Book: Очки для близости



Очки для близости

Оксана ОБУХОВА

ОЧКИ ДЛЯ БЛИЗОСТИ

Часть I

Меня никогда раньше не били. Не шлепали родители, не таскали за волосы ревнивые жены. Я никогда никому не давала к этому повода.

Его не было и сейчас. Была ошибка, недоразумение. И бесконечные шлепки пощечин.

Они размазывали меня, как манную кашу по тарелке, лениво, без желания, с усердием привередливого ребенка.

Ярость была вначале, первые двадцать минут, когда он выбежал из кабинета и, не стесняясь охраны, начал кричать.

Первый приступ бешенства разметал по холлу-прихожей зонты и шляпки, почту, которую он принес с собой, и выдавил на площадку перед квартирой двух телохранителей.

Остальное напоминало дурной сон.

Он схватил меня за горло, ударил головой о косяк и закричал:

— Кто?! Кто здесь был?!

Я лишь сдавленно хрипела:

— Не понимаю.., не понимаю, о чем вы…

— Кого ты пустила, дрянь?!

Он дышал мне в лицо запахом коньяка и лимона, стискивал шею горячими пальцами и мешал говорить.

— Я.., никого… Дмитрий Максимович заезжал…

И тогда он ударил меня первый раз.

Сильно, в ухо.

* * *

Голова моя дернулась, загудела, и передо мной засновали черно-горячие мушки, словно пепел запорошив глаза.

Он разжал пальцы, одернул пиджак и сел в кресло.

Медленно опускаясь на пол, я растеклась по дверному косяку, как та самая манная каша.

— Встань, — приказал он.

Я попыталась подняться, но дрожащие ноги подломились, и я скрючилась в неловкой позе, готовая на четвереньках отползти куда угодно, лишь бы не обжигаться о его презрительный взгляд.

— Он тебе заплатил? — долетел до меня сквозь ватное пространство плевок его вопроса.

— Кто? — без эмоций спросила я.

— Твой хозяин.

— За что?

— За то, что ты пустила его в мой кабинет.

— Боже.., о чем вы…

Он вылетел из мягкого кресла, опустился на корточки и, схватив меня за волосы, поднял мое мокрое лицо к своим глазам.

— Дрянь. Сколько он тебе заплатил?!

— Он сказал, что вы его пригласили…

— Когда?!

— Я не знаю.., сказал, что пригласили и попросили подождать.

— Сволочь, — неизвестно о ком прошипел Леонид. Потом он рывком поставил меня на ноги и за волосы потащил в кабинет.

Там он швырнул меня на диван и, подгоняя пощечинами, заставил рассказать все поминутно: когда вошел посетитель, сколько времени он провел в кабинете, была ли закрыта дверь и где в этот момент находилась я.

Мне было все равно. Я вяло отвечала на вопросы и иногда вспоминала о том, что в дальней комнате спит ребенок, маленькая девочка, отец которой, не щадя ладоней, допрашивает ни в чем не повинную женщину.

Наконец он устал. Пересел за письменный стол и нервно барабанил пальцами по столешнице минут десять.

На моих горячих щеках слезы высыхали быстро, я осторожно всхлипывала и ждала.

— Вот что, Маша, — глядя в окно, начал он, — ты мне устроила красивую жизнь…

— Ноя…

— Не перебивай, — тихо произнес Леонид, и я замерла. — Не имеет значения, как и зачем ты впустила его в мой кабинет, в мое отсутствие. Значение имеет только то, что он был здесь и впустила его ты. Теперь о главном. — Он поморщился. — Дмитрий Максимович тебя подвел. Когда роешься в чужих секретах, — Леонид ласково провел рукой по клавиатуре компьютера, — нельзя оставлять следов. А он был неосторожен.

Все это Леонид произносил, по-прежнему глядя в окно, так, словно в комнате он был один, и это равнодушие пугало меня больше, чем его недавняя ярость.

— Ты подставила меня на большие деньги, — медленно продолжал он. — И как мы теперь поступим? — При этих словах он развернулся и слепо взглянул на меня. Я была для него не больше чем мебель или даже пыль на ней. — Ну? — подстегнул он меня. — Не знаешь. — Почти удовлетворенно констатировал хозяин кабинета. — И я не знаю.., пока. У тебя ведь есть младшая беременная сестричка? Тихо, сиди!

У меня вдруг кончился воздух, и на какой-то момент я пожелала себе тихо скончаться. Но глупый звериный инстинкт распахнул легкие, и я сделала вздох.

— Та-а-ак, — любуясь моим испугом, протянул он. — Начинаешь понимать. Объясню подробнее. Даже если ты продашь свою квартиру, курятник, который вы называете дачей, и младшую сестру в бордель, ты не покроешь и сотой доли убытков, которые понес я, заметь, по твоей милости. Я доходчиво объясняю?! — вдруг зарычал он.

Этот крик подхлестнул меня, и моя голова засновала как у китайского болванчика — вверх-вниз, вверх-вниз. Я была готова согласиться с чем угодно, понять все, что он предложит, и вскрыть себе вены в его присутствии. Пощечины — ничто в сравнении с тем, что обещали его глаза.

— Ты мне должна. И выполнишь все, что я от тебя потребую.

— Много?

— Что? — Он удивился так, словно увидел говорящий шкаф.

— Вы потребуете много?

— Нет. — Он побарабанил пальцами. — Отнюдь. То, что мой родственник унес из этой комнаты, понадобится не раньше чем через неделю. По моей команде ты уничтожишь украденную информацию.

— Как?!

— Элементарно, душечка, — усмехнулся он. — Скорее всего, даже уничтожать ничего не потребуется, просто в определенный день ты выведешь его ноутбук из строя.

— Как?

— Аккуратно плеснешь воды на клавиатуру.

— Но… — Я барахталась и вязла в чужих тайнах.

— Никаких «но», — отрезал он. — Я делаю тебе одолжение. На будущее. Не я посеял ветер, не мне и бурю пожинать. Или, — Леонид зло прищурился, — ты готова сама ответить за чужие грехи?

Я не хотела. Я хотела жить.

* * *

— Компьютер всегда находится в темном кабинете, — уже согласная, напомнила я.

— Браво. — Леонид похлопал в ладоши. — Ты умная девочка. Код замка я сообщу тебе позже. А теперь пошла вон.

Разгребая неверными движениями ватное пространство, я встала и побрела к двери.

Стараясь не наступать на разбросанные по прихожей зонты и шляпки, я нашла свою сумку и вышла из квартиры.

На площадке перед дверью нервно топтались два телохранителя, приказа задержать чужую гувернантку им не поступало, и парни расступились в стороны, сверля во мне сотни дыр пронзительными взглядами.

«Какая гадость! — шагая по укрытой коврами мраморной лестнице, думала я. — Гадость, мерзость, жуть. За что мне это?!»

Пройдя мимо вахтера в стеклянной будке, я выскользнула на улицу и кое-как доковыляла до своей машины. Первый раз за полгода я взглянула на маленький элегантный «Форд» не с удовольствием обладателя, а с отвращением мздоимца. Это взятка. Машина — аванс, предоплата за унижение.

Окончательный расчет еще предстоит.

Отомстив машине нервным рывком сцепления, я сдернула ее с места и выехала из двора на проспект. Тысячи изрыгающих газы, раскаленных на солнце автомобилей проносились одной стаей. Разноцветная мешанина лакированных капотов разбивала на осколки остатки моего сознания и утаскивала за собой любую, самую ничтожную мысль. Гудки нетерпеливых водителей вбивались в меня как гвозди. Съехав с шоссе, я остановилась в тени огромного дуба и задумалась.

Кондиционер салона вытягивал из меня жаркий страх, я погладила приборный щиток ладонью и сказала:

— Ну что, попали мы с тобой?

Машина монотонно и ровно гудела двигателем, я достала сигареты и закурила.

Странно, но мои руки почти не дрожали.

Меня не покидало ощущение театральности происходящего. Звуки пощечин раздавались, как аплодисменты неловкому артисту.

Возможно, это игра психики, подсознательно я отстранилась и воспринимала все как зритель. Возможно, кто-то из героев сфальшивил.

Интересно, кто у нас прима?

— Похоже, что я, — доложила я автомобилю.

Меня всегда называли умной девочкой, компенсируя этим несуразность иных комплиментов. Двадцать минут назад, стиснув зубы, я ехала к хозяину вернуть то, что получила, — пощечины, унижение и автомобиль. Теперь вот стою в тени дуба и прикидываю варианты развития сюжета.

Вариант первый. Я делюсь с Дмитрием Максимовичем всем, что получила, объясняю дорогому, какая он скотина, и финальная сцена выглядит примерно следующим образом. Толстосум в негодовании вышвыривает сумасшедшую гувернантку в канаву у забора со всеми чемоданами, книгами и волчьим билетом.

Вариант второй. Я бросаюсь толстосуму на грудь, рыдаю, жалуюсь на подлую толстосумову родню и прошу защиты. При данной постановке финальный акт предугадать невозможно. Все зависит от степени заинтересованности действующих лиц. Я могу получить защиту, а могу и приземлиться в канаве с тем же набором. Родня, она и у олигархов родня. Она не партнер, ее не выбирают. Народ помирится, выпьет мировую, а я останусь вечным напоминанием «недоразумения». В конце концов никакого кода мне еще не сказали, могут сослаться на временное помутнение моего рассудка от обиды.

И адью, Мария Павловна.

Вариант третий. Я играю роль троянского коня, на цыпочках выполняю приказ и меня оставляют в покое. Возможно. Но…

На первом месте в списке «но» Серафима. Молодая и беременная. А это обязывает.

Максимум на месяц.

* * *

Восемь лет назад я считала себя вполне успешной женщиной с ясными целями, надежными тылами и блестящими перспективами. Сейчас мне тридцать два, перспективы туманные, тылы отсутствуют, зато ответственности через три недели прибавится еще на одну единицу больше. УЗИ показало, что это будет девочка. И назовут ее Машей. Машей-младшей.

Смешно, но сейчас я служу у Младшего Буратино. Когда первый раз я услышала это прозвище, удивлялась долго. Меньше всего Дмитрий Максимович Бурмистров напоминает деревянную куклу, ему бы в Карабасы-Барабасы.

У меня педагогическое образование и знание в совершенстве двух языков — испанского и немецкого. Оба они прилипли ко мне еще в детстве, органично и ненавязчиво. Мой отец долгие годы работал торговым представителем на Кубе, недалеко от нас жила семья такого же представителя из братской ГДР, и поначалу я общалась с симпатичными детьми толстого герра Кунца на смеси русского, немецкого и испанского, который мы все активно изучали.

Постепенно языки разделились, по слухам, у меня к ним врожденная способность, и в Советский Союз я вернулась с чемоданами тряпья и невесомым багажом трех диалектов двух языков, не считая русского.

В коммунистической России дули ветра перемен, наличие диплома иняза при абсолютном знании языка не являлось обязательным, и я поступила в педагогический.

Языковое обеспечение давало мне надежду на место в приличном колледже, в программу которого входит изучение немецкого и испанского.

В муниципальных школах платили до голодного обморока мало, и два месяца после получения диплома я обивала пороги лицеев, колледжей и частных гимназий.

Оказалось, не все так просто. Хотя в одном из лицеев учительница уходила в декретный отпуск, и меня попросили подождать четыре месяца.

Надежда оставалась, но на хлеб ее не мажут. И я начала подрабатывать переводами.

Вот тогда и повстречался мне Витя Синявский, парень из соседнего с нашим дома.

— Маша, золотце, всю неделю думаю о тебе!

Я посмотрела на красивого ухоженного Витю и решила, что это он с жиру бесится. Его жена, фотомодель Лариса, не давала мне никаких шансов, даже с недельной форой.

— А в чем, собственно, дело?

— Машенька, моя фирма законтачила с аргентинскими фирмачами. И мне срочно нужен надежный товарищ со знанием испанского. Как у тебя с техническими переводами?

— Ничего себе еще и с немецкими.

— Тоже не помешает, — отмахнулся Витя. — Когда можешь приступить?

— Сколько? — по-деловому спросила я.

Синявский подхватил меня под локоток и, как Муху-Цокотуху, поволок в уютный уголок, географически привязанный к кафе на ближайшем перекрестке.

Там мы и ударили по рукам. На четыре месяца я со всеми языками поступала в Витино распоряжение. Оклад он назвал мне в тот момент, когда я пыталась отхлебнуть кофе. Чашка дрогнула, и я облила любимый плащ, купленный в «Березке» по чекам десять лет назад. О чем, впрочем, я забыла тут же. На одни премиальные я поменяю и драный плащ, и сапоги «скороходы», и мамину вязаную кепку. Хватит еще и батистовый платочек купить в переходе. На гарантированный оклад будем жить.

Витя Синявский был старше меня лет на пять и владельцем фирмы являлся де-юре, а де-факто руководством занимался его отец, по совместительству депутат Моссовета. Будущее их производства виделось мне безоблачным, сытым и по-европейски ярким. Через три оклада с премиальными наша к тому времени неполная (папа умер год назад) семья собралась на кухонный совет.

— Машенька, — смущенно начала мама, — мне неловко об этом говорить… Но зачем тебе переходить в школу?

— В лицей, — поправила я.

— В лицей, — поморщилась мама. — Название не столь важно. Но у тебя все так… удачно сложилось.., ты менеджер.., оклад…

— Премиальные, — добавила я.

— Вот-вот. А нам еще Симочку ростить.

Тогда я первый раз закурила при маме.

Она молча встала, принесла из серванта папину хрустальную пепельницу и поставила ее передо мной, как факт, — теперь ты, Маша, глава семьи. Серафиме девять лет, мама всю жизнь провела на домашнем хозяйстве, а ее наука медицина давно ушла вперед. Если своих дочерей она еще как-то лечила, то остальным пациентам делала на дому уколы по предписаниям коллег, не загоравших десять лет на Кубе.

В глубокой задумчивости, я первый раз дымила в потолок кухни, вопившей о ремонте. Симины туфли скрипели о том же, мамино давление просило лекарств. Деньги, оставленные папой, мы давно и успешно проели. Я затушила окурок в пепельнице главы семьи, тем самым поставив точку в разговоре.

Не скажу, что работа менеджера была мне неприятна. Скорее наоборот, я была неприятна ей. Подобная должность является лицом фирмы, мое же лицо могло служить только рекламой пластической хирургии — до и после. Положение спасали лишь густые волосы, белые зубы и нежный в девичестве румянец. Все остальное просилось под скальпель. Среди умненьких дурнушек я всегда занимала лидирующие позиции.

Но в работе менеджера были и бесспорные преимущества. Фигуру нерожавшей колхозницы я укрыла дорогими костюмами, мелкие глазки — тонированными очками и превратилась в типичную канцелярскую мышь с хорошим окладом вне зависимости от премиальных.

Мне бы деток учить, а не солидных дядек на деньги уговаривать.

Семья Синявских с этим не соглашалась.

Я была первой и последней женщиной, с которой Синявские ездили в служебные командировки, не опасаясь домашних скандалов.

Так продолжалось два года. До тех пор, пока Сима не позвонила мне на работу и не сказала, что маму увезла машина «Скорой помощи».

Инсульт. Тромб разорвал сосуд в маминой голове и нашу жизнь.

Я металась между больницей, офисом, аптеками и магазинами. Похудела, как продавец «Гербалайфа», и болталась в дорогих костюмах, как колхозная корова в седле. Теряла разум и нить разговора, путалась в документах и пару раз слегка подгадила фирме.

Синявские терпели это недолго. Они вызвали меня в кабинет, усадили на место и повели неспешный разговор.

— Вот что, Машенька, — депутат знал меня с детства и тыкал ласково, — мы все тебе сочувствуем.

Я понуро съежилась в кресле и поправила очки. Надеюсь, из-за нежных воспоминаний уволят меня с пособием.

Младший шеф подошел сзади и положил руки мне на плечи. Я попробовала пореветь.

— Ну, ну, Марь Пална, — успокоил депутат, — погодите слезы лить. У Виктора есть что вам предложить. Так сказать, по-соседски.

И мне предложили.

* * *

У Витеньки и Ларисы была дочь пяти лет. Очаровательная девочка с лицом матери и мозгами отца. Убийственное в будущем сочетание.

Но на тот момент, мягко выражаясь, ребенок был педагогически запущен. Фотомодель Лариса избаловала Иночку до безобразия. Капризное дитя отказывалось есть овсяную кашу, завязывать шнурки и учить азбуку. А у родителей имелись для Инессы далеко идущие планы. Дорогой лицей, фортепьяно три раза в неделю, теннис по вторникам и четвергам, школа бальных танцев или спортивного рок-н-ролла на выбор.

Мне повысили (!) оклад и определили к буйной Дюймовочке.

Через полгода Инесса без проблем поступила в лицей, освоила нотную грамоту и научилась плясать цыганочку с выходом.

Дрессура Дюймовочки далась мне без труда. Я всего лишь показала ребенку изнанку жизни.

Совершая челночные рейсы между Витиным домом и квартирой, в которой лежала парализованная мама, я была вынуждена иногда брать Иночку с собой.

Первое время на девочку нападало оцепенение, едва она переступала наш порог и попадала в запахи лекарств, лежачего больного и мокрых простыней, развешанных всюду. Постепенно малышка освоилась, и, пока я разогревала маме обед, она поила больную чаем, рассказывала о котенке Тиме, кукле Регине и гладила больную по волосам, обещая выучиться на врача.

Окончательный перелом наступил в день, когда девочка, ненавидевшая рояль, села за наше домашнее фортепьяно и сыграла для мамы «И мой сурок со мною». После этого все гаммы и пьесы мы разучивали только у меня дома. Приходящий учитель музыки не переставал удивляться — неуправляемый ребенок выполнял все требования педагога беспрекословно и на отлично.

И поползли слухи о моих исключительных способностях. И пошла я по рукам.



Требование к нанимателям у меня было только одно — невзирая на расстояния, два раза в день я должна быть дома. То, что Серафима становилась старше, значения не имело. Болеет моя мама.

Три года назад мамы не стало. Мне было двадцать девять, Симе — шестнадцать, и я отвечала за все.

Сестра закончила школу, поступила в институт, я вспахивала ниву образования чужих детей, пока не споткнулась на предпоследнем клиенте.

Сам приличный мужик, он имел великовозрастного сына-оболтуса, которому ни одна гувернантка уже не поможет. Только тюрьма.

Нанимателя звали Василий Федорович, оболтуса — Алекс, я занималась младшим представителем семейства Игнатом.

Милый мальчик с хорошими задатками не доставлял мне никаких хлопот. Мягкая корректировка испанских фраз, отточка грубой тевтонской речи и привычная прививка хороших манер. Через год Игнат отбыл бы в швейцарский пансион, а я получила бы очередное рекомендательное письмо и отправилась удобрять очередную ниву.

Если бы не Алекс. Субтильный, вечно пьяный оболтус решил использовать гувернантку не по назначению.

Первый раз я согласилась жить в загородном доме клиента. Москва меня начала утомлять, взрослая Сима довольно осмысленно вела хозяйство и присмотра не требовала. Мне выделили апартаменты с душем и клозетом, окнами в сад и с антикварным бюро. Под потолком висела клетка с канарейкой, а повар готовил китайские блюда.

Я даже собиралась отдохнуть. Если бы не Алекс.

Однажды ночью я проснулась от ощущения рук на своем теле. Мерзкий оболтус, пьяно бормоча, снимал с меня ночную рубашку.

Орала я так, что сбежались все. Кухарка и повар, привратник и хозяин в шелковой пижаме.

Стаскивая с меня мало что соображающего оболтуса, Василий Федорович лупил его тапком, а негодяй лишь ржал:

— Да че вы, в натуре! Я этой уродине за счастье, козе старой!

Много чего нового услышала я о себе в ту ночь. Утром собрала вещи и отправилась прощаться с Василием Федоровичем.

— Мария Павловна, — хозяин дома снял очки и потер переносицу, — я, так сказать, прошу у вас прощения за ночную сцену.

Мальчики растут без матери…

— Не стоит, Василий Федорович, — перебила я его. — Надеюсь, вы понимаете, что оставаться далее в вашем доме я не могу.

— Да, да, конечно. Я заплачу вам за два месяца вперед…

— Лучше наймите на эти деньги кучера с вожжами. Вашему сыну требуется порка, — не выдержала я.

Василий Федорович встал, подошел ко мне и усадил на диван.

— Я все понимаю, Мария Павловна. Но все же, как бы это так сказать.., я надеюсь на вашу скромность.., то, что произошло.., я все оплачу…

— Перестаньте. — Я остановила неловко мнущегося мужчину. — Я не собираюсь болтать об этом на всех перекрестках.

— Вот и договорились, — пробормотал бывший хозяин и вынул из кармана пиджака пухлый конверт. — Это вам, Мария Павловна, так сказать, за моральный ущерб.

Я взяла конверт, отсчитала из толстой пачки купюр две месячных оплаты, остальное вернула.

— Я морально ущемленной себя не чувствую.

Простились мы сухо.

Через два дня он приехал ко мне домой.

Слегка смущаясь, сияя щеками, лысиной и глазами, Василий Федорович по-хозяйски расположился в гостиной и заявил:

— У меня для вас, можно так сказать, — фразы «так сказать», «как бы это так сказать», «если можно так сказать» Василий Федорович использовал, как грузчик мат вместо знаков препинания, — приятное известие. Новую службу вы уже подыскали?

— Нет.

— Вот и отличненько, так сказать.., ага… о чем это я? Вот. Младший, так сказать, Буратино ищет новую гувернантку.

Судя по количеству «знаков препинания», Василий Федорович сильно волновался. Я плохо помнила, кто именно из его приятелей называется Младшим Буратино, и сразу остановила трудно льющуюся речь.

— Кто такой Буратино?

Василий Федорович побагровел и задохнулся от возмущения:

— Как?! Вы уже забыли?!

Я утвердительно кивнула головой.

— Дмитрий Максимович Бурмистров!

Таким тоном возвещают о прибытии самодержца. И Дмитрия Максимовича я вспомнила сразу. Огромный шумный дядька с замашками купца первой гильдии.

— И что, господин Бурмистров ищет гувернантку? — определившись с Буратино, спросила я.

— Да. О вас он спрашивал дня, так сказать, четыре назад. Но, бог свят, — Василий Федорович прижал круглые ручки к круглой груди, — я бы вас ни за что не уступил. А в свете, так сказать, последних событий.., вспомнил о разговоре и вчера вечером позвонил ему. Он дал добро. Так сказать.

Кошмар. А ведь этот аристократ духа как-то людьми руководит. Типичный двоечник в кабинете директора.

— Василий Федорович, а почему вы так уверены, что это место устроит меня? — Акцент я сделала на последнем слове.

Посетитель отлепил руки от груди и всплеснул ими, возмущаясь довольно искренне:

— Ну вы даете, милочка! Ваши коллеги за это место копья ломают, я вам, так сказать, все устроил, а вы кобенитесь!

Положительно, Василию Федоровичу нельзя волноваться. Такой сумбурной речи я от него еще не слышала. Винегрет из «копья ломают» и «кобенитесь» — это нечто. Впрочем, роль смущенного посетителя не его амплуа.

— Мария Павловна, для того чтобы продолжить наш разговор, я, так сказать, сразу назову вам сумму.

И он «так сказал» сумму, что «наш разговор» стал приятен, невзирая на лексику.

Я откинула шкрабские [1] придирки и начала внимать.

Невероятный, фантастический оклад объяснялся просто. Спасая себя от сплетен, хитрый Василий Федорович намекнул другу Буратино, что прославленная гувернантка отказалась от места по причине недостойной оплаты. Дмитрий Максимович, эдакий барин, небрежно увеличил оплату вдвое, и результат превзошел все мыслимые пределы. — Теперь, Мария Павловна, вам и отказаться-то, так сказать… — Василий Федорович развел руками.

Я сидела в потертом кожаном кресле и чувствовала на своих плечах долларовый ДОЖДЬ.

Вчера вечером Симочка познакомила меня с Андреем. Милый провинциальный мальчик, с открытым, так сказать (тьфу, теперь привяжется! Я всегда легко перенимаю акценты, диалекты и чужую манеру речи), не столичным взглядом и повадками дрессированного тюленя. Сто килограммов добродушия и мягкого юмора. В первопрестольной таких уже истребили, урбанизированный климат — не их среда обитания.

И если я правильно поняла намеки, в ближайшее время я стану почти тещей и тетей обязательно. Осуждать Симу я не посмела, от мужчин с такими глазами надо рожать.

— Когда я могу приступить к своим обязанностям?

— Сегодня, — неловко тявкнул бывший хозяин. — И вот еще что. Забыл сказать.

У Дмитрия Максимовича двое детей. Мальчики-близнецы шести лет.

Количество детей при такой зарплате могло быть и больше. Поэтому я только мило улыбнулась.

Провожая посетителя до двери, я не удержалась и задала вопрос:

— А почему Дмитрий Максимович — Младший Буратино?

— Потому что был Буратино Старший, — как само собой разумеющееся заявил Василий Федорович.

Ну, с этим более или менее ясно.

— Так почему все-таки Буратино?

— Потому что богатенький и умненький.

Об этом тоже можно было догадаться, я тепло попрощалась с Василием Федоровичем. Мы расстались, довольные друг другом.

Закрыв дверь, я постояла в прихожей, повертела в руках визитку господина Бурмистрова и, вздохнув, набрала номер его мобильного телефона.

Крайне занятой олигарх проявил деловой подход, свел беседу до минимума и оставил все церемонии до вечера.

— Когда за вами могут подъехать? — через десять секунд спросил он.

Я растерялась.

— Часам к пяти я буду готова.

— Отлично, жду вас у себя.

Он не спросил ни адреса, ни номера телефона, но я была уверена — в пять часов перед домом будет стоять автомобиль.

Оказалось, я узко мыслила. В пять часов к подъезду подали микроавтобус «Мицубиси». Скорее всего, олигарх решил, что переезжать я буду вместе с мебелью.

Удивленный скудным багажом шофер поставил в салон чемодан, стопку книг и спросил, не забыла ли я чего.

— Все свое ношу с собой, — ответила я и села на пассажирское место.

Когда шофер ответил: «Тогда покидаем Приену» [2], я чуть из автобуса не выпала.

Прислугу господин Бурмистров подбирал тщательно. Столь близкое знакомство водителя с древнегреческими преданиями обескуражит любого.

Водитель представился Геной, тряхнул волосами, стянутыми в конский хвостик, и уверенно повел машину в потоке автомобилей. Я искоса поглядывала на худощавого парня и не переставала удивляться грамотным, даже изысканным оборотам его речи.

Водитель следил за дорогой и одновременно проводил краткую политинформацию о доме, где мне предстоит служить, вообще и его обитателях в частности.

Дом-усадьба до перестройки прозябал в фабричных профилакториях, пока не рухнула крыша, не обвалились кое-где стены и не осели полы по всему первому этажу. Придя в негодность, строение слегка заросло и имело вид жалкий и одновременно внушительный.

Бурмистров-старший щедро раздал взятки, надавил на неберущих и выкупил у безработной фабрики профилакторий вместе с пристройками и огромным парком.

По словом шофера, здравницу легче было снести, чем реставрировать. Но Максим Филиппович, плененный дворянским прошлым усадьбы, колоннами и облезлыми львами у парадного крыльца, решил вить там фамильное гнездо. Уродцев из красного кирпича вокруг Москвы понастроили достаточно, и обладатели подобных белокаменных чудес выделялись на их фоне, как бисер среди апельсинов.

Дом поражал воображение. Огромный осколок прошлого, окруженный вековыми деревьями, он сверкал зеркальными окнами, мстительно слепя глаза. Проклятый бриллиант из восточных сказок.

— Раньше парк вплотную подходил к дому, — осторожно ведя машину по дорожке, объяснял Геннадий, — но Дмитрий Максимович приказал вырубить деревья и создать вокруг дома полосу отчуждения. Фортификатор, блин.

«Занятный все-таки шофер у Бурмистровых», — шестой раз за дорогу подумала я.

— Боялся грабителей?

— И их тоже. Раньше по всему периметру дома были установлены телекамеры, теперь их нет.

— Почему?

Гена только хмыкнул.

Позже из сплетен прислуги я узнала — у Дмитрия Максимовича была оригинальная фобия. Хозяин дома ненавидел камеры слежения, но по соображениям безопасности вынужденно с ними мирился в ограниченных количествах. Самый острый приступ фобии произошел чуть более года назад. За ничтожную провинность Дмитрий Максимович уволил охранника. Телекамерная непереносимость распространялась и на них.

Месть обозленного секьюрити была оригинальна не меньше фобии хозяина. Недолго думая, ловкий парень продал желтой прессе несколько снимков несчастного Младшего Буратино. Один из них украсил обложку еженедельника — крупный план: хозяин сидит в парке под одной из телекамер и в глубокой задумчивости ковыряет в носу.

Под фотографией стояла ехидная подпись.

Скандал вышел оглушительный. Буратино перессорился со всеми подряд журналистами и перешел на нелегальное положение.

Но жена его, мадам Флора, прессу любила. Вот так они и живут, в разладе интересов.

А дом остался без охраняемого периметра. Лишь две камеры, у парадного входа и гаража, избежали уничтожения. По мнению хозяина, достаточно снимать входящих и покидающих дом, усилить наблюдение по линии забора и ввести жесткую пропускную систему на территорию поместья. Пока ему это удавалось. Трехметровая каменная ограда окольцевала парк; при въезде, в будке охраны, неусыпно трудились добры молодцы с глазами пресмыкающихся; на ночь дом запирался изнутри и включалась сигнализация. Крепость на русский манер.

Меня встречали у каменных львов. Моложавая, затянутая в черное одеяние дама, которую я вначале приняла за хозяйку, оказалась экономкой и пятиюродной тетушкой мадам Флоры. Звали экономку — Тамара Ивановна. За ее спиной стояла высокая симпатичная блондинка в форменном сером платье — няня близнецов Софья.

После короткого представления Софья подхватила связку книг, помахала Геннадию рукой и направилась к комнате, приготовленной для меня.

— Будешь жить в бывшей Генкиной, угловой, — не утруждая себя условностями, перешла на «ты» девушка, — отличное место. Никто под ногами не путается, бассейн в трех шагах.., если идти через гараж.

— А где дети? — встреча с воспитанниками волновала меня больше апартаментов.

— У них урок английского, — няня посмотрела на ручные часики, — ого, через десять минут закончат. Пошли быстрее.

Огромный дом втягивал меня в свою утробу, как голодный удав. С чемоданом в правой руке я бежала по мягким коврам коридоров и говорила утробе: «Здравствуй».

В отличие от первого этажа, на котором убрали большинство перегородок, второй по-прежнему напоминал профилакторий. Нескончаемый коридор и двери по обе стороны.

Моя дверь была последней.

— Заходи, — пригласила Софья. — Тебе здесь понравится. Я вот, — няня вздохнула, — в правом крыле живу, рядом с детьми.

А тут, — она распахнула легкие шторы, — красота! И ванная, полный блеск.

Комната мне понравилась всем. Широкой, укрытой шелком кроватью, игривым туалетным столиком и гнутыми, вычурными креслицами. Не понравилась мне только решетка на окне.

— По-моему, я не заметила в доме других решеток, — удивилась я.

— Да, — кивнула няня, — по первому этажу окна фиг откроешь, их не каждый стеклорез возьмет. На второй этаж никак не заберешься, голые стены. А здесь сбоку пристроили гараж, и его крыша подходит почти под подоконник.

Я подошла ближе к окну, глянула вниз и увидела, что чуть правее начинается черепица Крыши. При известной ловкости можно пробраться в комнату, минуя двери.

— Не люблю решеток, — пробормотала я, разглядывая парк.

— А кто их любит, — фыркнула Софья. — Но ты не беспокойся, в доме соблюдаются все правила противопожарной безопасности. — Она оглянулась на дверь и продолжила шепотом:

— У старого хозяина, Максима Филипповича, жена сгорела. Погибла. На первом этаже, за решеткой. Ужас, представляешь. Народ стоял смотрел, как она в огне бьется, но пока решетку к машине прицепили и отодрали.., поздно было.

Если таким тоном няня рассказывает детям сказки на ночь, то, пожалуй, стоит дать хозяевам совет — Софью отправить на сцену и нанять в деревне бабу Глашу. С Курочкой Рябой, Серым Волком и Колобком.

Тем временем артистичная бебиситтер продолжала:

— После пристройки гаража Максим Филиппович настоял — если в доме и появятся решетки, то все они будут отпираться изнутри. Вот смотри, замок. — Она ткнула пальцем в блестящую металлическую выпуклость, которую я вначале приняла за странное украшение. — А ключ в туалетной тумбочке. Всегда.

— Софья, вы говорили, что раньше в этой комнате жил шофер Геннадий.

Девушка весело посмотрела на меня.

— Жил. Пока не начал через крышу в гараж бегать. Так ему, видите ли, быстрее было. — Софья положила в рот конфетку, предложила мне вторую, но я отказалась, и она продолжила сплетничать:

— Кстати, никакой он не шофер. Он сын двоюродной сестры Дмитрия Максимовича, единственный потомственный Бурмистров, не считая самого хозяина. Студент-философ, помешанный на машинах.

— Нелепое сочетание, — заметила я.

— Он весь нелепый, — глубокомысленно согласилась няня. — Весной поскользнулся на мокрой черепице, рухнул вниз, чуть шею не сломал. Четыре месяца в больнице на вытяжке пролежал. Пока его не было, комнату быстренько отремонтировали, поменяли обстановку и переселили в нее прежнюю гувернантку. Теперь тебя, чтоб Генка не ныл.

— А где прежняя гувернантка?

— Ее Флора съела.

— Как это?!

— Потом поймешь. Пошли скорее, слышишь, мотор загудел? Это англичанина увозят. Урок окончен.

Дети встретили меня равнодушно. А я убедилась в несправедливости пословицы о яблоне и яблоках. По моим воспоминаниям, Дмитрий Максимович был мужчина шумный, резвый и задиристый. В его доме я ожидала встретить двух сорванцов в духе Марка Твена и приготовила для первого знакомства несколько хлестких фраз. Экспромты выручали меня редко, и прежде чем быть представленной ребенку, я проводила предварительную беседу с родителями. Чего от меня ждут? Какие цели ставят?

С близнецами Максимом и Филиппом все и сразу пошло наперекосяк. Предварительной беседы с родителями не состоялось, вид двух затурканных мальчишек был для меня полной неожиданностью, и представляла меня детям нянька, что совершенно губительно для авторитета воспитателя.

— Макс, Фил, познакомьтесь, это Мария Павловна. Мария Павловна, тот, что с пятном краски на брюках, — Филипп, тот, что с царапиной на лбу, — Максим.

И все. Никаких вам, господа, китайских церемоний.

* * *

Софья убежала по своим делам, а мы остались в огромной детской комнате. Тишина стояла такая, что было слышно жужжание мухи.

Я присоединила свой голос к гудению насекомого.

— Покажите мне, пожалуйста, парк, мальчики.

Экспромт сработал, дети оживились и заскакали в поисках панамок.

В августе прошлого года парк стал моим союзником. Покидая старинный дом, мальчики забывали о шипении мадам Флоры «тише, тише, у меня от вас голова болит», не натыкались на строгую Тамару Ивановну «а вы руки помыли?» и избегали встреч с отцом «ну как, бойцы, пошумим?!».



Дмитрий Максимович растил из сыновей мужиков по своему образу и подобию.

Он болезненно искал в них не внешнее сходство, тут природа не поскупилась, а самого себя. Он ждал содранных о заборы коленей, поломанных велосипедов, рогаток, воплей и боя подушками. Сдержанность мальчиков он принимал за инфантильность, осторожность — за трусость, а хорошие манеры — за бабские причуды.

Огромный, шумный отец действовал на мальчиков парализующе. Переступая порог детской, Дмитрий Максимович заполнял собой все свободное пространство, его было слишком много. Все остальное в его присутствии мельчало, сворачивалось. Дети замирали и, стиснув зубы, выдерживали подбрасывания к потолку, щекотку толстыми пальцами (думаю, это было скорее больно, чем смешно) и предложения «пошуметь».

Карлсона из Дмитрия Максимовича так и не получилось.

Перелом наступил зимой.

У Филиппа были несомненные способности к рисованию, если не сказать талант.

Он мог часами простаивать у мольберта, пока более резвый Максим носился за котом и ломал игрушки.

В тот день мы с Софьей перенесли в классную комнату аквариум, установили его на постамент, и сосредоточенный Филипп пытался «поймать воду». Мои намеки на то, что это рановато для шести лет, заставляли его только морщиться.

В коридоре раздались шаги отца. Максим юркнул за штору, Филипп продолжал наблюдать за рыбками и чуть вздрогнул, когда Дмитрий Максимович начал с порога:

— Как дела, огольцы?!

В тот же момент сын развернулся к отцу, топнул ногой и завопил не менее громко:

— Чего ты орешь?! Всех рыбок распугал, черт! — В сердцах швырнул кисть, оттолкнул папу с порога и выскочил из комнаты, хлопнув дверью.

Дмитрий Максимович поскреб затылок, произнес «кхм» и удалился на цыпочках.

— Вот это да-а-а, — произнес Максим где-то в районе штор.

После этого случая дети начали воспринимать своеобразную манеру общения с отцом как необходимое, но терпимое неудобство. Максим пару раз пнул папу ногой в живот при «пытке щекоткой», отец только хрюкнул довольно. Филипп «случайно» дернул папу за ухо, летя из-под потолка.

— В обиду себя не давайте, парни, — приказал отец и несколько успокоился.

В начале марта Дмитрий Максимович зашел ко мне в комнату, впервые за восемь месяцев, и попросил спуститься с ним в гараж.

Там он указал мне на черный с серебром миниатюрный «Форд» при двух дверцах и сказал:

— Это вам, Мария Павловна. Премия.

Я растерялась.

— За что?! Нет, я не могу…

— Подождите, — отмахнулся хозяин дома, — у меня будет к вам предложение. Вы хорошо влияете на моих ребят…

Я его перебила:

— Они растут.

— Нет, — твердо произнес Дмитрий Максимович, — они воспитываются личностями. И я не хочу, чтобы Флора отправила их за границу. Вы уже слышали о планах моей супруги? — Я кивнула. Господин Бурмистров, русофил и квасной патриот, полгода на моих глазах скандалил с женой.

Мадам Флора требовала отправить детей на учебу куда угодно, в Англию, Швейцарию, Америку, лишь бы подальше. — Так вот. Я против. Это мы уже слышали и не раз.

Мои сыновья вырастут в России. — «И пойдут служить в армию», — добавила я про себя. — Я предлагаю вам продление контракта и прошу остаться еще минимум на год.

Я задумалась. Дмитрий Максимович предлагал мне не продление контракта, а выступление единым фронтом против мадам Флоры. До моего появления Флора Анатольевна успела уничтожить нескольких гувернанток, начинала уже облизываться на меня, и я подсчитывала дни и недели до решительной атаки неугомонной мадам. Союз с хозяином поможет мне продержаться неопределенное время на хорошем месте с фантастическим окладом. Воевать открыто хозяйка не посмеет.

— Я не стану вас торопить, — продолжал Дмитрий Максимович, — подумайте. Но вы мне нужны.

Он взял мою руку, вложил в нее ключи от «Форда» и легонько сжал пальцы. Я неловко дернулась.

— Не упрямьтесь, Мария Павловна. — Хозяин достал из кармана документы на машину, оставил их на капоте и вышел из гаража.

Огромное, как ангар, помещение слепо таращилось на меня фарами двух «Мерседесов», «БМВ» седьмой модели и микроавтобусом «Мицубиси». Я подошла к маленькому «Форду» и нерешительно села за руль.

Автомобильчик полюбил меня сразу, едва я вставила ключ зажигания, весело фыркнул и заурчал мотором.

— Если его хорошо кормить, через год вырастет в приличный джип.

Рядом с машиной стоял Геннадий, привычно ерничал, но выглядел расстроенным.

— Это, Марь Пална, против меня выпад.

Лишили, так сказать, удовольствия быть вашим спутником. — Он мягко стукнул кулаком по крыше «Форда». — Довольны?

С начала моей службы Геннадий в добровольном порядке определил себя шофером к близнецам и гувернантке. Вечный студент, он оставил незаконченным второе по счету образование. Первым было юридическое, но на четвертом курсе он намеренно завалил экзамены и ушел в армию морпехом. После службы Гена пошел в философы, но четыре года обучения и в этом случае проявили себя как набор предельно допустимой критической массы.

Хотя бездельником Геннадия нельзя назвать. От института он отдыхал академически и целыми днями возился с машинами.

Весной, после падения с крыши и лечения, он пробовал было податься в мажоры, но от скудоумия и праздности тусующейся братии чуть не спился и решил в конце лета устроить профилактический, по его словам, «чес по провинции».

Но тут появилась я, и провинцию отложили до лучших времен.

Горький опыт общения с молодыми оболтусами я уже имела и держала дистанцию. Геннадий пытался ее преодолеть и постепенно у нас сложилась игра в интеллектуальные кошки-мышки.

— Вы, Гена, переоцениваете свою значимость. — Я чувствовала себя неловко и поэтому хамила. — Но в любом случае предлагать гербовый девиз не стоило…

— Ба?! Благонамеренные речи?! — перебил меня Геннадий, отвесил шутливый поклон и выбежал из гаража.

«Возможно, он и прав, — расстроенно подумала я; — Хитроумный политик, Дмитрий Максимович бьет по нескольким целям».

История с гербовым девизом выглядела скорее шуткой, чем оскорблением. Но господин Бурмистров могли-с и обидеться.

Начиналось все довольно невинно. Филипп стоял у мольберта, Максим устроился на полу и, ломая карандаши, пытался изобразить взятие Капитолия русскими танками. Здание Конгресса США напоминало полосатый вигвам, но схематичность декораций художника не волновала, главными были танки под российскими штандартами.

— Фил, как русский флаг рисовать? Синий, белый, красный или наоборот?

Для Филиппа очередность цветов триколора не составляла никаких проблем. Но дети бывают необъяснимо вредными, и мальчик ехидно молчал.

Максим скакал вокруг брата, теребил его за рукав и грозил полить водой для полоскания кисточек фикус в углу.

«Пора вмешаться», — подумала я и сказала:

— Максим, подойди, пожалуйста, ко мне. — Ребенок подбежал, я обняла его и прошептала на ухо:

— Открою тебе маленький секрет. Раньше, для деток, которые не могли запомнить очередность цветов флага, существовало заветное слово. «Бесик». Бе — белый, си — синий, к — красный. Повтори.

— Бе-си-к, — медленно произнес Максим. — Здорово!

После этого российские флаги дети называли «бесиками». Я их не одергивала.

Воспитание патриотических чувств — хлеб Дмитрия Максимовича.

А получилось неудобно. Десять дней спустя Гена привез нас из Москвы, где мальчики два раза в неделю осваивали в бассейне стили кросс, брасс и баттерфляй. Город готовился к празднику, по обочинам дороги развешивались флаги и транспаранты с поздравлениями защитников Отечества.

Подъехав к дому, у гаража мы столкнулись с Дмитрием Максимовичем.

— Папа, папа, — едва выпрыгнув из машины, закричал Максим, — по всей дороге на столбах «бесиков» вешают!

Папа схватился за сердце и чуть не рухнул в снежную кашу. Бедный олигарх решил, что народ не дождался обещанных реформ и таки начал вешать на столбах демократов.

С трудом обретя равновесие, хозяин схватил племянника за грудки и побелевшими губами прохрипел:

— Генаша, чьих чертей вешают?!

Пока суд да дело, пока объяснили Дмитрию Максимовичу, в чем соль текста, «Генаша» чуть не помер от смеха. Глупейшая, комичная ситуация.

Но племяннику и этого показалось мало.

Он разыскал где-то герб Аракчеева с девизом «Без Лести Предан», немного его переделал и преподнес дяде под своей редакцией «БеС Лести Предан». Шутка старая, каламбур еще пушкинских времен, но Дмитрий Максимович юмора не оценил. Обиделся сердечно и игнорировал разгильдяя племянника.

Вот такие пироги получились с «бесятами». Так что исключать мелкую месть хозяина, подарившего мне «Форд», нельзя.

Выбежав из гаража, Геннадий пропал до апреля. Отнимать у женщины новую блестящую игрушку, навязываясь в шоферы, он не стал. Он уехал к матери на Кипр. Там у Бурмистровых была вилла, и Зоя Федоровна, мама Гены, жила на ней, то ли присматривая, то ли отдыхая от профилактория под руководством мадам Флоры.

Мадам Флора выразила свое отношение к «премии» весьма оригинально. На Восьмое марта она подарила мне выполненную в бронзе статуэтку Ники Самофракийской.

Глядя мне прямо в глаза, она протянула безголовую крылатую богиню победы и чеканно проговорила:

— Поздравляю, милочка. Это для вас.

Суть демарша была понятна и без выразительных взглядов. «Если вы, милочка, возомнили себя победительницей, то вы, пардон, без головы». Возможна и более угрожающая интерпретация. «Не лишитесь головы, Виктория моя».

Мадам Флора, которой больше подошло бы имя Фауна, нисколько не напоминала букет. Если только дурман пополам с чертополохом в праздничной упаковке. Флора Анатольевна относилась к зверькам семейства куньих. Блестящая шкурка, изящное тельце, невтяжные когти и ненасытность хоря. От многочисленной прислуги она требовала беспрекословного подчинения и ответов по форме «да, мадам», «нет, мадам», «слушаю вас, мадам».

Только поступив на службу, я приняла эту форму за заскок заносчивой дамочки.

Но по зрелому размышлению пришла к другому выводу. Предусмотрительная Флора Анатольевна избавила себя от фамильярного «Флора» в общении прислуги между собой или, чего хуже, — от прозвища. С ее подачи вся прислуга в приватных беседах называла ее просто «мадам». Изящный ход.

Как и сама Флора.

Первые месяцы мадам относилась ко мне ровно. Прежняя гувернантка была хороша собой и более дерзка, меня отнесли к разряду синих чулок, невыразительных мышей и скупо хвалили.

Иногда мадам «выгуливала» детей на светских раутах, где я не раз слышала: «Ах, моя беременность протекала тяжело, как болезнь». По-моему, период ремиссии несколько затянулся, и мадам использовала детей исключительно в спекулятивных целях — показать, что они есть, материнство ей не чуждо и вся она милая и семейная.

Остальная ее жизнь вращалась вокруг слова «благотворительность». Что также было спекуляцией: попить чаю с кем-то из семьи первого президента, оказать поддержку начинаниям второго и проявить себя как солнце — светить всегда, светить везде.

Дмитрий Максимович к меценатству жены относился снисходительно. Щедро раздавал на благотворительность, и долгое время оба были довольны. Пока в июне этого года мадам не устроила сцену.

В чем была ее причина, доподлинно мне не известно. Но даже моего скудного воображения хватило, чтобы понять — мадам уличила мужа в адюльтере. Она кричала на Софью, обзывала ее «софой-раскладушкой» и обещала уничтожить.

В общем, ситуация анекдотично тривиальная — муж и молоденькая бебиситтер.

Странным было другое. Дмитрий Максимович из своих романов тайны не делал.

Похлопать Софью по заду, ущипнуть там же было в порядке вещей. Господин Бурмистров относился к тем мужчинам, руки которых вечно искали теплый мягкий предмет. Мадам Флора лишь брезгливо морщилась и только. И вдруг…

В отместку мадам завела себе секретаря Феликса. Не исключено, что именно в нем и крылся секрет «сцены». Теперь брезгливо морщился муж. Но молчал и терпел.

Феликс ввинтился в огромный дом, как шуруп в трухлявый пень. Легко и без усилий. Мадам объявила, что садится за мемуары и секретарь необходим ей для работы.

А великолепный экстерьер молодого человека приятно скрасит процесс.

Худощавый брюнет с огромными зелеными глазами составлял с хозяйкой заметную пару. Словно породистого щенка на шлейке, мадам таскала Феликса за собой и демонстрировала подругам с гордостью владельца питомника левреток. Секретарь мило тявкал, подставлял брюшко для почесывания и вставал на задние лапки по щелчку пальцев.

Если бы не эти цирковые упражнения, я относилась бы к Феликсу вполне лояльно. Мадам оставила дрессуру близнецов, получив новый объект для муштры. Но мужчины, позволявшие проделывать над собой столь унизительные эксперименты, были противны мне всегда.

А Феликс скользил ласковым взглядом по дому, словно прикидывая, какой кусочек откусить. Фу!

Единственный, кто противостоял мадам, был Геннадий. Философский взгляд на вещи лишил его чувствительности к укусам, щелчкам кнута и запаху пряника. Феликса он звал "ваш Эндимион [3], тетушка" и в случае высочайшего гнева отбрехивался словами Фонвизина: «Ваше благородие завсегда без дела лаяться изволите».

Не отягощенная лишним образованием Флора Анатольевна стискивала зубы и изображала гордое презрение. Чем она могла ответить схоласту племяннику, свободно обсуждавшему релятивистскую космологию с адептами теории относительности? Такой букет был Флоре не по зубам.

— Люблю женщин умных и язвительных, — говаривал Гена, припадая к моей ручке, пока близнецы плавали или катались на пони, а мы дожидались окончания урока в микроавтобусе.

Я была начеку.

— Вас чем-то обидели красавицы?

— Что вы, Марь Пална, меня?! Скорее удивили…

— Вы, Гена, фат и неудачник.

— Скорее фаталист.

Пожалуй, мы больше дружили, чем флиртовали. Но дверь в свою комнату я запирала на ночь всегда. Обжегшись на молоке, дуешь на воду.

И говоря честно, разговоры о «женщинах умных и язвительных» постоянно напоминали мне о том, что я дурнушка. Все остальное — пустые комплименты и заполнение вакуума.

Помимо Геннадия и остальных обитателей профилактория, клан потомственных Бурмистровых представляли две дамы — родная сестра покойного Максима Филипповича Вера Филипповна Краснова и его младшая дочь Ольга Максимовна.

Вера Филипповна, колоритная особа лет пятидесяти, ударно трудилась на комсомольских стройках века лет тридцать с гаком. Своего родного брата она с полным правом называла буржуем недорезанным, акулой империализма и на застольях любила петь «Марсельезу» и «По долинам и по взгорьям». Подозреваю, что во многом это была поза. Вот один забавный факт.

Изводя мадам Флору своим пристрастием к пролетарскому «Беломору», в сумочке Вера Филипповна хранила «Кэмел». Я об этом узнала случайно. Как-то раз шустрый Максим задел кофейный столик, ридикюль двоюродной бабушки упал, раскрылся, и вместе с французской косметикой на пол вывалилась пачка американских сигарет.

Тучная «бабуля» мгновенно накрыла пачку салфеткой, так как в яшмовой пепельнице, под нос Флоре, дымилась третья по счету «беломорина».

Мадам вынужденно терпела все выходки ударницы строительства Байкале-Амурской магистрали. Максим Филиппович Бурмистров оставил крайне хитрое завещание. Все состояние он поровну разделил между сыном и дочерью, но особо оговорил участие Веры Филипповны в семейном предприятии как советника по экономическим вопросам с правом вето в течение десяти лет.

Надо сказать, что родная тетушка моего нанимателя лично на стройках кайлом не махала. Последние годы она благополучно просидела в кресле главбуха на участке Усть-Кут — Комсомольск-на-Амуре и в вопросах экономики смыслила на порядок выше остального семейства. В Москву Вера Филипповна вернулась только по настоятельной просьбе тяжелобольного брата.

Принципиально отказавшись от помощи, она купила двухкомнатную квартирку на юго-западе и постоянно напоминала, что ни копейки у государства не увела. Участие в грабительском, по ее словам, бизнесе Бурмистровых она принимает, лишь помня о клятве, данной у постели умирающего брата.

Мадам Флору Краснова презирала, Дмитрия Максимовича терпела, Ольгу Максимовну и внуков обожала.

Нисколько не похожая на старшего брата, Ольга была нежной, вечно испуганной блондинкой двадцати девяти лет. Глядя на нее, мне всегда хотелось спросить: а какой была их мама? Думаю, тонкая нервная организация близнецов, а также Ольги и ее дочери пошла от погибшей в огне жены Максима Филипповича. Ольга писала стихи, играла на скрипке, посещала все театральные премьеры и имела какое-то творческое образование. Она не вмешивалась в дела производства и воспитывала дочь Валентину пяти лет, которую все в семье называли Тиной.

Интересы Ольги и Тины представлял ее муж Леонид. Премерзкий тип, гипнотизирующий свою жену одним присутствием.

Рядом с ним Ольга превращалась в безвольную куклу и, по-моему, страдала.

— Он взял ее штурмом, как Суворов Измаил, — говорил Гена. — Ольга не из нашего времени, она тургеневская барышня. Но отнюдь не кисейная. Думаю, Леонида ждет сюрприз.

— Какой?

Геннадий только улыбался. Троюродную тетушку он любил, был поверенным некоторых ее тайн, но верить словам шалопая у меня не было никакого повода. Примерная жена, Ольга опускала глазки, едва в гостиную заходил мужчина.

Семья Ольги жила в Москве. Леонид и Дмитрий Максимович были из тех медведей, которым в одной берлоге не ужиться.

Несмотря на внешнюю разницу: первый — сухощавый психопат, второй — огромный купчина, — это были особи одной породы.

«Посторонись, ребята, не ровен час, заломаю». И если на мадам Флору где сядешь, там и слезешь, то Ольга вся была изломана.

От мужа она спасалась, уезжая с ребенком в дома отдыха, санатории и на курорты. Леонид объяснял это проблемами здоровья и неустойчивой психики. Один раз я услышала, как он справлялся у мадам, где найти уютную психоневрологическую клинику.

И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться — Леонид с удовольствием отправит туда жену вместе со скрипкой и стихами, но без дочери.

Тина-Валентина — ангельски кроткий ребенок. Мечта гувернеров и тихое счастье будущей свекрови. Такие дети растут рядом с тургеневскими барышнями, недалеко от кипящих на летней печке тазиков с вареньями в вишневом саду. Идиллическая картина старорежимной России. Профилакторий с его обширным парком больше подошел бы Ольге, чем Флоре. Мадам мечтала вырубить вековые деревья и разбить вокруг дома миниатюрный английский садик. Остальное пространство отдавалось под гольф, теннис, стриженые лужайки и увеличенный бассейн. Стильно, дорого и функционально.

Меценатствующие дамы в очередь встанут на посещение увеселительного заведения нашей мадам. А от разросшегося парка никакого профита. Одни комары.

Дмитрий Максимович Бурмистров был в корне не согласен со своей женой. Перед номенклатурным домом его детства рос точно такой же древний парк, и будь его, Дмитрия Максимовича, воля, недалеко от единственного фонтана а-ля «Дружба народов» он установил бы статую гипсового пионера и фигурную скамейку. Много лет назад в подобном месте он с дедушкой-пенсионером и его приятелями играл в шахматы.

Хозяин сердцем зацепился за прошлое, хозяйка, у которой не было номенклатурного детства в тенистом саду, вся устремилась в стилизованное под Европу будущее. Если противоположности и притягиваются, то это был их случай.

Впрочем, мадам Флору в чем-то можно понять. Она имела группу крови, которую ни один нормальный комар не пропустит.

Кровососы довольно плодились во влажных, тенистых уголках парка и вызывали недовольных писк самой мадам и приехавших отдохнуть меценаток.

Остальным домочадцам комары так не досаждали. Перед вечерней прогулкой я слегка опрыскивала детей репеллентом, в комнатах работали кондиционеры и фумитоксы, Дмитрий Максимович вообще имел группу крови, для насекомых не вкусную.

И единственный уцелевший в доме кровосос вращался вокруг носа мадам. Ее антикомариные технологии не спасали.

Кроме насекомых отряда двукрылых, мадам Флоре досаждали горничные, шоферы, гувернантки, охранники, гости мужа, сам муж и собственные дети. Не досаждали ей дамы из благотворительных, попугай Карлуша, недавно приобретенный Феликс и экономка Тамара Ивановна. Будучи дальней родственницей мадам, экономка свято блюла интересы Флоры Анатольевны. Дай Тамаре Ивановне топор, она лично бы вырубила все деревья в парке.

Но топора ей не давали. И за счастье племянницы экономка сражалась иными подручными средствами, как-то: веник, тряпка, луженая глотка и стальные нервы. Спальню мадам она убирала лично, по остальным помещениям нещадно гоняла прислугу и следила за каждой калорией, поступающей из кухни на стол Флоры.

Единственным, что вызывало неодобрение Тамары Ивановны, было отсутствие у племянницы материнских инстинктов.

Близнецов экономка любила. Филиппу она предрекала будущее Глазунова, из Максима надеялась вырастить подобие Черчилля или, на худой конец, российского Билла Гейтса.

Между мной и Тамарой Ивановной сложились странные отношения. Смесь из привычной подозрительности и тайного одобрения с ее стороны и терпеливое ожидание подвоха со стороны моей.

Тайм-ауты между гувернантками Тамара Ивановна заполняла собой. Меня она долго примеряла к размерам дома, «достойной» оплаты и сексуальным аппетитам Дмитрия Максимовича. Я все это с честью выдержала и получила в награду секретную поддержку.

К сожалению, такое счастье длилось недолго. До той поры, пока главный враг Флоры Анатольевны и Тамары Ивановны, Геннадий, не был уличен в симпатиях к гувернантке.

Родственника со стороны потомственных Бурмистровых экономка выживала из дома со всей изобретательностью старой девы. Метала на студиозуса гневливые взоры, «забывала» поставить на стол лишний столовый прибор, наушничала и исключала из общения с остальными обитателями профилактория. Горничная, замеченная в болтовне с Геннадием, моментально получала за что-нибудь нагоняй и вычет из зарплаты, повар, разогревший ему котлету, страдал меньше (Бурмистровы гордились им, как колхоз «Красный коммунар» коровой-рекордсменкой), а первая няня близнецов вылетела из усадьбы после невинного поцелуя в щечку от Гены в темном уголке парка.

Меня уличить было не в чем. Академически отдыхающий студиозус ненавязчиво проник к нам с близнецами шофером, без дела не болтался и вроде как поутих, зубоскал. Но «пеший чес» по провинции был отменен, обвинения в лоботрясничестве отпали за ненадобностью, и личная вендетта Тамары Ивановны перестала получать кровавую подпитку.

Виновных искали недолго. Причиной Гениных перемен объявили любезную Марь Палну, и несчастная экономка заварила гремучий взвар из ощущений того, что близнецам я полезна, но одновременно полезной отравой я явилась и для Геннадия Викторовича Бурмистрова.

Приходилось быть начеку. Малейший просчет, и меня постигнет участь прежней няни близнецов.

И дверь в свою комнату я всегда запирала на ночь. Несколько раз в нее кто-то поскребся, ключа в замке я не повернула, и этот кто-то оставил дверь и меня в покое.

Хозяина сложившиеся отношения устраивали. Он считал, что на Геннадия Викторовича я влияю положительно, только намекни — и мне прибавят жалованье за третьего воспитанника. Мадам полагала, что схоласт-племянник получил новую игрушку и объект для насмешек; ее, слава богу, оставил в относительном покое, и на Новый год она сделала мне шикарный подарок — восемнадцатое издание фээргэвского большого Брокгауза в двенадцати томах. «Практикуйтесь, дорогая Мария Павловна, в немецком и расширяйте кругозор».

Гена ответил за меня «премного благодарны-с, тетушка» и помог перетащить перевязанные красной ленточкой тома энциклопедии из-под елки в мою комнату.

Там он и пропал в гордом одиночестве на всю новогоднюю ночь, пока остальные домочадцы и гости пили шампанское и запускали фейерверк.

Так что внимание Геннадия к гувернантке устраивало всех, кроме Тамары Ивановны. Экономка насмешек не прощала, забывать их не собиралась, и мы обе были начеку.

* * *

Я сидела в черном с серебром «Форде» и пыталась вычленить из роя воспоминаний момент, в который сделала первый опрометчивый шаг, и никак не находила. Во всем, что произошло, не было моей вины или злого умысла.

Вчера вечером Бурмистровым позвонил Леонид и попросил об одолжении. Его рассеянная супруга Ольга на днях вернулась из очередного санатория без любимого браслета с сапфирами. Браслет был подарен еще отцом, Ольга относилась к нему как к талисману, и по телефону подняла на поиски всю обслугу санатория. Но так как вразумительно объяснить, в каком именно месте она последний раз загорала и гуляла с ребенком, не смогла, то решила выехать на розыски сегодня утром. Везти Тину за двести километров туда и обратно Ольга не хотела, ее домработница и горничная еще не вернулись из отпуска, так как хозяйка приехала в Москву раньше запланированного времени, и она через мужа попросила брата одолжить им меня.

Валентина чудесный ребенок, опыт общения с ней я уже имела — в апреле я две недели присматривала за Тиной, пока ее мама посещала сеансы иглотерапии, — и отказаться не было никакого повода. Я оставила близнецов на Тамару Ивановну и Геннадия и поехала в Москву.

До полудня мы с Тиной гуляли, потом я покормила ребенка и начала укладывать спать. Санаторно-курортная жизнь приучила Ольгу с дочерью к довольно жесткому расписанию, и каждый день в два часа дня девочка отправлялась на дневной отдых.

Именно в это время и приехал Дмитрий Максимович. Немного удивленная его визитом, я пригласила Бурмистрова обождать хозяина в апартаментах и вернулась в детскую. Отсутствовала я минут пятнадцать.

И что там проделывал господин олигарх, мне неизвестно. Мог он за это время скачать информацию из компьютера Леонида?

Мог. Хотя странности остаются. Каждый пользователь защищает себя от взлома кодом. Как Бурмистров умудрился его взломать? Что это было, подготовленная акция или чистый случай?

Ну и нравы в этом семействе! Змеиный клубок.

Но в любом случае хозяин меня использовал. Намеренно или случайно, значения не имеет. Когда я выходила из детской, он закрывал дверь в кабинет Леонида с абсолютно невозмутимым лицом. Только бубнил что-то о необязательности родственника, мол, сам пригласил и, надо же, отсутствует.

А если прав Дмитрий Максимович и Леонид разыграл спектакль?

Но ради чего?!

Я немного подумала и решила, что целью демарша является уничтожение компьютера олигарха в тот день, когда Леонид мне об этом скажет.

Ловко. Пожалуй, следует выяснить отношения с Дмитрием Максимовичем. Ожоги от пощечин перестали жечь мне щеки, страх, выворачивающий внутренности, отошел на второй план, выпуская на первый элементарную порядочность. Гадить в доме, который тебя принял, не положено, господа. Пес с ней, с канавой, в кою меня выкинут позже, но с Дмитрием Максимовичем мне придется поговорить.

Я осторожно тронулась с места и аккуратно смешалась с потоком машин. Через сорок минут у близнецов заканчивается урок верховой езды, их обещал встретить Геннадий, но ехать в профилакторий и ждать в одиночестве мне почему-то не хотелось.

Дорога к конному заводу пролегала через соседний с усадьбой поселок и от крыльца со львами до конюшни занимала не более десяти минут. Не выпуская руля, я набрала сотовый номер Геннадия и предупредила, что успеваю встретить мальчиков сама. Гена ответил, что уже выезжает, но мне слишком хотелось побыть одной, и я довольно грубо попросила его остаться в доме.

По-моему, он обиделся. Но я уже мысленно простилась с обитателями профилактория и думала исключительно о том, где возьму денег в случае неминуемой отставки.

Все, что удалось скопить за десять месяцев службы у Бурмистровых, в мае я вложила как первый взнос в строительство собственного жилья. Серафима и Андрей — пара милая и приятная, но семья. А коммунальная жизнь укреплению родственных отношений не способствует.

Приезжая на выходные в Москву, я чувствовала себя лишней. Скоро у Симы родится Маша-младшая, Андрей носится с женой как с писаной торбой, так как первая беременность сестры была неудачной.

Где взять денег?! Этот вопрос дергал меня, как больной нерв разрушенный зуб, я нетерпеливо ерзала на сиденье и то и дело обтирала влажные ладони носовым платком. Где взять денег?! Продать машину?

Нет. Если я уйду от Бурмистровых, «премию» придется оставить. Это, как говаривал Жириновский, однозначно. Отказаться от собственного жилья, расторгнуть контракт со строителями и обосноваться в прежней комнате? Приятного мало. Свою старую келью я уже видела детской.

Все к черту! Мечты, планы и уютная жизнь.

Решительно утопив педаль газа, я обогнала занюханный грузовик, тащившийся впереди последние пять минут, и понеслась вперед. К черту надо послать все интриги семейства Бурмистровых. Я не стану ни с кем объясняться, не стану выяснять, кто сеял ветер, кто жнет бурю, я оставлю ключи от комнаты, машины, соберу вещи и сегодня же уеду. Вмешиваться в семейную склоку я не намерена.

Решительность, с которой я вырулила на стоянку перед конным заводом, на какой-то момент отвлекла близнецов от драки. Они проводили удивленными взглядами лихой «Форд» и с новыми силами взялись за старое — мутузить друг друга жокейскими шапочками и сапогами.

— Эй, парни, в чем дело? — выбираясь из машины, крикнула я.

Разгоряченные спарринг-партнеры сопели грязными носами и упирались крутыми лбами.

— В чем дело? — подойдя ближе, повторила я.

Максим отлепился от брата и заскакал вокруг меня, уворачиваясь от братского сапога.

— А дядя Слива нас сегодня матом ругал, — корча рожицы из-за моей спины, доложил Макс.

— Ябеда, — грозно крикнул Филипп, — получишь, предатель!

— А я за правду, — пискнул предатель в ответ.

— Так. Стоп, — приказала я.

— Дядя Слива нас сегодня иродами ругал! — на одном дыхании выпалил Максим.

— Как?!

— Иродами!

— А нечего было Орлика пугать! — кричал Филипп.

Дядя Слива, или дядя Слава, или, еще точнее, Вячеслав Кириллович, — отставной профессор ветеринарной академии. Влюбленный в лошадей, после неудачного падения он лишился возможности ездить на них и переквалифицировался в тренеры.

Интеллигент и большая умница, своих учеников Вячеслав Кириллович называл не иначе, как крезиками, уменьшительно-ласкательно от Креза. Продвинутые детки откуда-то услышали, что «крейзи» по-английски значит «болван», и попытались обидеться. Битый час я объясняла близнецам, что старик-профессор не имел в виду ничего плохого, что Крез — богатейший царь Лидии и воспитанный дядя Слива провел аналогию между венценосной особой и их отцом.

Пришлось прошерстить библиотеку, разыскивая реальные доказательства существования очень богатого царя, после чего на «крезики» мальчики отзывались с удовольствием.

Теперь покоя им не дает еще один самодержец — царь иудейский Ирод. Ох, Вячеслав Кириллович, и что же у вас ругательства-то такие однообразные?!

На краткий курс закона божьего я потратила все время от завода до дома. Избиение младенцев произвело на детей ошеломляющее впечатление, и курс пришлось закончить оправдательным приговором царя.

— Тирана зря обвиняют. Он умер за четыре года до рождения Христа.

— Точно?! — воодушевились притихшие малыши.

— Абсолютно. Моем лица, руки и идем в библиотеку. Там я смогу аргументированно доказать невиновность Ирода.

Любознательность младших Бурмистровых не имела границ. Сначала мы листали Библию и Евангелие с литографиями Доре; потом они потребовали объяснить, почему иллюстрации называются литографиями; одно слово цеплялось за другое, вопросы сыпались, как горох из драного мешка, и не давали мне отвлечься ни на минуту.

В любой другой день я просидела бы с ними в библиотеке до вечера и легла спать с чувством выполненного долга. Каждый раз, когда мне удавалось заинтересовать мальчиков не уроком истории, а чем-то важным по их выбору, я считала удачей. Но не сегодня.

Этим вечером мне была необходима пара-тройка свободных минут на решение собственных вопросов. Как мне уехать из дома?

Прощаясь или по-английски? Пост охраны у ворот не выпустит гувернантку с чемоданами без высочайшего позволения. И в лучшем случае я буду выглядеть глупо. В худшем подозрительно.

Когда я решительно обгоняла грузовик на шоссе, уход из дома представлялся мне элементарным — ключи на стол и вперед. Но пошлая действительность диктовала другое. Как минимум от меня потребуют объяснений. И что сказать? Как сказать?

И сколько?

Попросить Геннадия отвезти меня до Москвы? Он непредсказуем и может все испортить.

Вызвать такси не получится. Охрана свяжется с домом, и опять-таки все сложится некрасиво. Странно, глупо и подозрительно.

Ужинала я с мальчиками в малой столовой. Редкая трапеза в интимном кругу. Мадам с Феликсом блистала на каком-то благотворительном сборище, хозяина задержали дела, обиженный мною Гена пропадал в гараже.

Уныло ковыряя вилкой горку спагетти с сыром, я слушала, как мальчики рассказывают Тамаре Ивановне что-то из прослушанного курса, наперебой и увлеченно. Экономка благожелательно улыбалась и подливала мне абрикосового компота. Какой бы вечер мог получиться! Экономка, умиленная исчезновением Геннадия, мадам с хозяином в отсутствии, в спальне меня ждут «Разбойники» Шиллера, а мне хочется кричать словами героя этой драмы: "О люди!

Порожденья крокодилов!"

Чудесный вечер продолжался. Растроганная библейскими сказаниями атеистка Тамара Ивановна сказала, что сама уложит мальчиков спать и попутно дослушает сагу о приключениях иудеев и манне небесной.

Я пошла в свою комнату паковать чемоданы.

* * *

Снимая с вешалок платья, я репетировала объяснения с нанимателем и трусливо искала причины и поводы, не имеющие ничего общего с правдой. Вставать меж двух медведей опасно. Я уеду и оставлю их разбираться без собственного участия.

Выезжать придется на «Форде», например, в «аптеку»; без чемоданов и книг. Завтра попрошу Андрея отогнать машину и привезти вещи. Просто и без фокусов. С Дмитрия Максимовича будет достаточно намека на изменившиеся личные обстоятельства.

Все.

Я села на кровать, поставила рядом телефон и набрала свой домашний номер. Сваливаться как снег на голову неудобно. Незачем тревожить беременную сестру ночным приездом.

Трубку долго не снимали, и я уже решила, что ребят нет дома. Наконец гудки прекратились, и я услышала тихий шепот Андрея:

— Алло.

— Андрюша, добрый вечер, это я.

Зять немного помолчал и задал странный вопрос:

— Что-то случилось?

— Нет, — удивилась я. — А почему ты спрашиваешь?

Он перевел дух, шепнул «подожди» и положил трубку рядом с телефоном. Я услышала легкий скрип половиц и закрываемой двери, и Андрей откликнулся вновь.

— Симочка спит, не хочу ее будить.

Голос мужа сестры был непривычно тускл и растерян.

— Андрей, у вас что-то случилось? С Симой?!

Андрей замялся и неуверенно пробормотал:

— В общем-то, нет.., она просила ничего тебе не говорить.., не беспокоить…

— Что?! — торопила я.

— Ну.., ее машина, сегодня.., задела.

— Какая?! Когда?!

— Она вечером шла из консультации…

— Во сколько? — сразу перебила я.

— В половине седьмого. Погода чудесная, жара спала, и она…

— Что с ней?!

— Успокойся. Ее слегка задело крылом.

Но она очень испугалась.

— Врача вызвали?

— Да. Это случилось у самого дома, рядом с булочной, соседи помогли ей подняться…

— Она упала?!

— Нет, нет, помогли подняться на третий этаж, до квартиры. Мы вызвали «Скорую».., она приехала…

— Андрей, перестань мямлить, — взмолилась я. — Что с Симой?!

— Ничего. Синяк на бедре. Маленький.

Она приняла снотворное и сейчас спит… плакала вот только. Но это от испуга, не от боли.

— Я сейчас же приеду.

— Нет, — почти твердо сказал Андрей. — Я обещал Серафиме ничего тебе не рассказывать.

— Я приеду.

— Нет. Не надо. Я тебя прошу. Она опять расстроится.

— Завтра…

— Нет. У меня каникулы…

— Но ты же подрабатываешь!

— Я отпросился.

Подобными репликами мы перебрасывались минут пять. Но Андрей проявил редкую для него настойчивость и заставил меня пообещать не передавать сестре нашего разговора.

— Ей будет легче, если она не станет переживать, что ты волнуешься, — путано, но твердо говорил Андрей.

— Хорошо, — согласилась я. В конце концов, он муж, ему лучше знать. — Расскажи подробней, как это произошло.

— Какой-то облезлый синий рыдван из иномарок выехал на тротуар и задел Симу.

— Номер запомнили?

— Нет. Он был залеплен грязью. Скорее всего, наркоман или пьяный, в поворот не вписался. Соседи в милицию позвонили… Но ты сама знаешь… Все это без толку.

Жертв нет, ничего нет.

Все было сделано из-за меня. Намек Леонида на беременную младшую сестру не был пустым. Мне ясно давали понять — угроза реальна.

Я достала из-под кровати собранный чемодан, перевернула его и высыпала белье и платья на пол.

* * *

Ворох одежды, как куча опавшей листвы, лежал у меня под ногами и напоминал о бренности жизни. Если бы я могла, то устроила бы погребальный костер на ковре.

И билась бы о запертую оконную решетку с настойчивостью узника, просящего наказания.

Еще оставалась слабая надежда на совпадение. Наезд на Симочку мог быть случайностью. Но рисковать жизнью сестры и неродившегося ребенка я не имею права. Они не должны отвечать за чужую глупость.

Искать помощи у милиции или хозяина я тоже не стану. Я выкуплю спокойную жизнь близких людей. И угрызения совести — не цена за это.

«Совесть моя, что хочу, то и делаю, — разозлившись, подумала я. — Кто для меня олигарх Бурмистров?! Ноль. В сравнении с Симой и Машей-младшей».

Любой гадкий поступок можно оправдать целесообразностью. Взвешивать чужую жизнь и собственную нежную нервную систему я не стану. Беру на вооружение иезуитскую мораль: цель оправдывает средства — и вперед.

Страх за Симу выбил из меня все остальные чувства. Только раз за бессонную ночь в голове мелькнула мысль: а не рано ли я сдаюсь? Может быть, стоит поискать иной выход? Но я трусливо накрыла голову подушкой и принялась считать овец. Если я подохну от нервного истощения, никого, кроме меня, это не спасет.

Под самое утро я забылась тяжелым, не приносящим облегчения сном и очнулась только от грохота в дверь. Лупили изо всех сил и, по-моему, ногами, подушка лежала на моем правом ухе, и выбралась из-под нее я совершенно очумелая.

— Сейчас открою! — крикнула я и в один прыжок достигла двери.

На пороге стояла хорошенькая и крайне удивленная горничная Ада.

— Мария Павловна, с вами все в порядке? Я две минуты барабаню.

— Да, да, Аделаида, доброе утро. Я сейчас умоюсь и спущусь к завтраку.

Детей уже успели накормить и отправить на прогулку. На веранде, за столом, храня похмелье на лице, сидели мадам и лучезарный холеный Феликс. Контраст жуткий.

Мой помятый вид несколько исправил положение, приободрил мадам, и она, сняв тонированные очки, прищурила на меня и без того опухшие глазки.

— Ба, Марусенька, — елейно произнесла Флора Анатольевна, — да вы у нас гуляка?!

Где это вы вчера блудили?!

Феликс плотоядно оскалился и подхалимски поддакнул:

— Да?

— Извините, я неважно себя чувствую, — буркнула я. — Не выспалась.

Мадам внимательно поглядела на меня, надула губки и продолжила:

— Так у нас дело не пойдет. Феликс, ступайте в мою комнату и принесите коробочку с порошками. Она на туалетном столике.

Когда Эндимион упорхнул, мадам скорчила гримаску и сделала глоток чая.

— Мой гомеопат приготовил для меня чудесное зелье. Принимаешь на ночь один порошок, всю ночь спишь, как ангел, и утром встаешь свежа, словно роза. — На мой недоверчивый взгляд Флора Анатольевна поморщилась:

— Да, да. Сама вчера принять забыла. Теперь страдаю.

Из спальни мадам Феликс принес очаровательную антикварную коробочку для лекарств.

— Это вам, Мария, небольшой презент.

Флора Анатольевна имела садисткую привычку делать унизительно дорогие подарки людям, не имеющим возможности на ответный жест. Эта старинная вещица изумительно смотрелась бы в будуаре, стилизованном под любого из Людовиков, и стоила дороже всех шкафов моей кельи.

— Спасибо, но я не могу это принять.

— Ах, бросьте, Маша, — хозяйка всегда называла меня по имени, если рядом не было детей. — Вы нужны мне в добром здравии. И кстати, не принять ли и мне один порошок и не завалиться ли спать?

Она отщелкнула длинным когтем с расписным маникюром крышку, достала бумажный конвертик и высыпала на язык белый порошок.

— Можно даже не запивать, — блаженно растягиваясь в кресле и надевая очки, сказала Флора Анатольевна и напоследок добавила:

— Все мужчины сволочи, Маша, и не стоят бессонных ночей.

В чем-то я была с ней, безусловно, согласна, хотя и по другому поводу. И пока хозяйка окончательно не уснула, я задала вопрос:

— Это снотворное?

— Это эликсир жизни, — усмехнулась мадам, — готовится лишь для избранных.

И никаких привыканий, последствий и побочных эффектов. Берите, Маша, спасибо мне скажете позже. И принимайте только один порошок на ночь, — почти мурлыкала Флора. Как же она любила себя в благотворительности! Очередная серая в синеву мышь пригрета на мягкой груди. Что ж, доставим ей это удовольствие.

— Спасибо, мадам.

Благодетельница замурлыкала еще отчетливей:

— Пожалуйста, дорогая. — И без всякого перехода:

— Феликс, укройте меня пледом и следите за комарами.

Весь остальной день был подчинен привычному распорядку. И только роза, оставленная у порога моей комнаты, делала его необычным. «От слишком навязчивого поклонника», — было написано на листке бумаги, обернутом вокруг колючего стебля.

Обиженный моей странной, непривычной грубостью Геннадий пригвоздил меня шипами розы к позорному столбу и исчез. Как в феврале, до апреля. Обидчивый, как девушка, философ.

Тамара Ивановна цвела букетом и пыталась выяснить, не связан ли мой смурной вид с исчезновением ее главного врага, и пыталась подлизаться куриной кулебякой.

Я отделывалась неопределенными жестами, но кулебяку съела.

Уложив мальчиков на послеобеденный отдых, я прошла к себе и позвонила домой.

* * *

Голос Симочки звучал театрально беспечно.

— У нас все в порядке, — щебетала сестра. Из трубки, как фон, доносилось бряканье посуды и шум воды. — Андрюша готовит, я сижу на кухне и руковожу. Маша-младшая стучит ножками и передает тебе привет.

— Сильно стучит? — обеспокоенно спросила я.

— Нет, нет, все как всегда. Бузит, шалит.

За спокойствие этой шалуньи я готова выть трубами Иерихона, развалить все подмосковные профилактории или, как Тамара Ивановна, взять в руки топор и поработать им во славу семейства. Преданность всегда была моей сильной стороной. Иногда добродетельные качества лишают людей невинности, любовь и преданность из этого порядка.

Подлого Дмитрия Максимовича я увидела только за ужином. Никаких угрызений совести за ним не наблюдалось.

Впрочем, бледность моего лица была им все же замечена.

— Ешьте, Марь Пална, побольше мяса.

Анемичность женщину не украшает. — Он ядовито стрельнул глазами в свою жену и засунул в рот половину бифштекса.

Вот и вся недолга. Прописали мне господа порошково-мясную диету, на том и успокоились.

Кстати, о порошках. Мадам Флора хвалила их не зря. Под мягким гомеопатическим действием я засыпала без мучений и угрызений совести, просыпалась с трезвой головой и массой энергии. С остальным было хуже. Несколько дней я провела в позе страуса — голова в песок, на ее месте то, чем не думают. Леонид не появлялся, не звонил.

Гуляя с детьми в парке, я провожала испуганным взглядом каждую машину, следующую по поместью от ворот к крыльцу, и каждый раз вздыхала с облегчением — не он.

А машин прибывало немало. В субботу господин Бурмистров широко отмечал собственное сорокалетие, и мадам Флора, оставив благотворительность, занималась подготовкой юбилея. Расписание праздника, меню, обязательный фейерверк, оркестр, наем рабсилы, заказ цветов и посуды и прочая, прочая, прочая. Все было на Флоре Анатольевне, немного на Тамаре Ивановне и совсем чуть-чуть на Феликсе.

Меня попросили лишь проверить, не переросли ли детки ботинки и смокинги и сумеют ли поразить гостей поздравительной речовкой. Спич я состряпала легко. Заменила «Аркадий Николаевич, дорогой папа» на «Дмитрий Максимович, дорогой папа» и перевела количество поздравляющих из единственного числа во множественное.

Не далее как три года назад один из прежних моих нанимателей отмечал подобный юбилей; текст был отработан и обкатан еще на двух юбилеях. Если же среди гостей попадется кто-либо из знакомых прежних хозяев, не думаю, что детский писк — это главное, что вынес гость с предыдущих юбилеев.

Чад воспринимают как милую, необходимую докуку.

Я была почти свободна и ждала. Надеялась, что Леонид одумался и оставил гадкую затею и меня в покое. Поза страуса очень удобна для подобных надежд.

Клюнули меня в четверг. Достали мою голову из песка, отряхнули уши и влили в них очередную порцию страха.

Во время послеобеденного отдыха детей, нисколько не стесняясь, Леонид зашел в мою комнату, прикрыл за собой дверь и, словно Командор перед донной Анной, застыл в центре.

Я отложила книгу, вскочила на ноги, потом опять села на кровать и приготовилась.

Молча Леонид побродил по комнате, выглянул в окно, полистал книгу. Каждое его движение, как насос, закачивало в спальню напряжение и жуть.

— Ну? — наконец произнес он. — Вы готовы?

— К чему? — проглотив ком в горле, спросила я.

— Какая у женщин короткая память, — вздохнул он и сел в кресло. — Как мотыльки-однодневки…

Ему нравился мой страх. Мой испуг возбуждал его и постепенно наполнял яростью.

Словно гончая по крови, он брал след раненого животного и окружал его кольцом собственной силы. «Бедная Ольга», — почему-то подумала я. Этот моральный садист получал почти физическое удовольствие от чужих страданий. Его ноздри трепетали, фильтруя флюиды ужаса, источаемого мной.

Он пил воздух, отравленный страхом, как гурман пьет вино.

— Ну? — повторил он. — Вы готовы?

— Да. Говорите код.

Леонид улыбнулся.

— Он прост, как все дурацкое в этом мире. День рождения близнецов плюс текущий день. — Леонид дал возможность жертве осмыслить сказанное и продолжил:

— Прощаюсь с вами до субботы. Ноутбук вы уничтожите в субботу, после шести. Украденная информация Диме понадобится на следующий день, так что уж расстарайтесь, голубушка…

После этих слов он встал, дошел до двери и, уже дотронувшись до ручки, развернулся:

— Надеюсь, вы прониклись серьезностью положения и не станете проявлять строптивость.

Я смогла только кивнуть.

* * *

Едва он вышел, я метнулась к окну и распахнула его настежь. Дышать воздухом комнаты, пропитанным его одеколоном и моим ужасом, было невозможно. Если б я могла, то выкинула бы вслед за запахом кресло, в котором он сидел, ковер, на котором он стоял, вытерла пыль, вымыла полы и повесилась в чистом.

Я ненавижу, когда на меня давят. С детства некрасивость поставила меня в оборонительную стойку и заставила соображать быстрее красавиц, сопротивляться успешнее милашек, отрезать себя от насмешек и любого проявления чужой воли.

Я никогда никому не подчинялась. Как та пружина, на которую давят, я распрямлялась и откидывала от себя неугодное пропорционально силе нажима.

Происходящее сейчас было невозможным, нереальным, абсурдным. И безвыходным.

* * *

Я заперла комнату на ключ, вышла в коридор и глазами нашла стальную дверь в темный кабинет. Единственную комнату дома без окон. В этой коробке со звукоизоляцией был рабочий кабинет сначала Максима Филипповича, потом Дмитрия Максимовича. Несколько раз хозяин получал факсы на испанском языке, просил помочь ему с переводом, и я хорошо знала обстановку кабинета, забитого оргтехникой и стеллажами деловых бумаг. Там стоял мягкий диван для отдыха, кресло для посетителей, журнальный столик. На огромном рабочем столе расположились два компьютера: один — подключенный к сети и Интернету, другой — ноутбук, работающий в автономном режиме. Небольшой плоский чемоданчик редко покидал кабинет, Дмитрий Максимович хранил в его памяти информацию для личного пользования.

Рядом с темным кабинетом находилась спальня бывшего покойного хозяина. После смерти отца Дмитрий Максимович не стал устраивать переезда и остался с семьей в правом крыле дома. А левое было почти пустым. Только моя комната, кабинет и гостевые спальни, в одну из которых перебирался хозяин после ссор с женой.

Железная дверь магнитом притягивала меня к себе. Осторожно ступая по коврам, я подошла ближе и остановилась у косяка, украшенного пультом с кнопками. «День рождения близнецов плюс текущий день», — вспомнила я. Мгновенно произведя вычисление, я набрала номер. В двери что-то приятно чмокнуло, и она начала открываться.

Испуганно ударив по стали рукой, я прикрыла дверь и прижалась к ней пылающим лбом.

— Кхм, — раздалось за моей спиной.

На какое-то мгновение меня окутала предобморочная пелена, и я замерла, боясь повернуться.

— А вы, Мария Павловна, любопытная девушка, оказывается.

Это был голос Феликса. Я посмотрела назад. Секретарь мадам разглядывал меня, словно забавное насекомое, щурил зеленые кошачьи глаза и улыбался снисходительно и гадко.

— Что ж вы так пугаетесь-то, дорогая?

Любопытство не порок. Сам грешен.

Он обволакивал меня мерно текущей речью, без акцентов и эмоций, уничтожал и связывал. Мне хотелось ударить по холеной красивой роже, но руки словно вросли в дверь, о которую я опиралась, боясь упасть.

— Пойдемте, милочка, выпьем чаю. Или вы влюблены в железные пластины?

Я оторвалась от двери и, шатаясь, побрела за ним. Как хозяин положения, секретарь продолжал говорить, маршируя впереди, каждым шагом выравнивая мое дыхание. Когда мы закончили марш у чайного столика на веранде, я была почти спокойна.

Продолжая забавляться, Феликс пододвинул мне плетеное кресло, сам сел напротив и проговорил:

— Чай, кофе или коньячку принести, Мария Павловна?

На скатерти лежала пачка сигарет мадам с ментолом, я их терпеть не могла, но, чтобы забить паузу, взяла тонкую длинную сигаретку и медленно прикурила. Что и сколько видел Феликс, еще вопрос, а каяться заранее я не собиралась. Я уже встала в оборонительную позицию и приготовилась к отпору.

А Феликс продолжал меня удивлять.

Умело держа паузу, он молча прихлебывал чай и получал удовольствие от хорошего напитка, хорошей погоды и самого себя, красивого.

«Похоже, видел он немного», — решила я и, усмехнувшись, произнесла:

— Вы так меня напугали, Феликс. Прохожу мимо кабинета, смотрю — всегда запертая дверь приоткрыта. Прислушалась, не случилось ли чего? Только на дверь нажала, а тут вы.., неслышно так подкрались. Кстати, а вам что в левом крыле понадобилось?

Феликс пожал плечами:

— Гулял.

— Один. По дому, — недоверчиво ухмыльнулась я.

— Именно. Люблю, знаете ли, по коврам бродить.

Я затушила в пепельнице сигарету, встала из-за стола и пошла в дом. Секретарь проводил меня насмешливым взглядом, но спина моя не дрогнула, нога не споткнулась, и голова держалась прямо.

Словно мне на помощь, с лестницы на второй этаж скатились близнецы. На мальчиках были плавки, панамки, а в руках они держали полотенца и надувные игрушки.

— Марь Пална, пойдемте купаться! — закричали дети, подхватили меня под руки и потащили к бассейну.

Детский визг и плеск воды немного заглушили мои страхи, солнце уже цеплялось за верхушки деревьев парка, тени от крон протягивали свои щупальца к бассейну, выпуская из дневного плена полчища комаров.

Я встала с шезлонга и отправилась в дом за репеллентом. По дорожке вихляющей походкой мне навстречу шел Феликс. Расслабленная грация движений секретаря нисколько не соответствовала выражению его лица. Напряженно сведенные к переносице брови, нежный овал молодого лица обострился скулами, губы были упрямо стиснуты. Нарочитая беспечность альфонса и лицо, напомнившее мне кошмары последних дней.

Но, подойдя ближе, Феликс посмотрел на меня глазами человека, обещавшего мне поддержку. Никакого намека на шантаж в них не было.

Именно этот взгляд, а не слова, остановили меня.

— Мария Павловна, по-моему, нам стоит поговорить. Мне кажется, у вас пожар. — Уловив во мне серьезное к себе отношение, он продолжил:

— А у меня потоп. Возможно, мы будем друг другу полезны. — Он вложил мне в руку какую-то визитку и закончил:

— Сегодня в девять буду ждать вас в этом кафе. Не бойтесь.

— Мне нечего бояться.

— Возможно. Но давайте встретимся.

Оставив последнее слово за собой, Феликс обогнул меня с грацией кошки и продолжил путь к бассейну.

Не удержавшись, я посмотрела ему вслед. Удаляясь от меня, по дорожке порхал «тетушкин Эндимион». Вскидывая в приветственном жесте тонкие руки, он сюсюкал что-то близнецам и почти вальсировал. Привычные метаморфозы этого дома. Только что рядом стоял мужчина, куда он делся через шаг?

Уверенная в том, что Феликс присмотрит за мальчиками, я медленно брела по дому к своей комнате. Жесткий пластик вычурной визитки впивался острыми краями в мою ладонь и требовал ответа. Ехать в кафе или нет? Зачем мне Феликс? Чего он хочет?

Помочь? Навряд ли. Немного раньше я бы выбросила визитку и мысли о Феликсе в мусорную корзину. Меня тревожили его глаза.

Не обычная зеленая муть, полуприкрытая веками в неге, а глаза человека, привыкшего к действию. Его взгляд теребил мои обнаженные нервы и требовал от меня поступка.

* * *

«Но каков артист?!» — внезапно восхитилась я. И это восклицание поставило все на свои места. Феликс исполняет свою партию. И ведет ее блестяще.

Что-то ему нужно в этом доме. И если у него потоп, а у меня пожар, — то остается объединить усилия и не завязнуть в мокром пепле, оставшемся на месте пожарища. Если не ошибаюсь, именно об этом и говорил его взгляд.

Заряженная чужой решительностью, я нашла мадам и сообщила ей, что сегодня мне необходимо съездить в Москву к сестре.

Она не любила внезапных отъездов прислуги и уже наморщила лобик, выдумывая причину для отказа, но неожиданно мне на помощь пришла Тамара Ивановна. После исчезновения Геннадия экономка вновь прониклась ко мне нежными чувствами и, что бывало очень редко, твердо сказала племяннице:

— Пусть едет. За мальчиками я присмотрю.

— Но у нас…

— Ничего неотложного, — закончила Тамара Ивановна.

Флора не терпела открытых конфликтов, ее стиль — шлепок когтистой лапой в момент наивысшего торжества противника. От остального она уходила, брезгливо морщась.

С этим выражением на лице она меня и отпустила.

* * *

Феликс умудрился улизнуть еще раньше, и остаток дня я провела с мальчиками в парке и у бассейна. Энтузиазм по поводу обретения возможного союзника постепенно угасал, и его место занимала привычная осторожность. А не попаду ли я из огня да в полымя? Если Феликс ведет свою партию, то вполне может, использовав временный союз, разорвать пакт о ненападении и первым ударить меня в спину. «Оно мне надо? — уныло размышляла я. — Чертов дом полон сюрпризов, куда ты, Маша?! Исполняй на цыпочках свою роль, и в кусты!»

Но, в конце концов, свидание с Феликсом ни к чему меня не обязывает, и хотя бы поговорить с ним стоит.

Выбирая наряд для посещения кафе под странным названием «Соль», я жалела, что не спросила у секретаря, какой народ там собирается. Почему «Соль»? Откуда она взялась? Выделяться в толпе я не любила.

Ехать в заведение для рокеров на шпильках так же глупо, как и являться в джинсах в ресторанчик со свечами и вышитыми салфетками.

Остановилась я на нейтральном брючном костюме, слегка подкрасилась и собрала волосы в пучок. Вместе с пудреницей и губной помадой я положила в сумочку диктофон с чистой кассетой, предварительно проверив, как он пишет, и, слегка нервничая, выехала из поместья.

Заведение располагалось в многоэтажном спальном районе сразу за МКАД и, несмотря на многообещающее название, было безликим, по-семейному свойским, и каждый новичок у стойки бара выделялся, как прыщ в декольте.

Я заказала кофе и мороженое, получила порцию невнимательных мужских взглядов и устроилась за свободным столиком в углу.

Рассчитывая время, я неразумно добавила пятнадцать минут на поиски «Соли» и приехала раньше Феликса. Мороженое таяло, мужские взгляды теплели, я ерзала на кожаном диванчике и понимала, что скоро меня начнут добиваться. Самый пьяный из посетителей уже сделал две неверные попытки оторвать зад от табурета, но идти к даме с полным бокалом пива и не упасть оказалось для него слишком сложным. Он подарил мне смущенный взгляд и робкий кивок головой, мол, иди уж сама, дорогуша.

Я достала из сумочки очки, нацепила их на нос и изобразила лицом мадам. Смесь из оскорбленной невинности и явного негодования с каплей высокомерия. Действует безотказно. Мужичонка фыркнул, пробубнил что-то, но перегруппировался в другую сторону.

Очень хотелось курить, но сидеть одиноко в углу с папироской я не посмела. В ситуации более глупой и двусмысленной я, пожалуй, еще не бывала. Торчать в полутемном занюханном кабаке, посматривать на часы, показывая окружающим, что кого-то жду, — дичь несусветная. Пардон, я не девочка уже.

Феликс опаздывал на две минуты, мороженого я больше не хотела и собиралась послать союзника к далекой бабушке.

В сумочке тихонько пропиликал телефон. Я достала мобильник и гневно, четко выговорила:

— Алло!

Как и ожидалось, ответил мне секретарь мадам.

— Мария Павловна, это я. Колесо спустило, меняю, буду через десять минут…

— Я…

— Обязательно меня дождитесь, это важно.

И дал отбой.

* * *

Ну уж, дудки! Я бросила телефон в сумку, достала помаду и пудреницу (мороженое я всегда ем неловко) и, поправив макияж, собралась уходить.

Но в этот момент в бар зашла еще одна дама без прикрытия. Шикарная длинноногая блондинка как вихрь ворвалась в кабак, мгновенно приковав к себе мужские взгляды.

Пожалуй, у меня появилась возможность спокойно отсидеться в уголке.

Блондинка бойко заказала себе мартини, но огорчила мужчин следующим — не присаживаясь у стойки, она обвела глазами зал, вычислила одиноко сидящую даму и направилась ко мне. По-моему, я уловила ветер вздохов сожаления.

Подойдя к угловому столику, блондинка спросила:

— Не возражаете? — И, не дожидаясь ответа, опустилась на диванчик. — Ненавижу липкие взгляды и потные лапы, — призналась она. — Отдышусь немного рядом с вами. Можно?

Я пожала плечами и достала сигарету.

Девушка расправила широкие складки шелковых брюк, одернула пиджак и расслабленно откинулась на спинку. Под пристальным взглядом огромных карих глаз соседки я поежилась и тут же пожалела, что не успела-таки удрать. Для полноты ощущений мне только шикарной агрессивной лесбиянки и не хватало.

Но обижать людей по одному подозрению не стоит. Я сделала вид, что не замечаю взгляда в упор и, сосредоточенно насупившись, принялась разыскивать в сумочке под столешницей сотовый телефон.

Выудив его из вороха носовых платков, записных книжек и косметики, я аккуратно набрала номер Феликса и приготовилась интимно проворковать «алло, дорогой, куда ты пропал, на фиг».

Мобильник запищал гудками связи, я ерзала под ироничным взглядом соседки и слушала, как пищит моя трубка, а невдалеке, в унисон, раздается мелодия другого телефона. Только секунд через тридцать до меня дошло, что менуэт Баха звучит из сумочки моей соседки.

Не веря глазам своим, я наблюдала, как девушка достает сотовый телефон и отвечает мне голосом Феликса:

— Алло, Мария Павловна, я уже здесь.

Часть II

— Что за маскарад, Феликс?! — почему-то по телефону спросила я.

— Марь Пална, сложите трубочку-то.

Экономьте деньги, — улыбаясь, проговорила девушка Феликс.

Я убрала телефон, склонилась к секретарю через стол и зашипела:

— Вы что?! С ума сошли?! На кой бес вам этот маскарад?!

— Все имеет свои причины, — произнес Феликс, поднял руку и щелкнул пальцами:

— Гарсон, два мартини.

Это он сказал иным голосом. Глубоким низким контральто, от которого мужчины цепенеют и покрываются мурашками.

В мгновение ока к нам подскочил неизвестно откуда взявшийся официант — не иначе как из подсобки гостьей любовался — и выставил на столик два бокала.

— Какова реакция, а? — промурлыкал секретарь.

— Вы дурак, Феликс, — только и сказала я.

Мой сосед, или соседка, приподнял плечико в ответ, достал пачку «Мо», и пока он выуживал сигарету, официант уже стоял рядом с зажженной зажигалкой в руке.

Феликс медленно вставил в покрытые ярко-красной помадой губы тонкую коричневую сигаретку, медленно поднял на официанта карие (!) с поволокой глаза, и тот мгновенно поднес огонек к сигарете.

— Спасибо, дорогуша, — протянул Феликс. Официант аж затрясся. — Свободен.

Оглядываясь и натыкаясь на стулья, парнишка бросился в подсобку.

— Не думайте плохо, Мария Павловна, обо всех мужчинах. Так реагируют только слабые.

Я проверила реакцию зала. Девяносто процентов присутствующих мужчин наблюдали за сценой «укрощения персонала».

Я сидела в кафе двадцать минут, а официанта видела впервые. Думаю, некоторые из посетителей тоже.

— Зачем вам это?

— Чтобы не объяснять впоследствии очевидных вещей, — нормальным голосом ответил Феликс.

— Кто вы? Трансвестит?

— Ни боже мой. Я.., можно так сказать, специалист по улаживанию щекотливых ситуаций.

— Криминальных?

— Нет. Щекотливых.

Я задумчиво облокотилась на спинку дивана и молча разглядывала Феликса.

Он дал мне передышку, курил и щурил на посетителей бара потрясающие карие глаза. Платиновый парик, изумрудный брючный костюм и небрежность привыкшей к вниманию вамп. Мужчина за этой личиной угадывался едва ли. Или не угадывался вовсе.

Я совсем запуталась.

— Сегодня зовите меня Фаиной, — вместе с дымом выдохнул Феликс.

Оставив хорошее воспитание для более подобающих случаев, я бросила ему в лоб:

— У вас с головой все в порядке… Фаина?

— У меня все.., со всем.., в порядке, — членораздельно произнес секретарь.

Я фыркнула:

— Если бы вы знали, Мария Павловна, сколько я получаю за этот маскарад…

— Удовольствия?

Феликс рассмеялся:

— Увы, грешен. И удовольствия тоже.

Но без валютных инъекций моя нежная психика вряд ли выдержит двойную личину.

"Он умен, — подумала я. — И талантлив.

Мои мысли читает влет".

— Оставим психику, Фаина. В чем, кроме нее, ваша проблема?

— Сегодня на моих глазах вы набрали код комнаты, в которую я безуспешно пытаюсь попасть больше месяца.

— Позвольте, — перебила его я. — Вы на службе три недели.

— Тише, — улыбнулся Феликс-Фаина. — Но все-таки повторяю, больше месяца. И меня, Мария Павловна, поразила ваша храбрость. Почему вы пошли на такой риск? Только баловались кнопочками? Или плевать хотели на камеры? Что вас заставило? Такая благоразумная девушка… К чему было поднимать тревогу?

Я оторопело смотрела на секретаря и боялась поверить тому, что слышу.

— Подождите, подождите, Феликс.., какая тревога?! Какие камеры?!

Мне удалось отплатить ему за свое удивление. Теперь он разглядывал меня с недоумением и хмурил тонкие брови.

— Гарсон, еще мартини.

Пауза, заполненная официантом и глотком вина, позволила специалисту по улаживанию щекотливых ситуаций осмыслить мой вопрос.

— Пардон, Маша, вы не знаете о сигнализации дома?

— Нет! — почти крикнула я.

— На кой черт тогда лезли в кабинет?! — Огромные и почему-то карие глаза в упор рассматривали существо, далекое от улаживания щекотливых ситуаций.

— Надо было, — буркнула я. — Какие там камеры?

— Точнее сказать, не камеры, а фотокамера. Срабатывает на открывание двери.

Пока вы торчали у бассейна, я прекрасно видел, как охрана носилась по дому. К счастью, вы не сунули нос за дверь, и все списали на сбой электроники. Я думал, вы знали, что делаете, — уныло закончил Феликс.

Оказывается, фигушки. Но Леонид не мог не знать! Он должен был знать, что, как только я войду в кабинет, в домике охраны у ворот поднимется тревога! Периметр оцепят, меня схватят и т.д. и т.п.

Господи! Слава тебе! Я не вошла, а только приоткрыла дверь!

Меня заколотило, одним махом я опрокинула в горло мартини, захлебнулась и начала кашлять. Феликс заботливо огрел меня по спине.

— Ну, ну, голубушка. В комнату Синей Бороды вы лезть отважились, а тут…

Я достала носовой платок и, забыв о помаде, жестко отерла лицо.

— Что вам надо, Феликс?

— Фаина, — напомнил секретарь. — Баш на баш. Я вам, вы мне. Договорились?

Я взяла тайм-аут, самостоятельно сходила к стойке и принесла себе чашечку горячего кофе. То, что меня используют в игре с подвохом, стало понятно, едва Феликс упомянул о камерах. Исполнять роль пешки, бездумно шагающей по прямой, привлекательно лишь в одном случае — в борьбе за корону. Если впоследствии ее можно обменять на жизнь, я согласна. Но стать ферзем мне не светит. Я жертвенная фигура.

И что делать?

Рассказать хозяину об интриге? Но у меня нет никаких доказательств. Тем более что после трепки в доме Леонида прошло четыре дня, и меня спросят, почему я сразу не доложила. Доказательств ноль, а такая скотина, как зять Бурмистровых, отомстит обязательно. Рисковать? Но нужно подготовиться.

— Фаина, прежде чем рассказать вам, в каком месте у меня горит, я хотела бы послушать историю вашего наводнения.

Секретарь сделал глоток мартини и пожал плечами:

— Что ж, слушайте. Моя клиентка, очень богатая дама, сделала странный заказ. Мелкая, на мой взгляд, пакость за огромный гонорар.

— Какая пакость? — поторопила я его.

— Сначала немного о господине Бурмистрове. Сей муж принадлежит к отряду охотников за скальпами. Женщина его интересует, как скаковую лошадь финиш.

Процесс достижения, и не более того. Взаимности он может добиваться годами, но как только добавит очередной приз к другим трофеям, моментально теряет к нему интерес. Вам понятна ситуация?

— Еще бы.

— Так вот. Скальп моей клиентки прибит к стене кабинета Бурмистрова.

— Вы шутите?! Я в нем была и не…

— Конечно, — перебил меня Феликс, — извините за излишнюю метафоричность.

Дама сдалась в том кабинете. Дама гордая, состоятельная и имеющая достаточно влияния, чтобы отплатить за унижение.

По-моему, я слушала с открытым ртом.

Если Феликс и врет, то очень талантливо.

Бразильские домохозяйки обрыдались бы.

Сериал с продолжением.

Феликс заметил, что меня проняло, и продолжил:

— У Дмитрия Максимовича есть любимый кинофильм — «Дежа-вю». Помните, там есть сцена — перед покушением киллер посылает жертве дохлую рыбу. — Я кивнула. — Моя клиентка хочет, чтобы эта рыба оказалась в кабинете Бурмистрова в день его сорокалетия.

— Бред. И сколько вам за это платят?

— Пятьдесят тысяч долларов. Задаток в двадцать пять я уже получил. Расходы на исполнение оплачиваются отдельно.

— Уточните. Пятьдесят тысяч американских долларов за дохлую рыбу?

Феликс улыбнулся и прикурил сигаретку без помощи официанта, не привлекая лишнего внимания.

— Мне платят за испорченный праздник. За испуг, подозрения и прогрессирующую паранойю. Клиентка хочет превратить Бурмистрова из охотника в добычу. По ее просвещенному мнению, Дмитрий Максимович день и ночь будет думать — шутка это или предупреждение?

— Замысловатый бред, — задумчиво произнесла я.

— Согласен. Но когда в кабинете, охраняемом ротой бронежилетов, внезапно появляется рыбка.., поневоле задумаешься.

— И в чем проблема, Феликс? Подкиньте рыбку, и адью.

— В договоре клиентка особо подчеркнула — рыба должна появиться как по мановению волшебной палочки. Исполнитель должен исчезнуть, раствориться без следа.

А это, как вы понимаете, невозможно. Любой, входящий в кабинет, снимается камерой на входе и выходе.

— Но если дверь не закрывать, выход не снимется.

— Это уже значения не имеет. Через минуту после открывания двери охрана будет в доме, периметр оцепят, забор превратится в электрический стул. Из поместья исчезнуть невозможно.

— А я думала… — медленно проговорила я.

— Да, вы плохо думали. Свои тайны Дмитрий Максимович охраняет очень тщательно. Но! В день его рождения при огромном стечении народа появляется шанс.

— Какой?

— Охрана не сможет доехать от своего домика до хозяйского за минуту. Я учитываю посадку в машину, остановку, выход из нее и так далее. Гости заполнят дорожки парка, и парням придется бежать.

— Но кто-то из них все равно будет в доме. Я помню прошлый август. Лестница на второй этаж перекрывается, и гости гуляют только до туалетов первого этажа.

— Да, но у меня есть ключи от гаража.

— Стоп, стоп, — перебила я. — Но двери гаража под наблюдением. Все двери дома под наблюдением, и не фотокамер.

— Постойте, Маша. Можно я буду вас так называть? — Вообще-то, он делал это уже давно, и я только кивнула. — Гараж в левом крыле дома, как и кабинет хозяина, и дорога займет не более пятнадцати секунд быстрого шага, я проверял. Набор кода, еще пять секунд, рыбу я подбрасываю моментально и смываюсь.

— И охрана ищет секретаря Феликса по фото, поступившему на пульт, — закончила я. — Кстати, вы не забыли о терминаторах на первом этаже? Зачем парням бежать через парк? У каждого из них будет в ухе микрофон, ребятки получают приказ, поднимаются и ловят Феликса.

— Маша, я вас умоляю. Я профи или так, погулять вышел? У меня есть маленький приборчик, он забьет волну, на которой работает связь охраны, и любой сотовый телефон, который также может оказаться в кармане охранника. Вот представьте. От камеры кабинета поступает сигнал о проникновении. Что делает охрана у ворот? Она пытается связаться с охраной дома. Так?

— Так.

— На это уходят лишние секунды. Парни кричат — мэй-дей, мэй-дей, ответьте ромашке, алло. Никакого эффекта.

— Феликс, в холле стоит простой телефон. Они могут позвонить по нему.

— Могут. Но параллельный аппарат стоит в библиотеке. Достаточно снять трубку и пойдут короткие гудки — номер занят.

— Значит… — медленно начала я, — охрана будет в доме.., через несколько минут.

— Да. Парни у нас все сплошь тяжеловесы, пока попытаются связаться с домом, пока до них дойдет, что все не так просто, пока добегут, думаю, минут пять у нас есть.

— А достаточно двух.

— Именно. Но остается одно «но». Ворота закроются, я останусь в поместье, а каждый из охранников будет иметь фотографию, поступившую на монитор.

— И что вы намерены делать?

Феликс-Фаина игриво поправил локоны парика и лукаво взглянул на меня.

— У меня есть план. Связанный с огромным риском, посекундно построенный на некотором везении и почти невыполнимый.

Я повторяю, почти. — Он замолчал, пригубил мартини. — Маша, я хочу предложить вам часть гонорара за небольшую помощь.

— Нет, — не раздумывая ни секунды, отказалась я. — За подлость денег не берем.

— Тогда зачем вы лезли в кабинет? Из пустого любопытства?

Я немного помолчала и ответила:

— К сожалению, нет. Я попала в неприятную ситуацию, и от меня требуют гораздо большего, чем от вас.

Брови Феликса удивленно поползли вверх.

— Что же это?

— Мне надо уничтожить компьютер Бурмистрова.

— Ого. И как?

— Облить водой клавиатуру. Меня несколько успокаивает то, что впоследствии он сможет его починить и информация не пострадает.

— И вам не сказали о камерах?!

— Нет.

— Ваш наниматель о них не знает?

— Во-первых, у меня нет нанимателя.

Я делаю это не ради денег, меня заставляют, — зло бросила я. — А во-вторых, мой «наниматель» должен об этом знать.

— И все равно вы намерены это сделать?

Я молчала.

— И отказываетесь принять от меня деньги?

Оставив очередной вопрос без ответа, я опустила голову.

Мы долго молча сидели друг напротив друга, слушали песни «Битлз», мягко струящиеся из динамиков, и думали каждый о своем и одновременно о том же самом.

Первым начал Феликс:

— Послушайте, Маша. Если вы согласитесь мне помочь, то я несколько изменю план и успею выполнить и ваш заказ.

Что я могла на это ответить? Ничего.

Мокрый пепел засасывал меня, как трясина. Глупо барахтаясь, я могла утащить за собой Симу, Андрея, их неродившегося ребенка. Если Леонид подставляет меня намеренно, а я была абсолютно убеждена в том, что он знает о фотокамере в кабинете, значит, мне надо играть против правил, но выполнить его приказ.

Примерно то же самое и предлагал мне лукавый Феликс.

— От меня требуют уничтожить ноутбук во второй половине дня субботы. Это жесткое условие.

— Да ради бога, дорогая. — Феликс игриво тряхнул паричком. — Вам было ведено сделать все самостоятельно и никак иначе?

— Нет, — задумчиво произнесла я, — такого условия не существует.

— Гуляем, Маша, — фыркнул Феликс. — Гарсон, шампанского!

— Я не пью за рулем, — напомнила я, — Бокал шампанского вас не свалит, дорогая. А от этого кабака до нашего дома мной проторена дорожка мимо всех постов и без встречного движения. Уверяю.

Я смотрела на этого затейника, лукавого Эндимиона, и в чем-то даже восхищалась легкости, с которой он играет своей жизнью и чужими. Любой пример морального уродства пробуждал во мне исследовательский пыл. Я пригубила шампанского, разлитого по фужерам уже не столь любезным официантом, и обвела глазами зал.

Мужские спины выражали единодушное презрение. Две дамы, поглощенные друг другом, перестали их занимать.

Забавная ситуация. Не выдержав, я рассмеялась.

— Откуда радость, дорогая? — поинтересовался Феликс.

— Да так, — отмахнулась я.

— А-а-а. Вас рассмешил мужской корпоративный шовинизм? Полчаса назад они, — он сделал жест рукой, очерчивая помещение, — переставляли стулья, рассматривая нас. Теперь, как бабки на завалинке, судачат о падении нравов. Хотите, Маша, я вас поцелую?

— Ни за что! — рявкнула я. — Предупреждаю сразу, чужую помаду я не ем.

Умиленный моим ужасом, Феликс оставил ехидный тон и предложил:

— Спрашивайте, Маша.

— В чем будет заключаться моя бескорыстная помощь?

— Видите ли, Маша, чуть больше месяца назад, когда ко мне только поступил заказ, я начал действовать через господина Бурмистрова. Моя нанимательница дала исчерпывающую характеристику его повадок, главной из которых был принцип — чем дольше женщина ему отказывает, тем больше интересует Дмитрия Максимовича. Его тип женщин — белокурые бестии. Вот в этом наряде, — Феликс тряхнул локонами, — я подловил его на презентации модного журнала и представился манекенщицей Фаиной. «Фаина» кружит ему голову, поверьте, с нами, мужчинами, это так легко, что аж противно. — Феликс усмехнулся. — Потом она исчезает на показ во Франции. За день до юбилея манекенщица возникнет вновь, подбросит дров в затухающий костер и, будьте уверены, получит приглашение на юбилей.

Так как на следующий день она опять улетает в Париж на заработки.

— А вы не боитесь.., как бы это сказать, — замялась я.

— Ни боже мой! Игра глазами, пожатье рук, туманные обещанья и поцелуи только в запястье. Он сам принимает правила игры и заводится лишь от отказов.

— Бедная Флора, — вздохнула я.

— Флора?! — возмутился Феликс. — Как вы наивны. Маша.

— А у вас с ней… — опять промямлила я.

— Нет, — рассмеялся секретарь, — я красная тряпка для мужа-быка. Бурмистров полагает, что секс — как паровой молот.

Тщедушного Феликса он не считает за мужчину и бесится от мысли, что жена с ним не согласна. У Флоры есть кто-то на стороне, мной лишь глаза отводят и злят мужа.

— Зачем?

— Я не застал в доме Софью, но говорят, она в последнее время принялась дерзить хозяйке, и та устроила показательные выступления. По совету моей клиентки Флора взяла в дом красавца-секретаря и бьет в двух направлениях — «пишет» мемуары, а Бурмистров очень этого не хочет и таскается везде с молодым мужчиной.

— Как все сложно, — пробормотала я.

— Не очень, — возразил Феликс. — Психология богатой стервы известна моей клиентке не понаслышке. Весь план разработан ею от начала до конца. Я уже говорил вам, Бурмистров обидел очень умную и влиятельную женщину. Такие мстят изощренно.

— А он не догадается, от кого рыба?

— На приеме соберется достаточно обиженного народа, а манекенщица Фаина, которую снимут камеры наблюдения, будет личной гостьей хозяина дома. Как надеется моя клиентка, Бурмистров сдохнет от злости. Плюс немного ущемленного мужского самолюбия, плюс страх от вероятной угрозы… Коктейль получится такой, что советую вам, Маша, сутки не показываться ему на глаза.

— Похоже; наша Флора вашей клиентке в подметки не годится… Та еще штучка.

— Можете быть уверены, — грустно подтвердил Феликс и уставился в потолок.

Эту странную печаль я тут же взяла на заметку. Она выбивалась из контекста и наводила на размышления. Но Феликс быстро очнулся, и я продолжила:

— Кстати, хотела вас спросить. Мадам действительно пишет мемуары?

— Притвора бормочет кое-что на диктофон и передает материалы мне на обработку.

— Вы так многосторонне талантливы?

— Нет, я набираю текст на компьютере и передаю по Интернету своей клиентке. Она так забавляется, редактируя мадам! Флора не чувствительна к нюансам и с благодарностью принимает все шпильки, вставленные на место запятых.

— Действительно.., забавно. Так в чем конкретно будет состоять моя помощь?

— Фаина уже позвонила Бурмистрову из Парижа…

— Как?!

— Маша, что за детские вопросы. Слово «роуминг» вам знакомо?

— Да, да, конечно. Продолжайте.

— Так вот. Завтра я встречаюсь с Бурмистровым, пудрю ему мозги и получаю приглашение на субботний бал.

— А Феликс?

— А Феликс страдает в своей комнате от зубной боли.

— Не слишком ли все просто?

— Нет, если вы мне поможете. В пятницу вечером Феликс начинает ныть, жаловаться на зубы и с утра в субботу поедет менять пломбу. К сожалению, для достоверности это придется сделать в кабинете поселкового дантиста. Но там все чистенько и на уровне, я проверял. И так далее. Бедный Феликс приезжает от врача с куском ваты за щекой, ноет, ноет, ноет, и мадам приказывает ему скрыться в своей комнате, принять снотворное и завалиться спать. Мадам не до расклеившегося секретаря, у нее прием. Вместо того чтобы дрыхнуть, Феликс идет к Маше, — лукавый Эндимион смотрит на «Машу», — и она вывозит его в своем «Форде» за территорию. Вас охрана когда-нибудь проверяла?

— Нет.

— Вот и славненько. Феликс совершенно самостоятельно добирается до Москвы, превращается в Фаину и вечером едет поздравлять юбиляра. Пока все понятно? Тогда продолжу. На приеме Фаина отлучается в туалет, пробирается через гараж…

— Постойте, Феликс, — перебила его я. — Зачем вам идти через гараж? На втором этаже, в спальне бывшего хозяина, висит подлинник Пикассо. Только намекните Дмитрию Максимовичу, что вы поклонник.., поклонница художника, он вам тут же все покажет. Оставьте там.., например, сумочку, и возвращайтесь позже.

— Эх, Маша,. — вздохнул Феликс, — на второй этаж я поднимусь только в сопровождении. Хозяина или охраны. Хотя… над вашим предложением стоит подумать.

Сколько охранников было в доме прошлым августом?

— Четверо. Двое держали под прицелом кухню и снующих официантов, двое наблюдали за холлом и лестницей.

— Та-а-а-к, — протянул Феликс. — Если выбрать время.., отвлечь немного парней в холле… Нет, Маша, слишком зыбко. Остановимся на проникновении через гараж.

Фаина делает свое грязное дело, ускользает тем же путем и вот далее… Далее я собирался превратиться из Фаины в Феликса в укромном уголке парка. Но это связано с огромным риском. Из поместья гостей будут выпускать, пересчитывая по головам и сверяясь со списком приглашенных. То есть в любом случае Феликсу придется остаться до утра. Потом он опять ноет, едет на повторный прием к дантисту и исчезает. Пока охрана сверяется с записями камер, вычисляет, кто входил, кто выходил, и убеждается, что Феликс материализовался в парке из воздуха, пройдет время. Но рано или поздно меня вычислят. А жить в вечном страхе мне бы не хотелось. Только через пропавшего секретаря мадам хозяин сможет узнать, кто рыбку прислал. Ферштейн, Мария Павловна? И вот что я хочу вам предложить. Ну, во-первых, вы вывозите меня из поместья; а во-вторых, вечером оставьте открытой оконную решетку своей комнаты. Сигнализация дома будет отключена — по дому бродит миллион гостей, все двери настежь — можно смело не запирать окна. Я выбегаю из дома, поднимаюсь на крышу гаража и через вашу комнату попадаю обратно в дом.

После чего, естественно, окно запираю изнутри.

— Но в свою комнату вы уже не успеете попасть. Коридор перекроет охрана. Или вы в моей спальне решили остаться?

— Нет. Это исключено.

— Тогда как?! Времени уже не остается!

— Начнем с того, что камеры зафиксируют выходящую из гаража Фаину. Манекенщицу будут искать в парке среди гостей.

— И все же. Откуда такая уверенность, что у кабинета не будет персональной охраны? Не говоря уже о времени после объявления тревоги. Феликс, мне кажется, вы водите меня за нос.

— Охраны у кабинета не будет, — безапелляционно заявил секретарь. — На время приема у Бурмистрова запланирована встреча, не требующая посторонних глаз.

— Откуда вы знаете?

— У меня могут быть свои секреты? — вопросом ответил Феликс.

— Нет. Или карты на стол, или мы не союзники.

— Хорошо, — вздохнул Феликс. — О встрече в кабинете мне сказала клиентка.

Этого достаточно?

— Не совсем.

— Маша, не будьте упрямой. Профессионалы не выдают своих источников. Неужели вам так важно знать, откуда у меня информация?

Пожалуй, нет. Хитроумный Феликс может наплести мне чего угодно, но он этого не делает. Значит, о клиентке беспокоится больше, нежели о себе. Интересно, кто она?

— Хорошо, — согласилась я. — Скажите, как вы собираетесь исчезнуть из моей комнаты?

Секретарь сделал глоток шампанского и ответил:

— Моя нанимательница раздобыла план дома. Ваша ванная комната является смежной? — Я кивнула. — Из смежной гостевой спальни можно попасть на чердак, проходящий над всем домом. Охрана будет обыскивать прежде всего парк, потом левое крыло.

За две минуты я успею спуститься с чердака в правое крыло, в такую же пустую спальню мадам, и дальше к себе. Все. Я удовлетворил ваше любопытство?

— Нет. Дверь в соседнюю с моей комнату заперта.

— Ох и упрямы же вы, Маша. У меня есть универсальные ключи от всех гостевых спален дома.

— Откуда?

— Спер у Раисы, — буркнул «профессионал». — Сделал дубликаты и подбросил назад.

Вот теперь почти все.

— Феликс, вы сами верите в успех предприятия?

Секретарь ответил словами Чацкого:

— Блажен, кто верует, тепло ему на свете. Вы согласны мне помочь?

— При одном условии. Шампанского вы больше не пьете. Я хочу добраться до дома без приключений.

— Договорились, — сказал Феликс, и мы покинули «Соль».

Габаритные огоньки машины Феликса вели меня за собой, указывая дорогу. Парень не лихачил, рулил спокойно, словно говоря мне: «Не паникуйте, дорогая, я знаю, что делаю». Профессионал щекотливых ситуаций, игрок и сумасброд, я не верила ему и наполовину. Каждый ведет свою партию, используя союзника втемную. Пример Леонида — явное тому подтверждение. Почему он не сказал мне о сигнализации? Он не мог не знать о том, что через минуту поднимется суматоха, меня схватят и потребуют ответа.

Или он решил использовать меня, как одноразовый шприц? Компьютер уничтожен, на восстановление требуется время, у Бурмистрова, предположим, цейтнот, и они смогут о чем-то договориться? Возможно? Да.

А исполнителя, то есть меня, вышвыривают с волчьим билетом.

Если бы не страх за Серафиму! А так при любом раскладе я в проигравших.

Но с появлением Феликса у меня появляется шанс подпакостить Леониду. Я исполняю то, что он требует, под собственной редакцией. Почему он не плеснет воды на клавиатуру самостоятельно?! Он знает код двери кабинета, охрана везде его пропустит, как родственника хозяев… Почему он использует меня?! В наказание? Из садистского удовольствия, доказывая свою власть?!

Негодяй.

Впереди мигнули фары, Феликс съехал на обочину и остановился.

Я подождала, пока он не подошел ко мне, и открыла окно.

— Мария Павловна, первый поворот налево ваш. Я должен переодеться, смыть макияж, и вообще, нам лучше вернуться по отдельности.

Разговаривая, он склонился над машиной и вдруг провел рукой по моим волосам.

— Не переживайте, Мария Павловна, все будет хорошо. Я вам обещаю.

Ну, вот. Меня заранее жалеют. Что же будет, когда я выполню свою партию?! Венок с траурной лентой «Скорблю. Безутешен. Феликс»?!

Как оказалось впоследствии, эта мысль была самой дельной за истекшие дни.

Но я только три раза сплюнула через левое плечо и отправилась дальше, в надвигающийся кошмар старинного поместья.

Дом встретил меня редкими огнями и тишиной. Освещенная дорожка, несколько окон правого крыла и абсолютная темень левого.

Взвинченные нервы реагировали на каждый скрип половиц, на звук шагов и шелест брюк. Казалось, тишина дышала этими звуками, коридоры и лестница провожали меня с жадным вниманием публики, требующей новых жертв. Старый дом, потерявший в застенках НКВД настоящих владельцев, давно похоронил надежду на зрелище в своих стенах.

Что ж, господа, парад алле! Представление состоится.

Порошок мадам Флоры подарил мне спокойную ночь и свежую голову утром.

Я отлично выспалась и была готова вести свою партию соло. Профессиональный подход лукавого Феликса заставил меня мыслить в ином ритме. Дилетантизм при данных мероприятиях смерти подобен. Пора, Мария Павловна, оставить позу страуса и сделать вылазку в стан противника.

В доме кипела работа. Бригада под руководством Тамары Ивановны наводила блеск, стирала пыль и драила клозеты. Мадам орала на прислугу и шипела, как перегретая сковорода.

Феликс скрывался за компьютером, переводя бормотание мемуаристки Флоры.

Близнецы затаились в детской и ждали, пока их повезут к Вячеславу Кирилловичу на конезавод.

Расписание предпраздничного бардака позволило мне пройти в комнату мадам, найти там ее записную книжку и узнать номер сотового телефона Леонида.

Раньше он был мне без надобности. Но сегодня… Сегодня я солировала.

— Алло, Леонид, это Мария.

Желать прохвосту доброго утра я не стала.

— Да, — осторожно ответил он.

— Я не смогу выполнить того, что обещала.

Пауза, треск в телефонной трубке и медленный уход от темы:

— Извините, Мария Павловна, не понимаю, о чем вы.

— Вы все прекрасно поняли, уважаемый.

Но если наш разговор вам не интересен, я поговорю с Дмитрием Максимовичем. До свидания.

— Подождите, — мгновенно среагировал абонент. — Я не совсем в курсе того, о чем идет речь, но.., сегодня, после обеда, я буду навещать родственников.., может быть, тогда мы все и выясним?

Что и требовалось доказать. И мы расстались без прощаний.

Реакция Леонида на мой звонок была совершенно адекватна обстоятельствам. Прохвост мог ожидать, что трубка параллельного аппарата находится в руках у Дмитрия Максимовича или лежит на диктофоне. Обсуждать гадкие дела по телефону не принято. Наш предыдущий разговор произошел внезапно, в моей комнате, и Леонид был уверен, что запись я не веду. Я лежала на постели с книгой в руках. Но и тогда он был осторожен, проверил все, прежде чем начать. Сегодня я должна заставить его быть неосторожным.

Некоторый, прямо скажем, неудачный опыт использования звукозаписывающей аппаратуры я имела. Вчера перед свиданием с Феликсом я положила в сумочку диктофон, но маскарад секретаря произвел на меня столь шокирующее впечатление, что я растерялась. Шарить в сумочке в поисках магнитофона и нажимать на кнопочки вначале было неловко, а позже, когда разговор стал касаться моих проблем, надобность в записи отпала вовсе.

Теперь я не позволю застать себя врасплох. Засечь приезд Леонида в поместье, заранее включить запись и ждать. Беседа не займет много времени, я была в этом уверена. Леонид налетит, как бронепоезд, рассусоливать не станет. Диктофон с автореверсом, кассета рассчитана на час, думаю, в это время мы и уложимся.

* * *

Прежде чем везти близнецов к лошадям, я позвонила в Кашин, родной город Андрея, куда он два дня назад увез Симу подышать свежим воздухом.

В тихом провинциальном городке все было отлично. Сестра сидела под яблоней в саду, Андрей загорал рядом, невдалеке стучала топорами родня зятя. Симин свекор с братьями рубил баню. В случае чего, отобьются мужики, решила я и пошла к воспитанникам.

Пока я болтала по телефону, мальчики набили карманы морковкой для любимых пони, и мы отправились на занятия.

Чудесная погода середины августа, я сидела на трибунах и любовалась выездкой. Блестящие лошадиные шкуры, крики жокеев, за спиной на ветру хлопают флаги с эмблемой конезавода. Прелестный антураж. И черные мысли. Я пыталась вычислить клиентку Феликса.

Под характеристику, данную секретарем, попадала любая из меценаток Флоры, половина жен деловых партнеров Бурмистрова и несколько жестких влиятельных дам.

Каждая из них имела достаточно средств и воли, но не все были способны вызвать мимолетный налет грусти изощренного Эндимиона. Мне не давал покоя взгляд Феликса, устремленный в потолок, как в недосягаемую высоту.

Женщина должна быть молодой и красивой. Впрочем, иная и не могла заинтересовать Бурмистрова.

Таким образом, отсеялось процентов тридцать претенденток. Но все равно их оставалось столь много, что я растерянно листала страницы памяти и никак не могла остановиться. Кто?

Две лошади столкнулись у живой изгороди, один из наездников не удержался в седле и упал на пушистые ветки. Второй соскочил к нему, я смотрела, как мужчины извиняюще похлопывают друг друга по плечам, и мимолетно, ускользая, в голове пронеслась мысль. А с чего я, собственно, взяла, что клиент Феликса женщина? История романа дамы с Бурмистровым может быть выдумкой. Эндимион, естественно, носит дамский наряд, а грусть вызывает и однополая любовь…

— Мария Павловна! — По дорожке, огибая трибуны, ко мне неслись близнецы. — У Звездочки жеребе-о-о-нок!

Не умолкая ни на секунду, мальчики повели меня кормить усталую грустную пони морковкой. Рядом с мамой, неловко перебирая мохнатыми ножками, стояли и крошечный жеребенок, и Вячеслав Кириллович, объявивший конкурс на имя малыша.

Предложения Стремительный, Грозный и Быстрый Ветер отметались тут же. Остановились на нейтральном Черныш.

Возня с пони затянулась до обеда, и мы едва поспевали к столу. Проезжая по дорожке до гаража, я увидела в тени под липами машину Леонида. Враг в доме.

Я отправила близнецов отмывать лица и руки, включила диктофон и на трясущихся ногах пошла в свою комнату. Кроме знакомого запаха чужого одеколона, ничего лишнего в ней не было. Но с меня было достаточно терпкой горечи французского парфюма. Враг был здесь. Трогал шторы, они так и остались в беспорядке, передвигал книги на столе, платьевой шкаф оказался приоткрыт.

Леонид словно напоминал мне, кто здесь хозяин.

Я поправила занавески, распахнула окно и вышла в темный коридор. Опираясь на косяк, он стоял там.

Леонид пристально вглядывался в мое лицо и ничего не говорил. Я тоже молчала, всем нутром чувствуя, как впустую перематывается пленка диктофона, текут секунды и сгущается угроза.

Мы оба ждали неизвестно чего, сражались взглядами и молчали.

Наконец Леонид мотнул головой в сторону лестницы и, не оглядываясь, пошел вперед. Я двинулась следом.

Пройдя десять меров, он остановился напротив комнаты Максима Филипповича, толчком распахнул дверь и вошел внутрь.

Помешкав на пороге, я ступила на пушистый ковер огромной спальни и услышала, как за моей спиной Леонид захлопнул дверь и повернул ручку в положение «занято».

Все так же молча он провел руками по моему телу, задержался на карманах жилета, поясе юбки. Он искал диктофон. Осторожный Леонид был таким же профессионалом интриги, как и Феликс. Но я уже подчинилась ритму их извращенной логики, диктофон лежал в пустой пачке из-под сигарет, которую я держала в руке вместе с зажигалкой. Надежнее всего прятать на виду — главный тезис детективных романов.

Не выпуская меня из цепких, ищущих рук, Леонид приблизил губы к самому моему уху и прошептал:

— Я не люблю, когда моя добыча ускользает. — Акцент он сделал на слове «моя».

«Шерхан облезлый», — подумала я, оттолкнула хищника и прошипела в той же манере:

— А я вам не верю!! Почему я должна верить?! Только с ваших слов следует, что Дмитрий Максимович…

— Поздно, Маша, — перебил меня Шерхан. — Маховик уже запущен, и все свои дела я построил на том, что в понедельник утром у Димы не будет ноутбука. Поздно, Маша, — повторил он.

Сильные пальцы поймали мое запястье, и я замерла, боясь, что от толчка сигаретная пачка загремит, как погремушка. Леонид принял мое оцепенение за покорность.

— Вот так оно лучше, голубушка. Если вы думаете, что город Кашин панацея от головной боли.., то уверяю вас, вы ошибаетесь. Выполняйте обещанное и в понедельник отправляйтесь париться в новой бане.

Думаю, за выходные Иван Николаевич управится.

Имя отца Андрея ударило меня словно изнутри. Произнося его, Леонид опять показал, насколько контролирует ситуацию.

Он дышал мне в лицо, давил, словно пресс на виноградину, сплющивая до последней косточки, ломая волю, и я уже жалела, что проявила непокорность. Я была готова встать на колени и умолять его оставить в покое хотя бы мою семью. Но он был беспощаден.

— В Кашине зреют спелые яблоки.., скоро урожай. Маша.., мы ведь оба не хотим, чтобы он сгнил.

Его пальцы бегали по моему телу, мой страх Леонида возбуждал, взгляд мерзавца становился мутным. Без воли и силы я застыла посреди огромной спальни и думала только о том, чтобы диктофон не ударился о стенки коробки. Тогда его ничто не остановит…

Словно опомнившись, Леонид разжал руки, облизал губы и усмехнулся:

— Люблю послушных девочек. Ступайте, Мария Павловна.

На непослушных, деревянных ногах я вышла за дверь. Пять минут назад я заходила в эту комнату, полная решимости бороться до конца.., ставить свои условия. Но стоило ему напомнить об «урожае, зреющем в городе Кашине», и все надежды меня оставили.

Как пьяная, я спустилась на первый этаж, проковыляла до столовой и села за стол, накрытый на трех человек. Мне казалось, прошла вечность, а близнецы только и успели, что отмыть руки и лица, и теперь, толкуя о маленьком пони, рассаживались по стульям.

— Мария Павловна, — не обращая внимания на дымящийся в тарелке суп, спрашивал Максим, — а сколько сахару может съесть лошадь?

К счастью, вопрос не относился к моей компетенции, я пожала плечами и напомнила мальчикам про обед.

Не прерывая разговора, послушные дети застучали ложками. Автоматически поправляя их некоторые лексические ошибки, я смотрела на жующих малышей и думала о Маше-младшей.

Имею ли я право рисковать?

Готовясь к разговору с Леонидом, я собиралась ненавязчиво выяснить, насколько обязательным является мое непосредственное участие в его замысле? Что первично, вывод из строя компьютера или сам факт проникновения в охраняемый кабинет? Не думаю, что Леонид прямо ответил бы на мой вопрос, но тем не менее понять суть идеи я бы смогла. Достаточно заминки, уклонения от темы, некоторого напряжения… Я бы поняла, догадалась. Я была готова ко всему, кроме предложения попариться в понедельник в новой бане. Могут ведь и не отбиться мужики.

Вспомнив грубые ищущие пальцы, я передернулась от отвращения.

— Что с вами, Мария Павловна? — спросила Тамара Ивановна, выставляя на стол тарелки с картофельным пюре.

— Ничего. Все в порядке. Знобит немного.

— Что за день, — вздохнула экономка, — Феликс зубами мается, вы захворали…

Упоминание о Феликсе подействовало на меня, как холодный душ. Пока я тут солировать пытаюсь, лукавый Эндимион приступил к выполнению своего, нет, нашего плана. Завтра я буду не одна. И что бы там ни замыслил Леонид, его ждет сюрприз.

Вечером вместе с Дмитрием Максимовичем в наш профилакторий приехали Ольга с Тиной. Чуть позже прибыла Вера Филипповна, и клан Бурмистровых заперся в темном кабинете. Мадам Флора с перекошенным от бешенства лицом металась по дому — ее на семейный совет не пригласили.

Это было столь удивительно, что я прихватила детей и заняла наблюдательный пост на лужайке, недалеко от парадного крыльца. Мадам оставила бесполезные метания, повторила мой маневр и присоединилась к нам. Ласково поглаживая деток по головам, она нервно притоптывала ножкой и щурила злые глаза на окна второго этажа.

В доме что-то происходило. И это что-то не имело отношения к завтрашнему празднику.

Бурмистровы редко выступали единым фронтом. Обычные семейные дрязги и разногласия выплескивались за рамки родственных отношений и существенно подмачивали финансово-деловые вопросы. Ольга и Вера Филипповна не всегда соглашались с жесткой манерой ведения бизнеса Дмитрием Максимовичем. Беспощадный купец считал свою сестру трусливой клушей, а тетку — наивреднейшим осколком прошлого.

Флора Анатольевна всегда старалась присутствовать на семейных советах и, как могла, поддерживала мужа. А тут… Как видно, у Бурмистровых имелись серьезные причины выставить мадам за дверь. Иначе злить такой пороховой погреб, как Флора Анатольевна, не имеет смысла. Себе дороже.

Совещание длилось более часа. Несмотря на все кондиционеры дома, Вера Филипповна вышла на крыльцо с лицом красным и опухшим, словно после парной.

Едва попрощавшись с внуками, она сухо кивнула Флоре и, не дожидаясь Ольги, нервно дергая машину из стороны в сторону, выехала из поместья.

«Что-то у них не сложилось», — подумала я. Мадам же, напротив, расслабилась, перестала щуриться, потянулась, как сытая кошка, и пошла навстречу Ольге, появившейся на крыльце.

Сестра хозяина казалась непривычно собранной и устало довольной. Что бы там ни происходило, но сегодня тот редкий день, когда они с братом были едины.

Флора Анатольевна придерживалась того же мнения. Подхватив Ольгу под руку, она повела ее в парк, забыв о вечерней прохладе и летучих кровососах. Я с детками семенила следом и не переставала удивляться.

Дамы относились друг к другу, мягко говоря, с прохладцей. Флору раздражали покорные женщины, Ольгу — агрессивные. Теперь же они следовали рука об руку, как лучшие подружки, и шушукались на ушко.

Трогательная картина, в особенности учитывая то, что мадам иногда лупила себя пятками по икрам, плюща кровососов. Но в дом не возвращалась. Как видно, красные пятна укусов на холеных ногах ничто в сравнении с событиями, происходящими в доме.

При моем приближении «подружки» замолкали, и, к огромному сожалению, я не смогла выудить из разговора ничего, способного хоть как-то объяснить перемены.

Расстались дамы очень тепло. Мадам даже лайкой помахала вслед лимузину, увозящему Ольгу с дочерью.

Весело напевая, Флора Анатольевна перецеловала собственных детей и скрылась в опочивальне.

Я же с трудом удержалась, чтобы не броситься за советом к специалисту по улаживанию щекотливых ситуаций. Но специалист вел свою партию, страдал от зубной боли и гостей не принимал.

Поздним вечером я прослушала в своей комнате запись с диктофона, немного расстроилась скудности улова, но тем не менее надежно спрятала кассету в детской, в кармане плюшевого кенгуру.

Утром, едва прозвенел будильник, я вскочила с кровати и, распахнув окно, прислушалась к непривычным звукам поместья. У кухни фыркали грузовики компании по устраиванию банкетов; на лужайке рядом с фонтаном устанавливали помост для оркестрантов; вокруг бассейна развешивались цветочные гирлянды а-ля Гавайи.

В этом году мадам решила разделить тусовку по возрастам и вкусам. У фонтана для тучного и пожилого контингента усадят струнный квартет, вокруг бассейна сосредоточатся любители поплясать и пошуметь.

Подготовкой празднества занималась вездесущая Тамара Ивановна. Как адмирал Нельсон при Трафальгарском сражении, она руководила вверенными ей силами, обеспечивая племяннице безусловное господство над превосходящим количеством гостей. Надеюсь, участь флотоводца экономку минует и сей бой она переживет, имея преимущество бинокулярного зрения.

Спускаясь к завтраку, я увидела, что холл первого этажа уже под наблюдением.

Дверь из кухни в остальные помещения перекрыта охраной, и два бдительных парня следят за каждым лицом, приблизившимся к лестнице и апартаментам, в которых наемной прислуге делать нечего.

Мое лицо было знакомо охранникам более года, пропуска с паролем от меня не потребовали и спокойно допустили на веранду к чайному столику.

Ломтики ветчины и сыра на фарфоровых блюдцах завершили превращение дома в огромную мышеловку. Незримое присутствие бдительных парней за спиной напоминало о том, что в любой момент может сработать тайная пружина, двери лязгнут засовами, и глупый грызун в форме гувернантки скончается от ужаса.

Подобные видения отбили у меня всякий аппетит, я с трудом проглотила чашечку кофе и отправилась будить близнецов.

Сегодня у мальчиков утренний урок верховой езды, потом занятия в классной комнате, репетиционный прогон поздравительной речовки и так далее и тому подобное.

Насыщенный день для малышей, и я решила дать им поспать дольше обычного.

Но каково же было мое удивление, когда в спальнях я обнаружила пустые кровати и разбросанные пижамы без присутствия в них Максима и Филиппа.

Остывшие постели указывали на то, что детки выбрались из них давным-давно, на тумбочках лежали пустые подарочные упаковки. С самого раннего утра ситуация начала ускользать из-под моего контроля.

Плюнув на приличные манеры, я заметалась по дому. Встреченные в коридорах горничные пожимали плечами и говорили, что детей не видели. Тамара Ивановна бродила где-то в районе бассейна вся в цветах и гирляндах, я поправила выбившийся из прически локон и бодрой рысью направилась к ней.

* * *

Экономка выглядела не многим лучше меня — адмирал Нельсон в разгар сражения. Для полноты картины не хватало только подзорной трубы и черной повязки на глаз; воды вокруг было достаточно — Тамара Ивановна руководила чисткой бассейна от опавшей листвы.

— Доброе утро, — поздоровалась я.

— Доброе, — буркнула экономка.

— Вы случайно не знаете, где Максим и Филипп?

— Случайно знаю. Философ приехал.

Даже предпраздничные настроения не позволили экономке назвать Бурмистрова Геннадия Викторовича по имени. Тамара Ивановна не признает полумер и реверансов.

Спрашивать, где прячутся двоюродные братья, я не стала и направилась в гараж — любимую нору философствующего разгильдяя.

Дорога от бассейна до гаража занимала не более двух минут, но я медленно шагала, растягивая время, и никак не могла решить, рада я или нет приезду единственного моего друга в этом доме. Несколько дней назад я незаслуженно грубо обошлась с Геннадием, он обиделся и уехал, оставив на моем пороге розу как упрек.

Через час я должна везти детей к Вячеславу Кирилловичу, потом провозить мимо охраны лукавого специалиста, весь последующий день требовал максимальной сосредоточенности и.., свободы.

Или алиби?

Подходя к воротам гаража, я почти уговорила себя быть любезной. Малодушное решение. Следовало проявить волю, отрезать от себя друга и пуститься в автономное плаванье. Нельзя быть слабой, нельзя подставлять под удар еще одного человека.

Если хоть что-то пойдет не так; пострадает любой, находившийся со мной в тесном контакте.

Но, как любую женщину, меня не могла не растрогать роза с запиской, я струсила, не выдержала испытания и оправдала себя с точки зрения рациональности решением использовать Геннадия для алиби, прекрасно понимая, что возвращаюсь к политике страуса.

Из распахнутых дверей гаража неслись восторженные крики близнецов, бряцанье железа и равномерное гудение баса Геннадия. Народ занимался делом.

Осторожно заглянув внутрь, я увидела среди шикарных лакированных авто облезлый горбатый «Запорожец», одним своим присутствием оскорблявший стиль дома.

Студиозус в своем репертуаре. Мадам удар хватит, когда по дорожкам ее поместья проскрипит этот облупленный рыдван, поднаторевший в испускании духа лет тридцать назад.

— Привет, — поздоровалась я. — Почему я вас не видела за завтраком?

— Доброе утро, — ответили близнецы и начали оправдываться:

— Гена сказал, что вам сегодня надо выспаться, и увел нас сюда.

Геннадий отложил инструменты в сторону и подошел ко мне.

— Здравствуйте, Мария Павловна. Извините, что не предупредил вас. — Вымазанной машинным маслом рукой он осторожно поправил непослушную прядь из моей прически. — Давно нас ищете?

Я почему-то засмущалась и пожала плечами:

— Не очень. А это что?

— Это Боливар, — ответил Максим и любовно протер ветровое стекло грязной тряпкой.

— Похож, — кивнула я. — И он не выдержит двоих.

— Тогда пристрелите меня, Мария Павловна, — грустно произнес философ.

Следующие десять минут пришлось потратить на краткий пересказ творения О'Генри. Не знакомые доселе с творчеством американца, дети выслушали экскурс в мир акул империализма и попросили достать кассету с фильмом «Деловые люди». Думаю, вождь краснокожих их очарует. Берегись, родимый профилакторий! Том Сойер, освоенный близнецами недавно, ничто в сравнении с Джонни Дорсетом.

Геннадий с улыбкой вслушивался в нашу болтовню, перебирал инструменты и, на первый взгляд, не выказывал никакого рвения лично доставить гувернантку и братьев на урок верховой езды. Впрочем, пока дети завтракают, он вполне успеет принять душ и встретить нас у крыльца за рулем Боливара.

События следует опережать, решила я.

— Максим, Филипп, мойте руки и идите завтракать. Если будете хорошими мальчиками, вместо занятий в классной комнате я попрошу Геннадия Викторовича покатать нас по дорожкам парка. Договорились? — Близнецов как ветром сдуло. — Гена, нас не будет часа полтора. Вы успеете за это время подготовить Боливара?

Попался и этот. Философы в быту сущие дети. И, когда я выходила из гаража, за моей спиной раздалось урчание пылесоса — Геннадий Викторович приступил к подготовке скакуна.

Завтрак накрывала горничная Раиса.

Подливая в кружки горячее какао, она не переставала удивляться хорошему аппетиту мальчиков и едва успевала менять тарелки.

— Видела бы Тамара Ивановна, — говорила она. — А то только и слышно на кухне:

«Опять ничего не съели».

— Они рано встали и обещали быть пай-мальчиками, — объяснила я.

Воспитанные дети, откушав, поблагодарили Раису, сбросили с коленей салфетки и побежали в свои комнаты за жокейским снаряжением.

Я сходила на кухню за морковкой для Звездочки, пересчитала по дороге неусыпную охрану и, крайне расстроенная, повезла мальчиков к лошадям.

С самого утра все шло наперекосяк. Охранников было не четверо, а пятеро, в гараже возился Геннадий, а мадам, по словам горничной, отбыла в салон красоты. Интересно, как Феликс собирается ей поныть?!

В салон по телефону?! И как я упрячу его в свою машину, если в гараже все время будет Геннадий?

Вопросы множились с космической скоростью, нервозность возрастала, и я едва успевала следить за дорогой. Предположим, потомственного Бурмистрова я удалю. Например, отправлю куда-нибудь за чем-нибудь вместе с соскучившимися двоюродными братьями. Но Феликсу еще надо извести мадам жалобами на зубную боль, получить приказ выпить снотворного и исчезнуть в своей комнате до вечера. И почему в любимых детективах Агаты Кристи хитроумные преступники посекундно высчитывают свои действия и все подчиняется их распорядку?!

В безалаберной России даже напакостить хитроумно не удается, приходится полагаться на авось.

За уроком верховой езды я наблюдала как сквозь туман. Общительный Вячеслав Кириллович несколько раз подходил и задавал какие-то вопросы, но я только рассеянно кивала и в конце концов укрылась под флагами на трибуне.

Позвонить Феликсу я не могла. Сотовая связь отслеживает поступающие звонки. Но без корректировки совместных действий нам не обойтись.

Похоже, Феликс рассуждал так же. И к тому времени, как я успела извести себя в беспросветной печали, специалист нашел выход.

Занимаясь упаковкой в багажник снаряжения, я услышала позывной своего мобильника.

— Алло.

— Мария Павловна, это Феликс, — раздался в трубке томно-больной голос секретаря. — Тамара Ивановна любезно дала мне номер вашего сотового. — Судя по сюсюкающему тону, сама Тамара Ивановна находилась неподалеку. — Не могли бы вы по дороге с ипподрома заглянуть в поселковую аптеку?

— Могу.

— Ох, как я вам благодарен, — жеманно хрюкнул Феликс. — В домашней аптечке не нашлось нужного мне лекарства. А я так страдаю, так страдаю…

— Что купить? — оборвала я разошедшегося секретаря.

Феликс сообщил мне название специфического медикамента и добавил:

— Если не трудно, занесите его мне в спальню, пожалуйста. Я лягу отдыхать.

Фу-у-у-у, какое облегчение работать с профессионалами!! Ты и подумать не успеешь, а они уже все решат.

Обратная дорога показалась мне привычно легкой. «Фордик» весело бубнил мотором, близнецы готовились к укрощению Боливара, солнце дарило последнее тепло лета, а я чувствовала примерно то же самое, что и блудливая жена, вернувшаяся поздно ночью и обнаружившая, что ревнивец крепко спит. Приговор всего лишь отсрочен, но как приятно!

Лихо вырулив на поселковую площадь, я остановила машину у аптеки, попросила близнецов вести себя прилично и отправилась за лекарством.

В уютной полупустой аптеке я немного поболтала с дамой-провизором, купила таблетки для секретаря, упаковку жутко полезных сухариков для воспитанников и ушла, оставив за кассой футляр с очками для чтения. Очки, в которых я управляла автомобилем, сидели на моем носу.

Поселок находился в километре от поместья, и обитателей профилактория в нем прекрасно знали. Большинство прислуги приходило на работу именно из него. На мое счастье, кум дамы-провизора много лет проработал садовником территории, и я могла быть уверена — через какое-то время для меня поступит сообщение: «Мадемуазель растяпа, вы посеяли очки на прилавке».

Звонок пройдет через Тамару Ивановну, разрешение на выезд будет получено, я упакую Феликса и спокойно проеду мимо охраны. В крайнем случае придется «вспомнить» об очках самостоятельно.

До разговора с Феликсом я собиралась оставить сумочку в тренерской Вячеслава Кирилловича. Но в каморке отставного профессора такой бедлам, что там спокойно могли бы затеряться три рюкзака, четыре сумочки и пять пар очков. С аккуратной аптекаршей должно получиться лучше.

Дама-провизор оправдала мои надежды.

Едва я затормозила у крыльца, нам навстречу попалась Тамара Ивановна и недовольно проговорила:

— Звонили из аптеки, Мария Павловна, вы там очки оставили.

— Ох, — спохватилась я, — покормлю детей обедом и съезжу. Надеюсь, Геннадий за ними присмотрит.

Безумно занятая экономка только сухо кивнула и отправилась по своим делам.

— Макс, Фил, быстро в душ, — скомандовала я. — Время завтрака вы и так уже сдвинули, обед пройдет вовремя. Так что жду вас за столом. А пока пойду отнесу Феликсу лекарство.

«Хворый» секретарь метался по своей комнате и нисколько не походил на профессионала пакостей. За щекой он держал ком ваты, его лицо от этого перекосило, и выглядел он достаточно больным.

— В гараже торчит Геннадий, — доложил специалист.

— Знаю.

— Его надо удалить.

— Знаю.

— Сможете?

— Постараюсь. Вот таблетки, выщелкните из упаковки две штуки сейчас, две вечером…

— Да, да, — пробормотал Феликс, — все должно быть достоверно…

Распечатывая лекарства, секретарь немного успокоился, спустил таблетки в унитаз и вернулся к нашим баранам.

— Флора недавно возвратилась из города, — сообщил он. — Я успел ей надоесть мгновенно и был отправлен.., кстати, не совсем цензурно, отдыхать.

— Как это? — заинтересовалась я.

— Она сказала: «Идите к черту, Феликс».

— У всех нервы, — вздохнула я.

— Как вы собираетесь разобраться с Геннадием?

— Минут через сорок начинайте наблюдать за северным районом парка. — Я подошла к окну. — Отсюда будет видно. Как только на дорожке появится синий «Запорожец», пробирайтесь к гаражу, я буду ждать вас там.

— Уф, — только и сказал профессионал.

Как и все обитатели дома, Феликс проживал на втором этаже. Охрана следила только за первым, лестницей и наемным персоналом. Думаю, промелькнувший до левого крыла секретарь никого сильно не заинтересует.

Обед прошел в том же составе, что и завтрак. Я, дети, горничная Раиса. Мадам берегла силы для праздничных излишеств, Тамара Ивановна жевала что-то на ходу, Геннадий перебивался сухомяткой в гараже.

Близнецы показательно усердно трудились над телячьими отбивными. Пока я беседовала с Феликсом, они успели заскочить в гараж и получить от брата обещание «дать порулить». Все мысли детей вращались вокруг колес облезлого рыдвана, впереди брезжили кубки победителей «Формулы-1» и брызги шампанского.

В три глотка прикончив персиковый компот, мальчики звонко прокричали «спасибо» и бросились к стойлу «запорожского»

Боливара.

Геннадий успел отмыть автомобильчик, пропылесосить и даже сбрызнуть салон кондиционером с запахом пихты.

— Прошу, — распахнув дверцы, пригласил он.

Близнецы устремились в «Запорожец», пыхтя и работая локтями в борьбе за водительское место.

— Увы. — Я развела руками. — Мне придется вернуться в поселок за очками. Я их оставила в аптеке.

Ни слова не говоря, Геннадий отодвинул Максима и сел за руль.

— Подождите. — Я чувствовала себя невозможно гадко. — Через полчаса я вернусь, и вы все меня покатаете.

Мальчики завопили «ура», а Геннадий поднял ко мне лицо.

— Гена, вот еще что. — Любая, даже незначительная подлость дается мне с трудом. — Хочу вас попросить.., катайтесь подальше от приготовлений к празднику.

Самый свободный угол парка — северный.

Через полчаса я там вас найду. Обещаю.

Я смотрела, как автомобильчик послушно свернул на северную дорожку, и чуть не плакала от унижения. Если не считать Андрея и кашинскую родню, Геннадий Викторович Бурмистров — самый милый и порядочный человек из встреченных мною за последнее время.

Пробравшийся к гаражу секретарь нашел меня в предельно сумрачном настроении. Я молча запихнула его в багажник «Форда» и повезла к воротам. Протестовать Феликс не пытался, у маленького «фордика» багажник на удивление вместительный.

В него входят два седла, две пары жокейских сапог, иногда попона и обязательная канистра. Впрочем, ее я как раз таки и выставила.

Охрана у ворот давно устала от мелькания инородного транспорта, и меня парни встретили как родную. Проводили дружелюбными взглядами, и только.

Завернув в придорожные кусты, я вызволила из плена секретаря и помогла ему выбраться из багажника.

— Вы чем-то расстроены, Маша? — спросил Феликс.

— Что вы, что вы, Феликс, — едко ответила я. — Наслаждаюсь интригой.

Он внимательно посмотрел на меня, потом на пустынную дорогу.

— Еще не поздно…

— Хватит, — перебила его я. — Ни у вас, ни у меня нет выбора.

— Тогда вот что, Мария Павловна. — Он замолчал на секунду и продолжил несколько смущенно:

— В моей комнате лежит видеокамера. Возьмите ее и начиная с двадцати ноль-ноль снимайте все подряд. Комментируйте четко. На пленке обозначится ваш голос, на каждом кадре таймер проставляет время. Это будет вашим алиби. Главное, держитесь подальше от дома, и все будет в порядке.

Я ошарашенно уставилась на секретаря:

— Вы для меня камеру приготовили?!

— Да.

— Спасибо, — ответила я и отправилась дальше.

В поселке я зашла в супермаркет, купила шоколадку для внимательной провизорши и две пустые видеокассеты. Если Феликс сказал снимать начиная с восьми вечера, то я начну с шести. Береженого бог бережет. Иногда мне в голову все-таки приходят дельные мысли.

Первая, кого я встретила, вернувшись в поместье, была мадам. Она стояла на крыльце и сквозь темные очки обозревала тенты и столики, симметрично расположившиеся на лужайках.

— Мария Павловна, — остановила меня она, — постарайтесь уложить детей спать.

Не думаю, что они уснут, слишком возбуждены, но попытаться стоит.

Дети, до этого выскулившие себе разрешение не укладываться днем в постели, расстроились невозможно. Они возились вокруг заглохшего Боливара, помогали Геннадию в ремонте и просили передать маме, что первое слово дороже второго. Я проявила твердость, философ меня поддержал, и дети понуро поплелись спать.

Неожиданно для самих себя близнецы уснули, едва коснувшись подушек. Я сделала им небольшую уступку и позволила спать в одной комнате, дети это оценили, и обошлось без сцен и упреков. Я поправила на них одеяльца и отправилась в комнату Феликса за видеокамерой.

Охрана не обращала на меня никакого внимания. У парней головы кружились от мелькания крахмальных фартуков и девушек с пылесосами, подбиравшими малейшие соринки. Все должно блестеть и сверкать.

В своей комнате мне было тоскливо, я позвонила в Кашин и поговорила с сестрой.

Свекор сделал для Маши-младшей деревянную колыбельку, и теперь Андрей шкурил и полировал ее до зеркального блеска. Симе нравилось в провинции, и если бы не институт, она с удовольствием родила бы в Кашине и первые месяцы провела там. Но мужу придется вернуться к первому сентября в Москву, и с ними поедет его мама. Помогать и присматривать за внучкой.

После разговора с сестрой я почувствовала себя еще более одинокой. Побродив по комнате, я заперла ее на ключ и спустилась в гараж.

Геннадий напевал что-то русское народное, копался в моторе «Запорожца» и не заметил, как я вошла. Я не стала ему мешать, облокотилась на капот и молча наблюдала за его уверенными движениями. Наконец он потянулся за какой-то железякой, увидел меня и вздрогнул.

— Напугала? — спросила я.

— Боливара, — отшутился он. — Как мальчики?

— Спят.

Геннадий усмехнулся:

— Они полдня меня уговаривали написать имя лошади на бортах.

— Напишете?

— Думаю над этим.

— Хотите, предложу вам компромисс? — Он кивнул. — Изобразите скакуна на капоте. Будет нарядно.

Геннадий задумчиво наморщил лоб, оглядел машину и улыбнулся:

— Годится. Я даже знаю, кто мне это сделает.

— Только не доверяйте фантазии Филиппа! — в притворном ужасе воскликнула я.

— Н-у-у-у… Так далеко я не захожу.

Я погладила автомобильчик и спросила:

— Зачем вам Боливар?

Очень серьезно Гена ответил:

— Это первая машина, которую я купил на собственные деньги. Первую мне подарили на восемнадцатилетие, на вторую добавили… В общем, все они были не мои.

А этот, — он легонько стукнул черным кулаком по кузову, — только мой! Я за четыре дня заработал на него деньги и купил его, можно сказать, на свалке.

За разговорами незаметно текло время, до гаража почти не доносились звуки подготовки к празднику. Чтобы сделать другу приятное, я посидела за рулем Боливара и сказала, что он уютный. Философ пообещал купить Боливару подружку и назвать ее Фру-Фру, продолжая традицию литературных имен.

В половине пятого я пожелала Геннадию успехов и отправилась будить мальчиков.

Включив в спальне тихую музыку, я прошептала «подъем» и начала готовить для них выходные наряды. Малыши уныло и сонно разглядывали смокинги, бабочки, надраенные ботинки и прятались под одеялами.

— Ничего страшного, — уговаривала я их, — это на один день, как-нибудь потерпите.

— А можно мы еще немного у себя поиграем? — спросил Филипп.

Я посмотрела на часы и согласилась:

— Хорошо. Но скоро приедет Тина, а вы такие растрепы.

— А пусть она сюда придет, — вильнул Максим. — Здесь игрушки.

— Договорились. Я сейчас схожу в свою комнату, принесу видеокамеру, и мы начнем снимать кино.

Пожалуй, с этого и следовало начинать.

Малыши тут же подскочили и запрыгали на кровати.

— Чур, я первый, — кричал Максим.

— Ха-ха, — отвечал Фил. — Ты будешь снимать меня, и на пленке первым буду я!

Близнецы едва не подрались. Унимая страсти, я сказала, что первая снимаю я и только тогда, когда мальчики будут при полном параде.

С этими словами я вышла из комнаты и направилась к себе.

* * *

На кровати лежал приготовленный для праздника костюм, я быстро переоделась, поправила прическу и макияж и, прихватив камеру, вышла в коридор.

Там я увидела Дмитрия Максимовича.

Полностью готовый к приему гостей, нарядный и дородный, он стоял у двери в темную комнату и, по-моему, собирался двигаться в мою сторону, но, увидев, что я иду ему навстречу, остановился.

— Мария Павловна, добрый день, — поздоровался хозяин. — Вы мне нужны.

— Здравствуйте, Дмитрий Максимович, поздравляю с днем рождения.

Юбиляр лишь устало махнул рукой и пригласил меня в кабинет.

— Я получил факс из Мюнхена. — Он протянул мне листок бумаги. — Не могли бы вы перевести эту фразу дословно?

Я проследила за указательным пальцем Бурмистрова, выделила из текста предложение и задумалась.

— Дмитрий Максимович, для абсолютной уверенности мне надо перевести весь абзац…

В кармане хозяина зазвонил телефон, чертыхаясь, Бурмистров достал трубку и гаркнул:

— Алло! — Пауза. — А я откуда знаю где?! — Пуаза, Бурмистров кипит, словно древний самовар. — Сейчас подойду. Сумасшедший дом, — пробурчал он, убирая трубку. — Мария Ивановна, я отлучусь ненадолго, вот ручка, вот бумага, переведите весь абзац.

Ворча что-то о родне, у которой мозги набекрень, он вышел, захлопнув за собою дверь.

Я стояла в тишине темного кабинета, смотрела на раскрытый ноутбук, стакан минеральной воды на столе и удивлялась прихотям судьбы. О таком случае можно только мечтать. Я одна в кабинете, времени более чем достаточно, хозяин уже готов к приему, значит, работать не будет…

Автоматически переведя абзац, я положила подготовленный текст на видное место и замерла у стола. Уничтожить компьютер сейчас? Или оставить это для Феликса?

Пусть все идет своим чередом, трусливо решила я и отвернулась от стакана, притягивавшего мои руки, как магнит железную стружку. А если Бурмистров собирается занести что-то в компьютер из мюнхенского факса?

«Страус ты, Маша», — припечатала я себя и почти обрадовалась, когда хозяин вошел в кабинет.

— Перевели? — спросил он.

— Да. Вот это слово, скорее всего, опечатка…

— А-а-а, — протянул Дмитрий Максимович, просмотрел текст и довольно закончил. — Тогда конечно… Тогда все в порядке.

Спасибо, Мария Павловна.

Из кабинета мы вышли вместе, дверь за нашими спинами чмокнула автоматикой, и Бурмистров почти бегом кинулся к лестнице.

Я шагала следом на дрожащих ногах и понимала, что, скорее всего, совершила глупость. У Феликса-Фаины может что-то сорваться, и я упустила единственную реальную возможность сделать то, что мне ведено.

Ну почему я такая трусиха?!

Первый этаж дома медленно превращался в улей, готовый к приему трутней.

Я склонилась над перилами, глянула вниз и увидела, как мадам и Тамара Ивановна принимают парад официантов. Мужчины в ливреях будут обслуживать гостей, гуляющих вокруг струнного квартета; девушки в юбочках и топах станут разносить напитки тем, кто соберется у бассейна под цветочными гирляндами.

«Красиво», — вздохнула я и пошла к детям.

В игровой комнате ползали по ковру Максим и Филипп в шортах, над ними, разглядывая железную дорогу и крошечные поезда, склонилась Тина. На девочке было длинное пышное платье, волосы уложены в прическу маленькой принцессы, и вся она казалась по-взрослому важной и снисходительной.

Равнодушные к нарядам братья запускали локомотив с горки и переодеваться не торопились.

— Здравствуйте, — присела в реверансе принцесса.

— Здравствуй, Валенька, — ответила я и увидела, что девочка ждет реакции на пышные кружева своего платья. — Какая ты красивая, Тина! Как маленькая Барби.

— Правда?! — обрадовалась девочка. — И мама сказала «как кукла»!

Максим и Филипп ревниво глянули на «Барби», засопели носами и побежали переодеваться.

— Валенька, ты посиди, пожалуйста, в игровой, — попросила я. — Я помогу мальчикам переодеться, и мы все вместе спустимся к гостям.

Первыми кадрами пленки был торжественный спуск детей с лестницы. Я попросила мальчиков взять Тину за руки, бегом спустилась вниз и сняла, как два брата в смокингах и бабочках осторожно ведут маленькую нарядную сестрицу по покрытым ковром ступеням.

Получилось так торжественно и мило, что в холле на секунду смолкли голоса, и все присутствующие, включая охрану, засмотрелись на детей.

— Браво, — шепнул мне на ухо неизвестно откуда взявшийся Геннадий. — Спилберг сдохнет.

Я развернулась к нему и тут же нацелила объектив видеокамеры на отмытого и приодетого философа. Даже очки на Геннадии были парадно-выходные.

Он принял картинную позу рядом с вазоном, понюхал цветы, выдернул из букета крошечную маргаритку и вставил ее в петлицу.

Все это он проделал так забавно, что заслужил аплодисменты Ольги.

— Гена, ты сегодня наряден, как жених на венчанье, — засмеялась она.

Студиозус тут же подхватил меня под локоток, передал видеокамеру Ольге и сказал:

— Глянь в объектив, какая мы пара.

Ольга сделала два шага назад, а я прошептала философу-недоучке:

— Вы, Гена, скоморох.., все шутите…

— Ну почему же, — в тон мне ответил потомственный Бурмистров, — в каждой шутке есть доля правды. Вот напьюсь сегодня, стану смелый и сделаю вам предложение.

Последние слова потонули в шуме холла, и видеокамера их не уловила, с нее достаточно и того, что я запылала маковым цветом.

— Хотите, Мария Павловна, кину оркестрантам зеленую сотню и закажу марш Мендельсона?

Я вырвала свою руку и, не оборачиваясь, пошла к детям, беседующим с женой депутата Вохрина.

Светлана Александровна Вохрина любое общение с малышами использовала как терапию. Своих детей у нее не было, она перебирала крошечные пальчики Тины и с улыбкой слушала рассказ близнецов о Боливаре.

— Добрый день, Светлана Александровна, — поздоровалась я.

Красивая дама любезно кивнула:

— Здравствуйте, Машенька.

Не знаю почему, но от нее фамильярное обращение звучало органично. На редкость приятная дама Светлана Александровна.

И она представляла резкий контраст со своим политиком-мужем. Даже из холла было слышно, как Аркадий Семенович рокочет у лестницы. Демократически настроенный депутат объяснял обступившим его мужчинам что-то о последней линии правительства, своем к ней отношении и непосредственном участии в ее проведении. Складывалось ощущение, что сегодня не день рождения Дмитрия Максимовича Бурмистрова, а предвыборная кампания Аркадия Семеновича Вохрина.

Гости организованно съезжались на праздник. Одно за другим у крыльца останавливались шикарные авто, из них выбирались увешанные бриллиантами дамы и под руку с сияющими улыбками кавалерами подходили к чете Бурмистровых.

В числе последних прибыл мой прежний наниматель Василий Федорович с сынком Алексом. Оболтус был непривычно собран и трезв, лицо сурово и несло мысль. На лацкан смокинга он пришпилил круглый значок с лозунгом партии крайне правого толка и, едва поздоровавшись с Бурмистровыми, ввинтился в группу мужчин предвыборной кампании.

До меня доносились слухи о превращении загульного пьяницы в идейного трезвенника со сдвигом в политику (надо же где-то расслабляться, почему бы не на митингах?!). Но столь разительной перемены я не ожидала. Весь последующий вечер показал, что, к сожалению, Алекс относится к тому мерзкому типу завязавших алкашей, которые мнят себя образцом добродетели и брызжут негодованием в сторону официанта, предложившего ему рюмку.

Меня он игнорировал первые полчаса, торчал манекеном в толпе политиков, иногда позволял себе снисходительно кивнуть в ответ на реплику и очень напоминал ворону в павлиньих перьях.

Позже Алекс случайно, походя бросил мне «привет» и поскакал вслед за Вохриным.

Праздник набирал обороты с каждым тостом, здравицы сыпались одна за другой, комплименты юбиляру источались с завидной регулярностью, но пьяных не было.

Новые «новые русские» не едят икру ложками, не отдыхают лицами в салатах и не лезут дирижировать струнным квартетом.

Это не комильфо. Все было чинно, благородно. Скрипочки пиликают Вивальди, дамы грызут канапе, мужчины пьют виски со льдом или коньяк с лимоном.

Один из гостей привез народный цыганский ансамбль, ромалы исполнили «К нам приехал, к нам приехал», получили поднос долларов и шумною толпою отбыли в столицу.

В общем, было весело.

* * *

Помимо Вохрина, в толпе выделялся господин из Амстердама. Дмитрий Максимович уводил голландца пошушукаться в темный кабинет и, судя по подслушанному мною случайно обещанию продолжить разговор завтра, именно с Ван Голленом и состоится рандеву, на котором компьютер присутствовать не должен.

Голландца сопровождал секретарь азиат.

Грациозный раскосый парень безудержно возбуждал любопытство моих воспитанников. Они предлагали метнуть в него не самый острый предмет и проверить реакцию.

По их просвещенному американскими боевиками мнению, секретарь имеет отношение к братству Шао Линя, и черных поясов у него немерено.

В чем-то они были, безусловно, правы.

Азиат профессионально шерстил глазами пестрое сборище и мгновенно отсекал от охраняемого объекта любой физический контакт. А когда голландец случайно промахнулся мимо стула, подхватил его так ловко, словно в дяде было не восемьдесят килограммов, а всего лишь русский пудик.

Занятный парень. И, по-моему, понимал язык принимающей стороны.

На появление в толпе Фаины азиат среагировал странно. Каменное лицо раскосого идола на мгновение сморщилось, глаза-рентгены заскользили по «манекенщице», и он автоматически предплечьем поправил кобуру под мышкой. Словно опасность почуял.

«Неужели догадался?!» — испугалась я.

Но предупредить Феликса не получится. Он приковывал к себе мужские взгляды и все время находился где-то неподалеку от эпицентра.

Положение спас юбиляр. Интимно шепча что-то на ухо Феликсу, он приобнял его… ее, азиат расслабился и потерял к манекенщице всякий интерес. Гетеросексуал-хозяин не может иметь любовника трансвестита.

А уж в трансвеститах изощренные амстердамцы толк знали. «Ошибочка вышла», — изобразил лицом азиат и отвернулся.

Когда гостей немного прогрело спиртное, дети отбарабанили поздравительную речовку и получили в награду дружные аплодисменты и множественные поцелуи. Еле я их потом от помады оттерла. А ведь говорят, она не пачкается. Врет реклама, я свидетель. Еще как пачкается, но оттирается действительно плохо.

Во время выступления близнецов Тина сидела на коленях Светланы Александровны и болтала ножкой. «Где же Ольга?» — удивилась я.

Ольга стояла под липами рядом с Геннадием, и, судя по понурому виду последнего, тетушка племянника отчитывала. Студиозус выполнял обещание напиться, но не думаю, что причиной этого была я.

Леонид опаздывал. Не заметить его среди гостей я не могла. Я бы кожей почувствовала его присутствие. «Может, по дороге в аварию попал», — с надеждой подумала я.

Оказалось, нетушки, жив враг. На мое счастье, по прибытии в него клещом впился трезвый Алекс и начал требовать какого-то ответа на какой-то вопрос. Леня морщился, отдирал руки неофита правого толка от лацканов своего пиджака и, судя по артикуляции губ, говорил: «Потом, потом». Неофит не отставал от лацканов и начал уже потряхивать оппонента.

Беседа происходила в укромном уголке парка, никого, кроме меня, не интересовала и закончилась полной победой идейного трезвенника. Леня кивнул, ребята пожали друг другу руки и разошлись. Алекс гордо, Леня с видом пациента, которому дантист удалил коренной зуб без наркоза.

У меня руки чесались от желания заснять конфликт сторон, но я не посмела. Гувернантка должна снимать нарядных деток, а не разборки в кустах.

Душу я отвела на дамах. Дорогие наряды, иногда вычурные, иногда смелые, но чаще изысканно простые, поражали не столько мужчин, сколько самих дам. Женщины одеваются для себя и подобных себе. Мужчинам все равно, их платья не интересуют.

Феликс маскировался крайне умело и заслужил одобрительный кивок известной дамы-модельера. Их наряды в чем-то были даже похожи. Яркие струящиеся щелка, цепочки с брелоками на щиколотках, звенящие браслеты, под которыми Феликс маскировал широковатые для женщины запястья. Не удивлюсь, если наряд «Фаина» покупала в бутике Инессы Игоревны Шнок.

Мадам Инесса одевала половину столичного демимонда, четверть богемы и процент сливок. Она умела подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки, прежде всего свои.

Даже округлый второй подбородок смотрелся у нее благородно. По-царски. И если бы «Фаина» пожелала, то контракт на осеннее дефиле в салоне «Шнок» она подписала бы, не отходя от праздничного фуршета.

Но Фаина не желала. Инесса Игоревна наперечет знала всех продвинутых манекенщиц страны, и Феликс скрывался от нее в толпе мужчин.

* * *

— Как вам наши Елисейские Поля? — сзади ко мне подошел Геннадий.

— Имеете в виду загробный мир? — не оборачиваясь, спросила я.

— «Где ни метелей, ни ливней, ни хладов зимы не бывает…» Гомер. Снимите для меня вон тот нарядец. Над Боливаром в гараже пятно, они по форме как раз совпадают. — Я не ответила. — Обиделись, — вздохнул Геннадий. — И правильно… Я хам, дурак, мерзавец… Никогда не умел ухаживать.

Мимо нас поступью Дуче промаршировал Алекс.

— Тоже.., фрукт, — пробурчал потомственный Бурмистров.

— Вы знакомы? — по-прежнему стоя спиной к нему, спросила я.

— Учились в МГУ вместе. Я пытался получить второе, он первое. Потом… Сашку с журфака выперли за пьянку. А зря. В нем издох великий папарацци.

— Неужели?! — от удивления я даже развернулась.

— Ей-же-ей, писал вполне талантливо.

С тараканами, не спорю, куда ж без них. Но талантливо. А уж второго счастья в нем навалом.

— Это вы, Гена, о нахальстве? — уточнила я.

— Пер, как танк, — кивнул Геннадий.

И вдруг:

— О, а это что за жертва общественного темперамента?!

По дорожке к дому, струясь шелками, двигался Феликс. Я незаметно посмотрела на часы. 20:04. Как и обещал, однако.

Тем не менее следовало реагировать, я пожала плечами и ответила:

— Гостья юбиляра.

— Везет же некоторым, — вздохнул наследник некоторого состояния Геннадий Викторович Бурмистров. Но потом заметил мое недоумение и оправдался:

— Шучу, шучу. Как говорил кто-то из кутюрье, идеальная фигура женщины — это палка. А я, пардон, не дровосек.

Выдвижение авангардных сил в лице Феликса заставило меня нервничать, нетрезвый треп недоучившегося философа начинал раздражать, и я ответила довольно грубо:

— Вам надо закусить, Гена.

— Надо есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть.

— Что-то вы, любезный, сегодня за цитатками прячетесь. Своих мыслей уже не осталось?

Не позволяя студиозусу втянуть себя в дискуссию, я отошла к детям и поправила , на Тине выскочившую из волос заколку.

Скоро, совсем скоро в доме начнется суматоха. По дорожкам побегут охранники, и я хотела бы стать первой, кто увидит, как схватят секретаря. В выполнение безумного плана я не верила. Скептический взгляд на вещи научил меня не доверять надеждам, у меня они редко сбываются. Может быть, у Феликса иные отношения с фортуной?

Сквозь нарядную толпу заскользили черные пиджаки охраны. Азиат из Амстердама проводил взглядом собратьев, дернулся было вслед, но устоял, прикрывая собой Ван Голлена. Потом приблизился к нему вплотную и быстро прошептал шефу пару фраз.

Мадам внимательно проследила за взглядом европейца, заметила поток черных пиджаков, несущийся к крыльцу, и, извинившись перед гостями, заспешила к дому. На ходу она оглядывалась и искала кого-то глазами.

Я заняла удобную наблюдательную позицию и видела каждое действующее лицо.

А посмотреть было на что. Вокруг дома стягивалось кольцо черных пиджаков, и если Феликс не уложился в отведенные четыре минуты, скоро оно распадется. Охранники вернутся на свои места, оставив «Фаину» на растерзание хозяевам.

Кольцо не распадалось. Жаль, что я не могу видеть ворота поместья, но думаю, все выходы уже перекрыты.

Взяв детей за руки, я пошла к бассейну, подальше от дома, черных пиджаков, с камерой на изготовку. Как ни удивительно, но, похоже, секретарю удалось ускользнуть — в толпе замелькали темные спины охранников, разыскивающих пестрый наряд Фаины. А это значит, что камера гаража зафиксировала выход неприятеля из дома в парк, и теперь дом почти свободен.

На эстраде у бассейна, сменив гавайские гитары, играл оркестр в мексиканских сомбреро. В модных латиноамериканских ритмах кружили несколько пар и приглашенные профессионалы румбы. Веселье только начиналось. Скоро парк укроет темнота, прочерченная гирляндами фонариков, и бедных охранников останется только пожалеть. Впрочем, дохлая рыба на столе не повод для повального обыска и высочайшего нагоняя.

Дети танцевали у самой эстрады, я снимала на камеру их попытки изобразить нечто среднее между самбой и борьбой нанайских мальчиков и уговаривала свои руки не дрожать. Переместив объектив левее, я увидела, как по дорожке двигается мадам в свите гостей. Ее лицо было тревожно, а глаза искали детей. Заметив макушки близнецов среди танцующих пар, она заметно расслабилась и отвернулась.

Я сидела за столиком, укрытая спинами веселящейся молодежи.

Через какое-то время к мадам подошли Ольга, опекаемый ею Геннадий, и Тина, приплясывая на ходу, устремилась к маме.

Близнецы побежали за ней и повисли на брате-философе.

«Пора поработать», — решила я и встала.

Дети раздражали своим писком и без того расстроенную мадам, Геннадий под их напором опасно раскачивался, я подошла к скульптурной группе «Горячая братская любовь» и произнесла заветное слово «брейк».

Это слово детки недавно выудили из богатого лексического запаса философа, оно их забавляло, и они тут же отлепились от Геннадия.

Но положения это не спасло. Только ухудшило. Потерявшего противовесы Геннадия качнуло на мадам, и вино из ее бокала аккуратно выплеснулось мне на блузку.

— Конфуз, — пробормотал философ и скрылся в кустах.

Только что Флора Анатольевна сверкала на меня грозным взором и уже приоткрыла ротик, чтобы отчитать как следует, но, увидев красное пятно на белом шелке моей груди, смутилась.

Философ шуршал в кустах вне зоны досягаемости, мадам спустила пары сквозь ноздри и, немного подумав, предложила:

— Сходите переоденьтесь, Мария Павловна. Мы с Ольгой присмотрим за детьми.

Тина послушно взяла маму за руку, но близнецы, ощущавшие за собой вину и предчувствовавшие нагоняй, уперлись.

— Мы пойдем с Марией Павловной, — сказал Максим.

Флора склонилась над детьми и четко произнесла:

— Марии Павловне надо переодеться.

И присутствие мужчин ей при этом не требуется.

— А я писать хочу, — заявил Филипп.

Я пожалела близнецов, обняла их за плечи и сказала:

— Не расстраивайтесь, Флора Анатольевна, они мне не помешают. Кстати, и руки помоют. Правда, мальчики?

Мальчики дружно закивали, и мадам не осталось ничего другого, как дать нам свободу.

Стесняясь испачканной блузки, я обошла гостей стороной и пошла к гаражу, собираясь через него подняться в свою комнату. Но мало того, что двери гаража были заперты, рядом с ними топтался один из черных пиджаков.

— Вы куда? — строго спросил он.

— Писать, — довольно нагло заявил Максим.

— Не положено, — гаркнул секьюрити, глядя в другую сторону.

— Чего не положено?! — возмутился Фил. — Писать?!

— Тихо, мальчики, — вступила я. — Мы вежливо попросим этого господина нас пропустить.

Охранник внял голосу рассудка, снесся с кем-то по рации и отошел в сторону.

— Проходите.

Гараж был битком забит машинами. Кроме транспорта профилактория, там стояли «Мерседес» Леонида и почему-то «Вольво»

Вохрина.

Грустный Боливар притулился в углу, и мальчики сделали крюк, чтобы приободрить автомобильчик.

— Привет, дружище! — крикнул Максим. — На ночь дадим тебе овса.., бензина то есть.

— Ага, — поддержал брата Филипп, — и попонкой укроем.

Зайдя в свою комнату, я прежде всего отправила мальчиков мыть руки, а сама быстро выбрала светлую блузку и переоделась.

Шумный вечер утомил нас всех. Я села на пуфик перед зеркалом, мальчики подошли ближе, и Филипп, внимательно посмотрев на меня, произнес:

— У вас помада стерлась. Можно я вам ее подрисую?

— Только аккуратно, — согласилась я.

Маленький художник безошибочно выбрал нужный тон и мягкими нежными движениями скользнул по губам карандашом.

Максим напряженно сопел над моим ухом и, открыв рот, наблюдал за братом.

— Здорово-о-о, — протянул он, — а можно теперь я?!

— Завтра, — пообещала я.

Любуясь своим творением, потенциальный Пигмалион сделал последний мазок и спросил очень серьезно:

— Вы ведь никогда от нас не уйдете, Мария Павловна?

Максим засопел над ухом еще отчетливей. Близнецы ждали ответа.

— Я подумаю над этим вопросом, — довольно растроганно заявила я и обняла мальчиков.

— Ура-а-а! — завопил Максим и от избытка чувств треснул брата.

Тот уронил помаду, отступил неловко и расплющил тюбик на бежевом ворсе ковра.

— Ой, — огорченно пробормотали близнецы, — теперь пятно будет.

— Ничего страшного, — успокоила их я. — Потом ототру. Отойдите в сторонку, я осколки соберу.

Мальчики виновато отскочили к двери, я склонилась над полом, начала собирать с ворса красный блин бывшей помады и заметила, как под шелковым покрывалом кровати что-то блеснуло.

Не вставая с колен, я приподняла полог свисающего покрывала и увидела сначала мужскую руку с часами.., потом рукав черного смокинга.., и белое лицо с остекленевшими глазами.

Под моей кроватью лежал Дмитрий Максимович Бурмистров. Мертвый.

Рядом с его головой я заметила статуэтку крылатой богини, с одного из крыльев которой стекли на пол несколько капель крови. Кровь уже успела потемнеть и начинала подсыхать.

Часть III

— Не оттирается? — донеслось от двери.

Я подняла голову над кроватью — меня и детей разделяло четыре метра пространства — и сказала:

— Стойте там. Я сейчас… — Голос мой внезапно осип, я поборола отвращение и нащупала мужскую руку.

Она была еще теплой. Но уже не живой.

Я ни черта не понимаю в пульсе, но температуру, черт побери, пока ощущаю! Хозяин был мертв и начал остывать.

Еле разогнув сведенные судорогой ноги, я встала с колен и взглянула на притихших малышей.

— Мария Павловна, у меня есть деньги в копилке, — проговорил Максим, — мы вам новую помаду купим.

— Две, — вставил Филипп, — одну поярче.

— Да, да, конечно, — пробормотала я, с трудом понимая, о чем они говорят и что происходит. Ступор буквально придавливал меня к полу… Фантастические видения размывали контуры комнаты…

И тут вместо испуга меня накрыла волна ярости. Феликс!! Хозяин его застукал, и секретарь с ним расправился! Мало того, спрятал под моей кроватью!

Выброс адреналина омыл мой мозг, исправил зрение и заставил меня рассуждать.

Так. Сначала я уведу детей из этой комнаты, и уже потом.., после.., но все ставится в прошедшее время, будущее не проецируется.., нет у меня его…

Да, прежде я навещу Феликса.

Я вела за собой детей, неслась по коридору черным ангелом мщения, и ярость плескалась вокруг меня, заволакивая сознание темной пеленой.

— Мария Павловна, не спешите, — проскулил Максим.

Я опомнилась, остановилась и склонилась над детьми. Кровь, подгоняемая сумасшедшими толчками сердца, рвалась из ушей, глаз, носа. Я боялась, что голова моя лопнет под ее напором.

— Сейчас мы пойдем будить Феликса. — Я держала детей за руки, чувствуя, как мои ладони становятся мокрыми от выступившей по всему телу испарины. — Скоро начнется фейерверк… Мы ведь не хотим, чтобы Феликс проспал все на свете?

От лестницы до темного кабинета прошел охранник; он окинул нашу живописную группку подозрительным взглядом и замер у железной двери. По всей видимости, здесь организовали временный пост, и черный пиджак оставил его лишь на минуту, сходил к лестнице и посмотрел, что происходит внизу.

Я распрямилась и повела детей дальше.

* * *

У лестницы коридор делал плавный изгиб, и, едва мы скрылись за поворотом, исчезнув из поля зрения секьюрити, я остановила мальчиков и, указывая на Светлану Александровну, стоящую у подножия лестницы, сказала:

— К Феликсу я пойду одна. Он болен и сейчас спит, я осторожно его разбужу и спущусь к вам. А вы пока побеседуйте со Светланой Александровной. По-моему, ей немного скучно.

Близнецы бодро скатились вниз, я помахала рукой госпоже Вохриной и, придерживаясь стены, не попадая под прицел взгляда охранника, прошла в правое крыло дома.

К комнате секретаря.

На мой стук из спальни раздался томный голос изнеженного Эндимиона:

— Кто там?

— Мария Павловна, — шепотом произнесла я.

Дверь открылась, и на пороге появился встревоженный Феликс.

— Все в порядке?

Вопрос — единственное, что он успел сказать нормальным тоном. Дальше он мог лишь скулить.

Подгоняемая страхом, я ворвалась в комнату, захлопнула за собой дверь и что есть силы врезала мерзавцу под дых. Феликс только крякнул. Сгибаясь, он наткнулся скулой на мой второй кулак и следующие секунд тридцать я помню плохо. Он лежал на полу, я лупила его по плечам, груди, рукам, прикрывающим голову.

Очнулась я на попытке удушения секретаря. Я сидела на нем и коленом нажимала на горло поверженного Эндимиона.

— Уничтожу, подлец. — Мы оба хрипели, я от ярости и страха, он от страха и удушья. — Думаешь.., тебе все удалось?!

— Стойте, — сипел Феликс, — подождите…

— Думаешь, тебе удастся все свалить на меня?! Дудки!!

— Да что происходи-и-ит?! — взмолился секретарь, неразумно открыл лицо, и я врезала ему пощечину.

— Тварь. Мерзкая, гнусная тварь. Вставай, милицию я уже вызвала.

— Какую?!

— Какую, какую? — передразнила его я. — Петровку, 38!

— Зачем?! — Секретарь валялся на полу и боялся вставать. Надеялся, что лежачих все-таки не бьют. Сильно.

Я сделала глубокий вздох и ответила вопросом:

— Ты подложил мне труп Бурмистрова?

Феликс съежился в позу эмбриона и тупо уставился в стену:

— Труп… — только и выдавил он.

Я задумчиво смотрела на него и начинала догадываться, что, скорее всего, две минуты назад избила единственного своего союзника. Реакция Феликса была столь безыскусна, что, пожалуй.., я погорячилась.

В конце концов, алиби камерой обеспечил мне он.

— Ты точно здесь ни при чем?

Кряхтя, Феликс поднялся, подошел к зеркалу и оттуда взглянул на меня:

— Мария Павловна, я даже не понимаю, о чем вы говорите.

— Под моей кроватью лежит тело Бурмистрова.

Запас адреналина я израсходовала на трепку «специалиста», и постепенно вместе с головной болью и дрожью наступало похмелье. Оно высасывало и силы, и мысли.

— Когда приедет милиция? — Пока я скудоумно боролась с безнадежностью, секретарь сходил в ванную комнату, намочил полотенце и теперь прикладывал его к опухшей щеке.

— Никуда я не звонила, — устало произнесла я.

— Та-а-ак, — протянул Феликс, — хозяин точно мертв?

— Да. И убили его статуэткой Ники. Она тоже под кроватью.

Секретарь заметался по комнате, словно ища выход.

— Когда это произошло?

Я вскипела остатками былых паров:

— Вы меня об этом спрашиваете?! Я не была в доме с пяти часов!

— Точно?

— Феликс, я очень похожа на идиотку? — отчеканила я. — Можете мне поверить, каждый свой шаг я фиксировала камерой. В доме я не была с пяти.., или с половины шестого. Но тогда Бурмистров еще гулял среди гостей. Я его не убивала. И у меня есть алиби.

— А у меня его нет, — испуганно пробормотал Феликс и вдруг воскликнул, как заполошная торговка:

— Боже, когда же его угрохали?!

Мои мысли засновали вслед за этим восклицанием. Действительно, когда?! До этого момента у меня было непробиваемое алиби, но сейчас?!

«Спокойно, Маша, спокойно, — уговаривала я себя. — В комнате ты была с детьми, потом тебя видели охранник и Светлана Александровна. Вернуться, минуя их, ты не могла».

— Феликс, я иду в парк, — заявила я и двинулась к двери.

— Постойте, — взмолился секретарь, — подождите. А как же я?!

Паника столь отчетливо исказила его лицо, что я сжалилась.

— Одевайтесь, Феликс. Поговорим позже, внизу.

— Маша, — секретарь остановил меня еще раз, — не звоните в милицию сейчас.

Вы ведь не сделаете этого?

Хотела бы я посмотреть на человека, с удовольствием дающего показания про собственную глупость. Я не из их числа. Но ответила я Феликсу более здраво.

— Судя по кинофильмам, того, кто обнаружил труп, раскручивают в первую очередь. Так что.., подожду пока…

— У вас есть какая-то идея? — с надеждой спросил специалист по улаживанию щекотливых ситуаций.

Пожалуй, все-таки зря я так сильно его отметелила. Секретарь был полностью деморализован. Он растерялся. Из высокооплачиваемого шалуна Феликс превратился в подозреваемого номер один в убийстве олигарха. После обнаружения трупа Бурмистрова шум поднимется оглушительный, и за розыски «Фаины» возьмутся все спецслужбы страны. Метаморфоза манекенщицы в нашего секретаря недолго останется тайной, спецы его вычислят. И, пожалуй, Феликсу надо уносить ноги. Но не сегодня и не сейчас. Все выезды перекрыты.

— Жду вас в парке, Феликс.

Он тоскливо посмотрел на меня и медленно кивнул.

Бедный козлик отпущения, во что ты вляпался?!

Охрана встретила меня спинами, дети мирно беседовали со Светланой Александровной, я посмотрела в зеркало и пришла в ужас. Волосы всклокочены, лицо в красных пятнах, воротник блузки косо висит на вздымающейся от бурного дыхания груди.

Спрятавшись за кадкой с густой пальмой, я быстро привела себя в порядок. И вовремя. По лестнице спускался начальник службы безопасности Анатолий Викторович Басков. Пересчитав своих парней применительно к местам, он выскочил из дома, однако я была уверена, старый служака автоматически засек все погрешности ситуации.

Но гувернантка уже мило улыбалась рядом с детьми и женой депутата.

Стремительный бросок шефа безопасности через холл напомнил мне о недостатке информации. Шеф являлся основным ее носителем, я извинилась перед мадам Вохриной и со словами: «Нам надо Тину поискать», — поскакала вслед за Басковым.

Ориентируясь по блестящей лысине, я проследила его путь, вывела детей на лужайку вокруг фонтана и осторожными перебежками добралась до Флоры Анатольевны.

Анатолий Викторович стоял рядом с ней и что-то горячо доказывал, мадам болезненно морщилась и, подойдя почти вплотную к ним, я услышала последние ее слова:

— Извините, Анатолий, но я действительно не в курсе его передвижений! — мадам злилась, ее доставали пустыми вопросами, а вокруг сновали толпы гостей, безответственной прислуги и готовых напиться оркестрантов в сомбреро. Порой мне казалось, что Флора Анатольевна спокойна лишь тогда, когда держит под прицелом каждую особь на подконтрольной ей территории. Мужа она относила к свободно гуляющим самцам. В основном. — Ему позвонили на сотовый, он ответил и куда-то пошел.

— Куда? — не унимался Басков. "

— Я за ним не шпионю, — резко бросила хозяйка, — позвоните ему, в конце концов!

Кстати, — плотоядно ухмыльнувшись, вдруг произнесла она, — здесь какая-то фифа в разноцветном мелькала…

Шеф понимающе кивнул, сочувственно напряг лысину, но спрашивать, кого конкретно имеет в виду жена хозяина, не стал.

Отвернулся от расстроенной женщины и нажал на своем телефоне кнопку повторного набора номера.

Я знала, где сейчас раздается мелодия «Турецкого марша». Под моей кроватью, в кармане пиджака остывающего тела. Но совершенная звукоизоляция дома оставит мелодию в комнате.

Меня затрясло в ознобе, и я отступила в толпу гостей. Мимо проходил официант с подносом разнокалиберных фужеров, я подхватила коньячный и одним махом опрокинула в себя густую, словно масло, жидкость. Коньяк медленно скатился в желудок и взорвался в его пустоте огненным шаром.

«Надо успокоиться», — решила я и повела детей к столам с фуршетом.

Мальчики придирчиво выбрали себе по пирожному, я попросила официанта принести нам горячего чаю, и мы сели за свободный столик, подальше от оркестра.

Скрипки надрывались в плаче, смычки скользили по моим обнаженным нервам; на тарелке предо мной лежали тарталетки с икрой и жаренные в меду восточные сладости — голове и нервам нужна подпитка.

И, борясь с тошнотой, я начала пропихивать в себя горючее для активной мозговой деятельности и глотать, почти не жуя.

Или коньяк, или закуска, но что-то подействовало на меня вполне благотворно.

Руки перестали дрожать, пульс застучал в висках в ритме вопроса «кто, кто, кто?».

Кто мог свободно гулять по дому? Кто позвонил хозяину, после чего он исчез из поля зрения всех? Кто заманил его сначала в дом, потом в мою комнату? Или перетащил тяжелое тело…

Бог ты мой! Да конечно, Леонид!!

Я вскочила со стула и принялась озираться в поисках главного врага. Леонид знал, что я должна войти в темный кабинет, и надеялся свалить убийство на подозрительную гувернантку. Его слово против моего. Кому поверят? Очень хотелось ответить «мне». В отличие от Леонида, у меня нет мотива. Стоп. Под удивленными взглядами близнецов я опустилась на стул и задумалась. Никакой уверенности в том, что Леонид не подготовил для меня какую-то очередную пакость, у меня не было.

Я слепо таращилась на перепачканного кремом Максима, автоматически достала из кармана жилета салфетку и оттерла лицо мальчика.

— А я еще пирожное хочу, — заявил Филипп, — такое же, как у Макса. Вы меня потом тоже ототрете?

— Обязательно, — пообещала я, и малыши наперегонки бросились к вазам с пирожными.

По всей видимости, процедура умывания салфеткой им понравилась, и следующие минут десять мы посвятили данному действу. Пока у меня не закончились салфетки.

— Посидите немного здесь, — попросила я мальчиков.

«Пора подложить Лене свинью», — с этой мыслью я встала и направилась к мадам Флоре.

Но нужна мне была не она, а стоящая за ее спиной Тамара Ивановна.

— На ковре в моей комнате мальчики раздавили помаду. Пока пятно не засохло, попросите, пожалуйста, Тамара Ивановна, кого-нибудь отмыть ковер. Я бы и сама могла, но не знаю чем.

Горничная, отправившаяся на уборку, должна будет обнаружить труп. У меня нет сил на лицедейство. Я не смогу изображать шок, сильные эмоции под соусом из неубедительного вранья; я даже в обморок не грохнусь. Оставим это удовольствие уборщице.

— Вы о блузке, Мария Павловна? — к нам развернулась хозяйка.

— Нет. О ковре в моей комнате. На нем дети помаду раздавили.

— Пустяки, — махнула рукой Флора Анатольевна. — Ох, как я сегодня устала!

Томочка, проследи, пожалуйста, вон за тем господином. Пепел с его сигары второй раз засыпает тарелку соседки. Если у него уже не хватает сил донести сигару хотя бы до края стола и травы, попроси официанта поставить пепельницу ему под нос.

У Флоры Анатольевны вторая пара ушей на затылке и глаза по всему телу. Она ничего никогда не упускает. Тамара Ивановна остановила пробегающего официанта, передала ему распоряжение, а мадам тут же заметила еще одно недоразумение и указала пальчиком на бредущего в толпе Феликса.

— Мария Павловна, пригласите, пожалуйста, моего секретаря ко мне.

Ну всем работу найдет! А как же ковер?!

По-моему, о нем все забыли.

Я отправилась за секретарем. Бедняга Феликс прикрывал левую щеку шелковым платком, она распухла, и бедолаге ничего не оставалось, как муссировать зубную тему.

— Феликс, — позвала я, — вас требует мадам. — Потом быстро оглянулась и прошептала:

— Когда началась суматоха, вы успели добраться до своей комнаты?

— Да. Ко мне постучали, и я открыл дверь с сонным видом. Комнату обыскали…

Мы беседовали на ходу рублеными фразами, и я успела еще спросить, не заметил ли Феликс чего подозрительного в доме.

Оказалось, нет. А жаль. Впрочем, с чердака много не разглядишь.

Праздник приближался к своему апогею.

Скоро над парком вспыхнут костры фейерверков, и салют прогремит сорок раз, подводя итог жизни олигарха. Какой торжественный уход. Абсолютно в духе времени.

Ярко жил и умер на фоне праздника.

Я сидела за столиком рядом с уставшими детьми и наблюдала за гостями. Или я ничего не понимаю, или с помощью кого-то из них Леонид должен был создать себе алиби.

Кто из них? Не мог же Леня действовать в одиночку?!

Я продолжала жить в вопросах без ответов. И их количество росло пропорционально неприятностям. Скоро вопросы меня похоронят, придавят грузом поступков, не обеспеченных мотивацией, и заставят отвечать сообразно статьям Уголовного кодекса.

Одна из них уже отвесила мне срок за недонесение о преступлении. Надеюсь, условный, как стрелочнику.

Но бежать к телефону и набирать 02 я не могла. Леонид что-то для меня подготовил, и мне требовалась передышка, хотя бы для ровного дыхания на стуле перед следователем. Объяснять, как труп хозяина попал в мою комнату, придется, прежде всего, мне.

И я очень надеялась, что дети к тому времени будут спать.

Итак, с точки зрения разумности, я действовала правильно (крепко подумав, всегда можно найти кучу поводов для оправдания своих поступков, и сейчас все выглядело достаточно благопристойно — дети не должны видеть тело отца на носилках). Эти размышления я стыдливо убрала за скобки и принялась размышлять над действительной причиной своей нерешительности.

Почему Леонид заставлял меня войти в темный кабинет? Он знал, что меня тут же схватят, и я залью слезами себя и его обвинениями. На что он надеялся?! На мое молчиние?! Или убийца все-таки не он?

Бог мой, как же я устала! Я ничего не понимала и чем больше думала, тем больше запутывалась. Вопросы плавно подводили меня к единственному выводу — Леонид не мог рассчитывать на мое молчание. Во-первых, такого уговора не было. Во-вторых, я не Зоя Космодемьянская и партизан сдаю тут же.

Значит, убийца не Леонид? Тогда кто?

Гости перемещались от скрипок к гитарам, вокруг меня журчали приятные голоса и достойные речи; я сидела с почти засыпающими детьми и пыталась определить самого достойного из гостей на роль злодея.

По совокупности статей за экономические преступления у многих здесь набиралось на пожизненное заключение. Кто-то мог ответить и за уголовные дела, но меня интересовал лишь один. Тот, кто сегодня входил в дом минимум один раз, тот, кого охрана спокойно пропустила на второй этаж, тот, у кого имелся для всего этого повод.

Дети совсем сомлели от усталости, я растормошила их и повела прогуляться по парку. Предлагать им лечь в постели нечего было и думать. Малыши ждали фейерверк и страдали за дело стойко.

В стороне от гостей я увидела депутата Вохрина, беседующего с Флорой Анатольевной. Беседа протекала жарко. Совсем недавно, полчаса назад, Аркадий Семенович стоял недалеко от меня и важно рокотал что-то о прелестях пейзанской жизни. Теперь же, со сбившимся набок галстуком, он то и дело убирал пятерней растрепанную челку со лба и наседал на Флору довольно агрессивно.

Я прошла по дорожке рядом с ними и услышала могучий депутатский рык:

— У меня самолет через два часа! Где Дима шляется?! Такой возможности долго не будет…

Мадам отвечала очень тихо, по-моему, успокаивала его, но Вохрин не сдавался:

— Вы мне за это заплатите! Я все подготовил…

Флора развернулась, увидела детей и гувернантку и невозмутимо произнесла:

— Что-то случилось, Мария Павловна?

— Нет. Дети устали от шума, я их прогуливаю.

Мадам кивнула и обратилась к Вохрину:

— Пойдемте, Аркадий Семенович, к гостям. Выпьем водки.

Хозяйка подхватила депутата под ручку и повела к столам. Аркадий Семенович понуро плелся рядом, очень напоминая мне воздушный шарик, из которого медленно выпускали воздух.

«Занятная сцена», — подумала я. Меня не покидало ощущение, что в доме что-то происходит. Все играют расписанные роли и выполняют их с натугой.

Взять хотя бы Веру Филипповну. Она приехала на юбилей на короткое время, сухо поздравила племянника, выслушала несколько тостов, словно отбывая повинность, и уехала самой первой, часов в восемь. Я сосредоточилась и попыталась вспомнить, когда точно это было — до прохода Феликса в дом или после? По-моему, до. Да, буквально за несколько минут.

Но клиентка Феликса не она. Даже принимая во внимание, что роман дамы с Бурмистровым — вымысел, печаль изощренного Эндимиона бабуля с богатым комсомольским прошлым вызовет навряд ли.

Итак, кто?

Кроме Веры Филипповны, неадекватно ведет себя Вохрин, голландец уехал буквально тут же после объявления тревоги; остальные гости пьют, едят, вяло ищут юбиляра.

Леонида я не вижу, но он может быть в доме, куда Ольга час назад увела Тину. Девочка устала, и мама уговорила ее дождаться фейерверка у окна детской комнаты.

Мои воспитанники тоже бодро не выглядели, они все чаще зевали и спрашивали, не пора ли бабахнуть из всех стволов и на боковую.

За пять минут до начала фейерверка я вывела детей из парка на лужайку, и мы застыли лицами в небо. Но, как всегда это бывает, первый залп заставил нас вздрогнуть.

Звезды погасли, не в силах соперничать с феерическим зрелищем, огненные фонтаны поливали темную высь, слепящие букеты возникали один за другим и вяли, вяли, вяли. Сорок раз.

Сквозь грохот канонады ко мне пробились слова:

— Кричали женщины ура и в воздух чепчики бросали.

За моей спиной стоял Феликс, с платком у щеки, и зрелищем не любовался.

— Вы, Феликс, в школьной самодеятельности Чацкого играли?

Секретарь почему-то испугался и пробормотал:

— С чего вы взяли?

— Из цитат.

Феликс смутился еще больше и, ни слова не говоря, скрылся в толпе. Странный парень. Чем я его напугала? По-моему, он шел ко мне поговорить и — надо же.., исчез.

Шквал огня разбудил детей, они восторженно взвизгивали, хлопали в ладоши и скакали среди гостей. Вероятно, мальчики успели вздремнуть на ходу и теперь они будут прыгать, пока не свалятся где-нибудь под куст и не уснут, свернувшись калачиком. Придется быть бдительной и не растерять воспитанников в темном парке.

Дремлющую Тину вынесла из дома на руках Ольга. Леонид попросил охранника подогнать машину к крыльцу и торопливо прощался с гостями. За руль он не сел, или устал, или много выпил, но домой их повез тот самый черный пиджак, который не пускал нас писать.

Вместо «до свидания» Тина смогла лишь зевнуть, чем моментально напомнила братьям о постелях. Близнецы прикрыли рты ладошками и медленно, спотыкаясь, побрели в дом.

В холле, у двери в столовую, Тамара Ивановна давала распоряжения прислуге. Я задержалась рядом с ней и спросила:

— Тамара Ивановна, извините, что напоминаю, но пятно помады уже отмыли?

Мне не хотелось бы всю ночь ждать, а потом дышать химией.

Экономка недовольно посмотрела на меня.

— Не переживайте, Мария Павловна, за испорченный ковер с вас не вычтут. Завтра, все завтра.

Настаивать дальше было подозрительно и неловко, и я отправилась догонять мальчиков.

Без обычных уговоров близнецы разошлись по своим комнатам и улеглись в постели, слегка побрызгавшись в умывальниках. Заставлять малышей чистить зубы мне не позволила совесть. За одну ночь кариес их не одолеет.

Я стояла над посапывающим Филиппом, смотрела на него и думала. В свою комнату, где под кроватью лежит тело отца этого мальчика, одна я войти не смогу. Это выше моих сил. Спуститься вниз, побродить среди гостей, предложить свою помощь экономке? Что угодно я готова была сделать, но только не идти к себе. Пусть постовой у темного кабинета зафиксирует мое возвращение позже. Я найду себе компанию и отправлюсь «обнаруживать» то, что сейчас остывает под моей кроватью, прикрытое пологом шелкового покрывала.., бр-р-р…

Оказывается, присутствие воспитанников заставляло меня держаться, не поддаваться панике. Лишенная мальчиков, я стремительно приближалась к первобытному состоянию вечного ужаса. Каждая клетка моего тела вопила от желания забиться в нору, молила о снисхождении непонятно кого, но мозг удерживал мое сознание от темной норы бессознательной трусости. Игры страуса с песком закончены. В бетон голову не спрячешь.

* * *

Покидая правую половину дома, я заглянула в левую, кивнула охраннику у железной двери и еле отогнала от себя шальную мысль — а не пригласить ли черный пиджак к себе на чашечку кофе? Обнаружение трупов — его работа, вот пусть и расстарается.

«Э-э-э, Маша, да ты уже бредишь», — думала я, спускаясь по лестнице в холл. Но кого пригласить к себе, не вызывая подозрений? Мадам?!

Флора Анатольевна стояла у крыльца и провожала поцелуями Инессу Игоревну Шнок. За портнихой приехал красный «Феррари», Инесса Игоревна прекрасно смотрелась рядом с лошадкой на капоте и молодцом шофером, затянутым в черную кожу.

— Бон вояж, дорогая, — крикнула хозяйка мадам Шнок и с улыбкой посмотрела, как кусок яркого шелка, прищемленный дверью, забился на ветру. Инесса оставила снаружи половину подола. Но кого это волнует в прекрасный августовский вечер? Уж конечно, не Флору Анатольевну Бурмистрову. У нее есть дела поважней чужих подолов. — Дети уснули? — бросила мадам мне в спину.

Я проходила мимо и поворачивала к бассейну, тон вопроса мадам подразумевал ответ, и я остановилась.

— Да. Они спят, Флора Анатольевна.

— Вы устали, Мария Павловна? Идите отдыхать. Завтра вы мне понадобитесь полная сил.

— Конечно, конечно. Только найду свои очки.

И почему в последнее время дельные мысли приходят спонтанно, вот так, на ходу? Что может быть естественней поиска очков рассеянной гувернанткой, решившей почитать перед сном?

Вооруженная достойным поводом, я бродила среди столиков, выискивая сопровождающего в собственную комнату. Просить кого-либо из сбившихся с ног горничных идти оттирать ковер? Глупо. Им работы и без пятен до утра хватит.

У эстрады с псевдомексиканцами сидел Алекс. Совершенно трезвый и готовый к подвигам, он пытался соблазнить увешанную бриллиантами дамочку в изрядном подпитии. Дама уже икала. Думаю, спазм диафрагмы вызывал у нее значок с лозунгом на лацкане смокинга Алекса.

Если бы не стойкое отвращение, сегодня я была бы согласна и на Алекса. Тем более что его визит в мою спальню продлится недолго. До того, как я начну визжать, увидев под кроватью труп хозяина. Под кровать можно заглянуть, например, за эротическими тапочками, без которых я спать не ложусь. Этот болван поверит.

Но Алекса пленила икающая красотка, он похлопывал ее по спине и отвлекаться не собирался.

Сквозь нарядную толпу неверной походкой ко мне двигался Гена.

— Если замуж не хотите, предлагаю выпить на брудершафт. — Последовательный во всем, философ гнул свою линию, не забыл ни о замужестве, ни об обещании беспардонно набраться.

— Хорошо, — неожиданно для него согласилась я. — Только сначала сходим в мою комнату и проверим, не там ли я очки посеяла. Это не дает мне покоя, а переход с «вы» на «ты» потребует от меня максимальной сосредоточенности.

Я ерничала, философ воспринимал это как очередную мою уловку, но отказать не посмел.

— Вы, Мария Павловна, вещь в себе. Копилка сюрпризов. А живете в полшага. Не надоело оставлять вопросы без ответов? — Геннадий говорил медленно, почти трезво, я смотрела на него и удивлялась созвучию наших мыслей.

— Вам, Гена, сюрпризов не хватает?

— О, нет. — Он подхватил меня под руку и, шатаясь, повел к дому. — Мне не хватает ответов, вы всегда от них уходите. Не боитесь, Мария Павловна, запутаться? Иногда стоит принимать решения.

— Вы думаете?

— Уверен. Если количество не переходит в качество, теряется смысл поиска.

Философ начал нести полную околесицу, ушел в изыскания смысла бытия, и я едва удерживала его в равновесии. Как шерочка с полуживой машерочкой, окольными путями, через гараж, мы миновали охрану и поднялись ко мне. Черные пиджаки проводили нас скептическими взглядами, но заставлять такую пару идти сквозь строй гостей не стали. Думаю, испугались, что потомственного Бурмистрова может стошнить ненароком. А это конфуз. И вероятный выговор перестраховщикам.

* * *

В моей комнате Геннадий тут же рухнул на кровать и, засыпая, пробормотал:

— Ищите… Мария Павловна.., ваши очки. Я вздремну на секунд очку.

«Хорош, ухажер», — подумала я, присела на край постели и, как в холодную прорубь, .опустила голову вниз.

Под кроватью было пусто. Чистый пол без следов крови, ни тела, ни Ники не было.

Останки Дмитрия Максимовича Бурмистрова растворились без следа. Вместе с орудием преступления.

Я вскочила и заметалась, обыскивая шкафы, ванную комнату, углы, теребила шторы.

Трупа нигде не было.

Но куда он делся?! Как же так.., в коридоре стоит охранник… Окно!

Я подошла к окну и проверила задвижки.

Оно было закрыто изнутри, решетка заперта, но на подоконнике остались едва различимые грязные следы. Их оставил Феликс?

Возможно. Но не думаю, что он был так небрежен, от этого зависела наша безопасность.

На моей кровати спал пьяный мужчина, толку от него не было во всех смыслах, я выскочила в коридор и помчалась на улицу.

Несмотря на позднее время, парк был полон гостей. Народ собирался отдохнуть как следует и разъезжаться не торопился.

Я обошла парк до северного, почти пустого его района и с замиранием сердца сквозь деревья глянула на место под своим окном. Тела не было и там. Охранник в полосе света топтался у раскрытых дверей гаража и наблюдал за подступами к нему.

Участок газона под моим окном оказался скрыт от него углом гаража, а мне было абсолютно необходимо взглянуть на траву.

Примята она падением тела или нет?

Я сделала лишний крюк, собралась уже проскользнуть к газону, но вдруг остановилась. А зачем мне, собственно, любоваться на примятую траву, оставляя кругом свои следы? Трупа там нет, а исчезнуть он мог только через окно. Или охрана дома в курсе происходящего? Или кто-то, имеющий власть, снял на время пост в коридоре. Возможно? Нет, предположение слишком невероятно. Пора, Мария Павловна, давать ответы на поставленные вопросы.

Я вернулась под огни гирлянд и нашла экономку.

— Тамара Ивановна, у меня проблема.

Геннадий помогал мне искать очки, рухнул на мою кровать и… — Я красноречиво развела руками. — Не знаю, что и делать. Одной мне его не дотащить.

— Напился, — удовлетворенно констатировала Тамара Ивановна.

— Как евин, — подхалимски кивнула я.

— Этого я и ожидала. Очки хоть нашли?

— Нет. Но это терпит. Главное, перекантовать племянника. В коридоре охранник без дела мается, может, мне его попросить… тело перетащить?

Такое зрелище Тамара Ивановна пропустить не могла. Оставив свои прямые обязанности, она поднялась на второй этаж и скомандовала охраннику:

— Молодой человек, нам нужна ваша помощь.

— Не могу, — черный пиджак сурово сдвинул брови.

— Всего на несколько минут, — проскулила я. — Помогите перенести родственника юбиляра из левого крыла в правое. На этом же этаже.

— Не могу, — упорствовал парень. — У меня приказ не отходить от этой двери.

— Но до лестницы вы бродили?! — возмутилась я. — Сама видела. А комната родственника дальше всего на пятнадцать метров.

— Нет. До лестницы могу, а дальше нет.

Что и требовалось доказать. Охранник подчиняется только своему шефу, экономка для него не авторитет. А это означает, что либо Анатолий Викторович соучастник, либо тело выкинули из окна. Под грохот канонады. А дальше?

А дальше будем думать. Но позже.

* * *

Пока я склоняла черный пиджак к подвигу, Тамара Ивановна сходила в мою комнату и растолкала своего врага.

Геннадий Викторович вскочил неожиданно легко, вытаращился на разгневанную экономку, потом увидел входящую меня и вздохнул с пьяным облегчением:

— Фу ты, а я уже думал, что у меня галлюцинации. Решил, в вашей комнате, Тамара Ивановна, заснул.

— Не дождетесь, — фыркнула экономка, — алкоголик.

— А судьи кто? За древностию лет к свободной жизни их вражда непримирима, ой, — чтеца качнуло на экономку, — сужденья черпают из забытых газет времен очаковских и покоренья Крыма.

— Хам! — гаркнула Тамара Ивановна.

— Все лаяться изволите.

Положительно, поклонники Грибоедова меня сегодня преследуют. Сначала Феликс, теперь вот этот.., артист. Это наводит на размышления.

— Вечер уже закончен? — спросил «артист».

— Для вас да, — ответила я.

— А для вас, Мария Павловна?

— Увы. — Мы шагали по коридору в гордом одиночестве, оставленные разгневанной экономкой, оскорбленной намеком на «очаковские времена». — Я последую вашему совету и начну пересматривать свои жизненные позиции.

— Вам помочь? — очень серьезно спросил Гена.

— К сожалению, на мои вопросы вы не знаете ответов.

— Уничтожен, — буркнул философ и рухнул на свою дверь. — Ключи в правом кармане.

Я обыскала пиджак, выудила связку ключей и открыла дверь.

— Может быть, по рюмке чаю? — не сдавался мой друг. — На брудершафт?

— Спокойной ночи, — сказала я и пошла к себе.

«Что делать?» — вопрос, истерзавший не одно поколение интеллигенции, вгрызся в меня с остервенением голодного каннибала.

Предположим, сейчас я позвоню в милицию и сообщу.., об исчезновении трупа, обнаруженного под собственной кроватью два часа назад. Предположим также, что к звонку отнесутся с полной серьезностью и нагрянут с обыском.

Это вряд ли. Через нашу охрану фиг проскочишь и нагрянешь. Тем более что повода, то есть трупа, нет.

Предположим, что проскочили. Я приглашаю криминалистов с собаками под свою кровать и требую взять след и пробу на анализ наличия крови.

Далее следует вопрос, а почему вы, уважаемая, своевременно не доложили о преступлении?

— Потому что сначала решила избить секретаря, — отвечаю я.

Бред.

— А зачем вам, Мария Павловна, это понадобилось?

— Из личной антипатии.

— Ну-ну. А не было ли у вас иных мотивов?

— Были.

— Остановитесь, пожалуйста, поподробнее на этом моменте…

Блестящая перспектива.

Может быть, стоит вернуться к политике страуса? Оставить все как есть.., улечься спать.., раньше мне это помогало.

Нет, нет и нет.

Я взяла блокнот, ручку и вернулась к началу времен. Меня заставляли войти в темный кабинет, это раз. Потом ждали, что меня схватят, это два. Но зачем? Это три. И ответов было несколько.

Самый простой — мелкая пакость юбиляру. Оставим данный ответ на случай, если Леня здесь ни при чем. Стоп. А почему собственно ни при чем?! Во время фейерверка он находился в доме и совершенно не обязательно у окна детской, рядом с женой и дочерью!

Я вскочила со стула и закружила по комнате, представляя поэтапно схему действий врага. Он говорит жене, что отправляется в гараж подогнать машину к крыльцу. Сам же заворачивает в мою комнату, выкидывает тело из окна (под грохот залпов это не слышно, взгляды всех, в том числе и черного пиджака у ворот гаража, прикованы к небу), потом проходит к своей машине и дальше… а вот дальше ничего. Охранник у гаража ни за что не оставит ворота без присмотра. Когда он повез семью Леонида в Москву, его заменил коллега, я сама видела нового охранника, проходя в свою комнату вместе с Геннадием. А это значит, что тело не могло попасть с улицы к машине мимо секьюрити, так как Леонидово авто подогнал один из них.

Уф, я совсем запуталась! Но искать убийцу надо среди своих, тех, кто мог свободно гулять по второму этажу. А их, если разобраться, не так уж и много.

Отгоняя от себя мысль о предвзятости, я опять-таки стала примерять на Леонида шкуру преступника.

Если взять как предположение, что Леня притворился пьяным.., отправил за чем-то тогда еще единственного охранника.., а сам перетащил…

Боже, какая я недотепа!! Зачем Лене огород городить?! Он оставил Ольгу еще до салюта, так как был абсолютно уверен, что при первых залпах охранник у железной двери не выдержит и сбегает к лестнице посмотреть на огни. А от самой лестницы дверь в мою комнату и спуск к гаражу не видны! Все элементарно и построено на простейших рефлексах — грохот в парке, огни в небе, молодой парнишка у лестницы.

А Леня с Дмитрием Максимовичем на плечах спокойно спускается в гараж, дверь в него снаружи закрыта, и охранник с улицы ничего видеть не может, Леонид спокойно пакует родственника в багажник и вывозит за территорию.

Ну я и накрутила! Интересно, у Леонида хватит сил в одиночку перенести тело со второго этажа на первый? Вполне. Салют длился пятнадцать минут, а за это время он мог и волоком труп утащить.

А вдруг я ошиблась? Сколько не отодвигай от себя мысли о предвзятости, они то и дело появляются.

Хорошо, предположим, я ошиблась. Тогда где тело? Все остальные фигуранты во время салюта были в парке. Вернее, почти все. Я видела мадам, Тамару… Нет. Женщин вообще не надо трогать. В покойном хозяине килограммов сто весу, а то и больше. Искать надо среди мужчин, и первым на ум приходит все тот же Леня. Он был в доме, он неделю чего-то химичит, и он уехал первым, если не считать Веру Филипповну.

А если тело все еще в доме? В одной из смежных комнат? А я из вредности зациклилась на Леониде и гараже?

Я вышла в ванную и подергала ручку двери в соседнюю комнату. Заперто. Но Феликс говорил, что у него есть универсальный ключ от всех дверей дома. Мог быть такой же ключ у Леонида? Мог. Но вряд ли.

Если только он не предусмотрел неудачу и не подготовил пути отхода.

«Пока я не буду убеждена в том, что трупа нет в соседней комнате, уснуть не смогу», — поняла я и, плюнув на конспирацию, набрала номер сотового телефона секретаря.

— Алло, Феликс, это Мария. Мне нужен универсальный ключ, — без предисловий начала я.

— Зачем?

— Надо. Подойдите к моему окну, там ваших следов и без того навалом, и киньте ключ мне в окно.

— А при чем здесь следы?! — перепугался секретарь.

— Делайте, что говорят! — прикрикнула я. — Иначе нам обоим крышка! Тело исчезло.

— Как?!

Но я уже дала отбой. Время было слишком дорого. Я боялась, что одного из перебравших гостей уложат спать в смежную комнату, и тогда у меня останется один выход — опередить события и позвонить в милицию, прежде чем похмельный гость не обнаружит поздним утром, что ночевал в обществе мертвого юбиляра и статуэтки крылатой Ники.

Впрочем, орудие убийства меня волновало мало. Статуэтка принадлежит мне, отпечатки пальцев на ней должны быть моими, и использовать ее в качестве улики против меня не смогут. А то, что труп прежде обосновался в моей комнате, я и сама скажу. Когда потребуется.

Но сейчас он исчез.

И почему я, как идиотка, уперлась в грязный подоконник?! Столько времени упущено.

Не тратя его даром, я привязала к сумочке нитку и, когда секретарь подошел к окну, спустила ее вниз.

В полном молчании мы совершили процедуру передачи, и Феликс юркой тенью скрылся в ночи.

Дрожащей рукой я вставила ключ в замочную скважину. Тихо, без скрипа, дверь отворилась, и я вошла в спальню, залитую лунным светом и отблесками праздничных огней.

Не доверяя слабому зрению, я руками обшарила все потаенные уголки комнаты.

Пусто.

Из каморки, служившей кладовой, узкая железная лестница вела на чердак. Но крошечное помещение было так плотно заставлено швабрами, щетками, ведрами и стеллажами с бытовой химией, что перетащить здесь огромное тело и не оставить следов практически невозможно. Если только не убраться позже. Но это долго. Да и чердак не самое чистое место в доме. А Леня на моих глазах уезжал без единого пятнышка пыли. Так что лезть выше не имеет смысла.

Тела там нет.

Значит, оно либо в гараже, либо уехало…

А почему не с Вохриными?! Был ли депутат чистый, я что-то не заметила.

Вроде как Аркадий Семенович в Шереметьево собирался. Но пьяный. И сильно.

А лучшее алиби — мертвецкая стадия.

В которой, кстати, и Гена пребывает.

* * *

Я закрыла смежную комнату и вернулась к тому, с чего начала.

Пока я слепым методом исследую версии, время уходит. На часах половина второго, гостей меньше не становится, музыканты усердствуют.., хотя, может быть, гостей уже меньше, но оставшиеся шумят столь отчаянно, что этого не заметно. Интересно, отсутствие юбиляра уже кого-нибудь волнует? Кроме жены?

Вот именно. Кроме жены. Стоит вернуться к моменту, когда меня должны были схватить. Кто в отсутствие хозяина потребует от гувернантки ответа? Анатолий Викторович Басков и мадам. Из этого следует, что кто-то из этих двоих должен…

А что должен?! Я тут же объяснюсь, вызовут Леонида… И я опять вернулась к возможной пакости мужа Ольги, которая так же была в доме во время фейерверка. И подозрений у охраны не вызывала. Но перетащить тяжелое тело брата.., фу! Да как мне подобное могло в голову прийти?!

Остановимся на шефе охраны и вдове.

Первое, допустим, Анатолий Викторович допрашивает меня один; второе, то же самое проделывает Флора Анатольевна. Либо они спелись.

Не-е-е-т, в сыщики я не гожусь. Голова раскалывается от предположений, а они только множатся и множатся.

Я развернула последний порошок мадам Флоры, приготовила стакан воды и…

А почему порошок всего один?! Если я не ошибаюсь, вчера вечером в шкатулке лежало два бумажных конвертика. А сегодня… один испарился…

Неверными движениями пальцев я аккуратно сложила бумажку с белой россыпью кристаллов…

Вот оно — недостающее звено. Или я полная тупица, или в конвертике яд.

И если я права, то картина преступления выстраивается в логическую цепочку. Количество порошков равнялось дням, остающимся до юбилея. Флора предложила мне лекарство на следующее утро после атаки Леонида. Я пропустила один прием, и сегодня в шкатулке должно оставаться два порошка. Но он один.

Сегодня вечером меня должны были схватить и привести на допрос к хозяйке.

Я сама видела, как Флора метнулась вслед за спешившей к дому охраной. Тогда я приняла это за беспокойство, но сейчас начала думать иначе.

Предположим, я сознаюсь раньше, чем поговорю с ней. Но это ничего не меняет.

Мадам не решается без мужа наказывать гувернантку и отправляет провинившуюся в свою комнату. Возможно, со словами: «Не расстраивайтесь, Мария Павловна, мы вам верим, ложитесь спать, а завтра все решим».

Не исключено, что она даже проводила бы меня до комнаты и уговорила принять «чудесное» лекарство.

А утром.., в комнате находят тело хозяина и мертвую гувернантку, не выдержавшую угрызений совести.

Если в конвертике яд, то все становится до очевидного просто.

Но когда хозяйке доложили о проникновении в кабинет, она узнала, что сделала это другая женщина. Флора не уверена, была ли я в доме после убийства, смогу ли я это доказать, она обливает меня вином и отправляет переодеваться. Впоследствии для судебного разбирательства будет достаточно предположения, что хозяин в тот момент ждал меня в спальне, на звонки не отвечал, так как был расстроен моим предательством, мы схватились, и я его огрела первым попавшимся под руку предметом. Статуэткой Ники.

Но со мной пошли дети, которых, кстати, мадам постаралась удержать. Отказывать ребенку в просьбе пописать она не решилась.

Позже я попросила экономку удалить с ковра пятно, и труп спешно перепятали, так как скорая экспертиза покажет время смерти, далекое от момента моего присутствия в доме. Вывод — я должна Феликсу коньяк.

Останусь жива и на свободе, обязательно проставлюсь.

А сегодня я могу спать спокойно. Для преступника, кем бы он ни был, я мертва.

Химической лаборатории я, к сожалению, под рукой не имею; можно сходить проверить детей и по дороге сыпануть малую толику порошка в воду попугая Карлуши, но бедная птица в замыслах хозяйки не повинна. Придется в качестве катализатора использовать многострадальный ковер. Если завтра Флора Анатольевна выразит удивление по поводу моего доброго здравия, отвечу, что порошок случайно просыпала на ковер. И подожду, отправится коврик в химчистку или нет.

Да и завтра я буду умнее. Вином меня облили при помощи Геннадия, про пятно помады я говорила Тамаре Ивановне, а вот о просыпанном порошке следует доложить хозяйке с глазу на глаз. Если после этого в моей комнате устроят генеральную уборку, криминалистической экспертизы мне уже не понадобится. Сообщник Леонида — Флора.

И кстати, теперь я знаю, где труп. Он в багажнике моей машины. От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Хотя нет, ко мне прибавят ловкую манекенщицу. Ведь кто-то должен был помочь хилой гувернантке перенести тело. После чего та же хилая гувернантка таки выпьет яду, не выдержав мысли о мертвом олигархе в собственном багажнике.

Но проверять, там ли тело, я не стану, хочу выспаться. С меня достаточно такого доказательства, как исчезнувший Порошок.

Если бы я ошиблась, сейчас в шкатулке их лежало бы две штуки. А он один.

Сказать, что я провела бессонную ночь, значит не сказать ничего. Я вращалась во влажных простынях, как червь шелкопряда в коконе, мозг, сутки проработавший в ударном темпе, никак не хотел успокаиваться.

Он беседовал сам с собой, практически без моего участия гонял перед закрытыми глазами кадры преступления: мелькали платья, бриллианты, красные «Феррари» с лошадками на капоте и кожаными шоферами за рулем. Я была и жертвой, и судьей, и преступником. И, судя по данному бреду, иногда все-таки дремала.

Лишь под утро я провалилась в абсолютную темноту.

И очнулась от ударов в дверь.

* * *

— Марь Пална, алле! Просыпайтесь! — за дверью бушевала Раиса.

— Минутку, сейчас открою! — крикнула я, на ходу натягивая халат и открывая дверь.

Горничная вошла в комнату и тут же выпалила:

— Дмитрий Максимович пропал!

— Да ну, — сонно зевнула я. Очень хотелось сказать: «Знаю, он в багажнике моей машины». Но вдруг.., я ошибаюсь?

— Вас мадам требует. — Раиса бродила по спальне, разглядывала фотографии на тумбочке и уходить не торопилась.

— Раиса, вы хоть немного отдохнуть успели?

Девушка фыркнула:

— Полежала часок. Но за тройную оплату и два отгула можно и потерпеть.

— Сообщите мадам… Хотя нет, я уже почти готова. Где она?

— В комнате детей. Они еще не вставали, но она там.

Я хотела свалиться хозяйке снегом на голову. Проверить реакцию на свое крепкое здоровье и слегка цветущий вид. Но неугомонная Раиса все-таки выслужилась, доложила о пробуждении гувернантки.

Мадам сидела в кресле бледна, спокойна, но, судя по темным кругам вокруг глаз, этой ночью в доме спали лишь четыре-человека — я, Геннадий и дети. Остальные так и не ложились.

— Сегодня вы уезжаете на Кипр, Мария Павловна, — без предисловий начала мадам.

— Одна?! — совершенно опешила я.

— Конечно, нет, — поморщилась Флора. — С детьми.

— Но…

— Это приказ. — Флора Анатольевна подняла на меня красные воспаленные глаза. — Так надо, Маша.

— Что-то случилось? — ночные страхи отступили, и я начала путаться в предположениях, версиях и подозрениях. Все случившееся казалось сном. Убийство, труп, его исчезновение. Реальна была только грустная женщина в кресле.

— Вас это не должно касаться. Маша.

Собирайте вещи, ваш самолет вечером.

Так. Или меня просто удаляют, или я ничего не понимаю.

— Жаль, — пробормотала я, — моя сестра скоро рожает и я…

— Когда ее сроки? — перебила меня Флора Анатольевна.

— В начале сентября.

Мадам откинулась в кресле, подняла голову к потолку и ответила ему:

— Вы успеете вернуться, Мария Павловна.

Больше мне сказать было нечего. Нас отправляют за границу, и точка.

— Извините, Флора Анатольевна, — я решила все-таки завести речь о снотворном, — но вы выглядите усталой. Может быть, вам стоит принять снотворное и лечь?

К сожалению, у меня ваших порошков не осталось, последний я вчера на ковер просыпала…

Мадам выслушала мою речь с прежним равнодушием. Даже тени сожаления на ее лице не промелькнуло. Неужели я ошиблась?!

Впрочем, время покажет, отправят ковер в чистку или нет.

Время показало. Не отправили. Всем было не до него.

Простившись с мадам, я заглянула в спальни мальчиков, дети еще не проснулись, и я пошла в свою комнату. Но не собирать вещи, а за ключами от «Форда». Пора проверить мои ночные предположения, убедиться, там ли тело хозяина, и после этого действовать по обстановке.

Обшарив сумку, все карманы и тумбочки, я убедилась лишь в одном — все происшедшее вчера не сон. Ключи пропали.

Я села на кровать и задумалась. Второй комплект ключей я, как идиотка, оставила в бардачке «Форда», навыков взлома не имею и проверить свои предположения не смогу.

Здорово. И кто мне поможет? Только Геннадий. Не знаю, какой из него взломщик, но автомеханник он отличный.

Достав из шкафа чемодан, я положила его на кровать, мол, собираюсь, собираюсь, только вот отвлеклась на секундочку и вышла из комнаты. Запирать дверь я не стала.

В этом доме замки не хранят секретов.

Философ придерживался того же мнения, и, постучав, я зашла к нему.

* * *

Тело лежало в одежде поверх скомканных простыней и издавало жуткий храп, извергая с каждым выдохом такой (!) запах, что можно было поверить в разложение заживо. Философ пребывал в коматозном состоянии.

— Гена. — Я тихонько дотронулась до его плеча.

Тело дернулось и просипело:

— Я сплю.

— Вижу. Но ты мне нужен.

— Потом.

— Пожалуйста, Геночка, — взмолилась я.

Тело простонало и открыло один глаз.

— Я умер.

— Догадываюсь.

— Все к черту.

Но я проявила редкую сволочную настойчивость.

— Мне очень надо, Гена.

— Чего?

— Открыть машину. Я ключи посеяла, а очки, помнишь, мы их вчера искали, в бардачке оставила. Пли-и-и-з, — проскулила я.

— О-о-о-о боже, — простонал философавтомеханик и начал подъем.

Первая попытка ему не удалась, и я почувствовала себя прирожденной сволочью.

Потомственный Бурмистров намешал вчера все сорта вин, коньяков и водок и заполировал все это шампанским. Адская смесь.

И отчасти в этом повинна я.

В свисающей с шеи бабочке философ, пошатываясь, стоял у кровати и разглядывал смокинг, не переживший бурной ночи.

— Счас. Переоденусь, приму контрастный душ, и весь ваш, Мария Павловна.

— Вы настоящий друг, Геннадий. — Я дотянулась до небритой щеки и с чувством чмокнула бедного друга.

— Подхалимка, — буркнул Гена. — Надеюсь, этот подвиг мне зачтется.

— На небесах, — фыркнула я.

— А пораньше нельзя?

— Можно. Но вы тоже поторопитесь.

Философ тут же, при мне, начал стягивать с себя одежду. Торопился очень.

Я вышла в коридор, и только там до меня дошло, что первую половину диалога я обращалась к нему на «ты». Неужели и без брудершафта начала привыкать?! Хотя… на «вы» к телу даже на кладбище не обращаются.

Я стояла у двери в Генину спальню, когда из-за поворота от лестницы вышла Тамара Ивановна.

— Вот вы где. Давайте быстро собирайтесь. По Кипру гуляет какая-то экзотическая зараза, и детям решено сделать прививки. В поликлинике уже ждут.

— Я не могу, — растерянно залепетала я.

— Что еще за капризы, Мария Павловна?! — вспыхнула экономка.

— Я ключи от своей машины потеряла…

— Пес с ними, — раздраженно оборвала меня она. — Дети уже завтракают, через десять минут спускайтесь к крыльцу, вас отвезут.

Какой бесславный конец идеи! Я понуро поплелась в свою комнату за сумочкой, никаких иных светлых идей у меня не было, ситуация привычно ускользала из-под контроля. Полный ноль в балансе.

Идея посетила меня как ответ на вопрос:

«А зачем, собственно, меня удаляют в поликлинику?» Прививки должны делаться заранее…

Да тело хотят перенести, голубушка!!

Осененная догадкой, я закружила по комнате. Значит, преступник продолжает действовать.., и довольно решительно.

Кто он или она, другой вопрос, а вот что мне делать?! Взгляд уперся в раскрытый чемодан, рядом с ним лежала видеокамера, и я поняла, чем и как смогу достать неприятеля.

В поликлинике я пробуду недолго. Если бы меня не хотели удалить, Флора Анатольевна вызвала бы медсестру по телефону.

Ей вполне это по силам. Но меня отправляют в поселковую поликлинику. Значит… тело перенесут в ближайшие сорок минут — час.

Я вынула из камеры кассету с записью вчерашнего вечера и бережно спрятала ее в сумочку. Это мой спасательный жилет и расставаться с ним смерти подобно.

Вставив чистую кассету, я бегом бросилась в гараж.

На мое счастье, в нем никого не было.

Я нашла на стеллажах с автокосметикой укромное место, спрятала камеру за баллоном с полиролью, укрыла ее ветошью, направила в сторону «Форда» и включила на запись.

Если я права, то события начнут развиваться в ближайшее время.

Едва я успела отскочить к Боливару, как в гараж зашел дежурный шофер.

— На чем поедем? — спросил он.

— Без разницы, — испуганно ответила я.

Шофер снял со щитка ключи от «БМВ», открыл мне дверцу и сел за руль.

Уверенные движения водителя завораживали своей небрежной точностью, я откинулась на сиденье и закрыла глаза. Шины шуршали по гравию, солнце прорывалось сквозь листву и скользило по векам. Короткая передышка августовского утра, как я любила это время года! Теперь я его возненавижу.

Дети сбежали с крыльца и запрыгнули на заднее сиденье. Им успели сообщить о поездке к теплому морю, и сейчас малышей волновало одно — какие игрушки взять с собой в самолет.

А я представляла себе объектив видеокарт меры, направленный на багажник «Форда», и переживала, что не успела проверить ракурс и включить лампы дневного света.

Справится камера с задачей или нет?

В поликлинике дети притихли и процедуру перенесли беспрекословно. Тамара Ивановна постаралась их как следует напугать липучей заразой. По-моему, было сказано что-то об отваливающихся ушах и носах, детки не хотели лишиться такой красоты и обреченно спустили штанишки.

Подобный героизм требовал поощрения, я попросила шофера остановиться у аптеки и отправилась покупать жутко полезные сухарики.

Шагая через площадь, я полной грудью вдыхала воздух более чистый и свежий, чем в поместье, прекрасно понимая, что это всего лишь игра подсознания. Меня окружал тот же воздух Подмосковья, но дышалось иначе. Свободно.

И в тот же момент я поняла, что очень хочу на Кипр. К маме Геннадия Зое Федоровне, в очищенный кондиционерами воздух виллы, на прогретые солнцем камни голубой лагуны, куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Загадка исчезнувшего трупа — не лучшее, что произошло со мной в жизни.

Я хочу воспитывать детей, а не закрывать усталой грудью вражеские амбразуры.

Ощущение свободы пропало, едва мы пересекли периметр поместья. Охраны было больше, чем обычно, парни провожали подозрительными взглядами даже машину с детьми хозяина. Напряжение в атмосфере только что не искрило, и мою грудь опять стянул обруч страха.

Отправив детей в дом, я проехала с шофером до гаража. Там, на корточках перед моей машиной, сидел Геннадий с бутылкой пива в руках и недовольно смотрел, как я слезаю с кожаных сидений «БМВ».

— Как самочувствие? — прежде всего поинтересовалась я.

Геннадий молча потряс ключами «Форда».

— Открыли?!

— Вы, Мария Павловна, стихов не пишете? Уж больно творчески рассеянны.

Ключи валялись под колесами вашего недокормленного джипа.

— Да? — растерянно спросила я. — И когда вы их нашли?

— Только что. Хорошо, не начал в замках ковыряться. Ловите. — Он подкинул ключи и тут же поморщился от резкого движения.

— Голова болит? Примите аспирин…

— Лучше сто грамм…

— Неграмотный опохмел ведет к длительному запою, — авторитетным ханжеским тоном заявила я.

— Откуда такая осведомленность, — усмехнулся Бурмистров и вздохнул. — Все по книжкам живете, Мария Павловна. А тут, рядом с вами, хороший человек погибает.

— Это в вас, Геночка, абстинентный синдром говорит и отравленные алкоголем нервы. Тревожное состояние присутствует?

— Год не отпускает, — четко произнес он и грустно посмотрел на меня.

Я немного помолчала и спросила:

— Поедете с нами на Кипр?

— А имеет смысл?

Я пожала плечами.

— Отдохнете…

— Нет, — Гена резко встал. — Отдохнуть я и здесь могу. Вы.., хотите, чтобы я поехал?

— Да.

Он пристально разглядывал меня с высоты своего роста, я испугалась, что сейчас он меня поцелует перед объективом камеры, и отскочила в сторону.

Он понял мое движение как очередной отказ, дернулся, словно от удара, поставил полупустую бутылку на капот «Форда» и, ни слова не говоря, вышел.

Ну вот и все. Я смотрела ему вслед и уговаривала себя, что так оно и нужно, так будет правильно, сейчас не ко времени… Но почему-то плакала.

Утерев кулаком слезы, я подошла к стеллажам и достала камеру. Пленка закончилась давным-давно. «Дура», — обругала я себя и открыла багажник «Форда».

Пусто и воняет бензином. Небольшая запасная канистра лежала на боку, из-под неплотно завернутой крышки натекла лужица бензина, я взяла впитывающую салфетку и навела порядок.

Возможно, я уничтожала следы преступления, делала это собственными руками, ими же затягивая петлю на своей шее. Но я так устала от интриг и версий, что мне было все равно. Вечером я улетаю на Кипр, оставляя дому все его тайны. Старая развалина поднаторела в этом искусстве, и не мне с ней тягаться.

Полная равнодушия, я поднялась в свою комнату, побросала кое-как в чемодан и сумку вещи… Интересно, с Кипром существует договоренность о выдаче преступников? Наверняка.

Представив себя спускающейся по трапу самолета в наручниках и под конвоем, я нервно рассмеялась. Каждый имеет право на пятнадцать минут славы. Вот уж когда я получу ее сполна! «Гувернантка-убийца», «Тело олигарха под кроватью любовницы»…

Какие еще заголовки украсят подскочившие тиражи выпусков желтой прессы? Покойный журналюг не жаловал, попляшут папарацци на его косточках.

Дверь моей комнаты тихо отворилась.

Я обернулась на звук шагов и замерла.

— Кто это? — Леонид швырнул на кровать россыпь фотографий.

Я мельком взглянула на снимки «Фаина» входит в темный кабинет, выходит из него, из дома и растворяется в темноте парка.

— Понятия не имею.

Леонид схватил меня за запястье и больно сжал, притягивая к себе.

— В глаза, в глаза смотри. Спрашиваю еще раз, кто это?!

Я зло отпихнула его свободной рукой.

— Пошел вон, гад. Не знаю!

Он опешил, невольно разжал руку, и я вывернулась. Но отходить не стала, я не буду испуганно метаться по комнате. Надоело.

— Я выполнила то, что ты требовал.

— Когда? — Он никак не мог опомниться от происшедшей со мной перемены.

— Проверь записи камер, — усмехнулась я. — Около пяти Бурмистров попросил меня зайти в кабинет и перевести текст факса.

Потом его вызвали, он вышел и оставил меня одну. Я все успела. Так? Свою задачу я выполнила, мы в расчете. А кто на снимках, понятия не имею. Нас не представляли друг другу.

Растерянность садиста доставляла мне странное удовольствие. Чего еще я о себе не знаю? Добро пожаловать, Мария Павловна, в мир новых ощущений. «Вещь в себе» — так, кажется, назвал меня Геннадий.

— И не вздумай мне мстить! — разозленной коброй я шипела в лицо врага. — Уничтожу.

— Ты?! — негодяй медленно приходили норму.

— Я. Я записала наш последний разговор и с сопроводительным письмом оставила у одного из прежних нанимателей. И не дай тебе бог обидеть кого-либо из моих близких! Поверь, человек, у которого хранится компра, сожрет тебя с удовольствием!

Я блефовала столь уверенно, словно всю жизнь не детей воспитывала, а мерзавцев укрощала.

Он поверил мне тут же.

— Не думаю, что облитый водой компьютер — достойный повод для уничтожения. — Он уже лукавил. Исследовал мою реакцию.

— Возможно, — согласилась я. — Вот и не доводи меня до греха. Я свое слово держу всегда. Надеюсь, ты тоже. А теперь мне надо собраться. Кстати, копию записи вчерашнего вечера тебе оставить? Есть занимательные кадры.

— Какие? — мгновенно среагировал он.

— Всякие, — уклонилась я. — Впрочем… это вряд ли кого заинтересует. Правда?

Он смотрел на меня с пристальностью снайпера, выбирающего место для пули.

— Шантаж?

— Упаси бог, — отмахнулась я. — У самой рыльце в пушку. Просто оставь меня в покое. Я еду на Кипр, отвлекусь, загорю немного… Не скучай тут без меня.

Я играла с огнем, издевалась, мстила за унижение и ожоги пощечин.

Он это понимал и, не оборачиваясь, прихватив снимки «Фаины», вышел.

Уф, я устало опустилась в кресло. Счет 1:1. Что дальше?

* * *

С непосредственностью закостенелого совка я наслаждалась уютом первого класса. Можно ругать демократов и ностальгировать по кубинскому детству, но первый класс моментально поднимает крыльями авиалайнера любого совка на мировой уровень. Только попробуй раз, и ты, как Хемингуэй, всегда в Париже.

Но мы летели на Кипр. Охранник придавал мне статус очень важной персоны, возил-носил чемоданы и вообще.., смотрелся и старался быть.

Под мышкой у него болталась пустая кобура, но тем не менее он словно чувствовал сданный в ней в багаж пистолет.

Близнецы жили в тех же ощущениях и изводились вопросом, как бы попросить у дяди портупею поиграть. Молодой, но важный «дядя» так же играл «в оружие». Он его любил всем сердцем и тайком принюхивался к запаху кожи и пороха из-под подмышки.

Близнецы, с детства привыкшие к роскоши и вниманию («люблю богатых в третьем поколении», не помню, кто сказал, но суть передана верно), барахтались в широких креслах, отказывались, на взгляд совка, от деликатесов и вели себя вполне прилично. Мне не досаждали, стюардесс не теребили, не капризничали. Припекало только вооруженному пустой кобурой дяде Павлу.

Забавно, мужчины с детства до седых волос оставляют себе жестокие игры. Как женщины игру в «дочки-матери». Только игры со временем становятся дороже.

Я сидела у иллюминатора, пользовалась коротким забвением и вспоминала.

Из семьи нас провожала только Тамара Ивановна. Недостаток внимания родственников восполнялся многочисленностью охраны — до Шереметьево нас эскортировали два джипа, битком набитые черными пиджаками. Сопровождение плотно вело микроавтобус, в котором сидели я, Тамара Ивановна, дети и тот самый дядя Паша, тогда еще при пистолете.

На мой вопрос «Что происходит?» экономка сурово поджимала губы и делала значительное лицо.

Из микроавтобуса детей вынимали в лучших традициях гангстерских боевиков — прикрывая бронированными спинами и расчищая толпу встречающих квадратными плечами. Маневр, естественно, удался. Все Шереметьево проводило деток любопытствующими взглядами. (Это я, кстати, о мужчинах и играх.) У бортика таможенного контроля Тамара Ивановна расстроилась, промокнула платочком две слезинки и перецеловала всех путешественников, кроме дяди Паши.

— Вы там.., осторожнее, — всхлипнула она.

— А в чем дело?!

Экономка лишь горестно высморкалась, перекрестила нашу группку и помахала рукой:

— Ступайте. Вам позвонят.

«В профилактории разворачивается второй акт трагедии, — думала я, шагая на паспортный контроль. — Интересно, каким будет финал?»

Как всегда, дельная мысль посетила меня на ходу. Знай я в тот момент, что увожу в своем чемодане все разгадки интриги, развернулась бы в тот же миг, пробилась сквозь все кордоны и помчалась на Петровку.

Но я не знала.

Перед самым отъездом мне удалось ненадолго запереться в детской. Там стоял видеомагнитофон с адаптером для маленьких кассет, и я быстренько просмотрела запись, сделанную камерой в гараже.

Основное время пленки занимала съемка едва различимых во тьме машин. Крошечное оконце под самым потолком давало недостаточно света, я о лампах не побеспокоилась и получила в награду беспокойство за некачественную запись.

Перемотав пустые места, увидела я немного. Ракурс, естественно, был выбран неверно, везде тьма египетская, но Леонида я разглядела четко. Он перекладывал что-то из багажника «Форда» в свою машину. И он был не один.

Этот второй ни разу не попал в объектив, не произнес ни слова. Но он там был.

Свою машину Леонид поставил между «Фордом» и стеллажами, на которых укрылась камера. В процессе переноса чего-то он только кряхтел и матерился, иногда поворачивая голову к лестнице в дом. Соучастник молча, без движения стоял у дверей, и если бы не последняя четкая фраза, которую Леонид произнес, усаживаясь перед объективом в свою машину, я бы решила, что второй человек мне мерещится.

— Адью, — кивнул Леонид в сторону двери в дом. — Передачу я уже подготовил.

Будет море цветов.

Вот и весь улов. Что перекладывалось из багажника в багажник, не видно; пола соучастника я не определила, так как к подельнику Леня не обратился ни разу по имени.

«Шпион из меня аховый, — подумала я тогда. — Ни тела, ни сообщника, одно матерное кряхтение. Даже доказать, что перекладывалось что-либо именно из моей машины, сможет лишь экспертиза. Леня своим „Мерседесом“ весь обзор перекрыл. Это я знаю, что и откуда, а на пленке ничего не разобрать».

Зацепилась я только за слово «передача».

И, сидя в самолете, рыскала в великом и могучем, пытаясь определить верный синоним. «Передача». В свете последних событий первой на ум приходит передача тюремная. Интересно, в КПЗ цветов море передают? Вряд ли. Хотя.., смотря кого посадят.

Но как-то не вязалось море цветов с парашей в углу. И следующей на ум приходила передача телевизионная. О преждевременной кончине олигарха, о безутешной вдове в черной шляпке от Шанель и о многочисленных венках от друзей и соратников.

Но тело не было еще обнаружено. Стопроцентной уверенности в том, что удастся с помощью пленки доказать его былое наличие, нет. И, верная политике не дразнить гусей, я летела на Кипр и помалкивала, тем не менее не забывая о синонимах.

Примеряя слово «передача» к ситуации, я прикладывала слова друг к другу, и у меня получалось многое. А нужно единственное, но верное.

Итак. Бывает передача документов… прав.., в машине тоже кое-что есть, но это не из той оперы, да и с цветами слабо ассоциируется. И почему Леня не выразился определеннее?! Передать можно все! Включая наследство. А эта передача, судя по всему, скоро состоится.

Было бы интересно взглянуть на завещание господина Бурмистрова. Как оно составлено?

Но для этого тело должно быть обнаружено. Или нет? По-моему, в случае исчезновения умершего начинается какая-то многолетняя катавасия, и потенциальная вдова… Нет. В наследствах я понимаю еще меньше, чем в шпионаже. И пообещать могу лишь одно — если тело пропадет на годы, я пойду в милицию и сдамся вместе с информацией. И будь что будет.

С этой нетрусливой мыслью я попросила стюардессу принести бокал вина и выпила за упокой души господина Бурмистрова.

Он был неплохим мужиком, и оставлять его смерть безнаказанной я не имею права.

Но пока остается хоть малейшая надежда на развитие событий без моего участия, буду ждать. Думаю, в раскрытии преступления заинтересованы люди гораздо более влиятельные, чем простая гувернантка.

Кроме конвертика с белым порошком и пленки с записью гаражного происшествия, в чемодане я везла еще одну запись — юбилея покойного. Может быть, с ее помощью удастся мне вычислить сообщника Леонида?

Первой под подозрение попадала мадам.

Но она никак не среагировала на просыпанный порошок, о котором, кстати, знала половина профилактория. Когда Флора Анатольевна предложила мне лекарство, рядом сидел Феликс, стояла с кофейником наготове Тамара Ивановна, невдалеке бродила Раиса. И вообще, о своих благотворительных акциях мадам побеседовать любила.

И Флора Анатольевна — одна из основных наследников. А это мотив.

Но сегодня утром она была столь равнодушна в своей печали, что я терялась.

Кроме мадам, с охраной мог разобраться и непосредственный их шеф Анатолий Викторович. После того как один из его подчиненных продал фотографии Бурмистрова желтой прессе, с хозяином у Анатолия Викторовича сложились странные отношения.

Но, помня о дружбе отца с Басковым и благодаря заступничеству мадам, Бурмистров не стал его увольнять. Он свел необходимое общение до минимума и исключил его из числа обедающих в доме. Шеф безопасности был предан Флоре Анатольевне, и он мог настоять на удалении детей из дома, из страны при тревожных и подозрительных обстоятельствах.

Но, если следовать этим размышлениям, легкое подозрение касалось и Тамары Ивановны, готовой ради племянницы парк вырубить.

Кто? Кто стоял рядом с Леонидом в гараже и ждал передачи с морем цветов?!

Женщина. Сомневаюсь, что для отставного чекиста Анатолия Викторовича цветы в радость.

Тогда мадам. Но почему я до сих пор жива?!

Если начнется расследование, неважно, убийства или исчезновения хозяина, опросят всех. И она не может быть уверена в том, что меня не раскрутят на признание в шалостях. А дальше ниточка потянется к Леониду. Этот шалун не гувернантка, у него иные мотивы, существенные, и за Леню возьмутся всерьез.

Да-а-а, меня не зря удалили. Но все это временно.

Легкий хмель от бокала вина сделал меня храброй, и я уже жалела, что не сдала пленки и порошок в милицию. С Феликсом, для полного комплекта.

Закрыв глаза, я вспомнила прощальный жест профессионального Эдимиона.

Я с близнецами усаживаюсь в микроавтобус.., бледная мадам на крыльце.., за ее спиной Феликс снимает воображаемую шляпу и отвешивает шутливый поклон. Как мушкетер… Стоп. Тогда этот жест показался мне смутно знакомым. Где и когда я его видела?!

Театр. Провинциальный детский театр, премьера на московской сцене…

А кто у нас завзятый театрал?! Кто посещает все премьеры?!

Я нетерпеливо заерзала в кресле. Боже, как я глупа. Апрель. Я и Ольга привели детей на утренний показ спектакля. На сцене Д'Артаньян склоняется перед королевой и искоса.., бросает лукавый взгляд на нашу ложу.

Тогда я еще сказала Ольге: «Д'Артаньян к вам неравнодушен». Она покраснела, и после этого спектакля я впервые присматривала за Тиной две недели. Пока мама посещала сеансы «иглотерапии».

Ольга?!

Вычислить клиентку Феликса я должна была раньше. Все лежало на поверхности.

Сестра знала о привычках брата, о том, как он обращается с женщинами, о доме Ольга знала все. Она писала стихи, легко обращалась с пером и бумагой, и обработать «мемуары» Флоры для нее не проблема. Кстати, и подсунуть Флоре молодого секретаря, как месть гулливому братцу, она тоже могла.

Если бы я раньше соединила все факты воедино, добавила туда легкую грусть Эндимиона и поняла, что так уверенно вести две роли мог только профессиональный актер?!

Я должна была догадаться раньше. Думаю, Феликс начинал с Чацкого в «Горе от ума».

Недаром он так испугался, когда я его об этом спросила.

Красивая молодая женщина со средствами и достаточной информацией. Театралка и поэтесса с легкой сумасшедшинкой, о которой постоянно твердил ее муж. Мотив у нее может быть, и, следовательно, Леонид оказывается не так уж и не прав, говоря о легком сдвиге жены.

А вдруг Леню и самого использовали?!

* * *

Не-е-е-т. Это похоже на бред. Все, что угодно, но Ольга — убийца брата?!

Я испугалась самой мысли. Но подспудно в голове крутились вопросы. Ольга заодно с Леонидом? И не Феликс ли стоял у дверей гаража?

Теперь я запуталась окончательно. Совсем недавно мне казалось, я что-то нащупала, что-то поняла…. Но Ольга?!

Зачем?! Наследство? Ее не интересовали деньги, по крайней мере, в степени, необходимой для убийства.

Заставил муж? Вряд ли. Между ними нет доверия и близости, и сейчас я знаю почему.

Леня мерзавец и садист.

* * *

Зачем?!

Или это не она клиентка Феликса?

Еще и еще раз я собирала воедино портрет нанимательницы секретаря и приходила к выводу — Ольга.

Но почему они обеспечили меня алиби?!

Я об этом не просила, камеру предложил сам Феликс.

Если только.., в ней не был сбит таймер, отсчитывающий секунды в углу каждого кадра. Я сосредоточилась и попыталась вспомнить, соответствовало ли время гаражной съемки реальному.

Не помню.

Я помнила лишь одно, Феликс просил начинать съемку после восьми вечера, а я заехала в поселковый супермаркет, купила лишние кассеты и начала снимать гораздо раньше. Возможно, в этом мое спасение.

И, возможно, я правильно сделала, что не понеслась в милицию, размахивая кассетами как стопроцентным алиби. Иногда, Мария Павловна, вы бываете непредсказуемо мудры.

Ободренная этой мыслью, я и покинула самолет.

В аэропорту нас встречала мама Геннадия Зоя Федоровна Бурмистрова, преподаватель математики, с удовольствием ушедший на покой.

От учительского прошлого у Зои Федоровны остались цепкий взор экзаменатора, следящего за шпаргалками, и голос, хорошо поставленный многолетним ораторством.

Она была широка в кости, роста гораздо выше среднего, а размер ее обуви произвел впечатление даже на дядю Пашу, получившего наконец пистолет.

Я не переставала удивляться глупостям природы. Зоя Федоровна имела все черты породы Бурмистровых, а Гена, сухощавый и гибкий, пошел в своего отца, чью фамилию Зоя Федоровна так и не взяла. Если верить профилакторским любителям посплетничать, папа Геннадия преподавал физику в сельской школе, куда после института по распределению попала молоденькая Зоя Бурмистрова. Ненадолго, всего на семь месяцев до декретного отпуска.

На вилле, за которой присматривала Зоя Федоровна, царил образцовый порядок и симметрия во всем. Даже швабры стояли по росту.

Я приезжала на Кипр уже в третий раз.

Зоя Федоровна любила терпкое вино Кипра и огненные закаты. Каждый вечер она садилась на террасе с бокалом рубинового вина и провожала солнце.

Кресло на террасе стояло лишь одно. Одно кресло, плетеный столик и хорошая погода, — что еще надо женщине, чтобы состариться достойно?

— Мужа надо, — усмехнулась я, сидя в другом плетеном кресле.

— Необязательное условие. — Зоя Федоровна покачала головой. — Те мужчины, которых встречала я, радуют лишь своим отсутствием.

— Не повезло, — вздохнула я.

— А вам, Маша?

— Пожалуй, и мне…

Мы немного погрустили, опровергая теорию женского счастья Зои Федоровны, и выпили по глотку вина. Выкупанные дети давно спали, дядя Паша смотрел в гостиной телевизор, а мы закат.

— Что у вас произошло в феврале? — внезапно спросила Зоя Федоровна.

— Вы о чем? — трусливо переспросила я.

— О вас и о Геннадии.

Я не знала, что ответить, и промолчала.

— Он приехал такой.., понурый.

— Гена до странности обидчив, — вильнула я.

— Он тонко чувствующий человек, — возразила Зоя Федоровна, — особенно это относится к нюансам. С ним лучше объясниться, чем молчать. Такого накрутит.., философ.

— Он вам жаловался?

— Никогда, — категорически ответила Зоя Федоровна. — Но, как каждая мать, я хорошо знаю настроения своего сына.

Я боялась этой темы и, заполнив паузу глотком вина, спросила:

— Зоя Федоровна, а где училась Ольга?

— Во ВГИКе на сценарном. Только она его не закончила.

— Почему?

— Любовь. У нее был бурный роман с юношей с актерского, но.., роман закончился плохо.

— Чем?

— Стрессом. А почему вы спрашиваете?

— Любопытна очень, — отшутилась я. — А не помните, как звали юношу?

— Нет. Какое-то редкое было имя…

— Может быть, Феликс?

— Может быть. — Зоя Федоровна с интересом посмотрела на меня. — Вам кто-то насплетничал?

— Немного, — смутилась я. — Но все-таки почему расстались Ольга и Феликс?

— А я вам не говорила, что юношу звали Феликс. Его звали иначе.

В этом я сомневалась. Прежде чем принять человека в свой дом, Дмитрий Максимович Бурмистров проверял его благонадежность до седьмого колена. Феликс должен быть Феликсом с рождения. Не шпионы же они, в самом деле?! Хотя.., имя могло быть сценическим псевдонимом, перешедшим в паспорт.

И почему Зоя Федоровна насторожилась? Ей кто-то доложил о появлении в доме одноименного секретаря? Оперативно, ничего не скажешь, прошло всего четыре недели, а весь Кипр в курсе дела…

— Леонида Ольга полюбила тут же после разрыва с юношей? — я постаралась произнести это слегка насмешливо.

— Не знаю. — Зоя Федоровна пожала плечами. — Но замуж за него вышла так стремительно, что удивила многих.

— А бедный юноша?

— Он исчез.

— Вы его видели?

— Ольга не знакомила его ни с кем из семьи. Вы закончили с вопросами?

Зоя Федоровна оборвала меня довольно резко. Что ж, каждая семья имеет скелет в шкафу и выставлять кости напоказ не стремится.

Мы немного поболтали ни о чем и разошлись по своим комнатам.

Несмотря на трудный день, перелет и дорогу, уснуть я не могла долго. Я тонула в вопросах, ответы на которые должна была найти раньше. Почему я никогда не рассматривала Ольгу как подозреваемую? Потому что она была мне приятна? А ее муж нет?

Когда-то краем уха я слышала, что Ольга училась на сценариста. Но спрятала это знание, убрала его подальше. Геннадий говорил мне, что тетушка не кисейная барышня и родню ждет сюрприз. Я и на это не обратила внимания. Интересно, Гена знал о Феликсе?

И где была моя голова раньше?! Сюжет со скальпами, дохлой рыбой и переодеванием могла разработать только профессиональная сценаристка! А воплотить — только настоящий артист. Все лежало на поверхности.

Может быть, подсознательно я была готова к ответу, но прятала голову в песок?

Тяжело подозревать милого человека. Когда все это закончится, побеседую с психоаналитиком о подсознании.

Утро понедельника я провела на пляже с детьми под охраной дяди Паши.

Мальчики успели загореть еще дома, но южное солнце коварно, и я по одному вылавливала воспитанников и обливала их защитными кремами. Ни минуты покоя они мне не давали. То ловили медуз, то почти «тонули», а закончилось все трагично.

Спрятавшийся под камнем краб цапнул Филиппа за указательный палец правой руки. Кошмарное происшествие для художника.

Бедный живописец разрыдался и заявил, что в пальце обязательно разовьется гангрена и про художественную академию придется забыть навеки. Максим проникся горем брата, и мы все, включая дядю Пашу в пиджаке и в кобуре с пистолетом, помчались в дом лечить бедный палец.

Фил уговаривал нас вызвать «Скорую помощь», сделать укол прямо в фалангу и спасти свой палец и надежду российского художества. Ну до чего богема, даже мелкая, народ впечатлительный!

Но, скорее всего, мальчики просто устали, и плакал Филипп не столько от боли, сколько от желания посидеть у меня на коленях.

Там он и уснул. Максим помог мне бережно уложить брата и, отказавшись от обеда, тоже лег.

Мальчики любили приезжать на Кипр еще и потому, что на вилле у них была одна спальня на двоих и двухярусная кровать, на которой они могли долго переговариваться друг с другом.

Я закрыла жалюзи, помахала сонному Максиму рукой и спустилась в гостиную.

Охранник Павел сидел перед телевизором с банкой безалкогольного пива и орешками и смотрел очередной боевик. Зоя Федоровна предложила нам пообедать, но, прибитые жарой, мы оба отказались.

— Зоя Федоровна, я привезла с собой запись юбилея Дмитрия Максимовича. Не хотите посмотреть?

Остаться у видеомагнитофона и телевизора одной у меня не получалось, и пришлось просматривать день рождения брата госпожи Бурмистровой в компании.

Уставший от боевиков дядя Паша вставил кассету, Зоя Федоровна надела очки, села перед самым экраном и принялась всплескивать руками:

— Ой, детки, какие нарядные.., ой, Флора.., ой, Дима…

— А почему вы сами не приехали? — спросила я.

— Не люблю официозов. Бродишь как заведенная со стаканом.., кусаешь на ходу.

Подарок для Димы я приготовила, подарю потом. Ой, ой, смотрите! Пашенька, перемотайте мне еще на деток. Маша, это вы для них поздравление сочинили?

Зоя Федоровна любовалась семьей, а я таймером в углу кадров.

На первый взгляд, все совпадало с реальным временем. Тогда где подвох?

Его не было. Пленка секундомером отсчитывала мое алиби. Я не была в доме до девяти часов. А позже сходила туда в сопровождении детей.

Ничего подозрительного мне так заснять и не удалось. Пленка безобидно фиксировала ситуации торжественные, курьезные и немного дамские туалеты.

«Фаину» я не снимала из осторожности.

Только один раз в толпе гостей мелькнул яркий шелк ее наряда и скрылся за мужскими спинами.

Ничего полезного, если не учитывать алиби. Но у меня еще оставалась пленка с записью в гараже. В профилактории я просмотрела ее на скорую руку, тайком и не увеличивая громкости. На вилле за мной тенью ходит Паша с кобурой, он прочно оккупировал гостиную и, когда все в доме, с дивана почти не встает. Только за орешками и пивом.

В хозяйской спальне также стоял видеомагнитофон, но в нем не было адаптера для маленьких кассет. И мне остается ждать, когда освободится гостиная и весь дом.

Во вторник утром в гостиной раздался телефонный звонок. Зоя Федоровна подняла трубку, я собиралась вести детей на пляж, но, увидев, как изменилось ее лицо, задержалась у двери.

Мама разговаривала с сыном. Но то, что говорил Геннадий, было столь жутким, что Зоя Федоровна побледнела и стала слепо шарить по тумбочке в поисках лекарства.

«Началось», — подумала я и вывела детей на улицу.

— Павел, — охранник в неизменном пиджаке грел под мышкой кобуру и загорал лицом. — Пожалуйста, переоденьтесь и проводите мальчиков к морю. Я подойду позже.

Дядя Паша перекатил жвачку с одной щеки под другую, кивнул и степенно пошел к гардеробу.

Я боялась заходить в дом. Сидела на террасе и ждала известий.

Первым прибыл Паша в шортах и золотой цепи, размером с собачью. Вести подоспели позже, когда дети вышли за калитку, а Зоя Федоровна наглоталась валидола.

— Дима погиб, — синими губами прошептала она.

— Как? — Я спросила более спокойно, чем того требовало известие, но госпоже Бурмистровой было не до тонкостей.

— Его убили.

— Кто?! — Это прозвучало более сообразно обстоятельствам.

— Леонид, — прошептала Зоя Федоровна.

Негодяй не ушел от ответа!

Зоя Федоровна села рядом со мной и, медленно приходя в себя от шока, автоматически достала из шкафчика вино.

— Будете? — спросила она.

— Нет, спасибо. Что там произошло?

— Тогда и я не буду.

Она убрала бутыль обратно. Она не хотела разговаривать, неудержимый поток речи пойдет позже, когда она немного оправится.

И я ее не торопила. Я знала больше.

— Флора в больнице, — наконец произнесла Зоя Федоровна.

— Флора?! Инфаркт, инсульт?!

— Нет. Леонид разыграл похищение и, когда Флора повезла выкуп, попытался ее убить.

Новость. Флора — жертва. Но как, зачем?!

— Леонид тоже убит, — медленно проговорила мама Геннадия.

— Кем?! — Я уже жалела, что отказалась от вина.

— Он требовал от Флоры подписать доверенность на управление фирмой, изуродовал ее, она едва жива… Но она взяла на встречу с похитителями пистолет, как-то вывернулась и… Леонид мертв. А Флора в интенсивной терапии. Маша, — Зоя Федоровна посмотрела на меня сквозь слезы, — что происходит?! Он ее пытал!!

После этого слова и слезы полились из нее рекой. Зоя Федоровна причитала, тонула и барахталась в тех же вопросах без ответов. Беда свалилась в ее семью, как раскаленный кирпич в муравейник, сжигая и разрушая. Один мужчина убил другого, мать ее племянников отомстила.., и едва спаслась.

Я уговорила Зою Федоровну принять успокоительное и лечь в постель. Она безропотно выпила таблетки, укрылась с головой пледом и замерла, парализованная горем.

Дядя Паша получил приказ развлекать детей, и, насколько я их знаю, раньше чем через час с пляжа близнецов не утащить.

А свободу надо использовать с толком.

Я сходила в свою комнату, принесла гаражную кассету и, разыскав в тумбочке наушники, села перед телевизором за детальный просмотр.

Стереонаушники долго дышали шорохами Подмосковья, полумрак гаража навевал забытый ужас, и я буквально подскочила, когда под потолком ангара вспыхнули люминесцентные лампы. Вспыхнули и тут же погасли. Но скудного освещения было достаточно для того, чтобы четко обрисовать профиль Леонида. Теперь уже покойного.

Он подошел к багажнику моей машины, открыл его и чертыхнулся.

— Как камень, — пробормотал он. Потом вышел и подогнал «Мерседес», тем самым перегородив обзор.

Тот, кто стоял у двери в дом, не произнес ни слова. Может быть, «он» прислушивался к шагам на лестнице? Охранял? А может быть, «его» и вовсе не было?

Нет. Чужое присутствие чувствовалось.

Леонид явно к кому-то обращался, смотрел в ту сторону…

Я прибавила звук и только что не влезла в кинескоп. Другой ни разу не ответил и не показался. Но «он» там был.

Сквозь шум и шорох, на грани слышимости, донеслись слова Леонида:

— Оставь.., бумаги… — По-моему, там было «на видном месте», и дальше единственная четкая фраза:

— Адью, передачу я уже подготовил, будет море цветов.

Я нажала кнопку «пауза». На экране застыло лицо Леонида, искаженное странной, но хорошо знакомой мне гримасой. Лицо садиста в предвкушении. Только что слюна с клыков не капает.

К кому он обращался? Не к Ольге, это точно, ее не было тем утром в доме. К Феликсу? Мадам? Шефу безопасности?

Я просмотрела пленку до конца. На последних кадрах опять вспыхнул свет, и к моему «Форду» прошел Геннадий.

Дальше электронный снег.

Я выключила телевизор, перемотала пленку на начало и задумалась.

Что произошло в доме? Как погиб Леонид? Информации не хватало катастрофически. Просмотрев пленку, я вернулась к кошмару прошедших дней и мучительно, на ощупь пробиралась сквозь вопросительные знаки.

Надо звонить в Россию. Но кому? В ком я могу быть совершенно уверена? Ни в ком.

Это единственный четкий ответ среди множества вопросов.

Я положила на место наушники и прошла на террасу за любимым вином Зои Федоровны. Напряжение следует снимать.

Слепящее солнце поливало двор зноем, цветы принимали лучи с удовольствием, где-то под полом террасы что-то сухо шуршало, и воздух просто дышал жарой и раскаленным камнем. Я сидела в теплом кресле и чувствовала себя первым христианином на арене Колизея. Сорок градусов в тени, и скоро выйдут тигры.

Вместе с первым глотком вина пришла и первая дельная мысль. Не надо никому никуда звонить. Сегодня все российские газеты выйдут с подробным описанием событий. Олигархов убивают не каждый день, тем более родственники, и уж тем более киллеров редко отстреливают на месте преступления. В нашем профилактории разыгралась настоящая шекспировская трагедия, и журналисты момента не упустят.

Вместе с бокалом вина я прошла в кабинет к компьютеру и пролистала по Интернету всю доступную прессу.

Если исключить домыслы и сплетни, досуха выжать информацию, то события развивались в следующем порядке.

Дмитрий Максимович Бурмистров пропал субботним вечером в разгар празднования собственного юбилея. Ни о какой дохлой рыбе в кабинете написано не было, и проверить, появлялась ли рыбка вообще, я не могла. Но в том, что об этом не доложили гувернантке и журналистам, не было ничего удивительного. Так что она вполне могла там быть. Не суть. Итак, далее.

В воскресенье утром жене олигарха позвонил неизвестный с требованием выкупа.

Флора Анатольевна собрала деньги к вечеру понедельника и по условиям договора с похитителями лично повезла кейс, набитый долларами, к какому-то сараю.

Там ее встретил Леонид. Он попытался заставить родственницу подписать некий документ, но мадам, полуживая и избитая им же, смогла выстрелить.

Если бы я не видела Дмитрия Максимовича под своей кроватью, я поверила бы тут же и внесла деньги в счет помощи семей погибших на посту олигархов. Ей-богу. И приготовила бы мадам передачу в больницу и соболезнования. По словам прессы, Флора Анатольевна на днях отправляется в швейцарскую клинику лечить лицо и нервы. Бедняжка.

Стоп.

Я с трудом поймала мысль, скользнувшую на грани сознания. Передача. В больницу.

Вскочив с кресла, я закружила вокруг стола с компьютером. Передача в больницу и море цветов! Леонид знал!!

И почему я тупо зациклилась на тюремной передаче?! А потому, ответила я себе, что лечиться никто из профилакторских не собирался, а к тюрьме я примеряла многих.

Все концентрировалось и вращалось вокруг криминала, а не болячек. А сегодня.., сегодня Флора в интенсивной терапии и завтра на каталке покидает пределы горячо нелюбимой Родины.

Кто остановит несчастную вдову? Никто.

Бедняжка желает скрыться от журналюг, настырных следователей, сплетен и праздношатающихся пациентов московских клиник. Это логично.

Но вернется ли она? Да. Если следствие пойдет по предложенному ею пути.

И все будут молчать. Я — об интриге Леонида. Феликс — о дохлой рыбке, Ольга — о Феликсе.

Начнут искать «Фаину»? Скорее всего.

Судя по газетным публикациям, охрана не смогла с точностью сказать, когда и в каком состоянии хозяин покинул дом. Время смерти определили как вечер субботы, мадам утверждала, что мужу кто-то позвонил, распечатка сотовых звонков это подтвердила, но ничего не дала, — Дмитрий Максимович пропал в собственном доме. Камеры, снимающие входы и выходы, зафиксировали его вхождение, а дальше.., он был обнаружен мертвым в сарае за несколько километров от поместья.

Думаю, сейчас профилакторий полон криминалистов и всяческих экспертов. Они ищут следы, роют землю и что-нибудь найдут обязательно.

Дверь моей комнаты вплотную прилегает к спуску в гараж, и моя спальня — единственное обитаемое помещение в левом крыле дома. Не знаю, сдан ли коврик в химчистку или нет, это уже неважно, — убийца найден и наказан, больше всего меня волнует затекшая в щели паркета кровь. Если ее обнаружат, я пойду под суд как соучастница, а мне этого очень не хотелось бы. Я в КПЗ на нарах, а Флора, в бинтах и капельницах, в Швейцарии. И может вовсе не давать показаний, бедняжка. Волнения ей будут долго противопоказаны.

Итак, что мы имеем, кроме неприятностей? Какой-нибудь позитивный момент присутствует? Фигушки. Смерть Леонида только запутала все еще больше. Можно триста лет подозревать вдову в злом умысле, а она упрется на своей версии, и точка.

И кроме того. С тем же успехом Флору могли действительно заманить в укромное место с чемоданом наличности, избить, заставить подписать бумаги и положить остывать рядом с телом мужа, обнаруженным в том же сарае.

Так будет рассуждать следствие. Но господа из прокуратуры не знают о порошках пострадавшей. Если там яд, нашу мадам быстро переквалифицируют из жертвы в подозреваемые. О том, что порошки попали ко мне от нее, опять-таки слышала куча свидетелей. Это уже кирпич в фундамент обвинительного заключения? Кирпич. Мне на голову. Откуда, Мария Павловна, такая уверенность во вредоносности зелья?! А если там милый набор полезных снадобий?!

Под полом террасы продолжало что-то сухо шуршать и скрестись. Вчера вечером Зоя Федоровна жаловалась на огромную крысу, повадившуюся навещать контейнер с пищевыми отходами. Мадам Бурмистрова собиралась вызвать службу по борьбе с грызунами, но отвлеклась на гостей и перенесла мероприятие на завтра.

Я сходила на кухню, достала из холодильника кусок сыра и начинила его порошком мадам Флоры. Только частью, остальное же опять убрала на дно чемодана.

Обогнув по террасе дом, я спустилась к мусорным бачкам, и положила сыр на землю. Приятного аппетита, Шушара.

Вернувшись в дом, я еще раз просмотрела информацию, поступившую на сайты газет, но, кроме фотографий, каким-то образом раздобытых журналистами с места преступления, ничего нового не обнаружила.

А сфотографировать журналистам удалось сарай и листок бумаги, заляпанный кровью.

Именно эту бумагу Леонид заставлял подписать Флору Анатольевну.

Интересно, не тот ли это документ, о котором шла речь в гараже?

Я выключила компьютер и пошла готовить обед. Скоро вернутся дети и голодный дядя Паша, Зоя Федоровна в нерабочем состоянии, и обязанности хозяйки временно переходят ко мне.

Разбираясь с продуктовыми запасами, я никак не могла отделаться от мысли — жертва мадам или преступница? Если второе, то в какой момент она переиграла Леонида?

Как она заставила его приехать в тот сарай?

Ждать, пока отравится крыса, у меня не хватало терпения, я оставила на плите спагетти и принялась названивать в фирму, через которую Флора Анатольевна заказала билеты на Кипр.

Спустя двадцать минут я знала — билеты были заказаны после того, как я, живая и здоровая, появилась в детской.

Для следствия это выглядит логичным поступком матери, отправляющей детей подальше от дома. Ситуация опасная, трагичная, и мадам заботится о нежной детской психике.

Да, но это для следствия. А мне стало очевидно, что события стали развиваться в ином направлении только после того, как преступники убедились в невозможности подставить милиционерам липовую подозреваемую, которую они тщательно готовили в течение недели. И если я рассуждаю правильно, то история с похищением развивалась спонтанно для Леонида, но спасала Флору.

Лучшая методика раскрытия преступления, постановка себя на место преступника.

Что бы сделала я?

Во-первых, удалила из дома тело и гувернантку. Это было сделано.

Во-вторых, уничтожила бы единственного сообщника, способного вывести на меня. Это также было сделано. Но как?

Положив на сковороду бифштексы, я села за стол и задумалась.

В гараже Леонид обмолвился о каких-то бумагах. И это было для него важным, так как единственные четкие фразы на пленке — это напоминание о бумагах и обещание передачи с морем цветов. Все остальное звучало неразборчиво, вскользь, между прочим. На чем в беседе делается акцент? На самом важном. Значит, документы Леню беспокоили.

Так, с этим разобрались. Я перевернула бифштексы и стала думать дальше.

Что мог требовать Леонид от Флоры? Что он заставлял ее подписать? Доверенность на управление делами? Вероятней всего. И как бы я поступила на месте Флоры?

Очень просто. Прежде чем отправиться на смертельно опасное свидание, любой ответственный товарищ заботится о наведении порядка в деловых бумагах. Как-то: доверенности на случай смерти и болезни, завещание и прочая, прочая, прочая. Флора заранее подписывает все бумаги на имя Леонида, дает ему ознакомиться с текстом (на листах должны сохраниться его отпечатки пальцев), сообщник рассчитывает обнаружить документы в доме «на видном месте» после помещения вдовы в больницу, но у мадам другие виды. Она берет бумаги с собой.

Итак, что происходит в том сарае. Судя по «подготовленной передаче», сообщники решили обезопасить мадам от подозрений и оставить в сарае рядом с телом мужа, избитой и чудом спасшейся.

Чушь несусветная. Если Леня попался на эту удочку, то он глупее, чем выглядел. Зачем он вообще туда поехал?!

А.., впрочем.., что ему оставалось?

Судя по публикациям, мадам выполняла требования похитителей — не обращаться в компетентные органы и привезти деньги лично. Но собственная служба безопасности? Анатолий Викторович, его тоже отнесли к «компетентным органам»? Он не мог не знать о выкупе.

Если только сбором денег не занимался сам Леонид. В полной тайне.

Тогда, следуя логике, как единственный посвященный, он должен был сопровождать мадам до места. Все-таки чемодан денег не фунт изюма, доллары присмотра требуют.

Итак, сопроводил даму с долларами. И стоит неподалеку, ждет, когда освобожденные родственники до него добредут. А их все нет и нет. Через какое-то время преданный Леня идет в сарай и видит жуткую картину — полтора трупа, один абсолютный, другой потенциальный. Вызов органов и «Скорой», и так далее и тому подобное.

* * *

Могла мадам так его обработать? Могла.

Никуда Леня не делся бы. Потому что кто-то должен был унести деньги, оставить на лице мадам следы побоев и для собственной безопасности истоптать место преступления своими следами.

Но сама госпожа Бурмистрова прекрасно понимала всю нелепость инсценировки.

Она взяла заранее подписанные бумаги с собой, изляпала их кровью и убила сообщника. И, судя по палате интенсивной терапии, не зря. Думаю, Леня душу отвел, отметелил родственницу с полной ответственностью.

Я вспомнила стоп-кадр из гаражной записи и передернулась, как от озноба. Уже тогда Леня предвкушал избиение Флоры.

Но какова женщина?! За несколько часов придумать новый план, заморочить голову сообщнику.., или план был подготовлен заранее.., как запасной вариант?

Интересно, чем Леонид бил Флору?

Думаю, не руками. Подставляя его, Флора действовала тонко и наверняка предупредила, что руки должны остаться без ссадин, «чистыми». Но вот успел ли Леня снять перчатки и дубину выбросить? Сомневаюсь, мадам должна была его опередить.

Я так отчетливо представила себе картину преступления, что чуть бифштексы не сожгла. «Тебе бы, Маша, романы писать, а не котлеты жарить», — обругала я себя умную и сосредоточилась на последнем вопросе. Какую роль во всем этом играл Феликс?

Секретарь выпадал из стройной композиции мемуаристки Флоры. Не было ему там места. У Леонида было. Миллион следов во всех местах, включая мою комнату, мои же показания, везде и всюду наследил уже покойный Леонид. Его отпечатки найдут на измазанной в крови доверенности, багажник его машины сохранит следы перевозки тела (если только ловкие ребята не инсценировали угон), Леня впишется везде, Флора об этом позаботится. А против нее останутся только косвенные улики и подозрения, но за это в тюрьму не сажают.

Я собрала в миску отходы и вышла из дома к мусорным кагатам.

На дорожке, с куском сыра в зубах, лежала крыса. Огромная, размером с кошку, она не успела даже прожевать отраву.

Ноги у меня подкосились, я присела на бордюр клумбы и уставилась на мертвого грызуна. А живое с детства воображение моментально подсунуло на место крысы другое тело. Мое собственное.

Когда я убирала трупик в пакет, меня вырвало. Приступы тошноты накатывали волнами, в голове шумело, но я завершила начатое — замотала крысу в три слоя полиэтилена и убрала в морозильный шкаф.

Кроме ужаса, новая жертва подарила мне догадку — скоро за мной приедут. Со смертью Леонида ничего не закончено. И я почти молила, чтобы на вилле появились кипрские полицейские с наручниками. А не убийца.

Я оставалась единственным живым человеком, способным дать объяснения.

Поздним вечером приехала Вера Филипповна Краснова. И буквально на пороге остановила собиравшуюся в аэропорт Зою Федоровну.

— Завтра утром вместе вылетим, — сказала Вера Филипповна. — А сегодня я тут у вас посижу. Отогреюсь, отойду.

Выглядевшая чуть более грузной, чем всегда, она посидела с внуками, перебирая ракушки и цветные камешки, пожалела укушенный палец и повела мальчиков в спальню.

Спустя короткое время из детской раздался мерный шелест густого баса Веры Филипповны. Двоюродная бабушка рассказывала близнецам какую-то грустную сказку.

Попадая под ее гипнотическую манеру повествования, я сидела в соседней комнате и боялась Серого Волка фиолетовым вечером. Закат окрасил мою келью в фантастические нереальные тона, золотистый шелк штор пылал кустом сирени, подделка под Рериха на стене открывалась окном в иные миры и звала спрятаться в розово-голубом.

Еще недавно я представляла себя мастером мозаики, сложившим из крошечных кусков абрис чужого замысла. Вокруг нескольких краеугольных камешков я выстроила стройную композицию, чудо логики.

Оказалось, узор лежал на песке. Я почти видела, как расползается основа и камешки тонут в зыбуне один за другим.

Едва Вера Филипповна переступила порог виллы, я попала под известное ощущение двоих — я знаю, что ты знаешь, что я знаю. Обычно ровная и приветливая мадам Краснова метнула в меня взгляд, полный такой ненависти, что сердце мое сжалось до размеров ячменного зерна и рухнуло в сухой песок, как в пепел.

Почему она здесь?! Нет, вернее, почему здесь она?!

Я вернулась в мир вопросов, судорожно подставляя на краеугольное место вопросительные знаки и ничего не получая в ответ.

Где я ошиблась?!

* * *

Вера Филипповна должна быть в Москве, Геннадий еще утром сказал, что похоронами занимается она. Пролететь сквозь сотни километров на двенадцать часов… зачем?!

У богатых свои причуды, но не настолько.

Ее приезд не прихоть, а цель, которой была я.

Меня преследовало отвратительное ощущение мишени на лбу. Если не пуля, то взгляд; если не приговор, то упрек. И я виновна.

Покаяться? Но в чем?!

Уголовный кодекс не карает за трусость.

Это суд совести. Самый страшный и реальный.

Я не верила, что старшая из клана Бурмистровых виновна в его разрушении. Значит, она судья.

Найдя объяснение ее ненависти, я перестала бояться смерти. Меня накажут, но не так сурово, как это сделаю я сама.

Бег зайца по полям остановился. И когда в мою комнату постучали, я с готовностью вскочила.

— Мария Павловна, — раздался голос Павла, — вас просят спуститься вниз.

Дамы сидели на террасе. Напротив Веры Филипповны стояло пустое кресло.

Какой антураж! Кровавый закат, и я на его фоне.

Истерзанные нервы выдавили из меня сухой смешок.

— Извините, это непроизвольно, — оправдалась я и села.

— У вас есть кассета с записью юбилея, — резко и недовольно начала Вера Филипповна, — она может понадобиться для следствия.

Ситуация требовала паузы, я кивнула и налила себе вина.

Из далекого детства гадкого утенка выплыла привычка противостоять давлению.

Я не терпела приказного тона и ощетинилась. Я ничего не могла с собой поделать, это во мне на уровне рефлексов. И с точки зрения разумности, привычно нашла оправдание метаморфозе — я слишком много претерпела от этого семейства, чтобы им доверять. Только что готовая к оправданиям, я встала в оборонительную позицию.

Более тонкая Зоя Федоровна поняла, что родственница взяла не правильный тон и я замкнулась. Мама Геннадия слишком долго жила в оторванности от интриг профилактория, не знала, что происходит, что уже произошло и чего ждать в дальнейшем.

— Верочка, Маша написала такое чудесное поздравление к празднику, — сказала она и всхлипнула.

Окаменевшая, словно надгробие, старшая из Бурмистровых, перевела взгляд с меня на закат и прошептала:

— Сколько крови…

— Да. — Зоя Федоровна проглотила слезы. — Флора на похоронах будет?

— Нет.

— Почему?

— Лицо разбито до неузнаваемости.

— Какой ужас, — прошептала Зоя Федоровна и отпила вина. — Бить женщину.., по лицу…

— Бейсбольной битой, — жестко добавила Вера Филипповна.

— Господи! Да как же он ее не убил?! — полувскрикнула-полувсхлипнула Зоя Федоровна.

— И я о том же.

Я решила вступить в разговор:

— Он заставлял ее подписать какой-то документ, а для этого нужна живая Флора.

Так ведь, Вера Филипповна?

Обе женщины удивленно посмотрели на меня. Одна примешала к удивлению испуг, другая — недоверие.

— Откуда такая осведомленность, Мария Павловна? — бросила Вера Филипповна.

Я пожала плечами:

— Из Интернета.

Она погладила ладонью плетеную ручку кресла:

— А вы умная девушка, Мария Павловна. Очень.

Комплимент звучал как оскорбление.

Унижение плебея, посягнувшего на равенство. Никогда раньше Вера Филипповна не позволяла себе такого тона ни с прислугой, ни с равными. Зря она так. Или ненависть поборола разум?

Тогда сделаем скидку. Иначе бесполезно все, и кто-то должен уступить.

— Зачем вы приехали, Вера Филипповна?

На какой-то момент мне показалось, что она с трудом удержалась от того, чтобы не выплеснуть мне в лицо бокал вина.

Зоя Федоровна недоуменно разглядывала нас и боялась сделать не правильный вывод.

— Что-то происходит, девочки? Или я…

— Или замолчи, или оставь нас, — оборвала ее тетушка Краснова и, словно последний штрих к портрету завзятой грубиянки, вставила в крепко стиснутые зубы папиросу «Беломор» и затянулась. — Ну? — выдохнула она вместе с дымом.

— Что «ну»?! — вспыхнула я.

— Как вы перенесли тело?

— Какое? — не удержалась Зоя Федоровна, но тут же осеклась, увидев, что родственница сжала руку в кулак.

— Тело могло исчезнуть только в то время, когда Геннадий спал на вашей кровати, обеспечивая вам алиби на полчаса. Позже вас видели в парке, недалеко от гаража…

— Нет, — спокойно перебила я. — Оно исчезло до того. Во время фейерверка.

— Ложь! — вскрикнула Вера Филипповна. — Охранник все время был на посту!

— Он врет, — по-прежнему спокойно проговорила я.

— Или вы?

Разговаривать с женщиной, летевшей сотни километров для обвинительной речи, тяжело. Несколько часов молчания и ненависти. Я с трудом срывала с нее шоры предубежденности.

— Охраннику двадцать пять лет, не более. Как вы думаете, такой молодой и резвый, он мог отвлечься, сходить ненадолго к лестнице и взглянуть на огни над парком? В саду гремели взрывы, полыхало пламя… — Вера Филипповна не ответила, и я продолжила:

— Это элементарная реакция.

— Которую вы вычислили, как сейчас, — не сдавалась она.

— Во время фейерверка я была в парке с детьми.

Она об этом знала, но упрямо не желала признать очевидное.

— У Леонида должен быть сообщник.

— Я?! Вера Филипповна, зачем вы приехали? Уличить меня или узнать правду?

— Чью?!

— Правда, она многолика, — устало согласилась я. — Но и ваши предположения не аксиома, исходное положение теории, в основе которой может лежать не логика.., а родственные отношения…

— Не уходите в слова! — перебила меня Краснова.

Она ослепла от ненависти. Но все же…

Вера Филипповна приехала на Кипр одна, значит, не была столь уверена, как хочет это показать.

— Вера Филипповна, у меня есть доказательства. Пройдемте в гостиную, я поставлю вам пленку с записью.

Краснова встала первой, за ней поднялась мало что понимающая Зоя Федоровна, и мы прошли к телевизору.

Я сходила за пленкой с гаражной записью, вставила ее в видеомагнитофон и молча села в кресло.

Ломая в пальцах пустую пачку из-под «Беломора», Вера Филипповна три раза прокрутила отрывок с Леонидом, потом долго молчала, не требуя разъяснений и комментариев. Я ей не мешала. Где-то за дверью шуршал дядя Паша, удаленный из комнаты, едва на экране замелькали первые кадры, но любопытство заставило парня подкрасться, и сквозь стеклянные витражи дверей он пытался хотя бы представить, о чем, собственно, идет речь в гостиной.

* * *

Наконец Вера Филипповна встала, вынула из видеомагнитофона кассету и положила ее в карман широкого белого пиджака.

— Пойдем, — бросила она и вышла на террасу.

Как и Зоя Федоровна, я послушно двинулась за ней следом.

Усаживаясь в кресло, госпожа Краснова вынула из складок одежды «Кэмел» и закурила.

«Сеанс „Грубиянка“ окончен, — усмехнулась я. — Далее будем беседовать цивилизованно».

— Леонид перекладывал тело? Из вашей машины в свою?

— Да.

— Тогда к чему эта демонстрация? Я и без того знала, что Диму убил он. Я знала, что вы не участвовали в этом непосредственно. Но вы ему помогали?

— Нет.

— Тогда как вы записали эту пленку, если не стояли в углу, зная, куда направлен объектив?

Медленно подбирая слова, я ответила:

— Я догадывалась, что труп в моей машине.

— Неужели? И почему?

Главный вопрос прозвучал, я встала, сходила на кухню и принесла каменное тельце крысы.

— Что это?! — в ужасе подскочила Зоя Федоровна.

— Лабораторная крыса, — спокойно ответила я. — На ее месте должна быть я.

Только в московском морге.

Какое-то время Вера Филипповна молча курила, переводя взгляд с тельца крысы на меня, и, возможно, жалела о такой подмене.

Я пропела крысе осанну, отпустила ей все грехи и убрала обратно в морозильник.

— В гараже меня не могло быть. — Следовало ковать железо, пока поддается. — В тот момент я была в поликлинике с детьми. Думаю, установить это не составит труда, на каждом кадре обозначено время.

— Если только вы не сбили таймер. — Вера Филипповна повторяла ход моих прежних рассуждений.

— Оставим это как предположение, — кивнула я. — Позвоните в Москву и узнайте у Геннадия, когда он вошел в гараж. На последних кадрах, если вы заметили, он появляется у моей машины. А дальше экспертиза установит, что пленка подлинная. Я не была сообщницей Леонида, — твердо закончила я.

— Тогда кто? — Вера Филипповна склонилась над разделяющим нас столиком.

Немного помолчав, я ответила:

— Вы знаете. Иначе не приехали б сюда.

Вера Филипповна села прямо, и пачка сигарет захрустела в ее руке.

Я вздрогнула: «Серьезная бабуля. Чудо, что не придушила меня».

— Пойду взгляну на детей, — произнесла я и встала.

Перешагивая порог дома, я заметила за шторой любопытного дядю Пашу. Пойманный за подслушиванием, он неловко отскочил от окна, покраснел и плюхнулся на диван перед неработающим телевизором.

Дети спали, комната была заполнена запахом их дыхания с примесью аромата водорослей, морской соли и чего-то неуловимо молочного.

Я села на край кровати, поправила на Максиме сползшее одеяльце и замерла. Вере Филипповне надо время, чтобы пройти тем же путем, которым недавно шла я. Подозревать близкого, родного человека, маму этих малышей, нелегко. Утверждение в подобной мысли требует усилий и времени, не стоит ей мешать. Хотя.., пожалуй, исподволь она была готова. Иначе не стоило приезжать.

В детской я пробыла долго, минут двадцать или более того. За мной не приходили, не требовали отчета и подтверждений. Я осторожно вышла из комнаты и на цыпочках спустилась вниз.

Застукать Пашу на месте преступления не удалось. Пойманный один раз, он ушел на кухню и демонстративно гремел оттуда посудой, мол, невинен, аки агнец, ужинаю.

Оглядываясь на дверь в столовую, я подкралась к шторе и прислушилась. Окно на террасу было приоткрыто ловким Пашей, и я, дрожа и краснея, поняла, что женщины говорят обо мне.

— За что ты так на нее взъелась? — спрашивала Зоя Федоровна.

— Тихоня, — шипела Вера Филипповна Краснова. — Такая же у меня мужа увела.

Скромница.

— К Марии Павловне это не имеет отношения…

— Ну-ну, давай, защищай. Она Генку твоего год мурыжит. Почему? Чем он ей не пара?! Чулок синий.., на кого-то другого нацелилась.

Выслушивать оскорбления и дальше я не смогла. Много лет назад некая «тихоня» развела мадам Краснову с мужем, а на мне теперь отыгрываются?!

Стуча каблуками громче обычного, я вышла на террасу. Дамы замолчали, одна недовольно, другая смущенно, и взяли по бокалу вина.

Разозленная несправедливым к себе отношением, я села напротив и сказала:

— Вера Филипповна, если у вас и есть причины для ненависти, то оставьте их на время. Поверьте, я от вашей семьи пострадала достаточно. Мне невероятно повезло, я осталась жива и на свободе. И если вы действительно хотите разобраться и услышать от меня что-либо полезное, сначала ответьте на один вопрос.

— Вы мне приказываете? — иронично произнесла мадам Краснова.

— Нет. Предлагаю договориться. Я не стану вас спрашивать, откуда вы узнали о том, что тело Дмитрия Максимовича было под моей кроватью, а потом исчезло. Я уверена, что об этом вам сообщил Феликс, приятель вашей племянницы. Или это установили криминалисты? — Вера Филипповна покачала головой, и я продолжила:

— Тогда вы должны знать, что меня заставляли войти в кабинет Дмитрия Максимовича, и догадываетесь, что это был Леонид. Скажу сразу, ваш родственник угрожал моей семье.

Но вы посчитали меня его хитрой сообщницей. Так? — Краснова кивнула. — Я могу многое вам рассказать, но прежде, чем я начну, ответьте мне — зачем Феликс в женском платье проник в кабинет?

Сон разума порождает чудовищ, и я была для Веры Филипповны чудищем заговорившим. Она молчала, то ли по инерции, то ли от нежелания становиться рядом, начинать диалог по принуждению. Мы были особи одной породы, противницы условий.

И первой начала Зоя Федоровна:

— Мария, всему причиной камни.

— Какие? — я подгоняла ее, боясь, что старшая из клана прикажет ей замолчать.

— Бриллианты, конечно. Мой брат, Максим Филиппович, всю жизнь собирал камни. Он вкладывал часть прибыли в алмазы. Времена, Маша, были такие, смутные.

Мне казалось, что я вытягиваю правду, как гвоздь клещами из доски, со скрипом и натугой.

— Бриллианты хранились в темном кабинете дома? — спросила я.

— Нет, — ответила Зоя Федоровна. Вера Филипповна не вступала в разговор, молча курила и прятала лицо в темноте. — До дня рождения моего племянника камни лежали в ячейке банка. Но по завещанию Максима Филипповича открыть ее могли только оба его наследника. Вместе. Максим переживал за дочь и хотел обезопасить ее будущее.

— Ольга решила похитить собственное наследство? — удивилась я. — Зачем?

Вера Филипповна затушила сигарету в пепельнице и наконец нарушила молчание:

— Я разговаривала с ними. С Ольгой и Феликсом. Они хотели одного — исчезнуть.

— Куда? — теперь удивилась Зоя Федоровна.

— Не куда, а от кого. Оля знала, что от Леонида можно только исчезнуть, уйти он ей не даст.

Я решила немного подлизаться к ледяной бабушке и заодно кое-что объяснить маме Геннадия.

— Зоя Федоровна, Леонид — страшный человек. Мадам Флоре даже киллера нанимать не потребовалось, Леня сделал все сам и с удовольствием. Да и зачем посвящать в свои планы кого-то еще? — Я посмотрела на обеих женщин, они слушали внимательно, ждали, но я была упряма. — Если позволите, вернемся к бриллиантам.

— Верочка, мне тоже интересно знать, — кивнула Зоя Федоровна. — Почему вдруг Дима решил их изъять?

Вера Филипповна вздохнула, налила себе вина и ответила:

— Ему предложили выгодное вложение в Европе. Вохрин в субботу вылетал в Швейцарию и должен был вывезти камни. Бриллианты ему собирались передать за час до вылета из сейфа дома. У Вохрина свободный проход сквозь все кордоны таможни.

— А когда было принято решение об открытии ячейки? — как примерный ученик, перебивая, я даже руку подняла. — В пятницу на семейном совете в кабинете Дмитрия Максимовича? Тогда еще, я помню, Флору Анатольевну не приглашали.

— Да. И мне ничего не оставалось делать как уступить. В субботу утром камни перекочевали в домашний сейф.

— И где теперь бриллианты? — это спросила я под одобрительным взглядом Зои Федоровны.

— Не знаю. Не знаю, кому и верить. — Краснова покосилась на меня.

Но я не велась на взгляды.

— Когда Феликс открыл сейф кабинета, код которого, я думаю, ему сообщила Ольга, камней уже не было? — Мою догадливость наградили кивком. — Кстати, кто еще знал код сейфа?

— Помимо драгоценностей Флоры, в сейфе хранилось кое-что из семейных реликвий, и код знали и Флора, и Ольга.

Ай да Феликс, ай да Ольга! Ловко они меня! «Безуспешно пытаюсь попасть», — вспомнила я слова «Фаины». Впрочем, мне грех жаловаться, если бы не они, сейчас Шушара весело жевала бы отходы в кагате, а меня оплакивали родные и проклинали Бурмистровы.

— Дохлая рыба в кабинете появилась?

Мадам Краснова усмехнулась:

— А куда ж ее девать? Появилась, конечно. Но зря. Бриллианты уже кто-то изъял.

— Вера Филипповна, объясните, пожалуйста, зачем? Зачем все это?

Вера Филипповна горько усмехнулась:

— Мой брат старался предусмотреть все.

Он вынудил детей подписать брачные контракты; он оговорил участие Ольги в предприятии. Открыть ячейку банка могли только оба наследника. Максим очень старался.

Но.., нельзя вмешиваться в судьбу.., даже собственных детей. По условиям брачных контрактов супруги Ольги и Димы оставались нищими после развода.

— Дмитрий Максимович собирался разводиться?!

— Нет. Вернее, не думаю. Но Софья…

Маша, вы помните няню детей? Софья беременна. И Флора испугалась. Начала писать откровенные мемуары, угрожала.., в общем, глупо все это.

Спрашивать о Леониде не имело смысла.

Бедная Ольга много лет моталась по домам отдыха и санаториям, лишь бы не жить с мужем. Она просто решила сбежать. Но как?

На что она надеялась? Пропажу бриллиантов обнаружили бы сразу после проникновения Феликса в кабинет.

— Моя умная девочка подготовила горсть стекла, — ответила Вера Филипповна, когда я ее об этом спросила. — Перепроверять подлинность камней ночью никто бы не стал. И подмену обнаружили бы только за границей.

— А вы…

— Стоп, Мария Павловна. Теперь ваша история.

Рассказывала я долго. Меня не перебивали, у Веры Филипповны хорошая память и отменная реакция, вопросы она оставила на потом. И первый из них звучал так:

— Если вы, Мария Павловна, утверждаете, что порошок не выпили лишь «чудом», то как можно объяснить, что ловкая Флора не предусмотрела данный казус? Один порошок вместо двух?

— Количество порошков равнялось дням до юбилея. Она приготовила только один пакетик с ядом и собиралась в виде «утешения» попросить меня принять «снотворное» и спокойно дождаться утра и разговора с Дмитрием Максимовичем. Ведь только пропавший неизвестно куда хозяин мог призвать к ответу гувернантку, зачем-то проникшую в кабинет. Так что ей пришлось оставить один пакетик вместо двух. Всего не предусмотришь.

— Хорошо. А как вы догадались снять сцену в гараже?

— Если бы я приняла яд, то труп должен был обнаружиться в моей машине, как доказательство вины. Когда же утром я спустилась из своей комнаты живая и здоровая, Флоре и Леониду ничего не оставалось, как срочно перепрятать тело в другую машину, вывезти труп и изобрести новый сценарий с похищением и выкупом. Они не знали, что вечером я уже видела тело хозяина в своей спальне. Но мадам не посвятила друга в некоторые детали плана. А именно в то, что теперь роль козла отпущения предназначена не гувернантке, а ему. Кстати, то, что Флора Анатольевна не среагировала на якобы просыпанный на ковер яд, уже подтверждает мои предположения — сценарий менялся столь кардинально, что мое участие в нем не предусматривалось. Я отошла на второй план. Флоре хватало нервотрепки с выкручиванием мозгов соучастника. Думаю, она нарисовала Леониду радужную картинку ухода от неприятностей, безопасного и впоследствии хорошо оплачиваемого. Якобы Леня — герой, сопроводивший к месту встречи с похитителями родственницу Флору и тем самым спасший ее от неминуемой гибели. Дети Флоры наследуют имущество, она их опекун и услуги Леонида оплатила бы сторицей. Даже развод с Ольгой был ему уже не страшен. Флора оставила бы Леонида у руководства семейным бизнесом, уж он бы за этим проследил. Впрочем, как спасательный жилет, соучастники, вернее, Флора изъяла бриллианты из домашнего сейфа. Но это так, мелочи.., на всякий случай.

Вера Филипповна тяжело смотрела на меня и курила очередную сигарету. Она верила и не хотела мне верить. Все рассказанное мной звучало странно и страшно.

— Почему вы не обратились за помощью?

— Я сделала много ошибок. С самого начала я должна была догадаться, что облитая водой клавиатура компьютера — фикция.

Меня просто заставляли зачем-то войти в темный кабинет. Но я не успела, вернее, у меня не было достаточно времени для этого.

В день, когда Леонид обвинил меня в нечистоплотности, мою беременную сестру сбила машина.

То, что произошло дальше, удивило меня и расстроило Зою Федоровну.

Ни слова не говоря, Вера Филипповна встала и пошла в дом.

— Ну, вот и все, Машенька, — грустно произнесла мама Гены.

— Что все?!

— Тридцать лет назад Верочка потеряла ребенка. Она была на восьмом месяце, когда на нее наехал пьяный водитель. Теперь Флору ничто не спасет.

— А раньше? Что вы собирались делать раньше?

— Машенька, Флора мать наших внуков.

И убийца, против которой существовали только косвенные улики. Напоминать об этом не стоило, Бурмистровы должны сами решить, каким будет наказание. Но народ они суровый и, думаю, поступят правильно.

Я сидела в темной южной ночи и пыталась представить себе горсть прозрачных камушков, проклятое наследство, убившее стольких. Ради них, или надеясь получить все, Леонид и Флора пошли на убийство?

Рассказывая Вере Филипповне и Зое Федоровне, как мне видится сценарий преступления, я убеждала и их, и себя, что все слишком невероятно. Но тем не менее очевидно.

Две равные доли наследства и два почти брошенных супруга. Как же должна была бояться развода Флора, если добровольно подставила лицо под бейсбольную биту?!

Значит, страх, сжигающий ее изнутри, ничто в сравнении с физической болью. Ведь только сильная, нечеловеческая боль избавляла ее от подозрений в соучастии. Фантастическая женщина.

— Флору возьмут завтра в аэропорту, — сказала Вера Филипповна, вернувшись на террасу. — Доказательств против нее никаких, надо ее брать с поличным, когда она попытается вывезти бриллианты в Швейцарию.

Самое страшное наказание для Флоры — искореженное Леонидом лицо. На всю жизнь. В тюремной камере.

— Мы создадим фонд памяти Дмитрия Максимовича Бурмистрова, — продолжила Вера Филипповна. — Его сыновья вырастут с гордостью за фамилию. Так будет.

И так стало.

Эпилог

Прошел год. Снова август.

Огромный дом полон людей и детских голосов. Вера Филипповна уговорила Софью переехать в поместье, и сейчас они обе сидят в парке рядом с детской коляской, в которой спит маленькая Светлана. Невдалеке от них бродит «дядя Паша», с которым, по-моему, у Софьи роман.

Ольга с Феликсом и Тиной тоже живут здесь. Феликс снимается в сериале, Ольга пробует себя в качестве продюсера, и пока у них неплохо получается.

Я в декабре вышла замуж. Геннадий целыми днями сидит за учебниками по юриспруденции, но скучать мне не дают два его брата. Филипп, как всегда, рисует, Максим гоняет по лужайкам добермана Самсона, или, по-домашнему, Сему. Восьмого сентября мы все, кроме Самсона, поедем поздравлять с днем рождения Машу-младшую.

Семейным предприятием и фондом руководит Вера Филипповна. Крепкая, как все Бурмистровы, она обещает продержаться на посту еще лет двадцать, пока не подрастут внуки.

Недавно на Лазурном берегу кто-то видел Флору Анатольевну с новым лицом и молодым любовником. Против мадам не удалось доказать НИЧЕГО, кроме попытки вывоза ценностей за рубеж. Но и это она объяснила довольно просто. Якобы после внезапного и таинственного исчезновения мужа она решила изъять бриллианты из сейфа и передать их на хранение единственному доверенному лицу — экономке-родственнице Тамаре Ивановне. Последняя и привезла их к рейсу Москва — Цюрих.

Когда Флору Анатольевну спросили:

«Зачем, уважаемая, вы тайком вывозили мешочек бриллиантов?» — она мило улыбнулась и ответила: «Спросите, пожалуйста, у господина депутата Вохрина Аркадия Семеновича».

И господина так спросили, что он через адвокатов связался с подследственной, и спустя неделю Флору Анатольевну отправили не только на свободу, но и за границу.

На что она живет, порхая по югу Франции, вопрос только для идиотов. Ольга показала нам начало мемуаров Флоры. Шантажисты, конечно, долго не живут, но я всегда говорила: Флора Анатольевна — грандиозная женщина. Ее исключили из всех списков почетных меценатов, но позором она и кормится. Скольких еще она готова утащить за собой? Свободная от совести и интеллигентских комплексов.

Писем она не пишет. Хотя, может быть, они просто не доходят до адресата?

Примечания

1

Шкраб — учитель начальной школы и ПТУ (сленг)

2

Приена — древнегреческий город.

3

Эндимион — согласно греческому мифу, юноша красавец, сын Аэтлия и Калики (дочери Эола). Зевс погрузил его в вечный сон, сохранив ему вечную молодость и красоту.


home | my bookshelf | | Очки для близости |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 64
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу