Book: Глория



Михальчук Вадим

Глория

Пролог

Вскоре после открытия гиперпространства население Земли, задыхающееся в переполненных городах, получило шанс начать всё сначала.

Это было начало Великой Галактической Экспансии, время, когда огромные массы людей, используя звездолёты любых типов и конструкций, бросали насиженные места и покидали Землю. Впереди их поджидала неизвестность...

"113 год Галактической Экспансии.

Грузопассажирский тягач «Атлант» с экипажем из 130 человек, несущий 10 тысяч переселенцев и стандартную партию груза, стартовал с орбитальной станции «Сателлоид-3» и ушел в гиперкосмос.

Последнее сообщение, полученное от звездолета по каскадной системе радиобуев, содержало обычный набор текущих координат. Затем «Атлант» вышел в область радиомолчания и след его был потерян.

Судьба экипажа и десяти тысяч колонистов неизвестна до сих пор. Предполагается, что звездолёт направлялся к планетным системам, уже исследованным автоматическими разведзондами.

Никаких сообщений о достижении намеченной цели не поступало.

Краткая история галактических исследований,Том 2, статья 27 " Великая Галактическая Экспансия.100 — 322 годы ".

Планета была покрыта водой почти полностью. Из многокилометровой толщи северного океана поднимались крохотные, обветренные ветрами и изъеденные волнами, клочки суши. В южном полушарии волны разбивались в мельчайшие солёные брызги о скалы огромного острова, самого большого на всей планете, так похожей на Землю.

Земля...

Это было старое слово, старое, как само Время, смутное воспоминание о безвозвратно ушедших днях.

Люди в корабле уже почти не помнили Землю, двадцать лет запертые в стальном упорядоченном хаосе стен, переборок, люков, грузовых отсеков. Для главного бортового компьютера Земля была лишь набором цифр и астрономических координат в самом начале пути. Компьютер хранил в своих кристаллических схемах воспоминания о Земле, маленькие кусочки кибернетической памяти несли в себе закодированную память тысяч лет: от структуры ДНК до космических полётов в гиперкосмосе, всю необходимую информацию, которую могли собрать ученые далекой Земли, превратившейся для людей корабля в далёкий, покинутый навсегда сон.

Людям не повезло в их поисках.

Трижды они видели звёзды незнакомых созвездий, трижды свет солнц чужих планетных систем проникал сквозь прозрачную броню иллюминаторов и отражался в глазах людей. Трижды ликование и восторг от призрачных надежд обрести, наконец, дом, вдохнуть чистый воздух и почувствовать землю под ногами, сменялись горечью разочарования — обнаруженные планеты не были пригодны для жизни.

И когда ночь гиперпространства в четвёртый раз сменилась ярким днём новой звезды, произошло самое страшное и непоправимое событие, которое только могло произойти.

В момент выхода из гиперкосмоса в обычное пространство силовая установка гиперпривода вышла из строя. Напряжение в цепях упало и в считанные доли секунды силовые трубки, искривляющие метрику пространства, взорвались, превратив всю остальную аппаратуру установки в пыль.

Люди оказались в клетке, из которой не было выхода. Врата к звёздам закрылись навсегда, но люди пока не знали об этом.

Взрыв повредил контур главного реактора корабля. Уровень радиации быстро возрос и аварийная система отделила машинное отделение от остальных отсеков корабля специальными защитными щитами.

Главный компьютер корабля в этот момент получил сообщение от двух поисковых зондов, запущенных для разведки планетной системы. Проанализировав полученную информацию, кибермозг сделал вывод, что третья планета землеподобного типа вполне пригодна для жизни.

Через три минуты после взрыва уровень радиации достиг угрожающего предела. Экранированные переборки пока ещё удерживали мощный поток излучения, рвущийся наружу из машинного отделения, но все, кто находился там в момент аварии, получили смертельные дозы облучения. Главный энергетик корабля умер почти мгновенно, успев лишь запустить систему отстрела.

Аварийная капсула, внутри которой находился вышедший из-под контроля реактор, покинула корабль. Её маршевые двигатели работали на полную мощность, стараясь вынести капсулу как можно дальше от корабля — в любую секунду в поврежденном реакторе могла начаться неконтролируемая цепная ядерная реакция.

Лишенный своей главной энергетической установки, «Атлант» вошел в атмосферу третьей планеты чужой солнечной системы. И тогда люди увидели океан, огромный и величественный...

На огромном острове планеты, покрытой водой, был Город — безлюдный и пустой. Его молчащие улицы и тихие дома, казалось, ждали чего-то. Пыль и запустение царили кругом, лишь черные башни в центральной части Города гордо поднимались вверх, в небо, неподвластные времени. Казалось, что ничто не нарушит их покой.

Но однажды небо раскололось молниями взрывов и грохотом ракетных двигателей. Огромный корабль опускался на Город. Все вокруг осветилось мертвенным синим огнём. Ослепительные белые молнии из чёрных грозовых облаков огненными копьями били в корпус корабля. Он падал, величественный и гордый, грохот его двигателей сотрясал землю и башни Города дрожали, как пальцы в лихорадке.

Вой перешел в дикий рёв, казалось, небо рвётся на части и падает на землю. Тысячелетняя пыль поднималась вверх, закипая в огненных столбах, вырывающихся из ракетных дюз. Синее пламя выжгло в центре Города ровный круг безопасного приземления и пыль закрыла обгоревший при посадке корпус корабля. Рёв перешёл в тихое басовое гудение, которое вскоре тихо затихло.

Исполинская колонна корабля возвышалась над самыми высокими зданиями Города и казалось, что черные городские башни с ненавистью смотрят на непрошеного гостя.

Пыль медленно осела с едва слышным шорохом. Из пустых и холодных теней домов выползла тишина. Тишина была звонкой, почти оглушающей, и в этой тишине едва слышным, чужим звуком послышался щелчок открывшегося главного люка...

Глава 1. 171-й год.

До сих пор трудно вспоминать всё, что было. Теперь вспоминаешь то, что было много лет назад, и словно живёшь заново, снова слышишь те же самые звуки, которые слышал тогда, видишь то же, что видел тогда, и всё это кажется реальным до боли, до хруста костей сжатых кулаков.

Когда открываешь глаза, всё кажется вокруг призрачным — и серая, тёмная вода реки, крик чайки, белым крылом разрезающей опускающийся туман, и сырость мокрых камней сквозь подошвы ботинок, холод бетонной стены за спиной, и едва слышный шелест наползающей на берег свинцовой волны.

Память — безжалостный хирург. Только позволишь ей — и она вскроет острым хромированным лезвием скальпеля старые зажившие пласты воспоминаний и будет перебирать их тонкими длинными пальцами — это был хороший день, а это плохой, вот это было неплохо, а это не хочется и вспоминать. Она будет крутить прожитые дни и так и этак, смотреть их на свет, причмокивать губами, осуждая или хваля, и успокоится, разложив всё по полочкам, по привычным местам, похожим на старое кресло-качалку с продавленным сидением и клетчатым пледом в ногах. Она успокоится на время, чтобы ожить от какой-нибудь мелочи, какой-нибудь занозы в памяти — ожившего воспоминания. И так будет всегда.

Иногда мне кажется, что память — это единственное, чем обладает человек на самом деле. Родители, друзья, враги — все уходят, дни уходят, года пролетают, время бежит и только память остается.

Там, в твоих воспоминаниях, время идет так, как надо тебе. Там, в памяти, ты можешь пустить время вспять или заставить его мчаться со скоростью мысли. Ты можешь остановить время, чтобы рассмотреть его получше и вспомнить то, что дорого тебе, а можешь быстро прокрутить его вперед, чтобы не видеть то, чего ты стыдишься, что прячешь на самом тёмном дне своей памяти...

... Это был страшный день — день Разрушения. В этот день был разрушен район Селкирк.

В районе не было общей системы канализации, отбросы и помои выбрасывались в сточные канавы. Жили в Селкирке, в основном, люди без постоянной работы — чернорабочие, разорившиеся крестьяне, бедные рыбаки, не вступившие в рыбацкие артели, у них была одна забота — не сдохнуть с голода.

Когда в районе вспыхнула эпидемия холеры (так называли практически любую заразную болезнь), законники оцепили район и несколько «драконов» — огромных рабочих механизмов — принялись разрушать дома. Гробовщики сгребали тела железными крючьями, обливали трупы керосином и поджигали. Выворачивающий наизнанку запах горящего человеческого мяса и чёрный дым, грохот двигателей «драконов», дома, как ослепшие люди, чернея провалами выбитых окон, валятся на землю, погребая под собой людей, крики, яростные языки пламени пожаров, коричневые мундиры законников — всё, как наяву, передо мной, как только открою глаза...

Когда законники включили болеизлучатели и принялись выгонять людей из домов, весь Селкирк был уже оцеплен карантинной командой. Их серые с синей птицей на бортах фургоны стояли, перегородив улицы, а они сами, под прикрытием вооруженных солдат, расхаживали по опустевшим улицам, и на их белые прорезиненные халаты и повязки, скрывающие лица, падали черные хлопья копоти и гари пожаров.

Людей сгоняли на площадь Дени ударами дубинок и прикладов винтовок. Если кто-нибудь сопротивлялся, то один из законников проводил по толпе уродливым раструбом болеизлучателя и люди валились на землю, корчась в судорогах, с выпученными от боли глазами. Упавших поднимали ударами ног, обутых в тяжелые короткие сапоги.

Крики раненых сводили с ума, слышался короткий треск выстрелов. Люди в коричневых мундирах врывались в дома, переворачивали мебель в поисках спрятавшихся. Если они находили кого-нибудь, то убивали на месте...

Весь мир разрушался на глазах.

Когда тебе — двенадцать, весь твой мир — улица, на которой ты живёшь, где ты играешь с друзьями, дерешься, бегаешь за кем-то, убегаешь от кого-то. Весь твой мир — это камни мостовой, которые ты знаешь наизусть, как старую песню, где каждое слово — это один из камней, которыми вымощена улица. Твой мир — это друзья из соседнего двора и враги с соседней улицы.

Твой мир — это день, который замирает с наступлением вечера и с голосом мамы: «Алекс, ужинать!»

Бег домой, шлепанье растрескавшихся сандалий по камням мостовой в наступающих сумерках. Желудок урчит, как голодный пёс, на коленях и локтях — свежие ссадины и царапины, ветер свистит в ушах на бегу.

Дом — твой другой мир.

Твой мир — запах горячего ужина, скрип старых половиц и тепло дома. Твой мир — мама раскладывает жаркое по тарелкам, отец нарезает ломтями хлеб, купленный тобой на углу у болтливой старухи, жены пекаря Михаэля.

Твой отец — писатель. Он сам называет себя так, хотя его рассказы нигде не принимают и он зарабатывает на жизнь грузчиком в порту. Он пишет после работы и деревянная ручка в его большой мозолистой руке кажется спичкой, медленно сгорающей в огне. Он гулко смеется, если его слова ложатся на бумагу быстрыми торопливыми рядами, и что-то тихо шепчет, когда лист перед ним исчеркан вкривь и вкось, и грызет ручку. Его глаза смотрят вдаль, в окно, и видят не дом напротив, а океан, в котором бушует шторм, тугой чёрный жгут урагана, перечеркнутый слепящими молниями, или пустынные, покрытые травой равнины несуществующих островов.

Твоя мама — швея, шьёт платья для женщин с соседних улиц. Её пальцы вращают ручку швейной машины, которая дробно стучит, нитка уползает вперед и прячется в складках материи. Мама сидит у открытого окна, в руках — иголка с ниткой, иголка протыкает ткань, рука ходит вверх-вниз, стежок за стежком. Ровные белые зубы перекусывают суровую нить, мама поднимает платье и её глаза теплеют в улыбке — работа сделана.

Твой мир — твоя комната на чердаке, вверх по скрипучей лестнице, десять ступенек. Твой мир — распахнутое окно, свежий ветер, голоса, гулкие шаги.

Твой мир — старое кресло с прорванной обивкой, из дыр выползает клочьями поролон. В это кресло так приятно засесть, поджав под себя ноги, и почитать. Над креслом на стене потемневшая от старости книжная полка, на полке — книги, морские раковины, собранные на берегу, когда ты ходил с отцом на работу, старый нож деда со стёртой роговой рукоятью, но всё ещё прочным и острым лезвием.

Маленький мальчик в старом кресле, в руках — книга, он увлечённо читает, он слышит ветер за стенами дома и как дождь барабанит по стеклу, и он весь не здесь, в полумраке своей комнаты, а на мостике флагманского корабля, на нём — треуголка и камзол, скрипят снасти, ветер надувает паруса, унося корабль в открытое море, навстречу приключениям.

Черноволосый мальчик, читающий книгу — это я...

Весь мой мир был разрушен тогда.

Отец и мама были дома, я играл на улице, когда солдаты начали оцеплять район. Увидев мундиры законников, я побежал и спрятался на чердаке одного из домов возле площади Дени.

Людей гнали на площадь, как стадо, как скот на убой. Солдаты, растянувшись цепью, сдерживали людской напор, но поток скоро превратился в бешеную дикую реку.

Люди давили друг друга, тот, кто падал — не поднимался больше. Многие кричали, задыхаясь. Дикий звериный рёв стоял над толпой и я зажал себе уши, чтобы не слышать его.

У одного из солдат сдали нервы, он вскинул винтовку к плечу. На миг я сумел разглядеть безусое, смертельно бледное лицо, cо страхом в глазах.

Хлопнул выстрел, затем ещё два.

Люди упали. Рёв смолк. Кто-то крикнул: «Убийцы!» истерическим срывающимся голосом.

Вопль, дикий звериный рык вырвался из сотен глоток, сотни рук протянулись вперед, сотни лиц кричали что-то перекошенными от страха и ненависти ртами. Сотни рук схватили солдата, он что-то кричал, но его не было слышно, он беззвучно открывал рот, как рыба в аквариуме. Толпа, как единый многоклеточный организм, рванулась вперед.

Законники включили болеизлучатели, но было уже поздно. Первые ряды разорвали цепь солдат и коричневые мундиры скрылись под грудой людских тел. Солдат топтали ногами, кровь текла по мостовой, повсюду валялись клочья окровавленной одежды.

Толпа редела, разливаясь в соседние улицы и переулки, толпа рассыпалась и дробилась на отдельные части.

На площади остались растерзанные трупы. Дрожа от страха, я спустился вниз и побежал к своему дому. На бегу мне не хватало воздуха, вокруг горели дома, гремели выстрелы и я бежал по этому аду.

Задыхаясь, я вылетел из-за угла и остановился, как будто налетел на кирпичную стену.

Моего дома не было. На его месте были дымящиеся развалины, груды битого камня, мостовая была усеяна разбитым стеклом. Я посмотрел по сторонам. Вся улица была разрушена, все дома горели, пепел летал повсюду и дым пожарищ стелился по земле.

Я услышал рёв двигателя. Я обернулся на звук и увидел машину, старый механизм для разрушения. В кабине сидел человек, его лица не было видно.

Так повелось, что лица палачей всегда скрыты от взглядов жертв. Интересно, почему?

Железные челюсти машины вгрызлись в камень. Часть дома рухнула на землю, сверкнул луч лазера и пламя охватило развалины.

Жаркий огненный вал окатил меня обжигающей волной и я задохнулся, горячий воздух опалил мои лёгкие.

Я повернулся и сделал шаг.

Затем еще один, и еще, и еще.

Я побежал, сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее. Я бежал, а вокруг меня всё горело, пылало и рушилось. Повсюду, везде вокруг меня были смерть и разрушение, рядом со мной валились на землю горящие дома, умирали люди, грохот падающих зданий оглушал меня, пламя пожаров слепило глаза, а я всё бежал и бежал...

Это я помню лучше и отчетливее всего — мальчик, бегущий по пылающим улицам Города, мальчик, убегающий из своего безжалостно и грубо кем-то уничтоженного мира, мира, превратившегося в ад...

...Наш район был выжжен дотла. Так суровый и безжалостный хирург останавливает кровотечение, прижигая рану раскалённым куском железа. Селкирк, объявленный районом, куда запрещён доступ, был уничтожен. Я до сих пор не знаю, было ли постановление об эпидемии фикцией или правдой, но так или иначе всё население Селкирка заплатило за это по самой дорогой и страшной цене — цене жизни...

В южном квартале толпа попыталась прорвать оцепление и скрыться в соседнем районе. Одним из тех, кто сумел проскочить в спасительную брешь под огнём пулемётов был я...

Люди бежали прочь от болеизлучателей, бежали, задыхаясь от собственных криков и сумасшедшего жара полыхающего огня, по камням мостовой, залитым кровью. Они бежали, как огромная серая река без берегов. Воздух был насквозь пропитан кислым тошнотворным запахом страха и смерти.

Люди неслись, сломя голову, по Сотар-бульвару, главной улице района, подталкиваемые одиночными выстрелами солдатских винтовок и струями огнеметов, неслись прямо на барьер ограждения, за которым стояли фургоны с синей птицей, широко раскинувшей крылья — эмблемой священного Правосудия. За наскоро растянутой поперёк бульвара колючей проволокой расхаживал офицер в блестящем защитном шлеме, в новой форме с тщательно отполированными знаками отличия, с сигаретой в зубах. Его левая рука опиралась на массивную рукоять армейского тесака в кожаном чехле, правая, в перчатке из тончайшей кожи, была заложена за спину. За спиной офицера стояли выстроившиеся цепью солдаты с карабинами наизготовку, перед цепью стояли два станковых пулемета на треногах, и возле них суетились, подтягивая коробки с тускло отсвечивающими пулеметными лентами, стрелки.



Офицер остановился и внимательно осмотрел приближающуюся к заграждению толпу. Он выпрямился, заложив руки за спину, и из-под его пышных усов вылетело облачко серебряного сигаретного дыма. Пулеметчики развернули стволы пулеметов вдоль улицы и я, бегущий в первых рядах, увидел, как они поднимают прицельные планки, готовясь к стрельбе.

Черная перчатка офицера взлетела вверх и, повинуясь неслышному из-за криков людей приказанию, карабины взлетели к плечам солдат одновременно с пугающей синхронностью.

Казалось, всё замерло: люди, солдаты, воздух, ярко слепящее солнце, собственное сердце в груди, широко раскрытые рты, перекошенные от ужаса лица, глаза, которые давно уже поняли, что остался только один миг бега, руки, вскинутые навстречу своим убийцам не то в мольбе, не то в проклятии. Человеческие тела застыли перед мёртвым металлическим вихрем, уже готовым сорваться, вылететь из чёрных дыр винтовочных стволов. Время умерло там и я задохнулся от собственного крика, разорвавшего грудь. Я чувствовал холод камней под ногами, мои широко распахнутые глаза смотрели перед собой, но я не понимал тогда, что же я вижу. Я видел только раскалённый добела диск солнца, заливающего всё вокруг ровным ярким светом.

...Всё замерло...

Рука офицера падала вниз целую вечность, и тогда, за ничтожно малый миг до того, как время взорвалось огнём, я увидел всё вокруг так ясно, так чётко и осмысленно, что картина увиденного навсегда осталась в моей памяти, как выжженная огнём. Я увидел себя в окружении людей, бегущих на проволочное заграждение, солдат, беспощадное солнце... И тогда загремели пулеметы.

Свиста пуль я тогда не слышал, я только увидел, как первые ряды людей отлетели назад, как трава, скошенная косой, и услышал хруст, что-то ломалось впереди, люди валились на бегу и кровь... Кровь была повсюду — на стенах, на мостовой, на трупах, казалось, сам воздух был пропитан кровью.

Я бежал по правой стороне улицы, и когда пулеметы начали разворачиваться, я увидел, как на бегущем впереди мужчине разорвалась рубашка и из огромных ран тёмными сгустками вылетела кровь. Я увидел, как упали впереди меня ещё двое — невероятно толстый мужчина и пожилая женщина. Рядом с моей щекой пронеслось что-то раскалённое и свистящее. Я упал (другого слова не найдёшь) в боковой переулок, отходящий от бульвара в проходной двор. Я поднялся на ноги и побежал, хлопая наполовину оторванной сандалией, сзади грохотали выстрелы, а я бежал вперед, к ярко освещенному пятну выхода.

Я налетел на мусорные баки, разлетевшиеся с оглушительным грохотом, ремешок моей правой сандалии лопнул, и она отлетела, ударившись в стену. Я снова чуть было не упал и, стараясь сохранить равновесие, вылетел чуть ли не на карачках из подворотни.

Передо мной был темный колодец двора и узкий проход между двумя стоящими рядом высокими домами. За этим проходом, заросшим пыльной травой, лежал небольшой пустырь, за которым находился соседний район Ворхопс, это был единственный выход и я устремился туда.

Впереди уже маячило несколько согнутых спин и чьи-то белеющие в темном переулке пятки давили белые султанчики ромашек. Прохлады от тени дома я не почувствовал, пот лил с моего лица ручьём, я утирал его грязными ладонями, на которых запеклась кровь, я хромал на правую ногу, хватаясь за холодные стены, покрытые мхом, и звуки, похожие на то, как скулит побитый щенок, вырывались из моего рта. Страх вёл меня лучше, чем чтобы то ни было.

Когда я вылетел из переулка, я услышал два глухих выстрела и увидел солдата, который неторопливо целился в людей, бегущих к разорванному заграждению. Там, за брешью в проволоке, виднелись дома Ворхопса, и там же, на колючей проволоке висело несколько трупов.

Я затравленно огляделся и увидел, что бегу не один — рядом бежали двое мужчин и парень лет двадцати. Справа, почти у самой линии заграждения стоял молодой солдат и целился в нас. Прогремел выстрел — один из бегущих рухнул на землю и из его рта толчками выплеснулась кровь.

Я уже не мог кричать, я оглох и онемел, и ноги несли меня сами к разрыву в проволочных кольцах. Я оглянулся: солдат шёл к нам, торопливо загоняя в карабин новую обойму.

Я сделал рывок и обошел мужчину в разорванных брюках и белой рубахе с тёмными пятнами пота на спине и подмышках. Впереди бежал парень в серых полотняных брюках, покрытых пылью, и лопатки под его взмокшей майкой ходили ходуном. Он бежал быстро и до ограждения ему осталось несколько метров, когда прогремел выстрел.

Я сжался и что-то упало на меня сзади и чьи-то слабеющие руки вцепились в мои плечи. Я упал и ударился плечом и головой о землю. На меня упало тело бежавшего сзади мужчины. Он хрипел, захлёбываясь кровью, кровь пузырилась на потрескавшихся губах, а его жилистые руки цеплялись за меня скрюченными пальцами. Я барахтался под ним в пыли, как щенок в мешке.

Ещё два выстрела и я увидел, как падает в пыль парень, бежавший впереди, падает, раскинув руки, как подстреленная птица крылья, а между его лопаток — два чёрных пятна и кровь.

Я попытался оттолкнуть тело мужчины, но его руки цепко держали меня за воротник рубашки, я толкал его ногами, его мёртвые глаза стеклянными шариками смотрели на меня, я толкал и толкал его, а он не хотел меня отпускать. Я бы, наверное, закричал от ужаса, если бы не сорвал голос ещё раньше. С тянущимся треском воротник моей рубашки не выдержал и я освободился из рук мертвеца. Я лежал на земле, обессилено всхлипывая, когда подошёл солдат.

Сперва я увидел тяжелые чёрные ботинки с железными бляхами, услышал щелчок затвора и возле моего лица упала и покатилась по пыли блестящая медная гильза. Я приподнялся на локтях и заглянул в его лицо — молодое, чисто выбритое лицо, с синими глазами, коротким, слегка вздёрнутым носом с едва заметными пятнами веснушек.

Я ждал смерти. Я смотрел на него и почти не дышал. Пыль казалась бархатной на ощупь для моих пальцев.

Он огляделся по сторонам и я скорчился, закрывая руками грудь.

Солдат забросил винтовку за спину и его плотно сжатые, как лезвия ножниц, губы шевельнулись:

— Я тебя не видел, — и он сплюнул густой вязкой слюной в пыль.

Он развернулся и зашагал к домам.

Я медленно встал и, хромая, пошёл к заграждению. Когда я пролез сквозь змеящиеся кольца, оставив на шипах клок рубашки, я обернулся и встретился с ним глазами.

Что же я там увидел? Я не знаю.

Он убил троих на моих глазах — кто он? Убийца? Он отпустил меня — кто он?

Он отвернулся и зашагал своим путём, я развернулся и пошёл своим. Мои ноги оставляли в пыли странные следы — один след сандалии, другой — босой ноги. Сзади грохотали пулеметы, хлопали винтовочные выстрелы и зарево поднималось над моим кварталом, и дома падали в огонь и всё горело...

...Остров — огромный изогнутый меч, брошенный на сине-зеленое пространство океана. Лезвие меча — его плодородные земли в разноцветных лоскутах возделанных полей. Голубоватой гравировкой на лезвии меча лежит озеро Макелана, из него бежит к океану через весь остров великая река Дисса, как голубая артерия, питающая своей кровью всю землю. Она рассекает надвое Город, лежащий у гарды меча в самом узком месте острова, северные и южные окраины Города выходят на берега Великого океана, где волны неутомимо и монотонно накатываются на прибрежные скалы. Дисса быстро бежит через весь Город, сдерживаемая системой шлюзов, дальше, к рукояти меча — Чёрным горам. Река разбивает горы и бурным потоком несется по Чёрному ущелью, пенясь и бурля на перекатах, и, вырвавшись из тёмного плена, умиротворённо успокаивается в объятиях океана.

Вплотную к Чёрным горам подступает долина Телемаха, где пасётся лучший скот острова и выводят самых быстрых коней. По склонам гор взбирается вверх зелень виноградников, а на высокогорных плато пасут своих коз и овец общины лурдов — пастухов.

Две дороги входят в Город с запада и одна с востока. В тёплое время года движение по ним почти не прекращается — в Город идут обозы с зерном, овощами и фруктами, металлами из горных рудников и шахт.

У острия меча россыпью камней в океане — Восточней архипелаг. Тысячи птиц гнездятся на нём, затмевая небо взмахами крыльев, стаи китов кормятся у его берегов и их двойные фонтаны часто с шумом вспарывают поверхность воды. Коралловые рифы идут вдоль южного побережья, изредка показываясь над водой во время отливов, подходя вплотную к трём большим островам Трезубца.

Так всё это выглядит с высоты, когда облака расступаются над Островом и первые лучи восходящего солнца падают на грудь океана. Вернее, так это выглядело в 171 году после Приземления, как было записано во временных хрониках летописцев Города. Сейчас по дорогам никто не ездит, поля заросли сорной травой, гавани опустели, всё рушится и приходит в запустение и в Городе нет ни одного живого человека, кроме меня. Я пока ещё жив. Я вернулся домой после долгих странствий и ещё более долгих лет поисков. Я вернулся и воспоминания с каждым днём оживают, как разгорается еле тлеющий костёр от свежего ветра. Каждый день они становятся всё более и более яркими, вспоминается то, что казалось давно забытым, забытым навсегда. Я слышу голоса тех, кого давно уже нет, вижу лица тех, с кем я жил раньше, чувствую те же запахи, что были тогда, хотя многое изменилось с тех пор. Но несколько вещей остались неизменными — солнце над головой днём и луна ночью, океан, шум волн, накатывающихся на берег, и Город.

Городские улицы остались прежними, но сам Город неузнаваемо изменился. Я помню его улицы, заполненные людьми, его гавани принимали и провожали сотни кораблей. Теперь ничего этого нет. Его дома, улицы и площади пусты, тишину нарушают только крики птиц и рокот волн, повсюду — запах пыли и затхлости. Молчание опустевших улиц и обезлюдевших домов наводит на меня тоску, но ещё больше я тосковал без них, и именно сюда моя душа рвалась все эти годы. И вот я здесь, и я вспоминаю...

...Когда я дошёл до первых домов Ворхопса, я оглянулся и увидел густые тучи дыма, закрывающие солнце. Я долго стоял там, слезы текли у меня по щекам, и в горле стоял тугой колючий ком, который я никак не мог проглотить.

Ещё утром у меня было всё — дом, родители, я был сыт, обут и одет, — теперь же у меня не было ничего, я был грязен, одежда на мне была разорвана и на ногах была лишь одна сандалия. Я не знал, куда мне идти и что делать.

До сих пор помню и никогда не смогу забыть тот животный страх, ужас, охвативший меня, пустоту внутри, когда я осознал, что мои родители вероятнее всего, мертвы и что мой дом разрушен. Внутренности мои сжались в тугой комок, мороз продрал меня с головы до ног так, что всё похолодело внутри и я молча, без единого звука, упал на колени. Мои руки ударились о землю, но я не почувствовал боли. Я не мог дышать, что-то очень тяжелое навалилось на меня и перехватило костлявой рукой моё горло. Я схватился руками за голову, потому что мне казалось, что на нее одели железный обруч и два каких-то страшных молота бьют по ней изнутри так, что череп вот-вот был готов лопнуть. Сердце колотилось так яростно, что могло разорвать мне грудь.

Я попытался вдохнуть сквозь тиски, насмерть сжавшие мои зубы, и горячий воздух с трудом ворвался в мои лёгкие. Перед глазами вдруг стало темно и теперь я уже не мог выдохнуть, а когда смог, то услышал, как горло моё напряглось и воздух вышел из моего широко открытого рта с тихим шипением. Горло моё вибрировало, я раскачивался вперед и назад, и по-прежнему ничего не видел перед собой. Я с негромким «ах-х-х» втянул в себя воздух, задержал его, насколько хватило сил, широко раскрыл рот, мышцы моей шеи напряглись в диком усилии, и я снова услышал странное шипение, вырывавшееся из моего оскаленного рта. Я раскачивался вперед-назад, прижав ладони к голове, и только тогда до меня дошло, что я кричу, кричу изо всей силы, кричу, с трудом переводя дыхание, кричу, да только ни звука не выходит из моего рта. Я кричу беззвучно, как будто те, кто повинен в разрушении моего мира и кто не смог убить меня, украли по злобе своей мой крик. Я кричал, как безумный, но мои голосовые связки отказались мне повиноваться.

Я упал на землю, выставив перед собой руки, мои выпученные глаза смотрели на клубы дыма, поднимающиеся из-за вереницы домов, и видели, как снова горят здания, и как я бегу на колючую проволоку, протянутую поперек улицы, и как летят в пыль винтовочные гильзы, и как дёргается на треноге пулемет, заглатывая ленту и выплёвывая невидимую смерть. Я снова видел падающих людей, тела, разрываемые пулями, кровоточащие раны, кровавые пятна на стенах домов, опять слышал выстрелы, крики, треск горящего дерева, грохот падающих домов, снова копоть пожаров застилала мне глаза, и запах дыма, густой и тяжелый, не давал мне дышать, и сладковатый тошнотворный запах крови вползал в меня, сводя с ума.

Потом вдруг сразу всё кончилось и перед тем, как я закрыл глаза и провалился в темноту без снов, я увидел красное солнце, то и дело заслоняемое дымом, и его пламенно-красный свет, и подумал, что он очень похож на кровь...

Когда я очнулся, было уже около трёх часов дня — я понял это по солнцу и удлинившимся теням. Я перевернулся на живот, подтянул под себя ноги, закашлялся и сплюнул вязкой слюной с привкусом крови. Шатаясь, поднялся на ноги, с трудом пытаясь сохранить равновесие, затем повернулся и побрёл прочь. Тогда мне было всё равно куда идти, лишь бы уйти подальше, уйти туда, где нет пожаров и стрельбы. В голове моей было пусто, как и в моем желудке. Я ни о чём не думал, просто тупо переставлял ноги.

Я шёл через район Ворхопс, где находились главный городской суд, управление закона и порядка, где жили законники, судьи, адвокаты, обслуживающие Верхний Город, и поэтому я должен был бояться, дрожать, как бы меня не засадили в тюрьму. В Ворхопсе было три тюрьмы — общая городская, тюрьма для несовершеннолетних преступников и женская исправительная. Но мне было всё равно, как человеку с только что ампутированной ногой, когда его кусает комар — просто всё равно.

Так я шёл довольно долго, пока к продуктовому лотку на одной из улиц не подъехала телега с двумя просто одетыми мужчинами, обсыпанными мукой. Телега была накрыта брезентом и по запаху свежеиспеченного хлеба я догадался, что было там. Поворачивая, телега попала правым передним колесом в выбоину и сильно накренилась. Один из мужчин хлестнул лошадь, запряженную в телегу, бичом. Лошадь изо всей силы дёрнулась вперед и телега высоко подпрыгнула. Брезент на ней был плохо привязан и от толчка на мостовую вылетели четыре буханки хлеба.

Мои руки и ноги оказались умнее своего хозяина и почти без моего участия совершили первую кражу в моей жизни.

Одна из буханок откатилась далеко от остальных и всё ещё крутилась на булыжниках мостовой.

Один из мужчин на телеге, чуть не свалившийся от толчка, толкнул соседа в бок и высказал сомнение в его умственных способностях. Тот не остался в долгу и телега медленно двинулась вперед под ругань двух подвыпивших возчиков.

Мои ноги пришли в движение и я побежал. Поджаристая буханка с аппетитно выглядящей золотистой корочкой лежала на камнях и мои глаза ели её с бешеной скоростью. Я бежал всё быстрее. Вот она совсем рядом, телега грохочет по мостовой, мужчины всё ещё переругиваются. Мои руки протягиваются вперед и пальцы на них жадно скрючены, как когти хищной птицы. Ругань вдруг прекращается и мои руки хватают тёплый хлеб.

— Эй! — крик за спиной.

Мои руки прижимают хлеб к животу, хлеб теплый, как домашний кот, и от него пахнет так, что мой рот наполняется голодной слюной. Живот урчит, как голодный зверь.

— Эй, стой, козёл! — яростный вопль за спиной, — стой! Держи вора! Держи вора! — пьяная глотка рвёт воздух на части, а я бегу-убегаю, и моя сандалия шлёпает по булыжникам.

Мои ноги сами несут меня — одна улица, другая, переулок, площадь, полная народа, я бегу сквозь толпу, ловко уклоняясь от прохожих.

— Эй, бешеный!

— Что ты несёшься, как ...

— Осторожней!

Всё остается за спиной — выкрики, удивлённые лица, протянутые руки, острые углы локтей: всё это не имеет значения. Сейчас самое главное — хлеб, прижатый к груди.

Ныряю в первый же переулок, проскочив между двумя прохожими. Бегу, сворачиваю, снова сворачиваю, прислоняюсь к холодной стене, дышу часто-часто, переводя дыхание, по моему лицу градом катится пот, рёбра ходят ходуном. Мои грязные пальцы жадно впиваются в хлеб, взламывая хрустящую корочку, и уходят в тёплую добрую мякоть. Хлеб ласкает мое горло тёплой рукой, куски хлеба проваливаются в мой желудок, я давлюсь и глотаю, не прожевав как следует.

Я ем, ем и никак не могу остановиться...

Вечер повис над городом. Пурпурные лучи заходящего солнца, как огненные копья, пробиваются сквозь бесформенную гряду облаков, закрывающих горизонт, рикошетят о стёкла домов и рассыпаются в тусклый свет заката. Солнце садится в океан, приближается ночь, а мне некуда идти. Колючие куски засохшего хлеба, спрятанные за пазухой, царапают мой живот.



На улицах люди спешат домой, к тёплой плите на кухне, к шипящим чайникам, к жёнам, к детям, к горячему ужину, к разговорам за столом, к чаю с булкой и маслом. Их ждут, разогревая кастрюли и сковородки, их жёны и матери. Все возвращаются домой, потому что дом — это такое место, куда возвращаешься всегда, в любую погоду и время года. Неважно, дворец это или бедный дом с обшарпанными стенами, со скрипящей лестницей и резким запахом котов в парадном. Два пролёта по лестнице — и скрипит, открываясь, знакомая дверь, и ты входишь, садишься на ящик для обуви, посапывая, стягиваешь с натруженных ног обувь, шевелишь затекшими пальцами. На скрип двери выходят домашние, спрашивают, как дела на работе, а с кухни уже доносится запах жареной рыбы или овощного рагу, супа с лапшой и курицей или просто похлёбки с бобами. Всё это так было и будет, пока стоят дома и живут в них люди.

Но у меня нет дома и я бреду, куда глаза глядят.

Между двумя невысокими домами заблестела вдруг матово вода Диссы. Дорога, по которой я шёл, упиралась в каменный мост, охраняемый отрядом законников. Створки дверей, через которые пропускали желающих пройти по мосту, были закрыты — ночью движение по мостам было запрещено. На сторожевой площадке горел костер, вокруг сидели солдаты, двое прохаживались у заграждения, посматривая вокруг.

Идти мне было бы некуда, но ночь нужно было переждать и я начал спускаться под высокие арки моста. Я ничего не видел в темноте, было тихо, слышалось только, как волны накатываются на берег или плещутся о быки моста. Спускаясь всё ниже, я заметил под заросшей речным мхом опорой моста небольшой костерок. Тут же я был ослеплен мертвенно-белым светом и чья-то рука с зажатым в ней ножом показалась у моего лица. Чей-то голос повторял:

— Ты кто, а? Ты что, а? Ты сюда не лезь, понял? Ты кто, а? Что надо, а, чего надо?

Заслонив глаза от слепящего света рукой, я ошалело моргал, ничего не замечая перед собой. Вскоре пятна, летающие в глазах, потухли, и я смог разглядеть нападавшего.

Невысокий, коротко стриженный, глаза черные, навыкате, беспокойно бегают по сторонам, руки длинные, до колен, весь какой-то худой и вытянутый, ладони большие. На нём были затасканные штаны и майка, открывающая костлявые, состоящие, казалось, из сплошных углов, плечи без признаков развитых мышц. Ступни большие, пальцы на ногах, как когти, впившиеся в землю. В левой руке он держал склянку с какими-то светящимися насекомыми, в правой он сжимал нож, и его тусклое лезвие выписывало круги у моего лица. Он бормотал без перерыва, беспокойно оглядываясь по сторонам, а я стоял перед ним, не зная, что делать. Я впервые видел такого, как он.

На улицах жило много людей: бродяги, нищие, проститутки, строккеры — преступники, состоящие в Воровской Гильдии, калеки, артисты того или иного пошиба, музыканты и много других. Впоследствии я видел много таких, но он был первым из тех детей, которых Город выбросил на свои улицы, которых мне довелось увидеть.

На улицах было много таких, как я — бездомных детей-сирот. Часто родители бросали своих детей, не имея возможности прокормить их. Каждый из этих детей промышлял чем попало, часто попадая в банды таких же бездомных. Такие, как я, часто пополняли строккерскую Гильдию, так или иначе связываясь с преступным миром Города. Такие, как я, часто жили бандами-общинами, подчиняясь выбранному вожаку, существовали они благодаря общему котлу, пополняемому за счет каждого члена банды. Средства на жизнь добывались милостыней или, что было гораздо чаще, воровством.

Это был гораздо более сложный мир, чем мой сгоревший. Я ничего не знал в этом мире, я бы мог стать в нём кем угодно, только бы не самим собой, если бы не случай, о котором пойдет речь в дальнейшем.

Убедившись в том, что я один, нападавший поставил стеклянную банку на землю и подошел ко мне. Он остановился так близко, что я слышал его дыхание, почему-то отдающее сырой рыбой. Он цепко ухватил меня за рубашку и подтянул к себе.

— Ты кто, а? Что надо? — блестящие и выпуклые, как у лягушки, глаза уставились на меня.

— Я искал..., — дыхание мое прерывалось, мои глаза следили за приближающимся лезвием ножа.

Вдруг меня осенило: моя рука полезла за пазуху и вытащила оттуда ломоть хлеба. Я протянул хлеб стоящему передо мной. Он недоверчиво оглядел протянутую ему ладонь. Его шевелящиеся ноздри втянули воздух, а глаза изучающе осмотрели хлеб. Его скрюченные пальцы несмело взяли ломоть, сжали его и бросили в раскрывшийся провал рта. Он жевал хлеб, осклабившись, и я видел его редкие большие зубы над тонкими бескровными губами. Продолжая жевать, он показал на свой рот ножом и прочавкал:

— Я — Крыса.

— Что? — переспросил я, дрожа от страха.

Он глотнул и кадык камнем упал на его тонкой шее.

— Я — Крыса, — повторил он, поднимая банку со светлячками.

Он зашагал к костру, пряча нож и шлёпая ногами по раскисшему мху. Я пошел за ним. Он то и дело оглядывался, скаля зубы, и я понял, что он улыбается мне. Я неуверенно сел у стреляющего искрами костра, он уселся напротив и спросил, широко оскалив зубы:

— Хлеб еще есть?

Я протянул ему еще кусок. Он схватил его и зачавкал снова.

— Я живу на реке, — сказал он, давясь хлебом и улыбаясь до ушей, больших и оттопыренных, — то тут, то там, где есть рыба. Вообще, где есть что пожевать. Я вообще люблю пожевать. Я всегда живу на реке, меня все зовут Водяной Крысой, сколько себя помню, все зовут Крысой. Ещё хлеб есть? — спросил он без всякого перехода.

Я отрицательно покачал головой. Он оскалился в ответ и продолжил:

— Я люблю рыбу, я её ловлю и удочкой, и острогой, иногда сеткой, сеткой нельзя, но я ловлю и сеткой — так больше рыбы получается. Ночью забросишь сетку с парой лягушек, под утро вытащишь — вот тебе и рыба. А я её люблю и жареной, и вареной, и печеной, уху люблю, и с картошкой, и с...

Я лёг на землю поближе к костру, в который он время от времени подбрасывал сучья, ломая большие ветки о колено, ни на минуту не прекращая болтать о рыбе. Он говорил и говорил без умолку. Я начал дремать под монотонный гул его голоса, под треск веток в костре и негромкий плеск волн...

Я проснулся утром. Его уже не было. Черные угли костра остыли и только следы больших ног говорили о том, что этот странный любитель рыбы не приснился мне в ночном кошмаре.

Наверху, с моста слышались голоса, скрип колес, стук копыт. Мост открылся с наступлением утра.

Я наскоро проглотил черствые куски вчерашнего хлеба, зачерпнул ладонью воды из реки, напился, протер заспанные глаза и осторожно выполз из-под моста.

Дорога была запружена повозками крестьян, их громкие голоса сотрясали воздух.

Я осмотрелся по сторонам, но стражники вряд ли могли заметить меня. Я выскочил на дорогу и смешался с толпой людей, переходивших мост. Десяток шагов по широким гладким доскам моста — и я заметил сквозь щели между бревнами настила воду реки. Крестьяне что-то громко обсуждали между собой, кажется, цены на зерно, лошади мерно переставляли ноги, звякая сбруей и помахивая хвостами, отгоняя назойливых мух.

В первый раз я был так далеко от дома и поэтому моя голова крутилась на шее непрерывно. По правде говоря, вид вокруг заслуживал этого.

Справа на полуострове Марсового поля высилась черная башня Мета, одна из трех грандиозных водонапорных башен Города. Может быть, раньше, до того, как люди заселили Город, они служили для чего-нибудь другого, но в башнях находилось оборудование и мощные насосы с хитроумной системой контроля за городским водоснабжением. Башня насчитывала двадцать восемь ярусов, с каждого яруса отходили в стороны обзорные площадки. Она была названа в честь первого правителя Города. Я помню, как читал про Приземление, и слова звучали в моих ушах: «Небо отвергло Корабль и упал он в Город. Зашатались башни, но устояли, созданные из небесного камня. Тихо стало в Городе и люди покинули Корабль. Улицы и здания казались совсем недавно покинутыми, двери и окна были открыты и не было следов пожара, или войны, или поспешного бегства. Тщетно звали люди Хозяев Города, лишь эхо отвечало им. И приняли они всё, как есть, и вселились в удобные дома. И ждали их нетронутые поля и луга, шумели листьями вековечные леса и сады. И кипел белопенными валами вдали Океан...»

Я проследил глазами течение Диссы и увидел, как она врезается в Скалу, удерживающую на своих плечах Верхний Город, «Обитель закона и гармонии, и Крепость, где живут верховные правители, числом двенадцать, и Мудрый Владыка Острова, вся их челядь и многочисленные слуги», — так говорилось в летописях Города. Дисса разрезает Скалу пополам и бежит дальше к морю. Я, завороженный, смотрел на великолепные белые здания, мерцающие солнечными бликами многочисленных стеклянных окон. Дворцы взбирались наверх, как сказочные ласточкины гнёзда, они казались игрушечными, нереальными в своей безупречной пышной красоте. Взгляд восторженно взбегал по ним, не находя ни малейшего изъяна, взбирался всё выше и вдруг замирал, подавленный безукоризненной строгостью Крепости. Черные стены казались естественным продолжением Скалы. Создавалось впечатление, что Крепость растет вверх из гранита.

И над всеми этими колоссальными сооружениями высилась самая большая башня Города и не было выше её ничего на всём Острове. Это был Корабль, колыбель жизни. Из него вышли наши предки, отторгнутые небом, бывшие небожители, заключенные в клетке среди звёзд...

...Сейчас, когда я вспоминаю себя тогдашнего, мне не стыдно за себя. Все мы были одурачены и оболванены теми, кто правил нами на Острове. Мы жили в замкнутой системе, жили в порядке, заведенном раз и навсегда, мы жили в мире, где всё известно и определено заранее теми, кто имел на это право, подкрепленное силой. Только сейчас я имею право судить, как же мы жили тогда. Для меня это было восемь лет назад. С таким же успехом я мог сказать — «тысячу лет назад» или «вечность», что толку?! Моего прошлого нет и пустые улицы Города и его мёртвые дома — живое подтверждение этому. Жива лишь моя память. Только сейчас я могу поражаться тому, как мы жили. Как же была перемешана дикость и цивилизация, наука и суеверие, как же вообще всё было перемешано в нас и вокруг нас!

Болеизлучатели законников и складные ножи. Контроль за рождаемостью с принудительной стерилизацией молодых девушек с разбиением по социальным группам. Электричество на улицах и в домах в Среднем и Верхнем Городе и керосиновые фонари на окраинах. Автомобили на сжиженном газе и крестьянские телеги на улицах бок о бок. Запрет на ношение оружия, комендантский час и перестрелки в кварталах-гетто. Разлучение детей и родителей при сокращении жизненных норм. Сиротские дома, сироты, имеющие живых родителей. Запрет на передвижения из одного района в другой при отсутствии спецпропусков. Нищенство на улицах. Официальный приказ о расстреле любого при обнаружении огнестрельного оружия. Аресты за попрошайничество без лицензии. Дни Разрушения.

Чтобы хоть как-то упорядочить тот хаос, возникший в моей голове, я вспоминаю те сведения, которые я вытащил неделю назад из главного компьютера, установленного на Корабле. Эти сведения отрывочные и неполные, по ним трудно представить полную картину всех событий, которые произошли на моей планете, но это всё, что у меня есть...

В результате аварии гиперпривода капитан корабля был вынужден произвести посадку на территории Города в районе Крепости. Первые вылазки в Город были ошеломляющими, людям казалось, что они вернулись домой: двух-, трёхэтажные дома были такими же, как в районах старых городов на Земле, мостовые были вымощены булыжником, на площадях были фонтаны, во всех районах были разбиты небольшие скверы, в которых росли деревья, удивительно похожие на земные — тополя, березы, яблони, явно посаженные заботливыми руками. В домах сохранилась деревянная мебель — шкафы, кровати, столы, стулья. Всё казалось до боли привычным и знакомым, казалось, Город когда-то был населен людьми, что это один из Городов средневековой Европы, в котором, по необъяснимой причине, остановилось время...

Я не знаю, почему некоторым людям так нравится управлять другими, я не знаю, почему одни люди всегда так стремятся обрести власть над другими людьми. Я не знаю, почему существуют люди, способные лезть всё выше и выше по трупам, почему эти люди способны перегрызть глотку каждому, кто встанет у них на пути. Наверное, невозможно назвать нормальным человека, для которого власть — это наркотик, а не безумно тяжелое бремя долга перед людьми. Нельзя назвать человеком того, кто рвется к власти, только из-за того, что считает себя несомненно и категорически выше остальных.

Я не знаю, почему капитан корабля решил захватить власть. Может быть, он понял, что находится за сотни световых лет от Земли без всякого контроля со стороны. Может быть, за двадцать лет полета капитан привык, что его приказам беспрекословно подчиняются все. Может быть, ему не хотелось выпускать власть из своих рук. Может быть, мысли о том, что он, повелитель корабля, от поступков которого зависела жизнь десяти тысяч людей, теперь, после высадки — никто и ничто, бывший капитан корабля, которому уже никогда не суждено покинуть планету, свели его с ума. Я не знаю причин и, скорее всего, никогда не узнаю. Я могу принять всё, что произошло за сто с лишним лет до моего рождения, как свершившийся факт.

Как известно, во время полета власть на корабле была сосредоточена в руках капитана и команды. Пассажиры корабля были колонистами, обладающими правом оплаченного проезда до конца транспортировки. Они превосходили команду численностью и капитан предпринял очень простую попытку захвата власти, которая увенчалась успехом.

Он предложил колонистам расселиться по острову. Никаких проблем при распределении земли, благодаря огромной площади острова, не должно было возникнуть. Надо понять, что люди после долгих лет в корабле были в состоянии восторга, если не сказать, эйфории, когда они обрели новую родину. Воспользовавшись всеобщим подъёмом, капитан скромно предложил возложить все невероятно сложные организаторские и управленческие функции при распределении земельных участков на плечи свои и навигаторов, как на людей, разбирающихся в математике и имеющих неплохое образование.

Колонисты с радостью согласились. Навигаторы занялись перепрограммированием главного компьютера корабля. Им был дан определенный срок — три календарных месяца. За это время команда корабля подготовилась к последующим событиям гораздо лучше, чем остальное население Острова.

Спустя 92 дня после приземления капитан объявил, что верховная власть переходит к нему и его команде, что вводятся налоги на пользование землей и пресной водой, что торговля переходит в руки государства, что вводится контроль за рождаемостью и соответствующее законодательство, создаются органы управления и прочее, и прочее, и прочее.

Колонисты, расселившиеся вокруг Города, предприняли попытку поднять восстание, но было слишком поздно. Капитан и его навигаторы успели навербовать около двухсот человек разного сброда, который как тараканы, появляется везде и всегда. Этому сброду всегда наплевать, что будет потом, лишь бы сейчас были водка, мясо и бабы.

Попытки к сопротивлению были подавлены с минимальными потерями с обеих сторон. На стороне нового правительства были вертолеты, вездеходы, оснащенные пулеметами, и два скуттера (летательные аппараты на реактивной тяге, оборудованные ракетными комплексами), не говоря уже о смертоносных лазерных установках корабля, которые с легкостью могли уничтожить любое здание в пределах Города и за его окрестностями — вспомогательный реактор корабля мог проработать еще триста лет при соответствующем техническом обслуживании. Вся техника была в руках горожан. У колонистов, которые собирались заниматься сельским хозяйством, самым внушительным оружием были разве что охотничьи ружья, поэтому исход восстания был предрешен.

Через месяц было окончательно сформировано так называемое правительство. Капитан и двенадцать навигаторов стали Первыми Королями. Исполнительным инструментом действующей власти стало министерство закона, которое впоследствии так стало и называться — Закон. Карательной силой стали солдаты Внутренней Армии, сформированной из двух батальонов наемников.

Население было поделено на крестьян вне стен Города и горожан, которые, в свою очередь, были поделены на привилегированных — Правители и законники, — и низших — ремесленники, рыбаки, мелкие торговцы, повара, пекари. К низшим слоям была отнесена и так называемая богема — поэты, весьма немногочисленные писатели, музыканты и актеры.

Электронные устройства сами по себе ни на что не способны — они лишь подчиняются воле своих «хозяев», компьютеры просто выполняют заложенные в них программы. Вряд ли кто-нибудь назовет компьютер, который рассчитывает траектории межконтинентальных баллистических ракет, злым. Компьютер просто выполняет поставленную перед ним задачу, придуманную людьми. Так же нельзя назвать «злым» главный компьютер корабля, соответственно перепрограммированный навигаторами. В его память были загружены данные об общей площади острова, сравнительное количество и характеристики природных ресурсов, природные факторы, предполагаемые темпы роста населения, шкалы различных слоев населения при соответствующем разбиении на социальные группы. Тогда-то и было «подсчитано всё на свете», как любили говорить Короли, тогда и стали всем известны нормы рождаемости и жизненные нормы, индексы нормальности и социальной пригодности.

Тогда, под жестким контролем законников прошла принудительная перепись населения и информация о каждом жителе Острова была занесена в банки данных Главного корабельного Компьютера. Были введены предложенные компьютером системы образования и медицинского обслуживания, энергоснабжения, трудоустройства и социального разбиения.

Через шестьдесят-семьдесят лет только старики помнили, что раньше все люди были равны, и что их родина — где-то там, далеко, за несколько сотен световых лет. Что же говорить обо мне и всех тех, кто родился спустя сто пятьдесят лет, после того, как люди покинули Корабль? Мы принимали то, как устроен мир, как должное. Наш мир был таким, каким его сделали люди, пришедшие к власти с помощью оружия и удерживающие заведенный порядок с помощью террора...

...Бревенчатый настил моста кончился. Едущая впереди телега запрыгала по плотно подогнанным друг к другу булыжникам, грохоча и покачиваясь. Я вступил на правый берег Диссы. Прямо передо мной стояло высокое здание медицинского центра Карпенум, главного медицинского центра Города. Он был окружен высоким проволочным забором с колючей проволокой наверху. За забором ходили охранники в темно-синей форме, с электродубинками и тяжелыми револьверами в больших кожаных футлярах на поясах. Сторожевые собаки шагали рядом с ними, натягивая крепкими шеями тугие цепи поводков.

Я повернулся и зашагал дальше по дороге Науры, ведущей к самому большому району Города — Фритауну. На каком-то из старых языков это название значило — «Свободный Город». В каком-то смысле это был город внутри Города, здесь было перемешано всё — хорошее и плохое. Его северные улицы подходили вплотную к стенам Среднего Города, выходя на южные переулки можно было слышать шум волн океана. Здесь жили служащие, имеющие допуск в Средний Город, клерки и бухгалтеры, много музыкантов, докеры, моряки, рыбаки, в равной степени много уголовников и законников, ремесленники, вольнонаемные рабочие, мусорщики, старьёвщики, торговцы, купившие лицензию на торговлю в Верхнем городе — в общем, практически все слои многослойного людского пирога, испеченного по воле Королей.

Я не знал этого и вступил на его улицы не подозревая, что проведу на них лучшие годы своей жизни. По крайней мере, те годы, о которых я жалею только по одной причине — они пролетели слишком быстро...

Я свернул с дороги сразу же после того, как заметил мундиры законников. Я испугался и нырнул в первый же переулок. Кажется, чего я мог бояться?! Меня здесь никто не знал, но всё же время от времени меня продирал мороз по коже. Мне казалось, что вот-вот из-за угла выскочат, как черти из табакерки, люди в коричневых мундирах и кто-то из них истошно заорет, показав на меня: «Держите, его он из Селкирка!».

Когда я вышел на улицу Веспас-Ави, одну из четырех основных улиц Фритауна, я сразу заметил башню Судьбы, самую мрачную башню Города. Она была облицована искусно подогнанными друг к другу гранитными блоками. Камни были сложены в странные узоры, вызывающие чувство, близкое к суеверному страху, граничащему с отвращением. Казалось, башня из черного гранита нависает над тобой и множество её черных безжалостных глаз смотрит на тебя из камня, прожигает раскаленной иглой твое сердце, выжигает твою душу и исчезает, оставив привкус железа во рту.

Так мне показалось тогда, но я был голоден, напуган и я очень устал. Потом, когда я много раз видел башню Судьбы просто проходя мимо по своим делам, она не действовала на меня так сильно, как в первый раз, когда я увидел её.

Оказалось, что я просчитался с выбором направления, потому что площадь, на которой возвышалась башня, площадь Судьбы, была административным центром Фритауна, а первые десять этажей занимал участок Закона.

Выйдя на площадь, я врезался в колонну законников. Коричневые мундиры, черная кожа портупей и ремней, короткие рыжие ботинки на толстой подошве, подбитые металлическими скобами, на поясах, у правой руки — болеизлучатель, в открытых кобурах — деревянные рукояти пистолетов. На груди у каждого был золотой щит служителя Закона. Они, наверное, даже не заметили меня, оборванного, босого, с глазами, полными ужаса, а мне показалось, что они пришли за мной. Они о чем-то оживленно разговаривали, а я стоял, как столб, ошалело уставившись на них. Они обходили меня, скользнув по мне презрительным взглядом.

Я обхватил плечи руками, как будто мне стало холодно, и зашагал прочь от башни, прочь от всего, лишь бы уйти подальше. Всё, что я пережил днем раньше, снова всколыхнулось во мне, и я снова ощутил себя загнанным зверем.

Я шел, не разбирая дороги по улице, которая, как я узнал потом, называлась Безар, пересекая Фритаун, уходила к океану. Дома здесь были богатые, отделанные мрамором. Улица была достаточно широкой и вымощенной булыжником. На многих домах висели вывески: «Кафе Морли. Милости просим», «Ресторан „Посейдон“, все дары моря», висели вывески с названиями магазинов. Маленькие переулки вели к увеселительным заведениям с красными фонарями, ожидающими вечера.

Фритаун был переходной ступенью от Среднего Города, где жили люди побогаче, к Нижнему Городу, там жили люди, работавшие весь день на небольших фабриках по переработке морских продуктов или в порту. Фритаун был условно поделён на Северный и Южный районы относительно башни Судьбы. Северный Фритаун, примыкавший вплотную к Среднему Городу, был сравнительно богатым районом, по сравнению с Южным. Дома в Северном были побольше и подобротнее, заведения, рестораны и бары пореспектабельней, мостовая почище. В Южном дома были похуже, мостовая повыщерблена, в переулках — мусор и ветер швыряет с места на место обрывки газет. Респектабельность и надутая важность сходили здесь на нет. Южный квартал был меньше застроен, дома здесь часто разделялись пустырями, а многие дома на окраине вообще были разрушены или постепенно разваливались сами. Здесь было пристанище для всех таких, как я — без дома и семьи.

Повзрослевшие преждевременно лица, хитрый блеск в глазах, хваткость и цепкость рук — вот что отличало таких, как я. Жить захочешь — будешь вертеться.

Я не видел их, таких, как я, в тот день. Снова на Город опускался вечер, жизнь в Северном квартале начиналась — район развлечений вспыхивал огнями, зазывая всех, у кого водятся деньги.

Южный начинал засыпать. Возвращались домой те, кто тяжело работал весь день от рассвета до заката, все возвращались домой и их встречал не электрический свет, а керосиновая лампа, не перина, а продавленный матрас, не развлечения, а неторопливый ужин и сон до рассвета, чтобы отдохнули, наконец, натруженные за весь день руки и ноги.

Во мне боролись два чувства — голода и усталости. Я ничего не ел с утра, и, вдобавок, шагал весь день. Когда впереди в наступающих сумерках выросли развалины большого каменного дома, я не колебался ни секунды. Первая же ниша в серой, поросшей мхом, стене приняла меня, как родной дом. Под головой вместо подушки — рука, одеяла никакого, и, слава Богу, что ночи ещё не слишком холодные. Я скрутился в комок, поджал под себя ноги, подышал немного на озябшие колени и заснул, не зная того, что зашёл я в один из самых опасных районов Фритауна — Восточный тупик...

Накануне я очень устал и поэтому спал я долго, так долго, что проспал почти весь следующий день — я думаю, что это было последствием шока. Меня разбудили камни, упавшие со стены. Кто-то ходил наверху. Я с минуту лежал неподвижно, ещё не проснувшись толком. Когда я поднялся на ноги, напротив меня стояли, полукругом прижав меня к стене, восемь таких же, как я. Я переводил взгляд с одного лица на другое и что-то плохое было написано на них, что-то совсем не доброе, — губы презрительно кривились в злых усмешках, кое-кто подбрасывал на ладони кусок камня, кто-то покачивал отполированное дерево дубинок. Все стояли, молча глядя на меня.

Вперёд вышел черноволосый, со сросшимися густыми бровями, острым длинным носом и широким ртом, толстые губы обнажали ряд потемневших зубов. Руки с большими лопатообразными кистями он скрестил на груди.

Я смотрел на него, ещё не зная, что стою лицом к лицу со своим врагом, врагом с большой буквы, врагом на всю жизнь.

— Никто не смеет находиться на моей земле, — коротко отчеканивая слова, сказал мой враг.

Я продолжал смотреть на него, а внутри меня толчками, идущими от сердца, рос страх, перехватывающий горло.

— Что ты молчишь, идиот?! — вскричал он и в его глазах я увидел бешенство, исказившее его губы в неровной усмешке.

— Я просто здесь спал, — запинаясь, сказал я и увидел растущую злобу в его глазах, дикую злобу безумца.

— Наверное, ты видел сны, идиот, — он оскалил зубы в усмешке, — видел красивые сны.

Я молчал и страх рос во мне, наполняя рот привкусом меди.

— Никто не видит сны, пока я не скажу, — он перестал улыбаться, — никто!

Камень, брошенный чьей-то меткой рукой, ударил мне в голову и кровь брызнула мне на лицо. Сквозь кровь, заливающую глаза, я увидел, как он развёл руки, сжатые в кулаки, в стороны, и услышал его безумный голос:

— Давайте сделаем так, чтобы этот идиот больше не видел снов.

Я бросился к нему, ударил его головой в лицо, сбил с ног и бросился бежать. Страх сделал это за меня, страх вёл меня, когда они бросились за мной, что-то крича.

Я вытер кровь с лица на бегу. Я боялся оглянуться, я не оглядывался, но знал, что они — за мной. Камень пролетел мимо моего уха и ударился о выступ стены. Я бежал вниз по холму, вся ложбина внизу была усеяна огромными камнями, наверное, обломками колонн. Я почти ничего не видел вокруг, ноги несли меня, я бежал, прижав левую руку ко лбу, останавливая кровь.

Судя по крикам, они гнали меня, окружая с обеих сторон. Я задыхался от усталости, в боку кололо тупыми спицами, я со свистом втягивал в себя ставший вдруг раскалённым воздух. Я устал, и когда что-то ударило меня по голове так, что мне показалось, что в моей голове взорвалось солнце, я упал и покатился по траве с единственной мыслью: «Ну вот и конец...»

Они окружили меня кольцом, они тяжело дышали, в их глазах было предвкушение завершения охоты. Двое из них отошли в стороны и я увидел, как он идёт ко мне, поигрывая небольшим ножом, с таким видом, как будто бы он придумал неплохую шутку и нож должен сыграть в этой шутке важную роль. Из его острого носа текла кровь, он вытер её ладонью, как бы отмахиваясь.

Он словно бы и не запыхался, когда подходил ко мне. Я лежал на избитой камнями спине и когда я упал, то разбил руки в кровь. Тупая безнадежность овладела мной. У меня не было сил встать и никакого желания бороться. Я был на грани помешательства и, когда мой враг медленно подходил ко мне, мне казалось, что ко мне идёт солдат с карабином в руках. Вот он оттягивает затвор, загоняя патрон в ствол, и целится в меня, небрежно держа оружие в левой руке.

Через миг видение исчезло и ко мне подходил парень, едва ли старше меня, одетый в черные штаны и потрепанную рубашку. Его черные башмаки давили пожелтевшую траву и солнце блестело на лезвии его ножа. Он с улыбкой опустился передо мной на колени и чьи-то ботинки с хрустом придавили к земле мои руки, а чья-то палка прижала правую ногу так, что вздрогнул от боли.

Его рука схватила меня за волосы, он заглянул мне в лицо, его сумасшедшие глаза не отражали солнечный свет, и в них я увидел себя, распростертого на земле, обессиленного и слишком загнанного, чтобы сопротивляться. У меня не было сил даже для того, чтобы кричать.

Он сжимал нож в левой руке и я почувствовал холод отточенной стали на своей шее. Он медленно провёл лезвием по моему горлу, его глаза горели безумным весельем, и его губы медленно произнесли:

— Теперь ты не увидишь снов.

— Брось его, Никиш! — раздался чей-то громкий голос.

Мой враг медленно отпустил меня и обернулся, поднимаясь на ноги.

Они стояли на невысоком холме, возвышаясь над остальными. Их было восемь человек и каждый из них был личностью, известной в Южном Фритауне.

Сама судьба явилась ко мне в виде крепко сложенного высокого светловолосого парня с голубыми глазами. Сила чувствовалась во всём: в его движениях, быстрых и небрежных, как у кошки, уверенном взгляде, властном голосе.

Мой враг поднял нож:

— Это не твоё дело, Артур. Здесь моя земля.

— Мне есть дело до всего, чего я хочу, Никиш, — ответил светловолосый парень, спрыгивая с камня, на котором он стоял.

Рядом с Артуром встал Арчер, правая рука Артура. Он был одет в безрукавку, черные брюки и длинный, до земли, плащ. Черноволосый, узкие тонкие губы, карие глаза всегда сохраняли спокойно-холодное выражение. Он никогда и ничего не боялся. Он встал рядом с Артуром и вытащил из-под плаща обрез — двуствольное ружьё с отпиленными стволами и прикладом. Стволы уставились на моего врага и я услышал щелчок взводимых курков.

Третьим спрыгнул Лис, рыжеволосый, ухмыляющийся, ловкий, гибкий, хитрый, он был игроком, его ловкие пальцы неплохо управлялись с карточной колодой или игральными костями, ему часто везло, он был непредсказуем и отлично блефовал, когда требовалось.

Четвёртый и пятый — братья Паговар, старший и младший. Младший, Нино, вспыльчивый, взрывной. Когда его подначивали на драку, ему было всё равно кто был его противник, хоть с гору величиной. Нино не отступал никогда. Он был красивым, его темно-карие глаза убивали девушек наповал через полквартала. Из-за этого он влезал в драки гораздо чаще, чем остальные. Его давно бы убили, если бы не его старший брат Пако, силач, каких мало. Он был спокойным, даже казался медлительным, но это было кажущееся спокойствие. Когда он принимал решение, он действовал без колебаний. Он всегда стоял за брата горой. Вообще это было их правило — стоять друг за друга всегда.

За ними спокойно сошёл вниз Чарли, советник и мозговой центр банды Артура. Чарли учился в школе когда-то и мозги у него всегда работали отлично. Он мог договориться с любым человеком, знал лично несколько десятков торговцев краденым и имел с ними деловые отношения. Его лицо было лицом немного уставшего от жизни лорда, он всегда следил за своей одеждой и был очень аккуратным во всём — и в делах, и с людьми.

Любо — почти непримечательный, если не считать рассеянного взгляда добрых серых глаз. Его нельзя было назвать красавцем, его лицо было обыкновенным, такие лица вы каждый день видите на улицах и не замечаете их. Он отлично играл на губной гармошке, с которой никогда не расставался. Он знал всех музыкантов Фритауна и его знали почти все, кто имел отношение к музыке. Любо немного подрабатывал в кафе района, но это было для него не главным — главным была музыка.

Последним, но далеко не самым последним по значимости, был Блэк. Лошадей он любил с детства, всё свободное время торчал на ипподроме, изредка делая ставки. Любая лошадь слушалась его, как прирученная. Он мог с одинаковым искусством править и телегой и экипажем. Часто он воровал лошадей и продавал их и с видимым сожалением. Блэк с искусством лихого кучера владел хлыстом длиной метра три и управлялся с ним, как с прирученной змеей.

Таков был состав банды Артура. Все, как один, соучастники грабежей, краж, все один за одного.

На тот момент, когда предводитель банды Восточных по имени Никиш собирался выпустить мне кровь, я ничего этого не знал, а узнал лишь спустя некоторое время.

Нож был убран от моей шеи, я был освобожден, а стволы обреза медленно, но верно, приближались к голове Никиша. Никиш указал ножом на Артура и сказал, махнув рукой своим людям:

— Ещё увидимся, Артур.

— Проваливай, Никиш, проваливай, — улыбаясь, ответил ему Артур.

Я посмотрел в его глаза, понял, что люди, спасшие меня, не желают мне зла, и потерял сознание...

...Вот так я был спасён. Спасён от гибели, от ножа сумасшедшего убийцы, ставшего моим вечным врагом. После моего разрушения прошло два дня, но кто-то решил, что с меня достаточно, и этот кто-то дал мне шанс жить, спокойно жить. Жить среди людей, которые любили меня и которых любил я. Эти годы, которые я провёл в банде Артура, я вспоминаю без боли. Это были годы тяжелой жизни, но во мне всегда жила надежда на лучшее, я знал, что мне помогут, что всегда найдётся рука, которая поможет мне. Я жил среди людей, помогал им, и они помогали мне.

Банда Артура насчитывала гораздо больше, чем восемь человек. Они жили общиной в большом четырёхэтажном здании, которое называли замком Артура. Там жили все, кому Артур доверял. Там жили нищие, просившие милостыню на улицах Фритауна, калеки, музыканты, игравшие на улицах, несколько разносчиков товаров, три битюга из команды Блэка (битюгами почему-то называли извозчиков). Отдельно в доме жили девушки, работавшие в домах Северного Фритауна кухарками или прачками. Девушки содержали замок и огороды на его территории.

У нас был общий котёл, куда все складывали свои заработанные деньги. Так мы и жили. Основная банда восьмерых занималась кражами из богатых домов, правительственных складов, магазинов и лавок. Награбленный товар продавался скупщикам краденого и это было основным доходом общины. Артур и парни грабили, тащили всё, что, по их мнению плохо лежало. Они прекрасно понимали, что идут против закона. Они понимали и другую сторону медали. Они вынуждены были жить так, как они жили. Всё вокруг них подталкивало их к грабежу. Они ничего не умели, кроме этого. Они занимались этим с самого детства. Они жили так и всё. Так пришлось жить и мне.

Если ты тонешь, то единственное, что ты можешь сделать, чтобы выжить — это выплыть. Чтобы остаться в живых, ты будешь хвататься за всё, что попадется под руку. Также и в жизни: если с самого рождения ты никому не нужен, если всё, что ты получаешь от внешнего мира — это пинки и затрещины, если ничто в этом мире не дается тебе просто так, то не стоит удивляться, что в то время, когда обыкновенные дети ходят в школу и гоняют мяч, ты превратишься в мужчину. Мужчину, у которого тело двенадцатилетнего мальчишки, мужчину, который вынужден зарабатывать себе на жизнь тем, что стянет с прилавка на рыбном рынке. Ты будешь готов ответить ударом на удар, ты будешь готов подчиниться силе, чтобы остаться в живых, но ты никогда не будешь рабом, ты будешь готов умереть, но не быть шестеркой. Ты научишься превыше всего ценить помощь друга, вовремя протянутую руку, черствый кусок заработанного хлеба будет казаться тебе вкуснее куропатки в ресторане Северного Фритауна.

Если ты вырос на улице — у тебя есть много дорог, которые в конце сходятся в одну. Эта дорога так или иначе приводит тебя к тому, что люди называют «преступлением».

Сначала ты воруешь, чтобы было что пожрать. Потом тебе нужно украсть одежду, потому что старая уже разлезлась в клочья. Потом тебе нужно украсть что-то еще, а потом еще и еще. Ты воруешь, потому что так делают все, кого ты знаешь, с кем общаешься каждый день на улицах, с кем спишь в развалинах, кишащих крысами на Старом пляже, с кем делишь подобранный окурок сигары, с кем болтаешь, смеешься, дружишь, дерешься. Словом, с кем живешь бок о бок.

Нельзя объяснить глухому от рождения, как прекрасна музыка. Нельзя объяснить сытому, что такое — настоящий голод. Нельзя объяснить человеку, закутанному в меха, что значит — замерзать на морозе. Если кому-нибудь из вас нужно объяснить, почему в жизни происходят такие вещи, как смерть родителей, как Разрушение или Закон — я не смогу объяснить этого. Я не смогу объяснить, как дети, потерявшие родителей или брошенные родителями, вынужденные жить на улице без чьей-либо помощи, становятся ворами. Я сам был таким, но объяснить человеку, который никогда в жизни не голодал, что это значит: украсть буханку хлеба, чтобы поесть — я просто не смогу.

Я не прошу жалеть нас — мы ненавидели жалость посторонних людей и жалость к себе. Вы не имеете права осуждать нас — вы не жили так, как были вынужден жить мы. У вас нет прав, чтобы осуждать нас или жалеть, реально вы можете сделать только одну вещь — понять нас. Просто понять...

— Ну, что, оклемался? — сквозь шум в ушах услышал я чей-то голос.

Я с трудом разлепил глаза и увидел светловолосого парня, склонившегося надо мной. Голова моя раскалывалась пополам, я чувствовал, как коркой запеклась кровь на лице. Приподнявшись на локтях, я увидел черноволосого парня в длинном плаще. На его боку под расстёгнутым плащом я увидел кожаную кобуру и патронташ с десятком патронов в гнёздах. Из кобуры торчала отполированная рукоять обреза. Парень в плаще перехватил мой взгляд и внимательно посмотрел мне в лицо.

Чьи-то сильные руки приподняли меня и усадили поудобнее, спиной к большому камню.

— Ну, что будем делать? — услышал я.

— Не бросать же его здесь.

— Эй, малый, — встряхнули меня за плечо, — ты идти-то можешь?

Я промычал что-то подтверждающее.

— Ладно, джентльмены, берите его и пошли.

— Жрать охота, — кто-то зевнул.

— Успеешь ещё, — проворчали ему в ответ.

Меня рывком поставили на ноги, забросили мои руки за свои плечи и мы зашагали куда-то. Я болтался между парнями, как белье на веревке в дождливый день. Мы шли довольно быстро, хотя я с трудом переставлял ноги. Скоро мы выбрались из района развалин и зашагали по узкой пыльной дороге. Пыль бархатом касалась моих ног. Я заметил, что свет стал красноватым: солнце садилось.

Дорога постепенно забирала вверх на холм. Я поднял голову и увидел большой дом, придавивший своим фундаментом вершину холма. Дом был похож на один из замков Верхнего Города, но был далеко не так прекрасен: в высоких и узких окнах верхних этажей не было стекол, некоторые были забиты досками. Все окна первого этажа были заложены обломками кирпичей и камнями. Дом казался нежилым, но потом я заметил дым, поднимающийся из трубы на высокой, выложенной потрескавшейся и потемневшей от времени черепицей, крыше. Пыль под ногами сменилась камнем и, когда мы вышли на ведущую к дому дорожку, посыпанную песком, я услышал шум волн океана.

Я увидел высокую стрельчатую арку, открывающую полутемный проход. Мы вошли в прохладный тоннель и остановились перед огромными воротами, оббитыми листами металла, в разной степени покрытыми ржавчиной, отчего ворота были похожи на одеяло, сшитое из разноцветных лоскутов.

Высокий светловолосый парень подошел к воротам и постучал по ним кулаком два раза, подождал, потом постучал еще два раза и, после небольшой паузы, еще раз.

В ржавой броне ворот появилось серое пятно: открылось невидимое глазам окошечко.

— Это Артур, — сказал блондин.

Лязгнули, открываясь, замки, скрипнули петли и правая створка ворот со скрежетом отошла в полумрак.

— Добро пожаловать в Замок над Морем, — ухмыльнулся рыжий, блеснув в темноте белыми зубами.

Мы вошли и, пока мои глаза привыкали к сумраку, сзади, с тем же стуком и скрежетом, закрылись ворота, лязгнули засовы в кованых скобах. Так закончилось мое путешествие с севера на юг через весь Город...

Глава 2. Замок над Морем

Перед нами стоял черноволосый смуглолицый парень лет двадцати, одетый в черную куртку без рукавов, черные штаны и потрепанные сандалии. Его флегматично-холодное лицо с блестящими карими глазами навыкате, длинным носом с горбинкой и упрямыми складками вокруг тонких, плотно сжатых, губ, было обращено к нам. В руках он держал длинное ружье с неуклюжим коротким прикладом. Судя по оружию и строгому выражению лица, именно он был здесь кем-то вроде привратника.

— Привет, Элмер, — сказал светловолосый.

Привратник поднял руку в приветствующем жесте и осторожно поставил ружье на деревянную стойку у стены.

— Как дела?

Ответом был кулак, поднятый вверх.

— Хорошо, — сказал явно удовлетворенный пантомимой блондин.

Элмер был нашим немым привратником. Он был одной из многочисленных жертв медицинского центра Карпенум, там палачи (у меня не поворачивается язык назвать их врачами) удалили у него голосовые связки. Но это было еще далеко не все: Элмера там вдобавок еще и кастрировали. Все это было еще до того, как стало проще стерилизовать девушек.

Именно Элмер нашел Замок над Морем, починил ворота, окна, замки. Он вообще любил все чинить, это у него хорошо получалось, на все руки мастер был, мог плотничать, столярничать, умел немного по металлу работать. В свое время он пустил в Замок всю банду Артура просто потому, что устал жить один. Он вообще-то был замкнут по натуре, но Саймон, мой первый учитель, говорил, что Элмера за это винить нечего, столько вытерпеть и остаться жизнерадостным невозможно. Палачи не просто изуродовали его тело, они растерзали и его душу.

Он был привратником и домоправителем Замка, его хранителем. Элмер редко выходил из Замка, примерно раз в неделю он отправлялся в какой-нибудь близлежащий бар на берегу, где заказывал стакан-другой вина и просто спокойно пил, глядя на вечерний океан.

Ребята повели меня дальше по галерее, свет в которую проникал через окна второго этажа. Красные пятна рассеянного света усеивали серые мраморные плиты, приятно холодившие мои усталые ноги. Мы вошли в большой, высотой в три этажа, зал, освещенный чадящими светильниками. По левую руку от меня широкая мраморная лестница с резными перилами поднималась вверх, на галерею, опоясывающую зал на уровне второго этажа, многочисленные двери уводили с неё в темные коридоры. Прямо передо мной стоял огромный стол из дуба, окруженный скамьями, стульями и табуретами, на столе стояли массивные подсвечники с горящими желтыми свечами. Стена справа была задрапирована пыльными бордовыми занавесями, они вздувались и медленно опадали, подчиняясь гулявшему по залу сквозняку. Эхо наших шагов гулко отдавалось под потолком.

— Марта! Марта! — громко крикнул Артур.

Мы остановились и я устало вздохнул. Артур посмотрел на меня:

— Что, малыш, устал? Ничего, теперь мы отдохнем. Марта, ну где ты? — крикнул он снова.

Драпировка отлетела в сторону, отброшенная сильной рукой, и в зал быстрым шагом вошла высокая светловолосая девушка. На ней была просторная полотняная блуза серого цвета, вылинявшая от многочисленных стирок, длинная цветастая юбка и платок, небрежно повязанный вокруг головы. Она нахмурила светлые брови, от чего ее нос стал выглядеть чуточку воинственней. В ее руках было полотенце и она на ходу вытирала им руки, покрасневшие от горячей воды.

— Чего разорался, любимый мой? — сказала она, останавливаясь перед нами.

— Ты что-то не в духе. Марта, — осторожно сказал Артур.

— С чего бы это мне быть в духе? — фыркнула хозяйка.

Она казалась рассерженной, но в её светло-голубых глазах прыгали насмешливые искорки.

— Мари и Роза, — сказала она в пространство.

Парни стояли перед ней навытяжку. Уж насколько мне было всё непонятно, но я заметил выражение их лиц. Их молчаливые физиономии говорили: «Если этого нельзя избежать, то нужно перетерпеть».

— Мари и Роза, — повторила она и добавила уничтожающим тоном, — две неуклюжие гусыни, которые ничего не умеют делать правильно.

— В чём дело, Марта? — спросил Артур своим самым деловым тоном.

— Одна вывалила на другую ковш кипятка, теперь вся кухня в крике, слезах и соплях, я делаю компресс из сырой картошки и масла и всё в доме вверх дном из-за ваших девок, Чарли и Блэк.

— Ну, Марта, — усмехнулся Артур, — я думаю, что ты со всем справилась как надо.

— Правильно думаешь, дорогой. А это что ещё за червяк с вами?

Только теперь Марта соизволила заметить меня, болтающегося между Блэком и Пако, как мошонка между ног.

— Мы нашли его в Восточном тупике, — ответил Артур.

Марта немедленно подбоченилась, её сжатые кулаки упёрлись в упругие бёдра, она вздёрнула подбородок:

— Артур...

— Хватит, Марта, — мягко сказал Артур, — ты хозяйка в доме и на кухне, ты моя жена, но дай мне разбираться со своими делами самому.

— Артур, — её голос сбавил пару оборотов, — в доме полно людей.

— Я знаю, я прекрасно это знаю, но это — моё дело. Вода готова?

— Да, готова. Ужин через полчаса.

— Вот и прекрасно, — он поцеловал её.

Парни понесли меня наверх по лестнице. В результате перемещения по полутёмным коридорам, я оказался в ванной комнате, где стояли два больших корыта с водой. Пар висел в воздухе мокрой паутиной.

— Всё, дальше я сам, — пробормотал я и сильные руки отпустили мои плечи.

Я сделал несколько нетвёрдых шагов и чуть не упал, поскользнувшись на мокром полу.

— Тихо, малыш. Не упади! — Артур схватил меня за руку.

Я стащил с себя разорванную рубашку, штаны и неуклюже полез в воду. Горячая вода нежно обняла моё тело и раскалённой кочергой впилась в подсохшие ссадины. Шипя от боли, я встал, взял лежащее рядом на полке мыло, намылился, растёрся жесткой мочалкой и снова погрузился в воду с головой. Я чуть было не заснул, когда кто-то легонько потряс меня за плечо. Я открыл глаза: передо мной стоял Артур с мокрыми волосами.

— Ну, как дела, малыш?

— Неплохо, — ответил я.

Он помог мне насухо вытереться большим полотенцем и протянул мне штаны, серую рубаху с длинным рукавом и чёрный жилет явно от дорого костюма.

— Одевайся.

Он вышел, но вскоре вернулся с парой башмаков из парусины, положил их на пол рядом со мной.

— Ну вот, ты вроде бы и одет. Пошли вниз, пора ужинать.

Он повел меня в тот огромный зал на первом этаже. За столом длиной, как мне показалось, с милю, сидели люди, человек пятьдесят, парней и девчонок. На столе стояли деревянные тарелки и ложки, кастрюли, исходящие сводящим с ума паром, сковороды с жареным мясом и овощами, в плетеных из соломы блюдах лежал нарезанный хлеб. Все переговаривались друг с другом, стоял гомон, кто-то смеялся. Обрывки разговоров долетали ко мне с нарастающим гулом, как прибой.


— Сижу я это на углу Мидл-лейн и Страсборо, как всегда, значит, кепка на земле, завываю, как голодный пёс: "Подайте, кто сколько может! " Подходит старуха в чёрной шали, все пальцы в кольцах. Я — к ней: «Подайте, мадам, ради ваших детей». Эта выдра как фыркнет: «Ты моих деточек не поминай почём зря, оборванец». И пошла себе дальше. А я ей: «Чтоб тебе всю жизнь ежей рожать, старая ведьма!» Та как завизжит, закричит. Я, недолго думая, хватаю грязи пригоршню, да и бросаю. Гляжу — у неё всю морду залепило, ну чистая ведьма.

Хохот.


— Эй, Мэтью, Булли Окхауз завтра подряжает нас на перевозку. Просит пять подвод.

— Хорошо, сделаем. За сколько договорился?

— Ну, он обещал мешок муки, мешок-два картошки, маленький бочонок рыбы вяленой.

— Лучше б деньгами дал.


— Да не психуй ты, Нина. Это просто. Подворачиваешь, делаешь пару стежков и...


— Завтра нужно будет в Среднем Городе поработать у кабаков. Говорят, там больше подают.

— Посмотрим...


— Я к ней, мол, чего такая красавица скучает в такое время.

— Ну, ну.

— Ну, она перья распустила, как курица, то, сё.

— Ну?

— Ну и тут я её обаял, как всегда.


— Марк ещё ничего, девочки. Высокий такой, весёлый, не жмот. Но тот дружок его — тьфу! Плюгавый такой, рожа в прыщах, ноги колесом. Вот у Блэка на конюшне мул есть — так он точь-в-точь как тот плюгавый. По правде сказать, мул в тыщу раз красивее.

Девичий смех.


Мы с Артуром спускались по лестнице в зал, полный разговоров и сводящих с ума запахов горячего ужина. Артур посадил меня рядом с собой по правую руку, по левую села Марта. Гул разговоров постепенно затих.

Артур пододвинул ко мне тарелку с едой. Просить меня дважды не стоило и я набросился на еду, как волк, помогая себе куском мягкого домашнего хлеба. Я ел с такой скоростью, что казалось — я голодал с неделю или больше.

— Нельзя сказать, что у него нет аппетита, — негромко сказала Марта Артуру.

Я смущенно поднял голову от тарелки. Артур и Марта улыбались, глядя на меня.

— Ешь, ешь, — сказала Марта, улыбаясь, — в этом доме никто не отказывается от еды, если не хочет иметь дело со мной.

— Да, мэм, — сказал я и снова принялся за еду.

— «Мэм», — сказала Марта довольно, — по-моему, это мне нравится, Артур.

— Конечно, это тебе нравится. Марта, — сказал Артур, отхлёбывая из стакана.

— Из него выйдет толк, судя по тому, как он ест.

— Конечно, из него выйдет толк. Марта.

— Я, конечно, ничего не утверждаю. Поживём — увидим.

— Поживём — увидим, — согласился с ней Артур.

Наконец я удовлетворённо отвалился от стола. Артур подлил себе вина и пододвинул ко мне свой стул.

— Теперь, малыш, давай послушаем твою историю.

Я вздохнул.

— Я — из Селкирка. Это — район на севере Города. Два дня назад пришли солдаты...

Я задохнулся.

— Спокойно, малыш, спокойно. Продолжай, — сказал Артур.

— Район окружили, все дома подожгли. Людей сгоняли на площадь. Несколько человек взбунтовались и убили законников. Тогда всех начали расстреливать из пулемета. Я пролез через заграждение и убежал.

— Ясно, — сказал Артур, сделав большой глоток из стакана, — теперь слушай меня. Я дам тебе крышу над головой и возможность не умереть с голоду. Но ты должен пообещать мне кое-что.

— Хорошо, — сказал я.

— Ты не должен воровать у своих. Ты не должен предавать своих.

— А кто это — «свои»? — спросил я.

— «Свои» — это те, кто сейчас находится в этом доме, малыш, — усмехнулся Артур.

Марта положила руку на плечо Артура и сказала мне:

— А как твои мама и папа?

— Не знаю, — чуть слышно прошептал я.

— А вот плакать не надо. Слезы никогда никому не помогали, — ласково сказала Марта.

— Марта права, малыш, — сказал Артур, посмотрев на меня своими глазами, одновременно грустными и добрыми,

— Меня зовут Алекс, — срывающимся голосом сказал я.

— Я — Артур, — сказал он и пожал мою руку.

— Вот ещё что, малыш. Никто больше не обидит тебя, никто не сделает тебе больно в этом доме, понимаешь?

— Да.

— Здесь все живут вместе, цепляясь друг за дружку, иначе нельзя, по-другому пропадёшь. В этом городе пропасть — плёвое дело, малыш, понимаешь?

Я кивнул головой, слов не было, сердце билось еле-еле, горло давил колючий комок.

Его жесткая ладонь вытерла мои слезы.

— Не плачь, малыш, не плачь. Давай-ка я познакомлю тебя со всеми.

Он легко подхватил меня и поставил на табурет.

— Эй, друзья! Разрешите мне представить вам Алекса, — громко сказал Артур, положив руку мне на плечо, — он будет жить с нами. Поздоровайтесь с ним.

Я шмыгнул носом и исподлобья огляделся. Все смотрели на меня и мне было неловко от множества глаз, глядящих на меня. В этих глазах отражалось пламя свечей, стоящих на столе, маленькие золотые огоньки плясали в глазах людей, смотревших на меня.

Наверное, я был смешон в тот момент — растерянный, испуганный, усталый, взъерошенный, как мокрый воробей, окруженный незнакомыми людьми, стоящий на высоком табурете в незнакомом доме, после долгого пути в неизвестность.

Они улыбались, глядя на меня, и каждый из них вспоминал, как он или она в первый раз стояли перед незнакомыми людьми в чужом доме, с неровно бьющимся сердцем в груди, и так же, как я, растерянно смотрели по сторонам. Они понимали, что творится в моей душе, какое смятение переполняет меня, и они улыбались, глядя на меня.

— Здравствуйте, — мои непослушные губы разомкнулись и прошептали в наступившую пустоту это простое слово : «Здравствуйте».

Пять десятков улыбок и сияющих глаз были мне ответом, все, кто был в этом зале, тихо сказали мне: "Здравствуй " и их тепло коснулось моего сердца...

Я спал в одной из комнат холостяков. Все, имевшие постоянных подруг, размещались в другой части дома. Сон мой был беспокойным, снились отец и мама, я долго беспокойно ворочался. Моей постелью был мягкий тюфяк на полу и теплое одеяло. Где-то около трёх часов ночи мне стало холодно и я закутался поплотнее в одеяло. Вдруг на меня накатило и я беззвучно заплакал. Я ревел и дрожал, как от свирепого холодного ветра, постоянно дующего с океана зимой. Слезы катились по щекам, я утирал их ладонями молча, стараясь не шуметь. Я предпочёл бы умереть со стыда, чем показать этим новым, что я плачу. Мне было так жаль себя, что я ревел очень долго. Мало-помалу я согрелся, озноб отпустил меня. В последний раз я вытер слезы кулаком, натянул на голову одеяло и заснул.

Проснулся я рано, как мне показалось, и, ещё до того, как я открыл глаза, я знал, что я — не дома, я за много миль от дома, что когда я открою глаза, то увижу не относительно белый потолок своей старой комнаты, а выщербленную штукатурку моего нового дома. Я отбросил одеяло, встал и снял с гвоздя, вбитого в стену, подаренную мне одежду. В комнате никого не было и я торопливо одевался, чтобы пойти разузнать — куда же все подевались?

Дом казался пустым, но, прислушавшись, я понял, что это не так. Снизу доносились звуки, как из маминой кухни: позвякивание тарелок, и скрип створок открываемых шкафов с посудой, хлопанье полотенец, негромкие женские голоса. Всё почти, как дома, только дома моего больше не было, но много думать об этом не стоит.

Я вышел из комнаты и зашагал по коридору. Я находился в правом крыле замка. Хотя слово «замок» было слишком громким для полуразрушенного здания на известняковом холме.

Правое крыло предназначалось для холостяков, все комнаты второго этажа были в их распоряжении. Левое крыло, в котором в нормальном состоянии сохранился лишь первый этаж, было предназначено для свободных девушек. Помещения средней части здания были отведены семейным парам.

Рабочий день начинался рано, практически с восходом солнца, для некоторых (например, парней Блэка) даже раньше. Девушки, работавшие в городе, уходили тоже очень рано. Многие из них работали в прачечных или на фабриках по переработке морских продуктов. Несколько парней работали докерами в порту, трое были матросами на рыболовецких шхунах. Нищие отправлялись на промысел немного позже, им приходилось идти через весь Фритаун к Среднему Городу и рыбному рынку Росса. Артур с парнями работал нерегулярно. После очередного дела они отсиживались дома три-четыре дня, в зависимости от тяжести совершенного преступления. Иногда они могли пропадать в Городе неделями, изредка поодиночке наведываясь домой.

Я спустился вниз, никого не встретив по дороге. В зале сидели друг против друга Артур и Чарли. Они о чём-то негромко говорили, над головами подымались вверх струйки дыма их дешевых сигарет. За столом сидел Арчер, перед ним стояла стеклянная бутыль с темной жидкостью (ружейным маслом), на чистой тряпке лежали части револьвера. Лис играл в карты с братьями, судя по его ухмылке, играл более успешно, чем они. Любо сидел на столе, поджав под себя ноги и выводил на своей гармошке заунывную мелодию. Я подошел к Артуру.

— Что мне делать, Артур? — спросил я, переминаясь с ноги на ногу.

Артур и Чарли посмотрели друг на друга, непонятно чему улыбаясь. Чарли кивнул головой и Артур повернулся ко мне.

— Что ты сказал, Алекс? — хитро прищурив глаза, спросил Артур, раздавливая в пепельнице окурок.

— Ну, это... что мне делать? Я же всё это, — показал я на новую одежду, — и поесть, и крышу над головой не зазря получаю. Вот я и интересуюсь, как мне за всё это рассчитаться.

— Что же ты умеешь делать, Аль? — Артур откинулся на спинку стула.

Я молчал, глядя в пол.

В зал выползли наши нищие. Они уже были одеты в выходные костюмы, как они их называли, — грязную рвань, скреплённую лоскутами, заплатами и хитроумной системой веревочек. Мига, их предводитель, притворялся слепым. Это мастерски у него получалось. Он заводил глаза к небу, как будто видел там, наверху, что-то недоступное людскому глазу, и становился похож на одну из статуй, установленных на первом внешнем ярусе башни Судьбы. С ним было двое слепцов — Ихор и Саймон. У Ихора не было правого глаза и он обычно повязывал голову черной тряпкой. Выходя на улицу, он снимал повязку и представлял миру вид своей пустой глазницы — как будто подсохший кусок сырого мяса посреди лица. Вторым глазом он видел отлично, как коршун. Иногда он сам добывал себе милостыню, не утруждая менее сердобольных граждан процедурой залезания в карман за деньгами. Во время одной из таких процедур он и лишился своего правого глаза.

Саймон был слепым на самом деле, у него была официальная лицензия на нищенство, благодаря которой вся процессия «слепцов» могла при случае отмазаться от закона. С собой он носил большой ящик, сплетенный из ивовой соломки, с самым разнообразным товаром — лентами, бусами, платками и прочей дребеденью для женщин.

Артур небрежно через плечо посмотрел на них.

— Мига!

— Ну? — отозвался тот.

— Ты говорил, что вам нужен поводырь?

Мига задумчиво почесал в затылке.

— Ну, вообще-то не мешало бы какого-нибудь пацана помельче: богатые дамочки на таких клюют.

— А ну-ка посмотри на этого.

Мига подошел поближе и, прищурив левый глаз, посмотрел на меня.

— Ну?

— Что «ну»? Подходит или нет?

— Откуда я знаю, Артур? Откуда я знаю, умеет ли он подвывать, как побитая собака «Подайте на хлеб насущный»? Умеет он сделать вид, что он подыхает с голода? Может он весь день ходить по Среднему городу или сидеть на солнцепеке?

— Спроси у него, Мига.

Артур повернулся ко мне:

— Умеешь просить милостыню?

Что я мог сказать в ответ?

Я видел нищих и боялся их, они казались мне грязными и страшными. Это были маленькие дети, до того замурзанные, что виднелись только белки глаз. Это были старики, неподвижно сидящие на земле перед брошенной мятой шляпой, уставившиеся в пустоту. Это были старухи в черных платках и туфлях из войлока, причитавшие: «Подайте во имя Господа, подайте ради спасителя нашего Иисуса Христа», они крестились без остановки, глаза у них были хитрыми и шныряли по сторонам, никогда не глядя прямо в глаза.

А может быть, это я никогда не смотрел им в глаза?

Так или иначе, я ничего не умел, но не мог в этом признаться.

— Да ни черта он не умеет, Артур, — рассерженно проворчал Мига.

— У меня есть идея, — сказал Артур, не слушая его. — Лис!

Рыжий оторвал голову от карт.

— Неси «корсет», бинты, тряпки, спецодежду и возьми ещё на кухне миску с куриной кровью.

Я весь напрягся, как перед прыжком.

— Что за дела, Артур? — начал было Мига, но Артур прервал его:

— Я делаю тебе поводыря, Мига, так что, пожалуйста, заткнись и дай мне поработать.

Лис вернулся быстро.

В течение минуты я был переодет в спецкостюм: изодранные штаны и черную жилетку размера на два больше. Артур усадил меня.

— Закатывай правую штанину.

Всё это было похоже на то, как мне вырывали зуб полгода назад, правда, Артур плохо смотрелся в роли доктора. Он ухмыльнулся и взял в руки десять штук тонких, гладко обструганных, реек, связанных сыромятными ремнями. Он обернул их вокруг моей ноги и туго затянул ремни так, что я не мог согнуть ногу в колене. Он забинтовал «корсет» бинтами и тряпками и вымазал повязку в крови. Несколько мазков сажи на лице и груди, несколько капель крови на ногу и Артур отошел назад — полюбоваться своим творением. Он сунул мне в руки палку и похлопал по плечу.

— Всё, малыш, теперь у тебя есть работа.

Мига опять поскрёб в затылке:

— Хромой поводырь...

Его лицо выразило смесь сомнения с недоверием.

— Ну, ладно, малый, пошли.

Мы пошли к выходу и Артур сказал вслед:

— Мига! Как следует покажи малышу город, чтобы он знал, что к чему.

— Ладно, — проворчал Мига в ответ.

И мы вышли из дверей в яркий солнечный свет...

Мига и Ихор шли впереди, о чём-то оживлённо переговариваясь и жестикулируя, а я вёл Саймона. Я волочил ногу и был натянут, как струна. Сай тихо заговорил со мной и от неожиданности я подпрыгнул.

— Тихо, тихо, — проворчал Саймон, — спешка нужна только когда блох ловишь, да и то не всегда.

— Просто... я...

— Знаю, малыш. Всё всегда бывает в первый раз, как сказал один мой приятель, подцепив триппер в пятнадцать лет.

— Я... не... — мямлил я.

— Да, ты не понимаешь, что тебе делать, малыш. Протянуть руку трудно, особенно в первый раз. У всех своя канава, как говорила одна моя знакомая жаба. Я вынужден это делать, потому что ослеп в медицинском центре Карпенум, да будет проклято всё отродье врачей, чтоб их семя засохло вовеки! — яростно сплюнул Сай себе под ноги.

Его лицо исказилось, как от боли, и я с сожалением посмотрел в его невидящие и ненавидящие глаза. Наверное, он почувствовал, что я смотрю на него, и на его лицо, как паутина, наползла тень: морщины разгладились, напряженные мышцы расслабились, глаза потухли и злоба, горевшая в них, угасла. Мы медленно шли и Сай тихо говорил под аккомпанемент шумной перепалки «слепцов».

— Они забрали меня на улице, давно ещё. Меня и ещё много таких, как я. Я мало что помню, но у меня вся башка в шрамах. Они втыкали в нас провода. Я и еще пятеро практически всё время были в «шире», ну, кололи нас всё время какой-то дрянью и мы ни черта не чувствовали, как тряпичные куклы. Даже боли нормально не чувствовали, так, как спицами в вату. Не помню точно, сколько времени вся эта бодяга тянулась, но один раз меня так утыкали проводами, что я оклемался и начал орать. Ну, и кто-то из них, наверное, перестарался. Стало больно, как пилой череп пилят, и свет погас. Медленно...

Сай проводит ладонью по губам, словно стряхивая что-то липкое, противное. Его глаза стеклянно смотрят перед собой, как два перламутровых серых шарика. Его ноги уверенно нащупывают дорогу, а рука с тонкими сухими пальцами бережно держит меня за плечо.

— Тут я вырубился, а оклемался погодя чуть. Слышу — стоят надо мной двое и спорят, кончать меня или не надо. Один говорит: «Да ладно, пять кубов сориума и всё. Быстренько в холодильник». Второй ему отвечает: «Ну да, буду я на эту мразь костлявую ширево переводить. Звони дуболомам, пускай выбрасывают его за территорию. Он всё равно слепой, как крот, да и сдохнет там быстрей, чем тут. Нам в морге только спасибо скажут, чтоб не валандаться с этим скелетом».

Он снова замолкает, а я покрываюсь холодным потом, представляя, как же это — два голоса в темноте решают — жить ему или сдохнуть.

— Вытащили меня охранники, да и бросили на пустыре за центром. Сдохнуть бы мне, как собаке прибитой, да Артур взял меня к себе. Повезло, — Сай иронически кривит рот в усмешке.

— Да, повезло. Слепым сделали, а всё-таки живой, — не совсем связно бормочу я.

— Во-во, малый. Во всём своё везение есть, как сказала одна старуха на костре, когда сырые дрова гореть отказались, да вдобавок дождь пошел.

— Почему? — шепчу я, мысленно ругая себя за дурость и переживая потому, что он может меня не понять.

Он понимает:

— Почему я это тебе рассказываю, малыш? Слух у меня музыкальный, — смеется Саймон. — Всё я вчера слышал вечером про тебя, про родичей твоих. Мы с тобой одинаковые, как близнецы от разных матерей, — смеется он.

— Ты не ответил, — неожиданно для самого себя упрямо говорю я.

— Настырный ты малый, — добродушно ворчит Сай. — Ты — жертва этого мира, ты ни в чём не виноват, но на тебя валятся горести и беды. Но тебе повезло — ты живой, ты у хороших людей, и если Артур захочет, то ты не пропадёшь, малыш. А ты не пропадёшь, — ухмыляется он.

— Жертва? — спрашиваю я.

— Это Чарли может говорить умно, а я не могу. Он-то слово это и сказал как-то — «жертва», а я запомнил. Потому как мысли эти у меня в башке бродили, как овцы потерянные, а я не мог словами их выразить. А тут нужное слово — и мысли в порядке.

— Значит, мы — жертвы? — спрашиваю я, пробуя на слух новое слово.

— Все мы жертвы, малыш, — тихо говорит Сай, — но мы-то в этом совсем не виноваты. Вот так-то, — он тяжело вздыхает и его рука на моем плече слегка подрагивает.

А может, это просто кровь так бьётся у меня в жилах.

Мои мысли разбегаются под натиском событий и людей, входящих в мою жизнь. Я кажусь себе маленьким червяком, медленно ползущим по улицам просыпающегося Города. Солнце, отражаясь от запыленных стекол, тусклыми бликами бьёт нас по лицам.

— Всё, пора работать, калеки, — похохатывает Мига и Ихор щерится выбитым передним зубом.

Мы выстраиваемся в цепочку, я — впереди, остальная команда сзади. Я тяну фальшиво хромую ногу и медленно вывожу «слепцов» на улицы Среднего Города. Фритаун встречает нас шумом и грохотом проезжающих мимо экипажей и телег, голосами прохожих, хаосом и суетой. Жизнь кипит. Здравствуй, новый день!

...Саймон осторожно держит меня за плечо.

— Главное — не бойся, малыш. Всё это проще, чем ты думаешь.

Я — растерян, испуганно шарю глазами по сторонам. Толпа становится всё гуще — мы выходим в Средний Город.

— Что мне делать, Сай? — шепчу я пересохшими губами.

В ответ — лёгкое пожатие пальцев.

— Прежде чем начать просить, малыш, вспомни самое грустное, что случилось с тобой. Тут надо уметь, малыш, но всё это просто.

Я иду, отупело шаркая онемевшей ногой. Сзади шипит Мига:

— Давай начинай выть, задрыга! Всех нас попалишь!

— Что «выть»? — сиплю я.

— Да что хочешь, калека, только быстро, — его сжатые губы выплёвывают слова, как иголки.

— Спокойно, малыш, спокойно, — шепчет Саймон, — дыши глубже, тихо!

Делаю вдох — и шум толпы стихает. Выдох, вдох — тишина мягким войлоком вползает в мои уши. Вдох, выдох — и перед глазами появляется неясный образ матери. Я вспоминаю, как нежны и прохладны были её руки, касавшиеся моего разгоряченного лба, когда я болел. Жалость к себе переполняет меня, горячей волной поднимаясь к глазам. Я делаю глубокий вдох — и снова звуки улицы, переполненной людьми, бьют меня наотмашь, яркий свет бьет огненными иглами, вонзается в мои глаза.

Слезы текут по щекам, солёные тёплые слезы, я растираю их грязными ладонями, вряд ли осознавая, какие живописные разводы появляются на моем перекошенном лице. Я иду и мне кажется, что это не мой занудно тянущийся голос негромко гнусавит: «Подайте кто-нибудь ради Христа Спасителя. Подайте моим братьям на хлеб насущный». Кто-то из «братьев» всучивает мне в руку оловянную кружку и моё невнятное «Господь вас благослови» провожает каждый медный грош, падающий в неё. Я иду и не вижу людей, я смотрю в землю. Все они кажутся мне мешаниной из ног, обутых то в дешевые башмаки и сандалии на веревочной подошве, то в дорогие ботинки из кожи и узкие «лодочки» дамских туфель. Мне кажется, что я капитан корабля, потерпевшего крушение, мой корабль медленно дрейфует в океане людских тел без видимой цели, без всякой надежды на спасение.

«Подайте ради бога на хлеб насущный. Благослови вас господь. Да не оставит он вас в недоброе время, да пребудет его рука с вами вовеки». Дзинь — в кружке. «Благослови вас бог». Секундная пауза. «Подайте моим несчастным братьям. Мы умираем от голода». Дзинь. «Да пребудет с вами бог, милосердная леди. Подайте Христа ради».

Мы выходим на площадь Согласия, свернув на неё с улицы Безар, Я все ещё не поднимаю глаз, но вижу, что движение становится всё гуще, всё больше дорогой обуви движется по плотно пригнанным камням мостовой, всё больше подолов длинных шелковых юбок скользит по мостовой.

Я продолжаю бубнить, время от времени позвякивая кружкой. Пальцы Саймона сжимают моё плечо:

— Заворачивай вправо, малыш. Всё в порядке.

Бросаю вправо взгляд исподлобья.

Собор святого Петра, один из четырех больших храмов, построенных в Городе Королями. Не надо обольщаться, церковь — это тоже форма власти, только прикрывается она не солдатской винтовкой, а распятием. Для людей униженных вера в бога была отдушиной, но надеяться на помощь «слуг Божьих» было бы глупо — каждый священнослужитель заботился в первую очередь о самом себе, потому что любой священник, уличенный в помощи неимущим, сразу же лишался сана и получал от пяти до десяти лет каторги. Так очень просто власть разобралась с теми, чья работа заключалась в помощи всем нуждающимся.

Вообще, все методы борьбы против инакомыслящих были чрезвычайно простыми — арест, тюрьма, каторга, казнь. Методы, многократно проверенные временем...

Мой корабль медленно заходит к серой прохладной стене собора с подветренной стороны, раздвигая одиночных конкурентов, и становится на якорь справа от входа, рядом с широкой мраморной лестницей. Саймон стаскивает со спины массивный короб с товаром и я помогаю ему, сунув кружку в руку Миге. Мы с Саймоном развязываем веревки, раскрываем ящик, приглашая полюбоваться нехитрым скарбом на продажу. Я слышу, как за спиной звенит мелочь и Ихор шепчет Миге:

— Малой ещё ничего.

Тот молчит, судя по звукам, сортируя монеты. Закончив, он тихо бурчит себе под нос:

— Посмотрим.

Саймон улыбается мне:

— Ты молодец, малыш. Всё нормально.

Я молчу, на душе — гадко, как будто песок хрустит на зубах.

— Ты что, малыш? — Саймон сразу чувствует перемену во мне.

— Ничего.

— Ой, токо не надо мне заливать суп?! — Саймон сразу ощетинивается, как потревоженный ёж. — Что, противно тебе, да?! — его язвительная усмешка жжет меня, как уксус, — противно, да?!

Я упрямо молчу — мне нечего сказать ему в ответ.

— На улице нельзя быть чистым, малыш. Тут или как все или...

Он не договаривает, но у меня уже хватает рек мозгов понять, что значит второе «или»...

— Я же обманываю их всех, Сай. Неужели ты не понимаешь? — срывающимся шепотом хриплю я.

У меня нет сил смотреть в его слепые глаза, я просто не могу.

— Ты обманываешь их, — я слышу в голосе Саймона горькую усмешку, — ты их обманываешь... Черта с два, малыш! — коротко рубит он ладонью воздух, — черта с два! Если не обманешь ты, обманет кто-нибудь другой или обманут тебя. Тебя уже обманули и не я, и не они. Этот Город надул тебя по крупному, малыш, и теперь у тебя два пути — делать всё, что надо, для того, чтобы не помереть с голоду, либо подохнуть. Третьего нет ни для кого и для тебя тоже.

Он наклоняется ко мне и яростно шепчет мне в ухо, каждое его слово обдает меня жаром.

— Да, это поганая работа, да, меня тоже тошнит от неё иногда, а иногда и наплевать на всё хочется. Но я сижу здесь и мне бросают в кружку, а если я не буду этого делать, то и жить мне будет не на что. Пойми одно простое правило: хочешь жрать — работай! Вот теперь это твоя работа, понял?!

— Да, Сай, — а у самого чуть слезы не катятся из глаз.

— Ну и всё, замнём это всё для ясности, как ничего не было, идет? — спрашивает он меня и теперь в его тоне столько тепла, сколько в мягком полуденном солнце.

— Идет, — шепчу я в ответ.

— Вы чё это, задрыги, шепчетесь? — подходит Мига.

— Небось наш золотой запас хотят потырить, — щерится своей глупой шутке Ихор.

— Ну всё, за дело. Ты, малый, стой рядом с Саем, покупателей зазывать будешь, ну, и понятно, на господа бога больше налегай, — дает мне указания Мига, — ну, а мы тут неподалёк у входа сядем. Если что случится, прибежишь. И вот что, малый, — Мига хватает меня за воротник, — не вздумай чего из выручки заначить — полетишь ко всем чертям.

Я бросаю на Мигу быстрый взгляд исподлобья, полный презрения, или, во всяком случае, полный чего-то неприятного, потому что в глазах Миги мелькает неуверенность. Движением локтя я сбрасываю лапу Миги:

— Не сомневайся, у своих не ворую.

Мига осматривает меня с головы до ног, как будто увидел впервые, молча кивает. Я стою и смотрю, как он с Ихором, постукивая палками по ступенькам лестницы, поднимаются наверх, к колоннам перед входом в собор.

Я встаю рядом с Саймоном. Забинтованная нога болит, ну просто сил нет. Я опираюсь на хромоногий костыль, но от этого мало толку. Саймон медленно садится на землю рядом с коробом и из его потемневших потрескавшихся губ легко вылетают невесомые слова:

— Купите товар на загляденье,

Купите, было бы хотенье.

Купите бусы, из серебра косицу.

Потратьте грош — Господь воздаст сторицей.

Купите жемчуг, купите хризолит.

За это вас господь вознаградит!

Он ещё долго нараспев бросал в толпу слова, как рыбак раскидывал свои сети, и его лицо было похоже на лица святых, чьи образки мы продавали, только его лицо было гораздо добрей и казалось освещенным солнцем. Я стоял рядом с ним и твердил своё: «Благодарствую покорно. Господь вас благослови...»

Было уже где-то за полдень, когда законник, стоявший на углу и от безделья ковырявший в зубах пожелтевшим ногтем, направился к нам.

— Закон, — тихо шепнул я Саймону.

— Спокойно, — отозвался он.

Законник остановился перед нами, широко расставив ноги в форменных брюках, воротник его мундира был расстёгнут: было жарко. Его глаза, заплывшие жиром, уставились на нас.

— Ваше здоровье, добрый господин, — широко улыбаясь, пролебезил я.

С таким же успехом я мог бы разговаривать с камнем. Он недовольно оглядел весь наш скарб.

— Документы, — его толстые губы разошлись и сошлись, как два толстых земляных червяка.

Саймон молча вытащил несколько бумаг, сунул мне в руку, а я передал их законнику. Он с недовольным видом рассмотрел их и бросил мне под ноги.

— Как торговля? — его слова камнями падали на землю.

— Плохо, достопочтенный офицер, плохо, — прошелестел Саймон, глядя в пространство.

Я в это время корячился, пытаясь подобрать с земли бумаги, и моя проклятая нога давала мне очень мало возможностей сделать это. Он наблюдал за мной с тупым злорадством, я не видел этого, да это и не нужно было, я это знал и так. Его коричневый кожаный башмак лениво притопывал напротив меня.

— Плохо, говоришь? — лениво протянул он. — А ну?

Саймон молча протянул ему потертый кошель, сплетенный из тонкой бечевы. Я наконец ухватил бумаги и с трудом выпрямился, хватаясь за костыль. Он вытряхнул на свою огромную, противно-белую, как брюхо лягушки, ладонь монеты, по хозяйски выбрал все крупного достоинства, а мелочь небрежно швырнул Саю на колени. Деньги из его руки перекочевали в необъятный карман брюк. Он наклонился и вытащил из кучки полудрагоценных безделушек нитку мелкого жемчуга.

— Ваша супруга будет очень довольна, добрый господин, — снова залебезил я перед ним.

Он посмотрел на меня так, что мой язык пожалел, что не остался в покое.

— Кто тебе сказал, что это для жены, щенок? — выдал законник самую длинную фразу и ухмыльнулся — как змея изогнула свой хвост.

Его взгляд упал на документы, которые я держал в руке, и я, без слов, снова протянул их ему, он бросил бумаги на землю, отхаркнулся и плюнул на них. Потом он посмотрел мне в глаза и я опустил взгляд в землю, потому что боялся той ненависти, звериной злобы, которая, должно быть, горела в моих глазах. Я с трудом присел, выбросил забинтованную ногу вбок, подобрал документы и вытер плевок о штанину. Схватился за костыль и со змеиным шипением, вырвавшимся из моих крепко сжатых зубов, поднялся. Подобрал кошель с земли и начал помогать Саймону собирать монеты, разлетевшиеся вокруг. Я готов был заплакать от злости.

— Как же деньги, Саймон?

Выручка была действительно неплохой — мы продали несколько коралловых ожерелий с крестиками из жемчуга, несколько брошек с полудрагоценными камнями, несколько образков Пречистой Девы, два деревянных резных распятия из дуба ручной работы и ещё кое-что по мелочи.

Саймон улыбнулся впервые с тех пор, как я предупредил его.

— Он ушел?

Для верности я огляделся по сторонам.

— Да, ушел.

— Нагнись-ка ко мне.

Он поднял рубаху и на тонком пояске я увидел кожаный мешочек.

— Основное — здесь, малыш, — он похлопал себя по животу и монеты чуть слышно звякнули.

— Тот большой кошель — для таких дуболомов, как закон, понял? Там всегда лежит что-то из денег, для отвода глаз, понимаешь?

Медленно подошли Мига и Ихор, ни дать, ни взять — два благообразных слепца, поддерживающих друг друга.

— Что пёс хотел? — тихо спросил Мига.

— Всё в порядке, — ответил Саймон, — хабар вручен, наша касса на месте.

Мы пообедали хлебом с вяленым мясом из запаса, щедро выделенного нам Мартой, закусили виноградом. Посидели немного в тени, пережидая послеполуденную жару, и снова разошлись по местам.

Ближе к вечеру собрались и я снова повёл свой корабль, на этот раз в центр Фритауна, чтобы взять на абордаж богатую публику, выходящую в город в поисках развлечений. Теперь моё «Подайте» уже не было таким тягостным для меня. Я проходил мимо дверей шикарных ресторанов, освещенных яркими огнями, бары были увешаны стеклянными светящимися шарами. Все люди были одеты очень богато и, для моего неприхотливого вкуса, очень красиво. Богатство и роскошь выпирали здесь отовсюду, из богатых экипажей, останавливающихся рядом с увеселительными заведениями, из каждого ослепительно освещенного дома. Мы, наша оборванная одежда, грязные лица, повязки на глазах были здесь, среди всей этой роскоши, как соринка в глазу. Маленькая — а больно, маленькая — а так режет глаз!

Поэтому-то и сыпались в мою кружку монеты, поэтому никто из них не и смотрел мне в глаза, а я шел, глядя прямо перед собой, и гудел невпопад: «Подайте... Вознагради вас...» Они бросали нам свою мелочь потому, что мы были камешком в их ботинке, маленьким надоедливым камешком. Но вот брошена монета — и камешка нет, ещё одна — и неприятное ощущение проходит так, как будто бы его не было.

Я шёл, устало волоча свою ногу, переставляла костыль.

«Благодари вас бог». Дзинь. «Благодари вас бог». Дзинь. «Благодари...» Дзинь. Дзинь.

Они бросали нам свои деньги, зная одно: когда деньги брошены — мы уходим. Мы даем им шанс сделать вид, что они милосердны — ради Бога! Вот пара — молодые, богатые, красивые. Я поднимаю глаза.

У девушки прекрасные светлые волосы, убранные под сетку, покрытую мелкими жемчужными бусинами. Голубое платье с белым узким поясом открывает плечи и руки. Она смотрит на меня, в её взгляде — смесь сожаления и отвращения, как будто я хорошенький щенок и она с радостью взяла бы меня на руки, да только я весь в грязи и по мне прыгают блохи, а ей не хочется пачкаться.

Её кавалер, высокий, молодой, со щегольскими усиками, в ослепительно белом костюме и лаковых туфлях перехватывает её взгляд, смотрит на меня и со снисходительной усмешкой лезет в карман брюк. Я молча смотрю на них, я смотрю прямо на них, но мне они кажутся какими-то прозрачными, нереальными. Мне кажется, что я смотрю сквозь них.

Франт бросает мне серебряную монету, сверкнувшую в луче электрического фонаря, и я ловлю её.

Она с удовольствием смотрит на него, поправляя прядь волос, выбившуюся из-под сетки.

— Дай Бог вам счастья, добрые господа, — говорю я, кланяясь.

— Дай бог счастья вам обеим, — повторяю я им вслед.

Я тоже добрый сегодня. Я устал, я весь день на ногах, но я добрый и Бог добрый — ведь я столько раз за день повторял его имя и обещал всем, что он их вознаградит. Какой добрый Бог! Я всем обещал счастье и всевозможные блага от его имени. Какой добрый Бог! Добрые люди, швыряющие нам мелочь на ярко освещенных улицах, добрые, богатые, хорошо одетые люди, бросающие нам деньги, чтобы мы поскорей убрали свою вонь и грязь с их ухоженных, чистых, ослепительных улиц. Какой добрый Бог! Наша кружка потяжелела. Видно, Бог был добр к нам сегодня. Но тут он решает, что хватит для нас добра — законник в парадном мундире и белых перчатках повелительно машет нам жезлом, чтобы мы поскорей убирались отсюда. Мы повинуемся доброте закона. Закон тоже добр, мог бы огреть дубинкой, забрать мелочь, да и вообще врезать раз-другой ботинком по ребрам, а он просто прогоняет нас. Какой добрый Закон, какой добрый Бог, провались они все в ад, к чертовой матери, ко всем чертям, к дьяволу!

Бешенство переполняет меня, но я молча иду по светлым улицам. «Подайте Христа ради. Благодари вас Бог».

Темнеет и мы возвращаемся домой. Бешенство, охватившее меня, перешло в усталость. В первом же темном переулке я стаскиваю с себя «корсет» и с наслаждением сгибаю и разгибаю затекшую ногу. Мне кажется, что ни одно наслаждение мира не может сравниться с этим ощущением свободы. В наступившей темноте я почувствовал себя так, как будто носил весь день на спине сорокакилограммовый мешок и только теперь смог его сбросить.

— Ночь на порог — заботы с плеч, — говорит Саймон и я полностью согласен с ним.

Мы взбираемся на холм и, когда я вижу темнеющую глыбу замка Артура, я чувствую что-то очень и очень знакомое. И только тогда, когда лязгнули запоры и замки на воротах, и когда из осветившегося дверного проема на меня пахнуло теплом, и мой голодный нос, как у собаки, учуял запахи готовящегося ужина, я понял, что это было за чувство.

Я вернулся домой.

Глава 3. На улице

Так я ходил всю зиму. Зима была сравнительно теплой, но слишком дождливой. Дождь шел непрерывно, так, по крайней мере, мне казалось. Дождь и ветер, ветер и дождь — и так день за днем. С утра до вечера на знакомом месте у собора, вечером — рейд по центру и домой.

Дни были похожи друг на друга, как костяшки молитвенных четок. Я выучил все улицы и переулки Фритауна, я бредил ими, они снились мне во сне. В снах улицы были пустыми и безлюдными, и я бродил по ним без конца в каких-то бесплодных поисках. Наяву переполненные улицы Фритауна были частью моей жизни и работы, я был их плотью и кровью, их неотъемлемой частью. Я перезнакомился со всеми нищими Фритауна, узнал, как они живут, и понял, как мне повезло, что я попал к Артуру. Я видел, как люди перебиваются с хлеба на воду, подбирая гроши, небрежно швыряемые к их ногам. Я видел, как люди катятся всё ниже и ниже, как они болеют и умирают, как беспощадный закон преследует их безжалостно и неумолимо. Я увидел всю грязь улиц, но я увидел несколько вещей, достойных уважения. Я познал всю жажду жизни обитателей улиц. Каждый день готовил им боль и страдания, но как же они хотели жить! Просто жить, дышать, видеть это серое зимнее небо. Просто жить...

Зима заканчивалась, дождь шел всё реже. Грязь на улицах превратилась в пыль, зазеленела трава и весь Город ожил, воскрешенный моей первой весной на улице. Я стал другим, мое тело и душа покрылись рубцами ран и сомнений. Долгие размышления при постоянном стоянии на костыле наталкивали меня на странные мысли.

Однажды мы укрылись от дождя под настилом у входа в собор, я стоял, бессмысленно глядя на плотную пелену дождя. Саймон, развлекавший меня свежими уличными сплетнями и давно уже не получавший внятного ответа, замолчал и стал перекладывать товар в коробе. Я думал, как же я, теперешний, отличаюсь от того, кем я был четыре месяца назад. Четыре месяца... Для меня они казались вечностью, прошлая жизнь — неясным сном, родители — светлым воспоминанием, светлым, но смутным. Их лица постепенно меркли в моей памяти и часто я вообще не мог вспомнить, какого цвета были у мамы глаза.

— Ты всё молчишь в последнее время, — сказал Саймон.

— Ты не заболел, малыш?

— Нет, — тихо ответил я, глядя как струя воды из водосточной трубы буравит мостовую.

— Что у тебя на уме, малыш?

Я не ответил.

— Мы ведь через многое прошли, малыш. Ты можешь сказать мне, что мучает тебя.

Да, мы действительно прошли через многое. Четыре раза мы дрались с конкурентами, два раза со строккерской шпаной из-за нашей выручки, просидели два дня в пересылочной тюрьме, попав в облаву. Чарли выкупил нас и стоило это недешево. Так что мы действительно прошли через многое. Мига поручил мне охранять Саймона и в двух последних переделках мне здорово досталось. Хоть ничего существенного не сломали. Нос не в счет, нос это ерунда. Ихору сломали руку, a Миге — пару ребер. Я дрался, как мог, а на последнем из нападавших просто висел, как бульдог, вцепившись в него зубами. Держался до тех пор, пока мне не врезали по голове. Так что шрамов у меня прибавилось, но я не жалел. Нечего тут жалеть. Жизнь такая, вот и всё.

Парни ничего не говорили мне, вытаскивая меня из отключки, но я знал, что я всё делаю, как надо, и что они довольны мной. Помню, как-то мы засиделись за столом, вернувшись после драки из города. Мига рассказывал всем, как я орудовал челюстями, все ржали, как лошади. Даже я смеялся, хотя у меня всё тело болело и во рту всё ещё стоял привкус крови. Тогда мы все порядочно выпили и Марта прижала меня к себе:

— Ты классный парень, малыш, ты классный парень.

От неё пахло так же, как от мамы, и я прижался к ней, как к маме, обнял ее изо всех сил. Когда Марта обняла меня, я увидел на тыльной стороне ее левой ладони черную шестиконечную звезду. Тогда Саймон рассказал мне о «звёздах» — девушках, которых ещё девочками сделали бесплодными в Карпенуме. Это было сделано, когда возникла угроза перенаселения Города. Тысячи девочек из социальных групп низкого уровня были пропущены через лаборатории центра и всем им после операции выжгли на ладонях черные звезды.

Марта была одной из них. Когда она оттолкнула меня легонько, улыбаясь, чтобы я шел спать, я увидел в её глазах слезы.

Вот так стоял я под навесом, смотрел на дождь и думал о всяких невеселых вещах.

— Что ты молчишь? — в голосе Саймона скользнула нотка раздражения.

— Мне нечего говорить, Сай, — ответил я.

Он сплюнул в сердцах:

— Тьфу ты, «говорить ему нечего», — буркнул он и замолчал, раздраженно звеня товаром.

— Надоело мне всё это, Сай, — бросил я, не оборачиваясь.

Звяканье прекратилось.

— Надоело мне «стрелять», Саймон, надоело, — вздохнул я.

Вода неслась по тротуару, сметая мелкий мусор и закипая на водостоках.

— Уходишь? — тихо, одними губами, спросил он.

— Нет, Сай, от вас я никуда не уйду, вы мне, как семья. Работа мне эта надоела и всё. Точка.

— Что собираешься делать?

— Не знаю, Сай, только не это.

— Поэтому молчишь?

— Да.

Мы замолчали. Вечерело. Мы прошлись по центру, увернулись от патруля и окраинами вернулись домой. Вымывшись, я спустился вниз.

Картина повторялась. Был вечер, на столе горели лампы. Артур и Чарли снова вели совещание, Арчер точил небольшой, но очень внушительно выглядевший нож. Лис, Нино, Пако и Блэк играли в вист, а Любо, как всегда, что-то тихо напевал себе под нос, полузакрыв глаза. Я подошел к Артуру и Чарли и встал напротив них. Они замолчали и Артур небрежно выпустил дым:

— Привет, Аль! Как нос, зажил?

Я кивнул.

Артур молча курил, а Чарли что-то медленно писал в своей книжке, отчетливо выводя каждую цифру.

— Я больше не могу, Артур, — сказал я негромко.

Парни продолжали играть, потертые карты с размаху шлепались на стол. Любо тихо пел:

« Ветер, ветер мореходный, он несет меня вперед, надувает паруса, расправляет грот. Ветер, ветер мой холодный, пламя не растопит лед».

— Не можешь что, Аль? — жестко спросил Артур, не глядя на меня.

— Христарадничать.

Чарли с интересом взглянул на меня. «Недобор в пиках», ухмыляется Лис. Нино темпераментно швыряет колоду на стол, карты разлетаются веером.

«Ветер, ветер мой холодный, ты мою не греешь грудь. Ветер, ветер мой свободный, держишь ты куда свой путь?»

— Что говорит Мига? — спрашивает Артур у меня.

— Ничего. Он ещё не знает.

Артур переводит вопросительный взгляд на Чарли. Тот небрежно пожимает плечами:

— Выручка в порядке, Саймон хвалит его не нахвалится. Ихор говорит, что если бы не малыш, то ему разбили бы голову. Мига не говорит ничего, — он поднимает палец, — подчеркиваю, ничего плохого...

Артур и Чарли ухмыляются и Артур продолжает:

— Что значит, что он чертовски доволен малышом, иначе бы он ворчал каждый вечер. Все довольны тобой.

— Я недоволен собой, Артур.

Он удивленно смотрит на меня, но в его глазах я вижу, что мои слова, не вызвали у него слишком большого недоумения, что ему даже в какой-то мере нравится то, что я говорю, и как я говорю.

— Поясни, — говорит он, затягиваясь и со вкусом выпуская дым.

— Я хочу другую работу, Артур.

Шлепанье карт прекращается. Краем глаза я вижу, как Лис собирает карты в колоду, ухмыляясь уголком рта. Нино барабанит пальцами по столу, выстукивая румбу. Пако и Блэк о чем-то тихо переговариваются, поглядывая на меня. Только один Любо сидит всё так же в кресле, всё также прикрыв глаза.

«Ветер, ветер мой прекрасный, ты летаешь по земле. Ветер, ветер мой несчастный, прилетай ко мне во сне».

— Надеюсь, ты не хочешь стать законником, малыш? — говорит серьёзнейшим тоном Артур.

Хохот сотрясает зал. Не смеются только Артур, Чарли, Любо и Арчер. Он, не мигая, смотрит на меня, нож с тихим звоном скользит по точильному камню, ширк-ширк.

— Сомневаюсь, что ты дашь мне рекомендацию, — отвечаю я.

Теперь смеются все, кроме Любо, даже Арчер улыбается, небрежно вытирая лезвие о тряпку. Артур бросает окурок в пепельницу. Чарли смотрит на меня и что-то неясное в его взгляде. Может быть, это уважение?

«Шесть пик», — со стола с картежниками.

«Ветер, буйный ураган, обойди нас стороной. Видишь, кровь моя из ран, кровь моя течет рекой».

В зал начинают сходиться домочадцы.

— Как только я увидел тебя, малыш, я понял, что не создан для «Подайте Христа ради», — мягко говорит Артур, наклоняясь ко мне, — ты не сможешь долго притворятся тем, кем ты не можешь быть.

Он с каким-то непонятным мне удовольствием смотрит на меня:

— Ты быстро вырос, малыш.

— Может, это мир стал меньше? — ехидно спрашиваю я.

— Ты видишь, Чарли, Саймон вырастил ещё одного чертового философа в моем доме, — поворачивается на стуле Артур.

Чарли улыбается, закрывая записную книжку и пряча в неё карандаш.

— Завтра встань пораньше, Алекс, нам нужно будет кое-что сделать, — утомленным голосом усталого лорда говорит мне Чарли.

Он всегда говорит мне «Алекс» и мне всегда немного смешно оттого, как он полностью произносит мое имя. Иногда мне хочется быть таким же умным и недоступно далёким в своей немного натянутой вежливости.

— Кому «нам»? — спрашиваю я.

— Тебе, мне и Артуру.

Я порываюсь спросить о том, что же мы должны будем делать, но Чарли, предугадав меня, поднимает вверх указательный палец правой руки, ладонью, повернутой ко мне — его излюбленный жест.

— Завтра узнаешь.

Иногда я просто завидую Чарли. Иногда мне кажется, что он видит меня насквозь.

Девушки накрывают на стол. Артур начинает расспрашивать меня о проведенном мною дне и тут к нам подходит Саймон. Я, не оборачиваясь, узнаю его шаги.

— Не обижайся, Саймон, — глухо мямлю я.

— Тут не что обижаться, малыш, — его голос, как всегда тёпл, — всё идёт, всё меняется, ничего не стоит на месте.

Он пожимает мое плечо уже ставшим привычным для меня движением и проходит к своему месту.

Мне грустно, кошки скребут на душе. Мне очень грустно, но возвращаться не хочется. За эту зиму «Христа ради» встало мне поперек горла. Я не хочу возвращаться и Саймон понимает это, как никто другой. Есть люди, способные терпеть долго, и есть те, кто умирает, если долго сидит на одном и том же месте каждый день с одной и той же оловянной кружкой в руках. Саймон знает, что я принадлежу ко вторым. Он всегда знает всё.

Мне грустно...

Встал я рано. Вокруг всё ещё было серым, неясным. Я спустился во двор и мои шаги были непривычно громкими в звенящей предрассветной тишине. Я подошёл к колодцу, набрал воды в ведро и вытащил его наверх, роняя вниз капли воды. Вода была холодной и когда я погрузил в ведро руки, то проснулся по-настоящему. Я умылся, фыркая от удовольствия.

Дом постепенно просыпался: было слышно, как в конюшне ходит кто-то из конюхов, как скрипят доски под его сапогами, было слышно, как лошади в стойлах переходят с места на место, в кухне было слышно, как выгребают из плиты сгоревший уголь — ширк-ширк.

Я вытер лицо полотенцем и сразу захотел есть. В последнее время мне хотелось есть всегда, даже ночью. Я поспешил на кухню. Там уже была Марта, ещё сонная, с розовым рубцом от подушки на щеке. Она сладко зевала, потягиваясь, как кошка.

— Доброе утро, — сказал я.

— Ты чего так рано? — удивлённо посмотрела она на меня.

— Есть хочу, — ухмыльнулся я.

Она улыбнулась уголком рта, что значило у неё ироническую усмешку.

— Ты всегда хочешь есть.

Я раскрутился по направлению к столу, на котором лежала коврига хлеба, накрытая полотном.

— Яичницу будешь? — спросила меня Марта.

— Ага.

Я взял нож и отрезал себе ломоть. Сзади послышалось чирканье спички и в плите, куда уже был положен уголь, загудело пламя.

— И Артур сегодня поднялся ни свет ни заря. С чего бы это?

Я пожал плечами: рот был уже набит хлебом.

Она сняла со стойки над плитой сковороду и поставила её на плиту, потом подошла к шкафу, достала из него глиняный кувшин со свиным жиром и деревянный ящичек с яйцами. Из ларя с селитрой для хранения мяса она достала ветчину, положила её на разделочную доску. Набрала из кувшина ложку жира и бросила его на сковороду, а затем начала нарезать ветчину небольшими кусками. Жир яростно кипел на сковороде, как будто бы злился. Я жевал хлеб, болтал ногами и смотрел на Марту. Точно так же как каждое утро смотрел на маму, как она делает завтрак. Мне всегда нравилось смотреть на Марту, когда она готовит, как из хаоса начищенной картошки, лука, моркови, зелени и серых кусочков мяса получается жаркое, или как кипит суп на плите, суп из курицы, заправленный укропом. Марта казалась мне волшебницей. Я очень любил её.

Марта бросила на сковороду ветчину и накрыла сковороду крышкой. Потом она разбила десять яиц в глубокую фаянсовую миску, добавила молока, посолила, бросила щепотку соды, пригоршню муки и принялась взбивать полученную смесь венчиком.

В кухню вошли Артур и Чарли. Увидев меня, сидящего за столом в ожидании завтрака, Артур довольно улыбнулся.

— Хорошо, что не надо тебя будить, Аль.

Его ноздри, чуткие, как у собаки, втянули воздух.

— О, завтрак, — он довольно потёр руки, — это хорошо.

— Чайник поставь, «хорошо», — сказала Марта.

— Слушаю и повинуюсь, — он сложил руки по бокам.

Настроение у него было неплохое, судя по всему. Чарли тем временем вытащил из шкафа с посудой четыре тарелки, расставил их на столе.

— Аль, — сказала Марта, выливая яйца на сковороду, — нарежь хлеб.

Завтрак получился на славу. Я съел тарелку омлета с аппетитно поджаренными ломтиками ветчины и корочкой хлеба начисто вытер тарелку.

Любопытство съедало меня заживо и ещё до того, как Марта налила всем чай, я подсел к Артуру.

— Так куда мы пойдем, Артур?

Он снисходительно посмотрел на меня.

— В порт.

— А зачем?

— Там узнаешь.

У него натура такая — когда не хочет, то из него слова клещами не вытащишь. Придется терпеть.

Я наскоро выпил чашку чая и вышел во двор. Дом уже проснулся: слышался скрип открываемых дверей, голоса. Девушки входили в кухню, надевали фартуки, растапливали плиты, чтобы приготовить завтрак для остальных. В дверях кухни, выходящих во двор, стоял Артур, в одной руке у него была чашка, в другой — зажженная сигарета.

Наверное, я был похож на охотничьего пса, который с нетерпением крутится у ног хозяина, потому что Артур улыбнулся и сказал:

— Ладно, сейчас выходим. Марта, — крикнул он, — мы уходим!

Она поцеловала его на прощание и махнула мне рукой. Я помахал ей в ответ и выбежал со двора. За мной, не торопясь, шли Артур и Чарли.

Я был полон сил, какая-то светлая, мощная струя била внутри меня ключом, мне казалось, что я могу летать, короткий разбег, толчок — и земля останется подо мной, и небо примет меня, и я полечу наперегонки с ветром.

Мы вышли из ворот и Чарли сказал, посмотрев на алеющее небо:

— Неплохой денёк будет.

— Да, — сказал Артур, закуривая.

Я смог только вздохнуть в ответ, потому что слов не было, потому что за мгновение до этого, я летел в небе, подталкиваемый ветром. Всё казалось мне таким светлым, таким прекрасным, что у меня не хватало слов, и я готов был обнять весь мир, тогда у меня хватило бы на это и сил, и времени.

Мне казалось, что ничего нет более прекрасного в то момент, когда я любил весь мир, я любил всех и всё вокруг. Мне казалось, что нет ничего более прекрасного, но я ошибался.

Взошло солнце и осветило весь мой мир, и весь Город, и это было по-настоящему прекрасным...

Мы стояли на высоком песчаном гребне, а внизу под нами лежал порт. В бухте, отгороженной от океана волноломом, стояли корабли, много кораблей. Рыбацкие шхуны стояли там бок о бок с торговыми кораблями, паруса соперничали белизной с облаками в небе, а мачты казались лесом, выросшим из дерева палуб.

Вокруг Острова был целый архипелаг островов поменьше, их было что-то около двух тысяч. На этих островах тоже жили люди, занимавшиеся в основном выращиванием фруктовых деревьев, на южных островах были обширные плантации отличного чая. Так что торговцев в гавани было не меньше, чем рыбаков и китобоев. У грузовых пирсов стояли корабли под выгрузкой и грузчики, загорелые и сильные, казались нам сверху черными муравьями, несущими на своих натруженных спинах непосильный груз. Три грузовых крана казались отсюда башенками, наспех сооруженными мальчишками из ивовых прутиков, переплетенных между собой. До нас доносился неясный гул, похожий на шум волн — сотни людей там, внизу, добывали себе в поте лица свой хлеб. Поток грузов был похож на реку, телеги медленно пробирались сквозь толпу докеров, груженных тюками и ящиками. Порт здорово смахивал на муравейник и завораживал своим хаосом, своей толкотней, лишенной, казалось, всякого смысла, своим непрерывным движением.

— Пошли, — сказал Артур и мы спрыгнули вниз, проваливаясь по щиколотку в песок.

Мы прошли между двух больших приземистых складов и попали в административную часть порта, расположенную на тихой улочке, параллельно широкой дороге, ведущей в город. Мы остановились перед одноэтажным зданием с красной черепицей на крыше. Широкие каменные ступени вели в этот дом и на них стоял высокий толстый мужчина с сигарой во рту, одетый в штаны на подтяжках, белую рубашку с расстегнутым воротом и черные остроконечные туфли. Он оглядел нас и я испытал странное желание вытянуться во весь рост. Позже я узнал, что этот человек часто производил на всех такое впечатление.

Артур легонько подтолкнул меня и я зашагал по ступеням. Артур и Чарли шли по бокам и мне казалось, что меня ведут под конвоем. Мы остановились на две ступени ниже, чем толстяк.

— Здравствуйте, дон Чезаре, — почтительно поздоровался Артур.

Толстяк кивнул и его взгляд остановился на мне. Чарли толкнул меня в спину и я сказал:

— Здравствуйте, дон.

Доном обычно звали солидного мужчину в летах и вообще человека, достойного уважения, и я понял, что толстяк — важная птица, но не понимал, что это значит для меня.

Толстяк вынул изо рта сигару и ещё раз оглядел меня, наклонив голову, отчего у него появился второй подбородок и он стал похожим на пожилого бульдога. Мне стало смешно, но я сдержался, прекрасно понимая, что Артур три шкуры с меня спустит, если я наломаю дров.

— Значит, это тот малый, о котором ты мне говорил, Артур? — голос его был под стать фигуре — низкий, раскатистый, как раскаты грома.

Или рычание собаки, подумал я и снова сдержался, чтобы не засмеяться.

— Да, дон Чезаре, — ответил Артур.

— Он в курсе?

— Нет, дон Чезаре.

Толстяк прищурившись посмотрел на Артура и в его заплывших жиром глазах мелькнули насмешливые искорки.

— Так значит, ты предоставляешь мне право провести инструктаж самому? — улыбнулся толстяк уголками губ.

— Точно так, дон Чезаре, — улыбаясь, ответил Артур.

Я ни черта не понимал и это начинало меня раздражать.

— Ты знаешь, кого называют «гонец», сынок? — спросил дон у меня.

Конечно, я знал, кто такие гонцы, ведь я четыре месяца не зря провел на улице. Гонцами звали таких же, как я, в возрасте от десяти до пятнадцати лет, работающих курьерами. Они разносили срочную корреспонденцию, почту и посылки по конторам всего Города. Это были скороходы, заменявшие собой телефоны Верхнего Города. Я часто видел их, бегущих по улице с большой белой сумкой за спиной, с белыми повязками на голове и руках. На шее у них была цепь с жестяной бляхой, на которой был выгравирован личный номер гонца. Цепь надевали на них каждое утро и застегивали на замок, ключ от которого хранился у Хозяина. Они имели право передвижения по дорогам и законники никогда не трогали их, даже иногда расчищали дорогу. Это было тяжелой, но хорошей работой. К гонцам всегда относились с уважением, потому что не каждый мог выдержать этот ежедневный бег в любую погоду, это состояние вечно загнанной лошади. Любо работал гонцом два года, он мне рассказывал, у него даже песня была своя, «На бегу» называлась. «Хозяин, я твой верный пёс. Хозяин, есть один вопрос. Что, если я не смогу? Если сдохну на бегу? Пока с тебя не сняли цепь, Ты должен, должен лететь». И я ответил:

— Да, знаю, дон.

Он выпустил облако вонючего дыма.

— Ну-ка, сбегай до конца улицы и обратно. Не заставляй меня повторять дважды.

Я сорвался с места, как ураган. Я бежал, не касаясь земли, я просто летел, иногда задевая ногами почву. Ветер развевал полы моей рубахи, как крылья.

Казалось, не прошло и секунды, как я стоял перед толстяком навытяжку. Он внимательно разглядел меня, не задыхаюсь ли я. Нет, я не задыхался и я видел, как Артур улыбается, глядя на меня, а Чарли, нет вы только подумайте, сам невозмутимый Чарли, смотрит на меня и в его взгляде скользит радость за меня.

Кто вообще не проявил никаких эмоций, так это дон Чезаре. Он ещё раз как следует пыхнул свой сигарой и посмотрел на Артура.

— А был червяк червяком, — удовлетворенно сказал Артур.

Я ухмыльнулся.

Толстяк перевел взгляд на меня.

— Город знаешь? — в его глазах, скользила уверенность, что я не то, чтобы полный недоносок, а так, дебил.

— Знаю, — ответил я, глядя ему прямо в глаза.

— Знаешь, значит? — сказал он, растягивая свои толстые резиновые губы.

— Знаю.

— Как попасть на Мейфлауэр? — быстро спросил он.

— Северную или южную? — так же быстро спросил я.

В его глазах мелькнуло что-то похожее на костяшку на счётах — щёлк — в мою пользу.

— Южную.

— Через Старый Форт, Грешем-бульвар, вверх по Лесной три квартала и направо.

Щелк.

— Так, — он потер подбородок, — а в контору «Фабер и Фабер»?

— По Калифор-стрит налево, прямо по Селазар-авеню и направо по Вивендейл.

— А через Мейдок не ближе? — хитро прищуривает он свои заплывшие глазки.

Старый лис захотел меня одурачить, сам ведь прекрасно знает, что Мейдок отгорожен старой крепостной стеной метра в три высотой.

— Ближе, если у вас заимелись крылья, — брякаю я.

Скорость моего языка значительно опережает мою мыследеятельность, как сказал Чарли однажды. Видно, и он об этом помнит: с его стороны я ощущаю увесистый пинок в спину.

Толстяк хитро смотрит на меня и я понимаю две вещи: он не сердится на меня и что он не такой уж медлительный.

Артур делает мне страшное лицо и я говорю:

— Прошу прощения, дон Чезаре.

Дон задумчиво жует сигару, а затем поворачивается к Артуру:

— На язык он быстрый, посмотрим, какой он быстрый на деле.

Он поворачивается ко мне:

— Значит, я беру тебя, сынок. Соображаешь ты быстро, так что посмотрим.

«Посмотрим», я вижу, самое любимое слово здесь, во Фритауне.

— Жалованье сдельно, три дня на работе, четвертый выходной. Опоздал на пять минут — удерживаю из жалованья, опоздал на полчаса — можешь не приходить вообще. Двадцать пять процентов чаевых — мне. Завтра, в семь, чтоб был здесь, как штык. Всё, — весомо завершает он и к нему подбегает весь запыхавшийся, покрытый пылью, гонец в белой рубахе с тёмными пятнами пота на спине.

Артур делает мне знак и я говорю:

— Благодарю вас, дон Чезаре.

Он снисходительно машет мне сигарой, втолковывая что-то мальчишке с сумкой через плечо. Я изображаю что-то вроде поклона и Чарли говорит мне:

— Алекс, подожди нас в сторонке.

Я отхожу в сторонку и прислоняюсь к стене. Толстяк отпускает мальчишку и жестом подзывает к себе Артура и Чарли. Они о чем-то сосредоточенно говорят, потом Чарли протягивает дону листок бумаги, исписанный цифрами. Толстяк внимательно просматривает его, кивает и отдает листок Чарли, затем хлопает Артура по плечу, пожимает ему и Чарли руки и уходит в контору. Артур и Чарли спускаются вниз. Артур останавливается передо мной:

— Ну, что с тобой сделать? — говорит он. — Тут на месте убить или дома разделать на части?

Я молча ухмыляюсь, я понимаю, что он на меня не сердится.

— Я думал, старик его живьём сожрет, — говорит, обращаясь к Чарли.

Чарли улыбается и говорит:

— Он сегодня в настроении.

Артур дожит мне руку на плечо, ухмыляясь, оглядывает меня и говорит:

— «Если у вас крылья заимелись».

Мы смеемся и мне становится легко на душе. Артур смеется и его рука дрожит на моем плече. Отсмеявшись, Артур говорит мне:

— Ну ладно, балбес с крыльями, пошли домой.

— Пошли, — соглашаюсь я с ним.

Мы идём и Чарли негромко говорит Артуру:

— Надо бы ему обувь подобрать, а то сотрёт ноги до крови.

Мне приятно, что Чарли заботится обо мне и я беру его за руку, встряхиваю как следует и бросаюсь вперед с криком «Догоняй!» Я пробегаю несколько шагов, но они не дают мне уйти: Артур хватает меня поперек туловища забрасывает меня за спину, рыча от удовольствия. Чарли улыбается, глядя на нас и говорит:

— Вот балбесы, вот же разгильдяи.

Я повисаю на плече у Артура вниз головой и хохочу, как сумасшедший. Всё кажется таким прекрасным в это утро: безоблачное небо, блестящая вода бухты, крики чаек, режущих острыми крыльями воздух, скрип песка под ногами. Весь мир перевернут и мне интересно смотреть на всё вокруг. Ветер дует с моря, ветер уносит в небо пыль, закипая на дороге мелкими нестрашными смерчами, ветер обдувает мое разгоряченное лицо, ветер раздувает светлое внутри меня, ветер, свежий морской ветер. Мне хочется крикнуть изо всех сил: «Я — живой! Слышите?! Я — живой!!!»

Я встаю рано, торопливо завтракаю, заворачиваю в бумагу два куска хлеба, переложенные ломтиками сала, и бегу на работу. Утром все еще холодно, но я иду быстро и уже скоро мне становится тепло. В порту, перед конторой связи, выстроившись нестройным полукругом, стоит толпа гонцов. Все зевают, морщась от свежего ветра, дующего с океана. Все они перевязывают себя белыми лентами, только я один стою белой вороной. Раздается удар колокола и по высокой мачте над портовой управой взлетает черный шар.

— Семь часов, — негромко говорит стоящий рядом со мной высокий худой длинноногий парень.

На порог конторы выходит дон Чезаре. В правом кулаке у него зажата связка белых лент и цепь. Судя по всему, для меня. Его маленькие глазки шарят по толпе и я торопливо проталкиваюсь вперед. По толпе проносится негромкий гул. «Новенький», «свежая рыба», ухмыляются гонцы. Толстяк замечает меня и кивает.

— Хорошо! — разносится над нашими головами его громкий голос. — Получайте задание на сегодня.

Толстяк выкрикивает имена и каждый подходит к нему, на шее каждого защелкивается цепь, каждый получает связку бумажных листов и пакетов. Толпа редеет и через десять минут перед крыльцом не остается никого.

Я подхожу к нему последним. В его руке — цепь, на бляхе цифры — 99. Это мой номер. Дон Чезаре протягивает мне белые полоски материи, сумку, набитую пакетами и письмами, и говорит:

— Вперед, малыш. Город ждет...

Так начинается мой первый день на работе. Все остальные были похожи на него, как две капли воды. Это можно описать только одним словом — бег. Мы были похожи на лошадей, мы зарабатывали на хлеб ногами. Стратегия была простой — вначале выбирались адреса, наиболее удаленные от порта. Ты бежишь и твои легкие разрываются, как крылья взлетающей птицы, иногда ты не чувствуешь под собой ног, ты слышишь только свое прерывистое дыхание и сводящий с ума ритмичный стук собственного сердца. Ритм, заведенный раз и навсегда, подталкивает тебя шаг за шагом, иногда тебе кажется, что больше ничего нет, кроме монотонного звука бегущих по мостовой ног. Ты бежишь, легкие жалят сотни маленьких раскаленных иголок, в глазах темнеет и тебе кажется, что ты падаешь, падаешь, падаешь и это падение длится вечно, и называется это падение — бег. Но вот ты видишь нужный дом, ты стучишься в нужную дверь, протягиваешь то, что надо в ожидающие руки и стоишь на дрожащих, как в лихорадке, ногах и от собственного дыхания тебя бросает вперед и назад, как воздушный шар. Тебе протягивают деньги, иногда письмо или пакет, которые надо доставить, и ты снова бежишь и тебе кажется, что этому не будет конца.

Первые две недели я думал, что помру. Лис шутил: «Первые сто лет трудно, а потом привыкнешь». Мало-помалу я втянулся. Первое время ты не замечаешь ничего вокруг, ты занят только собой, своим дыханием и движением ног. Ты занят только тем, как бы удержаться на ногах и не более того. Но затем ты начинаешь замечать, что город вокруг тебя тоже полон движения, все куда-то торопятся, спешат по своим делам. Ты начинаешь ощущать себя частью этого неугомонного движения, тебя затягивает, как водоворот, ты становишься маленьким колесиком в огромных стенных часах, ты не знаешь, как влияешь на ход событий, но ты бежишь, цепляешься за другие колесики и шестеренки, и часы продолжают идти.

Только раз в день этот механизм распадается на составляющие, с половины первого до часу пополудни. Сиеста. Все конторы закрываются на перерыв и даже самый отъявленный скупердяй и скряга не станет заниматься делами в эти полчаса. Сиеста. Все кафе заполнены посетителями, официанты сбиваются с ног, разнося подносы с чаем и кофе, в воздухе разносится запах свежеиспеченных булочек, шипит на сковородах масло, обнимая белые пончики. Движение почти полностью прекращается.

Я сажусь на террасе в тени, разворачиваю свой обед. Минуту назад мне казалось, что в следующий раз мне захочется есть минимум через месяц, но мои зубы с жадностью впиваются в сэндвич. Пот, ливший с меня, высыхает в божественно прохладной тени. Я с наслаждением протягиваю гудящие ноги и противная дрожь в коленях проходит. Ко мне возвращается способность соображать, но теперь мне не хочется этого делать. Мне хочется покоя. Я закрываю глаза, прохладный ветерок приятно холодит мое лицо, но внутри себя я все еще слышу тихий перестук часового механизма. Время бежит и напоминает о себе.

Сиеста закончена. Я слышу это частому звуку шагов, по уверенным голосам клерков, возвращающихся в пыльные кабинеты, по стуку подков и грохоту грузовых фургонов. Прибой, выплеснувший на уличные летние кафе массу человеческих тел, схлынул. Официанты неторопливо, как сытые крабы, собирают грязную посуду. Владельцы кафе зарабатывают за эти полчаса больше, чем за весь день.

Я выхожу из тени, пью воду из питьевого фонтана и устремляюсь к другим улицам. Сумка моя пуста лишь наполовину. Бег продолжается до самого вечера. Солнце уже касается краем своего диска багрово покрасневшей полоски неба над океаном, когда я снова вхожу в контору дона Чезаре. Выкладываю перед ним столбик полученных монет и пачку писем, вероятно, заказов на завтра. Толстяк поднимает на меня глаза, оторвавшись от заваленного бумагами огромного письменного стола.

— Здесь все деньги, дон Чезаре, — сиплым голосом, с трудом выговаривая слова, говорю я.

— Мне нужна только четвертая часть, ты помнишь условия? — он спокойно смотрит на меня.

Его сигара почти погасла. Это наверняка одна из его проверок, но я очень устал и мне все равно, что он хочет.

— Я думаю, что вы посчитаете лучше, — устало сиплю я и смотрю в его глаза.

Он удовлетворенно смотрит на меня: последняя проверка пройдена. «Теперь бы только не сдохнуть на бегу», думаю я, глядя на то, как толстые, как сардельки, пальцы толстяка отсчитывают монеты. Он отделяет мне мою долю и неожиданно добродушно говорит мне:

— На сегодня всё, Аль, — его голос похож на ворчание старого доброго пса.

— Благодарю вас, дон Чезаре. До завтра, — говорю я и он машет мне в ответ рукой с зажатой в ней потухшей сигарой.

Я ухожу, а он остается за столом, огромным, как башня...

Я иду домой, устало шаркая ногами. Я устал и мне кажется, что вместо легких у меня лопнувший пузырь. Ноги не то что гудят, а просто воют и кажутся огромными и тяжелыми, как чугунные столбы. Ветер, дующий с берега в океан, теплыми пальцами гладит лицо. В порту зажигают сигнальные огни и маяк длинной огненной рукой шарит в океане. Одна за другой зажигаются звезды, как будто кто-то бросает золотые монеты на темно-синий бархат. Две вещи радуют меня сейчас — сознание того, что работа закончена и заработанные монеты в моем кулаке. Мне очень хочется есть и я ускоряю шаг.

За моей спиной, в конторе дона Чезаре, на гвозде, вбитом в деревянную стену, висит моя цепь с выбитым на ней номером. Она ждет утра, когда я приду, чтобы щелкнуть замком на моей шее. Она ждет, чтобы раскрутить пружину моих часов внутри меня. Она ждет, когда я снова побегу. Пусть подождет до завтра...

Я вхожу в дом через черный ход и долго моюсь холодной водой на заднем дворе. Вода кажется мне черной в деревянном ведре и мне кажется, что я зачерпываю темное небо, что в моих пригоршнях — ночь. Я прохожу через кухню, где идут приготовления к ужину, здороваюсь с девушками, прижимаюсь на миг щекой к плечу Марты. Она мимоходом касается моей щеки рукой и мне особенно приятно ее прикосновение. Я вхожу в зал и подхожу к Чарли. Он снова пишет цифры в своей черной книжке, но теперь он уже не кажется мне колдуном. Его усталая складка над переносицей разглаживается, когда он смотрит на меня.

— Привет, Алекс. Как дела?

— Хорошо, Чарли, — я устало опускаюсь на стул рядом с ним. — Вот, — я выкладываю перед ним столбик монет.

— Как я понимаю, вопросы типа «Как прошел день?» можно не задавать? — хитро прищуривает он глаза.

— Ага, — киваю я головой.

Подходят наши, я здороваюсь с ними, пожимаю руку Саймону. Лис замечает монеты и его язык не заставляет себя ждать:

— Малыш грабанул банк, не иначе.

Парни смеются и хлопают меня по плечам. Подходит Артур, он тоже выглядит усталым.

— Молодец, малыш, — говорит он негромко и это для меня — высшая похвала.

Я ужинаю и одним из первых поднимаюсь наверх. Моя постель принимает меня в свои объятия. Я засыпаю, не успев упасть на постель. Я сплю и сны обходят стороной мою усталую голову. Всю ночь — только тишина...

Расскажите одни день гонца — вы расскажете всю его жизнь. Целый день я не знал ничего, кроме работы. Я стал худым и жилистым, как бродячий кот, я почернел и вытянулся. Марта ворчала на меня, но я ничего не мог поделать. Тогда мне было наплевать но то, как я выгляжу. Я был точно таким же, как и все остальные гонцы. Сам дон Чезаре говорил о нас: «Нитка сушеной рыбы», когда мы утром выстраивались напротив его конторы. Все мы были, как копченые морские окуни — тощие, коричневые.

Тот, кто зарабатывает на жизнь бегом, вряд ли будет похож на корову, если вы понимаете, о чем я. Я работал, за мою работу мне платили хорошие деньги. Я был на хорошем счету в конторе, моими услугами (читай — ногами) пользовались несколько солидных постоянных клиентов. Время от времени я разносил записки Чарли и Артура каким-то дельцам средней руки. Иногда что-то передавал на словах, за что и получал солидные чаевые. Я не жаловался, все заработанные деньги отдавал Чарли, откладывая себе только на еду в городе. Это было правильно и я не забивал себе голову пустыми мыслями. Я жил и каждый день брал от жизни всё, что мог. Брал и убегал. Бери и беги — это был мой девиз тогда. Хороший девиз.

На втором месяце работы, в мой выходной, ко мне вошел Арчер и сказал:

— Пошли со мной.

Я молча встал и пошел за ним. Противоречить Арчеру я не стал бы. Мы спустились в подвал, где он оборудовал себе что-то вроде гимнастического зала.

С потолка на цепях свисали две боксерские груши. К стенам были прикреплены хитроумные снаряды, изобретенные Арчером. Простые и незатейливые, они представляли собой систему блоков с натянутыми на них тонкими тросами, к концам тросов были привязаны камни-противовесы. Вес камней мог дозироваться, исходя из начальной подготовки новичка. Этим новичком довелось быть мне.

Арчер критически осмотрел меня, пощупал бицепсы на руках и сказал только одно слово:

— Н-да.

Он нахмурился, задумчиво почесал в затылке, посмотрел на потолок, как будто бы там было написано что-то интересное и с вздохом сожаления сказал мне:

— Придется начинать все с нуля.

Я недоверчиво смотрел на него, хотя мне следовало бы пожалеть себя.

Отныне два раза в неделю, в среду и субботу — два моих официальных выходных — я стал рабом Арчера. Я поднимал тяжести, тянул веревки с противовесами, боксировал с грушами, обливался потом и слушал Арчера. Он не говорил много, он показывал мне удары, строго отмерял порции нагрузки, словом, доводил до практически полного изнеможения. Я выполнял все упражнения, не показывая ни малейшего недовольства, я просто не хотел возражать Арчеру, тогда я уже был знаком с его репутацией одного из самых безжалостных и сильных людей Фритауна. Ни Лис, ни Любо, с которым мы в последнее время несколько раз хорошо поговорили о беге, ни Саймон — все на вопросы о том, чем же на самом деле занимается Арчер, отвечали молчанием. Все переводили разговор на другую тему и старались уйти от моих вопросов.

Только спустя два года я узнал его. Два года по средам и субботам я занимался под его присмотром и мог сказать только, что он неразговорчив и зачастую мрачен. Надо сказать, что Арчер никогда не вымещал своей злобы на мне. Он был справедлив — это проявлялось в том, что если он видел, что я устал, он сбавлял темп или прекращал тренировку, давал мне передышку. Он показывал мне, как бросать ножи в цель. Я до сих пор помню его глухой голос, похожий на ворчание пса. Арчер говорил о том, как необходимо ощутить вес ножа и его баланс, как правильно сжать пальцы на лезвии, как выбрать цель, как послать нож в полет, провожая его едва уловимым, незаметным и необходимым движением запястья. Я вспоминаю его голос, похожий на стук метронома, когда я что есть силы бью по груше, выбивая серию из трех ударов, а он отчетливо считает: «Двадцать два, двадцать три, двадцать четыре».

Таким я его и запомнил. Арчер иногда казался мне черной пружиной, сжатой до упора, пружиной, таящей в себе огромную скрытую черную силу.

Однажды, в пятницу вечером, когда я пришел с работы, Лис встретил меня на лестнице и передал, что меня разыскивает Арчер. Я нашел его внизу, он сидел на табурете, спокойный и подтянутый, как всегда. Он протянул мне перчатки:

— Давай-ка поработаем в спарринге.

Теперь, по истечении стольких месяцев упорных занятий, я был уже не тот, что раньше, но мне было не по себе, когда Арчер выходил на бой, пусть даже и тренировочный. Но перечить ему я не смел.

Одев перчатки, я встал в стойку и Арчер, не любящий проволочек, пошел в атаку. Я вынужден был отступить, подняв руки к голове, защищаясь от его прямых ударов. Арчер молниеносно сменил тактику, попытавшись достать меня боковыми по корпусу. Я сдержал два удара правой и левой, подставив плечо, и нанес несколько контрударов с короткой дистанции. Один из них, прямой в голову, попал Арчеру в лоб. Он ухмыльнулся — его ухмылка всегда производила немного странное впечатление на людей, потому что он улыбался только одной стороной лица — и продолжил атаку. Я финтил, прыгая из сторону, парируя его выпады перчатками, используя свое преимущество — тренированные ноги и более легкий при перемещении вес. Он ударил меня поочередно левой и правой в голову с довольно близкой дистанции и я возблагодарил бога за свои рефлексы — оба раза я смог убрать голову в сторону так, что ощутил порывы воздуха, следующие за выпадами его перчаток. В конце концов, мне повезло — Арчер раскрылся, проводя крюки в голову, и я вложился весь в удар правой ему в грудь. Арчер отскочил и на его лице появилась широкая улыбка:

— Хороший удар, только вес маловат.

Я стоял перед ним, едва дыша, залитый потом, с дрожащими руками, все еще поднятыми в оборонительной стойке. Смысл его слов медленно доходил до меня.

Он помог мне снять перчатки и сказал мне, чтобы я шел переодеваться. Только наскоро облившись водой из кувшина и растеревшись полотенцем, я понял, что Арчер доволен мной.

Послышались голоса, зовущие меня, и я выбежал из комнаты. Летя вниз по лестнице, я заметил всех — Артура, Чарли, Блэка, братьев, Любо, Арчера. Они стояли в холле, довольно прилично одетые, веселые.

Артур, надевая шляпу, сказал мне:

— Аль, не вижу причины, чтобы не отдохнуть время от времени. Что ты скажешь по этому поводу?

— Да, — как всегда вмешался Лис, более огненно-рыжий, чем всегда, — что ты скажешь насчет веселья, младший брат?

— Моя жизнь — сплошное веселье, — ответил я, ухмыляясь.

— Ого! — ответили мне братья и Пако схватил меня подмышки, подбросил вверх и успел поймать.

— Похоже, этот малыш успел созреть для порока, — сказал Чарли, зажигая сигарету.

— Для девочек, — протянул Нино, как сытый кот.

— Для пива с виски, для виски с пивом, — подхватил Лис.

— Там веселый дом с множеством огней, — затянул Любо, подмигивая мне, — кипит веселье в нем, пойдем туда скорей.

— Вот именно, малыш, — наклонился ко мне Артур, — пойдем туда скорей.

И мы пошли.

Мы сидели за столом, пили и ели, шутили и смеялись. Это был один из тех вечеров, когда говоришь для того, чтобы говорить, шутишь для того, чтобы смеяться, чтобы танцевать до упаду и веселиться от души. Ребята приглашали за стол девушек, угощали их вином. И скоро одна из них повела меня в комнату наверх. Я вернулся вниз через полчаса на дрожащих ногах и с широкой идиотской улыбкой. Лис, ухмыляясь, налил мне вина и, как всегда, бросил мне:

— Самое главное в этом деле, малыш — не заразиться и не влюбиться. Любовь — это тоже болезнь, хотя с ней не надо идти к врачу.

Он хлопнул меня по плечу:

— Молодец! Пей!

И я пил, и меня несло на широких и теплых волнах куда-то вверх, и что-то светлое горело во мне, наполняя весь остальной мир ярким светом. От этого света все женские лица вокруг казались ослепительно красивыми, их глаза казались яркими звездами, а их запах сводил меня с ума, как влюбленного кота...

...Моя жизнь кажется мне теперь рекой, мирно и тихо плывущей по своему руслу. Но вот вдруг вода закипает и бурлит на порогах, вода ревет и грызет камень яростными брызгами, вода кричит и падает в пропасть пенными водопадами, разбиваясь в мельчайшие частицы водяного пара. И кажется, что река теперь и есть только что эти пороги, перекаты и водовороты. Короткие моменты жизни, когда она резко теряет свой привычный облик, кажутся более заметными и значимыми, хотя их мало в сравнении с годами спокойной жизни.

Так было со мной. Прошло три года, из них два с половиной я работал гонцом. Три года и если говорить о них всерьез, то можно уложиться в несколько слов — работа, улица, дом. Пять дней в неделю — на улице с утра до вечера. Любо, смеясь, называл это «добычей хлеба насущного в поте лица своего». Дома — заботливые руки Марты, монотонные и чем-то успокаивающие занятия с Арчером. Раз-два в месяц мы ходили в город развлечься.

В банде наметились перемены. Не знаю, с чем это было связано, может быть, ребята стали более серьезными. Блэк почти перебрался в конюшню к Роджеру Малхусу, там он и работал и жил, изредка забегая на огонек.

Нино, неожиданно для всех, нанялся на рыболовную шхуну китобоем, ходил в море уже второй сезон. Хвастался, что у него по девушке в каждом порту на островах, врал наверное, как всегда.

Любо перебрался в Северный Фритаун, он пел там каждый вечер в ресторане «Маргарита». Его хозяин, Антонио Серпио, был обеспечен настолько, что мог покровительствовать талантливым музыкантам. Там, в «Маргарите», Любо познакомился с Моной Каприччи, певицей. Голос у нее был действительно ангельский. Лис, увидев ее как-то, сказал, что лучше бы Мона была менее красива, талантлива и горда. Как это иногда было с предсказаниями Лиса, его пророчество сбылось и произошло непоправимое.

Любо и Мона жили в маленькой комнате на втором этаже дома напротив «Маргариты». Жили как обыкновенная пара — любили друг друга и жили в мире с остальными. Хотя бы какое-то время...

Любо был талантливым композитором в большей степени, чем поэтом, хотя некоторые его песни были довольно неплохи. Вся его музыка была для Моны, они жили в особенном, запретном для других мире.

Но в том мире нельзя было иметь собственный мир.

Мона пела все лучше и лучше. Многие богатые люди из Среднего Города приходили специально для того, чтобы послушать её. Серпио перенес ее выступление на конец представления и каждую ночь, наверняка, радостно потирал свои жирные ручонки, подсчитывая выручку. Мона была настоящей женщиной, тряпки она, конечно, любила, но одевалась неброско и со вкусом, не любила принимать подарки, зная, что за них рано или поздно придется расплачиваться. Так что Серпио платил Моне и Любо определенную сумму, оставляя себе неплохие деньги. Сверх того, он каждый месяц выдавал им премиальные, чтобы их не переманили соседние рестораны. Любо, по большому счету, было наплевать на деньги, всем их хозяйством занималась Мона.

Посетителей становилось все больше и больше, по выходным на галерке трещали деревянные балки, поддерживающие настил. Цены на столики поднимались, как прилив во время полнолуния. Серпио уже всерьез опасался на счет расширения зала.

Мона появлялась на темной сцене за несколько минут до полуночи. Сначала люди видели темный силуэт, неясные очертания женской фигурки. Затем луч приглушенного бледного света выхватывал из полумрака ее — глаза закрыты, руки сжаты, как бы в молитве. Затем глаза открываются, как две черные звезды, лицо озаряется ослепительной улыбкой, свет становится ярким, как солнце. Мона вскидывает руки к залу в приветствии и грохот аплодисментов заглушает негромкий аккомпанемент оркестра.

Мона была великолепной актрисой. Во время каждой песни она преображалась, становясь то воплощением скорби в «Ночной молитве», то игривой, кокетливой танцовщицей в «Кошечке», то воплощением страсти в «Я буду такой, как я есть». Ее голос подхватывал вашу душу и уносил ее из становившегося душным зала в широкое ночное небо, в океан без границ. Ее голос заставлял людей смеяться и плакать. Ее голос дарил каждому частицу света, которую можно было унести с собой.

К сожалению, даже самый яркий свет, попав в мрачную бездну, гаснет.

Семья Макфарлейнов владела половиной плантаций сахарного тростника на Острове, имела солидные доли во всех отраслях торговли, приносящих доход. Они были потомками первых Королей, первых наемников. Их многочисленная родня жила в Среднем Городе, а родоначальник, Филипп Макфарлейн, в Верхнем Городе, в особняке, похожем на дворец. У него был, как уже говорилось, много родственников, он устраивал их судьями, распорядителями торговых домов, его непрямые родственники занимали руководящие посты в Законе Фритауна.

Племянники Макфарлейна-старшего, Грег и Себастьян, были молодыми, богатыми и злобными подонками. Со своими деньгами и связями они могли делать все, что пожелают.

Это был один из самых черных дней для нас.

Слава о Моне докатилась и до Среднего Города. Макфарлейны сняли у Серпио столик за две сотни, презрительно усмехаясь и прерывая выступление оглушительным свистом, они досидели до появления Моны Каприччи.

После выступления они подозвали к столику Серпио и разложили перед ним десять сотенных кредиток. Через пять минут они вошли в комнату Моны, где предложили ей то, чего она не захотела бы принять ни за какие деньги Верхнего Города. Макфарлейны были пьяны, как получившие жалованье кучера, и Любо появился как раз вовремя. Племянники вылетели из дверей «Маргариты» так стремительно, как будто бы у них выросли крылья из мясистых наростов пониже спины.

Деньги — всегда деньги. На следующий день Макфарлейны выкупили всю часть дома, где жили Любо и Мона. Они пригрозили Любо арестом и вещами, которые были похуже ареста, которыми они собирались заняться с Моной. Любо вышел из себя.

Он был спокойным человеком всю жизнь, сколько я его знал. Его не волновало, что он сегодня ел, его интересовала только его гармошка, гитара и нескладные простые слова, появлявшиеся у него в голове. Его не интересовало, во что он одет, его интересовали рифмы, аккорды и красота в простом сочетании нот. Он был счастлив, когда полюбил Мону и она полюбила его. Он занимался любимым делом, любил и был счастлив.

Я подходил к «Маргарите» в тот вечер, когда увидел двух людей в белых костюмах в свете фонарей над входом. Они о чем-то громко говорили со стоящим перед ними невысоким парнем в черном костюме и шляпе. Рядом с парнем стояла девушка, ее лицо казалось белым в наступающих сумерках. В парне в черном костюме я узнал Любо, девушкой, стоявшей рядом с ним, была Мона.

Я приближался к ним, голоса людей в белых костюмах становились все громче, в руках у них блеснули ножи. Они ударили Любо несколько раз ножами в грудь, живот и шею. Я услышал дикий крик Моны, в ее крике не было уже ничего человеческого. Любо упал на землю, они схватили Мону и потащили ее в дом напротив. Я мельком увидел ее лицо — оно казалось мертвым, глаза темные, стеклянные, смотрели на Любо, лежащего на земле.

Все произошло очень быстро. Они втащили Мону в дом, захлопнули дверь. Я подбежал к Любо и попытался поднять его. Я перевернул его на спину. Его лицо было серым, перекошенным от боли. Он умирал. Я осторожно повернул его голову к себе. Он хотел, наверное, что-то сказать мне, его губы шевелились, но я ничего не слышал. Я спросил его тихо, одними губами:

— Что?

Он хотел взять меня за руку, но вдруг его глаза остановились и из его рта полилась кровь. Он вытянулся, из его рта послышался хрип, он задыхался.

Любо умер.

Я осторожно опустил его голову на землю. Мои руки в свете фонаря показались черными от крови.

Я вскочил и ударился несколько раз в дверь, в которой исчезла Мона. С таким же успехом я мог бы пинать скалу. Я обежал вокруг дома в поисках черного входа или открытого окна, но других дверей не было, а все ставни на окнах заперты изнутри.

Из дома не доносилось ни звука. Там было тихо, как в могиле. Сквозь щели в окнах второго этажа пробивались полоски света.

Я повернулся и побежал домой.

Мне повезло, я застал Артура, Арчера, Лиса и Чарли дома. Они сидели за столом в кухне, когда я ворвался туда, распахнув дверь ударом ноги.

Они посмотрели на меня, а я не мог говорить: воздух обжигал меня, я задыхался.

— Что? — тихо, не разжимая губ, спросил Артур.

Его лицо потемнело.

Я бросил на стол шляпу Любо и они увидели мои окровавленные руки.

Артур поднялся, вытащил из кармана револьвер, проверил патроны в барабане. Его лицо превратилось в гипсовую маску, глаза — как острые иглы, губы стали похожи на сжатые лезвия ножниц.

Чарли и Лис поднялись, как по команде. Чарли был мрачнее тучи, золото волос Лиса показалось мне поблекшим...

Мы быстро шли в город, а мне казалось, что мы ползем, как черепахи. Я смотрел на лица ребят и мне казалось, что я вижу их в первый раз. Они казались похожими друг на друга, не знаю чем. Может быть, жесткими складками, появившимися у губ, может быть, выражением глаз, ставших вдруг черными.

Перед «Маргаритой» уже стояла толпа, мелькали мундиры законников.

— Псы, — тихо выдохнул Лис.

— Всем тихо, — прошипел Артур.

Мы подошли поближе. Тело Любо было закрыто черной тканью, рядом стоял фургон коронера. Двери дома напротив были распахнуты, там повсюду горел свет, слышались громкие голоса, что-то вспыхивало там время от времени, как молния. Стояли машины законников, радио в них трещало, как сверчок на печи. Они растянули барьер вдоль улицы, трое из них время от времени покрикивали на толпу. Из дверей дома вывели Мону. Она была похожа на мертвую, лицо ее было безжизненным и пустым, глаза казались дырами, выжженными огнем. Она была бледная, как смерть. Ее вывели два человека в мундирах, за ними вышло еще двое. Они усадили Мону в машину и увезли. Двое санитаров погрузили тело Любо в черный фургон, зажгли два белых фонаря по бокам и уехали.

Один из законников подошел к Арчеру и направил на него болеизлучатель. Второй осторожно приблизился к нему и негромко сказал:

— Брось пушку, мразь!

Не знаю, как они заметили револьвер за поясом у Арчера.

Арчер молча повиновался. Вокруг него сразу образовалось пустое пространство. Мы встали неподалеку, но были оттеснены подбежавшими законниками.

— Тебе придется кое-что объяснить, парень, прежде чем мы тебя пристрелим, — сказал один из них.

— Я — телохранитель дона Торио, — четко сказал Арчер, — мой жетон при мне. Если вы дадите мне опустить руки, я вам его покажу.

Это была самая длинная фраза, которую я слышал от Арчера до сих пор.

Он снял с шеи цепочку с пластинкой черного металла и протянул законнику, стоящему перед ним. Законник взял жетон, посветил на него фонариком, дважды недоверчиво посмотрел на Арчера, потом повернулся, махнул рукой своим подчиненным и Арчера оставили в покое. Он медленно подобрал с земли револьвер и заткнул его за пояс.

— Почему они оставили его? — шепнул я Чарли, когда мы подходили к Арчеру.

— Разрешение на оружие, — объяснил Чарли нехотя.

Я остановился, ошеломленный, как будто бы на меня упала башня Судьбы. Я не знал, сколько стоит разрешение на оружие, но знал, скольких людей убили только из-за того, что Закон обнаружил у них ножи. Обыкновенные складные ножи! А теперь Арчер показывает патрулю какой-то жетон и его отпускают с револьвером, в двух шагах от места, где совершено преступление.

Мои мысли смешались в бесформенную кучу, похожую на охапку опавших листьев. Я ничего не понимал.

— Кто такой дон Торио? — спросил я у Артура, подстрекаемый бесом любопытства.

— Не сейчас, Алекс, — сказал Артур, как отрезал.

Я молча подергал Лиса за рукав. Он повернул ко мне свою осунувшуюся физиономию и сказал, тяжело вздохнув:

— Тяжелые времена, младший брат. Тяжелые времена...

На следующий день мы узнали новости о Моне. В том доме были племянники Макфарлейна и их друг-законник из местного участка Закона. Он ждал их в доме, когда они убили Любо. Неизвестно, что произошло в доме. Законники приехали после того, как два раза пытались вызвать коллегу по рации. По радиомаяку они определили его местонахождение и взломали запертую дверь. В одной из комнат второго этажа они нашли три трупа и одну девушку. Повсюду валялись пустые бутылки. Все трое были заколоты ножом, трупы Макфарлейнов, в особенности лица, были страшно изуродованы. Возле трупа законника был найден его пистолет с взведенным курком. Все патроны были на месте.

Одежда Моны была вся в крови, платье залито кровью, кровь была повсюду — на лице, на руках, в волосах. В руках она сжимала большой мясницкий нож, острый, как бритва, она не отвечала на вопросы и не реагировала на происходящее.

Я до сих пор не могу понять, как ей удалось расправиться с ними. На какую хитрость ей пришлось пойти, какие муки довелось вытерпеть — я не знаю. Важно только одно — убийцы ее мужа были убиты ее собственными маленькими руками.

О ней не было никаких вестей с тех пор. Она просто исчезла, как исчезали многие. Волшебный голос Моны был уничтожен теми, кого свет, таящейся в ней, превратил в скотов. Тогда мне казалось, что вся красота мира ушла вместе с ними — с Моной и Любо. Иногда я просыпался ночью и видел их лица, мне казалось, что кровь Любо снова на моих руках. Его кровь и ее остановившиеся, пустые глаза — это я никогда не смогу забыть...

Лис оказался, как никогда прав насчет тяжелых времен.

Тяжелые времена настали для банды Артура тогда. Закон, рассвирепевший из-за потери своего пса, расчесал железной гребенкой весь Южный Фритаун. Всех наших «слепцов» взяли в облаве у собора Петра. Всех — Мигу, Ихора, Саймона.

Два дня я ходил, как немой, когда узнал о Саймоне. Один из первых людей, научивших меня, исчез. С тех я как будто закаменел. Горе царило вокруг нас и судьба, преследовавшая нас, продолжала наносить нам удары.

Две недели спустя Элмера, нашего привратника, нашли мертвым в развалинах возле Восточного Тупика. Его тело было страшно избито, ребята смогли опознать его только по обуви. Я думал, что кто-то очень хотел попасть внутрь Замка над Морем, но Элмер оказался крепким орешком и его пришлось убить. Я часто думал над тем, какая же это была, наверное, страшная смерть — драться с явно превосходящим тебя противником и не иметь возможности позвать на помощь.

Во время одного из бурных летних штормов корабль, на котором вышел в море Нино, разбился у островов Трезубца. Пако, узнавший об этом только через неделю, потерял веру и сорвался. Каждый день он напивался в одном из кабачков возле Старого Форта. Артур и Чарли силой вытаскивали его оттуда, но Пако стал сумасшедшим настолько, что дрался с ними. Силы у него оставалось достаточно, а разума осталось настолько мало, что он поднял руку на собственных друзей. Он избил Чарли и Артура до полусмерти, так что они с трудом смогли добраться домой. В ту же ночь он много выпил, насколько можно было верить очевидцам, затеял ссору с компанией подвыпивших матросов с торгового корабля и был убит в драке ножом.

Закон тем временем не отпускал нас из зубов. Чарли и Артур ушли однажды в город и не показывались неделю. От них не было никаких вестей и у Марты прибавилось немало седых волос. Они вернулись живыми и Артур собрал всех, кто остался, в зале. Трясущимися руками он выложил на стол пачки кредиток и сказал всем:

— Все закончилось, мы больше не на крючке. Мне нужны Арчер и Лис. В городе есть работа, мы сделаем ее и мы свободны. Работа на неделю. Обещаю вам — все будет хорошо.

Они уходили в город и я окликнул их, с замирающим сердцем стоя у дверей:

— Артур!

Он обернулся, на его лице была смертельная усталость, он как будто постарел на тридцать лет. Он усмехнулся пересохшими губами и сказал:

— Все будет хорошо...

Они ушли.

Я остался и меня переполняли недобрые предчувствия. Что-то недоброе должно было случиться, что-то темное. Я был уверен, что наш мир заведен раз и навсегда, что он прочен и спокоен. Но нет — хрупкое равновесие нарушилось и мой мир снова балансирует на грани жизни и смерти. Что-то темное поднималось во мне, смывая свет. Мир казался жестоким и безжалостным.

Так мне казалось тогда и мрачные предчувствия оправдались: мне предстояла встреча с моим самым страшным врагом...

Глава 4. Мой враг

Шесть дней спустя после ухода наших ребят мы с Мартой сидели на внезапно опустевшей кухне. Марта выглядела спокойной, но я догадывался, чего ей стоило это кажущееся спокойствие. Вряд ли будешь спокойной, когда по улицам Фритауна ходят вооруженные патрули, отстреливая нарушителей комендантского часа. Вряд ли ты будешь спокойной, когда знаешь, что отряды солдат обшаривают пустые дома на окраинах в поисках неблагонадежных.

Рынки и улицы Фритауна опустели. Четыре дня в районе царит зловещая тишина, нарушаемая редкими выстрелами. По широким улицам ездят бронированные автомобили из Крепости. Район оцеплен, взят в кольцо колючей проволоки и винтовочных стволов.

Призраки моего детства появляются снова и снова, куда бы я ни бежал от них — они находят меня.

Марта спрашивает меня, не хочу ли я есть. Я не хочу, но не желая расстраивать ее, иду за водой для чая. Она выходит со мной во двор. Под полотняным навесом стоит стол и несколько стульев. Она не может больше оставаться в доме. Тишина опустевшего дома угнетающе действует на нее, хотя она и не хочет признаться в этом даже самой себе.

Я набираю воду из колодца, наливаю ее в чайник. Зажигаю щепки для растопки и кладу на занявшееся пламя брикет из прессованной угольной пыли, вешаю чайник над огнем. Марта садится на стул, ее движения скупы и собранны. Я возвращаюсь в дом, беру поднос, ставлю на него чашки, заварочный чайник, сахарницу, початую пачку чая, пару ложек и выношу все это во двор.

Я готовлю чай, Марта безучастно смотрит на огонь. Она просит меня принести ей ее кофточку, ей холодно, она поводит озябшими плечами, как бы прячась от февральского ветра. Она набрасывает кофту на плечи, но холод на ее лице не может исчезнуть. Я знаю, что должен успокоить ее, найти какие-то слова утешения, но не могу. С некоторых пор мне все меньше и меньше хочется говорить. Я не могу спать по ночам. Все мои страхи возвращаются. Я снова вижу, как падают люди под пулеметным огнем, только на этот раз я вижу лица убитых. Я вижу окровавленные лица Артура, Арчера, Чарли, Лиса. Я просыпаюсь от страха, но боюсь не за себя, а за них.

Я поднимаюсь наверх, к себе. Внизу, в кухне, сидит Марта в окружении испуганных девушек. Они зажигают две лампы, некоторые из них достают вязание, кто-то шьет.

Я сижу на подоконнике, глядя на заходящее солнце. Ветер врывается в комнату через распахнутое настежь окно. Я чувствую себя очень усталым. Что-то темное окружает меня, что-то темное, как густой предрассветный туман...

Незадолго до заката прибегает мальчик от дона Чезаре. Новости самые хорошие — осаду снимают. Завтра солдаты возвращаются в казармы. «Завтра жизнь начинается заново», невесело усмехаюсь я. Завтра я иду на работу. Во время работы, я надеюсь, я утоплю в беге все свои нездоровые мысли. Я уйду в работу, я перестану думать, я буду падать от усталости и засыпать без снов. Наши вернутся домой. Все будет хорошо. Надеюсь, что свет завтрашнего дня смоет нарастающую во мне темноту...

Наш Южный порт удобнее северного. Пройдя по удобному фарватеру, надежно размеченному сигнальными бакенами, корабли попадали на внутренний рейд, прикрытый с юга барьерным коралловым рифом. Из-за постоянных ветров на северном побережье Северный рейд не был гостеприимной гаванью для торговых кораблей.

Из-за недельного простоя на рейде скопилось три десятка кораблей. Гонцы сбивались с ног, возобновляя нормальный ход сообщений. День был загружен под завязку. Сейчас я уже практически не помню его. Я помню то, что случилось, когда я шел с работы домой. Я помню это и никак не могу забыть.

Дорога домой проходила через Старый Форт. Когда-то на этом месте был район двух, трехэтажных зданий, обнесенных крепостными стенами. Здесь давно уже никто не жил, в разрушенных домах не было крыш и нетопыри по ночам вылетали на охоту за насекомыми через провалы в стенах. Первые этажи кишели скорпионами. Едва различимая между густых зарослей тропинка огибала эти мрачные развалины и выводила прямо к дому. Мне осталось пройти мимо двух домов на самой окраине Форта, я свернул направо, чтобы срезать угол по дороге домой.

Они вышли из-за покрытых мхом стен, как предрассветные тени. Пять человек с металлическими тростями — последним писком моды строккеров. Но я смотрел не на их оружие и не на их пустые глаза — нет! Я смотрел в лицо человека, идущего впереди.

Сросшиеся брови, толстые губы, большой рот, длинный острый нос. Черные глаза.

Сердце остановилось на миг и забилось в ускоренном ритме. Я снова почувствовал себя маленьким мальчиком, но тут же отогнал от себя эти мысли. Я не был уже тем мальчиком, впервые попавшим в Восточный тупик, а он уже не был худым подростком с ножом в левой руке, похожим на ядовитую змею. Он стал выше и шире в плечах, но не смог измениться настолько, чтобы я не узнал его. Я не видел его более трех лет, но узнал сразу, потому что это лицо было последним моим кошмаром. Это лицо завершало серию неизбежных, монотонно повторяющихся ночных образов. Это лицо я видел, как наяву, вырываясь на поверхность реальности из угольно-черной бездны моих снов.

Это был он, мой враг.

— Ну, здравствуй, идиот, — шевельнулись его толстые губы.

«За три года его обращение ничуть не изменилось», подумал я. Сейчас мне казалось, что этих трех лет вообще не существовало.

— Никиш, — выдохнул я чуть слышно.

Он искривил рот в усмешке.

— Вот именно!

Он шутливо поклонился мне, не сводя с меня взгляд черных змеиных глаз.

— Сколько лет прошло, — сказал он, приближаясь ко мне, — я был то тут, то там. Я был везде, кроме Фритауна, но я вижу, ты помнишь мое имя, идиот.

Помимо своей воли я вздрогнул, как от прикосновения льда. Он подходил ко мне, небрежно вращая в своих огромных руках трость.

— Ты все еще видишь красивые сны, идиот?

«Господи, он помнит все, что говорил мне тогда», в ужасе подумал я, но вслух сказал:

— Теперь уже гораздо меньше.

— Это хорошо, хорошо, — довольно покивал он головой.

Его люди, угрожающе покачивая тростями, приперли меня к стене. Мой кошмар ожил наяву. Он вернулся из прошлого, как бы я ни старался его забыть.

— Ладно, поболтали — и хватит.

Он неожиданно быстро шагнул ко мне и придавил набалдашником трости мою шею к стене.

— Я знаю — Артура нет дома. Он где-то в городе, я знаю. Я знаю, он скоро придет. Осаду сняли утром, он должен вернуться домой.

Он говорил быстро, его лицо было в нескольких сантиметрах от моего. Он смотрел мне прямо в глаз, его голос был похож на шипение змеи.

— Ты отведешь нас к вам. Ты скажешь, чтобы открыли дверь. Ты будешь молчать и дашь нам войти сразу, как откроют дверь. Ты скажешь лишнее слово — и я разорву тебя в куски.

Он отпустил меня и усмехнулся.

— Ты сделаешь то, что мне нужно — и можешь продолжать видеть сны. Я жду!

Его трость с силой ударилась о землю.

Я молчал, тяжело дыша и бешено соображая, что же мне делать.

Он пристально посмотрел на меня, повернулся ко мне спиной и небрежно бросил своим псам:

— Давайте!

Они рванулись ко мне, выхватывая ножи, и я закричал:

— Стойте! Стойте!

Я искренне рассчитывал, что мой голос сорвется от страха и напряжения — и он не подвел меня.

Он остановился, стоя спиной ко мне, и я лихорадочно заговорил в его широкую черную спину:

— Хорошо! Я отведу вас, отведу! Только не убивайте...

Он стоял ко мне спиной, но я знал, что он ухмыляется, ухмыляется своей змеиной ухмылкой до ушей, радостно облизывая языком темные зубы. Он не сделал ни единого движения, но его люди отпустили меня.

Я ударил стоящего слева локтем в лицо, успел сбить стоящего справа. Я рванулся вперед, отлично понимая, что это мой последний рывок. Я рванулся вперед, к этой черной фигуре предо мной. Я знал, что мне придется пройти сквозь него, через него, над ним, но я не смогу обойти его. Я хотел только одного — сжать своими руками его холодную шею и давить, изо всех сил давить, глядя в его безумные черные глаза.

Он отскочил влево, когда я был уже рядом с ним. Я услышал свист размахивающейся металлической палки.

Удар пришелся мне в левую ногу и обрушился на меня, как кувалда. Я упал. Боль была такой сильной, что я ослеп. Перед глазами вспыхнуло огромное яркое ослепительно-белое солнце. Я задохнулся от боли. Я ослеп, оглох и онемел.

Я почувствовал, что меня переворачивают на спину и белый огонь, полыхавший у меня в голове, погас. Я с трудом открыл глаза.

Он широко улыбался, глядя на меня. Его покрытый белым налетом язык поминутно облизывал его потрескавшиеся губы, как червяк выскакивает из сырой земли.

— Говорят, ты был Гонцом, — донеслось до меня из темноты.

— Вот именно, идиот. Ты именно был гонцом.

Что-то темное и тяжелое упало на меня сверху...

Я пришел в себя в своей комнате. Моя левая нога была закована в гипсовый сапог и подвешена на двух шнурах над кроватью. Я открыл глаза на несколько секунд, удивился тому, что все еще жив, и заснул. Кто-то сжалился надо мной тогда — я спал спокойно, без снов, наверняка, доставив этим удовольствие Никишу...

Я открыл глаза и по освещенной стене справа понял, что сейчас — раннее утро. Вокруг меня сидели все наши — Марта, Артур, Чарли, Арчер, бледный, но ухмыляющийся Лис, все наши девушки, Блэк — от него пахло конюшней, Мига и Ихор.

Я посмотрел на Мигу и проскрипел:

— О, а ты как?

Он был худым, щеки ввалились, все лицо было в заживающих шрамах. Ихор выглядел не лучше, его нос напоминал раздавленную картофелину.

Мига улыбнулся и пожал плечами:

— Выпустили. Там и так слишком много людей внутри.

— А Саймон?

Его лицо вытянулось и он отрицательно покачал головой.

У меня хватило сил сдержаться и не разреветься при всех. Марта засуетилась, выгнала всех и принялась меня кормить. От нее я все и узнал.

Артур и ребята вернулись незадолго до темноты. Они ждали меня без малого час, а затем, прихватив фонари, вышли меня искать. Нашли на том самом месте, где Никиш оставил меня. Сначала подумали, что я — мертвый, но потом заметили, что я еще дышу. Артур, Чарли, Арчер и Лис перенесли меня в дом, а Блэк помчался за врачом. Привез его, сонного и злого. Доктор обработал мои раны, наложил гипс на перелом, устроил все, как надо, оставил необходимые лекарства и уехал в коляске Блэка, получив двойной гонорар.

Марта так и не спросила Артура, чем они занимались в городе во время осады. Она была счастлива оттого, что они вернулись целые и невредимые. Я не задавал вопросов о доне Торио и о револьверах Артура и Арчера. Сломанная нога надежно приковала меня к кровати и мне было не до расспросов. Каждую ночь мне снились кошмары.

Я был последней жертвой той полосы неудач, обрушившихся на банду Артура в 175 году от Приземления.

Розыски Никиша, предпринятые Арчером, не дали результатов. Он покинул Фритаун вместе со своими людьми и перебрался на другой берег Диссы. Арчер так и не смог узнать, в каком районе он затаился. Почему Никиш и его люди пытались расправиться с бандой Артура, осталось для меня загадкой, которая разрешилась только после того, как я сумел встать на ноги и заново научиться ходить...

Глава 5. Без движения

Утром следующего дня я спросил Артура:

— Сколько я буду лежать?

Он невесело усмехнулся, как бы через силу:

— Месяца три-четыре. И не лежать, а поправляться.

Артур замолчал и я спросил его:

— Помнишь, когда я ходил с Саймоном, ты сделал из меня хромого?

Он улыбнулся, улыбнулся и я, хотя смеяться здесь особенно было нечего. В первый раз я заметил в глаз Артура слезы. Он перехватил мой взгляд и улыбнулся.

— Поправляйся, малыш, — сказал он мне, похлопал по плечу и вышел.

Сейчас, как никогда, Артур напомнил мне старика. Его плечи сутулились, глаза утратили здоровый блеск, волосы казались неживыми, выцветшими. Казалось, он смертельно устал, все силы покинули его и он держится на ногах только благодаря своей извечной привычке — не падать никогда...

Следующий день показал мне, что многое может измениться, но некоторые вещи остаются неизменными всегда.

Утром Марта накормила меня кашей, вынесла судно (неприятнейшая неизбежность неподвижных существ) и в комнату вошел Арчер. Вот уж он не изменился ни на йоту: подтянут, собран, молчалив. Он внимательно оглядел стену позади меня, хмыкнул и втащил в комнату ящик с инструментами. Складным метром он измерил кровать, на которой в полном замешательстве лежал я, и копался в инструментах довольно долго, пока я не спросил его:

— Что ты там делаешь?

Стук железа прекратился и он встал надо мной, как карающий меч. Он посмотрел на меня и выдал мне речь:

— Ты лежишь и становишься слабым. Еще месяц-два и ты заплывешь жиром, как кабан на откорме. Я приделаю пару блоков к стене и буду регулировать твой вес. Будешь заниматься каждый день.

Арчер посмотрел на меня и приступил к работе. Послышался невыносимый грохот, когда он вбивал в стену железные крючья. Через две минуты в комнату ворвалась Марта. Выражение ее лица говорило о том, что она собиралась испепелить любого, кто посмел нарушить мой покой. Но она увидела Арчера и вышла, притворив за собой дверь. Арчера он, судя по всему, боялась и недолюбливала. Я часто замечал, как она недовольно посматривала на Арчера, но он был правой рукой Артура, а она была женщиной Артура, так что они терпели друг друга ради Артура. Вообще, жизнь в нашей семье требовала уступок от всех, не унижая при этом достоинство каждого. Я, с одной стороны, понимал, почему Марта недолюбливает Арчера. Женщины чувствуют натуру мужчины гораздо лучше, чем те же мужчины. Она чувствовала, что Арчер беспощаден ко всем, кроме Артура, Арчер никогда не проявляет своих чувств внешне, никогда не поймешь — сердит он или спокоен, в ярости он или все еще держит себя в руках. Любая женщина терпеть не может неожиданностей. С другой стороны, я знал, что для Арчера не существует ничего, кроме дружбы Артура и еще нескольких людей, которых Арчер терпел ради Артура. Арчер разорвал бы за Артура любого, это была больше, чем дружба, это было братство по крови. Сейчас я просто уверен, что Марта была спокойна за Артура, зная, что Арчер с ним. Марта могла не любить Арчера, но она знала, что надежнее человека для ее мужа, чем Арчер, нет и никогда не будет. Артур как-то говорил, порядочно поддавши: «У мужика должна быть любимая женщина и верный друг. Любовь женщины и верность друга нельзя купить за деньги. Это можно только заслужить». Тут, как всегда, я влез в разговор: «А как?» Он улыбнулся и ответил: «Не спрашивай, малыш. Ты должен узнать все это сам».

Два часа Арчер стучал молотком, прикреплял блоки, протягивал стальную проволоку сквозь отверстия блоков. Он открыл окно и свежий юго-восточный ветер поздней осени врывался в комнату, расшвыривая пыль по углам, проводя холодной рукой по шее. Я закутался в одеяло поплотнее и заснул в комнате, заполненной свежим воздухом и дыханием океана. Я заснул и спал спокойно. Кошмары оставили меня. Черный человек со сросшимися бровями не преследовал меня в моем сне. Мне снился океан, таким, как его видишь с мыса у порта, когда соленые брызги летят тебе в лицо. Ветер гудит в ушах, белые клочья пены пытаются оторваться от закипающих волн. Чайки летают над водой, их крики печальны, как плач ребенка.

Я закрываю глаза сейчас, но до сих пор вижу свинцовые волны, ощущаю соленую воду на губах и слышу жалобные крики чаек над предштормовым океаном...

Дальше все вошло в обычное, если так можно сказать, русло. Я просыпался рано, сам умывался — просто ставил таз с водой со стула рядом с кроватью себе на живот и брызгался водой в лицо, потом занимался — три подхода на каждую руку по десять движений разным хватом рук. Тяжести мне ставил Арчер вечером накануне. Затем завтракал и принимал посетителей. Часто это был Лис — играл со мной в карты, рассказывал новости, Чарли — он почти всегда приносил мне яблоки или что-нибудь вкусное. Артур обычно читал газету по утрам у меня в комнате. Потом я делал два раза по два подхода с меньшей тяжестью и делал наклоны, пытаясь не сдвинуть с подвесок загипсованную ногу. К тому же Арчер заставлял меня делать разминку для верхней части туловища. Он строго подсчитывал количество упражнений, но никогда не доводил до полного упадка сил. Потом обед и сон. Вечером часто в моей комнате Марта вязала вместе с Розой — девушкой Чарли. Вообще девушек стало меньше — на консервной фабрике появились вакансии и многие нанялись на работу, снимая комнаты по соседству с рынком Росса, почти рядом со Средним городом. Я тянул тяжести в третий и последний раз за день, делал по настоянию Арчера большее число подходов и поэтому засыпал, как убитый.

Времени было много и я думал обо всем — как там носятся по осенним улицам в дождь и грязь гонцы, как дон Чезаре сидит в своей конторе за своим колоссальным дубовым столом, чья теперь бывшая моей цепь. Что делали Артур, Чарли, Блэк, Арчер и Лис во время облавы? Кто такой дон Торио? И тут же, без всякого перехода думал о том, что Марта приготовит на завтрак и какой будет погода завтра — будет солнце или пойдет дождь? Часто вспоминал Саймона, Любо и Мону и, засыпая, просил кого-то, не знаю кого, но просил за них, чтобы у них все было хорошо, просил за всех наших. Я засыпал, но просыпался под утро от странных безоблачных снов, в которых я летал над облаками, где-то рядом с солнцем...

Нога заживала, под повязкой чесалось немилосердно. Вы никогда не пробовали чесать гипс?!

Все шло, как и раньше. Артур и ребята уходили в Город на два-три дня, возвращались и проводили столько же времени дома.

В городе прочно обосновалась зима. Ледяные норды ревели в трубах, срывая вывески и сбивая пену с волн в гавани. Ветра бились в стены домов вперемешку с упругими струями воды, летящей из низких свинцовых облаков. Иногда дождь шел несколько дней подряд, улицы превращались в реки мутной воды, смывавшей мусор и опавшие листья.

С каждым днем мне все меньше и меньше хотелось говорить. Я вспоминал все, что произошло со мной за всю мою короткую жизнь. Если раньше я склонен был к тому, что жизнь была не такой уж плохой, то сейчас мне вспоминалось все самое плохое, что происходило со мной. Я вспоминал то, о чем раньше никому не говорил. Однообразными повторами — Селкирк, пулеметы, Никиш — я доводил себя до бешенства. Бывали моменты, когда только сломанная нога не давала мне сокрушить все, что находилось в комнате. Я представлял себе, как вцепляюсь в горло Никиша, как бью его, режу ножом. Эти мечты доставляли мне тогда большое удовольствие, что показывает, как близко я был к тому, чтобы сойти с ума.

Я не мог себе позволить кричать на Артура или на кого-нибудь из домашних. Поэтому я выкладывал всю свою злость на тяжестях. С каким-то нелепым, но вместе с тем понятным, удовольствием я чувствовал, как дрожат мои мышцы после серии упражнений. Усталость и опустошенность, приходящие ко мне, позволяли засыпать и не видеть снов. По крайней мере, какое то время я не видел снов. Потом стало хуже.

Кошмары сводили меня с ума — мой враг настигал меня в каждом. Я то бежал от него, то дрался с ним, пуская в ход даже зубы, но все было тщетно. Он неизменно побеждал меня. Каждый раз его лицо заслоняло весь становившийся нереальным мир, он усмехался, кривя толстые губы, я чувствовал свист, глухой стук удара по голове — и просыпался. Во рту стоял привкус крови, руки сжаты в кулаки так, что оставались следы на ладонях.

И я шипел сквозь сжатые до скрипа зубы:

— Я убью тебя, Никиш, убью, убью!

Может быть, я бы и сошел с ума тогда, но произошло несколько событий.

Во-первых, погода изменилась. Остаток зимы прошел без изматывающих душу дождей.

Во-вторых, доктор, навещавший меня несколько раз, снял гипс и я смог встать, но, увы, не на ноги, а всего лишь на костыли.

В-третьих, в тот день, когда уехал доктор, в мою комнату вошли Артур, Чарли, Арчер и Лис. Они сели на мою кровать и Артур начал небольшую речь:

— Мы уже долгое время вместе, малыш. Ты жил в нашей семье, ты стал одним из нас, ты работал и не задавал вопросов о том, чем же мы, собственно, занимаемся. То, что ты, будучи дьявольски любопытным, смог никогда не спросить никого из нас, сидящих сейчас перед тобой, откуда у нас деньги, говорит о том, что у тебя в голове есть какие-то мозги и ты иногда ими пользуешься.

Артур усмехнулся и продолжил:

— Насчет твоих мозгов я, правда, никогда не сомневался, ты знаешь это. Ты видел револьверы у меня и у Арчера в тот день, когда убили Любо. В тот день, когда ты попал к нам, ты видел ружье Арчера. Конечно, ты понимал, что обычные люди не имеют дела с оружием. Представляю, сколько тебе потребовалось терпения, чтобы не возникнуть с вопросами, — улыбнулся Артур, — наверняка, они так и вертелись у тебя на языке, да, малыш?

Я молча кивнул. Любопытство распирало меня.

— Также ты не мог не слышать того, о чем болтают во Фритауне, — продолжил Артур, — болтают обо мне, об Арчере, о ребятах. Чтобы прояснить тебе мозги, малыш, Чарли расскажет тебе кое-что.

Артур закурил. Чарли, до этого момента смотревший в окно, повернулся ко мне:

— Ты знаешь, кто управляет Городом, Алекс?

— Короли, — ответил я.

Лис ухмыльнулся, но промолчал. Чарли отрицательно покачал головой.

— Нет. Люди, живущие в Верхнем Городе, не короли, они просто люди, наделенные силой. Они обладают властью, подкрепленной оружием. Сто семьдесят лет назад они захватили власть над людьми. Они набрали из числа людей Корабля армию и победили остальных. Каждый из них стал хозяином и выбрал себе помощников, те, в свою очередь, еще помощников и так далее. Те, кто живут в Верхнем Городе и Крепости, живут за счет своих слуг и работников. За них все делают другие. По большому счету им наплевать, что происходит в Нижнем Городе. Им все равно, лишь бы им платили положенные им деньги. Во Фритауне три тайных хозяина, у них нет никаких официальных должностей, но зато есть власть. Первый, Виктор Треви — хозяин Гавани, Росс — хозяин Рыбного рынка, третий — Чарльз Торио.

Чарли почему-то хмуро посмотрел на меня.

— Он — наш хозяин.

— Что же вы делаете для него? — тихо спросил я.

— Все, что он скажет, — также тихо ответил Чарли.

— Он говорит нам собрать долги с должников — мы собираем долги, — говорит Артур, глядя в пол и глубоко затягиваясь.

— Он говорит нам разобраться с кем-нибудь — мы разбираемся. Он говорит нам — и мы идем.

Они молча смотрели на меня.

— Кто он? — спрашиваю я у замолчавшего Артура.

Он медленно поднимается со стула, идет к окну, выбрасывает окурок. Садится на стул, закуривает, медленно потирая лоб, как будто у него болит голова. Он невесело усмехается:

— Не знаю, почему я рассказываю тебе это, малыш. Хотя, — он устало смотрит на меня, — ты заслужил это. В конце концов, тебя покалечили именно из-за того, чем мы занимаемся. Это было десять лет назад. Мне было столько же, сколько и тебе, когда Никиш встретил тебя. Я уже год жил на улице, разносил газеты и жил вместе с тремя десятками «газетчиков» в старых сараях позади рынка Росса. Тогда у меня появился друг. Он вступился за меня перед строккерской шпаной, выбивавшей из нас наши жалкие гроши, и нас на пару здорово избили. Это был Арчер.

Арчер сидит и смотрит мимо меня, словно это его не касается.

— Мы жили впроголодь. Иногда нам удавалось украсть на рынке что-нибудь из еды, но этого было мало. Работы для нас не было никакой, на любое место было десять таких же, как мы. Там, где требовалась сила, над нами просто смеялись — в городе было множество сильных, здоровых мужчин, согласных работать просто за еду. В нас постоянно горела ненависть ко всем, кто мог есть досыта. Мы согласны были на все, что угодно, лишь бы поесть. Мы пережили холодную и голодную зиму. Весна, на наше счастье, была теплой. Мы шли по улице Меркар, в центре Фритауна, за башней Судьбы. Дело шло к вечеру и мы спешили в Южный район, чтобы найти место для ночлега. Мы проходили мимо конторы «Гринберг и Грайер» — сейчас ее уже нет, — когда дверь распахнулась и на улицу вылетел парень, как нам показалось, года на два старше нас, довольно прилично одетый. Швейцар, выбросивший его, закрыл дверь. Парень поднялся, сплюнул, засунул руки в карманы плаща и медленно пошел по улице.

Артур медленно и сумрачно улыбается. Ни лице Арчера мелькает тень улыбки, тут же пропавшая.

— Тогда мы с Арчером были готовы на все. Мы пошли за ним. Один нож на двоих, нож за пазухой у Арчера. Мы шли за ним, дожидаясь, когда он свернет в переулок. Плащ можно было загнать и пару дней протянуть без судорог в животе. Мы шли за ним. Он остановился под фонарем и сказал, как бы разговаривая сам с собой: «Только один человек! Только один! Кто сможет мне помочь?! Кто?»

Артур медленно качает головой и закуривает новую сигарету.

— Словно дьявол толкнул меня в спину. Я вышел в свет фонаря и сказал: «Мы можем помочь тебе». Он медленно обернулся. Он не выглядел удивленным или испуганным. Он просто посмотрел мне в глаза и сказал: «Хорошо».

Артур сидит на стуле и сигарета медленно тлеет в его пальцах. Белый дымок, медленно змеясь, плывет к потолку.

— Это был Чарльз Торио. Тогда он был никто и мы были никем — полуголодными, злобными крысами. Он был племянником богача, у которого проси сто лет — не допросишься. Его мать жила на подачки богатых родственников, он унижался, чтобы получить работу. Деньги были совсем рядом с ним, их можно было потрогать, но нельзя было взять. И он нанял нас в долг, представляешь, малыш, — улыбается Артур невеселой улыбкой, — он нанял нас в долг. Мы вошли в дело. Через неделю нас было уже восемь человек. Три банковских конторы рухнуло и обанкротилось потому, что их документы были уничтожены в пожаре. Несколько складов, под завязку набитых хлопком, вылетели в небо. Огонь сопровождал нас повсюду.

Я только молча киваю. О пожарах я слышал, об этом нельзя было не слышать, когда живешь в банде Артура.

— Что дальше? — спрашиваю я.

— Дальше все просто. Чарльз Торио становится наследником дядюшкиных денег и становится доном Торио. Мы становимся его силой. Он платит Закону и Закон закрывает на нас глаза. Мы выполняем для дона Торио всю необходимую работу. Он постепенно перемещается в тень, нанимает собственных людей, становится одним из сильных людей Фритауна, но не лишает нас своей поддержки. Мы начинаем работать по домам зажиточных людишек, регулярно выплачивая необходимый процент участку Закона в башне Судьбы. Иногда дон Торио поручает нам выполнить кое-какие дела. Он не забывает, кто сделал его таким, какой он есть сейчас.

Артур умолкает.

— Люди, убившие Любо, были связаны с теми, кто начал войну с Торио, — говорит Чарли, — нам пришлось воевать с ними. Мы полагаем, что Никиша наняли специально для того, чтобы свалить нас. К сожалению, под удар попал именно ты.

Я снова киваю:

— Значит, оружие у вас и разрешение на него — это все от хозяина?

— Да, — отвечает мне Чарли.

Все становится на свои места. Они молча смотрят на меня и словно ждут чего-то.

— Зачем ты рассказываешь мне об этом, Артур? — спрашиваю я.

— Мы потеряли троих. Я хочу восполнить потери.

Теперь моя очередь криво усмехаться:

— Если ты помнишь, я — хромой, Артур.

— Придет время — посмотрим, — невозмутимо отвечает мне. — Я дождусь, когда ты встанешь на ноги и тогда я скажу тебе, хромой ты или нет.

Каждый хлопает меня по плечу, они выходят из комнаты. Чарли задерживается на минуту:

— Пойми, Алекс, Артур рассказывает тебе то, о чем знали немногие — мы и Марта, больше никто.

— Зачем он делает это? — растерянно шепчу я.

Сил говорить не осталось. Сегодня на меня свалилось слишком много слов, я тону в них. Мне надо в них разобраться.

— Он думает, что ты имеешь на это право, — мягко говорит Чарли, — ты заслужил это.

Он выходит из комнаты, а я думаю, что сломанная нога — довольно дорогая цена для того, чтобы узнать, как Артур стал таким. Впрочем, может быть, я и ошибаюсь. Может, это начало чего-то большего, чем все, что происходило со мной до этого?

Я закрываю глаза. Почему-то я устал, устал так, что не могу думать. Я засыпаю и снова просыпаюсь посреди ночи. Сжав зубы, я шепчу своему врагу:

— Будь ты проклят!

Я смотрю в темноту. Цветные пятна прыгают у меня перед глазами в бешеном танце. Я упорно всматриваюсь в темноту. В комнате так темно, что я не вижу своих рук, даже когда подношу их к лицу. Темные, тяжелые мысли в моей голове. Я размышляю над тем, как люди становятся такими, как они есть. Я думаю над тем, как люди могут измениться. Впервые в жизни я думаю о том, что я сам могу измениться и стать другим. Почему-то мне хочется выть.

Я не хочу спать, потому что знаю, что, когда я закрою глаза, мой враг будет ждать меня там, по ту сторону темноты...

Первый день я стою на ногах пять минут. После этого левая нога горит огнем. Я падаю обратно на кровать. Боль сильная, кажется, что в голове, как раз за глазами, протягивают раскаленную проволоку. Ногу дергает, как гнилой зуб. Боль выметает из головы остатки мыслей. Хочется только одного — чтобы боль ушла. Ради этого я готов на все. Я специально выбрал момент, чтобы в комнате никого не было и теперь лежу на кровати один. Костыли стоят рядом, их отполированное дерево доводит меня до бешенства.

За окнами — весенний пасмурный день. Я сделал все тридцать два шага на костылях, но успел добраться до окна. Никогда не думал, что буду так рад увидеть то, что видел тысячу раз — тропинку, убегающую за холм, обрыв и серую грудь океана. Солнце — за тучами, но я знаю, что оно есть. Боль постепенно отпускает и меня пришибает холодный пот.

Скрипит дверь и входит Марта — я слышу это по звуку шагов. Я закрываю глаза. Я не хочу показывать, что мне больно. Я считаю до десяти, потом медленно открываю глаза.

Марта стоит у окна.

— Вот и весна.

Он некоторое время стоит неподвижно и смотрит в окно. Затем оборачивается ко мне:

— Как ты?

— Нормально, — отвечаю.

— Есть хочешь?

— Неплохо бы.

— Спустишься вниз?

Она улыбается, глядя на меня. Я прищуриваю левый глаз и смотрю на костыли. По-прежнему уродливый вид. Закрываю правый. Картина не изменилась. «Господи», проскакивает в голове, «как же я буду дальше?» Ответ всплывает голосом Арчера: «Будешь». И я соглашаюсь: «Конечно, буду».

Я улыбаюсь Марте в ответ:

— Вряд ли.

— Тогда я принесу, — говорит она и, не дожидаясь ответа, выходит из комнаты.

Улыбка сползает с моего лица, как резиновая. Я беру костыли и ставлю перед собой.

Встать — это как прыгнуть в пропасть...

Каждый день я хожу все больше. Хожу до тех пор, пока раскаленный прут не вонзается мне в ногу. Я отсчитываю положенное число шагов и каждый день прибавляю еще десяток. Я могу уже спускаться вниз по лестнице, более того — я могу взобраться наверх без посторонней помощи...

Прошел месяц. В тот день, когда я отбросил за ненадобностью правый костыль, в мою комнату вошел Арчер. В его руках была массивная, тяжелая на вид, трость. Ее рукоять была покрыта потускневшей от времени причудливой гравировкой. Он поставил трость рядом с кроватью.

— Это мне? — спросил я.

Арчер молча кивнул и сел рядом со мной.

— Когда почувствуешь, что костыли тебе больше не нужны, возьмешь трость.

Я потянулся к ней. Рукоять казалась прохладной на ощупь.

— Завтра будешь учиться работать с ней, — сказал Арчер, глядя на то, как я прикидываю ее вес.

Я удивленно посмотрел на него.

— Это не только подпорка, — хмуро улыбнулся Арчер, — при случае лучше оружия тебе не найти. Трость будет с тобой постоянно, она не будет привлекать внимания. Когда понадобится, ты воспользуешься ею. Я научу тебя как.

Он встал и вышел.

Я сидел на кровати и долго держал в руках костыли. Их отполированное множеством рук дерево впитало тепло и моих рук. Они были моими ногами. Я ненавидел их, я с яростью отбрасывал их, когда боль ослепляла меня. Сотни раз я хотел сломать их, разбить о стену. Теперь мне грустно оставлять их. Эти неуклюжие деревянные подпорки (Арчер нашел отличное слово) долгое время были частью меня, казалось, даже частью моего тела, необходимой и неотъемлемой частью.

Я пробил свою скорлупу и вырос из нее. Моя старая скорлупа, казавшаяся такой уютной и теплой, стала сухой и старой. В эту скорлупу уже нельзя вернуться.

Вечером этого же дня Марта унесла костыли и я их больше никогда не видел...

Весь следующий день я привыкал к своей новой подпорке. Арчер наверняка знал мой рост — трость оказалась как раз впору. С наступлением вечера я спустился вниз. Девушки накрывали на стол, горели свечи в подсвечниках, затейливо разукрашенных стеарином. Наши вернулись из города полчаса назад. Я слышал их голоса в коридоре. Я сидел на своем месте за столом, поставив трость перед собой и опершись на нее подбородком.

Я смотрел на пламя свечи. С некоторых пор мне нравилось смотреть на огонь. Он завораживал меня. В темноте — пятно света, живое в мертвом, танцующее в неподвижном. Он не может без воздуха, но боится ветра. Он несет тепло, но может обжечь. Может умереть, если не будешь заботиться о нем, а может и убить, если позабудешь его.

Я смотрел на огонь и в неясных бликах света видел людей, которых не было здесь.

Саймон сидит в кресле, его глаза смотрят на меня. Они не видят, но маленькие точки света дрожат, отражаясь в них.

Любо сидит на стуле, поджав под себя ноги. Он тихо бормочет себе под нос, это бормотание похоже на урчание кота. «Огонь, огонь всегда один. Он наш слуга и господин. Он нас жалеет и хранит. Он мою душу бередит. Я вижу пляску желтых змей, сплетенье солнечных огней. Я вижу жизнь и смерть в огне, вот только кто поверит мне?»

Мона стоит на сцене в белом платье. Она похожа на свечу и я боюсь, что она догорит до конца. Она поет, объятая пламенем, она горит, но не сгорает. Она протягивает руки ко мне. Я чувствую, как тепло ее сердца, в котором горел неугасимый костер, входит в меня.

Я вижу двух братьев, один — старше и выше, другой — младше. Я вижу, как внутри каждого горит огонь. В старшем горит огонек разгорающегося безумия. В младшем — огонь, бегущий в его жилах, толкает его, не дает стоять на месте. Огонь горел в каждом из них и каждый из них сгорел, сгорел по-своему.

Я грежу наяву и только голос Лиса возвращает меня обратно:

— Как ты можешь спать перед ужином? — говорит рыжий, падая на стул рядом со мной.

— Кто сказал, что я сплю? — возражаю я.

В зал спускаются остальные. Я спрашиваю у Артура:

— Что дальше, Артур?

Он улыбается уголком рта, глядя на меня.

— Все повторяется, да, малыш? Третий раз ты сидишь напротив меня и задаешь мне один и тот же вопрос.

Я ухмыляюсь в ответ:

— Похоже, что только ты три раза подряд знаешь ответ.

Они смеются и все садятся ужинать. Я не был со всеми уже долго и я соскучился по нашим общим трапезам. Ужин проходит, как раньше, как я всегда помнил: весело, с шутками, с вкусной едой, с радостью, от которой я уже отвык. Впервые за пять месяцев я выпил вина и захмелел. Остаток ужина я пьяно-благодушно смотрел на всех и мне было хорошо и легко.

Когда мы встали из-за стола, ко мне подошел Чарли.

— Ты спрашивал у Артура, чем ты будешь заниматься?

Я кивнул отяжелевшей головой:

— Можно сказать и так.

Чарли смотрит на меня и почему-то тяжело вздыхает.

— Когда ты достаточно окрепнешь и Арчер скажет, что ты готов, ты станешь моей тенью.

Наверное, я у меня глупый вид, потому что Чарли улыбается.

— Артур приставит тебя ко мне. Боится, как бы меня не заделали в одиночку, — смеется он, глядя на меня.

Отсмеявшись, он продолжает:

— Ты станешь одним из нас. С тростью или без нее, ты войдешь в команду. Все согласны с Артуром — Лис, Блэк. Арчер, тот вообще тебя любит, по-своему, конечно, — снова смеется он, глядя на то, как я расплываюсь в широкой и, наверняка, идиотской улыбке.

— Значит, я — твоя тень, — как всегда от волнения, хриплю я.

— Пока полностью не освоишься — да, — кивает в ответ Чарли, — с недавних пор мне нужна поддержка. Да, — оживляется он, — Арчер здорово придумал с тобой. Трость, хромота — кто подумает, до кого вообще дойдет, на что ты способен. Арчер доволен тобой, говорит, что ты в порядке.

— Я в порядке, — говорю, — спасибо, Чарли.

— Да за что там, — отвечает он и жмет мне руку.

Я засыпаю и сплю без снов. Никиш не появляется. Я засыпаю. Теперь уже снова все хорошо. Теперь я знаю, что будет дальше. Теперь я знаю, что мне делать. Теперь я спокоен...

Вполне уместно будет перелистнуть месяц. Интересного там было мало — разве что занятия с Арчером и упорная длительная ходьба. Иногда я забывал, что не могу бегать, но палка в левой руке надежно напоминала мне об этом. Сравнивая себя до перелома и после, я замечал, что мои движения из быстрых и порывистых стали медленными и расчетливыми. Я смотрел в зеркало и видел, что вроде бы стал шире в плечах. Может, это казалось мне из-за того, что я начал сутулиться. Я начал сутулиться, сам не замечая того. В лице тоже что-то изменилось. Я не мог сказать точно, что именно, но изменения были. Также я не мог сказать, к лучшему или к худшему были эти изменения. Я мог сделать только один вывод: я изменился. Что-то изменилось снаружи, что-то изменилось внутри. Это все, что я могу сказать о том, как я встал на ноги и заново научился ходить...

Глава 6. На ногах

Как я уже говорил раньше, Арчер понемногу учил меня работать с тростью. Занятия были довольно утомительными, но однажды наступил день, когда Арчер сказал мне:

— Обучение закончено. Теперь небольшой подарок.

Он взял мою трость и повернул рукоятку. Из ручки выскочил стальной клинок. Десять дюймов стали тускло сверкнули передо мной.

— Это — на крайний случай. Если их будет больше двух, если увидишь оружие, если должен действовать наверняка. Понял?

Я кивнул головой.

— Скажи словами, — сказал Арчер.

— Я понял, Арчер.

Он повернул рукоять трости и лезвие исчезло. Арчер вернул мне трость и мы поднялись наверх. За столом сидели Артур и Чарли. Артур курил, Чарли перелистывал свою черную записную книжку. Артур посмотрел на меня, но спросил почему-то у Арчера:

— Все?

Арчер кивнул.

Чарли закрыл книжку и спрятал ее во внутренний карман пиджака.

— Слушай внимательно, малыш, — Артур пристально смотрел мне в глаза, — слушай и запоминай. Ты — тень Чарли, ты молчишь, слушаешь и следишь за всем, что происходит. Когда вы одни — мне все равно, о чем вы будете болтать, но когда есть кто-то посторонний — ты молчишь, говорит только Чарли. Ты говоришь только когда к тебе обращаются и отвечаешь кратко. Если что-то идет не так — ты уводишь Чарли. Если надо — бегите, если надо — сделайте все, чтобы остаться в живых. Все, что тебе нужно будет делать, скажет Чарли. Вот твое удостоверение инвалида.

Артур выкладывает передо мной на столе лист бумаги с печатями и водяными знаками. Я складываю его и прячу во внутренний карман куртки.

— Что ты думаешь обо всем этом, малыш? — спрашивает меня Артур,

— Что я об этом думаю, Артур — начинаю я, — ты хочешь знать, что я обо всем этом думаю? Пожалуйста. Молчать — это хорошо. Молчать — это не выть «Христа ради» перед церковью. Ходить медленно, пусть с палкой — лучше не бывает! С тех пор, когда я бегал по улицам с утра до вечера, я просто мечтал об этом. Всю зиму, лежа в постели, я мечтал об этом. Я мечтал ходить медленно, Артур.

Я стою перед Артуром, опершись обеими руками о стол и смотрю ему прямо в глаза. Они кажутся хмурыми и недовольными, но я замечаю прыгающие в них золотые искорки.

— Мечты сбываются, да, малыш? — говорит Артур.

— Всегда появляются новые, Артур.

Он смеется глядя на меня, но это не обидный смех. Он доволен мной.

— Пойдем, Аль, — говорит Чарли.

Мы идем и около входа я оборачиваюсь. Артур и Арчер стоят у стола и смотрят нам вслед. Артур поднимает руку.

Я поднимаю руку в ответ и выхожу из зала. Мы выходим из дома и двери со стуком закрываются за моей спиной...

Мы — в центре Фритауна. Позади нас высится башня Судьбы. Сегодня мне кажется, что она вот-вот упадет. Вокруг нас — дома старой постройки, дома не для бедных. Чарли все время пытается идти медленно, в ногу со мной. Я пытаюсь идти быстро, но нога плохо слушается меня.

— Как ты, Аль? — спрашивает Чарли

Он всегда заботился о младших.

— Я думаю, нормально.

Он ободряюще хлопает меня по плечу.

— Со временем привыкнешь.

Мы проходим квартал на улице Александор и Чарли останавливается перед домом номер 44.

— Я должен познакомить тебя кое с кем, — говорит Чарли.

— С доном Торио? — спрашиваю я, как всегда, быстро.

— Нет. Дон Торио общается только с Артуром и Арчером. Его никто не знает в лицо, никто не знает, где он живет. Всеми делами дона Торио занимается одна женщина. Она живет в этом доме, больше похожем на крепость, окруженная слугами. Ее зовут Мамочка.

Я улыбаюсь. Чарли, заметив это, продолжает с заметной иронией:

— У нее, конечно, есть свое имя, но она предпочитает, чтобы ее называли так. Будь осторожен в словах, она вспыльчива, как сухой порох. Да, и еще кое-что. Она женщина довольно полная, так что веди себя спокойно, следи за собой и все будет нормально.

— Хорошо, Чарли, — отвечаю я ему.

С некоторых пор я готов завязывать Чарли шнурки на ботинках, так что я уж постараюсь не ударить лицом если не в грязь, так в столб, как говорил когда-то покойный Любо. Эх, Любо, Любо...

Вслед за Чарли я поднимаюсь по лестнице. Он нажимает кнопку звонка и дверь распахивается, как по волшебству. В дверном проеме показывается человек в темном костюме. Свет из дома бьет ему в спину и я не вижу его лица. Видимо, он узнает Чарли и отступает в сторону, делая рукой приглашающий жест. Чарли входит в дом и я следую за ним, как и положено образцовой тени. Дверь закрывается за мной и я слышу щелчок замка.

Чарли поднимается вверх по широкой лестнице с темными полированными перилами. Что же ждет меня там, наверху? Чтобы узнать это, я делаю первый шаг по лестнице, Потом делаю еще шаг и еще, помогая себе тростью.

В конце концов, важно сделать лишь первый шаг...

Поднявшись по лестнице, я увидел открытую дверь. В комнате горел свет. Я вошел вслед за Чарли и, как положено, остановился чуть позади него. Шторы на окнах были опущены. Два больших светильника на высоких крученых лапах, отдаленно напоминавших птичьи, освещали комнату. Комната была разделена надвое вишневого цвета бархатной занавесью. Перед нами стояло огромное мягкое кресло, накрытое красное плюшевой накидкой, на кресле грудой были навалены подушки, сшитые из разноцветных лоскутков. Спинка кресла была приподнята, в кресле лежала женщина, укрытая серым шерстяным покрывалом до самого подбородка. Голова ее была повязана белым пуховым платком. На ее лице, если отбросить три подбородка, щеки, заплывшие жиром, и толстые губы, похожие на куски сырого мяса, больше всего поражали глаза, казавшиеся черными из-за бокового освещения и контраста между ними и белым платком на голове. Их взгляд протыкал вошедшего черным копьем и сразу становилось не по себе.

Чарли молча поклонился ей.

— Всегда рада видеть тебя, Чарли, — ее голос оказался на удивление мягким и мелодичным.

— Давненько ты не навещал Мамочку.

— Дела, — коротко ответил Чарли.

— Все дела, дела, — проворчала она.

— Кто это с тобой?

Чарли обернулся и я вышел вперед.

— Это Алекс, мой помощник, Мамочка, — сказал Чарли.

— А, это тот мальчик, которому сломали ногу? — с неподдельным состраданием спросила она. — Как ты себя чувствуешь, малыш?

— Хорошо, мэм, — ответил я.

— Чарли, не загружай его работой, мальчик кажется мне чересчур бледным.

— Хорошо, Мамочка. Я привел показать тебе Алекса, он теперь один из нас.

— Хорошо, хорошо, Чарли, — сонно протянула она, — что-то я устала сегодня.

— Я не хотел утомлять тебя. Так что мы пойдем, у нас куча дел.

— С богом, — сказала Мамочка и закрыла глаза.

Мы вышли на улицу. Чарли, заметив мой растерянный вид, спросил, улыбаясь:

— Что, не то, что ты ожидал увидеть?

— Ну, скажем, я вообще не знал, что увижу, — ответил я, рассеянно почесывая в затылке.

— Она, что, серьезно больна?

Чарли пожал плечами.

— Скорее всего, она просто стара.

— А что, она... — запнулся я, не зная, как сказать.

— Ты хочешь, знать, какую роль она играет в нашей жизни? — спросил Чарли.

Я кивнул.

— Она — официальное лицо. Хозяин сам напрямую не владеет ничем. Мы получаем деньги на ее имя, на ее имя записана кое какая недвижимость. А еще в новой адвокатской конторе Гринберга лежит подписанная ей доверенность на мое имя. Я разбираюсь с делами от ее имени. Вот и все.

Весна медленно перешла в лето. Свежая сочная зелень уступила место пыльной городской траве. Ночи стали такими короткими, что их хватает только на один сон. Жизнь кипит. Все также носятся по улицам гонцы с белыми повязками на голове и руках. На одном из них болтается цепь с моим номером, так и не дождавшаяся меня. Все также почерневшие от солнца грузчики тащат на своих железных спинах тяжелые мешки и ящики. Снова тянутся по улицам вереницы телег. Снова корабли, вскинув белые крылья парусов, уходят в океан.

Я снова при деле. Правда, назвать то, что я делаю, работой не поворачивается язык. Я что-то вроде приложения к Чарли. Четыре раза в неделю он выходит в город, заходит в разные конторы, отсылает какие-то письма, получает какие-то белые конверты. Пьет кофе с торговцами за столиками уличных кафе. Разговаривает с чиновниками в башне Судьбы. Наверное, дает Закону на лапу. Для него открываются все двери и на лицах людей, встречающих его, застывает любезность с примесью какого-то непонятного страха. Он пишет цифры в своей черной записной книжке сидя за столиком в кафе. К нему подсаживаются капитаны кораблей и владельцы магазинов, бухгалтеры в ослепительно белых рубашках и докеры из порта в выцветших штанах, пузырящихся на коленях.

Чарли ведет дела.

Я сижу или стою рядом. Я молчу. Я сверлю взглядом каждого, кто подходит к нему. Я не выпускаю трость из рук. Я — тень Чарли.

Вне дома мы практически обходимся без слов. Мне достаточно его взгляда и почти незаметного жеста, чтобы понять, что ему нужно. Вне дома Чарли строг и суров, его лицо становится жестким. Когда он говорит с людьми, он может улыбаться шуткам собеседников, но в его глазах я не вижу веселья. Дома он совсем другой. Дома его отпускает. Дома ему не нужно все время следить за собой, следить за выражением лица, тщательно взвешивать каждое слово.

Вне дома я слежу за всеми, кто приближается к Чарли. Я стал недоверчив. Я стал опасаться темных переулков и скоплений людей. Я перестал доверять рукам в карманах, резким движениям, громким звукам. Уроки Арчера не прошли для меня даром. Арчер натаскал меня, а наставления Артура заставили меня относиться с подозрением ко всему.

После полудня мы возвращаемся домой. Как-то я спросил у Чарли, почему раньше он, Артур, Арчер и все остальные ходили в город преимущественно по вечерам, и он ответил мне:

— Прошли те времена, когда мы вели дела ночью, Алекс. Все серьезные люди теперь ведут дела днем.

Он улыбается, но я снова вижу какую-то непонятную горечь в его глазах. Он мрачно смотрит на меня и продолжает:

— После той войны мы неплохо поднялись, малыш. Теперь мы способны нанять людей для работы на нас. Мы отходим от обычных грабежей, хипежа и поджогов. Мы уходим от выбивания из людей денег с помощью кулаков. Теперь проще вложить деньги, чтобы получить деньги. Важно не грабить, а дать работу. Выгодно договариваться, а не бить в морду. Можно не прятаться в тень, а ходить прямо при свете. Им, — он показывает рукой в сторону Верхнего Города, — там наплевать на всё и всех. Они подсчитали всё на свете. Они понимают, что живут на острове. Все эти разрушения, стерилизация девочек, облавы, отстрелы, вся эта мясорубка, все их чистки направлены только на одно — на сохранение определенного количества населения, способного работать на них. Они никогда не закручивают гайки до конца, они прекрасно понимают, что живут на острове. Они понимают, что в случае всеобщего бунта им несдобровать. Они прекрасно знают границу терпения. Они знают, до какой степени можно давить на человека, а когда надо стравить пар.

— Кто «они»? — спросил я.

Чарли никогда не говорил так со мной. Я плохо понимал, о чем он говорит. Я растерялся.

— Те, кто управляют нами.

— Короли?

Чарли досадно поморщился.

— Королей в том смысле, как ты думаешь о них, больше нет. Они отгородились от нас стеной и смотрят на нас сверху. Мы даем им все, а они способны сделать с нами все. Они могут отнять нашу жизнь, а могут оставить. Они играют нами, как куклами. Раз — и сожгли целый район, — Чарли сделал сметающее движение рукой, — два — и их солдаты сжигают людей. Раз — и наших домов больше нет. Раз — и пепел вместо земли. Раз — и ты мертв. А знаешь, почему? — он с какой-то непонятной яростью посмотрел на меня.

— Нет, — растерянно ответил я.

— Потому, что таких, как ты и я, стало слишком много. Потому, что такие, как ты и я, хотят есть, а работы на всех не хватает. Потому что мы живем на острове, малыш. Не понимаешь? — он с печальным сожалением посмотрел на меня.

Наверное, на моем лице отразилось все то напряжение, с каким мой недоразвитый мозг пытался разобраться со всем происходящим. Чарли улыбнулся впервые за несколько недель, улыбнулся по-настоящему.

— Извини, Алекс. Просто меня занесло. Так бывает, когда думаешь об одном и том же долго, слишком долго. И думаешь о не очень приятных вещах. Вернее, о совсем неприятных. Вернее, об отвратительных, мерзких вещах.

— Да, ничего, — махнул я рукой.

Любопытство пересилило во мне растерянность и я спросил у Чарли:

— Объясни насчет того, что мы все живем на острове. Слова вроде все понятные, но что ты, — я сделал ударение, — хотел этим сказать?

— Хорошо, — мягко сказал Чарли, — хорошо. Я не буду забивать тебе голову словами типа «замкнутая иерархичная система с жестким повторяющимся циклом регенерации», скажу проще. Представь себе большой аквариум.

Я представил.

— Внутри — много рыб. Одни большие, их немного, и много маленьких. Маленькие плодятся, плодятся, их становится все больше и больше. Большие рыбы замечают, что еды на всех не хватает, и свободного места тоже не хватает, и воздуха не хватает. И вот большие рыбы начинают убивать маленьких, но не для еды, а для того, чтобы им, большим, и еды, и воздуха, и места хватило. Понял?

Я молча кивнул.

— Не очень-то это все весело, — заметил я тогда.

— Жизнь — вообще не очень веселая штука. Хотя в ней тоже есть немало хорошего. Не грусти, — он хлопнул меня по плечу, — и поменьше думай о плохом. Иногда я думаю, какая же это ошибка — думать, — засмеялся Чарли.

Мы шли домой и мне казалось, что я — маленькая рыба в большом аквариуме. Аквариум большой, но я знаю его границы. Я бьюсь о стекло. Я не вижу стекла, но боль ясно говорит о том, что невидимая граница моего реального мира существует. Мой мир, каким бы он не казался огромным, все-таки имеет свои границы. Как никогда более ясно, я чувствую себя песчинкой, ничтожной частью огромного механизма, называемого жизнью. Я песчинка, а песчинкам несть числа...

Помимо того, что я сопровождал Чарли, я выходил в город вместе с Арчером, Артуром и Лисом для сбора денег. Во время этих прогулок я служил походной кассой и карманы моей куртки медленно вспухали от купюр разного достоинства. Как правило, мы обедали в небольшом ресторане «У камина». Надо ли говорить, что ели и пили мы бесплатно? Для улиц Фритауна, на которых мы раньше были бесплатным приложением, мы стали черными тенями. Война прошла, авторитет хозяина стал недосягаемо высок. Это было видно по быстрым взглядам наших «клиентов», по шелестящему шепоту за спиной: «это Артур», по взглядам законников, получавших от хозяина столько же, сколько платил им Город. Из грязных оборванцев мы стали другими, на нас была неплохая одежда и обувь, в карманах всегда водились деньги. Нам не надо было воровать или просить милостыню.

Не знаю, как это нравилось Артуру и Арчеру. Они выглядели, как обычно, говорили, как обычно, вели себя так же, как и всегда, только иногда в их глазах проскакивало непонятное чувство, нехорошо похожее на страх.

По правде сказать, я не знал, чего они боялись. Просто они выглядели уставшими и постоянно напряженными, как атланты, поддерживающие балконы в дорогих особняках Фритауна. Груз давит на них и они не собираются падать, но ощущение страшной тяжести никогда не покинет их хмурые лица и мускулистые торсы, на которых проступает каждая мышца.

Лис казался рыбой в воде. Играл в карты, пил, ходил в лучшие бордели Фритауна, был завсегдатаем двух игорных заведений Среднего Города, никогда, впрочем, не проигрывая по крупному. Но пышущий искрами смеха огонь его рыжей головы как-то поблек.

Мы подолгу сидели молча за столом, как люди, скованные намертво звеньями одной цепи. Цепи, выкованной из общей памяти, мыслей и поступков. Цепи, которой крепче в мире нет. Только выпив по второй, нас отпускало, только выпив, мы могли, как раньше, беззаботно смеяться и петь. Мы стали помногу пить и мало пьянеть.

Я не был уверен насчет себя. Раньше я был просто счастлив, что снова могу ходить. Теперь я повис в странном состоянии нереальности происходящего. Иногда мне казалось, что дома, улица, мостовая, выложенная булыжником, стена с потрескавшейся штукатуркой, даже яркое солнце, бьющее прямо в глаза — это просто куски какого-то странного сна. Может быть, даже чужого. Одно движение — и весь мир рухнет, рассыплется на куски с тихим, сводящим с ума, многоголосым шорохом высыпающегося зерна, шорохом песка вечности. Как будто внутри меня — песочные часы и песок уже почти весь просыпался, падают последние песчинки, вот уже почти всё... И вот чья-то невидимая холодная рука переворачивает часы.

Или как будто я нахожусь в центре прозрачной паутины. Нити тянутся отовсюду — из ярких солнечных лучей, из прозрачно-голубого неба с клубящимися белыми облаками, из воды, бьющейся в фонтане, из прохладных теней, из воздуха, огня и земли — и собираются внутри меня. Я — часть всего и всё — часть меня. Мое дыхание висит на невесомой, невидимой, звонкой паутинке, уходящей вверх, в небо, вверх, к солнцу. Я делаю неосторожное движение — и паутинка рвется с почти неслышным звоном оборвавшейся скрипичной струны.

Рука тянется к стакану на столе. В стакане — виноградная водка, стакан ослепительно сияет в ярком луче, прорвавшемся сквозь приоткрытые окна. Рывок — и тепло согревает внутри. Темнота, нависшая надо мной, тихо уползает в тень. Всё становится до странного четким — лица друзей, звуки на улице, голоса, шаги, запахи пыли и свежевымытого пола. Всё снова становится реальным. Золотистые искры медленно плывут в солнечном луче, медленно и плавно...

Дождь в этот день начался за полчаса до заката. Мы поужинали — Чарли с Розой и Артур с Мартой поднялись наверх, Арчер с утра пропадал где-то в городе. Я сидел на кухне, допивая чай, когда вошел Лис. Он долго копался в деревянном ящике у стены, выудил желтое яблоко и уселся напротив меня.

— Черт бы подрал этот дождь! — хрустнул он яблоком.

— А ты, что, собрался в город?

— Ага. У доньи Алонсо новые девочки, три дня, как из деревни. Потом покер по маленькой до трех ночи. Эх, — шумно выдохнул Лис, — пропал день.

— У меня наверху есть бутылка, — нарочито небрежно бросил я.

Лис с интересом взглянул на меня, оторвавшись от яблока.

— Может, день еще не такой пропащий, — сказал он, выбрасывая огрызок в ведро с мусором.

Я прихватил немного закуски и мы отправились наверх. Заняв два удобных кресла, мы принялись пить. Мы пили, болтали о том, о сем, курили, в общем, проводили время. Когда я в очередной раз наливал Лису, то как бы невзначай спросил его:

— Лис, а ты когда встретил Артура в первый раз?

— Перед пожарами, — ответил он, медленно выцеживая стопку и ища глазами, чем бы закусить.

— Расскажи.

— А-а, — помотал он головой, — тут надо много выпить, малыш. Очень, очень, — он водил пальцем перед лицом, — очень много.

— Тогда давай пить.

— Давай, — он согласно взмахнул рыжей гривой.

Мы продолжили пить и Лис постепенно дошел до той степени, что потребность поговорить становится жизненной необходимостью.

— Ты хотел о чем-то поговорить? — спросил Лис.

Глаза у него были слегка посоловевшими, но язык не заплетался и держался он прямо, только голова немного закидывалась назад. Я, правда, был не лучше. Он поудобнее устроился в кресле. Я закурил, тщательнее, чем обычно, погасив спичку, и тихо спросил:

— Кто такой Арчер?

Он ехидно ухмыльнулся.

— Сам не догадался? Он по большей части молчит, говорит мало и все по делу, почти никогда не смеется, ходит со стволом и ножом, сильный, как бес, черный, как ночь. Кто он?

— Убийца, — тихо выдохнул я.

Лис энергично кивнул — блеснуло рыжее пламя.

— Лучший в городе, не знающий поражений и неудач. Стопроцентная гарантия выполнения контракта.

Лис щелкнул языком, подцепил соленый огурчик и довольно захрустел.

— А что насчет Торио?

— Давай, — он поднял стакан.

Взмах, выдох, вдох, кусочек квашеного помидора. Тепло.

— Темная история, — он снова взмахнул головой и коротко хохотнул, — никто толком ничего не знает. Его никто никогда в глаза не видел. Мамочка — официальное лицо с подписью и печатью, Чарли — ее управляющий. Артур, Чарли, Блэк, я, Любо и братья Паговары, упокой Господи их души, не проходят ни по одному документу. Его имени начали бояться. Ты провалялся все это время в постели и просто можешь не знать.

Он низко наклоняется ко мне и приглушенным голосом продолжает:

— Артур сказал, чтобы никто не болтал. Ты знал Росса, хозяина Рыбного рынка?

Я молча кивнул. В свое время я отнес ему не один десяток писем.

— Арчер застрелил его. Лично. Мы перебили его ребят. После этого Блэк уехал из города. Сказал, что с него хватит.

Его голос перешел в шепот.

— Артур убьет меня, если я проболтаюсь. Ну, да ладно, ты не выдашь. Мы сделали весь Фритаун, малыш. Треви испугался того, что случилось с Россом и убрался в деревню. Так торопился, что бросил все — порт, людей, контору, документы — всё. Было три хозяина, остался один. Наш.

— Торио, — прошептал я.

Лис молча кивнул.

— Теперь ты понимаешь, почему все такие нервные, как с похмелья. Мы на самом верху, а оттуда очень больно падать. Конечно, теперь все торгаши платят нам долю, Чарли нанял кучу людей и теперь просто дергает за нитки наших кукол. Конечно, теперь все хорошо. Мы — победители и теперь просто боимся стать побежденными.

— А как насчет памяти? — хрипло сказал я.

Лис слегка расплывчато посмотрел на меня.

— Самое начало, — подсказал я, наливая ему и себе, — контора «Гринберг и Грайер».

Некоторое время он молчит.

— «Гринберг и Грайер», — медленно повторяет Лис.

— Ты — дьявол, малыш. Зачем тебе ковырять самое страшное наше дерьмо?

Я не знал, что ответить ему. Я просто должен был знать.

Мы выпили и Лис, не закусывая, закурил. Помолчал немного, глубоко затягиваясь.

— Да ладно, какого черта, — вяло проговорил он, глядя в темное окно, за которым шел дождь.

— Иногда так и тянет рассказать об этом, хотя ничего хорошего в этом нет, — он тяжело посмотрел на меня.

— Артур как-то крепко выпил и рассказал о том вечере, рассказал мне и Любо. Блэк и братья никогда не были особенно в курсе наших старых дел, да никогда особенно не интересовались.

Как ты помнишь, хозяин нанял Артура и Арчера. Они вернулись в контору. Не знаю, как Торио убедил швейцара открыть ему дверь, но швейцар сделал это. В дом ворвался Арчер с ножом. Швейцар был здоровенный бык, сытый, откормленный, а Арчер был просто злобным скелетом с ядом вместо крови в жилах. Швейцар был вдвое больше его, но Арчер зарезал его, как свинью, столько злобы и ненависти кипело в нем тогда. Тогда Арчер ненавидел всех, а сейчас ему просто наплевать на всех, кроме нескольких человек. Благодари бога, малыш, что Арчер на твоей стороне, — Лис мрачно посмотрел на меня, — я никому не пожелал бы стать его врагом.

— У швейцара была дубинка, которой он так и не успел воспользоваться. Артур взял ее и они поднялись наверх. В конторе все еще горел свет, Грайер засиделся допоздна — старики мало спят. Он перебирал документы в своем секретере, в одном из замков висела связка ключей от всех замков конторы. В открытом сейфе лежали мешочки с деньгами, по сто золотых в каждом — старик не любил бумажных денег, он был богат и жаден, как ворона. Дьявол был на стороне наших друзей в ту ночь, малыш, — Лис знаком указал мне на бутылку.

Я налил ему, он одним глотком осушил стакан и жадно сделал несколько глотков из кувшина с водой.

— Артур свалил старика ударом по голове. Артур сам признался мне, что был напуган до смерти. Он был просто в ужасе, когда увидел, как Арчер пустил в ход нож. Артур был не в себе от вида крови. Он повторял про себя: «Кровь, кровь, сколько крови!»

Итак, старик на полу, никто не знает, жив он или мертв. Шкафы открыты, деньги — вот они, бери всё, ворох документов, расписок, векселей, реестров. Тут дело было за Торио. Четыре часа он рылся в этом бумажном море, пока не выбрал всё, что ему было надо. Он нашел завещание, по которому все состояние Грайера переходило его матери. Торио забрал все векселя, записанные на старика, и все его должники стали должниками Торио. Ценные бумаги он сложил в кожаную сумку, стоявшую в углу, побросал туда же все деньги. Артуру и Арчеру он дал по двести — огромные деньги для таких оборванцев, какими мы были тогда. Потом Торио сказал Артуру и Арчеру: «Теперь мы повязаны одной кровью. Теперь мы вместе до самого конца. Вместе мы либо взлетим, либо уляжемся на костер. Третьего не дано. Согласны ли вы со мной?» Артур и Арчер ответили: «Да». Пакт с дьяволом был подписан по всем правилам, — Лис усмехнулся и с этой пьяной ухмылкой стал похож и кривляющегося сатира.

Я встал, на негнущихся ногах подошел к шкафу, вытащил оттуда еще одну бутылку, откупорил, налил себе и Лису и мы выпили. Я намазал кусок хлеба маслом и принялся медленно жевать.

— А дальше? — спросил я.

Голова была тяжелой и тело налилось свинцовой тяжестью.

— Дальше, — голос Лиса донесся, как бы издалека, — дальше Торио проверил, жив старик или нет. Сказал, что старик отдал концы. В конторе горело четыре керосиновые лампы — зрение у старика было слабое. Они разлили керосин у секретера, старого и сухого, как порох, и разбили одну из ламп. Пламя рванулось вверх, бумаги начали гореть и горящие листы бумаги летали по комнате, как летучие мыши, объятые огнем. Вспыхнули шторы, огонь пополз по потолку. Дом был старый, внутри все было деревянное, только наружные стены были каменными. Все трое спустились вниз. У швейцара тоже горела лампа и стояла большая бутыль с керосином. Они опрокинули бутыль, Артур и Арчер вышли на улицу. Торио, стоявший в дверях, бросил внутрь горящую спичку. Вспышка была такой, что окна первого этажа осветились. Он зашли в переулок, откуда их не было видно с улицы, и продолжали смотреть на свой первый пожар. Пожарные приехали, когда огонь бушевал вовсю. Дом стоял хоть и на одной из главных улиц Фритауна, но был окружен крошечным сквериком и находился на отшибе от других домов. В соседних домах помещались по большей части адвокатские и торговые конторы, поэтому никакой толпы не было. Пожарные, молча наблюдавшие, как падают в ревущее пламя черные стены, были единственными законными зрителями. Люди, стоявшие в переулке напротив, были просто ночными тенями.

Я налил ему и себе и рывком выпил, но легче не стало. Я закурил. Лис устало посмотрел на меня.

— Ну, что ты скажешь по этому поводу? — сказал он, медленно вращая гибкими пальцами стоявший на столе полный стакан.

Я не ответил и Лис продолжал, как бы нехотя выговаривая слова:

— Потом Торио исчез, стал тенью. Его именем мы стали делать свои дела. Когда я познакомился с Артуром, с ними уже был Чарли. Я привел с собой Любо. Позже к нам пристали Блэк, Нино и Пако. Ввосьмером мы подожгли два торговых склада конкурентов. Их товар вылетел в небо, Мамочка выбросила на рынок свои запасы и Торио получил неплохой навар. Дальше все пошло и покатилось: покупка двух торговых кораблей, страховка, снова поджоги. Закон обратил на нас внимание и мы стали платить Закону. Мы отвоевали для Торио часть Фритауна и тогда ему стали платить торговцы. В нерабочее время, — ухмыльнулся Лис, — мы чистили квартиры зажиточных людишек и с этого имели свой навар. Вот и все.

Я молчал. Что я чувствовал, когда узнал, что Артур и Арчер, Чарли и Лис и Любо — убийцы, воры и поджигатели? Не знаю. Я догадывался, я мог строить самые дикие предположения, но я не знал этого точно. Это незнание разъедало меня, как ржавчина железо, как кипяток кусок сахара. Теперь я знаю и что?

Лис медленно выпил водку, поставил стакан на стол и сказал:

— Знание — это иногда страшное зло, малыш. Иногда я думаю, что лучше бы я ничего не знал. Сознание того, кем мы были и кем мы стали, пожирало нас каждую ночь. Каждый разбирался с этим по-своему. У Артура есть Марта, у Чарли — Роза и работа, у меня — карты, деньги и водка, у Любо была музыка и Мона, у Блэка — его лошади, у Пако, прости его Господи, — водка и хорошая драка, у Нино — девки и море, у Арчера...

Он помолчал и внимательно посмотрел на меня.

— Насчет Арчера я не знаю. Также я не знаю насчет тебя. Просто — ты хороший, малыш, мы долго жили бок о бок и молчать обо всем этом — это все равно, что врать тебе. Теперь ты знаешь все, ты знаешь, что почем и кто мы такие. Вопрос один — что же ты будешь делать по этому поводу?

Я помолчал, размышляя. Голова была тяжелой, мысли тоже были тяжелыми, как свинцовые шары, они медленно перекатывались в моей тупой башке.

— Неужели ты будешь презирать нас, малыш? — язвительно поинтересовался Лис, покачиваясь передо мной.

Я отрицательно покачал головой.

— Нет, рыжий. Теперь уже слишком поздно ненавидеть вас. Теперь уже слишком поздно.

— Почему?

— Потому, что вы все — моя семья и я вас всех люблю.

Лис молча похлопал меня по плечу и вышел. Его шаркающие шаги еще долго эхом отзывались в пустом коридоре. Дождь по-прежнему барабанил в стекло тяжелыми черными каплями, тускло отсвечивающими в неясном свете керосиновой лампы на столе. Тени прошлого висели по углам, темные и суровые.

Я допил оставшуюся в своем стакане водку, накрыл глиняные тарелки с закуской блюдцами, переложил начинающий черстветь хлеб в плетеную корзинку и накрыл стол чистым полотенцем. Я разделся, лег в постель и потушил свет. Дождь монотонно стучался в окно. Кровать медленно раскачивалась подо мной, как лодка в океане. Я смотрел в темноту, дожидаясь, когда покачивание прекратится. Перед глазами прыгали тусклые разноцветные пятна. «Хорошо все-таки, что я выпил», подумал я. «Теперь необязательно думать об этом сейчас. Теперь я могу просто заснуть». Я был тяжелым, как дом. Под не утихающий шум дождя, под не прекращающееся раскачивание я заснул, и мне снилось, что я — в океане, надо мной белым потолком натянут парус, и волны бьют в шершавый борт лодки, и я плыву...

На следующий день я не пошел в город. Я долго спал и когда проснулся, наших уже не было. Я умылся, оделся, заправил постель и спустился вниз. В кухне напился чая с блинчиками с вишневым вареньем, рассеянно поцеловал Марту в щеку и вышел пройтись. В голове все было как-то неясно и прогулка пришлась как никогда кстати. Хорошо было после завтрака пройтись по улицам, почувствовать под ногами землю, увидеть над головой небо и облака — белые башни, и птиц, и услышать, как ветер шумит в кронах деревьев.

В двух кварталах от башни Судьбы, в юго-восточном районе Фритауна, я купил с лотка, торгующего фруктами, пакет спелых яблок. Опустив пакет в карман, я зашагал по улице Флёр, ведущей в центр.

Они вышли из-за угла. Их было пятеро. Я не рассматривал их лица, мне было не до этого. Я увидел лицо идущего впереди. Это было лицо, преследующее меня во всех моих снах. Толстые губы, сросшиеся брови, длинный острый нос. Глаза по-прежнему черные и по-прежнему безумные.

Я перехватил трость поудобнее, как учил меня Арчер, и направился к ним, прихрамывая чуть больше, чем обычно. Я хотел одного — стереть это лицо из своей памяти, своего мира и своих снов. Я хотел уничтожить его, я хотел разбить его вдребезги так, чтобы брызнула кровь. Старая безумная злоба красным кровавым пожаром вспыхнула в моей голове и я снова сошел с ума. Я стал бешеным псом, истосковавшимся по крови. Идиотская безумная улыбка перекосила мое лицо, я чувствовал это своими омертвевшими мышцами и ничего не мог с этим поделать.

Мы сошлись посреди улицы. Его парни стояли за ним, скучающе рассматривая меня. Они явно не знали, кто я такой. Никиш тоже, как я, улыбался до ушей, и они, наверное, решили, что я близкий друг Никиша.

Я был больше, чем его другом, я был его смертельным врагом.

— Никиш, — безумно радостно, выдохнул я и сжал трость так, что мои пальцы побелели.

В глазах его изменилось что-то, что-то неясное промелькнуло в них, в черной безумной глубине мелькнул огонек странного, непонятного, нормального человеческого чувства. Это не был страх, Никиш всегда был сумасшедшим настолько, что никогда и ничего не боялся. Он не назвал меня идиотом и никогда больше не называл меня так.

До самой смерти.

— Здравствуй, гонец, — перекошенная ухмылка.

Ухмылка эта была настолько двусмысленной, что казалось, что Никиша раздирают два абсолютно противоположных чувства — большое веселье и огромное дикое горе. Меня эти раздумья не посещали никогда — я всегда был уверен, что Никиш смеялся, смеялся всегда.

— Моя работа? — спросил он, показывая на мою ногу.

— Ага, — улыбаясь до ушей, ответил я.

В своей голове я уже разбивал своей тростью это безумно смешное лицо.

— Неплохо сделано, — с ноткой удовлетворения отметил он.

— Потанцуем? — спросил я.

Он широко улыбнулся.

— Не сейчас. Мои этого не поймут. Нас пятеро, а ты один.

— Это ничего, — от чистого сердца возразил я.

— Теперь я не тот, и ты другой. Ты стал старше. Теперь это надо решить сам на сам. Ты же понимаешь, — голос Никиша был до удивления мягким и даже уважительным.

Психи всегда чувствуют друг друга.

— Конечно, понимаю, — сказал я, как будто обращаясь к своему самому близкому другу.

— Чтобы было тихо и никто не помешал, — продолжил я.

Мы как будто обсуждали, где бы нам получше выпить. Мы были, как друзья, встретившиеся после долгой разлуки. Он согласно покивал.

— Пусть пройдет время. Ты будешь знать, что я здесь, — он, улыбаясь, смотрел на меня, как на младшего брата, — ты будешь знать, что я приду за тобой.

— Тебе снятся сны, Никиш? — впервые спросил его я.

— Тебе снятся цветные красивые сны? Ты спокойно спишь, Никиш?

Улыбка медленно сползла с его лица. Он почти испугался меня, я был уверен в этом.

— Ты же знаешь, что я никогда не вижу снов, — глухо сказал он, — ты же знаешь, что мне никогда не снятся сны. Я вижу только темноту.

— Темноту, черную, как смола, темноту, черную, как самая глухая ночь, тишину без звуков. Сыро и темно, как в могиле, как в самой глубокой яме?! — яростно и тихо я бросил ему в лицо.

Он смотрел на меня, как завороженный. Его омертвевшие толстые губы раскрылись и выронили одно-единственное слово:

— Да.

Я стоял перед ним, опустошенный и усталый. Мой кошмар состоялся наяву и я выдержал. Мой кошмар превратился в серую выцветшую картинку на дешевом истрепанном листе бумаги.

Я хотел убить человека так сильно, что сошел с ума на какое-то время. У меня не осталось никаких желаний, кроме как убить человека, которого я ненавидел больше всего. Человека, который стал для меня образом разрушения, боли, страха и сумасшествия. Я хотел убить человека, который был моим смертельным врагом, я мог убить его и не стал этого делать.

— Прощай, Никиш, — устало сказал я.

— Еще увидимся, — он улыбнулся мне вымученной улыбкой.

«Я влез в его голову, я стал таким же безумным, как он», безразлично думал я. «Я победил его, я победил его не кулаками». Так я сделал первый шаг на пути к своему поражению. Я сделал свой первый шаг на пути, который привел меня к почти полному одиночеству.

Может быть, судьба играет нами, но мы, своими ошибками, всеми своими силами помогаем ей исковеркать собственную жизнь...

Глава 7. Крылья

Они ушли. Я стоял посреди улицы, опустошенный, серый, усталый. Я даже не обернулся им вслед. Я стоял, глядя перед собой, но ничего не видел. Я медленно отошел в сторону, сильнее, чем обычно, опираясь на трость. Прислонился к стене и закрыл глаза. Колени мерзко дрожали. Встряска была отменной.

Я медленно отходил, как будто бы поднимался на поверхность темного зловонного колодца, которым было для меня сознание Никиша. Я погрузился в глубины его безумия и сам чуть не сошел с ума. Я погрузился настолько глубоко, что чуть не остался там навсегда. Тем не менее, безумная ярость, бушевавшая во мне, исчезла. Внутри меня осталась серая пустыня, засыпанная пеплом.

Я очнулся, услышав чей-то смех. Я открыл глаза.

Они шли по двое, о чем-то оживленно переговариваясь и чему-то смеясь. Я не слышал, что они говорили, я просто смотрел на то, как двигаются их губы. Я смотрел на их чистые лица, смотрел, как на их нежной коже появляются морщинки у губ, когда они смеются. Я смотрел на то, как ветер треплет их полотняные блузки и юбки, спускающиеся чуть пониже колена. Я смотрел, как их загорелые ноги в потрепанных парусиновых туфлях переступают по выщербленной мостовой. Я смотрел на их глаза, широко распахнутые навстречу солнцу, как их волосы развеваются на ветру, их белые зубы, маленькие руки. Я смотрел на них и не мог оторваться. Я смотрел на них, как будто видел впервые. Они казались птицами, летящими в безмятежно голубом небе навстречу ветру. Они были как свежий ветер посреди знойного полдня.

Мне вдруг захотелось взлететь.

Она шла последней в правом ряду. Ее черные волосы были коротко острижены и издали казались мягкими. Волосы были гладко зачесаны назад. Глаза были карими и теплыми в обрамлении длинных ресниц. Кожа казалась настолько нежной, что до смерти хотелось прикоснуться к ней, ощутить ее прохладу. Она казалось худенькой и была стройной. Мне понравилась ее походка.

Нет ничего приятнее, чем смотреть на красивую девушку, идущую к тебе навстречу.

Ее лицо...

Я до сих пор вижу ее лицо. Прошло уже столько лет, а ее лицо стало частью меня. Я закрываю глаза — и она смотрит на меня из темноты. Если бы я мог рисовать, я рисовал бы ее лицо тысячу раз. Я столько раз держал это лицо в своих ладонях, что выучил наизусть. Я знал, как ее ресницы щекочут мою ладонь, как нежны ее губы, я знал каждую линию ее подбородка, я знал, как бьется жилка у нее на виске. Ее лицо стало частью меня. Сотни раз я просыпался ночью и смотрел на нее. Сотни раз я проводил кончиками пальцев по ее щеке и сотни раз поражался нежности ее кожи. Есть что-то в моей памяти, что не сотрется никогда или сотрется только с моей смертью.

Ее лицо...

Она улыбнулась мне. Я выпрямился и нащупал в кармане пакет с яблоками. Протянул ей. В ее карих глазах — удивление, благодарность, что-то еще. Я вложил пакет ей в руки и ее рука коснулась моей.

— Спасибо.

Ее голос был нежен и чист.

Рослая женщина в черном платье со стеклянной брошью на груди подошла к нам.

— В чем дело, молодой человек?

Я с большим усилием оторвался от глубины теплых карих глаз.

— Что? — задал я один из самых своих идиотских вопросов.

— Вы знакомы с этой девочкой? — спросила женщина в черном платье.

— Это моя сестра, — типично фритаунская наглость все же проснулась во мне.

— Да? — сухо улыбнулась женщина в черном.

— Вернись к остальным, — сказала женщина.

Она послушно пошла к остальным девушкам, стоявшим впереди.

— Значит, это ваша сестра?

Женщина в черном пыталась казаться строгой, но в ее глазах я заметил прыгающие лукавые огоньки.

— Ага, — ответил я.

Она стояла рядом с остальными. Она и девушки, стоявшие рядом с ней, наверное, ее подруги, грызли красные яблоки, вскипавшие горячим соком на их губах. Они смеялись над чем-то, но она не смеялась и смотрела на меня с какой-то непонятной тревогой.

— Стало быть, вы знаете, как ее зовут? — осведомилась женщина в черном.

— Конечно.

— Да? — сарказм в ее коротком вопросе был неподражаем.

— Ну, и как же ее зовут?

— Сестренка, — ответил я невозмутимо.

Женщина рассмеялась. Я слегка поклонился ей. Она, продолжая смеяться, махнула на меня рукой и направилась к девушкам, ни на минуту не прекращавшим щебетать.

Они вошли в дом, отгороженный забором из проволочной сетки. На пороге дома она обернулась и с благодарностью посмотрела на меня.

Большого опыта в обращении с женщинами у меня не было, но только последний болван не поймет благодарный женский взгляд.

Я постоял под домом немного и зашагал домой.

Дома я спросил Марту: не знает ли она что-нибудь о доме на улице Флер, где живут девушки, и она ответила:

— Там что-то вроде приюта для девочек. Богатые люди дают деньги на воспитание девочек, а те потом работают в Верхнем Городе служанками, горничными, кухарками, те, что поспособнее — гувернантками, няньками. Учат там неплохо, мне так говорили. А что?

— Да так, ничего, — я рассеянно поцеловал ее, поднялся к себе, лег на кровать и мгновенно уснул.

Нужно ли говорить, что кошмары мне больше не снились?

На следующее утро я спустился по лестнице вниз. Все наши еще не завтракали, но уже сидели за столом. Хлеб уже был порезан и разложен в плетеные ивовые корзинки. На столе была свежая скатерть, но тарелок стояло гораздо меньше, чем я помнил раньше. В доме становилось все меньше и меньше людей и раньше я этого не замечал.

Артур и Чарли сидели за столом, о чем-то тихо переговариваясь между собой, рыжий мирно дремал в кресле в углу, где раньше всегда сидел Любо. Арчер, сидел, расстелив перед собой чистую тряпку, и чистил револьвер.

Я сел к столу и потянул кусок хлеба из корзинки. Пережевывая кусок, я сказал Арчеру:

— Вчера я видел Никиша в городе.

Арчер поднял на меня глаза, как волк. Я видел таких в зверинце. Под Артуром заскрипел стул, отодвигаемый от стола.

— Когда? — коротко бросил Чарли.

— Вчера, после обеда, на улице Флёр.

Губы Арчера превратились в сжатые лезвия. Он молча зарядил револьвер и вышел из комнаты, бросив Артуру:

— Я в город.

— Почему не сказал раньше? — зло повернулся ко мне Артур.

Я молча пожал плечами. Вчера я хотел убить Никиша, но не убил. Мне было плохо, но я встретил девушку, у которой даже не спросил ее имя.

— Надо свернуть все твои выходы в город, — сказал Артур, обращаясь к Чарли.

Чарли молчал.

— Наши куклы созрели для того, чтобы самим таскаться к кукловоду, — сказал Артур.

Чарли промолчал.

— Он был один? — спросил Артур, глядя на Чарли, но я знал, что он обращается ко мне.

— Нет, с ним были люди, — ответил я.

— А ты?

— Что "я"?

— Как он тебя отпустил, Алекс? — тихо сказал Чарли, подняв взгляд от стола.

Они смотрели на меня тремя парами глаз: усталыми — Чарли, тревожными — Артур и Лис.

— Я хотел его убить, — сказал я, — он тоже хочет убить меня. Теперь он не презирает меня потому, что увидел, что я немного похож на него и...

Я запнулся, беспомощно глядя на них. Сумбурные, ошалелые мысли метались в моей голове, как стая воронья поздней осенью. Слова не находились, слов не было.

Чарли смотрел на меня со своим вечным все пониманием, которое выглядело для меня всегда как усталость. Но он молчал. Молчали и Артур с Лисом.

— Никиш хочет потянуть время. Он — совсем сумасшедший, — продолжил я коряво.

— Как будто бы мы этого не знали, — фыркнул Лис.

— Когда я увидел его, — продолжал я, — то тоже свихнулся, я пошел к нему и хотел убить. Он увидел это и был этому рад, понимаете? Он хочет умереть. Он хочет умереть так сильно, что согласен оставить меня в живых, только для того, чтобы проверить, кто больше желает его смерти — я или он.

Лис немного удивленно смотрел на меня, наверное, не ожидал, что из моего рта могут вылетать такие связные и такие сумасшедшие слова. Я сам удивлялся, что говорю такое.

— Только теперь я не хочу его убивать, — сказал я в наступившей тишине.

— Почему? — поднял взгляд от стола Лис.

— Я кое-кого встретил, — нехотя ответил я.

На этом разговоры прекратились и мы начали завтракать.

После завтрака я поднялся к себе в комнату, оделся во все лучшее, одел новый плащ, взял трость и спустился вниз. Там девушки убирали со стола. Ребят не было. Я нашел Артура возле ворот. Он проверял затворы на дверях и я только теперь увидел, что ржавчины на железе стало гораздо больше.

— Ты куда? — спросил меня Артур.

— В город.

— Ты что, с ума сошел, малыш? — Артур выглядел довольно злым, но сквозь раздражение я увидел растерянность.

— Нет, я в полном рассудке. Я никогда еще не соображал так ясно, — ответил я, улыбаясь.

— Арчер еще не вернулся из города, — сказал Артур, четко выговаривая слова, как будто говорил с недоумком.

— Я знаю и так, что скажет Арчер, — неожиданно жестко сказал я.

— Арчер вернется и скажет, что Никиша нет во Фритауне, что Никиш ушел по одному из мостов на северо-запад. Это правда, Артур, и ты это знаешь.

Артур молча смотрел на меня, а я продолжал, уже гораздо более мягко:

— Тот, на которого работает Никиш, хитрый тип. Он знает о нас все, а мы ничего не знаем о нем. Он вызвал сюда Никиша, показывая нам, что еще ничего не кончено, что игра идет дальше и правила устанавливает он. Он, как крот, временами выскакивая на поверхность, держит все под контролем. Он хитер и умен. Нам нужно проверить всех наших кукол в районе. Нам нужно прекратить выходы Чарли в город. Пусть все таскаются сюда. Нам надо выходить в город всем вместе, чтобы показать, что мы еще сильны. Нам нужно быть настороже, Артур.

— Поэтому я не хочу выпускать тебя в город, — тихо сказал Артур, глядя мне прямо в глаза.

— Это девка, да, малыш?

— Нет, Артур, она не девка. Она — самое красивое, что я видел в городе. Она — хорошая, я чувствую это, и я до сих пор не знаю ее имени.

— А как же крот?

— Я не нужен кроту, он считает меня никем. Я могу понадобиться ему только для того, чтобы открыть дверь.

— Ну и что?

— А то, что Никиш уже пытался воспользоваться мной для этого. Ты знаешь, что у него это не вышло. Ты так же знаешь, что я лучше сдохну, чем открою дверь. А теперь выпусти меня, Артур.

— Ты думаешь тем, что у тебя между ног, — сказал Артур.

— Нет, я в первый раз думаю о своем сердце.

Он открыл замки и сказал мне:

— Следи за собой и будь осторожен.

И я ответил закрывающейся за моей спиной двери:

— Я тоже люблю тебя, Артур...

Я торчал на улице Флер уже второй час. Приют занимал угол улицы Флёр и переулка Каменщиков. Он был отгорожен каменной стеной, в переулке переходящей в проволочное ограждение, сверху донизу унизанное плющом. Перед парадным входом девушек не было и я свернул в переулок. За проволочной сеткой я услышал девичьи голоса, но сквозь густую зеленую завесу я ничего не видел. Мне пришлось пройти рядом с садом три раза, когда я увидел просвет. Я подошел к ограде и увидел девушек, работающих в саду.

Я увидел ее. Уже не помню, что она делала, но что можно делать в саду? Наверняка, множество дел, о которых я не имел ни малейшего понятия и о которых так никогда и не узнал.

У меня вдруг задрожали колени и я присел у ограды. Наверное, кто-то из девушек увидел меня, потому что я услышал ее голос:

— Здравствуй.

Я обернулся. Ее лицо было повернуто вполоборота ко мне. Мое «здравствуй» было сдавленным, как будто кто-то держал мое горло.

— У тебя не было неприятностей из-за меня? — спросил я, когда горло отпустило.

Она улыбнулась.

— Ничего особенного.

Мы помолчали немного. Она была у самой ограды. Мой обостренный собачий нюх ощутил ее запах, сводивший меня с ума. Аромат женщины.

— Спасибо за яблоки.

— Не за что.

Мы разговаривали, я — посматривая на улицу, она — бросая быстрые взгляды в сад.

— Меня зовут Алекс. Раньше звали Гонец, а теперь — Хромой.

— Что с твоей ногой?

— Отбегался, — усмехнулся я.

— Больно было?

— Уже не помню. У тебя есть родные?

— Нет. Вернее, уже нет. Живу здесь какое-то время.

— Я потерял всех своих в Селкирке.

— Это на севере, кажется?

— Да, когда-то было. Сейчас там развалины.

— Разрушение?

— Да. Ты очень красивая.

Она покраснела, а я подумал, что встречал не очень много скромных девушек.

— Прости меня, пожалуйста, если я сказал что-то обидное, — сказал я.

— Ничего обидного ты не сказал.

Мы помолчали немного и потом она спросила:

— Ты живешь один?

— Нет, у меня есть семья.

В саду прозвонил колокольчик.

— Мне пора, — и я услышал грусть в ее голосе.

— Мы увидимся еще? — спросил я.

— Если хочешь.

— Сегодня?

— За два часа до заката мы будем в саду.

Она поднялась, чтобы уходить.

— Я до сих пор не знаю твое имя, — прошептал я.

Есть шепот, который громче любого крика.

— Меня зовут Рива.

И она ушла. Мое сердце ушло вместе с ней...

Я бродил по городу, но мог уйти далеко от улицы Флёр. Я выпил чаю с булочками в кафе неподалеку. Я не мог дождаться назначенного срока. Время тянулось, как веревка повешенного, уходящая в вечность. Я никогда не умел ждать и теперь мне пришлось этому учиться...

В сад она выбежала только на минутку. Мое сердце завиляло хвостом, как любящий пес.

— Башенка в конце переулка. Я только не знаю, сможешь ли ты добраться до верха.

— Я взлечу.

Она улыбнулась.

— Я сошла с ума, наверное, но мы здесь, как в тюрьме.

— Весь мир — тюрьма.

Я становился поэтом или сумасшедшим, что практически равноценно.

— После девяти, — прошептала она и я ощутил тепло ее дыхания.

— Не бойся ничего.

— Я не боюсь.

Она коснулась моих пальцев, вцепившихся в ячейки проволочной сетки. Она исчезла, а мне хотелось схватить ее и запереть в собственном сердце...

Здание приюта было старым. Первый этаж был метра в три высотой. В конце переулка к дому лепилась полуразрушенная невысокая башенка. Кладка ее была старой, если не сказать древней. Штукатурка почти вся осыпалась, на месте многих кирпичей зияли дыры. Я бегло осмотрел стену и понял, что даже со своей ногой я смогу забраться на нее.

Я вернулся домой и занялся подготовкой к штурму. Из арсенала нашего замка я выудил веревку с завязанными на ней через равные промежутки узлами. К трости я привязал кожаную петлю, чтобы освободить руки при подъеме. Коробок спичек, сверток с бутербродами перекочевали в карманы моего теплого плаща. Я был готов и меня трясло, как в лихорадке. Я не понимал себя и уже не пытался понять. Просто переход от встречи с Никишем к встрече с Ривой был равноценен падению из ада в рай. Если есть добрый полюс сумасшествия, то я уже достиг его.

Мы ужинали в семь. За столом Арчер рассказал все, что я утром рассказал Артуру. Наши решили свернуть все дела и начать тотальную проверку внутри Фритауна.

Сразу после ужина я выскочил из дома, предупредив о своем уходе Артура. Он посмотрел на меня и только молча покачал головой.

На улице Флёр было тихо. Это вообще была одна из самых тихих улиц Фритауна. В переулке я втиснулся в нишу между двумя соседними домами и стал ждать.

...Теперь я не помню большинства деталей того, что происходило тогда. Всё стерлось, остались только основные ощущения. Любовь, страх, желание, ожидание. Цепочка понятий, ведущих только к одному.

Рива.

Рива, Рива, Рива...

Я могу повторять это имя до бесконечности.

Рива, Рива, Рива...

Идущая мне навстречу призрачным осенним днем, ветер сминает складки ее блузки, чересчур длинная юбка, ноги в потрепанных туфлях.

Рива, Рива, Рива...

Птица в облаках, ветер в небе, ветер в лицо, ласковый и режущий одновременно. Выщербленная мостовая, травинки, пробивающиеся сквозь трещины в камне.

Рива, Рива, Рива...

Лицо, волосы, глаза, губы, тепло дыхания, блеск глаз, ямочки на щеках, разлетающиеся короткие черные волосы.

Рива, Рива, Рива...

Как заклинание, как песня, как молитва, как сон, обращающийся в явь. Явь, превратившаяся в сон.

Рива, Рива, Рива...

Зимние яблоки, тепло рук, осень.

Рива, Рива, Рива...

Моя Рива...

...Обидно, что память человеческая несовершенна. Мне хотелось бы запомнить все хорошее и забыть все плохое. Я многого не помню о ней, я забыл почти все наши разговоры во время наших ночных свиданий, забыл, какими они были, эти наши ночи, не помню, во что она была одета. Но зато я помню множество ее кажущихся незаметными движений, я помню, как она поправляла отрастающие волосы, непослушными прядями падающие ей на глаза. Помню, как она улыбалась, помню ее грустной, помню страстной и замирающей в моих руках. Помню, что она долго не могла научиться смотреть мне в глаза, помню, как естественно и плавно ее голова ложилась мне на плечо и как ее руки быстро согревались в моих пышущих жаром ладонях. Помню, как крепко она обнимала меня. Помню ее губы на вкус, помню, как узнала, как ей хорошо, когда ее голова лежит на моих коленях. Помню ее прерывистое дыхание, помню, как груди приподнимали ткань ее рубашки, помню, как билось ее сердце, помню матовую кожу на щиколотках. Помню, какими маленькими были пальцы на ее ножках, как у ребенка. Я помню, я помню, я помню...

Выходит, что я помню не так уж и мало. Просто я такой человек, что этого мне часто бывает недостаточно. Я снова вспоминаю...

Я долго сидел в темноте напротив башни. Ночь была безлунной, но мои глаза уже привыкли, так что я видел в темноте довольно неплохо.

Мои часы внутри меня, мой вечный маятник, толкнули меня и я, как тень, скользнул к стене.

Подъем. Упор правой ногой, левая рука нашаривает выбоины в стене. Пальцы левой руки держатся за выступающий из стены кирпич, правая рука нашаривает выбоину. Я — паук, висящий на стене, железным жалом свисает со спины моя трость. Часто я замирал от малейшего шороха и мне казалось, что меня видно издалека, что чьи-то злобные всевидящие глаза нашаривают меня в темноте. Холод царапал мою спину. Иногда куски штукатурки с оглушающим, как мне казалось, грохотом обваливались вниз и я удивлялся, что меня не слышит весь город. И вот передо мной узкий проем окна. Обеими руками я хватаюсь за стены и проскальзываю в узкую щель, как воровская отмычка входит в замочную скважину.

Я — наверху. Я жду. Я почти не дышу и кровь стучит в моих ушах, так громко. Тихо, только иногда слышен писк летучих мышей, вылетевших на охоту. Проходит время. Кажется, оно застыло, но я знаю, что оно идет.

И вот я слышу легкие шаги. Я прижимаюсь к стене. Шаги легкие и осторожные. Я знаю, что это она, я узнаю ее походку, как узнает шаги хозяина верный пес. Я делаю шаг и входит она. Она тихо подходит к окну и выглядывает наружу. Я не знаю, что сказать, во рту пересохло. Это мой вечный бич — мой голос не слушается меня.

— Рива.

Она вздрагивает и я касаюсь ее руки. Она холодна, как лед.

— Господи, как же я испугалась, — шепчет она и мои руки, которые всегда были умнее хозяина, обнимают ее.

Она дрожит и я закутываю ее в свой плащ. Мы просто стояли у окна. Ее дыхание стало ровным и спокойным. Мы сели на деревянную скамью в углу комнаты. Я взял ее руки в свои.

— Холодные, — тихо сказал я.

— Да, — прошептала она.

Я согрел ее руки своим дыханием...

Мы долго говорили в первую ночь. Вернее, говорила она, а я слушал. Я узнал историю ее жизни, узнал, что яблоки она любит больше всего, что ее любимый цвет голубой, что не любит кошек и боится собак.

Ее родители были ей неизвестны. Она жила с бабушкой до пяти лет. Бабушка была очень старой и доброй. Рива помнила ее неясно, помнила только, что бабушка Нина пекла вкуснейшие пироги с яблоками и пела на ночь песни на незнакомом для девочки языке.

Потом бабушка умерла и маленькая комнатка в полуподвальном помещении, где окна были почти на уровне земли, досталась чужим людям. За Ривой пришел законник и отвел ее в детский приют, откуда ее и забрали в приют для девочек на улице Флёр, где и прошла вся ее жизнь до встречи со мной.

Девочки старшей группы, Рива и еще сорок девушек, жили в одной большой комнате — дортуаре, где у каждой была своя кровать. Все личные вещи Ривы хранились в маленькой прикроватной тумбочке. Жили они по порядку, заведенному раз и навсегда. Утром поднимались в шесть часов, наводили порядок у себя в комнате, приводили в порядок себя, потом завтракали, работали до обеда, после обеда снова работали до ужина, а потом в девять часов они ложились спать. Работали они на кухне, готовили еду, мыли посуду, работали в саду, работали в швейной мастерской, в прачечной. Они делали всю работу по дому, их учили делать это потому, что всех девушек после приюта отправляли в Верхний Город, в дома богатых людей.

Жили они действительно, почти как в тюрьме. Строгий распорядок дня, работа под присмотром и почти никаких контактов с внешним миром. Девочек выводили в город только для того, чтобы повести в церковь. В такой день я и встретил Риву.

Помню, как на первом свидании она положила голову мне на плечо. Это было очень естественно и легко, как прикосновение крыла бабочки к щеке. По этому жесту можно судить о степени доверия Ривы ко мне. Ей было четырнадцать и она никогда не встречалась с мальчиками. Это было запрещено.

Что же касается меня...

Когда ее голова удобно устроилась на моем плече, я ощутил прилив нежности. Как будто бы маленький ребенок доверился мне, и она казалась мне тогда маленькой девочкой, в снах которой не бывает страха и боли. Мне хотелось прижать ее к груди и никогда не отпускать. Мне захотелось укрыть ее от всего мира, чтобы черные тени, которых я всегда так хорошо знал и боялся, не тянули к ней свои скрюченные злобой пальцы. Я хотел защитить ее от всех и от всего.

Иногда я терял голову, особенно когда втягивал своими собачьими ноздрями ее аромат, но я не мог сделать ей ничего плохого, я бы никогда не обидел ее. Я бы убил сам себя, если бы сделал ей больно. Она казалась мне хрустально хрупкой, чистой и невинной. Я прикасался к ней, как к изящной стеклянной фигурке, я боялся ее сломать, я боялся этого больше всего на свете. Я ничего больше в жизни так не боялся, как того, что она покинет меня. К счастью, этого не произошло...

Окольными путями я узнал у Лиса, какое наказание предусмотрел Закон за проникновение в чужой дом. За это можно было потерять голову в буквальном смысле этого слова. Если за уличную кражу с торгового лотка или из кармана прохожего отрубали руку, то за взлом вполне могли и казнить.

Скорее всего, Рива знала, что за то, что она делает по ночам, ей грозила женская тюрьма. Она рисковала гораздо больше, чем я, потому что смерть от топора законника гораздо лучше, чем жизнь в тюрьме.

Вот так я жил тогда. Часто, когда я возвращался домой и ложился спать, мне снились сны. Обычно я не помню своих снов, я помню только свои кошмары. Мне снилось, что я стою на натянутой проволоке. Вокруг — темнота, только проволока подо мной матово серебрится. Ничего не видно, но я знаю, что проволока натянута на головокружительной высоте. Один неверный шаг и я полечу вниз. Я буду падать долго и холод сжимает мое сердце. Проволока вибрирует под ногами, отвечая на мою дрожь. Вдруг наклон проволоки изменяется и я начинаю скользить по ней вниз. Я должен идти сам, иначе я упаду и разобьюсь. Мне надо идти и я иду, нащупывая ногами стальной трос. Я спускаюсь вниз, в темноту. Мрак вокруг меня становится все гуще. Проволоку уже не видно. Я не вижу даже своих рук, когда подношу их к глазам. Я иду на ощупь, я спускаюсь вниз, а вокруг — непроглядный, мертвый мрак...

Я никогда не обращал внимания на сны. Когда мне снилось что-то подобное, я некоторое время чувствовал себя не в своей тарелке, а потом просто начинал заниматься своими обычными делами и тягостное впечатление от этих снов проходило.

Теперь, когда я могу и хочу заново переосмыслить все, что было со мной тогда, я вспоминаю, что Марта выглядела какой-то расстроенной. Что-то происходило тогда в доме и вокруг нас, но я ничего этого не замечал...

На вторую ночь я взял с собой потайной фонарь, его луч был узким, как отточенный нож. Ночь была тихой и, как вчера, безлунной. Я снова ждал в нише напротив башни до тех пор, пока в темном проеме окна появилась бледная фигурка Ривы. Она выбросила из окна веревку, которую я привязал и спрятал под окном.

И вот я снова — паук, висящий на своей паутине, я — паук, пьяный от любви, я — хромой паук, упрямо ползущий вверх.

Наверху я зажег фонарь и мой плащ, широкий даже для меня, укрывает Риву. Она немного ниже меня и когда я вижу ее лицо, мое сердце снова сжимается. Я не могу назвать это чувство, я не могу описать это, я сам не знаю, что это такое. Множество людей тысячи лет упрямо изводили тонны бумаги и реки чернил, пытаясь рассказать, что такое любовь, нежность, страсть. Тысячи лет люди пытались переложить чувства в слова. В лучшем случае, они оказывались в положении собаки, любящими глазами пожирающей хозяина. Чувство любви собаки к человеку гораздо более прочно, чем любовь мужчины к женщине, но люди говорят массу слов и не могут сказать правильно, а собаке достаточно взгляда.

Ну, вот я — пес, смотрю в глаза хозяйки и прекрасней этих глаз нет. Я практически виляю хвостом, которого у меня нет. Я — пес, переполненный чувствами, как грозовая туча водой. В конце концов, пес, живущий во мне, толкает меня к Риве и я просто обнимаю ее, чего не может сделать ни один пес в мире.

Все влюбленные — слепцы, я знаю, это точно, потому что только сейчас, в свете воровского фонаря замечаю на ее руке черную звезду. Рива тоже бесплодна.

Дикая злость закипает во мне бешеной пеной. Ярость, от которой становится красно в глазах, жгучими иголками колет сжатые до хруста кулаки. Я всегда ненавидел их всех — толстых патрульных, собирающих дань с нищих. Торговцев, способных всучить тебе залежалый товар по бешеным ценам. Молодых инспекторов с золотыми значками-щитами на коричневых мундирах и змеиным презрением в глазах. Солдат с ледяными голубыми глазами и винтовками в руках. Богачей в особняках, смотрящих на Город свысока. Я ненавидел их всех, всех!

Она удивительно чувствовала меня, она знала, какое у меня настроение по моим, незаметным для посторонних, движениям. Можно было возразить, что она узнала меня так хорошо только по прошествию долгого отрезка времени, но это неправда. Она знала меня с самого начала и уже одно это было волшебством, доброй магией.

Ее прохладная рука коснулась моей щеки и злобы не стало.

— Что с тобой? — спросила она меня.

Я очень любил ее голос.

— Ничего, все хорошо, — ответил я, на мгновение прикоснувшись губами к ее пальцам.

Жалость и любовь — смертельная смесь, я выпил ее всю, до дна, и никогда об этом не жалел...

Лишь на второй день я смог оценить всю ту степень доверия, которое Рива испытывала ко мне. Это было безграничное, можно сказать, наивное доверие к человеку незнакомому. Я мог только почувствовать это.

Я рассказал ей всю мою жизнь. Я рассказал то, чего не рассказывал никому. Я рассказал о пулеметах и бойне в Селкирке, о моей потерянной сандалии, о солдате, об украденном хлебе, о ночлеге под мостом. По ее глазам я видел, что она прошла весь тот путь вместе со мной. Она чуть не плакала, когда я рассказывал ей о стрельбе и падающих на землю людях, улыбалась, когда я рассказывал, как мои руки украли в первый раз почти без моего участия. В ее глазах можно было читать, как в книге. Моя нежная Рива...

Я не рассказал ей только о Никише, потому что ненависть сродни любви. Никиша я ненавидел больше всех, а Риву любил больше всех и поэтому я не рассказал Риве о нем...

Обычно все истории, которые я слышал, начинались со слов: «Однажды» или «Давным-давно». Я не могу уйти от традиций, так как рассказывать я буду о величайшей для меня краже со взломом.

Однажды, когда осень доживала свои последние теплые дни, я опять ночью прокрался к Риве. Она была грустной и поначалу в темноте я не заметил, что она чем-то расстроена. Она, как всегда, села рядом со мной и некоторое время мы сидели молча.

— Что случилось? — спросил ее я, не выдержав.

Она взяла меня за руку.

— Сегодня к нам приходил человек из Верхнего Города. Нас собрали в комнате у хозяйки и этот человек рассматривал нас, как будто бы кого-то выбирал. Он не сказал нам ни слова, только улыбался. Его улыбка была отвратительной, — пальцы, сжимавшие мою ладонь, дрогнули, — он был похож на змею. Его глаза были, как у змеи. Я смотрела на него и меня пробирала дрожь. Он осмотрел нас, кивнул хозяйке и ушел. После ухода мадам Кресно, хозяйка, сказала нам, что послезавтра я и еще несколько девочек отправятся на работу в Верхний Город.

Мое сердце упало, как кусок льда.

— Я и Ольга, моя подруга, — Рива судорожно вздохнула, — будем работать в доме Макфарлейнов.

Мое сердце билось в груди, как копыта подкованной лошади по мостовой.

— К нам доходили разные слухи о Верхнем Городе, — продолжала Рива, — не очень приятные слухи. Я слышала от воспитательниц, что в Верхнем Городе происходят плохие вещи с женской прислугой. Многие девочки, которых взяли в Верхний Город в прошлом месяце, обещали писать нам, но мы не получили ни одного письма. Двоих тогда тоже взяли в дом Макфарлейнов.

Она замолчала.

Мой мозг разрывался на части, мысли метались, как собаки, больные бешенством. Я лихорадочно соображал, что же нам делать дальше.

— Я боюсь, Аль, — прошептала она, — я боюсь потерять тебя. Я просила мадам Кресно оставить меня в приюте наставницей для младших девочек, но свободных мест нет и мне придется уехать.

— Нет, не придется, — процедил я сквозь сжатые зубы.

Я встал и выдохнул, как перед тем, как бросится со скалы в воду.

— Послушай, Рива. Ты недостаточно хорошо знаешь меня и в этом моя вина, но ты должна доверять мне, потому что я не смогу жить без тебя. Я знаю, что это только слова, но других у меня нет, а я не мастер говорить. Я расскажу тебе кое-что о людях из Верхнего Города.

И я рассказал ей об убийствах Любо и Моны и о Макфарлейнах.

— Я знала, что это что-то ужасное, Аль, каким-то образом я чувствовала это.

— Ты не знаешь, насколько это страшно, Рива. Смерть по сравнению с жизнью у Макфарлейнов — это просто избавление.

— Что же мне делать, Алекс? — спросила она.

— Ты можешь уйти со мной, — сказал я и мои слова повисли в воздухе.

— Послушай, я живу в большом доме со своей семьей, — сказал я, сжимая ее холодные ладони, — люди, с которыми я живу, стали для меня настоящей семьей. Без них я бы пропал. Марта — она, как мать мне — позаботится о тебе. В нашем доме много комнат, девушки, у которых нет мужа, занимают целое крыло нашего дома. Их никто не заставляет делать то, чего они не хотят. Ты сможешь жить с ними или, если захочешь, Марта даст тебе отдельную комнату.

— Правда?

— Конечно! Они — хорошие люди, они помогут тебе и я помогу тебе. Тебе надо только принять мое предложение.

— Хорошо, Алекс, я пойду с тобой.

После этих слов я стал спокоен, как камень, потому что больше всего я не люблю принимать решения. Мне кажется, что я поступаю неправильно, но в этой ситуации я не видел другого выхода.

— Когда? — спросила Рива и я ответил:

— Сейчас.

Она вернулась через десять минут с небольшой сумкой. Своим кошачьим взглядом я увидел, как она улыбнулась мне.

— Вот и все мои вещи, — она решительно затянула ремешки и повесила сумку на плечо.

Я вылез из окна и мои ноги привычно нашарили веревку. Я остановился, упершись ступнями в ближайший узел на веревке.

— Садись на окно, Рива, и слушай меня. Садись на окно, опираясь на подоконник и повернись ко мне. Я удержу тебя. Нащупай ногами веревку.

Теперь мы оба висели на веревке и я ощущал упругость ее теплого тела, так доверчиво прильнувшего ко мне.

— Теперь я спускаюсь вниз и держу веревку. Когда ты почувствуешь, как натянулась веревка, обхвати веревку ногами и спускайся. Перебирай руками по веревке, чтобы кожа на ладонях осталась целой. Ничего не бойся, я с тобой.

Она спустилась вниз так ловко, как будто всю жизнь этим занималась.

— Бежим? — выдохнула она, держа меня за плечи.

— Я только поднимусь и отвяжу веревку. Жди меня, прислонись к стене, чтобы тебя не было видно с улицы.

Я взлетел по веревке наверх, долго возился с затянутым насмерть узлом. Смотал веревку в бухту, снял плащ, нацепил веревку на себя и одел плащ. Потом спустился вниз по стене. Спуск занял много времени потому, что меня трясло от страха. Не знаю, чего я боялся — то ли патрулей, обходящих район, то ли самого себя.

Рива ждала меня внизу.

— Идем тихо, не разговариваем. Идем в тени домов. Если увидишь людей — прячься.

Она взяла меня за руку, как маленькая девочка, и мы пошли. Ее рука, ее теплая уже ладонь, так удивительно нежно лежащая в моем раскаленном кулаке, заставила меня не бояться.

Мы шли домой, а над Южным Фритауном уже умирала самая длинная ночь в моей жизни. Мы шли домой и в укорачивающихся тенях домов уже не было чудовищ, возникающих в моем воображении. Теперь я твердо знал, что все чудовища остались там, наверху, в Верхнем Городе...

Мы дождались рассвета в одном из разрушенных домов в часе ходьбы от Замка над Морем. Тут и пригодились мои бутерброды, которые я брал с собой для Ривы, и яблоки, которые она так любила. Солнце превратило океанские волны в лепестки роз, подул утренний бриз. Лицо Ривы, которое казалось мне в темноте, серым и безжизненным, ожило. Она смотрела на все вокруг, как человек, бежавший из тюрьмы. Она прикасалась дрожащими пальцами к ядовито-зеленым гобеленам мха, покрывшего развалины, ее глаза перебегали с одного предмета на другой, как будто бы она не была уверена в их реальности. Она боялась и была отчаянно смелой одновременно, как ребенок, впервые увидевший мир и осознавший, насколько этот мир велик и прекрасен.

— Господи, — выдохнула она, закрыла глаза и прижалась ко мне.

— Я пореву, а ты не смотри на меня, пожалуйста, — сказала она, обнимая меня.

Я и не смотрел, одной рукой я крепко прижимал ее к себе, а другой рукой гладил ее по волосам, таким коротким, а где-то внутри меня теплые волны с тихим шелестом накатывались на мое сердце. Что-то светлое внутри меня было похоже на это раннее утро и этот свет был таким горячим, что я не мог дышать. Я задыхался оттого, что я чувствовал, меня душила невысказанность светлого, я умирал и, как никогда ясно, чувствовал, что живу, живу, живу...

Мы пришли домой за полчаса до завтрака.

Арчера не было дома, он снова пропадал в городе. В зале сидели Артур, Чарли и Лис, Марта расставляла посуду. Она увидела меня и Риву и руки Марты сами собой уперлись в бока.

— Здравствуйте, — сказал я, улыбаясь, и Рива тоже сказала:

— Здравствуйте.

По лицу Марты я видел, что до взрыва не очень далеко, но это меня уже не пугало.

— Ага, — сказала Марта.

— Это — Рива. Марта, — начал я и Марта метнула в меня огненные копья своих глаз, — Марта, покажи, пожалуйста, Риве комнаты девушек в левом крыле, а я расставлю посуду сам, хорошо?

В глазах Марты пропал огонь, там осталось только толика недоверия и много любопытства.

— Хорошо, только иди, вымой руки, а то ты похож на черт знает что, — сурово проворчала Марта и сказала Риве своим обычным деловым тоном:

— Пойдем со мной.

Рива посмотрела на меня, я улыбнулся ей и тихо сказал:

— Все будет хорошо.

Марта и Рива ушли, а я помчался во двор мыть руки. Краем глаза я заметил, что Чарли и Артур улыбаются, а Лис откровенно скалится, но мне было все равно. Я вернулся через минуту, сбросил плащ, снял веревку и стал накрывать на стол.

— Ну и ну, — сказал Артур.

Чарли промолчал и Лис, что было странно, тоже, только его ухмылка говорила о многом. Они знали, что рано или поздно я приведу кого-то в Замок над Морем.

— После завтрака мы уходим, — сказал Артур.

Сердце мое упало.

— Что случилось? — спросил я.

— В городе есть работа для всех, — сказал Чарли, — Арчер встретит нас на месте.

— Я должен идти с вами? — задал я свой обычно глупый вопрос.

Они промолчали, потому что я уже знал ответ.

Мы поели раньше остальных и спустились в кухню, где хозяйствовала Марта. Рива стояла у плиты, помешивая в сковороде кусочки поджаривающегося мяса, а ней был любимый передник Марты, что уже о многом говорило.

— Мне надо уйти, Рива, — сказал я.

— Я знаю, Марта уже сказала мне, что вы уходите.

Я молча стоял возле нее и не мог отойти. Она улыбнулась мне.

— Со мной все будет хорошо, иди.

Я прикоснулся к ее плечу, а она прижалась щекой к моей руке...

Мы вышли в город — Артур, Чарли, Лис и я. Шли мы быстро и через час попали в лабиринт узеньких запутанных улочек Северного Фритауна.

У Артура за поясом был револьвер, я заметил его, когда Артур одевал плащ. Моя трость почему-то казалась мне тяжелой.

Арчер ждал нас в переулке Савой. Артур спросил у него:

— Что там?

Арчер отбросил окурок и тихо сказал:

— Он на месте, с ним еще четверо. Сколько людей внутри я не знаю, может быть, много. Все окна забиты досками.

— Черный ход?

— Заколочен. Можно выбраться только через парадную дверь и через окна второго этажа.

— Подвал?

— Не знаю.

— Значит, так, — повернулся к нам Артур, — входим через парадную. Задержать всех, кто есть внутри. Тот, кто нам нужен — блондин, лет двадцати, высокий, крепко сбитый. Держимся вместе, Алекс прикрывает. Справишься? — спросил он у меня.

— Да, — ответил я, покачивая тростью.

Мы вышли из переулка и Арчер указал на дом, над входом которого висела покосившаяся старая вывеска с выгоревшей от солнца надписью «Бильярдная». Мы остановились у потемневшей от времени парадной двери. Арчер вытащил обрез, Артур и Чарли — револьверы, Лис достал полицейскую дубинку. Ударом плеча Арчер распахнул дверь. Мы вошли и остановились, прижавшись к стенам, пока не привыкли к темноте глаза.

— Арчер, иди вперед. Я и Лис — комнаты слева, Чарли и Алекс — справа. Всем искать лестницу в подвал.

Мы начали движение. В комнатах было пусто, только мусор и запах мышей.

В конце коридора Арчер указал обрезом на столб — основание винтовой лестницы. Мы медленно спустились в подвал, Арчер — впереди, я — замыкающий. Я коснулся стены рукой. На ощупь она была холодной и влажной. Я почти ничего не видел, кроме спины Лиса. Поглядывая наверх, я видел свет.

Затем мы попали в подвальное помещение, плохо освещенное. Вдруг свет погас и кто-то проскочил за моей спиной. Я ударил тростью в темноту и попал во что-то мягкое, ударил еще раз. Раздался крик. Мои чувства обострились до предела, я ощущал запах ребят, у каждого был свой запах. Передо мной кто-то сопел. Я услышал, как дубинка Лиса рассекла воздух и глухой стук удара. Впереди кто-то напал на нас, слышались звуки ударов, чьи-то вскрики. Лис бил кого-то, приговаривая:

— Лови, зараза, получай!

— Ну все, хватит! — крикнул Артур, его голос дрожал от злости.

В темноте оглушительно громыхнул дробовик Арчера, подвал осветился мгновенной белой вспышкой выстрела. Я успел увидеть кого-то, лежащего на полу перед Лисом.

Вспыхнула спичка и Чарли зажег свечу. Артур пинками загонял в угол двоих парней, наставив на них револьвер. Арчер стоял в углу и целился в парня со светлыми волосами, похожими на солому. У правой стены стоял буфет, на нем пылилось несколько бутылок из-под вина, заплывших стеарином. Чарли зажег свечи в этих импровизированных светильниках и в подвале стало светло.

Я оглянулся и увидел темноволосого паренька, лежащего на полу и обхватившего руками голову. Он тихонько стонал и поэтому я понял, что он жив. «Это я его», тупо подумал я сквозь шум в ушах. Сердце билось так, что могло пробить стены.

— Ну, что, Джек, — Артур подошел к блондину, — ты долго бегал и, наверное, устал?

— Пошел ты..., — злобно оскалив зубы, бросил блондин.

Арчер ударил его ногой и тот вскрикнул.

— Я буду спрашивать тебя, а ты будешь отвечать, — сказал Артур, покачивая револьвером.

Лис оттаскивал человека, по которому прогулялся дубинкой, к стене.

— Где он?

— Кто?

И снова Арчер ударил блондина.

— Ты как будто бы не знаешь, Джек, — сказал Артур.

Я никогда не видел ребят такими. Впервые я был с ними в деле. Одно — знать, чем они жили раньше, и совсем другое — участвовать в этом самому.

— Я повторяю: где он? — жестко бросил Артур.

— Не знаю, — сквозь зубы ответил блондин.

— Ты не знаешь, Джек, — сказал Артур утвердительно, — а ты знаешь Арчера?

— Ну.

— Ты знаешь, что он может сделать с тобой, Джек?

— Знаю, мать вашу, знаю! — заорал блондин, — идите к...

Арчер ударил его, блондин попытался сгруппироваться и перехватить удар, и Арчер ударил его обрезом.

— Это не разговор, Джек, — сказал Артур презрительно, — для разговора ты слишком глуп.

Блондин промолчал, прижав руки к лицу.

— Где он, Джек? Где Никиш? — Чарли подошел и стал плечом к плечу с Артуром.

— Он ушел, — невнятно пробормотал блондин, зажимая рукой нос.

— Когда?

— Вчера ночью. Он и его люди, — слабеющим голосом ответил блондин.

— Куда?

— Не знаю, куда-то в Средний Город.

— Почему он ушел?

— Он узнал, что Арчер расспрашивал о нем. Он и его люди хотели подловить Арчера, но у них что-то сорвалось и они ушли.

— Подловить, ха! — хохотнул Арчер, как будто услышал смешную шутку.

— Он говорил о том, кто наводит его на нас?

— Нет, нет. Говорят, что он из Фритауна, и Никиш встречается с ним с глазу на глаз, даже люди Никиша не знают, кто он.

Кровь текла у него из носа, в глазах я прочитал тоску, как у умирающей собаки.

— Ты был нужен Никишу для укрытия?

— Да, он жил здесь пару дней. Позавчера вечером выходил в город.

— Один?

— Да, один.

Артур и Чарли посмотрели друг на друга. Я подошел к ним.

Блондин поднял голову.

— Никиш говорил о нем, — он указал на меня.

— Что говорил? — спросил я и мой голос был странно спокоен.

— Да не помню я, — вяло ответил блондин, — Никиш может болтать часами и все ни о чем. Даже когда я был в его банде меня это доставало.

— О чем он говорил? — четко выговаривая слова сказал я.

— Что-то о снах, что-то о встрече, о расплате, не помню, — блондин наклонился и сплюнул кровь, лентами потянувшуюся у него изо рта.

Я отошел в тень. Меня порядочно мутило. Я повернулся и посмотрел на того, которого я свалил. Лучше не стало.

— Ты — дурак, Джек, — с сожалением сказал Артур за моей спиной, — если бы ты рассказал о Никише раньше и сам, мне бы не пришлось делать то, что я должен сделать. Ты же знал, что я ищу Никиша и молчал.

— Отпусти меня, Артур, — тихо и слабо сказал блондин.

— Не могу, Джек, — сказал Артур и от неприкрытого сожаления в его голосе мороз продрал меня по спине и в затылке зазвенело.

— Никиш вернулся и ты помог ему. Если я отпущу тебя, то вернешься ты к нему или не вернешься, это не имеет значения. Если я отпущу тебя, то самая последняя падаль во Фритауне будет думать, что Торио — слабак, что я и мои люди размякли. Я не могу тебя отпустить, Джек.

— Только быстро, — прошептал блондин.

— Да, — тихо ответил Арчер и взвел курки...

Этот щелчок взводимых курков прозвучал для меня, как гром. Все мое прошлое разлетелось на части с этим звуком. Потом я просто пытался склеить эти части и забыть прошлое, но смог сделать ни того, ни другого...

Еще два дня мы провели в городе. Арчер убил двух связных Никиша. Я бил людей, стараясь не думать. Я думал, что раньше или позже, но Никиш убьет меня с помощью людей Фритауна. Поэтому, когда трость в моих руках врубалась в чью-то голову, я старался не думать. К тому же, те, кого я бил, били меня в ответ.

Для человека противоестественно бить другого человека. Я знаю это по себе. Нет ничего более отвратительного, как будто дрянь внутри тебя бьет тебе в голову. Черный туман в глазах и привкус крови во рту. Но это уже мое дело, правда?

Мы провели чистку Фритауна. Все, в ком сомневались, были предупреждены. Были оповещены все стукачи, что за любую информацию о Никише будет вознаграждение.

Возвращаясь домой, Лис сказал мне, что мы действовали по наводке одного из наших осведомителей. Мы накрыли все явки Никиша во Фритауне, все его схроны и всех его людей. К сожалению, связь между Никишем и его покровителем — «кротом», установлена не была. Вся сторожевая смена на мосту была оповещена о Никише и примерном составе его банды. Его приметы были у каждого законника во Фритауне. Уже поэтому можно было судить, как поднялся хозяин. Арчер занялся формированием бригады охраны Замка. Чарли перепоручил троим своим управляющим в деловом квартале все свои дела. Таким образом, мои обязанности свелись к тому, что два раза в неделю, в разные дни, Чарли и я выходили в город для проверки состояния дел.

Любовь к Риве помогла мне не думать о том, что я делал в городе за дни чистки.

Странная это была любовь. Утром мы встречались за общим столом и сидели рядом, подкладывая друг другу лакомые кусочки. Потом я помогал Риве убирать со стола, мыть посуду, помогал готовить еду. Для меня это не было трудно и так я мог проводить с Ривой все время. Конечно, Лиса всего аж распирало поиздеваться надо мной, но он не делал этого. Может, потому, что это было что-то другое, к чему Лис не привык. Ведь все наши женщины, кроме, конечно, Марты, Розы и девушек в Замке, были известной профессии, с ними все хорошо, пока деньги есть, да и хочешь от них всегда одного. А от Ривы я не хотел ничего или, вернее, я хотел все.

Больше всего она любила лежать у меня на коленях, а я любил гладить ее лицо — нежную кожу лба, щек. Иногда она так и засыпала, положив голову мне на колени.

Перед тем, как идти спать, Рива целовала меня в щеку, скорее, как брата, чем как любовника. Ведь я был у нее первый. В ее глазах иногда загорался огонь, который ей удавалось погасить. А я ждал. Это ожидание отличалось от того, когда ждешь кого-то или ждешь определенного времени, чтобы начать действовать. Это было ожидание счастья. Я знал, что рано или поздно Рива полюбит меня по-настоящему.

Наши с Ривой отношения были похожи на любовь подростков, где каждый боится сделать первый шаг. По меткому выражению Лиса — «недороман».

Лис не мог понять, как у меня хватает терпения столько ждать. Его хватало максимум на два вечера ухаживаний с цветами, бутылкой вина, рестораном и постелью.

Мне было все равно. Я очень ее любил. Я отлично понимал, что один неверный шаг может оттолкнуть Риву от меня.

Но это все было уже потом, а сейчас мы возвращались домой после чистки.

Итак, когда мы вернулись домой, Рива удивила меня. Она ожидала меня в дверях и обняла меня раньше, чем я успел что-то сказать. Рива отстранилась от меня раньше, чем я успел обнять ее в ответ, и улыбнулась мне.

— Ну, вот ты и дома, — сказала она мне.

Я кивнул в ответ. Она была очень красивая и у меня перехватило горло.

— Трудно было? — спросила меня Рива.

— Нет, — соврал ей я и улыбнулся ей в ответ.

Что-то надо всегда держать в себе и оберегать это от тех, кого любишь.

Мимо меня проходил Арчер и Рива, заметив его, поздоровалась с ним. По лицу Арчера я понял, что он узнал Риву. От удивления у меня открылся рот и я молча смотрел, как Рива и Арчер отошли от меня по коридору, о чем-то оживленно разговаривая. Арчер улыбался ей, улыбался от всего сердца.

Если кто видел улыбающегося Арчера, то видел почти все.

Они немного поговорили и Арчер пожал Риве руку. Потом удивленно посмотрел на меня, как-то странно покачал головой, рассматривая меня, как какое-то странное насекомое, и ушел в дом.

Рива вернулась ко мне, посмотрела на меня и рассмеялась.

— Закрой рот, а то муха залетит.

Я послушно захлопнул пасть.

— Откуда ты его знаешь?

— Арчера?

— Ну да.

Рива осмотрелась по сторонам и, убедившись, что никто не слышит ее, тихо сказала:

— Его дочери — четыре года и она на воспитании в нашем приюте. Ее зовут Анжела, такая, ух! Огонь, за ней глаз да глаз нужен. А он очень заботливый, приходит почти каждый день, приносит подарки, читает ей книжки, гуляет с ней по саду. Она его очень любит, он ее балует, а она из него ну просто веревки вьет, — рассмеялась Рива.

Я придержал нижнюю челюсть руками просто так, на всякий случай.

Арчер — заботливый отец! Ну и ну...

Этим же вечером за ужином Арчер то и дело посматривал на меня, сидящего рядом с Ривой. Смотрел он на меня с удивлением и по окончанию трапезы подошел ко мне.

— Как ты утащил Риву из приюта?

Я рассказал, как было дело. Арчер выслушал меня и протянул:

— Ну, дела.

Я молча развел руками. Он посмотрел на Риву, которая помогала девушкам убирать со стола, и его глаза потеплели. Он печально улыбнулся, глядя на нее, потом повернулся ко мне:

— Вот теперь за моей Анечкой и присмотреть некому будет. Она у меня слишком шустрая, вся в мать. Того гляди, и устроит там бучу. Рива умела с ней по строгому, могла и по-хорошему, Анька только ее и слушалась. Теперь не знаю, как дальше пойдет. Все из-за тебя, — посмотрел он на меня с какой-то странной беспомощностью.

Мне оставалось только развести руками — дескать, виновен.

Он снова посмотрел на Риву и снова улыбнулся, как будто вспоминал кого-то, кого любил раньше.

— Она девушка хорошая, Рива. Добрая, — и он снова посмотрел на меня глазами старого Арчера — жесткими, черными, сильными.

— Обидишь ее — убью, — и он поднес кулак к самому моему носу.

Мне осталось только кивнуть головой. Рива в этот момент посмотрела на меня и улыбнулась мне, а я улыбнулся ей. Арчер, видевший все это, усмехнулся и сказал:

— Хотя, думаю я, ты лучше сам себя убьешь, если ее обидишь.

— Да, — сказал я и Арчер, похлопав меня по плечу, вышел из комнаты.

Я помог девушкам убрать посуду после ужина и мы вышли с Ривой прогуляться немного после ужина. Воздух был звенящим и холодным, дыхание приближающейся зимы заставляло дрожать звезды, особенно яркие в это время года.

— У тебя появился защитник, — улыбаясь, сказал я Риве.

— Арчер?

— Ну да.

Она довольно кивнула головой. Ей было приятно отношение к ней Арчера. Он, довольно низко ставивший женщин, к Риве относился, как старший брат. Рива ни капельки не боялась Арчера, как Марта, просто Рива видела другую, светлую сторону этого человека. Даже когда Рива узнала, чем занимается Арчер, она не переменила своего отношения к нему. Для нее Арчер был добрым усталым человеком, часто навещавшим свою дочь, вынужденную жить у воспитателей. Он был человеком, приносившим игрушки и яркие книжки, зеркальца и безделушки, отцом, который без памяти любил маленькую непоседу, слушал ее болтовню, носил за ней ее кукол, читавшим ей на ночь сказки, в которых всегда должен был быть счастливый конец...

Как назло, назавтра нас всех вызвала Мамочка. Они с Чарли заперлись на три дня и я только и видел, как к ним вносили какие-то документы, напечатанные на плотной белой бумаге с водяными знаками — явный признак важности. Арчер тоже был занят: тренировал бригаду охраны дома Мамочки и Замка над Морем. Я, хочешь не хочешь, все время находился рядом с Арчером, потому что Артур мне приказал следить за тем, как Арчер натаскивает новобранцев, смотреть и учиться. Мне, если честно, все это обучение было до ..., ну сами понимаете, до чего. Арчер и так меня натаскивал до этого четыре года подряд, а мне так хотелось к Риве, ну прямо, хоть волком вой. Лис вместе с Артуром шныряли по Фритауну, тормошили уличных торговцев, нищих, скупщиков краденого с одной целью — выведать что-нибудь о «кроте». Работа должна была быть тонкой, чтобы никакая поганка не заподозрила, в чем смысл. Результатов эта разведка не принесла, хотя Артур и запугивал людей, и пряники сладкие обещал, а толку — ноль. Все в ответ: «Да, что ты, Артур? Да что ты? Мы ж все за тебя, Артур, мы за тебя, хороший ты наш. Не знаем мы ничего, мы людишки маленькие, нам лишь бы на хлебушек заработать, с твоей помощью, Артурчик, хороший ты наш. А так не знаем ничего, не знаем. Новых людей в районе есть, да все они нищие с северных районов, никого серьезного нет, все шваль да шпана. Не знаем, не знаем, не видели», — вот и все.

Недели две вся эта бодяга тянулась, пока Арчер не признал подготовку наших костоломов удовлетворительной, назначил над бригадой заместителя Сашку Черного и вышли мы всей толпой на фритаунские улицы. Обыватели, завидев наш эскадрон смерти, рты пораскрывали, а кое-кто так вообще на местах и застыл, как приклеенный. А устроили мы это торжественное шествие по двум причинам: показать всем, кто здесь главный, и показать «кроту» силу нашу и страх людской перед парнями Арчера. А нанял Чарли парней — так это страх и кошмар: все здоровые, как быки, все из деревни, руками подковы гнут. Сила, одним словом.

Меня этот парад особенно не грел, потому как к Риве хотелось мне до смерти.

Арчер распределил парней на охрану особо важных наших точек и мы, наконец-то, слава богу, вернулись домой.

Самым обидным для меня было то, что вернулись мы домой за полночь и Рива уже спала, меня не дождавшись.

Зато утром я понял, что две недели разлуки были тем, что надо — меня еще никто так утром не обнимал так крепко, как обняла меня моя Рива. Я даже задохнулся, а когда к моим губам легонько, как крылышки мотылька, прикоснулись ее губы, так даже чуть не умер. Она была такой красивой тогда.

По нашему возвращению мы задумали устроить торжественный ужин по поводу годовщины заселения Замка над Морем. С утра на кухне было жарко, на всех плитах варилось, жарилось, а в духовках — пеклось угощение для всех, кто жил в нашем доме. Марта еще с раннего утра затащила меня на кухню, где я выполнял роль подсобного рабочего — чистил картошку, обливаясь горючими слезами, резал лук, убирал и мыл посуду, в общем, пахал, как конь.

Давно уже я не помнил Марту такой веселой, она ни на минутку не оставалась в покое. Казалось, у нее тысяча рук — она одновременно была повсюду, ее руки взбивали смеси для тортов и жарили мясо, резали свежайшее масло и месили тесто для пирогов. Она рассказывала, как впервые встретила Артура и чуть было не отлупила его на первом свидании. Все смеялись до слез. Я заметил, что Марта как-то странно посматривает на меня сегодня, совсем прямо как Арчер тогда. Она завернула в тесто печеночный фарш, смазала будущие пироги щеточкой со сливочным маслом, задвинула противни в раскаленную духовку. Прищурившись, она посмотрела на огонь, довольно кивнула и подошла ко мне.

— Ты мне нужен, Аль. Нужно достать чистые скатерти и столовые приборы, — сказала она мне.

Я как раз домывал последнюю грязную тарелку. Я кивнул ей в ответ и вытер руки полотенцем.

— Так, девочки, поторапливаемся. Скоро будут гости. И кто-нибудь присмотрите за моими пирогами, — выдала команду Марта.

— Я посмотрю, — отозвалась моя Рива.

Она была очень хорошенькой в этот момент — разрумянившаяся от жара плиты, ее глаза блестели, волосы были повязаны пестрым платком, который я подарил ей вчера. На ней была длинная юбка в складку, белая блузка без рукавов и передник, который она сама себе сшила.

Марта, улыбаясь, кивнула головой.

— Да уж, присмотри за ними как следует. Твой-то до смерти любит пирожки с печенкой.

Я смущенно откашлялся, а Рива покраснела.

— Он не мой.

— Ага, рассказывай. Он «немой» и глухой, да только не слепой, когда таращится на тебя, — крикнула Роза, отрываясь от приготовления салата с помидорами.

Девчонки, конечно, сразу начали смеяться, а Рива, покраснев еще больше, только махнула головой, как жеребенок взмахивает гривой на бегу. Она смущенно посмотрела на меня из-под густых и длинных ресниц, а в глазах ее прыгали золотистые искорки. Эти лукавые огоньки начали появляться в ее глазах совсем недавно, и это было хорошо, потому, что я любил, чтобы ей было весело. По сравнению с той печальной девочкой в приютском саду, теперешняя Рива была совсем другой и в то же время такой же, той же девочкой, которая первой обняла меня в темной башенке.

Как уже понятно, мы с Ривой вошли в ту стадию, где нас начали дразнить друг другом. Я был не очень-то стыдливым тогда, но мне было приятно, что нас дразнят.

— Пошли, пошли. Вам бы только хихикать, — добродушно проворчала Марта и мы направились в кладовку.

Мы перебирали с ней белье в кладовой, вернее, Марта искала скатерть покрасивее, а я искал корзинку с праздничными вилками и столовыми ножами, и никак не мог найти. Такие вещи всегда трудно найти, они как будто сами прячутся по темным углам.

Марта выбрала три скатерти, накрахмаленные так, что они казались жестяными и поинтересовалась:

— Ну что, нашел?

Я как раз двинулся головой о низкую полочку и чертыхался про себя, потирая макушку.

— Да ты что, уснул там?

— Нет. Найти не могу.

— Ох, мужики, — проворчала Марта для порядка и мы начали совместные поиски пропавшей корзины.

Как и следовало ожидать, я нашел ее на самом верху между двух ящиков с посудой.

— Фу, заморилась я совсем сегодня, — Марта присела на сундук со старой одеждой и вытянула ноги.

— Ножки, мои ножки, — выдохнула она, — потирая колени, — отдохнуть бы надо.

— Надо, — согласился я.

— Тебе бы только отдыхать, — сказала Марта, улыбаясь.

— Ага, я такой, — улыбнулся я ей в ответ.

— Лоботряс.

— Точно.

— Балбес.

— Правда, старушка, правда. Я балбес.

— Не зови меня старушкой.

— Не зови меня балбесом.

— А как же тебя еще по-другому называть, если ты и есть самый настоящий балбес? — поинтересовалась Марта.

— Красавцем, — выдал я.

— «Красавцем», ха! Не могу. «Красавец», — фыркнула Марта, — да какой ты красавец?! Балбес самый настоящий, да к тому же везучий балбес — какую девушку умудрился украсть.

— Да ну? — деланно удивился я.

— Вот тебе и ну. Помимо шуток, Аль, она — молодец. Сама всегда вызывается мне помогать, аккуратная, я таких аккуратных страсть как люблю. Шить умеет, вязать — за ней уже девчонки бегают — «Рива, покажи, как то сделать, как это сделать», а она всегда поможет, покажет, объяснит. Никто ее никогда хмурой не видел. По дому помогала мне прибраться — так казалось, что усталости не знает, все у нее кипит. Самой грязной работы не боится. И хлеб она печет лучше меня, — наклонилась ко мне Марта.

Это признание немного удивило меня — Марта обычно редко позволяла кому-нибудь печь хлеб, не доверяла, говорила, что тонкое это дело. А теперь получается, что Риве она доверилась. Вот это да!

— Добрая она, наивная, — немного огорченно продолжила Марта, — плохо ей будет, если не поддержат ее в жизни. Таких надо хранить и оберегать, Аль. Того я и боюсь, что наломаешь ты дров, — сумрачно посмотрела она на меня.

— Не наломаю, — буркнул я в ответ.

— Ты не торопи ее, Аль. Пускай девчонка пообвыкнется, жизнью спокойной поживет, тогда и будет толк. Вы, мужики по молодости, все кобеля, а ей не кобель нужен, а муж, опора. Я тебе ничего не говорю, только не гони волну. Пускай все идет, как есть.

— Хорошо, Марта, я обещаю.

— Ну, и ладно, и хорошо. А она тебя любит, Аль, — улыбнулась Марта, — любит, да только сама еще не знает. Девчонки по ней немножко прошлись — в том смысле, как насчет парней, мол, знают они и богатых, и красивых, а она в ответ краснеет только, да отвечает «не надо мне ни богатых, ни красивых». Девчонки ей — «а кто ж тебе нужен?», а она — «есть один».

Марта толкает меня локтем в бок.

— Понял?

— Да, — шепчу я в ответ.

— Ну, нашим девчонкам пальца в рот не клади, они сразу стали на твой счет проезжаться, ругать тебя по всякому — и молодой, и ветер в голове, и выпить не дурак, а она только улыбается — «не такой он, неправда». Наши и отстали, видят — девка при уме, да при сердце незлом горячем, теперь дразнят ее по-доброму, она не обижается, понимает, что не со зла, и ты тоже не обижайся.

— Да я и не обижаюсь.

— Вот и хорошо. Давно мы уже так хорошо с тобой не говорили, Алька.

— Да, старушка, давно.

— Сам ты «старушка», — поднялась с сундука Марта.

— Тяжело в городе было? — спросила она меня, когда мы шли в зал, где парни уже расставляли столы и стулья.

— Да так, — неопределенно протянул я.

— Ты пойми, Аль, я в ваши дела мужские не мешаюсь, я и так знаю, кто вы да что, знаю, чем мой Артур занимается и Арчер, господи его прости, и что тебе довелось тем же заняться. Ты не бери в голову, иногда жизнь тебя не спрашивает, что дальше делать. Когда ногой пнет в брюхо, когда и звездочку с неба кинет. Весь вопрос в том, чтобы разбирать, где злоба, где добро и где ты. Можно делать то, чем вы занимаетесь, и остаться тем самым пацаном, который ревел, маму вспоминая.

Это Марта говорила о том случае, когда давно я плакал ночью, а Марта услышала, как я маму звал, и пожалела меня, и утешила, как могла.

— Терпи, Алька, терпи все, как надо. Жизнь, конечно, стерва порядочная, но ведь подкинула же она тебе звездочку твою новую. Так что держись и давай расставляй тарелки поскорей, а то мы так до завтрашнего утра проваландаемся, — сказала Марта и направилась на кухню проверить, как там дела.

А мне до смерти захотелось обнять ее так, как в детстве, и вдохнуть тот знакомый успокаивающий запах дома, уюта, тепла. Запах мамы.

Но я не обнял ее. Вместо этого я расстелил туго накрахмаленные хрустевшие скатерти на отполированных столах, и начал расставлять тарелки, и раскладывать ножи и вилки, и стаканы, и бокалы, и продолжал я это делать до тех пор, пока в двери зала не вошла моя «звездочка» и не улыбнулась мне...

Дальше все было очень просто — как я уже говорил, мы с Чарли выходили в город только два раза в неделю. Артур, Арчер и Лис выходили вместе с нами: Арчер — чтобы проверить нашу бригаду охраны, Артур — как вожак, Лис — просто за компанию. Так что я мог проводить с Ривой гораздо больше времени, чем раньше. Я помогал ей в работе по дому, в этом не было ничего зазорного для меня. Готовить еду мне было несложно — сказались уроки Марты, к тому же готовка в чем-то нравилась мне — я своими руками делал самые необходимые вещи, без которых вряд ли кто-нибудь может обойтись. Конечно, я не претендую на что-нибудь особенное — женщины, особенно моя Рива, всегда справлялись с этим гораздо лучше меня, но сам по себе я бы никогда с голоду не пропал бы. Никогда раньше я не знал, как все-таки приятно помогать тому, кому любишь. Тогда работа не казалась мне тяжелой.

Вечера мы проводили вместе — она всегда чем-нибудь занималась — вязала или шила, по большей части она вязала. Я помню первый свитер, который она связала мне — из серой шерсти с воротником под горло, очень теплый. Конечно же, я мешал ей, я любил сидеть на полу рядом с ее креслом. Я любил брать ее за щиколотку, сначала она пугалась — она вообще боялась щекотки. Наверное, со стороны это было смешно — я ложу голову ей на колени:

— Ты мне мешаешь, — говорит она, но дыхание выдает ее.

Дыхание прерывистое, иногда ей трудно говорить.

— Честно? — нахально интересуюсь я.

— Да, — отвечает она мне и в первый раз за этот вечер заглядывает мне в глаза.

— Честно-честно? — продолжаю я и смотрю в ее глаза.

Когда долго смотришь человеку в глаза, то они заполняют тебя целиком. Кажется, что в мире нет больше таких карих, таких теплых, таких загадочных глаз. Эти глаза все время, пока смотришь в них, становятся все больше и больше, ты тонешь в них, ты растворяешься в них, они поглощают тебя. Глаза, женские глаза — это всегда загадка для меня. Они были, и есть, и будут загадкой для меня, вечной тайной, секретом, который нельзя раскрыть.

Она не выдерживала моего взгляда. Мне так всегда нравилось, как она смущается, глядя мне в глаза. Может, в этом было что-то неправильное, что-то от моей дикой природы. Может, мне просто нравилось, как за занавесью длинных ресниц прячется загорающееся теплое пламя. Может, мне нравилась линия ее ресниц на белизне кожи. Не знаю.

Он накрывает мою голову вязанием и смеется. За недовязанным свитером она прячет мой взгляд. В этот раз она победила меня. Хотя, может быть, она победила себя.

Возможностей много: за завтраком мы сидим вместе, наши ноги под столом соприкасаются, иногда это делаю я, иногда она. Мы похожи на детей, которые влюблены друг в друга без памяти. Я откладываю ей лакомые кусочки, например, куриную грудку, она перекладывает их мне. Иногда мы не можем удержаться от смеха, который распирает нас. Мы чувствуем себя такими живыми, когда мы рядом. Жизнь переполняет нас, свет в нас бьет ручьями, ревет водопадами, брызжет, как брызги шампанского, которое и я, и она попробовали в первый раз в этом году — в нашей семье появились деньги.

Иногда мне хочется ее обнять. Да что я вру — мне хочется ее обнять всегда. Просто иногда я могу противостоять этому желанию, а иногда нет. Иногда я могу угадать момент, когда она хочет, чтобы я обнял ее.

Больше всего я люблю, когда она сама обнимает меня. Ее голова при этом прячется на моей груди и я ощущаю запах ее волос, все еще по-прежнему сводящий меня с ума так же сильно, как и на первом свидании в башне. Я люблю тепло ее дыхания сквозь ткань моей рубашки, я люблю стук ее сердца, частый, ровный, сильный, как молоточки стенных часов. Я люблю, когда у нее перехватывает дыхание, как она замирает в этот момент.

Я люблю, когда она кладет голову мне на колени. Она любит, когда я глажу ее лицо. В этот момент ее лицо напоминает мне лики святых — на нем нет ни единой горькой складки, только тепло и покой. Я обожаю гладить ее кожу — она нежная, гораздо нежнее шелка, прохладная, я провожу по ней своими пальцами, которые кажутся мне в это момент грубыми деревяшками. Я люблю перебирать ее волосы, гладить кожу лба, проводить пальцем по ее бровям, трогать губы. Ее губы нежные, мягкие, иногда обветренные — мы часто гуляем вместе по берегу океана. Мне жарко от горячей волны, заполняющей меня. Это тепло поднимается от живота вверх, в глазах наворачиваются слезы, я могу дышать только ртом. Я умираю от нежности, я задыхаюсь, когда держу ее лицо в своих руках.

Она любит лежать на моих коленях. Иногда она может даже задремать от моих прикосновений — это когда я не прикасаюсь к ее губам. Она может даже крепко заснуть, но когда я трогаю ее губы она всегда просыпается.

При работе в кухне мне кажется, что мы ставимся еще ближе. Мы вместе делаем одну и ту же работу, иногда наши руки соприкасаются. Одно сознание, что я работаю рядом с ней, сознание того, что в любой момент я могу прикоснуться к ней, заставляет дрожать мое сердце.

Сердце мое, оказывается, может биться по-разному, когда я рядом с ней. Оно может замирать, а может биться, как паровой молот, так, что шумит в ушах. Иногда оно может биться в моем горле, иногда в моем животе, а иногда не биться вообще.

Я жду, терпеливо жду. Я жду, когда она поймет, что любит меня...

Время идет. Мы иногда выходим в город только вдвоем с Ривой, иногда вместе с остальными. Зима заявляет о себе — ветер становится жалящим, резким, иногда он бьет тебя наотмашь. Небо все чаще заполняется серыми тучами, океан становится свинцовым, в гавани все меньше торговых судов. Иногда идет дождь, в эти дни мы сидим дома. Теперь все чаще топится плита, все больше ставится чайников на огонь. Скоро сезон дождей — у нас это время называется зимой. Мы с парнями прочищаем сточные канавы вокруг дома, убираем опавшие листья и поджигаем отсыревшие желто-красные кучи, дым от них, тяжелый и удушливый, стелется по самой земле. Мы покупаем уголь и дрова, и проводим три дня за разгрузкой. Еще столько же мы тратим на то, чтобы засыпать уголь в погреба, и неделю — на распилку дров. Эта работа мне нравится, мне нравится пилить дерево, по крайней мере, первые пятнадцать минут. Потом мы долго вытаскиваем занозы из рук, правда, я уже этого не делаю — их вытаскивает иглой Рива, у нее глаза, как у кошки. Мы готовим дом к зиме: закрываем ставни, проверяем петли, конопатим щели в стенах и окнах. Последний месяц Марта и девушки занимались заготовкой продуктов на зиму: сколько солилось овощей, сколько закатывалось банок с вареньями, компотами — знает только Марта. В этом я тоже помогал, мне нечего было стыдится насмешек девчонок — я работал вместе с Ривой.

Скоро зима — это время нравится мне в этот год. Может быть, потому, что рядом Рива.

Марта проводит с Ривой много времени, часто я замечаю, как они тихо разговаривают друг с другом в общем зале. Иногда они улыбаются, иногда Марта говорит что-то такое, от чего они обе смеются-заливаются. Я не знаю, о чем они говорят, и не спрашиваю Риву об этом.

У каждого должна быть своя жизнь.

Среди парней Рива пользуется прочным авторитетом — Лису понравилось то, как она готовит, он сам мне об этом сказал, я не знаю, чем она понравилась Артуру, но как-то он подошел ко мне и сказал: «Тебе с Ривой повезло, малыш». Арчер... Отношение Арчера к Риве напоминало мне отношение старшего брата к любимой младшей сестренке. Иногда Арчер разговаривал с Ривой — наверное, о своей дочке. Кстати, Арчер никому не говорил, кто была ее мать. Это была его тайна.

В нашей семье вообще каждый имел свою тайну. Это можно было понять, когда долго живешь с ними рядом. Я не говорю о каких-то вещах, которые скрывались — скорее, это были тайны прошлого. Например, Чарли никогда не говорил, кто его родители, и как он жил до того, как попал к Артуру. Например, Лис всегда знал больше, чем должен был знать, и говорил вещи, о которых он не должен был знать. Например, Артур никогда даже не заикался о том, кто такой на самом деле хозяин Торио. Арчер никогда не говорил о том, кого он убил, он вообще не говорил об убийствах. Марта не могла говорить о своей жизни до встречи с Артуром. Некоторые вещи в нашей семье хранились только для себя.

Мы выходим вместе на рынок — женщины покупают себе платья и обувь на зиму. Мы запаслись всем этим заранее и теперь мы просто сопровождающие и оценивающие носильщики покупок. Оценивающие — это когда женщины выходят из примерочных в новом наряде и спрашивают тебя: «Ну, как?» Ты — это вообще полный баран в этом деле, ты можешь выдать только «Ничего себе» или «Здорово!», может быть «Потрясающе!» или «Ну, я не знаю». Я говорю о себе — мне было приятно смотреть на Риву, но от многочасового хождения по торговцам, когда женщина приценивается и прикидывает, я немного уставал.

Также мы, но уже чисто в мужской компании, ездили запасаться на зиму мясом, сыром и спиртными напитками. Брали вино и водку, вино было отменное — этот год на виноградниках Черных гор выдался хорошим.

Деловая активность в городе сокращалась, зато бурно оживала театральная деятельность. Пользуясь тем, что крестьяне уже продали собранный урожай, небольшие театральные труппы колесили по острову, делая неплохие сборы. Театры, имеющие собственные помещения, тоже собирали неплохую выручку, потому что зима заставляла людей искать развлечений не на пляже или на отдыхе в деревне. С наступлением зимы в город съезжались владельцы загородных домов; много моряков, получивших полугодовое жалование, жаждали отдыха; чтобы пережить зиму, в город возвращались сезонные рабочие. Актеры в театрах, танцовщицы в кабаре, клоуны, жонглеры, акробаты в цирках работали не покладая рук и ног и не смывая грима.

Мы были людьми, редко покидавшими Южный Фритаун, но в театр мы любили ходить.

Театральный репертуар был самым разнообразным: от исторических драм до водевилей. Понятное дело, действие всех исторических драм и пьес происходило на Земле — ставили Шекспира, Мольера, Корнеля. Власть, правда, не жаловала пьесы, в которых убивали королей, но для классиков цензура делала исключения. Не принимались к постановке любые сюжеты на злобу дня — это было запрещено и реализм вообще был у нас не в ходу.

Женщины любили мелодрамы, с большим интересом следили за сюжетом, все время переспрашивая: «Кто там что сказал?»

Приближалось время, когда ливни, идущие подряд несколько дней, не выпускали людей на улицы. Южный порт готовился принять большинство кораблей, совершавших рейсы к дальним островам. Портовые склады заполнялись под завязку.

Сборщиков государственных налогов стало явно больше, как блох на бешеной собаке. Налог на урожай, налог на землю, арендный налог, годовая уплата по счетам — деньги текли рекой в Верхний Город под охраной вооруженных конвойных. Банки получали деньги по годовым процентам, шерстя кредиторов. Тюрьмы Ворхопса пополнялись разорившимися дельцами и банкротами, чье барахло пошло с молотка по бросовым ценам. Кое-кто топился, кто-то стрелял в солдат, приходивших за конфискацией имущества в счет уплаты долга — и получал пулю, кто-то пытался спрятать доходы в двойной бухгалтерии под ворохом цифр — и получал за это кандалы в каторжной тюрьме. Зима...

Капитаны китобойных судов, выходя утром на мостик, попадают в пелену тумана, густого, как скисшие сливки. Они закуривают длинные трубки, юнга приносит им чашку утреннего горячего, крепкого кофе с ромом, и капитаны, ворчат, пыхнув табачным дымом из бороды: «Зима»...

Киты уходят на юг за редеющими косяками рыб, уходят, чтобы родить своих малышей в теплых южных водах. Их могучие спины вспарывают океан, под их лоснящейся кожей — мощные пласты жира, накопленного за лето. Они всплывают наверх, чтобы глотнуть холодеющий воздух, пар вырывается из их дыхал: «Ш-ш-ш-ша-а-а», и они уходят в сумрак глубины, шлепнув напоследок широким хвостом по воде. Зима...

Над пустыми полями, черными и влажными от утренних туманов, с криками летают стаи ворон. По утрам земля подмерзает, деревья стоят голые, как скелеты, и ветер гоняет облетевшую за неделю опавшую листву. Увядшая трава становится желтой и жесткой, как проволока. Зима...

Мы с Ривой сидим на песчаной дюне у океана возле нашего дома. Я укрываю Риву, продрогшую от злого ветра, своим старым плащом на теплой подкладке. Она греет свои руки на моей груди. Согревшись, она садится мне на колени, крепко обняв меня. Небо над нами прозрачно-синее, отполированное северным ветром. По нему летят оборванные клочки белых облаков. Гребни океанских волн покрыты пеной. Океан катит свои серые валы на берег, порывы ветра пригибают пожелтевший кустарник у подножия известняковых холмов. Рива обнимает меня, крепко прижавшись ко мне, ее щека — у моей щеки. Я укутываю ее поплотней и глажу ее уже отросшие мягкие волосы.

— Зима...

Зима в этом году была хуже, чем в прошлые годы.

Дожди шли каждый день, ветер дул сильный, всегда с севера. Город заливало водой, сточные канавы напоминали бурные горные реки. Решетки стоков закипали водоворотами, не успевая заглатывать мусор и опавшие листья. Уровень воды в канализации поднялся настолько, что на Диссе пришлось открыть шлюзы и мутная вода устремилась к морю.

Видимая деятельность в городе упала до нуля, зато возросла невидимая, деловая жизнь. Все дельцы, маклеры, торговые агенты собирались под крышей кафе «Диоген». Его хозяин, разорившийся владелец плантаций сахарного тростника, на оставшиеся после краха деньги открыл кафе, куда смог привлечь своих знакомых, которым в жизни повезло больше. Большинство сделок, заключаемых на острове в зимний период, заключалось в этом кафе. Хозяин, помимо обслуживания клиентов, смог устроить дело так, что «Диоген» стал «черной» биржей острова. Случайные посетители просто так не могли попасть в кафе. Два рослых швейцара — бывшие гвардейцы — умело фильтровали народ на входе.

Моя работа продолжалась — то есть, я, по-прежнему ходил с Чарли, номинально являясь его охранником. Чарли не делал особой тайны из того, что брал с собой револьвер, когда мы выходили из дома. У меня же револьвера не было, и если бы на нас напали с «огнем», вряд ли я смог что-нибудь сделать, кроме как погибнуть геройски.

В эту зиму я впервые попал в «Диоген», вместе с Чарли. Я просто стоял за его стулом, смотрел, слушал, но, конечно, мало что понимал.

Мы оказались владельцами двух хлопковых плантаций, одной большой апельсиновой садоводческой фермы и одной большой плантации сахарного тростника. Чарли немного излечился от своей старой меланхолии, азартно схватываясь с пузатыми маклерами из Среднего Города из-за акций, отчаянно торгуясь с оптовыми торговцами и владельцами портовых торговых складов. Летом мы арендовали пять складов и еще до конца сезона они были забиты под завязку. Мы много потеряли на перевозке хлопка с островов и Чарли с Артуром подумывали о покупке надежного транспортного парусника, но это было делом будущим и пока еще неопределенным.

А сейчас Чарли активно сбывал наш товар, Арчер возглавил бригаду, которая днем и ночью охраняла склады, Артур, вместе с Чарли, занялся торговлей, так что без определенных занятий остался только Лис. Хотя это ему удавалось без особого труда: пьянствовать и таскаться по бабам — дело нехитрое.

Дождь зарядил надолго, Артур и Чарли ходили в город вместе, а я оставался с Ривой.

Наши отношения с ней всё еще оставались прежними — мы все еще держались за руки.

В период зимних дождей я часто вспоминал Никиша. Иногда плохая погода влияет на меня. Иногда мне казалось — особенно после того, как долго сидишь возле окна, в которое упорно и монотонно барабанит дождь — что этот дождь идет во мне. Иногда мне хотелось плакать без причины, реветь изо всех сил. Иногда мне казалось, что Рива не любит меня. Иногда мне даже не хотелось выходить из своей комнаты, даже когда ребята были дома. Не хотелось выходить из дома, не хотелось быть веселым, не хотелось делать вид, что мне весело. Иногда мне даже не хотелось ничего.

От этой зимы меня спасла Рива. Однажды вечером она вошла в мою комнату и сказала:

— Давай поужинаем.

Я молча поднялся и она остановила меня:

— Мы поедим у тебя. Помоги мне принести ужин из кухни.

Мы спустились вниз, поставили на подносы столовые приборы, взяли куриное филе, холодные закуски, масло, хлеб. Рива открыла своим ключом шкаф, в котором Марта хранила спиртное и взяла бутылку белого вина. Мы поднялись наверх, Рива расстелила на моем старом столе чистую скатерть, я помог ей расставить тарелки и нарезать хлеб. Она зажгла две свечи в высоких подсвечниках, а я взял в руки бутылку, рассматривая марку. Вино оказалось неплохое и недешевое.

— Ты научилась разбираться в вине? — спросил я.

— Марта научила, — улыбнулась мне Рива.

— А что за повод? — спросил я, кивая на свечи.

— Никакого, — ответила мне Рива.

Я в жизни не видел у нее такой загадочной улыбки и таких странно светящихся глаз.

Пили мы понемногу, смакуя вино. Ели неторопливо, так, как будто бы у нас была впереди вечность.

Я говорил, что зачастую веду себя, как идиот, и еще чаще им являюсь на самом деле. Только в конце ужина я заметил, какое красивое на Риве платье.

Мы также молча и неторопливо убрали со стола. Рива оставила свечи гореть на столе. Из своей сумки она достала ночную рубашку и повесила ее на спинку свободного стула.

— Остаешься? — тупо спросил ее я.

Она улыбнулась мне уголками губ:

— Да.

Я обнял ее и мы долго стояли у темного окна. В отсвете свечей было видно, как дождевые капли, появляясь из темноты, материализуются на холодном стекле. Мы стояли так довольно долго, а потом она сказала мне, ответив на незаданный вопрос:

— Я ничего не боюсь. Мне уже все рассказали.

Я молча улыбнулся в темноту над ее плечом. Я боялся больше, чем она...

Дальше я не могу рассказывать откровенно. Все, что произошло дальше — это дело только мое и Ривы. Если кто хочет узнать об отношениях мужчины и женщины, которые любят друг друга, занимаются любовью друг с другом, спят вместе и просыпаются, обнимая друг друга — так об этих вещах написано достаточно много. Я не знаю, плохо это или хорошо — мне все равно. То, что случилось с нами тогда, случалось с миллионами людей до нас и будет случаться с миллиардами людей после нас — это то, что в песнях зовется любовью.

Скажу только одно — мы были сумасшедшими.

Мы выходили утром к завтраку с синяками под глазами. Мы не находили места до тех пор, пока мы не находили глазами друг друга. Мы были друг для друга аккумуляторами — мы подзаряжали друг друга. Больше того, мы, наверное, не смогли бы друг без друга жить.

Мы забыли обо всем, мы стали бледными, но в глазах Ривы я видел горящие звезды. Не знаю, что было в моих глазах — я их не видел. Утром мы сидели за столом в зале, стол был накрыт для завтрака. Аппетит у нас был зверский. Когда мы касались друг друга ногами под столом, нас пронизывал электрический ток.

Помню, нас провожал шепот все эти дни, один и тот же шепот — «Сумасшедшие»...

Когда мы сидели утром за столом и смотрели друг на друга так, как будто бы для нас не существовало никого и ничего, кроме нас самих, мы слышали этот шепот.

Когда мы не могли ни говорить, ни отвечать на вопросы до тех пор, пока не увидим друг друга — мы слышали этот шепот: «Сумасшедшие»...

Да, мы стали сумасшедшими этой зимой. Мы не могли оторваться друг от друга ни на миг. Мы любили друг друга и спали всего несколько часов. Я давал Риве поспать подольше — именно в это время я до мельчайших подробностей изучил ее лицо, гладкость ее кожи, нежность щек, бархат ресниц, я мог смотреть на нее часами, мне нравилось засыпать, когда я видел ее безмятежное лицо, спокойное, счастливое. Умиротворенное. Мне нравилось засыпать с мыслью о том, что когда я проснусь, я увижу ее лицо с пухлыми от сна веками, как у ребенка. Мне нравилось это, я любил это.

Сейчас мне очень этого не хватает, но об этом потом.

До этого времени я не знал, сколько же неистовой страсти может хранить в себе женщина, которая так беззаветно любит тебя. Мы делали все друг для друга и это было прекрасно. До этого я не знал, какое же это счастье — сделать так, чтобы женщина, которую ты любишь, была счастлива. Я получал ни с чем ни сравнимое удовольствие, когда знал, что Рива счастлива и это сделал я. Я любил ее, любил больше жизни, иногда даже больше, чем это возможно. Иногда это было хорошо, иногда нет.

Как-то я спросил Риву, за что она меня полюбила. Она поудобнее устроилась на моем плече:

— Знаешь, когда я впервые увидела тебя, ты стоял у стены, опираясь на трость. Ты показался мне ужасно старым и что тебе очень плохо, я испугалась, что ты умираешь. Потом ты открыл глаза и я испугалась еще больше — в твоих глазах не было ничего человеческого, там была только темнота. Потом ты посмотрел на меня.

Она замолчала.

— А дальше? — спросил я.

Она помолчала немного и потом шепнула мне на ухо:

— Просто ты посмотрел на меня так, как никто раньше не смотрел. И как-то всё стало потом другим. Я смотрела вокруг так, как будто бы видела всё впервые, и в то же время мне казалось, что это всё уже когда-то происходило. Я знала, что уже когда-то шла по этой улице с девочками из приюта, а возле стены стоял ты. Я знала что ты — мой, я ни на минуту в этом не сомневалась, и от этого мне почему-то было так страшно.

Я промолчал. Рива не спрашивала у меня, а я не смог бы рассказать, даже если бы и захотел. Просто, когда я посмотрел на нее в тот день на улице Флёр, мое сердце дрогнуло. Именно сердцем я понял, что без нее мне — не жизнь.

Сейчас, когда я потерял Риву, мне нелегко рассказывать об интимных подробностях нашей жизни — мне кажется, что, рассказывая об этом, я теряю какую-то часть Ривы, принадлежащую только мне.

Поэтому могу сказать только одно — мы жили счастливо, Рива любила меня, а я любил Риву. Вот и всё, что я могу сказать об этом.

Глава 8. Разрушение

Мы пережили долгую, холодную и дождливую зиму. Артур и Чарли уверенно вошли в тихий омут деловых разборок «Диогена». Хорошо поторговавшись с Войтеком Чеславом — торговым агентом по сбыту хлопка — они успешно выбросили на рынок весь наш товар. Наши склады постепенно опустели.

Мы с Ривой прожили прекрасную весну, которая казалась мне тогда самым прекрасным временем года. Мы хорошо проводили время вместе.

Иногда Рива плакала оттого, что хотела иметь детей, особенно ей хотелось мальчика, чтобы он был похожим на меня.

Во Фритауне все было тихо, Никиш не появлялся. Мы думали, что крот вообще убрался из Фритауна или, что хуже, затаился на время. Это кажущееся спокойствие должно было бы нас насторожить, но, как я убедился позже, внезапное нападение трудно отразить, а не то, чтобы предвидеть.

12 июня мы с Лисом вышли в город утром: он — для того чтобы посетить свою очередную, а я — чтобы купить материю и нитки для Ривы, которые Рива заказала неделю назад, чтобы пошить себе новое платье.

На нас напали в переулке Стенор, глухом переулке, узком, как замочная щель. Четверо выскочили из-за угла впереди нас, пятеро из двора, который мы с Лисом прошли. В воздухе просвистело что-то, я успел взмахнуть тростью — и длинный нож звякнул о камни мостовой. Рыжий вытащил из кармана кастет и я крикнул ему:

— Давай вперед!

Он кивнул и мы сорвались с места. Лис свалил одного, я полоснул лезвием из трости по лицу другого и тот с криком отвалился к стене. Лицо его залило кровью. Рослый бугай с дубинкой вынудил меня отступить, а Лис уже схватился с другим нападавшим. Я потратил около минуты, уворачиваясь от взмахов дубинки, прежде чем мне повезло и я продырявил бугаю ногу. Он заорал и повалился на мостовую. Я обернулся назад и успел удивиться, что на нас не нападают те, что сзади. Когда я посмотрел вперед, я понял, что те, кто позади — это просто резерв на тот случай, если мы надумаем отступать.

Впереди нас появилось еще трое. Лис стоял перед ними и я побежал вперед, обходя раненого мной.

Один из стоящих впереди, со светлыми, как выгоревшая солома, волосами вытащил револьвер. У меня все внутри застыло.

Я видел, как Лис презрительно сплюнул им под ноги.

Блондин выстрелил в него два раза, Лиса отбросило назад и он упал.

Я остановился на бегу и убийца навел револьвер на меня. Он улыбнулся, а я подумал: «Ну, все». И еще успел: «Бросить в него тростью?».

Вдруг блондин упал и покатился по земле, выронив оружие. Я увидел того, кто стоял сзади и не удивился, узнав знакомые сросшиеся брови, длинный нос и бешеные черные глаза.

— Здравствуй, Гонец, — улыбнулся мне Никиш, а я стоял перед ним, как испуганный до смерти щенок перед бойцовскими собаками.

Никиш махнул рукой и я увидел, как группа нападавших позади нас, исчезла. Блондин молча подобрал револьвер и сунул его в карман. Я посмотрел на Лиса, лежащего у моих ног и мой страх сменился старым знакомым бешенством: обе пули попали Рыжему в живот.

Я перехватил трость, выставив вперед лезвие, и сделал шаг вперед. Но только один шаг — Никиш ласково покивал револьвером и сказал:

— Не сейчас, Гонец, не сейчас. Приготовься умереть к полудню.

Он улыбнулся и добавил:

— На твоем месте я бы поторопился домой, а то ты там никого не застанешь. Да, лучше бы тебе поторопиться, — он громко захохотал, а я от бессилия опустился на колени перед Лисом.

Он прижимал обе руки к животу, из-под его побелевших пальцев вяло текла черная густая кровь.

— Ох, дерьмо, — простонал я.

— Это точно, брат. Дерьмо, да еще и какое, — прерывающимся голосом ответил мне Лис.

Я стянул с себя куртку и прижал обеими руками к его животу. Он застонал от боли.

— Все, конец мне, братишка.

Его лицо было, как мел, его трясло в лихорадке, его волосы, как языки догорающего костра, безжизненно повисли над мокрым лбом. Сквозь намокающую ткань куртки я чувствовал, какая у него горячая кровь.

— Ты знаешь, я соврал тебе, — он говорил, как бы извиняясь.

Его лицо вдруг поплыло, как отражение в падающем зеркале, и я понял, что плачу.

— Насчет чего? — всхлипнул я.

— Насчет убийства старика. Я ведь был там, в конторе в ту ночь, стоял на стрёме.

— Я догадался, — и слезы потекли у меня на щеки, а я не мог их вытереть.

— Да? Как? — его глаза выразили слабый, но уверенный интерес.

— Ты так все подробно рассказывал о пожаре, что я понял — такое мог видеть только очевидец.

— Я не хотел до конца признаваться тебе в том деле, малыш, ты уж прости. Я ведь был не только вор и убийца. Я...

Он закрыл глаза, судорожно вздохнул и затих.

Я завыл, как ободранный пес. В голове бились слова Никиша о доме. Я уже представлял себе, как банда этих подонков врывается в наш дом, а там, может быть, никого нет, только девушки, Марта, Рива. Рива! Рива!

Я должен бежать, я должен, но тело Лиса не отпускало меня. Я снова завыл, боясь разорваться пополам, а потом голос в моей голове, голос Арчера сказал: «Он мертв, ему уже ничем не поможешь. Ты можешь помочь тем, кто еще жив».

Я укрыл Лиса курткой и прошептал:

— Прости меня, брат...

Я бежал домой, да, именно бежал, хромую ногу жгло огнем, мои легкие разрывались так, как уже давно не разрывались. Я бежал, как много лет назад из Селкирка, только на это раз я бежал не от огня, а прямо в огонь.

Я выбежал на пустырь перед Замком над Морем и попал в толпу человек из двадцати, вооруженных топорами, дубинками, ножами. Я пробегал между ними, петлял, изворачивался. Мне повезло, что все они смотрели на Замок и на меня поначалу просто не обратили внимания. Я бежал к единственной цели — к воротам под стрельчатой аркой. Там я смог хотя бы прижаться к дверям в надежде, что наши впустят меня в дом раньше, чем меня пристукнут. За пустырем наблюдали из дома, я понял это, когда из арки выбежали Артур, Чарли и Арчер — все вооружены револьверами, у Арчера в правой руке еще и обрез.

Я успел увернуться от двух брошенных в меня камней и палок. Толпа позади меня загудела, Арчер выстрелил в толпу, кто-то упал, толпа развалилась надвое и я вклинился в этот просвет.

Так получилось, что я обогнал Никиша, потому что я услышал за спиной его рев:

— Вперед! Какого ... вы стали?! Вперед!

Позади меня раздался выстрел.

Я никогда больше в жизни не бегал так, до сих пор не пойму, как моя нога не сломалась пополам. Последний рывок — и я уже возле своих. Они хватают меня за плечи и втягивают в дом так, что я, не удержавшись на ногах, падаю. Чарли и Артур закрывают дверь, Арчер снова стреляет. Кто-то кричит. Двери захлопываются с диким грохотом, Чарли не может сразу задвинуть засов, я вижу, как у него дрожат руки. В дверь начинают ломиться, но засов уже вдвинут в петли. В дверь снова бьют, с нее отлетают куски ржавчины. Слышно, как матерится за воротами Никиш.

Я уже сижу на полу, прислонившись спиной к стене. Мое сердце билось одновременно в горле, животе и груди, молотками стучало в висках.

За дверями деятельность нападавших усилилась — удары стали ритмичными и мощными. Судя по шуму, они пустили в ход топоры. Арчер открыл заслонку амбразуры и выстрелил два раза подряд. Насколько я знал Арчера, он заряжал патроны крупной картечью, а исходя из того, что за дверью был довольно узкий коридор — то ни одна картечина не пролетела мимо.

Никиш крикнул своим отходить и за дверью стало тихо.

Чарли взял меня за плечо.

— Что с Рыжим?

Я отрицательно покачал головой — говорить о гибели Лиса у меня не было сил.

Послышался треск — Арчер перезарядил обрез и положил еще дымящиеся пустые гильзы в карман плаща.

— Давно они здесь? — удалось мне выдавить из себя.

— Минут двадцать. Где Лис? — повернулся ко мне Артур.

Он тоже перезаряжал револьвер.

— Убили, — ответил я.

Артур заскрипел зубами и стал ругаться самыми черными словами, некоторые из них я знал и слышал раньше, а некоторые услышал впервые. В его тоне проскользнула нотка бессилия.

— Где бригада, где все наши парни? — ни к кому конкретно не обращаясь, спросил Артур, когда закончил ругаться.

Арчер довольно равнодушно пожал плечами, опустился на корточки рядом со мной и начал меня ощупывать. Только спустя несколько секунд я понял, что он проверяет — не ранен ли я.

— Возможно несколько вариантов, — сказал Чарли спокойно.

Таким тоном он обычно говорил за столом «Передайте, пожалуйста, соль».

— Вариант первый — их всех каким-то образом нейтрализовали. Второй и самый поганый — их купили.

— Что-то я не видел их под окнами, — буркнул Арчер.

— Им могли заплатить только за то, чтобы они не вмешивались.

— Где Рива? — спросил я, с трудом поднимаясь на ноги.

Арчер улыбнулся.

— Все наверху — забаррикадировались в комнатах второго этажа.

Сверху послышался грохот разбивающегося стекла и женский визг.

Как же мы бежали наверх! Призраки не могли бы возникнуть из пустоты быстрее, чем мы взлетели на второй этаж.

В комнатах, окна которых выходили на пустырь, обычно никто не жил и оконные проемы были забиты досками, чтобы придать дому заброшенный вид. В этих окнах уже мелькали топоры нападавших, слышался треск ломающегося дерева. Наши девушки — Роза, Эллен, Марта и моя маленькая храбрая Рива пытались палками столкнуть нападавших с приставных лестниц, по которым враги пытались пробраться в дом.

— Алекс, Арчер — в соседнюю! — крикнул Чарли, а бегу стреляя в окно. Артур тоже стрелял вместе с ним.

— Берегите патроны! — крикнул Арчер и мы вбежали в соседнюю комнату.

Окна здесь были почти уже выбиты, пролезть мешала только одна доска. Арчер выстрелил и черный силуэт за окном исчез, как сажа унесенная ветром. Я подбежал к соседнему окну и ткнул тростью наугад в просвет между досок. Послышался крик и шум упавшего тяжелого предмета.

— Шкафы! — крикнул Арчер.

Я уронил трость и мы стали подтаскивать старую мебель к окнам. Я толкал, тянул, хрипел от напряжения, а сам думал: «Как же там моя Рива?».

Нам удалось отбить атаку на второй этаж — из соседней комнаты перестали греметь выстрелы.

Тут вбежала моя Рива и обняла меня так крепко, что я почувствовал, как бьется ее маленькое горячее сердечко, как воробей между ладонями. Она расплакалась, а я глупо повторял:

— Ну, не плачь, не надо, Рива, не плачь, ну, пожалуйста...

В общем, многие знают, что бесполезно утешать плачущую женщину.

— Я думала — тебя убили, — всхлипывала она сквозь слезы.

— Это ты завизжала тут, наверху? Вот уж не думал, что ты такая трусиха, — добродушно проворчал Арчер.

— Я только сначала испугалась, — стала оправдываться моя Рива, но, заметив, что Арчер улыбается, замолчала и снова прижалась ко мне.

Странно, но мне казалось, Арчеру нравится все происходящее. Он был, как рыба в воде. В какой-то мере, это и было его стихией. Мне не хотелось думать, что он уже забыл о гибели Лиса. Скорее всего, он просто отодвинул эту мысль на задний план — ведь у нас были дела и поважнее. Лис — мертв и тут уже никто ничего не мог поделать.

Внизу, на первом этаже, что-то загремело и Арчер напрягся, как кошка перед прыжком, пытаясь определить, откуда был шум.

— Кухня, черт! — крикнул он и тут снова начали ломиться в окна.

— Вниз! — крикнул Арчер. — Мы вниз! Держитесь здесь!

Из соседней комнаты донеслась ругань Артура — это можно было принять за ответ.

Я мягко отстранил Риву и мы снова понеслись спасать дом.

В дверь снова ломились и Арчер кивнул мне на коридор, ведущий в кухню.

— Держи.

Сам он снова открыл амбразуру в дверях, готовясь к стрельбе. Я бросился в коридор и в двух шагах от кухни схватился с двумя, вооруженными длинными палками — в узком коридоре от их оружия было мало толка, и я успел наградить их десятком резаных ран, успешно уворачиваясь от их неуклюжих выпадов. В кухне гремела, разбиваясь, посуда, слышались крики, чей-то уверенный голос в нецензурной форме предлагал двум идиотам, схватившимся со мной, освободить коридор. Они послушались, из кухни выскочили трое. В руках у них были длинные ножи, способные проколоть насквозь быка. Из кухни донесся голос, от которого у меня мороз прошел по спине.

— Отвалите, уроды, у меня же ствол!

Я мог бы поспорить на все, что угодно — это был голос блондина, убившего Лиса.

Мне стало понятно, что долго я не продержусь. Страшно мне стало и я побежал по коридору назад, а сзади меня мчались трое, радостно гикая и размахивая ножами.

— Арчер! Арчер! — заорал я.

— Падай, — раздался спокойный голос.

Я послушался его, как бога.

Грохнуло подряд два выстрела из дробовика, троих в коридоре снесло назад. Через их тела стали перепрыгивать другие, блондин выпрыгнул первым. Я посмотрел на Арчера чуть ли не с отчаянием — ведь у него не было времени перезарядить обрез.

Арчер спокойно выпустил обрез из рук. Одно неуловимое движение — и в руке Арчера появился револьвер. Раздался один выстрел, другой — и я с удовольствием увидел, как первым рухнул блондин. Арчер методично расстрелял барабан револьвера и все выпущенные пули нашли цель. Арчер сунул револьвер за пояс, подобрал с пола дробовик и перезарядил его. Я поднялся и он вложил мне в руки обрез, а сам принялся заряжать револьвер.

Из тех, кто лежал в коридоре, кто-то застонал. Арчер подошел поближе, поднял револьвер блондина. Раздался выстрел и стоны затихли.

Арчер и я оттащили трупы на разгромленную кухню и заперли двери, ведущие из кухни в дом.

Только теперь я услышал, что на втором этаже, который мы так поспешно покинули, было тихо. Я прислушался и услышал тихий женский плач.

Мы уже не бежали наверх — не было сил. Арчер сжимал в каждой руке по револьверу, я держал обрез стволами вниз, чтобы дрожащими пальцами не спустить курки в спину Арчера.

Мы вошли в комнату, на полу лежал Чарли. Рядом с ним на полу сидели наши девушки и плакали. Не плакала только Роза, она просто держала Чарли за руку, ее глаза были закрыты. Артур стоял у стены и не отрываясь смотрел на Чарли.

— Как? — спросил Арчер.

— Патроны закончились сначала у него, — вяло и безжизненно отвечал Артур. — Он выталкивал одного из окна. Выстрелили с улицы и все. Я даже не понял, что случилось, пока он не упал. Я выглянул — стрелял Никиш, а у меня, черт, ни одного патрона не осталось, понимаешь, ни одного.

Арчер молча засунул револьверы за пояс.

— Что у вас? — спросил Артур сухими губами, по-прежнему не отрывая глаз от лежащего на полу Чарли.

Арчер молча пожал плечами. Рива подошла ко мне и обняла меня снова. Мне это было так нужно — у меня разрывалось сердце. Я потерял двух старших братьев в один день.

— А как же хозяин? Как же дон Торио? — спросил я.

— Хозяин, — тихо протянул Артур, и уголки его рта поползли вниз в горькой усмешке.

— Хозяин лежит перед тобой, малыш.

Меня ударило в живот ужасающе холодной волной.

— Что? — выдохнул я.

— Наш хозяин, дон Торио, лежит перед тобой. Его убил мудак, которого я разорву на части, когда доберусь до него, — бросил мне через плечо Арчер.

Он и Артур молча смотрели на Чарли, их лица были похожи на лица мертвецов.

— Понимаешь, Чарли сразу так решил, что всё будет пополам, всё — работа, деньги, дом. Он придумал сказку о доне Торио, которого никто никогда в глаза не видел, историю о невидимке. Он был нашим братом, даже больше. Какой бы нормальный хозяин стал бы рисковать наравне с нами? — тихо спросил Артур и сам себе ответил:

— Да никто бы так не сделал.

— Он никогда не смог бы стать хозяином над нами, через это он не хотел переступать, — сказал Арчер.

— Он всегда все планировал наперед, знал, когда и с какой карты пойти. Лучше его не было, да теперь, наверное, уже и не будет, — устало сказал Артур.

Вот так я и узнал, кто такой дон Торио. Чарли — у меня язык не поворачивался называть его Чарльзом — тоже был одним из моих учителей. Саймон, Любо, Лис, Чарли...

Тут я уже не выдержал и заплакал.

Но это было еще не всё.

С пустыря послышался голос, который я узнал бы всегда и везде:

— Гонец! Гонец, уже полдень!

Я рванулся к окну и удержал руку Артура, рванувшуюся к револьверу.

— Не надо!

— Ты что, рехнулся?! — оттолкнул меня Артур, но я снова встал перед ним.

— У меня больше причин убить его, больше, чем у кого-нибудь из вас! Я должен сделать это сам, понимаете, должен! — выкрикнул я.

Ответом было молчание Артура. Марта молча качала головой:

— Не надо, Алька, не надо.

Рива бросилась ко мне на шею.

— Господи, Аль, не ходи, не надо. Пусть лучше Арчер, пусть лучше он, чем ты! Не ходи, не надо, он убьет тебя, слышишь, он тебя убьет! — она не отпускала меня.

Меня поддержал только Арчер. Он молча достал свой нож и протянул его мне рукоятью вперед. Артур молча продолжал смотреть на тело Чарли.

— Давай, не тяни, — тихо сказал Арчер.

Я постарался отстранить от себя Риву, но она не отпускала меня.

— Пойми, маленькая, он чуть не убил меня после того, как я попал во Фритаун. Он чуть было не убил меня и сломал мне ногу, когда пытался убить всех тех, кого я люблю. Сегодня он убил Чарли, а Чарли был лучшим из нас и ты знаешь, как я его любил. Он и его люди убили Лиса и чуть не убили всех нас. Я должен остановить его.

— Но почему ты, почему именно ты? — она не могла отпустить меня.

— Потому, что он — самый страшный мой сон наяву, он — мой кошмар, моя вечная тень. Когда мне плохо — я всегда вижу его за своей спиной, он всегда преследует меня — в моих снах и наяву. Он всегда находит меня, он везде меня найдет. Если я не покончу с ним, я никогда не смогу спать спокойно, никогда не смогу спокойно заснуть, никогда не смогу выйти на улицу, не опасаясь ножа в спину.

Ее руки вдруг безвольно обвисли и она посмотрела на меня глазами, полными слез.

— Ты не любишь меня.

— Я очень люблю тебя, Рива, но сейчас я должен идти.

— Тебя убьют, — сказала она мне и я видел, что у нее нет больше сил.

— Нет, я вернусь, — сказал я и соврал, хотя сам еще не знал об этом.

Марта обняла Риву за плечи и вывела из комнаты, сердито посмотрев на меня.

Я взял нож Арчера и мы пошли вниз.

— Ты думаешь, кто-то из них остался? — спросил его я.

— Вроде нет. Мы всех положили, — ответил Арчер, проверяя барабаны револьверов.

Когда мы выходили из дома, Арчер тихо сказал мне:

— Без фокусов и нервов. Ждешь удобного момента и наносишь удар. Его надо свалить одним ударом, на другой у тебя не будет времени и сил.

Мы вышли из арки и увидели Никиша, стоявшего на пустыре под яростными лучами летнего солнца. Он ухмылялся, в его правой руке поблескивало лезвие ножа.

— И еще: если я увижу, что у тебя больше нет сил, я его застрелю, а ты старайся не становиться на линии между ним и мной.

— Нет! — дернулся я и осекся под яростным взглядом Арчера.

— Заткнись, — презрение металлом скользнуло в его голосе, — если ты думаешь, что я дам ему уложить тебя, так ты полный идиот. Иди!

Арчер остановился и последний десяток метров я прошел сам. Когда я увидел лицо Никиша передо мной, вся моя ярость прошла. В голове звенела одна, старая-старая мысль — стереть этого гада.

— Вот мы снова и встретились, — ухмыляясь, сказал Никиш.

— Да, — безразлично сказал я.

Он радостно поднял нож и выразительно провел лезвием по своей шее:

— Не боишься?

— Нет, — также безразлично ответил я, глядя в его змеиные глаза.

— А зря, зря. Я ведь столько для тебя сделал, Гонец.

— Это правда, Никиш, ты сделал для меня много хорошего.

От смеха он чуть не сложился пополам. Пока он смеялся, его глаза, в которых не было ни капельки смеха, смотрели в мои глаза.

— Ты, наверное, малость повредился мозгами. Нож у горла, сломанная нога — это хорошо?

— А ты сам посуди, Никиш, — начал я так, как будто разговаривал со старым другом. — Когда ты в первый раз чуть не убил меня, я попал к Артуру. Его семья приняла меня и полюбила, как родного. Когда ты чуть не убил меня во второй раз, ты сломал мне ногу и моя семья ухаживала за мной так, что я понял, как сильно они меня любят и как я люблю их. Потом я стал помогать Чарли. Когда мы встретились в третий раз, я встретил женщину, которую я полюбил, а она полюбила меня. Так что ты приносишь мне счастье, Никиш.

Никиш внимательно слушал меня и, когда я закончил, он спросил меня, уже без своей безумной усмешки:

— Так что, ты уже не хочешь убивать меня?

— Нет, — сказал я и победил Никиша во второй раз.

Он вскрикнул от ярости и набросился на меня.

Я успел увернуться от двух почти незаметных выпадов, похожих на броски змеи. Лезвие пролетело в нескольких сантиметрах от моего горла. Я успел отступить метра на четыре и почувствовал, что мышцы ног начинают противно дрожать. Я понял, что долго не продержусь. В глазах Никиша уже не было ничего человеческого, это были не глаза, а черные дыры.

Я успел уйти от пяти выпадов, последний мне пришлось уже отбить ножом.

В конце концов, Никиш бросился на меня, выставив перед собой нож. Я смог отодвинуться вправо и пропустил его нож между туловищем и левой рукой. В это самый момент нож, который я держал перед собой, вошел в тело Никиша так легко, что я даже этого не почувствовал. Его лицо застыло в нескольких сантиметрах от моего лица. Когда я посмотрел в его глаза, то удивился: в его глазах уже не было безумия. Это были глаза смертельно уставшего человека.

Он упал и мой нож остался в его теле. Нож Никиша упал и откатился в сторону.

И тут, прости меня Боже, я упал на колени перед лежащим на земле Никишем, как уже падал сегодня — господи, только сегодня! — перед Лисом.

Никиш улыбнулся мне, улыбнулся по-настоящему, хоть это была и скорбная улыбка. Его широкая рука нашарила мою ладонь и слабо пожала ее.

— Вот и всё, — еле слышно выдохнул он.

Передо мной лежал человек, которого я убил. Неважно, как сильно я ненавидел его, неважно, как долго он отравлял мою жизнь. Не важно, что он хотел убить меня — это был человек. Пусть сумасшедший, пусть убийца — но все же человек. Нет, я не забыл ни своего страха, ни сломанной ноги, ни Чарли, ни Лиса — нет, я ничего не забыл. Но при виде умирающего Никиша в моей душе шевельнулся светлячок чувства, похожего на прощение.

Простить можно, забыть — никогда. Ведь в каком-то смысле всё, что я говорил ему перед схваткой — было правдой. Если бы не Никиш — у меня не было бы ничего. Мне стало плохо, когда я понял, что если бы не Никиш — я бы не встретил Артура, Арчера, Любо, Мону, Чарли, Марту, не полюбил бы Риву, не мотался бы, как сумасшедший, по улицам города, который я люблю больше жизни, не ходил бы рядом с Чарли, не узнал бы Саймона, Ихора, Мигу. У меня всего этого не было бы.

В первый раз я столкнулся с мыслью, что зло каким-то невообразимо отвратительным образом перемешано с добром.

Я оглянулся и увидел Арчера, медленно и устало идущего к дому. Его миссия была завершена — Никиш был мертв, я был жив.

И тут погасло солнце. Огромная тень упала на город. Все стало вокруг пепельно-серым во внезапно наступивших сумерках. Я задрал голову вверх — и застыл.

В небе надо мной, над Замком над Морем, над всем Городом повис огромный металлический шар. Он двигался, я видел его неоднородную поверхность, я видел утолщения на металле, яркие огни, какой-то странный повторяющийся узор, оспины на броне — всё это медленно плыло надо мной в почерневшем небе. Шар был огромен, мне показалось, что он больше, чем весь Город. Я был похож на муравья, на которым занесен башмак прохожего, здоровенный такой башмак, с гору величиной.

Мир менялся на глазах так, как будто со смертью Никиша наступил конец света.

Тут поверхность шара затуманилась и мне показалось, что на Город пролился черный дождь. Каждая капля стремительно приближалась к земле, увеличиваясь в размерах, и через секунду стало понятно, что каждая капля — это какой-то летательный аппарат. И вдруг в моем в моем одурманенном от ужаса мозгу вспыхнула догадка, что колоссальный металлический шар в небе — это космический корабль.

Страшный вой вывернул наизнанку ставший душным воздух. Я увидел, как одна из черных капель изменила направление и полетела к нам.

И тут я испытал мощный прилив страха, кровь застучала в висках, мне стало холодно, мне показалось, что каждый волосок моего тела встал дыбом и что мои глаза вылезают из орбит. Я вскочил на ноги.

Черный аппарат почти накрыл собой наш пустырь. Я побежал по направлению к дому. Какая-то черная тень метнулась ко мне, меня сбило с ног и я оказался закутанным в мелкоячеистую металлическую сеть. Последним, что я услышал, были выстрелы, доносившиеся от дома. «Арчер», успел подумать я, прежде чем провалиться в бездонную черную яму...

Потом я очнулся в темноте. Я вообще ничего не видел, мои руки были прижаты к бокам, я не мог пошевелиться. Всё было, как в страшном сне, только сейчас я понимал, что всё это — наяву. От охватившего меня страха я закричал так, что живот втянуло под ребра и до хрипоты перехватило дыхание. Я кричал еще и еще, пока меня не охватило ощущение безумного ужаса. Похожее чувство было тогда, в Городе, только в этот раз я понял, что это ощущение искусственное, как будто кто-то страшный, невидимый и злой холодным скальпелем проводит по моим нервам. Я снова потерял сознание...

В следующий раз я очнулся от ощущения холода. Я сидел на холодном полу, поджав под себя ноги. Мне казалось, что я смертельно устал, мне ничего не хотелось, все тело ломило от боли. Я сидел в темноте, когда надо мной вспыхнул мертвенно-бледный свет. Я запрокинул голову вверх так, что почувствовал, как напряглись мышцы шеи. Я сидел, залитый этим холодным светом на холодном полу и это предпоследнее, что я помню...

Последнее смутное воспоминание было таким, как будто я плыву в темноте, я чувствую, что повис в воздухе, что мои руки и ноги свисают, как у тряпичной куклы. Мои глаза открыты, но я снова ничего не вижу. Сил нет, сил нет даже чтобы думать. Я не чувствую абсолютно ничего — ни гнева, ни любви, ни страха. Ничего...

Глава 9. Новый мир.

Когда я очнулся, то лежал в постели, укрытый белоснежным чистым одеялом. Я ощущал странные, незнакомые, но приятные запахи. Воздух был чист и свеж, но холодно мне не было. Я минутку открыл глаза и осмотрелся. Моя кровать стояла в темной комнате. На стене слева от меня переливались разноцветные огоньки — тепло-красные, оранжевые, зеленые, желтые. Я немного посмотрел на них, пока не заснул. Мне ничего не снилось.

Я не знал, когда я проснулся, но когда я открыл глаза, то в комнате было светло, как утром. Я все еще лежал в белоснежной постели, стена слева от меня все еще подмигивала разноцветными огоньками. Я лежал на спине и медленно обводил комнату взглядом, пока не остановился на мужчине в белом халате и белых брюках. Он сидел в кресле справа от меня и читал какую-то толстую книжку. Его лицо с толстыми щеками возвышалось над книгой, его глаза показались мне похожими на глаза старого бульдога.

Он посмотрел на меня поверх книги и машинально перевернул страницу. Он улыбнулся и сказал:

— О!

«В больнице я, что ли», лениво подумал я.

Толстяк отложил книгу на столик у кресла и подошел ко мне.

— Долго же ты спишь, — проворчал толстяк.

Его глаза улыбались, хотя и по-прежнему казались мне похожими на глаза старого доброго бульдога.

— Вы — доктор? — спросил его я и удивился тому, какой у меня дрожащий голос.

— Да, именно.

— Это — больница?

— Да.

— А где Рива?

— Кто это такая, сынок? — посмотрел он мне в глаза.

— Я её люблю, — ответил я и подумал: «Что за чушь я несу?».

Он улыбнулся, показывая крупные, начинающие желтеть, зубы.

— Тогда понятно. У тебя что-нибудь болит?

— Нет, просто как будто я тонну угля перетаскал — руки и ноги дрожат, противно так, — словно извиняясь, ответил я.

— Головокружение? Тошнота?

— Нет.

— Голова не болит?

— Нет. Где Рива? — я попытался сесть в кровати и тут у меня закружилась голова и перед глазами все поплыло, как будто после грандиозной попойки.

Его сильные руки уложили меня в кровать.

— Рановато тебе еще так вскакивать, — проворчал он, — отдохни, а я пока сделаю пару звонков.

— Куда? — открыл я глаза.

— Куда надо, — усмехнулся он.

— В полицию?

Он не ответил мне, потому что его большой палец нажимал на кнопку, похожую на дверной звонок в богатых домах.

— Центральная, Линкольна Томпсона, срочный вызов из больницы, — сказал он в металлическое ситечко над кнопкой в стене.

— Томпсон слушает, — ответило ситечко густым басом.

— Линк? Это Бауэр, — сказал доктор.

— О, док, как дела? Слушай, у меня дел полно, ты не мог бы потом?

— Нет, Линк, позже не получится. Парень очнулся.

Секунда молчания.

— Что-то говорил?

— Пока ничего особенного, но лучше бы ты появился сам, со всеми бумагами, что заготовил.

— Хорошо.

— Да, еще — тот умник с Земли у тебя?

— Нет, но я его позову, будет для протокола.

— Ладно, жду вас.

Доктор повернулся ко мне:

— Знаешь, если я увижу, что тебе станет хуже или начнешь волноваться, то я, пожалуй, дам тебе успокоительное. Ты не против?

— Против чего? — как всегда, умно, спросил я.

— Ну, ладно, — улыбнулся доктор.

— А как это вы со стенкой разговаривали?

Он засмеялся:

— Это не стенка, это телефон, просто вмонтирован в стену.

— Телефон?

— Ну да. А что, ты не знаешь что это такое?

— Знаю, только никогда не видел таких маленьких, да еще и в стене.

Давно, когда еще был гонцом, относил я одно письмо в Средний город, так там хозяин богатого дома, какая-то шишка на ровном месте, разговаривал с кем-то по телефону — такой черный ящичек с наушниками. Так что телефон я видел только раз.

— А вы в полицию звонили? — спросил я доктора, пытаясь не выдать волнения.

— Да, а что?

— Да так, ничего, — ответил я и подумал: «Кажется, я попал. Теперь-то уж точно в тюрягу — Чарли нет, заступиться некому. Господи, ну где же Рива?!»

— Я тебя оставлю на минутку, — сказал мне доктор и вышел, как мне показалось, сквозь стену.

Я тряхнул головой, чтобы убедиться, что не сплю, ущипнул себя за руку. Боль чувствовалась — значит, не сплю. Я присмотрелся к стене, через которую провалился доктор, и увидел, что она мерцает, как отраженный в зеркале свет. «Чудеса, да только валить мне надо отсюда», подумал я, вспомнив рассказы Саймона о Карпенуме. «Не хватало еще, чтобы на мне опыты ставили. Валить надо отсюда и поскорее».

Я попытался сесть в кровати, опасаясь, что опять налетит шторм, но в этот раз голова послушалась хозяина и сел я удачно. Пошарил взглядом — нет ли поблизости моего барахла, хотя бы штанов, а то на мне, как на Адаме, ни клочка одежды не было. Ничего не нашел и попытался завернуться в простыню, под которой лежал. Одеяло, конечно, же показалось мне пудовым, а простыня — неподъемным грузом, но обернуть себя, вернее, верхнюю часть себя, я сумел. Опустил правую ногу на пол, оказавшийся неожиданно теплым, подвинулся к краю кровати, опустил левую ногу. Оттолкнулся от кровати, как бы прыгая с обрыва в глубокую воду. Пол качнуло, меня зашатало, голова показалось мне поплавком в водопаде. Я снова с размаху сел на кровать, пытаясь утихомирить налетевший шторм. Закрыл глаза — легче не стало. Где же Рива?!

Сквозь стену вошел доктор, за ним плотный широкоплечий мужчина в темно-синей форме с незнакомыми мне знаками различия, в руках у него была черная толстая папка, на широком ремне висела кобура, из нее торчала рукоять чего-то, очень похожего на револьвер. За полицейским, если я правильно определил его профессию, вошел еще один мужчина в сером странном костюме. Странным он мне показался, потому что я никогда не видел, чтобы пиджак застегивался под самым горлом. У мужчины были длинные черные волосы, казалось, он их никогда не расчесывает, длинный горбатый нос, длинные руки с тонкими гибкими пальцами. Выражение лица у него было какое-то рассеянное, он как будто бы собирался найти что-то очень важное, да только забыл что именно. Все втроем посмотрели на меня и доктор быстро подошел ко мне:

— Говорил же — не поднимайся, слабый еще.

Он подсунул мне по спину подушку и слегка толкнул в грудь. Мне пришлось сесть.

— Так, начнем, — сказал полицейский.

Он достал из кармашка на поясе блестящий металлический браслет, что-то на нем нажал и браслет осветился приятным желтым светом. Полицейский пристегнул браслет к скобе на мундире на груди и сказал тихо:

— Инспектор Линкольн Томпсон, седьмое февраля восемьдесят восьмого года, больничный комплекс колонии Ланкасет. Опрос неизвестного лица, находившегося в неопознанном корабле инопланетного происхождения, обнаруженном на орбите Церебии, второй планеты звездной системы Бета Альгор, двадцать седьмого января восемьдесят восьмого года. Присутствуют: лечащий врач, Томас Бауэр и научный консультант, профессор ксенобиологии, Андрей Говоров, университет Альберта Эйнштейна, Земля.

Он замолчал, снова нажал браслет, который ответил тихим, на удивление, нежным женским голосом:

— Ведется запись, параметры видеоадаптера в норме, микрофон в норме, включена фильтрация посторонних шумов.

— Ну, и отлично, — довольно сказал полицейский, — никак не привыкну я к этой технике, все привык, знаете ли, сам.

Толстяк улыбнулся, но постарался, чтобы это было незаметно, Худой, как я окрестил мужчину в сером костюме, вообще никак не отреагировал, просто сидел в кресле, которое невесть как и когда появилось в комнате, и так задумчиво посматривал в потолок. Я и сам посмотрел туда, но ничего интересного не заметил.

— Ваше полное имя, год и место рождения, — явно обращаясь ко мне сказал полицейский.

Я, по своему опыту знавший, что с представителями Закона лучше не заедаться, а то быстро сгноят, ответил:

— Алекс, сто пятьдесят девятый год от Приземления, район Селкирк.

Полицейский и доктор переглянулись.

— Полное имя, пожалуйста.

— А как это? — сказал я.

— Имя и фамилия.

— А, фамилия, — протянул я.

— Арчер, Алекс Арчер, — шевельнулись мои губы как бы сами по себе.

— Хорошо, Алекс Арчер, — посмотрел внимательно на меня полицейский, — насчет района понятно, а как называется твоя планета?

— Планета? — повторил я, как тупой попугай.

— Да, планета, откуда ты родом?

— Да не знаю я, — ответил я и подумал «Вот же психи, планету им подавай».

— Как ты это объяснишь, док? — полицейский повернулся на стуле к доктору.

— Никак, — он пожал плечами, — обследование не выявило повреждений структуры головного мозга. А то, что мальчик не помнит названия своей планеты — это можно объяснить последствием достаточно необычного и мной до конца не понятого процесса гибернации. Иногда, особенно при длительной заморозке, возникали эффекты микроамнезии. Но, после должной реабилитации, память всегда восстанавливалась.

— Да-а, — протянул полицейский, задумчиво посмотрев на меня.

— Я извиняюсь, господа, может мне кто-нибудь что-нибудь объяснит?! — прорвало меня.

— Я лично ни черта в ваших гибернациях и мнезиях не понимаю, ни в чем я не участвовал, никого не убивал, в чем дело не понимаю! Если я арестованный, так давайте говорите за что, если нет, так дон Торио за меня поручиться может в любой момент, я... — я, наверное, еще долго бы разорялся, только доктор подошел ко мне и протянул белую пилюлю на широченной ладони:

— Пей.

И было в его голосе что-то такое доброе, и жалость в нем скользила какая-то. Послушался его я и таблетку проглотил.

— Действительно, Линк, может быть, ты ему все объяснишь? — сказал доктор полицейскому.

— Погоди, Том, — поморщился полицейский.

— Что последнее ты помнишь? — сказал он мне.

— Помню, как над городом шар металлический в небе появился. Он был такой большой, что закрыл собой солнце. Было это в полдень, жарко было, как в аду, а тут раз — и темнота. Помню, что побежал я к дому, нет, сначала из шара как бы дождь пошел. Только не шар это был, а корабль космический и не дождь из него шел, а как бы летающие штуки какие-то. Одна из этих штук к нашему дому подлетела, быстро так. Тогда я и побежал и тут что-то меня свалило, вроде бы как сеть. Да, точно, сетка, как сачок для бабочек, только размером побольше. А дальше — смутно все, как во сне. Где Рива? — дернулся я снова и снова доктор уложил меня в кровать.

— А откуда ты узнал, что это был космический корабль? — впервые обратился ко мне Худой.

— В Крепости, среди крепостных башен, стоит самая большая башня — Корабль. Давным-давно спустился он со звезд и Город принял его, и принял людей его и законы его, — так мама мне говорила когда-то, — смущенно улыбнулся я, — сам корабль очень большой, его из любого конца города видно, как башню черную высоченную. А шар этот до того был здоровый, что я и догадался, что это тоже какой-то корабль, — выдал я и даже устал.

— Что вы скажете, профессор? — спросил полицейский.

— Пока что еще рано говорить о чём-либо, — снова потеряв видимый интерес к разговору ответил Худой.

— Что происходит, доктор? — изо всех сил пытаясь казаться спокойным спросил я.

Волна непонимания и страха снова поднималась во мне. Я ничего не понимал, я не знал, где Рива, Артур, Арчер, Марта, где все, где я, что со мной будет дальше. От слабости меня так и тянуло на слезу, но я знал только одно — никто не дождется, чтобы я заплакал, никто!

— Линк, — проворчал доктор.

— Ладно, ладно, — поднял обе руки полицейский, как бы капитулируя, — расскажу.

Он пододвинул свой стул поближе к моей кровати.

— Начнем с самого начала. Находишься ты на Церебии, второй планете звездной системы Беты Альгор. Ты знаешь, что существуют другие планеты?

— Да, — тихо ответил я, — если есть звезды, значит, есть и планеты другие, есть и Земля.

— Да? — оживился полицейский. — И что же ты знаешь о Земле?

— Мы с нее прилетели, — ответил я.

— Хорошо, — довольно сказал полицейский, — хоть что-то. Значит, одиннадцать дней назад бригада чистильщиков, работающая на астероидах, заметила на радаре посторонний корабль. Он не отвечал на запросы по радио, сам никаких сигналов не подавал и двигателями не пользовался. Попросту, дрейфовал в пространстве. Они вышли на перехват, захватили неизвестный корабль силовым полем и притащили на базу. База — это колония Ланкасет. Комплекс по добыче руды, жилой комплекс на четыре тысячи шахтеров, полицейский участок, стационарный больничный комплекс — врач, к сожалению, единственный, вот, доктор Бауэр. До сих пор понятно?

— Нет. При чем тут неизвестный корабль? Как он относится ко мне?

Полицейский хмуро усмехнулся:

— В этом корабле был ты...

Вообще-то, по большому счету, неизвестный корабль назвать «кораблем» было преувеличением. Скорее, это была спасательная капсула. Ее заметили Чистильщики — о них будет отдельный разговор — сначала на радаре они заметили неизвестный объект. Астероиды в системе Беты Альгор не все были известны, их постоянно отслеживали спутники слежения. За мелкими астероидами велась охота в плане полезных ископаемых, что объясняло присутствие корабля чистильщиков в этом районе. Корабль чистильщиков приблизился на расстояние уверенной связи и передал в эфир стандартный запрос: «Корабль такой-то, порт приписки такой-то, код связи такой-то. Просим назвать себя». Они передавали запрос на всех используемых частотах, но не получили ответа. Тем временем их компьютер смог выдать результат опознавания по лучу локатора — неизвестный корабль, следов активной работы двигателей — ноль, внешних огней не замечено, попыток выйти на связь — нет. Компьютер выполнил развернутый поиск по базе данных, содержащей около трех сотен известных серий кораблей ближнего и дальнего космоса и не выявил соответствий.

Чистильщики знали, как им поступить дальше — корабль был неизвестным, в каталоге его не было, была надежда получить премию за обнаружение корабля, покинутого командой при неизвестных обстоятельствах. Они захватили капсулу силовым полем и притащили на базу. Уже визуальный осмотр насторожил чистильщиков — корабль был явно неземного происхождения, это можно было определить по отсутствию идентификационных электромагнитных номеров, которые проставляются любым заводом-изготовителем. Также металл, из которого был выполнен внешний корпус капсулы, был неизвестным земной металлургии сплавом. Но первым впечатлением их было — «люди так не строят». Обводы корпуса были выполнены не по стандартным земным образцам, нельзя было также определить местонахождение стыковочных узлов и вообще хоть какой-нибудь намек на имеющиеся в броне люки или переходные шлюзы.

Капсулу поместили во второй испытательный шлюз базы. В шлюзе были установлены давление, температура и влажность по стандартам земной атмосферы. В комнате наблюдения за испытательными шлюзами велось наблюдение по экранам видеомониторов. Капсулу просканировали и определили, что капсула состоит из двух отсеков, в верхнем отсеке отмечены ярко выраженные признаки органики. На обычном языке это можно было бы сказать так — «в верхнем отсеке есть что-то живое, но неизвестно что именно».

В шлюз вошли техники в скафандрах. Промышленными лазерами они начали вскрывать нижний отсек. Они порядочно намучались, пока в образовавшуюся дыру из капсулы не хлынул поток кипящей жидкости и не повалил пар. Автоматика сыграла тревогу, так как сканеры не смогли определить состав жидкости. Включились аварийные насосы, перекачавшие вытекающую жидкость в герметичную цистерну. Жидкость не была ядовитой и не содержала активных кислот.

Техники прождали около получаса, пока поток жидкости не прекратился, затем расширили дыру, охладили раскаленные края металла хладогеном и запустили внутрь «таракан» — робот-разведчик, снабженный видеокамерами и сканерами. Несколько секунд он карабкался сквозь клубящийся пар, затем мониторы потемнели — в капсуле было темно. «Таракан» включил камеры ночного видения и люди увидели четыре ряда прямоугольных ячеек — два снизу и два поверху отсека. Ячейки были большими, примерно полтора на два метра. Кто-то из присутствующих в пункте наблюдения прошептал: «Как гробы».

Он оказался прав — в этих ячейках находились тела, тела, несомненно, человеческие. Они плавали в жидкости, оставшейся в ячейках.

Техники снова расширили отверстие в нижнем отсеке, для того, чтобы внутрь мог пройти человек. Тем временем вторая партия техников принялась за верхний отсек. Они разметили броню капсулы для робота-резчика и тут в голову Томпсона, который по закону оказался главным действующим лицом в комиссии, пришла идея удалить всех из шлюза. Он сказал, что по показаниям сканера, внутри верхнего отсека есть что-то живое, и он не горит желанием наблюдать, как это «что-то» набросится на техников, как только они просверлят броню. В протоколе было написано: «Председатель комиссии Томпсон: Предлагаю идею электронной разведки».

Отверстие в корпусе начал сверлить ремонтный робот, он пропилил солидный квадрат в броне, затем вакуумными присосками поддел вырезанный фрагмент и в шлюз вырвался газовый гейзер. Снова сыграла тревога — газ оказался неизвестным и содержал активные компоненты-окислители, поэтому автоматика включила аварийную вытяжку. Мощные насосы в считанные секунды очистили шлюз от инородных примесей. Второй «таракан» — первый все еще работал в нижнем отсеке — влез внутрь, включил камеры и все увидели такие же четыре ряда ячеек, только теперь уже пустых. В отсеке не было никого, кроме меня. Я лежал на покрытом кристалликами инея полу, на мне ничего не было: ни дать, ни взять — Адам, только Ева по пути заблудилась. Я все еще дышал, и сердце билось, только очень медленно. Но я был жив. Доктор Бауэр сделал все, чтобы я продолжал жить и дальше.

В нижнем отсеке было семьдесят четыре человека, мужчины и женщины, все были возрастом старше тридцати и младше сорока. Они захлебнулись в той самой жидкости, которая заполнила весь нижний отсек капсулы. Я был жив, а они умерли...

И теперь три человека сидели передо мной и ждали, что же я им скажу. Внутри меня как будто бы все сгорело.

Я сложил на коленях свои ставшие неподъемными руки и начал свой рассказ. Я рассказал, что жил на планете, покрытой океаном, на огромном острове, окруженном множеством маленьких островов. Жил в огромном городе, который можно было пройти пешком за два дня. Улицы его выходили на берега океана, два порта принимали корабли. Там жили люди, жили по несправедливым и жестоким законам, но других законов у них не было. Люди прилетели с далекой Земли в надежде создать свой дом на другой планете. Только корабль, на котором они прилетели, больше не смог летать между звезд и люди остались жить в городе, построенном неизвестно кем. Они начали жить так, как жили раньше в стальной клетке корабля, только на этот раз клетка была побольше — размером с планету. Они жили так сто семьдесят с лишним лет, пока в небе не погасло солнце. Огромный космический корабль повис над городом, выбросил стаю хищных металлических капель, забрал людей, забрал меня. Все, конец истории...

Дальше я расскажу о том, что же произошло с человечеством, пока я не был ему представлен.

Первые корабли, отправившиеся с Земли для освоения открытых планет, были оснащены гиперприводами — устройствами для модуляции метрики пространства-времени. Эти гиперприводы имели существенный недостаток — их силовые трубки в момент выхода корабля из подпространства испытывали слишком большие нагрузки. Два-три перехода — и силовые трубки выходили из строя. Без силовых трубок, а, следовательно, без гиперпривода, корабль оставался грудой железа с обычными ракетными двигателями. Веселая ситуация, особенно когда до ближайшей звезды сотни, если не тысячи, лет полета. Некоторые корабли смогли вернуться на Землю и этот недостаток гиперприводов был устранен, вот только около шестидесяти кораблей рассеялись по ближнему и дальнему космосу без всяких надежд на письма из дома. Гиперприводы были существенно доработаны и улучшены, на их модернизацию ушло лет так сто пятьдесят, в масштабе Галактики это так — пустяк, ничто. За это время люди на дальних и ближних планетах основали колонии и зажили — кто худо, кто бедно.

Понятно, в первую волну эмиграции бросились все, у кого заноза в одном месте, кому нет покоя на старом месте. Бросились мечтатели и реалисты, бросились крестьяне и технари, ученые и неграмотные — кто за куском земли, кто за приключениями, кто за наживой, кто по дури. Но это дело антропологов — людей по полочкам фильтровать, а на процесс эмиграции можно было посмотреть и по-другому. Каждый корабль денег стоил немало, металла на каждый корабль ушло много, электроники, приборов научных, компьютеров, да и не отправишь же в космос корабль без людей, специально обученных корабли водить. Вот и получилось, что ушло с Земли шестьдесят два корабля и каждый унес с собой пассажиров и экипаж. Унес труд строителей своих и людей с собой забрал. Назад на Землю вернулись только десять кораблей. Все остальные не вернулись из-за сгоревших гиперприводов.

Сто пятьдесят лет ушло на то, чтобы гиперприводы усовершенствовать. Многие говорили, что управились бы и раньше, да только люди, оставшиеся на Земле, решили, что хватит с них средствами и людьми разбрасываться. Хватит с них и своих проблем. И начали они осваивать космос уже с умом и оглядкой. Начали с основательной колонизации Солнечной системы. Планеты человечеству достались нежилые, частенько страшные из-за природных условий, как на Венере или Меркурии, но что есть, то есть, не выбрасывать же.

Шли годы. Люди начали уже Плутон обживать, когда обнаружили в космосе огромный космический корабль, приближающийся к Солнечной системе. Огромный корабль был, размерами с островом Мадагаскар сравнить его можно было. Никого на борту его не было и поврежден корабль был сильно. Управляли им явно не люди, улетевшие с Земли в первой волне. Были на броне его огромные кратеры, но не от метеоритов, а от бомб ядерных, и нес он на себе орудия, способные вскипятить море средних размеров. На его борту были термоядерные ракеты, компьютеры его были повреждены, экипаж явно покинул корабль, спасаясь от врагов. А враги это были нешуточные, судя по характеру повреждений. В некоторых местах корабля радиация все еще была смертельной, хотя корабль пролетел в космосе лет триста, точнее определить не удалось.

И был этот корабль чужой для людей, как удар под дых. Кто-то огромный приподнял человечество, как щенка месячного, да мордой в пол ткнул. Что это была за война, с которой прилетел этот мертвый посланец? Идет ли она до сих пор? Если идет, то кто с кем, против кого и, самое главное, зачем? Ведь уже давно доказано — нет прибыльных войн.

А теперь вернемся к моей истории...

Худой сказал, ни к кому персонально не обращаясь:

— Интересная история. В основных чертах и деталях совпадает с происшествием на Кармайкле, в пятьсот двадцать восьмом году.

— Интересно, интересно, — оживился док.

Полицейский Томпсон особого интереса не проявил. Он просто посмотрел на меня и подавил зевок. Его глаза были красными и он украдкой потер их пальцами.

— Кармайкл, третья планета системы Луат, внешние границы Периферии, — сказал Худой (вообще-то, его звали Андрей Говоров, но это долго говорить, и я буду называть его и дальше Худым).

— Первая и последняя встреча людей с инопланетянами. Сто двадцать четыре года назад орбитальные станции слежения засекли приближающийся к системе огромный корабль неземного происхождения. Форма такая же, как описывает наш молодой друг — огромный сфероид. Он вышел на видеосвязь с наземным пунктом контроля. Перед не на шутку перепуганными диспетчерами на экранах появился человек, за спиной которого стояли неизвестные существа, напоминавшие насекомых. Человек явно был переводчиком, так как существа общались с ним посредством знаков, и только после этого говорил человек. Было сделано краткое заявление о прибытии инопланетного корабля с целью торговли и просьба к правителю планеты выйти с прибывшими торговцами на связь. Когда же один из диспетчеров спросил, что же является предметом торга, то с корабля ответили, что они желали бы приобрести радиоактивные материалы и продукты неорганической химии (всего около семидесяти наименований) в обмен на живую человеческую силу, попросту говоря, рабов.

Ситуация сложилась довольно странная — первые встреченные людьми инопланетяне не проявили никакого удивления от встречи с чужой цивилизацией, более того, они прилетели к людям, чтобы торговать людьми. Пришельцы, кстати, никак не представились при переговорах и это было достаточно необычно: ведь все люди обычно говорят «мы — такие-то» или «мы — оттуда-то», словом, есть какое-то самоопределение, подчеркивание принадлежности к своей расе, народу и так далее. Пришельцы же говорили о себе просто «мы» без употребления каких-нибудь личных местоимений или названий. Позже пленные с корабля пришельцев рассказывали, что в грузовом шлюзе видели надпись на языке, похожем на древнегреческий — «Формика». Также по наблюдениям пленных, инопланетяне показались им похожими на муравьев, они были членистоногими, их туловища состояли из трех четко разделенных сегментов. Инопланетяне переговаривались друг с другом с помощью громких щелчков, которые можно было услышать на довольно большом расстоянии. Рта у них не было, как у почти всех насекомых, вместо рта была щель в нижней части «головы» и массивные челюсти, которыми легко можно было перекусить руку взрослого мужчины. Отличие от муравьев проявлялось в больших фасеточных глазах и в том, что у пришельцев было четыре пары конечностей — две пары конечностей для ходьбы и две пары, выполнявшие функцию «рук». Далее я буду называть инопланетян Формикой — так их называли люди-пленники.

К счастью, человек, возглавлявший правительство Кармайкла в тот период, Максим Вершинин, оказался достаточно компетентным политиком и, что оказалось важнее, просто мудрым и сообразительным человеком. Зная, что у него не хватит сил для освобождения захваченных пришельцами людей — скорее всего, жителей одной из отдаленных колоний — он повел хитрую и достаточно продуманную игру. По каналу закрытой связи он вызвал патрульный крейсер Земной Федерации, несший патрулирование в системе Кармайкла, и одновременно с этим начал переговоры с кораблем. Выдав себя за единовластного и жестокого диктатора, он проявил чудеса актерского мастерства, торгуясь с пришельцами, жестко и нахально требуя уступок от чужой стороны. Демонстрируя показную жадность и неразборчивость в средствах при достижении якобы собственной выгоды, он предложил пришельцам произвести посадку в отдаленном и пустынном районе, мотивируя это тем, что подготовка необходимого количества товара для обмена займет много времени и что у него нет достаточного количества грузовых ракет для перевоза пленников с корабля на планету. Его план был прост — тянуть время до прибытия крейсера и попытаться освободить всех пленников.

Пришельцы согласились с предложением Вершинина и их корабль совершил посадку в указанном районе.

Многие члены правительства не одобрили этот шаг Вершинина, но он был неумолим в своем стремлении освободить всех пленных любой ценой. К тому же, если бы Формики захотели напасть на Кармайкл, то никто не смог бы этому помешать. Вершинин смог организовать сбор необходимых инопланетянам материалов и средств и вскоре пленники были отпущены на свободу. Формика получили все, что хотели, их корабль поднялся с планеты и был атакован прибывшим патрульным крейсером. Требованию сдаться Формики не подчинились, а так как корабль инопланетян по размерам во много раз превосходил земной корабль, капитан крейсера понимал, что исход боя может решиться не в его пользу. Крейсер выпустил по кораблю Формики четыре ракеты с ядерными боеголовками и бой был закончен.

Пленных оказалось около ста двадцати тысяч человек. Они были захвачены Формикой на одной из планет Периферии, Лиде.

— Я, конечно, очень извиняюсь, профессор, — проворчал из своего кресла Томпсон, — вы тут очень интересные вещи рассказываете, да только парень вас сможет потом отдельно послушать, а у меня дел невпроворот, да и с телами надо разобраться.

— С телами? — тупо переспросил я.

— Ну да. Большинство холодильников занято, а скоро продовольственный тягач придет, так свежие продукты некуда девать, понимаешь. Семьдесят четыре тела — такого у нас никогда не было, правда ведь, док?

Толстяк ничего не ответил, просто посмотрел на меня с каким-то непонятным сожалением.

— Какие тела? — спросил я.

— Ох, господи, парень, да проснись ты! — буркнул полицейский. — Те самые тела, что с тобой вместе в одном корабле прилетели. Ты — единственный оставшийся в живых, следовательно, владелец корабля, следовательно, капитан, а отсюда, следовательно, душеприказчик всех, кто был с тобой на одном корабле, да только до пункта назначения не добрался. Ты должен подписать права собственности на корабль, признать себя полномочным владельцем и распорядиться насчет погребальной церемонии. Доктор Бауэр засвидетельствовал их смерть, вердикт — «смерть в результате несчастного случая, предположительно, аварии на корабле». Технический эксперт, вот, профессор Говоров, будет пока с кораблем разбираться, ему наши техники помогут, доктор пока тебя продолжать лечить будет, я все необходимые документы оформлю, а покойников желательно все-таки похоронить по-человечески. Понял, парень?

Я молча кивнул, не в силах говорить. Откашлялся, прочистил сжавшееся в спазмах горло и сказал:

— У нас, там, где был мой дом, людей никогда не хоронили в земле. Земли было мало, но дело не в этом. Первые люди, сошедшие с корабля, заметили, что когда после смерти человека проходит около двухсот часов, то его тело начинает быстро меняться, прямо на глазах превращаться в пепел. Тела становились похожи на сгоревшую бумагу, достаточно было подуть и тела рассыпались в прах. Врачи говорили, что это действие какого-то местного микроба, кажется. Такое происходило только с людьми, а с животными и растениями — нет. Врачи еще говорили, что этот процесс тления опасен, поэтому у нас всех покойников кремировали. В каждом районе был свой крематорий, а то и два. Как их похоронят? — поднял я голову, которую до сих пор держал опущенной.

В глазах Томпсона скользнул огонек жалости:

— Если ты хочешь, мы проведем кремацию.

— Да, я так хочу.

Он подал мне листы бумаги, скрепленные скрепкой:

— Там, на трех экземплярах, распишись внизу, где указано твое имя.

Я подписал и поднялся с кровати.

— Ты куда? — тоже вскочил Бауэр. — Ты же еще слабый!

— Я должен их видеть.

— Кого? — этим вопросом доктор напомнил меня.

— Их. Всех. Они умерли, а я остался жить. Я должен их видеть, понимаете, должен видеть каждого!

Они понимали, Томпсон молча кивнул головой, а Говоров в первый раз за все время посмотрел на меня, как на живого человека, а не на больного.

Тут я заметил, что стою, по-прежнему закутанный в простыню.

— Мне дадут что-нибудь одеть или тут можно ходить так?

Доктор вынес из соседнего бокса белые брюки и рубашку с коротким рукавом. Я натянул на себя одежду, старательно стараясь не замечать собственных дрожащих рук и ног, взял протянутую мне доктором куртку и мы пошли.

Мы ходили из одной холодильной камеры в другую, провожаемые удивленными взглядами редких прохожих. Наверное, смотрелись мы странно — я, шатающийся от слабости, в одежде не по росту и не по объему, полицейский с усталым лицом и красными от недосыпа глазами, доктор в белом халате и длинный худой ученый, сочувственно поглядывающий на меня.

Они лежали, укрытые белыми простынями, на которых блестели кристаллики инея. Из-под простынь высовывались восковые ступни с синими ногтями. Их лица... Лучше бы их не видеть: на каждом печать мучений и боли, глаза стеклянно смотрят в никуда, пронизывая тебя насквозь. Все молодые, сильные и мертвые. Я откидывал простыню и жадно всматривался в каждое лицо, пытаясь вспомнить, узнать, но тщетно. Лица медленно проходили перед моими глазами, но я не мог узнать их. По крайней мере, они были не из Южного Фритауна. Я прикасался к их телам, холодным и твердым, как лед, я молча просил прощения, за то, что остался жить. Я брал их за руки, я бы рыдал, если бы мог, выл, как бабы на похоронах, выл, как умирающий пес, но слез не было. Только горло перехватило стальными тисками, только кровь стучала в висках. Я смотрел на чужие мертвые лица, а перед моими глазами стояли лица моих любимых. Каждый раз, заново откидывая простыню, я умирал — я боялся, что следующее лицо будет лицом Ривы, или Марты, или Артура, или Арчера. Я боялся, что увижу их, и боялся, что не увижу. Семьдесят четыре раза я смотрел в чужие глаза, но от этого не становилось легче. Чем больше я видел лиц, тем страшнее мне становилось. Я молился только об одном — чтобы мне не пришлось увидеть мертвые лица тех, кого я любил.

Последняя простыня отброшена, последнее перекошенное в застывших судорогах лицо, последний раз я взял в руки скрюченные ледяные пальцы.

Я молча посмотрел на Томпсона и он ответил на мой несказанный вопрос:

— Все, последний. Кого-нибудь из них узнал?

— Нет, — я покачал головой.

— Ну, тогда завтра в шесть вечера будем хоронить. Док тебя проводит. Ты в порядке? — Томпсон внимательно посмотрел на меня.

— Нет, но буду. Я хотел вас спросить кое о чем. Мне нужны их фотографии, всех, каждого.

Он понимающе покачал головой:

— Будут, я лично прослежу.

— Спасибо, сэр.

Он похлопал меня по плечу и ушел, тяжело ступая по металлическому полу форменными ботинками.

Доктор Бауэр отвел меня в лазарет, сказал, чтобы я ложился в постель. Потом он протянул мне таблетки на широченной ладони, я запил их водой и провалился в темную пропасть, в которой было хорошо только одно — я не видел снов...

Церемонию кремации я выдержал относительно спокойно — опознать я все равно никого не смог, просто не по себе было. Я сидел на передней скамье в комнате, которая считалась часовней, сидел молча, в одежде с чужого плеча, перед огромным распятием. Приходили незнакомые люди, пялились на меня, а я сидел, уставившись в пол. Играла какая-то траурная музыка, а я сидел и смотрел на ноги, пробитые гвоздями. Не очень приятное зрелище, я и раньше понять этого не мог — как можно спокойно смотреть на то, как человек на кресте мучается.

Добровольцы из местных помогали переносить тела в крематорий, все семьдесят четыре тела были зашиты в белые саваны. Священник произнес над ними католическую молитву, перед этим поинтересовавшись, какого вероисповедания были умершие. Я просто пожал плечами:

— Какая разница?

Он неожиданно легко со мной согласился:

— Действительно, никакой.

Его полное, круглое лицо на секунду расплылось в улыбке, потом он раскрыл библию где-то на том месте, где сказано было: «Призову вас к себе», что-то в этом духе. Хорошие слова, не помню их точно, мне тогда было как-то все равно. Доктор это депрессией назвал, он еще какими-то ругательствами медицинскими меня ругал, да только толку от этого было — ноль. Ничего мне не хотелось, я когда там, в холодильниках, понял, что остался один — так мне плохо стало, расскажи кому-нибудь — не поверят. Я, если бы мог, вообще не просыпался — такое состояние было. Я был, как кукла на ниточках, только вот ниточки порвались все, и всё — руки, ноги, голова — все обвисло, поднять некому, а сам — не смогу.

Досидел я всю церемонию до конца, служитель вынес мне урну с прахом, размером — с бутылку вина, из керамики, молча мне в руки вложил. Я как эту урну в руках почувствовал — так у меня все внутри и оборвалось. Понял я, что дороги назад нет, что дома у меня нет, что Ривы у меня больше нет, что нет рядом братьев моих старших, что Марту я не увижу больше, что ничего у меня больше не осталось, всё имущество — вот оно — пепел в руках, а больше нет ничего. И так стало мне больно тогда, что завыл я, упал на колени да и завыл, урну к себе прижимая, так завыл, что слезы из глаз брызнули. Доктор с пола меня одной левой поднял, а я реву, остановится не могу, как фонтан прорвало, реву, заливаюсь, соплями исхожу. Так меня в лазарет и отвели — в руках урна с прахом, пальцы так в нее вцепились — не разжать и ломом. Доктор мне укол вкатал, рухнул я на кровать свою, да и отрубился, но урну из рук не выпустил. Она и теперь со мной, всегда...

Вот после этой своей истерики стало мне легче на следующий день. В лазарете больных, кроме меня, идиота, не было, доктор скучал без общества, поговорить ему было не с кем, а я собеседник оказался что надо — молчал и слушал. Доктору лучше и не надо было. Я задавал ему вопрос — и док начинал рассказывать. Рассказывать он умел, правда, его частенько заносило в то в одну, то в другую сторону, частые отступления от основной темы иногда приводили к тому, что в конце рассказа док не помнил, с чего начинал, но это было неважно.

Первым делом я спросил его:

— Послушайте, док, в этом мире деньги все еще в ходу?

Он рассмеялся:

— Деньги в ходу всегда.

— А медицина бесплатная, что ли?

— Ты это о чем? — он посмотрел на меня.

— Ну, вот, валяюсь я тут на койке, истерики вам закатываю, а вы мне таблетки да уколы. Не за бесплатно же?

Он, посмеиваясь, вытащил на свет божий бумаги, которые я подписал и начал мне читать: «Настоящим актом о вступлении в собственность и наследование от такого-то числа, месяца, года нижеподписавшийся Алекс Арчер становится полноправным и единоличным владельцем космического корабля (спасательная шлюпка), временный идентификационный номер 2000/65К1, порт приписки неизвестен. Так как в момент вступления в права наследования встречных исков предъявлено не было, в виду отсутствия законных прав наследования у кого бы то ни было, кроме находившихся на борту космического корабля в момент аварии („Кодекс Астронавтики и Звездоплавания“, статья 45/2), нижеподписавшийся Алекс Арчер также признается капитаном вышеупомянутого космического корабля с временным идентификационным номером 2000/65К1».

— Ну и что? — спросил я его.

Мне весь этот набор слов напомнил, как Чарли дела вел, ему тоже такие бумажки доводилось читать. «Нижеподписавшийся», «вышеупомянутый», «в виду отсутствия» — язык поломаешь, мозги свихнешь.

— А то, что есть закон, по которому я обязан тебя лечить бесплатно, — ответил мне док.

— Да? — заинтересовался я.

Он принес мне «Кодекс Астронавтики и Звездоплавания» и там отыскалась статья об астронавтах, пострадавших в результате несчастного случая. Так там и было написано: «Все лечебные медицинские учреждения обязаны принять все меры по восстановлению здоровья пострадавшего бесплатно и в полной мере, необходимой для выздоровления пациента». Док принялся мне объяснять, что этот «Кодекс» принимали достаточно давно. В то время все астронавты проходили по одному и тому же ведомству, поэтому платили взносы по медицинской страховке. А поэтому и лечить их должны были бесплатно, ведь страховые деньги все равно так или иначе попали бы по назначению.

— Ну, хорошо, а как же это я астронавтом заделался? — спросил я его.

Док снова усмехнулся и перевернул несколько страниц «Кодекса». Там оказался раздел о кораблях, покинутых командой или попавших в аварию.

«Если порт приписки корабля неизвестен или корабль не подлежит идентификации в силу следующих причин — отсутствие зарегистрированных номеров внешнего и внутреннего корпусов, агрегатов двигателей, электромагнитных отметок в районах воздушных и грузовых шлюзов и прочее (полный перечень смотри в приложении 2), то корабль считается свободным и принадлежит первому человеку, вступившему на борт. Однако, если на борту неизвестного или не подлежащего идентификации корабля находятся люди, которые могут подтвердить собственность на корабль, корабль переходит в их полную и безоговорочную собственность и они имеют следующие полномочия: распоряжаться кораблем по своему усмотрению, назначать капитана и старшего помощника или самому являться таковым».

— Когда ты подписал акт, ты стал судовладельцем и капитаном. Теперь я лечу тебя, пока ты не поправишься и до тех пор, пока шлюпку не осмотрит профессор Говоров и наши технические эксперты.

— Вот ведь свезло, — пробормотал я и подумал: «Да на что мне всё это? Лучше бы все мои были живы».

Я помолчал немного, но мой вечный бес любопытства уколол мой язык.

— Послушайте, док, я когда ходить начал, то заметил, что я не хромаю. Я ведь хромал раньше.

Бауэр покивал головой:

— Это я поправил. Сейчас это плевое дело, лечим даже такие застарелые переломы.

— Ничего своего вы мне не оставили, док, — и я улыбнулся ему сквозь набегающие слезы.

— Что-то в последнее время стал я слабый на слезы, прямо, как девушка невинная, — прохлюпал я, вытирая глаза рукавом.

Док улыбнулся мне в ответ. Он вообще был хороший мужик.

Через несколько часов в лазарет пришли два человека с обморожением — у них отказал обогрев скафандра и док занялся ими. Шахтеры местные вкалывают в сложных условиях — атмосфера на Церебии для дыхания не пригодна, планета от местного солнца далеко вертится, так что за пределами комплекса, в шахтах бывает до 60 ниже нуля. Конечно, при разработке месторождений помогают роботы, но всё равно, процент ручной работы большой — вот и случаются то переломы, то обморожения, иногда бывают отравления, когда работают в скафандрах с поглотителями вредных примесей из атмосферы. Доктор тут и хирург, и анестезиолог, и токсиколог — все может. Он и роды принимал, и кесарево делал. Пару раз довелось ему такие переломы страшные лечить, что кто другой не смог, а док может. Классный специалист.

Я как-то спросил его о Земле и он погрустнел немного с виду.

— Земля? Да что Земля? Вертится всё, вертится. Я ведь давно оттуда уехал, Аль.

— Почему?

— Сам виноват. Был я хирургом в одной из лучших клиник. Самоуверенный был, давалось мне всё легко, то, на что другие тратят годы — мне хватало нескольких часов. Посчитал я, что лучше меня никого нет — есть иногда у людей такой грешок. Когда своими руками человека от смерти оттаскиваешь, то начинаешь думать, что ты — бог. А как же — ведь саму смерть поборол. Вот мне под этот грех и пришлось. Поступил в клинику к нам пациент, случай у него тяжелый, надо было срочно операцию делать, очень сложную операцию и очень срочно. Исход операции вполне мог быть летальный и по закону я должен был предупредить больного или его родственников. Но я посчитал, что справлюсь, приказал готовиться к операции. Начальство в известность не поставил, родным пациента ничего не сказал — был уверен, что смогу всё правильно сделать.

Он замолчал.

— И что больной — умер?

Он невесело усмехнулся:

— Да нет, остался жив. Его родственники на меня в суд подали, а по суду выходило, что пошел я на смертельный риск, никого не предупредив. Если бы умер пациент у меня под ножом — то сидеть бы мне за убийство. А так отделался я тем, что начальство меня с работы выгнало взашей и лицензию на хирургическую практику у меня забрали на пять лет. Я недолго думал, завербовался на Периферию обычным врачом, думал — через пять лет вернусь. И вот я здесь уже двадцать лет, Аль.

— Как же так?

— А так. Тут ведь я сам себе хозяин — все приходится самому делать. Это и лучше для меня было. Стал я труд свой ценить не тем, что могу делать всё лучше всех, а тем, что людей от страданий и боли избавляю. В этом и весь смысл профессии врача — помочь, когда больно. Тут я этой боли насмотрелся — во! — он показал ладонью над головой, — но люди здесь лучше, чем во Внутреннем Кольце. Проще, чище и в чём-то сильнее остальных. Понравилось мне здесь, тут ведь тебя уважают и любят за то, как ты свою работу делаешь.

— А кто такие Чистильщики? — спросил его я.

— Это длинная история, надо бы горло промочить, — он поднялся из своего глубокого кресла, вышел из комнаты.

Из его кабинета донеслось негромкое позвякивание и док вскоре вернулся с большим стаканом в руках. История и впрямь оказалась длинной и док изредка взбадривал себя солидными глотками из стакана.

Давным-давно, еще когда земляне и не думали еще о межзвездных полетах, человечество столкнулось с проблемой отходов своей деятельности. Попросту говоря, с мусором. Гадило человечество по серьезному — отходы бытовой и промышленной химии, вредные выбросы в атмосферу и океан, радиоактивные отходы — чего только не было в мусорных кучах старушки-Земли. Свалки становились похожи на пригородные районы после серьезной бомбежки, дым от костров застилал небо. Земле всерьез грозила опасность утонуть в собственном мусоре, если бы не Андрей Дивов — сын бедных эмигрантов из Польши. Он был гений, в прямом смысле этого слова. Закончив только школу, он изобрел утилизатор отходов. Процедура утилизации была до смешного простой — любой неорганический мусор загружался в устройство, напоминавшее бочку, на этой бочке нажималась кнопка и из бочки доносилось гудение. Но это было еще не все — реакция расщепления мусора на молекулы приводила в движение любой привод, соответствующим образом подключенный к преобразователю. В конце концов получалось так, что мусор уничтожал себя сам, при этом выдавая на-гора массу полезной энергии. Это был не вечный двигатель, до этого было далеко, но приближение было весьма и весьма впечатляющим.

Утилизатор «брал» все виды отходов, включая радиоактивные (во время их утилизации в окружающую среду не выделялось ни одного микрорентгена), и при этом был абсолютно надежен в эксплуатации.

Изобретение Дивова пытались выкупить крупнейшие институты и университеты мира, но он неизменно отвечал отказом. Его пытались подкупить, запугать и даже убить — но он сумел основать собственную компанию по утилизации и назвал ее «Чистота». Он проявил себя талантливым организатором, смог выстоять в жесткой и кровопролитной войне с чиновниками всех уровней и званий и получил множество подрядов на утилизацию радиоактивных и особо опасных химических отходов. К концу своей жизни Дивоф оставил империю с вышколенной армией технарей, дрессированной сворой адвокатов и экономистов и программой действий на ближайшие триста лет. «Чистота» вкладывала деньги во все сферы науки и техники, связанные с экологией. Именно «Чистота» через сто шестьдесят лет после смерти своего основателя совершила переворот в автомобилестроении, внедрив машины, работающие исключительно на сжиженном газе. Именно «Чистота», ставшая транснациональной корпорацией с бюджетом, превышающим валовой доход сверхдержав, смогла прекратить вырубку экваториальных лесов, выбросив на рынок установки, способные выпускать продукты целлюлозной промышленности исключительно из продуктов переработки органических отходов. «Чистота» смогла создать уникальные аппараты и технологии, способные восстановить плодородность почвы, зараженной даже радиацией или химическим оружием, а также не имеющие аналогов фильтры очистки воды и атмосферы.

Помимо своей «прямой» деятельности по утилизации, «Чистота» вкладывала огромные средства в альтернативные источники энергии — солнечные батареи, термоэлементы, ветроустановки, приливные и термические энергостанции, делая ставку на будущее, далекое будущее.

Когда на земной орбите взорвались подряд два шаттла, столкнувшись с так называемым «космическим мусором», именно специалисты «Чистоты» разработали гравитационный поглотитель, способный собирать предметы, кружащие вокруг Земли по свободным орбитам, размером от гайки до отработанных ступеней ракет-носителей. Стоит ли говорить, что к тому времени, когда человечество открыло дорогу к звездам, на Земле почти не осталось сфер деятельности, в которых бы не присутствовала доля корпорации «Чистота». Прекрасно понимая, что планеты подобные Земле, очень редкая и драгоценная вещь во Вселенной, специалисты «Чистоты» разработали терратрансформеры — установки, способные изменить атмосферу планет, непригодных для жизни колонистов. Сто лет двадцать пять таких установок трудились над созданием земной атмосферы на Марсе, в результате чего Земля приобрела колонию, значение которой для землян трудно было бы переоценить.

Со временем, «Чистота» превратилась во множество компаний, корпораций, консорциумов, синдикатов, фирм и фирмочек, а «чистильщиками» стали называть всех, кто так или иначе работал на «Чистоту». Их фирменный знак — земной шар, лежащий на женских ладонях — можно было увидеть на космических кораблях и термоядерных реакторах, пылесосах и кондиционерах, на упаковках шампуни и орбитальных спутниках. Единственное, чего «чистильщики» всегда избегали — так это производства оружия в любой его форме, будь то ракеты с ядерными боеголовками или простые пистолеты. Они не имели никаких интересов в административной сфере, не стремились управлять планетами или странами, им вполне хватало того, что они имели в своих руках — а это было немало. К тому же они вкладывали большие средства в образование, с их рук кормилось с два десятка крупнейших университетов как Внутреннего Кольца, так и Периферии. В число прочих в это число входил и университет Эйнштейна. Но это так, к слову.

Если говорить об истории развития земной цивилизации, то впереди всегда шли купцы, воры и завоеватели, затем военные, затем колонисты, а затем — «чистильщики», тихо и незаметно подчищая за неряшливым человечеством его грязь, превращая её, если не в золото, то в полезные и необходимые вещи, и превращая отраву в воду, а ядовитые газы в чистый воздух...

Что же касается меня, то я слушал доктора и его рассказы помогали мне не думать о Риве. По крайней мере, не думать о ней днем. Ночью я видел её такой живой, что казалось — протяни руку и коснешься ее. Когда моя рука в темноте упиралась в холодную стену, мне хотелось орать от злости. Каждую ночь мне снилось, что я успеваю добежать до дома. Каждую ночь мне снились мои родные. Я видел их живыми, как они с укором смотрят на меня, казалось, они спрашивают меня: «Как ты смог оставить нас?» Я видел их умирающими, их глаза кричат: «Помоги нам, Аль, помоги! Нам так больно!» Я видел их мертвыми, их глаза открыты, но я знаю, что они мертвы, они утонули в замораживающей жидкости чужих спасательных шлюпок. Мне снились чужие, страшные корабли, летящие в пустоте с выключенными холодными двигателями, а внутри — Рива, Марта, Артур, Арчер, все наши девушки. Корабли летят почти в полной темноте, а звезды вокруг них похожи на острия алмазных игл, холодные и далекие.

От таких снов легко можно было поехать мозгами. Я уже подумывал о том, чтобы спереть у доктора какую-нибудь отраву для крыс вроде меня, но подумывал так только ночью, когда время растягивается, как удавка на шее. Секунды тянутся, минуты ползут, час — все равно, что год. Нехотя ложишься в постель, зная, что дока не переспоришь — в двадцать три ноль-ноль он вырубит свет из своего кабинета, хочешь, не хочешь, а все равно ночь сделает. Лежишь и ждешь, когда же наконец утро. Правда, тут утро тоже можно сделать поворотом выключателя, но от этого легче не становится — спать-то когда-нибудь надо.

Время шло, а мне было так плохо, как никогда. Слабость не проходила, руки дрожали противной мелкой дрожью (док назвал это тремором — вот же словечко — хорошо, хоть не триппером). Док говорил, что это — последствия длительной гибернации. Гибернация — это довольно болезненная процедура, применялась она да и иногда еще и сейчас применяется при длительных перелетах без использования гиперприводов. Сама процедура проста — человек ложится в герметичную капсулу, в капсулу подается усыпляющий газ, постепенно температура понижается и человек может спать так месяцами. Когда корабль подлетает к конечному пункту следования, компьютер подает команду на пробуждение, в капсуле поднимается температура, подается теперь уже пробуждающий газ, и все — Белоснежка, проснись!

Команда техников продолжала исследовать капсулу, Худой днями не выползал из второго испытательного шлюза базы. Он попросил, чтобы еду ему приносили прямо в шлюз, так что он там чуть ли не спал. Доктор этому не удивлялся, по его словам, все настоящие ученые такие, им только дай интересную задачу — так они и про еду и про сон забудут совсем. Прямо, как дети малые.

Док настоял, чтобы я не выходил из лазарета, я не спросил его, почему, а он не сказал мне. Он оградил ко мне доступ до тех пор, пока техническая комиссия не выполнит свою работу до конца.

Я лежал целыми днями, док приносил мне книги, но я не читал их. Я лежал, глядя в безукоризненно белый потолок, а перед моими глазами проходили видения о прошлой жизни. Эти видения были настолько яркими, что казались настоящими, а комната с белыми стенами вокруг — чьей-то больной фантазией, бредом. Из этого бреда меня вывел Худой. Однажды он вошел в мою палату и сел в удобное кресло возле моей кровати. На мой столик он поставил бутылку минеральной воды и два стакана. Я понял, что разговор будет долгим. В горле пересохло, руки задрожали сильнее и мне стало очень страшно.

В палату вошел док:

— Вы не возражаете, если я посижу с вами?

Я молча покивал, а Худой ответил неожиданно приветливо:

— Конечно, доктор, присаживайтесь.

Док улыбнулся ему и сел в кресло, в котором он сидел тогда, когда я увидел его в первый раз.

— Мы закончили расследование, Алекс, — сказал мне Худой и этим «Алекс» он так напомнил мне Чарли.

— Да, мы его закончили, я сделал кое-какие выводы из того материала, что был в моем распоряжении и некоторые эти выводы касаются тебя, Алекс, тебя и твоих родных и друзей.

Начнем с капсулы. Ее возраст — от двух до трех тысяч лет. Пока я могу определить возраст лишь приблизительно, потому что у меня нет достаточно точного оборудования. К сожалению, я не смог точно определить, сколько времени капсула находилась в свободном полете, но могу сказать только одно — не меньше сотни лет, не меньше. Я смог сделать этот вывод на основе следов от микрометеоритов и космической пыли на корпусе капсулы, но это детали, наверняка, не интересные для неспециалистов. В лабораторных условиях я бы смог сделать более точные выводы, но приходится довольствоваться тем, что у тебя есть.

— Значит, я спал в этом чертовом гробу сто лет? — спросил я онемевшими губами.

— Да, это так, может быть, и больше, — кратко ответил профессор.

— Сто лет, — повторил я, пробуя эти слова на слух.

На слух они были страшными, страшнее, чем смертельный приговор. Эти слова пригвоздили меня к кровати, как муху иголкой к столу.

— Еще о капсуле. Судя по конфигурации электромагнитных захватов, можно предположить, что капсула находилась непосредственно в корабле Формики. Затем, по неизвестной причине, капсула покинула корабль. Исследования двигателей капсулы свидетельствуют, что они работали в чрезвычайно активном режиме до тех пор, пока в баках было горючее. Компьютер капсулы был поврежден, но можно предположить, что на борту главного корабля произошла авария. Опасность была настолько велика, что, скорее всего, сработала аварийная система. По земным инструкциям эвакуации, спасательные шлюпки покидают корабль в том случае, когда возникает угроза жизни для экипажа и пассажиров.

В данном случае я могу сделать вывод, что на корабле Формики произошла серьезная авария, поэтому капсула отделилась от корабля и в форсированном режиме начала удаляться от него. На броне внешнего корпуса присутствуют следы радиоактивного излучения. Это не естественный фон радиации, показания датчиков говорят, что уровень излучения был очень большим. Это, в свою очередь, заставляет меня предположить, что после того, как капсула покинула корабль Формики, на корабле произошел ядерный взрыв.

— Значит, корабль взорвался, — тихо сказал Бауэр.

— Скорее всего, да, — сказал Говоров, рассеянно потирая ладони.

— Капсула не приспособлена для длительных космических полетов. На ней нет гиперпривода, а размер баков заставляет предположить, что горючего хватит максимум на то, чтобы произвести посадку на близлежащей планете и, при необходимости, снова взлететь и пристыковаться к кораблю. Судя по тому, что внутри капсулы находились ячейки для гибернации, я могу утверждать, что капсулы, подобные нашей, использовались Формикой, для хранения и транспортировки захваченных людей, но об этом позже. Сейчас я бы хотел остановиться на том, что произошло внутри капсулы, после того, как она отделилась от материнского корабля.

Картина происходящего представляется мне следующей: капсула покидает корабль, удаляется от него, происходит взрыв. Через некоторое время капсулу догоняет ударная волна. Силы удара хватило на то, чтобы повредить баллоны с неизвестным нам газом, использовавшимся Формикой для гибернации. Газ в этих баллонах хранился в сжиженном состоянии. В нижней части капсулы были повреждены все баллоны. Жидкость начала вытекать из баллонов. Этой жидкости было так много, что она не способна была превратиться в газ в малом объеме второго отсека. Поэтому все люди, находившиеся в незагерметизированных ячейках, утонули. В первом отсеке, в котором находился Алекс, были повреждены только пять из имеющихся восемнадцати баллонов с газом. Иней на внутренней поверхности первого отсека говорит о том, что жидкость, вытекающая из баллонов, превращалась в газ. В тот момент еще работала установка по созданию искусственной силы тяжести, поэтому конденсация происходила в нормальном режиме. Объема газа вполне хватило на то, чтобы твоя гибернация прошла успешно. Сначала внутри капсулы поддерживалась нормальная температура. После того, как в баках кончилось горючее, энергетическая установка шлюпки вышла из строя и соответственно температура упала. Но внутренняя термоизоляция первого отсека способствовала тому, что ты не замерз до смерти. Температура была низкой, но вполне достаточной для гибернации. Поэтому ты, Алекс, остался в живых. Я понятно излагаю?

— Да, — прошептал я еле слышно, но Говоров услышал меня:

— Хорошо. Дальше отключились почти все системы жизнеобеспечения и гравиторная установка (установка для создания искусственной силы тяжести). Первый отсек превратился в саркофаг.

— А как же он смог там дышать, профессор? — спросил его док.

— Хороший вопрос, — улыбнулся Худой, — система вентиляции продолжала работать, на это ей хватило энергии в аккумуляторах. Она продолжала работать в очень и очень слабом режиме. Как вы знаете, доктор, при гибернации человек дышит очень редко, раз в несколько минут. Баллоны с кислородом не были повреждены и еще работала система очистки атмосферы от углекислого газа. В общем, нашему с вами другу Алексу, очень повезло, доктор. Если бы он лежал на твердом полу, у него неизбежно возникли бы пролежни, застой крови, да мало ли еще что. Из-за невесомости он медленно летал от верхнего работающего вентилятора к нижнему, по кругу, такая как бы пассивная физиотерапия. Несколько благоприятных факторов сложились в пользу Алекса, такое иногда происходит. Я не знаю, что это — Бог, карма, судьба, рок — назовите это, как угодно, но тебе повезло, Алекс, ты остался в живых.

Я молчал, только слезы катились по щекам. Я высморкался, но говорить не мог. Говоров налил воды и молча подал мне стакан. Я выпил почти беззвучно, только зубы стучали о край стакана.

— Значит, все кто был на корабле — погибли, — прошептал я.

Говоров молча положил руку мне на плечо.

— Может быть, мои спаслись также, как спасся я? — с сумасшедшей надеждой посмотрел я на него.

— Такая вероятность существует, — нахмурился он, — но эта вероятность очень мала.

— Может быть, они находились в одной из таких капсул? Может быть, их кто-нибудь подобрал? — продолжал я.

— Новости с Периферии рано или поздно доходят до Земли, но мне о них ничего неизвестно. Хотя, если это происходило достаточно давно и на какой-нибудь из отдаленных систем, данные о них могли не дойти до земных архивов.

Я замолчал. Я не хотел ему верить. Я хотел верить, что каким-то образом те, кто дорог мне, остались в живых. Я верил в это.

— Может быть, их не поймали, там, дома? Может, они смогли спрятаться, убежать? — я смотрел на Худого так, как будто бы он знал все и мог ответить.

— Я расскажу тебе о Формике, Алекс. Мы знаем о них очень мало. Я не являюсь большим специалистом в области исследования внеземных цивилизаций, но расскажу, что смогу.

Судя по весьма отрывочным сведениям, они являлись побочным продуктом деятельности какой-то чужой нам цивилизации. Возможно, все они были созданы искусственно и предназначались для охоты на гуманоидов. Это подтверждается историей на Кармайкле и твоим рассказом, Алекс. Они весьма оперативно захватывают планету с низким уровнем развития вооружения и техники, отлавливают людей, помещают их в капсулы, подобные нашей, и перевозят пленников к месту назначения. Исходя из того, как уверенно и слаженно они это делают, это многолетняя, если не многовековая, привычка. Я очень боюсь тех существ, которые сотворили тварей, подобных Формике, — нагнулся ко мне Худой, — очень боюсь, Алекс. Они создали огромные корабли, подобные тому, что был найден вблизи Солнечной системы или тому, что был уничтожен на Кармайкле. Они создали чудовищное оружие, способное уничтожать планеты. Они создали Формику, чтобы захватывать для себя рабов.

Но, наверное, что-то случилось с ними. Их кораблями теперь управляют Формики, они продолжают захватывать людей, но делают это для того, чтобы продать их. Значит, хозяев Формики больше нет и это вселяет в меня надежду.

Теперь о том, что твои родные и друзья могли спастись.

Помнишь, ты рассказывал о том чувстве панического страха, которое ты ощутил на своей планете? Так вот, Формика использовали специальные излучатели, работающие в ультразвуковом диапазоне волн, чтобы вселить панику при вторжении, чтобы им не оказывали сопротивления. Потом, когда основная масса людей была захвачена, они использовали Ловушку — устройство, воздействующее на психику человека так, чтобы полностью ее подавить, превратить в раба. Ловушка излучала в том же ультразвуковом диапазоне волн и по ее неслышному, но неумолимому приказу все, кто не был пойман, спешили к тому месту, где она стояла.

— Что-то вроде Гаммельнского крысолова? — спросил док, а я не понял о чем.

— Да, что-то вроде того, — невесело усмехнулся Худой.

Я смотрел на них, ничего не понимая и тогда Говоров рассказал мне сказку о крысолове, который мог игрой на своей волшебной дудочке избавить город от полчищ крыс. И я понял, нет, даже увидел, как те, кто спрятался, ощутив этот неслышный для человеческого уха безмолвный зов, спешат на него. Они спешат изо всех сил, забыв обо всем, забыв о своем страхе, они бегут, забыв про любовь и ненависть — бегут на этот зов. И тогда мне стало страшно. Я не заплакал только потому, что мне уже больше не хотелось плакать перед кем-то. Потом, когда все уйдут, я закрою дверь, накроюсь простыней и буду реветь, закусив зубами угол подушки. Потом.

— На Лиде, там где были захвачены первые наши люди, мы нашли подобное устройство. Оно работало, по нашим расчетам, еще десять лет после того, как улетел корабль Формики. Зона охвата излучения — несколько тысяч километров, — сказал Говоров, смотря мимо меня.

Я знал, почему он не смотрит на меня, я знал. Он умолчал о том, что же еще люди нашли на Лиде. Он не хотел мне этого говорить, но я мог себе представить, что они могли там найти, возле Ловушки. Я очень хорошо представил это себе и отогнал эту безумную картину из своего воображения. Я знал, почему еще он молчит. Его молчание было целой речью: «Тебе повезло, парень. Ты остался в живых, но ты остался в живых один. Тебе очень повезло, что ты остался в живых. Остальные... А что остальные? Погибли, когда взорвался корабль? Погибли в спасательных капсулах, которых догнала ударная волна? Изжарились в огне притянувшей их звезды? Безмолвными замороженными мумиями болтаются в этих чертовых капсулах на орбитах никому неизвестных планет? Продолжают лететь в неизвестность, в никуда, в пустоту? Остались умирать на вычищенной Формикой твоей родной планете? Очнись, парень, ты один. Все твои друзья, любимые, знакомые и незнакомые люди остались только в твоей голове. Сколько их там было? Триста тысяч, четыреста, пятьсот, может быть, больше? Смирись, парень. Я только сказал тебе факты, твое дело жить с этим».

А я, также молча отвечал ему: «Да, возможно ты прав, профессор. Возможно, что ты прав. Возможно, что все они погибли. Возможно, что все они остались только в моей голове, в моей душе и в моем сердце. Возможно. А может быть, их вытащили из такой же капсулы где-то там, на другой планете. Может быть, другие добрые люди, такие как док, вылечили их. Может быть, такие же полицейские, как Томпсон, сказали им, куда они прилетели. Может быть, такие же люди, как ты, Худой, обследовали их капсулу и сказали им: „Да вам просто повезло, ребята. Вы остались в живых“. Может быть, такие же ученые, как ты сидят, напротив них и говорят им те же вещи, что ты говоришь мне, а они не верят в это. Просто не хотят верить в то, что они остались одни. Может быть, мои любимые и друзья сейчас сидят и не верят в то, что я погиб, а они остались жить. Вот так, профессор».

Вот так мы поговорили с Худым. Хотя, возможно, что все это я рассказал себе сам, а Худой просто сидел в глубоком кресле, избегая моего умоляющего, просящего, требующего взгляда, потому что он никогда не захотел бы рассказать мне такие вещи и я был ему за это благодарен.

Я молча встал с кровати и протянул Худому руку. Он поднялся из кресла, такой длинный по сравнению со мной, и крепко пожал мою руку.

— Спасибо, профессор, — тихо, но уже твердо сказал я.

Он молча покивал головой и посмотрел в мои глаза. Его глаза были похожи на глаза собаки — добрые, печальные, темные, грустные, жалеющие, понимающие.

— Теперь остается моя последняя официальная задача, — сказал он мне, выпустив мою руку.

— По поручению института Альберта Эйнштейна, я хотел бы попросить тебя, Алекс, продать нам свой корабль для исследований. Сумма, предложенная нами, невелика, но увеличивать ее я не могу — наша кафедра стеснена в средствах, а мне еще предстоит оплатить расходы по транспортировке шлюпки до Земли, если ты, конечно, согласишься.

— Что вы посоветуете, док? — повернулся я.

Он усмехнулся:

— Чистильщики купят ее только на слом — свое она отлетала. Не знаю, сколько они тебе предложат, тут уже вертелся один, ушлый малый, но вряд ли они заплатят тебе больше, чем профессор Говоров.

— Дело не в деньгах, — сказал я, — просто мне не хочется, чтобы шлюпка исчезла.

— Ну, тогда, я думаю, что тебе стоит согласиться на предложение профессора.

Я повернулся к Худому.

— Профессор, дайте мне немного подумать, хорошо? Я что-то плоховато соображаю.

— Конечно, конечно, — ответил он и, еще раз пожав мою руку, вышел из палаты.

Док одобрительно покачал головой.

Я оделся и сказал, выходя из дверей:

— Пойду, пройдусь.

Так я обычно говорил Риве, или Марте, или Артуру. Я всегда обычно так говорил и они всегда отвечали мне: «Хорошо», или «Давай», или «С богом». Как же хорошо было, когда мне так говорили! И как же мне немного получше, когда док ответил мне:

— Хорошо, только смотри, не заблудись...

Я вышел на кольцевую галерею комплекса. На Ланкасете особенно смотреть не на что — атмосфера тут буйная: скорость ветра на поверхности планеты — примерно пятьдесят километров в час, поэтому местный комплекс почти весь находится под землей. Наверх выходит главный корпус, в нем — вентиляционные шахты, причальные шлюзы, ветроуловители (почти дармовая энергия ветра здесь используется по полной программе) и стартовые площадки грузовых ракет. Кольцевая галерея — это единственное место, где можно увидеть поверхность через сверхпрочные прозрачные окна. В общем-то, это и не окна, а плиты толщиной в двадцать-тридцать сантиметров. Вот я стоял и смотрел наружу — там ночь глухая, только и видно, что прожекторы на стартовых площадках и сигнальные огни на радиовышках и «тарелках» спутниковой связи. Стоял так недолго, лбом к стеклу холодному прислонившись, и слышу шаги по галерее приближающиеся. Думаю: «Кому тут чего понадобилось?» Но оборачиваться не хочу, так и продолжаю стоять. Шаги все ближе, ближе. По шагам слышу, что это вряд ли кто-то из ремонтников — у них шаги тяжелые и гремят они инструментом при ходьбе, а тут шаги полегче будут. И вот кто-то за моей спиной остановился. А я, знаете ли, этого не люблю, когда за спиной стоят. Мне это никогда не нравилось.

— Мистер Арчер, — слышу за своей спиной.

«Ну», думаю, «раз „мистер“ — то можно и повернуться».

Поворачиваюсь. Стоит передо мной один — в костюме строгом, при галстуке, в туфлях, наверняка, дорогих, в руках папка — ни дать, ни взять клерк банковский, я таких насмотрелся, когда за Чарли ходил. Лицо у него самое обыкновенное, такое не запоминается — серенькое, невыразительное, таких лиц в толпе большой — девяносто на сотню. Смотрит он на меня глазками серенькими, как и он сам и ждет чего-то.

— Я вас слушаю, — говорю я так, как Чарли всегда говорил.

— Я — официальный представитель компании «Чистота», мое имя...

— Если вы насчет шлюпки, так я ее уже продал институту Эйнштейна, — не очень вежливо прерываю его я.

— Нет, нет, — он так вежливенько улыбается, — вы перепутали меня с Исааком Кролом, это наш агент по закупке вторсырья, очень назойливый человек, если вы конечно меня понимаете. Но обвинять его нельзя — в этой провинции трудно продуктивно выполнять функции, возложенные на него руководством.

— Хорошо, тогда что вам угодно? — спрашиваю и думаю: «Ну, Чарли, вот этой своей фразой из моего рта ты точно бы гордился».

— Вас нашла бригада, работавшая под нашим руководством. Может быть, вы не знакомы с тем фактом, мистер Арчер, что наша компания, по своей сути, является одной большой семьей. Мы поддерживаем своих работников, да и не только их, как заботливые родители заботятся о своих детях. Вкратце мы знакомы с историей вашего прибытия. Как жест внимания и заботы мы хотели бы сделать вам предложение.

Он замолчал и я понял, что он хочет. Он хотел, чтобы я спросил его о его предложении. А я стоял и молча смотрел на него, потому что Чарли и Артур всегда учили меня сдерживать свой язык и мое вечное любопытство. В своей голове я услышал голос Чарли: «Он сам пришел к тебе, Алекс. Сам пришел, сам заговорил — значит, и сам должен сказать тебе то, что он хочет. А самому прыгать перед этим хлыщом нечего».

— Мы получили доступ к данным вашего медицинского обследования. Доктор Бауэр ничего об этом не знает и я хотел бы, что бы это осталось между нами. По физическим и психофизическим параметрам вы подходите для обучения в нашей академии Космического Транспорта.

Я снова молча смотрел на него. Это удобно — молчать, когда ни черта не понимаешь. Собеседник может решить две вещи — что ты либо полный идиот, либо все знаешь сам. Во втором случае он тебя переоценивает, в первом — наоборот. И так получается, что ты в выигрыше в любом случае. Он смотрит на меня и по его глазам я ничего не могу понять — как будто смотрю на два стеклянных шарика.

— Параметры отбора пилотов космических кораблей достаточно высоки — это отменное здоровье, трудоспособность, способность быстро принимать адекватные решения в сложной обстановке и так далее. Для полетов в активном гиперкосмосе мы также проводим проверку работы вашего мозга. Это связано с тем, что в последние пятьдесят лет нейрофизиологическая инженерия получила большое распространение и для звездоплавания мы стремимся использовать все перспективные направления современной науки и техники.

Вот тут меня и прорвало, как тогда, когда я очнулся в лазарете.

— Слушайте, господин хороший, — сказал я ему не грубо, а так мягко и вкрадчиво, — вы бы мне попроще объяснили, что к чему. А то я здесь, в вашем мире, человек новый и не знаю многих вещей.

Тут он как бы в первый раз улыбнулся по-человечески.

— Мы узнали, что вы можете стать пилотом. Причем не простым пилотом, а профессионалом высшего класса. По статистике, пилотом может стать далеко не каждый, всего десять процентов из общего числа претендентов могут надеяться на то, что они могут стать пилотами. Ваше обследование показало, что вы входите в число этих возможных десяти процентов. Я сам точно не знаю, по каким параметрам проводится отбор, это сложная медицинская процедура, но нам не нужны детали. Мы хотели бы предложить вам оплатить курс вашего обучения в нашей академии.

Теперь настала моя очередь улыбнуться, но эта улыбка наверняка была горькой, я почувствовал горечь на губах.

— Я извиняюсь, конечно, я человек простой и спрошу вас прямо — что будете от этого иметь вы?

Теперь была его очередь улыбаться, но эта улыбка, в отличие от моей, была улыбкой превосходства.

— Мы всегда стремимся тщательно выбирать своих работников, нам нужны перспективные люди. Именно поэтому мы часто оказываем подобного рода услуги. Теперь я скажу вам по-простому: мы оплачиваем ваше обучение в академии, вы учитесь там три года. После этого вы обязаны будете подписать долговое обязательство, по которому вы должны будете отработать на наших коммерческих линиях десять лет. Мы — люди прагматичные, поэтому мы будем удерживать семьдесят пять процентов от вашей заработной платы. Все достаточно просто, не так ли?

— Значит, вы платите за то, что я буду учиться три года. Потом десять лет я работаю на вас и отдаю вам три четверти. После этого я свободный человек?

— Абсолютно.

— Никаких больше долгов, обязательств и прочего?

— Нет.

Он раскрыл папку и протянул мне листы белой плотной бумаги и я сказал ему:

— Мне нужно подумать.

Он спокойно закрыл папку и также спокойно сказал мне:

— Я ценю то, что вам нужно время на раздумья. Но советую вам соглашаться на наше предложение. Насколько я понял, вы не имеете профессии и ничего, попросту говоря, не умеете. Сейчас везде требуются квалифицированные работники. С вашими данными вы не сможете найти хорошую, да что там хорошую, просто какую-нибудь оплачиваемую работу. Не тяните долго с ответом.

— У меня есть несколько вопросов, — сказал я.

— Пожалуйста.

— Как вы получили данные моего обследования?

— Мы имеем удаленный доступ к информации, которая нас интересует или может заинтересовать. Кстати, советую вам никому не говорить об этом. Нам это не может повредить, а вам очень даже может.

— Если я стану пилотом — то я смогу летать к звездам?

— Конечно, — он улыбнулся мне.

— Через час в лазарете, — сказал я ему и отвернулся к окну.

Передо мной была темнота...

В лазарете док выдал мне одежду и поставил передо мной большую сумку.

— А это зачем? — спросил его я. — У меня же ничего больше нет.

— Теперь есть.

Я открыл сумку — там были две книги: «Общая история Земли» и «Кодекс Астронавтики и Звездоплавания», смена белья, носки, пара носовых платков.

Я готов был заплакать.

— Пиши мне, пожалуйста. Хотя бы раз в неделю.

— Конечно, док, обязательно, — прохрипел я.

Он прижал меня к своему животу — ведь я доставал ему только до груди, похлопал по спине.

Слов не было ни у него, ни у меня. Хороший мужик док. Книги те, что он мне подарил, до сих пор со мной, и сумка старая брезентовая до сих пор еще такая же крепкая, как и в тот день, когда он мне ее подарил.

Через час я подписал оба предложения — от Говорова и от Чистильщиков, и через три часа уже летел на Землю...

Глава 10. Земля, Академия

Первое впечатление от Земли — муравейник. Все куда-то бегут, торопятся, людей столько, что я в жизни никогда не видел. Машины странные, непонятные всюду на скорости бешеной носятся, и не только по земле, а и по воздуху. Рекламы голографические с толку сбивают на каждом шагу, смотришь — вроде бы девушка на тебя идет красивая, протягивает чего-то, улыбается — рот до ушей. Я, как дурак, ей лыблюсь, руку протягиваю, чтобы подарок взять — а тут раз — и перед собой полицейского наблюдаю, рослого такого, и самое главное — на девушку совсем непохожего. Только через месяц стал людей от голограмм различать. Оказывается, люди от голограмм отличаются тем, что голограммы по контурам фигуры светятся, как будто бы нимб на иконах.

Города огромные — мегаполисы, людей в них живет столько, что мой Город там был бы маленьким таким кварталом, спальным районом, как тут говорят. Фабрики подземные, заводы, поля огромные пшеницей и другими злаковыми засеянные, колосья пшеничные такие огромные, размером с початки кукурузы, такой пшеницы нашему Острову хватило бы лет на десять, никто бы милостыню не просил бы, если бы Короли хотя бы десятую часть урожаев земных народу отдали. Да только знаю я, что они скорее бы удавились, чем народу отдали столько хлеба. Сволочи они, людоеды, каннибалы проклятые! Никогда еще моя ненависть к власти моей старой не была такой яростной, как здесь на Земле. Как же я ненавидел их всех — полицейских, городских чиновников, законников, солдат. Если бы всю мою ненависть в энергию превратить — взорвалась бы моя планета, разлетелась бы на части! Хотя нет, планете бы своей я никогда такого вреда не причинил бы, если бы ненависть мою на Королей обратить — сгинули бы они без следа, сгорели бы без следа, а прах их ненавистный закопал бы я глубоко в землю. Только землю жалко, от праха этого там ничего живого расти не будет. Сложить всю эту гниль в один огромный ящик да и запулить бы на солнце, пусть сгорит без следа. Солнце наше и не такое видело, ему эта дрянь так, плюнуть — и растереть.

Удивлялся я тому, что люди ходят по улицам здешним, улыбаясь. Улыбаются незнакомым, друг другу при встрече. Странным мне это казалось, непривычным. Казался я себе хмурым, неулыбчивым дебилом заторможенным, противно мне было от себя.

Всему я на Земле удивлялся, способность удивляться я еще не потерял. Хочешь поговорить с другом в другом городе, да что там городе — на другом материке, заходишь в кабину видеосвязи, набираешь код нужный — и вот лицо знакомое перед тобой, разговаривай, пожалуйста, улыбайся, рожицы строй, хоть песни пой или танцуй.

Любую информацию можно получить за минуту свободно без ограничений, о чем угодно, когда угодно, где угодно — терминалы информационные на каждом шагу, чуть ли не в каждой комнате.

Еда любая, на любой вкус, хочешь мяса — пожалуйста, вегетарианец ты — ради бога. Стоит недорого, пахнет вкусно, на языке вкус не описать. Я в первый день ел, как сумасшедший Робинзон, все подряд, чуть расстройство желудка не заработал.

Правда, пробыл я на Земле недолго — всего неделю. Еще раз подписал долговые обязательства, еще раз прошел медицинскую комиссию во избежание ошибок при зачислении в академию. После этого я, вместе с группой курсантов, прилетел на лунную тренировочную базу «Коперник»...

Луна стала для Земли первой остановкой на пути в космос. Полигоны испытательные для техники новой, лаборатории в условиях слабого притяжения такие чудеса творят, не поверишь. Металлы, которые в воде плавают свободно, металлы, которые в руках гнутся, не ломаются, металлы, которые расплавишь, а они опять в свое прежнее состояние возвращаются, полиморфные сплавы, сверхлегкие сплавы — не перечесть всего. Оранжереи куполами прозрачными крытые, в них — растения, которых я никогда в жизни не видел.

Велик все-таки человек, когда не давит его власть тупая, жестокая...

База «Коперник» находится в лунном кратере с таким же названием. Три герметичных купола, подземный комплекс, тренировочный полигон, посадочные площадки — в общем, ничего нового для тех, кто привык так жить. Для меня было трудным не видеть неба, не ощущать ветер, не видеть облаков. В шесть утра зажигается свет, в 23.00 — гаснет. Здесь это называется ночью. Занятия — шесть дней в неделю. Меня сразу поставили на обеспечение — выдали два комбинезона (один — парадный, другой — рабочий). По качеству еды в нашей столовой я сразу понял, что до Ривы местным поварам далеко, а уж до Марты и вовсе не дотянуться. Денег никаких — я ведь на обеспечении академии. Сначала я не знал, как же мне писать письма доку — письма, хоть и маленькие, все-таки требовали расходов. Через месяц я стал подрабатывать, об этом разговор пойдет ниже.

На первом вводном занятии старший преподаватель Себастьян Вершинин — рослый такой дядька, казалось, он мог свободно ломать пальцами гвозди, сказал всему первому курсу:

— Если кто-то думает, что вам придется заниматься математикой подпространстственных переходов — так этот «кто-то» серьезно ошибается. Высокоскоростные суперкомпьютеры рассчитывают параметры полета корабля в активном гиперкосмосе от восьми до двенадцати часов. Миллиарды операций в секунду — серьезный вызов для тех, кто считает себя математиком, не правда ли? Человек не в состоянии вручную выполнить эти расчеты, зарубите себе на носу! У профессоров и академиков крупнейших институтов мира ушло пятьдесят лет для того, чтобы научить компьютеры проводить эти расчеты. На составление сложнейших программ ушло еще десять лет. Но существует единственная вещь, которую компьютеры не в состоянии выполнить — они не умеют думать. Думать придется вам. Вам придется принимать решения, которые компьютеры никогда не смогут принять. Вам придется вести корабли сквозь неизвестность — машины не могут этого сделать. Запомните то, что я скажу вам сейчас, запомните это как «Отче наш» — вы — хозяин, машина — ваш слуга! Бойтесь, если это окажется не так! Я не хочу слышать от вас — «Это ошибка машины»! Я желаю слышать только одно — «Это моя ошибка»!

После этого нас развели по аудиториям и начался мой первый учебный день.

Нас не жалели — это было понятно сразу. От нас требовали многого, от нас требовали полной отдачи. Перечень дисциплин был огромен — механика, космонавигация, гидропоника, астрофизика, прикладная астрономия, электротехника, закон и право космических перелетов, тренажеры — список можно было продолжать до бесконечности.

Я думал, что на фоне моих сокурсников я буду тупым дикарем, который только месяц назад в первый раз полетел на корабле. Оказалось, что это не так. Почти все дисциплины были в диковинку не только для меня, а даже для тех, кто всю жизнь прожил на Земле. Основной упор ставился на практические занятия. Вершинин, своим громовым голосом, в первый же день заявил нам: «Пилот-теоретик — это жареный снег, прохлада пустыни, нонсенс! Зарубите себе это на ваших сопливых носах!» На него никто не обижался, все его грозы были только шумом, который подталкивал каждого к труду на износ. Он был готов часами объяснять материал так, чтобы дошло до самых тупых, в числе которых неизменно оказывался я.

Моя проблема с финансами разрешилась достаточно просто — нам нужно было писать отчеты по прошедшим занятиям. Я сразу понял, что некоторые, у которых водились деньжата, просто ленились выполнять свои задания. Они просто нанимали рабочих лошадок. Обычно это происходило так: вся группа сидит в аудитории, все пыхтят, набирают на терминалах отчеты, проходят тесты, выполняют контрольные. Я, который всегда брал не талантом, которого у меня отродясь не было, а терпением, которое у меня, наконец, появилось — строчу без устали. Проходит час, мне осталось еще две страницы. Я вижу их перед своими глазами так же ясно, как белые стены передо мной. Сзади раздается шепот:

— Арчер? Ну, Арчер.

— Чего? — интересуюсь я, не оборачиваясь.

— Помоги, а? — тон варьируется от просящего до умоляющего.

— Я бесплатно не работаю, — говорю.

— Так я ж не бесплатно.

— Сколько?

— Пять.

— В два раза больше или ничего.

— Ну, ты грабитель! Семь.

— Девять — последнее слово.

— Ладно, черт с тобой.

— Давай задание.

Перед моими глазами появляется задание моего соседа сзади. Еще два часа работы — и девять монет у меня в кармане.

Про монеты в кармане — это я образно. Я просто сообщаю номер моего счета, на котором лежат деньги от продажи моей спасательной капсулы. Я еще на Ланкасете сказал себе, что не трону этих денег, они пригодятся мне потом, когда я закончу академию и отработаю долг Чистильщикам. У меня на шее, на стальной цепочке, которую мне подарил док, висит мой идентификационный номер гражданина. Его можно проверить на любой контрольной машине. Это мой паспорт, пропуск, вид на жительство, кредитная карточка, в общем, все мои документы внутри металлической пластинки, на которой пишут с помощью электромагнитных кодировщиков. Она реагирует только на мои отпечатки пальцев и генетический код. Здесь все имеют такие знаки, ими пользуются при покупках в магазинах, когда хотят положить деньги на счет или снять их со счета или при идентификации личности. Деньги здесь почти все электронные, настоящие пластиковые банкноты я видел всего несколько раз.

Здесь вообще все было не так, как я привык. Книг, я имею в виду книги из бумаги, не было. Вся информация теперь хранится на информационных кристаллах. Размером они — с пол пальца, прозрачные такие. Они помещаются в считывающее или записывающее устройство и их можно читать на проекторе или личном терминале — это такой миникомпьютер. Можно читать так, как читаешь книгу — просто читаешь строки на экране. Можно смотреть образы — видеозаписи, можно голограммы. Реагируют эти кристаллы на человеческое тепло. Проведешь по ним рукой — появится голограмма объемная типа «Я — книга такая-то» или «Я — письмо звуковое». Также информационные кристаллы имеют каждый свою маркировку. Посмотришь на значок — и можешь сразу определить, что у тебя в руках. Кристаллы стали универсальной формой переноса и хранения информации. Их производят искусственно и стоят они немного. Нам, курсантам, их выдавали вообще бесплатно. Вся библиотека, занимавшая раньше целые здания, теперь может поместиться в маленькой комнатке.

К этим удобствам я быстро привык. В библиотеке я просиживал все свободное время, которого у меня было совсем немного. Я много читал книг по истории и технике, чтобы побольше узнать о мире, в который я попал.

Я узнал, как жили люди до того, как первый человек полетел в космос. Я узнал про страшные войны и катастрофы, узнал мысли ученых, которые умерли давным-давно. Узнал истории завоевателей и палачей, просветителей и философов, воров и убийц, святых и грешников. Я узнал историю Галактической экспансии, узнал про потерянные корабли и неизвестные звезды. Узнал, как человечество засеяло космос автоматическими зондами-разведчиками, которые долетели до ближайших звезд. Узнал, как собирались первые экспедиции к обнаруженным планетным системам, узнал, как люди проводили десятки лет, запертые в стальных клетках огромных транспортных кораблей. Узнал, как люди на Земле смогли объединиться, как смогли прекратить бесполезные войны и уничтожение собственного земного дома, как они освоили океаны Земли, как смогли превратить зараженные пустыни в плодородные земли, как смогли очистить отравленную атмосферу. Я восхищался этими людьми, я по-хорошему им завидовал им, завидовал тому, как они жили и работали, рожали детей, подолгу смотрели в небо, мечтая о том, как однажды они полетят к звездам. Я завидовал им, но чувство зависти постепенно уступало место горечи и сожалению оттого, что первые экспедиции, навсегда улетев к неизвестным мирам, принесли с собой те же стремления к власти и войне. Мне было очень грустно от этого...

Письма доку я отправлял каждую неделю. Наговаривал на кристалл что-то вроде: «Привет, док! Как дела? У меня все в порядке, много работы. Много читаю, как вы и говорили. О прошлом стараюсь не думать. Кошмары уже не снятся. Пишите мне, как вы там. Ваш Алекс».

Потом относил кристалл в почтовое отделение. Там они сортируются и отправляются в почтовую экспедицию — это комната такая, где наши письма лежат, разложенные по пунктам назначения. Потом почтальоны отвозят их к почтовому звездолету, который прилетает каждый день. Также каждый день этот звездолет уносит в своих трюмах чьи-то послания, мысли, мечты и отчеты, биржевые сводки, море цифр, океан информации, запертый в крохотные кристаллики. Из книг я узнал, что между звездными системами нет прямой волновой связи. Альберт Эйнштейн, великий ученый, (в его институт, как вы помните, я продал свой корабль), доказал, что скорость света — это непреодолимый барьер. Свет до ближайших звезд идет годы, десятки, сотни лет. Другой гениальный ученый, Дмитрий Васильев, доказал, что люди могут преодолеть пространство и время, не затрачивая эти самые десятки и сотни лет. Он разработал теорию гиперпространственных переходов, и теперь до звезд можно долететь за несколько месяцев или несколько лет. Он столкнулся с проблемами определения координат в пространстве. Была еще проблема достижения околосветовых скоростей. Ученики Васильева смогли разрешить эти проблемы только после смерти своего учителя. Им понадобилось пятьдесят лет, чтобы составить единую теорию, связывающую теорию силовых полей и теорию моделирования пространства-времени. После этого люди смогли летать к звездам так, как будто бы переплывали в лодке с одного берега реки на другой...

Обучение мы начали с азов. Скафандр, устройство скафандра, система жизнеобеспечения скафандра, работы в условиях пониженной и повышенной гравитации, невесомость, способы передвижения в невесомости — хорошенькое начало, правда? И это только самая верхушка айсберга. Мы учили типы кораблей, их внутреннее устройство, силовые установки, ракетные двигатели, двигатели на фотонной тяге. Изучали системы связи и навигации, технологию лазерной связи и гравиторные установки.

Программа была дьявольски насыщенной, в году мы отдыхали полторы недели зимой и две недели летом. Экзамены каждый месяц, но их итоги мы узнаем только в конце года. Поэтому надо выкладываться на все сто. Мне приходилось туго: в отличие от остальных, у меня не было выбора — я должен был обязательно закончить академию и стать пилотом-профессионалом. Дороги назад не было и я тянулся изо всех сил.

Близко в академии я ни с кем не сошелся — я не хотел ничьей дружбы. Может быть, это было плохо, но для меня так было проще. Я заботился только о себе и все.

Среди других курсантов я ничем особенным не выделялся. Получал письма, как и все — доктор писал мне аккуратно, раз в неделю. Все носили одинаковую форму, все ели одну и ту же еду в нашей столовой, все зубрили во время теоретических занятий и все потели в одинаковых скафандрах во время практики.

Воскресенья я проводил в библиотеке. Во всем комплексе не было никого, кроме охранника и меня. Насколько я понял, насчет меня охране было разъяснено и меня пропускали беспрепятственно в лаборатории для самостоятельных занятий и в библиотеку. Библиотека казалась мне уютной — спокойные светло-серые стены, никаких иллюминаторов или обзорных окон, только стеллажи с кристаллами и проекторы с креслами. Я занимал дальнее кресло и читал целый день. Когда уставали глаза, я слонялся по комплексу, который пустел с наступлением выходных: все стремились проводить свои уик-энды (хорошее слово, Чарли бы понравилось) в парках отдыха — герметичных куполах, внутри которых создавался искусственный земной ландшафт. В Оазисе (самом большом куполе Луны) было даже маленькое море с множеством пляжей и ветрами, которые создавались огромными скрытыми вентиляторами. Я несколько раз ездил на экскурсию в Оазис вместе с нашей группой. Мне очень понравилось то, что люди смогли создать подобный райский уголок, а не понравилось то, что Оазис напомнил мне о доме.

Дом я вспоминал часто, чаще чем хотелось бы. Насчет своих снов я врал доктору в своих письмах. Сны снились мне часто, часто эти сны были плохими, очень плохими. Снился Замок над Морем, снился океан. Снился Фритаун и то, как я бегу по его улицам. В этих снах, где я бежал, я знал, что завтра мне придется просыпаться и идти на занятия — это знание во сне доводило меня до отчаяния. Иногда, когда я уже не воспринимал того, что говорили нам инструкторы, я закрывал глаза и мне казалось, что я сижу на одной из площадей Фритауна, вокруг — голоса людей, шум улицы, цоканье подков по булыжной мостовой, где-то позади, на грани восприятия — шум волн океана. Потом я открывал глаза — те же стены тренировочного центра. Еще мне снились мои братья и сестры, но чаще мне снилась Рива. В этих снах мне не хотелось просыпаться, а когда я просыпался — то не хотелось засыпать.

Моих заработков мне хватало на то, чтобы раз в неделю отправлять письмо доктору и изредка купить бутылку водки. Я пил в субботу вечером, сам, сидя в своей комнате. Я медленно пил и в моей голове нарастал шум голосов моего города. Я слышал, как разговаривают на улицах люди, как шумит ветер, слышал, как зазывают народ в балаганы на ярмарке, слышал, как шумят листья деревьев, пригибающихся от ветра. Я слышал, как разговаривают Артур и Чарли в общем зале, слышал, как девушки на кухне готовят обед, слышал властный и такой далекий голос Марты. Слышал, как тихо напевает свои песенки Любо. Как Арчер точит нож и как он говорит мне: «Пора». Я видел, как спит Рива, видел, как за окнами нашей комнаты загорается рассвет.

Я включал музыку, чтобы заглушить эти голоса, эти звуки, но голоса становились еще громче. Они кричали мне, звали меня к себе, целый город голосов, целый город призраков, которые живы только в моей голове, они живы, пока я жив.

Наверное, это страшно было видеть со стороны: сидит на полу человек в рабочем комбинезоне, расстегнутом на груди. На полу рядом с ним — бутылка и стакан. Глаза у человека закрыты. Не глядя, он берет бутылку и отпивает водку, забыв о стакане. Если бы кто-нибудь мог услышать многотысячный, многоголосый нестройный хор голосов, который не оставляет в покое, сводит с ума, кричит от боли, шепчет, скулит, плачет. Если бы кто-нибудь знал, почему этот человек не может открыть глаза. Если бы кто-нибудь знал, почему этот человек боится открыть свои глаза. Он боится открыть глаза только потому, что знает, что когда он откроет глаза — то вокруг будут только тесные стены его новой комнаты без окон. Что единственный свет, который он увидит — будет светом газоразрядных ламп, а не светом его родного солнца. Что единственный ветер, который он сможет почувствовать — будет потоком воздуха из вентиляционных решеток жилого уровня. Он боится открыть глаза потому, что хор голосов в его голове от этого не умолкнет, не прекратится, не пройдет. Человек рывком снова глотает из бутылки и хриплый сумасшедший смех вырывается из его сжатых, как лезвия ножниц, губ. Человеку кажется, что на его голове следует повесить табличку: «Осторожно! В голове живет город! Триста тысяч людей не желают понять, что их больше нет!»

Этот человек в рабочем комбинезоне, иступлено молотящий сжатыми белыми кулаками по стене за собой — это я. Человек в рабочем комбинезоне, из-под сжатых век текут слезы, горячие, как кислота — это я. Человек, засыпающий на полу своей тесной комнаты рядом с пустеющей бутылкой — это я...

В конце первого курса мы сдаем экзамен по планетным видам транспорта. Мы можем водить грузовые ракеты, вездеходы и десантные катера. Мы терпим запредельные перегрузки, взлетая с обоженных ракетными выхлопами стартовых площадок. Мы летаем в невесомости, используя ракетные ранцы наших скафандров. Мы можем чинить любые двигатели, можем следить за циклом регенерации воздуха и воды. Мы можем ухаживать за гидропонными плантациями сине-зеленых водорослей. Три сумасшедших дня мы устанавливаем и налаживаем системы связи. Мы знаем наизусть все таблицы аварийных кодов связи и аварийной сигнализации. Нас доводят до исступления противоречивые команды бортовых компьютеров и наших инструкторов. Мы валимся от изнеможения и нам снится поверхность Луны, залитая ослепительным солнечным светом, слабо отфильтрованным поцарапанными стеклами светофильтров наших гермошлемов. Мы просыпаемся за минуту до звонка будильника и кричим: «Восемнадцать, девяносто два!» По-людски это значит: «Понял вас! Конец связи!» Мы наизусть знаем навигационные карты, которые невозможно запомнить нормальному человеку. Мы знаем трассы внутренних линий грузовых, почтовых и пассажирских ракет. Мы знаем все типы кораблей, когда-либо выпущенных с земных верфей. С завязанными глазами мы пробираемся через узкие щели гермолюков, на ощупь запускаем двигатели, вслепую отрываемся от поверхности. Звонки алярмов (здесь никто не говорит слово — «тревога», в наших словарях этого слова нет, оно существует только в нормативных актах и инструкциях, которые мы тоже знаем, но вряд ли когда-нибудь применим на практике) заставляют нас вздрагивать и мчаться на их переполошенный зов. «Пробой корпуса, потеря мощности, утечка кислорода, внешний корпус негерметичен» — эти слова заставляют нас покрываться холодным потом и лихорадочно, в спешке, искать и устранять неисправность. Тех, кто думал, что все это — просто какая-то сумасшедшая игра — уже нет. Десять процентов отчислено без возврата.

«Чьи это ходовые огни? Силовая установка типа Грэйнджера Г-28СП применяется на ракетах... Выберите из списка за двадцать секунд. Десять стадий проверки работоспособности системы навигации... Плоскость эклиптики... Эксцентриситет... Гравитационное поле земли столько-то, ускорение свободного падения, скорость сближения, отказ второго основного двигателя... Считай, считай быстро, в уме, быстрее, быстрее... Это же так просто!»

Еще десять процентов курсантов — долой, на Землю! «Мы тратим на вас время и силы. Те, кто не способен на большее — пускай живут на дне уютной земной атмосферы. Нам не нужны такие!»

Отчисленные пакуют вещи, за год вещи имеют свойство накапливаться и загромождать всё свободное пространство. Отчисленные пакуют вещи и какая-то часть моего мозга завидует им, несколько секунд на жалость к себе — снова все по новой.

«Орбита спутника, перигей, сближение две сотых. Рассчитать курс сближения и стыковки. Астероид справа по курсу! Скорость сближения — тридцать два! Двигатели — форсаж, нагрузка правого ниже расчетной!» Нудный голос автомата: «Столкновение, столкновение, столкновение!» Ты — в кабине тренажера, ты уже не думаешь сам по себе, ты думаешь автоматически, твои руки все выполняют без твоего вмешательства. Какая-то часть сознания смотрит на себя со стороны, удивленно бормоча: «Неужели это я? Да, это я». Инструктор бубнит: «Да не так, чайник! Давай правее!» Нам говорят, что нужно слушать инструкторов, но на экзаменах они могут специально сбивать тебя с толку, это часть испытаний, это называется «вмешательство посторонних факторов». Сам решай, слушать инструктора или нет. Часто я их не слушаю, а отупело и инстинктивно действую сам, примеряясь к обстановке.

Нас натренировали, как собак. «К ноге, фас, лежать, сидеть, умри». Ошарашенные, потные, не выспавшиеся, очумелые и отупевшие мы проходим практические испытания. Мы — автоматы с руками, ногами и головой, мы совершаем стыковки и разгерметизации, взлетаем и садимся, мчимся на поверхностью или ползем по ней, сжимая ручки управления, глазами, полными тумана, нашариваем показатели на экране радара и сигнальные огоньки приборной панели, считываем строчки с компьютерных экранов и, хоть мы и не математики, считаем, вычисляем, анализируем и принимаем решения. Не один раз — два, три, десять раз подряд. Мы выполняем команды, как собаки, и только в конце успешно пройденных тестов мы слышим хозяйское: «Все, молодец»...

Полторы недели отдыха. Я сплю по восемь, а то и по десять часов. Ем и сплю. Сплю и ем. Зима... Здесь не бывает зимы, хоть и толкотня в магазинах за подарками, и покупка синтетических елочек и новогодних украшений, и радостные дети, и взрослые, на минуту превращающиеся в детей — все это есть. В книгах я читал, что зимой на Земле идет снег. Я его никогда не видел, только лед в морозильных камерах. «У меня дома зимой идут дожди, ветра срывают пожелтевшую листву с деревьев и сбивают пену с вздыбленных волн», повторяю я про себя. Чтобы не забыть...

Второй курс — планеты солнечной системы, термоядерные реакции звезд и корабельных реакторов, радиация, ионизация, фотоны, кванты, силовые поля, гибернация (так и хотелось крикнуть: «Я знаю о гибернации всё — я проспал сто лет в стальном гробу!»), корабли, которые никогда не покидают планетную систему, в которой были построены. Технология постройки планетолетов, сверхлегкие сплавы, замкнутый жизненный цикл, снова невесомость, учебный полет в солнечную корону. Изучение транспорта «горячих» планет, планет с активной сейсмикой — бронированные танки и вездеходы в термальных панцирях. Термоэлементы, солнечные батареи, влагопоглотители, переходные шлюзы. Мы учимся летать в пространстве, уже никаких тренажеров — все корабли, хоть и старые, но все на ходу. Учебный корабль «Галилей», полгода в невесомости, ритм занятий не изменился, а стал еще плотнее.

С этой невесомостью — много курьезов. Любимые шутки в кубрике — отстегнуть привязные ремни у кого-нибудь спящего на койке. Результат — отстегнутый медленно пролетает мимо корчащихся от смеха курсантюг по направлению к вентиляционным фильтрам и дико орет, просыпаясь от холодящей струи. Некоторые не просыпаются до подъема и удивленно обнаруживают себя в коридоре (просто в этом случае им заботливо открывают дверь и вежливо веером направляют из кубрика). Незакрепленные предметы имеют особенность улетать в неизвестном направлении, после чего их практически невозможно найти. Я как-то опоздал в душевую и мне пришлось мыться последнему. Скажу вам: душ в невесомости, это — пытка водяными шариками, если вы понимаете, о чем я. Выплывая из сушки, я не обнаруживаю из одежды ничего, кроме нашего «шуточного веера». Понятно, кто-то из коллег-"калек" постарался! Пришлось ждать отбоя и, рискуя нарваться на коменданта Горыныча, прикрываясь веером, пробираться в кубрик, отталкиваясь от транспортных скоб и подтягиваясь на ремнях одной свободной рукой. Перед входом в кубрик — толпа курсантюг, несмотря на поздний час, кое-кто с видеопроекторами — запечатлеть пролет Алекса Арчера в неглиже, с веером на причинном месте, из душевой верхнего (!) уровня в кубрик. Уровень освещения — максимальный, кто-то постарался и притащил два мощных фонаря, их лучи скрещиваются на мне, как столбы света прожекторов ПВО на вражеском бомбардировщике из фильмов про древнюю войну. Играет военный марш, который обычно играют, когда корабль возвращается из долгого тяжелого похода на базу. В общем, картинка еще та!

По опыту знаю, что драка в невесомости невозможна — сила действия равна силе противодействия. Хотя, конечно, убил бы гадов! Хохот до небес, приветствия, пожелания всякие, восторги от увиденного зрелища. Им — смешно, мне — холодно, короче. Вот ведь сволочи! Отбрасываю веер, (надо же давать спектакль по полной программе), показываю два отставленных средних пальца (это дети меня на Земле научили в первый же день) и максимально гордо проплываю в кубрик. Смех, аплодисменты, овация, крики «Браво, бис!» Подплываю к своей коечке, а там — мой костюм и нижнее белье заботливо разложены, ремнями пристегнуты и записка булавкой приколота, «Где же ты так долго был, что про нас совсем забыл?» И тут меня, помимо злости, веселье охватывает. Ну, что делать, хохочу я, смеюсь. Шутки такие курсантские, на шутки на транспорте обижаться нечего. Такие дела. Хорошо еще, что на корабле женщин нет, учебный это корабль.

В конце года как экзамен — полет к поясу астероидов и к Урану. Никаких подсказок, всю работу выполняем сами. Пятеро инструкторов только проверяют наши действия. Инструкторы — только на крайний случай, на случай непредусмотренной аварии. Значит, надо думать, что будет парочка аварий предусмотренных и запланированных. Нам придется с ними справиться.

Уходим с лунной орбиты, в первый раз покидаем изученное нами пространство, уходим от солнечного света, от проторенных трасс. Чтобы облегчить свою участь, двое постоянно и неназойливо следят за инструкторами, чтобы знать, где, когда и какую пакость они нам устроят. Снова тесты, некоторые — повторение старого и множество новых (издевательств). Нас постоянно меняют местами, мы несем вахты в машинном отделении, на мостике, в навигаторской кабине. Нас приучают к тому, что нет ничего постоянного. Кухонные автоматы отключены, так что кормим мы себя сами. Когда надоедают консервы, я дежурю по камбузу и вспоминаю уроки Марты и Ривы. После моей стряпни команда подносит мне торжественно украденный поварской комбинезон и белый колпак. На нем — кустарно изготовленная в мастерских бирка — "Лучшему коку «Галилея».

Стряпня в невесомости — это тема для целой книги, жаль, что писать про кухню я не мастер. Этому нас не учили, этому мы учимся сами.

Первая авария — из строя выходит первый навигационный компьютер. Это дело рук инструкторов, наша слежка за ними провалилась. Мы пользуемся запасным компьютером, но через два дня до нас доходит, что он выдает нам неверные данные. Три сумасшедших дня мы копаемся в электронных внутренностях кибермозга. Там, среди электронных схем, спрута проводов и кабелей, больших информационных кристаллов и процессоров даже дышать надо с умом, чтобы влага не оседала на платах и токопроводящих дорожках. Программа автоматической проверки не работает или работает, выводя потрясающие сообщения типа: «Все в порядке. Неисправностей нет». Мы проверяем все вручную и находим повреждение.

Оказалось, что мы отклонились от заданной траектории. Вводим поправки, рассчитываем новый курс, уточняем расход топлива. Четыре дня работы в аврале и инструкторы дают нам разрешение на праздничный обед. По такому торжественному случаю включается гравиторная установка и мы готовим пир. Я целый день стою возле плиты и к началу обеда уже смотреть не могу на еду — настолько я всего напробовался, что и есть уже не могу. Время подходит к десерту, вносим огромный торт со взбитыми сливками. В этот момент отключается гравиторная установка и мы повисаем в невесомости. Бешеными глазами мы смотрим на инструкторов, а они, как овечки невинные, чистосердечно не знают, в чем дело. Снова алярм: «Неполадки в реакторе». Дело — дрянь. Мы несемся к своим скафандрам и я успеваю заметить, как все инструкторы бережно несут наш торт на камбуз. Слышу краем уха обрывок разговора:

— Чаек заварили?

— Конечно.

— Липтоновский?

— Ага.

— Ох, отпад, — сыто вздыхают инструкторы.

Матерясь про себя, я занимаю свое место по аварийному расписанию.

После восьми часов проверок мы переводим реактор в щадящий режим. Усталые, перепсиховавшие, мы возвращаемся на камбуз, мечтая о торте с чаем. Возле плиты — пустое блюдо из-под торта, с крошками, на нем записка: «Помыть!»

Кто-то вздыхает:

— Ни фига себе, целый торт умяли.

— Сколько в нем было то?

— Килограмма три, — пожимаю я плечами.

— Ничего себе.

— Ага, ничего себе — все другим, — говорю я и принимаюсь мыть посуду.

Мы возвращаемся в свои кубрики и, проходя мимо капитанской кают-компании, видим всех наших инструкторов. Они мирно спят, пристегнувшись ремнями к своим мягким диванам. Прямо как дети после обильного десерта...

Полет к поясу астероидов прошел без помех. Мы дозаправились на автоматической станции и проложили курс до Урана. Скучать нам не давали — весь перелет мы отрабатывали учебные тревоги. «Разгерметизация корпуса, пробоина в корпусе, радиационная опасность, маневрирование в астероидном поле», в общем, обычная рутина.

На орбиту Урана мы вышли без проблем. Последняя задача — провести экстренную эвакуацию персонала орбитального комплекса связи «Гермес-8». Суматошное это дело — эвакуация: спешка, суматоха, карусель — одним словом. Мы уж думали, что авария какая-то случилась.

Первая группа спускается вниз в десантных катерах, мы все в скафандрах с откинутыми гермошлемами, проверяем спасательные индивидуальные пакеты и системы общей защиты. Посадка быстрая и чисто визуальная: посадочные дорожки по непонятным причинам не освещены, радиомаяк станции выключен, внешние сигнальные огни, которые должны гореть даже тогда, когда работает только аварийная вспомогательная установка, не горят — в общем, ситуация непонятная и нервная.

Снимаем с «Гермеса» пятнадцать человек, все тоже в скафандрах, только непонятно почему у всех в руках ранцы герметичные, в таких можно вещи любые переносить даже в вакууме. Мы каждого хватаем и по одному в шлюз заталкиваем — быстрей, быстрей! Во время эвакуации мы никак понять не могли, с чего бы это наши «эвакуируемые» хохочут, как ненормальные. Только когда все было закончено, мы узнали, что снимали мы бригаду техников и ремонтников, которые переводили комплекс на полностью автоматический режим работы. Так что население «Галилея» увеличилось и пришлось нам спать чуть ли не штабелями. Утром просыпаешься — чья-то нога резвая тебе в нос упирается. Если не считать, что нога немытая (воды всем не хватало), так, в принципе, все нормально. У русских поговорка есть такая: «В тесноте — да не в обиде».

Оказалось, что «эвакуация» была последней проверкой. Больше нас ничем не доставали и довели мы корабль наш до лунной базы без происшествий. В честь успешного прохождения экзаменов мы снова устроили пир и снова включили гравиторную установку. Когда мы снова вносили в кают-компанию торт, размерами гораздо больше предыдущего, старший инструктор вполголоса сказал:

— Ну, что, опять гравитацию отключить? — но осекся, увидев наши бешеные глаза.

Он поднял вверх обе руки, «сдаюсь, мол», и примирительно сказал:

— Ладно, ладно.

После объявления итогов оказалось, что отчислили еще пять человек. Мы повозмущались в своем тесном курсантском кругу, но на этом все и закончилось. Академия редко объясняла причины отчисления, обычно в приказе на отчисление просто говорилось — «отчислен в связи с неуспеваемостью».

Нам присвоили квалификацию пилотов второго класса и дали две недели отпуска. Этот отпуск я снова провел в академии и никуда не выезжал, спал, по большей части, спал и ел. Странные это были дни — кроме меня и вахтера в здании академии не было никого. Я много читал, в основном, официальные издания института Эйнштейна — научные публикации, статьи на популярные темы. В последнее время я регулярно просматривал институтский альманах, много интересного находил и, кстати, узнал, что Говоров продолжает работу над моей капсулой, но больше — ничего нового ...

Третий курс — гиперпространственные перелеты. Как я узнал, чтобы совершить гиперпереход, корабль должен достичь околосветовой скорости, а затем, включив силовое поле вокруг корабля, привести в действие силовую гиперпространственную установку. Силовое поле — это кокон, в котором укрывается корабль, соответствующим образом модулируя это поле, мы как бы протыкаем обычное пространство. Еще силовое поле используется для защиты кораблей в нормальном космосе от космической пыли и микрометеоритов, а также от радиации и других смертоносных излучений.

Компьютер рассчитывает наш курс в гиперкосмосе, наша задача — следовать этим курсом. Существует два вида гиперкосмоса — пассивный и активный. Пассивный гиперкосмос — это просто чернота и мрак, в нем нет звезд. Такое впечатление, что плывешь в густом тумане. Но это — медленный космос. До ближайшей звезды лететь надо не меньше, чем три месяца. Все экспедиции Экспансии совершали перелеты в пассивном гиперкосмосе. Поэтому они летели в пустоте годы и годы. Пятьдесят лет назад ученые открыли активный гиперкосмос. Он — полная противоположность обычному космосу. Там, где вакуум обычного пространства, в активном — плотность и давление, как внутри Юпитера. Там, где плотные тела, планеты и звезды, в активном — пустота. В обычном космосе все стабильно и вечно (относительно, конечно), в активном — все меняется за ничтожные доли секунды. Словами описать активный гиперкосмос невозможно. Можно составить язык очень бледных сравнений, можно попытаться описать окружающий корабль ад метафорами, но все это будет далеко от того, что же видит человек в активном гиперкосмосе. Специалисты называют его А-космос, для краткости. Мы называем его по-другому.

Для полетов в А-космосе используются сложные технологии. Их я и попытаюсь описать.

Силовое поле можно модулировать по-разному. Его плотность, напряженность и мощность регулируются мощными суперкомпьютерами. На поддержание силового поля уходит большое количество энергии. В настоящее время для генерации силовых полей используются термоядерные реакторы. Силовые трубки — главный элемент установок гиперперехода — испытывают нагрузки, сравнимые лишь с цепной ядерной реакцией, их часто приходится заменять. На каждом корабле есть две установки — основная и вспомогательная, на некоторых кораблях есть еще и третья — запасная. Две установки работают в синхронном режиме, если одна выйдет из строя — вторая подхватит процесс генерации поля.

Для того, чтобы иметь возможность модулировать метрику пространства-времени, корабль разгоняется до околосветовой скорости. С современными двигателями на это уходит от одного дня до недели. Все время разгона бортовой компьютер рассчитывает точку входа в А-космос из обычного пространства, время пребывания в А-космосе, параметры генерации силового поля и точку выхода. При малейшей ошибке в расчетах корабль может погибнуть. Когда скорость корабля приближается к скорости света, включается силовое поле и корабль входит в гиперкосмос.

Для передвижения в пространстве А-космоса, силовое поле модулируется пилотом с помощью бортового компьютера.

Чтобы видеть в А-космосе, обычных органов чувств человека недостаточно. Всем пилотам А-космоса вживляются биоплазматические разъемы непосредственно в спинной мозг. Выход — порт разъема находится на шее, со стороны позвоночника. Пилот соединяет кабелем свой разъем с аппаратурой генерации силового поля. Электрические импульсы силовых трубок подаются на рецепторы спинного мозга. Таким образом, мы видим посредством силового поля. Мы ощущаем внешние воздействия среды своими собственными нервами и можем менять параметры силового поля. Не спрашивайте меня, как это делается. Спросите у сороконожки, какую ногу она поднимает первой — и она никогда не сможет больше ходить. Спросите у зевающего человека, какие нервы у него работают — и получите в ответ недоуменный взгляд. Уколите человека булавкой — и он отдернет руку. Так же и мы. Мы подключаемся через разъем и растворяемся в машине. Нас нет. Мы видим, но не глазами. Мы чувствуем то, что не в состоянии описать и рассказать. Мы — машина, машина — это мы. Как мы реагируем на внешнее воздействие на поле — мы не знаем. Программа интерфейса биочипа переводит электромагнитные импульсы силовых трубок непосредственно в нашу нервную систему. Мы не думаем, мы реагируем.

Не каждый мозг способен на такое. Не каждый человек может быть пилотом А-космоса. Мы можем. Но не каждый, кто по пси-параметрам может быть пилотом, сможет перейти через этот барьер полного растворения в машине. Другими словами, может не быть обратной связи. Импульсы из машины могут подаваться в нервную систему, но нервная система может не принимать и зачастую не принимает эти раздражения.

Я попытаюсь рассказать, что видит человек в А-космосе.

Первое впечатление — вокруг огонь, ревущее бешеное яростное пламя. Огонь меняет цвет (от ярко-белого до ядовито-зеленого) и яркость (от ослепительной до приглушенной). Огненные волны накатываются на тебя, пытаются раздавить невидимый барьер силового поля. Пламя везде вокруг тебя. Твой мозг лихорадочно пытается справиться с этим, пытается защититься. Твое первое инстинктивное ощущение — выдрать кабель из разъема, отключить этот сумасшедший пожар. Этот порыв нужно беспощадно давить. На первой тренировке я видел, как один мой приятель с криками «Выпустите меня!» вырвал кабель с такой силой, что сломал разъем. Его оперировали и потом физически он был в норме, но он никогда больше не летал в космос и отказывался подходить к иллюминаторам. Он был здоров, как бык, но его психике был нанесен непоправимый ущерб.

Мы не погибли тогда, во время этого инцидента, потому, что установку силового поля постоянно контролирует инструктор. Он помогает справиться с первым ощущением безумного страха, которое охватывает человека, когда он в первый раз смотрит в А-космос.

Кстати, пилоты никогда не называют его «А-космос». Они называют его «пламя», «огонь», «пожар», «инферно», но а «А-космосом» не называют никогда. Инструктор сказал мне однажды: «Дьявола никогда нельзя называть по имени». Я запомнил это, хотя я знал, что иногда следует называть вещи своими именами.

Когда можешь подавить свой страх, огонь завораживает тебя. Твой мозг пытается найти сравнение с объектами окружающего тебя нормального мира. Ты видишь огненных змей, тянущих свои языки к тебе, видишь чьи-то страшные бородатые лица, похожие на лица античных богов, эти лица гримасничают, трясут бородами, выпучивают глаза. Всего этого на самом деле нет, это просто игры твоего воображения. Желательно подавить свое воображение, иначе можно сойти с ума. Все инструкторы говорят нам только одно — «реален лишь огонь».

Никто точно не знает, какие процессы происходят в инферно — я называю так огонь, мне нравится это слово. Показания внешних датчиков невозможно снять — любой физический объект за пределами силового поля мгновенно уничтожается. Может быть, огонь это обратная сторона реального космоса, может быть, что-то другое.

Перемещаться в огне — тоже искусство. Этому не научит ни один компьютер. В огне есть свои течения, свои периоды затишья и периоды активности, во время которых свечение огня просто ослепляет тебя и волны накатываются одна за одной, грозя раздавить скорлупку силового поля. Никто не знает, отчего зависят эти периоды. Мы ведем корабль, изменяя силовое поле, мы плывем по течениям или боремся с ними. Нам известна лишь точка выхода из огня и мы ведем корабль к ней. Некоторые области огня дают пройти кораблю, некоторые отталкивают его. Мы ведем корабль интуитивно, это можно сравнить с тем, как люди ведут свой корабль по бурному и непредсказуемому морю, пользуясь парусом при благоприятном ветре или используя двигатель при встречном течении. Области огня, где можно передвигаться отличаются своим цветом и свечением, мы учимся находить их. Они похожи на тоннели подземных рек, мы — на подводную лодку. Мы плывем в огне, мы тратим время на поиск нужного пути. В огне нет времени или его течение идет по каким-то неизвестным нам законам. По крайней мере, время здесь идет по-другому, чем в нашем нормальном мире.

Внутри корабля время течет нормально. Обычная вахта — четыре часа в огне. Поначалу мы выдерживаем не больше пятнадцати минут, в первый свой раз я выдержал полчаса — что-то вроде рекорда. Еще одна трудность — при отключении от машины. Теперь реальностью кажется только пламя, окружающий мир кажется миражом, фантомом, люди вокруг — бесплотными призраками. Прикасаясь к стене, ты ощущаешь ее плотность, а мозг кричит об обмане. Зрение тоже вытворяет с тобой странные вещи — предметы кажутся то страшно далекими, то буквально падают на тебя.

Первый выход в инферно — это твой последний самый страшный экзамен. Если ты проходишь его, то дорога к звездам открыта. Если нет — то до пенсии тебе придется водить планетолеты и видеть только одну звезду — твоей планетной системы.

Большая половина из нас проходит инферно, другие не могут побороть свои инстинкты. Здесь уже никто не поможет помочь, эти вещи нельзя изменить, с ними можно только смириться.

Мы возвращаемся на базу с грустью — время учебы прошло, три года, не самое плохое время наших жизней уже прошло. Мы проходим церемонию выпуска и нам присваивают звания пилотов-профессионалов. Мы можем водить все, что можно водить, а в принципе и то, что не может. Мы можем справляться с двигателями и реакторами, термоядерными процессами и силовыми полями. Мы, в какой-то мере, становимся машинами, и пластиковый разъем на шее — это и клеймо, и эмблема. Нас приучили любить свою работу, мы не способны ни на что другое, кроме как летать к звездам.

Ночь после выпуска мы гуляем и пьем до утра. Наша победа далась нам нелегко и поэтому мы не чувствуем дикого восторга, а лишь удовлетворение. Три четверти нашего выпуска забирают Чистильщики, это нормальная практика. Вообще, пилотам А-космоса найти работу не составляет труда. Стоит только предложить — и работа будет. Мы везде на расхват — во флот Конфедерации, в Пограничную Гвардию, в Гильдию — на транспорт, почтовые и курьерские перевозки. Меня распределяют на грузовой корабль «Троица» — грузовик первого класса, способный перевозить десятки тысяч тонн груза, курсирующий между разработками ценных металлов и перерабатывающими заводами, между Периферией и Внутренним кругом...

Глава 11. Пламя

Мне платят двадцать пять процентов от моей реальной зарплаты. Этого хватает на еду, одежду и мелкие расходы. Я коплю деньги, мне нужно немного. По-прежнему пишу письма на Ланкасет.

На грузовике два пилота, первый и второй. Второй — это я, но я стою вахты, как и первый пилот — четыре через четыре в инферно и восемь через восемь в обычном режиме. Первый пилот — заносчивый и неуравновешенный тип. На берегу он здорово пьет, но на корабле пока воздерживается. Капитан — Малькольм Финнеган, невысокий крепкий ирландец с красным лицом и карими суровыми глазами. Он редко улыбается, но чувство юмора у него в порядке. Чем-то он напоминает мне дона Чезаре, чем-то — дока. Он — настоящий капитан, он никогда не кричит, но его приказы исполняются с быстротой молнии. В его глазах есть что-то такое, что заставляет людей повиноваться. Корабль он содержит в полном порядке, «Троица» — один из лучших кораблей Чистильщиков. Я замечаю, что он присматривается ко мне, иногда я замечаю, как он рассматривает меня во время моих вахт. Он знает, что я — должник Чистильщиков, в судовой роли напротив моей фамилии стоит строка: "удержание 75% заработной платы в пользу компании «Чистота». Он знает, что я хороший пилот — мои вахты проходят без происшествий, свои обязанности я выполняю так, как надо.

После моей второй вахты он спросил меня:

— Ты откуда будешь, парень?

— Не знаю.

На его физиономии отражается недовольство:

— Что за ерунда?

Я рассказываю ему свою историю, особенно не вдаваясь в детали и драматические моменты. Он молча кивает головой, морщины на его лице напоминают складки панциря черепахи.

После этого он относится ко мне также, как и раньше, но в его взгляде уже нет прежней суровости.

На следующий день он просит меня рассказать о моем доме. Я, как могу, пытаюсь рассказать ему про Остров и Город и про то, как мы жили. Он хмурится, когда я рассказываю о Разрушениях и о Королях, иногда его кулаки сжимаются, как будто он хочет раздробить чью-то челюсть. На его лице появляется нечто, похожее на улыбку, когда я рассказываю ему о своей семье. Он почти не задает мне вопросов, но он внимательно слушает и я разговариваю с ним совершенно свободно, как и с доктором Бауэром.

Он спрашивает меня:

— Ну, и что ты думаешь делать?

— Ближайшие десять лет — отрабатывать, — отвечаю.

Он молча кивает головой:

— Хорошо, что не загадываешь далеко наперед...

Первый рейс проходит нормально, второй и третий тоже. Мы описываем огромную дугу по Периферии, выходя на орбиты негостеприимных из-за своей атмосферы планет, набивая трюмы «Троицы» никелем, вольфрамом и железной рудой. Во время остановок, когда грузовые ракеты мотаются между планетой и кораблем, мы отдыхаем на орбитальных станциях.

У меня уже три года не было женщины. Во время учебы на это не было времени, да и средств у меня всегда была нехватка. Теперь деньги есть. В первый день выхода я пью с нашей командой в местном баре. Пьем мы хорошо: в полете никто пить не рискует — боятся капитана. Пропустив порядочное число стаканчиков, я снимаю комнату в мотеле, куда привожу проститутку. В баре их было несколько, женщины сами подсаживались к нашему столику, строили глазки, так что особенно сопротивляться я не стал. Я был порядочно выпивши, так что меня потянуло...

Проснулся я рано утром, рядом в постели спала женщина, молодая и довольно симпатичная. Я не помнил ее имени, но помнил, чем мы занимались ночью. Во рту — прокисший вкус выпитого накануне. Я сел на кровати и закрыл глаза.

Перед моими закрытыми глазами возникло лицо Ривы, моей маленькой любимой Ривы. Она не укоряла меня, нет, просто смотрела на меня печальными карими теплыми глазами. Смотрела так, как будто бы ей было жаль меня. Я увидел ее, как живую — она сидела на стуле спиной к окну в нашей комнате, сложив руки на коленях. На ней было простое ситцевое платье без рукавов. Она скрестила свои босые ноги и мне показалось, что пол там холодный. Она не отрываясь смотрела на меня, и я видел в ее глазах такую нечеловеческую тоску, что мне захотелось завыть.

Я открыл глаза и ударил рукой по кровати. Женщина, спавшая рядом со мной, проснулась и спросила:

— Что-то случилось?

— Нет, — ответил я, оставил деньги на кровати и оделся.

Выходя из комнаты, я сказал:

— Прощай...

После этого мне было очень тошно и противно, но сделать я ничего не мог. Я по-прежнему любил Риву, но я был и продолжаю оставаться всего-навсего животным с человеческим лицом, руками и ногами. Я — животное, которое хочет почувствовать другое человеческое тепло, прижаться на миг, забыть о собственном одиночестве. Я — животное, которого тянет к животным противоположного пола. Я — животное, которое на короткий миг счастья пытается забыть, как ему плохо. Я — животное, которое пытается удовлетворить себя, чтобы не чувствовать себя покинутым. Я — просто животное...

Всегда после того, как я попал в этот мир, когда я занимался сексом, всегда после того, как отрывался и взлетал и чувствовал удовлетворение, я всегда видел печальное лицо моей любимой Ривы. Я хотел бы не делать этого, но не мог...

Бывали и нормальные дни. Я просыпался после выпивки один, долго лежал в постели, глядя в потолок. Думал о доме или старался не думать, думал о своем будущем, хотя какое у меня могло быть будущее? Десять лет я должен работать на Чистильщиков, десять лет я буду делать только то, что мне велят. Десять лет...

Прошел год. Я — все еще на «Троице». В свободное время на базе хожу в бар, куда все пилоты заходят. Все пилоты с кораблей выражением лиц друг на друга похожи. Попробую описать. Выражение лиц такое, как будто бы человек к самому себе прислушивается. Выражение глаз — как будто видит человек что-то такое недоступное обычному человеческому глазу. Лица спокойные, умиротворенные, как будто знают истины главные, простые — что мир наш многолик, что границы у нашего мира есть определенные. Что за границами этими физическими лежит мир огня, мир, где время течет по-другому. Что все вокруг в нормальном мире хрупко и зыблемо.

Нравится пилотам на огонь смотреть. Кажется им, что только в огне — настоящая жизнь, настоящая работа. Что только в огне реален человек.

Я такой же, как они — я люблю свою работу, люблю огонь. Я пью вместе с ними и слушаю разговоры неторопливые: «Спокойным был огонь в рейсе», «Бушевало пламя вовсю, думал — конец». Я разговариваю с ними и они понимают меня, понимают, что скрывается за отстраненным взглядом пилота — значит, еще огонь перед глазами стоит, значит, все еще рев пламени пилоту слышится. Знают они, что работа тяжелая наша, что рано или поздно не сможем мы ее выполнять так, как надо, знают они, что не могут они без этой работы жить. Они знают и я это знаю...

Мы возвращались на базу с полным грузом, трюмы набиты под завязку. Я ждал, что будем отдыхать неделю по возвращении, но случилась беда.

Первый пилот смог протащить выпивку на корабль. Не знаю, что на него нашло, но он пьяным шатался по кораблю и затеял драку со старшим механиком. Они обменялись парой ударов, первый пилот выхватил нож и стармеху пришлось его успокоить огнетушителем. Я ничего об этом не знал, мы уже шли в инферно, моя вахта подходила к концу. Огонь был особенно бурным, я никогда в жизни не видел подобного и радовался, что смогу поспать пару часов. Вместо этого я услышал голос капитана:

— Алекс, тебе придется вести корабль одному. Первый пилот выбыл из строя. Сможешь сам?

— Да, — ответил я невнимательно, потому что активность пламени возросла.

Это был страшный шторм, в него попало, помимо нашего корабля, еще двенадцать. Выбрались из огня только девять кораблей, включая «Троицу». Я провисел на «нитке» (эвфемизм работы с силовым полем в инферно) девятнадцать часов двадцать шесть минут. Рекорд я, конечно, не побил, официальный рекорд работы в инферно составлял двадцать три часа шесть минут. Мне вводили внутривенно стимуляторы и тонизирующее. Я ничего этого не видел, я был весь в огне. Страшнее этого ада я никогда и ничего не видел, надеюсь, что больше никогда не увижу. Я пробивался сквозь огненные стены зеленого огня, отбивая атаки огненных змей, я увязал в горящих пламеворотах, маневрировал против течения лавовых потоков моего взбесившегося инферно. Я вел корабль, я сам был кораблем и я вывел корабль из сумасшедшего огня. Генераторы работали на пределе, мы потеряли основную силовую установку и последние два часа я работал на вспомогательной, сам не осознавая этого. Техники пытались починить основную установку, когда я вывел корабль в нормальный космос. Последнее, что я помню — это как я отключил коммутационный кабель и упал...

Пролежал я в лазарете до самого возвращения. Лечили меня долго. Наш корабельный врач, конечно, не доктор Бауэр, но залатал меня неплохо. Две недели у меня был полный диссонанс — не мог нормально определять расстояния до объектов. Хватаю в руку карандаш — а он мне бревном кажется. Иногда кровати под собой не чувствовал, иногда рук своих не видел. По прибытию на базу еще неделю в лазарете отлежал.

Когда поправился, вызвали меня на расследование нашего происшествия. Первый пилот был капитаном Финнеганом арестован сразу же, как шторм закончился. Ему дали порядочный срок. На следовании капитан полный отчет предоставил, вот выдержки из него: «в сложной навигационной обстановке проявил мужество и героизм... Самоотверженно выполнил свои служебные обязанности... Спасением корабля, экипажа и груза я, капитан грузового корабля „Троица“, Малькольм Финнеган, и команда корабля обязаны второму пилоту Алексу Арчеру...»

Выслушали этот доклад следователь и судья, протоколы подписали, вынесли приговор бывшему первому пилоту и меня вызвали к себе представители Чистильщиков.

У Чистильщиков иерархия такая — главный представитель на одной планетной системе называется супервизором. В его подчинении находятся координаторы, по одному на каждую обитаемую планету. Здание Чистильщиков большое, кажется старым, но это только внешне. У Чистильщиков всегда так — внешний вид неказистый, зато внутри все самое новенькое, самое надежное, самое лучшее.

Провели меня в кабинет супервизора, усадили в кресло перед большим столом. Сели передо мной трое: супервизор и два координатора. Супервизор говорит мне:

— Мистер Арчер, мы ознакомились с данными расследования. Капитан Финнеган подробно доложил нам в приватном порядке обстоятельства, имевшие место на борту «Троицы». Мы высоко ценим ваши качества, как пилота и как работника нашей компании.

— Простите меня, господин супервизор, сэр, но я просто выполнял свою работу, — сказал я.

— Это и мы ценим прежде всего, мистер Арчер. Мы умеем вознаграждать наших преданных сотрудников. Земное представительство компании уведомило нас о том, что ваш долг нашей компании аннулирован. Также мы уполномочены предложить вам контракт на работу в нашей компании с нормальной ставкой пилота первого класса.

Передо мной на стол положили бумаги, в которых в графе «Заработная плата» стояли четырехзначные числа.

Тут я и обрадовался, и призадумался. Обрадовался потому, что работать на Чистильщиков — значить приличные деньги зарабатывать. Отношение у них справедливое, честные они, это я уже понял. А задумался я потому, что засомневался. Я сказал себе: «Ну, хорошо, Аль. Деньги неплохие, работа нормальная — это хорошо, конечно. А цель какая у тебя, друг? Чего ты хочешь? Далеко на Периферию Чистильщики не забираются. Им хватает своих интересов без разведки Дальних Границ. Будешь работать на них — значит, никогда не найдешь дорогу домой». И сказал я тогда, глядя в немигающие глаза супервизора:

— Благодарю вас, господин супервизор, за оказанную честь и доверие, но, к моему глубокому сожалению, я вынужден отказаться от вашего предложения. Я объясню, почему. Может быть, вы не знаете, но я потерял семью и дом. Всем своим сердцем и всей своей душой я хочу только одного — вернуться домой. Работая на вашу компанию, я не смогу реализовать свою мечту. Вернее, не мечту, а стремление из самой глубины моего сердца.

Супервизор закрыл глаза на секунду, размышляя, потом открыл их и я немного удивился теплому чувству в его взгляде.

— Мы сожалеем о вашем отказе, мистер Арчер. Мы сожалеем, когда из нашей компании уходят ценные работники. Но, как бы то ни было, мы ценим и ваше стремление вновь обрести вашу родину. Знайте же, мистер Арчер, если вы когда-нибудь измените ваше мнение, компания «Чистота» всегда будет рада принять вас в свою семью. Прощайте, мистер Арчер.

Я встал, поклонился и вышел с легким чувством сожаления, которое вскоре сменилось на чувство уверенности в том, что я все сделал правильно...

Вернулся я на «Троицу» забрать свои вещи, а у трапа меня вся команда встречает, с капитаном во главе. Обнимали они меня так, что у меня ребра затрещали и слезы на глазах выступили. По плечам хлопали меня огромными ладонями так, что шатался я, как при шторме на настоящем море.

— Ну, теперь у нас самый лучший экипаж на Периферии, черт меня подери! — сказал капитан.

— Простите меня, кэп, — сказал я, голову опустив.

— Не понял, — недоуменно собрались складки на лбу у капитана.

— Ухожу я, — сказал и слова повисли в воздухе.

Они стояли и молча смотрели на меня, вся команда.

— Мне надо домой.

Капитан громко и протяжно вздохнул:

— Эх, балбес, — и покачал головой.

Я только руками развел: «Да, мол, согласен». Капитан снял шапку и пустил ее по кругу, каждый в нее бросил денег сколько мог, а кэп половинное свое жалованье кинул (здесь, на Периферии, мы предпочитали пользоваться настоящими деньгами, а не электронными). Я головой замотал: «Не возьму», а у самого слезы на глазах появились предательские.

— Бери, бери, лишним не будет, — проворчал капитан, вкладывая мне в руки шапку с деньгами.

Вытер я ладонью слезы с глаз и сказал, колючий комок проглотив:

— Пошли в кабак!

Все загудели одобрительно:

— Вот это дело говорит!

И пошли мы в кабак, пили и ели все и капитан тоже, песни пели и гуляли до самого утра...

Вот так я стал свободным от своего долга Чистильщикам на девять лет раньше, чем предполагал. Стал я работать на Дальних Границах и была в этом какая-то сумасшедшая надежда найти свое солнце. Кем я только не работал!

Полгода возил товары для контрабандистов. Корабли у них быстрые, интересы большие. Перевозил я спирт, разлитый по герметичным газовым баллонам. Маркировка на этих баллонах вполне безобидная — «водород», «кислород», «аммиак». Опломбированы эти баллоны по всем правилам — у контрабандистов все самое лучшее было — пломбираторы заводские, документы фальшивые высшей пробы — от настоящих не отличишь. Возил товары запрещенные, иногда до смешного безобидные — фрукты, парфюмерию, иногда лекарства запрещенные. Иногда возил контейнеры запечатанные. Очень часто я вообще не знал, что я везу и кому. Забирали товар прямо в космосе, никогда я не разгружался ни на одной орбитальной станции. Из скафандра сутками не вылезал, все помогал из кессона товар выносить. Принимали товар личности неизвестные, через пластик потертый шлема нельзя рассмотреть, кто тебе помогает.

Корабли мне давали водить неплохие, скоростные. Менять их приходилось часто, не помню я, что подряд два рейса на одном и том же корабле делал. Имел я дело только с посредниками, тех, кто приказы отдает, никогда не видел, да и к лучшему это.

Прибыльное дело было, деньги шальные, большие деньги. Счета я им не знал, сорил ими, любовниц заводил, на пирушки и угощения проматывал. Так это примерно было...

Просыпаюсь я ночью от жуткого похмелья алкогольного (на наркоту, я слава богу, не сел), голова болит, в желудке — кислотный шторм, во рту — помойка радиоактивная. Рядом в постели опять баба какая-то спит, опять не знаю, как зовут. Снова Рива моя на меня смотрит из темноты. Снова тошно мне и жалко себя до невозможности. В голове одни только мысли: «Если это дорога домой, Аль, то пора на другую дорогу сворачивать. Опять же, пока везет тебе. Ни пограничники, ни полиция тебя пока не прихватили. А если вдруг обломится удача твоя? Что тогда? Тюряга и срок придется мотать нешуточный. Завязывай, брат»...

И я завязал.

Год целый работал в Пограничной Гвардии, сам контрабандистов ловил. У гвардейцев тоже корабли быстрые, государство им денег на борьбу с контрабандой не жалеет. Принимали в Гвардию просто — смотрят твои документы:

— Пилот первого класса?

— Да, — отвечаю.

Сразу на столе контракт на год появляется, подписал его — и все.

На следующий день корабль наш «Шершень» на патрулирование выходит. Носимся мы по Периферии, начальство и оперативные агенты стукачей тормошат: «Когда груз пойдет? Кто повезет? Когда»?

Мое дело маленькое — корабль вести, с этим никаких проблем нет.

Вот выскакиваем мы из огня, на радаре корабль видим. Пытаемся его принадлежность установить, а не отвечает он, скорость наращивает, уйти пытается. Я всю мощность из двигателей «Шершня» выжимаю, азарт меня берет, люблю я полеты на скорости большой, больше всего сейчас люблю. Догоняем мы беглеца, накрываем его парализующим лучом — узкий направленный поток электромагнитного излучения бьет в чужой корабль, все внешние датчики у него временно отключаются. Слепота на беглецов наваливается. Так и вижу, как у них на экранах обзора чернота страшная появляется вместо картинки живой, как радар у них отключается — ведь антенны-то все внешние тоже лучом из строя выведены. Слепые они и глухие — забиваем мы эфир помехами высокочастотными. Никуда им не деться.

Вот и азарт мой проходит. Накрываем мы их пузырем силового поля, притягиваем к своему борту. Вижу, как пятеро из ударной группы в скафандрах к кораблю подлетают, ракетные ранцы на спинах струями газа плюются. Вижу, как быстро и умело открывают парни внешний воздушный шлюз, как быстро внутрь влетают. Профессионалы, одно слово!

И становится мне задним числом страшновато до жути, мыслишка страшненькая в голове барабанит: «А ведь и тебя могли бы так, Аль. Запросто»...

Через полгода меня перевели на оперативное патрулирование на другой корабль — «Москит-9». Корабль этот кораблем назвать можно только с большой натяжкой — он рассчитан на два человека экипажа, запас хода у него небольшой, а скорость большая, поэтому «Москиты» только в оперативном патруле и работают. Оперативный патруль — это не простой контроль торговых трасс и околопланетного пространства, оперативники получают агентурные сведения от стукачей или еще каких доброхотов и ловят контрабанду не на «авось» и «может быть», строго по наводке работают. Опять же детективы операм наводки подкидывают в обмен на услуги типа «баш на баш». Так что тут работка другая и понервнее будет, чем обычно в конвое в хвосте болтаться или за случайной рыбешкой гнать со всей дури.

Присылают мне лейтенантика нового, Джеральда Ли. Но это я так просто говорю «присылают мне», на самом деле я у него в подчинении полном нахожусь. Не нравится он мне, то что уши развесистые, как тарелки радарные — на это мне наплевать, я и поуродливее типов видел, ухмыляется он гаденько, подмигивает, анекдотики скабрезные рассказывая и самое главное — глаза у него противные, бегают все время, никогда прямо не смотрят. К тому же замечаю я в его глазах гадливые лживые червячки, что-то явно недоброе в глазенках его черных прячется. Как бы не подкинул мне какую-нибудь подлянку лейтенантик Джерри.

А так работа та же — извозчик я.

Месяц летаем мы со станции на станцию, суетится мой лейтенант, наверняка, агентурные сведения добывает. Хотя мне об этом он ничего не докладывает, мне об этом ничего знать не положено, мое дело — корабль. Месяц проходит впустую, грустнеет мой лейтенант, уже анекдоты не рассказывает, уже молчит по большей части.

Но вот возвращается он как-то на «Москит» веселый, рот до ушей, не иначе, как информация появилась. Дает он мне координаты и время расчетное и говорит:

— Повезло нам, Аль, набарабанили мне наводку отличную. Будет рыба!

Я киваю молча и готовлю «Москит» к старту. Мне-то то что с его радостей?

Бросок через «огонь», вспышка — и снова я вижу звезды обычного космоса. Вижу на радаре кораблик чуть побольше нашего, мой лейтенант от счастья чуть ли из штанов не выпрыгивает — наверняка этот контрабандист у него первый.

Я молча программу погони запускаю — помехи в эфир, кроме узкой полосы экстренной связи для переговоров, чужой корабль уже в захвате системы наведения, излучатель парализатора в полной готовности — только кнопку нажми. Скорость у нас приличная, догоняем мы их быстро. Включает Джерри связь и начинает звенящим от возбуждения голосом:

— Говорит лейтенант Ли, Пограничная Гвардия! Корабль «Панда-Z», заглушите двигатели, остановитесь! Заглушите двигатели, остановитесь! Иначе мы вынуждены будем применить силу!

Как ни странно, корабль действительно снижает скорость. По связи слышу:

— Эй, пограничники, не стреляйте! Мы сдаемся.

Что-то действительно странное — обычно все контрабандисты хотя бы ради приличия пытаются уйти, скоростью померяться. Этот не пытается, наверное, тоже молодой, как мой лейтенант, может груз у него не особо криминальный, может думает пилот, что только конфискацией корабля отделается.

Подходим к «Панде» вплотную и тут слышу я слова странные по радио:

— Слышишь, пограничник, ты не против, если я к тебе на борт поднимусь перед обыском?

Лейтенантик мой рад стараться:

— Давай, только чтобы без оружия и без всяких глупостей.

Напяливает Джерри на себя скафандр, пыхтит, раскраснелся весь — конечно, в скафандр самому влезать тяжело, особенно если без особой подготовки и практики. Пятнадцать минут упаковывался мой лейтенантик, аж вспотел весь. Я над ним от души посмеялся, про себя, конечно — мне личные враги не нужны были вообще. Взял он бластер и похромал вниз, я же в рубке остался, за кораблем наблюдаю и показалось мне интересным, как Джерри себя в шлюзе поведет. Включил я камеры наблюдения за шлюзом. Поначалу ничего интересного не происходило. Из «Панды» вылетела фигурка в белом скафандре — ракетный ранец за плечами, подлетела к нашему шлюзу воздушному. Джерри сказал мне, чтобы я шлюз открыл, я так и сделал, а сам к экранам камер наблюдения припал. Надо сказать, что беседы никакой между прилетевшим контрабандистом и Джерри так и не случилось. Показал наш «гость» моему лейтенанту какой-то значок металлический, лейтенантик, как ослик двухмесячный, головой и ушами мотнул, соглашаясь, и сказал мне такие слова, что я ушам своим сначала не поверил:

— Арчер, открой нам шлюз, я прогуляюсь на «Панду».

Я вообще обалдел. Это же нарушение правил и просто надругательство над здравым смыслом — выйти из своего корабля и одному перейти на другой, который подозревается в перевозке контрабанды. Да мало ли что там с лейтенантом этим полоумным случиться может. Тюкнут его по башке или в заложники возьмут, так я потом в дерьме захлебнусь — уж насчет этого начальство постарается, будь здоров. Рехнулся мой лейтенант, не иначе.

У меня только одна фраза тихо изо рта прорвалась:

— Нарушение устава, лейтенант Ли.

— Ничего, ничего, — ушами шевелит лейтенант, — под мою ответственность. Это не контрабандисты, но корабль надо осмотреть.

У меня не было никакого выбора — я молча открыл им шлюз и сказал про себя: «Ну, ты и дурак, лейтенант». Как оказалось позже, лейтенант мой дураком не был.

Через десять минут он вылетел из шлюза «Панды» и заявил мне по радио:

— Арчер, я их отпускаю. Корабль чист.

В этот раз я промолчал, хотя знал из устава, что отпускать корабль, уже официально задержанный, без тщательной проверки с помощью спецсредств — это грубейшее нарушение.

Я тупо смотрел, как «Панда» удаляется от нас, постепенно набирая скорость, пока сзади не послышался голос лейтенанта:

— Арчер, выйди на минутку в коридор.

Я встал и вышел. Это чудо природы показало мне в коридоре записку следующего содержания: «Арчер, ты можешь стереть сегодняшние записи из черного ящика? Очень надо!!!», а потом протянуло мне толстую пачку денег.

Тут уже для меня стало все ясно — наш лейтенант просто хорошо принял в карман и за хабар просто отпустил корабль наверняка с грузом. Вот ведь змей!

Я молча смотрел на него где-то с минуту, специально, чтобы он начал нервничать, и когда его глаза уже вообще закосили от усилий выглядеть спокойно, я сказал тихо:

— Да, могу.

— Ф-ф-фууу, — выдохнул он, чуть ли не падая в обморок. — Бери, — он снова протянул мне деньги.

— Денег я не возьму, Джерри.

— Ты чего? — его глаза снова забегали по моему лицу, а на его лице я ясно увидел и понял обуревавшие его мыслишки: «Продаст, не продаст»?

— Денег не возьму, просто ты мне будешь должен, Джерри. Не деньги, нет. Просто когда-нибудь я напомню тебе о твоем долге, — сказал я ему.

Он согласно кивнул, мы пожали руки, я подделал записи в черном ящике «Москита» и по прибытию на базу подал рапорт о переводе в обычное патрулирование в другой сектор по семейным обстоятельствам. «Обстоятельства» эти были просто предлогом, чтобы уйти с «Москита» без осложнений. Не хотел я больше летать с Джерри, а еще больше я не хотел, чтобы он подставил меня из-за боязни моей возможной измены. Правда, через месяц я узнал, что Джерри ушел с оперативной работы с повышением на какую-то должность повыше с работой непыльной. Хитрый жук, одним словом.

А я снова ушел в работу. По всей Периферии летать пришлось, да только и это дело мне надоело. Не дисциплиной, нет, к вольнонаемным у гвардейцев особых требований не было, а тем сознанием, что ловлю я таких же, каким был до недавнего времени.

Ушел я и из Гвардии.

Поступил пилотом на почтовую службу. Работа хороша тем, что много ее. По месяцам из корабля не вылезаешь. Рейсы короткие, больше пяти часов в огне не приходилось проводить, но зато часто приходится в инферно нырять. Вся почта с одной планеты помещается в четыре-пять больших контейнеров, да еще два-три контейнера инкассаторская служба подгоняет. Контейнеры инкассаторские красного цвета, на каждом — замки электромагнитные стоят, да еще ловушки электронные для любопытных, да электрошок для назойливых. Как говорится, близок локоть, да не укусишь. Почту с любой планеты отправляют сразу всю целиком. Один почтовый грузовик уносит в своем брюхе почту всей планеты и доставляет ее на промежуточную почтовую станцию. Например, две-три планетные системы располагаются на расстоянии четырех-пяти часов в инферно. Значит, для этих планет будут одна-две промежуточные почтовые (называются они на жаргоне «стрелки») и одна главная («депо»). Из Депо почта отправляется к месту назначения, а на Стрелках почта сортируется и готовится к отправке в Депо. Схема простая, новая почта на планеты доставляется примерно раз в неделю. Этого хватает, чтобы не отстать от жизни.

Один почтовый обслуживает три Депо и от шести до девяти Стрелок. Иногда можно переводиться с одного почтового сектора в другой и так можно облететь почти всю Периферию.

Опишу свой рабочий цикл.

Выскакиваю я из огня возле Стрелки А, запрашиваю разрешение на стыковку. Узкий локаторный луч со станции нащупывает мой корабль и определяет по электромагнитным меткам, кто я такой. Диспетчер разрешение на стыковку выдает и выделяет мне стыковочный шлюз. Стыкуюсь, перевожу питание с бортового на стационарное, открываю грузовые отсеки и кессон. Через пять минут слышу, как грохочут башмаки тяжелые в шлюзе и громыхает металл о металл. Башмаки — это инкассаторы ко мне спешат, у них время дорогое, как и их работа. Металл громыхает — это грузчики ко мне спешат.

Грузчики находятся внутри специальных механизмов — сервов. Серв — это робот-полуавтомат, внутри него располагается человек, который манипуляторами серва может переносить тяжести, для человека обычного неподъемные. Похож серв на рака-отшельника: внутри металлического скелета из ступоходов, манипуляторов, шарниров и мускульных усилителей находится маленький рачок-человек. В руках у него — ручки управления, на ногах — датчики движения. Пошевелит человек рукой — серв манипулятор поднимет. Поднимет ногу человек — серв ступоход поднимет. Человек шаг сделает — значит, серв шагнет.

Встречают меня инкассаторы в кессоне, двое в форме, бластеры в кобурах на поясе. У старшего в руках — компьютер портативный. Окошечко идентификационное лазерными лучами светится. Снимаю я с шеи знак свой, показываю компьютеру в окошечко. Он, меньше секунды подумав, выдает: «Норма». Значит, свой я. Протягиваю я им кристаллик нужный, старший его к окошку подносит и видит что-то вроде: «Два контейнера, номера такие-то, отгружены там-то и тогда-то. Пункт назначения — такой-то». Все формальности закончены, теперь мы по-человечески здороваемся, руки жмем, «Как дела» спрашиваем. Инкассаторы ждут, когда грузчики в сервах контейнеры подхватят своими руками стальными и отнесут в отделение банка. Что там, в контейнерах красных — я не знаю, может быть, деньги, может электронные переводы или отчеты — мне этого знать не положено.

Младший инкассатор вслед за прибывшими контейнерами направляется, старший наблюдает, как свеженькие контейнеры в трюм грузятся. Погрузка закончена, выдает мне старший инкассатор кристалл новый, я его в нагрудный карман ложу, на клапан застегиваю. Терять документы нельзя. Жмем руки, прощаемся.

Вижу, у меня свободное время образовалось. Почтовые никогда спешить не любят, потому что знают, что мне еще дозаправку надо сделать и проверку корабля произвести. Ага, заправщик уже шланги свои к заправочным корабельным горловинам присоединил, значит, будем проверку производить. Вызываю я по рации робота-диагноста, РД-25 его кличут люди технические, мы же, люди полетные, всегда «пауком» его зовем, потому как конечностей у него десять пар. Выхожу из корабля, разминаю ноги, «паук» сначала дюзы двигателей проверяет, потом по броне бегать начинает, присосками цепляется, проверяет внешний корпус корабля. Рация моя периодически пищит утвердительно, «паук» работает нормально, повреждений и неисправностей нет. Бортовой компьютер тем временем тестирование систем корабля производит, тоже рация моя попискивает, только в другом тоне, чем от сигналов «паука».

Вот появляются почтовые, этим знак показывать не надо, эти меня и так знают. Контейнеров-то в шлюзе, контейнеров! Вавилонское столпотворение, муравейник железных муравьев. Выгрузка, погрузка, обмен приветствиями. Отдельно принимаю личные посылки от почтальонов и маленький груз неопасной контрабанды — контейнеры внутренней рассылки.

«Паук» докладывает: «Осмотр произведен. Неисправностей не обнаружено». Отправляю его в кибер-отсек. Заправщик отходит, шланги сматываются. Компьютер докладывает: «к полету готов. Жду приказа». Погрузка закончена. Прощаюсь, захожу в кессон. Задраиваю грузовые трюмы и сам лично осматриваю грузовые крепления. Закрываю кессон. По трапу забираюсь в рубку, ввожу в компьютер новый курс, завожу двигатели. Запрашиваю разрешение на вылет, получаю подтверждение, вылетаю.

Ложусь на курс, перевожу на автопилот — теперь компьютер главный. Теперь можно пойти поесть и поспать. Через десять-восемнадцать часов все повторится снова...

Теперь я опять — паук. Паутина моих трасс растянута между звездами и я быстро, перебирая ножками, бегу по ней. Паутина дрожит, нити сигналы мне посылают: «Беги туда, беги туда». И я бегу. Я — почтовый паук. Паутина соткана не мной, но я должен поддерживать ее, я обязан бежать по ней...

Перед тем, как идти спать, я смотрю на звезды, такие красивые, далекие и близкие одновременно. Так много звезд, как же мне среди них отыскать свою?...

Кто-то скажет: «Почему же ты, идиот, не искал свою Риву? Почему сам не полетел искать свою планету?»

Наивные вопросы. Чтобы самому лететь к звездам, надо, как минимум, купить собственный корабль. У меня таких денег не было. Искать в известных системах? Вряд ли. Моей планеты среди известных планет не было. Единственное, что я мог сделать и сделал — я отправлял запросы в эмиграционные службы обитаемых планет. «Прошу сообщить, не было ли в числе эмигрантов за последние сто пятьдесят календарных лет личностей, утверждавших, что они прибыли с планеты, не внесенной в галактический планетный каталог, с которой были похищены инопланетной формой жизни, предположительно Формикой. Ключевые слова для поиска: Артур, Марта, Рива, Арчер, Фритаун, Алекс, Аль. Стоимость проведения запроса по информационной сети прошу отнести на банковский счет номер такой-то».

Я тратил много денег, но все запросы возвращались в стандартном виде: «Интересующих вас лиц в информационных базах данных не обнаружено»...

Я не сошел с ума, не ушел в запой, я ушел в работу. Я работал и работа позволяла мне не думать о плохом. Монотонный ритм полетов был для меня тем же, чем были изнуряющие занятия с Арчером — голова занята настоящим днем, некогда строить планы на будущее. Я почти потерял надежду найти дом, мне казалось, что я буду скользить по Периферии вечно. Но что-то, определяющее мою судьбу, решило предоставить мне шанс...

Глава 12. Авантюра

«Сонора», Депо системы Бальтус — орбитальный комплекс на орбите второй планеты системы. Отличная станция техобслуживания, внимательный персонал, хорошее место, чтобы отдохнуть. Я с трудом добрался туда — у меня забарахлил основной двигатель. Вместо суток пути, я добирался до «Соноры» три дня — жалел двигатель, который отказывался работать в нормальном режиме и работал удовлетворительно только в экономичном режиме. Сразу по прибытию я попросил техников осмотреть двигатели. Поковырявшись в моем машинном отделении, техники «обрадовали» меня тем что и у основного и у вспомогательного двигателей полностью выработан ресурс хода. Их придется заменять, на ремонт уйдет не меньше двух месяцев и произвести ремонт в условиях «Соноры» техники не могли. Мой корабль надо было отбуксировать на ремонтный завод — так что я оставался без работы. Техники сказали мне интересную вещь:

— Хорошо, что ты вообще смог добраться сюда целиком, Арчер.

Я помчался к начальнику экспедиции и начал ругаться, но очень вежливо, в таком тоне:

— Мистер Полянски, вы знаете, что могли потерять весь груз, который я собирал неделю?

— Нет, — на широком лице начальника — недоумение.

— Где-то там у вас на столе лежит моя просьба провести полную техническую профилактику моего корабля, датированная прошлым месяцем, — вкрадчиво сказал я.

— Да-а-а, — протянул начальник, — припоминаю.

— Я уже месяц назад докладывал вам о необходимости ремонта моего корабля, так?

— Допустим.

— Что значит «допустим», мистер Полянски? Что значит «допустим»? — не сдержался я. — Вы знали о том, что двигатели моего корабля дышат на ладан и что вы сказали мне тогда?

— Что? — его недоумение переходило в тупость.

— «Арчер, надо сделать еще пару рейсов» — цитирую вас дословно.

— Ах, да! — просветление.

— Техники сделали сегодня мне комплимент, мистер Полянски. Знаете, какой?

— Не-е-т, — снова протянул начальник.

— Они сказали мне что я счастливчик, наверное, родился под счастливой звездой.

— Да-а-а? — он начинал доводить меня до кипения, и я пообещал себе, что не взорвусь.

— Мой корабль не взорвался, господин начальник, потому, что мне повезло. Наверное, бог услышал ваши слова о том, что мне нужно срочно сделать пару рейсов на благо почтовой службы и сделал так, что я сейчас имею счастливую возможность разговаривать с вами, господин Полянски.

Он не сказал « Да-а-а», но недоуменная тупость на его лице транспарантом кричала о том, что он, даже отдаленно, не понимает ничего из того, что я ему говорю. И я решил пустить в ход тяжелую артиллерию.

— Знаете, что я сделаю мистер Полянски? Я отправлю донесение директору почтовой службы господину Абрамовичу, в котором напишу, что я, пилот первого класса Алекс Арчер, неоднократно и заблаговременно извещал своего непосредственного начальника, господина Полянски, о катастрофическом состоянии двигателей моего корабля. Что мистер Полянски проигнорировал мои просьбы о ремонте и профилактике моего корабля, что мистер Полянски проявил преступную халатность, отправив меня в продолжительный рейс с двигателями, в любой момент готовыми к разрушению. Что я, пилот первого класса Алекс Арчер, лишь по счастливой случайности смог добраться до места назначения с неисправными двигателями. Что лишь благодаря влиянию свыше, божественной карме, счастливому року, благосклонной судьбе я смог доставить груз моего корабля до места назначения не в виде ударной волны и световой вспышки. К моему донесению я приложу копию технического заключения, в котором будет указано, что двигательные установки моего корабля полностью выработали свой ресурс. И все это из-за того, что мой непосредственный начальник, мистер Полянски, не имеет обыкновения должным образом исполнять свои прямые служебные обязанности.

— Постойте, постойте, Арчер, — просветление на лице моего начальника, — мы же нормальные люди, мы же сможем договориться!

Я молчал, улыбаясь, глядя на него.

— Простите меня, Арчер.

Я молча кивнул, продолжая улыбаться.

— Чего вы хотите?

— Во-первых, все проблемы с ремонтом вы берете на себя. Я не желаю терять свое время на составление отчетов. Вы наверняка сможете выпутаться из этой ситуации. Во-вторых, я ухожу в двухмесячный оплачиваемый отпуск и оформлять его будете вы. В заявлении на предоставление отпуска, вы напишете, что я нуждаюсь в отпуске по причине стресса, мои нервы не в порядке, что я смертельно устал и вы, мой непосредственный начальник, серьезно озабочены моим состоянием и что продолжительный отпуск мне необходим.

Я немного помолчал и добавил:

— Не мешало бы еще выписать мне премию в размере месячного оклада.

Последнюю мою наглость Полянски проглотил, не жуя. Он раздраженно почесал в затылке и буркнул:

— Хорошо, договорились. Только не надо на меня стучать!

— Конечно, мистер Полянски, — улыбнувшись, сказал я и вышел...

И вот я в отпуске — ем, сплю и выпиваю. Каждый вечер провожу в баре, пью столько, что сплю после этого без снов. Делать мне нечего и это в некотором смысле приятно.

На третий день моего отпуска ко мне за столик в баре подсаживается Химик. На самом деле его зовут Андрей Вельяминов, но все зовут его Химиком. Он работает на «Соноре» техником в отделе химического обеспечения, следит за составом воздуха внутри станции, обслуживает систему регенерации и очистки воздуха. Помимо своей основной деятельности, он производит легкие наркотики для тех, кто не замечает прелестей выпивки. Объемы его подпольного производства более чем скромны, но он исправно платит коменданту «Соноры» и инспектору Харперу достаточные суммы. Я вижу его нескладную долговязую фигуру, близоруко всматривающуюся в полумрак бара. Он ищет кого-то, пробираясь между столиками. Я почти не обращаю на него внимания, когда он плюхается за мой столик.

— Ф-ф-фуу, — облегченно вздыхает он, — еле тебя нашел.

— А чего искать, — слегка заплетающимся языком говорю я, — я тут торчу сразу после обеда.

— Выпьешь? — киваю я на бутылку передо мной, и не дожидаясь ответа, кричу бармену, — Теодор, друг мой, еще один пустой стакан!

Бармен подходит к столику, улыбаясь — я его постоянный и очень выпивающий клиент.

— Я же просил тебя, Арчер, называй меня Тео, меня все здесь так зовут. Теодором меня звала только моя мамочка.

— Значит, твоя мамочка очень любила тебя, Теодор. Я же отношусь к тебе уважением. Теодор — такое красивое имя, — я по-дружески подначиваю его.

Он, улыбаясь, машет рукой и ставит перед Химиком стакан.

— Привет, Химик.

— Привет, Тео, — отвечает Химик и я наливаю ему полстакана.

Химик отпивает, поморщившись. Он всегда морщится, когда пьет спиртное.

— Есть дело, — он наклоняется ко мне.

— Я два месяца в отпуске, дружище, — говорю я ему и мне становится весело оттого, что я свободен.

— К тому же, ты должен был получить мою передачу еще два дня назад. Что, клиенты начали брать двойные дозы? Ты их так угробишь, Химик, некому будет товар толкать.

— Нет, — он пренебрежительно машет рукой, как кузнечик лапками, — с этим все в порядке. Тут дело серьезное.

— Будем банк грабить? — смеюсь я — весело мне.

— О, да ты порядочно пьяный, — только сейчас замечает он.

— Я теперь всегда пьяный. А когда я пьяный, то серьезных дел мне на фиг не надо. Деньги у меня есть, тут в баре полно выпивки — так что все в порядке.

И тут за столик к нам подсаживается незнакомый — карие глаза, черные волосы, загорелый и загар явно природный, одет в темно-синий комбинезон без знаков различия.

— Занято, уважаемый, — говорю я ему, но тут встревает Химик:

— Знакомьтесь — Алекс Арчер, — он показывает на меня, — Джек Робинсон, — он кивает на брюнета.

Я молча киваю, не замечая протянутой руки брюнета, потому что мои руки заняты бутылкой и стаканом.

— Арчер, я так думаю, что мой друг Андрей уже вкратце изложил вам наше дело? — говорит брюнет.

Химик виновато бубнит:

— Да не успел я — только что пришел.

Брюнет хочет что-то сказать, но я перебиваю его:

— Теодор, будь любезен, принеси стакан этому, м..м..м, джентельмену.

Бармен приносит стакан и я наливаю брюнету.

— Послушайте меня внимательно, Джек. Можно я буду называть вас Джек? Меня не интересуют никакие дела, сейчас я в отпуске, отдыхаю, как видите, — я плавно обвожу рукой бутылку конкретно и бар вообще.

— Да, я понимаю, Алекс, но мы хотели бы сделать вам серьезное предложение.

— Насчет контрабанды — я пас, — говорю, — тем более, что я сейчас пилот без корабля.

— То, что вы сейчас без работы, устраивает нас, — говорит брюнет.

— Да все равно мне, что вас устраивает, — отпиваю я из стакана.

Робинсон внимательно смотрит на Химика, тот раздраженно пожимает плечами — «а я здесь причем?»

— Тогда я начну сначала. Алекс, вы не против ни к чему не обязывающей беседы?

— Всегда рад потрепаться.

— Хорошо. Алекс, что вы знаете о гелиосе?

— Ну, по химии я слабоват. Знаю только, что в природе он практически не встречается. Существует теория, что в своем природном виде он находится внутри звезд, является источником их реакций. По своим качествам сходен с ураном, плутонием и прочей радиоактивной гадостью, но не сам не излучает радиацию. Производится в лабораторных условиях, чертовски сложный и трудоемкий процесс. Будучи облучен коротковолновым лазером, испускает тепловую энергию без вредных побочных эффектов. Очень дорогой.

— Коряво и совсем не верно теоретически, но практически — все верно, — удовлетворенно кивает Робинсон.

— Я не тупой, люблю почитать всякие издания научные, — зеваю я.

— Вы знаете, сколько его производят в год? — спрашивает брюнет.

— От силы — сто-сто пятьдесят граммов.

— Верно, верно, — говорит он и умолкает.

Химик молчит, водит пальцами по стакану. Я тоже молчу — такие заумные разговоры наводят на меня сон.

— Некоторые люди согласны отвалить за гелиос бешеные деньги. Двадцати граммов хватит для того, чтобы, например, «Сонора» пятьдесят лет не нуждалась в дополнительных источниках энергии, — говорит Робинсон.

— Ну и что? — спрашиваю я без интереса.

Он наклоняется ко мне и тихо говорит:

— Я знаю, где можно достать три тонны.

На такое заявление даже смеяться не хочется — слишком клоунаду напоминает: «Купите статую Свободы, мистер, всего пять баксов».

— Химик, твоему приятелю надо серьезно лечиться, — говорю я, утрачивая весь свой небольшой интерес к беседе.

— Послушайте меня, Арчер...

— Слушать я люблю еще больше, чем болтать, Джек, — говорю я и подпираю потяжелевшую голову кулаком. — Расскажи мне сказку, мама, чтобы я скорей заснул.

Он не обращает внимания на мою подначку и начинает свой рассказ.

— По профессии я — геолог. Работаю на независимые от Чистильщиков фирмы, ищу ценные металлы на планетах Периферии. Когда фирма, на которую я работаю, находит ценное месторождение, то мы продаем права на разработку Чистильщикам и я получаю свои деньги. Довелось мне как-то работать на Терамениусе — такая себе дыра в рукаве Сивил. Проторчал там три месяца, ничего не нашел, деньги заканчиваются, уже рабочим платить нечем. Чувствую, что придется мне убираться без результатов.

Тут у местных праздник какой-то национальный, то ли день святого какого-то, то ли Новый год, не знаю, в общем — что-то грандиозное по их меркам. Два дня никто не работает, все отдыхают, шествия праздничные, фейерверки, гуляют все. От нечего делать захожу в храм их святого Марка-Пришельца. Огромный такой храмина, высокий, большой. Посередине стоит эта статуя громадная, специальным составом покрытая, чтобы от времени не развалилась. Почитают эту статую на Терамениусе больше, чем на Земле христиане — Гроб Господень или мусульмане — Мекку. По храму люди ходят, молятся. Я у статуи остановился, все пытаюсь определить, из какого же материала она сделана. Что-то мне странным кажется, только не могу понять что. От рабочих местных я услышал легенду о происхождении этой статуи. Говорили, что сделали ее великие мастера из небесного камня. Мне любопытно стало — еще в университете я увлекался метеоритами. Захотелось мне соскоб со статуи сделать. Осматриваюсь я, а вокруг народу много. Только руки к статуе протяну — разорвут меня на части.

И тут освещение отключается — прямо подарок судьбы. Я — к статуе бочком, из кармана вибронож вытаскиваю и аккуратненько на ощупь соскоб делаю. Только-только успел образец вместе с ножом запихнуть в пластиковый пакет, как охрана появляется с фонарями. Извиняются, говорят, что генератор отключился и всех вежливенько из храма выпроваживают.

Побежал я сразу к себе в лабораторию. Проверяю образец в анализаторе и когда ответ увидел, глазам своим не поверил. Поморгал, за руку себя ущипнул — не сплю вроде. Читаю — «Процентное отношение: гелиос — 89%», остальные одиннадцать процентов — примеси посторонние.

Меня как ударило! Прикидываю на глаз, сколько же статуя весит. Прикинул — не меньше, чем три тонны, может больше. Пошел я, из бутылки виски хлебнул пару раз и полегчало мне. Начал я соображать нормально и постепенно образовался у меня план, как эту статую увести.

Он замолчал и я немного протрезвел.

— План, говоришь? — бормочу я.

Он кивает.

— Покажи образец.

Он довольно усмехается, достает из кармана пластиковый пакет, миникомпьютер, осторожно из пакета пинцетом вынимает щепотку белесого порошка и кладет в анализатор. С минуту на экране мигает надпись: «Обрабатываю данные», а потом читаю я те самые строки, о которых мне брюнет говорил.

— Три тонны, говоришь?

— Может быть, больше.

Отодвигаю я от себя бутылку и говорю:

— Слушаю тебя внимательно, Джек.

— Для начала нам потребуется быстрый корабль. Химик говорил, что у тебя имеются денежки.

Я яростно смотрю на Химика, тот смущенно опускает глаза. Трепло!

— Допустим, но на серьезный корабль их не хватит.

Робинсон кивает:

— У меня есть деньги, Химик тоже подберет свою долю. Мы объединяем наши капиталы и создаем компанию по нашему личному обогащению. По тонне гелиоса на каждого — этого хватит, чтобы до конца жизни не знать ни в чем нужды и ни в чем себе не отказывать, хватит даже детям и внукам, если такие имеются.

— Рассказывай план, — говорю я.

— Сначала — купить корабль и все необходимое оборудование. Я прикинул, что нам нужен вездеход с бурильной установкой и два серва с лазерами, чтобы статую распилить. Потом мы летим на Терамениус, корабль ведешь ты, корабль, кстати, нужно будет закамуфлировать, придать ему вид разбитой вусмерть колымаги, Алекс, и вездеход на планете тоже придется вести тебе. Справишься?

— Без проблем. Дальше.

— Дальше мы объявляемся на Терамениусе под видом поисковой геологической партии. Просим у властей разрешения на геологическую разведку района, непосредственно примыкающего к храму. Через месяц у них будет еще один большой праздник — любят там люди отдохнуть. Во время этого праздника все их религиозные места будут закрыты. В храме останется только охрана.

— В храме есть сигнализация? — встревает Химик.

Робинсон улыбается:

— Есть, и не одна. Но это не проблема — я достал схемы сигнализации и все необходимые документы. Ты, Андрей, изготовишь усыпляющий газ, который мы пустим в помещение охраны. Мы нейтрализуем охрану без кровопролития, отключим сигнализацию и энергоснабжение. Потом пробиваем стену, входим внутрь, разрезаем статую, переносим груз в вездеход и быстренько сматываемся на корабль, после чего улетаем, не сказав «прощай».

— Ты не говоришь самого главного, Джек, — улыбаюсь я, — как мы сбудем товар?

Он улыбается, это улыбка превосходства типа: «Я все предусмотрел».

— С Терамениуса мы сразу летим на встречу с покупателем. Его личность пока останется неизвестной, как и координаты места встречи. Вам не стоит волноваться — мы толкнем товар, не успев выпачкать рук.

Мы молчим, я и Химик раздумываем, Джек спокойно отпивает из стакана. Потом я говорю:

— Насчет моей стороны дела мне все понятно. Я — пилот и водитель, привез, погрузил, разгрузил, улетел — тут все понятно. Мне нравится, что если, — я стучу по столу, — все пойдет по плану, нам не придется никого убивать. Но мне не нравится насчет покупателя. Мне не нравится, что я не знаю подробностей.

— Покупатель хочет оставаться в тени, — говорит Джек, нахмурившись.

— Это мне не нравится, — повторяю я.

Джек пожимает плечами:

— Твое дело.

Я думаю. Такой шанс выпадает раз в жизни. С такой кучей денег я смогу перерыть пространство и найти свою звезду. Я смогу купить все, что мне нужно для возвращения домой. Упустить такой шанс — значит плюнуть судьбе в лицо. Мне нечего терять.

— Хорошо, я согласен, — говорю я, — но я должен сказать вам двоим кое-что. Не пытайтесь меня наколоть, — я поочередно пристально смотрю им в глаза, — не пытайтесь меня нае...ть. Я убью того, кто задумает обмануть меня, богом клянусь, я не шучу.

Робинсон улыбается, но посмотрев на вытянувшуюся физиономию Химика, становится серьезным. Химик знает, что на такие темы со мной шутить не стоит, что я способен на многое, особенно, в случае предательства со стороны моих возможных компаньонов.

— Хорошо, буду иметь это в виду, — Джек протягивает мне руку, я крепко жму ее и он отвечает мне таким же крепким пожатием.

Мне нравятся люди с крепким рукопожатием, не люблю, когда чужая ладонь в твоей руке — безвольная, как протухшая устрица, не люблю пожимать руки тем, кто не сжимает твою руку в ответ. Робинсон начинает мне нравиться.

— Чудненько, теперь насчет корабля, — мой хмель сдуло, как свежим утренним ветром, — вчера я слышал, что пограничники накрыли караван контрабандистов. Два корабля — так себе, а третий переделан из прогулочной яхты, не серийной, такие образцы делаются только под заказ. Вид у нее страшненький, но нам это на руку. Скорость у нее приличная, пограничники за ней никогда бы жизни не угнались, поэтому им пришлось сбивать ее парализующим лучом.

— Звучит неплохо, но как мы ее купим, Алекс? — спрашивает Джек.

— По закону конфискованный товар может выставляться на аукцион. Насколько я знаю, интересующую нас скорлупку эксперты еще не осматривали, здешний эксперт-техник — мой хороший знакомый. За приличную сумму в карман он подпишет заключение, что корабль ни к черту не годен. У пограничников, в отделе технического снабжения, есть человек, который выставляет конфискованную технику на аукцион. Он мне немного должен, — улыбаюсь я, — дальше продолжать не надо?

— Не надо, — смеется в ответ Джек, — значит, ты берешь корабль на себя, а мы с Андреем пошли закупать оборудование.

— По рукам.

Сначала мне нужно было к техническому эксперту. Старик Аарон Крабб занятный тип, человек перед пенсией, на которую выходить не стремится из-за того, что одинок — ни жены, ни детей. Я так подозреваю, что старик просто боится вынужденного безделья и держится за работу так же крепко, как и его тезка — краб. Но к деду с пустыми руками не пойдешь. Навскидку прикидываю, сколько же бумажек положить старику на молоко, отсчитываю пять сотен, кладу в чистейший белоснежный конверт. Но конверт — это финальный штрих, надо увертюру сбацать полегче и понадежнее. Иду в бар к Теодору, покупаю у него три бутылки самого лучшего коньяка — старика этим можно будет оглушить, как слона килограммом шоколада с ромом. Лимончики, немного фруктов — и я готов.

Конверт в нагрудном кармане, коньяк и остальное в сумке, в руке.

Поднимаюсь в административный сектор, сворачиваю направо и останавливаюсь перед дверью с аккуратной табличкой: «Старший технический эксперт А. Крабб». Внизу приписка старческой, но в тот момент не дрожавшей, рукой: «Для всех, кто моложе пятидесяти — мистер Крабб». Вежливо стучу, жду, слегка треснувший от старости голос говорит:

— Входите.

Вхожу.

— О, Алекс, добрый день, — оживляется старик.

Он немного так-таки похож на краба — невысокий, немного сгорбленный, волосы пока еще все свои, только изрядно поредевшие, скрюченные артритом руки напоминают клешни, а вот глаза точно, как у краба — внимательные, хитрые, проницательные.

— Добрый день, мистер Крабб, — здороваюсь я, — как здоровье? — вежливо интересуюсь.

— Да как, как, — ворчит старик, морщась, — вот вчера пригнали три корабля конфискованных, а меня так в шлюзе намедни просквозило и радикулит сволочной хватает, сил нет.

— Вы, знаете, мистер Крабб, недавно консультировался я со светилами медицинской науки и вообще с известными людьми, так, оказывается есть средство против этого напастья.

— Да ну? — хитро с прищуром смотрит на меня старик.

— Да, и средство это помогает не только от радикулита, а вообще способно лечить такие страшные болезни, как меланхолия и депрессия, а также повышает сопротивляемость воздействиям враждебной среды человеческого организма.

— Да? — прищуривает старик левый глаз. — И что же это за эликсир такой?

Молча ставлю на стол бутылку коньяка. Глаза старика смеются вместе с морщинами вокруг глаз.

— Алекс, мальчик мой, повесь-ка табличку на двери с той стороны, естественно, — говорит он мне и протягивает мне кусок картона с надписью «Вернусь через десять минут».

Я, молча улыбаясь, рассматриваю табличку и говорю:

— А почему именно — «десять минут»?

Старик смеется:

— А как ни придет кто, так и не будет обижен. Всегда надо оставлять человеку надежду на лучшее, а десять — просто число хорошее.

Вешаю я табличку, а дед уже из сейфа за спиной стаканы достает. Я быстренько нарезаю лимончики, добавляю для старика несколько яблок и мы начинаем.

В этой процедуре главное — не спешить. А еще — не забывать подливать в чужой стакан. И вдобавок — внимательно слушать рассказы старика, утвердительно отвечать «Ого! Вот это да! Конечно!» или «Не может быть!» — в зависимости от ситуации. Хотя надо отдать старику должное — рассказывает он интересно, как тайники на кораблях с контрабандой искал, как находил их в самых неожиданных местах, («туалеты это так, детский лепет»), какие с ним курьезы случались во время службы. Старик умеет пошутить к месту или рассказать какой-нибудь забавный эпизод.

Еще самое главное — улучить момент, когда клиент созреет, чтобы он сам был готов оказать тебе услугу. Хотя Крабб и так знает — если я к нему с коньяком завалился, значит, что-то хочу попросить. А я знаю, что старик любит, чтобы все было по правилам, как в сказке — «напои, накорми, а затем дело молви».

В общем, надергались мы хорошо, почти бутылку закончили, дедушку моего стало клонить в сторону и один глаз уже закрывается сам по себе, хотя второй по-прежнему так хитро на меня посматривает. И тут задаю я вопрос ему, самый главный мой вопрос, из-за которого я сюда и пришел:

— Мистер Крабб, а как вам корабли вчерашние конфискованные?

— Два — так себе, а вот третий — у него скорость приличная и вроде бы по документам с двигателями все в порядке, а внешне — развалина ржавая, но это так, декорация. А что?

Изображаю я из себя человека скромного и вежливого и, запинаясь в соответствующих местах говорю:

— Понимаете, мистер Крабб, сэр, хочу я дело свое завести, а я ведь пилот, ничего другого не имею, вот денег немного скопил и хочу, м...м...м, не знаю прямо, как сказать...

— Да так прямо и говори, — подмигивает мне хитрый старик.

— Хотел бы я корабль купить, стал бы на нем почту возить или курьерской доставкой бы занялся.

— Так в чем дело?

— Денег у меня не много, мистер Крабб. За такие деньги можно только металлолом какой-нибудь купить, а мне нормальный кораблик купить охота. Не могли бы вы помочь мне в этом деле с третьим конфискованным кораблем, который выглядит (это слово я особо подчеркнул) не особо привлекательно.

Ухмыляется дед, манит меня пальцем за стол к себе. Я подхожу и встаю слева от старика. Он выдвигает верхний ящик стола, достает кристалл, проводит по нему рукой и я вижу строки в воздухе «Техническое заключение», вставляет кристалл в компьютер и начинает старательно по клавиатуре стучать, бланк заполняя, а ящик оставляет выдвинутым. Я, улыбаясь, кладу туда оставшиеся две бутылки коньяка и белоснежный конверт. Старик, улыбаясь, продолжает заполнять бланк. Я тихо задвигаю ящик на место и сажусь на свое место перед столом.

Старик заканчивает, улыбаясь по-доброму, протягивает мне кристалл. Я беру его и осторожно, помня про артрит, жму руку старика:

— Спасибо, мистер Крабб.

— На здоровье, — улыбается он мне с хитрым прищуром и машет мне рукой на прощанье...

Теперь — к пограничникам. Захожу я в контору Гвардии. Тут все меня знают — я в этом секторе когда-то полгода по контракту работал. Поднимаюсь на второй этаж, прохожу по коридору до двери с табличкой: «Лейтенант Джеральд Ли». Ногой открываю дверь — за столом сидит Джерри — уши оттопыренные, как у гремлина, на лице вечно перепуганное выражение, а глаза все равно хитрющие, как у попугая какаду. Ростом он маленький, ему самое дело — в активном патрулировании работать: на кораблях маленькие и худые в цене, а он, хитрый змей, в конторе окопался. Знаю я, каким макаром он умудряется при зарплате своей крохотной, жене на Землю ба-альшие суммы отсылать.

Он видит, что это я, и облегченно плюхается обратно в мягкое кресло.

— Ты забыл постучать, — ехидно ухмыляется он.

— Правда? — мирно интересуюсь я. — Точно, забыл!

Хлопаю себя по лбу, выхожу из кабинета, закрываю дверь и начинаю в нее лупить кулаками. Где-то рядом, скрипит, открываясь дверь. Дверь, по которой я продолжаю дубасить, рывком распахивается, на пороге — Джерри, морда красная от злости.

— Ты что это себе позволяешь, придурок пьяный! — шипит он.

— Я?! — удивленно поднимаю руки. — Я просто вежливо стучу в дверь.

Джерри от злости плюет на пол, втаскивает меня в комнату и закрывает дверь, предварительно быстренько осмотрев коридор.

— Чего тебе? — уже более мирным тоном говорит он, промчавшись мимо меня и снова плюхнувшись в кресло.

Я медленно усаживаюсь в кресле перед его столом. Он смотрит в бумаги на столе, а одним глазом оценивающе косит на меня.

— Должок за тобой, Джерри, — лениво говорю я, зевая.

Он сразу от своих бумаг отклеился:

— Арчер, будь человеком...

— Буду, — перебиваю я его, — обязательно.

Он молчит и я молчу. Он на меня смотрит, а я уже на него не смотрю, кабинетик его осматриваю, обстановку оцениваю.

— Чего ты хочешь? — говорит он.

— Вот, это уже деловой тон. Значит, так Джеральд, слушай меня внимательно, — говорю я быстро, — вы задержали три корыта, два меня не интересуют, мне нужно то, за которым вы никак не поспевали.

— Бывшая яхта, что ли? «Глория»?

— Как ее зовут, не знаю, нас не представили. Мне надо, чтобы ты выставил ее на аукцион прямо сейчас, в этом кабинете.

Он смеется.

— Ты, что, сдурел?

— Более того, — не слушаю я его, — ты продашь этот корабль мне.

Он продолжает смеяться и говорит сквозь смех:

— Без заключения эксперта?

Я толкаю к нему кристалл.

— Вот заключение Крабба. Там говорится, что корабль можно продать только на металлолом.

Смех прекращается. Он читает заключение и ухмыляется:

— Сколько тебе это стоило?

— Три бутылки самого лучшего коньяка, — говорю я, — и маленький белый конверт в верхний левый ящик стола старика.

Он уважительно качает головой:

— Силен.

— Так что не надо мне говорить о заключении эксперта. Давай посмотрим данные на корабль.

Он мрачно смотрит на меня.

— Я не могу это сделать, Арчер.

— Не надо, — морщусь я, как от кислого, — все ты можешь. Ты мне должен, Джерри. Сейчас ты напишешь отчет, что корабль в плохом техническом состоянии, конфискованный пограничной Гвардией тогда-то и там-то, был выставлен на аукционные торги и продан Алексу Арчеру. Прилагается заключение независимого технического эксперта и договор купли-продажи. Для официального отчета вполне сойдет. Ковыряться и проверять тебя никто не будет, ты уже сам насчет этого постараешься, не мне тебя учить, как заметать следы. Дату отчета поставишь, какую тебе будет удобно.

Он молчит и я тороплю его:

— Ну?

— Ладно, — кривит он губы.

— Вот и чудненько. Осталось договориться о цене.

Мы долго торгуемся, спорим из-за каждой монеты и в конце концов сломленный моей железной волей Джерри выдает мне договор и регистрационные документы на корабль. Я встаю и собираюсь уходить, когда слышу за своей спиной:

— А мой навар?

Я удивленно презрительно смотрю на него через плечо:

— Не смеши меня, Джерри. «Мой навар», — фыркаю я.

— Просто теперь ты мне ничего не должен, Джерри.

На ходу просматриваю документы. Мне понравилось название корабля — «Глория»...

После тщательного осмотра «Глории» я не пожалел, что пошел на шантаж и подкуп должностных лиц — кораблик оказался что надо, внешний вид, конечно, потрепанный, зато двигатели и силовые установки в полном порядке, компьютер мощный, запасные системы есть и, самое главное, они работают. Приходилось мне однажды вылететь в рейс на корабле, на котором, вместо запасного компьютера кофеварка была подключена. Хорошо, хоть недалеко залетел, часов пять по радио орал «Спасите, помогите», пока меня аварийный тягач не подобрал и обратно на станцию притащил. Я холодным потом покрывался: «А если бы это все случилось в необитаемых местах каких-нибудь?»

Я перевожу наш корабль в ремонтный док. Там двое сговорчивых сварщика в рекордные сроки добавляют два внешних грузовых отсека, чем неузнаваемо меняют облик «Глории». Эти отсеки, конечно, негерметичны, но нам этого и не надо, это просто камуфляж. Еще мы добавляем грузовую аппарель, по которой мы загоняем в трюм купленный Джеком вездеход с буровой установкой.

Вездеход оказался, как практически все купленное нами оборудование, старьем, но старьем исправным. Буровая установка крепится на правом борту, при необходимости может использоваться независимо от тягача. Еще мы загоняем внутрь два серва, такие используются шахтерами для работы в открытых карьерах. Грузим баллоны с газом Химика и запас продовольствия. Я закрепляю на внешней обшивке «новых» грузовых отсеков заряды со взрывчаткой, изготовленной Химиком, для того, чтобы в открытом космосе сбросить фальшивые декорации после того, как дело будет сделано. Через три дня мы готовы к отлету...

Перелет к Терамениусу прошел без проблем. Джек ввел в компьютер корабля координаты места встречи с покупателем и защитил свои файлы паролем. Что ж, это разумная вещь. Во время полета мы готовим оборудование и еще несколько раз детально разбираем план Джека. Химик успел изготовить нам фальшивые документы, а я, хорошенько повозившись с бортовым компьютером, смог изменить внешние электромагнитные метки идентификации корабля. Еще я смог сделать так, что последствия моих изменений были обратимыми. Допустим, мы регистрируемся на Терамениусе как грузовой корабль «Лобстер-12», крадем статую, преступный корабль «Лобстер-12» взлетает с поверхности Терамениуса и исчезает. Вместо него появляется прогулочная яхта «Глория».

Также я настоял, чтобы мы загримировались — ведь камеры наблюдения сейчас есть повсюду. Хоть Джек и Химик смеялись над моими страхами, но я смог убедить их...

Как и обещал Джек, Терамениус оказался настоящей дырой — у них не было даже диспетчерской службы при подлете к планете. Просто садишься в порту, идешь к начальнику порта и сообщаешь ему данные о корабле. Все! Никаких таможенников, пограничников, компьютеров. Милое сердцу средневековье.

Джек без труда смог получить разрешение на разведку ископаемых в интересующем нас районе. Нам повезло: тех людей, которые могли знать Джека в лицо, на службе не оказалось. Я без труда перевел корабль на новое место.

Еще на «Соноре» я дал себе слово, что испытаю вездеход по полной программе и слово свое сдержал. Ездил на нем с полным грузом по грунтовой дороге, выжал из машины все, что только мог. Вездеход меня не подвел, хоть старая техника, а все-таки прочная.

Джек и Химик работали в сервах. Химик никогда в сервах не работал, а непривычному человеку трудно с сервом освоиться. Координацию движений надо отработать, а то если серв, не дай бог, завалится и упадет, то подниматься — дело трудное, тут помогать придется. Опять же надо смириться с тем, что скорость сервоприводов со скоростью человеческих конечностей не сравнима, терпение надо иметь немаленькое. Химик, конечно, старался, но обучить профессионально работать с сервом полного профана нельзя за неделю. Он хоть ходить научился нормально, с захватами работать да грузы переносить — и то хорошо. Джек еще учил его лазерами проходческими пользоваться, так они вдвоем с утра до вечера трудились над тем, чтобы куски породы, которую они отрезали от скал, во-первых, не завалили их вместе с сервами, а во-вторых, чтобы сервы смогли эти куски нормально переносить с места на место.

Я разобрался с работой бурильной установки и мы неплохо потрудились. Тренировался я с буровой, потому что внешнюю стену храма мы решили не взрывать, а пробурить, и не как-нибудь, а по размерам вездехода. Непривычно было ощущать, как трясется вездеход, когда внешние круглые дисковые буры врезаются в гранит местных скал, как визжит, как злобная ведьма-баньши, сталь, сталкиваясь с породой, как свистят вылетающие из-под буров осколки. Вибрация такая, что трясется все вокруг, а когда выключаешь установку, то сам продолжаешь трястись, как в эпилептическом припадке.

Видимость того, что ведется геологическая разведка, была абсолютной.

Ночью мои напарники спали всего по пять часов — Джек учил Химика взбираться на скалы. Когда я смотрел, как они, с приборами ночного видения на головах, ползут по отвесным скалам (Джек первый на страховке, Химик — внизу, на подвеске), я думал, что мне очень повезло, что мое дело — только буровая, вездеход и корабль.

Приближался день "Х". Джек и Химик ночью (так и хочется сказать «под покровом ночной темноты») совершили альпинистское восхождение на крышу храма Марка-Пришельца, где и поместили в вентиляционные отверстия баллоны с газом. На них были установлены радиозапалы, которые мы могли привести в действие в любой момент.

Мы были готовы...

Наш день настал. Храм закрылся с наступлением утра. Мы подождали три часа, чтобы народ как следует успел разгуляться. Химик отдал команду по радио и через установленные им же видеокамеры мы увидели, как открываются вентили на баллонах с газом. Газ действовал почти мгновенно, но мы выждали пятнадцать минут. Я подогнал вездеход к западной стене и начал пробивать стену. Через двадцать минут стена рухнула и мы въехали прямо в храм. Джек и Химик уже были в сервах и выскочили из вездехода сразу же, как я открыл люк.

Они начали разрезать статую лазерами. Со стороны казалось, что красные лучи просто проходят по металлу и куски отваливаются как бы сами собой. Парни резали статую аккуратными кирпичами и складывали их в контейнеры. Один режет, другой собирает и относит полные контейнеры в грузовой отсек вездехода.

Моя задача — сидеть в вездеходе и ждать, когда они закончат. Я сильно нервничал, сердце билось, как сумасшедшее, я даже ногти грызть начал — плохой признак.

Работа была уже почти закончена, когда наша удача повернулась к нам задом. В дыре, проделанной нами в стене храма, появились черные фигуры местных полицейских. Не знаю, как они пронюхали про ограбление. Сейчас, я склоняюсь к той мысли, что в храме была установлена еще одна система сигнализации, о которой не было известно Джеку. Замешкались полицейские только потому, что от ближайшего города до храма было полчаса ходу по асфальтной дороге, да еще пока они разобрались, что к чему, да пока вызвали отряд быстрого реагирования — прошло больше часа.

Джек с последней партией груза возвращался в вездеход, Химик убирал оставшееся оборудование. Я следил за дырой и успел крикнуть им по радио:

— Опасность!

Джек побежал и полицейские, ворвавшись внутрь, начали стрелять из гранатометов. Не знаю, были ли эти полицейские нормальными людьми — ведь стрелять из гранатометов в закрытом тесном помещении — это просто самоубийство. Рассердились они на нас крепко. Еще бы им не рассердиться. Если бы французы в Париже увидели, как какие-то уроды их Эйфелеву башню курочат, так и порвали бы французы таких уродов в клочки, просто руками бы порвали и все. А тут дело было еще серьезней.

В общем, влетело внутрь трое и начали стрелять. Все три выстрела попали прямо в Химика. Серв разлетелся на куски, я успел заметить, как мелькнула, отлетая вверх, металлическая лапа, а внутри нее — рука человеческая оторванная, пальцы еще ручку управления сжимают. Химика они убили да и сами не уцелели — взрывная волна их просто по стенке размазала. В видеокамеру заднего вида я видел, как Джек подбегает к вездеходу. В отверстии в стене появилось еще двое. Они выстрелили, но в Джека не попали, попали в пол рядом с ним, потому что сразу после взрывов я почувствовал глухой удар в грузовом отсеке и увидел, как Джек запрыгнул в вездеход. В этот момент в вездеход влепили, тряхнуло так, что челюсти мои клацнули. Хорошо, хоть язык не откусил.

Я включил силовое поле и порадовался, что мы установили генератор на вездеход. Тут же вездеход качнуло еще два раза — они продолжали стрелять. Я крикнул Джеку:

— Держись! — и резко сорвал вездеход с места.

Выскочил вездеход наш из храма, полицейские от него разлетелись в разные стороны. Вижу — огненная полоса чиркнула справа и вспышку яркую, разбившуюся о пузырь силового поля. «Ого», думаю, «реактивный противотанковый гранатомет, не иначе». Еще раз удар почувствовал и дал полный газ.

— Что же вы такие злые? — сквозь зубы сжатые прошипел я.

Посмотрел на показатели генератора силового поля и зубами заскрипел: «Мощность поля — тридцать два процента». Да, потрепали они нас. Но ничего, прорвемся! Надо прорваться.

Нет времени, посмотреть, где Джек, что с ним — нет времени. Может, ранен он, может, убит. Но не могу я остановиться. Сейчас спасение наше — только в бегстве, безостановочном бегстве. Если поймут, куда я еду — подгонят ракетную установку к кораблю и разорвут его на части. Газу, газу!

Десять минут мне осталось по шоссе гнать, всего десять минут, когда я увидел я перед собой кордон полицейский — пять машин дорогу блокируют и людей вокруг них много. По обе стороны от дороги — лес непроходимый, свернуть никак нельзя. Я уже ни о чем не думаю, только ногой педаль газа — в пол. Стрелять по мне начали, от первой ракеты мне удалось отвернуть, а вторая прямо бы мне в лобовое стекло влетела, если бы поле ее не остановило. Удар был очень сильный, в двигателе что-то стучать начало. Дело дрянь, «Мощность поля — десять процентов». Кричу я что-то, кричу до хрипа, а передо мной машины полицейские в размерах увеличиваются. Я сжимаюсь весь, как перед прыжком с обрыва. Удар, скрежет. Трясется мой вездеход, вздрагивает, как будто его под пресс бросили. Разлетаются обломки в разные стороны и тела в черной полицейской форме. Кричу я:

— Да вы что, идиоты сумасшедшие, что же вы делаете, психи?! — а в голове мысль: «А что же ты, Аль, делаешь, что же ты делаешь? Ты же сам сумасшедший, а не они».

Нечего мне на это ответить, я все еще чувствую, как вездеход подпрыгивает, переезжая через что-то, раздавливая это что-то своей массой многотонной. Что-то или кого-то...

Сгорел мой генератор поля, сгорел, как свечка копеечная. Выскочи сейчас на меня кто-то с гранатометом — так бы я и лег. Но некому выходить, все позади остались, кто живой, кто мертвый. Знаю я, что убил я минимум троих, видел я это, своими собственными глазами видел. Сворачиваю я на грунтовку, что к нашему кораблю ведет, притормаживаю и рвет меня немилосердно, рядом с приборной панелью, зеленой желчью рвет противной и воздухом. Больше нечем — ничего я утром не ел и хорошо, что не ел. Рот рукой вытираю и снова вперед. Двигатель ревет, как смертельно раненый бык, сил уже у него не осталось, как будто у меня они остались.

Вот впереди корабль наш показался. Отрываю я аппарель, завожу вездеход в трюм. Все, приехали. Теперь лететь надо. Бегом в рубку, завожу двигатели и взлетаю. Убираться отсюда надо поскорей. Включаю силовое поле, пробиваю атмосферу — и вот перед глазами знакомое черное небо с точками белыми — звездами. Снимаю поле, форсаж! Курс выбран, все равно какой, лишь подальше отсюда. Бросаю корабль на компьютер и бегу в трюм, медицинского кибера вызываю по дороге. Открываю главный люк вездехода и пробираюсь к Джеку.

Лицо у него цветом на землю черную похоже, глаза закрыты, грудь еле заметно подымается и опускается — жив. Раструбом диагноста вожу по его телу, зажатом в серве. Господи, боже ты наш милосердный! Сплошные переломы, внутренние кровотечения, такое впечатление, что ни одной целой косточки в теле в не осталось. Как он жив до сих пор — не знаю. Медробот мой стоит на месте, что делать не знает. Ну, не знает он, что делать, когда труп живой перед ним лежит. И я ведь не знаю.

Тут Джек глаза открывает.

— Получилось? — спрашивает.

— Да, — хриплю я.

— Мой пароль — двадцать восемь, семнадцать, сорок пять, «генерал», — еле шевелятся его посиневшие губы, его рука крепко сжимает мою руку, а я плачу, глядя на него.

— Молчи, Джек, молчи, тебе нельзя говорить, — мычу я сквозь слезы, а он продолжает:

— Не повезло, не повезло... Запомни пароль — двадцать восемь... семнадцать... сорок пять... «генерал»... «генерал», — его глаза закрываются, в его шепоте уже ничего нельзя разобрать.

Его губы продолжают шевелиться и я знаю, что он хочет, чтобы я пароль его запомнил, чтобы на встречу с покупателем вышел, чтобы товар столкнул. Он умирает, но хочет довести наше дело до конца.

— Прости меня, Джек, — всхлипываю я, ладонью грязной глаза вытирая, — прости.

Он не слышит меня, он уже не может меня слышать, но я продолжаю просить у него прощения за то, что в первый же день, когда я взломал бортовой компьютер, я уже все знал — и координаты, и время встречи. Джек просто не мог знать, что у капитанов кораблей привилегии такие, что нельзя от нас ничего в компьютере спрятать. Он об этом не знал, а я знал. Я хотел его испытать, узнать, раскроет ли он по завершению дела свои секреты или выкинет какой-нибудь фортель. Я испытывал его и он не подвел меня. Он истратил все свои силы на то, чтобы не умереть и сказать мне свои коды доступа. Он тянул на друга, на настоящего, надежного, как скала, друга. Я давно хотел, чтобы у меня был такой друг, как Джек, и вот теперь он мертвый лежит передо мной.

Долго я сидел рядом с Джеком. Вставать не хотелось. Но пришлось.

Перенес я его тело в вездеход, уложил в кресло водителя, погрузил серв разбитый, все оборудование, теперь уже не нужное, и закрыл все люки. Приказал роботу-погрузчику все контейнеры перенести во второй грузовой трюм, а сам баллоны со сжатым кислородом начал приваривать на броню вездехода. Привариваю, а сам за стеклом светофильтра черного слезы глотаю. Перед глазами Джек стоит, лицо его бескровное и тело изломанное. Ну, вот и все, последний баллон приварен.

Поднимаюсь в рубку, подрываю заряды на фальшивых отсеках. Отлетает прочь обшивка, свое предназначение запутать людей несведущих исполнив. Теперь «Глория» — снова «Глория», с «Лобстером-12» покончено. Выкачиваю из первого грузового трюма воздух, открываю аппарель. На экране информационном — надпись: «Первый трюм открыт». Дистанционно включаю двигатели вездехода и открываю вентили баллонов с кислородом. Вездеход медленно, задним ходом выезжает из корабля и повисает в пустоте. Вижу, как струи кислорода сверкают от света, льющегося из открытого трюма. Баллоны с газом — это двигатели вездехода в невесомости космоса. Они медленно подталкивают вездеход, колеса которого вращаются, как будто пытаются нашарить дорогу в пустоте. Гроб Джека...

Я долго смотрю ему вслед. «Прощай, Джек, прощай, друг. Прости меня!»...

Я выпрыгиваю в нормальный космос рядом с точкой рандеву. Мы называем место встречи кораблей в пространстве «рандеву». Сразу же компьютер докладывает мне: «Обнаружен внешний источник локации». Ведет меня на радаре кто-то, кто-то знал, что я здесь появлюсь. Связь оживает и слышу я из динамиков:

— Немедленно остановите двигатели! Назовите условное слово и пароль доступа или будете уничтожены!

Голос человеческий и очень серьезный. Похож он на механические голоса своими металлическими интонациями.

— Генерал, двадцать восемь, семнадцать, сорок пять, — говорю я.

— Спасибо. Держите курс на сближение.

Серьезные покупатели, ничего не скажешь.

Когда я подлетаю к чужому кораблю, то сначала мне кажется, что я ошибся с точкой рандеву. Корабль передо мной не просто большой, он огромен, моя «Глория» по сравнению с ним — мотылек на теле кита. Страшный это корабль, внешне рыбу-ежа напоминает, ощетинился антеннами, причальными площадками, пилонами, штангами захватов. Я провожу по его борту идентификационным лучом, долго смотрю на экран компьютера, жду реакции. Никакой реакции нет — нет на этом корабле меток и номеров, не нужны они ему, зачем они, если наверняка на борту имеется полсотни ракет, способных разнести планетку вроде Луны за десяток секунд и лазерные пушки, способные погасить Солнце.

Я вижу, как открываются гигантские створки причального шлюза, как пасть кита. Я ввожу «Глорию» в шлюз, размерами со взлетную полосу реактивных самолетов, осторожно опускаюсь на опоры посадочных амортизаторов. Глушу двигатели. Створки закрываются за мной, в шлюзе вспыхивает яркий свет. Кит проглотил мотылька. Спускаюсь в трюм, открываю аппарель, беру в руки пульт управления тремя погрузочными платформами, на которых закреплены контейнеры с гелиосом. Выхожу наружу.

Гляжу, стоят трое, один впереди, другие чуть позади по бокам. Форма на них армейская, знаки различия присутствуют, вот только эмблема рода войск отсутствует. Стоит впереди полковник армейский, прическа ежиком коротким, глаза — пулеметы, сверлят тебя насквозь, морда такая, что можно дрова ломать без риска для жизни обладателя морды. Форма на нем, как влитая, руки за спину заложены, ноги в ботинках черных армейских — на ширине плеч. Сзади — два лейтенанта стоят, тоже в форме, естественно, в руках прямо пушки какие-то наперевес. Глаза страшные, прочитать там можно — «Ну, ты, тля! Стоять, упор лежа принять!», напоминают они мне солдата одного знакомого, там, дома.

— Где Робинсон? — спрашивает меня полковник, как будто рота солдат в ногу идет.

Ни здрасте, ни привет, как жизнь.

— Погиб.

— При каких обстоятельствах?

Я молчу. Он протыкает меня взглядом и я нехотя выдавливаю:

— Не важно.

— Вы его убили?

Теперь я его взглядом драконским протыкаю.

— Нет.

— Где товар? — он прямо к столу бежит, наш полковник, хозяйку не приветствует, хозяину руку не жмет.

Я даже разозлился немного.

— А где деньги? — говорю.

Улыбается полковник, ряд зубов белых, как у акулы, показывает.

— Вы нам не доверяете?

Молчу я. Доверяю я вам, как же.

— Давай пульт, — говорит полковник и лапу свою громадную протягивает.

Держу я пульт в руках, отдавать не хочу. Левую руку свою за спиной держу, сжимаю в ней тумблер сигнальный, с реактором «Глории» связанный. Чувствую — дрожит рука, трясется мелкой противной дрожью.

Щелкает полковник пальцами, один лейтенант мне пушку в голову нацелил, другой подходит ко мне, его пушка мне аккурат в живот нацелена. Я им спокойно так говорю:

— Постойте, служивые, постойте, солдатики оловянные, — и показываю им тумблер в левой руке.

— Если вы меня застрелите, отпущу я эту кнопку, мой реактор меня понимать перестанет и полетим мы прямиком к ангелам, понятно?! А ну, назад!

Застыли лейтенанты, застыл и полковник. Работа мозга на их мордах чисто выбритых появляется, думают они, соображают.

— Деньги гоните сюда, потом и пульт получите, — говорю я и чувствую, как коленки мои дрожать начинают.

«Держись, Аль, держись», твержу я про себя.

Стоим мы друг перед другом, как на сцене в театре, сцена такая там называется «немой». Я молчу и они молчат.

Тут раздается голос откуда-то сверху, громкий такой голос, раскатистый. Я чуть из штанов не выпрыгнул, показалось мне на шальной миг, что это голос бога раздался.

— ПОЛКОВНИК, ПОЧЕМУ МАТЕРИАЛ ДО СИХ ПОР НЕ В ЛАБОРАТОРИИ? ПРОШЛО УЖЕ ПЯТЬ МИНУТ!

Лейтенанты сразу по стойке смирно стали, дисциплина у них, видать, железная. Полковник тоже руки по швам протянул и говорит:

— Генерал, сэр, прибыл не тот объект.

— КАК ПРИКАЖЕТЕ ЭТО ПОНИМАТЬ?

— Мы договаривались с другим гражданским, сэр.

— А ГДЕ НАШ ЧЕЛОВЕК?

— По-видимому, погиб во время операции, сэр.

— ТОГДА В ЧЕМ ПРОБЛЕМА?

— Объект отказывается передать нам материал, сэр. Он угрожает взорвать свой корабль, пока мы ему не заплатим, сэр.

— Я вам не «объект», вашу мать! — прорывает меня, солдафоны смотрят на меня, как на сумасшедшего.

Молчание.

— НЕРВНЫЙ ОБЪЕКТ, НЕ ПРАВДА ЛИ, ПОЛКОВНИК? — в голосе появляются заинтересованные нотки.

— Так точно, сэр!

Снова молчание. После короткой паузы:

— ЗАПЛАТИТЕ ЕМУ, ПОЛКОВНИК, И ПУСТЬ УБИРАЕТСЯ КО ВСЕМ ЧЕРТЯМ. Я ТЕРЯЮ ВРЕМЯ, МНЕ НУЖЕН МАТЕРИАЛ В ЛАБОРАТОРИИ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ МИНУТ.

— Есть, генерал, сэр! — рявкает полковник.

Мне смешно, я на грани истерики. Я бросаю пульт лейтенанту справа и подхожу к полковнику.

— «Есть, генерал, сэр», гав-гав, гав-гав! — передразниваю я полковника.

Сумасшедшая жилка бьется в моей голове и мой рассудок повисает на тоненькой ниточке безумного, душащего меня смеха. Я — на волосок от того, чтобы сойти с ума.

Полковник не обращает на меня внимания, он наблюдает, как лейтенант номер один увозит платформы с гелиосом, а лейтенант номер два привозит тележку, груженную горой пластиковых банкнот, номиналом в тысячу.

— В лабораторию! — полковник машет рукой лейтенанту номер один.

— Есть, сэр! — рявкает в ответ номер первый.

— Гав-гав! — кричу я, изнемогая от смеха.

Номер первый косится на меня недоуменно. Платформы катятся за ним, как таксы на поводках. Умора! Вот ведь умора! Я смеюсь, широко раскрыв рот.

Полковник подходит ко мне:

— Ну, ты, клоун...

Я сгибаюсь пополам от хохота. Я — клоун, ах-ха-ха-ха-ха, ха-ха, ха-ха, хахахаха!

— Смотри, кнопку не вырони.

Я разгибаюсь и опять сгибаюсь. Их морды — ну прямо как морды тузиков, собачьи смешные морды.

— Забирай деньги и убирайся.

Я утвердительно качаю головой, говорить не могу — смех душит. Я пытаюсь сдержаться, но тут меня снова прорывает и я продолжаю смеяться истерическим смехом. Полковник подходит ко мне вплотную.

— Забирай деньги и убирайся, — говорит мне полковник, четко отделяя слова. — Забудь, где ты был, накрепко забудь. Тебя здесь не было, ты ничего не помнишь, ничего не знаешь. Будешь болтать — мы тебя найдем и в порошок сотрем. Пожалеешь, что вообще на свет появился.

— Да, сэр, гав-гав, сэр! — говорю я.

Он останавливается прямо передо мной, его лицо застывает в трех миллиметрах от моего лица.

— А ты не боишься, клоун, что мы тебя собьем сразу, как ты вылетишь, а?

— Боюсь, хи-хи, хи-хи.

Он берет меня за комбинезон на груди и встряхивает так, что у меня зубы клацают и мое идиотское хихиканье отрезает, как бритвой.

— Правильно боишься, клоун Хи-Хи, правильно боишься. Подумай об этом, когда будешь свою колымагу заводить.

Молчу я, хотя хихиканье снова подступает, сдаваться не хочет на милость армии нашей доблестной. Отпустил меня полковник, напоследок встряхнув еще раз хорошенько, повернулся и зашагал прочь. Тут я опять не могу сдержаться и снова смех мой сумасшедший раздирает меня. Я смеюсь. Полковник на меня уже не оборачивается, а лейтенант номер два пальцами у виска крутит: «Сумасшедший, мол, псих». Я ему согласно киваю: «Правильно, я — псих» и продолжаю то хихикать, то хохотать. Смеясь, завожу тележку в трюм. Смеясь, бегу в рубку. Смеясь, отключаю уничтожение реактора и завожу двигатели. Смеясь, вылетаю. Смеясь, разгоняю «Глорию». Смеясь, ложусь на курс прочь, подальше от этой клоунады. Смеясь.

Нашариваю бутылку, отвинчиваю колпачок дрожащими пальцами. Рот растянут до ушей, уже ноет и болит диафрагма. Рот растянут до ушей, я никак не могу согнать свою идиотскую улыбку и виски течет по щекам. С трудом делаю глоток, затем другой. Отпускает. Болят мышцы лица, каждый мускул дрожит от напряжения. Отпускает. Ф-ф-фуу, отпустило...

Через три часа разгона «Глория» содрогается. Компьютер сходит с ума, докладывает: «Удар гравитационной волны, эпицентр в точке с координатами». Координаты именно те, которые я уже забыл. Смотрю на экраны обзора и не верю своим глазам: позади «Глории» в темноте ярко горит маленькое солнце. Его нет ни в одной лоции, ни на одной карте, ни в одном каталоге. Вторичная волна снова поднимает «Глорию».

— Гравитационный прибой, — шепчу я, — надеюсь, материала хватило, генерал...

Я не знаю, что там произошло. Не знаю, зачем военным понадобилось три тонны гелиоса, уж, наверное, не затем, чтобы пространство осветить. Наверное, хотели еще какую-нибудь смертоносную гадость в своих адских пробирках сварить. Да не вышло, господа хорошие. Один вор мне говорил: «Бог — не фрайер, он все видит и каждому воздастся по делам его». Вот и воздалось вам, генерал. Теперь вас нет, вместо вас звезда новая появилась, а вы превратились в излучение и распылились на атомы. Так вам и надо, генерал, сэр.

Ученые по всем мирам, наверное, суетятся. А как же — Нова вспыхнула, никто этого не заметил, не предусмотрел, не предвидел. А ну-ка, где она на небе, надо координаты определить. Мог бы я ученым помочь, мог бы им координаты точные сообщить, да не могу. Забыл...

Был ли у меня план, что дальше делать? Конечно, был.

Летел я на Землю, только там я мог исполнить свое обещание вернуться...

Глава 13. Институт

«Земля, Европа, Институт Альберта Эйнштейна» — читаю я адрес на табличке у входа. Действительно, просто и понятно. Сюда мне и надо. Вхожу, вахтер ко мне подбегает, похож на злого Деда Мороза — трясет бородищей седой, шипит что-то запрещающее. Я ему сразу в карман кредитку сую:

— Мне бы, дедуля, к директору.

У вахтера кредитка в кармане исчезает, как в темной дыре. Улыбается борода:

— На лифте на пятый этаж, потом прямо.

— Спасибо, — говорю.

Вхожу в приемную, мимо секретаря — прямо в кабинет к директору. Секретарю, от моей наглости и уверенности, обалдевшей «Добрый день» говорю.

— Добрый, — слышу за спиной.

Вхожу — директор удивленно на меня смотрит. Закрываю я дверь и сажусь за директорский стол.

— Здравствуйте, у меня к вам деловое предложение, господин директор, — говорю.

Он продолжает на меня ошалело таращиться. Вижу я его недоумение и выкладываю на стол слитки серебристые. Один, два, три, четыре.

Берет он в руки один слиток и на лице его усталом расцветает улыбка красоты неописуемой. Так только дети, просыпаясь, улыбаются.

— Это то, что я думаю? — застенчиво спрашивает он меня.

— Да, — киваю.

Он улыбается и гладит слиток в своих руках, как котенка маленького. Еще бы, я его хорошо понимаю. Ведь в руках он свою независимость от денежных подачек держит. Один такой слиток — и его институт лет двести будет работать в автономном режиме. Один слиток — двести лет, а на столе — еще три таких же.

— Чем я могу вам помочь? — спрашивает он меня, улыбаясь.

— Хочу арендовать ваш институт на какое-то время, — говорю я ему.

Он смеется и я смеюсь вместе с ним. Давно я уже не чувствовал такой доброй искренней радости...

Я рассказал директору свою историю и свои размышления по этому поводу. Он внимательно выслушал меня и созвал экстренное совещание деканов. Набился полный кабинет. Я смирно сидел в сторонке и наблюдал, как уважаемые солидные люди, в годах преклонных и не очень, устроили что-то вроде ритуального танца вокруг стола с гелиосом. Шум стоит, гам, как при раздаче сладкого в начальной школе по праздникам. Все от радости прыгают, друг друга хлопают, а директор на меня показывает:

— Вот наш неожиданный спонсор.

Пошло веселье по новой. Руки мне жмут, по спине хлопают. Стоит рядом со мной академик Бажан, светило в области астрофизики, толстый такой дядька. Хлопает меня по плечу рукой, цветом на вареного краба похожей:

— Молодой человек, вы просто не в состоянии оценить ваш поступок. Мы же теперь из института выходить месяцами не будем, мы же самые вкусные темы теперь будем разрабатывать... Мы же... Мы же...

Слов у академика не хватает и он просто хлопает меня по плечу еще раз.

— Эх! — говорит, похож он в этот момент на школьника, который весной урок алгебры прогуливает, в речке холодной в первый раз году купается.

Потихоньку утихомириваются академики, за стол усаживаются, на меня смотрит. Встаю я перед ними и говорю:

— Уважаемые господа, я прибыл в ваш институт с корыстными целями, — улыбаюсь.

Они тоже мне в ответ улыбаются.

— Позвольте мне рассказать вам свою историю. Пять с половиной лет назад я прибыл в ваш мир в спасательной капсуле с корабля Формики. Я был одним из приблизительно трехсот тысяч человек, захваченных Формикой на моей планете. Проблема заключается в том, что я не знаю координат моей родной звездной системы. Это объясняется тем, что моя родная планета была заселена во время Экспансии за сто шестьдесят лет до моего рождения и по своему социальному положению я не имел доступа к данным, касающихся расположения моей планетной системы в Галактике.

Молчат академики, смотрят на меня внимательно и с сожалением. Мысли их я свободно могу прочитать: «Ничего мы не можем тут поделать».

— Тут есть отчего впасть в отчаяние, не правда ли? — говорю.

Они молча качают головами — «Правда».

— Примерно год назад я прочитал в альманахе вашего института интересную статью о глубинном сканировании мозга человека при помощи аппарата, разработанного кафедрой психофизиологии — психозонда.

Оживились академики, утвердительно головами кивают — «Да, есть такое».

— В статье говорилось, что психозонд может сканировать зоны зрительной, слуховой и образной памяти, даже подсознания. Можно получить информацию, которую человек сознательно не помнит, попросту давным-давно забыл, можно увидеть то, что испытуемый видел, слышал, говорил много лет назад. В статье говорилось, что были случаи полного восстановления памяти при длительной ретроградной амнезии и других сложных нарушениях психики. Также я прочитал, что данные сканирования психозонда обрабатывались с помощью нейронного суперкомпьютера.

— Мы называем его Яхве, мистер Арчер, — сказал профессор Мэтьюз, декан кафедры искусственного интеллекта.

— Можно просто Алекс, господа, — улыбаюсь я. — Яхве, так кажется, звали старого иудейского бога?

— Да, это так, — улыбнулся Мэтьюз.

— Спасибо, профессор. В статье говорилось, что этот нейронный компьютер создан в единственном опытном экземпляре, на его разработку и создание ушло десять лет.

— Даже больше. Над ним работали все сотрудники нашей кафедры, а больше всего — начальник нейролаборатории профессор Алла Георгиевна Пригода — гениальная женщина, талантливый ученый.

— Говорилось также, что этот компьютер Яхве, потребляет большое количество энергии.

— О, да еще какое количество, мистер Арчер, простите, Алекс. Это настоящий энергетический вампир!

Я немного помолчал и продолжил, собираясь с мыслями:

— После того, как я прочитал эту статью, я долго размышлял о ней. Мне нужно было определить координаты моей звезды в пространстве, не имея никаких начальных значений. Грубо говоря, я не знал, откуда плясать, с чего начать. «Звезды», говорил я себе, «так много звезд, как же мне найти одну, свою?» И тут в моей голове как бы сработал какой-то механизм. Меня осенило: «Звезды», сказал я, «звезды! Я же смотрел на звездное небо на протяжении многих лет, я видел созвездия во все времена года! Рисунок созвездий постоянно менялся и в то же время оставался неизменным на протяжении годичного оборота моей планеты вокруг моего солнца!» Я подумал: «Ведь то, что я видел, никуда не делось, все то, что я видел, записалось в нейронах моего мозга! Я помню все это, я не могу описать то, что я видел, но существуют технологии, способные помочь моему мозгу вспомнить все что я видел! Ведь это же очевидно — нужно просканировать мою память, извлечь зрительные образы звездного неба, соотнести их с временами года на моей планете и обработать полученную информацию с помощью вычислительных машин. Такая мощная вычислительная машина есть — нейронный компьютер в институте Эйнштейна на Земле!» И вот я здесь, господа, и я прошу вас помочь мне в моих поисках.

— Да, все гениальное — просто, — тихо сказал директор, Гордеев Виктор Владимирович (я забыл сказать, что его так зовут).

— То, что я рассказал вам, господа — ведь это реально? Это можно осуществить?

После короткого молчания Гордеев сказал мне:

— То, что вы предлагаете, Алекс, вполне осуществимо. Знаете, Алекс, — директор задумчиво посмотрел на меня, — сейчас, после сказанного вами, вы ассоциируетесь у меня с Одиссеем. Он тоже хотел вернуться домой, — он улыбнулся мне. — Что скажете вы, профессор Метьюз? Насколько я понимаю, поставленные проблемы целиком лежат в вашей плоскости исследований.

— Да, господин директор, это то, над чем я и моя кафедра ведем работу. Решение проблемы, предложенное Алексом, логично и продуманно. Мои комплименты, Алекс, — улыбнулся мне Мэтьюз, — у вас полностью научный склад ума.

— Спасибо, профессор, — взволнованно сказал я.

— Не за что. У вас есть дар доводить все свои рассуждения до конца, так сказать, разложить все по полочкам. Также мы благодарны вам за интересную задачу. Я думаю, что не очень ошибусь, если скажу от имени моих коллег, что для настоящих ученых нет ничего более интересного, чем сложная задача, требующая разрешения.

Они засмеялись.

— Ну-с, господа, я кратко просуммирую наше совещание — кафедра искусственного интеллекта начинает работу над проектом «Одиссей», — говорит директор.

Люблю я их, ученых. Они как дети — их интересуют вещи вокруг, интересует, что у этих вещей внутри, из чего состоят эти вещи. У них всегда больше вопросов, чем ответов, как и у меня, и они радуются, как дети, когда могут найти ответы. Так же, как и я...

Профессор Пригода — высокая черноволосая женщина с голубыми глазами. Короткая стрижка. Высокая, она немного похожа на мужчину — плечи у нее широкие, руки сильные. Еще, я извиняюсь, у нее большая грудь. Властная, строгая, внимательная. Почему-то все ее лаборанты с трудом достают ей до плеча и она ласково зовет их «мальчиками». «Мои мальчики с этим разберутся», она всегда уверено говорит так, она знает, что «мальчики» действительно разберутся. Лаборантки все молодые симпатичные, но тоже все маленькие, Алла Георгиевна говорит о них «мышки» и «девочки». Со стороны незнакомому человеку кажется, что Пригода — директор детского сада для вундеркиндов.

Она внимательно выслушивает меня и кивает:

— Можно, сделаем. Я сейчас мальчиков напрягу, пусть готовят психозонд, девочек грамотных на контроль сканирования посажу. Да и сама прослежу, чтобы все было как надо.

— Спасибо, — говорю.

— Пока не за что.

Психозонд напоминает сушилку из салона красоты — глубокое кресло, над ним на штативе пластмассовый колпак — шлем. Из шлема змеятся провода, уходят провода эти к пульту контроля с экранами огромными. За пультом «девочки» в белых халатах сидят, руки у них по клавиатурам пульта бегают, как у пианисток профессиональных, быстро так, уверенно. «Мальчики» крутятся возле психозонда, настройки проверяют, «девочкам» на пульте кричат:

— Больше! Меньше! Хорошо!

Хорошо, что у них все хорошо, а мне вся эта суматоха больничную операционную напоминает. Немного страшно мне.

Подходит ко мне Пригода, в руках таблетки держит и стакан воды. Мне протягивает:

— Пей.

Я покорно пью и немного смущенно говорю, Алису кэрролловскую вспомнив:

— Съешь меня, выпей меня?

Она улыбается слегка:

— Зондирование может несколько суток длиться. Зрительная память — самая сложная, ее с налету не возьмешь. Эти таблетки — набор питательных веществ, необходимых для организма в течение суток.

— Так я же три пилюли проглотил! — ужасаюсь я.

— Ты лучше надейся, что нам трех суток хватит.

— А что, может и больше? — осторожно интересуюсь я.

— Может, — твердо отвечает она.

Я покорно опускаю голову.

— Готово! — кричит «мальчик».

— Давай, Одиссей, — говорит она мне, улыбаясь.

Сажусь в кресло, Пригода сама застегивает ремешки шлема у меня под подбородком.

— Что мне делать? — спрашиваю.

— Думать, — смеется она, — представлять небо над головой. Пытайся сам вспомнить, первичные данные нам нужны. Если данных мало будет, мы тебя усыпим и начнем полное сканирование. Сегодня только по верхам пройдемся, ассоциации установим. Я тебе говорить буду слова, а ты представляй то, что я говорю. Хорошо?

— Хорошо.

Она отходит к пульту и говорит:

— Закрой глаза.

Я закрываю глаза. Слышу — Пригода говорит мне:

— Поехали. Зима!

Дождь, серое небо, затянуто тучами, ветер бешеный сносит с ног. Чертовы тучи, из-за них совсем не видно небо! Вечер, тучи расходятся. Солнце садится. Я иду домой в темноте. Новолуние. Задираю голову — какие яркие звезды!

— Весна!

Трава зелененькая сквозь щели между булыжниками пробивается, солнце еще низко стоит. Стоп! Это же утро, мне утро не надо, мне ночь нужна. Я, выпивши, лежу на траве в нашем внутреннем дворике, рядом наши лежат, Чарли травинкой босую пятку Розы щекочет. Смеется она, ногу отдергивает, а сама к Чарли прижимается. Стоп! Это тоже не надо. А, вот! Снова небо над нами, звезды мерцают, значит, пыльно в атмосфере.

— Лето!

Я жду Риву в переулке, я пришел за час до назначенного времени: просто не мог больше сидеть дома. Смотрю на небо. Летом оно черное, звезды, как дырочки, проколотые алмазной иглой на черном бархате.

— Осень!

Мы с Ривой сидим на дюне у кромки прибоя, я обнимаю ее, она обнимает меня. Мы смотрим на океан, заходит солнце. Я смотрю в небо...

Чувствую, кто-то меня за плечо трогает. Глаза открываю — Пригода рядом с креслом стоит.

— Плоховато выходит, — спокойно говорит она, — слишком много посторонних образов. Да и сопротивляешься ты на подсознательном уровне. Как будто не хочешь вспоминать.

Я хочу кивнуть, но ремешки не пускают.

— Больно мне об этом вспоминать, профессор.

— Ладно, будем тебя усыплять, — решительно говорит она. — Я заметила у тебя разъем. Не против, если мы к нему преобразователь подключим, чтобы контроль был надежным?

— Нет, конечно, Алла Георгиевна, делайте все, что надо...

Я плыву в темноте. Мне снятся странные сны. Я вижу себя маленьким мальчиком, я иду рядом с мамой, держу ее за руку. Мама большая, высокая, я маленький — земля близко. Мы идем домой, встречаем папу. Они такие большие, я держу папу за штанину и смотрю вверх. Папа целует маму, я улыбаюсь. Потом п