких рук, гладкая кожа и учащенное дыхание, когда в темноте он дотрагивался до более интимных мест.

Где-то на обочине сознания мелькнула мысль, что он сойдет с ума от вожделения, но сильнее страсти было желание доставить ей то же восхитительное ощущение, которое прокатывалось по его мощному телу и заставляло дрожать от каждой новой ласки, каждого поцелуя. Ему было нужно гораздо, гораздо больше, чем быстрое насыщение. Он хотел соединить их тела, хотел узнать, возможно ли то единство, которое, согласно книгам, возникает, когда оба заботятся об удовольствии друг друга.

— Все хорошо, Мередит, — ласково шепнул он. — Я буду очень нежен. Я хочу быть уверен в том, что тебе не будет больнее, чем это неизбежно.

— Я не боюсь, — тихо сказала она. — Блейк… Я готова все тебе отдать!..

— Да, — шептал он, — я тоже все отдам тебе, Мередит. Я все сделаю, чтобы тебе было хорошо. — Он не собирался получать удовольствие за ее счет. От его невыразимой нежности ей хотелось плакать. Надо сделать что-то, чтобы ему тоже было хорошо, он же…

Но тут движение его руки вызвало такой острый спазм наслаждения, что она вскрикнула и вцепилась в него, без слов говоря, что чувствует наслаждение, а не боль. И он вспомнил предыдущие страхи, когда она стонала и кричала, а он не знал, что так женщина отвечает на доставленное ей наслаждение. Милая.

Открытым ртом он прильнул к ней, лаская языком внутреннюю поверхность губ, чувствуя, как ее нежное, стройное тело изгибается в его руках. Она трепетала, неясный возбужденный шепот срывался с ее губ. Ей нравится, мелькнула головокружительная мысль. Нравится все, что он с ней делает. Гордость распирала ему грудь — он и не знал о своих возможностях, не мечтал, что при своей неопытности сможет довести ее до такого неистовства.

Быстро и ловко освободившись от одежды, он снова скользнул к ней на покрывало и стал гладить и целовать все тело.

— По… пожалуйста, — выдавши она, и голос ее сорвался.

— Я тоже хочу тебя, крошка, — выдохнул он, — я так хочу тебя…

Он перенес вес на локти и накрыл ее своим телом, задрожав от соприкосновения ног. Она двигалась, помогая ему, и он опустил бедра.

Почувствовав первую осторожную пробу, она задрожала, но не напряглась, а расслабилась, не сопротивляясь. В ответ он накрыл ртом ее губы в молчаливом ободрении.

Взяв в руки ее лицо, он поцеловал ее, и слабый крик ворвался в его рот, когда он нежно прорвал пленку девственности.

Дальше было легко. Он ощутил, как из ее тела уходит напряжение, и ветерок вздоха коснулся его губ.

— Больше мне не придется делать тебе больно, — неловко буркнул он. — Извини, но с девственницами только так.

— Ничего плохого не было, — шепнула она в ответ. Пальцы скользнули в его густые волосы. — О Блейк… — Она всхлипнула. — Немыслимо, Блейк…

— Да. — Страстно и нежно касался он губами ее глаз, закрывая их, щек, носа, лба. Тело же его продолжало двигаться ровно и мягко. Она потянулась к нему ртом, ее дыхание наполняло его, высвобождая сдерживаемую страсть.

Руки проскользнули под спину, наслаждаясь теплом нежной кожи спины, бедер, прижимая их к себе. *

— Мередит… — Голос оборвался. Он закрыл глаза. С пыткой медленных движений в сильном теле нарастало напряжение, он был уже не в силах владеть собой. Но и она больше не сдерживала себя. Вцепившись в него, она дро-.жала всем телом. В порыве страсти она укусила его, но он не почувствовал. Руки его сжались, он выкрикнул ее имя и в пульсирующих содроганиях излил поток влаги.

Вечность спустя он услышал, что она плачет, поднял голову и вгляделся в ее лицо.

— Мередит? — хрипло прошептал он. — Я сделал тебе больно?

— Нет! — Она уткнулась в него лицом, целовала грудь, шею, щеки, всюду, куда могла дотянуться. — Блейк! — стонала она, обхватив его за шею. — Блейк! — Она дрожала, он понял почему, прижался к ней ртом, и все началось снова.

Во второй раз все было так же упоительно, но медленнее, длительнее. Он и вообразить себе не мог, что мужчина может переносить это так долго. Но он любил ее руками, ртом, и, наконец, когда она плакала от вожделения, которое он в ней вызвал, он медленными, нежными движениями привел их обоих к долгой, сладостной кульминации.

Мередит все плакала и не могла остановиться. Она лежала в его руках, уткнувшись лицом в грудь, где волосы взмокли от пота, но не хотела уходить, и Блейк это понимал, он еще ближе прижимался к ней, отодвинув с лица волосы, целовал и ласкал милое мокрое лицо.

— Я думала… что страстью нельзя управлять… все быстро… и мужчины не могут… они жестоки, — сказала она.

— Как же я мог быть жесток с тобой? — Он нежно потерся губами о ее дрожащие губы. — И превратить волшебство в грубый секс?

Она вздохнула, и ветерок дыхания обласкал его влажную кожу.

— Как я рада, что дождалась тебя, — сказала она. — Что не отдалась кому-то из любопытства или потому, что все так делают. Ты замечательный.

Блейк нагнулся и поцеловал ее.

— Ты тоже, — шепнул он. — До сегодняшней ночи я не знал, что это такое — заниматься любовью. Не знал, какое это блаженство.

— Я думала, мужчина получает удовольствие с любой женщиной, — сказала она.

— Наверно, у каждого по-своему. Раньше я не чувствовал ничего подобного. — Сказал и вдруг понял, что с Ниной он действительно почти ничего не чувствовал. Но юное, нежное тело Мередит уносило его в заоблачные дали, и все, что было между ними этой ночью, происходило как бы само собой. Наверно, инстинкт. А может, что-то посильнее?

Он назвал это «заниматься любовью», и так оно и было — не секс, не удовлетворение естественной потребности. Такое невозможно ни с кем, кроме Мередит. Будет не так без этой умопомрачительной нежности. Он и не предполагал, что на такое способен.

— Не уверен, что я мог бы дождаться тебя, — признался он, уткнувшись в нее лицом. — Тебе достаточно?

Тело еще горело, и она нежно поцеловала его в шею.

— Да, а тебе? — В голосе прозвучало беспокойство.

— Да. — Всего одно слово, но сколько невысказанного счастья!..

Она понемногу приходила в себя, и вдруг Блейк показался ей страшно далек. Возможно, он удовлетворил свой голод и теперь размышляет, как выйти из пикантной ситуации? Жалеет о том, что сделал? В конце концов, в вопросе секса он старомоден — как и она, просто оба ничего не смогли с собой поделать, когда он начал ее целовать… Любовь предательски толкнула ее к нему в постель.

— Блейк, ты не думаешь… Я хочу сказать, ты не думаешь, что я легко?..

— Какого черта! — воскликнул Блейк. Он потянулся, включил лампу и заморгал от яркого света.

Покраснев, Мередит потянула на себя покрывало, но он задержал ее руку.

— Нет. — Его лицо и глаза были спокойны. — Смотри на меня, Мередит. И дай мне смотреть на тебя.

Кровь бросилась ей в лицо. Она взглянула на него и быстро отвела глаза, но он мягко заставил ее посмотреть на себя.

— Я не чудовище, — ласково сказал он, — я просто мужчина. Из плоти и крови, как и ты. Нечего бояться.

На этот раз она постаралась не отводить глаз и через некоторое время разглядела, что он прекрасен — олицетворение мужественности. Он тоже глядел и сравнивал воспоминания пятилетней давности с сегодняшним днем.

— Ты расцвела, — сказал он через минуту, и в его тоне не было ни шутки, ни поддразнивания, голос был глубокий и мягкий. Глядя на ее грудь, на гладкий живот, на длинные изящные ноги, он хрипло сказал: — Ты ласкаешь мой взгляд посильнее Венеры. Прямо дух захватывает.

Голос его прервался. С некоторым недоумением она сказала:

— С тобой все так естественно.

— Правда? — Его зеленые глаза встретились с ее серыми. — Мы занимались любовью. Я знаю твое тело так же хорошо, как ты мое. Мы прикоснулись друг к другу небывалым образом, теперь ты — часть меня. Разве не естественно, что я хочу смотреть на любимое тело, которое теперь знаю так близко?

Она порозовела, но улыбнулась.

— Да.

— Отвечу еще на твой вопрос. Нет, Мередит, я не думаю, что ты легкодоступна. Мы оба знаем, что это не было случайным эпизодом. Я знал, что ты девственница. — Он поднес к лицу и поцеловал ее ладонь. — Мы поженимся и проживем вместе всю жизнь. Именно поэтому я не стал сдерживать себя. Если бы мне был нужен только секс, я бы давно устроился и не стал бы ради своего удовольствия соблазнять тебя.

Она вгляделась в него.

— Ты не из-за Сары хочешь жениться? И не из-за того, что тебе…

Он прервал ее поцелуем.

— Ты слишком много говоришь. И слишком волнуешься. Я хочу на тебе жениться. А ты хочешь?

Глаза ее смягчились.

— О да.

— Тогда перестань рассуждать.

Блейк встал, лениво распрямился. Она смотрела на него смущенно и с восхищением. Он порылся в ящике комода и достал шелковую пижаму. Натянул брюки, а куртку, встряхнув, отнес на кровать, усадил Мередит и помог ей вдеть руки в рукава.

— Одна на двоих, очень экономно, — пробурчал он в ответ на вопросительный взгляд. — Раньше я спал голым, а когда появилась Сара, пришлось одеваться. Но верх я никогда не надеваю. — Он посмотрел на бугорки ее грудей: соски были темные и набухшие после пережитой бури. Он нагнулся и прижался к ним губами. — Никогда еще я не чувствовал себя настолько мужчиной. Только когда трогаю тебя, — резко докончил он с закрытыми глазами от полноты наслаждения.

Она притянула к себе его голову, любя этот голос, этот теплый рот.

— Мы будем спать вместе? — спросила она.

— Придется, — буркнул он и стал целовать ей грудь. — Я не могу тебя отпустить.

Она обвила его шею руками.

— А как же Сара?

— Сара первая узнает о том, что мы женимся. В понедельник сделаем анализ крови, через два дня обвенчаемся. Тебе хватит времени, чтобы сдать квартиру в Сан-Антонио и переадресовать почту?

— Да. — У нее дух захватило. Она хочет с ним жить, и чем скорее, тем лучше, пока он не очнулся и не передумал. Такого она не переживет, даже если предложение было сделано сгоряча.

Он прочел опасение у нее в глазах.

— Я не передумаю. Не отступлюсь в последний момент, не посчитаю, что насытил свой голод, а больше мне ничего не надо. Я хочу тебя, Мередит, — настойчиво повторил он, — я хочу жить с тобой, и не так, как сейчас принято, без всяких обязательств. По мне, жить с кем-то включает в себя понятие «честь». Слово немодное, но для меня значит чертовски много. Я хочу, чтобы ты носила мое имя.

— Я постараюсь быть хорошей женой, — твердо сказала она. — Ты не возражаешь, если иногда я буду просто сидеть и смотреть на тебя?

Он взглянул ей в глаза.

— Ты меня любишь?

Губы у нее задрожали, и она перевела взгляд на его голую грудь.

— Ладно, не буду вытягивать из тебя слова. — Он потянулся к ее лбу губами. Блейка переполняло гордое сознание того, что она его любит, хоть и не хочет признаваться. Но об этом говорят ее глаза, ее тело. Видимо, именно любовь помогла пережить жестокий удар, который он нанес ей когда-то. Он закрыл глаза и прислонился щекой к мягким темным волосам. — Я буду заботиться о тебе всю жизнь, не бойся, — пообещал он.

Но она боялась. Боялась, что он не будет достаточно заботлив, что пожалеет о своем решении, может в один прекрасный день влюбиться в кого-нибудь вроде Нины — что тогда делать? Придется его отпустить…

Все произошло слишком быстро. Она колебалась.

— Блейк, может быть, сначала объявить о помолвке? — опасливо предложила она.

— Нет.

— Но…

Он накрыл ее губы пальцем.

— Помнишь, что мы сказали, когда вошли сюда? Насчет предохранения?

— Да. — Она порозовела.

— Для меня брак и дети — синонимы. Я думаю, для тебя тоже. Я сам незаконнорожденный, Мередит. Не позволю, чтобы так называли моих детей.

Она вздохнула.

— Тебя это в самом деле так беспокоит?

— Хотел бы знать, кто мой отец. Что я скажу Саре? А она когда-нибудь про него спросит.

— Она поймет, — успокоила его Мередит. — Она особенная девочка, совсем как ты.

— У нас будет другая дочь. Или сын. Она задержала дыхание, когда он положил руку ей на живот под пижамой. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда он посмотрел вниз.

Соски предательски напряглись.

Она попыталась запахнуть пижаму, но он удержал ее руки.

— Нет. Ты не представляешь, что за удовольствие смотреть на тебя.

Ему ответил вздох сквозь сомкнутые губы.

— Я знаю, это трудно. Мне тоже — хочешь верь, хочешь нет. Но я же дал тебе смотреть на меня и нисколько не смущался. — Он слабо улыбнулся. — Нине бы не дал.

Она потянулась и поцеловала его в губы. — Давай снимем одежду и еще немного потренируемся. — Впервые она его поддразнивала. Он просиял.

— Да ты хулиганка! — Он вздернул подбородок, глаза его играли, никогда еще она не видела в нем такой легкости.

— Сам начал, — улыбнулась она.

— Но не могу кончить, — жалобно протянул он, вздохнул и застегнул на ней пуговицы. В ответ на вопрос в ее глазах сказал: — Больше тебе нельзя. Слишком много для первого раза.

— Откуда ты знаешь?

— Чистая логика. И в книжке вычитал, — сознался он. — На случай если когда-нибудь мне доведется зайти с тобой так далеко, я хотел быть уверен, что все знаю и не напугаю тебя еще раз.

— О Блейк. — Она спрятала лицо у него на груди. — Я тебя обожаю.

Сердце у него подпрыгнуло. Он был счастлив. Он получил все, что хотел.

— Ложись рядом. Будем спать обнявшись.

Он выдернул из-под нее покрывало, укрыл ее, выключил свет и улегся рядом. Долгий теплый вздох коснулся его щеки, он поцеловал ее и сказал:

— Спокойной ночи, крошка.

— Спокойной ночи, Блейк.

Он закрыл глаза. Никогда в жизни он не был так счастлив. Придвинулся поближе, и ее руки обняли его. Больше желать было нечего.


Однако утром, когда он проснулся и увидел ее спящей в его кровати, от умиротворения не осталось и следа. Тело его напряглось, и он понял, что голод его не удовлетворен, он стал только сильнее. Глядя на спящую Мередит, он хотел ее как никогда, свирепо, страстно.

Это напугало его. Раньше он был независим. Даже Нина лишь слегка вывела его из равновесия. Но с Мередит он терял голову. Она была воздух, которым он дышит, солнце в небе. Глядя на нее, он ощущал прилив собственнического чувства и отчаянную потребность защитить, уберечь ее. Он встал, голова шла кругом. Он клялся, что никогда не впустит ее в свое сердце, — и вчера отдал его ей. С сегодняшнего утра он — раб. Он покачнулся от слабости. Ночной угар любви и нежности обернулся леденящим «страхом пробуждения. Он не доверял женщинам, теперь недоверие распространялось и на Мередит. Брак не внушал ему тревоги, пока он мог уверять себя, что все заключается в физической близости. Но то, что он почувствовал утром, в корне меняло дело. Ведь он может влюбиться в нее. Еще несколько таких ночей — и он может совсем потерять голову. Может влюбиться так, что будет делать все, что она захочет. От одной мысли об этом у него перехватило дыхание. Он же может потерять свою независимость, свою гордость. Он недостаточно верил Мередит и страшился уступить. Может быть, она такая же, как Нина? Как узнать, пока не оказалось слишком поздно?

Точно затравленное животное, он чувствовал потребность убежать, спрятаться, исчезнуть.

Он встал, тихо оделся, долгим взглядом посмотрел на спящую Мередит и вышел. Как просто было вчера, пока он не дотронулся до нее! А теперь он завяз по горло в зыбучих песках. Что делать? Вдруг он почувствовал сильнейший позыв пойти и нарвать для Мередит букет роз. Бог его знает, может, это первая стадия безумия, подумал он, выходя через заднюю дверь.

Глава девятая

Мередит медленно просыпалась. Беспокоил свет, лившийся с непривычной стороны. Она пошевелилась, и тело напомнило ей, что изменился не только свет.

Она в спальне Блейка, в кровати Блейка, одета в пижамную куртку Блейка. Мередит вспыхнула. Минувшая ночь вернулась с пугающей ясностью. Она сдалась. Больше чем сдалась. Она самозабвенно участвовала в том, что они с Блейком творили.

Волны воспоминаний о наслаждении накатывали на измученное тело, мешали дышать. Она огляделась — Блейк, наверно, в ванной. Но нет — в ногах кровати брошена его половина пижамы, и ботинок не видно. Вчера они стояли под стулом.

Мередит поднялась медленно и растерянно. Позвала: «Бесс!» — и вспомнила, что вчера звонила ей сразу по возвращении с пикника и предупредила, что останется помочь Блейку с Сарой. Мередит застонала, представив, как ухмыльнется Бесс, когда она утром заявится домой.

Мередит надела одежду, которую вчера сняла — которую Блейк с нее снял, поправила она себя, — носки и тапочки и стала причесываться.

В зеркале были видны подушки с отпечатками двух голов. Поздно жалеть. Он сказал, что они поженятся, и надо настраиваться на новый образ жизни. По крайней мере физически они подходят друг другу, и она его отчаянно любит. Со временем, возможно, он тоже ее полюбит. Он очень изменился — видимо, под влиянием Сары.

Мередит открыла дверь, вошла в Сарину комнату, но девочки там не было.

— Если ты проснулась, завтрак готов, — раздался снизу голос Блейка. Он стоял у лестницы, высокий, черноволосый, в серых брюках и рубашке, в легкой спортивной куртке и полосатом галстуке — элегантный, но несколько хмурый.

Начало не предвещало ничего хорошего.

Мередит чуть не споткнулась, нервничая, стесняясь за события ночи. Она краснела, не смея взглянуть на него.

Его рука резко остановила ее на третьей ступеньке. Он заставил ее взглянуть ему в лицо.

— Иди сюда, — ласково сказал Блейк. — У меня есть кое-что для тебя.

Он властно взял ее за руку, сжал холодные пальцы, провел в холл и остановился возле стула, на котором горой лежали мелкие розы.

— Это мне? — шепнула она.

— Тебе. Я срезал их с утра пораньше. Мередит взяла букет и вдохнула нежный аромат.

— О Блейк! — тихо сказала она, и в глазах ее просияла вся сила любви.

Он обрадовался, что поддался безотчетному импульсу, вместо того чтобы терзать себя сомнениями. Склонившись, коснулся губами ее лба.

— Я надеялся, что ты будешь довольна, — буркнул он. — Они так же девственны, как ты была вчера.

— Сегодня уже нет, — неуверенно сказала она.

Он улыбнулся.

— Я сохраню эту ночь в сердце до самой смерти, Мередит Энн, — серьезно сказал он. — Все было так, как должно было быть: волшебно.

Она улыбнулась розам, чувствуя себя женственной и желанной.

Неожиданно он спросил:

— Ты не жалеешь, что я не оставил тебе выбора?

Отнес в свою комнату, не спрашивая, согласна ли ты, не дал тебе возможности убежать.

— Не думаешь ли ты, что я бы не смогла убежать, если бы захотела? — честно спросила она.

— Нет. — Он улыбнулся. Она гладила розовые лепестки.

— Ты меня не принуждал, нет.

— В какой-то мере… — продолжал он озабоченно. — Но я не хочу, чтобы ты выходила за меня, боясь забеременеть.

— Забеременеть? — Она подняла брови. — Нет, что ты. Ребенок — это… Блейк, ребенок был бы для меня самым большим счастьем.

Он смотрел на нее, сердце его стучало.

— Для меня тоже. — Он грустно улыбнулся. — В сущности, мне бы и не удалось сдержаться. Годы воздержания лишают мужчину умения контролировать себя.

Глаза у нее расширились.

— Что? Неужели все это время…

Он кивнул.

— А теперь рад. Ведь благодаря этому у нас с тобой получилось так замечательно. — Он взял в руки ее лицо, наклонился и коснулся теплых губ. — Так замечательно, что я хочу еще, и еще, и еще.

Она ощутила стремительный, жаркий отклик его тела на прикосновение.

— Я тоже, — шепнула она, обхватив его свободной рукой за шею. — Блейк, — вскрикнула она, когда он прижал ее бедра к своим.

— Боже, — простонал он и впился в нее губами.

Пока они витали в облаках, отворилась дверь.

— Папа? Мередит? Где вы?

Они отшатнулись друг от друга с горящими лицами, дрожащими руками — и слегка помятыми розами.

— Мы здесь. — Блейк первым пришел в себя. — Сара, мы придем через минуту. Я как раз дарил Мередит розы.

— О'кей, папа. Какие красивые, правда, Мери?

— Да, дорогая, — бездумно ответила она, не сводя глаз с Блейка.

Девочка пошла на кухню.

— Не уходи сегодня домой, — торопливо заговорил он. — Я тебя забрал и буду держать, и к черту сплетни. Завтра у моего врача сделаем анализ крови. Время скажу тебе по телефону из офиса. А ты, — он ласково улыбнулся, — сходи к Бесс за сменой одежды.

— Что я ей скажу? — простонала она.

— Что мы женимся, а пока нет мисс Джексон, ты занимаешься Сарой, — просто объяснил он и поцеловал ей ладонь. — Пожалуй, чтобы было представительней, мы с Сарой тоже пойдем. Но сначала позавтракаем. Идет?

Мередит была в восторге.

— Идет. Только мне надо будет на неделе съездить в свою квартиру в Сан-Антонио.

— Во вторник возьму выходной, и поедем вместе. И Сару возьмем. — Он приподнял ее. — Я не выпущу тебя из виду. Вдруг сбежишь.

— Ты себя недооцениваешь, — вздохнула она и спрятала лицо у него на груди. — У меня нет сил бежать.

Он обнял ее. Участливо спросил:

— Как ты себя чувствуешь?

Она потупила глаза.

— Блейк!..

— Тебе больно?

Она скорчила рожицу и медлила, гладя на него.

— Скажи правду, — настаивал он. — Мне надо знать.

— Есть некоторый дискомфорт, — призналась она наконец, отведя взгляд. Но он, взяв ее за подбородок, взглянул в глаза.

— Между нами не должно быть никаких секретов. Никогда. Я хочу правду, даже если она неприятна, и ты всегда можешь рассчитывать на правду с моей стороны.

— Хорошо. Я тоже хочу, чтобы так было.

Его глаза ласкали ей лицо.

— Без макияжа ты еще красивее. Как эти розы. — Он посмотрел на них и нахмурился. — Мы их помяли.

— Они нас простят, — сказала она и поцеловала его. — Твой совет директоров не будет возражать против двух дней на неделе — для анализа крови и поездки в Техас?

— Я уже пять лет не брал отпуска, так что лучше им помолчать. — Он отпустил ее. — Пошли завтракать. А потом — к Бобби и Бесс.

Она взяла его под руку и с розами в руках дала повести себя к столу.

На кухне было уютно. Блейк не сводил с Мередит глаз, и она еле сдерживалась, чтобы не запеть от радости. Пусть он ее не любит, но он очень, очень к ней расположен. А со временем может прийти любовь.

— Сара, мы с Мередит собираемся пожениться, — сказал Блейк. — Она будет жить с нами, заботиться о тебе и читать на ночь книжки.

Глазки Сары вспыхнули.

— Это правда, Мери? Ты будешь моей мамой? — спросила она так, будто ей предлагали целый мир.

— Да, — улыбнулась Мередит. — Я буду твоей мамой, буду тебя обнимать и целовать, читать тебе книжки и… ой!

Сара вихрем кинулась ей на шею, повисла, плача и бормоча что-то неразборчивое.

— Что такое, радость моя? — встревожился Блейк. — В чем дело? — Он погладил Сару по головке.

— Папа, теперь мне можно остаться здесь? — сквозь слезы спросила Сара. — Раз Мери будет жить с нами, мне не надо уезжать? Я буду ее дочка.

— Конечно, живи, — коротко ответил Блейк. — О чем речь?

— А когда я только пришла, — напомнила она, — ты сказал, что меня можно сдать в приют.

— Черт бы побрал мой злобный язык! — взорвался Блейк. Он встал и забрал Сару из рук Мередит. Твердо глядя ей в глаза, хрипло сказал: — Ты никогда не будешь жить нигде, кроме моего дома. Ты — моя плоть и кровь, моя дочка. Я… — Он подыскивал слова. — Мне ты очень дорога, — выпалил он наконец.

Сара, хоть и маленькая, поняла, что для него произносить подобные слова — дело необычное, она со вздохом склонила головку ему на плечо и улыбнулась сквозь слезы.

— Я тебя тоже люблю, папочка.

Блейк сам не понимал, как ему удалось не заплакать. Сжав ребенка в руках, он отвернулся, чтобы Мередит не видела его лица. Никогда еще он не испытывал такого потрясения.

— Давайте пить кофе, — тактично предложила Мередит. — Я сейчас сделаю. — Она отвернулась к плите и, взяв кофейник, разлила его по чашкам. Ее поразила уязвимость Блейка. Вспыхнула надежда на будущее: если он так любит Сару, то может любить и других. Иногда мечты сбываются.

Она обернулась к столу, Сара сидела на коленях у Блейка, и вид у него был очень довольный.

— Как быть с твоей работой? — спросил Блейк, когда Сара после завтрака ушла в гостиную смотреть мультики.

— Мне только надо где-то поставить компьютер, — сказала Мередит. Он удивленно поднял брови.

— Какой у тебя компьютер?

— «IBM» — совместимый, жесткие диски, шестьсот килобайт памяти, программное обеспечение, принтер и модем.

— Пойдем, посмотришь, что у меня.

Он за руку провел ее в кабинет. Увидев, что стоит у него на столе, она воскликнула:

— Как у меня!

Он улыбнулся.

— Хорошее предзнаменование?

— Замечательное! У нас обоих есть по компьютеру.

— Можешь здесь работать, когда меня нет дома. А если захочешь поставить свое оборудование, закажем еще стол и шкаф.

— А я тебе не помешаю? — нерешительно спросила она. — Я работаю в неудобное время. Иногда ночами, если нападаю на тему.

— Я на тебе женюсь, — сказал он. — Это включает в себя твою работу, твои причуды, дурные привычки и темперамент. Делай что хочешь. Ты вправе вести такую жизнь, которая позволяет тебе быть личностью и превращать свои мечты в реальность.

— Я-то думала, ты не такой, — сказала она. — Я ошиблась. Я думала, ты не позволишь мне работать вне дома и скажешь, что на первом месте ты, а потом уж моя работа.

Блейк поднял брови.

— Ну, если ты этого хочешь…

Она игриво стукнула его кулаком.

— Шучу, мне так больше нравится. — Она встала на цыпочки и обняла его за шею. — Сара не возражает, чтобы я ее обнимала и целовала. А ты как?

Он улыбнулся.

— Пожалуй.

— Мог бы проявить больше энтузиазма.

Он нагнулся и прошептал:

— Не могу. Тебе пока нельзя.

Она было открыла рот, чтобы возразить, но он стал нежно целовать ее, покачивая из стороны в сторону.

— Но это было так прекрасно, — хрипло сказала она.

— Согласен. — Он резко выпустил ее из рук, лицо снова стало жестким. — Закажу чартерный рейс в Сан-Антонио на вторник. Заберем твою мебель.

— У меня меблированная квартира. — Она улыбнулась. — Все, что я имею, — это одежда, рукописи и компьютер.

— Ладно. Их и заберем.

— Блейк, но ты уверен в себе? — серьезно спросила она.

— Как и ты. Хватит разговоров, завтра сделаешь анализ крови. Сару можно взять с собой, это одна минута.

— Ладно. Прекрасный будет день. — Она вздохнула.

— Каждый день с тобой прекрасен, Мередит, — неожиданно сказал он с неловкой улыбкой.

Но когда они уже собрались выходить, как снег на голову свалился приятель Блейка, и Мередит пошла одна, оставив Сару с отцом и его другом. Ей предстояло все рассказать Бесс.

Бесс пришла в восторг.

— Поздравляю! Это самое лучшее, что могло с вами случиться. Вы будете прекрасной парой.

— О, я надеюсь. Я буду стараться, и по крайней мере Блейку я нравлюсь. — Мередит вздохнула.

— «По крайней мере», — усмехнулась Бесс. — Если вам нужны свидетели, мы с Бобом будем рады. Кинг с Элизой тоже.

— Конечно, все приходите, — пригласила Мередит. — Мне будет нужна моральная поддержка. — Она покачала головой. — Я как в прекрасном сне. Хотелось бы не просыпаться. Ну ладно, заберу-ка я свои вещи и пойду к нему, не возражаешь? Он решил не спускать с меня глаз до самой свадьбы, которая состоится в среду.

— Вот торопыга, — усмехнулась Бесс и крепко обняла подругу. — Я так рада за тебя, Мери. И за Блейка с Сарой. У вас будет чудная семья.

Мередит тоже так считала. Она закинула свой единственный чемодан в «порше» и подъехала к дому Блейка. Пока она вынимала чемодан, вышла Сара, за ней — улыбающийся Блейк.

— И что же она сказала? — спросил он, жестом приглашая Мередит в комнату.

— Поздравляет. Считает, что у нас будет чудесная семья.

— Будет.

— Мери, можно на свадьбе я понесу цветы? — спросила из-за спины Блейка Сара.

— Конечно. — Мередит нагнулась и обняла ее. — Ты понесешь букет роз.

— Но они уже помялись.

— Папа срежет новые, — сказала Мередит, с теплым чувством вспоминая, почему они помялись. Она посмотрела на Блейка и вспыхнула: он подумал о том же.


Следующие два дня прошли в хлопотах. Сделали анализ крови, мэр подписал разрешение произвести церемонию в баптистской церкви, куда ходили родители Мередит, когда она была маленькой. По непонятным Мери причинам Блейк до свадьбы поместил ее в комнату для гостей и, хотя был очень мил, не делал попытки войти к ней. Она предпочитала думать, что это из-за заботы о ней, а не потому, что он о чем-то сожалеет.

Венчание состоялось в среду, свидетелями были Кинг с Элизой и Бобби с Бесс. Мередит произнесла обет со слезами на глазах. Счастье переполняло ей сердце.

Для свадьбы она купила белый льняной костюм и маленькую шляпку, отделанную кружевами. Как было чудесно, когда Блейк, надев ей на палец кольцо, поднял вуаль и поцеловал ее!

Она чувствовала себя Спящей красавицей: годами она спала — и вот теперь просыпается к волшебно-прекрасной жизни.

Прием состоялся в роскошном белом доме Роперов на окраине Джекс-Корнера. Дэниэль с Сарой играли, пока взрослые ублажали себя шампанским и разнообразными закусками.

— Ради Бога, Кинг, к чему было так тратиться! — проворчал Блейк. Кинг гордо сверкнул глазами.

— Надо! Раз уж ты решился снова жениться, это что-нибудь да значит. — Он посмотрел на Мередит, которая болтала с Элизой и Бесс в двух шагах от них, пока Бобби — по виду полная противоположность своему сводному брату — наблюдал за игрой детей. — Блейк, — сказал Кинг, глядя на Мередит. — Мы-то помним, в каком состоянии она отсюда уезжала. — Его глаза встретились с глазами Блейка. — Плохо жить одному. Жена и дети — совсем другое дело. По себе знаю.

— Сара ее любит, — отозвался Блейк, прихлебывая пунш и скользнув взглядом по Мередит. — У нее прирожденный талант быть матерью.

Кинг улыбнулся.

— Подумываешь о большом семействе?

— Я только что женился, — сверкнул глазами Блейк.

— Кстати, почему вы медовый месяц проводите дома?

— Я бы не прочь куда-нибудь поехать, — признался Блейк, — но мы не хотим оставлять Сару одну на целый месяц: она еще не чувствует себя уверенно в моем доме. К тому же у Мередит в субботу начинается неделя автографов, ей нельзя подвести книжный магазин.

— Она всегда была милая девушка. Помню, ребенком, босая, в каких-то обносках, помогала матери таскать яйца в лавку Макельроя. Никогда не гнушалась тяжелой работы. В этом вы схожи.

Блейк неопределенно улыбнулся.

— У меня не было выбора. Приходилось или работать, или голодать. А теперь уже вошло в привычку.

Кинг значительно сказал:

— Никогда не ставь работу на первое место в ущерб семье. Бобби из-за этого трудно пришлось, и, кажется, он до сих пор до конца это не осознал.

Прикрыв глаза, Блейк смотрел на Мередит.

— Нужно что-то большее, чем работа, чтобы отодвинуть Мередит на второй план.

Он прикончил свой пунш.

— Пожалуй, нам пора. Я заказал столик в «Сан-Рум» на шесть часов. Вы точно не против оставить у себя Сару на ночь?

— Нисколько. Ей очень понравилась идея переночевать у Дэниэль, — заверил его Кинг. — Если вы ей понадобитесь, я позвоню хоть в два часа ночи. Идет?

— Идет, — вздохнул Блейк.

Через несколько минут Блейк и Мередит распрощались, поцеловали Сару и поехали в «Сан-Рум» на дорогой свадебный ужин.

— Все еще не могу поверить, что мы женаты, — с улыбкой призналась Мередит, глядя через столик на мужа.

— Понимаю, — тихо сказал он. — Когда Нина меня бросила, я поклялся, что больше не женюсь. И вот оказалось, что это самое естественное дело на свете. Потому что это ты.

— Надеюсь тебя не разочаровать. Я умею готовить и убирать в доме, но вообще-то не слишком хозяйственна, а когда пишу, то могу налить кофе в лед, сунуть картофельное пюре в морозильник, забыть ситечко для кофе. Я вообще рассеянная.

— Если все же будешь иногда обо мне вспоминать, я не буду в претензии, — пообещал он. — Ешь десерт, растает.

Мередит приступила к мороженому.

— Сара так рада. — Она вздохнула.

— Ей будет хорошо с тобой. — Он пил кофе и внимательно смотрел на Мередит. — Нам обоим будет хорошо с тобой.

Мередит парила в облаках. В «Сан-Рум» играл оркестр, они допоздна танцевали и, когда вернулись домой, уже хотели спать.

— Спасибо за медовый месяц, — сказала Мередит с лукавой улыбкой, когда они стояли в холле. — Было чудесно.

— Попозже устроим настоящий, — пообещал Блейк. — Уедем на несколько дней в Европу. Или на Кубу.

— Поедем в Австралию, на ферму, — предложила она. — В последней книге я об этом писала. Замечательное место.

— Тебе доводилось путешествовать?

— Я съездила на Багамы и в Мексику. Там было великолепно, но никакие красоты не восхищают, если любуешься ими в одиночку.

— Понимаю. — Блейк привлек ее к себе и поцеловал. — От тебя пахнет мороженым, — пробормотал он и снова поцеловал.

— А от тебя кофе. — Улыбнувшись, Мередит обняла его за шею. — Хочу кое-что спросить.

— Всегда пожалуйста.

— Нет ли у тебя глубоко скрытых возражений против интима после свадьбы? — нарочито мрачно спросила она. — Я бы не хотела причинить тебе боль.

Блейк невольно улыбнулся.

— Нет. У меня нет скрытых возражений. А что? Ты придумываешь, как бы меня соблазнить?

— Я бы не прочь, если бы знала как. — Она шаловливо улыбалась. — Может, ты дашь мне хоть какой-нибудь намек?

Он подхватил ее на руки.

— Кажется, я смогу тебе помочь. — Он нежно поцеловал Мередит и стал подниматься по лестнице. — Для этого мне понадобится некоторое время. В ближайшие часы у тебя не назначено деловых встреч?

— Есть одна. С тобой, — прошептала она и прильнула к нему губами. С восторгом ощутив, как его язык проник внутрь, она застонала от мучительного наслаждения. Блейк слегка отстранился.

— Это мне нравится, — хрипло прошептал он. — Шуми. Сегодня никто, кроме меня, не услышит.

Она улыбнулась, и он приподнял голову, чтобы посмотреть ей в лицо, не притворяется ли она, как Нина. Но когда заглянул ей в глаза, все сомнения отпали: никогда в жизни он не видел столько страсти в глазах женщины…

На этот раз Блейк оставил свет включенным. Он медленно раздевал Мередит, целуя каждый дюйм открывавшегося тела, чем доводил ее до неистовства. Потом ее ласкал его рот. Его вел непогрешимый инстинкт — видимо, мастерство не имеет значения. Она любила его и потому с восторгом принимала от него все. Он знал это, и сердце его пело от счастья. Он чувствовал себя как путник, вернувшийся наконец домой, смотрел на Мередит и знал, что ничего в жизни ему больше не надо, лишь бы ее руки обнимали его. Жена. Мередит — его жена, и она хочет его. Он тихо застонал.

— Мери, люби меня, — прошептал он, жадно впиваясь в ее рот. — Люби меня.

Боже, какое счастье! Да понимает ли он, что сказал? Бедный, одинокий человек… Мередит жарко обняла его и бесконечно целовала, стремясь излить всю любовь и нежность, переполняющие ее.

— Ты… ты убиваешь меня, — выдавила она из себя через несколько минут. Медленные ласки довели ее до исступления. Ослепнув от страсти, она целовала его, будто наверстывая за все свои одинокие годы, полные невысказанной любови. Его могучее тело дрожало. Невыразимое наслаждение охватило их, они бились в неистовых объятиях и, когда волна завершения ударила обоих одновременно, судорожно вцепились друг в друга.

Мередит еле дышала под весом Блейка.

— Дорогой, — шептала она, касаясь губами щек, шеи, рта, — дорогой, любимый, единственный…

Он возвращал ей поцелуи, гладил ее обнаженное тело, любил каждый его плавный изгиб. Собственные руки казались ему грубыми. Он лелеял теплый шелк ее кожи, наслаждался ее ароматом, ее близостью.

Где-то на краю сознания возникло воспоминание, как он просил любить его. Он уткнулся ей в шею, целовал ее и чувствовал, что теряет последние силы, становится уязвимым и зависимым.

— Всю жизнь я был одинок, — тихо и серьезно сказал он. — Только теперь я понял, как мне было холодно. Ты согрела меня.

Слезы навернулись Мередит на глаза.

— Я буду согревать тебя всю жизнь, если позволишь, — хриплым шепотом пообещала она.


Позже, когда они лежали уже без света, Блейк долго не мог заснуть. Не верилось, что так внезапно изменилась жизнь. Был один — а теперь у него есть дочь и любящая жена, и он так счастлив, что ему даже не по себе.

Сегодня что-то произошло между ним и Мередит. Что-то непостижимое. Это больше не было удовлетворением физического влечения, нет. В их нежности, их ласках было какое-то благоговение. Мередит захватила его полностью. Он поежился. Можно ли доверять ей? Не растопчет ли она его, как Нина? Он позволил себе влюбиться — а вдруг она предаст его? Он вгляделся в спящее лицо. Даже в темноте был виден его теплый свет. Страх улетучился. Ей можно доверять.

Конечно, можно, твердо сказал он себе. В конце концов, можно ужиться с ее профессией, а она к тому же будет занята Сарой. Нет, ее творчество не помешает их семейной жизни. Он об этом позаботится.

Глава десятая

Но работа Мередит вмешалась в их семейную жизнь. Первым сигналом стала неделя автографов. Блейк с Сарой отправились посмотреть, и он был приятно поражен тем, как много людей пришли с книгами, желая получить автограф.

В бело-зеленом костюме, в большой белой шляпе, Мередит выглядела преуспевающей, очень изысканной особой. Она вдруг заговорила на каком-то незнакомом ему языке. В общении с людьми она мгновенно находила взаимопонимание, это и восхищало, и тревожило Блейка. Если она и в самом деле такая светская дама, еще начнет устраивать пирушки, приглашать на выходные гостей — дело плохо.

Как выяснилось, однако, она вовсе не склонна вести светскую жизнь, но с выходом последней книги ей приходилось много разъезжать.

Когда она объявила о третьей поездке, Блейк вышел из себя.

— Я не хочу, чтобы ты ехала, — холодно сказал он, закрывшись с ней в кабинете.

— Ты не хочешь? — возмутилась Мередит. — До свадьбы ты говорил, что ничего не имеешь против моей работы.

— Да, но это не работа, это пыль в глаза. Боже мой, тебя никогда нет дома! Эми все время занята Сарой, потому что ты вечно спешишь на чертов самолет!

— Знаю, — жалобно сказала Мередит, — я, конечно, виновата. Но я договорилась о содействии распродаже еще до свадьбы. Разве ты хотел бы, чтобы я нарушила данное слово?

— Вот как? — Перед ней был старый Блейк, весь — ощетинившаяся мужская сила и оскорбленная гордость. — Ты никуда не поедешь.

— А иначе что? — с вызовом спросила Мередит. Она не ребенок, чтобы он мог ей приказывать. — Привяжешь во дворе к дереву? Или уедешь в свой клуб в городе? Не выйдет. Нет у тебя клуба!

— Найдется, — мрачно буркнул он. — Ладно, дорогая. Если тебе так хочется работать, валяй. Но пока ты не смиришься с фактом, что у нас семья, а не ячейка общества, я буду спать в комнате для гостей.

— Пожалуйста. — Она закусила удила. — Мне все равно. Меня там не будет.

— Святая истина, — сказал он, сверля ее взглядом.

Она повернулась и пошла собирать чемодан.


С этого момента все покатилось кувырком. Временами Мередит чувствовала угрызения совести, а Блейк стал прежним — холодным и замкнутым. Он был с ней вежлив, не более. Не заговаривал, не касался ее — относился к ней, как к гостю в доме. Перемена была кошмарной. В первые дни после свадьбы каждая ночь была новым, удивительным и волнующим приключением, близость в постели способствовала и большей близости в остальное время. Мередит была уверена, что он ее уже почти любит. Но ее разъезды вывели его из себя. Теперь он как чужой, и каждую ночь Мередит беспокойно металась, ворочаясь в одинокой постели. Сознание, что она потерпела поражение, отнимало последнюю уверенность в себе. Дни шли за днями, и Блейк становился все холоднее и холоднее.

Он преображался только с Сарой. Забавно было смотреть на них, и Мередит смеялась, наблюдая за их играми. По воскресеньям она видела его совсем с другой стороны — деловой. Он встречался с партнерами, оформлял документы. Иногда она ездила с ним в пикапе, когда он объезжал поля, проверял загородки, скот, корма. Сара Джейн копировала каждое его движение, он снисходительно улыбался ее попыткам ходить широко, как он, держать руки в карманах, во время разговора покачиваться на пятках. Сара была безмерно счастлива, Мередит была безмерно несчастна.

Однажды она попыталась поговорить с Блейком, сказать, что так больше не может продолжаться. Он прервал ее в самом начале.

— Опишите это в своих мемуарах, миссис Донован, — насмешливо сказал он. — Вашим читателям будет очень интересно.

А ему, значит, нет. Мередит проглотила слезы и пошла к компьютеру работать над следующей книгой. Дело продвигалось медленно, и напряженная обстановка отнюдь не способствовала творчеству. Трудно вызвать в себе романтическое настроение для описания любовной сцены, когда собственный муж отказывается прикоснуться к ней, или провести пять минут в одной комнате, если это не обед, или вместе посмотреть новости по телевизору.


— Ты похудела, — заметила как-то Бесс, когда Мередит сбежала к ней на ланч от гнетущей тишины дома.

— Неудивительно, — вздохнула Мередит. — Кусок не лезет в горло. Блейк то уставится на меня в упор, то игнорирует, смотря по настроению. Я пыталась объяснить, что так не будет каждый раз, когда выходит книга, но он не желает слушать.

— Может быть, боится слушать, — проницательно заметила Бесс. — Блейк все время жил один, он не доверяет женщинам. Может, он пытается уберечься, пока совсем не потерял голову? А в таком случае, — она ухмыльнулась, — это очень хороший знак. Что, если он влюбился в тебя и пытается бороться со своим чувством?

— Ни один нормальный человек не стал бы так вести себя.

— Бобби стал. Кинг стал — по отношению к Элизе. Мужчины — странные создания. Уж если их захватят чувства… — Она вскинула свою белокурую голову и в упор посмотрела на Мередит. — Попробуй надеть самое сексуальное белье и соблазнить его.

— Это мысль. Только он, пожалуй, выкинет меня в окно, если я осмелюсь на такое.

— Ты себя недооцениваешь.

— Я хочу добраться до его сердца, а этого не сделаешь в постели, — грустно сказала Мередит. — Он всегда меня хотел, но мне надо большего. Я жадина. Я хочу, чтобы он меня любил.

— Дай срок. Куда он денется.

— А пока я ужасно несчастна, — сказала Мередит. — Их с Сарой водой не разольешь. Прилипли друг к другу.

— Маскировка. Он использует ее, чтобы держать тебя на расстоянии.

— Вряд ли.

Бесс вздохнула.

— До чего же ты наивна. Хоть бы слушала, что тебе говорят.

— Я бы тоже хотела, чтобы меня слушали. — Мередит встала. — Надо идти. Завтра мне лететь в Бостон на раздачу автографов, а я еще не сказала Блейку. — Она скорчила гримасу. — Последние две недели он на грани взрыва. Боюсь, от моего сообщения предохранители сгорят.

— А тебе обязательно надо ехать?

Она кивнула.

— Это самая последняя поездка, и я обещала; книготорговец — моя подруга, я не могу ее подвести.

Бесс разглядывала Мередит.

— Лучше обидеть Блейка, чем ее? — спокойно спросила она. — Мне кажется, если судить объективно, ты так же бежишь от ваших отношений, как и он. Так ли уж нужны эти поездки, или ты их продолжаешь назло ему, чтобы доказать свою независимость?

— Я не его собственность, — упрямо сказала Мередит. — Я не позволю распоряжаться мной.

— На здоровье. Но и у него нет желания, чтобы им командовали. Если хочешь его сохранить, научись идти на компромиссы.

Мередит побледнела.

— В каком смысле — если я хочу его сохранить?

— Он просто сбежит. Он не такой, как другие мужчины. Его слишком много били. Сносить это и дальше ему не позволяет гордость. Для тебя эти поездки — просто поездки, — объясняла она, — Блейк же видит, что ты работу предпочитаешь ему.

У Мередит подкосились ноги.

— Нет… не может быть…

— У меня так было с Бобби, — сказала Бесс. — Я была уверена, что он через мой труп перешагнет, лишь бы пойти в свой офис. Чуть не бросила его из-за этого. Не могла выносить, чтобы я была на втором месте. — Она нахмурилась. — Блейк тем более не хочет быть вторым. Так что смотри сама.

— Какая же я была слепая, — простонала Мередит, обхватив себя руками. — Я думала, важно не стать домашним животным, и боролась за независимость. Представить себе не могла, что он думает, будто для меня писательство важнее всего.

— Если ты хочешь услышать совет опытного человека, скажи ему это, пока еще есть время.

Мередит обняла подругу.

— Спасибо, — сказала она сдавленным голосом. — Ты же знаешь, я так его люблю. Когда он женился на мне, это было как сон. Может быть, мне страшно быть счастливой с ним, страшно снова потерять его. Кажется, я просто утратила способность здраво мыслить.

— Вот и Блейк тоже. Отправляйся-ка домой и борись за то, что имеешь.

— Ты никогда не думала вступить в армию? — на ходу сказала Мередит. — Из тебя вышел бы классный сержант.

— Моряки мне предлагали, но выяснилось, что они рассчитывают вместе принимать душ. Бобби этого бы не одобрил.

Мередит засмеялась, помахала рукой и пошла домой. Благослови тебя Бог, Бесси, ты прочистила мне мозги. Теперь все будет хорошо. Она скажет Блейку, почему настаивала на поездках, и вся напряженность исчезнет.

Она выскочила из машины и побежала к дому, но там стояла тишина. Плохо. Она была уверена, что Сара играет в гостиной.

Она кинулась на кухню, но там оказалась только Эми.

— Где все? — возбужденно спросила Мередит, предвкушая объяснение с Блейком.

Эми с беспокойством взглянула на нее. Нерешительно ответила:

— Я была уверена, что Блейк сказал тебе, Мери.

— Сказал что? — заморгала Мередит.

— Ну, что они с Сарой уехали на несколько дней на Багамы, — выложила Эми сногсшибательную новость.

Мередит почувствовала, что лицо у нее стало белее бумаги, но попыталась улыбнуться.

— Ах да, конечно. Выскочило из головы.

— Ты плачешь! — Эми бросила полотенце и обняла Мередит. — Бедняжка. Он тебе не сказал?

— Нет.

Мередит достала из кармана платок и вытерла глаза.

— В последнее время ему было тяжело со мной, — сказала она. — Я получила по заслугам. — Она глубоко вздохнула. — Завтра мне придется лететь в Бостон, но это в последний раз. Больше я никуда не поеду. Никогда.

Эми смотрела ей в лицо.

— Не делай этого, — неожиданно сказала она.

— Что?

— Не делай этого. Если ты позволишь ему взять верх, если он начнет приказывать тебе, как жить, ты уже никогда не будешь сама собой. Он во многих отношениях хороший человек, но у него огромное властолюбие. Если ты допустишь, он будет диктовать тебе, как дышать. Я понимаю, ты хочешь жить в мире с ним, но не приноси в жертву свою свободу.

Как же быть? Бесс говорит — сдавайся, Эми говорит — стой на своем. Кто прав? И что делать? Сердце готово было разбиться вдребезги.

Она пошла наверх собирать чемодан. То, что начиналось как прекрасный сон, обернулось горечью. Частично в этом ее вина, но и Блейк не без вины. Сможет ли он признать это? Едва ли.

В Бостоне было чудесно. Мередит раздала автографы и осталась еще на день посмотреть исторические места и поработать в местной библиотеке. Но сердце ее ныло. Блейк уехал без нее, даже не спросил, не хочет ли она поехать с ними. Возвращаться домой не было желания.

Но, конечно, она вернулась домой — в пустой дом. Она обедала вместе с Эми и работала над новой книгой — все равно нечего делать. И задавалась вопросом: как там Блейк и Сара? Скорее всего, он присматривает более покладистую женщину, такую, что будет рада постоянно сидеть дома и растить детей.

Мередит бросила писать, опустила голову на руки и стала мечтать о ребенке от Блейка. Хоть они и не предохранялись, она не забеременела. А жаль. Ребенок мог бы помочь им сблизиться. С другой стороны, если Блейк решил ее оставить, обоим будет легче, не придется рвать кровные связи.

Оставить ее. Она закрыла глаза. Если Блейк оставит ее. Непереносимая мысль. Она его так любит, так тоскует без него. Слезы покатились по щекам. Если бы он тоже любил…


Тем временем Блейк катался по Нью-Провиденс, рядом сидела Сара, он улыбался, слушая ее восторги по поводу прекрасных цветов, красок океана, белизны песка. Если бы с ними была Мередит, вообще был бы рай.

Он помрачнел. Мередит. Пожалуй, он не очень хорошо с ней обошелся. Но ее разъезды сводят его с ума, и он вытолкнул ее из своей жизни, раз она не желает их прекратить. То, что у нее есть сила духа противостоять ему, в некотором роде Блейку даже импонировало. Но с другой стороны, он чувствовал себя униженным, ведь она как бы демонстрировала, что он ничто в сравнении с ее карьерой. Это ранило сильнее, чем предательство Нины. Нину он не любил. А Мередит… Мередит ему дорога.

Думать о ней было невыносимо больно. Он поехал сюда с Сарой, чтобы уязвить Мередит. Может быть, она заплачет, когда Эми скажет, что они уехали. Его лицо закаменело. Долго не простит она эту пощечину. Он жалел о своем поступке. Чувствуя себя обиженным, он хотел отплатить ей тем же, но теперь все это казалось пустым и ненужным. Жестокостью Мередит не сломить. Он вздохнул. Он все еще не освоился со своим новым положением мужа и семьянина. Но он будет над этим работать, когда вернется. Надо. Он не перенесет потери Мередит. Что за чертова жизнь была у него в эти холодные недели, особенно ночами! Ему не хватало ее нежного тела, ее тихого дыхания. Не хватало ее смеха и беспечной болтовни по ночам. Многого не хватало. Единственная надежда — что еще не поздно.

— Сара, хочешь, завтра поедем домой?

— Хочу, папа! Я ужасно соскучилась по Мери!

— Я тоже, — еле слышно буркнул он.

Мередит сидела за компьютером, когда хлопнула входная дверь.

— Мери! — закричала Сара и бросилась к ней на шею. — Мери, почему ты с нами не поехала? Было так интересно, но без тебя очень скучно!

— Я тоже скучала по тебе, деточка, — вздохнула Мередит, обнимая Сару.

Она услыхала шаги Блейка, и душа у нее ушла в пятки. Она съежилась и сидела, не поднимая глаз — не осмеливалась. Слишком больно он ее ранил. Больше она ему не позволит.

— Привет, Мередит, — спокойно сказал он. Она подняла на него холодные серые глаза.

— Привет, Блейк. Надеюсь, вы приятно провели время?

Он слегка загорел, но какой худющий! Видно, холодная война подточила его, и чувство вины сжало ей горло.

— Очень приятно, — холодно сообщил он. — А как ты?

— О, у меня все прошло очень успешно, — нервно сказала она, стараясь, чтобы он не заметил ее неуверенности. Она улыбнулась Саре. — Я ездила в Бостон давать автографы и, пока была там, задумала новую книгу.

Лицо Блейка утратило всякое выражение. Он-то думал, она сидит плачет, а она поехала в Бостон за другой проклятой книгой. Он без слов повернулся и вышел.

— Мери, у меня будут гости и вообще все, так папа сказал! — возбужденно тараторила Сара. Выглядела она прелестно: легкое хлопчатобумажное платье с красно-бежевым рисунком, наверно, Блейк купил его на Багамах, волосы аккуратно причесаны, даже обруч в волосах.

— Гости? — переспросила Мередит. Она почти не слушала, холодное лицо Блейка убило ее. Опять она оттолкнула его своими восторгами по поводу поездки.

— У меня день рождения, Мери, — подчеркнуто терпеливо сказала Сара.

— Верно, уже скоро.

— Надо позвать гостей. Дэни, ты и папа, и у нас будет пирог.

— И мороженое, — сказала Мередит, улыбнувшись откровенной радости девочки. — Можно еще воздушные шары и клоуна. Хочешь?

— Да, конечно!

— Когда у нас праздник?

— В следующую субботу.

— Ладно, посмотрю, что можно сделать. — Мередит сняла очки, которые надевала, когда работала за компьютером, Сара их тут же нацепила и корчила рожицы, пытаясь что-нибудь рассмотреть.

Мисс Джексон испекла именинный торт, на верхушку водрузила Сариного любимого героя мультфильмов. Мередит наняла местного клоуна развлекать детей. Она пригласила Дэни и ее друзей. Наверно, лучше угощать их на кухне, меньше будет хлопот с уборкой.

— Почему они должны есть на кухне? — ледяным тоном сказал Блейк, когда в день праздника Мередит рискнула подойти к нему с этим вопросом. — Они дети, а не животные. Будут есть в столовой.

Мередит присела и улыбнулась.

— Да, милорд. Как скажете, сэр.

— Не смешно. — Блейк хмуро смерил ее взглядом и вышел из комнаты. Мередит показала вслед ему язык.

— Впадаешь в детство? — усмехнулась мисс Джексон с искоркой в глазах, доставая из буфета тарелки и стаканы. До начала праздника оставалось меньше двух часов.

— Наверно. Он выводит меня из себя! Приказал устраивать угощение в столовой. Просто ужас. Он что, не знает, что торт и мороженое будут на ковре?

— Пока нет, — сказала Эми. — Но узнает.

Мередит заговорщически улыбнулась.

— Вот именно, узнает.


Гостей принимали, как и хотел Блейк, в столовой. Всего было семь четырехлеток. За столом они затеяли войну. К тому времени, как Мередит и Элизе удалось их остановить, мороженое пятнами лежало на ковре, на буфете, на скатерти и даже на элегантном хрустальном подсвечнике. Хрусталь чистой воды, мурлыкала Мередит, обнаружив на нем еще и следы шоколада. Стулья были перемазаны ванильным кремом и мороженым, а на полу было столько крошек, что хватило бы накормить армию голодных мышей.

— Как весело, Мередит, правда? Мы играли в войну, — прокричала Сара Джейн. Рот у нее был в шоколаде, в волосах блестело мороженое.

— Да, дорогая, — от всего сердца согласилась Мередит. — Очень весело, никак не дождусь, когда твой папа посмотрит.

Только она это сказала, как папа Сары Джейн вошел и застыл в дверях, будто его ударили под коленки. Губа у него отвисла, глаза едва не вылезли из орбит.

Потом он повернулся к Мередит.

— Ну разве не весело? — жизнерадостно спросила Мередит. — У нас была война. Боевые действия с помощью мороженого и шоколада. Боюсь, твой подсвечник выбыл из строя, зато тебе будет так весело его отмывать.

Блейк мгновенно стал красным, взглянул на Мередит и пошел прямиком на кухню. Вскоре она услышала его низкий голос, посылающий Эми к черту, и затем, сотрясая дом, хлопнула задняя дверь.

Элиза, моргая, смотрела на Мередит.

— Ну и ну, ведь он сам настаивал на столовой! Куда он пошел?

— Наверно, за шлангом, — догадалась Мередит и расхохоталась.

— Я бы не слишком веселилась, — озабоченно сказала Элиза, умывая Дэни.

Детей привели в порядок, и тут пришел клоун, собрал всех в гостиной, а Мередит и Эми взялись за грандиозный труд по уборке столовой.

Мередит ползала по полу с мокрой тряпкой и пылесосом, когда вошел Блейк, а следом за ним двое мужчин в спецовках. Он молча одной рукой поднял Мередит, отобрал у нее тряпку и отдал мужчинам, а после препроводил Мередит в гостиную.

Затем также молча вышел. С опозданием она поняла, что он уходил, чтобы найти уборщиков. Как ни странно, ей хотелось плакать. Была ли это заботливость или трезвый расчет, в любом случае это был добрый поступок по отношению к ней и Эми.

Вскоре и Эми втолкнули в гостиную. Уставившись на Мередит, она пожала плечами, потом улыбнулась и уселась любоваться играми клоуна с детьми.

Когда гости разошлись, Сара Джейн сказала:

— Это был лучший в мире день рождения! У меня пять новых друзей! И они меня любят!

— Тебя все любят, дорогая, — сказала Мередит и обняла ее. Черно-белое платьице было перепачкано шоколадом и мороженым, но для того и праздник, сказала себе Мередит. — А я больше всех, — закончила она долгим поцелуем.

Сара Джейн крепко обняла ее и вздохнула.

— Я люблю тебя, Мери. Только…

— Что, детка?

— Я хочу, чтобы папа тебя любил, — сказала она и большими зелеными глазами грустно посмотрела на Мередит.

Мередит и не догадывалась, что Сара все понимает. Она через силу улыбнулась и сказала:

— Сара, у взрослых все непросто. Мы с папой кое в чем не согласны, вот и все.

— Почему бы не сказать правду? — холодным тоном потребовал Блейк, стоявший в дверях. — Почему бы не сказать, что литература для тебя важнее, чем она, чем я, и тебе неохота торчать дома?

— Это неправда! — Мередит вскочила, сверкая глазами. — Ты не хочешь даже выслушать мои доводы!

— Твои доводы того не стоят.

— А твои?

Они не заметили, что Сара побледнела и всхлипнула. Не заметили, что по щекам ее покатились слезы. Они не знали, какую травму наносит ей эта ссора: девочка вспомнила схватки между матерью и отчимом и злобу и ненависть, которыми была наполнена вся ее прежняя маленькая жизнь.

Она беззвучно рыдала, потом вдруг повернулась и выбежала из комнаты.

— Твоя гордыня разрушит семью, — набросилась Мередит на Блейка. — Тебе невыносима сама мысль, что я работаю, что у меня сохранилась кое-какая свобода. Ты хочешь, чтобы я сидела дома, возилась с Сарой и рожала детей…

— У писателей не бывает детей, — съязвил он. — Дети им мешают.

Она побледнела.

— Блейк, я никогда так не говорила. Я не предохранялась. — Она опустила голову, надеясь, что он не заметит заблестевшие в ее глазах слезы. — Я просто не могу… не могу забеременеть.

Он резко выдохнул. Вот опять он ее жестоко обидел. Она в самом деле хочет ребенка. На душе у него потеплело.

Чуть приблизившись, он коснулся рукой ее волос.

— Я ничего такого не имел в виду, — неуклюже извинился он.

Она подняла глаза. В них стояли слезы.

— Блейк, — шепнула она, протягивая к нему руки.

Проклиная свою грубость, он подошел и обнял ее.

— Не плачь, крошка, — сказал он ей прямо в ухо. Но ее сотрясали рыдания. Уткнувшись в широкое плечо, она плакала от горя, от одиночества, от страха последних недель.

— Со мной… со мной что-то неладно.

— Да нет, ну что ты. — Он прижался щекой к ее лицу. — А что твой муж переполнен гордыней — тут ты права. Просто я чувствовал себя на втором месте. Конечно, ты не можешь все время сидеть дома.

— Я обещала людям эти поездки, — торопливо заговорила она. — Мне они совсем не нужны. Но потом, когда увидела, что никак не забеременею, мне стало противно все время сидеть и думать об этом. — Она обвила руками его шею. — Я так хотела родить тебе сына.

Он сжал ее руки. Ему и в голову не приходило, что причина ее разъездов кроется в этом, что ей так хочется иметь ребенка.

— Но мы ведь женаты совсем недолго, — шептал он ей на ухо. — А последние недели я вообще сплю один. — Он невольно улыбнулся. — Чтобы сделать ребенка, нужны мужчина и женщина. Ты не можешь сделать это одна.

Мередит тихо засмеялась, и этот смех окатил его теплом. Давно она не смеялась.

— Если вы хотите забеременеть, миссис Донован, вам нужна небольшая помощь.

— Не могли бы вы оказать мне такую любезность? Я понимаю, это большая жертва и все такое, но я буду вам о-о-очень признательна.

Блейк тоже засмеялся. В их жизнь возвращалась радость. Она прекрасна, думал он. И так, черт возьми, дорога ему. Дорога… нет, больше. Гораздо больше. Он… он любит ее.

— Поцелуй меня, — попросил он, наклонившись. — Этого так давно не было, моя радость. Слишком давно!

Он жарко прильнул к ней губами, и она растворилась в нем, застонав от прикосновения твердого рта. Его поцелуй стал напряженным и настойчивым.

— Мери! — закричала мисс Джексон из холла.

Блейк и Мередит неохотно отодвинулись друг от друга, но в голосе Эми слышались необычные нотки.

Мередит направилась к двери.

— Что такое, Эми? — спросила она, удивляясь, что дверь закрыта. Когда Сара была с ними, она оставалась открытой. — Где Сара?

Блейк побледнел, вспомнив ссору. Сара все слышала.

Эми скривилась.

— Не знаю. Не могу ее найти. А на улице дождь.

К тому же гремел гром и было почти темно. Мередит и Блейк, не тратя времени на слова, ринулись в холл, потом за дверь — искать девочку, убежавшую неизвестно куда в штормовую ночь. Дождь их подгонял.

Глава одиннадцатая

Блейк был вне себя. Он обыскал конюшню, каждую щель, каждый закуток. Мередит молча тревожно следовала за ним. Дождь все усиливался, последний светлый клочок неба заволокли тучи, только молнии освещали землю.

— Где она может быть? — простонала Мередит. Они стояли в дверях амбара и вглядывались в темноту.

— Не знаю. Боже, убить меня мало!

Она взяла его большую руку и сжала ее.

— Я виновата не меньше тебя, Блейк, — тихо сказала она. — Я тоже была упрямой и заносчивой. — Она прильнула к его груди. — Мне очень жаль, что так получилось. Я не смогла посмотреть на вещи твоими глазами.

— Я тем более. — Он наклонился и поцеловал ее в лоб. — Мы забыли, что Сара рядом. Ссоры матери с отчимом вызывали у нее ночные кошмары. Насилие, грубость ужасно действуют на нее. Когда я накричал на бедняжку после случая в корале… — Он замер. Выпрямился. — Нет, не может быть. Это было бы слишком просто…

— О чем ты? — попыталась догадаться Мередит.

Он бросился к дому, таща ее за руку. Оба насквозь промокли. Блузка Мередит прилипла к телу, волосы мокрыми прядями разметались по лицу. Блейк выглядел не лучше. Рубашка на нем так вымокла, что просвечивали черные волосы на груди.

— Нашли? — тревожно спросила Эми, оторвавшись от мытья посуды.

— Я почти уверен, что нашли, — на ходу кинул Блейк. Он рванулся к лестнице, распахнул дверь Сариной комнаты, прошел прямиком к шкафу и, мысленно вознеся молитву, рывком открыл его.

Сара была там. Она тихо плакала в углу, под ворохом своих красивых платьиц.

— Вы… ненавидите друг друга, — рыдая, сказала она. — Как мама и папа Брэд. Мне придется уехать…

Блейк вытащил ее из шкафа и взял на руки. Он ходил с ней по комнате, а она плакала и, не замечая, что он весь мокрый, изо всех сил его обнимала.

— Я люблю тебя, моя девочка, — шептал он ей на ухо. — Тебе никуда не надо уезжать.

— Но вы ругаетесь.

— Мы не всерьез. — Мередит, подошла и погладила Сару по головке. Улыбнулась. — Сара, ты хочешь братика или сестричку?

Сара перестала плакать и уставилась на нее во все глаза.

— Настоящего, живого братика или сестричку?

— Настоящего, живого, — заверила Мередит. Она посмотрела в ласковые глаза Блейка. — Мы намерены завести ребенка, правда, Блейк?

— И как можно скорее, — решительно подтвердил тот.

— Ой, хорошо бы, — вздохнула Сара. — Мери, я тебе помогу. Мы будем для нее шить. Я умею. Я что-нибудь сошью.

— Конечно, дорогая, — снисходительно улыбнулась Мередит.

— Мередит больше не будет уезжать. Как и ты, моя юная леди, — добавил Блейк и спустил ее на пол. — Как же я обойдусь без своего главного помощника? Кто будет по воскресеньям кормить со мной лошадей, разговаривать с рабочими, если ты уедешь?

— Да, папа. — Сара кивнула.

— А кто поможет мне съесть ванильное мороженое, которое мисс Джексон припрятала в холодильнике? — шепнул он.

Сара просияла.

— Ванильное?

— Вот именно. Осталось от праздника. Будешь?

— Блейк, не поздно ли… — начала Мередит.

— Нет, — сказал он. — У нее день рождения, ей можно когда угодно.

— Спасибо, папочка. — Сара растянула рот до ушей.

— Ладно, день рождения бывает раз в году, — уступила Мередит. — Пойду принесу. И пирожные.

— Эми принесет, — сказал Блейк, посмотрев на промокшую одежду. — Нам с тобой надо переодеться перед застольем. Мы из-за тебя промокли, юная леди, думали, что ты убежала из дома, — сообщил он Саре с легкой улыбкой.

— Ну что ты, папа, как я могла, — уверенно сказала Сара. — Я бы испортила нарядное платье.

Блейк от души рассмеялся.

— Этого я не учел.

Мисс Джексон поднялась наверх и с облегчением вздохнула.

— Сара, как хорошо, что ты дома, а то я беспокоилась.

— Мисс Джексон, вы очень хорошая, — сказала Сара.

— Ты тоже, котенок. Пойдем, поможешь мне разложить мороженое, пока мама с папой переоденутся. Если хочешь, мы даже можем испечь печенье. Если папа разрешит.

— Пожалуйста, папа! — попросила Сара.

— Ладно, — согласился он. — Мы с мамой будем ждать, а пока примем душ и переоденемся. Только чтоб было вкусно.

Сара засмеялась.

— Мы сделаем много! — Она взяла мисс Джексон за руку, и они ушли.

— Ну и вид у нас, — сказала Мередит, оглядывая одежду.

— Говори за себя, — ввернул он. — Я в промокшей рубашке выгляжу великолепно.

Она озорным взглядом окинула его крепкое тело.

— Готова выпить за это.

Он взял ее за руку.

— Пошли. Нам обоим не вредно помыться.

Она думала, что у дверей спальни он оставит ее, но он втолкнул ее в ванную, зашел сам и запер дверь.

Сердце у Мередит забилось.

— Что ты делаешь?

— Нам же надо принять душ, — мягко сказал он и протянул руки к ее блузке. — Без паники. Мы уже видели друг друга, — шепнул он и наклонился к ее губам.

— Да, но…

— Тес, мое сердечко, — выдохнул он ей в рот.

Она хотела его. Так давно этого не было. Слишком давно. Она хрипло застонала, и кровь кинулась ему в голову.

— Еще раз, — грубо шепнул он.

— Что… еще раз?

— Этот стон… Он сводит меня с ума!

Блейк стягивал с нее блузку, лаская грудь, и Мередит снова застонала, но не потому, что он просил, а от острого наслаждения.

Он включил воду и, сжав зубы, с горящими от нетерпения глазами, раздел ее, затем себя, и они встали под душ.

Блейк намыливал ее и себя, перемежая свои действия поцелуями, и для Мередит это было откровением, она и не мечтала о столь интимных прикосновениях. Мыльная кожа скользила, как шелк, и тело охватывал невообразимый восторг, когда его руки оказывались в самых потаенных местах.

Он смыл мыло с себя и Мередит, выключил воду и взял полотенце. Однако вытираться не стал. Расстелив полотенце на кафельном полу просторной ванной, он привлек ее к себе и поцеловал в предвкушении близости.

— А сейчас мы будем любить друг друга. Здесь. На полу.

От картины, которая пронеслась у нее в воображении, она вздрогнула, прошептала: «Да…» — и прижалась к нему.

Он уложил ее, трепещущую, на толстое полотенце и лег сверху.

— Никогда еще я не хотел тебя так сильно, — шепнул он, нависая над ней. — Ни на что не променяю сегодняшний день.

— Я тоже. — Она потянулась к нему. — Я люблю тебя. Я люблю тебя, Блейк.

Упершись руками ей в бедра, не сводя с нее взгляда, он медленно опустился и погрузил свое тело в ее.

— Я тоже люблю тебя, дорогая, — дрогнув, сказал он, двигаясь все углубляющимися толчками. Когда она стала подниматься, он удержал ее руками. — Нет, — не дыша сказал он, не отводя взгляда, — не двигайся. Не торопи… Боже! — Глаза его закрылись, он содрогнулся.

Ее тело дрожало от того, что он с ней делал, от восхитительной медлительности его движений… То сжимая зубы, то вскрикивая, она беспомощно извивалась под ним.

— Блейк… если ты… не будешь быстрее…

— Терпи, — шепнул он ей на ухо. Его тело плыло над ней, как морские волны, лениво, неспешно, вопреки жаркому нетерпению, сжигавшему обоих. — Будет хорошо… Хорошо… Так хорошо… Мередит! — Он сжался. — Ну, Мери!

И она отдалась его власти, обливаясь слезами.

Он гладил ее по голове, убирал мокрые пряди волос с лица, целовал, осушая слезы, поцелуями прогоняя неясную печаль и усталость.

Мередит открыла глаза, и его лицо постепенно сфокусировалось. Было трудно дышать. Казалось, она упала с огромной высоты. Его глаза светились искренним восторгом.

— На кровати было бы удобнее, — сказал Блейк, слегка касаясь ее губ, — но здесь безопаснее.

— Она печет печенье, — вспомнила Мередит.

— Сара непредсказуема. — Он потерся носом о ее нос. — Я тебя люблю, — выдохнул он, и это признание отразилось в глазах, как в зеркале. — До сегодняшнего дня я не решался признаться, но, Боже, я знаю это, Мередит, — говорил он хрипло, с серьезным лицом. — Я чувствую это, когда я с тобой, когда смотрю на тебя.

— А я это чувствовала всегда, с восемнадцати лет, — шепнула она, счастливо улыбаясь. — Может, еще раньше. Ты был моим солнцем, я так хотела тебя.

— Я тебя тоже хотел, но не понимал этого. — Он снова поцеловал ее. — Во мне чего-то не хватало. Ты закончила творение. Теперь я целый.

Она обняла его и уткнулась ему в шею.

— У меня тоже такое чувство. Но разве необходимо было пытать меня до смерти?

— Но ведь было хорошо? Мне казалось, я взлетел на солнце и взорвался.

— Я тоже. — Она поерзала. — На полу жестко.

— Кровать бы сломалась.

Мередит вздохнула.

— Уже поздно. — Она отстранилась. — Ты будешь спать со мной?

— Нет, ускачу куда-нибудь на лошади — ух!

Она ткнула его кулачком в живот.

— Сара Джейн хочет братика или сестричку.

— При нашем усердии долго ждать не придется. У тебя все в порядке, — подчеркнул он. — К тому же надо Саре дать время приспособиться к нам и почувствовать себя уверенной. О'кей?

— О'кей. Больше не буду нервничать, — пообещала она.

— Ну вот и хорошо. Пошли есть мороженое. — Он встал и поднял ее на ноги. — Как я проголодался!

Она хотела было высказаться насчет неумеренного аппетита мужчин, но почувствовала, что и сама была бы не прочь подкрепиться. Как много произошло за этот ужасный штормовой вечер! — думала она, глядя, как Блейк обернул полотенцем свои узкие бедра и другое протянул ей. Он ее любит. Он действительно ее любит. В ушах звенело от новизны этих слов, от права свободно их произносить. Или же от того, что она сможет подарить ему ребенка? Мередит отогнала эту мысль. В любом случае, как сказал Блейк, у них масса времени.

ЭПИЛОГ

Восемь месяцев спустя в больнице Джекс-Корнера родился маленький Карсон Энтони Блейк Донован. Глядя на головку с тонкими черными волосиками, Мередит была несказанно счастлива. Сын, думала она, и очень похож на отца.

Притихший Блейк сидел возле кровати, замерев оттого, что его первый сын уцепился за его палец.

— Он чудо, — мягко сказал Блейк. — Часть нас обоих. Наша лучшая часть.

Она устало улыбнулась и потрогала палец, за который цеплялся малыш.

— Он будет похож на тебя.

— Надеюсь, это же мальчик.

Она засмеялась. В глазах ее светилась любовь.

— Как я счастлива, Блейк, — прошептала она. — Он как лучик света. Я так боялась, что не смогу родить тебе ребенка.

— Я всегда знал, что сможешь, — просто ответил он. — Мы слишком любим друг друга, как же у нас может не быть детей? — Он наклонился и поцеловал ее. — Сара тоже хотела прийти. Я объяснил, что ее сюда не пустят, но завтра ты будешь дома и она увидит брата. Она нарисовала для него картинку.

— Она в таком же восторге, что и мы, — сказала Мередит. — Ей нравится, что она будет не единственным ребенком в семье. Она до сих пор сомневается в том, что ее любят и никуда не отпустят.

— Со временем поймет, — сказал он. — Но ей и сейчас хорошо.

— Да. — Она погладила пальцем волосики ребенка. — Он чудо, правда, Блейк?

— Да. Как и его мама, — улыбнулся он.

— Ни о чем не жалеешь?

Блейк покачал головой. Тихо сказал:

— Пока не появились вы с Сарой, меня никто не любил. Я еще не свыкся с этим. Я как Сара — к счастью надо приспособиться. Ты открыла мне целый мир, Мередит.

— Только свое сердце, милый, — мягко сказала она. — Но, может быть, этого достаточно. Он снова наклонился и поцеловал ее.

— Более чем достаточно. — Из глаз его лился свет, любовь к Мередит и ребенку переполняла и слепила его. Вдруг он улыбнулся. — Да, хотел рассказать. Я встретил в городе Элизу и Дэниэль, они искали тебе подарок. В магазине было полно народу. Я вошел, и знаешь, что Дэниэль сказала?

Мередит беспечно улыбнулась.

— Что же?

— Она показала на меня и громко сказала: «Мама, смотри, вон Сарин папа!» — Он усмехнулся. — Знаешь что, Мери? Я думаю, папой быть даже лучше, чем президентом.

Мередит протянула руку и коснулась его лица.

— Сара Джейн и маленький Карсон с тобой согласятся. Я тоже. — Она взяла его за руки.

Блейк посмотрел на сына. Впереди была долгая жизнь. Он будет играть с Карсоном в бейсбол во дворе, в настольные игры за кухонным столом. Осушать слезы Сары, помогать Мередит заклеивать порезы и царапины Карсона. Вместе с Мередит они вырастят детей, а в дни своей осени будут обмениваться воспоминаниями. Он поднес к губам руку Мередит и посмотрел в спокойное лицо. В ее серых глазах были начало и конец всего мира.

Примечания

1

Джекиль и Хаид — два облика одного человека, добрый и злой, в повести Р. Стивенсона «Странная история д-ра Джекиля и м-ра Хайда».


home | my bookshelf | | Самый лучший папа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу