Book: «Джоконда» Мценского уезда



«Джоконда» Мценского уезда

Ирина ПАВСКАЯ

«ДЖОКОНДА» МЦЕНСКОГО УЕЗДА

Он опять подошел к портрету, с тем чтобы опять рассмотреть эти чудные глаза, и с ужасом заметил, что они точно глядят на него. Это была уже не копия с натуры, это была та странная живопись, которую бы озарило лицо мертвеца, вставшего из могилы.

Н. В. Гоголь «Портрет»

Москва, 8 декабря 1917 года

Дорогая Машенька!

Как приятно было получить от тебя весточку. Ты в благоуханной Италии, поди, уже совсем не помнишь, каково зимой в Москве.

Извини, душа моя, за долгое молчание. Не могу тебя порадовать никакими добрыми новостями. Слава Богу, мы все живы и здоровы, а это уже хорошо. А в остальном все так тревожно. Впрочем, не буду занимать твое внимание скучным пересказом всего происходящего, полагаю, что ты в курсе событий. Тем более что я, признаться, плохо в этом разбираюсь. Хочется верить, что Господь нас не оставит. Но на душе темно.

Москва сильно переменилась за последний год. Вечерами опасно ходить по улицам, часто стреляют. Магазины заколочены, театры не работают. Многие учреждения распущены. Во дворах мерзость. Наш дворник Савелий тоже куда-то исчез, и мусор никто не убирает. А вчера ночью приходили к Левчукам и забрали Павла Семеновича. Ты должна его помнить, он бывал у нас на даче. Смешной толстяк с пышными бакенбардами, который все пел романсы Даргомыжского и безумно фальшивил.

Я очень боюсь за Петю. Он давно уже не практикует. Зато с энтузиазмом взялся за рисование. Помнишь — это его слабость. Вдруг надумал писать с меня портрет, просит ему позировать. Весь кабинет завален листами с набросками. Мне его затея не нравится. Кажется, я выхожу на рисунках старой и скучной. Но это все лучше, чем запираться вечерами в кабинете и часами ходить из угла в угол.

Машенька, друг мой бесценный, не забывай нас. Твои письма вселяют надежду. Мы тебя все нежно целуем. И Гога тоже передает любимой тете Пусе-Манюсе привет.

Остаюсь твоя Соня.

* * *

Еженедельник «Городской курьер». Криминальные новости

Необычная и дерзкая кража произошла вчера ночью в нашем городе. В четыре часа утра на пульт районного отделения вневедомственной охраны поступило сообщение о том, что в здании городской картинной галереи сработала сигнализация. Прибывшие на место происшествия сотрудники обнаружили разбитое окно, через которое злоумышленники и проникли в помещение. Похищен один из экспонатов проходящей в городе выставки — картина художника П. Старицкого «Портрет дамы в черном».

Работа предположительно датируется началом XX века.

Преступникам удалось скрыться. По словам представителя правоохранительных органов, кража, скорей всего, дело рук наркоманов, которых, к сожалению, становится с каждым годом все больше. Однако рассматриваются и другие версии.

По факту похищения живописного полотна возбуждено уголовное дело.

* * *

Город гордился своей картинной галереей. Казалось бы, что тут особенного? Ну картинная галерея. Так ведь не Лувр и не Третьяковка. Да, не Лувр! Однако если учесть, что город наш находится в глубокой провинции, а это, увы, для родного отечества всегда было синонимом глубокой дыры, и, строго говоря, вовсе не город, а так — небольшой городишко, то станут понятны причины подобной гордости. К тому же коллекция картин весьма и весьма приличная. Расположена галерея в старом купеческом особняке постройки начала XX века. Купец был не из бедных, денег не пожалел, да и архитектор, на счастье, попался талантливый. Вот и появилось на берегу реки каменное провинциальное диво в стиле модерн. Изящные и легкие контуры здания напрочь лишены помпезности, до сих пор обожаемой «денежными мешками». Полукруглые вытянутые окна своей необычной формой напоминают большие прозрачные капли, сползающие по стене. Простой и выразительный орнамент вьется по фасаду в строго продуманной асимметрии. Украшают здание небольшие лепные панно, выполненные в стиле мозаик Врубеля. Должно быть, хозяин был вполне продвинутым человеком, коль согласился на такой облик жилища. Небось и барышни здесь жили образованные, даром что провинциальные. Так и представляю себе юную особу, которая, хлопнув дверью отеческого дома, бежит в душевном волнении к реке через старый сад, чтобы в уединении почитать новые стихи Бальмонта. Ветер холодит молодое лицо, которое вопреки неясным сердечным томлениям сияет здоровым деревенским румянцем, и развевает модный газовый шарф.

Но это все в прошлом. А сегодня, преодолев мраморное крыльцо, через тяжелые дубовые двери посетитель попадает в просторный холл с высоким потолком. Наверное, в прежние времена здесь горничная встречала гостей, принимала у них шубы и калоши, а в отсутствие хозяев гости, почти как в столице, оставляли на расписном подносе свои визитные карточки. Но теперь от прежнего облика прихожей мало что сохранилось. Только все тот же узор лепнины, местами осыпавшейся, да огромные напольные часы, которые вовсе не предмет интерьера, а музейный экспонат за номером 172/3.

У правой стены холла притулилась будочка с надписью: «Касса». Купив за вполне умеренную цену входной билет (военнослужащим и студентам скидки) и миновав строгую Галину Петровну, любитель изобразительного искусства начинал свое путешествие по анфиладе гулких залов. Экспозицию, как и положено в приличных музеях, открывала коллекция классической живописи. Ее гордостью были подлинники Айвазовского, Репина и Куинджи. Славу с ними делили зарубежные живописцы, в том числе так называемые малые голландцы — тоже подлинные. Затем классика, слегка запнувшись о новаторские поиски начала XX века, плавно перетекала в соцреализм. Усталые, но счастливые герои труда у мартеновских печей, крепкие грудастые спортсменки, без всяких усилий разрывающие финишные ленточки, благообразные старики в окружении почтительных пионеров вызывали у людей старшего возраста сладкую ностальгию и слезу умиления.

На втором этаже, куда вела довольно широкая скрипучая лестница с резными перилами, залы были скромнее и потолки ниже. Здесь располагались образцы современного живописного искусства, и здесь же регулярно сменяли друг друга разнообразные тематические выставки, как привозные, так и формируемые из музейных фондов.

Но ведь дом-то строился в первую очередь для жизни, а потому по бокам от главных, так сказать, представительских помещений находилось множество небольших уединенных и даже почти потайных комнат, комнатушек и коридорчиков. В старые годы в них звенели детские голоса, хозяин встречался с деловыми партнерами, заключая выгодные контракты, а кухарки к Пасхе стряпали пышные куличи. Тут и теперь кипела жизнь, незаметная посетителям торжественных и слегка сонных выставочных залов. Все, что может происходить в маленьком и преимущественно женском коллективе, происходило именно в этих комнатах. За долгие годы существования «картинки» не раз пресловутые межличностные проблемы нарушали покой старинного дома. Однако директор галереи, милейший Сергей Сергеич, или Си-Си, как называли его между собой молодые сотрудницы, насмотревшиеся «Санта-Барбары», умело «разруливал» все конфликты. Одним словом, ничто не мешало музею быть образцовым, хотя и малобюджетным учреждением и высоко нести знамя культурного просвещения масс. И если чьи-то руки вдруг ослабевали по причине возраста или неприлично маленькой зарплаты, то всегда находился доброволец, который тут же хватался за древко вышеуказанного стяга.

Итак, город гордился своей картинной галереей. А я гордилась тем, что являюсь ее сотрудницей. Хотя, по справедливости, этого факта надлежало стыдиться и всячески его скрывать, по мнению моей подруги Зойки, которая вообще твердо уверена, что я абсолютно не вписываюсь в повороты современной жизни.

— Сима, очнись! Вокруг столько возможностей, а ты за полторы тысячи нюхаешь картинную пыль, — заводит она очередную воспитательную беседу.

— Люди искусства должны быть голодными, — вяло отбиваюсь я.

— Это ты-то люди искусства?! — возмущалась Зойка. — Торчишь целыми днями в музее, устраиваешь дурацкие выставки, а потом проводишь никому не нужные благотворительные экскурсии. «Ах, дети, посмотрите, как прекрасно передает настроение художника голубая красочка, намалеванная им в левом нижнем углу», — блеет дурным голосом подруга. — А дети только и мечтают вырваться побыстрее из твоих культурных объятий и слинять в компьютерный салон, чтоб заняться всякими «стрелялками-мочилками».

Я обреченно вздыхаю:

— Но ведь кто-то же должен сеять разумное, доброе, вечное.

— Нет, вы посмотрите на эту сеялку начала конца развитого социализма! Не заглохни от голода, устаревший образец сельхозтехники. Знаешь, Сима, ты точно не от мира сего. Одно слово — Серафима Шестикрылая.

Это Зойка мне такое прозвище придумала — Шестикрылая Серафима. В том смысле, что я вечно витаю в облаках вроде ангела. И все-таки она в воспитательных целях несколько преувеличивает. Я вполне научилась свои полторы тысячи зарплаты примирять с действительностью. И если уж быть честной, то я еще дважды в неделю подрабатываю в колледже культуры. Читаю лекции по истории живописи.

Но сегодня мне к лекции готовиться не надо, а поэтому я самым бесстыдным образом уже целых лишних двадцать минут нежусь в постели и наблюдаю, как солнечный зайчик, пробившись сквозь неплотно задернутые портьеры, весело скачет по стоящим на полке фарфоровым статуэткам. Эти статуэтки — мое небогатое наследство. Они достались от мамы. Сколько себя помню, статуэтки всегда были у нас, пополняясь то одним, то другим экземпляром. Очевидно, таким образом мама пыталась хоть как-то украсить свою трудную, не богатую впечатлениями жизнь. В детстве я любила перебирать эти фигурки и придумывать разные истории. Но мама умерла несколько лет назад, и с тех пор коллекция не пополнялась.

Зайчик медленно пополз по стене и замер в центре картины. Довольно большое прямоугольное полотно висело прямо напротив кровати. Художник изобразил кусочек весеннего леса. Ничего особенного: несколько прозрачных, подернутых зеленью деревьев, то ли просека, то ли аллея, уходящая вдаль. Однако картина странным образом завораживала, притягивала взгляд. Казалось, изображенный пейзаж колышется, то растворяясь, то выплывая из нежно-зеленой дымки. Голова начинала тихо кружиться, и чем больше человек смотрел на картину, тем сильнее впадал в некий транс, схожий со сном наяву. Окончательно зритель обалдевал, когда в правом нижнем углу полотна рядом с росчерком художника он читал название работы: «Осень». И каждому новому гостю приходилось рассказывать историю этого произведения.

Дело в том, что моя мама всю жизнь проработала фельдшером в психиатрической лечебнице. Будучи от природы человеком мягким и жалостливым, она всей душой сострадала несчастным, оказавшимся на ее попечении, и, как умела, старалась облегчить их незавидную участь. Больные люди, насколько могли в своем состоянии, платили ей привязанностью. Как-то среди ее питомцев оказался художник, которого уже давно и безуспешно лечили от шизофрении. Все время, кроме процедур, он тихо сидел в своей палате, не разговаривал, почти ничего не ел и бесконечно рисовал. Краски, кисти, холсты ему бесперебойно поставлял брат, поскольку при отсутствии оных художник впадал в страшное волнение.

Мама, по своему обыкновению, очень его жалела и потихоньку носила из дома пирожки и котлетки, пытаясь хоть как-то подкормить бедолагу. Больной совершенно безучастно съедал кусочек, не выказывая при этом никаких чувств. Но, видимо, что-то все-таки происходило в его бедной голове.

Вскоре больницу решили закрыть на капитальный ремонт. Часть пациентов забрали по домам родственники, остальных распределили по другим лечебницам. За день до отъезда художник зашел в комнату фельдшеров, поставил перед мамой картину и сказал всего два слова: «Это вам!» Затем молча вышел и, хотя мама, обрадованная таким проявлением живого человеческого чувства, пыталась поблагодарить его и даже завязать беседу, словно потерял к ней и к картине всякий интерес. Так и появился этот пейзаж в нашей квартире. Почему он назывался «Осень», думаю, не смог бы объяснить и сам автор. Видимо, в том мире, где пребывала его душа, осень выглядела именно так. Случалось, что иные из наших знакомых, попав под колдовское очарование необычного пейзажа, просили маму продать картину и даже предлагали серьезные деньги. Но она, несмотря на нашу хроническую бедность, всякий раз решительно отказывалась.

Наверное, постоянное созерцание волшебной игры света и тени на полотне безумного художника и привело в конце концов к тому, что я стала искусствоведом.

— Свихнула свои мозги, — обычно в этом месте комментирует Зойка. — Только золотая медаль даром пропала. Нет чтобы выбрать хлебную профессию. Стоматолога там или юриста. Обзавелась бы богатой клиентурой. Денег — навалом. Купила бы в центре квартиру, — начинает мечтать подруга, закуривая сигарету, — и вылезла из своего гнилого угла.

По совести сказать, район и дом, где я живу, оставляют желать лучшего. В прошлом добротная рабочая окраина с уютными зелеными скверами, добросовестными дворниками и размеренной жизнью медленно, но верно превращалась в жутковатые трущобы. Обширные по размерам, но бедные по содержанию помойки не привлекали даже бомжей. Лучшие времена серых угрюмых пятиэтажек прошли еще в середине прошлого века. Изуродованные палисадники, жалкие остатки асфальта и потухшие фонари довершали печальную картину первозданного хаоса.

Солнечный зайчик исчез, и в комнате стало совсем светло. Дверь спальни еле слышно скрипнула.

— Муся, это ты?

— А кто еще? — возмутилась Муся. — Безобразие, завтрак сегодня будет вообще или нет?

Забыла сказать, что живу я не одна, а с Мусей. Муся — это кошка. Два года назад я совершенно случайно забрела на кошачью выставку. Ухоженные экземпляры всех мыслимых и немыслимых пород с высокомерным видом томились в клетках. В углу шла бойкая торговля элитными котятами. Возле коробки с пушистыми малышами образовалась даже небольшая толкучка. Исключительно из гуманитарного интереса протиснулась и я. И тут увидела Мусю. Маленький дрожащий комочек одиноко и печально сидел в углу небольшой коробки, задвинутой под стул. Огромные голубые глаза без всякой надежды взирали на белый свет.

— Этот котенок продается?

— Какой? — не поняла хозяйка. Я невежливо ткнула пальцем:

— Да вот этот!

— Вообще-то продается, но… — Она замялась. — Честно говоря, я должна вас предупредить. Кошечка последняя в помете, слабая и бракованная. Для выставок не годится. Если только для себя… Да и то могут быть проблемы.

Ну конечно, судьба Муси тут же решилась. Ведь я всю жизнь, по словам моих друзей, только тем и занимаюсь, что ищу проблемы.

А через год произошло чудо. Свежая рыбка с овсянкой, «Вискас» по воскресеньям, густо сдобренные нежностью и заботой, превратили кошачьего заморыша в роскошную красавицу — сиамку с гордым и самостоятельным характером. Выяснилось, что Муся не просто сиамка, а балинезка. Кошки этой разновидности отличаются пушистой шерстью, но так же, как сиамы, голубоглазы и болтливы. Муся разговаривала с утра до вечера, и я в конце концов вполне научилась ее понимать.

Вообще-то она — животное деликатное. Раз пришла с возмущением — значит, и вправду пора вставать.

Так, быстро под душ, потом на кухню.

Кошка с голодным урчанием набрасывается на любимые кусочки говяжьей печени. А я радуюсь тому, что в банке еще остался кофе. День начинал раскручиваться, все быстрее набирая обороты. Пара бутербродов — и вот я уже стою на пороге, гремлю ключами и даю последние наставления Мусе:

— На форточке не сидеть и циперус не жрать! — Для верности я погрозила пальцем.

— Каждый норовит обидеть бедную кошку, — оскорбленно «прокричала» Муся и скосила глаза на цветочный горшок, — очень мне нужен твой циперус!

— Ладно, ладно, знаю я тебя, хитрованку сиамскую. Ну все, до вечера.

Дверь с лязгом захлопнулась, и теперь как можно быстрее надо пройти зону. Зоной я зову наш подъезд, такую же мрачную и мертвую территорию, как в «Сталкере» Стругацких. В нос ударяет запах мочи, ноги запинаются о выщербленные ступени. Металлические прутья перил скручены с такой силой, словно здесь резвился Годзилла. Стены сплошь покрыты наскальной живописью. Эдакое непечатное граффити, из которого самым приличным можно считать загадочное слово ХРНСЕЙ, начертанное красным спреем. Правда, Зойка считает, что это не что иное, как «хрен с ней», сокращенное ради экономии краски.

Ага! Вот и свеженькое! «Петрова ты лутшая». Ну это еще по-божески, даже романтично. Только русский язык не мешало бы подучить. Помню, в пору незабвенного развитого социализма было модным повсеместное братание городов. Их так и называли — «города-побратимы». Если бы сейчас возродился этот чудный обычай и началось братание, скажем, между подъездами, то наш подъезд, несомненно, был бы объявлен самым близким братом бразильских фавел [1].



С этими мыслями пулей вылетаю на улицу.

Весна медленно, словно опасаясь, входила в город. Вообще-то весна — не мое время года. «Весну я не люблю. Весной я болен» — так, кажется у Пушкина. Я не то чтобы больна, просто кучи мусора и многочисленные следы собачьей жизнедеятельности, постепенно вытаивающие из-под снега, приводят меня в глубокое уныние. Да и одеться не знаешь как. С утра лед похрустывает, а к обеду так припечет, что впору пальто скидывать.

Но сегодня в природе произошел какой-то перелом, кризис, что ли, как во время болезни. Небо быстро набирало глянцевую синеву. Фиолетовые ночные тучи резкой полосой теснились на западе. Воздух был по-особому, по-летнему свежим и теплым. Настроение вдруг без причины улучшилось, и даже грязь уже не так раздражала. А кроме того, по дороге на работу меня ждала встреча!

Если у вас сложилось впечатление, что наша провинция застряла в прошлом веке, то это не так. Будьте спокойны — мы идем в ногу со страной. И все признаки дикого капитализма на своих местах. Несколько лет назад улицы, как и положено, были сплошь обсижены жуткими ларьками с ярко выраженной манией величия. Потому что назывались они поголовно супершопами, супермаркетами и прочими суперами. Постепенно ларьки исчезли, уступая место более-менее приличным магазинчикам. Но мания величия сохранилась. Только теперь магазинчики гордо именовались бутиками. А еще в городе открылось множество кафешек и ресторанов. Было даже свое казино, закрытый клуб, филиал столичного банка и прочие атрибуты сладкой капиталистической жизни. А уж наглядная агитация, то есть реклама! Здесь попадались просто шедевры. Особенно мне нравился огромный щит, на котором был изображен сияющий парень, с ног до головы вымазанный какой-то черной гадостью. Надпись призывала: «Позволь себе все!» А чтобы никто не сомневался, что же такое себе можно позволить, крупными буквами через весь плакат было начертано, «Сантехника». Вот и выходило, что жизнерадостный извращенец позволил себе с головой окунуться в вышеупомянутую сантехнику и теперь наслаждался полученным эффектом. Всякий раз, проходя мимо щита, я подмигивала смельчаку.

Но было во всей этой торгово-рекламной вакханалии и кое-что приятное. Быстрыми шагами с легким волнением в груди я приближалась к знакомому магазину. Каждое утро по дороге на работу я встречалась со своей тайной и, увы, безответной любовью. В самом центре сияющей обувной витрины стояли Они. Чистая Франция. Цвет темный бордо. Натуральная кожа. Цена… ах, мадам, не будем о грустном!

Я смотрю на эти туфли, на секунду закрываю глаза и мечтаю. Париж… Благоухающий весенний вечер. Открытое кафе на Елисейских Полях. Спешить некуда. Так приятно наслаждаться покоем, комфортом, ароматом свеже-сваренного кофе. Нога закинута на ногу, и, чуть покачивая носком изящной темно-бордовой туфельки, я разглядываю гуляющую публику. Мужчины бросают на меня восхищенные взгляды, впрочем, я к этому давно привыкла. А потом… Стоп, хватит! Господи, к чему только не приведет безнаказанное созерцание обычной пары туфель. И вообще. Мне рассказывали, что парижанки в основном носят удобную старую обувь вроде растоптанных кроссовок. Невольно опускаю глаза вниз и разглядываю свои ноги. Да уж, как говаривал Киса Воробьянинов, почти парижанка.

Старые часы в вестибюле, хрипя и кашляя, пробили десять раз, и точно с последним ударом в кабинет заглянул наш директор Си-Си.

— Сима, детка, — сдвигая брови, озабоченно сказал он, — зайди ко мне через пару минут.

Наш Си-Си всех женщин моложе сорока называет детками. Я догадываюсь, о чем пойдет сегодня речь. О выставке портретной живописи. Дело в том, что и у искусствоведов тоже существует своеобразная специализация. Каждый работник как бы курирует свой вид искусства. Я, например, специалист по портретной живописи. И диплом писала на эту тему. Портрет — удивительная вещь! В нем словно заложена двойная энергетика: художника и модели. Хорошо написанный портрет может сказать о человеке многое и даже сделать явными потаенные стороны его характера. Это мистическое свойство портретов давно подмечено. И даже отражено в литературе. Вспомним хотя бы Гоголя и Уайльда. Работая над дипломом, я перерыла кучу материалов и наткнулась на пару подобных таинственных историй.

В нашей галерее довольно неплохая коллекция портретной живописи. Правда, основная часть ее хранится в запасниках и извлекается на свет божий только во время выставок. А подготовка выставки — всегда хлопотное и волнительное дело. Надо отобрать экспонаты, привести их в порядок, описать каждую работу, подготовить каталог, заказать афиши, разработать текст экскурсии, оповестить общественность и прочая, прочая… А потому каждая выставка — событие в жизни и музея, и искусствоведа-куратора.

Я оказалась права.

— Вот что, Сима, — Си-Си задумчиво почесал переносицу, — посмотрел я проект каталога и имею тебе сообщить следующее.

Директор любил вставлять в свою речь витиеватые выражения. В таких случаях наша бойкая Леночка, сохраняя почтительное выражение лица, еле слышно цедит сквозь зубы: «Друг Аркадий, не говори красиво».

— Экспонатов-то маловато.

— Сергей Сергеич, — развела я руками, — все самое интересное.

— Ты пойми, детка, выставка юбилейная. Много гостей, пресса. Опять же из Москвы обещали быть! А мы что? Работ кот наплакал.

— Ну уж сразу и кот! По-моему, вполне пристойно.

— Сима, надо расширяться. Не спорь, надо, надо! Ты давай вот что. Отправляйся сейчас к Васе, и подберите с ним еще штук пять-семь поприличнее.

Си-Си брякнул на стол ключи от подвала и поднялся, давая понять, что встреча закончилась в его пользу. Я только вздохнула. Разговор с директором означал следующее. Сейчас я должна тащиться к Васе. Потом мы вдвоем потащимся в подвал, в музейные запасники. Под непрерывное Васино ворчание я буду перебирать пыльные картины, чтобы отыскать дополнительные экспонаты для будущей выставки. А вечером у меня начнут чесаться руки от пылевой аллергии.

Вася нашелся, как всегда, в плотницкой. Так именовалось маленькое помещение, в котором хранились старые рамы, куски багета, различная бытовая химия и много еще чего. Тут и обреталась Васина хмурая похмельная личность неопределенного возраста. Вася был у нас «прислугой за все». В его обязанности входил весь мелкий бытовой ремонт. Как говорится, «он и столяр, и плотник, и до мышей охотник». Правда, наш плотник был охотником совсем до другого, а именно — до водочки. Время от времени он впадал в запои и держался на работе только благодаря золотым рукам да безотказному характеру.

Плотник побухтел для порядка, и мы отправились «шерстить» музейный фонд, чтобы добыть для выставки еще пару-тройку шедевров. Коллекция музея, как водится, значительно превышала возможности выставочных залов. К тому же она регулярно пополнялась: иногда экспонаты передавали в дар, иногда музею удавалось наскрести деньжат и самому прикупить кое-что. Все эти накопленные ценности хранились на стеллажах в обширном подвале бывшего купеческого особняка. Вообще-то стеллаж с портретной живописью я просматривала не один раз и все самое ценное уже выбрала. Но теперь приходилось снижать требования и из худшего еще раз отобрать лучшее, что, по мнению Конфуция, и есть хорошее.

После часового копания и глубоких размышлений я остановилась на четырех работах: портрет ребенка и портрет председателя колхоза — советский период, парадный семейный портрет — конец девятнадцатого века, и портрет дамы в черном — предположительно начало века двадцатого. По обыкновению чертыхаясь, Вася перетащил картины в плотницкую.

— Через неделю открытие выставки, Васенька, — голос у меня стал льстивым и заискивающим, — ты уж постарайся картинки побыстрей в порядок привести. Рамы отремонтировать надо, почистить. В общем, как всегда.

— Знаю, знаю, — ворчал Вася, — вечно у вас горит. Живопись — штука деликатная, тут одним топором и рубанком не обойдешься. Вон и краска-то поотстала, укрепить надо.

— Васюня, не пугай! Ты же знаешь, за мной не заржавеет.

— Ладно, — подобрел плотник, — иди уже, без тебя сделаю. А то, может, останешься? — Вася подмигнул заплывшим глазом и попытался состроить эротическую улыбочку. Вышло, как всегда, неубедительно, но я понимающе захихикала. Так, чтобы ему приятно было. Наш плотник любил немножко поиграть в игру под названием «крутой-парень-сексуальный-гигант-ого-го-еще».

— Потом, Вася, пото-ом, — пропела я голосом записной кокетки и шаловливо выпорхнула за дверь.

Прямо на лестнице меня поймала за руку Вера Николаевна и страстно зашипела в ухо:

— Сима! Нет, вы видели, что сегодня наша Ленуся на голове у себя сотворила? Понаделала каких-то хвостиков, утыкала всю башку невидимками. Думает, что они и впрямь невидимые. Позорище! И это в учреждении культуры! Киви притащила в пакетике, я, дескать, пост держу. Пожалуйста, держи капустой. Так нет! Вот вам всем — киви! Это безобразие, она ведет себя просто вызывающе!

От густого запаха дешевой помады Веры Николаевны меня слегка затошнило.

— Вера Николаевна, а вы подарок купили? — озабоченно спросила я, чтобы перевести разговор.

Лицо сослуживицы зарделось краской застенчивой гордости и удовольствия:

— Еще позавчера. Полгорода обежала и, представляете себе, нашла-таки премиленький кухонный набор. Недорогой, еще и на цветы хватит.

Сегодня у нас был день Большого Водяного Перемирия. По правде сказать, в нашем коллективе отношения не всегда складывались гладко. Многие сотрудники относили себя к людям творчества, а потому, как и полагается в таких случаях, атмосфера в музее частенько становилась взрывоопасной. Но бывали дни Большого Водяного Перемирия, как и в дикой природе во время засухи. Например, когда давали зарплату. Волки и агнцы, аспиды и голуби веселой стайкой тянулись к заветному окошечку, дабы испить несколько живительных капель из скудного денежного источника. Такое же перемирие наступало, когда мы собирались за чайным столом по какому-либо поводу.

В навороченных фирмах это, кажется, называется корпоративной вечеринкой. Сегодня у нас корпоративная вечеринка по поводу проводов на пенсию Галины Петровны. Строго говоря, она уже давно на пенсии. Но Галина Петровна была из породы тех «железных» старушек, которые уверены, что с их уходом родное учреждение рассыплется в прах. Однако всему приходит конец. И с завтрашнего дня стул в центральном зале, столько лет любовно согреваемый нашей главной смотрительницей, займет другая.


Все прошло на высшем уровне. Мы пили чай с нехитрыми домашними лакомствами, в том числе с каким-то удивительно вкусным печеньем.

— Галина Петровна, как эта стряпня называется? — Я потянулась к вазочке.

— «Утопленница», — спокойно сказала смотрительница. От неожиданности рука дернулась, и печенюшка упала на пол. Все в ужасе уставились друг на друга.

— Эт-то в каком смысле? — пролепетала побледневшая Лена.

— А в том, что тесто перед выпечкой надо в воде подержать, пока не всплывет.

— Ну и фантазия у наших хозяек, — расхохотался Си-Си. — Нет чтобы там «Русалка» или «Дельфин».

— Какая жизнь, такая и фантазия, — мрачно резюмировала Вера Николаевна.

Все наперебой стали вспоминать необычные названия блюд.

— Вот я помню, в столовой УВД супчик подавали, «Кучерявый» назывался. Я им говорю: он у вас что, с волосами, что ли? А оказывается, в нем яйцо разболтано лохмотьями. Потому и «Кучерявый». И еще рыба у них фирменная была — «Ментай в кляре». Так и в меню написано — «ментай». Ну и повеселились же мы. Понятное дело — раз менты, значит, и рыба — «ментай». — Пухленькая Жанна Афанасьевна разрумянилась то ли от чая, то ли от веселых воспоминаний.

День постепенно угасал. Вокруг особняка стали сгущаться сумерки. Ветки старой липы жалобно и безнадежно стучали в окно. Все притихли, словно кто-то невидимый вошел в комнату. Мне было знакомо это чувство. Оно часто возникает, когда я остаюсь одна в окружении картин. Кажется, герои живописных полотен оценивающе смотрят на живых, думают о своем, а иногда… Я уверена, иногда они меняют нашу судьбу.

Сегодня последний день выставки. Слава богу, все прошло без сучка без задоринки. Ввиду особой культурной значимости выставку, против обыкновения, разместили на первом этаже в центральном зале. На открытии присутствовали представители мэрии. Беляков, самый маститый художник города, толкнул прочувствованную речь. Затем уважаемые гости благосклонно выслушали мой рассказ, изо всех сил сохраняя умные выражения лиц. Пунцовый от волнения Си-Си делал мне исподтишка таинственные знаки. Его беспокойство было понятно: культурная истома слегка затянулась. Притом что, как говорится, водка греется, пельмени стынут. В кабинете директора с утра ждал гостей небольшой, но пристойный фуршетец. Фрукты, икра, коньяк — короче, все путем. Бухгалтер поднатужился и превзошел сам себя в смысле выделенных денег.

Местная пресса разразилась благосклонными публикациями, полными штампов типа «выдающееся событие в культурной жизни города», «живописное наследие», «в наше сложное время». Газетчиков распирала законная гордость, мол, не лаптем шти хлебаем. Экскурсии проходили каждый день. И неорганизованных посетителей тоже было немало. Книга отзывов (не беспокойтесь, все как положено!) радовала литературными перлами, написанными в основном округлым детским почерком. Но среди них встречались и вполне серьезные отзывы, в том числе один на французском языке. Леночка, которая в школе учила французский, с помощью словаря перевела, что свое восхищение выставкой выражал некий Мишель Селье — член благотворительного детского фонда города Марселя. Ничего удивительного. Время от времени и к нам наезжают представители различных иностранных гуманитарных фондов и миссий, а также бизнесмены на предмет сотрудничества. Как-никак в городе наскребалось с десяток весьма перспективных предприятий, вызывающих потенциальный интерес у инвесторов.

Завтра выставка закрывается. Картины спустятся в подвал, я напишу отчет для истории. Еще одна страничка моей жизни перевернется.

Дребезжащий звонок допотопного телефонного аппарата прервал мои сентиментальные размышления.

— Серафима, — возбужденно кричала в трубку Зойка, — сегодня мы пойдем в один дом! Не напрягайся, ты там никого не знаешь. И будем учиться зарабатывать настоящие деньги, а не те слезы, что ты получаешь.

Моя любимая подруга трудилась на местном фармацевтическом заводе химиком-технологом. Вопреки всем законам империалистического рынка лекарственные гиганты почему-то еще не сожрали этот завод. Наоборот — предприятие процветало, и зарплата работников по меркам нашего города была вполне приличной. Что и позволяло Зойке относиться ко мне со снисходительным сочувствием. И сочувствие это было весьма активным. Она постоянно стремилась улучшить мое материальное положение путем втягивания меня в различные сомнительные негоции, как сказал бы наш директор.

— Зоя, я сегодня закрываю галерею, извини.

— Ты что, с ума сошла! — взвилась подруга. — Такой шанс упускать. Ну не дура ли ты после этого? Короче, как хочешь, хоть умри! В пять я за тобой зайду.

В трубке запикали сердитые короткие сигналы.

Сколько себя корила за мягкотелость! Даже специальные брошюры покупала с психологическими советами типа «умей сказать „нет“!». Все без толку. Рефлектирующая интеллигентка! Тряпка! — обзывала я себя распоследними словами по дороге в кабинет.

Лена возилась с какими-то бумагами и была на удивление тихой и грустной.

— Леночка, миленькая, закроешь вместо меня сегодня «картинку», а? — заныла я просительно. — У меня деловое свидание срывается.

— Лучше бы любовное, — вяло оживилась она.

Я застыла в тревожном ожидании.

— Ну ладно, — согласилась Лена неожиданно легко. — Мне сегодня спешить некуда.

И многозначительно добавила со вздохом:

— Учти, с тебя причитается!

В пять часов Зойка, как разрушительный смерч, ворвалась в кабинет. Подхватила на лету падающую лампу и заорала:

— Ты еще не готова? Я тебя прибью сейчас! Быстро собирайся, никто нас специально ждать не будет.

( — Зоечка, — говорю я ласково в таких случаях, — вот что я ценю в тебе больше всего, так это твою врожденную интеллигентность!)

И она, словно паровоз, потащила меня в сторону нового микрорайона.

В типовой трехкомнатной квартире собралось человек пятнадцать. Чувствовалось, что компания мало знакома между собой. Люди стеснительно жались по углам и чего-то ждали. Наконец хозяйка звенящим от волнения голосом представила главную гостью — бойкую бабенку лет сорока, которая сразу взяла быка за рога. По ее словам выходило, что сейчас она покажет нам некие замечательные предметы, способные любого нищего в мгновение ока превратить в Рокфеллера. И после этого с таинственным видом достала из коробки металлические блестючие бокалы. Следующие полчаса были посвящены описанию достоинств сих волшебных сосудов.



Делали их, оказывается, на специальном заводе с использованием секретных космических технологий. И поэтому вода в бокалах приобретала лечебные свойства, а вино не портилось. Пока я размышляла, каким образом может испортиться в бокале вино, тетенька шустро вставила кассету в видеомагнитофон. На экране мужчина и женщина с неестественным оптимизмом рассказывали, как чудесно преобразилась их жизнь после покупки бокалов. Но я уже все поняла. Сейчас тетенька будет нам впаривать эту железную дрянь, чтобы мы потом впаривали ее другим и ужасно богатели. В общем, что-то вроде пирамидки, только не финансовой, а торговой.

Весь фокус был в том, что капитализм в нашей благословенной провинции развивался с опозданием, как опаздывает эхо в глубоком ущелье. И если в столичных городах такие номера уже набили оскомину и люди с лету просекали, какой такой бизнес им предлагают, то в нашем городе подобные презентации, а также «лохотронщики», «утюги» и прочие пока еще процветали. Наивные горожане в безумной надежде заработать деньги по-легкому сглатывали наживку, подаваемую под разными соусами. Увы, время от времени, и я попадала на подобные мероприятия, влекомая неугомонной Зойкой. Только фейерверк красноречия распространителей меня уже давно не вдохновлял, и всякий раз было безумно жаль потраченного времени.

По дороге домой Зойка сконфуженно молчала. Я тоже молчала. Пусть помучается! Наконец подруга не выдержала:

— Ну ладно, Сим! Хватит дуться. Они же, паразиты, не предупредили, что это опять сетевой маркетинг.

И резко сменила тему:

— Смотри, что у меня есть.

Из необъятной Зойкиной сумки выпорхнул красочный журнал. Он сиял глянцевой обложкой, завораживал разноцветным блеском, словно магический кристалл колдуна. Это был свежий номер «Космополитена».

— Сегодня купила, сама еще не успела посмотреть. На, почитай. — Великодушие подруги вышло из берегов.

«И возьму, — сердито подумала я, — должна же у меня быть хоть какая-то компенсация за потерянный вечер».

— Завтра позвоню. Спокойной ночи. — Каблучки Зойки бойко зацокали за угол. Ярко-желтый шарф мелькнул на прощание, как предупредительный сигнал светофора, и исчез.

Муся ждала меня у порога.

— Где ты была? — строго спросила она. Теперь уже пришлось оправдываться мне.

«Космополитен» кошке предлагать было бесполезно. Чтобы загладить вину, я бросилась на кухню. Муся сопровождала меня гневной тирадой:

— Это безобразие! Ужин опять не вовремя. И зачем я только живу в этом доме? Такая умная и красивая кошка могла бы рассчитывать на большее внимание. Боже, какая ужасная судьба.

— Муся, ты не знаешь, что такое ужасная судьба.

Чтобы рыба быстрей растаяла, я сунула ледяной кусок под горячую воду. Кухня наполнилась мерзким запахом, который, впрочем, Муся находила восхитительным.

— Ужасная судьба — это когда кошка живет в подъезде и питается на помойке. Злые мальчишки привязывают к ее хвосту всякую дребезжащую гадость. Ты же родилась с серебряной кошачьей ложкой во рту и еще возмущаешься. Забыла, что бракованная? — нанесла я запрещенный удар.

Это было слишком. Муся холодно взглянула на меня. Ах, как ты груба и бестактна, должно быть, означал этот взгляд. Гордо помахивая пушистым хвостом, она вышла из кухни.

Когда я через несколько минут заглянула в комнату, то увидела, что война из холодной перешла в горячую стадию. Муся сидела на окне и демонстративно объедала циперус. Она даже не смутилась при моем появлении. Если кошку не кормят, оскорбляют, то что ей остается делать! Только жрать этот чертов циперус. Но я так устала, что не было желания ругаться.

— Муся, ужин на кухне. — Я включила торшер, взяла журнал и плюхнулась на диван.

Глаза сразу же стали сладко слипаться, тело обволакивала приятная истома. Вдруг в комнате погас свет. В конце концов, розетку надо поменять, торшер барахлит постоянно. Я потянулась к стене, чтобы зажечь верхнюю люстру. И в это время по комнате словно пронесся легкий сквознячок. Я отчетливо услышала печальный вздох и оцепенела на месте.

— Муся, это ты? — Но кошка не отзывалась.

Какая-то безотчетная тревога заползла мне в сердце, и под ложечкой заныло. Я опрометью кинулась к выключателю. Свет послушно вспыхнул, в комнате не было ничего необычного.

Нервы. Надо выпить пустырника и ложиться спать.

Через двадцать минут лекарство сделало свое дело. Я сладко уснула.

Разбудил меня резкий телефонный звонок. Часы показывали 5 утра. Продолжая спать, я сняла трубку и услышала сдавленный голос. Сразу даже и не поняла, что это голос нашего директора.

— Сима, у нас ЧП! Надо срочно быть в галерее.

Сон слетел моментально. Лихорадочно одеваясь, я строила всякие предположения, но ничего определенного не приходило в голову.

У здания музея стояла машина вневедомственной охраны и толпился народ. Здесь были уже почти все сотрудники. Си-Си, похожий на сдувшийся шарик, увидев меня, сказал трагическим голосом:

— Серафима, беда! Нас обокрали!

Люди переговаривались похоронными голосами, разглядывая окно первого этажа. В окне чернела дыра, на земле валялись осколки битого стекла. Из отрывочных фраз присутствующих я поняла ситуацию. В целом происшествие выглядело следующим образом: вечером Лена, как всегда, в определенное время сдала помещение «на пульт». Надо сказать, дело это хлопотное. Сдающий должен обойти все залы, заглянуть во все уголки и потаенные места, чтобы выявить спрятавшегося злоумышленника. Если оный, слава богу, отсутствует, необходимо проверить все створки окон, все форточки и двери — закрыты ли. А сделать это вовсе не так просто, принимая во внимание размеры особняка и количество окон. Короче, считайте, что вам крупно повезло, если с первого раза сдали объект. Дважды сигнализация срабатывала и, наконец, как в сказке — только на третий раз, — музей был принят под охрану. Однако в четыре утра сигнализация сработала снова. Да притом, словно на беду, у ребят из охраны по дороге забарахлила машина, еще несколько минут пропало. А поэтому когда они наконец прибыли, то застали только картину «Разбитое окно в интерьере». Ну, разумеется, первым делом обежали все помещение. Как же, ищи-свищи! Внутри было пусто. Теперь предстояло выяснить, что же все-таки произошло в старом купеческом саду: просто хулиганство или внутри здания все же побывали? А если побывали, то с какой целью? Тут же охранники связались с Сергей Сергеичем, а он, в свою очередь, оповестил сотрудников. И сейчас нам предстояло проверить наличие всех музейных экспонатов.

Скорбной толпой мы вошли в галерею. Нам приказали пока для верности ничего не трогать руками, а только все осмотреть. В главном зале «картинки» на полу под окном валялся увесистый булыжник. Было понятно, что именно он и произвел ужасное стекольное разрушение. Бедный Си-Си кинулся к экспонатам.

— Слава богу, слава богу, — бормотал он и, забыв про запрет, стал хвататься за рамы картин. Все наши ценности были на местах.

Пока директор оглаживал шедевры, я пошла в глубь зала. И тут меня словно толкнули в грудь. На стене, где располагались экспонаты моей выставки, в ряду картин зияла брешь. Вместо портрета дамы в черном — пугающее пустое место. Полотно исчезло, испарилось, не оставив ни малейшего следа. Вместе с ним испарилась и надежда, что окно разбили невинные хулиганы. Я стояла потрясенная, растерянно переводя взгляд со стены на дырку в окне. Моя необузданная фантазия тут же принялась рисовать жуткую картину: злодей со зверским лицом, пугливо озираясь, стягивает «Даму в черном» со стены и тащит ее к разбитому окну. Вот он занес ногу, перехватил половчее портрет… Видение было таким ясным, что я, словно зачарованная, подошла к окну поближе, дабы разглядеть все как следует. И в этот самый момент резкий порыв холодного весеннего ветра тряхнул старую оконную раму. Она жалобно скрипнула, и огромный кусок стекла, нависавший сверху, вдруг стремительно полетел вниз. В то же мгновение чьи-то сильные руки довольно бесцеремонно схватили меня за плечи и толкнули в глубь зала. Это было весьма кстати. Стекло рухнуло с устрашающим звоном, осыпав все вокруг блестящими осколками и мелкой серебристой пылью.

— Какая вы неосторожная! — сердито произнес незнакомый мужской голос.

— Спасибо, — пробормотала я сердитому баритону, не оборачиваясь, поскольку вся заледенела от ужаса. Хорошенький был бы у меня сейчас видок, задержись я у окна на секунду дольше. Бр-р!

Через час подвели последние итоги. Выяснилось, что, кроме «моей» дамы, ничего больше не пропало. И это было странно. Получается, что вор с риском для себя пробрался в зал только для того, чтобы пробежать мимо Репина и Айвазовского, мимо «голландцев», схватить картину весьма посредственного и практически неизвестного художника Старицкого и вместе с ней исчезнуть в мгновение ока. Да он ненормальный!

— Просто дилетант, — будто угадав мои мысли, подытожил Си-Си и покачал головой.

— Или наркоман, — раздался за спиной спокойный, чуть глуховатый голос, уже слышанный мной сегодня. Я обернулась — так вот он, спаситель беспечной Симы! Незнакомый крепкий мужчина с интересом взглянул на меня и продолжил:

— Схватил, что под руку попалось. Сейчас многие наши скоробогатенькие картины коллекционируют. Мода такая. Мол, мы уже не в малиновых пиджаках и с цепями. Мы, в натуре, высокое искусство понимаем. А где же на всех раритетов набраться? Вот и не брезгуют краденым, не привыкать. А наркомана когда припрет, ему не до размышлений. Хватает все, что продать можно.

— Да ведь с этой картины сильно не разбогатеешь, — директор пожал плечами.

— Им лишь бы на дозу хватило.

Жанна Афанасьевна, которая с интересом прислушивалась к разговору, вдруг встрепенулась.

— Нет, вы мне объясните, как же вор так быстро смог картину уволочь, — обратилась она к говорившему.

Охранник, а я догадалась, что это был один из них, улыбнулся:

— Это как раз несложно. За двенадцать минут можно не только картину утащить — до канадской границы добежать.

О. Генри цитирует! Я взглянула на мужчину внимательней. Ничего, симпатичный. Волосы седые, даже не седые, а скорее соль с перцем. Взгляд спокойный, немного ироничный. А кроме того, охранник чем-то неуловимо напоминал моего любимого французского киноактера Трентиньяна, только был покрупнее.

— Ну и как вы теперь собираетесь воров искать? — не унималась Жанна.

— А никак. Сейчас следователь придет, вот он и будет искать. А мы только охраняем. — Мужчина снова улыбнулся. В ответ на его улыбку Жанна Афанасьевна кокетливо поправила прическу, и меня неожиданно кольнуло что-то вроде ревности.

— Не очень-то вы хорошо охраняете, — съязвила Вера Николаевна.

Улыбка на лице охранника погасла, он развернулся и вышел на улицу.

И только тут до меня дошло! Следователь, о боже! Ведь галерею должна была вчера закрывать я. Дежурным на пульте все равно, кто сдает объект на сигнализацию, они только фамилии сдающих сверяют по спискам. А у нас нарушение графика не приветствуется. Сима, Сима! Теперь понятно, какой вздох ты слышала вчера ночью. Это судьба твоя вздыхала по утраченной репутации. И что же мне теперь будет?


Весь день прошел как в тумане. Сначала приехала следственная группа, пытались снять отпечатки пальцев с булыжника, осматривали дом и сад. Потом следователь, усталый и недовольный, опрашивал всех сотрудников «по поводу произошедшего». Когда наш директор услышал, что галерею закрывала Лена, он дернулся, но промолчал. На сослуживице не было лица. Думаю, на мне тоже. Я чувствовала себя если не преступницей, то по крайней мере соучастницей. Наконец следователь уехал, и Си-Си вызвал меня в кабинет. На ватных ногах я ползла на второй этаж, проклиная себя, Зойку и весь сетевой маркетинг мира.

— Садись, Серафима. — Директор смотрел в угол и барабанил пальцами по столу. Начало не предвещало ничего хорошего. — Ты, наверное, догадываешься, зачем я тебя вызвал?

— Догадываюсь, Сергей Сергеевич, — пролепетала я, не поднимая глаз.

— Обсуждать твой поступок я не буду и читать тебе нотации не собираюсь. Ты не школьница. И даже более того — этот вопрос закроем, особенно для посторонних. Но не мечтай, не ради твоих прекрасных глаз. Подумать только, такой скандал — и когда? В последний день выставки! — Директор застонал и обхватил голову руками. — Не хватало, чтобы руководство узнало, что у нас графики нарушаются, а директор ничего об этом не знает. Бардак, безобразие! — От велеречивости Си-Си не осталось и следа. — И как ты могла! Такая опытная сотрудница, на прекрасном счету. Позор! — не удержался он от нотаций. — Пошла вон с глаз моих долой! О премии забудь!

Серенькой мышкой выскочила я из кабинета. Фу-у, пронесло! Премию, конечно, жалко. Но все по справедливости. Спасибо, что еще с работы не вылетела. А то пришлось бы железными рюмками торговать.

Я спустилась на первый этаж и снова уперлась глазами в злополучный пробел на стене. Почему вор схватил именно эту картину? Память услужливо нарисовала облик дамы, изображенной на полотне. Смуглолицая сухощавая женщина, не старая, но и не очень молодая, одетая в черное тугое платье (очевидно, на корсете) с глухим высоким воротником, внимательно и сурово смотрит на зрителя темными глазами. Губы крепко сжаты, никакого намека на улыбку. И только немного смягчают впечатление пышные вьющиеся волосы, уложенные в затейливую прическу. Работа не датирована, но по облику дамы, по художественному стилю можно предположить, что это конец XIX — начало XX века. О живописце, кроме фамилии, четко выведенной на обратной стороне холста, ничего не известно. Во всяком случае, я ничего не смогла найти в доступной мне литературе. Уровень мастерства средний. Не шедевр. Типичная работа, написанная явно на заказ и за небольшие деньги. Висел небось когда-то на стене особняка средней руки или небогатой квартиры. Сейчас представляет интерес только как образец жанровой живописи того периода — не более. По правде говоря, для картинной галереи потеря небольшая. Хотя все равно очень обидно.

Вася уже привез из мастерской новое стекло и счищал стамеской старую замазку, чтобы вытащить разбитое. Уборщица тетя Маша осторожно подметала осколки. Я стояла посреди зала, не зная, что предпринять дальше. Взгляд бесцельно блуждал по стенам. И вдруг внутри меня возникло легкое беспокойство. Какая-то неопределенная мысль, даже не мысль, а смутное ощущение засвербело в мозгу. Но в это время плотник чертыхнулся. Он порезался о большой осколок, алые бусинки крови закапали на пол. Мысль улетела, а я побежала за йодом.

Разумеется, в этот день никто уже не работал. Галерея была закрыта для посетителей. Сотрудники сбивались стайками в кабинетах и залах и обсуждали произошедшее. В истории нашего музея еще не было ни одного случая воровства, даже бытового. Немудрено, что событие потрясло всех до основания. Наконец совершенно расстроенный Си-Си велел всем идти домой, а сам остался, чтобы лично закрыть «картинку».

Муся ужасно обрадовалась моему раннему приходу. Чтобы привести в порядок пострадавшую нервную систему, надо было срочно подкрепиться. Уж слишком много сегодня погибло нервных клеток в моем организме. В утешение себе по дороге домой я купила незапланированную толстую плитку шоколада.

Муся уплетала сырую кильку, а я грызла шоколад и размышляла. Что же смутило меня сегодня, когда я разглядывала стенку в зале? Мысль ускользала и не хотела оформиться. Надо было переключить внимание. Мне это всегда помогает. Я вспомнила про «Космополитен». Зойка знала, чем меня задобрить, сама же на эту «иглу» и посадила. Когда я первый раз, стесняясь саму себя, стала просматривать блестящий и совершенно несерьезный шедевр современной полиграфии, то испытала странное чувство. Сначала было просто любопытство, потом — раздражение. Журнал принадлежал какой-то параллельной жизни. Он давал советы, где можно купить лифчик всего за двести долларов, как правильно нарезать авокадо, на какой заграничный курорт модно ехать в этом сезоне и что из косметики лучше взять с собой. Его страницы были заполнены интервью с высокооплачиваемыми офис-менеджерами, диджеями, продюсерами и переводчицами.

— А почему тут нет ничего для простых работающих женщин обычных профессий, словно их и на свете не существует? — вопрошала я Зойку, потрясая журналом.

— Работницы пусть читают «Работницу», — отрезала та.

— А крестьянки — «Крестьянку»?

— Вот именно.

— Хорошо. Ну а небогатые служители искусства и культуры? Например, такие, как я?

— А ты смотри канал «Культура». Кстати, там и рекламы нет.

Журнал раздражал, но оторваться от него было невозможно. Стоило только его раскрыть, как ты погружался в сладкий сон наяву. Просто опиум для народа какой-то! Точнее, для женщин. Однажды, давным-давно, в пору моего детства и тотального дефицита, наши знакомые из-за границы привезли товарный каталог. Он был битком набит фотографиями сказочной мебели и посуды, изящной обуви и совершенно потрясающей одежды. Самое удивительное, что возле каждого образца была пропечатана вполне земная цифра. То есть цена, правда, не в наших денежных единицах. Это переводило снимки из разряда фантастики в сферу обычного быта. Голова отказывалась верить, хотелось себя ущипнуть. И тогда одна из маминых подруг, перелистывая очередную страничку, мечтательно сказала:

— Замечательный каталог! Ведь все эти прекрасные вещи где-то действительно существуют, и даже я В ПРИНЦИПЕ могу их иметь.

Видимо, нечто сходное происходило у меня и с «Космополитеном». Вещами из того давнего каталога уже были забиты все магазины. При известной степени экономии кое-какие из них можно было иметь реально, а не только в принципе. А вот доходы в тысячу долларов и веселые проблемы вроде нарезки авокадо для основной массы женщин, особенно провинциалок, таких, как я, все еще существовали в принципе. Какое авокадо, какие курорты! Достаточно было разок пройтись вечером по нашей темной разбитой улице и сломя голову проскочить вонючий подъезд. А в сумке у тебя горбулка с пакетом молока. И это все на ужин и на завтрак. И еще хорошо, потому что до зарплаты три дня, а в кошельке ровно три рубля.

Вероятно, изнемогающим от борьбы с жизнью необходимо, чтобы кто-то навеял «человечеству сон золотой». Таким легким, приятным наркотиком и стал для меня журнал. Во власти его красочного дурмана я чувствовала себя женщиной, которой В ПРИНЦИПЕ доступно все: и романы с импозантными богатыми мужчинами, и походы в суши-бары, и отдых на Сейшелах. Хитрый журнал вещал доверительным тоном, словно обращаясь лично ко мне. Вернее, к одной моей затаенной половине души. Этой половине было наплевать на трудовые достижения и политические проблемы. Ей хотелось красивых шмоток и женского успеха. И просто отдыха. А работа только как хобби — что хочешь, когда хочешь и сколько хочешь. Но кто же в подобном признается всерьез? Это неприлично, это мещанство и потребительство, — строго говорила мне другая половина души. Человек должен неустанно работать, в том числе и над собой, жить высокими мыслями и духовными запросами. Интеллект и культура — вот наши приоритеты. А набитая деньгами сумочка вторична. Но когда я раскрывала журнал, моралистка во мне умолкала и только жалостливо и презрительно смотрела, как я брожу по иллюзорному миру. Вот и сейчас пестрые блестящие листочки залопотали в моих руках о беззаботном. Как продвинуться по карьерной лестнице, кто должен быть умнее в семье — мужчина или женщина, какие духи нынче в моде и кое-что о нетрадиционном сексе. Откровенно развлекательные материалы сменяли друг друга. Надо отдать должное — сделаны они были на хорошем профессиональном уровне, с юмором. Поэтому читались легко. И даже присутствовала маленькая «сахарная косточка» для зануд вроде меня — архивная статья об известной русской балерине прошлого века.

Я взглянула на часы — ого! — уже половина первого. Муся блаженно дремала, прижавшись к моему боку. Мягкий свет торшера распугивал темноту по углам. Привычная уютная обстановка — часы, книги, картина на стене. Картина… Сознание медленно возвращалось в реальную жизнь. И вдруг мысль, которую я пыталась ухватить сегодня весь день, ясно высветилась в мозгу, как на экране монитора. И ошеломила своей простотой и пугающей сутью.

Москва,

16 мая 1918 года.

Бесценная Машенька!

Нежно благодарю тебя за последнее письмо. Получила ли ты мое сообщение? Почта теперь так дурно работает. На Пасху я гостила неделю у сестры в Петрограде. Там тоже все перевернулось. Нынешнее лето будет безрадостным. Детей не удастся никуда вывезти, совершенно нет денег. Помнишь ли ты, как мы отдыхали за городом? Кажется, это было не с нами. А как рано утром нарочно прогуливались по дорожкам возле Александровского дворца, чтобы краешком глаза увидеть государя? О нем ходят страшные слухи. Бедный, бедный император! Несчастные дети! Какова-то будет их судьба? Жизнь с каждым днем становится все труднее. Невозможно достать приличной еды, выгребли из кладовой все жалкие остатки. Третьего дня послала Акулину на рынок продать мои серьги. Ее избили и серьги отняли.

Петя с каждым днем становится все мрачней, но работу свою не прекращает. Не понимаю, как можно заниматься живописью, когда вокруг такое творится. Скорей бы уже все кончилось. Страшно за детей, за их будущее. Недавно к нам приходила депутация, будут в нашу квартиру кого-то подселять, велели все вещи перенести в две комнаты. Это называется — «уплотнять». Не знаю, куда мы денем коллекцию Петра. Кому сейчас все это нужно?

Ну, прости меня за мрачный тон. Молись за нас. Прощай и храни тебя Бог.

Целую, глубоко любящая тебя Соня.

У моих товарищей по работе явный посттравматический синдром. Никак не могут прийти в себя после кражи, хотя прошло уже несколько дней. Никто никому не моет косточки, не выясняет отношений. Разговаривают вполголоса, как будто в доме покойник. Даже Си-Си изъясняется просто и односложно. Мы с Леночкой стараемся не попадаться ему на глаза. Сослуживице тоже морально напинали за пособничество нарушительнице дисциплины, то есть мне. Директор даже пригрозил, что отныне он не будет закрывать глаза на регулярные Леночкины опоздания. Конечно, Си-Си пытается облегчить свои душевные страдания поисками козлов отпущения. Сегодня козлы — это мы с Леной. А в остальном жизнь продолжается. Выставка моя закрыта. Экспонаты вернулись: какие в хранилище, какие на места своей постоянной дислокации. Все, кроме несчастной «Дамы в черном».

Следователь больше не появлялся. Наверное, раскинул невидимую сеть и ждет, не всплывет ли где наша потеря. Возобновились экскурсии. И по правде говоря, после скандала с кражей посетители просто валом повалили в галерею. Не каждый день в городе нагло воруют произведения искусства, а потому всем интересно — как да что. Новоявленные любители живописи тупо бродят по залам, а потом начинают приставать к сотрудникам с расспросами. Особенно достается Оле, которая пришла на место Галины Петровны. Как только очередной доморощенный Шерлок Холмс заводит с ней разговор о краже, она вся покрывается красными пятнами, а хвостик русых волос, перехваченный дешевой заколкой, начинает испуганно вздрагивать. Совсем замучили нашу тихоню. Оля, худенькая и невзрачная, стесняется, кажется, даже экспонатов. Вера Николаевна, которая знает все и обо всех, рассказывала, что Оля приехала в город из какой-то богом забытой деревни. Нашлись знакомые, которые помогли определить ее на проживание в общежитие. С работой у нас, мягко говоря, сложно. Все хлебные места вроде посудомоек в ресторанах и уборщиц в банке давно заняты и передаются строго по наследству. О продавщицах и говорить нечего — это элита с образованием не ниже высшего. А потому даже такие захудалые должности, как смотрительница зала галереи, ни дня не бывают вакантными. Вот Оля по каким-то своим жиденьким блатным каналам и попала к нам. Все ее жалели и старались чем-нибудь угостить во время обеда. Обед у нас «скользящий». Галерея, как все музеи, работает без перерыва. Мы договариваемся о времени, чтобы по очереди перекусить и отдохнуть. Сейчас как раз очередная партия сотрудников обедала. В том числе и я. В основном все приносили еду с собой. Была, правда, через дорогу вполне приличная пиццерия. Но туда никто из наших не ходил. Как говаривала насмешливая Лена, по причине зарплаты, не совместимой с жизнью. Вот и сегодня я дожевала свой бутерброд, выпила кефир и решила подышать свежим воздухом.

Весна окончательно утвердилась в нашем городе. Земля быстро подсыхала, кое-где уже проклюнулась зеленая щетинка травы. Деревья в саду стояли по-особому прозрачные, полные напряженного ожидания и внутренней жизненной силы. Яркий солнечный свет заливал улицу, воробьи совсем ошалели от счастья и гомонили, как цыгане, которым удалось облапошить очередного простачка.

Я присела на скамейку у входа в сад, закрыла глаза и стала неторопливо размышлять обо всем и ни о чем. Скамейка чуть дрогнула — кто-то неслышно подошел и уселся рядом. Просто нигде нет покоя бедной одинокой женщине! И, о господи! — раздраженные слова застряли в горле. Рядом со мной сидел Трентиньян. Ну, тот самый, из охраны.

— Здравствуйте, — приветливо улыбнулся он. — Вы можете дремать дальше, я просто посижу рядом.

Какое там — дремать! Сердце вдруг заколотилось как безумное, а в горле разом пересохло, да так, что я не могла выдавить из себя ни слова. Должно быть, так выглядят полные идиотки. Охранник молча улыбался. «Любуется произведенным эффектом, черт бы его побрал!» — мелькнула в голове сердитая мысль.

— Вас ведь, кажется, Серафимой зовут? — Он достал пачку сигарет. — Можно, я закурю?

Мне удалось только слабо кивнуть.

— Серафима, — продолжал охранник задумчиво, — старинное имя и довольно редкое. Серафим — это ведь ангел? Значит, вы — ангел, только женского рода.

И этот туда же — ангел. Во всяком случае, вполне грешный.

— А меня зовут Борис. Борис Валевич. — Лицо охранника было абсолютно невозмутимым, словно он и не замечал моего ступора.

Борис… Какое удивительное имя! Боже, я совсем «тронулась», что же в нем удивительного? Очнись, Сима! Это весна, гормоны разгулялись, изо всех сил цеплялась я за жалкие остатки здравого смысла.

Над скамейкой повисла напряженная тишина. Как перед грозой, мелькнуло в голове.

— Сима, — вдруг сказал Борис, словно мы были много лет знакомы и только вчера расстались, — мне сейчас ужасно некогда. В самом деле, я уже опаздываю. Вы во сколько заканчиваете работу?

Я, будто под гипнозом, безропотно ответила:

— В семь.

— Подождите меня после работы минут десять, хорошо? Я вас встречу.

От неловкого движения пальцев сигарета, которую так и не зажигали, переломилась. Не дожидаясь моего ответа, охранник встал и быстро пошел прочь.

Я очнулась. В мир постепенно возвращались краски, запахи и звуки. Разум метался, отчаянно размахивая запрещающим сигналом. Проезд закрыт, рельсы разобраны! Кондуктор, нажми на тормоза, ну или хотя бы вели сбавить скорость! Но все было бесполезно. Что-то внутри сладко и тревожно заныло. Это был дурной признак. Локомотив мчался по шаткой дороге, и безумному машинисту стало наплевать на возможную пропасть впереди. Мой бедный, измученный ангел-хранитель, мой шестикрылый серафим демонстративно умыл руки и с укоризной во взгляде растаял в сияющей бездне.

Не помню, как прошел остаток дня. Я отвечала на какие-то вопросы, звонила по телефону, разбирала бумаги. И даже, по-моему, дважды спускалась в хранилище. Все на автомате. Время и ползло, и летело одновременно. Наконец старые часы прохрипели семь раз. Народ потянулся к выходу. Я сосредоточенно копалась в ящике стола и с дежурной улыбкой кивала уходившим. Десять минут восьмого ноги сами вынесли меня на крыльцо. В саду и у ворот никого не было. Прошло еще пять минут и еще пять. Совсем некстати в памяти всплыл недавно виденный фильм «Плащ Казановы» и его главная героиня, нелепая и наивная, то ли переводчица с итальянского, то ли тоже искусствовед.

— Эта романтическая дура прямо с тебя, один в один, — сказала тогда Зойка по ее поводу. — Ты также все веришь в бескорыстную неземную любовь, а в результате всякий раз получаешь в лоб!

Ну уж вряд ли Борис принял меня за богатую иностранку. Да и он не красавец-итальянец. А вот что касается несбывшихся иллюзий… Господи, а что вообще произошло? Подумаешь — назначил свидание и забыл. А я, дура, нафантазировала невесть чего. Так мне и надо! Пора бы уже в тридцать три года научиться в кармане держать фигу. И вообще, у меня много дел дома. Журнал, например, недосмотрен, да и обдумать кое-что необходимо.

Вдруг ржавые ворота сада жалобно скрипнули. Борис быстро шел, почти бежал по дорожке к крыльцу.

— Ради бога, простите за опоздание! Сам терпеть не могу необязательных людей. Я так боялся, что вы уйдете. А вы не ушли — это здорово! — говорил он быстро и взволнованно. — Я даже загадал… — Борис осекся и замолчал.

— Загадали что?

— Нет, это так… Ну а теперь, — мой пакет с бумагами незаметно перекочевал в его руку, — мы пойдем пить кофе.

Охохошеньки! Все фонтаны Рима, все каналы Венеции вспыхнули в лучах угасающего провинциального дня. Великому итальянскому любовнику не надо было особенно стараться. Синьора безропотно, собственными руками накинула на себя ажурную любовную сеть.

Уже глубокой ночью я, как загулявшая старшеклассница, осторожно, на цыпочках пробиралась по коридору в спальню. Нащупала рукой выключатель — шелк! Так и есть: Муся — древнее египетское изваяние — сидела посреди комнаты и молчала.

— Ладно, Муся, нечего на меня так смотреть! Подумаешь, задержалась немножко.

Кошка выразительно повела головой в сторону часов. Ничего себе немножко, должно было означать это движение. Печальный укоризненный взгляд, и она неслышными шагами медленно двинулась из спальни, не выходя из образа маленького египетского сфинкса;

Через несколько минут я была уже в постели. Итак, что же мы имеем, как говорится, в сухом остатке? Картинка выходила тревожная. Налицо ярко выраженный любовный угар (и к гадалке не ходи — по образному выражению соседки Полины Ивановны). И это очень неосторожно с моей стороны. А вдруг он женат?

Луч фар от проехавшей запоздалой машины полосой пробежал по стене и высветил узор на обоях. Узор сложился в ироническую ухмылку, словно кто-то удивлялся моей дремучей наивности. Ну конечно, женат. Скорее всего женат. У него типичный кризис среднего возраста. Мужчина самоутверждается, ищет романов на стороне. К молоденькой сунуться самолюбие не позволяет — боится отлуп получить. Кстати, в этом случае и потрудиться надо больше. Цветы, подарки, то да се… К тому же молодые, как правило, хотят или денег, или замуж. А мой герой, видать, не может предложить ни того, ни другого! И тут как раз Шестикрылая Серафима — бац! Вчера с небес на землю шлепнулась — на все готова, ничего не требует. Не очень старая еще, опять же о живописи разговаривает. Ничего, сойдет для самоутверждения. Язвительные мысли довели меня до полного изнеможения, и я тихонько заскулила в подушку. Стоп, хватит! А то так додумаюсь черт знает до чего. В конце концов, надо успокоиться и заснуть. Но сон никак не шел. У меня было несколько банальных приемчиков на случай затянувшейся бессонницы. Например, можно выползти из-под одеяла и лежать так до полного замерзания. А потом юркнуть в пуховую теплоту. Но двигаться совершенно не хотелось, и я решила посчитать серых слонов. Когда количество слонов перевалило за две тысячи, они построились печальным клином и полетели в Африку. А я «упала в объятья Морфея», как любил выражаться Си-Си.

Начало нового рабочего дня не предвещало ничего необычного. Все как всегда, если не считать утреннего Зойкиного звонка.

— Сима, ты где была? Я весь вечер тебе звонила, — устроила она допрос с пристрастием. — Я уже просто беспокоиться начала, кому ни звоню — никто не знает.

— Да так, погуляла немного, по магазинам прошлась.

— Это по круглосуточным, что ли? — Голос в трубке стал откровенно ехидным. — Тебя в полпервого ночи дома не было. Так, давай, подруга, колись по-быстрому!

Я вдруг поймала себя на мысли, что, против обыкновения, мне совсем не хочется колоться.

— Наверное, с телефоном что-то. — Мое вранье прозвучало неубедительно. Во всяком случае, Зойка явно не поверила и подозрительно замолчала. — Зоя, мне некогда сейчас. Работы — море. Потом поговорим, ладно?

В трубке раздались обиженные короткие гудки.

В моей жизни происходило что-то очень важное, непохожее на все другие случаи. Я должна была сначала разобраться сама. Да, именно так, разобраться, — передразнила я сама себя.

Жалкая, трусливая старая дева, обросшая с ног до головы комплексами! Даже простого романа завести не могу. Во всем надо разобраться, до всего докопаться. С этими мыслями я и шла по музейному коридору, когда на меня вдруг налетела Леночка. Нашу хохотушку было не узнать. Лицо зеленоватого оттенка, губы молча хватают воздух.

— Там, там… — Она слабо и неопределенно махала рукой. Было понятно, что произошло нечто ужасное.

— Что, Леночка?! Где?

— Там… Оля… — Сослуживица вдруг из зеленой стала пунцовой и разразилась истерическими рыданиями. Ничего не соображая, я кинулась в зал и увидела зрелище непонятное и пугающее. Оля не сидела, как всегда, на стуле в углу у входа. Она, словно тряпичная кукла, валялась на полу. Юбка задралась, бесстыдно обнажив худенькую ногу в дешевых колготках. Заколка расстегнулась, очевидно, при падении, и светлая прядь волос упала Оле на лицо. Но даже через эту прядь были видны остановившиеся глаза, алебастровая бледность кожи и отчетливая синева вокруг рта. Мне стала понятна причина Леночкиной истерики — живой человек так выглядеть не мог. И лежать он так не мог. В зале было пусто, только метрах в трех от Олиного тела оцепенели от страха два подростка.

Я кинулась к лежащей девушке, на ходу лихорадочно вспоминая школьные уроки по оказанию первой помощи при несчастных случаях. В голове были какие-то обрывки про искусственное дыхание по типу «рот в рот» и непрямой массаж сердца. Тихо, только не суетиться! Так, сначала платок на губы, потом зажать нос и попытаться вдохнуть воздух через рот потерпевшего («потерпевшей», — машинально поправилась я). Как мяч надуваете, — поучал нас физрук. Грудная клетка при этом вроде бы должна приподняться. Хорошо, приподнялась. А теперь изо всей силы следует на нее надавить. Я дышала и давила, дышала и давила. Время остановилось, а я стала вся мокрая, как после дождя. Мне хотелось только одного — чтобы Оля перестала быть такой страшной и неподвижной, но она не подавала признаков жизни. Вдруг меня взяли за плечи и осторожно, но настойчиво отодвинули в сторону. В зале уже было полно народу, и какие-то люди в белых халатах суетились вокруг лежащего тела. До меня не сразу дошло, что это медики из «Скорой». Пожилая женщина в очках держала Олю за руку и что-то спрашивала у Леночки. Потом она печально покачала головой и отошла. Как из воздуха появились носилки, на них два крепких парня уложили Олю и укрыли ее с головой белой простыней. Зачем они так сделали? Оля очнется, и ей под простыней будет трудно дышать. И тут истинный смысл этого действия пробежал по коже ледяными мурашками. Я вспомнила, что в кинофильмах именно так укрывают труп, я сто раз это видела. В кинофильмах, но не в жизни. В жизни я впервые так близко и неожиданно столкнулась со смертью. Если не считать смерти мамы, но тогда все было по-другому. «Скорая» уехала, сотрудники потихоньку стали отходить от шока. Леночку напоили валерьянкой, она повздыхала, посморкалась и рассказала следующее. Только что закончилась экскурсия со школьниками, и детей надо было проводить в гардеробную. В зале оставалась только Оля, как всегда, на своем стуле, да мальчишки замешкались, разглядывая экспонаты. И тут Лена услышала короткий и громкий вскрик, скорее всхлип. Она обернулась и увидела: смотрительница пыталась встать со стула, белые от ужаса и боли глаза буквально выкатились из орбит, одна рука пыталась расстегнуть кофточку у горла, другая судорожно хватала пустое пространство. Через пару секунд девушка рухнула на пол. А Лена в страхе бросилась за помощью. Вот и все.

Да, многовато потрясений свалилось на нашу «картинку» за последнюю неделю. Не успели еще прийти в себя после ночного ограбления, как тут эта странная и неожиданная смерть. Вот уж точно — беда не ходит одна.

Так размышляла я вечером, тупо сидя перед телевизором. После пережитого меня знобило и подташнивало. А тут еще, как нарочно, глупые рекламные ролики с отвратительными физиологическими подробностями: то парень в девушку пивом плюнет, то влюбленная пара мятную таблетку изо рта в рот передает. Это какая должна быть степень доверия, чтобы делиться слюнявой конфеткой, да еше изо рта в рот. Бр-р-р! Я вспомнила свои попытки сделать Оле искусственное дыхание, и мне стало совсем плохо. «Телеящик» достал окончательно, лучше уж сходить на кухню и напиться горячего чая. Голову все сильнее сжимала боль, как будто невидимый палач-изувер закручивал пыточный обруч. Сердце вдруг стало покалывать. Наверное, у меня начинается грипп. Или ОРЗ. Или еще какая-нибудь простудная дрянь. Пожалуй, стоит сегодня лечь пораньше и попытаться уснуть, пока соседей нет дома.

Соседи снизу — отдельная печальная история. Примерно год назад «двушку» прямо подо мной купила молодая семейная пара с собакой. Я сначала с удовольствием смотрела на них, таких веселых и неунывающих и уже имеющих собственное жилье. Они сразу взялись за обустройство своего гнездышка. Стук молотка и вой дрели продолжались ежедневно до глубокой ночи. Все относились к шуму с терпеливым пониманием. Ремонт — стихийное бедствие, его надо просто пережить. В конце концов ремонт закончился, а стихийное бедствие осталось. Этим бедствием, как выяснилось, были сами соседи. Вроде бы ничего особенного: ни драк, ни диких пьянок. Просто обычная полноценная жизнь во всех ее проявлениях, но только… по ночам. Часов до 11 вечера в их квартире стояла блаженная тишина. Затем по подъезду разносился громкий топот и веселые голоса. На весь засыпающий дом противно лязгала металлическая дверь, и голоса перемещались в квартиру. Соседи беззаботно перекрикивались из комнаты в комнату и громко хохотали. Хозяин включал телевизор, щедрой рукой прибавлял звук и затевал возню с собакой. Гладкий холеный стафф визжал, очевидно от восторга, оглушительно лаял, что-то с грохотом падало на пол. А потом наступало время Большого Секса. Не знаю, как уж там с техникой самого процесса, но то, что соседи могли успешно и за хорошие деньги озвучивать порнофильмы, не вызывало сомнения. Томные завывания, стоны и крики будоражили воображение ближайших трех этажей.

Пятнадцать минут обманчивой тишины, и снова грохот железной двери, похожий на звук разорвавшейся противопехотной мины. Это хозяин повел выгуливать пса. Просто невероятно, сколько шума производят человек и собака в два часа ночи. Полное ощущение, что стадо американских бизонов скачет по лестнице вниз. При этом бизоны еще и лают басом. Собака делает кучку прямо у крыльца, и потом с таким же звуковым сопровождением они возвращаются с прогулки. Еще немного хохота, телевизора и музыки — только к четырем утра все затихает. Кошмар продолжался каждую ночь. На робкие попытки соседей сделать замечание молодые отвечали искренним удивлением что такого? Первобытный животный эгоизм светился в их незамутненных глазах. С этим ничего нельзя было поделать.

Иногда, в очередной раз лежа без сна, я рисую себе мрачные и кровожадные картины. Как врываюсь к ним в квартиру и из автомата Калашникова расстреливаю в упор телевизор и музыкальный центр. А потом еще одиночный контрольный выстрел в кинескоп. Соседи плачут от страха, а я, безжалостная и неумолимая, словно Терминатор, велю отныне ходить только на цыпочках и разговаривать только шепотом. А собаку в деревню, на вольный воздух. Пусть пасет коров и делает свои кучки на полях.

Или, может быть, господь сжалится надо мной и пошлет молодым много денег. Они купят квартиру в элитном районе. А сюда переедут тихие старички — мечтаю я. Мой дом — моя крепость! Легко англичанам изрекать подобные афоризмы. Им бы пожить в наших хлипких панельных многоэтажках! Я себя чувствовала защищенной примерно так, как если бы жила в картонной коробке.

Сон не шел, хотя в доме было на удивление тихо. Эдак я, пожалуй, скоро начну кропать статейки в «Космополитен» под общим названием «Все, что вы хотели знать о неврозе, но стеснялись спросить». Занудная монография о кубизме не помогает, слоны не помогают, а тем временем за окном подозрительно светлеет. Придется прибегнуть к «наркозу».

Маленькая блестящая коробочка вынырнула из-под подушки. Это были «сонные таблетки», как называла их Зойка. Когда у меня появились первые серьезные проблемы со сном, она купила в аптеке при своем заводике упаковку снотворного. Лекарство производилось здесь же, в смысле на этом самом заводике, и своим работникам продавалось со значительной скидкой. Я боялась привыкания и принимала таблетки только в особо тяжелых случаях. Сегодня как раз такой случай. Минут через сорок снотворное подействовало — что ни говори, а против химии не попрешь.

Сегодня с утра в городе настоящий мусорный торнадо. Все последние дни стояла теплая, ясная погода. Откровенное апрельское солнышко изрядно подсушило уличную грязь.

А тут еще, как назло, подул сильный сухой ветер. Наверное, долетел из какой-нибудь близлежащей пустыни. Что же касается чистоты и благоустройства, то у нас в провинции (как, впрочем, и по всей стране) исторически так сложилось, что вся зимняя грязь остается нетронутой до праздника Великой Уборки, то бишь субботника. Такое особое табу — вроде Яблочного Спаса. Пока Спас не наступит, яблоки собирать нельзя. Так и с мусором. Только во время субботника происходит спорадический выброс коллективной энергии, и город приобретает мало-мальски пристойный вид. До субботника еще далеко, а мусор уже весь отклеился от просохшей грязи, снялся со своих мест и в свободном полете носится по городу. То здесь, то там возникают разноцветные смерчи — любо-дорого посмотреть! Всю дорогу до работы мне приходилось уворачиваться от назойливых пластиковых мешков и пустых молочных пакетов.

Оля, оказывается, умерла от внезапной остановки сердца. Так сообщили из больницы. Бедную девушку похоронят на сельском кладбище, за телом уже приехал брат из деревни. А нам надо сдать по стольнику на венок — с порога поведала мне последние новости Жанна Афанасьевна.

— Надо же, никогда бы не подумала, что у Оли больное сердце. Ну худенькая, ну немножко бледненькая. Так это больше от недоедания. Не жаловалась, ничего не говорила — и на тебе! Так вот и мы все под богом ходим. Чего-то суетимся, суетимся, и вдруг — хлоп! — пожалте в яму, — философски подвела она итог печального рассказа. — Кстати, Сима, директор просил вас зайти к нему.

Си-Си стоял спиной к двери и смотрел в сад.

— Можно, Сергей Сергеевич?

— Заходи, Серафима. Видишь, какая беда-то. — Он не оборачивался. — Врачи говорят, она умерла мгновенно, помочь уже нельзя было. Но ты молодец, делала все правильно. — Тут директор наконец взглянул на меня. — И… вот еще… тут такое дело. От Оли там вещички остались в гардеробе, надо бы собрать и отнести. Родственникам или друзьям. Короче, узнай у Надежды Терентьевны адрес и займись, пожалуйста.

Надежда Терентьевна — это наш отдел кадров и особый отдел в одном лице. Она сидит в крошечной комнатушке первого этажа в обществе старомодного шкафа. У шкафа стеклянные дверцы, закрытые изнутри зелеными атласными занавесками. Я думаю, что раньше он стоял в горкоме партии или в кабинете местного КГБ, а потом прямо со всем содержимым переехал к нам в музей. Но на самом деле за зелеными шторками нет никаких особых тайн: папки с личными делами сотрудников, бланки и прочие нужные и ненужные бумаги.

Надежда Терентьевна нашла Олино личное дело, сделала выписку и завела все ту же, приличествующую случаю философскую канитель о бренности земного. Я топталась у порога и сокрушенно поддакивала. Но кадровичка никак не отпускала меня. Казалось, она что-то недоговаривает. Вдруг Надежда Терентьевна почти без всякого перехода таинственно понизила голос:

— А я ведь знаю, Симочка, от чего наша Оля умерла. Вовсе не от остановки сердца. То есть, может, и от остановки сердца, но по причине ужасной душевной трагедии.

И кадровичка, загадочно округляя глаза и поднося палец к губам, как женщина со старого советского плаката «Не болтай!», поведала мне следующую историю.

Дня за три до Олиной смерти Надежде Терентьевне пришлось задержаться на работе, чтобы оформить один срочный документ. Все, кроме уборщицы и дежурной сотрудницы, уже ушли домой. Засобиралась наконец и Надежда Терентьевна. Тетя Маша отперла входную дверь особняка и выпустила ее в сад. Кругом было тихо и пустынно. Кадровичка заспешила было к воротам, как услышала чьи-то возбужденные голоса. Один голос был явно женский, а второй вроде бы мужской. Более того, в женщине кадровичка опознала Олю. Девушка говорила сердито, требовательно, совершенно не в своей обычной манере. Любознательная Надежда Терентьевна слегка притормозила и прислушалась.

— Я тебя предупредила, что больше ждать не буду! Что ты меня за нос водишь! Смотри, пожалеешь!

Мужчина что-то пробурчал в ответ. Оля стояла, прислонившись к стене дома, а ее визави прятался за углом. Его слов было не разобрать, но, по-видимому, он пытался успокоить девушку. Это ему удалось.

— Ну ладно, — смягчила интонацию Оля, — но учти, мое терпение может лопнуть, — в ее голосе послышались угрожающие нотки.

Девушка резко повернулась и пошла к воротам сада. Выждав для приличия пару секунд, сгорающая от любопытства Надежда Терентьевна бросилась за угол. Но за домом уже никого не было, мужчина успел скрыться.

— Вот и выходит, что какой-то подлец девушке сердце-то и разбил. Может, она ребенка от него ждала, а он жениться не хотел. Мало ли таких дурочек деревенских. А куда ей одной с ребенком? Денег нет, родственников в городе нет, из общежития погонят. Вот сердце-то и не выдержало. Жаль, что я его тогда не успела рассмотреть. А то бы сейчас ему показала! — ожесточенно закончила свой рассказ-Надежда Терентьевна. — Сима, ты там порасспрашивай в общежитии, может, кто знает подлеца. Еще не поздно его на чистую воду вывести.

Я согласно покивала и в задумчивости пошла к гардеробной собирать немудрящее барахлишко покойной. Так, ничего особенного: потертая курточка да старый вязаный шарф.

— Ты еще в ящике посмотри. — Тетя Маша смахнула слезинку кончиком платка.

За стойкой раздевалки в углу стоял колченогий письменный стол. В его ящиках смотрительницы держали свои мелкие пожитки. В Олином ящике обнаружилась щербатая керамическая кружка с логотипом (такие дарят на улице во время рекламных акций), пара засохших галет и дешевая китайская косметичка. В сумочке что-то прощупывалось. Я осторожно расстегнула грубую железную застежку-«молнию». Внутри косметички лежала только губная помада. Ничего больше. Конечно, я не очень хорошо разбираюсь в косметике. Но рекламу в журналах смотрю и в магазины дорогие, бывает, захаживаю. Хватило одного взгляда на изящный перламутровый патрон, чтобы понять — цена вещички равняется всей моей зарплате, ну или, по крайней мере, двум ее третям.

Ничего себе! Откуда у бедной деревенской девчонки такие штучки? Напуганный хахаль подарил, чтобы умаслить? Не похоже. За такие деньги можно туфли приличные купить или еды на месяц. Да мало ли еще чего, гораздо более необходимого для откровенно нуждающейся Оли. Я вывернула тюбик. Помада новая, ею пользовались всего раз или два. Или Оля ее сильно берегла, или дорогая косметика появилась у девушки совсем недавно. Это увязывало мою находку и вечерний разговор, подслушанный кадровичкой. Размышляя, я собрала вещи умершей смотрительницы в пакет и поехала по указанному адресу.

Рабочее общежитие, в котором обитала бедная Оля при жизни, располагалось в приземистом облупившемся здании времен первых пятилеток. По сравнению с ним наша пятиэтажка выглядела просто царскими хоромами. Двери выдраны «с корнем», из черной дыры подъезда несет какой-то дрянью. Кое-где в окнах вместо стекол были вставлены куски фанеры. Чтобы попасть внутрь дома, требовалось преодолеть огромную и явно бездонную лужу у входа. Но и внутри не было ничего хорошего. Длинный темный коридор привел меня к обшарпанной двери рядом с загаженной бытовкой. После настойчивого стука дверь отворилась, и в щель высунулась заспанная женская физиономия.

— Чего надо?

— Скажите, Оля Стрельцова в этой комнате жила?

— Ну и что? — Девица, похоже, была не расположена к разговорам.

— Я ее сослуживица, с работы.

— И что надо?

— Тут Олины вещи. — Я торопливо просунула пакет в узкий проем.

— Так брат уже уехал.

— Вдруг он еще за чем-нибудь вернется, вот и отдадите при случае. — Вместе с пакетом в руку женщины перекочевала аккуратная денежная бумажка. Эх, прощайте, новые колготки!

Обитательница комнаты стала заметно любезнее.

— Может, войдете? — И даже дверь распахнула пошире.

— Ой, что вы, времени совершенно нет. Бедная Оля, — я сложила наивно-горестную мину, — такая молодая! А вы не знаете, от чего она умерла?

— Вроде сердце…

— Болела, наверное, часто?

— Ничего она не болела, — пожала плечами девица, — даже простуды сроду не было. В бане парилась по три часа. Мы месяц назад в соседний город на вещевой рынок поехали — там барахло подешевле, ну и выбрать есть из чего. Так автобус сломался, и пришлось семь километров по грязи чапать. Я думала — все, умру! А Ольге хоть бы что. Вечером еще с Любкой на дискотеку в «монтажку» пошли. Она худая была, зато трехжильная. Деревенские все такие, знаете, как они там на огородах пашут.

— Парень-то, наверное, сильно переживает. — Я со вздохом переменила тему.

— Какой парень? — Брови Олиной соседки удивленно подскочили вверх. — Не было у нее никакого парня. Откуда ему взяться, на нее особо никто не западал. Так, с Любкой тусовались, и все.

— Любка — это кто?

— Подружка, из одной деревни они.

— А можно с ней поговорить?

— Она не наша, не общежитская. А где живет — не знаю. Ольга говорила, что приемщицей в ателье работает, что ли.

Женщина стала нетерпеливо переминаться с ноги на ногу. Я поняла, что действие моей волшебной бумажки заканчивается, и торопливо попрощалась.

Мой поход в общежитие только еще больше все запутал. Во-первых, у Ольги не было парня. Тогда с кем она так сердито разговаривала за три дня до своей смерти и кто подарил ей дорогую губную помаду? Во-вторых, по словам соседки, девушка никогда не жаловалась на здоровье. Ну, допустим, она могла не знать о своей болезни. Все равно, такая внезапная и мгновенная остановка сердца в молодом возрасте на фоне прекрасного самочувствия выглядит странно.

Мимо меня по пыльной улице резво «пропилил» автобус с яркой рекламой турфирмы на боках. Огромные красные буквы складывались в короткую призывную фразу: «В Египет!» Это выглядело как указание маршрута, по которому двигался раздолбанный «Икарус». А что, здорово было бы сесть в него на остановке, купить билет за шесть рублей и — в Египет! Там сейчас жара, пирамиды, Красное море… Красота!

Рабочий день заканчивался, и я не стала возвращаться в галерею, а сразу пошла домой. Во всяком случае, задание директора было выполнено. Возле входной двери я потянула из кармана связку ключей, а вместе с ней выскочил и упал на пол небольшой предмет. О господи! Да это же французская помада! Очевидно, я, собирая вещи смотрительницы, по рассеянности сунула тюбик в карман. Фу, Сима, как некрасиво получилось. Можно подумать, что я нарочно оставила себе дорогую вещицу. Завтра же пойду и отнесу ее в общежитие. Пусть хоть соседка попользуется. Я положила помаду на видное место и пошла готовить ужин. Чайник уже начинал плеваться кипятком, когда в дверь два раза коротко позвонили. Так звонит только моя подруга. Придавит пальцем кнопку и сразу отпускает. До меня дошло — я ведь так и не позвонила Зойке. Ох и влетит же мне сейчас! Но, вопреки опасениям, подруга была настроена вполне миролюбиво. Наскоро чмокнув меня в щеку, она проскочила на кухню и стала выкладывать на стол всякие кульки.

— Ты еще не ужинала? Вот и хорошо! Будем ужинать вместе. Я сейчас окрошку приготовлю.

— Помилуй, Зоя, кто же на ужин окрошку ест? И потом, для окрошки нужны огурец, редиска, квас, наконец.

— У меня все с собой: картошка вареная, яйца. Вот видишь! — Зойка торжествующе помахала перед моим носом небольшим огурчиком. — Редиску заменим редькой, а квас — кефиром. Специальный зимний рецепт. В принципе, можно вообще без огурца. А что касается ужина, то это все предрассудки. Овощи с кефиром очень полезны для пищеварения.

Подругу было не переспорить. Я у Зойки вроде подопытного кролика для испытания новых рецептов. Или собаки Павлова. Окрошка, к счастью, оказалась очень даже пристойной. Запах свежего огурца будил смутные детские воспоминания о солнечном летнем дне и деревенском дедушкином доме. С аппетитом прихлебывая разведенный водой кефир, я пересказывала волнующие события последних дней. Только про Бориса умолчала. Тем более что он и не появлялся больше на моем горизонте. Зойка сокрушенно ахала и всплескивала руками. Потом она помыла посуду, сгребла свои баночки и коробочки в сумку и потащила все в прихожую. В следующую секунду оттуда раздался восхищенный вопль. Подруга влетела в комнату с тюбиком в руках.

— Ну, Сима, ты даешь! Вот тихушница! Ясное дело, у богатых свои привычки.

Я не успела и рта раскрыть, как она сняла крышечку, выкрутила яркий столбик и кинулась к зеркалу. И тут у меня в голове словно что-то лопнуло. Компьютер заработал со скоростью миллион вариантов в секунду. Честное слово, сама не знаю, как и почему это произошло. В два прыжка я подскочила к Зойке и с силой выбила у нее тюбик из рук. Помада упала на пол. Зойка тоже. А дальше немая сцена.

Подруга молча сидела на полу и потирала ушибленный локоть. По выражению ее лица было понятно все, что она обо мне думает. Сима или сошла с ума, или ее задавила огромная жаба. Пожалеть для самой близкой подруги?! И чего? Два-три мазка помады, пусть даже и очень дорогой. Это переходило все границы.

— Зоенька, ты только не обижайся. И ничего такого не думай. Помада не моя. Можешь считать меня чокнутой… Одним словом, я хочу тебя попросить… Возьми этот тюбик в свою лабораторию и сделай химический анализ. И пожалуйста, не надо таких глаз! Я в своем уме — Сбивчиво и не совсем убедительно я попыталась объяснить Зойке свои смутные подозрения. Та смотрела на меня с жалостью, как на умственно отсталого ребенка.

— Ладно, чем бы дитя ни тешилось. — В конце концов она примирительно завернула злополучный тюбик в бумажную салфетку. — Только я вот что тебе скажу, Серафима! Совсем ты сдурела. И я знаю от чего — от маленькой зарплаты и от скучной жизни. У тебя эмоциональный голод.

Какой там голод! Да я просто облопалась впечатлениями за последнюю неделю. Но даже Зойке совершенно незачем знать обо всем.

Договорившись встретиться завтра, мы расстались, обе слегка обеспокоенные: Зойка — моим поведением, а я — тревожными мыслями.

А назавтра было вот что. Вечером, как всегда, раздались два отрывистых звонка в дверь, и подруга, суровая и сосредоточенная, выставила на кухонный стол бутылку водки. Под моим изумленным взглядом Зойка ловко свинтила крышку и набулькала в чайные чашки граммов по пятьдесят.

— Сима, — голос был торжественный и слегка замогильный, — давай выпьем за мой день рожденья.

Опа! Теперь крыша поехала у моей подруги. Уж что-что, а священную Зойкину дату я помню даже во сне. Дева она, а потому до ее дня рожденья, как до луны пешком.

— Да, Сима, — продолжала Зойка все более надрывно, словно в плохой трагедии, — выпьем! Потому что вчера ты мне жизнь спасла.

Она замахнула свою порцию. Я молча ждала разъяснений. Зойка достала из хлебницы кусок нарезного батона, горестно занюхала выпитое и поведала следующее: она сделала-таки химический анализ губной помады. Результат оказался зловещим. Яркая палочка была пропитана сильным отравляющим веществом. В микроскопических дозах яд оказывал очень даже лечебное воздействие, а потому использовался как обезболивающее средство наружного применения. Иначе говоря, входил в состав мазей, поскольку хорошо удерживался жирами. И напичкать жирную губную помаду этой отравой не составляло труда, — объяснила подруга. Эффект же, если учитывать дозу, получился в прямом смысле убийственный. Достаточно было пару раз накрасить губы, чтобы получить сильнейший сердечный спазм и даже полную остановку сердца.

Что, вероятно, и произошло с бедной смотрительницей, добавила я про себя.

Выходит, что Оля не сама умерла, а ее отравили, и потому, по мнению Зойки, мне надо срочно идти в милицию.

Я задумалась. Нет, идти в милицию глупо и бессмысленно. Что я скажу? Суну под нос милиционерам дурацкую губную помаду и объявлю, что девушка отравлена? А как докажете, что помада принадлежала ей? И почему вы решили, что она отравлена? Кто делал анализ? Ах неофициально, в рабочее время с использованием казенных реактивов! Тогда пожалуйте получить за это по шапке вместе с вашей подругой.

Нет, нет, все неубедительно. Да и кто вообще этим будет заниматься? Меня просто поднимут на смех. Есть заключение врачей о причине смерти, девушка похоронена, причем даже не на городском кладбище. Сейчас работники милиции все бросят, потащатся черт-те куда делать эксгумацию и потом кучу анализов. А потом еще заводить дело, собирать доказательства… И все потому, что какая-то малахольная трясет французской помадой. А не сами ли вы ее и отравили, голубушка?

Зойка от такой перспективы сразу впала в уныние. Было видно, что в милицию ей идти уже расхотелось.

— Сим, а что же делать? Мы-то знаем, что на самом деле произошло. Как-то неправильно, нечестно получается. Олю убили, и никто за это не отвечает.

— Может, стоит попробовать разобраться самим? — пробормотала я неуверенно. — Скажем, для начала хотя бы выяснить, как попала эта проклятая косметика к Ольге.

— Ой, только, пожалуйста, не строй из себя мисс Марпл. Раз не хочешь идти в милицию, то выход один — придется оставить все как есть. — Зойка не на шутку разволновалась.

— Ты права, какой из меня сыщик. Так, глупость сболтнула. Не обращай внимания.

Не знаю, поверила ли мне подруга, но, уходя, уже в дверях она еще раз повторила:

— Сима, я тебя умоляю, не предпринимай никаких действий, а то влипнешь в историю!

— Хорошо, хорошо! А кстати, вот это вещество… ну, яд то есть… у вас на заводе имеется?

— Конечно, имеется.

— И достать можно?

— По закону нельзя. Но сейчас все можно, были бы деньги.

Дверь захлопнулась, и я, как пишут в романах, осталась наедине со своими мыслями. Мне вспомнилась мертвая Оля и то как я делала ей искусственное дыхание. А ведь губы смотрительницы были накрашены! Платок… Платок! Вероятно, он и спас меня от сильного отравления. Хотя потом весь вечер тошнило и голова раскалывалась. Так что спасибо нашему физруку. Он настоятельно советовал делать искусственное дыхание через платок «во избежание всякой непредвиденной заразы» — так и слышала я его командирский голос.

Зойку я, конечно, обманула. И оставлять все как есть не собиралась. А начну я с того, что попытаюсь все-таки выяснить, кто подсунул отраву в дорогой французской упаковке.

Следующим днем был понедельник, а понедельник в музее выходной. Очень удобно, можно начинать расследование. Я решила действовать. Помнится, обитательница общежития упоминала некую Любу, подругу Оли, которая работает приемщицей в каком-то ателье.

Я достала телефонный справочник. Итак, в городе двенадцать ателье, включая трикотажные. Мне предстояло обзвонить их все. По пяти номерам Любы не оказалось. Две Любы на мою фразу «я знакомая Оли Стрельцовой» сказали, что такой не знают. И наконец на восьмом звонке сработало!

— А что вы хотели? — настороженно спросил молодой женский голос.

— Видите ли, после Оли осталась одна вещь и письмо. Мне сказали, что вы дружили. Больше передать некому. Можно к вам заехать на работу? Мне по пути.

— Хорошо, заезжайте. Вы адрес знаете? Еще бы не знать, когда телефонная книга под рукой. Ателье имело привычное социалистическое название «Силуэт». В те времена все ателье были «Силуэтами», все парикмахерские — «Волшебницами», все кафе-мороженое — «Снежинками» или «Льдинками». Это теперь разгул фантазии. Один мебельный цех, например, называется «Бахус». Представляю, какую мебель делают поклонники этого бога.

По дороге в ближайшем ларьке я купила недорогой косметический набор и уже через пятнадцать минут с интересом разглядывала невысокую плотную девушку с рыжими кудряшками. Наскоро повторив свою версию о вещичке, которая якобы осталась от Оли, я полезла в сумочку. Люба оживилась, но, увидев дешевенький ширпотреб, как-то разочарованно сникла. Она явно ждала другого. А следовательно, знала о дорогой косметике.

— Люба, у Оли в ящике осталось еще письмо для какого-то парня, — продолжала я вдохновенно врать.

— Для Толяна, что ли?

— Да, да, для него. — Я боялась спугнуть удачу. — Надо передать.

— Странно, чего она ему писать надумала? Ну привезите, я передам, — нехотя сказала девушка, и было понятно, что, скорей всего, письмо Толяну не светит.

— Вы не беспокойтесь, письмо я сама передам. Скажите только, где его найти.

— Да я адреса-то и не знаю. Мы на дискотеке в «монтажке» недавно познакомились. Ну, в клубе «Монтажник», — поправилась девушка. Буквально дня за два, как Оля… как с Олей… — Она замялась. — Он там всегда тусуется. Парень клевый. И не жадный. За Ольгой стал ухаживать. Всего-то и проводил пару раз.

Люба замолчала и бросила взгляд на мою сумочку. Наверное, думает, что я дорогой подарок Толяна для себя утаила. И правильно думает.

— Может, сходим завтра в клуб, и вы мне его покажете?

— Завтра не могу, — поспешно отказалась девушка. Похоже, ей не улыбалась перспектива провести со мной вечер на дискотеке. — Да вы его сами легко узнаете. У него на щеке пятно родимое. Заметное, как луна. — Люба нарисовала в воздухе пальцем что-то вроде полумесяца. — Его там многие знают.

Ну что ж, хоть какая-то зацепка. А относительно Любиной компании у меня тоже были большие сомнения. В одиночку выяснять щекотливые вопросы спокойнее.

Впереди меня ждал незабываемый танцевальный вечер.

Следующим вечером я собралась на дискотеку. Это была единственная возможность встретиться с Толяном и попытаться пролить хоть какой-то свет на загадочные события. Тыщу лет уже не бывала на дискотеках. Конечно, ни по возрасту, ни по внешности я не тянула на роль постоянной обитательницы молодежных увеселительных заведений. Ладно, в случае чего прикинусь журналисткой нашей местной газеты, пишущей материалы о досуге современной молодежи. Соответственно, надо придумать наряд, или прикид, выражаясь языком героев моего будущего репортажа, — все больше вживалась я в роль газетчицы. Чтобы было сдержанно, но не тоскливо. В конце концов я остановилась на темных брюках и облегающем свитерке салатного цвета. Салатный, если верить «Космо», нынче в особой моде. Немножко косметики, на шею — пестрый шарфик в зеленых тонах. В общем, вполне пристойно для не слишком богатой журналистки.

Был десятый час вечера, когда я подошла к клубу «Монтажник». Судя по всему, дискотека к этому времени уже достаточно разгорелась, как лесной костер на пикнике. Из дверей доносилась громовая музыка, а у входа толпились представители той самой молодежи, о которой якобы и должен быть мой репортаж. Тоже уже разгоряченные, и не только музыкой, судя по блестящим глазам и неуверенным движениям. Пришлось купить билет, поскольку корреспондентского удостоверения у меня, естественно, не было. Парни в дверях посмотрели в мою сторону с насмешливым удивлением и заржали вслед. Дескать, ты-то, тетка, куда — уж не заблудилась ли? Ничего-ничего, главное — не выходить из образа. Журналистов, как известно, их трудная судьба «по всей земле мотает».

Внутри зала был полумрак, по стенам и лицам танцующих метались лучи разноцветных прожекторов. В центре с отрешенными лицами ожесточенно топтались с полсотни парней и девиц. Музыка на несколько секунд стихла, затем диджей что-то бодро прокричал в микрофон, забухали басы, и топтание возобновилось. Дискотека в «монтажке» не была элитной. Девчонки — все сплошь школьного возраста, но зато с яркой косметикой — безостановочно громко хохотали, кричали визгливо и нарочито развязно и торопливо стреляли глазами по сторонам. Все это должно было, очевидно, привлекать внимание парней, среди которых я заметила немало обладателей коротко стриженных затылков и широких спортивных штанов.

Теперь надо объяснить свое присутствие здесь и попытаться найти Толяна.

Я стала пробираться к рабочему месту ди-джея. Он, к моему удивлению, оказался вполне зрелым мужчиной лет тридцати пяти с разочарованным и мятым лицом. Зато в пестрой майке и с косматой головой. Вероятно, чтобы соответствовать профессии. Стараясь перекричать шум, я бодро впарила диджею домашнюю заготовку про репортаж и про то, что мне надо набраться побольше впечатлений. Он благосклонно кивнул:

— Забирайтесь ко мне, отсюда все хорошо видно.

Но когда я оказалась на возвышении среди пультов, динамиков и микрофонов, до меня дошла вся бесперспективность этой затеи. Да, толпу в целом было видно хорошо. Однако разглядеть отдельные лица в этом мраке и толчее просто невозможно. Как же я его здесь найду? Неужели придется весь вечер бродить по залу и приставать к танцующим с дурацким вопросом: «Где мне найти Толяна с родимым пятном на щеке?» Я не на шутку приуныла. И тут мой ангел-хранитель сжалился надо мной в очередной раз.

— Слышь, Вадик, давай что-нибудь медленное, душевное. Пивка надо попить. — Типичный стриженый затылок подскочил к диджей-скому пульту. Невысокий плотный парень с очень светлыми, будто линялыми глазами и красным родимым пятном на щеке, по форме напоминающим полумесяц с неровными краями, хлопнул Вадика по руке и стал ловко пробираться к барной стойке.

Господи, неужели это он? Не веря своей удаче, я ринулась вслед за парнем.

— Тебя зовут Толян?

«Затылок» успел ухватить кружку пива и был в хорошем расположении духа.

— Да вроде с утра так звали.

Ишь ты, шутник! Что-то не похож он на убитого горем возлюбленного.

— Я сестра Оли Стрельцовой, поговорить надо.

Толян попытался придать лицу соболезнующее выражение и пробормотал явно для приличия:

— Да, я в курсе. Жалко девчонку. А че говорить-то? Мы с ней только познакомиться и успели, ничего у нас не было. — Он заскучал и зарыскал глазами по толпе.

— Толик, хай! — Девица с обесцвеченным «конским хвостом» и лиловыми губами кокетливо повертела ладонью. Похоже, мой собеседник пользовался здесь популярностью.

— Сейчас подгребу. — Он грохнул пустую кружку на барную стойку и сделал движение в сторону девицы, напрочь забыв про мое присутствие.

— У меня один вопрос. — Я резво схватила Толяна за рукав. — Это ты подарил Оле губную помаду?

— Ну я, — неожиданно легко согласился парень, — а в чем дело-то? Понравилась девчонка, вот и подарил. Что, нельзя? — В голосе послышалось раздражение.

На такое везение я даже и не рассчитывала.

— Где ты ее взял?

— Кого?

— Помаду.

Наверняка Толян решил, что я совсем ополоумела, допрашиваю его о какой-то помаде. Он сдерживался из последних сил.

— Купил в магазине.

— В каком? Что, и чек есть?

— Слушай, хорош! Вали отсюда, достала уже. Тебе не все равно? Что ты привязалась с этой помадой, твою мать! Совсем о…ела! — Терпение парня лопнуло, он перестал церемониться.

Ну ладно, я тебе сейчас покажу «о…ела»! Отравитель хренов. Я сгребла Толяна за рубаху, притянула к себе и сказала тихо, но внятно прямо в лицо:

— То и привязалась, что Оля умерла от отравления. А яд был в твоей помаде. И если ты, обалдуй, сию секунду не скажешь, где взял помаду и зачем дал ее Оле, то завтра будешь в «ментовке» давать показания.

Я, конечно, сильно рисковала. Будь Толян потверже умишком — послал бы он меня куда подальше. Но мне сегодня просто везло. Или упоминание о «ментовке» оказалось магическим. Парень остолбенел, захлопал ресницами, а его светлые глаза стали совсем белыми от страха.

— Ты че гонишь? При чем тут я? Меня попросили, я и передал.

— Кто попросил?

— Да тут это… — парень запнулся, — ну короче, мне сказали, чтобы я познакомился вроде как случайно. А потом чтоб помаду. Сказали, что сюрприз от родственника. Ну, чтоб она, значит, не догадалась. В ссоре они, что ли.

— Да кто, кто сказал?

Но Толян уже пришел в себя и вырвал рубаху из моих рук.

— Пошла ты… — Он грязно выругался и через мгновение исчез в толпе.

Та-ак! И чего я добилась? Узнала, что Толян выполнил чей-то заказ? Это же с самого начала было ясно. Типичному «быку», у которого на лбу крупными буквами написано, что он получил неполное восьмилетнее образование, незачем убивать девушку, да еще таким изощренным способом. Тогда кто убил? Тот, с кем она беседовала у крыльца? Возможно, но зачем? И почему орудием убийства был выбран Толян? Что их связывает с убийцей?

Ясно одно, что ничего не ясно. И я так неосторожно оборвала сегодня тоненькую ниточку, которую смогла ухватить. Да, Сима, ты точно не мисс Марпл. Примерно в таком духе я рассуждала по дороге домой. А тем временем темнота сгустилась в переулках и проходных дворах. И хотя ночь была уже по-летнему теплой, ветер стих, и запахло влажной землей — мне стало неуютно.

Ну, слава богу, вот и мой двор. Поход на дискотеку закончился провалом. Даже материала на незатейливый репортажик и то не наскрести. Хоть бы его могла предложить газете в качестве моральной компенсации. Скажем, как внештатный автор. Сейчас домой — и спать. Но его величество случай распорядился по-другому. От стены дома отделился темный силуэт и двинулся мне навстречу. Я застыла на месте. В ушах тоненько зазвенели сверчки, сердце сначала ухнуло вниз, а потом подскочило и застряло в горле.

Популярные женские журналы иногда печатают статейки на тему, как себя вести в случае предполагаемого нападения. Например, советуют втянуть злоумышленника в разговор. Но только что-то мне в голову не приходило ни одной темы для светской беседы. Еще можно двинуть между ног нападающему изо всей силы и попытаться убежать. Но так, чтоб не догнал. Иначе точно хана! А как тут убежишь, если тело стало совершенно ватным от страха? Ну все, Сима, догулялась по дискотекам!

— Не бойтесь, это я. Где вы были, Сима? Я вас тут уже часа три дожидаюсь. — Слова с трудом пробились сквозь звон в ушах.

Ужас разжал свои душные объятья, ожили заледеневшие руки и ноги. Сердце вернулось на место, чтоб сладко замереть. Это был Борис Валевич.

— На дискотеке, — честно объявила я. Брови Бориса поползли было вверх.

— Нуда… Хотя… ну конечно. — Он изо всех сил вежливо сдерживал удивление. И еще какое удивление. Дама, которая находится — чего уж там греха таить! — в возрасте Христа, таскается по молодежным дискотекам. И, видать, бесцельно, поскольку даже провожатого для нее не нашлось. Ему будет над чем поразмышлять. — А я думал, может, в кино сходим. Или опять кофе попьем. Есть одно симпатичное местечко… А вас нет и нет. Я начал немного беспокоиться.

— Попьем кофе, обязательно попьем, Боря. Молодец, что ты меня дождался!


Ну а дальше… Дальше мы сидели на моей кухне (Мусю пришлось выставить в коридор, чтобы не подслушивала), й я, торопясь, рассказывала обо всем сразу. Между прочим, и о последних событиях, и о моем неудачном расследовании тоже. Вот такой сеанс душевного стриптиза. Было боязно, что Борис примет меня за городскую сумасшедшую, но он слушал очень внимательно и совсем не смеялся. Вот что значит профессионал, все понимает с полуслова — воодушевление мое росло с каждой минутой.

— Сима, я думаю, тебе надо все прекратить. — Сердечное «ты» слегка подогрело ушат ледяной воды, ухнувшей на голову. Значит, все-таки городская сумасшедшая. — Только не обижайся. Если все так, как ты рассказываешь, то, возможно, дело серьезное и может быть небезопасным. Я сам попробую этого Толяна пробить по своим каналам и что-нибудь выяснить. А ты никуда больше не лезь. И вообще… что-то я за тебя боюсь. Может быть, мне пока с тобой… у тебя… — Борис покраснел так сильно, что даже кончики ушей стали алыми. Вот это да! А как же семья, жена? Так, значит, нет никакой жены. Или все-таки есть? Ой, я не готова, кажется, к такому стремительному развитию ситуации! Мысли метались в голове, как зайцы, застигнутые охотником врасплох. Моя физиономия, наверное, сделалась чересчур красноречивой, потому что Борис покраснел еще больше (хотя куда уж больше!) и посмотрел на часы.

— О-о! — ненатурально удивился он. — Как поздно! Я, пожалуй, пойду. Ты закрой за мной получше. Я позвоню завтра. И ничего не предпринимай, прошу тебя!

Хлопнула входная дверь, и шаги Бориса постепенно затихли в ночи. А мое состояние можно было охарактеризовать как близкое к панике. Я подошла к зеркалу и внимательно посмотрела на себя, любимую. Вот теперь можно поговорить по душам. Сима, Сима, не сама ли ты о таком предложении втайне мечтала, признайся честно. Что же тогда паникуешь и хлюздишь? Отражение в зеркале жалобно моргнуло. А как же та, последняя, история? Да, у меня уже была в жизни одна история, как говорила героиня фильма «Служебный роман». И дело не в том, что он не мог отличить Моне от Мане и путал Кандинского со Стравинским. (Это ерунда. Я уже давно поняла, что эрудиция — вовсе не залог личного счастья.) И даже не в том, что он храпел. А в том, что избранник мой милый беспрестанно врал, сначала по мелочи, а потом и по-крупному. Когда это сделалось очевидным, я еще на что-то надеялась. Но потом устала стесняться его лжи. И все кончилось. Все кончилось, а недоверие осталось. И психоаналитика с удобной кушеткой как раз поблизости не оказалось. Вот я и застряла в своих страхах. По словам Зойки, везде ищу подвох и второе дно.

Комплексы надо срочно изживать — зеркальная Сима сокрушенно вздохнула.

«Она лежала в своей одинокой, холодной постели, и противоречивые чувства обуревали страдающую душу» — так закончила бы эту главу сочинительница любовного женского романа. Чувства обуревали мою душу еще какое-то время. Потом из темноты всплыл серый слон. На нем сидел Борис и крепко сжимал в руках портрет дамы в черном. Портрет вдруг ожил: дама сердито посмотрела на меня и погрозила пальцем.

— Вставай, уже шесть утра! — прокричала она голосом Муси, и я проснулась.

Москва,

5 октября 1918 года

Дорогая Магу!

Не знаю, получишь ли ты это письмо, попробую передать с оказией. Невозможно описать все трудности нашей жизни. Нет денег, нет еды, в квартире холод. Гога заболел. Боюсь, что у него инфлюэнца, а лекарств никаких нет. Я просто в отчаянии. Многие из наших знакомых уехали за границу. Петя тоже заговаривает об этом все чаще и чаще. Боюсь, что уже поздно. Мы теперь ютимся в двух комнатах. Помнишь, как Петя заботился о своей коллекции? Так вот, сейчас картины просто сложены у стены стопками. Мы попытались переложить их газетами и старым бельем, но, думаю, такая зимовка скажется на полотнах самым плачевным образом. Хочу сообщить тебе еще одну новость. Ты, конечно, знаешь Вадима Ганина, адвоката, Петиного сослуживца? Он активно сотрудничает с новой властью, возглавляет какой-то комитет или комиссию, точно не знаю. Про него говорят ужасные вещи — будто он приходит с солдатами в дома своих бывших знакомых, проводит аресты и обыски. Каково? А был такой милый застенчивый молодой человек. Хотя, по правде говоря, он мне никогда особенно не нравился. Я всегда чувствовала в нем словно бы некоторую неискренность, да и завистлив очень, хотя и скрывал удачно. А теперь видишь, как все обернулось! Спаси нас, Матерь Божья! Ведь он всегда восторгался Петиной коллекцией. Может быть, это только слухи и я все преувеличиваю? В самом деле, стыдно думать о людях так нехорошо!

Прости, что много не пишу. Решительно нет сил. Несмотря ни на что, надеюсь, что Бог приведет нам еще свидеться, тогда и поговорим.

Передаем тебе самые горячие приветы,

остаюсь твоя Соня.

У нас в галерее опять большая неприятность. Можно подумать, что Пандора уселась на крыльцо особняка и открыла свой гнусный ящик. На этот раз несчастье настигло Васю. Ясное дело, водка до добра еще никого не доводила. Плотника избили до бесчувственного состояния. И он находится в больнице. Надо сказать, что несколько дней назад, как раз после трагического происшествия с Олей, Вася ушел в запой. Это был уже не первый случай. Нежная и легкоранимая Васина психика подобным образом реагировала на различного рода потрясения. Так сказать, отстранение от действительности. Сослуживцы и в первую очередь Си-Си с пониманием относились к этому факту и терпеливо пережидали очередную алкогольную бурю, сотрясающую естество плотника. С вычетом из зарплаты, разумеется. Но на этот раз все закончилось весьма плачевно. Директору галереи позвонили из милиции и сообщили, что накануне рано утром жестоко избитого Васю нашли недалеко от музея. Хорошо, что документы были при нем и что ночи стоят теплые. А то потерявший сознание плотник умер бы от переохлаждения. Сейчас он лежал в реанимации, а наш коллектив опять гудел, как растревоженный улей.

— Подрался с собутыльниками, не иначе.

— Да какие собутыльники! Он всегда пил один. Скорее всего, напали с целью ограбления.

— На Васю с целью ограбления? Что у него брать-то? Тем более перед зарплатой.

— А почем грабители знают, что он без денег?

— Я все-таки не понимаю, зачем было так избивать. Ну нету денег — и отпусти человека.

— Говорю вам, пьянка всему виной.

— При чем здесь пьянка? Из милиции сообщили, что он трезвый был.

— Откуда они знают?

— Ну здрассьте! Анализы-то на что? Кровь на алкоголь и все прочее. Это в первую очередь в больницах проверяют, чтобы реакции какой-нибудь ненужной на лекарства не было.

Так сотрудники судили и рядили на все лады, а меня опять к себе вызвал Си-Си.

На нашего директора просто жалко было смотреть. Неприятности последних дней заметно пошатнули его душевное здоровье. Да и физическое тоже. Всегда энергичный и бодрый Си-Си потерял свои жизнерадостные краски, как-то потускнел и даже посерел.

— Серафима, э-э-э… Ты у нас уже была представителем, так сказать, общественности. Надо, детка, еще раз потрудиться. Пожалуйста, поезжай к Васе домой, вырази поддержку и сочувствие коллектива. Заодно жене зарплату передашь. Полагаю, деньги им сейчас очень нужны. Ну и порасспроси, как он себя чувствует. Что можно приносить в больницу.

А я, признаться, даже никогда и не задумывалась над тем, есть ли у Васи семья. Фактически о нем мало что было известно. Жил себе и жил, работал, выпивал, шутил неуклюже. Ничего особенного о себе не рассказывал. Да, пожалуй, никто и не интересовался. Вот и выходит, что пока не случится несчастье, никому ни до кого нет дела.

Я приблизительно знала, где живет плотник. Он как-то в разговоре упоминал. Окраина города, частный сектор, короче, у черта на рогах. Но ничего не поделаешь — надо так надо. Я засунула поглубже в карман конвертик со скромной Васиной зарплатой и тронулась в путь.

Район, где согласно адресу проживал несчастный Василий, почему-то именовался в народе «графскими развалинами». Десятка три домишек частной постройки теснилось на обрывистом берегу реки. Небольшие огородики пестрыми лоскутами сползали с обрыва прямо в реку. Согласно всем законам физики все содержимое этих огородов давно должно было свалиться в воду, но тем не менее каждое лето там что-то буйно цвело и колосились. Кособокие, вросшие в землю избушки, убогие дворики с каким-то хламом и непременным дощатым одноместным строением — туалетом «а-ля рюсс», фрагменты потемневшей от времени, удивительной по красоте деревянной резьбы, сохранившейся с незапамятных времен, — таков был облик «графских развалин». Какой граф здесь жил и почему он все развалил, об этом история умалчивала. Во дворе нужного мне дома копошилась худощавая женщина с измученным лицом и потухшими глазами. Как оказалось, это и была Васина жена. Она молча приняла мое соболезнование по поводу случившегося, кивая головой и промакивая тряпицей слезы. Я уже было собралась идти восвояси, как вдруг в сенях дома послышался грохот, затем стон, и женщина опрометью кинулась внутрь. Через мгновение она снова появилась в дверях и срывающимся голосом попросила:

— Пожалуйста, помогите! Мне одной ее не поднять.

В узких и темных сенях на боку лежала инвалидная коляска, а в коляске был человек. Не помню как, но вдвоем мы подняли тяжелую металлическую конструкцию, и она встала на колесики.

— Таточка, что же ты так неосторожно. Зачем поехала сама? Я ведь предупреждала, что порог высокий. Хорошо еще, не убилась. Нигде не больно? — Васина жена говорила таким тоном, каким разговаривают с маленькими несмышлеными детьми.

Девушке, а в коляске сидела именно девушка, на вид было лет шестнадцать-семнадцать. Она что-то бессвязно бормотала и улыбалась доброй улыбкой. Вдруг я заметила на ее руке кровь.

— Она, кажется, поранилась. Надо промыть и перевязать. Давайте я вам помогу.

Мы вкатили коляску в бедно обставленную комнату. Хозяйка достала с полки пузырек йода, бинт и стала неловко перевязывать девушке руку.

— Думала, наверное, что отец пришел. Она его всегда встречает. Вот и не утерпела. Сколько я просила Васю сбить этот порог, — торопливо и как бы извиняясь, объясняла женщина. Закончив перевязку, она робко сказала: — Вы извините, что пришлось вас обременить. Может, чаю с нами выпьете?

Я немедленно согласилась. Ну не могла я просто так повернуться и уйти от этих двух несчастных женщин.

Чайник запыхтел на плите, и Рая, так, оказалось, звали Васину жену, достала из кухонного шкафчика неожиданно изящные чашки ленинградского фарфора, глубокого синего цвета с золотой ручной росписью.

— Остатки былой роскоши, — ее усмешка была грустной, — мы ведь не всегда так убого жили.

И постепенно, разговорившись, она поведала старую как мир историю.

В шумном столичном городе жила молодая и счастливая семья. От родителей им досталась хоть и небольшая, но приличная квартирка в центре. Муж Вася имел хорошую профессию, был толковым и уважаемым специалистом в своей области. Жена тоже работала. Все шло хорошо. И вдруг как гром среди ясного неба: их долгожданный первенец, их девочка родилась с тяжелым поражением нервной системы. Рае пришлось уйти с работы, чтобы хоть как-то попытаться спасти ребенка. Начались больницы, процедуры, бессонные ночи и расходы, расходы… Первым, как обычно это бывает, не выдержал мужчина. Он все чаще стал приходить под хмельком. На следующий день мучился угрызениями совести и снова глушил их водкой. Пагубная зависимость развивалась очень быстро. Все внимание жены занимал ребенок, и когда она заметила, что Вася окончательно скатился в алкогольную пропасть, уже было поздно. На работе начались неприятности. В конце концов ему предложили уволиться. Поначалу он еще находил кой-какой приработок, и семья держалась на плаву. Но и этому пришел конец. Долги росли с каждым днем. Сначала они продали квартиру и перебрались в комнату. Но и эти деньги кончились. И тут Рая вспомнила про свою одинокую двоюродную тетю, которая жила в провинции и имела свой домишко. Она написала тете письмо с отчаянной просьбой о помощи. К сожалению, единственное, что могла предложить старая родственница, — это переехать жить к ней. Комната ушла за долги, как и все другое нажитое добро, а Вася с женой и дочкой оказались в нашем городе. Несколько лет назад тетя умерла, и Рая осталась один на один со своей бедой. Они едва сводили концы с концами. Дочери нужно было делать очередную операцию, требовались деньги, но Вася зарабатывал гроши. Последние надежды таяли.

— А тут еще это несчастье с Васей. Все одно к одному. Но вы не подумайте, я не жалуюсь, — вдруг спохватилась Рая, — ничего, справимся. Нам не привыкать.

— Скажите, а раньше он попадал в такие передряги? Я имею в виду драки, ссоры… Он вообще вспыльчивый?

— Вася-то? Да что вы! Он хоть трезвый, хоть пьяный — мухи не обидит. Да и не был он пьяным. До этого действительно дня три пил. — Женщина смутилась. — А потом проспался, пришел в себя. Пойду, говорит, на деловую встречу. Ушел — и вот что получилось.

— А с кем он должен был встретиться?

— Не знаю. Вообще-то у него не очень много знакомых, тем более друзей. Так, все больше соседи. Что за деловая встреча, ума не приложу.

Рая вдруг оживилась:

— Вы знаете, с месяц назад пришел с работы такой возбужденный, веселый. Все, сказал, кончились наши беды. Ничего пока не скажу, да и знать тебе это незачем, а только скоро у нас будут деньги. И не просто деньги, а очень большие. Вернемся на родину, квартиру купим удобную, светлую. Таточке операцию сделаем. А летом повезем ее за границу к морю. Я, конечно, не поверила. Где он такие деньги возьмет? Столько сразу ни на одной работе не заработать. Разве что нефтяную скважину найти. А он все свое твердит, мол, не переживай, как сказал, так и будет. Целый месяц словно не в себе был. Видите, чем все закончилось. Может, его в дурное дело втравили?

Рая снова заплакала.

Мы еще немножко посидели, повздыхали. Я попросила Раю перезвонить, как только Вася придет в себя, и выразила надежду, что все обойдется. Только это и можно сказать в подобной ситуации.

Настроение у меня, откровенно говоря, было не ахти. Подобные встречи оптимизма не добавляют. Вот спешат мимо меня люди по своим делам. И лица вроде у всех равнодушные. А на самом деле, может быть, у каждого за душой грустная история. «Я шел, печаль свою сопровождая…» Вот так-то!

Людской ручеек запнулся о перекресток, на секунду вспенился на красном сигнале светофора, а дальше началась любимая народная забава «перехитри автомобиль». В Европе, говорят, люди покорно ждут зеленого огонька, даже если улица абсолютно пустынна. Глупые потому что, и жизнь у них скучная, пресная. Никакого адреналина. То ли дело у нас! И крови-то нет, просто один адреналин в жилах.

Мимо меня проплыл знакомый «Икарус», или «Икариус», как называла его уборщица тетя Маша. На его борту красовалась уже новая надпись: «В Израиль!»

Следовало понимать, что это техническое чудо времен Совета экономической взаимопомощи уже вернулось из Египта и теперь бодро «намылилось» в Израиль.

Ну что, в Израиле тоже тепло и тоже море. Там много хороших врачей, и Таточке обязательно бы сделали удачную операцию. Но хорошим врачам надо платить хорошие деньги. Деньги… Вася говорил жене, что скоро раздобудет много денег. Как это может увязываться с некоторыми вскрывшимися обстоятельствами их прошлой жизни? Постой, Сима, ну-ка подумай хорошенько еще раз.

Есть такая детская головоломка — составление картинок из пазлов — неровных цветных картонных кусочков. Очень, кстати, популярна у современной малышни. Да и взрослые не брезгуют. По сути дела, та же мозаика. И надо сказать, что сложить ее правильно весьма непросто. Однако в коробочке с фрагментами всегда есть подсказка — типографское изображение того, что в результате сборки должно получиться. Скажем, гривастый конь. Или кролики на лужайке. Или сцена из любимого мультика. У меня такой подсказки нет. Несколько пазлов сцепились между собой, и я пока не понимаю, что изображено на цветном картоне — лошадиное копыто или край платья сказочной принцессы.

Ночь без сна мне опять была обеспечена. Тем более после двенадцати завыла соседская «собака Баскервилей». Господи боже ж ты мой, это не подъезд, а просто пыточная камера какая-то. Или, может, все-таки возраст уже? Возраст и нервы. Мне вспомнилась общага студенческой поры. С койкоместами была напряженка, поэтому желанный ордер на вселение получали только активисты и отличники. Перепало и мне. Мое спальное место было тринадцатым в зале для самостоятельных занятий, приспособленном под жилье. Кровать стояла прямо у двери. Над дверью висела лампочка, которая ночью никогда не выключалась. Что-то вроде коллективного ночника. А за стеной жили веселые ребята с режиссерского. Когда они учились — не знаю. Но оттягивались ночью, вроде моих теперешних соседей. По полной программе магнитофоном, гитарой, подозрительным стеклянным звоном и хоровым пением. Но гулянки режиссеров мне были до лампочки. И горящая лампочка над кроватью до лампочки. Я опускала голову на подушку и на счет «три» засыпала. Вот что значит юность и крепкие нервы. На ум невесть откуда пришло четверостишье:

Ищу таблетку. Грустно мне. Луна с землей играет в прятки. Час ночи. Я в своей стране, А значит, в жизни все в порядке.

Ну конечно, все в порядке. Раз воет собака, значит, я не на Марсе и не на том свете, а у себя дома. И отсутствие денег — пустяки. И проблемы на работе — пустяки. Главное — здоровье и любовь, здоровье и любовь, твержу я, засыпая. А зло непременно будет наказано. Как в любой сказке.

На следующий день ближе к вечеру в нашем кабинете раздался телефонный звонок.

— Сима, это тебя. Приятный мужской баритон. — Леночка игриво покачала головой, дескать, вот вам и тихоня. А самой на работу мужчины звонят.

В самом деле, у нас в галерее мужчин заметный недокомплект, а потому каждый новый представитель сильного пола вызывает легкий ажиотаж и нездоровое любопытство. В трубке перекатывался морскими камешками спокойный голос Бориса. Впрочем, не совсем спокойный. Хотя легкий жар и кинулся мне в голову, тревожные нотки я все же уловила.

— Серафима, ты сегодня не дежуришь? Тогда я буду ровно в семь. Да не волнуйся, в галерею не зайду, если ты не велишь. Встречу у ворот. Есть разговор. И кроме того, я просто хочу тебя видеть. Вот это во-первых. А разговор во-вторых.

Когда закончился рабочий день, я не маялась и не обмирала у крыльца, как тогда, в первое наше свидание. Честное слово, я сделалась вдруг такой спокойной и уверенной. Уверенной, что он непременно будет и даже не опоздает. И действительно, в семь вечера Борис у наших ворот стоял, «как рекрут на часах». Джинсы, легкая куртка, запах хорошего одеколона, а в руке — боже правый! — крошечный букетик. Ландыши! Да где же он их взял? Вроде еще не сезон. Цветочки были свежие, упругие, словно со старой поздравительной открытки, которая хранилась на полке между книг. Да, это уже заявка на победу, как говорил мой дядька Степан, большой любитель шахмат.

Мы медленно пошли вдоль реки, и я утопила свой нос в душистом цветочном облачке. Как давно я не держала в руках ландыши, даже успела забыть их запах. Все-таки что бы ни говорили про этот цветочный аромат: и не модный-то он, и слишком прямолинейный, и духи «Серебристый ландыш» были в разряде дешевеньких, а кружит голову, и ничего с этим нельзя поделать. Плевала матушка-природа на модные тенденции и выверты парижских парфюмеров. Просто каждую весну родятся в лесу нежные гирлянды крошечных белых колокольчиков, и волшебство повторяется. Как сто, как тысячу лет назад.

Сквозь пелену моих весенних грез настойчиво пробился голос Бориса:

— В общем, с этим Толяном ситуация такая. Парень, как ты и думала, из братков. Проходит у нас по одной группировке. Вернее, проходил.

— Раскаялся, что ли?

— Если бы! Толян, как бы это сказать помягче, отправился за своей подружкой.

— Что-что?! Тоже умер?

— Представь себе. У меня в милиции работает приятель. Это как раз его тема. Я ему обсказал и про Олю, и про Толяна, и про возможное отравление. Ребята заинтересовались, решили с парнем на всякий случай потолковать. Тем более что он — их клиент. Пришли на квартиру — и в самый раз! Короче, Толян на полу без признаков жизни. Рядом — шприц. Передозировка, одним словом. Вот такие дела.

Я с силой схватила Бориса за руку:

— Так ведь это убийство! Боря, миленький, его убили. Я уверена. Знаешь, как он испугался, когда узнал про отравление? И боялся он того, кто дал ему эту помаду.

— Эй, Сима, полегче! С чего ты так решила? Обычный наркоман. Они каждый день от передозировки и грязных наркотиков загибаются.

— Я чувствую, что тут не просто передозировка. Пусть твой приятель все-таки разберется как следует. Надо с друзьями Толяна, с родственниками поговорить. А вдруг выяснится, что он вовсе и не был наркоманом.

— Ну даже если и не был. Может, решил попробовать. У каждого наркомана случается первый раз.

— И сразу передозировка? Ой, нет, здесь что-то не то. — Меня аж затрясло от волнения.

— Знаешь, сыскари не любят, когда их учат, как проводить следственные действия.

— Боря, а ты аккуратненько. Ведь было же отравление, я не придумала.

— Да что ты так распереживалась? Ладно, спрошу я, спрошу, если тебя это успокоит. — Борис старался сохранить равнодушный и даже насмешливый вид, но было видно, что мои слова его задели.

Мы шли по дорожке, которая петляла среди зарослей ивняка, повторяя изгибы реки. Здесь особенно чувствовалась полная и окончательная победа весны.

Несмотря на вечернее время, солнце было еще ярким и припекало почти как летом.

Трава зеленела вовсю. Там и сям, словно стайки вылупившихся цыплят, весело желтели одуванчики и цветы мать-и-мачехи. От реки еще тянуло зимней прохладой, однако лед почти сошел. Темная высокая вода подтопила берег, но вербы, хотя и утонувшие до нижних веток, весело трясли длинными сережками. В природе был такой покой, такое благорастворение, что я на секунду забыла и о кражах, и об убийствах, и о своих подозрениях.

Тропинка круто вильнула в сторону, вывела нас на проезжую дорогу и оборвалась. Все, весенняя пастораль закончилась. Пейзане и пейзанки могут снять костюмы. Всем спасибо! За дорогой начинался город. Пусть небольшой, но, как все города, полный стрессов и опасностей. И словно его полпреды, сновали по дороге автомобили, отравляя весенний воздух бензиновой вонью. Может, и правда забыть обо всем и захлопнуть створки своего маленького мирка? Вернуться к альбомам, картинам, книгам. К мечтам и воспоминаниям. Только я знала, что уже не получится. Одним словом, «Ос-тапа понесло».

Так было всегда. В детстве я обожала страшные сказки. Чем страшней, тем интересней. А главное — в самые сладостно-жуткие минуты в душе жила твердая уверенность, что Баба-яга будет в конце концов посрамлена и добрый молодец непременно спасет царевну. Теперь у меня такой уверенности нет. Да и злодеи нынче пострашней прежних. Но остановиться, как и в детстве, не могу, пока не дочитаю сказку до конца. Хотя по-прежнему боюсь до дрожи в коленках.

Через час я уже сидела на кухне одна и разбалтывала ложкой остывший чай. Что ж, ты этого хотел, Жорж Данден! — как писал классик. Не надо было так откровенно пугаться в прошлый раз, когда Борис сделал попытку остаться. Зато теперь он даже не попытался зайти. Правда, букетик ранних ландышей благоухал в маленькой хрустальной вазе и немного скрашивал одинокий вечер. Но если конфетно-букетная стадия слишком затянется, то мужские нервы могут и не выдержать. Ну и пусть, угрюмо думала я. Однако настроение было отвратительным. Свидание, на которое втайне возлагались большие надежды, практически не состоялось. Распутывание замысловатых узелков не продвинулось ни на шаг. Соседская собака опять выла. Денег до зарплаты не хватит. Да еще в домах в порядке сумасшествия до сих пор работало паровое отопление, хотя на улице уже несколько дней было плюс девятнадцать. Невыносимая духота донимала до обморока, раскрытые окна облегчения не приносили. Вот сиди теперь одна в этой духовке, пей холодный чай и думай, что делать дальше. Чтобы успокоиться, я стала мысленно разматывать серенький, потертый от частого употребления свиток, на котором совершенно неубедительно были начертаны унылые сентенции типа: «что ни делается — все к лучшему», «не было бы счастья, да несчастье помогло», «нет худа без добра» — и тому подобные. Но сквозь невнятный лепет житейской мудрости огненными письменами сама собой высвечивалась энергичная фраза «жизнь — говно!». Именно так любила выражаться Зойка после очередного личного кораблекрушения.

Все, так нельзя! Уныние — смертный грех. Попробуем рассмотреть ситуацию еще раз. Вдруг что-то и нарисуется.

— Муся, иди сюда, поболтаем.

Кошка обнадеживающе потерлась о мою ногу. Я стала неторопливо излагать, поглаживая дымчатую шерстку. Итак, с чего все началось? В последний день выставки в музее произошла странная кража картины. Следствие по краже или зашло в тупик, или милиция решила особо не напрягаться. В самом деле, это же не убийство. Подумаешь, «подвисла» очередная кража. Они и так висят целыми гирляндами, особенно квартирные. Правоохранительные органы к таким вещам относятся философски. Во всяком случае, к нам в галерею больше никто с вопросами не приходил. Ладно, оставим эту тему и двинемся дальше. Что там у нас? Ах да! Смотрительница зала Оля выясняет отношения с неизвестным мужчиной. Через несколько дней она прямо в зале умирает, якобы от сердечной недостаточности. А на самом деле ее очень хитрым способом отравили, и яд девушке передал неожиданно возникший воздыхатель (при слове «воздыхатель» я вспомнила бритый затылок Толяна). Судя по всему, по чьей-то просьбе. Вскоре после встречи со мной Толян сам отправился к праотцам при весьма подозрительных обстоятельствах. В это же время плотник Вася идет, по словам жены, на какое-то деловое свидание, которое заканчивается для него плачевно. Вася в больнице и до сих пор без сознания. Связаны ли все эти события между собой? Или просто в нашей «картинке», как в точке «икс», случайно пересеклись несколько самостоятельных графиков? А внешне ситуация выглядит вполне безобидно и никакого ажиотажа не вызывает. Словно пожар на торфяниках: внутри уже вовсю полыхает губительный огонь, а на поверхности только легкий дымок. Да и с чего бы ему быть, ажиотажу? Обо всех странных совпадениях знают только три человека, кстати, совсем не те, кто ведет следствие. А еще кое о чем — только я одна. И обнародовать эти сведения пока не собираюсь. И как при таком раскладе поступить дальше?

— А не позвонить ли Валюле? — вкрадчиво промурлыкала Муся.

Или это я сама подумала? В комнате посвежело. Я посидела еще с полчасика. Глаза стали откровенно слипаться. Зашелестел уже знакомый свиток мудрости и выдал очередную аксиому насчет утра, которое вечера мудренее.

Спать! Завтра непременно позвоню Валюле. Муся недовольно повела усами:

— А про Бориса? — Мяуканье было требовательным и обиженным.

— Что про Бориса? — Я с деланым равнодушием стала разбирать постель.

— Поговорить и вообще… Как ты себе представляешь ваши дальнейшие отношения?

Маленькая клетчатая думочка нечаянно вырвалась из рук и упала рядом с кошкой. Все, разговор закончен!

На следующий день в музее никого не убили и не ограбили. Нечистой силы тоже не наблюдалось. И ко мне никто не приходил. Я провела несколько экскурсий, а оставшееся время занималась новыми поступлениями. Нам по случаю кое-что перепало от местного мецената.

Уже поздно вечером, дома, я села перед телефоном и не без удовольствия набрала ленинградский код и номер. Это не оговорка. Они для меня так и остались ленинградскими. Конечно, звонок Валюле пробьет брешь в моем и без того хиленьком кошельке, но что же поделать? Неприлично заказывать за счет абонента, хотя Валюля и состоятельная женщина. Ничего, потерплю. И потом, как известно, голодание даже лечит. А с Валюлей я давно не разговаривала. Должны же и у меня быть маленькие радости.

Трубку на том конце сняли на удивление быстро. В телефоне хрюкало и скрипело, слышимость была ужасная, но я сразу узнала знакомый голос с веселыми интонациями. Я бы его узнала из тысячи. Это был голос моей юности.

Мне повезло. Я училась в Питере, тогда еще Ленинграде. Учиться на искусствоведческом факультете в городе, который под завязку набит шедеврами и сам по себе шедевр, — это ли не удача? Валюля была моей студенческой подругой. Самой лучшей. Я тянула общежитскую лямку, а она — коренная ленинградка, интеллигентка в пятом поколении — жила с родителями в огромной квартире на Васильевском. Но это не мешало нам почти все время проводить вместе. Яркой, энергичной и при этом удивительно женственной Валюле все удавалось: учеба, вечеринки, романы с курсантами мореходки, занятия в студенческом театре. Про таких говорят, что они богом поцелованы. После занятий мы забегали в общагу, бросали портфели и отправлялись в бесконечное путешествие по городу. Чего только не происходило во время этих вояжей! К счастью, приключения были по большей части безобидными и веселыми.

После окончания университета я вернулась в свой город и начала работать в картинной галерее. А Валюля еще во время учебы вышла замуж за молодого, но очень успешного предпринимателя и осталась в Петербурге. Прощаясь, мы проливали друг другу на грудь горькие слезы. Особенно тосковала я. Вся моя жизнь разделилась на «до» и «после». «До» — это беззаботный веселый мир. Все было там: смех, любовь, ежедневные открытия, сердечные тайны, провалы и взлеты. И юность! И восхитительное чувство свободы и надежды, помноженное на постоянное ожидание чуда.

А после… Ну что после? Жизнь как она есть. Поначалу мы с Валюлей почти каждый день писали друг другу, часто перезванивались. Раза два мне удалось даже вырваться к ней в гости. Но время шло. У каждой была своя судьба и свои заботы. Постепенно наше общение свелось к поздравительным открыткам. Но память о Валюле как символе моих студенческих лет постоянно жила в душе, в самом заветном ее уголке. Последние годы Валюля занималась научными изысканиями, много работала в художественных архивах. А потому я сильно рассчитывала на ее помощь.

— Симчик, привет! Рада тебя слышать. Как ты живешь, как дела? Не болеешь? Что там ваша распрекрасная галерея? Ты еще не директор? — Валюля в своем репертуаре. Сто вопросов в минуту.

— Да все нормально. Я тебе вообще-то по делу звоню.

— Догадываюсь. А просто так подруге позвонить слабо?

Конечно, слабо, учитывая цены на междугородные телефонные услуги. Но Валюле это знать ни к чему, не хватало еще жаловаться на нищету.

— Валечка, ты же знаешь, что я всегда о тебе помню. Работы выше головы, времени не хватает.

— Ладно, не оправдывайся. Рассказывай, что там у тебя.

— Валь, пожалуйста, поройся в архивах. Может, найдешь какие-нибудь материалы о художнике Старицком. Да, да, Ста-риц-ком, — из-за треска в трубке фамилию пришлось прокричать по слогам. — Я сама ничего не смогла откопать, а мне очень нужно. Век? Предположительно девятнадцатый — начало двадцатого. Скорей всего, из Москвы.

— Хорошо, поищу. Вроде я что-то такое уже встречала.

Вот и отлично! Если Валюля пообещала, то обязательно раскопает все, что можно.

Мы еще немножко поболтали. На прощание студенческая подруга предупредила, что в следующий раз позвонит сама. Может, догадывается о моих финансовых проблемах?

Только подумала, что давненько не виделась с Зойкой, как она сама нарисовалась в галерее. Пришла, плюхнула на стол пакет кефира, посмотрела подозрительно:

— Жива?

— Что мне сделается?

— Не знаю, не знаю… С тебя станется. Розыски свои прекратила?

Я отвела глаза и быстренько переменила тему:

— Что нового? Куда на этот раз меня собралась втянуть?

— Никуда, очень нужно! Так просто… Пообщаться, погулять.

— И в какую сторону мы сегодня будем гулять? Сознавайся сразу.

— Что ты, Сима, ей-богу! В самом деле, просто погулять. На площади такой шикарный магазин открыли. Настоящий бутик. Для богатых.

— А я здесь при чем? Сама говоришь — для богатых.

— Надо же когда-то начинать. Учти, Сима, мысль материальна. Чего человек хочет очень сильно, то и получает.

Я вспомнила про французские туфли и только вздохнула.

Да, бутик в самом деле был хоть куда. Стеклянные двери, оборудованные фотоэлементами, гостеприимно разъехались и пропустили нас в светлый прохладный зал. Спокойная музыка умиротворяла, индифферентно-приветливые девушки, почти по-столичному длинноногие, вежливо улыбались редким покупателям. Мрамор, зеркала, дорогая кожаная мебель. На приличном расстоянии друг от друга расположились стойки с одеждой. Вроде даже не магазин, а так — зал для отдыха. Продавщицы, было, засуетились, но, быстро определив толщину наших кошельков, успокоились и разбрелись по своим углам. Такие зеваки были неизбежным злом, с которым волей-неволей им приходилось мириться.

Один зал назывался «Бенеттон», а второй — «Труссарди». Полные благоговейного трепета, мы приблизились к товарной стойке. Вот он, снобизм в чистом виде! На плечиках висели какие-то мятые маечки, линялые джемпера с вытянутыми рукавами и бесформенные пиджаки. Одно хорошо — все вполне экологично: лен, хлопок, в крайнем случае вискоза. Никакой синтетики. И цвет подходящий: бежевый, серый, нежно-розовый. Все скромненько. Ох и любят себя европейцы! Потеть в химии и трещать электричеством не хотят. Зато цифры на ценниках обескураживали. Казалось, в них по ошибке вписали по меньшей мере два лишних знака. Хоть убейте меня, я ничего не понимала.

Зойка, напротив, впала в транс и шарила влюбленными глазами по стойке с товаром:

— Сима, ты посмотри! Вот что значит фирма. Шик, стиль — обалдеть!

— Это же просто секонд-хенд какой-то. Только почище.

— С ума сошла! Настоящий прет-а-порте.

— Зоя, я в воскресенье на развалах не хуже «прет-а-порте» найду. Постираешь хорошенько — будет «от кутюр».

— О чем с тобой разговаривать! — подруга возмутилась до глубины души. — Как была провинциалкой, так ею и помрешь.

Что поделать? Не дано. Неожиданно вспомнилась сказка о голом короле. Я и есть тот малыш, который кричит, что король голый. И выхожу при этом полной дурой, с которой и водиться-то неприлично.

Мы еще полюбовались на товары в отделе подарков — зайчики, по виду стеклянные, стоимостью 15 тысяч рэ, ремни по 10 тысяч (я бы по своей глупости больше сотни не дала), — пробежались по залу элитной парфюмерии и под презрительные взгляды персонала выкатились на улицу. И как такие магазины выживают? Где он, покупательский ажиотаж? Никто не расхватывает стильные бумазейные кофточки по четыре «штуки» каждая. А может, придут два-три денежных покупателя и сразу обеспечивают дневную выручку? Ну и благородная просветительская работа. Такие флагманы капитализма словно миссионеры в людоедском племени. Кто-то же должен прививать вкус к богатству и красивой жизни. Кто-то же должен нас, темных, приобщать к высокой моде. Вот и стараются, бедняжки. Еще небось и в ущерб себе. Но Зойке я свои соображения выкладывать не стала. Она в эйфории, не буду своим злопыхательством портить праздник.

Вечером позвонила Рая. Вася наконец-то пришел в себя и даже успел немного пообщаться с женой. Из милиции к плотнику пока не приходили. Судя по всему, пьяная драка их не очень заботила. Тем лучше. Может быть, я успею с ним поговорить, пока плотник не окреп окончательно и не утвердился в какой-нибудь правдоподобной версии.

Рассудив, что человеку, еще вчера бывшему без сознания, вряд ли сразу потребуется много еды, я купила пакет яблочного сока, плитку шоколада «Российский» и направилась в больницу.

На третьем этаже в отделении травматологии спокойно можно было снимать душераздирающие сцены триллера без декораций и грима. По унылому коридору вдоль стен с облупившейся краской передвигались люди, забинтованные в самых разных местах. Некоторые лица вызывали содрогание и острую жалость. Приходилось только догадываться, какие житейские бури оставили следы подобных разрушений. За столом под лампой с голубым железным абажуром сидела молоденькая и очень серьезная медсестра.

— Можно пройти в третью палату к Василию Павленко?

Медсестра еще плотнее сдвинула брови и заглянула в листочки перед собой.

— Павленко из третьей палаты перевели в бокс. К нему нельзя.

— Девушка, как же так! Мне позвонили, сказали, что брату уже лучше. Что его можно навещать. Я отпросилась на денек и приехала из района. А теперь получается — зря. — (Господи, прости мне мое вранье!) — Что же теперь, назад ехать, брата не повидав?

Медсестра, видя мою расстроенную физиономию, немного смягчилась:

— Было лучше, а вчера стало хуже. Что я могу поделать!

— А можно мне к нему только на секундочку заглянуть? Только гляну — и все. Очень прошу. — Шоколадка мягко легла на стол и незаметно придвинулась прямо к руке девушки. Небольшое замешательство — и я почти бегом бросаюсь к двери с надписью «Бокс».

В крошечной комнате на белой медицинской кровати лежало существо, так же обмотанное бинтами, как и его коридорные товарищи по несчастью. Но лицо существа, хоть опухшее и в кровоподтеках, все-таки было узнаваемо. Похоже, Василий находился в сознании. Он внимательно смотрел на меня и молчал.

— Васенька, здравствуй! Ну как ты? — Я осторожно поставила сок на край тумбочки.

Вдруг физиономия больного исказилась, в глазах мелькнул безумный страх, и он начал быстро бормотать:

— Ты зачем опять пришла? За мной пришла. Прости, я не хотел… Я отдам, верну. Забери его, забери… Только не убивай!

Вася скривил губы в плаксивой гримасе и замахал руками, словно отгоняя привидение. Было ясно, что он сильно не в себе. Проще говоря, совсем крыша поехала. О чем он бормотал? Кто ему мерещится?

Продолжать разговор было бесполезно и безнравственно. Плотник тихонько подвывал, натянув одеяло на голову. Я выскользнула в коридор. Ј чего же так резко ухудшилось состояние Васи? От травмы или от чего другого? Может, бывшие соседи по палате прояснят ситуацию? Воровато оглянувшись на медсестру, я двинулась к палате № 3.

Эта комната была гораздо просторней бокса, так как в ней уместилось целых четыре кровати и четыре тумбочки. Одна кровать была аккуратно застелена, подушка в наволочке со штампом стояла углом. На трех других в живописных позах расположились больные мужского пола. Я робко остановилась у порога.

— Здравствуйте, я сестра Васи Павленко. Он ведь с вами лежал. — Роль стеснительной сельской жительницы, кажется, мне удавалась.

— С нами. — Парень с загипсованной ногой с любопытством уставился на меня. От больничной скуки он был не прочь пофлиртовать.

— А почему ему стало так плохо, вы не знаете?

— Сами удивляемся, — оживился загипсованный. Разговор со свежим человеком его заметно приободрил.

— Вроде все было нормально. Пришел в себя, кушать начал потихоньку. А тут вчера вечером пришла к нему посетительница.

— Жена?

— Да нет, не жена. Вася как раз уснул. Она говорит, парни, мне по личному делу с ним потолковать надо. Покурите пока в коридоре, а я его разбужу и быстренько побеседую. Ну мы что ж, не понимаем? Вышли в коридор. Только через минуту Вася-то как завопит! А баба эта шасть из двери и умчалась. Мы — в палату. А Васек не узнает никого, кричит, пургу какую-то гонит. Доктор прибежал, укол ему сделал. Он сначала вроде притих, а потом опять давай кричать. Вот его в бокс и перевели. Ему теперь не в травматологии надо лежать, а в нервном, — закончил парень удовлетворенно.

— А что за женщина приходила?

— Кто ее знает? Она не представлялась.

— Хотя бы как выглядит? Молодая, старая?

— Выглядит обыкновенно. А насчет возраста… Ну, может, как вы или постарше. Волосы вьющиеся. Платье красивое, только черное. Я еще подумал, как на похороны собралась. Все-таки больница, тут надо поосторожней с такой одеждой.

— Она нам сигареты подарила. Чтоб, значит, мы покурить вышли. Вон пачка пустая валяется, — встрял в разговор пожилой мужчина в пижаме.

Действительно, на тумбочке лежала элегантная длинная пачка из-под дорогих американских сигарет с ментолом.

— Дрянь сигареты! Вонь одна. Лучше бы «Примы» притащила.

Парень захохотал:

— Ну, дядя Леша, ты даешь! Это от твоей «Примы» вонь. А сигареты классные. Такие в больничном ларьке не купишь. Тетенька-то при деньгах.

Я попыталась выведать у мужиков еще что-нибудь интересное. Но их запас информации истощился, и ничего больше они припомнить не могли.

— Ладно, ребята, поправляйтесь!

— Так вы к нам заглядывайте. Мне тут еще долго лежать, — многозначительно сказал на прощанье парнишка с костяной ногой.

Непременно загляну. Если только Вася в себя придет. А пока от бедняги никакого толку. Вот и получилось, что хотела прояснить ситуацию, а она стала еще более туманной. Я бы даже сказала — таинственной и мистической.

Автобус, чихая и разваливаясь на ходу, тащился от больницы до моей остановки. В салоне над креслом кондуктора остряки из гаража повесили табличку с предупреждающей надписью: «Место кондуктора не занимать! В окно кондуктора не смотреть!» Спасибо им, это меня немножко развеселило.

Уже в подъезде я услышала, что в моей квартире разрывается телефон. Трель состояла из коротких и отрывистых сигналов — значит, междугородка. Так и есть! Когда я, на ходу роняя легкие и тяжелые предметы быта, добежала до аппарата и схватила трубку, в ней раздался энергичный голос Валюли:

— Симчик, здравствуй, дорогая! Где это ты гуляешь? Я тебе уже третий раз звоню. Ну что, подруга, отчитываюсь! Я не зря подозревала, что где-то фамилию твоего Старицкого уже встречала. Точно ведь. Когда готовила статью о частных коллекциях России, натыкалась на некоторые архивные материалы. Снова их подняла и все, что смогла найти по Старицкому, тебе отксерила. А чтоб побыстрей было, я пакет с проводницей фирменного передала. Завтра встречай. Восьмой вагон, проводницу зовут Лена.

Мы иногда с Валюлей пользовались этим неофициальным средством связи, когда надо было передать книги, альбомы или просто срочное письмо. Проводники фирменного поезда, шедшего из Петербурга в Сибирь в аккурат через наш городок, за небольшую мзду выполняли роль почтового ящика, или, точнее, багажного вагона. Работу исполняли честно, фирму не позорили. Проколов не было еще ни разу.

Выходит, правильно я к Валюле обратилась. Все материальное оставляет свои следы. Раз был такой художник, значит, должны сохраниться о нем еще какие-нибудь упоминания, кроме фамилии на холсте. Хотя и не факт, что это мне поможет установит истину. Ну, в нашем розыскном деле любая зацепка может пригодиться, не правда ли, господа детективы? Взгляд украдкой скользнул по книжному шкафу, где под стеклом скучали образчики остросюжетной литературы с самыми звучными фамилиями. Ладно, что-то я и впрямь вообразила себя мисс Марпл и Ниро Вулфом в одном лице. То-то бы Зойка повеселилась! Интересно, отошла она от посещения бутика или начала копить деньги на линялую маечку?

— Муся, ты где? Выходи, ужинать будем!

Мусина плошка весело забренчала, принимая в свое пластмассовое нутро порцию вареной рыбы, но кошка не отзывалась. Ее не было ни в туалете, ни в спальне. Сердце сжалось от нехорошего предчувствия. А когда я увидела, как в большой комнате ветер из распахнутой форточки колышет занавеску, то внутренне ахнула. Этого я и боялась! Бессмысленно горячие батареи вынуждали меня всю ночь держать форточки открытыми. Каждое утро я их закрываю. Конечно, весь день Муся чувствует себя в жаркой квартире, как лев в африканской саванне. Зато никаких соблазнов в виде чирикающих птичек и уличных запахов. Но сегодня я так спешила, что совсем забыла про форточку. И Муся пала жертвой моей забывчивости и своего любопытства. Пала в прямом смысле этого слова — я, холодея, вспомнила про четвертый этаж. Тут не до шуток! Скорее на улицу, чтобы отыскать тельце несчастной кошки. Но никакого тельца я не нашла. По всей видимости, затяжной прыжок закончился более-менее удачно. На мое жалобное «кис-кис» сбежалось с добрый десяток ярких представителей бездомного кошачьего племени. Но Муси среди них не было. Возможно, весенний ветерок разбудил в ней генетическую память и она подалась в сторону Балинезии?

На улице стало совсем темно, и мне пришлось вернуться домой.

Избитая схема «работа — дом», которая символизирует невыносимую скуку бытия, в настоящее время явно не для меня. Вот и сегодня пришлось с последним ударом наших раритетных часов пулей вылететь из галереи, чтобы успеть на вокзал к приходу поезда. В результате стайерского подвига я прибежала даже немного раньше — состав еще не подошел. В юности вокзальная суета манила меня возможностью новых путешествий и связанных с ними впечатлений и знакомств. Просто душа замирала. В фильме с моим любимым Игорем Костолевским в главной роли гимназистки заштатного румынского городка тайком бегали на вокзал, чтобы присутствовать при прохождении курьерского из столицы. Как я их понимаю! Но всему свое время. Юность ушла, а вместо нее пришел житейский опыт. Он подсказывал, что вокзалам доверять нельзя. Не зря же объединяют базар и вокзал. Эти два места могут соперничать по количеству скрытых опасностей, особенно для такой растяпы, как Шестикрылая Серафима.

Но, на счастье, сегодня на вокзале было довольно пусто и спокойно.

Я присела на лавочку и стала изучать содержимое витрины киоска «Роспечать». И тут же из-за него вынырнуло крошечное и донельзя грязное существо в живописных лохмотьях, оказавшееся малышом восточной наружности. Личико было очень смуглым, то ли по природе, то ли от грязи. Из этой темноты плутовски поблескивали живые глазенки. Ребенок с некоторой осторожностью подошел к скамейке и гортанно затянул песню с откровенными восточными интонациями. Но в его пении улавливалось что-то знакомое. Ба, да это же песенка из репертуара забытого нынче Рашида Бейбутова. Помню, у моей мамы на старой пластинке: «Ах, эта девушка меня с ума свела…» Мальчик был с задатками психолога. Оценив мою славянскую внешность, он без всякой паузы перешел на «Калинку» и протянул свою грязную лапку ладонью вверх. Знаю я, знаю, что где-то поблизости ребенка караулят бессовестные взрослые, наглые и ленивые, которые отберут у него жалкие копейки и в конце концов купят на них сигарет, водки или наркоты. Вон за кустами мелькают их цветастые одеяния. Все знаю, но ничего поделать не могу. Я судорожно обшарила карманы и всю отыскавшуюся мелочь сунула в растопыренную ладошку. Прости, малыш! Прости за свое грязное, убогое детство. За бессильное наше государство и за подлых родителей. Монетки исчезли в кармане больших не по размеру штанов, и маленький певец отправился предлагать свой репертуар другим слушателям. И тут вокзальное радио внятно и вполне доброжелательно объявило о прибытии нужного мне поезда.

Проводница Лена оказалась молодой и симпатичной. Представляю, какую ей приходится выдерживать осаду со стороны скучающих пассажиров мужского пола. Пакет, который она мне передала, был довольно толстеньким. И хотя я знала, что Валюля полностью оплатила доставку в соответствии с негласной таксой, все-таки сунула девушке небольшую денежную купюру. Так сказать, бонус за добросовестность. Мы расстались, вполне довольные друг другом.

Любопытство раздирало меня на кусочки. Я зарулила в привокзальный скверик, подальше от чужих глаз, и торопливо распечатала большой конверт из плотной серой бумаги. Пачка листов чуть не разлетелась от порыва теплого весеннего ветра. Усевшись поудобнее, я стала нетерпеливо их перебирать. Личные письма, записки, донесения, официальные справки — отголоски чужой судьбы были у меня в руках. Да, документы оказались очень интересными. Они подтверждали мои смутные догадки. Валюля — молодец, хорошо поработала! Щелк! Щелк! Пазлы таинственной мозаики вставали на свои места. Но до полной картины было еще очень и очень далеко.

Скоро Зойка посадит меня в долговую яму. Конечно, от сидящего в яме толку никакого в смысле денег. Но моральное удовлетворение для кредитора огромное. Можно, например, кидать в должника тухлыми яйцами и огрызками яблок. Или не давать есть неделю. А потом накормить селедкой и не давать пить. Да мало ли еще какие законные радости в этом случае может позволить себе обиженный кредитор. Примерно такие картинки я рисовала себе, когда в очередной раз брала у подруги в долг пятьсот рублей, или «пятихатку» в просторечии. «Пятихатка» мне понадобилась вот для чего. Я собиралась навестить Таточку и ее мать и по этому случаю прикупить гостинцев повкуснее. Приставать к сослуживцам с предложением оказать спонсорскую помощь было неловко. Мои небогатые коллеги и так уже сбрасывались на пакет с провизией для Василия. Несмотря на то что плотник все еще находился в состоянии острого психического расстройства, пищу он принимал регулярно. И потом, это ведь мое личное желание — немного скрасить незавидную Таточкину жизнь.

Загрузившись на всю сумму (твердая колбаса, шпроты, фрукты, шоколад, печенье и прочая и прочая…), я отправилась в сторону «графских развалин». На «развалинах» с момента моего последнего визита ничего не изменилось. Если не считать веселой луково-чесночной поросли на грядках сползающих в реку огородов.

В этот раз Рая встретила меня уже как старую знакомую. Правда, когда я выкладывала из пакетов на стол гастрономические сокровища, она сконфузилась и попыталась протестовать. Но я соврала, что продукты оплачены из директорского фонда, и Рая успокоилась. За чаем, который мне традиционно предложили, беседа крутилась вокруг состояния Васиного здоровья. Из слов жены было ясно, что она ничего не знает о таинственной визитерше. А психоз мужа списывает на неумеренное потребление алкоголя в сочетании с черепно-мозговой травмой. Примерно так ей и врачи объяснили. Ну и хорошо, тем спокойней для нее. Я предпочла умолчать об известных мне подробностях.

Таточка сияла. Было видно, что она рада неожиданной гостье. Бедная больная девочка в окружении конфет и апельсинов выглядела почти счастливой.

Пока я помогала Рае убирать со стола, Таточка раздобыла где-то старый фотографический альбом и с застенчивой улыбкой подала мне. Обложка альбома была обтянута коричневым бархатом, потертым от времени, в правом нижнем углу сиял маленький золотой силуэт Ростральной колонны и вились золотые же буквы: «Ленинград».

— Это наш архив, — засмеялась мать.

Я стала с интересом разглядывать фотографии. Вот Рая, совсем юная, веселая, с подругами после выпускного. Вот она с огромным букетом цветов в руках. А это что за стройный симпатичный молодой человек рядом?

— Да это же Вася двадцать лет назад! Не узнали?

Вася?! Не может быть! Вот тебе и похмельная личность. Да, жизнь круто проехалась своим колесом по этому безмятежно-счастливому лицу.

— Сейчас вам свежие фотокарточки покажу. Вася недавно у соседа аппарат брал, купил пленку и нащелкал нас с Таточкой. Мы ведь уже давно не фотографировались.

Рая достала бумажный пакетик с символикой фотосалона и высыпала на стол глянцевые цветные прямоугольники. Я стала их перебирать и вдруг… Что такое? Я не верила своим глазам! Среди вороха семейных снимков лежала странная фотография, которую Рая небрежно отбросила в сторону, считая совершенно неинтересной. Стараясь ничем не вызвать своего волнения, я тихонько прикрыла фотографию рукой и, улучив момент, незаметно сунула в карман. Да простит мне Васина семья это воровство. Снимок им, скорее всего, не нужен, а для меня он — просто потрясающая находка. Важная улика, можно сказать.

Вскоре я стала прощаться. Украденное фото прожигало дыру в моем кармане.

— Спасибо, что не забываете о нас и Васю навещаете. Мне бы тоже нужно почаще к нему ходить, но не получается. Таточку не с кем оставить.

— Рая, неужели у вас в городе больше вообще никого нет, кто мог бы прийти в больницу?

— Из родственников никого, — произнесла Рая твердо. — А из друзей… Ну, я не знаю… Как-то так получилось, что друзей тоже особенных нет. Со старыми после переезда связь потеряли, а новых здесь не завели. Я не работаю, целый день дома. Откуда взяться друзьям?

— А Вася?

— Он хоть и пьет, но с забулдыгами не водится. А из приличных кто с пьющим дружить будет? Приятельствовал тут с одним… Но больше по делу.

Уши у меня встали «домиком», как у Муси. Горячо,горячо!

— Так, может, этому знакомому рассказать про вашу беду? Глядишь, поможет чем или хотя бы в больницу сходит.

— Вряд ли.

— И все-таки, Рая, давайте я попробую с ним поговорить.

— Его зовут Иван Семенович Болбот. На базаре есть ларек, он там и сидит. Скупает предметы старины, приторговывает попутно всякой всячиной. Вася как-то ему старые книги продал, от тети остались. Так и познакомились. Иван Семенович стал мужу клиентов подыскивать — кому что подремонтировать по мелочи. Руки-то у Васи хорошие. На этой почве больше и общались.

Значит, Иван Семенович Болбот из ларька. Ладно, будем искать ларек.

Найти ларек оказалось проще пареной репы. Элегантное железное сооружение типовой конструкции, выкрашенное в неназойливый бурый цвет, расположилось прямо напротив базарных ворот.

Никаких особых опознавательных знаков ларек не имел. Только на узком прилавке сбоку от окошечка скромно притулилась картонка, на которой от руки написано: «Куплю предметы старины, значки, монеты, книги, фарфор». Слово «антиквариат» нигде не упоминается. Но я этот фокус знаю. Сидит себе такой скромный дядечка, скупает по дешевке всякую дребедень. Кое-что перепродает начинающим коллекционерам и просто любителям. И в один прекрасный день приходит к нему, допустим, бедная бабуля и приносит вещичку наследную, которая в столичном антикварном салоне потянет на сотню-другую тысяч. Дядечка в этом хорошо сечет. Бабуле он от щедрот своих отваливает сотню, но, разумеется не тысяч, а рублей. И вскоре вещичка уплывает в столицу. Или прямо здесь в хорошие руки, если в этих руках просматривается достаточное количество денежных знаков. Так и ведет свой бизнес потихоньку. Порою очень даже успешно, смотря по тому, что в его сети попадется. И ведь попадается! У нас в провинции люди истинной цены антиквариату пока не знают. Уж тем более когда нужда припрет. Тут и пятидесяти рублям за какую-нибудь старую штучку рады. Все равно, считают, бросовая. А штучку эту впору на аукцион «Сотбис» отправлять.

Иван Семенович имел довольно заурядную внешность. Потертый костюмчик должен был демонстрировать всем мелочность и недоходность его бизнеса.

Он убалтывал молодого парня с подсвечником в руках: строил презрительные гримасы, разводил руками, крутил головой. Парень смотрел на Ивана Семеновича умоляющими глазами. Подсвечник, даже на беглый взгляд, был серебряным, примерно середины девятнадцатого века. Я потихоньку наблюдала за нехитрыми манипуляциями. Наконец, согласно сценарию спектакля, парнишка уломал-таки перекупщика. Тот тяжело вздохнул и с горестным видом — от себя, дескать, отрываю — отсчитал молодому человеку несколько невеликих денежных купюр. Вот и вся операция. Облагодетельствованный парень радостно пошел восвояси, а подсвечник исчез в темном чреве киоска.

Нет, подходить к такому тертому калачу с разговорами о горестной Васиной судьбе бесполезно. То есть подойти-то можно, но вряд ли я выясню то, что хотела. Здесь надо действовать совсем по-другому. Как? Я пока не знала.

Незаметно покрутившись еще какое-то время вокруг киоска, я поехала домой.

Только не подумайте, что мне удалось успокоиться и забыть о своей любимой Мусе. Уже вечера три я методично прочесывала окрестные помойки, подъезды и допрашивала с пристрастием местных мальчишек. Все бесполезно. Говорящую кошку с голубыми глазами и пушистой дымчатой шубкой никто не видел. В квартире стало тихо и одиноко.

Даже циперус начал желтеть от тоски. Никто его не объедал, и он почувствовал свою ненужность. Я была в полном раздрае, ничего умного в голову не лезло. Даже не подозревала за собой такой сентиментальности. Вот и сегодня тоже: села за бумаги (на работе не успела доделать и пришлось взять домой), а сосредоточиться не могу. Все думаю, где сейчас моя кошка. Добралась она, глупая, до своей Балинезии или нет. И так расстроилась, что даже Мусин голос померещился. Пришлось пойти на кухню, накапать валерьяночки. Только минуты через три — снова Мусин голос, но как-то глухо, словно издалека. Не веря своему счастью, я затаила дыхание и прислушалась. Точно Муся! Голос шел из коридора. Секунды хватило, чтобы вылететь в прихожую и распахнуть входную дверь. А за ней сидит моя красавица и произносит обиженный монолог. Слегка отощала, шерстка потускнела, а так в полном порядке. Вот оно — трогательное воссоединение семьи! Я прижала кошку к груди, та в ответ умиротворенно замурлыкала. Ну просто Рембрандт «Возвращение блудного сына», точнее, блудной дочери. Забыв про дверь, я потащила кошку к ее любимой мисочке. Но Муся повела себя весьма странно. Она оттолкнулась от моей груди лапами, вся изогнулась и прыгнула на пол. Потом, жалобно мяукнув, выскочила в коридор и уселась перед открытой дверью в прежней позе.

— В чем дело? Ты что, совсем одичала в своих странствиях?

Муся против обыкновения молчала. Я выглянула в коридор. На лестничной площадке между этажами сидел здоровый полосатый кот. Самый настоящий уличный котяра. Вид у него был скромный, но независимый. Так вот что искала Муся в своих опасных путешествиях. Любовь! И нашла. По всей видимости, они решили отныне жить вместе. И Муся, как благовоспитанная девочка, привела его к себе домой.

— Муся! Что это такое? Ведь ты почти королевского происхождения. Можно сказать, иностранка. А твой кавалер просто жалкий бастард. У него и мисочки-то собственной никогда не было. Где ты его нашла, на помойке? — полезли из меня сословные предрассудки.

Кошка коротко мяукнула и не двинулась с места. Решай! Или мы вместе зайдем, или вместе уйдем — означал ее демарш. Что мне оставалось делать? Любовь — такая штука, которая побеждает все сословные и прочие различия. Это давным-давно известно из мировой литературы.

Я распахнула пошире дверь:

— Проходи, курцхаар бродячий. Запомни, гадить только в лоток. И блох я тоже не потерплю.

Остаток вечера ушел на санобработку и кормление. Сытые и благостные, коты дремали, прижавшись друг к другу. Душа моя успокоилась. А когда душа спокойна, то и мозги работают лучше.

Есть только одна возможность продвинуться в моем расследовании. Да и то, по зрелом размышлении, способ этот, как бы помягче выразиться, немного противоправный. Но меня уже затянула таинственная и опасная игра.

Я не сильна в медицине, но помнила, что врачи иногда проводят определенные манипуляции, называемые провокацией. В организм человека вводятся особые вещества. В ответ на это болезнь ярко проявляет себя, становится узнаваемой. И тогда ее можно лечить. Нечто подобное мне и придется осуществить. А уж получится или нет — покажет время.

Я подошла к полочке с маленькими статуэтками. В основном это были образчики послевоенного советского фарфора. Вещи относительно недорогие. Есть, правда, парочка фигурок, достойных пристального внимания коллекционеров. Таких, как, скажем, этот красноармеец с ружьем — представитель агитационного фарфора тридцатых годов. Как он попал в нашу семью — теперь трудно сказать. Возможно, это был чей-то подарок. Нет, красноармейца жалко. Выберем вещичку попроще. Вот — изящную белую с перламутровым отливом балерину. Значок на донышке свидетельствовал, что фигурка изготовлена на Ленинградском фарфоровом заводе. Такое начертание аббревиатуры ЛФЗ применялось в конце пятидесятых годов. Вполне пристойно, но сдержанно. Нездоровый ажиотаж пока не нужен.

Вздохнув, я протерла статуэтку влажной тряпочкой, аккуратно упаковала в старую коробку из-под ботинок и мысленно попросила у мамы прощения. Путь мой теперь лежал к ларьку Ивана Семеновича Болбота.

Иван Семенович встретил меня благосклонно.

— И что же вы принесли, дорогая? — Он покосился на коробку.

За «дорогую», конечно, спасибо, но пора начинать первое действие задуманной пьесы. Старательно разыгрывая смущение пополам с надеждой, я развернула фигурку.

— О-о! Такого добра у меня навалом! — подал свою реплику мой партнер по пьесе. Разочарование в голосе было вполне убедительным.

В ответ на это я речитативом забормотала про скромное мамино наследство и свою великую денежную нужду. Дальше последовала сцена, уже разыгранная однажды на моих глазах, в истории с подсвечником. Поломавшись еще некоторое время, как и положено по сценарию, Иван Семенович внял моим мольбам.

— Больше сотни дать не могу-

Ну и жук! Даже по нашим скромным провинциальным меркам, балеринка тянула баксов на двадцать, а в столице за нее можно было взять втрое больше. Но я не подала вида. Теперь следовало немного поторговаться.

— Пожалуйста, хотя бы сто пятьдесят!

— Только для тебя, дорогая. Сто двадцать — последняя цена.

Иван Семенович имел вид человека, разоренного вконец. Станиславский отдыхает! Фигурка бесследно исчезла в его цепких руках, а я обогатилась на целых сто двадцать рублей. На прощанье хитрован-перекупщик с небрежным видом закинул удочку:

— Если надумаешь еще что-нибудь продать — приноси. Так и быть, помогу. Мне всегда жалко молодых и безденежных.

«Жалостливый ты наш!» — подумала я, а вслух произнесла:

— Спасибо большое. Непременно приду. Деньги очень нужны.

В ближайшие несколько дней в бездонных недрах ларька утонуло еще три статуэтки. Мы с Иваном Семеновичем стали почти друзьями. Я произносила жалобные монологи о маленькой зарплате и желании иметь много денег. Болбот сочувственно кивал, не забывая обдирать меня при каждой покупке. В последний раз мне удалось вскользь упомянуть, что я работаю в картинной галерее. Чтобы сильно не нервировать Болбота, представилась скромной смотрительницей зала. Иван Семенович слегка насторожился, но быстро придал себе безразличный вид и даже развил тему:

— У меня знакомый тоже в галерее работает. Васю Павленко знаете?

— Васю? Как же! Мы ведь не просто сослуживцы — почти друзья. А вы слышали, какая с ним беда приключилась?

Я пересказала Болботу Васину историю, разумеется, опустив некоторые детали. Перекупщик ахал и сокрушался по поводу ужасных времен, беспредела и плохой работы милиции. Обещал навестить своего друга в больнице. В это верилось с трудом. Тем более если принять во внимание Васин психоз, о котором я не преминула сообщить.

Пожалуй, Иван Семенович был уже достаточно подготовлен. Пора брать быка за рога. Сегодня я разыграю кульминационную сцену пьесы. Это и будет моя провокация. Аут Цезарь, аут нигель — Цезарь или никто, как говорили в таких случаях древние римляне.

Готовясь к выступлению, пришлось постараться и придать себе максимально расстроенный вид. Растрепанные волосы и грязные потеки, якобы от слез, явились составной частью образа.

Словно воплощенное отчаяние, я нарисовалась у ларька моего благодетеля.

— Иван Семенович, беда! Только на вас вся надежда. Больше мне не к кому обратиться. — Рыдания вполне натурально сдавили мне горло. — Тетя умирает, единственная родственница. Необходимо срочно оперировать, а денег нет. Нужно двадцать тысяч. Ради бога, выручайте! Дайте взаймы, я верну… Постепенно…

С таким же успехом я могла попросить у перекупщика кусок луны. Сейчас, разбежался! Да он и десятки не даст нищей смотрительнице музея.

Иван Семенович состроил постное лицо и огорченно развел руками:

— Что ты, дорогая! Какие двадцать тысяч? Сам гол как сокол.

Да мне только это и нужно. Гобсек хренов! Понизив голос, я горячо зашептала:

— Иван Семенович! Помните, в газете писали, что у нас в галерее украли картину? — Болбот замер, как статуя командора. — Так вот, картина у меня. Нет, я не воровала. Она ко мне случайно попала. Хотела вернуть в галерею, — я потупила глаза, — а тут тетя… Я подумала… Какая разница, где ей висеть, — в музее или в частной коллекции. У вас ведь есть состоятельные знакомые, может, кто купит. Умрет ведь тетя. — Потекшая тушь прочертила на щеке черную дорожку.

Перекупщик побелел, отшатнулся и в ужасе замахал руками:

— С ума сошла! Чего придумала — краденым торговать! Иди отсюда с богом. Я тебя не знаю и слов твоих не слышал.

— Иван Семенович, пожалуйста! Вот мой домашний телефон. Если бы не катастрофическое положение, разве бы я стала…

— Иди, иди и никому больше такое не говори. Тетю твою жалко, но помочь ничем не могу. — Болбот демонстративно отвернулся. Однако бумажку с телефоном с прилавка не смахнул. Убитая горем, как и полагается любящей племяннице, я поплелась прочь. Теперь оставалось только ждать. Или я жестоко ошиблась, или попала точно в яблочко. Одно я знала наверняка: картина еще в городе и никому не принадлежит. А значит, должен быть некто, желающий ее заполучить.

Насчет Толяна я оказалась права. Проницательный Андрей, друг Бориса, работающий в милиции, и без моих советов почувствовал неладное. Проведя небольшое расследование, он легко установил, что Толян не был наркоманом и вообще к употреблению наркотиков относился отрицательно. В крови умершего обнаружилось значительное количество алкоголя. Хотя, как правило, алкоголь и наркотики не смешивают. И отпечатки пальцев на шприце были чужие. А кроме того, любознательная соседка показала, что незадолго до смерти к парню приходил гость. Судя по всему, они выпивали и спорили. Толян пару раз даже повышал голос до крика. Короче, много странностей. А потому по факту смерти парня возбуждено уголовное дело.

Все это мне, как лицу заинтересованному, под большим секретом рассказал Борис. Мы сидели под зонтиком в летнем кафе, которые ввиду теплой погоды появились по всему городу, словно грибы после дождя. Кафе носило романтическое название «Бриз». Хотя при чем тут бриз, мне, хоть убей, было не ясно. От нашего захолустья до ближайшего моря, как говорится, по карте лаптем проложить. Вероятно, хозяин кафе в душе моряк. Или пират.

Пыльный ветер стих, и прозрачный вечер опустился на город. Воздух, словно в деревне, пах древесным дымком. К аромату дыма примешивался аппетитный запах жареного мяса. Это на мангале «подходили» румяные шашлыки. Вокруг мангала хлопотал крепкий мужчина, который был, как Карлсон, в полном расцвете сил. Майка защитного цвета обтягивала его мускулистое тело, наголо бритая голова зеркально сияла, кожа имела приятный бронзовый оттенок. Брюс Уиллис из «Крепкого орешка», да и только!

— Каков красавец! — Я кивнула в сторону шашлычника.

— Еще бы. — В голосе Бориса звучала ирония. — Весь день на свежем воздухе. Работа непыльная, опять же при мясе. Не всем такое счастье.

Он надкусил сосиску и с видимым удовольствием начал жевать. Бог с ним, с этим качком. И вообще француз Трентиньян нравится мне куда больше, чем американец Уиллис. Так и сидела бы здесь до конца жизни, смотрела в серые глаза, ела булочку с сосиской и запивала чаем. В голове была легкость необыкновенная, все мысли уплыли вместе с чайным ароматом. А ведь, в сущности, я до сих пор Бориса знаю мало. Например, о его семейном положении, засаднила старая заноза. Спрашивать неловко и, честно говоря, боязно. Не хочется разрушать иллюзии. А сам он молчит. Борис вообще не очень разговорчивый.

Мой охранник словно почувствовал, что я думаю о нем. Отодвинул пустую чашку, внимательно посмотрел на меня и достал из внутреннего кармана куртки маленький блокнот.

— Сима, учитывая вскрывшиеся обстоятельства, тебе необходимо соблюдать хотя бы элементарные меры предосторожности. — Он что-то написал в блокноте, затем аккуратно вырвал листочек и протянул мне. — Круглосуточную охрану я тебе обеспечить не могу, — Борис запнулся, — ты и сама не хочешь. Возьми, по крайней мере, мой домашний телефон. Можешь звонить в любое время. Правда, дома я бываю не всегда. Но это все-таки лучше, чем ничего. Если соскучишься, тоже звони. Я буду очень рад.

На его лице появилась удивительно нежная улыбка. Во всяком случае, мне так показалось.

— Ну что, возьмем еще по чашечке? И по пирожному для полного счастья. Посиди, я сейчас принесу.

Борис поднялся и направился к барной стойке. А я от нечего делать завертела головой. И обомлела! К кафе приближалась любимая подруга Зоя собственной персоной и радостно махала мне рукой. Через минуту все тайное станет явным.

— Уф, ну и теплынь! — Зойка плюхнулась на свободный пластмассовый стул и стащила с шеи шарф. — А ты чего тут зависла? Ждешь кого?

— Да вот, чайку решила попить, — пролепетала я сконфуженно.

— Да? Сразу из двух чашек? — В голосе подруги зазвучало откровенное подозрение. По-моему, до нее стало кое-что доходить.

И в это время мой товарищ по распитию чая, ничего не подозревая, подошел к столику и брякнул на него тарелочку с пирожными.

— Сима, извини, я не догадался спросить, какие ты любишь. Взял на свой вкус — бисквитные.

Зойка смотрела на Бориса с изумлением и любопытством, как на зеленого человечка с другой планеты. Ох и влетит же мне сегодня за скрытность!

— Боря, познакомься. Это моя подруга Зоя.

— Между прочим, лучшая подруга, — выразительно уточнила Зойка, намекая тем самым, что некрасиво иметь тайны от лучших подруг.

— Очень приятно! Тогда я, пожалуй, схожу еще за одной чашкой. — Он снова отошел к барной стойке.

Зойка пнула меня под столом ногой и спросила свистящим шепотом:

— Когда и где ты его подцепила?

— Прекрати пинаться и задавать идиотские вопросы. Запомни — никто никого не подцеплял.

— О-о, как все запущено!

И тут она расцвела самой любезной улыбкой, поскольку Борис стоял уже у столика с чаем и добавочной порцией пирожного. Теперь будет сидеть до победного.

— Такие погоды нынче стоят — просто лето! — тоном купеческой дочки из пьесы Островского заговорила Зойка и церемонно взяла чашку. Хорошо, хоть мизинец не оттопырила. Дурачится, играет на публику. Борис, склонив голову, посмотрел на мою подругу и лукаво улыбнулся.

— Значит, будет хороший урожай, — подхватил он игру.

— Борис, а вы где служить изволите? По статской или по военной части? — совсем разрезвилась Зойка.

Смутить хочет моего кавалера. Ну уж нет!

— По военной, Зоя, по военной. Ты давай-ка лучше чай допивай, он у тебя уже совсем остыл, — пришла моя очередь незаметно пнуть ее под столом.

Зойка враз выскочила из образа жеманной барышни:

— Ну ладно, пожалуй, пойду. Надеюсь, еще увидимся. Сима, ты когда будешь дома? Я тебе позвоню.

Конечно, позвонит. Весь вечер будет висеть на телефоне, пока полностью не удовлетворит свое любопытство.

Независимо помахивая сумочкой, подруга неторопливо пошла прочь от кафе.

Борис проводил ее веселым взглядом:

— Зря она ушла. Мне все равно пора. А вы посидели бы еще. Вон даже по спине видно, как ей хочется с тобой поговорить.

— Обойдется! — пробурчала я себе под нос, доедая последний кусок пирожного.

Гельсингфорс,

1 февраля 1919 года

Мой дорогой друг Машенька!

Столько всего произошло за последние месяцы, и не рассказать. Петя таки решил отправить нас с детьми за границу. Поначалу я сопротивлялась, не хотела оставлять его одного. Но у Гоги после болезни случилось серьезное осложнение, ему нужны хорошие врачи и хорошее питание. Сам Петя с нами поехать не смог. Ведь ты же знаешь — у него в Москве старенькая мама, да и свою любимую коллекцию бросить не решился. Всякими правдами и неправдами он переправил нас с детьми в Петроград, а оттуда в Финляндию. Сейчас уже все позади. Мы словно вырвались из ада. Но радости нет. Хотя Петя и успокаивал меня и обещал вскорости тоже выбраться из России, но у меня дурные предчувствия. Верит ли он сам в это? Так и вижу его бледное лицо в последнюю минуту перед расставанием и глаза, словно полные слез. Кстати, в последний день он открыл мне тайну своих занятий живописью, которые так раздражали меня весь этот год. Но об этом при встрече. Надеюсь, она скоро состоится. В Гельсингфорсе мы остановились у моей тети. Дети отдохнут, Гога немножко окрепнет — и двинемся дальше.

Как все печально. Как страшно за Петю, за друзей, за Россию! Господи, спаси нас всех!

Целую, твоя Соня.

Поздно вечером, как я и предполагала, Зойка провела со мной по телефону очередную доверительную беседу. Я словно сквозь телефонную трубку видела, как она удобно расположилась на диване и, попыхивая сигареткой, приготовилась к обстоятельному разговору.

— Значит, в охране работает? Ничего, мужская профессия. А зарабатывает много?

— Зоя, я не знаю. Мне это неинтересно.

— Напрасно! Вопрос вполне актуальный. Ты бы ему намекнула, что содержать его не сможешь.

— Слушай, не лепи чепухи.

— Ну, ладно, ладно. Он, по крайней мере, не женат?

В трубке повисла напряженная тишина.

— Та-ак, — зловеще протянула подруга, — опять! Сколько раз тебе говорить, что в твоем возрасте к выбору знакомых надо подходить осмотрительно.

— Вот как раз в моем возрасте уже поздно осматриваться.

— Не скажи! Не так много у нас с тобой осталось времени, чтобы работать гейшами при женатых мужчинах.

— Зоя, давай закроем эту тему, а? И кроме того, я ничего не знаю о его семейном положении.

Прямо кожей почувствовала, как на том конце провода подруга взвилась до небес:

— Ну ты даешь! Про зарплату не знает, про жену не знает. Что ты вообще про него знаешь? Может, он авантюрист.

— Господи, ну какую со мной можно провернуть авантюру? Думай, что говоришь!

— А квартира? Смотри не вздумай его прописывать.

— Да не нужна ему прописка.

— Сейчас не нужна, а потом еще неизвестно, что он запоет.

Зойка сделала небольшую паузу и как бы между прочим спросила:

— Кстати, ты с ним спишь? —Зоя!

— Ой, прости за моветон! Я совсем забыла, что ты у нас юная воспитанница Смольного института накануне выпуска. Можешь и не говорить. Сама все вижу. Безумная романтическая любовь и никакого секса. А должно быть наоборот. Сколько раз тебе говорить: любовь чревата проблемами, а здоровый секс только полезен. Особенно для дам твоего возраста с излишним воображением и расшатанными нервами. Учишь тебя, учишь — все бесполезно! Не говори потом, что я тебя не предупреждала. Забыла, какой облом вышел в прошлый раз?

— Это совсем другой случай. И вообще, Зоя, я уже большая девочка и сама знаю, как мне поступать.

Вообще-то очень самонадеянное заявление с моей стороны. Ничего я не знаю, пробираюсь наугад. Да еще поминутно с судьбой заигрываю. Влезла в сомнительное расследование. Хорошо, если все закончится без печальных последствий.

— Ну-ну, посмотрим! А впрочем, желаю удачи, — смягчилась вдруг Зойка. — Целую, Симуля! До завтра.

Каким оно будет, это завтра?

Прошло еще несколько дней, но мой телефон молчал. То есть не то чтобы совсем молчал. Просто ожидаемого звонка не было. Значит, совершенно напрасно я рассталась с любимыми фарфоровыми фигурками — выстрел оказался холостым.

Время на работе проходило в хлопотах — надвигалась очередная большая выставка. Сослуживцы немного успокоились, пересуды постепенно затихли, и жизнь вошла в привычное русло. Если не считать небольшого скандальчика. У нашей любвеобильной и кокетливой Жанны Афанасьевны случился день рождения. По этому поводу, как всегда, протрубили большой сбор. Бессменная Вера Николаевна, большая дока по части подарков, ринулась на поиски чего-нибудь недорогого, но замечательного. На этот раз летучий отряд был усилен Леночкой. Насмешливая любительница подначек и розыгрышей, Леночка углядела-таки в отделе сувениров два больших бокала примерно по поллитра каждый. Она стала убеждать Веру Николаевну, что такие сосуды — вещь чрезвычайно нужная. А потому просто необходимо, чтобы они появились в домашнем хозяйстве Жанны Афанасьевны.

Вся пикантность ситуации состояла в том, что керамические великаны были весьма затейливо изукрашены. На поверхности одной кружки сверху красовались выпуклые женские груди, а сзади внизу — полукружия аппетитной попки, так что она представляла собой как бы обнаженный женский торс. Вторая была гладкой, но зато ручку ее выполнили в виде известного мужского органа в полной боевой готовности. Подслеповатая Вера Николаевна то ли не разглядела каверзных украшений, то ли ей даже в голову не пришло соотносить детали керамического орнамента с определенными частями тела. Так или иначе — бокалы были благополучно приобретены. В торжественной обстановке вкупе с душевными словами Вера Николаевна вынула подарок из упаковки, водрузила на всеобщее обозрение и скромно приосанилась, ожидая слов восхищения от именинницы и коллег. Первое мгновение в кабинете царила тишина, а потом грянул громовой хохот. Дарительница, вытаращив глаза, воззрилась на странную реакцию сослуживцев. А когда девственно-стыдливая Вера Николаевна поняла, в чем дело, то сначала покраснела, потом побелела, потом позеленела и пулей вылетела из комнаты. Полчаса она рыдала в туалете, а именинница через запертую дверь пыталась успокоить ее, говоря, что подарок хороший: и полезный, и с юмором.

Пару раз забегала Зойка, пытаясь сманить меня в кино. Но я боялась вечером отойти от телефона. Вот и сегодня: только заскочила в магазин купить пачку творога — и сразу домой. Тем более что и коты мои уже заждались. Мусин избранник вполне прижился в моей квартире. Он чувствовал себя как моряк в тихой гавани после бурных странствий. За это, да еще за полосатую шкурку я дала ему киношное имя Матроскин. А потому моя кошка теперь была Мусей Матроскиной.

Повесив сумку на плечо, я перешла улицу и уже собралась свернуть во двор.

— Девушка, можно вас на минутку?

У тротуарного бордюра затормозил «жигуленок» десятой модели. Из машины выскочил молодой парень. Он приветливо и дружелюбно улыбался.

— Вы не могли бы нам помочь? Далеко отсюда до улицы Лермонтова?

— Прилично.

— Не подскажете, как удобней туда проехать?

Я старательно стала объяснять маршрут, размахивая руками направо и налево, словно актриса театра мимики и жеста. Лицо парня выражало растерянность. Было видно, что он ничего не понял.

— У нас есть карта города. Вас не затруднит на ней показать? — проговорил водитель извиняющимся тоном и вытащил из машины дорожную схему.

Разумеется, не затруднит. Я подошла к автомобилю и с готовностью склонилась над развернутым листом. И вдруг в следующую секунду произошло невероятное. Задняя дверца резко распахнулась, и сильные руки грубо втащили меня в салон. «Жигуленок» взвизгнул и рванул с места. Бедная Сима не успела даже пискнуть. Сначала был просто шок. А потом я поняла, что зажата на заднем сиденье между двумя мужчинами. Впереди рядом с водителем сидел еще один. От их любезности не осталось и следа. Тот, что был справа, ткнул мне в бок чем-то твердым и зло проговорил сквозь зубы:

— Не вздумай шевелиться. Дернешься — убью!

Какое там — шевелиться! Я оцепенела, окоченела и впала в анабиоз. Ой, мамочки, куда меня везут и зачем? Путешествие не предвещало ничего хорошего. Между тем машина выскочила на дорогу, ведущую из города. Мои попутчики молчали, только водитель включил автомагнитолу на всю катушку. Крыша «десятки» просто подпрыгивала от звуков тяжелого рока. Так мы в молчании, под музыку, которая билась в моих ушах похоронными колоколами, вылетели за город. Здесь похитители заметно успокоились, перестали зажимать меня с двух сторон и начали разговаривать между собой. Как водится, преимущественно матом. Я решила тоже вставить словечко.

— Куда вы меня везете?

— Заткнись! — Сосед справа был категоричен.

Сосед слева, наоборот, решил побеседовать:

— Ты же видишь — за город. Разве не хочешь с нами покататься? Немножко поездим, а потом развлечемся. — Его гадкая лапа полезла мне под юбку.

Все понятно! Маньяки! Я завизжала и забилась на сиденье, отпихивая руку назойливого ухажера.

— Гвоздь, отвали от девки. Отвали, я сказал! — повысил водитель голос.

— Да ладно, все нормально. Девочке приятно, — осклабился Гвоздь, но руку убрал.

Мимо окон мелькали лесные пейзажи. Что ж, Сима, полюбуйся последний раз на березки и сосенки и приготовься к худшему. Сознание мое будто раздвоилось. Одновременно я корчилась на сиденье «Жигулей» между двух тупых уродов и словно парила в воздухе, наблюдая за всем происходящим со стороны. Наблюдая и анализируя. Говорят, такое бывает при клинической смерти. От ужаса у меня, наверное, тоже уже наступила клиническая смерть. Значит, так, рассчитывать на спасение нечего, шансы нулевые. Дня через два меня начнут искать. И возможно, найдется кто-то, кто видел, как я насильно была усажена в машину. И даже, допустим, номер вспомнит. Тогда найдут автомобиль и этих козлов. И что? Значит, непременно надо оставить в салоне следы своего присутствия. Чтобы у следователя были улики и чтобы правосудие смогло отомстить за меня. Но как это сделать?

— Мне плохо, можно, я достану платок?

— Заткнись. — Бандит, сидевший справа, не был оригинален.

— Пусть возьмет. И окно открой. А то заблюет сейчас весь салон, — распорядился водитель, очевидно на правах главаря компании.

Я засунула руку в карман куртки и осторожно ощупала его содержимое. Не густо! Маленькая пилочка для ногтей, невесть как сюда попавшая, да плотный кусочек картона. Что это может быть? И вдруг меня осенило — это визитная карточка Си-Си! Ну конечно! С год назад мы печатали в типографии буклеты к очередной выставке. Си-Си занимался заказом лично. Не знаю уж, каким образом, но типографские раскрутили его на партию визитных карточек. Надавили на мозоль честолюбия. Визитки вышли — просто загляденье. Золото по матовому картону в обрамлении ажурной виньетки. Только вот раздавать их было некому. И тогда директор подарил часть карточек сослуживцам, в том числе и мне. Хотя это было совершенно излишне. Все его и так знали как облупленного.

С тех пор бесполезная карточка и валялась в кармане куртки. Я мысленно поцеловала нашего Сергея Сергеевича. Теперь надо попытаться незаметно оставить визитку в салоне. Прихватив карточку вместе с платком, я прижала руку ко рту и судорожно согнулась пополам, имитируя приступ рвоты.

— Эй, ты! Кончай! — Мои попутчики брезгливо отшатнулись.

Я в изнеможении свесила руку вниз и незаметным движением затолкнула карточку под автомобильный коврик. Теперь остается только молиться, чтобы похитители в ближайшие дни не затеяли генеральную уборку салона.

«Жигули» тем временем с автострады свернули на лесную дорогу. Трудно было сказать, сколько уже продолжалось мое ужасное путешествие. Время остановилось. И тут автомобиль сбросил скорость и затормозил.

— Че, думаешь, здесь? Может, еще проедем?

— Хватит. И здесь нормально.

Парни высыпали из машины, разминаясь и потягиваясь. Гвоздь расстегнул ширинку и стал мочиться прямо на дорогу.

Вот, Сима, как выглядит последняя точка твоей жизни. Пустынная грунтовая полоса и темный лес по сторонам.

— Чего расселась? Выходи давай. — Водитель открыл дверцу с моей стороны.

Я услышала ангельское пение. Это небожители, готовясь ко встрече со мной, репетировали небольшой приветственный концерт. Боком я вывалилась из салона и судорожно сжала в кармане маникюрную пилочку, готовясь продать свою жизнь подороже. Но бандиты не торопились. Один пинал ногой колесо, другой с интересом разглядывал что-то на обочине. Наконец Гвоздь сказал, обращаясь к водителю:

— Слышь, Таран, а может, все-таки того?.. Оттянемся?

Тот не удостоил подельника ответом и распахнул дверцу автомобиля:

— Ладно, хорош. Поехали!

Парни загрузились в «Жигули». Казалось, они совершенно забыли обо мне. Мотор заурчал. И тут водитель приоткрыл дверцу:

— Эй, подруга, не скучай! Сходи грибов поищи. Может, медведя встретишь. Он тебя и приласкает. А вякнешь кому про нас — прибьем. Забудь, как сюда попала, лучше помалкивай. Радуйся, что жива. А то в следующий раз передумаем и сами тебя приласкаем.

Из машины раздался дружный гогот, и она рванула с места. А я осталась стоять без чувств, без мыслей.

Минут пять я просто тупо возвышалась посреди пустынной дороги. Потом словно струна лопнула внутри меня. Ноги подкосились, и я рухнула в дорожную пыль. Царица небесная, неужели я жива?! И даже абсолютно цела. Видно, мой ангел-хранитель не готов был сменить хозяина и похлопотал за меня в божественной канцелярии. Торжественная встреча на небесах откладывалась на неопределенное время.

Минут через двадцать я окончательно окрепла для того, чтобы разумно рассуждать. Бандиты уехали, но положение все равно незавидное. Я одна посреди незнакомого леса. Куда идти? Ослабленный рассудок подсказывал, что в ту же сторону, куда умчалась машина. А вдруг похитители переменят планы и вернутся за мной? Лучше спрятаться в лесу. Но тогда можно окончательно заблудиться. Нет, надо держаться дороги и потихоньку двигаться вперед. На всякий случай я зашла в лес и, стараясь не терять из виду грунтовой полосы, стала пробираться от дерева к дереву.

Вокруг быстро темнело. Перспектива ночевки в лесу становилась все более очевидной. Скоро стало совсем темно, и мне пришлось снова выползти на дорогу. По крайней мере, здесь можно было рассчитывать хотя бы на свет луны. Однако ее, как назло, скрывали тяжелые ночные тучи. Тот, кто ночевал в лесу, прекрасно знает истинный смысл выражения «хоть глаз выколи». В городе темнота разбавлена светом окон, автомобильных фар. Фонарей, наконец, если они есть. Тьма в лесу — это флакончик с черной тушью. Пробираться можно только наугад, и каждую минуту путнику грозит или столкновение с деревом, или падение в яму. Ночной лес в самом деле погружен в темноту. Но отнюдь не в тишину. Странные и пугающие звуки тревожат слух человека, волей случая оказавшегося ночью в лесной чаще. То безумным голосом вскрикнет птица, то ветер зашумит в кронах деревьев, то с кряхтением и стуком отвалится гнилой сук. В общем, правильно говорил режиссер Хичкок, отец классических триллеров: «Страшен не сам ужас, гораздо страшнее его ожидание». Я совершенно обессилела от этого самого ожидания.

Лента дороги только смутно угадывалась в темноте. Справа и слева к ней подступала враждебная глухая стена леса. Может быть, сесть на обочину и заночевать прямо тут? В конце концов, это не амазонские джунгли и не глухая ангарская тайга. Гигантские анаконды здесь не водятся и волки вряд ли. А завтра, как только рассветет, пойду потихоньку дальше. Должна же дорога куда-то привести?

Я опустилась на землю, ощупала руками предполагаемое место ночевки и попыталась устроиться поудобнее. Но задремать не удавалось. В голове вновь и вновь прокручивались события сегодняшнего вечера. Что похитителям было нужно от меня? Просто покуражиться? И для этого гнать машину за тридевять земель, чтобы выбросить меня в лесу? Странное развлечение. От всех переживаний началась головная боль. Для таких случаев я держу в сумке анальгин. И тут до меня дошло, что сумка-то осталась в машине. Сволочи, и ради этого они затеяли жуткий спектакль! Неужели я похожа на женщину, у которой с собой приличная сумма денег? Ну, тогда их ждет жестокое разочарование. Все, что они найдут, не окупит даже расходов на бензин. Кстати, что у меня там было? Кошелек, косметичка, какие-то бумаги, пачка творога. Ну и так, по мелочи: ручка, лекарство и другое барахлишко. Ой, ключи! Ключи от квартиры. Хорошо еще, что паспорт лежит дома.

Все-таки человеческая натура достойна удивления. Час назад я была на волосок от гибели, а сейчас готова плакать от злости по поводу утраты сумки. Смешно, но больше всего жаль пачки творога. Это, наверное, от стресса.

Бока заболели от лежания на жесткой земле. Надо было хоть еловых веток наломать. Но я плохо подхожу на роль таежника-экстремала. В следопыты и скауты не гожусь. Случись такое в таежном бездорожье, протяну от силы дня три. А потом меня просто сожрут комары, обглодают косточки добела. А пока не обглодали, придется подняться и размять их.

И вдруг слух уловил в ночном воздухе новый звук. Очень знакомый и очень городской. Я замерла, изо всех сил прислушиваясь. Где-то, пока еще очень далеко, урчала машина. Шум работающего мотора становился все громче и громче. Автомобиль шел по дороге, с каждым мгновением приближаясь ко мне. Сердце затрепыхалось от страха — это мои мучители! Они решили вернуться и закончить свое черное дело. Я кинулась было в лес. Но здравый смысл подсказывал, что машина приближалась с другой стороны. Вряд ли похитители будут так изощряться и выписывать круги по лесным дорогам. Значит, едет кто-то другой. И, возможно, это мое спасение. Да, риск был. Кто там за рулем и какие у него могут появиться намерения? Но мне так захотелось выбраться из ночного леса, что я забыла про осторожность. Запинаясь о невидимые камни, я поспешила назад к дороге и стала ждать. Главное — успеть промелькнуть в свете фар.

Вскоре желтые пятна заплясали по дорожному полотну. Автомобиль приближался к месту моей дислокации со скоростью не менее восьмидесяти километров в час. Еще несколько томительных секунд — и я бросилась к яркому кругу, отчаянно размахивая руками. Машина резко вильнула в сторону, проскочила еще метров десять и остановилась. Хлопнула дверца. Мужичок вполне добродушного вида, лысоватый и в потертом пиджачке, с изумлением разглядывал меня, словно лесную кикимору, которая внезапно появилась из чащи.

— Извините, пожалуйста, вы не в город едете?

— В город. — Мужичок совсем обалдел.

— Не подбросите? Только у меня денег нет с собой. Но я в городе заплачу.

Настоящий театр абсурда! Глубокой ночью на глухой лесной дороге женщина как ни в чем не бывало ловит «левака». Водитель испуганно посмотрел по сторонам, потом на меня. Его беспокойство было хорошо понятным. Пожалуй, не стоит грузить его рассказом о моем злоключении. Может и не поверить.

— Вы не волнуйтесь, я одна. Просто попала в неприятную ситуацию. Возвращались с другом от родственников из деревни и поссорились на почве ревности. Он вспылил до ужаса, распсиховался и высадил меня из машины.

А сам уехал. Может, и вернется через часок. Да только у меня тоже характер. Я не хочу его тут в темноте дожидаться.

Было видно, что дяденька постепенно стал успокаиваться. Теперь он смотрел на меня с интересом и жалостью.

— Конечно, довезу. Какой разговор! А насчет денег можешь не беспокоиться. С попутчицей-то веселей. Ночь все-таки, как бы не заснуть за рулем и в кювет не свалиться.

Я нырнула в теплое, пахнущее бензином нутро старенького «Москвича». Спасибо тебе, мой ангел-хранитель, ты сегодня славно поработал!

Мы тронулись в путь. Дядя Коля, так звали моего спасителя, работал механиком в фирме, поставляющей сельхозтехнику. А потому часто выезжал в деревни для мелкого гарантийного ремонта. Обычно если задерживался, то там и оставался ночевать. Но сегодня был особый случай: нужно жену утром в аэропорту встречать. Вот и пришлось выехать в ночь.

Дядя Коля был рад случайной собеседнице, а потому всю дорогу отеческим тоном учил меня уму-разуму:

— Ты своего охламона брось! Надо же, придумал — выкинуть девушку ночью в лесу. Да за это судить надо. Я тебе так скажу, дочка. Толку с этим парнем не будет, поверь моему опыту. Если он уже сейчас такие кренделя отмачивает, то потом и кулак будет прикладывать. Мы вон с женой уже тридцать лет вместе. Всякое бывало, но чтоб я себе такое позволил — боже упаси! А твой дружок просто изверг настоящий! Хороший парень так никогда не поступит, — кипятился дядя Коля. — А ты себе другого найдешь. Молодая, симпатичная… Обязательно найдешь!

Меня разморило от усталости, и под его неторопливый говорок я начала клевать носом.

— Дочка, город уже! Тебя куда подвезти-то? — Голос водителя пробился сквозь сонное забытье.

— Мне бы поближе к кинотеатру «Слава», а там я сама дойду.

— Нет уж, говори адрес, доставлю тебя прямо к дому. А то, не дай бог, еще кто-нибудь обидит.

Вскоре машина затормозила в нашем дворе. Я горячо поблагодарила милейшего дядю Колю и проскользнула в темный подъезд. Сейчас хотелось только одного: поскорей добраться до квартиры, выпить чаю с мятой и дожить до утра. Кое-как доковыляла до двери, и тут до меня дошло — ключей-то нет! Они «ушли» вместе с сумкой. Привалившись к косяку, я чуть не заплакала от досады и зло пнула родную железную дверь ногой. И она вдруг неожиданно приоткрылась. Это еще что за чудеса? Я на цыпочках вошла в прихожую. Темно и тихо. Несколько осторожных шагов по направлению к комнате — там тоже темно. Рука уже сама потянулась к выключателю, и тут я уловила легкое движение. Словно дуновение ветерка. Полная луна, которая всю ночь сидела за тучами, выкатилась наконец-то на небо и заглянула в окно. У стены обрисовался неясный человеческий силуэт. Голубое лунное мерцание осветило незваного гостя, и волосы на моей голове зашевелились. Я сразу узнала это лицо. Даже в полумраке. В моей комнате неподвижно стояла дама в черном с украденного портрета. Это было уже слишком!

Легкий ветерок ласково пробежал по лицу. Откуда этот ветер? И что со мной? Где я? Сознание медленно возвращалось, а вместе с ним возвращалась память.

Я поняла, что лежу на полу. Вокруг меня в темноте бегает Муся и громко мяукает. Значит, я дома. Тогда почему на полу? И что за ветер дует мне в лицо? В голове прояснялось больше и больше. Раздался негромкий скрип. Это сквозняк, который я приняла за ветер, пошевелил открытую входную дверь. Теперь я вспомнила все! Свое путешествие с незнакомыми похитителями, ночь на лесной дороге, чудесное возвращение домой. И, наконец, призрак посреди комнаты. Дальше нить воспоминаний обрывалась. Похоже, со мной случился самый банальный обморок.

Муся продолжала жалобно кричать. Но я перестала понимать кошачий язык. В книгах о загадках человеческой психики часто упоминают, что человек от сильных потрясений иногда утрачивает некоторые способности или, наоборот, приобретает новые. Допустим напрочь забывает родной язык и начинает говорить по-китайски. Вероятно, со мной случилось нечто подобное. Теперь надо ждать появления новых замечательных талантов. И я начну лечить сограждан наложением рук или на пару с Чумаком заряжать «крэмы». А пока утешает одно: коли мне в такой ситуации доступна еще ирония, рассудок не совсем поврежден.

— Муся, чем орать — лучше бы рассказала, что тут было! — По стеночке, по стеночке я добралась до двери и захлопнула ее. Теперь надо везде включить свет и осмотреть квартиру. Никого нет, все вещи на своих местах. Что же это — игра больного воображения? Ну уж нет! Кто-то ведь открыл дверь.

Думать мешала сильная головная боль. Я осторожно ощупала затылок. Вот оно что! Под пальцами выявилась здоровенная шишка — последствие моего неожиданного падения. А может, у меня сотрясение мозга! А может, я и до утра не доживу, и надо успеть попрощаться.

Телефон Бориса нашелся на столике в прихожей. Часы показывали три часа пятнадцать минут ночи. Ничего, он сам просил звонить в любое время. Набрав номер, я стала терпеливо считать сигналы в трубке. На шестом сонный женский голос недовольно произнес:

— Да!

Трубка чуть не выпала из рук. Но отступать уже было поздно. Неприлично звонить по телефону в три часа ночи. Но еще неприличней звонить и молчать.

— Это квартира Валевичей? — Голос у меня предательски дрожал.

— Да! Что вы хотели?

— Можно пригласить Бориса?

— Секундочку!

И в самом деле, через секунду телефон заговорил знакомым спокойным баритоном:

— Я слушаю.

— Боря, это Сима. У меня неприятности. Ты можешь сейчас приехать?

— Сима?! Ты откуда звонишь, из дома? У тебя все в порядке?

— Более или менее. Но мне срочно надо тебя видеть.

— Хорошо, я сейчас буду! — Трубка коротко запикала.

Через полчаса я лежала на диване, укрытая мягким пледом, и слабым голосом излагала Борису события этой ночи. Он внимательно слушал, прихлебывая горячий кофе из большой кружки.

— Ясно, что кому-то были нужны твои ключи, чтобы попасть в квартиру. Вот и получается, похитить хотели именно тебя, Серафиму Нечаеву. И похищали конкретно, и адрес знали.

— А что же им было нужно? Ведь ничего не взяли. Да у меня и брать-то нечего.

— Этого я не знаю, — протянул Борис задумчиво. — Во всяком случае, утром я приглашу Андрея, и ты ему все снова расскажешь. Надо оформить заявление в милицию по факту твоего похищения и проникновения в квартиру. Вот только по поводу дамы… — Валевич замялся.

— Ты считаешь, что она мне привиделась?

— Вполне возможно, если учесть твое состояние. Нервы и все прочее… Скорей всего, в комнате уже никого не было. Лучше Андрею об этом не говорить.

Ну да, а то приятель решит, что Борис связался с шизофреничкой. Я закрыла глаза. Головная боль не унималась. Надо успокоиться, сосредоточиться и попытаться найти с этой злобной болью консенсус. Но боль консенсуса не хотела и безжалостно грызла голову изнутри.

— Боря, пожалуйста, посмотри на кухне в аптечке анальгин.

— У тебя что-то болит?

— Да, голова немножко.

Борис поднялся и пошел на кухню, а я сказала ему в спину:

— Извини, что я разбудила твою семью.

Он молча вернулся с таблеткой и стаканом воды, сел, потер ладонями лицо:

— Сима, ты хочешь знать, есть ли у меня жена? Я не женат. Если быть до конца честным, то жил довольно долго с одной женщиной. Но не склеилось. Наверное, у меня тяжелый характер. И работа дурная. А к телефону подходила мамина сестра. Она всегда у меня останавливается, когда приезжает в город. Так что успокойся.

Борис положил руку мне на лоб. Ладонь была сухой, теплой, немного шершавой. Удивительно, но боль затихла и без анальгина.

— Постарайся заснуть. А я в кресле подремлю. Спи, пока сама не проснешься. Утром я позвоню в галерею и скажу, что ты приболела. Тебе надо как следует отдохнуть.

Господи, как приятно ощущать его заботу! Теперь мне ничего не страшно. И уже сквозь сон я с уверенностью подумала, что только в одном Борис ошибается — дама в комнате была!

Я проспала как убитая до полудня. Мне даже ничего не снилось, несмотря на бурные ночные события. А разбудил меня запах свежего кофе с примесью легкого аромата сигарет. Наверное, Зойка опять курит на кухне. Еще ничего не соображая после сна, я скинула плед, привычно сунула ноги в тапочки и поплелась на кухню.

— Доброе утро, страдалица! Как спалось? — Мужчина с лицом актера Трентиньяна распоряжался у моей плиты. Судя по запаху и шкворчанию, он готовил гренки с омлетом и укропом под названием «Бедный рыцарь». — Я тут у тебя немножко похозяйничал. Ты не в претензии? Иди умывайся. Сейчас завтракать будем.

Разумеется, я была не в претензии. Даже более того. Пусть меня воруют хоть каждый вечер, если в результате этого на следующий день Борис будет мне готовить завтрак.

Мы почти по-семейному расположились за столом. Оказывается, пока я спала, Валевич отмазал от работы и меня, и себя. Чтобы спокойно проанализировать ситуацию, пояснил он. А через два часа придет Андрей, с которым мой охранник тоже успел созвониться. За завтраком все было как положено: гренки хрустели, кофе благоухал, сахара в меру.

— А ты, оказывается, кулинар.

— Жизнь заставляет. Меня ведь по большей части некому обслуживать. Хотя вообще-то я без особых претензий насчет еды. Это уж так — для тебя расстарался, чтобы произвести хорошее впечатление.

После вкусного завтрака в приятной компании страхи мои почти улетучились. Теперь, когда рядом был сильный, уверенный мужчина, все произошедшее казалось фантастическим дурным сном. Если бы не шишка на затылке и отсутствие сумки с ключами. Кстати, о ключах. Замок следовало срочно заменить. Пока Борис бегал в хозяйственный магазин, пока ковырялся в двери — прошло часа полтора. И только мы успели для проверки щелкнуть «собачкой» нового, особо навороченного замка, как раздалась трель дверного звонка. На пороге стоял высокий черноглазый брюнет средних лет.

— Здравствуйте, я Андрей! А вы, наверное, Сима?

— Андрей, привет! Заходи. — Борис высунулся из-за приоткрытой двери и сделал приглашающий жест рукой. Со стороны могло показаться, что нахождение в моей квартире для него обычное дело. Но меня это ни капельки не задевало.

В течение следующего получаса я во второй раз поведала историю похищения. Рассказ постепенно шлифовался, обрастал подробностями, становился все более красочным и волнующим. Андрей слушал, не перебивая, только время от времени уточнял детали и постоянно что-то записывал. Так мы добрались до эпизода с призраком.

— Оказалось, что дверь была открыта. — Я бросила испытующий взгляд на Бориса. Он невозмутимо молчал. — Ну и я вошла.

— А следов взлома не было?

— Нет, похоже, дверь открыли ключом. Или хорошей отмычкой. Я проверил, — вставил Валевич.

Его товарищ внимательно посмотрел на меня и сокрушенно покачал головой:

— Сима, вы поступили крайне неосторожно. Нельзя так сразу входить в открытую квартиру. А вдруг в ней кто-то находится в этот момент? Неизвестно, что бы с вами тогда могло случиться.

Известно что. Глубокий обморок и шишка на голове.

— Больше никогда так не делайте!

Я промолчала, только согласно мотнула головой. Интересно! Андрей, видимо, полагает, что подобные случаи будут теперь происходить в моей жизни регулярно.

— А насчет парней… Кажется, я их знаю. Клички уж больно знакомые и описание тоже. Наша клиентура. Жаль, что вы номер машины не запомнили. Ну ничего, проверим аккуратно. Удивительно, что они вдруг похищениями занялись, да еще такими бестолковыми. Обкурились, что ли? У них ведь совсем другая «специализация».

Тут я вставила про визитную карточку под ковриком. Андрей сильно воодушевился:

— Молодец, Сима, догадалась! Это же прямая улика! Пусть попробуют объяснить, как к ним в машину попала визитка директора картинной галереи. Лишь бы раньше времени не нашли и не выбросили. А там сумеем к стенке припереть — дело техники!

От этого допроса в конце концов мы все упарились, и я предложила выпить по чашечке зеленого чая для восстановления сил. Из уважения к гостям — не на кухне, как обычно, а в комнате за журнальным столиком.

Чайная церемония проходила почти по-японски, чинно и в слегка стесненной обстановке. Даже с чашкой в одной руке и с тульским пряником в другой Андрей умудрялся сохранять серьезный и задумчивый вид. Болтать о пустяках не хотелось.

И вдруг (опять вдруг!) в дверь два раза коротко позвонили. Сегодня всем до меня было дело.

— Серафима, что случилось? На работе говорят — заболела. — Обеспокоенное Зойкино лицо нарисовалось в дверном проеме. Она деловито шагнула через порог и стала выкладывать на столик очередную гуманитарную помощь: сок, печенье, кефир. В это время в комнате что-то пробасил Андрей. Подруга моментально замерла и сделала стойку, как охотничья собака на перепела. Так и хотелось сказать: «Пиль!»

У Зои вообще особый нюх на мужчин и особое к ним отношение. Никто не умеет так ловко охмурять представителей сильного пола и потом так же без сожаления покидать своих кавалеров. Ну просто роковая женщина районного масштаба.

— У тебя гости?

— Да, Борис с товарищем зашли справиться о моем здоровье.

Об истинной причине их визита я, разумеется, умолчала, рассчитывая на профессиональную деликатность мужчин. Зойке ни к чему знать о моих проблемах. Как говорится, многия знания — многия печали. Начнет охать, ахать, строить разные дикие предположения и давать дурацкие советы.

Но мои тревоги были излишними. У Зойки появились куда более возвышенные цели. Если в комнате есть двое мужчин, то она справедливо полагает, что может рассчитывать на повышенное внимание со стороны хотя бы одного из них.

Вот и теперь подруга бросила быстрый взгляд в зеркало, растопырила перышки и вплыла в комнату, словно романтическая бригантина. Скромно, но с намеком. Однако алые паруса были только прикрытием. Их подняла вполне пиратская команда. Я воочию видела, как бойкие флибустьеры снуют по палубе и шустро расчехляют тяжелые орудия обольщения, готовят крючья захвата, а также другой боевой инвентарь. Сегодня на абордаж будут брать Андрея. Зойке нравятся высокие брюнеты.

Через час все было кончено. Андрей ввиду явного превосходства противника выбросил белый флаг. Он завороженно смотрел Зойке в рот и наслаждался рассказом об использовании формальдегида в современной химической промышленности.

Мы с Борей только переглядывались.

Справедливости ради надо сказать, что скромные чайные чашки уступили место пузатым винным фужерам, поскольку в необъятной Зойкиной сумке отыскалась бутылочка очень недурного молдавского «Каберне».

— Для больных и ослабленных, — объяснила подруга появление бутылки.

Оказалось, что все очень больны и очень ослаблены, а потому лекарство быстро закончилось.

Андрей, не отрывая взгляда от Зойки, торопливо бросил: «Я сейчас» — и выскочил за дверь. Через некоторое время он вернулся с дагестанским коньяком, и мы продолжили лечение.

Что и говорить, вечер удался! Я напрочь забыла о тревогах вчерашней ночи. Андрей был в ударе — пел, читал стихи, рассказывал анекдоты. От его скованности не осталось и следа. Все врут про наших ментов, представляя их тупыми придурками. Вон какой разбитной и обаятельный красавчик — именно это читалось в горящих Зойкиных глазах. Да здравствует родная милиция!

Муся совершенно очумела от нашей вечеринки, забилась под диван и молчала. Зато Матроскин, наоборот, вспомнил свое бомжовское прошлое и тоже ударился в загул: выпрашивал колбасу, прыгал с колен на колени и даже пытался забраться на стол. Наконец получил подзатыльник и с обиженным мяуканьем укатился под диван.

Да, это было здорово. Почти как в далекие студенческие времена, когда мы с Валюлей и двумя курсантами военно-морского училища отмечали Пасху — Светлое Христово воскресенье. Из закуски на общежитском столе красовался покупной кулич, из выпивки — водка и трехлитровка томатного сока. Наши кавалеры быстро соорудили «Кровавую Мэри», причем ингредиенты отмеряли на глазок. Эта коварная английская девица оказала прямо-таки разрушительное воздействие на наши неокрепшие организмы. После второй порции мы окончательно осознали, что бог есть любовь, после третьей стали петь советские песни типа «Ленин — всегда живой», а после пятой на Валюлю напала вселенская скорбь, и она зарыдала. Валюля оплакивала все подряд: надкусанный кулич, томатную лужицу на столе, наших бравых морячков и какой-то свой несчастный роман, который еще даже не наклевывался. Так она и уливалась слезами, пока один из наших юных собутыльников не поцеловал ее крепким, долгим поцелуем. Как он впоследствии уверял, это самый лучший способ прекратить дамскую истерику. И действительно, помогло. А потом мы долго шатались по ночному городу, захлебывались свежим морским воздухом, долетевшим до Невы, и смеялись всякой ерунде. Как все было невинно и трогательно! Как теперь все было далеко!

Растаяв от воспоминаний, я не сразу заметила, что наступил глубокий вечер, если не сказать — ночь. Борис сделался тих и задумчив. Зойка тоже вдруг поскучнела:

— Мне, пожалуй, пора. Рада была познакомиться. Спасибо за интересный вечер. — Когда надо, подруга может быть весьма церемонной. Андрей заелозил на диване и умоляюще посмотрел на Зою глазами брошенного пса. Ну —что ж, как говорится — к ноге! Короче, мой дом они покинули вместе и удалились по вечерней улице в неизвестном направлении. Мы остались вдвоем с Борисом. Удивительное дело, еще пару минут назад я вела себя абсолютно непринужденно, более того, готова была пойти за ним на край света. И вот теперь молча собираю посуду и боюсь поднять глаза. Боря, помоги мне! Ты же такой взрослый, такой опытный и такой смелый! Все внутри сжалось в тревожном и сладком ожидании.

Валевич вышел в коридор и в который раз стал проверять новый замок. Ну, давай — захлопни дверь, поверни ключ, накинь цепочку и иди сюда. Я стояла спиной к нему, механически переставляя фужеры с места на место. Вот сейчас подойдет, обнимет за плечи. Проведет рукой по волосам, а потом тихонько поцелует в шею. И бедная, влюбленная Сима тотчас умрет от счастья и желания.

Секунды летели, а Борис все еще топтался в прихожей. Я обернулась — и вот она, ледяная вода пополам с кипятком! Мой гость мялся у порога в куртке. Он явно собирался уходить. Ах так — скатертью дорога! А к психотерапевту пойдем вместе, рука об руку. Еще то ископаемое, не хуже меня. Два идиота, в общем, Сима и Боря. Злобные мысли жалили сердце, как потревоженные осы. Только бы не выдать своего разочарования, а тем более не кинуться ему на шею. На «раз» сделать любезное лицо, на «два» — спокойно попрощаться. Удалась ли мне роль хозяйки светского раута, равнодушно и с облегчением провожающей засидевшихся гостей? Не знаю. Во всяком случае, дверь с безнадежным стуком захлопнулась, и я осталась одна. Опять одна. Чайная чашка с силой полетела в угол, чтобы разбиться на десятки тоскливых мелких кусочков.

И тут тревожно зазвонил телефон.

— Серафима Александровна? Здравствуйте. — Незнакомый мужской голос был вкрадчивым и обволакивал, словно вата. — Извините, что беспокою так поздно. Я звоню по рекомендации нашего общего знакомого. Надеюсь, вы понимаете, кого я имею в виду.

Да ничего я не понимаю! Какого такого знакомого? Хотя… Постой, постой… О, мамочки, это же от Болбота звонят, как я могла забыть! Значит, клюнуло! Трубка в моих руках стала влажной, сердце заколотилось так, что, казалось, стук его разносится по всей комнате.

— Да, понимаю, — ответила я как можно спокойнее.

— Мне хотелось бы с вами встретиться и поговорить по интересующему нас обоих вопросу. Скажем, в субботу вечером вас устроит? Суббота… Значит, у меня в запасе еще три дня, чтобы подготовиться и все обмозговать.

— Я согласна.

— Вот и прекрасно. — Голос был сама любезность. — В таком случае записывайте адрес. Жду вас в субботу к 18 часам. Спокойной ночи!

Да, спокойная ночь мне сегодня обеспечена, будьте уверены! Может, позвонить Борису? Хотя зачем? Он, конечно, будет против этой затеи и снова отругает меня. В конце концов, я иду только для беседы, что может со мной случиться? А там посмотрим.

Солнце било прямо в пыльное окно. Си-Си вытер красное потное лицо платком и вздохнул:

— Сима, ты что — не понимаешь, как это для нас важно? Можно сказать, признание на мировом уровне.

Я только насмешливо фыркнула.

— Нечего улыбаться! Кстати, твои труды будут достойно оплачены. Возможно, в валюте. — Директор многозначительно поднял палец.

— Сергей Сергеич, дорогой! Лишние деньги, конечно, никому еще не повредили, но вы же знаете, сколько у меня сейчас работы. Предложите ему Леночку.

— При чем тут Леночка! Мсье Мишель просил, чтобы помогала именно ты. Он в восторге от последней выставки. Говорит, сразу виден уровень твоего профессионализма. Как искусствоведа то есть.

— Прямо сам так и сказал?

— Ну не сам, через переводчика. Какая разница! Сима, я не понимаю, чего ты капризничаешь? Интересная работа с иностранцами, заработок дополнительный… Одним словом, через час господин Мишель приедет в галерею, и вы все обсудите. Иди готовься. — Си-Си прихлопнул ладонью несуществующую муху и снова вздохнул.

Спасибо за доверие! Под козырек — и марш нос пудрить, губы красить, чтобы не посрамить державу перед иностранцами. А я-то мечтала, что потихонечку-полегонечку проживу эти два дня, успокоюсь, соберусь с духом и с мыслями. И вот пожалуйста, мотайся теперь по мастерским местных художников, выбирай картины для французов. Вернее, не для французов, а для школ и детского дома. Пришла нашим благодетелям в голову такая блажь — закупить живописные полотна и украсить ими детские учреждения. В качестве подарка, на добрую долгую память от дяденьки Селье. Никто не спорит — чувство прекрасного в детях развивать необходимо. Да только, по моему разумению, ребятишкам сейчас больше пригодился бы лишний компьютер или даже просто дополнительные комплекты постельного белья. Знаю я, как в нашем городе финансируются детские учреждения.

Тем не менее французы такое решение приняли и хотят, чтобы все было по уму. В смысле качества и художественной ценности приобретаемых произведений. А потому и обратились к нашему директору с просьбой выделить им Серафиму Нечаеву, меня то есть, как эксперта и советчика. Ясное дело, куда же им еще обращаться?

Ровно в два часа к галерее подкатил серебристый «Опель» с номерами городской администрации. Высокий худощавый мужчина в очках и безукоризненно сшитом костюме в сопровождении элегантной девицы, столичной штучки — ноги от ушей, — прошествовал в кабинет Си-Си. Вскоре на рандеву пригласили и меня.

Си-Си, взволнованный и в меру торжественный, представил нас друг другу. Мсье осторожно пожал мою руку и начал что-то неторопливо говорить по-французски. Девица бойко переводила. В общем, ничего особенного. Обычный дипломатический набор. Он-де ценит уровень нашего музея и его сотрудников, необычайно высокий для российской глубинки. Потом о своей миссии, о несчастных детях, которые, он надеется, станут гораздо счастливее после приобретения картин. И еще немножко о культурных традициях русского народа и о близости двух великих наций. Когда официальная часть была закончена, мы загрузились в «Опель» и двинулись по адресам. Я не только красила губы в ожидании благотворителей, но успела подготовить список наших мастеров, достойных внимания, и даже кое с кем созвонилась.

Господин Мишель оказался очень покладистым покупателем. Он согласился практически со всеми нашими рекомендациями. Так что к вечеру мы отобрали с десяток полотен и столковались с художниками о цене. Француз был в прекрасном расположении духа: через переводчицу рассыпал похвалы городу и делал мне комплименты.

В конце путешествия, когда машина проезжала мимо нашего самого престижного ресторана «Славянская кухня», мсье что-то сказал сопровождающей нас девице, и она попросила водителя, чтобы он остановился.

— Серафима Александровна, господин Селье приглашает вас на ужин.

Вот это да! В «Славянскую кухню»! Да там, говорят, салаты по стоимости равны моему авансу, а десерты — расчету. Впрочем, я тут же мысленно окинула себя критическим взглядом и моментально скисла. Видок, что и говорить, не для выходов в свет.

— Извините, я после работы и не совсем готова к посещению ресторана.

Мсье Мишель понимающе улыбнулся.

— Красоту и достоинство нельзя заменить одеждой, — перевела девица.

Конечно, это они там у себя в Европе ходят в рестораны запросто — типа перекусить, потому что дома готовить лень. А для меня посещение ресторана, да еще такого крутого, — целое событие. А, ладно, была не была! Уж слишком велик соблазн.

Мы вошли в прохладный холл. Приглушенное освещение, картины, обрамленные искусно подстаренным багетом, мягкие диванчики в стиле ампир — дизайнер хорошо знал свое дело. Я словно попала в московский ресторан времен Гиляровского. Какой-нибудь «Нацио-наль» или «Яр». Седой швейцар в стилизованном костюме с золотыми пуговицами, согнувшийся в почтительном поклоне, довершал впечатление.

Метрдотель повел нас к уютному уединенному столику, скрытому от любопытных глаз массивной, расписанной под мрамор колонной. Тут же словно из-под земли вырос учтивый официант в ослепительно белой рубашке и предложил меню.

Стыдно сказать, но я всегда теряюсь в подобных заведениях. Роскошь убранства подавляет, незнакомые названия блюд ставят в тупик, цены пугают. Короче, накатывает чувство собственной неполноценности. К таким заведениям надо либо привыкать с детства, либо иметь безбрежную наглость и твердую уверенность, что держишь бога за бороду и что тебе все по барабану.

Заранее тоскуя, я опасливо заглянула в меню. Ну скажите на милость, что это такое — кюммелькухены с «Fleurs d'orangers» и засахаренным ананасом? А еще «Славянская кухня»! Ладно бы суточные щи и кулебяка — куда ни шло. Особо не раздумывая, я наугад ткнула пальцем.

— Хороший выбор, вы знаете толк в отечественных блюдах, — одобрил господин Селье.

Смеется или вправду пронесло? Сам он тоже что-то выбрал, переводчица сделала заказ и встала из-за стола.

— Желаю приятного ужина, всего хорошего. — Не успела я опомниться, как девушка вышла из зала. А я осталась сидеть с раскрытым ртом. Что за фокус? Неужели мсье Мишель думает, что я полиглот? Ведь, кроме всем известных «мерси», «пардон» и «бонжур», мне из французского больше ничего не ведомо. Получается, что весь вечер придется молчать или объясняться на пальцах.

— Серафима Александровна, не беспокойтесь. Я прекрасно говорю по-русски, — вдруг произнес Селье без всякого намека на акцент.

— Понимаю ваше удивление, — продолжал он тем временем. — Если я знаю русский, то зачем переводчик? Так удобнее. И освобождает от лишних расспросов. А русским я пользуюсь только в случае конфиденциальных разговоров. Например, как сейчас.

Ну и хитрец! Не только от лишних расспросов освобождает, но еще и дает возможность понимать неосторожные высказывания. Тоже очень удобно. Вроде шапки-невидимки. Все думают, что тебя нет, а потому не стесняются. А ты — вот он, тут как тут.

Тем временем молодой официант подал изысканно сервированную закуску и предложил моему собеседнику на пробу белого вина из простенькой бутылки с неброской серой этикеткой. Я знала, что эта кажущаяся простота стоила очень приличных денег. Француз отпил глоток, согласно кивнул, и юноша наполнил мой бокал. Вино слегка кислило и отдавало ароматом розы. В душе зачирикали райские птички. Решено — сегодня я расслабляюсь и в полной мере наслаждаюсь комфортом и хорошей кухней. Когда еще выпадет такой случай?

Господин Селье ел мало, а в основном внимательно наблюдал за мной с едва заметной непонятной улыбкой. Разговор вертелся вокруг купленных картин. Вдруг мой сосед по столу после небольшой паузы произнес:

— Серафима Александровна, у меня к вам необычное, но вполне деловое предложение. Сегодняшний день, проведенный вместе, убедил меня, что вы — человек серьезный, деловой и обстоятельный. А потому я могу вам довериться. Вынужден говорить откровенно, поскольку у нас мало времени.

Он выпил немного вина, промокнул губы салфеткой и продолжал:

— Я получил сведения — не спрашивайте от кого, — что вы имеете, скажем так, одну вещь, в приобретении которой мы весьма заинтересованы.

Кусочек аппетитной розовой креветки застрял у меня в горле. От стремления подавить кашель на глазах выступили слезы.

— Не нервничайте так сильно. Вы ничем не рискуете. Впрочем, я тоже. Надеюсь, у вас нет с собой диктофона? — Селье усмехнулся.

Я отрицательно покачала головой.

— Вот и прекрасно. Разговор тет-а-тет, и даже если вы вздумаете кому-то его пересказать, вам никто не поверит. И кроме того, я полагаю, вы сами стремитесь избежать огласки. Насколько мне известно, интересующая меня вещь попала в ваши руки не совсем законным образом. — Француз бросил на меня быстрый испытующий взгляд, хотя голос его оставался ровным.

Такого поворота событий я совершенно не ожидала. Понятно, что речь идет об украденной картине. Выходит, что заказчик похищения — господин Селье. И теперь ему каким-то образом стала известна версия, которую я подкинула Болботу в качестве наживки. А вся эта затея с покупкой живописи для детского дома — не больше чем уловка, чтобы познакомиться со мной поближе и поговорить с глазу на глаз. Тогда кто назначил мне встречу в субботу? В груди заныл знакомый сладкий ужас. Я выбрала опасную роль, но надо играть ее до конца. Даже если придется умереть на сцене. Тьфу-тьфу — я постучала незаметно по ножке стола.

— Серафима Александровна, предлагаю взаимовыгодную сделку. Мы договоримся о месте и времени, где вы передадите мне некий предмет, и если я увижу, что это именно то, что мне нужно, — вы получите очень приличную сумму. В долларах или евро, как пожелаете.

— Насколько приличную? — Мне удалось-таки справиться с проклятой креветкой, но в голосе все равно были хриплые нотки.

— Приятно вести разговор с умной женщиной. Не беспокойтесь, Серафима Александровна, вас никто не собирается обманывать или разочаровывать. Мне хорошо известны ваши материальные проблемы. Так вот, сумма, которую вы получите в случае благоприятного решения нашего общего вопроса, позволит вам не просто улучшить жизнь, а коренным образом изменить ее. Уж поверьте мне!

Мсье Селье вынул из внутреннего кармана пиджака дорогую ручку и на бумажной салфетке нацарапал несколько цифр, после чего положил салфетку передо мной.

Да, с моей зарплатой и за сто лет непрерывного труда столько не заработать.

Скомканная салфетка исчезла в руке Селье.

— Я жду вашего ответа.

— Мне надо подумать.

— Понимаю. Но разрешите повторить еще раз — у меня мало времени.

— Тогда позвоните мне в субботу после восьми вечера. Я дам окончательный ответ. Сейчас запишу телефон.

— Не трудитесь, уважаемая Серафима Александровна, я знаю ваш телефон. Мне вообще многое известно, а поэтому я рассчитываю на вашу скромность. О моем предложении никто не должен знать. И поверьте: сотрудничество со мной — самый безопасный и выгодный для вас вариант.

Официант принес десерт — торт из мороженого со свежей клубникой. Он аппетитно мерцал чуть подтаявшими сливочными боками.

Но мне совершенно расхотелось есть сладкое.

— Господин Селье, благодарю вас за прекрасный ужин, но мне пора домой.

— Что вы! Это я должен вас благодарить за помощь. И за понимание. — Француз вскочил с места и предупредительно поддержал мое кресло.

Мы вышли на улицу. Серебристый «Опель» терпеливо ждал, приткнувшись к тротуарному бордюру. Селье открыл дверцу.

— Отвезите даму, куда она укажет, — распорядился он по-русски. Привычный ко всему водитель только вежливо и невозмутимо кивнул.

Я села в машину, мотор мягко заурчал. И в этот момент в сумраке вечерней улицы рядом с «Опелем» мелькнул неясный женский силуэт. Я машинально подняла глаза и оторопела. Сквозь тонированное стекло автомобиля на меня, как в недавнем сне, внимательно и сердито смотрела дама с украденного портрета. Зашуршали по асфальту шины, «Опель» рванул с места, быстро набирая скорость. Я кинулась к заднему стеклу. На тротуаре никого не было.

Борис, ты был прав! — пришел на ум старый предвыборный слоган. Похоже, ждет не дождется меня уютная кроватка лечебного учреждения, в котором мама проработала больше тридцати лет.

Москва,

20 марта 1919 года

Товарищ Танин! Согласно вашему приказу в квартире гражданина Старицкого произведен обыск, а сам он задержан. Картины изъяты, опись составлена. Гражданин Старицкий при обыске сопротивления не оказал. Картины и другие ценные вещи доставлены на склад, Старицкий, как контрреволюционный элемент, взят под стражу.

Эту записку передаст Алексей Махов, наш новый сотрудник. Жду дальнейших распоряжений.

С революционным приветом, Иван Тупикин.

Назавтра коллеги встретили меня в галерее, как Терешкову после космического полета. Ликование одних и тихая зависть других объяснялись просто. Жанна Афанасьевна по своим надобностям вчера вечером оказалась в районе «Славянской кухни» и собственными глазами видела, как я вышла из ресторана и уселась в шикарный «Опель». Об этом потрясающем факте она к моему приходу успела оповестить всех. Что и говорить, для нашего скромного коллектива посещение такого заведения, да еще в компании иностранца, — событие из ряда вон. Теперь все ждали подробного отчета. И хотя у меня от вчерашнего вечера остались, скажем так, сложные впечатления — ну не могла же я разочаровать своих коллег. Пришлось собраться с силами, подключить воображение и со всеми подробностями описать сладкую ресторанную жизнь.

Женщины слушали мой рассказ примерно с таким же чувством, с каким Одиссей — зазывное пение сирен. По глазам было видно, как им хочется броситься с утлого суденышка обыденности в пучину неведомой жизни, хотя опыт и разум нашептывали, что там — погибель. Жанна Афанасьевна одобрительно кивала на каждую новую красочную подробность, мол, знай наших! Кадровичку больше всего волновал вопрос меню, а Леночку — наряды дам, посещающих это заведение. Признаться, я плохо помнила и то и другое. А потому, чтобы достойно выкрутиться и не уронить себя в глазах коллег, поднапряглась и начала цитировать «Космополитен». Что-то о модных тенденциях в одежде и ресторанной еде. Когда мое красноречие иссякло, несколько минут стояла тишина, прерываемая лишь потрясенными вздохами и неопределенными междометиями типа «эх!», «да!» и «живут же, сволочи!».

Потом Вера Николаевна вдруг мечтательно произнесла:

— Помню, когда я училась на курсах в Москве, за мной ухаживал один ответственный работник. Очень солидный мужчина. Он тоже меня водил в рестораны. В «Метрополь», в «Прагу». В «Праге» прямо посреди зала бил фонтан.

— Вера Николаевна, в «Праге» не было фонтана, — поправила ее Надежда Терентьевна, знаток прежней светской жизни.

— Ну, значит, в «Метрополе». — На дряблых, густо пудренных щеках Веры Николаевны заиграл застенчивый румянец.

Леночка, не переставая копаться в столе, как бы между прочим замурлыкала под нос мотивчик «И я была девушкой юной…».

Румянец Веры Николаевны превратился в злые багровые пятна. Она вышла из кабинета, громко хлопнув дверью.

— Лена, ну нельзя же так, — с укоризной заметила Жанна Афанасьевна, — извини, но иногда ты шутишь очень обидно.

— Да сочиняет она все! — Леночка была не на шутку раздражена, то ли моим рассказом, то ли репризой Веры Николаевны. — Не была сроду ни в каких ресторанах, тем более московских. Для нее потолок — кафетерий, где стоя перекусывают.

— Во-первых, ты можешь ошибаться. А во-вторых, даже если женщина немного пофантазировала — издеваться ни к чему.

— Значит, она может издеваться и над моей прической, и над одеждой. И даже обсуждать со всеми мое поведение. А я должна вежливо принимать весь этот бред про ответственных работников. И все только потому, что она старше!

Леночка закусила удила, и мне показалось, что причина ее раздражения кроется вовсе не в несчастной Вере Николаевне, а в моем рассказе об этой «Славянской кухне», пропади она пропадом! Чувствуя себя виноватой, я не стала дослушивать перепалку раздраженных женщин и тихо выскользнула в коридор, решив пока позвонить в больницу. Мне хотелось знать, как чувствует себя Василий Павленко. Еще был шанс не устраивать никаких деловых свиданий в субботу и выйти из игры. Если бы мне удалось пообщаться с Васей и получить ответы всего на несколько вопросов. Если бы… Но вежливый женский голос на удивление терпеливо объяснил, что состояние больного Павленко прежнее. Улучшения не наступило, а потому он все еще находится в отдельной палате, и к нему все еще нельзя никому приходить, кроме самых близких родственников.

Путь назад, а также вправо, влево и наискосок был закрыт. Только вперед. Вперед к новым приключениям! — воскликнул бы оптимист. Но мне почему-то не очень хотелось этих приключений. Однако делать нечего. Надо морально готовиться к продолжению игры.

Всю субботу я просидела дома, вновь и вновь анализируя события последних дней. Нервничать ни к чему, уговаривала я себя. Если рассуждать здраво, то моя личность никому не интересна. Всех волнует только картина. Но сеанс самовнушения помогал мало. Все равно было чертовски тревожно. Может, чего-нибудь перекусить? Глядишь, и полегчает. Я подошла к холодильнику, который, словно разумное существо, время от времени включал сам себя, и распахнула блестящую дверцу. Внутри была Антарктида: чисто, холодно и пусто. Некстати вспомнился так и оставшийся нетронутым тортик с ягодами из «Славянской кухни». А заодно господин Селье. Впрочем, о нем я не забывала ни на минуту. Похоже, за полотном Старицкого охотятся несколько конкурирующих фирм. А что, если их свести вместе и разом всех прихлопнуть? В общем-то, все естественно: бедная сотрудница музея хочет немного разбогатеть. Главное — не спугнуть, не насторожить. Ну в самом деле — сколько можно влачить нищенское существование? Тем более когда такая удача сама пришла в руки. Я не шутя почувствовала себя торговкой краденым.

Ну, с французом мы определились. Вернее, он сам определил цену. Сколько же запросить со второго покупателя? Чтобы не отпугнуть, но и не выглядеть полной вороной. Скромные запросы тоже подозрительны. Осторожная музейная «крыса» не будет рисковать устоявшейся репутацией ради пары тысяч. И потом — Болбот наверняка уже сориентировал неведомого клиента и назвал ему сумму, упомянутую мной у ларька. Пожалуй, теперь тарифы стоит слегка поднять. Дело-то нешуточное.

Я машинально взяла из холодильника пакет и положила в рот хрустящий шарик. Тьфу, да это же кошачий корм! Совсем мозги набекрень. И это при том, что сегодня мне надо быть особенно внимательной и осторожной. Сварю-ка я себе кофе — настоящий, крепкий! Как и положено, в турочке и с шапкой ароматной пены. А к нему еще кое-что добавлю. Я полезла в заветный кухонный шкаф. Там в самом дальнем углу скромно стояла бутылка темного стекла. Она была неполной, но пахучей жидкости оставалось еще прилично. Фирменный туркменский бальзам, настоянный на травах Копетдага. Во всяком случае, так обещала контрэтикетка. Слово «Копетдаг» звучало восточным заклинанием. Алкоголь 45 градусов. В самый раз. Капелька для бодрости не помешает.

Эту бутылку, как привет из прошлой жизни, я хранила с тех далеких времен, когда пятнадцать республик — пятнадцать сестер рука об руку шагали в светлое будущее. Но до конца этого пути оставалось всего ничего. Именно тогда, под занавес, маме повезло: обескровленный профсоюз слабеющей рукой облагодетельствовал-таки ее путевкой в Ашхабад. На один день. Были такие поездки. Назывались «маршруты выходного дня», а по сути — шоп-туры по родной стране. Люди метались по городам и весям, пытаясь урвать хоть что-нибудь из бесконечного списка дефицита. Тут уже не до красот и культурных ценностей. Мама привезла из Туркмении несколько комплектов постельного белья, маленькую хрустальную вазочку и бутылку жутко дефицитного напитка, который гордо занимал одно из первых мест в ряду союзных ценностей, таких, как ликер «Вана Таллинн» и «Рижский бальзам». Но для нас целебное питье было, во-первых, слишком крепким. А во-вторых, и не предполагалось его употреблять стаканами. Так и было написано: «Добавить чайную ложку…» Исключительно для поднятия тонуса. Хотя из студенческих времен помню замечательный случай, когда парни с режиссерского втроем враз опростали две бутылки знаменитой «Бехеровки», добытой по случаю. И ничего — остались живы. А чехи, производящие этот оздоровительный ликер, тоже рекомендовали принимать его по ложечке.

В общем, завис у нас бальзам на года, от времени только крепчая и настаиваясь. Тягучая темная жидкость, растворившись в кофе, наполнила комнату терпким ароматом. Теперь оставалось надеяться, что благородный напиток времен, когда еще не знали поголовных фальсификаций, прочистит мозги и укрепит душу.

Ровно в 17.30 я вышла из дома. Судя по адресу, который продиктовал мне вкрадчивый ватный баритон, искомое место встречи располагалось в центре города, на тихой элитной улице, сплошь застроенной новыми кирпичными особняками, один вычурней другого. Куда уж тут стилю модерн! И действительно, вскоре я стояла перед высоким глухим забором, из-за которого выглядывал второй этаж постройки, напоминающей то ли карикатуру на рыцарский замок, то ли тюрьму Кресты в миниатюре. Зубчатые башенки и узкие окна в виде бойниц свежо дополнялись тарелкой антенны и кондиционерным ящиком. Меня, похоже, уже ждали. Стоило только нажать на кнопку, как неприметная калитка в кирпичной стене бесшумно отъехала в сторону. Дорожка, вымощенная цветной тротуарной плиткой, вела от калитки к дому. По всему было видно, что хозяин особняка не бедствует, по крайней мере несколько последних лет. Двор украшали пушистые голубые елочки и диковинные туи, которым ножницы садовника придали замысловатые формы. Нежные примулы, нарциссы и тюльпаны пестрым лоскутным одеялом покрывали газон. Такой цветочный пэчворк. Без сомнения, их в свое время сменят розы, а затем хризантемы. Ну просто домик старой колдуньи, куда попала Герда в поисках Кая. Довершал картину маленький, почему-то не работающий фонтанчик и семейка модных нынче гипсовых уродцев-гномиков. Гномы были пестрыми, как картинки в альбоме «Раскрась сам», над которыми уже потрудилась кисть юного художника.

Не без душевного трепета взялась я за тяжелую латунную дверную ручку. Но дверь, опережая мое усилие, распахнулась сама по себе. Пожилая женщина в чистом белом фартуке стояла передо мной.

— Добрый день! Пожалуйста, проходите. Лев Наумович сейчас будет.

Видимо, это была горничная. Не слабо! Пожалуй, стоит за портрет попросить побольше. Я опустилась в мягкое кресло (их несколько стояло вокруг изящного столика на консольной подставке) и стала осторожно оглядываться. В просторном холле первого этажа тоже все свидетельствовало о достатке, но своего лица он не имел. Не то чтобы предметы интерьера были подобраны без вкуса, скорее — без души. Правда, на камине, отделанном керамическими изразцами, возвышались старинные часы, над ними висели два весьма недурных парных пейзажа восемнадцатого века. Как мне показалось, подлинных. Ну-ну, Лев Наумович! Интересуемся антиквариатом и живописью? Из центра холла на второй этаж вела ажурная винтовая лестница ручной ковки. Да, хозяин давно уже прошел стадию малиновых пиджаков и теперь хотел жить стильно и с шиком. Может быть, для этого ему и потребовалась моя дама? Поди лепит себе родословную со старинными фамильным портретами.

И, словно подтверждая мои мысли, со второго этажа на винтовую лестницу ступил мужчина и начал не торопясь спускаться вниз. Внешне он вполне соответствовал своему вязкому голосу. Эдакий холеный барин. Крупный, ухоженный, сытый. Хотя уже не молод, что было понятно по седине, которая прядями высвечивалась в черной шевелюре, и по глубоким грубым складкам, залегшим у рта. Эти складки, да еще ускользающий взгляд маслянисто-черных глаз настораживали и несколько портили его вальяжный вид. На мужчине были безукоризненно отглаженные серые брюки и мягкая домашняя куртка синего цвета с поясом из витого шнура с кистями. И впрямь барин!

— Добрый день, Серафима Александровна. Ради бога извините, что заставил ждать. — Хозяин любезно и радушно улыбался. Ну просто аристократ в шестом поколении! Если не знать, конечно, что собирается купить краденую картину.

Я коротко кивнула, но промолчала, ожидая продолжения.

— Разрешите представиться. Лев Наумович Хитрик. Ничего не могу поделать, такая фамилия. — Он комично развел руками. Дескать, на самом деле я совсем простой и бесхитростный. — А вы — Серафима Нечаева, искусствовед картинной галереи. Кстати, это ведь вы организовали последнюю выставку? «Искусство портрета», так, кажется? Наслышан, наслышан…

Осторожный, наверняка не поверил моей сказочке насчет больной тети и сам предпочел все разузнать досконально. И сразу же дает понять, что с ним лукавить бесполезно. Сима, держи ухо востро!

— Серафима Александровна, я думаю, мы с вами вполне готовы к встрече, а потому предлагаю не разводить турусы на колесах. Со своей стороны не вижу ничего зазорного в том, что человек хочет немного заработать. Наше государство не слишком щедро оплачивает труд служителей искусства, не правда ли? Неважно, каким образом попал к вам интересующий меня предмет.

Я открыла было рот, но Лев Наумович предостерегающе поднял руку:

— Мне не нужны подробности, боже сохрани. Это ваши дела.

Хитрик старательно избегал слова «картина», оправдывая свою фамилию. Я мысленно похвалила его за осторожность. В случае чего (ну, допустим, в сумочке диктофон) надо будет еще доказывать, о чем шла речь.

— Это хорошо, что вы решили сотрудничать именно со мной.

Опять о сотрудничестве! Значит, так теперь называется купля-продажа краденого? Просто замечательно, как прилично и даже благородно.

— Поскольку вы сегодня пришли с пустыми руками, я полагаю, что вам хотелось бы предварительно оговорить условия сделки. Итак, сколько вы хотите?

Мне казалось, что я смотрю какой-то гангстерский фильм. Полное дежавю.

— Двести тысяч.

— Надеюсь, не долларов, — захохотал Лев Наумович.

Смейся, смейся! Знал бы ты, сколько мне предложил твой конкурент, подумала я, а вслух произнесла успокоительно, но твердо:

— Не долларов.

— Ну хорошо, хоть рублей. А то я было решил, что у вас с психикой не в порядке. Серафима Александровна, побойтесь бога, какие двести тысяч? Мы же с вами прекрасно знаем истинную цену работы. Она по меньшей мере раз в пятнадцать меньше. И то из уважения к вам. — Продолжая улыбаться, Хитрик бросил на меня настороженный ускользающий взгляд. — По правде говоря, я бы и связываться с этим делом не стал, если бы не прихоть одного моего клиента. Пятнадцать тысяч рублей — прекрасная цена. И учтите, что у вас нет выбора. В таких случаях особо не торгуются. Вещь-то… э-э…

— Краденая? — жестко вставила я.

— Ну зачем вы так, — поморщился Хитрик и машинально оглянулся, словно кто-то мог услышать мою реплику, — мне больше нравится слово «специфическая».

Смотрите, какой чистоплюй! Как они похожи с мсье Мишелем. Оба намекают мне, чтоб я не дергалась, оба слегка угрожают. И оба избегают упоминания о краже. Хотя выбора, дескать, у тебя нет. Мол, давай все закончим тихо-мирно и разойдемся полюбовно.

Ой, ребята, ошибаетесь — есть у меня выбор! Я вспомнила веселое лицо Андрея и задумчивое Бориса. Но об этом не сейчас.

— Лев Наумович, а ведь у вас тоже нет выбора. Картина у меня, и если она вам действительно нужна, то придется согласиться с моими условиями. Хорошо, я сбавлю цену — сто пятьдесят.

— Милая девушка, мы с вами не на восточном базаре. Давайте поближе к реальности. Скажем, пятьдесят тысяч.

Сдает свои позиции. Значит, имеет серьезный интерес.

— Сто пятьдесят — и не рублем меньше. Я ведь вам не из бабушкиного сундука вещь предлагаю. Я очень рискую, а за риск надо платить.

— Да, я вас недооценил. — Лев Наумович прикрыл глаза тяжелыми веками. По его лицу пробежала какая-то тень. — Ну, хорошо. В конце концов, вы правы — за риск в самом деле надо платить. Я согласен!

Ох не нравится мне это! Слишком быстро согласился. Или уж так подпирает?

— А теперь давайте решим, когда вы принесете мне товар.

Никаких «принесете»! Сейчас он сыграет по моим правилам.

— Лев Наумович! Я не попрусь через весь город с картиной. Мне не нужны чужие глаза. Да и возвращаться с деньгами в общественном транспорте тоже не хочется.

— Разве это проблема? Я пришлю за вами машину.

— Нет, мы сделаем по-другому. Вам нужно самому приехать ко мне домой с деньгами и забрать портрет. А уж за моим порогом делайте что хотите. А я хочу только одного: получить деньги, как можно быстрее развязаться с этой историей и все забыть. Надеюсь, по поводу моего адреса вы тоже успели навести справки?

— Допустим.

— Вот и отлично. Жду вас у себя завтра, скажем, в восемь вечера.

Хитрик задумчиво играл кистями пояса.

— Не могу сказать, что мне эта идея по душе. Я больше привык общаться на своей территории. Хотелось бы иметь гарантии…

— Лев Наумович, помилуйте! Это мне впору требовать от вас гарантий. Я — продавец, следовательно, рискую больше. А вдруг это подстава и на самом деле вы из милиции?

— Я похож на милиционера? — развеселился Хитрик.

— Не похож, — честно ответила я, — но мало ли…

— Пожалуй, вы правы. Ладно, убедили! Завтра буду у вас ровно в восемь. И хочу предупредить — я очень не люблю сюрпризы. Если вы, девочка, влезли в эту игру — заметьте, по собственному желанию, — то должны играть по правилам. Я достаточно понятно выражаюсь?

Складки у губ обозначились резче, неуловимый взгляд приобрел жесткую определенность. По моей спине забегали противные мурашки. Как будто я подошла к самому краю пропасти и заглянула в черную бездну.

Но уже через мгновенье мой собеседник опять принял вид расслабленного сибарита, любителя комфорта, красивых женщин и хорошей выпивки.

— Дорогая моя! Предлагаю от дела перейти к более приятной материи и обмыть наше знакомство. — Лев Наумович взял со столика маленький колокольчик и позвонил. Игра в барина продолжалась.

Боковая дверь бесшумно отворилась, и на пороге возникла давешняя горничная в белом фартуке.

— Тетя Люба, пожалуйста, принесите нам из кухни все, что нужно, — демократично попросил Хитрик своим ватным голосом. Женщина исчезла.

— Спасибо. — Я очнулась от наваждения, навеянного комфортом мягкого кресла и богатым интерьером. — В следующий раз.

— Куда вы спешите, Сима? Сегодня выходной. Посидим, выпьем хорошего вина, поболтаем об искусстве. Я ведь тоже, знаете ли, не чужд. Даже хотел стать художником. А потом мой водитель доставит вас домой в лучшем виде.

Ну уж нет! Вдруг невыносимо захотелось вырваться из этого роскошного уюта. Я вспомнила картинку, которую когда-то видела в учебнике по ботанике. Огромный цветок раскинул свои яркие лепестки по земле. Название раффлезия, так, кажется. Самый большой цветок в мире, он имеет невыносимый запах гниющего мяса. На этот запах слетаются всякие любители падали и опыляют хитрое растение. Мне показалось, что в дорогих апартаментах Льва Наумовича сквозь аромат импортного дезодоранта и прохладу кондиционера мой нос уловил мерзкую вонь гниения. Скорее на свежий воздух!

— Не беспокойтесь, я хочу прогуляться немного, зайти к подруге.

— Очень жаль! В таком случае не смею задерживать.

По уже знакомой мощеной дорожке мимо раскрашенных гномиков, мимо фонтана, мимо кокетливых цветочных газонов я почти добежала до калитки и выскочила на пыльную улицу. Герда вырвалась-таки из душных объятий коварной колдуньи, чтобы вернуться в свою жизнь. Пусть не комфортную и не очень сытую, зато без запаха могилы. Калитка за мной тихо закрылась. Надеюсь — навсегда!

А теперь и в самом деле, пожалуй, прогуляюсь — приду в себя. Тем более раз уж волей случая субботним вечером оказалась в центре города.

Часы успокаивали — до телефонного звонка моего второго клиента оставалось еще порядочно времени. Район, в котором находился особняк Хитрика, был самым зеленым и чистым. То, что называется «тихий центр». Когда-то, давным-давно, здесь, к постоянной досаде городских властей, располагался целый квартал старых частных домишек, перекочевавших из прошлой эпохи. Стоило свернуть с центральной улицы, и буквально через пару шагов вы, словно на машине времени, попадали в атмосферу патриархальной жизни. Той, какую изобразил Поленов на своем известном полотне «Московский дворик».

Толпа приземистых бревенчатых строений под зелеными и синими железными крышами деревенской плотиной тормозила стремительную реку жизни, превращая ее в сонный спокойный пруд. На веревках полоскалось немудрящее бельишко, босоногие дети с криками носились, прибивая пятками теплую пыль. Собака, вся в репьях, лакала из лужи у водоразборной колонки. Мудрые старухи, лузгающие семечки на завалинках, даже в жару были обряжены в особые плюшевые жакеты, которые, как и незабвенный болгарский бренди, назывались «плиски».

В начале каждого лета огромные тополя заваливали округу сухим пушистым снегом, он после дождей сбивался вдоль тротуаров в мокрые серые валики. Это был уголок психологической разгрузки посреди городского безумия. Здесь даже у самого продвинутого человека срабатывала генетическая память. По крайней мере, мне всегда хотелось привалиться плечом к шершавому стволу старой липы и так стоять, слушая безмятежное кудахтанье кур и вдыхая аромат травяной свежести и горького банного дыма.

Но город зашел исподтишка и победил. Наши местные толстосумы быстро смекнули, что избушки в центре города — недорогой и лакомый кусочек. Дома стали скупать за бесценок, переселяя наивных наследников патриархальной старины в многоэтажки на окраине. А на месте водоразборных колонок и трогательных палисадников, заросших лопухами и одуванчиками, моментально появились те самые архитектурные шедевры из красного кирпича, о которых уже было упомянуто.

От прежних времен сохранилась, пожалуй, только тишина. Да еще запах травы. Богатые тоже ценили свежий воздух. Площадки между особняками были плотно засеяны специальной газонной травой. Утром траву подстригли. Увядающие стебли безвольно лежали на газонах и источали волшебный дурман, от которого сладко плыла голова и хотелось всех жалеть и плакать. Сесть бы сейчас в тишине на лавочку, от всего отрешиться и почитать по обыкновению.

Но день еще не закончился. И по моим расчетам, скоро должен позвонить еще один желающий стать обладателем скромной дамы в черном. Господин Мишель Селье. Странный тип, который прибыл к нам с благотворительной миссией из Франции (в этом сомневаться не приходилось), который в совершенстве владеет русским, но предпочитает скрывать это, и который неведомым образом оказался тоже замешан в загадочной истории с портретом. А когда на одну вещь претендуют несколько покупателей, то умный продавец, несомненно, устроит аукцион. Именно так я и собиралась поступить. Только мой аукцион будет особенный. И с аукционерами еще предстояло договориться. А потому нечего принюхиваться к свежему сену, словно Муся к валерьянке. Пора домой.

Мсье Селье, как и положено деловому европейцу, был точен. Я еле успела влететь в квартиру и отдышаться.

— Мадам Нечаева, что вы решили? — Француз не стал заниматься «галантереей» и сразу взял быка за рога. Вернее, телку, то есть меня.

— Я принимаю ваше предложение. Но только во избежание ненужных осложнений сделку мы будем осуществлять на моей территории.

— В каком смысле?

— В смысле у меня дома. Раз вы знаете мой телефон, то подозреваю, что и адрес тоже. А потому прямо завтра и приезжайте с деньгами ко мне в восемь вечера. Только, пожалуйста, не опаздывайте.

— Может быть, все-таки лучше встретимся в нейтральном месте?

— Моя квартира — это и есть самое нейтральное место, — уверенно сказала я. А потом для еще большей убедительности привела все те же резоны, что и в разговоре с Хитриком.

Француз согласился. Подозреваю — без особой радости, что почувствовалось по его интонации. Ну вот, билеты на аукцион розданы. На меня накатило вдохновение. Завтра, если не произойдет ничего непредвиденного, в моей скромной квартирке состоятся выездные торги «Сотбис». Или «Кристи». Дамы и господа! Лот номер один! Портрет неизвестной дамы в черном работы художника Старицкого. Прекрасный образец салонной портретной живописи начала двадцатого века. Стартовая цена… Кто больше?

Воображение разбушевалось не на шутку. Я стала ходить по комнате, кланяться, произносить жаркие монологи и стучать несуществующим молотком. Кто бы подсмотрел сейчас в замочную скважину! Да, пожалуйста, подсматривайте. Ну и что такого? А может, я не наигралась в детстве. В аукционеров, в продавщиц краденого, а также в сыщиков и прокуроров. Стоп, пожалуй, хватит резвиться. Пора заняться подготовкой последнего действия этой запутанной пьесы из цикла «Сам себе режиссер». Я надеюсь, что действие на самом деле будет последним. И когда занавес упадет, убитый герой встанет. Он прижмет к груди букет цветов и под гром оваций покинет сцену.

Я зябко передернула плечами: не хотелось быть убитым героем. А вдруг картонный кинжал окажется настоящим?

Ко мне подошла Муся, потерлась пушистой шкуркой о мою ногу, великодушно оставляя на брюках клочки серой шерсти, и сказала:

— Успокойся, Сима, а то все закончится истерикой.

Матроскин, мяуканье которого я тоже уже научилась понимать, добавил:

— Немедленно звони Борису.

Хорошо, звоню Валевичу и объявляю большой сбор.

На следующий день утром мы встречались втроем: я, Борис и Андрей. Накануне по телефону я объявила, что имею важную информацию и что это вопрос жизни и смерти. И добавила, что для конспирации лучше собраться на стороне, поскольку за мной могут следить.

— И пусть Андрей постарается раздобыть портативный диктофон. — После этих моих слов Валевич только хмыкнул в трубку. Не удивлюсь, если на встречу вместо диктофона он притащит какое-нибудь седативное средство, из тех, что выдают по рецепту с круглой печатью. Поди уже и так не раз подумал, нужна ли ему такая беспокойная подруга.

Мы условились встретиться в летнем кафе «Бриз» под крылом местного Брюса Уиллиса. Причем я особенно настаивала на том, что прийти туда необходимо поодиночке и увидеться как бы случайно. Именно так ведут себя заговорщики во всех детективах. Конечно, в масштабах нашего городка моя предосторожность могла показаться излишней и нелепой, но чем черт не шутит… Пусть лучше все идет по законам жанра.

Перед выходом из дома я еще раз перебрала вещественные доказательства: фотографию, умыкнутую мной из семейного Васиного альбома, и конверт с копиями документов, которые выслала Вал юля. Негусто! Все остальное в голове. Надеюсь, мне удастся предложить стройную версию, которая убедит мужчин, что я поступаю правильно.

День обещал быть прекрасным. Несмотря на утренний час, по городу уже фланировали праздные сограждане в поисках хлеба и зрелищ. Все лавочки на бульваре были утыканы молодыми людьми обоего пола, то там то сям бренчали гитары и самовыражались народные певцы. Небо блистало незамутненной синевой, солнце лупило по городу из станкового пулемета. Присесть бы сейчас в тени со стаканчиком пломбира в руках и послушать доморощенных бардов. Так нет ведь — нашла себе приключений на все места и теперь несусь к заветному месту встречи, которое, как известно, изменить нельзя. И прикид у меня подходящий: серо-буро-малиновые брючки и примерно такой же пиджачок. Это чтобы, значит, в глаза особенно не бросаться. На носу темные очки. В руках пакет с вещдоками. Мата Хари Мценского уезда на пенсии. Так, подрабатываю немного.

Мой любимый «Бриз» уже вовсю надувал паруса любителей пива и шашлыков. Я взяла стакан минералки (для отвода глаз, разумеется) и, приметив свободный столик, плюхнулась в белое пластмассовое кресло. Товарищей по боевой операции еще не было. Тем лучше! Больше шансов, что наша встреча будет выглядеть вполне невинно даже для заинтересованных глаз.

Минералка уже почти вся булькала искусственными содовыми пузырями в животе, когда перед моим столиком возникли друзья-менты. Вот оболтусы, я же велела приходить поодиночке! Ну никакой конспирации! Андрей вообще вырядился, как сельский франт на любовное свидание. Черная рубашка, белый льняной пиджак и джинсы под ремнем с большой ковбойской пряжкой. Такого трудно не заметить. Мог бы для верности еще милицейскую фуражку надеть. Спасибо, хоть Валевич не разочаровал. Брюки не от Армани, конечно, но ничего — потянут. И толстовка скромненького болотного цвета. Я незаметно скосила глаза вбок и вниз, пытаясь сделать невероятное — окинуть себя взглядом со стороны. М-да, вообще-то я зря так уж приубожилась. Надо было подпустить чуть легкомыслия и кокетства. Хоть и деловое, но все-таки свидание.

Мужички мои весело переговаривались, у каждого в руке было по банке пива. Бьюсь об заклад, не по первой. Борис расплывался в благодушной улыбке. По физиономии ясно прочитывалось, что он думает о предстоящем разговоре и вообще обо всей этой детективной суете. Ладно, хорошо смеется тот, у кого челюсть не вставная.

Подсаживайтесь, господа сыщики, и слушайте мою версию.

Ох и досталось же мне за самодеятельность! Даже обидно. Можно сказать, раскрытое преступление им на блюдечке представила, а они… Ну ладно, не совсем раскрытое, но ведь почти.

Когда я связно и хорошим литературным языком стала излагать вероятную цепь событий, подкрепляя рассказ неопровержимыми доказательствами, уликами и красноречивыми фактами, у них рты пооткрывались. Да они просто офигели! Так и сидели несколько минут обалдевшие — даже про пиво забыли. Зато потом плотину прорвало. На всю катушку. По их словам выходило, что я — безответственная авантюристка, глупо рискующая своей жизнью. Нет, версия, конечно, добротная, ничего не скажешь. И за добытые факты спасибо, и за дедукцию отдельный поклон. Только надо было это все сразу же изложить родным компетентным органам еще на начальной стадии и скромно отойти в сторону. Ага, сейчас! И любоваться со стороны, как все глохнет на этой самой начальной стадии. Кстати, кто, собственно говоря, мешал нашим доблестным органам в процессе расследования прийти самостоятельно и совершенно независимо от дилетантки Серафимы к таким же результатам? Все это я и влепила прямо в лицо милицейским задавакам.

— Сима, твои рассуждения ошибочны изначально. — Андрей не хотел ссориться. — Рано или поздно мы бы сами раскрыли это преступление. И кстати, тоже сделали уже кое-что. Не спорю, иногда свежий взгляд на происходящее и знание определенных специфических тонкостей могут существенно помочь расследованию. В твоем случае так и вышло. Но это скорее исключение, чем правило.

— Ну а если бы я была следователем? Тогда все действия стали бы нормальными и оправданными, так, что ли? Например, Настя Каменская куда круче узелки распутывает.

— Серафима, дорогая! Каменская — литературный персонаж, вымышленный. И даже вымышленная Каменская — профессионал, работник милиции.

Одним словом, «чтоб так петь — десять лет учиться надо».

— Но ведь приемчиками она часто пользуется нестандартными, женскими. Даже дружбу с подозреваемыми заводит для пользы дела.

— Тьфу, тебя не переспоришь! Упертая, как сто ослов. Сколько тебе повторять — это бел-лет-рис-ти-ка! Знаешь что, перечитывай лучше на ночь Тургенева.

Смотри-ка, они еще библиотечку мне будут подбирать. Хотела я обидеться, особенно за ослов, да передумала. Дело надо до конца довести? Надо! Попробую сейчас вдолбить эту мысль в их пивные головы.

— Так, ребята, когда возьмете преступников с поличным, тогда и продолжим дискуссию. Не забыли, что у меня сегодня вечером встреча? И отменять я ее не собираюсь, учтите! Кстати, Андрей, ты принес диктофон?

— Да принес, принес… — Андрей выложил на стол аккуратную коробочку, которую я тут же смахнула в сумку. — Пользоваться-то хоть умеешь или показать?

— Как-нибудь разберусь.

— И, пожалуйста, поосторожней с фигурантами. Все как решили, без самодеятельности. Тем более что Хитрик твой у нас в разработке по делу об убийстве Анатолия Коновалова.

Я не сразу сообразила, что Анатолий Коновалов — это бритый Толян, дружок Оли.

— Кроме того, есть предположение, что и в смерти Ольги Стрельцовой он замешан, — продолжал Андрей. — Как видишь, мы тоже не в носу ковыряем. Хотя некоторые не в меру ретивые барышни так и норовят у милиции хлеб отнять, — язвительно добавил он.

— А ребятки, что меня умыкнули, тоже с ним связаны?

— Нет, они из другой команды. Что и удивительно. И вообще, пока этот момент мне не совсем ясен. Словно какого-то звена не хватает.

Надо же, не совсем ясен! Мне тоже в этой истории один момент не совсем ясен. Вернее, совсем не ясен. Но я пока лучше помолчу. Хватит с них и того, что узнали. Видишь, как раскраснелись. То ли от волнения, то ли от пива.

Солнышко тем временем выползло на середину неба и со всех сторон облизало тень от зонтика над столом. Пора было расходиться. Мы еще раз обсудили план действий, и я велела парням больше сегодня пива не пить. Чтобы ничего не перепутать во хмелю. По тому, как они переглянулись и презрительно фыркнули, я поняла, что совершенно не представляю, что такое настоящий мужской хмель.

Ну что же, революционная тройка выработала проект приговора вредителям, теперь можно и разбежаться до времени.

По дороге домой я заскочила в хозяйственный магазин. У меня там был блат, самый приличный блат за всю мою жизнь. Эля Богомазова, с которой мы просидели за одной партой последние пять школьных лет, трудилась в магазине на ниве советской, а теперь акционерной торговли в должности товароведа. В прежние времена у нее всегда можно было разжиться дефицитным мылом и стиральным порошком «Лотос». Сейчас блат в торговле как социальное явление угас. Всего навалом, кроме денег. Их не раздобыть ни по какому блату.

Эля, как всегда, приветливая и, как всегда, ярко накрашенная, была на рабочем месте, несмотря на воскресный день. А что вы хотите? Дедушку Маркса помните? Капитализм, потогонная система. То-то! Ударяться в школьные воспоминания мне было абсолютно некогда, а потому уже через пятнадцать минут я выкатилась из хозмага с куском полиэтилена и рулоном оберточной бумаги изысканного серого цвета, которыми меня безвозмездно снабдила щедрая одноклассница.

Кошки уже сидели в прихожей у входной двери и заметно волновались. Их тревожила безрадостная перспектива остаться без обеда.

— Ничего, родные, сейчас поедим и примемся за дело. Только, чур, не мешать! — Я щедрой рукой навалила в миски сухого корма. Гулять так гулять!

Но, между прочим, у меня самой не было никакого аппетита. В душе нарастал и ширился самый примитивный мандраж. Интересно, а как в таких ситуациях чувствует себя Настя Каменская? Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, я взялась за упаковку картины. Сначала обернула ее тремя слоями серой бумаги и все хорошенько закрепила скотчем. А потом сверху еще намотала полиэтилен, перевязав полотно бечевкой. Теперь шедевр был надежно защищен. Поискала глазами, куда бы его пристроить. В конце концов прямоугольный плоский пакет отправился под кровать.

Чем ниже опускалась часовая стрелка по кругу циферблата, тем сильнее сосало под ложечкой. И пустырника уже выпила, и заветного бальзама — тревога не отпускала. Неважный из меня получается сыщик, больно трусливый. А прошвырнусь-ка я по квартире с тряпкой! Чего время зря терять? Мне это всегда помогало. Чем серьезней проблема, тем ожесточенней уборка. Нервная энергия сублимировалась в физическую и частично рассасывалась в борьбе с пылью и вековыми завалами в шкафу.

Первой под мою безжалостную руку попала прикроватная тумбочка.

— Зачем они здесь? — спросил еще в первый свой визит Валевич, поднеся к глазам плоскогубцы, мирно покоящиеся рядом с моим ложем. Конечно, можно было приколоться и сказать, что, когда у меня бессонница, я осуществляю мелкий ремонт по хозяйству. Но все было гораздо проще и сложней одновременно. Плоскогубцы на тумбочке — орудие психологического воздействия. Я стучу ими по батарее, когда соседи начинают уж слишком доставать. Сначала было неловко усугублять тяжелую ночную ситуацию в доме дополнительным шумом. Когда в очередной раз у веселой парочки до трех ночи бесилась попса, я терпеливо накидывала халат, давила на кнопку звонка и вежливо и униженно пыталась объяснить, что мне рано вставать. Молодка молча выслушивала мой тоскливый монолог, пяля оловянные глаза, и захлопывала дверь. Даю голову на отсечение, она совершенно не понимала, о чем идет речь. Половина слов просто не входила в ее лексикон. Тогда я начала долбить по батарее. Как ни странно, иногда помогало. Это был их знакомый метод. Простой и грубый, как тамтамы дикого племени.

Я печально вздохнула. У настоящей женщины на тумбочке должен находиться дорогой ночной крем от морщин, изящный ночничок для любовных утех в романтическом полумраке и томик «Алхимика» модного Пауло Коэльо. А у меня что? Коробочка берушей за семь рублей, плоскогубцы и пачка снотворного. Такой вот пессимистический натюрморт. Хватит! Начинаю новую жизнь. Завтра же пойду к соседям и устрою жуткий скандал с воплями и матом. И плоскогубцы отныне пусть лежат там, где им и положено быть — в кладовке. Я нарочно накручивала себя. Я раздувала свою смелость, как неопытный турист раздувает умирающий огонек костра. Нет, в самом деле — доколе?! Сколько можно бояться соседей, начальников, хулиганов, Хитрика, Селье и себя саму?!

Огонек жалко подрагивал и норовил погаснуть в любую минуту. Ожесточенная трудотерапия продолжалась. В результате мне удалось даже разобрать в кухонном шкафу, до которого никак не доходили руки. Вот уж верно — при правильном подходе из любой ситуации можно извлечь пользу. Продолжая метаться по квартире в пароксизме уборки, я исподтишка бросала взгляды на циферблат. Вечер неумолимо приближался. Наступала безмятежная пора, когда обеды сварены и съедены, квартиры убраны, но любимые сериалы еще не начались. Двор звенел детскими голосами. Молодые мамаши гордо катали по разбитому асфальту цветные коляски, приучая малышей с самого нежного возраста терпеть родные колдобины и ухабы. Потянулись с электрички садоводы с пустыми ведрами и корзинками. Лица их были обожжены жестоким весенним ультрафиолетом, в глазах светилось умиротворение и неземная благодать.

Привычная мизансцена, привычные действующие лица — все, как в любой другой теплый воскресный вечер. Только я сегодня выпадала из традиционного сценария, снова и снова прокручивая в голове возможные варианты ожидаемой встречи. А тем временем золото заходящего светила стало заметно тускнеть. Вдруг разом глухо забормотали старые ветлы в палисаднике, захлопало белье на балконах. Низкие темно-серые тучи споро и агрессивно занимали безмятежное майское небо, как монгольская орда — Древнюю Русь. Если бы я была режиссером сегодняшнего вечера, то сказала бы, что это перебор и дурновкусие. Известно — злодеи всегда возникают из темноты на фоне грозы и полыхающих адских молний. Не хватало еще для усиления трагизма музыку Вагнера подпустить. Но режиссер, он же оформитель спектакля под названием «Жизнь», располагался очень высоко, где-то на колосниках. И его совершенно не волновало мнение мелких статистов, которые солидно толпятся на сцене, получая по пятьдесят рублей за выход. Небрежный взмах его всесильной руки — и вот уже по стеклу барабанят настойчивые капли, без сожаления уничтожая зеркальный блеск свежевымытых окон. Немного визгу, немного бестолковой суеты, и улица опустела. Я люблю весенний дождь после долгого пыльного мучения. Остро пахнет горячий мокрый асфальт, ярче становятся краски, и прямо на глазах разворачиваются листья и набухают цветочные бутоны. Но сегодня мне было не до метеорологических радостей. Неумолимо приближался час «икс». Я сглотнула еще одну таблетку валерьянки и стала из-за шторы, как подпольщица, оглядывать двор. Мне хотелось знать, кто придет первым и придет ли вообще. И все-таки не усмотрела. Либо сама сильно волновалась, либо мои гости были неплохими конспираторами.

Звонок в дверь, хотя и был ожидаем, все равно полоснул по нервам электрическим разрядом. Стараясь выглядеть спокойной и уверенной, я распахнула дверь. За ней возвышался безупречный господин Хитрик. Костюм долларов за восемьсот, туфли за триста, в руке зонт-трость и солидный кожаный «дипломат». Не пошлый Китай и даже не сомнительная Турция, а добротная Европа. Выражение лица — «половина сахар, половина мед», как любят приговаривать азиатские рыночные мужички, расхваливая свои дыни. Ни дать ни взять — сердечный дядюшка пришел навестить свою любимую племянницу после долгой разлуки. Сейчас из чемоданчика начнет доставать подарки. Ох, переигрывает! Наверное, тоже нервничает. Эта сусальность нам ни к чему. Я нарочито сухо поздоровалась и впустила Льва Наумовича в прихожую. Он моментально врубился и тут же придал своему лицу вежливо-деловое выражение. Ничего личного — только бизнес. Секунду я колебалась: стоит предложить ему кофе или обойдется? Пожалуй, обойдется. Но формальную вежливость решила соблюсти: зачем раньше времени настораживать визитера?

— Присаживайтесь, Лев Наумович. — Я поправила диванную подушку и незаметно нажала кнопку диктофона, который она скрывала.

— Ну что, Серафима Александровна, надеюсь, ваши планы не изменились?

— В общем, нет.

— Что значит «в общем»? — внезапно занервничал Хитрик.

— Так, к слову пришлось. А деньги при вас? — перевела я разговор на более понятный предмет.

— Разумеется, как договаривались. Только, уж извините, мне сначала хотелось бы взглянуть на картину.

— Нет проблем! — Я полезла под кровать и вытянула оттуда так тщательно упакованный накануне сверток.

Глаза покупателя вспыхнули странной смесью алчности и насмешки.

— Голубушка, вы что, до сих пор держите портрет в раме? Гораздо проще было бы вынуть холст и скатать его в аккуратный рулон. Удобно, и меньше внимания привлекает.

— Простите, я не привыкла выдирать полотна из рам. У меня совсем небольшой опыт торговли музейной живописью, — не удержалась и съязвила я.

— Лиха беда начало, — пробормотал Лев Наумович. — Впрочем, ближе к делу. Как вы понимаете, я хотел бы взглянуть на полотно.

— А я хотела бы вначале пересчитать деньги. Если что-то будет не так, то не стоит и распаковывать. А то потом очень хлопотно снова все увязывать.

Губы Хитрика пренебрежительно скривились. Боже, как утомительно иметь дело с дилетантами — так и читалось на его лице. Он не спеша щелкнул замками «дипломата».

— Вот, как и условились — сто пятьдесят тысяч рублей.

Увесистые пачки, скрепленные банковскими ленточками, перекочевали на стол. Кучка получилась так себе, небольшая. Надо было запросить больше. Рядом с деньгами мой гость небрежным жестом водрузил плоскую бутылочку с дорогим коньяком.

— Удачную сделку полагается обмыть, не так ли?

Я промолчала и начала сосредоточенно разрывать обертки денежных «кирпичиков», кожей чувствуя, как пренебрежение Хитрика перерастает в глубокое презрение. Плевать! Жадная и недоверчивая провинциалка, битая жизнью, все проверяет на ощупь. И все-таки денег было много. Я такую сумму отродясь не пересчитывала, а потому постоянно сбивалась и начинала снова.

Лев Наумович откровенно скучал и нетерпеливо перебирал ногами. И тут в напряженной тишине, прерываемой лишь тихим шелестом купюр, раздался еще один звонок в дверь. Хитрик буквально подскочил на стуле и изумленно уставился на меня:

— Вы кого-то ждете?

Я неопределенно пожала плечами и направилась в прихожую. Покупатель картины с силой вцепился в мое плечо:

— Куда? С ума сошла! Сделай вид, что тебя нет дома. Не хватало, чтобы какой-нибудь идиот нас здесь застукал. — От волнения он перешел на грубое «ты».

Звонок повторился.

— Придется открыть. Сидите тихо. — Я освободилась от его цепкой лапы, кинулась к входной двери и, не давая Хитрику опомниться, щелкнула замком.

Еще один любитель живописи, мсье Селье, шагнул в мою прихожую, деликатно стряхивая с куртки несуществующие дождевые капли. Судя по сверкающим ботинкам, всего-то и дел было — перескочить из салона автомобиля в подъезд. В отличие от Хитрика сдержанный иностранец не стал корчить преувеличенно любезную мину. Так, легкое оживление на сухощавом лице, которое можно списать на счет внезапной грозы.

Селье вежливо поздоровался и остановился в прихожей, терпеливо ожидая моего приглашения войти в комнату. Я аккуратно закрыла за Мишелем дверь, не забыв поддеть ногтем «собачку», чтобы английский замок не захлопнулся. Наглухо запертая дверь не входила в мои планы.

Ну вот, вся компания в сборе. Можно начинать торги.

— Прошу вас, господин Селье, проходите! Познакомьтесь — Лев Наумович Хитрик.

Сказать, что мои гости пришли в замешательство, — значит ничего не сказать. По их остолбенелому виду я сделала следующие выводы: первое — они знают друг друга, второе — встреча неожиданна для обоих и, наконец, третье — для обоих же неприятна.

Первым пришел в себя Хитрик:

— Голубушка, что это за сюрприз? Я ведь вас, кажется, предупреждал насчет фокусов. — Голос потерял всякую ватность и заскрежетал, как ржавое железо.

— Никаких фокусов, дорогой Лев Наумович. Просто я узнала, что на картину есть еще один претендент. Грех было такой шанс не использовать. Вот я и хочу выбрать более выгодный для себя вариант. Но пусть все будет по-честному, хотя, согласитесь, в нашем случае это выражение звучит несколько странно. И хочу заметить, что господин Селье предложил за картину значительно, я подчеркиваю — значительно большую цену. Поэтому картина, Лев Наумович, будет ваша только в том случае, если вы увеличите свою сумму.

Хитрик выслушал мою тираду с каменным лицом, секунду помолчал и вдруг весело расхохотался. Такой реакции я совсем не ожидала.

— Ну и дура же ты. Жадная дура. Ты что же, не шутя, решила, что я с тобой буду торговаться? Я?! Оставь эти штучки для господина француза. Хотел я тебя, телку бестолковую, пожалеть, без пыли все уладить. Даже деньжат на твою убогость подкинуть. Так вот, моя дорогая, ничего теперь не получишь. А картину я просто так заберу.

Селье дернулся всем телом, но Хитрик сделал рукой предупреждающий жест:

— И не вздумайте рыпаться. Внизу мои ребята. — Он достал из кармана маленький мобильный телефон. — Сейчас я спокойно уйду с картиной и деньгами, а вы можете распить коньяк за мое здоровье. Кстати, отличного качества напиток.

Он опять хохотнул.

— Мне почему-то кажется, что в милицию никто не побежит, а? А вы с Васей придурки, — продолжал Лев Наумович, повернувшись ко мне, — кто так серьезные дела делает? И передай своему плотнику: пусть скажет спасибо, что жив остался. И ты тоже уши прижми и моли бога, чтобы у меня было хорошее настроение. А иначе…

Хитрик не договорил, что иначе. В прихожей послышалось легкое движение. Ну наконец-то!

Я с надеждой и облегчением обернулась к двери и… превратилась в соляной столб. Это были совсем не те, кого я рассчитывала увидеть. На пороге стояла дама в черном. Живая, из плоти и крови. Волосы были подобраны точно так же, как на портрете, темные глаза горели злым огнем, легкий румянец пятнами выступил на смуглой коже.

Мне хотелось ущипнуть себя. Но я не могла даже пошевелиться от изумления. В руке дама сжимала маленький блестящий предмет, напоминающий пистолет. Мамочки родные, это и в самом деле был пистолет! Мне уже не хотелось ущипнуть себя. Мне хотелось упасть на пол и заползти за диван.

— Спокойно, Лев Наумович, быстро звоните своим мордоворотам, чтобы они убрались из подъезда. И из двора тоже. Да поживей, пока я вам тупую башку не продырявила, — скомандовала она и навела оружие на Хитрика. — Учтите, я не шучу!

Тот, не сводя глаз с пистолета, стал давить на кнопки телефона.

— Желудь, все в порядке, можете ехать. Нет, вы мне сегодня больше не понадобитесь. Я сказал — нет! — не выдержал и сорвался на крик Лев Наумович.

— Очень хорошо. — Дама поправила выбившуюся из прически прядь, продолжая наставлять пистолет. — Дайте-ка мне сюда ваш мобильник.

Она схватила черную матовую трубку, бросила на пол и с неожиданной силой ударила по ней каблуком. Во все стороны брызнули пластмассовые осколки.

— Свой коньяк можете выпить сами. А мы уходим. Миша, забери картину.

— Мадам Селье, вы поступаете неблагоразумно. Вам все равно не удастся вывезти полотно из страны. А у меня связи. Мы могли бы договориться. — Лев Наумович пытался восстановить утраченные позиции.

— Господин Хитрик, вы — подлый и бесчестный человек. И ни о чем я с вами теперь договариваться не собираюсь. Эта картина по праву принадлежит моей семье. Предоставьте нам самим решать свои проблемы.

Мне казалось, что я смотрю кино. Тем более что никто не обращал на меня никакого внимания. Я была для спорящих чем-то вроде мебели. Похоже, они даже забыли, что находятся в моей квартире. Мишель Селье аккуратно обошел меня и потянулся к упакованному полотну.

И тут произошло неожиданное. Муся, которая все время, пока бушевали страсти, спокойно дремала в кресле, вдруг проснулась, выгнула спину и прыгнула прямо под ноги даме. Та от неожиданности отшатнулась, да так неудачно, что наступила моей любимице прямо на ее пушистый хвост. Кошка дико заорала и метнулась серой молнией под шкаф. В тот же момент Хитрик, оправдывая свою фамилию, со скоростью, не уступающей Мусиной, бросился на даму и выхватил у нее пистолет. Ситуация опять кардинально переменилась, уже в который раз за сегодняшний вечер. Торжествующий Лев Наумович с пистолетом в руке явно собирался взять реванш за все.

— Та-ак, — протянул он сладострастно, — что вы теперь запоете, уважаемая? Ай, ай, какая незадача! Хотели портрет вернуть? Семейная, говорите, реликвия? Так ведь мы вопросы реституции не решаем. У нас, голубушка, не Латвия и не Литва. И ваша картина — давно государственное имущество или, если хотите, достояние. А вы решили им преступно завладеть. Фу, как некрасиво! И чем же вы благородней и честней меня, позвольте спросить? Да только одно не учли: вы — в гостях, а я — дома. Здесь меня никому не переиграть. Так что погостили, развлеклись и отправляйтесь в свою Францию. А то как бы чего дурного не случилось. Страна, знаете ли, дикая, люди нецивилизованные. А насчет картины успокойтесь: как говорит мудрая русская пословица, что с возу упало, то пропало. Впрочем, я не садист какой-нибудь, — Хитрик усмехнулся с издевкой, — так и быть, доставлю вам удовольствие на прощанье. Полюбуйтесь на свою прабабушку последний раз. Скоро ее уже никто больше не увидит.

Лев Наумович подтянул сверток к себе и одной рукой на ощупь, не сводя глаз с французской парочки, стал срывать упаковку, которую я так старательно навертела на картину. Бечевка лопнула, полетел в сторону полиэтилен, стала сползать оберточная бумага. Из-под нее показался сначала угол рамы, кусок холста. Еще несколько рывков — и перед глазами моих изумленных гостей поплыла и заколыхалась в нежно-зеленом мареве березовая аллея — пейзаж безумного живописца под названием «Осень».

Шок! Финальная немая сцена из «Ревизора»!

— Что? Что это?! — очнулся багровый Хитрик и затрясся, забрызгал слюной, тыча в полотно пальцем. — Ах ты, сука! — Он резво обернулся ко мне. — Да я тебя задавлю, как вошь! Шутки шутить вздумала! Со мной!! Быстро говори, тварь, где портрет.

В один прыжок он подскочил ко мне и взмахнул рукояткой пистолета.

Последнее, что я услышала, падая, был громкий стук входной двери и командный голос Андрея:

— Всем стоять и не двигаться!

— А что было дальше?! — Новенькая сотрудница смотрела на меня с испуганным восхищением. Остальные таинственно и чуть покровительственно улыбались, предвкушая продолжение. Они-то уже в десятый раз слушали повествование о том, «Как Сима Разоблачила Шайку Хищников и Убийц», и чувствовали себя участниками событий, наслаждаясь изумлением непосвященных. Их удовлетворение от раза к разу только росло, как при просмотре любимого фильма «Ирония судьбы…». А я уже начинала ощущать себя лягушкой-путешественницей из сказки. Сижу на любимой кочке в болоте и завожу снова: «Лечу это я, лечу…» Но делать нечего: на ближайшие полгода мой рассказ — обязательный номер программы наших «корпоративных вечеринок». Особенно если есть новые слушатели. А сегодня вообще все приобретает дополнительный смысл. Ведь собрались мы в кабинете директора не просто так, а по поводу моего дня рождения. Признаться, не очень я люблю этот день. Протокольные мероприятия, дежурные любезности, хлопоты… А чему радоваться? Тому, что еще один год ушел. Хотя, если подойти с другой стороны, повод все-таки есть.

Ведь именно тебе из миллионов возможных вариантов выпала удача прийти в этот мир. За это, конечно, можно и выпить.

Одним словом, весомая причина для очередного перемирия налицо, Си-Си от полноты чувств выписал мне приличную премию, а потому я постаралась организовать угощение получше. Да и сослуживцы не ударили в грязь лицом, натащили всякой вкуснятины.

На этот раз обошлось без «Утопленницы». Зато были аппетитные завитушки из творожного теста под названием «Крымские улитки». Все-таки более-менее съедобно звучит — вроде блюда из французской кухни. Рассказывали мне про одно такое — «Виноградные улитки под зеленым соусом».

Вера Николаевна разволновалась и даже всплакнула слегка, вручая подарок — красочный альбом «Сокровища Эрмитажа». Новое издание, отпечатанное в Финляндии на великолепной бумаге и прекрасно иллюстрированное. Я тоже была не на шутку растрогана, догадываясь, в какую копеечку влетел подарок нашим музейным бессребреникам. Кстати, сегодня ряды идейных волонтеров пополнились еще одним членом. В наш дружный коллектив органично вливалась новая смотрительница главного зала. Сейчас она как раз проходила ускоренный курс молодого бойца — знакомилась ближе с обитателями картинной галереи, а также с ее традициями и преданиями.

Я машинально потрогала шрам на лбу и вздохнула. Рана от удара рукояткой пистолета, которую нанес мне рассвирепевший Хитрик, была неглубокой и уже почти затянулась. Пистолетик-то легонький, дамский. Хотя настоящий, без дураков. Думаю, что Льву Наумычу досталось гораздо больше, когда после эффектного и чувствительного приема, проведенного Валевичем, незадачливый покупатель картины отлетел в угол, наскочил на край стола и печально сполз на пол. Накладка с дракой произошла из-за того, что мои спасители появились в квартире несколько позже, чем полагалось по нашему сценарию. А все их самонадеянность. Они, видите ли, решили воспользоваться служебной машиной, которая, как всегда, заглохла в самый неподходящий момент.

Остаток пути мужики пробежали (причем Борис, по словам Андрея, поставил личный рекорд скорости) и прибыли как раз к раздаче призов. Но шрам я все-таки успела получить.

— Сима, что замолчала? Рассказывай! — Леночка нетерпеливо подергала меня за рукав. — Значит, ты пришла в музей после кражи — и что?

Леночка прекрасно знала — «что», ей не терпелось полюбоваться на физиономию новой сотрудницы.

— И вот очень живо представляю я себе, как вор тянет через дырку в окне картину. И чувствую, что ему словно что-то мешает. А что — не могу понять. Как на грех, еще стекло упавшее меня чуть не пришибло. Короче, только дома дошло — рама! Дыра в стекле, конечно, получилась основательная, человек мог туда пронырнуть. Но вытащить картину в раме — не-а. — Я отрицательно покрутила головой. — Она обязательно застряла бы. Я ведь хорошо представляла размеры картины, прямо скажем, довольно внушительные, да еще углы острые. Разумеется, полотно можно вынуть, вырезать, наконец. Но тогда раму бросили бы в зале. А ее не было. Значит, рассуждая логически, придется признать, что портрет, скорей всего, не выносили на улицу, а спрятали где-то в особняке.

— Но почему же вы сразу об этом не сказали следователю?

Коллеги понимающе заулыбались. Они уже задавали мне такой вопрос.

— А что я могла предъявить, кроме смутных ощущений? Стекло-то вывалилось еще до начала следственных действий. На тот момент дыра была такая — хоть на танке въезжай! И ни у кого не возникло сомнений, что портрет уже давно за пределами особняка. Залы-то музейные, конечно, осмотрели. Убедились — все на месте, кроме «Дамы в черном». Что и требовалось доказать. Сама я, кстати, тоже пыталась от мысли о раме избавиться. Думала, просто перенервничала, игра воображения. Да и потом, что значит вообще выйти с таким заявлением? Это же тень на весь коллектив. Раз картина спрятана в музее, а кража — инсценировка, то получается, что у вора либо есть сообщник среди наших, либо вором стал кто-то из своих.

А в голове все зудит и зудит. И чем дальше, тем отчетливей. Вот и решила я потихоньку обследовать музейные помещения сама и попытаться отыскать портрет. За столько лет работы здание-то уже знаю как свои пять пальцев и все его тайные уголки тоже. А теперь вопрос на засыпку. Допустим, вы, будучи в курсе основных обстоятельств кражи, на кого в первую очередь могли подумать?

Новенькая смутилась:

— Ну-у, не знаю. Наверное, на Лену. Она же последней уходила из музея. — Девушка бросила виноватый взгляд на нашу хохотушку, но та лишь невозмутимо кивнула.

— Девочка, у вас явные дедуктивные способности. Разумеется, на Лену. Я стала потихонечку приглядываться к сослуживице, но, хоть убей, не замечала ничего необычного. К тому же меня смущала слишком уж очевидная глупость этого поступка. Немотивированность и бессмысленность его сбивали с толку. Для чего Лене этот портрет? Загадки, загадки… Одним словом, следовало срочно найти картину, но делать это надо было аккуратно и незаметно, чтобы не насторожить вора.

А тут как раз произошло жуткое событие — умерла от отравления Оля. Коллектив переполошился, людям было не до моих обысков. Вот я потихонечку и стала прочесывать особняк. И нашла-таки! Ну что сказать? Увы, увы… Портрет обнаружился в плотницкой. Вася не был вором-профессионалом и не придумал ничего лучше, как спрятать живописное полотно у себя. Конечно, он попытался, как умел, замаскировать картину. Так что ее, возможно, никто бы и не нашел. Но я-то искала целенаправленно. Как он все провернул? Очень просто. В последнюю ночь плотник пришел в сад, разбил окно, ловко пролез внутрь и спрятал картину в заранее облюбованном месте. А точнее, в рамочной. Есть у нас такое небольшое помещение под лестницей, заваленное различным художественным хламом и деликатно скрытое от любопытных глаз декоративной панелью под цвет стен. На все хватило трех минут.

Когда, прибыли охранники, Вася был уже далеко. Никому в голову не пришло искать картину внутри здания, здесь он правильно рассчитал. А уж потом незаметно перетащил портрет в плотницкую. После такого открытия на душе у меня сделалось паршиво. В принципе, я к плотнику неплохо относилась. Идти сообщить обо всем в милицию? Конечно, гражданский поступок, но уж больно… ну… некрасивый, что ли. Васю жалко. И что он, дурак, натворил? Короче, я решила поговорить с ним душевно и убедить явиться с повинной. Свалить все на помрачение ума от винных паров.

Но не успела. Он угодил в больницу после жестокого избиения.

Новенькая смотрительница ахнула, а Жанна Афанасьевна воспользовалась моментом, чтобы подлить кипяточку в остывающий чай. Я благодарно кивнула, отхлебнула глоток и вспомнила свой поход на «графские развалины», Таточку и ее мать. Тот памятный визит и приподнял в первый раз завесу тайны над непонятными событиями. Прежде всего именно болезнь дочери и бедственное положение семьи могли толкнуть плотника на преступление. Ведь ему необходимо было раздобыть деньги на операцию. И деньги немалые. Ну, допустим, он решил продать портрет. Ерунда! Вася, конечно, пьющий, но не дурак. Он должен был понимать, что приличной суммы от подобной сделки не выручить. С таким же риском можно было стащить куда более ценный экспонат. Так удивлялась я, пока Васина жена простодушно не поведала мне историю их прежней жизни. Тут уж я удивилась еще больше, и не просто удивилась, а еще и крепко призадумалась. Ай да Вася, ай да пьяница! А не хотите ли вы знать, дорогие сослуживцы, что вечно хмурый и слабо бритый плотник в прошлом был ведущим реставратором прославленного столичного музея и хорошо разбирался в живописи? Ему поручали приводить в порядок самые сложные и ценные полотна. Мастера такого класса и опыта с первого взгляда могут определить художественный уровень картины не хуже иного искусствоведа. Чтобы Вася настолько потерял квалификацию, что предпочел малоизвестного Старицкого более дорогим работам? Мне хотелось воскликнуть, как великому театральному мэтру: не верю! А значит… Значит, плотник знал что-то такое о портрете, чего не знала я и что делало картину желанной добычей. Пожалуй, стоило еще раз попробовать потолковать с Васей. Сердце подсказывало, что он еще не окончательно свалился в пучину порока. С этой целью я и отправилась в больницу. Стыдно признаться, но была у меня тайная надежда, что на больничной койке ослабевший душевно и физически экс-реставратор впадет в раскаяние и станет более разговорчивым. Но больной после визита таинственной женщины впал не в раскаяние, а в острый психоз.

Что мне оставалось делать? А может, начать действовать на свой страх и риск и попробовать самой найти покупателя? А то, что таковой имеется, я почти не сомневалась. Вряд ли Вася действовал с дальним прицелом на будущее. Деньги плотнику были нужны срочно. А потому незадачливый похититель, скорей всего, работал под конкретного заказчика. И опять же, скорей всего, этот заказчик жил в нашем городе. Посредником в такой сделке мог выступить скупщик антиквариата Болбот, который располагал обширной клиентурой и который был одним из немногих, с кем Вася водил знакомство. На этом я и решила сыграть, подкинув Болботу мысль о своей причастности к краже. Как ни странно, но примитивная уловка сработала. Болбот, по всей вероятности, принял меня за сообщницу Васи (чему немало способствовал тот факт, что я — сотрудница музея) и передал мои координаты Хитрику.

Интуиция и немножко авантюризма — вот что вело меня к разгадке. Но брела я как в тумане, когда многое остается неведомым до последнего шага.

Разумеется, прояснить ситуацию могли бы сами покупатели. Но для этого их надо было задержать с поличным, скажем, при покупке картины. Стремление во что бы то ни стало завладеть картиной имело серьезные причины. И я уже потихоньку начала догадываться какие. Валюля, моя студенческая подруга, не зря копалась в архивных документах. Материалы, которые ей удалось нарыть, оказались весьма интересными.

Петр Старицкий не был талантливым художником. Писал кое-что для себя, дарил друзьям. Будучи человеком умным — а он занимался адвокатской практикой, — относительно своего мастерства не питал иллюзий. Его нерастраченная любовь к искусству вылилась в страстное коллекционирование. Коллекция семьи Старицких славилась в Петербурге не столько количеством собранных работ, сколько качеством. Предки Петра Михайловича были людьми богатыми, находились в отдаленном родстве с членами царской фамилии, много путешествовали, а также слыли большими почитателями живописи. Петр унаследовал и коллекцию, и наследственное пристрастие. Хобби, как сказали бы сейчас. Среди полотен встречалось несколько поистине бесценных.

После революции, когда началось повальное изъятие ценностей у классовых врагов, Старицкий, предвидя потерю коллекции, задумал спрятать некоторые картины. Он тревожился не напрасно. Владимир Ганин, коллега Петра, ставший после революции сотрудником ВЧК, раньше был вхож в дом Старицких и хорошо осведомлен о живописных шедеврах. Он решил, по всей вероятности, прибрать к своим рукам наиболее дорогие работы. Коллекционера арестовали, коллекцию реквизировали. Но главное полотно, за которым и охотился Ганин, так и не нашли. Следы Петра Старицкого затерялись в коридорах Лубянки, можно только догадываться о его печальной судьбе. А уцелевшие картины разрозненной коллекции пополнили фонды государственных музеев.

Мои подозрения, что под верхним красочным слоем портрета дамы в черном скрыта другая живописная работа, более ценная, только подтвердились, когда во время своего второго посещения «графских развалин» я среди семейных фотографий вдруг обнаружила цветной снимок фрагмента упомянутого портрета. На качественном фото хорошо было видно, что в углу картины краска аккуратно снята, и ясно проступал фрагмент какой-то другой работы. Пришлось фотографию потихоньку изъять.

Именно эти соображения, да еще подкрепленные вещественными доказательствами, я и выложила моим сыщикам, убедив их, что необходимо инсценировать продажу картины. Андрей внял моим доводам. Тем более что со своей стороны он тоже кое-что разузнал. И получалось, что все ниточки слишком уж подозрительно сходились на личности обитателя краснокирпичного дворца. Теперь надо было поймать за руку ловкого скупщика краденого, чтобы косвенные улики стали прямыми.

Так и вышло. Азарт хищника, который вот-вот схватит самую жирную в своей жизни добычу, затмил рассудок, и Хитрик потерял всякую осторожность. Да и дело-то выглядело совсем плевым. Все сойдет с рук, как сходило много раз до этого. А уж Лев Наумович был тот еще дока в криминальном бизнесе, ничем не брезговал.

После того памятного аукциона я два дня отлеживалась в обнимку с флаконом успокоительной микстуры. Да и куда пойдешь, если выглядишь словно красный командир из песни («голова обвязана, кровь на рукаве»). На третий день вечером ко мне ввалилась возбужденная парочка — Андрей и Борис. Плотник Вася в больнице пришел в себя и начал давать показания. События обрели долгожданную стройность, а также полную ясность.

Ничего бы не произошло, не извлеки я из запасников на свет божий скромное дополнение к предстоящей выставке в виде нескольких портретов. Васе, как вы помните, было поручено привести их в порядок. Портрет дамы находился в неважном состоянии. Красочный слой в углу полотна начал отставать. Пытаясь укрепить его, бывший реставратор вдруг обнаружил, что изображение женщины прикрывает собой какую-то другую работу. Любопытства ради Вася расчистил кусочек (краска отставала легко, ее и наносили по-особому, с таким расчетом, чтобы впоследствии можно было снять без проблем) и ахнул! Руку прославленного итальянского мастера он определил сразу, даже по фрагменту. В свое время благоговейно реставрируя его картину, Вася досконально изучил особенности живописных приемов виртуоза игры света и тени. Более того, он буквально влюбился в работу художника. Прочел о его творчестве много книг, стал собирать иллюстрации. И теперь он не верил своим глазам! Все та же знакомая оптическая наглядность изображения, контрасты, создаваемые особым наложением краски. А главное — подпись! Подпись в углу картины, которую Вася узнал с одного взгляда. Окажись его догадка верной — цена шедевра даже в валюте зашкалит за все мыслимые пределы. А у плотника — больная дочь, срочно нуждающаяся в операции. Даже четверть, да что там — даже десятая часть от предполагаемой суммы решила бы все проблемы его семьи. Вот рассудок-то и помутился. Ведь никто, кроме него, не знал о секрете картины. Ее словно не существовало в природе. Надо было решить только две проблемы: найти серьезного покупателя и украсть портрет из музея. На всякий случай Вася раздобыл фотоаппарат, сделал снимок полотна с расчищенным фрагментом и аккуратно записал уголок заново, искусно подстарив свежий слой краски. Раньше ему и не такое приходилось делать.

Портрет занял свое место на выставке, никто ничего не заметил. Покупателя плотник тоже нашел довольно быстро. Зная, что его приятель Болбот водит знакомство с денежными любителями искусства и старины, он осторожно намекнул тому, что имеет очень, ну просто очень интересное предложение. Так Вася вышел на Хитрика.

Лев Наумович Хитрик — о! это была фигура! Под внешностью барина-эстета скрывался один из руководителей крупной криминальной группировки, ее мозговой центр. В послужном списке дельца имелись сложные махинации с валютой и золотом, с квартирами и антиквариатом. Не брезговали его соратники и похищением людей, и даже пошлым рэкетом. Проще говоря, в любом громком криминальном происшествии надо было искать холеную физиономию Льва Наумовича. Но он всегда выходил сухим из воды. Ведь Хитрик сам не воровал, не похищал, не убивал — ни боже мой! Это делали другие, вроде Толяна Коновалова. Лев Наумович только разрабатывал преступления и пожинал самые сочные плоды. Конечно, о его деятельности знали в компетентных органах и давно держали на заметке. Андрей с товарищами спал и видел, как он «закрывает» ловкого бандита. Но не хватало доказательств.

Начинающий похититель картин Вася выложил перед Хитриком все карты. Окончательно убедила его фотография. Лев Наумович тоже кое-что понимал в искусстве. Это была удача всей его жизни. Обладание шедевром сулило огромные барыши. Дело даже не требовало никаких усилий со стороны Хитрика и никаких помощников. Он решил провернуть все сам: согласился купить картину и даже обговорил с Васей приличную сумму. Кража тоже труда не составила. Тем более что вскоре подвернулся удобный случай.

Дальше уже все известно: Вася спокойно спрятал портрет, предполагая незаметно вынести его, как только улягутся страсти по поводу кражи. Однако похититель и не догадывался, что, договариваясь с Хитриком, он фактически подписывал себе смертный приговор. Покупатель живописи не любил оставлять свидетелей. Спасла Васю случайность. Этой случайностью стала новая смотрительница Оля, на которую и внимания-то никто не обращал. Она неожиданно зашла во внеурочный час в плотницкую и застала Васю наедине с портретом, когда тот собирался вытащить полотно из рамы. Что уж ей там понадобилось — трудно сказать: может, хотела попросить сколотить покрепче расшатанный стул, может, забрела просто по ошибке. Плотник ее не ждал. Тихая, незаметная девочка сначала не подала виду, что узнала украденную работу, но сразу смекнула, что это ее шанс. Мечты бедняжки далеко не простирались — всего-то срубить несколько тысяч на покупку модных шмоток в обмен на молчание. Она прижала Васю, требуя деньги. Один из таких разговоров и подслушала случайно наша кадровичка. Девушка строго беседовала не с бессердечным любовником, а с Василием, угрожая ему разоблачением. Бог Оле судья. Ей пришлось дорого заплатить за свой шантаж. Плотник струхнул не на шутку, да и денег у него не было. А потому он кинулся к Хитрику, прося авансом нужную сумму. Обходительный Лев Наумович ненавязчиво выяснил причины Васиной тревоги, а потом пообещал, что все уладит сам. Тут-то и понадобился Толян, яркий представитель низшего звена криминального сообщества. Именно ему Хитрик поручил срочно познакомиться с Олей и подарить девушке губную помаду. Опытный лис все правильно рассчитал. Бедной девчонке дорогой подарок от «клевого парня» только польстит. Она тут же опробует новую косметику. А смерть наступит от естественной причины — остановки сердца. Вот и нет опасной свидетельницы. И никому даже в голову не придет искать иную причину. Да только тут неожиданно влезла я со своей интуицией и дедукцией и поломала Хитрику всю изящную комбинацию.

Наш разговор на дискотеке серьезно встревожил Толяна. Он потребовал от Льва Наумовича объяснений. Догадываюсь, что Хитрику вообще-то не составило особого труда убедить парня, что Олина сестра, роль которой я играла, просто психопатка. Но на всякий случай он решил избавиться и от Толяна. Накачав парня коньяком, Лев Наумович вкатил ему лошадиную дозу наркотика. И опять причина смерти выглядела вполне естественно — обычная передозировка. Баловство наркотиками среди «быков» процветало.

Но ситуация уже вышла из-под контроля и стала осложняться все больше и больше. На сей раз взбрыкнул Вася. Когда умерла Ольга, плотник смекнул, каким образом Хитрик решил проблему свидетельницы, и взбунтовался. Он заявил, что не хочет иметь со Львом Наумовичем никаких дел и вообще передумал продавать картину.

Глупый, глупый картинный вор! Он так и не понял до конца, насколько опасен Хитрик. Бунт на корабле пресекался капитаном флибустьеров немедленно и жестоко. Нет, пока убирать Васю было рано — ведь портрет находился все еще в его руках. А вот приструнить следовало. Что и сделали ребятки Льва Наумовича. Можно предположить, что если бы это не помогло, то в запасе у бандитов были более эффективные рычаги воздействия. Например, Васе могли напомнить, что у него есть жена и дочь. Но воспитатели слегка перестарались: плотник без памяти угодил в больницу. Дело безнадежно затормозилось. И тут я, к радости Льва Наумовича, выступила полномочным представителем товарищества похитителей портретов и предложила выгодную сделку. А дальше все уже известно.

По словам Андрея, с доказательной базой еще предстояло поработать, но перспективы у дела были обнадеживающими. При обыске в особняке Хитрика оперативники нашли целую коллекцию ядов, в том числе и тот, которым была отравлена смотрительница. Да и пальчики на шприце из квартиры Толяна оказались его. Кстати, и соседка опознала в нем гостя, приходившего к парню незадолго до его смерти. Лев Наумович, вероятно, так уверовал в свою безнаказанность, что потерял всякую бдительность и крупно наследил.

Между прочим, он собирался взять еще один грех на душу. В коньяке, которым любитель живописи предлагал мне обмыть сделку, тоже был яд. Хитрик заметал все следы, да и сто пятьдесят тысяч не хотел терять. Просто патологическая жадность! Я бы тихо преставилась от вполне естественной причины, а он спокойно ушел и с шедевром, и с деньгами. Ну не гад ли он после этого!

— Редкостная сволочь! — согласились коллеги.

Обстановка за праздничным столом становилась все более душевной. Я вещала, словно седобородый старец-сказитель. История текла как по маслу, изредка прерываемая уточняющими репликами сослуживцев. И тут новенькая остановила мой героический эпос неожиданным вопросом:

— А с дамой-то что? Ну, которая с портрета? Эх, девочка, всему свое время! Впрочем, нетерпение простительно в столь юном возрасте.

— Таинственная дама, двойник портрета, которая сначала донимала меня в качестве привидения, а потом чудесным образом материализовалась, — это особая история. По-своему даже романтическая.

Петр Старицкий, желая спрятать ценности своей коллекции, придумал остроумный ход. Обладая определенным мастерством художника, он решил просто-напросто записать некоторые картины. Это ему показалось надежнее, чем передоверять полотна чужим рукам.

Оно и понятно: многие тогда не верили, что новая власть пришла «всерьез и надолго». Вот и Старицкий считал, что надо всего-навсего переждать трудные времена. Скорее всего, план его полностью не осуществился, но главную свою драгоценность он все же успел скрыть. Портрет собственной жены — вот что Петр сделал щитом живописного шедевра. По такой примете картину легче можно найти в случае чего — вероятно, так считал коллекционер. Перед самым арестом, отправляя за границу жену и детей, он открыл Софье Старицкой секрет ее портрета. Жизнь показала, что тревоги Петра были не напрасны. Да только вот картин он уже больше вернуть не смог. Старицкий сгинул без следа, семья его обосновалась в Париже, как многие русские эмигранты, а экспонаты семейной коллекции затерялись в пыльных запасниках различных музеев. Но семейное предание о ценной коллекции, когда-то принадлежавшей фамилии Старицких, сохранилось и долгое время существовало в качестве грустной и романтической сказки. До тех пор, пока не появилась на свет Софи Селье. Ее мать, урожденная Анна Старицкая, была внучкой коллекционера. А Софи, соответственно, правнучкой. Девочка росла впечатлительной, энергичной, склонной ко всякого рода авантюрам. И кроме того, если верить старым семейным фотографиям, она была как две капли воды похожа на свою прабабку, имя которой и носила. Еще в нежном возрасте Софи услышала рассказ матери об утраченной коллекции, а в особенности о бесценной картине, и ее воображение поразилось. Девочка решила во что бы то ни стало разыскать полотно и попытаться вернуть. Со временем, кроме романтических порывов, ею стала двигать и простая расчетливость: за картину гения можно было выручить такую сумму, которая обеспечила бы приятное и безбедное существование Софи на всю жизнь. Увы, потомки Старицкого были не слишком состоятельными людьми.

Мечты Софи стали обретать реальные очертания после того, как она познакомилась с Михаилом Черезовым, приехавшим во Францию в поисках удачи и постоянного места жительства. Предприимчивый Михаил был хорошо известен у себя на родине в столичных околокриминальных кругах. За ним водились кое-какие грешки. Короче, Софи семена своих мечтаний высыпала на благодатную почву. Вскоре влюбленные голубки поженились (причем Михаил из практических соображений взял французскую фамилию жены — Селье) и уже вместе стали вынашивать план возвращения портрета. Для начала они создали благотворительный фонд и установили довольно тесные контакты с различными организациями в России, в том числе и с музеями. Софи даже кое-что по мелочи передавала в дар из семейных реликвий. Зато она получила возможность часто бывать на своей исторической родине. Ребята Андрея по своим каналам запрашивали столицу и выяснили, что правнучка Старицкого, как родственница русского художника, имела доступ к архивам, касающимся ее коллекции. Видимо, там она и узнала, что портрет ее прабабки вместе с другими картинами был в тридцатые годы отправлен в наш город для пополнения фонда местной галереи.

И вот под видом благотворительного визита супруги Селье появляются у нас. Их приезд по фатальной случайности совпал с выставкой портретной живописи. Мадам Селье, зная о своем удивительном сходстве с женщиной, изображенной на портрете, благоразумно предпочла оставаться в тени. Главным действующим лицом выступал ее муж. Еще в столице через своих прежних коллег по общим делишкам он получил координаты кое-каких наших дельцов с криминальным душком, работающих с произведениями искусства. Так в сферу интересов Селье попал Болбот. Наш великолепный Иван Семенович в этой истории выступал в роли двойного агента, как все та же пресловутая Мата Хари. Проще говоря, он слил Васину информацию о портрете и Хитрику, и французам. За приличные комиссионные, разумеется. И началась игра на опережение. Пока семейство Селье искало подступы к плотнику, Лев Наумович успел не только договориться с Васей о сделке, но даже стараниями своих молодцов уложить его в больницу.

И тут состоялся первый выход на сцену мадам. Она решила использовать свое необычайное сходство и, мистически появившись перед Васей, вырвать у потрясенного плотника признание о том, где находится картина. Для полноты эффекта Софи нарядилась в похожее платье, уложила волосы, как на портрете, и явилась в больницу. Но впечатление оказалось чересчур сильным. Вася был слишком измучен травмой, алкоголем и угрызениями совести. Слабые нервы при виде живой дамы в черном совсем сдали, и у плотника развился острый психоз.

Казалось, поиски зашли в тупик. Но тут снова подсуетился Болбот. Сообщение о том, что некая Сима Нечаева, работница музея, знает, где украденная картина, и даже готова продать ее, опять ушло по двум адресам. Они по рекомендации знакомого преступного авторитета средней руки нанимают ребят для простого дельца: надо похитить одну особу и вывезти ее подальше за город, прихватив в качестве сувенира сумочку с ключами. Вероятно, наследники портрета посчитали, что, кроме как дома, мне полотно хранить больше негде. Но боже упаси, никакой «мокрухи», чтобы даже волос с головы похищенной не упал. Иначе не будет обещанного гонорара. Так, испугать немножко. Одним словом, плевое дело за хорошее вознаграждение.

Именно так обрисовали ситуацию парни, когда сотрудники милиции при обыске автомобиля нашли под ковриком визитную карточку Си-Си и приперли похитителей к стенке.

В целом неплохая задумка. Ни тебе взлома, ни тебе ненужных улик и денежных трат. О краже уже однажды украденной картины вряд ли хозяйка квартиры сообщит в милицию. А рассказу о ее бессмысленном похищении могут не поверить.

Итак, я далеко за городом. Ключи у Селье. Софи не терпится увидеть портрет, и, дождавшись глубокой ночи, она приходит в мою квартиру. С, так сказать, несанкционированным обыском. И опять невезение! Мало того, что картины в доме нет, так еще и я, чудом выбравшись из леса, совсем не вовремя появляюсь на пороге. Хорошо, что пиковая ситуация разрешилась в ту ночь естественным и относительно безболезненным образом, если не считать шишки на моей голове. Супруги Селье начинают нервничать. Они знают, что у них есть конкурент и нет времени. Надо идти ва-банк! И тогда Мишель Селье устраивает для меня суаре в престижном ресторане, используя в качестве предлога покупку картин для детских учреждений. Впрочем, вся благотворительная миссия — это только предлог.

Не могу похвастать, что я сразу уяснила ситуацию. Как ни крути, а до мисс Марпл мне далеко. Пресловутое привидение жены Петра Старицкого до самого последнего дня безнаказанно смущало мой рассудок. Правнучка Софья, как все авантюристки, была натурой страстной и нетерпеливой. Ей достало ума не афишировать свое присутствие в городе, но совсем отказаться от участия в операции по захвату драгоценного полотна она не смогла. Незримой тенью сопровождала Софи своего мужа, но конспирацию соблюдала худо, а потому нет-нет да и мельтешила перед моими глазами, порождая мысли о больном воображении. Также пошла она вместе с ним и на последнюю, памятную встречу со мной, скромно дожидаясь Мишеля с вожделенной покупкой у приоткрытой двери коридора. Разумеется, слышала весь разговор, а когда ситуация накалилась — не удержалась и вбежала в квартиру в качестве вооруженной подмоги.

Кстати, это была моя идея — пригласить к себе под видом продажи картины всех участников истории одновременно. Ведь именно так и поступают в детективах мои любимые сыщики: Эркюль Пуаро, мисс Марпл, Ниро Вулф — собирают подозреваемых вместе и торжественно раздают всем сестрам по серьгам. Собрать-то я их собрала, а вот раздавать особо было нечего. Поэтому мне и потребовалось подкрепление в лице представителей наших доблестных органов. Как знать, хорошо это было или плохо, что машина ребят опять заглохла. С одной стороны, я рисковала и могла получить кое-что посерьезнее, чем просто удар рукояткой пистолета. Ведь именно из-за опоздания моих помощников и всплыл подлог с картиной. Роль желанного всеми портрета играл тщательно упакованный пейзаж больного художника. Он по размеру почти один в один совпадал с семейной реликвией Старицких. Присутствие пакета было необходимо, чтобы поддержать азарт покупателей и потянуть время. Рисковать же настоящим полотном я не могла. Зато, с другой стороны, все участники лжеаукциона (в том числе и таинственная дама в черном) упали в руки правосудия с дерева преступления вполне созревшими. А тут еще и чистосердечное признание Васи, и показания Болбота, и успешный допрос Тарана с Гвоздем, и диктофонная запись… В общем, Андрея можно было поздравить с благополучным распутыванием этого необычного и скандального дела.

Москва,

4 июля 1913 года

Его сиятельству графу Бутурлину

Глубокоуважаемый Павел Андреевич!

Как Вам, должно быть, известно, мною от батюшки моего Старицкого Михаила Федоровича было унаследовано собрание картин, принадлежащих, по большей части, кисти европейских художников. На протяжении жизни я по мере скромных сил своих старался сохранить и приумножить упомянутое собрание. Могу сказать, что теперь я располагаю значительной коллекцией как по количеству входящих в нее картин, так и по художественной их ценности. Венцом этого собрания, безусловно, является «Мадонна ди Кампа» работы Микеланджело Меризи да Караваджо, более известная как «Мадонна с яблоком» и датируемая 1605 годом.

Дабы сия коллекция картин не была в силу каких-либо несчастных обстоятельств утрачена для России, я сделал распоряжение о передаче ее после моей кончины в дар музею, попечителем которого Вы, Ваше сиятельство, являетесь. Смею надеяться, что мое решение будет воспринято благосклонно и по прошествии времени художественные работы займут достойное место среди экспонатов музея, вверенного Вашему попечению.

Примите мои уверения в самом искреннем уважении,

Старицкий Петр Михайлович.

Печенье в вазочке не убывало, чай остыл, и тетя Маша уже который раз подогревала воду, нажимая на кнопку новенького белоснежного «Тефаля». Мои дорогие сослуживцы, затаив дыхание, снова переживали вместе со мной все перипетии захватывающей истории. Вдруг у новенькой девочки подозрительно заблестели глазки и задрожал подбородок.

— Детка, что с тобой? — заботливо осведомился Си-Си.

— Жа-алко! — протянула девушка и сморгнула крупную слезинку.

— Да все нормально! Видишь, Сима жива-здорова, ничего страшного, к счастью, не случилось.

— Мне Софи жалко, — сконфуженно прошептала смотрительница, — ей ведь так и не удалось вернуть картину. А теперь еще и в тюрьму посадят.

— Экая ты жалостливая! Мы, можно сказать, шедевр для государства спасли, — сказал директор во множественном числе, взглянув на девушку строго и укоризненно. — А что касается наказания… Знаешь, у нас, чтобы загреметь в тюрьму, надо украсть батон хлеба или, к примеру, на чужом велосипеде покататься. А тут иностранка, при деньгах… Адвокаты хорошие, общественность заступится. Да, впрочем, ничего особенного она, если разобраться, и не совершила. Не успела. Так что, детка, успокойся! Вернется благополучно во Францию и еще мемуары напишет о дикой России, родине предков.

Слезы у новенькой моментально высохли, и она резво оборотилась ко мне:

— Серафима Александровна, я не поняла, а с настоящей-то картиной что стало?

Я невольно поежилась. Это был самый сложный момент в повествовании. Хотя сейчас можно было рассказать о моем безрассудстве не таясь. Победителей, как известно, не судят. А ведь ситуацию я создала совсем не безобидную. Причем собственными руками.

По всем правилам, при обнаружении портрета нужно было указать на него пальцем и громко крикнуть: «Вот он!» А что сделала я? Сначала, жалея горемычного Васю и надеясь на его явку с повинной, прикрыла картину плотнее старыми тряпками, чтобы она раньше времени не попалась на глаза какой-нибудь экзальтированной сотруднице. Ну а уж когда поняла, что полотно непростое, и когда сама влезла в расследование, то и вовсе осмелела — аккуратно вынула из рамы, свернула рулоном краской наружу и перепрятала до выяснения всех обстоятельств. И при этом все манипуляции с портретом проводила в перчатках, как настоящая злоумышленница. Но если честно сказать, не из-за отпечатков пальцев. Об этом я даже не думала. Просто боялась повредить красочный слой. Моих «пальчиков» на картине и так было предостаточно: я же готовила «Даму» к выставке.

«Авантюристка», «легкомысленная девица», «безответственная особа» — самые мягкие эпитеты, которыми наградил меня Борис, узнав о моем розыскном волюнтаризме. А потом популярно объяснил тупой Симе, сколько раз она нарушила закон и сколько раз подставилась, если б дело пошло по-другому. Еле-еле я уговорила их с Андреем не изымать картину до окончания расследования, чтобы не спугнуть фигурантов.

Но, положа руку на сердце, надо признать, что если бы я действовала, как того требовал здравый смысл, то Хитрик и по сей день попивал бы коньяк в своем страховидном особняке. А семейство Селье убыло бы без потерь во Францию разрабатывать новые планы нападения на мою бедную «Даму в черном».

Так что… Так что иногда нетривиальные пути и полное отсутствие пресловутой осторожности дают очень даже неплохие результаты. Думаю, что и Настя Каменская со мной бы согласилась.

Я обернулась к молодой смотрительнице:

— Сейчас картина в Москве на экспертизе и реставрации.

— И что, она в нашу галерею больше не вернется?

— Скорей всего, нет. Ценности такого масштаба не хранятся в провинциальных музеях, — встрял в разговор директор. — Но смею надеяться, что вышестоящие органы учтут наш скромный вклад в спасение шедевра и найдут возможность поощрить коллектив, — закончил он, как всегда, высокопарно.

— Если не секрет, куда же вы спрятали картину? — не унималась новенькая.

Я засмеялась:

— Ну, какой секрет! В музейные старинные часы.

— В часы?! В наши?!

— Да. Это было самое удобное место. Высокие, плоские, узкие. Заводятся со стороны циферблата, но задняя стенка открывается. Рулон очень хорошо туда вошел.

— Надо же, как здорово — в часы! Ни за что бы не догадалась.

И после этих слов, будто специально, до кабинета донесся хриплый бой музейного ветерана.

Как, уже шесть! Ну и заболталась я. Ведь Зойка строго-настрого велела в шесть быть дома. Забрала у меня ключи, просила не беспокоиться и обещала сюрприз.

— Дорогие коллеги, спасибо вам большое за подарок и теплые слова, но мне пора. Должны прийти гости. Я и так припоздала.

Все разом задвигались, заговорили, стали собирать чашки. Я кинулась помогать, но Вера Николаевна отстранила меня великодушным жестом:

— Симочка, не волнуйтесь! Сегодня ваш праздник. Идите к гостям, а мы тут сами порядок наведем.

— Идите, Сима, тем более что, кажется, за вами приехали. — Жанна Афанасьевна лукаво улыбнулась и кивнула в сторону окна. Сквозь чистое, наконец-то помытое стекло в перспективе садовой аллеи просматривался за литой чугунной оградой скромный автомобиль цвета «медео». Ну конечно, это был тот самый милицейский трудяга, который имел привычку глохнуть в самый неподходящий момент.

Схватив новую сумку, я вылетела на улицу. Из салона выскочил Андрей с букетом дорогущих белых роз.

— Сима, поздравляю! — И с чувством чмокнул в щеку. — Какая вы сегодня красивая! Жаль, что Валевич меня опередил. Ему всегда самое лучшее достается.

Скажи спасибо, что Зойка этого не слышит, мысленно хмыкнула я, а то все лучшее точно бы тебе досталось!

— Сима, меня откомандировали, поручили, уполномочили… Одним словом, быстро в машину, и едем. Оркестр заждался.

— А Борис где?

— Никуда не делся твой Борис. «Хэппи бесдей» репетирует.

Автомобиль весело фыркнул, завелся с первого раза и резво помчался в сторону моего дома. Обожаю сюрпризы! Так на душевном подъеме и зарулили в наш старый двор. Но с шиком подскочить к подъезду не удалось. Дорогу перегородила «газелька» с брезентовым верхом, которую грузчики забивали каким-то мебельным барахлом.

— Побереги-ись! — Из двери на спинах кряхтящих мужичков выплыл холодильник.

— Баба Лида, кто у нас переезжает? Соседка, с наслаждением наблюдающая за погрузкой, истово перекрестилась:

— Слава тебе, господи! Услышала царица небесная наши мольбы! Собачники, что под тобой живут. Уезжают, уезжают, родимые, в другой город. И с собакой, и со всей своей музыкой.

— А здесь-то теперь кто будет жить?

— Точно не знаю. Но давеча Надя заходила, говорит, старички какие-то. К детям поближе перебрались.

Неужели? Вот и первый замечательный сюрприз!

— Эй, ироды, поосторожней таскайте! Краску не обдерите. Вы сели и уехали, а нам здесь жить, — по-хозяйски зашумела баба Лида на грузчиков.

Ругалась она не зря. У нашего родного ЖЭКа вдруг проснулась совесть. А потому уже вторую неделю в доме шел ремонт. Веселые могучие женщины в заляпанных комбинезонах таскают из подвала ведра с краской, разводят в железных бочках известь и цементный раствор. «Зона» преображается на глазах. Наскальная живопись исчезает под слоем побелки. Панели сияют небесной голубизной. А вчера дяденька из ЖЭКа заменил в подъезде все разбитые стекла и навесил новую добротную дверь, на которой сразу же затрепыхался листок объявления: «Уважаемые жильцы! В связи с ремонтом просьба помыть двери и полы на этажах». Помоем, дорогие вы наши, непременно помоем! И даже на тех этажах, где жильцы проявят несознательность и мыть не захотят. Пусть им стыдно будет. Зато теперь в подъезд не страшно заходить.

Осторожно, стараясь не запачкаться о свежую краску, и в самом замечательном расположении духа я пробралась на свой этаж. Звонок жизнеутверждающе затренькал. Дверь тотчас распахнулась, и в прихожей, украшенной яркими воздушными шарами, замаячили веселые лица Зойки и Бориса. Андрей деликатно подпирал меня сзади.

— С днем рождения, Сима! Ура!

— Дайте же имениннице наконец дух перевести. И освободите проход в зал. Прошу, ваше высочество! — Андрей церемонно взял меня под локоть и распахнул дверь в комнату. — Не торопитесь, господа, все подходят к столу в порядке живой очереди.

Вот он — главный сюрприз! Просторный стол (и где только раздобыли такой?), установленный посреди комнаты, был накрыт в точном соответствии с рекомендациями «Космополитена»: скатерть и посуда подобраны в тон, цветы, свечи, салфетки в кольцах. Я только ахнула.

— Ну, братцы, вы даете!

— Это, конечно, не «Славянская кухня», — сказала с намеком Зойка, — но мы старались.

Какая такая «Славянская кухня»! Подумаешь, просто навороченный ресторан. За большие деньги и без души. А вы попробуйте вот так расстараться, как мои друзья, — от чистого сердца и с минимальными средствами.

Из-за кухонной двери вкусно пахнуло жареным.

— Боря, утку не передержим? — всполошилась подруга.

Что, и утка? Они решили меня сегодня сразить наповал.

— Все под контролем, Зоя, не суетись. Застолье позже, сначала подарки. Открывай торжественную часть.

— Дорогая Серафима! — Голос у подруги был необычайно проникновенным. — Ты готова к сюрпризу?

Неужели сегодня еще не все сюрпризы? Пожалуй, мне лучше сесть.

Друзья торопливо и взволнованно пошушукались. Зойка упорхнула в прихожую, зашуршала бумагой. А Валевич включил старенький мамин проигрыватель и опустил иглу на диск. С ума сойти! Мой любимый вальс «Под небом Парижа». Как говорит сосед Витька — глухое ретро. Где только умудрились достать пластинку?

И под звуки нежной, щемящей мелодии Зойка внесла в комнату огромный бесформенный пакет и поставила передо мной.

— Разворачивай, — не сказала, а скорее выдохнула.

Сердце забилось часто-часто. Дрожащими от смутного волнения руками я стала раскручивать оберточную бумагу. Они намотали целую тонну. Наверное, полдня заворачивали. С каждым новым витком предмет все более четко оформлялся, пока наконец не явился моим глазам в виде аккуратной скромной коробки.

Я, не помня себя, поддела крышку и… Ну что сказать? Чистая Франция! Натуральная кожа! Цвет бордо! Мой размер! Нет, так не бывает. Мне хотелось плакать.

А потом хлопнула пробка от шампанского, прилетела на стол из духовки жареная утка с яблоками и черносливом. И салат из морепродуктов. И ломтики авокадо под соусом «табаско», нарезанные веером, как советует все тот же «Космо». И роскошный домашний торт.

Но это все мелочи, мелочи…

Главное — влюбленные глаза Валевича, каждую секунду устремленные на меня.

Я плыла и качалась на волнах розового тумана, не узнавала своей квартиры и вообще плохо соображала, что со мной. Вдруг Борис поднялся:

— Ребята, теперь, когда мы уже поздравили именинницу, выпили за нее и за всех присутствующих, я хочу предложить еще один тост. Только, чур, не смеяться! Я предлагаю поднять бокалы за даму в черном. Ведь если бы не ее портрет, возможно, мы никогда бы не встретились. И вообще, все могло пойти по-другому.

Мои гости радостно оживились:

— Конечно, давайте выпьем за нее. За даму в черном!

И сквозь звон рюмок мне снова почудился едва уловимый вздох. Только теперь это был не печальный стон, а скорее вздох облегчения, похожий на легкий порыв весеннего ветра.

Наступила уже глубокая ночь, когда вся компания единодушно решила подышать свежим воздухом. В подъезде было тихо и спокойно. Музыка не гремела, собака не выла. Только восхитительно пахло свежей краской. Стараясь не шуметь, мы вышли на крыльцо, и — о чудо! — посреди двора, словно луч надежды, горел фонарь, погасший уже несколько лет назад. Определенно сегодня происходили чудеса. Даже самые скромные мои желания сбывались, как в сказке.

Из чистого подъезда опять потянуло краской, новые туфли ловко сидели на ноге, и крепкий седой мужчина с печальным интеллигентным лицом актера Трентиньяна бережно держал меня за руку. Зойка незаметно пихнула Андрея в бок, и они прибавили шагу, так что скоро мы остались с Валевичем наедине.

— Сима, я старый солдат и не знаю слов любви, — сказал Борис голосом Михаила Козакова и покраснел. Он помолчал, а затем продолжил уже серьезным тоном: — Я — мент. А менты — ребята простые. Я не очень эрудированный. Например, мне никак не удается запомнить, хоть ты тресни, кто написал «Завтрак на траве» — Моне или Мане. И я иногда храплю по ночам. Но знаешь, Сима, сегодня я не пойду домой. Мы останемся вместе. И завтра. И послезавтра. Ты не возражаешь?

И тут Андрей, который тем временем был уже на другом конце двора, вдруг обернулся и весело прокричал:

— Сима, я не слышу, что вам говорит сейчас этот седой субъект, но все — правда! Он абсолютно не умеет врать.

Голова кружилась от этой фантастики. Желтый свет фонаря плыл и дрожал в свежем ночном воздухе. Я подняла глаза и в этом призрачном желтом мерцании увидела, как враз затрепетали круглые молодые листья большого тополя, словно он захлопал в ладоши. Некое замечательное действо происходило вокруг. Нежная гусеничка-весна, которая своей зеленой нитью оплела все деревья, свила наконец тугой кокон. И прямо сейчас из этого кокона пестрой роскошной бабочкой выпорхнуло лето. И радостно закружилось над двором, над купеческим особняком посреди старого сада, над рекой и над всем нашим прекрасным городом.

Но это, как пишут в женских любовных романах, уже совсем другая история.

Примечания

1

Фавелы — районы трущоб.


home | my bookshelf | | «Джоконда» Мценского уезда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу