Book: Шестое чувство, или Тайна Кутузовского экстрасенса



Шестое чувство, или Тайна Кутузовского экстрасенса

Сергей Михайлов

Шестое чувство, или Тайна Кузьминского экстрасенса

Купить книгу "Шестое чувство, или Тайна Кутузовского экстрасенса" Михайлов Сергей

Посвящаю моей дочери Екатерине

Глава 1

Настоящего клева не было. Так, мелочь какая-то барахталась в садке, крупная не брала. Я сидел, съежившись от холода, и тупо смотрел на поплавок. Стояла середина мая, и, хотя днем уже припекало по-летнему, ночи были холодными.

Было около пяти утра. Костер догорал, лишь тонкие струйки дыма поднимались от еще не остывших углей. Густой туман стлался над водой, скрывая противоположный берег. В такие минуты возникает ощущение одиночества и покоя.

Будучи заядлым рыболовом, я все выходные проводил на Истринском водохранилище. Мне нравился сам процесс ловли, я мог часами сидеть не шелохнувшись и смотреть на поплавок. И все же, когда приходилось возвращаться домой пустым — мелочь я всегда выпускал, — я всякий раз зарекался: «Все! Баста! Пропади она пропадом, эта рыбалка! Ноги моей здесь больше не будет!»

Не везло и в то утро. Чтобы малость взбодриться, я уже дважды прикладывался к бутылке. Не помогало. «И чего ей только надо?» — думал я, с тоской глядя, как рядом играла крупная рыба.

К семи часам туман рассеялся. Стало заметно припекать.

Откуда-то издали послышался нарастающий шум.

Солнечный луч, пробившись сквозь листву, упал на мою лысину. Машинально проведя по ней ладонью, я в страхе отдернул руку. Замечательной, ухоженной лысины и в помине не было, всю мою голову покрывала жесткая щетина. Я резко обернулся. В глаза ударил синий солнечный луч, а из ближайших кустов полилась ария Марии Магдалины в исполнении Михаила Боярского. Я вскочил и пошел к поющим кустам. Музыка доносилась из огромного муравейника. Я наклонился, чтобы лучше рассмотреть его, и в тот же миг из муравейника высунулась волосатая рука о шести перстах, унизанных кольцами с натуральными изумрудами. Рука больно ущипнула меня за нос

— Ой! — отпрянул я, схватившись за нос, который моментально распух.

Непонятный гул усиливался,

Мне стало не по себе. Дело принимало скверный оборот, надо было немедленно сматывать удочки. Ко всему прочему сильно зачесалась голова, причем чесалась она изнутри. Как я ни скреб ее, как ни пытался унять зуд, все напрасно.

«Так. Или я свихнулся, или это проделки Фикса», — решил я, сам не сознавая, что именно понимал под проделками последнего.

У костра все было по-прежнему, только возле рюкзака важно вышагивала большая рыжая ворона. Она нагло улыбалась.

— Кыш! — крикнул я.

Ворона взмахнула крыльями, но не улетела, а села на палатку. Краем глаза я увидел, как дернулся и стремительно пошел под воду поплавок. Я едва успел ухватить удочку. «Видать, здоровенная взяла!» — обрадовался я, забыв обо всем на свете.

— Здор-ровенная! Не иначе! — каркнула рыжая ворона.

— Что, что? — не понял я, но тут леска резко натянулась. Я уперся ногой в гнилое бревно, пытаясь сохранить равновесие. Удилище выгнулось дугой, леска зазвенела, как струна, раздался треск… и я плюхнулся навзничь в потухший костер. Из воды высунулась мерзкая акулья морда, лязгнула зубами у самого моего носа и скрылась, обдав меня смрадным дыханием.

— Так его! — злорадно прокаркала ворона и сплюнула в котелок с остатками ужина.

— Стерва! — выругался я и замахнулся на рыжую каналью.

Гул все нарастал.

Над горизонтом появилась стая птеродактилей. У берега забурлило, и из воды показалась голова Несси. Чудовище сладко зевнуло во всю огромную пасть, чихнуло и исчезло. Справа зарокотал мощный мотор. Я обернулся и аж присел. Прямо по воде несся немецкий «тигр», он открыл беглый огонь по птеродактилям. На броне танка сидело несколько автоматчиков в форме дивизии «Мертвая голова». Один из эсэсовцев обернулся в мою сторону и оскалил гнилые зубы. Пахнуло дихлорэтаном. «Зубы чистить надо», — зло подумал я. Тут снова вынырнула Несси, схватила фашиста поперек туловища и скрылась под водой с добычей. Гибель эсэсовца меня нисколько не тронула, собственная судьба волновала гораздо больше.

Странный гул перешел в рев.

Воздух, казалось, завибрировал. Солнце стало зеленым. Рыжая ворона взвыла по-волчьи. «Конец света!» — решил я и бросился за рюкзаком.

— Конец света! Не иначе! — тявкнула ворона и истово перекрестилась.

Дрожащей рукой я выдернул из кармана рюкзака бутылку, случайно глянул на этикетку и охнул. На этикетке значилось: «Ацетон», и чуть ниже: «Принимать по столовой ложке три раза в день».

— Эх! — рявкнул я и метнул бутылку в водохранилище. Раздался взрыв. Я зажмурился.

— Цунами! Цунами! — завопила ворона дурным голосом.

Я открыл глаза и с ужасом увидел высоченную волну, стремительно несущуюся к берегу. Я бросился бежать от берега, но куда там — волна настигла меня, повалила и накрыла с головой. Вымокший до нитки, я вскочил, вытряхнул из кармана медузу и, словно ошпаренный, припустился прочь от жуткого места.

Из-под ног моих шарахались змеи и сколопендры, вслед хохотала рыжая ворона. И тут я почти оглох от рева, который достиг неистовой силы. Я споткнулся о пятнистого питона и чуть не упал.

— Фу, нечисть!.. — выругался я, не слыша собственного голоса.

Ветви больно хлестали меня по лицу и рукам, цеплялись за одежду. Но вот лесополоса кончилась. И наступила мертвая тишина.

Передо мной было картофельное поле, вспаханное, видно, совсем недавно. Над ним зависло некое сооружение неземной конструкции. «Да это же НЛО!» — едва успел подумать я, как сзади раздался шорох. Из кустов вылез древний старикан с сизым носом и «беломориной» в зубах.

— Выпить есть? — прошамкал он без лишних предисловий.

«Галлюцинация», — испугался я и дернул старикана за ухо.

— Но-но! Полегче! Рукам волю не давай! Если, значить, выпить попросил, так можно и за ухи хватать? Нету такого права, чтоб за ухи… За такие шутки и схлопотать недолго! Ферштейн?

«Нет, вроде настоящий», — решил я.

Старикан увидел НЛО и радостно осклабился.

— Прилетели-таки, голубчики! Давно я их, значить, жду, с самой субботы.

— Как это? — удивился я.

— Да очень просто. Я, милок, как в пятницу поддам, — он многозначительно щелкнул себя по немытому кадыку, — так они, голубчики, в субботу и заявляются. Каждую неделю, черти, слетаются, и все разные. Чаще такие, знаешь, в форме… бутылки «ноль—восемь», из-под вермута. А вот такое, правда, в первый раз вижу…

Раздался скрежет, снизу НЛО открылся люк, и оттуда начала опускаться веревочная лестница.

— Смотри-ка! — удивленно воскликнул старикан. — Явились — не запылились…

Из люка показалась нога в лакированном ботинке. Я бросился к палатке.

«Будь все оно неладно! Домой! Скорее домой! К дьяволу эту рыбалку!»

— Эй, парень, постой! — послышался сзади дребезжащий голос алкаша. — А как же насчет выпить?

— Иди ты!.. — огрызнулся я, нырнул в палатку и начал сворачивать спальный мешок. Собрав вещи, я кинулся было выбираться наружу, но едва не уткнулся головой в чьи-то ноги в лакированных ботинках.

— Здравствуйте, Николай Николаевич! — услышал я.

Глава 2

Я поднялся. Передо мной стоял странный субъект в безупречной тройке и при золотой цепочке.

— «Павел Буре», — пояснил он, перехватив мой взгляд, и похлопал по жилетному карману.

Роста субъект был выше среднего, худощав, не молод, но и не стар. Все было ничего, если бы не лицо. Оно, надо сказать, мне сразу не понравилось. Полное отсутствие подбородка, уши торчком, лоб слишком высок, бровей вообще не было, а глаза… Глаза пронизывали насквозь и, казалось, светились изнутри. Волосы пепельного цвета, коротко острижены…

— Я вижу, осмотр закончен. Давайте, Николай Николаевич, сразу к делу.

Говорил он каким-то металлическим голосом, словно робот.

Незнакомец улыбнулся.

— Прошу меня великодушно извинить за мою не совсем правильную речь, — произнес он. — Вы первый человек на этой планете, с кем мне приходится беседовать. Я еще не привык к вашей речи.

Каково, а? Он, видите ли, еще не привык! На всякий случай я сделал шаг назад. Уж больно не вязался вид этого субъекта с истринским пейзажем. Гораздо уместней он выглядел бы на приеме у министра культуры. Словом, нелепица какая-то.

— Вы… вы, собственно, кто такой? Откуда вам известно мое имя?

Незнакомец продолжал улыбаться.

— Я вам сейчас все объясню. И рассею все ваши сомнения. Только прошу вас, пожалуйста, не бойтесь меня.

Я пожал плечами, заставил себя повернуться к странному типу спиной и принялся собирать палатку.

— Вот еще! С чего вы взяли, что вас кто-то боится? — бодро ответил я, хотя сердце мое сжалось от дурных предчувствий.

«Интересно, — подумал я, — этот тоже выпить попросит? А может, он просто псих? Что он там про планету говорил…»

Незнакомец расхохотался.

— Да нет, выпить я у вас не попрошу! И насчет состояния моей психики вы тоже не правы, любезный Николай Николаевич. Я ведь… — Странный тип замялся, одернул пиджак и торжественно произнес: — Уважаемый Николай Николаевич! Позвольте в вашем лице приветствовать всех жителей планеты Земля!

— Что? Что?! — воскликнул я и подумал: «Псих и есть!»

— Вы первый житель Земли, с кем мы решили установить контакт…

И тут в моей голове молнией пронеслась мысль: а не тот ли это пришелец, чью ногу, показавшуюся из люка НЛО, я успел разглядеть, прежде чем ретировался с картофельного поля?

— Ну конечно же! — обрадовался он. — Тот самый! Теперь вы поняли, с кем имеете дело?

— А вы часом не шпион? — вырвалось у меня.

— Часом, нет, — грустно улыбнулся пришелец. — Я, к вашему сведению, командир звездолета. Мне поручено вступить с вами в контакт. И…

— Послушайте, — перебил я его, — вы так интересно все говорите. Я даже склонен поверить — а почему бы, собственно, и нет? — что это именно ваша тарелочка зависла над полем. Но, гражданин пришелец, я человек маленький, неинтересный, ни в какие авантюры никогда не пускался, не считая, конечно, женитьбы. Веду тихий, размеренный образ жизни. Ну зачем, спрашивается, вам со мной вступать в контакт? Вступите с кем-нибудь другим, коли приспичило! С ученым, скажем, или с политиком. Я-то вам зачем? К тому же мне некогда, домой пора. И хватит с меня всей этой вашей чертовщины! Тут, знаете ли, такое творилось!..

— Знаю, все знаю, — сочувственно проговорил незнакомец и нахмурился. — Но вы не волнуйтесь, Николай Николаевич, виновник будет наказан.

— Виновник? Какой виновник?

— Да мой бортинженер. Он большой шутник и непревзойденный специалист в черной и белой магии. Ну ничего, это его последний рейс, я предупреждал.

— Магия? Вы что, хотите сказать…

— Да, вы подверглись воздействию магии. Вы уж извините, Николай Николаевич.

Я махнул рукой. Хороши шуточки, нечего сказать! Да за такие дела… Словом, рыбалка не удалась, оставаться здесь не имело смысла. Пришелец понимающе улыбался, глядя на моя сборы.

— А по поводу того, уважаемый Николай Николаевич, с кем мне вступать в контакт, дискутировать не будем. У меня приказ, и я его выполню.

— Какой еще приказ? — насторожился я.

— Доставить вас на нашу планету. Именно вас, Николай Николаевич, а не какого-нибудь ученого или политического деятеля.

— Что?! — возопил я, не веря своим ушам.

— Тише, тише, Николай Николаевич, не надо так волноваться. Вам абсолютно ничего не грозит. Я доставлю вас на нашу планету всего на недельку, не больше. Потом я же лично верну вас на Землю. Клянусь!

— Нет, нет и нет! — отрезал я. — Выкиньте все это из головы! Не хочу я ни на какую планету! У меня жена, сын, квартира, любимая работа, так сказать. Да меня просто уволят за вашу недельку. Нет! Протестую!

— Не упрямьтесь, — произнес пришелец и сел на поваленный березовый ствол. — Неужели у вас нет ни капли любопытства? Ведь земляне так любознательны. А по поводу неприятностей дома и на работе не беспокойтесь: устрою все в лучшем виде.

— Да уж вы устроите! — огрызнулся я.

— Клянусь! Никто ничего не узнает. Секретность в наших интересах. Вы единственный человек, которому мы решили довериться. Ну не ломайтесь же как красна девица. Полетели, а?

Я отрицательно замотал головой, хотя и без прежней решительности. Палатка, рюкзак, рыболовные снасти были уложены, пора на станцию.

— Николай Николаевич! Соглашайтесь! — умолял командир звездолета. — Не пожалеете.

Моя вновь обретенная лысина покрылась капельками пота. В волнении я принялся расхаживать вдоль берега, не зная, как отделаться от этого типа. Лететь я никуда не хотел. Наконец я остановился и сел рядом с ним.

— Да поймите, гражданин гуманоид, не для меня все это. Вот лет этак двадцать назад я бы вас и сам отсюда не выпустил! А сейчас… Я привык к спокойной, размеренной жизни.

— К прозябанию, — уточнил пришелец.

— Да ну вас!

— А что ж еще?! Прозябание и есть. С работы — домой, из дома — на работу. Замкнутый круг. Единственное, на что способны, — раз в неделю на рыбалку съездить. Вы где-нибудь, кроме Москвы, бывали?

— А как же! Крым, Кавказ, Прибалтика…

— Давно?

— Да… нет… в Прибалтике — лет пятнадцать назад, в Крыму… не помню. — Крыть мне было нечем.

— Вот-вот, не помните. И крыть вам действительно нечем. А ведь живете в огромнейшей стране. Жизни не хватит всю объехать. А вы… Вы на Урале бывали?

— Нет…

— Почему?

— Да все работа… как-то не пришлось.

— А отпуск? Ведь у вас отпуск — двадцать четыре рабочих дня, плюс отгулы за ДНД, ДПД, день — как донору, да еще за работу в колхозе. Дней сорок — сорок пять в году набирается. И что, не хватает времени страну повидать? Никогда не поверю! Понимаю, ремонт квартиры, строительство дачи, прочие домашние дела. Но ведь не каждый же год! А все почему? Потому что и здесь замкнутый круг. Все куда летом едут? На юг! И вы — туда же! А там и без вас полстраны животы на солнце греет. Куда уж вам из круга вырваться! Засосала вас привычная размеренная жизнь… Ну что, летите?

Я вытер платком лысину и залепетал:

— Не могу я. Не готов к поездке… к полету. Поймите меня.

Пришелец безнадежно махнул рукой, резко встал, достал часы из жилетного кармана, щелкнул крышкой, присвистнул и властно сказал:

— Все! Больше ждать не могу. Очень жаль, но придется применить силу. Собирайте вещи и следуйте за мной. У меня приказ, и не выполнить его я не могу.

— Нет! — завопил я в ужасе. — Это произвол! Не имеете права! Я буду жаловаться в ООН!..

Я осекся под пристальным взглядом командира звездолета. Взгляд обжигал лицо, пронизывал насквозь.

— Не имеете… — начал было я, но тут же взвалил на спину рюкзак, палатку, подобрал снасти и, ни слова не говоря, зашагал прочь от водохранилища. Ноги сами несли меня к звездолету. Воля моя была парализована. Сзади, тоже молча, шел инопланетянин и буравил мою спину всесильным, немигающим взглядом.

— Сожалею, Николай Николаевич, что пришлось применить силу, но другого выхода не было, — оправдываясь, произнес командир, когда мы вышли к картофельному полю.

Я не ответил. Язык мои не ворочался, прилип к горлу. В голове — ни единой мысли. Влекомый чужой волей, я шел по свежевспаханной земле к звездолету.

Как только люк захлопнулся, заработали двигатели. Чьи-то руки сняли с меня рюкзак и палатку. Я обернулся, но ничего не смог разглядеть в темноте. Потом в лицо ударила волна теплого воздуха, послышалось мерное, тихое жужжание. Вспыхнул свет.



Глава 3

Просторное помещение в виде цилиндра. Сводчатый потолок. Часть стены занята стеллажами с книгами. Слева и справа от стеллажей — несколько картин, удивительных, чудесных и необычных одновременно. Пара глубоких кресел да небольшой журнальный столик под изящным торшером. Тяжелые бархатные портьеры. Помещение заливал мягкий голубоватый свет. Нежные, чуть слышные звуки, напоминающие музыку, навевали сон.

В одном из кресел сидел командир звездолета. Он лениво листал какой-то красочный журнал.

— Добро пожаловать! — отложив журнал, сказал он и приветливо улыбнулся. — Чувствуйте себя здесь как дома.

И тут меня прорвало.

— Вы террорист! — завизжал я фальцетом. — Вы мафиози! Такие, как вы убили Альдо Море и Улофа Пальме! А Кеннеди? Зачем вы убили Кеннеди?

Далее я понес такую чепуху, что всякий нормальный человек не выдержал бы и минуты, но командир слушал и лишь вежливо улыбался.

Выговорившись, я рухнул в кресло и вытер со лба пот.

Командир встал, подошел к стене и раздвинул портьеры.

— А теперь, любезнейший Николай Николаевич, соблаговолите взглянуть сюда.

За толстыми стеклами иллюминатора среди черной бездонной пустоты светился голубой шар.

— Что это? — почему-то шепотом спросил я.

— Ваша Земля, — ответил командир, снова уселся в кресло и взял журнал.

Я бросился к иллюминатору. Да, это действительно была Земля. Я узнал бы ее, наверное, среди тысячи других таких же шариков, узнал не глазами, а сердцем. Я ощутил, как невидимая нить, связывающая меня с чем-то родным и дорогим, натянулась и вот-вот оборвется… Голубой шар заметно уменьшался.

«Значит, все это не сон!..»

— Конечно, не сон! — подхватил мою мысль инопланетянин. — Теперь вы, Николай Николаевич, надеюсь, поняли: никакие мы не террористы…

— Самые настоящие террористы! Космические террористы! Вы похищаете людей Не удивлюсь, если вы продаете их в рабство на соседние планеты. Не на Марс ли вы меня везете, черт побери?..

— Марс уже позади. Смотрите, вся ваша Солнечная система давно растаяла в бесконечности… Николай Николаевич, давайте поговорим серьезно. — Тон командира стал суровым. — Наша встреча не случайна. Я прилетал именно за вами. Именно вас мне было приказано доставить на нашу планету. Теперь могу признаться: свое согласие на этот полет я дал слишком поспешно. Не думал, что придется вступать в конфликт с совестью. Душой я на вашей стороне, хотя не в состоянии понять, почему вы противитесь столь редкой, пожалуй единственной в вашей жизни, возможности посетить чужую планету. Ну да бог с ней, с возможностью. Уговаривать вас больше не буду, это бессмысленно. Ваши доводы меня не убедили и не убедят, так же как и мои вас. Давайте останемся каждый при своем мнении, тем более что наши судьбы вершит Совет. Его сила и мысль движут этим звездолетом, а я всего лишь исполнитель его воли. Приказ должен быть выполнен. Во что бы то ни стало. Я человек долга. Простите меня…

Командир поднялся с кресла и подошел к иллюминатору.

— Я ведь звездный разведчик, а не боевик из группы захвата, — произнес он тихо, глядя в бездонную тьму. — Нет, я больше не соглашусь на подобные авантюры. Хватит! Третья сотня на исходе… Не так я представлял себе нашу встречу, совсем не так. Не думал, что придется применять к вам силу… Еще раз простите меня.

Я смутился.

— Ну, будет вам, — проворчал я сочувственно. — Что ж, я понимаю… Приказ… Сам в армии служил… Святое дело…

— Вы правда не сердитесь? — обрадовался командир, порывисто схватив меня за руку. — Клянусь, вы не пожалеете об этом полете!

— Нет, почему же, верю, — пробормотал я. — Да и ничего другого не остается…

— Вот и отлично! Верьте! Верьте, Николай Николаевич! Прекрасно проведете время! А пока я расскажу вам кое-что о нашей планете.

— Валяйте — Я устало махнул рукой и плюхнулся в кресло. Я сдался А что еще оставалось делать?..

— Итак, — начал командир, устроившись в кресле напротив меня, — мы обитаем на далекой планете, которая вашей науке еще неизвестна…

Более часа сначала рассеянно, а потом все более и более увлекаясь, я слушал его. О своей планете, которую звездолетчик называл Большим Колесом, он говорил с упоением и гордостью.

Земля и Большое Колесо почти ничем не отличаются друг от друга. Их радиус, масса, химический состав практически одинаковы.

— И в этом нет ничего удивительного, дорогой Николай Николаевич. Наши звездные системы имеют одинаковую структуру. Они похожи, как единоутробные близнецы. Наше Солнце имеет девять планет, и Большое Колесо, так же как и ваша Земля, вращается по третьей от центра орбите. Наш год равен вашему, наши сутки — вашим суткам. Ну а теперь скажите, дорогой Николай Николаевич, почему наши планеты, столь похожие с точки зрения астрономической науки, должны отличаться по другим параметрам? Не знаете? Так я вам отвечу. Не только не должны отличаться, они обязаны быть одинаковыми. Вселенная создала совершенно одинаковые предпосылки, например, для возникновения жизни на наших планетах, значит, сама жизнь, ее формы, темпы развития, разум, наконец, должны быть если не идентичными, то близкими к этому. А почему? Ведь одни и те же причины вызывают одинаковые следствия, не так ли? А отсутствие у нас бровей или, скажем, подбородка — это вольность художника, коим является Природа. Мелких отличий у нас множество, но в общем мы похожи…

Дверь бесшумно ушла в стену, и на пороге возник высокий человек в синем комбинезоне. Он был молод, черноволос и широкоплеч, глаза его светились лукавством.

Командир устремил на вошедшего гневный взгляд и не отрывал его с полминуты, лишь высокий лоб его порой хмурился, да пальцы нервно выбивали дробь по пластиковой поверхности столика. Молодой инопланетянин стоял, смущенно потупившись, изредка вскидывал на командира виноватые глаза. Но вот обмен взглядами окончился, командир кивнул, и молодой человек удалился.

— Вот он, голубчик! Тот самый бортинженер, о котором я вам говорил. Я его пропесочил, долго помнить будет

— Пропесочили? Как? — удивился я.

Командир снисходительно улыбнулся.

— Николай Николаевич, вы, право, как ребенок. Думаете, две тысячи лет, которые нас разделяют, — так, пустой звук? Вы за последние сто—двести лет вон что успели сделать. Паровой, затем бензиновый двигатель. Электричество. Теория Дарвина. Как далеко шагнула ваша наука! Генетика, электроника, кибернетика, космос — сейчас в этом каждый школьник разбирается. А ведь научно-технический прогресс все ускоряется. Ни один ваш писатель-фантаст даже вообразить себе не может, что будет на Земле через две тысячи лет. Просто не хватит фантазии, настолько вы еще примитивно мыслите. А ведь мы «обогнали» вас именно на такой срок. Мы — это вы через две тысячи лет. Так неужели вы, уважаемый Николай Николаевич, думаете, что наша наука, на несколько порядков превосходящая вашу, не создала более совершенного способа общения, нежели обыкновенная человеческая речь? Ведь речь имеет массу недостатков, затрудняющих и замедляющих обмен информацией. Взять, к примеру, языковой барьер. Или трудность общения между людьми разного интеллектуального уровня, словарный запас которых во многом различен. Ведь что такое человеческая речь? Набор слов. А что такое слова? Символы, эквиваленты, с помощью которых человек пытается обозначить весь набор образов, мыслей, чувств и их оттенков, каких-то абстрактных понятий, заложенных тем или иным способом в его мозг. Но ведь слова не передают и десятой доли того, что хочешь выразить. Так не лучше ли отказаться от слов и передавать информацию напрямую, из мозга в мозг? Ведь тогда гарантируется полная достоверность информации, передаваемой одним собеседником другому. В вашем другому. В вашем мозгу воспроизводится именно тот образ, который я хотел бы вам передать.

— Но это же гипноз! — воскликнул я.

— Отнюдь. Гипноз предполагает подчинение воли одного человека воле другого. А в нашем случае — обыкновенная передача мысли на расстояние. Мозг — одновременно приемник и передатчик информации. Он и у вас, землян, выполняет те же функции, но обмен информацией происходит посредством ушей и речевого аппарата. Мы же осуществляем этот процесс с помощью специальных рецепторов. Они, кстати, есть и у вас, да вы не умеете ими пользоваться. Так вот, дорогой Николай Николаевич, на нашей планете уже более восьмисот лет пользуются этим необычным для вас способом общения. Наши ученые решили привить всем способность принимать и передавать мысли без слов. Начинали с обучения детей чуть ли не с рождения. Часто случалось так, что ребенок понимал и произносил слова позже, чем напрямую общался с мозгом родителей. Через несколько поколений способность эта стала наследственной, отпала необходимость учить людей такому способу общения. У вас он, кажется, называется телепатией? Значение человеческой речи заметно уменьшилось. Люди замолчали, количество книг сократилось, театры и кинозалы опустели, телевизоры вообще перестали включать. Дело в том, что науке удалось разработать некое устройство, записывающее мысли, ну, скажем, на магнитную ленту и передающее их по проводам. Включаешь утром аппарат, а оттуда бесшумно потоком льются мысли, хотя бы того же диктора, и рождаются в твоем мозгу одна картина за другой. Ты «видишь» так же отчетливо, как если бы сам побывал, например, на уборке урожая или присутствовал при запуске космического корабля. Хочешь — включи магнитофон! Поставил кассету с записью книги, и все ее содержимое как бы перекачивается в твой мозг. Разумеется, разговаривать мы не разучились, и книги у нас сохранились. Конечно же, слова, эти кирпичики речи, совершенно упразднить нельзя, хотя на первых порах и предпринимались подобные попытки. Подчас слова незаменимы. Так, в большом городе без указателей и соответствующих надписей ориентироваться просто невозможно. Но из повседневного общения между людьми слова почти совершенно исчезли… Я вас не утомил, Николай Николаевич?

— Нет, нет! Что вы! Продолжайте, это очень интересно.

Командир улыбнулся.

— И все же я вас утомил. Вы ведь голодны, не так ли? Можете не отвечать, я и так знаю.

Он был трижды прав: я был голоден как волк.

— Да я вообще-то не прочь…

— Да вы не стесняйтесь, Николай Николаевич! Кухня у нас отменная! Любопытно небось отведать, что едят представители иной цивилизации? Пойдемте в ресторан, заодно осмотрите наш звездолет. Ведь вам как инженеру это наверняка будет интересно.

Дверь бесшумно отворилась, и командир звездолета повел меня по длинным коридорам, чем-то напомнившим мне родной НИИ. Я осознал наконец всю неординарность ситуации, и любопытство взяло верх над всеми остальными чувствами. Новый знакомый водил меня по кораблю, обстоятельно рассказывая об устройстве различных механизмов и приборов. Коридоры, лестницы, лифты, многоместные каюты обслуживающего персонала… Я подметил, что большую часть звездолета занимали помещения для отдыха экипажа. Помимо комфортабельных персональных кают, я увидел просторную библиотеку, кинозал, парк-оранжерею, плавательный бассейн.

— Досугу у нас уделено особое внимание, — сказал командир, читая мои мысли. — А как же иначе?! Ведь мы иногда годами не покидаем звездолет. Почти вся жизнь многих членов экипажа проходит здесь, в космосе. Взять хотя бы меня. Корабль — мой дом.

Я кивал, соглашаясь. И тут одна мысль вдруг пришла мне на ум.

— А как же невесомость? Она здесь совсем не чувствуется.

— Искусственная гравитация, — коротко ответил командир. — Это вы должны знать.

— Да, да, что-то такое слышал, — пробормотал я, хотя не имел понятия, что это за штука.

Мы двинулись дальше по коридору, освещаемому призрачным зеленоватым светом. Звук шагов глушили мягкие пластиковые ковры. Идти было легко и приятно. Пахло фиалками.

Корабль словно вымер.

— А где же люди?

Командир звездолета улыбнулся.

— Сейчас время обеда. Все в ресторане. Кстати, ждут нас.

Через минуту мы вошли в ресторан. В канделябрах горели свечи. Камин отбрасывал слабый свет на дубовые панели, покрывающие стены. На небольших столиках — изящные хрустальные вазы с голубыми розами…

Около двадцати человек, среди которых было и несколько женщин, молча ели. При нашем появлении все встали и склонили головы в вежливом поклоне. Командир обвел зал пристальным взглядом и громко произнес:

— Николай Николаевич Нерусский, первый человек с Земли, которому суждено посетить нашу планету. Прошу любить и жаловать. А это, — обратился он ко мне, обводя рукой зал, — наша команда.

— Они что, понимают по-русски? — удивился я. Командир усмехнулся.

— Они понимают мои мысли, а слова предназначены для вас…

Едва мы уселись, неведомо откуда выпорхнул официант и в мгновение ока уставил стол дымящимися кушаниями. Застучали вилки, экипаж продолжил прерванную трапезу. Никто, казалось, не обращал внимания на гостя с Земли.

— Угощайтесь, Николай Николаевич! Вам понравится. У нас отменные повара. Все из натуральных продуктов. Кстати, по части спиртного никаких запретов…

— А можно? — недоверчиво спросил я, почувствовав потребность промочить горло.

— Отчего же нет!

— А что у вас есть?

— Все! И наши напитки, и ваших, земных, хватает… Коньяк? Водка? А может, рейнвейн?

— Водки, пожалуйста. «Золотое кольцо»…если можно.

Как по мановению волшебной палочки, на столе возникла поллитровка со знакомой этикеткой.

— Московского розлива, — прокомментировал командир.

Обед был неземным и в прямом, и в переносном смысле. Никогда прежде я не ел с таким удовольствием.

— За наше знакомство! — провозгласил он, подняв рюмку с водкой. Я ответил тостом за дружбу всех планет и миров.

— Продолжим нашу беседу, — сказал командир после того, как мы несколько утолили голод. — Теперь вы, уважаемый Николай Николаевич, надеюсь, понимаете, каким образом я отчитал своего бортинженера? Вон он, кстати, сидит. Мне вовсе необязательно было терзать и его, и ваш слух не совсем благозвучными словосочетаниями. Еще по одной? Ваше здоровье!.. Понимаете, Николай Николаевич, если вы хотите скрыть свои мысли, стоит лишь заблокировать мозг обычным мысленным приказом — и никто уже не в состоянии будет проникнуть в тайники вашего сознания. Многие так и делают. И правильно. У нас хватает любопытных, получающих удовольствие от копания в.чужих мыслях… Ваше здоровье!..

Откуда-то сверху полились чарующие звуки, и мысли мои сразу приняли иное направление.

— Но, согласитесь… э-э… как вас… — начал было я, но запнулся.

— Какой же я осел! — хлопнул себя по лбу командир. — Я же не представился!.. Арнольд Иванович, — привстав, церемонно произнес он. — Ради бога извините, дражайший Николай Николаевич!

— Арнольд Иванович? Гм…

— Это земной аналог моего имени. Мое настоящее имя слишком сложно для вашего языка. Вообще-то у меня несколько имен, для каждой планеты, населенной разумными существами, — свое. Для вас я Арнольд Иванович… Так что вы хотели сказать мне?

— Согласитесь, Арнольд Иванович, человеческий голос может быть так прекрасен. У нас, на Земле, столько великолепных певцов. Они наша радость, наша гордость. А вы молчите, лишаете себя такой прелести! Голос помогает передать тончайшие интонации, оттенки настроения… Вы, рационалисты, ради выгоды забываете о прекрасном. Как красива речь поэта или оратора! Вы упомянули о языковом барьере. Однако и здесь вы правы лишь наполовину. Положим, я не знаю итальянского, но с каким удовольствием слушаю оперы Россини на его родном языке. Ваши слова напомнили мне бытовавшие в начале века рассуждения о том, что с появлением кинематографа отомрет театр, а фотография вытеснит живопись. И все же театр и живопись процветают. И будут существовать вечно. Это искусство, а искусство нужно и тем, кто его создает, и тем, для кого оно создается.

Арнольд Иванович захлопал в ладоши и рассмеялся.

— Браво, Николай Николаевич! Браво! Положили на обе лопатки. Вы правы, тысячу раз правы. Человеческий голос должен жить, в этом я с вами совершенно согласен. Были и у нас перегибы. Кое-кто ратовал за то, чтобы полностью упразднить живую речь как пережиток прошлого. Но восторжествовала точка зрения так называемых умеренных, совпадающая с вашей. Живая речь необходима как один из элементов эстетического воспитания человека. У нас есть и опера, и эстрада, и фольклор. В конце концов у нас поняли: нужно рациональное сочетание обеих форм общения, они должны не исключать, а дополнять друг друга… А вы молодец! — подмигнул Арнольд Иванович, раскрасневшийся от выпитого. — Прямо в точку попали… Еще по одной?..

Время шло. Я чувствовал себя великолепно, и сам не заметил, как закурил. Спохватившись, я хотел было загасить папиросу, но Арнольд Иванович остановил меня:

— Курите, курите. Я рад, что вы чувствуете себя здесь столь непринужденно. Теперь-то вы убедились, что я вам не враг?

Я кивнул.

— Я рад, что смог заслужить ваше доверие. Буду просто счастлив, если заслужу вашу дружбу.



Мы обменялись крепким рукопожатием. Мировым мужиком оказался этот Арнольд Иванович!

— Рукопожатие двух миров, — прокомментировал этот факт командир.

Обед подошел к концу. Члены экипажа начали покидать ресторан, молча кивая на ходу командиру и мне. Вскоре мы остались вдвоем. Арнольд Иванович широко зевнул и сказал:

— Мы в полете уже два с половиной часа. Через тридцать минут будем на месте.

— Так скоро?! — удивился я. Арнольд Иванович пожал плечами.

— Да в общем-то мы близкие соседи. Каких-нибудь двадцать парсеков.

— Сколько?!

— Мы ведь летим со сверхсветовой скоростью. Понимаете, что это значит?

— Н-нет… — пробормотал я.

— То-то. Ну что такое три часа? Пустяк. Для нас слетать на Землю — все равно, что для вас съездить в местную командировку. Все рассчитано по минутам, трасса изучена досконально, кораблем управляет автоматика… — Арнольд Иванович на мгновение задумался. — Помню, когда я сдавал экзамены на права пилота, мне достался учебный полет в Пятнадцатую галактику, к малоизученной планете с кристаллическими формами жизни. Целых четыре месяца в пути!.. Да-а, давненько это было… Э-эх, летит времечко…

Мой затуманенный алкоголем мозг соображал туго. Я замотал головой, пытаясь стряхнуть дурман. Сознание того, что я, старший инженер Нерусский Н.Н., опережая свет, несусь сквозь звездные миры навстречу неизвестности, леденило душу. Хорошее настроение мигом улетучилось.

— Опять вы за свое, — укоризненно покачал головой Арнольд Иванович. — Я же обещал вам: все будет хорошо. Или вы мне не верите?

— Я домой хочу, — жалобно, словно заблудившийся щенок, заскулил я.

— Да будете вы дома. Клянусь. Всему свое время.

Я тупо уставился в пустую тарелку. Командир порывисто поднялся.

— Вставайте! Пора собираться.

Через полчаса корабль плавно опустился на родной космодром.

Глава 4

Большое Колесо встретило нас духотой. И полным невниманием к моей персоне. По простоте душевной я рассчитывал, что будут толпы восторженных инопланетян, приветственные речи, обилие цветов, шампанское. Но ничего подобного. Все было обыденно и подозрительно по-земному.

Космодром представлял собой огромное поле, на котором, словно гигантские шахматные фигуры, стояли космические аппараты. Группки существ, описывать которых я не берусь, занимали места в готовых к отлету кораблях или, наоборот, выгружались из только что прибывших. Рядом с нашим звездолетом плюхнулась, подняв столб пыли, старая космическая колымага. Из нее вытекли три бесформенных существа и, хлюпая по взлетно-посадочной полосе, подались в сторону небольшого серого здания у кромки летного поля. Туда же повел меня Арнольд Иванович, не менее моего озадаченный отсутствием встречающих. Он поминутно извинялся, озираясь по сторонам.

— Хороши, нечего сказать, — ворчал он. — Не могли встречу организовать. «Дело первостепенной важности!» — передразнил он кого-то. — Хорошо дело и хороша важность, коли никто даже пальцем не шевельнул…

И тут на космодром вылетел длинный, сверкающий черным лаком автомобиль.

— Ну наконец-то, — облегченно вздохнул Арнольд Иванович.

Автомобиль остановился возле нас, из него выпрыгнул молодой человек в распахнутом пальто.

Меня отвезли в третьесортный отель (во всех остальных, как мне сообщили позже, разместилась многочисленная делегация из смежной галактики, прибывшая обменяться опытом в осушении болот на зараженных каким-то ужасным вирусом планетах Малого Эллиптического Кольца). Первые три дня моего пребывания на Большом Колесе оказались весьма и весьма насыщенными. Меня таскали по каким-то экскурсиям, концертам, выставкам, возили на действующий вулкан и на сеанс эротического танца…

Мой постоянный проводник — тот самый, встретивший меня на космодроме, — предупреждал все мои желания и прихоти. Ни у кого на планете я не вызывал ни интереса, ни даже любопытства. Я действительно бцл очень похож на них — настолько, что они принимали меня за своего. Надо заметить, я не выдерживал никакой конкуренции с многочисленными представителями иных миров, которые группами или в одиночку сновали по пластиковым тротуарам города, поражая воображение местных жителей. Каких здесь только не было: и рогатые, и шарообразные, вроде медуз, осьминогов или горных козлов… Неудивительно, что на их фоне я выглядел серо и незаметно. Что же касается самой планеты, то она на меня особого впечатления не произвела. Планета как планета. Арнольд Иванович оказался прав: Большое Колесо, как одна капля воды на другую, походило на Землю. Признаюсь честно, поначалу я решил было, что Арнольд меня дурачит, что никакое это не Колесо, а самая обыкновенная Земля.

На четвертый день я предстал перед Советом. Что это был за Совет и чем он занимался, я так и не понял, но одно было несомненно: он обладал неограниченной властью и почитался тут чуть ли не за Бога.

Меня ввели в просторный зал, увешанный портретами седобородых старцев. Посредине зала стоял П-образный стол, за которым восседали человек тридцать, не меньше.

— Подойдите ближе, — сухо прозвучал под высокими сводами голос сидящего во главе стола.

Я повиновался.

— Вы Николай Николаевич Нерусский, житель планеты Земля из системы звезды Солнце? — Голос звучал торжественно и властно. Глаза его обладателя буравили меня так, что мне стало не по себе.

— Будьте добры отвечать. Вы — Николай Николаевич Нерусский, житель планеты Земля?

— Да.

Седовласый — по-видимому, это был глава Совета — встал, набрал в тощую грудь побольше воздуха и возвестил:

— Многоуважаемый гость! Позвольте от имени Совета и всего Большого Колеса приветствовать в вашем лице первого землянина, ступившего на нашу территорию. Мы рады засвидетельствовать вам и всем обитателям Земли свое искреннее расположение.

Я ответил что-то невпопад. Затем слово взял другой член Совета, молодой человек в пенсне и с «маузером» на боку:

— Прежде чем приступить к делу, я от имени присутствующих приношу вам, землянин Нерусский, наши извинения за временное пленение.

Члены Совета одобрительно зашумели, а я, робея, словно абитуриент на экзаменах, махнул рукой и пробормотал, что, мол, бывает, чего уж там…

— Важность предстоящего эксперимента, по мнению Совета, — продолжал человек в пенсне, — дала нам право столь вольно распорядиться вашей судьбой. Вам, землянин Нерусский, предстоит сыграть в этом эксперименте не последнюю роль. Что это за эксперимент? Объясню в двух словах. Как вам уже известно, мы, на Большом Колесе, обладаем способностью читать мысли собеседника. Эта способность стала у нас чем-то вроде шестого чувства наряду со зрением, осязанием, обонянием, вкусом и слухом. Не буду читать вам лекцию о достоинствах и широких возможностях телепатического способа обмена информацией — об этом вам довольно подробно рассказал многоуважаемый легендарный пилот Арнольд Иванович. Дело в том, что на Земле этой способностью не обладает почти никто. Те единицы, которым телепатия все-таки доступна, используют ее от силы на пять процентов. Так вот, Николай Николаевич, Совет решил временно наделить вас способностью читать чужие мысли. Мы отправим вас на Землю, чтобы там вы смогли проявить эту способность в среде себе подобных. Наши ученые, занимающиеся социологией и психологией инопланетных цивилизаций, проанализируют ваше поведение, после чего мы лишим вас способности к телепатии. Реакция среднего жителя Земли на шестое чувство — вот что нас интересует. Надеюсь, вам не надо объяснять, какую власть над людьми даст вам способность проникать в тайны чужих мыслей. Ваши действия будут фиксироваться и контролироваться нашими наблюдателями. Вам остается просто жить и поступать сообразно обстоятельствам и велениям вашей совести. Помните! Каждый ваш шаг будет воспроизводиться на дисплеях нашей околоземной орбитальной станции. В нужный момент к вам прибудут наши представители и завершат эксперимент. Есть ли у вас вопросы к Совету, землянин Нерусский?

— Есть, — ответил я, с трудом приходя в себя после всего услышанного, — и не один. Во-первых, почему вы не спросили моего согласия на участие в вашем эксперименте? Во-вторых, сколько еще вы продержите меня здесь? В-третьих, почему ваш выбор пал именно на меня?

— Отвечаю, — произнес человек в пенсне. — Предупреждать вас заранее о готовящемся эксперименте, тем более спрашивать вашего согласия Совет не счел нужным.

— Но, позвольте…

— Повторяю, не счел нужным! Вас вполне должны удовлетворить извинения, принесенные Советом. Рекомендую счесть этот акт за великое благодеяние, оказанное высшим органом власти нашей планеты безвестному инопланетянину, то есть вам. Прошу не перебивать, пока я не отвечу на все вопросы!.. Далее, насчет вашего возвращения. Думаю, четырех дней нам хватит, по истечении этого срока вас отправят обратно на Землю. Теперь по поводу вашей кандидатуры. Вы интересуетесь, почему выбор пал на вас, чем вы выделяетесь из общей массы землян? В том-то и дело, что ничем. Именно потому вас и выбрали. Вы ничем не примечательная личность, как у вас говорят, без особых примет. Вы усредненная величина. Может быть, это и не очень лестно для вас, но именно благодаря комплексу ваших достоинств и недостатков выбор Совета пал на вас. Вас вычислили. Сначала создали модель «среднего» землянина, а потом подобрали под нее конкретного индивидуума, то есть вас. Нас интересует поведение именно «среднего», обобщенного представителя земной расы.

Нет, каковы, а? Я ничем не примечательная личность! Выбрали, вычислили, смоделировали, усреднили, обобщили! Осталось только проинтегрировать меня по всей поверхности — и дело в шляпе, можно подавать на стол. Однако обидно все-таки слышать подобное, да еще из уст каких-то…

— Землянин Нерусский — грозно прогремел один из членов Совета, мощный, неопределенного возраста, с большой серьгой в ухе, — вы все-таки отдавайте себе отчет в своих мыслях? Мы лишь знакомим вас с результатами статистических исследований, а не выражаем свое отношение к вашей персоне. Имейте это в виду.

— Далее, — невозмутимо продолжал молодой человек в пенсне, — оговорим организационную сторону предстоящего эксперимента. В последующие четыре дня…

В последующие четыре дня я побывал в лапах тамошней науки. Меня обследовали, облучали, усыпляли, помещали в какие-то аппараты, снова облучали, снова усыпляли — и так без конца.

На седьмой день моего пребывания на Большом Колесе в лабораторию, где я был главным подопытным кроликом, влетел молодой член Совета в пенсне,

— Собирайтесь! Ваше пребывание у нас подошло к концу. Через час Арнольд Иванович ждет вас на борту своего звездолета. Машина внизу. Поторопитесь! — И вышел.

Наконец-то. А то мне все это уже изрядно надоело. Интересно, я уже стал телепатом?

Через полтора часа я сидел в каюте Арнольда Ивановича. Корабль со сверхсветовой скоростью нес меня к родной Земле.

Арнольд Иванович улыбался. На столике стояла початая бутылка армянского коньяка.

— Жаль расставаться с вами, Николай Николаевич. Скучать буду.

— А вы прилетайте к нам. Я вас с женой познакомлю.

— Нельзя, — печально произнес командир. — Для вас мы не существуем. Кстати, вас проинструктировали насчет неразглашения?

— Да… — отмахнулся я. — Что-то такое говорили, не помню уже.

— Нет-нет, Николай Николаевич, отнеситесь к этому серьезно. Это тайна для всех землян, понимаете? Для всех без исключения, даже для жены. Иначе вас ждут неприятности.

— Это что, угроза? — насторожился я.

Арнольд Иванович печально покачал головой.

— Мне очень жаль, что вы поняли меня превратно. Я надеялся, что наши с вами отношения…

— Но и вы меня поймите! — кипятился я. — Решили что-то там за моей спиной. Втянули в авантюру, а теперь помалкивай! Я все-таки человек, а не рыба бессловесная!

— Давайте лучше выпьем, — предложил Арнольд Иванович. — Я вас понимаю, Николай Николаевич. Действительно, Совет взял на себя право решать за вас, даже не поинтересовался вашим мнением. Это, конечно, его промашка. А виной всему спешка: дел у них невпроворот, хватаются за все сразу. Ну а в случае с вами Совет, видно, исходил из того, что мы намного обогнали вас в развитии… Некрасиво, конечно, получилось. Поэтому еще раз приношу вам извинения. Принимаете?

— Принимаю, — ответил я и поднял рюмку с коньяком. — За вас, Арнольд Иванович. За Совет пить не буду. Не хочу.

— Зря. Головы у них светлые. Главное, всегда все правильно делают. А насчет угроз вы не правы. Какие тут угрозы! Просто сохранение тайны — непременное условие успеха нашего эксперимента. Иначе его тут же придется прервать и устранять последствия вашей болтливости. Вот и все… Вас одарили великолепной способностью, вы радоваться должны. К тому же домой летите!

— Радоваться, радоваться, — проворчал я, — целую неделю ни дома не был, ни на работе. Это же ЧП! Еще бы, человек исчез! Небось, милиция на ноги поднята. И тут я явлюсь как ни в чем не бывало! Представляете?! Вопросы всякие, таскать начнут… Где был? Что делал? Жена съест…

— Пустяки! Я все устрою в лучшем виде. Когда вы должны были вернуться домой?

— В прошлое воскресенье, семь дней назад.

— Все! Договорились! В прошлое воскресенье, вечером, вы будете дома. Клянусь!

— Вы все шутите, — обиделся я, — а мне, Арнольд Иванович, не до шуток.

— Не забывайте, с какой скоростью мы летим! Со сверхсветовой! Понимаете? Мы не только уплотнить или растянуть время можем, а даже в прошлое слетать! Приказывайте — высадим вас в любой точке пространства и времени.

— Вы это серьезно?

— Абсолютно!

— Ну тогда — о’кей! — довольный таким поворотом дела, произнес я. — Честно говоря, меня этот вопрос больше всего тревожил. Как, думаю, меня на Земле встретят? Жена, знаете ли, работа… А раз так — совсем другое дело, раз так — жить можно.

— Опять мы о пустяках! — воскликнул Арнольд Иванович. — Давайте поговорим о главном. Вы еще не продемонстрировали способности к телепатии.

— А ведь верно!

— Ну-ка, попробуйте узнать, что я о вас думаю.

Я напрягся и уставился на Арнольда Ивановича. Тот хитро ухмылялся. Я сосредоточился, «настроился на волну» командира и вдруг почувствовал, как в мой мозг вливаются его мысли. Вот что он думал обо мне:

«Нерусский Николай Николаевич. Разумное существо гуманоидного типа на низшей стадии развития. Среднего роста. Возраст — 42 года. В большинстве вопросов — дилетант. Знания поверхностные, чему виной, в частности, земная система образования. Любит спиртное, но не алкоголик. Добросовестен и исполнителен, но интереса к работе не испытывает, инертен. В душе, а иногда и вслух, возмущается существующими порядками и даже, как ему кажется, готов действовать, но не действует. Неглуп, но и только. Месячный доход — сто восемьдесят рублей. На жизнь хватает, ни о каких сбережениях и речи быть не может. Двухкомнатная квартира. Женат, имеет взрослого сына. Жену любит, однако скорее по инерции. Никаких потрясений в жизни, кроме смерти матери. Не лишен чувства собственного достоинства, хотя предпочитает стерпеть, нежели дать отпор обидчику…»

— Хватит! — скомандовал Арнольд Иванович.

Я вздрогнул и отвел взгляд.

— Ну что, точен портрет?

— Н-да, — промямлил я, — похоже, в общем-то… Правда, слишком уж…

— Откровенно?

— Д-да. Слишком. Кстати, — я снова пристально посмотрел ему в глаза, — откуда вы все это обо мне знаете?

— Вот чудак! Да от вас самого! Перекачал информацию из вашего мозга в свой, переработал, обобщил и — пожалуйста! — портрет готов. Знаю, знаю, скажете, дескать сами о себе так не думаете. Верно, не думаете. Но ваша память содержит такое обилие фактов, характеризующих вас, что мне осталось только отбросить лишнее и составить вашу характеристику… Да вы не смущайтесь, Николай Николаевич, на Земле вас никто «просвечивать» не будет. Наоборот, там каждый будет у вас как на ладони. — Командир посмотрел на часы. — Пойдемте ужинать, пора.

В тот вечер Арнольд Иванович был особенно обходителен. Он предупреждал любое мое желание. Ему не хотелось расставаться с новым другом, дважды на глаза его наворачивались слезы. Пытаясь заглушить горечь скорой разлуки, он переусердствовал с коньяком. Я тоже.

— Коля! — Арнольд Иванович в очередной раз наполнил рюмки. — За нашу будущую встречу!

— Арнольдик! Дай я тебя поцелую…

Я потянулся к нему через стол, задел бутылку, та упала на пол и разбилась.

— К счастью!

— К счастью! — подхватил Арнольд Иванович. — Все, Коля, скоро Земля. Гражданин, вам на следующей выходить!

— Не хочу на Землю! — дурным голосом кричал я. — Хочу всю жизнь летать с тобой! Ты мой лучший друг, Арнольд!..

…Через четверть часа в иллюминаторе возник и стал расти голубой шар Земли. В каюту, где сидел я, уже готовый к приземлению, вошел запыхавшийся Арнольд Иванович с огромным букетом голубых роз.

— Вот, возьми! Ничего, кроме цветов, подарить не имею права. Они долго стоят, недели две, а то и больше, если ласков с ними будешь…

— Спасибо, Арнольд! — В носу у меня защипало. Я отвернулся.

— Ну все… Пора, пора!

— Как, уже прилетели?

— Взгляни!

Освещаемый прожекторами нашего корабля, внизу медленно проплывал лес. Вдали виднелись огни большого города.

— Москва, — пояснил Арнольд Иванович. — Тебя где высадить?

— Возле дома. Если нетрудно…

— Ничуть. Сейчас, погоди, отдам команду. — И он исчез за дверью.

Мне было грустно. Настоящих друзей у меня не было, поэтому, наверное, так влекло меня к этому человеку, от которого веяло теплом и искренностью. Что из того, что он с другой планеты?! Разве это главное?

В каюту вернулся Арнольд Иванович.

— Все! Пошли. Мы над твоим домом.

— Арнольд, может, зайдешь ко мне? Мы никому не скажем, кто ты. Посмотришь, как живу…

Арнольд Иванович покачал головой.

— Нет, — с грустью произнес он, — сейчас нельзя. Как-нибудь в следующий раз.

— Да уж дождешься тебя.

— Обещаю!

— Точно? Ну смотри! Буду ждать. Мы обнялись.

Через минуту я спрыгнул на черный асфальт в пяти шагах от своего подъезда. Стояла глубокая ночь. В доме не светилось ни одно окно. «Тем лучше, — подумал я, — не дай бог, кто увидит. Неприятностей не оберешься». Рыболовные снасти и рюкзак с палаткой лежали на тротуаре, аккуратно сложенные чьей-то заботливой рукой.

«Спасибо, Арнольд», — благодарно подумал я.

«И тебе спасибо, Николай» — пронесся в моей голове ответ.

Люк звездолета закрыли, прожектор выключили. Я смотрел на корабль пришельцев и чувствовал, что теряю что-то…

Вдруг люк снова открылся, показалась голова командира.

— На, держи! — крикнул он. На асфальт плюхнулось что-то большое и тяжелое. — Как-никак с рыбалки вернулся. Прощай! Цветы жене не забудь отдать.

Люк захлопнулся. Черная громадина звездолета бесшумно пошла вверх и вскоре исчезла в ночной тьме.

— Прощайте, друзья! — прошептал я.

Я с опаской подошел к предмету, сброшенному с корабля. На асфальте, слабо шевеля хвостом, лежал великолепный осетр. Он жадно хватал воздух открытой пастью.

«Вот это улов! — подумал я. — Ну и удружил Арнольд Иванович! Ведь не поверит же никто…»

Глава 5

В подъезде было темно: кто-то повыворачивал все лампочки. Я долго проканителился, прежде чем попал ключом в замочную скважину. В прихожей я нащупал выключатель, зажег свет.

— Маша! — шепотом позвал я на всякий случай, но никто не отозвался. Я прошел на кухню. Осетр, которого я все еще прижимал к груди, широко зевал. «Сейчас заговорит», — подумалось мне, но рыба молчала. Сняв рюкзак и положив осетра на балкон, я занялся цветами. Аккуратно подрезав колючие стебли, поставил розы в хрустальную вазу и невольно залюбовался: красотища-то какая! На цыпочках, боясь разбудить жену, я вошел в гостиную, поставил вазу на сервант. Однако жену все-таки разбудил.

— Это ты, Николай? — сонным голосом спросила она из спальни.

— Я, я. Спи!

— Который час?

— Поздно уже. Спи.

— Заснешь тут с вами, — недовольно проворчала она. — Что, раньше никак нельзя было вернуться?

Я приготовился было объясняться, но услышал ее ровное, глубокое дыхание. «Заснула, — с облегчением подумал я, — утром, даст бог, все само собой уладится».

Жена моя Мария Константиновна — женщина добрая и покладистая. Она мне никогда и ни в чем не перечила, но в результате выходило: все решала она. Как человек слабохарактерный и тихий я смотрел на это сквозь пальцы.

Пробило два. Я почувствовал, что ужасно хочу спать. Не помню, как разделся, как лег…

Разбудило меня громыхание кастрюль, доносившееся с кухни. Я с хрустом потянулся и вскочил с постели. Половина седьмого. Не опоздать бы на работу!

В комнату вошла Маша.

— Встал… — констатировала она.

— Доброе утро, Маша! — улыбнулся я ей.

Жена явно не разделяла моего хорошего настроения.

— Почему вчера так поздно заявился?

— Вчера? — переспросил я, пытаясь вспомнить, почему же в самом деле я вчера так поздно вернулся домой. Сквозь открытую дверь я увидел вазу с голубыми розами и вмиг все вспомнил: пришельцы, звездолет, Арнольд Иванович, Большое Колесо, Совет, эксперимент…

Я снова улыбнулся, ласково потрепал жену по плечу.

— Ты же знаешь, рыбалка — такое дело. Пока то да се… Потом застрял на станции. Глянь, какую я тебе прелесть принес!

Как ни странно, Маша цветов еще не заметила. Бросив взгляд на сервант, она сначала вскрикнула «Ой!», прижала руки к груди и только потом спросила:

— Где ты достал это чудо?

— Да на станции, когда электричку ждал… У одной старушки купил. Последние, говорит. Хотел тебе сюрприз сделать. Нравятся?

Маша преобразилась. И куда девалось ее дурное настроение! Глаза сияли. Счастливая улыбка сделала ее моложе лет на десять.

— Спасибо, милый! — прошептала она. — Никогда не видела таких прекрасных цветов. Никогда! Небось дорогие?

— Миллион долларов! — раздался голос позади нас. Я обернулся. На пороге стоял полуодетый Василий — студент-первокурсник, восемнадцати лет от роду. И в придачу наш сын.

— Ты чего вскочил? Рано еще.

Но сын не слушал меня: завороженный, он смотрел на цветы.

— Пап, где… где ты их взял? — почему-то шепотом спросил он.

— Я же сказал… у бабки, на станции…

— Дело в том, что голубых роз… не бывает! — Он, казалось, боялся отвести глаза от цветов. — Не бывает!.. В принципе…

Я смутился. Мне и в голову не могло прийти, что такая мелочь, как цвет роз, может поставить под угрозу тайну моего полета на чужую планету.

— Старуха всучила, а я в темноте и не разглядел… А что, таких действительно не бывает?

Василий отрицательно покачал головой.

— За бугром за такое целое состояние отвалили бы. Есть там любители… Миллион, а то и два, наверное, дали бы.

— Миллион?!

— Никак не меньше, — с видом знатока сказал Василий, нюхая цветы. — А запах классный!..

За завтраком Василий поинтересовался:

— Отец, а как порыбачил-то? Много наловил? Или как в прошлый раз?

Лишь сейчас я вспомнил про вчерашнего осетра.

— Братцы! — Я запихнул в рот остаток бутерброда с сыром и выскочил из-за стола. — Я же вчера такое поймал!.. Сейчас!

Я вернулся с балкона с огромным осетром в руках.

— Вот! — торжественно провозгласил я, победоносно глядя на жену и сына.

— Вот это фарт! Неужели на удочку?

— А то как же!

Василий с сомнением покачал головой.

— Ну и дела! Во-первых, на удочку такой экземпляр не взять. Это точно. А во-вторых, в Истринском водохранилище осетров нет и никогда не было. Факт.

— Слишком много ты, Васька, понимаешь! — сурово произнес я. — Голубых роз не бывает, такая рыба не водится… Однако вот они!

— Это-то и странно…

— Странно, не странно… Глазам не веришь — пощупай.

— Ну ладно, положим, осетра ты мог в магазине купить, а вот голубые розы…

Тут вмешалась Маша:

— В магазине? Скорее поверю, что в нашем пруду крокодилы завелись. Нет, Василек, таких чудес не бывает.

— Смотрите сами, — недовольно пробурчал Василий, допивая кофе. — Твоя легенда, отец, не убеждает. Лучше не распространяйся обо всем этом — не поверят… Пока! Буду поздно.

— Стой, Васька! — гаркнул я, но его уже и след простыл. — Вот стервец…

— Знаешь, Коль, а он прав, — задумчиво проговорила Маша, убирая посуду, — все это и вправду на чудо смахивает. Может, ты чего не досказываешь, что-то скрываешь? — Она пристально посмотрела мне в глаза.

Я похолодел.

— Нечего мне скрывать, — пробурчал я и на всякий случай отвернулся.

— Ну и ладно, — сказала она со вздохом и улыбнулась. — А розы действительно прелесть. Ах, как пахнут!..

Интересно, о чем она сейчас думает? Вернувшись на Землю, я еще не воспользовался возможностью прочесть чьи-нибудь мысли. Можно попробовать.

Мысли жены читать было интересно. Не все, конечно, а лишь те, что касались меня. После двадцати лет супружеской жизни, к великой своей радости, я узнал, что моя дорогая супруга всегда была верна мне. Ко мне относится весьма критически. Многое прощает, предпочитая затушить искру назревающего раздора. Считает меня главой семьи и в то же время в глубине души относится ко мне как к ребенку. По поводу последней рыбалки никаких особых мыслей у нее не было. Как всегда во время моих субботне-воскресных отлучек, немного волновалась, но, привыкшая, что у нас никогда ничего не случается, волновалась скорее по традиции. Правда, когда к десяти вечера я не вернулся, волнение переросло в тревогу. Однако в десять, как обычно, легла спать, но и во сне тревожилась. (Я с удивлением обнаружил, что могу «просматривать» и сны.) Недоумение вызвал осетр-великан, а уж космические розы — прямо-таки взрыв эмоций. Радость и изумление, сомнения и благодарность соперничали в ее душе. Для дурного настроения и нравоучений по поводу моего позднего возвращения места не оставалось. Женщины любят цветы, особенно те, кто редко получает их. Где и как я достал голубые розы, водятся ли в Истринском водохранилище осетры — все это Машу не интересовало. А если и интересовало, то не настолько, чтобы ставить под сомнение слова мужа. Не все ли равно, где я достал цветы? Главное, достал… для нее…

Я читал мысли жены, и мне становилось неловко. Я даже покраснел. Подглядывать в замочную скважину претило моей натуре.

Маша приводила себя в порядок у зеркала и что-то тихонько напевала. Знала бы она, что я читаю ее мысли!

Я чувствовал, что поступил некрасиво, и тут же поклялся никогда больше не копаться в мыслях и чувствах жены без ее ведома. От такого решения мне стало легче. Я нежно обнял жену.

— Прости, — прошептал я.

— За что? — удивилась она.

Я ничего не ответил. А по комнате разносился аромат неземных цветов. Она подошла к серванту, полюбовалась цветами, немного пододвинула вазу. Глаза ее светились счастьем.

— Спасибо, милый! Я рада, что ты не забыл про наш день…

Часы пробили половину восьмого.

— Ой! — вскрикнула Маша. — Опаздываю! Все, бегу! Пока, Коленька…

Она чмокнула меня в щеку и убежала.

Я тупо глядел ей вслед. Какой же я болван! Как я мог забыть?! Ведь сегодня четырнадцатое мая — годовщина нашей свадьбы! Двадцать лет совместной жизни…

Подводя итог прожитым с Машей годам, я понял: все это время я был счастлив — счастлив как человек, проживший тихую, спокойную жизнь, не знавший ни особых побед, ни потрясений. Кто-то скажет: это, дескать, не жизнь, а прозябание (Арнольд так и выразился), счастье, мол, в борьбе. Но только отчасти, считал я. Не всем же бороться, надо же кому-то и жить! Просто жить, не берясь за решение глобальных проблем. У меня есть сын, неплохой парень, и прекрасная жена, о которой я так часто забывал. Вот и теперь… Как я мог забыть! Маша, наверное, решила, что эти необыкновенные цветы я раздобыл к нашему юбилею. Спасибо Арнольду Ивановичу, выручил! Как знал, что у нас годовщина. А может, и правда знал? Что ему стоило покопаться в моей памяти?!..

Часы пробили восемь. Я подхватил дипломат и вылетел на лестничную площадку.

День был солнечный, но холодный. Северный ветер гнал куцые облака на юг. Я подошел к газетному киоску, где работала тетя Клава, наша соседка по подъезду. Она снабжала меня дефицитной периодикой, а я помогал ей по дому: она жила одна. Вместо обычной приветливой улыбки тетя Клава одарила меня сердитым взглядом.

— Здравствуйте, соседушка! Для меня ничего нет?

— То-то и оно, что соседушка! И не стыдно людям в глаза смотреть?! Позволяешь себе такое! Мало того, что полночи где-то шлялся, да еще пьяный заявился. Все знаю, все видела!.. Что побелел?! Нашкодил, так держи ответ! На рыбалку он ездил… Как же! Поди, за сорок уже перевалило, а все туда же…

Я взял себя в руки, но не знал, как поступить — разыграть оскорбленную невинность или обернуть все в шутку. Тут тетя Клава сменила тон.

— Ну, Бог тебе судья, — сказала она, доставая из-под прилавка пачку газет и журналов. — Мне-то какое дело. Бабу твою жалко. Хорошая, работящая. Она что, молчит? Не догадывается?

Я решил возмутиться.

— Да что вы такое говорите, тетя Клава! Вы же меня знаете. Чтоб я… Да никогда! Провалиться мне на этом месте, если вру!

— Все вы так говорите, — махнула рукой старуха. — На вот, я тебе тут подобрала. И «Футбол», и «Советский спорт», и «Англия»… А с Арнольдом не связывайся, алкаш он, знаю я его!

У меня горло перехватило.

— С к-каким Ар-рнольдом?

— С каким, с каким!.. Да вон из того дома. Слышала я, как ты с ним вчера прощался. По имени называл. Арнольд у нас здесь один. Жаль, не видела я вас, темно было. Но голос я его узнала, он все время тут околачивается.

Я облегченно вздохнул.

— Да не тот это Арнольд… — начал было я, и в этот момент что-то не сильно, но больно ударило меня по голове, отскочило и со звоном покатилось по асфальту. Я нагнулся и поднял золотой царский червонец, совершенно новехонький, словно только что отчеканенный.

— Папаша, таймер на ходу? — послышался сзади скрипучий бас.

Я вскрикнул и обернулся, машинально пряча монету за спину.

Обладатель противного баса был одет в «вареные» джинсы, яркий, морковного цвета, свитер. На носу — темные цейсовские очки. Но поразило меня другое: типчик был начисто лишен подбородка и бровей. Я понял: передо мной инопланетянин. Оттуда, с Большого Колеса!

— Я… э-э… вы оттуда? — пролепетал я. — Прилетели?.. Может, я что-то… не того?..

— Ты, часом, не сбрендил, папаша? — пробасил инопланетянин и, махнув рукой, шагнул на мостовую.

— Осторожно! — крикнул я, но было поздно: огромный КАМАЗ налетел на инопланетянина и сшиб его. Я зажмурился и…

Когда я открыл глаза, все было так, будто ничего и не произошло. Ни КАМАЗа, ни инопланетянина, ни даже цейсовских очков. Прохожие как ни в чем не бывало торопились по своим делам, тетя Клава беседовала с очередным клиентом об исчезновении сахара и предстоящем визите Рейгана.

«Показалось… Почудилось», — успокаивал я себя, садясь в подошедший автобус.

— Николай Николаевич! — крикнула мне вдогонку тетя Клава. — Прессу забыли!

Но дверь закрылась, я стоял на задней площадке «Икаруса», словно загипнотизированный: ничего не видел, не слышал, не чувствовал. Что же это было? Что же это было? Ответа я не находил.

На работу я опоздал. Евграф Юрьевич, заведующий лабораторией и мой непосредственный начальник, высокий, тучный, лет пятидесяти, со строгим голосом, обширной лысиной, в больших очках на крупном носу, покачал головой и демонстративно посмотрел на часы. Я виновато развел руками и произнес дежурное:

— Транспорт!

Завлаб кивнул.

— Здрасьте! — возвестил я для всех, плюхнулся на скрипучий стул и приступил к выполнению своих непосредственных обязанностей.

Однако безбровый инопланетянин в морковном свитере никак не выходил у меня из головы. «Сшибла его машина или нет? — думал я. — Если да, то почему не осталось никаких следов, почему никто ничего не заметил? А если нет… Если он не попал под этот чертов КАМАЗ, то был ли он вообще? Дьявольщина! Опять, что ли, мистификация? И еще этот червонец…»

Я достал монету. Золотой тысяча девятьсот двенадцатого года сиял на моей ладони так, что в его реальности нельзя было усомниться. «Значит, был инопланетянин, — решил я. — Значит, сшибло его. Или не сшибло?..» Голова моя шла кругом.

— Что это вы там разглядываете, Николай Николаевич? — раздался над самым моим ухом любопытный голос Тамары Андреевны, дамы вполне определенной наружности и совершенно неопределенного возраста. Относительно ее возраста существовал ряд гипотез, но сорок ей уже было, а восемьдесят — еще нет, это точно. Работала она старшим экономистом.

— Ну-ка, покажите, покажите!

«Сейчас, разбежалась!» — со злостью подумал я и спрятал червонец в карман.

— Ай-ай-ай! Нехорошо, Николай Николаевич! Я же видела, у вас новый юбилейный рубль с Горьким. Ну покажите! Пожалуйста…

Отворилась дверь, и в лабораторию ввалился запыхавшийся Завмагов, здоровенный детина на исходе четвертого десятка, сотрудник соседнего отдела и к тому же страстный футбольный болельщик.

— Здорово, старик! Не занят? Пойдем отравимся.

— Прежде следовало бы поздороваться с дамой, — обиженно поджав губы, произнесла Тамара Андреевна и гордо вскинула голову.

Изобразив на круглом лице удивление только что разбуженного человека, Завмагов сказал:

— А, черт… Извините, сударыня, не заметил. Тут такое случилось…

— Что, что случилось? — встрепенулась Тамара Андреевна. Глаза ее так и вспыхнули от любопытства.

— Пойдем, — буркнул я, вставая. И мы вышли в коридор.

— Что стряслось?

— Как что? Ты ничего не знаешь? — удивился Завмагов. — Наши голландцам продули! Два—ноль!

— Тьфу! — Я плюнул от досады. — Сапожники! Чуть-чуть до золота не дотянули. Впрочем, этого и следовало ожидать. Удивительно, как вообще в финал вышли,

— Во-во!.. А все равно обидно!

«Ну-ка, посмотрим о чем ты думаешь?» — решил я из озорства и сосредоточился, попыхивая сигаретой.

По части оригинальных мыслей в голове у Завмагова оказалось слабовато. Обычная констатация фактов. Завмагов аккуратно складировал их в своей феноменальной памяти. В ней накрепко застревало все, что он видел, слышал, обонял и осязал. Такие функции мозга, как анализ информации, принятие решений, у Завмагова отсутствовали. В этой круглой голове хранился всяческий информационный хлам: обрывки каких-то историй, анекдоты, слухи… Лишь одна область знаний перерабатывалась полностью — привилегией пользовался футбол и все вокруг него. Завмагов помнил поименно всех игроков наших и зарубежных команд, включая запасных, помнил, кто, с кем, когда, с каким счетом сыграл, помнил всех призеров всех чемпионатов, наконец знал биографии всех выдающихся игроков. Выходит, не зря Завмагов слыл в институте ходячим справочником по футболу, и недаром сотрудники института, такие же страстные поклонники футбола, в разрешении футбольных споров считали его мнение истиной в последней инстанции! В разговорах о любимом виде спорта Завмагов блистал умом и снискал себе славу не только эрудита, но и предсказателя. Он выдавал безукоризненные прогнозы о том, кто сколько кому настучит, кому достанется золото, кому — серебро. А его крупные выигрыши в «Спортпрогнозе»! Набралась кругленькая сумма, которую он вложил в новенькую «восьмерку».

Обо мне, как выяснилось, Завмагов не думал ни хорошо, ни плохо. Никак. Он вообще ни о ком ничего не думал. Фиксировал факт встречи с тем или иным человеком — и все, баста, на этом мозг Завмагова заканчивал свою работу.

Говорить с ним можно было только о футболе. И ни о чем другом. Садясь на своего любимого конька, он раскрывал перед вами таланты то великолепного рассказчика, то внимательного слушателя, то глубокого аналитика, но стоило ему сбиться с футбольной тематики, и он превращался в туповатого субъекта, напоминающего рыбину на горячем песке.

— А все-таки были у наших моменты, старик! Протасов трижды такую возможность упустил! Эх!.. Хотя, спору нет, голландцы сильнее. И все же могли наши, могли ведь!..

Весть о проигрыше расстроила меня. Тупо глядя на покрытую шапкой «бычков» урну, я молчал. Молчал бы я и дальше, если бы Завмагов не переменил тему.

— Ты, старик, кажется, рыбачишь по выходным? Или я тебя с кем-то путаю?

— Ну, рыбачу, — нехотя ответил я.

— А где, если не секрет?

— Секрет, — буркнул я. — Грибники и рыбаки своих тайн не выдают. А почему ты спрашиваешь?

Завмагов заговорщически подмигнул, огляделся и, перейдя на шепот, зачастил:

— Старик, я тут краем уха такое слышал! Будто в районе то ли Истринского, то ли Клязьминского водохранилища летающую тарелку засекли. Думал, может, ты что-нибудь знаешь…

— Когда засекли?

— Да вот как раз в выходные. А ты что, видел?

— Ничего я не видел, — отрезал я и отвернулся к окну. — Я двое суток на Истринском просидел. Ни тарелок, ни блюдец, ничего такого не было.

— Значит, Клязьминское! — подытожил Завмагов. — Ну ладно, извини, пойду вкалывать. С начальством шутки плохи. Пока!

Я вернулся на рабочее место.

— Николай Николаевич, подойдите, пожалуйста, — подозвал меня Евграф Юрьевич. — Вот тут у меня отчет, тот самый. Возьмите и откорректируйте третий раздел, это как раз по вашей части. Пришли новые данные из Главка, учтите их. Будьте добры, сделайте до вечера.

— Хорошо, Евграф Юрьевич, сделаю, — ответил я, чертыхаясь в душе. На обратном пути меня, перехватил Антон Петрович Балбесов, тридцатипятилетний кандидат наук, старший научный сотрудник и карьерист с вредным характером.

— Что, Николай Николаевич, озадачил шеф?

Я уныло махнул рукой и плюхнулся на стул. За моей спиной фыркнула Тамара Андреевна. Интересно, что они обо мне думают? Надо «прощупать» коллег.

Карьерист Балбесов обо мне не думал. Про себя он числил меня «тюфяком». «Так, ничего себе»… А я ему диссертацию помогал писать! «Вот она, человеческая благодарность!» — посокрушался я.

Петя-Петушок, молодой специалист двадцати трех лет, вообще ни о чем не думал. Подперев голову левой рукой, прижав к уху крохотный наушник спрятанного в кармане джинсовой куртки плейера, он имитировал производственный процесс. В недрах его сознания я отыскал скудную информацию о себе, она укладывалась в одно понятие: неудачник.

«Настроившись на волну» Тамары Андреевны, я с ужасом обнаружил: дама безумно влюблена в меня вот уже более десяти лет. Этого еще не хватало! Вот так подарочек…

Попытка прочитать мысли Евграфа Юрьевича дала неожиданный эффект. Ласковым, совсем неначальственным голосом завлаб произнес:

— Николай Николаевич, займитесь, пожалуйста, делом. Очень прошу.

Я растерялся.

— Да я что… я ничего… — пробормотал я и покраснел.

Хлопнула дверь, и на пороге возник Завмагов.

— Заливаешь, старик, что на Истринском не было тарелочки! — басил он, подкатываясь ко мне… — Была! Очевидец рассказывал. Большая, говорит, черная такая. И грохот от нее неимоверный. Не мог ты не видеть)…

— Не было никакой тарелочки, — сердито зашипел я, косясь в сторону шефа. — Гром был. Гроза, обыкновенная майская гроза. А очевидец твой брешет. Знаем мы этих очевидцев! Сейчас никаким НЛО народ не удивишь. Тоже мне, любитель фантастики нашелся!

Завмагов почесал в затылке и, ничего не ответив, удалился.

«Слава богу, отстал. До чего же дотошный мужик», — с облегчением подумал я.

Следующие два часа я усердно работал. Несколько раз ловил одобрительные взгляды Евграфа Юрьевича. Перед самым обедом передо мной вновь выросла порядком надоевшая грузная фигура Завмагова.

— Не было грозы! — без предисловий начал он. — Я это точно узнал. Ни в субботу, ни в воскресенье. Это уж не очевидцы говорят, официальная пресса сообщает. Так что, старик, колись!

— Да что ты ко мне привязался как репей!

— Скажи правду, тогда и отстану!

— Да иди ты!.. — взорвался я. И без того круглое лицо Завмагова стало еще круглей.

— Ты чего?!..

— Чем вы заняты, Николай Николаевич? — раздался голос шефа. — Что за тип к вам все время приходит, только отвлекает?

— Евграф Юрьевич, спасайте! Точно, он работать мне не дает. Не успею я с этим отчетом разобраться, будь он неладен… Простите.

Шеф грозно взглянул на Завмагова.

— Вы, собственно, по какому делу? У вас что, с Нерусским общая тематика? Или вы его родственник?

Завмагов оторопел.

— Я? Родственник? Боже упаси! Он про тарелочку не хочет…

— Покиньте лабораторию! — повысил голос Евграф Юрьевич.

И тут случилось невероятное. Завмагов взвизгнул и, словно наполненный гелием воздушный шар, не касаясь пола, вылетел вон.

— Так-то оно лучше, — резюмировал Евграф Юрьевич. — Что вы там про тарелочки говорили?

Глава 6

Про какие тарелочки?

— Это я должен спрашивать, про какие. Ну-ну, рассказывайте!

Я никогда не мог понять, когда шеф шутит, а когда говорит всерьез. Ни разу не видел на его лице и тени улыбки. Вот и сейчас он был серьезен.

— А вы у Завмагова поинтересуйтесь, Евграф Юрьевич. Он у нас теперь специалист по внеземным цивилизациям. А я ровным счетом ничего не знаю.

— Ой ли? — встрял Балбесов и подозрительно прищурился. — Почему он именно к тебе пристал? Где ты был в выходные?

— Это что, допрос?

— Что вы, уважаемый коллега! Дружеское любопытство. Не более.

Я чувствовал, что меня хотят сбить с толку, но решил отстаивать свою легенду до конца.

— На Истринском водохранилище рыбачил.

— И ничего не видел? — спросил Балбесов.

— Нет, ничего особенного.

— Много поймали? — спросил Евграф Юрьевич. Я замялся.

— Да… знаете… не поверите… осетра вытащил. Метр двадцать длиной.

— Что? Осетра?! — проснулся Петя-Петушок. — Чтоб на Истринском — и осетры?! Сказки!..

— А я говорю, поймал! — уперся я. — Не верите, приезжайте, покажу.

— А что, — вмешалась Тамара Андреевна, — и приедем! Я готова хоть сейчас. Отпустите, Евграф Юрьевич, в местную командировку?

— Только в нерабочее время, — отрезал шеф.

— Конечно, конечно. Как раз обед начинается, — выкрутилась моя тайная поклонница (чтоб ей пусто было!). — Мы с Николаем Николаевичем мигом обернемся. Едемте, Николай Николаевич?

— Нет! Я есть хочу! И потом… у меня жена.

— А при чем здесь жена? — сощурилась Тамара Андреевна. — Нас ваш улов интересует.

Я окончательно смутился.

— Поезжайте, поезжайте, Николай Николаевич, — поддержал Тамару Андреевну шеф. — Я вам и ключи от своей машины дам. Права есть?

— Нет! — завопил я. — Терпеть не могу автомобили! Меня укачивает.

— Я вожу, — сказала Тамара Андреевна. — Давайте ключи!

— Да нет у него никакого осетра! — вставил Петя-Петушок.

— Нету, факт! — поддержал его Балбесов.

— Ах нет? Хорошо! Едем, Тамара Андреевна!

— Только не задерживайтесь! — напутствовал нас шеф.

…Через час мы вернулись.

— Ну как? — полюбопытствовал Балбесов. — Есть рыба?

— Есть! — ответила Тамара Андреевна. — Здоровенный осетр! Правда, уже порезанный. В холодильнике лежит. Я прикинула: на метр двадцать точно тянет. Так что правду сказал Николай Николаевич.

— Позвольте вас поздравить, Николай Николаевич, с великолепным уловом, — торжественно произнес Евграф Юрьевич.

— Спасибо, — еле слышно ответил я.

— Что с тобой? — немного погодя спросил Балбесов. — На тебе лица нет.

Я опасливо оглянулся на Тамару Андреевну и шепотом ответил:

— Эта сумасшедшая гнала так, словно за нами гангстеры гонятся. Я не то что скорости боюсь, просто жить хочу.

Балбесов прыснул в кулак и отвернулся.

…Я перебрал в уме сегодняшние события. Утреннее объяснение с женой и сыном. Неувязка с тетей Клавой. Странное появление и исчезновение безбрового инопланетянина. Дотошное любопытство Завмагова. Эта никому не нужная поездка домой с Тамарой Андреевной в машине шефа. Открывшиеся мне чужие мысли. Вот только Евграф Юрьевич остался для меня белым пятном…

— Николай Николаевич, вы закончили?

Я вздрогнул.

Евграф Юрьевич пристально глядел мне в глаза и загадочно улыбался. «Надо же, — удивился я, — как меняет человека улыбка».

— Почти, — ответил я и дал себе слово до конца рабочего дня больше не отвлекаться.

После работы я, как всегда, трясся в переполненном вагоне метро. Отчет, слава богу, был откорректирован, и на душе у меня было легко. От «Площади Ногина» до «Кузьминок» пятнадцать минут езды, но я не стал доставать книжку, чтобы по обыкновению, примостившись на чьем-нибудь плече, проглотить главу—другую очередного романа. Я размышлял о своем новом состоянии, в котором оказался по воле инопланетной науки. Пока я так и не воспользовался всерьез замечательной способностью проникать в чужие мысли. Лишь робко пытался узнать мнение окружающих о своей персоне. Нужно активизироваться. Как-никак, а за мной наблюдают, я главный участник грандиозного эксперимента. Ученым с Большого Колеса важна моя реакция на дар телепатии, по моим действиям станут судить обо всем человечестве. Что же, попробую активизироваться. Вот, положим, та девица у двери. О чем она думает?

Я уставился на нее, сконцентрировался. Едва завеса ее сознания приоткрылась, меня бросило в жар. Уф! Такие видения не для слабонервных. Девица явно принадлежала к «группе риска». Ее внимание занимал молодой брюнет в форме чехословацких вооруженных сил. «Глаз профессионала, — отметил я про себя, — глаз, способный пересчитать купюры в кармане любого, на ком остановится». Нет, пора переключаться на кого-нибудь другого. Вот, кстати, отличный объект.

В двух шагах от меня, держась за поручень, стоял средних лет мужчина с блинообразной физиономией. Я без труда поймал его «пеленг».

«Куда ж ее прятать-то? Черт! Вечная проблема. За щеку, что ли, или в ботинок? Нет, за щеку нельзя, размокнет. Вот если бы железный рубль, а пятерку нельзя. В ботинке жена найдет, это уж как пить дать. Она у меня деньги по запаху чует. А еще говорят, деньги не пахнут. Вот житуха! Может, под половик? Сопрут? Эх!..»

Да, заначка — дело серьезное. Однако тут все ясно. Я переключился на здоровяка с фигурой каменотеса и багровой физиономией. Он «излучал» следующее:

«…двадцать пять? Не помню, кажется, двадцать пять. Где же я все-таки вчера был? Кучера б найти, он-то знает. Сам слинял, гад, меня бросил. Хорош кореш, нечего сказать! Небось дома дрых, а меня на казенную клеенку пристроил. Где ж я вчера был? На Гурешке? В Тушино? Убей, не помню… Сколько сейчас за медуслуги дерут? Кажись, четвертной. Ну и цены! Растут, не уследишь. Ух, башка трещит!..»

Я поморщился и перевел взгляд на худощавого гражданина в плаще. Он был поглощен хроникой происшествий на последней странице «Московского комсомольца». Газета удобно лежала на широкой спине «каменотеса».

«Надо дверь укрепить. Вон что, мерзавцы, вытворяют. Вор на воре. Сигнализацию, что ли, провести? В лифте больше не поеду. Третий этаж, ноги не отвалятся. А то стукнут по башке, взять-то ничего не возьмут, потому что нечего, а калекой оставят… Вот те на! Гранаты в ход пошли! Купить, что ли, парочку? Интересно, почем сейчас гранаты на Рижском рынке? Хватит зарплаты или нет?..»

— Станция «Кузьминки»! — прозвучала монотонная скороговорка из динамика.

«Моя!» — спохватился я и выскочил из вагона.

Поезд унес в черную дыру туннеля и девицу из «группы риска», и человека с блином вместо лица, решавшего проблемы заначки, и алкаша, так и не вспомнившего, в каком вытрезвителе вчера ночевал, и интеллигента в плаще, прикидывавшего, покупать гранату или нет, и многих-многих других, о ком я так ничего и не узнал…


Следующие два дня прошли без происшествий. Я постепенно привыкал к своей новой способности, начал использовать ее целенаправленно. Общаясь с людьми, я стал дублировать разговор чтением мыслей собеседника. Это давало мне огромное преимущество. Один лишь Евграф Юрьевич по непонятным причинам оставался недосягаем для моих телепатических «щупальцев». Все остальные сотрудники лаборатории были у меня как на ладони.

Завмагов перестал здороваться, гордо вскидывал голову и выпячивал живот, проходя мимо. Сам Завмагов меня нисколько не интересовал, но вот очевидец, на которого ссылался «ходячий футбольный справочник», — другое дело. Узнать его имя, казалось мне, будет проще простого, но информация, выуженная из обширной памяти Завмагова, лишь усложнила проблему. Выяснилось, что в тот самый понедельник, утром, в лаборатории, где работал Завмагов, появился некто командированный. Он прибыл по очень важному делу к товарищу Апоносову. Апоносова на месте не оказалось, и гость попросил разрешения подождать его в лаборатории. Незнакомец разговорился и рассказал, в частности, что сам видел над Истринским водохранилищем корабль пришельцев. Сотрудники лишь похихикали, а вот на Завмагова рассказ неожиданно произвел впечатление. Потому-то он и выпытывал у меня подробности того уик-энда. Апоносов до обеда так и не появился, командированный прождал несколько часов и успел поделиться с Завмаговым всеми подробностями, даже показал воскресный номер «Истринской правды» со сводкой погоды на выходные. Кто же был тот незнакомец? Я попытался выяснить, однако никто ничего о нем не знал, даже сам товарищ Апоносов. «Следят, — решил я. — Проверяют, не проболтаюсь ли. Не доверяют. Подослали лжекомандированного… Но зачем Завмагова-то втянули, олуха этакого?! Конспираторы…»

Эти два дня тети Клавы в киоске почему-то не было. Вместо нее сидела хорошенькая девушка, которая всегда ошибалась со сдачей. На вопрос, куда подевалась старушка, она только пожимала плечами и краснела.

Дома все шло по-прежнему. Разве что Василий как-то подозрительно косился на меня и все время молчал, хотя осетрину уплетал за обе щеки. Зато Маша ходила счастливая. То ли из-за небесных роз, то ли из-за того, что я оказался таким внимательным. Прав был Арнольд: розы хорошели день ото дня. По ночам от них исходил таинственный свет иных миров. Эх, Арнольд, где ты сейчас?..

Наступил четверг, и начались неожиданности.

В газетном киоске снова появилась тетя Клава, такая же добродушная и приветливая, только бледная и усталая.

— С добрым утром! Где же это вы пропадали? Я уж беспокоиться начал: не случилось ли, думаю, чего…

— Ох, и не говори, — запричитала тетя Клава. — Хворала я. Не поверишь, на кухню ко мне шаровая молния залетела. Ну я ее, конечно, веником, а она ка-а-ак бухнет! Веник — в пепел, я — в обморок. Только сегодня оклемалась.

— Вот это да! А мне шаровую молнию видеть не доводилось.

— И не приведи Господь! Ишь, любопытный, — проворчала тетя Клава. — Хотя увидишь еще, придет время. На вот, забирай свою прессу… Не безобразишь больше? — спросила она вдруг, пристально взглянув поверх очков мне в глаза.

— Что? — не понял я.

— Ну ладно, иди, иди, а то вон сколько народа собралось.

Я отошел, оглянулся. К амбразуре киоска протиснулся субъект без подбородка и бровей. Тот самый — в морковном свитере! Он хрипло пробасил:

— «Шахматы»!

Я зажмурился, потряс головой, открыл глаза — морковного свитера уже не было, тетя Клава спокойно обслуживала следующего покупателя.

Я вернулся к киоску, нырнул по плечи в окошечко и спросил:

— И часто он у вас покупает?

— Кто? — не поняла тетя Клава. — Да тот, в свитере.

— Точно не скажу. В постоянных клиентах не числится, — ответила киоскерша.

Всю дорогу до института я думал о человеке в морковном свитере. Вторая встреча. Я, конечно, был рад, что он не погиб под КАМАЗом. Однако все это так странно! Может, воображение разыгралось? Может, он никакой не инопланетянин? Может, и контроля-то нет?

И тот лжекомандированный, наверное, самый что ни на есть настоящий. И НЛО он видел, ведь тарелочка действительно была!

Рабочий день прошел как обычно. Но вот потом…

Вечером, прямо из института, я поехал на Авиамоторную к одному знакомому филателисту посмотреть коллекцию довоенных марок.

Я вынырнул из метро. Было жарко, душно и пыльно. Вдоль сквера с бюстом «всесоюзного старосты» я направился к рынку. У цветочного магазина собралась внушительная толпа. Я протиснулся вперед. У бочки с надписью «Квас» тщедушная старушка мертвой хваткой вцепилась в руку слабо сопротивлявшегося гражданина лет тридцати с небольшим.

— Попался, голубчик! — ехидно прошепелявила старушка.

Вострые глазки так и сверкали из-под кустистых бровей. Вылитая Шапокляк!

— И чего привязалась? — недоуменно вопрошал гражданин, добродушно взирая на старушенцию с высоты почти двухметрового роста. — Никого не трогаю, стою, пью квас…

— Видали?! — вопила Шапокляк. — Никого не трогает! Ишь ты! А кто рубь железный в банку кинул, а сдачи рубля на два взял?! Шесть двадцаток, три пятнашки и еще медь. Не ты?!

Гражданин пожал плечами, отхлебнул из кружки.

— Не я, конечно. Мне и в голову такое не пришло бы…

— Как же, не пришло бы! Знаем мы вас! Окаянных!.. Жулик он, истинный крест, жулик!

— И не стыдно вам, мамаша?

— Это мне-то стыдно?! — взвилась Шапокляк. — Милиция!.. Милиция!..

Тут до меня дошло, в чем дело. Здесь поставили эксперимент с самообслуживанием. Подходи, бросай монеты в банку, наливай квасу, сколько положено. Все на полном доверии. Ситуация, представленная старушенцией, теоретически была возможна, а как на самом деле?.. Я «настроился на волну» обвиненного в жульничестве и в следующий миг уже знал правду.

— Не надо никакой милиции! Успокойтесь, бабушка, не нервничайте. Я все видел. Могу подтвердить: этот парень ни в чем не виноват. У него и в кармане-то не больше десяти копеек медью.

«Задержанный» благодарно улыбнулся.

— Ну вот, я говорю, а она не верит… Да отпустите же меня, мамаша! Вот прицепилась…

Шапокляк сконфузилась, выпустила рукав гражданина, окинула меня подозрительным взглядом, махнула рукой и заковыляла прочь, бормоча что-то себе под нос.

Послышались незлобивые смешки:

— И на старуху бывает проруха.

— Нет, видали? Как она его!

— Молодец, бабка!

— Шустрая бабуля…

Толпа постепенно рассеялась, исчез и заподозренный в жульничестве парень. Я, довольный своим поступком, пошел дальше.

Кто-то осторожно тронул меня за локоть. Я обернулся на ходу. Круглолицый человек с интересом разглядывал меня.

— Вы что? — спросил я настороженно.

— Удивительно! Как вы догадались? Как разобрались? — В его словах сквозило восхищение.

— Вы о чем? — Я остановился.

— Извините, что я вот так, среди улицы, вас остановил. Но я просто поражен, как вы блестяще разобрались в ситуации…

— Что вам надо?

— Ведь вы позже подошли! Я вас сразу приметил. Вот, думаю, чудак — вы уж меня извините, — в такую жару в пиджаке.

Сам он был в темно-синем батнике фирмы «Вранглер».

— Ну и что? Может, мне холодно. Вам-то что за дело до моего пиджака?

— Да бог с ним, с пиджаком! — замахал пухлыми руками мужчина. — Ходите в шубе, это я так. Просто я вас приметил по пиджаку…

— Оставьте в покое мой пиджак! — Я догадался: с этим типом необходимо поссориться — может, тогда отстанет.

— Да что вы, право! — обиделся мужчина, выпятив толстую нижнюю губу. Отставать он не собирался. Неожиданно спросил: — Вы экстрасенс?

Кто-то толкнул меня в спину, и я навалился на круглолицего, слегка боднув его в подбородок. Мимо вихляющей походкой прошел субъект в морковном свитере.

— Простите, — виновато пробормотал я.

Прохожего в свитере мужчина, кажется, не заметил.

— Что с вами? Вам нехорошо?

— Нет, нет, ничего, уже прошло. Жара, знаете ли…

Высоко в небе прошел косяк двугорбых верблюдов.

— Верблюды клином пошли, — задумчиво произнес я, провожая их взглядом.

Мужчина недоуменно взирал то на меня, то на небо.

— Какие верблюды? Каким клином?! — прорвало его. — Вы мне все-таки скажите, вы экстрасенс?

Верблюды скрылись. Я очнулся.

— Что? Что вы говорите? Экстрасенс? Да… Нет, что вы! Просто… так получилось… Случайно…

Незнакомец шутливо погрозил мне пальцем.

— Знаем мы таких, скромничаете небось. Я ведь не из праздного любопытства спрашиваю, у меня чисто профессиональный интерес. Я следователь по особым делам.

«Да знаю я! — с досадой подумал я. — Все о тебе знаю. И что тебе от меня нужно — тоже знаю».

— Вы не удивлены?

— Нет, почему же, — я попытался изобразить удивление, — удивлен. Весьма.

— У меня вот какое предложение… — Догадываюсь.

— Догадываетесь?

— Да. Вы хотите, чтобы я помог вам раскрыть одно преступление. Так ведь?

Следователь попятился.

— Так. А откуда вы знаете?

— Так я же экстрасенс!

— Нет, правда?

— Вы же сами меня так назвали!

— Ну, я подумал… Предположил… Так, в шутку…

— Хороша шутка! Пристаете на улице. Я действительно удивлен. Весьма.

— Так вы на самом деле?..

— А то как же!..

Тут что-то больно ударило меня по макушке. Я оглянулся — никого. «Да отвяжитесь вы!» — мысленно огрызнулся я. Последовало второе предупреждение: чувствительный пинок пониже спины.

— Я согласен помочь вам, — зло проговорил я и тут же получил еще один пинок. — Едемте.

— Вот это удача! — воскликнул следователь.

Я направился к стоящему у тротуара желтому «Москвичу».

— Поехали!

— Верно, это мой автомобиль. Откуда вы узнали?

— По отпечаткам пальцев, — съязвил я. — Едем, или я пошел. У меня своих дел по горло.

— Поехали, поехали! — засуетился следователь.

Про коллекцию довоенных марок я напрочь забыл. Следователя звали Сергеем Тимофеевичем Прониным. «Майор Пронин», — окрестил я его про себя и теперь уже внимательно пригляделся к нему. Сергей Тимофеевич действительно был майором. Холост, но был женат. Двое детей. Платит алименты. Карьерист. Бездарен. Взяточник. Любит выпить, но тщательно скрывает это. Болельщик. Страдает гипертонией. Коллекционирует пачки от сигарет…

Пока мы ехали, под наш «Москвич» дважды бросался субъект в морковном свитере — на шоссе Энтузиастов и на Марксистской. Следователь никак не реагировал.

Мы остановились у мрачного серого здания. Поднялись на второй этаж и вошли в небольшой кабинет с зарешеченным окном. Тут было прохладно. Майор предложил мне сесть, а сам взялся за телефон.

— Дежурный! Следователь Пронин. Мокроносова ко мне… Да. В мой кабинет. Что? Нет, нет, спасибо, я сам.

Майор Пронин бросил трубку и пристально посмотрел мне в глаза.

— Сейчас сюда приведут одного типа. Он подозревается в убийстве. Улик у нас недостаточно, доказать его вину мы пока не можем. Ваша задача — вытянуть из него подробности совершенного им преступления, добыть, так сказать, недостающие улики. Только вот особая просьба, — Пронин замялся, — пусть ваше участие… останется тайной. Хорошо?

Я кивнул.

— А пока, — он вынул из ящика стола папку, — ознакомьтесь с материалами следствия.

Я открыл папку и бегло просмотрел дело.

Две недели назад, в пятницу, в три часа дня, сосед Мокроносова по лестничной площадке, некто Пауков, был обнаружен в своей квартире с проломленным черепом. Убийство было совершено тупым предметом, по-видимому пустой бутылкой из-под водки. Осколки бутылки были обнаружены рядом с трупом. Входной замок цел, никаких следов взлома. Преступник воспользовался своим ключом или был впущен в квартиру самим Пауковым. Минут за сорок до того, как был обнаружен убитый, соседка с верхнего этажа, спускаясь по лестнице, увидела, что дверь у Паукова чуть приоткрыта. Она не придала бы этому значения, если бы в пятнадцать часов, возвращаясь обратно, не увидела ту же картину. Заподозрив неладное, она вошла в квартиру и увидела на кухне бездыханного Паукова. Быстро прибывшая на место происшествия милиция обратила внимание на спертый воздух и запах спиртного перегара, на грязную посуду в раковине и на столе. Медицинская экспертиза установила: Пауков погиб, будучи сильно пьян. Смерть наступила около четырнадцати часов. Опрос соседей начали с Мокроносова. Выяснилось, что незадолго до убийства Мокроносов находился в квартире Паукова, где они вдвоем выпили две бутылки водки. Затем, по словам Мокроносова, он вернулся к себе и завалился спать. Разбудили его сотрудники милиции.

Майор Пронин полагал, что Пауков был убит соседом во время попойки, когда между ними вспыхнула ссора. Отпечатки пальцев Мокроносова на осколках бутылки подтверждали эту версию.

Мокроносов категорически отрицал свою причастность к убийству, заявляя, что покинул Паукова, когда тот был в полном здравии и лишь слегка «поддамши». Майор решил задержать Мокроносова по подозрению в убийстве. Далее следствие не продвинулось ни на шаг.

Я отложил папку. Следователь с надеждой взглянул на меня.

— Ну как?

— Есть вопрос. Когда Мокроносов покинул квартиру Паукова?

— В тринадцать тридцать, там же написано… но это с его слов.

Я кивнул.

Честно говоря, особого рвения и интереса я не испытывал. Единственное, чего мне хотелось, — побыстрей «прощупать» Мокроносова, установить, виновен ли он.

Ввели Мокроносова. Щуплый, немолодой. Вид измученный. В глазах ни тени надежды.

— Вот он, голубчик!

Я понял: этот добродушный с виду майор может быть жестоким.

— Зачем вызывали? — глухим голосом спросил Мокроносов.

— Тебя привели. Вызывают оттуда, — Пронин ткнул жирным пальцем в сторону зарешеченного окна, — с воли.

Мокроносов ни в чем не виноват. Я понял это сразу. Более того, как я ни пытался отыскать в его памяти хотя бы тень случайно увиденного им убийцы, все было напрасно. «А раз Мокроносов ни при чем, — решил я, — убийца мог проникнуть в квартиру Паукова только в те полчаса, когда тот оставался один, то есть с тринадцати тридцати до четырнадцати^).

Теперь, когда я убедился в невиновности сидевшего передо мной человека, на меня легла ответственность за его судьбу. Как доказать невиновность Мокроносова? Да, мне не симпатичен этот алкаш, но установить истину я обязан.

— Ну как вам нравится этот типчик? — спросил майор Пронин, кивая на Мокроносова.

— Товарищ майор, я согласился помочь вам, прибегнув к способу, известному одному лишь мне. Не требуйте ни фактов, ни улик, ни доказательств моей правоты, — официальным тоном заявил я. — Этот человек к убийству Паукова не имеет никакого отношения.

— Вот как? — Следователь вскинул брови. — Вы уверены?

«Зря я с ним связался! — прочел я его мысли. — Эх, зря! Так все гладко шло. Теперь выкручивайся..»

— Абсолютно уверен, — подтвердил я.

Мокроносов уставился на меня с удивлением.

— Вы правду говорите? — спросил он, и в глазах его вспыхнула надежда. — А может, комедию разыгрываете, как вот этот… майор?

— Молчать! — гаркнул Пронин, багровея.

Нет, тезка легендарного сыщика все больше мне не нравился.

С большим трудом он взял себя в руки. Ему было неловко передо мной.

— Вы, гражданин Мокроносов, что же думаете, ваши оскорбительные слова останутся безнаказанными? Это я — то здесь комедию разыгрываю?! — Он неприязненно посмотрел на меня и ледяным тоном произнес: — Если ваше мнение, товарищ Нерусский, окончательное, дальнейшее присутствие здесь подследственного не обязательно. И нежелательно У вас есть к нему вопросы?

— Нет.

Следователь взялся за телефон.

Когда Мокроносова увели и мы остались одни, майор долго мерил шагами мрачный кабинет, кидая на меня колючие взгляды. Наконец он остановился и заговорил:

— Вы допустили ошибку. Даже две. Во-первых, вы объявили подследственному, что он невиновен. Этого говорить нельзя было никак. Такой вывод вправе делать только суд. Во-вторых, вы вообще неправы. Виновен он, я в этом уверен. Прямых доказательств у меня пока нет, но они будут, ручаюсь. Повторяю, он виновен. Он должен быть виновен!

Последние слова окончательно рассеяли всяческие иллюзии по поводу моральных устоев майора. Он был предубежден против этого невезучего забулдыги. Почему? Недобросовестность? Тупость? Или злой умысел? Впечатление разумного, вдумчивого человека Пронин не производил, добросовестностью тоже, по-моему, не отличался. Что же касается злого умысла, то что общего может быть между следователем по особо опасным делам и хроническим алкоголиком? Я решил «прощупать» следователя. Мне не пришлось долго ворошить весь хлам, скопившийся в его голове: та мысль лежала на самой поверхности и, видимо, давно не давала покоя майору. Все оказалось до смешного просто: через три дня, в понедельник, наш бравый майор Пронин должен был отчитаться перед начальством по делу Паукова, так как в понедельник по плану следствие надо было закончить. Если убийца будет найден — а чем Мокроносов не убийца?! — светила премия, если нет — взбучка. Стоит ли копать глубже, раз кандидат в преступники уже в КПЗ?

Я понял, что за птица следователь Пронин. Однако, коли влип в эту историю, отстаивать справедливость я обязан не столько ради Мокроносова, сколько ради самого себя. И дернул меня черт поддаться на уговоры майора! Шел бы себе марками любоваться — и горя бы не знал. Да уж не проверка ли это? Вроде не похоже, а вот предостережение от необдуманных действий мне, кажется, сделано было, и не одно. Я вспомнил типа в морковном свитере, его чувствительные пинки, попытки покончить с собой под колесами желтого «Москвича». А эти дурацкие верблюды?.. Ясно, следившие за мной инопланетные экспериментаторы предупреждали: я вплотную подошел к запретной черте.

Я очнулся от своих размышлений. Круглолицый майор с любопытством смотрел на меня из-под пухлых век, почти лишенных ресниц.

— Мне очень жаль, — произнес он слащавым голосом, — что я втянул вас в наше нелегкое дело. Извините великодушно. Будем считать, что я вас ни о чем не просил…

— Нет, — перебил его я, — так не пойдет! Буду копать До конца, пока справедливость не восторжествует!

— Да поймите же, — горячился майор, — я обратился к вам исключительно за тем, чтобы вы помогли найти веские доказательства вины Мокроносова. Кто знал, что вы выкинете такой фортель! Я веду следствие, отвечаю перед руководством, перед своей совестью…

— Да нет у вас совести! Вам бы только премию получить за раскрытое преступление.

Лицо следователя посерело.

— Да как вы смеете! — прошипел он, брызгая слюной. — Да за такие слова…

— Не стращайте, не поможет! Я хочу только одного — справедливости. Совершенно уверен в непричастности Мокроносова к убийству Паукова. Даже не уверен — знаю.

— А доказательства у вас есть?

Я пожал плечами.

— По-моему, не я должен доказывать его невиновность, а вы — его вину.

— Вот-вот, его вину мы докажем, в этом не сомневайтесь. А вы его невиновность доказать не сможете!

Я понял: этот тип загнал меня в угол. Действительно, голословное утверждение доказательством не является. Мне-то все было ясно, как наверняка и ему. Суду нужны факты. Ими я не располагал.

— Ну что, будут доказательства? — ехидно спросил Пронин.

— Будут! — ответил я, с отвращением глядя в его свинячьи глазки.

— Вот как? Я рассчитывал, что вы все-таки одумаетесь. Ну что же, старайтесь, ищите. Если что найдете, буду только рад. Правда, адресок я вам дать не могу — служебная тайна.

— Адрес мне известен. Знаю я кое-что такое, о чем вы и не подозреваете.

— Вот как? — повторил майор, ерзая от беспокойства в кресле.

— Именно так, — сказал я, направляясь к двери. — До скорой встречи. Очень хотел бы надеяться, что одумаетесь все-таки вы.

Я вышел, демонстративно хлопнув дверью, и решил тут же, не откладывая, ехать на Мурановскую, тридцать три, где жили подследственный и потерпевший. «Служебную тайну» я выудил из памяти майора. Не блефовал я, впрочем, и говоря о чем-то, что ему и в голову не приходит; в этой самой его голове я отыскал нечто, что могло в дальнейшем сыграть для меня неплохую службу. Но пока что об этом ни звука.

По дороге я позвонил домой и предупредил Машу, что немного задержусь. Вместо раздраженного ворчания я услышал кое-что весьма музыкальное: не иначе, подарок Арнольда продолжал облагораживать атмосферу нашей квартиры.

Мурановская оказалась у черта на рогах. Обогнув кинотеатр «Будапешт», автобус наконец выплюнул меня на тротуар на первой же остановке. Дом я нашел быстро.

План у меня был следующий. Преступление было совершено средь бела дня, значит, убийца не мог проникнуть в дом незамеченным. Наверняка кто-то его видел, хоть краем глаза. Именно на это я и рассчитывал. «Прощупав» соседей, я надеялся получить нужную информацию — портрет преступника.

У подъезда коротали время бабульки. Они перемывали косточки всем жильцам дома. Разумеется, речь шла и о недавнем убийстве. Я занял позицию напротив подъезда, подперев плечом трансформаторную будку.

Прав был Арнольд: приходится попотеть, прежде чем извлечешь из груды никчемных, пустых, сорных мыслей ту единственную, которая тебе нужна.

«Потеть» мне пришлось около полутора часов. И какого только хлама не держали женщины в убеленных сединами головах! Мой кропотливый труд был вознагражден: постепенно, штрих за штрихом, перед моим мысленным взором стал вырисовываться портрет человека, побывавшего здесь около двух часов в день убийства Паукова. Молодой мужчина лет двадцати восьми — тридцати, длинноволосый, в легком подпитии. Джинсы, тельняшка, сумка в руке. Уверенно вошел в подъезд. Когда и как вышел, никто не видел.

Потоптавшись у трансформаторной будки еще минут десять и заметив, что бабули начали кидать в мою сторону беспокойные взгляды, я решил покинуть свой пост.

— Гражданин, предъявите документы! — раздался у меня за спиной требовательный голос.

Глава 7

Я обернулся. Передо мной стоял немолодой уже милиционер с погонами сержанта. Цепким, подозрительным взглядом он ощупывал мою фигуру.

— Ваши документы!

Документов у меня с собой не было. Прежде чем принять решение, я захотел узнать, чем же вызван интерес к моей персоне. Нужная мне информация лежала на поверхности:

«Стоеросов!»

«Я!»

«Слетай к дому номер тридцать три по Мурановской Оттуда только что сигнал поступил: какой-то подозрительный тип околачивается у пятого подъезда — ну, у того, где этого пьяницу пристукнули. Установи личность и доложи».

«Будет сделано, капитан!»

Коротко и ясно. Какая-то из старушек обратила на меня внимание и звякнула в отделение. Теперь доказывай, что ты не верблюд!

— Документов у меня с собой нет… — начал я.

— В таком случае придется пройти со мной, — бесстрастно произнес Стоеросов.

— А, собственно, зачем? — сделал я слабую попытку избежать объяснений в милиции.

— На предмет установления вашей личности, — так же бесстрастно ответил сержант.

— Ну что же, идемте, — пожал я плечами, поняв, что уговоры бесполезны.

Отделение милиции располагалось поблизости. Стоеросов привел меня в комнату дежурного и легонько подтолкнул навстречу сурового вида капитану, который отчаянно дымил «Примой».

— Вот он, голубчик. Документы предъявить отказался, — доложил сержант.

— Вот как? — сузил глаза капитан.

— Не отказался, просто у меня их нет.

— Вы что, бомж?

— Почему бомж? Я коренной москвич…

Я рассказал, кто я, где живу, чем занимаюсь. Капитан выплюнул окурок «Примы» на пол и принялся звонить куда-то. Долго что-то выяснял и наконец, слегка разочарованный, объявил:

— Мы установили вашу личность, товарищ Нерусский. Вы именно тот, за кого себя выдаете.

— Спасибо. Я в этом нисколько не сомневался. Рад услышать это лишний раз, тем более из ваших уст. Мне можно идти?

— Минуточку! — Капитан достал очередную, сигарету из лежащей на столе пачки. — Один вопрос. Что вы делали у пятого подъезда дома тридцать три по Мурановской улице?

Я пожал плечами.

— Ничего. Просто стоял. Ничего не делал.

— Просто стоял и ничего не делал, — повторил капитан. — Несколько странное времяпрепровождение, вы не находите?

— Надеюсь, уголовной ответственности за это я нести не обязан?

— За это — нет. — Капитан сделал ударение на первых словах. — Возможно, за вами есть кое-что еще.

— Бесспорно. Конечно, есть! Иначе и быть не может.

— Так рассказывайте. Сами рассказывайте!

— Рассказывать что? Обо всем, что со мной было со дня рождения?

Я знал: капитан поймет, что я над ним издеваюсь. И он понял. Не слишком рано, но и не чересчур поздно.

— Вы что, смеетесь надо мной?! Отвечайте, что вы делали у дома, где две недели назад произошло убийство?

— Послушайте, капитан, — я решил впредь говорить только серьезно, — если хотите получить информацию обо мне, позвоните следователю Пронину в МУР. Он вам все объяснит. Сергей Тимофеевич как раз ведет дело об убийстве Паукова.

— Знаю, — буркнул капитан, остывая. Он набрал номер Уголовного розыска.

— Следователь Пронин? Здравствуйте, товарищ майор. Это капитан Матерый из триста двадцатого. Да, да, того самого… У меня вот какое дело. Ко мне поступил один подозрительный субъект. Утверждает, что знаком с вами, мол, работает в контакте с органами… Некто Нерусский Николай Николаевич… Что? Первый раз слышите? — Губы капитана скривились в ухмылке. — Я, собственно, так и думал…

Ну и свинья же этот майор! Чего-чего, а такого я от него не ожидал.

Я подскочил к столу, выхватил у капитана трубку и крикнул:

— Послушайте, вы, слуга закона! Или вы перестанете валять дурака, или я доведу дело до конца сам, без вашего участия! Я сумею это сделать, вы знаете. Кое-что я уже раскопал.

Через несколько секунд в трубке раздался чуть ли не радостный голос этого хамелеона:

— Ах, это вы, коллега? Рад вас слышать! Я, знаете ли, не сразу понял… Слышимость никудышная. Извините. Так вы, Николай Николаевич, говорите, что напали на след убийцы? Я не ослышался?

— Нет, не ослышались. Поищите в картотеке. Этому человеку лет двадцать восемь — тридцать. Длинные темные волосы. Крупный, грубые черты лица. Ходит в тельняшке и потертых джинсах. Походка уверенная, вразвалку. Похоже, бывший моряк. Есть все основания полагать, что в момент убийства находился в квартире Паукова.

— Хорошо, Николай Николаевич. Учту вашу информацию. Если вас не затруднит, передайте трубочку капитану Матерому.

Матерый некоторое время внимательно слушал, наблюдая за мной.

— Понял, товарищ майор. Всего доброго! — сказал он и положил трубку.

Воцарилось неловкое молчание. Нарушил его капитан.

— М-да, интересное дельце получается. Вы, стало быть, частным образом расследуете убийство Паукова?

— Нет, мое дело — доказать невиновность Мокроносова, а расследование — это ваша прерогатива… Надеюсь, теперь я могу идти?

— Да, конечно.

— Прощайте! — бросил я и вышел из кабинета.

Не успел я пройти и пяти метров, как услышал позади торопливые шаги. Меня догнал сержант Стоеросов.

— Послушайте, Нерусский, не знаю, как вы собираетесь раскрутить это дело, но хочу, чтобы у вас получилось. Я помогу вам. Я знаю человека, которого вы описали. Это Козлятин из дома двадцать девять по Мурановской. Квартира, по-моему, сорок три.

Вот так так! Неприятность с задержанием неожиданно обернулась удачей. И не верь после этого в случай!

— Спасибо, сержант! Огромное вам спасибо.

— Да ладно, будет вам. Этот Козлятин — спившийся тип. Нигде не работает, вечно ошивается у винного. Холостой, как и дружки Мокроносов и Пауков, царствие ему небесное. Верно, он бывший моряк. Кличка — «Боцман». Ни одной драки не пропускает. Вроде ворует по мелочи, но пока не пойман. Вот, пожалуй, и все.

— Еще раз спасибо, сержант. Если Козлятин действительно причастен к убийству…

— Вам он ничего не расскажет, — перебил сержант.

— Поживем — увидим! — Я подмигнул ему и выскочил на улицу.

Я взглянул на часы. Было уже без десяти восемь. На сегодня, пожалуй, достаточно приключений. Встречу с Козлятиным придется отложить на завтра.

Дома я оказался в начале десятого. Маша встретила меня улыбкой. «Ах, ну да — цветы!» — вспомнил я. Надо сказать, что весь день я был в приподнятом настроении.

— Наконец-то! Где ты пропадал? Неужто у своего филателиста?

— У него, у него, — ответил я ей в тон.

Пришлось соврать. А куда деваться? Ведь я был связан по рукам и ногам условиями эксперимента. Зазвонил телефон. Я снял трубку.

— Это ты, отец? Я уже третий раз звоню.

— Ты откуда?

— Неважно. Никуда не уйдешь? Нет? Тогда жди, скоро будем.

Ничего не поняв, я отправился на кухню, откуда пахло кофе и яичницей с луком. Минут через двадцать, когда наш ужин подходил к концу, на улице послышался скрип тормозов. Я выглянул в окно. У подъезда стоял длинный, черный «роллс-ройс». Из него вылез какой-то пузатый господин, за ним — наш Василий.

Сын отпер дверь своим ключом, и в квартиру ворвался запах импортных сигарет, импортного одеколона и нашего коньяка.

— Знакомьтесь, — пробасил Василий, — это сэр Роберт Иванофф из Филадельфии. Страстный коллекционер. Заодно миллионер. А это из май фазер, — представил он меня.

— О, йес! — расплылся в широкой улыбке американец. — Фазер есть карашо! Гуд! Хау ду ю ду, фазер?

Иностранец мне сразу не приглянулся. Какого черта Васька приволок его сюда?

— Иванофф? — переспросил я. — Вы, часом, не русский? Не из эмигрантов?

— Ноу эмигрант! — замотал головой мистер Роберт. — Я есть чистокровный американец. Это есть факт.

«Ага, заливает! Эмигрант во втором поколении», — «прочитал» я и подумал: «Плохо, что он с вранья начинает!»

— Мистер Роберт интересуется твоими розами, отец. На родине у него богатейшая коллекция розовых кустов. Все, как он утверждает, существующие в природе сорта. А вот голубых роз нет. Таких, равно как черных и зеленых, нет и быть не может. Я рассказал ему о твоих цветах, он не поверил. И не поверю, говорит, пока своими глазами не увижу. Ну-ка, отец, покажи наши розы, утри нос мистеру Иванофф.

— О, утри нос! — радостно подхватил гость и шумно высморкался. — Немного насморк, аи эм сорри! Я должен ходить ту доктор. Ращен доктор — самый бесплатный доктор в мире! Гуд!

Он потянул мясистым носом и вдруг изменился в лице. Улыбка исчезла, глаза застыли, зато нос завертелся, словно у выхухоли. Ага, учуял Арнольдов подарок!

Я пригласил гостя в комнату. Он шагнул через порог и остолбенел, сделавшись почти такого же цвета, что л космические цветы в вазе.

— Пли-из, — произнес я, — прошу вас, господин Иванофф, проходите, располагайтесь… Маша! Свари нам. пожалуйста, кофейку.

Стоя позади мистера Иванофф. Василий подмигивал мне, потирал нос пальцами правой руки и прямо-таки излучал: «Будь спок! Сейчас мы его вытрясем. У него даже на самого бесплатного доктора не останется…»

Вот оно что! Выходит, Васька покупателя привел. Хорош, нечего сказать! Откопал миллионера, помешанного на розах. А этот-то, этот! Точно поголубел. Того и гляди, удар хватит!

— Это… есть что? — наконец выдавил из себя американец. — Где вы их достал?

— У одной старушки купил, в Новом Иерусалиме, на станции.

— Иерусалим? Израиль? О! Как далеко! Вы туда ездил за этот розы?

Я покачал головой.

— Нет, Новый Иерусалим — это станция такая железнодорожная. Всего шестьдесят километров от Москвы. Город Истра, знаете?

— Истра? Истра не знаю. Ноу Истра. Иерусалим знаю, Иерусалим йес… И сколько не платил за этот букет, мистер Николай?

— Червонец, — ляпнул я.

— Червонец? О, знаю червонец! Русский червонец — самый твердый валюта в мире!.. Был самый твердый, давно… Сколько вы хотите за эти розы?

Началось! Мистер думает, раз у него полны карманы долларов, ему все подавай. Нет уж. Это подарок: Арнольд подарил мне, я — жене. Это не просто розы, а символ нашего семейного счастья и благополучия… На пороге, затаив дыхание, стояла Маша, ждала, что я отвечу.

— Розы не продаются, — твердо сказал я.

— Как не продаются? — опешил мистер Роберт. — Вы меня не понял! Я дам вам много, очень много доллар!

— Сколько? — встрял Васька.

— Розы не продаются!

— Десять тысяч! — сказал миллионер.

Десять тысяч! Не слабо…

Васька скорчил кислую мину и протянул:

— За такую цену розы действительно не продаются.

Он еще и торгуется! Ну, погоди, уйдет этот тип, я с тобой поговорю!..

— Сколько же вы хотите?

— Миллион, — бросил Васька как бы невзначай.

— Миллион?! — ужаснулся Иванофф, прикрывая рукой карман.

— Миллион за букет — не каждому по карману! — подзадоривал гостя мой смышленый сынок. — Но согласитесь, цветы того стоят. Думаю, это единственный в мире букет голубых роз.

«В этом ты прав, — подумал я, — другого такого нет».

Страсть коллекционера боролась в душе мистера Роберта с трезвым расчетом. «Миллион, пожалуй, многовато, — думал он. — Завянут они через недельку, одни воспоминания останутся… Многовато, хотя…» В самом дальнем углу его души скреблось неуемное желание. Он был готов пойти на отчаянный шаг и выложить требуемую сумму.

Миллионер, словно готовящийся к прыжку лев, подкрался к букету, впился в цветы безумным взглядом. Ему не терпелось хотя бы прикоснуться к лепестку, но он сдерживал себя, вдыхая космический аромат. Каждый вдох придавал ему решимость.

— Я согласен! — проронил он роковые слова. — Я дам миллион доллар за этот розы.

Он обращался ко мне, полагая, что я уполномочил Василия вести переговоры.

— Соглашайся, отец, миллион в руки плывет! Такое раз в жизни бывает. Ну же!

И тут борьба чувств началась в моей душе. «Миллион — это прекрасно, — думал я, — за миллион я бы отдал и десять таких букетов, но… Ведь эти цветы я подарил Маше в годовщину нашей свадьбы! Она от них в восторге и по сей день. На нее, да и на меня розы оказывают какое-то гипнотическое облагораживающее воздействие. Нет, их никак нельзя продавать, никак!»

— И вы еще раздумываете?! — поразился Иванофф.

Ища поддержки, я глянул на жену. Она пожала плечами: решай, мол, сам. Похоже, что и на нее миллион произвел впечатление. Чего уж там, живем мы небогато, деньжата нам не помешали бы. Маша давно собиралась дубленку себе купить, да и Ваське неплохо бы кооперативную квартиру… Да что говорить, многие проблемы отпали бы. Скоро отпуск, можно по путевке в капстрану съездить, мир повидать, барахлишка прикупить… Кстати, я давно мечтаю о новом спиннинге… Что же делать, а? Продать букет, пока мистер не передумал? Арнольд, думаю, не обидится, Маша, кажется, согласна. Э-эх, была не была!..

— По рукам! — отрубил я, но тут…

Но тут на кухне что-то зашипело, резко запахло озоном, и оттуда в гостиную, шипя и полыхая искрами, бесшумно вплыла тарелкообразная шаровая молния. Мне сразу же вспомнилось картофельное поле близ Истринского водохранилища: молния была уменьшенной копией звездолета Арнольда. Она неподвижно зависла перед нами, части ее электрического тела переливались. В колеблющихся линиях угадывались то очертания материков, то прожилки кленового листа, то странные письмена. Вдруг в самом центре возникла красная точка, она стала увеличиваться в диаметре — и вот на меня уставилась физиономия субъекта в морковном свитере. «Ясно, — догадался я, — меня снова предостерегают от необдуманного шага. Не хотят, чтобы я продавал голубые розы! Ан нет, захочу — продам, захочу — оставлю. И ничего они мне не сделают». Мне почему-то вспомнилась тетя Клава, ее история с шаровой молнией, двусмысленное предсказание, что я, мол, еще увижу свою молнию, придет время…

А молния тем временем продолжала вращаться и видоизменяться. Из тарелки она превратилась в длинное веретено. Краем глаза я заметил, что жена, сын и американец тоже с ужасом и восхищением взирают на молнию, которая вот-вот рванет и разнесет наш дом. Лицо гнусного типа в морковном свитере исчезло. Сейчас что-то произойдет!

Но голубое веретено еще немного постреляло электрическими протуберанцами и плавно двинулось к окну. Через мгновение молния пропала, растворилась во мраке. Все встало на свои места. Тишину ночи (уже ночь!) нарушали тиканье часов на стене и вой запоздалого троллейбуса на улице. Как будто ничего и не было.

— Уф! — перевел дух Роберт Иванофф. — Ну и хреновины у вас тут летают… — Американец снова потянул мясистым носом. — А воздух какой, чувствуете? Гуд воздух.

— Озон, — пояснил Васька. — Обычное дело во время грозы.

— Давайте покончим с делом, — сказал я торопливо. — А потом можно и о погоде поговорить.

— Верно, — подхватил Василий. — Дело прежде всего.

Мистер Роберт болезненно улыбнулся и дрожащей рукой вынул из кармана чековую книжку.

— О’кей. Сделка есть сделка. Готов рассчитаться сию же минуту. Надеюсь, господин Николай, никаких препятствий больше не будет?

— Да какие уж препятствия! — воскликнул Василий, передавая цветы американцу.

Тот небрежно бросил чек на стол и с трепетом принял дорогой букет.

Чек действительно был на миллион долларов. Шесть нулей так и притягивали взгляд. Я взял чек в руки и с интересом рассматривал его.

— Вас интересует, — обнажил он ровные белые зубы в снисходительной улыбке, — как этот невзрачный клочок бумаги можно превратить в миллион? О, все очень просто. Достаточно предъявить его в банке, и вам выложат круглый сумма. — Он периодически коверкал русскую Речь, я был уверен, что умышленно.

— В каком еще банке? — нахмурился Василий. — Это что же, в Америку нам ехать за нашим миллионом? Нет уж, господин Иванофф, давайте наличными.

— Зачем Америка? — искренне удивился гость. — Не надо никакой Америки! Обращайтесь в Интернэйшнл Бэнк оф… — он произнес замысловатое название, — и получайте свой миллион. Как! Вы не знаете, что в Москве открыт филиал этот банк? Вы меня просто удивляете, господа!.. На чеке указан адрес филиала.

Адрес действительно был. Однако проверка не повредит. Я включил свой «детектор лжи» и прошелся по лабиринту сознания мистера Иванофф. Нет, он не врал. Все точно. Пряча чек в карман, я сказал:

— Все в порядке. Деловая часть закончена.

— О, я рад, мистер Николай! Вы настоящий деловой человек!

— Надеюсь, не откажетесь от чашечки кофе… Маша, кофе готов?

— Готов, — буркнула жена, и я сразу уловил перемену в ее голосе.

— О нет, я должен ехать. Нужно позаботиться о цветах: они стоят того. Прощайте, господа, гуд бай!

И он исчез за дверью.

Мы молча смотрели ему вслед. На душе у ценя скребли кошки. Комната наша будто сделалась меньше, стала неуютной и серой, что-то погасло в ней, умерло, улетело…

— Ну что, доволен? Получил свой миллион? Всегда ты так — не спросишь, все по-своему!

— Ну что ты ворчишь?! Ты ж сама хотела!

— Я? А ты спросил?.. Ну-ка, давай сюда миллион!

— Как же, держи карман шире! — огрызнулся я.

Василий тоже кипел от обуревавших его чувств.

— Ну ты, отец, и лопухнулся! Вот уж не ожидал! Я же тебя пихал, а ты ноль внимания. Миллион! Как же! Надул тебя этот фраер! Э-эх!..

— Заткнись! — зло бросил я ему и приготовился защищать свой карман. Все мы набычились и, похоже, решили перейти от слов к делу.

И тут раздался нетерпеливый звонок. Васька открыл дверь, и в комнату влетел пунцово-красный Роберт Иванофф. Жестом оскорбленного короля Лира он швырнул на стол некое подобие веника и, брызжа слюной, зашипел:

— Вы есть жулики! Господа! Да, да, все русские есть жулики! Верните мне чек и заберите это!

Боже! Ведь веник, брошенный им на стол, и есть тот самый букет голубых космических роз, еще пять минут назад лучившихся фосфоресцирующим светом и благоухавших так, что хотелось обнять весь мир. Цветы увяли, засохли, умерли! Не потому ли в наши души вселился бес гнева?! Да, да, это розы охраняли нас от всего дурного, присущего человеку, от всего; что накипью оседает в наших сердцах и потом вырывается наружу в виде злости, раздражительности, плохого настроения. Розы облагораживали нас. Теперь они мертвы. И виной тому я, продавший их этому типу, словно Фауст Мефистофилю свою душу. Поделом мне!

Мистер Роберт то багровел, то зеленел и все вился вокруг меня, сшибая стулья, шипел и требовал назад свой миллион. Мы с Машей стояли и смотрели друг на друга. Она тоже все поняла.

— Прости, — чуть слышно сказала она.

— И ты прости, — прошептал я в ответ.

Она бережно взяла умерший букет и унесла его на кухню. Я вынул злополучный чек и положил его на стол.

— Возьмите, господин Иванофф. Надеюсь, мы больше не увидимся.

Роберт Иванофф ловко смахнул бумажку в карман и кинул на меня неприязненный взгляд.

— Мошенники! — процедил он сквозь зубы, но злости в его словах уже не было. — Гуд бай, май френдз! Не поминайте лихом.

Он ринулся к выходу и исчез — теперь уж навсегда. Я опустился на стул и задумался. Как все гадко, мерзко, некрасиво! Хрупко человеческое счастье, его так легко разбить необдуманным поступком, дурным словом, взглядом, мыслью. А разбитое не сктеишь…

— Коля! Коля, иди сюда! Скорее!

Опять что-то стряслось! Я бросился на кухню и остановился на пороге как вкопанный.

У стола сидела заплаканная Маша и завороженно смотрела на некогда прекрасный букет, который лежал у неё на коленях. Но что это? Он уже не походил на веник. На. Моих глазах свершалось чудо: сморщенные лепестки роз Распрямлялись, разглаживались, голубели. Оживали и — Или мне это только показалось? — улыбались. Сухие листочки вновь становились зелеными, колючие стебли наливались соком. Букет опять дышал, благоухал. Голубые розы, чудилось мне, звенели, словно веселые бубенчики. Или это счастливый смех Машы? Она, и правда, смеялась сквозь слезы, которые капали на букет, снова самый прекрасный в мире букет голубых роз!

— Как в сказке! — шептала она. — Я заплакала — и цветы ожили…

Да, это было самое настоящее чудо.

На этом и закончился тот удивительный, насыщенный событиями день, если бы не Васька. Он пробасил у меня за спиной:

— Может, вернуть американца?

— Пошел вон! — рявкнул я.

Глава 8

На следующий день я наметил встречу с Козлятиным-Боцманом. Была пятница, накрапывал мелкий дождь. Ехать после работы на другой конец Москвы очень не хотелось, но куда денешься, надо.

Винный магазин на улице Коненкова я нашел быстро. Вход в него атаковала разношерстная толпа. Вдоль очереди, которая то и дело теряла свои контуры и превращалась в кучу, патрулировали два милиционера. Еще два стояли у дверей в полной боевой готовности. Неподалеку дежурила милицейская машина. В ней сидел милиционер, оснащенный рацией.

Встав поодаль, я стал с пристрастием просеивать страждущую толпу, выискивая в ней нужного мне человека. В хвосте очереди его не оказалось. Не было его и в первых рядах, где страсти накалились до предела. «Ага, значит, он внутри!» — догадался я и стал ждать.

Я уже порядком продрог и в душе клял всю эту затею, когда встретился взглядом с милиционером, сидевшим в машине. Ба, да это же мой старый знакомый, сержант Стоеросов! Он улыбнулся, чуть заметно подмигнул и кивнул в сторону магазина, давая понять, что клиент на месте.

Наконец ожидания мои увенчались успехом: на пороге, расталкивая страждущих, появился человек в тельняшке и джинсах с четырьмя бутылками водки в руках. Это был Козлятин, именно его образ остался в памяти тех бабулек, которых я «просветил» вчера.

Козлятин продирался сквозь толпу, подняв бутылки над головой. К нему ринулись его дружки.

— Ну ты, Боцман, молоток! Ведь больше двух в одни руки не дают.

— Это тебе не дают, а мне меньше четырех не положено. Как бывшему моряку. Усек?

— Слышь, Боцман, давай одну прямо здесь раздавим. А то не дойти мне…

— Во-во, на глазах у ментов! Чтобы всех повязали, — зло отозвался Козлятин. — Потерпишь, не помрешь.

Оставив молодцов с их проблемами, я принялся за решение своих. Предполагаемый убийца стоял в десяти шагах от меня. Ничто не мешало мне прозондировать его мозг.

Чего там только не было! И мне предстояло отыскать в этом мусоре иголку истины. Я добился-таки своего. Откопал нужную информацию. Моя версия подтвердилась: именно Козлятин стал причиной смерти Паукова. События в тот роковой день две недели назад разворачивались так:

Примерно в два Боцман, слегка опохмелившийся после вчерашнего, постучал в дверь квартиры Паукова. Тот долго не открывал, а когда все же открыл, Боцман увидел, что Пауков изрядно пьян.

— Наклюкался уже! Хорош друг! Налей полстакашка.

— Н-нету, — заикаясь ответил Пауков.

— Врешь небось! — не поверил Боцман и прошел в комнату. На столе стояли две пустые бутылки из-под водки и пара грязных стаканов.

— С кем пил-то?

— С Носом.

— А, с этим. На какие шиши-то?

— Да наскребли… Посуду сдали.

— Посуду, говоришь? Ну-ну…

— А ты чего заявился?

— Должок гони. — Боцман нахмурился. — Ты, Паук, шлангом не прикидывайся, а то я ведь не посмотрю, что ты инвалид, — враз напомню. — Боцман сунул увесистый кулак под нос Паукову. — Ну, вспомнил?

Пауков кивнул, отчего его качнуло так, что он не удержался и упал на стол. Со стола свалилась пустая бутылка и разбилась.

Пауков приподнялся и уставился на гостя.

— Чего надо-то?

— Бабки гони. Давай хотя бы трояк. Ну!

— Гол как сокол, — выдавил из себя Пауков. — На обыщи. — Он вывернул карманы.

— Ладно. Поговорим иначе. — Боцман вынул из сумки некую конструкцию, бросил на стол. — Пятерка. Почти даром отдаю. Покупай, не пожалеешь!

На столе лежал теплообменник — металлический цилиндр, пронзенный обычной водопроводной трубой.

— Ну что, берешь?

— На кой черт мне эта бандура?

— Сливе толкнешь. Я его дома не застал. Бери, не прогадаешь! За пятерку отдаю, а ты Сливе за чирик толкнешь. Ну!

— А Сливе-то оно на кой ляд?

— Дурак ты, Паук, а не лечишься. Это ж первейшая вещь в аппарате! Слива сам не пьет, зато гонит.

— Во-первых, денег у меня нет, а во-вторых, сам толкай эту бандуру своему Сливе. Он, того и гляди, засыпется, а я вместе с ним садиться не желаю. Не желаю и все тут! Слышь, Боцман, шел бы ты. Надоел — хуже некуда.

Боцман в бешенстве сжал железяку, аж пальцы побелели.

— Значит, нету бабок? Или поищешь?

— Утомил ты меня. — Паукова совсем развезло. — Спать охота. К Носу сходи, может, обломится.

— Обязательно схожу. Потом. А пока тебя потрясу. Выкладывай все что есть.

— Иди-ка ты…

— Что-о? — Лицо Боцмана покрылось багровыми пятнами. — Что ты, сволочь, сказал?

— Кто это сволочь? — вскинулся Пауков и навалился на Боцмана. — Это я сволочь? Да сам ты…

Рука с теплообменником взметнулась вверх, и на голову Паукова обрушатся сильнейший удар. Теряя сознание, Пауков рухнул на пол…

…Кто-то тряс меня за плечо. Я обернулся. Это был сержант Стоеросов.

— Ну как? Есть что-нибудь новенькое?

Я кивнул.

— Это дело рук Боцмана. Только ударит он Паукова не бутылкой, на которой остались пальцы Мокроносова, а стальным теплообменником.

— Вот оно что, — протянул Стоеросов, с интересом разглядывая меня.

— Теплообменник этот следует искать у некоего Сливы, самогонщика. Вот только адреса его…

— Адрес Сливы мне известен, — перебил меня Стоеросов, — как, впрочем, и сам Слива… Спасибо, товарищ Нерусский, вы нам очень помогли.

— Пустяки. Вам, сержант, огромное спасибо.

— Да ладно, — отмахнулся Стоеросов. — Вы теперь куда? К Пронину?

— К нему.

Сержант поморщился.

— Может быть, и не следовало бы этого говорить, но… Не связывайтесь вы с ним.

Я улыбнулся.

— Давайте начистоту. Майор Пронин — подлец, именно поэтому я и должен повидать его. Я обещал найти истинного убийцу — и нашел…

К следователю Пронину я попал в тот же вечер. К моему рассказу он отнесся с величайшим интересом.

— Вы просто молодчина! Не ожидал! — Майор расплылся в сладчайшей улыбке. — Подумать только — провернуть такое дело! О вас стоит упомянуть в рапорте… Вчера вы, уважаемый Николай Николаевич, обещали добыть доказательства невиновности Мокроносова. Я склонен поверить каждому вашему слову. Однако суду нужны доказательства. Этот пресловутый теплообменник… Где его искать? Вам известно только прозвище самогонщика. Ни адреса, ни настоящего имени. Маловато, чтобы разыскать человека.

— Сведения об этом человеке имеются в местном отделении милиции. Кроме того, и Козлятин, и Мокроносов знают этого алхимика… Послушайте, майор, перестаньте играть со мной в кошки-мышки! — не выдержал я. — Вы любыми путями пытаетесь увильнуть от расследования. Что, опять скажете, сроки поджимают? Некогда, да и неохота возиться в этом дерьме? А невинного человека посадить — на это у вас и время, и охота есть?!

Пронин смутился. Он молча ходил по кабинету, насупив брови и боясь встретиться со мной глазами.

— Хорошо, Николай Николаевич, — я впервые услышал в его голосе человеческие нотки, — я доведу это дело до конца. Обещаю вам. Позвоните в понедельник, я сообщу вам результаты расследования. В неофициальном порядке, конечно…

Оставалось поверить майору.

Но, увы, в понедельник, когда я решил повидать следователя, предпочитая беседу с глазу на глаз телефонным разговорам, дежуривший у входа милиционер не пустил меня. Он заявил, что следователя Пронина нет, будет отсутствовать до конца недели. Я включил свой безотказный «детектор лжи». Оказалось: майор сидит у себя в кабинете, но не велит пускать меня ни в коем случае. Что ж, придется пойти на хитрость. Я пересек улочку и приготовился к длительному ожиданию. Ждать пришлось около часа. Наверное, Пронин заметил меня из окна, или дежурный сообщил ему, что «тот самый тип» караулит напротив. Словом, майор сразу же юркнул в стоявшую у подъезда «Волгу» и умчался. А я, несолоно хлебавши, вышел на середину безлюдной улочки и вдруг почувствовал приступ неудержимого веселья. Ведь кому сказать, что следователь по особо важным делам бегает от меня, — поднимут на смех!

Майора я поймал только через два дня. То ли он потерял бдительность, то ли понадеялся на судьбу, но в среду я столкнулся с ним нос к носу у дверей его конторы. Он не стал ломать комедию.

— Идемте, — бросил он на ходу и быстрым шагом направился к себе. Пока мы шли, я проник в его мысли.

Войдя в кабинет, он резко повернулся и выпалил:

— Послушайте, в вашей самодеятельности нет теперь никакого смысла. Дело передано в суд. Козлятин к убийству Паукова непричастен, вина Мокроносова полностью доказана. Более того, Мокроносов сознался.

— Сознался?!

— По крайней мере он не отрицает такой возможности. Мокроносов подтвердил, что в том состоянии, в каком он тогда находился, вполне мог нанести удар бутылкой.

— Так мог или нанес?

— Какая разница?! Главное, есть вещественное доказательство: отпечатки пальцев убийцы на осколках бутылки, которой был убит Пауков.

Да, ловко плел паутину этот прохвост. Но сегодня я намеревался дать ему решительный бой. У меня было два огромных преимущества: первое — я знал о нем гораздо больше, чем он думал, и второе — в глубине души он считал меня шарлатаном, а я таковым не являлся.

Я взял быка за рога. Изобразив на лице саркастическую ухмылку, я развалился в его кресле и как бы между прочим спросил:

— А что, Сергей Тимофеевич, родной дядя Козлятина действительно занимает ответственный пост в крупном министерстве?

Кровь отхлынула у него от лица, глаза потемнели. Ага, я попал в самую точку.

— Вот какой: сон мне вчера приснился, — продолжал я — Будто бы вызывает вас шеф и говорит: «Что же это вы поклеп на честного человека возводите?! Поторопились с Козлятиным. Чист он перед законом». А потом на ушко вам шепчет, что Козлятин-то — единственный племянник ответственного товарища Икс и преступником быть никак не может. Мол, Козлятин болен, нуждается в срочном лечении. Не помните, Сергей Тимофеевич, в какой санаторий отправили бедного Козлятина? В Ялту? В Пицунду? Что с вами, майор? Вам дурно?

— Все это вас, гражданин Нерусский, — глухо произнес он, — никоим образом не касается. Да, Козлятин отправлен на лечение в Крым. Ничего противозаконного. О «дяде» из министерства я услышал от вас сейчас. По поводу методов ведения следствия я с вами, человеком посторонним, вообще говорить не желаю.

— Нет, Сергей Тимофеевич, о ваших методах ведения следствия вам все же придется со мной поговорить. Вспомните, пожалуйста, дело аферистки Крутой. Вспомнили? Отлично! А теперь скажите, какая сумма находилась в конверте, который вам передал незнакомый мужчина у станции метро «Таганская-кольцевая» семнадцатого апреля сего года? Не помните? Хорошо, подскажу: триста пятьдесят рэ. Так, далее: третьего мая, здесь, в этом кабинете, вы приняли от гражданки Вислоуховой пятьсот тридцать рэ… Продолжать?

Майору стало совсем худо. Одной рукой он схватился за сердце, другой — за стол. Он только мотал головой, что, видимо, означало: нет, продолжать не надо.

Я встал и направился к выходу. У самой двери остановился и жестко произнес:

— Учтите, майор, судьба Мокроносова в ваших руках Если через две недели с него не снимут обвинение, я снова приду сюда и выведу вас на чистую воду. Прощайте.

Но прежде чем истек названный мною срок, произошли события, избавившие меня от необходимости еще раз встретиться с майором Прониным.

Глава 9

Я настолько увлекся расследованием убийства, что даже пропустил традиционную рыбалку, которую считал более важной, чем сон, еда и — страшно признаться — работа. Обретенные мною телепатические способности перевернули всю мою жизнь. Невозможное стало обыденным, в повседневность вторглись такие невероятные изменения, о каких я и помыслить прежде не мог.

Во-первых, я перестал терпеть издевки и смешки Балбесова и в один прекрасный момент осадил его так крепко, что он начал обращаться ко мне исключительно на «вы» и по работе. Во-вторых, я посмел выразить несогласие с мнением шефа, Евграфа Юрьевича, чего ранее себе не позволял. Один из пунктов квартального отчета вызвал у меня сомнения, и я их высказал. Коллегами (кроме разве самого Евграфа Юрьевича) это факт был воспринят, как гром среди ясного неба. Они даже рты пораскрывали! Самым знаменательным стало то, что шеф отказался от своего мнения и принял мое. Этим я нанес Балбесову еще один удар, окончательно сокрушивший его. В коридорах при виде меня сотрудники стали шушукаться. Я терпел знаки внимания и милостиво разрешал восхищаться мною.

Как-то на доске объявлений появилось сообщение: нас посетит великий шахматист, непобедимый гроссмейстер Иванов-Бельгийский. После рассказа о своем пути к вершинам шахматного Олимпа он даст сеанс одновременной игры. Разговоры об этом охватили весь институт. В каждом закутке разбирали знаменитые партии Иванова-Бельгийского, анализировали его стиль. Из недр письменных столов были извлечены пыльные доски и комплекты фигур. Шахматному вирусу поддались не только мужчины.

Уже не помню, что толкнуло меня на авантюру, но моя фамилия оказалась в списке желающих принять участие в сеансе одновременной игры. Сразу оговорюсь: в последний раз я сидел за шахматной доской классе в третьем, так что о том, как ходят фигуры, имел довольно смутное представление. Сей дерзкий шаг я предпринял исключительно в расчете на свое шестое чувство — телепатию. Не имея практических навыков и абсолютно не зная теории, я надеялся строить защиту — о нападении я и не помышлял! — опираясь на богатый опыт противника, «читая» его замыслы.

И вот настал тот знаменательный день. К шести часам вечера конференц-зал был забит до отказа. Гроссмейстер как уважающая себя знаменитость позволил себе опоздать на сорок минут, но ни один из любителей шахмат не роптал. Когда Иванов-Бельгийский наконец появился на сцене, зал взорвался овацией. Тощий гроссмейстер принял причитающуюся дозу народного восхищения, затем толкнул вялую полуторачасовую речь. Около восьми на сцене установили шесть столов. Место за одним из них предстояло занять мне. Терпеливая публика затаила дыхание в предвкушении грандиозного зрелища. Пока соперники рассаживались, шахматный гений подкреплялся за кулисами кофе и бутербродами с красной икрой. Слегка «заморив червячка» и повеселев, Иванов-Бельгийский снова вышел на сцену и деловито потер руки.

— Тэк-с, начнем, — произнес он.

За столиком справа от меня сидел Апоносов, большой, грузный человек с бровями, напоминающими крылья орла, — тот самый начальник футбольного феномена Завмагова; слева ерзал очкарик по фамилии Пепсиколов, из патентно-лицензионного отдела.

Сеанс начался. Иванов-Бельгийский легко порхал по сцене (потом я узнал, что кофе-то был с коньяком) и, снисходительно ухмыляясь, ловко передвигал фигуры. Игра шла быстро. Пятеро его партнеров пыхтели, краснели, бледнели, морщили высокоинтеллектуальные лбы. Шестой, то есть я, копался в мозгах шахматной звезды. К величайшему моему удивлению, сама игра была там вовсе не на первом месте. Гроссмейстер думал о красной икре, бразильском кофе и предстоящей поездке в Буэнос-Айрес. Играл он в основном руками, а не головой. В его памяти был зафиксирован целый ряд комбинаций, порой довольно сложных, которые он автоматически извлекал и использовал по мере надобности. Причем все они были позаимствованы у других шахматистов, может, менее Удачливых, но зато более богатых оригинальными идеями. Короче, гроссмейстер был просто ловким (в хорошем смысле слова) малым, виртуозно владевшим техникой игры, но далеким от шахмат как искусства.

Я имел возможность раскрывать его замыслы, предотвращать их осуществление. Я нарушал его комбинации, чем приводил его в недоумение и раздражение. К девяти часам он разделался с четырьмя соперниками, осталось покончить со мной и Пепсиколовым. Последний постоянно заглядывал в записи, что-то просчитывал на карманном калькуляторе. Но он уже был обречен и наконец, красный, потный, удрученный неудачей и все-таки счастливый, покинул сцену. Я остался один на один с гроссмейстером, ощущая пристальное внимание зала. Стояла гробовая тишина. Иванов-Бельгийский хмурился, выразительно смотрел на часы, его раздражало мое упрямство. Я же вдруг понял, что должен победить — это дело чести всего нашего института. Я просто не имел права проиграть, но как победить? Игра приняла ожесточенный характер: на карту был поставлен престиж.

Моя тактика страшно раздражала звезду. Я только защищался, но защищался бессистемно. Это и сбивало с толку. Вот он и двинул ладью по левому краю. Ага, готовит ловушку для моего коня! Не выйдет! Конь сделал отчаянный скачок и оказался в гуще чужих пешек. Гроссмейстер мысленно чертыхнулся. Снова попытка достать коня — и опять неудача. Убегая, я попутно и совершенно случайно «съел» его пешку и слона. Он же все больше терял осторожность. В его голове засела навязчивая идея — уничтожить моего коня во что бы то ни стало. Мой могучий соперник никак не мог понять, что же я собой представляю: профана, действия которого невозможно предугадать, либо мастера, скрывающегося под маской дилетанта. Ему бы двинуть свои силы на моего короля, а он все продолжал гоняться за конем. Словом… Словом, как-то так само собой получилось, что мой отчаянный конь загнал его короля в угол и… Да это был мат! Мат, которого ни он, ни я поначалу даже не заметили…

Что тут началось! Шум, гам, фотовспышки… Бедного Иванова-Бельгийского оттеснили в сторону, никто не заметил, как он исчез.

Это был триумф. Когда до меня дошел смысл происшедшего, я вдруг возгордился. Шахматная карьера… А почему бы, черт возьми, и нет?! Пока продолжается эксперимент, я, глядишь, успею стать чемпионом, пусть местного значения. Надо подумать, надо подумать…

Институтские фанаты хотели было нести меня до дома на руках, но я категорически запротестовал. К себе в Кузьминки я вернулся лишь в начале двенадцатого.

Торжества в мою честь продолжались и весь следующий день. Ко мне шли и шли почитатели моего таланта, среди них были и те, кто раньше и замечать-то меня не хотел. Надменный и неприступный Апоносов и тот снизошел до легкого похлопывания по плечу. Даже Завмагов нанес визит вежливости.

— Ну ты, старик, и выдал! Не ожидал.

Что же касается моих ближайших коллег, то Балбесов и Петя-Петушок решили разделить со мной все тяготы триумфа и принимали поздравления. Тамара Андреевна так и вилась вокруг меня и была на седьмом небе от счастья. Еще бы! Пол-института имело возможность лицезреть ее сегодня! Не было лишь Евграфа Юрьевича. Он укатил в местную командировку.

Кульминацией дня стал звонок поверженного гроссмейстера. Он предложил мне выступить с ним в паре на ближайших международных соревнованиях. Я пообещал дать ответ через несколько дней. Дескать, надо подумать. Знай наших!

Но утром следующего дня я лишился ореола славы. И виной тому стал Евграф Юрьевич. Не успел я войти в лабораторию, как поймал на себе пристальный взгляд шефа. «И не стыдно?» — как бы вопрошал этот взгляд. «Да стыдно, но что ж теперь делать!» — промелькнуло у меня в голове.

— Проходите, проходите, дорогой Николай Николаевич, — сказал завлаб, не опуская глаз и не моргая. — Садитесь.

Я вошел и сел, но почему-то не на свое рабочее место, а на стул рядом со столом шефа.

— Наслышан о ваших подвигах. Удивили вы меня. Как же вам это удалось?

Я развел руками.

— Да знаете ли… — я замялся, — и сам не ожидал.

— Вот как? Интересно. А я ведь тоже в молодости в шахматишки поигрывал. Не желаете ли партийку сыграть? — спросил он и извлек откуда-то из-под стола доску с уже расставленными фигурами.

Шеф частенько ставил меня в тупик. Я ожидал от него всего, что угодно, но такого…

— Как? Прямо сейчас? Здесь?

— А почему бы и нет?

Тамара Андреевна ойкнула, Балбесов захихикал, а Петя-Петушок выключил плейер и снял наушники, отчего лицо его приняло осмысленное выражение. Тут как на зло в комнату заглянули еще несколько человек, чтобы выразить свое восхищение моей победой. Все замерли в изумлении, услышав предложение шефа, смотрели на меня и ждали, что я отвечу. Мне же оставалось одно — соглашаться, ибо отныне я был не просто старший инженер Нерусский, а шахматных гений. Я просто обязан был принять вызов Евграфа Юрьевича.

— Что же, сыграем, — махнул я рукой. — Была не была!

— Три партии, идет? — подхватил Евграф Юрьевич, прищуривая один глаз.

— Идет!

Шеф тотчас расчистил стол, поставил доску и деловито предложил:

— Играйте белыми, Николаи Николаевич. Уступаю.

— Нет, ну зачем же… Я могу и черными. С Ивановым-Бельгийским я играл черными.

— О! — Евграф Юрьевич понимающе кивнул. — Черные приносят счастье. Именно поэтому и уступите их мне: я очень боюсь проиграть.

В его словах звучала двусмысленность. Однако я не мо! понять, о чем он думает, его мозг был закрыт для меня.

И тут я вдруг осознал, в какую пропасть толкает меня Евграф Юрьевич. Я не способен прочесть ни одной его мысли и, значит, обречен на верный проигрыш. Даже если шеф не ахти какой игрок, хуже меня все равно не сыграть — хуже, как говорится, некуда. Я оказался в положении куда более худшем, чем герой песни Высоцкого, который хоть мог себе позволить ненароком бицепс обнажить. Одним словом, меня ждала катастрофа.

Я с треском проиграл все три партии. Евграф Юрьевич разделал меня под орех. Все закончилось за какие-нибудь пятнадцать минут. Даже я, совершеннейший профан в шахматах, понял, насколько сильно играл мои шеф. Его комбинации были блестящи. Шесть—семь ходов — и мне мат.

Самое обидное заключалось в том, что я опозорился в глазах не только моих ближайших коллег. Весть о нашем поединке стремительно разнеслась по институту. К концу третьей партии мне в затылок дышали не менее полусотни любопытных. Третий мат исторг у толпы стон разочарования. Я был окончательно унижен.

Евграф Юрьевич поднялся и удивленным взглядом окинул собравшихся.

— Вы что, все ко мне?

Толпа все поняла и стала рассасываться, попутно обливая меня презрением. Раздавались возгласы:

— Э-эх!

— Халтурщик!

— Ну что, съел?

Когда мы остались в своем первоначальном составе, шеф, смахивая шахматы в ящик стола, произнес:

— А теперь за работу, за работу! Хватит предаваться забавам.

Хороши забавы! Можно сказать, выставил на всеобщий позор. Впрочем, и я хорош, нечего было хвост распускать, словно павлин. Если на то пошло, у Иванова-Бельгийского я выиграл обманом, применив недозволенный прием. Рассудить по справедливости, я получил по заслугам. Рано или поздно все открылось бы — ведь эксперимент не вечен, — и тогда мне пришлось бы краснеть не только перед коллегами. Спасибо Евграфу Юрьевичу, что все закончилось, не успев толком начаться. Пожалуй, лучшего выхода из такого дурацкого положения я и желать бы не мог.

В тот же день я позвонил гроссмейстеру и отказался от участия в турнире, сославшись на срочную длительную командировку. Мне показалось, тот вздохнул с облегчением…

Вечером меня ждала еще одна неожиданность. Не успел я войти в квартиру, как Маша прошептала мне на ухо:

— Там тебя гость дожидается. Говорит, на рыбалке познакомились. Странный какой-то, все молчит и улыбается…

Я влетел в комнату. Навстречу мне поднялся улыбающийся командир звездолета в безупречной тройке и с массивными часами «Павел Буре» на цепочке в жилетном кармане. Мы крепко обнялись.

«Здравствуй, Николай!» — прозвучало в моем мозгу его приветствие.

«Рад тебя видеть, Арнольд!» — мысленно ответил я.

«Вот я и прилетел — как обещал».

«Спасибо, что не забыл меня».

«Да я только о тебе и думал все это время. У меня ведь, кроме тебя, настоящих друзей нет».

«И у меня с друзьями не густо. Выпьешь?»

«Не откажусь».

Маша стояла в дверях и с удивлением смотрела на нас Я прервал наш немой диалог:

— Познакомься, это Арнольд Иванович, мой самый лучший друг.

— Весьма польщен, сударыня, встречей с вами, — галантно поклонился Арнольд, а потом повернулся ко мне. — Мы уже полтора часа как знакомы. — Он улыбнулся.

— Правда, за эти полтора часа твой лучший друг и трех слов не проронил…

— Верно, неразговорчивый он.

— Молчание — золото, — добавил Арнольд.

— Коля ведь мне о вас ничего не рассказывал. Правда, он часто заводит знакомства на рыбалке. Но ни о ком не отзывался как о лучшем друге. И ни один из рыбаков не навешал нас. Вы первый.

— Вот как? Очень, очень рад. Что ж ты, Николай, своей очаровательной супруге обо мне не рассказал? Нехорошо как-то! — Он хитро сощурился. — Знаете ли, Мария Константиновна, он ведь не многим лучше меня — тоже молчун еще тот. Двое суток просидели с ним бок о бок, и если бы не осетр, я, наверное, его голоса так и не услышал бы. А вообще-то, по секрету вам скажу, он мужик ничего, можете не сомневаться.

Маша весело рассмеялась.

— А я и не сомневаюсь! Поужинаете с нами? Я пельменей налепила. Сибирские, с маслом.

— Не откажусь. Давненько я пельмешек не едал. Маша направилась было на кухню, но я остановил ее.

— Может, по случаю приезда дорогого гостя… а?.. У нас, кажется, что-то с майских праздников оставалось…

— Ну что с вами поделаешь! Ладно уж, раз такое дело — и я к вам присоединюсь.

— Вот это по-нашему! — в один голос воскликнули мы с Арнольдом.

«А розы-то стоят!» — подумал Арнольд.

Я смущенно опустил глаза.

«Стоят… Только, знаешь, я чуть было их…»

«Знаю, все знаю. Главное, что ты все понял».

«Спасибо Маше, она их спасла».

«У тебя прекрасная жена!»

Вскоре мы уже сидели за столом, с аппетитом ели пельмени, запивая их вином, и весело болтали о всякой чепухе. А по телевизору тем временем шла то ли двадцатая, то ли тридцать пятая серия бразильского сериала «Рабыня Изаура».

Арнольд был сама любезность. От его молчаливости не осталось и следа. Словом, вечер пролетел незаметно, и, когда гость вдруг стал прощаться, я с удивлением обнаружил, что скоро полночь.

— Я провожу тебя, — сказал я, одеваясь.

— Вы на машине, Арнольд Иванович? — спросила Маша.

— Нет, что вы, Мария Константиновна, какая там машина! Да вы не волнуйтесь, я совершенно трезв. — Он понизил голос до шепота. — Я на летающей тарелке.

Она улыбнулась и погрозила ему пальцем.

— Только никому не говорите, что вы на этой., на тарелочке прилетели.

Арнольд рассмеялся, а я так и замер от неожиданности.

— Это почему же? — поинтересовался гость.

— Все равно никто не поверит. Скорее Николай за инопланетянина сойдет, чем вы.

Арнольд от души расхохотался.

— Надеюсь, ваша тарелочка еще посетит наше скромное обиталище?

Арнольд сразу стал серьезным.

— Не хотел бы обнадеживать вас. Но если у меня появится хоть малейшая возможность повидать вас с Николаем, я обязательно воспользуюсь ею. Поверьте, вы с Николаем — самые близкие для меня люди. Я ведь один в мире как перст. Ни друзей, ни родных, ни семьи. Все летаю по свету, как… — Он махнул рукой.

— Приезжайте! Мы будем вас ждать. Правда, Коля?

— Правда, — кивнул я.

— Не обещаю, — ответил Арнольд, — но очень буду, стараться. Прощайте!

Когда мы вышли на улицу, я спросил:

— Ты, правда, прилетишь еще, Арнольд? Он грустно покачал головой.

— Нет, Николай, больше мы не уводимся. Скоро закончится эксперимент, всякие контакты с тобой станут невозможными. Это закон. Но, поверь, я не покривил душой, назвав вас с Машей самыми близкими мне людьми.

— Жаль расставаться. Очень жаль… Постой, а где ж твоя тарелка-то?

— Да недалеко, за углом.

— Как, ты ее прямо на улице оставил? — удивился я.

— Зачем на улице? Тут у вас стройка есть. Так вот там за забором, я и оставил свою колымагу.

При призрачном свете луны мы добрались до заброшенной стройки, проникли сквозь дыру в заборе на ее территорию. И я снова увидел звездолет — тот самый.] меня вдруг сжалось сердце.

Мы обнялись в последний раз.

— Прощай, Арнольд!

— Прощай, Николай!

Через несколько минут аппарат бесшумно поднялся \\ унес в просторы Вселенной моего лучшего и единственного друга. Унес навсегда.

Я медленно поплелся домой, пиная пустую консервную банку. Какой-то тип высунулся из окна и выразил в мой адрес некое не очень вежливое пожелание, смысл которого до меня не дошел.

Мне было грустно.

Глава 10

Никаких особенных причин не ехать в выходные на рыбалку у меня не было. Я просто забыл о ней. Из головы не выходили визит Арнольда и его слова о том, что мы больше никогда не увидимся. Зачем он так сказал? Ведь мог обнадежить, это было бы гуманно. Впрочем, там у них, на Большом Колесе, истина, возможно, дороже самой гуманной лжи.

Весь день сыпал мерзкий, холодный, напоминающий осень дождь, усугубляя гадкое расположение духа.

Чтобы развеяться, я решил все-таки навестить того филателиста с Авиамоторной. Маша вздохнула, отпуская меня, а сама решила повидать свою сестру, которая жила у черта на куличках. Василий третий день провожал друга в армию и домой носа не показывал.

На Авиамоторной филателиста я не нашел. Словоохотливый сосед сообщил, что тот буквально три дня назад переехал в центр, и дал его новый адрес. Я поблагодарил и отправился на поиски. Проплутав некоторое время, я наконец нашел нужный дом в двух шагах от гостиницы «Россия».

Я просидел у старого коллекционера битых четыре часа. Когда вышел на улицу, на Москву уже опустилась ночь. Мои шаги гулко отдавались в пустынных улочках. Дождь прекратился, но воздух был насыщен влагой до такой степени, что я не удивился бы, если бы из-за угла вдруг выплыла рыбина.

Марками, я увлекался с детства. В те далекие времена каждый второй мальчишка бегал с дешевым кляссером под мышкой. Все знали, что вон у того есть «колония», которую он отдаст только за три «Америки» или, в крайнем случае, за две «Африки» («Гвинею» не предлагать!), а у этого — полная серия (все двадцать шесть!) бабочек княжества Фуджейра, и он готов махнуть ее исключительно на серию афганских цветов. «Польша», «Румыния» и «Чехословакия» шли штука за две «наших». Изредка на марочном рынке всплывала экзотика вроде «Ньясы», «Кохинхины», «Фернандо По», «Занзибара» или «Оттоманской империи». Да, золотое было время!.. Большинство бывших мальчишек забросили кляссеры на чердаки. Я же остался верен этой страсти.

Шагая к метро, я мысленно все еще оставался там, у чудака-филателиста. Я перебирал в памяти десятки и десятки марок: потертые, прошедшие через многочисленные руки, потерявшие ценность из-за повреждения перфорации, но тем не менее представляющие немалый исторический интерес; и целехонькие, лишь пожелтевшие от времени… Целительный бальзам для моей страждущей души. Я никак не мог вспомнить, каким годом датирована итальянская марка с портретами Гитлера и Муссолини и сколько экземпляров из серии с изображением профиля Гинденбурга удалось собрать коллекционеру — тридцать шесть или тридцать восемь?..

— Эй, отец, курево есть? — услышал я вдруг грубый голос.

Передо мной стояли три парня. «Металлисты», — догадался я по их длинным в виде мокрых сосулек волосам, цепям и заклепкам на кожаных куртках. Таких молодчиков я обычно старался обходить стороной.

— Не курю, — соврал я и пошел было дальше, но услышат, как один из них процедил сквозь зубы:

— Жлоб! — и добавил кое-что, не подлежащее воспроизведению на бумаге.

Мне бы сделать вид, что не расслышал, но я остановился, проник телепатическим щупом в мозг каждого из металлистов и брякнул со злорадством:

— Это кто жлоб, я? А пачку «Винстона» кто зажал?

— Чево-о? — удивленно промычал один из троицы, тот, что с наручниками на поясе. — Какую еще пачку? Ты что, спятил, предок?

— Ну я тебе, положим, не предок! А пачку ты у Кинга свистнул, из сумки, десять минут назад, когда вы у «Зарядья» терлись.

— Что он там несет? — спросил у приятеля Кинг.

— А я почем знаю?

Кинг открыл свою утыканную заклепками сумку и нахмурился.

— Сигарет нет. Дэн, твоя работа?

— Да ты чего, Кинг, поверил этому плешивому? Чтоб я…

Но Кинг не слушал его. Он уставился на меня.

— Ладно, с Дэном я разберусь. Если что, он свое получит. А вот ты-то откуда знаешь про сигареты, а?

«Ах ты, сопляк! — возмутился я в душе. — Ты мне еще допрос учинять будешь!..»

— Ну хорошо, пусть плешивый, — усмехнулся я недобро, — зато чужих кассет, Кинг, я не продавал. Сколько Левон тебе за них отсыпал? По двести, если не ошибаюсь?

Кинг грозно двинулся на меня.

— Ну ты, — зашипел он, — заткни пасть, пока я тебе зубы не проредил!

— Это он о чем? — спросил третий, подозрительно косясь на Кинга. — Он что, о моих кассетах? А, Кинг?

— Да целы твои кассеты, целы! Отвяжись!

Кинг подошел ко мне вплотную, ухватился за плащ на груди.

— Откуда ты взялся, плешивый? Тебя что, Слон подослал?

— Убери руки! Слон влип с камешками, и ты знаешь это не хуже меня.

Удар в челюсть отбросил меня на середину мостовой.

— Да это же мент, у него на роже написано!

— Точно, мент! — подхватил Дэн. — Ну тогда другой разговор.

Я, кажется, слегка переиграл. Рассчитывал немного проучить этих лохматых грубиянов, но проучили меня. И весьма прилично. Дэн не стал выяснять отношения с Кингом, а врезал мне ногой поддых. Я ударился затылком о парапет и на миг потерял сознание.

— Ну что, плешь, расскажешь, откуда узнал о Слоне? — переводя дыхание, прохрипел Кинг.

И тут взвизгнули тормоза, раздался торопливый топот, крики:

— Стой!

Кто-то помог мне подняться.

— Зачем же вы, Николай Николаевич, лезете на рожон? — услышал я знакомый голос сержанта Стоеросова.

— Вы?!

— Да, я. Кто же еще! Из-за чего тут весь сыр-бор разыгрался?

Я пожал плечами и застонал.

— Ребра-то целы? Ну-ка, садитесь в машину!

— Зачем?

— Вопросы потом. Садитесь!

В милицейской «восьмерке» с синим «маяком» на крыше никого не было. «Значит, — решил я, — Стоеросов приехал один». Сержант сел за руль, я — рядом, автомобиль рванул с места.

— Куда вы меня везете? — с тревогой спросил я.

— Тех троих, значит, не испугались, — Стоеросов усмехнулся, — а мне — блюстителю порядка — веры нет. Так, что ли? Не волнуйтесь, Николай Николаевич, к вам домой мы едем. Доставлю вас в целости и сохранности. Вас там уже заждались…

— Кто? Жена?

— Мария Константиновна останется ночевать у сестры.

— Так кто же меня ждет?

На всякий случай я решил порыться в мыслях сержанта, но натолкнулся на непреодолимую стену. Я почувствовал неясную тревогу.

— Не нужно было упоминать про Слона, — вдруг сказал Стоеросов. — И про камешки, и про кассеты — тоже не нужно.

— А вы откуда… — У меня аж дух перехватило. Ведь не мог он этого слышать, не мог!

— А вы у него спросите. — Милиционер кивнул на заднее сиденье. — Он знает.

Я оглянулся. За моей спиной сидел тот самый тип в морковном свитере и глумливо улыбался. Я резко подался вперед и чуть было не боднул лобовое стекло.

— Спокойнее, Николай Николаевич! — произнес Стоеросов, не отрывая взгляда от дороги. — Главное, не суетиться. Хочу вас обрадовать: ваши мытарства подходят к концу.

— Кто вы? — не удержался я от дурацкого вопроса.

— А вы еще не догадались? — Стоеросов добродушно усмехнулся. — Сейчас узнаете. Вот мы и приехали.

Автомобиль затормозил у моего подъезда. (Интересно, откуда он знает, где я живу?) Сержант вышел первым…

— А этот? — спросил я, оглядываясь на заднее сиденье.

— Не понял? — недоуменно вскинул брови Стоеросов. — Вы о ком?

Сзади никого не было. Опять исчез!

— А где…

— Вот что, не будем терять время попусту. Пошли скорее. Мне велено быль доставить вас домой.

— А если я вовсе не хочу домой? Тогда что?

— Хотите! — оборвал меня сержант. — И давайте не будем.

Я открыл дверь своим ключом. Стоеросов вошел следом за мной. В коридоре было темно, но в гостиной горел торшер. Неужели Маша вернулась? Или Васька объявился? Я вошел в комнату и остановился как вкопанный…

Такое иногда бывает во сне — в одном месте оказываются незнакомые между собой люди, которым никогда не встретиться наяву. Встречаются, словно старинные друзья, но ты-то отлично понимаешь, что все это не так. Бред какой-то!

То, что я увидел, было похоже на сон. Если бы я увидел здесь каждого из гостей порознь — куда ни шло, но… вместе!

У журнального столика сидел Евграф Юрьевич, на диване, аккуратно сложив руки на коленях, расположилась тетя Клава, а у окна стоял — кто бы вы думали? — Мокроносов!

— Позвольте, — удивился я, — ведь вы же должны находиться в тюрьме?

Мокроносов мягко улыбнулся. (И совсем он не похож на алкаша!)

— Спасибо вам, майор Пронин провел новое расследование, установил полную мою невиновность. И освободили меня в законном порядке.

— В законном? А что, могло быть освобождение незаконное? Побег, что ли?

— Именно побег! — обрадовался моей сообразительности Мокроносов.

— Вы что, все заодно? А Евграф Юрьевич? Вы тоже с ними?

— И-и, да он так ничего и не понял! — полуудивленно, полувопросительно пропела тетя Клава.

Евграф Юрьевич хлопнул ладонью по коленке и поднялся с кресла.

— Так, — произнес он, сверля меня взглядом, — пора расставить точки над «i». Официально заявляю вам, Николаи Николаевич: эксперимент закончен.

Если бы не Стоеросов, я, наверное, упал бы. Эксперимент! Магическое слово, которому была подчинена моя жизнь. Вчера Арнольд говорил, что эксперимент скоро закончится, да я не сообразил, что это может произойти так быстро. Выходит, и Евграф Юрьевич, мой шеф, и тетя Клава, соседка по подъезду, киоскер «Союзпечати», и Мокроносов, горький пьяница, и Стоеросов, сержант милиции, все они оттуда ?.. Вот это да! Наверное, у меня был настолько дурацкий вид, что тетя Клава хихикнула и сказала шефу:

— Ну что ж, реакция этого молодого человека подтверждает мнение Центра о высоком уровне засекреченности нашей агентуры.

— Не болтайте лишнего! — строго произнес Евграф Юрьевич, не сводя с меня взгляда. — Николаи Николаевич, вы проработали со мной много лет и знаете: все, что я делаю, я делаю всерьез. Не раз имели возможность убедиться, что я шутить не люблю. Вспомните хотя бы наш шахматный поединок. Прошу вас отнестись ко всему происходящему максимально ответственно. Да, мы действительно оттуда — с Большого Колеса. Вы поняли это только сейчас. Что ж, наша система конспирации надежна, согласен с Клавдией Аполлинариевной. Сеть наших секретных работников охватывает всю Землю. Наши люди повсюду: в каждом государстве, в каждом городе, в каждой общественной организации. Наиболее искусные агенты работают в правительственных органах. Мы всюду и везде. Перед вами только те, с кем вам лично пришлось иметь дело. — Евграф Юрьевич не спеша прошелся по комнате, потом продолжил: — Я счел необходимым сделать это небольшое вступление, чтобы вы ясно представляли себе, с кем имеете дело, какова наша роль в вашей судьбе, в эксперименте. Теперь о самом эксперименте. Мне как главе группы наших сотрудников на Земле поручено завершить его — лишить вас телепатических способностей. Это произойдет чуть позже. Мы подключим вас к специальному прибору (только теперь я заметил на столе небольшой перламутровый ящичек) и проведем операцию безболезненно и незаметно для вас. Вы уснете, а когда проснетесь, все будет кончено. Но это, повторяю, позже, а пока… пока можете задать нам несколько вопросов. Спрашивайте, Николай Николаевич, ибо для вас это уникальная возможность почерпнуть информацию. Официальный контакт с вами будет прерван навсегда. Итак?

То, что я услышал, поразило меня. Сознавать, что вся наша земная жизнь находится под пристальным вниманием инопланетной цивилизации, что ее эмиссары внедрены в человечество, было страшно. Я полагал, что наблюдение за мной и Землей в целом ведется исключительно из космоса, с орбитальных станций.

Борясь с волнением, я произнес:

— Ваше появление здесь действительно неожиданно. Но не это главное. Вступив в контакт с цивилизацией Большого Колеса, я приучил себя к неожиданностям… Какова цель вашего присутствия на Земле?

— Наблюдение, пассивное, созерцательное наблюдение — и ничего более, — ответил Евграф Юрьевич. — В качестве инопланетян нам строжайше запрещено вмешиваться в земные судьбы.

— В качестве инопланетян? — не понял я.

— Именно. Ибо как земляне, за которых мы выдаем себя, мы вмешиваться должны и обязаны. Мы участвуем в земной жизни на равных с вами. Каждый из нас несет определенную нагрузку, возложенную на наши плечи Центром. Я — заведующий лабораторией, стопроцентный администратор. Клавдия Аполлинариевна — киоскер и душа-человек. Стоеросов — бравый служака, а Илья Петрович, — он кивнул на Мокроносова, — деклассированный элемент, пьяница и кандидат в преступники.

— Вы что, действительно алкоголик? — спросил я Мокроносова.

— Увы.

— И пьете по-настоящему?

— Пью. Пью вот уже тридцать лет. Таково задание Центра.

— Но ведь вы гробите себя!..

— Успокойтесь, Николай Николаевич, — вмешался шеф, — наша медицина способна защитить здоровье секретных сотрудников. Против вашего алкоголя у нас есть надежное противоядие. Здоровье Мокроносова вне опасности.

— А как же следствие? Ведь он мог загреметь в тюрьму!

— Вызволили бы. Такие мелочи решаются у нас в рабочем порядке. — Шеф не спеша мерил комнату шагами. — Я предвижу еще один вопрос…

— Да, я хотел бы…

— Так вот, отвечаю. Наша внешность изменена в соответствии со стандартом земного человека. Все-таки как ни похожи мы на землян, отличия сразу же бросаются в глаза… Пластические операции. Надеюсь, это понятно?

Я кивнул. В памяти вдруг возник субъект в морковном свитере, тут же прозвучал ответ на мою мысль:

— Это не человек — это фантом. Некий образ, рожденный в вашем сознании мощным внеземным умственным потенциалом. Таким потенциалом снабжены и мы, секретные сотрудники Центра, и потому способны создавать подобные фантомы для отдельного индивидуума или для группы индивидуумов. Вы такой способности лишены.

Одно мне все же оставалось непонятным: зачем вообще понадобилось подсовывать мне этого типа?

— А вот зачем, — объяснил Евграф Юрьевич. — Вы иногда чересчур приближались к опасному пределу. Мы были вынуждены периодически напоминать о себе, о своем контроле. Не правда ли, фантом всегда появлялся в критических ситуациях, когда вы готовы были проговориться о своем шестом чувстве или своими действиями раскрыть общую тайну? Этим наше воздействие не ограничивалось. — Я вспомнил верблюдов, царский червонец, шаровую молнию. — Времени в обрез. У вас, возможно, возникнет еще ряд вопросов. Предупреждая некоторые, я расскажу вам кое-что. Как я уже говорил, цель нашего присутствия — наблюдение за процессами, происходящими как в социальной сфере, так и в жизни всей планеты. Судьба Земли как астрономической единицы неразрывно связана с судьбой человечества. Но, повторяю, наблюдение пассивное. В какие бы переделки ни попадали наши разведчики, им под страхом смерти запрещено вмешиваться в естественный ход событий. И на эту ответственную работу отбираются только самые надежные, самые выдержанные сотрудники. Мы знаем о Земле все. Честно признаюсь, порой трудно сдержаться, видя несправедливость, беззаконие, горе, и не вмешаться!.. Правда, однажды Совет в виде исключения решил вмешаться в ход земной истории, и сделано это было из исключительно гуманных соображений. Это произошло в тысяча девятьсот сорок четвертом году, на исходе второй мировой войны. В Германии и России почти одновременно была создана атомная бомба…

— Что?! Бомба?!

— Да. Я не оговорился… Не волнуйтесь, у нас нашлось средство навсегда вычеркнуть из памяти людей все, что связано с этим открытием.

— Но ведь это невозможно!

— Возможно. Мы сумели предотвратить катастрофу. Тогда, в сорок четвертом, земной мир был на грани уничтожения. Совет не сразу пошел на вмешательство в ваши дела, взвешивая все «за» и «против». Наши специалисты сказали свое веское слово в решающий момент. Они уничтожили даже память о страшной бомбе…

— Но ведь через год она была создана американцами!

— Совершенно верно. Но Совет не счел нужным вмешиваться на этот раз. Не вмешался он и когда ядерное оружие было создано в вашей стране вторично. Анализ ситуации показал: миру не грозит катастрофа.

— А как же Хиросима? И разве ваша пассивность не стала причиной ядерной трагедии?

Евграф Юрьевич покачал головой.

— Не стоит перекладывать собственную вину на других. Причина той трагедии не в нашей пассивности, а в вашей агрессивности.

— Но ведь вы могли вмешаться, и не было бы…

— Да, могли бы, если бы триста пятьдесят лет тому назад не вступили в Межгалактическую конвенцию и не подписали — Космический пакт о невмешательстве во внутренние дела инопланетных цивилизаций. Возможны только два исключения: просьба о помощи и угроза гибели цивилизации. Ситуация сорок четвертого года как раз отвечала второму исключению.

— Полагаете, наша цивилизация могла погибнуть?

Евграф Юрьевич снова покачал головой.

— Не я полагаю, и даже не Совет. Возможная катастрофа была смоделирована, просчитана до мельчайших подробностей. Были учтены незначительные, на первый взгляд, факторы, включая характеры, намерения и хронические заболевания лидеров обоих враждующих государств. Только получив стопроцентное подтверждение того, что катастрофа неизбежна, Совет принял решение о вмешательстве. Оно осуществлялось под строжайшим контролем со стороны участников Межгалактической конвенции.

— Да что это за конвенция такая? Почему нам, землянам, о ней ничего не известно?

Евграф Юрьевич снисходительно улыбнулся.

— Вам еще надо научиться разбираться в собственных делах… Однако, раз уж вы спросили, отвечу. Межгалактическая конвенция — орган, объединяющий высокоразвитые цивилизации на основе миролюбия, равноправия, взаимопомощи и взаимовыгоды. Цель — решение вопросов, выходящих за рамки отдельных цивилизаций, а также координация совместных действий. Конвенцией принят ряд документов, один из них — пакт о невмешательстве. Все эти документы составляют Единый космический кодекс, выполнять который обязаны все члены конвенции. Что же касается Земли, то ваша цивилизация сочтена незрелой, примитивной, к контактам с иными мирами не готовой. По крайней мере так считалось до сих пор.

— Есть надежда, что эта оценка будет пересмотрена? — с волнением спросил я.

Евграф Юрьевич не ответил. Он внимательно посмотрел на меня, отошел к окну, сокрушенно покачал головой и вдруг сказал, не оборачиваясь;

— А розы, Николай Николаевич, все еще стоят. Это хорошо. Очень хорошо!

Действительно, цветы по-прежнему стояли в хрустальной вазе. Они выглядели так, словно их только вчера срезали с куста — свежие, небесно-голубые, приветливые. Мне казалось, что они улыбаются.

Шеф отошел от окна. Остальные молча наблюдали за нами.

— Вы задали очень непростой вопрос… Над ним задумываются величайшие умы Большого Колеса. Эксперимент с вами, надеюсь, поможет в решении этой проблемы.

— Я и не думал, что все это так серьезно…

— Хорошо, еще немного приоткрою завесу тайны… А может, кваском угостите, а, Николай Николаевич?

— Действительно, кваску бы неплохо. Пить страсть как охота, — подхватил Стоеросов.

Про квас я совсем забыл. Еще утром Маша ходила с двумя бидонами в палатку на углу, где в дождливую, прохладную погоду квас бывал всегда.

Я принес с кухни бидон с пятью большими пивными кружками.

— О! — обрадовался шеф, потирая руки. — Вот это по-нашему!

— За успех нашего предприятия! — провозгласил Стоеросов.

— Всегда бы так, — крякнул Мокроносов, — а то приходится пить всякую гадость…

— Ну, ублажил, соседушка, — расплылась в улыбке тетя Клава. — Где брал-то, у Кузьминишны? — Я кивнул. — Ну и правильно. Женщина совестливая, разбавляет самую малость.

Наступило молчание, которое прервал Евграф Юрьевич:

— Результаты эксперимента обрабатываются в Научном центре при Совете Большого Колеса. Окончательных выводов, по-моему, придется ждать еще долго. Как частное лицо возьму на себя смелость сделать некоторые прогнозы. Начну с того, что результаты превзошли все ожидания. Утверждаю это, даже не зная окончательных выводов. Ведь вам, кажется, не сообщали о цели эксперимента?

— Нет, почему же, сообщали. Изучение реакции среднего жителя Земли на шестое чувство, на телепатию.

Евграф Юрьевич снисходительно улыбнулся.

— Да нет, это — частная цель. Незначительная. Главное — выяснение способности и готовности земного человечества к контакту с высокоразвитыми цивилизациями. Верно, эта способность изучалась на примере типичного землянина, то есть на вашем, уважаемый коллега. Истинный смысл эксперимента до вас доведен не был. Что ж, может, это и правильно… Так вот, большинство наших ученых склонялись к мысли, что вечные дрязги, войны, социальные потрясения и сравнительно низкий уровень жизни поглощают всю энергию землян и отвращают их взоры от космоса. Иными словами, ваша готовность к вступлению в контакт с нами еще очень невелика. Но причина не в отсталости технических средств и науки в целом. Нет, причина — в неготовности вашего сознания к мирному — повторяю: мирному! — сотрудничеству. Вы все еще «играете в войну», словно драчливые мальчишки. Вы не доросли до разумной, созидательной деятельности в масштабах Галактики. Так наши ученые считали до эксперимента. Эксперименту надлежало подтвердить такую точку зрения, чтобы на многие тысячи, на десятки тысяч лет отложить попытку войти в контакт с человечеством. Ваша, Николай Николаевич, реакция на способность читать чужие мысли должна была окончательно убедить немногих сторонников контакта с землянами в низменности помыслов среднего жителя вашей планеты, а значит, и всего человечества. Но прогнозы, по-моему, оказались неверны. Вам суждено было нарушить все планы наших ученых.

— Мне?! Поверьте, я не хотел…

Шеф поморщился.

— Минуточку, Николай Николаевич, я еще не кончил. Так вот, сначала эксперимент не выходил за предначертанные рамки, однако затем круто свернул в сторону. Но по порядку. Вернувшись на Землю, вы поспешили дать волю своей новой способности. Сначала дома, потом на работе и в метро вы взахлеб читали чужие мысли. И так несколько дней. Вреда вы этим никому не приносили, но и пользы тоже. Щекотали себе нервы. Словом, использовали дар телепатии в эгоистических целях. На такой эффект и рассчитывали наши специалисты-социологи. Из того же разряда и ваша авантюра с шахматами. Но вот судьба заносит вас на Авиамоторную — и начинается цепь событий, для нас неожиданных. В истории с майором Прониным нет ни малейшей доли нашего участия, наоборот, мы всячески пытались не допустить, чтобы вы впутались в это дело. Помните стаю верблюдов? Фантома в морковном свитере? С органами лучше не связываться! Мы боялись, что придется вытаскивать вас из какой-нибудь скверной истории, а активное вмешательство для нас нежелательно. Нам не пришлось спасать вас, вы сами спасли — и кого?! — нашего ценнейшего сотрудника! Ну. если не спасли, то по крайней мере очень помогли ему и нам. Самое главное — вы сделали это сами. Вступили в схватку с негодяем — и победили его! Старались вы не для конкретного человека — Мокроносов был вам антипатичен, — а во имя справедливости. Смелый шаг, ни в какое сравнение не идущий с тем сумасбродным поступком, за который вы заработали фингал под глазом. Вы столь безрассудно выясняли отношения с теми тремя молодчиками, что нам спешно пришлось высылать сержанта вам на помощь. Вернемся к истории с убийством. Ваше поведение поразило наших ученых, смешало все их карты. Первая мысль, которая пришла им в голову, была: «А не ошиблись ли с выбором кандидатуры?» Лишь потом возник иной вариант ответа: дело не в кандидатуре, а во всем земном человечестве. Лично мне кажется, что ваше поведение должно в корне изменить представление наших правителей о степени готовности человечества к контактам с высокоразвитыми цивилизациями. Я очень надеюсь: когда-нибудь мы с вами встретимся открыто, на равных — как представители разных миров, как сотрудники. Да-да, как сотрудники, ибо космический контакт — сотрудничество.

Евграф Юрьевич снова взглянул на часы и подошел к прибору. Пока он вместе с Мокроносовым возился с ним, я чувствовал себя так, словно вот-вот должен проснуться: знаю, что все это он, неправда, но пробудиться не в состоянии.

Стоеросов разгуливал по комнате и насвистывал, тетя Клава листала журнал «UFO» (вот что значит работать в «Союзпечати»!). Но вот она аккуратно разгладила страницу рукой, подняла на меня хитрые глаза и поманила пальцем:

— Глянь-ка, соседушка. Узнаешь?

Фотография была во всю страницу. Качество оставляло желать лучшего. На фоне сумеречного, предвечернего неба вырисовывались контуры НЛО. Что-то очень знакомое… Ну так и есть! Это же корабль Арнольда! Надо же, в американский журнал попал.

— Узнал, — удовлетворенно хмыкнула тетя Клава. — Бери журнал на память. Бери, не стесняйся.

— Большое спасибо, тетя Клава!

— Так, — произнес Евграф Юрьевич, закончив возню у стола, — все готово, Николай Николаевич. Мы подключим к вашей голове электроды, вы уснете, а когда проснетесь, все, касающееся посещения Большого Колеса и эксперимента, исчезнет из вашей памяти навсегда. Попутно вы утратите и телепатические способности. Больно не будет. Вам когда-нибудь делали энцефалограмму? Ну так вот, почти то же самое. Готовы?

Вопрос был адресован Мокроносову. Тот щелкнул каким-то тумблером, смахнул пылинку с блестящей панели и поднял на шефа глаза.

— Готов.

— А вы, Николай Николаевич?

Я кивнул.

— Тогда приступим.

Стоеросов предупредительно пододвинул к столу мое кресло, меня бережно усадили в него. Евграф Юрьевич одарил меня улыбкой, желая, видимо, подбодрить. Холодные металлические электроды облепили мою голову, что-то зажужжало, загудело, замигало… Я стал проваливаться в небытие… Но прежде чем забыться, я услышал голоса — раздраженный Евграфа Юрьевича и испуганно-виноватый Мокроносова.

— Где восьмой электрод?

— Был здесь.

— Вы что, не видите, его нет?

— Ума не приложу, куда он подевался…

— Растяпа! Кто отвечает за комплектность прибора?

— Я…

— Вам известно, на какую функцию мозга воздействует восьмой электрод?

Что ответил Мокроносов, я уже не услышал…

Глава 11

Очнулся я оттого, что в глаза бил яркий свет. Электрод… Кажется, восьмой… Да-да… Нет, не помню. Что со мной делают? Что-то с памятью… Я открыл глаза и тут же снова зажмурил их.

Утреннее солнце только что выглянуло из-за туч. Я окончательно проснулся и сел.

Было семь часов. В комнате пусто. Ни ночных посетителей, ни прибора на столе. Я сидел в кресле, лицом к окну. Похоже, я провел ночь в таком положении. Ныла спина, затекли ноги, но голова была ясная, на душе — легко. Я ощущал желание вскочить и тут же приняться за работу — все равно какую.

Я встал, прошелся по комнате. Воскресенье. Жена — у сестры, Васька — у друга…

Под ногой что-то звякнуло. Я нагнулся и поднял небольшой металлический цилиндр ярко-желтого цвета. До меня дошло: вот он — пропавший электрод! Я сунул его в карман, отправился на кухню, сварил кофе, выпил его, позвонил жене, успокоился, поговорив с ней, потом включил приемник…

Память! Что с моей памятью? Мне было обещано, что по окончании эксперимента она полностью очистится от информации, связанной с полетом на Большое Колесо. Но я ничего не забыл! Я все помнил так же отчетливо и ясно, как вчера. Никакого перехода в новое состояние я не ощущал. Может, вчерашний визит эмиссаров Центра был всего лишь сном? Да нет, в кармане у меня восьмой электрод… В памяти вдруг всплыла последняя фраза моего шефа: «На какую функцию мозга воздействует восьмой электрод?» Да на память, черт возьми, на память! Эксперимент окончен — но память о нем осталась со мной… Мне стало душно. Я открыл окно настежь. В комнату ворвался шум начинающегося дня — дня солнечного, ясного, теплого. Вчерашний дождь умыл город. На газонах зажглись желтые огоньки одуванчиков. Воздух стал прозрачным, легким и звонким от щебета жизнерадостных пичуг… Вспомнив вчерашний инцидент, я глянул в зеркало. Лиловый фингал красовался под правым глазом. Тут же заныли плечо, помятые сапожищами Дэна ребра. «Да, жизнь прекрасна, — подвел я черту, — но не всегда…»

Как мне теперь вести себя с Евграфом Юрьевичем? С тетей Клавой? Делать вид, что я все забыл? Да нет, они живо прочтут мои мысли. Ладно, завтра видно будет.

Маша приехала к вечеру — уставшая, довольная, с двумя сумками покупок. Василий так и не объявился.

На работу в понедельник я опоздал. Все утро замазывал синяк жениной пудрой, но тщетно. Плюнув с досады, я стер пудру — и помчался в институт.

Неожиданности подстерегали меня уже на пороге лаборатории. Из угла, где сидел Евграф Юрьевич, на меня целился колючий, начальственно-недовольный взгляд Балбесова.

— Изволите опаздывать. Нехорошо-с. Хотелось бы знать причину.

— А тебе-то что за дело? — огрызнулся я и сел на свое место.

Петя-Петушок уважительно, со знанием дела, оценивал мой синяк.

— Где шеф-то?

Вопрос был обращен в пустоту, и та отозвалась взволнованным шепотом Тамары Андреевны:

— Тут такое, такое случилось! Евграфа Юрьевича вызвали в Америку. Он звезду открыл. У него дома обсерватория обнаружилась. За ним президент какой-то там ассоциации из самих Штатов прилетел. Я уже и нашатырь нюхала… Ой, что же теперь будет?!..

Я сидел и ровным счетом ничего не понимал. Только одно до меня дошло: Евграф Юрьевич с нами больше работать не будет.

Все это было столь неожиданно, что я поначалу забыл о Балбесове. Лишь после того как он несколько раз проплыл мимо моего стола, по-петушиному выпятив грудь, я вдруг осознал: грядут перемены, и первая — назначение нового завлаба. Стал понятен смысл метаморфозы в поведении Балбесова: он явно метил на это место. Этим объяснялось и то, что он перебрался за стол шефа, и его тон, и легкий подхалимаж Пети-Петушка, и нервное похихикивание Тамары Андреевны. Кандидат в шефы вышагивал по лаборатории и упражнялся в красноречии:

— Бардак, сущий бардак! Работать никто не хочет! Опаздывают (это явный намек на меня), саботируют (это — на Петю-Петушка), целыми днями пропадают невесть где (это — на Тамару Андреевну). В результате — полный развал. В конце месяца — авралы… Завышенные премии… Нет, надо все менять, так работать нельзя!..

Он не успел закончить. В комнату вошел Антон Игнатьевич Вермишелев, начальник нашего отдела.

— Доброе утро! — приветствовал он всех и, увидев меня, двинулся к моему столу, на ходу пытаясь понять, чернилами я вымазал глаз или это синяк. — Вот вы-то мне и нужны.

— А я ведь вас, Николай Николаевич, предупреждал! — заблеял выскочка Балбесов. — Антон Игнатьевич, если не считать недисциплинированности старшего инженера Нерусского, в лаборатории полный порядок.

Вермишелев поморщился, нетерпеливым жестом отстранил Балбесова, подошел ко мне и улыбнулся.

— Товарищи, минуту внимания! Вы уже знаете, что нас внезапно покинул Евграф Юрьевич. Так вот, нового завлаба мы нашли не на стороне, а среди членов вашего дружного коллектива. Кандидатура согласована и утверждена «треугольником» отдела.

«Быстро сработали, — удивился я. — Могут, когда захотят. Наверняка Балбесов».

— Наверняка правильно решили, — встрял Балбесов, пожирая завотделом преданным взглядом.

— Погодите вы, — снова поморщился Вермишелев. Он положил руку мне на плечо и торжественно провозгласил: — Вот ваш новый заведующий. Прошу любить и жаловать. Поздравляю вас, Николай Николаевич. Я давно к вам приглядываюсь, а Евграф Юрьевич от вас просто без ума. Его и благодарите: он предложил вашу кандидатуру.

…Вечером Маша сообщила мне еще одну ошеломляющую новость: тетю Клаву срочно увезли в какую-то клинику. У нее совершенно случайно обнаружили три сердца. Два работали в противофазе, отчего пульс не прощупывался. Я не удивился бы, если бы услышал, что и сержанта Стоеросова, и Мокроносова отправили куда-нибудь из Москвы…

Месяц спустя мне на глаза попался популярный научно-технический журнал с кратким сообщением: русский ученый Любомудров Е.Ю., работающий в обсерватории города Хьюстон (США) в рамках обширной программы НДСА по изучению возможных контактов с внеземными цивилизациями, с помощью телескопа собственной конструкции открыл доселе неизвестную планету, на которой возможна белковая жизнь. Планету нарекли Большим Колесом — в память о тамбовской деревушке, где родился ученый.

Итак, эксперимент начал приносить плоды. Жду контакта. Может, снова с Арнольдом увижусь?..

Март—июнь 1988 г., апрель—май 1990 г.,

Москва


Купить книгу "Шестое чувство, или Тайна Кутузовского экстрасенса" Михайлов Сергей

home | my bookshelf | | Шестое чувство, или Тайна Кутузовского экстрасенса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу