Book: Когда сказать да



Когда сказать да

Лесли Мэримонт

Когда сказать да

Глава 1

– Не знаю, – сказала Вера, поправляя прическу. – Обедать здесь или отправиться в «Наблус»? С одной стороны, еда там пальчики оближешь. К тому же я без ума от их кофе. С другой – цены там – закачаешься. Можно, конечно, заказать скромный ланч: салатик, что-нибудь мясное и все. Ну и кофе, разумеется. – Она вытащила пудреницу. – Но, согласись, даже так заплатишь за все не меньше десяти долларов.

Давай посчитаем. Пятидневная рабочая неделя, десять долларов в день… Но это только ланч, а ведь целый день одним ланчем сыт не будешь, это получается…

Милая Вера! Она уверена, что кого-то интересует, куда она пойдет на ланч и сколько при этом потратит. Все-таки это счастье – заблуждаться на свой счет. Думать, что кто-то слушает твою болтовню. Или обращает внимание, во что ты одета. Или считает тебя красивой. И готов признаться в любви.

Но она-то знает, что не заблуждается. У них с Роем чувства взаимны. Ему небезразличны ее наряды, ее лицо, каждое ее слово. Ее чувства, наконец. Она уверена, что любит его.

Ну вот, сумочка уже в руке. Прощальный кивок Вере, улыбка в ответ – да что там, они расстаются всего на час! – и вот она уже на улице.

Дурное предчувствие? Пожалуй, нет.

Даже наоборот. Какое там дурное предчувствие, что вы! На душе у Мелинды пели птицы и распускались цветы. Наступил обеденный перерыв, и она идет на встречу с Роем. Жизнь так прекрасна!

Прошло почти четыре года с тех пор, как она еще совсем несмышленой девчонкой приехала из своей сельской глуши во Флориду. Ну, положим, не совсем из глуши, все-таки Литтл-Рок хоть маленький, но город. Но ведь совсем под боком живут люди, которые до сих пор не пользуются электричеством. Да и она сама, что греха таить, работала секретаршей в страховой компании, весь день печатала на машинке, принимала телефонограммы босса, а вечером возвращалась к себе, зная, что ей предстоит еще обмыть загон для скота и подоить коров.

Но вот четыре года назад все изменилось.

Мелинда распрощалась с отцом и приехала в свою любимую Флориду, о которой столько мечтала в детстве, посмотрела на великолепные пляжи, выпила содовой со льдом и поняла, что жизнь только начинается. Ведь у нее есть работа, и не где-нибудь, а в солидной юридической фирме. А работа – это значит трехразовое питание, приличная квартира. И пусть эту квартиру приходится делить с соседкой – Мелинде одной оплачивать жилье не по карману, – но все-таки это настоящая самостоятельная жизнь, о которой она так давно мечтала.

Конечно, первый год пришлось нелегко, что греха таить. До сих пор она проклинает себя за глупости, которых можно было бы избежать. А этот мерзавец Вине! А с виду просто душка, попробуй его раскуси!

Ну да ладно, это дело прошлое. В конце концов, она же жива, здорова. Это главное. А от цели своей жизни – добиться успеха как в бизнесе, так и в личной сфере – она не собирается отказываться.

Было, конечно, трудно. Сначала надо было разобраться что к чему на работе. Потом позаботиться о своем внешнем виде. Хорошие платья и костюмчики стоят немало. А тут еще расходы на гимнастический зал – надо же поддерживать себя в форме! Да еще диета! Сколько сил пришлось потратить, прежде чем исчезли лишние килограммы!

Впрочем, сказала себе Мелинда, дело того стоило. В гимнастическом зале с нее семь потов сошло, зато теперь она просто загляденье. У нее есть работа, квартира и такой приятель – закачаешься!

Да нет, серьезно, Рой – парень ее мечты.

Высокий, темноволосый, с благородными чертами лица и задумчивым взглядом. Но это еще не все. Он зарабатывает кучу денег и самое главное – без ума от нее.

Встретились они где-то с полгода назад. Рой договорился о встрече с ее боссом. Зачем? Чтобы продать ему роскошную квартиру в одном из фешенебельных домов в центре города. В этом и состоит работа Роя. Он продает дорогие квартиры в домах, которые возводятся в престижных районах, и неплохо зарабатывает на комиссионных.

Неплохо – это еще слабо сказано: ведь он и себе отхватил одну из таких роскошных квартир.

Рой сразу же запал на Мелинду. Вначале она колебалась: кто его знает, какие у него намерения? Но в конце концов сдалась. Рой покорил ее сердце, и она сказала «прощай» тоскливым вечерам, которые приходилось коротать в одиночестве, своим страхам и сомнениям и с головой окунулась в пучину любовной страсти.

Теперь Мелинда твердо знала, что ей повезло, как ни одной девушке на свете.

Зажегся красный сигнал светофора. Мелинда бросила взгляд на часы и нахмурилась. Вот черт! Уже без десяти час. А они с Роем договорились встретиться ровно в час.

А он не любит, когда его заставляют ждать.

Стоит Мелинде опоздать на пару минут, сразу принимается ворчать. Это оттого, что он любит совершенство во всем. Как и Мелинда.

Сегодня опаздывать никак нельзя: Рой предупредил, что у него всего час. Черт, когда ж наконец будет зеленый?

Прошла целая вечность, прежде чем снова загорелся зеленый свет и Мелинда смогла пересечь перекресток. Она шла так быстро, что на нее даже стали оглядываться прохожие. Но зато она проделала остаток пути за две минуты и уже без пяти час была на месте.

Войдя в зал, Мелинда огляделась. Рой еще не приехал. Вот и хорошо. Успею привести себя в порядок, решила она и направилась в дамскую комнату. Так, что там у нас? Ага, на лбу выступил пот, волосы растрепались.

Ну да ладно, дело поправимое! Во Флориде всегда так: стоит хоть немного убыстрить шаг, и через минуту на голове черт те что! А прическа влетела Мелинде в копеечку, ведь ею занимался один из самых знаменитых визажистов Майами. Впрочем, деньги потрачены не зря: результат превзошел ее самые радужные ожидания.

Правда, теперь приходится на час раньше вставать, чтобы привести прическу в надлежащее состояние и как следует наложить макияж.

Но, как говорится, красота требует жертв.

Вот только жара мешает, но тут уж ничего не поделаешь. Мелинда наложила немного пудры, подкрасила губы, еще раз внимательно осмотрела себя в зеркале и удовлетворенно кивнула. Теперь все в порядке, можно выходить на люди!

Сколько там времени? Час ноль три. Это плохо. Значит, она опаздывает на три минуты. Мелинда вошла в зал и едва не взвыла: Рой уже сидел за столиком у окна и в нетерпении поглядывал на часы.

Вот черт!

Изобразив приветливую улыбку, Мелинда направилась в его сторону. Рой повернулся к ней, не скрывая раздражения. Надо же, каков ухажер! Выглядит так, будто ему пришлось прождать целый час!

Извинившись, Мелинда устроилась за столиком. Рой был настолько любезен, что привстал при ее появлении и подвинул ей стул.

Услыхав извинения, он великодушно улыбнулся и похлопал ее по руке.

Мелинда растаяла. Рой смотрел на нее с восхищением. Такой взгляд заставит забыть об обидах любую девушку! Кому же не нравится сознавать, что тебя считают первой красавицей на свете?

А ведь Мелинда знала, что эго не так Она немало сил потратила на то, чтобы приблизить свою фигуру к идеалу и подать себя в наилучшем виде.

Впрочем, вдруг подумала она, нельзя сказать, что и Рой неотразим. Привлекательности у него не отнимешь, но и в его облике есть кое-какие недостатки. Просто он научился их скрывать. Вот сейчас он улыбается своей знаменитой улыбкой, в его черных глазах играют веселые огоньки, и перестаешь замечать, что у него слишком крупный нос, а губы тонковаты.

Он шьет костюмы на заказ, и его портной знает свое дело – умеет подчеркнуть достоинства и скрыть недостатки. На самом деле плечи у него не такие широкие, как выглядят в пиджаке.

Рой немало времени проводит в тренажерном зале, развивает мускулатуру и все такое. Но никакой тренажер не возместит того, что не дано от природы.

Нет, не подумайте, что Мелинда судит о человеке только по внешнему виду. Но надо рассуждать трезво и объективно, а не смотреть на любимого сквозь розовые очки.

Между тем Рой оглядел ее и пустил в ход свою обаятельную улыбку.

– Ради такого стоило подождать.

– Но Рой, милый, я пришла вовремя, – оправдывалась Мелинда. – Просто ветер растрепал прическу, пришлось в срочном порядке устранять последствия катастрофы.

– Что ты говоришь? А по мне, так ты выглядишь просто превосходно. Ты всегда так обворожительна!

– Посмотрел бы ты на меня утром! – улыбнулась она.

Рой удивленно взглянул на нее.

– Как будто я не видел тебя по утрам! Господи, да утром ты выглядишь совершенно великолепно.

Улыбка Мелинды несколько потускнела. Ведь каждое утро, пока Рой спит, она пробирается в ванную и приводит в порядок лицо и прическу.

А затем как ни в чем не бывало снова забирается в постель. А Рой об этом и ведать не ведает!

Все-таки глупо так себя вести. Ведь Рой по-настоящему ее любит, зачем же обманывать его таким образом? Но она ничего не может с собой поделать! А как быть, если ему вдруг захочется принять с ней душ? Как она сможет отказаться?

– Любовь зла, – заметила Мелинда.

– Ерунда. Я-то знаю, с кем имею дело. С настоящей красавицей. Ты красивая, умная, сексуальная. А самое главное – ты знаешь, чего хочешь, и готова на все, чтобы этого добиться. – Рой взял ее за руку, погладил пальцы, полюбовался отличным маникюром. – Мелинда… Я схожу по тебе с ума.

Какая женщина способна устоять, когда ей говорят такое?

– А я без ума от тебя, – отозвалась Мелинда.

– Так что же ты не хочешь переехать ко мне?

Мелинда вздохнула. Ну вот, началось! Рой уже второй раз заговаривает о переезде. Словно какая-то навязчивая идея засела у него в мозгу.

Вообще-то она ничего не имеет против того, чтобы жить с любимым под одной крышей. Даже наоборот, предложение Роя ей льстит. Но теперь, когда она только открыла для себя всю прелесть романтических свиданий, поселиться в одной квартире с возлюбленным просто безумие! Пройдет несколько дней, и они либо забудут о своей любви и погрузятся в пучину домашних забот, либо будут без конца спорить и ссориться по пустякам.

А потом… Сколько лет после того, как умерла мать, она горбатилась на своего отца. Содержала дом, занималась стряпней, стирала! Если бы Рой только знал…

Но не будет же она рассказывать ему такое!

К тому же что она скажет в свое оправдание?

Что не намерена превращаться в бесплатную служанку? Так Рой обзовет ее эгоисткой и будет по-своему прав.

– Послушай, Рой, – начала Мелинда смущенно. – Я до смерти тебя люблю. Мне хочется быть с тобой, ты же знаешь. Но, думаю, с переездом стоит пока повременить. Оставим все как есть. Мы познакомились совсем недавно, не успели как следует узнать друг друга… Да и вообще, жить вместе – это же переворот в нашей жизни. Ты уверен, что мы к этому готовы?

Рой сжал губы. Сердце Мелинды затрепетало. Неужели на этом все кончится? Неужто Рой способен ее бросить только потому, что она отказалась жить с ним?

Он склонил голову набок и улыбнулся.

– Набиваешь себе цену?

– Я тебя не понимаю.

– Мне понадобилось два месяца, чтобы затащить тебя в постель. Уникальный случай, скажу я тебе. Я уж было решил, что ты фригидна.

У нее и в мыслях не было набивать себе цену.

Просто она никак не могла забыть, как Вине поступил с ней. После того как он ее бросил, она решила, что ее больше никто не полюбит.

Но оказалось, что есть еще на свете настоящая любовь. Такая, как у них с Роем.

В конце концов ему удалось ее соблазнить.

Две бутылки вина за ужином, нежный взгляд, слова, от которых таяло сердце, признания в вечной и чистой любви сделали свое дело.

А что до фригидности… Конечно, Мелинда никогда не прикидывалась сексуальной до умопомрачения, да и откуда взяться навыкам, когда чертов Вине… Впрочем, забудем о нем. Рой зато в этом деле мастак, и, когда в первую ночь у Мелинды был оргазм, она почувствовала себя на седьмом небе от счастья.

Но вскоре она поняла: что-то не так! И Рой тут, разумеется, не виноват.

Все дело в ней. Каждый раз, раздеваясь, она не могла не думать, как выглядит. Тысячу раз она твердила себе, что давно избавилась от лишнего веса, что ее фигуре многие бы позавидовали, но в подсознании гвоздем сидела старая мысль: никто тебя не полюбит!

Естественно, если себя так настраивать, вряд ли что-нибудь получится. Когда Роя стало раздражать, что у нее не бывает оргазма, Мелинда приняла единственно правильное решение.

Она стала прикидываться, что получает настоящее наслаждение. И верно: за что страдать Рою, когда во всем виновата только она сама?

К тому же, может, однажды, расслабившись и отбросив прежние страхи и сомнения, она и впрямь испытает то незабываемое наслаждение, которое ощутила в первую ночь?

А пока не стоит заострять на этом внимание.

Рой тут ни при чем, а она сейчас ничего не может с собою поделать.

Мелинда тряхнула головой.

– Ты уже сделал заказ? – спросила она, давая понять, что вопрос о переезде больше не обсуждается.

– Первым делом, как только пришел. Смотри.

Как по волшебству, перед ними появился официант с бокалом холодного шардонэ и минеральной водой. Вино предназначалось для Мелинды, минералка – для Роя. Если ему нужно было вернуться на работу, он никогда не пил ничего крепче воды.

Мелинда углубилась в меню.

– Я же сказал: все уже заказано, – произнес Рой.

– Извини.

Мелинда надеялась, что он не заметил ее раздражения. И снова виновата только она! Когда они с Роем только начали встречаться, она всегда поручала Рою делать заказ, зная, что в таких вещах на него можно положиться. Решив, что так будет всегда, он стал выбирать блюда, не спрашивая ее мнения.

– Просто не было времени с тобой посоветоваться, – заявил он, бросив на нее взгляд.

Наверное, Мелинда все же выдала себя. – Я же сказал, у меня мало времени. Еще надо встретиться с клиентом. Мы договорились на два. Довольно приятный парень. Как-то раз он приехал из Чикаго в командировку, влюбился в море и теперь жить не может… – Рой издал какой-то странный звук, словно поперхнулся.

На несколько секунд, пока он не овладел собой, у него был такой вид, будто он увидел привидение.

Удивленная Мелинда обернулась и посмотрела, что же его так поразило.

Не что, а кто. Роскошные светлые волосы, рост метр восемьдесят, пышная грудь. К ним приближалась шикарная незнакомка.

Мелинда была уверена в том, что это действительно незнакомка. Таких девиц стоит только раз увидеть, потом уж вряд ли забудешь.

– Вы только посмотрите! – Блондинка поравнялась с их столиком. На ее лице играла приторная улыбка. – Кого принес ветер! Рой Хатчинс, неужели это в самом деле ты? Вот уж удача так удача! – Она посмотрела на Мелинду. – Извини, дорогуша, я вас прервала, но это ненадолго. Просто нам с Роем надо закончить прерванный разговор. Что же ты не позвонил, любимый? Я знаю, после семи пара не прошло и недели, но мог бы все-таки звякнуть для приличия! Или ты все наврал насчет того, что тебе ни с кем не было так здорово? Понятно, ты был готов на все, лишь бы я легла с тобой, но нельзя же быть таким проходимцем! Разве это хорошо – думать только о себе? Эгоист! Тебе плевать, что я чувствую!

У Мелинды было такое ощущение, будто ее сердце насквозь проткнули острой пикой и она вот-вот свалится мертвая.

Неделю назад Рой летал в Лос-Анджелес на семинар, посвященный каким-то архитектурным новшествам в застройке современных городов. Каждый вечер – а его не было дня три – он звонил ей и твердил, как без нее скучает.

Мелинда смотрела на него, на нее и не верила своим глазам. Нет, все это вранье! Наверное, перед ней какая-то завистливая истеричка.

Увидала ее с таким парнем, как Рой, и теперь бесится. Хочет испортить им жизнь. Не выйдет!

Но Рой молчал. А его молчание говорило красноречивее всяких слов. Блондинка не сочинила всю эту историю. Это правда, и Рой ей изменил, изменил с этой пошлой…

– Нет, я вовсе не такая идиотка, как ты думаешь! – не унималась блондинка. – Считай, тебе повезло! Будь я хоть чуточку мстительной, выцарапала бы тебе глаза! Да только зачем? Если я вижу, что мой парень врет и обманывает на каждом шагу, мне становится противно. Не хочу иметь с тобой ничего общего! – Она повернулась к Мелинде. – Что-то ты побледнела, милочка. Неужто ты верная женушка, которая ждет своего муженька дома? Мне тебя жаль! Ну ладно. Прощай, Рой! Счастливо оставаться! – Блондинка повернулась и не торопясь направилась к выходу.

Эффект получился что надо. За все это время ни Мелинда, ни Рой не произнесли ни слова.

– Ты спал с ней? – наконец спросила она. Когда был на семинаре в Лос-Анджелесе?

– Все было совсем не так.

Но в голосе Роя не было ни капли убедительности.

– Да? А как же все было?

Мелинда говорила холодно, отстраненно.

Опять повторяется прежняя история! Ладно Вине, с ним она сама виновата, надо было знать, с кем связываешься. Но Рой! Ведь она была готова поклясться чем угодно, что он по-настоящему в нее влюблен и ради нее готов на все. Но, как оказалось, при первой же возможности он ее предал.

Рой поднял на нее глаза, полные страха и отчаяния.

– Мелинда, ради всего святого, не смотри на меня так. Я тебя обожаю. Я никого так не любил!



– Да уж. Вижу. Поэтому ты связался с этой…

– Между нами ничего не было, поверь. Ты единственная, кого я люблю. А тогда, в Лос-Анджелесе… Это был просто секс. Просто секс, больше ничего. Она для меня ничего не значит.

Вот подлец!

– Ты уверен? – В голосе Мелинды слышался нескрываемый сарказм. – Она почему-то думает совсем иначе.

– Ничего подобного! – выпалил Рой. – Конечно, она прикинулась несмышленой дурочкой. Только она с самого начала знала, на что может рассчитывать. На одну ночь, и все, потом наши пути разойдутся. Непонятно, почему теперь она корчит из себя оскорбленную невинность.

Подобные оправдания на Мелинду не действовали.

– Что бы ты ни говорил, это уже не имеет значения, – произнесла она. – Как ты можешь звонить мне, говорить, что любишь, а через пять минут ложиться в постель с другой женщиной? Как? Вот этого я не могу понять!

Рой отчаялся ее убедить.

– Да пойми же ты наконец: любовь и секс не всегда совпадают! Я тебе говорю: у нас с ней был только секс. Люблю-то я тебя, и больше никого.

Ты и сама все понимаешь, не ребенок! – Он провел дрожащими руками по волосам.

Мелинда видела его отчаяние, и ей стало жалко его. Он ей изменил и признает это. Как знать, может, он действительно любит только ее одну?

– Прости. – Рой не дал ей времени опомниться. – Ты не представляешь, как я жалею о том, что произошло. Но все правда было совсем не так, как она сказала. Ты же знаешь, как я тебя люблю. Люблю только тебя! Я так по тебе скучал, мне так хотелось быть с тобой! – Рой бросил на нее испытующий взгляд. – Все произошло в последний день. Мы праздновали окончание семинара, пошли в бар, напились до чертиков, а потом…

– Ты же не пьешь на работе, – напомнила ему Мелинда.

Пусть говорит что угодно в свое оправдание, но факт остается фактом. Он был в постели с другой женщиной, шептал ей на ухо нежные признания. Тоже, небось, говорил, что никого так не любит, как ее.

– В этот раз я позволил себе расслабиться. – Рой не желал сдаваться. – Семинар закончился, я взял такси и поехал в отель. А эта… эта…

– Сучка, – подсказала Мелинда.

– Она втиснулась вместе со мной в лифт и буквально накинулась на меня. Все произошло там, в лифте. Представляешь?

Да уж, представляю, подумала Мелинда.

– Потом я рвал на себе волосы от досады, но было поздно. Пойми же наконец, я не святой, я обыкновенный мужчина! И, как всякий, способен совершить ошибку. Мелинда, я проклинаю себя за это, поверь! Но я надеялся, что ты ни о чем не узнаешь…

– Еще бы! – Ей было противно смотреть на него. Она представила, как Рой и эта длинноногая занимаются этим в лифте. Динамичный секс!

– Не надо так, Лин. Попытайся понять.

– Не думаю, что у меня получится.

После истории, произошедшей с Винсом, Мелинда дала себе слово: никогда не будет иметь дело с мужчинами, которые волочатся за каждой юбкой. Вот почему почти два года она ни с кем не встречалась и жила, как старая дева.

Но, если следовать своим принципам, надо порвать с Роем прямо сейчас, не слушая никаких оправданий.

Легко сказать. Ведь тогда она снова останется одна. К такой перспективе Мелинда не была готова. Ведь ей казалось, что она заполучила Роя навсегда. Пройдет год, второй, они будут встречаться, а потом поженятся, создадут счастливую семью, у них будут дети. И они будут жить счастливо, пока их не разлучит смерть… Но разлука, похоже, наступит гораздо раньше.

Мелинда всхлипнула, не в силах больше сдерживаться.

– Только не плачь, любимая. Не плачь, ради всего святого! – Он взял ее за руку. – Прости меня. Пожалуйста! Обещаю, этого больше никогда не повторится.

Мелинда отдернула руку.

– Да? В следующий раз ты опять полетишь на семинар, встретишь там длинноногую блондинку с большими сиськами, вы быстро обделаете свои дела в лифте, а потом ты скажешь мне, что очень извиняешься?

– Я же сказал: этого больше не повторится.

Я же знаю, чем рискую.

– Но тебе все равно захотелось бы с ней пойти?

– Ради Бога, Лин, пойми. Мне всего тридцать, я, можно сказать, в самом расцвете. Если я люблю тебя, это еще не значит, что меня не привлекают другие женщины. Такое просто невозможно. Но одно дело, нравится мне кто-то или нет, и совсем другое – заниматься с ней любовью.

Мелинда недоверчиво смотрела на него. Ей ужасно хотелось поверить ему, простить прегрешения и начать все с чистого листа. Но разум говорил ей другое. Она вспомнила, что сказала ей блондинка на прощание: «Мне тебя жаль!».

– Думаю, – произнесла Мелинда, пытаясь овладеть собой, – мы отложим обед до лучших времен. Я пойду прогуляюсь. Мне надо подышать свежим воздухом и хорошенько все обдумать.

– Умоляю, Лин, не уходи! Останься, давай все обсудим!

Мелинда покачала головой: нет, не выйдет.

Она встала и взяла сумочку. Оставаться здесь и сидеть слушать, что скажет Рой, бессмысленно.

Наверняка наплетет ей с три короба.

– Послушай, Лин, не горячись. Решим все по-хорошему. Неужели ты не видишь: я не хочу терять тебя! Я не могу без тебя, любимая! Я люблю тебя. И знаю, что ты любишь меня.

– В последнем ты прав. Только, похоже, представления о любви у нас с тобой разные. Или ты думаешь, что я могла бы поступить с тобой так же? Да ни за что в жизни!

– Господи, ну что мне сделать, чтобы ты поняла?

– Вряд ли у тебя что-нибудь выйдет. По крайней мере, не сейчас.

– А позже? Давай поговорим позже!

– Я же сказала: не сегодня.

– Не могу. Мне нужно все выяснить! Позвоню вечером, когда ты вернешься с работы.

– Ну… если хочешь… – сдалась Мелинда.

– Я должен поговорить с тобой. Я не хочу тебя терять. Ни за что.

Мелинда почувствовала, что чем скорее уйдет, тем будет лучше. Не то он по обыкновению заговорит ей зубы и она, того и гляди, простит. А ведь она даже не успела как следует сообразить, что произошло.

К ним приблизился официант. Как ни странно, у нее потекли слюнки. От огорчения ей всегда хотелось есть.

Что за чушь! – сказала она себе. Не хватает в довершение всего еще и растолстеть.

Нет, никогда Мелинда не думала, что Рой может так поступить. Он вел себя как настоящий самец! Все мечты и планы – все рассыпалось в один миг.

– Мне пора, – произнесла она и бросилась к выходу.

Глава 2

Дышать свежим воздухом Мелинда не пошла. Почувствовав, что вот-вот разрыдается, она не нашла ничего лучше, как вернуться к себе в контору. До новенького белоснежного небоскреба, где располагалась ее фирма, она долетела за шесть минут. Войдя в лифт, она изо всех сил сжала зубы: не хватает еще распустить нюни на людях!

Но испытания на этом не закончились. Оказавшись на пятнадцатом этаже, Мелинда обнаружила настоящее столпотворение. Что тут еще случилось? Ах да, поняла она, бросив взгляд на часы. Обеденный перерыв еще не закончился.

Ну вот, наконец-то она на месте. Мелинда распахнула дверь кабинета и замерла от неожиданности. Вера, секретарша ее шефа, которая каждый день обедала в кафе на первом этаже, торжественно восседала за столом начальника, разложив свои сандвичи, и наливала себе сок в бумажный стаканчик. Значит, она все-таки не пошла обедать в «Наблус»!

– Ты что так рано? – О любопытстве Веры знали все поголовно, включая шефа. – Ты же вроде пошла на свидание к своему парню?

– Ему позвонили в ресторан и срочно вызвали на работу. – Мелинда попыталась придать голосу небрежность. – Вот я и подумала: почему бы мне не выпить кофе здесь?

– Ха! – фыркнула Вера. – Да этот кофе из автомата просто пойло для скота! Вот в «Наблусе» кофе так кофе! А аромат!..

Пошла ты со своим «Наблусом»!

– Об этом я как-то не подумала. – На лице Мелинды появилась вымученная улыбка.

Она порылась в сумочке, нашла монетку и направилась в кухоньку, где стоял автомат с газированной водой и кофе. Обычно во время перерыва здесь было пусто. Сотрудники предпочитали обедать в приличном месте, а сюда приходили перекурить и выпить воды.

Но неудачи в этот день буквально преследовали Мелинду. Стоило ей с облегчением вздохнуть – комната была пуста, – сесть и приготовиться устроить наводнение, как дверь распахнулась и на пороге появился Макс.

Максимилиан Гурвиц (для друзей и коллег просто Макс) был начальником Мелинды и Веры. Ему было за шестьдесят, он был толстый и лысый, носил коричневые брюки с синим вельветовым пиджаком и непрерывно потел. При всех этих ужасных качествах на свете не было человека добрее и участливее его.

Все это Мелинда знала, и тем не менее ей не хотелось ни с кем говорить. А с Максом тем более. Он все-таки ее шеф.

– Что-то ты рановато, – пробурчал Гурвиц, доставая из нагрудного кармана мятый платок. – Ты же вроде обедать собралась. С Роем Хатчинсом, если не ошибаюсь.

Ответом ему явилось приглушенное всхлипывание.

От изумления Гурвиц уронил платок. За все время, пока Мелинда работала под его начальством, он не помнил ни одного случая, чтобы она расплакалась. Или как-то иначе проявила бы свои чувства. Напротив, она производила впечатление исключительно собранной и деловой девушки, которая думает только о работе.

– Ну-ну, перестань. – Макс похлопал ее по плечу. – Не стоит отчаиваться.

Неожиданно для себя Мелинда прижалась щекой к его пиджаку.

– Хватит, будь взрослой девочкой, – произнес Макс. – Слезами горю не поможешь.

Он порылся в своих необъятных брюках, достал еще один платок, к удивлению Мелинды оказавшийся девственно чистым и отглаженным, и протянул ей.

– Вытри слезы.

В поведении Гурвица не было ничего не обычного. О его золотом сердце ходили легенды. К тому же Мелинда ни на секунду не подумала, что у него могут быть дурные намерения по отношению к ней. Гурвиц обожал свою жену, с которой они прожили больше сорока лет. У него было двое взрослых детей, сын и дочь, в которых он души не чаял. Его сын Майкл работал в той же фирме, только в другом отделе, но жил не с отцом: он уже успел жениться. Макс Гурвиц снимал квартиру в центре города, а по выходным неизменно навещал детей.

Так что он был образцовым семьянином.

Просто удивительно, как такому человеку выпало счастье возглавлять отдел, занимающийся бракоразводными процессами!

– Может, принести тебе чего-нибудь? предложил Макс. – Кофе? Коньяку? Или ты предпочитаешь мышьяк?

Мелинда слабо улыбнулась.

Участливость Макса сделала свое дело. Она почувствовала, что успокаивается. Возможно, стоит ему все рассказать? Он человек немолодой, бывалый, с опытом. Может, что и подскажет.

Сомневаясь, правильно ли поступает, Мелинда выложила ему все. Про то, как торопилась на свидание с Роем. Про то, как он заставил ее извиниться за опоздание. Про то, как на горизонте появилась пышногрудая блондинка.

И про то, как Рой подтвердил все, что она наговорила.

Макс кивал, но не подавал ни малейшего признака удивления.

Мелинда была потрясена.

– Вы считаете, что подобное поведение в порядке вещей?

Гурвиц печально усмехнулся.

– От нынешней молодежи всего можно ожидать. К тому же, сама знаешь, как говорят: «Не люби красивого». Чем смазливей твой жених, тем больше вероятность, что он водит шашни с кем-то еще. Черт его разберет, может, лучше было бы тебе и не знать, что Рой связался с этой дамочкой.

– А мне кажется, дело гораздо серьезнее. Все это не просто мимолетная интрижка. Он изменил мне не впервые. Даю голову на отсечение: у него и с другими были шашни.

– Думаешь? А эта блондинка… Она что, и впрямь ничего?

– Ничего! Да на нее все мужики в ресторане пялились! У нее такие груди, которые только у супермоделей увидишь!

– Это еще ничего не значит. Извини, можно задать тебе… неприличный вопрос?

– Какой? – недоуменно уставилась на него Мелинда.

– Ты уверена, что удовлетворяешь его в постели?

Ну вот, началось! Она почувствовала, что краснеет.

– Ну, не знаю… Вообще-то… – Мелинда окончательно растерялась. – Я думала, что да. А почему… вы спрашиваете?

– Сейчас поймешь. Значит, ты считаешь, что он всем доволен, если вы много занимаетесь сексом?

– Ну да. А разве не это главное?

Мелинда всегда считала, что мужчины бывают недовольны только одним: тем, что недостаточно получают.

– Дело в том, что мужчин больше интересует не количество, а качество. Им нравится заниматься этим в разных местах. Ты ведь не настаиваешь, чтобы это каждый раз происходило в постели при выключенном свете?

– Конечно нет!

Она-то не настаивает. А вот Рой… Ему так здорово удается создать романтическую обстановку. Огромная старинная кровать, шелковые простыни, мерцающий свет свечей, тихая классическая музыка.

Не то чтобы Мелинду это не устраивало. Напротив, когда мерцают свечи, раздаются звуки струнного концерта Моцарта, все получается просто замечательно. Что же касается разных позиций… Спасибо и на том, что Рой не хочет заниматься этим на полу… или в душе, прислонившись к стене… Только подумать, как она будет выглядеть в таком положении!

Может быть, Рою как раз такие экстравагантные позиции и нужны? А ей-то и в голову этого не приходило! Вот, видно, чертова блондинка в лифте и смогла удовлетворить его сексуальные фантазии.

– А что с оральным сексом? – спросил ее босс таким деловым тоном, будто интересовался, как обстоит дело с документом по бракоразводному процессу.

– Вообще-то… э… я не очень это люблю, созналась Мелинда, заливаясь краской, Однажды она это делала. Или, по крайней мере, попыталась. Секунд двадцать. Но, к счастью, Рой остановил ее, прежде чем произошло самое плохое. Больше он ее об этом не просил, а она, естественно, не лезла к нему с подобными предложениями.

– Полагаю, Рою это тоже не очень нравится, – рискнула предположить Мелинда.

– Уверена? Это странно. Вот я бы на его месте… хм… Но тебе-то, конечно, лучше знать.

– Да уж…

– И вот что я тебе еще скажу. Не знаю, упоминал ли Рой об этом, но мы с ним давно живем в одном доме. Я снимаю там квартиру с тех пор, как дом построили. Тебе лучше знать, когда он приобрел там квартиру, но, так или иначе, когда он начал встречаться с тобой, он уже жил в этом доме. Поскольку мы постоянно сталкиваемся с ним – то в лифте, то в гараже, то в бассейне, я могу поручиться: ни разу я не встречал его с другой девушкой. Ни разу. Так что можешь быть уверена: он встречается только с тобой.

Мелинде сразу полегчало. Однако оставались неразрешенные вопросы.

– И все-таки я не понимаю мужчин. – Она заметила, что Гурвиц усмехнулся немного грустно. – Ведь Рой сказал, что с этой блондинкой у него был только секс, что она для него ничего не значит. Она ему даже не нравится. Вот этого я никак не могу взять в толк. Как можно заниматься любовью с тем, кто тебе не нравится, с тем, кого ты и не знаешь как следует?

Макс сочувственно кивнул.

– Мне ясна твоя мысль. А скажи, тебе никогда не хотелось заняться сексом с незнакомцем. Ну знаешь, увидела мужчину, у тебя возникло непреодолимое желание и ты хочешь одного – секса. Здесь и сейчас. Для этого не нужно знакомиться, не нужно дарить цветы. Ничего не нужно. Это самый банальный секс.

– Господи, что вы такое говорите! – Мелинда была шокирована. – Мне и в голову не приходило ничего подобного. Чтобы лечь в постель с мужчиной я… я должна хотя бы чуточку быть влюблена. – И это так. Ведь ей нравился даже подлый Вине. Лишь раскусив его, она поняла, с кем связалась. – После того как мы с Роем начали встречаться, я ни на одного парня даже не взглянула. Не говоря уж о том, чтобы спать с ним.

– Это правда?

– Говорю же вам!

– Да ты настоящая оригиналка. Наверное, поэтому Рой не хочет тебя терять. Такую преданность в наше сумасшедшее время редко встретишь. Он знает, что при любых обстоятельствах может доверять тебе. Тогда вопрос, который мучил тебя с самого начала, встает снова: можешь ли ты доверять ему? Или лучше порвать с ним раз и навсегда? А может, простить его и дать еще один шанс?

– То-то и оно. – Мелинда окончательно растерялась. – Ума не приложу, как поступить.

– Тогда послушай моего совета. – Макс откинулся на спинку стула. – Конечно, что-то рекомендовать в таких случаях бессмысленно. И все же могу сказать тебе, опираясь на сорокалетнюю практику. Во время бракоразводных процессов мне приходилось иметь дело с женщинами, которые тоже бросали мужей, едва узнав, что они им изменили. Так вот: эти женщины ни о чем так не жалели впоследствии, как 6 том, что расстались с мужьями. Если жена дает мужу от ворот поворот, он находит себе новую, а она остается одна и коротает вечера в одиночестве.

У Мелинды сжалось сердце.

– Именно этого я больше всего и боюсь, – призналась она. – Коротать вечера в одиночестве. Жить только ради самой себя, зная, что никто о тебе не думает, никто тебя не ждет.

Никто не любит.

– Я про то же. Так подумай: может, дать Рою еще один шанс? В конце концов, что ты теряешь?

– Гордость… Уважение к самой себе…

– Ха! Ночью в пустой постели гордостью и самоуважением сыт не будешь!

На самом деле, Мелинда боялась потерять даже не секс. С этим она подождала бы до свадьбы. Ей больше было важно общение с Роем. Ей нравится слушать нежные слова, которые он ей говорит. Нравится мечтать о свадьбе, о том, как счастливо они будут жить вместе.



Она вздохнула.

– Наверное, вы правы. Придется дать ему еще один шанс. Хотя с другой стороны… Это же кошмар, как он поступил со мной, а я прощу его сразу, будто ничего и не случилось! Он приедет ко мне сегодня после работы, начнет заговаривать зубы и я растаю. Нет уж!

– То есть ты хочешь подольше его помучить?

– Вот именно. Возможно, хоть так он поймет, какое зло мне причинил.

Гурвиц нахмурился.

– Неплохая мысль. – Он вытер пот со лба. – Так… Давай подумаем. Вот что я предлагаю. Почему бы тебе не отправиться в уик-энд за город?

Или на пляж? А Рою ничего не говори. Пусть он поволнуется! Будет искать тебя, думать, где ты да с кем. Наверняка, когда ты вернешься, он будет на седьмом небе от счастья. Сделает все, только чтобы ты его никогда не бросала.

А что, подумала Мелинда, мысль неплохая!

– Съездишь на пару дней к отцу? – предположил Макс.

– Нет уж, только не к нему! – Мелинда была у отца на Рождество, и впечатлений ей хватило на год.

– Как скажешь. – Макс ничуть не смутился. – Верно, это слишком далеко. Постой, придумал! Майкл! Сейчас же отправлюсь к нему! Гурвиц с неожиданной проворностью ринулся к двери.

– Майкл? Но при чем здесь ваш сын?

Гурвиц остановился на пороге.

– Он снимает бунгало на пляже. Время от времени приезжает туда, живет несколько дней, чтобы расслабиться. Я поговорю с ним. На эти выходные он предоставит его в твое полное распоряжение. – И захлопнул дверь.

Через полчаса дверь кабинета с шумом распахнулась.

– Лин, дорогая, все устроено! – пропел Макс, врываясь в комнату и вытирая пот, струившийся со лба.

Мелинда успела немного прийти в себя и, сев за свой стол, уже принялась просматривать бумаги.

– Вы говорили с сыном? – робко спросила она.

– Естественно. Майкл у меня просто молодец! Никогда не задает лишних вопросов. Наш план таков. Вечером ты заедешь к нему и возьмешь ключи. Сейчас у него их с собой нет.

А завтра спозаранку отправишься в Саншайн-Бич.

Мелинда попыталась возражать.

– Но завтра только пятница!

– Вот именно. Майкл говорит, что по Тридцать пятому шоссе проехать в пятницу вечером просто невозможно. Все норовят попасть на природу, так что машин на дороге пруд пруди. Ты будешь добираться до бунгало все выходные. Я же говорю: поедешь завтра утром! Не волнуйся, завтра у тебя будет дополнительный выходной, зато на следующей неделе придется вкалывать на славу, это я тебе обещаю!

В чем, в чем, а уж в этом Мелинда не сомневалась.

– Теперь, пока не забыл, дай я нарисую тебе, как проехать. Я был там однажды, – объяснил Гурвиц, – но палящее солнце, знаешь ли, не для меня. Так что Майку пришлось объяснять мне все по-новому. – Не присаживаясь, Макс начертил ей план на клочке бумаги. – Твой старенький «форд» еще на ходу?

– Конечно, но…

– Никаких «но». Смотри, вот здесь заправка, а рядом небольшой магазинчик, где есть все необходимое. Каждый день туда привозят свежий хлеб, молоко, сигареты, виски, презервативы.

– Не думаю, что они мне понадобятся, – сухо заметила Мелинда.

– Как знать, моя милая, как знать… Так, на кухне ты сама разберешься, вся необходимая посуда там есть, холодильник включен, в баре запасены напитки. Все понятно?

– Да.

– Что касается возвращения, тебе лучше выезжать не в воскресенье вечером, а в понедельник утром, иначе ты снова попадешь в затор. – Довольный собой, Макс уселся в кресло.

– Мистер Гурвиц… Я… не знаю, как вас и благодарить.

– Не благодари. Еще неизвестно, что выйдет из нашей затеи. К тому же я тоже заинтересован, чтобы твоя личная жизнь пошла на поправку. Мне же не хочется терять такого ценного сотрудника. – Он заразительно рассмеялся.

– А если вы вдруг встретите Роя…

– Скажу ему, что ты взяла отгул в пятницу и собиралась куда-то поехать на выходные. А куда, я не знаю.

Мелинде ужасно понравился план, разработанный Максом Гурвицем. Однако кое-какие сомнения у нее все же оставались.

– Мистер Гурвиц, вы уверены, что мы… то есть я… поступаю правильно? Ведь Рой может разозлиться и бросить меня!

– Если он так поступит, значит, он тебя ни во что не ставит. Тогда и нечего жалеть. Согласна?

– Согласна.

– Ну тогда решено. Завтра ты отправляешься к морю, а сегодня придется поработать. – Макс промокнул лицо. – Ты уже просмотрела бумаги по делу Нейкерса?

Глава 3

Рейчел услышала, как открывается дверь, затем послышались легкие шаги и дверь захлопнулась. Вернулась ее соседка по квартире – Мелинда.

В том, что Рейчел лежала на диване в гостиной без пяти четыре, не было ничего необычного. Она не любила работать допоздна. Да и вообще, она не любила работать. И в принципе могла себе это позволить. Ведь она дочка миллионера, который и подарил ей эту квартиру.

Полукруглая арка вела из прихожей в гостиную, обставленную, надо признать, со вкусом.

Мебель была новая, в современном стиле, но, как ни странно, удобная. Из больших окон струился яркий дневной свет. Две двери вели в спальни, одну из которых занимала хозяйка – Рейчел, другую – Мелинда, а через третью можно было попасть на просторную кухню. Квартира хоть и не пентхаус, но вполне подходит скромной служащей юридической фирмы.

Мелинде нравилась Рейчел. Мало того что она отказалась пользоваться деньгами отца и решила начать собственную жизнь с нуля, но по ее поведению никак нельзя было сказать, что она дочь миллионера. Рейчел не задавалась, не корчила из себя этакую утонченную барышню. Да, она любит красивые вещи, но еще больше ей нравится порядок в доме. В ее квартире царит идеальная чистота, все ее пожитки лежат на месте, одежда висит чистая, без единого пятнышка, выглаженная и накрахмаленная. Она никогда не разбрасывает свои вещи где попало. В довершение всего она не курит. Как оказалось, это среди местных уникальная привычка. К удивлению Мелинды, все те, с кем приходилось делить комнату раньше, дымили как паровоз.

Услышав шаги за спиной, Рейчел приподнялась на диване, отложив в сторону модный журнал, и повернула голову.

– Привет, Лин. У меня что, часы остановились? Или ты и впрямь сегодня раньше обычного?

– Нет-нет, сейчас только будет четыре.

– Слава Богу! А то уж я перепугалась. Мы договорились с Мартином встретиться в семь в ресторанчике у пляжа. Увидев тебя, я решила, что уже восемь. Ведь ты раньше и не приходишь! – Рейчел рассмеялась. – А что случилось?

Только не говори, что заболела. Макс не позволяет своим сотрудникам болеть.

– Я и не говорю, что больна. Просто он отпустил меня сегодня пораньше.

– Вот те раз! Ты уверена, что мы говорим об одном и том же человеке? Я же знаю, Гурвиц если уж вцепится в кого, то ни за что не отпустит!

– Ты не права. Он работает как вол, а заниматься разводами сложно и противно. К тому же и мне он платит неплохо.

– Неплохо! Это гроши, учитывая, что ты сидишь на работе с утра до ночи!

– Да ладно тебе! – Мелинда поставила сумку на кресло и подошла к окну, чтобы включить кондиционер. – Просто ты его с первого взгляда невзлюбила.

Ей вдруг пришло в голову: а правильно ли она поступила, что попросила у него совета? В конце концов, он на сорок с лишним лет ее старше, немного циник и… ведь он мужчина!

В задумчивости Мелинда стояла у окна и смотрела вдаль.

– Ты что, так и будешь стоять там и разглядывать пейзаж, который видела уже тысячу раз? – нетерпеливо проговорила Рейчел. – Может, лучше сядешь и скажешь мне, что же все-таки произошло?

– Погоди, у меня мало времени. – Мелинда прошла в свою комнату. – Мне надо собрать вещи, а я еще не решила, что возьму.

– Ты уезжаешь?

– Да, представь себе. Я отправляюсь на морской курорт!

– Господи! Ты точно не заболела? По-моему, у тебя что-то с головой.

– Это у тебя что-то с головой. Не перебивай, если и вправду хочешь узнать грязные подробности.

– Грязные подробности! Я их обожаю! – Она увидела, что Мелинда нахмурилась. – Прости.

Я буду нема как рыба.

За несколько лет жизни в Майами Мелинда убедилась: большинство женщин ужасные болтушки. Им только дай возможность посплетничать! Такова и Рейчел.

– Мелинда, ну что же ты молчишь! Расскажи хоть что-нибудь, ради Бога! – Рейчел достала из шкафчика лак для ногтей. Всегда хорошо совместить приятное с полезным.

– Хорошо, хорошо. Я просто думаю, с чего начать.

– Начни с чего угодно! Только приступай, не то я умру от любопытства!

Рассказать Рейчел всю эту историю оказалось гораздо легче, чем боссу. Он все-таки мужчина, ее начальник, да и сама Мелинда после случившегося в ресторане была в полуобморочном состоянии и едва подбирала слова. Теперь же она успокоилась, успела кое-что обдумать.

Потрясение, которое она испытала несколько часов назад, прошло. Теперь она испытывала только одно чувство – ненависть. Она ненавидела Роя за то, как он с ней поступил.

– Не может быть! – с каким-то затаенным восхищением выпалила Рейчел, услышав ее рассказ. – Рой изменил тебе только из-за того, что у этой блондинки грудь, как в «Плейбое»? Нет, ни за что не поверю! Я же его знаю. Сколько раз он приходил сюда, я была рядом, а он на меня ни разу не взглянул! А уж я-то, наверное, получше, чем та блондинка в ресторане!

Мелинде оставалось лишь рассмеяться в ответ. Ведь Рейчел говорит совершенно серьезно.

Она действительно считает себя неотразимой.

На это, надо признать, у нее есть кое-какие основания. Неплохая фигура, пышные светлые волосы, голубые глаза. На жизнь она зарабатывала себе тоже внешностью: работала моделью.

Но не одежду демонстрировала, для этого ей не хватило сантиметров пяти-семи, а снималась для модных журналов и для рекламы.

– Рейчел, не забывай, Рой ведь сознался, – съехидничала Мелинда. – Конечно, это ведь всего лишь секс! Глупая блондинка буквально набросилась на него! Действительно, кто устоит перед таким красавцем? Ему ничего не оставалось делать! Она вмиг содрала с него всю одежду, он и опомниться не успел. А когда сообразил, что происходит, было уже поздно. Так что она и впрямь для него ничего не значит.

– Вот-вот, я об этом и говорю! – Рейчел не поняла сарказма. – Рой по тебе с ума сходит!

– И он твердит о том же. Только объясни мне тогда одну вещь. Возьмем для примера тебя.

– Меня? С удовольствием!

– Скажи, было у тебя такое: допустим, у тебя есть парень, по которому ты сходишь с ума, но ты встречаешь другого, чертовски привлекательного, и начинаешь строить планы, как бы затащить его в постель?

– Конечно! Я встретила Мартина, когда мы еще были с Дейвом. Дейв был в постели что надо! Но стоило мне увидеть Мартина, и я поняла, что это мой мужчина!

От изумления Мелинда чуть не упала со стула.

– Вот те на! Но ты ведь не любила Дейва?

– Черт его знает. – Рейчел пожала плечами. Все-таки, наверное, нет. Да какая разница! В постели Мартин, оказывается, творит такое!

Дейву подобное и не снилось!

– Ты безнадежна! – простонала Мелинда. – Тебе бы все шутить.

– А вы, мадемуазель, вечно все воспринимаете всерьез. Ладно, я тебе скажу. Твой лысый боров, которого ты называешь шефом, прав.

Прости Роя. Дай ему еще один шанс. Вернувшись с семинара, он больше не пытался переспать с блондинкой, был тебе верен? Учти, она ведь живет здесь, иначе не появилась бы в ресторане.

Мелинда покачала головой.

– Вряд ли. Скорее всего, она живет в Лос-Анджелесе или где-то еще. Рой никак не ожидал ее здесь встретить. Наверное, она приехала сюда по делам или навестить кого-то.

– Ну, поступай как знаешь! – Рейчел поболтала в воздухе пальцами, чтобы высох лак. – Брось Роя, позвони ему прямо сейчас и скажи, что между вами все кончено, и будешь счастлива.

– Почему это я буду счастлива? Я останусь совсем одна, всеми покинутая, никто и…

– Какая чушь! Ты выглядишь великолепно, так что найти парня для тебя пара пустяков!

Особенно если согласишься, чтобы я тебе помогла. Меня постоянно приглашают то на вечеринку, то на открытие выставки, то на премьеру… Да ты и сама знаешь. Сходишь со мной хоть раз и увидишь: самые сексуальные парни тебе проходу не дадут. А ты будешь выбирать, кому первому назначить свидание.

– Но я не хочу ходить на свидание к кому-то еще! – Мелинда чувствовала себя несчастной. – И плевать мне, что они самые сексуальные. Я хочу, чтобы Рой любил меня!

Рейчел в отчаянии всплеснула руками. Ну и дела!

– Ладно, тогда дай Рою еще один шанс. Только тогда не вижу смысла убегать от него. Оставайся здесь, он наверняка придет сюда сегодня с видом страдальца. А ты скажешь ему: любимый, я все простила, иди ко мне! И вы все выходные будете заниматься любовью.

Мелинда поежилась. От одной мысли, что она проведет ночь в одной постели с Роем, ей становилось нехорошо. Она сразу представляла его с блондинкой в лифте. Какой ужас!

– Нет, так не пойдет. Я не могу забыть, как он поступил со мной. К тому же разве можно его так быстро прощать? Нет уж! Пусть помучается подольше! Он это заслужил.

– Боже, от кого я это слышу! Вот если бы мне изменил парень и если бы я поехала куда-нибудь на выходные, то держись! Я бы отплатила ему добром за добро! На этих пляжах столько парней, что я не стала бы терять время даром.

– Ты у нас такая! – согласилась Мелинда. Но я-то ведь не ты. – Ей вдруг на миг захотелось стать такой, как Рейчел. Не принимать все близко к сердцу, а относиться к происходящему шутя.

– И это к лучшему, – заявила Рейчел. – Иначе я вряд ли смогла бы тебя выносить. Послушай, не обращай внимания на мою болтовню.

Цель моей жизни – выскочить замуж за человека, который был бы богаче моего отца. А знаешь почему? Потому что я хочу отомстить ему, отомстить за все, что он мне сделал. Если бы я знала, что он такая сволочь, еще в детстве убежала бы из дому! А теперь уже поздно. Вот и приходится изображать из себя черт знает кого, позировать перед камерой в нижнем белье. Думаешь, это приятно? Мужики нас ни во что не ставят!

Неожиданная откровенность Рейчел удивила Мелинду. Она и не подозревала, что подруга способна на такие глубокие чувства. Пусть даже это чувство – ненависть.

– Извини, – сказала она, – у тебя и без меня полно проблем. Не знала, что ты переживаешь из-за своей работы. Что мужчины третируют тебя, потому что ты модель.

Рейчел прыснула.

– Им вообще-то наплевать, работаю я или нет, их другое интересует! Правда, не всех, Встречаются такие типы, будь здоров! Вот, например, вчера на съемках. Стоял, смотрел, как меня фотографируют, и с таким видом, будто ему наплевать, что я вьюсь перед ним в сексуальном шелковом белье! Будто я пустое место, а он, видите ли, такой неприступный!

– И что это за тип?

– А черт его знает. Миллионер какой-то. Покупает журнал, для которого я снимаюсь. Думает, раз у него есть деньги, так он всех купил.

Придурок! Да мой отец двадцать раз его перекупит со всеми потрохами!

– А как внешне? – поинтересовалась Мелинда. – Ничего?

– Нормально. Глаза черные. Ресницы длинные. И фигура ничего. Правда, староват. Ему уже за тридцать. Но разве этим можно объяснить то, как он повел себя со мной?

– Просто он тебе понравился. – Мелинда рассмеялась.

– Понравился? Чтобы я втюрилась в этого недоноска? Какая чушь!

– Понравился, понравился! Не спорь. И теперь ты волосы на себе рвешь от досады, что он не обратил на тебя внимания.

– Может, ты и права… Но лишь отчасти!

– Когда ты его снова увидишь?

– Вряд ли мы увидимся. – Рейчел обиженно надула губы.

– Ты же наверняка будешь сниматься для этого журнала. Когда?

– На следующей неделе. Агент мне сегодня позвонил. Должна была сниматься другая девчонка, но она приболела. Я буду ее заменять.

– Надо же, – многозначительно произнесла Мелинда. – Какое совпадение.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурилась Рейчел.

– Да так, ничего.

– Ты что, думаешь, будто я это нарочно подстроила?

– Конечно нет. Ты – нет. А вот он – может быть. Большинство мужчин не откажется лишний раз посмотреть на тебя. Особенно когда ты в полуобнаженном виде. А он тебя проигнорировал. Напрашиваются два варианта. Номер один – он голубой.

– Ужас! – зажмурилась Рейчел.

– Вариант номер два. Он тебя хочет, но не подает виду.

– Ха! Ты всегда так рассуждаешь?

– Приходится учиться, – мрачно ответила Мелинда. – Ну ладно, мне пора. Надо еще взять ключи от бунгало, а скоро уже стемнеет. Я побежала. Если позвонит Рой, скажи ему, я уехала на выходные. Куда и с кем, не знаешь. Когда вернусь, тоже.

– Вряд ли ему это понравится.

– Мне тоже кое-что сегодня не слишком понравилось. – Мелинда встала и направилась к выходу.

Рейчел приподнялась с дивана.

– Ого! – сказала она. – Ты сегодня в боевом настроении.

– Точно. Готова рвать и метать. Правда, Рейчел, мне надо отдохнуть. Все как следует обдумать. Немного успокоиться. Как знать, возможно, к понедельнику я снова буду видеть жизнь в розовых тонах.

– Не знаю, не знаю, – в задумчивости произнесла Рейчел. – С мужиками плохо, но без них еще хуже.

– Подумаешь! Как-нибудь обойдусь. Обходилась же раньше! – Мелинда отыскала в кармане костюма, который был на ней утром, ключи от машины и засунула их в карман.

– Пока, – сказала она на прощание. – Буду около восьми.

Глава 4

Первые несколько километров нужно было ехать не сворачивая, поэтому карта, которую любезно изобразил для нее Макс Гурвиц, Мелинде не понадобилась.

Выехав на шоссе, Мелинда поняла, что ей совершенно не хочется одной ехать на выходные в какой-то забытый Богом Саншайн-Бич.

Слишком много времени она будет одна. Хорошо провести в собственном обществе несколько часов, но несколько дней – нет уж, увольте!

Она опять займется самокопанием, будет прикидывать и так и эдак, как поступить с Роем.

Еще неизвестно, что он намерен предпринять.

Вчера он звонил, когда ее не было, и Рейчел, как и было условлено, сказала ему, что Мелинда уехала на уик-энд. Рой, сказала Рейчел, был настолько потрясен, что тут же повесил трубку. Больше он не позвонил.

И вот теперь Мелинда достала бумажку с чертежом, который сделал для нее Макс, и повернула на дорогу, ведущую к Саншайн-Бич. Пейзаж вокруг оставлял желать лучшего. Вместо деревьев пошел сплошной кустарник, вместо травки вокруг был серый песок. Домов тоже не попадалось. Уж не сбилась ли она с пути? Возможно, Макс что-то перепутал?

Мелинду охватило беспокойство, но тут показался дорожный знак: «Заправочная станция», а вскоре она увидела и саму заправку. Похоже, ее построили здесь, когда только изобрели автомобиль. Более древних агрегатов ей еще не приходилось видеть. Поблизости виднелся обветшавший сарайчик с красной черепичной крышей. Это был тот самый магазин, который упоминал Макс.

Остановив машину, Мелинда заправилась и решила заодно купить продукты. К ее удивлению, в магазине оказалось полным-полно всякой всячины, а пожилой хозяин был настолько дружелюбен, что даже подарил ей бутылку газированной воды и помог донести покупки до машины.

В результате на заднем сиденье «форда» теперь красовались бутылки с газированной водой и соком, свежий хлеб, молоко, картонка яиц, две плитки шоколада и пара газет.

Мелинда хотела было распечатать одну плитку прямо в машине, пока не отъехала от магазина, но передумала. Еще не хватает нажраться шоколаду, чтоб ее разнесло! Тогда уж ей точно о парнях можно будет забыть.

Реальность сдавила ей горло медным обручем. Что толку спасаться бегством от того, от чего невозможно убежать? Что, так она быстрее примет решение? Нет, просто она будет тянуть время до последнего.

Ведь выбор простой. Либо простить Роя и забыть о случившемся, либо дать ему от ворот поворот и начать новую жизнь. Рейчел-то легко говорить: мигом найдешь себе тысячу парней! Они пачками будут на тебе виснуть! Как же, будут!

Мелинда всегда трудно сходилась с людьми.

Сначала мешала внешность, потом оказалось, что не только она всему виной. Дело скорее в застенчивости, боязни быть обиженной. А после того, что произошло вчера, все комплексы выплыли наружу с новой силой.

От громкого гудка Мелинда даже вздрогнула. Прямо на нее слева несся желтый спортивный автомобиль. Она задумалась, перестала замечать, что происходит вокруг, и едва не врезалась в машину, ехавшую в противоположном направлении.

Водитель оказался настоящим профессионалом. Он рукой показал ей подать вправо. Она повиновалась. На резком повороте «форд» занесло, и она остановилась посреди дороги.

Только сейчас Мелинда поняла, что произошло. Она ругала себя последними словами.

Мало того, что сама бы погибла, так еще бы людей покалечила!

Она одарила парня в желтом автомобиле извиняющейся улыбкой. Тот усмехнулся в ответ.

Мелинда почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине. Несколько секунд она, потрясенная, смотрела в боковое стекло, словно желая запечатлеть в памяти лицо парня в желтом автомобиле. Загорелый, светловолосый, широкоплечий. Темные очки, так что цвета глаз не разглядеть. Но предположить можно: судя по всему, голубые. Волосы коротко пострижены.

Правильные черты лица, мужественный подбородок. Такие физиономии обычно украшают обложки журналов или рекламу дорогого виски.

Медленно приходя в себя, Мелинда подумала: что со мной? Какое мне дело до его физиономии, до цвета его глаз.

Она бросила взгляд в боковое стекло и замерла. Парень в упор смотрел на нее. Мелинда почувствовала, как заколотилось у нее сердце.

На ней тоже были солнцезащитные очки. Интересно, он тоже думает, какого цвета у нее глаза? Поддавшись импульсу, Мелинда поднесла руку к оправе и уже было сняла очки. Пусть увидит ее большие карие глаза и пушистые длинные ресницы. Это единственное, что ей в себе нравится: ее огромные немного печальные глаза.

В последний момент Мелинда отдернула руку.

Что она творит?! Это настоящее безумие! К счастью, желтый спортивный автомобиль уже проехал мимо. И слава Богу.

Кажется, я совсем сошла с ума, подумала Мелинда. И действительно. Только что она страдала, вспоминая, как поступил с ней Рой. А минуту назад готова была броситься на шею парню, которого впервые в жизни видит.

Пусть этот парень чертовски сексапилен, что с того? Такое поведение непростительно!

Чертовски сексапилен? Да она его и не разглядела как следует. Может, у него бегающие глазки, брюхо, раздувшееся от пива, а мозгов не больше, чем у пятилетнего мальчишки.

Кого ты хочешь обмануть, милая? Ты же все знаешь. У него прекрасные голубые глаза, он великолепно сложен и необычайно привлекателен.

Ну и время настало! То встретишь любовницу своего жениха. То начнешь обсуждать с шестидесятилетним шефом подробности своей интимной жизни. А теперь она к тому же влюбилась в первого встречного!

В чем же дело? Возможно, она подсознательно хочет причинить Рою боль и поэтому мечтает завести роман с другим парнем? Или просто пытается вернуть самоуважение, внушает себе, что и ее кто-то считает красивой?

А что, если все совсем иначе? Что, если прав Макс Гурвиц и она, увидев красивого незнакомца, поняла, что хочет ему отдаться?

О Господи!

Мелинда выпрямилась на сиденье. Она неотрывно следила за желтым автомобилем. Он доехал до нового поворота, метрах в двухстах отсюда, и повернул направо.

Не может быть! Она еще раз взглянула на чертеж. Слева находится платная стоянка для посетителей и гостей. Если парень повернул направо, значит, он не просто приехал к знакомым, а живет здесь. Значит, у него здесь тоже бунгало. Или его собственное, или арендованное. А раз так, она его непременно встретит.

Мелинда схватилась за голову. Она приехала сюда, чтобы разобраться в своих чувствах, а вместо этого все еще больше запуталось.

Она доехала до стоянки для гостей. Остановившись, осмотрела припаркованные машины.

Как она и ожидала, желтого автомобиля среди них не было.

Итак, она права. Этот парень не приехал к кому-то в гости. Он живет здесь!

Остается смириться с неизбежным. Мелинда выехала на узкую грязную дорогу и, подскакивая на каждой кочке, поехала в направлении, указанном на схеме.

Саншайн-Бич действительно заслуживал внимания. Здесь было тихо и красиво. На пляже расположились человек пять-шесть, еще двое плескались в воде. Парня в желтом автомобиле было не видать.

Все, хватит. Надо выбросить его из головы раз и навсегда. Сейчас ей вообще не до этого.

Надо найти бунгало Майкла Гурвица. Из схемы явствует, что оно второе по ходу дороги.

Вдалеке показались небольшие современные домики. Значит, она едет правильно. Это и есть знаменитые бунгало.

Вот первое. Господи, кто же придумал выкрасить крышу в ярко-синий цвет? Ну и оригинал! А что, подумала Мелинда, в этом что-то есть!

Она поехала ко второму бунгало. У этого крыша вполне традиционного красноватого цвета.

Мелинда увидела почтовый ящик на металлическом постаменте. От постамента к задней двери вела узенькая тропинка. Из огромного окна первого этажа можно было попасть прямо к морю. А оно тут совсем рядом, рукой подать.

Дороги к гаражу что-то не видно.

Похоже, подъехать ближе не получится. Надо выходить из машины и топать пешком. А впереди одни ухабы. Где нет ухабов, там зыбкий песок и вода. С правого края тропинки – крутой обрыв.

Мелинда беспомощно огляделась. Справа пустующее бунгало. Машин не видно. Слева бунгало с ярко-синей крышей. Рядом с ним довольно широкая асфальтированная дорога ведет к небольшому домику с подъемной панелью впереди – это явно гараж. Интересно, парень в желтом автомобиле живет здесь?

Предположение вполне логичное. Желтая машина, зеленая футболка, ярко-синяя крыша – все это в одном стиле. Наверняка он окажется ее соседом. Ведь в последние два дня ей так везет!

Тряхнув головой, Мелинда подошла к машине, взяла чемодан и отправилась на опасную тропу.

Оказалось, что идти по ней гораздо труднее, чем она предполагала. Может, Майкл Гурвиц и способен пробежать по ней как горный козел, а изящной девушке в туфлях на высоких каблуках не пристало скакать по ухабам.

Вместо того чтобы глядеть себе под ноги, Мелинда начала осматриваться кругом. И напрасно. Краем глаза она заметила ярко-зеленую футболку, покачнулась, зацепилась каблуком за появившийся невесть откуда корень и повалилась в овраг справа.

Сработал инстинкт самосохранения. Она выпустила чемодан и схватилась руками за лицо.

Глупее и придумать нельзя, но в этот день удача все же не отвернулась от нее.

Чемодан покатился вниз, а вслед за ним туда же покатилась и сама Мелинда, но чемодан упал первым, а Мелинда повалилась на него. Как знать, если бы не поклажа, не обойтись без перелома!

Впрочем, падение есть падение. Все произошло в одну секунду. Она лежала где-то на дне оврага, пытаясь понять, что же произошло, и вдруг почувствовала чье-то прикосновение.

Мужчина!

– Как вы? – раздался чей-то голос. Над ней склонился парень в ярко-зеленой рубашке. Парень из желтого спортивного автомобиля.

Черт! Как жестоко обходится с ней судьба!

– Все в порядке?

– В-вроде бы да. – От изумления Мелинда стала заикаться. Она принялась отряхивать платье. Тут ей пришло в голову, что вежливость в данном случае была бы весьма уместна, и она решила поблагодарить доброго самаритянина.

Подняв голову, она взглянула на него. Он оказался даже выше, чем она предполагала. Теперь Мелинда могла как следует рассмотреть его лицо. Оно было еще красивее, чем она думала.

А голубые глаза напоминали океан, плескавшийся рядом. Такие глубокие, что в них можно утонуть.

– Вы что-то побледнели, – нахмурился парень. – Рукой-ногой пошевелить можете? По-моему, вы сейчас потеряете сознание.

– Вряд ли, – выдавила Мелинда.

– Попробуйте приподняться. Вот так. Запрокиньте голову, это поможет.

Мелинда повиновалась. А сама представила себе, как она запрокидывает голову, а парень начинает целовать ее. В шею, в подбородок, в губы… Она сглотнула.

– Все в порядке, – сказала она и села прямо. – Я, кажется, потеряла очки. Где же они? Ах вот они. – Она схватила очки и нацепила их. Очки от солнца – великое дело! Хоть глаза не выдадут ее паники.

– У вас чулок порвался.

Мелинда взглянула на свои ноги. Но ничего не увидела, потому что принялась разглядывать его ноги. Красивее ног она в жизни не видела.

Длинные, загорелые, мускулистые. А бедра!

– И поделом! – Мелинда сделала вид, что разглядывает чулок. – Просто я собиралась впопыхах. Мне и в голову не пришло, что придется пробираться по узкой тропе. Я ужасно торопилась, чтобы не попасть в пробку, потому что по пятницам здесь ужасные пробки и… В любом случае в ближайшие два дня чулки мне вряд ли понадобятся. – Какую чушь она несет! Пытается скрыть свое смущение и тараторит как дурочка!

– Похоже, вашим яйцам крышка.

– Где крышка? – не поняла Мелинда.

Он указал на пакет с покупками. Хлеб валялся на земле, где-то вдалеке поблескивали бутылки с соком. Но они вроде бы целы. А картонка с яйцами, лежавшая сверху, выпала в первую очередь. Получился омлет с грязью и песком.

– Боже! – машинально произнесла Мелинда. – Вот невезуха! Кто бы знал, как я устала!

– Если хотите, я съезжу куплю вам десяток, – предложил парень, удивленный тем, что она так серьезно восприняла потерю яиц.

Мелинда уставилась на него. Если парень, который видит ее, можно сказать, впервые в жизни, предлагает такое, значит, он так же без ума от нее, как она от него! Как же иначе?

Или нет?

Так и быть. Ты самый красивый, самый сексапильный парень на свете! Купи мне десяток яиц. И не забудь еще десяток презервативов, раз уж поедешь в магазин! Как хорошо, что я надела очки, подумала Мелинда. Черт его знает, что он способен прочитать по ее глазам.

– Нет, спасибо. – Она попыталась придать голосу твердость. – Обойдусь и без яиц. Но все равно я вам ужасно благодарна.

– Не стоит. – Он наклонился и принялся складывать в сумку ее покупки. Ну как тут не заметить, что у него красивый мускулистый подтянутый живот?

Ну все, хватит! Мелинда заставила себя отвести глаза. А то неизвестно, что еще придет ей в голову. Лучше возьму-ка я чемодан, сказала она себе, но было поздно. Ее галантный рыцарь бросился к чемодану и поднял его.

– Позвольте я вам помогу. На вас эти туфли на каблуках, от них можно ожидать всякого. Он улыбнулся.

– Ну что вы, не беспокойтесь!

– Какое тут беспокойство! Вы будете жить у Майка?

– Вообще-то да. А вы его знаете?

Парень подал ей руку, помогая выбраться на тропинку. Длинные крепкие пальцы, овальные ногти, мягкий загар…

– Можно сказать, мы с ним приятели. Когда он приезжает, я время от времени захожу к нему выпить. Все-таки соседи! Я живу в том бунгало. – Он указал на бунгало с ярко-синей крышей. – Правда, временно. Владелец попросил меня заняться оформлением интерьера.

– Вот оно что… – сказала Мелинда. – Дом расписан во все цвета радуги. Синяя крыша, оранжевые стены, красная дверь.

– Да-да. Владелец любит насыщенные цвета.

А вы? Расскажите о себе. Вы подруга Майка?

Или клиентка?

Мелинда решила, что с этим знакомством следует побыстрее закругляться. А то разговор приведет их черт знает к чему. Даже представить страшно!

– Вообще-то я почти не знакома с мистером Гурвицем. То есть я знакома с мистером Гурвицем, но не с тем. – Мелинда окончательно запуталась в объяснениях. – Не с Майклом, а с его отцом. – Она скрыла, что работает у Макса Гурвица. – Он и договорился с сыном, чтобы я пожила в бунгало в эти выходные. Мне хотелось на пару дней вырваться за город.

– А, устали от городской суеты?

– Вроде того.

Парень понимающе кивнул. Мелинда неожиданно для себя отметила, что он старше, чем ей вначале показалось. Ему, похоже, чуть больше тридцати.

– Понятно, – продолжил он. – Но от одного уик-энда мало толку. Вам нужно как следует отдохнуть.

– В любом случае в понедельник мне придется вернуться на работу, поэтому пробыть здесь дольше мне не удастся, – объяснила Мелинда. – Послушайте. Не хочу показаться грубой, но я ужасно устала, вся вспотела и… короче, мне нужно принять душ. Если вы поставите чемодан у двери бунгало, я вам буду чрезвычайно признательна.

– Как скажете.

Мелинде показалось, что парень разочарован. Наверное, ожидал, что она предложит ему выпить или еще что-нибудь.

Еще что-нибудь! Ха! Мелинде вспомнилась сцена из прочитанного совсем недавно романа.

Едва встретившись на первой странице, герои уже на второй сорвали с себя одежду и принялись заниматься любовью.

Прочтя эту белиберду, Мелинда, помнится, решила, что так не бывает. Теперь она уже так не думает.

Что будет, если ее сексапильный сосед навяжется к ней в гости и она не сможет отказать? А потом, когда он начнет срывать с нее одежду, захочется ли ей сопротивляться?

Парень поставил чемодан и повернулся к ней.

– Мы, кажется, забыли познакомиться. Меня зовут Брюс. А тебя как?

Ее слегка покоробил его фамильярный тон.

– Мелинда.

– Мелинда… Красивое имя. Что ж, Мелинда, если тебе что-нибудь понадобится, только свистни – и я буду рядом. Свистеть умеешь? Он пошел обратно по тропинке. – Это проще простого: только сложи свои красивые губки и дунь.

Брюс не обернулся, да и слава Богу! Мелинда и так была вне себя, а от услышанного ее лицо вообще покрылось пятнами.

Черт, черт и еще раз черт! – выругалась она про себя и заперла дверь.

Глава 5

Вернувшись в бунгало, Брюс вытащил шезлонг на террасу, взял из холодильника банку пива и, развалившись на солнышке, попытался забыть о девушке, которая сейчас принимает душ в соседнем доме.

Но ничего не вышло. С тех пор как она улыбнулась ему на дороге, он не может выкинуть ее из головы. Он тогда уже понял, что ему не будет больше покоя. А тут еще эта история с оврагом!

Брюс сделал глоток пива и тяжело вздохнул.

Он уже полгода живет в Саншайн-Бич. Эти полгода прошли довольно быстро. Вначале он скучал, но вскоре размеренный ритм жизни даже стал ему нравиться.

Все вроде складывалось удачно. Он вел простую жизнь: вставал с утра пораньше, шел искупаться в море, занимался серфингом, если было настроение. Второй заплыв совершал вечером. А в промежутках ремонтировал полуразвалившийся домик на пляже, который купил несколько месяцев назад. Он сам готовил себе простой ужин, а поев, читал или слушал музыку. У него не было ни приемника, ни телевизора, он не покупал газет.

Если ему хотелось пообщаться, он заводил беседу с рыбаками или с теми, кто, подобно ему, любил поплавать спозаранку. Иногда звонил матери и подолгу с ней беседовал. Когда в бунгало приезжал Майкл Гурвиц, он шел к нему, зная, что здесь его ждет хороший обед и бутылка отличного вина.

Брюс понимал: настанет день – и его продолжительные каникулы закончатся. Но, когда придет этот день, зависело только от него, и больше ни от кого. Пока есть возможность, ему хотелось подольше прожить в уединении.

И уж в его планы никак не входило связываться с городской красоткой, заявившейся в соседнее бунгало, чтобы за выходные привести в порядок растрепанные чувства.

Брюсу не хотелось думать, какая именно история ее сюда привела: развод, раздел имущества или, не дай Бог, дело об изнасиловании.

Но уже не в первый раз клиенты Макса Гурвица или его сына пользуются этим бунгало. Только здесь можно отдохнуть от нервотрепки, с которой всегда сопряжена судебная волокита, тем более когда речь идет о семейных проблемах.

Он тряхнул головой. Да, Мария поступила некрасиво. Порвать с ним – ладно, это, еще куда ни шло! Но подать на него в суд – это уж слишком.

Зато так он, по крайней мере, понял, что цели, к которым он так упорно стремился – карьера и богатство, – сами по себе мало что значат.

А что же главное в жизни? Эти полгода он искал смысл жизни, но так и не нашел.

Но Брюс был твердо намерен отбросить ложные цели и наметить истинную, а пока этого не произошло, меньше всего ему хотелось стать участником пошленькой любовной интрижки.

Пусть даже с Мелиндой. Пусть даже красивее девушки он никогда не встречал.

Ведь она его тоже хочет. Это наверняка.

Хочет и в то же время сопротивляется своему желанию. Это тоже наверняка.

Так что положение становится совсем дурацким.

Еще никогда Брюсу не приходилось встречаться с девушкой, которая хотела бы его и пыталась не подавать виду. Напротив, все они буквально набрасывались на него. Привлекательная внешность и большие деньги – вот формула успеха. Разве против этого способна устоять хоть одна женщина?

Оказывается, способна. А может, Мелинда не знает, что у него денег куры не клюют? Возможно, она его не узнала?

Брюс нахмурился. Неужто она из разряда тех, для кого самое главное деньги, а все остальное ничего не значит? Такие бывают, уж кому, как не ему, это знать. Но что-то подсказывает ему, что Мелинда не такая. Она совсем не похожа на расчетливую стерву.

Тогда почему, в сотый раз спросил он себя, она отшила его? Почему не пригласила в бунгало, как поступила бы на ее месте любая женщина?

На этот вопрос можно дать несколько ответов, но ни один из них ему не нравится. Возможно, она решила на время забыть про мужчин. Или вообще, после истории с каким-нибудь типом, уверена, что все мужчины подлецы.

А ведь он ее обманул. Не сказал, что он хозяин бунгало. И тоже зря. Мелинда не собирается с ним встречаться. Правда, тогда он думал иначе. Надеялся, что она будет спать с ним не потому, что он бывший чемпион мира по плаванию, а ныне миллионер, а потому что ей понравился.

Мысль о том, как она будет с ним в постели, все больше и больше нравилась Брюсу. Он вспомнил ее тело: красивую грудь, тонкую талию… Когда она лежала, он как следует успел ее рассмотреть. Ему всегда нравились стройные ноги. Да и вообще, ему все нравилось в женщинах. Их запах, мягкая кожа и все остальное.

Он застонал. Дурак! Зачем я так легко отрекся от нее? – спрашивал он себя.

Допив пиво, Брюс вернулся в дом, достал из холодильника еще одну банку. Залпом осушив ее, взял еще одну. Ужин состоял из вина, а на десерт он подал себе виски.

Но оказалось, что, напившись, он еще больше страдает. Неодолимое влечение преследовало его. Лишь к утру он забылся тяжелым сном. Продрав глаза на рассвете, он понял, что ничего не изменилось. Лишь голова теперь раскалывается.

Нет уж, сказал он себе твердо. Нет! И пошел купаться в море.

А затем принялся тщательно обдумывать план.

Матрас был большой и мягкий. Шелковые шарфы, которыми она была привязана к спинке, нисколько не врезались в руки. Даже притом, что она извивалась вовсю. Но не от боли, а от удовольствия. В эту ночь любовник сделал ее по-настоящему счастливой.

Она была полностью обнажена. Руки и ноги были привязаны, и никак нельзя было помешать ему смотреть на нее, прикасаться к ней.

Но, как ни странно, ей это нравилось. И чем дальше, тем больше. Уже давно она не испытывала такого наслаждения.

Она застонала. Только бы взглянуть на его лицо, закрытое повязкой.

– Кто ты? – спросила она, хотя и так знала ответ. От кого еще может пахнуть морем?

– Молчи, – отвечал знакомый голос. – Стоит тебе заговорить, и ты проснешься. Все закончится, а разве ты этого хочешь?

– Нет, нет! Конечно нет! – Пожалуйста, пусть это не кончается! Только не сейчас! – Я лишь хочу увидеть, кто ты.

– Ты не этого хочешь, – промурлыкал он и провел рукой по ее телу. – Вот что тебе на самом деле нужно.

– Да, – жарко согласилась она. – Да! – И проснулась.

Не было ни кровати с резной спинкой, ни шелковых шарфов, ни Брюса. Сон. Это был сон.

Всего лишь сон.

Радоваться этому надо, а Мелинда готова расплакаться. Ну почему хорошие сны так быстро заканчиваются?

Она вздохнула и бросила взгляд на часы, стоявшие на тумбочке. Половина девятого. Еще рано.

Солнечные зайчики плясали по комнате.

Предстоит еще один жаркий день.

Нехотя Мелинда выбралась из постели. Как иной раз хочется понежиться! Особенно когда знаешь, что весь день будешь мучиться в одиночестве, раздумывая, чем бы заняться.

Коридор привел ее в ванную. Через четверть часа она вышла из душа, надела халат, а на мокрые волосы повязала махровое полотенце.

Теперь предстоит пойти на кухню и приготовить завтрак. Что там в меню? Кофе, тосты, джем? Придется обойтись без яиц. Ничего, холестерин вреден для здоровья!

На полпути Мелинду остановил звонок в дверь. Неслышно приблизившись к двери, она посмотрела в полупрозрачную панель. На пороге стоял мужчина. Так и есть!

– Рой! Не может быть! – простонала она и бросилась в ванную.

Никто, кроме Рейчел, за последние пять лет не видел ее без макияжа. А в условиях города без него не обойтись. Мало того что он помогает скрыть естественные недостатки лица, он еще и придает девушке совсем другой вид. Кому же хочется выглядеть деревенской дурочкой, не умеющей даже губы красить? Другое дело, когда ты знаешь, как наложить грим. Никто и не заметит, сколько косметики у тебя на лице, зато выглядишь ты как настоящая аристократка. А без макияжа – как шестнадцатилетняя девчонка, которой еще долго взрослеть.

Мелинда так испугалась, что ей и в голову не пришло, что в половине девятого утра на пороге может стоять кто-нибудь еще. Наверное, Макс рассказал Рою, куда она уехала. Или Рейчел не выдержала и выложила все как есть. Правда, Рейчел не знает ее точного местонахождения, но, видимо, Рой смог ее разыскать.

Мелинда не знала, как себя вести. Простить ему прегрешения или сказать, что между ними все кончено? А тут еще эта чертова косметика!

– Мелинда! Ау! – раздался мужской голос. – Только без паники! Это твой добрый друг из соседнего бунгало. Я принес тебе яиц взамен давешних.

У Мелинды отвисла челюсть. Брюс! На пороге стоит не Рой, а Брюс! О Господи!

– Э. -., одну минутку! – прокричала она, пытаясь не упасть в обморок. Падать в обморок в ванной опасно, еще треснешься головой обо что-нибудь, так и останешься на всю жизнь с сотрясением мозга. Она почувствовала, что не в состоянии соображать.

Думай, детка, думай! Ведь не ради яиц он заявился сюда с утра пораньше. Не будь наивной.

Он намеревается начать свою игру. Неожиданно она сообразила, что отсутствие косметики на лице из недостатка становится преимуществом.

В таком виде она наверняка не заинтересует Брюса. Да, ей неловко показываться ему такой простушкой, но положение критическое и требует экстраординарных мер.

Мелинда решительным шагом направилась к двери. Перед тем как открыть ее, потуже затянула пояс на халате и потянулась к замку. И только тут поняла, что кроме халата на ней ничего нет. А через секунду перед нею появится любовник из волшебного сна.

Поглубже вздохнув, она отодвинула щеколду и распахнула дверь.

Увидев Брюса, на котором не было ничего, кроме облегающих спортивных трусов, Мелинда похолодела и попыталась овладеть собой. Только бы Брюс не заметил, как страстно она его желает.

Нет, пожалуй, «страстно» неподходящее слово. Это не страсть, а настоящее остервенение, с которым она едва справляется. Глядя на Брюса, Мелинда хотела только одного: прикасаться к нему, целовать, заниматься любовью.

Как ей удалось не подать виду, она и сама не понимала. Наверное, все дело в гордости.

– Привет, Брюс! – вежливо произнесла она. Что-то ты рановато. – Трудно сохранять маску вежливости, когда тебя так бесцеремонно разглядывают. Похоже, ее план не удался. Без макияжа она понравилась ему еще больше.

Сам-то он, видимо, не слишком увлекается собственной внешностью. Небрит, волосы растрепаны, сандалии нечищены.

При этом он выглядел до ужаса сексуально.

– Я рано встаю, – объяснил Брюс.

– Я тоже. Но сегодня решила отоспаться.

– Вот и отлично, – улыбнулся он. – Значит, ты еще не успела позавтракать. Держи.

Он передал ей яйца.

– Подожди, я возьму кошелек.

– Не нужно! Считай это подарком.

– Очень мило с твоей стороны, – улыбнулась ему она.

– Ничуть. На самом деле, это самый эгоистичный поступок в моей жизни.

– Как это? – не поняла Мелинда.

– Просто мне нужен был предлог, чтобы снова тебя увидеть.

Хорошенькое дело! А он не слишком церемонится.

– Мне хотелось пригласить тебя на ужин. Неподалеку есть один замечательный ресторан. Заметив ее изумленный взгляд, Брюс поспешил добавить:

– Не волнуйся, мне есть во что одеться. Даю обещание, я буду чисто выбрит.

Так что скажешь?

А что скажешь, когда у тебя во рту пересохло?

– Прости, – выдавила она. Дьявольское искушение! – Извини, но я не могу.

Его глаза потемнели.

– Не можешь? Или не хочешь?

– Какая разница! Я же сказала, что не пойду.

– Мне важно знать. Так что?

– Я не хочу. Доволен?

– Почему не хочешь?

– Я… несвободна.

Он взглянул на ее руку.

– У тебя нет кольца, – проговорил он без тени смущения.

– Я же не сказала, что замужем. Просто не могу пойти с тобой.

– Стало быть, ты помолвлена.

– Нет.

– Живешь с ним?

– Нет.

– Тогда по всем законам ты свободная женщина.

– Это как тебе будет угодно. – Мелинда намерена была стоять на своем. – Только я люблю этого человека. Очень люблю.

– А он тоже тебя очень любит?

– Говорит, что да, – произнесла Мелинда немного неуверенно. Стоп, какие могут быть сомнения перед лицом опасности?

– Да что ты? – Брюс не скрывал иронии. – Что же он отпустил тебя сюда одну? Будь я на его месте, приковал бы тебя к себе наручниками.

– Ты не на его месте, так что давай закончим разговор.

– Но мы еще ничего не выяснили.

– А по-моему, все вполне ясно.

– Он что, женат?

– Да нет же, Господи, с чего ты взял? Брюс, ради Бога, уходи! Уходи, пока я не разозлилась.

Упорство Мелинды поразило его. Но он был не из тех, кто отступает.

– Скажи, ты бы согласилась пойти со мной в ресторан, если бы не этот твой приятель?

Мелинда не ответила, но глаза выдали ее.

– Я так и думал, – удовлетворенно подытожил Брюс. – Вот что я тебе скажу, Мелинда. Ты не слишком любишь этого парня. Не так сильно, как говоришь. И знаешь, почему я так уверен?

– Почему?

– Потому что иначе ты бы не посмотрела на меня вчера вот так.

У Мелинды сжалось сердце.

– Уходи. Пожалуйста! И забери с собой яйца.

Брюс покачал головой.

– Они мне не понадобятся, – буркнул он и ушел, положив картонку на пол.

Мелинде так хотелось его позвать. Сказать ему, что она хочет, чтобы он был рядом, хочет пойти с ним в ресторан, хочет заняться с ним любовью.

Но гордость взяла верх. Не поддаваться искушению, устоять, что бы он ни говорил, вот главное в данный момент!

И пока ей это удалось. Только что-то победа над собой не слишком ее обрадовала.

– Ты просто молодец, – сказал себе Брюс. – Вел себя как настоящий рыцарь. Идиот!

Похоже, полгода воздержания не пошли ему на пользу. А может, дело в том, что он никогда не умел клеить девчонок?

А когда было ему научиться, если с самого начала не он бегал за ними, а они – за ним. В школе вокруг него всегда вились самые хорошенькие девчонки. Когда занялся плаванием, от поклонниц, желающих хотя бы на секунду прикоснуться к нему, не было отбоя. Достаточно было лишь щелкнуть пальцами, и они стайкой слетались к нему – выбирай любую!

Тогда он не думал не то что о женитьбе, но и вообще о постоянных отношениях. И характер у него был неподходящий, да и занятия спортом требовали много времени и сил. К тому же он постоянно был в разъездах: соревнования устраивались то там, то здесь.

То, что у него было, называется неупорядоченные половые отношения. Секс с первой попавшейся девчонкой и пачка презервативов в кармане. На всякий случай.

Только когда он повредил ногу и вынужден был оставить профессиональный спорт, пришлось искать удовлетворения своих амбиций в другом. Теперь плавание превратилось просто в развлечение, и Брюс даже задумался о том, чтобы начать настоящую жизнь. Завести себе постоянную подругу.

Но, наверное, он потерял способность по-настоящему любить. Правда, тогда он думал, что обожает Нэнси. Но он занялся бизнесом, а она постоянно жаловалась, что деньги для него важнее, чем она.

Их отношения с Нэнси вскоре закончились.

Он начал крутить романы с разными девушками, благо в них по-прежнему не было недостатка.

Ему нечасто приходилось слышать отказы. Молодой богатенький красавчик – что еще им надо?

Потом произошла эта история с Марией Сантос… Ведь она дошла до того, что подала на него в суд! Но вовсе не потому, что не считала его привлекательным. Просто ей были нужны деньги.

А сегодня Мелинда сказала ему «нет». Невероятно! Почему?

И самое главное – как заставить ее сказать «да»? У нее на удивление твердый характер, а моральные принципы больше подходят к обстановке викторианской Англии, чем Америки второй половины двадцатого века.

Впервые в своей жизни он не получил того, что хотел. И это ему совсем не понравилось.

Оставалась одна радость в жизни – море. Брюс пошел надеть плавки.

Глава 6

Когда Брюс ушел, Мелинда заперла дверь и поздравила себя с победой. И впрямь: скажи она «да», чем бы она отличалась от Роя?

Настала пора позавтракать и самое главное успокоиться. Да, Брюсу не понравилось, что она ему отказала, но ничего, пройдет. Он же не влюблен. А просто хочет поужинать с ней. И она будет ему вместо десерта.

Разбив два дареных яйца, Мелинда вылила их на сковородку, но отнюдь не яичница занимала ее мысли. Вот бы знать, какой он любовник?

Черт, перестань! – приказала себе Мелинда.

Лучше подумай, чем займешься сегодня. После беседы с Брюсом круг действий сузился. Будет жаркий день, но окунуться ей не удастся. Не сможет она и побродить по пляжу. Иначе наверняка опять наткнется на Брюса и он снова начнет к ней приставать. И еще неизвестно, сможет ли она отказать ему вторично.

Итак, пляж для нее закрыт. Что радует, учитывая, что люди едут в Саншайн-Бич именно для того, чтобы поваляться на пляже.

Чем же заняться? Может, вернуться в Майами? Нет, еще рановато. Нельзя так быстро прощать Роя, пусть подольше помучится. Да, теперь она понимает, как можно любить одну, а заниматься сексом с другой. Ведь она тоже не прочь заняться любовью с Брюсом. Но, в конце концов, она же сдержала свой порыв! Почему же Рой не устоял? Да и вообще, разве идет эта крашеная длинноногая коза в какое-то сравнение с красавчиком Брюсом?

Мелинде пришло в голову, что неплохо бы позвонить домой и узнать, что там поделывает Рой.

Она подвинула телефон к креслу, набрала номер и, откинувшись на спинку, стала ждать, когда Рейчел ответит.

– Да? – раздался ее заспанный голос.

Именно этого она и ожидала. Рейчел ненавидит вставать раньше двенадцати.

– Привет, Рейч, это Лин.

– О, Лин, – тщетно попыталась придать голосу интонацию радости Рейчел. – Ну, как жизнь?

– Пока без изменений. А что Рой?

– Не звонил.

– Вот как? – Мелинда поджала губы. – Это точно?

– Можешь быть уверена. Послушай, не пора ли тебе забыть об этом подлеце. Иди на пляж, там наверняка есть пловцы-профессионалы и любители. Они все до единого будут у твоих ног.

– Здесь нет любителей поплавать. Вообще, это тихое местечко.

– Не повезло. Среди спортсменов встречаются настоящие рыцари. Ты можешь прикинуться, что тонешь, и они гурьбой бросятся тебя спасать!

– Нет уж, спасибо! – рассмеялась Мелинда. – Давай поговорим о чем-нибудь еще.

– Как хочешь. Когда намереваешься вернуться? Мне без тебя скучно.

Мелинда знала, что Рейчел говорит совершенно искренне.

– Скорее всего, поеду завтра с утра. Так я не попаду в пробку.

– А сегодня чем займешься?

– Прогуляюсь в ближайший городишко. Говорят, там отличные бутики. Присмотрю себе что-нибудь. Потом перекушу. Может, схожу в кино.

– Ого! Грандиозные планы!

– Да ладно! Я же не такая предприимчивая, как ты.

– Куда уж тебе! Серьезно, Лин, попытайся расслабиться. У Гурвица ты вкалываешь как лошадь, а тут он сам дал тебе возможность немного отдохнуть. Так воспользуйся ею! Прогуляйся, забудь про Роя и начни новую жизнь.

– Похоже, он уже успел забыть про меня.

– Возможно, оно и к лучшему. Мне тут пришло в голову, что сказал как-то папаша: «Не доверяй торговцам, помни: не обманешь – не продашь!». А ведь твой любезный Рой торгует квартирами.

– Ну и что? Перестань, ты же знаешь, что люди бывают разные. Это все равно что сказать: все модели тупые, иначе подыскали бы себе занятие поинтереснее.

– А я, между прочим, с этим согласна! заявила Рейчел. – Ведь о нас судят только по внешности. А нет ничего хуже, когда парня интересует лишь красивая упаковка. А на то, что внутри, ему наплевать.

– Тебе легко так говорить. Ты-то настоящая красавица. А представь, как я себя чувствовала раньше. Я выглядела ужасно, и парням было наплевать, что там я чувствую, какой у меня характер. Они и близко ко мне не подходили.

– Да брось! Ни за что не поверю, что ты выглядела ужасно.

– Ну может, и не ужасно, но я была толстой.

– Ага! Не толстой, а пухленькой! Большая разница, между прочим. Кстати, мужчинам нравится, когда есть за что подержаться! А лицо? У тебя такое красивое лицо! А глаза? Знаешь, сколько мне приходится по утрам заниматься глазами, но даже после всех ухищрений они не выглядят и наполовину так хорошо, как твои.

– Перестань, будто я тебя не знаю, – со смехом проговорила Мелинда. – Ты та еще врушка.

– Ничего я не вру. Поверь. Я никогда не стала бы врать лучшей подруге.

Как хорошо, когда знаешь, что говоришь не просто со знакомой или с соседкой по комнате, а с подругой.

– Просто ты не хочешь меня огорчать. – Мелинда была растрогана. – Ты только прикидываешься такой, а в душе ты нежная и отзывчивая.

– Ну вот… Кто теперь льстит? – произнесла Рейчел. По ее голосу было понятно, что ей понравились слова Мелинды.

– Ну, я побежала. А то мне пришлют такой счет за телефон!..

– Береги себя.

– Обещаю.

– И не поступай так, как не поступила бы я.

– Тогда я буду творить одни глупости. – Мелинда расхохоталась.

– Вот и хорошо.

– Тогда до завтра, Рейч.

– Пока, Лин. Я тебя обожаю! – Рейчел повесила трубку.

А у Мелинды осталось приятное чувство. Все-таки как иногда нужна бывает дружеская поддержка, как приятно слышать, что кто-то тебя любит и понимает.

Рой тоже часто повторял, что любит ее. Но похоже, все это были лишь слова.

Мелинда вздохнула, взяла сумочку и направилась к двери. Хватит уже думать о Рое. И о небритом парне, который заявляется в гости в одних трусах.

Оказавшись на улице, она поняла, что явно недооценила местное лето. Не было и десяти, а жара стояла прямо-таки африканская. Придется попотеть, прежде чем найдешь тенек.

Боковое окно «форда» было раскрыто, машина неслась вперед, но даже ерошивший ее волосы ветерок не приносил облегчения. Да, в таких случаях начнешь ценить кабриолеты, вроде того желтого, в котором ездит Брюс.

Добравшись до городка, Мелинда поняла, что совершила ошибку. Смотреть здесь совершенно нечего. Магазины наполнены безвкусным тряпьем, которое она не взяла бы и даром.

Наконец, побродив по улицам, она пристроилась в небольшом кафе и заказала чай со льдом.

Что предпринять дальше? Отправиться на прогулку по морю? Или сходить в кино? В зале, наверное, сейчас прохладно! Решено, она отправляется в кинотеатр.

В зале и действительно было очень мило.

Фильм тоже оказался неплохой, но к концу сеанса Мелинде надоело пялиться на экран. К тому же руки, ноги и шея затекли так, что она едва встала, когда фильм закончился.

Что теперь? Похоже, дневные мероприятия подошли к концу. Приблизившись к стоянке, Мелинда уже начала рыться в сумочке, чтобы достать ключи, как заметила плакат, висевший на небольшом павильончике: «Массаж. Дайте своему телу расслабиться!».

Это то, что надо, решила она. Мелинда ни разу не делала массажа, но Рейчел всегда с восторгом говорила о нем. Если массаж будет делать женщина, так и быть! Попробуем.

– Заходите. Меня зовут Пенни, – приветствовала ее массажистка. – Раздевайтесь.

Пенни было уже за тридцать. Высокая, худощавая и мускулистая, она напоминала преподавательницу физкультуры. Такая была у нас в Литтл-Роке, подумала Мелинда. Ее звали… Точно, мисс Вайн.

На Мелинду накатили воспоминания. Рейчел была права в одном. Когда она несколько лет назад переехала в Майами, ее уже трудно было назвать толстой. Пухленькой – может быть.

Она потолстела, когда умерла ее мать. Мелинде было тогда всего четырнадцать. Потрясение было столь велико, что Мелинда плакала несколько дней напролет. А потом стала «заедать» горе.

Сладости, которые в Литгл-Роке продавались на каждом углу, и превратности полового созревания сделали свое дело. Она превратилась в толстуху.

Ужасно, когда над тобой издеваются школьные товарищи! Но в Литтл-Роке она, по крайней мере, была дома. Приехав в Майами, она попала в совершенно незнакомый город, с чужими ей людьми и почувствовала себя такой беззащитной. Она стала ходить в гимнастический зал, где в раздевалке ей два раза в неделю приходилось с трудом натягивать на себя короткую юбочку и майку-безрукавку, в которых все ужасные выпуклости ее фигуры становились еще более заметными. Даже ее тренер, довольно дружелюбная женщина, и то с затаенным чувством превосходства смотрела, как Мелинда выбивается из сил, пытаясь согнать лишние килограммы.

Когда наконец она привела фигуру в порядок, история не закончилась. Мелинде понадобилось много времени, чтобы избавиться от старых комплексов по поводу своей внешности.

Впрочем, до конца забыть, какой она была, ей не удалось. Иначе она не испытала бы стеснительности, раздеваясь перед массажисткой.

– Ты ходишь в гимнастический зал? – спросила Пенни, расстегивая ей лифчик.

– Время от времени, – призналась Мелинда. Точнее, два раза в неделю.

– Видишь, я оказалась права. Отлично выглядишь!

– Правда?

– Это я тебе говорю! Важно только не переусердствовать. Иначе ты потеряешь природное обаяние. Но тебе пока это не грозит. Смотри, как зажата твоя спина! А шея! Посмотрим, что можно сделать. Так, расслабься, положи голову сюда…

Мелинда подчинилась.

– Готова поспорить, – продолжала Пенни, что ты приехала из Майами. Верно? К нам тут много приходит таких, пытающихся совладать со стрессами…

Пенни начала массировать ей спину, и Мелинда поняла, почему ее подруга пела массажу такие дифирамбы. И тут она допустила ошибку.

Она зачем-то раскрыла глаза, увидела ярко-зеленый пол. Такой же, как футболка, в которой вчера был Брюс. И вспомнила свой сон.

– Эй! – сказала Пенни. – Что ты опять зажалась? Расслабься!

Куда уж там! Перед ней закрутился виденный ночью сон. А она лежит здесь почти обнаженная и не может пошевелиться. Конечно, она не прикована к постели шарфиками, как во сне, но от этого не легче. Чувствуешь себя безмолвной пленницей, с которой творят что-то непонятное. На несколько мгновений Мелинде показалось, что это не Пенни к ней прикасается, а Брюс.

Какие мягкие были его руки в том сне!

– Вы не могли бы еще помассировать мне плечи? – попросила она.

– Конечно. Господи, опять зажалась! Да что с тобой произошло? Неприятности на работе?

Неприятностей за последнее время было хоть отбавляй. И они совсем не связаны с работой.

– Наверное, я слишком устаю.

– Поищи себе работу полегче!

Если бы Пенни знала, что вовсе не в работе дело!

– Мне вообще-то нравится моя работа, – пробормотала Мелинда.

– Значит, есть в твоей жизни что-то еще, что приводит тебя в состояние стресса. Надо только понять, что именно, и покончить с этим!

И все будет в порядке!

Глава 7

Распрощавшись с Пенни, Мелинда села в машину и поехала пообедать в ресторан, который приметила по дороге: ей вовсе не улыбалась перспектива заниматься стряпней в пустом доме.

В Саншайн-Бич она вернулась, когда солнце уже садилось. Жара спала, с моря дул приятный ветерок, и лишь запах нагревшегося асфальта напоминал, каким знойным выдался день.

Открыв дверь бунгало, Мелинда поняла, что зря боялась раскрыть окна. Место здесь довольно уединенное, так что вряд ли в дом пробрались бы воры, зато за время ее отсутствия воздух стал бы не таким душным. Теперь же в доме было просто нечем дышать. Она распахнула все окна, включила вентиляторы на потолке, но толку чуть. Ну и жарища!

Мелинда отдала бы все, лишь бы искупаться в прохладной морской воде! Да и в конце концов, зачем себя ограничивать? Глупо прятаться от Брюса. Он все равно к ней больше не приблизится. После того как во время массажа ей снова почудился ее неприличный сон, Мелинда поняла, что надо раз и навсегда проложить между ними дистанцию.

Итак, решено: она идет плавать. Купальный костюм лежал на самом верху. Это Рейчел уговорила ее купить облегающий купальник, к тому же очень открытый. И сегодня она впервые продемонстрирует его окружающим!

Через пять минут Мелинда сбежала по тропинке, ведущей к морю, и бросилась в прохладную воду. Уф, как хорошо! Только вот волны здесь большие, ей постоянно приходится сучить руками, а это чертовски утомительно!

Она проплыла немного дальше, где море было спокойнее. Здесь можно было лечь на спину или перевернуться на живот и лишь слегка шевелить ногами, чтобы удержаться на плаву.

Конечно, в чемпионки по плаванию Мелинда не годится, но держаться на воде умеет, благо в детстве она любила бултыхаться в местной речушке.

Она повернулась на спину, подложила руки под голову и принялась рассматривать небо, в котором уже появились первые звездочки. Ну и где тут Большая Медведица?

Время текло незаметно, а ее относило все дальше и дальше от берега. Но она слишком поздно это поняла. Лишь оторвавшись от занятий астрономией, она увидела, как далеко оказалась. А уже пора возвращаться домой!

Перевернувшись на живот, она поплыла к берегу, сначала кролем, потом брассом, потом снова кролем. Однако чем больше она старалась, тем дальше, казалось, становилась полоска берега.

Начался отлив. Волны все сильнее накатывали на нее, и вскоре Мелинда почувствовала, что изнемогает от усталости. Она уже была не в силах противостоять океану и поняла, что не доберется до берега без посторонней помощи.

Она в панике огляделась. Поблизости никого. Даже на пляже, освещенном луной, не видно не души. Конечно, они пошли спать! Или развлекаться в забегаловках и на дискотеках.

Только в бунгало Брюса горит свет.

Позвать его на помощь? А услышит ли он?

И стоит ли его звать, учитывая то, что произошло сегодня утром?

К черту все! Она не собирается умирать! Если он настоящий рыцарь, то услышит ее крик и придет на помощь!

– Эй! – пискнула она и по нос погрузилась в воду. Через несколько секунд ее голова снова появилась над поверхностью. – Помогите! – закричала она, отплевываясь. – Брюс!

Брюс сидел в кресле у раскрытого окна и пытался убедить себя, что читает. То ли книга попалась неинтересная, то ли у него вдруг возникли какие-то важные мысли, только прошел час, а он даже не перевернул страницу.

Слышался шум прилива. А еще раздался какой-то другой звук. Кричит кто-то, что ли?

Нет, показалось.

Ну вот, опять. Точно, кто-то зовет его на помощь.

Женщина, и она тонет!

Он рывком вскочил с кресла, выскочил наружу и, перепрыгивая через ступеньки, ринулся к пляжу. Преодолев в несколько прыжков пятьдесят метров, отделяющие его от кромки воды, он остановился и прислушался.

Мелинда! Он знал, что это она.

Времени недоумевать, какого дьявола ей понадобилось в море в полночь, не было. Он бросился к дому, схватил спасательный жилет, по счастливому стечению обстоятельств оказавшийся под рукой, и бросился в море. Через мгновение он уже плыл туда, откуда доносился крик.

Доведись ему в этот миг участвовать в конкурсе спасателей, он выиграл бы все сто очков. В мгновение ока он покрыл расстояние, отделявшее его от Мелинды, схватил ее, натянул на нее жилет и поплыл к берегу, волоча ее за собой.

На секунду их взоры встретились. Ее глаза потемнели от страха, а он думал, что произошло бы, не услышь он ее крика.

– Какого черта тебе понадобилось в двенадцать ночи посреди моря? У тебя могла онеметь нога или рука, и ты утонула бы. Или тебя проглотила бы акула. Или ты разбилась бы о скалы.

И никто и не спохватился бы. Тебе что, хочется умереть?

Брюса неожиданно поразила догадка.

– Только не говори, что ты пыталась покончить с собой!

Мелинда была не в силах отвечать, но по выражению ее лица он понял, что ошибся.

– Ну ладно, прости, – буркнул он. – Конечно, ты не из тех, кто бросается в море, желая свести счеты с жизнью. Просто тебе стало жарко, ты решила искупаться и не совладала с течением. Между прочим, это моя вина. Надо было предупредить тебя, когда мы мило беседовали сегодня утром. Но, извини, мне это и в голову тогда не пришло, так я на тебя разозлился!

Мелинду бросило в дрожь.

Брюс выругался.

– Только не волнуйся. – Он мягко растирал ее руки. – У тебя шок, но, когда я притащу тебя домой и засуну под горячий душ, ты, почувствуешь себя лучше.

Они добрались до берега. Брюс схватил ее и потащил к ступенькам.

Она запротестовала, но, увидев выражение его лица, умолкла.

– Может, хватит глупостей для одной ночи? – прорычал он.

Она закрыла глаза и прижалась к нему.

– Так-то лучше, – удовлетворенно заметил Брюс.

Мелинда застонала. Видно, сама судьба против нее.

Ее охватило желание. От каждого случайного прикосновения к его плечам, груди, бедрам ее пробирала дрожь.

Он несет ее к себе в бунгало. Она это знает, чувствует! Он что-то говорил о теплом душе…

О Боже!

Надо скорее положить этому конец, пока еще не поздно. Одно дело – эротические фантазии и сны, и совсем другое – воплощение их в реальности. Сон есть сон, проснулась – и все забыто. А в жизни приходится не только повиноваться импульсам, но и отвечать за последствия своих поступков.

Но как справиться с охватившим ее страстным желанием? Как совладать с непреодолимым влечением, если никогда прежде она не испытывала ничего подобного? Куда там Рою с его старомодным сексом в постели!

Теперь она поняла, как можно желать мужчину. Желать не его любви, не общения какого-то, а только одного. Секса.

Мелинда зажмурилась. Вот они поднимаются по ступенькам. Он открывает дверь, осторожно вносит, чтобы ничего не задеть.

Ее сердце заколотилось с бешеной силой.

Внутри было жарко, но не слишком. Брюс положил ее на кожаный диван и снял с нее жилет.

Она открыла глаза и тут же пожалела об этом.

Он наклонился над нею. Как в том сне.

– Рад, что ты до сих пор не испустила дух, проговорил он. – А то я уж решил, что придется делать искусственное дыхание рот в рот.

От одной мысли об этом Мелинда почувствовала ужасную слабость. Все, больше она не в силах сопротивляться желанию!

Она ничего не сказала, но глаза выдали ее чувства. Она больше не могла, не хотела скрывать их от него.

– Мне это понравилось бы, – сказала она наконец.

А ему понравились ее слова. Он сел на край дивана и, откинув прилипшие ко лбу волосы, посмотрел на ее губы. Молча взял ее за плечи, приподнял и прижал к себе. Она почувствовала прикосновение его губ.

Мелинда страстно обняла его. Их поцелуй продолжался, пока она не почувствовала, что вот-вот задохнется.

– Не будем терять времени попусту, – сказал он и снял с нее купальник.

Она не сопротивлялась. Меньше всего она задумывалась над тем, что лежит перед ним совершенно голая, что весь макияж смыла вода, волосы намокли и пропитались солью. По его взгляду она поняла, что он ничуть не разочарован увиденным.

Она ждала, что и он скинет с себя одежду и наконец ее фантазии станут реальностью.

Но Брюс не раздевался. Он сел рядом, снова прижал ее к себе и поцеловал так, как ее еще никто никогда не целовал.

– Понравилось?

– Что?

– Как тебе это?

– Не знаю… – пробормотала Мелинда. – Но не останавливайся.

Он издал смешок. Сексуальный смешок.

– Об этом не волнуйся. С тех пор как ты улыбнулась мне тогда на дороге, я думаю лишь о том, как заняться с тобой любовью. Весь день сегодня я думал о тебе.

– А я думала о тебе…

– Это уже что-то. Я-то уж решил, что потерял остатки обаяния. Но хватит разговоров! Мы еще успеем наговориться. Завтра.

Мелинда бросила взгляд на широкую кровать, стоявшую чуть поодаль, и едва не вскрикнула от изумления. Именно к такой кровати она была прикована в своем сне!

– Только не надо критиковать яркое покрывало! – сказал Брюс. – Его выбрала для меня мама. И мне оно нравится, черт побери! – Он сорвал покрывало и швырнул его на пол.

– Я вообще молчу… Ты сказал «мама»?

– А что в этом странного? У каждого есть мать. Но нам некогда обсуждать семейную жизнь, бросивших нас женихов и невест и прочие факторы стресса. Мы ведь собираемся получить удовольствие, так?

– Так, – прошептала Мелинда.

Он открыл ящик тумбочки и достал целлофановый пакетик. Надорвав его сверху, он извлек презерватив и, увидев выражение ее лица, ухмыльнулся:

– Напомни мне про него, слышишь? – Одним движением он подхватил ее, отнес на кровать и бережно положил ее туда. – Ты сводишь меня с ума, а сумасшедшие вечно творят всякие глупости.

Об этом Мелинда не забыла. Она забыла обо всем остальном: о Рое, о том, что подсказывал ей здравый смысл, о моральных принципах…

Потом, когда все закончилось, она почувствовала, что ей ужасно стыдно за саму себя.

Она поступила еще хуже, чем Рой.

К счастью, Брюс заснул. Поэтому он не почувствовал, как она высвободилась из его объятий.

Глава 8

Едва проснувшись, Брюс понял, что что-то не так. Повернувшись, он понял, что именно.

Постель рядом с ним была пуста. Мелинда ушла.

– Мелинда! – позвал он, вопреки всему надеясь, что она в ванной или на кухне. – Мелинда, где ты?

Ответа не последовало. Было тихо, лишь волны плескались где-то вдалеке.

Он вскочил с кровати и бросился к окну. Бунгало Майкла Гурвица стояло на месте, но машина Мелинды исчезла.

Брюс тихо выругался.

Она сбежала. Уехала в Майами. К любовнику, которому на самом деле плевать на нее. Решила вернуться к жизни, от которой ей самой было плохо.

А прошлой ночью… Ей было так хорошо. Она была на седьмом небе от счастья. Это он знал.

Ведь он тоже испытал непередаваемое наслаждение. Никогда прежде он не встречал такой девушки. Она оказалось такой… даже слов не подберешь, чтобы выразить это. Выразить, что означает заниматься с ней любовью.

Неужели он удовлетворится одной ночью?

Вчера он понимал, что все происходящее лишь на одну ночь. Ночь пройдет, и они оба должны будут забыть о случившемся. Преследовать ее просто смешно. И все же больше всего сейчас ему хотелось погнаться за ней.

Не будь дураком! – приказал он себе и улегся в кровать. Ты и так получил достаточно, и без особого труда. Будь доволен тем, что имеешь и забудь о ней.

Но легко сказать! Простыня еще пахла ее телом. В комнате тоже остался ее запах.

Брюс вскочил, скинул покрывало, бросил на пол подушку и сорвал простыню. Потом снова улегся. Но это не помогло. Мелинда оставалась здесь, он продолжал думать о ней.

Тогда он решил прибегнуть к логике. Надо мыслить здраво. Ты, сказал он себе, похож на идиота. Для нее ты ничего не значишь. Она чувствовала себя одинокой и всеми покинутой. А ты подвернулся и смог дать ей то, в чем она так нуждалась. Все остальное – фантазии. Спустись на землю! Ночь прошла, пойми это и забудь о ней.

В памяти всплыла прошлая ночь. Так заниматься сексом ему не приходилось уже давно.

Возможно, он обманывает сам себя? Она может испытать такое же наслаждение с другим мужчиной. А он – с другой женщиной.

Если бы эта ночь ее и вправду задела за живое, она никогда не уехала бы в Майами.

А он… Что он?

Ему пришлось испытать немало наслаждения в жизни с разными девушками. Вероятно, то, что ему так понравилось заниматься любовью с Мелиндой, объясняется только одним – тем, что все произошло после воздержания. Воздержания, длившегося без малого полгода. Естественно, он распалился и все такое. Но на его месте любой испытал бы то же самое.

Да, пора наконец перестать витать в облаках.

Они с Мелиндой как корабли, случайно встретившиеся в океане посреди ночи.

Ей был нужен мужчина, а ему – женщина.

Вот и все. Никакой романтики. Все дело в сексе.

Только если дело в сексе, почему же она сбежала? Тогда она осталась бы хотя бы еще на одну ночь…

Над этим вопросом он думал весь день.

Возвращаться в Майами в воскресенье с утра пораньше – занятие не из приятных. Но погода по-прежнему стояла отличная, а машин на шоссе было мало. Уже в половине десятого Мелинда стояла перед дверью квартиры и искала ключи в сумочке.

Услышав, как хлопнула дверь, Рейчел вышла из спальни. На ней была шелковая пижама любимого, голубого цвета.

– Вчера ты сказала, что приедешь пораньше, – сказала она, поправляя прическу. – Но я не думала, что ты явишься так рано. Да ладно, не волнуйся! Мартина здесь нет. Я не разрешила ему остаться на ночь. И, скажу тебе, ему это здорово не понравилось. Выпьешь кофе?

– С удовольствием. – Мелинда попыталась улыбнуться.

– Что-то ты не выглядишь отдохнувшей. – Рейчел обхватила ее за плечи и они направились в кухню. – Не выспалась или дорога тебя вымотала?

– И то и другое.

Еще не хватает, чтобы она выложила Рейчел как на духу всю историю с Брюсом! Историю самой позорной ночи в своей жизни!..

Конечно, Рейчел не будет закатывать глаза в притворном возмущении. Но она жутко любопытна, так что потребует доложить мельчайшие подробности.

А Мелинде вовсе не хотелось распространяться о том, что произошло. Правда, нет худа без добра: теперь она понимает, что имел в виду Рой, когда говорил, что хотел заняться со своей пресловутой блондинкой сексом, не переставая при этом любить Мелинду.

– Так что ты решила с Роем? – Рейчел как будто читала ее мысли.

– Наверное, прощу. Разумеется, если он простит меня, – ядовито добавила она.

– За что это еще?

А ведь есть за что! Мелинда впилась ногтями в ладонь. Только бы не покраснеть!

– За то, что уехала и даже ничего ему не сказала. Он так и не звонил? И не приходил сюда?

– Нет. За последние сутки он ничем не напомнил о своем существовании.

Мелинда нахмурилась.

– Надо будет позвонить Максу. Вдруг Рой звонил мне в пятницу на работу? Так я не поняла, – резко сменила она тему, – что ты там говорила насчет Мартина? Почему ты не позволила ему остаться на ночь? Что-то это на тебя не похоже!

– Да ладно. – Рейчел скорчила гримасу. – Видела бы ты, что он вытворял. Набросился на меня, а когда я сказала «нет», принялся что-то обиженно бурчать. Так и дулся весь вечер. А ты знаешь, что я этого не выношу. В конце концов мне все это надоело и я его прогнала.

– Ты уверена, что ведешь себя правильно?

Такое впечатление, будто ты ищешь предлог, чтобы с ним порвать.

– Это еще зачем?

– Ну, из-за того богатенького красавчика, который не обратил на тебя внимания.

Рейчел расхохоталась, но вдруг резко замолчала.

– А знаешь, – в раздумье произнесла она, может, ты и права. Я все выходные думала об этом сукином сыне. Но просто не придала этому значения… Считаешь, мои чувства к Мартину изменились?

– Конечно. Ты же сама говорила: как только я замечаю, что кроме моего парня вокруг есть другие мужчины, это значит, что он уже мне не нужен.

– Пожалуй, верно. Сложно заниматься любовью с одним парнем, а думать о другом!

Мелинда тут же вспомнила о Брюсе. Сколько времени пройдет, прежде чем она сможет выкинуть его из головы? Чтобы воспоминания о нем не причиняли такой боли? Или она должна смириться с тем, что никогда его не забудет?

Ведь это действительно был только секс;

Секс, так сказать, мимоходом. Мелинда раскусила Брюса, поняла, что он за человек. Он, как и многие мужчины, ищет простых радостей жизни. Живет одним днем. Получил наслаждение – и доволен. Он не строит планов на будущее, его занимает лишь одно: поиск острых ощущений.

Желательно в постели с женщинами.

Зачем брать на себя ответственность за будущее, когда можно обойтись и без этих глупостей? Говорит, что давно не занимался сексом, а сам как следует подготовился. Презервативы под рукой!..

Обо всем этом Мелинда успела подумать сегодня утром, когда проснулась в его объятиях.

И поняла, что нужно встать и уйти. Вряд ли Брюс будет слишком страдать, когда обнаружит, что она ушла. Ведь этой ночью он получил то, что хотел.

А она даже и представить себе не могла, что есть человек, который заставит ее столько раз испытать оргазм за одну ночь. Особенно когда он подвинул ее немного и пристроился сбоку…

– Прости, подвинься немного. – Рейчел поставила дымящийся кофейник на подставку. – Вот обещанный кофе.

– Спасибо. – От неожиданности Мелинда чуть не вылила напиток себе на юбку.

Чертов Брюс! Любовник из волшебных снов.

Она и представить себе не могла, что он такой мастак в этом деле. Хорошо хоть он живет в Саншайн-Бич, а не в Майами. Не то Бог его знает, каких глупостей она еще натворила бы.

Мелинда взяла чашку и сделала глоток кофе.

Раздался звонок в дверь. Мелинда почувствовала, как сердце выпрыгивает у нее из груди.

Брюс! Он нашел ее! О Боже!

Что за чушь! – урезонила она сама себя. Не будет он никого искать, нужна ты ему!

– Ты кого-то ждешь?

– Нет, – ответила Рейчел. – Поскольку на мне только халат, иди открой. Если это Мартин, скажи ему, что я решила вернуться под крылышко папаши. Он такой дурак, что поверит. – И, спорхнув с места, она бросилась в свою спальню, захватив с собой кофе.

Мелинда подошла к двери. Ее сердце колотилось вовсю. Дураку ясно, что это не Брюс. Он не может ее разыскать. Он даже не знает ее фамилии.

И все же как ей хотелось, чтобы это был он!

Она сделала глубокий вдох и распахнула дверь.

На пороге стоял… Нет, не Брюс. Рой.

Как всегда разодетый, чисто выбритый и с прилизанными волосами. Он уставился на нее, но она не сразу поняла, что его так поразило.

Ну конечно! Она забыла, что она не накрашена, а прическа превратилась черт знает во что.

Сбежав от Брюса, она успела только наспех принять душ и переодеться в шорты и футболку. А потом бросилась в машину и покатила в Майами с такой скоростью, словно участвовала в авторалли.

– Я был прав! Прав, как всегда, – проговорил Рой, бесцеремонно протискиваясь в квартиру и закрывая за собой дверь. – Никуда ты не уезжала! А потный боров Гурвиц заявил мне, что ты отправилась куда-то на выходные, и отказался сказать куда. Я чуть было ему не поверил! Зато я успел хорошенько все осмыслить и понял, что ты не способна на такую глупость.

Моя малышка такая разумная!

Ей показалось, что он намерен поцеловать ее. Она резко развернулась и сделала вид, что проверяет, заперт ли замок.

А она еще собиралась извиняться перед ним, собиралась простить его! Ну нет, он себя несколько переоценивает.

– Зря ты ему не поверил, – сухо произнесла она. – Я действительно уезжала. – И провела ночь в постели с мужчиной, которому ты как любовник и в подметки не годишься.

Рой в недоумении замолчал.

– Я только что вернулась, – сказала Мелинда.

Он оглядел ее.

– То-то я смотрю, у тебя усталый вид. Так где же ты была, позволь осведомиться? Или ты хочешь совсем меня доконать и не скажешь, куда уезжала, чтобы побольнее меня помучить?

– Да не хотела я тебя мучить! – простонала Мелинда. – Мне просто нужно было все хорошенько обдумать.

– Тогда скажи, куда ездила.

– А тебе какая разница?

– Большая. Если ты хочешь, чтобы мы были вместе, скажи, куда ездила.

Мелинда нахмурилась.

– Это что, ультиматум? Не люблю, когда мне ставят условия.

– А я не люблю, когда со мной играют. Или ты меня простила и давай начнем сначала, или ты меня не простила и тогда между нами все кончено. Или ты хочешь, чтобы мы были вместе, или нет. Я вымаливал у тебя прощение за то, что произошло в Лос-Анджелесе. Я дал тебе клятву, что этого больше не повторится. Что мне еще сделать, скажи? Итак, я снова задаю вопрос: где ты была?

На мгновение Мелинде показалось, что она пошлет его ко всем чертям. Такое поведение просто недопустимо!

Но не следует поддаваться импульсу. Ведь без Роя жизнь станет такой тоскливой. Брюс для нее ничего не значит. Он, наверное, сейчас сидит и радуется, что она убралась в Майами.

Мужчины все одинаковы: они терпеть не могут брать на себя ответственность или – упаси Господи! – давать обязательства.

– Я была на небольшом пляже, – уклончиво ответила Мелинда. – Жила… в мотеле. Не стоит, решила она, говорить ему, что Макс Гурвиц предложил ей пожить в бунгало своего сына.

Рою вряд ли это понравится.

– Понятно. – Он улыбнулся своей самой очаровательной улыбкой. – Знаешь… А мне нравится, когда твои волосы вот так… растрепаны.

Я думал, что ты их завиваешь. А, оказывается, они у тебя от природы вьющиеся. – Он осторожно приподнял кудряшку и накрутил ее себе на палец, как на бигуди. – По выходным ходи так! С такими волосами ты выглядишь потрясающе. – Его глаза спустились ниже. На ней была футболка. – Ты и лифчик не надела? – Он коснулся ее левой груди.

Мелинда едва не застонала.

– Господи, если бы ты знала, как я страдал, что тебя нет рядом! – Он обхватил ее за талию и прижал к себе. – Единственная моя… Сокровище мое…

Она почувствовала прикосновение его губ. Но разве Рой может сравниться с Брюсом? Не в силах совладать с собой, Мелинда застонала. Но не от удовольствия, а от боли.

– Нет! – Она оттолкнула его.

– Что еще? – разозлился Рой. – Захотелось подольше меня помурыжить? Да?

– Не… – Мелинда не ожидала, что нежность Роя вызовет у нее такое отвращение. – Мне… нужно еще немного времени. Никак не могу забыть про тебя и ту блондинку.

Позавчера, сказав это, Мелинда не солгала бы. А теперь все иначе. Она действительно не может забыть. Не может забыть Брюса.

– Когда же ты перестанешь дуться? – раздраженно спросил Рой.

– Не знаю.

– Не слишком с этим тяни, а то как бы не стало поздно. Лин, я люблю тебя. Ты нужна мне.

Не заставляй меня ждать!

– Ты мне угрожаешь?

– Отнюдь. Просто когда мужчина любит женщину так, как я люблю тебя, ему хочется заняться с ней сексом.

Мелинда стояла, будто громом пораженная. Рой прав. Если двое любят друг друга, заняться сексом вполне естественно. Значит, если она его любит, то должна хотеть заняться с ним сексом. Так почему же ей ничего такого не хочется?

Слишком мало времени прошло, и она не может позабыть его измену? Или страдает из-за того, что произошло вчера? Или она разлюбила его?

Неожиданно Рой смягчился.

– Послушай, я понимаю, как тебе тяжело. Я вел себя как свинья. Тебе нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. Давай на этой неделе я оставлю тебя в покое. Хочешь?

– Да, – сказала она.

– А в следующую субботу у меня будет вечеринка. Поможешь мне с гостями? Мы так хорошо провели время, когда собирались в прошлый раз! Обещай, что придешь! Я не хочу объяснять друзьям и клиентам, почему не пришла моя девушка. Ты сделаешь это для меня?

Мелинде ужасно хотелось ответить отказом.

Но под каким предлогом?

– Конечно, – сказала она обреченно.

– Вот и умница. Ты правда поможешь мне приготовить закуски и напитки? Ты же знаешь, у меня по субботам дел невпроворот.

– Если хочешь.

– Конечно, хочу! Что бы я без тебя делал!

Ты все так умеешь организовать. А потом, может, тебе захочется остаться на ночь…

– Лучше…

– Обещаю, я не буду настаивать.

Только теперь Мелинда поняла, что Рой из кожи вон лезет, лишь бы она поняла, как он ее любит и ценит. Она почувствовала себя бессовестной эгоисткой.

– Прости, со мной так трудно…

– Да что ты! Ведь это я виноват.

Зачем, зачем он так говорит! Если бы он знал, что она натворила! Она готова умереть со стыда.

Но Рой никогда не узнает. Сама она ему не признается, а Брюс вряд ли окажется в Майами. Ну а если и окажется, он же не истеричная блондинка и не будет устраивать сцен.

Рой извлек из кармана бумажник и отсчитал несколько сотенных банкнот.

– Держи, – сказал он. – Купи себе платье.

Что-нибудь сногсшибательное.

– Нет, Рой, не надо, – слабо запротестовала она.

– Но почему?

Он уже не в первый раз покупал ей одежду.

Но впервые Мелинда отказалась взять от него деньги.

– Я… Простоя…

– Не говори ерунды. Только смотри, не покупай с большим вырезом! Не хочу, чтобы все эти дураки, которым я продаю пентхаусы, глазели на тебя. Хотя здесь я могу быть спокоен.

Как бы они ни старались, ты будешь неприступна. Мне так нравится, что ты следуешь этим старомодным принципам! Это же здорово; я могу доверять тебе в любой ситуации, с любым мужчиной! Ну ладно, мне надо бежать. Отдыхай, ты и вправду выглядишь усталой. Я позвоню тебе накануне вечеринки. Хорошо?

– Отлично, – еле произнесла она.

– Ага. Не перетруждайся на этой неделе. – Он поцеловал ее в щеку и ушел.

Мелинда бросилась на диван и разрыдалась.

Я могу доверять тебе в любой ситуации, с любым мужчиной…

Ах, Рой, Рой! Если бы ты только знал…

Глава 9

Брюс набрал единственный номер, который помнил наизусть. После нескольких звонков сняли трубку.

– Агата Флетчер, – услышал он мелодичный голос своей матери.

Он показался ему немного заспанным. Учитывая, что еще нет и восьми, трудно предположить, что она уже завалилась спать. Значит, дело в чем-то другом. И Брюс догадывался в чем.

Мамуля завела себе очередного любовника.

Интересно, тот понимает, что она никогда не согласится выйти за него замуж?

Его мать терпеть не могла выходить замуж.

Как и Брюс – жениться. Гены, наверное.

– Привет, мамуля! – с энтузиазмом пропел он. – Как поживает лучшая из всех женщин на свете?

– Брюс! – Она была явно удивлена. – Как здорово, что ты позвонил. А я как раз о тебе вспоминала.

– В кои-то веки! С чего вдруг?

– Да подумала: плюнь ты на это воздержание и снимай себе девчонок сколько вздумается!

– По правде говоря, мама, я… в общем… Он многозначительно замолчал.

– Неужели? Поздравляю! И кто же она?

Сразу поняла, о чем речь!

– Одна девушка.

– Девушка, черт побери! Понимаю, что не парень. Что за девушка? Очевидно, воплощение женственности и красоты, раз ради нее ты решился забыть о том, что противоположный пол для тебя не существует. Ты же говорил, что жизнь гораздо лучше без девушек.

– Говорил! И сейчас готов повторить! – буркнул Брюс.

– Боже мой! У тебя такой голос… Что случилось?

– Не хочу говорить.

– Да ладно тебе! Иначе зачем ты позвонил?

Погоди, я налью себе выпить.

Брюс остался ждать с трубкой в руках. На том конце провода послышался звон бокала, затем звук открываемой бутылки. Мамуля наливала себе вино.

Как быстро она раскусила, зачем он позвонил! Она всегда все угадывает. И уж никогда не ошибается, если дело касается ее единственного сыночка.

Разумеется, ему хочется излить ей душу. Только он не может в этом так сразу признаться.

Ведь ему тридцать, а значит, он должен сам понимать, что к чему в этой жизни. И сам решить, чего хочет. А он до сих пор ведет себя как маленький ребенок. Чуть что – бежит поплакаться в мамин фартук.

– Ну вот и я, – раздался ее голос. – Так, теперь послушай. Не будь обычным самцом.

Представь себе, что ты не мужчина, а бесполое существо, и расскажи все так, чтобы я не решила, что ты стремишься побольнее уязвить всех женщин.

И он рассказал ей все. Вплоть до того момента, как они с Мелиндой улеглись в постель.

И как она сбежала от него на следующее утро.

– Гм, – произнесла она, дослушав его до конца.

– И это все, что ты можешь сказать?

– Не торопи, дай подумать. Я вспоминаю, как чувствовала себя, когда мне было столько же, сколько ей. А сколько ей?

– Точно не знаю. Когда мы встретились с ней в пятницу, я решил, что ей немногим меньше тридцати. Когда же увидел ее без макияжа, подумал, что ей нет и восемнадцати. В среднем получается лет двадцать – двадцать пять.

– Так. Говоришь, она приехала из Майами?

И у нее есть приятель? Надеюсь, он не женат?

– Конечно нет! Мелинда никогда бы не связалась с женатым мужчиной!

– Господи, сколько благородного возмущения! Такое впечатление, что ты готов за нее поручиться.

– Готов.

– Ха!

Многозначительное «ха»! Чт(? она хочет этим сказать?

– Так или иначе, – продолжала мать, – у нее есть приятель. Приятель, который причинил ей неприятности. Может, это ее босс? Где она работает?

– Трудно сказать. Но не на фабрике, это уж точно. Судя по тому, как выглядит, как себя держит, она работает где-то в учреждении. Или в фирме.

– А ты?

– Что я?

– Где, по ее мнению, ты работаешь?

– Да нигде.

– Значит, она тебя не узнала.

– Нет.

– И ты ее не просветил, – язвительно сказала мать.

– Нет.

– Боже, Брюс! – вздохнула она. – Сколько раз я тебе говорила: никогда ничего не скрывай от женщин.

– Я так и поступал! И с чем я остался? Мария Сантос подала на меня в суд. Газеты раструбили нашу историю по всему миру.

– В любом случае ложью ты ничего не добьешься!

– Да ну? А Мария добилась, чего хотела и даже больше: у нее квартира – закачаешься, спортивная машина тысяч за семьдесят и еще полмиллиона наличными в виде отступных.

– Это ничто по сравнению с тем, что твоя душа становится черствой. – В ее голосе слышалась уверенность в своей правоте.

Брюс чуть на стенку не полез. Вечно она о душе! А ведь она ни в Бога ни в черта не верит!

– Видно, я уже продал дьяволу душу. – Раньше его и впрямь волновали только деньги и успех.

– Не говори чепухи. У тебя такая нежная душа! Ведь она досталась от меня.

Да уж, скромности ей не занимать!

– Лучше поговорим о Мелинде, – сказала она. – Как ты думаешь, может, это любовь на всю жизнь?

Брюс чуть со стула не упал! Услышать о любви на всю жизнь от своей матери – нет, это уж слишком!

– А теперь кто несет чепуху? Ведь я ее совсем не знаю!

– Мне достаточно было переброситься с твоим отцом парой слов, и я поняла, что это любовь на всю жизнь. Едва увидев его, я поняла, что он будет единственным мужчиной в моей жизни! Ты же знаешь, сколько лет прошло, прежде чем я позволила себе лечь в постель с другим мужчиной!

Как же, ври больше! Как будто он не слышал этой истории. Как-то раз на вечеринке она встретила парня и потеряла голову. В ту же ночь она забеременела от него, а еще через неделю он поехал на автомобиле по дороге, петлявшей в горах, превысил скорость и свалился с обрыва. А все потому, что едва соображал от избытка спиртного.

– Конечно. Но я сомневаюсь, что папа испытывал к тебе то же, что ты к нему. Это был просто секс. Ты же сама объяснила мне это, когда я еще ходил в школу. Секс и любовь абсолютно разные вещи и не нужно их путать.

– Так в чем же дело?

– Как это – в чем дело? – не понял Брюс.

– По-моему, ты сам запутался. Если ты уверен, что между вами был только секс, тогда забудь про нее.

– Не могу, – признался он.

– Понятно.

– Если тебе понятно, объясни и мне.

– Ты же уже решил, что будешь делать. Просто хочешь, чтобы я сказала, что ты поступаешь правильно.

– А что я решил сделать?

– Броситься за ней вдогонку. Разыщи ее и пойми наконец, прав ты или нет: это похоть или настоящая любовь? Если будешь сидеть и куковать, то так и не узнаешь, любит она тебя или нет, любишь ли ты ее…

– Я и так все знаю. Я же сказал, это был секс. Да, лучше мне ни с кем не было, но, возможно, это все иллюзия. Просто я так давно не был в постели с женщиной, что теперь доволен чем угодно.

– Наверное, так. Но решать за нее ты не можешь.

– Не могу, – согласился он.

– Тогда позвони Майклу Гурвицу, расспроси его, что это за девушка. Он-то знает, кто она, раз пригласил к себе в бунгало. Наверное, она с ним вместе работает. Может, он тебе и расскажет что к чему. Ведь ты же ничего не теряешь.

– Может, и правда попытаться? – Брюс решил, что мать права: нечего сидеть сложа руки, надо хоть что-то предпринять. – Спасибо, мама!

– Не за что. Когда будут результаты, позвони.

– Непременно. – Брюс повесил трубку, разыскал телефонную книгу и нашел номер Майкла Гурвица. Он решил позвонить ему прямо сейчас, пока не передумал.

К утру понедельника он знал все. Однако новости оказались неутешительные. Когда Майкл сообщил ему о том, как и почему позволил Мелинде воспользоваться своим бунгало, у него еще оставалась надежда. Возможно, она не захочет возвращаться к своему парню, который так вероломно с ней поступил. А сбежала от него она потому, что не простила себе своего поступка: ведь теперь она ничем не лучше своего возлюбленного. А значит, его шансы встретиться с ней возрастают.

Зачем встречаться? Чтобы посмотреть, есть ли между ними еще что-то, кроме секса.

Но уже в понедельник утром, снова позвонив Майклу, Брюс понял, что жестоко ошибся.

– Уверен? – переспросил он. – А ты часом не перепутал?

– Да говорю же тебе, я сам все видел. Как понимаешь, спросить у Мелинды я не могу: мы с нею едва знакомы. Приходится узнавать подробности у отца, а он не слишком-то расположен об этом говорить. Но сегодня утром, когда я пришел к нему в агентство, я увидел на столе Мелинды огромный букет – дюжины две красных роз. И знаешь, какая записка была в букете?

– Ты наверняка полюбопытствовал?

– Естественно. Там было написано: «Девушке, которая всегда готова понять и простить.

От нежно любящего Роя».

Брюс сжал кулаки. Теперь сомнений не остается! Они помирились, а он стал в ее жизни лишь эпизодом, забавой на один день. Так она смогла отомстить Рою и при этом получить удовольствие.

Ему в голову пришло еще одно объяснение. А что, если она в действительности не любит этого Роя? Что, если она все наврала? Возможно, ее интересуют только деньги. А он хорошо зарабатывает, у него большие перспективы. Естественно, ей понравилась ночь, проведенная с Брюсом, но она же не думала, что у него денег больше, чем у Роя, и поэтому вернулась к прежнему дружку. А может, у Роя денег куры не клюют?

Нет, не может быть! Только не это! Еще не хватает, чтобы он связался с девчонкой, которая ни во что не ставит его и которую интересуют только деньги.

Нет, она хотела его самого, а не его деньги.

Страстно хотела. Это наверняка! Он-то знает, когда девушке нравится секс. И он знает, что Мелинда получила настоящее наслаждение, занимаясь с ним любовью.

– А сколько зарабатывает этот… Рой Хатчинс? – спросил он у Майкла.

– Точно не знаю, но гребет будь здоров, не сомневайся! Продает роскошные квартиры. Одну из них купил мой отец, а ты знаешь, что ему и спичечный коробок за гроши не продашь. Кстати, Рой живет с ним в одном доме, представляешь? У него хватило денег купить себе квартиру в том же самом доме. Конечно, по сравнению с твоим банковским счетом он зарабатывает мизерные суммы, но…

– Мда…

– Не пугай меня, Брюс, – проговорил Майкл озабоченно. – Когда ты говоришь «мда», я понимаю, что ты задумал что-то плохое.

Брюс зловеще расхохотался. Если ему выпала роль злодея, надо играть ее до конца!

– Ты знаешь, как называется его фирма?

Майкл сообщил ему название фирмы и телефонный номер. А затем спросил:

– Что ты намерен делать?

– Посмотрим, – загадочно ответил Брюс.

– Куда посмотрим?

– Посмотрим, сильно ли я разозлюсь к концу недели.

Глава 10

Ну, вроде бы все готово. Цветы на месте. Музыка играет. Закуски приготовлены. Напитки подобраны с истинным знанием этого дела.

Ничего выдающегося в плане кулинарии на вечеринке, которую устраивает Рой, нет. От горячих закусок он отказался: после них гостям захочется полноценного обеда. Но зато приготовленные в одном из лучших ресторанов Майами и доставленные к нему на дом бутерброды, салаты и десерт источали ароматы, от которого слюнки текли.

Сама Мелинда не готовила. Зачем ей утруждать себя? Есть ресторан, где работают профессиональные повара. Пусть они и готовят. Он выделил Мелинде определенную сумму на расходы, а она заказала все необходимое. Что, согласитесь, не так просто, если на вечеринку придет не меньше полусотни гостей.

Рой не любил, чтобы во время вечеринок по квартире слонялись официанты с подносами.

Они только путаются под ногами. Лучше расставить в углах комнаты и на террасе столики с закусками. Кому надо, возьмет себе бутерброд и нальет напиток. Гости ходят по квартире, то там перехватят кусок, то тут. Атмосфера создается неформальная, люди начинают беседовать о том о сем, общаться.

Рой правильно все рассчитывает, поэтому его вечеринки пользуются большим успехом. Первых гостей он встречал сам, а потом предоставлял эту почетную обязанность Мелинде, а сам переходил от одной группы к другой, беседовал, шутил. Так он успевал переброситься парой слов с каждым из приглашенных.

Мелинда знала: что бы там он ни говорил, будто хочет видеть ее рядом, на вечеринке этого все равно не получится. Все его внимание будет поглощено гостями. А она будет следить, не завяли ли цветы, не нужно ли еще вина, не растаял ли лед для коктейлей.

Кстати, о цветах. Она поставила в вазочку над камином орхидеи, но казавшееся вблизи необычным цветовое сочетание издалека совершенно потерялось. Мелинда подбежала к камину и занялась аранжировкой.

– Дорогая, только не суетись. – Из спальни появился Рой.

В черном костюме и бабочке он выглядел внушительно и весьма сексапильно. Вернее, она подумала бы так девять дней назад. А теперь? В таких случаях принято говорить что-то вроде «ты выглядишь потрясающе», «смотри, я буду ревновать!», «от тебя все девушки сойдут с ума!» или что-нибудь еще в этом духе. Но Мелинда не была расположена делать ему комплименты.

Она повернулась к нему спиной и, рискуя показаться невежливой, снова занялась цветами.

– Успокойся. Все прекрасно, – сказал он. – Ты на славу постаралась. А теперь иди и сделай так, чтобы от тебя было невозможно глаз оторвать. Мне нравятся эти шорты, ты знаешь. Но я жду не дождусь, когда же увижу великолепное платье, которое ты купила для вечеринки.

Надеюсь, ты не поскупилась? Не хочу, чтобы сюда заявилась какая-нибудь девушка в таком же платье. Это навредит моему имиджу.

– Не просто навредит. Это будет катастрофа, – ядовито произнесла Мелинда и осеклась. – Зачем все осложнять? Ведь он прав. Но ее нервы на пределе, и достаточно крохотной неприятности, чтобы она взорвалась.

Прошедшая неделя была просто ужасной.

Никогда раньше она не чувствовала себя такой несчастной. Хоть Рой дал ей время на раздумья, это нисколько не помогло. К субботе она поняла: выкинуть из головы то, что случилось в Саншайн-Бич, не удастся. Чем больше она старается забыть Брюса, тем отчетливее становятся воспоминания о той волшебной ночи.

Пытаясь забыться, Мелинда погрузилась в работу. Гурвиц перестал класть мятый платок в карман: он теперь потел постоянно. И было отчего: он не мог понять, откуда у нее только силы берутся вникать во все эти мелочи, которые порой и ему самому кажутся малозначительными? Она засиживалась допоздна, не пропускала ни одной мелочи и за все это время не получила от начальника ни одной взбучки. А это уже рекорд.

Вчера, уйдя с работы, она отправилась на поиски платья, которое бы пришлось Рою по душе. Процесс затянулся, но, во-первых, она любила ходить по магазинам, а во-вторых, так она хоть на несколько часов забыла про Брюса.

Наконец она выбрала платье из розового шелка. Как раз подходящее к случаю – не броское, но такое, которое не останется незамеченным. И к тому же не слишком открытое.

Поразмышляв, она решила, что ни одни туфли к такому платью не подойдут. Значит, надо купить. А это еще битый час поисков, в конце концов увенчавшихся успехом.

В результате она потратила больше выделенной Роем суммы, чего она раньше себе не позволяла. Ну ничего, решила она, добавлю из своих денег. Ей было ничего не жалко, лишь бы Рой остался доволен. Наверное, все дело в том, что она чувствовала себя виноватой перед ним.

Вот и сегодня, в субботу, она поднялась ни свет ни заря и поехала к Рою, решив, что начнет приготовления к празднику заранее. Заодно в хлопотах и про Брюса вспоминать не будет.

Так оно и получилось. Мелинда решила, что на сей раз не откажется от вина. В состоянии легкого подпития она перестанет думать про Брюса и, не чувствуя угрызений совести, ляжет в постель с Роем.

Но стоило тому прийти с работы, как она поняла, что не может его выносить больше пяти минут кряду. Он поздоровался и спросил, как у нее дела. В ответ Мелинда произнесла что-то банальное, и Рой, удовлетворившись этим, принялся ей рассказывать, как сегодня ему позвонил какой-то миллионер. Бывший спортсмен, чемпион мира, а ныне предприниматель, он захотел приобрести фешенебельную квартиру в Майами и обратился в фирму, где работает Рой.

– Отличный парень, – сказал он. – Вот увидишь, он тебе понравится. Я пригласил его на сегодняшнюю вечеринку.

Этого еще не хватает! Он и так созвал кучу народу!

Наконец Рой ушел в свою спальню. Сказал, что примет душ и переоденется. Пока он прихорашивался, прошел целый час и Мелинда немного ожила. Но стоило ему снова появиться и сказать эту глупость про свой имидж, как она почувствовала, что не в силах сдерживать ярость.

Однако, бросив столь ядовитое замечание, Мелинда решила, что действует совсем как Рейчел. Та тоже ищет предлог, чтобы поссориться с Мартином. Только Рейчел-то решила встречаться с другим, а Мелинда, наоборот, решила остаться с Роем.

– Извини. – Она тяжело вздохнула. – Сама не знаю, почему я злюсь. Наверное, просто устала и нервничаю. Ты же знаешь, я стесняюсь говорить с незнакомыми людьми. Особенно когда это такие знаменитости, как твой чемпион мира.

Ты сказал, он чемпион мира по серфингу?

– Нет, не по серфингу. Он пловец. И не совсем чемпион – он бывший чемпион. Большая разница.

По плаванию! Этого только не хватает. Как раз тогда, когда она пытается забыть Брюса, на вечеринку должен заявиться чемпион по плаванию, пусть даже бывший.

– Знаю, – сказал Рой, – ты всегда относилась к спортсменам с презрением. Но этот парень жутко богат. Он повредил себе то ли ногу, то ли связку, то ли еще что-то и вынужден был уйти из профессионального спорта. Но не сплоховал, открыл свой бизнес: его компания изготавливает и продает инвентарь для любителей плавания.

– И процветает?

– А то! Да ты сама наверняка видела эти магазинчики. В Майами они на каждом шагу.

Да-да, она вспомнила. «Свим про» – кажется, так фирма называется. Но ей никогда не нравились спортивные костюмы, которые там продаются. Слишком уж яркие.

– А сейчас начался настоящий бум! Раньше все считали, что эти костюмы слишком кричащие. Но мода изменилась, теперь популярны броские цвета, так что «Свим про» переживает пик популярности. Знаешь, что напялил на себя этот парень, Флетчер? Зеленую футболку такого ядовитого цвета, что я чуть не ослеп. Представляешь? Только подумай, каким идиотом я выглядел бы в таком наряде!

Это точно! А вот Брюс… На нем тоже была ярко-зеленая футболка. Неужели она никогда не перестанет думать о нем?

– Знаю, знаю! – проговорил Рой. – Тебе надоело меня слушать. Тебе еще надо переодеться.

Действуй, а я пойду наколю побольше льда.

Мелинда отправилась в спальню для гостей, где оставила свои вещи.

Больше всего на свете ей хотелось сбежать от Роя, сбежать из Майами и прямиком отправиться в Саншайн-Бич. К Брюсу. По правде говоря, ей уже все равно, чего ему от нее нужно: только ли секса или чего-нибудь еще. Ей тоже нужен только секс. Потому что больше она ни о чем не в состоянии думать.

Она теперь уже жалела, что сбежала от него в воскресенье утром. Может, надо было остаться и провести в его объятиях остаток уик-энда?

Она еще так мало от него взяла! Они не занимались любовью в душе, в океане… Она не успела привязать его к кровати, чтобы он оказался полностью в ее власти, чтобы…

– Мелинда! – раздался противный голос. – Я не слышу шума воды. Ты еще не в душе? Поторопись, милая, у нас уже мало времени.

Она зажмурилась! Хватит этих мыслей! От них только хуже. Все равно это мечты, которые никогда не сбудутся. А жаль…

Мелинда наконец вышла из спальни. Платье на ней сидело просто превосходно. Оно придавало какое-то особое изящество ее облику, а цвет идеально гармонировал с ее темно-русыми волосами и смуглой кожей.

– Ух ты! – Рой застыл от восхищения.

Она улыбнулась и мягко произнесла:

– Ну как? Я соответствую твоим стандартам?

– Еще как! – Он обнял ее за талию и прижал к себе. – Придется мне сегодня не отходить от тебя ни на шаг, а то Флетч мигом тебя уведет.

– Дался тебе этот Флетч! – шутливо пробормотала она, пытаясь не показать ему, как ей противны его объятия. А ведь она собирается провести эту ночь с ним! Опять придется прикидываться, что ей приятно. Сколько же еще можно так жить?

– А что? – спросил Рой. – Все девушки считают этого парня, Флетчера, чертовски привлекательным. Ну, и он, само собой, не прочь с ними поразвлечься. Одна даже переехала в его пентхаус. Потом он послал ее ко всем чертям, она подала на него в суд и отсудила себе квартиру.

– Так ему и надо. Есть еще справедливость на свете, – заметила Мелинда.

– Не скажи. Когда тип вроде Флетча появляется на сцене, к нему толпой слетаются девчонки, которые только и ищут легкой наживы.

А эта его пассия, то ли Марсия, то ли Мария, оказалась тоже себе на уме. Когда он ее бросил, не растерялась, нашла себе пронырливого адвоката. Тот и состряпал все дело. Якобы у нее намечалась перспективная карьера, а, когда она стала с ним жить, он уговорил ее бросить работу, обещая на ней жениться. Когда же она потребовала назначить дату свадьбы, он якобы заявил, что передумал, и послал ее ко всем чертям. Вот за свою разрушенную жизнь она и потребовала компенсации, исчислявшейся кругленькой суммой. На процессе Флетч заявил, что она бессовестная лгунья и просто оставалась дома, когда он уезжал по делам. Тем не менее он признал, что спал с ней. При этом имел глупость настаивать, что это было только один раз. Да что я тебе рассказываю, ты и сама помнишь это дело. О нем все газеты писали.

– Может быть. Но ты же знаешь, я не читаю газет. И без них жить тошно.

– Это уж точно, – согласился Рой. – Кстати, процессом занималась именно твоя фирма.

– Но я не участвовала в подготовке документов для этого процесса. Наверное, это было до того, как я стала работать у Гурвица.

– Наверное. Ну ладно, хватит разговоров. – Он приблизился к ней. – Черт, ты выглядишь так аппетитно… – Рой обнял ее за шею и прижал к себе.

Она вырвалась из его объятий.

– Рой, не сейчас. Ты испортишь мне макияж!..

Он выпустил ее из объятий и отступил назад.

– Ты что, снова хочешь, чтобы этой ночью я спал один?

– Ты обещал не давить на меня. – Ее охватила паника.

– Разве? Что-то не припомню. На твоем месте я бы не слишком ломался. У меня, знаешь ли, терпение не резиновое, скоро лопнет.

– Я же не сказала, что не буду с тобой спать.

– Надо же, какое великодушие!

– Ради Бога, Рой, перестань. Если бы ты на самом деле любил меня, ты бы понял.

– Если бы ты на самом деле меня любила, – холодно произнес он, – мы вообще бы сейчас это не обсуждали.

– Для нас, женщин, все это не так просто.

– Почему же? – Рой умел быть язвительным. – Мне так не показалось.

Неизвестно, куда завела бы их беседа, но раздался звонок в дверь.

– Закончим разговор позже. – Рой схватил Мелинду за руку и проследовал с ней в прихожую. – И, ради всего святого, смени выражение лица! Ты же не на похоронах! Боже, кого я вижу! – воскликнул он, открыв дверь. Бен, это ты! И Эйприл к нам пожаловала! Вот сюрприз так сюрприз!

С Беном Мелинде уже приходилось встречаться раньше. Он работал в той же фирме, что и Рой. Тоже продавал квартиры, правда она не знала, насколько успешно. Ему было уже за сорок, а по некоторым признакам – брюшку и намечающейся лысине – можно было дать и больше.

Светловолосую Эйприл Мелинда видела впервые. Да и вообще, столь экстравагантно одетую особу редко встретишь. Облегающая черная блузка и юбка из черной кожи даже епископа не оставили бы равнодушным.

– По-моему, мы раньше не встречались, сказала Мелинда.

– Это Эйприл, – сухо сказал Рой. – Наша новая сотрудница.

Мелинда улыбнулась ей, а та улыбнулась в ответ.

– Надо же, Бен, не знал, что ты нашел себе подружку! – тем временем обратился Рой к своему приятелю.

– Ты же знаешь, я теперь свободен как птица, – рассмеялся Бен. – А Эйприл узнала, что мне не с кем пойти, и была настолько любезна, что предложила мне свою компанию.

– Ну что ты, Бен, – ответила Эйприл, это я тебе благодарна, что взял меня с собой.

Так-так, Рой, – она огляделась, – значит, вот она, твоя берлога!

Квартира производила сильное впечатление даже на людей, всю жизнь занимающихся недвижимостью. Рой отхватил себе лакомый кусочек. Мало того, с помощью знакомого художника-оформителя ему удалось до неузнаваемости преобразить интерьер и подобрать подходящую мебель.

Виляя бедрами, Эйприл направилась в гостиную. Мелинда проводила ее завистливым взглядом. Как же тут не завидовать! Эйприл выглядит сногсшибательно, а она, Мелинда, рядом с ней кажется угловатой школьницей, пришедшей на выпускной бал.

К счастью, появились новые гости и Мелинда перестала думать о всякой ерунде, благо хлопот и без того хватало. Рой оставил ее общаться с вновь прибывшими, а сам принялся курсировать по гостиной. Он ни разу ей не улыбнулся, ни разу не подошел к ней, не спросил, не устала ли она. Значит, рассердился. Если она не согласится этой ночью спать с ним, он заявит, что между ними все кончено.

Но над этой проблемой придется потрудиться тогда, когда уже некуда будет отступать. Пока же еще все впереди. Мелинда выпила два бокала вина, надеясь, что под воздействием алкоголя Рой снова покажется ей самым красивым мужчиной на свете.

К десяти вечеринка была в разгаре. Не появился лишь один из приглашенных – пресловутый мультимиллионер Флетч. Или, если быть точным, Флетчер. Как, хотелось бы знать, его зовут?

Рой явно начал нервничать. Понятно, что люди такого пошиба, как Флетч, то и дело получают разные приглашения и все эти вечеринки им успели порядочно надоесть. И все же было бы очень кстати, если бы столь знаменитая личность не посчитала ниже своего достоинства выпить пару бокалов вина в обществе не самых бедных жителей Майами.

Мелинда от всего сердца желала, чтобы это было так. Рой сердится на нее, с этим ничего не поделаешь. Но, если Флетч не придет, Рой решит, что вечеринка не удалась, и тогда пиши пропало! Одному Богу известно, каких гадостей он ей наговорит, когда разойдутся гости.

Когда где-то в половине одиннадцатого раздался звонок, Мелинда с облегчением вздохнула. Значит, этот Флетч все-таки пришел!

Мелинда направилась к двери, захватив с собой бокал вина. Левой рукой она поднесла бокал к губам, а правой распахнула дверь.

На пороге стоял Флетч. Точнее, Брюс Флетчер. Тот самый Брюс из ее волшебных снов. Но не в ядовито-зеленой футболке, а в приличной голубой рубашке, темном костюме и к тому же чисто выбритый. Совсем не похоже на Брюса.

Но это был он.

Мелинда вцепилась в ручку двери и почувствовала, что весь алкоголь в мгновение ока испарился у нее из головы.

Глава 11

Нет, не зря он бросил бунгало в Саншайн-Бич и вернулся в Майами. Это стоило сделать хотя бы ради того, чтобы увидеть Мелинду в этом великолепном платье.

Но, прочитав по ее лицу, что она потрясена, Брюс понял: ей нисколько не улыбается перспектива продолжать их отношения. Одна ночь – это да, а потом их пути расходятся. У каждого своя жизнь.

Тем более он не зря приехал. Если он питал хоть какие-то надежды, что он для нее что-то значит, что она его любовь на всю жизнь, то теперь он знает: для нее их отношения были чем-то вроде игры, приятного разнообразия среди моря жизненной рутины.

А он-то уже раскатал губы!

– Ты… Я… – Мелинда попыталась оправиться от потрясения, но безуспешно. – Даже подумать не могла, что ты станешь меня преследовать! Откуда… ты узнал, что я буду здесь? Как у тебя… Это Майкл тебе рассказал! Верно? – Она с испугом воззрилась на него. – Ты же не собираешься выдать меня Рою? Рассказать… о том… что произошло между нами.

Ага, боишься, что я наябедничаю твоему дружку? Стало быть, он для тебя значит больше, чем я! Только вот вопрос: почему? В чем загвоздка? Что ее удерживает? Любовь? Или, может, деньги?

Пожалуй, любовь здесь ни при чем. Да, Рой недурен собой, довольно остроумен и обладает кучей достоинств, но при этом не может пропустить ни одной юбки. Достаточно было Брюсу полчаса пообщаться с ним сегодня, прикинувшись перспективным клиентом, и он убедился, что Рой изменяет Мелинде направо и налево.

Блондинка, которая устроила Рою выволочку в ресторане, была у него явно не первой. И не последней, это уж точно: теперь он заигрывает с новой секретаршей – как ее там? – Эйприл.

Но это нисколько не объясняет и не оправдывает поведения Мелинды. Она хитрая бестия.

Наверняка знает, что Рой не прочь поразвлечься на стороне, но прикидывается дурочкой: ведь он прилично зарабатывает, а такие парни на дороге не валяются.

Но, если ее интересуют только деньги, тогда его, Брюса, шансы многократно возрастают.

Стоит ей только намекнуть, что у него денег куры не клюют, и дело в шляпе!

И черт с ними, с принципами, о которых он столько твердил себе и своей матери! Всю неделю он тосковал по ней, а теперь она стоит перед ним, такая соблазнительная в своем розовом платье. Плевать, что ей будут нужны от него только деньги. Он готов на все, лишь бы снова заняться с ней любовью.

А пока надо ее успокоить.

– Нет, я ничего не скажу Рою. И вообще, я…

– Флетч! – раздался голос Роя. – Я уж думал, ты не придешь! Смотри каков, едва вошел, а уже начал ухаживать за моей девушкой.

Как не стыдно!

– Флетч? – воскликнула Мелинда. – Так это о нем ты мне рассказывал?

– О нем, о ком же еще. – Рой взял ее под локоть и прижал к себе, показывая всем, что она его собственность. – А ты решила, что он Дед Мороз?

– Просто он сказал, что его зовут Брюс…

– Брюс Флетчер, – подхватил обладатель имени. – Когда я выступал на соревнованиях, меня называли Флетч. Ну, для краткости. Болельщикам нравилось это прозвище.

Еще не хватает, чтобы она обозвала его лгуном только из-за того, что в свое время он не пожелал представиться ей как положено. Он ей почти и не врал. Только не сказал, что он владелец бунгало с ярко-синей крышей.

– Прошу меня извинить, – холодно произнесла Мелинда. – Мне надо достать еду из холодильника. Думаю, вам будет о чем побеседовать.

Проклятье! Как он заблуждался! Стратегия была избрана верно, да вот тактика подвела. Не надо было приходить на вечеринку. Теперь Мелинда узнала, кто он на самом деле. Но сказал ей это не он сам, а противный Рой. И она будет считать Брюса лжецом. Женщинам не нравится, когда их принимают за полных идиоток.

– Не обращай внимания, – сказал Рой. – Лин закрутилась с этой вечеринкой, да и неделя у нее выдалась тяжелая.

Вот как? Значит, не так-то легко ей было забыть меня, подумал Брюс. Значит, она тоже обо мне думала.

– Пойдем, – предложил Рой. – Я налью тебе выпить.

Они вошли в гостиную, куда уже набилось много народа. У одной стены стоял столик с напитками и ряды чистых бокалов.

– Что будешь пить? Виски?

– Нет, спасибо. Лучше пива. Не люблю крепких напитков.

– Надо же! Ты меня удивляешь. Тогда пойдем к бару, там у меня стоит банка холодного пива. – Они прошли к встроенному бару. Рой указал на стул и предложил:

– Присаживайся.

Сейчас будет тебе пиво.

– Благодарю, меня еще держат ноги, – ответил Брюс с улыбкой.

Рой достал из бара запотевшую банку, открыл ее, извлек откуда-то чистый стакан и перелил туда ее содержимое.

– Держи! – сказал он. – А то налью чего-нибудь покрепче.

– Не нужно, – отказался Брюс. Когда же он оставит его в покое? – Как бывший спортсмен, я знаю, что чем меньше пьешь, тем лучше результат.

– А как насчет секса? Ведь есть такие типы, которые воздерживаются от секса во время соревнований!

– Знаю, но я не из таких. Не думаю, что близость с женщиной отнимает все силы.

– Конечно, – горячо поддержал его Рой. Даже наоборот! Надо только найти подходящую девчонку, а уж там… Чем больше занимаешься с ней любовью, тем больше хочется.

Брюс почувствовал, как сжалось сердце, но тут ему пришло в голову, что Рой, возможно, имеет в виду вовсе не Мелинду.

– У тебя красивая невеста.

– Кто-кто? А, Мелинда… Хорошенькая, правда? Но, честно говоря, в постели она… В общем, одни любят, чтобы секс подавали им на тарелочке. Спальня, мерцание свечей, удобная кровать и все прочее. А другим плевать. Они занимаются любовью где угодно и с кем угодно. На первых приходится в конце концов жениться, а со вторыми – получать настоящее удовольствие.

– Как с той блондинкой, что работает в твоей фирме? – спросил Брюс. – Как ее бишь там? Джун? Нет, Эйприл!

– Тише, тише! – Рой явно перепугался. Мелинде не надо об этом знать. Кстати, представляешь, Эйприл заявилась сюда сегодня.

Пришла с одним моим приятелем по работе.

Я чуть в обморок не грохнулся! К счастью, пока что мне удается держаться от нее на расстоянии.

– Вынужден тебя огорчить, – произнес Брюс со скрытым злорадством. Рой стоял спиной к двери и не заметил приближение опасности. – Ты сейчас захочешь провалиться сквозь землю. Твоя белокурая красавица Эйприл направляется прямо к нам. И, похоже, она здорово надралась.

– Вот черт! – застонал Рой. – Слушай, Флетч, окажи мне услугу! Иди на кухню и постарайся сделать так, чтобы Мелинда не выходила. А я тем временем попробую спровадить Эйприл.

– А ты точно не пожалеешь? – проворчал Брюс. – Думаю, лучше тебе сразу сказать, чтоб ты потом не удивлялся: Мелинда пришлась мне по душе.

Рой загоготал.

– Не тебе одному. Но я ей доверяю. С любым мужчиной, при любых обстоятельствах. Конечно, многие были бы рады лечь в постель с тобой, Брюс, но Мелинда не из таких. Можешь попробовать, но вряд ли ты далеко продвинешься… А, Эйприл, милашка, что же ты весь вечер избегаешь меня?

Брюс ушел. Его тошнило от происходящего.

Когда-то ему нравились все эти вечеринки. Как давно это было!.. Теперь они кажутся ему невыносимо скучными.

А квартиру Рой отхватил себе и впрямь неплохую. Настоящий дворец! Гостиная, еще какой-то зал… Ба, да тут и заблудиться легко. Где же эта кухня, черт бы ее подрал?

Наконец он обнаружил кухню. Мелинда была там. Достала из холодильника ветчину и стала ее рассматривать. Затем отложила, налила себе в бокал вина и сделала внушительный глоток.

Поскольку она стояла спиной к двери, появление Брюса осталось для нее незамеченным. Он подкрался к ней на цыпочках, но, вероятно, она все же что-то почувствовала, потому что резко обернулась и чуть не выронила бокал.

– Не прикасайся ко мне! – воскликнула она. Если прикоснешься, я… я закричу!

– И не собирался я тебя трогать. Нам нужно поговорить.

– Мне тебе нечего сказать, – заявила Мелинда.

– А мне есть что. Представляю, каких глупостей насочинял обо мне Рой. Наверняка сообщил про то, как я судился с Марией. Но мне хочется, чтобы ты услышала мою версию.

– Да что ты? А тебе не кажется, что ты и так наговорил мне слишком много лжи?

– Я никогда не лгал тебе. Не правдой было только одно: что это бунгало в Саншайн-Бич не мое. Больше я не сказал тебе ни единого слова лжи.

– Ты вообще мне мало что сказал. Я без тебя обо всем догадалась. Тебе на всех плевать, ты прохлаждаешься на пляже, а в свободное время завлекаешь девушек себе в постель.

– Нечего было убегать с утра пораньше. Я бы тебе все рассказал.

– Да ладно врать! Как будто я не знаю таких, как ты!

– Меня ты не знаешь… – Он неотрывно смотрел на нее. – То, что произошло между нами той ночью, нельзя позабыть. Ты знаешь, что это был не просто секс. Было что-то еще. Что-то, чего ни ты, ни я никогда прежде не испытывали. Так неужели мы плюнем на это и сделаем вид, что ничего не почувствовали? – На мгновение Брюсу показалось, что он угадал ее мысли. Да, она думает и чувствует то же самое, что и он!

Но уже в следующую секунду Мелинда овладела собой. Ее лицо стало каменным, и она проговорила ледяным тоном:

– Если ты забыл, я напомню. Настоящие чувства я испытываю не к тебе, а к другому человеку. Этого человека я действительно люблю.

– Чушь! Ты сама знаешь, что это не правда.

Это не любовь.

– Да откуда тебе знать?! – взвизгнула Мелинда. – Что ты знаешь о нас с Роем?!

– Больше, чем ты думаешь. Например, то, что Рой тебе изменил.

– Ну конечно! Разузнал все у Макса! Или не у него, он бы не стал распространяться… У Майкла, его сынка! Не удивлюсь, если именно он вел твой процесс, иначе с чего вы с ним так спелись? Но Майкл, похоже, не понял в чем дело. Так я тебе объясню: Рой изменил мне, но лишь один раз. Он просил прощения и получил его.

– Лишь один раз? Не смеши меня!

Мелинда зарделась. Она сама не верила в свою ложь.

– Да кто бы говорил! – крикнула она. – Ты сам спишь с первой попавшейся шлюхой!

– Я ни разу в жизни не изменил девушке, которую любил.

– Девушкам, а не девушке! Ведь их у тебя пруд пруди! Когда одна надоедает, ты даешь ей пинка под зад и берешь другую. А если первая обидится, платишь ей, чтобы не слишком возмущалась. Да чем ты лучше Роя?!

Брюс разозлился. Как это – чем лучше? Это ж надо, сравнить его с этим самодовольным слизняком! Этим напыщенным болваном! Рой!

Господи, нашла себе любовника!

Зря она его разозлила. Он почувствовал, как напряглись мускулы. Теперь он рвался в бой. Ему нужна победа. Неважно, какой ценой.

– Не думаю, что ты уже позабыла ту самую ночь, – проговорил он с напускным спокойствием. – А если забыла, то я напомню. Напомню, сколько раз ты просила меня сделать это снова, сколько раз умоляла. Тебе все было мало!

Поэтому ты и сбежала. Испугалась, что не сможешь оставить меня потом: такое наслаждение от секса тебе не даст никто. Признайся хотя бы самой себе: то, что Рой называет сексом, теперь у тебя вызывает усмешку. Ты только изображаешь, что тебе нравится, а на самом деле ничего не чувствуешь.

Мелинда побледнела:

– Как… Откуда ты знаешь?

– По твоей реакции в ту ночь. Поначалу ты вела себя как девственница.

Она зарделась. Краски сменялись на ее лице с потрясающей быстротой.

– Для нас с Роем важен не только секс, заявила она, прекрасно понимая, как глупо звучат ее слова.

– Ну да, оно и заметно!

– Ты мне вообще не нужен!

– Не глупи. Только я тебе и нужен. По глазам вижу.

И правда. Мелинда уже сама поняла: что бы она ни сказала, он все равно распознает ложь.

Глаза выдадут ее.

А Брюс больше не мог терпеть. Не мог не прикасаться к ней. Не мог не целовать ее.

– Мелинда! – воскликнул он и притянул ее к себе.

Глава 12

Мелинда не могла сопротивляться внезапно охватившему ее желанию. Она впилась в него губами, почувствовала прикосновение его языка. Он сжимал ее в объятиях, гладил, ощущая сквозь тонкий шелк платья гибкое тело.

Дверь внезапно распахнулась. Она отпрянула от него, а кто-то заплетающимся языком произнес:

– Ох, извините. Я думал, что это туалет. – Мужчина! Явно в подпитии. – Продолжайте, меня здесь нет. – И он испарился.

Брюс попытался обнять ее, но она высвободилась и, понимая, что надо положить этому конец, твердо произнесла:

– Отпусти.

– Перестань. Тебе же совсем не этого хочется.

– Я же сказала: отпусти. Иначе я буду вопить так, что сюда сбежится вся округа.

Он опустил руки. К поражению он был явно не готов.

– Но почему? Ради Бога, объясни мне почему? Разве я не доказал тебе только что, кого ты хочешь?

Мелинда отрицательно покачала головой.

– Видно, ты меня совсем не слушал. Да, признаю, я хочу тебя. Но от любовника мне нужен не только секс. И Рой дает мне больше чем секс.

– Больше – чего? – мрачно спросил Брюс. – Денег? Обедов в роскошных ресторанах? Платьев за полторы тысячи долларов? – Он окинул взглядом ее наряд.

Мелинда в очередной раз покраснела.

– Вот оно в чем дело, – продолжал он. В его взгляде появилась жесткость и какая-то решимость. – Оказывается, тебе это нужно. Так что ж ты молчала? Я устрою тебе сладкую жизнь. Накупишь себе тысячу платьев. Будешь купаться в бриллиантах. Объездишь весь мир. Только скажи, что еще, и это у тебя будет. Поверь, денег у меня столько, сколько твоему дружку и не снилось.

Она была потрясена. Неужели для него нет ничего святого?

– Не знаю, удивляться мне или оскорбляться, – сказала она. – Но у тебя все равно ничего не выйдет. Я не продаюсь. А теперь убирайся. И не вздумай возвращаться. И лучше купи себе пентхаус у другого агента. Рою не пристало иметь дело с такими мерзавцами, как вы, мистер Флетчер.

От ярости Брюс начал заикаться.

– Это меня… меня ты называешь мерзавцем?

После… после того как… – Зазвонил телефон, и Брюс замолчал.

Мелинда повернулась к нему спиной и сняла трубку, радуясь возможности прекратить разговор. Надо же, оскорбленная добродетель! Как будто это не он волочится за каждой юбкой!

Как будто не он затащил ее в постель. Бесстыжий! Целует девушку человека, который помогает ему с квартирой, чуть ли у него на глазах.

А когда та отвечает отказом, предлагает ей деньги, как последней потаскушке!

– Алло? – сказала она.

– Лин, это ты! Как здорово, что я сразу попала на тебя! – услыхала она голос Рейчел.

– Привет, Рейч! Ты звонишь мне сюда. Почему? У тебя что-то стряслось? Твой новый приятель миллионер сделал какую-нибудь гадость?

– Да нет, с чего ты взяла?

Просто после истории с Брюсом она перестала верить, что еще встречаются миллионеры, способные на искренние чувства.

– Все дело в звонке. Звонила экономка твоего отца, Люси, и сказала, что тебе нужно срочно приехать домой.

– Господи, только не это! У папы инфаркт?

Билл Вейли никогда не следил за собой. А в его возрасте надо бы уже подумать о здоровье.

Год назад, когда она приехала навестить его, он почувствовал себя плохо. Боль в сердце вскоре прошла, но Мелинда все же заставила отца пройти обследование – сделать кардиограмму, сдать анализы. Результаты оказались не очень утешительными. Врач сказал, что ему надо беречь себя, не перенапрягаться, есть поменьше продуктов, богатых холестерином, бросить курить и тому подобное. Прямо в кабинете отец послал доктора ко всем чертям, и больше речь о кардиологии не заходила.

– Насколько я поняла, нет, – ответила Рейчел.

Мелинда вздохнула с облегчением.

– Но ему стало плохо, Люси вызвала врача, а тот посоветовал позвонить тебе, чтобы ты заставила отца изменить образ жизни. Вот она и позвонила. Она просит тебя приехать как можно быстрее. Если получится, сегодня вечером.

– Конечно, – сказала Мелинда. – Я попрошу Роя отвезти меня. Он еще не пил: боится, что наговорит гостям чего-нибудь не того.

– Вот и отлично. А то я, по правде говоря, успела изрядно выпить, – призналась Рейчел, и вряд ли осмелюсь сесть за руль.

– Не волнуйся. В любом случае я не стала бы тебя затруднять. Ну ладно, пока, я сейчас же позвоню в Литтл-Рок. Скажу, что приеду.

– О'кей. Тогда звякни мне откуда-нибудь, скажи, как и что, – попросила Рейчел.

– Обязательно. Пока.

Мелинда положила трубку и тут же снова сняла ее и набрала номер в Литтл-Роке. К телефону подошла экономка отца. Ничего определенного она ей не сказала: Биллу стало плохо, его возили в местную больницу, но признаков инфаркта не обнаружили. Скорее, гипертонический криз.

Врач еще не поставил окончательного диагноза, но считает, что основная опасность в упрямстве пациента, не желающего соблюдать врачебные рекомендации. Сегодня, немного придя в себя после приступа, он начал буянить и вообще не позволяет врачу заходить в свой дом. Поэтому нужен кто-то, кто убедил бы Билла и заставил его прислушаться к советам врачей.

Поговорив с Люси, Мелинда немного успокоилась. Положение не очень серьезное, но чем раньше она приедет к отцу, тем лучше. Она сделала еще один звонок, на этот раз на автовокзал. Автобус, проезжающий мимо Литтл-Рока, отправляется через час. У нее хватит времени собраться и доехать до вокзала. Но сама она выпила полбутылки вина и вряд ли поведет машину.

Кого же попросить подвезти ее? Роя? Это сам собою напрашивающийся вариант, да только вряд ли он придет в восторг от этой идеи. Жалко, что она вела себя невежливо перед вечеринкой. Теперь уже поздно к нему подлизываться.

– Я тебя отвезу. Если не возражаешь.

Мелинда резко обернулась. Она уже забыла, что Брюс по-прежнему на кухне и что он все слышал.

Конечно, не возражает. Она не в силах сопротивляться своей плоти!

Но пусть не думает, что у нее совсем нет силы воли. Сейчас она покажет ему, на что способна.

– Ты еще здесь? – рявкнула она. – Ни стыда, ни совести! Тебя уже давно должно было отсюда ветром сдуть.

– Не сдует. А если сдует, то нас вдвоем.

– О Господи!

Мелинда вылетела из кухни. Надо побыстрее найти Роя, иначе она опоздает на автовокзал. А он ведь еще начнет ломаться! Пока его уговоришь, вечность пройдет!

Но Рой как сквозь землю провалился, и никто не знал, куда он подевался. Единственное, что ей удалось узнать: с четверть часа назад он стоял у бара и беседовал с Эйприл. Но и ее видно не было.

Мелинде пришло в голову, что Рой отправился в ванную. Она бросилась к нему в спальню: у него была отдельная ванная, которой он обычно пользовался в случае необходимости, когда приходили гости. К спальне он никого не подпускал: эта часть квартиры оставалась священной.

Дверь спальни была закрыта. Она взялась за ручку, но не успела ее повернуть.

– А ты точно хочешь туда войти? Может, лучше сначала постучаться? – раздался иронический голос.

В коридоре, подпирая стену, стоял Брюс и ухмылялся.

– Оставь меня в покое! – прошипела она. Займись своими делами.

– Самое важное для меня дело – это ты. Из-за тебя я приехал в Майами. Из-за тебя заявился на вечеринку. Прости за то, что я наговорил тебе на кухне. На самом деле я понимаю, что тебя нельзя купить.

– Извини, я не виновата, – язвительно сказала Мелинда. – Но ты не волнуйся. Тут полно тех, которые продадутся почти задаром.

– Они мне не нужны. Я не хочу секса вообще. Я хочу секса с тобой.

– Боже! – Она в отчаянии взмахнула рукой. Избавь меня от необходимости выслушивать твои глупости.

– Не ходи туда.

– Это еще почему?

– Некий Бен сказал мне, что девушка, с которой он пришел, куда-то запропастилась. Ты же помнишь ее. Это та белокурая девица с большой грудью. Эйприл. Чертовски соблазнительная. И Рой вдруг исчез. Странное совпадение, правда? Улавливаешь мою мысль?

– Будь я мужчиной, – с расстановкой произнесла Мелинда, – я бы морду тебе набила за то, что ты сказал.

– Да ради Бога. Только сначала докажи, что я не прав.

Мелинда пронзила его уничтожающим взглядом и распахнула дверь спальни. Не постучавшись.

Спальня была пуста.

– Ну вот видишь: его здесь нет, – торжествующе сообщила она. – Не веришь, так посмотри сам.

Брюс окинул взглядом комнату. Его глаза остановились на двери ванной. Она была закрыта.

– И правда, – спокойно сказал он. – Посмотрю сам. – И бросился к ванной.

– Нет! – крикнула Мелинда и ринулась за ним.

Внезапно она почувствовала, что за дверью скрывается нечто ужасное.

Брюс ее опередил: все-таки спортсмен, хоть и бывший. Правда, дурно воспитанный: нет чтобы постучаться или как-то еще предупредить тех, кто был в ванной, об опасности! А он просто подошел к двери и распахнул ее ударом ноги.

Рой дернулся. Трудно было не понять, что его застукали. А Эйприл оказалась на высоте.

Она спокойно, без суеты прервала свое занятие, выпрямилась, надела платье и застегнула его сзади.

– Ой, – сказала она без тени смущения.

Рой тщетно пытался попасть ногой в брючину.

Все происходящее напоминало дешевую комедию. Но даже от них бывает толк. Мелинда поняла: она больше не любит Роя. Более того, она больше ничего к нему не испытывает.

Она огорчилась даже не из-за того, что увидела, как ее бывший, скажем так, возлюбленный занимается сексом с первой попавшейся девчонкой. Ей показалось унизительным лишь одно: то, что рядом стоит Брюс и он тоже все это видит. И что он прав: Рой мерзавец, каких еще поискать надо. Он изменяет ей на каждом шагу.

А она защищала его, как последняя дура!

– Мелинда! – простонал Рой в отчаянии.

– Знаю, милый, знаю, – сказала она. – Это был секс, не более того. А любишь ты только меня. – Она повернулась к Брюсу. – Твое предложение остается в силе? Я имею в виду, подбросить меня до автовокзала?

– Разумеется.

– Тогда поехали. – Она развернулась и направилась к выходу.

Брюс не сразу пошел за ней. На мгновение он остановился. Внезапно произошедшая с нею перемена ему не понравилась. В ее глазах появилось мрачное выражение, словно она приняла какое-то решение и твердо намерена его придерживаться. Она стала холодной, безразличной. И все это за несколько секунд!

Он нагнал ее в холле.

– Я приехал на такси, – сообщил он.

– Ничего, поедем на моей машине. Она в подземном гараже. Погоди, я заберу свои вещи из комнаты для гостей.

– Комнаты для гостей? А я думал…

– От тебя не требуется думать. Просто веди машину и молчи. – Мелинда вошла в комнату, раскрыла шкаф, достала дорожную сумку и быстро побросала туда платья и всякие мелочи.

Брюс решил, что сейчас ему действительно лучше всего молчать. Еще неизвестно, что будет дальше. Вдруг Рою наконец удастся натянуть штаны? Ведь тогда ему, возможно, захочется побежать за Мелиндой, вернуть ее. Конечно, для этого придется изобрести новую сказочку, старой-то она уже не поверит.

Что он наврет? Что она не удовлетворяла его в постели и у него не было другого выхода, как возместить неполученное на стороне?

Эта мысль Брюсу понравилась. А что, если она вообще не занималась с ним любовью после возвращения из Саншайн-Бич? Это объясняет, почему ее вещи были в спальне для гостей.

Господи, сделай так, чтобы это оказалось правдой! Естественно, проще всего все спросить у самой Мелинды. Да только она сейчас явно не расположена говорить о таких вещах.

Ей нужно время. И ему тоже. Но чего-чего, а времени у него будет хоть отбавляй. Потому что на автобус они не успеют и им придется ехать до Литтл-Рока в машине.

Глава 13

Брюс сверился с картой. До Литтл-Рока еще порядочно! Он взглянул в зеркало заднего вида. На Мелинду, которая сидела сзади и дремала.

Или делала вид, что дремлет после всех сегодняшних горестей и злоключений. Поездка на автовокзал закончилась неудачей. Для Мелинды. Брюс оказался прав: они еще застали автобус, но билеты уже были распроданы. Слишком долго она искала любимого Роя. Последний билет был продан за две минуты до того, как они прибыли на вокзал.

Мелинда в отчаянии отошла от кассы.

– Что случилось? – спросил он.

Она объяснила.

– Ничего страшного. – Брюс приготовился изложить ей свой план. – Поедем на машине.

– Как это? – На какое-то мгновение ледяная маска спала с ее лица.

– Очень просто. Я тебя отвезу. Придется, правда, ехать всю ночь. Но если ты согласна…

– О черт! – выругалась Мелинда. – У меня все равно нет другого выхода. Поехали.

И вот они отправились в автомобильное путешествие, конечным пунктом которого стал Литтл-Рок.

Окрестный пейзаж не интересовал Мелинду. Да в темноте его было особенно и не разглядеть. Она достала из бардачка карту, раскрыла ее и показала Брюсу, куда ехать. Оказалось, что он неплохо ориентируется в хитросплетениях шоссе и сельских дорог.

Потом она села сзади, закрыла глаза и больше не произнесла ни слова. Ей меньше всего хотелось говорить, и она погрузилась в свои мысли. Снова и снова она прокручивала в памяти события прошедшего вечера, пытаясь хоть что-то уразуметь.

И поняла одно. Доверять она может только своим чувствам, больше ничьим.

А что это за чувства? Мелинда призналась себе: надо посмотреть правде в глаза. То, что она застала Роя с очередной блондинкой, вовсе не привело ее в отчаяние. Скорее наоборот, она испытала облегчение. Теперь она поняла, что решение, принятое неделю назад, было правильным. Тогда, узнав, что он изменил ей в Лос-Анджелесе, она решила его бросить. И нечего было отступать.

Зачем она цеплялась за эти отношения? Как будто ей больше нечего делать, как спать с мужчиной, который ее предал!

Глупо, что она оказалась такой… дурой. Глупо и печально.

После истории с Винсом она решила, что приобрела иммунитет против мужчин, которые обманывают женщин. Оказывается, нет.

Рой обманывал ее даже больше, чем Винсент. К тому же ему удалось одурачить не только ее. Ее подруги – та же Рейчел – визжали от восторга, что она встречается с таким парнем.

А вот мужчины оказались прозорливее. Когда они с Роем гостили у отца, она едва не поссорилась со стариком: Рой вызывал у отца отвращение.

Когда случилась история с блондинкой – с первой из блондинок! – Макс Гурвиц посоветовал ей скрыться от Роя и все обдумать. А Брюс с самого начала обозвал Роя подонком и мерзавцем.

Опять Брюс! Что ей с ним делать?

Как забыть, что он не по доброте душевной мчится с нею по этой дороге среди ночи. Что он не просто так вытащил ее из оврага, принес яйца взамен разбитых. Даже спас, когда она едва не утонула.

Вовсе не потому, что он такой рыцарь. Просто ему хотелось заняться с ней любовью.

Как и сейчас.

Закончится их путешествие в ночи, и он будет ожидать награду. Ведь все мужчины одинаковы, они ничего не сделают просто так.

А уж такие, как Брюс Флетчер, и подавно.

И нечего говорить ей о том, что между ними было что-то особенное! Чего тут особенного?

Ему нужен от нее только секс. Так бы и сказал!

А тебе, Мелинда, тебе-то что от него нужно? – ехидно спросил вдруг внутренний голос.

Ты хочешь говорить начистоту. Так будь честной хотя бы сама с собой. Ты ведь не прочь, чтобы он потребовал награды! Тебе хотелось бы, чтобы он снова обнял тебя и не отпускал, как тогда, на кухне у Роя. Чтобы закончил то, что начал, когда вас прервали.

Ей вдруг пришло в голову: если бы тот пьяница не зашел по ошибке на кухню, между ними с Брюсом произошло бы то же, что между Роем и Эйприл. Они занялись бы сексом прямо там! Не думая, что кто-нибудь придет и застукает их!

Мелинда застонала и услышала скрип тормозов. Она открыла глаза.

Брюс обернулся и в упор смотрел на нее.

– Что случилось? – спросил он.

– Ничего.

– Приснился плохой сон?

– Да.

– Расскажешь?

– Еще чего!

– Ну и правильно. – Брюс сделал вид, что ничего не заметил. – Плохие сны лучше побыстрее забыть.

Лучше побыстрее забыть… Ах, если бы это было возможно!

– Ты проснулась вовремя. Мы остановились у поворота на Литтл-Рок. Раз уж все равно стоим, позволь я кое о чем тебя спрошу. А то я не вполне улавливаю, кто есть кто и что к чему.

– Ну давай, спрашивай. – Мелинда чувствовала невыносимую усталость.

– Хорошо. Кто такая Рейчел? Твоя сестра?

– Соседка по квартире. У меня нет ни брата, ни сестры.

– А экономка твоего отца, как ее зовут?

– Люсиль. Люси.

– Люси. Она живет с ним в одном доме?

– Нет, у нее свой дом. Иногда она остается допоздна, беседует с отцом, готовит ему чай с травами. Она обожает готовить чай с травами.

– Как мило. А характер у нее не очень?

– По настроению. Но она жутко заботливая.

Ухаживает за отцом, будто за родным братом.

Если бы не Люси, не знаю, что бы я делала.

– Они собираются пожениться?

– Да нет, что ты, – рассмеялась Мелинда.

Впервые за этот вечер. – У отца характер не сахар, вряд ли она такая дура, что выскочит за него. Да и он не захочет. Он не признает всей этой современной дребедени о мужчине и женщине. Для него существовала только одна женщина – моя мать. Когда она умерла, семейная жизнь для него закончилась.

– Понятно, – протянул Брюс. – А зачем ты сказала, что Люси будет дурой, если захочет выйти за твоего отца? Разве брак – это так ужасно? Или ты до сегодняшнего вечера мечтала стать женой этого несчастного болвана Роя?

Надо же, какой резонер!

– Меньше всего я хочу говорить о Рое!

Его взгляд смягчился.

– Извини, я не должен был заводить этот разговор. Но сейчас ты хотя бы знаешь, что он не любит тебя.

– Это точно, – произнесла она каким-то странным тоном.

– Ты же не думаешь, – заволновался Брюс, – что, несмотря ни на что, любишь его?

Мелинда тяжело вздохнула.

– Брюс, ради Бога, давай прекратим этот разговор. Мне и так тошно.

– Хорошо. Но я все равно хочу знать о тебе все. Знать, что ты думаешь, что чувствуешь, чего хочешь. Ради этого я приехал в Майами. У нас есть о чем поговорить, и я не уеду, пока мы это не обсудим.

Его искренность могла бы растрогать Мелинду, но с сегодняшнего вечера она перестала верить мужчинам. Все эти милые беседы лишь один из множества способов добиться цели. А его цель – переспать с ней еще раз.

Интересно, что же ему так понравилось, раз он готов на все, лишь бы снова затащить ее в постель? Как будто она первая девчонка в его жизни.

А может, в каком-то смысле и первая. Ведь недаром он заявил, что с нею чувствовал себя так, будто занимается любовью с девственницей. Возможно, именно ее невинность, незащищенность, неопытность пришлись ему по душе.

Поэтому он и сказал, что она какая-то особенная. И ему хочется показать ей всякие эротические штуки, о которых она и понятия не имеет.

А что? Почему бы и нет? Ей представилась сегодняшняя сцена в ванной. Только не между Роем и Эйприл. А между нею и Брюсом. Оба они обнаженные. Он вцепился в ее волосы, опустил глаза и смотрит на нее, ожидая, когда она доставит ему наслаждение.

Мелинда едва не вскрикнула.

– Лин?

– Что?

– Литтл-Рок. Видишь указатель? Теперь куда?

Куда же теперь? Она отогнала от себя дурные мысли и сказала Брюсу, куда ехать.

Их ферма находилась в пригороде Литгл-Рока.

Некогда просторный дом теперь покосился и больше напоминал сарай. На заднем дворе располагался загон для скота. Последний раз Мелинда была здесь почти год назад. С тех пор ничто не изменилось.

А когда была жива ее мать, все было совсем иначе. Любой, кто проезжал мимо, сказал бы, что в доме есть настоящая хозяйка. Люси, экономка отца, выбивалась из сил, получала от него нагоняи за то, что посадила цветы или решила покрасить забор, но даже ей не удавалось вернуть ферме Билла Вейли прежний уютный, домашний вид.

Было уже четыре, когда Брюс припарковал машину у старого забора. Не успел он заглушить двигатель, как распахнулась дверь, послышались торопливые шаги. Заскрипела калитка, и к ним вылетела Люси в сопровождении большого желтого пса.

– Лин! – завопила она.

Только в этот момент Мелинда поняла, что любит ее не меньше, чем отца. И впрямь: сколько она для него сделала! И для нее.

– Привет, Люси, – сказала она с искренней теплотой.

Две женщины обнялись.

– Как тебе идет это розовое платье! – сказала Люси. Она знала толк в одежде.

– Ты мне льстишь.

– Да что ты! Как нехорошо получилось. Тебе с Роем пришлось из-за меня прервать вечеринку. Значит, ты не поехала на автобусе?

– Да, на автобус мы опоздали, – начала объяснять Мелинда, – но, Люси, послушай, дело в том, что со мной не…

Люси, не слушая ее, направилась к машине и наклонилась к двери водителя.

– Привет, Рой!

Только никакого Роя в машине не было.

Люси выпрямилась и, моргая, посмотрела на Мелинду.

– Люси, познакомься, это Брюс, – представила она своего спутника. – Брюс, это Люсиль. Можно он будет называть тебя Люси?

Люси медленно кивнула, пытаясь прийти в себя.

Брюс решил, что настала пора выйти из машины.

– Здравствуйте, Люси, – сказал он, опираясь на дверцу. – Давно хотел с вами увидеться.

И, чтобы вы не подумали ничего такого, мы с Мелиндой просто друзья.

– Ага, – рассмеялась Люси, – так я и поверила! – К ней явно вернулось самообладание. А куда делся Рой?

– Какой Рой? – спросила Мелинда, прикинувшись невинной девочкой.

– А, понятно. Значит, все уже в прошлом.

Что же он натворил? Не захотел посадить тебя в автобус?

– Я и не просила его об этом. Между нами все кончено.

– Ну, – философски подытожила Люси, такова жизнь. От любви до ненависти… Кстати, мне этот Рой никогда не нравился.

Мелинда в изумлении вытаращилась на нее.

– Как это? Ты же говорила?..

– Ну мало ли что я там говорила! Он, конечно, очаровашка, только в нем нет искренности, что ли. Все это внешний блеск.

– Ну-ка, ну-ка, – оживился Брюс, – скажите это ей еще раз!

– Чья бы корова мычала! – Мелинда смерила его презрительным взглядом. – Прости, Люси.

Ты же знаешь, не поссоришься – не помиришься. А как там папа?

– Вроде ничего. Узнал, что ты приезжаешь, и даже выпил таблетки.

– Что говорят врачи?

– Жить будет. И, честно говоря, вряд ли твой приезд ускорит его выздоровление. Но я не для этого просила тебя приехать.

– А для чего же? – Мелинда испугалась. Что еще произошло?

– Мне хотелось бы, – начала Люси, – чтобы ты поговорила с Биллом по душам. Он привязался к ферме, но в последнее время возраст и здоровье уже не позволяют ему заниматься хозяйством, как раньше. Да и денег на это не хватает. Те сбережения, которые у него были, он уже успел потратить. А найти деньги где-то еще тоже проблема.

– Ты клонишь к тому, что…

– Да. Как ты считаешь, возможно, следует продать ферму? Я вот что тебе скажу. Твой старик вроде сам не прочь ее продать. Он понимает, что все радости от нее уже позади, остались одни заботы. Но ему кажется, что ты привязана к этому месту. Как-никак, здесь жила твоя мать, многое в доме сделано ее руками. И если ты…

– Понятно.

Если бы папа знал правду!.. Матери Мелинды никогда не нравилась ферма. Она жила здесь и ухаживала за домом только потому, что любила мужа и дочь. Поэтому-то она сажала все эти цветы, которые словно чувствовали ее заботу и тепло и тянулись к ней.

Но мать умерла. Цветы растут, но уже не те и не так, а дом ветшает и вот-вот развалится.

Нет, без матери для Мелинды ферма уже не та и она не будет по ней скучать.

– Я поговорю с ним, – пообещала она. – Может, удастся его убедить.

– Так и знала, что могу на тебя рассчитывать. Наша Мелинда просто прелесть, правда? – обратилась она к Брюсу.

– Несомненно, – ответил он.

Как показалось Мелинде, с долей сарказма.

Ей вдруг пришла в голову страшная мысль.

Что, если отец задумает переехать к ней в Майами? Вот уж начнется тогда веселая жизнь!

– Но где, – спросила она Люси, – он будет жить, если мы продадим ферму?

– В Литтл-Роке, где же еще. Вряд ли ему захочется уезжать отсюда. К тому же здесь у него столько друзей.

Тоже мне, друзья! Приятели, которые любят зайти, зная, что им всегда дадут поесть и выпить. Или любители поиграть в карты. В последнее время отец к ним пристрастился.

– Но что мы стоим? – вдруг спохватилась Люси. – Заходите, в доме тепло, уютно. Я приготовила чай с душицей. Вам нужно выпить чего-нибудь горячего и хорошенько подкрепиться. У меня индейка в духовке.

– Вот это да! – воскликнул Брюс. – Индейка! Обожаю индеек!

Вовсе не индеек ты обожаешь!

– Зачем было так беспокоиться? – сказала Мелинда. – Уже поздно, а ты, наверное, намучилась сегодня.

– Да ладно, если бы не стряпня, я заснула бы. Вижу, Брюс, вы любите поесть?

– Что правда, то правда, – сознался он.

– А как насчет того, чтобы что-нибудь самому приготовить? – Интересная мысль! – улыбнулся он. – Я не слишком-то разбираюсь в жарке и парке, но вот торт могу сделать. Обещаю – вы пальчики оближете!

– Ловлю на слове, – смеясь произнесла Люси.

– Идем, Лин? – Брюс взял Мелинду за руку и повел в дом.

Этого еще не хватает! Она высвободилась и произнесла, правда не слишком убедительно:

– Я забыла свою сумку.

– Давай, помогу, – предложил Брюс, когда она достала сумку.

– Спасибо, не надо. Я уже один раз позволила тебе помочь, и ты знаешь, к чему это привело.

– К чему?

– Ни к чему хорошему.

– Разве тебе не было хорошо со мной? – Брюс нахмурился.

– От тебя одни проблемы.

– Значит, вот кто я для тебя, – обиженно сказал он. – Человек, создающий проблемы. А ты кто?

– А я испытание для твоих мужских способностей.

– Вот как? – Брюс был немало поражен.

– Ты думаешь, что научишь меня паре своих штук.

– А ты как думаешь? – спросил он.

– Думаю, ты смог бы. Если бы я дала тебе шанс.

– И ты дашь?

– Не надейся. Ни при каких условиях. – Мелинда смотрела ему прямо в глаза.

– А почему?

– Потому что не хочу, чтобы мне было еще больнее.

– Тебе не будет больно, – сказал он и, взяв ее под руку, повел к калитке. – Тебе будет приятно. Обещаю. Я не сделаю ничего такого, чего ты сама не захочешь.

В том-то и проблема! Нет ничего, чего бы она от него не хотела.

Глава 14

– Я же сказал: давай помогу!

– Тоже мне, помощник выискался!

Мелинда озадаченно покрутила кран и, в очередной раз убедившись, что воды как не было, так и нет, бросила шланг на пол.

Коровник явно нуждался в чистке. После болезни отцу стало трудно ухаживать за скотом, а Люси за все время пребывания на ферме так и не научилась обращаться с животными. О том, чтобы подоить коров, не могло быть и речи. Приходилось отцу вставать и с грехом пополам выполнять эту чисто женскую работу. Впрочем, после того как Мелинда уехала в Майами, он каждый день сам доил коров. Все равно больше некому. Люси заявила, что коровы – это не ее епархия.

Надев шорты и футболку, в которых она была перед вчерашней вечеринкой, Мелинда готовилась заменить отца в роли доярки.

– Ладно, – сказала она, – так и быть. Чини шланг. Если получится, вымоешь коровник как следует.

– Будет сделано, – ответил он. – Где взять инструменты?

Брюс принялся возиться со шлангом, а Мелинда поставила ведро и уселась на корточки.

– Ого! – В его голосе слышалось неподдельное восхищение. – Ради такого вида стоило сюда приехать!

Черт! А как еще прикажете доить корову?

– Если тебе не нравится моя одежда, придется смириться: у меня с собой ничего нет. Оставшаяся в доме старая одежда была ей велика: со времени переезда в Майами она сильно похудела. – А если ты умеешь сам доить корову, тогда иди и продемонстрируй свое умение.

– С удовольствием, – сказал он и направился к ней.

– А шланг кто будет чинить?

– А все уже и так работает, – заявил он и взялся за шланг.

– Не верю.

– Тогда берегись, – произнес он и, прежде чем она успела опомниться, открыл воду и окатил ее мощной струей.

К счастью, солнце уже взошло и вода в цистерне успела нагреться. Но когда тебя вдруг поливают из шланга, и не кто-нибудь, а самый соблазнительный парень на свете, волей-неволей начнешь визжать.

– Хватит, Брюс! Перестань, я же сказала!

– Ни за что. Моли о пощаде!

Еще чего! Мелинда попыталась выхватить у него шланг, но Брюс оказался проворнее. Теперь она была мокрой с ног до головы.

– Ну погоди! – крикнула она. – Дай мне только добраться до тебя и…

– Что? – Он швырнул шланг на цементный пол и бросился к ней. Мелинда стояла перед ним, ее грудь тяжело вздымалась. Она неотрывно смотрела на него. А он глядел на нее и понимал, что в этот момент она не сможет устоять перед желанием, которое давно ее обуревает. – Мелинда, – сказал он, тяжело дыша.

– Нет…

– Иди ко мне. – Он прижал ее к себе.

Она пыталась высвободиться, но тщетно. Да и не хотелось ей вырываться из его объятий!

– Пообещай, – прошептал он, – пообещай мне, что уедешь со мной. Возьмешь отпуск и поедешь в Саншайн-Бич. Прямо на этой неделе.

Скажи, что согласна.

В эту минуту она была согласна на что угодно.

– Обещаю, – простонала она. – Я обещаю тебе все на свете. – Но у нее еще осталась капля гордости. Если она согласилась, то выдвинет условия.

– Ты не откажешься сдержать обещание? спросил он.

– Нет, – твердо сказала она. – Потому что я тоже этого хочу. Хочу целую неделю заниматься с тобой сексом. Это будет просто секс, и все.

Никакой романтической дребедени. Не нужно роскошных ресторанов, цветов, милых подарков или – не дай Бог! – стихов. И, самое главное, избавь меня от задушевных бесед. Не говори, что хочешь меня как следует узнать. Ничего не рассказывай о себе. Это будет секс, просто секс.

Почему Мелинда ополчилась на романтику любви? Да потому, что она поняла: для нее секс значит гораздо меньше, чем все эти пресловутые беседы по душам, сочувствие парня, его стремление понять и помочь. Так ее завлек в свои сети Вине. Так же ее околдовал Рой.

Настало время учиться на своих ошибках. Она хочет быть счастливой. А для этого прежде всего нужно перестать постоянно думать о Брюсе.

– Значит, говоришь, просто секс?

– Ага. – Она гордо задрала подбородок. – Усвоил? Или ты согласен на это, или вали ко всем чертям! Дело твое.

Как будто она не знает мужчин! Естественно, он согласится.

– Хм.

– Я не поняла: да или нет? – Неужели он откажется?

– Послушай, – начал Брюс, – ты не находишь, что тебя переполняет ненависть? Может, ты просто хочешь отомстить Рою? Показать ему, что не он один способен так поступать.

– Какая ерунда! Если бы я задумала отомстить ему, неужто стала бы тогда молчать о нас с тобой? Конечно нет! Я бы первым делом, когда вернулась из Саншайн-Бич, ему все выложила. Теперь Рой для меня пустое место.

Если Эйприл хочется трахаться с ним, пусть трахается!

– Только без нервов! Я просто спросил. – Страстность Мелинды его озадачила.

– Вижу, вижу! – язвительно произнесла она.

– Что ты видишь? У каждого мужчины есть гордость.

– Это уж точно! Гордости у вас хоть отбавляй! Едва приметите смазливую девчонку, и плюете на все, лишь бы заняться с ней любовью.

Брюс что-то пробурчал себе под нос. Потом посмотрел на Мелинду и сказал;

– Ты думаешь, что и мне хочется только секса с тобой?

– Разумеется. Иначе чего ж ты выпрыгиваешь из штанов?

Он ухмыльнулся.

– Возможно, ты права. А возможно, прав я, Но ты все равно не узнаешь правды, поскольку не хочешь, чтобы мы говорили.

– Ничего, как-нибудь переживу. – Придется.

Лучше жить одним сексом, чем погружаться в его проблемы, проникать в его душу. И так он слишком глубоко засел у нее в сознании. Черт его знает, он, быть может, не такой испорченный, как она сначала подумала, но доверять ему свое сердце – благодарю покорно! Вине и Рой, мужчины, перед которыми она раскрыла свою душу, предали ее при первой же возможности. Третьего раза она не допустит. – Что ты все бурчишь? – раздраженно спросила она.

– Это у меня с детства.

– Плевать мне на твое детство!

– Да, извини, забыл. Итак, когда ты намерена поехать в Саншайн-Бич?

Мелинда нахмурилась.

– Не знаю. Во-первых, я хочу серьезно поговорить с отцом. Во-вторых, нужно навести порядок в коровнике и еще раз хорошенько объяснить Люси, как обращаться с животными. А то без отцовской заботы им приходится совсем худо.

– Согласен. Думаю, есть смысл переночевать здесь. Люси вряд ли будет возражать. К тому же я обещал отведать ее чаю с бергамотом, а свои обещания я всегда исполняю.

Конечно! Ты обещал жениться на той девушке, Марии. И где же твое обещание?

– Ну вот, выпьешь чай, – сказала Мелинда, – и поедем.

– Вряд ли это хорошо. Нам придется ехать по побережью, дорога плохая, и ночью там довольно опасно. Лучше уж выехать спозаранку.

– Как скажешь. – Опять он строит планы, а она ему подыгрывает! Ведь именно ему захотелось устроить неделю непрерывного секса. А она согласилась! – Иди в дом, – сказала она. – Люси приготовила тебе поесть. Кухарка она что надо, тебе понравится. А я пока закончу с коровой, приберусь здесь. Да и обсохну заодно.

Он задумчиво посмотрел на нее.

– Я тебя подожду.

– Не стоит. – Она выпрямилась и в упор посмотрела на него.

Брюс пожал плечами.

– Ладно. Увидимся.

Прошел час. Мелинда покончила с делами и отправилась завтракать. Солнце палило вовсю.

Со вчерашнего вечера у нее крошки во рту не было. Но есть не хотелось. С тех пор как в ее жизни появился Брюс, ей хотелось совсем другого. Секса.

Господи, неужели она за здорово живешь согласилась взять недельный отпуск и заниматься с ним сексом?

Что она скажет Максу? Правду? Ха!

Наврет, что ее отец болен и она боится оставить его одного? Поверит ли Макс? Возможно, поверит. Когда дело касается семейных проблем, он смягчается.

Еще надо Рейчел позвонить, она же обещала ей сообщить новости. Рейчел она тоже наврет?

Как трудно обойтись в жизни без лжи…, Вдруг она услышала громкий смех. Это еще что такое? Отец! Отец хохочет во все горло! Не может быть! Он целую вечность так не смеялся.

Смех слышался из кухни. Мелинда на полпути развернулась и пошла к черному ходу, из которого можно было попасть прямо на кухню.

У нее сразу возникло дурное предчувствие, и оно ее не подвело.

Она вошла в кухню и остановилась как вкопанная. Отец сидел за столом, подложив под спину подушки. Его старая рубашка вылезла из штанов, рукава были засучены. А в руках он держал старый фотоальбом и хохотал. Рядом сидел Брюс со странным выражением лица – смесь удивления и восхищения. Он тоже смеялся.

Альбом! Она сразу его узнала. В нем ее фотографии, сделанные после смерти матери. Когда ее разнесло! Она тогда была маленького роста, поэтому ее всегда ставили в передний ряд. Так что для любого, кто взял в руки фотографию, ее прелести сияли во всей красе. Жирное лицо, огромный живот, толстые ноги. Кошмар!

Мелинде показалось, что она сейчас хлопнется в обморок. Брюс посмотрел на фотографию, затем перевел взгляд на нее и сказал:

– А тогда ты была тоже ничего.

Мелинда бросилась к отцу.

– Какого черта тебе пришло в голову смотреть альбом! Зачем было показывать снимки без моего разрешения! – Она выхватила у него фотографии. Ее глаза наполнились слезами. – Ты и так вечно надо мной потешался. Но я никогда не думала, что ты способен выставить меня на всеобщее посмешище!

Сквозь слезы Мелинда взглянула на фотографию и поняла, что зря переполошилась. Это был другой альбом, тот, в котором были ее детские фотографии. Вот тут, слева, она одна, а с правой стороны они стоят втроем, с отцом и матерью.

Точно! У того альбома и обложка другая. Значит, она напрасно устроила истерику. Еще раз выставила себе полной идиоткой!

Мелинда больше не в силах была сдерживать слезы. Она бросилась вон из комнаты. Скорее, в спальню, на свою любимую кровать. Она столько плакала там в детстве! Поплачет и сейчас.

Она зарылась головой в подушку, но слезы катились градом. Заскрипела дверь. Люси! Только она ее понимает, ей сочувствует. Ах, Люси, что бы я без тебя делала!

– Знаю, – всхлипнула Мелинда в подушку, – я вела себя как последняя дура!

– Вовсе нет. Это моя вина.

Это была не Люси.

– Папа!

– Да, я. Пришел просить у тебя прощения.

Ты, наверное, подумала, что я забыл про свои отцовские обязанности. Когда умерла мама, нам обоим было нелегко. Но я видел, как ты страдала, и ничем тебе не помог. Погрузился в свое горе и даже не подумал, что тебе сейчас, может быть, гораздо тяжелее, чем мне.

Если бы не Люси, Бог знает, что бы с нами произошло!

Изумленная Мелинда замерла, боясь пошевелиться.

– Мы много говорили с Люси в последнее время. Ну и взбучку она мне устроила! Говорит, что бы ты ни делала, мне ничего не нравилось.

Ты так старалась похудеть, и в конце концов у тебя это вышло, но я даже не похвалил тебя.

Затем ты нашла работу в Майами и уехала, а я решил, что тем самым ты демонстрируешь отвращение ко мне, к ферме. Как и твоя мать. Она ведь тоже ненавидела ферму.

Мелинда вытерла слезы.

– Я… не знала, что ты догадался…

– Догадался. Только сделал вид, что не замечаю, Мы, мужчины, часто прикидываемся дурачками, лишь бы не смотреть фактам в лицо. Я знал, как несчастна твоя мать. И знал, что ты тоже несчастна.

– Но ведь она и вправду тебя любила. И я, папа, тоже тебя люблю! Честное слово!

– Знаю, Лин, я это знаю. Поэтому-то мне так сейчас тяжело. Столько в жизни упущено – и в твоей, и в моей. Но еще не поздно сказать то, что я давно хотел сказать. Я горжусь тобой.

Горжусь, что ты добилась всего, чего хотела. Если бы мне твою силу воли! А потом… знаешь, одно то, что ты, узнав о моем сердце, бросила все и приехала сюда… Короче, мне стыдно. Ты почти пять лет живешь в Майами, а я ни разу к тебе не приехал. Только все ворчал, когда ты была здесь.

Не знаю, как ты еще меня выносишь…

Мелинда почувствовала, что сейчас опять заплачет.

– Папа…

– Ну-ну. – Он похлопал ее по плечу.

– Я так благодарна тебе за то, что ты сейчас сказал. Правда, я не так уж преуспела. А с мужчинами вообще полный провал. Люси рассказала тебе о Рое? Как он меня предал?

– Рассказала. Ты бросила его и поступила правильно. Туда ему и дорога! Тот парень, который сидит сейчас на кухне и не знает, как ему быть, даст сто очков вперед этому Рою!

– Тебе правда понравился Брюс?

Конечно, он ему понравился. Ведь она от него без ума!

– Понравился. Не вру, Брюс хороший парень. Не задается, с ним можно нормально поговорить о том о сем. А ведь он как-никак чемпион мира! Но успех его не испортил. Люси говорит, вы просто друзья, но я-то знаю, что это не так. Он тебя по-настоящему любит, иначе бы не повез в такую даль посреди ночи, уж ты поверь моему опыту!

– Опыту? – улыбнулась Мелинда. – Какому еще опыту?

– Такому. Я мужчина, я знаю.

– А я женщина. И раз уж зашла речь… Мне показалось, что вы с Люси тоже не просто друзья… – Она умолкла.

Отец покраснел как рак.

Невероятно!

– Что ты застеснялся? – шутливо спросила Мелинда. – В этом нет ничего предосудительного. Ты взрослый мужчина, она самостоятельная женщина, в чем проблема? Вы составите отличную пару! Послушай моего совета, папа.

Продай ферму, переезжай в город и женись на Люси.

– Думаешь, она этого хочет?

Он спросил это с такой очаровательной наивностью! Да, он уже немолод. Люси моложе его на десять лет, так что при желании подыщет себе кого и получше. Но Билла Вейли она знает как облупленного. И если сразу не дала ему от ворот поворот, значит, он ей не безразличен.

– Захочет, – ответила она. – Если ты сам не будешь сидеть сложа руки. Тебе надо заботиться о здоровье. Похудеть немного, постричься. Бриться хотя бы раз в день. Сводить Люси куда-нибудь. Хотя бы в свой клуб.

– Думаешь, получится?

Ну прямо как подросток, который боится пригласить на танец школьную красавицу!

– Хуже-то не будет. Попытайся. Вдруг ты растопишь ее ледяное сердце?

Они оба засмеялись.

Отец осторожно приподнялся, подошел к Мелинде и погладил ее по волосам.

– Спасибо тебе. Спасибо за все.

– И тебе спасибо, папа. Я люблю тебя. Больше всех на свете.

Всех ли?

Глава 15

– Перестань иронически хмыкать. Ты меня раздражаешь! – Мелинда покосилась на Брюса, сидевшего справа, и осталась довольна результатом. Нет вернее средства вывести из себя мужчину, чем сесть за руль. – И вообще, – добавила она, – чем ты недоволен? В конце концов, это моя машина. Кстати, куда запропастился тот пыльный спортивный автомобиль, на котором ты обычно ездишь? Ты не решился показаться в таком, когда отправился в Майами? Он не соответствует образу миллионера? А для Саншайн-Бич вполне подходит, да? Там ты играешь роль этакого разбитного парня, который от нечего делать катается по шоссе или шляется по берегу в поисках девчонки на одну ночь.

Брюс посмотрел на нее. Надо же, какое лестное мнение! Учитывая, что до знакомства с ним все мужчины ее обманывали, такая реакция на его невинную ложь вполне объяснима.

Ведь он тоже начал знакомство с вранья.

Но все-таки какой циничной она стала, а ведь прошла всего неделя! Впрочем, после истории с Марией он тоже стал немного циником. Ему потребовалось время, чтобы поставить все на свои места. И Мелинде тоже нужно время, чтобы разобраться что к чему.

– Моя машина на стоянке гостиницы в Майами. Там я снял номер. Но, раз тебе так не нравится эта машина, пусть она там и остается. Просто позвоню в отель и объясню в чем дело.

– Вот как? И что же ты им скажешь? Что тебе некогда, потому что целую неделю ты будешь заниматься любовью с пташкой, которую случайно подцепил в Майами, и у этой пташки своя машина?

Брюс только рассмеялся. Когда женщины прибегают к сарказму, смотри в оба, дело нечисто! Значит, Мелинде не наплевать на то, что происходит. Значит, ее интересует не только секс.

И его тоже. Теперь он в этом уверен. Вчера в коровнике он мог сделать с ней все что угодно.

Но вовремя остановился.

Конечно, он воспользовался ситуацией: выбил из нее обещание поехать с ним в Саншайн-Бич. Но и все! Все! В конце концов, в любви все средства хороши.

Никогда он не испытывал подобных чувств к девушке. Никогда он не думал столько о той, с кем проводил ночь. А раз так, она для него не просто средство удовлетворения физиологической потребности. Она превратилась в возлюбленную. Неужто мама права и это действительно любовь на всю жизнь?

– Да, ну и настроение у тебя сегодня! – заметил он полушутя. – Что стряслось на этот раз?

– И ты еще спрашиваешь! – Мелинда едва не плевалась от раздражения. – Прошлым вечером, когда мы сели ужинать, Люси и папа подумали, что мы влюблены друг в друга. А ты делал вид, что так оно и есть на самом деле.

– Какой ужас! Я совершил преступление?

– Хуже чем преступление. Ты наврал. Ты не мой возлюбленный и никогда им не будешь. Ты мой сексуальный партнер, всего на одну неделю. Так ведь мы договорились? Если считаешь, что сможешь меня переубедить, то напрасно.

Ничего у тебя не выйдет, герой-любовник.

– Отлично. Только не надо нервничать.

– Хочу и нервничаю! Когда мы расстанемся, Люси мне жить спокойно не даст, все будет канючить: куда ты делся, да что случилось.

Ты им понравился, как ни странно. Хотя что тут странного? Ты же старался. Юлил перед ними, лишь бы произвести впечатление. Лакал чай, приготовленный Люси! Смотрел с отцом бейсбол! Естественно, они теперь от тебя без ума.

– А ты ревнуешь!

– Да пошел ты!

Мелинда схватила кепку, намереваясь швырнуть ею в Брюса, но тот опередил ее, перехватив руку.

– А еще, – продолжала она, не переводя дыхания, – ты принялся рассказывать им о себе.

Хотя я сказала, что ничего не хочу о тебе знать.

И не хочу, чтобы ты обо мне расспрашивал.

– Я и не собираюсь расспрашивать.

Брюс сказал правду. Почти правду. Ему и так все было известно про Мелинду. Вчера, когда она устроила истерику из-за фотоальбома, а отец пошел утешать ее, он поговорил с Люси, И узнал много интересного.

Он уже успел понять, что она вовсе не циничная охотница за деньгами, какой она виделась ему еще совсем недавно. Она наивная девушка, которой пока не очень везло в жизни.

Ей не исполнилось и четырнадцати, когда от рака умерла ее мать. Мелинде пришлось выполнять все обязанности по дому: Люси тогда еще не работала у Билла Вейли, а он не справлялся с хозяйством один.

Пытаясь победить стресс, она начала покупать конфеты и пирожные и быстро растолстела.

В молодежных журналах, которые она читала, на каждой странице красовались фотографии красоток с изящной фигурой, дорогой прической, превосходной косметикой. Мелинда понимала, что она совсем на них не похожа, и, чтобы залечить рану, ела еще больше.

После продажи нескольких быков-производителей у Билла появились лишние деньги и он решил, что пора освободить дочурку от работы по дому. Так в доме появилась Люси. С ее приходом все преобразилось. Она всех подняла на ноги.

Мелинде пришлось сесть на диету и заняться физкультурой. Люси заставила ее пойти на курсы машинисток-стенографисток, подыскала ей работу в Литтл-Роке, а когда подвернулась возможность поехать в Майами, уговорила ее не раздумывать.

В Майами она работала стенографисткой в какой-то фирме. У нее появился парень, некий Винсент, который по каким-то причинам ее бросил. Люси не знала, что именно произошло.

На Мелинду, которая тогда еще только начала сбрасывать лишние килограммы, напала меланхолия. Она решила, что никто ее больше не полюбит, если она радикально не изменит свою внешность. Несколько месяцев, отдав последние сбережения, она упорно занималась гимнастикой и аэробикой в дорогом спортивном клубе.

А по выходным посещала юридические курсы.

Результаты не заставили себя ждать. Она приобрела отличную фигуру и получила сертификат, давший ей право работать в юридической фирме. Так она попала к Максу Гурвицу.

Именно здесь она познакомилась с Роем Хатчинсом. Очаровать ее было нетрудно. Она сама сказала: не надо цветов, стихов, роскошных ресторанов. Именно этим он смог ее околдовать.

Почему он так к ней привязался? Наверное потому, что она была так наивна, так неопытна, что он мог быть уверен: при любых обстоятельствах она будет ему верна. Ну и, конечно, великолепная внешность, которой она добилась, сыграла свою роль. И, разумеется, секс.

Но здесь Рой подкачал, Брюс не сомневался: Рой никогда не давал Мелинде такого наслаждения, которое она испытала с ним той ночью в Саншайн-Бич.

Этим Брюс и намеревался воспользоваться.

Через секс он проникнет ей в душу. Узнает ее сокровенные тайны. И станет ей настоящим другом.

Она поймет, что он не такой, как Вине и Рой.

– Что-то ты замолчал. Это не к добру.

Брюс рассеянно посмотрел на нее.

– Что? А… Разве ты не этого хотела?

– Я тут подумала, – сменила тему Мелинда, – что довезу тебя до твоего отеля в Майами, ты возьмешь свою машину и сам поедешь в Саншайн-Бич. А я заеду к себе. – Нет, так не пойдет! И думать забудь. Я тебя не отпущу.

– Но я должна взять с собой вещи, поговорить с Рейчел.

– Пожалуйста. Я поеду с тобой.

– Как ты не понимаешь, я не хочу. Рейчел тебя увидит!

– И что?

– А то. Не хочу, чтобы она о тебе знала.

Он стиснул зубы.

– Ладно. Я останусь в машине, а ты поднимешься в квартиру и соберешь вещи.

– Я же сказала: нет. – Мелинда оказалась на удивление упряма. – Все будет так, как мы решили. Или ты боишься, что я тебя надую? Не волнуйся, я приеду. Раз обещала, приеду.

Брюс раздраженно потер переносицу. Ну погоди! Сейчас ты пытаешься устанавливать свои правила, но к концу недели будешь как шелковая.

– Придется поверить на слово.

– Уж придется, – язвительно подтвердила она.

А что, если он ошибся? Если ее сарказм настоящий? Если ей нужен от него только секс?

Но сделанного не воротишь. А что получится за эту неделю, мы еще посмотрим, решил он.

Глава 16

А Мелинде происходящее жутко нравилось.

Как это, оказывается, здорово – самой распоряжаться своей жизнью, самой принимать решения и ни перед кем не отчитываться!

С Роем все было совсем иначе. Она вечно уступала, лишь бы он был доволен. Он вынудил ее переспать с ним до вступления в брак, и она согласилась, надеясь, что так сильнее привяжет его к себе. И что же? Для него она стала игрушкой. Поиграл и выбросил.

Но больше этого не повторится. Теперь она будет поступать с мужчинами так, как поступают они. Будет делать все, что ей заблагорассудится, и ни о чем не станет жалеть.

Вот, например, Брюс. Ему ведь не понравилось, когда она сказала, что они поедут в Саншайн-Бич порознь. Он пытался сопротивляться.

А она настояла на своем, и он был вынужден уступить. Вот так-то! И в дальнейшем надо действовать именно так. Твердо стоять на своем.

Мелинда захлопнула дверь и положила ключ на полочку в холле.

– Рейч, ты дома? – Хоть бы ее не было! – Я вернулась!

– Я в ванной! – откликнулась Рейчел. – Сейчас приду.

Жаль, очень жаль. Рейчел выйдет из ванной, начнет задавать вопросы: куда, с кем, зачем?

Придется проявить чудеса изобретательности.

Подруги – это хорошо, но все-таки иногда лучше жить одной, подумала Мелинда, раздеваясь. Она бросила в корзину для грязного белья футболку, шорты и подошла к шкафу. Что бы такое надеть?

Много одежды ей не понадобится. Она не собирается появляться на людях. Сойдет пара легких брюк и несколько рубашек из хлопка. Так не стыдно сесть в машину, ну а уж в бунгало…

А что, если вообще не носить ничего? Что, если всю неделю ходить обнаженной? Всегда быть доступной для него?

Мелинда поежилась.

Она занималась своим макияжем, когда в комнату вошла Рейчел.

– Ты что, вернулась? – спросила Рейчел. Ты же собиралась пожить на ферме. Я уж подумала, что ты решила остаться там на всю неделю.

Мелинда придала лицу выражение беззаботной веселости.

– Я сама так думала, Рейчел. – Она вытащила из шкафа летний костюмчик, аккуратно сложила его и убрала в чемодан. – Но отцу уже лучше. Я уговорила его выполнять все предписания врачей. Моя помощь больше не нужна.

– Да, конечно, но я думала… После этой истории с Роем тебе нужна поддержка. Ведь это надо же, каков негодяй! Правильно, ты его бросила. Можно простить одну измену, но две – это уж слишком! А ты что так нарядилась? – Рейчел окинула ее любопытным взглядом. – Ты же не на работу собралась, в таком-то виде?

– Естественно. Просто, раз уж я взяла отпуск на неделю, поеду за город, отдохну несколько дней.

– И как это потный Макс разрешил тебе взять неделю!

– Как? Очень просто. Все это время я вкалывала как лошадь. За ту неделю сделала столько, сколько некоторые за месяц. К тому же я не просила его о милости. У меня остались десять дней от прошлогоднего отпуска.

– Ну и что? Эти десять дней пригодились бы тебе потом.

– Возможно, но я посчитала, что лучше отдохнуть сейчас. Поеду, куда захочу.

– Судя по твоему виду, ты захотела на пляж.

– Ага. Возвращаюсь в Саншайн-Бич.

– Да что ты?! А я решила, что тебе там не понравилось.

Мелинда застегнула чемодан.

– Мне всегда нравился пляж. Просто в тот раз время было выбрано неудачно. Эта история с Роем…

– Вот оно что! Ты хочешь сказать, что сын твоего босса настолько проникся к тебе симпатией, что вновь одолжил свое бунгало?

Мелинда поняла, что ее тайна будет вот-вот раскрыта.

– Э… не совсем.

– То есть?

– Я буду жить в другом бунгало.

– Так, так! – Рейчел хитро прищурилась. И с кем же?

– Есть тут один… спортсмен.

– Пловец?

– Вроде да. Довольно знаменитый. Брюс Флетчер. Может, слышала?

– Флетч! Да ведь это же!.. Он один из лучших! Надо же, я чуть в лепешку не расшиблась, чтобы с ним встретиться, а ты… Кстати, ты помнишь эту историю? Ему вчинила иск артистка, как бишь ее… Ну неважно. Заявила, что он разбил ей жизнь, сломал карьеру и так далее.

Артистка? Мелинда не знала, что Мария Сантос артистка.

– Не помню, – сказала она. – Когда я его встретила, то даже не узнала. Для меня это был сосед – светловолосый парень, живущий рядом с бунгало Майкла Гурвица. Знаешь, что он мне сказал? Что занимается оформлением внутреннего интерьера бунгало по заказу владельца? Так что врун еще тот!

– Разумеется, а ты чего ожидала!

– Ничего. Я же не собираюсь за него замуж.

Просто хочу заняться с ним сексом.

– Наверное, это уже произошло, нет?

– Произошло. Ну и что? Я хочу еще.

Рейчел уселась на диван. Мелинда устроилась рядом.

– И как он, – заговорщически спросила Рейчел, – в постели?

– Великолепен. Просто великолепен.

– О, я тебе завидую!

– Да ладно. Ему ведь нужен от меня только секс. Да и мне от него тоже.

– Что-то это на тебя не похоже.

– Ну и пусть! С первой секунды, когда я его увидела, мне хотелось только одного – секса.

Мне не нужно, чтобы он любил меня, пойми, мне нужно…

– Чтобы он занимался с тобой любовью, – закончила за нее Рейчел. – Понятно. Но все равно ты не такая. Ты в него не влюбилась часом?

– Уверена, что нет. После Роя я уже на все смотрю иначе. Больше я не попадусь на эту удочку. С Брюсом у меня только секс. И все.

– Ничего себе «только секс»! С таким парнем, как Брюс, это не секс, а фантастика!

– Это точно, – созналась Мелинда. – Я ничего подобного не испытывала. И знаешь: чем дальше, тем больше мне хочется. Но надо сдерживать себя. Настанет воскресенье, я вернусь сюда и забуду обо всем.

– Ну и сила воли у тебя!

– Не знаю, – в раздумье произнесла Мелинда, – не знаю, получится ли у меня его забыть… Так, я еще не взяла косметичку. Ах, тушь закончилась. Одолжишь мне свою?

…Через пять минут они сидели на кухне и потягивали кофе. С каждым глотком обжигающего напитка Мелинда понимала, что ее самообладание куда-то уходит. Теперь она уже засомневалась, что поступила правильно.

– Да ладно, не волнуйся ты так, – утешала ее Рейчел. – Я всегда тебе твердила: ты слишком серьезно воспринимаешь мужчин. Хватит! Расслабься немного, наслаждайся жизнью, пока тебе не надоело. А о таком мужчине, как Брюс, можно только мечтать! Красавчик, знает толк в сексе… К тому же у тебя нет иллюзий на его счет.

– Это точно. Просто… – Мелинда тяжело вздохнула. – Ну не знаю… С тех пор как я встретила Брюса, я сама не своя. Не то чтобы я жаловалась, но я постоянно думаю о нем… Не знаю, как мне быть.

– Забудь. – Рейчел решительным жестом опустила чашечку на блюдце. – Ты слишком нервничаешь. Вот что я тебе скажу. Ты приняла решение – это самое главное. Теперь настало время его выполнить. В конце концов, если ты не сделаешь, что запланировала, то никогда не узнаешь, права ты была или нет. И вообще, после того как с тобой поступил Рой, имеешь ты хоть чуть-чуть право на счастье!

– Правда? Ты так думаешь?

– Да.

– Тогда… Я как раз вспомнила. Надо будет купить по дороге презервативы. Нечего надеяться на Брюса, я должна сама обо всем позаботиться!

– Вчера я купила упаковку презервативов, но, судя по тому, как развиваются наши отношения с Мартином – да и с Дейвом, – они мне вряд ли пригодятся. Хочешь, дам?

– Давай. Сколько их там?

– Штук пять.

– О, этого не хватит. Придется покупать по дороге.

У Рейчел округлились глаза.

– Ничего себе! Ты что, тебя так самой ненадолго хватит!

– Не волнуйся. С таким мужчиной… – Мелинда взглянула на часы. – Ну ладно, мне пора.

Уже двенадцать. Так, звонить я тебе не обещаю.

Если позвонят от папы, спроси, нужно ли что передать.

– Может, перекусишь?

– Нет, я не голодна. – Вернее, это другой голод. – Если проголодаюсь, заскочу по дороге в кафе.

По дороге Мелинда решила, что покупать презервативы в одном магазине неприлично.

Она заехала в городок, расположенный близ Саншайн-Бич, и отоварилась в трех разных магазинах. А то еще подумают про нее Бог весть что!

Потом заехала в кафе, заказала себе легкий коктейль и сандвич: она с утра ничего не ела.

Но аппетита не было.

На душе у Мелинды было неспокойно. Рейчел легко говорить. Для нее секс – это секс, а любовь – это любовь. Мелинда же в таких делах новичок. Что, если дело не ограничится сексом.

Если она влюбится в Брюса?

И все же Рейчел права в одном: нет смысла сидеть и думать о том, что будет. Будь что будет!

Мелинда встала, расплатилась с официантом и твердым шагом направилась на стоянку. В машине она постаралась не думать о Брюсе, и это было несложно: она погрузилась в хитросплетения дороги, боясь попасть в аварию. Ведь неделю назад она едва не столкнулась с Брюсом и что из этого вышло!

Подъезжая к бунгало Брюса, она заметила, что его желтый автомобиль уже стоит на лужайке. Ее сердце бешено заколотилось. А, чему быть, того не миновать! Она тряхнула головой и, заглушив двигатель, вышла из машины.

Тут же, будто он караулил ее, откуда-то появился Брюс. Он ничего не сказал. Просто стоял рядом и смотрел. Он нацепил шорты, в которых она видела его в субботнее утро тогда, неделю назад, его волосы были всклокочены, а на подбородке и щеках показалась щетина.

Таким она увидела его впервые. Неухоженным и чертовски сексуальным.

Только спокойно, сказала она себе, приближаясь к нему. Без паники.

– Смотрю, ты уже искупался?

– Ты что-то припозднилась, – сказал он не слишком вежливо.

– Не знала, что ты составил график. Мне нужно было собраться и переодеться.

– Вижу. На тебе слишком много надето.

– Я не знала, что здесь будет так душно.

– Внутри еще хуже.

– Ничего. – Мелинда вспомнила, что ее чемодан и сумка остались в машине. – Приму душ и все будет нормально. Пойду возьму свои вещи.

– Не нужно! – В его тоне послышались приказные ноты.

Она удивленно взглянула на него.

– Потом, – произнес он уже мягче.

Мелинда пожала плечами. Но от ее былой решительности не осталось и следа. Он протянул руку, и она послушно вложила свою ладонь в его. И так, взявшись за руки, словно влюбленная парочка, они направились в дом.

Внутри было действительно жарко. Но настоящий жар полыхал у нее в груди. Брюс провел ее в ванную, пропустил вперед и закрыл за ними дверь, словно стремился создать преграду между ними и всем остальным миром.

Издав то ли рычание, то ли стон, он обнял ее и принялся страстно целовать. Мелинда поняла, что все пропало. Именно этого ей больше всего хотелось! И ради этого она готова согласиться на все…

Он сорвал с нее одежду, снял свои шорты и потащил ее в душ.

– Еще пять минут назад я хотел убить тебя, – проворчал он, продолжая целовать ее. – Где тебя носило?

– Остановилась. Надо было перекусить. И купить презервативы.

Он расхохотался.

– Наверное, тебе пришлось их поискать. Я опустошил придорожный магазинчик. Бедняга продавец решил, что я сексуальный маньяк. Видишь? – Он указал на пачку, лежавшую на полочке. – Разбросал их по всему дому. Хотел, чтобы они были под рукой, где бы нам ни вздумалось заняться любовью.

– Ты собираешься заняться со мной любовью здесь? – сдавленным голосом произнесла она.

– Увидишь… – И он сжал ее в своих объятиях.

Глава 17

Наступила ночь. В спальне было темно, лишь свет луны проникал сквозь полузакрытые ставни. Мелинда проснулась, почувствовав, что кто-то забрался в постель, повернулась на другой бок и только тогда вспомнила, где она. И с кем.

– Брюс?

– А ты думала кто?

Он обвил руками ее талию.

– Сколько… который час?

– Одиннадцать. А что?

– Да так, просто спросила.

Он принялся ласкать ее.

– О чем ты думаешь?

Мелинда закрыла глаза.

– По-моему, – сказала она, – я потеряла способность мыслить. А все ты виноват!

– Так это я такой плохой! Знаешь, по-моему, ты единственная, кто мне не доверяет.

– Вот как?

– Конечно. Твоему отцу я понравился. И Люси.

– Еще бы! Подлизался к ним. А он-то думает, бедняга, что ты отличный парень, такой честный, такой открытый. Ему и в голову не приходит, что ты сексуальный маньяк.

– Это я сексуальный маньяк?

– А кто скупил все презервативы? Наверное, не впервые. В первый раз ты бы постеснялся. И еще говорил, что полгода вообще не имел дела с женщинами! Решил, я тебе поверю?

– Зачем мне лгать? Что я от этого выигрываю?

Действительно – что? Мелинда задумалась.

Он мог сказать так, чтобы произвести на нее благоприятное впечатление. Чтобы она решила, что он не такой, как Рой. Тому каждый день нужна какая-нибудь штучка для секса. Чтобы смягчить ее сердце и подольститься к ней? Но зачем?

Нет, похоже, он действительно не лгал. Значит, полгода он обходился без секса. Тогда возникает логичный вопрос – почему?

Что, если эта артистка, Мария, и вправду оказалась стервой, которой от него нужны были только деньги? Она разбила ему сердце и он полгода не мог оправиться от удара? Возможно ли такое?

Черт, с ним не знаешь, что и думать. Лучше вообще не думать. Она не будет беспокоиться и переживать за него, а значит, ограничится сексом. Только сексом, как она и хотела.

– Не знаю, врал ты мне или нет. Да мне все равно. Зря я спросила.

– Мне жаль, что тебе все равно, – сказал он, обиженно поджав губы. – Ты проголодалась?

Только когда он задал вопрос, Мелинда поняла, как голодна. Ведь, если не считать бутерброда в придорожном кафе, у нее с утра крошки во рту не было.

– Ко мне вернулся аппетит. А что у тебя в меню?

– Дай соображу… – Он в раздумье почесал затылок. – В холодильнике есть замороженные продукты. Можем их разогреть, это нетрудно.

– Знаю.

– Но могу предложить нечто более интересное.

– Что же?

– Омлет.

– Я-то думала!.. – Мелинда придала лицу разочарованное выражение и откинулась на подушку.

– Сначала попробуй. Я приготовлю тебе такой омлет, какого ты в жизни не ела. Омлет с луком и красным перцем в водяной бане! Я заметил, что ты любишь белое вино.

– Не то чтобы люблю… Просто от него голова меньше болит.

– По дороге я купил несколько бутылок настоящего французского шардонэ.

Она нахмурилась.

– Зачем меня спаивать? Я уже и так твоя.

– Знаю, – усмехнулся он.

Она засмеялась в ответ.

– Отлично. Тащи свой омлет и вино.

Брюс выбрался из постели и, наклонившись, поцеловал ее. Она вытаращила глаза.

– Ты что, собираешься ходить прямо так?

– Как? Презерватив тебя раздражает?

– Не он, а то, что в нем, – сухо ответила она.

Брюс пожал плечами.

– По крайней мере, так я буду всегда готов.

Но ты, наверное, права. Готовить в таком виде небезопасно. Пойду-ка я поищу свои шорты. Но ты даже думать не смей, что я позволю тебе разгуливать по дому в том костюме, в котором ты сюда заявилась.

Он подошел к комоду и, раскрыв верхний ящик, извлек оттуда длиннющую ярко-зеленую футболку, вроде той, в которой он был в день их знакомства.

– Надень ее. Будет твоей формой, пока ты здесь. И запомни: никакого лифчика, никаких трусиков. Обойдешься одной футболкой.

Мелинда едва сдержалась, чтобы не расхохотаться. Если бы он только знал, в каком виде она намеревалась разгуливать по дому! Вот бы он пожалел.

– Слушаюсь, господин майор!

– То-то же, – удовлетворенно произнес он и отправился на кухню.

Оказалось, что футболка, хоть и прикрывает наготу, одежда все же довольно провоцирующая, если не сказать больше. И длина неподходящая: стоит наклониться – открывается такой вид, закачаешься!

Ужин оказался просто превосходным. Мелинда и представить себе не могла, что Брюс так готовит. Они расположились на террасе. Брюс принес воздушный омлет, не похожий ни на что из того, что Мелинда пробовала раньше.

Шардонэ тоже не подвело.

Поев, они несколько минут сидели и вслушивались в плеск волн. Брюс взял ее руку и поцеловал.

В этом поцелуе было что-то большее, чем секс. Любовь?

– Ты целуешь руки всем женщинам, которые пробовали твой омлет?

Он ухмыльнулся.

– А тебе какое дело? Ты же сказала, что между нами будет только, секс. Ты ничего не хочешь обо мне знать. Поэтому, что там у меня было с другими женщинами и чего не было, тебя не касается.

Мелинда поморщилась. Ловко он обвел ее вокруг пальца.

– Мы же говорили с тобой сейчас. О еде, о вине, еще о чем-то. И я не возражала.

– Это совсем другое. Мы же не можем все время молчать. Но не забывай: ты сама сказала – секс и ничего больше. А теперь поставь тарелку на место. Завтра утром я ее вымою. Пойдем в спальню. Я хочу тебя кое-чему научить.

Брюс поежился. Правда, у него это не очень получилось. Трудно шевелиться, когда твои руки-ноги привязаны к кровати. Тем более если они привязаны женским бельем.

Мелинда посмеялась над ним. Она сказала, что белье ей еще пригодится, и оказалась права. Но он не думал, что все будет настолько ужасно.

Просто невероятно! Неужели, спрашивал себя Брюс, неужели я на это согласился?

А кого винить, кроме самого себя? Ведь это он обучил ее всяким трюкам в постели! И, как Франкенштейн, сам создал чудовище, которое его погубит.

– Нравится? – В комнату вплыла Мелинда. В ярко-зеленой футболке и невероятно довольная собой. Еще бы! У нее было два оргазма, а у него ни одного. И он сам виноват! Показал ей, как остановить его в самый критический момент, не думая, что она еще воспользуется этим приемом.

Еще три дня назад он думал, что она испытывает к нему больше, чем сексуальное влечение. Она так горячо отвечала ему. Они занимались сексом в любое время и где угодно.

Но теперь все стало иначе. Когда сегодня утром она призналась ему, что постоянно думает о том, как было бы здорово, если бы он привязал ее к кровати и занялся с ней любовью. Брюс поразился. Только ненормальной может прийти в голову подобная мысль!

Но, ничуть не смущаясь, Мелинда заявила, что не испытывает к нему доверия, поэтому с этим придется подождать. Зато она можно связать его, если он, конечно, не возражает.

А как он мог возразить? Ведь разговор происходил в постели и она могла делать с ним что угодно. При желании – положить голым на горячие уголья.

Итак, он согласился. И лежит теперь распростертый на кровати. Совершенно беспомощный.

Полностью в ее власти.

Как ягненок на заклание.

Нет, она нисколечко его не любит! Просто сошла с ума от секса.

– Бедненький! – произнесла Мелинда с деланным сочувствием и забралась на кровать. Она прижала его член к животу. – Бедняга Брюс!

Придется тебе научиться терпению! – Она улыбнулась и поцеловала его. Ее язык был подобен змию, искушавшему Адама в раю.

Он застонал.

– Моли о пощаде, – шепнула она, касаясь его губами.

– Ни за что!

Мелинда зловеще захохотала.

– Как хочешь. – Она спрыгнула с кровати и удалилась. Оставив его лежать прикованным к кровати и совершенно голым в пустой комнате.

Если бы ему позволила гордость! Он бы кричал во всю глотку. Но нет, не дождется! Ведь именно этого она и добивается. Но ничего не выйдет! Черта с два!

Прошло минут двадцать. Брюс немного успокоился. Послышались шаги, и на пороге возникла Мелинда. В руках она держала поднос с кубиками льда.

– Нет! – крикнул он.

– Да, – ответила она. – Ты еще не знаешь, что я собираюсь сделать.

Все он прекрасно знает! Он делал с ней это вчера. Ставил кубики льда на ее соски. И еще кое-куда. Она улыбнулась, положила ледышку в рот и забралась на постель.

Брюс стиснул зубы, пытаясь не закричать.

Но чувства были сильнее его. Только теперь он понял, что такое огонь и пламя.

После первого шока у него похолодела кровь.

Эрекция прошла, но ненадолго. Лед растаял, но Мелинда не взяла еще один кубик. Она продолжала делать то, что нравится ему больше всего на свете. Она ведь знала, чего он хочет.

Не может быть! Опять! Она снова остановила его в самый критический момент!

Мелинда дотянулась до подноса и взяла два кубика. Увидев это, Брюс едва не взвыл.

– Что ты? – спросила она, заметив его реакцию. – Тебе не будет больно. – И она принялась втирать лед в его соски.

Он прогнулся. Ртом он хватал воздух и изо всех сил напряг мускулы, пытаясь освободиться. Тщетно.

Он принялся ругаться. И еще как!

Мелинда удивленно посмотрела на него.

– Что, не понравилось? А мне вчера понравилось. Незабываемые ощущения.

– Я больше не могу! – простонал он.

Если так и дальше будет продолжаться, ему и впрямь придется просить ее о пощаде, хуже – она заставит его унижаться.

– Так что же ты молчишь? – Она внимательно его оглядела. – Я не сделаю ничего, что тебе не понравится. Хочешь, развяжу?

А хочу ли я?

– Нет, – признался он. Такого он еще никогда не испытывал. – Пока не надо. Но, пожалуйста, Лин. Прекрати все это и займись со мной любовью. Как следует.

Займись любовью!;

Мелинда задумалась. Он не использовал это выражение всю неделю. То, чем они занимались, он называл по всякому, но только не любовью.

Она почувствовала, как тепло стало у нее на сердце. Но нет! Это всего лишь слова. Особенно если произносит их мужчина. Знает ли он, что такое любовь?

А знает ли она?

Ведь ей казалось, что она на самом деле любит Винса. И Роя тоже. Каким прекрасным он ей казался! А теперь они оба превратились в иллюзию. Ни Винсу, ни Рою не удавалось вызвать у нее таких чувств, какие вызывает Брюс.

Достаточно ему взглянуть на нее, и она переполняется желанием. Достаточно прикоснуться к ней и…

Неужели это любовь? Конечно, легче всего ответить «да». Но это не так, и за прошедшую неделю Мелинда поняла это. Происходящее между ними просто секс. Последние несколько дней они занимались сексом, не более того. И то, о чем он попросил ее сейчас, тоже секс.

Ну и черт с ним! Если ему хочется называть это любовью, плевать! Пусть называет.

– С удовольствием, – ответила Мелинда и потянулась к презервативам, которые всегда лежали на тумбочке. Она надела на него презерватив за несколько секунд. В этом она стала настоящей мастерицей. Брюс сказал ей, что ему нравится, как она это делает.

– Сними футболку, – медленно произнес он. – Я хочу видеть тебя полностью.

Зачем? Ей надо улыбнуться и ответить: милый, ты забыл, в каком положении находишься.

Вряд ли ты вправе отдавать приказы. Это моя игра.

Но было что-то такое в его голосе, в его глазах, перед чем она не могла сопротивляться. Она приподняла руки, дотянулась до нижнего края футболки и медленно сняла ее.

Любовь! Зачем он только произнес это слово? Она вдруг почувствовала, что хочет от него нежности, а не секса. Хочет, чтобы он просто обнял ее. Чтобы полюбил ее!

Она застонала. Ну вот! Влюбилась! Я влюбилась в него, призналась Мелинда себе, хотя простой здравый смысл говорит, что это глупо. И больно.

Но я влюбилась!

– Лин. – Он открыл глаза. – Почему ты остановилась?

– Да так. Даю тебе отдых.

– Я не хочу отдыхать. Я хочу тебя.

– Да что ты? – Она цинично улыбнулась. Но на следующей неделе тебе придется подыскать себе кого-нибудь еще?

Брюс посмотрел на нее. Нет, так просто он ее не отпустит, решила Мелинда. Ведь она стала его собственностью, рабой любви, которая под рукой двадцать четыре часа в сутки, стоит ему только свиснуть.

Но он хотя бы не знает, что я влюбилась. Он ничего не знает, пока я ему сама не скажу.

Будь сильной. Стой на своем. Не позволяй ему тобой манипулировать.

– У тебя челюсть отвисла, – сказала она. Удивился? Но парню вроде тебя будет нетрудно подыскать мне замену.

– А если я не хочу замены?

– Нельзя всегда получать то, что хочешь.

Странно, что жизнь тебя этому не научила. Не все можно купить за деньги.

– Знаю, но…

– Хватит, – сухо сказала она. – Нельзя заниматься двумя делами одновременно.

Глава 18

– Я пошел, – сказал Брюс и взялся за ручку двери.

Мелинда молчала. Она лежала, уткнувшись головой в подушку, и не смотрела на него. Развязав Брюса, она заявила, что жутко устала и хочет отдохнуть.

– Ладно, – произнес он, так и не дождавшись ответа. – Приятно провести время. -, И ринулся к выходу.

Когда он встретил ее неделю с небольшим назад, она была такая лапочка! А что теперь?

Превратилась в циничную сучку, которую интересует только секс.

– Нельзя всегда получать то, что хочешь, – повторил он ее слова, выходя за порог. – Это уж точно!

Брюс подставил лицо теплому ветру. Небо вдалеке темнело, на горизонте собирались грозовые облака. Нужна хорошая гроза, подумал он, хоть будет чуть-чуть попрохладнее.

Купаться в море в такую-то погоду просто безумие. Вал воды сметет новичка, течение унесет его в пучину. Но Брюс-то не новичок! Поехать, что ли, на соседний пляж? Там нет прибоя, поэтому за свою жизнь можно не опасаться.

Нет, лучше пойти пешком. Ходу туда часа два, но зато так он хотя бы ненадолго расстанется с Мелиндой. А ему это сейчас необходимо.

Может, зайти, сказать ей, что вернется нескоро? Да зачем? Решит, что он без нее и минуты провести не может. Нет уж, решил Брюс, пойду так. Куда она без меня денется? В конце концов, она еще не получила полностью свою ежедневную норму оргазмов!

А если она уйдет?

Уйдет – ну и черт с ней.

Еще долго после того, как Брюс ушел, Мелинда лежала, уткнувшись лицом в подушку, и плакала.

Ну как, как можно быть такой глупой? Как можно было в него влюбиться?

Что скажет Рейчел! А ты сама, спросил ее внутренний голос, что скажешь?

Она встала с кровати, отыскала футболку.

Пригладила волосы и решила позвонить Максу Гурвицу.

Немного поколебалась, прежде чем набрать его номер. И все же решила, что лучше с ним поговорить. В конце концов, он повел себя не только как начальник, но и как друг.

– Юридическое бюро, – услышала она голос Веры.

Ах эта любопытная Вера! Если бы она только знала, где сейчас Мелинда и чем занимается!

– Я могу поговорить с Максом Гурвицем? – спросила Мелинда деловым тоном. Хоть бы Вера не узнала ее!

Не узнала.

– Одну минуту. Как вас представить?

– Миссис Флетчер, – соврала она.

– Соединяю.

В трубке раздался щелчок, а затем послышался голос Макса Гурвица.

– Слушаю вас, миссис Флетчер.

– Здравствуйте, мистер Гурвиц. Я…

– Мелинда? Это ты?

Вот что значит Макс Гурвиц! Сразу ее узнал.

– Да, – созналась она. – Извините, что обманула секретаршу, просто мне не хотелось, чтобы все знали о моем звонке.

– Понимаю, понимаю. Я пытался тебя разыскать.

– Правда? Что-то случилось? Это по работе?

– Да нет, – рассмеялся Гурвиц. – Думаешь, меня только работа волнует? Это касается тебя.

И Роя. Мне трудно об этом говорить, но за твоей спиной совершается нечто отвратительное.

Полагаю, чем раньше ты об этом узнаешь, тем лучше.

– Кажется, я догадываюсь о чем речь. Рой встречается с большегрудой блондинкой. У нее еще такой чувственный рот. Эйприл, так ее зовут.

– Так ты знаешь? – По голосу Макса было ясно, что он удивлен. Она представила себе, как он достает из кармана скомканный платок и принимается вытирать пот со лба, и едва не расхохоталась.

– Конечно, – беспечно ответила Мелинда. – Я застукала их. На вечеринке в прошлую субботу. Они занимались любовью в ванной. Так что не беспокойтесь, мистер Гурвиц, я знаю, что творится у меня за спиной. И, по-моему, уже давно.

– Так я и знал! Я так и знал! – Макс был одновременно и доволен и огорчен. – С самого начала мне показался надуманным предлог, под которым ты взяла отпуск. Ты сказала, что будешь ухаживать за отцом, но до этого ты как-то упоминала про экономку – весьма энергичную особу, без которой твой отец давно бы перестал следить за собой и помер бы с голоду. Вот я и решил, что за твоим отпуском стоит нечто иное. Теперь я понимаю, что именно.

– Да…

Мелинда смутилась.

– Знаешь, где я их встретил? В бассейне, в нашем доме. Они шли в обнимку, она висла на нем, а он… Первый раз я встретил его в таком состоянии. Он был пьян в стельку, нес какую-то чепуху. А когда моя жена сделала ему замечание, так разошелся! Чуть не набросился на нее с кулаками. И это на людях! Если он и дальше будет так себя вести, на его карьере можно поставить крест.

– Вот и замечательно.

Мелинда сделала вид, что обрадовалась этому известию. На самом деле, она ничуть не была рада услышанному. Ей почему-то стало жаль Роя.

Узнав про его предательство, она перестала его любить. Но ей казалось, что он ее любит, любит по-своему. Просто ему нужен секс – такой, какой она не хочет и не может ему дать.

– Как ты? С тобой точно все в порядке? спросил Макс.

– Да, все отлично, – соврала Мелинда.

– Значит, ты звонишь не с фермы отца?

– Вообще-то нет. А что?

– Знаешь, я тут говорил кое с кем. И мне сказали, что тогда в бунгало ты встретилась с Брюсом Флетчером, тем самым знаменитым чемпионом, и у тебя с ним роман.

– Ну не роман…

– Значит, это правда! Ты встречаешься с Флетчем!

Мелинда сжала губы.

– Не встречаюсь, это называется иначе. Но у нас с ним ничего серьезного.

И правда, какие пустяки! Подумаешь, он разбил ей сердце!

– Уверена? А мне говорили, что Брюс без ума от тебя.

Мелинда вздохнула.

– Кто говорил?

– Майк. От него я и узнал про вас с Брюсом.

Брюс звонил ему на прошлой неделе и расспрашивал о тебе.

– Вот как? Но на самом деле это не роман.

Романом тут и не пахнет.

– Жаль. – По голосу Гурвица было понятно, что ему действительно жаль. – Я считал тебя романтичной.

– Я любила романтику. Раньше.

– А теперь нет?

– Нет. Вы же сами меня ругали за то, что я отношусь так к Рою!

– Это другое дело. С Брюсом Флетчером все сложнее. Знаешь, девушка, которую он любил, подала на него в суд. Якобы он сломал ей карьеру и жизнь. За это дело взялся мой сын. И что интересно, вначале его попыталась нанять сама Мария Сантос, так звали ту девушку. Но он ее быстро раскусил. Ей нужны были только деньги, и больше ничего. Ради этого она вчинила иск и готова была лгать. Наврать что угодно, лишь бы получить то, ради чего она связалась с Брюсом. Но Майкл отказался ей помогать, более того – предложил свои услуги Флетчеру.

Впрочем, из процесса ничего путного не вышло. Брюс оказался чертовски честным и, когда его под присягой спросили, спал ли он с Марией, признался, что спал. Правда, он сказал, что спал с ней только однажды, да кто ему поверит? Так что его дело было проиграно.

– Да… – протянула Мелинда. – Печальная история.

– В любом случае, рад, что ты не слишком расстроилась из-за Роя. И может, ты права, когда говоришь, что с Брюсом у вас ничего серьезного. В конце концов, у тебя вся жизнь впереди.

Наслаждайся своим счастьем. Тем более, – шутливо добавил он, – что в понедельник тебе предстоит вернуться на работу.

– В том, что я появлюсь на работе, можете не сомневаться, мистер Гурвиц.

– Знаю. Ты хорошая девочка. Ну тогда до встречи, Мелинда. Пока!

Мелинда попрощалась и повесила трубку. Как же трудно скрыть от посторонних интимные стороны своей жизни! Гурвиц хороший человек, ей не было стыдно ему доверится тогда, когда она впервые узнала об измене Роя. И она не жалеет, что он узнал о них с Брюсом.

Но все равно это Брюс виноват! Ведь это он позвонил Майклу и принялся собирать на нее досье. А все для того, чтобы затащить ее в постель!

Макс, со слов того же Майкла, утверждает, что решение суда в пользу Марии Сантос было несправедливым. Брюс, естественно, думает так же, поэтому и скрыл при первом знакомстве от нее, кто он и чем занимается.

Может ли быть так, что Брюс воспринимает их отношения всерьез? Или он относится серьезно только к одной стороне их жизни сексу?

Ведь стоило ей сказать, что ей не нужно от него ничего, кроме секса, как он перестал говорить с ней по душам. За все это время, что они провели вместе в бунгало, он ни разу не задал ей личного вопроса. А когда она спрашивала его о чем-нибудь, уклонялся, переводил разговор на другую тему или предлагал заняться сексом.

Ну ладно, представим на минуту, что Брюс не такой, как Рой. И он испытывает к ней что-то. Что-то помимо секса. Все равно он не собирается на ней женится. Не так он устроен. А его любовницей она пробудет недолго.

Пусть даже она любит его.

Мелинда больше не сомневалась: она влюблена. И снова влюбилась не в того! Самое главное – в этом некого винить, кроме самой себя.

Позвоню-ка я Люси, вдруг решила она. Узнаю, как отец. Может, он признался ей в любви?

Люси ответила сразу же, будто ждала ее звонка.

– Привет, Люси, это Лин.

– О, Лин! Как я рада тебя слышать!

– Я тоже. Извини, что раньше не позвонила.

Собиралась, но все как-то было недосуг. К тому же в бунгало сломался телефон, пришлось идти звонить в магазин, – соврала она. – Как папа?

– Прекрасно! Я тебе сейчас такое расскажу, ты не поверишь!

– Он что, все-таки решил продать ферму?

– Какую ферму? – рассеянно переспросила Люси. – Ах ферму… Да, собирается. Это дело непростое, столько бумажной волокиты. Но я говорила не про это.

– А про что? – Мелинда сделала вид, что ни о чем не догадывается.

– В понедельник мы поехали с ним в Литтл-Рок. Он сам заставил меня отвезти его в парикмахерскую, сделал себе модную прическу. Затем спросил: где тут самый дорогой магазин одежды? Я чуть со стула не упала! Мы поехали в магазин, он купил себе дорогущий костюм, а потом… Ты закачаешься! Мы вернулись домой, сели обедать, он взял меня за руку и попросил стать его женой!

– Правда? – А папа не теряет времени даром, берет быка за рога! – И что же ты ответила?

– Сказала – с радостью. Я всегда его любила.

– Ты?! – Мелинда действительно изумилась.

– Да ладно тебе! Твой отец отлично выглядит для человека его возраста. К тому же какая женщина устоит, когда мужчина говорит ей, что влюбился в нее, как только увидел. А я и представить себе не могла, что он способен меня полюбить!

– Конечно, как же! Так я тебе и поверила! Ты же знаешь, что выглядишь сногсшибательно!

– С моей тощей фигурой и отвратительными рыжими волосами? Оставь, полно!

– Между прочим, у тебя отличная фигура. А рыжий цвет тебе очень идет. Папа давно уже тебе признался бы, да просто жутко боялся, что ты ответишь отказом.

– Не может быть.

– Правда!

– О…

Мелинде показалось, что Люси вот-вот разрыдается. Надо же, какая все-таки странная штука жизнь! Люси, та самая Люси, благодаря которой она занялась своей внешностью и добилась блестящих результатов, сама считала себя непривлекательной и думала, что ни капельки не нравится ее отцу! Удивительно!

– Я так за вас рада! – сказала Мелинда. Передай папе, что я им горжусь.

– А ты сама ему скажи. Билл! – крикнула Люси. – Это Мелинда. Хочет с тобой поговорить.

– Мелинда, – услышала она голос отца.

– Привет, папа!

– Я решился!

– Вот и молодец! Я тобой горжусь.

– А я-то как собой горжусь! Сначала я хотел подождать, пока не выздоровею окончательно.

Думал заняться спортом, сбросить вес… А потом решил: что толку ждать? Жизнь и так слишком коротка. Лучше скажу ей все сейчас.

– Правильно сделал.

– А физкультура от меня никуда не денется.

Я уже сел на диету. Врачи говорят, надо есть поменьше соленого, яиц, жареного. Люси за этим следит, готовит мне каждый раз что-нибудь новенькое. А еще я решил продать ферму.

И устроить свадьбу.

– Когда вы поженитесь?

– Как можно скорее. Я предложил Люси венчаться в церкви, и она пришла в восторг. Что скажешь?

– Отлично. – Слезы потекли из ее глаз. Ей-то точно не придется венчаться в церкви с мужчиной, которого она так любит.

– Скажешь Брюсу? – спросил отец.

– Кому? О чем?

– Как это кому? Я думал, вы устроили себе с Брюсом что-то вроде каникул. И поехали вместе на пляж. Он так сказал.

Мелинда прекратила плакать.

– Вот оно что! У него не было права это говорить.

– Да почему? Любой скажет: вы без ума друг от друга! Зачем прикидываться, что вы просто друзья? Я же вижу, что это любовь. И одобряю ее.

– Одобряешь? Что я сплю с Брюсом? – вырвалось у Мелинды.

– Не это. То, что ты его полюбила. Он парень что надо. Не упускай свой шанс.

– А если я ему даром не нужна?

– Брюсу? – рассмеялся отец.

– Ему, кому же еще?! Если он хочет меня бросить!

– Не говори ерунды. Он тебя любит!

У нее забилось сердце.

– Это он тебе сказал.

– Вообще-то нет, – признался Билл. – Но это и так видно.

Видно ему! Он десять с лишним лет прожил с Люси и так и не уразумел, что она его любит.

– Смотри, как бы зрение тебя не подвело.

– Ты мне не веришь?

– Ладно. Подождем, когда он предложит мне руку и сердце.

– При чем здесь это? Он не собирается сразу жениться на тебе. Вы ведь только познакомились!

– Ты же сказал, что он меня любит, – заметила Мелинда.

– Мужчины не так быстро решают вопрос со свадьбой. И вообще, мы боимся, что нас отвергнут. Ты же наверняка не сказала, что любишь его. И он боится, что ты его не любишь.

– А с чего ты взял, что я его люблю?

– Я это знаю.

Мелинда вздохнула.

– Хорошо, твоя взяла. Я его люблю. Но пытаюсь разлюбить.

– Это еще зачем?

– Затем. Даже если вдруг он меня любит – в чем я сильно сомневаюсь, – он говорил, что не из тех, кто женится.

– Но тогда он еще не знал тебя.

– Сдаюсь! Этими беседами мы все равно ничего не добьемся.

– Обещай, что признаешься ему в любви, – настаивал отец.

– Не могу.

– Наверное, не хочешь?

– Не хочу.

– Ты заставила меня сказать Люси, что я ее люблю. Жизнь слишком коротка, и не следует тратить ее попусту. Это ведь твои слова? Почему бы и тебе не жить по этим же принципам?

Если один мужчина предал тебя, это еще не значит, что все мужики сволочи. Я десять лет провел, думая, что меня никто не любит и никогда не полюбит, потому что знал, что сделал твою мать несчастной.

– Боже, папа! Мама не была несчастна.

– Была… Я виноват. Ей опостылела сельская жизнь, хозяйственные хлопоты. Ей хотелось любви и нежности, а я уделял ей слишком мало внимания.

В глубине души Мелинда согласилась с ним.

Насчет матери, но не насчет Брюса.

– Не позволяй призракам прошлого лишать тебя счастья, дочка. Обещай мне хотя бы это.

– Обещаю. Папа…

– Что, Лин?

– Мне так приятно говорить с тобой по душам. Береги себя. И передай привет Люси.

Положив трубку, Мелинда нахмурилась. Не слишком ли много она на себя взяла? Или отец прав и нужно испытать судьбу, забыв все, что было прежде?

Может, действительно сказать Брюсу, что она его любит? Это рискованно, но все же лучше услышать его ответ, пусть даже отрицательный, чем и дальше мучиться.

Сверкнула молния, и тут же послышались раскаты грома. В буфете зазвенели стаканы. Она выглянула в окно. На пляже никого не было.

Пусто было и в море. Ее охватил страх.

Пошел дождь. Выскочив на улицу, Мелинда огляделась. Ярко-желтый автомобиль Брюса стоял где обычно. Значит, он никуда не поехал.

Тут она увидела лодку. Рыбаки! Они тоже испугались грозы и гребли к берегу. Надо спросить у них, не видели ли они Брюса. Мелинда похлопала себя по бедрам и только сейчас поняла, что на ней нет ничего, кроме футболки.

Надо хотя бы шорты натянуть.

Пока она возилась с одеждой, рыбаки успели причалить к берегу. Мелинда со всех ног бросилась к ним.

– Эй! – крикнула она на бегу.

Они удивленно воззрились на нее. Мокрая футболка, всклокоченные мокрые волосы… Уж не сумасшедшая ли она? В такую погоду дома сидеть, в тепле и уюте.

– Вы не видели, здесь кто-нибудь плавал сегодня? – спросила она.

Рыбаки переглянулись.

– Нет, – ответил один. – С утра надвигалась гроза. Мало кто решится плавать перед бурей.

Тут такое течение, будь ты хоть чемпионом по плаванию, тебя и то унесет!

Мелинда кивнула им и бросилась к бунгало. Пусто! Саншайн-Бич опустел. На стоянке не было ни одной машины. Бунгало казались необитаемыми. И все-таки попытка не пытка.

Что, если Брюс отправился в гости? Она обошла все бунгало, стучалась в двери и окна, но ей никто не ответил. Вокруг все словно вымерло.

Вымерло… А жив ли Брюс? Что, если она никогда не сможет признаться ему в любви? И не узнает, любит ли он ее? Что, если у их истории будет несчастливый конец?

Одна мысль об этом была для нее невыносима. Она вернулась домой и взялась за телефон.

Надо позвонить, обязательно позвонить в службу спасения! Может, еще не поздно!..

Сняв трубку, она набрала первую цифру номера и услыхала скрежетание мокрой резины о гравий. К дому подъехала машина. Она бросилась к окну.

– Спасибо, что подвез, – раздался знакомый голос.

– Ну что ты, Флетч, мне было приятно! Джип развернулся и исчез из виду.

Увидев Мелинду, стоящую на террасе, Брюс ухмыльнулся и направился к ней.

– Что такое? – спросил он, глядя, как с нее ручьем течет вода. – Пошла поплескаться и забыла снять одежду?

Мелинда не знала, чего в этот момент ей хотелось больше: обнять его или дать пощечину.

– Ах ты!.. – Она почувствовала, что слезы подступают к горлу. – Я… я… думала, ты погиб… И она разрыдалась.

Глава 19

Несколько секунд Брюс стоял, не в силах пошевелиться. В его голове проносились тысячи мыслей, но достаточно ему было увидеть слезы Мелинды, как он понял: ее беспокойство было неподдельным. Она боялась, действительно боялась, что навсегда потеряла его! Стало быть, он ей небезразличен?

А что еще ему нужно?

Двумя огромными прыжками он очутился рядом с ней. Прижал ее к груди и прошептал:

– Ты права. Я настоящий мерзавец. Пошел на другой пляж и так разозлился на тебя, что даже не предупредил. А знаешь почему? Потому что я считал, что тебе нужен от меня только секс. Но ведь это не так? Не так, правда? Скажи, что ты любишь меня.

Он приподнял ее голову и взглянул ей в глаза, такие грустные и выразительные. В ее глазах он прочитал страх. Страх быть обманутой. А еще в них была любовь.

– Не бойся сказать, что любишь меня. Я не такой, как Рой. Я люблю тебя, Мелинда, люблю всем сердцем. Я никогда не признавался в любви ни одной женщине.

Она молчала.

– Ты, наверное, думаешь про ту историю, которая случилась год назад? Про Марию Сантос? Но поверь, я тут совершенно ни при чем.

Пострадавшей стороной был я, а вовсе не она.

– Что же произошло? – спросила Мелинда.

– Мы с Марией встретились на вечеринке, разговорились, она сказала, что на той неделе ее уволили. Денег у нее не осталось, жить негде… Ну и я по глупости предложил ей пожить у меня, пока она не подыщет себе подходящего жилья. Так она поселилась у меня. Через несколько недель я понял, что переоценил свое гостеприимство. По правде говоря, к тому времени она стала меня жутко раздражать. Сколько я ни намекал Марии, что не рассчитывал на то, что она станет жить у меня вечно, она всегда находила какой-нибудь предлог, чтобы остаться. А у меня духу не хватало указать ей на дверь. Получалось так, что будто она моя подружка, а я ее выгоняю.

Мелинда слушала, затаив дыхание.

– Как-то раз, – продолжал Брюс, – я поехал в Европу. Деловая поездка. Когда вернулся, понял, что за время моего отсутствия у Марии созрел план. Она придумала, как соблазнить меня. Не буду расписывать тебе все в подробностях, скажу лишь, что ей это удалось. На следующее утро я понял, каким дураком был, согласившись лечь с ней в постель. Она тоже считала, что я дурак, и даже сказала мне это.

Ты еще горько об этом пожалеешь, предупредила она. Так оно и получилось. Я жалею обо всем до сих пор. Ей удалось найти себе ушлого адвоката, который обтяпал дело как надо. Остальное ты знаешь.

Брюс взглянул на Мелинду, пытаясь угадать, что скрывается за ее грустным взглядом. И увидел, что она хочет ему верить, но слишком часто те, кому она верила, оказывались лжецами, использующими ее наивность.

– Клянусь тебе, – Брюс снова смотрел ей прямо в глаза, – я говорю правду.

Мелинда поняла, что больше не в силах сопротивляться. Любовь переполняла ее сердце, и Брюс только что сказал, что любит ее.

– Скажи, что любишь меня, – настаивал он. Скажи это прямо сейчас!

– Я тебя люблю.

Что испытал Брюс, услыхав это признание, трудно описать словами.

– Почему ты сразу не сказала? – Он прижал ее голову к своей груди.

– Я пыталась поверить, что между нами ничего нет и не должно быть. Кроме секса. Сколько раз я твердила себе: я ничего не хочу о тебе знать, не желаю проникать в твою душу, читать твои мысли, чувствовать то же, что и ты!

Мне нужен только секс, и все. Какая я все-таки умная, что свела наши отношения к сексу! Так я себе говорила. А оказалась такой идиоткой!

– Ну что ты! Ты умная, у тебя отличный характер. А еще мне нравится, что ты всегда следуешь своим принципам.

– Разве? А эта история с Роем?

– Забудь про него.

– Да… Знаешь, я никогда не любила его по-настоящему. Это была не любовь. И Вине, его я тоже…

– Вине? – переспросил Брюс. – Это еще кто такой?

Мелинда закусила губу. Ну вот, проговорилась! Но отец прав: нельзя позволять призракам прошлого сделать себя несчастной.

– Винсент Маккоул. Он работал в фирме, куда я поступила сразу по приезде в Майами.

Помог мне устроиться в фирму, а потом вдруг заявил, что полюбил меня с первого взгляда.

И… я поверила ему. И согласилась с ним спать.

Лишь несколько дней спустя я узнала: он поспорил с приятелями, что за неделю затащит меня в постель. Я случайно услышала, как он смеется и рассказывает, как все между нами было. «Заплатите мне выигрыш вдвойне, – так он сказал. – Когда она в постели голышом, видно, какая она жирная!» Я тогда только начала худеть.

– Господи, Мелинда, я и подумать не мог!.. – Брюс снова обнял ее. – Когда я слышу такое, мне стыдно, что я мужчина. Но не все же такие негодяи, как Вине или Рой. – Он улыбнулся. – Вот, например, я – настоящий принц.

Мелинда рассмеялась.

– Ты дьявол-искуситель, вот ты кто! Знал, что я влюблюсь в тебя, пока мы будем здесь.

– Ну… – Брюс сделал вид, что раздумывает над ее словами. – Скажем так, я питал некоторые надежды.

– Даже когда я сказала, что мне нужен только секс?

– А меня это не слишком обеспокоило, знаешь ли. Я понимал, что эмоции и чувства все равно возьмут свое. Правда, когда сегодня утром ты меня привязала к кровати, я начал волноваться.

– Прости… Я вела себя ужасно.

Брюс хмыкнул.

– Но как только ты сказал: займись со мной любовью как следует, мне тут же захотелось развязать тебя. И сделать так, чтобы ты занялся со мной любовью. Как следует.

В его голубых глазах заиграл веселый огонек.

– А ты здорово смогла прикинуться, что тебя интересуют только одни наслаждения.

– Я же не хотела, чтобы ты понял, как я тебя люблю.

– Понятно! Но ты до сих пор не веришь, что я не подлец. Придется тебя долго разубеждать. Нет, пожалуй, мне это не удастся. Лучше пусть это сделает моя мать. Но сначала… – он наклонился к ней и зашептал на ухо, – мне хочется заняться любовью с женщиной, которую я люблю больше всех на свете.

– Скажи это еще раз.

– Я люблю тебя. Люблю, как никого никогда не любил.

– И я люблю тебя.

– У тебя фен сломался. – Мелинда критически оглядела себя в зеркале. – А я не взяла с собой косметику. Твоя мать решит, что я ведьма.

На лице Брюса появилась улыбка.

– Она решит, что ты самая очаровательная девушка на свете. Ты выглядишь просто обворожительно.

– Правда?

Как трогательно она выглядит в этот момент!

Боится, что маме не понравятся ее красивое лицо, роскошные волосы и прекрасные, немного печальные глаза.

– О волосах не беспокойся. Они выглядят просто превосходно. А у кожи отличный естественный оттенок.

Неужели я и впрямь так хороша? – спросила себя Мелинда. Но не стал бы он мне лгать! К тому же, если бы я была уродиной, вряд ли он меня полюбил бы.

Какое счастье любить и быть любимой!

– Будь сама собой, пожалуйста, – попросил Брюс. – Я понимаю, когда ты приезжаешь в Майами и становишься деловой женщиной, без макияжа и строгого костюма не обойтись. Но здесь ты со мной, и мне не нужно ничего такого. Просто будь естественной.

– Я хотела произвести хорошее впечатление на твою маму.

Брюс прижал ее к себе.

– Считай, что тебе это удалось. Ведь ты полюбила меня. Если бы ты только слышала, что она сказала мне вчера вечером, когда я ей позвонил! Она просто пришла в экстаз!

– Все равно, – настаивала Мелинда, – я надену желтые брюки и рубашку.

Он состроил гримасу.

– Ради Бога. Если без этого не обойтись…

– Не обойтись. – Она встала на цыпочки и поцеловала его в губы. – Завяжу рубашку на талии и не буду надевать лифчик, – прошептала она.

Брюс ухмыльнулся.

– Это по мне.

С тех пор как они признались друг другу в любви, Мелинду мучил один вопрос. Как долго они будут друг друга любить? Пока смерть не разлучит их?

Отец прав. Мужчины редко просят возлюбленных выйти за них замуж, не успев все хорошенько обдумать. Но, по крайней мере, Мелинда была уверена в одном: для Брюса она не сиюминутное увлечение, не игрушка. Он действительно намерен прожить с ней всю жизнь.

Во всяком случае, она на это надеялась. Да и вообще, какие гарантии могут быть в жизни?

Надо надеяться на лучшее и не забивать себе голову грустными мыслями. Рейчел права: будем наслаждаться каждым днем жизни и выбросим из головы все заботы.

– Дай мне десять минут, – сказала Мелинда, – и поедем.

Осень медленно вступала в свои права. Еще стояла жаркая погода, днем воздух прогревался до летних температур, но вечерами уже явственно чувствовалось приближение холодов.

Брюс сидел за рулем своего желтого спортивного автомобиля и мило беседовал о чем-то с Мелиндой. О чем? Да она и сама не могла вспомнить. Чем ближе они подъезжали к Флоридскому заливу, тем сильнее становилось ее волнение.

– Ты уверен, что я понравлюсь твоей маме? спросила она.

– Не нервничай. Понравишься, я уверен. Все будет в порядке. Боже!

– Что такое? – испуганно воскликнула Мелинда.

– Ты заговорила мне зубы. Мы едва не проехали мимо маминого дома.

Брюс дал задний ход и, повернув налево, въехал на лужайку перед домом с ярко-желтой крышей. А какого же еще цвета должна быть крыша у этого дома, если в нем живет его мать?

Агата Флетчер услышала скрип тормозов и поспешила к двери. С самого утра она не могла дождаться, когда же увидит Мелинду. Женщину, которую ее сын называет своей любимой Лин.

– Какая красивая! – восхищенно сказала Мелинда.

– Кто? – удивился Брюс.

– Твоя мама…

Светлые волосы Агаты были распущены и мягко ниспадали на плечи. Что же до платья, то его цвет Мелинда так и не смогла определить словами: то ли серое, то ли коричневое, то ли бордовое. На ее выразительном лице сияла улыбка, а голубые глаза, такие же, как у сына, внимательно вглядывались в Мелинду.

А Брюс бросился к матери и принялся ее целовать.

– Брюс, перестань, зачем подбрасывать меня в воздух? Я тоже в восторге, что наконец увиделась с тобой, но не лучше ли сначала нам с Мелиндой познакомиться? Ведь ради этого ты приехал. Да, я вижу, эта девушка совершенно особенная. Не сомневаюсь, что ей удалось излечить твою душу.

Значит, вот что он сказал матери по телефону вчера вечером? Сердце Мелинды запело от счастья.

– Еще бы. Ну, что ты скажешь о моей Мелинде, мама? Разве она не прекрасна?

– Думаю, – произнесла Агата, – если это действительно твоя Мелинда, настало время перестать играть в игры. Скажи ей то, что ты сказал мне вчера вечером. Прямо сейчас.

Я должен был это предвидеть, подумал Брюс.

Мама не позволит мне допустить ту же ошибку, что однажды сделал отец.

– Брюс, – спросила Мелинда, сильно волнуясь, – о чем ты собирался мне сказать?

На мгновение он закрыл глаза. Нет, он должен ей это сказать! Стоит хоть немного помедлить – и он потеряет ее навсегда.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

– Вчера вечером я сказал маме, что скоро попрошу тебя стать моей женой. Похоже, она считает, что не следует откладывать этого дела в долгий ящик. И она права! Я люблю тебя, только тебя. Зачем же ждать? Ты выйдешь за меня замуж?

– Не обязательно давать ответ прямо сейчас, – сказала Агата. – Просто мне хочется, чтобы он ничего от тебя не скрывал. Я считаю, что Брюс должен быть с тобой до конца честным. Чтобы ты знала, как сильно он тебя любит.

– Мама, замолчи же наконец. Пусть отвечает прямо сейчас. Мне ведь хватило духу попросить ее выйти за меня! Так каков же твой ответ? Ты согласна выйти за меня?

А что бы посоветовала ей в этот момент Рейчел? Макс?

Представляю, как удивится Рейчел!

А отец?

Он бы сказал ей: не сомневайся ни секунды.

Скажи «да»!

Мелинда улыбнулась и взглянула в глаза мужчине, которого она любит больше всего на свете.

– Да, – сказала она. – Я согласна.


home | my bookshelf | | Когда сказать да |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу