Book: Любовь между строк



Любовь между строк

Энн Мэтер

Любовь между строк

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Было холодно. Намного холоднее, чем ожидала Роза. По прибытии сюда прошлой ночью девушка списала досаждавший ее озноб на моросящий на улице дождь и собственное чувство беспокойства и страха. Но сегодня утром, после долгого крепкого сна и тарелки каши на завтрак, она не могла ничего понять.

Где та изнуряющая жара, которая обычно царит в Великобритании весь июль и август? Очевидно, не здесь, в Маллаиге. Роза с сожалением взглянула на уютную постель, в которой проспала всю ночь, и остатки завтрака.

Конечно, это настроение было связано с тем, что совсем скоро, через несколько часов, девушке предстояло ступить на совершенно незнакомую территорию. Точнее, на территорию острова приблизительно в двух часах от побережья Шотландии. Для этого Роза и приехала сюда, в Маллаиг, порт, куда заходили все суда с Западных островов. Через час Роза взойдет на борт лодки или корабля, который доставит ее на остров Килфойл. Но девушка до сих пор не знала, найдет ли она там Софи.

К счастью, Роза захватила с собой теплые вещи. Этим утром она надела топ, футболку и шерстяной свитер. А еще взяла с собой кашемировую куртку. Ей предстояло неблизкое путешествие по воде, и не хотелось заболеть в первый же день.

В конце концов она решила, что не замерзнет и сможет пережить эти несколько часов. Оставив гостиницу позади, Роза спустилась по главной улице к докам. Девушка прошла по уже переполненной машинами стоянке и, остановившись у парапета, подняла ворот свитера и взглянула на воду.

Несмотря на пасмурную погоду, вид открывался потрясающий. На небольшом расстоянии виднелся остров. Роза размышляла, были ли горы, вершины которых она сейчас видела, знаменитыми Киллинскими. Девушка не могла точно сказать. Она очень мало знала об этой части Шотландии. Слышала, что ее дед Феррара сидел во время войны в тюрьме под Эдинбургом, но сама никогда не уезжала дальше Глазго. Там же жили ее дядюшки, тетушки и кузены с кузинами, но девушка не часто навещала их.

Теперь же Розе предстояло настоящее путешествие, хотя она была совсем не из тех девушек, которые ищут приключений на свою голову. Роза окончила колледж в Англии, где и вышла замуж за простого англичанина, с которым перед тем долго встречалась. Легко понять, почему девушка так мало выезжала, ведь помимо собственной семьи у нее были младшая сестра и мама, недавно потерявшая мужа. На самом же деле Роза и сама не очень любила колесить по стране, а Колин с большим удовольствием проводил отпуск в Испании, где целыми днями валялся на пляже и загорал.

Конечно, Роза не могла больше терпеть подобной ситуации. Три года назад девушка узнала о том, что муж изменял ей с секретаршей своего босса, и потребовала развода. Колин умолял простить его, говорил, что она не может разрушить пять лет брака из-за одной нелепой ошибки. Но Роза знала, что подобных ошибок было много. Она уже подозревала мужа в изменах и была уверена, что и секретарша не последняя.

К счастью для Розы или нет, у них не было общих детей. Она не знала, сама виновата в этом или Колин, но так и не смогла забеременеть. Пока длился бракоразводный процесс, Колин не упускал возможности обвинить во всем Розу. Он говорил, что если бы она уделяла больше внимания ему, а не детям в школе, где работала, то у их брака был бы шанс на спасение. Но Роза знала, что Колин просто ищет для себя оправдание. Ведь если бы не учительская зарплата Розы, Колин едва ли смог бы позволить себе поездки в Испанию, которую он так любил.

Но как бы то ни было, сейчас все это уже в прошлом. И хотя Роза все еще испытывала что-то похожее на боль, когда думала об изменах Колина, жизнь вполне устраивала ее. До вчерашнего дня. Ей позвонила мама. Женщина была так напугана и расстроена, что Розе ничего не оставалось, кроме как сделать то, о чем просила ее мать. Этот телефонный звонок и привел девушку в Маллаиг.

Роза вздохнула, опустив руки с парапета. Как будто вода могла ответить на ее вопросы. А что, если мама ошиблась? Что, если Софи вовсе не на этом острове? И будет ли там гостиница, где Роза смогла бы переночевать, чтобы вернуться домой на следующий день?

Касса открывалась в девять, так что она уже купила билет до Килфойла.

Сейчас Роза ждала парома. Ей казалось, что она поплывет на карабле с туристами, но нет. Боже мой, в ужасе подумала девушка, уставившись на толпу снующих туда-сюда местных жителей. Впервые захотелось, чтобы мама поехала с ней. Как было бы замечательно хотя бы поговорить с кем-нибудь!


Лайам припарковал свою «ауди» и выставил ноги наружу. Потом высунулся и сам, держась за крышу автомобиля. Наконец вышел и огляделся по сторонам.

Бриз с моря обжигал кожу холодом, но Лайам не замечал этого. Хотя он и родился в Хэмпстеде, последние десять лет жил в Шотландии – с тех самых пор, как вышла в свет его первая книга, которая пользовалась огромным успехом у читателей и мгновенно сделала его знаменитостью. Книга попалась на глаза известному голливудскому режиссеру. Он прочел ее и решил снять по ней блокбастер. Фильм тоже завоевал любовь зрителей. Все это случилось в то время, когда его жизнь в Лондоне стала практически невыносимой. Как всякий писатель, он нередко жил на последние деньги, чтобы иметь возможность закончить книгу. Часто ему было нечего есть.

Лайам провел рукой по волосам. А я все-таки счастливчик, подумал он, коснувшись бедра, где под джинсами скрывался рваный шрам. Из всех ран, которые ему нанесли, эта могла бы стать смертельной. Но все же, хотя нож прошел почти насквозь, навсегда оставив память о том злосчастном дне, Лайам выжил. Нападавший, будучи уверен в том, что убил жертву, вонзил в себя нож и умер на месте.

Лайам поморщился, прогоняя от себя эти мысли. С тех пор прошло уже много времени. Теперь ни одна из его книг не вызывала подобных эмоций у читателей. Лайам вдохнул соленый морской воздух. Он был рад, что все-таки успел на паром и скоро будет на острове, который так любит. До четверга других паромов не ожидалось, а Лайаму не терпелось вернуться на Килфойл к своей обожаемой работе.

Мужчина закрыл машину и размял мышцы. Сейчас всем своим существом он ощущал усталость от почти десятичасовой поездки. В три часа утра он выпил кофе и вздремнул минут пятнадцать, но разве это можно сравнить с полноценным сном в уютной постели?

Внимание Лайама привлекла одинокая женская фигура у парапета. Ярко-рыжие кудрявые волосы девушки развевались на ветру. Они были похожи на безудержное пламя.

Лайам не мог отвести от нее глаз. Очевидно, девушка приехала сюда издалека. Уж очень странно она одета. Наверное, думала, что погода здесь такая же, как в Англии, заключил мужчина.

Джек Маклид, капитан судна, которое должно было доставить всех на остров, поприветствовал Лайама, когда тот подошел к кассе.

– Да, она здесь впервые, – ответил Джек на вопрос Лайама о рыжеволосой красавице на пристани. – Мы уже начали думать, что сегодня ты не вернешься на Килфойл.

– Так легко вы от меня не отделаетесь, – усмехнулся писатель, засунув руки в карманы. – Хватит с меня переполненных толпами городов. Я решил снова вернуться к работе.

– Я слышал, ты ездил в Лондон к врачу? – спросил Джек. – Надеюсь, ничего серьезного.

– Обычный осмотр. Вот и все, – поспешно ответил Лайам, не желая обсуждать свои личные дела на людях.

Он заметил, что их голоса привлекли внимание девушки на пристани. Она украдкой наблюдала за ними через плечо.

Как только незнакомка поняла, что они уловили ее взгляд, она тут же отвернулась. Но Лайаму вполне хватило времени разглядеть ее красивое лицо и глаза, необычайно темные для девушки с таким цветом волос. Конечно, она могла покрасить их, наверное, так оно и есть. Незнакомка была высокой и худой.

На мгновенье Лайам отвлекся на вопрос Джека, а когда снова посмотрел на пристань, девушки там уже не было.


Роза вошла в свой номер и собрала оставшиеся вещи. Похоже, она ничем не отличается от других пассажиров парома. Ведь они не удостоили ее даже взглядом. В отличие от двух мужчин, которых она видела на парковке. Один из них уж точно откровенно разглядывал ее.

Как бы то ни было, он довольно привлекателен, подумала Роза. И высок, под два метра ростом. А как играли мускулы под футболкой! Наверное, это какой-нибудь рыбак, рассудила Роза. Не похож на туриста, да и мужчина рядом с ним тоже.

Может быть, один из них капитан парома? Может быть, даже кто-нибудь помнит светловолосую девушку, которая отправилась на Килфойл на пароме неделю назад? И хватит ли у Розы смелости спросить про Лайама Джеймсона? Сомнительно. Несмотря на свою известность, этот писатель имел репутацию отшельника. Но тогда зачем он поехал на поп-фестиваль в Гластонберри? Собирать материалы для новой книги? Вряд ли.

У Розы разболелась голова, как всегда, когда она начинала размышлять о том, что сказала ей мама. Софи никогда не отличалась постоянством, но такого никто от нее не ожидал. Розе казалось, что сестра наконец-то остепенилась. Ведь она собиралась переехать к Марку Кэмпиону. Но теперь их отношения прекратились из-за какого-то мужчины, с которым Софи познакомилась на поп-фестивале.

Роза достала билет и снова вышла на пристань. Дождь утих. Выглянуло яркое солнце. Девушка рассудила, что это хороший знак.

Тем временем паром пристал к берегу и пассажиры начали подниматься на борт. Роза снова увидела того мужчину с парковки. Он сидел за рулем «ауди» и ждал, когда можно будет заехать на паром вместе с еще парой машин. Неожиданно сердце Розы екнуло. Этот человек поедет с ней на одном пароме! Какое совпадение! Но вряд ли такой мужчина направляется на Килфойл. По словам миссис Харрис, хозяйки гостиницы, Килфойл пустовал, пока один знаменитый писатель не купил там землю и не восстановил старинный замок, в котором теперь и живет.

Конечно, этот писатель и есть Лайам Джеймсон, заключила Роза, но ничего не сказала миссис Харрис. Ведь она умолчала истинную причину, по которой ей нужно было попасть на остров. Сказала, что едет туда, чтобы сделать несколько фотографий для статьи о Килфойле. А миссис Харрис поспешила сообщить, что остров является теперь частной собственностью и, чтобы фотографировать, нужно прежде получить разрешение.

В потоке пассажиров Роза потеряла мужчину из виду. Она осторожно поднялась на верхнюю палубу, поежившись, когда снова подул сильный ветер. Боже, подумала девушка, почему люди решают жить здесь, если у них есть деньги, раз уж позволяют себе купить целый остров? Барбадос – да. Кайманы, может быть. Но Килфойл? Наверное, этот писатель сошел сума!

Возможно, именно здешняя атмосфера вдохновляет его на написание своих леденящих душу историй. А по словам Софи, последний фильм по мотивам его книги был снят на этом самом острове. Но правда ли это? И рассказала ли Софи Марку о том, что уехала к другому? Роза сомневалась в этом, а вот мама поверила всему, что наболтала ей младшая дочь.

Только бы этот Джеймсон не соблазнил Софи! Ее сестра в свои семнадцать лет была очень впечатлительной. Кроме того, она мечтала стать актрисой. И хотя Софи всегда заявляла, что она уже взрослая и может сама принимать решения, она наделала уже очень много ошибок.

Если Софи познакомилась с Лайамом Джеймсоном, понятно, что она находилась под впечатлением. Его книги продавались миллионными тиражами по всему миру. Да о чем говорить, Софи покупала все его книги, как только они появлялись на витрине магазина. Так же как скупала все его фильмы.

Но что писатель, герои книг которого вампиры и оборотни, забыл на поп-фестивале? Наверное, впечатлительная Софи увидела в этом знак судьбы и, уж конечно, объявила Марку, что это шанс, который она не может упустить. Тот позвонил ее матери и все рассказал. Но что, если Софи соврала? Тогда где же она сейчас?..

Роза проголодалась. К счастью, на пароме имелось небольшое кафе, где можно было выпить кофе и съесть бутерброд. Девушка заняла столик у окна и сделала заказ.

Наконец паром отчалил от берега. Килфойл значился первой остановкой. Роза обрадовалась. Оказывается, он находится ближе остальных островов и ехать, скорее всего, придется не так долго.

Роза поежилась, оглядев кучу людей, столпившихся у бара. Ей хотелось попить, но она совсем не была уверена в том, что сможет спокойно дойти даже до стойки. Девушку всегда укачивало на кораблях, но она не думала, что маленький паром произведет на нее такой же эффект.

– Вы хорошо себя чувствуете?

Гадая, кто бы это мог быть, Роза подняла глаза и увидела прямо перед собой того мужчину с парковки. Значит, он все-таки поехал на том же пароме. И кажется, качка его совсем не волнует. В кожаной куртке, белой рубашке и джинсах этот человек выглядел сильным и мужественным, как она и подумала раньше. Белый цвет оттенял его загар. Мужчина прямо-таки излучал обаяние и уверенность в себе.

Ходячий секс, подумала Роза.

– Я не ожидала, что паром будет шатать так сильно, – слабо улыбнулась девушка. – А вы, кажется, уже привыкли к подобной качке, да?

Незнакомец с участием смотрел на нее. Роза заметила, что глаза у него зеленого цвета, а губы очень чувственные, несмотря на то, что они вовсе не были пухлыми. А когда он заговорил снова, Роза заметила, что этот мужчина говорит без всякого акцента.

– С чего вы это взяли? – спросил он.

С минуту Роза хлопала глазами, пытаясь припомнить, что она такого сказала. И наконец вспомнила.

– Э... просто я подумала, что для вас море – привычная среда. Но, кажется, я ошиблась. Вы ведь англичанин?

Лайам с трудом поборол желание снова спросить, все ли с ней в порядке. Девушка выглядела бледной как полотно. И ему было очень жаль ее. Она явно была здесь чужой. У нее не было непромокаемой одежды и резиновых сапог. Даже ее рюкзак казался каким-то тощим.

– Не все здесь говорят на местном диалекте.

– Вот как. – Роза пожала плечами. Странный разговор, но так она по крайней мере может отвлечься от бесконечного моря за бортом. – Так значит, вы живете на одном из островов?

– Вроде того. Надеюсь, вы не собираетесь идти на рыбалку в таком наряде?

– Полагаю, это не ваше дело.

– Что ж, вы правы. Это всего лишь мысли вслух. Но мне показалось, что вам холодно.

Так значит, он заметил меня, подумала Роза.

– Здесь гораздо холоднее, чем я думала. Но я не собираюсь задерживаться надолго.

– Проездом?

– Вроде того.

– У вас здесь родственники?

У Розы перехватило дыхание. Этот мужчина задает слишком много вопросов. Но потом она вспомнила, что собиралась спросить, не видел ли кто-нибудь ее сестру. А если этот человек часто переправляется паромом, то он мог видеть ее. И Лайама Джеймсона. Но о писателе Роза решила не упоминать.

– Вообще-то я хотела забрать мою сестру домой, – сказала Роза, стараясь, чтобы ее голос не дрогнул. – Она милая светловолосая девушка. Кажется, она была на пароме пару дней назад.

– Не может быть, – ответил мужчина. – Этот паром ходит только по понедельникам и четвергам. Если ваша сестра и переправлялась на нем, то это могло быть только в прошлый четверг.

Роза сглотнула. В прошлый четверг Софи находилась еще в Гластонберри с Марком. Она позвонила матери в субботу вечером и рассказала, что произошло. Именно поэтому миссис Чантри и связалась со старшей дочерью.

– Вы уверены? – спросила Роза, размышляя над тем, о чем только что услышала.

Хотя у Лайама Джеймсона, должно быть, есть личный самолет или вертолет. Ведь он богат. С чего ему путешествовать на общественном транспорте? У него ведь может быть и яхта, пришвартованная где-нибудь в Маллаиге. Наивно было думать по-другому.

– Конечно, уверен, – подтвердил между тем мужчина. – Значит, теперь вы сомневаетесь, что найдете свою сестру?

– Возможно, – уклончиво ответила Роза, не собираясь делиться с ним своими мыслями. – Еще далеко, вы не знаете?

– Зависит от того, куда вы направляетесь, – заметил Лайам не без любопытства.

– Ммм... на Килфойл, – ответила Роза, зная, что ее слова удивят его.

Что ж, пусть помучается, подумала она.



ГЛАВА ВТОРАЯ

Лайам был ошарашен. Ему-то казалось, что он знает все о всех семьях, которые переехали на остров, когда он купил его. Килфойл несколько лет считался необитаемым. Дома и сады пришли в упадок. Потребовалось немало усилий, чтобы снова сделать остров пригодным для жизни. Лайам подружился со всеми обитателями острова в то самое время, когда восстанавливались дома, проводился свет и вода, строились магазины. Сейчас Килфойл имел свою собственную экономику. Около сотни жителей зарабатывали на жизнь рыбалкой и охотой. А летом сюда приезжало много туристов.

Лайам хотел спросить, почему Роза думает, что ее сестра находится на острове, но он знал, что и так задал уже слишком много вопросов. Да, эта девушка заинтриговала его своей невинностью и застенчивостью и тем, как она говорила о его острове. Но, кажется, есть в ее поездке нечто большее, чем желание найти свою сестру. Неужели эта девушка сбежала? Или тайно встречается там со своим молодым человеком? Но почему на Килфойле? Насколько Лайам знал, на острове нельзя пожениться, не пригласив священника.

Роза заметила, что, когда Лайам положил руки в карманы джинсов, верхняя пуговица его рубашки расстегнулась. Девушка хотела было сказать ему об этом, но промолчала.

– Еще около часа, – заговорил между тем Лайам, отвечая на ее вопрос.

Видя состояние Розы, он подошел к стойке и о чем-то сказал бармену. Краем глаза девушка заметила, как Лайам заплатил и бармен поставил перед ним два стаканчика.

Два?

Роза поспешно отвернулась. Неужели он принесет один стаканчик ей? Боясь ошибиться, она не смела поднять глаза, не смела следить за тем, как он возвращается к ее столику.

– Хотите кофе?

Роза не ошиблась. Этот мужчина снова стоял перед ней.

– О, ммм... не нужно было, – промямлила она, но все же взяла кофе. – Спасибо. – Девушка сняла пластиковую крышку и отпила немного. – Присаживайтесь.

Теперь засомневался Лайам. Он не привык покупать женщинам кофе и тем более впускать их в свое личное пространство, но Роза настолько выделялась среди остальных пассажиров, что Лайам просто не смог бы отказать ей.

Хотя, возможно, эта девушка журналистка. Если так, у него уже была припасена для нее история. Лайам, сев на стул напротив и открыв свой кофе, бросил беглый взгляд на Розу.

– По крайней мере, кофе горячий.

– О, и вкусный, – поспешила заверить его Роза. – Очень мило с вашей стороны.

– Шотландская вежливость, – пожал плечами Лайам.

– Так значит, вы шотландец? Тогда, наверное, хорошо знаете эти места. – Девушка помолчала. – Расскажите о Килфойле. Там все очень запущено?

– Где, как вы думаете, вы оказались? – с негодованием воскликнул Лайам, чуть не подавившись кофе. – В дебрях Монголии?

– Н-нет. – Роза покраснела. – Так на что похож этот остров? Там есть дома, магазины, отели?

– Килфойл ничем не отличается от других островов архипелага. Там есть поселение, где можно купить все необходимое. Почта и другие организации расположены недалеко от порта, там же, где и домики для туристов.

– Значит, он не изолирован или что-то вроде?

– Килфойл прекрасен. На островах этого архипелага очень красиво. Я не стал бы жить где-либо еще.

– А где вы живете?

– На Килфойле. – Лайам встал, решив, что и так сказал слишком много. – А теперь простите меня. Я должен пойти проверить машину.

Оставшись одна, Роза быстро допила свой кофе. Ее не удивил ответ этого человека, но напрашивался вопрос: чем может заниматься такой мужчина в подобном месте? Возможно, он все-таки рыбак, как она полагала вначале. А может быть, он даже работает на Лайама Джей-мсона. Или на киношников, если, конечно, там снимался фильм.

Надо было спросить его об этом, но тогда пришлось бы рассказать об истинных причинах, заставивших Розу приехать на остров. А этого девушка не могла себе позволить.

Роза поежилась, думая о том, что ей придется сделать. Моя миссия. Боже, во что я такое вляпалась? Хотя, конечно, если на острове снимается фильм, местные жители, несомненно, знают об этом. Вот только скажут ли они, где живет знаменитый Лайам Джеймсон?

Казалось, дорога длится бесконечно. Взглянув на часы, Роза заключила, что теперь уже осталось недолго, если тот мужчина сказал правду.

Роза вышла на палубу и облокотилась на парапет. Впереди она заметила землю. Килфойл? Хорошо бы. Она решила позвонить маме, как только ступит на берег.

Наконец паром пристал к берегу. Роза сошла и огляделась. Машины съехали с парома, и, проследив за их движением, девушка заметила дорогу, очевидно ведущую в деревню. Вдали виднелись вершины гор.

Остров вдруг показался Розе гораздо больше, чем она ожидала. И если Софи здесь, если она не соврала, то найти ее здесь будет сложно. И согласится ли сестра вообще вернуться домой? Если Софи удалось договориться с киношниками, она не послушает Розу.

Девушка как раз заметила вывеску «Почта», когда мимо нее проехала пыльная «ауди». За рулем сидел мужчина, угостивший ее кофе, и Роза поспешно отвернулась. Она не хотела, чтобы он заметил, что она смотрит на него.

Неожиданно машина развернулась и остановилась возле нее. Дверца открылась. Мужчина вышел из машины, правда с явным трудом.

Роза заметила, что он прихрамывает на левую ногу. На пароме она совсем не обратила на это внимания. Наверное, из-за качки. Она и сама неуверенно стояла на ногах после путешествия.

Лайам тем временем размышлял о том, что выглядит и ведет себя как идиот. Он совсем не интересен этой девушке, ведь он сам только что видел, как она отвернулась. Так зачем снова разыгрывает из себя рыцаря?

– Проблемы? – спросил Лайам.

– Надеюсь, что нет, – отозвалась Роза, желая, чтобы этот человек поскорее ушел. Но в конце концов, ведь он может помочь, рассудила девушка. – Ммм... я искала почту, вот и все. Хочу спросить, где находится килфойлский замок.

– Килфойлский замок? – Лайам весь превратился в слух. – Зачем вам это знать? Он ведь закрыт для туристов.

– Мне об этом известно, – вздохнула Роза и, заключив, что ему, кажется, можно доверять, добавила: – Может быть, вы что-нибудь слышали о том, не снимают ли здесь фильм?

– Фильм?

– Ну да. Мне говорили, что на этом острове снимают кино по мотивам одной из книг Лайама Джеймсона.

– Неужели вы думаете, что известный писатель позволит съемочной группе использовать собственный дом как декорацию? Да, по мотивам его книг снимают кино, но не здесь. Полагаю, вы ошиблись, – добавил Лакам, смягчившись. – Кто-то дал вам неверную информацию. Могу вас заверить, что здесь нет киношников. Ни в замке, ни вообще на острове.

– Вы уверены? – сникла Роза.

– Абсолютно.

– И вы не пытаетесь просто избавиться от меня таким образом?

– Проклятье, да нет же! Понимаю, какой это, должно быть, удар, но не думаю, что ваша сестра здесь.

– Не припоминаю, чтобы я говорила, будто моя сестра поехала сюда с командой киношников...

– Не нужно быть математиком, чтобы сложить одно с другим.

– Ладно. – Роза закусила губу. – Я и правда думала, что Софи может быть с ними. Но если нет, тогда она где-то еще.

– На острове?

– Да, – кивнула девушка. – Так что не могли бы вы показать мне, где находится килфойлский замок? Если идти далеко, то не подскажете, где здесь можно нанять такси?

– Почему вы думаете, что ваша сестра в замке? – опешил Лайам.

– Потому что несколько дней назад она познакомилась с Лайамом Джеймсоном. На поп-фестивале в Гластонберри. Он сказал, что они снимают фильм по мотивам его книги в Шотландии и пригласил Софи на пробы.

Сказать, что Лайам был в шоке, – значит ничего не сказать. Он стоял как громом пораженный, не веря своим ушам. Да что такое говорит эта девушка? До воскресного утра Лайам был в лондонской клинике. Проходил очередной курс терапии, чтобы облегчить спазмы в ноге. Кроме того, он ни за что в своей жизни не пошел бы на поп-фестиваль.

Осознав, что девушка, очевидно, ждет ответа, Лайам попытался сосредоточиться. Совершенно ясно, что Роза свято верит в то, что говорит. Но, черт возьми, если ее сестра скормила ей эту историю, то почему она так легко поверила в нее? Любой, кто хотя бы что-нибудь знал о Лайаме Джеймсоне, сразу сказал бы, что это неправда. Но девушка не узнала его. Это ясно как день.

– Лайам Джеймсон живет в килфойлском замке, ведь так?

Роза хотела, чтобы этот человек перестал смотреть на нее своими зелеными глазами. Казалось, он заглядывает прямо ей в душу.

– Да, – ответил он наконец. – Лайам Джеймсон живет в килфойлском замке. Но он не мог предложить вашей сестре приехать на пробы. Он не связан с киноиндустрией. Если она сказала, что это так, то она ошиблась.

– Откуда вам это известно? Вы знакомы с ним лично?

– Я его знаю, – уклончиво ответил Лайам, готовый к подобному вопросу. – И кстати, он никогда не был в Гластонберри. Кроме того, ваша сестра, кажется, еще очень молода. А Джеймсону сорок два года.

– Сорок два! – воскликнула Роза. – Он такой старый?

– Ну, это не так уж и много, – пробормотал Лайам, потерявшись от такого удивления. – Сколько лет вашей сестре?

– Почти восемнадцать, – сразу ответила Роза. – Думаете, Лайам Джеймсон любит молоденьких девушек?

– Ну что вы, он вовсе не извращенец. И у вас ведь нет никаких доказательств, что ваша сестра уехала именно с Джеймсоном.

– Знаю. Но где же еще она может быть? – Роза облизала пересохшие губы, сама не замечая, как соблазнительно она это сделала. – В любом случае, если вы покажете мне, где этот замок, я пойду туда и встречусь с мистером Джеймсоном.

Лайам должен был бы остановить ее в этот момент. Должен был объяснить ей здесь и сейчас, что он и есть тот человек, которого она ищет. Но он зашел уже слишком далеко, став жертвой собственного обмана.

– Послушайте, мне кажется, вы попросту теряете время, – осторожно начал он. – Джеймсон никогда не был на поп-фестивале. Насколько мне известно.

– Вы знаете о нем очень много, – с любопытством вставила Роза. – Вы, наверное, его друг?

– Нет, – ответил Лайам, коря себя за то, что вообще начал все это. – Но я живу на острове. А он вовсе не большой.

– Не такой уж и маленький, – буркнула Роза. – И если хотите правду, я не горю желанием встречаться с этим Лайамом Джеймсоном. Он пишет ужасные книги. Привидения, оборотни...

– Вампиры, – добавил Лайам.

– ... и все такое, – продолжала Роза. – Наверное, поэтому Софи так любит его книги. Она прочитала их все.

– Правда?

Лайам ощутил прилив гордости. Издатель и агент часто говорили о его таланте, но он никогда особенно в это не верил.

– О да, – вздохнула девушка. – Софи помешана на книгах, телевизоре и кино. Она хочет стать актрисой. Если этот человек встретился с ней, она будет беспрекословно слушаться его.

– Но вы ведь не думаете, что он воспользуется ею?

– Может быть – да, может быть – нет. Но, если вы не возражаете, я хочу услышать это от самого мистера Джеймсона.

– Послушайте, – ковыряя носком ботинка песок, пробормотал Лайам, – может быть, вам лучше сесть обратно на паром и вернуться домой? Если ваша сестра захочет сказать вам, где она, она свяжется с вами. А до тех пор мудрее будет не обвинять людей в том, чего вы не знаете или не можете доказать.

– Снова сесть на паром? – поежилась Роза. – Не думаю, что это хорошая мысль.

– Следующий будет здесь только в четверг.

– Что ж, ничего не могу с этим поделать. Мне нужно увидеть Лайама Джеймсона.

– Хорошо, хорошо, если это ваше последнее слово, я вас отвезу.

– Куда?..

– В килфойлский замок. Вы ведь туда хотите попасть?

– Ну да. Думаете, мистер Джеймсон согласится принять меня?

– Я в этом убежден. Поехали.

– Но я ведь даже не знаю вашего имени, – запротестовала Роза. Мысль сесть в машину к совершенно незнакомому человеку внезапно напугала ее.

– Меня зовут... – Лайам помолчал. – Лютер Киллиан. – Мужчина подождал ее реакции, ведь это было имя главного героя всех его книг, но Роза и глазом не моргнула. И хотя ее сестра прочла все его книги, эта девушка, очевидно, не видела ни одной.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Ммм... а это далеко? – все еще сомневалась Роза.

– Далековато для пешей прогулки, если вы об этом думаете, – нетерпеливо отозвался Лайам. – Конечно, здесь всегда есть старина Макалистер. Он иногда подрабатывает извозом. Но не исключено, что вы заглохнете посреди дороги.

Роза взглянула на свою сумку, которая уже начала давить на плечо. Казалось, она даже потяжелела со вчерашнего дня.

– Ну хорошо. Если вам по пути, я согласна, – наконец решилась девушка. – Спасибо.

Не нужно делать мне одолжений, подумал Лайам, забирая у нее сумку. Он бросил багаж на заднее сиденье и открыл для Розы переднюю дверцу. От долгого стояния его нога затекла и болела, и Лайам не мог дождаться, когда наконец сможет сесть.

– Вы так и не сказали, далеко ли находится замок, – заметила Роза, как только Лайам сел за руль.

– Остров не такой большой, как кажется. Не волнуйтесь, мы не потратим слишком много времени.

Роза надеялась на это. Когда «ауди» заехала на холм, за которым скрылась деревня, ее взгляду предстал великолепный вид. Воду небольших озер или прудов золотили лучи солнца. Слева от них возвышались величественные горы. Их вершины скрывались за туманными облаками, а у подножий то тут, то там росли редкие деревья.

– Это килфойлская топь, – пояснил Лайам своей попутчице. – Вас может обмануть этот вид, но даже овца не пойдет туда. Местами это обычное болото.

– Вы фермер, мистер Киллиан?

Фермер! Ха! Лайам не смог сдержать усмешки.

– Я владею кое-какими землями, – уклончиво ответил он. – Замок находится по ту сторону топи.

– А были случаи, когда... люди ходили в эту сторону и погибали в трясине? – полюбопытствовала Роза.

– Я полагаю, только в книгах Джеймсона.

– Он такой странный. Неудивительно, что он пишет такие книги, живя здесь.

– Он всего лишь автор, – возразил уязвленный Лайам. – Ради бога, он пишет о монстрах, но это ведь не значит, что он тоже монстр!

– Надеюсь.

Роза умолкла. Она вдруг подумала, зачем вообще едет к этому странному человеку в уединенный замок. Надо было просто вернуться домой... Девушка почувствовала, как по спине пробежали мурашки. Она поежилась и вздохнула.

– Что-то не так? – поинтересовался Лайам.

– Я размышляла над тем, что вы сказали, – пожала плечами Роза. – Пожалуй, вы были правы. Джеймсон не стал бы привозить сюда Софи.

– Неужели?

– Да. То есть... – Девушка махнула рукой в сторону болота. – Не думаю, чтобы кто-нибудь из живущих в подобном месте поехал бы на поп-фестиваль. А вы как считаете?

– Кажется, я уже высказывал вам свое мнение около часа назад, – был ответ.

– Ах, точно. Говорили. – Роза помрачнела. – Простите. Думаю, мне следовало вас послушаться.

Лайам покачал головой. Он не знал, какой реакции она от него ждет. Но если думает, что он развернет машину и отвезет ее обратно к парому, то она ошибается. Проклятье! Он тоже устал. Если эта девушка захочет вернуться, Сэм отвезет ее. А сейчас ему нужен завтрак, горячая ванна и его постель. По крайней мере Лайаму так казалось.

Он украдкой разглядывал Розу. Она выглядит такой маленькой и беззащитной. Но ведь она уже не подросток, а взрослая молодая женщина. Боже, зачем он везет эту незнакомку в свой дом, его единственное убежище и уединенную обитель?..

– В любом случае, – прервала его мысли девушка, – я хочу спросить мистера Джеймсона, не знает ли он, где мне искать сестру. То есть, если все-таки по мотивам его книги снова снимают фильм, он должен что-нибудь об этом знать. Вы так не думаете?

Лайам напрягся. Почему бы не рассказать этой девушке о том, кто он есть на самом деле? Признаться, что он думал, будто у нее другая причина приехать на Килфойл, поэтому и сохранил свое имя в секрете. Это ведь лучше, чем внутренне вздрагивать каждый раз, когда она упоминает его имя.

– Послушайте, мисс... э...

– Чантри. Меня зовут Роза Чантри.

– Хорошо. Мисс Чантри... – Лайам засомневался. – Думаю, я должен вам кое-что рассказать, я...

– О господи! – воскликнула девушка прежде, чем он смог закончить. На мгновение Лайаму показалось, что она узнала его, но она достала из сумки мобильный. – Я обещала позвонить маме, как только приеду на остров, – пояснила она. – Простите меня. Я должна сообщить ей, что со мной все в порядке, чтобы она не начала думать, что потеряла обеих дочерей вместо одной.

– Да, но... – Лайам хотел сказать, что на острове нет мобильной связи, но Роза снова перебила его.

– Черт возьми! Наверное, батарейка села. – Она посмотрела на экран. – Хм... забавно. Но здесь вообще нет сигнала.

– Потому что на Килфойле нет вышек сотовой связи. Этот остров был необитаемым несколько лет. И хотя с тех пор прошло уже много времени, мы не хотим оснащать Килфойл всеми атрибутами двадцать первого века.

– Хотите сказать, я не смогу позвонить маме?

– Точно.

– Ну тогда, может быть, мистер Джеймсон позволит мне позвонить из своего замка?

– Уверен, что он разрешит. Вы только не думайте, что остров запущенный. Здесь вполне можно жить.

– А вы зачем приехали сюда? Чтобы найти уединение?



– Можно сказать и так.

– И вам нравится жить здесь? Вам не... скучно?..

– Мне – нет. А вам?

– О, у меня нет времени, чтобы скучать, – ответила Роза. – Я учительница. Работа занимает почти все мое время.

– Ах, вот как! – воскликнул Лайам. Это многое объясняет, заключил он. То, например, почему Роза приехала сюда в середине августа.

Тем временем они проехали болото. Впереди возвышался в своем великолепии старинный килфойлский замок.

– А вот и замок. – Лайам указал вперед. – Как вам?

– Какая красота! – выдохнула Роза. – Очень впечатляет. Но как можно жить в таком месте? Там же, наверное, не меньше сотни комнат!

– Пятьдесят три, – брякнул Лайам, не подумав. И поспешно добавил: – По крайней мере я так слышал.

– Пятьдесят три! – Роза покачала головой. – Он, наверное, очень богат.

– О, я уверен, он использует далеко не все комнаты, – как мог защищался Лайам.

– Думаю, вы правы. Интересно, он женат?

– Нет, – ответил Лайам.

– Значит, он живет один? – продолжала расспросы Роза. – У него есть девушка? Или молодой человек? В наше время никогда не знаешь, чего ожидать от знаменитостей.

– Он не гей, – отрезал Лайам. – И в его замке много прислуги, так что едва ли можно сказать, что он живет один.

– Все равно... Могу поспорить, ему приходится хорошо платить своим работникам, чтобы удержать их здесь.

Лайам стиснул зубы, но промолчал.

Тем временем они подъехали к замку. И хотя он был отреставрирован, это место не утратило своего исторического шарма. И только окна не вписывались в общую картину. Зато дверь, массивная и большая, очевидно, осталась нетронутой с древних времен.

Одна из дверей открылась, и им навстречу вышел мужчина. Собаки – два золотистых ретривера и спаниель – засеменили к машине, радостно виляя хвостами.

Превозмогая боль в ноге, Лайам поспешно вышел из машины и быстрым шагом направился в сторону Сэма Девлина, своего управляющего.

– Лайам... – заговорил мужчина, но Лайам приложил палец к губам, давая тому знак замолчать. – Рад снова видеть вас. Что-то случилось?

Лайам глазами указал на машину. Теперь Сэм заметил выходящую из «ауди» девушку.

– У нас гостья? – удивился управляющий. Он лучше, чем кто-либо другой, знал, что Лайам никогда не приглашает в Килфойл гостей.

– Да, – шепотом произнес Лайам, пожимая Сэму руку. – Она приехала, чтобы спросить Лайама Джеймсона, где ее сестра.

– Что? – не понял Сэм. – Но вы же...

– Она этого не знает. Это долгая история, Сэм, и сейчас у меня нет времени, чтобы рассказать тебе все. Просто подыграй мне, хорошо? Я скажу ей, кто я, но не сейчас.

– Зачем было привозить ее сюда? – спросил управляющий, но теперь девушка подошла уже достаточно близко и могла услышать их. – Добро пожаловать в Килфойл, мисс.

– Это Сэм Девлин, управляющий Лайама.

Джеймсона, – представил Лайам. – Сэм, это мисс Чантри. Роза Чантри, верно? Может, миссис Вилсон будет так добра и покормит чем-нибудь гостью?

– Уверен, она с радостью сделает ленч.

– Вообще-то, – вставила Роза, – я бы хотела просто поговорить с мистером Джеймсоном, если возможно...

– Он сейчас занят, мисс Чантри, – ответил Сэм, взглянув на хозяина. – Пойдемте со мной, я покажу, где вы можете его подождать.

– Думаете, он согласится поговорить со мной?

– Полагаю... – Сэм снова посмотрел на Лайама, – это возможно. Следуйте за мной.

– Спасибо за то, что подвезли меня, мистер Киллиан, – поблагодарила Роза. – До свидания.

– Не за что, – отозвался Лайам, размышляя, как она удивится, узнав, кто он такой на самом деле.

Роза вошла в замок. Внутри он был столь же роскошным, как и снаружи, но девушка почти не обращала на это внимания. Она чувствовала странное сожаление оттого, что больше не увидит Лютера Киллиана. Он был так добр с ней, а она даже не поблагодарила его как следует. И не додумалась спросить, где он живет. Как бы там ни было, ей придется пробыть здесь еще несколько дней до парома. А других знакомых на острове у девушки не было.

– Мы используем холл как приемную, – пояснил Сэм, пропуская Розу вперед. – Другие комнаты более уютные.

– А мистер Джеймсон постоянно живет здесь?

– Почти всегда. Он выезжает только по делам или когда его приглашают куда-нибудь. Прошу вас, проходите сюда.

К удивлению Розы, они подошли к массивной винтовой лестнице. Она решила, что Сэм просто хочет показать ей другие комнаты в замке.

– Может быть, я могла бы подождать мистера Джеймсона здесь?

– Боюсь, что нет, – вежливо, но твердо ответил Сэм. – Первый этаж замка занимает кухня, подсобные помещения и комнаты прислуги, которые работают здесь полный день.

– Понятно.

Девушке ничего не оставалось, кроме как последовать за управляющим наверх.

– О, как чудесно! – воскликнула она, подойдя к окну. Вид и правда открывался чудесный. Но тут одна маленькая деталь бросилась Розе в глаза. Машина Лютера Киллиана все еще стояла на том же самом месте. – Ммм... мистер Киллиан еще здесь.

– Правда?

Сэм говорил абсолютно без интереса. И тогда Роза вспомнила, что Лютер обещал ей лично поговорить с хозяином этого замка. Сейчас он, наверное, объясняет мистеру Джеймсону ситуацию. Если так, то у Розы появилась еще одна причина поблагодарить его. Может быть, она даже осмелится спросить у Сэма Девлина адрес Лютера Киллиана перед тем, как покинет замок. Мысли об отъезде напомнили девушке, что она до сих пор так и не позвонила матери.

– Простите, я могу позвонить отсюда?

– Телефон на столе, – ответил Сэм, открывая перед ней дверь, ведущую в комнату, похожую на библиотеку. – Чувствуйте себя как дома. Я попрошу миссис Вилсон, чтобы она принесла что-нибудь поесть.

– Вы сообщите мистеру Джеймсону о том, что я здесь?

– Хорошо. А теперь, прошу меня простить...

Как только Сэм вышел, Роза набрала телефон матери.

– Роза? – услышала она испуганный голос на том конце провода. – Роза, это ты? Ты нашла Софи? С ней все в порядке?

– Нет, я еще не нашла ее. – Девушка решила, что нет смысла обманывать мать. – На острове не снимают никакой фильм. Софи, наверное, придумала эту историю.

– О, она бы не стала обманывать. Если Софи там нет, значит, Марк просто ошибся. Шотландия ведь большая. Должно быть, фильм снимают в другом месте.

– Но где?

– Вот ты и должна узнать, где.

– Может быть, мистер Джеймсон расскажет мне все, когда я поговорю с ним лично.

– Хочешь сказать, ты еще не сделала этого?..

– Я не могла.

– Господи, Роза, чем ты занималась все это время?

– Добиралась сюда. Мне пришлось долго ехать, мам.

– Ну и где ты сейчас? Прохлаждаешься в каком-нибудь баре в Маллаиге, я полагаю. И кто тебе сказал, что на острове не проходят съемки?

– Если хочешь знать, я сейчас в килфойлском замке. И я сама могу сделать вывод, что здесь не снимают фильм.

– Хм, но если Джеймсона нет...

– Я этого не говорила, – перебила Роза. – Я сказала только, что узнаю больше после разговора с ним.

– Значит, он не с киношниками?

– Нет, – ответила Роза, стараясь быть терпимей. Она услышала, как позади нее открылась дверь. – Слушай, мне нужно идти, мам. Я позвоню тебе позже. Как только узнаю что-нибудь.

И прежде чем миссис Чантри успела разразиться очередной тирадой, Роза положила трубку. Она повернулась к двери и с удивлением обнаружила на пороге... Лютера Киллиана. Очевидно, он помылся и переоделся. Вместо потертой рубашки и джинсов на нем были хлопковые брюки и кофта с длинными рукавами. Он больше не походил на обычного фермера.

– П-привет, – пискнула Роза. – А я подумала, вы уже уехали.

– Дома все в порядке? – поинтересовался он, с удовлетворением глядя в ее широко распахнутые глаза. – Кажется, вы удивлены тем, что я здесь.

– Да, не скрою. Вы говорили с мистером Джеймсоном? Он согласился принять меня?

– Да, – ответил Лайам. – Жаль вас разочаровывать. Роза, но Лайам Джеймсон – это я.

– Вы шутите! – не веря своим ушам, воскликнула девушка.

– Вовсе нет. Я не хотел обманывать вас. Просто так получилось.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Ты ведь не собираешься оставить ее здесь до следующего парома? – недоумевал Сэм Девлин. – Дружище, ты ведь совсем не знаешь эту женщину. Может быть, она просто хотела обманом пробраться в замок?

– Нет, – отрезал Лайам, закончив поедать яичницу с беконом, которую миссис Вилсон приготовила для него. – Но, отвечаю на твой первый вопрос: она собирается уехать сегодня. Как только упакует вещи.

– Что ж, хорошо. Я не поверил своим ушам, когда Эдит сказала мне, что эта девушка осталась на ночь. Ты пригласил незнакомку переночевать у тебя. Это совсем на тебя не похоже.

– Знаю, – отозвался Лайам. – Я просто подумал, что вряд ли ты захочешь везти мисс Чантри обратно в деревню на ночь глядя.

– Ты бы мог вызвать старика Макалистера. У него сейчас не так много работы.

– Но я этого не сделал. И кстати, не думаю, чтобы у Розы был какой-то корыстный мотив быть здесь. Ради бога, Сэм, она не знала, кто я такой, пока я не сообщил ей.

– Но ты не знаешь...

– Я уверен.

– Хорошо, хорошо, – уступил Сэм. – Просто я всегда с подозрением отношусь к незнакомцам, которые сваливаются как снег на голову. Кто бы, зная тебя, поверил в то, что ты позволил снимать фильм в своем замке?

– Ее сестренка, возможно.

– Но ты ведь никак не связан с командой киношников.

– Я уже сказал об этом Розе.

– Тогда почему ты привез ее сюда? Разве не легче было убедить ее в том, что ты говоришь правду, и отправить ее восвояси?

– Роза хотела приехать в замок. Чтобы поговорить с Лайамом Джеймсоном лично.

– После того, как ты представился Лютером Киллианом?

– Да, – просто ответил Лайам.

– Не понимаю, о чем ты думал, Лайам. Ради бога, ты ведь уже не мальчик. Ты писатель-фантаст. И тебе сорок два года. Я думал, ты умнее.

– Как хорошо знать, что ты обо мне думаешь. Почему ты не добавил, что у меня куча шрамов и хромая нога?

– Ну хватит. Ты же знаешь, что я люблю тебя, дружище. И переживаю за тебя. Если бы ты был легкомысленным, тогда другое дело. Но ты не такой. И никогда не будешь. Конечно, у тебя бывают периоды, когда никто не может тебя понять. Но ты никогда не приводил сюда девушек. С тех самых пор, как Кайла...

– Не нужно, Сэм, – прервал друга Лайам.

Долгие годы он не вспоминал о Кайле Стивенс, девушке, на которой собирался жениться перед тем, как на него было совершено покушение.

Они познакомились на вечеринке, которую издатель организовал для Лайама, когда его первая книга стала лидером продаж. Кайла работала моделью. Ее наняли, чтобы добавить немного гламура в праздник. Она казалась лишней на той вечеринке и слишком невинной для того, чтобы зарабатывать деньги таким способом. Лайам пожалел ее. Так же, как и Розу Чантри. Но совсем скоро он узнал, что Кайла любила совсем не его.

После покушения она несколько раз приходила в больницу, но мысль о том, что Лайам может остаться инвалидом и ей придется ухаживать за ним, не давала девушке покоя. Она вернула Лайаму кольцо, а через полгода вышла замуж за известного игрока в поло, у которого было достаточно денег, чтобы обеспечить ей жизнь, к которой она привыкла. Тот факт, что без Лайама она вряд ли познакомилась бы с таким мужчиной, остался для нее за кадром.

– Послушай, ты ведь не думаешь, что с этой девушкой получится, как с Кайлой? Я просто хочу ей помочь. Розина мать не знает, где ее младшая дочь. Она волнуется.

– Так почему же она не пошла в полицию?

– И что бы она сказала? Что ее дочь сбежала с другим мужчиной, а ее парень ревнует? Сэм, подростки всегда непредсказуемы. Она может вернуться через пару дней и все отрицать.

– Тогда зачем тебе вмешиваться?

– Я уже спрашивал себя об этом, – признался Лайам. – Сам не знаю. Может, потому, что тут замешано мое имя. По словам Розы, ее сестра – моя поклонница. Наверное, я поступил необдуманно, но все равно Роза уезжает сегодня.


Ее разбудил солнечный свет. Отправляясь вчера в постель, Роза думала, что еще долго не сможет заснуть. Но она ошиблась. Девушка слишком устала, как морально, так и физически. Иначе почему еще она приняла помощь от незнакомого мужчины?

Новость о том, что Лютер Киллиан на самом деле Лайам Джеймсон, совершенно выбила ее из колеи. И надо признать, разозлила. Он не имел права обманывать ее, как бы ни была важна для него анонимность.

Откинув одеяло, Роза встала с постели и подошла к окну. Пол под ногами оказался очень холодным, но Роза не обращала внимания. Она любовалась видом, открывавшимся перед нею.

Солнце золотило вершины гор, а вдаль уходило бесконечное синее море. Откуда-то доносился аромат домашней выпечки. Роза вспомнила, что почти ничего не ела накануне. Она оглянулась и увидела тележку, на которой стоял, по-видимому, ее завтрак.

Роза засомневалась, что ей сделать в первую очередь: помыться, переодеться или все-таки поесть. Голод победил, и Роза, взяв поднос с едой, расположилась у окна.

Неужели Лайам Джеймсон сделал это для нее? Нет. Больше похоже на миссис Вилсон, подумала девушка, вспомнив, как она вчера была груба с хозяином замка. Но, узнав, что он и есть Лайам Джеймсон, Роза почувствовала небывалое унижение. Когда он признался ей в этом, девушка просто вышла из себя.

– Вы? Вы – Лайам Джеймсон?! – воскликнула она, покачав головой. – Не может быть!

– Почему же?

– Вы не похожи на его фотографию, – протестовала Роза, вспомнив, что на обложке одной из его книг видела фото молодого мужчины в саду.

– Не хочу вас разочаровывать, но я правда Лайам Джеймсон. Фотография, о которой, как я полагаю, вы говорите, сделана двенадцать лет назад.

– Тогда вы должны были обновить ее.

– Я говорил вам, что ценю свое уединение. И предпочитаю не быть узнаваемым.

– Это не оправдание, – хмыкнула Роза. – Так что насчет Софи? Вы знаете, где она?

– Конечно, нет. Если бы знал, неужели вы думаете, я бы скрыл это от вас?

– Не знаю, что и думать. Вы ведь зачем-то привезли меня сюда.

– Подождите минутку, – обиделся Лайам. – Неужели вы бы поверили мне, если бы я сказал, кто я такой? Вы же только что обвинили меня в том, что я не похож на собственное фото. – Он помолчал. – Мне стало вас жаль, если хотите знать. Вы напрасно проделали весь этот путь. И теперь вам придется пробыть здесь до четверга.

– Мне не нужна ваша жалость, мистер Джеймсон.

– Разве? – восхищаясь ее мужеством, спросил Лайам. – Ну так что? Если бы я назвал вам свое настоящее имя, вы бы пошли в гостиницу и просто дождались бы четверга? И даже не подумали бы о том, что я могу не сказать вам правду о Софи?

– Я бы спросила о ней. Но вы все равно не имели права обманывать меня. Кто такой Лютер Киллиан? Один из ваших слуг?

– Можно сказать и так, – усмехнулся мужчина. – Лютер Киллиан – главный герой всех моих книг, – пояснил он. – Что еще раз доказывает, что вы не читали ни одной.

– Я же говорила, что это Софи увлекается вашими книгами. Вы что, считаете меня такой же глупышкой?

– Почему я должен так думать?

– Потому что я была полной дурой, когда поверила вам, – парировала Роза. – Даже когда стало совершенно очевидно, что вы слишком много знаете, я ничего не заподозрила. Почему вы так поступили, мистер Джеймсон? Решили поиграть? Сделать из меня идиотку? Это вас что, заводит?

Роза смотрела ему в глаза, в ужасе осознав, что только что сказала, когда кто-то постучал в дверь. Она испугалась, что Лайам Джеймсон проигнорирует этот стук, но он, хромая, подошел к двери. Господь Всемогущий, он наверняка считает, что она не лучше сестры.

Лайам вежливо пропустил в комнату свою домработницу, которая принесла еду.

– Это миссис Вилсон, – представил он ледяным тоном. – Приятного аппетита. Поговорим позже.


Но они так и не поговорили. Когда миссис Вилсон вернулась за тележкой, она сообщила, что мистер Джеймсон отдыхает. Он попросил домработницу подготовить для Розы комнату, где она могла бы освежиться и все такое. Так Роза и оказалась в этой спальне.

Она не ожидала, что останется на ночь. После ленча девушка спустилась вниз в надежде столкнуться с хозяином замка. Но она встретила только Сэма Девлина, который сообщил ей, что мистер Джеймсон не хотел бы, чтобы она уезжала, не поговорив с ним.

– Думаю, вы не откажетесь осмотреть замок, – предположил Сэм. – Я могу сопровождать вас, если хотите. Или можете почитать в библиотеке. Там очень много книг, а если чего-то захотите, зовите миссис Вилсон.

Роза отказалась от общества управляющего, но все же погуляла в окрестностях замка. Она не знала, чем себя занять, и поэтому, вернувшись, направилась в библиотеку. Но не для того, чтобы почитать. Ей было интересно, какие книги Лайам Джеймсон изучает, прежде чем писать свои ужасные книги.

Миссис Вилсон сказала, что ужин будет накрыт в столовой в семь часов, но, когда Роза спустилась вниз, она обнаружила, что ей придется есть в одиночестве.

– Мистер Джеймсон предложил вам остаться на ночь, – мягко объяснила миссис Вилсон. – Он сказал, что поговорит с вами утром. Вас это устроит?

И Роза согласилась. Она знала, что будет в долгу перед этим мужчиной. Но она также знала, что должна извиниться перед ним за свой недавний выпад.

Позавтракав, она подошла к зеркалу, как и всегда по утрам. Длинные ноги, маленькая грудь и худоба не делают из меня королеву, заключила девушка. Ей всегда казалось, что у нее слишком большой рот, слишком длинный нос и слишком плоская фигура.

Роза вздохнула и пошла в ванную. Какая разница, как она выглядит? Лайам Джеймсон и не взглянет в ее сторону. Она считала его чертовски привлекательным, когда думала, что он Лютер Киллиан. Теперь она знала, кто он на самом деле. Неудивительно, что Софи влюбилась в него. Софи!

Розе стало стыдно. Она думала о Лайаме Джеймсоне, а о сестре совсем забыла. Наскоро приняв душ, она переоделась в джинсы и свитер. В этот раз девушка вдвое быстрее одолела лестницу и вошла в столовую. Но там никого не было. Только ваза с цветами в центре стола напоминала о том, что здесь кто-то живет.

Роза подумала было сходить в холл, но заключила, что вряд ли найдет там Лайама Джеймсона. А вот в библиотеке, кажется, стоял компьютер. Не там ли он пишет свои книги?

Роза сначала осторожно постучала в дверь, но никто не ответил. Кажется, в комнате никого нет. Есть только один способ проверить это. Роза медленно открыла дверь. И почувствовала, что не одна в комнате. Но, возможно, это всего лишь разыгралось ее воображение.

– Меня ищешь? – спросил Лайам тихим голосом, и Роза едва на подпрыгнула от неожиданности.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Я... да. Да, тебя, – прошептала девушка пересохшими губами. Она даже не заметила, что оба перешли на «ты». Лайам стоял, облокотившись на массивную дверь, и насмешливо улыбался. Роза тут же забыла все обещания, которые давала себе утром. – Ты делаешь это нарочно?

– Что? – невинно поинтересовался Лайам, но она знала, что он все понял.

– Пытаешься напугать меня. – Девушка приложила руку к груди, где отчаянно билось сердце. – Честное слово, меня чуть удар не хватил.

– Прости.

Но, кажется, Лайам ни о чем не жалел. Роза вздрогнула, когда он, склонившись над ней, открыл перед нею дверь.

– Только после вас, – объявил он подчеркнуто вежливо, очевидно не зная, что коснулся ее груди. Роза почувствовала, как напряглись соски, и замерла, но Лайам, кажется, ничего не заметил.

Да что со мной такое, думал между тем мужчина. Мне ведь не нравятся неопытные женщины, а эта ведет себя как невинная девственница.

Лайам всегда предпочитал иметь дело с женщинами, знающими о своих и его желаниях.

Но сейчас внутренний голос нашептывал ему, что было бы забавно увидеть ее реакцию.

Нет, не стоит думать о том, будто что-то изменилось, только потому, что Роза Чантри заинтриговала его. Она бы испугалась не меньше Кайлы, когда увидела бы его шрамы. Но как было бы восхитительно запустить пальцы в роскошные волосы Розы и почувствовать вкус ее губ...

Лайам закрыл за собой дверь, пытаясь взять себя в руки и совладать с внезапно вспыхнувшим желанием. Роза тем временем поспешно отошла в глубь комнаты, очевидно стараясь увеличить дистанцию между ними.

– Я искала тебя, – заговорила она. – Хотела поблагодарить.

– Поблагодарить? – Лайам в недоумении посмотрел на нее.

– За то, что позволил мне остаться на ночь, – пояснила девушка. – Ты мог бы этого не делать.

– Ах, вот оно что. – Наконец справившись со своей реакцией, Лайам отошел от двери. – Нет проблем. Ты хорошо спала?

– Очень. Спасибо тебе.

– Не за что. – Лайам подошел ближе. – Прости, что оставил тебя одну так надолго. Я заснул, а проснулся только за полночь.

Как символично, хотелось сказать Розе, но она промолчала. Она плохо знала этого мужчину, как бы не разозлить его.

– Ничего страшного, – сказала она. – Твоя домработница позаботилась обо мне. Я правда чувствовала себя как дома.

– И ты не боялась, что я могу превратиться в вампира и покусать тебя? – поддел ее Лайам.

– Ну, может быть, чуть-чуть, – парировала девушка, снова удивив его. – Но я почти уверена, что вампиры не ездят за рулем и на пароме при свете дня.

– Лютер Киллиан ездит, – тут же выпалил Лайам, и Роза наградила его насмешливым взглядом.

– Его ведь не существует. Он плод твоего воображения.

– Думаешь?

– Ты что же, веришь в вампиров, мистер Джеймсон?

– О да, – кивнул Лайам. – Их видели. И здесь, и в Восточной Европе. А если ты окажешься в Новом Орлеане...

– Это вряд ли, – перебила его Роза. – Мне мало что известно о таких вещах, мистер Джеймсон. Но это помогает вашим книгам продаваться, я полагаю.

– Думаешь, их любят только за это? – спросил уязвленный писатель.

– Ну, не знаю. Не могу судить. Мне почти ничего не известно о вампирах и всякой нечисти.

– Но ты же знаешь, что они не выходят на свет, – напомнил он ей, и Роза вздохнула.

– Это всем известно. Кроме Лютера Киллиана, – не удержалась она.

– О, Лютер только наполовину нечеловек. Его мать была обыкновенной колдуньей до встречи с его отцом.

– И он обратил ее в вампиршу, так? – улыбнулась Роза.

– Вампиры всегда обращают своих жертв, – согласился Лайам, медленно подходя к ней. – Хочешь, я покажу тебе как?

– Я знаю как, мистер Джеймсон, – попятилась Роза. – Прошу тебя, – она вытянула руку перед собой, не понимая, шутит он с ней или нет. – Я не героиня твоих книг.

– Да. – Лайам, отойдя к столу, услышал вздох облегчения, вырвавшийся из груди девушки. – И ты, очевидно, не веришь...

– Не верю во что? – спросила она, не желая снова обидеть его чем-нибудь.

– В сверхъестественное. – Лайам пожал плечами. – Помнишь, что ты сказала по дороге сюда? В привидения, оборотней – кстати, мы называем их «изменяющие форму», – во всякие существа, которые оживают в ночи.

– А ты веришь?

– Ну конечно. Тот, кто столкнулся со злом в его чистейшей форме, должен верить.

– Что ты хочешь сказать?

– Мне кажется, все мы сталкиваемся со злом в той или иной форме, – уклончиво ответил Лайам. Он и так зашел слишком далеко, открывшись этой девушке больше, чем сам хотел. И у него был только один путь к отступлению. – Лютер постоянно борется со злом.

– Ах, Лютер! Он всего лишь герой твоих книг!

– Главный герой, – поправил Лайам. – Ты бы скорее назвала его антигероем. Он убивает, но с благими намерениями.

– Нет ли в этом противоречия? – тут же спросила Роза. – Как может кто-то – или что-то – забирать жизнь у другого и при этом считаться хорошим?

Лайам посмотрел на нее, и тут она заметила какой-то след у него на шее. Это могло быть родимое пятно или шрам, но у девушки похолодели руки. Ей вдруг показалось, что это след чьего-то укуса. О боже!

– Полагаю, это зависит от твоего понимания добра и зла, – ответил Лайам. – Но разве мир странных существ не заслуживает немного уважения?

– Об этом твои книги? Об охотнике на вампиров, который хочет спасти этот мир?

– Он хочет сделать мир лучше. И безопаснее, – согласился Лайам. – Не зарекайся. Ты же не знаешь, как бы поступила, столкнувшись со злом.

– А ты сталкивался? – скептически бросила Роза.

Лайам прикусил язык, чуть было не рассказав ей о том, что ему пришлось пережить.

– Ну же, мистер Джеймсон. Мы оба знаем, как ты живешь.

– Возможно. Но я не всегда жил в Шотландии, мисс Чантри.

– Знаю. Я читала о тебе в Интернете. Ты работал на бирже или что-то в этом роде, так?..

– Вообще-то в банке.

– Все равно. – Роза улыбнулась, радуясь, что они перешли к более реальной теме. – У тебя, кажется, была хорошая зарплата. А потом ты сделал кучу денег на своей первой книге и купил этот замок. Трудно было?

– Ты можешь думать, что хочешь. А теперь мне пора работать.

Розе стало стыдно. Она, очевидно обидела его, хотя ее совершенно не касается то, как он проживает свою жизнь.

– Послушай, – неуверенно, протянула Роза, подходя к Лайаму, – признаюсь, я ничего о тебе не знаю и... Раз уж ты утверждаешь, что сталкивался со злом, я верю тебе. Но...

– Ты мне не веришь, – бросил Лайам, отвернувшись. Они стояли так близко, что сердце Розы невольно дрогнуло. – Вы пытались мне угодить, мисс Чантри, а мне это не нравится. Мне не нужна ваша лесть.

– Но я всего лишь пыталась быть вежливой, – запротестовала Роза. – Я же не виновата, что ты так чувствительно воспринимаешь разговоры о правдивости своих книг.

– Ты не понимаешь, что говоришь. Я знаю, что такое зло. Но не собираюсь это обсуждать. Забудь об этом.

– Я вовсе не имела в виду, что в твои истории нельзя поверить. – Роза участливо коснулась его руки. – Прости, если обидела тебя.

– Не важно, – пробормотал Лайам, пытаясь не думать о ее прикосновении, о нежности ее кожи.

Но... едва ли осмысливая, что он делает, Лайам провел большим пальцем по ее губам. Роза замерла. Она и подумать не могла, что простая попытка извиниться, успокоить его приведет к такому результату. Девушка чувствовала себя так, как будто пламя объяло ее тело.

Роза облизала пересохшие от волнения губы.

Боже, этого не должно было случиться. Но случилось. Впервые Роза испытывала нечто подобное. Теперь она знала, что не любила Колина. Он никогда не вызывал в ней такую бурю эмоций.

– Мне не следовало делать этого, – отстранившись, заговорил Лайам. – Прости.

– О... это не важно, – стараясь не смотреть на него, выдохнула девушка. Ей нужно было прийти в себя. – Э... я хотела попросить... – Но она не успела договорить.

– Нет, важно, – прервал ее Лайам. – Господи! – он провел рукой по волосам. – Ты, наверное, думаешь, что мне отчаянно нужна женщина!

– Уверена, что нет, – парировала Роза, стараясь не показать, насколько ее задели его слова. – Мне тоже не нужен мужчина.

Лайам вздохнул. Понимает ли она, что он не хотел обидеть ее? Очевидно, нет. Он поежился. Теперь от него зависит, сможет ли он исправить ситуацию. А взглянув в ее карие глаза, Лайам понял, что это будет нелегко.

– Послушай, – начал он. – Мне просто не хотелось, чтобы ты подумала, что я хочу от тебя платы за гостеприимство, вот и все.

– Мы оба знаем, что вы хотите сказать, мистер Джеймсон. Я не идиотка. И вам не нужно мне объяснять, что я не отношусь к тому типу, который люди вашего круга считают привлекательным.

Лайам разозлился. «Да кто она такая, чтобы судить меня? – подумал он. – Она меня не знает. И тем более ей ничего не известно о моих предпочтениях в сексе. Теперь она намекает на то, что я интересуюсь мужчинами».

– Осторожнее, мисс Чантри. А то я начинаю думать, что вы разочарованы тем, что я остановился.

– Да как ты смеешь!

Сама того не ожидая, Роза что есть силы ударила его в бок. Лайам поморщился от боли.

– Тебе нужно учиться контролировать себя, – сказал он. – Что, черт возьми, с тобой происходит? Что я такого сказал?

– Ты прекрасно знаешь, – буркнула Роза, не желая отступать.

– Неужели? А разве это неправда?

– У вас завышенная самооценка, мистер Джеймсон, – холодно произнесла Роза, хотя ей больше хотелось накричать на него. – Если я на мгновенье поддалась эмоциям, то это потому, что мне вас жаль. Наверное, несладко вам здесь, ведь из женщин у вас только прислуга.

Лайама охватила злость. Забыв о том, что он был неправ и что это всего лишь реакция на его сарказм, он перехватил ее запястья, прижав ее к стене.

– А тебе не лучше, чем мне, да, мисс Чантри? Неудивительно, что ты не замужем. Ни один нормальный мужчина не связался бы с такой язвой, как ты!

Роза пыталась вырваться, но она оказалась беспомощной в плену его сильных рук. Оба тяжело дышали. Несколько секунд продолжалась эта безмолвная схватка.

Хотя они были не на равных условиях. Роза оказалась в его власти, и она знала это. Странно, но Лайам не воспользовался своим положением. Наоборот, в его глазах отражалось смущение и сожаление.

– Проклятье, – прохрипел он. – Этого не должно было случиться.

– Так отпусти меня.

– Да, наверное, мне следует это сделать. – Лайам не сводил с нее своих зеленых глаз. – Но знаешь что? Я не хочу. Не странно ли?..

Роза чувствовала его возбуждение, жар тела, и по спине бежали мурашки, а колени предательски дрожали.

– Прошу тебя... – неуверенно прошептала она.

Лайаму казалось, будто голос Розы звучит издалека. Теперь он держал ее руки одной рукой, а другой ласкал грудь, чувствуя реакцию тела.

Боже, она так же возбуждена, как и я, подумал Лайам не без удовольствия. Интересно, как долго у нее не было мужчины, если, конечно, она вообще не невинна. Хотя Лайаму и не верилось, что Роза может оказаться девственницей.

Тем не менее ему хотелось, чтобы они встретились при других обстоятельствах. Его влекло к ней, как бы он ни пытался этого отрицать. Она не была красавицей, но безусловно обладала природным обаянием. Лайам с легкостью мог представить ее в своей постели. Эти огненные густые волосы, рассыпавшиеся по подушке...

Когда он снова накрыл ее грудь своей ладонью, Роза забыла обо всем на свете. Она чувствовала неожиданно вспыхнувшее желание, вожделение, страсть. И губы ее раскрылись в ожидании поцелуя, когда Лайам начал медленно приближаться к ней.

Но он не поцеловал ее. Он вдруг отстранился. А потом, пока она приходила в себя, вообще отвернулся от нее и отошел к столу.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Лайам надеялся, что Роза не поняла, почему он поступил именно так. Выпустить ее из своих объятий было совсем нелегко. Его тело до сих пор не могло принять приказание разума, но, как бы ни велико было искушение, здравый смысл все же победил.

Лайам напомнил себе, что, кроме того что он едва знает эту девушку, он еще был тяжело ранен. Последствия этого ранения оказались слишком серьезны, чтобы снова найти в себе силы соблазнить женщину. Но, держа Розу в своих объятиях, вдыхая аромат ее кожи, чувствуя жар ее тела, он вдруг подумал, что все может получиться. Желание обладать ею граничило с безумием.

Да это и было безумие. Хочу ли я, чтобы, вернувшись, она рассказала друзьям, что Лайам Джеймсон – чудовище, которое не может контролировать себя? – спрашивал себя мужчина. Вот уж удачный был бы день для таблоидов.

Но сейчас они все еще оба находились в одной комнате. Лайам осознавал, что нужно объясниться, но не знал, что сказать.

Он снова повернулся к Розе.

Ее щеки пылали, придавая ей какой-то особый шарм. Но она, очевидно, старалась вести себя так, будто ничего не было. Боже, я не должен был так поступать, корил себя Лайам. Мне еще нужно дописать книгу, черт побери!

Роза застыла в ожидании. Если Лайам собирается обвинить ее в том, что случилось, у нее уже готов ответ. Она не просила его прикасаться к ней, а он не имел права так неуважительно вести себя с ней. А ведь он думает, что я никогда не была замужем! – вспомнила Роза. И бог знает, что бы сделал, узнай он правду.

Если бы только был способ выбраться отсюда, думала девушка. Если бы у меня была машина... или телефон... я бы не стояла здесь как дура, пока Лайам вспоминает, что у него гостья.

Лайам вздохнул. Он впервые пережил нечто подобное, и ему не понравилось это новое ощущение. Ни на йоту. Когда ему нужна была женщина, он находил ту, которая знала, что надо делать. Но ни одной женщины не было в этом доме уже много лет.

До вчерашнего дня.

– Знаю, вряд ли ты мне поверишь, – подавив свою гордость, начал Лайам, – но обычно я не делаю ничего подобного...

– Вы правы, мистер Джеймсон, – перебила его Роза. – Я вам не верю. Может, я и наивна, но вы не убедите меня в том, что раньше вы никогда не пользовались своим преимуществом перед женщиной.

– Проклятье! – выругался Лайам. – Я не воспользовался своим положением! Я мог бы, но не стал. И называй меня Лайам, черт возьми! В конце концов, мы уже перешли на «ты» разве нет? Это смешно! Как ты можешь называть меня мистером Джеймсоном после того, что здесь произошло? Ты, может, и девственница, но я-то нет.

– О, уверена, я вообще кажусь вам смешной, – саркастично сказала Роза. – Но, чтоб вы знали, я была замужем, мистер Джеймсон. И развелась с мужем три года назад.

– Ты была замужем? – не веря собственным ушам, повторил Лайам.

– Пять лет, – подтвердила довольная собой Роза.

– Но ты выглядишь так молодо.

– Мне тридцать два, мистер Джеймсон. Мне достаточно лет, уверяю вас.

Лайам был удивлен. Шокирован. Он не дал бы ей и двадцати пяти. Если бы он знал, сколько ей лет на самом деле и что она уже была замужем...

– Послушай... Давай признаемся в том, что мы оба совершили ошибку. Я не должен был прикасаться к тебе. Но и тебе не следовало сводить меня с ума настолько, что я перестал соображать, что делаю.

Роза хотела сказать, что это он привез ее сюда, и если бы не это, то между ними вообще ничего бы не было, но какая-то неведомая сила заставила ее промолчать.

– Можно мне воспользоваться телефоном? – только и спросила она.

Лайам с трудом подавил смешок. Ее слова прозвучали так неожиданно, так прозаично, как будто последние полчаса они обсуждали погоду.

– Прошу.

– Спасибо, – поблагодарила девушка. – Мне нужно позвонить маме.

– Сказать ей, что твоей сестры здесь нет?

– Да.

– Хорошо. – Лайам кивнул в сторону телефона. – Чувствуй себя как дома.

– Ммм... может быть, мне заодно вызвать для себя такси? – спросила она. – Как, ты сказал, зовут того старика?

– Макалистер?

Роза кивнула.

– В этом нет необходимости. – Лайам направился к двери, стараясь скрыть тот факт, что его нога сопротивляется внезапной активности плоти. – Сэм скоро поедет в деревню. Он тебя подвезет.

Роза вовсе не была уверена в том, что это хорошая идея. Сэм Девлин настроен не очень-то дружелюбно.

– Если ты не против, я все-таки позвоню Макалистеру, – пробормотала она. – Я не хочу причинять Сэму неудобств.

– Он что-то сказал тебе?

– О нет. Ничего. Просто я предпочитаю сама решать свои проблемы.

– Значит, тебе не нужна помощь с жильем?

– С этим – да. – Роза совершенно забыла, что паром придет только в четверг.

– Хорошо. – Лайам наконец добрался до двери. – Я скажу Сэму, чтобы он дал тебе адрес. – Он открыл дверь. – Собирайся. И не торопись.

– А...

– Да?

Роза собиралась спросить, где он повредил ногу, но в последний момент передумала.

– Ты не дал мне телефон Макалистера.

– Я не помню его наизусть, – соврал Лайам. – Сэм передаст его тебе вместе с адресом мотеля. После того, как ты поговоришь с матерью.

– Хорошо. Спасибо тебе.

– Не за что. Хорошего путешествия.

– О... – И снова Роза заставила его вздрогнуть. – Прости. Я увижу тебя до отъезда?

– Ты же не собираешься сказать мне на прощание, что тебе жаль покидать этот замок? Потому что я едва ли поверю в это.

– А ты, полагаю, рад, что наконец избавишься от меня, так?

Лайам шумно вдохнул. Что он должен на это ответить?

– Скорее да, чем нет. С тобой никогда не знаешь, чего ждать.

– Ах вот как! Хочешь сказать, что я и так отняла у тебя уже кучу твоего драгоценного времени?

– Я этого не говорил.

– В этом не было необходимости. – Роза сняла телефонную трубку. – Надеюсь, твоя нога скоро поправится.

Лайам вздрогнул. Снова. Он хотел ответить, что она ничего не знает о его ранах, но промолчал.

Как только за ним закрылась дверь, Роза вздохнула с облегчением. Чем скорее она уедет отсюда, тем лучше.

Мама ответила почти сразу:

– Софи? Дорогая, я ждала, когда ты перезвонишь.

– Мам, Софи что, звонила тебе?

– Роза? Роза, это ты?

– А ты думала кто? Что происходит, мам? Я так поняла, Софи связалась с тобой?

– Ну да, – вздохнула миссис Чантри. – Она звонила вчера вечером. Ты не представляешь себе, какое облегчение я испытала.

– Ну и где она? – спросила Роза, не удивившись тому, что мама снова простила Софи ее выходку. – Она сообщила тебе?

– Ну конечно. Она в Шотландии. – Женщина помолчала немного. – Софи замечательно проводит время. Все очень добры к ней. Есть шанс, что она все-таки снимется в фильме. Разве это не чудесно?

– Невероятно.

Розу иногда поражала наивность матери в том, что касалось Софи. Ради бога, кто возьмет на работу подростка с минимумом таланта?

– Я так и знала, что ты скажешь нечто подобное, Роза. Ты вымещаешь на мне свою злость только потому, что Софи нет на острове, как ты ожидала. Шотландия большая. Естественно, съемочная группа выбрала для фильма место поудобнее.

– Это была твоя идея, мама. Ты заставила меня поехать на этот остров. Ты рассказала Софи о том, где я?

– Не совсем.

– То есть нет. Хорошо, а где же Софи?

– Я же сказала, в Шотландии.

– Где именно?

– Ах, Роза... Я не совсем уверена.

– Но ты же говорила, что она звонила тебе.

– Да. Звонила, – миссис Чантри вздохнула. – Но ты же знаешь Софи, Роза. Она так увлеченно рассказывала мне о своих успехах, что позабыла дать мне адрес.

– Я так и знала.

– Не будь такой, Роза. Ты можешь узнать, где она?

– Как, ты полагаешь, мне это сделать?

– Ну, ты вроде упоминала, что Лайам Джеймсон на острове. Он знает.

– Мам... здесь нет никакой съемочной группы. И Лайам Джеймсон ничего об этом не слышал.

– Ты спрашивала его?..

Роза слишком долго молчала.

– Роза, ты говорила с ним или нет? – нетерпеливо спросила миссис Чантри.

– Да, мама. И он был очень мил.

– И он настаивает на том, что никогда не видел Софи? О, как бы я хотела, чтобы моя девочка взяла телефон в Гластонберри! Но Марк взял свой, а я так боялась, что Софи может потерять мобильный...

– Я... мне кажется, Джеймсон не знаком с Софи, мама. Но я спрошу его еще раз.

– Ты хорошая девочка, Роза. Я знала, что могу на тебя положиться. И не забудь узнать, где снимается фильм. До свидания, дочка.

Роза повесила трубку с чувством раздражения. Миссис Чантри слышала только то, что хотела слышать. Ну, держись, Софи! Роза поклялась, что, как только найдет сестру, задаст ей такую трепку, что та запомнит это надолго.

Ведь если бы Софи не исчезла, Роза ни за что бы не поехала на Килфойл. И не встретилась бы с Лайамом Джеймсоном.

Интересно, где он?

Роза открыла дверь и вздрогнула, увидев перед собой Сэма Девлина.

– Йон Макалистер уже едет, – сообщил шотландец. – Он будет здесь через полчаса. Хотите, я отнесу ваши вещи вниз?

– Спасибо, в этом нет необходимости. Я хотела поговорить с мистером Джеймсоном перед отъездом.

– Боюсь, что это невозможно, мисс Чантри. Мистер Джеймсон работает. Если я побеспокою его, это может стоить мне должности.

Роза не поверила ему. Мужчин, кажется, связывали добрые отношения. Лайам не стал бы рисковать этим.

– Я не отниму у него много времени, – пообещала Роза. – Я просто хотела кое-что спросить.

– Скажите мне, о чем вы хотите узнать, я передам ему, когда он освободится, – предложил Сэм, но Роза не доверяла ему.

– Это личное. Тогда не могли бы вы дать мне его номер? Я позвоню ему позже.

– Я не могу этого сделать, мисс Чантри.

– Но почему?

– Мистер Джеймсон не дает никому номер своего мобильного.

– Тогда дайте ваш, – нетерпеливо проговорила девушка. – Я сообщу, где остановилась, а мистер Джеймсон сможет связаться со мной.

– Мистер Джеймсон знает, где вы остановитесь, мисс Чантри, – неожиданно сказал Сэм, и Роза заметила листок бумаги у него в руке. – Он просил меня передать вам это.

– О! Спасибо! – Роза взяла у Сэма записку с адресом. – А Макалистер знает, где это?

– Все знают мотель Кэтти Фергюсон, – хмыкнул Сэм. – Это вам не Лондон, мисс Чантри.

– Я не живу в Лондоне, – парировала Роза. – Я из небольшого городка в северном Йоркшире, мистер Девлин. Не из какого-нибудь мегаполиса, как вы, кажется, подумали.

– Простите. Я и вправду заключил...

– Вам не следовало делать поспешных выводов, – прервала его Роза. – Благодарю за адрес.

– Я дам вам знать, когда прибудет такси, – предупредительно кивнул Сэм.

– Спасибо, – снова поблагодарила Роза, и, не сказав больше ни слова, Сэм закрыл перед ней дверь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Она уехала?

Лайам наконец вышел из своего кабинета, где так и не написал ни строчки новой книги. Он пытался сконцентрироваться, но теперь его герои уже не представлялись ему такими уж выдающимися.

Он нашел Сэма и миссис Вилсон на кухне первого этажа. Они пили кофе. Лайам с благодарностью взял из рук домработницы чашечку крепкого напитка.

Впрочем, настроение его нисколько не улучшилось, когда он услышал от Сэма радостное:

– Ага, она уехала, Лайам. Правда, хотела поговорить с тобой перед отъездом. Но я сказал, что ты работаешь, и не позволил ей отвлекать тебя. Она, кажется, не поверила мне.

– Что ты сделал?! Зачем так поступил?

– Ну, ты ведь никогда не любил, если тебя беспокоили во время работы, – удивился Сэм. – Только не говори, будто ожидал, что я ворвусь к тебе в кабинет и прерву твои размышления только потому, что какая-то незнакомая девушка просит поговорить с тобой.

– Что, прости?

Уловив зловещие нотки в голосе хозяина, миссис Вилсон поспешила выйти, пробормотав, что ей нужны некоторые овощи из сада.

– Думаю, ты слышал, что я сказал, – ответил между тем Сэм.

– Я что, нанимал тебя охранником? – прогремел Лайам. – Знаю, тебе не понравилось, что я привез Розу сюда. Ты ясно дал мне это понять. Но это мой дом, Девлин, не твой.

Сэм выпрямился.

– Я думал, что окажу тебе услугу, дружище, – запротестовал мужчина. – Кажется, я ошибся. Прости. Уверяю, такое больше не повторится.

– Нет, это ты прости, – неожиданно извинился Лайам. Ему было очень стыдно, что он выместил свою злость на пожилом управляющем. – Забудь о том, что я тут наговорил. Просто я сегодня не в настроении.

Сэм сомневался. Он все еще был расстроен, и Лайам чувствовал себя крайне неудобно. Проклятье, а ведь Сэм прав! Он, Лайам, позволил незнакомой девушке, которую вряд ли увидит снова, стать причиной ссоры с человеком, который верно служил ему много лет. Это глупо.

– Правда, Сэм. – Лайам протянул управляющему руку. – Не обращай на меня внимания. У меня было неплодотворное утро, и я готов обвинить в этом всех и каждого, только не самого себя.

Сэм стиснул зубы, но руку пожал.

– Вини уж лучше девчонку, которая уехала с Йоном, – хмыкнул мужчина, но Лайам не собирался больше говорить об этом.

– Она же уехала, Сэм. Полагаю, Макалистер был рад пассажиру?

– Ну конечно! У него мало клиентов. Ты же знаешь, что он до сих пор ездит на своей старой развалюхе. Бог знает, как ему удается каждый год проходить техосмотр!

– Думаю, Йона это не сильно заботит, – ответил Лайам, надеясь, что машина не сломалась где-нибудь по дороге между замком и деревней.

Он вспомнил, что говорил Розе об опасностях топи. И тут же представил ее идущей по болоту. Один неосторожный шаг – и пучина поглотила бы девушку. Лайам обжегся кофе. Но он не собирался делиться своим беспокойством с Сэмом.

– Увидимся позже, – объявил он, допив кофе. – Я хочу вывести собак.

– Мне пойти с тобой? – поинтересовался Сэм, невольно взглянув на увечную ногу хозяина. – Ты уверен, что у тебя снова не будет тех спазмов, как тогда в горах?

– Физиотерапевт посоветовал мне чаще выходить. Он говорит, что если бы я не проводил столько времени за столом, то, возможно, проблем с ногой уже не было бы.

– Но даже так...

– Со мной все будет в порядке, – заверил старика Лайам. – Спасибо за предложение.

Лайам надел пальто и вышел с собаками на свежий воздух. Он почувствовал небывалое облегчение. Животные же так радовались тому, что наконец покинули стены замка, что резвились и громко лаяли, гоняясь за каждой кошкой и птицей на своем пути.

Лайам не собирался уходить далеко. На горизонте сгущались тучи, а значит, скоро начнется дождь. Лайам знал, какой изменчивой бывает погода в этих краях, и не хотел в шторм оказаться на улице. За секунды он бы промок до нитки. А добежать до укрытия не представлялось возможным. Кончились дни, когда он мог бегать, спасибо тому, кто хотел его убить.

Лайам шел по колено в траве. Дул холодный ветер, он уже пожалел, что не надел ничего теплее плаща.

Он хотел уже возвращаться домой, когда Харлей, младший из двух ретриверов, спугнул кролика. Трусливое создание, должно быть, пряталось среди густой травы, а когда Харлей приблизился, не нашло ничего умнее, чем броситься наутек в сторону пляжа.

Собаки бросились в погоню, и как ни кричал Лайам, все было бесполезно. Псы не вернутся, пока не разберутся с кроликом. И тут Лайам ощутил на своей коже первые тяжелые капли дождя.

Мужчина громко выругался. Он не без труда забрался на камень, откуда мог видеть всех трех собак. Кролика уже не было в поле зрения, а псы беззаботно резвились на побережье.

– Проклятье! – снова выругался Лайам. Но как бы он ни пытался заставить собак вернуться, они не послушались бы его.

Чертова гордость, со злостью подумал мужчина. Нужно было взять с собой Сэма. Тот был на пятнадцать лет старше Лайама. Наверняка ему бы даже в голову не пришло идти за собаками в такую погоду. Лайам знал, что, если хочет целым и невредимым добраться до дома, ему следует сделать то же самое.

Тем не менее мужчина спустился на побережье. Собаки радостно подбежали к нему, как будто только и ждали, пока хозяин спустится.

– Домой, – скомандовал Лайам, и неожиданно псы подчинились, помчавшись на гору и оставляя хозяина внизу.

От дождя трава стала скользкой. Лайаму постоянно приходилось хвататься за землю, чтобы не соскользнуть вниз. Нога болела. На полпути мужчина остановился, чтобы перевести дух и унять спазмы. Надо было наплевать на гордость и пойти в замок за помощью, ругал он себя. Своим упрямством он добился лишь того, что его мускулы, казалось, вот-вот лопнут от напряжения.

Когда Лайам наконец добрался до вершины горы, собаки уже скрылись из виду. Он надеялся, что они возвращаются в замок, потому что не собирался искать их. Хорошо, что Роза Чантри уже уехала. Лайам не простил бы себе, если бы она увидела его сейчас. Чего-чего, а мужской гордости у него не отнять.

* * *

Весь день лил дождь.

Роза, поселившаяся в мотеле Кэтти Фергюсон, в отчаянии глядела в окно. Она чувствовала себя совершенно беспомощной. Где Софи? – спрашивала себя девушка, стараясь отгонять от себя мрачные мысли. Софи ведь звонила и сказала, что с ней все в порядке, но что-то в этой ситуации не давало Розе покоя.

До парома оставался всего один день. Ее комната была небольшой, но уютной. Тем не менее в мотеле не было постояльцев, с которыми Роза могла бы провести время.

Девушка посмотрела на столик, где лежали две книги. Одна – исторический роман, который, как надеялась Роза, отвлечет ее от страха за легкомысленную сестру. Вторая – книга Лайама Джеймсона.

Женщина на почте, где Роза купила эти книги, восхищалась талантом Лайама. Она сказала, что прочла все его книги, хотя и не увлекается литературой подобного жанра.

– Его герои так хороши, правда? – с энтузиазмом спросила она Розу. – Хотя бы этот Лютер Киллиан! Боже мой, никогда бы ни подумала, что вампиры могут быть такими привлекательными!

Роза призналась, что не читала ни одной книги Лайама Джеймсона. И в результате узнала, как Сэм Девлин объяснил ее присутствие на острове.

– Как? – удивленно всплеснула руками шотландка. – Я была уверена, что вы читали их все, раз уж работаете на его издателя и все такое. – А когда Роза сконфузилась, женщина добавила поспешно: – О, не смущайтесь, старина Макалистер рассказал нам, кто вы. Когда Сэм вызвал его в килфойлский замок, он сообщил, что к мистеру Джеймсону приехала молодая леди от его издателя. – Женщина кивнула в сторону окна. – Жаль только, вы увидели остров в худшее время. Килфойл правда очень красивый.

Роза рассказала, что, когда она приехала, дождя не было. Но, не желая появления дальнейших сплетен, быстро расплатилась за книги и ушла.

Девушка размышляла, рассказал ли Сэм Девлин ту же историю миссис Фергюсон. Скорее всего, да, потому что хозяйка мотеля ни разу не поинтересовалась у Розы, зачем та ездила в замок.

Роза вздохнула. Она никак не могла заставить себя взять в руки книгу Лайама Джеймсона. Лютер Киллиан невольно ассоциировался у нее с его создателем. А тот факт, что последний даже не потрудился справиться, как она доехала, сильно ранил самолюбие девушки.

Обо всем этом она, конечно, не сказала матери, когда позвонила ей во вторник вечером и оставила номер мотеля, как будто и не ночевала в другом месте. Хорошо, что миссис Чантри воздержалась от дальнейших расспросов, когда Роза вдохновенно наврала ей, что непременно снова поговорит с мистером Джеймсоном.

Дождь не прекращался с того момента, как Роза покинула килфойлский замок. Она была счастлива, когда к вечеру Макалистер наконец-то довез ее до деревни. Старая машина то и дело глохла по дороге, и Роза уже начала бояться, что ей придется ночевать посреди топи.

Роза отошла от окна и взяла книгу Лайама. До ужина оставался еще час, а после у нее будет еще два перед сном. Надо же чем-то заняться!

Конечно, девушка могла бы попросить старого Макалистера отвезти ее в замок, чтобы исполнить обещание, данное матери. Хотя Лайам ведь так и не позвонил. Или Сэм не передал ему сообщение, или он сам так решил, и тогда это ее последний шанс.

Но мысль о том, что снова придется ехать на полуразвалившейся машине старика Макалистера, совсем не радовала Розу. Кроме того, у нее не было видимой причины снова встречаться с Лайамом. Девушка решила остаться в мотеле, а назавтра сесть на паром и покинуть Килфойл.

Но на следующее утро Розу разбудили пронзительные завывания ветра. Свернувшись калачиком под одеялом, Роза мечтала, чтобы ей не нужно было вылезать из кровати.

Девушка вздохнула. Нужно вставать. Ведь сегодня прибудет паром, который отвезет ее в Маллаиг. Миссис Фергюсон сообщила, что он пристанет к берегу в половине двенадцатого, а отплывет через час. Сначала паром сделает остановку на пристани ближайшего острова – Андароссы, а потом отправится в Маллаиг.

А это значит, мне придется провести лишний час в этом кошмаре, размышляла Роза. Ей хотелось придумать себе какую-нибудь болезнь, чтобы найти предлог остаться до понедельника. Может быть, погода нормализуется и ей не придется ехать на пароме в такой шторм.

Но Роза не любила врать ни другим, ни себе. Тем более она обещала маме разузнать в шотландской туристической компании в Маллаиге, куда могла отправиться Софи.

Роза помылась, переоделась, собрала сумку и спустилась к завтраку. Миссис Фергюсон уже ждала ее.

– Боюсь, вы не сможете сегодня уехать, мисс Чантри, – виновато проговорила женщина. – Из-за шторма суда не будут заходить сюда. Паром не покинет порт Маллаига, пока шторм не утихнет.

– То есть мне придется остаться здесь? – спросила Роза, неожиданно почувствовав небывалое облегчение.

– По крайней мере пока ветер не переменится, – подтвердила миссис Фергюсон, с сожалением улыбнувшись. – Простите.

– Это не ваша вина. Так... ммм... как вы думаете, когда кончится шторм?

– Не раньше субботы. Но и тогда нет гарантии, что паром придет. Килфойл всего лишь маленький остров, мисс Чантри. В Маллаиге могут решить, что мы обойдемся без парома до понедельника.

– Понедельник! – всплеснула руками Роза, заключив, что все же нужно быть осторожнее со своими желаниями. – Понятно.

– Конечно, если вам необходимо срочно вернуться, вы всегда можете попросить мистера Джеймсона. Пилот его вертолета доставит вас в Маллаиг. То есть... – миссис Фергюсон как будто делала какие-то выводы, – это ведь из-за него вы застряли здесь, так?

– Д-д-да, – выдавила Роза. – Но не думаю, что это хорошая идея. – Заметив, что хозяйка собирается возразить, девушка поспешно добавила: – Разве вертолеты не сталкиваются с проблемами в такую погоду?

– О, это же совсем другое. Уверена, завтра погода будет летная.

Но Роза сомневалась. Вряд ли Лайам будет вызывать вертолет – господи боже, вертолет! – для нее. И это еще раз доказывало, как глупо было ее желание снова увидеть этого человека. Его мир так сильно отличался от ее мира!

Тем не менее Роза воздержалась от каких-либо комментариев. Миссис Фергюсон, очевидно, решила, что Роза обдумывает ее слова, и ушла за завтраком. На самом же деле девушка заключила, что это даст ей еще один шанс поговорить с Лайамом.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Скорее всего, думала Роза пятничным утром, придется провести еще пару часов, наблюдая дождь за окном. Девушка одолжила пальто у миссис Фергюсон и даже немного погуляла вчера, но это не принесло ей никакого удовольствия. Дождь раздражал, но ветер был просто непереносимым. У Розы слетел капюшон, предоставив ветру трепать ее густые рыжие волосы.

Роза попыталась еще раз почитать книгу Лайама. Ее даже начало увлекать чтение, пока Лютер Киллиан не заговорил словами своего создателя. Это всколыхнуло в девушке воспоминания о пережитом в килфойлском замке, и она немедленно отложила книгу в сторону.

Сейчас Роза сидела, уставившись в окно. Она поняла, что ей предстоит еще один ненастный день. На воде колыхались одинокие рыбацкие лодки. Несчастные рыбаки не могли работать. Хорошо, что непогода никак не отразилась на моей жизни, эгоистично подумала Роза.

Или на жизни Софи. С сестрой все в порядке, сказала себе девушка. Она, должно быть, сидит в каком-нибудь роскошном отеле и завтракает с мужчиной, с которым сбежала. Пусть это и не Лайам Джеймсон. Возможно, он просто назвался именем известного писателя.

Но где же они? Роза была совершенно уверена, что Лайаму ничего об этом не известно. Но, может быть, у него есть какие-нибудь догадки. Все же лучше поехать и спросить его, чем сидеть здесь и ничего не делать.

Девушка тряхнула копной своих рыжих волос. Она знала, что всего лишь ищет предлог, чтобы снова увидеть этого человека, но ничего не могла с собой поделать. Хотя что бы там ни было, миссис Чантри ждет, чтобы Роза поговорила с Лайамом. Это было первое, о чем мама спросила, когда девушка позвонила домой прошлым вечером.

– Но почему ты не увиделась с ним? – удивилась женщина, и Роза рассказала ей о шторме. Чтобы не возвращаться к этой теме, она поспешно спросила, не звонила ли Софи, но получила отрицательный ответ.

Сама Роза считала, что сестра намеренно не выходит на связь. Она позвонила один раз, но потом, видимо, испугалась, что звонок можно отследить, и снова пропала. А миссис Чантри, очевидно, было все равно, что ее старшая дочь застряла на Килфойле.

– Должен же быть другой способ добраться до Маллаига! – воскликнула она, как только Роза рассказала, что паромы не будут заходить сюда, пока не утихнет шторм. – Самолет, например. Или ты можешь найти другое судно.

– На острове нет аэропорта, мам, – нетерпеливо сказала девушка. – И какое судно ты мне предлагаешь искать? Рыбацкий трейлер, может быть?

– Хочешь сказать, ты не сможешь ничего сделать до того, как паромы снова не станут курсировать по этому маршруту?

– Ну да. Мам, поверь, я тоже не в восторге, что застряла здесь.

Но правда ли это? – спрашивала себя Роза.

Сейчас Лайам в нескольких милях от нее, а паром увезет ее за тысячу километров от него. И тогда они точно никогда уже не увидятся.

Девушка зевнула. Она не могла больше сидеть в своей комнате. Она уже позавтракала, а читать книги больше не хотелось. Должен быть другой способ добраться до килфойлского замка, подумала Роза. От этой мысли ее сердце быстрее забилось в груди. Она решила сделать все возможное, чтобы попасть в замок. Даже если этот старый зануда Сэм Девлин не позволит ей войти.

Миссис Фергюсон прибирала в гостиной, когда Роза спустилась, смущенно остановившись в дверях.

– Э... я тут подумала... – (Хозяйка в ожидании смотрела на нее.) – Здесь можно взять напрокат машину?

– Ты разве не знаешь телефон Макалистера? – Миссис Фергюсон отложила тряпку в сторону. – Кажется, он у меня здесь...

– Нет, – прервала ее Роза. – Мне не нужно такси, миссис Фергюсон. Я хотела взять машину, которую смогла бы вести сама.

– Но это не совсем подходящий день, чтобы осматривать достопримечательности.

– Знаю, – вздохнула девушка. – Вообще-то я хотела навестить мистера Джеймсона. Забыла его кое о чем спросить.

– Ах, – подмигнула хозяйка мотеля. – И тебе не хочется, чтобы старина Макалистер вез тебя, так?

– Ну... – Роза почувствовала, что краснеет.

– Я так понимаю, тебя не впечатлили его водительские способности, девочка, – рассмеялась миссис Фергюсон. – Должна признать, я и сама подумала бы дважды, прежде чем сесть в его машину.

– Так... значит, я могу взять машину напрокат? Я готова заплатить.

– О, ты можешь воспользоваться моим автомобилем. Я все равно почти никуда не езжу. Предупреждаю, это не последний писк, но ездить можно.

– Это было бы чудесно!

– Не говори ничего, пока не увидишь своими глазами, девочка, – посоветовала миссис Фергюсон, усмехнувшись. – Пойдем, я покажу тебе машину.

Старый «форд», покрытый не одним слоем пыли, стоял в гараже позади мотеля. Миссис Фергюсон сняла паутину и открыла дверцу.

Мотор удалось завести только со второй попытки. Роза отошла в сторону, чтобы женщине удалось выехать на улицу. Хорошо, что дождь быстро избавил машину от грязи и пыли. Роза заметила, что фары работают. Это все, что ей было нужно. Девушка не знала, как и благодарить услужливую хозяйку.

– О, не стоит благодарности, – улыбнулась миссис Фергюсон. – Будь осторожна. Дороги размыты. Я не хочу, чтобы тебя занесло и засосало в болото.

Роза подумала, что ей тоже этого не хотелось бы, но она не собиралась отказываться от своей затеи.

Поначалу Роза никак не могла справиться с рулем древнего автомобиля, но, свернув с дороги, ведущей в деревню, пообвыкла и стала чувствовать себя увереннее.

Правда, дождь ухудшал видимость. Роза могла поклясться, что пару раз даже видела, как из болота поднимаются какие-то странные фигуры. Хотя, возможно, это всего лишь ее воображение. Но все же она была рада, что сейчас день.

Наконец девушка выехала на дорогу, ведущую к замку. Конечно, из-за дождя она не видела сам замок, зато различила ферму и человека, загоняющего корову в сарай.

Роза успокоилась. Она сделала это. Единственная проблема теперь состояла в том, чтобы войти в замок и встретиться с Лайамом. У Розы было такое ощущение, что Сэм не испытает радости, когда увидит, кто стучится в дверь. Но он должен понимать, что она не смогла покинуть остров.

Роза заехала на территорию замка и припарковалась в том самом месте, где четыре дня назад Лайам оставил свою машину. Четыре дня! А кажется, что прошла уже целая вечность.

Девушка выбралась из машины и аккуратно закрыла дверцу. Никто не вышел встретить ее, и тогда она, прикрывшись от пронизывающего ветра, заторопилась к двойным дверям.

На двери не было звонка, но Роза и не ожидала увидеть его. В книгах, которые она читала, дама сердца ждала появления своего рыцаря, стоя у окна, или о его прибытии объявлял страж. А...

– Мисс Чантри!

Роза была настолько погружена в собственные мысли, что не услышала, как открылась дверь. Перед ней стояла удивленная домработница.

– О, миссис Вилсон. Ммм... как у вас дела?

– Очень хорошо, спасибо. Я могу вам чем-то помочь, мисс Чантри?

– Надеюсь. – Роза улыбнулась. – Мистер Джеймсон дома?

Глупый вопрос. Где еще он может быть в такую погоду?

– Мистер Джеймсон? – с сомнением переспросила домработница, заметно нервничая. Роза поспешила продолжить:

– Да. Он работает? Или я могу переговорить с ним?

– О, я... – миссис Вилсон снова оглянулась через плечо. – Боюсь, я не могу ответить на ваш вопрос, мисс Чантри. – Женщина засомневалась, но добавила: – Спросите мистера Девлина. Я позову его.

– Нет, я...

Но Роза не успела договорить. Женщина уже заторопилась войти в замок, оставляя Розу на пороге, как какую-нибудь надоедливую продавщицу.

Могла бы пригласить меня войти, обиженно подумала девушка. Я ведь уже была в замке. Даже провела здесь ночь. Почему же теперь миссис Вилсон так ведет себя со мной?

Сэм оказался на удивление более разговорчивым, чем миссис Вилсон.

– О, проходите, мисс Чантри, – пригласил он, пропуская ее внутрь. – Ужасный день, да? Не сомневаюсь, вы хотите, чтобы шторм поскорее стих. Смею ли я спросить вас? Вы, наверное, с нетерпением ждете парома?

– Да, – призналась Роза. – Э... простите, что снова беспокою вас, но мне нужно поговорить с мистером Джеймсоном. – Девушка замялась. – Вы ведь передали ему мое сообщение, правда?

– Какое сообщение, мисс Чантри?

– Ну, что я хочу поговорить с ним до отъезда. Хотя... если бы не шторм, меня бы уже здесь не было.

– Но вы здесь. – Сэм наградил девушку оценивающим взглядом. – И несмотря на то, что вы думаете иначе, я передал ваши слова мистеру Джеймсону.

– О... О, понимаю. – Роза чувствовала себя глупо, ее щеки немедленно вспыхнули. – Значит, мистер Джеймсон не захотел говорить со мной, верно? Что ж, ничего страшного. Я так понимаю, что мне не стоит беспокоить его. – Девушка повернулась к двери. – Спасибо, что просветили меня.

– Подождите! – остановил ее Сэм. – Послушайте, мисс Чантри. Я ведь не сказал, что Лайам не хочет видеть вас. На самом деле я не знаю, что бы он сделал, если бы... если бы... – было видно, что управляющему трудно найти подходящие слова, – если бы он был готов принять вас. Он... – и снова повисла пауза, – он не очень хорошо себя чувствует с тех пор, как вы уехали. Это правда.

– Его нога, да? – спросила Роза. Она знала, что ступила на опасную территорию, но не могла не рискнуть. – Прошу вас, скажите мне, – взмолилась девушка.

– Вы знаете о его ранах?

– Просто... кажется, временами у него трудности, – призналась Роза, неуверенно переминаясь с ноги на ноги. – А он поранился?

– Возможно. Так уж случилось, что он немного завяз, когда гулял с собаками во вторник. С того дня ему нездоровится.

– Он простудился?

– Что-то вроде того. – Очевидно, Сэму не очень нравилось обсуждать хозяина за его спиной. – Как вы, наверное, уже поняли, погода здесь бывает совершенно непредсказуема.

– Он же не подхватил воспаление легких, правда? – воскликнула Роза в ужасе, и Сэм покачал головой.

– О нет, – нетерпеливо ответил он. – Ничего такого. Просто простуда, вот и все. – Мужчина засомневался, но все же добавил: – Лайам очень упрямый пациент, мисс Чантри.

– Не собираетесь мне рассказать, что здесь, черт побери, происходит?

Голос Лайама заставил их вздрогнуть, а Сэм виновато вспыхнул.

– Боже, дружище, – дрожащим голосом произнес он. – Ты что, хотел напугать нас до смерти? Я не слышал, как ты вошел.

– Я понял. – Лайам с трудом спустился по лестнице.

Он заметил, что Роза смотрит на него с таким видом, будто он последний человек на Земле, которого она хотела бы видеть. И это обидело и разозлило его. Проклятье, это ведь мой дом. Кого она ожидала здесь встретить?

– Что случилось?

Роза смущенно глядела на Лайама. После разговора с Сэмом она представляла, что Лайам слаб и беспомощен. Лежит в постели, кашляет и борется с насморком.

Но реальность оказалась совсем не такой. Наоборот. Лайам выглядел волнующе, даже зловеще. Совсем как... Лютер Киллиан.

– Мисс Чантри... – начал Сэм, но Роза не могла ему позволить всю вину взять на себя.

– Я пришла к тебе, – быстро вставила она. – Мистер Девлин просто сказал, что... ты не очень хорошо себя чувствуешь.

– Я сказал, что ты простудился, – объяснил Сэм, и Роза уловила, какими взглядами обменялись эти двое. – И все.

– Хорошо. – Лайам, очевидно, принял его извинения и тут же переключил свое внимание на Розу. Он заметил, что девушка дрожит. То ли оттого, что на ней был только легкий жакет, то ли потому, что он напугал ее. Лайам не был уверен. – Что ж, мисс Чантри, – подчеркнуто вежливо сказал он. – Вам лучше пойти со мной.

– Конечно, – ответила девушка, с благодарностью взглянув на Сэма. – Спасибо за помощь, мистер Девлин.

– Не за что, мисс Чантри. Вас отвезти позже?

– Нет, нет. Я одолжила машину у миссис Фергюсон, – улыбнулась Роза. – Но все равно спасибо, что предложили.

Сэм кивнул, а затем обратился к хозяину:

– Сказать миссис Вилсон, чтобы принесла кофе?

– Отличная мысль, – отозвался Лайам, и Сэм тут же исчез за дверью. – Ты его покорила, – отметил он, поднимаясь по лестнице.

– Не думаю.

– Поверь мне. Сэм обычно не столь разговорчив. Тем более с женщинами.

Наконец лестница кончилась. Они медленно прошли по коридору, минуя библиотеку и столовую, которые Роза помнила еще с прошлого визита сюда.

Дверь, которую открыл перед ней Лайам, вела в обширную гостиную. Из-за достаточно низких потолков лампы висели на стенах или стояли на столиках. Пара бархатных кресел располагалась перед камином, создавая атмосферу комфорта и уюта. Между длинными окнами находились полки, уставленные книгами и журналами. Массивные, кремового цвета шторы в тон креслам были распахнуты. Из окна открывался вид на шторм, бушующий снаружи, но Роза догадалась, что в ясную погоду отсюда наверняка потрясающий обзор.

Под ногами лежал пушистый сине-зеленый ковер, сочетающийся с обоями на стенах. Роскошь убранства напомнила Розе о том, что они находятся в самом настоящем замке.

– Проходи, – пригласил Лайам, пропуская ее вперед, но Роза замешкалась.

– У меня туфли промокли, – пробормотала она, оглядывая свои ноги.

– Я вижу, – Лайам удивленно приподнял брови. – Так сними их.

– Ты не против?

– Почему я должен возражать? – усмехнулся он. – Ты можешь снять все, что хочешь. – Лайам помолчал немного, зная, что она ждет от него продолжения. – Твой свитер, – добавил мужчина. – Он тоже промок.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Роза нерешительно помялась, но все же скинула туфли, оставив их за дверью. Затем, со странным чувством, возникшим где-то внутри, прошла в комнату.

Девушка не осознавала, насколько замерзла, пока приятная теплота гостиной не окутала ее с ног до головы.

– Красивая комната, – произнесла Роза, чтобы только нарушить тишину. – Замок великолепный. Тебе повезло жить в таком месте!

– Неужели? – Лайам забрал у нее свитер и указал в сторону кресел. – Тогда почему бы нам не присесть и не поговорить об этом?

Роза ничего не ответила, но, заметив, что Лайам уже повесил ее свитер на спинку стула, рассудила, что терять ей все равно нечего. Обойдя одно из кресел, девушка осторожно присела на краешек.

Лайам направился к ней, и Роза снова обратила внимание на то, что он хромает на левую ногу. Но девушка напомнила себе, что пришла сюда вовсе не затем, чтобы обсуждать личные проблемы писателя.

– Что ж, – обратился к ней Лайам, присаживаясь в соседнее кресло, отчего Роза невольно подвинулась дальше. – Значит, ты передумала?

– Передумала? – удивилась девушка.

– Ну, что это место годится только для овец и коров, – пояснил Лайам, не сводя с нее своих зеленых глаз.

– Я этого не говорила, – вспыхнула Роза.

– Правда? Припоминаю, ты спрашивала меня о том, цивилизованный ли остров вообще.

– Это было до того, как я приехала сюда, – запротестовала Роза. – В любом случае я здесь не за этим.

– Понимаю. – Лайам откинулся на спинку кресла. – Сэм сказал мне, что ты хотела поговорить со мной до отъезда.

– Но ты, кажется, посчитал, что это не стоит твоего внимания. Ты ведь даже не потрудился связаться со мной, – упрекнула его Роза. – Хотя, как я вижу, тебе уже гораздо лучше.

– Так и есть. Мне намного легче, – признался мужчина.

– Так ты собирался хотя бы позвонить мне или нет?

– Нет. Я рассудил, что так будет лучше.

– Лучше для кого? Для тебя, я полагаю?

– Да. И для тебя тоже. – Лайам смотрел на Розу с нескрываемым интересом. – Я думал, нам больше нечего сказать друг другу. Тебе так не кажется?

– Очевидно, мне есть о чем поговорить с тобой, раз уж я здесь, – возразила Роза, хотя, наверное, мудрее было бы просто встать и уйти прежде, чем она успеет сделать что-нибудь непростительное. – Я хотела еще кое-что спросить у тебя. О Софи.

Ее сестра!

Лайам чуть было не выругался. Разве они уже не обсудили исчезновение этой девушки со всех сторон? Он не знал Софи, но уже испытывал к ней необъяснимую неприязнь.

– А что еще я могу тебе рассказать?

Роза облизала пересохшие от волнения губы.

– Я забыла спросить, возможно ли, чтобы фильм снимался в другой части Шотландии?

– Ну конечно, – Лайам с удивлением посмотрел на нее. – В Шотландии снимают множество фильмов. И что с того? Думаешь, твоя сестра могла действительно сбежать с парнем из съемочной группы?

– Возможно. Вот я и рассудила, что ты сможешь помочь мне. Рассказать об этом...

– Рассказать что? Какого черта киношники у меня забыли?

– Ну, ты же автор книг, известных по всему миру. По ним ведь снимают...

– Стоп, стоп, стоп! – перебил ее Лайам. – Ты что же, заключила, что я сам уговариваю киношников снимать фильмы на основе моих книг?

– А разве нет?

– Проклятье! Конечно же, нет. Всем этим занимается мой агент. И неужели я бы не сказал тебе, если бы знал, что где-то здесь снимают фильм по моей книге?

– Значит, все-таки нет никакого фильма?

– Нет.

– Ты уверен?

– Во всяком случае, я не подписывал никаких контрактов, – усмехнулся мужчина.

– Значит, тебе ничего не заплатили?

– Если хочешь так думать, пожалуйста.

– А как иначе? – Роза тяжело вздохнула. – Прости, что зря отняла у тебя время.

– Эй, не нужно так говорить. – Как всегда, неожиданно у Лайама изменилось настроение. – Ты стала лучиком света в этом сером дне.

– Рада, что развлекла тебя.

– Не уходи, – остановил ее Лайам, почувствовав, что Роза собирается вставать. Девушка удивленно уставилась на него широко раскрытыми глазами. – Миссис Вилсон принесет нам кофе.

От волнения у Розы пересохло во рту. Она знала истинную причину, по которой приехала сюда. Конечно, девушка хотела разузнать и о сестре, но не это было важно. Роза хотела понять, что притяжение между ними всего лишь плод ее воображения.

Но в этот момент она думала иначе. Прикосновение пальцев Лайама, когда он попросил ее остаться, было нежным и одновременно требовательным. А когда девушка встретилась с ним глазами, она увидела в его взгляде отражение собственных тайных желаний.

Боже мой, подумала Роза, он хочет меня.

Стук в дверь раздался как раз вовремя. Лайам встал, поспешно отстранившись от Розы, когда дверь распахнулась и на пороге возникла домработница с подносом в руках.

– Сэм сказал, вы хотите кофе, мистер Джеймсон, – пробормотала миссис Вилсон, украдкой посматривая на Розу. – Куда его поставить?

– Сюда, пожалуйста. – Лайам указал на столик между креслами, размышляя о том, не было ли появление домработницы судьбоносным. Миссис Вилсон между тем оставила поднос на столике и выпрямилась в ожидании дальнейших указаний. – Спасибо. Можете идти.

Женщина поспешила выйти из комнаты. Лайам снова сел в кресло рядом с Розой. Только теперь он избегал смотреть ей в глаза.

– Угощайся, – только и сказал мужчина, но Роза не пошевелилась.

– Я не хочу кофе, – ответила девушка. – Думаю, мне все же лучше уйти.

Лайам заметно напрягся. И прежде чем успел что-нибудь подумать, спросил:

– Ты этого хочешь?

Нет! – едва не закричала Роза.

– Не знаю, – только и сказала она.

Лайам простонал что-то невнятное. Забыв о том, что говорил себе мгновенье назад, он склонился к ней и притянул ее к себе.

И она не оттолкнула его. Ее губы приоткрылись, словно приглашая его попробовать их на вкус. Лайам не ожидал от нее такой реакции, но принял это неожиданное приглашение.

Роза была так податлива и желанна, что, прежде чем Лайам успел подумать о том, чем все это может кончиться, его рука скользнула по ее спине, проникая под кофточку.

Девушка вздрогнула, но не отстранилась. Он ощутил, как напряглись от возбуждения ее соски. Лайам целовал ее так, как не целовал ни одну девушку бог знает сколько времени.

Но он вовсе не собирался спать с ней. Нет. Он не связывался с разведенными женщинами, ищущими ни к чему не обязывающих отношений. Кроме того, Лайам почти ничего не знал о Розе. Так же как она не знала об ужасных шрамах, которые скрывались под его одеждой. И неужели он не изведал на себе, что женщинам нельзя доверять? Если я не хочу напугать ее до полусмерти, рассудил Лайам, я должен прекратить это. Сейчас.

Роза же была готова взять даже то малое, что мог предложить ей Лайам. В это мгновенье ее замужество и та боль, которую причинил ей Колин, изменив ей, казались смутным и далеким воспоминанием. С Колином она никогда не испытывала ничего подобного. Их брак был основан на чем угодно, но точно не на страсти.

Роза запустила пальчики в его волосы, чуть подернутые сединой, но густые и мягкие, и застонала, когда его рука скользнула под ее бюстгальтер.

– Я не могу этого сделать, – прошептал Лайам и неожиданно отстранился.

– Но ты же хочешь меня так же, как и я тебя, – запротестовала Роза, все еще тяжело дыша.

Боже, как только у нее хватило смелости сказать ему такое. Всего-то несколько дней назад Роза была уверена, что Лайам и не взглянул бы в ее сторону. А теперь она говорит ему о том, что он желает ее...

– Это не важно, – услышала девушка его голос.

– Нет, важно, – настаивала она, не выпуская его лица из своих рук. – Я понимаю, что ты не можешь предложить мне серьезных отношений. Я просто хочу... быть с тобой. Что в этом плохого?

– Ничего...

– А что тогда?

– Ты не поймешь, – пробормотал Лайам. Ему удалось наконец вырваться из ее объятий. – Я не такой, как тебе кажется.

– Если ты хочешь сказать, что ты не совсем нормальный, то...

– О, я не вампир, – заверил ее Лайам. – Просто поверь мне на слово – это никогда не сработает.

– И не нужно. – Роза села и посмотрела в его зеленые глаза. – Ты мне нравишься, Лайам. Нравишься с того момента, как я впервые увидела тебя тогда на пароме. Знаю, я не такая уж красавица, но мне казалось, что я тоже тебе понравилась.

– Ты мне нравишься. Роза. Но дело не в том, что я испытываю к тебе. Это касается меня самого. И только меня!

Роза не могла понять, что с ним происходит, но не поверила ни единому его слову. Просто по какой-то причине он передумал.

Может, Лайам испугался, что она станет просить больше, чем он может ей дать? Даже сейчас?

– Всегда все дело в вас, да, мистер Джеймсон? – бросила девушка с обидой. – Ты несчастный эгоист, вот ты кто! Я, я, я – всегда только Я!

Это обвинение оскорбило Лайама. Он ведь о ней думал, черт возьми! Хорошо, о себе тоже. И о том, что он почувствует, когда Роза увидит его шрамы и в ужасе отвернется. Наверняка ей даже в голову не приходило, почему он никогда не снимает эти свитера и кофты с длинными рукавами.

Прекрасно понимая, что он пожалеет об этом, Лайам поднялся и с силой рванул на себе рубашку. Пуговицы рассыпались по полу, а Роза наблюдала за ним с широко раскрытыми глазами. Но ему было все равно. В тот момент Лайам хотел доказать Розе свою правоту.

Девушка встала на ноги и, подойдя к нему, сняла с него рубашку. Она почти перестала дышать, когда увидела шрамы, сплетающиеся в странные узоры на его груди и руках. Кто-то напал на него и порезал ножом, догадалась девушка, и теперь он носит только одежду с длинными рукавами.

Так вот что он скрывал, подумала Роза. Шрамы были старыми, но воспоминания о них наверняка до сих пор разрывали Лайама на части.

Розе было стыдно, что она заставила его пойти на такой поступок. Но неужели он мог подумать, что его шрамы оттолкнут ее? Боже, ей было стыдно за себя, а не за него.

– Я... я не знала, – заговорила Роза, стараясь успокоить его. – Прости, Лайам. Я...

– Поверь мне, я тоже сожалею. Но, как ты говоришь, ты ничего не знала. Полагаю, это тебя извиняет. – Лайам снова надел рубашку. – Но теперь тебе все известно. И я хочу, чтобы ты ушла. Я позову Сэма, чтобы он проводил тебя.

– Но, Лайам...

– Не надо, – оборвал он ее, ковыляя к двери. – Мне не нужна твоя жалость.

* * *

Всю дорогу обратно Роза не могла не думать о том, что произошло в замке. Ей было плевать на дождь, и размытые дороги, и даже на то, что она по неосторожности может угодить в болото. Ее безопасность сейчас совершенно ее не заботила. Перед ней стояло лицо Лайама, когда он порвал на себе рубашку и показал ей те ужасные шрамы. Вряд ли она когда-нибудь сможет забыть боль, застывшую в тот момент в его глазах.

Только подъехав к мотелю, Роза заметила, что дождь кончился, а ветер стих. Но то, что шторм, кажется, ушел, вовсе не обрадовало Розу. Паром увезет ее с острова. Она никогда больше не увидит Лайама.

– Все в порядке? – обеспокоенно спросила миссис Фергюсон, глядя на расстроенную Розу.

– Да, да, все хорошо, – соврала девушка. Ей не хотелось с кем бы то ни было обсуждать то, что произошло. – Спасибо, что позволили взять вашу машину. Я заплачу за бензин.

– О, в этом нет необходимости. Мне ничего не нужно за ту каплю бензина, что ты использовала. Мой муж часто выезжал посмотреть на птиц. Но с тех пор, как он умер, я почти не пользуюсь этой машиной.

– Вы очень добры. – Роза выдавила улыбку. – И... кажется, шторм утих.

– Да, я тоже так думаю, – согласилась женщина, выглянув в окно. – Если позволишь, я скажу тебе кое-что. Ты выглядишь совершенно разбитой. Ты уверена, что тебя не слишком утомило путешествие? Утомило!

– Ну... если только чуть-чуть, – ответила Роза, надеясь, что ее слова удовлетворят женщину. – Видите ли, просто я привыкла к автоматической коробке передач.

– Автоматической? – заинтересовалась миссис Фергюсон. – Что это?

– О... – Роза пожалела, что вообще упомянула об этом. – Просто это облегчает вождение автомобиля, – объяснила Роза и поспешила подняться к себе в комнату.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Остаток дня Роза провела как в тумане.

Девушка отказалась от предложения миссис Фергюсон разделить с ней ленч. Вместо этого она бродила взад-вперед по комнате, размышляя, сможет ли когда-нибудь снова нормально жить. Сегодняшние события казались просто невероятными.

Роза была не из тех женщин, с которыми случается что-то подобное. Ее брак с Колином Винсентом и его последующая измена заставили девушку с подозрением относиться ко всему, что касается мужчин. Но с Лайамом все было по-другому.

Даже сейчас Роза не знала, что он чувствует по отношению к ней. Девушка заключила, что он не вполне ей доверяет. О, как бы хотелось убедить Лайама в том, что ее не пугают его шрамы. Это из-за них он живет здесь, вдали от людей? Как бы она хотела лучше знать его, показать ему, что она...

Что показать?..

Роза задрожала. Что за мысли? Ради бога, не влюбилась же она!

Как бы то ни было, она не могла не сожалеть о том, как покинула замок. Лайам наверняка подумал, что она привыкла вести себя подобным образом. Роза вспыхнула. Она не могла припомнить, когда еще вела себя так развязно...

Ей было стыдно. Неужели она, Роза, сама попросила Лайама заняться с ней любовью? Неужели так откровенно дала понять, что не потребует от него ничего, только безумный, страстный секс?

Роза ощутила, как все тело охватил жар. Она хотела Лайама. Хотела быть с ним. И ее внутренний голос говорил ей, что одной ночи с ним она бы не смогла забыть никогда.

Но ничего не было. Лайам позаботился об этом. Одним движением он показал, насколько он разбит. Но не физические шрамы беспокоили Розу. Похоже, что душевные раны куда сильнее. Не нужно быть психологом, чтобы понять, что кто-то другой заставил его отгородиться от людей. Кто-то очень сильно ранил Лайама. Душевно.

Но кто? Наверное, женщина, решила Роза.

Не простая женщина. Та, в которую Лайам был влюблен. Женщина, на чью поддержку он рассчитывал, когда...

Телефонный звонок прервал мысли девушки. Не то чтобы она ожидала, что звонят ей. Вряд ли Лайам захочет когда-нибудь снова услышать ее.

Но сердце ее дрогнуло, когда снизу раздался голос миссис Фергюсон:

– Это вас, мисс Чантри. – Впрочем, она тут же уточнила: – Ваша мать.

Что еще?.. Роза почувствовала себя так, будто на ее плечах лежит непосильная ноша. У нее не было новостей для мамы, кроме тех, что она уже сообщила.

– Привет, мам, – ответила девушка на звонок. – Шторм наконец-то утих. Я покину остров не позднее понедельника.

– Правда, дорогая? – Голос миссис Чантри звучал как-то странно. – Это хорошо. Ты сразу приедешь домой?

– Я думала, что нужно расспросить людей в Маллаиге, вдруг им что-то известно о...

– Софи не в Шотландии, – перебила ее мать. И прежде чем Роза успела что-нибудь сказать, добавила: – Она была в Лондоне, но сейчас уже дома.

– Как в Лондоне?

– Софи была с каким-то мужчиной, которого встретила на поп-фестивале, – смущенно проговорила миссис Чантри. – Он вроде бы музыкант.

– Скажи мне, что это неправда!

– Нет. – Женщина вздохнула. – Прости, Роза.

– Но почему Софи сказала Марку, что собирается в Шотландию?

– Не знаю. – Мама, очевидно, не хотела продолжать этот разговор. – Чтобы сбить нас со следа, полагаю. Она же знала, что я буду волноваться, если выясню, что она уехала с гитаристом какой-то поп-группы...

– Но ты же и без этого переживала, мам, – напомнила ей Роза. – Боже, когда ты позвонила мне в прошлую субботу, ты была в истерике.

– Нет, Роза. Ты преувеличиваешь. Господи, мы же знаем, какая наша Софи. Она такая импульсивная!

– И такая безответственная! Она рядом? Дай ей трубку. Я хочу поговорить с ней.

– Это невозможно. Марк звонил, и Софии отправилась к нему, чтобы попытаться все исправить.

– Если он снова поверит в ее россказни, тогда он просто дурак. Не могу поверить, что ты простила Софи ее выходку, мама! Если бы я поступила так в ее возрасте, ты бы заперла меня дома на месяц, не меньше.

– Но, Роза, Софи скоро уедет учиться в Лондон. И вряд ли вернется домой после учебы.

– О, мама! Ты же не можешь позволять Софи так шантажировать тебя! Она сбежала с мужчиной, которого едва знала. Да он мог бы оказаться маньяком!

– Ну, Роза, прекрати, – рассмеялась миссис Чантри. – Маньяк! Тоже мне! В любом случае Софи усвоила урок. Она рассказала, что он бросил ее, когда она отказалась спать с ним.

– Софи хотя бы сообщила, почему она вообще сбежала с ним?

– О, он наврал ей, что может познакомить ее с влиятельными на телевидении людьми. Я уже сказала ей, что не следовало ему верить.

– А при чем здесь Лайам Джеймсон? Или Софи не раскрыла тебе этой тайны?

– Не нужно сарказма, дочка. Это моя вина.

– Твоя вина? Как такое возможно?

– Ну... – Миссис Чантри, очевидно, искала слова. – Я сделала неправильные выводы.

– Не понимаю.

– Ясно... Ты же знаешь, как Софи любит книги Лайама Джеймсона?

– Да.

– И что она всегда мечтала сыграть в фильме по мотивам его книг?

– Ты шутишь!

– Нет, нет, не шучу. Она так говорила. Тысячу раз. И... и когда Марк позвонил и сообщил, что она сбежала с мужчиной, с которым познакомилась на поп-фестивале...

– Не могу поверить!

– Это правда. Марк сказал, что этот человек познакомит мою девочку с нужными людьми и...

– Ты сложила два плюс два, и получилось пятнадцать. Мам, почему ты не сказала мне об этом раньше?

– А ты бы поехала на Килфойл, если бы все узнала?

– Возможно, нет.

– Скорее всего, нет. Я тебя знаю, Роза. Если бы тебе стало известно, что это всего лишь мои догадки, ты бы никогда не поехала к Лайаму Джеймсону.

– О, мама! Ну что же ты не рассказала мне ничего?

– Ага. И ты бы обозвала меня глупой женщиной. А я-то думала, ты обрадуешься, узнав, что твоя сестра дома. В безопасности. А ты только злишься на нас обеих.

Роза знала, что это смешно. Ей тридцать два года, а она от слов матери плачет, как маленькая девочка. Софи так эгоистична, а мама не хочет этого замечать.

– Мне пора, – сказала Роза, стараясь не выдать своего настроения. – Миссис Фергюсон нужен телефон.

– Хорошо. Тогда до встречи. Береги себя.

– Пока.

Роза смахнула слезы. Хватит рыдать, сказала она себе. Нужно сосредоточиться на будущем. Скоро она вернется в свою квартирку в Рипоне. Каникулы закончатся через пару недель, и Роза вернется в школу к своим обязанностям. Все встанет на свои места.


Лайам всегда останавливался в «Мориарти-отеле», когда бывал в Лондоне. Об этом месте знали немногие, поэтому комнаты были доступны круглый год.

Он мог останавливаться в этом отеле анонимно, что было идеально для него. Не то чтобы Лайам собирался задерживаться в Лондоне надолго. Несколько дней ему придется провести в частной клинике в Найтсбридже, чтобы пройти очередной курс терапии.

Конечно, Сэм посчитал Лайама сумасшедшим, когда тот сообщил, что поедет в Лондон на своем автомобиле. По его мнению, хозяин должен был воспользоваться вертолетом. Но тогда все бы узнали, что он приехал, а этого Лайам не хотел.

Проехав Пенрит, Лайам решил остановиться, чтобы попить кофе и отдохнуть. Он сел за столик в придорожном кафе в Тибее, заказал кофе и сверился с картой.

Через несколько километров будет поворот на Скотч-Корнер, а через двенадцать километров к югу по магистрали А1 – небольшой йоркширский городок Рипон.

Рипон!

Неожиданно вкус кофе показался Лайаму очень горьким. Зачем ему знать, как добраться до Рипона? Ну хорошо, от миссис Фергюсон он узнал, что там живет Роза Чантри, но что с того? Лайам не видел ее уже почти два месяца. А после того как они расстались в последний раз, он вовсе не был уверен, что она вообще захочет видеть его.

Лайам не понимал, почему до сих пор не может избавиться от мыслей об этой девушке. Он допил свой кофе. И что теперь? Отправиться сразу в Лондон, как и обещал Сэму? Или заехать в Рипон?

Лайам посмотрел на часы. Было три часа дня, а значит, в Рипоне он будет к пяти. Но застанет ли Розу дома? И вообще, возможно, она живет не одна. Нужно ли рисковать, даже ле зная, стоит ли? Ответ ясен. Если он не увидит Розу, то никогда не поймет, что же на самом деле к ней чувствует.

Машин на дороге было немного, поэтому Лайам добрался до Рипона даже раньше, чем рассчитывал. Оставалось найти кого-нибудь, кто бы подсказал ему, как доехать до Ричмонд-роуд.

Лайам остановился возле собора, где патрулировал полицейский и, открыв окно, высунулся наружу.

– Я ищу Ричмонд-роуд, – крикнул он, привлекая внимание стража порядка. – Вы не могли бы мне подсказать?

– Да, конечно, – отозвался тот. – Вы ее уже проехали. Это в той стороне, сразу после Винстон-стрит. Лучше вам припарковаться и пройтись пешком, – посоветовал патрульный. – В это время суток...

– Я понимаю.

Лайам кивнул в знак благодарности и закрыл окно. Без труда найдя место для парковки, он надел пальто, закрыл машину и, засунув руки в карманы, направился в сторону собора.

К счастью, дождя не было, но дул холодный ветер. Нога болела. И вообще это безумие. И все из-за едва знакомой женщины.

Лайам без труда нашел нужную улицу. Он сверился с запиской, которую дала ему миссис Фергюсон. Вот дом двадцать четыре. Но в записке сказано двадцать четыре «Б». А здесь нет никакого «Б»; как, впрочем, и «А».

Придется войти и спросить. Лайам прошел в ворота и только тут заметил домофон на стене у двери. Очевидно, двадцать четыре «Б» – это номер дома и квартиры.

Свет в окнах горел, значит, кто-то дома есть. Но та ли это квартира? Был только один способ узнать. И Лайам нажал кнопку домофона.

– Да?

Мужчина сразу узнал голос Розы. Сердце готово было выпрыгнуть у него из груди. Да что со мной такое? – спрашивал он себя. Даже к Кайле он не испытывал ничего подобного.

– Роза? Это Лайам Джеймсон. Можно войти?

Тишина. Лайам подумал, что он будет делать, если она вдруг откажется говорить с ним. Выломает дверь? Просто уйдет? Он надеялся, что ему не нужно будет принимать какое-то решение.

– Открыто, – раздался между тем голос Розы.

В подъезде было темно. Лайам не представлял, куда ему идти. Словно догадавшись об этом, Роза открыла дверь, остановившись на пороге.

Она выглядела как-то по-другому, подумал Лайам и только тут заметил, что она сделала новую прическу. Теперь ее кудри спадали на плечи мягким каскадом, придавая ей необыкновенную женственность. Роза стояла перед ним в обтягивающих темных брюках и зеленой шелковой блузе, которая спадала с одного плеча. Она выглядела слишком соблазнительно, чтобы проводить вечер у телевизора. В одиночестве.

Добравшись до конца лестницы, Лайам на мгновение не мог пошевелиться. В надежде, что Роза не заметила его минутной слабости, он произнес:

– Прости за такое неожиданное вторжение.

– О, ты не помешал, – заверила его девушка, пропуская гостя в дом. – Заходи.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Спасибо.

Лайам был рад наконец-то оказаться в квартире. Он не смог бы преодолеть еще хотя бы одну ступеньку. Каким образом он собирается вернуться туда, где оставил свою машину, если уже совершенно выбился из сил? Может быть, вызвать такси? Очевидно одно: он не смог бы проделать обратный путь пешком.

Тем временем Роза размышляла о том, что здесь делает Лайам Джеймсон. Она старалась убедить себя, что дело вовсе не в сцене, разыгравшейся между ними перед тем, как она покинула замок. Но ведь других видимых причин не было.

Наверное, Лайам узнал адрес от миссис Фергюсон. Роза даже представила себе, как удивилась женщина подобной просьбе.

Девушка пыталась понять причину его появления по глазам, но Лайам не смотрел на нее. Он осматривал комнату ищущим взглядом, как будто не мог больше стоять.

Роза поспешно сняла чулки со стула и собрала журналы с дивана.

– Присаживайся, пожалуйста, – пригласила она. – Ты выглядишь... устало.

– Хочешь сказать – разбито? – предположил мужчина, но все же не без облегчения опустился на диван. – Я немного замерз, вот и все. Я ведь с утра за рулем.

– Но ведь сегодня вторник!

– И что?

– Я думала, паром ходит только по понедельникам и четвергам. – Роза покачала головой. – Ну конечно. Ты, должно быть, прилетел на вертолете?

– Откуда ты знаешь, что у меня есть вертолет?

– Миссис Фергюсон рассказала мне. – Роза помолчала. – Когда я застряла на острове, она посоветовала обратиться к тебе за помощью.

– Ах! – Лайам кивнул. – Старая добрая Кэтти Фергюсон. Что ж, мне жаль тебя разочаровывать, но я провел прошлую ночь у Джека Маклеода.

– У кого? – Роза никогда не слышала этого имени.

– У человека, с которым я говорил в то утро, когда ты впервые увидела меня тогда на пароме, – напомнил ей Лайам, облокотившись на диванные подушки. – Или я единственный, кто не забыл об этом?

– Нет, нет. Я помню, – запротестовала Роза, облизав пересохшие губы. – Это твой друг?

– Хороший друг, – согласился Лайам. – Он живет в Маллаиге. Когда я купил килфойлский замок, Джек первым предложил познакомить меня с людьми, которые могли бы помочь отреставрировать замок и дома. Его бабушка и дед – жители Килфойла. Джек мне очень помог. С тех пор мы и дружим.

– Ах, вот оно что. Полагаю, это миссис Фергюсон дала тебе мой адрес?

– Да. – Лайам посмотрел на Розу взглядом, полным обожания. – Надеюсь, ты не против.

– Почему я должна возражать? – спросила Роза, вдруг заметив, что до сих пор держит в руках чулки и журналы.

С отсутствующим видом она прошла в другой конец комнаты и бросила все в корзину. В комнате неожиданно стало нестерпимо жарко.

– Могу я предложить тебе что-нибудь? Напитки?

– Я бы не отказался от пива, – отозвался он, хотя мог бы обойтись и без него. Боль в ноге утихла, и Лайаму меньше всего хотелось снова куда-то идти. – Ммм... ты нашла свою сестру?

– Она была дома, когда я вернулась, – призналась девушка. Блузка снова съехала у нее с плеча, обнажив черную бретельку бюстгальтера. – Софи все это время жила в Лондоне.

– В Лондоне? – удивился Лайам. – Какого черта она там делала?

– Софи спуталась с гитаристом какой-то там поп-группы, – фыркнула Роза. – Но он бросил ее, как только узнал, что она не собирается спать с ним.

Лайам с сомнением взглянул на Розу, и она продолжила:

– Знаю, звучит невероятно, правда? Но моя мать верит каждому слову своей драгоценной Софи. А та с легкостью может обвести ее вокруг пальца.

– Но тогда при чем здесь я? – еще больше удивился Лайам.

– О... – Роза покраснела. – Это все моя мама. Когда Марк – это молодой человек Софи – позвонил и сообщил, что Софи направляется в Шотландию с человеком, который может способствовать ее продвижению в кино, мама тут же подумала о тебе.

– Но почему, черт возьми?

– Ну, как я тебе и говорила, Софи всегда с ума сходила от тебя и твоих книг. Полагаю, ей нужен был кумир. И она нашла его в твоем лице.

– Значит, это твоя мама отправила тебя на Килфойл?

– Ну да... – Роза кивнула. – Но Софи правда сказала, что собирается в Шотландию.

– Могу я спросить, зачем?

– Может, чтобы сбить нас со следа, – девушка пожала плечами. – Оглядываясь назад, должна признать, я вела себя как наивная дурочка, поверив словам моей мамы. Но она у меня наполовину итальянка, поэтому когда позвонила мне, то просто истерически кричала в трубку. – Роза погрустнела, но тут же опомнилась. – А сейчас... я принесу пиво. Еще что-нибудь?

Лайам отрицательно покачал головой. Роза поспешила на кухню, и он понял, что она нервничает. Интересно, почему? Наверное, ждала кого-нибудь другого. Мужчину, возможно.

Эта мысль разозлила его. Боже, а ведь Лайам и представить себе не мог, насколько сильно его желание снова увидеть Розу. Он понял это только сейчас. Проклятье! Но ведь он пришел сюда не за ее симпатией, а чтобы проверить кое-что.

Стиснув зубы, Лайам с трудом поднялся и прошел на кухню. Облокотившись о косяк, он спросил:

– Ты живешь одна?

Роза вздрогнула от неожиданности. Зная, как Лайам устал, она не ожидала, что он найдет в себе силы встать с дивана.

– Ага. – Девушка уже достала из холодильника бутылку пива и как раз собиралась перелить его в стакан, но Лайам остановил ее.

– Не нужно. Я попью из бутылки.

– Уверен?

– Ага. – Лайам взял бутылку у нее из рук и отпил глоток.

Одного взгляда на него Розе хватило, чтобы снова почувствовать вспышку неконтролируемого желания. А когда он неожиданно поставил бутылку на стол и посмотрел ей прямо в глаза, внизу живота приятно заныло. Розе потребовалось собрать всю волю в кулак, чтобы отвернуться от его потрясающих зеленых глаз и сказать:

– Почему бы нам не присесть? Я же вижу, как тебе трудно стоять.

– Не верь глазам своим... – Лайам протянул ей руку. – Подойди сюда.

– Тебе нужна помощь, чтобы дойти...

– Нет! – бросил он со злостью. – Мне не нужна помощь. Просто подойди ко мне, ладно?

Роза засомневалась на мгновенье, но в конце концов уступила.

– И что теперь?

– Как будто ты не знаешь, – он притянул девушку к себе. – Поцелуй меня.

– Лайам... – выдохнула Роза.

– Проклятье, просто сделай это! – потребовал мужчина, и, не сказав больше ни слова, Роза поднялась на цыпочки и прижалась губами к его губам.

Лайам хмыкнул.

– Это все, на что ты способна? – он запустил руку в ее роскошные рыжие волосы. – Поцелуй меня, Роза. Так, как ты это умеешь. Я ведь приехал сюда не затем, чтобы ты просто угостила меня пивом.

– А зачем? – Коснувшись его губ кончиками пальцев, она повторила: – Зачем ты проделал весь этот путь, Лайам?

– Догадайся.

– Потому что хотел увидеть меня?

– Боже, как же ты скупа в словах!

– Так скажи мне, что я должна говорить! – воскликнула Роза. – Почему ты вдруг захотел увидеть меня? Насколько я помню, раньше тебе не терпелось отделаться от меня.

– Ах! – усмехнулся мужчина. – Я заставил тебя так думать, да?

– А разве это неправда?

– Да! Это правда, черт побери! – Лайам с силой схватил ее за волосы. Это и сейчас так. – Он поморщился, ослабив хватку. – Но оказывается, я не такой уж герой, как мне казалось.

– Герой?..

Лайам неуверенно переминался с ноги на ногу.

– Если бы я был более благоразумен, меня бы сейчас здесь не было.

– Что ж, если ты чувствуешь, что...

Но Лайам не дал ей договорить. Он закрыл ее рот поцелуем.

И это было так неожиданно... Но, боже, не этого ли момента оба ждали, как только Роза открыла дверь?

Лайам целовал ее как изголодавшийся зверь, который не ел неделю. Именно этого он хотел с тех самых пор, как они расстались в последний раз. Снова обнять ее, прижать к себе, ощутить сладость ее губ. Он оторвался от нее, только когда обоим уже стало нечем дышать.

Ее волосы растрепались, а блузка снова упала с плеча. Но на этот раз Лайам отодвинул бретельку бюстгальтера, обнажая два спелых бугорка ее груди.

– Ты хочешь меня, – выдохнула Роза, прижимаясь к нему. – Ты действительно хочешь меня...

– Ты заметила, – прохрипел Лайам. – Да, я хочу тебя. Но разве ты не чувствуешь того же?

– Было бы глупо это отрицать, правда?

Думаю, ты понял, что я испытываю к тебе, иначе вряд ли стоял бы сейчас здесь.

– Ты ничего не знаешь...

Роза задрожала, ощутив силу его возбуждения.

– Я была замужем, – мягко напомнила она ему, но Лайам лишь посмеялся над ее словами.

– Я не это имел в виду. И ты прекрасно понимаешь, о чем я. – Лайам выпустил Розу из объятий и направился в гостиную. Не поворачивая головы, спросил: – Ты же не придешь в ужас, если я сниму брюки и ты увидишь мое уродство?

Роза поспешила к нему и, обняв Лайама сзади, прижалась щекой к его спине.

– Ты наговариваешь на себя, – прошептала девушка, пытаясь смягчить ситуацию, но, кажется, у нее не вышло.

– Думаешь, ты уже видела самое худшее? Нет. У тебя было время привыкнуть к тому, что ты увидела тогда, в замке, но есть и другие шрамы...

– Шшш!.. – Роза повернула Лайама к себе и приложила палец к его губам. – Помолчи и послушай меня, прошу. Если бы ты дал мне шанс договорить тогда, я бы сказала, что меня не так-то легко напугать.

– Но ты была шокирована...

– Конечно, была. Ради бога, кто-на моем месте не был бы? Не представляю... – Роза прервалась, но лишь на секунду. – Но я не почувствовала отвращения или еще чего-то такого, что ты там себе напридумывал. Это не оттолкнуло меня. Я почувствовала стыд, но не за тебя. А еще я подумала, каким нужно быть отвратительным чудовищем, чтобы так исполосовать человека... Если я и почувствовала что-то, то это было сострадание...

– Мне не нужна твоя...

– Я понимаю, что ты, должно быть, сыт по горло людским состраданием. Но я хочу, чтоб ты знал: я испытываю к тебе и другие чувства, но ты не дал мне шанса сказать тебе что-то, кроме «прощай».

– Я думал, нам больше не о чем было говорить.

– Мне кажется, теперь все зависит от того, что ты собираешься делать сейчас. Или ты просто уйдешь, или... разденешься наконец.

– Хотел бы я верить тебе...

– Тогда раздевайся, – потребовала Роза. – Давай снимай пальто, наконец. Тебе, наверное, жарко.

– Да. Вообще-то жарко. Но это вовсе не из-за одежды. – Лайам скинул пальто прямо на пол. – Иди ко мне.

– Нет. – Роза взяла его за руку. – Пойдем со мной. – Она провела его в смежные комнаты.

Одна, очевидно, была ванной, другая – спальней. Спальня была небольшая, но очень уютная. Роза включила лампу на прикроватном столике. В комнате воцарился приятный полумрак.

– Знаю, это совсем не то, к чему ты привык... – начала Роза, но Лайам развернул ее к себе, не давая договорить.

– Я хочу привыкнуть к тебе, а не к этой комнате. Но не могла бы ты выключить свет? Не думаю, что я готов предстать перед тобой при свете.

Роза хотела было сказать, что это глупо, но она уважала чужие чувства, поэтому снова выключила лампу.

– Лучше?

– Намного. – Лайам приблизился и, склонившись к ней, уткнулся лицом ей в грудь. – Ты хотя бы представляешь, как я мечтал об этом? – прошептал он, проникая под ее блузку. – И какого черта ты еще не сняла эту штуку?..

– Позволь. – Роза с легкостью избавилась от блузки. – Это просто, если знаешь, как.

– Думаешь, я не знаю, как это делается?.. – выдохнул Лайам, скидывая пиджак. – Ты уверена, что хочешь этого?

– Как никогда в жизни, – заверила Роза, начиная расстегивать пуговицы его рубашки. – Можно?..

– Как пожелаешь...

– О да, – прошептала девушка. И через мгновенье Лайам ощутил прохладу ночного воздуха на своей разгоряченной коже.

Ее руки начали путешествовать по его телу, но он не дал ей закончить. Лайам резким движением бросил ее на кровать и, накрыв своим телом, сорвал с нее бюстгальтер.

Прошло почти двадцать пять лет с тех пор, как Лайам чувствовал такое всепоглощающее желание. Как неопытный подросток, он сходил с ума, теряя голову от ее ласк и собственного возбуждения.

Найдя пуговицу ее брюк и расстегнув их, он проник рукой под трусики.

– Ты такая соблазнительная, – прошептал он. – Я знал, что так и будет...

– Возьми меня... – выдохнула Роза, прогнувшись. Ее рука потянулась к его брюкам. – Я хочу тебя...

Лайам осторожно снял с Розы трусики, восхищаясь ее наготой.

– Твоя очередь, – улыбнулась девушка и сняла с него брюки. – Сними все, – скомандовала она, потянувшись к его боксерам, но он остановил ее.

– Подожди, – простонал он – больше из желания подольше скрывать свои шрамы. – Я всего лишь человек.

– Я так рада, – Роза притянула Лайама к себе и поцеловала. – Вряд ли Лютер Киллиан может быть сексуальнее тебя.

– Что ты знаешь о Лютере Киллиане? – сглотнул мужчина.

– О, в Шотландии я купила одну из твоих книг. И наконец-то прочитала ее.

– Наконец-то?

– Ммм... – Роза таяла в его объятиях. – Я не могла читать твои книги, когда была на острове. Они бы напоминали мне о тебе. Но как только я рассудила, что мы больше не увидимся, то подумала, что так смогу стать ближе к тебе.

– Ах. А сейчас?..

– Сейчас я хочу быть с тобой, – выдохнула она, привлекая его к себе. – Пожалуйста.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Лайам проснулся один.

Он не был уверен в том, что Роза уже встала. Наверное, отлучилась в ванную. Он вообще ни в чем не был уверен после ночи бурной любви. Надо сказать, поэтому Лайам чувствовал себя так умиротворенно. Он был пресыщен удовольствием. Несколько минут мужчина просто лежал в постели, не шевелясь.

Он думал о событиях прошлой ночи. Роза отвечала на его ласки, готовая взять даже то малое, что он мог ей предложить. И она поразила его: была так горяча, так чертовски сексуальна, что Лайам совершенно потерял голову, забыв обо всем на свете.

И если с его стороны были какие-то промахи, Роза никак, ни словом, ни жестом, не показала этого. Она заставила Лайама снова поверить в себя, поверить в то, что он нашел женщину, которая видит в нем человека, а не израненное чудовище.

Лайам снова вспомнил тот момент, когда они стали единым целым. Он просто с ума сходил от удовольствия. Роза заверила его, что ему не нужно предохраняться. И это волшебное ощущение того, что между ними нет никаких преград, возбуждало еще больше.

В какой-то момент Лайам почувствовал, как Роза замерла под ним.

– Все в порядке? – спросил он ее.

– Просто думаю о твоих размерах, – призналась девушка, улыбнувшись.

– Это мешает?

– Не мне, – выдохнула Роза. – Тебе, возможно.

– О, малышка! – улыбнулся Лайам. – Это не проблема. Ты такая горячая, что кажется, я сейчас тоже вспыхну!

– Это хорошо?

– Очень. Очень хорошо. Только не думай, что я буду ждать слишком долго...

И вдруг Лайам ощутил острую вспышку наслаждения. Он желал, чтобы это мгновение никогда не кончалось. Ему нравилось ощущать жар ее тела, очень не хотелось нарушать красоту момента.

Но тут Роза обвила ногой его ногу и нежно пощекотала его пальчиками. Это было такое простое движение, но Лайам чуть не сошел с ума. Ее жест завел его снова, он хотел воплотить в жизнь все их фантазии...

Они двигались в едином ритме. Тела их словно танцевали, кружась на волнах страсти и наслаждения. А потом оба достигли экстаза, который, казалось, длился целую вечность. Лайам готов был поклясться, что им обоим еще не приходилось пережить чего-то подобного. Все сомнения, которые терзали его, когда он шел сюда, испарились. Лайам знал, что сделал верный шаг. И он был уверен, что Роза чувствует то же самое.

Но где же она? Лайам приподнялся на локте, пытаясь разглядеть свои часы. Сколько времени? За окном все еще темно, значит, утро еще не наступило. Но сколько же он спал?..

Звук мужского голоса тут же стряхнул сонливость. Он раздавался из гостиной. Лайам включил свет. Что там происходит? Роза что же, проснулась и смотрит телевизор?

Сначала Лайам подумал о том, чтобы позвать ее, но рассудил, что лучше этого не делать. Решил подождать, когда она вернется в спальню, а потом спросить ее, что случилось. Рано или поздно Роза все равно вернется. То, что они недавно разделили, не может забыться просто так.

И тут мужчина назвал Розу по имени.

– Ради бога, Роза! – воскликнул он. – Я думал, ты хочешь поговорить об этом.

Лайам не услышал ответа. Она говорила гораздо тише, наверное боясь разбудить его. Или потому, что не хотела, чтобы он слышал? Или узнал, что у нее другой гость? Может быть, тот, для которого она сегодня так оделась, с ревностью подумал Лайам.

Откинув одеяло, он нашел трусы и надел их. К счастью, нога уже почти не болела. Ведь ему еще предстоит добраться до того места, где он оставил свою машину.

К тому времени, как Лайам оделся, голоса в гостиной стали еле слышны. Он надел свитер и накинул на плечи кожаный пиджак. Если уж ему придется столкнуться с гостем Розы, то он должен встретиться с ним во всеоружии.

Лайам прошел в смежную комнату. Как он и предполагал, это оказалась ванная. Он зажег свет и быстро причесался.

А потом ощутил голод. Лайам забыл, что хороший секс делает с людьми: сперва чувства, а потом желудок. Они могли бы заказать пиццу, подумал он, почти ощущая аромат расплавленного сыра. А потом... да возможности бесконечны.

Его мысли снова прервал мужской голос.

– Мне наплевать, кто такой этот малый, – злобно бросил незнакомец за дверью. – Он не имеет никакого права на тебя! Проклятье, Роза, я твой муж!

– Бывший муж, – перебила Роза. Так по крайней мере послышалось Лайаму.

– Разве я не заслуживаю немного уважения? Я думал, мы решили начать все сначала.

Лайам не услышал слов Розы. Он неподвижно стоял у стены. Голоса стали ему безразличны. Он был прав. Роза ждала в гости другого мужчину. Своего бывшего мужа. Лайам стиснул зубы. Что за игру она затеяла? Бедняга говорил так, будто Роза обманула его, как обманула и Лайама.

Надо убираться отсюда! – подумал мужчина. И поскорее. Лайам чувствовал себя полным идиотом. Да кто она такая? Использует его для того, чтобы вызвать ревность у другого мужчины! Что ж, тогда Роза преуспела вдвойне. Потому что и Лайама снедала ревность.

Голоса теперь были не столь уловимы, из чего Лайам сделал вывод, что Роза и ее гость переместились в другую комнату. Скорее всего, в кухню. А если так, возможно, он успеет взять свое пальто и уйти незамеченным.

Лайам осторожно выглянул в гостиную. Пусто. Кто-то – скорее всего, Роза – поднял его пальто с пола и повесил на стул. Ближайший стул к двери, заключил Лайам с иронией. Хотела таким образом показать, что Лайаму больше нечего здесь делать?

Пол скрипел у него под ногами, но Роза и ее бывший муж были так увлечены разговором, что не обратили внимания. Голоса стихли, и Лайам замер в ожидании, но ничего не произошло. Господи, он что, целует ее? И хотя Лайам убеждал себя в том, что ему наплевать, желание войти и придушить этого человека граничило с безумием.

И все же рассудок взял верх. Кроме того, у него нет права вмешиваться в жизнь Розы. Он для нее ничего не значит. И он может убедить себя в том, что и она для него никто. Хотя Роза оказала ему услугу, показав, что не все женщины такие, как Кайла Стивене. И это уже хорошо.

Лайам взял пальто и вышел за дверь, не потрудившись закрыть ее за собой. Это произвело бы слишком много шума.

Он осторожно спустился по лестнице и вышел из здания. Все кончено. Надев пальто, Лайам, не оглядываясь, пошел прочь.


– Что это было?

Розе показалось, что она что-то слышала, и, оттолкнув Колина, она прошла в гостиную. Но там никого не было. Пусто, как и раньше. Наверное, почудилось. Присутствие Колина напрягало Розу, а он ходил за ней по пятам.

– Ну и где он? Тот парень, с которым ты спуталась? – выкрикнул Колин. – Я до него доберусь. – Мужчина оглядел Розу с ног до головы, только тут заметив, что на ней лишь сорочка. – О, кажется, я вытащил тебя из постели, да? А этот твой хахаль, что же, прячется от меня, дрожа от страха, что я разукрашу его лицо? Да так, что мало не покажется! – Колин, в бешенстве сжимая кулаки, направился в спальню.

– Не смей! – Роза пыталась удержать бывшего мужа, но тот был непреклонен.

– Эй ты, поднимайся! Вставай! – кричал он. – Но тут никого нет, – проговорил Колин, включив свет в спальне.

Роза изменилась в лице. Она хотела было сказать: «А кого ты ожидал здесь увидеть?», но шок был слишком силен. А Колин слишком хорошо ее знал, чтобы поверить, что в спальне не было другого мужчины.

– Ну что я тебе говорил, а? – злорадствовал он. – Парень кинул тебя. Ну сколько еще повторять? Я единственный мужчина, на которого ты можешь положиться, Роза.

Девушка понимала, почему Лайам исчез. Наверняка он слышал их разговор. Вспомнив слова Колина, Роза чуть было не набросилась на того с кулаками. Ей хотелось кричать от боли и злости на бывшего мужа.

Если Лайам слышал, о чем они говорили, тогда он, несомненно, сделал свои выводы. А ведь, хотя Колин и настаивал, Роза была уверена, что никогда и ни за что не вернется к нему.

– Просто убирайся отсюда, – прошипела она, указывая на дверь.

– Смотри-ка, дверь не заперта. Вот как твоему хахалю удалось улизнуть незамеченным. Кто он, Роза? Разве у меня нет права знать, кто мой соперник?

– У тебя нет никакого права вмешиваться в мою жизнь, Колин, – парировала девушка. – И больше никогда не приходи сюда. Ты потерял мое уважение еще три года назад.

– Ты что, шутишь, Роза?

– Поверь мне, нет. Надеюсь, мы больше не увидимся.

Как только за Колином закрылась дверь, Роза опустилась на диван и разразилась слезами. Она не верила, что день, который начался так чудесно, так ужасно, отвратительно окончился. А все из-за того, что вчера, когда Колин позвонил ей, она согласилась встретиться с ним в последний раз.

И для этого я даже приоделась, включая дорогое белье, корила себя Роза. У нее не осталось чувств к Колину, но она хотела, чтобы он понял, какое сокровище потерял. И вот чем все это закончилось.

Все это – одна большая ошибка. И что самое обидное – во всем виновата она сама. Если бы она не согласилась встретиться с бывшим мужем, все было бы по-другому. Но, боже мой, она даже не надеялась когда-нибудь снова увидеть Лайама. И тем более не ожидала, что он сам придет к ней. Наверное, Лайам считает ее не лучше той, с которой когда-то был обручен.

Конечно, Лайам не знал, что Розе известно о разрыве его помолвки. Роза начала собирать материалы о Лайаме Джеймсоне, как только вернулась с Килфойла.

Несмотря на его мировую известность, писали о нем мало. Но ведь он сам говорил, что не любит публичности. В основном писали о его книгах, о нападении было сказано совсем мало. Фактически только то, что нападавший совершил самоубийство, как только заключил, что расправился со своей жертвой. Лайам провел несколько недель в частной клинике, а потом вернулся домой в сопровождении нескольких телохранителей.

Его невеста публично разорвала помолвку с ним, как только Лайам вышел из клиники. Согласно статьям, она оставила его ради американского игрока в поло. Девушка говорила, что это любовь с первого взгляда и теперь уже ничего не изменить.

Конечно, это стало предметом газетной шумихи. Многие газеты пестрели сообщениями о том, что модель Кайла Стивенс уже появляется на публике в обществе своего нового любовника Раймундо Байя.

Мисс Стивенс была невестой популярного писателя Лайама Джеймсона, который недавно пострадал от рук обезумевшего фаната. Джеймсон, чья первая книга «Охота на вампиров» принесла ему бешеную популярность и огромный капитал, воздержался от комментариев. Но его агент Дэн Арнольд сообщил, что мистер Джеймсон желает паре счастья.

Кайла уже однажды предала его, а теперь еще и это. Что он такого услышал, что заставило его уйти? И сможет ли теперь Лайам доверять ей?

Роза вытерла слезы и встала. Какой смысл лежать здесь и жалеть себя? Она должна что-то сделать. Но что? Одеться и отправиться на поиски Лайама? Бесполезная трата времени. Роза понятия не имела, куда он мог пойти...

Девушка не знала, где он остановился на ночь. У нее не было телефона замка, куда она могла бы позвонить и справиться об этом. И она не могла пойти искать его в такое время. Ведь завтра ей нужно быть в школе. Ровно в половине девятого утра.

Роза поплелась в спальню. Зарывшись лицом в подушки, она снова вдохнула аромат его тела. Но было здесь что-то еще: волнующий запах секса.

Роза почувствовала себя опустошенной. Больше не было смысла притворяться и врать самой себе. Она влюбилась. Влюбилась в Лайама Джеймсона. Но как же объяснить ему все?

И тут Роза вспомнила имя. Дэн! Ну конечно же! Дэн Арнольд, его агент. Наверняка он знает номер Лайама. Конечно, вряд ли он ей сообщит его, но, возможно, хотя бы передаст Лайаму сообщение.

Роза вскочила с кровати и тут же ощутила внезапную боль. Очевидно, она наступила на одну из своих туфель. Но нет. Это оказалась не туфля. Это был мобильный телефон.

Дрожащей рукой Роза подняла его с пола.

– Проклятье! – выругалась девушка. – Что вообще здесь делает мой мобильник?

А потом поняла, что это не ее телефон. Это, наверное, мобильный Лайама. Скорее всего, он выпал, когда тот скинул свой пиджак на пол.

– О господи, – прошептала Роза, снова опускаясь на кровать.

С этого телефона он звонит своему агенту, и издателю, и кому бы то ни было еще. В ее руках – ключ к решению всех проблем. Неужели все так просто?

Роза включила телефон и увидела, что Лайаму пришло три голосовых сообщения.

Три! Роза облизала пересохшие от волнения губы. Прослушать их? Может быть, одно от Дэна Арнольда? Да!

Роза с нетерпением включила голосовую почту. Первое сообщение было от... женщины!

«Где тебя носит? – спрашивал женский голос. – Ты сказал, что будешь в Мориарти около половины восьмого. Уже за восемь, я сижу в твоем номере и жду тебя почти час. Позвони мне, когда получишь это сообщение. Это твоя любимица. Ты же знаешь, я беспокоюсь о тебе».

На этих словах Роза отключила мобильный. Она-то думала, Лайам приехал, чтобы увидеть ее, а он всего лишь заехал, чтобы потом отправиться на встречу с этой женщиной. Была ли это его мать, сестра или подружка, Розе уже все равно. Зачем же он вообще приехал в Рипон?

Роза с силой швырнула мобильный об стену и начала срывать с постели белье. Меньше всего ей сейчас хотелось вспоминать о том, что Лайам Джеймсон вообще когда-то был здесь.

Только когда Роза снова застелила постель и легла под одеяло, она дала волю слезам...

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

– Ты просто сумасшедший! – воскликнула Люси Филдинг, стоя на кухне роскошных апартаментов своего брата.

– Это только твое мнение, – возразил Лайам, положив ноющую ногу на пуфик перед собой. – Кофе еще не готов?

Люси надула губки, но все же передала брату чашку только что сваренного «Американо».

– Пожалуйста.

– Спасибо, – поблагодарил Лайам, жадно отхлебнув бодрящего напитка. – Как хорошо.

– А я не считаю кофе отличной основой для завтрака. – Люси пожала плечами и села напротив брата, чтобы видеть его лицо. – Но я так рада наконец-то увидеть тебя, что готова быть снисходительной.

– Ну, спасибо. – Лайам взглянул на сестру из-под полуопущенных ресниц. – Прости, что заставил тебя так долго ждать.

– Да уж, – Люси укоризненно покачала головой. – Я уже готова была звонить в полицию и узнавать, не было ли аварий на шоссе.

– Я ведь все объяснил, разве нет? – нетерпеливо спросил Лайам. Он узнал, что потерял мобильник, только когда уже выехал на главную магистраль. – Я не мог позвонить.

– А я была так рада увидеть тебя, что сразу же все тебе простила.

– А теперь ты передумала? Что ж, это твое решение.

– Я ведь этого не говорила, – вздохнула Люси. – Майк уехал до пятницы, так что я планировала переночевать в городе. – Девушка немного помолчала. – А теперь расскажи мне все. Ты, кажется, сделал крюк, чтобы встретиться с женщиной, с которой познакомился в августе. Но там оказался ее муж, так?

– Я не хочу об этом говорить.

– Думаю, ты должен поделиться со мной. – Люси подвинулась ближе. – Что происходит, Ли? Ты, по-моему, чего-то недоговариваешь. Как ты познакомился с этой женщиной? Я думала, ты не приводишь девушек к себе в замок.

– Именно.

– Тогда что она там делала?

– Искала свою сестру, – вздохнул Лайам.

– На острове или в замке?

– Везде. – Лайам уже пожалел, что затеял разговор о Розе. – Забудь об этом, Люси, прошу тебя.

– Не могу, – упрямилась девушка. – А вот ты, кажется, забыл, что я была рядом, когда Кайла бросила тебя. И мне совсем не нравится мысль, что другая женщина может снова тебя одурачить.

– Роза не такая, – возразил Лайам, облокотившись на подушки.

– А какая она?

– Высокая, стройная, рыжеволосая...

– Я не об этом, Ли. Ты прекрасно понял, что я имею в виду. Эта девушка... она похожа на Кайлу?

– У них нет ничего общего, – заявил Лайам. – Я не поставил бы Розу в один ряд с Кайлой Стивенс.

– Кайлой Байя, – поправила Люси. – Которая, кстати, вернулась в Лондон. Я слышала, у них с Раймундо не все так гладко. И теперь она рассказывает всем, кто готов ее выслушать, что ты единственный мужчина, которого она когда-либо любила.

– Ты шутишь? – удивился Лайам.

– Нет. – Люси покачала головой. – Я абсолютно серьезно. – Недавно мы столкнулись в «Харродс». Кайла спросила меня, как часто мы видимся с тобой. Я, конечно, сказала, что часто. Думаю, с моей стороны было бы неразумно сообщить ей, что мы встречаемся пару раз в году.

– Ты знаешь, где я живу.

– Но тебя можно и не застать, – запротестовала Люси. – Ты же сам никогда не заедешь ко мне в Лондон.

– Я писатель, Люси, – вздохнул Лайам. – Ты же знаешь, я работаю.

– Понимаю. – Девушка помолчала. – А Кайла?..

– Кайла может идти... к черту, – бросил Лайам, в последний момент решив не использовать нецензурной лексики при сестре. – Даже если мы больше никогда не увидимся, мне плевать.

Что самое странное, это на самом деле так, подумал мужчина.

Столько времени он не решался говорить о Кайле, даже думать о ней, но внезапно осознал, что теперь ему все равно, что скажут другие. Все чувства к Кайле прошли. Теперь он мог думать о ней без боли и сожаления.

– Рада это слышать, – произнесла Люси, возвращая брата в настоящее. – Очевидно, Роза... как, ты сказал, ее фамилия? Чаннинг? А... Чантри. Точно, Роза Чантри... Наверное, у нее есть то, чего нет у других.

– Прекрати, Люси.

– Не могу. Мне же интересно, Ли. Она, кажется, замужем?

– Нет, не замужем. Во всяком случае, я так думаю.

– Что? – удивилась Люси. – Но ты сказал...

– Мне нужен душ, – бесцеремонно перебил ее Лайам, поставив чашку с недопитым кофе на столик. – Еще нужно поговорить с Дэном прежде, чем я пойду на встречу с Аароном Парджетером. Если хочешь, оставайся здесь. Но только не жди, что я буду развлекать тебя сегодня.

– Как всегда, – хмыкнула Люси. – Хотя я могла бы остаться у тебя еще на денек. Ты задолжал мне обед.

– Хорошо. Сегодня пообедаем вместе. Но при условии, что ты не будешь учить меня жизни.

– Ах, ты...

Выходя из комнаты, Лайам улыбался.


Следующие несколько дней были просто ужасны.

Роза почти не спала. И хотя мама звонила и несколько раз приглашала ее зайти на обед, девушка не хотела сейчас встречаться с сестрой.

Софи бросила учебу через месяц после начала осеннего семестра, сказав Розе и матери, что курс, который она выбрала, слишком скучный. Софи этого совсем не ожидала, поэтому ушла из университета и устроилась на работу в рекламное агентство в Харрогейт.

Эта работа необыкновенно подходила ей. Тем не менее Розе не очень хотелось выслушивать трескотню Софи о том, как важна ее работа секретарем. Хотя, если быть честной, каждый раз, когда Роза видела сестру, она вспоминала о Лайаме и о том, что потеряла.

Но ведь, возможно, она просто обманывала себя и Лайам приехал к ней с одной лишь целью: затащить ее в постель. А разве не она первой предложила ему ни к чему не обязывающие отношения? Да еще эта женщина... Кто она? И какое отношение имеет к Лайаму? Что ж, по крайней мере, Роза узнала, где Лайам остановился. На следующий же день она отправила его мобильный в «Мориарти-отель».

А в пятницу вечером, возвращаясь домой с работы. Роза заметила возле своей машины Колина Винсента.

– Чего ты хочешь? – спросила его Роза. Она устала, проголодалась и очень ждала выходных, чтобы хоть немного выспаться.

– А ты не очень-то дружелюбна. Я думал, ты уже остыла.

– Поостыла? – Роза в недоумении уставилась на бывшего мужа.

– Ну, успокоилась, – нетерпеливо продолжал Колин. – Может, пойдем куда-нибудь и поговорим?

– Нам не о чем говорить, – отрезала Роза. – По-моему, я все понятно тебе объяснила. Я не хочу больше тебя видеть. Никогда.

– Но ты ведь говорила не серьезно.

– Неужели?

– Да. – Колин замолчал, подбирая слова. – Слушай, я знаю, кто тот парень. Ну, который посмеялся над тобой. Софи мне рассказала.

– Софи? – опешила Роза.

– Ну да. В тот день, когда ты выставила меня, я знал, что этому должно быть какое-нибудь объяснение. Поэтому и позвонил Софи.

– Откуда ты знаешь, где она работает?

– Один человек из гаража сообщил мне. Терри Хадли. Помнишь такого? Он работает в...

– Мне плевать, где работает какой-то «человек из гаража»! – со злостью перебила его Роза. – Но мне очень хотелось бы знать, какое отношение он имеет к моей сестре.

– Они ведь встречаются, разве нет?

– Встречаются?

– Ну... они появляются вместе периодически, – пробормотал Колин. – Господи, Роза, только не говори, что тебе ничего не известно.

– Значит, нет. – Роза покачала головой.

Последнее, что она слышала – что Софи помолвлена с Марком Кэмпионом. – Долго это продолжается?

– Какая разница? С тех пор как она бросила университет, я полагаю. Софи большая девочка, Роза. Ей не нужно твое разрешение.

– Ты прав.

Роза не произнесла больше ни слова. Она открыла дверцу и села за руль.

– Эй! – Колин успел перехватить дверцу прежде, чем Роза успела закрыть ее. – А как же я?

– А что такое?

– Перестань, Роза. Когда мы снова увидимся?

– Надеюсь, что никогда.

– Я тебе не верю. Прекрати, – не унимался Колин. – Этот парень, с которым ты познакомилась в Шотландии... Лайам Джеймсон... ты же не надеешься когда-нибудь снова встретиться с ним?

– Нет, – призналась Роза.

– И что? Проклятье! – воскликнул Колин. – Да он чертов миллионер! Смею заметить, он может заполучить любую женщину, стоит ему только щелкнуть пальцами. Ты привлекательна, Роза, но тебе никогда не сравниться с теми женщинами, к которым он привык. Ты видела фотографию той модели, с которой он был помолвлен? Такая конфетка!

– Уходи, Колин, – уверенно произнесла Роза, хотя его слова больно ранили ее. – Я уже сказала. Я не хочу больше тебя видеть. Что еще ты желаешь услышать?

– Да, Колин, что тебе еще от нее надо? – раздался позади до боли знакомый голос. – Проваливай, пока еще можешь.

Роза заглушила мотор, но не успела выйти, как Колин, разъяренный такой наглостью, развернулся и выкрикнул, сверкая глазами:

– Да кто ты такой? Не видишь, мы разговариваем? Почему бы тебе не убраться, пока я не врезал тебе как следует?

– Не мечтай. Проваливай, Колин. Не знаю, как там твоя фамилия, но думаю, тебе лучше убраться.

– Да кто ты такой, черт тебя дери, чтобы говорить со мной таким образом? – взвился Колин. – Я уйду, когда захочу. Не раньше.

– Ладно. Мне все равно. Привет, – поздоровался Лайам с Розой. – Выглядишь усталой.

Этот урод расстроил тебя?

– Кого ты назвал уродом, ты?.. – Колин схватил Лайама за грудки и со злостью сверкнул глазами. – Давай поговорим, мистер НИКТО! Что, испугался?

– Колин...

– Думаешь? – мужчины будто не замечали протестов Розы. – Не все такие трусы, как ты, ничтожество! И мне не нужны угрозы, чтобы доказать, что я мужчина.

– Ах, ты... – Колин замахнулся, но Лайам опередил его.

В ту же секунду Колин оказался на земле.

– Ублюдок, – сплюнул мужчина, поднявшись.

– Я бы сказал похлеще, но не буду. Хочешь попробовать еще раз?

– Господи, прекратите! – воскликнула Роза, встав между ними. – Рядом школа. Какой пример вы подаете детям?

– Дети давно разошлись, – отозвался Лайам. – Или ты хочешь сказать, что сожалеешь об этом...

– Ты знаешь, что нет, – Роза облизала пересохшие от волнения губы. – Но... что ты здесь делаешь? Я отослала твой мобильный в отель. Ты получил его?

– К черту телефон. Иди сюда. – И прежде чем Роза успела что-то сообразить, Лайам притянул ее к себе и поцеловал.

– Ради бога, Роза, ты что делаешь? – воскликнул Колин, не веря своим глазам.

– Проваливай, Колин, – прошептала Роза, оторвавшись от любимых губ. – Разве не видишь, ты попусту тратишь время.

– Ты пожалеешь, Роза.

– Надеюсь, что нет, – ответил за нее Лайам. – Почему бы тебе не пойти поплакаться к Софи, а? – Мужчина усадил Розу на переднее сиденье, а сам сел за руль. – Прощай.

Теперь, когда Колин остался позади, а они выехали за школьные ворота, никто не знал, что сказать.

– Сюда? – Лайам первым нарушил тишину. – Я не знаю, как отсюда доехать до твоего дома.

– Уже забыл?

– Если ты о той ночи, то я шел пешком от самого собора. Так нам сюда?

– Да, – кивнула девушка.

Если бы она только знала, что Лайам шел пешком. Может, если бы она сразу оделась и пошла за ним, то могла...

Могла что? То, что сейчас Лайам снова здесь, вовсе не значит, что он не обманывал ее в прошлый раз. Тогда он проделал весь этот путь до Англии, чтобы увидеться с другой женщиной. Возможно, сейчас Лайам возвращается обратно в Шотландию. И просто решил заехать, чтобы снова...

– Что случилось? – его голос вернул девушку в настоящее.

– Зачем ты здесь? И где твоя машина? Только не говори, что снова оставил ее у собора.

– Я не за рулем. У моего пилота есть знакомый фермер в этих краях. Он разрешил приземлиться на его поле. А потом отвез меня в город.

– Ты что, прилетел сюда на вертолете? – удивилась Роза. – Мне казалось, ты предпочитаешь автомобиль.

– Обычно да. Но на вертолете проще и быстрее. Завтра мне предстоит вернуться в Лондон.

– Завтра... – эхом повторила девушка. – Я вообще не понимаю, зачем ты сюда явился, – не удержалась она.

– Ты знаешь, почему я приехал. Разве я не показал этого?

– Каким образом? Ударив Колина прежде, чем он успел поколотить тебя?

– Не язви, Роза. Просто помолчи. – Лайам пронесся мимо трех машин, водители которых тут же просигналили, выказывая свое недовольство. – С тобой я вообще теряю голову.

– Почему мне так трудно в это поверить? – задала Роза провокационный вопрос.

– Ты еще очень плохо меня знаешь, – отозвался Лайам, накрыв ее руку своей ладонью. – Но не волнуйся, скоро узнаешь.

– Так же, как та женщина, которая ждет тебя в Лондоне?

– Как та?.. Роза, это была моя сестра. Ты же не подумала?.. Люси – моя сестра, – повторил Лайам. – Прошу, Роза, не говори больше ни слова, пока мы не приедем в твою квартиру.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Лайам припарковался чуть дальше. И пока он закрывал машину и ставил сигнализацию, Роза быстро вышла и заторопилась к воротам.

Девушка уже открыла дверь и взбежала вверх по лестнице, когда услышала позади тяжелое дыхание Лайама. Наверное, у него снова болела нога. Розе было трудно не предложить ему помощь.

Но ведь он не хотел бы, чтобы она так поступила. Роза включила свет и термостат. Но слова «моя сестра» настойчиво крутились в голове, не давая сосредоточиться на чем-то другом. Как бы ей хотелось, чтобы это оказалось правдой. Но что, если Лайам снова обманывает ее?..

Тем временем мужчина добрался до квартиры и вошел, тяжело дыша. Заметив, что Роза наблюдает за ним из кухни, он улыбнулся.

– Старею, да?

– Почему бы тебе не присесть? – пригласила девушка, не ответив.

– Действительно, – согласился Лайам, с облегчением опустившись на диван. – Садись рядом, – предложил он.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – неестественным голосом спросила Роза, стараясь унять дрожь внутри. – Ты, наверное, замерз.

– О, мне совсем не холодно, поверь. Ну же, Роза. Иди ко мне. Ты ведь этого хочешь.

– Неужели?

– Да. Или уже забыла, как целовала меня? Послушай, я знаю, что ты не доверяешь мне. И не виню тебя в этом после всего, что случилось. Но мы ничего не решим, если ты будешь продолжать вести себя как напуганная девственница!

– Это предполагает, что я должна простить тебя? – не унималась девушка. – Так вот, я скажу тебе: это не сработает.

– Ну, Роза! – вздохнул Лайам. – Не заставляй меня бегать за тобой.

– Я не виновата в том, что у тебя болит нога, – парировала она, и Лайаму захотелось схватить ее и заставить признаться, что она так же рада видеть его, как и он ее.

– И еще как болит, – произнес он вместо этого.

– Я не просила тебя ехать с одного конца города на другой.

– Да. Но не поэтому мне нужно снова быть в лондонской клинике.

– Что?

– Я сказал...

– Я слышала. О чем ты говоришь? Какая клиника?

– Обязательно говорить об этом сейчас?

– Да, – настаивала Роза. – Расскажи мне.

– Тогда сядь рядом.

– Нет, пока ты не расскажешь мне обо всем.

– О господи! – простонал Лайам. – Вообще-то я сам виноват, что заболел во время шторма.

– Перед моим отъездом с острова?

– Да. – Лайам похлопал по дивану рядом с собой. – Ну сядь же, Роза. Обещаю, я не буду прикасаться к тебе, если ты этого не захочешь.

– Сначала расскажи мне о клинике. Что там лечат?

– Некоторые болезни... – Мужчина помолчал. – Когда на меня напали... – он снова остановился. – Тебе что-нибудь об этом известно?

– Только то, что сумасшедший фанат пытался убить тебя.

– Этот парень... – кстати, его звали Крейг Кеннеди... – он ведь перепутал меня с одним из моих героев.

– С Лютером Киллианом? – удивилась девушка.

– Нет. Со злым вампиром по имени Джонас Вайлдер, который сколотил состояние на фантастических рассказах. Улавливаешь связь?

– Он подумал, что ты и есть Джонас Вайлдер?

– Во плоти, – согласился Лайам. – Антихрист собственной персоной. Слава богу, Крейгу не повезло и он не достиг своей цели.

– О, Лайам! – Роза подошла к дивану и села рядом. – Это, наверное, было ужасно!

– Я был слишком шокирован, чтобы чувствовать боль. Врачи говорят, что мы боролись, потому что на моем теле были следы борьбы. Я помню, как тот парень набросился на меня с криком, что он избавит мир от очередного монстра. – Лайам улыбнулся. – Правда, он использовал стальной нож. А чтобы расправиться с вампиром, нужно всадить ему осиновый кол в сердце. Все это знают.

– Это не смешно, Лайам. Я даже не знаю, что сказать...

– Для начала могла бы сказать, как ты рада меня видеть.

– Ты и так это знаешь. Но когда я подумала, что ты просто заехал ко мне по пути в Лондон... к другой женщине...

– Я ехал в клинику. А не сказал тебе потому, что здесь нечем гордиться. Как тебе вообще пришло в голову, что я встречаюсь с другой женщиной? Люси не говорила мне, что ты ей звонила.

– Она знает обо мне? – удивилась Роза.

– Ну да.

– Ты рассказал сестре о нас?

– Вообще-то она выудила все из меня. Моя сестра не успокоится, пока все не узнает. Такая уж она.

– Ах ты!.. – воскликнула Роза, и Лайам притянул ее к себе.

– Так гораздо лучше, правда? – прошептал он и завладел ее губами.

Это был долгий страстный поцелуй. Кажется, оба изголодались друг по другу. Каждый не понимал, как мог так долго жить без другого.

– За этим стоило вернуться, – простонал Лайам, оторвавшись наконец от ее губ. – Я так боялся, что ты не захочешь меня видеть...

– Ты же так не думал, – прошептала Роза ему на ухо. – Или тебя бы здесь сейчас не было.

– Это Люси помогла мне понять, что я вел себя как идиот.

– Люси? Но как?

– Как обычно. Она надоедает тебе до тех пор, пока ты все не расскажешь ей, лишь бы она замолчала.

– Люси интересовалась мной?

– Как будто ты не знаешь. Все вы, девушки, такие.

– Продолжай. Я хочу услышать, что тебе сказала твоя сестра.

– Может, сначала расскажешь мне, как ты про нее узнала.

– Не догадываешься?

– Позабавь меня.

– Ну, раз уж ты настаиваешь... я прослушала сообщение в твоем мобильном.

– Ах! – улыбнулся Лайам. – Так вот почему он был немного поцарапан, когда его доставили.

– Ты заметил?

– Да. Люси мне показала.

– И вы оба посмеялись.

– Нет. Это придало мне смелости снова прийти к тебе. Я прослушал то сообщение. Согласен, тут можно ошибиться.

– А ты... в тот день, когда ушел отсюда, ты, очевидно, подумал, что я врала тебе...

– Не надо! – Лайам прикрыл ее рот ладонью. – Прошу тебя, детка, не напоминай, каким я был идиотом. Господи! Я ведь даже не дал тебе шанса все объяснить. Но постарайся понять. Я лучше всех знаю свои недостатки. Как знаю и то, что вряд ли выиграл бы конкурс красоты. Ты наверняка слышыла, что моя невеста ушла от меня, когда узнала, что теперь я выгляжу как монстр и не могу удовлетворить женщину.

– Но это не так, – с горячностью возразила Роза. – Шрамы исчезнут с твоего тела, но они все еще здесь, – девушка коснулась его груди. – Отпусти свою боль. Это все неважно, поверь.

Лайам приблизился к ней, и Роза забыла обо всем на свете, сдавшись в плен его губ.

Его руки путешествовали по ее телу, избавляя от одежды, и когда последняя деталь упала к ее ногам, он отодвинулся, но только чтобы посмотреть на нее.

– Красавица, – прошептал Лайам, покрывая поцелуями все тело девушки.

Ожидание становилось почти невыносимым. Дрожащими руками Роза расстегивала пуговицы его рубашки, а потом и молнию на брюках. Впервые она увидела тот шрам, который начинался у живота и кончался на бедре. Но это не напугало ее. Она ощутила возбуждение Лайама и почувствовала небывалое удовлетворение.

– Отвратительный шрам, да?

Но Роза не ответила. Она начала целовать его живот, опускаясь все ниже и ниже, пока он не простонал:

– Хватит. Если ты сейчас не остановишься, я за себя не отвечаю.

– Так чего же ты ждешь?.. – улыбнулась девушка, соблазнительно погладив себя по бедру.

ЭПИЛОГ

Шесть месяцев спустя Роза стояла у окна своей спальни, наслаждаясь открывавшимся оттуда видом. Наступила весна, и на Килфойле начали распускаться первые цветы.

Розе до сих пор не верилось, что они с Лайамом женаты уже больше шести недель. Конечно, Роза бывала на Килфойле и до замужества, а медовый месяц молодожены провели на Карибах, но Розе отчего-то казалось, что вся ее жизнь прошла именно здесь. Как и Лайам, она не хотела переезжать в большой город. Ее дом здесь. В килфойлском замке.

Конечно, родственники немало удивились, когда Роза представила им Лайама как своего будущего мужа. Но в конце концов все привыкли к мысли, что именно Розу, а не Софи, он выбрал себе в жены.

Но больше всего удивилась, конечно, Кайла Стивенс-Байя.

Как только она узнала, что Лайам находится в лондонской клинике, Кайла приехала туда, умоляя простить ее и убеждая его в своей любви.

Естественно, знаменитая модель знала, что эта история появится во всех газетах. И хотя Лайам каждый день звонил Розе, та боялась, что Кайла может увести его.

Но через пару дней после появления в таблоидах истории о ее визите Лайам приехал в Рипон. На этот раз с предложением руки и сердца.

Сообщение об их помолвке появилось на первых полосах всех изданий. Лайам хотел, чтобы Роза уволилась с работы и сразу вернулась с ним в Шотландию, но в конце концов согласился подождать до Рождества.

А теперь...

– Что ты делаешь? – Любимый голос вернул ее к реальности.

Роза оглянулась и увидела, что муж проснулся. Она подошла к нему и села у кровати.

– Я просто наслаждаюсь видом.

– Ммм... – соблазняюще улыбнулся Лайам. Он смотрел на нее, а вовсе не в окно.

– Ты просто невозможен, – игриво оттолкнула его Роза. – Но я так счастлива снова оказаться дома, что прощаю тебя.

– Тебе не понравился медовый месяц?

– Очень, очень понравился. Но наш дом здесь. Никогда не думала, что так полюблю Килфойл. Хотя я ведь сама изменилась с тех пор, как мы впервые встретились.

– Да. Ты приобрела приятную округлость, – улыбнулся Лайам. – Миссис Вилсон будет довольна.

– Я толстая, да? – ужаснулась Роза. – Боже, я потолстела! – воскликнула она. – Больше не буду есть так много шоколадных кексов, которые готовит миссис Вилсон.

Лайам подошел к жене сзади. Теперь он не стеснялся своей наготы, да и шрамы стали едва заметны.

– Перестань, милая. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

– Но я никогда не была толстой.

– А ты не думаешь, что у этого, – Лайам нежно коснулся ее округлившегося животика, – могут быть другие причины.

– О чем ты? Думаешь... – у Розы перехватило дыхание, – я могу быть беременна?

– Это ведь Колин мог быть бесплодным.

– А если окажется, что я жду ребенка, Лайам? Что ты почувствуешь?

– Эй, если ты счастлива, то и я тоже, – улыбнулся он. – Я бы, конечно, хотел, чтобы мы подольше пожили для себя, но зачем тогда бабушки и дедушки, правда?

– Думаешь, твои родители обрадуются?

– Они будут просто в восторге, – заверил жену Лайам. – Да и я с каждым днем становлюсь старше. Биологические часы тикают.

– Тебе не о чем волноваться, любимый. Иди ко мне. Нам есть что отпраздновать.


Их сын родился через шесть с половиной месяцев. Шон Лайам Джеймсон появился на свет в главной спальне килфойлского замка с помощью одной только акушерки.

Лайам подготовил вертолет, который должен был доставить Розу в больницу, но в осеннем шторме пропали несколько рыбаков. Роза заявила, что их спасение важнее, а медсестра заверила Лайама, что Роза вполне здорова и может без труда родить дома.

Так и случилось. Роды прошли легко и быстро. А когда акушерка дала Лайаму подержать ребенка, новоиспеченный отец просто засиял от счастья.

– Наш сын такой красивый, – с гордостью произнес Лайам, протягивая ребенка жене.

– Как и его отец, – счастливо улыбнулась Роза, но Лайам покачал головой.

– Это ты красавица.

И Роза, зная, какой у нее уставший вид, все же не сомневалась, что Лайам не лжет...


home | my bookshelf | | Любовь между строк |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу