Book: Байки с Лубянки



Байки с Лубянки

Александр МИХАЙЛОВ

БАЙКИ С ЛУБЯНКИ

Предисловие

Александр Михайлов, по моему глубокому убеждению, весьма талантливый мастер, работающий в жанре детектива. Его отличают необыкновенно глубокое знание тех специфических событий, о которых он пишет, и великолепное чувство юмора.

Автор ничего не выдумывает, он черпает свои сюжеты из самого надежного источника — из жизни, из личной практики. В этом психологическая ценность книг Михайлова, их магического воздействия на читателей. И это неслучайно. Михайлов — один из самых высокопоставленных офицеров, когда-либо творивших в детективном жанре.

* * *

Генерал-майор ФСБ, генерал-лейтенант милиции в отставке, генерал-лейтенант полиции А. Г. Михайлов родился в 1950 г. в Москве в семье военнослужащего. В 1969—1971 гг. служил в Южной группе войск. Окончил факультет журналистики МГУ в 1977 г. Пятнадцать лет был на оперативной работе в КГБ. С 1989 г. возглавлял пресс-службу Московского УКГБ, а затем Центр общественных связей ФСК. В 1998 г. — начальник Управления информации МВД. Михайлов был руководителем Управления правительственной информации РФ. С июля 2003 г. — заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Вот основные вехи его биографии.

Для миллионов читателей стали любимыми книги Михайлова «Контрольный выстрел», «Капкан на одинокого волка», «Встать до счета „три“», «Кевларовые парни». Он автор сценария фильма «Мужской талисман» (в соавторстве с Е. Галкиной).

«Байки с Лубянки» читаются взахлеб, от них невозможно оторваться.

Академик РАЕН

Валентин Лавров

С наружной шутки плохи

В последние годы советской власти в Москву приехал дипломат. Из тех, которые относятся к рыцарям плаща и кинжала.

Естественно, КГБ об этом знал и вниманием этого дипломата не обделял. Работали по нему плотно. Под контролем был каждый шаг шпиона, каждая встреча.

И он это чувствовал кожей. И это ему не нравилось, ибо мешало нехорошей деятельности.

Заметим, что этот дипломат нахалом был исключительным. Видно, так его учили в разведшколе Лэнгли.

Чего шпион только не выделывал, чтобы сбежать от наружного наблюдения! И на красный свет ездил, и через проходные дворы и прочие закоулки убегал.

Мучились мы с ним страшно. И потерять нельзя — от начальства нагоняй будет, — и в то же время нельзя заботу свою отеческую показать.

Повадился вредный дипломат от наружной разведки уходить через арку дома номер тридцать, что по Скатертному переулку. Юрк туда — и ищи ветра в поле.

Транспорта там почти не было, пространство открытое. Спрятаться нам некуда. За шпионом пойдешь — расшифруешься. Не пойдешь — объект потеряешь.

Что делать? Собрались мы на Лубянке, стали думу думать. Задача: как отвадить шпиона нырять в эту самую арку?

Нашли решение до гениальности простое: повесить над этой аркой запрещающий проезд знак — «кирпич». Ну, думаем, теперь этот прохиндей не сумеет ускользать от нас через Скатертный переулок!

Не тут-то было! Мы все рассчитали верно, да только не учли исключительную наглость нашего подопечного.

Дипломат-шпион на «кирпич» и не смотрит. Еще чего! Если и красный свет для этого типа не указ, то дорожный знак — тьфу!

Хотели с этим буржуазным наглецом действовать по законам советского гуманизма, но только не понял он нашей доброты, не оценил. Вынудил искать более жесткий укорот.

* * *

Продолжал шпион измываться над нашими операми, только силок для него был уже свит. Как поется в старинной песенке анонимного сочинителя:

Ходит птичка весело

По тропинке бедствий,

Не предвидя от того

Никаких последствий.

Последствия, однако, случились.

Однажды ночью приехали ребята к дому в Скатертном да забетонировали мощный столб при выезде из арки, прямо посреди проезжей части.

С нетерпением стали ждать, как вражеский шпион встретится с этой новинкой в розыскном деле? Неужто новый трюк выкинет?

* * *

На другой день вновь начались гонки.

Вылетел наш дипломат из посольства, мы за ним. Начал он по Москве круги писать: по Садовому кольцу, по набережной Москвы-реки, вокруг бассейна «Чайка» два круга сделал. Жаждет уйти от прослежки, знать, встреча у него важная, которую необходимо скрыть от КГБ.

И вот дипломат наконец с Остоженки двинул на Арбат.

Наружка держит клиента, повсюду за ним поспевает. А тот, как всегда, на Скатертный несется.

Ребята, предвкушая удовольствие, за шпионом уже не таясь идут да ждут только, когда свой интерес обозначить. В азарт вошли.

Дипломат жмет и жмет на газ, вот и Скатертный. «Кирпич», понятно, его только подзадорил. Дескать, совки недоразвитые, навешали для себя всякой запрещающей ерунды, пусть сами и соблюдают.

Тут, согласно правилам драматургии, наступила кульминация и за ней финальная сцена с шумовым эффектом и замечательной педагогической развязкой.

Итак, клиент нырнул в арку и опять скорость прибавил. И тут… Скрежет железа вся округа слыхала.

«Мерседес» со столба два часа отковыривали.

А дипломат-шпион? Со всей бережностью вытащили его из искореженного авто, нежно переложили в «скорую помощь» и чуть позже бренное тело лучшим хирургам предоставили. Когда шпион вылечился, получил квитанцию на оплату штрафа.

Наш клиент больше не нарушал правила уличного движения и стал уважительней относиться к гостеприимному СССР.

Все лучшее — детям!

В Московском управлении КГБ был музей. Очень любопытный, от посетителей отбоя не было.

Но вот незадача! От посещения различного рода делегаций скопилось в запаснике подарков видимо-невидимо. И ковры, и поделки разные. Однако больше всего нам тащили почему-то чугунных, гипсовых и даже мраморных бюстов вождей. В свое время их наделали много, а вот теперь и нашли местечко, куда пристроить, лишь бы не выбрасывать на помойку.

Что с ними делать, с вождями? И так и сяк рядили с товарищами, не знаем, куда девать. Списать или выбросить нельзя, а хранить негде. Да и эпоха сменилась. Ну куда девать бюсты и статуи Ленина, Маркса, Энгельса и Дзержинского? Против этих персон мы, естественно, ничего не имели, но…

Коллеги мне советуют:

— А сходи ты к шефу. Он человек мудрый, даст полезный совет.

Иду. Так, мол, и так, говорю, скопилось множество подарков — вождей и мыслителей, что делать, не знаем.

Генерал, заваленный выше ушей важными делами государственного значения, непонимающе смотрит на меня:

— Что вы имеете в виду?


Байки с Лубянки

— Ну, скульптуры, бюсты, картины с изображением Ленина, Маркса…

Тут моего генерала телефонный звонок отвлек, я понял: один из руководителей государства звонит. Разговор нервный идет. Вопрос шеф решает очень серьезный и безотлагательный.

Мнусь с ноги на ногу, думаю: «Эх, принесла меня нелегкая, не ко времени я приперся!»

Закончил шеф разговор, взволнован, лицо красными пятнами пошло, а тут я столбом торчу. Генерал задумчиво долбит пальцами по столу, вдруг меня замечает, нетерпеливо говорит:

— Ну, давай скорей, что там у тебя стряслось?

Краснею, да отступать некуда.

— С подарками что делать? — спрашиваю, а сам себя идиотом чувствую.

— С подарками? — Лоб морщит, пытается вспомнить, о чем речь шла. — С подарками?.. Тоже мне проблема! Да отдай их в детский дом. Пусть сиротки пользуются, для них ничего жалеть не надо.

Так с открытым ртом я и вышел из генеральского кабинета.

Хохотали мы потом, глядя на тонны чугунных вождей. А для себя я вывод сделал: не лезь к начальству с глупостями, когда серьезные вещи решаются.

Это вам, товарищ генерал!

Однажды был я в областном управлении КГБ в командировке. Решили все вопросы и пошли обедать. Идем мы по коридору втроем—я, мой коллега Сергей Михайлович и начальник местного управления генерал-майор.

Вдруг перед нами распахивается дверь и вылетает заполошный опер. Сразу видно, в кабинете случился жаркий разговор. Опер в сердцах сплюнул на пол:

— Мудак! — и налетел на Сергея Михайловича.

Мы так и остолбенели.

— Это вы мне, молодой человек? — вскинул брови Сергей Михайлович.

— Что вы, товарищ полковник, не вам… — растерялся опер.

— А, это вам, товарищ генерал! — кивнул головой своему спутнику Сергей Михайлович, успокоился и пошел дальше по коридору.

Кавказский стол

В КГБ Кабардино-Балкарии приехали для обмена опытом бойцы австрийского антитеррористического подразделения «Кобра».

Солидные, крепкие, как и подобает бойцам спецназа. Целый день они показывали чудеса своей подготовки. И все бы ничего, да только по-русски — ни гугу. Ну, просто ни словечка.

— Это поправимо, — решили чекисты. —

Наутро заговорят как миленькие.

Подмигнули друг другу и широкоплечих австрийцев пригласили за стол. Что такое кавказский стол, рассказывать не надо. Не каждый тренированный боец доживет до середины стола. Нормальные люди месяц к таким столам готовятся. А тут хоть и грозная «Кобра», да без этой специфической подготовки.

Гульнули вовсю, со знаменитым русским размахом.

* * *

Утром чекисты пошли посмотреть результат своего эксперимента.

Заходят в комнату к одному австрийцу.

Толкают:

— Эй, геноссе, подъем! А он, не открывая глаз, шарит рукой по тумбочке в поисках стакана и вдруг отвечает на хорошем русском языке:

— За нас, за вас, за Северный Кавказ!

Верно говорится в старом анекдоте, что у чекистов и мумии говорят.

Легенда о младшем почтальоне

Давно это было. Во времена тоталитаризма и разных социальных экспериментов, связанных с сервисом.

На Лубянке готовились к проведению серии обысков. И как положено, накануне собрали всех участников — прокуроров, следователей, оперов. Разбили всех на группы, раздали постановления на производство обысков и выемок, время начала операции определили: в семь часов утра.

Договорились встретиться на Лубянке утром в шесть часов.

* * *

Зима была снежная, заносы. А один наш опер в Одинцове жил. Ну и случилось так, что электричка сильно опоздала.

Короче, приезжает коллега на Белорусский вокзал в семь пятнадцать и голову ломает: «Куда ехать? На Лубянку? Да там, небось, уже никого нет. Начальникам не объяснишь опоздание, претензии у них будут не к министру МПС, а ко мне. Так что по башке получу обязательно. А что, если сразу в адрес? Опоздаю, может, чуть-чуть, да ребята без меня там шмон начнут, не страшно!»

Короче, отправился опер в адрес, к клиенту. Если бы он знал, чем это решение обернется!

* * *

Надо сказать, что клиент достался редкий, ну, забулдыга натуральный, хоть и человек с положением в обществе, вроде бы серьезный. Во всяком случае, преступление совершил крупное, государственный секрет врагам открыл.

Этот объект накануне что-то отмечал в «Метрополе», может, гонорар свой предательский пропивал, только всю ночь без меры предавался возлияниям и лег спать около пяти утра.

В общем, спит, а тут звонок, человек с Лубянки прикатил, жаждет встречи с коллегами, которые, по расчетам нашего чекиста, уже вовсю обыск и выемку проводят.

Вот тут-то нашему оперу судьба подставила подножку…

* * *

В то утро на Лубянке случилась жуткая суматоха. Не помню, что произошло, но, когда наш чекист звонил в дверь спящего клиента, бригада еще и не выезжала. То ли печать забыли, то ли фамилию в постановлении перепутали…

Итак, все бегают, ругаются, начальство рычит — обстановочка еще та!

А наш опоздавший опер, не подозревая худого, уже на кнопку звонка давит и давит, уверен, что опергруппа уже давно тут делом занимается.

Но дверь почему-то не открывается, и чекист уже не знает, что делать. Пришла мысль: « Наверное, хозяина повязали и в Лефортовский изолятор отвезли. Опоздал я бездарно! Эх, пропала моя головушка!»

Уже собрался уходить, да вдруг за дверью послышались шорохи, шарканье шагов, глухое покашливание, вопрос: — Кто тут? Автоматически последовал классический ответ:

— Почта!

Замок отомкнулся, дверь открылась. Чекист остолбенел. Если бы он увидал кикимору болотную, то поразился бы меньше.

На пороге стоял красочный персонаж: рожа небритая, майка задом наперед надета, трусы семейные в звездочку до колен, алкогольный запах в ноздрю шибает.

— Чего тебе? — дыхнула рожа перегаром. — Чего людям спать не даешь?

Опер тут же понял, что «наших нету». Форс-мажор полный. Вляпался по уши, но отступать некуда. Надо как-то выкручиваться.

Выдавил из себя:

— Вы товарищ Иванов будете?

— Ну, Иванов я. А ты кто? — спрашивает клиент. А сам вид имеет дикий, не поймет, на том он свете или еще на этом.

— Кто — я?

— Ну, ну, кто ты и чего приперся?

Закрутились мысли в голове, помогла профессиональная смекалка, осенило опера: мужик в таком состоянии, что всему поверит. К примеру, скажи: присудили тебе Нобелевскую премию и сейчас мешок с валютой привезут, — поверит!

Эта мысль согрела опера, сообщила смелость мысли, отправила в творческий полет. У него созрел план беседы.

— Почтальон я, — повторяет опер. — К вам, дорогой товарищ Иванов, пришел. С новостями, так сказать. — А сам лихорадочно думает, как дальше лепить горбатого и что говорить.

Хозяин головой помотал, чтобы мозги на место поставить, и рукой махнул:

— А, с новостями! Ну, почтальон, тогда проходи сюда, на кухню! Садись на табуретку. Только на хрена мне твои новости, лучше бы бутылку принес.

Вошел опер и продолжает лихорадочно соображать: что дальше делать?

А клиент прямо из-под крана воду хлещет. Трубы, видно, горят. Попил, вздохнул, видно, что чуток полегчало.

— Ты кто, говоришь, а? — снова спрашивает ничего не соображающий клиент.

— Почтальон, — стойко держится легенды опер. Уходить теперь нельзя, к телефону хозяина подпускать — тоже нельзя. Короче, «всех впускать, никого не выпускать». Трудное положение!

Клиент вдруг плачущим голосом говорит:

— Почтальон, дорогой человек! Сбегай за бутылкой, а? Держи червонец, сдачу себе возьми. Уж очень на душе муторно! Будь человеком, а?

— Еще одиннадцати часов нет, водку не продают, — нашелся опер.

— Ты, дорогой, с заднего хода, Клавку спроси, скажи, что от инженера Иванова пришел, она тебе вынесет. Я ей недавно мебельный гарнитур румынский доставал. Скажешь, что от меня, она тебе даст все, что захочешь.

— Никак не могу, дорогой товарищ Иванов! Я, так сказать, при исполнении и прочее.

Клиент моментально рассвирепел:


Байки с Лубянки

— Ну так исполняй и проваливай! Я сам в магазин сползаю, мне Клавка в любое время отпускает. А ты-то за каким хреном сюда приперся, а?

— Для вас, товарищ Иванов, есть телеграмма.

— Так давай, — протягивает руку, — и чеши отсюда!

Опер продолжает сочинять:

— Я, видите ли, всего лишь младший почтальон. У нас с этой недели, по постановлению Совета министров, новая форма обслуживания. Сначала младший почтальон приходит, предупреждает клиента, чтоб тот морально мог подготовиться. Мало ли чего в телеграмме? Может, дальний родственник денег в долг просит, а может, еще хуже — теща сообщает о своем приезде. Потом вскоре старший почтальон телеграмму приносит и под расписку торжественно вручает. Тут я иду как понятой, простите, то есть как свидетель. Это называется забота Коммунистической партии и правительства о советском человеке.

— А, вот что! Совсем вы там охренели! Ну что ж, будем ждать. Эх, сейчас бы хоть сто грамм! — И от безысходности снова присосался к водопроводу. Предлагает: — Эй, младший почтальон! Давай хоть чай пить, а?

— Заваривайте, товарищ Иванов, покрепче!

* * *

Сидят, чай пьют, разговоры разговаривают. Клиент анекдот про Брежнева травит: китель у того на пол с орденами упал, а сейсмологи землетрясение зафиксировали.

Опер ради вежливости хихикнул и тоже что-то рассказал.

Потом клиент стал спрашивать про условия работы почтальона и про его оклад, бывают ли премии. Наш-то лепит горбатого, отвечает что-то, а сам где почта местная не знает. Прямо обмирает весь: вдруг клиент спросит? У клиента сознание стало возвращаться, он уже с подозрением смотрит на гостя:

— Почтарь, где твой старший, а? Ты тут до вечера сидеть будешь? Мне надо за бутылкой идти…

Опер успокаивает:

— У вас телеграмма очень важная, старший почтальон обязательно скоро придет.

— О чем она, телеграмма-то? Чего-нибудь случилось?

— Я подписку дал о неразглашении. — Посмотрел на часы. — Да где он, козел, задерживается? Давным-давно пора! Наверное, вот-вот появится…

Опер как в воду глядел: в этот момент раздался звонок в дверь. Обрадовался клиент Иванов:

— А вот и твой старший пожаловал!

Побежал открывать, а там известие: опергруппа с ордером да в придачу прокурор и двое понятых.

…Опохмеляться пришлось через восемь лет, а пока что совершили прогулку во Внутреннюю тюрьму КГБ, что была на четвертом этаже на Лубянке: с пальмами в коридоре, с унитазами и раковинами в камерах.



Может, сказать что хотели?..

Служба по борьбе с организованной преступностью получила сигнал, что в Москву привезли большую партию оружия. И адрес наружная разведка дала. Улица такая-то, дом такой-то.

Пока все детали захвата уточняли, ночь наступила.

Короче, часа в два приезжаем в адрес. Улица на окраине, фонари тусклые, снег по колено, в подъезде лампочек нет. Фонариком посветили, нужную квартиру нашли. Звоним.

— Кто? — спрашивает мужской голос.

— Кто-кто? Ив Кусто. Милиция, — отвечаем.

— Не вызывали, — хамит мужик через дверь.

— Открывай, — говорим, — дверь выломаем.

— Только попробуй! — И он на второй замок: щелк, щелк!

Тут времени терять нельзя, не в игрушки играем. Может, он из гранатометов в нас садить начнет, пока мы у двери барахтаемся?

Приняли неотложные меры. Ба-бах! — припасенной на тяжелые случаи кувалдой ахнули по двери.

Дверь слабая — в щепки! Влетели, мордами всех в пол уткнули…


Байки с Лубянки

Где тут гранатометы? Ищем, ищем, всю квартирную скудность перерыли.

Нашли только полмешка картошки да на балконе ведро с квашеной капустой. Нет оружия! Но ведь партия гранатометов не иголка!

И тут мысль страшная озаряет.

— Корпус какой? — шепотом спрашиваю руководителя операции.

— Второй, — говорит.

— А это — первый! Кошмар! Исчезаем…

* * *

В общем, ушли мы тихо и вежливо, по-английски. А хозяева, по-моему, так и не поняли, зачем дверь сломали, всех на пол клали, сапогами топали: «Может, сказать чего хотели?»

…Но гранатометы мы нашли. Там, где надо, то есть в соседнем панельном доме. Целый уазик нагрузили.

Но с той поры адреса все-таки уточнять стали.

Гуд бай, Америка!

Сколько сказано про чекистов, которые во времена ушедшие сопровождали творческие коллективы за границу. Даже песня такая была на мотив «Сурка». Помните: «И мой сурок со мною»? Сурок — это, понятно, сопровождающий из КГБ. Что правду таить? Недолюбливали сопровождающих.

Но и сами сопровождаемые часто в памяти оперативников оставляли незабываемые впечатления. То по помойкам автомобильным лазят, то по ошибке в супермаркете чужие перчатки себе в карман засунут, а то и вовсе бумагу в общественных туалетах воруют и к тому же попадаются…

* * *

Много лет назад один знаменитый коллектив выезжал в Соединенные Штаты.

Гастроли шли в сложной обстановке. Только что над Тихим океаном был сбит южнокорейский «Боинг».

Весь мир бурлил, газеты и телевидение обличали «советских злодеев». Демонстрации и провокации сопровождали коллектив все гастроли, будто мы его сбили.

Не поездка — сплошные мучения!

Но всему приходит конец.

Оперативный работник уже считал минуты до отлета. Собран чемодан, через час должен подойти автобус, чтобы отвезти наших артистов в аэропорт.


Байки с Лубянки

Все прошло дисциплинированно, слава богу: никто не сбежал, никто в шопах не попался.

Вдруг телефонный звонок. Рыдающий голос одного из знаменитых артистов молит о помощи:

— Ужасный случай! Умоляю, скорей зайдите! Очень прошу!

Нервы и так на пределе, а тут такой сигнал.

Адреналин ударил по ушам.

Опер, ожидая самого страшного, тайфуном ворвался в номер звезды.

То, что увидел доблестный чекист, потрясло. На кипельно белом пушистом ковре, среди осколков разбитого стеклянного столика, расплывалось огромное кровавое пятно. На полу валялся нож…

— Так-с! — сжал кулаки опер. — Замочил! Куда, паразит, труп дел?

Артист, обхватив голову, рыдал и не произносил ни слова. Трагедия потрясла его.

Опер лихорадочно пытался сообразить, где труп.

Он бросился в ванную, но там царила стерильность и чистота.

— Куда заховал труп? — гневно повторил опер, готовый задушить убийцу, по вине которого рухнула карьера чекиста. С ненавистью стал трясти убийцу за плечи: — Куда труп спрятал? Отвечай!

На артиста было жалко смотреть: сам бледный, взлохмаченный, рукава светлой рубахи по локоть в крови. Он пролепетал:

— Какой труп? — и далее поведал историю, которую оперативник не забудет никогда. Как и сам артист, впрочем.

* * *

Оказывается, собирая вещи, артист обнаружил сморщенный пакетик русского борща — «письмо», как его называли. Это была унизительная принадлежность всякого советского человека, выезжавшего за рубеж. Валюты выдавали так мало, что приходилось экономить на всем, и в первую очередь на питании.

Что делать с «письмом»? Выбросить жаль, везти обратно — смешно, да и таможенников стыдно, артиста чуть не каждый день телевидение показывает, и все в лицо знают.

Артист достал из чемодана электроплитку, которая успела побывать с ним на гастролях в пятидесяти странах, поставил ее на роскошный стеклянный столик и налил воду в огромную солдатскую кружку — все это постыдные атрибуты нашей заграничной жизни в те годы, — стал варить.

Нагрелась плитка, закипел суп, горячие капли брызнули через край, и… стекло дорогого столика не выдержало издевательств, лопнуло. Борщ полетел на пол, заливая светлый ворсистый ковер.

Престиж русской богемы был поколеблен: «Мало нам „Боинга“, что ли…»

Немного покумекав, опер стремительно выработал остроумный, смелый план и моментально его осуществил.

Спустя минуту-другую огромный лоскут такого же ковра был вырезан лезвием «Балтика» в холле этажом выше. Несколько мазков клеем, и вот уже на месте кровавого пятна чистейший коврик. Даже расческой по нему прошлись, чтобы волокна легли как надо.

Такой же столик тайно умыкнули из соседнего пустующего номера. (Благо инвентарных бирок нет.)

Через полчаса еще возбужденный опер и ополоумевший артист покинули отель.

Лайнер взял курс на СССР, в котором народные артисты за границу вынужденно везли краковскую колбасу и конверты с борщом.

Гуд бай, Америка!


P.S. Много лет спустя мой приятель-опер встретился с давним знакомым — знаменитым певцом. На аристократической тусовке тот пел какую-то веселую песенку и счастливо улыбался. И, глядя на баритона, опер с улыбкой вспомнил трясущегося, перемазанного красной жижей постояльца отеля «Хилтон».

Но как давно это было! В прошлом веке, в другие времена.

Съеденный Дзержинский

Был у меня сослуживец. Нормальный, в общем, человек, но увлекающийся. Видать, мало ему филателистической страсти — коллекционирования почтовых марок, неожиданно загорелся идеей — собирать бюстики великих людей. Знаете, такие маленькие, в советское время повсюду продавались?

Байки с Лубянки

Не стал дело в долгий ящик откладывать. После службы отправился в ГУМ, благо от Лубянки — два шага. Где-то в отделе канцелярских товаров отыскал гипсовые фигурки, с ладонь размером, по семь рублей за штуку.

Подумал: «Чекисту приличней всего с Дзержинского начинать!»


Байки с Лубянки

Принес фигурку домой, поставил на письменный стол. Любуется. Позвал жену и четырехлетнего сына. Говорит с гордостью:

— Смотрите, это — Железный Феликс! Точь-в-точь как на площади под моими окнами.

Жене фигурка тоже понравилась, а сынок ее даже ладошкой погладил:

— Класивая какая! Зелезная…

Тут в гости коллега заглянул, бутылку принес. Разлили по рюмкам:

— За добрый почин! За Железного Феликса!

…Естественно, что на другой день весь отдел знал о приобретении коллекционера, обещали пополнять столь любопытное собрание фигурок.

Коллекционер ходил счастливый, как именинник.

* * *

Радость не бывает долгой. Колесо Фортуны со скрипом повернулось и раздавило счастье нашего коллеги-собирателя. Случилось вот что.

Когда он вернулся со службы, то застал совершенно жуткую картину.

На полу сидел его сынуля, по уши измазанный белым, и что-то догрызал.

Папаша-коллекционер, догадываясь о беде, зловещим шепотом спросил:

— Ты что, засранец, грызешь? Сынуля невозмутимо отвечал:

— Феликса, только он никакой не зелезный, а вкусный! Поплобуй, папочка… — и протянул огрызок.

Папаша задохнулся от возмущения.

* * *

На другой день сослуживцы стали утешать коллекционера:

— Не беда! У ребенка в организме наверняка кальция не хватает, вот он и восполнил…

Тут зашел уважаемый полковник, который еще в НКВД служил. Послушал, послушал и с укоризной покачал головой:

— «Не беда»! Как раз большая беда. В старое доброе время ты, коллекционер хренов, схлопотал бы червонец по пятьдесят восьмой-десять, и было бы правильно. Сегодня — Дзержинский, завтра посягнут на Ленина, а там и вовсе на святое замахнутся — на Леонида Ильича… Детей идеологически верно воспитывать надо, тогда жрать вождей не будут. Стыдно!

…После этого разговора коллекционер на всякий случай гипсовые фигурки не покупал. Он перешел на бронзовые бюсты. Дороже, но спокойней.

Полезный совет

Когда я первый раз заступил на дежурство по управлению, то специальных дежурных бригад еще не было. Был только один штатный дежурный, которому в помощь выделялись сотрудники разных служб по графику.

Не успел я осмотреться, как звонит штатный дежурный:

— Спустись подменить! Пообедать хочу. Сел я за пульт, глаза разбегаются. Кнопки, лампочки. Одних телефонов штук сорок. Правда, на каждом написано, чей это аппарат. Этот начальника, эти замов. По этому аппарату надо отвечать так, по этому этак…

— Ты, самое главное, вот этот, — ткнул на телефон начальника управления, — хватай первым. Если после третьего гудка снимешь трубку, считай, что не жилец.

Совсем запутал. Сижу, потею от страха. За спиной вся Москва. Можно сказать, на моих плечах. Вдруг за окном — «фау-фау-фау»! — пожарные куда-то поехали.

И тут же звонок инфарктника — шеф! Хватаю трубку.

— Помощник дежурного… А он и не слушает:

— Куда поехали пожарные? Срочно выяснить и доложить! — и кладет трубку.

А бог их знает куда. Сижу, горюю. И звонить куда — тоже не знаю. Ну, к примеру, позвоню в 01 и что спрошу? Подумают: «Сумасшедший!» Караул просто.

А тут, на мое счастье, дежурный пришел.

Рассказываю ему про свою беду. И чувствую себя не опером, а козлом последним, который элементарный вопрос решить не может.

А тот на меня не глядит. Берет трубку прямого аппарата и бодро докладывает:

— Товарищ генерал, девятая рота проводит учения.

Тот что-то буркнул и дал отбой. У меня аж дыхание от восхищения перехватило. Вот школа!

— Товарищ майор, а откуда вы знаете, что девятая рота поехала на учения?

— А я и не знаю. Ну скажи, зачем генералу знать, куда поехали пожарные? Ему-то это зачем? — И дежурный улыбнулся. — Запомни, сынок, оперативная обстановка такова, как ее доложишь.

Позже я убедился: совет хороший! Сам им пользовался.

Не ходи в разведку с золотом

Однажды во время моего дежурства по Управлению КГБ приходит в приемную хорошо одетая посетительница лет двадцати восьми. Симпатичная, можно даже сказать, красивая, только от слез глаза опухшие.

Посетительница нервно теребит в руке платочек и, давясь от слез, говорит:

— Понимаете, товарищ дежурный, такая история… как бы сказать… плохая история, даже стыдно рассказывать.

Успокаиваю:

— С хорошими историями к нам не ходят. Вот, попейте воды, не волнуйтесь, спокойно все расскажите. Мы вас поймем и постараемся помочь.

Выпила девушка стакан воды, вздохнула, набралась решимости и рассказала волнующую историю.

— Я главный бухгалтер солидного учреждения. Недавно возвращалась со службы домой. Вдруг в метро ко мне подошел мужчина лет сорока, сам в кожаном пальто, хорошая обувь, модная шляпа. Роста высокого, из себя интересный. Держится уверенно, словно знает, что никто перед ним не устоит. Ну, наговорил мне комплиментов, дескать, всю жизнь меня искал, мой образ ему во сне являлся. Красиво так говорит. И если я не оставлю ему номер моего телефона, то он обязательно из табельного оружия пустит себе пулю в лоб. А это говорит, большой удар по престижу страны будет, поскольку он важным делом занят. Заинтриговал меня. Я спрашиваю:

— Какое это важное дело?

Мужчина скромно опустил глаза и обещал:

— Когда мы подружимся, то вы много обо мне узнаете любопытного, не подлежащего разглашению. Не обижайтесь, дорогой товарищ, я пока вас мало знаю. А что вы мне ужасно понравились — это истинная правда. Вы идеал чистой красоты.

Говорю шутливо:

— Зачем вам стреляться, да еще из табельного оружия? Я девушка не замужняя, одинокая, детьми не обременена. Вот вам мой номер телефона, звоните, по вечерам я дома, а зовут меня Лена.

Уже на другой день позвонил этот ухажер, назвался Василием Ивановичем. Говорит:

— Не желаете, Лена, в Дом кино со мной завтра сходить? Там будет просмотр нового американского фильма, весь бомонд прикатит.

…Наша дама, разумеется, охотно согласилась.

Так началась эта дружба с веселым продолжением.

* * *

Дело молодое. Завязался между ними роман.

Этот Василий Иванович сводил ее в Дом кино. Гам он раскланивался налево и направо. Затем провели вечер в роскошном ресторане «Барвиха», что в Николо-Песковском переулке, где кофе подавали в серебряном кофейнике.

У Лены голова кругом пошла, подругам о замечательном ухажере рассказывает. Подруги спрашивают:

— Он что, Лен, твой жених?

— Ну, девчата, вы прям сразу «жених»! Так, знакомый. Но намеки делал.

— А кем он работает?

— Василий Иванович сам молчит, а мне спрашивать стыдно. Еще подумает, что я опутать его хочу.

— Ты, Ленка, все же спроси, уточни. Мало ли что он хорошо одет, может, фарцовщик какой! Или, хуже того, валютчик.

Ведут они такой треп местного значения, а тут телефон голос подает. Точно — сам Василий Иванович звонит. Обещал за Леной после работы заехать. И многозначительно добавил: «Есть серьезный разговор!»

* * *

На этот раз у Василия Ивановича вид был торжественный и сосредоточенный.

Они шли по Сретенскому бульвару. Чтобы нарушить молчание, Лена, слегка стесняясь, спросила:

— Василий Иванович, интересно узнать, вы кем работаете?

Ухажер остановился, взял Лену за руку, долго и многозначительно молчал, наконец, произнес:

— Об этом я хотел сегодня поговорить с вами. — Сделал Василий Иванович серьезное лицо, оглянулся и страшным шепотом сказал: — Поклянитесь родной Коммунистической партией, что никому не скажете.

— Клянусь! — торжественно произнесла Лена, а у самой даже сердце от волнения сильней заколотилось.

— Вы заметили, что я не приглашаю вас к себе в гости? А знаете почему? Потому что по роду своей деятельности я живу на, гм-гм, как бы это выразить, одним словом, я живу на конспиративной квартире. Я тайный советский разведчик самого секретного управления «Икс». Сейчас готовлюсь для заброса в тыл врага с важным заданием от самого, — неопределенно ткнул пальцем вверх. — Только, — прижал палец к губам, — даже на допросе — ни гугу! Иначе меня — пиф-паф! В расход — за разглашение. У нас с этим очень строго, не церемонятся. Я вас полюбил и потому не могу держать от вас, Лена, секретов.

— Не бойтесь, Василий Иванович! Сама погибну, как Зоя Космодемьянская, а вас не выдам. Честное комсомольское слово!

В тот вечер они расстались, связанные навеки нерушимой государственной тайной.

* * *

На другой день Василий Иванович пришел в темных очках и с поднятым воротником — таких в шпионских фильмах показывают. Оглянулся по сторонам и задушевно произнес:

— Лена, судьба бросает нам шанс! Мне нужна для выполнения задания подруга надежная, верная. Такая, как вы, — единственная и неповторимая. — Взял девицу за руки, в глаза заглянул. — Вы будете моей Кэт?

Засмущалась Лена, потупила в асфальт очи и говорит:

— Василий Иванович, я вас тоже очень сильно люблю, но я должна подумать…

— Верно, это по-нашему, по-чекистски, — поддержал ее Василий Иванович. — Всякое дело надо обдумать, а не с бухты-барахты. Скажу вам матку-правду: о своей любви я рассказал непосредственному начальнику. Он в принципе мой выбор одобрил. Если надумаете, напишите заявление начальнику отдела «Икс» Главного управления КГБ. Это ужасно секретный отдел. И вот, держите, это анкеты, надо срочно заполнить. И напишите свою автобиографию с приложением шести фото четыре на шесть: три в профиль и три анфас. Дедушка и бабушка умерли? Прекрасно, укажите их место захоронения.

* * *

Подумала девица и решилась. Написала заявление в отдел «Икс». Дескать, прошу принять меня в ряды доблестной советской разведки, комсомолка, военную тайну хранить умею, если меня враги схватят, ничего им не выдам…

Заполнила необходимые анкеты, сфотографировалась в новом шелковом платье с вырезом.

Василий Иванович забрал все материалы и обещал:

— Завтра с утра отправлюсь к начальнику, передам ему под расписку.

Лена нежно погладила руку разведчика:

— Чего по улицам таскаться? Пойдемте, Василий Иванович, ко мне в гости, телевизор посмотрим.

Телевизор они смотрели до утра с двуспальной кровати.

* * *

На другой день встретились сразу на квартире Лены. Та заняла у подруг денег, купила коньяк армянский, закусок, из холодильника достала красную икру за четыре рубля двадцать копеек за баночку.

Василий Иванович с аппетитом выпил и сообщил:

— Леночка, твоя просьба на девяносто процентов удовлетворена. Тебя дополнительно проверили, изучили. По всем параметрам подходишь, и по партийности, и что под судом и следствием не состояла, и что в окружении и в зоне оккупации не была.

Лена в порыве чувств обняла жениха:



— Спасибо, Василий Иванович!

— Не спеши, Лена! Надо до конца проверку пройти. Теперь ты должна выйти в высший свет, да так, чтобы свет этот померк при твоем появлении. Мои секретные начальники со стороны посмотрят, как ты вписываешься в салонную атмосферу. А для этого и одеться надо получше, и нацепить на себя не дешевую бижутерию, какая у тебя на столике лежит, а бриллиантовую.

— У меня их нет, бриллиантов, — с отчаянием призналась Лена.

— У подруг есть! Считай, что это первое задание: в трудных материальных условиях собрать бриллианты, прилично одеться.

Короче, обежала Лена подружек, со слезами на глазах просила, собрала у кого что было. У кого шубу, у кого платье. И драгоценности выпросила!

И все это на себя комсомолка-невеста-разведчица нацепила. Хороша, как новогодняя елка в рождественскую ночь.

* * *

Пошли они в Дом кино. Ходят под ручку — пару светскую изображают. Все на нее оборачиваются — еще бы: платье заграничное, золото, бриллианты сверкают.

Потом поехали к Лене домой. Жених одобрил:

— Мой начальник-генерал, руководитель управления «Икс», тебя очень хвалил, сказал, что ты подходишь! Удивилась Лена:

— Как же он тебе мог сказать, когда мы не разлучались ни на мгновение?

— Знаками! У нас, у разведчиков, есть свой тайный язык жестов. Генерал сделал рукой вот так, — Василий Иванович покрутил пальцем вокруг своего носа, — это означает: «Ваша дама, полковник, всех нас потрясла!»

Лена счастливо улыбнулась:

— Вот уж никогда не думала, не гадала, что буду разведчицей! А зарплата у меня будет большой?

— Очень! И в американских долларах. У тебя нет долларов? Жаль, но скоро будут. Тебе завтра остался последний экзамен: по общей физической подготовке, сокращенно — ОФП. Мы, разведчики, все сокращенно называем, чтобы другим было непонятно. Лена заволновалась:

— Ой, сумею ли эти ОФП сдать?

— Вот и я переживаю. Давай-ка сейчас потренируемся, прямо в твоем подъезде.

— С удовольствием!

— Да, надо нормы сдать. И по бегу, и по стрельбе. И есть, — говорит, — испытание по подъему на восьмой этаж без лифта. Что ж, говорит, — проверим, удастся ли тебе уложиться в норматив. Начальство очень серьезно к этому относится. У тебя часы с секундомером? Давай сюда, фиксировать результаты буду!

Дом, в котором Лена живет, девятиэтажный. Смотрит Василий Иванович на золотые часы и дает старт:

— Приготовилась, марш!

Рванула невеста на верхний этаж. Бежит — сердце выскакивает. А жених снизу подбадривает:

— Чаще ногами шевели, вот так, молодец! Выдох энергичней, движение руками шире.

Спустилась Лена вниз на лифте, а жених смотрит на часы и укоризненно головой качает:

— Эх, моя Кэт, как же ты оплошала! Всего-то трех секунд до норматива не хватило. Жаль, очень жаль! Давай попробуем еще. Только ты шубу сними, я подержу. И сумочку тоже.

Отдала она ему вещи, а в сумочке все золото, которое у подруг взяла.

Рванула Лена снова вверх по этажам…

Что дальше? Ушел ее разведчик с трофеями. Наверное, в тыл врага…

* * *

Слушал я посетительницу и думал: «А есть все-таки вера в наши органы, раз сюда пришла!»

Правда, помочь мы ей сразу не смогли. Но отправил я Лену в газету «Вечерняя Москва», У меня там знакомый журналист был. Так что в этой газете об этом случае фельетон напечатали. Заголовок, помнится, был: «Аферист и его возлюбленные».

А вскоре «разведчика» наша милиция поймала. Он таким образом с полсотни девиц облапошил.

Получил «Василий Иванович» пять лет с конфискацией. Зло было наказано, правда восторжествовала.

Что касается Лены, то она мне позвонила спустя полгода и сказала, что выходит замуж, но не за чекиста-разведчика, а за начальника планового отдела их министерства. Вот и хорошо!

Перегруз

В оперативной работе суета — первый враг. А если суетится начальник, то вообще дело — труба.

Но что поделаешь, таковы российские традиции! Чем серьезнее задача, тем больше начальников вокруг нее крутится. И кому надо и кому не надо, но награды всем хочется.

Контрразведка завершала дело по шпионажу. Точка должна была быть жирная и красивая.

Объект жил в Подмосковье. Городок небольшой, и каждый новый человек на виду. Поэтому к захвату с поличным готовились тщательно. По сигналу руководителя операции группа захвата должна была стремительно ворваться в квартиру, взять и агента, и разведчика.

* * *

Сидит группа захвата в автобусе, команду ждет. А в соседней машине их начальник от нетерпения исходит.

И вот идет сигнал — «Атака!».

Вылетает группа захвата из автобуса да в подъезд. А квартира на шестом этаже. Пешком? На лифте?

Влетели в лифт. Но не успели створки замкнуться, как тот самый начальник бочком юрк. И приобщился. А лифт — вещь капризная. Дернулся он ко второму этажу, да и замер посередине. Перегруз! Что делать?

А руководитель операции кричит снова: «Атака!» Это значит, что разведчик агенту деньги отдал, а материалы секретные в портфель уже положил.

Бьются опера в лифте, как птицы в клетке, да своего шефа последними словами кроют.

Кое-как раздвинули дверь да толкают друг друга по очереди в образовавшуюся щель.

А участники сделки, уже не дождавшись лифта, вниз пешком двинули. Какого же было их удивление, когда перед ними на карачках группа захвата в масках, касках и бронежилетах из лифта выползала.

Взяли, конечно. Правда, потом долго вспоминали, как начальник, суетливый да потный, толкал их в зад да приговаривал:

— Просачивайтесь, просачивайтесь! Да, смеху было много, зато шустрый начальничек без награды не остался. Как говорят футбольные комментаторы, игра забудется, результат останется.

Стучать надо вовремя

Об этой истории вспоминают несколько поколений чекистов, и «деды» клянутся, что все в ней — истинная правда.

В самом большом театре шла опера. На первый взгляд обычный спектакль, согласно текущему репертуару.

И тем не менее в зале висело напряжение. Да и как иначе, если в ложе сидит важное лицо из Политбюро. То самое, с портретами которого трудящиеся на демонстрации ходят.

Естественно, в зале и там и сям угадываются люди с определенными функциями. И не только в зале, но и за кулисами и даже в оркестровой яме. Стоит в уголке человек, недалеко от арфы, да посматривает, как музыканты играют и не замышляют ли чего.

Но в яме все нормально. Скрипачи смычками водят, духовые щеки надувают. Дирижер, как и положено, палочкой помахивает…

Но один тип сидит возле литавры, не играет, зато все время книгу читает. Почитает — прислушается. Почитает — прислушается. Что за объект? Чего это он тут без дела торчит? Может, с умыслом пробрался?

Неуютно охраннику. Все чаще на типа взор свой бросает.

И вдруг тип откладывает книгу, настораживается.

А музыка все мрачнее, все тревожнее… А тип нагибается и что-то под стулом шарит.

Охранник напрягся, глаз с типа не сводит. А тот вдруг что-то в руку взял да уже привстает. И вот он уже во весь рост поднялся. Все, как положено, сидят, а этот чего-то замышляет.

И, боже милостивый! Видит охранник в сумраке ямы в руке у музыканта противотанковую гранату на длинной ручке. Вот уже замахнулся и…

Охранник прикидывает траекторию — точно в ложу должна лететь граната, холодным потом покрылся, но не растерялся.

Бросился леопардом охранник, на пути сбивая музыкантов и опрокидывая пюпитры. Успел доблестный страж, уцепился мертвой хваткой за руку злоумышленника.

Музыкант, видать, тоже не промах, гранату не отдает. Сопят они, возятся. Барабаны падают, ноты на пол летят…

И понимает охранник, что если сейчас он не отберет у злодея гранату, то… И понимает ударник, что если сейчас через четыре такта он не стукнет, то…

И возобладало чувство музыкального долга, мобилизовались ресурсы. Оттолкнул маэстро охранника да вмазал что было сил своей колотушкой по литаврам. Хороший звук пошел, победный

Знал он с детства, что стучать надо вовремя, как учили в консерватории.

А охранник? Отлетел он к дверям, ударился головой о косяк да сознание потерял. Очнулся на руках у злодея и понять не может. что же это было. Разобрались потом.

Больше этот охранник в оркестровую яму не спускался. За бдительность переместили выше — в партер.

Не стреляйте сизых голубей

В восьмидесятых годах прошлого столетия ремонтировали Центральный клуб имени Ф. Э. Дзержинского. День и ночь кипела стахановская работа. Вместе со строителями трудились солдаты стройбата, благо живой силы в те годы в армии было достаточно.

Клуб расположен в одном здании с так называемым сороковым гастрономом, который стоит углом по Большой Лубянке и Фуркасовскому переулку. Прямо, напротив, через этот Фуркасовский — основное здание КГБ — дом под номером два.

Был разгар рабочего дня. И вдруг в кабинете одного весьма большого начальника раздался щелчок по стеклу. Смотрит он, а на стеклах две параллельные дырочки. Такие обычно остаются от пуль. И точно, около стены валяются пули от пистолета Макарова.

Что тут началось. Теракт! На уши поставили и дежурную службу, и следователей, и экспертов. Исследовали — точно, пуля. Чуть помятая, но вполне нормальная.

Баллистики просчитали траекторию — стреляли явно с крыши сорокового гастронома. Начали проверку всех, кто был на крыше в тот день.

Долго копались в ситуации. Но не дураки, нашли злоумышленника.

Врагом народа оказался солдат-первогодок из стройбата. Когда ремонтировали клуб, то разбирали находившийся в подвале тир. А в пулеуловителе, что за мишенями, пуль накопилось аж с тридцатых годов.

Наковырял солдатик этих пуль, сделал рогатку да развлекался, стреляя по сизым голубям. Вот и промахнулся. Не в того голубя пуля полетела…

Посидел на «губе» и осознал, что не надо стрелять по сизым голубям.

Девушка с веслом и розовый зад

В восьмидесятых годах, как известно, КГБ не только шпионами занимался. Под опекой были также инакомыслящие.

Однажды приходит информация, что группа диссидентов хочет организовать демонстрацию в количестве… восьми человек. По тем временам злодейство неслыханное, что-то вроде попытки устроить государственный переворот.

И с момента получения информации стали этих восьмерых пасти.

И была среди них студентка — особа молодая да наглая. Почувствовав слежку, стала она развлекаться — от наружного наблюдения бегать, благо силы были да сноровка спортивная, нормы ГТО в институте на «отлично» сдала.

И по улице, и в транспорте, и в метро — так и норовит ускользнуть, создает сложности в работе.

А этой наглой особе плевать на должностные обязанности сотрудников КГБ, нет у нее к разведчикам сочувствия. Так она с поезда на поезд перепрыгивала, по эскалаторам вверх-вниз носилась, в последний момент из дверей выскакивала. Сплошное развлечение!

А работали в те годы в наружке люди солидные. Многие в возрасте, с излишним весом и животиками. Не по силам им такие марафоны. До предынфарктного состояния девица доводила наших славных топтунов.

Надо было принимать срочные меры.

* * *

Нашли выход: набрали бригаду из молодежи, да и та к концу дня — язык на плечо. Наглая особа совсем разошлась, все дела забросила, только и знает, что с наружниками в кошки-мышки играть.

Но оказалась в бригаде славная девушка-комсомолка. Мария ее звали. Спортивная и дородная. Плечи широкие, кулаки — во! Кожаное пальто в обтяжку, груди торчат, и все остальное на месте — загляденье, да и только! Копия девушки с веслом из парка имени Горького, однозначно.

Сошлись два спортивных таланта, кто кого перешибет!

И началось такое, что в историю вошло! Жаль, что по телевизору нельзя было показать. Диссидентка на троллейбус, наша — за ней. Ринулась через проходные, наша легко поспевает повсюду. Диссидентка в метро, вниз по эскалатору, наша — за ней. Та вверх-вниз, наша не отстает. И все это в часы пик, народ вредная девица расталкивает, с физиономии наглая ухмылка не сходит.

Наша, с веслом которая, не отстает и повсюду успевает.

Но главная интрига была впереди.

* * *

Всему на свете приходит конец. Финиш случился на станции «Площадь революции».

В тот раз особа ураганом пробежала по длиннющему эскалатору вниз, бросилась на перрон, а поезд еще не подошел. Заметалась значкистка ГТО туда-сюда, бежать некуда, за скульптуру бронзовую спряталась.

Доблестная Мария тоже не подкачала, выскочила прямо на гнусную диссидентку. Вся разъярилась.

Прижала она своей кожаной грудью беглянку к скульптуре «Матрос с револьвером» да последнее предупреждение ей сквозь зубы выдавила:

— Если ты, засранка, еще безобразничать будешь, я тебя на рельсы столкну… Ты, дура, вокруг обложена!

Перепугалась диссидентка да от греха подальше скорее уехать решила домой, к родителям под крылышко. Вышла вредная девица на платформу, а со стороны станции «Курская» приближался поезд. Тогда поезда еще водили машинист и помощник.

Тут шуструю особу еще один жуткий сюрприз ждал, который ее окончательно доконал.

* * *

Поезд, который приближался к «Площади революции», вел машинист-стахановец первого призыва. Сплошные благодарности от начальства, ни одного замечания за тридцать лет беспорочной службы, от самого Лазаря Кагановича почетную грамоту на стене держал.

А тут конфуз с ним случился. Съел чего-то в рабочей столовке, живот так прихватило, что терпежа у стахановца не стало. Что делать? Облегчится надо, прямо на ходу. Говорит помощнику:

— Не гони лошадей, сбрось немного обороты! Пока мы от «Курской» доедем, я успею все сделать.

Пока поезд в туннеле шел (а езды от «Курской» до «Площади революции» минут пять), открыл он свою дверь и, спустив портки, повис на поручнях.

Да не успел сердечный, не рассчитал — тут станция! Так он мягкое место всем стоявшим на платформе и показал. Шок, конечно, всеобщий.

Но самое большое потрясение испытала диссидентка. Мало того что женщина ее кожаной грудью к скульптуре прижимала и ужасные обещания давала, так еще розовое и неприличное ей машинист показывает: «Ну что хотят, то и делают! И впрямь обложили чекисты со всех сторон…» Шок, да и только!

* * *

После этого происшествия диссидентка бегать перестала.

И вообще, говорят, пошла на исправление и не безобразничала. В демонстрации несанкционированной, конечно, не участвовала, и правильно сделала.

Окончила институт, вышла замуж и ребенка родила.

Когда случилась перестройка, депутатом Государственной Думы стала, обличительные либеральные речи с трибуны скрипучим голосом произносила.

Мы все эти гневные слова слыхали, так, треп один. Лучше бы про розовую задницу рассказала. Это куда интересней!

Не уверен — не садись!

В восемьдесят третьем году по делу о шпионаже сотрудники КГБ проводили негласный обыск. По обкатанной традиции тех лет надо было влезть в квартиру и посмотреть, где что лежит, да и лежит ли вообще.

Получили санкцию. Собрались, поехали.

Едет бригада на дело, и вдруг в окне машины видим — очередь стоит, это чернослив дают. Тут один двухметровый (назовем его Шурик) просит:

— Дайте, братцы, сестре в больницу куплю!

Ну, остановились, отодвинули очередь от прилавка. Купил витамины. То ли кило, то ли два… И не чувствовали, чем обернется для нас эта безобидная покупка.

Подъехали к адресу. А тут заминка! Самого-то объекта нет, он в командировке, а жена его никак на работу не уйдет. Наружная служба докладывает: «С вечера у нее мужик в квартире!»

Стало быть, пока муж по служебным делам разъезжает, у его супруги «ласковый май» — амурное развлечение!

Короче, сидим, ждем окончания любовного процесса. Анекдоты рассказываем, кто газету читает, а Шурик наш то ли от нетерпения, то ли от нервов свой чернослив с аппетитом уминает. Ест себе и ест… На него и внимания не обратили, как он большой пакет слопал.

Вот и неверная супруга, утомленная беспутством, со своим хахалем из подъезда вышла и на троллейбус села, видать, на работу отправилась.

Посидели мы еще минут тридцать, отпустили блудницу подальше от квартиры, да и полезли.

* * *

Однако если что не заладится, то по всей цепочке сбой идет. Оказалось, что с отмычкой проблема. Пока техник с замками возился, чувствуем неладное: наш Шурик пятнами пошел. Никто сначала не понял, а потом… Чернослив, понимаешь, заиграл во всю мощь, о себе властно дает знать.

Стоит Шурик потный весь, шевельнуться боится, едва дышит. А техник, как назло, замок открыть не может — заграничный оказался, с хитринкой. И так и этак он… Возился минут сорок.

Но вот все облегченно вздохнули: дверь открылась.

Шурик оттолкнул всех и первым ринулся в квартиру. На автопилоте сразу по адресу — в клозет! Кажется, успел бедолага.

Посмеялись опера этой стремительности, но потехе час, принялись за работу.

Короче, работают опера, ищут, что надо. А Шурик тем временем разобрался с черносливом и счастливый, как слон, дерг за ручку. А в бачке воды нет! Он туда-сюда, просто караул… Он к крану в ванной, а там тоже одно шипение… Профилактика сетей, как у нас принято.

Короче, думает себе Шурик, ладно, пока работаем, может, воду дадут. Ну, работают.

Вдруг по станции: «Объект с вокзала движется в сторону дома!»

Как движется? Он же в командировке! Дело кислое. Сворачивают опера свои манатки и в дверь. Дверь закрыли, а в туалете все осталось неприличным образом. По квартире соответствующее амбре ползет, хоть топор вешай!

Объект — марал рогатый, ревнивый, как Отелло, видно, учуял что. Сам в командировку отчалил, но решил свою Фросю проверить. Неожиданно явиться…

Открывает дверь, а тут русский дух, можно сказать, всей нашей экологически вредной Русью пахнет. Он туда-сюда, нет никого. Открывает дверь туалета, а там Монблан, Арарат и Памир еще сверху. Вообще пик Коммунизма. И ко-о-осточка от чернослива на вершине… Фрося сама маленькая, как обезьянка, а тут, понятно, громадный мужик действовал.

Короче, приходит его Фрося, а он ей без предисловий — бац! — в глаз.

— Где, — орет, — мужик? Убью обоих, паразитов! Извращенцы поганые!

Фрося в панике. Вроде все проверила двадцать раз, все убрала, что можно. Наверное, кто из соседей стукнул мужу. Или забыли какой обличающий предмет? Что делать?

А муж давит и уже на кухонный нож косится. И такой у него напор, что перепугалась и во всем созналась Фрося:

— Ну, был грех! Но люблю только тебя! Не вели казнить!

Он ей снова в глаз, повалил на кровать и продолжил дело, прерванное любовником.

Фрося продолжала недоумевать: «Как муж прознал про любовника?» Когда муж ей поведал про вещдок, так она зашлась истерическим смехом.

Правда, потом дали мужику восемь лет, но это потом…

В общем, наказали порок! И не один. Целых два. И шпиона посадили, и неверная жена свое схлопотала.

Кстати, Фрося мужу поначалу в Лефортово передачи носила, а как тот срок получил, так она тут же развелась.

А ламбрекен твой где?

Заступает молодой опер на дежурство. Принимает все по описи. Тщательно принимает.

— Чайник — один, графин — один, портрет — один… — Ну, и так далее.

Отдежурил. Стал сдавать новому дежурному.

Тот снова по описи: чайник — один, портрет — один, графин — один, шторы — две, ламбрекен — один.

А новый из армейских был — дотошный. Пристал:

— Где ламбрекен?

А молодой тоже в академиях не учился. Что такое ламбрекен? Хрен его знает, а в описи значится, стало быть, где-то есть. Поискал, поискал, в сейф заглянул. А в сейфе какая-то железяка ржавая лежит. Сообразил, уверенно отвечает:

— Вот, гляди, ламбрекен, — тычет пальцем в железяку. — На месте.

— Ну, я его не заметил, — армейский с любопытством повертел в руках железяку. Хочет эрудицию показать, с умным видом говорит: — у меня когда-то был ламбрекен, китайский. А этот лучше! Хороший ламбрекен, отечественного производства. Положи обратно в сейф и закрой, чтобы не пропал. Нужная штука!

Байки с Лубянки

* * *

Прошел месяц.

Читает раз начальник рапорт о сдаче-принятии дежурства, глазам не верит: — Хищение!

Опер, это который из армейских, докладывает: «Пропал ламбрекен, который прежде хранился в сейфе».

Как пропал? Почему он в сейфе хранился, когда должен окно украшать, горизонтально поверх шторы?

Начальник заглядывает в дежурку. Как висел этот матерчатый ламбрекен, так и висит. Спрашивает армейского:

— Ты хоть знаешь, что такое ламбрекен?

— Так точно, товарищ капитан! Это такая железка отечественного производства, которую надо хранить под замком!

Начальник постучал себя по голове, выразительно посмотрел на армейского и ничего не сказал.

Просто железку, которая по недоразумению попала в сейф, кто-то выкинул. И правильно сделал — нечего мусор хранить.

Зашифруйте, тогда подпишу!

В доперестроечные времена была мода направлять различных партийных руководителей для укрепления КГБ СССР. В целом такая практика имела право на жизнь. В партийных органах не самые глупые люди работали.

Но вся беда в том, что укрепление шло сверху. Назначали партвыдвиженцев на руководящие должности без оперативной практики. И возникали казусы, о которых не одно поколение чекистов не могло вспоминать без хохота.

Назначили в Московское управление КГБ на высокую должность одного такого выдвиженца. Прежде он был секретарем какого-то отдаленного от Москвы обкома. Видно, там с этим деятелем намучились и не знали, как от него избавиться, решили им усилить органы. Небось полагали: в Москве непременно сам сгорит!

Он, безусловно, сгорел, но крови перед этим попортил целое море.

Расскажу лишь об одном вполне анекдотическом случае.

* * *

Приносят однажды выдвиженцу на подпись документ. А подписывать он боялся до смерти: все ему казалось, что подставить его хотят. Чем тупее работник, тем больше он боится, — истина старая.

Ну, входит опер и кладет ему материал на подпись.

— Подпишите, товарищ генерал!

— Что это такое? — подозрительно смотрит выдвиженец.

— Шифровка! Срочная! — отвечает опер. — Поставьте, пожалуйста, визу: «Разрешаю!»

Вертел выдвиженец бумагу в руках, глядел на текст, ничего не понимает. Уж так не хочется ему что-то срочное подписывать. Вздыхает:

— Шифровка, говорите?

— Так точно, товарищ генерал, шифровка!

— Что-то вы мудрите, капитан. Какая же это шифровка, когда тут все ясно написано?

— Товарищ генерал, так текст еще не зашифрован!

Обрадовался большой начальник:

— Вот-вот! Я вас сразу раскусил. Шифровка, а не зашифрована, ай-яй-яй! Нехорошо, товарищ капитан! Зашифруйте сначала, потом подпишу. — Строго пальцем по столу постучал. — Обязательно шифровку на стол мне положите!

Опер так и сел. (Что подписывать-то — абракадабру из букв и цифр?)

Но спорить — себе дороже. Пришел и поделился с товарищами. Посмеялись они, да и удумали. Текст важнейшего документа подписали у зама да шифровать отправили.

Когда она была готова, эту самую абракадабру перекрестили и генералу на стол положили. И что вы думаете? Генерал нравоучительно посмотрел на опера и важно сказал:

— Впредь, когда мне документ понесете, ответственней его готовьте! — и тут же подписал. Только на самой шифровке его подпись не нужна была.

Смех смехом, а это большая беда — глупый начальник.

Впрочем, недолго мучились с этим выдвиженцем. Сгорел он. Не мог не сгореть, ибо в КГБ отличный народ работал, отборный.

Лучше сто раз услышать, чем…

У сотрудников наружной разведки разные клиенты попадаются. И внимательные, и не очень.

Но как бы ни было, со всеми надо работать осторожно, чтобы интереса не показать, не расшифроваться и разработку не завалить.

Но бывают случаи, когда и полная невидимость гарантии не дает. Случилось так, что в числе интересующих КГБ людей оказался слепой. Ну совсем слепой.

Как Гомер. И возникла необходимость поработать по нему.

Хоть и радости мало, да и риска никакого. Поставили наблюдать за ним стажеров.

День работают, второй. Ходит он себе, палочкой по стене постукивает. Любо-дорого.

Да вот незадача. Стала информация приходить, что расшифровал он наблюдение. Сначала думали, что причиной тому — контрнаблюдение, это когда кто-то со стороны за прослежкой наблюдает. Ан нет, проверили, контрнаблюдение отсутствовало.

Долго голову ломали, в чем причина, как наружка могла перед слепым себя провалить? Даже в ВОС ходили — было такое, Всесоюзное общество слепых, — консультировались, но там ничего толкового не сказали. И все же постигли суть вещей! Оказалось, что хоть преступник был слепым, да глухим — никогда. А память слуховая была — дай бог! Более того, ориентировался в городе — зрячий позавидует.

Догадывался, наверное, что могут следить за ним, а потому стал выбирать места безлюдные и тихие. Так по шагам он всех и вычислил.

Для кого как, а для нашего объекта наблюдения было лучше сто раз услышать, чем один раз увидеть.

Результат? Слепой получил на суде, что ему причиталось.

Он из любого полена Буратино сделает

Самым высоким полетом в КГБ считалась способность опера создать условия, при которых объект являлся с повинной. В ряде случаев это позволяло избегать возбуждения уголовного дела и ограничиваться профилактикой — душещипательной беседой с разъяснением возможных последствий ведения «антиобщественной деятельности». Об этом можно написать целую диссертацию, но хочется рассказать только об одной истории, которая произошла… давно и далеко от Москвы.

Жил-был «объект». И был он личностью, от которой проблемы местный орган КГБ хлебал полной ложкой. Ну редкий был козел! И тем не менее сажать вроде не за что, а делать с ним что-то надо.

И решили пригласить на профилактику. Дело было в маленьком городке, где даже официальные учреждения не имели центрального отопления и отапливались печами.

Пригласили этого типа в «горотдел КГБ к т. Антипову» (так написано в повестке).

Пришел, отряхнул валенки. Дежурный ему на стул указывает:

— Гражданин, пока сидите тут! Сидит. Ждет вызова. А в голове картины, навеянные давней историей, благо только недавно антисоветскую книгу «Архипелаг ГУЛАГ» прочитал. Короче, неуютно ему. А тут еще на соседнем стуле молодой человек с огромным фингалом под глазом, головой то и дело дергает. Нервничает.

Сидят разговаривают. «Ты за что?..» — «Ты к кому?..» Понятно, что «за что», плечами жмут, дескать, не подозреваю даже. Когда тот, что с фингалом, фамилию Антипов услышал, за голову схватился, застонал:

— Ах, ужас какой! Помереть легче, чем с Антиповым связываться…

— А ты его знаешь? — спрашивает наш.

— И не говори. — И пятками от страха по полу стучит. — Зверюга! И чем ласковей говорит, тем… — махнул рукой.

— А что такое? — встревожился наш.

— Не спрашивай. — И на ухо тому: — Садист! Поленом на допросе бьет. Видишь глаз… А еще сажает на табурет и к электрической розетке подключает. А сам еще лыбится: «Приговариваю тебя к электрической табуретке, как супругов Розенберг!»

Еще неуютнее нашему стало (человек он был наглый, но трусливый и боли боялся). Сбежал бы, да двери блокированы, и у выхода дежурный торчит. Что делать? А разыгравшаяся фантазия жуткие сцены рисует на тему «В кровавых застенках ЧК», а еще почему-то в памяти всплыла картина какого-то художника «Допрос партизанки».

Часа два несчастного выдерживали, наконец, вызывают:

— Проходите, гражданин, к Антипову!

В комнате интеллигентный человек приятной наружности.

— Раздевайтесь, присаживайтесь, — говорит. Все культурно.

Ну, наш уже и расслабился. Тепло, светло.

— Чего вызывали? — сам начинает разговор.

Следователь ехидно улыбается:

— Нашкодили и уже забыли? Клиент мотает головой:

— Ничего не шкодил…

— Память хреновая? — поднимает бровь опер. — Ну что, будем лечиться от склероза! Мое лечение безотказное. — Стальным взглядом уперся в переносицу клиента, перешел на суровый тон: — Гарантирую: через три минуты память у тебя прорежется.

— Ни в коей мере, потому как преступлений не совершал, — хорохорится клиент.

— Неужели? — удивляется опер.

— Исключительно так.

— Ну, любезный, не будем время попусту терять, а то первая минута кончается, а мне перед преступниками конфузится не хочется. Осталось всего две минутки-с, да! — Приоткрыл дверь, гаркнул: — Клава, тащи лекарство!

Клиент в недоумении, мысли в голове как шальные: «Что еще за лекарство?!»

И вдруг в комнату входит уборщица и с грохотом бросает у печки вязанку поленьев.

Как увидел клиент дрова, плохо ему стало. Вспомнил того, что с фингалом за дверью, водички попросил… Короче, разговор начал сам, без предисловий. Только промямлил:

— Прошу вас, дайте бумагу с ручкой…

Во всех своих каверзах покаялся и обещал впредь не шалить.

И слово сдержал.

А тот, что с фингалом, когда закрылась дверь, стер синюю краску под глазом да по делам своим чекистским пошел. Знал он, что вызывают человека нехорошего, да пошутить над ним решил.

Впечатление было таким сильным, что тем клиентом КГБ никогда впредь не занимался.

К непокрытой голове руку не прикладывай

Много лет назад мой приятель — пограничный журналист — вылетал в командировку на Дальний Восток. Край с суровым климатом и невероятно снежной зимой. Впечатлений была масса, но одно оставило неизгладимое впечатление.

Вот что рассказал приятель, вернувшись в Москву.

— Приехал я на заставу. Морозы жуткие, за сорок градусов. Сугробы выше крыш. Тропинки буквально пробиты сквозь сугробы, образуя глубокие туннели без крыш. Словно лабиринт в Древнем Риме. Хожу я по этому лабиринту и вижу, как все грамотно, логично. Вот тропинка в казарму. Вот в столовую. Вот в сторону границы.

Но одна какая-то странная. Она идет от казармы к окну одного из бараков. «Что за тропинка? — думаю. — Почему к окну, а не к дверям?»

И вдруг топает наряд. Четко, в ногу. Идут они по этому лабиринту и сворачивают на ту самую загадочную. Хрум, хрум по снегу. И прямо к окну. Старший наряда дает команду: «Смирно!» А сам подходит к окну и стучит в форточку.

Отдергивается занавеска, и в окне появляется всклокоченная мужская голова. Увидела голова наряд и нырь за занавеску. А через пару секунд та же голова, но в зеленой фуражке.

Явно офицер. Открывает он форточку и зычно провозглашает:

— Приказываю выступить на защиту государственной границы Союза Советских Социалистических Республик!

А разводящий не менее зычно:

— Есть выступить на защиту государственной границы!

Все — развод состоялся. Повернулся наряд и двинул, как обещал, по своему назначению.

А голова? А голова сбросила зеленую фуражку и снова на бок. Зима, однако, морозная… Даже медведи в берлогах спят.

Не рубите, мужики, не губите…

Есть на Большой Лубянке дом номер четырнадцать. Сейчас там банк. А раньше здесь размещалось столичное управление КГБ. А еще раньше… Да что там только не размещалось. Сначала там был особняк генерал-губернатора Ростопчина. Во время войны 1812 года там останавливался адъютант Наполеона Лористон, которого завоеватель направлял к Кутузову просить перемирия.

Но дело не в них. А о дереве. Корявом, нелепом, что растет за оградой около парадного входа. Якобы это дерево посадил Наполеон в память покорения древней столицы русских.

В семидесятых годах прошлого столетия пошла мода на голубые ели. Красивые деревья, торжественные. Сажали их и у Кремлевской стены, и в кремлевской больнице, и на дачах партийных боссов и торговых работников, — одним словом, сажали где надо и где не надо.

Дошла очередь и до старинного дворика управления КГБ, что на Большой Лубянке. За дело ретиво взялся наш хозяйственник. Захотелось и ему еловой красоты. Да вот незадача — растет какая-то коряга, вид портит, место занимает. Настоящее излишество, от которого хозяйственнику страстно захотелось избавиться.

Ну, тогда вопросы решали хирургически даже в отношении людей: есть человек — есть проблема, нет человека — еще лучше. А что касается деревьев, тут и статью сочинять не надо, а нужна двуручная пила да рабочая сила.

* * *

Пришла эта самая рабсила в количестве двух малотрезвых мужиков в телогрейках, щелкнули они грязными ногтями по зубьям двуручной пилы, плюнули на ладони и приступили к делу.

Дерево оказалось неподатливым, словно оно из металла. Пила визжит, гнется, вот-вот сломается.

Мужики матерятся на весь двор, еще больше стараются, дело хоть и медленно, со скрипом, но стало продвигаться.

Вдруг за оградой истошный крик, будто кого кастрируют. Глянули, а за ажурной кованой оградой прохожий при шляпе и галстуке беснуется. И кричит, и руками машет:

— Варвары! Невежды! — и уже на высокую ограду пытается влезть. — Не рубите, мужики! Не рубите и не губите… Ах, злодеи!

Естественно, к беснующемуся типу дежурные ринулись:

— Держи хулигана! Это политическая провокация!

Стянули за фалды мужика с ограды, руки заломили и потащили во внутренние помещения, чтобы продолжить беседу в более интимной обстановке и без свидетелей.

* * *

Сидеть бы шляпе свои пятнадцать суток за хулиганство, а то и 58-ю статью, которая уже называлась семидесятой, как клеветнику на советскую действительность схлопотать, но есть на свете высшая сила!

На счастье задержанного, в это время начальник управления на «Волге» подкатил и, пыхтя, наружу вылез.

Дежурные, естественно, прекратили применять двойные нельсоны, захваты и прочие болевые приемы, вытянулись в струнку, приветствуют родного и действительно любимого начальника:

— Здравия желаем, товарищ генерал! Зато ботаник субординации не соблюдает и уже в лицо генералу кричит:

— У вас тут охламоны служат! Невежды! На святое покушаются…

Дежурный подсказывает вполголоса:

— Это псих, товарищ генерал! Генерал заинтересовался:

— Простите, гражданин, вы кто?

— Я вовсе не псих, а член-корреспондент Академии наук, ботаник… Вот мое удостоверение. Прикажите, чтобы эти дикари прекратили пилить дерево.

Начальник приказал приостановить работы по сносу зеленых насаждений и снова обращается к мужику:

— Вижу, вам есть что сказать. Если не возражаете, побеседуем в моем кабинете.

— С удовольствием!

Уселись в генеральском кабинете на новый, черной кожи диван, дежурный офицер чай и сахарницу притащил.

Короче, разговор душевный пошел. Оказывается, этот ботаник заслуженный шел по улице и вдруг видит, что какие-то людишки пилой к дереву прицеливаются. А дерево-то не простое, а канатное. Таких всего два в Москве. И оба охраняются (или должны охраняться) государством.

Вник знаменитый и умный генерал в проблему да разобрался с хозяйственником по полной программе, заставил прочесть учебник «Ботаники» за пятый класс.

* * *

Вот такая судьба у этого здания и его двора. И в войну 1812 года здание не сгорело, и лепнину свою с голыми Психеями и ангелочками на стенах сохранило, и дерево… Видно, судьба счастливая такая. Ведь это надо быть такому стечению обстоятельств: и ботаник в нужный момент поблизости оказался, и начальник управления…

Против судьбы не попрешь.

А канатное дерево, кажется, по сей день стоит. Если только голубые ели новый хозяйственник не посадил.

«Не хочешь испачкать брюки, не пугай клиента»

В годы «коммунистического рабства», как ныне говорят так называемые либералы и демократы, валюта в СССР в почете не была. Наверное, физиономии американских президентов нам, воспитанным в духе пролетарской ненависти, не нравились. На черном рынке за доллар давали два рубля, а в зале суда — до пятнадцати лет и высшую меру, да еще с конфискацией.

И тем не менее тяга к вечно зеленому в обществе была неизбывная. «Они» покупали, «их» сажали, «они» выходили и снова покупали, и «их» снова сажали. Доллар шел по кругу.

Еще лейтенантом мой приятель принимал участие в задержании крупного валютчика-бестии, личности хитрой и опасной.

Работали за ним день и ночь, собирая и документируя доказательства. Все шло своим чередом. Объект даже не предполагал, что время для него стало замедлять свой ход и скоро он будет встречать рассвет часов на семь раньше, чем в Москве. И день будет сменяться ночью только два раза в год. То день, то ночь… полярная.

Выстроенная система его разработки дала однажды трещину, в которую тот и ушел, оставив с носом несколько бригад наружной разведки и поставив карьеру основного разработчика на край пропасти.

Не одна группа наружки моталась по адресам, пытаясь взять объекта. Но жребий судьбы пал на моего приятеля, который беглого преступника вычислил в толпе, догнал, скрутил. Наверное, при этом от собственного страха публично, походя набил ему табло.

Валютчик был действительно физически сильный, но внешне невзрачный и тщедушный: плюнь — и развалится. Этакий бальзаковский Гобсек. Однако заинструктированный амбал — красавец по жизни, но салага в чине младшего оперуполномоченного по службе — жестко взял его на улице Горького, скрутил и швырнул в машину.

Потея от азарта и чувства выполненного долга, а может, от предвкушения тяжести ордена на груди, он мчал по столице, сверкая синим фонарем, издавая неприличные звуки клаксоном, чем вызывал восторг детей и пугал законопослушных граждан.

И вот родное здание на Лубянке. Крутанул руль опер, зачем-то газанул, влетел во двор, да не рассчитал траекторию своего полета. Багажником своей машины он с диким скрежетом долбанул две стоявшие там конфискованные машины.

Опер, однако, и бровью не повел, лишь сделал зверское лицо и прошипел валютчику в лицо:

— Видал? А с тобой я сделаю еще хуже! Бледный от ужаса, фарцовщик на допросе немедленно сдал изумленному следователю всех подельщиков, даже тех, в сдаче которых КГБ по оперативным причинам был не заинтересован.

Фарцовщик признался: — Я видел, что вы делаете с собственным транспортом… Если вы со своими машинами так жестоко поступаете, то представляю, что вы творите с несчастными зэками. Легче сразу все выложить…

Валютчик получил бы на полную катушку, да учли помощь следствию. Хотя, по инициативе Никиты Хрущева, боролись с ними, как с самыми лютыми врагами народа, — вплоть до расстрела.

Да тебя разве переговоришь…

Жил-был начальник. Не хороший и не плохой, не умный, но и не дурак. Так себе, как большинство начальников.

Но был у этого начальника один недостаток — резолюции писать не любил. То ли лень, то ли ответственности боялся или с грамматикой не все ладно.

И царапал он своим подчиненным на документах краткое: «Прошу переговорить».

Этой манерой начальник подчиненных весьма за живое достал: не в бирюльки же на Лубянке играют, а без резолюции начальника документ — так, бумажка, не более.

Дошло до того, что один озверевший от бюрократизма опер перед сдачей документа в архив снизу, под «Прошу переговорить», начертал: «Да тебя, дурака, разве переговоришь!»

Так и остался в истории бессмертный образ человека, который ответственность на себя не брал. И каждый, кто видел эту подпись, про себя думал: «А что мои подчиненные про меня напишут?»

Губит людей не пиво…

Будничная суета некоторых дежурству по Московскому управлению КГБ разбавлялась занятными эпизодами, которые в первом приближении носили драматический оттенок. Однако их развязка вызывала улыбку, иные случаи переходили в легенды.

Майская трагедия 1985 года — антиалкогольные драконовские постановления — породила множество ситуаций, которые в нормальном обществе воспринимались бы не просто как нелепость, а как клиническое состояние, требующее немедленной госпитализации их инициаторов.

Облавы на подвыпивших москвичей стражами правопорядка существенно поправили материальное положение самих стражей, а для отдельных малобдительных субъектов встречи с милиционером становились началом конца прекрасной карьеры.

Именно потому чекисты, как и прочие нормальные люди, изворачивались в поисках безопасных форм «встреч с портвейном».

* * *

Непоправимые последствия трезвая лигачевщина нанесла системе оперативной работы, которая строилась на нормальном человеческом общении, в том числе и за столом. При этом приходилось конспирацию удваивать, а деньги, отпущенные на такие контакты, списывать чуть ли не на катание на аттракционах.

Рейды по вызволению своих коллег из рук блюстителей трезвости стали если не регулярными, то вполне очевидными.

Об одной из драм той печальной эпохи я хочу рассказать. Впрочем, история эта больше похожа на плод разыгравшейся фантазии, хотя все описанное мною — истинная быль, свидетелями которой были мои сослуживцы.

* * *

Однажды в приемную УКГБ по Москве и Московской области сознательные граждане принесли кожаное пальто, в кармане которого лежало удостоверение сотрудника нашей «управы».

Самого сотрудника в этом пальто, как вы догадываетесь, к сожалению, не было. Граждане объяснили:

— Висело на фонарном столбе, за болт обруча было зацеплено. Зато в кармане письмо, которое пришло по вашему адресу. Вот и пришли сюда…

Не прошло и часа, как в приемную принесли пиджак с удостоверением и портфель того же сотрудника. Портфель, замечу, был набит секретными документами.

Столь удивительная дематериализация духа нас не просто встревожила (честность москвичей мы даже не успели в суматохе поисков оценить: пальто и остальные вещи были из разряда дефицитных), а вызвала переполох, поставила на уши. Поисками тела занялись наши подразделения и в Москве, и в области.

* * *

Тело вскоре обнаружилось в его собственной кровати.

С помощью остатков сознания и опроса свидетелей удалось установить картину не просто высочайшей бдительности, но и чрезвычайной интеллигентности нашего коллеги в пограничном состоянии между трезвым умом, здравыми инстинктами и полной невменяемостью.

В тот вечер у сотрудника была встреча с источником, который вернулся из-за кордона. Источник привез замечательные по значению оперативные материалы. Не отметить такое значило нарушить вековую традицию.

Отметили. Опер на общественном транспорте отправился с документами на Лубянку.

Помня о свирепствующем на улицах столице антиалкогольном мракобесии, опер стал дышать реже и преимущественно в себя. Сторонясь контролируемых улиц, он огородами добрался до троллейбуса.

И тут началось такое!..

Думаю, свидетели этого спектакля с восторгом вспоминают о нем по сей день.

* * *

Необходимо сказать, что оперативный сотрудник был из семьи потомственного дипломата, играл на фортепьяно и обладал изящными манерами.

Итак, когда подошел троллейбус, наш интеллигент тщательно вытер ноги об асфальт. Затем снял и повесил на столб свое кожаное пальто, вошел в салон и поздоровался с пассажирами, сначала по-английски, затем по-русски. Спросив разрешение дам, снял пиджак и повесил его на спинку сиденья. Пройдя в начало салона, он расположился на переднем сиденье, где стал изучать полученные секретные материалы. Скромно, интеллигентно.


Байки с Лубянки

На следующей остановке через переднюю дверь вошла девушка, при виде которой, как галантный кавалер, наш коллега поднялся:

— В присутствии дамы не могу сидеть!

Спрятав на теле полученные от источника материалы, он через две остановки вышел.

Когда все обстоятельства были сведены в единую цепь, мы поняли, что губит людей не пиво, а природная интеллигентность, не позволяющая входить в пальто в городской транспорт.

…Рапорт на увольнение бедолага подал сам.

Смотри под ноги!

Азарт сродни вирусу. От него весь организм страдает: и душа, и голова, и тело.

Морозной зимой реализовывали дело по хищению оружия. Долго за торговцами охотились, долго ждали. Но вот наконец! Идет команда: «Будем брать!» И оружие у бандитов, и покупатель при деньгах. Славненько!

Рванули на нескольких машинах в Московскую область. Темно, хлопья снега, словно занавес парчовый. Не видно ни зги. Но прилетели на место, сориентировались. Вот уже и наружная разведка встречает. Замерзли бедолаги, всеми членами звенят — за версту в ночной тишине слышно.

Так, мол, и так. Все клиенты на месте. А место это — гараж на огромной автостоянке. Подтянулись. Рассредоточились. Первыми, естественно, «тяжелых» выставляем. А «тяжелыми» у нас называют группу захвата, потому что на теле и в руках у них килограммов по сорок. Бронежилет, разгрузка с магазинами, рациями и прочей дребеденью. А голова, как шар чугунный, в бронированном шлеме с забралом.

Напряглись, сосредоточились, приготовились к рывку.

Крикнул начальник: — Атака! — рванули бойцы двери гаража, азартно гаркнули в несколько глоток:

— Стоять! КГБ! — И… испарились. Только что были, а вот уже и нет. Мистика и ужас одновременно.

А в гараже три мужика у верстака сделку обмывают. Видно, только что стакан опрокинули, да так и застыли с закуской в руке. Что там Гоголю с немой сценой в «Ревизоре»!

Стоим, смотрим друг на друга, а в воздухе мат висит и непонятно, кто такие художественные рулады выписывает.

А голоса чуть ли не из преисподней слышатся. Глянули под ноги, а там открытый зев черного погреба. Вот в него-то, как в волчью яму, вся группа захвата и ушла.

Удивительно, как столь затяжной коллективный полет на глубину трех метров не имел жертв и разрушений. «Тяжелые» вылезли без единой царапины.

Но с той поры свой азарт контролировать стали, да и под ноги, входя без приглашения, смотреть стали.

Пронесло…

Один молодой опер сопровождал спортивную делегацию за границу. Шел сентябрь 1983 года. Именно в том сентябре советские войска ПВО сбили южнокорейский «Боинг».

Атмосфера вокруг спортивной делегации была, прямо скажем, не ахти.

Каждый день спортсмены сталкивались с какими-нибудь провокациями. То листовки разбросают антисоветские, то пикеты выставят рядом с гостиницей. Молодой опер впервые в такую ситуацию попал.

А тут еще перед самой поездкой коллектива сразу несколько измен матушке-Родине было. И естественно, в связи с этим молодого заинструктировали до потери пульса.

День проходит, второй идет. Делегация, как один! Сплоченная, готова на любые подвиги, хоть в атаку на танки.

Только замечает опер, что один из членов команды какой-то не такой. Смурной, пугливый. Замкнулся в себе, держится особняком. К слову сказать, молодой спортсмен был выдающихся способностей, чемпион мира. Газеты о нем писали, как о новой звезде планетарного масштаба. Еще в Москве внимание опера обращали именно на него.

— Береги чемпиона пуще своего глаза! — наставляли. — Подозрение парень вызывает: ходит на концерты в консерваторию и английским в совершенстве владеет. Зачем ему это? Очень подозрительно!

И вдруг эта нервозность. Опер в стойку встал: не деру ли чемпион собрался дать?

Решил почву прощупать. К чемпиону подходит и так и сяк. Мол, что ты, Ваня, голову повесил, что не весел? Родина тебя знает, Родина тебя любит и надеется. Ванюш, что тебя гнетет? Ну, поделись со мной, как со старшим братом. Никому не скажу, пойму тебя, помогу, а?

А тот сопит, краснеет, да еще больше в себя уходит и ни слова, ни гугу!

Оперу совсем тревожно сделалось. Надо бы в посольство сбегать, доложить и посоветоваться, да и этого прохиндея нельзя без надзора оставлять. Еще рванет из гостиницы да как изменит! Что делать?

* * *

Дальше — хуже.

Все на экскурсию, а чемпион в гостинице остается. Все по магазинам, а этот опять отбился от стада, торчит один в гостинице и опера сторонится, как бы стесняется.

Все чего-то покупают, а этот ни цента не потратил, словно ему на этом свете ничего уже не надо: ни махеров для тещи, ни джинсовых брюк для себя.

— Да, если уж по магазинам не шастает, то это верный признак готовящейся измены Родине, — говорит себе опер. — Все честные советские люди, попав за границу, не Луврами и Метрополитен-операми разными интересуются, а насчет тряпок беспокоятся. А лицо, лицо-то у этого типа какое-то нехорошее. Ай-яй-яй! Когда говорю с ним, то глаза отводит, и рот кривит, и ни в чем не признается. Да, на физиономии у него словно написано — изменник! Ну что, что делать?

Покой опер потерял, сна ни в одном глазу. Так и ждет, что вот сейчас откроется дверь и скажут об измене. Или еще хуже: по телевизору сообщат, что такой-то попросил политического убежища.

В общем, оба маются — и опер, и чемпион. А впереди соревнования. И ждут в Москве не сообщений вражьих голосов об измене, а медалей золотых, за которые наш опер своей башкой чекистской отвечает.

* * *

Мучается опер, голову ломает: что делать? Вдруг стук в дверь, и заходит к нему врач команды. Вид очень у него озабоченный. Вздохнул и говорит:

— Беда у нас!

— Что такое? — подхватился опер. — Что произошло?

— Еще не произошло, но вполне может… Что делать, прямо не знаю. Уж чего я не перепробовал, а ничего с чемпионом сделать не могу…

— Побег готовит? — встал в стойку опер. И чувствует, что откроется сейчас страшная тайна.

— Да, побег — до туалета, а обратно пешком. Понимаешь, уже какой день несет парня. Может, съел чего? Я уже всякими таблетками парня пичкал, да все попусту. Как начал он мучиться с Москвы животом, так до сих пор на расстояние прямой видимости от туалета не отходит…

От сообщения такого полегчало оперу. На радостях он не знал, как врача отблагодарить. Говорит:

— Когда я был маленький, то животом, того, частенько недужил. Бабушка меня радикально лечила. Всегда помогало.

Доктор заинтересовался:

— Чем лечила?

— Тут у буржуев небось можно два-три граната купить? Снимите шкурку, прокипятите, а получившийся отвар пусть больной выпьет. Он парнишка хороший, лицо русское, приветливое! Я сразу понял, что такой не подведет.

Доктор руки потер:

— А что? Надо народное средство попробовать.

И попробовал. Чемпион вмиг выздоровел, повеселел, стал широко улыбаться, всех потряс своей мощью и медаль завоевал — золотую. Из Кремля правительственная телеграмма прилетела: «Поздравляю новым триумфом советского спорта, за волю мужество награждаетесь орденом Ленина. Первый секретарь ЦК КПСС…»

Телеграмму опер на общем собрании зачитал, чемпиона все еще раз поздравили.

В общем, пронесло — чемпиона и опера.

* * *

Кстати, джинсы чемпион так и не стал покупать. На ту прискорбную подачку, что чиновники из Спорткомитета милостиво подавали спортсменам, чемпион купил альбомы по искусству, разумеется, на английском языке. На русский переводил легко, без словаря для всех читал.

Хорошо у него получалось, сам слыхал.

Тащи с завода каждый гвоздь…

В оперативной работе трагическое часто соседствует с комическим. Логика с несуразицей.

В 1977 году террористы взорвали бомбу в метро. Пострадали невинные люди. Чекисты сбивались с ног в поисках преступников. Сотни бригад работали по розыску. Милиция, прокуратура. Все силовые ведомства объединились в этих поисках. О наградах не мечтали, жили надежной — найти подонков.

Тысячи людей были брошены на вокзалы, станции метро, автостанции.

Несли и мы с моим молодым коллегой службу на станции метро «Площадь Ногина». К концу дня ноги опухают от топотни по платформе, лица сливаются в одну сплошную массу. И даже ночью явственно раздается в ушах грохот подходящих и уходящих поездов. И так день за днем, но чекистская бдительность только возрастает.

Ходим мы себе, в толпу всматриваемся. И если сначала мало чего замечали, то со временем глаз стал острее. И вдруг толкает меня приятель в бок: — Смотри!

И точно: идет по платформе мужичок. Сам как камбала — все бочком-бочком, потому что под мышкой у него тяжесть неподъемная. И все время опасливо головой крутит, ясно: боится чего-то.

Вспомнили мы ориентировку, что взрывчатка была в чугунной гусятнице. Пробил нас пот.

Оглянулись по сторонам, увы, милиции нет. Принимаем волевое решение: проверить документы, а если что, так задержать.

Двинулись мы за мужичком. Тут поезд подошел, мужичок вместе со всеми вошел, и мы внутрь вагона проскользнули. Когда двери стали закрываться, мужичок обратно на платформу — юрк! — выскользнул. И зачесал, зачесал на другую платформу, противоположную.

Ясно как божий день: преступник, террорист!

Облились мы холодным потом, да делать нечего: и мы успели выскочить на платформу, хотя себя расшифровали, это ясно. Но теперь это уже неважно, ибо решили: будем брать!

А он шаг ускоряет. Мы прибавляем, он тоже. Вообще, как орловский иноходец, на рысь перешел. А тяжесть у него под мышкой!

Бога молим: «Лишь бы не уронил, лишь бы не взорвал от безысходности! Столько людей положит взрыв; да и мы своих детишек больше не увидим, и моя жена-красавица Алла Юрьевна молодой вдовой останется! Зато с честью отдам жизнь матери-Родине, служебный долг выполню и, быть может, посмертно награжден буду!»

Бросился злодей на другую платформу, а там и поезд подкатил.

Бежит злодей вдоль остановившегося состава, мы за ним пыхтим.

— Стой! — кричим, а он хода прибавляешь Металлический голос объявляет:

— Осторожно, двери закрываются!

И в этот момент злодей шмыгнул в вагон. Мы не отстаем. А голос:

— Следующая станция «Таганская»! Несется он по вагону, народ опрокидывает. Мы — за ним! Вот, уже достаем, сейчас мы его…

И вдруг злодей бросает на пол то, что под мышкой было, и снова — шнырь в еще открытую дверь, на платформу.

Грохнулась тяжесть непомерная. Народ, и без того напуганный, как вскочит, как закричит!

Дернули мы стоп-кран, пассажиры в едином порыве и с жуткими воплями бросились к дверям.

Простились мы с нашими молодыми прекрасными жизнями, однако, по счастью, взрыва нет. Осторожно подходим к тяжести, начинаем рассматривать, а мой напарник испускает громкий восторженный шепот:

— Ба, да это ящик с кафельной плиткой! Чего, придурок, бежал от нас?

— Ясно, что спер плитку казенную, вот и боялся попасться!

Пока мы в вагоне были, милиция подоспела. Задержали воришку. Действительно, мужичок строителем оказался. Подработать захотел, свистнул он на стройке плитку. Да, видно, робкий был очень, да и опыта воровского мало. Шел и озирался, пока на нас не нарвался.

Вот и побегали от души.

За хищение социалистической собственности суд отправил любителя государственного добра на два года общего режима. И по делу: не воруй!

Ну а если же приперло, украл, так веди себя прилично, от спецслужб не бегай и добропорядочных граждан не пугай.

…Что касается тех, кто устроил взрыв, они были изобличены и приговорены судом к высшей мере.

Про сальмонеллез ни слова!

В 1991 году грянули выборы в Верховный Совет. И в отличие от прошлых лет, когда баллотировалась только определенная категория начальников, в этот раз разрешили всем: валяй, кто хочет.

И началось! Всем нетерпелось стать народными избранниками.

Были созданы штабы и группы поддержки, которыми руководили, простите за выражение, имиджмейкеры.

Мне же поручено было обеспечивать выборы своего шефа. Работа закипела!

Мотались мы с ним по всей московской области. С народом встречались, выслушивали жалобы, отвечали на вопросы, рисовали сладостные картины перемен, коли изберут моего шефа. В день таких собраний случалось несколько.

К тому же каждый раз приходилось учитывать особенность аудитории, их профессиональные интересы. Иногда это получалось.

Ног к исходу кампании не чувствовали, да и язык во рту разбухал от речей.

* * *

Однажды приехали на встречу с избирателями в какой-то биологический институт с сельскохозяйственным профилем. И тут случился забавный случай, который по сей день вспоминаем с улыбкой.

Шеф был в ударе. Он вдохновенно рассказывал о коварных вражеских происках, не забыл отметить наших доблестных контрразведчиков.

Все шло отлично. Шеф — отличный рассказчик. Он хорошо знал то, о чем говорил.

Зал слушал затаив дыхание, порой разражался бурными аплодисментами.

Мы поняли: полная победа! Эти замечательные люди — ученые с европейскими именами, доктора и кандидаты биологических наук, лаборанты и уборщицы — теперь дружными рядами явятся на избирательные участки и отдадут шефу свои драгоценные голоса. Мой генерал был упоен успехом. Он решил в заключение своего триумфа поставить жирный восклицательный знак. Ведь лишь накануне генерал получил тревожную сводку: в Московской области свирепствует смертельный сальмонеллез.

Итак, захотел шеф своей эрудицией убить всех докторов наук и академиков.

Он стал говорить про сальмонеллез, говорил с упоением, в полной уверенности, что глубоко постиг из оперативной сводки премудрости этого гнусного заболевания с таким неудобопроизносимым названием, и в полной уверенности, что эти знания помогут еще больше очаровать своей персоной ученую аудиторию.

И точно, зал встрепенулся! Сначала была тишина, но улыбки расцветили лица аудитории, люди вытянули шеи, боясь пропустить слово из научного экскурса моего генерала.


Байки с Лубянки

Глаза чекиста блестели, уши шевелились. Шеф был счастлив! Его несло, он вдохновенно пел о сальмонеллах — о кишечных бактериях, имеющих вид палочек, подвижных, как сперматозоиды, и коварных, как вражеские лазутчики.

«Попал шеф в точку! — с удовольствием подумал я. — Какой талантливый, когда только успел постичь тонкости этой сложной куриной болезни, заражающей людей?» Да и шеф в предвкушении триумфа все более воспламенялся. Он потрясал кулаками:

— Подумайте, дорогие друзья, из-за какой-то нечисти, попавшей в наш государственный строй, э, то бишь в наш организм, температура повышается до сорока градусов, а понос, а понос… ну, с чем его сравнить? Да, понос подобен той клевете, что несется из эфира враждебных нам радиостанций! Слушал тут по радио некоего Марка Тейча — хуже кишечной палочки! Тьфу, понос с кровью!

Зал от изумления стал приходить в состояние транса. Сначала замер, потом задрожал, потом взорвался гомерическим хохотом, чередуемым в наиболее патетических местах громовыми аплодисментами. Кто-то кричал:

— Браво! Бис, бис! Еще, еще расскажите!

Когда на высокой ноте мой чекист закончил речь, раскланялся, вдруг встала плачущая от смеха женщина. Стараясь говорить как можно мягче, обратилась к шефу:

— Дорогой товарищ генерал! Я — доктор биологических наук. Специалист по птицеводству. А вы (она назвала имя и отчество шефа) невероятно обаятельный человек и, судя по всему, честный и открытый. Я, безусловно, буду голосовать за вас. Про вражеские радиоголоса у вас отлично получается! Но о сальмонеллезе — я умоляю! — никому больше не рассказывайте. Вы, как бы это деликатней сказать, не очень сильны…

— Да? — искренне удивился шеф. — Придется подналечь на биологию, а пока что обещаю молчать, про куриную болезнь — ни гугу!

От аплодисментов задрожали стекла.

* * *

Как оказалось, на этом избирательном участке у шефа были самые лучшие результаты, которые помогли ему стать депутатом Верховного Совета.

Женское коварство

Каждый, кто служил в КГБ, прекрасно помнит, какие высокие требования стояли перед оперативными работниками, если решался вопрос о возбуждении уголовного дела. Все факты должны были быть проверены и перепроверены, и даже двоякое толкование какой-либо фразы должно было быть исключено. Спрашивали с нас, что называется, по полной программе.

Не дай бог, если следователь в процессе работы не подтвердил изложенный в документе факт! А уж если дело касалось работы по шпионажу, то степень ответственности возрастала десятикратно. Международные отношения, понимаешь…

* * *

Ловили шпиона, можно сказать, почти поймали. Осталось только подшить документы и отдать в следственную службу, и следовало уточнить: на месте ли у шпиона шифр-блокнот, средства для тайнописи и другая дребедень, полученная из разведцентра.

Надо так надо. Собрали бригаду специально обученных людей и начали осуществлять знаменитое среди узкого круга специалистов мероприятие: обыск без ведома хозяев. Штука, прямо скажем, не очень законная, зато эффективная. (Теперь такого не бывает, запрещено.)

* * *

Итак, полезли, помолясь, в квартиру шпиона.

Но Бог не фраер. Он все видит, тем более беззаконие.

Только приоткрыли дверь, как что-то лохматое шмыгнуло между ног и скрылось моментально.

Все остолбенели: ясно — животное, но никто в этой нервотрепке не разглядел, не понял, что за беглец? Собака или кошка, а может, обезьянка? И какого цвета животное, размера и тем более пола?

В общем, конфуз. Шлем по рации депешу, как «Юстас — Центру»: «Сбежала какая-то тварь, для поимки немедля шлите подмогу».

* * *

Надо сказать, что дело было накануне 8 Марта, и народ в конторе уже принаряженный, праздничный, в голове концерт с участием Валентины Толкуновой и хорошо накрытый стол.

Делать нечего, человек десять расфуфыренных джентльменов с Лубянки мчатся товарищей из беды вызволять. Пока одни работают, бригада зачистки по чердаку пыль поднимает. Голубиный помет, паутина, известка — полный набор радостей для домового. Умными головами о стропила бьются наши боевые товарищи, летучих мышей пугают.

Ну и естественно, родственников объекта вспоминают. Виртуозно очень и озабоченно…

* * *

Часа через два перемазанные птичьим пометом и обмотанные паутиной, зато счастливые и довольные собой, опера волокут беглеца — рыжего, одноглазого, мяукающего. Ну, навешали ему тумаков от всего своего щедрого чекистского сердца, дабы впредь несклонен к побегам был.

А тут и товарищи работу закончили. Все чин-чинарем: шифр-блокноты, как и положено, — в тайнике, котяра мерзкий — снова в квартире.

Первая серия увлекательного детектива на этом закончилась.

* * *

Вторая серия началась сразу после ареста шпиона.

— Все понимаю, — удивлялся на допросе арестованный, — но одно никак в толк взять не могу. С какой оперативной целью мне кошечку любимую подменили? Вместо пушистой и ласковой Мурки в квартиру водворили грязного и блохастого котяру?

Следователь задумался и вполне серьезно спросил:

— Кошка у вас умная?

— Удивительная, все понимает! Следователь согласно кивнул головой и тоном умудренного жизнью человека ответил:

— Вот-вот, умная! Значит, поняла, что очень скоро ее некому кормить будет, ну и поменялась с блохастым квартирой. Сами знаете, коварна женская природа!

Не верь, если на заборе написано…

Смеяться, право, не грешно. Так утверждают оптимисты. Однако смех бывает разный. Бывает радостный, бывает гомерический. Бывает нервический. Это особое состояние, когда, как говорил полководец, от великого до смешного один шаг.

Этого шпиона чекисты звали белокурой бестией. И потому что был блондин, и потому что хитрость раньше его родилась. Талант шпионский в нем был великий, такой, как у Шекспира литературный.

Ох, и намучились мы с ним! Но у чекистов на всякую бестию всегда найдется что-нибудь этакое, с винтом.

* * *

Многомесячная прослежка за дипломатом-шпионом дала замечательные результаты.

И вот наконец подошел роковой для шпиона час расплаты. А для нас — звездный миг, праздничный. Чекисты били в бубны и кололи дырки в лацканах.

Для агента уже был заложен тайник, за которым денно и нощно наблюдали, как за сокровищами янтарной комнаты. Одно смущало — что заложен он на пустыре. Но это уж от нас, как понимаете, не зависело. Место сам шпион выбирал. Очень для реализации место неудобное. Да и праздничное шоу для всей улицы с захватом и упаковкой устраивать не хотелось.

Но как уже говорилось, что с «винтами» у нас все в порядке. Покумекали мы у себя на Лубянке и кое-что придумали. Масштабное и, кажется, в деле контрразведки необычное.

В канун завершения операции, словно по мановению волшебной палочки и к вящему удивлению местных жителей, за одну ночь на этом пустыре возникла высокая сплошная ограда.

И как положено, на заборе надпись трафаретная белой краской: «Строительство многоэтажного дома с торговым комплексом и подземным гаражом». И фамилия прораба с номером телефона. Звони — подтвердят и даже прораба этого мифического позовут, на все вопросы тот ответит.

Проведенная вражескими разведчиками проверка ничего подозрительного не обнаружила.

* * *

Утром, выпив чашечку кофе с коньяком и выкурив дорогую сигару, шпион вышел на тропу холодной войны. Дело было чрезвычайно серьезным. Более десяти часов он проверялся. Менял машины, нырял в проходные дворы, в метро в поисках «хвоста» прыгал с поезда на поезд.

Все чисто! И что за ним особенно бегать, когда известен адрес забора, куда матерый враг в конце концов пожалует?

Ха-ха! Наивный, он даже не подозревал, что его нелегкая судьба и режим лагерного содержания уже расписаны на ближайшие десять лет. Да, группа захвата была в полной готовности, и за забором был даже стол с проводным телефоном, дабы разговорами в эфире не спугнуть врага.

А враг метался по Москве, даже не предполагая, какой великолепный сюрприз ему уготован.

* * *

Итак, наступало время «Ч». Шпион убедился, что все чисто, прослежки за ним нет. Теперь он стремительно приближался к закладке. Но впереди него неслась молва. Она, как реостат, поднимала уровень адреналина в крови людей за забором. Адреналин уже поднимался к ушам. Сейчас, сейчас!

Множество глаз прильнуло к заранее насверленным в заборе дыркам.

До объекта пятьсот метров, четыреста, триста, двести, сто.

Авто шпиона остановилось у гостеприимно распахнутых ворот ограждения. Шпион, громадный, изящно одетый господин, сделал вид, что чисто по-советски пошел на пустырь справить легкую нужду.

В эти мгновения, сдерживая дыхание, прилипнув носами к ограде, за шпионом следили десятки глаз.

Нужду, надо сказать, шпион и впрямь справил, видать, давно приперло.

Эге, а вот направился к закладке. Он подошел к шлакоблочной перегородке, кажется, от санузла.

Шпион — что значит аристократическая порода! — натянул на руки перчатки и отбросил шлакоблок в сторону. Под ним лежала закладка в мятой консервной банке от свиной тушенки — фотопленки!

Шпион, насвистывая веселенькую мелодию композитора Гершвина, стал засовывать банку в боковой карман пальто.

О, звездный час!

В предвкушении развязки публика так навалилась на забор, что тот под тяжестью тел рухнул. Вместе с телами.

Такого не ожидал никто. Ни руководство на Лубянке, ни руководство в Лэнгли.

Да, забор упал прямо перед носом ничего не подозревавшего агента!

Ни Станиславскому, ни Гоголю такая немая сцена присниться не могла.

Десяток джентльменов застыли в лежащем положении.

Замер с телефонной трубкой в руках связист за столом.

Остолбенел джентльмен с консервной банкой в кармане.

Первым прорезался голос руководителя операции:

— Брать!

Для группы захвата дело нехитрое: брать так брать!

Но тут началась вторая серия.

* * *

То, что шпион человек крепкий, знали все. То, что он имеет черный пояс по карате, знали некоторые. Но то, что он двухметрового роста и только с третьей попытки вползал в машину, не предусмотрел никто.

Когда шпиона для обыска приставили к «Волге», а потом опрокинули на крышу, то его голова свесилась к окну водителя.

Теперь осталось дело за малым — впихнуть его внутрь.

А вот здесь возникли проблемы. Как Ивашка на лопате у Бабы-Яги, шпион растопырил руки и даже пытался что-то нечленораздельное мычать:

— Я есть гражданин иностранного государства… В момент дайте мне консул.

«Консул» он получил сразу, точно под дых. А потому дальнейшие действия проходили без осложнений. И в «Волгу» шпион теперь был упакован без особых возражений с его стороны.

Все закончилось благополучно. Агент отбыл куда положено, за речку Яузу, в историческое место Лефортово.

* * *

Над этой историей потом долго смеялись. Гомерически!

Ну и вражеские лазутчики поняли: не верь тому, что на заборе написано.

Не все топливо, что блестит…

Однажды контрразведчики получили сигнал о том, что некто, назовем его Степан, пытается найти иностранного разведчика, чтобы продать ему великую тайну.

А узнали они это просто. Офицер безопасности одного из посольств привез на Лубянку письмо, которое было подброшено в машину дипломата. Дескать, если вы хотите получить образцы твердого топлива для советских ракет, то оставьте на столбе, что на Кутузовском проспекте, метку — крестик губной помадой. А потом я оставлю записку с указанием места, где вы найдете дальнейшие инструкции для наших действий.

Читают чекисты это письмо, а иностранец хитро так на них смотрит, дескать, мы не лыком шиты, на провокации не поддаемся.

Ну, поблагодарили его за бдительность и международную чекистскую солидарность, да и проводили восвояси.

А у самих голова болит: а что, если этот Степан и вправду доступ к столь секретному продукту имеет? А что, если он действительно найдет покупателя из какой-нибудь недоразвитой капиталистической страны? А что будет, если те купят столь важный продукт?

Подумали, прикинули и приступили к действиям.

* * *

В яркий погожий день на указанном столбе появляется метка. А через некоторое время и весточка… Как ее чекисты получили, рассказывать не будем. Не о том речь.

И вот в условленное время, в условный час состоялась встреча.

От «иностранной разведки» пришел человек, немолодой и обаятельный, по-русски говорит с большим акцентом, но бойко.

Злоумышленник, или, как их называют, инициативник, также человек недурной наружности и хорошего воспитания. Встретились, поболтали. Продавец Степан о себе рассказал, дабы заинтересовать потенциального покупателя. Окончил МИФИ, работал в закрытом институте, имеет возможность за хорошие деньги продать то, что весьма интересует не одну разведку мира, — образец твердого топлива для ракет. Дело, понимаете, опасное для здоровья и свободы личности, а по этой причине надо платить хорошие деньги.

«Иностранный разведчик» на хорошем ломаном русском языке начинает торговаться:

— Яволь! Только ихь не понимать, как ви будешь это топливо доставайт? И почем ми можем верит, когда надо отдавайт такой большой сумма?

Предатель понимает, что шпиону все ясно. И что торгуется только для проформы.

Торгуются они, торгуются, без этого наш человек вызовет подозрение.

Но делать нечего, надо соглашаться. Уйдет клиент — ищи ветра в поле. А потом удивляйся, почему «их» ракеты на нашем твердом топливе летают…

Ударили по рукам. Сговорились, что Степан привезет образец и при передаче образца инициативник получит свой хороший аванс.

* * *

Естественно, что ЧК, увидев раз, не забывает никого. Через некоторое время собрали чекисты досье на этого негодяя.

Действительно, и институт Степан указанный окончил, и в закрытом НИИ работал, и связей у него среди секретных специалистов немало… И биография богатая: член КПСС, высокий руководящий пост занимает, персональная машина, казенная дача — полный ассортимент номенклатурного благополучия. Но, видать, хочется еще больше. И по своей натуре — большой авантюрист.

Ну, просто все сходится…

* * *

Понятно, что не оставили инициативника без своего внимания и опеки.

Через некоторое время на Лубянке получили информацию, что выезжает наш клиент за пределы Москвы, в сторону мест, где это топливо производится.

Понятно, что с ним в вагоне из посторонних людей только проводник, да и тот давно наш осведомитель. Целая бригада оперов глаз с клиента не спускает ни день ни ночь.

Прибыли в пункт назначения. А тут промашка вышла: неделю за Степаном работали, а в какой-то момент отпустили. Не углядели.

Да и что глядеть, если он целый день на секретном объекте торчит, а по вечерам утехам с местными шлюхами предается? И чем больше предается, тем больше подозрения: а вдруг усыпляет бдительность? Так и случилось — усыпил. На целый день из поля зрения пропал. А как снова появился, так нес за плечами спортивный рюкзак с чем-то тяжелым и сразу в Москву засобирался.

И снова литерный вагон глаз не смыкает. Правда, сам клиент глаза сомкнул. А чекистам того и надо. Пощупали багаж, и холодный пот их прошиб. Точно — что-то твердое, наверняка топливо.

В Москве начальство уже покупает самоучитель игры на бубне для исполнения торжественных маршей. Опера ходят счастливые в предвкушении благ, какие на них за успешно проведенную операцию посыплются.

* * *

И вот Москва, Бородинский мост, великолепная панорама столицы нашей Родины. Тут разыгрывается финальная сцена детективного спектакля.

Для передачи важнейшего государственного секрета сюда прибыл «иностранец» с Лубянки и наш номенклатурный клиент.

Клиент принял деньги и торжественно передал в солидной упаковке образцы секретнейшего твердого топлива.

Вокруг, кажется, ни одного постороннего человека, а на самом деле вовсю идет киносъемка (потом крутанули на телевидении) и фотосъемка, на магнитную пленку записывается трогательный разговор нашей парочки. Лубянский «иностранец» долго тряс руку собеседника:

— Ми вас очен благодарен! Сейчас ви получайт аванс в доллар и марках, а потом — все остальное…

Брали парочку красиво, как в кино. «Иностранец» верещал, угрожая жаловаться на всех в Гаагский суд. Сам же клиент был удивительно спокоен да почему-то ехидно щерился.

Мы не сразу поняли причину этого ехидства.

* * *

Доставили клиента в приемную КГБ торжественно, как государственный штандарт.

Но… когда сверток развернули, то глазам не поверили. На столе лежал черный блестящий камень, столь хорошо знакомый.

— Что это? — вытаращил глаза генерал. Клиент невозмутимо отвечал:

— Ископаемое высшей стадии углефикации — антрацит. Высококачественное энергетическое топливо. Главные месторождения в СССР, Китае и США. Содержит в горючей массе до девяти процентов летучих веществ… Когда в командировке я был, то набрал этот уголь на железнодорожной станции. Там целые вагоны его стояли. Изменять Родине? Да никогда! Я шестьдесят четвертую статью УК уважаю…

— Хватит! — Генерал грохнул кулаком по столу.

Оказалось, что все было банально до пресноты. Прохиндей, промотавший на женщинах и скачках большие деньги, решил обуть на некую сумму иностранную разведку. Расчет был прост — времени на проверку у шпионов не будет, а аванс — он и в Африке аванс. Тем более что на полную сумму гонорара он и не рассчитывал…

В своем кругу генерал с досадой сказал:

— Это называется — издержки нашей службы…

И нюх, как у собаки, и глаз, как у орла…

Стрелять для чекиста — дело последнее. Его оружие — голова. И желательно холодная. Но бывают ситуации, когда ствол обнажить надо. А обнажил — стреляй.

Замучили рэкетиры коммерсантов. Только товар привез, они тут как тут. И не всегда милиция защитит. Вот бегут они, родимые, на Лубянку.

Так было и в этот раз. Замучили данью одного предпринимателя. Пришел он за помощью в КГБ.

Естественно, помощь ему оказали. Выделили бойцов, продумали все мелочи, и с Богом… Дело было на Щукинской, неподалеку от Центрального госпиталя КГБ. Все прошло, можно сказать, гладко. Если бы не одно «но»… Не все просчитали. Не заметили одного соучастника. А тот всех высчитал. И бросился бежать.

Естественно, погоня.

Это лишь в кино все красиво. Злодей бежит, его догоняют…

В жизни все прозаичнее. Бросился за ним в погоню старый опер, который ГТО сдавал в первую сталинскую пятилетку. Бежит, сопит, кричит гортанным голосом: — Стой, стрелять буду! Какой же дурак будет стоять, если в него будут стрелять? И еще прытче поддает он от этого гортанного, предсмертного крика.

Совсем сдал догоняла. И, может быть, ушел бы преступник, если бы не чекистская смекалка. Остановил опер частника, сел сам за руль да мчится на «Жигулях» за своей жертвой по трамвайным путям. Справа и слева высокие заборы, а потому путь у того один, как у зайца в лучах фар.

И снова, теперь уже в опущенное окно автомобиля:

— Стой, стрелять буду! И стреляет — целых пятнадцать предупредительных выстрелов, все в воздух.

Чекист понимает: в стволе последний патрон. А тут и заборы кончились. Перекрестился чекист и бьет без промаха…

Короче, опер портит преступнику ягодичную мышцу. Злодей задержан и под конвоем отправлен в госпиталь КГБ.

* * *

Наутро, вестимо, приглашают опера в прокуратуру — держать ответ, при каких обстоятельствах применено оружие. Закон у нас такой: раз стрелял — доложи…

Молоденькая прокурорша, естественно, вопрошает:

— При каких обстоятельствах вы применили оружие?

— Когда я увидел в его руках гранату…

— Предмет, похожий на гранату, — уточняет она.

— Нет, гранату, — упирается опер.

— Помилуйте, как вы могли определить это? Наверное, все-таки предмет, похожий на гранату, — снова уточняет она.

— Гранату! — стоит на своем опер.

— Сколько было времени?

— Девять вечера.

— То есть уже темно? (Была зима.)

—Да.

— Какое между вами было расстояние?

— Метров двадцать.

— И вы разглядели гранату?

—Да!

— Какое у вас зрение?

— Минус три.

Пожала девушка плечами.

— Простите, а что на стене написано? А там аршинными буквами: «Не курить». Прищурил глаза опер, строгий прокурор своим допросом раздражать начинает.

— Я не вижу, что на стене написано, но сумел же я при том слабом освещении попасть преступнику, извиняйте, в жопу. Тем более разглядел в его руках гранату. Я ее по запаху чую.

Прокурорша вздохнула:

— В общем, «и нюх, как у собаки, и глаз, как у орла»… — И надолго задумалась: «Как это с таким зрением дед в темноте видит?»

Секрет был прост. Старики учили: чекист должен быть сродни партизану и никогда ни в чем не признаваться! Даже если гранату не видел… в принципе.

Действия опера признали правомерными. И это справедливо.

А раненный в задницу преступник на суде получил семь лет, что тоже неплохо.

Сага о валенках

Ночь. Зима. Улица. Фонарь.

Бригада сотрудников наружного наблюдения работает за объектом.

А тот по городу сквозь пургу мотается. Несколько часов. У разведчиков уже лампочка начинает помаргивать. Заправиться пора, да некогда.

И вдруг объект выезжает за город. Сквозь снегопад он тащит за собой «хвост» наружного наблюдения. Все дальше от Москвы уходит. Вот уже и огоньки исчезли за спиной.

Короче, помотал он их по какому-то поселку, остановил машину около дома да шнырь в подъезд.

Заметили адресок, да в Москву разведчики двинули. Но куда ни повернут — то тупик, то гаражи.

Мотаются по поселку, как по городу Зорро. Заколдованный какой-то. Сквозь снегопад ни дороги, ни указателей не видно. Понимают, что придется им коротать ночь в машине.

Вдруг как из-под земли гаишник. Обрадовались опера ему, как своему спасителю. Подлетают к нему на всех парах, тормозят и в несколько глоток: — Где Москва?

А он руками машет и что-то нечленораздельное мычит. Они ему:

— Где Москва?

В ответ — лишь мычание. Поняли, что ненормальный какой-то… Только отъехали, а он бац и упал.

Подбежали к нему, а он лежит и стонет:

— Идиоты! Вы же мне на валенки наехали и остановились!

Замычишь, однако!

Музыкальный момент

Служил у нас опер. Но не обычный, а после консерватории. Даже концертмейстером работал перед приходом в КГБ. Парнишка симпатичный, с юмором и талантливый пианист.

И вот однажды требуется нам для беседы доставить в управление студента той же консерватории. Кому ехать? Естественно, нашему пианисту. Он всю свою сознательную жизнь в общаге консерватории прожил, каждый уголок знает.

Прибыл наш музыкальный опер туда ни свет ни заря. Пока все еще тепленькие. Нашел комнату, где студент живет. Стучит. Тишина. Только на кровати кто-то лежит.

Заглянул опер под одеяло, а там студент нужный беспробудно дрыхнет. Потряс его опер:

— Гражданин Алябьев?

— Да, а чего тебе надо?

— Собирайтесь, гражданин, вас на Лубянке с нетерпением ожидают. И авто к подъезду подано. Поспешайте!

А этот Алябьев нахалом оказался. Говорит:

— Я с вами, душителями свободы, тупицами бездарными, разговаривать не желаю! Хотите — несите на руках, — и снова в одеяло закутался.

Опер стоит. Размышляет: «Что с этим типом делать? На руках его не донесу, жирный очень». Вдруг замечает, в углу пианино, а на нем — ноты. Прочитал: «Этюды Брамса».

Чекистская смекалка и чувство юмора не подвели. Опер, откинув фалды пальто, за фортепьяно сел. И как вдарит и по белым, и по черным с листа этюд Брамса. Играет отлично, вдохновенно, так что из соседних комнат заспанные лица в дверь стали с любопытством заглядывать: что за талант объявился?

Студент тоже из-под одеяла выполз, глазам и ушам не верит: такое блестящее исполнение! Он сам столько времени разучивает эти трудные пьесы, плохо идут, а этот в кожаном пальто пришел и сразу так блестяще раскатывает! Вот тебе Брамс, вот тебе и Лубянка…

Быстренько оделся студент и отправился, куда повезли. В машине повернул голову к оперу:

— Вы уж меня простите, за «тупиц бездарных»… — А взгляд шальной, отсутствующий. От потрясения Брамсом еще не отошел.

* * *

Так студента в невменяемом состоянии в приемную КГБ и доставили.

Сама беседа на него впечатления не произвела. Но Брамс!..

Ирония судьбы, или Странные времена

Эта история на классическую тему «Адрес перепутали».

Реализует опер материалы по незаконному хранению оружия.

Прибыл к адресу клиента, который на одной из улиц в доме номер девять целый арсенал под кроватью хранит. Стоит у дома, ждет группу захвата и не замечает, что на номере дома «29» первая цифра отвалилась.

Час ждет. Нет никого, и это естественно: группа делом занята на той же улице, но в другом доме. Звонит в управление.

— Выехали, жди! Ждет еще час.

— Да куда они подевались? — орет. — У дома номер девять кисну с раннего утра.

—Тебе сказали: давно выехали! Жди! Ждет еще. Снова кончается терпение.

— Вы что там, с ума посходили? Три часа жду! Все, беру шофера и иду по адресу. Может, я проглядел, как группа прибыла?

* * *

Поперся опер по ошибочному адресу. Позвонил в квартиру, ему дверь нетрезвый бугай открыл:

— Чего надо?

Опер прыгнул на бугая, пистолет в черепушку уткнул:

— На пол, руки за голову!

Бугай приказ безропотно выполнил. Опер орет:

— Где оружие?

Бугай смиренно отвечает:

— Под кроватью…

Опер нацепил на задержанного наручники, вытащил из-под кровати мешок, а в нем три автомата Калашникова и семь «Макаровых». Шофер шмон помогает проводить. В кухонном шкафу большую партию героина отыскал.

Дело блестяще сделали, а основной группы как не было, так и нет.

Снова опер звонит в управление. К аппарату теперь сам руководитель группы захвата подходит, уже успел после обыска на Лубянку вернуться. Слышит в трубке сердитый голос опера:

— Что вы там, охренели? Мне задержанного и вещдоки транспортировать надо, а вас все нет.

Удивился руководитель:

— Какого задержанного? Его уже доставили! Мы тебя на адресе утром ждали, а ты где торчишь?

— И я в адресе, дом номер девять, квартира такая-то! Сам пошел реализовывать, ждать надоело, благо ордер при мне.

— Не было тебя в доме номер девять! — орет начальник. — Без тебя управились.

Опер у понятых спрашивает:

— Какой у вас номер дома? Те дружно отвечают:

— Двадцать девять!

Хмыкнул опер, но виду не показал, в трубку доложил:

— Сейчас задержанного доставлю! — и повел бугая в наручниках вниз, в машину засунул, а в багажник положили изъятое оружие и наркотики.

* * *

На летучке наш опер удивлялся: — Ничего не понимаю! Ну, по ошибке в другой дом попал. Бывает! Но я и оружие изъял, и наркота в большом количестве попалась. Это что ж получается, куда ни приди, все чего-нибудь отыщешь? Странные времена, господа…

Вот и поговорили

Хуже нет, когда у человека фамилия — числительное. Например Иван Третий, Николай Второй…

С царями ясно. Царь, он и в Гонолулу царь. Хуже, если фамилия такая у простого смертного. Даже компьютер прописную букву фамилии ошибкой считает.

* * *

Был начальником одного райотдела полковник по фамилии Сороковой. Много он от этой фамилии натерпелся.

В управление КГБ пришло новое пополнение. Распределили молодых офицеров по службам и отделам. Самым престижным, безусловно, было попасть в аппарат управления. Это вам не на «земле» работать.

У некоторых от такого назначения просто голова кружилась.

Так было и с опером, о котором рассказ. По молодой глупости шибко важным себя чувствовал, пока спесь не сбили…

Надо ему было позвонить в райотдел, где Сороковой начальником.

Набрал номер и попал прямо на хозяина.

— Сороковой слушает! — отвечает начальник.

— Соедини, сороковой, меня с начальником райотдела, — отвечает опер.

— Да, вас Сороковой слушает! — вежливо повторяет тот.

— Слушай, сороковой, ты мне дашь начальника или нет? — уже кипятится опер. — Или я тебя…

— Я в десятый раз повторяю: Сороковой слушает! — уже рычит в трубку полковник.

— Да мне плевать, что ты слушаешь! — вышел из терпения опер. — Мне начальник нужен!

— Я вам сказал, что Сороковой слушает, — уже и трубка от злости раскалилась.

— Я тебе не Ёся Кобзон, чтобы меня слушать! — рассвирепел опер. — Начальника давай!

— Вам что, сто раз повторять, что Сороковой слушает! — вышел из терпения тот.

— Идиот! — перешел на личности опер.

— Сам болван! — вторит ему Сороковой и бросил трубку.

Вот так и поговорили. Потом-то разобрались, а все-таки хуже нет, когда фамилия — числительное.

Ну, так и носите…

Молодой опер должен задержать старого еврея-валютчика.

— Гражданин, предъявите документы! — обращается он к валютчику.

— А вы кто? — смотрит поверх очков старик.

Опер гордо достает красную книжечку с золотым тиснением «КГБ».

— Это что? — продолжает удивляться еврей.

— Вы что, читать не умеете?

— Умею, но что здесь написано? — поднимает очки и читает: — «Владельцу удостоверения разрешено хранение и ношение оружия». Ну, так храните и носите… Я-то здесь при чем?

Бактериологическая война, или Загадка природы

Мой приятель и коллега (назовем его Александр Николаевич) был срочно командирован в богоспасаемый городок Н-ск. Дело в том, что из Н-ска были отправлены в несколько московских организаций и посольств анонимные письма антисоветского клеветнического содержания, в которых члены Политбюро назывались «клопами-кровососами».

Александр Николаевич вернулся в Москву потрясенный и поведал мне историю, которую с возможной точностью постараюсь вам передать.

* * *

Городок Н-ск — малюсенький, не на каждой карте его найдешь. Домишки по самые окна в землю вросли. Заборы латаные-перелатанные, кое-где завалившиеся. Вместо водопровода — колонки, газ в баллонах. Глухомань, одним словом.

Но был в центре этого населенного пункта дом. Вроде ничем не знаменитый. Дом прочный, кирпичный и белой известью усердно в несколько слоев выкрашен. Так его и звали — «Белый дом». А в том доме располагалось СИЗО — следственный изолятор.

Жуткая слава о СИЗО ходила. И причиной тому были клопы, совершенно необычные. Породистые такие, здоровенные, словно жуки майские, голодные и прожорливые, словно крокодилы нильские.

Попадет в СИЗО хулиган или мелкий воришка, мучения такие примет, что готов потом клясться на Уголовном кодексе, что залетел сюда в последний раз, что впредь будет по струнке ходить, лишь бы не попадаться, лишь бы эти зверюги кровь из него больше не сосали.

Санэпидемстанцию возглавлял некий доктор Минкин, желчный, высохший мужчина с козлиной бородкой-клинышком а-ля Троцкий, в шляпе и при пенсне.

Первый секретарь горкома на отчетной партийной конференции сурово критиковал Минкина:

— От трудящихся поступает много жалоб на клопов в СИЗО. Дошло до того, что в обком пишут и бросают тень. — Помахал в воздухе кулаком. — С этой плесенью писучей мы еще разберемся со всей партийной решимостью, покажем кузькину мать! (В зале бурные аплодисменты.) Но зачем всяким пидорасам давать козыри, а? (В зале аплодисменты и хохот.) А если эти писаки в ООН просигнализируют, что тогда? — Попил воды и продолжил: — Но с другой стороны, эти клопы унижают достоинство советского человека, временно оказавшегося в СИЗО, и наносят физический и моральный урон. При этом товарищ Минкин хоть и обрабатывает СИЗО, но делает это очень плохо. Клопы моментально возрождаются из пепла… как эта самая, ну, как ее, э, ну, Жанна д'Арк! Товарищ Минкин, вы обязаны прислушаться к голосу критики, улучшить качество и уменьшить количество до минимума, чтобы заткнуть глотки буржуазных клеветников на нашу советскую действительность. (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты. Кто-то от восторга чувств кричит: «Да здравствует товарищ первый секретарь! Ура, товарищи!» По залу прокатилось: «Ура! Ура!»)

Минкин взял ответное слово, в котором благодарил за указанные недостатки и твердо заверил, что покончит с клопами. Он так и сказал:

— Товарищи! Это мой партийный долг, мы поставим преграду гадам, пьющим кровь!

Начальник гормилиции по фамилии Волкодав, человек широкоплечий, румяный и решительный, уроженец Н-ска, двадцать шесть лет служивший в органах и слывший толковым человеком, а теперь находившийся в президиуме, скептически улыбнулся:

— Александр Абрамович, ты сначала выведи, а потом хвались. И не забывай: по району мы имеем самые замечательные цифры по искоренению преступности в процентном отношении. И травишь ты не столько клопов, сколько находящихся в СИЗО задержанных!

Минкин замахал руками:

— Я с вами не желаю тут дискуссий. — И вгорячах неосмотрительно добавил: — Если я не переведу клопов, я… я положу свой партбилет на стол.

Все делегаты вздрогнули, секретарь недоуменно посмотрел на оратора:

— Что ж, товарищ Минкин, мы запомним ваше обещание! А если клопов не выведите, то мы сами отберем ваш билет.

Откровенно говоря, в глубине души секретарь не был против клопов в СИЗО, поскольку они помогали улучшать показатели.

* * *

Минкин серьезно принялся за дело. Он отправил в райцентр своего племянника Леву Минкина, который тоже трудился на ниве эпидемиологии. Тот из райцентра привез мешок дуста и новейший заграничный препарат, который достал по блату, — два ящика бутылок с какой-то жидкостью и этикеткой с черепом и костями.

Это была очень неприятная жидкость. Даже местные алкаши, когда стянули бутылку, пить не решились, а одного, сильно понюхавшего, стошнило чем-то зеленым.

Серьезная заявка на победу над насекомыми была сделана.

Двое сидельцев СИЗО, к своей неописуемой радости, были отпущены под подписку до утра по домам.

Санитарные сотрудники нацепили на себя противогазы и балахоны. Они сыпали по всем щелям дустом, сверху мазали из бутылок с черепами и затем этот бутерброд лакировали керосином. Сдохших клопов сметали веником в совок и швыряли в костер, в котором трупы кровососов весело трещали.

Начальник милиции Волкодав стоял в некотором отдалении, ироническая улыбка играла на его мужественном челе.

Окрестный народ зажимал носы и говорил.

— Тут не только клопы, тут не всякий человек выдержит. Немец, к примеру, помрет обязательно. Или американский агрессор.

Минкин-старший ходил счастливый, потирал потные ладошки и, не зная автора глубокой мысли, гроссировал:

— Нет таких крепостей, которых не могли бы взять большевики!

Волкодав усмехался и ничего не говорил.

* * *

Минкин рано радовался, ибо когда утром приволокли в СИЗО временно амнистированных и, разумеется, в стельку пьяных заключенных, те после пяти минут пребывания в следственном изоляторе начали вопить так, словно на них бросились голодные тигры:

— Караул, клопы, клопы жрут! Отпустите на поруки трудового коллектива! Больше не будем!

Волкодав ходил счастливый и приговаривал:

— Рано, рано из СИЗО нарушителей выпускать! Ночку еще переночуйте, а там, если вас полностью, до скелета, не сожрут, подумаем, посмотрим на ваше поведение! Другой раз безобразничать не станете и сюда не захотите…

Минкин был озадачен до потери рассудка: «Откуда снова появились клопы, если он их всех только что вытравил собственноручно?»

Ночью Минкину снились клопы размером с больших жирных крыс.

* * *

Время бежало, СИЗО не пустовал. Люди в противогазах клопов морили беспощадно, но — чудо! — вопреки усилиям Минкина, изолятор продолжал кишеть этими беспощадными животными.

Паразитам было все нипочем. После обработки они исчезали на несколько часов, вымирали, как мамонты на морозе, а потом тут же возникали снова и ползали днем и ночью голодными стадами, жертву с нетерпением ожидаючи.

Минкин кусал ногти и нервно дергал головой:

— Это странно! Прямо загадка какая-то, вроде Бермудского треугольника, только наоборот: там корабли исчезают, а тут таинственно клопы появляются.

Волкодав нахально усмехался:

— Минкин, приготовься с партбилетом расстаться!

Минкин сердито зыркал глазами на милиционера:

— Ваша ирония здесь неуместна!

Зато Минкин-юниор дал полезный совет:

— Дядя, почему бы вам не написать об этом таинственном явлении диссертацию? На этих клопах можно иметь научную степень и хороший гешефт.

* * *

Надо признать: главный эпидемиолог Н-ска был человеком изобретательным. Он давно мечтал об ученой карьере в Москве или хотя бы в Ленинграде. Совет Минкина-юниора пришелся кстати.

Две недели, в перерывах между обработками СИЗО, этот муж царапал что-то на бумаге. И вот наконец он завершил ученую статью, которую назвал «Загадка эпидемиологического самовоспроизведения паразитирующего полужесткокрылого насекомого, обитающего исключительно в СИЗО города Н-ска».

Статью Минкин отправил ценной бандеролью в Академию наук СССР, что на Ленинском проспекте в Москве, а копию для публикации — в толстый журнал «Наука и жизнь». В каждую бандероль в небольшом конверте он положил по несколько засушенных особей особенно крупных размеров и обещал присылать еще, если клопы мичуринского размера понадобятся для научных целей.

И стал товарищ Минкин с нетерпением ждать ответа.

* * *

Клопиная загадка города Н-ска, возможно, оставалась бы для всех тайной за семью печатями, если бы в этот славный город, бурливший страстями, не прибыл московский чекист.

Александр Николаевич опросил местное население и штатных осведомителей. Уже на следующий день пребывания в Н-ске московский чекист, человек бывалый, арестовал преступника, вероятней всего, писавшего клеветнические письма в Москву.

Вы, конечно, можете-таки удивляться, но серьезное подозрение пало на Минкина-младшего, который наслушался по радио вражьих голосов.

Юниор был допрошен и, несмотря на улики, держался нагло, таращил глаза и пёр в несознанку. У Александра Николаевича не было веских доказательств, и дело шло к тому, чтобы освободить подозреваемого на свободу.

На допросе присутствовал начальник гормилиции Волкодав. Он с презрением посмотрел на Минкина-младшего и с улыбкой негромко сказал:

— Ты зря, Лева, запираешься! Ведь я тебя посажу в СИЗО, и ты сразу расколешься до своей тощей задницы.

Подозреваемый смертельно побледнел и крикнул:

— Не имеете права! Отправьте меня в Москву и там допрашивайте, сколько вам влезет… Я хочу в Лефортово.

Милиционер закурил «Казбек» и соболезнующе произнес:

— Понимаю тебя, друг сердечный! В Лефортово все хотят, только Лефортово тебя не хочет. Тебе легче в Лефортовском изоляторе месяц отсидеть, чем одну ночь в СИЗО родного города. Ну, признавайся, ты клеветнические письма печатными буквами царапал? — и на всякий случай погрозил пальцем. — Предупреждаю: на бумаге остались твои отпечатки пальцев.

Минкин гордо подбородок вскинул:

— Я не желаю с душителями свободы говорить!

— Тогда приятных сновидений в СИЗО! Прапорщик, замкни его! — Повернулся к гостю из Москвы. — Через два-три часа будет проситься на допрос, во всем признается, наглая морда! Пойдемте, Александр Николаевич, перекусим.

* * *

Начальник милиции порезал помидор, положил соленых груздей, из холодильника достал бутылку и разлил по стаканам. Сидят, выпивают, говорят о том сем.

Вдруг милиционер за чем-то в шкаф полез. Открывает дверцу, и у моего приятеля мурашки по телу побежали. Стоит там, рядом с пустыми стаканами, огромная банка (на пять литров) из-под импортного повидла. Внутри банки что-то темно-бурое, жуткое, шевелящееся, набитое по самую марлю, которой завязана банка.

— Что такое? — с ужасом спрашивает Александр Николаевич.

Волкодав замялся, не хочется отвечать на щекотливый вопрос, да куда от родного КГБ денешься? Вздохнул милиционер и как на допросе с пристрастием всю правду выложил:

— Это генетический фонд, — отвечает. — Клопы это. Я объявил местной преступности бактериологическую войну. Заметил я, что больше всего боятся преступники не мордобоя, не сроков (тут они все герои!), а встречи с этими кровожадными насекомыми. Каждый, кто попадает ко мне в СИЗО, до конца жизни их запомнит. Начальников да следователей много, и все они люди, со своими слабостями и недостатками. А вот мои животные — алчны и беспощадны, как разбушевавшаяся мать-природа. Уверен, нигде в мире нет таких клопов. Хищники кровожадные, а не клопы. Сам не пойму, почему они у меня такими громадными рождаются, загадка природы, ей-богу. Кусаются лютей, нежели собаки бродячие. Этот придурок Минкин-старший даже в письмах моих клопов в засушенном виде в Академию наук отправляет, карьеру на моих питомцах сделать желает. Ах, аферист брыластый! Бандероли я, понятно, задержал. Ответа он будет ждать до второго пришествия. И племяша вырастил — урода! Ну вот, Минкин со своими бабами вытравят клопов, а я проветрю помещения и скорей свежую порцию несу, чтоб СИЗО не пустовало. Никто об этом не знает, даже жене не говорю. И вы, пожалуйста, тайну мою сохраните. Ведь я на благо общества стараюсь, с преступностью борюсь и людей перевоспитываю, коммунистическую мораль прививаю.

Приятель, как и все чекисты, гуманный и сообразительный, полюбопытствовал:

— Так чтобы клопы не разбежались или с голода не подохли, им приходится срочно пищу доставлять?

Милиционер задумчиво почесал за ухом, снова глубоко вздохнул:

— Нет, от чекистов никуда не скроешься, сквозь землю все видите! Конечно, приходится о пищевом довольствии беспокоиться, срочно поставлять. Да у нас тут каждый день что-нибудь случается: или муж свою бабу измордует, или на дискотеке кто нахулиганит, или ночью в винный магазин заберутся. Так что с питанием для моих питомцев дело налажено. В день поступления свежих, как их там Минкин обзывает, полужесткокрылых, обязательно пищу поставим: и клопам хорошо, и воспитательный момент соблюден. Узнай о моих методических находках Макаренко, он бы свою «Педагогическую поэму» заново переписал бы, потому как моя педагогика куда доходчивей. Сами сегодня убедитесь.

В этот момент в дверь раздался стук, на пороге стоял прапорщик:

— Товарищ подполковник, задержанный Лев Израилевич Минкин на допрос просится, обещает во всем повиниться…

* * *

Оба Минкины были наказаны. Лева получил по статье 70 УК РСФСР за клеветнические измышления, порочащие советский государственный строй, шесть лет лагерей строгого режима и был отправлен в Мордовию на станцию Потьма, а его дядя-эпидемиолог выложил партийный билет и вскоре с горя спился.

Волкодава, как инициативного работника, хотели перевести в Московское УКГБ, но он развел руками и извиняющимся тоном произнес:

— А на кого я своих питомцев оставлю? Погибнут без заботы, — и кивнул на шкаф, где банка с клопами стояла. — Нет, друзья, за лестное предложение спасибо, но мы, как известно, несем ответственность за тех, кого приручили.


home | my bookshelf | | Байки с Лубянки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 1.9 из 5



Оцените эту книгу