Book: Ребенок Джека Риордана



Ребенок Джека Риордана

Энн Мэтер

Ребенок Джека Риордана

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– К вам молодая леди, миссис Риордан.

Домоправительница вышла через высокие стеклянные двери на террасу и теперь наблюдала, как Рейчел срезает белую розу на длинном стебле и кладет ее в стоящую у ног корзину.

Рейчел выпрямилась. Если бы это был кто-то знакомый, то миссис Грэди так бы и сказала. Наверное, пришла одна из клиенток Джека. Непонятно только, как посетительница узнала его адрес.

– А вы сказали ей, что мистера Риордана нет? – спросила она.

– Ей нужен не ваш муж, – ответила миссис Грэди. – Она хочет видеть именно вас. Имя молодой леди – Карен Джонсон.

Рейчел почувствовала дурноту и головокружение, словно из нее мгновенно вытекла вся кровь. Она не удержалась бы на ногах, если бы не оперлась дрожащей рукой на оказавшуюся рядом решетку для вьющихся растений. Миссис Грэди, заметившая ее внезапную бледность, уже спешила к ней по плитам патио.

– Ну вот, – сказала она, беря ее за руку. – Я знала, что вам нельзя работать на солнце без шляпы. Пойдемте скорее в дом.

– Со мной все в порядке, правда. – Рейчел старалась говорить спокойно. – Вы не проводите мисс... мисс Джонсон в гостиную, пока я вымою руки?

– Может быть, не стоит с ней встречаться? – Миссис Грэди подняла корзинку с розами и пристально посмотрела на хозяйку. – Я скажу молодой леди, что вы заняты. Если ей очень нужно, она вполне может прийти в другой день.

Искушение последовать совету миссис Грэди было огромным. Но любопытство взяло верх. Как эта женщина осмелилась явиться сюда? Неужели ее прислал Джек? Хотя, при всех его недостатках, он вряд ли способен на такую жестокость.

– Просто проводите ее в гостиную, миссис Грэди, – твердо сказала Рейчел. – Я быстро. И подайте нам чаю со льдом.

Молодая женщина поднялась по задней лестнице на верхний этаж и с чувством облегчения вошла в свою спальню. Ее все еще покачивало, поэтому она прошла в ванную и сполоснула разгоряченное лицо ледяной водой из-под крана.

Как всегда, красота обстановки этого принадлежавшего лично ей ансамбля комнат – гостиной, спальни и ванной – успокаивающе подействовала на ее нервы.

Хватило же у Карен нахальства явиться сюда, потрясенно думала Рейчел. Зачем она здесь, ради всего святого? О чем им говорить друг с другом? Она – любовница Джека, а Рейчел – его жена. Если Карен что-то нужно, пусть просит у Джека.

Молодая женщина увидела свое отражение в зеркале: растерянная и испуганная, словно кролик, попавший в луч света от фар приближающейся машины. И не больше кролика понимающая, что нужно делать, чтобы спастись.

Может быть, переодеться? Наложить макияж перед встречей с гостьей? Пожалуй, решила она, стоит немного подкрасить веки. А перламутровый блеск для губ подчеркнет легкий загар на скулах.

Снова взглянув на себя в зеркало, Рейчел осталась довольна результатом. Во всяком случае, времени прошло достаточно. Не надо, чтобы Карен думала, будто она одевалась специально ради нее. Сделав еще один глубокий вдох, Рейчел обвела глазами элегантную комнату. Почему-то она не могла отделаться от ощущения, что после встречи с этой женщиной ее жизнь изменится навсегда.


Карен расположилась на одном из трех диванчиков перед камином в гостиной. Это была еще одна элегантная комната, открытые окна которой выходили в сад позади дома.

Рейчел остановилась на пороге, не чувствуя своей обычной уверенности. Карен была одета изысканно, несмотря на жару. Короткая юбка бледно-розового льняного костюма открывала взору длинные ноги, а глубокий вырез пиджака – ложбинку между грудями. На ногах у нее были лодочки на высоких каблуках.

Она выглядит... уверенной в себе, с тревогой подумала Рейчел.

Словно почувствовав ее присутствие, гостья оглянулась и встала. Ростом она была ниже Рейчел, но обладала весьма пышными формами. Несколько мгновений женщины просто смотрели друг на друга. Затем хозяйка вошла в комнату и произнесла, как ей показалось, с восхитительной холодностью:

– Мисс Джонсон, я полагаю? – Словно не видела ее на фотографиях вместе с Джеком. – Если вы хотите видеть моего мужа, боюсь, вынуждена вас огорчить...

– Я знаю, миссис Риордан. Он в Бристоле, подписывает контракт на строительство нового торгового центра.

Вот как, она в курсе его дел, подумала Рейчел, стараясь казаться безразличной. В последнее время Джек редко говорил ей, куда едет.

– Это так, – сказала она небрежным тоном. – Но тогда мне не совсем понятна цель вашего визита, мисс Джонсон. Не думаю, что нам с вами есть о чем говорить.

– О, еще как есть. – Не дожидаясь приглашения, Карен снова опустилась на диван. – Вы бы тоже присели, миссис Риордан. То, что я вам сообщу, может вас несколько расстроить.

– Я постою, – сказала Рейчел в надежде, что гостья поймет намек и не будет затягивать визит.

– Как хотите. – Карен пожала плечами, но больше ничего сказать не успела, так как в комнату вошла миссис Грэди. Она несла два бокала и кувшин чая со льдом.

– Может, принести вам еще что-нибудь, миссис Риордан? – спросила миссис Грэди.

– Нет, благодарю вас. – Рейчел заставила себя улыбнуться.

– Вам надо сесть и отдохнуть, – посоветовала домоправительница. – Вы все еще бледны. Вы уверены, что...

– Все хорошо, миссис Грэди. – Не хватало еще, чтобы Карен Джонсон подумала, будто ее визит стал причиной недомогания хозяйки. – Если мне понадобится что-то еще, я вас позову.

Когда несколько удивленная миссис Грэди ушла, Рейчел сделала приглашающий жест.

– Угощайтесь, – сказала она. – Вам, должно быть, жарко. Надеюсь, вы надели этот костюм не ради меня.

Карен явно опешила от этого замечания. Так ей и надо. Какого черта она явилась сюда? Неужели ей мало того, что она спит с Джеком? Может, надумала добиться, чтобы они еще и развелись?

– Я всегда одеваюсь соответственно случаю, – нашлась наконец с ответом Карен. – Одежда имеет большое значение, не правда ли? Особенно если нужно понравиться мужчине.


– Я всегда одеваюсь ради собственного удовольствия, – возразила Рейчел, немного покривив душой. Но ведь так и было, напомнила себе она. До того, как Джек Риордан вошел в ее жизнь – и в итоге разрушил ее.

– Это заметно, – съязвила Карен и наклонилась, чтобы налить себе чаю со льдом. – Ммм, восхитительно. – Она театрально смаковала каждый глоток. – Вы не хотите освежиться, миссис Риордан? Уверена, вам жарко не меньше моего.

Рейчел подошла к дивану, стоящему напротив, и, опершись рукой на мягкую спинку, спокойно спросила:

– В чем все-таки дело, мисс Джонсон? Если вы намеревались поразить меня фактом вашего существования, то вы зря теряете время.

Карен вернула стакан на поднос, сложила руки на коленях и уставилась на Рейчел злыми глазами.

– Вы ведь считаете себя надежно защищенной, Рейчел, не так ли? Интересно, что вы почувствуете, когда узнаете, что я жду ребенка от Джека?

Рейчел потребовалась вся сила воли, чтобы не закричать от невыносимой боли. Эта женщина лжет. После всего, что она пережила, стараясь родить Джеку ребенка, он просто не мог поступить так безжалостно, не мог допустить, чтобы его любовница забеременела!

Ощутив на себе расчетливый, оценивающий взгляд Карен, Рейчел поняла, что сопернице известно о трех ее выкидышах. Неужели Джек сказал ей? Вполне возможно. Но скорее проболтался кто-то из его окружения в офисе. Господи, это ведь не было тайной. На первых порах Джек хвастался всем и каждому, что скоро станет отцом. Только после двух выкидышей он решил молчать о ее третьей беременности. И это оказалось к лучшему, потому что третьего ребенка они тоже потеряли.

Но сейчас не время предаваться воспоминаниям. Под взглядом Карен, стремящимся уловить малейший признак слабости, нельзя показывать своих истинных чувств. Ноги не держали ее, и Рейчел присела на подлокотник дивана. Она знала, что бледна как полотно, но ей так или иначе надо было заставить себя говорить.

Карен, не теряя времени, начала новую атаку:

– Ну, так что вы собираетесь с этим делать?

Рейчел растерянно смотрела на гостью, не зная, что сказать. Очевидно, ее беременность подтвердилась, иначе она не пришла бы сюда. Знает ли о ребенке Джек? Облизнув пересохшие губы, она поступила единственно возможным для нее образом.

– Что я собираюсь с этим делать? – словно эхо, повторила Рейчел, удивленная тем, как спокойно звучал ее голос. – Странный вопрос. Я не собираюсь делать ничего, мисс Джонсон. Если вы действительно беременны, то именно вам и решать, как жить дальше.

– О, нет. – Карен вскочила с места. – Вы так легко не отделаетесь, миссис Риордан.

– Сожалею, мисс Джонсон, – твердо сказала Рейчел. – Но я действительно ничем не могу вам помочь.

– Черта едва вы не можете! – Карен сверлила ее злым взглядом. – Для начала дайте Джеку развод. Или вы настолько эгоистичны, что лишите его шанса иметь собственного ребенка? Вы должны знать, что он женился на вас только ради того, чтобы получить контроль над бизнесом вашего отца, – презрительным тоном продолжала Карен. – Меня тошнит от таких женщин, как вы, которые в жизни не запачкали рук ничем хоть отдаленно напоминающим работу!

– Неправда! – Рейчел не собиралась вступать в пререкания, но это было уже слишком. Да, когда она вышла замуж за Джека, она только что окончила колледж искусств. Но с тех пор она сотрудничала со многими издательствами, иллюстрировала книги и журналы.

Как бы там ни было, Карен проигнорировала ее протест и продолжала в той же уничижительной манере:

– Я не знаю, почему вы вышли замуж за Джека. Хотя нет, пожалуй, знаю. Он сногсшибательно красив, но вы должны были понимать, что он вас не любит. Я хочу сказать, он – настоящий мужчина, а не один из этих смазливеньких мальчиков, выпускников привилегированных частных школ, к каким вы привыкли. – Она самодовольно улыбнулась. – Джек не такой. Он не размазня. И ему нужна настоящая женщина. Такая, как я.

– Неужели? – Рейчел удалось придать голосу скучающую интонацию, и было приятно видеть, как с лица Карен исчезло самодовольное выражение.

– Вот именно, – раздраженно бросила та. – Поэтому я и пришла к вам. Джек не хочет причинять вам боль. Наверное, ему жаль вас. Но так продолжаться больше не может, раз я жду от него ребенка.

Рейчел встала на еще дрожащие ноги. Она должна положить этому конец, чтобы сохранить хотя бы какую-то видимость самоуважения. И она не позволит Карен издеваться над ней в ее собственном доме.

– Пожалуй, вам лучше уйти, мисс Джонсон, – сказала она с такой властностью в голосе, что Карен отпрянула. Рейчел пересекла комнату и позвонила, вызывая домоправительницу. – Миссис Грэди проводит вас к выходу. И больше сюда не приходите.

Карен с агрессивным видом шагнула к ней.

– Вы не смеете так со мной обращаться.

– Еще как смею. – Голос Рейчел звучал все увереннее. – Вам здесь нечего делать, мисс Джонсон. Скажите спасибо, что я не звоню в полицию.

– Только попробуйте! – Карен пристально смотрела на нее, словно решая, принимать ли сказанное всерьез. Потом презрительно засмеялась. – Представляю, как это будет выглядеть в бульварной прессе. Нет, вы блефуете, миссис Риордан.

– Вон отсюда! – Голос Рейчел дрожал, но решимость не была поколеблена. Она была выше Карен, и это давало ей определенное преимущество. – Убирайтесь, пока я вас не вышвырнула, – проговорила она, сжав кулаки. И Карен, хотя и сохранила презрительную мину на лице, все же направилась к двери.

– Вы так просто не отделаетесь, – заявила она с вызовом. – Я расскажу Джеку, как вы со мной обошлись.

– Это я расскажу Джеку о вашем визите, – без раздумий ответила Рейчел. – И передам ему ваши слова, будто он женился на мне только ради того, чтобы прибрать к рукам компанию моего отца. Вы ведь фактически заявили, что сам он ничего не смог бы добиться.

– Ах ты, стерва!

– Я? – Все это начало забавлять Рейчел. – Что с вами, мисс Джонсон? Вы вдруг поняли, что сказали лишнего?

– Нет. У меня будет ребенок от Джека. Даже если вы выиграете несколько очков, миссис Риордан, все равно козырная карта у меня.

Ногти впились Рейчел в ладони, но это ее не удержало.

– Одна из них, – сказала она и добавила, когда Карен бросила на нее недоверчивый взгляд: – Разве он вам не сказал? У меня тоже будет ребенок.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Джек вернулся домой поздно вечером.

Подписание контракта не заняло много времени. Все прошло гладко, обе стороны остались довольны. Джек считал, что неплохо держался и на сопровождавших подписание светских мероприятиях, если учесть полное отсутствие нужного настроения. После разговора с лечащим врачом во вторник он вообще был сам не свой.

Хорошо еще, что они с Рейчел теперь редко бывают в обществе друг друга. В первые месяцы после свадьбы она сразу бы поняла, что что-то неладно. Последние несколько недель буквально подкосили его. Груз работы в связи с расширяющимся бизнесом и другие обязанности, которые легли на его плечи после смерти отца Рейчел, отнимали последние силы. А тут еще эта Карен Джонсон.

В доме горел свет, хотя шел уже двенадцатый час. Должно быть, кто-то еще не спит – скорее всего, миссис Грэди. Давно миновали те дни, когда Рейчел дожидалась его возвращения. Джеку очень не хватало этих полуночных разговоров с женой, дававших возможность правильно оценить события прошедшего дня. Теперь они почти не обсуждали дела компании. После смерти тестя два года назад в семье стало не с кем поговорить по душам.

И кто в этом виноват?

Джек чувствовал себя слишком вымотанным, чтобы углубляться сейчас в грустные мысли. Он вздохнул и припарковал машину на подъездной дорожке к особняку. Ставить ее в гараж просто не было сил.

У него в кармане зачирикал сотовый, и он, чертыхнувшись про себя, вынул его. Карен, как он и думал. Джек сбросил вызов. Последние три месяца она звонила по нескольку раз в день, но сегодня ему совершенно не хочется с ней разговаривать.

Он отпер дверь своим ключом, стараясь не шуметь: Рейчел спала очень чутко и раньше всегда просыпалась, как только он входил в спальню. Теперь они спали порознь. После третьего выкидыша Рейчел недвусмысленно дала понять, что предпочитает спать одна.

В просторном холле горели лампы, отбрасывая мягкие блики света на паркетный пол. Если миссис Грэди еще не спит, то она наверняка на кухне, и Джек направился к двери, ведущей в царство домоправительницы.

К его удивлению, на кухне тоже никого не оказалось. Он подошел к холодильнику, открыл дверцу и достал пакет молока. Не увидев поблизости стакана, он сделал большой глоток прямо из пакета. Молоко было холодное, освежающее, и он взял пакет с собой наверх. Поднимаясь по лестнице, Джек начал постепенно осознавать, что в коридоре на втором этаже было намного больше света, чем обычно оставляла Рейчел. Он ощущал тепло и какой-то непривычный запах. Духов?

Ладана? И еще было странное мерцающее сияние, исходящее из открытой двери в комнату Рейчел.

Первой его мыслью было, что у них пожар. Бросив почти пустой молочный пакет, он кинулся через площадку.

От увиденного у Джека перехватило дыхание. В спальне жены горело несколько десятков ароматических свечей. Сквозь золотистый туман он увидел, что постель разобрана, но самой Рейчел в комнате нет.

Прислонившись к двери, Джек безуспешно пытался восстановить дыхание. Во внутреннем кармане пиджака он нащупал блистер таблеток, которые выписал ему доктор, и сунул одну в рот. С облегчением почувствовал, как стало успокаиваться бешено колотившееся сердце. Может быть, Рейчел узнала о его болезни и решила его добить, мрачно подумал он и усмехнулся.

В этот момент дверь ванной комнаты распахнулась, и в спальню вошла сама Рейчел. Джек уставился на нее, не веря глазам: если не считать нескольких полосок черного кружева, на ней не было ничего.

– Черт побери! – невольно выдохнул он, и Рейчел обернулась.

– А, это ты, Джек, – протянула она. – Я тебя ждала.

Джек подумал, что он, должно быть, умер и попал в рай. То, что он видел, никак не могло быть реальностью. Это сон. Точно сон.

– Привет, – слабым голосом выговорил он.

– У тебя усталый вид, – сказала Рейчел. Подойдя ближе, она остановилась перед ним и отвела с его лба непокорную прядь темных волос. – Напряженный был день? – Прикосновение ее пальцев было прохладным, но изысканный аромат духов подействовал на него сильнее, чем все свечи, вместе взятые. Они с Рейчел уже более двух лет не занимались любовью, и реакция собственного тела немедленно напомнила ему, каким невероятным, каким потрясающим наслаждением это было когда-то.

– Рейчел, – сказал он охрипшим голосом, чувствуя, как ускоряется сердцебиение, несмотря на проглоченную таблетку.

– Входи же, Джек. – Рейчел взяла его за руку и втянула в залитую золотистым светом спальню. – Садись. – Она указала на огромную кровать в колониальном стиле. – Хочешь чего-нибудь выпить?

Джек очень хотел, но отрицательно покачал головой: алкоголь с любой точки зрения был сейчас ни к чему.

– Расслабься. – Она подошла ближе и умело развязала его галстук. Джек нервно сглотнул, когда Рейчел поставила одно колено на кровать и начала расстегивать пуговицы на его рубашке. При этом она задевала ногтями кожу и поглаживала жесткие волоски на груди, что буквально сводило его с ума. Но когда он попытался остановить ее, подняв руку, то потерял опору и повалился спиной на постель. Рейчел обольстительно улыбнулась, взобралась на кровать с ногами, села на него верхом и продолжила возню с рубашкой. Затем ее внимание переключилось на пряжку брючного ремня и молнию брюк.

Он понимал, что должен остановить ее, но тело отказывалось повиноваться мозгу.

– Рейчел, что ты делаешь? – выдохнул Джек.

Рейчел изогнула брови, которые были несколькими оттенками темнее ее волос, и обратила на него пристальный взгляд своих темно-синих глаз.

– Помогаю тебе раздеться, – невинным тоном ответила она, и Джек тихо выругался.

– Ты что, пила?

– Угу. – Она кивнула. – Чай со льдом. Хочешь?

Джек потрясенно смотрел на нее, не зная, что думать.

– Это какая-то дурацкая игра? – резко спросил он. – Потому что если это так, то я...

– Это не игра, Джек. – С обиженным видом Рейчел слезла с него и отползла к противоположному краю кровати. – Я просто подумала, мы могли бы... освежить воспоминания. Но если ты не хочешь, то...

– Не хочу? Господи, Рейчел, конечно же, хочу! – Он привстал, сорвал с себя рубашку и брюки и через мгновение снова оказался рядом с женой. Сердце колотилось так, словно готово было выскочить из груди. Вопреки его опасениям, она не попыталась сбежать, а перевернулась на спину и приняла весьма соблазнительную позу.

– Так лучше, – тихо произнесла она, а Джек лишь потрясенно смотрел на нее, не веря глазам.

– Рейчел, – сказал он и не узнал своего голоса...

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Рейчел была на кухне с миссис Грэди, когда Джек на следующее утро спустился вниз.

Проснувшись, он обнаружил, что лежит один на большой кровати. Судя по тому, какой нетронутой выглядела другая сторона постели, его жена спала где-то в другом месте. Но перед тем как уйти, она заботливо набросила на него покрывало. Свечи оплыли и погасли, комната выглядела уныло и безжизненно.

Джек долго стоял под душем, стараясь не придавать слишком большого значения отсутствию Рейчел. Он не планировал сегодня идти в офис и поэтому после душа надел черную футболку и самые старые свои джинсы, изрядно потертые и чуточку ему тесноватые, так что пуговицу на поясе пришлось оставить незастегнутой. Он уже давно не чувствовал себя таким расслабившимся, отдохнувшим.

Рейчел стояла, прислонившись к одному из шкафов и держа в руке кружку с дымящимся кофе. Она разговаривала с миссис Грэди. В отличие от него самого, Рейчел не казалась ни расслабленной, ни отдохнувшей. Хотя Джек считал, что она всегда выглядела потрясающе.

Блузка из полупрозрачного муслина с ярким рисунком и коричневые льняные брюки идеально облегали точеную фигуру. Ее прямые светлые волосы касались воротника, и Джек сразу вспомнил, как восхитительно было прошлой ночью ощущать их прикосновения к своей коже.

Увидев его, женщины замолчали.

– Доброе утро, – бодро произнес он. – Я не помешал?

– Конечно же нет, мистер Риордан. – Миссис Грэди широко улыбнулась, однако Рейчел старательно избегала его взгляда. – Вероятно, вы хотите позавтракать. Что вам подать?

Джеку хотелось, чтобы Рейчел посмотрела на него, но она, бегло взглянув в его направлении, отошла к окну и стала смотреть на сад. Видит Бог, он привык к ее равнодушию за последнюю пару лет. Но после прошлой ночи такое поведение показалось ему странным. Джек пересек кухню и остановился рядом с женой.

– Привет, – сказал он внезапно охрипшим голосом. – Я огорчился, когда проснулся один.

Рейчел отпила глоток кофе.

– Правда? – сказала она, не глядя на него. – Да, наверное, ты привык заниматься сексом и по утрам тоже.

Ну зачем она это сказала? Пока Джек, прищурившись, смотрел на нее, Рейчел проклинала себя за несдержанность. Она совсем не собиралась говорить о сексе с Джеком. Или напоминать себе, как идеально все было у них прошлой ночью. Ей и так нелегко даже просто смотреть на него. Джек всегда был красивым мужчиной – «сногсшибательно красивым», как выразилась Карен, и Рейчел вынуждена была с ней согласиться. Видимо, от ирландских предков ему достались непослушные темные волосы, зеленые глаза, чистые и прозрачные, словно вода горного озера, и эти чувственные черты лица. То, что он был высок и худощав и двигался с гибкостью пантеры, лишь добавляло ему сексуальной привлекательности.

Они влюбились друг в друга с первого взгляда, и у них был просто сказочный роман. Рейчел думала, что никто и ничто не может встать между ними. Но она жестоко ошиблась.

– Я что-то пропустил?

Рейчел услышала нотку раздражения в голосе Джека. Надо сказать правду о прошедшей ночи, подумала она. Несправедливо позволять ему думать, что они снова вместе. Она знала, что одно ее слово – и они весь день проведут в постели. Но от этого станет только хуже.

– Думаю, ты догадываешься, что я имею в виду, – произнесла она нарочито небрежным тоном. – Ты ведь не жил в монашеском воздержании все это время, не так ли?

– Боже мой! – Бурная реакция Джека была тем, чего и следовало ожидать. Хорошо, что домоправительница вышла из комнаты, оставив их наедине. – Откуда у тебя такие мысли?

– Но ведь это правда, разве нет? – Во рту у Рейчел пересохло. – Ты встречаешься с кем-то?

– Я встречаюсь с массой народу, – резко ответил Джек. – В чем дело, Рейчел? Что произошло прошлой ночью? Почему ты ничего не сказала мне до того как... – Он внезапно почувствовал слабость, закружилась голова. Джек провел по волосам дрожащими пальцами. Может, это от сильного возбуждения?

– Джек? – Голос Рейчел прозвучал озабоченно, словно она и в самом деле волновалась о его самочувствии. Но сейчас ему меньше всего была нужна ее жалость.

– Мне нужно в офис. – Он выпрямился. – Увидимся вечером, ладно?

– Ты не одет для офиса, – холодно заметила Рейчел.

– Я был голоден и собирался позавтракать, – сказал Джек, хотя при мысли об омлете, который собиралась приготовить миссис Грэди, его начало мутить.

Губы Рейчел сжались в тонкую линию.

– Наверное, тебе не терпится увидеть ее, ведь так?

– Увидеть ее? – переспросил Джейк. – О ком ты толкуешь, черт возьми?

– Об этой женщине. Она работает у тебя в офисе, не так ли? – Не дождавшись ответа, Рейчел продолжала: – Карен Джонсон? Не притворяйся, будто забыл ее.

Джек не пытался скрыть удивление.

– Откуда ты о ней знаешь?

– Знаю, и все. – Рейчел не хотела говорить, что ее соперница побывала в их доме.

– Я так тебе интересен, что ты захотела покопаться в моей жизни? Что-то не верится.

– Почему же? Мне вот кажется, что мы теперь не так уж хорошо знаем друг друга.

– И кто в этом виноват? – крикнул он, чувствуя, что начинает закипать. – Это ведь ты выставила меня из своей постели, а не наоборот!

– Ты знаешь, почему я так сделала! – воскликнула Рейчел, задетая за живое его словами, но Джек не был настроен на компромиссы.

– Это были и мои дети тоже, – в ярости проговорил он. У него вдруг возникло ощущение, что он потеряет сознание, если не выйдет на воздух. – Проваливай ко всем чертям, Рейчел, – пробормотал он, направляясь к двери.


Джек сидел у себя в офисе в Плимуте, пытаясь вникнуть в суть какого-то документа, когда раздался гудок интеркома. Нахмурившись, он нажал кнопку ответа.

– Да?

– Вам звонят, мистер Риордан, – произнесла секретарша виноватым тоном. – Я знаю, вы сказали, чтобы вас не беспокоили, но звонит ваша жена.

– Моя жена? – Джек оторопел. С какой стати Рейчел будет ему звонить после утренней ссоры? – Соедините.

– Да, мистер Риордан.

Связь на секунду прервалась, а потом он услышал:

– Привет, Джек.

Это была не Рейчел.

– Карен, – резко произнес Джек, сразу узнав ее голос. Его обуревали такие чувства, что, окажись эта женщина сейчас в непосредственной близости от него, он свернул бы ей шею.

– Милый, ты меня помнишь! – воскликнула она.

Интересно, подумал Джек, как он мог забыть? Она то и дело звонила ему на протяжении последних трех месяцев – с тех пор, как ее уволили.

– Не называйте меня «милым», – огрызнулся Джек, намереваясь бросить трубку, как уже не разделал. – Вы соображаете, что творите? Выдавать себя за другого человека – уголовное преступление. Если позвоните еще хоть раз по этому номеру, вас арестуют.

– Ну, Джек, не будь таким занудой. Когда мы были вместе...

– Мы никогда не были вместе, Карен. – Джек устало подумал, что уже говорил все это раньше. – Мы встречались один раз. И право же, наша встреча была ошибкой.

Карен неприятно засмеялась.

– Ты так не думаешь, Джек.

– Нет, думаю. И я не шучу, когда говорю, что подам на вас официальную жалобу. Мне давно следовало это сделать. Но я просто жалел вас.

– Не надо меня жалеть, Джек. – Кажется, она разозлилась. Вот и хорошо! Может, до нее, наконец, дошло. – Лучше себя пожалей, – резко добавила она. Но потом тон Карен снова смягчился. – Нам надо быть вместе. Можешь возражать, если хочешь, но это тебе не поможет.

– Ради всего святого, Карен! – Джек потерял терпение. – Живите своей жизнью, но не нужно преследовать меня!

Он уже собирался бросить трубку, но она, должно быть, почувствовала это и быстро заговорила:

– У нас будет ребенок, Джек. Поэтому я позвонила. Нам надо встретиться.


Рейчел провела утро в студии, которую Джек оборудовал для нее в саду. Она была разносторонним художником, писала маслом, рисовала углем. Но самым любимым видом живописи оставалась акварель.

Но сегодня ей никак не удавалось сосредоточиться: мешали мысли об измене Джека. Да, он так и не признал, что у него роман с Карен, но и не отрицал этого. К тому же обвинил ее, Рейчел, в разрыве супружеских отношений, в фактическом прекращении их брака.

Неужели он не понимает, каково ей было тогда? Трижды ей довелось ощутить, как в ней зарождалась новая жизнь, и трижды она теряла ребенка на третьем месяце беременности. И когда она отстранилась от него, погрузившись в глубочайшую депрессию, он нашел себе другую. Такой мужчина, как Джек, не мог долго существовать без женщины. И Карен у него, конечно же, не первая. Но в отличие от остальных ей удалось забеременеть.

Ко времени ленча Рейчел оставила все попытки продолжать работу и вернулась в дом. Ей еще предстояло объясняться с миссис Грэди по поводу обилия огарков свечей в спальне и того факта, что Джек не спал в своей постели.

Но миссис Грэди дома не оказалось. Рейчел с трудом вспомнила, что домоправительница по четвергам всегда отправлялась за покупками. Вчерашний визит Карен Джонсон, равно как и ее собственное бесстыдное поведение, повергли ее в состояние шока. Она соблазнила своего собственного мужа. Вот только не знала, зачем.

Подсознательно она, конечно, хотела забеременеть. Но какой в этом смысл? Где гарантия, что очередная беременность – в случае успеха, конечно, – не закончится так же плачевно, как все предыдущие? Не обрекает ли она себя на новые душевные муки?

Рейчел покачала головой. Ей было понятно лишь одно: надо что-то срочно предпринять, чтобы не дать Карен увести у нее мужа. Несмотря ни на что, она все еще любила Джека, хотя и не собиралась ему этого говорить.

К ее удивлению, миссис Грэди оставила на кухне холодный ленч на двоих: охлажденный суп из спаржи, салат «Цезарь» – любимое блюдо Рейчел – и слоеный торт с клубникой на десерт. Может быть, она думала, что Рейчел пригласит к ленчу Люси. Люси Робардз, ее лучшая подруга, жила всего в полумиле отсюда. Но разговора о гостях не было, а Джек теперь никогда не приезжал домой на ленч.

В ведерке со льдом стояла откупоренная бутылка вина. Рейчел извлекла ее и налила немного в хрустальный бокал. Шабли, определила она, попробовав. Выбор Джека. Означало ли это что-нибудь? Может, он сказал миссис Грэди, что вернется к ленчу?

Рев мощного двигателя на подъездной дорожке заставил ее сердце сжаться. Миссис Грэди? Нет, вряд ли. Домоправительница ездила на стареньком «форде». Видимо, это «астон-мартин» Джека.

Рейчел глотнула вина, чтобы унять сердцебиение. Нечего тут с ума сходить, сказала она себе. Джек, наверное, что-то забыл. Он может зайти в дом на минуту и тут же уехать, даже не встретившись с ней.



Хлопнула входная дверь, и во рту у Рейчел пересохло. Она глотнула еще вина, просто чтобы промочить горло, и чуть было не поперхнулась, когда на пороге кухни появился Джек.

– Привет, – вежливо сказал он, что очень удивило Рейчел: она не забыла, как они расстались утром. – Прекрасно. Я как раз вовремя.

Рейчел нахмурилась.

– Так это... – она показала на круглый стол, изящно сервированный фарфором и серебром. – Это для тебя?

– Для нас обоих, – поправил ее Джек, снимая черный пиджак и вешая его на спинку стула. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки и ослабил узел галстука. Потом подошел к ведерку со льдом, возле которого стояла Рейчел с бокалом в руке. – Это шабли?

– А ты будто бы не знаешь? – Она не смогла избежать нотки раздражения в голосе. – Полагаю, ты обо всем договорился с миссис Грэди перед уходом.

– Я позвонил, – снова поправил ее Джек. Он налил себе вина, но совсем чуть-чуть. Отпив глоток, сказал: – Неплохо, неплохо.

Дрогнувшей рукой Рейчел поставила свой бокал на стол. Она не позволит ему вести себя так, словно ничего не случилось. Тень Карен Джонсон еще долго будет преследовать их.

– Может, сядем за стол? – предложил Джек.

– Если хочешь. – Рейчел небрежно пожала плечами.

Подождав, пока она усядется, Джек тоже сел.

Рейчел сняла крышку супницы, налила себе половник супа и повернула его ручкой к Джеку. Судя по тому, какую маленькую порцию он взял себе, аппетита у него тоже не было. И опять ее кольнула мысль: отчего? И откуда эти складки возле рта и между бровями?

Конечно, его измученный вид можно объяснить угрызениями совести, усмехнулась она про себя, погружая ложку в суп без особого энтузиазма. Ему же всего тридцать семь. Что еще с ним может быть?

– Ты хорошо спала?

Эти слова застигли ее врасплох.

– Не очень, – ответила Рейчел после секундного колебания. Оставив Джека крепко спящим у нее в постели, она перешла в одну из гостевых комнат. Должно быть, она здорово устала, потому что очнулась только утром, когда в незашторенные окна начали проникать солнечные лучи.

Джек недоверчиво приподнял одну бровь.

– Жаль, – сказал он, откладывая ложку. – Я спал как убитый.

– Это меня не удивляет, – съязвила Рейчел. – Вероятно, так бывает с теми, у кого нет совести.

– У меня есть совесть, – возразил Джек. – А вот у тебя...

– Что ты имеешь в виду? – вспыхнула Рейчел.

– Ну, давай посмотрим... – Откинувшись на спинку стула, Джек крутил в пальцах ножку бокала, но не отводил взгляда от ее порозовевшего лица. – Тебе не кажется, что вчерашняя игра, которую ты затеяла, была нечестной?

Рейчел облизнула пересохшие губы.

– Ты мой муж. Что нечестного в том, что я хотела тебя?

Джек коротко рассмеялся.

– Милая...

– Не называй меня «милая».

– Это почему? – Джек смотрел на нее простодушным взглядом. – Ты ведь сама только что сказала, что я – твой муж.

Рейчел резко отодвинула стул и встала из-за стола.

– Извини меня, пожалуйста...

Джек тоже встал, преградив ей путь к отступлению.

– Не извиню. – Он не мог позволить ей вот так уйти. – Мы еще не закончили.

– Мне не хочется больше ничего есть.

– Я говорил не о еде.

Рейчел разгневанно посмотрела на него.

– Ты не имеешь права задерживать меня здесь.

– Еще как имею. Так что сядь за стол и давай поговорим.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Я не хочу с тобой разговаривать. И сидеть тоже не хочу. – Раздражение Рейчел было очевидным. – Я поднимусь к себе.

– Ладно, – согласился Джек. – Тогда я пойду с тобой.

– Нет, не пойдешь!

– Нет? – Джек нахмурился. – А прошлой ночью мне было можно.

– Прошлая ночь – ошибка.

– Нуда. – Джек сделал вид, будто обдумывает сказанное. – Значит, вся эта сцена со свечами, отсутствием электрического освещения и практически какой-либо одежды на тебе – тоже ошибка?

– Да, – кивнула Рейчел.

– Почему же я тебе не верю?

– Может, ты слишком самонадеян, чтобы подумать о чем-то другом?

– Уж не хочешь ли ты сказать, что ждала не меня? – Эта мысль ему не понравилась.

– Нет, – выдохнула Рейчел. – Я не сплю с кем попало.

– А я, значит, сплю?

– Так получается.

– Ты поторопилась с выводами! – Несправедливое обвинение рассердило его. Успокоившись немного, Джек продолжал: – Итак, твое маленькое представление было задумано ради меня?

– Считай так, если хочешь, – пробормотала Рейчел.

– Я попросту не ожидал. – Джек протянул руку, поймал прядку ее шелковистых волос и осторожно заложил за ухо. – И не догадывался, что ты снова испытываешь потребность в сексе.

– Я вовсе не...

Пальцы Джека спустились от ее уха по гладкой шее до глубокого V-образного выреза блузки.

– Ты не можешь отрицать, что вчера вечером хотела меня.

Рейчел вскинула голову.

– Я – хотела мужчину, да.

Джеку не терпелось развязать полы блузки и запустить руки под пояс ее брюк, но он не стал этого делать.

– Послушай, – сказал он, помолчав. – Нам надо поговорить. Ты же не думаешь, что я проигнорирую случившееся и оставлю все как прежде.

– А почему бы и нет?

– Почему бы и нет? – Джек смотрел на нее потемневшими от страсти глазами. – Потому что нам было хорошо. И я хочу, чтобы это повторилось.

– Нет.

Джек растерянно провел рукой по волосам.

– Ну и как теперь быть? – резко спросил он. – Должен ли я ждать следующего раза, когда тебе захочется меня трахнуть? Или мне можно высказывать и свое мнение по данному вопросу?

Лицо Рейчел вспыхнуло.

– Не употребляй этого слова.

– Но ведь так оно и было. Я занимался с тобой любовью, а ты использовала меня!

– Нет!

– Да. – Джек на секунду закрыл глаза, стараясь взять себя в руки. – Я просто дурак, раз надеялся на большее.

Рейчел передернуло.

– Ну, а чего ты ожидал?

– Не понял. – Джек нахмурился.

Рейчел сделала глубокий вдох.

– Ты случайно не забыл о мисс Джонсон? Кстати, кто она теперь? Твоя секретарша? Твоя личная помощница?


– Карен больше не работает в компании, – перебил ее Джек.

Рейчел смотрела на него, не веря услышанному.

– С каких пор?

– С тех пор как Джордж Томас ее уволил. – Джеку не хотелось обсуждать это сейчас, но Рейчел должна знать правду. – Что тут скажешь? Она не годилась для своей работы. Нам пришлось с ней расстаться.

– Но как она... – Рейчел хотела было спросить, как тогда Карен узнала, куда уехал Джек, но передумала. То, что эта женщина больше не работала в «Фокс констракшн», еще не означало, что Джек перестал с ней встречаться.

– Как она что? – Джек ждал продолжения, и Рейчел несколько секунд лихорадочно соображала, как закончить вопрос.

– Как... как она обошлась без рекомендации? – пролепетала наконец Рейчел. Лицо Джека выражало полнейшее недоумение, и она продолжала: – Хотя... Ты наверняка дал ей рекомендацию. Что именно ты написал, Джек? Плоховато работает в офисе, но великолепна в постели?

– Боже милостивый! – простонал Джек. – Это не дает тебе покоя, верно? Я тебе не нужен, но ты все равно считаешь, что имеешь право контролировать мою жизнь?

– Вовсе нет. – Лицо Рейчел вспыхнуло.

– Да. – Джек сверлил ее рассерженным взглядом. – Два года назад ты недвусмысленно дала понять, что не желаешь, чтобы я вообще приближался к тебе. На протяжении недель и месяцев после последнего выкидыша ты практически не разговаривала со мной.

– Я была травмирована!

– Я тоже, – рявкнул Джек. – Только я понимал, что ничего не могу с этим поделать.

– Ты знал, что не виноват, – сказала Рейчел почти шепотом, но Джек услышал.

– И никто не виноват, – прорычал он сквозь зубы. – Ради всего святого, разве я когда-нибудь тебя упрекал?

– Нет...

– Скажи, почему ты не разводишься со мной, когда ты явно несчастлива в браке? Теперь мы словно чужие: почти не разговариваем, изредка бываем где-то вместе, не занимаемся сексом. Если хочешь освободиться, так и скажи. Почему ты не просила у меня развода?

– А ты почему?

– Я? – Джек тяжело выдохнул. – Я не хотел развода.

– Почему? Потому что знал, что если бросишь меня, то папа не передаст бизнес тебе?

– Нет! Ради бога, Рейчел, это еще откуда? Если ты думаешь, будто я женился на тебе только для того, чтобы прибрать к рукам компанию твоего отца, то...

– Я так не думаю, – едва слышно проговорила Рейчел. И действительно, предположение Карен до сих пор не укладывалось у нее в голове. – Просто это сказал один человек.

– Кто?

Рейчел колебалась несколько мгновений, теребя узел на блузке. Потом, расхрабрившись, выпалила:

– Карен Джонсон!

– Что? – Джек снова почувствовал головокружение, накатывавшее на него время от времени на протяжении последних нескольких недель, и, чтобы не потерять равновесия, оперся о край стола. Рейчел виделась с Карен. Но как такое могло случиться?

– Она... она сама пришла ко мне, – продолжала Рейчел, отвечая на вопрос, который он страшился задать. – Надо полагать, ты об этом ничего не знал?

– Ничего.

Джек подошел к окну. Воды Атлантики казались невероятно синими. Увенчанные белыми барашками волны катились к берегу и разбивались о скалы. До чего постоянен океан, подумал Джек. В отличие от людей он никогда не меняется. Но океан свободен и беспристрастен. Ему не приходится иметь дело с ненормальными, вроде Карен.

Он оглянулся через плечо. Рейчел стояла на прежнем месте и быстро отвела глаза, когда он посмотрел на нее. О чем она думает?

– Ты говоришь, Карен приходила сюда?

Рейчел кивнула.

– Да.

– Когда?

– Вчера, – пробормотала Рейчел и начала собирать грязные тарелки. – Ты будешь есть салат?

Джек был настолько поражен, что у него перестала кружиться голова. Гнев придал силу ногам, которые за мгновения до этого почти не держали его. Твердыми шагами подойдя к столу, он схватил жену за плечи и резко повернул лицом к себе, игнорируя мелькнувший у нее в глазах страх.

– Вчера? – повторил Джек. – Карен приходила сюда вчера? – Сердце колотилось у него в груди, но он не обращал на это внимания. Он хлопнул себя ладонью по лбу. – Вот и разгадка нашей миленькой вчерашней шарады!

– Вовсе не обязательно. – Рейчел отстранилась от него. – Так или иначе, ты мой муж. Почему я не могу переспать с тобой, если мне хочется?

– Продолжай, – сказал Джек. – Что еще она говорила?

– Кто, Карен?

– Прекрати, Рейчел. Я не в настроении тебе подыгрывать.

Его жена вздернула подбородок.

– О-о-о-й, как страшно, – издевательски протянула она, но тут же вскрикнула от боли, когда он крепко, словно тисками, сжал ее запястье. – Пусти, мне больно.

– То ли еще будет! – пригрозил Джек. – Ну же, Рейчел. Говори!

– Спроси у нее, если тебе так интересно.

– Может, потом и спрошу. Но сейчас я спрашиваю у тебя.

– Пусти, Джек. Говорю тебе, мне больно.

– Она сказала тебе, что у нас с ней роман?

Рейчел вздохнула.

– Да, – устало произнесла она. – Но не волнуйся. Это для меня не такая уж новость. О ваших грязных делишках я уже знала какое-то время.

Джек изумленно уставился на нее.

– Не понял. О чем ты знала?

Воспользовавшись его замешательством, Рейчел вырвала руку.

– Я не круглая дура, Джек. Да и ты не такой умный, каким себя считаешь.

Он прищурился.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Квартира, которую ты снял в Плимуте. Она была тебе нужна якобы для приема клиентов. Мне известно, что ты с ней там встречаешься.

Джек похолодел. Он ведь действительно возил Карен в служебную квартиру на берегу моря, но не для того, чтобы заниматься с ней сексом. Тогда она еще работала у Джорджа Томаса. Фирма только-только сняла эту меблированную квартиру, и Джеку потребовался кто-то, чтобы составить опись находившихся там вещей и подумать, что еще нужно для комфорта клиентов, которые будут там останавливаться.

Джордж предложил поручить это Карен. Джек сам отвез ее на квартиру, представил консьержу, показал ей, где что, и уехал. Вот и все. Однако через несколько недель он сделал глупость – пригласил ее поужинать с ним однажды вечером, когда находился в особенно подавленном настроении. Разумеется, они ужинали в ресторане, а не на квартире. Но кто знает, что Карен могла наговорить Рейчел. Вспомнив тот вечер, Джек похолодел.

– Я никого туда не привожу, – сказал Джек, зная, что Рейчел ему все равно не поверит. – Квартира принадлежит компании. Спроси Джорджа Томаса, если сомневаешься в моих словах.

– И ты никогда там не останавливался?

– Почему же, останавливался. Пару раз. Но я был один.

Рейчел покачала головой.

– Ну, раз ты так говоришь...

– Да, черт возьми! Ради всего святого, Рейчел, что бы ни наговорила тебе эта женщина, у меня с ней нет и не было никакого романа!

– Но тогда как ты объяснишь тот факт, что у нее будет от тебя ребенок?

Джек покачнулся и едва устоял на ногах.

– Что ты сказала?

– Ты слышал.

Рейчел почему-то было трудно смотреть мужу в глаза; она снова отвернулась к столу и в десятый раз принялась перемешивать салат. Потом, когда молчание стало невыносимым, она продолжала:

– Я правда считаю, Джек, что тебе надо попробовать салат. Миссис Грэди очень старалась и будет разочарована...

– К черту миссис Грэди!

Джек старался сохранять спокойствие, но у него плохо получалось. Его поразило не только то, что Рейчел думает, будто Карен беременна от него. Этот миф будет легко развеять. Головокружение и дурноту он почувствовал, когда до него дошли истинные мотивы поступков Рейчел. Она соблазнила его не потому, что ей захотелось с ним переспать. Или что ей нужен был мужчина вообще. Она по существу даже и спать с ним не стала. Как только он сделал то, что ей было нужно, она ушла и провела ночь где-то в другом месте.

– Что ты так на меня смотришь?

Отвращение, которое он ощущал, отразилось, по-видимому, у него на лице. Мысль о том, что его использовали и отшвырнули за ненадобностью, каленым железом жгла мозг.

– Ты еще спрашиваешь? – Джек скривил губы.

– Что, не ожидал, что Карен скажет мне о ребенке? А она сказала, причем с большой гордостью. Как ты мог, Джек? Как ты мог позволить ей явиться сюда и потребовать, чтобы я дала тебе развод?

– Даже если Карен беременна, то я к этому не имею никакого отношения. Но твое поведение меня по-настоящему шокирует. Выходит, ты меня соблазнила не потому, что хотела меня, и даже не потому, что хотела заняться сексом. Ты поверила словам этой бесчестной женщины и решила проучить меня. Ты была готова даже рискнуть забеременеть, лишь бы взять верх.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Вернувшись в офис, Джек увидел у себя на столе коричневый конверт, на котором жирным шрифтом было напечатано: «Конфиденциальная информация». Именно поэтому письмо оказалось у него на столе. Обычно всю почту доставляли его личной помощнице. Мирна распечатывала письма, отвечала на те, на какие могла ответить, а остальные откладывала для него.

Несколько секунд Джек рассматривал конверт, не притрагиваясь к нему. Пришло заключение медицинского обследования. Почти три недели назад он ходил на консультацию к кардиологу с жалобой на боли в области сердца. Возможно, во всем виноваты переутомление, стресс и нездоровый образ жизни, но к чему тогда все эти тесты и анализы, на которые направил его доктор?

Хуже всего то, что ему не с кем было поделиться своими тревогами. После ссоры Рейчел вряд ли захочет с ним разговаривать. Она вбила себе в голову, что у него роман с Карен Джонсон. Черт возьми, неужели она и впрямь считает его дамским угодником?

Они зашли в тупик, причем ситуация осложнялась еще и тем, что он теперь должен больше внимания уделять собственному здоровью. Его бесило ощущение собственного бессилия и тот факт, что теперь он полностью зависит от докторов.

Решив, что тянуть время бессмысленно, Джек взял конверт в руки и вскрыл его ножом для бумаг, который ему когда-то подарила Рейчел.

Врачебное заключение действительно пришло из частной клиники. Ее название было аккуратно отпечатано на бланке сверху: «Клиника Кэрнза. Гинекологические консультации». Ниже располагался заголовок: Результаты теста на беременность.

– Что за... – Джек смотрел на листок бумаги, не веря глазам. В заключении говорилось, что госпожа Карен Джонсон была протестирована три дня назад. Результат теста положительный. По мнению гинеколога, подписавшего заключение, срок беременности госпожи Джонсон – шестнадцать недель.

Шестнадцать недель!

Джек швырнул заключение на стол, словно оно жгло ему руки. Потом снова схватил его, ища глазами адрес или номер телефона клиники, проводившей тестирование. И то и другое оказалось в наличии. Карен явно подошла к вопросу со всей тщательностью.

Но это не его ребенок!

Силясь понять, чего добивалась Карен, Джек ощутил знакомый приступ дурноты. Она определенно пыталась разрушить его брак с Рейчел. Но как она надеялась в этом преуспеть? Никакого романа между ними не было. И он не спал с ней. Единственной причиной, почему он не сообщил властям о ее назойливом поведении раньше, было, как ни странно, чувство благодарности.

В тот вечер, когда он пригласил ее на ужин, с ним случился первый серьезный приступ дурноты.

Провожая Карен домой, он упал в обморок у нее на пороге.

С ним и до этого иногда случались странные приступы удушья и ускоренного сердцебиения, которые он списывал на напряженный ритм работы. С тех пор как они с Рейчел перестали спать вместе – перестали вообще делать вместе что бы то ни было, мрачно признал Джек, – он практически все время проводил в офисе. Мало двигался, неправильно питался и жил в постоянном стрессе. Но этот обморок на пороге у Карен стал полной неожиданностью. Он пришел в себя у нее на диване – без пиджака, с распущенным галстуком и расстегнутым воротом рубашки.

Он пытался шутить, что слишком много выпил и поэтому отключился, но Карен, должно быть, запомнила, что он едва пригубил заказанное к ужину вино. Она всячески настаивала, чтобы он переночевал у нее на диване. Говорила, что в таком состоянии ему нельзя садиться за руль. Возразить на это ему было, в общем, нечего. Но сейчас он спрашивал себя, таким ли невинным было ее предложение. Может, коварный сценарий был у нее заготовлен заранее?

Ощущая неприятную сухость во рту, Джек налил себе стакан воды из-под крана. Взглянув на свое отражение в зеркале, он не удивился, что выглядит таким изможденным. Проклятье, он и чувствовал себя отвратительно. И когда две недели назад он бросил трубку в ответ на возмутительное заявление Карен, то не ожидал, что она в ответ предпримет нечто подобное.

* * *

Тест на беременность дал отрицательный результат. Рейчел сделала его два дня назад и с тех пор не могла думать ни о чем другом. Но с какой бы стороны она ни смотрела на картридж, желанная цветная точка в окошечке не появлялась. А она так надеялась забеременеть.

Что же теперь делать? Попытаться снова? Но вдруг Джек ее отвергнет – просто в отместку? К тому же он так и не представил доказательств того, что у него нет романа с Карен.

Сегодня даже работа в студии над иллюстрациями к последней книжке автора, с которым она сотрудничала два года, не могла отвлечь Рейчел от тревожных мыслей. Она чувствовала себя ни на что не способной как женщина.

Обернувшись на звук, раздавшийся у нее за спиной, она ожидала увидеть миссис Грэди. Но это был ее муж. Он стоял, прислонившись к арке дверного проема, с выражением крайней усталости на лице.

– А, это ты, – сказала она, от удивления забыв, что они не разговаривают друг с другом.

Потом, заметив его ввалившиеся глаза на изможденном лице, спросила осторожно:

– Ты здоров?

– Ты хочешь сказать, я плохо выгляжу?

– Нет. Я хочу сказать, что у тебя... усталый вид. Наверно, ты не высыпаешься.

– А тебе будто не все равно, – огрызнулся он.

Рейчел напряженно выпрямилась.

– Если ты предпочитаешь все ночи напролет трахать свою любовницу, то чего ради мне за тебя беспокоиться?

– Я ночи напролет никого не трахаю, – возразил Джек, тщательно выговаривая слова, но Рейчел лишь презрительно посмотрела на него.

– Тогда как же Карен забеременела? От святого духа?

– Я уже говорил тебе, что не имею к этому никакого отношения.

– А ничего другого ты и не мог сказать, – парировала Рейчел. – В чем дело? Совесть замучила?

Спорить с ней у Джека просто не было сил.

– Послушай, – сказал он, – я действительно неважно себя чувствую. Иначе не вернулся бы домой, – он посмотрел на часы, – в четыре часа дня.

Рейчел ощутила инстинктивный всплеск беспокойства, но решительно подавила его и снова повернулась к рисунку, над которым работала.

– Спроси у миссис Грэди, нет ли у нее аспирина, – посоветовала она, пытаясь изобразить безразличие. – Думаю, ты почувствуешь себя лучше, если просто ляжешь спать пораньше и выспишься как следует.

Джеку пришлось признать, что она права. Он все больше времени проводил за письменным столом, вопреки тревожным сигналам, которые получал от собственного организма. Дома ему, черт возьми, не рады, а в служебной квартире невыносимо одиноко. В его теперешнем состоянии общество уборщика в офисе казалось ему предпочтительнее, чем целый вечер в полном одиночестве. Помолчав, он сказал:

– Мне почему-то кажется, что аспирин не поможет. Но все равно, спасибо тебе за заботу, Рейчел. Я это очень ценю.

Джек повернулся и пошел через лужайку обратно к дому. С чего он взял, что она будет волноваться о его самочувствии? С той самой ночи, когда они вновь стали близки, Рейчел демонстрировала полное равнодушие.

– Подожди!

Она догнала его у дверей патио. Видно, угрызения совести покоя не дают, с горечью подумал Джек. А может, ей стало самую капельку стыдно за свое поведение. Он молча смотрел на нее, вопросительно приподняв бровь. Если она собиралась что-то сказать, пусть говорит, а он послушает.

– Что ты имел в виду? – спросила Рейчел, глядя ему в лицо встревоженными глазами. – Что значит, аспирин вряд ли поможет?

– Я так сказал? – Джек чувствовал, что пиджак давит мертвым грузом на его взмокшее от пота тело. – Не бери в голову, – сказал он, с облегчением вступая в прохладу гостиной и дрожащей рукой проводя по влажному лбу. – Мне нужно в душ.

Рейчел закусила нижнюю губу. Его бойкий ответ не обманул ее.

– Ты упомянул, что неважно себя чувствуешь. Что-то не так?

– Что может быть не так? – Джек был рад укрыться от палящего солнца, когда все плыло у него перед глазами. Только бы не рухнуть в обморок! – Мне просто немного нездоровится, вот и все.

– На работе ничего не случилось? – не унималась Рейчел. Она последовала за ним в гостиную. – Я знаю, как нелегко было получить контракт с «Карлайлз». Так что, если проблема касается компании, я была бы рада помочь, если смогу.

– У тебя просто золотое сердце. – Вопреки желанию Джека, его слова прозвучали язвительно. – Послушай, ничего серьезного, – снова заговорил он, желая поскорее закончить разговор. – Увидимся позже, ладно?

– А аспирин у тебя есть?

Аспирин! Джек чуть не застонал.

– Да, аспирин у меня есть, – ответил он, направляясь к лестнице, ведущей наверх. – Но я надеюсь, что мне станет лучше после душа.

Рейчел нервно облизнула губы.

– Вечером меня не будет, – сообщила она.

Джек остановился и оглянулся.

– Не будет?

– Не будет. – Рейчел теребила край своего шелкового топа. – Я договорилась о встрече.

Джек машинально кивнул, но его взгляд был прикован к линии ее живота. Шорты сидели низко у нее на бедрах, так что талия была обнажена.

Несмотря на головокружение, он почувствовал, как пробудилось его тело. За месяцы отчуждения он научился не реагировать на Рейчел как на женщину, но после той памятной ночи в его броне образовалась брешь, и он стал уязвим.

– Понятно, – выдавил из себя Джек. Нужно как можно скорее добраться до своей комнаты, где он сможет в одиночестве зализать раны.

– Я договорилась поужинать с Люси.

Джек уже начал подниматься по ступеням, Рейчел же продолжала стоять внизу. Она явно ждала от него какой-то реакции.

– С Люси. Понятно, – повторил Джек, желая, чтобы Рейчел поскорее вернулась к себе в студию. – Не забудь передать ей привет от меня.

Это возымело желаемый эффект. Со сдавленным восклицанием Рейчел бросилась на улицу. Последние несколько месяцев она и Люси Робардз, ее разведенная подруга, проводили много времени вместе. Джеку было прекрасно известно, что Люси не питала к нему ничего, кроме презрения.

Оказавшись во дворе, Рейчел дала волю слезам. Какого черта она поставила его в известность относительно своих планов? Пусть бы оставался в неведении и гадал весь вечер, начала ли она с кем-то встречаться.

Но почему он так плотоядно смотрел на нее? Она прекрасно видела, куда был направлен его взгляд. Для человека, которому якобы нездоровится, он проявил слишком большой интерес к ее телу. Да и сама она с трудом контролировала свое разыгравшееся либидо.

А как же Карен? Ему что, недостаточно одной женщины? Нет, это уже слишком. Но она сама виновата, позволив ему думать, будто хочет его. И как Джек поступит в отношении Карен, ожидающей от него ребенка? Боже милостивый, как она, Рейчел, может хотя бы подумать о том, чтобы развестись с ним, когда она все еще его любит? Вот если бы она забеременела, тогда у нее был бы шанс спасти их брак...

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Рейчел решила уйти из дома до того, как Джек снова спустится вниз. Поднявшись к себе, она приняла душ и надела платье свободного покроя из темно-зеленого шелка. Вдела в уши серьги в виде больших золотых обручей. Завершающим штрихом стали туфли на супервысоких каблуках. Глядя на свое отражение в зеркале, она недоумевала, зачем так старается: ведь ей предстояло всего лишь поужинать с приятельницей.

До дома Люси было всего десять минут пешком, но Рейчел поехала на машине.

Люси работала на компьютере, когда Рейчел позвонила в дверь.

– Открыто! – крикнула она. – Я как раз заканчиваю.

Люси вела кулинарную колонку и отвечала на письма читателей в одной из газет Плимута. Повернувшись во вращающемся кресле, она окинула приятельницу оценивающим взглядом и воскликнула:

– Ты выглядишь сногсшибательно! Мне казалось, мы просто собирались съесть пиццу в городе.

– Так и есть. – Щеки Рейчел вспыхнули. – Я... мне вдруг захотелось принарядиться, вот и все. Ты не против?

– Да нет, просто на твоем фоне мои джинсы и блузка будут выглядеть по-деревенски.

– Ты выглядишь замечательно, – заверила подругу Рейчел, уже жалея, что так вырядилась. Но, как бы там ни было, красивая одежда и макияж помогли ей вернуть уверенность в себе после неприятного разговора с Джеком.

– Ладно, тогда поехали.

Пожав плечами, Люси встала из-за стола. Она была на несколько дюймов ниже подруги. Каблуки Рейчел делали эту разницу еще заметнее, но сейчас было уже поздно беспокоиться об этом.

– Ты на машине, – удивилась она, выглянув в окно и увидев припаркованную у тротуара «ауди» Рейчел. Но тут же состроила гримасу. – Хотя ты, наверное, едва ходишь на этих каблучищах.

– Нормально хожу, – возразила Рейчел. Ей не понравился тон, каким это было сказано: словно Люси было неприятно, что Рейчел на этот раз одета элегантно и со вкусом. Обычно именно Рейчел ошущала себя рядом с подругой гадким утенком.

– Во всяком случае, мне не придется забирать свою машину из гаража, – продолжала Люси, не обращая внимания на слова Рейчел. – Сейчас, только возьму сумку.

До Плимута ехать было двадцать минут, но получилось дольше из-за интенсивного движения в сторону центра. Люси говорила мало, чтобы не отвлекать Рейчел от дороги, и только когда они припарковались возле пиццерии, она поинтересовалась:

– А где сегодня Джек?

– Джек? – переспросила Рейчел, чтобы выиграть время. – Он... эээ, дома. Пришел рано, сказал, что неважно себя чувствует.

Люси шумно выдохнула.

– Ты больше ничего не слышала об этой женщине, с которой он встречается? Карен или как там ее?

– Джонсон, – сказала Рейчел, уже жалея, что вообще упомянула подруге об этом визите. Но в тот момент ей просто необходимо было с кем-нибудь поделиться. Хорошо еще, что она не сообщила Люси о беременности Карен. Или о том, что она, Рейчел, в тот же вечер соблазнила собственного мужа. Подруга вряд ли бы одобрила такой поворот событий.

– Да, точно, Джонсон, – кивнула Люси, когда они направились к дверям пиццерии. Взяв Рейчел под руку, она искоса взглянула на нее. – После того случая ты ее больше не видела?

– Разумеется, нет. – Рейчел постаралась, чтобы ее голос звучал как можно убедительнее. – Она ведь уже сказала мне все, что намеревалась сказать.

– А именно?

– Ну, ты знаешь. Что я должна дать Джеку развод, чтобы он мог на ней жениться.

– И как отреагировал Джек? – Не дождавшись ответа на свой вопрос, Люси продолжала: – Ты ведь поговорила с ним об этом? Не проигнорировала данный вопрос, как ты обычно делаешь, если тебе что-то не нравится?

Рейчел беззвучно вздохнула.

– Что ты имеешь в виду?

– Ну, например, тот факт, что ты узнала о романе мужа полгода назад, но не принимала никаких решительных шагов, пока Карен не заявилась к тебе домой.

– Все не так! – возмутилась Рейчел.

– Тогда почему вы до сих пор не развелись?

– Ну... потому что я до последнего не верила, что Джек мне изменяет.

– Вот как? – После того, как их усадили за угловой столик, Люси безжалостно продолжила: – Он проводит ночь у нее дома, ты видела запись видеонаблюдения, где они вместе входят в служебную квартиру, и говоришь, что не уверена. Что тебе еще нужно, Рейчел? Ты просто пытаешься игнорировать факты, вот и все.

К счастью, дальнейшим высказываниям Люси помешало появление официанта с меню. Пока они обсуждали, что будут пить и какое блюдо заказывать, Рейчел размышляла над словами подруги.

Они выбрали лазанью и кувшин охлажденного домашнего вина. Рейчел не могла не заметить, что официант был по-особенному внимателен к ней, и это в какой-то мере восстановило ее уверенность в себе, которую разрушили презрительные замечания Люси.

– Я тебя просто не понимаю, – продолжала Люси, когда им подали салат. – Ты же умная, красивая...

– Спасибо.

– ... и независимая в финансовом отношении, – упрямо добавила Люси. – Джек Риордан тебе не нужен, Рейчел. По-моему, тебе вообще не следовало выходить за него замуж.

– И что же мне теперь делать? Развестись с ним?

– Это было бы самое разумное решение. – Люси улыбнулась, но ее улыбка показалась Рейчел неприятной. – И я бы на твоем месте обчистила его до последнего пенни.

– Ты хочешь сказать, надо вынудить его уйти из компании?

– Именно.

Рейчел покачала головой.

– Этого я сделать не могу.

– Почему?

– Ну, во-первых, на увольнение Джека не согласятся акционеры. Потому что Джек и есть «Фокс констракшн». Без его чутья, его деловой хватки компания давно была бы продана. Мой отец любил свое дело, но только после появления Джека с его идеями «Фокс констракшн» преуспела по-настоящему.

– Дорогая, ты забываешь, что Джек рисковал не своими деньгами, – небрежным тоном произнесла Люси, и Рейчел напряженно выпрямилась.

– Что ты хочешь сказать? Что он женился на мне только ради того, чтобы заполучить «Фокс констракшн»? – Она это уже слышала... от Карен, а теперь выясняется, что и Люси думает так же.

Но Люси, видимо, поняла, что зашла слишком далеко, и быстро пошла на попятный.

– Разумеется, нет, – запротестовала она. – Джек любил тебя, ты же знаешь. Но деньги портят мужчин. Жены ему стало мало, захотелось завести любовницу на стороне.

Рейчел вздохнула.

– Как Мартину?

Люси поджала губы.

– Раз уж ты об этом заговорила, то да, в точности как Мартину. – Она нахмурилась. – Этот подонок обчистил наши банковские счета, а потом заявил властям, будто остался без средств к существованию. Господи, если бы я знала, что Дебби беременна, я бы ни за что не позволила ему провернуть это дельце.

Рейчел ощутила, как у нее по спине скользнул холодок страха. Она успела забыть подробности развода подруги, включая то, что Мартин обманом добился от судьи права остаться в доме, где он раньше жил вместе с женой.

– Ты мне не веришь, да?

У Рейчел от неиссякающего потока советов начала болеть голова.

– Послушай, – сказала она, – это моя проблема, верно? И решать ее надо мне.

Остаток вечера разговор шел на нейтральные темы. Рейчел радовалась, что не сказала Люси о беременности Карен. Иначе аналогия с обстоятельствами крушения ее собственного брака была бы полной.


Джек провел вечер за переключением телеканалов в комнате, которая изначально планировалась как семейная игровая, но потом постепенно превратилась в рабочий кабинет. Рейчел часто пользовалась этой комнатой как второй студией – она была большая, с высоким потолком и хорошим освещением. В холодную погоду, особенно если на земле лежал снег, было удобнее работать дома.

Но сегодня, даже при включенном телевизоре, кабинет казался заброшенным, отрезанным от остального мира.

В половине десятого Джек услышал, как «ауди» его жены подъехала к дому. Странно. Когда Рейчел ужинала с Люси Робардз, она редко возвращалась домой раньше одиннадцати или половины двенадцатого.

Он хотел было притвориться, будто поглощен изучением документов. Но, испугавшись, что Рейчел поднимется прямо к себе, открыл ведущую в холл дверь.

Его жена стояла возле зеркала и убирала в сумочку ключи. Выглядела она чудесно, шелковое платье изумительно подчеркивало ее точеную фигуру. Джеку пришло на ум, что Рейчел одета чересчур соблазнительно для ужина с Люси. Не устроила ли эта сводница уютный междусобойчик на четверых кое с кем из своих коллег-газетчиков? Хотя вряд ли, подумал Джек. Люси Робардз в ближайшее время едва ли захочет впустить в свою жизнь еще одного мужчину.

– Тебе что-нибудь нужно? – спросила Рейчел, взяв сумочку под мышку и заставив его позавидовать этому маленькому предмету, крепко прижатому к ее нежной груди.

– Ты сегодня рано, – неловко сказал Джек. Интересно, что она сделает, если он пригласит ее выпить с ним в кабинете.

– Люси устала, – соврала Рейчел, поскольку именно она, а не подруга воспользовалась этим предлогом, чтобы уйти. – Как ты себя чувствуешь? Миссис Грэди накормила тебя ужином? – Она презирала себя за беспокойство о муже, но ничего не могла с этим поделать.

– Я никуда не выходил с тех пор, как вернулся из офиса, – сказал Джек, стараясь обуздать свое разыгравшееся либидо. – Пойдем, выпьем чего-нибудь. Буду рад твоему обществу. Кроме миссис Грэди, я за весь вечер словом ни с кем не перемолвился.

– Что, и даже с Карен? – съязвила Рейчел.

На лицо Джека набежала тень.

– Ни с кем, – повторил он. Зря он, наверное, решил пообщаться с Рейчел – в его ослабленном состоянии очень легко наделать ошибок.

– Ладно, – неожиданно согласилась Рейчел, небрежно пожав плечами. – Я выпью с тобой. – Она направилась к нему, на ходу снимая сначала одну туфлю, а за ней другую. Потом, подняв их за ремешки на уровень глаз, прибавила: – Не возражаешь?

Джек отступил, пропуская ее вперед, и на него повеяло теплым ароматом духов и свежим, женственным запахом ее тела.

Входя за ней в комнату, он недоумевал, почему она вдруг решила согласиться. Еще месяц назад Рейчел не колеблясь придумала бы какой-нибудь пустяковый предлог и ушла бы к себе в спальню. Но месяц назад у него не возникло бы и мысли пригласить ее выпить.

На улице уже стемнело, и Джек сразу включил торшеры, стоявшие по обоим концам стеллажей с книгами.

– Прости, свечей нет, – смущенно улыбнулся он.

– Они тебе понравились? – спросила Рейчел, и Джеку пришлось перевести дыхание, прежде чем ответить.

– Они были... необычные. – Он пересек комнату и решительно взял бутылку. – Могу предложить чистый виски или виски с содовой. А может, вина?

– Виски подойдет. – Рейчел села на краешек кресла, в котором раньше сидел он, и начала растирать уставшие ступни. – Ммм, так намного лучше. – Когда она положила одну ногу на колено другой, подол платья задрался, обнажив стройные бедра.

– Долить содовой? – спросил Джек, усилием воли отведя взгляд от ног жены.

– Нет, выпью неразбавленного, – сказала она, глядя на него из-под ресниц. Их пальцы бегло соприкоснулись, когда она брала у него стакан. – Спасибо.

Джек отвернулся и безрассудно снова наполнил свой стакан. Но один только запах вызвал у него одышку, и стакан пришлось поставить обратно. Не решившись сесть напротив нее, он примостился одним бедром на углу письменного стола. Ощущая необходимость разрядить обстановку, он спросил:

– Приятно провела вечер?

– Нормально.

– Вы были только вдвоем с Люси?

Рейчел нахмурилась.

– Я же говорила тебе перед уходом. К чему ты это спросил?

– Ни к чему, просто так. – Джек потянулся было к своему стакану, но вспомнил, что больше пить ему не следует.

– Да ладно тебе. Просто так никто вопросов не задает. – Она помолчала. – Ты подумал, что у меня свидание?

– Нет. – Джек попробовал изобразить возмущение, но, когда это не подействовало, устало произнес: – Ладно. Может, и подумал. Согласись, ведь обычно ты так не заботишься о своей внешности, когда идешь куда-нибудь с ней.

Рейчел округлила глаза.

– Неужели ты заметил? – насмешливо спросила она и вытянула ноги, даже не подумав одернуть юбку. – Считаешь, я хорошо выгляжу?

Не то слово, чуть было не выпалил Джек, но вовремя остановился. Рейчел явно забавлялась, провоцируя его, и самое правильное было бы не реагировать. Но беда заключалась в том, что его тело отказывалось подчиняться мозгу.

– Да, ты хорошо выглядишь, – натянуто сказал он и неохотно улыбнулся. – Великолепно. Очень сексуально.

Губы Рейчел приоткрылись: то ли ее удивил комплимент, то ли она продолжала играть в какую-то свою игру. Как бы там ни было, когда она провела языком по нижней губе, Джек беззвучно застонал.

– Ты тоже неплохо выглядишь, – пробормотала она. – Джинсы шли тебе всегда.

Да. Джек сглотнул. Беда в том, что они в обтяжку, а это сейчас совсем некстати.

– Спасибо, – хрипло произнес он. – Так где же вы ужинали?

Это была еще одна попытка повернуть разговор в более безопасное русло.

– Мы ели лазанью у Романо, – небрежным тоном сообщила она. – А как ты себя чувствуешь? У тебя какой-то лихорадочный румянец. Ты случайно не заболеваешь?

Джек фыркнул.

– Что это с тобой? – спросил он. – С чего вдруг такая забота? Неужели чувствуешь себя виноватой?

– С какой стати я должна чувствовать себя виноватой? Я не могу не беспокоиться о тебе, ты же мой муж.

Теперь пришла очередь Джека удивиться.

– А, ну да, верно, – произнес он скептическим тоном. – И когда точно ты это вспомнила?

– Я никогда об этом не забывала. – Щеки Рейчел порозовели. – Не я гуляю на стороне.

– И не я, – резко бросил Джек.

Рейчел, однако, думала иначе.

– Во всяком случае, пару недель назад я доказала, что я на самом деле чувствую.

– Прошло почти три недели со времени нашего... маленького приключения. – Он намеренно употребил это словосочетание. – Но ты соблазнила меня не потому, что вспомнила, что я твой муж. Ты хотела доказать, что можешь заставить меня желать тебя, и тебе это удалось. Но не спеши радоваться, детка. Любой мужчина на моем месте не устоял бы перед таким заманчивым предложением.

Теперь лицо Рейчел пылало.

– Ты просто не можешь обойтись без оскорблений, да? – резко бросила она. Со стуком поставив свой стакан на стол, Рейчел вскочила на ноги. – Не знаю, зачем я согласилась выпить с тобой. Пожалела тебя, наверное. И напрасно, потому что ты не нуждаешься ни в чьем сострадании. Ты абсолютно бессердечный!

Джек ощутил укол сожаления, но не захотел оставить за ней последнее слово. Встав у нее на пути, он сказал:

– Прости. Это было нечестно. Не уходи. Ты даже не допила виски.

– Сам допивай, – зло пробормотала Рейчел, и, не успев подумать, что делает, Джек обнял ее за талию.

Это было ошибкой. Он это понял, как только ощутил под руками шелк ее платья, под которым, судя по всему, не было и намека на белье. Его тело горело от желания. Несмотря на только что сказанные ею резкие слова, он чувствовал, что она не стала бы его отталкивать.

И тут его осенило, что именно этого она и добивалась. Он понял, почему она согласилась выпить с ним по стаканчику. Каким бы невероятным это ни казалось, она хотела, чтобы он снова занялся с ней любовью! Но почему? Возможно, ее первоначальный план не сработал, и она решила попытаться еще раз.

– Ты собираешься меня поцеловать или нет?

Рейчел вопросительно смотрела на него снизу вверх.

– Почему бы и нет? – пробормотал он, не зная, кому отвечает, ей или себе, и, наклонив голову, коснулся губами ее нежного рта.

Рейчел ответила на поцелуй со всей страстью, на которую была способна. Ее язык метнулся навстречу его языку. Она зарывалась руками в его волосы, ласкала его спину, покрывала жаркими поцелуями подбородок и шею. Джек тоже потерял голову – у него не было сил сопротивляться потоку чувственности, который выплеснула на него Рейчел.

И тут на него накатила новая волна слабости. Джек покрылся холодным потом и почувствовал, что сейчас потеряет сознание. Он не мог дышать, на секунду ему даже показалось, что его сердце больше не бьется.

Оторвав от себя руки жены, Джек попятился назад.

– Вот мерзавец! – выругалась Рейчел, явно на догадываясь, что с ним происходит. – Мне следовало ожидать чего-то в этом роде. Ты обязательно должен взять верх, верно, Джек?

– Ты не понимаешь... – Слова застряли у него в горле.

– Еще как понимаю, – крикнула она. – Убирайся с дороги, черт тебя возьми! – Оттолкнув его, Рейчел выбежала из комнаты, из последних сил сдерживая рыдания.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующее утро Джек рано появился в офисе. Он налил себе чашку свежесваренного кофе и уселся с ней за письменный стол. Пить кофе после вчерашнего вряд ли разумно. Но, черт возьми, ему просто необходимо встряхнуться.

Слава богу, что Рейчел так ничего и не поняла. Узнай она, что от нескольких поцелуев ее муж чуть не грохнулся в обморок – вот было бы унижение!

Если он еще сомневался в правильности поставленного диагноза, то вчерашний вечер безжалостно подтвердил его. Врачи предписали ему избегать стрессов и перенапряжений, а он продолжал жить по-старому, надеясь, что проблемы исчезнут сами по себе.

Что же теперь делать? Переложить работу на кого-то другого и уйти в длительный отпуск, как ему и рекомендовали врачи еще до начала обследования?

Стук в дверь заставил его вздрогнуть, но это оказался Гарри.

– Вам еще письмо, мистер Риордан, – сообщил он, протягивая большой коричневый конверт. – Вы что-то рано сегодня.

– Да. – Джек через силу улыбнулся и неохотно взял конверт. Он чувствовал, как тяжело бьется сердце у него в груди.

– Похоже, вам не помешало бы отлежаться в постельке, – сказал Гарри с фамильярностью, право на которую ему давала многолетняя служба. – У вас усталый вид, мистер Риордан. Вам нужна передышка. Напряженная работа вас явно изматывает.

– А вот мистер Фокс с ней прекрасно справлялся. Он был намного старше меня, когда ушел в отставку.

– Мистер Фокс никогда не управлял такой крупной компанией. Когда он начинал, у него был совсем небольшой бизнес. Я знал Боба Фокса больше двадцати лет, и он никогда не брался за то, с чем не мог справиться.

Джек скорчил гримасу.

– Ты хочешь сказать, я не справляюсь?

– Что вы, мистер Риордан? Все знают, что именно после вашего прихода компания по-настоящему заявила о себе на рынке. Но не надо брать на себя слишком много, понимаете? На моих глазах люди и моложе вас ломались под грузом непосильных задач.

– Ну, спасибо. – Губы Джека скривились в усмешке.

– Я сказал то, что думаю. А теперь пейте спокойно ваш кофе и дайте мне знать, если захотите еще. Кофе, который я варю у себя в цокольном этаже, ничуть не хуже того, что вам предложат в лучшем ресторане.

– Это уж точно, – кивнул Джек и широко улыбнулся.

Когда Гарри ушел, Джек без промедления вскрыл конверт. Он уже решил, что пришло очередное письмо от Карен, и был несколько ошеломлен, увидев, что оно от его лечащего врача, доктора Мора, который приглашал его на прием для обсуждения результатов обследования. Плохой это знак или хороший? Если бы доктор собирался сообщить ему плохую новость, он наверняка позвонил бы. Но если новости совсем плохие, то лучше сообщить их в стенах клиники, где мистер Мор сможет, в случае необходимости, воспользоваться реанимационным оборудованием...

Стоп! Джек отложил письмо и встал из-за стола. Проклятье! Он заранее предполагает худшее, не имея на то никаких реальных оснований. Если бы он только мог позвонить Рейчел и попросить ее пойти с ним на прием! Но теперь это невозможно; в обозримом будущем ему остается надеяться только на себя...


– Что? Я не ослышалась?

Рейчел не скрывала удивления, когда Джек второй день подряд вернулся домой очень рано. Но это был сущий пустяк по сравнению с новостью, которую он только что сообщил.

– Я еду в Ирландию, – упрямо повторил Джек, стоя в дверях ее студии. Его изможденное лицо выражало твердую решимость. – Как минимум на месяц. Может, недель на шесть. Мне нужна передышка.

Новость потрясла Рейчел. Она положила кисть и вытерла тряпкой задрожавшие руки.

– Ты едешь один?

Джек фыркнул.

– Странный вопрос. Я же не на каникулы собрался, Рейчел.

– И когда ты принял решение? – Она покачала головой. – Я даже не знала, что ты звонил родителям.

Он звонил им только сегодня днем, но Рейчел вовсе не обязательно об этом знать.

– Решение пришло спонтанно, – соврал Джек, нервно проводя рукой по волосам. – Как тебе известно, последнее время я себя не очень хорошо чувствовал. Эта поездка даст мне шанс... разобраться в себе.

– Но целый месяц! А как же бизнес? Твои обязательства, договоренности?

Джека задел тот факт, что его жена прежде всего подумала о компании.

– Бизнес выживет. Как всегда.

Рейчел смутилась.

– Ты не так понял, – пробормотала она. – Разумеется, я беспокоюсь за тебя. Как беспокоилась бы за всякого, кому ни с того ни с сего потребовался длительный отдых. Это как-то связано с тем, что произошло между... между нами? Может, это намек на то, что ты хочешь развестись со мной?

– Нет! – Хоть в этом Джек мог признаться честно. – Мое решение никак не связано с нашей ситуацией. Мы оба только выиграем от такой передышки. И мама с папой приглашали нас десятки раз, но мы все время отказывались.

– Приглашали нас?

– Ладно, меня, – согласился Джек. Единственный визит в Ирландию, когда Рейчел сопровождала его, нельзя было назвать удачным. Они тогда уже спали врозь, и Джуду и Мэгги Риордан определенно не нравилось, что их сын проводит ночь в кресле, а не в старинной кровати под пологом рядом с женой. – Они скучают по родным.

– Понятно.

Родители Джека вернулись в Ирландию, когда Джуд ушел на пенсию, и, по-видимому, действительно скучали по детям и внукам.

– Джордж временно берет управление компанией на себя, – продолжал Джек. А Рейчел в это время думала, что его родители теперь будут о ней думать.

Она была единственной невесткой, не подарившей им внуков, и они наверняка недоумевали, почему она перестала спать с их сыном. А вдруг Джек рассказал им о Карен? Что, если он соврал и Карен на самом деле ждала ребенка от него?

– Тебя все это не интересует?

Рейчел внезапно осознала, что, пока она невидящим взглядом смотрела в пространство, Джек продолжал говорить, и ее щеки залились румянцем.

– Прости, – смущенно пробормотала она. – Я задумалась. – Она провела языком по пересохшим губам. – Когда ты планируешь отъезд?

– В конце недели. Раньше не получится – я обещал Джорджу ввести его в курс дела. Если у него возникнут проблемы, он всегда сможет со мной связаться. Я беру с собой ноутбук, так что поддерживать связь будет легко.

– Похоже, ты все спланировал заранее.

– В какой-то мере да. – Джек пожал плечами. – И потом, ты же не будешь скучать по мне, пока я в отъезде.

Рейчел пристально взглянула на него.

– Что ты хочешь услышать в ответ, Джек?

– Ничего. – Джек пошел на попятный: еще одна ссора была ни к чему. – Я просто считал необходимым поставить тебя в известность.

Помолчав, Рейчел спросила:

– А что будет с Карен?

– Карен? – Джек явно удивился. – При чем тут Карен?

– Как это при чем? – Рейчел нахмурилась. – Ты часом не убегаешь от проблем?

– Господи! – выдохнул Джек. – Вот что ты думаешь обо мне на самом деле!

Рейчел действительно не верилось, что это решение о месячном отпуске было принято исключительно из-за переутомления.

– Просто со стороны твой внезапный отъезд выглядит довольно странно.

– Странно? – Джек чуть не рассказал жене всю правду о своем самочувствии, но вовремя остановился. – Ты на самом деле думаешь, что я позволил бы этой... этой женщине диктовать мне, как поступать? – Он насмешливо фыркнул. – Подумай хорошенько, Рейчел.

– Что ж, ладно. Но как она отреагирует на то, что ты уехал из страны?

– Уехал из страны? – повторил Джек. – Тебя послушать – так получается, будто я сбегаю от нее или что-то в этом роде. Мне все равно, что она будет делать, Рейчел. А вот тебе явно не все равно. Ты по-прежнему считаешь, что ребенок, которого она вынашивает, мой?

– Так она действительно ждет ребенка? – У Рейчел перехватило дыхание.

О боже! Джек на секунду закрыл глаза, стараясь сдержаться.

– Похоже на то, – пробормотал он, наконец. – Но, рискуя показаться нудным, повторю: ребенок не мой!

– Откуда ты знаешь?

– Что? – Глаза Джека стали холодными. – Ну, я, наверное, помнил бы, если бы спал с ней.

– Нет, я имела в виду, откуда ты знаешь, что она не лжет? Может, она все выдумала?

Тыльной стороной руки Джек вытер вспотевший лоб.

– Она прислала мне результаты своего теста на беременность, – устало сказал он, решив, что скрывать это не было смысла. – Ты довольна?

– Нет, не довольна. – Рейчел встала из-за стола. – Когда она прислала тебе заключение?

– Пару дней назад. Это так важно?

– Для меня важно, раз она посылает моему мужу информацию о ситуации, за которую он, по его словам, не несет никакой ответственности, – с жаром ответила Рейчел. – Что ты с ним сделал?

Джек вздохнул.

– Порезал на лапшу в бумагорезке. – Он помолчал. – И прости, но твое возмущение кажется мне немного странным. Несколько недель назад ты вообще не помнила, что у тебя есть муж.

– Неправда, я никогда о тебе не забывала, – возразила Рейчел. Она пришла к мысли, что случившееся между ними все-таки повлияло на решение Джека уехать из страны. – Ты веришь мне, правда? – Она протянула руку и коснулась его руки в том месте, до которого был закатан рукав его рубашки. – Мне бы не хотелось, чтобы ты... обо мне забыл.

– Пока буду в Ирландии, да? – От прикосновения этих чувственных пальцев вся кровь Джека хлынула к нему в пах, и он решил продолжить начатую игру. – Чего ты боишься, Рейчел? Думаешь, я найду там хорошенькую ирландочку, чтобы утолить с ней свою животную похоть?

– Фу, как грубо! – Рейчел хотела убрать руку, но Джек схватил ее за запястье и не дал отстраниться.

– Что такое? – с издевкой спросил он, прищурив зеленые глаза, опушенные длинными черными ресницами. – Я нажал на нерв?

– Нет!

– Нет? – Он поднес ее запястье к губам и обвел языком тонкий рисунок вен с внутренней стороны. – Ты совсем не умеешь лгать, Рейчел.

– В отличие от тебя, – парировала она и выдернула руку. – Ни одному твоему слову верить нельзя.

Джек насмешливо приподнял бровь.

– Ну, так как? – пробормотал он, игнорируя ее последнее замечание. – Будешь по мне скучать?

– С какой стати? Ты же сам сказал, что давно не вел себя как муж.

– По-моему, я сказал вот что: ты забыла, что у тебя есть муж, – напомнил Джек резким тоном, чувствуя, как учащается его сердцебиение. – Но если ты хочешь восстановить нормальные сексуальные отношения, мы обсудим это, когда я вернусь домой.

От изумления Рейчел не сразу нашлась с ответом.

– Потрясающее самомнение, – проговорила она дрожащим голосом. – Ты и впрямь считаешь себя пупом земли, Джек Риордан.

– Да, я такой. – Джек подмигнул и повернулся к двери. – Увидимся за ужином?

Рейчел пошла за ним.

– И это все, что ты можешь сказать? – воскликнула она. – Приходишь и говоришь, что уезжаешь в Ирландию в конце недели. А потом мимоходом заявляешь, что эта женщина, которая явно считает, что имеет право притязать на тебя, присылает тебе медицинское свидетельство, касающееся ребенка, о котором, как ты утверждаешь, тебе ничего не известно...

– Абсолютно ничего.

– Ну... – Рейчел лихорадочно искала повод задержать его, не дать уйти. – А что мне делать, если она снова явится сюда?

– Она не придет.

– Ты уверен?

Джек застонал. Разговор зашел слишком далеко.

– Я поговорю с ней перед отъездом. Скажу ей, что...

– Ну уж нет! – Слова вырвались у нее прежде, чем она успела подумать. – Не смей общаться с этой женщиной, Джек, иначе... иначе я вообще больше никогда не буду с тобой разговаривать!

Прозвучавшая в словах жены ранимость глубоко тронула Джека. Он понимал, что сейчас не время и не место, но ничего не мог с собой поделать. Рейчел зажгла в нем буквально непреодолимое желание.

– Ты просто сумасшедшая женщина, – пробормотал он, роняя пиджак на пол и запуская пальцы ей в волосы. Потом, прижав ее спиной к стеллажу, где она держала кисти и краски, он безрассудно погрузился в жадное пламя ее поцелуя. Рейчел и не думала сопротивляться. Пламя уже начало пожирать их обоих, даря невыразимое словами наслаждение, но в это время со стороны двери раздалось смущенное покашливание. Джек тихо выругался.

– Прошу прощения за... за беспокойство, миссис Риордан. Дело в том, что мистера Риордана просят к телефону. Я сказала, что вы заняты, но она настаивает, говорит, это срочно. Я сожалею, но...

– Вы сказали... она?

– Я отвечу на звонок, миссис Грэди, – ровным тоном произнес Джек, уже догадываясь, кто звонит. – У себя в кабинете.

Но Рейчел не собиралась облегчать ему жизнь.

– Кто это, миссис Грэди? – спросила она.

– Мисс Джонсон, – ответила домоправительница извиняющимся тоном. – Не понимаю, с какой стати она беспокоит вас дома. Пусть бы звонила в офис...

Рейчел повернулась к Джеку, но он уже успел выскользнуть из студии.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Во вторник мне надо быть в Лондоне. Поедем со мной?

Прошла уже неделя после отъезда Джека в Ирландию, и Рейчел чувствовала себя особенно подавленной. Люси приехала к ней домой, потому что Рейчел сказала миссис Грэди, что будет отвечать только на звонки от издателя.

Естественно, первым делом подруга спросила о Джеке, и Рейчел пришлось признаться, что он уехал на пару недель.

– Почему он вдруг решил уехать? – сразу же задала вполне логичный вопрос Люси, и Рейчел пришлось объяснить, что Джек почувствовал необходимость передохнуть.

– Он работал почти без отдыха с тех пор, как умер папа. И последние несколько недель действительно выглядел неважно.

– А почему ты не поехала с ним?

– У меня нет времени, – соврала Рейчел. – К тому же он остановился в доме родителей, а я у них не самая любимая невестка.

– Из-за того, что не рожала каждый год по ребенку? – Люси не скрывала своего презрения. – Прямо средневековье какое-то!

– Можно и так сказать.

В обсуждение этой темы Рейчел тоже не хотелось вдаваться. Она еще не оправилась от шока после известия о том, что Карен действительно ждет ребенка. Та обнаглела настолько, что прислала Джеку бесспорное доказательство своего положения. Но если отец ребенка не Джек, тогда кто же?

Джек тем вечером не захотел сказать ей, зачем звонила Карен. Да и сама она тоже хороша: разнервничалась и нафантазировала себе невесть что. А Джек в сердцах сказал, что раз она ему не верит, то пусть думает, что хочет.

На том они и разбежались. В оставшиеся до отъезда дни Джек практически все время проводил в офисе, стараясь как можно меньше бывать дома, чтобы избежать дальнейших конфликтов. Рейчел не знала, виделся ли он с Карен и сообщил ли ей о поездке, но в любом случае она не собиралась рисковать своим душевным спокойствием и не отвечала ни на какие звонки.

Ситуацию вряд ли можно было назвать простой, но она не хотела откровенничать об этом с Люси. Кроме того, в глубине души Рейчел верила мужу. Допустим, он какое-то время был знаком с Карен, один раз пригласил ее на ужин и провел ночь у нее в доме. Все это могло иметь совершенно невинное объяснение. Но почему тогда Джек ни разу не упомянул о том случае?

Разумеется, он не знал, что Рейчел его проверяла. Не догадывался, что, когда он предложил купить эту квартиру в Плимуте, у нее возникли подозрения. С помощью Люси Рейчел наняла частного детектива, который несколько недель следил за ним. Тот факт, что Джек лишь однажды был замечен входящим в служебную квартиру с Карен, говорил в его пользу. Так что она в конце концов прекратила слежку и заявила Люси, что разберется во всем сама.

– Что случилось? – Люси наконец заметила, что подруга ее не слушает.

– Ничего, – сказала Рейчел. – Я витала где-то очень далеко. Что ты говорила?

Люси нахмурилась.

– Я говорила, что можно было бы провести пару дней в городе, – сказала она, помолчав. – Почему бы тебе тоже не отдохнуть?

Неплохая идея. Но Рейчел уже сказала, что занята.

– Жаль, но я не могу. – Она повернулась к подносу, который миссис Грэди поставила на столик. – Будешь чай со льдом? Тебе с лимоном или без?

– С лимоном. – Люси подставила лицо солнцу.

Они сидели на патио; утренняя облачность постепенно отступала перед еще одним жарким днем. – Ммм, чудесно, правда? Кому захочется куда-то ехать, живя здесь?

Это был еще один выпад против Джека, но Рейчел предпочла проигнорировать его.

– Мне нравится, – сказала она. Потом спросила, стараясь говорить с оптимизмом, которого не чувствовала: – Так зачем тебе нужно в Лондон? Ты туда с ночевкой?

– Возможно, останусь на несколько дней. – Тон, каким это было сказано, давал понять, что Люси заметила попытку Рейчел перевести разговор в другое русло. Она оглянулась на дом. – Тебе здесь не скучно совершенно одной?

– У меня есть миссис Грэди, – ответила Рейчел, поднося стакан с чаем к губам.

– Она же твоя домоправительница, а не подруга! – воскликнула Люси.

– Миссис Грэди – прекрасная компания, – твердо сказала Рейчел. – Мы с ней отлично ладим.

Люси покачала головой.

– И ты готова сидеть здесь, как послушная женушка, и ждать, когда Джеку заблагорассудится вернуться? Так?

Рейчел вздохнула.

– Нет, не так, Люси. Если бы я захотела, то поехала бы в Ирландию. Но я не хочу.

– Ты точно знаешь, что он поехал один?

– Конечно. – Она недоуменно посмотрела на подругу.

– Это он так сказал?

– Люси, он ведь поехал к родителям. Как, по-твоему, они бы посмотрели, если бы он привез... другую женщину?

– Ну, не знаю. – Люси пожала плечами. – Возможно, Риорданы не стали бы возражать, если бы Джек развелся с тобой и женился на ком-нибудь другом.

– Люси, Риорданы – убежденные католики. Один из братьев Джека – священник. Они не признают развода.

– Ну, это они так говорят. – В голосе Люси звучало сомнение. – А если бы в новом браке Джек осчастливил их целым выводком маленьких Риорданчиков...

– Остановись, Люси. – Рейчел вскочила на ноги, не дав подруге закончить. Она пересекла патио, оперлась руками на ограду и, не поворачиваясь, проговорила: – Тебе лучше уйти. Пока я не сказала чего-то такого, о чем мы обе пожалеем.

– Рейчел, прости. – Люси встала. – Это было бестактно. И жестоко. Прости меня, пожалуйста. Я ведь только о тебе думаю, ты же знаешь.

– Неужели? Я думаю, ты хотела сделать мне больно, Люси...

– Нет!

– ... и сделала. Пожалуйста, уходи.

– Рейчел. – Люси подошла ближе и неуверенно тронула ее за плечо. – Дорогая, зачем ты так? Мы с тобой дружим целую вечность. Не дай Джеку Риордану вбить клин между нами.

– Джек Риордан – мой муж. – Рейчел повернулась лицом к подруге. – Понимаю, ты злишься из-за того, как Мартин поступил с тобой, но Джек не такой. – Хотя что она действительно знала помимо того, что Карен беременна? – И я не хочу больше говорить об этом.

– Ну, так и не будем. – Люси увидела свой шанс поправить положение и воспользовалась им: – Давай вернемся и получим удовольствие от чаепития. Я тебе говорила, что видела Клэр Стэнфорд на прошлой неделе? Она так растолстела, что я едва ее узнала.


Как здесь тихо.

Даже после трех недель, проведенных у родителей, Джек все еще не привык к отсутствию автомобилей и пробок, самолетов, пролетающих над головой, громких голосов и постоянно звонящих телефонов.

В первые дни, как приехал, он обычно просыпался в середине ночи с колотящимся сердцем и участившимся пульсом. Следующие полчаса он проводил в попытке понять, что же его разбудило. Только через неделю Джек понял, что всему виной тишина, абсолютное отсутствие какого бы то ни было шума.

Но теперь он к ней привык, привык спать почти каждую ночь по восемь-девять часов подряд. Никто его не беспокоил. Никто не приносил утренний чай или кофе, если он об этом не просил. Его родители занимались своими повседневными делами, не задавая лишних вопросов. И не обращались с ним, как с больным, хотя он был вынужден сообщить им мнение лечащего врача.

Дернулась леска, которую Джек закинул в воды Лох-Райана, и он понял, что клюнула какая-то рыба. Его отец был заядлым рыбаком, а недавно и Джек открыл для себя, какое это удовольствие – просто сидеть на берегу небольшого озера, не замечая, как течет время. Коттедж родителей стоял на берегу, идти было недалеко. Принеся с собой складной брезентовый стул, он устроился с удочкой возле самой кромки воды.

Пойманная рыбешка оказалась такой мелкой, что он тут же отпустил ее. Плеснув в камышах, рыбка исчезла в глубине, а Джек вернулся к ленивому разглядыванию противоположного берега.

Возможно, думал он, именно рыбалка сделала отца таким спокойным, уравновешенным человеком. Не обращая внимания на страхи жены, он очень серьезно поговорил с сыном, когда Мэгги не могла их слышать. И согласился с мнением врачей, что решение возникших проблем зависит от самого Джека. Надо лишь не валять дурака и не доводить себя до края.

Даже если Джуд Риордан и подозревал, что в стрессовом состоянии сына отчасти могла быть виновата Рейчел, вслух он этого не сказал. А Джек был слишком горд, чтобы объяснять, почему у него рушатся отношения с женой.

И все же Джек почувствовал облегчение, когда узнал результаты обследования. Оказалось, что в его состоянии нет ничего такого, с чем не справились бы лекарства и изменение образа жизни. Для начала – диета, ограниченное потребление кофеина и отказ от алкоголя; больше двигаться, правильно питаться. Как сказал доктор Мор, подобные проблемы встречаются довольно часто. Многие мужчины в его положении начинают беспокоиться о своем здоровье лишь тогда, когда шансов на выздоровление уже нет. Но в его случае прогноз был самый оптимистичный. Вот только, хотя он и сказал Рейчел, что возьмет отпуск на месяц-полтора, ему был рекомендован шестимесячный отдых.

– Джек! Джек!

Голос матери вернул его к действительности. Он с неохотой закрепил удочку и встал со стула. Для ленча вроде бы еще рано. Интересно, зачем он так срочно понадобился?

Он повернулся, готовясь подняться по небольшому откосу между берегом и коттеджем, и увидел, что Мэгги Риордан стоит наверху и смотрит на него с явным беспокойством. Она протянула руку, чтобы помочь Джеку в самом крутом месте, но сын ответил ей насмешливым взглядом.

– Хочешь, чтобы я почувствовал себя настоящим слабаком, да? – сухо пробормотал он, делая последний шаг наверх. – Итак, где горит?

Мэгги шутливо ткнула его в грудь.

– Нигде, – сказала она, глядя ему в лицо полными любви и тепла глазами. Потом оглянулась на коттедж, словно хотела удостовериться, что за ней никто не следит. – К тебе гости.

Сердце Джека заколотилось, мышцы живота скрутил спазм. На один безумный миг он подумал, что это может быть Рейчел. Он так по ней скучал. Но здравый смысл тут же подсказал ему, что тогда его мать назвала бы Рейчел по имени.

– И кто это? – спросил Джек. – Надеюсь, не отец Патрик?

– Нет, не отец Патрик, – ответила Мэгги. – Хотя тебе не повредило бы повнимательнее прислушиваться к тому, что он говорит. То, что все эти годы ты прожил в языческой стране, вовсе не значит, что ты должен пренебрегать своей верой, Джек.

Верой! Джек поморщился.

– Англия не языческая страна, мама, – возразил он. – Ты и сама жила там довольно долго. Я же там родился!

– Ты все равно хорошей ирландской породы, – твердо изрекла Мэгги. – Ну, а теперь, перед встречей с гостями, ты ничего не хочешь мне сказать?

Джек уставился на нее.

– Например?

– У тебя на совести нет ничего такого?

– У меня на совести? О чем ты говоришь, черт возьми?

– Нет необходимости сквернословить, Джек. – Похоже, Мэгги обиделась. – Иди и посмотри сам. Невежливо заставлять молодую женщину ждать. Особенно если она приехала к тебе в такую даль.

– Постой. Ты сказала «молодую женщину»?

– Ты прекрасно все слышал, Джек. – Мэгги укоризненно посмотрела на сына. – Молодая леди явно ждет ребенка. Он твой?

– Нет!

Джек застонал. Случилось самое страшное: Карен явилась сюда. Каким-то образом узнала, где живут его родители, или проследила за ним.

– Ладно. – Мать, судя по всему, поверила ему, но что будет, когда Карен начнет плести паутину лжи? – Тем более не заставляй ее ждать.

Джек сделал глубокий вдох – его легкие требовали воздуха. Он старался держать себя в руках, не дать нервам разгуляться. Что ей здесь нужно? Она не может доказать, что это его ребенок. Плохо то, что и он, черт побери, не может доказать, что ребенок не его. Пока не может.

Карен ждала его в гостиной коттеджа. Как и многие соседи, Риорданы пользовались гостиной только в особых случаях, и Джека разозлило, что Карен своим присутствием оскверняла атмосферу родительского дома.

Она поднялась ему навстречу, и он сразу заметил, что сроку нее был значительно больший, чем он ожидал. Хотя он не видел ее несколько месяцев, да и что он вообще знает о беременности?

– Привет, Джек, – жеманно сказала Карен.

На ней было платье в мелкий цветочек, туго обтягивающее ее полные груди и торчащий живот. – Надеюсь, ты не против моего приезда сюда, потому что мне очень нужно было тебя увидеть.

– Зачем? – Опершись о дверную ручку, он холодно смотрел на нее. – Что вам надо?

– Джек!

Он услышал восклицание матери, но даже не взглянул на нее.

– Итак? – спросил он, не отводя глаз от Карен. – Что вам нужно? По-моему, я перед отъездом из Англии ясно определил свою позицию.

– О, Джек! – Карен порылась в сумке, достала бумажный носовой платок и промокнула воображаемые слезы. – Не будь таким. Ты же знаешь, что я тебя люблю.

Бросив сердитый взгляд на мать, Джек не удивился, увидев написанный у нее на лице ужас. Карен умела быть чертовски убедительной, уж он-то это знал.

– Твой трюк не сработает, Карен, – решительно сказал он. – Предлагаю тебе не тратить впустую своего и моего времени и убраться отсюда ко всем чертям.

– О, Джек. – Карен упала обратно в кресло, где до этого сидела, и закрыла лицо руками. – Как ты можешь быть таким жестоким? После всего, что между нами было?

Дольше выдерживать это Джек не смог. Протиснувшись мимо матери, он выскочил за дверь и прислонился спиной к стене коттеджа, чтобы дать успокоиться сердцу. Он так и стоял с закрытыми глазами под безжалостно палящим солнцем, когда услышал приближающиеся шаги. Шаги были определенно женские, и, когда Джек открыл глаза, он увидел, что перед ним стоит Рейчел и разглядывает его с выражением неподдельного беспокойства на лице.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джек подумал, не добавить ли ему в список своих болезней еще и галлюцинации. Наверное, это солнце так напекло ему голову, что он увидел Рейчел. Не может быть, чтобы она появилась здесь именно сегодня, когда Карен устроила представление в гостиной его матери. Но потом видение заговорило.

– Джек! – воскликнула Рейчел, быстро подходя к нему. Она положила прохладную ладонь ему на лоб. – Джек, что с тобой? Ты выглядишь больным.

Джек на секунду закрыл глаза, все еще надеясь, что это ему привиделось. Но когда Рейчел сжала его запястье, он понял, что отступать некуда.

– Я... я немного перегрелся, вот и все, – промямлил он, понимая, что, как только Рейчел узнает о том, что Карен здесь, нового выяснения отношений не избежать. – Как ты сюда добралась?

– Как обычно. Самолетом до Дублина и поездом до Уэксфорда. – Она пожала плечами. – Какое это имеет значение? Я уже здесь. – Она испытующе посмотрела ему в лицо. – Ты рад меня видеть?

– Конечно.

Улыбка облегчения осветила ее лицо.

– Я не была в этом уверена. После того, как ужасно я вела себя перед твоим отъездом. Иногда я бываю такой дурой.

– Значит, нас уже двое. – Джек облизал пересохшие губы.

– Почему ты мне не сказал?

– Не сказал чего? – Джек подумал было, что она узнала его диагноз, но потом сообразил, что доктор Мор не стал бы рисковать работой и репутацией, разглашая сведения о пациенте. – Если ты имеешь в виду, что я был... немного нездоров, то я тебе говорил.

– Да, но я подумала... – Фраза осталась незаконченной. – Как бы то ни было, дело явно обстоит хуже, чем я себе представляла.

– Я настолько плохо выгляжу?

– Нет. Да. – Рейчел беспомощно всплеснула руками. – Не в этом дело. Ты действительно немного бледен, и я понимаю, как неважно ты должен был себя чувствовать, если решил оставить работу. Но только после разговора с Джорджем до меня дошло, что в этом отчасти и моя вина.

– Ты говорила с Джорджем? С Джорджем Томасом?

– Не смотри на меня так. Он тоже беспокоится за тебя. И когда он сказал, что у тебя есть, ну, личные проблемы, я поняла, что он имел в виду меня.

– Это все, что он сказал?

– Почти все. – Рейчел подошла ближе. – Господи, Джек, я скучала по тебе.

– Неужели?

Именно такое признание ему больше всего хотелось услышать. Что она проделала весь этот путь, потому что он ей небезразличен.

– Тебе нужны доказательства?

В короткой черной юбке и кремовой кружевной блузке, застежка которой заканчивалась чуть выше голой талии, Рейчел была прекраснее, чем когда-либо. И такой сексуальной, что Джек ощутил знакомый спазм в низу живота.

Словно почувствовав, о чем он думает, она оглянулась вокруг.

– А где же Мэгги и Джуд? Надо бы с ними поздороваться. – Она коснулась его колена своим.

– Или мы здесь одни?

Джек прерывисто выдохнул. Ее слова напомнили ему, где они находятся, и он молился, чтобы звуки их голосов не были слышны в доме.

– Их здесь нет, – соврал он. Что бы ни случилось позже, сейчас ему необходимо побыть с ней наедине. Он обнял Рейчел за талию. – Давай не пойдем в дом. День слишком хорош, чтобы сидеть в четырех стенах.

– Как скажешь. Куда мы отправимся?

– Сейчас я все устрою, – пробормотал Джек, принимая решение. Схватив жену за руку, он потащил ее за угол коттеджа, где стоял его «астон-мартин». Впервые после приезда Джек обрадовался, что привез с собой свой автомобиль.

– А ключи у тебя есть? – спросила Рейчел, когда он уселся за руль. Ее глаза искрились смехом. – Или здесь мотор тебе заводят феи?

– Что-то вроде того. – Он показал ей, что ключ уже в зажигании. – Здесь машины не запирают: ведь за ними присматривают сами святые, не так ли?

Рейчел засмеялась – чудесный звук, которого Джек так давно не слышал. Не в силах сопротивляться желанию прикоснуться к жене, он положил руку ей на ногу чуть выше колена. Искушение заняться с Рейчел любовью было почти непреодолимым.

Однако глупо идти на такой риск. Рано или поздно Мэгги потеряет терпение и пойдет его искать. Очевидно, она видела, что он расстроен, и хотела дать ему возможность прийти в себя. Но после того, что учинила Карен, она будет ждать объяснений.

Стараясь не поддаваться накатывавшим на него волнам отчаяния, Джек повернул ключ в замке зажигания.

Когда они отъехали на достаточное расстояние от дома его родителей, Джек опустил стекла и вдохнул свежего деревенского воздуха. Дорога, на которую они свернули с шоссе, была практически пустынна. Иногда в поле зрения возникал работающий в поле трактор или запряженная лошадью телега; местами попадались отдельно стоящие коттеджи. Но по большей части они любовались видами в одиночестве.

– Ммм, это просто чудесно, – пробормотала Рейчел, заложив руки за голову и удовлетворенно вздохнув. – Я так рада, что приехала.

Джек нахмурился.

– А где твои вещи? – спросил он, осознав, что при ней не было чемодана. Потом кивнул на замшевую сумку, которую Рейчел бросила на заднее сиденье. – Неужели туда влезло все, что тебе нужно?

– Может, и влезло. – Рейчел опять засмеялась. Она сбросила одну из своих легких босоножек и подобрала ногу на сиденье. – Смена нижнего белья хотя бы.

– А остальное? – сухо поинтересовался Джек, вспоминая, сколько чемоданов она всегда брала с собой, когда они вместе уезжали отдыхать.

Рейчел очень не хотелось признаваться, что прошлую ночь она провела в гостинице в Дублине. Сегодня утром ей пришлось долго собираться с духом, чтобы купить билет до Уэксфорда: она не знала, как Джек отнесется к ее внезапному появлению.

– Остальное в гостинице.

– В какой гостинице?

– В «Грешэме», – с неохотой призналась Рейчел, назвав один из самых лучших отелей Дублина. – Я – я не знала, захочешь ли ты, чтобы я осталась.

– Понятно. – Джек длинно выдохнул. Они расстались, прямо скажем, не в самых дружеских отношениях. Он ни разу не позвонил ей с тех пор, как приехал.

Рейчел повернулась к нему и положила руку на спинку его сиденья.

– Ты не сердишься на меня, нет? – прошептала она; ее пальцы ласкали его шею. – Последние три недели показались мне самыми длинными в моей жизни.

– Я рад тебе, – охрипшим голосом сказал он и крепче сжал руль. Потом, увидев то, что искал, резко свернул в разрыв в живой изгороди, и машина запрыгала по неровной каменистой дороге. Через несколько минут Джек заглушил двигатель. – Пошли, – пригласил он, открывая свою дверцу. – Я хочу тебе что-то показать.

Рейчел задержалась на минуту на сиденье, чтобы обуться.

– Где это мы?

– Пойдем со мной, и я покажу тебе, – ответил Джек нарочито таинственным тоном. Он взял жену за руку, несколько секунд смотрел на нее, а потом наклонился и запечатлел на ее губах жаркий поцелуй. Они продолжили путь пешком. Рейчел то и дело оступалась.

– Подожди, – сказала она через минуту, высвобождая руку, чтобы опереться о шершавый ствол сосны. Сбросив босоножки, Рейчел поморщилась. – Тебе придется нести меня, если дорога и дальше будет такая же.

– А что, я могу, – выпалил Джек, уже представляя себе, как это было бы чудесно. – Но мы почти пришли.

Последняя часть пути лежала через небольшую рощу. Рейчел не догадывалась, что она увидит, пока они не вышли на мшистое плато над водоемом, в котором отражалась яркая синева неба.

Скалистый уступ спускался к самой кромке водоема, и при их появлении из камышей в панике вырвалась стая уток. Росшие на противоположном берегу могучие деревья служили защитной лесополосой, а руины того, что когда-то могло быть церковью или монастырем, придавали зеленой долине сказочный вид.

– Какая красота! – Рейчел оглядывалась в восхищении. – Что это за место? Откуда ты о нем знал?

– Место называется озером святого Михаила. Думаю, что, когда монастырь действовал, монахи пользовались этим водоемом для всех своих нужд: для питья, мытья и стирки, для полива того, что они выращивали.

– Так здесь был монастырь? – Рейчел разглядывала неровные столбы из серого камня. – Должно быть, очень давно.

– Несколько веков назад как минимум, – согласился Джек. Он выпрямился, запустил в водоем подобранный камешек и стал наблюдать за расходившимися кругами. – Вода здесь прозрачна и холодна, как лед. Говорят, ее питает какой-то подземный источник, но мы с братьями так и не нашли его.

У Рейчел округлились глаза.

– Вы здесь купались?

– Когда были мальчишками. – Джек кивнул, нагнулся и сорвал одну камышину. – Тогда наши дедушка с бабушкой жили в Баллирайане и всегда приглашали нас к себе на летние каникулы.

– Но до этого места от Баллирайана несколько миль.

– А у нас были велосипеды. Бабушка и дедушка половину времени не знали, где мы носились. – Он усмехнулся. – Мы были в восторге.

– Еще бы! Но этот водоем, похоже, очень глубокий. Вы могли утонуть.

– Мальчишкой об этом как-то не думаешь, – беспечным тоном сказал Джек. – Кроме того, мы все были приличными пловцами. Даже сестры. Это было приключение. – Он помолчал. – Не хочешь попробовать?

Рейчел машинально отступила на шаг назад.

– Ты имеешь в виду искупаться здесь?

Он пожал плечами.

– Если тебе не слабо.

Рейчел покачала головой.

– Дело не в том, слабо мне или нет. Ты сам сказал: сюда приходят дети. Вдруг нас кто-нибудь увидит?

Джек ничего не ответил. Он просто отбросил камышину и стащил через голову рубашку. У Рейчел подкосились ноги при виде его мускулистого тела. Перспектива раздеться здесь с ним донага воспринималась как искушение и вызов, словно они были подростками.

Ее пальцы машинально потянулись к пуговицам блузки.

– Я... мы ведь будем только плавать в воде, да? – нерешительно спросила она. – Если действительно кто-то сюда придет.

– Сначала да, – ответил Джек, чувствуя, как усиливается возбуждение, которое он ощущал с момента появления жены.

Рейчел вздрогнула, но без дальнейших колебаний расстегнула блузку и отлепила ее от своих взмокших плеч. Водоем действительно выглядел очень соблазнительно, и в ее теперешнем состоянии сексуального опьянения будет неплохо чуточку охладиться.

Джек быстро разделся (при этом оказалось, что нижнего белья на нем не было) и нырнул в водоем с шумным плеском. Вытесненная им вода выплеснулась на босые ноги Рейчел. Ну и холодина! Если Джек выдерживает такое, то его болезнь вряд ли может быть очень серьезной.

Он вынырнул, убирая с глаз мокрые волосы.

– Чего ты выжидаешь? – спросил он насмешливо. – Трусишь?

В следующую секунду Рейчел расстегнула молнию на юбке, положила ее подальше от воды и, не снимая нижнего белья, подошла к кромке озера. Потом закрыла глаза и прыгнула.

Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем сила воды вытолкнула ее обратно на поверхность. Рейчел вынырнула, задыхаясь не столько от нехватки воздуха, сколько от холода.

Эта вода просто ледяная, подумала она. Должно быть, всего на несколько градусов выше точки замерзания.

Джек плыл к ней, коварно улыбаясь.

– Здорово, а? Именно то, что нужно в жаркий день.

– Если... если любишь такие вещи, – с трудом пробормотала Рейчел, ее зубы стучали. – У меня онемели ноги.

– Это оттого, что ты ими не пользуешься, – резонно ответил Джек. – Давай-ка, поплыли на тот берег. Согреешься, если будешь двигаться.

– Ты так думаешь? – Рейчел не была убеждена, но Джек уже поплыл в сторону противоположного берега. Было видно, что он чувствует себя как рыба в воде. Решив, что выбора у нее нет, Рейчел набрала в легкие побольше воздуха и поплыла за ним.

Джек оказался прав. Как только она проплыла с дюжину ярдов, ей действительно стало намного теплее и сама вода перестала казаться такой холодной.

– Представляешь, что почувствовали бы монахи, если бы увидели тебя сейчас, – поддразнил ее Джек. – Хотя я не понимаю, почему ты все еще в лифчике. Он ничего не скрывает.

Рейчел взглянула вниз и поняла, что Джек прав. Мокрое кружево облепляло ее грудь, подчеркивая агрессивное стремление набухших сосков прорвать кремовый шелк.

– Дай-ка я. – Джек передвинулся к ней за спину, и мгновение спустя лифчик уже плавал в воде. – Так намного лучше, – сказал он охрипшим голосом, накрывая ее груди ладонями. Это прикосновение вызвало в нем такие сильные эротические ощущения, что он поднял голову и хрипло произнес: – Пора возвращаться.

Рейчел подхватила лифчик, и они поплыли обратно, к тому месту, где оставили одежду. Выбравшись на берег, Джек протянул руку Рейчел. Она вскарабкалась на плато рядом с ним, но не успела даже отдышаться, как он уложил ее спиной на мягкую траву...


Шел уже второй час, когда они вернулись к коттеджу. Всю дорогу Джек пытался найти способ, как сказать Рейчел о Карен, но нужные слова не приходили в голову. Как он мог сказать жене, что эта женщина осмелилась заявиться сюда без приглашения? Он остановил машину на прежнем месте, но, когда Рейчел собралась выйти, схватил ее за руку.

– Подожди, – сказал он. – Я должен кое-что тебе сказать.

Рейчел недоуменно нахмурилась: ей хотелось как можно скорее пережить встречу со свекровью. Она не сомневалась, что у Мэгги Риордан будет собственное мнение о поведении невестки, и знала, что в прошлом та никогда не боялась высказывать его вслух.

В этот момент появилась сама Мэгги, спешащая к ним навстречу с приветливой улыбкой на лице.

– Вот ты где, Рейчел, – воскликнула она и повернулась к сыну. – В чем дело, Джек? Уж не собирался ли ты спрятать ее и никому не показывать?

Джек молчал, и, видимо поняв, в каком он состоянии, Мэгги быстро обняла Рейчел, а потом взяла их обоих под руки.

– Пошли скорее, – сказала она. – Мы с отцом ждем вас к обеду. – Она радостно улыбнулась невестке. – Я так рада видеть тебя, девочка. Давно пора было тебе приехать и как следует встряхнуть моего сына.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Рейчел улетела обратно в Лондон в понедельник утром. Джек привез ее в Дублин в воскресенье вечером, и они переночевали в номере, который она сняла на время своего визита. Это была волшебная ночь. Рейчел не хотелось уезжать, и Джек уговаривал ее остаться.

Но у нее были обязательства. Подходил срок сдачи книги, которую она иллюстрировала, и его нельзя было продлить. И все же прощание с женой в аэропорту оставило у Джек тревожное ощущение. Он так много еще хотел сказать ей, но так и не сказал.

Искушение вернуться домой с Рейчел было велико. Его остановило только то, что мать пришла в ужас, когда он заявил о намерении уехать. Мэгги убедила его, что со здоровьем шутки плохи и он должен выполнить предписания врачей. Джек чувствовал, что должен внять совету матери, особенно после того, как легко она решила вопрос с Карен.

– Я дала ей денег на проезд до Дублина, хотя она этого и не заслуживала, – сказала Мэгги, когда после обеда сын пристал к ней с расспросами – Ясно, что мы не можем сейчас это обсуждать, но будь уверен, я у себя в доме такой потаскушки не потерплю.

– И она уехала?

– У нее не было выбора. Надеюсь, больше она не будет тебя донимать.

Джек хотел еще что-то спросить, но увидел, как мать резко покачала головой, и понял, что они уже не одни на кухне. У него за спиной в дверях стояла Рейчел и вопросительно смотрела на них.

– Что-то случилось?

– Ну что могло случиться? – воскликнула Мэгги, вытирая руки кухонным полотенцем. – Джек только что сказал мне, что ты остаешься погостить.

– Если вы не возражаете.

Мэгги улыбнулась.

– Здесь тебе всегда рады, Рейчел, ты должна бы уж это знать. – Бросив предостерегающий взгляд на сына, она добавила: – Как я понимаю, вы вдвоем приятно провели время нынче утром? Наш Джек счастливчик. Будем надеяться, что он тебя ценит.

Подойдя к Джеку, Рейчел подсунула руку ему под локоть.

– Я уверена, что ценит, – сказала она чуть охрипшим голосом.

Мэгги еще раз многозначительно взглянула на сына и сказала:

– Ну, я рада, что вы оба в конце концов опомнились. Не позволяйте никому и ничему встревать между вами.


Это было в пятницу после обеда, но теперь, когда его жена летела на высоте нескольких тысяч футов над Ирландским морем, Джек пожалел, что не рассказал ей о визите Карен. Эта женщина явно намеревалась разрушить его брак, и ему следовало бы вернуться в Англию как можно скорее.

Ближе к вечеру он решился на откровенный разговор с матерью.

– До визита Карен я не могла взять в толк, почему у вас с Рейчел все еще не решены проблемы супружеских отношений, – сказала она. – Конечно, можно понять, что пришлось пережить Рейчел, потерявшей троих детей. Хотя мы с отцом не одобряли, что она отлучила тебя от своей постели. Но прошло уже почти два года, и я думала, что вы за это время утрясли ваши разногласия. Но когда сюда явилась эта женщина, я поняла, почему Рейчел осталась в Англии, а ты приехал один.

– Это не так все просто, ма...

– Согласна. Но выслушай меня, Джек. – Она помолчала. – Прежде всего, у тебя с ней был роман или нет?

– С Карен? – Джек фыркнул. – Нет, черт возьми!

– Но Рейчел думает, что был?

– Возможно.

– Ладно, – Мэгги нахмурилась. – И почему же Карен думает, что ты – отец ее ребенка?

Джек покачал головой.

– Я не знаю.

– Она говорит, что все началось однажды вечером, когда ты выпил лишнего и остался на ночь.

Джек застонал.

– Я не пил лишнего. Я в тот вечер чувствовал себя очень неважно, но ей признаваться в этом не хотел. Не помню точно, что произошло. Мы стояли у нее перед дверью, желая друг другу спокойной ночи, и у меня вдруг сильно закружилась голова. Я попытался незаметно пощупать свой пульс, но не обнаружил его. Очнулся я у нее на диване.

– Одетый?

– Почти.

– Что это значит?

Краска бросилась Джеку в лицо.

– Это значит, что она сняла с меня пиджак и расстегнула воротник.

– А твои брюки?

– Брюки были на мне. Ради всего святого, мама, да что ты намекаешь? Что я занимался с ней сексом в беспамятстве?

– А такое возможно?

– Нет. – Джек поморщился. – Боже мой, я думал, ты мне веришь.

– Я тебе действительно верю, – сказала Мэгги. – Но не стану отрицать, что хотела бы знать все факты.

– Хорошо, пожалуйста.

– Итак, зачем ты встретился с ней? – Теперь мать смотрела на него неодобрительно. – Джек, ты женатый мужчина. О чем ты думал, встречаясь с такой женщиной?

– Это случилось всего один раз, – защищался Джек. – Не забывай, что настроение у меня тогда было паршивое. Мы с Рейчел практически не общались. Я работал день и ночь, и мне нужен был кто-то, с кем можно поговорить.

– Но почему именно с ней?

– Не знаю. Может, потому, что она всегда находилась поблизости. Помнится, она вечно крутилась в офисе у Мирны.

– И что? Ты пригласил ее поужинать?

– Ну да. С того единственного вечера все и началось: подкарауливание, телефонные звонки.

– Она говорит, ты уволил ее, потому что она тебе надоела.

У Джека вырвался стон.

– Во-первых, ее уволил не я. Ее уволил Джордж. Она работала в офисе у Джорджа, а не у меня. Он сказал, что работник она никчемный.

– И после того, как ее уволили, она стала цепляться к тебе.

Джек невесело засмеялся.

– Цепляться? – повторил он. – Слабовато сказано. Она даже подкарауливала меня на автостоянке. Знала, когда я обычно уезжал после работы.

– Но почему тебя? Почему не Джорджа Томаса?

– Потому что не он пригласил ее на ужин. Она говорила мне, как сильно скучает по офису и какая она несчастная из-за того, что не может устроиться на другую работу. Мне было жаль ее, но я не сделал и не сказал ничего такого, чтобы она могла подумать, будто я хочу снова ее увидеть. Не добившись ничего нытьём, она стала мне угрожать. Сказала, что если я не соглашусь с ней встречаться, она скажет Рейчел, что у нас роман. Я думал, она блефует. Но когда я прекратил разговаривать с ней по телефону, она заявилась к нам домой.

– Да ты что? – Мэгги пришла в ужас. – И говорила с Рейчел?

– Ну да. Сказала ей, что мне нужен развод, потому что у нас будет ребенок.

– Но ведь Рейчел ей не поверила?

– Я точно не знаю, – честно признался Джек.

Мэгги покачала головой и нахмурилась.

– Интересно, почему она выбрала именно тебя. Может, знала, что у вас с Рейчел возникли проблемы?

– Не исключено. – Джеку страшно не хотелось об этом говорить.

– Допустим, – задумчиво произнесла Мэгги, – тогда кто, по-твоему, может быть настоящим отцом ребенка?

Джек пораженно уставился на нее.

– Откуда, черт возьми, мне знать?

– Но ты ведь думал об этом?

– Нет.

– Ты говоришь, она работала в офисе Джорджа Томаса. Может, кто-то оттуда?

– Мама!

– А сам Джордж? Он ведь не намного старше тебя, не так ли?

– Джордж? Что ты такое говоришь, мам? Джордж женат, у него три дочери-подростка. Сколько я его знаю, он ни разу не посмотрел на другую женщину.

Мэгги пожала плечами.

– Ну, Карен не откажешь в настырности. И она из тех женщин, которые привлекают мужчин определенного типа.

– Все, хватит.

– Я имею в виду мужчин, которым нравятся полнотелые женщины. Рыженькие, с избыточным весом и большими грудями.

Джек невольно усмехнулся.

– На самом деле она тебе понравилась, верно? – насмешливо спросил он.

– Вовсе нет, – возразила Мэгги. – Вымогательница, у нее это буквально на лбу написано. Если хочешь знать мое мнение, она ждет, что ты от нее откупишься. Знает, что до рождения ребенка ты ничего не сможешь доказать.

Джек ошеломленно уставился на нее.

– Неужели ты считаешь, что мне следует от нее откупиться?

– Нет, я так не считаю. Но думаю, эту возможность нужно иметь в виду.


Всю неделю Рейчел работала над иллюстрациями к новой детской книге. Она опаздывала к сроку, а сосредоточиться мешало множество отвлекающих мыслей.

Поездка в Ирландию получилась спонтанной, но она была рада, что поехала. Жаль только, что возвращаться пришлось одной. Она вообще вряд ли поехала бы, если бы не Джордж Томас. Не получив от Джека никаких вестей, она позвонила управляющему директору и спросила, не знает ли он, когда ее муж намерен вернуться. Джордж ответил как-то неопределенно, и у Рейчел сложилось впечатление, что от нее скрывают правду. Однако он утверждал, что, по его мнению, помимо физического истощения, Джек страдал и от депрессии. Джордж был уверен, что Джек обрадуется ее внезапному появлению. И оказался прав.

Но теперь, когда Рейчел вернулась в Англию, к ней снова подступали прежние страхи. Да, Джек действительно физически измотан, но страдающим от депрессии он ей не показался. Неужели его так взбодрил ее приезд? Но если так, почему он не полетел с ней домой?

В дверь студии постучали. Рейчел обернулась и увидела на пороге миссис Грэди.

– Я только хотела предупредить вас, что отправляюсь в деревню, миссис Риордан, – робко сказала домоправительница. – Мне надо на почту. Вам привезти что-нибудь?

Рейчел нашла в себе силы улыбнуться.

– Нет, спасибо, миссис Грэди. Я надеюсь где-то за час закончить эту главу. А потом понежусь в ванне.

– Вот и прекрасно. – Миссис Грэди улыбнулась в ответ. – Значит, увидимся позже.

– Непременно.

Минут через десять после ухода домоправительницы у Рейчел возникло ощущение, что она в доме не одна. Один раз она смешала не те краски, потом пролила воду на один из законченных рисунков. Продолжать было бесполезно. Она закончит завтра, после того, как выспится и отдохнет как следует.

Уже запирая дверь студии, она увидела Карен Джонсон. Та сидела на низкой стене, окружавшей патио. Несмотря на довольно прохладный августовский день, ее лицо раскраснелось. Когда Рейчел повернулась к ней, Карен встала, и стало заметно, как выпирает ее живот, обтянутый тканью платья.

– Привет, Рейчел, – сказала Карен немного задыхающимся голосом. – Давно не виделись.

– Не так давно, как хотелось бы, – резко ответила Рейчел, опуская ключи от студии в карман джинсов. – Как вы сюда проникли?

– А что такого? – фыркнула Карен. – Тоже мне, Форт-Нокс. Тем более я здесь уже была и видела, что дом стоит на берегу. Я предположила, что должен быть какой-то подход с пляжа. И оказалась права.

– Вы поднялись с берега? – Рейчел не скрывала своего изумления. Неудивительно, что Карен такая красная. В ее положении это было нелегким делом.

– Мне пришлось. – Карен обмахивалась рукой. – Я видела, как выходила твоя прислуга, но ворота за ней закрылись, а через стену мне было не перелезть. – Карен самодовольно ухмыльнулась. – Не так уж тут безопасно, верно?

Рейчел пришлось признать, что Карен права. Если беременная женщина смогла взобраться по ступеням с берега, то же самое мог сделать и кто-то другой. Например, воры.

– В любом случае, вы зря потратили время, – сказала она. – У меня нет никакого желания разговаривать с вами. А если вы хотели видеть Джека, то его здесь нет.

– Мне это известно, – пренебрежительно изрекла Карен. – Я ведь пробыла с ним последние несколько недель в Ирландии, верно? – Она покачала головой, словно ее позабавило выражение лица Рейчел. – Ты мне не веришь? – Она пошарила в сумке и извлекла оттуда картонный фолдер. – Посмотри-ка сюда. Это билет до Дублина, который я купила чуть больше недели назад. В тот день, когда ты приехала и все испортила.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Я вам не верю.

Слова Рейчел прозвучали твердо, но в глубине души у нее вновь появились сомнения. Ведь Карен наверняка знает, что через несколько месяцев ее ложь – если это ложь – будет разоблачена. Существуют тесты, по результатам которых можно установить, действительно ли отцом ребенка является Джек. Почему же она настаивает? На что надеется?

– Посмотри на билет! Посмотри же!

Карен размахивала фолдером у нее перед лицом, и Рейчел не оставалось ничего другого, как смотреть. Это был билет на поездку от Уэксфорда до Дублина, датированный днем ее приезда в Баллирайан.

Рейчел покачнулась и на мгновение закрыла глаза. Сколько Карен пробыла в Баллирайане и что там делала? Почему билет в один конец? Не потому ли, что Джек привез ее к родителям на машине?

Боже правый! Карен виделась с Джеком. Что еще он от нее скрывает?

Нет, невозможно! Джек так обрадовался ее приезду! Повез ее к сказочному озеру, с такой нежностью и страстью занимался с ней любовью. Невероятно, что у него есть вторая, тайная жизнь.

– Это ничего не значит, – сказала Рейчел, роняя билет на тиковую столешницу. – Вы напрасно теряете время, Карен. Я люблю Джека, а он любит меня.

– Ты так думаешь? – с презрительной интонацией произнесла Карен. – Как заставить тебя поверить? Может, описать, как выглядит дом его родителей изнутри? Так, посмотрим. Узкий коридор ведет из прихожей на кухню. В гостиной выбеленные стены и много маленьких столиков, уставленных безделушками. Мэгги любит такие вещи. Она мне очень понравилась, а отец Джека – вылитый он, верно? Они оба приняли меня просто замечательно.

– Я вам не верю. – У Рейчел откуда-то взялись силы для ответа. – Неужели вы на самом деле думаете, будто способность описать коттедж что-то доказывает? – Ей даже удался короткий смешок. – Такое доступно любому разносчику.

Красное лицо Карен буквально побагровело.

– Ты это зря, – прошипела она. – Зря не хочешь видеть то, что происходит.

– Ничего не происходит, – сказала Рейчел, вопреки всему надеясь, что права. – А теперь уходите. Я даже открою вам калитку – не хотелось бы, чтобы вы свалились с обрыва.

Молниеносно сменив тактику, Карен рухнула в одно из стоявших на патио кресел.

– Мне нехорошо, – проскулила она. – Я очень хочу пить. Даже ты не вправе отказать мне в стакане воды.

– Ладно, – сказала Рейчел, после секундного колебания. – Подождите здесь.

Она отсутствовала не дольше двух минут, но, когда вернулась, на патио никого не было. Нахмурившись, Рейчел огляделась вокруг, но Карен бесследно исчезла. Уйти отсюда она могла только тем же путем, что и пришла. Рейчел приблизилась к крутому спуску на пляж.

Неужели Карен успела спуститься по ступеням? Но на пляже, кроме какого-то мужчины, гуляющего со своей собакой, никого не было видно. Эта особа словно сквозь землю провалилась.

Чье-то присутствие у себя за спиной она ощутила слишком поздно. В следующее мгновение невидимая рука сильно ткнула ее в поясницу, заставив покачнуться, а вслед за этим второй удар столкнул ее с обрыва. Рейчел упала и покатилась вниз, в ужасе пытаясь за что-нибудь уцепиться, чтобы остановить падение, но росшие на кручине кустики были слишком слабы и не выдерживали ее веса. Она лишь в кровь изодрала руки и сильно ударилась обо что-то головой. Надежды на спасение почти не оставалось, хотя мозг упрямо отвергал картину с видом ее тела, распростертого на песке внизу. Ухватиться за торчащий наружу корень росшего из расщелины дерева было чисто рефлекторным действием. Ее руки онемели, мозг отключался, она готовилась расстаться с жизнью.

Вдруг что-то резко рвануло ее вверх за талию. Каким-то чудом ее падение в небытие прекратилось. Она не рухнула на землю. Почти ослепнув от слез, Рейчел поняла, что висит футах в тридцати над пляжем.

Ловя ртом воздух, она пыталась понять, что произошло. Ощущение было такое, будто на ней затянули лассо, но она знала, что это не так. Ей хотелось посмотреть, что удерживает ее в воздухе, но она не осмеливалась пошевелиться из боязни, что снова начнет падать.

Потом она услышала крик.

Рейчел охватила паника. Ей показалось, что это Карен спускается по ступеням, чтобы доделать начатое, и она чуть не закричала от ужаса. Но в следующий момент до нее дошло, что голос был мужской. Мужчина кричал ей, чтобы она не двигалась, пока он не доберется до нее. Он поднимался снизу, и Рейчел с облегчением поняла, что это тот самый мужчина, которого она видела гуляющим по пляжу с собакой.


– Да ты с ума сошел!

Мэгги Риордан вошла в спальню, где ее сын укладывал, вещи в чемодан, и вперила в него сердитый взгляд.

– Я знаю. – Виновато посмотрев на мать, Джек бросил в чемодан пару свитеров. Ему необходимо вернуться. Он уже заказал место для машины на завтрашний утренний паром. Он не получал от Рейчел никаких вестей с тех пор, как она уехала две недели назад. Все звонки на ее мобильный сразу переключались на голосовую почту, и он встревожился.

Появившийся за спиной у Мэгги Джуд успокаивающе положил руку ей на плечо.

– Оставь его, Мэгги, – негромко произнес он. – Джек лучше знает свои дела, чем мы.

– Но он пробыл здесь всего пять недель, – огорченно возразила та. – А его доктор, как ты знаешь, советовал ему взять отпуск как минимум на полгода.

– Я ведь не собираюсь сразу возвращаться в офис. Я как раз думаю над тем, каким образом перераспределить работу, чтобы можно было больше времени проводить с Рейчел.

– Вот это правильно. – Мать удовлетворенно кивнула. Потом вошла в комнату, отобрала у него футболку, которую он старался запихнуть в чемодан, и сложила ее по-своему. – У вас, мужчин, нет никакого понятия о том, как надо укладывать одежду.

Джуд Риордан и его сын обменялись улыбками. Потом Джуд прислонился плечом к дверному косяку и спросил:

– Ты пока не думал купить дом здесь, в деревне? Райан-Хаус уже три года стоит пустой, но, хотя там требуется немалый ремонт, у тебя наверняка хватит средств, чтобы сделать его пригодным для жизни.

Джек удивленно воззрился на отца.

– Райан-Хаус! – Он нахмурился. – Это же развалина.

– Сейчас да, – согласился отец. – Но такая работа ведь по твоей части, разве нет? Конечно, ты архитектор, Джек, и не привык пачкать руки, однако именно такой проект, по-моему, способен поддерживать в тебе интерес к жизни.

Джек хотел было возразить, что дом для них с Рейчел слишком большой, но передумал. Сама идея восстановления старинного дома ему понравилась.

– Сколько они хотят за него? – спросил он, догадываясь, что отец заранее подготовился к такому разговору. Ответ приятно удивил его.

– В этом что-то есть, папа, – сказал он. – Я обязательно подумаю над твоим предложением. Сначала мне, конечно, надо все обсудить с Рейчел.

Он размышлял о возможности переезда и на следующее утро, по дороге на паромный терминал, который обслуживал Уэксфорд и прилегающие районы. Интересно, как примет эту идею Рейчел, ведь работать она могла практически где угодно.

Еще Джек думал о том, что чувствует себя гораздо лучше. За время, проведенное в Баллирайане, симптомы аритмии не исчезли полностью, но головокружений у него не случалось с того дня, когда в доме одновременно появились и Рейчел, и Карен. Отдых явно пошел ему на пользу, хотя длился всего несколько недель вместо рекомендованного полугода.

Он еще раз позвонил Рейчел уже из Англии, и снова она не ответила. Ему стоило больших усилий сохранить присутствие духа. Они скоро увидятся, сказал он себе.

Подъезжая к повороту на Маркет-Аббас, Джек получил первый намек на то, что не так здоров, как ему казалось. Зря он все-таки решил ехать один и без остановки на отдых. Но теперь ему оставалось лишь гнать и гнать машину, несмотря на крайнюю усталость и головокружение.

Когда он доехал до дома, день уже клонился к вечеру. Ворота были закрыты. Теперь придется вылезать из машины, чтобы воспользоваться интеркомом. У него на связке были только ключи от входной двери.

На его вызов ответила миссис Грэди.

– Это вы, мистер Риордан! – воскликнула она, и Джек готов был поклясться, что уловил в ее голосе тревогу. – Что вы здесь делаете?

– Я живу здесь, миссис Грэди, – с легким раздражением сказал он. – Перестаньте валять дурака и откройте ворота. Я очень устал. Мне необходимо прилечь.

– Что ж... я полагаю... при сложившихся обстоятельствах...

Миссис Грэди явно нервничала, и Джек не понимал, почему. Ради всего святого, что сказала ей Рейчел? Он ожидал совсем не такого приема.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем створки ворот дрогнули и распахнулись. Со вздохом облегчения Джек вернулся в машину. Но где же Рейчел, черт возьми?

Он припарковал машину по одну сторону от входной двери и вытащил из багажника чемодан с вещами. Миссис Грэди встречала его на ступенях.

Она выглядела, как обычно, вот только взгляд у нее был виноватый.

– Вам помочь? – спросила домоправительница. – У вас и впрямь усталый вид. Вот, обопритесь на мою руку.

– Спасибо, я справлюсь. – Он запер машину и стал подниматься по пологим ступеням крыльца. Цветущие бальзамины и герани в кадках яркими пятнами выделялись на фоне стены, но Джек этого даже не заметил. Обернувшись к домоправительнице, он спросил без всякого выражения: – Где моя жена?

Уже пройдя через холл в гостиную, он услышал, как миссис Грэди тяжело вздохнула и тихо сказала:

– Ее здесь нет, мистер Риордан.

– Нет? – Поставив чемодан на пол, Джек присел на подлокотник одного из диванов. – И где же она?

– Она... она живет у миссис Робардз, мистер Риордан. После того... ну, несчастного случая...

– Какого несчастного случая? – Несмотря на усталость, Джек был потрясен. – Я не знал, что с Люси что-то случилось. Почему Рейчел мне не сообщила?

– Потому что несчастье случилось не с миссис Робардз, – дрогнувшим голосом сказала миссис Грэди, – а с вашей женой.

– Рейчел! – Джека охватил ужас, он упал бы, если бы не сидел. – Боже правый, почему мне никто не сообщил?

– Я хотела это сделать, – горячо заговорила миссис Грэди. – Но мне сказали...

– Постойте, – начиная сердиться, перебил ее Джек. – Что вам сказали? И кто сказал?

– Мистер Томас сказал, что мы не должны вас беспокоить без нужды...

– Джорджу нечего было совать нос в чужие дела!

– И миссис Робардз...

– Та-а-ак, – угрожающе протянул Джек. – И что это было? Что-нибудь с машиной?

– Нет. – Миссис Грэди покачала головой. – Наверное, не мне следует рассказывать вам о том, что случилось, мистер Риордан. Одно могу сказать: счастье, что миссис Риордан осталась жива.

Джек провел рукой по влажному лбу.

– Мне надо ее увидеть.

– О, мистер Риордан, я не думаю, что... – Миссис Грэди с тревогой смотрела на него.

– Что такое? – Джек не был настроен вести себя тактично. – Что вы не думаете? Что я не должен повидаться с собственной женой? С ней произошел несчастный случай, черт побери. Несчастный случай, о котором мне никто не сообщил. Она гостит у женщины, которая терпеть меня не может. Что, по-вашему, я должен делать?

– Я понимаю, вы беспокоитесь...

– Еще бы, черт возьми!

– ... но миссис Риордан только-только начала отходить после случившегося. А после всего, что наговорила ей та женщина, она, возможно, не захочет...

– Какая женщина? – резко спросил Джек. – Не хотите ли вы сказать, что Карен Джонсон приходила опять? – Он собрал все силы и встал. – Когда? Когда она была здесь?

Миссис Грэди закусила нижнюю губу.

– Я... я думала, вы знали...

– Перестаньте кудахтать и рассказывайте все как есть. Случившееся с Рейчел имело отношение к визиту Карен? – Он поморщился, ощутив в груди спазм. – Да говорите же, черт побери! Она сбила ее машиной?

– Нет-нет, ничего такого, – поспешила успокоить его миссис Грэди. – В этом смысле мисс Джонсон ни при чем, все произошло уже после ее ухода. Я знаю, миссис Риордан была расстроена, так что косвенная связь, возможно, есть, но...

– Ради всего святого! – Джек сжал кулаки. – Хватит ходить вокруг да около.

Миссис Грэди неловко переступила с ноги на ногу.

– Я точно не знаю, что произошло. Понимаете, я отлучилась в деревню. Видимо, миссис Риордан пошла пройтись к скалам и... и упала..

Джек смертельно побледнел.

– Сорвалась с обрыва?

– Да. – Миссис Грэди замялась. – По словам того мужчины, который ее спас, если бы не петля для ремня на джинсах – она... она зацепилась за корень. Если бы не это...

Голос миссис Грэди прервался. Джек оцепенело рухнул на диван. Он отлично представлял себе, что произошло бы, если бы не эта спасительная петля. Видимо, Карен сказала Рейчел нечто такое, что сильно ее расстроило и заставило забыть об осторожности.

– Во всяком случае, с миссис Риордан уже все в порядке, – продолжала домоправительница. – Ей повезло, что мистер Харрис гулял по пляжу с собакой и видел, что случилось. Он не растерялся, вызвал спасателей, и...

– Я все понял. – Обливаясь потом, Джек все же сумел снова встать на ноги.

– Мне все-таки кажется, что вам не стоит выходить сегодня из дома, – произнесла миссис Грэди. – Простите меня за откровенность, мистер Риордан, но у вас совершенно больной вид. Вы бы немного отдохнули, а я тем временем приготовлю вам ужин. А утром вы бы навестили миссис Риордан.

– Вы шутите, да? – Джек пораженно уставился на нее. – Мне надо немедленно увидеть Рейчел, я должен убедиться сам, что с ней все в порядке.

– Мне кажется, вам не следует ожидать слишком многого от этой встречи, мистер Риордан.

– То есть?

Миссис Грэди вздохнула.

– Ну, миссис Риордан была очень расстроена тем, что сказала ей мисс Джонсон. И когда она была в больнице...

– Рейчел была в больнице?

– Всего одну ночь, – поспешила заверить миссис Грэди. – Я слышала, как она говорила миссис Робардз, будто мисс Джонсон гостила у вас в Ирландии.

– Боже милостивый!

– Но если вы скажете, что мисс Джонсон все выдумала, я уверена, миссис Риордан вам поверит.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

– Может, мне съездить, навестить его?

Рейчел стояла у окна гостиной в доме подруги и смотрела на дождь. Прошло четыре недели после падения, которое чуть не стоило ей жизни. Это был просто несчастный случай, твердила она себе. Но Джек так ни разу и не позвонил ей, хотя вернулся в Маркет-Аббас уже больше двух недель назад.

Люси Робардз, уютно устроившаяся в кресле с кружкой свежесваренного кофе, раздраженно вздохнула.

– Ты в своем уме? Джек знает, где ты, но за две недели даже ни разу не позвонил. Зачем тебе его навещать? Может, хочешь спросить, любит ли он тебя? – Она насмешливо скривила губы. – По-моему, мы знаем ответ на этот вопрос, не так ли?

– А вдруг не знаем?

Люси лишь тяжело вздохнула. Рейчел и сама многого не понимала, но все равно не могла поверить, что Карен тогда сказала правду. Это имя до сих пор вызывало у нее дрожь. Никто не сталкивал ее с обрыва, твердила себе Рейчел. Толчок в спину ей просто почудился. Однако ночные кошмары с участием Карен продолжали ее мучить, лишая сна на долгие часы.

– Уж не думаешь ли ты вернуться к нему? – Люси встала, подошла к Рейчел и повернула ее лицом к себе. – Боже правый, так и есть! Еще и плачешь! Ну, что мне с тобой делать, а?

Рейчел смахнула слезы со щек.

– Мне не верится, что Джек вернулся домой и не приехал повидаться со мной, – пробормотала она.

– Тебе не приходило в голову, что ему просто стыдно показаться тебе на глаза, вот и все?

– Приходило. – Рейчел шмыгнула носом.

– Ну, вот видишь!

Рейчел с трудом подавила приступ дурноты. Она не могла поверить, что за несколько недель вся ее жизнь рухнула. Когда Карен нанесла ей первый визит? В середине июня? Сейчас начало сентября, и она уже может считать себя поверженной.

Вдруг зазвонил телефон, и в ней на миг вспыхнула надежда. Но это оказался лондонский агент Люси. Рейчел поднялась к себе в комнату, закрыла дверь и села на кровать.

Что теперь делать? Нельзя же вечно скрываться у Люси. Ее работа после несчастного случая совсем не продвинулась. Несмотря на исключительное понимание, проявленное издателями, рано или поздно нужно будет выполнить свои обязательства.

Она помнила все случившееся, словно это было вчера. Как осталась в расстроенных чувствах после ухода миссис Грэди, как пролила воду на один из готовых рисунков, как сильный приступ тошноты загнал ее в ванную. Столкнула ее Карен с обрыва или не столкнула, она в любом случае сделала все, чтобы разорвать ту хрупкую ниточку, которая протянулась между Рейчел и ее мужем. А если бы она умерла – тогда Джеку достались бы и деньги, и фирма.

При этой мысли на нее накатила новая волна тошноты. Когда Рейчел второй раз выходила из ванной, Люси приоткрыла дверь и заглянула в комнату.

– Ты в порядке? – спросила она с ноткой беспокойства в голосе, и Рейчел кивнула.

– Я просто собиралась прилечь, – сказала она как можно бодрее. – Зачем звонил Стивен?

– Именно об этом я и хотела с тобой поговорить. Я опять нужна ему в Лондоне. Он договорился о встрече с человеком, который хотел бы печатать мою колонку в сети своих журналов.

– Это же замечательно! – Рейчел искренне обрадовалась за подругу. – И денег, наверное, будет больше?

– Само собой. – Люси тихо засмеялась. – Еще десять тысяч в год как минимум.

– Вот здорово! Я рада за тебя. И когда ты едешь?

– В том-то и дело. – Люси закусила губу. – Я хотела бы сегодня во второй половине дня. Встреча назначена на завтра, но хорошо бы переночевать уже на месте и спокойно подготовиться к разговору. – Она помолчала. – Что скажешь? Если хочешь, можешь поехать со мной.

– Ой, нет, что ты. – Рейчел охватила паника при мысли о том, что она впервые после несчастного случая останется в одиночестве. – Не хочу путаться под ногами. Не беспокойся, со мной все будет отлично.

Но ближе к вечеру, когда Люси уехала, дом показался Рейчел неприятно пустым. Ее охватил страх. Нет, Карен, конечно, не знает, где она, но даже если бы и знала, что она может сделать?

Убить ее?

За прошедшее после несчастного случая время ей почти удалось убедить себя, что Карен не имеет к ее падению никакого отношения. И лишь теперь, когда Люси была на пути в Лондон, а ей предстояло провести эту ночь и следующий день в полном одиночестве, в ней вновь зашевелились прежние подозрения.

Когда под вечер раздался звонок в дверь, Рейчел буквально подскочила. Она пробралась к окну и выглянула в щель между шторами. Это оказалась миссис Грэди.

Звонок повторился, и Рейчел, наклеив на лицо вежливую улыбку, открыла дверь.

– Миссис Грэди. Вот так сюрприз.

– Я уж было подумала, что вас нет дома, – ответила домоправительница. – Как вы себя чувствуете, миссис Риордан? Я много о вас думала.

– Да? – Рейчел небрежно пожала плечами. – Как видите, я чувствую себя намного лучше.

– Правда? – Миссис Грэди заглянула ей через плечо. – А миссис Робардз дома?

– Э... нет. Она только что уехала в Лондон – у нее важная встреча с агентом.

– Хорошо. – Миссис Грэди кивнула. – Можно войти?

Рейчел посторонилась, пропуская гостью в дом.

– Первая комната направо, – машинально произнесла она, закрыла входную дверь и поспешила следом. – Садитесь. – Она указала на одно из кресел, стоявших по сторонам от камина. – В чем дело? Джек опять болен?

– Он... нездоров, – неохотно призналась миссис Грэди. – И это продолжается уже какое-то время.

– Я знаю. Он говорил мне, что слишком много работает. Потому-то он и поехал в Ирландию. Ему нужно было передохнуть.

– Да. – Миссис Грэди закусила губу. – А вам не показалось, что шестимесячный отпуск – это слишком много для человека, просто уставшего от работы?

– Шестимесячный отпуск? – Рейчел покачала головой. – Мне он сказал, что едет в Ирландию на месяц-полтора, не больше. О шести месяцах речи не было!

– Ну, наверное, он не хотел вас беспокоить.

– Наверное. – Рейчел поднялась с кресла и засунула руки в карманы шортов. – Что вы пытаетесь сказать? Что Джек солгал о состоянии своего здоровья?

– Ну, не то чтобы солгал, нет.

– Просто не сказал всей правды, не так ли? – Рейчел старалась говорить спокойно.

– Вы не понимаете, миссис Риордан.

– Чего именно я не понимаю? Того, что Джеку стало не под силу нести тяготы двойной жизни?

– Мистер Риордан не вел никакой двойной жизни. – Миссис Грэди с неожиданным достоинством встала с места. – Но если вы все еще так думаете, то нет смысла продолжать наш разговор. – Взяв свою сумку, она направилась к двери. – Да мне все равно уже пора возвращаться.

– Нет! Подождите! – Рейчел бросилась за миссис Грэди. – Простите меня. Я была резка, но в последнее время мне многое пришлось пережить. Я понимаю, вы на стороне Джека...

– Я ни на чьей стороне, миссис Риордан.

– ... но даже вы должны признать, что он не слишком со мной церемонился. Даже не потрудился позвонить, когда я... когда со мной это случилось.

– Он ничего не знал, – сказала миссис Грэди, но Рейчел лишь недоверчиво фыркнула.

– Еще как знал. Джордж Томас позвонил ему в тот же вечер, когда я оказалась в больнице.

– Он не знал, – упрямо повторила миссис Грэди. – Я тоже сначала сердилась на него. Боже мой, да я сама бы ему позвонила, если бы заподозрила, что... – Она не закончила фразы. – Как бы там ни было, он определенно ничего не знал, когда вернулся. Могу за это поручиться.

Рейчел нахмурилась. Еще одна странность. Почему миссис Грэди так уверена, что Джек говорит правду?

– Что ж, ладно. – Она покачала головой. – Но вы же не будете отрицать, что он вернулся две недели назад и даже не удосужился зайти или позвонить.

– Не буду, – согласилась миссис Грэди. Помолчав, она продолжила: – Он просто не может физически. Ах, миссис Риордан, он разозлится на меня, если узнает, но я скажу. Он вернулся из Ирландии и в тот же вечер свалился в постель.

– Свалился! – При мысли о том, что это может быть из-за нее, Рейчел снова затошнило.

– А с тех пор, как выписался из больницы, – продолжала миссис Грэди, – все мечется и мечется по дому, словно раненый зверь!

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Куда подевалась миссис Грэди, черт возьми?

Джек проснулся несколько минут назад; ему было жарко, хотелось пить. Когда он сел за рабочий стол, чтобы разобрать почту, он вовсе не собирался спать. Это все лекарства для коррекции сердечного ритма, которыми его накачивает доктор, – действуют не хуже снотворного. Только зачем ему теперь какое-то лечение, мрачно подумал Джек. Рейчел ушла, его брак рухнул, жизнь кончена. Как только сможет, он уволится из «Фокс констракшн» и уедет обратно в Ирландию.

Сделав над собой усилие, Джек встал и побрел на кухню. Но миссис Грэди там не оказалось. Он налил в стакан воды из-под крана и стал пить, наблюдая, как дождевые капли разбиваются о крышу студии Рейчел. Интересно, вернется ли она сюда, когда он уедет. Надо было ей позвонить. Но станет ли она его слушать после того, что наплела ей Карен?

Джек нахмурился, вспомнив разговор с матерью. Кто же в действительности является отцом ребенка?

Он услышал шум машины миссис Грэди и отвернулся от окна. Должно быть, домоправительница решила съездить за покупками, пока он валялся в постели. Эта женщина была настоящим подарком судьбы. Он не знал, что бы без нее делал последние две недели.

Джек слышал, как открылась входная дверь, но миссис Грэди на кухне так и не появилась. Допив воду, он поставил стакан в мойку и вышел из кухни в холл. Там миссис Грэди тоже не было. Решив, что она пошла в кабинет, он направился туда – и на пороге столкнулся лицом к лицу с Рейчел.


– Боже мой! – От неожиданности Джек отшатнулся и схватился за дверной косяк. – Мне показалось, это была машина миссис Грэди.

– Тебе правильно показалось. – Рейчел настороженно смотрела на него. – Она мне ее одолжила.

– А где она сама? – Как будто ему не все равно, где домоправительница. При одном взгляде на жену все его планы показались Джеку смехотворными. Разве он сможет уехать от нее? Его тело уже реагировало на ее близость, все разумные мысли вылетели из головы.

Она немного похудела, но была все такой же красивой. В простом шелковом топике абрикосового цвета и в оранжевых шортах его жена напоминала солнечный лучик.

– Осталась у Люси, – ответила Рейчел.

И это сразу расставило все по местам. Она здесь не потому, что ужасно по нему соскучилась, а лишь из жалости. Ведь миссис Грэди наверняка в красках описала его состояние.

– Понятно, – сказал Джек, резко выпрямившись. – Остается лишь удивляться, как Люси отпустила тебя сюда.

– Люси ничего не знает, – быстро сказала Рейчел. Ей так много хотелось ему сказать, но сейчас, столкнувшись с Джеком лицом к лицу, она вдруг почувствовала, что у нее нет сил. Он стоял перед ней, одетый в черную тенниску и старые джинсы, босой, похудевший, но такой же красивый, как в их последнюю встречу.

– Джек, я знаю, что тебе не сообщили о несчастном случае. Миссис Грэди мне рассказала.

– Что еще она тебе рассказала? Что я вот-вот умру? – Джек состроил гримасу. – Ты наверняка считаешь, что так мне и надо.

Он увидел, как у нее на глазах блеснули слезы, и пожалел о сказанном.

– Как ты сама себя чувствуешь? – спросил Джек, пристально глядя на жену. – Ты знаешь, как это случилось?

– Давай не будем сейчас обо мне. Я пришла узнать, как ты. – Она помолчала. – Тебе лучше?

– Да, я в порядке, – уверенным тоном ответил Джек. – Не знаю, что там наговорила тебе эта старушенция, но слухи о моей болезни весьма преувеличены.

– Но дело ведь не просто в усталости, не так ли? – перебила его Рейчел. – Миссис Грэди говорит, у тебя проблема с сердцем.

– Послушай, это пройдет, ясно? Я не при смерти, никакой трагедии нет. По какой-то причине – вероятнее всего, от стресса – у меня возникла аритмия. Но с тех пор, как я выполняю предписания врача, мое самочувствие намного улучшилось.

– Ты уверен?

– Вполне. – Джек ощутил, как ногти впиваются ему в ладони, и попытался расслабиться. – Жаль разочаровывать тебя, детка, но, если ты хочешь избавиться от меня, тебе придется подавать на развод.

Рейчел тихо ахнула.

– Я вовсе не хочу от тебя избавиться.

– Да? – Джек насмешливо приподнял бровь. – Тогда почему ты живешь у Люси?

– Ну... это долгая история. – Рейчел быстро переключила разговор на более важную тему: – Ты хоть представляешь себе, что я почувствовала, когда миссис Грэди сказала мне о твоем обмороке?

Джек застонал.

– Тебя продержали в больнице почти неделю, – продолжала Рейчел.

– Делали анализы. Обычная процедура. Посмотри фактам в глаза, Рейчел. Я оказался не таким сильным человеком, как ты, возможно, считала. Так что тебе, может быть, стоит еще раз подумать о разводе?

У Рейчел перехватило дыхание.

– Да это просто смешно. Миссис Грэди говорит, у тебя есть все шансы на полное выздоровление. Знаешь, она предупредила меня, что ты преисполнен жалости к самому себе, но я не подозревала, насколько она права.

Эти слова прозвучали резко даже для ее собственных ушей, но необходимо было как-то вывести Джека из апатии. Неужели он действительно думает, что она вышла за него замуж по какой-то другой причине, а не потому, что безумно полюбила его? Да ей абсолютно все равно, чем он занимается, лишь бы был здоров и счастлив.

Джек сухо произнес:

– Спасибо, Рейчел, я знал, что ты скажешь все как есть. Ни больше и ни меньше.

– Прекрати!

– Ты права. Я действительно жалею себя, причем чертовски сильно. Видишь ли, я считал себя почти непобедимым. Да, меня можно было задеть, но физически я был крепок. Но вдруг организм дает сбой, и ты понимаешь, что обманывал себя. В тебе нет ничего особенного. Ты просто человек, и только.

– Мы все просто люди, Джек.

– Да, верно.

– Неужели ты не понимал, что слишком много работаешь? – Рейчел развела руками. – Ты стал все больше и больше времени проводить в офисе. Вот я и подумала, что у тебя роман. Ведь раньше ты всегда ночевал дома.

– Знаю. – Джек пожал плечами.

– Но я тебя не виню, – продолжала Рейчел. – Я была слепой эгоисткой, думая, что только мне причинили боль мои выкидыши. Я много об этом думала – ну, после несчастного случая. Потери должны были еще больше сблизить нас, а я позволила, чтобы они вызвали отчуждение.

– Все это теперь в прошлом.

– Если бы мы... если бы я не оттолкнула тебя, то Карен никогда бы не удалось нам навредить.

– Ну да. Карен. Я все ждал – когда же мы о ней заговорим?

Рейчел закусила губу.

– Знаешь, она приходила сюда. Когда ты был в Ирландии. – По ее телу прошла дрожь. – Говорила, что гостила у твоих родителей. Это правда?

– Нет. Она солгала. Она действительно явилась туда – в то же утро, когда приехала ты. – Улыбка тронула уголки его губ. – Мама выставила ее.

– Значит... значит, когда мы с тобой...

– Поехали кататься?

– ... занимались любовью, – севшим голосом поправила его Рейчел. – Пока мы были у водоема, она находилась в доме твоих родителей?

– Да, – произнес Джек без всякого выражения. – Я собирался тебе сказать, но не хотелось портить день. А потом и необходимость в этом отпала. Мама вызвала ей такси и дала денег на обратную дорогу до Дублина.

– Боже мой! – Рейчел прижала ладони к пылающим щекам. – Так вот откуда взялись лживые россказни о том, как мило принимали ее твои родители. Она, должно быть, пришла в отчаяние, когда я сказала, что не верю ни одному ее слову.

Джек схватил жену за руку, ощутив под пальцами такую знакомую нежную кожу.

– Ты не поверила ей? Это правда?

– Правда. Должна признаться, сначала я не знала, чему верить. Но потом, когда у меня было время подумать, я поняла, что она лжет.

– Почему же ты не сказала этого мне?

– А как я могла? Произошел несчастный случай, какое-то время я провела в больнице. Потом... потом я услышала, что ты вернулся в Англию, но даже не поинтересовался моим состоянием. Люси считает... в общем, казалось вполне вероятным, что я тебе безразлична.

– Люси! – Джек нахмурился. – Лучше бы она сообщила мне о несчастье с тобой до моего возвращения в Англию, ты не находишь?

– Джордж Томас уверил ее, что звонил тебе.

– Он мне не звонил.

– Теперь я это знаю. Когда миссис Грэди мне все объяснила, я поняла, что мне надо тебя видеть. – Я люблю тебя, – добавила Рейчел просто. – И никогда не переставала любить.

Джек был потрясен. Это то, о чем он мечтал, о чем молился, а теперь, когда мечта исполнилась, он никак не мог поверить своему счастью. После всех усилий Карен расстроить их брак, после всего, что она сделала, жена не разлюбила его.

– А ты еще меня любишь? – Рейчел ждала ответа, и Джек прерывисто выдохнул.

– Ты еще спрашиваешь? – с усилием произнес он, и Рейчел, не в силах больше ждать ни минуты, закинула руку ему на шею и притянула его лицо к своему.

Второго приглашения не потребовалось. Джек с жадностью впился в ее губы, раскрывшиеся, словно цветок навстречу солнцу.

– Боже мой, – прошептал он срывающимся голосом, когда ощутил давление ее груди на свою. Если у него и кружилась голова, то лишь от мысли, что теперь ничто и никто на свете не сможет их разлучить. – Я хочу тебя, – хрипло сказал он. – Ты – это все, что мне нужно. – Его пальцы потянули вверх топик Рейчел. – Пошли наверх.

И тут позвонили в дверь.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

– Не открывай! – Рейчел повисла на руке Джека, и он чуть было не поддался искушению оставить все как есть. Но звонок повторился.

– Придется, – простонал он. – Это может быть доктор.

– Доктор Мор?

– Он самый. Взял себе за привычку навещать меня время от времени. Подожди в кабинете. Я от него отделаюсь.

Рейчел кивнула.

– Только недолго.

Джек ничего не ответил, но так хищно посмотрел на нее, что Рейчел невольно покраснела. Она ушла в кабинет, но встала у самой двери, чтобы слышать разговор. Даже зная, что бояться сейчас нечего, она не могла избавиться от неприятного предчувствия.

– Джордж!

Восклицание Джека прозвучало не очень радостно. Последние события заставили его переоценить роль этого человека в случившемся. Он просто откладывал выяснение отношений, которое должно было произойти между ними, причем в немалой степени из-за того, что Джордж не сообщил ему о несчастном случае с Рейчел.

– Джек!

Интересно, подумал Джек, чем мотивирован сегодняшний визит Джорджа. За исключением пары телефонных звонков, на которые отвечала миссис Грэди, Джордж не сделал ни одной попытки увидеться с ним после его возвращения.

– Привет! – Джордж протянул руку, и Джек был вынужден пожать ее. – Рад тебя видеть.

– Да? – Джек поспешно убрал руку и незаметно вытер ее о джинсы: ладонь Джорджа была горячей и потной. Он явно нервничал. – Что привело тебя сюда, Джордж?

– А ты как думаешь? – Улыбка на покрасневшем лице Джорджа была неестественной. – Я беспокоюсь за тебя, Джек. Может, пригласишь меня войти?

– Ну, видишь ли... – Джек улыбнулся в ответ. – В данный момент это немного неудобно, Джордж. Я не один.

У Джорджа отвисла челюсть.

– Она здесь? – в замешательстве воскликнул он. Джеку хотелось подразнить его подольше, но что-то остановило его.

– А где ей быть? – сердито осведомился Джек, нахмурив брови. – Она здесь живет.

– А! Понятно. – Джордж на глазах расслабился, облизнул губы. – Ты имеешь в виду Рейчел. Конечно, конечно. – Он вынул носовой платок и промокнул лоб. – Ну и жарища, а?

– Да, жарковато, – согласился Джек. И добавил с ноткой нетерпения в голосе: – Ну, так что? Как видишь, я себя сейчас чувствую неплохо.

– Отлично. – Джордж убрал платок. – А каков прогноз? Когда мы снова увидим тебя в офисе?

– Не знаю. – Джек пожал плечами. – Ясно, что не сию минуту. Думаю отправиться с Рейчел в продолжительное второе свадебное путешествие. Как только она сможет.

– Как только сможет? – Джордж нахмурился.

– Ну да. Ей нужно закончить работу.

Джордж нерешительно помолчал.

– Честно говоря, я не знал, что вы двое опять вместе. То есть я слышал, что она живет у этой своей подруги, Люси Робардз.

– Ты знаешь Люси? – напрягся Джек.

– Только понаслышке, – поспешно сказал Джордж. – Ее колонка и все такое.

– А от кого ты слышал, что Рейчел живет у Люси? Она сама тебе сказала?

Джордж переступил с ноги на ногу.

– Может, и она. Не помню точно, от кого я это слышал. Но в офисе все знают.

– Неужели? – Джек почувствовал, как в нем закипает гнев. – Когда человек чуть не погиб от несчастного случая, ему нужно, чтобы его окружали близкие люди. Но никто почему-то не потрудился уведомить меня.

– Да что ты? Разве эта Робардз тебе не сообщила?

– Не сообщила. – Джек с трудом подавил желание заехать кулаком по самодовольной физиономии Джорджа. – И вот что странно. Она сказала Рейчел, будто ты сам вызвался мне позвонить.

– Нет! – возмущенно воскликнул Джордж. – Я точно не говорил ничего подобного. – Почувствовав необходимость обезопасить себя со всех сторон, он быстро добавил: – Возможно, я не решался сделать это, боясь помешать твоему выздоровлению, Джек.

– Ну, спасибо тебе за заботу. – В голосе Джека звучала насмешка. – Да, чтоб ты знал: мы с Рейчел никогда и не расставались.

– Везучий ты парень, – сказал Джордж. – Я всегда так считал.

– Надо же! – Джек замолчал, но что-то заставило его продолжить: – Даже когда Карен Джонсон объявила меня отцом своего ребенка? Такому уж точно никто не позавидует, верно?

– Может, и так. – Джордж распрямил плечи. – Но знаешь, Джек, есть люди, которые скажут, что ты получил по заслугам.

Рейчел затаила дыхание, но ожидаемой бури не последовало. Джордж тем временем продолжал:

– Я хочу сказать... если бы ты не пригласил ее поужинать, не внушил, что она тебе нравится, то она, вероятно, сделала бы аборт, и дело с концом.

После напряженной паузы Джек негромко спросил:

– По-твоему, она думала об аборте, Джордж?

Джордж откашлялся.

– Откуда мне знать, о чем она думала? Я не умею читать мысли, Джек. Ей был нужен ты, а не я.

– Неужели?

Рейчел стояла словно громом пораженная. Боже мой! Джек думает, что отец ребенка – Джордж. Но ведь Джордж женат. У него три дочери-подростка.

В этот момент на подъездную дорожку свернула еще одна машина. Она затормозила так резко, что из-под колес в разные стороны полетел гравий. Открылась и захлопнулась дверца, и пронзительный голос воскликнул:

– Так-так, Джордж! Что у нас здесь? Упреждающий удар?

Терпение Рейчел лопнуло: эта женщина вторгается к ней в дом в третий раз. Она вышла в холл и направилась к открытой входной двери.

– Какого черта ты здесь делаешь, Карен? – грубо спрашивал в это время Джордж.

– Я могла бы то же самое спросить у тебя, – парировала та, поднимаясь на крыльцо. – Мне стало интересно, куда это ты намылился, вот я и поехала за тобой. – Она презрительно фыркнула. – И – вот сюрприз! – ты направился прямо сюда.

Джордж злобно уставился на нее, и Джек понял, что он имел в виду именно Карен, когда спрашивал, здесь ли она. Он говорил о Карен, а не о Рейчел!

– Ты не имеешь права являться сюда, Карен, – продолжал Джордж агрессивным тоном. – Тебе здесь не рады. Мне казалось, Джек давно тебя в этом убедил.

– Дело не в Джеке, – зло бросила Карен, и ее лицо угрожающе потемнело, когда Рейчел подошла к мужу и взяла его под руку. – А что делает здесь она? Ты же говорил мне, что они с Джеком не живут вместе.

– Не помню, чтобы я говорил что-либо подобное, – пробормотал Джордж в явном смущении. Но Карен это не остановило.

– Еще как говорил, – напористо продолжала она. – Насколько я помню, ты говорил, что, выйдя из больницы, она стала жить у своей подруги. – Скривив губы, Карен посмотрела на Рейчел. – Джордж сказал мне, что ты упала и сильно ушиблась.

Джек ощутил, как ногти Рейчел впились ему в запястье, и немедленно встал на ее защиту.

– Джордж всегда все путает. Ты зря ему поверила, Карен. Я убежден, что он тебя и раньше подводил, ведь так?

– Ну, мне некогда выслушивать эти бредни, – сказал Джордж. – Рад, что тебе намного лучше, Джек. Рейчел, тебя тоже было приятно увидеть. – Он повернулся к Карен и взял ее под руку. – Пошли, Карен. Мы здесь явно лишние. Я провожу тебя до машины.

– Отстань. – Несмотря на свою погрузневшую фигуру, Карен легко оттолкнула его. – Я никуда не пойду, пока не узнаю, что ты наплел обо мне Джеку.

Джордж пребывал в явной растерянности.

– Я ничего не наплел о тебе Джеку, глупышка. – Он безуспешно попытался взять ее под руку. – Неужели ты не видишь, что ставишь всех в неловкое положение?

– Если я кого и ставлю в неловкое положение, так это тебя, Джордж, – отпарировала Карен презрительным тоном. Затем, повернувшись к Джеку, она продолжала: – Не давай ему одурачить себя. У него свое на уме. Как только он узнал, что с ней все в порядке, он чуть штаны не намочил от страха. Боялся, что ты просечешь...

– Карен!

Проигнорировав отчаянный вопль Джорджа, Карен окинула Рейчел презрительным взглядом.

– Не знаю, что Джек нашел в тебе, – холодно сказала она. – Жаль, что тот старик спас тебе жизнь.

– Ну, хватит! – резко бросил Джек. Потом спросил, глядя на Джорджа: – Что я должен был просечь?

Джордж застонал.

– Понятия не имею. Не слушай ее, Джек. Ни одному ее слову нельзя верить.

– Это ни одному твоему слову нельзя верить, – возразила Карен. Она опять посмотрела на Джека. – Джордж знал о моих чувствах к тебе. Всегда знал. Но это не помешало ему соблазнить меня. А потом, когда я забеременела, он использовал мою любовь к тебе, чтобы попытаться спасти собственную жалкую шкуру!

– Любовь! – насмешливо передразнил Джордж – Да ты понятия не имеешь, что это такое.

– А ты, стало быть, имеешь? – Карен фыркнула. – Ну и ну! Ведь это была твоя идея – сказать Джеку, что ребенок от него. Когда я сдуру пооткровенничала с тобой о том, как Джек тогда провел ночь у меня в доме.

Глаза Джорджа метались от Джека к Карен и обратно.

– Она спятила! – воскликнул он. – Ты сам мне говорил, что она выслеживает тебя. Ты же не думаешь, что она мне хоть сколько-нибудь нуж...

Он не закончил, потому что Карен с размаху залепила ему пощечину.

– Вот подонок! – воскликнула она. – Ты использовал меня, чтобы испортить жизнь Джеку.

– Но это же абсурд... – снова попытался заговорить Джордж, и опять Карен перебила его:

– Как ты думаешь, почему Рейчел появилась в Баллирайане в один день со мной? – спросила она, снова обращаясь к Джеку. – Да потому, что так подстроил твой добрый друг Джордж.

У Рейчел пересохло во рту.

– Джордж?..

– Она лжет, – яростно запротестовал тот. – Неужели вы не видите?

– Почему-то я не думаю, что Рейчел тебе поверит, – сказала Карен небрежным тоном. – После того, что с ней случилось. – Взгляд, которым она смотрела на Рейчел, был полон злобы. – Теперь она должна понимать, что я это сделала, потому что была в отчаянии.

– И что же ты сделала, Карен? – спокойно спросил Джек. – Говори. Я хочу знать.

– Так она тебе ничего не сказала? – Карен коротко хохотнула. – Бедняжка Рейчел! Боялась, что это Джек заставил меня столкнуть тебя с обрыва?

– Почему ты мне не сказала?


Они разговаривали спустя какое-то время после того, как Джордж и Карен уехали. Джек хотел вызвать полицию, но Рейчел уговорила его отпустить обоих. Она бы не выдержала, если бы ей пришлось снова воскресить в памяти несчастный случай. Кроме того, она была уверена: никто не заставлял Карен сделать то, что она сделала.

С одной стороны, было облегчением узнать, что ей не померещился тот толчок, ужасное мгновение, когда она осознала, что гибель неминуема. Карен увидела свой шанс раз и навсегда избавиться от соперницы, но в конечном итоге это было бы просто слово Рейчел против ее слова. Привлечь ее к уголовной ответственности за попытку убийства не представлялось возможным.

Они сидели в спальне, которую делили в первые три года брака. Пока Джордж пытался отмыться от обвинений Карен, вернулась пришедшая пешком миссис Грэди и без церемоний выставила обоих за порог.

– Боялась, что ты мне не поверишь. Господи, Джек, между нами было столько недоразумений. Я просто хотела, чтобы имя Карен осталось в прошлом.

– Но она могла убить тебя, – хрипло пробормотал Джек, подходя к жене и кладя руки ей на плечи. – Если бы не тот мужчина с собакой...

– Не надо. – Рейчел вздрогнула. – Мне неделями снились кошмары. Я просто хочу все забыть.

– А я забывать не собираюсь. – Джек спустил бретельки топика с ее плеч. – Ты мне дороже всего на свете. Когда я думаю, что чуть не потерял тебя из-за этой...

– Все позади, Джек. – Рейчел обняла его за шею. – Мы снова вместе. Никто и ничто нас больше не разлучит.

ЭПИЛОГ

Шесть месяцев спустя Джек снова отправился в больницу. Но не из-за того, что плохо себя чувствовал.

Накануне вечером его жена родила их первенца. Он присутствовал при родах, но после его уговорили уехать домой и дать жене и сыну отдохнуть. Уходить Джеку не хотелось, но он понимал, что у него есть неотложные дела. Предстояло позвонить родителям и сообщить им радостную новость. Надо было сообщить и миссис Грэди тоже. Хотя для нее это не будет большим сюрпризом.

Сам Джек все еще с трудом верил, что наконец стал отцом. После того, как они с Рейчел вернулись к супружеской жизни, он настаивал на мерах предохранения: не хотел, чтобы у нее случился еще один выкидыш. Но они оба жили в неведении относительно того, что эти меры запоздали.

Желудочные недомогания, и приступы дурноты, мучившие ее во время пребывания в доме Люси, Рейчел приписывала расшатанным нервам и страху. Однако дело оказалось совсем в другом. И лишь когда они наслаждались вторым медовым месяцем на Карибском море, врач, обследовавший ее с подозрением на перегрев, поставил точный диагноз.

Установленный срок беременности – не менее пятнадцати недель – намного превышал срок ее прежних выкидышей. По мнению доктора Лопеса, для беспокойства не было никаких оснований. Рейчел находилась в отличной форме, а сердце ребенка работало нормально.

Джек одновременно и беспокоился, и радовался. Беспокоился, как бы чего не случилось, и радовался, что они, наконец-то, станут родителями.

Его волнения были напрасными. Рейчел пребывала в восторженном и оптимистичном настроении. Доктор Лопес вернул ей былую уверенность в себе. Более того, Рейчел так хорошо себя чувствовала во время беременности, что продолжала работать вплоть до последних нескольких дней.

И вот накануне ночью на свет появился маленький Джеймс Риордан – восьмифунтовый крепыш. Несмотря на усталость, Рейчел очень гордилась своим достижением. Она стала еще красивее, думал Джек, с нежностью глядя на нее. Он просто глаз не мог отвести от жены.

Ну, кроме того момента, когда взял на руки сына, честно признался себе Джек. Малыш Джеймс был до удивления похож на него, и Рейчел с гордой улыбкой сказала об этом.

– Будем надеяться, что он разобьет не так много сердец, как его отец, – шутливо прошептала она, когда Джек отдал ей сына. – Но он красивый, правда, Джек? – Она подняла на него глаза. – Я всегда считала тебя красивым мужчиной.

Джеку захотелось поцеловать ее, но он ограничился тем, что нежно погладил жену по щеке.

– Я напомню тебе об этом, когда ты будешь дома, – сказал он тихо, чтобы не услышала дежурившая в палате медсестра. – Я скоро вернусь. А ты пока поспи.

Родители Джека пришли в восторг от новостей и обещали прилететь в конце недели, когда Рейчел немного восстановит силы. Позже, месяца через два, Джек, Рейчел и малыш приедут в Ирландию и пробудут там полгода. Следуя совету отца, Джек начал ремонтировать Райан-Хаус.

Перемены произошли и в «Фокс констракшн». Джеку пришлось найти нового исполнительного директора. В будущем он собирался полгода проводить в Англии, полгода – в Ирландии. Связь с офисом в случае необходимости можно поддерживать через интернет.

Самым печальным, с точки зрения Джека, было то, что жена Джорджа подала на развод. Она была потрясена, узнав, что у мужа роман на стороне, а когда услышала, что Карен вот-вот родит, это уничтожило последние остатки доверия между ними. Джек и Рейчел слышали, что Джордж с Карен и их новорожденной дочерью живут в Лондоне.

Сам Джек никогда не чувствовал себя так хорошо, как сейчас. Несколько недель назад он прошел полное обследование, и, по заключению доктора Мора, его аритмия скорректировалась. Если он продолжит следить за собой, то беспокоиться будет не о чем.

Выздоровлению определенно помогло и знание того, что их с Рейчел любовь друг к другу крепка, как никогда. Рождение ребенка стало настоящим подарком судьбы.

Было решено, что перед отъездом в Ирландию они наймут няню. Рейчел собиралась продолжать работу, а в саду дома в Баллирайане как раз был летний домик, в котором Джек с огромным удовольствием оборудовал студию для жены.

Они беспокоились лишь о том, как отнесется к их планам миссис Грэди. Она могла решить, что регулярные переезды из одного дома в другой ей не по силам, а им ужасно не хотелось ее терять.

Но миссис Грэди с восторгом приняла перспективу жизни в Баллирайане. Она сказала, что ни разу не была в Ирландии и ей всегда очень хотелось посетить эту страну. Кроме того, добавила неутомимая домоправительница, кто будет руководить няней, пока Рейчел работает?

Джек въехал в открытые ворота больницы Св. Луки. Найдя место для парковки, он взял из машины огромный букет цветов, пакеты с одеждой для Рейчел и малыша и удобную детскую переноску, в которой его сын совершит свое путешествие в Маркет-Аббас.

Родильная палата находилась на верхнем этаже. Сдерживая нетерпение, Джек поднялся туда на лифте, а не взлетел по лестнице, как хотел сначала.

Дежурная по этажу проводила его в палату.

– Миссис Риордан хорошо провела ночь и теперь рвется домой, – с улыбкой сказала она.

– Домой? Сегодня?

Должно быть, тревога отразилась у него на лице, потому что сестра ободряюще похлопала его по руке.

– Не волнуйтесь, – сказала она, когда они подошли к двери в палату. – Младенцы и на половину не так хрупки, как нам кажется. – Она открыла дверь, убедилась, что пациентка не спит, и пригласила его войти.

Рейчел полулежала, опираясь на подушки, но на ней был привезенный из дома шелковый халат бирюзового цвета, и Джек понял, что она уже вставала с постели. Малыш Джеймс спал в своей кроватке рядом. Увидев Джека, Рейчел тут же села в постели и протянула к нему руки.

– Привет, – взволнованно сказал Джек, поставил на пол принесенные из машины вещи и присел на краешек кровати. – Ну, как вы тут?

– У нас все прекрасно, – тихо ответила Рейчел, обнимая его за шею. – Ты слышал? Мы можем сегодня ехать домой.

– Да, слышал. Но ты уверена, что все будет нормально?

– Вполне. – Рейчел кивнула и наклонилась вперед, ближе к нему. При этом полы ее халата немного разошлись. Она посмотрела вниз, на себя, потом застенчиво взглянула на мужа. – Сегодня я первый раз кормила Джеймса. Грудью, я имею в виду. – Она прерывисто вздохнула. – Это было... потрясающе!

– О, я ревную.

– Ревновать нет причины. – Она была очаровательна в стремлении ободрить его. – Конечно, я люблю Джеймса. Но его отца я люблю так сильно, что не нахожу слов это выразить.

– А ты попробуй, – хрипло пробормотал Джек и, не сдержавшись, уткнулся лицом ей в шею. – Боже мой, как хорошо ты пахнешь. – Он поцеловал ее. – И на вкус тоже хороша.

Рейчел с довольной улыбкой посмотрела на цветы у него за спиной.

– Это мне? Они чудесные, но ведь их придется везти обратно домой.

– Оставим их дежурной сестре, – сказал Джек, беря ее лицо в ладони и жадно глядя на нее. – Я куплю тебе еще.

– Ладно. – Рейчел кивнула. – Знаешь, сегодня утром звонила Люси.

– Неужели?

– Да. – Рейчел коснулась его губ. – Она передавала тебе свои поздравления. Ты не против?

Джек поморщился.

– Да вроде нет.

– Вот и хорошо. Я знаю, вы не ладили друг с другом, но она поддержала меня, когда я в этом нуждалась. Восстановить прежнюю дружбу у нас, пожалуй, не получится, но я рада ее профессиональному успеху.

– Ты у меня очень щедрая женщина, – мягко сказал Джек. – И я ужасно тебя люблю. И никуда от себя не отпущу. Никогда.

– Это хорошо. Потому что у меня точно такие же намерения относительно тебя. – Она прижалась к нему. – Смотри-ка, наш сынишка зашевелился, а мне пора одеваться. Может, возьмешь его на руки?


home | my bookshelf | | Ребенок Джека Риордана |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу