Book: Киска



Младенцев Н Г

Киска

МЛАДЕНЦЕВ Н. Г.

КИСКА

Повести для девочек

Живо и образно в повести рассказано о том, чем живет, о чем думает, из-за чего переживает и чему радуется девочка в свои тринадцать лет.

Юный читатель с интересом проследит за тем, как постепенно взрослеет она и учится быть счастливой все двадцать четыре часа в сутки.

Алиса, со всех ног бросившись вниз по песчаному откосу, с разбега прыгнула в обжигающую тело холодную речную воду. Проплыв под водой метров пятнадцать, она вынырнула почти у самого буйка. Ее длинные каштановые волосы прилипли к лицу.

- Привет, русалочка!..

Откинув со лба прядь волос, Алиса увидела проплывающего мимо пенсионера. Она нехотя ответила:

- Здрасьте...

- Ты сегодня не в духе?

- Да так... не выспалась...

Алиса подплыла к буйку и ухватилась за него обеими руками. Пенсионер поплыл дальше, а Алиса, глядя на зеркальную водную гладь, вспомнила пруд возле загородной усадьбы тети Лоры, в котором любила купаться, едва начинало светать... Ранним утром вода в пруду, еще не замутненная ребячьими ногами, была прозрачной и чистой. Алиса входила в воду осторожно, чтобы не распугать настороженно глазевших на нее лягушек Она любила эту завораживающую загородную тишину, утреннюю росу на траве и пение птиц в лесу.

Пароходный гудок прервал мысли Алисы. Матрос на палубе приветливо помахал ей рукой. Но Алиса сегодня не ответила на его приветствие и, оттолкнувшись от буйка, поплыла к берегу. Там ее уже ждали чайки. Почти каждое утро она скармливала им буханку хлеба, и птицы, завидев свою благодетельницу, торопились засвидетельствовать ей свое почтение.

Выйдя из воды, Алиса стала подниматься к "пограничному" столбу. Так называла она полосатый толстый брус, на котором был укреплен знак, запрещавший плавсредствам бросать якорь возле этого места на побережье. Чайки дружно последовали за Алисой и, кося глазами, пытались разглядеть, что лежит у девчонки в пакете. Им, наверное, казалось, что сегодня их ждет сюрприз. И они не ошиблись. Алиса достала два больших длинных белых батона и, отламывая кусочки, стала кормить своих белокрылых друзей.

- Ешьте... И молитесь за меня вашему пернатому Богу, чтобы он уговорил моего Бога... помочь мне пережить эту "чертову дюжину"!

Чайки, торопливо заглатывая куски, согласно кивали головками. И делали они это так смешно, что Алиса, несмотря на свое отвратительное настроение, не смогла удержаться от смеха.

Солнце припекало все сильнее. Городской пляж стал постепенно заполняться завсегдатаями. В обычные дни Алиса уходила с пляжа раньше, до того, как он начинал гудеть, будто пчелиный рой. Но сегодня был особенный день. Сегодня Алиса прощалась со своим детством. Она и сама не знала, когда, в какой день закралась в ее голову эта коварная мысль, что двенадцатилетняя девочка - это еще ребенок, а вот тринадцатилетний подросток - это уже девушка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Может быть, косвенно к такому выводу ей помогли прийти журналы "Кул" и "Кул Гёл", которые она регулярно покупала в киоске и прочитывала от корки до корки. Там тринадцатилетние уже делились своим, чаще всего горьким, опытом, полученным от общения с противоположным полом. И Алиса со все возрастающим волнением ждала наступления этого рокового дня, когда слово "тринадцатилетие" станет и для нее реальностью.

Ситуация для Алисы еще усугублялась и тем, что завтра, 13 июня, в ее день рождения, будет пятница! И уж, конечно, без какой-нибудь чертовщины тут не обойдется!

И точно! Завтра еще не наступило, а неприятности уже начались прямо с сегодняшнего утра. Услышав, что дочь проснулась, мама в преддверии бесконечной беготни по магазинам заглянула в комнату Алисы и поинтересовалась:

- Доброе утро?

- Доброе.

- На сколько персон будем готовить стол?

Это был удар ниже пояса. Алиса вообще не собиралась праздновать свой день рождения. И строго предупредила об этом мать еще месяц назад. Дело было не только в этой злополучной цифре 13. У Алисы в городе, кроме соседки Таньки, вообще не было близких подруг. А Таньку родители увезли на выходные дни на дачу пахать на огороде. Резко сев на кровати, Алиса выкрикнула:

- Че ты гонишь, ма?!

- Я только спросила, кого ты пригласишь завтра на свое тринадцатилетие? - стала оправдываться мать.

- Ни-ко-го!!!

Вскочив с постели, Алиса стала лихорадочно одеваться и забрасывать в свою "почтальонскую" сумку кучу ненужных с точки зрения матери вещей: брелоки, блокноты, набор разноцветных авторучек, журнал, даже будильник! А вот расческу и зеркальце Алиса почему-то оставила на столе. Мать крикнула вдогонку:

- Завтрак на столе!

Но хлопнула входная дверь, и в квартире наступила тишина. Когда затих на лестничной площадке дробный звук удаляющихся шагов, мать, горестно вздохнув, покачала головой и тихо проговорила:

- Что же будет дальше?.. Надо звонить Лоре...

Алиса сидела с закрытыми глазами, прислонившись спиной к "пограничному" столбу и подставив лицо солнечным лучам. Приятное тепло разливалось по всему телу. Расслабившись, Алиса почувствовала, как утреннее раздражение постепенно начинает таять, превращаясь в легкое облачко... В воображении Алисы возник белоснежный корабль, плывущий в безбрежном океане. По его палубе сновали матросы. И одним из них была она сама. Только ее матросская форма отличалась от других своей утонченной элегантностью. Бескозырка, лихо заломленная набок, и сверкающие восторгом глаза делали юную морскую фею неотразимо прекрасной! Она смотрела на капитанский мостик и ждала, когда капитан корабля обратит на нее внимание. И капитан, почувствовав этот восторженный взгляд, обернулся.

- Юнга! - позвал капитан.

Алиса со всех ног помчалась к капитанскому мостику. Перескакивая через три ступени корабельной лестницы, она взлетела наверх и, отдав честь, выпалила:

- Я здесь, капитан!

- К штурвалу! Курс - норд-ост!

- Есть, капитан!

Взглянув на корабельный компас и медленно поворачивая штурвал влево, Алиса стала выравнивать направление движения корабля. Капитан, поправив свою капитанскую фуражку, взглянул на юнгу и одобрительно улыбнулся. Капитаном, конечно же, был Костя Мальцев, по которому "сохли" все одноклассницы Алисы. Учась в девятом классе, Костя уже выглядел как одиннадцатиклассник. Широкоплечий, статный голкипер школьной команды по мини-футболу сводил с ума не только таких малолеток, как Алиса. Старшеклассницы тоже не прочь были заполучить такого кекса. Но Костя никому не отдавал предпочтения, фанатично занимаясь спортом. Это еще больше подогревало всех девчонок, и они проявляли чудеса изобретательности! Неожиданно на пути Мальцева падали учебники, сумки... А некоторые его поклонницы даже имитировали свои собственные падения. И Костя неизменно помогал очередной упавшей на ровном месте прихрамывавшей девчонке добраться до скамейки или стула. Но этим все его участие в судьбе добровольно потерпевшей и ограничивалось.

Алиса к таким приемам не прибегала. Она все свои фантазии, связанные с Костей, записывала в дневник. С этого-то дневника все и началось. В конце учебного года "выдающимся" школьным личностям в актовом зале вручали награды. Кому за успехи в учебе, кому за активное участие в общественной жизни школы. Попала в число награжденных и Алиса. Она пробежала стометровку быстрее всех девочек школы. И награду ей вручал не кто-нибудь, а Костя Мальцев. Конечно, не сам он покупал этот весь в цветочках и сердечках дневник, на котором по-английски было написано "Секретные истории". Но когда Костя передавал Алисе из рук в руки эту романтическую награду, в его глазах было неподдельное восхищение. И на это обратили внимание все, кто присутствовал в зале. А когда Алисе предложили вручить Мальцеву Почетную грамоту как лучшему спортсмену года, все девчонки были в полном отпаде! Они считали, особенно первая красавица из 6-го "Г" класса Кэт, что вручать награду Косте должны не такие серенькие мышки, как Алиса, а победительницы шоу-конкурса "Мисс Школа", в числе которых была и она, Катька Семенова.

При вручении грамоты Мальцеву пальцы у Алисы дрожали, а щеки были пунцовыми от смущения.

- Вот умора! - громко сказала Кэт и засмеялась.

В разных концах зала тоже раздались короткие смешки. Но Костя был серьезен. Он крепко пожал руку Алисе и слегка притянул ее к себе, глядя в зал. Алиса тоже посмотрела на сидевших в зрительном зале. И в этот момент фотограф сделал "исторический" снимок, запечатлевший двух спортсменов с наградами в руках. На школьной стенгазете этот постер продержался недолго. Кто-то к фигуре Алисы подрисовал мышиный хвост, усы и уши. Фотографию Мальцева не тронули. "Художника" так и не нашли. Завуч вместо изуродованной фотографии подарила Алисе новую, с тем же сюжетом, на которой краски были даже ярче, чем на предыдущей.

Красавец корабль быстро набирал скорость. Алиса и Костя стояли на капитанском мостике и, подставив лица встречному ветру, смотрели в безбрежную даль. Внезапно в голубом небе появилась темная точка. Она стала стремительно увеличиваться и вдруг превратилась в свирепого коршуна с физиономией одноклассника Антона. На узком остром лице хищника сквозь стекла очков сверкали злые глаза. Коршун со скоростью стрелы падал прямо на Алису. Она не успела увернуться, и хищник обрушился на ее голову. В правый глаз будто ударила молния. Алиса покачнулась и открыла глаза.

Волейбольный мяч, отскочив от лица Алисы, уже катился вниз по песчаному склону. Алиса приложила ладонь к глазу, подергивавшемуся от жгучей боли. К Алисе подбежал один из волейболистов и спросил:

- Очень больно?

- Да...

- Дай посмотреть...

- Катись!

- Я же помочь хочу! Надо холодное прикладывать, а то синяк будет!

- Тебе-то что?

- Не нарочно же я! Нечаянно получилось...

Парень взял Алису за руку и потянул вниз.

- Идем к реке...

- Отвали, говорю!

Парень будто только этого и ждал. Он тут же быстро отошел от Алисы и через несколько секунд снова оказался около нее. В руках у него была мокрая футболка. Он сказал спокойно, но твердо:

- Убери руку.

- Еще чего! Клеишься, да?..

Преодолевая сопротивление девчонки, парень отвел руку Алисы в сторону и приложил к ее правому глазу мокрую ткань футболки. Приятный холодок остудил воспаленное место, и боль стала постепенно утихать. Алиса решила молчать, поняв, что парень не успокоится, пока не окажет ей "первую помощь". А он, периодически переворачивая футболку, прикладывал к глазу ее холодные места.

- Меня Андреем зовут... Извини, что так получилось. Хочешь, и ты долбани меня чем-нибудь по башке?

- Не хочу.

- Тогда приказывай. Я выполню любой твой приказ.

- Любой? - недоверчиво спросила Алиса.

- Да! - уверенно пообещал парень.

Алисе сразу захотелось отыграться на незнакомце за его нахрапистость и вранье. Она с удовольствием перебирала в уме всевозможные варианты мести и наконец, остановившись на одном из них, саркастически произнесла:

- Прыгни с середины этого моста в реку...

- Хорошо, - спокойно ответил парень и пошел исполнять приказ.

Алиса недоверчиво смотрела ему вслед, и вдруг желание мстить у нее улетучилось. Она крикнула:

- Эй!

Парень продолжал идти.

- Эй! Я тебе кричу!

Парень даже не обернулся. Тогда Алиса, преодолевая стеснение, решилась назвать его по имени.

- Андрей!

Парень приостановился и спросил:

- Это ты мне?..

- Нет! - сердито крикнула Алиса и отвернулась.

Когда она, прячась за столб, исподтишка снова посмотрела в сторону парня, тот уже взбирался по насыпи к пешеходной зоне. Алиса побежала за ним, крича на ходу:

- Андрей! Остановись!

Парня ей удалось догнать только на середине моста. Он уже заносил ногу за перила, когда Алиса, вцепившись в него обеими руками, испуганно пробормотала:

- Ты что, шуток не понимаешь?

- Я ведь тебе обещал выполнить любой твой приказ.

Алиса посмотрела вниз. Было так высоко, что у нее закружилась голова. "А может быть, - осенило ее, - он чемпион по прыжкам в воду! А я, как дура, бросилась его спасать!" Алисе стало обидно, что ее провели, как маленького ребенка, и она, насмешливо улыбнувшись, спросила:

- И под машину бы прыгнул?..

- Нет.

- Ну вот! А говорил, что - любой!

- Я бы не прыгнул, потому что ты бы мне этого не приказала.

- Почему?

- Ты - не кровожадная.

- Думаешь?

- Уверен.

"Напрасно ты так уверен, - усмехнулась про себя Алиса. - Если бы ты знал, что я вытворяю в своих фантазиях с Антоном, ты бы поседел от ужаса!"

- Приказывай, - напомнил о себе парень.

- Сейчас... А это обязательно?

- Да. Иначе от меня "не отклеишься", - съюморил он.

- Это я уже поняла. Дай подумать... А может быть, пока вернемся на пляж?

- Зачем?

- Ну, стоять в купальнике на середине моста... как-то не очень...

- А мне стоять в плавках нравится. Смотри, пляж как на ладони...

Алиса вспомнила вдруг про корабль. Было очень похоже на то, что она сейчас стоит на капитанском мостике рядом с капитаном. "Жаль только, - с грустью подумала Алиса, - что рядом со мной стоит не Костя, а... какой-то Андрей..." Она посмотрела на парня, на его плавки в форме чайки и попыталась понять, зачем ему этот дурацкий приказ. Фигура у парня не была атлетической, как у Кости. Но он был и не хиляк Чувствовалось, что Андрей со спортом на "ты". Только пока было непонятно, чем он занимается. На вид ему лет семнадцать. Выражение лица волевое. Форма подбородка, как сказал бы физрук, говорит о том, что этот парень привык добиваться поставленной цели. "В этом, - с уважением подумала Алиса, они с Костей чем-то похожи. Кажется, у меня... появился... свой кекс!" От этой внезапно пришедшей в голову неожиданной, шальной и нелепой мысли Алиса рассмеялась.

- Придумала? - весело спросил парень.

- Нет еще, - торопливо ответила Алиса, скроив серьезную физиономию.

Парень стал насвистывать мелодию, которую она вроде бы где-то раньше слышала. Спохватившись, он спросил:

- Думать не мешаю?..

- Нет-нет!..

Парень облокотился на перила моста и стал смотреть вниз на воду. Насвистываемая им мелодия постепенно стала видоизменяться, и Алиса вдруг вспомнила: она слышала ее у тети Лоры, маминой старшей сестры. Это была "Кармен-сюита" Родиона Щедрина. Тетя насвистывала ее не часто, в основном только тогда, когда готовилась к штурму, то есть к неожиданным свиданиям, подстерегавшим ее на жизненном пути.

Алисе вдруг показалось, что ее тринадцатилетие уже наступило. Она почувствовала себя взрослой. И, набравшись храбрости, выпалила:

- Завтра у меня день рождения. Ты объяснишь маме, откуда у меня синяк Придешь?

- Да.

- Тогда завтра в 12 часов дня мы встретимся у "пограничного" столба.

- Это где?

- Ну, где я сидела. - Алиса показала в сторону запрещающего знака.

- Понял. Буду. Пока?

- Пока.

Парень почему-то пошел по мосту не в сторону пляжа, а в противоположную. Он шел легко и свободно. Алиса смотрела ему вслед и сердито кусала нижнюю губу. Дойдя до конца моста, волейболист стал спускаться по ступеням лестницы и исчез из виду, так ни разу и не обернувшись в сторону Алисы.

"Самонадеянная дура, - ругала она себя. - Кекс, кекс! Размечталась! Пацан поприкалывался только и всего! А ты уши развесила! Чумичка! Малолетка! Лохушка!.."

Алиса возвращалась на пляж, почти не видя дороги. Глаза застилали слезы. Ей было так жалко себя, что хотелось плакать навзрыд. Но кругом были люди, и Алиса торопилась к оставленным около знака вещам, чтобы побыстрее одеться и уйти.

Вещей возле столба не было. Не было и футболки, которую парень прикладывал к ушибленному глазу Алисы. Вытирая слезы, она в недоумении оглядывалась по сторонам, предполагая, что ее кто-то разыгрывает, засыпав одежду и сумку песком. Она стала разгребать песок ногами. Вещей не было. Парней, которые играли в волейбол, тоже не было. "Значит, Андрей не приколист, - решила Алиса, - а обыкновенный вор! Они облапошили меня, как маленькую девочку! Разыграли, как в мини-футболе, примитивную комбинацию и обвели меня вокруг пальца. Что же мне теперь делать?.."

Алиса по инерции еще продолжала рыхлить ногами песок, расширяя круг поисков, хотя интуитивно чувствовала, что ее жестоко обломали и вещей она теперь уже никогда не найдет...

- Потеряла что-нибудь, русалочка?

Алиса подняла полные слез глаза и, увидев пенсионера, с трудом сдерживая рыдания, крикнула ему в лицо:

- Поезд уже ушел!

- Поезд?

- Да! Ту-у-ту-у-у-у!..

Гудя как паровоз, Алиса побежала к реке, нырнула в глубину, но долго под водой проплыть не смогла. Она думала, что под речной толщей, где не видно слез, сможет отпустить себя и наплакаться вволю. Но, нахлебавшись воды, как пробка выскочила на поверхность и поплыла к буйку. Обхватив его ногами и руками, отвернувшись от пляжных зевак, девочка стала смотреть на противоположный берег. Там тоже был небольшой пляж, и там играли в волейбол. Алисе даже показалось, что среди игроков она различила и ее нового знакомого. Но берег был далеко, и рассмотреть лица играющих было очень трудно. Только белый треугольник на бедрах одного из них был очень похож на чайку, вшитую на плавках Андрея.

Выходить из воды не хотелось, но и сидеть до полного посинения тоже не было никакого смысла. Выбравшись на берег, Алиса пошла вдоль водной кромки, вглядываясь в лица загорающих. У нее была слабая надежда, что ей удастся встретить кого-нибудь из знакомых или хотя бы соседей и попросить их позвонить матери, чтобы та привезла на пляж какую-нибудь одежду.



Не найдя никого внизу, Алиса поднялась наверх и пошла по асфальтовой дорожке верхней границы пляжа. Проходя мимо двух размалеванных девиц с дымящимися сигаретами в руках, она увидела около брюнетки лежавший в сумке мобильный телефон. Алиса подошла к ней и попросила:

- Можно мне позвонить?..

Брюнетка засунула телефон поглубже и процедила сквозь зубы:

- Топай.

- Мне правда очень надо. У меня украли одежду и деньги.

- Дергай, я сказала!

- Тогда, может быть, вы сами позвоните ко мне домой?

Брюнетка угрожающе приподнялась.

- Ты хочешь, чтобы я надрала тебе задницу?

- Но у меня нет телефонной карты, чтобы позвонить!

- Это твои проблемы.

В разговор, лениво потягиваясь, вклинилась блондинка:

- Пойди, детка, собери бутылки, сдай, и будет тебе и мороженое, и карта, и все остальное. А теперь сделай так, чтобы мы тебя больше никогда и нигде не увидели.

Последнюю фразу блондинка произнесла тихо, но с таким подтекстом, что Алиса не стала дожидаться более подробных разъяснений. Она лишь пожалела о том, что сейчас с ней рядом нет Кости. Он бы не дал ее в обиду. Дойдя до "пограничного" столба, Алиса снова, на этот раз уже руками, стала разгребать песок Ничего так и не найдя, она поднялась с четверенек и пошла по пляжу, утюжа ступнями горячий песок. Дойдя до последнего металлического грибка, Алиса обернулась и посмотрела на длинный "лыжный" след, оставленный ее босыми ногами. Эти две колеи, уходя вдаль, постепенно сливались в одну. А в судьбе Алисы такого слияния не было: ее "колея" и "колея" Кости шли строго параллельно, и надежд на то, что они когда-нибудь сольются, увы, не было...

Ползая на четвереньках возле столба, Алиса искала не сумку и даже не кошелек, в котором лежала крупная сумма денег, выделенная родителями дочери для покупки подарка ко дню рождения. Она искала более дорогую для себя вещь - дневник, которому она доверяла свои самые сокровенные мысли.

Опустившись на круглую скамью под грибком, Алиса положила руки на круглый столик, похожий на испанский воротник. Опустив голову на кисти рук, она стала смотреть на реку. Легкий ветерок, играя с рекой, дурачился, и то тут, то там на воде появлялась мелкая рябь. Солнечные блики, весело перемигиваясь, гонялись друг за другом, и со стороны казалось, что река, с удовольствием отвечая на заигрывания ветерка, радостно смеется...

Справа от Алисы, шурша по асфальту шинами, проехала машина. У самой реки она, взвизгнув тормозами, остановилась. Когда открылись все четыре дверцы, из салона автомобиля вырвался хриплый голос Шафутинского, обещавший рай на земле для всех тех, кто в него верит.

Из иномарки вылезли четыре крупные фигуры с лоснящимися затылками и двойными подбородками. Затылки и подбородки занялись каждый своим делом: кто вытаскивал из багажника шашлычницу, кто расстилал на траве "скатерть-самобранку"...

Когда шашлычный запах добрался до Алисы и одурманивающей волной окутал ее, она почувствовала, как сильно ей хочется есть. Невольно сглотнув слюну, девочка услышала заливистый смех одного из толстощеких "хомяков". А потом прозвучал и его голос:

- Эй, худышка! Спускайся к нам! Деликатесом угостим!..

Алиса изо всех сил стиснула зубы. Но слово "худышка" стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Алиса стала колотить кулаками по "испанскому воротнику" и вопить:

- Что я вам всем сделала?! Что вам всем от меня надо?! Что?!! Убирайтесь отсюда!! Я первая сюда пришла!!!

"Хомяки" с интересом выслушали гневную тираду девчонки, и самый дородный из них предложил тост:

- За нимфеток!

Алиса встала и поплелась к автомагистрали. Самый общительный из "хомяков", протягивая "нимфетке" шампур с кусками мяса, покрытого золотистой корочкой, кричал вслед Алисе:

- Эй, насекомое! Куда же ты?

Алиса вышла прямо к троллейбусной остановке. Но ждать троллейбуса она не стала. На дискуссию с кондукторшей у нее уже не было сил, а платить за проезд было нечем. Идти пешком до дома надо было целых пять остановок, а до тети Лоры - всего два квартала. И Алиса пошла к тете, не зная, дома она или нет. "Но даже если ее и не будет, - решила Алиса, сяду около двери и не сдвинусь с места, пока она не придет".

Алисе уже было все настолько безразлично, что она совершенно не обращала внимания на глазевших на нее людей. Машина с кавказцами, ехавшая навстречу, стала ей громко сигналить. А усатый водитель, высунувшись из окошка, предложил:

- Садись, привезем тебя, куда скажешь!

Алиса прошла мимо, даже не взглянув на говорившего. Машина развернулась и, догнав Алису, поехала рядом.

- Ты что, глухонемая? Из дома убежала, да? А может, парень тебя какой обидел? Ты скажи, мы ему объясним, как надо с маленькими девочками обращаться!

Алиса свернула в сквер, через который машина не могла проехать. Кавказцы еще что-то кричали ей вдогонку, сигналили, беспрерывно давя на клаксон, но она даже не прибавила шагу. Дойдя до подъезда тети Лоры, Алиса чуть было не повернула назад. Она вдруг отчетливо вспомнила о том, что тетя предупредила маму о своей поездке в усадьбу. Летом тетя Лора предпочитала находиться за чертой города.

Поднявшись на третий этаж, Алиса три раза подряд резко нажала на звонок В ответ на условный сигнал за дверью послышалось собачье повизгиванье, и Алиса облегченно вздохнула: тетя никогда не оставляла Цезаря дома одного.

Дверь отворилась. Тетя, увидев Алису, присвистнула и изумленно вскинула брови. Затем, рассмеявшись, "похвалила":

- Вот это прикид!

Алиса, прислонившись к дверному косяку, парировала:

- Здесь поболтаем или чайком угостишь?..

- Извини, Киска, входи!

Сопровождаемая спаниелем, вертевшимся под ногами, Алиса вошла в прихожую и увидела в красивом старинном зеркале свое отражение. "Уродина, - подумала Алиса, - ни рожи ни кожи! Хотя рожа сегодня выглядит более или менее экзотично, как раз для собирания бутылок А "хомяк", назвавший меня "худышкой", не прав! Я - стройная, а не худая!" Успокоив себя таким образом, Алиса подошла поближе к зеркалу и стала рассматривать кровоподтек под правым глазом. Тетя, заглянув через плечо Алисы, спросила:

- Не удалось обойти дерево?

- Да. А корни оказались очень крепкими.

- Давай быстро в ванную! А потом я тебе бодягу приложу.

- А кинуть что-нибудь в рот нельзя? А то у меня с утра маковой росинки во "рте" не было!

- Загляни в холодильник. Только торт во "ртец" пока не забрасывай.

Алиса удивленно посмотрела на тетю. До сегодняшнего дня тетушка не разрешала племяннице даже подходить к холодильнику. Он у нее был словно швейцарский сейф. В нем всегда хранилось что-то особенное.

Благоговейно дотронувшись до ручки "сейфа", Алиса потянула ее на себя. Дверца холодильника приоткрылась, и Алиса восхищенно воскликнула:

- Bay!..

Внутренность этого хладохранилища была похожа на бриллиантовый грот. Декоративные сталактиты и сталагмиты занимали небольшое пространство, но отраженные в зеркальных стенах, они казались многочисленными. А продукты, лежавшие на зеркальной поверхности поперечной полочки, будто плыли по подземному озеру. Стоявший на второй полке торт был бесподобен. Тетушка, наверное, использовала для его украшения все насадки для взбивания крема, которые только существуют на свете. Подсвеченные необычным способом лежавшие на фарфоровом сервизе блюда и закуски манили к себе, а поблескивающие красные икринки отливали рубиновым светом.

Подхватив один из бутербродов, Алиса отправила его в рот, и он будто растаял там. Даже пережевывать почти не пришлось.

- Да ты доставай их все! - предложила тетушка.

Алису не пришлось уговаривать. Она глотала бутерброды один за другим, пока не насытилась. Поглаживая живот, Алиса отправилась в ванную комнату. У тетушки ей нравилось. Иногда она даже сожалела, что тетя Лора не ее мать. Приходя к тете Лоре, Алиса каждый раз словно попадала в музей. Вся мебель в этой квартире была не просто антикварная, а тщательно подобранная по стилю и эпохе. Объяснялось это очень просто: тетушка до пенсии по инвалидности работала реставратором на Мосфильме.

Лежа в широкой с пологими краями ванне, Алиса наслаждалась запахом хвои, струящимся над изумрудного цвета водой. Она чувствовала, как хандра сегодняшнего утра постепенно растворяется в ароматизированных запахах, заполонивших ванную комнату.

- Тетя Лора! - весело позвала Алиса.

Открылась дверь, и тетушка вкатила никелированный сервировочный столик На нем стояли ваза с фруктами, два фужера и бутылки со "спрайтом", "колой" и другими тонизирующими напитками.

- Не делай удивленные глаза, - предупредила тетушка, - все безалкогольное.

- Мы что, уже начали отмечать мой день рождения?

- Нет. Отмечать заранее - плохая примета. А вот взять из прошлого все лучшее и перенести в будущее - просто необходимо. Ты зачем меня звала?

Алиса, не ответив, нырнула с головой в изумрудную воду и "смыла" с себя остатки утреннего раздражения. Вынырнув, она засмеялась и сказала:

- Меня обокрали на пляже...

Алиса рассказала тетушке все как было на самом деле. Про дневник она умолчала. Ей пока не хотелось раскрывать тете Лоре свой секрет, о котором никто не знал. Даже подружка Танька. Посвящения, адресованные Косте Мальцеву, в дневнике были зашифрованы. Над каждым таким откровением стоял замысловатый вензель, в котором были искусно запрятаны инициалы К. И. М.

Тетушка разлила по бокалам "спрайт" и спросила у племянницы:

- За что же мы выпьем?

Алиса, не раздумывая, произнесла:

- За телепузиков!

- Хочешь снова стать маленькой?

- Хочу, став взрослой, сохранить способность радоваться, как дети!

- Прекрасный тост. За телепузиков!

Сморщив нос от щекочущих ноздри пузырьков воздуха, Алиса с удовольствием вонзила зубки в мякоть большого спелого персика. Тетушка, опустив в воду кончики пальцев, проверила температуру и спросила:

- Ты пойдешь завтра к двенадцати?

- Куда?

- К "пограничному" столбу.

- Прикалываешься, да?

- Нет.

- Думаешь, он мне все мои вещи вернет? - усмехнулась Алиса.

- Насчет вещей не знаю... А вот то, что Андрей ради тебя с моста готов был прыгнуть, - это дорогого стоит. Ради меня этого никто не делал. И даже не собирался.

- Он меня в одном купальнике оставил, а я как лохушка какая к столбу побегу?!

- Может быть, это не он...

- Ты не знаешь современных пацанов! Ты хочешь, чтобы они оттянулись по полной программе? Гарантию даю, что они спрячутся где-нибудь на пляже за торговым павильоном и будут тащиться, пока я у столба, как дура, светиться буду!

- Ладно. Утро вечера мудренее. Выбирайся, а то вода уже остыла, простудишься... Халат надень.

Тетушка вышла. А Алиса еще немного поплескалась в прохладной воде. Прежде чем выйти из ванны, Алиса, подливая шипящие напитки, перепробовала все яства, стоявшие на сервировочном столике. И только потом вышла из ванны, как Афродита из морской пены. Во время интенсивного растирания полотенцем в голову Алисы пришла простая мысль. "Зачем мне, - обрадовалась она, - стоять чучелом возле "пограничного" столба? В двенадцать часов я проеду на троллейбусе мимо пляжа. И если приколист будет на условленном месте, я выйду на остановке и подойду к нему!"

Из ванной комнаты Алиса выскочила веселой и вприпрыжку, сопровождаемая Цезарем, побежала на кухню. Там уже в воздухе стоял аромат душистого "королевского" чая... Тетушка поставила перед племянницей кусок от праздничного торта.

- Нравится?

- Попробуем!.. Объедение!

Алиса стала с удовольствием поглощать лакомство, весело подначивая тетушку:

- А ведь Андрей меня завтра не дождется!..

- Почему?

- Мне не в чем идти. Костюма от Версаче у меня нет!

- Могу предложить прикид от Элеоноры.

- Кто это?

- Консультантша по костюмам у Бритни Спирс.

- Заливаешь?

- Смотри...

Тетушка повела Алису в комнату и открыла перед ней пузатый шкаф. У Алисы от разноцветья запестрело в глазах. Тетя Лора стала раскладывать на диване и на креслах яркие наряды. Алиса попросила:

- Можно я это все перемеряю?!

- Валяй!

Еще раз удивившись щедрости тетушки, которая сегодня разрешала племяннице все, что раньше запрещала, Алиса, вертясь перед зеркалом, примеряла обновки. Некоторые ей были еще велики. Но несколько вещей оказались впору.

- Откуда у тебя все это?!

- Много будешь знать - скоро состаришься. Что-нибудь понравилось?

- Да! Вот это! И это! И это - тоже ничего!..

- Забирай. Это все твое.

- Спасибо!

Алиса бросилась к тетушке и крепко расцеловала ее в обе щеки.

- Ну вот, - засмеялась тетя, - такой ты мне больше нравишься.

- И я себе тоже! А то меня уже достали и школа и родители!

Алиса взахлеб стала рассказывать тетушке о своих школьных делах:

- У нас в классе уже все девчонки стильно одеваются!

- Так уж и все?

- Почти все! Ты не знаешь, как невыносимо ходить в школу все в одном и том же! А Кэт меняет свои тряпки чуть ли не каждый день! Жалко, что она не увидит меня завтра во всем этом!

Новые наряды словно пробудили Алису от спячки. У нее появилась такая жажда деятельности, что она вскочила с кресла и стала ходить по комнате в поисках возможности практического применения своей фонтанирующей энергии. Тетушка, наблюдая за племянницей, поинтересовалась:

- Чем же достал тебя отец?

- Заставляет меня на все лето уехать в спортивный лагерь!

- А тебе там не нравится?

- Да кому же понравится вставать каждый день в семь утра! А потом зарядка и прочие прелести. Мне это зимой надоело!

- Зато ты стала чемпионкой школы по бегу. Потом ты станешь чемпионкой города. Поедешь на Всероссийские соревнования. Тебе разве не хочется стать чемпионкой Европы, а может быть, и мира?

Алиса не знала, что ответить. Когда она слышала о баснословных гонорарах спортсменов с мировыми именами, ей тоже хотелось стать лучшей из лучших. Этого же хотел и отец. Но в глубине души Алиса чувствовала, что спортивная карьера не для нее. Не дождавшись ответа, тетушка спросила про мать:

- Ну а мама чем тебя достает?

- Стерильностью.

- То есть?

- Требует, чтобы в моей комнате всегда были идеальная чистота и порядок.

- Это плохо?

- Плохо! Это моя комната! И застилать в ней постель или нет - решать мне!

Раздался телефонный звонок. Тетя взяла трубку и приложила музейный экспонат к уху.

- Да. Здравствуй. У меня. Нормально. Не надо. Давай вечерком созвонимся и тогда уже все окончательно решим. Это не наш день рождения. Думаю, Борис поймет. Хорошо. До вечера.

Тетушка положила трубку и мягким, ласковым голосом сообщила:

- Мама твоя звонила. Отец приехал. Они хотят тебя видеть.

Алиса посмотрела на свои босые ноги. Тетушка ответила на незаданный вопрос:

- Пойдешь в кроссовках. Они в прихожей. Скажешь дома, что прежнюю одежду и обувь оставила у меня.

- Все равно же потом все узнается?

- Но перед днем рождения не стоит родителям портить настроение. Согласна?

- Да.

- А вот это возьми с собой. - Тетушка подала пакет, в котором лежала обувная коробка.

- Хотела завтра тебе все подарки подарить, но оказалось, что сегодня они нужнее.

- Что это?

- Не мартинсы. Ой! А про свинцовые примочки-то мы и забыли! Я сейчас!

Тетушка поспешила на кухню. А Алиса, сунув ногу в новенькие "адидасовки", посмотрела на свое отражение. "Полный отпад! - восхитилась она, вертясь перед зеркалом. Но чего-то все-таки не хватает!" Тетя Лора вернулась с каким-то пакетиком серого сыпучего вещества.

- Это бодяга. Инструкция на пакете. Делай примочки почаще, и уже завтра опухоль спадет. А пока надень это...

Тетушка достала из тумбочки солнцезащитные очки и подала их племяннице. Примерив очки, Алиса осталась вполне довольна собой. Окуляры и были тем последним штрихом, который придавал новому имиджу Алисы особый шик Алиса обняла тетушку.

- Спасибо тебе, тетя Лора, за все!

- До завтра, Киска.

Алиса легко сбежала по ступенькам с третьего этажа и остановилась под подъездным козырьком. Она достала из пакета коробку и открыла крышку.

В коробке лежали, словно башмачки Золушки, светлые, изящные, на тоненьком каблучке туфельки. Алиса не удержалась и примерила одну. "Потрясно! - воскликнула она. - Но лучше их мерить с платьем... Вот мама обрадуется!"

Вырвавшееся нечаянно слово "мама" удивило и обрадовало Алису. Она уже давно не называла ее так Пожалуй, с тех пор, как было куплено год назад это единственное воздушное светлое платье с длинными рукавами. Оно так и висело в гардеробе, потому что денег на туфли скопить никак не удавалось. Да и ходить-то, собственно, в нем было некуда.

Идя по улицам в обновах, Алиса ощущала себя шестнадцатилетней. Она видела сквозь темные стекла очков, с какой завистью смотрели на нее проходившие мимо девчонки. И приятная волна блаженства, разливавшаяся по всему телу, делала мышцы еще более упругими и эластичными. А подбородок неудержимо стремился вверх.

Когда Алиса подошла к своему дому, во дворе ее не узнали. Снимать очки ей не хотелось, но и оставаться неузнанной - тоже. Поэтому она не стала заходить в подъезд, а сев на скамейку, закинула ногу на ногу. Покачивая ногой, она стала смотреть на собиравшихся в стайки дворовых девчонок Они подговорили маленького пацана, и тот, присев около Алисы, спросил:



- Ты к кому?

- К себе.

- А откуда?

- Оттуда, - кивнула Алиса в сторону, откуда пришла.

Вопросы иссякли, и пацан вернулся к пославшим его девчонкам. Тогда девчонки сами подошли к подъезду, возле которого сидела Алиса, начертили красным кирпичом классики и стали в них играть. Потом одна из них спросила Алису:

- Будешь?

- Нет.

Голос незнакомки показался девчонкам знакомым. Они бросили играть и стали откровенно ее разглядывать. Бейсболка, закрывавшая большим козырьком полголовы незнакомки, выдала хозяйку. Над козырьком красивыми шелковыми нитками было вышито: "АЛИСА". Да и шелковистые каштановые волосы, выглядывавшие из-под бейсболки, могли принадлежать в этом дворе только Алисе. Самая старшая из девчонок, двенадцатилетняя Аня, изумленно спросила:

- Алис... это ты, что ли?

- Я.

Осмелевшие девочки обступили Алису плотным кольцом и стали разглядывать ее одежду, ища глазами фирменные знаки. Не обнаружив того, что искали, они в замешательстве отступили. Посовещались. А затем Аня, презрительно усмехнувшись, выразила общее мнение:

- Самшит, наверное!..

Сказанное задело Алису за живое. Она, забыв про свою взрослость, вскочила со скамейки и выпалила:

- Дуры вы! Смотрите!

Алиса отстегнула край навороченной куртки, и все увидели вышитую золотистыми нитками блондинку с микрофоном в руке. А для самых непонятливых под рисунком была вышита надпись: "Бритни Спирс". Оставив обалдевших от увиденного девчонок, Алиса в приподнятом настроении вошла в подъезд и нажала на кнопку вызова лифта.

Предки встретили Алису возгласами удивления. Отец сразу же взял быка за рога и сказал:

- Весь спортивный лагерь будет потрясен твоим нарядом!

- Не будет.

- Думаешь?

- Знаю. Я туда на все лето не поеду.

Наступила тишина. Мать поняла, что благоразумнее не вмешиваться в разговор, и ушла на кухню. Отец, глядя в пол, проговорил:

- Что передать Косте?

- Какому? - спросила Алиса, уже зная ответ.

- Мальцеву. Он надеялся, что ты приедешь, и просил передать тебе привет.

Сердце Алисы учащенно забилось. Она смотрела на отца и не верила своим ушам. "Может быть, поехать? - заволновалась Алиса. - Только непонятно, с чего это Косте передавать мне приветы, если он даже ни разу ни о чем со мной не разговаривал?"

- По-моему, он даже приготовил тебе какой-то подарок, - сказал отец, уже глядя Алисе в глаза. - И собирался завтра тебе его вручить.

- Он придет к нам домой?!

- Нет. Он думал, что ты завтра сама приедешь в лагерь.

- А откуда он узнал про мой день рождения?

- Я сказал. Должен же я был как-то объяснить своей команде, почему в разгар тренировок я срываюсь в город. Костя как капитан команды остался за меня, но завтра я обещал вернуться. Вместе с тобой.

Алиса была в замешательстве. Пять минут назад она наотрез отказалась ехать в спортивный лагерь. А теперь из-за Кости соглашаться? Выручил ее отец. Он не стал настаивать на своем прежнем решении, а предложил новое, компромиссное:

- Ты можешь поехать ненадолго. Вернешься в город, когда захочешь. Едешь?

- Да! - обрадовалась Алиса. - Сегодня поедем?

- Завтра. После обеда. Раз уж я оказался в городе, надо захватить с базы дополнительный спортинвентарь. Есть будешь?

- Нет. Я у тети Лоры поела.

- Ладно. На пляж пойдем после обеда?

Вспомнив свои пляжные приключения, Алиса хотела сказать "нет", но тут же передумала. Она решила повести отца на то место, где тусовались "хомяки". Пусть они посмотрят на настоящего мужчину! Ведь никто из них не будет знать, что это ее отец!

"Жаль, что Танька приедет только завтра вечером! - сожалела Алиса. Как хочется чтобы она обалдела, увидев на мне шмотки, какие носит Бритни Спирс! Надо на всякий случай ей позвонить!"

Набрав номер Танькиного телефона, Алиса услышала нудные, однотонные длинные гудки. Положив трубку, она пошла в свою комнату и стала ждать, когда отец пообедает. Ей не терпелось снова оказаться среди людей, чтобы снова и снова ловить на себе их восхищенные взгляды.

Не раздеваясь, Алиса легла на заправленную матерью кровать. Когда ей надоело смотреть на потолок, она стала осматривать свою комнату. Скользя взглядом по корешкам книг, стоявших на стеллаже, Алиса наткнулась на фотоальбом. Сходив за ним, она снова улеглась на кровать и открыла первую страницу. Странно было смотреть на себя маленькую. Не верилось, что этот лягушонок, лежащий на махровом полотенце, и есть она, Алиса. Под фотографией маминой рукой было написано: "Киске - полгода".

Алиса перелистнула подряд несколько снимков и остановила свой взгляд на постере, которым она дорожила больше всего. Глядя на улыбающегося Костю, Алиса захотела, чтобы завтра наступило как можно скорее. За дверью раздался голос отца:

- Алиса!

- Иду!

Сунув в карман зеркальце и расческу, Алиса быстро вышла из комнаты. У нее было прекрасное настроение. Выйдя из подъезда, Алиса предложила:

- Пойдем пешком?

- С удовольствием, - ответил отец.

Они прошли мимо девчонок, все еще тусовавшихся возле Алисиного подъезда. Девчонки словно ждали ее появления. Замерев, они уже более внимательно стали всматриваться в чумовой прикид а-ля Бритни Спирс, стараясь запомнить каждую деталь, каждую линию покроя.

Пройдя сквозь строй восторженных глаз, Алиса почувствовала себя еще более счастливой. Чтобы не идти до пляжа молча, она спросила:

- Как твои тренировки?

- Отлично! Ребята выкладываются так, что любо-дорого посмотреть!

Алиса знала, о чем спросить. Отец мог часами говорить о своих питомцах, об их успехах и неудачах, лишь бы было кому слушать. Поэтому полчаса для обоих пролетели незаметно.

На прежнем месте "хомяков" не было. Отец удивленно посмотрел на дочь, остановившуюся около сиротливо стоящего железного грибка, и спросил:

- Ты что, сменила место?

- Что?..

- Я говорю, ты уже не загораешь около своего "пограничного" столба?

- Столба?..

- "Что?, Столба?", странная ты сегодня какая-то...

- Я?..

- Да. Случилось что-нибудь?

- Нет. Просто мне хотелось кое-кого здесь увидеть.

- Кого?

- Их все равно нет. Пойдем к "границе"...

Отец и Алиса пошли по асфальтовой дорожке. Скучающие загоравшие с любопытством провожали стильную девочку и ее спортивного спутника. Как правило, местные в такой одежде на пляж не приходят, и загоравшие с удовольствием гадали, откуда к ним в город могли залететь эти две птицы?

Девицы с мобильным телефоном лежали на прежнем месте. Они, как по команде, развернулись в сторону Алисы. Брюнетка спросила у своей подруги:

- Цирк приехал?

Блондинка засмеялась и ответила:

- "Джунгли зовут"!

"Крашеные", конечно же, не узнали "собирательницу" пустых бутылок Алиса в ответ на их приколы спросила у отца:

- А облезлые кошки бывают блондинками или брюнетками?

Оценив прикол дочери, он ответил смеясь:

- Они бывают крашеными!..

Алисино излюбленное место не было занято. На него редко кто посягал, потому что от столба к реке был крутой спуск и загорать лежа здесь было не очень удобно. Отец быстро разделся.

- Догоняй! - крикнул он и помчался к реке. Но Алиса раздевалась не спеша. Она не собиралась сломя голову бежать за отцом. Для нее и одного случая с украденной одеждой было предостаточно. Прислонившись спиной к столбу, не снимая солнцезащитных очков, она рассматривала лежащих внизу поджаристых горожан. Знакомого пенсионера среди них не было. "Жаль, подумала Алиса, - я бы сейчас с ним с удовольствием поболтала".

Пятерней зачесывая назад мокрые волосы, к Алисе приближался отец.

- Ты что, не будешь купаться?

- Буду. Жду тебя. Покарауль вещи, ладно?

- Ладно, - удивился отец.

"Стесняется она, что ли, меня? - подумал он, глядя на взрослеющую с каждым днем дочь. - Вроде бы пока не с чего..." Алиса, вспомнив, что не сняла очки, вернулась к отцу и положила их на свою одежду. Только сейчас отец заметил кровоподтек под глазом. Он с беспокойством спросил:

- Кто это тебя?

- Не кто, а что, - ответила Алиса и побежала к реке.

Нанырявшись, она легла на спину и, слегка покачиваясь на волнах, стала смотреть в бездонную синеву неба. Затем, подгребая слегка ладонями, она поплыла к буйку.

Слегка стукнувшись о буек головой, Алиса услышала, как он ответил:

- Привет!

Обернувшись, она увидела Андрея, лежащего на воде с другой стороны буйка. Вихрь разных противоречивых мыслей завертелся в голове Алисы. Первым ее спонтанным желанием было огреть Андрея буйком по голове. Тем более что утром он сам предлагал сделать нечто подобное. Но тут же вспомнилось тетушкино "может быть, это и не он украл вещи". Алиса повертела головой в поисках других волейболистов. Их не было. Она посмотрела на безмятежное лицо Андрея, и ей очень захотелось отыграться на нем за свои сегодняшние утренние приключения. Но она не знала, как это сделать. Хотелось наорать на него, обозвать по-всякому, но все равно и этого ей было бы мало.

Наконец она решилась на простое, но эффективное средство. Держась одной рукой за буек, другой рукой Алиса схватила парня за волосы и окунула его голову в воду. Он стал барахтаться под водой, пока не сообразил, что Алису тоже можно потащить за собой. Некоторое время они еще сражались под водой, потом одновременно вынырнули на поверхность. Уцепившись за буек, тяжело дыша, они смотрели друг на друга. Первым заговорил Андрей:

- Ты что - перегрелась?

- Вор!

- Что я украл?

- Все!

Глядя на пылающие яростью глаза девчонки, он спросил:

- Что случилось?

- Не прикидывайся! Если память отшибло, спроси у своих дружков!

- Тебя как зовут?

Не твое дело!

- Послушай, "Не твое дело", ты можешь объяснить, что произошло?!

Алиса хотела плыть к берегу, но в голове у нее опять возникло это "может, это не он...". Ничего не отвечая, девочка стала пристально смотреть в глаза Андрея, ожидая, что он смутится и отведет взгляд. Тогда бы это служило доказательством его вины. Но парень смотрел спокойно, ожидая ответа. Это спокойствие разозлило Алису. Игра в "гляделки" ничего не дала, и Алиса, стукнув ладонью по воде, направила брызги в лицо Андрея.

- Не понимаю, ты чего бесишься?!

Ничего не ответив, она поплыла к берегу.

Андрей последовал за ней. Думая, что он отстанет, Алиса бегом стала подниматься к отцу. Уже у самого столба услышала за спиной голос парня:

- Здравствуйте!

- Здравствуй, - ответил удивленно отец.

- Я нечаянно попал в лицо вашей дочери волейбольным мячом...

- Бывает, - согласился отец.

Это отцовское "бывает" еще больше подогрело Алису. "Вместо того чтобы заступиться, - кипятилась она, - он еще и оправдывает этого вора!" Оставив так быстро подружившихся мужчин, Алиса пошла по асфальтовой дорожке. Она слышала, что отец и парень о чем-то спокойно говорят, но разобрать, о чем именно, не могла. Думая о том, что же делать дальше, она и не заметила, как снова оказалась возле "крашеных". Блондинка, гася очередную сигарету, снизошла до разговора с "собирательницей":

- Все еще тут ошиваешься?.. Говори, куда звонить.

- Уже не надо.

- Поймала вора?

- Да.

- А где же синяк под вторым глазом?

- Завидуете? Получите!

Алиса знала, что "крашеным" ее ни за что не догнать. Поэтому она, подцепив ногой гальку, рассыпанную возле асфальтовой дорожки, швырнула мелкие гладкие камешки в лежащих девиц. Не ожидавшие такого ответа, те не успели увернуться, и камешки впились в их лица. Брюнетка вскочила первой и заорала:

- Ну, стерва!

Убежать Алисе не удалось. Блондинка метнулась к девчонке и, ухватив ее за ногу, дернула к себе. Алиса поняла, что сейчас заполучит не только второй синяк, но и, возможно, пару сломанных ребер. "Крашеные" подмяли Алису под себя. Но на этом все и кончилось, потому что сверху раздался голос Андрея:

- Лежать!

Приказ прозвучал настолько жестко, что девицы предпочли выполнить его. Андрей протянул руку Алисе и помог ей подняться. "Крашеные" остались лежать. Он отвел ее в сторону и усадил на стоявшую между деревьями скамейку. Потом вернулся к лежавшим неподвижно девицам. Присев возле них на корточки, он что-то тихо спросил. Те, оправдываясь, стали ему что-то объяснять. Выслушав их, Андрей поднялся и подошел к Алисе. Девицы, торопливо собрав вещи, тут же ушли с пляжа. Невооруженным глазом было видно, что для "крашеных" Андрей - авторитет.

Присев рядом с Алисой, он попросил:

- Расскажи мне, как все было.

- Да что рассказывать!

- Пожалуйста.

- Когда я вернулась к вещам, их уже не было. И твоей футболки тоже!

- Ее мои ребята забрали, когда на тот берег поплыли.

- Зачем?

- Зачем футболку забрали?

- Зачем поплыли?

- Ну... хобби у нас такое - реку переплывать.

- Ты плаванием занимаешься?

- Нет.

- А чем?

- Другим видом спорта.

- Каким?

Андрей улыбнулся и заговорщически прошептал:

- Поиском пропавших вещей.

- Ты - сыщик, что ли?

- В некотором роде. Ты мне телефончик оставь. Найду вещи - сразу же позвоню.

- Я завтра уезжаю в спортлагерь.

- Надеюсь, что я найду их еще сегодня.

"Вряд ли, - подумала Алиса, - у людей и не такие вещи пропадают! Годами ищут! И все равно не находят!"

Андрей словно угадал, о чем она думает, и сказал:

- Ищут чужие вещи, а я - свои.

- Свои?!

- Да. Потому что я теперь вдвойне твой должник. Из-за меня ты ходишь с фингалом. Из-за меня у тебя пропали вещи. А я не привык оставаться в долгу. Ни перед друзьями, ни перед врагами. Значит, завтрашний визит к твоей маме отменяется?

- Почему?

- Ты ведь уезжаешь.

- После обеда.

- Понял. А отец твой не будет против?

- По-моему, ты ему понравился.

Алиса глянула в сторону отца и замерла от неожиданности: его около столба не было. Она посмотрела на реку и увидела отца на его излюбленном месте - на середине реки. Вскочив со скамейки, Алиса бросилась к "границе", с каждым метром ускоряя бег, будто бежала стометровку. У столба вещей не было! Они исчезли! Бессильно опустившись на песок, она закрыла лицо ладонями и расплакалась.

Вдруг Алиса почувствовала, как маленькие пальчики уцепились за ее мизинцы и попытались развести ее руки в стороны. Она не стала сопротивляться. Открыв заплаканные глаза, Алиса увидела перед собой маленькую девочку. Малышке было, наверное, года три или чуть больше. Гладя Алису по заплаканному лицу, она приговаривала:

- Не плачь... Пойдем, я покажу тебе тридевятое царство...

Малышка потянула Алису за собой, и та покорно пошла, осторожно ступая по песчаному откосу. Она чувствовала себя такой же слабой и беззащитной маленькой девочкой, как эта малышка. Ей даже показалось, что девочка очень похожа на нее и теперь эта маленькая Алиса ведет за руку глупую, зареванную большую Алису.

Малышка привела Алису к берегу реки, где находилось построенное из песка "тридевятое царство". Обнесенное крепостной стеной, оно выглядело довольно эффектно. Мама девочки, наверное, была художницей или архитектором. Очень уж стройные, красивые дома стояли вокруг небольшого озера, окруженного сделанными из веточек деревьями. Были тут и улицы, выложенные мелкими, гладкими камешками.

Мама малышки доделывала из дощечек подвесной мост через ров, наполненный водой. Рядом с "тридевятым царством" лежала одежда Алисы.

- Твой отец, - сказала Художница, - попросил присмотреть за вещами, и мы решили с Настюшей перенести их сюда, чтобы они все время были у нас перед глазами.

- А можно мне вам помогать? - спросила Алиса.

- Мама, а может эта девочка построить корабль? - спросила малышка.

- А ты спроси у нее, - ответила, улыбаясь, женщина.

- Ты построишь? - спросила малышка у Алисы.

- Я попытаюсь... А из чего? Из песка?

- Из чего хочешь. Только чтобы с парусами и с Принцем.

- А я пока, - раздался голос Андрея, - буду строить гавань. Можно?

- Мам, про что он сказал?

- А почему ты у меня спрашиваешь?

- Дядь, ты про что сказал?

Андрей присел около малышки и, вытянув руку, показал на речной вокзал.

- Видишь, за мостом стоит корабль у берега?

- Вижу.

- Место, куда подплывают корабли, как называется?..

- Речной порт!

- Правильно! А вода вокруг этого места называется - гавань. Поняла?

- Да!

- Построить гавань?

- Построй!

- Только сначала я помогу Алисе найти материал для постройки корабля. Ладно?

- Какой Алисе?

- А вот она стоит перед тобой. Познакомьтесь.

Малышка протянула руку и сказала:

- Настюша...

- Алиса... - ответила Алиса, осторожно пожимая маленькую ручку.

- А пока, - улыбнулся Андрей, - мы отправимся на поиски стройматериала. Идем?

Андрей подал Алисе руку. Но она не решилась протянуть свою. Даже наоборот, будто испугавшись чего-то, спрятала руки за спину. Настюша решительно взяла руку Андрея, потом руку Алисы и сказала:

- Я тоже пойду с вами! Куда идти?

- Туда, - ответил Андрей и показал в сторону речного порта.

- Это далеко. Я устану.

- А я тебя понесу на плечах!

- Вы в самом деле пойдете к речному порту? - спросила мама Настюши.

- Да нет. Только до моста. Отпускаете?

- Отпускаю.

Настюша, как буксир, потянула Алису и Андрея за собой. Обратно они вернулись быстро. Малышка, болтая ногами, сидела на плечах у Андрея. В руках Алисы был кусок белого пенопласта. Опустив малышку на землю, Андрей пообещал:

- Я быстро!

Он ушел в сторону водной станции с красивым названием "Летучий голландец". Алиса вертела в руках пенопласт, прикидывая, какую форму придать кораблю.

Из воды вышел отец. Доставая из спортивной сумки полотенце, он поблагодарил Художницу:

- Спасибо! Алиса, искупнешься?

- Нет.

- Тогда идем?

- Куда?

- Домой!

- Я здесь побуду, папа!

- Полотенце тебе оставить?

- Не надо.

- Тогда пока?

- Пока.

Не одеваясь, отец перекинул через плечо сумку с одеждой и на прощание сказал:

- Если передумаешь, я еще некоторое время побуду на баскетбольной площадке, мячом постучу.

Достав из сумки мяч, который он всегда носил с собой, отец направился к площадке, огороженной металлической сеткой. На ходу он подбрасывал мяч в воздух, видимо таким образом заманивая к баскетбольным щитам потенциальных игроков.

Андрей вернулся с пакетом в руках. Первым предметом, который он извлек из него, был складной нож. Андрей так искусно подкинул его в воздух, что, пока нож летел, лезвие, сверкнув на солнце, выскочило наружу. Андрей тут же ловко поймал нож за рукоять. Малышка удивленно воскликнула:

- Как бабочка!

- Верно, - согласился Андрей, - это американский нож, и американцы так и называют его - "бабочка"!

Он протянул нож Алисе, а затем достал из пакета тоненькие палочки, нитки, ножницы и кусок алого шелка. Разложив все это на пакете, он спросил у Настюши:

- Годится все это для твоего корабля?

- А что "это"?

- Ты же говорила, что паруса нужны?

- Говорила!

- А что это будет за корабль без алых парусов, если на нем приплывает прекрасный Принц! Верно?

- Верно!

- Попросим маму, чтобы она нам помогла?

- Да!

- Всем работу нашел! - засмеялась Художница.

- А я и сам на работе. Тружусь охранником в "Летучем голландце".

- А не молод ли ты для охранника?

- Восемнадцать. Хотя многие говорят, что я выгляжу на пятнадцать.

- В общем, да, - согласилась Художница. - А это не мешает работе?

- Наоборот! Помогает. Потенциальный злоумышленник, выражаясь языком инструкции, недооценивает моих возможностей, что и дает мне преимущества в любой ситуации.

- И часто возникают эти ситуации?

- Редко. В городе нас знают. А гастролеры "наезжают" нечасто. Ну что, Настюша, я начинаю строить мачты.

- А я что буду? - спросила Настюша.

- Помогать всем нам: маме, Алисе и мне. Вот... подержи здесь, пока я перекладину к мачте буду привязывать...

Вырезая из пенопласта корпус корабля и прислушиваясь к разговору новоявленного охранника с мамой Настюши, Алиса все больше хмурилась. Узнав, что Андрею уже восемнадцать и что он уже работает, она была готова к тому, чтобы, как и Настюша, называть его дядей. Алиса вдруг поймала себя на том, что невольно все чаще сравнивает Андрея с Костей. Они были почти полной противоположностью. Костя - молчаливый, выглядит намного старше своих лет. Этот - разговорчивый и ведет себя как мальчишка. Только, пожалуй, взгляд у них у обоих был одинаковый волевой и целеустремленный!

"Расхвастался! - думала Алиса об Андрее. - Разулыбался! Все я да я! Костя ни за что бы не стал так выставляться!" Алиса попыталась рассердиться на Андрея. Но у нее ничего не вышло. С каждой минутой Андрей нравился ей все больше и больше! Тогда она рассердилась на себя. Ей казалось, что она предает Костю, сравнивая его с Андреем.

Алиса отвернулась от говоривших и постаралась сосредоточиться на своем корабле. У нее уже получились нос, борта и корма. Теперь она трудилась над палубой, стараясь, чтобы это судно стало очень похожим на тот корабль, который сегодня возник в ее воображении перед ударом мяча.

Алиса закрыла глаза, и снова по безбрежному океану ее фантазии поплыл красавец корабль. И снова она в форме юнги стоит на капитанском мостике рядом с капитаном. Она с гордостью посмотрела на своего командира и увидела под капитанской фуражкой лицо... Андрея! Алиса от неожиданности даже открыла глаза, видение исчезло.

Алиса снова зажмурила глаза, стараясь думать только о Косте. И на капитанском мостике возник Костя. Он скомандовал:

- Курс - спортлагерь!

- Есть, капитан!

Алиса сверила по компасу путь, по которому шел корабль. Стрелка компаса четко указывала на то, что корабль полным ходом идет к... водной станции "Летучий голландец"! Алиса растерянно посмотрела на капитана. На капитанском мостике опять стоял Андрей!

- Красиво получилось!..

Алиса открыла глаза и увидела уже наяву заглядывающее через ее левое плечо лицо Андрея.

- Ага! - радостно воскликнула Настюша, заглядывающая через правое плечо сидящей на песке Алисы. - Только надо дырочки сделать!

- Какие дырочки? - обрадовалась Алиса Настюшиному вопросу.

Малышка провела пальчиком вдоль борта корабля.

- Иллюминаторы! - догадался Андрей. - Можно, я их сделаю?

Пожав плечами, она ответила:

- Можно.

Когда Алиса передавала Андрею корабль, их пальцы встретились под днищем судна. И в ту же секунду по позвоночнику Алисы пробежал холодок. Боясь посмотреть на Андрея, она поспешно убрала свои пальцы. А он, будто и не заметив этой поспешности, спросил:

- Я возьму нож?

- Да.

Нож лежал у Алисы на коленях. Она могла бы и сама подать его Андрею. Но тогда их пальцы встретились бы снова. Алиса уже второй раз за день спрятала руки за спину. Но получилось еще хуже. Андрей, беря нож, лежавший рядом с купальником, коснулся пальцами ее ног. И тут уже не холодок, а озноб мелкой дрожью пробежался по всему ее телу.

"Что со мной? - болезненно отозвалось на озноб ее учащенно забившееся сердце. - Он ведь мне никто! Чего я трясусь?! Мне нравится Костя! Я люблю его больше всех на свете! Надо идти домой!"

Алиса собралась было уже уходить, но почему-то продолжала сидеть на месте. Наблюдая за тем, как Андрей делает дырочки, Настюша легла грудью на колени Алисы и завороженно смотрела на посверкивающее лезвие ножа. Алиса тоже смотрела не отрываясь. Сверкающая сталь притягивала к себе взгляд, как магнит. Алиса любила так же вот долго смотреть на пламя костра. А потом на остывающие угли, по которым можно было гадать не хуже, чем на чайной заварке.

Увлекшись, Андрей стал насвистывать мелодию из "Кармен-сюиты". И Алиса вспомнила, что ей напоминает двигающийся в разных направлениях нож. Он ей напомнил виденный по "ящику" балет "Кармен". Там Хосе в обтянутых белых блестящих трико выделывал такие же замысловатые "па", как и нож в руках Андрея. Смотреть под музыку Родиона Щедрина на танцующий нож стало еще интереснее.

- Ты что смеешься? - очень серьезно спросила Настюша Алису.

Вопрос малышки застал Алису врасплох. Она и не заметила, что, оказывается, стала улыбаться, глядя на стального танцора. Пока Алиса думала, как же выйти из неловкого положения, Андрей тоже рассмеялся и ответил за нее:

- А это не она смеется!

- А кто? - удивилась малышка.

- Солнечные зайчики, которые танцуют на ноже. Они потанцуют, потанцуют, а потом как прыгнут прямо на Алису! Смотри!..

Андрей направил солнечных зайчиков на глаза Алисы. Она сощурилась и засмеялась.

- Видела?!

- Ага! А мне?

- Пожалуйста!

Андрей посветил на Настюшины глаза, и она тоже радостно засмеялась.

- Настюша, - сказала мама, - знаешь, что?

- Что?

- Пока мы доделываем корабль, ты придумай ему название, ладно?

- Ладно!

Алисе так приятно было находиться с этими незнакомыми ей людьми, как будто она дружит с ними уже давным-давно!

Пока Андрей устанавливал на палубе мачты с парусами, Алиса сделала из оставшихся палочек Принца и обмотала эти палочки цветными нитками, которые принес Андрей. Корабль был уже готов, а Настюша все еще пребывала в творческом поиске. Андрей шепотом, чтобы не отвлекать малышку, спросил у Алисы:

- Как назовем Принца?

Алиса сразу же вспомнила Костю. Но называть при Андрее Принца Костей было неловко, и она спросила:

- А как звали... ну, того, который приплыл за Ассоль?

- Грей.

- Ну и пусть он будет Грей. А как его корабль назывался?

- Не помню...

И тут Настюша, радостно улыбаясь, выдала:

- Я придумала название!

- Какое же? - спросила мама.

- "Веселый"!

- Как, коллеги, принимаем это название?

- Принимаем! - дружно, в один голос ответили Андрей и Алиса.

Андрей, разгребая песок руками, стал сооружать гавань. Настюша принялась ему помогать. Алиса и Художница тоже включились в работу. Гавань получилась больше, чем все "тридевятое царство". Речная вода с шумом заполнила все пространство гавани. Андрей объявил:

- К торжественному спуску на воду корабля "Веселый" готовы?

- Готовы! - крикнули не только Настюша, ее мама и Алиса, но и все детишки с пляжа, привлеченные необычайной церемонией.

- Жаль, шампанского нет, - пошутил Андрей и спустил корабль на воду.

Легкий ветерок, словно морской бриз, стал слегка покачивать корабль, и возникала иллюзия, что он плывет, стоя на месте.

- Ура! - закричала Настюша, и ее крик подхватили все дети. А взрослые смотрели на детей с легкой завистью и по-детски улыбались.

- Андрей! - прозвучал рядом с Алисой голос какого-то парня.

Краем глаза она увидела, что позвавший намного старше Андрея. Парни отошли в сторону. Поговорили о чем-то, потом Андрей обратился к Алисе:

- Тебя можно на минуточку?

- Да.

Андрей подвел ее к незнакомому парню и попросил:

- Перечисли, пожалуйста, все вещи, которые у тебя пропали. И в сумке тоже.

"Интересно, - подумала Алиса, - про сумку я ему вроде бы ничего не говорила. Неужели уже нашли что-нибудь?"

- Ну... топик, юбка, сланцы. Вроде все.

- А в "ди-джейской" сумке?

"Точно, нашли, - обрадовалась Алиса, - раз он уже знает даже, какая сумка у меня была!"

- Журнал "Кул Гёл", будильник...

Парни удивленно переглянулись. С будильником на пляж? Круто!

- Ну и мелочь разная...

- Деньги были?

- Да.

- В кошельке?

- Да.

- Опиши, как выглядел кошелек.

- Ну, размером с мою ладонь. Светло-коричневого цвета с металлическими защелками золотистого цвета.

- Прямоугольный, квадратный?

- Почти квадратный.

- Есть какие-то особые приметы?

- Внутри...

- Да говори, не стесняйся. Это нужно для дела.

- В общем, там один край зашит светло-коричневыми нитками.

- Верхний, нижний?

- Нижний.

- Деньги были?

- Да.

- Сколько?

- Шестьсот рублей.

- Ровно?

- Да.

- Какими купюрами?

- Четыре, нет... пять стольников и два полташа.

- Пять по сто рублей и две по пятьдесят?

- Да.

Андрей вопросительно посмотрел на парня. Тот утвердительно кивнул и сказал:

- Все сходится.

Андрей испытующе посмотрел на Алису и спросил:

- Ты все назвала?..

- Все, - сказала Алиса и опустила глаза. Не могла же она сказать Андрею про свою тайну.

- Тогда, Дима, дневник не ее.

- Какой дневник? - нерешительно произнесла Алиса.

- Алиса, я же тебя просил назвать все предметы, которые у тебя пропали. Был дневник?

- Был...

- Рассказывай.

Алиса описала, как выглядел дневник и что было на первой странице...

- Теперь все? - спросил Андрей. - Или еще что-нибудь "забыла"?

- Теперь - все! - твердо сказала Алиса.

- Тогда одевайся и пойдем с нами. Не торопись. Мы подождем.

Алиса вернулась к Художнице, оделась и перед тем, как уйти, замявшись, сказала:

- Спасибо. У вас очень хорошая дочка...

- И ты нам с Настюшей тоже понравилась. Ты приезжая?

- Нет. Просто я бываю здесь только по утрам...

- Из-за?.. - намекнула Художница.

- Да, - смущенно ответила Алиса, предполагая, что женщина намекает на ее нескладную фигуру.

- Напрасно! - возразила та. - Тебе ведь тринадцать?

- Да...

- Для своих лет ты выглядишь гораздо интереснее многих своих сверстниц. А если хочешь окончательно избавиться от своего комплекса неполноценности, приходи в модельное агентство "Золушка".

Алиса, склонив голову набок, скептически улыбнулась, давая понять, что такого рода агентства не для таких, как она. Да и родители ей не смогут выдавать таких денег, чтобы ежемесячно оплачивать "модельные" счета. Разве что тетя Лора расщедрится?

- Придешь? - спросила мама Настюши.

- Нет... До свидания.

- Счастливо!

Андрей и Дима привели Алису в офис фирмы "Летучий голландец". Впервые оказавшись в отделанном под европейский дизайн помещении, Алиса почувствовала себя неуютно. Все здесь для нее было холодным и чужим. "Как здесь работает Андрей? - удивилась она. - Нет ни одного кусочка дерева. Сплошной пластик и металл. И цветы - все искусственные. И Дима тоже какой-то искусственный. Когда говорит, у него движется только рот. А глаза - точно мертвые..."

- Садись, - предложил Андрей, указав ей на кресло.

Алиса села и почувствовала, как кресло будто опустилось вниз. Она изменила слегка положение тела, кресло на этот раз, наоборот, чуть-чуть поднялось вверх. Алиса стала незаметно, упираясь о подлокотники, приподниматься, и кресло стало подниматься тоже. Оно будто дышало, реагируя на вес Алисы. Андрей подошел к шкафу, и дверцы сами разошлись в разные стороны. Зажегся ровный матовый свет. Андрей достал вещи Алисы и ее сумку.

- Проверь, все ли на месте.

Заглянув в сумку, Алиса увидела дневник, и у нее посветлело на душе.

- Все цело.

- Забирай.

- Мне надо написать что-нибудь?

- В книгу "жалоб и предложений"?

- Я - вправду. Написать, что ничего не пропало, например...

- Ты же не в милиции. Это там - опись имущества, протокол и прочее. Для нас главное, чтобы на нашей территории был порядок.

- А разве и пляж - ваша территория?!

- Официально пока нет. Но будет. Так что мы возвращаем тебе твое "богатство" и приносим извинения за этот инцидент.

Алиса встала с дышащего кресла, сложила в сумку одежду.

- Спасибо вам.

- Идем. Я тебя немного провожу.

Алиса повернулась к Диме:

- До свидания!

- Всего.

И опять ни один мускул не дрогнул на его лице. Андрей и Алиса вышли из офиса. Шагая вдоль берега к выходу, Алиса увидела внизу у причала убогого вида забугорный катер. Он был какой-то странной конструкции: высокая, длинная мачта без парусов торчала посередине куцего, тупоносого, как бульдожья морда, корпуса. Рядом с мачтой находилась капитанская кабина, из которой вниз вела винтовая лестница. Через стекла кают-компании, находившейся под капитанской кабиной, был виден стоящий посередине прямоугольный стол в окружении диванчиков, обтянутых гобеленом. Алиса даже и предположить не могла, что однажды она окажется в утробе этого так неприятно поразившего ее судна.

- Зря смотришь на этого красавца, - усмехнулся Андрей, - чтобы попасть на него, нужны доллары.

- Я бы и за рубли не согласилась.

Андрей подвел Алису к полукруглой площадке, окруженной балюстрадой, и показал на стоявшие около другого причала пластмассовые весельные лодки.

- Хочешь, покатаю?

- Нет.

Ей, конечно же, очень хотелось покататься. Но не с Андреем, который сейчас стоял рядом. Окружавшие искусственные строения будто заковывали его душу в холодный панцирь. Он вроде бы и улыбался, но совершенно не так, как на пляже, когда они все вместе строили "Веселого".

- Я пойду.

- До завтра.

- Завтра я уезжаю.

- После обеда. Я помню.

- Я решила уехать утром.

- Тогда я позвоню твоей маме по телефону и все ей объясню. Кстати, ты мне еще не дала свой номер телефона.

- Ей все объяснит отец.

Андрей помолчал, потом, глядя на Алису, задумчиво произнес:

- Значит, ты решила оставить за мной один должок...

- Я не понимаю. Вещи ты мне вернул. Спасибо. Что еще?

- Завтра у тебя день рождения. Получается, что я не смогу тебе ничего подарить?

- Ты разве должен дарить?

- Да.

- Почему?!

- Я так устроен.

- Это Дима так устроен, а ты ведь совсем другой! Ты - живой! Ты мне ничего не должен!

- Утром я испортил тебе настроение, расстроил тебя. А теперь я хочу исправить свою ошибку. Что же тут непонятного?

- Извини. Но я все равно ничего не понимаю! Не понимаю, почему мне родители твердят чуть ли не каждый день: "Ты должна!" Как будто я и родилась только для того, чтобы быть все время у кого-нибудь в долгу! Дома - должна! В школе - должна! А теперь еще и перед тобой должна! Должна принять от тебя подарок?! Может быть, когда я стану такой же старой и понятливой, как вы, я тоже буду делать всех других людей должниками. Но сейчас я не хочу! И не буду!

Алиса быстро, не оглядываясь, пошла к выходу. Андрей остался около балюстрады.

Всю дорогу до самого дома Алиса мысленно продолжала спорить с Андреем, доказывать ему, что он не прав. Но войдя во двор, она вдруг увидела одноклассника Антона, сидевшего на скамейке возле ее подъезда. Алиса круто повернула обратно и пошла к троллейбусной остановке.

"Этот-то откуда взялся?! - возмутилась она. - Интересно, почему он меня не догоняет? Не узнал, наверное! И куда мне теперь идти? Опять к тете Лоре? Не хочется. А если махнуть к Таньке в деревню? На одну ночь? А завтра утром - домой? До обеда успею приехать. И сразу - в спортлагерь!"

Алиса знала, что родители, если начать у них отпрашиваться к Таньке, никуда ее не отпустят. Можно было бы попробовать тетю Лору перетянуть на свою сторону. Но тетушка, наверное, побоится брать на себя ответственность. Остаются два варианта: болтаться по улицам до тех пор, пока очкарик не слиняет от подъезда, или... поехать на автовокзал и махнуть к Таньке. Ведь из Танькиной деревни можно позвонить по телефону домой, предупредить, чтобы предки не волновались.

Алиса села в первый подъехавший троллейбус, даже не посмотрев, какой на нем номер. Внутри у нее все дрожало, как в детской погремушке. До сегодняшнего дня она даже и подумать не могла о том, чтобы уехать из дому на целую ночь. Да и сейчас Алиса не была уверена, что решится на столь отчаянный поступок.

К Алисе подошла кондукторша и с неприязнью в голосе спросила:

- Проездной?

- Нет.

- Тогда выходи!

- Зачем?

Алиса стала доставать из сумки кошелек, но кондукторша уже вошла в раж.

- Ты поговори мне еще, сопля! Нацепила на себя шмотье заграничное и думаешь, что никто тебе уже не указ? Вася, тормози! Тут малолетку высадить надо!

Алиса протянула кондукторше пятьдесят рублей. Та профессиональным жестом кассирши из супермаркета вырвала у Алисы деньги и, оторвав билет, стала отсчитывать сдачу. Считала она долго, потому что старалась отыскать такую мелочь, чтобы самой крупной монетой была десятикопеечная. Мелочь уже не умещалась на ладони, и кондукторша, достав из кондукторской сумки пакет из-под молока, ссыпала в него монеты. Закончив считать, она протянула пакет Алисе и приказала:

- Раскрой кошелек!

- В него не поместится.

- Тогда сделаем так!

Кондукторша опрокинула пакет с мелочью над сумкой Алисы, и монеты медным дождем посыпались вниз. Туда же она бросила и билет.

- А теперь извинитесь, - сказала Алиса спокойным голосом.

Кондукторша так и впилась глазами в Алисино лицо. Пальцы у нее шевелились. Чувствовалось, что если бы Алиса попалась ей в темном переулке, то кондукторша поговорила бы с ней по-другому. Презрительно скривив губы, она пробормотала:

- Очки бы сняла, когда с людьми разговариваешь...

- Извинитесь немедленно! - сказал побагровевший от гнева пожилой мужчина, сидевший у окна.

Кондукторша поначалу опешила от неожиданности. Но, взяв себя в руки, перешла в контрнаступление:

- Ты что, не видишь, кого защищаешь? Да такая через тебя, больного, перешагнет, а то еще и ноги об тебя вытрет!

Пожилой поднялся с места и пошел к водительской кабине. Отодвинув в сторону дверь, он спросил у водителя:

- Как ее фамилия?

Что водитель ответил, не было слышно. Только после этого ответа пожилой достал из кармана пиджака какое-то удостоверение и показал его водителю. Тот взял в руки микрофон и объявил:

- Машина следует в парк!

Кондукторша заволновалась:

- Почему в парк, Вася?

Водитель по микрофону ответил:

- Увольняют тебя, Даша!

С кондукторшей произошла разительная перемена. Из матерой и наглой она превратилась в блеющую овечку:

- Как же так, граждане? Ведь план-то делать надо? Вот и приходится строгость применять. Ведь весь день на ногах... Бывает и перегнешь палку.

Кондукторша подошла к Алисе:

- Девочка, прости ты меня, дуру старую. Ведь до пенсии мне не дали на родном заводе доработать. Тридцать пять лет отбухала, а потом - под зад коленкой, по сокращению штатов! Вот и пришлось в "овчарки" пойти. Ведь за день-то мне столько гадостей наговорят, что бывает не выдержишь, ну и сорвешь на ком-нибудь зло! Ты-то как раз под горячую руку и попала.

Алиса сидела молча, никак не реагируя на слезливый монолог "овчарки".

- Давай-ка я тебе мелочь-то обратно на крупные поменяю. Не хочешь? А прощаешь меня или нет?

- Прощаю.

- Вот и ладно, дай тебе Бог здоровья! Гражданин, слышь, простила она меня.

- Она простила, - сказал пожилой, - а я нет.

- А что вам-то я сделала? Кажись, не обозвала никак?

- Лучше бы обозвала! Мне перед этой девочкой стыдно, что мы с тобой одного возраста. Ведь по нас с тобой судят обо всем нашем поколении!

- Но должна же она понимать и наш возраст уважать.

- Как уважать?

- Помягче быть...

- Ничего она не должна.

- Так это, значит, мы перед ними теперь на коленках должны ползать?..

- Никто ни перед кем не должен ползать. Ни в каком возрасте. Ты вот сейчас стелешься перед этой девочкой, а в душе ее ненавидишь. Ведь так? И не зыркай на меня глазами. Тебе это уже не поможет.

- Ладно... Помитинговал? Отвел душу, старый хрыч? Теперь слушай меня! Никогда не было и не будет по-вашему! Ни по-твоему, ни по ее! Сильный всегда прав. Поэтому слабый всегда будет ползать на коленях перед сильным. Ты - перед государством, которое платит тебе нищенское пособие вместо пенсии. Хотя ты и горбатился на него всю свою жизнь. Ты посмотри, во что ты одет! Твоему пиджаку - лет тридцать! А почему? Потому что ты еле-еле сводишь концы с концами, экономя на еде, а значит, и на своем здоровье.

Кондукторша перевела дух, набрала побольше воздуха в легкие и прорычала, указывая пальцем на Алису:

- А теперь посмотри на нее! Да любая из ее шмоток стоит пяти твоих пенсий! Думаешь, она их заработала? Черта с два! Ползает на брюхе перед своими родителями, которые ползают перед своим хозяином, который ползает перед рэкетирами, и так далее. Думаешь, почему она очки нацепила? "Нечаянно" наткнулась на ботинок родителя, ползая у него под ногами! И будет ползать, чтобы не ходить в засаленной одежонке, как у тебя! Так было и так будет!

Все пассажиры троллейбуса молчали, потому что так или иначе, а кондукторша говорила и о них тоже. Внешне каждый из них вел себя так, будто к нему это не имеет никакого отношения, но возразить им ей по существу было нечего.

- А теперь я, "овчарка", докажу вам, что я права! Вася, останови машину. Останови, говорю!

Троллейбус остановился. Пассажиры обеспокоенно завозились, глядя на разбушевавшуюся кондукторшу.

- Открывай двери!

Двери троллейбуса открылись, и кондукторша зычным голосом протрубила:

- Выходите все! Троллейбус идет в парк! Выходите!

Те, кто торопился, вышли сразу. Те, кто поверил в силу кондукторши, тоже. Остались любопытные, то есть те, кто решил узнать, чем же закончится этот поединок между пожилым и "овчаркой". Они ждали, когда пожилой покажет свое магическое удостоверение кондукторше. И он показал:

- Видишь? Поняла, что теперь тебя ждет?

Кондукторша выхватила из рук пожилого удостоверение и засунула его в свою сумку.

- Поняла, что оно у тебя фальшивое и купил ты его за червонец на рынке!

- Верни документ!

- Вася, снимай штанги!

Вася вышел из кабины и сказал:

- Сама снимай.

Выйдя из троллейбуса, он закурил и стал с безучастным видом разглядывать рекламный щит у дороги. Кондукторша взяла в кабине резиновые перчатки, вышла из салона и, потянув за веревки, сняла дуги. Зацепив их за кронштейны, веревку закинула на крышу.

Двигатель у троллейбуса перестал гудеть, и в салоне наступила тишина. И в этом раунде кондукторша тоже оказалась в выигрыше. Любопытные стали выходить, и в троллейбусе остались только двое: пожилой и Алиса. Кондукторша, засунув руки в карманы куртки, прохаживалась вдоль парапета, отделяющего проезжую часть от пешеходной. Пожилой подошел к Алисе и спросил:

- Ты можешь подождать, пока я схожу позвонить?

- Да.

Пожилой ушел. А кондукторша, поднявшись в салон, достала удостоверение, развернула его и показала Алисе:

- Читай... А теперь посмотри на печать. Знаешь, почему она смазана? Потому что к Министерству внутренних дел она никакого отношения не имеет. Подобных липовых удостоверений в трамвайно-троллейбусном управлении уже пачки! Так что можешь ждать своего липового опера, пока снег не выпадет.

Проезжавший мимо троллейбус, обогнув стоявший, притормозил. Открылась передняя дверь, выглянул водитель и спросил:

- Помощь нужна?

- Нет.

- А чего стоишь?

- Дашка права качает!

- Ну, Вась, ты даешь!

- Я-то тут при чем?

Приостановившийся на минуту троллейбус поехал дальше. Кондукторша вышла из салона и вернула на место дуги. Мотор загудел.

- Поехали, Вася.

- Девчонка же сидит!

- Может быть, у нее времени до пуза, а у нас с тобой график.

- Какой там к черту график! Выбились уже!

- Видишь, деточка, мужчина нервничает. Стой на тротуаре и жди своего фальшивого мента сколько хочешь. Выходи.

- Нет.

- Вася, поехали! За билет она заплатила, пусть катается.

- Я тебе что - мальчик? "Вася, стой! Вася, поехали!" Дождемся капитана, а там видно будет...

- Ну-ну, жди.

Кондукторша села на переднее одиночное сиденье и отвернулась к окну.

"Может быть, - засомневалась Алиса, - зря я это все устроила? Молчали же другие в тряпочку! А пожилой прошел мимо уличного телефона. Откуда же он тогда собирается звонить? Неужели она права? И он так и не вернется?.."

Казалось, что прошло уже очень много времени. Водитель, докуривая третью сигарету, уже стоял одной ногой на подножке передней двери, видимо собираясь уезжать. Но вот за троллейбусом, визжа тормозами, резко затормозила машина. Из "Волги" вышел тучный мужчина. Водитель поспешил к нему навстречу.

- Где она? - спросил тучный.

- В салоне.

Тучный подошел к открытым задним дверям и гаркнул на весь салон:

- Выходи!

Кондукторша обернулась и не спеша пошла к нему.

- Ну? Быстрее!

- Не нукай, не запряг.

За "Волгой" остановилась еще одна машина. Из нее вышли пожилой и милиционер с полковничьими звездами на погонах. Тучный поспешил к ним.

- Товарищ полковник, она у нас уже не работает! Приказ я подписал с сегодняшнего дня.

- Тогда пусть поработает у нас. Суток пятнадцать.

- Но ей надо бы деньги сдать. Отчитаться, так сказать...

- Ну, когда сдаст, привезете ее к нам.

- Слушаюсь! Пошли, Сазонова!

- Доверчивый ты, Круглов. Ты хоть документы-то у полковника проверь! Может, тоже фальшивые, как у этого?

Кондукторша развернула удостоверение пожилого, но начальник, даже не взглянув на него, прошипел:

- У тебя все фальшивые! Верни удостоверение!

Кондукторша шла к "Волге", уверенно отчитывая своего шефа:

- Вот, Круглов, если бы ты смотрел "Дорожный патруль", то знал бы, что и фальшивые генералы бывают!

- Иди, иди! А ты, Вася, езжай к диспетчерской, нового кондуктора возьмешь!

К Алисе подошел пожилой и сказал:

- Молодец! Дождалась, доказала "овчарке", что ты не пресмыкающееся.

- Спасибо вам, что помогли мне это сделать.

- Я лишь помог тебе посмотреть на себя со стороны. Как в зеркало. Понравилась ты себе?

- Да.

- Тогда уже с сегодняшнего дня у тебя назад дороги нет. Верно?

- Да.

- Тогда только вперед! Ты куда ехала?

- На автовокзал.

- Нам тоже в том направлении. Подбросить тебя?

- Пожалуйста!

Через два часа Алиса сошла с междугородного автобуса, остановившегося ровно посередине деревни Кукушкино. Автобус поехал дальше, а местные жители, торговавшие сушеной и вяленой рыбой, стали наперебой предлагать Алисе свой товар.

- Ты посмотри, какой отлив! Ведь чистое золото!

- Иди сюда! Попробуй! Пальчики оближешь!

- Если приятное хочешь родственникам сделать, к которым приехала, купи у меня! Чувствуешь, какой аромат? А упаковка какая? Все стерильно! А хочешь, еще и в пакет уложу, если в руках стесняешься нести?

Последний довод оказался решающим, и Алиса купила у бойкой женщины рыбу. Прежде чем идти к Танькиному дому, Алиса зашла на почту и заказала разговор с городом.

- Кого позвать? - спросила телефонистка.

- Бориса Николаевича.

- Жди.

Ожидая вызова, Алиса пыталась спланировать предстоящий разговор. Но предугадать реакцию отца никак не могла и решила, что будет действовать по обстановке.

- Берсенева!

- Я, - ответила Алиса.

- Иди в кабину!.. Говорите.

- Пап?

- Алиса, ты?

- Да. Я в Кукушкино.

- В каком Кукушкино?

- К Таньке приехала. В гости.

- Какой Таньке?!

- Подружке моей, из сорок третьей квартиры.

- Так ты сейчас у нее?

- Нет. На почте.

- Объясни толком, где ты сейчас находишься!

- Я - в деревне Кукушкино. Приехала сюда на автобусе повидать Таньку, подружку мою из нашего дома. Она приезжает сюда каждую неделю на выходные, помогать на огороде.

- Послушай, сегодня не первое апреля и перестань меня разыгрывать!

- Я не разыгрываю...

Наконец, видимо, до отца дошло, что соединяла-то их телефонистка. Наступила пауза. Потом издалека послышался голос матери: "Пусть немедленно едет домой!.." Потом голос отца: "Подожди!.." Снова установилась тишина. Потом раздались всхлипывания.

- Слышишь? - спросил в трубку отец.

- Слышу... - ответила Алиса.

- И что?..

- Завтра днем вернусь.

Наступила такая тишина, что в трубке было слышно, как отец нервно теребит усы. Алиса вдруг поняла, что совершенно не может предугадать реакцию отца: он бросит трубку, начнет орать или передаст трубку матери, а она уж пустит в ход все мыслимые и немыслимые доводы, вплоть до "скорой помощи", лишь бы вернуть малолетнюю дочь домой. Ведь Алисе тринадцать будет только завтра. Хотя и в двадцать мама постарается держать дочь на коротком поводке.

Всхлипывания постепенно стали переходить в рыдания, а отец молчал. "Может быть, - вдруг подумала Алиса, - он ждет, что я опомнюсь и сама пообещаю вернуться домой уже сегодня?.." Алисе было жалко мать... да и отца тоже. "Но должны же они, - начинала она нервничать, когда-нибудь... Опять это дурацкое слово "должны" вылезло! Сейчас наверняка и отец его скажет: "Должна же ты, Алиса..." Как долго он молчит! Ну хоть бы что-нибудь уже сказал!"

- Алиса... Мне за тобой приехать или ты сама доберешься до города?

- Я... сама...

Угрожающего тона в голосе отца не было, но понять, что он имеет в виду, было сложно. Слова отца можно было расценить двояко: их можно было понять как "немедленно приезжай"; а можно было предположить и то, что речь идет о завтрашнем дне. Чтобы не мучиться неизвестностью, Алиса пошутила:

- Я выеду завтра с первыми петухами, вернее - с первой лошадью.

- Ты уже знаешь расписание движения автобуса?

- Нет. Я еще даже к Таньке не заходила, стала сразу же вам звонить.

- Ну... будь там поосторожнее...

- Спасибо, папа...

Алиса, выскочив из помещения почты, полетела к Танькиному дому, словно птица, выпущенная из клетки. По дороге она успела заглянуть в местный "бутик" и купила в нем подарки: Таньке и себе - на день рождения!

Танькин дом стоял справа от автомагистрали. Отворив заскрипевшую калитку, Алиса услышала за высокими воротами заливистый собачий лай. "Клево будет, - подумала она, - если я адрес перепутала. Ничего, они тут все друг друга знают, подскажут в случае чего, где дом Колосовых. Но самый крутой прикол будет, если Танька живет не в Кукушкино, а, например, в Погремушкино или в Петрушкино. Что-то никто не идет. Может быть, в окно постучать?"

Но вот одна половина ворот приоткрылась, и в проем просунулись две головы: Танькина и собачья.

- Вам кого? - удивленно спросила Танька, не узнавая Алису.

Алиса постаралась продлить удовольствие и максимально хриплым голосом, на который только была способна, ответила:

- Папаньку твоего!

- А... его нет.

- Тогда... маманьку!

- Они на речке. Вечером только будут.

- Тогда - бабаньку!

- А у нас ее нет...

- Тогда тебя!

- А у нас собака очень злая!

Танька была на два года младше Алисы. Да к тому же еще и хрупкая и невысокая, как Дюймовочка. Алиса почувствовала, что голос у нее подсел и долго разговаривать в таком регистре она вряд ли сможет. Но как, каким эффектным приемом закончить этот розыгрыш, тоже не знала. Так и стояли они, глядя друг на друга: Алиса - у калитки палисадника, а Танька - за воротами. Собака смотрела то на хозяйку, то на гостью и ждала команды. Первой не выдержала Танька и сердито спросила:

- Что вам надо?

- В "Кул Гёл" писала?

- Писала, - упавшим голосом сказала Танька.

- Адрес свой указывала?

- Указывала... - совсем растерялась она.

- Вот я и приехала с тобой дружить! Встречай!

- А ведь папы с мамой нет дома!

- Ты че, в натуре? Я к тебе из Сибири ехала на облом, что ли?

- Я... сейчас...

Танька оттащила во двор собаку, затем закрыла ворота, и наступила тишина. Потоптавшись около калитки, Алиса присела на скамейку у забора.

"Чего она там так Долго? - удивлялась Алиса. Может быть, к родителям со страху удрала через огород?" Посмотрев на окна, Алиса заметила, что в одном из них слегка пошевелилась занавеска. Решение, как действовать дальше, пришло мгновенно. Алиса встала, потянулась и пошла в сторону автобусной остановки. Женщина, продавшая ей рыбу, спросила:

- Родственники еще за рыбкой послали?

- Дома их не оказалось.

- Это кого же?

- Колосовых.

- А... они до позднего вечера на речке бывают. А Таньки-то разве дома нет?

- Наверное. Я стучала. Собака только тявкает - и все.

- Да какая это собака! Для забавы только. Придется тебе ждать. Хочешь, со мной посиди. Торговать научу!

- Мне бы переодеться тут где-нибудь. А то у вас жарко, как на юге!

- Колька! - громко крикнула женщина, - Колька, черт!

Из дома, напротив которого она сидела, разговаривая с Алисой, вышел парнишка лет четырнадцати и ответил:

- Ну, чего?..

- Помоги-ка иностранке переодеться!

- Как помочь-то? - поинтересовался Колька.

- Какой! Открой ей сени. Переоденется - закроешь! Иди...

Алиса пошла к дому. Колька галантно распахнул перед ней входную дверь, и Алиса вошла в застекленный коридор.

- А ты и вправду иностранка?

- Да.

- А почему у тебя акцента нет?

- Есть, но только когда волнуюсь.

- А ты из какой страны?

- Я, вообще-то, переодеться пришла.

- Переодевайся.

- Так ты выйди!

- Еще чего! Иностранки в фильмах при мужчинах запросто переодеваются!

- Так то при мужчинах!

- Ты что - на грубость нарываешься?!

- Ладно, Колька, выйди, пожалуйста, я тебя очень прошу...

- Сразу бы так! А то... мужчины какие-то...

Колька вышел. Алиса быстро переоделась и уложила "отпадные" вещи в сумку. Выйдя из коридора, она улыбнулась и сказала:

- Спасибо!

- Ого! - воскликнул Колька. - Ты, наверное, француженка?!

- Почему ты так решил? - томным голосом спросила Алиса.

- Такой поцелуй под правым глазом можно только от Эйфелевой башни заполучить!

- На каникулы приехал?

- А что, заметно?

- Юмор у тебя не пейзанский.

- Так Пизанская башня в Италии, а не здесь, маде-му-у-у-азель!

- Так я и говорю: "пейзане" в переводе с французского "крестьяне", а ты, наверное, даже не знаешь, как на корову седло надевать!

- Зато я знаю и смогу тебя научить, как быка за кольцо в носу дергать. Хочешь?

- Лучше я тебя научу по минному полю ходить, где только что стадо коров прошло! Пока, итальянец!

- О ревуар, парижанка!

Торговка, увидев под глазом Алисы синяк, ахнула:

- Ох, Колька! Иди-ка сюда, балбесина!

- Ну, чего?..

Женщина, показывая на глаз Алисы, спросила:

- Ты дверь сеней в какую сторону открывал?!

- А что? И незаметно почти совсем!

- Помог называется!

- Как говорят у них в Нотр-Дам де Пари, "се ля ви", тетя Дуся!

- Вот выучили вас на свою голову! Сплошной Интернет в голове! А ты чего улыбаешься? Врезала бы ему в ответ как следует!

- Она и врезала! - не дал Алисе ответить Колька. - Только почти и незаметно совсем!

- У тебя все "почти"! Куда хоть врезала-то, племянничек?

- Сказать? - спросил Колька у Алисы.

- Не надо. Спасибо вам.

- Еще приходи! Рыбка-то как? Ах, да, ты ведь еще и не пробовала!

- До свидания.

- Скучно будет - к нам приходи!

- Ладно!

"Сколько вокруг людей хороших, - радостно подумала Алиса. - И о папе я думала хуже, чем он есть. Приеду завтра - извинюсь". Алиса подошла к знакомой уже калитке, открыла ее и прошла по выложенным на земле каменным плитам к дому. Постучала в окно. Притаившаяся Танька не откликалась. Но вот край занавески дрогнул и пополз в сторону. За стеклом появилось вытянувшееся от удивления лицо Таньки. Вытаращив глаза, она смотрела на Алису, как на привидение, пришедшее ночью с кладбища, чтобы навестить родственников.

- Я это, я! - успокоила подружку Алиса.

Танька торопливо открыла дрожащими руками окно и спросила:

- Что ты натворила?!

- Почему "натворила"?

- Тебя же из дома выгнали!

- Разве?

- Наверное! Раз ты сюда приехала!

- Не "сюда", а к тебе. Это во-первых...

- А это... отец, да?!

- Где?

- Ну, под глазом!

- Нет. Это - синяк А отец у меня - классный парень! Ну, ты мне рада или нет?

- Рада, конечно! Все так неожиданно. День сюрпризов прямо!

- Это уж точно...

- Сейчас я ворота открою! А хочешь, прямо в окошко влезай.

- Конечно, хочу!

- Минуту, я только цветы уберу!

Когда Алиса оказалась внутри дома, Танька, любимая и самая-самая преданная подружка, раскинула руки в стороны и закричала:

- Киска!!!

- Танюська!!!

Тоже раскинув руки, Алиса бросилась ей навстречу. Они обнялись так, будто не виделись целый год, хотя с момента расставания прошло всего полтора дня. У Таньки на глазах выступили слезы. Алиса тоже заморгала ресницами. Перебивая друг друга, они торопились узнать самые главные новости друг о дружке.

- Ну как ты тут? - спросила Алиса.

- Да что я! Тружусь как пчелка! Ты-то как?

- Я привезла тебе целый мешок новостей! И про подарки, кстати, тоже не забыла!

- Подожди о подарках! Сядь, не то упадешь! Вот я сегодня получила подарочек так подарочек! Закачаешься!

- Ну, ну! Покажи!

- Да лучше бы мне век его не видеть! Помнишь, я тебе говорила, что в "Кул Гёл" хочу написать, а ты мне не советовала?!

- Ну?

- Так я все-таки написала! В рубрику "Место встречи"!

- И что же ты там написала?

- Что мне уже почти одиннадцать, что ищу фанов Витаса, хочу переписываться. Думала тебе сюрприз сделать, когда хоть одно письмо получу. А вышло, что сюрприз сделала себе!

- Так где же этот сюрприз?

Танька испуганно посмотрела на окно и показала пальцем в сторону остановки.

- Там... в стороне почты!

- Ты че, Тань? Говорящее письмо, что ли, пришло?

- Хуже! Оно еще и ходящее!

- Как это?!

- Киска, закрой окно, пожалуйста, вдруг оно... за подоконником?

- Да говори ты толком, гуманоид, что ли, какой?

- Говорю тебе - хуже! Закрой окно!

Алиса торопливо закрыла окно. Танька прислушалась, потом на цыпочках подошла к занавеске крайнего окна и стала прищурившись осматривать пространство перед домом. Она то поднималась на цыпочки, то приседала, стараясь рассмотреть, что делается под окном.

- Так, может быть, на кухню, пойдем? - предложила Алиса.

- Что ты! Здесь надежнее... Как здорово, что ты приехала! Тебя, наверное, Бог мне в помощь послал! Вдвоем не так страшно...

- Ну, ты чего-то уж совсем!

- Посидела бы ты тут на моем месте! Посмотрела бы я на тебя.

- Что-то и мне страшно становится...

- Вот! Ты всего несколько минут здесь, а я уже целый час трясусь у окна!

- Я поняла! Наверное, твое письмо с кем-то перепутали! Помнишь, девчонка одна в "Кул" написала, что мечтает встретиться с маньяком. Вот маньяк адрес и перепутал. Такое с маньяками бывает! Они очень часто путают адреса! Приезжают совсем не туда, куда их звали.

Глядя на увеличивающиеся от ужаса Танькины глаза, Алиса не удержалась и прыснула со смеху. Танька укоризненно посмотрела на подругу и, покачав головой, сказала:

- Смейся, смейся! Как бы потом плакать не пришлось.

Было очень трудно удержаться от смеха, слушая взрослый, серьезный тон, с которым Танька произнесла последнюю фразу. Но Алиса сдержалась и попросила подружку:

- Извини! Я больше не буду тебя перебивать и смеяться тоже. Говори.

- Ну вот, ты меня со своим маньяком сбила!..

- Ты что-то про "ходящее" стала говорить...

- Ты же обещала не перебивать!

- Все. Молчу.

- Она приехала из Сибири...

Танька испытующе посмотрела на Алису, ожидая вопросов, но та сидела как истукан.

- Крутая! Отважная! И наверняка нарк. Как прикатилась, так сразу меня доставать стала! Про предков вкручивать. И прикид у нее такой! Полный отпад! Я круче не видела! Зацепила она меня. По адресу, говорит, приехала! И зачем я тебя тогда не послушала! Теперь она где-то по деревне копает. Сегодня ночью я точно спать не буду! А тебе она не встречалась?

Алиса показала жестами, что дала слово молчать. Танька, укоризненно посмотрев, спросила:

- Прикалываешься? Да говори же, видела ты ее или нет?

- Видела.

- Так я и знала! Да и на чем она обратно-то уедет? Автобуса в сторону города не было! А ты где ее видела?!

- Сюда в автобусе вместе ехали.

- Ну и как она тебе?!

- По-моему, она прямо с зоны к тебе явилась.

- С зоны?!

- А ты что, татушек ее не видела?

- Нет!

- У нее ведь живого места на теле нет! Вся в наколках! А на шее, вот здесь...

Алиса показала жестом, что почти вся шея у крутой исколота татуировкой.

- Самая главная татушка: "Ноу фьючер"! Не хило?

- Да...

Танька сглотнула слюну и спросила, боясь услышать предполагаемый ответ:

- А что это значит?

- Ты про что?

- Про главную... татушку.

- Это, в переводе с английского, "Будущего нет".

- Я так и знала! Надо звонить в милицию!

- Это в лом!

- Почему?

- У нее же наверняка справка об освобождении есть. И никто с ней ничего сделать не сможет. А если она узнает, что это мы с тобой ментов на нее навели, знаешь, что она сделает?

- Что?!

- Скажет: "Это западло!"

- И что?..

- И... "ноу фьючер"!

От нервного потрясения Танька, уже мало что соображая, сидела неподвижно. Только изредка сглатывала слюну и моргала ресницами. Алиса спросила:

- У тебя "Сникерс" есть?

- Что?..

- "Сникерс" есть, говорю?

- Нет...

- А у меня есть. Держи! Не тормози, Танька! Сникерсни!

- Не понимаю - чему ты радуешься?!

- Скажи, ты адрес этот давала, кукушкинский, или городской?

- Городской.

- А письмо когда писала?

- Вчера.

- Так оно еще, наверное, в почтовом ящике лежит.

- Тогда... как же?!

- Подумай!

- Да хватит тебе! Ничего тут смешного нет.

Алиса обняла Таньку за плечи и привлекла к себе.

- Я это была...

- Кем была?

- Крутой.

- Да ладно тебе! Успокаиваешь меня, как маленькую... Думаешь, я бы тебя не узнала?

- Не узнала же. Я еще хотела тебя и здесь разыграть, в доме. Но ты очень уж впечатлительная, поэтому и не решилась.

- Не верю!

- А ты отвернись.

- До скольких считать?

- Когда я хлопну в ладоши, тогда повернешься.

- Только ты недолго, ладно? А то мне все равно немножко страшно!..

- Жди. А глаза лучше закрой.

Алиса переоделась, надела солнцезащитные очки, спрятала волосы под бейсболку и сказала низким, хрипловатым голосом:

- Ноу фьючер!

Танька подпрыгнула от неожиданности и отскочила к дивану. Забравшись с ногами на диван и поджав коленки к груди, она во все глаза смотрела на фантом, материализовавшийся прямо у нее в доме.

- Папаньку... твоего!

Танька вдруг завизжала от восторга и запрыгала на диване, как на батуте. Алиса сняла очки, потом бейсболку, и волосы каштановой волной заструились по плечам.

- Ну ты и артистка. Киска!

- Неужели ты не видела мое имя на бейсболке? Смотри, какие крупные буквы...

- Мне не до этого было! Потому что эти очки... они как... у маньяка из какого-нибудь ужастика! Все! С сегодняшнего дня ужастики больше смотреть не буду! Когда ты мне про татуировки рассказывала, знаешь, как страшно было на тебя смотреть!

- Почему?

- Я ведь думала, что это она, крутая, тебя по глазу двинула!

- Нет. По глазу меня крутой двинул!

- Опять сочиняешь?

- Нет, правда. Рассказать?

- Спрашиваешь! Начинай быстрей!..

Алиса стала рассказывать подружке не просто сюжет. После удачного дебюта в роли крутой она всех действующих персонажей сегодняшнего дня изображала в лицах. И Танька, глядя на этот моноспектакль, то хохотала до упаду, то становилась серьезной... А когда Алиса рассказывала о телефонном разговоре с отцом, то даже немного всплакнула.

После длинного монолога о сегодняшнем дне Алиса достала из сумки две бутылки "спрайта". Открутив пробки, они проверили, нет ли на их донышках обещанных рекламным роликом призов. Потом прямо из горлышка начали медленно пить колючую зеленоватую жидкость.

- Ты прямо как волшебница! Достаешь из своей волшебной сумки всякие разные вкуснятины.

- Между прочим, купленные в вашем магазине!

- Здесь деньги дорого стоят. Поэтому местные в тот отдел, где ты все это покупала, не заходят.

- Это еще не все.

Алиса достала из сумки точно такой же дневник, какой был у нее самой, и протянула его Таньке.

- Это мне?!

- Да. На память. Я могла бы подарить его тебе завтра вечером. Но днем я уезжаю в спортлагерь. И мы, наверное, нескоро увидимся.

- Поедешь все-таки? Волшебства кончились?

- Нет еще. Я и себе кое-что присмотрела в вашем магазинчике. Закрой глаза...

Алиса достала из сумки украшение в виде морской ракушки на цепочке. Повесив ракушку на шею, она нажала на кнопочку, и из серебристо-розового полированного отверстия полилась нежная мелодия, имитирующая и шум моря и крик чаек...

- Открывай!..

Танька услышала мелодию еще с закрытыми глазами и теперь как зачарованная смотрела на перламутровое чудо, которое шум морских волн дополняло ароматом каких-то цветов.

- Что это?..

- Японский сувенир. Нравится?

- Потрясно! Сколько же это стоит?!

- Не дороже денег.

- У тебя сегодня день рождения?! - догадалась Танька.

- Завтра. Теперь за подарочком буду приезжать только в ваш "бутик".

- Так ты за подарком приезжала?

- Ты думаешь, магазинчик в Кукушкино рекламируют по ТиВи?

- Ты приехала ко мне? На целый день?!

- И ночь. Поеду утром. Кстати, где можно узнать расписание автобусов?

- У нас есть. Вот.

- Ну-ка, ну-ка... В десять ноль шесть... Поздно.

- Поедешь на восьмичасовом!

- Не проспим?

- Мы же будем спать на сеновале. Нас петухи разбудят в четыре утра!

- В четыре рано. Надо завести их на семь.

- Киска! Как хорошо, что ты приехала! Ой, ты же, наверное, голодная? Давай, я тебя покормлю!

- Подожди, Тань. Я вот рыбу тут у вас купила. Куда ее?

- Да у нас своей девать некуда! Знаешь что - ты моим не говори, что рыбу покупала, ладно?

- Обидятся?

- Ну да. Родители еще не скоро придут. Мы ее успеем съесть. А если не успеем, нам Кузя поможет. Пойдем, я вас познакомлю.

- Думаешь, он меня не...

- Нет. Он смирный.

- Давай мы рыбу туда захватим, во двор. Я его там и покормлю!

- Давай! Ки-и-иска... Ты такая пушистая! Спасибо тебе за подарок! А здесь что написано?

- "Секретные истории".

- Похоже на "Секретные материалы"!

Я знаю, какой у меня будет первая запись!

Сказав это, Танька густо покраснела.

- Можно, я пока не буду тебе о ней говорить?

- Конечно, можно.

С улицы послышался Колькин голос:

- Эй, парижанка, купаться пойдешь?

- Это он кому? - удивилась Танька.

- Мне.

- А откуда он тебя знает? - спросила Танька и снова густо покраснела.

"По моим стопам, - улыбнулась Алиса, - тоже влюбилась в пацана на три года старше".

- Я же тебе рассказывала про переодевание, - напомнила Алиса.

- А... значит, это был он?

- Да.

- Пойдешь купаться? - уныло спросила Танька.

- Не-а!

- Почему? - просияла Танька.

- Да тебе родители, наверное, как Золушке, кучу дел поназадавали?

- Точно!

- Вот сделаем все дела, тогда вместе и пойдем.

- Он ждет. Что ему скажем?

- Сейчас...

Алиса подошла к окну, открыла его и, высунувшись по пояс, крикнула:

- Эй, Челентано!

- Слушаю вас, Жанна д'Арк!

- Мы придем на реку, но чуть позже. Когда закончим пейзанские дела.

- Хорошо! Я пока соберу хворост для сигнальных огней!

Колька подался в сторону реки. Танька, почесав переносицу, нерешительно спросила:

- Он прикалывается, да?

- Немного...

- Про какие это он сигнальные огни говорил? Про бакены на реке?

- Нет.

- Про что же тогда?

- Про костры.

- А почему "сигнальные"? Они бывают только на аэродромах, когда самолеты приземляются!

- Вот он и решил, что нам они тоже понадобятся.

- Вот это прикол! С самолетом меня еще никто не сравнивал! А с какими самолетами он нас сравнивает: с "боингами" или с "кукурузниками"?

- С ночными самолетами.

- Разве бывают и специальные ночные самолеты?!

- Нет. Просто он имел в виду, что мы с делами можем и до вечера не управиться. Так он нас будет ждать и ночью.

- Класс! Киска, ты такая умная! Я бы до такого не додумалась.

- Просто я немного постарше тебя.

- Слушай! Я вспомнила! Обманывает он нас. Не будет он нас ждать ночью. Я от отца своего знаю, что сегодня деревенские в ночное идут. И Колька с ними!

- В ночное?!

- Да!

- Давай тогда побыстрее за работу. Надо успеть с Колькой договориться, чтобы и нас в это ночное взяли!

- Меня, наверное, предки не отпустят...

- Со мной - отпустят.

- Вот было бы здорово! Я - балда! Опять тебя голодной оставила!

- Некогда! Рыбу с собой на реку возьмем. Там и поедим!

Когда вернулись Танькины родители, девчонки сдали им трудовой фронт работ и, захватив с собой съестные припасы, отправились с Кузей на встречу с Колькой. Колька, как и обещал, увидев девчонок еще издали, запалил костры. Раскинув руки, гудя как самолеты, Алиса и Танька пошли на посадку и приземлились у самой кромки кончающейся взлетной полосы. Кузя бежал следом и пытался, играя, ухватить пикирующие самолеты за шасси. Колька предложил:

- Давайте купаться не с берега, а с лодки.

- Сначала только поедим, ладно? А то эта бедная рыба скоро уже совсем потеряет свой товарный вид! Навались, Челентано! Не линяй!

- Да я на эту рыбу смотреть уже не могу! Пойду пока весла приготовлю...

- Хорошо бы и на моторной лодке покататься...

- А я и хотел вас на моторной гондоле прокатить!

- Моторных гондол не бывает.

- В Венеции не бывает, а у нас - вот она!

Алиса и Танька посмотрели туда, куда показывал Колька. В небольшой бухточке стоял прогулочный катер необычной формы. Было видно, что он сделан не на заводе. На гондолу он, конечно, похож не был. Но было в его удлиненной форме что-то романтичное. Может быть, он напоминал Алисе корабль "Веселый", который был спущен на воду в гавани "Счастливой"? У этого катера тоже были "дырочки" и каюта. Не хватало только алых парусов да и Принца на носу корабля. Зато катер тоже был белый. И этим он отличался от рабочих баркасов, на которых рыбаки занимались рыболовным промыслом.

- Я вас жду!

Колька пошел к катеру. А Танька, покормив Кузю, завернула остатки еды в полиэтиленовый пакет. Алиса смотрела на всполохи догорающего костра и старалась угадать по расположению углей свое будущее на ближайший год. Сделать она это не успела, потому что Танька принесла воды в рыбацком закопченном котелке и стала заливать угли. Вскоре все сигнальные огни были погашены.

- Киска! Про ночное-то когда будешь говорить?

- Сейчас и поговорим. Только ты тоже говори. Без тебя я ни в какое ночное не поеду.

- Почему? - радостно улыбаясь, спросила Танька.

- Боюсь!

- Кого?

- Сама не знаю. Но ты же говорила, что вдвоем не так страшно. Правда?

- Правда, - согласилась Танька и засмеялась.

- Ты чего?

- Вспомнила, как я тряслась за занавеской, высматривая сибирячку! Пошли?

- Пошли!

Гондольер Колька вел судно вдоль берега, ловко отталкиваясь шестом от дна. Плыли они по течению медленно и плавно. При этом Колька еще успевал рассказывать девчонкам о местных достопримечательностях.

- Сейчас мы проплываем мимо замка графа Иванченцо...

Недалеко от берега стоял покосившийся домишко с подслеповатыми окнами.

- Здесь живет, - пояснила Танька, - сторож Иванов. Он охраняет лодки рыбаков.

Алиса осмотрела безлюдный берег и спросила:

- Один живет?

Танька вопросительно взглянула на Кольку: о семейном положении "графа" она не была осведомлена. Колька ответил:

- Графиня все просила у графа новое корыто. Но каждый раз приходил невод с пеной речною. И тогда графиня переехала жить к барону Бизнесменто...

Колька показал шестом на стоявший на самом высоком месте над рекой крепкий, из красного кирпича, двухэтажный дом.

- Барону ловить золотую рыбку не надо. Она у него в аквариуме живет... А теперь перейдем на весла. Впереди крутой берег, глубоко и шестом не достанешь дна. Кто хочет погрести?

- Я! - опередила Танька Алису.

Если бы не течение, то Таньке трудно было бы справиться с катером. А так она лишь подправляла его движение, следя за тем, чтобы не поцарапать борт об отвесный скалистый берег. Чем ближе ребята подплывали к замку барона, тем внушительнее он выглядел. В его высоких продолговатых окнах уже отражались багровые языки заката. Хоть замок и выглядел чистым и ухоженным, но Алисе он почему-то напомнил другой. Сидя на палубе рядом с Колькой, она спросила:

- Ты читал рассказ Эдгара По "Дом Ашеров"?

- Нет. Про что там?

- Это так не перескажешь. Надо читать.

- Понял. К какому дню?

Алиса засмеялась и ответила:

- К завтрашнему!

- Не слабо! Ясно. Сегодня вместо ночного будем заниматься ликвидацией безграмотности. Если бы еще знать, у кого нарыть эти рассказы?

- Слушай, Коль, - осмелилась заговорить Танька, - возьми нас в ночное!

- Я один это не решаю. И командует парадом Леха, а не я. А Леха, сама знаешь, если отрежет, то амба - концы в воду!

Колька вскочил и стал руками отталкиваться от отвесной стены, к которой катер подплыл слишком близко. Он предупредил:

- Здесь очень быстрое течение!

- Разве у реки не везде одинаковое течение? - удивилась Алиса.

- Нет. Особенно здесь. Внизу воронка. Можно сказать, наш "Бермудский треугольник"! Что сюда попадает - обратно уже не возвращается!

Девчонки глянули за борт: бездонная глубина притягивала, и в их воображении возникло подводное царство, куда русалки, поющие по ночам, заманивают одурманенных рыбаков!

Проплыв аномальное место, они вздохнули с облегчением.

- Теперь я погребу, ладно?

- Давай, Киска! Только не натри на руках волдыри!

- Я немного, вон до того мыса... Здорово!

- А у вас в спортивном лагере нет лодок?

- У нас и реки там нет. Я ведь не водным видом спорта занимаюсь.

- А каким? - вступил в разговор Колька.

- Легкой атлетикой. А ты?

- Я? А я как раз водным!

- Греблей?

- Нет. Плаваю в Модном море.

- Это где же такое? - удивилась Танька.

- Во всем мировом пространстве вокруг нас! Интернет называется.

- Фи! Скучища такая! - воскликнула Танька и тут же осеклась, потому что Колька сурово нахмурил брови.

- Так что с ночным? - спросила Алиса, гася назревающий конфликт.

- Как решит Леха... - ответил Колька, еще не отказавшийся от мысли сразиться с Танькой, защищая Интернет.

- А чей это катер? - продолжала спасать подружку Алиса.

- Моего дяди. Он сделал его собственными руками.

- Интересно... А почему у него нет названия?

- О, это целая история...

Рассказывая о дяде, Колька увлекся и больше об Интернете уже не вспоминал. Обратно они возвращались, заведя мотор.

- Здорово! - кричала Алиса, крепко держась за штурвал.

Ей было приятно управлять катером, который чутко реагировал на малейшее движение рук.

- А круг сделать можно?!

- Только не очень круто бери. Можешь не справиться.

- Ладно!

Колька стоял рядом на всякий случай, но старался не поломать кайф, в котором пребывала парижанка Киска. Освоившись с управлением, Алиса начала выписывать на воде всевозможные геометрические фигуры.

- Ты прямо кружева плетешь! - похвалил ее Колька.

- Дайте и мне немного порулить, - робко попросила Танька.

- Вставай сюда!

Танька встала к штурвалу перед Алисой. Они сначала порулили вместе. А потом Алиса отпустила штурвал, и Танька расцвела. Широко улыбаясь, она поворачивала штурвал и сама наклонялась в ту же сторону, поднимаясь на цыпочки, хотя необходимости в этом никакой не было.

- Ты как балерина! - похвалил Колька и Таньку.

Глядя на покрасневшую подружку, Алиса поняла, что дневник она ей подарила вовремя.

По дороге домой Колька наставлял девчонок:

- Я вас спрячу в сарае. Сидите тихо, пока я буду разговаривать с Лехой о ночном. Но учтите: я вам ничего не обещаю. Я сам здесь на птичьих правах.

Танька, представив себе Кольку в виде воробья, хихикнула.

- Вот! Хихикнете так в сарае, тогда Леха и меня в ночное не возьмет! Поняли?

- Да! - хором ответили подружки.

Леха оказался коренастым, крепко сбитым пареньком, примерно такого же возраста, как и Колька. Он хоть и был ниже ростом Кольки, но выглядел солиднее. Уверенный взгляд и облупившийся от загара кончик носа на веснушчатом лице придавали Лехе, кроме солидности, еще и бесшабашную храбрость.

Девчонки, подсматривая за пацанами, старались не пропустить ни одного слова.

- Значит, так, Колян, давай с девчонками не связываться. Это ночное, а не прогулка на катере!

"Уже заложили! - подумал Колька о двух деревенских девочках, видевших, как катер подплывал к берегу. - Их-то Леха берет в ночное. Надо ему об этом напомнить".

- А Верка со Светкой?

- Да они держатся на лошадях получше тебя. А твои?

- Да у Киски спортивный разряд!

- По конному спорту?

- Да! - не моргнув глазом ответил Колька.

- А чего ее Киской зовут?

- Ловкая очень! По деревьям лазит, как кошка!

Алиса зажала смешливой Таньке рот и нос, чтобы та нечаянно не рассмеялась.

- Ну, она по твоим рассказам прямо суперменка какая-то! Давай так. Через неделю у нас ночное в Зачарованный лес. Устроим перед тем ночным твоим городским маленький экзамен. Справятся - берем с собой. Лады?

- Как скажешь...

Колька пошел провожать Леху, чтобы обсудить детали сегодняшнего ночного в Волчью пасть. Девчонки остались сидеть в сарае.

- Облом! - расстроилась Танька и посмотрела на подружку.

Алиса сидела упершись лбом в стенку сарая, и плечи ее вздрагивали. Заглядывая подружке в лицо, Танька испуганно спросила:

- Киска? Ты чего, а?..

И вдруг Алиса стала громко смеяться. Она не просто смеялась хохотала как сумасшедшая. Наблюдая за ней, Танька стала потихоньку пробираться к выходу. Но Алиса схватила ее за руку и с трудом выговорила:

- Галопом!

- Что? - не поняла Танька.

- Я представила себе, что с нами было бы... если бы Леха решил нам устроить экзамен сегодня и предложил проехаться галопом!

- И проехали бы! - уверенно ответила Танька.

Алиса удивленно спросила:

- А ты хоть раз на лошадь садилась?

- Нет!

- И я тоже!

Алиса снова засмеялась, а Танька, тряся ее за плечо, допытывалась:

- Постой!.. А как же Колька говорил, что у тебя спортивный разряд по конному спорту?!

- Соврал! - смеясь, ответила Алиса.

Впечатлительная Танька представила себе, как на спине мчащейся галопом лошади подскакивают две наездницы с вытаращенными от ужаса глазами, и засмеялась тоже.

Тетя Дуся, привлеченная гомерическим хохотом, доносившимся из сарая, вышла из дома. Заглянув в сарай, она спросила:

- Вы чего, девчонки, ржете как ненормальные? Вы тут... не колетесь?

- Ну что вы, тетя Дуся! - ответила Алиса.

- А чего? Вчера вон передали по телевизору, что в городе уже и шестилетние колются! Вы смотрите! Наркоманы только пять лет живут. И младенцы уже с наркотической зависимостью рождаются! Потому что на нашу страну сейчас идет наркотическая агрессия! Вот, Афганистан, например...

Проводив Леху, Колька вернулся к сараю.

- Что, тетя Дуся, просвещаешь городских?

- Приходится! Если они сами не видят, что у них там под самым носом творится!

- Девчонки, - предложил Колька, - пойдемте, я вас провожу. Вы не расстраивайтесь. За неделю я вас так понатаскаю, что можно будет мировые рекорды ставить!..

Расставшись с Колькой, подружки забрались на сеновал. Душистый, пряный запах сена щекотал ноздри. Алиса с непривычки начала громко чихать и этим вызвала колоссальное недовольство у петуха. Захлопав крыльями, он возмущенно закукарекал. Поправляя ватный матрас, Танька спросила:

- Киска, ты где любишь спать: с краю или около стенки?

- Мне все равно.

- Тогда я у стенки лягу, ладно?

- Ложись.

Некоторое время они лежали молча. Вслушиваясь в тишину ночи, каждая думала о своем. Алиса о том, что завтра она увидит Костю. Танька - о подарке, который нужно будет завтра подарить Киске на день рождения. Но никакого подарка у нее пока не было. Его еще нужно было выбрать и купить.

Сама того не подозревая, Алиса своим вопросом избавила Таньку от мучительных размышлений. Она спросила:

- Тань, ты можешь меня выручить?

- Чем?

- У тебя, кажется, были сводилки Бритни Спирс?

- Есть. Одна. Тебе подарить?!

- А тебе не будет ее жалко?

- Для тебя?! Хочешь, прямо сейчас принесу?

- Лучше завтра утром. Сведем ее на мою сумку. Клево получится! Это и будет твоим подарком мне на день рождения. Ладно?

- Хорошо!

Они еще немного полежали молча. Теплый летний воздух располагал к откровенности и мечтаниям. Танька, придвинувшись к Алисе близко-близко, спросила, с замиранием сердца ожидая ответа:

- Киска... а ты уже... влюбилась в кого-нибудь?

- Да...

В эту ночь, ночь откровений, девчонки доверили друг дружке свои самые сокровенные тайны. Разгоряченные воспоминаниями, они еще долго не могли уснуть. Но постепенно Морфей - сын Ночи, бог сна и сновидений распростер над ними свои объятия, и они погрузились в сладостный мир ночных девичьих грез.

Петух не стал ночью заниматься "разборкой". Но утром он показал, кто на сеновале настоящий хозяин. Взлетев наверх, он долго выбирал место на теле возмутительницы ночного спокойствия и наконец, нахохлившись, а затем расправив крылья, напал на гостью. Не понимая, что происходит, Алиса, закрываясь руками, пыталась защищаться.

Проснувшаяся Танька пнула петуха ногой и сбросила его с сеновала. Слетев вниз, он яростно прогорланил победную песню. Рассматривая царапины на своих руках, Алиса похвалила:

- Классный у тебя будильник!

- Драчун ужасный! Он разозлился, что мы тут спать устроились. Его куры в сене несутся. Вот он и охраняет свою территорию. Хочешь свежее яичко выпить?

- Без соли?

- Здесь все есть: соль, хлеб, молоко. Мама с вечера заготовила.

Сунув руку в сено и пошарив в нем, Танька достала два свежих яйца.

- Ешь пока. Я сейчас!

Танька убежала в дом. Агрессивный петух, разгребая землю когтистыми лапами, готовился к новому нападению. Вернулась Танька с "ди-джейской" сумкой, на которой уже красовалась сведенная наклейка.

- Который час? - спохватилась Алиса.

- Успеешь. Всего шесть утра. Вот это все тебе!

- Что это?!

- Мама постаралась! С днем рождения тебя, Киска! Приедешь на следующей неделе?

- Не знаю. Как сложится...

Когда в полдень Алиса появилась дома с исцарапанными руками, мать потеряла дар речи. Но, посмотрев в счастливые глаза дочери, она бросилась к ней, обняла и сказала:

- С днем рождения, дочка!

- Спасибо, мама...

Из кухни вышла тетя Лора, неся в руках самый вкусный в мире торт с тринадцатью зажженными свечками. В большой комнате уже был накрыт стол. Ждали только виновницу торжества. Времени до отъезда в лагерь осталось совсем немного. Подарки были вручены еще вчера. Неожиданным сюрпризом для всех оказались наручные часы, случайно обнаруженные Алисой в поздравительной открытке-домике! Всем очень понравился подарок, который Алиса сделала себе сама. Рассматривая кулон-раковину, тетя Лора под шум волн и крики чаек предложила тост, который как нельзя лучше выразил всеобщее приподнятое настроение:

- Счастливого плавания тебе, Киска!..

Троллейбус снова вез Алису на автовокзал. Только на этот раз за билет платил отец и никаких эксцессов во взаимоотношениях с кондукторшей не возникло.

Проезжая мимо пляжа, Алиса взглянула на свое излюбленное место и вздрогнула от неожиданности. Возле "пограничного" столба стоял Андрей. Он стоял и терпеливо ждал, посматривая в ту сторону, откуда, по его мнению, могла прийти Алиса. В руке он держал небольшую, перевязанную золотистой лентой коробочку.

Алиса посмотрела на подаренные отцом часы. Стрелки показывали ровно час дня. "А мы договаривались, - вспомнила Алиса, - в двенадцать! Должник сдержал свое слово, а я - нет. Приеду из лагеря - сразу же найду его и извинюсь!"

На автовокзале Алису ждал еще один сюрприз. Возле маршрутного автобуса, на ветровом стекле которого красовалась табличка "Дачи", стоял Антон! В руках он держал гитару. Увидев Алисиного отца с тяжелой сумкой за спиной, он подошел и предложил:

- Давайте я помогу?

- Давай, - согласился отец.

Мужчины занесли сумку в салон автобуса. И так получилось, что свободные сиденья в салоне оказались в разных местах. Раздосадованная Алиса села к окну. Отец устроился в конце по салона, чтобы сумка никому не мешала. А Антон оказался за спиной Алисы.

"Как в классе, - недовольная встречей, передернула плечами Алиса, уж хоть бы в мой день рождения оставил меня в покое! Хотя что это я? Человек едет на дачу. И пусть едет! Мне-то какое дело? Кто он для меня? Никто! Пустое место!"

И тут же Алиса вспомнила один из самых последних приколов Антона, после которого ей захотелось перейти в другую школу. Если на Восьмое марта всем девчонкам в классе ребята сделали привычные стереотипные подарки (шоколадки и веточки мимозы), то Антон, классный скоморох, поставил на школьный стол, за которым сидела Алиса, самодельную корзинку, сделанную из цветной бумаги. В этой корзинке сидел желтенький цыпленок и тоненько пищал.

Весь класс так и покатился со смеху. И" это жизнерадостное веселье продолжалось весь день! Потому что Алисе приходилось носить попискивающего птенца с собой с урока на урок, а они проходили в разных классах.

Хорошо еще, что уроки в тот предпраздничный день были сокращенными. На "огонек" Алиса не осталась. Она шла, не видя дороги, и, опустив голову, прятала заплаканные глаза. Корзинку с цыпленком Алиса засунула за пазуху. Птенец оттуда иногда подавал голос. И каждым своим писком напоминал бедной киске о кошмарно проведенном дне.

Антон тоже не остался на "огонек". Он шел за Алисой и пытался объяснить, почему подарил ей цыпленка:

- Понимаешь, я хотел этим сказать, что и ты такая же хрупкая и весенняя, как он! А еще ты...

- Лучше уйди, пока я твой подарок не превратила...

Алиса не договорила, во что она может превратить цыпленка, потому что и сама этого не знала. Но по интонации, с которой была произнесена эта жуткая угроза, Антон понял, что дело может кончиться плачевно, и остановился.

Автобус весело бежал по дороге, огибая выбоины и заполненные водой ямы. У выезда из города водитель затормозил и подсадил молоденькую пару влюбленных. Мест свободных в автобусе уже не было. Поэтому вошедший парень, обняв свою спутницу за талию, уцепился рукой за трубу, прикрепленную под потолком салона. Так они и ехали, весело раскачиваясь из стороны в сторону. А вместе с ними покачивался и букет нежно-желтых роз в руках девушки.

И снова Алиса, глядя на этот колышущийся букет, вспомнила школу. В день святого Валентина стол Кэт заполнялся записочками "Валентинками" и сувенирами. На столах других девчонок тоже нет-нет да и появлялся какой-нибудь знак внимания от представителей сильного пола. Только на столах "мышек" было абсолютно чисто.

И вдруг на последней перемене Антон достал из пакета пушистую ветку хризантемы и положил ее на парту Алисы. А к ветке была прикреплена белая ленточка, на которой среди красных сердечек красовалась надпись: "С любовью. Антон". Алиса растерянно посмотрела на цветы, а класс, дружно аплодируя, скандировал:

- Антон! Антон! Антон!

Антон раскланивался, принимая поздравления, будто не он только что вручил ветку хризантемы, а ему кто-то признался в любви. Кэт, откровенно напрашиваясь на комплимент, кокетливо спросила у него:

- Ты стол не перепутал?..

- Пере... - что? - спросил Антон.

- Путал! - весело смеясь, ответила Кэт.

- Я, конечно, путал! Но не пере... - замысловато парировал Антон.

Не особенно вдумываясь в сказанное Антоном, класс привычно расхохотался, потому что у всех в этот необычный день настроение было приподнято-игривое. Осмеянная ветка хризантемы сиротливо лежала на парте-столе весь урок. Алиса не притронулась к ней и после уроков. Собрав со стола учебник, тетрадь и дневник, она пошла к двери. Кэт крикнула ей вслед:

- Мышка! Прикол забыла!..

Не сказав ни слова, Алиса вышла из класса. Ей было что ответить Кэт, но она знала: класс все равно будет на стороне Катьки. Поэтому, чтобы окончательно не испортить себе настроение, она промолчала.

Автобус подъехал к конечной остановке. Дачники направились к своим "поместьям", а Алиса, чтобы не видеть Антона, торопливо пошла прямо. Отец окликнул ее:

- Киска!..

Алиса обернулась и увидела, что рядом с отцом идет Антон. Дач впереди не было, и у Алисы закралось подозрение, что Антон не просто так сидел около ее подъезда. Остановившись, она подождала мужчин и спросила у отца:

- А этот куда?

- К нам в лагерь. Хочет всерьез заняться бегом. У него, кстати, есть для этого неплохие задатки. Будете вместе по утрам бегать.

- Я предпочитаю бегать одна. У меня ведь нет гитары.

- Боишься, - подначил Антон, - что я хоть и с гитарой, но перегоню тебя?

- Пап, можно я быстро пойду?

- Иди. И передай начальнику лагеря, чтобы кто-нибудь выехал к нам навстречу. Сумка очень тяжелая.

- Передам.

Ускоряя шаг, Алиса торопилась завернуть за угол, чтобы там, скрытая забором, она могла рвануть к лагерю так, чтобы только пятки засверкали.

Лагерь встретил Алису тишиной. Был "мертвый" час, и все спортсмены якобы спали "мертвым" сном. Передав начальнику лагеря просьбу отца, Алиса пошла в корпус, где разместились девчонки. По пути ее перехватила заведующая столовой.

- Берсенева, есть будешь?

- Нет.

- Ну все равно. Чтобы не беспокоить девчонок, пойдем ко мне. У меня к тебе есть просьба...

Заведующая привела Алису в свой кабинет и усадила за стол.

- Вот тебе бумажные цветочки. Сделай из них, пожалуйста, на этом планшете аппликацию сегодняшнего числа.

- А какого размера должны быть цифры?

- Любого. Какие захочешь, такие и сделай. Только внизу оставь вот столько места...

Заведующая отчертила карандашом в нижней части планшета полосу. И Алиса принялась за работу. Поначалу было сложно. Но потом цветовые оттенки стали сами собой складываться в веселую мозаику. И цифра тринадцать получилась яркой, веселой и даже, можно сказать, жизнерадостной!

Когда "мертвый" час закончился, Алиса с волнением стала ждать поздравлений с днем рождения. Но вокруг все занимались своими делами и особого внимания к ней не проявляли.

Алиса пошла в девчоночный корпус, чтобы узнать, где ей предстоит спать и куда можно будет положить вещи. Только она открыла дверь в спальную комнату с затемненными окнами, как вспыхнул яркий электрический свет и в комнате будто обрушился потолок Ребята из команды по мини-футболу, переодетые в женскую одежду, вооруженные кастрюлями, расческами и гитарой, сбацали торжественный марш. При этом они умудрялись еще и петь:

- Хеппи бёздей ту ю! Хеппи бёздей ту ю! Хеппи бёздей, Алиса! Хеппи бёздей ту ю! По-здра-вля-ем! Гип - гип! Ура! Ура! Ура! Салют!

И тотчас на Алису посыпались конфетти, словно за окном был не жаркий июнь, а морозный Новый год! Костя, с бантом на голове, подошел к Алисе, держа в руках коробку продолговатой формы.

- Дорогая Алиса! От всей команды и от себя лично я поздравляю тебя с днем рождения! Мы желаем тебе, чтобы в этом году исполнились все твои мечты. Чтобы было что загадывать и на следующий! Прими от нас этот скромный рукотворный подарок!

Под гром импровизированного оркестра Костя стал медленно поднимать крышку коробки. В ней оказалась сделанная ребятами зеленая елочка. И Новым годом запахло еще сильнее! Костя поставил елочку на стол посередине комнаты, а потом зажег две свечки на зеленой подставке, то есть на той же подставке, к которой была прикреплена и сама елочка.

Электрический свет погас. Оркестр мгновенно смолк Под влиянием тепла от горящих свечек зеленая елочка стала медленно вращаться и два белых гриба, выглядывавших из-под нее, стали издавать поочередно мелодичные высокие звуки. И под эти звуки девчонки внесли торт. За процессией с тортом важно вышагивала заведующая столовой, неся над головой планшет с цифрой 13, под которой было выведено цветное слово "лет"!

В эту ночь Алиса не могла уснуть. Она вспоминала наивно-трогательное поздравление ребят, и у нее слезы радости навернулись на глаза. А молчун Костя ее вообще удивил. Он сказал целую речь! При этом ни разу не запнулся и не покраснел!

Алиса смотрела на стоявшую на тумбочке елочку и вспоминала, как часто зимой, проходя мимо Костиного дома, она надеялась хоть издали увидеть его, героя своего романа!

За окном, у которого стояла ее кровать, кто-то тихо перебирал струны гитары, а потом раздался приглушенный голос, который девочка сразу же узнала. Это был голос Антона. Классный скоморох решил достать ее и здесь!

Осторожно открыв створки окна, Алиса сердито прошептала:

- Уходи!

- Киска...

- Не смей называть меня так!

- Хорошо, Алиса...

- Ты хочешь, чтобы я немедленно уехала в город?!

- Нет. Лучше уеду я. Но на прощание я хочу спеть тебе романс. Я ведь не знал, что у тебя сегодня день рождения. Пусть тогда и будет этот романс моим подарком!

- Нет!

- Да!.. - послышались за спиной Алисы приглушенные голоса.

Она обернулась и увидела, что кровати пусты, а все девчонки сгрудились у окна.

- Вы же не знаете его!

- Вот и познакомимся! - сказала метательница диска.

- Он способен только... на гадости!

- Ни разу еще не слышала гадостных романсов! - мечтательно проговорила марафонка.

- Имейте в виду, я вас предупредила, - сказала Алиса, отворачиваясь от окна.

Но девицы стояли такой плотной стеной, что уйти ей не удалось.

- Давай, мальчик, трубадурь!

- Вот именно! Дурь и услышите!

- Не цепляй, Алиса. Прогнать-то мы его всегда успеем! Мы ждем!

Антон слегка откашлялся, а потом неожиданно проникновенным голосом тихо запел:

Моя дорогая... не блещет красою!

Ни тонкостью стана, ни русой косою!

Ни тонкостью стана, ни русой косою...

Чем блещут всегда героини романов!

Вот платье с нее... я снимаю несмело...

Желая увидеть прекрасное тело...

Губами прижаться к единственной в мире!

Моя дорогая... картошка в мундире!

Концовка романса была равнозначна эффекту разорвавшейся бомбы. Девицы, забыв, что сейчас ночь, стали аплодировать певцу и смеяться! А Алиса не знала, что ей делать: сердиться или радоваться. Пока Антон пел про "платье" и "тело", она готова была разорвать его на куски. Но конец песни оказался прикольным - безобидным и веселым.

- Тебя как зовут? - спросила пятнадцатилетняя крупная метательница дисков.

- Антоном...

- А из современного репертуара что-нибудь знаешь?

- Немного знаю...

- Все, девки! Ша! Слушаем современного... менестреля!

Антон выдержал паузу. Потом, перебирая струны, подкрутил колки и начал петь резким, хриплым голосом:

Я знаю точно наперед!

Сегодня кто-нибудь умрет!!

Я знаю - где, я знаю - как!!!

Я не гадалка, я - маньяк!!!

Девицы завизжали от восторга. А Антон собирался уже исполнить новый романс. Но появился отец Алисы. Всех девчонок точно ветром сдуло. Попрыгав в кровати, они с головой укрылись простынями. А исполнитель сольного концерта остался один на один с тренером, который подобных фокусов не прощал.

Утром Антон, как и обещал Алисе, уехал в город. Алиса вздохнула свободно. А ночные бдения в спальне девчонок продолжались. Они до глубокой ночи перешептывались, рассказывая друг другу невероятные по откровенности истории. Большинство спортсменов, как и медиков тоже, не очень-то щепетильны в интимных вопросах, поэтому Алиса за эти несколько месяцев, проведенных в лагере, узнала столько, сколько не узнала бы при другой ситуации и за долгие годы.

Чаще других Алиса общалась с Наташкой - метательницей диска. А подружились они уже на второй день после приезда Алисы в лагерь. Занимаясь в тренажерном зале, Наташка переусердствовала на велотренажере. Перейдя к металлическим "блинам", она взялась потными руками за рукоятку и потянула ее вниз. Трос натянулся. "Блины" поползли вверх. Но сил отжать их до конца не хватило, и рукоятка, выскользнув из потных рук, взвилась вверх, саданув Наташку по левой брови.

Бровь вспухла, и вокруг левого глаза стало разливаться фиолетовое пятно. Наташка, посмотрев на себя в зеркало, расхохоталась. Глядя на страдальческое выражение лица Алисы, она съюморила:

- Мы теперь с тобой как пушкинские ткачиха с поварихой!

- Слушай! А у меня в сумке, по-моему, бодяга есть!

- Тащи!

Тетушка была права. На следующий день опухоль почти спала. Разглядывая себя в зеркало, Наташка весело похвасталась:

- Заживает, как на собаке!

- А ты когда-нибудь грустной бываешь?

- Зачем?

- Ну, обидно же все-таки иногда бывает!

- Раньше сопли распускала, когда меня "жиртрестом" дразнили. А потом поняла: надо все воспринимать с юмором и смеяться над приколами в свой адрес громче, чем те, кто над тобой прикалывается!

- У меня так не получается...

- На Киску обижаешься?

- Нет. Киска мне даже нравится. В школе меня мышкой зовут.

- Тебя - мышкой?!

- Да.

Алиса рассказала Наташке, почему и кто наградил ее этим прозвищем.

- И теперь у меня даже имени нет! Мышка и все!

- Все мышкой называют?

- Почти все.

- А сколько таких, которые не называют?

- Четверо. Таких же, как я, - серых мышей!

Наташка расхохоталась. Затем, хлопнув Алису по плечу своей мощной ладонью, воскликнула:

- Это же целая армия! Какой же вывод, Киска?

- Вывод один: не хочешь уходить из школы - терпи!

- Разве?

- Да. У нас одна мышка попробовала взбунтоваться. Теперь она ездит за пять остановок в другую школу!

Заинтересовавшись, Наташка весело спросила:

- А что она сделала?

- Высказала при всех первой красотке класса Катьке Семеновой все, что она о ней думает! Приятно было ее послушать!

- Жаль! - разочарованно произнесла Наташка.

- Чего?

- Что ваша шестая мышка выбрала для разборки неверное средство.

- А ты знаешь верное?

- Конечно!! Вот! - Наташка показала Алисе кулак.

Скептически усмехнувшись, Алиса решила ввести Наташку в курс дела и стала ей разъяснять расстановку сил в классе.

- Да если мы Кэт хоть пальцем тронем, нас наши же ребята...

Наташка разжала пальцы и растопырила их.

- Это вы. Слабые. Беззащитные. Каждая сама по себе. А если так...

Наташка снова сжала пальцы в кулак.

- Вас - пятеро! А Кэт - одна! Сечешь?

- Не совсем...

- Подружитесь наконец друг с дружкой! Придумайте какой-нибудь сногсшибательный проект и выдайте всем "фишку"! Зацепила?

- Да!

Алиса осталась в спортивном лагере до конца лета. С Костей они виделись каждый день. Но, кроме "привет" - "привет", никаких других отношений не возникло. Алиса каждый день думала над "фишкой", предложенной Наташкой, и к новому учебному году у нее уже был готов блестящий план.

На общий школьный сбор 31 августа Алиса явилась в прикиде "Бритни Спирс", и это не было не замечено. Одноклассницы-мышки восприняли это как решение Алисы влиться в свиту Кэт. Так же подумала и сама Кэт, благосклонно ожидая, когда Алиса попросит у нее аудиенцию.

Но Алиса подошла к мышкам, державшимся обособленно, и попросила:

- Девчонки, у меня завтра день рождения. Приглашаю вас к себе. Придете?

Опешив от такой просьбы, они растерялись. Потом каждая из них, подумав немного, нерешительно согласилась.

- А кто будет еще? - спросила одна из мышек.

- Только вы и я. Без мальчишек. Часов в пять... Согласны?

Повеселевшие мышки с удовольствием смотрели на Кэт, нервно постукивавшую кончиками пальцев по корпусу мобильного телефона.

Собравшимся к пяти часам девчонкам Алиса объявила, что день рождения у нее был 13 июня, но она с удовольствием отпразднует его еще раз в кругу друзей. В этот торжественный вечер они все с подачи Алисы взялись за осуществление "фишки" - подготовки юбилейного концерта к юбилейной дате своей классной Тамары Павловны. В октябре ей исполнялось 40 лет.

И вот 4 октября ничего не подозревающая Тамара Павловна вошла в класс, чтобы провести урок математики, и сорок пять минут для нее пролетели как одно мгновение. Она то хохотала до слез, то готова была расплакаться от восторга, потому что класс математики в этот день превратился в оранжерею. Ребята нанесли из дому искусственных цветов и не только украсили ими классную доску, но и сделали из них раму, в которую поместили большой портрет математички в необычном одеянии - в мантии и шапочке с кисточкой, надеваемых мэтрами-академиками в особо торжественных случаях. Тамара Павловна выглядела помпезно и величественно.

Из классных столов ребята соорудили сцену, из оконных штор - занавес. И любимый певец Тамары Павловны Луи Армстронг исполнил для своей фанатки балладу-панегирик, восхваляя ее математические таланты, педагогическое обаяние и женские чары! Неисправимый двоечник Куликов, загримированный жженой пробкой под негра Луи Армстронга, обаятельно улыбаясь своими толстыми "негритянскими" губами, в стихотворной форме доказал Тамаре Павловне теорему. От этого посвящения классная прослезилась в первый раз.

А дальше блистали Укупник, которого удачно пародировал Антон, Лариса Долина в исполнении одной из мышек, Ларисы Поляковой. Нашелся в классе и свой Филипп Киркоров, который через песню "Ты, ты, ты..." с прикольным текстом довел классную до того, что она не выдержала, подбежала к сцене и расцеловала артиста в обе щеки.

Эстрадные звезды в полном макияже и париках поочередно появлялись на импровизированной сцене. А на десерт ребята выставили телевизор и видеомагнитофон. И на экране один за другим стали появляться звезды мирового кино. При помощи искусного видеомонтажа они самозабвенно объяснялись Тамаре Павловне в любви. Первым это сделал Николсон любимый киноактер Тамары Павловны. Затем его сменили де Ниро, Хофман и другие супер-мужчины. Завершил этот парад кинозвезд Ди Каприо, который высказал горячее желание учиться в 7-м "б" классе, где преподает точные науки такая замечательная, сексапильная, молодая и прекрасная во всех отношениях математическая звезда да еще и супер-классная руководительница Тамара Павловна!

С этого 4 октября в 7-м "б" классе не стало мышек Оказалось, что у каждого мальчишки, у каждой девчонки есть какие-то свои неординарные способности, которых нет ни у кого другого. И всем было приятно, что Тамара Павловна это не только увидела, но и оценила по достоинству!

И только один человек в классе так и не смог смириться с новой отпадной ситуацией. Это была Кэт. Она не верила, что у ребят что-нибудь получится. Поэтому не принимала участия в подготовке торжества. После такого триумфа мышек, которые поставили на уши всех: родителей, родственников, знакомых, но добились своего, Кэт "по семейным обстоятельствам" покинула школу.

После юбилея Алиса ходила счастливая и удивлялась: почему число 13 называют чертовой дюжиной? Ведь для Алисы наступившее тринадцатилетие оказалось суперудачей, выигрышным счастливым билетом во взрослую жизнь!

Дальнейшие события в ее жизни стали развиваться стремительно. Удача сама так и шла к ней в руки. Алиса вдруг влюбилась в математику и даже заняла второе место на районной математической олимпиаде. Да и по другим предметам она стала вдруг лучше соображать. Хотя, может быть, ее "соображалка", как говорит тетушка, лишь как зеркало отразила происшедшие внутренние изменения?..

Счастливые мгновения, множась, росли как снежный ком. На городской олимпиаде Алиса заняла уже первое место. Костя пригласил ее на лыжную прогулку, и они целый день провели вместе в загадочном, как сказка, зимнем лесу. Директор школы, наслышанная о юбилейном празднике 4 октября, предложила 7-му "б" взять на себя организацию предновогоднего школьного "голубого огонька". Ребята с удовольствием откликнулись на это предложение и объявили общешкольный конкурс на суперприкол уходящего года. Победителя, естественно, ждал суперприз!

Этот "огонек" затмил все предыдущие традиционные ежегодные мероприятия. Во-первых, на каждом этаже школы было обилие всевозможных прикольных аттракционов. И каждый из тех, кто пришел на новогодний праздник, нашел для себя то, что ему больше всего было по душе. Во-вторых, дружеские шаржи на учителей и директора школы были так остроумно точны, что смех с каждым новым приколом очищающей волной прокатывался по всему зрительному актовому залу.

Цифра 13, правда, попыталась напомнить о себе новогодним не очень приятным сюрпризом. Отец вместе с командой по мини-футболу отправился перед Новым годом на региональные соревнования в Кемерово. Одержав убедительную победу над соперниками, команда застряла в Кемеровском аэропорту. Нелетная погода удержала пленников в своем снежном плену и на всю новогоднюю ночь.

Мама Алисы, не находившая себе места, ходила по квартире и пыталась скрыть от дочери страшное предчувствие надвигающегося несчастья. Алиса понимала, откуда оно взялось. Пророческая фраза "Как встретишь Новый год, так и весь год будешь жить" выбила мать из колеи и лишила ее покоя...

- Мама, - не выдержала Алиса, - ты хочешь накликать беду?

- Ты о чем?

- Тогда перестань метаться по комнатам, будто уже что-то произошло!

- Я ничего...

Когда отец вернулся из снежного плена, они наперекор придуманной кем-то судьбоносной пророческой фразе весело отпраздновали Старый Новый год! А в начале февраля тете Лоре пришло приглашение на капитал-шоу "Поле чудес". И тетушка заявила, что без Алисы в Москву не поедет:

- Киска! Это ведь была твоя идея вышить бисером панно-кроссворд!

- Но вышила-то его ты?

- Давай-ка не будем спорить! Ты едешь?..

- Мам, ехать?

- Поезжай, конечно. Пусть Якубович посмотрит на ту, которая его "обозвала" Диогеном.

Эффект от тетушкиного панно, когда его внесли в Останкинскую студию, был ошеломляющим. Открыв рот, Якубович смотрел на переливающиеся в свете студийных прожекторов янтарные брызги.

- Как от шампанского, - сказал он и добавил: - Потрясающе! Как вам пришла в голову идея засадить меня в бочку да еще и со свечкой в руке?!

- Это не мне, Леонид Аркадьевич, пришла идея, а моей племяннице!

- Она приехала с вами?

- Да. Вот она - в первом ряду!

- Ну, правильно! Не в последнем же ей сидеть с такими идеями. Я прошу вас, милая барышня, подойти ко мне... Как вас зовут?

- Алиса.

- Я чувствую, глядя на вас, что мог бы с вами провести многочасовую содержательную беседу. Правда, правда! Ведь в ваших глазах можно утонуть, настолько глубоко их содержание! Но эфирное время не позволяет мне это сделать. И я задам вам только один вопрос... Можно?

- Прошу вас!

- Дорогие гости в студии и уважаемые телезрители! Хотите верьте, хотите нет, но я ожидал услышать от этой юной особы именно эти слова! Не "да", не "конечно" и так далее, а именно "прошу вас"!

- Вы ведь назвали меня "милой барышней"?

- Абсолютно точно! Теперь вопрос: вы готовы сыграть со мной в суперигру? Подождите, не отвечайте. Дайте мне кто-нибудь бумагу и карандаш... Я сейчас запишу предполагаемый мною ответ, а потом мы услышим ваш!

Телеведущий, пряча от Алисы записную книжку и карандаш, стал писать ответ, а телекамера попыталась подсмотреть написанное. Но шоумен отвел объектив в сторону и сказал:

- Ее показывайте. Она стоит того.

Камера послушно выполнила это пожелание, и Алиса впервые увидела себя на экране телевизора. Она уже слышала о том, что телекамеры иногда очень сильно меняют внешность человека. Но тут, глядя на монитор, она просто не узнала себя На экране появился загадочный своей недосказанностью облик таинственной незнакомки Блока с таинственной улыбкой Моны Лизы и спокойным взглядом Алисы. Это был собирательный образ, вобравший в себя все черты современной девочки-подростка и ретроспективные черты девочек-подростков других эпох.

Объяснить это парадоксальное, на уровне метафизики, ощущение не мог никто: ни смотревшие на экран телезрители, ни тем более сама Алиса. Якубович принял галантную позу и сказал:

- Отвечайте!

- Я не участвовала в отборочных турах, поэтому не могу принять ваше предложение.

- Вот же! - подпрыгнул от радости Якубович. - Покажите мою запись!

И все телезрители убедились в том, что написанный ответ совпал слово в слово с произнесенным.

- Я искренне уважаю ваше мнение, высказанное с такой учтивостью. И поэтому приглашаю вас, вполне официально, на отборочные туры и на суперигру, посвященную весеннему празднику Восьмое марта! Принимаете мое приглашение?!

- С благодарностью.

- А другого ответа я и не ждал!

Тетушке не удалось добраться до финала игры "Поле чудес". Но она была все равно счастлива. Ведь это с ее подачи яркая звездочка племянницы зажглась на телевизионном небосклоне.

Появление Алисы на экране Центрального телевидения произвело в школе настоящий фурор. Ее рейтинг баснословно вырос И в день святого Валентина ее парта-стол в классе не смогла вместить всех трепетных признаний в любви. Бывшие мышки каждую перемену сортировали корреспонденцию, приносимую почтальонами. А на дверь класса кто-то прикнопил лист ватмана с фразой: "Ай лав ю, Киска!" Подписи не было.

Оргкомитет единогласно присудил титул "Мисс Валентина" девочке, не обладавшей смазливым личиком и ногами, растущими от зубов. Разбирая дома любовную почту, Алиса искала послание, которого очень ждала! И она нашла его! В свойственной ему немногословной манере Костя выразил свое отношение к Алисе короткой и емкой фразой: "Богине! Костя".

Но Якубовичу не суждено было встретиться еще раз с девочкой, так поразившей его воображение. Цифра 13 решила взять реванш, и чертова дюжина начала действовать. Она привела отца Алисы накануне Международного женского дня в магазин "Овощи - фрукты", находившийся недалеко от дома. Борису Николаевичу пришлось потратить на закупку продуктов больше времени, чем обычно: в предпраздничные дни покупательский спрос резко возрастал и к кассам выстраивались длиннейшие очереди.

Магазинное помещение было небольшим, и к прилавкам или к кассам приходилось протискиваться сквозь толпу плотно стоявших людей. Поэтому отец Алисы удивленно обернулся, когда услышал за спиной злые голоса:

- Ты куда прешь, мужик? Самый крутой, что ли?

Около прилавка стояли два подростка, которым было лет по четырнадцать. Они казались немного старше, потому что для своего возраста были очень высокого роста. Видимо, Берсенев их нечаянно задел, когда проходил мимо. В такой толчее не задеть другого было невозможно. "Спиртным от них не пахнет, - подумал отец, глядя на блуждающие взгляды подростков. - Значит, наркота. И что с ними делать? Вести в наркодиспансер?"

- Извините! Я, наверное, вас нечаянно задел?

- За нечаянно бьют отчаянно! Ладно, дергай, мужик! Еще увидимся!

"Совсем ничего не соображают, - подумал Берсенев, глядя на хохочущих подростков, - надо их изолировать, пока они чего-нибудь не натворили".

- Я вас на улице подожду, - сказал Берсенев и вышел из магазина.

Он решил в буквальном смысле взять подростков за шиворот и отвести в областной наркодиспансер, который находился через два дома от магазина. Сил на это у него бы хватило. По расчетам Берсенева, подросткам пора было бы уже и выйти из магазина. Но они почему-то не появлялись. Вернувшись в магазин, отец Алисы подростков в нем не обнаружил. К нему подошла соседка по дому и сказала:

- Борис Николаевич, они через служебный вход прорвались!

Берсенев, выйдя из магазина, повернул за угол, но и там подростков не было. Сокрушенно покачав головой, он пошел домой. Вдруг резкий удар в спину заставил его покачнуться. А затем удары посыпались один за другим. Последнее, что запомнил Берсенев, были шальные, налитые кровью глаза подростков, державших и руках окровавленные ножи.

Алиса занималась генеральной уборкой, когда в дверь позвонили. За порогом стояла бледная, с трясущимися руками соседка из второго подъезда.

- Ой, Алисочка! Мама дома?..

- Не-ет...

- Пойдем скорее... там папа твой...

- Что с ним?!

- Пойдем, - сказала соседка и стала торопливо спускаться по лестнице.

Набросив куртку, Алиса побежала догонять соседку. Обойдя дом, она увидела на дороге полукругом стоявшую и что-то разглядывавшую толпу.

Отец лежал на снегу лицом вниз. Утепленный светлый плащ был пропитан в области спины пятнами крови. Стоявший перед толпой милиционер не подпускал Алису к отцу.

- Нельзя!

- Я дочь!

- Приедет "скорая" - поедешь с отцом в больницу. А пока, до приезда оперативной группы, я тебя не пущу.

- Он жив?.. - еле выговорила Алиса.

- Я не врач.

Медикам удалось сохранить Берсеневу жизнь. Мать и Алиса, когда разрешили врачи, стали по очереди дежурить у его постели. Приходили навестить тренера ребята из команды. У Берсенева побывали почти все. Все сожалели о случившемся. Тем более что команда должна была ехать на первенство России по мини-футболу. И вот эта поездка, которую с таким нетерпением ждали не только ребята, но и отец, не состоялась. Единственным, кто ни разу не пришел навестить тренера в больнице, был Костя. Для Алисы, не ожидавшей от Кости такого отношения к отцу, это было непонятно и странно. Каждый день она смотрела на входную дверь в палату. В нее входили и выходили: врачи, медсестры, друзья, просто хорошие знакомые. Но Кости среди посетителей не было.

В один из таких дней, когда мать особенно была удручена постигшим отца несчастьем, Алиса, чтобы ее успокоить, спросила:

- Ну зачем же ты так? Ведь папа жив. Он поправится. Врачи говорят...

- Они не дают стопроцентной гарантии. А сегодня мне приснился сон... будто мы опять встречаем Новый год. Вдвоем. А папы с нами... нет...

- Не смей так больше говорить! И думать так не смей! Слышишь? Этим ты...

У Алисы чуть не сорвалось с языка "предаешь папу", но она вовремя сдержалась. Она понимала, откуда у матери такое пессимистическое настроение. "Это все, - сердилась на нее Алиса, - из-за этого дурацкого пророчества - "Как встретишь Новый год..." Но ведь и ребята тоже были тогда вместе с отцом! С ними же ничего..."

Алиса похолодела от возникшего вдруг предположения, отчего Костя до сих пор не пришел в больницу.

- Мне надо идти, мама!

- Иди...

Не заходя домой, Алиса сразу же направилась к Косте. Поднимаясь по лестнице на четвертый этаж, она смотрела на нумерацию квартир, так как впервые оказалась в этом подъезде. Дверь в квартиру под номером 33 почему-то была приоткрыта. С сильно бьющимся сердцем Алиса осторожно вошла в прихожую и увидела Костю. Он сидел на полу. Рукав пуловера на его левой руке был закатан. В правой руке он держал шприц. Алиса кинулась к нему и попыталась вырвать из рук смертоносное жало!

- Брось шприц!

- Убери руки!

- Брось или я выцарапаю тебе глаза!

- Дикая кошка!

Костя попытался оттолкнуть Алису. И тогда она вцепилась ногтями в его лицо. Взвыв от боли, он бросил шприц и схватился руками за глаза. Алиса стала исступленно топтать шприц каблуками, пока не превратила его в лепешку.

- Идиотка! Ты знаешь, сколько сейчас стоит героин?!

Сжав зубы, чтобы не разрыдаться, Алиса бросилась на Костю и, стоя на коленях, стала бить его кулаками по чему попало!

- За отца! За ребят!! За меня!!!

Вначале Костя пытался уклоняться от ударов, потом пытался защищаться. Но град ударов не прекращался, и он, спрятав лицо в коленки, перестал сопротивляться. Обессилев, Алиса подползла к стене, прислонилась к ней спиной и закрыла глаза. И тут же возникло воспоминание о лежавшем на снегу отце. Тело Алисы стало содрогаться от рыданий...

Алиса не знала, сколько времени они так просидели. Из состояния полной безнадеги ее вывел голос Кости:

- Прости...

Алиса повернула в его сторону голову и увидела, что большое сильное тело Кости стало жалким и скрюченным. Его хриплый голос доносился словно из подземелья. Костя так и не изменил положения тела. Закрыв голову руками, он смотрел между колен в пол и, совершенно не двигаясь, с трудом произнося слова, стал говорить вслух то, что его давно уже, видимо, мучило:

- Они до тебя... были здесь...

- Кто?

- Утюг и Трава.

Костя помолчал, ожидая вопросов. Но Алиса решила дать ему возможность выговориться. Поэтому слушала не перебивая.

- Вечером... я должен вернуть им долг. Иначе... Знаешь, что сказал Утюг? "Территория нашего городского кладбища за последние годы увеличилась в десятки раз. Это официально. А насколько неофициально, ты узнаешь, если будешь вечером пустой". У меня нет таких денег. И не будет. Ты, наверное, замечала... что я всегда хожу почти в одном и том же... Потому что моя мать работает на заводе не директором и не начальником цеха, которые получают десятки тысяч рублей в месяц. Нам едва хватает на еду и на оплату квартиры. Поэтому я никогда не бываю на дискотеках, не знакомлюсь с девчонками, не хожу на дни рождения. Я бы бросил школу, если бы не моя мать. Я знаю, что с ней будет, если я это сделаю. Но я устал... Устал жить впроголодь. Устал ждать чуда, которое вытащило бы меня из этого безнадежного ожидания.

Костя поднял лицо. Глаза его были закрыты. Прислонившись затылком к стене, он тяжело вздохнул.

- Вот тут и появился, словно черт из табакерки, этот Утюг. Все пацаны знают, что круче его в нашем микрорайоне нет. А он во дворе при всех пацанах обратился ко мне за помощью. Попросил помочь пристроить одного очкарика в спортлагерь через Бориса Николаевича. Да ты знаешь его. Он из вашего класса.

- Антон?! - не выдержала Алиса.

- Да. Он втюрился в какую-то девчонку из спортлагеря и хотел провести с ней лето. В общем, это их дела. Я не влезал. Но потом очкарик почему-то слинял. Вообще, я уже и забыл об этом. А недавно иду домой. Я еще тогда не знал, что с Борисом Николаевичем несчастье случилось. У моего подъезда "Форд" стоит. Иду мимо, дверца открывается, и выглядывает Утюг. Садись, говорит, прокатимся. Ну, я и сел. Он повез меня в ресторан. Наверное, мне там что-то в питье подсыпали, потому что я очнулся только на третьи сутки. Вены исколоты. Трава, это кликуха такая у наркоторговца, меня уверял, что я сам по пьянке заставлял их делать себе уколы. Ну, они и "угостили" меня по-дружески. А сегодня счет выставили. Мол, бесплатной только первая доза бывает.

Костя открыл глаза и неожиданно спросил:

- Как отец?

- Поправляется. Вот попросил меня к тебе зайти, узнать, как ты тут...

- Теперь ты знаешь "как". И он пусть узнает, когда выздоровеет. Иди.

- Куда? - не поняла Алиса.

- Я хочу остаться один.

- Ты и так один! Сам по себе. Но больше этого не будет! И я отсюда никуда не уйду. Я уверена, мы найдем выход. Можно же продать что-нибудь!?

- Разве что черту душу? Больше мне продавать нечего. Лучше уйди по-хорошему...

- Нет!

Костя схватил упиравшуюся Алису и выволок ее за дверь. Щелкнули замки. Алиса бросилась к двери и стала барабанить по ней кулаками. За дверью стояла гробовая тишина. Лихорадочно соображая, что делать дальше, Алиса перебирала варианты: срочно найти ребят из команды? сообщить в милицию? позвать на помощь соседей? Взвешивая все "за" и "против", Алиса вдруг вспомнила про Андрея, вернувшего ей за считанные часы сумку и вещи.

Пока Алиса ехала на маршрутке к городскому пляжу, она молила Бога только об одном - чтобы на "Летучем голландце" в несезонное время хотя бы был сторож Через него можно будет узнать, как найти Андрея.

В офисе она встретила Диму. Он нисколько не удивился приходу Алисы, будто они виделись только вчера.

- Здравствуйте! - выпалила Алиса.

- Привет.

- Где Андрей?

- На яхте.

Алиса удивленно посмотрела на закованную в лед реку. Никакой яхты у берега не было.

- Ее там нет!

- Она в ангаре.

Выбежав из офиса, Алиса поспешила к ангару. Войдя внутрь, она и там не увидела никакой яхты, кроме тупоносого катера. На стеллажах в три ряда лежали лодки, байдарки, водные мотоциклы. Алиса крикнула:

- Андрей!

Андрей, высунувшись из каюты катера, позвал:

- Спускайся в кают-компанию!

Алиса забралась в нутро тупоносого катера и увидела Андрея, крепящего к подвесной полке телевизор. Раньше "ящика" в салоне не было. Не было и музыкального центра.

- Здравствуй, Алиса.

- Здравствуй, у меня мало времени.

- Вижу. Я тебя внимательно слушаю.

- Я боюсь, что он может покончить с собой...

- Кто?

Алиса пересказала монолог Кости и спросила:

- Что мне теперь делать?!

- Тебе - ничего.

- Ждать у моря погоды?

- Да. А нырять буду я, - пошутил Андрей.

- Но я не смогу просто так сидеть и ждать!

- Смотря где ждать. У Кости сможешь?

- Да! Но как же я к нему попаду?

- Едем.

Через полчаса Костя вынужден был по просьбе матери, отпросившейся с работы, открыть дверь. Алису Костя все равно не впустил. Но она была рада и тому, что он будет находиться теперь не один, а под присмотром матери.

- Ничего, - успокоил Алису Андрей. - Надеюсь, все будет тип-топ. Ты поезжай домой и жди моего звонка. Надеюсь, хоть сейчас-то ты скажешь мне свой номер телефона?

- Конечно. Только вот на чем записать?

- Я запомню.

Андрей уехал. Алиса пошла пешком к своему дому. Она не знала, как выглядит Утюг. Но когда стала обходить дом Кости, наткнулась на "Форд", за рулем которого сидел один из "хомяков", приглашавших "худышку" на шашлык.

"Наверное, - предположила Алиса, - это и есть Утюг! Эх, Андрей поехал его искать совершенно в другое место!" В салоне машины запищал мобильный телефон. "Хомяк" выслушал сообщение, что-то ответил, и "Форд", сорвавшись с места, помчался в том же направлении, куда уехал и Андрей.

Едва Алиса открыла входную дверь в свою квартиру, как сразу же зазвонил телефон. Подбежав к аппарату, Алиса подняла трубку. Раздался голос Андрея:

- Инцидент исчерпан. Жду вас с Костей летом к себе. Покатаю на яхте.

- За доллары?

- Вас - бесплатно. Теперь ведь эта яхта - моя.

- А сейчас я - твоя должница?

- Мы все друг перед другом должники. Только долги у нас у всех разные...

- Я хочу расплатиться как можно скорее!

- Не получится.

- Почему?

- У меня юбилей еще не скоро. А сегодня я узнал, что по юбилеям ты просто ас!

- От кого узнал? - удивилась Алиса.

- Этого тебе знать не надо. Сон крепче будет. Договорились?

- Спасибо тебе за все!

- Я только заплатил по долгам. Пока!..

- Пока!..

Бурная весна вступила в свои права. Обновление всего и вся началось такими сногсшибательными темпами, что подростки, особенно подверженные воздействию эротико-климатических условий, ходили по улицам совершенно ошалевшими! Алиса не была исключением. Именно в эту весну она впервые, после всего пережитого, почувствовала, что счастливой можно быть все двадцать четыре часа в сутки!

Отец, выписавшись из больницы, долго смотрел на Алису, а потом задумчиво произнес:

- Как ты выросла, Киска!..

Мать снова стала улыбаться. А Костя без всякого принуждения, добровольно, сам пошел в наркодиспансер. Лечащий врач сказала, что он во время это сделал. Если бы обратился позже, мог бы уже начаться необратимый процесс. Пройдя курс лечения, Костя пришел к Алисе и спросил:

- Ты еще хочешь меня видеть?

- Да...

Четырнадцатилетие Киски они праздновали вместе.


home | my bookshelf | | Киска |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу