Book: Рядом с Адамом



Рядом с Адамом

Энн Мэтер

Рядом с Адамом

Глава 1

Доктор Адам Мэсси, молодой хирург, остановил свой потрепанный темно-синий «ровер» у одного из фешенебельных особняков в Челси. Какое-то время он не двигался с места, рассматривая вытянутый и узкий фасад времен короля Георга, и думал о том, как Лорэн, актриса и его давняя подруги, воспримет известия, которые он приехал ей сообщить. Адам догадывался, что она не слишком обрадуется, поскольку хорошо знал Лорэн. Посидев еще немного в машине, он решил, что, раз объяснения неизбежны, тянуть дольше не стоит, выключил зажигание и выскользнул наружу. Немного подумав, он вынул из бардачка машины ключ и положил его в карман. Взбежав по ступенькам к парадному входу, Адам отпер дверь этим ключом и ступил на мягкую ковровую дорожку, постеленную в огромном, шикарно обставленном холле. Навстречу ему вышла Элис, бессменная экономка, которая служила в доме с незапамятных времен, высокая и худощавая, с добрым морщинистым лицом и умными, немного насмешливыми карими глазами. Улыбнувшись, она сказала мягким глубоким голосом:

– Ах, это вы, доктор… Здравствуйте. Хорошо, что вы приехали. А я подумала, опять какого-нибудь газетчика принесло, будь они неладны. Одолевают с самого утра.

– Проклятие! – Адам нахмурился и посмотрел на часы. – Совсем забыл. Ведь сегодня была пресс-конференция! Мэннеринг и Эдвардс еще здесь?

– Мистер Мэннеринг уже уехал, а мистер Эдвардс пока нет, – деловито сообщила Элис. – Они с мисс Гриффитс обсуждают ее роль в новом спектакле. Но все уже почти закончилось… Да и мисс Гриффитс будет только рада от них избавиться, когда узнает, что вы здесь. Она с таким нетерпением ждала вашего приезда!

Адам натянуто улыбнулся:

– Вы мне льстите, Элис. Вряд ли я для Лорэн важнее журналистов. Я, однако, полагаю, что не следует отвлекать мисс Гриффитс от работы…

– Дорогой!!

Голос, долетевший сверху, гулким эхом раздался в каменных стенах холла; и Адам, и Элис одновременно подняли головы. На верхней ступеньке высокой лестницы, ведущей в комнаты, стояла Лорэн Гриффитс. На ней было облегающее розовое платье, которое выгодно подчеркивало ее стройную гибкую фигуру, белокурые шелковистые волосы струились по плечам. Маленькая блондинка Лорэн была потрясающе красива. Адам подумал, что никогда еще не встречал женщины, подобной ей.

Сунув руки в карманы, Адам ждал. Она медленно спускалась со своей обычной грациозностью, скрывавшей, впрочем, нетерпение: внизу ее шаги участились, и, почти подбежав к Адаму, она схватила обеими руками его протянутую руку. Руки у нее были маленькие и изящные, с длинными наманикюренными ногтями.

– Дорогой! – снова сказала Лорэн. – Ты знаешь, как я ненавижу эти пресс-конференции! Но что же делать, это необходимое зло. Мы, актеры, не можем обойтись без журналистов, хотя я их и не люблю.

Гримаса на лице Адама выразила недоверие.

– Я знаю, какое удовольствие тебе доставляют твои пресс-конференции, – возразил он. – А что случилось? Где все эти кровопийцы?

Лорэн вскинула темные брови:

– Если ты имеешь в виду журналистов, то сейчас они пьют коктейли. Терри их угощает. Ты знаешь, он хорошо справляется с этим.

Терри Эдвардс был ее агентом и, по мнению Адама, отъявленным пройдохой. Адам терпеть его не мог, но подавил желание пройтись по его адресу. Он знал, что Лорэн только рассердят его слова.

– А, понятно, – пробормотал он вместо этого, – я тут говорил Элис, что у меня твоя пресс-конференция совсем из головы вылетела, но если ты уже освободилась…

– Да. Конечно, я освободилась. Для тебя я всегда свободна. Но, милый, я думала, что ты сегодня занят в педиатрической клинике или где там еще… – Лорэн сморщила носик.

Элис воспользовалась повисшим молчанием, чтобы предложить:

– Принести чего-нибудь в маленькую гостиную, мисс Гриффитс?

– Чай, пожалуйста, Элис, – ответил Адам вместо хозяйки.

Кивнув в знак согласия, экономка исчезла в направлении кухни.

Лорэн недовольно передернула плечиками. Это был типичный для нее жест, который раньше нравился Адаму, но теперь только раздражал.

– Адам, прежде чем отдавать приказания Элис, нужно советоваться со мной. Я сколько раз тебе говорила!

– Да ладно, какая ерунда, – отмахнулся он с досадливой улыбкой, – пойдем в гостиную, мне нужно поговорить с тобой.

– Поговорить? И больше ничего? – разочарованно протянула она и стала медленно подниматься вверх по лестнице.

По сравнению с другими комнатами в доме маленькая гостиная была обставлена довольно скромно, но все же дорогой гобелен на стенах, мягкие персидские ковры и полосатые елизаветинские кресла и диваны являли, на вкус Адама, чрезмерную роскошь. Впрочем, он уже давно научился скрывать свои чувства в этом отношении. Лорэн нельзя было переубедить ни в чем.

Когда Адам закрыл дверь, Лорэн обвила руками его шею и прильнула к нему своим гибким и жарким телом. Ее губы жадно искали его рот, а найдя, настойчиво потребовали ответа. Адам обнял ее и, поцеловав осторожно, мягко отстранил. Лорэн попыталась снова прижаться к нему, но он крепко держал ее за руки и не позволил. Она обиженно надула губки.

– Адам, – с упреком начала Лорэн, – я думала, ты хотел видеть меня…

– Вот именно, – перебил он, – я хотел тебя видеть. Но вовсе не по той причине, о которой ты думаешь. У меня в голове есть кое-что еще.

– Да что ты! Правда? – Она вырвалась из его рук, насмешливо глядя на него снизу вверх.

– Боюсь, что да, – вздохнул Адам, откидывая назад непослушную прядь густых темных волос, которая вечно падала ему на лоб. – Прости, Лорэн, мне сегодня не до игр.

Лорэн поджала губы и отошла к окну.

– Ты ужасный, несносный эгоист! – взвилась она. – Сваливаешься как снег на голову, а когда я пытаюсь показать, как я тебе рада, говоришь, что это все глупые детские игры! – Она гордо вскинула голову. – Не знаю, чего ради я терплю такие муки.

Глаза Адама сузились.

– Чего ради?

В его голосе послышалась угроза. Казалось, сейчас он повернется и выйдет из комнаты.

Кинув на него обеспокоенный взгляд, Лорэн вдруг изменила тактику. Она всегда боялась обидеть Адама, потому что не знала, как он себя поведет. Лорэн чувствовала, что может его потерять.

– О, Адам, – заворковала она примирительно, – пожалуйста, давай не будем ссориться, ты же знаешь, когда я не помню себя от ревности, то могу такого наговорить… Это все потому, что я тебя ревную даже к твоей работе. Я бы хотела, чтобы все твое время принадлежало мне одной.

Суровые черты Адама потеплели. Иногда его трогала преданность Лорэн, хотя чаще всего ее навязчивость его раздражала.

– Конечно, Лорэн, зачем нам ссориться? Я просто не могу подобрать слова… Ты ведь знаешь, я не так искусен в речах, как ты.

Лорэн села на тахту и похлопала рядом с собой, приглашая Адама присоединиться. Он отрицательно покачал головой и продолжал беспокойно ходить по комнате, пока не вошла Элис с чайным подносом. Ставя поднос на низкий столик рядом с Лорэн, она понимающе улыбнулась Адаму. Когда они снова остались одни, Лорэн порывисто схватила чайник и небрежно разлила чай по чашкам. Ее лицо выражало нетерпение.

– Почему, интересно, некоторым женщинам ты кажешься таким беззащитным? – спросила она. – Элис относится к тебе, как к родному сыну. Она знает, что я ненавижу чай, но подает, потому что ты ее просишь. А вот я не думаю, что ты нуждаешься в защите. Скорее наоборот – кое-кто нуждается в защите от тебя.

Адам улыбнулся и принял чашку из ее рук.

– Ну какая ты все же язва! – с насмешкой сказал он.

Поднося свою чашку к губам, Лорэн нервно передернула плечами то ли потому, что ей не понравилось замечание Адама, то ли оттого, что действительно ненавидела этот напиток.

– Ты так и не сказал, – после нескольких глотков Лорэн с гримасой отвращения на лице отставила чашку в сторону, – зачем я тебе сегодня понадобилась. Ради чего, интересно знать, ты пожертвовал визитом в педиатрическую клинику? Обычно тебя невозможно оторвать от работы.

– Хэдли согласился меня заменить. – Адам положил в рот крохотное печенье. – У него сегодня выходной.

– Но почему нельзя было подождать до вечера? Мы ведь договорились, что ты заедешь за мной после спектакля и мы поужинаем вместе… – Холеное лицо актрисы выражало теперь покорность и смирение. – Я вовсе не хочу, чтобы ты жертвовал работой ради меня.

Адам пожал плечами, думая при этом, как быстро Лорэн меняла свой стиль разговора и как хорошо она умела притворяться.

– А я не говорю, что мы не встретимся вечером. Я просто подумал, что мне лучше поговорить с тобой сейчас, а не после спектакля, когда ты будешь с ног валиться от усталости. Я же знаю, как тяжело тебе дается игра. Роль отнимает у тебя все силы.

– Ты так говоришь, как будто я ровесница Сары Бернар! – с возмущением воскликнула Лорэн. – Я никогда, как ты выражаешься, не валюсь с ног, а уж для тебя у меня в любом случае силы найдутся.

Адам медленно кивнул:

– Извини, я неудачно выразился… Я хотел сказать, что мне нужно поговорить с тобой наедине, а не в ресторане, где будет полно людей.

– Я умираю от любопытства.

Адам вздохнул и поставил свою чашку на блюдце.

– Ну, – начал он нерешительно, – понимаешь, моя мама в письме попросила меня в течение полугода присмотреть за Марией.

С минуту они молчали, потом Лорэн осторожно спросила:

– А кто это – Мария?

– Ну… моя сводная сестра. Я тебе как-то о ней рассказывал. Дочь Патрика Шеридана, мужа моей матери.

Тонкие ноздри точеного носика Лорэн затрепетали, но какое-то время она молчала, стараясь не дать волю эмоциям.

– Ах, сводная сестра, – повторила она с усилием.

– Ну да, а что?

Лорэн поднялась и достала из коробки на столе сигарету. Адам поспешно поднес ей зажигалку.

Глубоко затянувшись, она пытливо смотрела на него:

– Может, я чего-то не понимаю, Адам, но почему ты должен за ней присматривать? Ты, кажется, говорил, что она совсем взрослая?

– Да. Должно быть. Последний раз я ее видел лет пять назад. Тогда ей было двенадцать или тринадцать, точно не помню. Сейчас ей лет восемнадцать. Она недавно окончила школу.

– Но ведь твоя сестра живет со своим отцом и твоей матерью в Ирландии! При чем здесь ты? – Лорэн с большим трудом удавалось не сорваться на крик. – Тебе что, придется ехать в Ирландию?

Сунув руки в карманы, Адам сжимал и разжимал кулаки:

– Нет, Лорэн, ты меня не поняла. Мария будет жить здесь. Она собирается приехать в Лондон, чтобы поступить на курсы секретарей.

– Что?! На курсы секретарей?! – Глаза Лорэн чуть не выскочили из орбит. – Неужели она не может учиться на секретаря в Дублине или еще где-нибудь поближе к дому? Зачем ей приезжать в Лондон?

Адам молча пожал широкими плечами, показывая, что разделяет ее недоумение.

– Но это же глупо! – Лорэн покачала головой, словно удивляясь людскому невежеству. – Сажать тебе на шею девицу подросткового возраста! О чем вообще думает твоя мать? А она – она знает обо мне?

– Моя мать? Конечно. У меня нет от нее секретов. Я даже показывал ей твою фотографию.

– Ах, вот оно что… – протянула Лорэн, гневно сужая глаза. – Теперь мне все ясно. Она засылает сюда твою сестру, чтобы шпионить за нами, чтобы…

– Не говори ерунды, – оборвал ее Адам, – что значит – «шпионить»? Я же не ребенок, мне уже за тридцать.

– Я знаю, милый, но, пока она не вышла замуж во второй раз; ты был ее крошка, зайчик, кролик… Знаю я этих одиноких матерей – для них вся жизнь заключена в их чаде. Хорошо, что сейчас она далеко.

– Ну перестань, Лорэн! Если Мария приезжает, то только потому, что сама так захотела. Я знаю ее характер. Никто не может ею управлять.

– А почему, интересно, она захотела? Что у нее на уме, у этой твоей сводной сестры?

– Откуда мне знать? – Адам вскочил и подошел к окну. – А что я могу сказать? «Извини, мама, не посылай сюда Марию, потому что моя любовница возражает?» И прибереги свои негодующие взгляды для какой-нибудь пьесы. Прости, мне не следовало этого говорить, но, в конце концов, это правда. – Лорэн обиженно молчала. Адам продолжал: – Насколько я помню, Мария всегда была славной девочкой Десятилетние дети выкидывают разные фокусы, когда их отцы приводят в дом мачеху, но Мария очень хорошо приняла мою мать. У Марии сильный характер, но она всегда старалась уважать чувства других людей. Мы с ней неплохо ладили, когда я приезжал в отпуск в Ирландию.

– А где она будет жить? – Лорэн кусала губы, всем своим видом выражая недовольство.

Адам нахмурился:

– Наверное, у меня. У нее в Лондоне больше никого нет.

– В твоем доме? В Кенсингтоне?

– Да. А что? У тебя есть другие предложения?

– Тебе не кажется, что это слегка неприлично? Ведь она уже совсем, взрослая.

– Брось, Лорэн, на дворе двадцатый век. К тому же она моя сестра, а не посторонний человек.

– Все равно, ты холостяк, живешь один…

– А миссис Лейси?

– Экономка? – В вопросе Лорэн прозвучало искреннее презрение. – Можно считать, что ты живешь один.

– Хорошо! Выходи за меня замуж и сама заботься о целомудрии Марии, – немедленно отреагировал Адам. – Я буду только рад.

Лорэн досадливо отмахнулась:

– Нет, спасибо, я не собираюсь жить вместе с тобой в трущобах. Если ты согласишься переехать, я выйду за тебя.

Еще раз пожав плечами, Адам быстро пошел к выходу.

– Стой! Подожди! Ты не можешь вот так уйти. – Лорэн бросилась за ним, схватила за руку и заставила обернуться. Адам посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом. – Извини, Адам, – пожалуйста, извини. Я не хотела обижать тебя, но ведь мы уже тысячу раз с тобой об этом говорили, надо что-то решать наконец…

– Надо, – ледяным тоном подтвердил Адам. – Но я не думаю, что мне нужно переезжать.

– Ты ведь знаешь, что нет никакой необходимости жить в Кенсингтоне. Мэттью Хардинг с ума сойдет от радости, если ты согласишься работать у него. Каждый раз, как он меня видит, он спрашивает о тебе. Мне неудобно перед ним, ведь я пообещала, что ты поговоришь с ним насчет работы.

Адам усмехнулся:

– Я тебе уже объяснял, что этот вид медицины мне не подходит. Я могу реализовать себя только в хирургии.

– Медицина не делится на виды, – возразила Лорэн с отчаянием. – Если ты начнешь работать у Хардинга, ты это поймешь.

– Я предпочитаю свой вид, – устало, но твердо сказал Адам. – Давай больше не будем говорить на эту тему.

– Мне кажется, ты предпочитаешь жертвовать мной ради этой ужасной больницы в Ист-Энде! Твои пациенты для тебя дороже всего на свете. Ты совсем не считаешься с моими чувствами!

– Неправда, – спокойно возразил Адам, – но я не оставлю свою работу даже ради тебя. И потом – я не хочу превратиться в ассистента частного психолога, который вешает лапшу на уши раскормленным, избалованным богатым ипохондрикам. Я хочу, чтобы моя работа приносила реальные результаты.

Лорэн смотрела на него почти с ненавистью.

– Бедняки не могут позволить себе болеть, – зло прошипела она.

– Согласен. Но они все-таки болеют. Мне кажется, что по работе я встречаю ипохондриков не больше и не меньше, чем другие, но зато симулянтов почти нет, не то что у Хардинга.

– Мистер Хардинг мой друг. Мы знакомы много лет.

– Ну и что?

– А то, что он считает себя и твоим другом тоже. Мне он говорил, что хотел бы чаще видеть тебя у себя в гостях.

– Не имею ничего против. Но одно дело – дружба, а другое – работа. Я буду работать только там, где я действительно нужен.

– Ты просто невозможен. – Лорэн тяжело вздохнула. – Нельзя быть таким принципиальным. Почему ты не можешь жить, как все люди? Почему ты не можешь хотя бы один раз уступить? Ты знаешь, как я люблю тебя и как хочу, чтобы мы поженились…

– Да, но только на твоих условиях, не правда ли? – Адам открыл дверь. – Я должен идти. У меня операция, а еще нужно заехать в больницу Святого Михаила.

– Зачем? – не удержалась от вопроса Лорэн.

– Там ждет меня один пациент.

– Женщина?

– Да.

– Она для тебя более важна, чем я? – насторожилась Лорэн.

– Сейчас – да, – холодно ответил Адам. – Иногда мои пациенты для меня дороже всего на свете.

– Иногда я ненавижу тебя, Адам Мэсси.

– Что ж, очень жаль. – Слегка ей улыбнувшись, он вышел.

– Адам… Адам! Подожди! – Лорэн снова бросилась вслед и настигла его в холле. Он разговаривал с Элис.

– Вы узнали, как себя чувствует миссис Эйнсли? – спрашивала Элис.

Адам отвечал, что миссис Эйнсли хорошо перенесла операцию, но пока очень слаба.

– Я как раз собирался навестить ее, – сказал он, – у нее ведь нет родных.

Опустив глаза, Элис разглаживала передник.

– Вы думаете, она будет не против, если я…

– Я думаю, нет, – мягко сказал Адам. – Она рада всем, кто к ней приходит. Дома ей не с кем поговорить.

Лорэн стояла рядом, поджав губы. Она чувствовала, как болезненные спазмы подступают к горлу. Ее зверски терзало желание, и невыносимо было видеть полное равнодушие к ней Адама. Стараясь не выдать своей ревности, она как бы невзначай спросила у Элис:

– А о ком это вы говорите?

Элис повернулась к ней:



– О миссис Эйнсли. Это та старушка, которая упала с лестницы несколько дней назад и сильно расшиблась. Помните, я вам рассказывала? Мистер Адам зашел к ней и обнаружил ее на полу. Сейчас она в больнице.

– А… понятно… – От удивления Лорэн чуть было не разинула рот. Она не могла себе представить, что можно так волноваться за какую-то старушку. Заметив обращенный на нее иронический взгляд Адама, она мысленно принялась ругать себя за глупую ревность, а вслух поспешила произнести: – Мы увидимся вечером, правда, Адам? Мы ведь договаривались.

Он повел плечами и неопределенно пробормотал:

– Да, наверное… Я тебе позвоню.

Какое-то время все трое молчали, чувствуя повисшую в воздухе напряженность. Вверху на лестнице послышался топот. Несколько мужчин, смеясь и болтая, спускались в холл. Среди них был продюсер Лорэн. Кисло улыбнувшись, Адам сказал:

– Мне пора, Лорэн. Увидимся. Элис, передать миссис Эйнсли, что вы зайдете?

Экономка кивнула и пошла проводить его. Лорэн тем временем пришлось поспешить навстречу журналистам. Напоследок она еще успела взглянуть в сторону Адама, но увидела только его спину. Лорэн усилием воли поддерживала на лице улыбку и изо всех сил сопротивлялась подступавшему отчаянию. Она чувствовала, что Адам все больше и больше отдаляется от нее, и не могла ничего с этим поделать.

Очутившись на улице, Адам почувствовал некоторое облегчение. Временами он жалел, что увлекся Лорэн Гриффитс, но все-таки по большей части их связь доставляла ему удовольствие. Только когда она начинала высмеивать его небогатых пациентов, он понимал, насколько разнятся их взгляды на жизнь. Волею судьбы их пути пересеклись, но затем разошлись вновь. Адам отлично помнил тот день, когда ее стремительный серебристый «бентли» столкнулся с его неповоротливым «ровером», и как очаровательно она извинялась, пытаясь загладить свою вину. Глубокая вмятина на правом крыле его, конечно, очень огорчила, но, в конце концов, он был всего лишь человек, а имя Лорэн Гриффитс тогда уже было хорошо известно среди театралов. Адаму льстило внимание знаменитой актрисы, а она не уставала восхищаться его стройным мускулистым телом, чеканным профилем, но особенный восторг у нее вызывала волнующая глубина его глаз – темно-серых, но нередко казавшихся черными. Короче, Лорэн считала его необычайно привлекательным, а его шероховатые манеры внесли приятное разнообразие в лесть и угодничество, окружавшие ее. Среди ее любовников еще не было врачей, и его профессия возбуждала ее любопытство. Она сразу же захотела посодействовать продвижению его карьеры, уже примеряя на себя роль известной актрисы Лорэн Гриффитс, жены Адама Мэсси, преуспевающего врача с Харли-стрит. Однако все выгодные перспективы разбивались об упрямство Адама, об его непонятное желание помогать людям, с которыми, по его мнению, судьба обошлась несправедливо и которые, несмотря на тощий кошелек, заслуживали хорошего лечения. Адам считал, что не имеет права бросать этих людей на произвол судьбы, когда у него есть желание и возможность облегчить их страдания.

Тяжело вздохнув, Адам включил зажигание. Помимо миссис Эйнсли, сегодня его ждали еще кое-какие дела. Нужно было подготовить дом к приезду Марии. Лорэн он об этом ничего не сказал, потому что она и без того разъярилась, как фурия. На самом деле, посылая к нему Марию, мать не оставила ему выбора. Конечно, Лорэн не сильно ошибалась, говоря, что его мать хочет с помощью Марии повлиять на их отношения. Джеральдина Мэсси считала, что ее сын достоин лучшей партии, чем актриса, которая своим успехом обязана яркой внешности, а не таланту. Но с тех пор, как она вышла замуж за Патрика Шеридана и поселилась на его ферме на юге Ирландии, у нее было мало шансов повлиять на сына. Адам знал, что самым большим желанием матери было видеть его в Килкарни почаще, но он посещал дом отчима примерно раз в пять лет, а она, хотя и приезжала иногда к нему в Лондон, не могла оставаться дольше чем на несколько дней. Восемь лет назад, когда она написала, что принимает предложение Патрика, Адам как раз днем и ночью штудировал неврологию и, естественно, не имел времени поближе познакомиться с новыми родственниками. Ему было достаточно знать, что мать счастлива со вторым мужем. Ее просьба явилась для него неожиданностью, и теперь Адам ломал голову над ответом. Наверное, следовало отказать, но под каким предлогом? Мать была знакома с миссис Лейси и доверяла ей, так что он не мог сослаться на то, что холостяку неприлично иметь в доме девочку-подростка. В любом случае ведь присматривать за Марией придется только полгода, и, может быть, она сама устанет от своих курсов и сбежит домой раньше времени. Адам очень на это надеялся.

Он старался вспомнить, как выглядела Мария пять лет назад, но, кроме хвостика на макушке и больших темных глаз, в памяти ничего не сохранилось.

Больница Святого Михаила располагалась вблизи набережной. Мрачные грязно-серые стены говорили о почтенном возрасте заведения, но внутри коридоры были выложены цветной плиткой, а палаты ярко освещены. Ходили слухи, что здание скоро снесут и построят на его месте новое, но пока все оставалось без изменений. Персонал больницы был вежливым и хорошо знал свое дело. Однажды Адаму предлагали здесь место с квартирой, но он предпочел частную практику. Осведомившись у дежурной медсестры о самочувствии миссис Эйнсли, Адам накинул на плечи большой халат и направился в ее палату.

Палата миссис Эйнсли находилась в конце длинного коридора, который сейчас был абсолютно пуст. Бесшумно пройдя по коридору, Адам распахнул дверь в палату и вошел. Это было просторное и светлое помещение с высоким потолком и окном шириной почти во всю стену, из которого открывался красивый вид на реку. Кроме миссис Эйнсли, в палате лежала еще одна женщина, но сейчас ее не было.

Когда миссис Эйнсли увидела, кто пришел, на ее бледных щеках проступил слабый румянец, а на губах появилось некое подобие улыбки. Миссис Эйнсли была маленькой сухощавой старушкой с живыми выразительными глазами, которые ярко горели на ее исхудалом лице.

Адам почувствовал, как у него болезненно сжалось сердце. Он знал, что миссис Эйнсли могла не оправиться от операции – ее сердце перенесло слишком большую нагрузку. Ему больно было думать, что эта женщина, такая добрая и приветливая, так тяжело страдает. К тому же он знал, что миссис Эйнсли жила одна и была очень одинока. Она радовалась каждому случайному собеседнику, каждой возможности поговорить. И в Адаме она видела прежде всего друга, которому можно рассказать о своей жизни, а потом уже врача.

– Здравствуйте, доктор, – произнесла миссис Эйнсли тихим усталым голосом в ответ на его приветствие. – Я знала, что вы придете.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Адам, опускаясь на стул возле кровати.

– Гораздо лучше. Правда, голова еще кружится, но, в общем, я сегодня намного бодрее, чем вчера. Еще несколько дней – и я смогу уехать домой, правда, доктор?

– Давайте не будем торопиться, – ответил Адам. – Мы должны быть уверены, что операция не дала осложнений. Вам нужно поберечь свое сердце.

– Конечно, доктор, вам виднее. К тому же здесь ко мне очень хорошо относятся. Все медсестры такие внимательные, все время заходят и спрашивают, не нужно ли мне чего-нибудь. Да и вы так добры ко мне, доктор, – каждый день приезжаете сюда и выслушиваете мою болтовню. Знаете, вы очень похожи на моего зятя, они с моей дочерью живут в Австралии. Такой же молодой, симпатичный, скромный.

– Спасибо. – Адам сконфуженно улыбнулся.

– Извините, что я спрашиваю, – наверное, я лезу не в свое дело, но мне так хочется знать, – вы женаты?

– Еще нет, – ответил Адам.

– Что ж, тогда дай вам бог хорошую жену, доктор. Вы этого вполне заслуживаете.

Закончив осмотр, Адам попрощался с миссис Эйнсли, пожелал ей скорейшего выздоровления и вышел из палаты. Он уезжал из больницы Святого Михаила с чувством вины и досады. Он в который раз удивлялся, почему живущая в Австралии единственная дочь миссис Эйнсли не догадывается, что ее матери необходимо живое человеческое участие, а не редкие письма и поздравительные открытки на Рождество. Всевозможные клубы и общества, куда могла бы вступить миссис Эйнсли, чтобы чувствовать себя не так одиноко, были ей не по душе. Целые дни она проводила за шитьем или вязанием в компании своего старого спаниеля по кличке Менестрель.

Из больницы Адам сразу поехал домой. Имея практику в Айслингтоне, он продолжал жить на другом конце города, в доме, который купила его мать вскоре после смерти отца и куда она любила время от времени возвращаться. Дом был небольшим – всего четыре спальни, но стоял особняком и имел внутренний дворик с садом, где было так приятно сидеть летними вечерами. И хотя по соседству теснились небоскребы, из окна верхнего этажа открывался отличный вид на изумрудные газоны и цветники парка.

Адам оставил машину у палисадника с распускающимися рододендронами и поспешно вошел в дом. Он, предвкушал освежающий душ перед тем, как отправиться на операцию. Не успел он закрыть за собой входную дверь, как вдруг его взгляд привлекла ярко-оранжевая куртка с капюшоном, перекинутая через перила лестницы. На нижней ступеньке под курткой он увидел два чемодана. Он отчего-то крадучись двинулся на кухню, откуда доносились приглушенные голоса, рывком открыл дверь и столкнулся с миссис Лейси, которая, спешила ему навстречу. Она кивком указала на сидящую у буфета на высоком стуле девушку.

– А у нас гостья, мистер Адам! – воскликнула экономка, всплеснув руками. – Вот так сюрприз, правда? Я звонила вам в больницу, но вас уже там не было. Мисс Мария приехала так неожиданно!

Он перевел недовольный взгляд с оживленного лица миссис Лейси на девушку, которая уже сползла со своего стула, собираясь, видимо, как следует поздороваться с Адамом. Она оказалась высокой и стройной. У нее были прямые каштановые волосы до плеч, янтарные глаза с длинными темными ресницами, широкий рот и капризно вздернутый нос. Адам смотрел на нее и с нарастающим раздражением думал, как это она посмела явиться без приглашения.

– Здравствуй, Мария, – почти враждебно произнес он, стараясь не выдать своей растерянности.

Его холодность, однако, Марию не смутила. Наоборот, ее глаза радостно засверкали, и, в два прыжка очутившись рядом, она обвила руками его шею и с чувством чмокнула в щеку. Адам, ошеломленный, машинально схватил ее за запястья и отстранил. Миссис Лейси наблюдала за ними с нескрываемым любопытством. Мария отступила на шаг назад и, озорно улыбнувшись, спросила:

– А почему ты так огорчился, Адам? Ты что, не рад моему приезду? – Говорила она низким певучим голосом с легким ирландским акцентом.

Адам не нашел что ответить на такой прямой вопрос и только молча пялился на Марию. Она смотрела на него с легкой полуулыбкой. Отбросив со лба прядь, что было знаком смущения и беспокойства, Адам наконец выдавил:

– Как ты сюда попала?

Мария пожала плечами:

– На самолете, как же еще? А до дома добралась на такси. Я приехала примерно час назад, и миссис Лейси приняла меня очень хорошо. – Она с улыбкой взглянула на экономку. – Мы тут немножко поболтали. Она рассказывала мне о жизни в Лондоне.

Адам подавил вздох:

– Я только сегодня утром получил письмо от матери, где она спрашивает, нельзя ли тебе сюда приехать. Не понимаю, зачем утруждать себя писанием писем, если ты уже здесь!

Глаза Марии хитро блеснули.

– Не понимаешь?

– Нет.

– Зато я понимаю. Видишь ли, Адам, она не знает, что я улетела в Лондон…

– Что?! – ужаснулся он. – Как не знает?

Мария вскинула свои темные брови и недоуменно развела руками:

– Ну, я сюрприз хотела тебе сделать…

– Сюр… – растерялся Адам. – Но, послушай, ведь моя мать и твой отец… они же тебя ищут! Разве можно заставлять людей так волноваться? Я знаю свою мать, она с ума сойдет от беспокойства.

– Да нет же, я сказала, что собираюсь на выходные к подруге в Дублин. Но полетела в Лондон. У меня был твой адрес. Я думала, ты мне обрадуешься. А родителям я потом позвоню.

– Какое безрассудство и безответственность! – с возмущением воскликнул Адам. – Как ты могла одна отправиться в такое путешествие?

Мария вздохнула:

– Но я ведь не ребенок, Адам.

– Нет, конечно. Все равно ты еще не можешь сама о себе заботиться. Ты только что окончила школу.

– Ох, Адам! – Мария состроила недовольную гримасу. – Я приехала в Лондон, чтобы получить свободу, а не для того, чтобы выслушивать от тебя нотации. Они мне и дома осточертели.

Адам беспомощно посмотрел на миссис Лейси. Ее полное лицо выражало крайнюю заинтересованность всем происходящим.

– Мне кажется, нужно позвонить вашей матушке, доктор, – предложила экономка. – А то, если она попытается связаться с мисс Марией…

– Да, конечно, вы правы. – Адам попытался собраться с мыслями. – Ну а что касается вас, мисс, – он покачал головой, – тут уж я не знаю, что и сказать…

– А ты ничего не говори, – с готовностью откликнулась Мария, – скажи только, что разрешаешь мне остаться, и больше не беспокойся. Я сама о себе позабочусь. В конце концов, для того я и уехала из дома, чтобы самой заботиться о себе.

Адам открыл рот, чтобы возразить, но тут же закрыл его, потому что возразить было нечего. В конце концов, он все равно не посмел бы отказать матери и в письме собирался уже выразить свое согласие на приезд Марии. Конечно, он не предполагал, что его так грубо заставят согласиться или что Мария будет так выглядеть и так себя вести. «Женщины непредсказуемы», – рассуждал он с мужским высокомерием, ловя себя на том, что стал думать о Марии как о женщине, а не как о девочке-подростке. Он не знал, кого он ожидал увидеть, но точно не эту самоуверенную, красивую, по моде одетую особу. На ней было шерстяное бежевое миди, неровный подол с расчетом открывал стройные ноги в высоких кожаных ботинках. Адам страдальчески сморщился. Лорэн Гриффитс, познакомьтесь с Марией Шеридан… Ревность Лорэн не знала никаких пределов и порой выглядела просто неприлично. Однажды, когда Лорэн была в гостях у Адама и они мирно пили кофе в гостиной, в дверь позвонила одна из пациенток Адама, пришедшая поблагодарить его за лечение. Миссис Лейси дома не было, и Адам встал со своего места, чтобы открыть дверь, но Лорэн его опередила. Распахнув дверь, она с нескрываемой враждебностью уставилась на посетительницу, которая, к несчастью, была молода и хороша собой, и резко спросила, что ей здесь нужно. Адам попытался сгладить неприятное впечатление от грубости Лорэн и вежливо заговорил с женщиной. Когда он пригласил ее войти, Лорэн, чьи глаза метали молнии, вышла из дома, вызывающе стуча каблуками, и громко хлопнула дверью. Адаму пришлось сперва долго извиняться перед своей пациенткой, испытавшей вполне понятное недоумение по поводу столь неприветливого приема, а потом ехать в Челси и оправдываться перед Лорэн, которая не могла понять, почему женщина пришла к Адаму домой, вместо того чтобы заехать к нему в больницу. В ответ на слова Адама, что у него свободный график работы и в больнице его застать очень трудно, Лорэн только передернула плечиками. Она уже убедила себя, что эта женщина и Адам находятся в близких отношениях. Она устроила истерику, заявив, что не хочет больше видеть Адама, однако, когда он направился к выходу, побежала за ним, по своему обыкновению, и заставила вернуться. Только после того, как Адам несколько раз клятвенно заверил Лорэн, что между ним и его пациенткой ничего нет и быть не может, Лорэн сменила гнев на милость, однако ее подозрительность после этого случая еще усилилась. Адам не мог себе представить, как далеко может зайти недовольство Лорэн, когда она увидит Марию. Он почувствовал, что его относительно спокойной жизни пришел конец. Лорэн сделает все, чтобы выжить Марию из его дома.

Глава 2

Утром, открыв глаза, несколько мгновений Мария не могла понять, куда подевались кружевные занавески с окон и вязаное покрывало с кровати. Потом она вспомнила, что она больше не в Килкарни, а дома у Адама, в Лондоне, и довольно улыбнулась. Мария лежала и грезила о том, как пойдет гулять по Лондону вместе с Адамом, а потом они вернутся домой, будут пить кофе и часами разговаривать. Конечно, Адам вчера немного холодно принял ее, но ведь она приехала так неожиданно! Его можно понять. Такой закоренелый холостяк, как Адам, привыкший сам распоряжаться своей жизнью, не любит, когда его ставят перед фактом. Но в конце концов, он всегда хорошо к ней относился. Сама Мария просто восхищалась Адамом. Ей нравилось его спокойствие, его серьезность, а его ум и образованность казались ей недосягаемой вершиной. Она отдавала себе отчет в том, что приехала в Лондон не только потому, что всегда мечтала жить в этом городе, но и для того, чтобы быть рядом с Адамом. Ей казалось, что они могут стать близкими друзьями. Не важно, что у них такая разница в возрасте, – главное, что им интересно вместе.



Мария нежилась под теплым одеялом, а ее взгляд бродил по комнате. Она с удовольствием отметила, что полосатые лимонные шторы и покрывало хорошо сочетаются со светлой мебелью тикового дерева. На полу лежал роскошный толстый кремовый ковер. Ступни Марии, привыкшие к грубым шерстяным дорожкам, никогда еще не ощущали таких нежных прикосновений, как вчера вечером перед сном. Ее отец, человек суровый и прагматичный, не потерпел бы подобных излишеств у себя в доме. Появление в их жизни Джеральдины Мэсси немного смягчило его, за что Мария была очень благодарна мачехе. Свою мать Мария почти не помнила – она умерла, когда Марии было всего три года. Когда ей было девять, отец познакомился с Джеральдиной в Лондоне, куда привез Марию на рождественские каникулы. Почти год они переписывались и встречались, то в Лондоне, то в Дублине, где у Джеральдины жила двоюродная сестра, и наконец решили пожениться. Мария была рада появлению в доме мачехи, поскольку та никогда не пыталась ее воспитывать и чрезмерно, по мнению Патрика, баловала девочку. В спорах Марии с отцом Джеральдина всегда принимала сторону падчерицы. Идея отправить Марию в Лондон принадлежала Джеральдине. Девушка, естественно, и сама стремилась поскорее вырваться из-под надоевшей опеки отца, но возможности все никак не выдавалось. Кроме того, она посещала школу при монастыре, где запреты и ограничения окружали ее со всех сторон. Но теперь, когда со школой было покончено, ей представился наконец шанс получить свободу.

Однако убедить Патрика, что не будет вреда, если Мария поживет в доме своего сводного брата, оказалось непросто. Случись Адаму выказать хоть малейшее неудовольствие по поводу ее приезда или, наоборот, излишнюю радость, ее подозрительный отец ни за что не разрешил бы ей ехать. Вот почему Мария решила действовать, пока Адам не успел еще отослать письмо, и для этого ей пришлось обмануть даже мачеху. Теперь, слава богу, все было позади. Конечно, вчера она пережила несколько неприятных минут, по телефону выслушивая от отца все, что он думает о ее поступке, но по крайней мере он не приказал ей немедленно возвращаться. Мария надеялась, что со временем Джеральдина уговорит его сменить гнев на милость. А пока можно было наслаждаться жизнью и ни о чем не беспокоиться.

Вздохнув, Мария выскользнула из-под одеяла и подошла к окну. Внизу, в палисаднике, цвели рододендроны. Она распахнула окно и улеглась животом на подоконник. Утро было прохладным, и Марию пробирала дрожь, но скорее от нетерпения, чем от холода. Жизнь представлялась ей сейчас такой удивительной, полной соблазнов и неизведанных возможностей.

Вдруг она заметила, что пожилая женщина из дома напротив, выйдя на крыльцо забрать бутылки с молоком, смотрит на нее осуждающе. Мария догадалась, что осуждение вызвала ее короткая нейлоновая пижама, которая к тому же предательски расстегнулась на груди. Она поспешно соскочила с подоконника и захлопнула окно. Не хватало еще в первое же утро шокировать соседей. Они, наверное, и без того заинтригованы интересной молодой особой, которая вчера поселилась у благонравного холостяка доктора Мэсси, и уже вовсю обсуждают эту новость. Улыбнувшись, Мария надела халатик и вышла из комнаты.

Приняв душ в огромной ванной комнате, приятно пахнущей лосьоном после бритья, Мария вернулась к себе и стала копаться в чемоданах, выбирая, что бы надеть к завтраку. Распаковать чемоданы она решила позже, а пока ее мучил зверский голод: дома она привыкла завтракать в семь часов утра, а сейчас часы показывали уже восемь. Одеваясь, она гадала, удастся ли сегодня поговорить с Адамом. Вчера он был очень неразговорчив и лишь из вежливости спросил, как поживают их родители. Потом он уехал в клинику, куда-то в Ист-Энд, и миссис Лейси сказала, что ужинать он будет в ресторане. В общем, вечер не удался, и сегодня Мария надеялась на перемены к лучшему.

Надев обтягивающие ярко-красные джинсы и короткую маечку, Мария вприпрыжку побежала вниз. Косметикой она почти не пользовалась, просто потому, что она была ей не нужна.

В холле она ненадолго задержалась, с интересом оглядываясь вокруг. Как и дорожка на лестнице, сине-зеленый ковер контрастировал с панелями светлого дерева, которыми были обиты стены. На полированном комоде стояла ваза со свежесрезанными тюльпанами и нарциссами, источавшими едкий аромат.

Из кухни появилась миссис Лейси, полная пожилая экономка Адама, и в замешательстве уставилась на Марию.

– Ах… вы уже проснулись, мисс? – задала она странный вопрос. – А я только собиралась отнести вам наверх поднос с завтраком. Доктор сказал, что вы, наверное, очень устали с дороги. Если хотите, можете завтракать в спальне.

Мария лучезарно улыбнулась:

– Ну что вы, миссис Лейси, я совсем не устала и отлично себя чувствую. Здесь так хорошо спится! – Закинув руки за голову так, что майка задралась ей на грудь, Мария продолжала с улыбкой смотреть на домоправительницу. – А где Адам? Я надеюсь, он еще не ушел? Мне хотелось бы с ним поговорить.

Миссис Лейси нахмурилась. Ей, наверное, стало не по себе от вида красных узких джинсов и голого пупка Марии, которая едва сдерживала смех. Иногда ей нравилось шокировать добропорядочных обывателей.

– А… мистер Адам завтракает, мисс. Вот здесь. – И миссис Лейси распахнула дверь столовой.

Кивком поблагодарив экономку, Мария осторожно вошла в комнату, с нетерпением ожидая встречи с Адамом.

Адам сидел спиной к двери и читал газету. Он был поглощен чтением и ничего не заметил. Глядя на белоснежный воротник его рубашки, зажатый сзади между смуглой шеей и темным костюмом, Мария думала, какой Адам строгий, официальный, и это забавляло ее. Она бесшумно подкралась к нему по мягкому ковру и чмокнула его в шею, как она иногда делала дома с отцом. Словно пружина выбросила Адама из кресла. Обернувшись, он сердито уставился на нее.

– Мария! – рявкнул он, отбрасывая в сторону газету.

– Доброе утро, Адам, – улыбнулась Мария, усаживаясь рядом с ним за стол. – Извини, я опоздала к завтраку.

– Ты не опоздала, – Адам тяжело дышал, – незачем тебе так рано вставать. Я – другое дело. Я должен быть на работе в восемь тридцать. Я бы не хотел, чтобы ты подстраивалась под меня.

Мария передернула плечами и по-хозяйски налила себе чашку кофе. Адам растерялся и, как и вчера вечером, почувствовал себя совершенно беспомощным. Все-таки Мария была для него чужим человеком.

– Мне нравится рано вставать, – заявила Мария, прихлебывая кофе. – И потом – ты не будешь завтракать в одиночестве. Твоя мама рассказывала, что вы всегда завтракали вместе. Мне бы хотелось восстановить этот семейный ритуал.

– Ты – не моя мама, – сухо напомнил Адам. Он одним глотком покончил со своим кофе.

– Зато я твоя сестра.

– Сводная! – напомнил он. – Мы совсем не знаем друг друга.

– Я для того и приехала, чтобы мы узнали друг друга поближе.

– Да? – высокомерно произнес Адам. – Я думал, ты приехала поступать в колледж.

Мария захихикала. Ей нравилось дразнить Адама. Она хотела, чтобы он хоть на минуту утратил свою солидность и неприступность. Однако сейчас она почувствовала, что пора переменить тему.

– Кофе ничего, – одобрила она, – м-м… а ты что – ешь на завтрак жареное мясо?

– Это мое дело, – обиделся Адам.

– Конечно. А миссис Лейси полагает, что я тоже буду его есть?

– Об этом тебе надо спросить у нее самой. – Взглянув на часы, Адам поднялся.

Мария издала вздох сожаления и кротко спросила:

– Ты уже уходишь?

– Да, мне пора на операцию.

– Подожди, я допью кофе и пойду с тобой. Я специально встала так рано, чтобы поехать с тобой.

Адам, который проверял какие-то бумаги в портфеле, недоуменно поднял на нее глаза:

– Что ты имеешь в виду?

– Я поеду с тобой на операцию. Я хочу тебе помогать.

– Помогать? – в изумлении переспросил он. – Спасибо, конечно, но у меня есть помощники. Найди себе другое занятие. Ты могла бы разузнать насчет колледжа. А у меня свои дела.

Мария грохнула чашку на блюдце. Она не любила, когда с ней говорили таким пренебрежительным тоном.

– Но я хочу ехать с тобой!

– Нет. И вообще – если ты собираешься куда-нибудь поехать, тебе следует переодеться.

– А чем тебе не нравится моя одежда? – Мария медленно поднялась из-за стола.

– У меня нет времени тебе объяснять! – отрезал Адам.

Мария сжала кулаки.

– Нет времени объяснять? – переспросила она.

– Да.

– Ты совсем как мой отец! – Мария обиженно надула губы, по вскоре невольная улыбка появилась у нее на лице. – Я знаю, – сказала она, – ты просто хочешь позлить меня. Может, тебе хочется, чтобы я сказала, что не поеду с тобой? Тогда я скажу, что не поеду и буду узнавать насчет колледжа.

Адам посмотрел на нее как на дурочку, повернулся и вышел. В столовой появилась миссис Лейси, чтобы спросить Марию, что она будет есть на завтрак. Однако было похоже, что Мария и не собирается завтракать: она, к удивлению миссис Лейси, последовала за Адамом в холл и сняла там с вешалки свою ярко-оранжевую куртку. Адам сердито обернулся. Мария смотрела на него невинными глазами.

– Я поеду с тобой, – сказала она. – Хорошо?

– Ты не поедешь со мной, Мария, – ледяным тоном произнес Адам, – в операционную не пускают… посторонних. – Он чуть было не сказал «детей».

Входная дверь с грохотом захлопнулась. Мария наморщила нос, чтобы не расплакаться. Сорвав с себя куртку, она швырнула ее под вешалку, где ее подобрала миссис Лейси и аккуратно повесила на место. У миссис Лейси было доброе сердце.

Засунув руки в карманы своих узких джинсов, Мария угрюмо побрела обратно в столовую. Она была так расстроена, что уже начала сомневаться, правильно ли она поступила, приехав сюда. В столовой она подобрала газету Адама, уселась в его кресло и предприняла отважную попытку почитать. Однако смысл статьи ускользал от нее. Перед глазами стояло холодное и неприступное лицо Адама. Некоторое время спустя в комнате появилась миссис Лейси и стала убирать со стола. Мария смотрела на нее исподлобья и думала, что, наверное, с этой женщиной Адам гораздо вежливее, чем с ней, Марией. А спрашивается, почему? Какое Адам имеет право так себя вести? Она все-таки его сестра, а не какая-нибудь назойливая случайная знакомая.

– Вы не голодны, мисс? – осторожно спросила миссис Лейси.

Марии не хотелось разговаривать, но она вежливо ответила:

– Нет, спасибо. Я совсем не голодна. К тому же я не люблю жареное мясо.

– Мне кажется, вам нужно что-нибудь съесть. Я могу приготовить то, что вы попросите. В вашем возрасте очень важно хорошо питаться. Вы еще растете.

Мария поджала губы. Опять с ней обращаются как с ребенком! Нет, это невыносимо!

– Ну так как, мисс? – спросила миссис Лейси. – Съедите что-нибудь?

– Вообще-то я была голодна, – с неохотой признала Мария, – но сейчас уже нет. Я обойдусь без завтрака.

Миссис Лейси оставила в покое поднос и скрестила руки на груди:

– Извините, мисс, но это глупо. Отказываться от еды только потому, что мистер Адам не взял вас с собой…

– Я про Адама ничего не говорила, – заметила Мария, стараясь придать своему голосу холодность. – Я просто сказала, что не хочу есть. Адам тут ни при чем.

Миссис Лейси покачала головой:

– Нет, конечно. Но вы же были не правы, мисс. Вы не могли бы ему помочь. У вас же нет специального образования. Вас не пустили бы с ним в больницу.

Какое-то время они молчали. Наконец на лице Марии появилось слабое подобие улыбки. Долго дуться она не умела, да и миссис Лейси была тут ни при чем. Мария чувствовала, что эта женщина на ее стороне.

– Пожалуй, – согласилась она со вздохом, – но есть мне все равно расхотелось.

– А как насчет кукурузных хлопьев? Или, может быть, бекон?

– Вообще-то на завтрак я люблю тосты.

– Тогда тосты с джемом – моего собственного приготовления. Идет?

– Идет, – сдалась Мария.

Тосты были очень вкусные, и настроение Марии улучшилось. После завтрака она поинтересовалась, не требуется ли миссис Лейси помощь по дому.

– Какая помощь, мисс? – удивилась та.

– Я могла бы убрать постели, – предложила Мария, – или помыть посуду. Я неплохо готовлю…

Миссис Лейси заметно растерялась. Она не привыкла к тому, чтобы гости вызывались ей помочь, хотя… идея ей скорее понравилась. Мария сразу произвела на нее хорошее впечатление, а теперь миссис Лейси еще больше утвердилась в своем мнении насчет Марии.

– Очень мило с вашей стороны, мисс, – ответила она, – но, знаете ли, в доме не так уж много работы… Мистер Адам живет один…

– Теперь вдвоем со мной, – поспешно вставила Мария. – Давайте я вам помогу. Я не люблю бездельничать.

– Спасибо, мисс, – покачала головой экономка, – я боюсь, хозяин не одобрит… Ну да ладно! Вы не против сходить на Хай-стрит за покупками?

– Нет, конечно. Я люблю ходить по магазинам.

– Ну и отлично.

Миссис Лейси была рада, что ей удалось наконец разрешить проблему Марии, которая получила список необходимых покупок, кошелек и большую корзину. Миссис Лейси объяснила ей, как пройти на Хай-стрит.

Стояло великолепное утро поздней весны. Когда Мария вышла на улицу, солнце уже светило вовсю, и подобно тому, как под его лучами растаял промозглый ночной туман, растаяли и остатки угрюмости в душе Марии. Она обходила магазин за магазином, и хорошее настроение не покидало ее.

Со свойственной сельским жителям обстоятельностью она выбирала мясо, зелень и овощи. Продавец овощей недовольно морщился, наблюдая, как Мария осматривает и ощупывает каждый помидор, прежде чем положить его на весы, но зато она была уверена, что ее не надули. В своей оранжевой куртке и алых джинсах Мария ничем не выделялась из разношерстной толпы на Хай-стрит, но стоило ей вновь оказаться на Вирджиния-Гроув, как она почувствовала на себе недоумевающие взгляды. Правда, они мало ее волновали.

Миссис Лейси была поражена тем, как немного Мария потратила на покупки. Признаться, добрая старушка почти не сомневалась, что девушка вернется домой без половины того, что ей поручили купить. Разобрав корзину, миссис Лейси приготовила еще кофе, они уселись на кухне и принялись болтать. Мария рассказывала о себе и о своей жизни в Килкарни, а потом как бы ненароком полюбопытствовала:

– В котором часу Адам обедает?

– Примерно в час, – ответила миссис Лейси, направляясь со своей чашкой к раковине. – Но он не всегда приезжает и звонит, если не собирается обедать дома. Иногда он обедает в ресторане или еще где-нибудь.

– А сегодня звонил? – не удержалась от вопроса Мария.

– Нет, мисс. Сегодня он приедет. Вообще при такой огромной практике, как у них с мистером Хэдли и мистером Винсентом, необходимо хорошо питаться.

– А это кто?

– Партнеры мистера Адама. Они вместе занимаются частной практикой.

– А… понятно, – кивнула Мария. – Они ведь работают в Айслингтоне?

– Да, мисс, – в Ист-Энде. Не очень приятное место, где живет очень много народу.

Мария нахмурилась:

– Моя мачеха рассказывала, что там одни трущобы…

– Да уж, мисс, – со вздохом подтвердила экономка, – а в Айслингтоне – особенно. Но сейчас положение хоть и медленно, но меняется – строят новые дома.

– И почему же Адам работает именно в этом районе?

– Там он больше всего нужен, мисс. В Айслингтоне ужасные условия, много одиноких больных стариков… как миссис Эйнсли, например, которая сейчас лежит в больнице Святого Михаила.

– Миссис Эйнсли?

– Да, ей уже за семьдесят, живет одна с собакой… И вот на прошлой неделе ее угораздило свалиться с лестницы. Доктор привык навещать миссис Эйнсли, он ее и нашел там, под лестницей. Говорит, что она валялась в луже крови…

– Боже мой! – ужаснулась Мария, прижав ладонь ко рту. – И у нее совсем нет родных?

– В Англии – нет. Ее единственная дочь давно эмигрировала в Австралию.

Мария молча о чем-то думала, подперев щеку кулаком. Миссис Лейси наблюдала за ней.

– О чем вы задумались, мисс? – наконец спросила она.

– Я бы хотела работать с людьми, помогать им – это, наверное, очень благодарный труд. Адам молодец, что выбрал такую профессию. Может быть, мне пойти по его стопам?

Миссис Лейси удивленно вскинула брови. Непоследовательность Марии ее поражала.

– А вы разве не собираетесь поступать на курсы секретарей? Мистер Адам мне говорил, что вы для этого и приехали.

– Собиралась. Джеральдина мне посоветовала. Но сейчас, после вашего рассказа, я уже не уверена, что должна стать секретарем. Мне хочется быть кому-нибудь нужной. Наверное, таких людей, как миссис Эйнсли, – тысячи, и всем им нужна помощь…

Миссис Лейси скептически улыбнулась:

– Нельзя быть такой романтичной, милочка. У каждой профессии есть свои неприглядные стороны. Вы еще слишком молоды и ничего об этом не знаете. Думаете, это так просто – помогать людям? Для этого необходимо адское терпение. Поверьте мне. Я не думаю, что оно у вас есть.

– Да, вы правы, – вздохнула Мария. – У меня его нет. А вот у нас в Ирландии семьи большие, и всегда есть кому присмотреть за стариками. Моя бабушка, например, живет в домике рядом с нами, и отец ни за что не согласился бы оставить ее одну. – Она в задумчивости ковыряла ногтем крышку стойки. – И все-таки мне ужасно жаль людей. Я не могу жить спокойно, зная, что другие страдают.

– Нельзя так, деточка, – миссис Лейси говорила с мягким укором, – ведь вокруг полно желающих воспользоваться слабостью ближнего. За время службы у мистера Адама я насмотрелась на людские несчастья и скажу вам откровенно: не каждый несчастный заслуживает помощи, которую ему оказывают. Так что поступайте в ваш колледж и учитесь на секретаря – вот самый лучший способ избежать неприятностей.

Мария почувствовала себя оскорбленной. Она не любила, когда ей давали советы.

– Это мое дело, чем заниматься. Я вполне способна сама о себе позаботиться. Лондон – это город, где можно быть самостоятельной.

– Да что вы! – усомнилась миссис Лейси. – Знаете ли, Лондон – это не только Букингемский дворец и Биг-Бен. С такой молодой и неопытной девушкой, как вы, здесь может случиться все, что угодно. Хорошо, что вы под присмотром.

Тяжело вздохнув, Мария соскользнула на пол – ей надоел этот разговор. Она вспомнила, что наверху ее ждут нераспакованные чемоданы, которыми можно заняться до обеда. К тому же к приходу Адама следовало переодеться во что-нибудь менее оскорбительное для его вкуса. Не успела Мария сообщить о своих планах миссис Лейси, как снаружи донеслось дребезжание колокольчика.

– Ох! – засуетилась экономка. – Откройте, пожалуйста, а то у меня руки мокрые. Если это к доктору, скажите, чтобы зашли позже.

– Хорошо, – ответила Мария и пошла открывать.

Наскоро пригладив волосы, Мария распахнула дверь. На пороге, отбивая ногой нетерпеливую дробь, стояла молодая женщина – судя по шикарному виду, не из клиентов Адама. Небольшого роста, восхитительно сложенная, с золотистыми волосами, собранными на голове под диадемой, она была очень красива, но Марии сразу не понравилось выражение ее холеного лица – женщина смотрела оценивающе.

– Добрый день, – вежливо поздоровалась Мария, – чем я могу вам помочь?

Посетительница оглянулась на подъездную дорогу, где стоял ее лимузин с шофером, и снова пристально взглянула на Марию:

– А вы, должно быть, Мария? Адам мне о вас рассказывал.

Мария сдержанно улыбнулась;

– Может быть, войдете? – Она чувствовала себя обязанной пригласить в дом знакомую Адама.

Губы гостьи дрогнули в подобии улыбки, и она переступила порог.

– Ну что ж… – начала она, но прервалась, посмотрев на дверь кухни.

Из кухни, вытирая руки о фартук, спешила ей навстречу миссис Лейси.

– Ах, это вы, мисс Гриффитс, – сказала она. – Мистера Адама нет дома.

– А я не к нему, – объявила Лорэн, стягивая жемчужно-серые перчатки, – я хотела познакомиться с Марией.

– Понимаю. – Растерянный вид миссис Лейси говорил о том, что ничего она не понимает. – Э-э… а… мистер Адам знает, что вы здесь? – не сдавалась она.

Лорэн в удивлении вскинула брови:

– Какая разница? Я уверена, что он не стал бы возражать. – И она с вызовом уставилась на старушку.

– Конечно, мисс. – Миссис Лейси опустила глаза. – Э-э… хотите кофе?

– Если вас не затруднит.

Миссис Лейси негодующе фыркнула и отправилась на кухню.

– Старая корова, – прошипела Лорэн себе под нос, но Мария услышала, и ее щеки запылали. Она не любила, когда при ней неуважительно говорили о старших. К тому же миссис Лейси была ей симпатична.

Лорэн повернулась к ней.


– Раз уж миссис Лейси не потрудилась меня представить, я сделаю это сама, – заявила она. – Мое имя – Лорэн Гриффитс. – Она произнесла это с таким выражением, как будто ожидала, что ее имя повергнет Марию в шок, но девушка только слабо улыбнулась, и Лорэн продолжала: – Адам вам обо мне рассказывал?

– Боюсь, что нет. Видите ли, я приехала только вчера вечером, так что…

– Ах да, – снизошла Лорэн. – Ну что, пойдем в гостиную?

– Да, конечно, – смущенно засуетилась Мария, извиняясь за свою недогадливость. Она не знала, как относиться к этой женщине, которая, видимо, была в очень близких отношениях с Адамом и вела себя здесь как дома.

Окна гостиной выходили во внутренний двор. Это была светлая, уютная, просто обставленная комната с низкими потолками. Вдоль стен стояли черные кожаные диваны, на полу лежал золотисто-кремовый ковер с узорами. Там находились обширная библиотека Адама, телевизор и аудиоаппаратура. Створчатые двери открывались в садик, где цвели вьющиеся розы.

Удобно расположившись на диване, Лорэн небрежным жестом указала на стул напротив. Мария, однако, предпочла не заметить этого жеста и встала у камина. Из ящика на столе Лорэн взяла сигарету и некоторое время, глубоко затягиваясь, молча курила. Мария вежливо ждала, пока гостья начнет разговор. Она уже оправилась от смущения, и происходящее начинало забавлять ее. Наконец Лорэн сказала:

– Адам, наверное, очень удивился вчера, когда застал вас у себя дома?

– Ну… пожалуй, – уклончиво ответила Мария. – Он не ожидал меня здесь встретить. Я хотела сделать ему сюрприз.

Лорэн внимательно изучала ее.

– А вам не кажется, что приличнее было бы подождать, когда вас пригласят? Ведь он не успел еще ответить на письмо вашей мачехи. Вам не приходило в голову, что нельзя приезжать так неожиданно?

Мария слегка растерялась. Она не понимала, какое эта женщина имеет право оценивать ее поступки и читать ей нотации.

– Нет, не приходило. Ведь Адам – мой брат. Я думала, что к родственникам можно приезжать неожиданно.

– Он ваш сводный брат, а это большая разница. Его нельзя назвать вашим близким родственником. Если я не ошибаюсь, вы и виделись-то всего два раза.

– Ну и что? Он член моей семьи.

– Член семьи, которого вы совсем не знаете, – то есть чужой человек, – сухо напомнила Лорэн. – Вы не знаете его привычек, не знаете, как он проводит время. Вы не можете сказать с уверенностью, рад он вашему приезду или нет.

– А я как раз собираюсь узнать его поближе! – дерзко заявила Мария, оскорбленная тоном собеседницы. Она подумала, что если кто-то из них и не имел никакого представления о правилах приличия, то это была Лорэн.

Лорэн сделала очередную глубокую затяжку, и в этот момент вошла миссис Лейси с подносом. Она поставила кофе на столик рядом с Лорэн и спросила голосом заводной куклы:

– Что-нибудь еще, мисс?

– Нет, спасибо, миссис Лейси, больше ничего, – глядя в сторону, ответила Лорэн.

Миссис Лейси быстро исчезла. Марию вдруг осенило, что она ошибается, принимая Лорэн Гриффитс за близкого Адаму человека. Иначе почему преданная ему миссис Лейси так не расположена к ней? Может быть, не нужно было приглашать эту женщину войти?

Тем временем Лорэн разливала кофе. Мария отказалась от предложенной ей чашки, и не потому, что она уже пила сегодня кофе, а потому, что ей не хотелось пить кофе вместе с Лорэн. Марию не покидало неприятное ощущение, что ее изучают. Зачем, интересно, Лорэн это понадобилось? Неужели она действительно пришла только для того, чтобы познакомиться? Но какой в этом смысл?

– Где вы собираетесь учиться? – Вопрос прервал течение ее мыслей. – Кажется, вы хотите стать секретарем?

Мария пожала плечами. Ей не нравилось, что ее расспрашивают о ее планах, да еще таким тоном.

– Я еще не решила, мисс Гриффитс. Я должна подумать.

– Понятно. – Лорэн нахмурилась. – А разве вам не удобнее было бы учиться где-нибудь в Ирландии? Ведь там тоже есть всякие колледжи, не правда ли? – Она говорила так, как будто Ирландия была населена первобытными людьми.

– Да, есть, – сдавленным голосом ответила Мария, – но я хочу учиться в Лондоне.

– Допустим, – продолжала Лорэн, – но девушке вашего возраста жить со сводным братом – это, знаете ли… как-то… как бы выразиться… Короче, это неприлично.

Мария почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо.

– Да что вы говорите, мисс Гриффитс!

– А вы придерживаетесь иного мнения? – притворно удивилась Лорэн.

– Представьте себе! – почти выкрикнула Мария. – Я имею на это право? Или я должна во всем с вами соглашаться?

Лорэн нервно потыкала окурком в пепельницу. Мария смотрела на нее, сжав губы и тяжело дыша.

– Мария, вы ведь не ребенок. Неужели вы не понимаете, что снимать квартиру вместе с несколькими сверстницами подходит вам гораздо больше, чем жить здесь?

– Не ваше дело, где я живу!!!

– Мария! – вдруг раздался голос Адама. – Как ты разговариваешь с Лорэн?

Мария резко обернулась. Он стоял в дверях с потемневшим и перекошенным от злости лицом. Поглощенные спором, они не услышали, как он вернулся.

Лорэн вскочила и подбежала к Адаму. Выражение ее лица мгновенно изменилось – теперь Лорэн была сама нежность.

– Адам, дорогой, – заворковала она, хватая его за руку, – я так соскучилась…

Удерживая Лорэн на расстоянии вытянутой руки, словно боясь, что она обнимет его, Адам вопросительно взглянул на Марию. Но Мария лишь капризно передернула плечами: она не собиралась ничего объяснять в присутствии этой особы. Тогда Адам обратился к уцепившейся за него Лорэн:

– Что здесь происходит? Или я должен сам догадаться? Лорэн, почему ты пришла сюда в мое отсутствие? Ты ведь знала, что я на работе.

Лорэн произвела некое уклончивое движение всем телом, но, понимая, что Адам сейчас не расположен к шуткам, решила честно признаться:

– Мне захотелось познакомиться с Марией, вот и все. В конце концов, я твоя невеста и могу приходить сюда в любое время.

– Неужели? – удивился Адам.

– Конечно. Не мог бы ты растолковать это… э-э… своей сестре?

Спокойствие стоило Марии невероятных усилий. Лорэн бросала ей открытый вызов, уверенная в поддержке Адама, который ужасно рассердился на Марию за то, что она дерзко разговаривала с его невестой. Но почему он не предупредил, что у него есть невеста и что она может зайти в его отсутствие? Почему – он поставил ее в такое дурацкое положение?

Промямлив «извините», Мария скользнула мимо них в холл, взбежала по лестнице, ворвалась в свою комнату и с грохотом захлопнула дверь. Новый день, как и вечер накануне, приносил ей одни разочарования.

Глава 3

Распаковывая чемоданы и убирая вещи в гардероб, Мария с тоской думала о том, что если Лорэн Гриффитс действительно имеет влияние на Адама, то рано или поздно она добьется того, чтобы Адам отправил ее обратно в Килкарни. Понимание этого начинало бесить Марию, и она запретила себе подобные мысли. Она переоделась в короткое оранжевое платье, открывающее ее длинные стройные ноги, и до блеска расчесала волосы.

– Мисс Мария! – уже в третий раз позвала миссис Лейси. – Обед готов! Спускайтесь, а то все остынет!

Мария медленно и неохотно спустилась вниз. Входя в столовую, она приняла гордый и независимый вид, но Адам в этот момент пил виски, стоя у бара спиной к дверям, и ничего не заметил. Стол был накрыт на двоих.

– Садись! – приказал он, и Мария неожиданно для себя послушно села.

Когда, наконец, Адам занял свое место напротив, она поинтересовалась:

– А где же мисс Гриффите?

Адам пожал плечами:

– Понятия не имею. У нее, кажется, встреча с продюсером.

– С продюсером? – Мария задумчиво облизала верхнюю губу. – А она что – актриса?

– А ты не знала? – усмехнулся Адам.

– Не-е-ет… – растерянно протянула она.

– Вообще-то она много играла и здесь, и в Америке… Лорэн – довольно известная актриса.

– Понятно, – кивнула Мария. – Вот почему она так удивилась, когда я не узнала ее. Знаешь, Адам, боюсь, она испытала разочарование от нашей встречи.

– Мягко говоря, – ухмыльнулся он. – Послушай, а чем вы тут занимались? Я не понял, почему вы разговаривали друг с другом таким тоном.

Мария густо покраснела:

– А разве Лорэн тебе не рассказала?

– Я не спрашивал.

– Ну… Ты, возможно, подозреваешь, что я стану врать.

– А зачем тебе врать?

– Ну, понимаешь… Она говорила, что мне не следовало являться сюда без приглашения и что мне нужно подыскать себе квартиру, а не жить у тебя.

– Да ну? Лорэн на самом деле это сказала? – Адам страшно заинтересовался. – И что ты ей ответила?

– Ты слышал. – Мария сжала губы.

– Ах да, – вспомнил он. – В любом случае я рад, что вы объяснились. Я во всем предпочитаю ясность. Запомни это, ладно?

Вошла миссис Лейси с подносом. Некоторое время они молча поглощали то, что она положила им на тарелки, потом Мария спросила:

– А ведь твоя мать не знает, что ты помолвлен, правда?

– Нет.

– Почему? – Мария кусала губы. – Ведь если бы я знала, что мисс Гриффитс – твоя невеста, я вела бы себя с ней иначе. Я не знала, понравится ли тебе то, что она приходит сюда в твое отсутствие.

Адам неторопливо откинулся на спинку кресла и с прищуром посмотрел на нее. Мария поняла, что его раздражение прошло, и успокоилась.

– Ты ведь успела достаточно хорошо изучить мою мать, скажи: разве она одобрила бы мой выбор? Ведь, по ее мнению, все актрисы – легкомысленные и безнравственные существа.

Мария поерзала на стуле. Было видно, что она еле сдерживает себя, чтобы не высказать свое мнение по этому поводу.

– Мне тоже кажется, что Лорэн тебе не подходит. Ты слишком серьезный и спокойный, ты не любишь блеска и роскоши.

– А вот твоего мнения я не спрашивал! – рявкнул Адам. – Ты еще слишком мала, чтобы решать, кто мне подходит, а кто нет.

Он выскочил из-за стола и забегал по комнате. Мария с беспокойством наблюдала за ним: неужели он снова оставит ее одну? Больше всего она боялась опять остаться наедине со своей скукой.

– Извини, пожалуйста, Адам, – осторожно начала она, – я не хотела тебя обижать… Я думала, что тебе интересно будет узнать мое впечатление.

– Ты нарочно изводишь меня, Мария! – воскликнул он. – И я совсем не уверен, что Лорэн так уж не права. Может, тебе действительно стоит снимать квартиру вместе с какими-нибудь девушками твоего возраста? Я не думаю, что мы с тобой сможем жить вместе.

– Что?! – возмутилась Мария, тоже обидевшись. – Нет, это ты нарочно меня изводишь! Я приехала в чужой город, надеялась на твою дружескую поддержку, а получается, что я только и делаю, что выслушиваю от тебя нотации!

Адам взъерошил свою густую темную шевелюру. Возможно, он и вправду слишком жесток к ней, но ведь его жестокость возникает в ответ на ее оскорбительную прямоту. Раньше он не сталкивался с подобной откровенностью. Он совершенно не понимал, как ему вести себя с Марией.

Зазвонил телефон, и Адам опрометью бросился вон из столовой, чуть не сбив с ног миссис Лейси, входящую с кофе. Обратно он не вернулся: Мария услышала, как они коротко поговорили о чем-то с миссис Лейси, а через минуту до нее донесся рев отъезжающего «ровера». Мария бросилась к окну, но машины уже не увидела.

– Что случилось? – спросила Мария, с несчастным видом заходя на кухню. Она подозревала, что стремительность Адама вызвана желанием поскорее избавиться от нее, и обида на Адама смешивалась в ее душе с чувством вины.

– У одного из пациентов мистера Адама сердечный приступ, – со вздохом ответила миссис Лейси. – Ничего не поделаешь, милочка, таковы прелести профессии врача. Мистеру Адаму часто приходится срочно уезжать из дома, даже ночью. Давайте-ка с вами пообедаем, и вы мне расскажете еще что-нибудь об Ирландии.

После обеда Мария решила прогуляться. Накинув на плечи длинный свитер и не слушая никаких предостережений миссис Лейси, в два часа она вышла из дома в ужасном настроении. Не верилось, что вчера в это же время она была полна надежд и энтузиазма. Жизнь в Лондоне уже не представлялась ей такой романтичной и насыщенной событиями. Без Адама ей в Лондоне совершенно нечего было делать.

Мария медленно брела по улице и вспоминала, каким был Адам во время своего последнего приезда в Килкарни. Тогда он показался ей добрым и ласковым, и в течение тех лет, что они не виделись, у нее в сознании укрепился образ дружелюбного, искренне расположенного к ней человека. Теперь же, когда он относился к ней как к неожиданно свалившейся на его плечи обузе, ей стало ясно, что она глубоко заблуждалась. Интересно, согласился бы он принять ее, если бы имел время отослать письмо? Мария тяжело вздохнула. В любом случае сейчас это уже не важно. Ей вдруг захотелось обратно в Ирландию, в тепло и уют отцовского дома… Хоть там и следили за каждым ее шагом, там она была нужна, а здесь она чувствовала себя покинутой и всеми забытой.

На Хай-стрит Мария в нерешительности остановилась. Она не позаботилась купить путеводитель и теперь не знала, куда идти дальше. Признаться, она всегда надеялась, что рядом будет Адам и он ей все тут покажет. Хай-стрит привела ее на Пикадилли, где она смешалась с толпой беззаботных туристов. Ей немного полегчало: в конце концов, она была в городе, о котором столько мечтала! Так Мария бродила, наверное, несколько часов, глазея на старинные здания, известные ей по книгам. На Тауэрском мосту она остановилась и долго смотрела на проплывающие по Темзе баржи, катера и пароходы с туристами и на серую громаду самого Тауэра. В школе история была ее любимым предметом, и она отлично помнила все злодеяния, за многие века совершенные в его мрачных стенах. Мария решила, что как-нибудь сходит в Тауэр посмотреть на сокровища английской короны и на двор, где обезглавили нескольких монархов. В Лондоне существовало еще много мест, которые ей хотелось посетить, и, хотя сегодня она получила большое удовольствие, ей не хватало спутника, с которым можно было бы его разделить. Мария была очень общительна и совсем не выносила одиночества.

Солнце уже клонилось к закату, и Марии снова сделалось грустно, потому что впереди ее опять ждал одинокий ужин. Слезы наворачивались на глаза, но она изо всех сил старалась не расплакаться. Нечего теперь реветь, твердила она себе, сама во всем виновата. Когда Мария вышла на площадь Пикадилли, ее стали швырять из стороны в сторону потоки людей, атакующих остановки пригородных автобусов и станции метро. Она знала, что ей нужно поймать такси, но сильно сомневалась в своих способностях сделать это в час пик. В маленьком кафетерии Мария заказала кофе и пончики и, сев за столик у окна, стала дожидаться конца столпотворения. После третьей чашки кофе людей и машин на улице заметно убавилось, и она покинула свое убежище.

Теперь, когда Мария утолила голод, ей совершенно расхотелось ехать домой. Поэтому, хоть ноги уже ныли, она натянула свитер и потащилась в сторону Гайд-парка. Там она села на скамейку, сняла одну туфлю и принялась изучать растертую пятку. Проведенная инспекция показала, что ловить такси все-таки придется. Вздыхая, Мария рассматривала ногу. Она уже жалела, что отправилась гулять по городу.

На скамейку рядом с ней опустилась пожилая женщина. Увидев кровавые волдыри на ноге у Марии, она посочувствовала:

– Ну надо же, как вы натерли, бедняжка!

– Угу, – согласилась Мария и, морщась от боли, снова надела туфлю. – Я ведь целый день на ногах.

Женщина насторожилась:

– А вы приезжая, не правда ли?

– Да, я из Ирландии.

– Я сразу поняла, – почему-то обрадовалась женщина. – И в Лондоне вы, наверное, недавно?

– О да, – вздохнула Мария, – такой большой город…

– Большой… И здесь очень тяжело, если никого не знаешь. А вы работу, наверное, ищете? Что-нибудь вроде горничной в отеле?

– Нет, я собираюсь поступить в колледж и учиться на секретаря, а потом работать в офисе.

Женщина пристально ее изучала. Мария так же внимательно посмотрела на нее. У женщины было худое бледное лицо, длинные волосы, неряшливо свисающие на плечи, и беспокойный взгляд.

– В офисе? Значит, вы звезд с неба не хватаете?

Мария улыбнулась. Хотя ее собеседница ей не понравилась, Мария решила быть вежливой.

– Выходит, нет. Я думаю, что, может быть, мне и не удастся найти здесь работу и придется возвращаться в Ирландию.

Женщина оживилась:

– Послушайте, а что, если у меня есть для вас предложение? Как раз то, что вы хотите, – должность секретаря в офисе, но только без этих дурацких курсов? Вам повезло, что мы с вами встретились.

Мария вытаращила глаза, не в силах скрыть своего удивления. Она не привыкла, чтобы ей прямо на улице предлагали работу.

– И у вас правда есть для меня работа?

– Видите ли, у меня есть друг, которому как раз нужна такая симпатичная девушка, как вы. Для работы с документами. Это нетрудно, зарплата хорошая, перспективы… Ну, согласны?

Мария растерялась:

– Даже не знаю, что сказать. Вы меня совсем не знаете. Вдруг я совсем не подхожу вашему другу? Может быть, ему лучше обратиться в агентство? Я должна подумать.

Женщина сердечно рассмеялась и похлопала ее по руке:

– Вам не нужно думать, дорогая. Просто назовите ваше имя, я позвоню своему другу и вас с ним познакомлю. Оставьте мне свой телефон, я свяжусь с вами в ближайшие два дня. Где вы остановились?

Мария засомневалась, стоит ли называть незнакомой женщине номер телефона Адама, и промолчала. Вдруг между ними упала тень. Мария подняла голову и с удивлением увидела высокого полицейского, который сверху грозно взирал на ее собеседницу.

– Беатриса, – басом сказал он, – ты опять принялась за старые фокусы? Кажется, мы договорились, что я тебя больше здесь не увижу.

Женщина вскочила на ноги, нервно поправляя пальто. Мария замерла в испуге, не понимая, что происходит, и молча смотрела на свою собеседницу.

– Я не понимаю, о чем вы говорите, офицер, – надменно заявила женщина. – Я просто сижу на скамейке, разговариваю с этой юной леди и не лезу, между прочим, в чужие дела!

– Это правда, мисс? – обратился полицейский к Марии. – Она предлагала вам работу?

Взгляд Марии был красноречивее слов.

– Беатриса, я предупреждал тебя.

– В чем дело, офицер? – всполошилась Беатриса. – Я ни в чем не виновата! Разве эта девушка сказала, что я предлагала ей работу?

– Считай, что сказала.

– Но она ничего не говорила!

– Значит, она все расскажет позже.

– Вы предъявляете мне обвинение?

– Это зависит от того, какую работу ты ей предлагала.

Мария слушала их перебранку с возрастающим беспокойством. Что стряслось? При чем здесь полицейский? Что плохого сделала эта женщина? Конечно, она предлагала Марии работу, но разве в этом есть что-нибудь предосудительное?

Полицейский повернулся к Марии:

– Что она вам говорила, мисс?

Мария перевела взгляд с полицейского на Беатрису: на ее лице не было и следа дружелюбия и участия, а в глазах застыл страх. Мария вдруг почувствовала острое нежелание вмешиваться, давать какие-то показания…

– Я не знаю, – тихо сказала она, – я правда не знаю.

Полицейский выпрямился и с брезгливо-досадливым выражением взглянул на Беатрису:

– Тебе чертовски повезло, старушка. Чертовски!

«Старушка» гордо вскинула голову:

– Я не делала ничего противозаконного, офицер. Могу я идти?

– Да! Убирайся к черту!

Она быстро засеменила прочь.

– Где вы живете, мисс? – спросил полицейский.

– В Кен… в Кенсингтоне, – прошептала ошеломленная Мария.

– А здесь что делаете?

– Просто зашла… Я гуляла по городу…

– Одна?

– Да.

– У вас есть родители?

– Да, но… в Ирландии.

– Значит, вы одна живете?

– Нет, с братом. Со сводным братом. Он врач.

– И он отпускает вас вот так бродить, чтобы вы встречались со всякими… – Он осекся.

– Я ничего не понимаю, офицер. Я натерла ногу и присела на скамейку, подошла эта женщина, мы стали разговаривать – вот и все. Она очень мне сочувствовала.

– Ну еще бы, – оскалился полицейский, – ведь ей искренне жаль всех красивых девушек, которые не занимаются проституцией. Беатриса – известная сутенерша, мисс.

Марии сделалось дурно. Отнялся язык, и она не могла произнести ни слова.

– Слушайте, мисс, поезжайте домой, к этому вашему сводному брату, а?

Мария судорожно кивнула и, вскочив со скамейки, рысью помчалась к выходу из парка.

– И не разговаривайте на улице с незнакомцами! – пробасил он ей вдогонку.

На город опустились сумерки. Подгоняемая ужасом, Мария быстро поймала такси, дала водителю адрес и забилась в угол. Всю дорогу до Вирджиния-Гроув водитель-араб подозрительно косился на нее в зеркало заднего вида, но, слава богу, ничего не спрашивал. У дома Адама она выкатилась из такси и, взбежав по ступенькам, принялась отчаянно дергать за ручку двери. Дверь почему-то оказалась незапертой и сразу распахнулась. Мария почти упала на руки Адаму.

– Где ты была? – сердито начал он, бесцеремонно втаскивая ее внутрь. – Я дома уже два часа, а тебя все нет. Ты не могла хотя бы позвонить?

Мария ничего не ответила. Она стояла перед ним в холле, бледная, и все еще дрожала от страха.

– Иди сюда! – Адам потащил ее за руку в столовую. Там он плеснул в бокал бренди и протянул ей. – Выпей! – скомандовал он. – Ты выглядишь как привидение.

Бренди обожгло Марии горло, и она закашлялась, но через минуту ей действительно стало легче: страх прошел, и она почувствовала легкую досаду оттого, что Адам лицезреет ее в таком жалком виде. Он забрал у нее бокал и смотрел выжидающе.

– Ну? Ты созрела для объяснений?

– А ты что – б-б-беспокоился?

– Мария! Уже восемь! Ты шесть часов пропадала неизвестно где и еще спрашиваешь, беспокоился ли я! Это Лондон, а не Килкарни. С тобой здесь может случиться все, что угодно!

Марию передернуло под его пронизывающим взглядом.

– Из-извини…

– Где ты была?! – закричал он.

Мария кусала губы.

– Я гуляла.

Лорэн Гриффитс, происшествие в Гайд-парке и теперь еще гнев Адама – это было уже слишком. Прижав к лицу дрожащие пальцы, Мария отвернулась, чтобы он не видел ее слез.

– Ну ладно, – хрипло и смущенно забормотал Адам, – извини. Допустим, я обращаюсь с тобой как последняя свинья, но и ты, знаешь, тоже – я чуть не рехнулся, пока тебя не было…

– Какой сегодня ужасный день, – жаловалась Мария сквозь всхлипывания скорее сама себе, чем ему, – да еще и это… в парке…

Адам насторожился:

– Что – «это в парке»?

– Я… я зашла в Гайд-парк, со мной заговорила какая-то женщина, – всхлипывала Мария, – она была очень добра. Потом появился полицейский и сказал, чтобы она убиралась и что она су…

– Понятно, – оборвал ее Адам. – Боже мой, Мария! Я ума не приложу, что мне с тобой делать!

Мария умоляюще посмотрела на него сквозь слезы:

– Я не хотела становиться тебе обузой, Адам. Джеральдина… Мы думали, что тебе будет со мной веселее.

Адам ухмыльнулся:

– Я так и знал. Я знал, что за этим всем стоит моя мать. Удивляюсь, куда смотрит твой отец. Мне казалось, что у него более старомодные взгляды. Не понимаю, как он согласился отправить тебя сюда.

– Ты ему нравишься. Он доверяет тебе. Он думал, что с тобой я буду в порядке… Он думал, что у тебя со мной не будет проблем…

Адам тяжело вздохнул:

– Ну ладно, что теперь делать… Ты есть хочешь?

– Не очень. Примерно в шесть я заходила в кафе на Пикадилли.

Во взгляде Адама сквозило недоверие.

– Вот как? Я спрашиваю, потому что миссис Лейси сегодня пошла навестить сестру, и если ты голодна, то тебе придется есть то, что приготовлю я.

– Я умею готовить, Адам, – тихо сообщила Мария, – может, лучше я этим займусь?

– Идет, – секунду поколебавшись, согласился он.

Позже, когда они сидели рядом за стойкой на кухне и уплетали приготовленный ею омлет и жареную картошку, Мария переживала самые счастливые мгновения со времени своего отъезда из дома. Именно об этом она мечтала в Килкарни: вечером, за ужином, они с Адамом будут болтать о том о сем, смеяться, он будет рассказывать ей о больничных происшествиях и травить анекдоты… Не будет никакой Лорэн Гриффитс, и она, Мария, будет просто жить, наслаждаясь каждой минутой, проведенной с Адамом.

Глава 4

На следующее утро Мария проснулась поздно. Часы показывали уже половину десятого, когда жаркие лучи весеннего солнца, пробравшись меж лимонных штор, заставили ее открыть глаза. Прежде чем встать, она еще недолго понежилась в постели, вспоминая приятные события вчерашнего вечера.

Из кухни доносился грохот транзистора.

– Ну вот и вы наконец, – сказала с улыбкой миссис Лейси, когда Мария спустилась вниз. – Доктор сказал, что вы вчера устали, и просил вас не будить.

– Да ну? – Мария сомневалась в невинности мотивов Адама, но потом решила проявить благородство. – Какой сегодня чудесный день, правда, миссис Лейси?

– Да, восхитительный, – кивнула экономка. – Вы не хотите позавтракать в саду?

– В саду? Отлично! Но мне только кофе, пожалуйста.

– Хорошо. – Миссис Лейси приглушила радио и включила кофемолку.

Мария вышла во внутренний дворик. Не верилось, что она находится в центре Лондона: в саду под зелеными тенистыми деревьями было так тихо.

После завтрака Мария вернулась на кухню:

– Миссис Лейси, Адам просил вас что-нибудь мне передать? То есть я имею в виду, он хотел, чтобы я чем-нибудь сегодня занялась?

Миссис Лейси выглядела озадаченной:

– Не знаю, мисс. Доктор только просил не отпускать вас далеко одну. Он вчера переволновался. И это все. Никаких особенных занятий он для вас не придумал. Просто не уходите далеко.

– То, что случилось со мной вчера, могло случиться с кем угодно, – запальчиво огрызнулась Мария. – Как бы вы, например, поступили, если бы кто-нибудь заговорил с вами в парке?

– С вами кто-то заговорил, мисс?

– Я думала, вы знаете.

– Нет, мисс. Мистер Адам лишь намекнул, что вы столкнулись с темной стороной жизни Лондона и что вы не привыкли к таким большим городам.

– Дублин, знаете ли, тоже не деревня, – вспыхнула Мария.

– Нет, мисс, – вежливо согласилась миссис Лейси, уклоняясь от спора.

– Адам сегодня приедет на обед?

– Он не сказал, что нет, мисс.

– Ладно. Тогда я позагораю.

Кипя от негодования, Мария отправилась в свою комнату. Она чувствовала себя как обманутый взрослыми ребенок, и все удовлетворение от вчерашнего вечера испарилось. Вчера она думала, что ее компания доставляет Адаму удовольствие, но сейчас ей уже казалось, что он просто хотел, чтобы она угомонилась и не докучала ему капризами. Возможно, его мучила вина за то, что он невнимателен к ней, или он слишком испугался, когда она исчезла, или боялся, что придется отвечать за нее перед Патриком. Но если Адам полагает, что с ней можно обращаться как с маленьким ребенком, то он глубоко ошибается. Она приехала в Лондон не для того, чтобы ее водили за нос. Как только она поступит в колледж, то немедленно избавится от его власти. Мария решила обсудить эту проблему за обедом.

Она достала из гардероба бикини и критически его осмотрела. Это был подарок Джеральдины, приобретенный ею для падчерицы втайне от Патрика. Осмелься Мария нацепить его дома, разразился бы жуткий скандал. Когда Мария собирала чемодан, Джеральдина сунула туда купальник. Теперь он ей пригодится для демонстрации независимости.

Заметив Марию, проходящую мимо кухни в бикини, миссис Лейси воскликнула:

– Мисс Мария! Зачем вам это понадобилось?

Мария притворилась, что не понимает:

– А что такое, миссис Лейси? Вам не нравится мой купальник?

– Очень нравится, мисс, но эта вещь не для патио.

– Почему? Думаете, соседи будут в шоке?

– Нет, мисс, соседи тут ни при чем. После вчерашнего случая, сами понимаете… Мистер Адам будет недоволен.

– Ну и хорошо! – И под неодобрительным взглядом экономки Мария грациозно проследовала в сад.

В дверь позвонили.

– Думаете, это опять Лорэн Гриффитс? – спросила Мария, оборачиваясь с хитрым блеском в глазах. Она надеялась, что ей удастся продемонстрировать перед Лорэн все достоинства своей внешности.

Миссис Лейси молча пожала плечами и пошла открывать. Стоя во внутреннем дворике, Мария настороженно прислушивалась. Это была не Лорэн Гриффитс – из холла донесся мужской голос. Разочарованно вздохнув, Мария растянулась в шезлонге, вынесенном предварительно на солнце, и надвинула на глаза темные очки. Но незнакомый мужской голос приближался. Когда он раздавался уже в гостиной, Мария обернулась и увидела, что там миссис Лейси разговаривает с каким-то молодым человеком. Она сдвинула очки на кончик носа и вопросительно взглянула на миссис Лейси.

– Это мистер Ларри Хэдли, мисс, – сказала экономка, испытывая смущение оттого, что гость во все глаза пялится на голую Марию, – сын мистера Хэдли, партнера мистера Адама.

Ларри Хэдли был высоким, очень привлекательным молодым человеком с темными, волнистыми волосами и карими глазами.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась Мария, снимая очки. – Вы хотели видеть Адама?

– Нет. – Ларри отрицательно качнул головой. – Я… заходил сегодня на работу к отцу и услышал, как Адам о вас рассказывает. Он боится, что вам тут… ну, – Ларри замялся, – одиноко, что ли… Ну, вот я и предложил… свою помощь.

– Очень мило с вашей стороны, – не растерялась Мария. – Садитесь, пожалуйста. Миссис Лейси принесет нам кофе, правда, миссис Лейси?

– Если вы переоденетесь, мисс, – выдвинула условие экономка.

– Хорошо.

Миссис Лейси удалилась на кухню. Мария, которая не спешила выполнять обещание, с улыбкой предложила:

– Ларри, ты не хочешь поставить здесь еще один шезлонг?

Ларри взял под деревом шезлонг, поставил его напротив, уселся и, закинув ногу на ногу, начал беседу:

– Вот уж не думал, что у Адама есть сестра. И ты собираешься поступать в колледж?

– Вообще-то я его сводная сестра. А насчет того, где учиться, я еще не решила. А ты чем занимаешься? Тоже хочешь стать врачом, как твой отец?

– Ну уж нет. Эта профессия не по мне. Я только что окончил курс в Кембридже и пока еще не знаю, куда податься.

– То есть ты совсем ничем не занят? Целыми днями ничего не делаешь? – удивилась Мария.

– Угу, – подтвердил Ларри. – Просто наслаждаюсь жизнью.

– И тебе не скучно? – Мария подозревала, что это какая-то шутка, которой она не понимает.

– Разве наслаждение может быть скучным?

– Ну, не знаю… – растерялась Мария. – Я, например, обязательно хочу работать, чем-нибудь заниматься… Я не понимаю, как можно всю жизнь бездельничать. Это не для меня.

Ларри подался вперед:

– Слушай, а ты, случайно, не феминистка? Может, ты из тех женщин, которые устраивают митинги в поддержку эмансипации?

– Нет, что ты, на митинги я не хожу. Но считаю, что женщины не менее, чем мужчины, способны к любой профессии.

– Да я не против. По мне, хоть уголь добывайте, если вам так хочется, но только оставайтесь красивыми, – милостиво разрешил Ларри, пожирая Марию глазами.

– Ладно, – засмеялась она.

Миссис Лейси принесла кофе. Она ничего не сказала по поводу того, что Мария не одета, только тревожно покосилась на нее. Они приятно проводили время за болтовней и кофе, пока наконец с улицы не донесся шум мотора: приехал Адам.

Ларри поднялся:

– Кажется, это твой брат. Мне, наверное, пора… А что ты делаешь сегодня вечером? У меня есть машина, мы с тобой могли бы поехать куда-нибудь… В Мейденхед! Там в одном ресторане готовят отличные стейки.

– Хорошо, – согласилась Мария, секунду поколебавшись, – сомневаюсь, что Адам придумал мне на сегодня занятие.

Не успела она это произнести, как из дома вышел сам Адам и с каменным лицом направился к ним. Он неотрывно смотрел на Марию и лишь мельком покосился на Ларри. Но она не смутилась. Если Адам не хотел, чтобы молодой человек был с ней целое утро, то зачем он его сюда посылал?

– Как прошло утро? – спросила Мария, делая шаг навстречу.

– До свидания, Ларри, – сухо произнес Адам, не глядя на него.

– Угу. – Ларри подмигнул Марии и прошептал: – Я заеду за тобой в семь часов.

Он ушел, а Адам продолжал стоять посреди газона, засунув руки в карманы и набычившись на Марию.

– Я, пожалуй, пойду переоденусь, – сказала она.

– Подожди! – Его тон говорил о том, что лучше действительно подождать. Прежде чем продолжить, Адам достал из портсигара сигарету и закурил. – Твой отец знает, что ты носишь такие наряды?

Мария покраснела и быстро нацепила на нос очки, чтобы ее глаза не выдали лжи.

– Да! Он знает! – Она пожалела, что ее купальный халат остался в гардеробе.

– Ну что ж, – недоверчиво ухмыльнулся Адам, – вы меня все удивляете… Но все равно я уверен, что он разрешает тебе это только на пляже. А что этот щенок здесь делал? – спросил он, кивая на пустой шезлонг Ларри.

– Щенок? – удивилась Мария. – Ты имеешь в виду Ларри? Ничего не делал. Мы просто сидели и разговаривали.

– А скольких мужчин ты успела развлечь за утро? – Его губы искривила саркастическая усмешка.

Мария сорвала очки и с гневным недоумением уставилась на Адама:

– Ты же сам его прислал!

– Я?! Он так сказал?

– Ну… в общем, да…

– Правда?

– Конечно, правда, Адам, ведь я никогда не вру, не то что некоторые.

– Что ты имеешь в виду? – опешил он.

– Ничего особенного! Знаешь, штука есть такая – обман?

– Как интересно! И кого же я обманул?

– Ну… свою мать, например. – Мария как-то неуверенно произнесла эту фразу, но отступать уже было некуда. – Ты сам говорил, что она не знает о вашей помолвке с Лорэн Гриффитс.

– Ради бога, Мария! – воскликнул Адам. – Ты что, считаешь, что моя мать никогда не видела Лорэн? Или что ей неизвестны наши отношения? Она просто предпочитает их игнорировать. И вообще – я тебе уже говорил, что твое мнение меня не интересует. Ты сама хочешь оправдаться, предъявляя мне надуманные обвинения.

– Да нет же, – простонала Мария, – я тебя не обвиняю. Мне просто не нравится, что ты обращаешься со мной как с маленькой – хуже, чем дома. Я думала, что вчера ты наконец уяснил, что я уже не ребенок, но, как оказалось, это не так.

– Вчера?! Да любой сосунок проявил бы вчера больше здравого смысла, чем ты! Стоило мне отвернуться, как ты уже связалась черт знает с кем!

– Как ты смеешь так со мной разговаривать! – Мария задыхалась от негодования. – Если бы твоя мать знала…

– Если бы моя мать знала, ты бы уже сидела в самолете курсом обратно на картофельное поле.

И тут разъяренная Мария, не особенно понимая, что делает, размахнулась и – Адам не успел перехватить ее руку – влепила ему пощечину. Адам отшатнулся, а она, воспользовавшись его замешательством, со всех ног помчалась в свою комнату. Там она бросилась на кровать и зарыдала. Час спустя, когда Мария все еще лежала, уткнувшись в подушку, в дверь постучали.

– Убирайся, – промычала она приглушенным голосом, но дверь отворилась, и вошла с подносом миссис Лейси.

– Ну что это такое, боже мой, – запричитала она, – вы же заболеете. И лицо опухнет от слез. Вставайте, я принесла вам обед. Поешьте – и вам сразу станет легче.

Мария не пошевелилась.

– Деточка, – продолжала увещевать ее миссис Лейси, – а что скажет Ларри, когда увидит вас вечером? Ведь он пригласил вас на свидание?

Мария неохотно приподнялась на локтях.

– Миссис Лейси, – всхлипнула она, – я его ударила. Я ударила Адама.

– Думаете, я не знаю? – Добрая старушка улыбнулась. – Что вы сотворили с его лицом, не говоря уже о настроении! Он ходит мрачный как туча и ничего не может делать.

Мария села на кровати. Ей было невыносимо жаль Адама и себя. У нее вдруг возникла настоятельная потребность излить душу.

– Он никогда меня не простит, – с горечью произнесла она. – Я не знаю, что на меня нашло… Когда он приезжал в Ирландию, то был совсем другим. Я думала, что он мне обрадуется, но он… не рад.

Миссис Лейси пощелкала языком:

– Вы действительно считаете, что он вам не рад?

– Конечно. Если бы он был рад, разве он вел бы себя так со мной?

– Не торопитесь с выводами, мисс Мария. Ведь вы совсем не знаете вашего брата. Его пациенты могли бы вам рассказать, что мистер Адам – самый добрый и понимающий человек на земле.

– Ах, почему я не его пациентка! – В ее голосе слышалось искреннее отчаяние. – Понимаете, миссис Лейси, мне показалось, что я по-настоящему его ненавижу!

– Нет, мисс, это вам лишь показалось, – уверяла миссис Лейси. – Но совсем не удивительно, что доктору не понравилось, как вы выглядели. Зачем вы надели этот купальник?

– Я хотела продемонстрировать независимость, – фыркнула Мария. – Но не бикини привело Адама в ярость – он разозлился из-за Ларри.

– О да! – закивала экономка. – Я сразу поняла, что он обманывает и что мистер Адам не просил его сюда являться.

– А мне Ларри понравился, очень приятный молодой человек, – возразила Мария.

– Да нет, мисс, не в том дело, – пробормотала миссис Лейси, – хотя это меня не касается…

И она, еще раз напомнив Марии про обед, вышла из комнаты.

В четыре часа позвонил Адам предупредить миссис Лейси, что вернется поздно. Он ничего не спросил о Марии, и она стала подумывать, не отложить ли ей свидание с Ларри. Но потом, несмотря на недобрые предчувствия, решила не откладывать. В конце концов, Адам сам, наверное, будет рад, что ее нет дома.

Вечером она переоделась в длинное приталенное бархатное платье янтарного цвета, который очень шел к ее глазам и делал заметными рыжие искорки в каштановых волосах. Когда миссис Лейси увидела Марию в этом платье, она одобрительно улыбнулась, а на ее морщинистом лице можно было прочитать: ну наконец-то, мисс!

Ларри был в полном восторге. Его комплименты вернули Марии уверенность в себе, которой ранее так бесцеремонно лишил ее Адам. Как Ларри и обещал, они поехали в ресторан, заказали стейки и салат, а потом танцевали под музыку, которую играл бит-квартет. С Ларри было легко и весело, Мария расслабилась, и ей на время удалось забыть о своем неприветливом сводном брате. В половине двенадцатого Ларри с неохотой согласился отвезти Марию домой – ему было жаль расставаться, да и ей тоже, но в то же время она опасалась еще больше рассердить Адама.

В дом Мария зашла на дрожащих ногах, но когда она увидела, что ее никто не встречает, то почувствовала легкую досаду. На каминной полке в гостиной лежала записка. Мария торопливо схватила ее – записка была от миссис Лейси для Адама… В унылом настроении она отправилась спать.

Следующим утром Мария поднялась рано, рассчитывая застать Адама и поговорить с ним. Одежду – белую блузку с коричневой юбкой в складку – она нарочно выбрала поскромнее, чтобы он снова не разъярился. Когда в семь сорок пять он вошел в столовую, она уже сидела там, делая вид, что читает газету.

Мария медленно подняла глаза. В темном костюме с кремовой рубашкой и галстуком Адам был неотразим. Он посмотрел на Марию с удивлением, но место напротив все же занял.

– Доброе утро, Адам, – поздоровалась Мария.

– Доброе утро, – равнодушно ответил он.

Вздохнув, Мария отложила газету.

– Мне нужно поговорить с тобой. – Ей с трудом удавалось сохранять спокойный приветливый тон.

Адам, только протянувший руку за газетой, нахмурился:

– Вот как? Тебе нужно поговорить со мной?

– Да.

У Марии дрожали руки. Сцепив их на коленях, она подыскивала слова. Адаму надоело ждать, он взял газету и пробежал глазами заголовки. Возникла миссис Лейси с кофе и кукурузными хлопьями для Адама. Кофейник она поставила рядом с Марией, которая взглядом поблагодарила ее за это.

– Тебе… тебе с сахаром и со сливками? – выдавила Мария.

– Только сахар, пожалуйста, – бесцветным голосом сказал Адам. Взяв чашку из рук Марии, он поставил ее на стол и продолжал читать газету.

– Ради бога, Адам! – не выдержала Мария. – Тебе что, нечего мне сказать?

Адам посмотрел на нее с холодным удивлением:

– Я понял, что это ты хочешь мне что-то сказать.

– Я… да. Но то, что произошло вчера… Я очень сожалею, что так получилось. Я не хотела…

– Давай забудем об этом, – резко оборвал ее Адам. – О таких вещах лучше всего не вспоминать, как будто их и не было.

– Но ты же не сможешь забыть. А жить, все время ссорясь, невозможно. – Мария теребила кончики волос. – Невозможно все время испытывать терпение друг друга.

– Пожалуй. Ты права, наши отношения стали слишком уж напряженными. Я не думал, что так получится.

– Я… я должна уехать? Если хочешь, я сегодня же куплю билет.

– Что ты! Я и мечтать об этом не смею. – Он саркастически усмехнулся. – Раз уж ты приехала, ты не захочешь возвращаться в Ирландию.

– Тогда ты позволишь мне остаться и поступить в колледж?

– А у меня есть выбор?

Мария сердито тряхнула головой. Опять Адам издевался над ней!

– Перестань разговаривать со мной в таком духе! Ты же знаешь, что за тобой последнее слово. Я здесь ничего не решаю. Стоит тебе только написать моему отцу, и он потребует, чтобы я возвращалась домой. Особенно если ты опишешь все в таких выражениях, в которых, я знаю, ты хотел бы описать. Даже если ты сообщишь, что не против моего приезда, отец все равно не позволит мне остаться.

Адам тяжело вздохнул и отложил газету.

– Мария, ты должна признать, что ты намеренно выводишь меня из себя. Если ты вернешься в Килкарни, в этом будет только твоя вина. Можно подумать, что ты нарочно делаешь все для того, чтобы я отправил тебя домой.

– Нет!! Я ничего не делаю нарочно. Адам, как ты можешь так говорить?

– Зачем же, в таком случае, ты вчера нацепила бикини? Ты же понимаешь, что в городе этот наряд неуместен.

Мария недолго помолчала. Она не знала, что ей сказать, чтобы не навлечь на себя еще больший гнев.

– Я не знаю. Я никогда раньше его не надевала, ну и вот – захотелось попробовать…

– Нет, вы только послушайте – сама невинность! – не поверил он. – Захотелось попробовать! Можно подумать, ты не знала, как ты в нем выглядишь.

Мария покраснела. Ее самообладание совершенно исчезло, и она почувствовала непреодолимое желание сказать какую-нибудь дерзость.

– Я думаю, ты бы не возражал, если бы мисс Гриффитс расхаживала в бикини, – еле слышно пробурчала она.

Лицо Адама окаменело. Мария уже пожалела о сказанном, но было поздно. Адам опять взялся за газету.

– Я ничего не слышал, – произнес он, принимаясь за чтение.

– Ты отправишь меня в Килкарни, Адам?

– А почему ты так ненавидишь Килкарни? Очень симпатичное место. Я бы с удовольствием там пожил, если бы меня не держала здесь работа.

– Если б ты знал, что там за жизнь! – с отчаянием воскликнула Мария. – Люди женятся, рожают детей и растят их – и все.

– Ну и что? Люди везде так делают.

– Но только не я!

– Ладно, Мария, скажи правду: почему ты не хочешь возвращаться домой? Ты не представила мне ни одной убедительной причины.

Она потупила глаза:

– Мой отец считает, что мне пора замуж.

– Вот как? И у него есть жених на примете?

– Да. Мэттью Харли с соседней фермы. Отец думает, что тогда у него будет две фермы. Он уже договорился с его родителями. Но я против, да и Мэтт не очень-то обращает на меня внимание. Но разве можно отговорить моего отца от задуманного дела?

– И как же тебе удалось улизнуть в Англию?

– Джеральдина убедила его меня отпустить. Она сказала, что в наше время девушке после окончания школы полезно приобрести еще какую-нибудь специальность, кроме специальности рожать детей.

Мария густо покраснела.

– Узнаю свою матушку, – скривился Адам. – Она из любой ситуации сумеет извлечь выгоду.

– Ну, не знаю. Только я не хочу возвращаться домой и выходить замуж. Не то чтобы я совсем не хотела замуж – но только не за Мэтта. Я его не люблю. Да и он меня не любит. Это будет брак по расчету. А я ненавижу такие браки!

– Ты уверена, что никогда его не полюбишь? Может быть, ты просто недостаточно хорошо его знаешь?

– Я хорошо его знаю. Мы вместе росли. Он неплохой парень, но с ним ужасно скучно.

Адам пожал плечами и уткнулся в тарелку с беконом и яйцами, поставленную перед ним миссис Лейси. Мария намазывала джем на тост, украдкой поглядывая на Адама. Он не выказал никаких знаков того, что его неприязнь к ней уменьшилась, но Мария чувствовала, что это так, и была рада, что все рассказала. Если Адам на самом деле такой чуткий и понимающий, как говорит миссис Лейси, то он постарается войти в ее положение.

Когда он покончил с едой, она спросила:

– Ты не напишешь отцу, Адам?

Он с задумчивым видом размешивал сахар в чашке.

– Если я пообещаю не писать, ты обещаешь, что перестанешь вести себя как первоклассница на выезде?

– Если ты имеешь в виду бикини, то я его больше не надену.

– Я имею в виду твое безобразное поведение в целом. Больше никаких фокусов. Ты поняла? Будешь учиться в колледже и вести размеренную, спокойную жизнь.

Мария сидела, уставившись в свою пустую тарелку. У нее было такое ощущение, что при помощи искусного шантажа ее заманивают в ловушку. Но что она могла поделать?

– Хорошо, – сказала она тоненьким голоском, – я постараюсь. Я буду тебя слушаться.

– Договорились. – Адам поднялся из-за стола. – Мне пора. Я поручу своему секретарю узнать, в какой колледж ты можешь поступить. Да?

– Как хочешь…

– А я думал, ты этого хочешь. – Он опять начинал сердиться.

– Да… кажется…

Адам ушел, оставив Марию наедине с ее смятенными мыслями. С одной стороны, она одержала победу, но с другой стороны – Адам вынудил ее принять его условия и теперь будет все решать сам, даже где ей учиться… Хотя… с третьей стороны – это было не так уж и плохо. Мария чувствовала, что, несмотря на следы обиды в душе, она все-таки доверяет Адаму. И это было самое главное.

Глава 5

В субботу утром позвонила секретарь Адама, по его просьбе наводившая справки, и сообщила, что есть два варианта. Первый предполагал, что Мария присоединится к группе студентов, которые отзанимались уже месяц, и наверстает пропущенное. В противном случае ей придется ждать целых три месяца, чтобы после летних каникул начать курс с другой группой. Мария, конечно, предпочла бы второе, что было значительно легче, но она сомневалась, что Адам одобрит перспективу трехмесячного безделья.

В последние дни они почти не виделись, и Марии казалось, что Адам избегает ее. После их разговора Мария зареклась путешествовать дальше Хай-стрит, миссис Лейси не позволяла ей ничего делать по дому, и Мария отчаянно скучала. Пару раз она заглядывала в библиотеку и фонотеку Адама, но не обнаружила там ничего для себя интересного.

В тот день, сидя с миссис Лейси за кофе, Мария рассказала о звонке секретарши и пожаловалась, что не знает, что выбрать. Миссис Лейси, как обычно, посоветовала спросить у Адама.

– Но он совсем со мной не разговаривает! – запротестовала Мария. – Как только я пытаюсь приблизиться, он сразу исчезает. Я не понимаю почему. Мы же с ним помирились!

– Жизнь врача, милочка, находится в распоряжении его пациентов. В последние дни у него совсем не было свободного времени. Но сегодня суббота, и, может быть, вам повезет – после обеда мистер Адам свободен.

– Как здорово! – обрадовалась Мария. – Мы с ним сможем поговорить.

– Подождите, подождите! – поспешила охладить ее пыл миссис Лейси. – Я сказала – может быть. Не забывайте, что у мистера Адама, кроме работы, есть еще другие обязательства.

– Перед Лорэн Гриффитс? – сразу сникла Мария.

– Ну… и перед ней тоже.

Мария задумчиво вертела в руках чашку:

– А… как долго они знакомы?

– Примерно года два. А что?

– Так. Ничего… И он ее любит?

– Наверное. Судя по тому, что они помолвлены.

– Когда же они поженятся?

– Не знаю, мисс. Когда мисс Гриффитс убедит доктора бросить его практику и пойти работать в какую-нибудь престижную клинику на Харли-стрит. Она говорит ему об этом уже давно.

– И он согласится?

– Как знать, мисс… Если он ее действительно любит…

Мария машинально постукивала ложкой о блюдце. Ее вдруг охватило беспокойство за Адама. Даже если он и бывал временами жесток, это не мешало ей восхищаться тем, что он делает. Ей нравилось, что Адам в своей жизни руководствуется не соображениями престижа, а желанием приносить реальную пользу на своей работе. При одной мысли, что он бросит помогать простым людям ради этой разукрашенной куклы Лорэн Гриффитс, ей стало нехорошо. Если он уступит в споре с Лорэн, он изменится в худшую сторону. Без сомнения, женившись на ней, Адам лишится бескорыстия и принципиальности, так восхищавших Марию. Она живо представила себе, как коварная Лорэн, словно веревками, обвивает Адама своими белыми руками и льнет к нему всем телом. Вопль протеста вырвался у Марии. Соскочив со стула, она выбежала из кухни. Миссис Лейси с недоумением смотрела ей вслед. Ее, как и Адама, часто удивляла непосредственность Марии.

В одиннадцать часов позвонил Адам и очень коротко поговорил с миссис Лейси.

– Он не придет на обед? – ужаснулась Мария, перевешиваясь через перила лестницы. Как только она услышала звонок, она выбежала из своей комнаты, надеясь, что успеет первая подойти к телефону и поговорить с Адамом.

– Нет, мисс.

– Но вы же говорили, что сегодня он свободен?

– Да. Наверное, поедет к мисс Гриффитс.

Мария со стоном рухнула на ступеньки и спрятала лицо в ладонях. Она придумала такой отличный план разговора с Адамом, и вот он не приедет.

– Все сорвалось! – почти в отчаянии проговорила она.

– Что за глупости, мисс, – сказала миссис Лейси. – Пора было уже уяснить, что вам не дано распоряжаться временем мистера Адама, тем более его свободным временем.

– Я уяснила, – пробормотала несчастная Мария, – но чем я одна буду заниматься целый день? Может быть, я что-нибудь сделаю по дому? Если вы хотите, я могла бы поработать в саду. Все-таки вдвоем веселее заниматься хозяйством.

– К сожалению, сегодня ничего не получится, мисс. Я сегодня тоже вас оставлю. До завтра. Мы с моей сестрой Элси по воскресеньям ходим в клуб играть в бинго. А на вашем месте я бы почитала, мисс. Мистер Адам всегда приезжает в пять часов переодеться, тогда вы его и увидите. Может быть, вам удастся с ним поговорить.

– Хоть бы Ларри позвонил, – продолжала стонать Мария, – он же обещал. Кстати, миссис Лейси, мне никто не звонил, пока я ходила за покупками?

Этот вопрос почему-то вдруг смутил миссис Лей-си. Повернувшись к Марии спиной, она забормотала себе под нос:

– Пора готовить обед. Должны же мы с вами что-то есть, даже если мистера Адама нет дома.

Мария нахмурилась:

– Миссис Лейси, вы не ответили. Мне звонили или нет? Я жду звонка от Ларри Хэдли.

Она обошла старушку вокруг и заглянула ей в лицо. Та смотрела в пол и нервно теребила складки на фартуке.

– Если хотите знать, мисс… Мистер Адам сказал, что если позвонит мистер Хэдли, то я должна передать ему, чтобы он больше не звонил, мисс.

– Что? – опешила Мария. – Да как он смеет! И почему? Потому что я тогда поздно вернулась?

– Нет, мисс. Мистер Адам и не знает, что вы ходили на свидание с Ларри.

– Как не знает? Я думала, вы ему сказали.

– Если вы помните, его не было дома, когда вы уходили. А пришли вы раньше. На следующее утро он попросил не принимать звонков от Ларри, и я не захотела говорить ему, что вы были вечером с этим молодым человеком. Ему бы это не понравилось. Мистер Адам против того, чтобы вы встречались.

– Боже мой! – воскликнула Мария. – Но на каких основаниях? Какое он имеет право распоряжаться моей личной жизнью? И почему он так не любит Ларри?

– Я ничего не скажу вам, мисс. Я не сплетничаю о таких вещах. Если хотите, можете расспросить мистера Адама.

Мария сердито смотрела на нее, но решила не расспрашивать ни о чем миссис Лейси. Лучше напрямую поговорить с Адамом.

– Ну ладно. Скажите только: Ларри звонил? Если звонил, то что вы ему наговорили?


– Звонил, мисс. Два раза. Вначале я просто сказала, что вас нет дома, ну, а во второй раз попросила, чтобы он больше не звонил.

– Целых два раза! – воскликнула Мария с негодованием. – Нет, ну это хуже, чем дома! Мне просто необходимо объясниться с Адамом. Я обязательно поговорю с ним, как только его увижу.

– Я бы не стала, мисс. От этого одни неприятности…

– Неприятности! Неприятности! Он еще не знает, что такое неприятности!

Мария отправилась к себе в комнату.

В два часа миссис Лейси отчалила. Проводив взглядом ее внушительный силуэт, удаляющийся по направлению к автобусной остановке, Мария сняла трубку телефона и набрала номер.

– Добрый день. Могу я поговорить с Ларри Хэдли? – произнесла она, услышав мужской голос в трубке.

– Это я.

– Ларри, это Мария, сестра Адама.

– Привет! – обрадованно воскликнул Ларри. – Молодец, что позвонила. Я приеду?

– Приезжай, – согласилась Мария.

Ларри приехал через полчаса.

– Привет, – оскалился он, когда Мария открыла ему дверь. – Я уже думал, что ты обиделась или еще что-нибудь. Твоя экономка так неприветливо со мной обошлась! Она сказала, что ты очень занята и не хочешь, чтобы я тебя беспокоил.

– Ой, извини. Это она перепутала тебя с другим человеком, – на ходу сочинила Мария. – Слушай, как здорово, что ты оказался дома!

– Угу, – кивнул Ларри, с восхищением глядя на Марию в алой блузке и узких кремовых брючках. – Я собирался в клуб – поиграть в теннис. Хочешь, поедем вместе? Ты играешь в теннис?

– Да-да, играю, – обрадовалась Мария. – Подожди минутку, я только переоденусь.

– О'кей. – И Ларри вразвалочку пошел в гостиную.

Мария помчалась наверх. Там она переоделась в короткую белую тунику, которую обыкновенно носила с ярким кушаком. Но без него она как раз годилась для такой подвижной игры, как теннис.

– Красиво, – с одобрением присвистнул Ларри, когда увидел Марию. – В клубе ты произведешь сенсацию. К нам редко приходят новенькие.

Теннисный клуб Блейкли был закрытым заведением, членами которого являлись самые богатые представители среднего класса, проживающие в округе, и их дети. Марии еще не доводилось бывать в таких местах. Ларри представил ее как сестру Адама Мэсси, и ее естественная красота, свежесть и непосредственность действительно произвели большое впечатление на мужскую часть клуба.

Любопытные взгляды столпившихся вокруг корта зрителей заставляли Марию нервничать, она плохо играла, и первый матч с Ларри окончился для них поражением. Зато второй матч они выиграли, и Ларри пригласил всех в буфет чего-нибудь выпить. Проигравших звали Эвелина Джеймс и Дэвид Халлам. Отец Эвелины был менеджером в банке, а отец Дэвида – адвокатом. Общительный и веселый Дэвид сразу понравился Марии. Позже, когда он поинтересовался, что она делает сегодня вечером, ей очень хотелось ответить, что ничего особенного, но неподалеку паслась Эвелина, которая не сводила с Дэвида ревнивого взгляда. На прощанье он шепотом пообещал позвонить в начале следующей недели.

– Надеюсь, ты не будешь против? – осведомился он.

– Нет, – улыбнулась Мария.

Когда они сели в машину, Ларри спросил:

– О чем вы так задушевно беседовали с Дэвидом?

– Так, ни о чем. Он расспрашивал меня об Ирландии, я ему рассказывала о своей жизни. Ничего особенного.

– Тебе не кажется, что это слегка нечестно, а? – Он говорил обиженным тоном.

– Что? – невинно удивилась Мария.

– Заигрывать с двумя парнями сразу. Я привез тебя сюда, а теперь жалею об этом. Я бы не хотел, чтобы Дэвид был моим соперником.

– Не говори глупостей, Ларри. Если хочешь знать, он пригласил меня на свидание, но я отказала. Я сказала, что тебе это не понравится. А с твоей стороны нечестно ко мне придираться.

– Ох, извини, – смутился Ларри. – Может быть, сходим, сегодня вечером в театр? А потом поужинаем в ресторане. Здесь недалеко есть отличный ресторан.

– Не знаю, Ларри… – неуверенно ответила Мария. – Я не знаю, какие планы у Адама, понимаешь… Я боюсь, он рассердится, что меня вечером не будет дома. Мы так давно с ним не разговаривали! Позвони мне, пожалуйста, завтра. Может быть, завтра вечером Адам куда-нибудь уедет, а мы с тобой сходим в театр.

Недовольный Ларри высадил ее у дома, и его автомобиль с ревом умчался прочь.

Бесшумно отворив дверь, Мария на цыпочках вошла в дом. Она остановилась в холле и прислушалась: ниоткуда не доносилось ни звука. Она заглянула в кухню, в столовую – везде было пусто – и отправилась в гостиную, где тоже никого не оказалось. Наверное, Адам переодевался в своей комнате наверху. Она бросилась со вздохом на диван, скинула теннисные туфли и стала производить ногами некую гимнастику. И тут возник Адам. Скрестив руки на груди, он встал в дверях, загадочный и неприступный, в темно-синем костюме и бледно-голубой рубашке с галстуком.

– Явилась наконец, – холодно заметил он. – Где ты была?

Расслабленно откинувшись на спинку дивана, Мария обозревала его сквозь опущенные ресницы. Она решила, что запугать себя не позволит. Прошло то время, когда ей можно было читать нотации.

– В теннисном клубе. С Ларри. Мы очень мило провели время.

Адам нахмурился. Мария улыбнулась и подумала, что ей нет никакого дела до Адама и его настроения. Слава богу, она достаточно общительна, чтобы завести себе друзей и весело проводить время.

– Он опять приезжал сюда? – спросил Адам.

– Да. Я позвонила ему и попросила заехать за мной.

– Ты?! – опешил Адам. – Ты сама ему позвонила?

– Конечно. Он же звонил мне до этого. Целых два раза.

– Откуда ты узнала?

Адам медленно подошел к дивану и навис с грозным видом над развалившейся Марией. Она поняла всю уязвимость своей позы и села прямо.

– Не волнуйся, миссис Лейси не намеренно нарушила твой приказ, это я выпытала у нее признание. А что мне оставалось? Она пошла навестить сестру, я умирала от скуки. Тебя не было…

– Я обедал с Лорэн, – быстро сказал Адам. – Я же не могу все время сидеть дома только потому, что тебе скучно. Мы еще вчера договорились с Лорэн о встрече.

Мария насторожилась:

– Обедал с Лорэн? Где, в ресторане?

– Нет, у нее дома.

– А потом что ты делал?

– Ничего особенного, – пожал плечами Адам.

– Как мило! – нахально заметила Мария.

Это короткое замечание вызвало у Адама приступ бешенства. Он схватил Марию за подбородок и рывком поднял вверх ее лицо, едва не оторвав ей при этом голову.

– Не твое дело, чем я занимаюсь до, во время или после обеда! – прошипел он, глядя ей прямо в глаза. – И не забывай о нашем соглашении – насчет дисциплины.

– Ты не можешь запретить мне иметь друзей! – Мария не без труда вырвала свой подбородок из его цепких пальцев. – Ты хочешь сделать меня такой несчастной, чтобы я сама сбежала домой. Ты хочешь, чтобы после твоих издевательств жизнь в Килкарни показалась мне раем. Может быть, ты хочешь, чтобы я скорее вышла замуж?

Адам даже растерялся.

– Да нет же! – воскликнул он. – Если бы я этого хотел, разве я просил бы своего секретаря тратить время на наведение справок по поводу колледжей? О, Мария! Ты просто невозможна!

– Ну спасибо. – Мария с несчастным видом уставилась в пол. – Я невозможна. Но и ты, между прочим, тоже. – Вдруг ее осенило. – Адам, ты опять уходишь?

– Да, – неохотно подтвердил он. – Мы с Лорэн едем в Финчем. Проведем там уик-энд.

– Финчем? А где это?

– Это рыбацкая деревня в Кенте. У Лорэн там коттедж.

– А-а, – протянула Мария, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. – Ну что же… Желаю хорошо провести время… – Голос у нее дрожал. – Я, наверное, завтра весь день буду дома, почитаю что-нибудь. Хорошо?

Адам молчал и почему-то не торопился уходить. Мария опустила голову, стараясь не показать, как она огорчена.

– Иди собирайся, – неожиданно приказал Адам, – ты поедешь со мной.

Мария с ужасом уставилась на него:

– Нет! Я не поеду! Я буду вам только мешать. Лорэн не понравится, что ты взял меня с собой.

– Делай что тебе говорят, или я приму другие меры, – отчеканил он.

Медленно сползая с дивана, она смотрела на него, как кролик на удава:

– Ты действительно хочешь, чтобы я поехала с тобой?

– Да.

– А… что скажет миссис Лейси?

– Я оставлю ей записку. Собирайся, у нас мало времени. Мы должны еще заехать за Лорэн.

С бешено колотящимся сердцем она побежала наверх. Как ему в голову могло такое прийти? И что скажет Лорэн? Без сомнения, она разъярится, как сто фурий. Она не из тех женщин, которые прощают подобные вольности в обращении с собой. Хуже всего было то, что Марии придется целый уик-энд исполнять роль третьей лишней при двух влюбленных. Но выбора Адам ей не оставил. Как жаль, что теперь нельзя сослаться на свидание с Ларри!

Мария снова надела узкие кремовые брючки и красную блузку. С собой она взяла еще две блузки, два платья и простой закрытый купальник. Когда она со своим чемоданом сошла вниз, Адам по-прежнему сидел в гостиной, курил и читал какую-то толстую медицинскую книгу. Окинув ее взглядом, он ничего не сказал, но видно было, что он доволен.

– Я… я готова. Ты уверен, что мисс Гриффитс не будет возражать? Мне кажется, она очень рассердится.

– Оставь мисс Гриффитс мне. Ну что, идем?

«Ровер» ждал их у порога. На заднем сиденье стоял чемодан. Адам достал его и вместе с чемоданом Марии поставил в багажник. Пока он делал это, Мария в нерешительности топталась возле, не зная, какое сиденье ей следует занять.

– Назад перейдешь, когда мы заберем Лорэн, – помог ей Адам.

Пожав плечами, Мария плюхнулась рядом с ним на переднее сиденье. Адам включил зажигание. В первый раз они ехали куда-то вместе, и в других обстоятельствах Мария была бы на седьмом небе от счастья, но сейчас, по мере того как они приближались к дому Лорэн, ей все больше становилось не по себе. Адам припарковался около мрачного серого особняка в псевдоготическом стиле. Некоторое оживление ему придавали ящики с цветами на окнах и кадки с гортензиями на крыльце.

– Подождешь в машине или пойдешь со мной? – спросил Адам.

– Подожду в машине, – быстро ответила Мария, опасаясь, что он потащит ее в дом Лорэн. Она совершенно не представляла себе, что она скажет, встретившись с Лорэн, и старалась оттянуть этот неприятный момент.

Когда Адам вышел, Мария стремительно переместилась на заднее сиденье. Поднявшись на высокое крыльцо, Адам, к удивлению Марии, отпер дверь своим ключом и исчез в доме. Она почувствовала, как ее неприязнь к Лорэн Гриффитс возросла в десять раз.

Минут через пятнадцать Адам вышел из дома в сопровождении Лорэн и какой-то пожилой женщины. Когда Мария увидела выражение лица Лорэн, смотрящей на нее, ей захотелось выскочить из машины и убежать куда-нибудь подальше. Садясь в машину, Лорэн даже не поздоровалась. Вторая женщина поблагодарила Адама, который придерживал дверцу, пока она устраивалась на заднем сиденье, и улыбнулась Марии. Мария улыбнулась в ответ, и Лорэн нахмурилась еще больше. Адам занял свое место за рулем и, обернувшись, сказал:

– Элис, познакомьтесь, это моя сводная сестра Мария. Мария, это Элис, экономка мисс Гриффитс. Она нас обычно сопровождает в Финчем.

Мария кивнула и подумала, что Адам совершенно не обращает внимания на Лорэн. Это немного подняло ей настроение.

Дорога в Кент оказалась не такой ужасной, как предполагала Мария. Прежде всего, Лорэн напрочь игнорировала ее присутствие и обращалась только к Адаму. Мария, таким образом, поступила в распоряжение Элис, которая сначала поглядывала на нее с некоторой опаской, но потом стала расспрашивать о жизни в Ирландии и о планах на будущее. Мария решила, что Элис ей нравится, пусть она и экономка Лорэн, и вскоре они уже весело болтали, нимало не заботясь о том, что Адам и его невеста слышат каждое их слово.

Все время, пока они ехали, Лорэн молча злилась. Она давно уже чувствовала, что их отношения с Адамом дали трещину, и понимала, что отчасти этому виной она сама, но ничего не могла с собой поделать. Приезд Марии окончательно испортил их и без того непростые взаимоотношения и ясно показал то, о чем Лорэн старалась не думать, – что они с Адамом совершенно несовместимые люди. Целью жизни Лорэн была успешная карьера, и она использовала все, чем одарила ее природа, чтобы добиться успеха. Она понимала, что может достичь славы скорее благодаря своей красоте, чем таланту, поскольку даже ее самолюбие не мешало ей сознавать, что актерское дарование у нее более чем среднее. Но красота ее была исключительной, она была ее козырной картой, и Лорэн старалась максимально выгодно использовать свою внешность. У нее были влиятельные покровители в мире искусства, были поклонники, но она ни разу не сделала ничего такого, что не согласовывалось бы с понятиями морали, и справедливо этим гордилась. Мужчин, окружавших ее и восхищавшихся ее красотой, она старалась держать на расстоянии. С Адамом все было иначе.

Лорэн с радостью вышла бы замуж. Замужество придало бы ей респектабельность, а ее положению в обществе – надежность. Лорэн понимала, что со временем ее красота – то, благодаря чему она получала роли, – начнет увядать, и ей нужно будет заранее позаботиться о своем будущем, поскольку сцену придется оставить. Кандидатура Адама была вполне подходящей, при условии, что он найдет себе достойное место работы и более респектабельное жилье. Лорэн надеялась, что со временем ей удастся убедить Адама это сделать. Но теперь, после приезда Марии, Лорэн ясно увидела, что она больше не имеет на Адама никакого влияния. Он совсем отдалился от нее и живет своей, непонятной для нее жизнью. В Марии Лорэн видела достойную соперницу – она была красива и молода, и, возможно, ее мировоззрение и жизненные цели не противоречили убеждениям Адама. Так что у Лорэн были все основания для беспокойства. Конечно, разрыв с Адамом не стал бы для нее трагедией – она не настолько сильно его любила. Но это был бы ощутимый удар по ее гордости.

– Наша ферма находится на побережье, – сказала Мария, когда дорога вильнула и показалась широкая полоска моря. – И мы живем все равно как на курорте. Море – это моя родная стихия.

– И зачем вы приехали в Лондон? – полюбопытствовала Элис. – Ведь этот город вам совсем чужой.

– О! Джеральдина столько о нем рассказывала, что я умирала от желания хотя бы немного пожить в Лондоне, – призналась Мария. – Джеральдина – это мать Адама, она вышла замуж за моего отца.

– Да, я знаю, – кивнула Элис.

– Да и вообще, я думала, что это так здорово – уехать из дому и жить с Адамом. – Она вздохнула. – С Адамом всегда есть о чем поговорить, он такой умный и образованный. Мне кажется, что быть врачом ужасно интересно. А вам? Когда Адам приезжал в Килкарни и рассказывал моему отцу о своей работе, я всегда слушала. Адам живет такой интересной и насыщенной жизнью, не то что мы на своей ферме.

– А вам не хотелось стать, например, медсестрой? Вы могли бы хорошо зарабатывать. Если это дело вам по душе…

– О нет! Я бы не смогла. Мне невыносимо жаль тех людей, которые обречены. Я такая эмоциональная и впечатлительная! Если бы при мне кто-нибудь умер, я, наверное, перестала бы спать по ночам.

Элис смотрела на нее с сочувствием:

– Ну и как вам нравится в Лондоне? Это очень красивый город, правда? Вы ходили на какие-нибудь экскурсии?

– Ну… я еще почти ничего не успела посмотреть. Вот на следующей неделе, когда я улажу дела с поступлением в колледж, то смогу увидеть больше. Буду ездить по городу, ходить на экскурсии.

– Значит, вы решили остаться?

– Да. А что?

– Мисс Гриффитс, кажется, говорила, что у вас есть сомнения.

Мария жарко покраснела и уставилась в затылок Адаму.

– Нет. Это совершенно точно. Я останусь и буду поступать в колледж. Я не меняю своих решений.

Вскоре они въехали в Финчем. Почти все дома здесь были маленькими и одноэтажными, лишь по краям деревни возвышались несколько гигантских особняков, по виду принадлежащих богатым любителям морского отдыха. На берегу был отличный пляж и небольшая пристань для яхт и прогулочных катеров.

Миновав деревню, они еще с полмили ехали вдоль моря по узкой дороге у подножия скал, пока не уперлись в чугунные ворота, за которыми виднелась чья-то белоснежная вилла. Мария с любопытством озиралась вокруг, недоумевая, где тут мог прилепиться коттедж Лорэн.

– Вот мы и приехали, – сказала Элис и начала собирать вещи.

Мария круглыми глазами смотрела на нее:

– Вы хотите сказать, что вот эта вилла…

– Да, вот эта вилла! – высокомерно изрекла Лорэн. – А вы что думали – здесь деревянный сарай без удобств?

Мария предпочла промолчать и вышла из машины первой.

После духоты в машине морской воздух приятно холодил лицо. Вилла стояла высоко на скалах, откуда открывался чудесный вид на деревню и на море. Каменные ступени вели вниз, к уединенному пляжу. Адам тоже выбрался наружу и придержал дверцу для Лорэн. Сверкнув точеными икрами, она явилась во всей красе своего длинного замшевого пальто, надетого поверх маленького французского платья. Марии казалось, что рядом с миниатюрной Лорэн она выглядит великаншей. Она подумала, что женщина с такой внешностью, как у Лорэн, имеет право быть самовлюбленной и капризной, и у нее возникло острое чувство недовольства собой. Она отошла к обочине и стала задумчиво ковырять землю носком туфли.

Тем временем входная дверь виллы отворилась, вышла женщина в шляпке и с большой сумкой для покупок в руках и торопливо засеменила навстречу Лорэн. Элис вполголоса пояснила Марии, что это миссис Дженнингс, местная жительница, которая присматривает за домом и подготавливает его к приезду хозяйки. Поздоровавшись, миссис Дженнингс доложила, что ужин ждет их в столовой, и пошла своей дорогой. Лорэн, взяв под руку Адама, направилась к вилле, Элис и Мария последовали за ними.

Войдя в дом, они сразу попали в гигантскую, богато обставленную гостиную, которая занимала чуть ли не весь первый этаж. Крутая лестница поднималась отсюда в верхние апартаменты. Под потолком виднелись стропила, выдававшие солидный возраст дома, о чем трудно было догадаться по внешнему виду. Дверь направо вела в столовую, где был накрыт стол. За столовой находилась кухня. Элис сразу пошла туда, чтобы помыть руки. Мария направилась за ней. Она не отходила от Элис, пока та не сказала:

– Шли бы вы в гостиную. Мисс Гриффитс не съест вас.

– Мне бы вашу уверенность, – вздохнула Мария. – Не очень-то она мне рада.

– Нет, конечно. Ведь она считает вашего брата своей безраздельной собственностью и ненавидит, когда кто-то нарушает ее планы. Мисс Гриффитс – очень властная натура. По-моему, ваш брат – единственный, кто ее не боится.

– А он и правда ее собственность?

Элис открыла рот, чтобы ответить, но из него вырвалось только «ах». Она круглыми глазами смотрела на того, кто был позади Марии. Мария резко обернулась и увидела Адама. Он стоял, прислонившись к дверному косяку и скрестив руки на груди.

– Что за странные вопросы ты задаешь, Мария? – холодно спросил он. – Разве человек может быть чьей-то собственностью?

Ее щеки запылали.

– А… где мисс Гриффитс?

– Мисс Гриффитс переодевается к ужину, – сообщил он ледяным тоном. – А ты иди сюда, мне нужно с тобой поговорить.

– Э-это срочно, Адам? Я помогаю Элис, – попыталась вывернуться Мария.

– Черта с два ты помогаешь! – рявкнул он. – Идем в гостиную, мне нужно сказать тебе кое-что наедине.

Мария вздохнула и молча последовала за Адамом. Элис, улыбнувшись, проводила ее взглядом, в котором читалась искренняя симпатия.

Глава 6

В гостиной Адам сердито набросился на Марию:

– Кто дал тебе право обсуждать мою личную миг жизнь с Элис? Разве ты не знаешь, что сплетничать нехорошо?

– О тебе? Нет. О тебе я имею право сплетничать.

– Почему это?

– Потому что ты сплетничаешь обо мне.

– С кем? – оторопел он.

– Ты слышал, что Элис говорила в машине? Она сказала, что неизвестно, останусь я в Англии или нет.

– А я здесь при чем?

– Ну… Должно быть, ты что-то говорил. Лорэн наверняка обсуждала меня с Элис.

– Мне нет дела до того, о чем Лорэн разговаривает со своей экономкой.

– А Лорэн откуда узнала? Разве с ней ты мою жизнь не обсуждаешь?

– Черт побери! Я не обязан перед тобой отчитываться! – вскипел он. – Лорэн – близкий мне человек. У меня нет от нее секретов. Если она о чем-то спросит, я всегда ей отвечаю.

Мария тяжело вздохнула:

– В любом случае она мне совсем не рада.

– Надо думать, – подтвердил Адам. – Но если я сказал, что ты останешься, значит, ты останешься. Может, тебе еще здесь понравится.

– Большое спасибо за предложение, но навряд ли мне здесь понравится. Когда мы уезжаем?

– В понедельник утром.

– В понедельник! – ужаснулась Мария. Это означало еще целый день невыносимых мучений. – Мне переодеваться к ужину?

– Как хочешь.

Мария решила не утруждать себя сменой одежды – все равно не удастся перещеголять Лорэн. Она стояла у окна и смотрела, как внизу в деревне зажигаются огоньки. В любое другое время этот сказочный вид привел бы ее в восторг, но сейчас на душе у нее было тоскливо и тревожно. Ужин в компании Лорэн не предвещал ничего хорошего.

Адам подошел и встал рядом:

– Красиво, правда?

– Я и не ожидала, что так будет.

– Ты думала, тут действительно сарай без воды и света? – усмехнулся он.

– Нет, конечно, но…

– Что ты! Меньшую роскошь, чем эта вилла, Лорэн не может себе позволить.

– Да уж. А зачем вы в эту роскошь тащите с собой Элис? – В таком плохом настроении, как у Марии, было положительно невозможно беседовать о красотах пейзажа.

– А что? – насторожился Адам.

– Неужели не понятно! – нагло удивилась она.

Адам схватил ее за плечи и развернул лицом к себе.

– Нет, не понятно! – зарычал он. – Если ты думаешь о том, о чем я догадываюсь, что ты думаешь, то ты ошибаешься. Когда я хочу переспать с Лорэн, то мне не нужно тащиться для этого за девяносто миль в Кент! И прошу тебя не делать больше подобных намеков. Это неприлично!

Мария вспыхнула и стала отчаянно вырываться из его рук. Она не выносила, когда на нее кричали.

– Пусти! – вскричала она. – Ты нарочно меня мучаешь! Специально привез, чтобы здесь надо мной издеваться! Я сейчас же уеду отсюда! Я не хочу больше видеть ни тебя, ни твоей Лорэн!

Адам неожиданно отпустил руки, и Мария, потеряв равновесие, попятилась назад, споткнулась о низкий столик, стоявший у нее за спиной, и с позорным грохотом свалилась в угол у камина. Во время падения она ударилась головой о каминную полку, и комната поплыла у нее перед глазами. Адам бросился к ней, опустился рядом на колени и стал ощупывать ее голову, с тревогой заглядывая в лицо:

– С тобой все в порядке? Извини, я не хотел…

Мария отвела его руки и дрожащим, полным слез голосом пробормотала:

– Я… я сама виновата. Я всегда вывожу тебя из равновесия. Так мне и надо. Это я тебя спровоцировала.

– Нет-нет, – мягко возразил Адам, – это моя вина. Если бы я не взбесился, ничего бы не было… Послушай, Мария, почему мы с тобой не можем жить мирно? Давай постараемся относиться друг к другу хоть немного лучше, а? Хотя бы в выходные! Мы так хорошо уживались с тобой в Килкарни! Мария, что я тебе сделал? Почему ты так ко мне относишься?

– Я… я хорошо к тебе отношусь, – призналась она, робко дотрагиваясь до его рукава. Ее вдруг охватило желание придвинуться поближе и прижать его к себе, и ничего сестринского не было в этом желании. – Ты мне ничего плохого не сделал. Наоборот, я очень рада, что живу с тобой…

Адам пристально смотрел ей в глаза, и одно долгое мгновение Мария была уверена, что он больше не видит в ней обузу, свалившуюся на него по недоразумению.

– Мария… – хрипло прошептал он.

– Что? – спросила Мария и сама удивилась той нежности, которая звучала в ее голосе.

– Мария, я…

На лестнице раздались шаги. Адам быстро и, казалось, с облегчением отодвинулся и обернулся навстречу Лорэн. Недовольный взгляд хозяйки, скользнув по кремовым брючкам и алой блузке Марии, подозрительно задержался на ее пылающих щеках. Сама Лорэн явилась в длинном облегающем платье темно-зеленого бархата и с неизменной диадемой на волосах. Глядя на это великолепие, Мария окончательно утверждалась в мысли, что рядом с Лорэн любая другая женщина ничего не стоит. Боль от удара, исчезнувшая на время под руками Адама, возникла вновь, и Мария решила предпринять последнюю отчаянную попытку к бегству.

– Я плохо себя чувствую, – сказала она. – Пусть Элис покажет мне мою комнату, и я лягу в постель.

– Что такое? – всполошился Адам. – Голова болит?

Мария снова покраснела. Ей очень хотелось остаться одной, но врать она не любила.

– Немножко… Если вы не против…

– Конечно, мы не против, – любезно разрешила Лорэн.

– А я против, – возразил Адам. – Мария, если ты больна, то я должен тебя осмотреть. Это может быть серьезно.

– Ну, не то чтобы больна… – неуверенно протянула Мария. – Просто я не хочу становиться вам обузой.

– Ты поужинаешь с нами, – заключил Адам, не обращая внимания на свирепые молнии, которые метали в него глаза Лорэн.

– Ладно. Только сначала я хочу принять душ. Где моя комната?

Лорэн делано тяжело вздохнула:

– Извините, Мария, но вам придется разделить комнату с Элис. Видите ли, в доме всего только три спальни, не могу же я отдать вам свою.

– Пусть Мария займет мою спальню, – вдруг предложил Адам.

– Но, дорогой…

– А я отлично высплюсь на тахте здесь, в гостиной, – продолжал он. – А теперь проводи Марию в ее комнату, или ты хочешь, чтобы я это сделал сам?

В его голосе прозвучал металл, и раздосадованной Лорэн ничего не оставалось, как только послушаться. Мария хотела сама отнести свои вещи, но Адам опередил ее и с ее чемоданом последовал за Лорэн на второй этаж в комнату, которая изначально предназначалась ему. Когда они вышли, Мария без сил опустилась на кровать. Но не головная боль послужила этому причиной, а некое еще неясное чувство, связанное с Адамом.

Мария приняла душ, переоделась в короткое желтое платье и причесала волосы. Она делала все нарочно медленно, оттягивая возвращение в гостиную. На лестнице она старалась громче топать, чтобы предупредить Лорэн и Адама о своем появлении и не застать их в объятиях друг друга. Однако в гостиной было пусто. Осмотревшись, Мария заметила, что двери на террасу приоткрыты. Там, в полутьме, они и сидели, потягивая коктейль. Мария остановилась в дверях.

Адам спросил:

– Что ты будешь пить, Мария? Сок? Шерри?

– Коктейль, – буркнула Мария, давая ему понять, что отказывается иметь дело с напитками для детей.

Он протиснулся мимо нее в гостиную.

– Сейчас принесу тебе коктейль, – произнес он, обернувшись в дверях.

– Идите сюда, Мария, я не кусаюсь, – позвала Лорэн, призывно похлопав рядом с собой по кожаному дивану. – Садитесь. Я хочу с вами поговорить.

Мария нехотя вошла и села. Единственной приятной для нее вещью в этой ситуации были сумерки, не позволявшие Лорэн видеть ее смущение.

– Итак, разрешите вас поздравить, – с вызовом начала Лорэн.

– С чем? – искренне удивилась Мария.

– Будто вы не знаете!

– Не знаю, – недоумевала Мария.

– Да ладно, бросьте разыгрывать невинность. С тем, что вам так ловко удалось окрутить Адама. Я и не догадывалась, что в вас столько коварства. С виду вы такая тихая и скромная, а на деле, оказывается, все совсем не так.

Мария совершенно растерялась. Она не понимала смысла нападок Лорэн. С минуту они сидели молча, Лорэн курила, выпуская дым кольцами. Вдруг Марию осенило.

– Вы что – имеете в виду мой приезд сюда?

– Ну а что же еще, дорогая моя?

– Но это Адам заставил меня ехать с ним! – возмутилась Мария. – Он сказал, что, если я не поеду, он примет другие меры.

– Вот именно. Когда вы только прилетели из этой вашей Ирландии, он был ужасно недоволен, но потом вы так искусно запудрили ему мозги, что теперь он, бедный, вообразил, что у него есть перед вами какие-то обязательства. Смешно! Вы ведь не думаете, что Элис всегда ездит с нами в Финчем, нет?

Мария слушала открыв рот. Когда Лорэн закончила тираду, она привстала, готовясь сбежать, но тут вернулся Адам с бокалом. Марии пришлось сесть обратно и выпить принесенный им коктейль. За ужином кошмар продолжался. Под перекрестным огнем взглядов она то краснела, то бледнела и почти не притронулась к еде. Адам поглядывал в ее сторону с беспокойством, тревожась, наверное, не повредила ли она в самом деле голову. Лорэн косилась враждебно и насмешливо.

После ужина Лорэн предложила Адаму прокатиться на машине.

– Не хочешь покататься, Мария? – спросил он. – Тебе понравится. Здесь очень красиво.

– Нет-нет, я лучше сразу лягу, – поспешила отказаться она. – Спасибо за предложение, но мне что-то не хочется кататься.

– Ты хорошо себя чувствуешь? Я заметил, что ты почти ничего не ела за ужином.

– Да-да, я хорошо себя чувствую, просто немного устала. Я очень редко езжу на машине, меня это всегда утомляет.

Марии казалось, что если она проведет еще одну минуту в обществе Лорэн, то сойдет с ума. За свои восемнадцать лет такой зловредной личности она еще не встречала.

Уснула Мария в расстроенных чувствах, но спала крепко. Утром ее разбудили жалобные крики чаек, снующих низко над виллой. Она встала и подошла к окну.

Было еще рано. Над морем, медленно отступая к горизонту, клубился туман. Высокие серые волны по очереди выскакивали из тумана, накатывали на берег, оставляя на песке клочья пены. Море всегда притягивало Марию, ей никогда не надоедало на него смотреть, хоть она родилась и выросла вблизи побережья. Постояв минуты две у окна, она решила сходить искупаться. Она сняла пижаму и надела простой закрытый купальник, который взяла с собой, а сверху – вчерашние брюки и блузку. Потом она собрала волосы в хвост и, захватив полотенце, бесшумно спустилась вниз. В доме было тихо: все еще спали. Но вдруг какой-то звук со стороны кухни заставил ее вздрогнуть. Адам! В ярко-синих шортах и с полотенцем через плечо он возник в дверях и с изумлением воскликнул:

– Мария! Это ты? А я думал, Элис… Ты знаешь, еще только полседьмого. Почему ты не спишь?

– Я… подумала, а не пойти ли искупаться, – сказала Мария, беспокойно оглядываясь.

Она ожидала, что сейчас откуда-нибудь выскочит Лорэн, но в гостиной, кроме них с Адамом, никого не было. На тахте, где он спал, в беспорядке валялись подушки и одеяло. Заметив, что ее взгляд шарит по комнате, Адам сказал:

– Лорэн еще спит. Она никогда не встает так рано, в отличие от тебя.

Мария направилась к выходу, проигнорировав его замечание.

– Это ничего, если я искупаюсь, да? – спросила она.

– Конечно, ничего. Да я и сам собирался. Пойдем вместе. Я проведу тебя на пляж. Здесь очень крутой спуск.

Было уже довольно тепло, на горизонте таяли последние островки тумана.

– Сегодня будет жарко, – заметил Адам, – может, и ты получишь удовольствие.

Спуск к морю действительно оказался очень крутым – выдолбленные в скале ступеньки шли почти вертикально, и Мария была рада, что впереди идет Адам и в случае чего он не даст ей свернуть шею. На пляже он стащил шорты и остался в узких черных плавках. С разбегу нырнув в волну, он вынырнул довольно далеко и поплыл кролем. Мария наблюдала за ним, зайдя по щиколотку и все не решаясь последовать его примеру – слишком холодной была вода. Но она знала, что не стоит ждать слишком долго, а то можно действительно замерзнуть, и, глубоко вздохнув несколько раз, она плюхнулась в подбежавшую волну. Отплыв на некоторое расстояние, как это всегда бывает, Мария почувствовала, что вода вовсе не такая ледяная, какой показалась вначале. Адама нигде не было видно, но вскоре она заметила его на скалах недалеко от себя. Он махнул рукой, показывая, чтобы она плыла к нему. Только с первого взгляда могло показаться, что это недалеко. Когда Мария наконец доплыла, у нее не хватило сил, чтобы самой вскарабкаться на скалу, и Адаму пришлось ее туда затаскивать.

– Что с тобой случилось, Мария? – спросил он. – Ты же хорошо плаваешь.

– Я отвыкла плавать так далеко, – призналась Мария с неохотой.

– Тебе надо больше тренироваться, – сказал Адам, – а то так и утонуть можно. Ты плаваешь дома?

– Изредка, – проговорила она, тяжело отдуваясь, – да и не с кем. У отца нет времени, а твоя мать вообще воды боится.

Мария легла на спину и блаженно растянулась на нагретых солнцем камнях. Адам лежал на животе, опираясь на локти, и рассматривал ее. Его близость не позволяла Марии расслабиться до конца. В то время, когда он, наверное, полагал, что она просто нежится на солнце, ее опять начали терзать сомнения. Она припомнила вчерашний разговор с Лорэн. Может быть, Адам действительно возится с ней, чтобы успокоить свою совесть? И на самом деле приносит себя в жертву каким-то якобы внушенным ему обязательствам? Тем более что Лорэн еще спит.

Мария резко вскочила. Она не хотела никаких жертв с его стороны. Ей была отвратительна жалость. Лучше уж полное безразличие. Мария смотрела на синюю полоску воды между скалами, где они сидели, и на утесы, поднимающиеся из моря… Здесь было так красиво, и ей и вправду удалось ненадолго забыться, но теперь слова Лорэн, сказанные вчера вечером, снова лишили ее покоя, и присутствие Адама вдруг стало почему-то невыносимым. Мария ловко соскользнула в воду и быстрым кролем припустила к берегу. Выйдя из моря, она начала яростно растираться полотенцем, словно пытаясь отогнать от себя неприятные мысли. Она отжимала воду из волос, когда со слегка растерянным видом подошел Адам.

– Почему такая спешка? – поинтересовался он. – Я тебя чем-нибудь обидел?

Мария равнодушно пожала плечами:

– Вовсе нет. Мне просто захотелось на берег, вот и все. Что – запрещается? Наверное, уже пора идти на завтрак.

Она отбросила полотенце и собралась было натянуть брюки прямо на мокрый купальник, но Адам остановил ее:

– Подожди, ты же вся мокрая. Давай немного посидим тут на берегу и посушимся.

Мария посмотрела на него с вызовом:

– Знаешь что? Перестань ради меня уродоваться. Я сама о себе позабочусь.

– О чем ты говоришь? – опешил Адам.

– Тебе не нужно меня развлекать, я привыкла к одиночеству, и одной мне никогда не скучно. Понял?

– Да что на тебя нашло? – Адам сгреб ее запястье. – Еще минуту назад ты была вполне довольна моим обществом, а сейчас ведешь себя так, как будто я убить тебя хотел!

Мария закусила губу и свободной рукой пыталась разжать его хватку.

– В чем дело? – допытывался Адам, крепко держа ее запястье. – Может быть, Лорэн тебе что-то сказала?

Меньше всего Мария хотела еще каких-нибудь неприятностей со стороны Лорэн, поэтому она отрицательно замотала головой:

– Что такого она могла мне сказать? Я просто не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным проводить со мной время.

– А я и не чувствую себя обязанным! Ты, возможно, удивишься, но до этого момента мне очень нравилось проводить с тобой время. – Он выпустил ее руку. – Но если ты так считаешь…

Адам подобрал полотенце и с мрачным выражением стал растирать себе грудь. Мария рассматривала его. Он был красив. Неудивительно, что Лорэн так липнет к нему, подумала она. На теле Адама не было ни грамма жира, а в густых темных волосах – ни намека на седину. Длинные пальцы и загадочная глубина глаз говорили об эмоциональности его натуры. Мария почувствовала, что ей не так-то просто будет избавиться от своей влюбленности в Адама.

Он вдруг повернул голову и заметил, что она смотрит на него. Она покраснела и опустила глаза.

– Не уходи, – попросил он.

– Хорошо, – ответила Мария, презирая себя за безволие.

Она снова расстелила полотенце и уселась на нем. Адам сделал то же самое. Он сидел, вытянув ноги и закинув руки за голову.

– Ты заметила, что ты сейчас впервые без спора сделала то, что я попросил? Может быть, скоро мы сможем жить вместе, не ругаясь. Это было бы здорово.

Мария изучала линию горизонта и, казалось, ничего не слышала. Она не очень-то ему верила.

– Когда ты приступаешь к занятиям? – вдруг спросил он. – Ведь Дженет звонила тебе?

– Кто это – Дженет? – очнулась Мария.

– Мой секретарь. Она мне сказала, что все разузнала, и пообещала тебе позвонить.

– Ах… да. Видишь ли, я хотела посоветоваться с тобой. Ты, наверное, предпочел бы, чтобы я начала прямо сейчас? Тогда мне придется догонять группу, которая занимается уже месяц.

Адам хитро прищурился:

– Я предпочел бы оставить решение за тобой. Но помни, что если ты отложишь начало занятий на осень, то… Мало ли что может случиться за такой долгий срок. Например, ты можешь умереть от скуки… Или надумаешь вернуться в Килкарни. Так что, может быть, лучше действительно начать заниматься уже сейчас?

– Хорошо, я подумаю, – пробормотала Мария, возвращаясь к созерцанию линии горизонта.

– Подумай-подумай. Я на тебя не давлю. Как ты захочешь, так и будет.

Адам лег на спину и закрыл глаза. Казалось, он спит. Мария гадала, что означают все эти нежности. Наверное, он понял, что грубостью и запретами от нее ничего не добиться, и сменил кнут на пряник. Мария не могла понять, что ее больше раздражает – откровенная грубость Адама или такая вот лживая вежливость. В конце концов она склонилась к мысли, что предпочла бы первое. Мария вообще не любила притворства.

Солнце уже давно высушило волосы и купальник Марии, когда Адам наконец открыл глаза и лениво произнес:

– Пора идти. Не знаю, как ты, а я проголодался. У Элис наверняка уже все готово.

Мария послушно встала, вытряхнула песок из полотенца и начала одеваться.

– Элис, наверное, нравится здесь, – тихо бормотала она, натягивая брюки, – хоть какая-то перемена.

Адам нахмурился:

– Мне как – понимать твой намек или обойдемся?

Мария, вспыхнув, неопределенно пожала плечами. Ей стало стыдно за свой несдержанный язык и жаль, что чудесное утро в компании Адама теперь было окончательно испорчено. Мария взяла полотенце и потащилась было к лестнице, но он остановил ее, положив ей руку на плечо. Он стоял так близко, что она чувствовала жар его тела.

– Ты не ответила, Мария.

– Ты слишком мнителен, Адам, – проговорила она, не оборачиваясь. – Я ни на что не намекала. Я просто сказала, что Элис здесь нравится. В моих словах не было никакого двойного смысла.

– Неправда. Ведь ты иначе не умеешь! Ты хотела сказать, что Элис здесь в первый раз, не так ли? – Он сжал ей плечо. – Что тебе наговорила Лорэн? Почему ты на меня обижена?

– Мне больно. Пусти! – Мария пыталась сбросить его руку. – У меня, наверное, синяк будет на плече.

– Так тебе и надо, – процедил он сквозь зубы, награждая ее вдобавок тычком, и пошел туда, где он оставил полотенце. – Домой дойдешь сама, – бросил он через плечо.

Мария на дрожащих ногах стала карабкаться по лестнице, все еще чувствуя его сильные горячие пальцы на своем плече.

Глава 7

Поездка на автобусе от Вирджиния-Гроув до технологического колледжа Беллами занимала двадцать минут. Мария узнала об этом утром во вторник, когда отправилась туда побеседовать с директором. Сначала, когда она позвонила в колледж и объяснила ситуацию, директор хотел встретиться с ней немедленно, но она сказала, что приедет завтра, – после уик-энда на море ей требовалось время, чтобы прийти в себя.

Все воскресенье Мария ждала, когда же наконец наступит понедельник и они уедут из Финчема. Хозяйка виллы, естественно, изо всех сил старалась отравить ей существование. Вечером Лорэн потащила Адама куда-то в гости, а Мария легла в постель и на следующий день встала поздно и только после того, как Элис громко забарабанила в дверь ее спальни. К тому времени Адам уже вернулся с пляжа с мокрыми волосами и бросал на Марию недоуменные взгляды, которых она, впрочем, старалась не замечать.

В город они приехали к полудню. Адам отвез Марию домой, и в тот день они больше не виделись. Чтобы не огорчать миссис Лейси, Мария рассказывала старушке небылицы о том, как она замечательно провела выходные на море.

Беседа с директором колледжа прошла успешно. Он разрешил Марии присоединиться к группе, которая отзанималась месяц, так как девушка произвела на него хорошее впечатление и, по его мнению, вполне могла наверстать упущенное. Сама Мария была страшно рада тому, что уже завтра у нее появится занятие и ей не придется больше скучать. Всю обратную дорогу она от счастья прошла пешком. Миссис Лейси, узнав новости, разделила ее энтузиазм.

– Общение со сверстниками пойдет вам на пользу, мисс, – сказала она, снимая пену с бульона. – А то вы что-то совсем раскисли.

Раздался телефонный звонок. Экономка досадливо поморщилась.

– Я возьму трубку, – выпатила Мария и побежала в холл.

Это был Дэвид Халлам.

– Привет, – сказал он, – помнишь меня?

– Конечно. И чего тебе надо?

– Ну ты! – шутливо упрекнул он. – Я ведь обещал позвонить, ты думала, что я обманул?

– Знаешь, совсем вылетело из головы, – призналась Мария. – Я была очень занята последнее, время.

– Хм! Ну ладно… А что ты сегодня делаешь?

– Сейчас помогаю миссис Лейси готовить обед.

– У меня сегодня вечеринка. Ты не хочешь развлечься? Я бы приехал за тобой на машине.

Несколько мгновений Мария колебалась, но перед соблазном все-таки не устояла:

– Хорошо. Во сколько?

– Примерно в половине пятого. Тебя это устроит?

– Да, конечно. До встречи.

– Пока, – сказал Дэвид.

Мария положила трубку и отправилась на кухню. Когда она рассказала миссис Лейси о своих планах, та осторожно поинтересовалась:

– А мистер Адам знает?

– Ну откуда? Ведь меня пригласили две минуты назад. Но я сообщу ему за обедом, и про колледж, кстати, тоже. Он обрадуется, что я нашла себе занятие.

– Боюсь, мисс, мистер Адам не приедет на обед. Он звонил, когда вас не было. У миссис Эйнсли осложнения, ее опять будут сегодня оперировать. Мистер Адам сказал, что она в очень тяжелом состоянии.

– О! Это та старушка, которая упала с лестницы?

– Да, мисс. Мистер Адам очень беспокоится за нее. В ее возрасте люди редко оправляются от подобных травм.

Мария отвернулась к стене. Ей стало как-то не по себе оттого, что она едет веселиться, а люди в это время болеют и умирают. Мария вспомнила свои переживания в Финчеме и то, как ей было себя жалко, и устыдилась: что стоили мелкие пакости Лорэн по сравнению со страданиями других? Единственным извинением поездки к Дэвиду могло служить лишь то, что люди умирают все время и независимо от вечеринок.

У Дэвида и в самом деле оказалось весело. Мария с облегчением отметила, что Ларри не было среди приглашенных. Зато была Эвелина Джеймс, как всегда не сводившая с Дэвида ревнивых глаз. Однако Мария не обращала на нее внимания.

Дом представлял собой большой старый особняк, окруженный парком, где родители Дэвида устроили бассейн и несколько теннисных кортов. Человек тридцать девушек и молодых людей кисли в воде, сидели вокруг бассейна на надувных матрацах или носились на кортах. Мария подумала, как кстати она догадалась захватить купальник. Дэвид представил ее своей матери и не отходил от нее. Мария переоделась в купальник, и они сели с коктейлями у бассейна. Во второй раз после теннисного клуба Мария видела так много молодых людей, которые днем развлекались, вместо того чтобы работать или учиться.

– А тебя не было дома на выходных, – заметил Дэвид, разваливаясь на своем матраце. – Я звонил, хотел пригласить тебя в гости, но миссис Лейси сказала, что ты уехала.

Мария улыбнулась, убирая волосы за уши:

– Да. Я ездила в Кент с Адамом и Лорэн Гриффитс.

– Ах, красотка Лорэн, – промурлыкал он. – Она тебе нравится?

Мария повела плечами:

– Я ее еще мало знаю. Она очень красивая и, наверное, неплохой человек. Иначе бы Адам не сделал ей предложение.

– Какой тактичный ответ! – усмехнулся Дэвид. – Неужели она ни разу не показала когти? Она ведь считает твоего брата своей собственностью.

– Все так говорят!

– А ты с этим не согласна?

Мария молча надула щеки.

– А я не согласен, – сказал Дэвид. – Адам не из тех мужчин, которые покоряются женщинам. И вот это как раз привлекает Лорэн Гриффитс.

– Поразительная осведомленность, – заметила Мария.

– Я просто давно знаком с Адамом. А мои родители знали его еще тогда, когда его отец был жив. А потом его мать вышла за твоего отца, да? – Мария кивнула, и Дэвид продолжал: – Это Адам пригласил тебя приехать в Лондон?

– Нет. Я захотела учиться на секретаря в колледже. И завтра я уже иду на занятия.

– Завтра? Так скоро?

– Или мне придется ждать до сентября.

– Так подожди! Мы бы вместе отлично провели лето.

– А ты не работаешь?

Дэвид вздохнул и потянулся:

– Как раз в сентябре отец обещал устроить в свою контору.

– Твой отец, если не ошибаюсь, адвокат?

– Это Ларри тебе сказал?

– Да, Ларри. А почему ты его не пригласил?

– Чтобы он тоже тут болтался за тобой, как хвостик?

– Ну… Какая разница? Мы же просто друзья.

– Кто? – Дэвид взял ее за руку. – Мы с тобой – или вы с Ларри?

– Мы все… втроем.

– А почему бы нам с тобой не стать больше чем друзьями? – хрипло прошептал он, нежно скользя пальцами по ее руке.

Мария убрала руку. Дэвид был славным мальчиком и нравился ей даже больше, чем Ларри, но ей и в голову не могло прийти завести с кем-нибудь из них роман.

Миссис Халлам предложила Марии остаться на ужин и познакомиться с мистером Халламом, отцом Дэвида, но Мария отказалась. Ей нужно было домой – поговорить с Адамом. Повздыхав, Дэвид отвез ее на Вирджиния-Гроув.

Но Адама дома не оказалось.

– Надо думать, задержался в больнице Святого Михаила, – сказала миссис Лейси. – А ведь потом у него еще плановые операции. Ужинайте без него.

«Потому что не факт, что после плановых операций Адам поедет сразу домой, – мысленно добавила Мария, уныло ковыряя вилкой винегрет. – И конечно, он проведет вечер гораздо веселее, чем я. В обществе Лорэн Гриффитс. А мне опять не удастся с ним поговорить».

Вернулся Адам только в одиннадцать, когда Мария уже собиралась ложиться спать. Она дулась на него за то, что пришлось так долго ждать, но больше всего – потому, что он, отправившись после работы к Лорэн Гриффитс, не счел нужным позвонить и предупредить. Один раз у нее, правда, промелькнуло сомнение в верности своих выводов, но чувство обиды взяло верх. Когда Адам вошел в гостиную, Мария, сидевшая на диване с книгой, даже не повернула головы. Адам расстегнул пиджак, достал портсигар и закурил.

– Я думал, ты спишь, – сказал он, первым нарушив тишину.

Она нарочито медленно подняла глаза:

– А я не сплю.

Адам сделал глубокую затяжку.

– Миссис Лейси не оставила мне чего-нибудь на ужин? Хотя бы кофе.

– Понятия не имею, – фыркнула Мария. – Посмотри на кухне.

Он смерил ее долгим взглядом и вышел. Марии стало стыдно. Разве трудно приготовить кофе человеку, гостеприимством которого ты пользуешься на всю катушку? Отбросив книгу, она тоже пошла на кухню. Адам возился с кофеваркой и, казалось, не заметил, как она вошла.

– Так она ничего не оставила? – поинтересовалась Мария, чтобы как-то обозначить свое присутствие.

– Видимо, нет, – развел он руками. – Зачем ты пришла? Читать надоело?

– Ты сегодня так поздно, – ответила она невпопад, стараясь сохранять спокойствие, хотя внутри закипало. Почему она, в самом деле, должна бегать за ним с кофейником, когда он в полночь возвращается от Лорэн Гриффитс? – Мне нужно поговорить с тобой.

– О чем? Это не может подождать до завтра?

– Нет. Сегодня у меня была встреча с директором колледжа, и завтра я начинаю заниматься.

Адам, который инспектировал содержимое холодильника, с удивлением поднял голову:

– Значит, ты решила догонять? А ты уверена, что справишься? Столько предметов…

– Но не могу же я три месяца болтаться без дела! – Марию положительно бесили его глупые вопросы. – Ты же сам говорил, что мне лучше начать заниматься прямо сейчас.

– Что ж… как хочешь.

– Господи! Ты так говоришь, как будто и не рад, что я наконец-то нашла себе занятие и перестану попадать во всякие истории!

– Почему я должен радоваться? Это твое дело. Я не буду прыгать до потолка оттого, что ты наконец-то перестала скучать.

– Я специально дожидалась тебя, чтобы обсудить это! – вскипела она. – Я не виновата, что ты заявляешься в полночь и мне приходится вываливать все на тебя, когда ты устал и не в духе.

Адам медленно приблизился к ней. Его глаза горели гневом.

– Когда-нибудь ты доиграешься, Мария! Однажды мне надоест терпеть твои выходки.

Она скорчила кисло-недоверчивую гримасу и с вызовом заявила:

– Я иду спать. В таком паршивом настроении ты невыносим. Извини, конечно, что тебя тут не встретили как блудного сына, но я надеюсь, что мисс Гриффитс была к тебе добрее.

Адам вдруг схватил Марию за плечи и стал бешено трясти. Ее голова болталась, как у тряпичной куклы. Потом, впившись в ее лицо дикими глазами, он зарычал:

– Если хочешь знать, я не был сегодня у Лорэн. Я только что из больницы Святого Михаила. Миссис Эйнсли умерла полчаса назад.

– О-о… – Мария в ужасе прижала руку ко рту. – Прости, Адам. Прости…

Адам отпустил ее и отвернулся.

– Иди спать, – глухо произнес он. – Настроение у меня действительно, как ты выражаешься, паршивое.

Мария с несчастным видом кусала губы:

– Сядь, пожалуйста, Адам. Я приготовлю тебе кофе.

– Не надо.

– Пожалуйста… Ты и есть, наверное, хочешь? Ты ведь не ужинал?

– Нет, не ужинал. Но я не голоден и не нуждаюсь в твоей помощи. Оставь меня в покое.

Мария, понурив голову, вышла. Во всем была целиком ее вина. В конце концов, если Адам даже и проводит вечера со своей невестой, ее это не касается. Не должно, по крайней мере, касаться…

Следующим утром Адам рано уехал на вызов, и Мария завтракала в одиночестве. Только по дороге в колледж она вспомнила, что не рассказала Адаму о вечеринке у Дэвида, хотя отчужденность, возникшая между ними вчера, наверняка отбила у него всякую охоту интересоваться ее делами.

Первый день в колледже пролетел незаметно. Оказалось, что кроме стенографии, машинописи и английского языка Марии придется изучать также основы экономики и бухгалтерский учет. Ее снабдили списком учебников, и, пообедав в столовой колледжа, она отправилась по книжным магазинам. Примерно в половине пятого она вернулась домой, нагруженная книжками и тетрадками, с желанием немедленно приняться за домашнюю работу.

В гостиной она увидела Адама. Он сидел на диване и читал.

– Привет, – сказал он, увидев Марию.

– Здравствуй, Адам, – ответила она самым будничным тоном.

Адам смерил прищуренным взглядом кучу книг, которую Мария вывалила на кресло, и сухо спросил:

– Ты что, намерена днем и ночью сидеть за учебниками?

– А почему бы и нет? – удивилась Мария, встряхивая красными саднящими кистями рук. – Мне нравится, когда у меня нет свободного времени. Некогда забивать голову всякой ерундой. А то, по-моему, я становлюсь слишком назойливой.

Адам взял одну книгу, пробежал название и небрежно бросил обратно в кучу:

– В этом нет необходимости.

– В чем? – не поняла Мария.

– Да вот в этом. – Он показал на учебники. – Если ты не хочешь ходить в колледж, то я не настаиваю. Можешь просто жить тут и ничего не делать. Я не возражаю. В конце концов, в Лондоне всегда можно найти себе занятие.

– Ты думаешь, я приехала вовсе не за тем, чтобы учиться? – возмутилась Мария. – Так, что ли?

– Ничего я не думаю, – слабо отмахнулся он, – просто это не обязательно.

– Зачем же ты просил свою секретаршу разузнать насчет колледжей? – Мария вытаращила глаза.

– Я знал, что нет таких курсов, которые начинаются в мае, и, значит, тебе придется ждать до сентября.

– А еще ты знал, что, пока я бездельничаю, у тебя есть все основания отправить меня домой! – сердито воскликнула Мария.

– Не забывай, что летние каникулы будут все равно.

Опустив голову, Мария кусала губы. А вот это она почему-то упустила из виду… Два месяца пройдут зря…

– На каникулы я… поеду домой! – решительно заявила она. – А сейчас извини – мне очень много задали.

– Подожди. – Адам схватил ее за руку. – Не занимайся сегодня вечером.

– Что же я должна делать?

– Мне нужно навестить одного пациента, и мы могли бы поехать вместе. А потом заедем в какой-нибудь ресторан и поужинаем. Хорошо?

Щеки Марии вспыхнули, а по спине забегали мурашки. Больше всего на свете ей хотелось провести вечер с Адамом, но интуиция подсказывала поостеречься. Мария не боялась Адама – нет, он был абсолютно надежен, – но она боялась себя. Он, возможно, считал, что она еще ребенок, но она-то знала, что это не так и что нельзя поощрять чувство к сводному брату, зародившееся у нее.

– С-спасибо, – промямлила она, – н-но… Я обещала своему руководителю, мистеру Лоусону, уже кое-что выучить на завтра…

– Хорошо, – холодно произнес Адам, выпуская ее руку, – как хочешь.

В течение всей следующей недели Мария почти не видела Адама, которого беспрестанно вызывали к больным, и он не имел даже времени по-человечески поесть. За едой они перекидывались обычно лишь парой ничего не значащих фраз. Адам совершенно не интересовался ее учебой. Впрочем, ее личной жизнью он тоже не интересовался. Один или два раза Мария попыталась было заговорить о Дэвиде Халламе, но еще на дальних подступах к теме ее встретили таким равнодушием и холодом, что она предпочла прервать разговор. Мария знала, что Лорэн Гриффитс тоже не часто видится с Адамом. Несколько раз она звонила, и трубку, к облегчению Марии, всегда поднимала миссис Лейси. Ларри тоже звонил, но Мария не принимала никаких предложений развлечься, проводя все время за учебой. Но в воскресенье, когда Дэвид пригласил ее поиграть в теннис, она согласилась. Дэвид познакомил ее со своим отцом, на которого был очень похож внешне и характером. Мистер Виктор Халлам не одобрял праздного образа жизни, который вел Дэвид, а в остальном это был общительный и веселый человек, и Мария чувствовала себя с ним легко, словно со своим сверстником.

Мария не знала, где проводил выходные Адам, но испытала облегчение, когда по возвращении от Халламов не застала его дома. В следующий вторник он вышел к завтраку мрачный как туча и молча занял свое место за столом, обойдясь без обычного краткого приветствия. Мария боязливо косилась на него, недоумевая, что еще стряслось. Когда она передавала ему кофе, он с раздражением спросил:

– Почему мне ничего не известно о том, что ты встречаешься с Дэвидом Халламом? Мне сегодня рассказал об этом один пациент, друг его отца. Мария покраснела.

– Я… э-э… Я думала, что это тебе не интересно… И я встречалась с ним всего-то два раза, – попыталась оправдаться она.

Адам сжал кулаки:

– Ты два раза была у него дома! А это не одно и то же. А ты знаешь, что Халламы – мои друзья?

– Знаю вообще-то…

– А тебе не приходило в голову, что я выгляжу полным идиотом, когда совершенно посторонние люди мне говорят, что вы встречаетесь, а я впервые об этом слышу?

– Да я собиралась тебе сказать, но как-то не было времени.

– За десять дней? Не было времени?

– Ох, Адам! Это все не важно.

– «Не важно», черт возьми! – окончательно рассвирепел Адам. – Я не позволю тебе делать из меня дурака! Я думал, что ты стараешься быстрее нагнать группу, а ты, оказывается, развлекаешься с молодыми людьми у бассейна.

– В чем дело, Адам? – Мария смотрела на него большими глазами. – Ты ревнуешь?

Она тотчас поняла, какую сморозила глупость, и пожалела о сказанном. Чего ради Адам стал бы ее ревновать? Он смерил ее уничтожающим взглядом, потом встал и, широко шагая, вышел. Миссис Лейси как раз несла для него яйца и ветчину.

– Что такое? – забеспокоилась она. – Телефон вроде бы не звонил.

– Все в порядке, миссис Лейси, – коротко ответил Адам. – Спасибо, я больше ничего не хочу.

Входная дверь с грохотом захлопнулась.

Мария замерла, стараясь не выдать расстроенных чувств, готовых выплеснуться наружу. Миссис Лейси нерешительно опустила поднос на стол. Когда она увидела каменное лицо Марии, то даже прищелкнула языком от удивления:

– Что случилось, мисс? Что вы ему наговорили? Мистер Адам никогда еще не уходил из дому без завтрака.

Мария вздрогнула, стряхнув оцепенение, и тоже поднялась. Меньше всего ей хотелось сейчас обсуждать происшедшую сцену.

– Мы просто… э-э… слегка разошлись во мнениях, миссис Лейси. Я тоже ничего не хочу. Спасибо. Мне пора в колледж.

– Как, вы тоже уходите без завтрака?

– Я позавтракаю в колледже.

– И что же я должна с этим всем делать? – вскричала экономка, имея в виду ветчину, яйца и тосты.

– Может, съедите сами? – равнодушно предложила Мария и пошла собираться в колледж.

Миссис Лейси проводила ее сочувственным взглядом. Она с самого начала прониклась симпатией к Марии. Конечно, то обстоятельство, что Мария приходилась Адаму родственницей, удерживало миссис Лейси от слишком смелых мечтаний, но все же как бы было приятно, если бы на месте Лорэн была Мария! Лучшей жены Адаму и желать нельзя. Лорэн экономка откровенно недолюбливала – она считала ее хищницей, использующей мужчин в своих интересах. Мария же была добрая, скромная, хозяйственная; к тому же она была явно неравнодушна к Адаму.

У Марии все шло наперекосяк. День выдался очень неудачный. Во-первых, погода испортилась: небо заволокли тучи и полил дождь. Во-вторых, в колледже Мария делала все неправильно. Она все время думала об Адаме и не могла сосредоточиться. Когда на уроке машинописи ей никак не удавалось попасть по нужным клавишам, мистер Лоусон рассердился и своими придирками чуть не довел ее до слез. Но в четыре часа наконец прозвучал звонок. Зажав книги под мышкой, с зонтом в руке, она вышла на улицу. У главного входа была припаркована машина, похожая на автомобиль Адама, но Мария прошла мимо и обернулась только тогда, когда Адам открыл дверь и не терпящим возражений тоном приказал:

– Залезай в машину!

Мария послушно вернулась, недоумевая, зачем Адаму понадобилось заезжать за ней.

– Вот так сюрприз, – пробормотала она, садясь рядом с ним впереди. – Зачем ты сюда приехал?

– Дождь ведь на улице, – ответил он.

– Ну и что? – спросила Мария. – У меня есть зонт. Я могла бы сама добраться до дома.

– Я тебя отвезу, – проговорил Адам. – Правда, мне еще нужно будет заехать в больницу.

Какое-то время они ехали молча. Адам вез ее куда-то через Темзу, в Ричмонд. Мария недоуменно косилась на него. Она-то воображала, что они заедут в больницу, а потом сразу домой, и теперь терялась в догадках. Словно почувствовав ее растерянность, Адам пояснил:

– Я знаю одно место, где можно выпить чаю. Если ты не возражаешь, конечно.

– Нет-нет, не возражаю.

Весь дальнейший путь никто не нарушал молчания.

И вот они остановились у каменной, под старину, закусочной на берегу Темзы, милях в десяти от Лондона. Когда они вышли из машины, дождя уже не было и в небе проглядывало солнце. Задворки здания выходили к реке, где росли плакучие ивы и была оборудована маленькая пристань. Две лодки покачивались на волнах возле нее. Залюбовавшись безмятежным деревенским пейзажем, Мария на миг забыла все неприятности, приключившиеся за день.

Владелец закусочной, невысокий полноватый мужчина лет тридцати, был старым приятелем Адама.

– Что вам принести? – спросил он, широко улыбаясь.

– Только чай, Берт, и что-нибудь к чаю, – ответил Адам. – Что там есть у Линды?

– Хорошо, – кивнул Берт и исчез в кухне.

Внутрь Адам Марию не повел – они заняли уединенный столик на веранде, откуда открывался отличный вид на реку. Подперев кулаком щеку, Мария наблюдала за резвящимся среди водорослей утиным семейством. Было очень тихо, и не верилось, что всего в нескольких милях к северу начинается Лондон. На какое-то время Марии удалось забыть обо всех своих неприятностях.

– Миссис Лейси подумает, что тебя похитили, – раздался над ухом насмешливый голос Адама, и Мария резко вздрогнула. В этот момент она совершенно забыла даже о существовании Адама, хотя последние дни неотступно думала о нем.

– Разве ты не предупредил ее? Я думала, ты ей позвонил.

– Нет. Я не имею привычки докладывать ей о том, как провожу свое свободное время.

Мария нахмурилась. Ей вовсе не хотелось причинять беспокойство миссис Лейси. Безмятежное настроение сразу исчезло.

– Да, она будет волноваться. Я всегда возвращаюсь в четыре тридцать. Я думаю, нужно ей позвонить. Она все время боится, что со мной случится какая-нибудь неприятность.

Лицо Адама выражало полнейшее равнодушие. Мария совсем было собралась спросить у Берта, где здесь телефон, но передумала. Ей пришло в голову, что Адам нарочно ничего не сказал миссис Лейси, чтобы, если позвонит Лорэн, она его не выдала. Ведь Лорэн будет недовольна, узнав, что Адам проводил вечер за городом в компании своей сводной сестры. Раздумья, наверное, отражались на лице Марии, потому что Адам с досадой воскликнул:

– Перестань, ради бога, строить такие рожи! Не терпится – сходи и позвони. Но я думаю, миссис Лейси не побежит в полицию, если ты задержишься на каких-то полчаса.

Мысленно Мария не преминула заметить, что собирается задержаться больше чем на полчаса.

Берт принес на подносе чай и маленькие пирожные. Адам выпил две чашки, но до пирожных не дотронулся, и все они остались Марии, о чем она совсем не жалела. Потом Адам расплатился, они попрощались с Бертом, поболтали немного с Линдой, его женой, и пошли к машине.

Сев за руль, Адам расстегнул воротник рубашки и сорвал галстук. Мария недоуменно смотрела на него.

– Проклятая жара, – пробурчал он, поворачивая ключ зажигания. – Жаль, что я не захватил плавки. А у тебя нет с собой купальника?

Мария отрицательно покачала головой.

– Я знаю здесь недалеко одно место, где можно было бы искупаться.

– Хорошо бы, – вздохнула она, расплываясь в улыбке.

– Ты что – предлагаешь купаться голыми?

– Нет-нет, – испугалась она.

– Ты поражаешь меня, Мария! С твоими современными взглядами – и цепляться за какие-то пережитки морали! Никогда бы не подумал. – Он говорил с убийственным сарказмом.

Мария, отвернувшись, рассматривала мошку, которая отчаянно билась о стекло в безуспешных попытках вырваться на волю. Она чувствовала, как в ней закипает гнев, и решила дать волю своим чувствам.

– Ты не имеешь права так разговаривать со мной, – произнесла она дрожащим голосом. – Ты специально затаскиваешь меня в глухомань, чтобы без помех надо мной издеваться.

– Я не издеваюсь над тобой.

– Издеваешься.

Адам резко нажал на газ, и автомобиль с ревом понесся по шоссе в город. Всю обратную дорогу никто не проронил ни слова. Мария чувствовала себя совершенно разбитой и не понимала, почему Адаму понадобилось быть таким жестоким. Адам молча смотрел на дорогу. Один-единственный раз он скосил глаза – и у Марии затряслись поджилки от той ненависти, которая сквозила в его взгляде. Когда они остановились на Вирджиния-Гроув, Адам перегнулся через нее, чтобы открыть ей дверь, и на мгновение она ощутила тяжесть и жар его тела, в нос ударила смесь аромата дорогих сигарет, одеколона и крема после бритья… И ей так нестерпимо захотелось обнять его, что она поскорее схватила в охапку свои книжки и выскочила из машины.

– С-спасибо, – выдавила Мария, уже стоя на тротуаре.

Адам молча захлопнул дверь и укатил прочь.

Мария понуро побрела домой. День был полностью испорчен. Мария решила, что больше с Адамом никуда не поедет. От этого одни разочарования.

Глава 8

До конца недели Мария настырно твердила себе, как она счастлива, что так редко видит Адама. Ей и в самом деле было не до него – с утра она уходила в колледж, а вечером корпела над домашними заданиями. Дела в колледже шли хорошо, и ей уже почти удалось нагнать группу. В субботу позвонил Ларри и пригласил в теннисный клуб. Мария решила пойти, но лишь для того, чтобы показать Дэвиду, что никому из них двоих не отдает предпочтения. Дэвид тоже был в клубе и взирал на Ларри с нескрываемой враждебностью. Ларри отвечал ему тем же. Марию это только забавляло. Она уже окончательно уверилась, что ни с Ларри, ни с Дэвидом у нее не может быть близких отношений. Ей было с ними скучно. После общения с Адамом ей уже ни с кем не могло быть так интересно, как с ним.

В воскресенье Адам исчез сразу после завтрака. Миссис Лейси сказала, что он отправился к знакомым играть в гольф. Он появился ближе к вечеру, переоделся и снова исчез – на этот раз Мария без подсказок догадалась куда. Сама она провела весь день в саду с книгой, наслаждаясь одиночеством. Последнее время ее жизнь была слишком насыщенной, и она была рада возможности отдохнуть.

На следующий вечер, когда Мария, как обычно, занималась зубрежкой, подошел Адам и положил перед ней на стол белый конверт. Он уже давно не оказывал ей никаких знаков внимания, и поэтому Мария посмотрела на него с недоумением.

– Что это такое? – спросила она.

– Открой, – ответил Адам, – это приглашение. Поколебавшись, она вскрыла конверт. Внутри была открытка с выгравированным золотом текстом, который поверг Марию в шок. Лорэн Гриффитс приглашала ее на фуршет в пятницу вечером. Прочитав приглашение еще раз, Мария подняла на Адама свои квадратные глаза:

– Что это с ней? Почему она решила меня пригласить? По-моему, она не очень-то жаждет моего общества.

Адам равнодушно пожал плечами:

– Наверное, она считает, что тебе там понравится. У Лорэн бывают интересные люди.

– Н-но… я не могу. Там будут все незнакомые. И потом – я не хочу общаться с друзьями Лорэн Гриффитс.

– Там буду я.

– Д-да. Я знаю. – Мария не сомневалась, что Адам все время будет рядом с Лорэн. – Кроме того, – продолжала она, желая все-таки отвертеться, – мне нечего надеть. Я никогда не была на таких приемах и не думала, что мне придется на них бывать.

– У тебя еще достаточно времени, чтобы что-нибудь купить. Это не причина для того, чтобы отказываться от приглашения.

– Ну хорошо! Я просто не хочу идти! – с отчаянием воскликнула она. – Я ведь могу отказаться, правда?

Адам вполголоса чертыхнулся:

– Ты не хочешь идти или боишься?

– Не хочу.

– Но почему? Я подумал, тебя это развлечет. Последнее время ты нигде не бываешь, кроме своего колледжа.

– Ты подумал? – взвилась Мария. – Значит, это твоя идея? Зачем, интересно, ты подговорил Лорэн написать это приглашение?

– Мария! Не испытывай моего терпения! Я никого не подговаривал, как ты выражаешься. Если Лорэн тебя приглашает, ты должна пойти хотя бы приличия ради. И потом – как я объясню твой отказ? Я должен сказать, что ты еще не созрела для таких развлечений? Или что тебе не нравится проводить время в обществе Лорэн?

– Почему я должна идти? – завопила она, задетая его насмешливым тоном. – Почему ей взбрело в голову меня приглашать? Может быть, ей еще раз нужно показать в моем присутствии свою власть над тобой? Мне кажется, за этим что-то кроется. Она не стала бы просто так меня приглашать.

У Адама был такой вид, как будто он собирался броситься на Марию с кулаками. Она в страхе отшатнулась. Заметив ее испуг, Адам излил свой гнев в презрении:

– Ну что за примитивный взгляд на вещи! Вечно ты подозреваешь, вынюхиваешь – и всегда приходишь к выводу, что я у нее под каблуком. Ты никогда не думала, что в человеческих отношениях не все так просто? Если хочешь знать, я нахожу удовольствие в связи с Лорэн.

– Я ничего не хочу знать, – закричала Мария, – и ты можешь говорить ей обо мне все, что угодно!

И она выбежала из гостиной.

В своей комнате Мария бросилась на кровать и зарылась лицом в подушки. Адам вел себя как садист, и какой глупостью было позволять ему такие издевательства. Но все, что делал или говорил Адам, помимо ее воли приобретало для нее особый, мучительный смысл. Какой пыткой будет видеть его в пятницу вместе с Лорэн! Они будут разговаривать, смеяться, касаться друг друга… А она? В его глазах она оставалась ребенком, младшей сестрой. Если бы их родители не поженились, он никогда бы не обратил на нее внимания. Десятки подобных девушек встречались ему по работе, но волновала только прекрасная, утонченная, опытная Лорэн, способная удовлетворить его в любом отношении. Адам сказал, что она еще не созрела для взрослых развлечений и именно незрелость мешала ей принять приглашение. Неужели он прав?

Кусая губы, Мария поднялась с кровати. Она поедет на фуршет и докажет Адаму, что она взрослая женщина и может нравиться, если и не ему, то другим мужчинам! И может быть, он еще пожалеет; что так к ней отнесся.

Внизу Адам читал газету, отщипывая кусочки клубничного пирога, испеченного миссис Лейси. Вид у него был спокойный и безмятежный, и он даже не поднял головы, когда Мария вошла. Она с досадой отметила, что их ссора не произвела на него видимого эффекта. Приблизившись, она со всем апломбом, на который только была способна, произнесла:

– Можешь передать мисс Гриффитс, что я принимаю ее приглашение. Я пойду. Действительно, глупо отказываться.

– Ты точно решила? – прищурился на нее Адам.

– Да.

– Хорошо. Тогда поедем вместе. Будь готова к девяти.

Мария собралась было заметить, что в его услугах не нуждается и сама в состоянии добраться до дома Лорэн в любое время, но передумала – это звучало бы по-детски, а ей предстояло доказать свою зрелость. Поэтому она решила вести себя как ни в чем не бывало. Адам еще удивится ее самообладанию. Сам-то он никогда не может совладать со своими эмоциями.

– Ладно, – кивнула она. – Спасибо.

В четверг после занятий Мария обошла все магазины в Найтсбридже, выбирая себе наряд. И вот наконец в одном бутике она обнаружила как раз то, что искала: длинное вечернее платье с широкими рукавами и воротником-стойкой. Простота покроя компенсировалась расцветкой – золотая и зеленая вышивка по синему фону. Платье очень подходило к ее смуглой коже и каштановым волосам. В пятницу Мария потратила несколько часов на приготовления, но макияж сделала скромный, подчеркнув лишь глаза и ресницы, а губы тронув бесцветной помадой. Оглядев себя в зеркале, Мария осталась вполне довольна своим внешним видом.

Было уже почти девять, когда она спустилась вниз. Увидев ее, миссис Лейси вскинула брови и восхищенно прищелкнула языком:

– Ну, мисс, вы чудо как хороши!

– Правда? Вы на самом деле так думаете? Мне кажется, там будут такие разряженные дамы, что я рядом с ними совсем поблекну.

– Что вы, мисс! Вы будете украшением любого вечера. Поверьте мне, я в таких вещах не ошибаюсь.

Дверь в гостиную распахнулась, и на пороге возник Адам в черном смокинге с «бабочкой». Он был совершенно неотразим, и Мария, вспыхнув, отвела глаза. Адам лишь мельком взглянул на нее и спросил бесцветным голосом:

– Ты готова?

– Да… кажется. Мне накинуть что-нибудь сверху?

– Не надо. На улице тепло. Ну, пошли?

– До свиданья, миссис Лейси, – дрожащим голосом произнесла Мария.

– Удачи вам, мисс! – с улыбкой ответила миссис Лейси.

Когда они вышли на улицу, Марию начала бить дрожь. Вечер действительно был теплым, но рядом находился Адам, чье присутствие определяло для нее погоду… Он придержал дверь, пока она садилась, и помог устроиться так, чтобы ее длинное платье не испачкалось и не помялось. По дороге они молчали. Адам меланхолично курил, Мария дрожала и беспокоилась о том, не совершила ли она ошибку, согласившись поехать к Лорэн. Когда она увидела, что небольшая площадь, перед домом Лорэн вся забита машинами, на сердце у нее стало еще тревожнее. С одной стороны, среди сотен гостей можно было легко затеряться, но, с другой стороны, ей угрожала опасность одной скитаться среди незнакомых людей. Она не сомневалась, что Лорэн сразу разлучит их с Адамом, да он и сам конечно же предпочтет общество своей невесты. К тому же она боялась насмешек со стороны Лорэн. Но отступать было уже поздно.

Адам еле-еле нашел место для парковки, втиснув свой «ровер» между двумя «линкольнами». Они вместе двинулись к сверкающему яркими огнями дому. С верхнего этажа долетали слабые звуки скрипок, и Мария испугалась, не заставляют ли здесь гостей танцевать вальс – у нее было весьма смутное представление о бальных танцах, и, не считая рок-н-ролла, она никогда ничего не танцевала.

Когда они поднимались по ступенькам, Адам взял ее за локоть, и от его прикосновения мурашки забегали по спине у Марии. Она подумала, как он поступит, если попросить его не оставлять ее одну. Как хорошо было бы провести весь вечер рядом, пусть даже и в доме Лорэн! Но как только они вступили в холл, он убрал руку. Горничная в униформе чуть ли не насильно препроводила Марию в женский туалет. Ей особенно нечего было там делать, но Адам, который отвернулся и стал разговаривать с каким-то знакомым, не оставил ей выбора, и Мария последовала за горничной. Холл постепенно заполнялся гостями.

Они входили, снимали пальто, приветствовали знакомых и немедленно присоединялись к общей болтовне. Адам, видимо, был здесь как дома, но Марии становилось все больше не по себе.

В женском туалете, поймав издали свое отражение в одном из зеркал, развешанных на стенах, она не захотела подходить ближе. Вокруг дамы в шикарных блестящих нарядах, с искусными и пышными благодаря парикам и шиньонам прическами, гремели драгоценностями. Некоторые с любопытством смотрели на Марию, но ни одна не заговорила с ней, и она вернулась в холл. Оглядываясь по сторонам, она искала Адама.

Адама нигде не было, и сердце у Марии оборвалось, но потом она облегченно вздохнула, увидев его у дверей разговаривающим с тем же мужчиной. Она пробилась к нему через толпу гостей и схватила за руку. Удивительно, но в ответ он крепко сжал ее ладонь и притянул ближе к себе.

– Льюис, это моя сводная сестра Мария, – сказал он, обращаясь к собеседнику. – Мария, это Льюис Маркэм, один из лучших журналистов на Флит-стрит. Он пишет замечательные статьи и знает все обо всем.

Мария улыбнулась и протянула руку. Они втроем стали подниматься на второй этаж.

По лестнице им навстречу спускался Терри Эдвардс. Это был невысокий, худощавый, слегка сутулый мужчина лет тридцати, с пронзительным, почти хищным взглядом маленьких, глубоко посаженных глаз. У них с Адамом было негласное соперничество из-за Лорэн. Лорэн высоко ценила Терри за его деловую хватку, но никогда не ответила бы ему взаимностью. У Терри были все основания завидовать Адаму.

– Добрый день, – произнес Терри, оглядывая Марию с головы до ног откровенно бесстыжим взглядом.

– Здравствуй, Терри, – холодно ответил Адам и взял Марию за руку.

– Здравствуйте, – пролепетала сконфуженная Мария.

Они прошли мимо Терри. Тот проводил их взглядом, в котором читалось удивление и любопытство.

«Интересно, что он наговорит Лорэн про нас с Марией?» – подумал Адам.

– Кто это? – спросила Мария.

– Терри Эдвардс, продюсер Лорэн.

– Неприятный тип.

– Зато у него есть коммерческий талант. Лорэн его очень уважает.

– Интересно, если у человека есть актерский дар, зачем ему продюсер с деловой хваткой? – задумчиво проговорила Мария.

– Ты многого не понимаешь, – резко сказал Адам. – Искусство – это тоже бизнес, особенно здесь, в Лондоне, где большая конкуренция.

Мария пожала плечами и ничего не сказала.

Бесшумно ступая по мягкому голубому ковру, Мария с любопытством глазела по сторонам и поражалась роскоши, в которой жила Лорэн. Стены холла были обиты кремовыми гобеленами, с потолка свешивалась огромная старинная люстра венецианского стекла. Балюстраду украшала серебряная и золотая чеканка. Поднявшись по лестнице, они очутились в многолюдном большом прямоугольном зале, ранее, очевидно, представлявшем собой несколько комнат. Среди гостей носились официанты с подносами и предлагали напитки. В воздухе витал смешанный аромат духов, сигарет и вина. Заметив, что Мария нерешительно остановилась в дверях, Адам схватил ее за руку и пробормотал ей на ухо:

– Идем, поздороваемся с хозяйкой.

Они оставили Льюиса и стали пробираться туда, где, окруженная толпой друзей и почитателей, на оттоманке восседала Лорэн. Завидев Адама, она вскочила, толкнув при этом двоих мужчин, которые стояли подле нее, и бросилась к нему.

– Дорогой! – воскликнула она, хищно вонзая свои длинные алые коготки в рукав его смокинга. – Почему так поздно? Я уже стала волноваться.

– Поздно? Разве ты не любишь ночную жизнь? – лениво улыбнулся Адам. – Мне кажется, для тебя сейчас должно быть рано.

Лорэн захихикала. Мария молча смотрела на нее.

– Кстати, вот и Мария, – напомнил Адам, подталкивая ее вперед. – Лорэн, ты не находишь, что она сегодня чудесно выглядит?

Марии захотелось влепить ему пощечину за его снисходительный тон. В присутствии Лорэн он снова превращался в садиста. Марии сразу захотелось вернуться домой, к миссис Лейси.

Лорэн смерила ее оценивающим взглядом. Сама она выглядела, как всегда, восхитительно – в черном облегающем платье, золотые локоны рассыпались по плечам. Каждый раз, когда Мария видела Лорэн, у нее возникал комплекс неполноценности. Вот и сейчас, глядя на Лорэн, она подумала, что рядом с ней любая другая женщина выглядит дурнушкой.

– Как жаль, – обратилась Лорэн к Марии, – что для вас тут нет подходящей молодежной компании. Боюсь, вам будет скучно. Я предупреждала Адама… Но последнее время он не очень-то считается с моим мнением.

Так вот оно что! Краска бросилась Марии в лицо. Оказывается, это была его идея! Это он заставил Лорэн написать приглашение! Обиднее всего было то, что стоящего рядом Адама ситуация явно забавляла.. Он едва сдерживал смех. Мария повернулась к ним спиной и медленно побрела к выходу. Ей ужасно хотелось броситься вниз по лестнице и убежать из дома Лорэн куда глаза глядят, и ей стоило большого труда сопротивляться этому желанию – ведь бегство выглядело бы проявлением инфантильности. Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, и подумала, что большего унижения она не испытывала за всю свою жизнь.

– Добрый вечер, Мария. Вы Мария, не правда ли?

Она неохотно подняла голову. На нее с улыбкой смотрел Виктор Халлам, отец Дэвида.

– Ах, мистер Халлам! Здравствуйте! – обрадовалась она. – Как вы здесь очутились?

– Да я…. Я, видите ли, адвокат Лорэн. И она меня иногда приглашает… Зовите меня Виктор, пожалуйста. Мы с Лорэн знакомы уже давно.

– Вот как. А я уже подумала, что вы тайком сочиняете или еще что-нибудь в этом роде.

– Ну что вы, куда мне… А вас Адам привел?

– Да. – Мария насторожилась. – Он где-то здесь… минуту назад был здесь.

Виктор огляделся:

– Понимаю. А сейчас он, наверное, в распоряжении Лорэн?

Мария кивнула.

– Когда же наконец она бросит валять дурака и выйдет за него замуж? Боюсь, она не сознает, что так долго тянуть опасно. Адам – очень привлекательный мужчина, к тому же с солидным положением в обществе.

Мария почувствовала знакомый ком в горле. Виктор взял два бокала шампанского с проплывающего мимо подноса и предложил один ей. Сделав глоток, она спросила:

– Вы ведь давно знаете Адама, правда? – Она испытывала непреодолимую потребность говорить об Адаме, хоть это и причиняло ей боль.

– Да, давно, с детства. Я знал еще его отца. Адам всегда хотел быть врачом и получил сразу два диплома в Кембридже – один по общей медицине, а второй по хирургии. Ну а потом он стал и нашим семейным врачом. Адам – настоящий профессионал. Если у кого-нибудь в нашей семье возникают проблемы со здоровьем, мы всегда обращаемся к Адаму. И еще ни разу об этом не пожалели.

Мария допила шампанское, и Виктор передал ей еще один бокал: Она взяла неохотно, потому что не привыкла к спиртному и боялась опьянеть, но с бокалом в руке она чувствовала себя увереннее.

– Дэвид мне говорил, вы учитесь в колледже, – вдруг заметил Виктор. – Знаете, вы оказали на него благотворное влияние. Он начинает работать на месяц раньше, чем собирался.

– Да ну? – рассмеялась Мария. – Вы шутите?

– Нет-нет, я серьезно. Раньше он был похож на всех остальных своих приятелей – такой же праздный и ленивый. А вы изменили его. Я очень рад, что он с вами познакомился.

Мария повертела в руках бокал и осторожно поинтересовалась:

– Вы, наверное, знаете родителей Ларри Хэдли?

Дружелюбное выражение исчезло с лица Виктора.

– Да. А что? Еще один претендент на ваше внимание?

– Ну, так, мы встречались пару раз. Но Адаму он почему-то не нравится.

– Еще бы! – почти негодующе воскликнул он.

Мария глазела на него, не понимая, чем вызвано его раздражение.

– Понимаете, – продолжал Виктор, – это меня не касается, но, если он за вами волочится, вы должны быть настороже. – Он залпом выпил коктейль. – Раньше у него была девушка, и она от него забеременела. Он просил Адама сделать ей аборт. Адам отказал… Ну и теперь его ребенок живет в какой-то семье… Короче, родители Ларри об этом позаботились.

– Ясно… – прошептала Мария. – Откуда же мне было знать?

Она вспомнила, какое возмущение вызвало у нее отрицательное отношение Адама к Ларри, и ей стало стыдно. Она поискала Адама глазами, но его нигде не было.

– Ваша жена тоже здесь? – спросила она Виктора, чтобы сменить тему.

Он покачал головой:

– Нет. Вы обратили внимание, что среди приглашенных вообще мало женщин? От Лорэн им нет никакой жизни. Но подождите, лет через десять она начнет стареть, и тогда…

Мария усмехнулась, и Виктор заговорщически похлопал ее по плечу. Вдруг она почувствовала, что кто-то стоит у нее за спиной и сверлит глазами затылок. Обернувшись, она увидела мрачного Адама. Улыбка сползла с ее лица. Виктор тоже обернулся.

– Ах, Адам! – воскликнул он. – Я должен сказать тебе спасибо. Один-единственный раз я получил удовольствие от подобного сборища, и только благодаря твоей сестре.

– Тебе спасибо, Виктор, что присмотрел за ней, – недовольно ответил Адам. – Я ее везде ищу.

Мария допила шампанское и отдала бокал Виктору.

– М-мистер Х-Халлам, – заявила она заикаясь, – очень хорошо обо мне заботится. А ты, пожалуйста, не отвлекайся ради меня от своей… н-невесты.

– Мне кажется, Марии среди этой толпы немного не по себе, – поспешил на помощь Виктор, – так же как и мне, впрочем. Ты не волнуйся, Адам, я могу даже отвезти ее позже домой, если ты не против.

– Я сам отвезу ее домой, – холодно возразил Адам. – А сейчас ей нужно поужинать.

Мария с отчаянием взглянула на Виктора. Меньше всего ей хотелось расставаться с человеком, который был ее единственным настоящим собеседником за весь вечер.

– Я поужинаю с мистером Халламом, – сказала Мария, – а тебя, наверное, уже ищет мисс Гриффитс.

– Мария! – начал Адам угрожающим тоном.

– Правда, Адам, – поддержал Виктор, – мы с Марией отлично проводим время. А врозь нам будет скучно, да и тебе лишние хлопоты…

– Хорошо, – согласился Адам, делая над собой усилие. – Но домой она поедет со мной!

– Конечно, как скажешь, – улыбнулся Виктор. – Ты не представляешь, как я счастлив, что встретил здесь твою сестру!

Но Адам слушал без улыбки. В последний раз хмуро покосившись в сторону Марии, он ушел. Через две минуты она увидела, как Лорэн виснет у него на шее и что-то шепчет на ухо, а он довольно скалит зубы. Мария подумала, что он, наверное, уже забыл о ее существовании.

Она старалась сосредоточиться на том, что говорил ей Виктор, но все усилия пропадали даром, потому, что перед глазами стояли те двое, поглощенные друг другом. Она уже жалела, что осталась ужинать в компании Виктора, когда Адам явно хотел забрать ее с собой, и что приехала в дом к Лорэн и вообще в Англию.

Глава 9

В одиннадцать часов они поехали домой. К этому времени Мария была уже порядочно пьяна от духоты и шампанского. Кроме того, за ужином она почти не дотронулась до еды, хотя предлагалось много вкуснейших вещей. После ужина выступила группа испанских музыкантов и танцоров, а затем гости продолжили сами развлекаться болтовней и напитками. К Марии и Виктору присоединились Льюис Маркэм, старый знакомый Виктора, и какая-то кудрявая блондинка. Поклонники Лорэн уговаривали ее спеть. Она отнекивалась, но потом согласилась и в сопровождении двух испанских гитаристов спела душещипательную цыганскую песню о несчастной любви. Голос у нее был слабый, но приятный, и ей бешено аплодировали. Впрочем, решила Мария, поклонники для того и живут на свете, чтобы аплодировать кумирам. Еще были танцы. Но Мария уже еле держалась на ногах и только обрадовалась, когда Виктор не предложил ей потанцевать.

Когда ее нашел Адам, она сидела зажатой между Виктором и Льюисом и рассеянно слушала их разглагольствования на тему о судебной процедуре.

– Ты лишаешь меня приятной компании? – спросил Виктор у подошедшего Адама. – Подожди, еще рано.

– Поздно, – сухо возразил Адам. – Ты идешь, Мария? Нам пора домой. Мы и так уже слишком задержались.

Мария, покачиваясь, поднялась. Адам нетерпеливо схватил ее за руку.

– И-иду. А где же мисс Гриффитс? Я хочу поблагодарить ее за отличную вечеринку и за…

– Обойдешься, – грубо оборвал он. – Виктор, Льюис, спокойной ночи.

Мария едва успела улыбнуться им на прощание, и Адам, крепко держа за руку, потащил ее к выходу. Многие гости провожали их удивленными взглядами. Мария растерянно гадала, почему Адам так груб. Не хочет рано уезжать? Хочет, чтобы Виктор сам отвез ее домой?

На улице прохладный ночной воздух немного освежил голову Марии. Она освободилась от железной хватки Адама и стояла на крыльце, покачиваясь и держась за перила.

– Черт побери, Мария, – ругался Адам, – сколько ты выпила?

Мария дрожащей ладонью вытерла пот со лба.

– Пожалуйста, не надо, – слабо прошептала она.

Он сгреб ее в охапку и перенес по ступенькам на тротуар. С его помощью Марии удалось пересечь площадь и забраться в машину. В молчании они ехали по ночному Лондону. Когда они повернули в Кенсингтон, Мария почувствовала острую необходимость что-нибудь сказать.

– Ты… ты без ума от меня, Адам? – пробормотала она.

Он посмотрел на нее со смешанным выражением презрения и жалости:

– Что за чепуху ты несешь, Мария?

– Я не понимаю, о чем ты…

Он шепотом чертыхнулся:

– Зато я понимаю. Тебе никогда не объясняли, как действует на человека алкоголь?

– Если ты думаешь, что я напилась, то ты ошибаешься, – храбро заявила она немного заплетающимся языком. – Тебе просто нравится надо мной издеваться.

– Если бы мне это нравилось, я бы оставил тебя там еще часа на два, чтобы все видели, как ты не можешь сама добраться до дверей!

– Ты врешь!

Адам промолчал, и Мария чуть не заплакала от обиды.

Весь дальнейший путь она молча, но люто его ненавидела.

Возле дома, когда Адам остановил машину, она вывалилась и нетвердой походкой подошла к входной двери. Он отпер замок своим ключом, пропустил ее вперед и, видя, что она собралась сразу идти наверх, предостерег:

– Сначала выпей кофе, а то утром будет раскалываться голова.

Мария, навалившись на перила, остановилась. Она не имела ничего против кофе, но больше не было сил терпеть насмешки Адама, поэтому она стала подниматься. Однако, взобравшись наконец на второй этаж, она поняла, что хочет быть с Адамом, несмотря на этот его издевательский тон. Когда дело касалось Адама, она забывала о гордости. «Интересно, – думала Мария, – все ли женщины любят мужчин, которые над ними издеваются?» Любят… Зажав рукой рот, Мария потащилась в свою комнату.

Там ей пришлось довольно долго шарить руками по стене в поисках выключателя, но она все же нашла его и включила свет. Сняв платье, она небрежно швырнула его на кровать, уселась у туалетного столика и начала расчесывать волосы. Мария давно заметила, что эта процедура оказывает на нее успокаивающее действие. Тут в раскрытое окно влетела огромная ночная бабочка и стала биться о зеркало. Мария, вскочив, накрыла ее рукой, чтобы выпустить обратно в окно. Но, поднявшись довольно резко, она опрокинула тяжелый металлический стул, на котором сидела, и он упал с невообразимым грохотом, так что вздрогнул весь, дом.

Когда Мария выпустила бабочку и подняла стул, дверь ее комнаты распахнулась и на пороге возник Адам.

– Мария! – завопил он. – Что происходит?

– Ничего – стул грохнулся. Я выпускала бабочку, а он свалился. Ой! – шепотом воскликнула она и прижала руку к груди, вспомнив, что стоит перед Адамом полуголая.

Адам нахально и недоверчиво пялился на нее.

– Ты что, – сердито закричала Мария, – воображаешь, будто я так напилась, что и на ногах не держусь?

Он подскочил к ней, схватил за плечи и, глядя прямо в глаза, прошипел:

– Не ори, а то миссис Лейси проснется.

Мария захихикала. Пальцы Адама больно впивались ей в тело.

– Может, ты удивишься, но я волновался за тебя, – со злостью продолжал он.

– А если бы это я свалилась и ушиблась, что бы ты сделал? – Она прерывисто дышала. – Уложил бы меня в кроватку?

– Мария, – его руки бродили по ее плечам, – ты…

– Ну что – я? – нежно промурлыкала она, осознав вдруг, что так Адам никогда еще с ней себя не вел.

– Ты… – хрипло застонал он, и его руки соскользнули с ее гладких плеч на спину, он судорожно обнял ее и крепко прижал к себе.

Губы Марии невольно раскрылись, когда он наклонил голову, и их рты слились в глубоком и страстном поцелуе. Она обвила руками его шею, погрузив пальцы в густые волосы, и льнула к нему всем телом.

– Мария… это безумие, – мычал Адам, в то время как его губы жадно целовали ее ключицы и впадинку у основания шеи, спускаясь все ниже, – я хочу тебя!

Вдруг они оба одновременно почувствовали присутствие кого-то третьего в комнате, замерли – она с закинутой головой, он припав к ее груди – и отскочили в разные стороны. Адам обернулся первым.

– Мама! – не веря своим глазам, вскричал он.

– Джеральдина, – слабо прошептала Мария.

Джеральдина Шеридан одно долгое мгновение молча смотрела на них и затем произнесла:

– Мария, детка, уже поздно, ложись спать. Мы поговорим утром. А с тобой, Адам, разговор будет сейчас. Пойдем в мою комнату.

Адам приглаживал растрепанные волосы и поправлял сбившуюся набок «бабочку».

– Говори здесь, мама, – потребовал он. – Нам нечего скрывать от Марии. Почему, черт побери, меня никогда не ставят в известность, когда собираются заявиться ко мне в гости? И вообще, сейчас не время для бесед.

Джеральдина, недовольно подобрав полы своего капота, выплыла из комнаты. Адам медлил.

– С тобой все в порядке? – спросил он, задерживая взгляд на губах Марии, так что она ощущала его, как прикосновение.

– А с тобой?

– Со мной – нет.

Он пошел к дверям, но на пороге обернулся:

– Хочешь, я извинюсь?

– Не надо, – тихо попросила она.

Адам вышел из комнаты.

Утром Мария, как и предупреждал Адам, встала с головной болью. Кроме того, спала она плохо, выглядела поэтому ужасно и боялась вопросов Джеральдины. Только в одиннадцатом часу, когда Адам уже давно уехал в больницу, она в старом свитере и вылинявших джинсах спустилась вниз.

В гостиной Джеральдина читала утренние газеты.

– Ах, вот и ты наконец, – сказала она с улыбкой. – Я попрошу миссис Лейси принести кофе. Есть хочешь?

Мария отрицательно покачала головой:

– Спасибо. Я сама могу попросить миссис Лей…

– По твоему виду не скажешь, что ты сейчас хоть на что-нибудь способна, даже попросить кофе, – сухо возразила Джеральдина и отправилась на кухню.

Несколько минут спустя она вернулась с подносом.

– Сливки и сахар? – спросила Джеральдина.

– Только сахар, пожалуйста.

Мария быстро сунула в рот две таблетки аспирина, запила их кофе и отставила чашку.

– Ну что же, – начала Джеральдина, удобно откидываясь в кресле, – если ты больше ничего не хочешь, мы можем поговорить.

– Угу, – хмуро согласилась Мария. – Мне очень интересно, почему ты приехала так неожиданно.

– Видишь ли, мы с твоим отцом ждали от тебя письма, но так и не дождались. Вот я и приехала, чтобы лично разузнать, что тут происходит.

– Ах да. Извини, пожалуйста. Но я терпеть не могу писать письма. К тому же я была очень занята. Сама понимаешь, обустройство на новом месте…

Джеральдина вздохнула с притворным сочувствием:

– Ну ладно, теперь это уже не важно. Скажи, ты учишься в колледже?

– Да, уже две недели, и мне очень нравится, особенно английский.

– Хорошо, – кивнула Джеральдина. – Жаль, конечно, что ты уже начала курс, но ничего – продолжишь где-нибудь в Дублине.

Мария нахмурилась:

– Почему в Дублине? Я что – уезжаю?

– Конечно, а как ты думала?

– Домой? В Килкарни?

– А куда еще?

– Но я не хочу домой! – Мария ошарашенно пялилась на мачеху. – Разве Адам сказал, что я должна уехать?

Джеральдина задумчиво разглаживала складки своей клетчатой юбки.

– Понимаешь ли, Адам отказался обсуждать эту тему. Но все равно – ты возвращаешься домой.

– По-че-му?

– Боже милосердный! Она не понимает! Не понимает, что случилось этой ночью!

– Н-ничего не случилось. – Мария вскочила на ноги и забегала по комнате.

– Только потому, что я вам помешала. Мария, я не говорю, что случившееся повторится и Адам все же затащит тебя в постель. Я уверена, что он презирает себя за то, что позволил своим физическим желаниям взять верх над разумом. Но… ты входишь в тот возраст, когда сексуальные отношения превращаются в норму и… Я не хочу, чтобы ты еще чего-нибудь натворила.

– Джеральдина, ты… ты обвиняешь меня?

– Ну, дорогая, ведь не очень-то ты ему сопротивлялась…

Мария смотрела на нее квадратными глазами, и Джеральдина поняла, что зашла слишком далеко.

– Мария, детка, – начала она увещевательно, – я понимаю – Адам очень красивый мужчина, и ты не первая женщина, которая…

– Вот как? Значит, я все-таки женщина?

– Одно название! Послушай, Мария, вы живете вместе и, естественно…

– Так зачем же ты меня сюда отправила? Ведь это была твоя идея! Ты очень хотела, чтобы я жила в Лондоне.

– Разве мне могло в голову прийти, что так получится? – вздохнула Джеральдина. – Я думала, у Адама больше здравого смысла. Знаешь…

– Извини, – прервала ее Мария, – мне нужно идти.

– Ну, перестань, Мария. – Джеральдина попыталась ласково обнять ее, но Мария отвела ее руку и выбежала из гостиной.

В своей комнате она бросилась на кровать и около часа пролежала без движения. Она никогда не сомневалась в дружбе Джеральдины, но теперь даже она предала ее. Конечно, Джеральдина была на стороне своего сына, и все же… Но ведь Адам пока не просил ее уехать! С этой мыслью Мария встала, умылась, причесала волосы и переоделась в короткое розовое платье. Потом, запудрив синяки под глазами, она спустилась вниз.

На кухне возилась миссис Лейси. Она сообщила, что миссис Шеридан ушла за покупками.

– Я пойду погуляю, – сказала Мария, – а то что-то голова разболелась после вчерашнего.

На улице было пасмурно, но тепло. Мария быстро шла по Вирджиния-Гроув, опасаясь встретить возвращающуюся с покупками Джеральдину, когда рядом притормозил шикарный лимузин. К своему ужасу, на заднем сиденье Мария увидела Лорэн Гриффитс и хотела сбежать, но Лорэн уже опустила стекло.

– Доброе утро, Мария, – сказала она. – Какая удача! Я как раз собиралась вас навестить.

– Меня? – опешила Мария. – Зачем?

– Садитесь в машину и узнаете, – пригласила Лорэн. – Смитерз нас покатает. Да, Смитерз?

– Конечно, мисс Гриффитс, – ответил шофер.

Мария, поколебавшись, подчинилась. Она не горела желанием кататься в обществе Лорэн Гриффитс, но не удирать же ей было, в самом деле! Когда Мария села рядом с ней на заднее сиденье, Лорэн подняла стеклянный экран, отделивший их от шофера.

– Ну вот, – пробормотала она, – теперь мы совсем одни и никто нас не услышит.

Мария нервничала, ожидая от Лорэн какой-нибудь пакости. Вряд ли Лорэн просто так пригласила ее покататься.

– Так зачем же вы хотели меня видеть, мисс Гриффитс? – спросила она очень вежливо. – Мы, кажется, все сказали друг другу в Финчеме.

Лорэн зажгла длинную американскую сигарету. Марии с трудом удавалось сохранять самообладание, и она удивлялась, как может Лорэн быть такой спокойной и сдержанной.

– Нет, еще не все, – проговорила Лорэн. – Тему, связанную с Адамом, мы еще не обсудили до конца.

– Я вас не понимаю, мисс Гриффитс. Я не понимаю, почему мы с вами должны обсуждать тему, связанную с Адамом.

– Все вы понимаете, дорогая, – ласково упрекнула Лорэн, глубоко затягиваясь. – И как мне кажется, для вас Адам не чужой человек, во всяком случае, вы хотите, чтобы он не был вам чужим. И вы очень назойливы в этом своем желании. Так что нам нужно сразу расставить все точки над «і». Я полагаю, вам известно, что в течение долгого времени мы с Адамом были помолвлены. И всякий раз, когда он делал мне предложение, я не могла ответить «да», потому что, знаете ли – моя карьера, медовый месяц, осложнения, которые могут последовать… – Она вздохнула. – Но в последние недели он так настойчиво добивался моей руки, что я согласилась, и вчера вечером мы назначили день свадьбы. Мы поженимся через месяц, и он переедет ко мне. Его дом мы, скорее всего, продадим.

Мария слушала с побелевшим лицом. Вчера вечером он назначил день свадьбы с Лорэн, а потом вломился к ней в комнату… Такого она не ожидала даже от Адама. Все-таки она считала его порядочным человеком.

Лорэн внимательно изучала выражение лица Марии, притворяясь, что удивлена внезапной бледностью своей собеседницы:

– Что такое, Мария? Почему вы побледнели? Он вам не сказал?

– Нет.

– Ну надо же! Ох уж эти мужчины! Они вас насилуют предложениями, а потом забывают сказать собственной сестре!

– Я ему не сестра!

– Ну, сводная сестра, какая разница? В любом случае вы сами видите, как все изменилось. Знаю – Адам не захочет вас огорчать, но… Даже если мы не продадим дом, то, что вы у него живете, – ситуация абсолютно невозможная. Вот поэтому я и решила поговорить с вами и объяснить нашу с ним позицию. Вы должны будете уехать из его дома. Вы можете снять комнату в Лондоне, как я вам уже говорила, а можете вернуться в Ирландию. Это ваше дело. Но если вы решите остаться, я должна вас предупредить, чтобы вы не слишком докучали Адаму. Он будет очень занят.

Мария посмотрела в окно. Они проезжали по Хай-стрит.

– Вы не могли бы здесь меня высадить? – попросила она. – Я собиралась пройтись по магазинам.

– Да-да, конечно, – любезно согласилась Лорэн, опуская экран, чтобы передать ее просьбу Смитерзу. – Так когда вы сможете уехать? – спросила она, оборачиваясь к Марии.

– Я подумаю, – почти шепотом произнесла Мария. – До сидания, мисс Гриффитс. – Она вышла из машины и аккуратно, стараясь не шуметь, захлопнула за собой дверцу.

Лорэн улыбнулась ей через стекло, и машина медленно тронулась с места.

Мария зашла в какую-то закусочную, заказала кофе и рухнула за столик. Обычно при помощи кофе ей удавалось привести в порядок свои мысли, но сейчас у нее не было мыслей. Единственное, что вертелось в голове, – Адам женится на Лорэн. И вчера, когда он обнимал ее, ласкал, целовал, он знал, что женится на Лорэн.

Слезы закапали в чашку с кофе. Мария полезла в сумку за носовым платком, и вдруг оттуда вывалилось расписание автобусов маршрута Дублин – Килкарни. И ей так захотелось домой, к отцу, что в голове осталась лишь одна мысль: а что, если поехать в аэропорт и узнать, когда ближайший рейс на Дублин?

Мария так и сделала, и уже через два часа она летела в Дублин, уверяя себя, что все закончилось благополучно. Слава богу, она теперь не скоро увидит Адама.

Глава 10

Когда Адам приехал на обед, Джеральдина с вязаньем сидела в гостиной.

– Как прошло утро? – поинтересовалась она.

– Нормально, – пожал плечами ее сын. – А где Мария?

– Не знаю. Она, кажется, гуляет. Она плохо себя чувствует после вчерашнего, неудивительно, что ей захотелось на свежий воздух.

Адам сдвинул брови;

– И она не сказала, куда пойдет?

– Меня самой не было дома. Я покупала Патрику рубашки.

– Ладно. Я спрошу у миссис Лейси.

На кухне миссис Лейси доставала из духовки румяный окорок. Она заулыбалась, увидев, кто вошел, но Адам оставался мрачным:

– Вы не знаете, куда пошла Мария?

– Может, на Хай-стрит? – задумчиво предположила экономка. – Или в парк? Она сказала, что у нее болит голова. А почему вы так волнуетесь? Мисс Мария вернется к обеду. Если бы у нее были другие планы, она бы обязательно меня предупредила.

Адам молча кивнул и пошел в гостиную, где уселся с грозным видом в кресло.

– Выпьешь чего-нибудь перед обедом? – предложила ему мать.

– Виски, – бросил он.

Джеральдина плеснула в бокал виски и передала ему. Он выпил залпом.

– Адам, – нервно начала Джеральдина, пытаясь поймать его взгляд, – ты видишься с Лорэн Гриффитс?

– А что?

– Ты… ты женишься на ней?

– Нет.

– Как? – Его ответ поверг Джеральди ну в шок. – А я думала…

– Я тоже думал, мама, – оборвал ее Адам.

– Но, Адам…

– Нет!!! – заорал он и, вскочив на ноги, выбежал из гостиной.

Его мать проводила его испуганным и недоумевающим взглядом.

В половине второго, когда стало ясно, что Мария безнадежно опаздывает, сели обедать без нее. Ни румяный окорок, ни суфле, с которым миссис Лейси возилась целое утро, не были по достоинству оценены. Адам, казалось, вообще не замечал, что лежит у него на тарелке, и после обеда его настроение нисколько не улучшилось.

Теперь уже и Джеральдину охватила тревога за падчерицу. Возможно, не следовало так откровенно разговаривать с девчонкой, но прошлой ночью, когда она увидела ее в объятиях Адама, она не смогла совладать со своей материнской ревностью, которая и подсказала ей принять меры.

Наблюдавший за выразительным лицом матери Адам подозрительно спросил:

– Мама! О чем ты думаешь? Ты знаешь, почему Мария не вернулась к обеду? Может быть, ты знаешь, где она?

– Откуда мне знать? – смущенно пробормотала Джеральдина. – Она исчезла совершенно внезапно.

– Что ты ей сказала? – продолжал допрос Адам. – Ну я же вижу, что здесь нечисто!

– Ничего особенно нечистого, – вздохнула его мать, – я просто сказала, что ей придется отправиться домой. После того, что случилось вчера, она не может оставаться здесь!

– Что-о? – Лицо у Адама вытянулось. – Да какое ты имела право? Это тебя не касается!

– Адам! – ужаснулась мать. – Не забывай, с кем ты разговариваешь.

– Где уж тут забыть, – процедил он сквозь зубы. – А что еще ты ей говорила?

Но тут Адам вынужден был прервать дознание, потому что раздался звонок в дверь, и он пошел открывать. На пороге, лучезарно улыбаясь, стояла Лорэн Гриффитс, которую он уж никак не ожидал увидеть. Пользуясь замешательством хозяина, она слегка подвинула его с прохода и без приглашения вошла.

– Ну, Адам, – начала она с легкой укоризной, – я целый день жду, когда ты придешь и извинишься. Ну, мы же не можем так вечно стоять, пойдем куда-нибудь, где можно поговорить.

Адам повел ее в свой кабинет – маленькую забитую книгами комнатку рядом с кухней. Когда он закрыл дверь, Лорэн по старой привычке хотела повиснуть у него на шее, но он успел перехватить и отвести ее руки. Возле рта у нее появилась недовольная складка.

– Какая ты свинья, Адам, – промурлыкала она, – не знаю, за что я тебя люблю. Иногда ты бываешь очень невежливым. Но в общем, мне это даже нравится.

Адам стоял, отвернувшись к окну. Его спина выражала напряженное ожидание.

– Ты знаешь, – продолжала Лорэн, – я пришла сказать, что принимаю твое предложение.

– Мое что? – Адам даже обернулся.

– Я согласна выйти за тебя замуж. Если хочешь, я буду жить с тобой здесь. И примирюсь с твоей вонючей больницей для бедных. Я сделаю все, о чем ты попросишь. Адам… – Ее голос дрожал. – Мы можем быть очень счастливы.

– Лорэн, ради бога, уходи! Я тебе все сказал. Я не люблю тебя! – Он почти кричал. – Я просил тебя стать моей женой миллион раз, и мне надоело. Я больше не люблю тебя. Ты самовлюбленная и пустая. Нам не о чем будет с тобой говорить. Мы никогда не поймем друг друга.

– Да как ты смеешь говорить мне такие вещи? – зашипела Лорэн. – Как ты смеешь утверждать, что я не пойму тебя?

– Прости, но это правда, – устало сказал он. – Мы с тобой слишком разные, Лорэн. Я не смогу быть твоим мужем.

– Ну а кого же ты любишь? А… я знаю. Ты втрескался в эту свою ирландскую сестрицу. Никогда бы не подумала, что тебя тянет на малолеток.

Адам грубо схватил ее за руку:

– Еще одно слово – и я за себя не отвечаю. Уходи.

Вырвав у него свою руку, Лорэн подошла к двери.

– Сомневаюсь, что ты ей будешь нужен после того, что я ей сказала сегодня утром, – заметила она, оборачиваясь.

Адам подскочил к ней и не дал распахнуть дверь.

– Где ты видела Марию?

– Так я тебе и скажу. – Лорэн скорчила презрительную гримасу.

– Тогда я заставлю тебя сказать, – пригрозил Адам, наваливаясь на нее.

– Ладно-ладно, – всполошилась Лорэн. – Я немного покатала ее в своей машине, и она вышла на Хай-стрит.

– Когда?

– Примерно в двенадцать.

– И о чем вы говорили?

– Так, ни о чем.

– Лорэн! Ты наверняка ей сказала что-то такое, что она теперь не хочет возвращаться домой. Может быть, с ней что-то случилось. Это ты виновата во всем!

– Господи! Что с ней может случиться? Ну, я сказала, что мы с тобой собираемся пожениться. Ну что ты так смотришь? Я думала, мы и вправду поженимся. Я даже сказала, что ты, может быть, переедешь ко мне. А она побледнела и выскочила из машины как ошпаренная.

– Все! Теперь убирайся, пока я не придушил тебя вот этими руками.

Презрительно усмехнувшись, Лорэн вышла. Адам, обессиленно вздохнув, прислонился лбом к дверному косяку.

– Боже мой, где же ее теперь искать-то? – прошептал он.

К семи часам Адам совершенно обезумел от волнения. Он обзвонил все больницы и морги в округе и выяснил, что девушек, похожих на Марию, не привозили. Потом он сел в машину и сам отправился на поиски.

Оставшись дома одна, Джеральдина принялась беспокойно ходить из комнаты в комнату. Она тоже волновалась за Марию, но чувствовала, что с ней все в порядке. Однако ей не давали покоя мысли об Адаме. Он разыскивал Марию с таким усердием, что становилось ясно – им движет вовсе не братская любовь. Это больше всего не нравилось его матери. Она была оскорблена поведением Адама, Долгое время Адам был для нее всем. После смерти мужа Адам стал для нее существом, в котором сосредоточилась вся ее жизнь, – к тому же ему в то время было всего десять лет, и он требовал постоянного внимания и неусыпных забот. Встреча с Патриком Шериданом переменила ее и заставила обратить внимание на свою личную жизнь, тем более что Адам к тому времени стал уже взрослым. Но Джеральдина продолжала боготворить Адама. У нее в голове не укладывалось, как такой блестящий молодой человек, как ее сын, мог увлечься глупенькой девчонкой, которая даже не обладала красотой Лорэн Гриффитс. Лорэн тоже была не лучшей партией, но Мария…

Телефонный звонок отвлек Джеральдину от невеселых раздумий. К ее удивлению и облегчению, звонила Мария.

– Мария, детка! – вскричала она. – Мы все тут с ума сходим. Где ты?

– Я дома, Джеральдина, – неохотно призналась Мария. – Я в Килкарни.

– Где? – переспросила мачеха. – Ты шутишь?

– Да нет же. Я вылетела сегодня в час дня. Адам дома?

– Адам? Нет, его нет дома. – Джеральдина решила ничего не говорить падчерице о том, как Адам отреагировал на ее исчезновение. Мария, слава богу, была уже в Килкарни, и теперь все закончится благополучно. Она избавится от своей глупой влюбленности и найдет себе более подходящего друга. – Адам уехал по делам.

– Ох, – разочарованно вздохнула Мария. – Попроси его, пожалуйста, позвонить в колледж. Я ведь туда больше не приду. И еще – если тебе не трудно, отправь мне сюда побыстрее мои вещи.

– Хорошо-хорошо, не волнуйся, детка, я все сделаю, – заверила обрадованная Джеральдина.

– Спасибо, – проговорила Мария. – До встречи.

– До встречи, дорогая, – ответила Джеральдина.

Опустив трубку на рычаг, она прислонилась спиной к двери и с облегчением вздохнула.

Через полчаса явился Адам, мрачный и выжатый как лимон.

– Адам, прекрасные новости! – поспешила обрадовать его мать. – Мария звонила! И представь – она в Килкарни.

– Что? – опешил Адам.

– Да-да, она вылетела сегодня днем.

– А она объяснила, почему ей вдруг так захотелось домой?

– Нет, не то чтобы… Она просто думает, что так будет лучше. Но ведь и правда… Адам!

Он рванул вверх по лестнице, но на полпути остановился и прокричал, перегнувшись через перила:

– Это ты во всем виновата, мама! Ты и эта особа, которая сегодня приходила.

С упавшим сердцем Джеральдина поднялась к нему в комнату. Когда она вошла, он стаскивал свитер, а на кровати валялся темный костюм, который он собирался надеть.

– Что ты делаешь? – воскликнула она. – Зачем ты одеваешься?

– Я собираюсь в Ирландию просить Марию вернуться.

– Адам, опомнись, зачем тебе это?

– Мама, не мешай мне. Уйди с дороги. Все, что ты можешь сделать, – это позвонить Хэдли и попросить дня два попринимать моих больных.

– Но можно я хотя бы полечу с тобой? – растерянно попросила Джеральдина.

– Нет, – лаконично ответил он.


Мария проснулась оттого, что кто-то бешено барабанил внизу во входную дверь. Сев на кровати, она прислушалась – стук повторился – и зажгла ночник. Будильник показывал час ночи, и в такое позднее время гости не являлись на их уединенную ферму.

Окно ее комнаты выходило на задний двор, и она не могла посмотреть, кого там принесло. Натягивая халат, она слышала шаги отца на лестнице и лай собак, которых теперь ей придется успокаивать.


Мария выскользнула на лестницу и стала всматриваться в темный колодец холла. Отец, держа лампу в руке, отодвигал засов. У его ног ворчали два лабрадора. Потом до нее донесся скрип открываемой двери и изумленное восклицание отца:

– Боже! Адам! А где твоя мать?

Мария чуть не свалилась с лестницы.

– Я один, – сказал Адам, входя в дом.

– Что-нибудь стряслось с Джеральдиной?

– Нет, все в порядке. Мне очень жаль, Патрик, что я поднял тебя в такой поздний час, но я хотел видеть Марию. Мне нужно с ней поговорить.

– Черт тебя побери, Адам! Она давно спит.

– Нет, папа, я не сплю, – подала из темноты голос Мария.

Адам задрал голову, пытаясь разглядеть ее на темной лестнице. Мария молча и серьезно смотрела на него сверху вниз.

– Мария, живо отправляйся в постель, – скомандовал отец. – Адам, ты поговоришь с ней утром.

– Ладно, – неохотно уступил Адам. – Где тут у вас можно прилечь?

– Знаешь, парень, мы тебя не ждали и постель поэтому не приготовили. Придется тебе спать на диване в гостиной. Одеяло я сейчас принесу.

Когда отец Марии отнес вниз одеяло, пожелал Адаму спокойной ночи и снова улегся, она тихо вышла из своей комнаты. Спустившись по лестнице, она прокралась к двери гостиной, бесшумно повернула ручку и вошла. В комнате было темно, но у дивана горел маленький ночник. Адам спал на спине, отбросив одеяло. Мария подошла и стала рассматривать его голую, загорелую и волосатую грудь. Рот Адама вдруг расплылся в улыбке, он открыл глаза и сел.

– Зачем ты пришла? – зашептал он, изображая на лице ужас. – Если твой отец узнает, то нам от него достанется на орехи.

– Как от твоей матери прошлой ночью? – Мария тоже говорила шепотом. – Адам, зачем ты приехал?

– Увидеть тебя.

– Зачем?

– Ну… объяснить.

– Что? Не надо ничего объяснять. Никто не виноват. Я знаю, ты женишься на Лорэн. Понятно, что ты переволновался, когда я исчезла…

– Замолчи, – приказал он шепотом, – а не то я…

Он сгреб ее в охапку и прижал к себе.

– О, Мария, – застонал он, покрывая страстными поцелуями ее лицо и шею, – я люблю тебя. Я не могу без тебя жить! Я не могу больше относиться к тебе как к ребенку. Ты поедешь со мной в Англию?

Мария вырвалась из его объятий и завязала потуже поясок халата. Здравый смысл ненадолго вернулся к ней.

– А как же Лорэн?

Адам снова притянул ее к себе и запустил обе руки ей под халат. У Марии не нашлось сил сопротивляться.

– Мария, ты что, не понимаешь, что тебе говорят? Я люблю тебя и женюсь только на тебе.

– Но Лорэн…

– Она лгала. У меня с ней все кончено. Я сказал ей об этом еще на вечеринке. О, Мария, как я хочу тебя…

Адам, держа ее за талию, нежно целовал ее ухо. Мария блаженно прильнула к нему. Но он вдруг отстранил ее и строго произнес:

– Нет! Наша первая ночь не должна проходить на обшарпанном скрипучем диване, из которого торчит конский волос. К тому же сюда в любой момент может нагрянуть твой папаша. Если он увидит нас в объятиях друг друга, мне не жить.

Мария тихо рассмеялась.

– Пожалуйста, – попросил он, – возвращайся к себе. Пока я добрый и отпускаю.

– Хорошо, – согласилась Мария, осторожно целуя Адама в губы. – Но имей в виду – я встану очень рано.

– Я тоже, – сказал он и похлопал по своему неудобному ложу.


Два месяца спустя Мария опять проснулась среди ночи – ее разбудил телефонный звонок. Когда она открыла глаза, Адам уже бормотал что-то в трубку. Его загорелая кожа матово мерцала в тусклом свете ночника.

Неделю назад они вернулись из Греции, где провели медовый месяц, и это был первый ночной звонок за неделю.

– Мне нужно идти, – сонно пробормотал Адам, кладя трубку на рычаг. – Миссис Фентон вот-вот родит.

– Ладно, иди, – улыбнулась Мария, целуя его в ухо. – Хорошо, что раньше никто нас не беспокоил по ночам, правда? Сейчас уже три тридцать.

Адам минуту помедлил и со вздохом спустил ноги на пол.

Вернувшись через час, он нашел Марию на кухне.

– Я подумала, что тебе захочется кофе, милый, – нежно промурлыкала она, когда он наклонился поцеловать ее.

Они выпили по чашечке кофе, и он заметил:

– Знаешь, а раньше ты не варила мне кофе.

Мария засмеялась:

– Знаешь, а раньше я не была твоей женой.

Адам медленно обнял ее, она склонила голову ему на плечо, щекоча его ноздри тонким ароматом духов.

– Вернемся в постель? – спросил он.

– Ты думаешь, это стоящее занятие?

Адам подхватил ее на руки и понесся вверх по лестнице в спальню.

– С тобой – да, – уверенно заявил он на бегу.


home | my bookshelf | | Рядом с Адамом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу