Book: Бегство из рая



Фрида Митчелл

Бегство из рая

Глава 1

— Мы недостаточно близки, чтобы заниматься любовью, — произнесла Рита Уинтер, нервно облизнув губы.

Ее соски отвердели, во рту было сухо. Она смотрела в синевато-зеленые, оттенка морской волны, глаза стоящего в нескольких футах от нее человека. Винс Сэвидж был высок, смугл и внушал чувство опасности. Рита восхищалась присущими ему рефлексами дикого хищника, вольного обитателя джунглей. Тренированному мускулистому телу Винса позавидовал бы иной легкоатлет. Однако Сэвидж не имел к большому спорту никакого отношения. Он являлся бывшим агентом ЦРУ, организации, с которой Рите частенько приходилось сотрудничать в ходе особых операций. Сейчас Винс находился здесь, потому что Рита Уинтер остро нуждалась в его помощи.

— Прости, дорогая, но в данном случае секс просто часть работы, — ответил Сэвидж, храня полное спокойствие.

Пронзительный взгляд его синевато-зеленых глаз соскользнул с лица Риты вниз и принялся неспешно путешествовать по стройному телу. Беззастенчивое разглядывание пробуждало в ней невольную ответную реакцию. Рите потребовалось приложить немало усилий, чтобы если не с истинной, то хотя бы с внешней невозмутимостью встретить изучающий взгляд, когда спустя некоторое время тот вновь остановился на ее глазах.

Придирчивый осмотр вызвал в Рите мелкую дрожь, которая проистекала отчасти из боязни, а отчасти — если уж говорить начистоту — из трепетного предвкушения близости.

Рабочий характер отношений никогда не мешал Рите строить самые смелые фантазии относительно Винса. Ее грезы были чрезвычайно чувственными, вольными и даже в каком-то смысле дикими, однако она даже в шутку не помышляла о том, чтобы поделиться ими с кем-то, и в наименьшей степени с предметом своих мечтаний.

Рита гордо подняла подбородок.

— Секундочку! Я возглавляю службу безопасности Гордона Стейнхарта, а ты прибыл сюда по моему вызову. Иными словами, приказы здесь отдаю я.

Сэвидж пожал плечами.

— Если ты желаешь, чтобы мы вместе отправились решать возникшую у вас проблему, тебе сначала придется переспать со мной.

В словах Винса сквозил явный вызов, а Рита была не из тех, кто пасует, столкнувшись с неожиданным поворотом событий, особенно если у нее отсутствуют сомнения в правильности намеченных действий.

Вместе с тем ей было прекрасно известно, что Сэвидж придерживается точно таких же убеждений. Вероятно, именно поэтому он и счел себя обязанным вернуть будущую напарницу по работе к реальности.

Винс стоял перед ней, невозмутимый, уверенный в себе. В осанке не ощущалось даже намека на напряженность. Рите и прежде доводилось наблюдать у Сэвиджа подобную позу, причем хладнокровие никогда не покидало его, несмотря на осознание того, что противник готов в любую секунду нанести удар. Однако раньше Рита находилась с Винсом по одну сторону баррикад. Сейчас они сошлись лицом к лицу — антагонисты, а не союзники.

Нет, поправила себя Рита. Не антагонисты. Мы по-прежнему воюем на одной стороне. Только ставки сильно изменились.

Она пристально вгляделась в сине-зеленые глаза, пытаясь проникнуть в мысли Сэвиджа. Почудилось ей или за его внешней бесстрастностью действительно таится едва уловимый намек на эмоции? Неужто Винс и впрямь испытывает нечто из области обычных человеческих чувств, чего ни за что не желает показать ей?

Как Рите хотелось, чтобы так оно и было! Чтобы предпринятый Сэвиджем ход порождал у него такую же неловкость, как и у нее самой.

Визуальное исследование Винса не принесло Рите уверенности, поэтому она вспомнила о причине, сведшей их в этих роскошных апартаментах, — о семнадцатилетней девчонке, которой в эту минуту угрожает серьезная опасность единственно по ее, Риты Уинтер, Винс.

Словно прочтя ее мысли, Сэвидж произнес:

— Послушай, ведь я уже не раз убеждал тебя прекратить обвинять во всем себя! Дочка Стейн-харта тщательно продумала свой побег. Мало того, она растворила в твоем кофе сильнодействующее снотворное. И заранее приобрела билет на автобус до Нью-Йорка. Чемодан негодница спрятала в гараже. С моей точки зрения, тут не обошлось без помощника. И этот некто, несомненно, принадлежит к персоналу Стейнхарта.

— Ни один из наших людей не отважился бы на такое, — возразила Рита.

Винс пожал плечами.

— Думаю, ты ошибаешься.

Рита вздохнула, заставляя себя успокоиться. Если и впрямь в штат Стейнхарта затесался человек, ведущий двойную игру, ей предстоит вывести мерзавца на чистую воду. Но не сейчас. Сначала следует сделать самое главное: вернуть Синти домой.

— Я знаю лишь одно, — решительно произнесла она. — Гордон Стейнхарт доверил мне охрану своей дочери, а та ускользнула из-под самого моего носа.

Мой первый прокол за последние семь лет, добавила Рита про себя.

Она работала в охране фирмы «Стейнхарт индастриз», с тех пор как окончила колледж и отец попросил ее помочь в наблюдении за одним высокопоставленным управляющим, который продавал конкурентам производственные секреты. Рита не только блестяще справилась с заданием, но даже перевыполнила его. При помощи обличительных фотоснимков она растолковала предателю, что тот просчитался, а затем под дулом пистолета препроводила его в офис своего отца.

С того момента и вплоть до нынешнего дня ее карьера неуклонно шла в гору. Рита окончила курсы самообороны, оперативного розыска и криминального расследования и благодаря приобретенным знаниям быстро выделилась из числа работников охраны. Она уже давно проводила операции самостоятельно, но в данном случае ей требовалась помощь Винса Сэвиджа.

Он сделал то, чего не смогла Рита: через его сеть тайных платных информаторов и обязанных ему лиц вышел на след Синти и вскоре точно узнал, где та находится. На острове Орхидея в Карибском море, в плену у Криса Рэд-динга, который многие годы исходил злобной ненавистью к Гордону Стейнхарту. Как только беглянка объявилась на Манхэттене, люди Рэд-динга ловко похитили ее и быстренько доставили на его личный уединенный остров.

Синти находилась там уже пять дней и одному Богу известно, в каком состоянии. С ней могли сделать что угодно.

Представив себе весь ужас положения дочери Стейнхарта, Рита непроизвольно вздрогнула и тут же заметила перемену в выражении лица Винса, который уловил легкое судорожное движение ее плеч.

Вскинув голову, она открыто взглянула ему в глаза. Когда он выяснил, где содержится Синти, то прямо сказал Рите, что предпринимать спасательную операцию одной крайне рискованно. Но, верная своим обязанностям, она даже слышать ничего не желала, полагая, что если уж проштрафилась, то сама должна исправить положение. И чем скорее, тем лучше. Однако сначала следует кое-что прояснить.

— Хорошо, я понимаю: проникновение на Орхидею очень опасно. Попав туда, мы вынуждены будем тщательно придерживаться своих ролей. Но... зачем устраивать... э-э... репетицию сейчас? — спросила Рита, подавляя приступ паники. Наверное, я похожа на девочку-подростка, которую приятель того же возраста распластал на заднем сиденье автомобиля в каком-нибудь уединенном уголке, подумала она. И заметила, не удержавшись:

— Я хочу сказать, что там, на острове, никто не узнает, чем мы занимаемся в наших частных апартаментах.

Красиво очерченные губы Винса изогнулись в ироничной усмешке.

— Боюсь, детка, на это надеяться не придется. Насколько мне известно, Рэддинг помешан на своей безопасности. Поэтому в отведенном нам помещении наверняка будут установлены и видеокамеры слежения, и звукозаписывающие устройства. Уверен, все здания на острове просто напичканы подобной аппаратурой.

Рита попыталась проглотить внезапно образовавшийся от волнения комок в горле.

— Но видеозапись в частных номерах... противозаконна и... аморальна.

— Именно так. Сама того не ведая, ты идеально описала царящие на Орхидее нравы. Если вдобавок употребить такие понятия, как «предательство», «ненадежность» и «коварство», картина окажется полной. Когда попадаешь в подобное место, о праве на частную жизнь приходится забыть. Равно как и о собственной безопасности.

Рита понимала, что Винс отлично знает, о чем говорит. Покинув ЦРУ, он организовал частный охранный бизнес. У него скопилось немало разнообразной информации об острове, на котором Крис Рэддинг правил, подобно обладающему неограниченной властью средневековому тирану. Рита надеялась, что сведений Винса окажется достаточно для освобождения дочери мистера Стейнхарта.

Когда он заговорил вновь, его голос был тверд и резок.

— Персоны, прибывающие на Орхидею в качестве гостей Рэддинга, делают это по двум причинам. Им хочется организовать с владельцем острова совместный бизнес, или они желают отдохнуть в спокойной, не отягощенной условностями обстановке. Если гости приезжают с дамами, им хочется выставить спутниц перед остальными мужчинами во всей красе. Они покупают девушкам шикарные вечерние туалеты и не скупятся на драгоценности. Днем их подружки щеголяют в баснословно дорогих шортах и топах от кутюр. Все это напоминает своеобразный парад дорогостоящих трофеев. И если мы хотим вписаться в царящую на острове обстановку, нам придется действовать в рамках представлений мистера Рэддинга. Нельзя обманывать его ожидания. Если хозяин острова догадается, что истинной целью нашего пребывания в его владениях является освобождение Синти, он расправится с нами с такой легкостью, с какой давит тараканов.

От этих слов по спине Риты пробежал холодок. Умом она и прежде понимала всю опасность предстоящего путешествия, но только сейчас ощутила, насколько реальны поджидающие их на острове ловушки и почему Винс настаивает на неукоснительном соблюдении правил игры.

Он прищурился, словно угадав, о чем думает Рита.

— Ты вызвала меня, рассчитывая, что я помогу тебе попасть на остров, и это действительно мне по силам. Но, когда мы окажемся там, твоя жизнь будет напрямую зависеть от того, насколько точно ты станешь выполнять мои указания. Причем не задавая вопросов и не ожидая объяснений. Так что тебе лучше продемонстрировать мне свою готовность соответствовать этим требованиям сейчас, тогда я буду уверен, что в критический момент смогу рассчитывать на тебя. Если ты чувствуешь, что не справишься, скажи сразу и я еще успею подыскать более подходящую партнершу.

Точно выполнять указания Винса, чтобы в критический момент он мог быть уверен, что я не подведу его...

Означает ли это, что он рассматривает интимную близость как некое серьезное условие, без исполнения которого не возьмет меня на Орхидею? Или он просто испытывает меня, хочет проверить, как далеко я готова зайти? Да, наверняка так и есть. Винс добьется, чтобы мы приблизились к самой грани, но в последний момент остановится. Не может быть, чтобы он действительно собирался затащить меня в постель. Подобная вольность как-то не вяжется с его имиджем. Обычно Винс руководствуется не эмоциями или желаниями, а трезвым расчетом.

Что ж, если затеянная им игра подразумевает проверку границ доступности, то Рита готова включиться в нее.

— Что я должна сделать? — спросила она, думая, что еще есть время увильнуть.

— Я хочу, чтобы ты отправилась в спальню.

Винс повернулся и вышел через находившуюся за его спиной дверь со столь невозмутимым видом, будто нимало не сомневался, что Рита последует за ним. Чувствуя себя так, словно все ее внутренности превратились в дрожащее желе, и изо всех сил стараясь не показать этого, она выполнила требование и вскоре оказалась в комнате, которая больше всего напоминала роскошную спальню люкса фешенебельного нью-йоркского отеля. Прежде всего Рита вспомнила гостиницу «Парк-лейн» — место, где познакомилась с семьей мистера Стейнхарта. Но здесь был не отель, а апартаменты для гостей в штаб-квартире «Стейнхарт индастриз». Глава компании устроил их на последнем этаже принадлежащего ему здания на Манхэттене. Рите приходилось здесь бывать во время служебных обходов, однако она никогда не помышляла об использовании шикарной спальни в собственных интимных целях.

Помещение было обставлено антикварной мебелью, поверх безупречно натертого паркета лежал мягкий восточный ковер. Но прежде всего взгляд Риты упал на широкое ложе, поперек которого свободно могли бы уместиться четыре человека. При виде его она остановилась посреди спальни. От волнения у нее внезапно перехватило дыхание.

Шедший впереди Винс обернулся, будто вспомнив о чем-то, потом направился обратно к порогу, по пути обогнув Риту. Она едва удержалась от желания втянуть голову в плечи, когда за ее спиной раздался звук поворачиваемого в замочной скважине ключа.

Заперев дверь, он пересек спальню и остановился у высокого викторианского камина. Вновь повернувшись к Рите, он окинул ее пронзительным взглядом, который словно лазерный луч — казавшийся зеленовато-синим из-за цвета глаз — прошел сквозь мышцы и проник до самых костей.

Ей пришлось приложить все свои силы, чтобы сохранить достоинство и не начать тянуть время, задавая кучу вопросов. Например, каково мнение Винса о том, кто помог Синти удрать из родительского дома? Или когда они отправятся на Орхидею? И как Сэвидж предполагает выбираться с острова, если даже им в самом деле удастся найти и вызволить дочку Стейнхарта?

Но Рите удалось оставить все вопросы при себе. Возможно, этому немало способствовало осознание того, что, если она заговорит, ее голос окажется сдавленным и дрожащим. А может быть, выдержка и гордость Риты просто не позволили ей показать Винсу, насколько взвинчены ее нервы.

Она осталась стоять со свободно опущенными вдоль тела руками и слегка приоткрытыми губами.

Он заставил ее выдержать несколько мучительных мгновений, прежде чем произнес негромко:

— Думаю, начнем со стриптиза. Сними юбку, блузку и колготки. Но сделай это так, чтобы мне приятно было наблюдать за тобой. Аккуратно сложи вещи и оставь вон на том стуле.

Рита неплохо знала стоящего напротив человека. Работала с ним. Шутила. И всегда ощущала издавна возникшую между ними связь. Но до нынешнего дня ни один из них не пересекал известной черты, потому что оба привыкли следовать определенным правилам. Главное из которых гласило: никаких интимных отношений с коллегами. Подобные увлечения способны повлиять на объективность, внести погрешности в ход трезвых умозаключений. Что в свою очередь может привести к неоправданному риску для жизни.

Рита подумала, что, вероятно, Винс хочет нарушить неписаный закон. С ней. И сама она тоже этого желает. Неожиданно все обернулось так, что они оказались в роскошной спальне, игнорируя все правила и условности общепринятой морали. А также меры предосторожности, выработанные Ритой лично для себя.

Прежде, грезя о близости с Винсом, она всегда представляла себе, что все начнется с романтического ужина при свечах, неважно где — в ее квартире или в его. За едой последует рюмка хорошего бренди. Обязательно должна быть тихая, под стать лирическому настроению, музыка. Возможно, они с Винсом немного потанцуют, медленно, чувственно. В какой-то момент он притянет Риту к себе, склонится к ее лицу, к самым губам. Ей хотелось, чтобы первый поцелуй был нежным. Но в дальнейшем она ожидала страсти. Винс представлялся ей смелым и искусным любовником. Таким, который не только сам испытывает удовольствие, но также дарит его партнерше.

Сейчас ей очень недоставало того воображаемого поцелуя. И не только. Рита нуждалась в традиционной прелюдии, которая, по ее представлениям, должна являться началом всякой близости.

— Собираешься дать задний ход? — насмешливо спросил он.

Этого оказалось достаточно, чтобы подстегнуть решимость Риты. Стиснув зубы, она подумала, что если Винс вообразил, будто она задумала сорвать представление, то он ошибается.

— Нет. — Взгляд Риты скользнул на висевшее над камином полотно Ренуара, и она подумала, что скорее всего это подлинник. Иного Гордон Стейнхарт не приобрел бы. Ему нравится все настоящее. Я тоже настоящая, сказала себе Рита, прикоснувшись к верхней пуговице блузки. У меня большой опыт в области охраны, и я до малейших нюансов изучила свою профессию. Мне и прежде приходилось устраивать представление. Иной раз я оказывалась в трудном положении, но всегда выходила победительницей.

И все же пальцы плохо повиновались Рите. Она немало повозилась, расстегивая пуговицы и радуясь в душе, что сегодня надела лифчик и трусики нежного персикового цвета, который превосходно гармонировал с теплым сливочным оттенком ее кожи и белокурыми волосами.

Казалось, нехитрый процесс снятия блузки растянется на века. Наконец Рита сняла ее. Испытывая подсознательную потребность ухватиться за что-нибудь, она скомкала тонкий материал и направилась к стоящему в углу комнаты стулу.

— Ведь я велел сложить одежду аккуратно, — настойчиво произнес Винс тоном, требующим безоговорочного подчинения.



Рита заморгала, опустив взгляд на смятую блузку в своих руках, затем послушно встряхнула мягкий шелк, чтобы тот расправился. Краешком глаза она следила за Винсом, зная, что он не упускает ни малейшего движения.

Справиться с юбкой оказалось проще. Всего-то и нужно было расстегнуть сзади одну пуговицу и молнию.

Когда Рита завела руки за спину, последовала новая команда:

— Повернись лицом ко мне. Я хочу видеть не твою попку, хотя она и весьма недурна, а то, как ты выпятишь грудь мне навстречу, пока будешь тянуться назад.

Порозовев, Рита обернулась. В ее мозгу продолжало звучать яркое описание того, что должно было произойти в следующую минуту. Винс был прав: спуская ползунок молнии, Рита сделала неизбежное — выпятила грудь вперед, словно вожделея прикосновения мужских рук. Аккуратно кладя юбку поверх блузки, она старалась не думать о том, как выглядит. Вообще пыталась освободить мозг от любых мыслей. Спустя секунду Рита сбросила узкие туфли и наклонилась, снимая колготки, которые тоже положила поверх остальной одежды.

И, прежде чем Винс успел отдать следующее распоряжение, она вновь повернулась к нему. Оставшись в одном кружевном бюстгальтере и трусиках, Рита чувствовала себя слишком оголенной и потому уязвимой, чтобы прямо взглянуть в зеленовато-синие глаза. Впрочем, ей и не требовалось смотреть на него, чтобы понять, что в эту минуту он жадно оглядывает ее, не пропуская ни малейшей детали. Взгляд Винса словно обжигал кожу. Особенно отчетливо Рита ощущала его на своих туго сжавшихся сосках, что лишь усиливало смущение, охватившее ее. Вместе с тем все происходящее распаляло Риту, и это невозможно было скрыть от Винса.

Она была почти обнажена, а он по-прежнему находился в полном облачении — в дорогой тонкой сорочке, шелковом галстуке, безупречного покроя брюках и до блеска начищенных туфлях. Только пиджак, в котором он пришел сюда, сейчас отсутствовал.

— Подойди, — приказал он.

Пролегавшее между ними пространство служило ей своеобразным защитным барьером. Несмотря на это, Рита заставила свои ноги двигаться и приблизилась к Винсу сначала на шаг, а затем, не сводя глаз с широкой мужской груди, пересекла всю комнату. Остановилась она в футе от Сэвиджа и, хотя губы плохо слушались ее, отважилась на небольшой протест, попытавшись урезонить напарника:

— Послушай, так нельзя! Мы не должны этого делать. Дальше заходить просто невозможно.

— При обычных обстоятельствах ты, несомненно, была бы права.

— Мы недостаточно хорошо знаем друг друга.

— Это после двух лет совместной работы? — усмехнулся Винс.

— Но многое в тебе до сих пор остается для меня загадкой...

— Можешь вечером почитать на сон грядущий мое досье.

— Оно мне ни к чему. Мы должны поговорить. Надо, чтобы все происходило естественно. — Едва эти слова слетели с ее уст, как она поняла, что выдала свой страх и неуверенность.

— Детка, не стоит откладывать неизбежное. Я ни за что не возьму тебя на остров, предварительно не... овладев тобой.

— Почему? — с запинкой шепнула Рита.

— Потому что наша жизнь будет зависеть от того, насколько убедительно мы сыграем свои роли. У нас нет времени для постепенного развития отношений. Я собираюсь предложить Рэддингу сделку по перевозке наркотиков, от которой он не сможет отказаться. Не представляешь, сколько усилий мне пришлось приложить, за какие ниточки потянуть и какое количество денег Стейнхарта истратить, чтобы добиться приглашения на прием, который Рэддинг дает через два дня. Хозяин острова будет очень пристально наблюдать за нами. Ему захочется удостовериться, что я тот, за кого себя выдаю, а именно весьма состоятельный человек, не отягощающий себя соображениями морали, когда речь заходит о преумножении капитала. И сам Рэддинг, и вся свора его охранников должны думать, что наши с тобой отношения продолжаются по крайней мере несколько месяцев.

— Но мы можем просто сделать вид, что близки. Разве это так уж трудно? Будем держаться друг с другом соответствующим образом, и окружающие решат, что мы давние любовники.

— Нет, так не пойдет. Все должно выглядеть натурально, причем с любой точки зрения: с эмоциональной, сексуальной и какой угодно еще. Необходимо, чтобы все поняли: ты дорога мне. Крис Рэддинг имеет обыкновение приударять за гостящими у него дамами. Мало того, он обладает репутацией человека... как бы это выразиться... Одним словом, добившись от дамы согласия и приведя ее в спальню, он начинает вести себя грубо.

Рита независимо подняла подбородок.

— Я способна себя защитить.

— Не сомневаюсь. Только интересно, как все это будет увязываться с ролью моей любовницы, которую ты должна играть? Знаешь, чем кончится такое приключение? Нас обоих прикончат. Пойми, Рита, я не шучу. Плата за ошибку — смерть.

От этих слов, а также резкого тона, с которым они были произнесены, сердце Риты тревожно сжалось.

Винс окинул ее оценивающим взглядом.

— Если предстоящее задание представляется тебе слишком рискованным, ты вправе от него отказаться. Я могу найти замену — оперативницу, обладающую разносторонним опытом, в том числе и сексуального характера, который поможет ей справиться с ролью моей любовницы.

— Нет. Я сама все сделаю! — воскликнула Рита.

— Тогда приступим. Для начала раздень меня.

Рита зажмурилась. На миг искушение прекратить игру почти возобладало над ней. Однако в следующую секунду она напомнила себе, что несчастье произошло по ее Винс. Она позволила Синти Стейнхарт удрать из дому. Так что если в этом деле и существует хотя бы один весомый фактор, то речь идет именно о нем.

— Эй, я вовсе не хочу, чтобы ты закрывала глаза, как девственная новобрачная из восемнадцатого века, которая со страхом ждет, что сейчас в супружеские покои войдет благоверный и изнасилует ее! Ты должна смотреть на меня так, будто тебе нравится то, что ты делаешь. Словно ты хочешь доставить мне удовольствие.

Рита распахнула глаза. Ее взгляд остановился на белой рубашке Винса, затем переместился на вертикальную линию галстука. Молясь про себя, чтобы руки не дрожали, она потянулась вперед и принялась развязывать аккуратный узел между крылышками воротничка. Гладкий шелковистый материал выскальзывал из ее непослушных пальцев.

Справившись с галстуком, Рита оставила его висеть на шее Винса, а сама взялась за пуговицы. Ее действия были столь же неуклюжи, как в тот момент, когда она расстегивала собственную блузку. Под тонкой тканью ощущалась его теплая кожа. Когда Рита раздвинула полы рубашки, ее пальцы коснулись темных волосков, покрывавших грудь. Винс не пошевелился, однако Рита услыхала, как он судорожно втянул воздух. Впервые перед ней забрезжил свет надежды — что все происходящее не является следствием холодного расчета. Во всяком случае, не настолько, как это выглядит внешне. Ощутив прилив смелости, она продолжила предпринятое исследование. Прежде она часто воображала, как будет прикасаться к груди Винса, которая представлялась ей широкой и обязательно покрытой волосками. Рита проникла между них пальцами, прижавшись к самой коже. Под ладонями ощущалось биение сердца. Ускоренное. И сильное.

Эти частые удары придали ей уверенности. Винс сколько угодно может изображать бесстрастность, отдавать приказы и дразнить Риту, однако на самом деле она ему небезразлична. Отнюдь. Каким-то отдаленным уголком души, на очень личном уровне, он вовлечен в то, что между ними сейчас происходит.

Кончиками пальцев Рита отыскала его плоские соски и принялась кружить вокруг них, легонько задевая время от времени. Вскоре он издал сдавленный горловой звук, который еще больше ее воодушевил. Сдержав улыбку, она расстегнула пуговицы на манжетах, затем сдвинула рубашку с его плеч и поочередно стянула рукава.

— Хочешь, чтобы я аккуратно сложила твои вещи и присоединила к своим? — подчеркнуто покладисто спросила она.

— Оставь, — хрипло произнес он. — Пора перейти к основному. Сними с меня остальную одежду, чтобы я мог прижать тебя к себе и ощутить твое тело.

Рита вздрогнула от пронзившего ее мощного эротического импульса. Останавливаться она не собиралась. И не хотела. Впрочем, и не смогла бы.

Она расстегнула пряжку ремня, затем пуговицу на поясе брюк. Прежде чем взяться за молнию, провела ладонью по ширинке, ощутив приятную твердость под слоями ткани.

Откликом Винса вновь стал стон удовольствия, который, по-видимому, он не мог сдержать.

Рите захотелось сказать ему, что она понимает, насколько далеко их «репетиция» зашла за рамки расчетливой необходимости. Но слова застыли у нее на языке.

Она не могла признаться Винсу в своих чувствах, открыть давно лелеемые надежды. Однако, медленно поглаживая натянувший брюки выступ твердой мужской плоти, она чувствовала, как в ней словно разгорается пламя.

Когда Рита отняла ладонь, он издал протестующий возглас, но потом умолк и даже забыл о приказах, потому что ее пальцы нащупали движок молнии и потянули вниз. В следующую минуту она взялась за пояс брюк, чтобы решительно сдвинуть их по его бедрам вместе с трусами.

Еще мгновение — и Винс предстал перед ней обнаженным. Его мускулистое худощавое тело выглядело хорошо тренированным, твердый и разбухший член был словно нацелен на Риту. В этот миг Винс показался ей особенно большим, сильным и чрезвычайно мужественным.

Коротко выругавшись вполголоса, он рывком притянул ее к себе, одновременно склоняя голову. В следующее мгновение их губы слились. Рита приоткрыла рот, сразу ощутив настойчивый натиск его языка и холодящее прикосновение зубов. Он нашарил и расстегнул на ее спине застежку бюстгальтера, после чего нетерпеливо сдернул эту кружевную деталь дамского туалета, затем подхватил грудь ладонями и стал нежно сжимать, поглаживать, дразня большими пальцами соски. Рита задрожала от наслаждения.

Она не раз мечтала об этом, представляя их близость во всех подробностях, но реальность оказалась пленительнее любых грез. Интимные складочки между ее ног слегка разбухли и увлажнились изнутри. Мозг, казалось, готов был взорваться.

Когда он стянул с нее трусики, она отшвырнула их ногой. Его взгляд жадно заскользил по всему ее телу, от плотных горошин сосков до треугольника светлых волосков в том месте, где сходились ноги.

Рита порадовалась про себя, что не ленилась часами заниматься в тренажерном зале, благодаря чему ее мышцы стали подтянутыми, живот плоским, а весь организм в целом находился на пике физической формы.

— Боже, как ты красива! — выдохнул Винс. Его возглас походил на стон. — Я знал, что твое тело окажется именно таким. Очень женственным и в то же время сильным. Я только сомневался, натуральная ли ты блондинка.

— Выходит, ты помышлял о том, чтобы заняться со мной любовью?

— Все мужчины думают о сексе, — пожал Винс плечами. — Вполне естественная реакция на привлекательную женскую внешность.

Он произнес это совершенно сознательно. Рита должна понять, что ей не стоит вкладывать в происходящее какой-то особый смысл. Она обязана усвоить простую истину: на Вин-са действует ее нагота, и только. Разумеется, он понял, чего Рите хочется — признания, что его эротические фантазии насчет нее так же трепетны и ярки, как ее собственные по отношению к нему. Однако он не дал ей возможности высказать это. Он ловко скользнул рукой между ее ног, принявшись исследовать и ласкать интимный участок умелыми пальцами. Вскоре ему удалось достичь желаемого: испытав сильный прилив наслаждения, Рита издала долгий стон.

Скосив на него взгляд, она пыталась разгадать выражение глаз Винса. Что это, обычное мужское самодовольство? Или нечто более личное?

Пока Рита размышляла, он уложил ее на кровать, а сам расположился сверху. Опершись на локти, он посмотрел сверху вниз прямо ей в глаза. В этот миг она готова была поклясться,что они обменялись взглядом разделенных обстоятельствами любовников, которые наконец встретились, чтобы дать выход страсти.

В следующую секунду он вошел в нее, сразу глубоко, до конца. И Рита приняла его твердую плоть, всю без остатка, подавшись бедрами навстречу ему.

Все было так, будто они занимались любовью сотню или даже тысячу раз. Рита двигалась в странно знакомом ритме, задаваемом горячим мужским органом, который сновал то вперед, то назад, каждым долгим посылом словно все круче вздымая волны блаженства.

Она и не помышляла о том, чтобы закрыть глаза. Она прикипела взглядом к лицу Винса, напряженному и слегка искаженному страстью. Ей захотелось погладить щеку с едва заметной порослью темных волосков, что она и сделала, попутно проведя кончиками пальцев по его верхней губе.

Тот взял один палец в рот, пососал, потом нежно стиснул зубами, не прекращая действовать в ритме, неуклонно подводившем Риту к заветной черте.

При этом чувствовалось, что Винс намеренно сдерживается. Она видела, как пристально он всматривается в ее лицо в поисках неких тайных признаков, внимательно вслушивается в издаваемые ею звуки, все сильнее и сильнее внедряясь в нее разгоряченной плотью.

Лишь когда Риту сотряс жаркий, затмевающий сознание взрыв наслаждения, Винс позволил себе расслабиться и испытать свою долю блаженства...

Когда все кончилось, он не остался с Ритой. Не обнял ее, не поцеловал. Потому что это было бы слишком.

Вместо этого Винс спрыгнул с постели, сгреб в охапку свою валявшуюся на ковре одежду и направился в ванную.

Однако он все же не удержался и оглянулся на лежащую на кровати Риту. Та выглядела ошеломленной, опьяненной и вместе с тем полностью удовлетворенной.

Винс понимал, что ему придется стереть с ее лица это выражение. Поэтому он заметил:

— Что ж, опыт прошел блестяще, но перед вылетом на Орхидею нам еще предстоит уйма дел. Ты можешь воспользоваться второй ванной. Когда оденешься, займемся изучением материала, который удалось собрать по этому делу.

Разочарованное выражение, появившееся на ее лице, едва не заставило Винса вернуться и вновь улечься рядом с ней, чтобы обнять, прижаться губами к шелковистым белокурым волосам, приласкать. Словом, сделать то, чего ему хотелось с самого начала.

Но он лишь крепче стиснул в руке брюки.

— Я заказал сюда ужин, так что тебе лучше поторопиться. Наверняка ты не захочешь встретить официанта в чем мать родила. — И чтобы не сказать чего-нибудь еще более обидного, он повернулся и скрылся в ванной. Захлопнув за собой дверь, Винс прислонился спиной к ее твердой поверхности. Он тяжело дышал, осознавая, какую гадость сделал только что. Затем швырнул одежду на туалетный столик и шагнул под душ.

Прошло минут пять, а он все еще стоял под горячими струями, пытаясь смыть с себя чудесный аромат женской кожи, который как будто не хотел покидать его.

С первого мгновения, когда пару лет назад Винс впервые увидел Риту, в нем зародилось желание. Он захотел эту девушку со страстью, граничившей с безумием.

Однако он никогда не показывал Рите, что испытывает к ней нечто большее, нежели


восхищение ее деловыми качествами.

Действительно, работа была для Риты смыслом существования. Точь-в-точь как и для ее отца, Ноэла Уинтера. Именно он воспитал Риту в духе преданности делу. И она была вполне довольна жизнью до тех пор, пока пять дней назад дуреха Синти не подсыпала ей в кофе снотворного и не сбежала из уютного загородного особняка своего папаши!

Как только Рита вызвала Винса и объяснила ситуацию, он сказал, что ей не следует винить себя за побег глупой девчонки. Дочка Стейнхарта все тщательно спланировала. Она воспользовалась доверием Риты и беззастенчиво предала ее.

Однако увещевания Винса ничему не помогли. Его слова отскакивали от Риты, словно капли дождя от поверхности прорезиненного плаща. Видя, как она переживает, он счел своим долгом помочь ей исправить положение.

Но позже у него появились сомнения. Он предупредил Риту обо всех опасностях, но у него не сложилось уверенности в том, что она правильно усвоила сказанное. Поэтому сегодня он попытался представить предстоящую работу настолько отвратительной, чтобы та сама от нее отказалась.

Вместо этого она исполнила каждое грязное требование. Включая секс.

Впрочем, нет. Возможно, началось все с секса, но закончилось любовью, потому что по-другому он не мог.

Боже правый! Ведь он только что осуществил свою самую заветную мечту — заняться любовью с Ритой Уинтер! Причем она оказалась настолько страстной, ласковой и податливой, что это превысило его самые смелые ожидания.

Однако его давнему приятелю, отцу Риты, случившееся наверняка представилось бы в ином свете. Проведав об этой истории, он не раздумывая схватил бы мачете и изрубил его на кусочки — если бы был жив. Да, твердокаменный Ноэл Уинтер был крут. Он ни за что не спустил бы Винсу подобного прегрешения.

И тот не стал бы обижаться на Уинтера. Поделом.

Что же касается Риты, то она-то уж точно его сейчас ненавидит. И единственное, чем можно хоть как-то помочь делу, это представить ситуацию как можно более безличной. И предотвратить любое развитие так называемых отношений. Ибо если Винс и успел узнать что-нибудь о Рите Уинтер, так это то, что она в первую очередь дочь своего отца. Твердая снаружи и мягкая внутри. И верная, несмотря ни на что, компании «Стейнхарт индастриз», а также традициям, установленным в службе охраны ее отцом.



И все же Винс не удержался от того, чтобы не пуститься в обдумывание весьма соблазнительного сценария. Возможно, когда все это кончится, у него появится шанс видеть Риту там, где ему больше всего хочется, — в своей постели. Причем регулярно.

Винс резко оборвал нить своих размышлений, боясь, что она уведет его слишком далеко. Раньше он уже пускался в этот путь. В мечтах. В реальности интимная связь с коллегой по работе совершенно неприемлема.

Закрыв воду, Винс вышел из душа и потянулся за полотенцем. К тому времени, когда он закончил вытираться, его лицо приобрело то бесстрастное выражение, которое больше всего подходит для встречи с Ритой.

Глава 2

Мысль о том, чтобы снова облачиться в ту же блузку и юбку, которые она столь провокационно снимала давеча, вызвала у Риты чувство отторжения. Поэтому она порадовалась, что туалеты, которые Винс специально подобрал для поездки на Орхидею, уже доставлены в гостевые апартаменты Стейнхарта.

Перед тем как отправиться в душ, она захватила самую скромную одежду из того, что было, — бежевые брюки и шелковую блузку цвета слоновой кости. Этот наряд Рита дополнила туфлями на низком каблуке.

Сполоснувшись, она оделась и закрепила волосы на затылке с помощью перламутровой заколки. Затем глубоко вздохнула и вышла из ванной.

Однако Винса не увидела. Прошло пятнадцать минут, а Рита все еще нервно мерила комнату шагами, звук которых полностью приглушал толстый восточный ковер.

Ясно, что процесс одевания не занял бы у Винса столько времени. Так куда же он запропастился? Сознательно оттягивает момент встречи?

Менее часа назад они впервые занимались любовью. Причем обстоятельства благоприятствовали его желанию держаться с подчеркнутой мужской властностью. Поначалу так и было, но потом...

Потом все разительно переменилось — от полной эмоциональной стерильности до теплоты и даже нежности. Так продолжалось до самого конца. После того как Рита испытала умопомрачительный всплеск завершающего удовольствия, Винс встал с постели и преспокойно удалился, словно все происходящее явилось для него лишь неким тренировочным упражнением.

Звук открывающейся двери застал Риту врасплох. Преодолев желание стиснуть кулаки, она обернулась.

Винс стоял у порога, внимательно оглядывая Риту с головы до ног. Выражение его лица могло бы служить образцом невозмутимости.

— Вижу, ты нашла одежду, которую я заказал для тебя в «Саксе».

Рита нервно облизнула губы.

— Да.

— Это самый консервативный вариант из всех возможных, — заметил он, мгновенно постигнув подспудный смысл сделанного ею выбора.

— Мне так удобно, — мягко ответила она, мимоходом отметив, что Винс превосходно чувствует себя в тех же самых брюках и рубашке, которые были на нем ранее.

— Прости, что заставил тебя ждать, — сдержанно произнес он. — Я зашел за необходимыми материалами и попутно уточнил, что мы будем есть на ужин. Как ты смотришь на отбивную с жареным картофелем и салатом?

— Сойдет, — ответила Рита.

По идее она как глава службы охраны сама должна была сделать заказ. Однако у нее из головы совершенно выветрились мысли о еде. Но, похоже, Винс Сэвидж прекрасно освоился в ее владениях. Она быстро взглянула на него и столь же поспешно отвела глаза, подумав при этом, что он, должно быть, превосходно играет в покер. Потому что ей даже приблизительно не удалось разгадать смысл выражения, таящегося в глубине зеленовато-синих глаз.

Она поняла только, что хороший секс пробудил у него аппетит и он первым делом отправился заказывать ужин.

Винс подошел к столу и положил на него несколько папок.

— Здесь дело, заведенное ЦРУ на Рэддинга, некоторые сведения о его гостях, мое собственное досье. Тебе придется тщательно изучить его на тот случай, если придется упоминать в разговоре факты из моей биографии. Например, что в свое время я закончил технический факультет университета Джорджии. Лучше, насколько это возможно, придерживаться правды. Так нам обоим будет легче запомнить наши легенды прикрытия.

— Ты в самом деле учился в университете Джорджии?

— Да. И даже получал специальную стипендию. Но об этом ты можешь почитать, когда вернешься вечером домой. Мне тоже необходима подобная информация о тебе. Конечно, я изучу твое личное дело, но мне наверняка понадобится узнать некоторые детали.

— Например, страдаю ли я от предменструального синдрома? — хмыкнула Рита.

— Вроде того. А что, с тобой это случается? Она пожалела, что не удержалась от колкости.

— Временами.

— Кстати, раз уж ты затронула эту тему... Что происходит в подобные дни? У тебя наливается грудь? Или просто становится более чувствительной?

Рита метнула в него предупреждающий взгляд.

— Не твое дело!

— Это как посмотреть. Мое дело все, что имеет отношение к тебе. Не забывай, по легенде мы с тобой уже год любовники. Поэтому я должен знать, становишься ли ты стервой перед месячными или у тебя просто возрастает потребность в сексе.

— И то и другое, — сухо произнесла Рита.

— Ты слишком напряжена, — невозмутимо сказал Винс. — Думаю, бокал вина поможет тебе расслабиться.

Внезапно Рите захотелось отправиться к бару, налить себе порцию бурбона и выпить залпом. Обычно она предпочитала более легкие напитки, но сейчас глоток виски пришелся бы очень кстати. Однако она превозмогла искушение, сделав выбор в пользу здравого рассудка. Сегодня ей нужна трезвая голова.

— Пожалуй, белого вина я выпила бы, — сдержанно кивнула она.

— Отлично. Кажется, в холодильнике есть бутылка шардоннэ. Да, точно, вот она... Урожая тысяча девятьсот девяносто шестого года. Насколько я помню, год был неплохим. — Винс нашел в баре штопор и начал ввинчивать его в пробку.

Рита некоторое время наблюдала за ним,

Потом заметила:

— Думаю, я буду чувствовать себя гораздо лучше, если мы станем обмениваться интимной информацией по очереди. Мне не очень по душе, что ты выуживаешь из меня сведения. — Она умолкла, мысленно подыскивая эквиваленты тем интимным вопросам, которые Винс задавал ей. Немного подумав, она спросила:

— Где ты впервые занимался сексом? На заднем сиденье автомобиля? И сколько лет тебе тогда было?

Она не без удовольствия отметила, что сжимавшая штопор рука едва заметно дрогнула. Однако это был единственный признак, указывавший на его внутреннее состояние. Ничем иным он себя не выдал.

— Я не стал бы рассказывать об этом своей любовнице, иначе меня следовало бы отнести к числу парней, которые любят бахвалиться перед дамами былыми сексуальными подвигами.

— Ты не таков?

Он извлек пробку из бутылки, взял со стеклянной полки бара два высоких бокала и принялся разливать вино.

— Нет. Но тот, кого я собрался изображать перед Крисом Рэддингом, определенно относится к упомянутой категории. — Он подал Рите бокал, затем взял свой и медленно отпил глоток вина, прежде чем продолжить:

— Это произошло летом. Мне было пятнадцать. У отца был давний, еще с армии, друг, Фрэнк Симпсон. Они дружили семьями. Дочке Симпсонов, Энни, было семнадцать, и я в нее втюрился по уши. Но мне казалось, что из-за двухлетней разницы в возрасте у меня нет шансов. Однажды, когда мы гостили у Симпсонов во время уик-энда, обе пары родителей отправились ужинать в ресторан. Я находился в гостиной и сильно нервничал, потому что остался с Энни наедине. Так вот, стою я перед телевизором, переключаю каналы в поисках какого-нибудь шоу, которое хоть немного увело бы мои мысли от этой девчонки, и тут она подходит сзади, обнимает меня за талию и запускает руку прямехонько мне в джинсы. — Винс сделал второй глоток вина, не спуская глаз с лица Риты.

У Риты пересохло во рту, но она не брала стоявший на столе бокал, потому что ее, казалось, совершенно покинула способность двигаться.

— Едва ладонь Энни легла на мой член, тот сразу отвердел. Я ужасно смутился и уже думал, что сейчас навеки покрою себя позором, но девчонка меня выручила. Она знала что делает. И была гораздо опытнее меня. В считанные секунды негодница стянула одежду с нас обоих и улеглась под меня.

Рита заметила, что взгляд Винса стал отсутствующим, и затаила дыхание.

— Первый раз был невероятно хорош. Во второй она слегка замедлила темп и принялась показывать мне, как следует прикасаться к женщине и где целовать, чтобы та испытала наибольшее наслаждение. В третий раз... — Винс немного помедлил, — Энни преподала мне урок орального секса.

Как Рита ни крепилась, она ничего не могла с собой поделать: между ее ног стало влажно. По идее прозвучавший рассказ должен был показаться ей возмутительным, но она с такой легкостью представила себе, как юная Энни соблазняет пятнадцатилетнего Винса, что...

Он всегда обладал неизбывным мужским обаянием. Вероятно, девушка восприняла его пробуждавшуюся чувственность как прямой вызов себе. И как подарок, невольно сделанный родителями. Рита словно наяву увидела будоражащую сцену: соитие переполненных сексуальной энергией подростков. К тому же здесь присутствовал элемент тайны, ведь в подобном возрасте молодежь любит водить родителей за нос.

Словно думая о том же, Винс произнес:

— Наши родители так ничего и не узнали. Следующей ночью я потихоньку прокрался через холл и забрался в постель к Энни. — Он усмехнулся. — Тем летом наши семьи неоднократно устраивали совместные уик-энды. И всякий раз мы с Энни находили возможность встретиться то у нее, то у меня. Осенью она уехала в колледж, а когда вернулась, за ней по пятам ходил один второкурсник. Я еще учился в школе, так что днем мы с Энни не могли встречаться. Впрочем, она и не предлагала. Мое самолюбие было изрядно уязвлено, тем более что я прекрасно знал, чем она занимается по ночам со своим приятелем.

Рита порывисто схватила бокал и отхлебнула добрый глоток вина.

— А как было у тебя? — спросил Винс. Его голос приобрел приятную бархатистость, взгляд стал проникновенным.

— Что?

— Твой первый раз.

Риту наводнили нежеланные воспоминания. Ее первый раз. В ту пору ей было шестнадцать — не лучший возраст для принятия ответственных решений. Тем более сексуальных. Она встречалась с Тони Лестером и побаивалась, что тот потеряет к ней интерес. Парень был из богатой семьи. Его родители находились в приятельских отношениях с семейством Стейнхартов. А Рита была дочерью человека, чьими услугами Гордон Стейнхарт пользовался.

Рите нравилось проводить с ним время. Лестно было делать вид, что она ему ровня и может жить столь же беззаботно. Поэтому, когда Тони стал давить на нее, требуя большего, чем обычно позволяли себе ее сверстницы, она согласилась.

Они встретились на лодочной станции, нахолившейся на территории владений отца Тони. В тот день Рита обрела болезненный и совершенно лишенный романтики опыт. Все произошло слишком быстро и пугающе. К тому же это было очень унизительно, по крайней мере для Риты. Добившийся своего Тони самодовольно ухмылялся. Она же чувствовала себя использованной дешевкой.

В тот день Рита поклялась, что отныне ни один мужчина не овладеет ею подобным образом. Плачевное начало явилось одной из причин, по которым она стала очень осторожна со своими приятелями мужского пола и никогда не позволяла им втянуть себя в нечто такое, к чему не была готова.

Так продолжалось до сего дня. До близости с Винсом.

Впрочем, тут не все так просто. Возможно, Рите и требовался небольшой толчок, однако на этот раз она явно была готова к близости.

Она отпила глоток вина, словно надеясь с помощью чудесного напитка забыть давнишнюю историю. Она редко вспоминала о тех событиях. Но сегодня Винс разбередил ей душу.

Не стоит его винить, подумала Рита. Ведь я сама принудила Винса открыть мне свои интимные секреты. Вполне резонно было с его стороны потребовать того же от меня.

Винс ждал ответа. Рита крепко сжала ножку бокала и произнесла:

— Не думаю, что твоей любовнице захотелось бы поделиться с тобой подобными воспоминаниями.

Винс пристально наблюдал за ней. Рита пожалела, что не умеет владеть собой так же хорошо, как он. Не в силах терпеть его испытующий взгляд, она подлила себе вина и сразу выпила половину бокала.

— Осторожно, — негромко предупредил он. — Ты должна сохранить голову свежей.

— Для чего?

— Тебе предстоит изучить принесенные мною материалы. Возможно, нам следует начать с документов. — Винс отвернулся от Риты, в результате чего она получила возможность перевести дух, открыл лежавшие на столе папки, вынул несколько глянцевых фотографий и передал ей.

На каждом снимке был изображен один и тот же человек. Некоторые карточки были цветные, другие черно-белые.

— Рэддинг, я полагаю, — сказала Рита.

— Он самый.

Она внимательно вгляделась в изображение криминального короля. Крис Рэддинг был худощав, строен, с коротко стриженными волосами, высокими скулами, слегка впалыми щеками и тонкими губами. В нем отсутствовало что-либо примечательное, привлекали внимание разве что глаза. Чрезвычайно пронзительные, они буравили Риту даже сейчас. Какова же их сила в реальности?

Да, Рэддинг серьезный противник. Она поняла это с первого взгляда. Осознание того, что он единолично владеет целым островом, наверняка усилило его самомнение. И сделало безжалостным.

Спеша сменить впечатление, Рита просмотрела остальные снимки. Часть из них была сделана, очевидно, давно и изображала человека лет двадцать восьми — тридцати. На более поздних Рэддингу было уже за пятьдесят, однако он выглядел не менее бодрым и уверенным в себе.

— Немногие могут позволить себе владеть личным островом, — заметила Рита. — Одних расходов на хозяйственные нужды сколько! Как ему удается не вылететь в трубу?

— Рэддинг унаследовал огромное состояние. Его отцу, Джону, удалось угадать огромную потенциальную значимость электробытовой техники, когда большая часть подобного производства находилась еще в младенческом возрасте. Он начал выпускать пылесосы, тостеры, электроутюги, радиоприемники и другие предметы каждодневного пользования. Все перечисленные устройства облегчали жизнь людям, способным за это платить. — Винс усмехнулся. — Папаша Рэддинг преуспел, ловко эксплуатируя аппетиты потребителей. В отличие от него сын смотрел на жизнь иначе. Его взгляд на человечество был — и есть — гораздо мрачнее. Крис быстро распознал, какие возможности кроются в сфере коррупции, азартных игр, проституции, продажи наркотиков. Он сделал ставку на пороки человечества и заставил его платить дань за удовольствия, причем гораздо большую, чем та, которую Джон Рэддинг собирал с уютного обывательского мирка. Правоохранительные органы подобрались к Крису вплотную, поэтому он решил уйти в офшорную зону, где стал недосягаем для сотрудников упомянутых ведомств.

— Но зачем Рэддингу понадобилось похищать дочку Стейнхарта? — спросила Рита. — Вернее, меня интересует, откуда вообще он знает Гордона?

— Это давняя история. В свое время еще их отцы конкурировали между собой. Подозреваю, что Гордон помешал Крису заключить выгодную сделку, с помощью которой тот намеревался отмыть грязные деньги. К несчастью, каким-то образом в эту историю оказалась замешанной Синти. Скорее всего, она просто попала под горячую руку, как говорится.

Рита кивнула и положила фотографии на стол. Тогда Винс развернул и разостлал поверх них сложенный в несколько раз лист бумаги. Оказалось, что это цветное изображение острова Орхидея, сделанное с помощью аэрофотосъемки с борта самолета или космического спутника-шпиона.

Рита пользовалась такими снимками, когда проверяла охрану обширных владений Стейнхарта, поэтому ее трудно было удивить подобной картой. Остров имел протяженность семь миль в длину и две в ширину. На фотографии даже виднелась пенная линия прибоя и светлая полоска песка, местами прерываемая скальными выступами. В восточной части не правильного прямоугольника находилась конусовидная гора, вздымавшаяся из моря зелени.

Жилые постройки размещались в западной части острова, где было меньше естественной тропической флоры и больше декоративных растений. Здесь выделялось одно обширное здание, занимавшее, судя по всему, площадь в несколько акров. Оно словно господствовало над всей округой. Остальные постройки были значительно скромнее и представляли собой небольшие бунгало, разделенные узкими улочками.

Винс склонился над столом рядом с Ритой, задев ее руку и тем самым пробудив в ее теле всплеск волнения. Словно ничего не заметив, он принялся уточнять некоторые детали на карте.

Рита искоса взглянула на него. Он выглядел совершенно спокойным, в то время как она была не в состоянии ни контролировать, ни скрывать свои реакции.

Прошло несколько мгновений, прежде чем к Рите вернулась способность воспринимать то, что говорил ей Винс. В этот момент он указывал на длинное узкое здание.

— Это таможня. Здесь выставлена усиленная охрана и производится проверка багажа прибывающих на остров гостей. Рэддинг не преминет расправиться с нами, если в наших вещах будет обнаружено нечто такое, что он сочтет предосудительным.

— Означает ли это, что мы не сможем провезти радиопередатчик? — тревожно спросила Рита. — Если нам не удастся вызвать подмогу, как же мы уберемся с острова? Неужели придется красть лодку?

Винс выпрямился, не отрывая взгляда от карты.

— Я взвесил всю меру риска и сравнил с рядом несомненных преимуществ. Думаю, нам удастся пронести передатчик через таможню, если мы спрячем его в твоей косметичке.

Рита судорожно глотнула воздух. Выходит, в случае провала в первую очередь схватят именно ее. И все же она произнесла как можно спокойнее:

— Ладно, я согласна.

— Разумеется, мы не сможем выдать в эфир длинное сообщение, иначе нас сразу запеленгуют. Придется обойтись коротким спуртом информации.

— Я не собираюсь делать вид, будто мне известно, что ты подразумеваешь под словом «спурт», — фыркнула Рита.

— Это чрезвычайно сжатая передача, мгновенный выброс цифровой шифровки. Нашему врагу будет очень трудно определить местонахождение радиопередатчика.

Рита кивнула. Враг. Рэддингу чертовски подходит это название.

Винс указал на группу зданий, разбросанных вдоль тропинок, вьющихся по облагороженному ландшафту.

— Некоторых гостей разместят в этих виллах. Если мы успешно пройдем таможенный досмотр, нас тоже поселят здесь.

— Отсюда легче улизнуть? — спросила Рита.

— Именно. Кроме того, проживание в подобной вилле указывает на определенный статус гостя. Здесь помещают только высокопоставленных персон. Между прочим, — продолжил он, — я подобрал для нас имена. Я буду Винс Кросби, а ты Рита Фаулз. Привыкай.

— Хорошо. — Она помедлила. — Но разве Рэддинг не узнает, что это фальшивые имена? Ведь он наверняка захочет навести о нас справки и предпримет расследование. Мне не верится, чтобы Рэддинг легкомысленно относился к прибытию в его маленькое частное государство посторонних людей.

— О, этот субъект весьма осторожен! — усмехнулся Винс. — Но я позаботился о том, чтобы к нему попала только определенная информация. Во-первых, Винс Кросби делает все возможное, чтобы сохранить в тайне от остального мира информацию о своем частном бизнесе. Но я все же оставил кое-какие сведения в некоторых базах данных, куда пожелает сунуть нос хозяин острова. Ведь должен он узнать хоть что-нибудь! Полное отсутствие информации подозрительно само по себе. Кроме того, я поручил паре платных информаторов «проговориться» кое о чем в присутствии союзников Криса Рэддинга.

Рита открыла было рот, чтобы уточнить детали, но тут раздался стук в дверь.

— Войдите, — произнес Винс обернувшись.

На пороге показался официант. Перед собой он катил уставленную накрытыми тарелками тележку.

— Желаете, чтобы я сервировал ужин, мэм? — обратился он к Рите.

Но прежде чем та успела ответить, Винс сказал:

— Благодарю вас. Мы сами этим займемся. Как только официант удалился, Винс повернулся к Рите.

— Я хочу, чтобы ты переоделась к ужину.

— Зачем? Мне и так хорошо.

— Но ты должна освоиться с туалетами, которые тебе придется носить на Орхидее. Ведь король наркобизнеса Винс Кросби специально выбрал их для своей подружки, желая подчеркнуть ее очарование. — Подойдя к шкафу, он распахнул дверцы и принялся перебирать вешалки, оглядывая вечерние наряды. Наконец он извлек платье из бирюзового шифона, без рукавов, длиной до колен. К нему полагались того же оттенка туфли и прозрачные черные колготки. Все аксессуары были упакованы в пластиковую сумочку, прикрепленную к вешалке.

— Я хотел бы увидеть тебя в этом, — произнес Винс. Тон его голоса очень напоминал тот, которым он ранее приказывал Рите раздеться.

Знакомые уверенные звуки вызвали дрожь в ее теле. Взволнованная своей реакцией, Рита попыталась искусственно вызвать у себя прилив гнева. Ей хотелось разозлиться на его высокомерие. И она действительно разозлилась, потому что, как это ни прискорбно, правда была на его стороне. Рите в самом деле следует привыкнуть к новой одежде, иначе на острове она очень неуютно будет чувствовать себя в шикарных тряпках.

Минутку поразмыслив, она забрала у Винса платье и зашагала в ванную.

— Не вздумай оставить лифчик! — крикнул он вслед.

Чудом удержавшись от язвительной отповеди, она с треском захлопнула за собой дверь. Стянув брюки и блузку, Рита на миг замешкалась, но потом все же сняла бюстгальтер.

Нырнув в платье, она застегнула молнию, после чего поправила лиф. Цвет шифона подходил ей идеально, но ткань очень льнула к груди, отчетливо выделяя соски. Нет, надо все же надеть лифчик, подумала Рита. Но, когда она повернулась к зеркалу спиной и взглянула через плечо, выяснилось, что о подобном варианте не может быть и речи: из-за чрезмерной глубины выреза застежка окажется на виду.

Что ж, по крайней мере свободный покрой обеспечивает движение шифона вокруг бедер. Хоть какая-то часть фигуры не будет обтянута.

Рита быстро натянула колготки и туфли. Каблуки прибавили девять сантиметров к ее росту, немного приблизив к уровню Винса. Вот только не споткнуться бы и не шлепнуться в этой обувке!

Рита редко надевала подобные туфли, так что ей действительно не мешало бы немного попрактиковаться.

Она еще раз критически оглядела себя. После душа Рита не удосужилась нанести на лицо макияж и сейчас подумала, что ее внешность не соответствует роскошному бирюзовому наряду. Решив произвести впечатление на Винса, Рита открыла шкафчик и вынула небольшую косметичку, которую заметила там раньше.

Тона теней и губной помады были словно специально подобраны для нее. Рита быстро подкрасила ресницы, слегка оттенила веки и оставила на скулах легчайший след румян.

Справившись с этой задачей, она занялась губами: очертила контуры карандашом, потом нанесла светлую помаду. Затем отступила на шаг назад и полюбовалась полученным эффектом. Рита очень редко использовала сложный макияж — боевую раскраску, как она его называла. Однако по роду службы ей приходилось бывать на разного рода приемах, так что она умела преподнести себя наилучшим образом. Сейчас результат затраченных усилий порадовал ее. Решив сделать последний штрих, Рита щелкнула заколкой на затылке и распустила волосы, которые сразу рассыпались по плечам, красиво обрамляя лицо.

— Чем ты там занималась столько времени? — нетерпеливо спросил Винс, когда она вошла в гостиную.

— Прихорашивалась, — пробормотала Рита.

Винс взглянул на нее, и она с удовлетворением увидела, как в его глазах мелькнули сполохи пламени.

— Что, сойдет? — спросила Рита бархатным тоном.

— Да, — коротко бросил он, снимая крышку с одной из тарелок.

В отсутствие Риты он накрыл стол белой скатертью, разложил салфетки и столовые приборы, наполнил бокалы минеральной водой.

К своему удивлению, Рита отметила, что Винс все расположил правильно. Этот подвиг никогда не удавалось совершить ее отцу. Когда Ноэл Уинтер накрывал на стол, создавалось впечатление, что ножи, ложки и вилки упали на скатерть с потолка. Он или выражал таким образом протест против необходимости выполнять женскую работу, или действительно не знал, что и где следует класть. Рита никогда не могла его понять.

Выходит, Винс Сэвидж — или, если угодно, Винс Кросби — более цивилизованный человек, чем может показаться с первого взгляда. По крайней мере, ему известны секреты сервировки стола.

У Риты возникло желание спросить, не приходилось ли Винсу в молодости работать официантом, но она решила не испытывать судьбу. Вместо этого Рита отодвинула стул и села.

Крис Рэддинг неспешно отпил глоток коньяка и, откинувшись на спинку любимого кожаного кресла, стал просматривать отчеты, подготовленные подчиненными. Исполнительным директором, главным садовником, начальником оздоровительного комплекса и старшим офицером охраны.

Через несколько дней на острове должен был состояться один прием, поэтому никакая деталь не казалась Рэддингу мелкой и не достойной внимания.

Еда, обустройство гостевых апартаментов, количество охранников, дополнительный штат обслуживающего персонала в общественных местах. А также усиленная процедура проверки на таможне.

Рэддинг поставил бокал на античный мраморный столик, взял ручку с золотым пером и написал на одном из меню: «Больше фруктов на столах для торжественного открытия». Затем перешел к докладу о работах, проведенных в предназначенных для гостей помещениях. Ему хотелось проверить, как специалисты справились с установкой записывающего видео-и аудиооборудования. Ему хотелось, чтобы подобной аппаратурой была оснащена каждая комната, в которой поселятся гости. Лучше перестраховаться, чем потом кусать локти.

Если кто-нибудь из посетителей Орхидеи собирается нанести Рэддингу удар в спину, то об этом следует знать, чтобы быстро нейтрализовать угрозу.

Средства, вложенные в безопасность, окупаются с лихвой. Отец Криса игнорировал это простое правило, за что и поплатился жизнью. Рэддинг-младший решил исключить для себя подобную возможность. Он собирался прожить долгую и приятную жизнь, безраздельно властвуя в своем частном островном государстве, которое основал двадцать лет назад, приобретя Орхидею на деньги, полученные в наследство.

При мысли об отце выражение его лица ожесточилось. Старик был легальным бизнесменом и приобрел во всемирных деловых кругах репутацию честного человека.

Однако дома и в принадлежащей ему компании Джон Рэддинг вел себя как настоящий тиран. Властвовал над всеми, кого считал ниже себя. И ради собственного развлечения устанавливал для окружающих правила с подвохом, чтобы люди попадались в ловушку. В особенности это относилось к его единственному сыну.

Но Крис успешно справился с ненавистным папашей. Он подсыпал энное количество сахара в топливный бак личного самолета Джона Рэддинга, и машина потерпела крушение на Атлантическом побережье. С тех пор Крис сам устанавливал правила. И принуждал всех, кто жил на Орхидее или прилетал туда на отдых, принимать его условия.

С другой стороны, он поставил своей целью показать прибывающим с материка посетителям, что на его острове они могут провести время так интересно, как нигде на всей земле. При этом Рэддинг охотно демонстрировал, как хорошо он живет, и всячески подчеркивал, кто на острове хозяин.

Владелец Орхидеи очень любил эти аспекты: полный контроль, восторженную ауру, сексуальную подоплеку происходящего, которую мужская часть гостей находила весьма стимулирующей.

Большинство наиболее удачных сделок Рэддинга совершались с партнерами, которые в ту минуту думали не головой, а скорее тем, что находится у них в штанах. Рэддингу нравилось использовать секс для манипулирования сильными людьми.

Он любил время от времени приглашать в свой вертеп новых лиц.

Как, например, Винса Кросби и парочку других персон. Правда, Кросби в некотором смысле является исключением. Всего неделю назад он прислал по электронной почте сообщение о том, что хочет прилететь на остров с целью обсуждения весьма выгодной сделки.

Рэддинг ответил согласием и включил Винса Кросби в список приглашенных. Но он до сих пор продолжал наводить справки об этом парне. И если что-то Крису не понравится, ни Винс, ни его подружка не вернутся домой.

Хозяин острова вновь обратился к бумагам, особое внимание уделив отчету об организации охраны Темной башни, где содержалась особая гостья.

Дочь Гордона Стейнхарта. Самая драгоценная добыча Рэдцинга. У него долгая память, он не забыл то плохое, что было некогда ему сделано. Крис несколько лет ждал возможности отплатить Стейнхарту за то, что тот увел у него из-под носа несколько сделок, суливших не только баснословные барыши, но и возможность выйти на некие каналы, которые можно было использовать для вложения грязных денег в легальный бизнес.

Поэтому, когда подвернулся шанс выкрасть девчонку, Рэддинг ухватился за него обеими руками. Сейчас Синти Стейнхарт находится в полной его власти. Однако из-за предстоящего приема гостей любые решения на ее счет придется отложить.

Возможно, Крис даже вернет дочурку папаше — разумеется, слегка помятой и при условии, что Стейнхарт согласится заплатить достаточно высокую цену.

Рэддинг еще не решил, чего он хочет. Не денег, это точно. Скорее всего, он выставит некие условия, которые окажутся для Гордона унизительными и поставят в зависимое положение от Криса, сделают вечным должником.


Но это лишь одна интересная возможность. Еще лучше вернуть девчонку в гробу и тем самым показать Стейнхарту, что он, Крис, обладает абсолютной властью также и над его жизнью.

Отбивная была приготовлена именно так, как Рите нравилось. Жареный картофель тоже был превосходен — ароматная румяная соломка. С ним отлично сочетался заправленный сметаной салат из свежих овощей, который являлся частью гарнира.

— В компании «Стейнхарт индастриз» умеют готовить, — заметил Винс, отправляя в рот очередной кусочек мяса.

— Для Стейнхарта все должно быть самое лучшее. — Эти слова произнес не кто иной, как тот, о ком шла речь. Гордон Стейнхарт стоял на пороге с видом человека, пережившего землетрясение. Волосы взъерошены, одежда измята, лицо осунулось, и на нем отчетливее проступили морщины.

— Мистер Стейнхарт... — пробормотала Рита. — Присоединяйтесь к нам. Сейчас позвоним на кухню, и вам принесут ужин.

— Благодарю, я не голоден. — Он отодвинул стул и сел.

Рита кивнула. Ей было трудно не только разговаривать с отцом Синти, но даже находиться с ним в одном помещении. Она чувствовала себя виноватой. Ужин, который еще минуту назад казался столь приятным, потерял свою привлекательность.

— Не обращайте на меня внимания, — сказал Стейнхарт. — Продолжайте ужинать. Я только хотел узнать о ваших планах.

— Мы репетируем спектакль, который скоро покажем Рэддингу, — пояснил Винс, откладывая нож и вилку. — У каждого из нас своя легенда и вымышленное имя. Мы уже достаточно хорошо изучили карту острова.

— Можно и мне взглянуть? — мгновенно загорелся интересом Стейнхарт.

Забыв об ужине, Рита вскочила из-за стола и принесла карту. Она смущалась, чувствуя себя чересчур оголенной в сильно открытом платье, однако Стейнхарт едва взглянул на нее.

Винс тоже встал и принялся показывать Стейнхарту на карте объекты, о которых раньше рассказывал Рите.

— Как вы думаете, где этот ублюдок держит мою девочку? — спросил несчастный отец.

— Видите ли, что бы я вам сейчас ни сказал, будет только предположением, — покачал Винс головой. — Возможно, она в главном здании, но в равной степени может находиться и в любой другой части острова.

— Это я во всем виноват. — Стейнхарт горестно вздохнул.

— Нет! — воскликнула Рита. — Как вы можете говорить такое!

Отец Синти взглянул на нее.

— Ты до сих пор винишь себя, несмотря на то, что я объяснил тебе, какая это глупость. Или мне снова растолковывать, что творилось у девчонки в голове накануне побега?

— Но вы не можете знать, о чем Синти думала, — возразила Рита.

— Точно не знаю, но догадываюсь. Дело в том, что Синти считала меня виновным в смерти своей матери. Несчастье случилось в прошлом году. В тот день мы с Айрин повздорили, и она все еще злилась, садясь в свой спортивный автомобиль. Гнев заставил ее гнать машину. Неудивительно, что она пропустила поворот на Сандерроуд... — Стейнхарт тяжко вздохнул. — С той поры Синти практически перестала разговаривать со мной. А я так боялся за девочку, что фактически посадил ее под домашний арест. Потому-то она и задумала сбежать. Ей хотелось убраться подальше от меня. А сейчас мы оба расплачиваемся за ошибки. Я имею в виду тебя, Рита, и себя, конечно. Нас гложет чувство вины. Но в действительности виноват я один. Ты здесь ни при чем.

Сердце Риты болезненно сжалось от сочувствия.

— Мы вернем Синти, — негромко произнесла она.

— Прошу вас, сделайте это. Иначе мне не жить.

Рита потупилась и стушевалась, в то время как Винс выступил на передний план, рассказывая Гордону о том, какие сведения ему удалось добыть. Затем он предложил свою стратегию возврата Синти домой. Его речь звучала убедительно, хотя Рита знала, что он лишь хочет поднять дух несчастного отца.

Винс продолжал ободряющий монолог, провожая Гордона до двери.

У порога отец Синти рассыпался в благодарностях.

— Похоже, ты его слегка успокоил, — заметила Рита, когда дверь за Стейнхартом закрылась.

— Я молю Бога, чтобы мои обещания не оказались пустым звуком.

Понимающе взглянув на него, Рита кивнула. Прежде ей казалось, что Винс Сэвидж уповает не столько на Всевышнего, сколько на собственные силы. Однако сейчас она усомнилась в том, хорошо ли знает этого человека.

Возвращаясь к столу, Рита зацепилась за ковер каблуком. Она настолько устала за сегодняшний день, что непременно упала бы, если бы... Если бы крепкая рука Винса не поддержала ее. В следующую секунду Рита оказалась в его объятиях. Она пережила волшебное мгновение, когда ее упругая грудь прижалось к плотным мужским мышцам. Все внешнее притворство покинуло Риту, вытесненное острым приливом желания.

Она судорожно втянула воздух и тут же почувствовала, как большая теплая ладонь Винса скользнула по ее спине. Ей стало ясно, что желание обоюдно, он тоже испытывает волнение. Он непроизвольно сжал объятия, и в мозгу Риты мелькнул соблазнительный образ. Ей представилось то, чем они занимались сегодня в постели.

Однако волшебное ощущение длилось всего несколько секунд. Винс отодвинул ее от себя. Затем снял руку Риты со своего плеча и поместил на спинку стула.

— Трудный выдался день, — глухо произнес он таким тоном, будто не случилось ничего особенного, кроме того что его напарница оступилась, а он поддержал ее.

Рита молча кивнула. Днем ей казалось, что она безразлична Винсу, что их постельное приключение было для него лишь моментальным взрывом удовольствия, не более того. Но сейчас она задумалась, не слишком ли поспешны ее выводы.

— Отправляйся-ка домой и хорошенько выспись, — сказал он. — Утром продолжим наши занятия. И сними эти туфли, пока не угробилась!

У Риты не осталось ни сил для ответной колкости, ни мужества спросить его, что он испытывает на самом деле. Зато удалось независимо распрямить плечи, направляясь в ванную.

Сменив не только туфли, но и одежду, Рита вернулась, однако Винса в комнате не обнаружила. Она никогда не считала его трусом, поэтому ей пришло на ум, что он намеренно выставляет себя в невыгодном свете.

Ухватившись за эту мысль как за спасательный круг, Рита направилась к лифту. На часах было больше десяти, но ее не беспокоило, как она доберется домой. Компания «Стейнхарт ин-дастриз» владела парком собственных автомобилей, а также штатом круглосуточно дежурящих шоферов, услугами одного из которых Рита и намеревалась воспользоваться.

Спустя двадцать минут она уже здоровалась с консьержем многоквартирного дома, где проживала.

Здание располагалось в конце Лексингтон-авеню и было небольшим, но очень уютным. Здесь обосновывались в основном молодые преуспевающие служащие известных фирм. По меркам Нью-Йорка с его заоблачно высокой арендной платой, это жилье считалось просто роскошным.

Рита получала достаточно, чтобы позволить себе жить в квартире с двумя спальнями. Одну из них она переоборудовала в домашний офис.

Когда наконец она ступила в небольшую прихожую, ее приветствовало возмущенное мяуканье Мисси.

Присев на корточки, она взъерошила мягкую, шелковистую шерстку кошки.

— Прости, малышка. Знаю, меня долго не было и ты соскучилась. Извини. Но скоро мне придется уехать на еще более долгий срок, — добавила Рита дрогнувшим голосом. Завтра утром ей первым делом нужно будет позвонить своей приятельнице Джейн и попросить присмотреть за кошкой в свое отсутствие.

Подняв хвост, Мисси последовала за хозяйкой по мягкому ковру и моментально запрыгнула к ней на колени, как только та опустилась на диван. Откинувшись на спинку дивана, Рита закрыла глаза и принялась медленно гладить кошку.

Так прошло несколько минут. Потом, скинув туфли, она положила ноги на старый корабельный люк, который в свое время нашла на блошином рынке, а затем привела в порядок, покрыла лаком, поставила на металлические ножки и стала использовать в качестве кофейного столика.

Она с улыбкой прислушивалась к довольному урчанию своей пушистой любимицы. Рита считала, что собаки преданы своим хозяевам, потому что это заложено в них природой. Но если ваша кошка мурлычет, можете быть уверены: она вас действительно любит. Или напоминает, что ее следует покормить, усмехнулась Рита.

Сняв Мисси с колен, она встала и отправилась в кухню, чтобы наполнить едой кошачью миску.

Насытившись, киска вернулась на диван, а Рита подошла к окну полюбоваться огнями ночного города.

Она жила в Нью-Йорке всю жизнь. Исключение составляли лишь служебные командировки и летние месяцы, которые приходилось проводить в загородном поместье Стейнхарта.

Рите нравилось и радостное возбуждение города, и домашний уют своей квартиры. Обычно она отдыхала здесь, но сегодня почему-то чувствовала себя не в своей тарелке.

Вернувшись в гостиную, Рита подошла к книжным полкам, занимавшим всю стену, и взглянула на фотографию, где была изображена вместе с отцом. Снимок был сделан, когда она только начала работать в службе охраны Стейнхарта. Тогда ее просто распирало желание поскорее сделать карьеру.

Вспомнив об этом, Рита не удержалась от усмешки. Сейчас у нее есть все, о чем она некогда мечтала. Но стоила ли овчинка выделки? И дело не только в том фиаско, которое она потерпела с Синти. Гораздо сложнее обстоят дела с Винсом. Сегодня он заставил Риту понять, насколько пуста ее жизнь, и осознание этого факта отнюдь не принесло ей радости.

Неожиданный звонок аппарата внутренней связи заставил Риту вздрогнуть. Сердце молотом застучало в груди.

Кто это? Винс? Может, забыл что-то сказать? Или просто захотелось повидаться?

— Да? — произнесла она, нажав на кнопку.

— Рита?

Ее мгновенно охватило разочарование. Это не Винс, а Роджер Кугар, один из подчиненных Риты, работающий в службе охраны «Стейнхарт индастриз».

— Родж? Что ты здесь делаешь?

— Мне нужно с тобой поговорить. Можно я поднимусь к тебе?

Удивленная Рита взглянула на часы. Время для визита позднее.

Словно почувствовав ее колебания, Кугар добавил:

— Это очень важно.

— Ладно, открываю.

Порадовавшись, что, перед тем как отправиться домой, переоделась в собственные юбку и блузку, Рита вновь влезла в туфли и поправила перед зеркалом волосы.

Спустя минуту она впустила в квартиру гостя.

Переступив порог, Кугар остановился как вкопанный, потому что навстречу ему выскочила взъерошенная Мисси, чтобы тут же с угрожающим шипением скрыться в спальне.

— Это еще что за страшилище? — спросил Кугар.

— Моя киска. Она не любит чужих. Не беспокойся, больше ты ее не увидишь, обещаю.

Кугар кивнул, затем прошелся по гостиной осматриваясь.

— У тебя очень мило.

— Благодарю. Э-э... что тебя привело в наши края? — Не успев договорить, Рита сообразила, насколько негостеприимно прозвучали ее слова.

Кугар сунул руки в карманы. Он был высок, почти такого же роста, как Сэвидж. И так же мускулист. Но в отличие от Винса светловолос. Внешностью он напоминал скандинава. Пару раз он приглашал Риту на свидание, но она весьма прозрачно дала понять, что не станет встречаться с подчиненным.

— Полагаю, ты устала, — произнес Роджер извиняющимся тоном. — Наверное, мне не следовало настаивать на встрече...

— Нет-нет, все нормально. Просто у меня был трудный день, — ответила Рита.

— Знаю. Ты вызвала Винса Сэвиджа, чтобы он помог вернуть Синти Стейнхарт домой.

— Откуда тебе это известно? — спросила Рита, стараясь не выдать внезапно охватившего ее волнения. Осведомленность Кугара показалась ей подозрительной.

— Его видели в здании. Нетрудно понять, почему он приехал.

Рита сдержанно кивнула.

— Послушай, мне не нравится, что ты отправляешься с Сэвиджем на остров, — негромко произнес Кугар.

Интересно, зачем ему понадобилось отговаривать меня от поездки перед самым началом операции? — подумала Рита. А вслух произнесла как можно спокойнее:

— Почему?

Кугар посмотрел Рите прямо в лицо.

— Я кое-что слыхал о нем.

— Что же? Он вздохнул.

— Что Сэвидж не тот, на кого можно положиться, находясь на задании. Неважный напарник, одним словом.

— Может, объяснишь поподробнее? Кугар стиснул зубы.

— Ладно. Тебе известно, что в прошлом он был агентом ЦРУ. Но знаешь ли ты, почему ему пришлось уйти оттуда?

— Потому что он мог значительно больше заработать, занимаясь частным бизнесом.

— Отчасти да. Но уход Сэвиджа явился прямым следствием провала в Албании. И смерти его напарника по заданию. Вернее, напарницы. Винс ее не уберег.

— Девушку убили?

— Да. По Винс Сэвиджа.

Пристально глядя на него, она произнесла с нажимом:

— Откуда ты знаешь? Кугар замялся.

— Это конфиденциальная информация.

— Интересно... И как она к тебе попала?

— Не могу сказать.

— Родж, ты работаешь у меня!

— Верно, но если я все тебе выложу, то раскрою своего личного информатора. Нет, ты должна поверить мне на слово.

— Ладно.

— Что ладно?

— Насколько я понимаю, кто-то пытается дискредитировать Сэвиджа. И если ты не можешь сказать мне, кто этот человек, я, естественно, не могу доверять подобной информации.

— И все-таки я не могу назвать имя.

— В таком случае скажу прямо: я не стану придавать этим сведениям никакого значения.

Кугар сложил руки на груди.

— Ты настолько уверена, что в трудный момент Сэвидж прикроет тебя?

— Абсолютно, — ответила Рита со звенящей в голосе убежденностью.

Она не может отказаться от участия в операции по спасению Синти Стейнхарт, из чего следует, что ей не остается ничего иного, как только доверить свою жизнь Винсу Сэвиджу.

Кугар смотрел на нее, и в его взгляде сквозило неприкрытое сожаление. Он явно полагал, что Рита совершает серьезную ошибку.

Испытывая настоятельную потребность переменить тему разговора, она сказала:

— Мы с Винсом пришли к заключению, что Синти сбежала из дому с чьей-то помощью.

— В этом есть здравый смысл, — сдержанно произнес Кугар.

— Ты тоже так думаешь? По-твоему, кто мог ей помочь?

— Я сам ломал над этим голову. В загородном доме Стейнхарта недавно появилась новенькая горничная. В настоящий момент я проверяю, чем она занималась в прошлом. Кроме того, Синти была очень дружна с садовником. И его я собираюсь копнуть поглубже.

Рита кивнула.

— Молодец, что занялся этим.

— Просто я решил, что тебе может понадобиться информация такого рода.

— Да, конечно, — произнесла Рита, устало перенося вес тела с одной ноги на другую. — Только... почему бы нам не продолжить этот разговор завтра в моем офисе?

Кугар, похоже, не понял намека.

— Послушай, а кто будет замещать тебя в твое отсутствие? — вдруг спросил он.

— Пока не знаю, — ответила Рита.

Роджер Кугар являлся одним из главных кандидатов на пост заместителя, чего он не мог не понимать. Однако ей не хотелось обсуждать этот вопрос сейчас. И тем более принимать столь ответственное решение, не изучив последних отчетов начальников всех подлежащих охране объектов.

Кугар направился к двери.

— Что ж, я пойду, пожалуй... — На полпути он оглянулся на Риту. — Ведь ты... не станешь передавать Сэвиджу мой рассказ об операции в Албании, правда?

— Разумеется, нет.

Рита распахнула перед ним дверь. Тот сдержанно кивнул на прощание и удалился, оставив хозяйку квартиры в еще большей тревоге, чем прежде.

Глава 3

Крис Рэддинг провел утро, лично инспектируя каждую виллу или номер в гостиничном крыле главного здания. Затем он заглянул на кухню, чтобы удостовериться, все ли там готово.

После этого хозяин острова посетил стрельбище, где практиковались охранники, оттачивая мастерство владения автоматическим оружием.

Наконец пришло время окончательной проверки сведений, собранных о каждом ожидающемся посетителе.

Рэддинг неспешно прошелся по антикварному персидскому ковру, покрывавшему пол его кабинета, остановился у стола и провел кончиками пальцев по стопке покоившихся на полированной поверхности красного дерева папок.

Более пухлые содержали досье на мужчин, которые прибудут на Орхидею всего через несколько часов. В более тонких находилась информация о дамах.

Последних Рэддинг едва ли мог отнести к разряду потенциальных врагов. Исключение могли бы составить разве что дочери глав мафиозных кланов.

Но мужчины являлись для Криса Рэддинга предметом особого внимания. Все они были богаты. Все — по-своему властны и безжалостны. Все с восторгом относились к идее посетить владения всемирно признанного криминального короля. И все не задумываясь прикончили бы его в собственной постели, представься им такой шанс.

Некоторых своих гостей Рэддинг знал многие годы. С другими время от времени обменивался письмами по электронной почте. Но практически всех знал в лицо. Потому что многие из них уже бывали на Орхидее.

Этот остров являлся своего рода независимым государством. На его территории действовали только законы, установленные Рэддингом. В качестве модели он использовал кодекс Наполеона: виновен, пока не доказано обратное. И несколько человек — включая женщин, — осмелившихся воспротивиться существующему порядку, удосужились испытать на себе все последствия неповиновения.

Несмотря на то что Рэддинг постоянно находился на острове, он не выпускал из виду свои дела в Штатах. Ему лишь пришлось поручить управление бизнесом доверенным лицам, которые стали его ногами, глазами и ушами на материке. Они поставляли Рэддингу часть информации о его гостях. Остальные сведения он черпал из секретных баз данных Интернета, что каждый месяц обходилось ему в кругленькую сумму.

Рэддинг придвинул к себе и открыл папку Винса Кросби. С этим человеком он никогда не имел никаких дел. Однако он был заинтересован в новых выгодных финансовых операциях, особенно если они не грозили лично ему никаким риском.

Подобно большинству теневых дельцов, Кросби приложил немало усилий, чтобы скрыть от мира суть своих махинаций. Но Рэддингу все же удалось обнаружить тот интересный факт, что мистер Кросби недавно воцарился на территории, опустевшей в результате ареста нескольких крупных криминальных заправил.

Таким образом, этот человек хоть и нехотя, но показал, что собой представляет. Кроме того, за него готовы были поручиться двое уважаемых в определенных кругах людей. И все же в биографии Кросби оставалось несколько прорех — периодов времени, которые как будто выпадали из общего течения жизни.

Может, парень сидел в тюрьме? Или скрывался, опасаясь за свою жизнь? Кстати, о чем-то подобном ходит слушок.

Впрочем, это еще ничего не означает. Подобные сплетни в равной степени могут оказаться и правдой и вымыслом. Если Кросби и отбывал срок в федеральной тюрьме, то скорее всего под чужим именем — вполне обычное дело для человека, занимающегося нелегальным бизнесом и вдобавок желающего замести следы.

Все это заинтриговало Рэддинга настолько, что он внес Винса Кросби в список гостей: отчасти из желания принять скрытый вызов. Но частично из-за девушки, которую этот парень привезет с собой. Рита Фаулз, так ее зовут.

Крис открыл папку, помеченную этим именем, и вгляделся в снимок. За последние дни он уже не раз это делал.

Девица очень хороша. Светловолосая, с голубыми глазами. Именно тот тип внешности, обладательницы которой больше всего привлекали Рэддинга, когда ему хотелось перемен в интимной сфере. Связь Винса и Риты длится больше года. Это означает, что парень относится к ней как-то особенно. И все-таки, подобно большинству мужчин, он не откажется от маленького приключения с другой красоткой.

Рэддинг откинулся на спинку кресла и позволил себе предаться фантазиям. Он представил себя наедине с Ритой Фаулз в своей личной зоне отдыха, как он называл эти апартаменты. Это наверняка удастся организовать. Возможно, даже с помощью самого Кросби, ведь тот недвусмысленно дал понять, что заинтересован в сделке. Если так, то парень согласится одолжить на некоторое время свою подружку будущему партнеру по бизнесу, чтобы тем самым упрочить деловой союз.

Рэддинг поднял голову и увидел за окном нескольких садовников, которые занимались тем, что выкапывали бегонии, заменяя их кустиками выращенного в оранжерее каланхоэ.

Весьма знаменательно, подумал Крис. Надо полагать, моя идея временно сменить подружку тоже окажется удачной.

Он улыбнулся, довольный тем, что все в окружающем мире идет так, как ему хочется.

И к приему гостей он готов. Визитеры еще находятся в Нью-Йорке, но скоро взойдут на борт его личного самолета, где им сразу создадут настроение, располагающее к предстоящему отдыху. По прибытии Рэддинг предоставит им возможность слегка поволноваться на таможне, но потом просто окунет в свое знаменитое гостеприимство. Все это тщательно продумано с психологической точки зрения и рассчитано на то, чтобы выбить гостей из колеи.

Рэддинг усмехнулся. Как же он любит манипулировать людьми!

Он вновь принялся разглядывать фотографию Риты Фаулз, ощущая приятную реакцию организма. Интересно, так ли подружка Винса Кросби красива в жизни, как на снимке?

Он посмотрел на часы. Скоро эта парочка вместе с остальными гостями прибудет в зал ожидания аэропорта Кеннеди. С помощью спутниковой связи оттуда можно будет получить изображение и еще раз взглянуть на Риту.

— Шоу начинается!

Голос Винса пробился сквозь хитросплетение мыслей Риты в тот самый момент, когда черный лимузин остановился у небольшого терминала международного аэропорта Джона Кеннеди. Это была секция ограниченного пользования, предназначенная для вылетающих за рубеж состоятельных бизнесменов.

Одетый в униформу водитель выключил двигатель, после чего быстро обошел автомобиль, чтобы открыть для Риты дверцу. Причем сделал это с таким видом, будто услужить своим пассажирам было для него первейшим удовольствием в жизни.

Человек этот, хоть и выглядел идеально вышколенным шофером, на самом деле являлся высококлассным агентом охраны. Звали его Роберт Россингтон. Именно он оставался во главе службы безопасности компании «Стейнхарт индастриз» на время отсутствия Риты Уинтер.

— Благодарю, — негромко произнесла она, когда Роберт достал из багажника и опустил на тротуар ее элегантные дорожные сумки.

Поначалу Рита намеревалась оставить вместо себя Роджера Кугара, но в последнюю минуту остановила выбор на Роберте Россингтоне. Даже самой себе она не могла бы объяснить, что подвигло ее на принятие подобного решения. Кугар всегда считался очень компетентным работником. Однако его странный визит пару дней назад произвел на нее неприятное впечатление.

Рита убеждала себя, что Кугар просто попытался защитить ее от возможной опасности Но все-таки она не испытала восторга от желания подчиненного заронить ей в душу тень сомнения относительно Сэвиджа. В ее мозгу постоянно вертелся вопрос, были ли мотивы Кугара искренними. Может, он просто не мог смириться с мыслью, что Рите предстоит работа интимного характера, причем не с ним, а с другим мужчиной. Вот ему и пришла в голову идея подорвать эти отношения.

Ясно, что подобные действия являются крайне непрофессиональными, и по возвращении Рите еще предстоит разобраться, что за этим кроется. Но сейчас у нее другие заботы. А пока она дала Кугару задание выяснить, кто из обслуги помог Синти сбежать, и для его же блага будет лучше, если к ее приезду он досконально разберется в этом вопросе.

Рита поймала на себе пристальный взгляд Винса. Вероятно, тот пытался понять, готова ли она.

Пусть не волнуется. Готова, не хуже его! Независимо подняв подбородок, Рита одарила Винса очаровательной, несмотря на всю ее фальшивость, улыбкой.

— О, как все это волнующе! — проворковала она, не столько для Винса, сколько для носильщика в униформе, который в эту минуту ставил их багаж на тележку.

Нет никакой гарантии, что он тоже не является переодетым агентом противника. Рэддинг вполне мог выслать сюда своих людей, снабдив инструкцией уничтожать всех подозрительных посетителей Орхидеи еще до вылета на остров.

Когда они подошли к стойке билетного контроля, Винс вынул из нагрудного кармана шикарного бежевого пиджака кожаный бумажник, достал банкноту в двадцать долларов и подал носильщику.

— Спасибо, сэр, — вежливо произнес тот.

Рита наблюдала за происходящим, глядя в зеркальце и делая вид, что ей срочно понадобилось припудрить нос.

Начиная с дорогой стильной прически и белой рубашки в голубую полоску и заканчивая модельными итальянскими туфлями, Винс выглядел именно так, как следовало изображаемому им человеку — парню, способному, благодаря большим деньгам, позволить себе практически все.

Играя роль его подружки, Рита облачилась в лимонно-желтое летнее платье с открытой спиной и с едва прикрытой грудью спереди. К счастью, входящий в гарнитур легкий жакет создавал хоть какое-то ощущение защищенности.

Массивные золотые браслеты на левом запястье тоже немало досаждали Рите, но она знала, что должна смириться с этими деталями туалета. Равно как и с четырьмя дорогими кольцами, отягощавшими пальцы на обеих руках.

Винс наложил вето на колготки, поэтому ноги Риты, обутые в двухсотдолларовые шлепанцы, были обнажены вплоть до кончиков пальцев.

Собственное лицо, напротив, казалось ей чересчур закрытым и больше всего напоминало писанную масляной краской картину — все из-за макияжа. Рита воспринимала его как оконную замазку, грубо нанесенную шпателем на ее кожу.

Не зря она ходила на специальные косметические курсы. Там ее научили, как сделать лицо «наиболее выразительным». По крайней мере так называла это их стилистка.

Сама Рита считала свои хождения напрасной тратой времени. Однако она знала, что изображаемая ею девица каждое утро должна не менее получаса убивать на макияж. Хочешь не хочешь, а приходится соответствовать образу.

Винс подошел к стойке и протянул ваучер, подтверждавший их с Ритой право занять места в самолете, следующем чартерным рейсом на Орхидею.

— Могу я взглянуть на ваши паспорта? — вежливо прощебетала симпатичная рыженькая девушка за конторкой.

Может, она тоже агент Рэддинга? Или просто любезная сотрудница аэропорта?

Сэвидж протянул две синенькие книжицы. Рита отметила, что ее паспорт он держит вместе со своим. Но Винс наверняка даже в мелочах следует их общей легенде, так что не стоит обольщаться насчет какого-то особенного к ней отношения.

Лучше молись, чтобы фальшивые документы не распознали, сказала себе Рита.

Она затаила дыхание, наблюдая, как рыженькая сотрудница просматривает паспорта. Когда документы были с улыбкой возвращены, она облегченно перевела дух.

Винса и Риту проводили в бежево-зеленый зал ожидания для важных персон, где уже находилось шесть других пар. Сопровождая Гордона Стейнхарта, Рита побывала во многих подобных помещениях разных аэропортов, но нигде не встречала столько бархата. Вместо стандартных кресел здесь стояли удобные диваны, пол был устлан мягким ковром. Ожидающие вылета пассажиры могли выпить в баре или подкрепиться у накрытого белой скатертью и уставленного легкими закусками стола.

Рита никогда еще не видела на мужчинах столько массивных золотых украшений, брильянтов, дорогой итальянской кожи и эксклюзивных наручных часов.

Единственный перстень и рубашка от Ральфа Лорана, бывшие на Винсе, выглядели здесь более чем скромно.

Однако не туалеты присутствующих мужчин произвели на Риту самое сильное впечатление. Войдя в роскошный зал ожидания, она сразу ощутила, что атмосфера здесь пронизана возбуждением, которое отчасти порождалось предвкушением предстоящего приятного путешествия, а отчасти — его эротической подоплекой. Парни были словно наэлектризованы.

Рита быстро взглянула на Винса. Затем, стараясь не выдать волнения, осмотрелась и поняла, что большинство девушек нервничают не меньше ее самой.

Благодаря врожденной общительности, Рита могла бы сейчас завести с кем-нибудь из спутниц беседу, однако быстро сообразила, что те вовсе не расположены болтать. Напротив, каждая испуганно льнет к своему парню.

За пару дней до отъезда Винсу каким-то образом удалось раздобыть частичный список гостей вкупе с их фотографиями, поэтому Рита знала мужчин по именам.

Тот лысеющий здоровяк в углу, с густыми темными бровями и вечно прищуренными глазами, — Чак Роуз, известный представитель наркобизнеса.

Он окинул Риту и Винса пристальным взглядом, затем наклонился к своей белокурой подружке и стал что-то горячо шептать на ухо.

Другого опознанного Ритой человека звали Гарри Пайкуле. Длинный, бледный и какой-то бесцветный, он очень походил на ненавидящего солнце киношного вампира.

Пока Рита потихоньку изучала собравшихся, Винс решил сразу начать действовать в стиле своего персонажа. По его мнению, тот мгновенно проникся бы царящим здесь общим духом приподнятости.

— Гляди, киска, да тут фуршет! — бодро воскликнул Винс. — Ну-ка, проверим, что нам приготовили... — Он двинулся к столу, взял тарелку и доверху наполнил ее яйцами «бенедикт», ветчиной и фруктами.

Рита предпочла фрукты и коробочку йогурта.

Некоторые пары сидели за маленькими столиками. Они тоже устроились за одним из


таких. Винс сразу принялся с аппетитом уплетать завтрак. Рита едва попробовала то, что лежало на ее тарелке. Ей странно было видеть Винса таким радостным, в то время как ее сердце сжималось от тревоги.

Виной волнению была неестественно оживленная атмосфера зала. Но не только. Рите вдруг припомнилось предостережение Кугара. Рассказ о провале в Албании не давал ей спокойно спать с того вечера, когда Роджер неожиданно нанес ей визит. Рита долго размышляла, стоит ли показывать Винсу, что она осведомлена о той истории. Лучше всего было бы спросить его прямо и одним махом развеять сомнения. Но каждый раз, когда она собиралась задать вопрос, ее сердце замирало от тревожного предчувствия и на том все заканчивалось.

Рита знала, что, если бы Винс убедил ее в ошибочности сведений Кугара, она сразу же успокоилась бы. Но ведь он мог и подтвердить информацию. Или, что еще хуже, уверил бы Риту в необоснованности подобных утверждений. Что тогда?

Но, как ни верти, им с Винсом в любом случае предстоит совместная работа, причем очень интимного характера.

В конце концов, прикидывая и так и этак, Рита решила, что сохранение спокойствия — единственный выход. Ее даже не смутило осознание того, что неизвестность обязательно обернется внутренним напряжением и так будет продолжаться до тех пор, пока все не прояснится.

А сейчас уже поздно наводить справки...

Рита сидела с устремленным в тарелку взглядом. Подняв голову, она заметила, что на нее смотрит миниатюрная блондинка. Девушка была одета в ярко-розовые — в обтяжку — брюки, босоножки на высоком каблуке и малинового оттенка блузку, украшенную стразами. Она сопровождала крупного крепкого мужчину с лицом, испещренным следами юношеских прыщей. Он властно обнимал блондинку за плечи, на одном из его толстых пальцев красовался массивный перстень с брильянтом. Рука здоровяка находилась на груди подружки и едва заметно поглаживала упругую плоть.

Блондинка увидела, что Рита наблюдает за ними, и вспыхнула от смущения.

Рита быстро отвела взгляд, но у нее возник вопрос, считается ли подобная открытость нормой в этом кругу.

Кстати, миниатюрная блондинка и ее спутник были здесь не единственными, кто позволял себе подобное поведение.

Другая пара, устроившись в уголке, обменивалась ласками и поцелуями. Еще один парень стоял позади своей подружки, плотно прижавшись бедрами к ее ягодицам.

Его имя тоже было известно Рите. Хью Лейн. Согласно информации Винса, налетчик и рэкетир.

Рита вновь опустила взгляд в тарелку. И вздрогнула, почувствовав, как что-то медленно прошлось по ее лодыжке. В следующую секунду стало ясно, что это Винс вынул ступню из туфли и поглаживает Риту по ноге обтянутыми носком пальцами. Вероятно, он тоже обратил внимание на то, чем занимаются другие пары, и счел себя обязанным включиться в общую игру.

Проблема заключалась в том, что в последние дни он не прикасался к Рите. Та этого и не ждала, во всяком случае в эротическом смысле.

С того вечера, когда Винс помешал ей упасть, поддержав ее, он избегал любых физических контактов. Он держался так, будто между ними ничего особенного не произошло. И Рита тоже изо всех сил старалась спрятать не покидавшее ее напряжение. Но неожиданное прикосновение Винса к ее ноге вызвало у нее дрожь во всем теле.

Когда Винс заговорил, его голос оказался таким же бархатистым, как и прикосновение:

— Мне все больше нравится идея посетить остров Криса Рэддинга. Признаться, люблю я такие местечки1 Мы чудно проведем время, киска. Немного развлечений, немного бизнеса.

Рита судорожно глотнула воздух и кивнула, думая о том, что пока ей нетрудно изображать подружку крутого парня. Все присутствующие в зале девушки, похоже, испытывают такую же неловкость, как и она.

Рита исподтишка разглядела их. Все были красивы. Некоторые изяществом напоминали топ-моделей, пышные формы других вызывали ассоциации с красотками из «Плейбоя».

В каких-то случаях, по-видимому, не обошлось без силиконовых вставок и липоксации, подумала Рита.

Да, ей далеко до этих красоток! По крайней мере, в настоящее время. Потому что все, что произошло за последние дни, было продиктовано одним большим решением, принятым ею практически без раздумий.

Рита направлялась на Орхидею спасать Синти Стейнхарт. Неважно как. До последней минуты она действовала, руководствуясь этим решением. И много работала. Потому что за оставшееся до отъезда время нужно было очень много успеть: изучить множество личных дел, разработать стратегию действий на острове, привыкнуть к вызывающим туалетам нового гардероба, продумать макияж отдельно для каждого наряда и удостовериться, что в ее отсутствие служба охраны «Стейнхарт индастриз» будет функционировать с обычной безупречностью.

Потом вдруг лихорадочная суета в мгновение ока прекратилась, и вот Рита сидит здесь, в роскошном зале аэропорта, играя роль, к которой, по ее мнению, она успела морально подготовиться. Винс рассказывал, как все будет, но Рита думала, что он нарочно преувеличивает, чтобы у нее возникло желание отстраниться от личного участия в операции. Что ж, винить некого.

— Это волнует тебя, да, киска? — спросил Винс, передвигая пальцы ноги вверх по лодыжке Риты.

Та провела языком по сухим губам.

— Не больше, чем тебя.

Его глаза блеснули пониманием, что она лжет.

От исследующих пальцев Винса Риту спасла сотрудница аэропорта, голос которой прозвучал из динамика:

— Объявляется посадка на самолет, следующий рейсом до острова Орхидея. Всех пассажиров, приобретших билеты на этот рейс, просим занять места на борту.

Винс поспешно сунул ногу в туфлю. В зале ожидания все сразу пришло в движение, собравшиеся поднялись, взялись за ручную кладь и двинулись к выходу.

Охваченная смесью противоречивых чувств, одновременно включавших облегчение и тревогу, Рита подхватила маленький, специально изготовленный саквояж, в котором находилось столько косметики, что хватило бы на все театры Бродвея. Это явилось одной из причин, по которой ей пришлось сделать сегодня столь сложный и обильный макияж. Благодаря этому Рита сейчас выглядела как женщина, которая не мыслит себе поездки без привычного набора средств для украшения внешности. На самом же деле саквояж имел двойное дно. Там, под ворохом тюбиков с тональным кремом, патронов губной помады и туши для ресниц, коробочек с тенями и множеством подобных предметов первой дамской необходимости, помещался миниатюрный радиопередатчик. С era помощью Рите и Винсу предстояло обеспечить себе отход после освобождения Синти.

Мысль о пленнице Рэддинга больно уколола Риту. Вот уже неделя, как о дочке Стейнхарта нет никакой информации, так что им следует приготовиться ко всему.

Должно быть, Вине каким-то образом ощутил охватившую Риту тревогу, потому что поспешил обнять ее за плечи.

— Золотце, не бойся. Летать самолетом гораздо безопаснее, чем переходить улицу, — произнес он достаточно громко, чтобы слышали остальные.

— Наверное, ты прав, — с трудом выдавила она. — Просто мне всегда не по себе во время взлета и посадки. Ведь это самые опасные моменты, верно? — Ее голос дрожал вполне натурально.

— Не забивай подобными глупостями свою хорошенькую головку. Вообще, тебе следует немного выпить. Вот сядем, и я сразу попрошу принести тебе бокал вина.

Вслед за остальными они вышли к самолету. Поднявшись по трапу и увидев внутреннее убранство лайнера, Рита удивленно заморгала. Интерьер больше напоминал ночной клуб, нежели салон самолета. Мягкие кресла были обтянуты оранжево-лиловым бархатом и установлены так, что сидящие на них пары оказывались лицом к лицу. Меж ними размещались привинченные к полу столики.

Номера на сиденьях отсутствовали. Пассажиры могли занимать любые приглянувшиеся им места. Некоторые пары уже успели устроиться. Подобно тому, как это происходило в зале ожидания аэропорта, они словно очерчивали вокруг себя собственный маленький островок.

Примечателен был также тот факт, что никто из гостей Рэддинга не грешил излишней общительностью. Впрочем, эти люди наверняка настолько не доверяют друг другу, что даже избегают обычной, ни к чему не обязывающей дорожной болтовни.

Вине проводил Риту в самый конец салона — скорее всего потому, что оттуда открывался наилучший обзор.

Сиденья оказались удивительно удобными. Они откидывались назад и даже имели выдвижную подставку для ног.

Пока самолет выруливал на взлетную полосу, Рита боролась с приступом страха, на сей раз истинного.

— Ты в порядке? — тихо спросил Вине, накрывая ее руку своей.

Рита повернулась к нему и увидела в синевато-зеленых глазах выражение, в котором сквозила смесь решимости и сожаления.

Выходит, он до сих пор считает, что она неподходящая кандидатура для роли его напарницы. Ладно, придется доказать обратное!

Рита откинулась на спинку кресла и расслабилась, сделав вид, что предвкушает самое интересное событие в своей жизни.

Как только самолет оторвался от земли и вышел на заданный курс, в салоне появились две стюардессы. Обе были в коротеньких юбочках, обтягивающих трикотажных топах и черных чулках. Девушки принимали заказы на спиртное.

Рита попросила принести белого вина.

Вине склонился в пользу пунша.

— Чтобы развеселиться! — громко пояснил он Рите.

Когда принесли вино, она отпила несколько маленьких глотков, чувствуя, как прохладная влага бежит по гортани. Она не очень хорошо разбиралась в винах, но это пришлось ей по вкусу.

Прошло минут пятнадцать, и Рита почувствовала себя гораздо спокойнее. Настолько, что даже позволила себе небольшое озорство. Если Вине дразнил ее в зале ожидания, то почему она не может сделать то же самое здесь?

Лукаво улыбнувшись, Рита скользнула рукой по его бедру, а затем принялась поглаживать обтягивавшую ногу дорогую тонкую ткань брюк. Судя по реакции Винса, ничего подобного он не ожидал. Его мышцы сразу напряглись. Подобный отклик доставил Рите удовольствие. Вот она и доказала, что вполне способна справиться с уготованной ей ролью!

Через некоторое время Рита обратила внимание на инцидент, разыгравшийся между незнакомцем с тяжеловесной бычьей внешностью и блондинкой в розовом. Сначала тот что-то настойчиво говорил девушке на ухо. Зардевшись, она покачала головой. Но спутник вновь принялся горячо убеждать ее в чем-то. Выражение его лица стало жестким. Девушка побледнела. Вскоре она отстегнула ремень безопасности и быстро проследовала по проходу в конец салона, не отрывая глаз от пола, но явно ощущая на себе заинтересованные взгляды.

Похоже, все обратили внимание на происходящее.

Казалось, блондинка собирается обратиться к одной из официанток. Однако вместо этого девушка скрылась в туалете, находившемся напротив сидений, занимаемых Ритой и Вин-сом. Несмотря на то что блондинка плотно закрыла за собой дверь, на защелку запираться она не стала.

Через минуту ее спутник поднялся с кресла и последовал в том же направлении. Он тоже вошел в туалет, и Рита сразу услыхала металлический щелчок замка.

Несколько мгновений она сидела, тупо уставившись на запертую дверь, потом покраснела и отвернулась. В ту же секунду из туалета донесся грубоватый мужской смех — весьма самодовольный, — который вскоре сменился сдавленным стоном.

Вине тоже взглянул на дверь.

— Кажется, парень решил вступить в клуб любителей высоты, — негромко заметил он.

Рита многозначительно хмыкнула, но потом смущенно втянула голову в плечи, потому что из-за двери донеслось громкое сопение, а также другие звуки, смысл которых был однозначен. К своему ужасу, Рита почувствовала, что снова краснеет.

Она конфузилась и за блондинку, и за себя — за то, что вынуждена была слушать звуки чужого интимного общения. Однажды Рите пришлось провести ночь в отеле, где в соседнем номере какая-то пара всю ночь очень интенсивно занималась сексом. Но те постояльцы по крайне мере не знали, что их кто-то слышит. Здесь же, в небольшом салоне самолета, каждому было ясно, что происходит за запертой дверью туалета.

Рита ощутила на своей руке пальцы Винса, но глаз не подняла. Однако он повернул ее кисть ладонью вверх и крепко сплелся с ней пальцами, будто хотел помочь ей преодолеть внутренний конфуз, грозивший стать заметным.

Что же это за люди такие, с которыми ее угораздило оказаться в одной компании?

Глупый вопрос. По роду деятельности Рите и прежде доводилось сталкиваться с гангстерами, которые грубо попирали общепринятые нормы морали. И почти все они с радостью посещали Орхидею — остров, где не действовали никакие правила, кроме тех, что установил Крис Рэддинг.

Рита искоса взглянула на Винса. Его напряженность, а также легкий румянец на скулах и блеск в глазах сказали ей, что он иначе реагирует на происходящее. Он возбудился!

Ох уж эти мужчины...

Дверь отворилась, выпуская здоровяка, по лицу которого блуждала довольная ухмылка. Он прошагал по проходу и уселся в свое кресло. Прошло минут пять, прежде чем из туалета показалась девушка. Она вернулась на место, низко опустив голову.

Рита понимала, что от смущения блондинка готова провалиться сквозь пол самолета, ведь все пассажиры поняли, чем она только что занималась.

Поймав вопросительный взгляд Риты, Вине едва заметно пожал плечами.

— Мы приглушим свет, чтобы вы смогли спокойно насладиться видеофильмом, выбранным из нашей богатой коллекции, — объявила одна из стюардесс. — Просмотр производится на ваших индивидуальных телеэкранах. Но, если вместо этого вам захочется почитать, в подлокотнике кресла вы найдете штепсель персональной лампы.

Рита не думала, что сможет сосредоточиться на печатном слове, и Вине, похоже, придерживался того же мнения. Нагнувшись, он потянул за рычажок, с помощью которого выдвигался маленький телевизор. Устройство располагалось таким образом, что со стороны прохода экран виден не был.

— Ну-ка, посмотрим, что у них есть... — пробормотал он, вынимая из подлокотника кресла пульт дистанционного управления.

Он подал Рите наушники, которые та послушно надела. Затем на экране появилось меню, но ни одно из названий фильмов не показалось ей знакомым.

Вине выбрал один наугад, и вскоре началось действие. Оно происходило в роскошной, обставленной по последней моде спальне, оформленной в серых и розовых тонах. Но главными здесь были мужчина и женщина, стоявшие в центре комнаты на толстом ковре. Надетый на даму прозрачный пеньюар совершенно не скрывал ни ее крупных сосков, ни темного треугольника волос между ног. Парень же был полностью обнажен и виден со спины во всей красе — выпирающие мышцы, аккуратные плотные ягодицы, прекрасная загорелая кожа.

Он шагнул к женщине и обнял ее. Затем угол съемки изменился, чтобы зрителю было видно, как губы молодого мужчины сминают рот партнерши, скользят по ее шее, плечу. Затем он раздвинул полы пеньюара, и обнажилась полная грудь.

Все делалось очень умело и было пронизано эротикой. Грудь актрисы смотрелась великолепно — не слишком большая, но и не маленькая. Партнер подхватил ее ладонями, словно желая ощутить тяжесть упругой плоти, затем нежно сжал и принялся ласкать, намеренно задевая большими пальцами соски. Вскоре он добился от партнерши стона удовольствия и — не ведая о том — тихого сдавленного звука от Риты.

Впрочем, последняя сразу опомнилась и притихла, не смея взглянуть ни на Винса, ни на кого-либо другого, кто мог заметить, насколько она ошеломлена. Вместо этого она прикипела взглядом к экрану.

Там женщина распалялась все больше и больше. Это было заметно по тому, как отвердели и сжались в столбики ее соски. Ладонями она лихорадочно скользила по спине партнера, пока не добралась до ягодиц, которые тут же стиснула длинными красивыми пальцами.

Вид этих женских рук породил в теле Риты чувственное напряжение. А когда мужчина наклонился, чтобы втянуть в рот сосок актрисы, Рита ощутила реакцию кончиков собственной груди. А также интимного участка меж бедер.

Вине тоже напрягся, глядя на экран с чуть приоткрытыми губами. Рита слышала его ускоренное дыхание. Впрочем, равно как и свое.

Ее и прежде волновали любовные сцены в фильмах, но то было совсем другое. Такого там не показывали. Здесь же все происходило очень натурально и эротично.

Рите не составило никакого труда представить себя и Винса в подобной ситуации. Ведь именно это и являлось сутью ее грез, заполонивших воображение с момента первой и единственной близости с ним.

Она на миг закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. Однако о спокойствии приходилось лишь мечтать — возможно, вследствие влияния общей атмосферы вседозволенности, которая здесь царила. А может, потому, что гораздо приятнее было занять мозг чувственными образами, нежели размышлениями о сидящих по соседству выродках и их подружках. И еще о том, что ждет их с Винсом на Орхидее.

Когда Рита вновь открыла глаза, мужчина на экране снимал с партнерши пеньюар. При этом он немного повернулся к объективу, и стало видно, что он полностью возбужден. Его вздыбленный член дерзко выступал вперед, большой и твердый.

В обычных фильмах любовное соитие лишь изображается. И разумеется, Рита прекрасно понимала, что на самом деле голливудские артисты в близость не вступают. Но то, что она видела сейчас, совершенно не укладывалось в рамки ее привычных представлений. Здесь возбуждение мужчины было явным.

Выходит, я смотрю порнографию, догадалась Рита.

Она нервно заерзала в кресле, наблюдая, как женщина сомкнула руку вокруг твердого мужского органа, тут же принявшись ласково скользить пальцами вдоль всей его длины. У парня вырвался негромкий стон.

На кончике напряженно выпрямленного члена появилась капелька прозрачной влаги. Женщина подхватила ее ладонью и растерла по всей поверхности пульсирующей плоти.

Затем она опустилась перед мужчиной на колени и принялась ласкать его член губами и языком, одновременно играя с собственной грудью. В течение нескольких томительных минут она доставляла удовольствие партнеру и дразнила свои соски так, как до этого делал он.

Зрелище было невероятно откровенным. И безумно возбуждало.

Что же последует дальше? Партнерша постепенно подведет мужчину к кульминации или они займутся сексом обычным образом?

Рите так и не удалось этого узнать. Экран вдруг померк, и она осталась сидеть, тяжело дыша и чувствуя, что между ее ног словно разливается пламя.

— Думаю, фильмов с нас достаточно, — хрипловато произнес Вине, снимая наушники.

Рита скованно кивнула и сделала то же самое. Он прав, более чем достаточно.

Она посмотрела на руку Винса, спокойно лежавшую на подлокотнике. Как просто взять эти пальцы и прижать к своему бедру! Рита приказала себе остановиться. И все же ей было очень трудно изгнать из головы соблазнительную мысль. Вот его ладонь ложится на ее бедро, потом перемещается выше, скользит внутрь, туда, где сходятся ноги, и что-то теплое пульсирует, все больше разгорячаясь с каждой секундой...

Рита закрыла глаза, сердясь на себя. Она ведет себя как... женщина, которая руководствуется чувствами, а не разумом. Так чем же она лучше той пары, которая недавно вышла из туалета?

Она продолжала сидеть, думая, что, если ей удастся сосредоточиться на каком-то нейтральном предмете, жажда ощутить прикосновение Винса пройдет. Однако искоренить это желание было нелегко. Ведь он сидит так близко! И так чудесно было бы ощутить его пальцы в своем разгоряченном лоне... Стоп! Прекрати немедленно!

— Что? — спросил Вине. Его голос звучал сдавленно.

— Я ничего не говорила.

— Разве?

Рита повернулась к нему и раскрыла рот, чтобы что-то произнести, но слова застыли на ее губах. Оба смотрели друг на друга, будто застигнутые за неким недозволенным занятием.

Рита решила, что ничего не потеряет, если слегка приоткроет ему свои ощущения.

— Из-за этого фильма у меня возникли небольшие проблемы, — призналась она.

— Понимаю... Надо было выключить его раньше.

— Почему же ты этого не сделал? Он рассмеялся.

— Ну, мне было... интересно. Рита с шумом выдохнула воздух.

— Да-а... Я еще никогда не видела ничего подобного.

— Просто ты ведешь очень замкнутый образ жизни.

— Возможно.

Желая как-то ослабить напряженность момента, Рита окинула взглядом слабо освещенный салон. Несколько других пар смотрели телевизор. Судя по выражению их лиц, фильмы тоже имели эротическое содержание.

— Попытайся уснуть, — тихо предложил Вине. — Можешь положить голову мне на плечо.

Интересно, смогу ли я это сделать, подумала Рита.

Тем не менее она и впрямь склонила голову на его широкое плечо, испытав при этом странное ощущение покоя. Вине легонько погладил ее по волосам, и она закрыла глаза.

Рядом с ним Рита чувствовала себя в безопасности, хотя и понимала, насколько иллюзорно это ощущение. В любом случае она была слишком взвинчена, чтобы спать, — и фильмом, и осознанием того, что с каждой минутой они приближаются к Орхидее.

Спустя некоторое время стюардессы включили верхний свет и подали роскошный ланч, состоявший из курицы в лимонно-перечном соусе с гарниром из риса и зеленого горошка. После того как пассажиры подкрепились, самолет начал снижаться.

Через иллюминатор Рита увидела, что они приближаются к острову, который сверху виделся как не правильный прямоугольник зелени посреди океана. Остров был очень красив, но его очарование лишь подчеркивало чувство опасности.

Едем на свой страх и риск, подумала Рита, когда самолет начал заходить на посадку. Она призвала себя к спокойствию, без которого выполнение предстоящей операции было немыслимо. Прежде Рите всегда удавалось забыть обо всем и сосредоточиться единственно на задании, однако сейчас ей приходилось нелегко. Ее нервы были напряжены до предела.

Приземлившийся самолет подкатил к одноэтажному белому зданию. Атмосфера предвкушения счастья в салоне усилилась и граничила с едва сдерживаемым восторгом. Некоторые из мужчин болтали с подружками, не переставая тискать их, другие прилипли к иллюминатору, жадно осматривая округу.

Дверь самолета отворилась, впустив в прохладный салон жару, насыщенную густыми ароматами тропических цветов с легкой примесью запаха гниющей растительности.

Воздух казался таким густым, что было трудно дышать. Впрочем, возможно подобный эффект явился следствием стеснения в груди, которое Рита испытывала от волнения.

Они ступили на залитый солнцем трап.

Однако кожа Риты покрылась испариной отнюдь не от жары. Виной тому были дула пулеметов, выглядывавшие из бойниц нескольких бронированных укрытий, за которыми находились одетые в униформу охранники, пристально наблюдавшие за пассажирами.

Глава 4

Пока они пересекали пятьдесят ярдов горячего как сковорода асфальта, Вине отмечал детали обстановки: жару, охрану, иное окружение.

Но острее всего он ощущал присутствие Риты. Он прекрасно понимал, что ее нервы сейчас натянуты как струна. К сожалению, виной тому была его беспечность. Он должен был прервать демонстрацию фильма, как только сталоясно, что это порнография. Однако в тот момент что-то будто удержало его руку. Ему хотелось узнать, каковой окажется реакция Риты. Испытает ли она такой же эротический подъем, как он сам.

И ответ был получен сполна. Винса даже бросило в жар при мысли, что Риту снедает столь же сильное желание. Но вскоре он спохватился, что его мысли заняты совершенно не тем, чем следует.

Именно тогда он окончательно уяснил, в чем для него заключается главная опасность. Работа с Ритой потребует от него чрезвычайной выдержки. Догадываясь об этом еще раньше, он пытался отговорить ее от участия в этом деле. К несчастью, все его аргументы не возымели действия. Сейчас его охватило странное ощущение — бессилие со смесью волнующего предвкушения и осознания того, что он несет ответственность за безопасность Риты. Из чего проистекает следующее: ему придется держать себя в узде и действовать как можно более трезво.

Вине крепче стиснул ремень висевшей на его плече сумки и словно невзначай скользнул взглядом по охранникам, обслуживающим пулеметы, расположенные на крыше, по углам здания.

Странная демонстрация силы со стороны человека, который пригласил друзей провести в его владениях несколько дней! — подумал он о Рэддинге.

Впрочем, друзьями их наверняка назвать нельзя. Вине сомневался, что у здешнего царька есть закадычные приятели. А вооруженная охрана, вероятно, служит для гостей своеобразным доказательством их безопасности.

Винс с интересом отметил, как меняется поведение окружающих по мере приближения к обвешанным оружием парням в камуфляже. Мужчины напряженно выпрямились, а дамы — включая Риту — теснее прижались к своим спутникам. Как будто те могли защитить их от пуль!

Один представитель персональной армии Рэддинга маячил у входа в здание, куда и направлялась группа гостей. Винс, еще раньше успевший изучить действующую на острове систему знаков отличия, понял, что это лейтенант. Не слишком ли высокое звание для швейцара или как там его следует называть? Хотя всякому ясно, что речь идет не только о соблюдении церемониала. Лейтенант обязан хорошенько рассмотреть прибывших, а потом доложить кому следует о своих впечатлениях.

Когда первые гости подошли к входу в здание, лейтенант щелкнул каблуками.

Занятная деталь, подумал Винс. Вероятно, в прошлом парень был военным. Скажем, десантником или спецназовцем.

Лейтенант открыл и придержал для входящих тяжелую металлическую дверь, на которой красовалась табличка: «Паспортный контроль. Таможня».

Войдя внутрь, Винс огляделся. Они находились в просторном помещении с низким потолком, голым цементным полом и крытыми ржавым железом стенами. Покрытие, должно быть, изготавливалось в одной из стран третьего мира.

Какой разительный контраст с залом ожидания в аэропорту Нью-Йорка! И что должна была чувствовать дочка Стейнхарта, когда ее вели по этому мрачному помещению!

Наверняка оно представилось ей преддверием ада. С другой стороны, она могла находиться в таком состоянии, что вообще не воспринимала окружающее. Если верить добытой информации, перед отправкой на остров ее накачали наркотиками.

Самому Винсу здешняя таможня больше всего напомнила тюремный приемник-распределитель. Или идеальный тренировочный полигон, где мишенями служили гости Рэддинга. Если тому захочется уничтожить прибывших одной автоматной очередью, это нетрудно будет осуществить. Винс внутренне содрогнулся, на миг представив себе подобную сцену. Да, хозяин Орхидеи явно намекает приглашенным в гости гангстерам, что тягаться с ним бессмысленно.

Вероятно, такая же мысль посетила и Риту, потому что она плотнее прижалась к Винсу плечом.

Он изобразил на лице беззаботную улыбку.

— Все скоро кончится. Просто наш хозяин желает кое-что продемонстрировать.

— Что, например?

— Что здесь он диктует правила.

— А... — Рита подняла взгляд на одну из закрепленных под потолком видеокамер, которые фиксировали происходящее.

Винс увидел, что лоб его напарницы покрыт испариной.

— Тебе, наверное, жарко, дорогая, — заметил он. — Может, снимешь жакет?

— Да, пожалуй.

Стянув жакет и повесив его на согнутую руку, Рита вздрогнула, потому что в этот момент из динамиков прозвучало:

— Приготовьте паспорта и подойдите к барьеру в конце зала. Можно выстроиться в очередь парами.

Гости послушно последовали приказу, как животные, не ведающие, что их ведут на бойню. Винс чуть придержал Риту, пропуская три пары вперед. Это давало возможность понаблюдать за процедурой до ее прохождения. Он с интересом смотрел на Чака Роуза и его подружку, которым офицер задавал какие-то вопросы. Их багаж был открыт и досмотрен. Наконец их отправили к двум сотрудникам — мужчине и женщине, — которые прошлись по ним с головы до ног портативным металлоискателем. Один из детекторов запиликал, в результате чего Роуз был вынужден сдать мобильный телефон и пейджер.

Неужели парень и впрямь надеялся пронести через таможню подобные средства связи? — мелькнуло в голове Винса.

В этот момент Чак попросил вернуть ему отобранные вещи.

— Простите, сэр, — ответил сотрудник. — Если вы захотите позвонить на материк, то вполне можете сделать это из своих апартаментов. Там установлено превосходное оборудование.

Которое чудесно прослушивается, добавил про себя Винс.

Чак Роуз прекратил спор и повел свою спутницу через дверь, находившуюся за таможенным барьером.

Следующим был субъект с бычьей внешностью, потребовавший в самолете интимных услуг от своей подружки. Наблюдая за ним, Винс пришел к выводу, что он нервничает. Вскоре выяснилось, что небеспричинно. Пара ответила на все вопросы, но, когда дело дошло до металлоискателя, обнаружилось нечто более весомое, нежели мобильный телефон. К щиколотке мужчины был прикреплен мелкокалиберный пистолет, который почему-то не обнаружили в Нью-Йорке.

Возможно, это неспроста, решил Винс. Рэддинг желает продемонстрировать силу на собственной территории.

На сей раз инспектор не просто забрал оружие, а нажал на кнопку тревоги. Помещение сразу же наполнилось лязгающими звуками, и словно из-под земли появилась дополнительная команда вооруженных охранников.

Сладкая парочка вновь стала центром всеобщего внимания, но теперь на лице мужчины не было заметно и следа самодовольства. Крепкий охранник взял его повыше локтя и повел прочь. Блондинку препроводили следом. Она попыталась взбрыкнуть, но это ничего не изменило. Последнее, что увидел Винс, были ее вздрагивающие плечи.

Тем хуже для тебя, малышка, мысленно заметил он. Следует быть более разборчивой в выборе приятеля.

Разыгравшаяся драма заняла не более минуты и оставила стоящую у барьера группу в ошеломленном молчании.

— Следующие! — произнес офицер. Гарри Пайкуле и его спутница бодро подошли к барьеру. Оба держались так, будто им нечего волноваться. Гарри оказался абсолютно чист. У него даже не нашлось электронной записной книжки. Скорее всего, ему уже приходилось бывать на Орхидее. Или он достаточно умен, чтобы сообразить, что ни оружие, ни современная оргтехника на острове не приветствуются.

Наконец настал черед Винса и Риты. Разумеется, здесь все было так же чисто, как и у предыдущей пары. Винс достаточно хорошо знал о принятых на Орхидее обычаях, поэтому все огнестрельные игрушки оставил дома, хотя и чувствовал себя без них голым в окружении вооруженных до зубов головорезов. Впрочем, его эмоции в счет не шли. Основным предметом его тревоги был крошечный радиопередатчик, спрятанный в вещах Риты.

Он видел, как побелели сжимавшие ручку саквояжа пальцы. Но на лице она сохраняла нейтральное выражение, с которым и предъявила маленький саквояж к досмотру.

Винс затаил дыхание, когда таможенник щелкнул застежкой и откинул крышку. К счастью, содержимое саквояжа произвело должное впечатление. Слегка поворошив тюбики, коробочки и бутылочки, парень вернул Рите ее собственность.

Самое страшное позади, вертелось в голове Винса, когда они с Ритой предстали перед сотрудниками, вооруженными металлоискателями.

Но даже зная, что ничего предосудительного при себе не имеет, он все равно испытывал


напряжение во время личного досмотра.

— Можете следовать дальше, — сказал таможенник. — Желаю приятно провести у нас время.

— Благодарю.

Винс взял Риту за руку, и они направились к двери, через которую выходили предыдущие гости.

Когда они оказались за пределами таможни, им почудилось, что прямо из преддверия ада они попали в рай. Во всяком случае, этот тропический парадиз вполне походил на небесный. Они вышли на внутренний дворик, окруженный ухоженными растениями и выступами скал. Под ногами стлался мягкий ковер зеленой травы, вертикальные деревянные решетки были увиты яркими красными цветами.

В одном углу дворика маленький, пестро одетый ансамбль исполнял мелодичную местную музыку. Напротив, во всю ширину площадки, протянулся ломившийся от разнообразных яств стол, безжалостно посрамляя своим изобилием тот, что был накрыт в зале ожидания аэропорта Кеннеди.

Винс услышал, как Рита перевела дух, по-видимому только сейчас более или менее расслабившись. Разумеется, о полном успокоении здесь нельзя было и мечтать.

Наверное, Рэддинг нарочно задумал контраст между таможней и сим благословенным уголком, мелькнуло в голове Винса. Выдержавшие тест получают вознаграждение.

Тем не менее он был убежден, что и здесь полно скрытых камер. На всякий случай следует предупредить об этом Риту.

— Отличные декорации для съемок домашнего видео, верно? — заметил он с невинной улыбкой.

— Да... — протянула та, усилием воли подавляя желание поискать взглядом нацеленные на них объективы.

— Ну что, ты рада? — поинтересовался он, вкладывая в вопрос сразу несколько значений.

Всякий, кто подслушивает сейчас, решил бы, что Винс Кросби развлекает подружку беседой, ожидая начала приема. — Мне здесь очень нравится! — ответила Рита не моргнув глазом.

— Чудесно. — Винс словно невзначай провел пальцем по ее руке, от локтя вверх, явственно ощутив при этом выступившие на коже пупырышки.

Иной бы подумал, что даме холодно, но Винс знал, насколько натянуты нервы Риты. Сейчас они подобны струнам банджо. И немудрено. Скоро начнется самое трудное.

Официант, облаченный в белую рубашку, черные брюки и красный шелковый пояс, предложил им коктейли. Они взяли по бокалу и отпили понемногу, ожидая, что произойдет дальше.

Долго ждать не пришлось. Когда гости доедали первые сандвичи с крабами и креветками, оркестр вдруг прервал местную мелодию и сыграл некую бравурную композицию.

Музыканты смотрели вправо. Проследив за их взглядами, Винс увидел неслышно вышедшую во двор черную пантеру и на всякий случай заслонил собой Риту.

В следующее мгновение он разглядел на большой кошке украшенный сверкающими стразами ошейник, к которому был пристегнут кожаный поводок. Следом за пантерой появился человек. Другой конец поводка находился в его правой руке.

Это был Крис Рэддинг. Хозяин Орхидеи. Властелин, считающий себя вправе делать здесь все, что он захочет. И с кем захочет.

С Синти, с Винсом, с Ритой.

Вздумалось ему привести дикое животное на торжественный прием, значит, так тому и быть! Пантера наверняка приручена, но, если вдруг решит броситься на кого-нибудь, Рэддинг ее не удержит. Кошка просто потянет его за собой.

Впрочем, он просто отпустит поводок, всего-то и дел, подумал Винс, немного переменив положение, но по-прежнему держа Риту поближе к себе.

Интересно, откроют ли охранники стрельбу, если пантера нападет на кого-либо из гостей? Или это станет частью представления?

Превосходно осознавая, что внимание всех присутствующих приковано к его персоне, Рэддинг вышел в центр дворика и оглядел гостей. Скользнув взглядом по Винсу и Рите, вначале небрежно, он вскоре вновь вернулся к ним.

Вероятно, они представляли для него особый интерес.

Винсу следовало рассматривать это как хороший признак, но на самом деле он не чувствовал никакой радости.

Пока хозяин острова рассматривал их, Винс делал то же самое: рассматривал Рэддинга, зная, что Рита также пользуется представившейся возможностью.

Фотографии не могли запечатлеть всей сути этого человека, той ауры злобы и властности, окружавшей его словно облако ядовитого газа.

Отогнав яркий образ, Винс попытался быть объективным. Он отметил, что на снимках Рэддинг выглядел крупнее, чем в жизни. Фактически его рост лишь немного превышает средний. Сложения Крис худощавого, его темные волосы уже начали седеть. Загар придает ему здоровый вид. Серые, глубоко посаженные глаза, казалось, не пропускают даже мельчайшей детали.

Рэддинг был одет в льняные брюки и белоснежную рубашку с расстегнутым воротом. На груди поблескивала толстая золотая цепочка, прячущаяся в поросли темных с проседью кудряшек. С застывшей в уголках рта улыбкой он наблюдал за реакцией гостей на появление вместе с ним его черной любимицы.

— Уверяю вас, Аманда совсем ручная кошка. Она загрызает только тех, кто привозит на мой райский остров оружие или иную контрабанду.

Его замечание было встречено гробовым молчанием.

Рэддинг издал смешок, от которого у Винса мороз пошел по коже.

— Ну что вы! Это шутка, — произнес владыка острова. — Мистер Стоун и его спутница не были наказаны за нарушение моих правил. Единственное, что их ожидает, — экстрадиция. Проштрафившиеся будут отправлены обратно в Штаты, как только самолет заново заправят. И так как салон будет находиться полностью в их распоряжении, они смогут заняться сексом прямо на своих местах. — Рэддинг вновь рассмеялся, весьма прозрачно намекая гостям, что осведомлен о происшествии во время перелета. Затем он приветственно поднял руку. — На тот случай, если меня кто-либо не знает, представлюсь: Крис Рэддинг. Добро пожаловать в мой дом!

Винс облегченно вздохнул, увидев, что Рэддинг накинул и закрепил конец поводка на металлическом столбике. Аманда улеглась на соломенную подстилку, принявшись неспешно вылизывать лапу. Но, когда хозяин, подойдя к столу, подцепил вилкой и бросил ей толстый ломоть тушеной говядины, она поймала его в воздухе, молниеносно выбросив вперед лапу с острыми когтями. Не прошло и секунды, как мясо исчезло в ее пасти.

Тут Рэддинг вновь заговорил, и собравшиеся переключили внимание на него.

— Так как вы мои гости, я хочу, чтобы ваше пребывание у меня стало максимально комфортным. В своих комнатах вы найдете специальные путеводители в кожаных переплетах, описывающие здешние удовольствия и развлечения. Например, греческий открытый бассейн. Римские бани. Минеральные ванны для дам. Салон красоты. Гимнастический зал. Поле для игры в гольф. Тир и тому подобное. Но обо всем этом можно прочесть позже. А сейчас мне бы хотелось, чтобы вы расслабились. Я наблюдал за вашим прибытием и понимаю, что не всем хочется называть себя. Большинство из вас мои соперники по бизнесу. Но... — жестом проповедника Рэддинг поднял вверх раскрытые ладони, — здесь не место для конкуренции. На Орхидее мы все друзья. Поэтому я решусь разбить лед отчуждения. — Крис указал на находящуюся справа от него пару. — Мартин Росс и его очаровательная подруга Сюзанна. Далее: Чак Роуз и Джоан. Гарри Пайкуле и Лиззи.

Фамилии дам не назывались принципиально, потому что в мире Рэддинга равенству полов не было места. Разумеется, Винс знал об этом. Однако услыхать подобное наяву было неприятно.

Представив их с Ритой последними, Рэддинг велел гостям развлекаться, а сам обратился к Винсу:

— Я с нетерпением ожидал вашего прибытия, чтобы обсудить дела, но даже не догадывался, насколько прелестна сопровождающая вас леди. Позвольте приветствовать вас, моя дорогая. — Он протянул руку, и Рите пришлось пожать ее. Он удерживал пальцы гостьи несколько дольше, чем положено. Наконец он погладил ее руку и отпустил. — Ваше полное имя Маргарита?

— Нет. Просто Рита. Мои родители были непритязательными людьми с простым вкусом, — ответила она.

— Итак, где вы познакомились с Винсом? Этот вопрос у них был хорошо отрепетирован, поэтому Рита произнесла без запинки:

— В Лас-Вегасе.

— Вы работаете там танцовщицей?

— Ну что вы! Я не настолько талантлива. У меня в Вегасе небольшой пансион.

— А я так просто уверен, что у вас масса талантов, — заметил Рэддинг, продолжая разглядывать Риту с видом почуявшего самку гепарда.

Застывшее в глазах Криса выражение явилось для Винса тревожным сигналом. Он осознавал, что, возможно, Рита и не самая красивая здесь девушка, но ее подчеркнутая женственность явно притягивает Рэддинга.

Тем временем хозяин вновь повернулся к Винсу.

— Думаю, мы как-нибудь соберемся и прекрасно развлечемся втроем, вы двое и я.

Винс сразу сообразил, что хозяин острова предлагает отнюдь не совместное разгадывание кроссвордов. Надеясь, что эти мысли не отразились на его лице, он придвинулся к Рите и собственническим жестом обнял ее за плечи.

— Видите ли, у нас с Ритой особые отношения. Я не делюсь ею ни с кем.

Рэддинг улыбнулся, но его глаза остались холодными.

— Всегда приятно принять вызов от человека с принципами.

— Возможно. — Винс легонько поглаживал обнаженную руку Риты, ощущая, как на нежной коже поднимаются в ответной реакции тончайшие незаметные волоски.

Но причиной подобного отклика явно были не прикосновения Винса, а неприкрытый интерес Рэддинга.

Только этого не хватает! Мало у них забот, так вдобавок придется противостоять приставаниям местного владыки!

Рэддинг еще несколько мгновений удерживал взгляд на Рите, потом перевел его на остальных присутствующих.

— Я должен лично пообщаться со всеми гостями. В семь вечера жду вас на коктейль. Не опаздывайте.

— Хорошо, — кивнул Винс. — Я хочу от души поблагодарить вас за любезное приглашение посетить ваш чудесный остров, — произнес он, хотя слова застревали у него в горле. — А сейчас... Нам пришлось рано встать, чтобы успеть на самолет. Можно до вечера мы отдохнем в отведенном нам номере?

— Разумеется. Ваш багаж уже досмотрен и доставлен на виллу, где вы поселитесь. — Рэддинг махнул рукой одному из одинаково одетых слуг, и тот поспешно приблизился.

— Сэр?

— Ник, проводи мистера Кросби и его спутницу в их апартаменты.

— Слушаюсь, сэр.

Когда хозяин Орхидеи направился к Чаку Роузу и его девушке, Рита облегченно вздохнула. Винс взял ее за руку, и их пальцы сплелись.

— Не дождусь, когда мы окажемся наедине, — намеренно громко прошептал он ей на ухо, пока Ник принимал у них ручную кладь.

Рита изобразила понимающую улыбку, и они вышли следом за слугой с зеленого дворика, чтобы тут же оказаться в ухоженном парке, от красоты которого у них захватило дух.

Сколько же человек требуется для поддержания столь идеального порядка? — подумал Винс, увидев неподалеку нескольких одетых в зеленую униформу садовников.

Один из них срезал засыхающие ветки, другой сгребал опавшую листву, третий высаживал какие-то цветы.

Последний садовник взглянул на проходивших с интересом, который показался Винсу далеко не случайным. Что ж, вполне резонно, учитывая, что некоторые из облаченных в зеленые робы парней наверняка переодетые охранники.

Мощенная декоративными плитами дорожка обогнула очерченную цветочными клумбами лужайку для гольфа и ушла под сень облагороженного тропического леса, где разноцветные попугаи, сидя на ветках среди листвы, разглядывали идущих внизу людей.

— Попка! Попка! — радостно произнес один попугай.

— О чем это он? — рассмеялся Винс, довольный, что попугай разрядил натянутую атмосферу.

— Крошка, пора в постельку, — скрипучим басом произнес другой пернатый соглядатай, явно кому-то подражая.

— Какие шалуны! — улыбнулась Рита.

— Шалуны! — пискляво подтвердили сверху.

— Думаю, птичек специально натаскали в угоду чьим-то вкусам, — заметил Винс. И, кажется, я знаю, чьим именно, добавил он про себя.

Время от времени на дорожке появлялись ответвления, оснащенные указателями с названиями вилл, светлые стены и красные черепичные крыши которых виднелись сквозь листву. Виллы «Гибискус», «Жасмин», «Цветущая слива»...

Ник свернул на дорожку, обозначенную надписью: "Вилла «Агапантус».

Нильская лилия, подумал Винс, увидев лавандового оттенка цветки на длинных стеблях, высаженные вдоль фасада одноэтажного, выполненного в испанском стиле дома.

— Вот мы и пришли, — объявил Ник, отпирая дверь и вручая ключ Винсу.

Рита помалкивала, пока слуга показывал, где что расположено, особо отметив изобилующий разнообразием напитков бар, видеомагнитофон в гостиной, регуляторы света во встроенных в кровать тумбочках, обширную, облицованную мрамором ванную комнату с двумя раздельными стеклянными душевыми кабинками, а также вместительную ванну.

Интересно, здесь видеомагнитофон тоже укомплектован набором кассет того же содержания, что были в самолете? — мелькнуло в голове Винса.

В следующую секунду ему пришлось бороться с приливом желания, порожденного воспоминанием о сцене из видеофильма, который он смотрел вместе с Ритой.

Не без труда справившись с собой, он сосредоточил внимание на Нике, который в этот момент бегло листал перед ними кожаный, пестревший глянцевыми цветными снимками путеводитель по острову. Захлопнув альбом, слуга окинул комнату взглядом.

— Вы всем довольны, сэр?

— Абсолютно. — Достав из кармана бумажник, Винс извлек двадцатидолларовую банкноту и протянул Нику.

Однако тот замахал руками.

— Чаевые здесь не приняты, сэр. Мистер Рэддинг прекрасно заботится об обслуживающем персонале. Могу ли я еще что-нибудь сделать для вас? Кстати, если впредь вам что-нибудь понадобится, не стесняйтесь обращаться ко мне. Номер моего пейджера — пятьдесят три.

— Благодарю вас, — улыбнулся Винс.

Веселье во дворике позади таможни было в разгаре, когда Рэддинг удалился, довольный тем, что гости освоились. Ему были предложены две обворожительные девушки, и в иное время он наверняка занялся бы ими, но сейчас его помыслы были направлены на Риту Фаулз.

Взяв поводок, Крис отвел Аманду обратно в небольшой зоопарк, где жили диковинные животные со всего света. Там Рэддинг поручил любимицу заботам обслуживающего персонала и направился в свои личные апартаменты, размышляя о том, как чудесно прошел приветственный прием. Перед его внутренним взором поочередно всплывали лица гостей, пока не возник образ Винса Кросби. Похоже, этот парень крепкий орешек. Вдобавок он, кажется, сильно привязан к своей прелестной подружке.

И все же должен найтись какой-то способ заставить Винса уступить. Потому что Крис принял решение: он должен овладеть Ритой Фаулз до того, как она покинет остров.

Где же у Кросби слабое место?

Рэддинг подошел к столу с намерением еще раз просмотреть папку с информацией об этом парне. Можно, конечно, включить компьютер и связаться с некоторыми осведомленными людьми на материке. Нет, это подождет. Гораздо интереснее посмотреть, чем занимается парочка, оставшись наедине.

Рэддинг скрылся в сумрачной комнатке, очень напоминающей помещение, которое работники телевидения называют аппаратной. Дубликат ее находился в здании охраны, где сотрудники время от времени проверяли, что происходит в гостевых апартаментах и в общественных местах развлекательного комплекса. Сигнал каждой видеокамеры записывался и подавался прямо на отдельный экран, находящийся на центральном контрольном пункте охраны. Там, как и в хозяйских апартаментах, работало множество мониторов.

К тому же Рэддинг мог воспользоваться системой прослушивания, которая неизменно выручала, когда выходила из строя одна из видеокамер. Иногда такое случалось.

Сейчас большинство мониторов были темными. Работали лишь те, куда поступал сигнал из заселенных коттеджей и номеров в гостиничном крыле главного здания. Винс Кросби и Рита Фаулз поселены на вилле «Агапантус», одной из самых роскошных на острове. Усевшись в кресло на колесиках, Рэддинг нажал на несколько кнопок и получил сигнал из спальни, где обнаружил своих гостей стоящими друг перед другом.

Откинувшись на спинку кресла, Рэддинг принялся с интересом следить за происходящим. Жаль только, что Рита находится спиной к объективу.

Едва за Ником закрылась дверь, как Рита повернулась к Винсу с явным намерением что-то сказать. Он не знал, что именно. Однако угнетенное выражение ее чудесных голубых глаз свидетельствовало о том, что эти слова не должны достичь спрятанных повсюду микрофонов. И еще не следовало забывать о видеокамерах.

Винс не мог подать Рите предупреждающего сигнала, поэтому, прежде чем она успела что-либо произнести, он сгреб ее в охапку и прижался губами к ее рту. Поцелуй был продиктован трезвой стратегией и должен был помешать Рите говорить. Вилла наверняка сейчас прослушивается.

Однако Винс оказался совершенно не готовым к взрыву эмоций, которые нахлынули на него, едва их губы соприкоснулись.

Он не дотрагивался до нее вплоть до нынешнего утра и, как только они очутились в звенящем от чувственного напряжения зале ожидания аэропорта Кеннеди, понял, что совершил ошибку. Еще больше Винс утвердился в этой мысли, когда они с Ритой смотрели эротический фильм. Вернее, он думал, что это эротика, пока женщина на экране не опустилась на колени и не взяла непомерно разбухшую пушку того парня в рот. Тут даже младенец сообразил бы, что это самое настоящее порно.

В итоге фильм стал для Винса нелегким испитанием. Весьма нелегким, учитывая сложившиеся обстоятельства.

Там, в самолете, он сильно распалился, но все же не так, как сейчас, когда получил возможность реально дотронуться до Риты, ощутить восхитительный вкус ее губ.

Страстно желая большего, он стиснул Риту и с силой прильнул к ее губам, слегка покусывая их и щекоча языком.

Каким блаженством для него стало осознание того, что Рита столь же захвачена поцелуем, как и он сам! В ее горле зародился сдавленный, беспомощный звук. Он привел его в еще большее неистовство.

Винс жадно проник языком в рот Риты и подхватил ладонями тугие ягодицы, крепче прижимая ее животом к своей отвердевшей плоти. Он почувствовал, как в ответ она стиснула пальцами его плечи и подалась вперед, чтобы слиться с ним плотнее.

Однако этого явно было недостаточно для них обоих. Когда Рита потерлась о пульсирующий выступ между его бедер, он в одно мгновение из цивилизованного человека превратился в первобытного дикаря. Который сгорал от желания.

В распаленном сознании Винса пронеслась череда соблазнительных образов. Но к порнофильму они не имели никакого отношения. Ему пригрезилось, что он срывает с Риты одежды, бросает на кровать и внедряется в горячие, жаждущие женские глубины...

В следующую секунду ему представилось, как все это будет смотреться на видеопленке, и он застыл.

— Винс? — пролепетала Рита.

— Нет, мы не можем. Не здесь. И не сейчас.

Вырвавшийся у нее стон разочарования почти пробился сквозь решимость Винса к его желанию. Почти.

С огромным усилием он оторвался от Риты, взял за плечи и отодвинул от себя, остро ощущая, что она смущена, ошеломлена и сгорает от желания. Пики отвердевших сосков отчетливо просматривались под тонкой тканью ее платья.

Винс прикипел взглядом к искусительным комочкам плоти, безумно желая прикоснуться к ним рукой, губами. Он был почти так же ошеломлен силой своих эмоций, как и Рита. Но ему следовало держать себя в руках. Несколько раз прерывисто вздохнув, чтобы успокоиться, он произнес:

— Помнишь, что я рассказывал тебе об этом острове, дорогая? Здесь каждый дюйм прослушивается и просматривается. Разумеется, все обусловлено соображениями безопасности. Но мне не по душе идея заниматься любовью перед объективом видеокамеры.

Винс пристально смотрел Рите в глаза, до тех пор пока не удостоверился, что она поняла его правильно. Сейчас речь идет не об интимной забаве, а об их миссии на Орхидее.

Разумеется, им очень хотелось бы думать, что кроме них в этой комнате никого нет. Но, поддавшись подобному желанию, они окажутся полными идиотами. Вернее, мертвыми идиотами.

— На вилле установлены видеокамеры? — ахнула Рита, оглядываясь вокруг с притворным испугом на лице. — Я помню твои рассказы, но не могу поверить, что нас лишили здесь личной жизни...

— Гм... Ладно, киска, потерпи минутку, пока я кое-чего не предприму.

Винс принялся исследовать спальню с видом человека, пришедшего в сильное негодование из-за необходимости прервать приятное общение с подружкой.

Он внимательно осмотрел всю мебель, картины, выключатели, даже зеркало на потолке над кроватью. Винс обладал богатым опытом в обнаружении разного рода жучков и иных шпионских штучек, поэтому минут через десять нашел то, что искал. Прутья плетеной корзинки, украшавшей одну из полок, отлично маскировали объектив видеокамеры.

Сложив руки на груди, чтобы они не дрожали, Рита наблюдала, как Винс вытащил камеру и остановился, держа объектив в нескольких дюймах от своего лица. Чеканя каждое слово, он произнес:

— Мистер Рэддинг, я разделяю вашу заботу о безопасности, особенно в отношении гостей, но не потерплю записывающих устройств в своих комнатах. — С этими словами Винс вышел через французские двери во двор и разбил камеру о каменные плиты у себя под ногами. То же самое он проделал и с другим подобным устройством, которое обнаружил в гостиной, в густом сплетении веточек и листвы комнатного растения.

Рита сильнее сжала руки, ненавидя себя за внутреннюю дрожь и непрофессиональное поведение. Она была знакома с работой под прикрытием и специально готовилась к этому заданию, однако сейчас ей стало ясно, что все прежнее было лишь игрой. Реальная обстановка оказалась куда серьезнее.

Воздушный перелет и прохождение таможни были, конечно, трудными, но Рэддинг напугал Риту по-настоящему. После личного знакомства с ним в ее сердце поселился холодок. Достаточно вспомнить только эти хищные белесые глаза! Винс единственный, кто составляет сейчас преграду между Ритой и жадной похотью властелина Орхидеи.

Оказавшись на вилле без свидетелей, она хотела излить свои опасения Винсу, но тот поцелуем заставил ее молчать. А потом иносказательно напомнил, какие ставки сделаны в этой игре: жизнь Синти и их собственные жизни.

Когда Винс прильнул к губам Риты, она попыталась отрешиться от всего, кроме вкуса поцелуя и волшебного ощущения сильного мужского тела. Это помогло стереть из памяти отвратительный образ Рэддинга.

Но она осознавала, что гордиться здесь нечем. И тревожное стеснение в груди отнюдь не помогало ей почувствовать себя высококлассным секретным агентом, находящимся на выполнении жизненно важного задания.

Рита вздрогнула, когда вернувшийся в спальню Винс окинул ее пристальным взглядом. В его глазах читалось понимание. Именно это и заставило Риту гордо распрямить плечи.

— Две камеры я уничтожил, — сообщил он. — Но наверняка есть другие. А также хорошо спрятанные жучки.

Она сдержанно кивнула, показывая, что понимает: здесь невозможно говорить об операции.

— Что ж, по крайней мере мне не придется заниматься с тобой любовью под прицелом объектива, — продолжил Винс легким тоном. — Признаться, мысль о том, что за нами подсматривают, несколько охладила мой пыл. У меня масса недостатков, но эксгибиционизмом я не страдаю. Мне не нравится выставлять свою интимную жизнь напоказ.

От подобного комментария у его храброй напарницы пересохло во рту.

— Угу, — невыразительно промычала она, пытаясь взять себя в руки.

Рита все еще была как на иголках. В тот вечер, в штаб-квартире Стейнхарта, сразу по завершении их первой интимной близости, Винс натянул на себя личину невозмутимости. Однако вспыхнувшая в нем несколько минут назад страсть отнюдь не являлась лишь плодом воображения. Рита отчетливо ощутила это. Он желал ее столь же сильно, как она его. Но не исключено, что это лишь своеобразный прием, призванный помочь слегка выпустить пар. И когда давление немного упало, Винс первым пришел в чувство, чтобы тут же начать поиск скрытых камер.

Сейчас он намекнул на то, что, возможно, его действия напрасны и что, скорее всего, они по-прежнему находятся под наблюдением.

Винс дал Рите немного времени, чтобы она усвоила неприятную информацию, а потом спросил:

— Не желаешь немного прогуляться и осмотреть окрестности?

Да, нужно выйти из виллы! Возможно, снаружи удастся поговорить.

— Заманчивое предложение, — весело ответила Рита.

— Вот и хорошо. Но, по-моему, сначала тебе следует переодеться. Как ты думаешь?

— Ладно, — согласилась она. Ей вдруг пришло в голову, что, переодеваясь в этой комнате, она тем самым устроит кому-то стриптиз. Охране, например. Или Рэддингу.

Рэддинг!

Подавив дурное предчувствие, Рита открыла чемодан и принялась рыться в поисках какой-нибудь приемлемой одежки. Выбрав белые джинсы и бирюзовую майку, украшенную спереди изображением яркой тропической рыбки, удалилась в ванную.

Только бы сюда не сунули камеру! — молилась она про себя, скользя взглядом по стенам, потолку, шкафчикам и даже унитазу.

Наконец, прикусив губу, Рита одним быстрым движением стянула платье, другим накинула через голову майку. Джинсы тоже были надеты в рекордно короткое время. Застегнув молнию, она пулей вылетела из ванной.

Винс ждал ее в спальне и встретил предупреждающим взглядом.

— Нервничаешь?

— Ну, идея бесплатного стриптиза меня не очень-то привлекает.

— А мне это видится иначе. Я здесь чувствую себя как в тюремной камере с глазком на двери, — заметил он, вытаскивая рубашку из брюк и затем медленно ее снимая.

Взгляд Риты словно магнитом притянуло к его атлетическому торсу. Она не удержалась от воспоминаний о том, как приятны на ощупь эти шелковистые волоски и как чудесно было ощущать прикосновение плотных бугорков мышц к ее собственной обнаженной груди.

Возможно, Винс тоже подумал о чем-то подобном, потому что вдруг замер, глядя на майку Риты, где — как та подозревала — ее соски отлично просматривались сквозь изображение морских волн и рыбки. Посмотреть вниз и проверить свою догадку у нее не хватило смелости.

Некоторое время ни один из них не двигался, потом Винс, словно опомнившись, повернулся к своему чемодану.

— Давай попробуем самостоятельно выйти к берегу. Может, там найдется уединенная бухточка, где мы сможем насладиться общением без свидетелей.

Переодевшись, он вывел Риту наружу через французские двери. Оттуда они вышли на дорожку, которая бежала куда-то сквозь заросли. В отдалении виднелись другие виллы, но тропа к ним не приближалась. По-видимому, Рэддинг все-таки хотел создать у своих гостей ощущение изолированности — впрочем, только не от него самого.

Рите очень хотелось узнать мнение Винса по следующему вопросу: действительно ли видеокамеры предназначены для обеспечения безопасности или их установили ради удовлетворения причудливых эротических капризов хозяина острова? Поразмыслив, она пришла к выводу, что верны оба предположения.

В ее мозгу теснилось еще множество вопросов, но, так как Винс во время прогулки предпочитал поддерживать легкую светскую беседу, она действовала в том же ключе. Очень скоро Рита узнала, в чем причина подобной сдержанности.

Винс взглядом указал ей на заросли кустарника, и она успела заметить в гуще ветвей быстрое движение. Выходит, даже здесь они не одни. Двое парней в камуфляже неотрывно сопровождали их, практически сливаясь с зеленью.

Глава 5

Рита грустно вздохнула. Здесь не было уединенного места, укромного уголка, где они могли бы поговорить о деле, которое привело их сюда, а также о неожиданном осложнении — неприкрытом мужском интересе Рэддинга к Рите.

Винс бросил на сопровождающих раздраженный взгляд.

Испытывая противную робость, Рита едва сдерживала желание прижаться к Винсу. В конце концов она поддалась этой слабости, но ей удалось придать своему прикосновению случайный вид. Это произошло, когда дорожка сделала поворот и впереди показалось голубое небо.

До ее слуха донесся шум прибоя, обоняние уловило морские запахи, а кожи коснулся влажный бриз. Дорожка завершилась ступеньками, которые сбегали на пляж с самым чудесным белым песком, который только ей доводилось видеть.

Несколько минут они стояли, глядя на накатывающие на берег волны.

— Хочешь спуститься? — спросил он.

— Только не в босоножках стоимостью в три сотни долларов, — усмехнулась Рита, думая о том, что они упустили шанс переговорить наедине.

— Тогда воспользуемся тем, во что Рэддинг вложил капиталы. Почему бы тебе не посетить дамский салон и не привести себя в идеальное состояние перед вечерним приемом?

— Это мысль, — ответила Рита, уловив его ход мыслей. Во время подготовки к операции, обсуждая различные варианты действий на месте, они решили, что Рита может добыть ценную информацию в салоне красоты. — Как ты думаешь, меня обслужат? — спросила она. — Ведь я не предупредила о посещении.

— Обслужат как миленькие! Ведь они для того там и находятся — чтобы угождать тебе. — Повернувшись в ту сторону, где прятался ближайший сопровождающий, он произнес:

— Вы можете показать даме дорогу к салону красоты?

Парень в камуфляже заметно вздрогнул от неожиданности, но потом все же вышел на свет и вежливо ответил:

— Конечно, сэр.

Когда он приблизился, Рита увидела, что у него, как и у Ника, есть карточка с именем. На картонном прямоугольнике была надпись: «Холдер». Имя отсутствовало. Кроме того, на плече парня висел на ремне автомат «узи».

Винс никак не прореагировал на оружие. Впрочем, это вполне соответствовало характеру его роли. Человек, которого он сейчас изображает, наверняка имеет на материке собственную охрану.

— Отлично. Тогда проводите нас. Только выберите такой путь, который пролегал бы мимо нашего жилища, чтобы потом моя рыбка без труда нашла дорогу домой.

Парень провел их мимо виллы «Агапантус», потом они пересекли парк по диагонали и свернули на другую короткую дорожку, которая шла к зданию, чем-то напоминавшему египетскую пирамиду.

— Это здесь, сэр.

Винс наклонился к Рите.


— Жду тебя через пару часов. Вели им сделать из тебя куколку. Для меня.

— Хорошо, милый, — ответила Рита тоном, в котором, как она надеялась, сквозило томное предвкушение. — Постараюсь не задерживаться.

Улыбнувшись на прощание, Винс повернулся и неспешно направился в сторону их теперешнего жилища.

Осталась совсем одна, подумала Рита, внутренне содрогаясь. Если Рэддинг узнает, что я здесь... Она оборвала пугающую мысль.

Перед зданием несколько садовников убирали с и без того безупречно выглядевшего газона опавшие листья и попутно прислушивались к разговорам. В этом у Риты не было никаких сомнений. Проклятый остров скоро превратит ее в параноика. Впрочем, это даже полезно: таким образом уменьшится доля риска, который Рита успела осознать во всей полноте. В Нью-Йорке она недостаточно хорошо представляла себе степень ожидающей их здесь опасности. Но, оказавшись на Орхидее, остро почувствовала, что малейшая оплошность может стать фатальной.

Собравшись с духом, Рита потянула на себя одну половинку тяжелых стеклянных дверей. Внутри жесткая мраморная отделка помещения была смягчена обилием драпированных портьерами окон, великолепных ваз с живыми цветами и удобной мягкой мебелью. Рэддинг не относился к женщинам как к равным, но умел найти к ним подход, когда ему было выгодно.

Едва Рита переступила порог, как к ней быстро подошла девушка, одетая — словно в продолжение египетской темы — в короткую тунику. Как и охранник, проводивший их сюда, она была аборигенкой. О ее местном происхождении свидетельствовали большие черные глаза и красивого кофейного оттенка кожа.

— Чем я могу быть вам полезной?

— Меня зовут Рита Фаулз, и я хочу обновить лак на ногтях. А также сделать прическу к сегодняшнему вечеру.

Сидевшая сбоку за столиком молодая женщина быстро поднялась.

— К вашим услугам. Пройдите сюда, пожалуйста. Желаете чего-нибудь выпить? Охлажденный чай? Кофе?

— Охлажденный кофе, если можно. Почти мгновенно появился поднос с заказанным напитком, сливками и сахарным сиропом.

— Вначале мы займемся ногтями, — сказала женщина и усадила Риту за столик, как оказалось, рядом с одной из девушек, с которыми она путешествовала в самолете. Той тоже делали маникюр.

Соседка повернулась к Рите, и на ее красивом лице появилось немного удивленное выражение. Потом девушка улыбнулась, слегка принужденно.

— Привет. Я Джоан. Нас представили, но у меня плохая память на имена...

— Рита.

— Иной раз приятно ненадолго улизнуть от парня, верно? — заметила Джоан.

Рита кивнула. Маникюрша взяла одну ее руку и принялась снимать ваткой лак.

— Я всегда испытываю такую приятную расслабленность, когда мною занимаются в салоне, — пробормотала Джоан.

Рита согласилась, хотя на самом деле больше всего на свете не любила бывать в подобного рода местах.

Джоан понизила голос до заговорщицкого шепота:

— Помнится, ты со своим парнем сидела в хвосте самолета. Как тебе понравилась парочка, оккупировавшая туалет?

Рита на миг замешкалась с ответом, но его не потребовалось.

— Отвратительно, правда? — вновь заговорила Джоан.

По крайней мере с этим Рита могла искренне согласиться.

— Да уж, — кивнула она, в то время как маникюрша погрузила ее пальцы в широкий сосуд с какой-то густой жидкостью.

— С ваших мест, наверное, все было слышно?

— Нет, — соврала Рита.

Джоан понизила голос еще больше:

— Чака это так завело! А твоего парня? Рита кивнула.

— Чак едва дождался, когда мы окажемся в спальне, — хихикнула Джоан. — А уж там он быстро справился. Я не успела и глазом моргнуть. С Чаком всегда так: раз-два, и готово!

Рита вежливо рассмеялась, но разумеется, не стала рассказывать, как Винс разбивал видеокамеры.

— Сейчас я нанесу на ваши ногти быстро сохнущий лак, и вы сможете пойти вздремнуть, как собирались, — негромко вклинилась в беседу маникюрша Джоан.

— Прекрасно, — ответила та. Пару минут спустя она уже любовалась покрытыми ярко-алым лаком ноготками.

Когда Джоан ушла, а вслед за ней и ее маникюрша, Рита подавила вздох облегчения. Оглядевшись по сторонам, она увидела, что кроме них в помещении никого не осталось. Тогда Рита спокойно откинулась на спинку стула и посмотрела на изящную женщину с густыми, черными как смоль волосами, которая в этот момент подпиливала ее ногти. Карточка на груди маникюрши гласила: «Марика».

— Вы давно здесь работаете? — спросила Рита.

— Не очень. Когда я была маленькой, родители увезли меня с острова.

— Куда?

— О, где мы только не жили!

По-видимому, Марика не собиралась распространяться о своем прошлом. Рита переменила тему.

— И что же, вам нравится ваша работа?

— Да, я люблю и умею делать женские руки красивыми. — Марика кивнула на ряды флаконов с лаком. — Какой цвет предпочитаете?

— Вон тот, — указала Рита на светло-розовый тон. Затем, когда маникюрша принялась наносить лак на ногти, она спросила:

— Интересно, гостящие здесь девушки часто возвращаются на остров?

— Некоторые — да, другие — нет. — Марика не отрывала взгляда от ногтей.

Рита поняла, что в дамском салоне невозможно раздобыть информацию и ей следует соблюдать осторожность.

— Готова спорить, что здесь бывают только молодые женщины.

— Да. В основном девушки.

— И подросткового возраста? Марика пожала плечами.

— Трудно сказать.

— Одна моя юная приятельница недавно приехала сюда. Ее зовут Цинтия. — Рита намеренно назвала имя, созвучное имени дочки Стейнхарта. — У нее светло-каштановые волосы и большие зеленые глаза. И в мочке каждого уха по три серьги. Вы, часом, не встречали ее?

Марика подняла глаза, но тут же опустила их.

— Нет, я такой девушки не видела, — тихо произнесла она. Подозрительно тихо.

Рита взглянула на руку маникюрши, в которой находилась кисточка. Пальцы Марики слегка дрожали, и ей даже пришлось несколько секунд переждать, прежде чем она смогла продолжить свое занятие. Но сначала она подняла голову и несколько мгновений пристально вглядывалась в лицо Риты.

— Мы никогда не говорим о гостях, — негромко заметила она. — Понимаете?

— Да. — Следующая фраза Риты была о красоте здешнего парка и роскоши здания, в котором они находятся.

Неспешно ведя разговор о всякой всячине, Рита лихорадочно обдумывала реакцию Марики. Неужели та действительно видела Синти? Трудно сказать. Но у Риты сложилось впечатление, что Марика что-то знает.

Ничем не выдавая своих мыслей, она удовлетворенно осмотрела ногти.

— Благодарю.

— Заходите в салон, пока будете гостить здесь. Мы всегда к вашим услугам.

— Конечно. Спасибо, — улыбнулась Рита, отметив про себя, что в любезном тоне Марики неожиданно проскользнули приказные нотки.

Она проводила Риту к стилистке, которая уложила ее волосы в романтическую прическу, подняв и закрепив на макушке.

Затем, радуясь что никто не пришел арестовать ее, пока она сидела в салоне, Рита направилась обратно на виллу, где испытала несколько приятных мгновений, увидев реакцию Винса на свой внешний вид.

— Ты выглядишь просто восхитительно, — негромко заметил он.

Рита просияла от комплимента, но вскоре вспомнила, что он подразумевал, что его слова слышит не только она одна.

— Благодарю, сэр, — шутливо ответила Рита, усилием воли подавив желание пошарить глазами по комнате в поисках спрятанных микрофонов.

Винс пристально вглядывался в нее, и она сообразила, что ее лицо еще хранит следы волнения, оставшиеся после беседы с Марикой.

— Ну и как тебе понравился салон Рэдцинга? — поинтересовался он.

— Приятное место. К тому же там сталкиваешься со всякими... неожиданностями. Рита сгорала от желания поскорее рассказать Винсу о разговоре с маникюршей, но об этом не может быть и речи. Во всяком случае, пока они не окажутся вне зоны подслушивания.

Винс смотрел на Риту так, словно надеялся прочесть ее мысли.

Понимая всю тщетность этот попытки, она опустила взгляд и сказала:

— Мы сегодня встали ни свет ни заря. Может, я немного отдохну перед вечерним приемом?

Винс вздохнул.

— Да, малышка, конечно.

Не дожидаясь, пока ее разочарование достигнет наивысшей точки, Рита покинула гостиную.

Первые часы, проведенные ею на острове, были настолько тревожными, что она даже не надеялась уснуть. Тем не менее, как только Рите удалось поудобнее, чтобы не смялась прическа, устроить голову на подушке, она закрыла глаза и сон быстро унес ее прочь от волнений мира.

Пора будить, думал Винс, глядя сверху вниз на спящую Риту, которой нужно было одеваться к вечернему приему.

Но вместо этого он продолжал стоять перед огромной кроватью, наблюдая, как легко вздымается и опадает грудь Риты.

Пусть поспит еще десять минут, решил он, засовывая руки в карманы, чтобы избежать искушения дотронуться до нее.

Странное действие, учитывая, что рано или поздно он все равно овладеет Ритой. Одна пробная близость лишь пробудила у него аппетит. Он желал большего. Страстно, отчаянно! В зале ожидания аэропорта ему пришлось сдерживаться. В самолете тоже. В итоге борьба с искушением вылилась в депрессию.

Безмолвно выругавшись, Винс попытался перевести мысли в иное русло. Рита что-то разузнала в салоне красоты. И это не только взволновало ее, но и сильно заинтересовало. Ему очень хотелось узнать, в чем тут дело. Но спросить он не мог. И даже не имел возможности черкнуть записку, потому что не был уверен, все ли видеокамеры обнаружил.

Проводив Риту в салон, он вернулся на виллу и вновь все тщательно обыскал. Но безрезультатно. Тем не менее он был почти уверен, что где-нибудь хоть один жучок, но остался.

Винс предупреждал Риту, что эта операция будет чрезвычайно трудной. Себя он считал полностью подготовленным. Однако прежняя уверенность покинула его. Вместо нее на плечи словно навалился тяжкий груз.

Винс вздохнул, и в этот миг Рита потянулась. Затем открыла глаза и, пребывая в сладостном состоянии между сном и бодрствованием, так мило ему улыбнулась, что у него перевернулось сердце.

— Отдохнула? — тихо спросил он, придвигаясь поближе.

— Да... — У Риты был такой вид, словно она ждала, что Винс сейчас заберется к ней в постель.

Этого, конечно, не миновать, но позже. Позже!

Резко отвернувшись, он направился к шкафу, где висели вечерние платья Риты. Все как на подбор были очень нескромными. Слишком узкими. С глубоким вырезом сзади и спереди. Чересчур прозрачными.

Готовясь к поездке, Винс сказал ей, что их придется носить. Теперь ему начинало казаться, что на самом деле он был движим желанием принудить ее остаться дома. А когда это не удалось, — наказать за то, что она подвергает себя опасности.

Однако даже Винс до конца не осознавал всей степени риска. И теперь ругал себя за это. Но кто мог предвидеть, что у ублюдка Рэддинга вспыхнет к Рите эротический интерес?!

Который вдобавок наверняка подстегнут эти вызывающие наряды...

Вздохнув, Винс снял с плечиков лиловое платье в обтяжку, ненавистное Рите. Но даже в эту минуту предвкушение того, как она предстанет перед ним в столь эротичном облачении, вызвало бурление в его крови. Выбор платья он оправдал тем, что из всех имеющихся оно было самым скромным.

Рита стояла перед зеркалом, борясь с желанием одернуть платье, которое не достигало и середины бедра. Каждая попытка оттянуть его вниз лишь приводила к смещению в том же направлении и без того глубокого выреза.

Стараясь не хмуриться, Рита еще раз оглядела прическу и макияж. А также украшения: колье, серьги и браслет. В каждой вещице сверкали настоящие брильянты — заслуга Гордона Стейнхарта. Это он позаботился о драгоценностях.

Удостоверившись, что все в порядке, Рита покинула ванную, не совсем уверенно шагая в туфлях на высоченных шпильках. Счастье еще, что они были чуть удобнее тех, которые Рите пришлось примерить в штаб-квартире Стейнхарта. В них совершенно невозможно было передвигаться. Поэтому Рита наотрез отказалась брать их с собой.

Выражение восхищения на лице Винса почти стоило ее мук — почти. Рите хотелось пройти мимо него в дверь, но она осознавала, что столь независимое поведение не в характере той девушки, роль которой она играет. Пришлось подождать, пока он наденет смокинг и поправит перед зеркалом галстук-бабочку.

Как ему идет официальный костюм! Винс в нем просто неотразим.

— Готова немного развлечься?

— Да, — ответила она, стараясь не допустить на лицо гримасы недовольства.

Рита все гадала, как они узнают путь к тому месту, где проводится прием. Но, покинув виллу, они увидели гирлянды крошечных мигающих лампочек, которые указывали направление. Путь их лежал к похожему на свадебный торт зданию, сиявшему в сумерках сотней освещенных окон.

Какая расточительность! Вероятно, имеющая повсеместное распространение идея сохранения электроэнергии еще не достигла этого острова. Или Рэддинга просто не заботило, во сколько обходится ему подобная роскошь.

Последнее соображение получило подтверждение, когда Рита и Винс ступили в зону действия кондиционеров, которые через двойные распахнутые двери гнали прохладный воздух прямо в тропическую ночь. Вместе с дуновением искусственного ветерка лилась тихая музыка, исполняемая, судя по звучанию, настоящим оркестром.

Войдя вместе с Винсом в главный зал, Рита машинально обежала взглядом гостей. Все мужчины были облачены в шитые по последней моде смокинги. Дамы щеголяли в нарядах, оставлявших большую часть тела открытой. Одна девушка красовалась в платье, сплошь состоявшем из сеточки, чуть более густой на сосках и в центре бедер. Недостаток ткани с лихвой восполнялся обилием драгоценностей. Общее количество золота, платины и брильянтов могло бы конкурировать с ассортиментом иного ювелирного магазина.

В просвете между группами гостей Рита заметила пантеру, цепь которой была прикреплена к вделанному в стену металлическому кольцу. Аманда сидела на полу и внимательно следила за людьми, словно предвкушая очередное кормление.

Оторвав взгляд от грациозной хищницы, Рита заметила, что Чак Роуз прищурившись наблюдает за ней и Винсом. Вот он наклонился к стоящей рядом Джоан, что-то сказал, и оба засмеялись.

Этот незначительный эпизод заставил Риту задуматься. Подобно Рэддингу, Чак обратил на них особое внимание. Причем сделал это еще прежде хозяина Орхидеи, в зале ожидания аэропорта. Неужели этой парочке что-то известно?

Она мысленно вернулась к разговору с Джоан в салоне красоты. Вполне дружелюбная беседа, абсолютно женская. Никаких подвохов. По крайней мере, Рита на это надеялась.

Винс тоже обратил внимание на маленькую сценку. Правда, внешне ничем себя не выдал, однако Рита почувствовала, что он напрягся. Она уже достаточно хорошо научилась читать скрытый язык его тела.

Через минуту ее внимание привлек мелодичный перезвон, прозвучавший недалеко от них. Оказалось, чтсгэто Лиззи, подружка Гарри Пайкуле, во время беседы с хозяином приема невзначай тряхнула унизанной полудюжиной золотых браслетов рукой.

Очаровательная девушка, мелькнуло в голове Риты. Почему бы Рэддингу не заняться ею, а меня оставить в покое?

Однако было совершенно очевидно, что властелин Орхидеи питает к подружке Гарри лишь вежливый интерес, не более.

На самом деле он, должно быть, высматривал Риту и Винса, потому что вскоре направился прямо к ним.

Рита машинально придвинулась ближе к Винсу. Тот обнял ее рукой за плечи жестом одновременно оберегающим и собственническим.

— Хотел спросить, удобно ли вы устроились, — сказал Рэддинг. — Однако мне уже сообщили об инциденте с моим оборудованием. Вы разбили две камеры стоимостью двадцать тысяч долларов каждая.

Винс пожал плечами.

— Их не должно было быть в моей гостиной, а тем более спальне. И тот факт, что вы так быстро обо всем узнали, подтверждает, что камеры были включены.

Теперь настал черед Рэддинга пожать плечами.

— Я вправе обеспечить себя информацией о том, чем занимаются мои гости.

— Но не об их личной жизни. В данном случае моей.

Между двумя собеседниками словно проскочил разряд. Однако спустя мгновение Рэддинг неожиданно улыбнулся.

— Если у вас хватило сообразительности найти аппаратуру слежения в занимаемых вами комнатах, вы были вправе ее выключить. Но смею заметить, что простая просьба была бы столь же эффективна.

— Возможно. Но видите ли, я человек вспыльчивый...

— Вижу. И надеюсь, что у нас больше не будет повода вас раздражать.

— На это надеюсь и я.

В конце концов изВинсния за случившееся принес Рэддинг. Правда, нехотя, как отметила Рита. Винс же до конца настаивал на своей правоте.

Видя, что мужчины заняты друт другом, Рита начала уже понемногу успокаиваться, как вдруг Рэддинг повернулся к ней.

— Вечером вы еще очаровательнее, чем днем, дорогая.

— Благодарю вас, — натянуто произнесла Рита.

— Брильянты вам к лицу.

— О, Винс очень щедр, — улыбнулась она.

— Я намерен пригласить вас сегодня, чуть попозже, к себе, — спокойно произнес хозяин острова. Рита открыла было рот, чтобы отказаться от подобной чести, но Рэддинг добавил:

— В обществе Винса, разумеется. Нам предстоит кое-что обсудить.

Рита вопросительно взглянула на Винса.

— Как вам известно, я всегда готов обсудить с вами взаимовыгодную сделку, — сказал тот, обращаясь к Рэддингу. — В котором часу встречаемся?

— В десять.

— Я приду.

— Надеюсь увидеть вас обоих, — твердо произнес Рэддинг.

— Хорошо.

— Тогда до встречи. Я не могу игнорировать остальных гостей. — Хозяин приема фальшиво улыбнулся.

— Разумеется, — согласился Винс.

Рита перевела дух, когда Рэддинг отправился побеседовать с Чаком Роузом и Джоан.

— Я бы выпил, — произнес Винс непринужденно, однако в его голосе ощущался на-. мек на какой-то дополнительный смысл.

Они подошли к бару, где Рита выбрала легкий коктейль, а Винс попросил откупорить бутылочку пива.

Выпив половину ее содержимого, он слегка оживился.

— Нам нужно перекусить.

Рита кивнула, думая о том, что в подобной обстановке ей трудно будет проглотить кусок. Однако Винс рассуждал здраво. Пища требовалась им как своеобразное топливо. Кроме того, они должны были держаться на приеме естественно, ничем не выделяясь среди остальных гостей.

Винс поставил кружку на стол и принялся закусывать слойкой с крабами. Когда официант убрал бутылку, он взял другую, потом еще одну и еще. Причем из каждой отпивал не более пары глотков. Но тот, кто об этом не знал, решил бы, что мистер Кросби вознамерился сегодня здорово накачаться. Винс же именно этого впечатления и добивался.

Рите приходилось труднее, потому что коктейль подавали в высоких прозрачных стаканах. К счастью, он был не крепким и„ей удалось выпить все, прежде чем попросить новую порцию.

Еще в Нью-Йорке они детально обговорили свои будущие действия. Рэддинг вполне мог держать Синти в своем доме, а если так, то Рите и Винсу предстояло точно выяснить ее местопребывание.

Когда они отошли от бара, чтобы поболтать с другими гостями, у обоих заплетался язык. К тому же они слегка покачивались. Винс обнимал Риту за талию, всем своим видом показывая, что не желает разлучаться с подружкой ни на секунду.

Своим поведением они преследовали две цели: во-первых, показать присутствующим, что пьяны, и, во-вторых, что у обоих внезапно вспыхнула острая потребность в физической близости. Поэтому, когда Винс повел Риту из зала, это выглядело так, будто они отправились на поиски укромного уголка, где можно без помех заняться любовью. Никому даже и в голову не пришло бы, что на самом деле парочка пытается обнаружить помещение, где содержится одна юная гостья Рэддинга.

По правде сказать, Рите не стоило никакого труда изобразить подвыпившую и одновременно жаждущую интимных ласк особу. Ее до сих пор не покинуло напряжение, возникшее во время общения с хозяином дома. Чтобы как-то избавиться-от мыслей об этом человеке, она постаралась всецело сосредоточиться на исполняемой роли. В этом ей помогло входившее в состав освежающего коктейля вино. Но главным фактором все же была реакция на близость Винса, а осознание того, что сейчас у нее есть легальный повод для культивирования в себе подобного состояния, распаляло Риту еще больше. При каждом движении она ощущала трение ноги Винса о свое бедро. А когда он чуть переместил руку, скользнув сбоку по ее груди, Рита издала мурлыкающий кошачий звук, который — как она надеялась — был слышен в радиусе не менее десяти футов. Винс непроизвольно повернул голову и посмотрел на Риту. Его взгляд обжигал.

— Идем-ка отсюда, киска, — хрипло слетело с его уст.

— Да, дорогой.

Все так же старательно покачиваясь, они направились к двери. У самого порога Рита чуть повернула голову и увидела, что Рэддинг пристально наблюдает за ними. Вероятно, их спектакль еще больше подстегнул его сексуальный интерес.

— Рэддинг смотрит, — шепнула Рита.

— Наверняка ревнует тебя ко мне, — отозвался Винс, выводя ее в холл, выложенный плитами цвета обожженной глины.

Изображая девушку, которая заранее согласна на все, что бы ни предложил приятель, Рита шла рядом с Винсом по коридору мимо нескольких гостиных, бильярдной и огромной столовой с резным, красного дерева, столом и такими же стульями.

Затем они свернули за угол, попав в другое крыло здания, и Рите показалось, что Винс сейчас отпустит ее. Но нет, они бок о бок поднялись по короткой лестнице, продолжая находиться в тесной близости.

Наверху Винс прижал Риту к стене, страстно припал к ее губам, и она поняла, что в нем бурлит желание.

— Интересно, есть здесь их проклятые камеры? — сдавленно произнес он.

— Надеюсь, нет, — прошептала она.

Он наклонился, скользнув губами по ее щеке и оставив пылающий след на коже. Ощутив это обжигающее прикосновение, Рита не удержалась от слабого умоляющего стона.

Тогда Винс отстранился, прямо посмотрел ей в глаза и, взяв за руку, произнес:

— Идем, мне настоятельно требуется принять горизонтальное положение.

Рита никогда не думала, что наличие аппаратуры наблюдения окажется полезным для их дела. Однако это обстоятельство стало отличным предлогом для перемещения по зданию. Каждый раз, когда они входили в очередную комнату, Винс внимательно оглядывал ее, потом озабоченно выражал вслух беспокойство по поводу того, что и здесь слежка помешает им заняться любовью.

Так они постепенно добрались до дальнего угла коридора, свернув за который неожиданно уперлись в металлическую решетку.

Они обменялись взглядами.

— Может, это частное крыло здания, — предположил Винс, задумчиво рассматривая преграду.

Или тюремный отсек, подумала Рита.

— Мы не сможем туда попасть, — сказала она в расчете на вездесущие микрофоны.

— Спорим, что попадем? Малышка, когда у меня возникает желание забраться к тебе под трусики, меня не остановит никакая решетка!

Столь прямолинейное заявление должно было заставить Риту смутиться, однако на самом деле лишь подлило масла в огонь. Разумеется, все это он говорил нарочно, но в данную минуту ей было все равно.

Винс оглядел замок, затем вынул из кармана маленькую пилку для ногтей и приступил к делу. Когда замок поддался, он издал приглушенный триумфальный возглас.

Они зашли за решетку. Оказавшись на той стороне, Винс притянул Риту к себе и припал к ее рту.

Возможно, это действие было продиктовано желанием продемонстрировать тайным соглядатаям всю степень пожиравшей его страсти, но на Риту оно произвело ошеломляющий эффект. Поцелуй был властным и глубоким. Он моментально уничтожил все мысли в ее голове.

Рита еще испытывала головокружение, когда он вновь взял ее за руку и повел вперед, делая вид, что ищет кровать.

Они остановились на пороге обставленного удобной мягкой мебелью помещения, где в стенном шкафу хранилось множество автоматического оружия.

У Риты непроизвольно вырвалось приглушенное восклицание, на которое Винс, впрочем, не обратил никакого внимания. Он быстро потянул ее в соседнюю комнату.

Здесь находилась масса офисного оборудования: компьютер, факс, принтер, ксерокс. Причем все устройства последней модели, насколько Рита могла судить. Кроме того, специальная конторка была заполнена множеством папок.

Они с Винсом вновь переглянулись. Идея заглянуть в папки очень манила, но если весь дом находится под наблюдением, то уж эта комната наверняка является предметом самого пристального внимания. А посему возня с папками слишком рискованна.

Винс едва заметно кивнул, и они двинулись дальше. Но на этот раз их путешествие продолжалось недолго. Не успели они войти в обширную спальню, как в коридоре раздался звук множества пар ног, бегущих в их направлении.

— Вечеринка окончена, — негромко произнес Винс, многозначительно посмотрев Рите в глаза. — И боюсь, нам придется предпринять некоторые экстренные меры.

Она ответила растерянным взглядом. В этот миг сердце едва не выскакивало из ее груди. В голове Риты вертелся вопрос, что же им теперь делать, но из-за внезапной сухости в горле задать его не представлялось возможным.

Винс ответил действием. Он притянул Риту к себе и ловко стянул бретельки платья с ее плеч, опустив до самых локтей.

— Нет! — выдохнула она.

Однако он проигнорировал протест и совершенно обнажил ее грудь, которую тут же принялся самозабвенно целовать, поочередно втягивая в рот соски. Те мгновенно отвердели, превратившись в плотные столбики, и по всему ее телу распространились приятные волны тепла.

В отдаленном уголке сознания мелькнула мысль, что обстоятельства, в которых они оказались, не совсем подходят для подобных вольностей. Но, когда Винс принимался ласкать Риту, она не могла оставаться безучастной.

Сейчас единственное, что ей удалось, — это стоном выразить испытываемое удовольствие. В следующую секунду Рита застонала еще громче, потому что Винс, посасывая один твердый бутон, отыскал пальцами другой и принялся дразнить его, тем самым вдвое усилив наслаждение.

Рита забыла обо всем на свете. Для нее больше не существовало ничего, кроме Винса и того блаженства, которое он доставлял. Она вновь почувствовала себя живой — впервые за все дни, минувшие с момента их первой близости.

Ей хотелось, чтобы он не медлил. Чтобы опрокинул ее на широкое ложе, задрал подол платья и сразу вошел в нее.

— Винс, пожалуйста...

Рита скользнула рукой вниз, ощутив под тканью его брюк продолговатый вертикальный выступ твердой плоти. Она принялась поглаживать и легонько тискать его, еще больше зажигаясь от ощущения ответной реакции Винса. А также от мучительно страстного хрипа, который слетел с его губ.

Но волшебство момента было грубо нарушено.

— Стоять на месте! — рявкнул кто-то с порога. Рита отдернула руку от напряженно пульсирующего члена. Ее затуманенный взгляд сфокусировался на человеке, одетом в такой же камуфляж, какой был на парне, следившем за ними в парке. В руках вошедший держал точь-в-точь такой же автомат. А рядом маячил второй охранник — точная копия первого.

Рита была крайне обескуражена тем, что ее застали в подобном виде и положении. Однако конфуз тысячекратно усилился, когда замерший было Винс выпрямился, позволив стражникам пару секунд полюбоваться обнаженной грудью Риты, прежде чем вернуть на место тонкие бретельки платья.

На секунду повисла ошеломленная тишина. Затем первый из появившихся охранников громогласно объявил:

— Здесь находиться запрещено! Какого дьявола вы тут оказались? И что делаете?

Глава 6

Винс выступил вперед, заслоняя Риту и косясь на направленное на них дуло автомата. Он надеялся, что их просто вышвырнут отсюда, но парни, похоже, готовы были стрелять.

— Чем мы занимаемся, и так ясно, — заметил Винс со всем спокойствием, на какое был способен. — Мы с подружкой искали уединенное местечко, чтобы... Ну, вы понимаете.

— Это запретная зона! — повторил охранник. Взглянув на его нагрудную бирку, Винс увидел там надпись «Муано». Неизвестно, что означает имя парня на местом наречии, но по созвучию оно напомнило ему французское слово «воробышек». С точки зрения Винса, охранник больше походил на индюка, однако в данных обстоятельствах свое мнение предпочтительнее было оставить при себе.

— Я не заметил никаких предостерегающих знаков, — пожал Винс плечами.

— А наличие решетки вам ничего не сказало?

— Она была открыта, — заявил Винс. Муано уставился на него, по-прежнему не опуская автомата. Вероятно, он догадался, что американец лжет. Однако доказать ничего нельзя, ведь замок в самом деле был


открыт.

— Вы побывали в офисном комплексе, — наконец произнес охранник.

— А что это такое? — невинно поинтересовался Винс.

— Бросьте, на пленке зафиксировано, как вы осматриваете офисное оборудование, — заметил Муано, тем самым подтвердив уверенность Риты, что комната, о которой шла речь, сплошь напичкана всякими шпионскими штучками.

Винс рассмеялся.

— Плевать мне на вашу конторскую технику. Мы искали кровать, а не ксерокс!

— Расскажете об этом мистеру Рэддингу.

— Да уж расскажу, будьте уверены! — парировал Винс с той же воинственностью, с какой держался охранник.

— Почему бы не сделать это прямо сейчас? — прозвучал знакомый голос. — Опустите оружие, ребята. Стрелять здесь не в кого.

Рита невольно напряглась, увидев входящего в комнату хозяина дома. Винс быстро обнял ее за плечи и прижал к себе.

Рэддинг с интересом оглядел их.

— Снова шалите, дорогие мои?

— Я лишь следую естественным человеческим инстинктам, — пожал Винс плечами. — Как и на нашей вилле. Там я тоже собирался приятно провести время со своей невестой.

Рэддинг вскинул бровь.

— Невестой?

— У нас очень нежные и близкие отношения. Потому-то мы и приехали сюда вместе. Но обилие видеокамер поставило нас в дурацкое положение. Вот я и решил хотя бы здесь поискать местечко, где их нет.

— Но у нас с вами на десять часов назначена деловая встреча, — напомнил Рэддинг.

— Не вижу проблемы. Сначала удовольствие, потом бизнес.

— Видно, придется все же поставить бизнес на первое место, — возразил Рэддинг. — Раз уж мы все здесь собрались, почему бы не начать прямо сейчас?

Винс намеревался отправиться на встречу без Риты. Однако теперь ему не осталось ничего иного, как пропустить напарницу вперед и направиться следом за Рэддингом, который повел их в другую зарешеченную зону.

Позади двигались два охранника, но автоматы уже висели у них на плечах.

Достигнув преграды, Рэддинг открыл дверь ключом.

Заходя за вторую решетку, Рита бросила на Винса настороженный взгляд. Тот постарался успокоить ее улыбкой. Далее они проследовали по коридору в помещение, выглядевшее как просторный холл. Там находилась дверь, похоже ведущая наружу. Напротив нее располагалась гостиная с бархатными диванами, большим столом посередине и дорогим паркетным полом, частично скрытым под ковром.

— Присаживайтесь, — указал Рэддинг на один из диванов. Это был скорее приказ, нежели приглашение.

Винс взял Риту за руку и усадил рядом с собой.

Рэддинг устроился за столом, оснащенным встроенной панелью управления. Когда он последовательно нажал на несколько кнопок, на сорокапятидюймовом экране телевизора появилось изображение пустой спальни.

Однако Винс знал, что пустовать ей придется недолго. Вскоре он увидел Риту и себя. Экранный Сэвидж на миг поднял голову, осмотрелся, а затем принялся страстно ласкать спутницу.

Винс постарался взглянуть на картинку объективно. Понимает ли находящийся в спальне человек, что за ним ведется наблюдение? И не это ли стало истинной причиной чувственного взрыва, явно наигранного?

Нет, в общем и целом все выглядит довольно правдоподобно, решил он.

Даже сейчас, в такой неподходящий момент, Винс испытал приятное волнение, глядя на разворачивающиеся на экране действия.

Что касается Риты, то, наблюдая за сценой, она вдруг издала тихое испуганное восклицание. К счастью, Винс на экране закрывал собой большую часть происходящего, однако было совершенно ясно, где находится рука Риты. Под конец мелькнуло яркое изображение сливочного оттенка женской груди с темно-розовыми сосками, на которую Винс поспешно натянул платье.

Далее должны были появиться охранники, но Рэддинг выключил телевизор.

Рита сидела в безмолвном шоке. За всю жизнь она еще никогда не оказывалась застигнутой в столь щекотливой ситуации. И тем более ее не снимали на пленку, которую можно просматривать бесчисленное количество раз. Всего-то и нужно — нажать на пару кнопок устройства дистанционного управления. А оно — о Боже! — сейчас находится в руке Рэддинга.

— Очень интересная запись, вы не находите? — произнес хозяин дома.

Он обращался к Винсу, но Рита знала, что в первую очередь его интересует ее реакция.

Она испытывала мучительную неловкость. По ее мнению, и особа, которую ей приходится изображать, тоже чувствовала бы себя в эту минуту не лучшим образом. Продолжая хранить молчание, Рита изучала свои пальцы ног в открытых босоножках.

— Да, если только вам по вкусу подобные вещи, — ответил Винс.

— Разве вам не нравится видеть себя на экране телевизора? По-моему, это весьма вдохновляет. Впрочем, думаю, вы сами все прекрасно знаете.

Винс прокашлялся, но ничего не сказал.

— Я велю доставить эту пленку на вашу виллу. В качестве сувенира с Орхидеи, если можно так выразиться.

— Вы очень любезны, — заметил Сэвидж.

Рэддинг направился к бару и достал бутылку пива «рэд страйп», которую вручил Винсу. Для Риты он приготовил освежающий винный коктейль.

Винс поставил бутылку на лежавшую на стеклянном кофейном столике подставку, при этом продолжая держать Риту за руку. Та знала, что он ощущает дрожь, периодически пробегающую по ее коже, но никак не могла справиться со своим состоянием.

Она не знала, что последует дальше. Намерен ли Рэддинг обвинить их в шпионаже со всеми вытекающими отсюда последствиями или предпочтет решить дело миром, но сделает такое предложение, от предчувствия которого у Риты неприятно сжался желудок.

— Если вам хотелось сделать ознакомительный тур по моему дому, стоило лишь попросить об этом, — добродушно произнес Рэддинг, не спуская с Риты глаз.

Она попробовала оценить это заявление, зная, что мысленно Винс занят тем же. Ее заключение оказалось следующим: Рэддинг пытается выведать информацию.

— Мы вовсе не собирались путешествовать по вашим покоям, — возразил Винс. — Нам лишь требовалось найти уединенный уголок для удовлетворения простых человеческих желаний.

— Нужно было немного с этим подождать, — пожал плечами Рэддинг, продолжая откровенно разглядывать свою гостью, от чего той захотелось провалиться сквозь землю. — Уверен, Рита стоит подобной жертвы. Кстати, почему бы вам не предложить мне вариант, который поможет решить все проблемы? — Увидев, что Винс удивленно поднял бровь, он добавил:

— В рамках предстоящего совместного бизнеса, разумеется.

Винс отхлебнул глоток пива и вернул бутылку на место.

— Каждый год ко мне в Штаты поступает несколько тонн кокаина из Южной Америки. Временами морская пограничная служба не допускает мой корабль к материку, и мне было бы очень удобно иметь такое местечко неподалеку от берегов США, где я мог бы временно оставить груз или просто бросить якорь, пока обстановка не позволит отправиться во Флориду. Надеюсь, у вас отыщется подобный уголок?

— Безусловно, — кивнул Рэддинг, — но я желаю получать свою долю с каждой партии груза.

— Сколько?

— Двадцать процентов уличной выручки. Вперед.

Винс снова глотнул пива.

— Сумма немалая. Вы желаете получить аванс, да еще наличными. То есть я должен тратить деньги, которые еще не заработал.

— Уверен, вам это под силу.

— Верно. Но вот вопрос: захочется ли мне идти на финансовый риск?

— Видите ли, существует еще один человек, обратившийся ко мне со сходным предложением. Если вам не по душе мои условия, я заключу сделку с ним. Сэвидж выпрямился.

— Кто он?

— Мой нынешний гость. Чак Роуз. Глаза Винса сузились.

— Так вот почему этот тип все время таращится на меня! Знает, что мы встретились для переговоров и что мне о его предложении ничего не известно!

— Чак первым обратился ко мне. Я считал себя обязанным сообщить ему о существовании конкурента.

— Это Роуз известил вас, что мы ушли с вечеринки? — спросила Рита. — Благодаря ему вы узнали, где нас искать?

Внимание Рэддинга мгновенно переключилось на нее.

— Вы весьма догадливы, милая. Вижу, у вас есть не только красота, но и мозги.

Она слегка передернула плечами.

— Насчет Роуза мне не так уж трудно было догадаться.

— Равно как и мне принять во внимание вашу маленькую неосмотрительность!

Рита промолчала, стараясь не реагировать на его пристальный взгляд.

— Разумеется, я всегда благоволю людям, которые оказывают мне небольшие любезности. — Фраза Рэддинга повисла в воздухе.

— Любезности какого рода? — спросил Сэвидж.

— О, уверен, вы понимаете, чего я от вас хочу.

Винс обнял Риту за плечи. — Возможно, нам придется прервать переговоры.

Рэддинг слегка опешил.

— Вы забираете назад свое предложение?

— Нет, но, мне кажется, мы зашли в тупик, по крайней мере на данной стадии. Может, вернемся к обсуждению завтра?

— Как вам будет угодно.

Сэвидж встал, то же самое сделала и Рита.

— У нас есть одно незавершенное дельце, — негромко сказал ей Винс. Затем кивнул Рэддинту. — Благодарю за гостеприимство. До завтра.

Держась за руку Винса, Рита шла с ним в ногу. Во время беседы она в основном помалкивала, но, когда они вышли за дверь и их окутала влажная жара тропической ночи, способность говорить окончательно покинула ее. Рита словно онемела.

Воздух был настолько плотен, что каждый вдох давался с трудом. Но к чисто физическим ощущениям примешивался еще страх от осознания того, что Рэддинг желает ее и готов на многое, лишь бы добиться своего. Кроме того, ее пугало поведение Винса.

В ходе переговоров он держался холодно и расчетливо. Но ей вдруг припомнилось предупреждение Роджера Кугара о том, что на Сэ-виджа нельзя полагаться и что на нем лежит ответственность за смерть напарницы.

Из темноты донесся крик какого-то животного. Во всяком случае, Рита надеялась, что эти звуки издает именно зверь, а не какой-либо несчастный работник или гость, на котором Рэддинг срывает плохое настроение. Потому что, несмотря на внешнее спокойствие последнего, сквозь его кажущуюся невозмутимость проглядывала злоба.

Рэддинг налил себе двойную порцию коньяка, затем устроился на диване и перемотал пленку, на этот раз к самому началу. К тому фрагменту, когда Винс и Рита только-только вошли в частное крыло здания.

Ну и проныра! — думал он, глядя, как Винс ведет подружку по коридору, суя нос в те места, где ему совершенно нечего было делать.

Неужели этот Кросби что-то вынюхивает? Или впрямь ищет удобное местечко, чтобы позабавиться со своей цыпочкой?

В прошлый раз, просматривая пленку, Рэддинг был сосредоточен на Рите. Сейчас его больше интересовал Винс, который вошел в спальню с таким видом, будто она его собственная.

Вполне можно поверить, что мистер Кросби говорит правду, — на уме у него был только секс.

С невестой!

Рэддинг фыркнул. Затем вновь принялся наблюдать за парой на экране. Вот Рита потянулась рукой вниз, нащупала сквозь штаны Винса его игривого жеребчика и принялась тискать. А парню только того и надо. Еще минута, и он потянет девчонку в постель.

Когда на экране появилась обнаженная грудь Риты — полная, упругая, с отвердевшими от возбуждения сосками, — Рэддинг медленно провел языком по губам.

А потом появление охранников положило конец всем забавам и удовольствиям.

Совершенно очевидно, что парочка на пленке сильно разгорячилась. Но разве это что-нибудь доказывает?

Рэддинг задумчиво потер подбородок. Он был не из тех, кого легко обвести вокруг пальца. Возможно, внешне все выглядит так, будто Винс Кросби и Рита Фаулз на самом деле ищут спальню, но — если предположить худшее — попутно они могли вынюхивать и что-то другое.

Тогда кто они? Лазутчики, подосланные конкурентами из Штатов с целью разузнать секреты бизнеса? А может, наемные убийцы? Или все это каким-то образом связано с его заложницей, Синти Стейнхарт?

Кем бы ни были эти двое, за ними следует хорошенько присматривать. И распорядиться на сей счет нужно незамедлительно. Прямо сейчас.

Рэддинг подошел к телефону и набрал номер центрального пункта своей охранной службы.

Они шли по дорожке, шелестела листва, и Рите казалось, что тысячи глаз следят за ними из мрака.

Неодолимое желание убраться отсюда возрастало с каждым мгновением. Прочь с этого острова. От Рэддинга. От Винса.

Но удрать отсюда невозможно. Рита находится здесь, потому что ясно дала понять Сэвиджу, что он не отправится на Орхидею без нее. Поэтому сейчас ей не остается ничего иного, как продолжать идти рядом с ним к их вилле.

Наконец они ступили на крыльцо и Винс вынул из кармана ключ. Секунды, тянувшиеся, пока он открывал дверь, были мучительны. Едва переступив порог, Рита испытала облегчение. Однако ощущение безопасности было быстротечным.

Потому что сейчас Рита оказалась заперта наедине с Сэвиджем. Медленно втянув воздух, она выпустила его, стараясь взять себя в руки.

Прекрати немедленно! — приказала она себе. Винсу можно доверять. Он единственный, кому ты можешь довериться на этом острове. Разве не он отыскал спрятанные в комнатах видеокамеры? Не он помогает тебе избегать посягательств Рэддинга?

Но камер может оказаться больше. А уж насчет микрофонов не стоит даже сомневаться. Равно как и насчет того, что, сидя у себя, Рэддинг в эту минуту прислушивается к каждому доносящемуся с их виллы звуку.

Рита сбросила босоножки, и вдруг в ее мозгу вспыхнули постыдные сцены, виденные ранее на экране. Она с трудом подавила мучительный стон.

Обида так и толкала ее наброситься на Винса, потребовать ответа относительно того, что он думал, выставляя ее обнаженную грудь на всеобщее обозрение. Однако здравый смысл сдержал этот неразумный порыв. Ведь на самом деле Рита прекрасно понимала, чем руководствовался Сэвидж в ту минуту: отвлекал внимание ворвавшихся в спальню охранников, подсовывая объект, на котором сразу фокусируется их взгляд.

Рита посмотрела на Винса. Тот кружил по гостиной, вероятно выискивая оставшуюся аппаратуру слежения. Когда он направился в спальню, она последовала за ним.

Он зашагал к багажу. Уходя с виллы, они с Ритой оставили вещи в чемоданах. А сейчас там было пусто. Винс распахнул дверцы шкафа, и Рита увидела, что вся одежда аккуратно развешена. И наверняка обыскана.

Как хорошо, что я ничего не спрятала среди маек и шорт! — мелькнуло в голове Риты.

Она едва удержалась, чтобы не броситься к маленькому саквояжу с косметикой и не проверить, на месте ли передатчик.

— Вижу, горничные здесь весьма расторопны, — саркастически заметил Винс.

— Да. Очень мило с их стороны.

Он обернулся и окинул ее таким чувственным взглядом, что она замерла.

— Знаешь, малышка, что нам сейчас необходимо? Как следует расслабиться. — Он небрежно сбросил смокинг и повесил в шкаф. Затем принялся расстегивать запонки.

Рита глотнула воздух, переводя взгляд с постели на Винса и обратно. Насколько она понимала, ничего не изменилось. Эта комната по-прежнему остается звездным телевизионным аттракционом острова Орхидея.

Храня на лице бесстрастное выражение, Винс снял рубашку, туфли, носки и расстегнул молнию на брюках.

Рита с волнением наблюдала, как он их снимает.

Полностью раздетый, если не считать трикотажных плавок, Винс шагнул к ней — высокий, мускулистый, источающий непередаваемо мужское очарование.

И еще он был возбужден — скрыть этот факт ему не удалось бы при всем желании.

Когда Винс взял Риту за руку, та испуганно втянула голову в плечи. Однако он неожиданно повел ее прочь из спальни, в ванную. Там он включил душ, и ванная наполнилась грохотом падающей воды. Струи били не только сверху, но также и с боков, из встроенных в стенки кабинки решетчатых насадок.

Все дальнейшее Рита наблюдала словно со стороны. Винс приблизился к ней с совершенно очевидными намерениями. Расстегнув молнию на ее платье, он стянул его и бросил на столик. Затем то же самое проделал с колготками и трусиками, оставив Риту обнаженной.

Потом он снял трусы с себя и, встав под душ, увлек Риту за собой, под теплые струи.

Несколько секунд Винс просто обнимал Риту, стоя вместе с ней под потоками воды. Затем наклонился к ее уху.

— Здесь мы можем поговорить. Вода заглушит голоса. С таким шумом можно не опасаться никаких микрофонов. Нам нужно кое-что обсудить.

Боже правый! — подумала Рита. Он еле сдерживает желание, но прежде всего думает о деле. Что ж, если Винс способен на это, значит, и я тоже.

— Да, — сказала она. — Ты думаешь, что микрофоны есть даже здесь?

— Скорее всего. Хорошо еще, если сюда не сунули камеру.

Рита зажмурилась, отгоняя мысль о том, что сейчас кто-то наблюдает за ними. Несколько мгновений, проведенных голой до пояса перед охранниками, были ужасны сами по себе. А здесь, в ванной, на ней вообще не было ничего. Подумав об этом, Рита плотнее прижалась к Винсу, что оказалось ошибкой, по крайней мере на физическом уровне.

Однако она не смогла отстраниться. И перестала анализировать методы и поступки Винса. С ее губ слетел легкий стон. Но он был единственным. Потом Рита взяла себя в руки.

— Не ожидала, что все так будет.

— Я сам в растерянности. Мне казалось, что я готов ко всему, — заметил он, добавив в конце ругательство. — Прости, дорогая. — Он скользнул губами по ее мокрой щеке. Потом нашел чувствительное место за ухом.

Рита на миг оцепенела, но через мгновение спросила:

— За что ты извиняешься?

— За то, что втянул тебя в это. — Он скрипнул зубами. — И что позволил охранниками глазеть на твою грудь.

Его слова так сильно тронули ее, что она даже удивилась. Казалось, сказанное проникло в самые отдаленные уголки души. До последней минуты Рита злилась на Винса, но сейчас прижалась лбом к его плечу, отчаянно желая невозможного — целиком раствориться в нем.

— Я понимаю, зачем ты это сделал, — произнесла она едва слышно. — Что же касается остального... то ты никуда меня не втягивал. Я сама настояла на своей поездке сюда, потому что это было правильно. И остается таковым до сих пор.

— Нет.

— Ты считаешь, что я не справляюсь с работой?

Винс скользнул рукой по ее обнаженной спине, затем двинулся ниже. В следующую секунду его ладонь легла на ягодицы. Риту мгновенно бросило в жар, и она ничего не могла с этим поделать, хотя понимала, что им еще многое нужно сказать друг другу.

— Напротив, ты просто отлично со всем справляешься, — сдавленно возразил он. — Никто не сделал бы этого лучше. Вот только одна беда: Рэддинг положил на тебя глаз!

Рита кивнула, ощущая щекой его мокрую кожу, и постаралась ответить, хотя в ней сейчас бушевала буря эмоций.

— Салон красоты... Я не могла рассказать тебе раньше, но одна из тамошних работниц, Ма-рика, как-то странно себя вела. И, кажется, я начинаю понимать почему.

Сэвидж продолжал ласкать спину Риты, от его прикосновений по всему ее телу распространялись волны тепла.

— Меня сразу удивило, что едва я назвала в салоне свое имя, как одна маникюрша сразу подскочила ко мне. Разумеется, я опасалась спрашивать о чем-то напрямую, поэтому завела пустую беседу. Сдается мне, Марика видела Синти, но боится сказать. Возможно, ей даже известно, где держат дочку Стейнхарта.

— Понятно.

Рита подняла лицо, коснулась губами щеки Винса, и ее сразу покорило восхитительное покалывание, создаваемое отросшими за день волосками.

Несколько мгновений оба молчали. Потом она вспомнила еще кое о чем.

— Кстати, о Чаке Роузе. Сегодня он не впервые обратил на нас внимание. Все началось еще в аэропорту.

— Да.

— Думаешь, Рэддинг солгал нам насчет этого субчика?

— Зачем ему это?

— Ну, не знаю... — протянула Рита и сделала то, от чего ее не удержала бы сейчас никакая сила на свете, — погладила ладонью широкую грудь Винса.

Тот не остался безучастным. Рита поняла, что еще пара минут — и разговор о делах будет забыт.

— Что мы делаем? — произнесла она, стараясь вновь сосредоточиться на обсуждаемой проблеме.

— Ведем расследование, — хрипло ответил он. — Реализуем разработанный в Нью-Йорке план. Ищем место, где можно без помех обменяться информацией. Нужно найти еще какой-нибудь уголок, кроме этого проклятого душа, потому что здесь...

Фраза осталась незаконченной. Винс с мучительной медлительностью потерся о Риту всем телом. Она почувствовала, как твердая мужская плоть прошлась по ее животу.

Она из последних сил ухватилась за остатки здравомыслия, однако они улетучились, стоило ему вновь стиснуть ее ягодицы. Вероятно, перед этим он успел взять мыло, находившееся за спиной Риты, потому что его ладони были скользкими. Они двигались по коже Риты с легкостью языков пламени, лижущих гладкое стекло. Он ласкал Риту точно так же, как это делал актер в фильме, который они видели в самолете.

— Боже ты мой!.. — только и смогла выговорить Рита, когда скользкая рука проникла между ее ног.

А когда он немного отклонил корпус Риты назад, чтобы удобнее было наносить пену на ее упругую грудь, то в ответ услыхал полный страсти стон.

Желание близости с Винсом возникло у Риты еще в штаб-квартире Стейнхарта, почти сразу же, как он покинул постель. Позже оно отошло на задний план, но осталось с ней. Сегодняшняя ночь всколыхнула его с небывалой силой.

Сейчас страсть пульсировала в ее жилах бесконечным ритмом туземных барабанов, словно разносясь с током крови и достигая не только мозга, но и каждой клеточки тела.

Тем временем Винс принялся играть с ее отвердевшими сосками. Сочетание мыльного скольжения и действий умелых пальцев привело ее в почти исступленное состояние.

Он плавно и легко поглаживал ладонями каждую грудь, время от времени дразня уплотнившиеся соски большими пальцами, и на—

Столько распалил Риту своими действиями, что ей почудилось, будто вода, в которой они стояли, начинает закипать.

Задыхаясь, она нашарила мыльницу, схватила остававшийся там брусок и потерла в руках. Затем храбро потянулась к выступающему вперед мужскому органу и легонько провела пальцами по всей его длине. Винс судорожно втянул воздух. Затем с его губ сорвался стон, потому что она сомкнула вокруг твердой плоти ладонь и принялась медленно скользить намыленными пальцами взад-вперед. Одновременно она потихоньку сжимала и отпускала пульсирующий ствол точно такими же, почти невесомыми, движениями, с помощью которых он ранее едва не лишил ее рассудка.

Рита опустила взгляд, чтобы полюбоваться своей работой. Когда она начала, он уже был сильно возбужден, но сейчас его разбухший, напряженно выпрямившийся член раскраснелся. Казалось, под бархатистой кожей скрывается горячая сталь.

— О-о-о! — простонал он. Затем произнес задыхаясь:

— Довольно, иначе я взорвусь. Меня распирает все, что во мне накопилось, но я хочу излить это в тебя, а не в твою ладонь.

Она опустила руку, потому что ей хотелось того же. Ее собственное желание было безмерно. Винс отстранился, и она едва не застонала от разочарования, но он лишь отложил в сторонку мыло, а потом подставил грудь и плоский живот под струи.

Тогда Рита тоже сполоснулась, смывая с себя пену. Винс проследил горячим взглядом за радужными пузырьками, бегущими вниз, к треугольнику светлых волосков между ее бедер.

Прежде она не обратила внимания на внутреннее устройство душевой кабины, но, когда он уложил ее спиной на находившуюся в одном углу скамью, поняла, что интерьер был задуман не только для омовения, но и для своего рода спортивных упражнений.

— Раздвинь ноги, — велел он, что Рита и сделала, упершись ступнями в небольшие выступы, расположенные очень удобно, именно на таком уровне, чтобы женщина могла свободно раскрыться перед мужчиной.

Когда она устроилась, то оказалась в таком положении, что он просто не мог не скользнуть жаждущим взглядом прямо на ее открывшееся лоно. Никогда еще она не чувствовала себя столь обнаженной, беспомощной и вместе с тем изнывающей от желания.

— Прошу тебя... — умоляюще выдохнула Рита. — Пожалуйста, не заставляй меня ждать.

Водяные брызги падали на них со всех сторон, словно тоже желая приласкать. Едва Рита успела отметить это краешком сознания, как горячий твердый ствол, который она поглаживала и дразнила минуту назад, мощно вошел в нее.

Первый раз она вскрикнула, когда они слились, второй, — когда Винс отыскал пальцами чувствительный бугорок между слегка припухших, покрытых волосками створок и принялся массировать, двигаясь внутри нее в быстром жестком ритме.

Обоюдный накал страсти был так высок, что любовное соитие не могло продолжаться долго. Винс искусно подвел Риту к взрыву острого, всепоглощающего наслаждения, которое молниеносно распространилось по всему ее телу. И пока она нежилась в волнах удовольствия, Винс следом за ней нырнул в пучину блаженства.

Когда утихла сотрясавшая его тело судорога, он без сил склонился над Ритой, прижавшись лбом к плечу. Она вплела пальцы в его мокрые волосы, повернула лицом к себе и прильнула губами к щеке, с упоением ощутив смешанный вкус воды и разгоряченной мужской кожи.

Винс отстранился от Риты, в момент нарушения физического контакта сразу испытав ощущение потери. Если бы от него сейчас что-то зависело, то он все тут же начал бы сначала. Вернее, не с самого начала, а с того момента, пока их тела еще были соединены.

Он закрыл глаза, потому что одна лишь мысль об этом вновь заставила отвердеть его интимную плоть. Боже, если бы он находился сейчас в Рите, продолжая ласкать и целовать ее, то смог бы ощутить сокращения ее внутренних мышц вокруг его собственного органа.

Ведь она такая отзывчивая. Горячая. Податливая.

Винс вновь желал ее с той же силой, что и несколько минут назад.

Он заранее знал, чем закончится секретный разговор в ванной. Ни один из них не смог бы устоять перед волшебным ощущением, возникающим в момент соединения двух обнаженных мокрых тел.

Вместе с тем Винс не лгал Рите. Душ действительно едва ли не единственное подходящее место на этом проклятом острове, где можно более или менее спокойно поговорить.

Конечно, еще есть джунгли. Вчера он то и дело порывался сойти с дорожки и увести Риту в глубь зарослей. Но он знал, какому риску они там подвергнутся. Дело было не только в звериных воплях, криках и рычании, доносившихся из темноты. И не в том, что шелест задеваемой во время ходьбы листвы выдаст их присутствие. Насколько ему было известно, по ночам Рэддинг выпускал пантеру погулять на воле.

Возможно, это даже было для местного царька своеобразным развлечением — обнаружить утром одного из гостей растерзанным. Подобные шутки вполне соответствуют извращенному чувству юмора властелина Орхидеи.

Исходя из всего этого, Винс и спешил как можно скорее привести Риту обратно на виллу. А затем отправиться с ней под душ. Преследуя две четкие цели.

Он нежно провел рукам по плечам Риты и в этот миг понял, что больше не способен обманывать себя. Физическая любовь с ней имеет для него большое значение. Это не просто секс, но нечто большее, что он пока не готов проанализировать. Во всяком случае, не сейчас, когда они находятся на Орхидее.

Винс понял, что Рита заметила в нем некоторую перемену, и вздохнул.

— Что случилось? — прошептала она.

Он не стал рассказывать, что его занимает мысль о том, как бы им выбраться отсюда живыми. И что на деле они оказались не так хороши, как им виделось это в Нью-Йорке, во время обдумывания спасательной операции.

— Нам нужно хотя бы немного поспать, — негромко произнес он, выключая воду и снимая с крючка большое пушистое полотенце.

Он помог Рите встать со скамейки, на которой она все еще сидела, затем принялся вытирать ее, стараясь не дотрагиваться до интимных мест.

Когда он сушил полотенцем ее шелковистые волосы на голове, Рита закрыла глаза, растворяясь в его нежности.

Наконец он обернул ее полотенцем и шепнул:

— Подожди здесь.

Выйдя из кабинки душа, он быстро вытерся сам, затем направился в спальню и открыл шкаф, в котором ранее видел ночные сорочки Риты. Выбрал одну, коротенькую, шелковую, на тонких бретельках и с кружевной отделкой спереди.

Вернувшись с ней в ванную, он через голову надел сорочку на Риту.

Если в спальне и осталась видеокамера, эти ублюдки по крайней мере не увидят Риту обнаженной, думал он, поднимая ее на руки и неся на кровать.

Собственная нагота ничуть его не волновала. Пусть Рэддинг и его охрана полюбуются всласть, если им это нравится.

Уложив Риту, Винс прикрыл дверь ванной таким образом, чтобы в спальню пробивалась лишь узкая полоска света, после чего лег сам.

Рита сразу придвинулась к нему, он обнял ее и мысленно поклялся во что бы то ни стало


вытащить Риту из передряги, в которую они попали. Если только это окажется в его силах.

Глава 7

Проснувшись в одиночестве, Рита с трудом подавила всплеск разочарования. Свернувшись калачиком, она вспоминала, как приятно было засыпать в объятиях Винса прошлой ночью.

Когда она вспомнила, как безудержно и страстно занимались они любовью, по ее телу пронеслась волна тепла. То, что вчера происходило между ними, было не просто очень чувственным и эротичным. Их действия были пронизаны нежностью. Прошлой ночью Рита сделала открытие. Оказывается, Винс Сэвидж очень заботится о том, чтобы не только он сам испытал удовольствие, но и его партнерша.

Его нынешнее отсутствие сказало Рите, что он вновь отдалился от нее. Впрочем, возможно, он просто раньше проснулся и ушел, чтобы не потревожить ее.

Да, действительно!

Рита услышала, как в гостиной Винс разговаривает с кем-то по телефону. Она не слыхала звонка, следовательно, номер набирал Винс.

Но с кем он может разговаривать? Его собеседник находится не на материке, это несомненно. Рита была уверена, что подобные разговоры здесь запрещены. Остается только Рэддинг. При воспоминании о нем она вновь помрачнела.

После вчерашней беседы с Рэддингом у нее возникли подозрения, что Винсу нельзя доверять. Но в ванной он полностью развеял их. Однако сейчас ее вновь посетили сомнения.

Дьявол! Почему перед отъездом она не выяснила у Винса, правду ли сказал Кугар? Очень интересно было бы узнать точку зрения Винса на инцидент в Албании. Но не тащить же его снова в душ! Нет, нужно искать другое место для разговора.

Так-то оно так, только где же его найдешь?

Поморщившись, Рита поднялась с постели и направилась в ванную. Закрыв за собой дверь, она уставилась на душевую кабинку, с волнением вспоминая, что происходило здесь ночью.

Затем, тряхнув головой, Рита попыталась взять себя в руки. После первой близости Винс держался так, будто ничего не случилось. Но скорее всего Рита каким-то образом выдала свою обиду. Нынешним утром она не повторит этой ошибки.

Конечно, вчера все кончилось не так резко, как в первый раз. Но ночью Рите не пришла в голову мысль, которая явилась сейчас: какими соображениями мог руководствоваться Винс, нежно обнимая ее в постели? Если в ту минуту он полагал, что какой-нибудь дежурный охранник следит за их спальней, развалясь в кресле перед монитором, то наверняка его действия были лишь обычным спектаклем.

Заметив висевший на крючке белый купальный халат, она накинула его поверх ночной С0рочки, туго завязала пояс и направилась в гостиную.

Она застала Винса кладущим телефонную трубку на рычаги.

— Это Рэддинг, — произнес он, не дожидаясь вопроса. — Наш хозяин прямо с утра желает возобновить переговоры.

— Он позвонил тебе сам? — осторожно спросила Рита, помня о том, что и стены здесь имеют уши.

— Нет, прислал записку с завтраком. — Винс указал на стоящую у двери тележку. — Нам доставили кофе. Причем превосходный, судя по запаху. Кроме того, тропические фрукты, сыр и датские слойки. Особенно рекомендую те, что с вишневым джемом. Если мы пожелаем еще чего-нибудь, то во дворе здания, где вчера утром проходил прием, есть буфет. Знаешь, мне здесь нравится! — неожиданно добавил он с энтузиазмом.

— Вокруг такая роскошь! — подхватила Рита. Сопровождаемая его пристальным взглядом, она пересекла комнату, налила себе чашку кофе, добавила сливки и сахар. Выбрав слойку с черничной начинкой, она устроилась за столиком возле раздвижной застекленной двери.

— Чем ты намерена сегодня заниматься? — спросил Винс. — Может, придумаешь, как тебе развеяться? Знаю, деловые беседы утомляют тебя, но вчера ты поневоле наслушалась подобных разговоров.

— В самом деле, — кивнула Рита, поправляя волосы. — Схожу-ка я в салон. Ночью ты изрядно попортил мне прическу, дорогой. — Она запила глотком кофе кусок датской слойки, тут же вновь впившись в нее зубами. — Красота! — восхищенно заметила она с набитым ртом. — Каждое утро буду так делать.

Он взвесил про себя ее слова, ища в них скрытый смысл. Но, по-видимому, Рита подразумевала только изысканный завтрак, и ничего больше. Вообще, она демонстрировала завидный аппетит, с энтузиазмом вгрызаясь в слойку и игнорируя Винса. Рита держалась так, будто то, что произошло между ними ночью, не имеет большого значения. Иными словами, она вела себя точь-в-точь как сам Винс после их первого сумасшедшего соития в гостевых апартаментах компании «Стейнхарт индастриз».

Строго говоря, Винс должен был быть благодарен Рите за то, что она не заявляет на него никаких прав. Однако его это почему-то удручало. Ему вдруг очень захотелось преодолеть разделяющее их расстояние и прижать ее к сердцу. Просто чтобы еще раз испытать блаженство, возникающее, когда их тела соприкасаются. И лишний раз удостовериться, что Рита тоже неравнодушна к подобным вещам.

Вспомнив особый вкус ее кожи, он усилием воли удержался от желания провести языком по губам. Потом он вспомнил о поцелуях, о горячем слиянии жаждущих ртов. А также о другом слиянии, жарком и вожделенном.

Воспоминания о минувшей ночи потоком нахлынули на него. На миг он застыл, будто наяву увидев измененное страстью лицо Риты, испытав сказочное ощущение, порождаемое движением своей твердой плоти во влажной женской глубине. Винс пару раз моргнул и отвернулся, чтобы не произнести чего-нибудь такого, о чем позже станет сожалеть. И прежде чем Рита заметит, что он вновь возбужден.

Делая вид, что ему захотелось еще кофе, он наполнил свою чашку и тут же залпом опустошил ее, обжигая рот. Затем не оборачиваясь сказал:

— Встретимся за ланчем. А перед этим ты, наверное, захочешь присоединиться к другим дамам в греческом бассейне?

— Возможно. Или схожу на массаж, — многозначительно произнесла она.

— Конечно. Ведь ты тоже должна отдохнуть. Делай, что пожелаешь.

— Хорошо.

И вновь Винсу безумно захотелось схватить ее, прижаться к ней со всей страстью, на которую он способен, и ощутить неизбежную ответную реакцию.

Но он остался на месте. С каких это пор ему столь остро требуется женская ласка?

С тех самых, когда в его жизнь вошла Рита Уинтер. У него непроизвольно вырвался короткий сдавленный звук.

— Что? — взглянула на него Рита.

— Ничего!

Резко повернувшись, Винс зашагал к выходу. На крыльце в лицо ему сразу ударил горячий тропический воздух. Он быстро двинулся по дорожке. Затем его дыхание успокоилось, и он замедлил шаг, вспомнив, где сейчас находится и с какой целью.

Рита смотрела на поникшие плечи Винса, пока он не скрылся из виду. У нее мелькнула мысль, что она обошлась с ним круто. Ведь именно с ним она накануне самозабвенно занималась любовью. Однако она была уверена, что на сей раз одержала над ним верх. И осознание этого вызвало на ее губах победную улыбку.

Она понимала, что, разговаривая с ней, Винс вспоминал прошлую ночь. Ее тоже с самого пробуждения не покидали подобные мысли. Иными словами, они оба пребывали в ауре повышенной чувственности. Только Рита, будучи женщиной, обладала одним несомненным преимуществом: она могла скрыть свои физические реакции. Ведь если у тебя отвердели соски, это всегда можно отнести на счет чрезмерно охладившего воздух кондиционера.

Рита удобно откинулась на спинку стула и откусила кусок слойки. Выпечка в самом деле восхитительна. В Нью-Йорке она такие завтракала.

Однако пока она жевала, улыбка на ее лице померкла, а чудесная слойка вдруг показалась не вкуснее глины. Рита с трудом проглотила кусок, охваченная внезапным чувством вины.

Она радуется, что поставила Винса на место!

Но вместе с тем совершенно забыла про пару важных моментов. Во-первых, ей до сих пор неизвестно, можно ли ему доверять. А во-вторых, она прибыла сюда, чтобы спасти Синти Стейнхарт, которая находится сейчас в полной зависимости от прихотей жестокого человека. И все потому что она, Рита Уинтер, в свое время не справилась с обязанностями!

Рита прижала к губам кулак, чувствуя себя выбитой из колеи. Никогда еще ей не было так трудно выполнять свою работу. Винс Сэвидж внес в ее мысли сумятицу.

Встав со стула, она направилась в спальню и принялась выбирать среди висевшей в шкафу одежды что-нибудь подходящее. В глубине души она признавала тот факт, что на самом деле Винс ни в чем не виноват. Все проблемы заключены в ней самой.

Рита успела полностью раздеться, прежде чем вспомнила, что за ней могут подсматривать.

Брезгливо поморщившись, она взяла одежку и ринулась в ванную, осознавая, что поздновато спохватилась. Захлопнув за собой дверь, она сердито натянула трусики и лифчик.

Спустя пару минут, облаченная в украшенную блестками майку и черные шорты, она надела босоножки и покинула виллу, направившись в салон красоты.

Дорожка сделала поворот, и Винс увидел впереди особняк, белевший на солнце. Он быстро миновал нескольких неизменно присутствовавших всюду садовников и толкнул половинку двустворчатых французских дверей, через которые они с Ритой входили сюда вчера вечером.

Когда он приблизился к дежурившему внутри охраннику, тот вытянулся по стойке «смирно».

— Мистер Рэддинг просит вас войти через главный вход.

— Это та часть здания, откуда мы с моей подружкой вчера уходили?

— Так точно.

Сэвидж поблагодарил парня в камуфляже ц направился вокруг дома. В холле, залитом бьющим сквозь высокие окна солнечным светом, его приветствовал другой служащий Рэддинга — на сей раз дворецкий, облаченный в ливрею.

— Прошу прощения, сэр, но вам придется минутку подождать, — сказал он, провожая гостя в гостиную.

Не успел Винс опуститься в кресло, как из одной из комнат вышел Чак Роуз в сопровождении хозяина дома. Мужчины обменялись рукопожатиями. Затем Чак пружинящим шагом направился к выходу, по всей видимости не заметив Сэвиджа.

Ловок, мерзавец! — подумал Винс о Рэддинге. За одно утро умудрился организовать две встречи.

Дворецкий приблизился к хозяину и что-то сказал. Рэддинг с улыбкой повернулся к Винсу.

— Добро пожаловать! Рад, что у вас нашлось для меня время.

Храня на лице безмятежное выражение, Сэвидж последовал за владыкой острова в ту самую заполненную аппаратурой комнату, где они беседовали вчера.

— Присаживайтесь. Хотите кофе? А может, «Блад Мэри»?

— Спасибо, с утра я не пью спиртного, — ответил Винс.

Приняв из рук хозяина чашку, он не стал упоминать о том, что количество выпитого за это утро кофе наверняка обеспечит его кофеином до самого вечера. Он откинулся на спинку дивана и заметил:

— Вижу, сегодня у вас уже состоялась одна встреча.

— Ну, я ведь должен позаботиться о своих интересах, — усмехнулся Рэддинг.

Винс отпил глоток кофе, которого уже видеть не мог.

— Уверен, что могу предложить вам более выгодный вариант, нежели сулит мистер Роуз.

— Возможно. Но это зависит от того, насколько далеко вы готовы зайти. Я человек состоятельный, поэтому меня не всегда интересуют деньги.

— Денег никогда не бывает слишком много, — философски заметил Сэвидж.

— Ладно, не будем ходить вокруг да около. У вас есть то, что мне нужно. Получив желаемое, я стану более покладистым в нашем общем бизнесе, обещаю.

Винс молчал, ничем не выдавая своих мыслей.

— Ваша подружка Рита очаровательна. И обладает чрезвычайной притягательностью. Вы знаете, что чисто по-мужски я очень заинтересовался ею.

Винс со стуком поставил чашку на стеклянный столик.

— Рита принадлежит мне.

— Но я ведь не прошу оставить ее. Мне просто хочется насладиться обществом вашей девушки, пока она на острове.

— Я не сдаю ее напрокат.

— Даже если простая дружеская услуга поможет вам сохранить миллионы долларов?

Винс сделал вид, что обдумывает сказанное. Спустя минуту он тихо произнес.

— Видите ли, меня раздражает мысль, что к моей женщине будет прикасаться другой мужчина.

— Так и знал, что вы это скажете. В свою очередь должен заметить, что прикосновение к ней весьма соблазнительно. Почему бы нам не устроить своеобразный обмен?

Винс вопросительно поднял бровь.

— Вы никогда не задумывались, как приятно будет наблюдать за Ритой, когда с ней займется любовью другая девушка? — вкрадчиво спросил Рэдцинг.

В голове Винса пронеслось сразу несколько вариантов возможного ответа, но он отмел их все. Ему было прекрасно известно, что лицезрение двух занимающихся сексом девушек является первейшей мужской фантазией. Он сам отдавал ей должное в юношеском возрасте.

Рэддинг с улыбкой продолжил:

— Мы могли бы устроить милую приватную вечеринку. Вообразите Риту в постели с другой красоткой, которой представительницы собственного пола нравятся не меньше, чем мужчины. По-моему, нет ничего более эротичного, чем вид двух ласкающих друг друга девушек. — В голос Рэддинга прокралась хрипотца. — Так и вижу, как одна из них берет сосок другой в рот, щекочет языком, одновременно вертя меж пальцев кончик второй груди. Затем проказница опускается ниже, к горячей женской Т0чке, и приводит подружку в экстаз, действуя губами и языком. — Глаза Рэддинга сверкали, лицо чуть порозовело, и было совершенно очевидно, что он заранее наслаждается описанной сценой. — Кроме всего прочего, здесь присутствует познавательный фактор. Многому можно научиться, наблюдая, как женщины тешат друг Друга. Кто лучше них знает, как ублажить даму? ~ Он сделал рукой снисходительный жест. — Если Рита новичок в подобного рода любви, она может просто лечь и позволить более опытной партнерше подвести ее к оргазму.

Винс прижал ладони к поверхности дивана. Ему стоило больших усилий не вскочить и не двинуть кулаком по самодовольной физиономии Рэддинга. Идея бросить Риту в объятия другой женщины была ему ненавистна. Однако, хоть и с огромным трудом, он все-таки сумел сдержаться.

— А что дальше? — спросил Винс, отметив угрожающие нотки в собственном голосе и надеясь, что Рэддинг воспримет их как признак возбуждения.

— Уверяю, после всего этого предмет вашей мужской гордости будет тверже стального лома. Если захотите, выпустите пар с Ритой. А я займусь другой девушкой. У меня тут есть одна, весьма обольстительная. Анитой зовут. Ее мать родом с Ямайки, а отец — с материка. В его жилах есть примесь индейской крови. Сей союз дал весьма удачную комбинацию. Анита обворожительна. У нее чудесное тело, и она любит всякого рода эротические шалости.

— Насколько я понимаю, по вашей просьбе девушка обслуживает гостей?

— Разумеется. Обычно парни развлекаются с ней, пока я занимаюсь тем же с их подружками. — Рэддинг пожал плечами. — Но, если вы настолько привязаны к одной женщине, я могу это понять. — Закинув ногу за ногу, он скрестил пальцы на колене. Судя по всему, в эту минуту ему было тесно в брюках. — Ходят слухи, что ваши сексуальные аппетиты весьма велики, — продолжил Рэддинг. — Но, живя в столь пуританской стране, каковой, увы, все больше становится Америка, вы наверняка тяготитесь общепринятыми моральными нормами. На Орхидее ничего подобного нет. Да-да, я культивирую здесь атмосферу полной свободы. И для себя, и для своих гостей. Могу устроить вам все, чего только пожелаете. Все, понимаете? Захотите, чтобы сегодня к вам с Ритой присоединилась в постели какая-нибудь красотка, — только скажите! А если Рита окажется непослушной девочкой и вы сочтете, что ее необходимо наказать, я могу предоставить для этого соответственно оборудованное помещение.

— Какое?

— Камеру экзекуций. Желаете экскурсию? Некоторые гости по прибытии первым делом отправляются туда.

— О, разумеется! С удовольствием взгляну, — подхватил Сэвидж, изображая живейший интерес, несмотря на то что в нем с каждой минутой нарастало негодование.

Он просто тянул время, отдаляя тот момент, когда придется дать Рэддингу прямой ответ.

Пока не настала эта минута, Винс старательно делал вид, будто у него разбежались глаза перед обилием соблазнительных перспектив и он никак не может решить, на какой из них остановить выбор.

Перед тем как подняться, Рэддинг склонил голову набок, изучая собеседника.

— Вижу, своим предложением я попал в яблочко. Ладно, идемте посмотрим на мою зону отдыха. Так я ее называю. Приведя туда Риту, вы сможете воспользоваться любым оборудованием и всеми игрушками. Наказать ее лично или поручить это кому-нибудь другому. По вашему выбору, Ритой займется мужчина или женщина, вам же останется только смотреть. — Рэддинг помолчал. — Кстати, вы также можете попрактиковаться на другой девушке. Или на парне.

— Парнями не интересуюсь, — резко ответил Винс, но тут же поспешно загладил оплошность улыбкой.

Однако Рэддинг, по-видимому, уловил во взгляде гостя нечто, заставившее его быстро произнести:

— Я не хотел вас обидеть. Просто пытаюсь определить круг ваших интересов. Мой остров — такое место, где любая фантазия становится реальностью.

— Чудесно.

Винс встал и с заинтересованным видом последовал за хозяином. Пока они шли по коридору, он все время твердил себе, что надо сохранять выдержку, чтобы во время предстоящей экскурсии не сорваться и не набить Рэддингу морду.

Марика явно намекала, что я должна поскорее зайти к ней снова, размышляла Рита. Но не слишком ли подозрительно делать маникюр каждый день?

Все мастера были заняты, поэтому Рита поинтересовалась, какие еще услуги ей могут предложить.

В разговоре с Винсом она упомянула о массаже. Почему бы и впрямь не пройти сию процедуру? Это поможет задержаться здесь на некоторое время.

Размышляя таким образом, Рита зашла в небольшую комнатку, где сменила шорты и майку на розовый халатик. Затем ее проводили в кабинет с окнами во всю стену, которые выходили в уютный зеленый дворик.

Когда Риту усадили в специальное кресло, вызывавшее ассоциации с посещением дантиста, она решила не ограничиваться общением с одной Марикой. Ведь можно попытаться добыть информацию и у других девушек.

Однако очень скоро выяснилось, что Рита напрасно тешит себя иллюзиями. Она завела беседу с массажисткой, которую звали Элена, но успеха не добилась. Или девушка владела минимальным набором английских слов и фраз, или кто-то запретил ей разговаривать с подружкой Винса Кросби.

Рита надеялась, что виной всему первая причина. Потому что в противном случае последствия будут ужасными. Если ее обсуждали в салоне, следовательно, вчера она привлекла к себе внимание. Это означает одно — провал операции.

Она вдруг почувствовала себя в западне. Это ощущение усилилось, когда после массажа Элена сказала:

— А теперь закройте глаза. Я наложу вам на лицо маску.

Отказ выглядел бы глупо, поэтому Рите осталось только подчиниться. Она почувствовала, как на ее веки легли влажные тампоны. Затем Элена принялась покрывать лоб и щеки Риты толстым слоем чего-то вязкого и тяжелого.

— Посидите так двадцать минут.

Рита едва заметно кивнула, чувствуя себя совершенно беспомощной. Если кто-то собрался напасть на нее, лучшей ситуации для этого не придумаешь.

Она заставила себя лежать спокойно и дышать ровно. Рядом прозвучали шаги, и Рита решила, что Элена остановилась у порога, не спуская с нее глаз.

Рита вцепилась в подлокотники кресла, но потом все-таки разжала пальцы и положила руки на колени. Двадцать минут, сказала она себе. Всего двадцать.

Она попыталась было начать одно из релаксационных упражнений, которые практиковала время от времени, но трудно сосредоточиться, когда кожу покалывает, а нервы на пределе.

Ее все еще не покидало ощущение, что за ней следят. Когда в комнате вновь зашелестели легкие шаги, она напряглась, приготовившись вскочить с кресла.

— Лежите, лежите, — прозвучал чей-то шепот. — Я просто проверяю, все ли у вас в порядке.

Рита ощутила, как к ней наклонились. Затем поверх ее руки легла чужая, что-то сунув в пальцы. Кажется, сложенный в несколько раз листок бумаги.

— Спрячьте, — шепнул кто-то.

Рита молча спрятала записку в карман, надеясь, что если в косметическом кабинете и установлена видеокамера, то тот, кто нагибался к креслу, заслонил собой передаваемую бумажку.

Через секунду легкое дуновение воздуха и тихий шелест подсказали ей, что неизвестная персона покинула помещение.

Сгорая от любопытства, Рита сжала в кармане записку. Однако прочесть ее сейчас не представлялось возможным. С тяжело бьющимся сердцем она лежала, считая утекающие минуты.

Услышав голос Элены, она крупно вздрогнула.

— Давайте-ка снимем маску.

Рита кивнула.

— Немножко стягивает кожу, да? Она еще раз кивнула.

Элена осторожно убрала с лица застывшую маску, затем тампоны с глаз. Рита заморгала. Ей почему-то показалось странным, что в кабинете ничего не изменилось.

— Ну как? — спросила Элена, пока Рита разглядывала себя перед зеркалом.

— Очень хорошо, — ответила она, не находя особых изменений.

Может, только кожа стала более упругой. И еще она казалась очень чистой и свежей. Впрочем, у Риты не было опыта в области косметических ухищрений. Дома она никогда не посещала салонов красоты, раз в несколько недель обходясь услугами парикмахера.

— Что еще мы можем сделать для вас? Рита посмотрела на часы.

— Мне бы хотелось подольше здесь задержаться, но, боюсь, меня заждался мой приятель.

Элена собралась что-то сказать, но потом передумала и заученно произнесла:

— Клиент всегда прав.

— Как-нибудь в другой раз я обязательно зайду.

Рита поспешила в раздевалку, но, к счастью, вовремя вспомнила о видеокамерах. Поэтому резко сменила направление и зашла в туалет. Однако и там не рискнула развернуть записку. Отрывая от рулона кусок туалетной бумаги, она умудрилась скрыть другую руку, которую ловко запустила в карман.

Надевая трусики, Рита сунула записку под резинку. Спустя минуту она облачилась в раздевалке в свою одежду. Выходя, поймала взгляд Марики, которая тут же поспешно отвернулась, оставив Риту в неведении относительно того, имеет ли она какое-либо отношение к происшествию в косметическом кабинете. Рита знал лишь одно: нужно как можно скорее прочесть сообщение и срочно рассказать обо всем Винсу.

Сосредоточившись на этой задаче, она быстро направилась к выходу. Находясь почти на пороге, Рита краем глаза заметила свое зеркальное отражение и ужаснулась. Возможно, кожа на ее лице и светилась здоровьем после проведенных процедур, однако волосы пребывали в полном беспорядке. Рита совершенно забыла, зачем приходила сюда. Но та, кого она изображает, никогда бы не покинула салон с птичьим гнездом на голове вместо прически. Пришлось Рите со вздохом возвращаться обратно. К приемной стойке она подошла с улыбкой.

— Простите, я так спешила к своему парню, что забыла заглянуть к парикмахеру. Не скажете, кто-нибудь из стилистов освободился? Я хочу, чтобы мне вымыли волосы, а потом причесали. Только как-нибудь попроще, чтобы это не заняло много времени. Потому что у нас с Винсом есть кое-какие планы, — добавила она, шаловливо усмехнувшись.

— Разумеется. Вами займутся через минуту.

— Хорошо, я подожду, — ответила Рита, стараясь не притоптывать ногой от нетерпения. Удерживаемая резинкой трусиков записка жгла ей кожу.

Винс быстро шел по проложенной сквозь заросли дорожке, надеясь, что брезгливость не отражается на его лице. Глаз он старался не поднимать.

Рэдцинг действительно устроил ему показательный тур по своей личной зоне отдыха, демонстрируя различное оснащение, предназначенное для осуществления самых причудливых эротических фантазий. Сэвидж покорно следовал за хозяином, с трудом удерживаясь от язвительных комментариев по поводу сексуальных пристрастий последнего.

Он вздрогнул от неожиданности, наткнувшись в одном из подвальных коридоров на мертвенно-бледного Гарри Пайкуле. Тот был облачен в тогу римского императора и самодовольно ухмыльнулся при виде Винса. Вероятно, решил, что оба они занимаются здесь одним и тем же — театрализованным сексом.

Наверху Сэвидж с деланным восторгом отозвался об увиденном. Вместе с тем он разыграл из себя скромника и освободился от Рэддинга на нынешний вечер, сказав, что ему нужно обдумать открывающиеся перспективы. Винс надеялся, что оставил о себе впечатление человека, который не прочь попробовать нечто новенькое, но вместе с тем нуждается в небольшой паузе, чтобы привыкнуть к этой идее.

К сожалению, сейчас перед ним встала непростая дилемма. Человек по имени мистер Кросби, роль которого он играл, не стал бы долго раздумывать. Он с готовностью ухватился бы за возможность внести в свою интимную жизнь некоторое разнообразие, особенно если это еще и сулит определенные выгоды в бизнесе.

На другой чаше весов находится Рита.

Рита!

Они отправлялись на остров с готовностью сделать что угодно, только бы Синти обрела свободу. Однако Винс ни при каких условиях не станет просить ее принять участие в игре, которую навязывает Рэддинг.

Сунув руки в карманы и сжав их там в кулаки, он обогнул пышный куст и едва не споткнулся о садовника в зеленой робе, который собирал в охапку вырванные с клумбы сорняки.

— Простите, если помешал вам, сэр.

— Ничего страшного.

— Всегда к вашим услугам, сэр! — как-то уж слишком подобострастно произнес садовник.

Винс обернулся и смерил парня взглядом.

— Услуги какого рода вы имеете в виду?

— Любые.

— Например? Садовник пожал плечами.

— Вы сами должны сказать. Если вам что-нибудь понадобится, то я поблизости.

— Благодарю. — Кивнув, Сэвидж продолжил путь.

Что происходит? — размышлял он. — Парень хочет втянуть меня в какую-то аферу? Или замышляет что-то за спиной Рэддинга?

В любом случае Винс не собирался обращаться к услужливому садовнику.

Прошло не меньше часа, прежде чем волосы Риты были приведены в порядок и она смогла наконец покинуть салон. По дороге на виллу она успокаивала себя, любуясь окружающей растительностью. В какой-то момент она остановилась, сделав вид, что отмахивается от назойливого насекомого. Потом притворилась, что нахальная тварь забралась к ней под майку. Это позволило ей поднять нижний край коротенького топа и быстро вынуть записку. К тому времени, когда Рита возобновила путь, сложенный в несколько раз клочок бумаги был зажат в ее кулаке. Кое-как развернув его большим пальцем, она на ходу скосила глаза и прочла:

«Девушка в Темной башне».

Ее сердце тревожно застучало. Как это следует понимать? Единственный человек, с которым Рита говорила о девушке, — Марика. Выходит, записку нацарапала она. Если только кто-то не подслушал разговор и не пытается устроить ловушку. Впрочем, даже если сообщение действительно передала маникюрша, оно все равно может служить компроматом против Риты и Винса!

Вернувшись на виллу, Сэвидж прошелся по комнатам. В столовой стояли две нагруженные блюдами тележки, но Риты нигде не было.

Он подавил приступ паники. Разумеется, Рита сейчас находится в салоне, а не в когтях у похотливого Криса Рэддинга.

Винс стал нетерпеливо дожидаться ее появления, попутно размышляя, что же ему делать. Рассказать Рите о предложении хозяина острова и тем самым напрочь лишить ее душевного спокойствия? Или до поры придержать информацию о своей утренней встрече и чувствовать себя предателем?

Однажды, в ходе другой операции, Сэвидж рассказал своей тогдашней партнерше очень плохие новости, и та потеряла голову. Не смогла должным образом осмыслить информацию, что в итоге привело ее к гибели.

Винс не думал, что Рита дрогнет перед трудностями. Она вообще прекрасно здесь держится. Но воспоминания о давней миссии в Албании до сих пор вызывали холодок в его сердце.

Перед мысленным взором Винса возник образ узкой односторонней дороги, вьющейся по склонам гор. Элис согнулась над баранкой, лицо белее мела, потому что им чудом удалось вырваться из оставшейся за спиной деревушки.

Он пытался уговорить напарницу спрятаться, но та, охваченная паникой, бросилась к автомобилю. Винсу осталось лишь последовать за ней.

Горные дороги всегда опасны, но тогда все словно было предрешено заранее, потому что навстречу им двигался огромный грузовик. Разумеется, он задел их небольшой автомобиль, а дальше все произошло очень быстро.

Сэвидж по сей день не знал, осталась ли дверца с его стороны незапертой или ему удалось в последний момент открыть ее, но в итоге он остался лежать в дорожной пыли, а автомобиль вместе с Элис понесло вниз по склону. В конце концов он рухнул в ущелье, бак взорвался и все поглотило взметнувшееся пламя.

Даже сейчас, по прошествии нескольких лет, его сердце сжалось. Он с трудом вытащил себя из прошлого. Нынче другое время. И место. Хотя опасность им с Ритой угрожает не меньшая. Он закрыл глаза ладонью, постаравшись расслабиться и сбросить с себя чувство вины.

Услышав стук в дверь, он вздрогнул от неожиданности. Взяв себя в руки, неспешно направился к двери и посмотрел в глазок. На крыльце стоял человек в темно-синем рабочем костюме. Взгляд его был направлен вниз.

Спустя секунду Винс услыхал негромкий скрежет, после чего, не дожидаясь дальнейшего развития событий, рывком распахнул дверь.

— Чем обязан, мистер... — Винс посмотрел на табличку с именем, прикрепленную к нагрудному карману тужурки незнакомца, — Тейлор?

Молодой человек постарался стереть с лица изумленное выражение.

— О, я думал, что здесь никого нет!

— И зачем вы пытались войти? — спросил Винс, многозначительно глядя на сумку в руке нежданного гостя.

— Чтобы кое-что починить.

— Что именно?

Тейлор слегка замялся, а потом сказал:

— Разве не вы жаловались, что в ванной течет кран?

— Нет, — спокойно ответил Винс. — Должно быть, вы ошиблись виллой.

— Наверное... Простите, пожалуйста, — пробормотал посетитель, медленно пятясь. Затем он повернулся и зашагал по дорожке с таким видом, будто впрямь совершил ошибку и намерен ее исправить.

Тейлор наверняка механик, а не водопроводчик. И скорее всего, Рэддинг поручил ему заново установить на вилле аудио-и видеоаппаратуру.


Выходит, их сейчас не подслушивают? Или Рэддинг приказал добавить жучков?

Ответа Винс не знал. И не мог узнать, не проявив агрессии. Но теперь это противоречило бы избранной им линии поведения. По приезде он сразу показал свой крутой нрав, однако после сегодняшней утренней встречи следует демонстрировать готовность к сотрудничеству.

Подчиняясь наитию, он быстро и бесшумно двинулся по дорожке следом за Тейлором. Оказалось, что тот стоит за ближайшим поворотом, втянув голову в плечи, и разговаривает с кем-то по мобильному телефону.

Винс спрятался за стволом ближайшей пальмы и прислушался, стараясь не пропустить ни единого слова.

— Да. Я не знал, что он дома, — говорил Тейлор. Затем он умолк, слушая собеседника, после чего сказал:

— Хорошо. Да. Установлю сегодня вечером, пока они будут на вечеринке. — Окончив разговор, Тейлор сунул трубку в карман.

Винс, сделав круг, направился к вилле, размышляя над тем, что хотя его предположение и подтвердилось, но не на сто процентов. Ведь Тейлор мог говорить и об установке новой прокладки в протекающий кран. Впрочем, это маловероятно.

Винс вернулся к вилле и остановился на крыльце, разглядывая пышную тропическую растительность и гадая, установлены ли микрофоны в кустах.

Что-то Рэддинг засуетился. Означает ли это, что в доме действительно нет жучков? Возможно, но лучше вести себя так, будто они есть.

Винс все еще стоял у входной двери, когда из-за поворота показалась Рита.

Винс сразу заметил, что она старается контролировать выражение лица. Однако в ее чертах все же сквозила напряженность, и он понял, как должен поступить.

Глава 8

Риту распирало от желания поскорее рассказать Винсу о записке, но предупреждающее выражение его глаз заставило ее тревожно замереть. Пока она стояла, вопросительно глядя на него, ей удалось перевести дух.

— Соскучился?

— Конечно, дорогая, — с ленцой ответил Винс, ведя ее в дом. — Вернувшись, я обнаружил, что нас ждет восхитительный ланч. Очень мило, не правда ли? Впрочем, нам следует соблюдать осторожность, иначе мы здесь растолстеем.

Рита так взглянула на тележки, словно салаты, фрукты и основные блюда материализовались из ниоткуда. В горле у нее настолько пересохло от волнения, что трудно было глотнуть. Винс же вел себя так, словно кроме еды его в эту минуту больше ничего не интересует. Он даже взял с блюда кусочек ананаса и принялся жевать.

— Присоединяйся. Чудесная штука. Помедлив, Рита последовала его примеру,

Положив себе на тарелку немного салата из креветок, несколько ломтиков копченого лосося и маринованные овощи.

— День слишком хорош, чтобы сидеть взаперти, — обронил Винс, раздвигая двери.

— Ты прав, дорогой, — сладко промурлыкала Рита.

Удивленный непривычным тоном, Винс слегка раздраженно покосился на нее, пожал плечами, взял свою тарелку и шагнул во дворик, где устроился за чугунным столиком.

Рита присоединилась к нему, и они с показным рвением принялись за еду. Впрочем, возможно, он в самом деле проголодался. Рита же лишь делала вид.

Пока они ели, она рассматривала Винса из-под полуопущенных ресниц. Он держался так, словно все было в порядке, по крайней мере об этом свидетельствовала его внешность. Тем не менее его определенно что-то волновало. Однако поделиться этим с Ритой здесь, где скрытые микрофоны могли уловить каждое слово, Винс не мог. Его следующие слова подтвердили догадку Риты.

— Между прочим, не успел я вернуться на виллу, как объявился водопроводчик с полной сумкой инструментов. Он сказал, что пришел починить кран в ванной. Ты подавала заявку, дорогая?

— Нет, — быстро ответила Рита.

— Я тоже не подавал. Вероятно, парень ошибся виллой. В общем, ничего страшного, но у него был ключ от входной двери. Я не сразу ответил на стук, и он принялся открывать дверь сам. Представляешь, если бы в этот момент мы были дома и он застал нас, скажем, в спальне? — Несколько мгновений он удерживал взгляд Риты.

— Вышел бы изрядный конфуз, — усмехнулась та.

Она понимала, что на самом деле Винс говорит о другом. Парень явился на виллу с историей о неисправном кране, но в действительности его привело сюда нечто иное. Скорее всего, он собирался установить новые следящие устройства.

Рита переменила позу, пытаясь ослабить сковавшее мышцы напряжение. Винс предупреждает ее о необходимости соблюдать осторожность. Возможно, он устроил ланч на свежем воздухе, надеясь, что во дворе меньше возможностей заснять их на видеопленку. Однако им все равно следует быть начеку.

Может, это и является источником негативных флюидов, которые Рита уловила, вернувшись на виллу из салона, — его раздражает, что они не могут спокойно поговорить.

Удовлетворившись этим объяснением, она откинулась на спинку стула, соображая, как бы поведать Винсу об утренних событиях в косметическом кабинете. Кое-что действительно пришло ей в голову. Отложив вилку, Рита томно улыбнулась.

— Знаешь, дорогой, пока мне делали массаж и другие процедуры, я лежала в кресле с закрытыми глазами и размышляла о том, как чудесно было бы нам заняться любовью прямо в джунглях, посреди этого тропического рая. — Она игриво повела плечом. — Что скажешь, милый? Не возражаешь?

Винс минутку помолчал. Затем на его лице расцвета лукавая улыбка. Он отодвинул тарелку и поднялся из-за стола.

— Согласен, киска. Иди сюда, я покажу, как по тебе соскучился.

Рита тоже поднялась и двинулась к нему, слегка покачиваясь на внезапно ослабевших ногах. Тем не менее ей удалось сунуть руку в карман и зажать записку в ладони. Охвативший ее трепет не был показным. Она действительно нервничала. И из-за клочка бумаги в кулаке, и из-за Винса. Вернее, из-за их отношений.

Впрочем, есть ли они у нас? — подумала Рита. И насколько это реально? Что произойдет, когда мы вернемся в привычный мир? Не постарается ли Винс Сэвидж поскорее отдалиться от Риты Уинтер?

Она понимала, что не имеет права давать волю подобным мыслям. Им с Винсом нужно делом заниматься! И внешне все должно выглядеть наилучшим образом...

Когда Рита приблизилась, он обнял ее и притянул к себе, непрестанно поглаживая по спине. Было так легко и естественно прижаться к сильному мужскому телу, растаять в его объятиях. Она прекрасно понимала, что все слова и жесты рассчитаны на возможное присутствие видеокамер и микрофонов, но, когда Винс обнимал ее, она не могла не реагировать на это и откликалась всем своим естеством.

В ее нынешнем состоянии повышенной чувствительности каждое прикосновение Сэвиджа оказывалось пронизанным эротикой. Сейчас они стояли в обнимку, легонько покачиваясь, словно под слышную им одним мелодию.

Глаза Риты были закрыты, но она в достаточной степени владела собой, чтобы не забывать о деле. Она потянулась к уху Винса и принялась шептать всякую милую чушь, попутно отыскав его руку и сунув ему в ладонь скомканную записку.

— Что это? — негромко спросил Винс легким веселым тоном, начав вальсировать с ней по уютному внутреннему дворику, усаженному по краям декоративными растениями и цветами.

В этом райском уголке никогда не знаешь, где наткнешься на шипы, промелькнуло в голове Риты. Прогнав эту мысль, она промурлыкала:

— Я так хорошо тебя изучила. Тебе нравится, когда я сама предлагаю заняться сексом.

— Верно. — Не останавливаясь, Винс коснулся губами ее макушки. — Как хорошо ты пахнешь... Так бы тебя и съел!

Это замечание вызвало в теле Риты дрожь.

— То есть ты согласен устроить небольшой пикничок на природе?

— Разумеется, киска.

— И куда мы отправимся? — прощебетала она.

— Выберем тропку, по которой еще не ходили. Может, удастся найти уединенный уголок, где мы позабавимся всласть. Скажем, какую-нибудь увитую плющом беседку или нечто в этом роде, специально устроенное для удобства гостей.

Рита мило надула губки.

— Но я хочу заняться любовью под открытым небом, среди цветущих кустов и пальм. Это так романтично!

— Гм... В таком случае нам придется захватить одеяло.

Делая вид, что на уме у него один только секс, он быстро зашагал в спальню и вскоре вернулся с одеялом, которое нашел в бельевом шкафу.

— Мы не испачкаем его? — с сомнением произнесла Рита.

Винс рассмеялся.

— Лучше одеяло, чем твою аппетитную попку, дорогая. Разве не ты хотела видеть небо?

— Я.

Винс закинул одеяло на плечо, взял Риту за руку, и записка вновь оказалась между их ладоней. Она стала влажной, и Рита засомневалась, можно ли там еще что-нибудь прочесть.

— Сэр, это Фрогс.

— Слушаю, — отозвался Рэддинг.

— Вы просили сообщить, когда Винс Кросби и его подруга покинут виллу.

— И что же?

— Они отправились на прогулку.

— Не упускай их из виду. Я хочу знать, куда они пойдут и что будут делать.

Звонок заставил Рэддинга непроизвольно напрячься, и ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы вновь расслабиться. К настоящему моменту о Винсе Кросби было выяснено практически все. На бумаге он выглядел вполне внушительно — влиятельный человек в мире подпольного бизнеса, желающий еще больше расширить свои деловые перспективы.

Однако Рэддинг полагал, что об этом человеке собрана неполная информация. Потому что он ведет себя не так, как подобает уважающему себя криминальному дельцу. По идее Кросби должен был бы добиваться своего любыми путями.

Чак Роуз уверен, что это самозванец. Он и слыхом не слыхивал ни о каком Винсе Кросби, а потому парень сразу вызвал у него подозрения.

Но Чак лицо заинтересованное. Ему во что бы то ни стало нужно убрать Кросби с дороги.

Как бы то ни было, по пути на виллу Винсу пришлось пройти небольшой тест. Один из сотрудников охраны остановил его и предложил свои услуги. Кросби их отклонил. Но это доказывает лишь одно — парень достаточно умен, чтобы разглядеть западню.

Рэддинг откинулся на спинку кресла и задумчиво потер подбородок. Разумеется, есть одно забавное объяснение поведению Винса — он действительно влюблен в свою подружку. Или просто сильно увлечен ею. Поэтому и позволяет чувствам влиять на трезвый расчет.

Подобная теория вполне приемлема. Однако существует и другая, не менее резонная. Винс Кросби и Рита Фаулз прибыли сюда неспроста. Они преследуют какую-то цель.

Что ж, Рэддинг имеет возможность проверить, какова из версий истинна. И если выяснится, что Кросби шпион или агент спецслужб, придется его убрать. А возможно, и его прелестную невесту. Но сначала Крис сделает с ней все то, чего ему давно хочется.

Когда они двинулись по дорожке, Рита заметила, что за ними наблюдают двое садовников. Она отвела от парней взгляд, словно они просто являются частью пейзажа, недостойной особого внимания.

Вскоре они подошли к развилке, которой прежде не видели. Боковая дорожка вела в глубь острова.

Винс повел Риту по новому маршруту. Спустя пару минут он поднял руку, в которой находилась записка, якобы для того, чтобы поскрести ногтем грудь через футболку. На самом деле он читал сообщение.

«Девушка в Темной башне».

Он сунул руку в карман брюк и вопросительно взглянул на Риту. Они уже настолько привыкли общаться при помощи двусмысленных фраз, что та с ходу произнесла:

— Тебе нравится моя прическа? В здешнем салоне хорошие стилисты, правда?

— Да.

— И косметологи тоже на высоте. Я лежала с закрытыми глазами и маской на лице, когда это произошло. Я имею в виду озарение, подсказавшее мне, что мы обязательно должны заняться любовью под открытым небом.

— Понятно... — небрежно обронил Винс. Однако Рита не сомневалась, что он мгновенно проник в смысл ее осторожных намеков.

Некоторое время он молчал, затем заметил:

— Знаешь, возможно, этот остров в самом деле похож на рай, но здесь чертовски много народу. Как ты думаешь, удастся нам найти уединенное местечко?

— Не знаю. Но попытаться нужно, авось повезет!

— Согласен. Давай поищем уголок, где можно будет остаться вдвоем.

Рита кивнула, уверенная, что Винс подразумевает исследование одной из наиболее изолированных областей королевства Рэддинга.

Они оба изучали в Нью-Йорке карту аэрофотосъемки острова, и Рита еще тогда обратила внимание на стоящее особняком строение. Вероятно, это и была упомянутая в записке Темная башня. Кстати, Винс определенно двигается в том направлении.

Но ведь они не могут просто так зайти на эту территорию. Нужен приемлемый повод. Примерно такой, который выручил их вчера ночью во время тайного обыска в доме Рэддинга.

Винс, несомненно, думает точно так же, решила Рита, когда тот, остановившись, вдруг притянул ее к себе.

В следующее мгновение он приблизил губы к ее рту и потерся так искусительно, что ей пришлось схватиться за его плечи, чтобы устоять на ногах.

— Как приятно! — выдохнула она, на секунду позабыв о деле.

Винс вернул ее с небес на землю едва слышным вопросом:

— Кто передал тебе записку?

— У меня на глазах лежали тампоны. Я ничего не видела.

— Ммм... — отозвался он, вновь принимаясь теребить ее губы своими.

И снова Рита позабыла обо всем на свете. Но, возможно, у Винса была та же проблема.

— Только давай все-таки устроимся не здесь, а в каком-нибудь более подходящем месте, — пробормотал он.

Затем, оторвавшись от Риты, он взял ее за руку и повел дальше по дорожке, время от времени касаясь ногой бедра. Ухоженные декоративные растения постепенно начали вытесняться дикими джунглями. Сейчас вдоль обеих сторон дорожки тянулась густая зеленая стена.

Внезапно над головой крикнула птица, затем среди ветвей раздался шорох. Рита бросила взгляд вверх, опасаясь, что за ними следят с помощью какого-нибудь суперсовременного оборудования в духе Джеймса Бонда. Но оказалось, что это всего лишь три обезьянки резвятся среди листвы.

Однако не успела Рита облегченно перевести дух, как в просвете среди густой травы мелькнула чья-то нога в камуфляжной штанине.

Да, Рэддинг не пользуется сложным оборудованием. Но и не оставляет их наедине. Проклятые охранники продолжают слежку даже здесь.

Дьявол бы их побрал!

— У нас снова появилась компания, — объявила Рита, даже не удосуживаясь понизить голос.

Пусть соглядатай узнает, что его присутствие обнаружено, это все равно ничего не изменит.

— Увы! Я не собираюсь заниматься с тобой любовью перед аудиторией, — проворчал Винс.

Они прошли еще несколько метров, после чего Винс увлек Риту под сень похожего на иву дерева, которое грациозно опускало ветви до самой земли, и вновь прижал к груди.

Густая листва обеспечила им некоторую уединенность, впрочем недостаточную для интимного общения. Однако для продолжения разговора ее вполне хватало.

Винс прислонил Риту спиной к толстому стволу и прильнул к ней всем телом, упершись ногами в землю. Затем склонил голову и принялся покрывать мелкими поцелуями ее шею, будто не в силах больше сдерживать наплыв желания. Однако тема его разговора была далека от эротической.

— Записка могла быть передана нарочно, чтобы мы угодили в ловушку.

— Я думала об этом. Но в равной степени бумажку могла сунуть мне Марика или другая сотрудница салона, сочувствующая Синти. Тогда возникает вопрос: желает ли она помочь нам или просто сводит какие-то счеты с Рэддингом?

— Ты уверена, что это была женщина?

— Мужчин я в салоне не видела.

— А не мог это быть, скажем, электрик или другой представитель обслуживающего персонала? Сантехник, например?

Рита кивнула, подумав, что парень, пытавшийся проникнуть на их виллу, вполне мог устанавливать подслушивающее оборудование в салоне красоты. Вернее, проверять эту технику, потому что она, должно быть, давно действует.

Винс переключил внимание с шеи на мочку уха, и у Риты вспыхнула в голове мысль, что это одна из самых эрогенных зон ее тела, если только найти к ней правильный подход.

Она зажмурилась и выгнулась навстречу Вин-су, облегчая ему доступ к интимной области между бедер. В эту минуту Рита забыла и об охранниках, и о микрофонах. Остался только ласкающий и будоражащий ее чувства Винс.

Она не смогла сдержать негромкий стон, когда он легонько погладил пальцами ее соски, отчетливо проступавшие сквозь трикотаж майки. Дыхание Винса участилось, как, впрочем, и ее собственное. Сейчас она легко могла бы сбросить шорты и трусики. И ей даже не пришлось бы стаскивать с Винса брюки. Достаточно просто расстегнуть молнию и высвободить из трусов твердую мужскую плоть...

Едва в голове Риты промчалась эта мысль, как следом пришло воспоминание о том, насколько приятно было прошлой ночью ощущать в ладони эту часть тела Винса — плотную, горячую, истинно мужскую. Не зря среди сильной части человечества бытует мнение о якобы существующей у представительниц слабого пола зависти к интимному мужскому органу. У бедняжек женщин такой чудесной штуки нет!

И об оргазме парни думают в рамках представлений о собственной физиологии.

В этом вопросе Рита придерживалась собственной точки зрения. Ей вовсе не хотелось, чтобы между ног что-то висело или, напротив, торчало как флагшток, когда она возбуждена. Рита предпочитала, чтобы это находилось внутри нее.

Она чувствовала, насколько велико напряжение в теле Винса. Ее пальцы словно сами собой нащупали пряжку ремня на его брюках и принялись расстегивать.

— Не нужно! — хрипло шепнул Винс, мигом вернув Риту к реальности, хотя было совершенно очевидно, что он желает близости так же сильно, как и она. — Не нужно, — повторил он. — Я не собираюсь устраивать эротическое шоу для охранников. Давай найдем более подходящее место.

Рита широко распахнула глаза, вглядываясь в лицо Винса. Его зрачки были расширены, но она видела в их черной глубине отражение внутренней борьбы. Схватку между желанием и деловыми соображениями.

Рита отпустила пряжку и, вновь обретя" голос, ответила:

— Хорошо, как скажешь.

Они стояли за ширмой густой зелени, сражаясь с чувственным накалом, который, казалось, высекал молнии из их тел. Так происходило всякий раз, когда они теряли бдительность.

— Идем, — произнес наконец Винс, поднимая с земли одеяло. — Рита даже не заметила, когда оно упало!

Странно и непривычно было идти, чувствуя, как подгибаются дрожащие ноги. При каждом шаге срединный шов шорт неприятно терся о слегка припухшие от возбуждения интимные складочки между ног Риты. Она оттянула ткань вниз, чтобы ослабить давление, и увидела, что Винс заметил ее жест. Рита пожала плечами, мельком подумав о том, что он, вероятно, находится сейчас в гораздо худшем положении. Если ей мешают шорты, то каково приходится ему? Ведь и на его отвердевшую плоть давят брюки.

Вот еще одна причина, по которой мне не хотелось бы быть мужчиной, усмехнулась про себя Рита.

Они одновременно ощутили всю несуразность своего положения.

— Сгораем от желания посреди райских кушей! — тихо заметил он и рассмеялся.

Рита тоже рассмеялась, тем самым значительно ослабив возникшее между ними напряжение.

Винс крепко сжал ее пальцы и повел дальше. Оба внимательно вглядывались в кусты, делая вид, что ищут уединенное место.

Только сейчас Рита перестала спрашивать себя, притворяются ли они с Винсом. И если в самом деле найдется подходящий уголок, воспользуются ли они им?

Эти мысли Рита отбросила, когда дорожка сделала поворот. Впереди, между деревьями, замаячил просвет, и метрах в ста от них показалось каменное здание.

Это же совсем рядом! — удивленно подумала Рита.

Тем не менее строение было надежно скрыто среди джунглей. Самым выдающимся объектом была башня, фаллическим символом вздымавшаяся над одной из дальних частей здания, которое окружала высокая каменная стена. Видневшиеся над ней окна были зарешечены. Когда Рита и Винс подошли ближе, показался закрытый металлическими воротами вход.

Рита задрала голову, вглядываясь в окна. Почудилось ей или впрямь за одним из них шевельнулась занавеска? Может, это просто игра воображения?

— Вот это да! — негромко произнесла она. — Прямо как в каком-нибудь триллере.

— Да. И вокруг ни души. Эта стена может надежно скрыть от любопытных взглядов. Давай посмотрим, не найдется ли во дворе укромного уголка.

Ускорив шаг, они подошли к воротам. На этот раз Винс не стал трогать замок, а направился к встроенной в стену небольшой двери. Но не успели они приблизиться, как та распахнулась, пропуская двух вооруженных охранников. У обоих лица были столь же грубыми и мрачными, как каменная кладка за их спинами. Дула висевших на плече автоматов смотрели вниз.

Рита почувствовала, как зашевелились тонкие волоски у нее на затылке. Возможно, это место и выглядит как декорация к фильму ужасов, но присутствие охранников делает его вполне реальным. Если те решат пристрелить их с Винсом, об этом никто не узнает. Они просто исчезнут без следа, а их тела будут погребены в глухих зарослях джунглей, И никто из присутствующих на острове гостей даже не пикнет в знак протеста из боязни подвергнуться той же участи.

Более того, один из отдыхающих, Чак Роуз, придет в восторг, узнав, что его главный конкурент уничтожен.

Стоявший рядом с Ритой Винс кашлянул.

— Какие-то проблемы? — спросил он таким масляным голосом, что его можно было бы намазывать на тост во время завтрака.

— Простите, сэр, но это запретная зона, — ответил один из охранников, гораздо более вежливо, чем можно было ожидать.

Винс скосил взгляд на его автомат. — Мы не собирались заходить на территорию. Здесь что, тюрьма?

— Без комментариев, сэр, — произнес охранник.

— Ладно, как скажете, ребята. Мы просто ищем романтический уголок.

— Только не здесь.

— О'кей. Идем, киска. Лучше вернемся на виллу. — Винс высвободил руку из вцепившихся мертвой хваткой пальцев Риты и обнял ее за плечи, притянув поближе к себе.

Обрадовавшись поддержке, та перевела дух. И когда он повел ее в обратном направлении, она с радостью подчинилась.

И все же Рита не могла отделаться от ощущения, что сейчас им в спину ударит автоматная очередь. Лишь когда они углубились в джунгли и мрачное здание скрылось из виду, она более или менее успокоилась.

Нужно сказать, что встреча с вооруженными охранниками значительно умерила ее чувственный пыл.

Винс искоса взглянул на Риту, и та догадалась, что он думает о том же.

— Называется, нашли укромное местечко! — проворчал он.

— Да... Этот остров временами угнетает.

— Кстати, забыл сказать... Сегодня мы приглашены на очередной прием в главном здании.

Рита на миг закрыла глаза, потом заставила себя взглянуть на Винса и кивнуть.

— Знаешь, мне захотелось немного прогуляться. Почему бы тебе пока не отдохнуть? А потом будем готовиться к приему.

Она не стала возражать, потому что тоже нуждалась в некотором одиночестве, хотя бы временном.

Рита старалась держаться непринужденно, игнорируя желание сложить руки на груди, чтобы хотя бы немного прикрыться. На вчерашний прием она пришла в самом скромном платье, если позволительно употребить подобное определение по отношению к ее вечерним нарядам. Но ведь нельзя показываться в одном и том же туалете два раза подряд! Во всяком случае, не в здешнем обществе, где мужчины бахвалятся друг перед другом тем, сколько денег у них уходит на дамские тряпки.

Поэтому нынешним вечером Рита была вынуждена выбрать другое платье — черное, узкое, длинное. Однако в нем невозможно было бы ходить, не имей оно разрезов по бокам. А те при ходьбе обнажали ногу от щиколотки до верхней части бедра. Лиф вызывал у Риты еще большее смущение. Спереди вырез опускался чуть ли не до пупка, едва прикрывая грудь. И нитки жемчужных бус, которые полагалось надевать с этим нарядом, лишь усиливали ощущение обнаженности.

Везет Винсу, завистливо вздыхала Рита. В смокинге ему гораздо удобнее, чем мне в этих шикарных шмотках.

Она посмотрела на шедшего рядом с ней к главному зданию Сэвиджа. Он выглядел спокойным, но Рита заметила в нем некоторые признаки напряжения. Они были видны в развороте плеч, в линии подбородка, в засунутых в карманы руках. У другого этот жест означал бы безмятежность, но не у Винса. Тот, наоборот, напоминал себе о необходимости быть начеку.

Конечно, напряжение Сэвиджа можно объяснить и сексуальной неудовлетворенностью. Рита сама испытывала ее действие, чувствуя себя обманутой после всех давешних поцелуев и объятий. Но тут уж ничего не поделаешь. И все же она понимала, что дело тут не только в этом. Провал попытки определить местонахождение Синти отнюдь не прибавляет Винсу хорошего настроения. Но определенно существует что-то еще, о чем он не говорит. Нечто мрачное и опасное. Рите очень хотелось узнать, в чем дело и почему он предпочитает помалкивать.

Может, тем самым он пытается защитить ее от неведомой беды? Или, напротив, скрытничает, потому что достиг определенных соглашений с Рэддингом, в суть которых не желает посвящать ее, свою напарницу?

Рита перестала думать о Винсе, как только заметила у входа в главное здание хозяина здешних владений. Тот нетерпеливо вглядывался в темноту. Но как только Рита с Винсом приблизились, его лицо расплылось в улыбке.

— Моя дорогая! — шагнув вперед, Рэддинг не только поприветствовал Риту первой, но и обнял за плечи.

Его жест был настолько нов и смел, что она мгновенно насторожилась. Однако Рэддинг быстро отступил, к ее немалому облегчению. Затем он бросил взгляд через плечо, и к ним поспешила девушка, которая до этого беседовала с Мартином Россом и его подружкой Сюзанной.

Рита машинально отметила разочарование Мартина, затем сосредоточила внимание на незнакомке, пытаясь оценить ее с мужской точки зрения. Та была высокой и стройной, со всеми приятными округлостями. Вырез ее платья спускался так же низко, как и у Риты, но гораздо сильнее открывал высокую упругую грудь, для которой совершенно не требовалось бюстгальтера. Туалет красотки был достаточно короток, чтобы демонстрировать изящные загорелые ножки. Лицо незнакомки можно было смело назвать идеалом красоты. Такую внешность редко встретишь и среди кинозвезд, подумала Рита.

Только эта девушка явно не относится к разряду знаменитостей. Вероятно, она живет на Орхидее и находится в полном подчинении у Криса Рэддинга.

Красавица подошла к хозяину дома, взяла его под руку и запечатлела на щеке быстрый поцелуй.

— Анита, я хочу, чтобы ты познакомилась с моими гостями. Винс, Рита, это Анита, одна из моих самых любимых компаньонок.

Анита загадочно улыбнулась, оглядывая новых знакомых с головы до ног. Ее интерес к Рите был окрашен столь же эротическим оттенком, как и к Сэвиджу.

Однако именно Винсу она вначале подала изящную руку. С его стороны было бы бестактностью не сделать ответного жеста. Когда их ладони соприкоснулись, Рита заметила, что Анита очень чувственно погладила большим пальцем тыльную сторону его руки, легонько царапнув напоследок кожу длинным ухоженным ногтем.

Винс коротко кивнул, и Анита повернулась к Рите. И вновь соображения вежливости не позволили той избежать рукопожатия. И большой палец девушки точно так же прошелся по руке Риты в откровенном эротическом приглашении. Но еще более тревожным было то, как Рэддинг наблюдал за происходящим: с явным интересом и удовольствием, словно ему не терпелось увидеть продолжение.

Рита убрала руку, подавив внезапное желание вытереть ладонь о платье. Несмотря на красоту Аниты — или, возможно, именно из-за нее, — физический контакт с девушкой вызвал у Риты мурашки беспокойства.

Последовавшая затем фраза Рэддинга ничуть не улучшила положения:

— Надеюсь, все мы станем близкими друзьями, — произнес он сладким голосом, явно намекая на интимные отношения.

Только через мой труп! — мысленно ответила Рита. Однако тут же осадила себя, заставив как следует обдумать слова Криса. Что, если от того, насколько близко она сойдется с Анитой, зависит ее жизнь? Или жизнь Синти?

Рите поневоле пришлось изобразить на лице улыбку.

— Если пожелает Винс.

— Прекрасно, моя дорогая, — сказал Рэддинг, опуская взгляд на ее бюст. — Мне нравятся женщины, понимающие, что круг их приоритетов ограничен.

Ну да, помечтай! — безмолвно парировала Рита.

Разговор продолжался еще несколько минут. Затем, к величайшему облегчению гостей, хозяин дома направился к вновь прибывшей паре, захватив с собой Аниту.

Однако большую часть вечера Рита провела в напряжении, особенно когда Рэддинг отозвал Винса для беседы с глазу на глаз, а Анита вернулась, чтобы поболтать.

— Тебе нравится на Орхидее? — спросила она.

— О, безумно!

— Мы стараемся дать нашим гостям то, чего невозможно получить на материке.

— Мы?

— Да. Крис и я.

Рита не предполагала, что Рэддинг привязан к какой-то одной женщине. Интересно, это


правда или Анита слегка преувеличивает свою роль на острове?

— Здесь просто роскошно! — восхищенно вздохнула она.

— Да. Все прекрасно оборудовано. Можно осуществить любой каприз. — Анита помедлила. — И забыть все устаревшие правила, которым нас некогда учили.

— Какие, например?

— Самьге разные. Я хочу сказать, что на Орхидее можно удовлетворить любое желание.

— Ну, это больше касается мужчин, чем женщин, — протянула Рита.

— Почему же, некоторых женщин тоже. Тех, которые посмелее.

— Я не хочу проявлять смелость с кем-то другим, кроме Винса, если ты на это намекаешь. С ним у меня есть все, чего только можно пожелать.

— Разве можно говорить с уверенностью, если не было возможности проверить?

— Мне совершенно достаточно того, что мы имеем.

— Ты делаешь все, чтобы доставить своему партнеру удовольствие?

— Конечно.

— А что, если он захочет посмотреть, как ты занимаешься любовью с другой девушкой? Исполнишь ты подобное желание?

Рита судорожно глотнула, превозмогая стеснение в груди. К счастью, в этот момент подошел Сэвидж и она не успела ответить.

Ее лицо пылало. Анита же, напротив, чувствовала себя как рыба в воде.

— Думаю, нам пора возвращаться, — сказал Винс, обнимая Риту.

— Не возражаю, — погладила та его по руке.

Оказавшись под открытым небом, она с наслаждением вдохнула ночной воздух, затем прошептала:

— Анита делает неожиданные предложения.

— Пусть они тебя не волнуют.

Что это должно означать? — подумала Рита. Но, прежде чем она задала вопрос вслух, над их головами прозвучал чей-то скрипучий голос:

— Впер-ред!

Взглянув вверх, Рита различила среди листвы сидящего на ветке попугая. Винс сдержанно рассмеялся.

— Одиночество нам не грозит.

— Точно.

Пройдя ярко освещенную часть дорожки, они ступили на участок, где источником света служили редкие низко расположенные фонари в виде шаров, находящиеся вдоль всего пути.

Преодолев несколько метров в сумерках, Винс остановился, чтобы притянуть к себе Риту. Он прижался губами к ее щеке, затем медленно переместился к уху и прошептал:

— После того как мы вернемся на виллу, я собираюсь порыскать возле тюрьмы.

— Я тоже с тобой пойду! — воскликнула Рита, сразу же сообразив, что совершила ошибку. Она заговорила громко, хотя предполагалось, что между ними происходит интимная беседа. Она окаменела, ожидая появления вооруженных охранников, горящих желанием узнать, куда это собрался Винс.

— Видишь ли, дорогая, одного совместного посещения душа с меня вполне достаточно, — поспешил тот загладить ее оплошность.

— Э-э... ладно. Как хочешь, милый, — пролепетала она, кляня себя последними словами.

Что же с ней творится в самом деле? Так недолго и операцию провалить! Это все Анита с Рэддингом виноваты, заставили ее понервничать.

Рита дрожала и знала, что Винс тоже это ощущает. Его ладони скользнули по ее спине, затем по рукам, успокаивая и утешая. Голова Риты сама собой склонилась на крепкое мужское плечо, и они замерли, стоя на дорожке. Она надеялась, что у наблюдателей сложится впечатление, будто пара влюбленных остановилась на минутку для мимолетных предварительных ласк, перед тем как вернуться домой и перейти к основным.

— Ты молодец, — шепнул Винс. — Отлично со всем справляешься.

— Какое там! — едва слышно выдохнула Рита. Затем, не сдержавшись, добавила:

— Вот уж не думала, что на этом острове может развиться клаустрофобия.

— Что? — не расслышал Винс,

— Боязнь замкнутого пространства.

Он не стал говорить: «А ведь я тебя предупреждал!». Нет, он просто вновь погладил ее и прошептал:

— Послушай, что мы сейчас сделаем... Внимая его инструкциям, Рита в который раз убедилась, что Сэвидж блестящий стратег, особенно когда дело касается тайной оперативной работы и приходится орудовать, что называется, под покрывалом.

Последняя мысль заставила Риту хихикнуть.

Он вопросительно взглянул на нее.

— Ничего, — шепнула она. — Нервы...

— Понятно.

Глава 9

Когда они вернулись на виллу, Винс первым делом ослабил галстук-бабочку, который сидел на шее как удавка. Затем направился к бару и наполнил бокалы спиртным. Себе налил бурбон, Рите — белое вино. Он считал, что после нескольких часов, проведенных в доме Рэддинга, им срочно требуется смыть противный привкус вынужденного общения с этим человеком.

Чокнувшись с Ритой, он произнес слегка напыщенно:

— За чудесное продолжение восхитительного вечера! Как я рад, что мы наконец-то одни.

Он улыбнулся, и Рита, следуя полученным инструкциям, удивленно взглянула на него.

— Но разве мы можем позволить себе что-нибудь здесь, где полно видеокамер и микрофонов! Где уверенность, что ты обнаружил всю эту мерзость?

Винс отпил второй глоток виски.

— Кажется, я придумал. Мы займемся любовью в темноте. И очень-очень тихо.

Говоря это, он медленно провел пальцем вдоль глубокого выреза на платье Риты, затем нырнул под ткань и погладил край обнаженной груди.

К удовольствию Винса, ее голос задрожал, когда она произнесла:

— О, дорогой, ты такой умный!

— Угу... — согласился он, надеясь, что засевшие на контрольном пункте охранники и не рассчитывают услышать блестящий диалог. Ему было очень приятно просунуть палец дальше, найти и приласкать нежный сосок.

— О-о-о! — простонала Рита.

Она схватила Винса за руку, причем он не знал для чего: чтобы убрать или просто таковой оказалась ее реакция на интимное прикосновение.

Насчет себя Винс был уверен: он не может остановиться. Вообще, чем дальше, тем все становилось хуже. По крайней мере, для него. Стоило ему прикоснуться к Рите одним пальцем, как все его тело охватывало пламя.

Он наклонился и принялся покрывать мелкими поцелуями ее лицо. Затем переместился к шее. Ему нравилась нежная кожа в ямочке. Впрочем, как и во всех остальных уголках прелестного тела Риты.

— Винс, не нужно, — простонала та. — Не дразни меня. Пока мы не будем готовы лечь в постель.

Он на миг замер, напоминая себе, что они всего лишь демонстрируют шоу, и одновременно спеша восстановить в памяти свою следующую реплику. Наконец он прочистил горло.

— Но мне необходима небольшая зрительная стимуляция, дорогая. Давай договоримся так: ты пойдешь в ванную и переоденешься в самую эротичную ночную сорочку, а я подожду тебя в спальне.

Рита быстро отпила глоток вина, затем поставила бокал на стол и направилась в соседнюю комнату. Винс последовал за ней, медленно, словно предвкушая дальнейшее. Он успел вовремя, чтобы увидеть, какую сорочку Рита выберет: именно ту, кружевную, в которой ему больше всего хотелось видеть ее. И которая так красиво обнимает ее упругую грудь.

Выполняя указания, полученные ранее, Рита скрылась в ванной. Тем временем Винс откинул на постели покрывало и взбил две подушки в изголовье.

В отсутствие Риты он сбросил туфли, расстегнул и снял рубашку, повесив на спинку стула. Затем как человек, основательно готовящийся к ночи любви, погасил все лампы за исключением одной, стоящей на тумбочке. После этого вытянулся на кровати, заложив руки за голову.

Когда раздался звук сработавшей на двери ванной защелки, тело Винса напряглось в приятном предвкушении. Нынче ночью о любви с Ритой не может быть и речи, однако он не лукавил, упоминая о визуальной стимуляции. При виде вошедшей в спальню и красиво освещенной со спины Риты он невольно затаил дыхание.

Он, конечно, догадывался, насколько обольстительной и желанной окажется она в полупрозрачной сорочке, но реальность превзошла всякую игру воображения.

Впрочем, Винса отнюдь не утешал тот факт, что Рита выглядит разгоряченной и жаждущей — точь-в-точь как он сам. — Иди сюда, детка.

Она сделала один неуверенный шаг, затем другой. Ее взгляд столь же заинтересованно скользил по телу Винса, как и его собственный по пленительным изгибам ее фигуры.

Рита остановилась у кровати. Винс тут же сел, опустив на пол и расставив ноги, чтобы она оказалась между них. Рита непроизвольно качнулась к нему, окутывая своим тонким ароматом и заслоняя бюстом все, на что Сэвидж еще мог обратить внимание. Ее грудь отчетливо просвечивала сквозь ажурную ткань. На самом деле сорочка не скрывала, а подчеркивала прелестные полные округлости со слегка напряженными сосками.

Похоже, мне пора убираться отсюда. Прямо сейчас, пока я еще помню о предстоящем деле, мелькнуло в голове Винса. Но как тут уйдешь, когда Рита столь искусительна!

Осознавая, что играет с огнем, он прижался лицом к упругой груди, затем повернул голову так, чтобы можно было дотянуться губами до соска. Обласкав сквозь кружева один твердый столбик, он втянул в рот другой.

У Риты вырвался тихий стон, и она судорожно вплела пальцы в его волосы.

Тот непрестанно скользил ладонями по искусительным линиям женского тела, шелковистая ткань щекотала его кожу. Кроме ночной рубашки на Рите ничего не было. Винс понял это мгновенно, потому что заметил внизу живота светлый треугольник волосков.

Он просунул руки под кружевной подол и принялся ласкать стройные ноги. Затем поднялся выше, к округлым ягодицам.

Рита издала негромкий умоляющий звук, который едва не лишил Винса остатков рассудка.

Как он жаждет ее! Сейчас, немедленно. Желание уже почти не поддавалось контролю.

Когда Рита вцепилась пальцами в плечи Винса, единственное, чего он желал, это обнять ее и повалиться вместе с ней на широкое ложе, чтобы она оказалась наверху.

На миг представив, как Рита опускается на него, он почувствовал острый спазм между ног. Он уже почти не владел ситуацией. Нужно или прекратить все это сейчас же, или забыть о планах на нынешнюю ночь.

— Давай лучше выключим свет, — произнес он хриплым голосом. Он потянулся к лампе, щелкнул кнопкой, и в комнате стало почти темно.

Но из ванной поступало достаточно света, чтобы видеть очертания женской фигуры у кровати. Рита осталась стоять на месте.

Он встал и крепко обнял ее. Потом осторожно уложил ее на простыни. Заметив, что она смотрит на него снизу вверх, Винс наклонился, чтобы запечатлеть на ее губах быстрый и горячий поцелуй.

Рита обвила его за шею, будто желая удержать. Но их обоих ждало одно неотложное предприятие, поэтому Винс ласково разомкнул ее руки и попятился. Он понимал, что если не окажется сейчас на некотором расстоянии от Риты, то вновь бросится к ней.

— Я на минутку, — сказал он, после чего пересек спальню и выключил свет в ванной.

Комната погрузилась во мрак. Винс тихо, на ощупь подошел к стулу, на котором лежала его одежда, и бесшумно надел темный спортивный костюм, дорогой, но вполне практичный. На ноги он натянул черные кроссовки.

Оставшаяся на постели Рита издала низкий чувственный стон, будто Винс по-прежнему нежно ласкал ее. Именно об этом он и договаривался с ней по пути домой. Всякий, кто прослушивает сейчас их виллу, должен поверить, что они по-прежнему лежат вдвоем, увлеченные друг другом.

Стон прозвучал столь реалистично, что у Винса замерло сердце. Он стиснул кулаки и пару секунд стоял словно изваяние. Затем принудил себя направиться к раздвижным дверям.

В то время как Винс отодвинул штору, Рита вновь застонала, тем самым едва не заставив его повернуть обратно.

Если бы Винсу не была известна истина, то, прислушиваясь к доносящимся из спальни звукам, он наверняка решил бы, что женщина здесь весьма плодотворно проводит время со своим любовником. И как же ему хотелось действительно находиться сейчас рядом с Ритой! Он еще пару секунд постоял, стиснув зубы, с болезненно разбухшей в брюках интимной плотью. Затем очень неохотно открыл дверь и ступил во дворик, надеясь, что нынче ночью Рэддинг не выпустил пантеру свободно патрулировать окрестности.

Он подумал, что если будет схвачен сейчас, то непременно придется объясняться. Но не скажешь же, что просто вышел прогуляться. Ведь в настоящую минуту для всех, кто занимается прослушиванием, Винс находится с Ритой.

Разумеется, существует еще одно объяснение. Рита вполне может оставаться в спальне, развлекаясь в одиночку. Интересно, захочет ли она подтвердить эту версию? Внешне все выглядит вполне логично. Партнер сказал ей, что отправляется на прогулку, и она решила во время его отсутствия заняться самоудовлетворением.

Винс на миг зажмурился. Ему не хотелось, чтобы кто-то думал, будто он не способен утолить чувственные желания своей девушки. Но, если придется прибегнуть к этой лжи ради спасения жизни Риты, ничего не поделаешь. Лишь бы та на лету уловила суть идеи.

Винс постарался отогнать тревожные мысли и несколько раз глубоко вздохнул, чувствуя себя гораздо неуютнее, чем в только что покинутой спальне, где в одиночестве осталась его напарница.

И вновь в его мозгу возник соблазнительный образ: Рита раскинулась на постели в эротичной ночной сорочке, ее голова запрокинута, в горле зарождается нежный мурлыкающий звук.

Винс очень надеялся, что девичьи стоны заворожат подслушивающих охранников.

Мысленно встряхнувшись, он вгляделся в темноту. К счастью, луна светила ярко, потому что об использовании фонарика не могло быть и речи.

Над головой Винса запищал комар, которого он прогнал взмахом руки. Согласно имеющимся сведениям, здесь постоянно распыляют вещества, не позволяющие насекомым плодиться в больших количествах. Поэтому есть надежда вернуться на виллу не слишком искусанным.

Он оставался во внутреннем дворике несколько минут, прислушиваясь к ночным звукам. К шороху в кустах. К одиночным выкрикам животных. Винс не считал себя слишком набожным человеком, но с начала операции он уже не раз взывал к высшим силам. Сейчас он тоже мысленно произнес молитву, прося за Риту и Синти, потому что, если его нынешняя вылазка провалится, их ждет большая беда.

С этими мыслями он и углубился в заросли. Очень скоро ухоженная растительность сменилась дикой и густой. Винс свернул в направлении, разведанном днем. Он старался держаться вдали от дорожек, избегая попугаев.

Если бы было известно расписание смены караула, все оказалось бы значительно проще однако подобной информации раздобыть не удалось. Поэтому все, что Сэвидж мог сделать, это держаться в тени и надеяться на удачу. Несколько раз он получил веткой по лицу, а время от времени наступал на холмик или ямку, с трудом удерживая равновесие.

Подойдя к месту, где сплетение ветвей полностью преградило ему путь, Винс пробормотал под нос проклятья, жалея, что у него нет с собой ножа. Но провезти на остров холодное оружие не было никакой возможности. Поэтому пришлось осторожно обойти препятствие, после чего проверить направление по звездам

И продолжить путь.

Выйдя из зарослей на небольшую прогалину и вновь взглянув на небо с целью корректировки курса, он вдруг увидел впереди заслонявший россыпь мерцающих в темной вышине точек света силуэт здания. Башня!

Мысленно вознеся благодарность Господу, он беззвучно двинулся вперед, но через мгновение застыл как вкопанный, услышав впереди шаги, громко ударявшие по твердой поверхности.

По дорожке быстро шли двое охранников — всего в нескольких метрах от того места, где притаился за стволом дерева Винс. Итак, сколько минут в его распоряжении: десять, двадцать? Когда пройдет следующий патруль?

Винс медленно сосчитал до ста, затем набрал в грудь воздуху и вышел из своего укрытия, мгновенно пересек дорожку, после чего направился к башне.

В верхнем окне, которое он заметил еще днем, горел свет. Двор тоже был освещен.

Подойдя на расстояние, достаточное для того, чтобы различать детали, Винс заметил у входа на территорию охрану. Днем здесь дежурило два человека, но не на виду. Сейчас был один и стоял прямо перед воротами.

Может, это обычная процедура? Рэддинг считает, что ночью хватит и одного человека? Или второго просто не видно, а на самом деле он находится во дворе?

Винс взглянул на большие камни, из которых была сложена стена. Кладка была грубой, и на ее поверхности наверняка найдется за что зацепиться рукой или ногой. Иными словами, можно попасть во двор, минуя главные ворота.

Опасно, конечно. Но что, если это единственный способ проникнуть в башню?

Только он собрался пройти вдоль стены, чтобы выбрать место, где удобнее всего было бы вскарабкаться наверх, как его вновь остановило нечто неожиданное.

Из темноты показалась невысокая фигура. Дежуривший перед воротами охранник мгновенно нацелил на нее автомат.

— Алехандро, не стреляй! Это я, Марика, — прозвучал женский голос. — Я принесла поесть.

Парень опустил автомат.

— Мне? Или ей?

— Обоим.

Мне или ей? Значит, здесь содержится какая-то женщина. Синти? Или другая?

— Что-то ты поздно сегодня. Я уже думал, никто не придет.

— Пришлось заниматься другой работой. Алехандро шагнул вперед и взял из рук женщины накрытую полотенцем корзинку.

— Мне ты ничего не обязана приносить, — глуховато заметил он.

— Ты мне нравишься, Алехандро.

— Нам обоим влетит, если капитан узнает, что я ем на дежурстве.

— А кто нас увидит? Патруль вернется только через двадцать минут.

— Верно! — хохотнул охранник. Двадцать минут. Благодарю за ценную информацию.

Скрываясь в тени деревьев, Сэвидж наблюдал, как парень проверяет содержимое корзинки. Вот он выудил куриную ножку и тут же вгрызся в нее.

— Мне можно подняться? Или ты пойдешь со мной?

— Я обязан тебя сопровождать, — заметил охранник с полным ртом. Прожевав, он добавил:

— Ладно, сама сходи. Ключ на обычном месте.

На обычном месте. То есть ключ к камере — или камерам — находится в пределах досягаемости. Отлично.

Когда женщина скрылась за металлической дверью, Винс быстро и бесшумно двинулся влево от ворот, выискивая место для подъема. Когда он сделал полукруг, над его головой что-то скрипнуло. Он замер. Звук повторился. Где это? В камере на самом верху башни? Неужто так громко скрежещет поворачиваемый в замочной скважине ключ?

Жаль, что отсюда не услышишь разговора. До окна слишком высоко. Впрочем, однажды Винсу пришлось стать свидетелем странного явления. Это случилось во время каникул. Он с группой студентов находился в Тикале, разрушенном древнем городе майя в Гватемале, который в течение сотен лет был практически похоронен в джунглях. Работавшая здесь экспедиция археологов раскопала только верхушки башен, оставив рядом горы породы вперемешку с травой и иным растительным мусором. Винс вскарабкался на один такой холм, подтягиваясь за вывороченные корни и лианы, а его подружка осталась внизу. Но когда он подошел к самому краю башни, достигавшей в высоту семидесяти метров, то все равно мог разговаривать с девушкой, даже не повышая голос.

Нечто подобное может произойти и сейчас, подумал он, напрягая слух.

— Марика! — донесся до него девичий голос. — Наконец-то ты вернулась!

— Я ненадолго.

— Прошу тебя! Я так боюсь... — Последняя фраза больше походила на рыдание.

— Знаю. Но у меня есть хорошая новость. Прибыла девушка, о которой ты мне рассказывала.

— Рита! Слава Богу!

— Я сообщила ей, что ты находишься здесь. Теперь нужно подождать.

— Мне кажется... я с ума сойду, если останусь здесь хотя бы на день. Безумием было удирать из дому!

— В этом нет твоей вины.

— Есть!

Марика произнесла несколько утешительных слов, затем сказала:

— Ну, мне пора.

— Пожалуйста, не уходи!

— Охранник заподозрит неладное. Я отдала ему часть твоего ужина, но все равно...

— Ладно, я понимаю. Спасибо тебе. Мой папа будет тебе очень благодарен.

Винс весь превратился в слух. Выходит, наверху действительно находится Синти. А с ней маникюрша из дамского салона, которая передала Рите записку. Марика.

Он тихо отступил под деревья. Надо же, как повезло! Но возможно и другое: кто-то нарочно все так устроил, чтобы Винс оказался свидетелем этого разговора.

Столько всяких «но»...

Например, охранник тоже мог слышать беседу Синти и Марики и сейчас докладывает начальству.

Винсу очень хотелось поскорее обсудить случившееся с Ритой. Возможно, у нее есть дополнительные сведения о Марике. Что, если маникюрша нарочно заслана к Синти с целью расставить сети для них всех?

Винс высоко ценил интуицию Риты, но осознавал, что им нескоро удастся обменяться информацией. Потому что «сантехник» Тейлор скорее всего побывал на вилле в их отсутствие и всюду насовал жучков.

Не лучше ли еще немного побыть здесь? Авось удастся услыхать еще что-нибудь полезное.

Сэвидж осторожно направился обратно к главному входу. Охранник уже расправился с куриной ножкой и теперь вытирал губы и пальцы бумажной салфеткой, в которую затем завернул косточки.

Вскоре из двери вышла Марика. Алехандро отдал сверточек ей.

— Унеси это с собой.

— Конечно. Я не хочу , чтобы у тебя возникли неприятности.

— Что-то ты долго там возилась.

— Разве? Просто я поговорила немного с девчонкой. Жаль ее, бедняжку. Она мне кое-что рассказала.

— Что?

— Оказывается, ее отец очень богат. Он наверняка щедро вознаградит... — Марика внезапно осеклась и быстро сунула пакетик с костями в карман юбки.

Через секунду Винс понял, что явилось причиной столь внезапной перемены поведения.

На дорожке показались двое вооруженных охранников, которые быстро приближались к главному входу. Алехандро вытянулся по стойке «смирно».

— Что здесь происходит? — спросил один из прибывших.

— Рановато вы, ребята, — обронил Алехандро.

— Количество проверок удвоено. Услыхав эту фразу, Сэвидж мысленно выругался.

— Вижу, ты нас не ждал, — заметил второй патрульный. — И чем вы тут занимаетесь?

— Ничем особенным. Марика принесла заключенной еду. Все как обычно.

— Что-то здесь нет никакой корзинки.

— Я уже отнесла ее наверх, — пояснила девушка.

— Так почему до сих пор околачиваешься тут?

— Мы с Алехандро просто перекинулись словечком.

— Правила нарушаете?!

— Ладно тебе, ведь никакого вреда от этого нет.

— Ну да! А если кто-нибудь попытается освободить девчонку, пока вы тут болтаете?

Марика рассмеялась.

— Какой дурак на это отважится?

— Не знаю. Нам приказано за всем следить. У тебя могут быть неприятности.

— Надеюсь, что нет. — Марика шагнула вперед. Из своего укрытия Винс видел, как она погладила ладонью рубашку на груди патрульного.

Тот притянул женщину поближе.

Когда его рот приблизился к губам Марики, она не сопротивлялась. Наоборот, обвила шею мужчины руками и прильнула к нему всем телом.

Патрульный скользнул ладонями по ее спине, обхватил ягодицы и прижал к себе еще сильней.

Не думаю, что это входит в перечень его обязанностей, мелькнуло в голове Винса. Бьюсь об заклад, Рэддинга заинтересует информация Об этом маленьком инциденте. Может, воспользоваться ею во время переговоров? Но тогда придется объяснять, откуда эти сведения и что я делал возле башни...

— Убедительно, — заметил патрульный сдавленным от возбуждения голосом.

Готов спорить, что парень испытывает давление не только в области горла. Сэвидж понимающе усмехнулся про себя.

— Но недостаточно, — продолжил патрульный. — Хочется большего.

— Это можно устроить. — Марика покосилась на остальных охранников и быстро добавила:

— Только не здесь. Иначе точно попадем в передрягу.

— Я сменяюсь через два часа.

— Чудесно. Приходи ко мне.

— Куда?

— В дом, где живут слуги. Войдешь через главный вход и повернешь направо. Моя дверь пятая с краю. Номер двадцать два.

— Двадцать два, — повторил охранник.

— Да. Буду ждать! — Голос Марики стал игривым и хрипловатым, будто она заранее предвкушала секс с человеком, который только что угрожал ей. Она повернулась и быстро зашагала по дорожке в темноту.

Сэвидж слышал, как мужчины о чем-то заговорили, понизив голос, затем раздался взрыв смеха. Вероятно, тот, кто целовал Марику, счел, что произвел на нее неизгладимое впечатление. Ему было невдомек, что та ведет собственную игру. Из чего Винс сделал важное заключение: Марика желает любой ценой избежать неприятностей. Ради Синти, как он надеялся.

Лежа в темноте, Рита взглянула на электронные часы со светящимися зелеными цифрами. Винс отсутствовал уже почти два часа, и она начала волноваться.

Не заметили ли его охранники и не упрятали ли за решетку? Возможно, сейчас уже идет допрос.

Рите хотелось одеться и выбежать в темноту. Однако это невозможно. Ее дело — оставаться здесь и убеждать всех подслушивающих, что Винс лежит с ней в постели.

С ее губ непроизвольно слетел легкий звук, нечто среднее между стоном и рыданием. Она испуганно зажала рот ладонью, но в следующее мгновение мрачно усмехнулась.

Разве не это она должна делать — издавать звуки?

— О, Винс... — пробормотала Рита. — Как приятно! Не останавливайся... — Свою просьбу она подкрепила серией всхлипов, попутно размышляя о том, что нынче ей выдалась совершенно необычная секретная операция.

Но как бы то ни было, Рита прекрасно осознавала, что от ее сегодняшнего полуночного представления зависит жизнь Винса. Она надеялась, что любой, кто слышит сейчас раздающиеся в спальне звуки, сочтет Сэвиджа превосходным любовником.

Впрочем, так и есть, подумала Рита. Винс действительно весьма искусен в постели. Ее бросило в жар при воспоминании об их первой близости. А затем о вспышке страсти под душем.

Оба раза Сэвидж был на удивление чувственен, сосредоточен и внимателен, причем заботился об ее удовольствии не меньше, чем о собственном.

Сейчас она вспомнила, какие ощущения возникают, когда ладони Винса скользят по изгибам ее тела, а губы прикасаются к обнаженной коже. Вздох удовольствия, слетевший с уст Риты, на этот раз был вполне искренним.

— Винс! — вновь громко воскликнула она. — Винс...

Даже просто думать о нем уже было наслаждением. Не удержавшись, Рита подхватила и стиснула ладонями свою грудь. Напряженные соски отчетливо прощупывались через кружева ночной сорочки. Она зажмурилась и принялась легонько потирать их большими пальцами. Ее дыхание сразу ускорилось.

Она представила себе, что это Винс ласкает ее. Его руки движутся вниз по ее телу, его пальцы скользят по влажным внутренним поверхностям интимных складочек между ног.

И пока Рита грезила, ее собственная рука двинулась на поиски покрытого пушистыми волосками участка. Но, спустившись ниже пупка, она остановилась.

Нет, так дело не пойдет! Своими действиями она только ухудшает положение. Нельзя позволить себе окончательно раствориться в чувственном удовольствии. Мозг должен работать трезво.

Рита постаралась безжалостно погасить пламя, охватившее ее при воспоминании о ласках Винса. Ей нужно было успокоиться, и она знала, как этого достичь. Например, можно обдумать события нынешнего дня, .а также догадку, что Винс что-то скрывает от нее.

Перемена направления мыслей возымела желаемый эффект — они вошли в иную колею. Она задумалась о том, не солгал ли Винс относительно целей своей ночной вылазки? Ведь он вполне мог отправиться на тайную встречу с Рэддингом или с кем-то из его слуг.

Нет! Это невозможно.

И все же зловещее предположение острым лезвием ножа ворочалось в ее мозгу.

Завтра же нужно прояснить этот вопрос. Она должна знать, какова ее истинная роль в операции. А пока ни к чему лежать здесь, мучаясь неопределенностью. От этого никакой пользы. Стараясь больше ни о чем не думать, Рита сосредоточилась на дыхании, вбирая в грудь воздух медленно и глубоко. Это был проверенный способ расслабиться и дать мозгу отдых.

Упражнение неожиданно помогло. Рита даже задремала.

Винс подождал, пока уйдет патруль, а Алехандро вновь станет караулом у ворот, после


чего проверил направление по Полярной звезде и двинулся обратно на виллу.

Теперь, зная маршрут, он мог двигаться сквозь джунгли быстрее. И, несмотря на то что еще пару раз ему пришлось остановиться и свериться со звездным небом, конечного пункта путешествия он достиг всего за сорок пять минут.

Осторожно выглядывая из кустов, Винс изучил заднюю дверь виллы. Все выглядело мирно, но окончательно удостовериться в этом можно было лишь попав внутрь.

Винс нашарил на земле сучок, с помощью которого счистил с подошв кроссовок все, что на них налипло. Затем покинул свое укрытие и вытер обувь о густую траву на маленькой лужайке перед внутренним двориком.

Риту мучил кошмар. Причем ее мозг сразу определил, что это сон, потому что обстоятельства изменилась. Синти не нужно было вызволять с острова. Дочка Стейнхарта находилась дома, а Рита сидела взаперти в Темной башне.

Во сне она видела себя вцепившейся в прутья оконной решетки и напряженно всматривающейся в темные джунгли. Она прислушивалась и чего-то ждала.

Затем Рита увидела со своей верхотуры, как через заросли пробирается к башне человек. Его лица не было видно, но она знала: это Винс. Хочет спасти ее!

Затем, к своему ужасу, она заметила направляющуюся наперерез Сэвиджу группу вооруженных людей.

Рэддинг и его солдаты.

Она прижала лицо к прутьям и крикнула:

— Винс, берегись! К тебе идут!

Он остановился, но было уже поздно. Его схватили и стали избивать прикладами автоматов, а Рита ничем не могла помочь и только с ужасом наблюдала за происходящим.

Внезапно кто-то, тихо приблизившись сзади, грубо отдернул ее от окна. Но Рита не собиралась сдаваться. Она лягала и царапала своего врага, потому что знала — это Рэддинг. Ей почти удалось вырваться, но тут подскочили охранники, крепко схватили ее за руки и повернули лицом к властелину Орхидеи. У Риты невольно вырвалось удивленное восклицание. Потому что перед ней был вовсе не Рэддинг, а Анита. Красотка приблизилась, провела кончиками пальцев по лицу пленницы и с улыбкой шепнула, что теперь та принадлежит ей.

Охваченная невыразимым ужасом, Рита вновь забилась в руках дюжих охранников, пытаясь во что бы то ни стало вырваться из-под власти очаровательной хищницы и одновременно из своего кошмарного сна.

Лежа в испарине среди скомканных простыней, она открыла глаза и в темноте стала считать удары своего сердца, пока подозрительный шум не подсказал ей, что опасность еще не миновала — реальная опасность.

Винс пересек остающееся до крыльца пространство. Здесь было темнее, потому что стена создавала тень. Он негромко выругался, наткнувшись во мраке на один из садовых стульев.

Спеша поскорее войти в дом, он оттянул раздвижную дверь, переступил порог... И чья-то рука обвила его шею и стиснула, едва не задушив.

Глава 10

Винс попытался вдохнуть, но тиски сжались сильнее. Задыхаясь, он качнулся вперед, однако неизвестный противник повис на нем, создавая противовес собственным телом.

Боже правый! Выходит, сюда явились охранники, обнаружили только Риту и увели с собой.

Но один из них остался дожидаться его.

Он отбросил эту мысль, едва она возникла. Сжимающий его горло человек весил удивительно мало. Вдобавок Винс ощутил спиной некую мягкость.

Женская грудь.

Рита! Вероятно, она услышала его шаги, подумала, что к вилле подкрадывается кто-то из охраны Рэддинга, и решила атаковать первой.

Это я, Винс! Прекрати, иначе ты меня задушишь! — мысленно завопил он, так как по-прежнему не мог издать ни звука.

Дьявол, какая же она настырная! И смелая. Бросилась с голыми руками на вооруженного человека.

Однако ему недолго осталось восхищаться храбростью напарницы. Ровно столько, сколько он сможет выдержать без воздуха. В темноте ничего не было видно. И не слышно из-за шума крови в ушах. Но одно Винс знал точно: но что-то срочно предпринять, иначе сознание покинет его.

Тем не менее действовать следует так, чтобы не причинить Рите вреда.

Он попятился, чем удивил свою противницу. Ее хватка на миг ослабла. Тогда Винс резко пригнулся, рывком перекинув Риту через себя Она шлепнулась на ковер.

Это дало ему возможность пару раз хватануть ртом воздух. В следующее мгновение Рита уже была на ногах.

Она вновь бросилась на него, причем с такой яростью, словно от исхода схватки зависела ее жизнь.

Зубы Винса звучно цокнули, когда кулак Риты угодил в его челюсть. Удар оказался на удивление ощутимым, однако он не повлиял на реакцию Винса. На сей раз он не оплошал: крепко схватил ее за запястья и вновь перекинул через себя, уложив на спину. И не дожидаясь, пока она вырвется, навалился сверху, крестом распластав на ковре.

— Прекрати! — глухо прорычал он, почувствовав, что Рита поднимает колено с явным намерением причинить серьезный ущерб его мужскому достоинству.

Услыхав знакомый голос, она замерла, потом судорожно втянула воздух.

— Сюрприз! — шепнул он и разжал руки.

Увидев, что Рита не собирается продолжать сражение, он перевернулся на бок, захватив с собой и ее.

Они лежали на ковре, тяжело дыша.

— Прости, — пробормотала она. — Я не знала...

Да, так и есть, подумал он. Наверное, у нее нервное перенапряжение. И немудрено! Когда Рита услыхала, что кто-то входит в дом, ей померещилось невесть что.

Винс попробовал поставить себя на ее место. Если бы нечто подобное произошло с ним, он непременно попытался бы объяснить мотивы своего нападения. Впрочем, в данных обстоятельствах это вряд ли было бы разумно.

Прежде чем Рита успела произнести что-нибудь еще, Винс закрыл ей рот рукой и пару секунд подержал. Убрал лишь тогда, когда Рита кивнула.

Она приблизила губы к самому его уху и прошептала едва слышно:

— Прости, я слегка вздремнула и увидела сон...

— Плохой?

— Да. Этот остров заставляет меня нервничать. Мне приснилось, что люди Рэддинга схватили тебя. Они... В общем, когда я проснулась и услышала шорох, я решила, что...

Он кивнул.

— Я здесь. — Ему очень хотелось поведать Рите о перипетиях своей вылазки. О том, что путь к Темной башне занял больше времени, чем можно было ожидать. Потом выложить всю новую информацию. А также предупредить об исходящей от Рэддинга опасности. И уверить, что не даст Риту в обиду.

Ему пришло в голову, что можно выйти во дворик и поговорить там. Однако он решил, что не стоит больше сегодня испытывать судьбу, и отказался от своей идеи.

Что они скажут охранникам, если те на них наткнутся? Вновь заведут сказку о желании заняться любовью на свежем воздухе? Глупо, учитывая, что они и так устроили нынче ночью — видимость сексуального марафона.

— Винс?.. — шепнула Рита, вероятно ощутив возникшее в его теле напряжение.

Он ничего не мог рассказать ей о недавних событиях, во всяком случае не сейчас. Вместе с тем ему хотелось как-то успокоить ее.

— К твоим услугам, детка.

Винс ощущал дыхание Риты на своих губах. Он многое отдал бы сейчас за возможность видеть ее лицо. И чтобы она тоже видела его глаза. Но в спальне было слишком темно, поэтому он просто прильнул к ее рту, собираясь запечатлеть на нем короткий поцелуй — простое свидетельство взаимопонимания. Но в тот миг, когда их губы соприкоснулись, ему стало ясно, что это самообман.

У него возникло чувство, будто он тонет и ничто не сможет его спасти, кроме ее объятий.

Наверное, Рита испытывала похожие эмоции, потому что у нее вырвался страстный стон, вслед за чем она обвила его шею руками. И сама углубила поцелуй.

Винс хотел попросить, чтобы Рита остановилась, сказать, что они не должны этого делать и он не вправе требовать от нее больше, чем она уже дала сегодня. Однако слова остались непроизнесенными.

Винс желал Риту весь день. Вернее, желание вспыхнуло в нем сразу же, как только минувшей ночью они покинули душ. И спектакль, который им пришлось нынче разыгрывать в течение дня, лишь усугубил положение. Потому что каждое прикосновение, каждый поцелуй распалял его слепую, сумасшедшую страсть.

Сейчас, прижав Риту к груди, он слышал собственное гулкое биение сердца.

Он настолько растворился в волшебном вкусе поцелуя, что практически забыл о путешествии к Темной башне. Да что там — у него вылетела из головы даже цель их прибытия на Орхидею! Осталась лишь одна реальность — теплая, податливая женщина в его объятиях.

Впрочем, Винсу в какой-то степени даже хотелось, чтобы Рита отстранилась. Потому что во всем этом для нее нет ничего хорошего. И в первую очередь ей не подходит он сам. Серьезных отношений предложить он ей не может — в силу рода своей деятельности. А короткая интрижка?.. В данном случае от нее следовало бы отказаться, но как трудно это сделать, когда слышишь приглушенные грудные стоны женщины, словно умоляющей углубить поцелуй!

Когда Рита потянулась руками к бедрам Винса и прижалась к нему, легонько трясь животом о плотный выступ пониже его пупка, он понял, что не справится с собой и овладеет ею прямо здесь, на ковре.

Эта мысль удивительным образом вернула его к реальности.

— Не здесь, — сдавленно произнес он. — Не на полу. — Он оторвался от Риты и повернулся на спину, тяжело дыша.

— Винс? — Ее дыхание тоже было неровным. — Просто я стараюсь вспомнить, что являюсь цивилизованным человеком.

— И что дальше?

Винс повернул голову. В темноте он видел лишь профиль Риты, но не выражение ее лица.

— Только то, что нам нужно отправиться в постель. — Он уже достаточно пришел в себя, чтобы вспомнить о возможном прослушивании.

Дьявол! Как хочется побыть с ней наедине. Включить свет, увидеть красоту ее тела, чувственное выражение лица. Наблюдать за нарастанием страсти.

Вместе с тем он скорее умер бы, чем позволил ублюдкам Рэддинга потешаться над сценами их любви.

Он встал, протянул руку, помог Рите подняться с ковра, после чего повел ее к постели. Даже в темноте было заметно, как скомканы простыни. Она не обманывала, рассказывая о тревожных сновидениях.

Винс наклонился, поправил постельное белье и тихо произнес:

— Ложись.

Она скользнула на кровать, легла на спину и протянула к нему руки.

Он посмотрел на нее сверху вниз, чувствуя, что его переполняют эмоции. Он желал Риту со страстью, граничившей с помрачением рассудка. Однако это являлось лишь частью испытываемых им чувств. Его захлестывали желания, которых он прежде не ведал. И ему было страшно даже мысленно дать определение своим эмоциям.

Чувство самосохранения заставило его отбросить от себя все мысли. Он скинул кроссовки и носки, стянул через голову футболку, затем взялся за резинку спортивных брюк И тут слегка замялся.

Его член уже и так был тверже камня. Если он войдет сейчас в Риту, развязка наступит после пары движений.

Но он никогда не был эгоистичным любовником, ему всегда требовалось нечто большее, нежели просто сбросить скопившееся за день напряжение.

Винс хотел медленно распалить Риту, разделить с ней каждое мгновение удовольствия и лишь затем позаботиться о себе. Но если он сейчас разденется, то просто не сможет сдерживаться хоть сколько-нибудь долго. Придется сразу внедриться в сладостные женские глубины и удовлетворить собственную страсть.

Поэтому Винс не стал снимать спортивные брюки и прямо в них вытянулся возле Риты, слегка склонившись над ней. Та скользнула рукой по его спине, достигла резинки брюк и замерла. Затем чуть приподняла голову, и он в темноте почувствовал на своем лице ее вопросительный взгляд.

— Не сейчас, — хрипловато произнес он, в свою очередь отправляясь путешествовать рукой по скрытому под ночной сорочкой телу и одновременно вспоминая, сколь пленительно выглядит оно сквозь кружева. Особенно темные круги сосков и светлые кудряшки волосков между ног.

Винс двинулся рукой к ее груди, нырнул пальцем под край выреза лифа и нежно погладил упругую выпуклость, в награду услышав, как дыхание Риты сначала на миг замерло, а затем ускорилось.

Он почти достиг пальцем соска, но в последнее мгновение убрал руку, так и не дотронувшись до тугого бутона.

Рита издала разочарованный звук и в темноте потянулась к Винсу, безмолвно умоляя о более ощутимом прикосновении. Однако он не спешил дать ей то, в чем очень нуждались они оба. Еще рано. Пусть ее страсть достигнет максимального накала и сравняется с его собственной.

Рита нетерпеливо пошевелилась, взяла его руку и попыталась прижать к тому участку своего тела, где больше всего желала ощутить нажим. Он не поддался. Более того, схватив за запястья, он завел ей руки за голову. Затем, нашарив кружевной подол, стянул с Риты ночную сорочку, обернул ее вокруг тонких женских рук и закрепил узлом на спинке кровати. Рита лежала перед ним во всей своей наготе и с привязанными над головой руками. Впрочем, в качестве веревки кружева были весьма ненадежны. При желании она могла бы легко освободиться от пут. Однако не стала этого делать.

Винс склонился над ее ухом. — Тебе хорошо?

— Да.

Он удовлетворенно кивнул. Никогда еще у него не возникало желания обездвижить женщину подобным образом, и в глубине душа он осознавал символичность своих действий. Винс словно привязывал Риту к себе, хоть и не имел на это никакого права.

Взгляд его скользил по ее телу, едва различимому на фоне белых простыней. Больших усилий ему стоило не протянуть руку и не зажечь стоящую на тумбочке лампу. Мысль о возможных соглядатаях остановила его и на этот раз.

Он встал на колени и принялся нежно поглаживать Риту по животу и по бедрам. Эти прикосновения порождали у него массу фантазий. Сейчас Рита находилась в его власти. Он мог сделать с ней что угодно. И точно знал, что это будет.

Рита назвала его по имени, нежно, с мольбой. В темноте ее лицо выглядело светлым пятном. Он наклонился, чтобы мелкими поцелуями покрыть ее подбородок и шею.

Винс решил обойтись пока без рук, действуя только губами. Медленно, не спеша, он двинулся вниз, к вздымающимся выпуклостям груди, которые поочередно обласкал, прежде чем перейти к вертикально стоящим соскам.

Рита задыхалась. Винс ощущал исходящие от ее тела волны тепла, которые словно обжигали его. Подняв голову, он различил впотьмах, что Рита крепко схватилась связанными руками за прутья решетки, словно от того, удержится она или нет, зависит ее жизнь.

Грудь у нее была не очень большая, но чрезвычайно чувствительная. Он подумал об этом, вновь склонившись над Ритой и вбирая в рот ее сосок.

Он столь искусно действовал языком и зубами, что Рита не удержалась от громкого стона. Услыхав его, он временно отказался от установленных им же самим правил и нашел пальцами другой сосок.

Рита заерзала, выгнулась и издала словно молящий о пощаде стон.

Никогда еще Винс не желал женщины так сильно. Изнывая от страсти, он прижался к ее бедру своей болезненно пульсирующей плотью, чтобы хоть немного утолить чувственный голод. Но вместе с тем ему в равной степени хотелось доставить удовольствие Рите, поэтому спортивные брюки пока остались на месте.

Судорожно вздохнув, он отстранился от бедра Риты. Он отчаянно желал увидеть, впитать в себя каждую деталь, обозначившую всплеск ее чувственности. Отвердевшие соски, разгоряченную кожу, лихорадочный блеск в глазах. Однако ему приходилось довольствоваться другими .ощущениями — осязательными, слуховыми, вкусовыми.

Вкусовыми особенно!

Он переместился ниже и лизнул аккуратный пупок. Ответом стало мгновенное сокращение мышц плоского девичьего живота. И как зеркальное отражение — его собственных.

Быстро взяв одну из подушек, он подложил ее под ягодицы Риты. Та издала слабое вопросительное восклицание.

— Вот так... — невнятно произнес он, после чего решительно раздвинул ее бедра и склонился над прелестным лоном. '

Рита вновь издала звук, который можно было счесть возражением, но одновременно и своего рода приглашением. Он так и не понял, что она хотела сказать. Впрочем, сейчас это его ничуть не интересовало. Он хотел одного: поцеловать Риту, упиться блаженным ощущением ее женского естества.

Осторожно раздвинув пальцами покрытые светлым пушком складочки и обнаружив всю степень возбуждения Риты, Винс почувствовал отклик в собственном теле. Ее лоно было нежным, набухшим, сочащимся влагой.

С глухим гортанным рокотом он прильнул губами к этой роскоши, запустив язык в соблазнительное углубление.

Его рот наполнился вкусом тепла, меда и страстного женского желания. Она судорожно задвигалась под ним.

Ему пришлось придержать ее бедра, нежно, но твердо. В ответ он услышал протестующий возглас, но оставил это без внимания. Потому что сегодня хотел управлять ситуацией сам. И еще — всецело ощутить свою способность подвести Риту к крайней степени удовольствия.

Сейчас она моя! — вспыхнуло в отдаленном уголке его сознания. Вместе с тем он понимал, что в эту минуту тоже принадлежит Рите, причем не только телом.

Так как выразить чувства словами было невозможно, он делал это при помощи рта — целовал нежную плоть, сжимал губами, ласкал долгими медлительными движениями языка, заставляя Риту вскрикивать от наслаждения. Очень скоро ему удалось определить, что ей нравится больше всего.

Она напряженно прижалась к лицу Винса нижней частью тела. И когда он ощутил, как по нежным мышцам под его губами пробежали первые судорожные спазмы — предвестники приближающегося взрыва наслаждения, — то в его собственной груди будто что-то оборвалось.

Перевалив через гребень удовольствия, Рита выкрикнула его имя, и Винс словно утонул в ее оргазме, ошеломленный потоком ощущений, идущих из глубины женского естества и передающихся его губам.

Распираемый собственным желанием, Винс подождал, пока Рита слегка успокоится, потом сорвал с себя спортивные брюки и с ходу проник предельно отвердевшим стволом меж ее ног. Их тела содрогнулись от силы, с которой это произошло. К тому же Винса потряс внезапный наплыв эмоций.

Он всегда воспринимал секс как одну из форм удовольствия. Физического. Но нынешней ночью привычное действо как будто вышло на некий новый уровень.

Что-то случилось с ним, когда он проник в Риту и начал двигаться. Его наполнили такие чувства, о существовании которых он прежде даже не догадывался.

Винс ощущал, как Рита вторит его движениям, покачивая нижней частью тела. Затем он почувствовал, как ее руки обвили его шею, и сообразил, что она высвободила их из узла.

Горячечное дыхание Риты смешалось с его собственным, ее пальцы скользнули по его спине и впились в ягодицы.

Через какое-то время Винс содрогнулся, освобождаясь от напряжения, голова его запрокинулась, и он целиком отдался всепоглощающему экстазу. Отдаленным уголком сознания он отметил, что Рита тоже конвульсивно дернулась под ним, на миг сильнее впившись ногтями в кожу, и издала громкий стон.

Винс опустил голову на ее плечо. Казалось, его покинули все силы. Спустя минуту, когда мозг вновь заработал нормально, он попытался подняться и лечь рядом, но Рита удержала его, шепнув:

— Останься во мне.

Ему тоже этого хотелось — быть соединенным с ней как можно дольше. Подхватив ладонями ее ягодицы, он повернулся на спину, захватив ее с собой.

— Мы должны поспать. Ночь выдалась долгая...

— Да, — ответила она.

Он порадовался, что впервые за этот день они могут разговаривать громко, не страшась быть услышанными. Он не хотел сейчас распространяться о своих новых эмоциях, потому что меньше всего на свете желал делиться ими с Ритой. Они были слишком необычны, свежи и... опасны.

Рэддинг читал отчеты службы безопасности, попивая кофе со сливками и поедая превосходно приготовленные яйца «бенедикт». Попутно он размышлял о том, как плохо, что на вилле «Агапантус» не установлено новое видеооборудование. Впрочем, если бы Винс Кросби обнаружил замену, то непременно устроил бы новую расправу над дорогостоящей аппаратурой. Но Рэддинг пока не готов вступить с этим парнем в открытую конфронтацию. Сначала нужно добыть побольше информации. А она очень скоро поступит из Соединенных Штатов.

По мнению Рэддинга, Кросби с самого начала бросил ему вызов. Да, интересно было бы устроить с Винсом спарринг. Разумеется, здесь, на Орхидее, выиграть у Криса никому не удастся. Здесь все под его контролем.

Пока Винс и Рита находились на вечеринке, местные электрики посетили их виллу и удостоверились, что все подслушивающие устройства на месте и в отличном состоянии.

Жаль только, что аппаратура зафиксировала лишь обрывки фраз и звуки интенсивной любви. Причем ближе к полуночи пара словно с цепи сорвалась.

И все же от этой информации нет никакого толку. Она означает лишь одно: вернувшись после приема на виллу, Винс и Рита отправились в постель.

Кстати, судя по всему, мистер Кросби просто какой-то сексуальный гигант. Но есть у него один пунктик — он помешан на неприкосновенности своей частной жизни. Даже во время последней вечеринки он больше помалкивал, беседу в основном вела Рита.

А девица-то горяча! И ведь можно ее разогреть еще больше. Есть несколько проверенных способов.

Представив себе перспективы грядущего дня, Рэддинг даже заерзал от нетерпения. По его венам растеклось сладкое предвкушение.

Рита просыпалась медленно, с удовольствием вспоминая, как они с Винсом накануне занимались любовью. Он все еще находился в ней, когда ее сморил сон.

Повернувшись на бок, она протянула руку, чтобы дотронуться до него, но его рядом не оказалось. Простыня была прохладной на ошупь.

Выходит, Винса нет уже давно. Он ушел, не удосужившись разбудить ее. Или поцеловать. Или приласкать как-нибудь иначе. Ее охватило острое чувство утраты. Она повернулась на спину и уставилась в потолок, пытаясь прогнать закипающие в уголках глаз слезы.

Минувшей ночью все было по-особенному. Казалось, между ними что-то изменилось, произошло что-то важное.

Рита понимала, что возникшая в ее груди боль не имеет серьезных причин, но ничего не могла с собой поделать.

Не мучь себя. Ты знала, на что идешь, когда умоляла взять тебя на эту операцию. С тех пор ничего не изменилось. Так что не придавай большого значения вчерашней близости с Винсом. Он рассматривает ее совершенно иначе, чем ты. Вероятнее всего, ему туго пришлось там, в джунглях, и он просто хотел слегка расслабиться.

Однако с последним Рита не желала мириться. Интуиция подсказывала ей, что не все здесь так просто. Вчера Винс держался с ней так, словно хотел показать, как много она для него значит.

Рита скомкала и крепко сжала в руках простыню, но это не помогло остановить воспоминания. Ночью Винс обращался с ее телом как скульптор, доводящий до совершенства прекрасную статую. Его инструментами были язык и губы. Хотя после тонкой отделки он все-таки применил гораздо более толстый и твердый инструмент.

Ночью Рита высвободила руки из пут, потому что испытывала острую потребность прикоснуться к Винсу, обнять, прижать к груди, каким-то образом выразить свои чувства — ведь искренние разговоры в ту минуту были запрещены и не оставалось иной возможности сказать, какое райское блаженство он ей доставляет. Ей и сейчас хотелось сделать то же самое, но он ушел, не оставив ей такой возможности. Она еще крепче стиснула простыню, словно это могло утолить боль в сердце. И пока Рита лежала, погруженная в свои переживания, ее постепенно охватил стыд. Что с ней происходит, черт возьми? Вновь взялась за старое — грезит о Винсе, когда любовь с ним является всего лишь частью задания!

Сэвидж прибыл сюда, чтобы помочь найти Синти. Им предстоит важная работа. И чем скорее будет вызволена дочка Стейнхарта, тем будет лучше для всех.

Если они вернутся в Нью-Йорк, — нет, когда вернутся! — у них будет масса времени для того, чтобы разобраться в личных отношениях. А до той поры нужно сосредоточиться на текущих проблемах.

Мысленная взбучка оказалась именно тем, в чем она сейчас нуждалась. Рита свесила ноги с кровати и встала. Она была совершенно голой.

Пускай спальня нашпигована видеокамерами — к черту!

Криво усмехнувшись, Рита подняла средний палец левой руки в неприличном салюте. Затем достала из шкафа чистое белье и ушла в ванную, не забыв запереть за собой дверь.

Горячий душ помог ей вернуть хорошее расположение духа. Взяв с полки станок Винса, она побрила ноги. Вытерлась большим пушистым полотенцем, натянула трусики и лифчик и вернулась в спальню, где облачилась в лимонного оттенка шорты и трикотажный топ, украшенный спереди рисунком в виде маленьких бабочек. Затем она сунула ноги в стильные, но очень удобные сандалии. К тому времени, когда Рита вышла в гостиную, эмоции вновь полностью находились под ее контролем.

Винс сидел за столом, читая утренний выпуск «Нью-Йорк таймс».

— Как спалось? — спросил он, сворачивая газету и откладывая ее в сторонку с улыбкой, которая показалась Рите истинным воплощением мужского самодовольства.

Ей захотелось стереть с его лица это выражение, однако она тут же одернула себя. Что бы ни произошло между ними ночью, утром они должны вновь играть свои роли. Парень, всю ночь ублажавший свою подружку, имеет полное право на самодовольный вид.

Поэтому Рита — хоть и не без внутреннего досадливого вздоха — промурлыкала сладко:

— Чудесно, милый.

Их глаза встретились, и они на миг застыли, затем Винс опустил взгляд в кофейную чашку.

То-то дорогой! — подумала Рита, направляясь к тележке с завтраком и наливая себе кофе.

— Чем сегодня займемся? — спросила она.

— Меня пригласили поиграть в гольф.

— Ты пойдешь?

Винс многозначительно взглянул на нее.

— Конечно. Почему бы тебе не побыть пока здесь? Встретимся за ланчем.

Рита едва не взвыла от разочарования. Ей не хотелось, чтобы Винс уходил. Лучше бы он остался с ней и рассказал, как прошла ночная вылазка. Однако подружка — или невеста — Винса Кросби, разумеется, не стала бы ему возражать.

Он встал, подошел к Рите и потрепал ее за щеку.

— Будь хорошей девочкой в мое отсутствие.

— Да, милый.

— Не выходи во дворик, там можно быстро обгореть на солнце.

То есть ей следует оставаться внутри? Что это, предупреждение?

После ухода Винса Рите стоило больших усилий не начать ходить из угла в угол. Безусловно, та, кого она изображает, легко нашла бы способ занять себя какими-нибудь пустяками. Поэтому, просмотрев видеокассеты, она выбрала мыльную оперу, поставила ее и приготовилась к двум часам скуки.

К тому времени, когда Винс вернулся, Рита чувствовала себя так, будто ее лишили половины мозга.

Пока они с аппетитом уплетали изысканные блюда, доставленные на другой тележке, Винс хвастался своими подвигами на площадке для гольфа.

Поев, он встал и потянулся.

— Что скажешь насчет прогулки к берегу?

— Блеск!

Преувеличенный энтузиазм этого восклицания вызвал ироничную усмешку на его губах.

Рита оставила это без внимания. Ее больше интересовал скрытый контекст беседы.

Морское побережье, на которое накатывают волны. Они с Винсом уже ходили туда, чтобы поговорить. Однако их остановили охранники. Может, на сей раз повезет больше?

На рассекающей джунгли дорожке он взял ее за руку. Она вопросительно взглянула на него, но он ничего не сказал, потому что в этот момент они проходили мимо одного из вездесущих садовников, от которых здесь просто спасу не было.

Садовники. Охранники. Между ними наверняка нет никакой разницы, разве что последние открыто носят оружие. Вероятно, в обязанности парковых работников входит поддержка охраны, а также передача сведений.

Удивительно, но никто не остановил Винса и Риту, когда они вышли к лестнице, ведущей к берегу. Затем последовала короткая прогулка по песку — и вот они стоят у самой кромки пенного прибоя, рука в руке, любуются бирюзового оттенка волнами, норовящими подобраться к самым ногам.

— Ты хотел поговорить? — спросила Рита -Да.

Боже правый, сколько же у нее всего накопилось. Прежде всего она хотела узнать, что означает вчерашняя вспышка страсти. Однако личные дела в данном случае имеют второстепенное значение. Самый главный вопрос касается Синти. Не дождавшись от Винса продолжения, Рита взглянула на него.

— Синти держат в башне? -Да.

— Уже кое-что.

— Ей приносит еду та молодая женщина, о которой ты рассказывала мне, Марика. Похоже, они сблизились. Мне удалось подслушать их разговор, во время которого Марика сообщила дочке Стейнхарта, что ты на Орхидее.

— Выходит, она на нашей стороне? — радостно произнесла Рита.

— Марика согласилась переспать с одним из охранников, когда поняла, что у того возникли подозрения.

— Ну и что мы будем делать дальше? Как ты планируешь вызволять девчонку из башни? И когда?

— Видишь ли, Рита, мне нужно кое-что тебе сказать...

— Что? — тревожно вскинула она глаза.

— Тебе угрожает опасность.

Глава 11

Рита мгновенно напряглась всем телом. Опасность? От кого?


Она впилась в лицо Винса испытующим взглядом, но, прежде чем тот успел что-либо произнести, на них упала тень. Оба повернулись и увидели стоящего на лестнице охранника.

Сердце Риты сжалось. Сколько времени он там маячит? И что успел подслушать? Может, операция уже провалена?

Пока эти мысли вихрем проносились в ее голове, охранник заговорил:

— Мистер Рэддинг послал меня спросить, не присоединитесь ли вы сейчас к нему.

Для чего? Выпить чашку чаю?

— С радостью, — кивнул Винс.

А что еще он мог сказать? В случае иного ответа им оставалось одно — броситься в океан и вплавь добираться до материка.

Охранник молча повел их к дому Рэддинга. Когда они проходили мимо одного из открытых бассейнов, Рита увидела, что многие пары отдыхают у воды за столиками или в шезлонгах. Выходит, эти индивидуалисты в конце концов подружились. Может, накануне ночью у них была оргия?

Все с интересом проследили за тем, как Винс и Рита входят в сопровождении охранника в дом. Что-то в этих взглядах заставило Риту почувствовать себя так, будто она направляется на собственные похороны.

Они миновали знакомые французские двери, пересекли холл и направились по коридору, по которому уже однажды ходили, ища свободную комнату. Только на этот раз охранник повел их налево, в другую часть здания. Через двойные двери они вышли в очень красивый закрытый внутренний дворик. Одна из окружавших его стен была полностью увита цветущей бугенвиллеей, вдоль другой выстроились в кадках невысокие пальмы. Все свободное пространство дворика было выложено декоративной плиткой. В дальнем углу небольшой водопад каскадом спускался в прудик, где белели лилии и плавали толстобрюхие японские карпы.

Всюду стояли шезлонги и кресла с мягкими подушками. Единственное, что нарушало идиллию, это присутствие Криса Рэддинга и Аниты.

— А, вот и вы! — воскликнул хозяин дома, когда гости вышли на освещенное солнцем место.

Голос Рэддинга вызвал у Риты мурашки на коже.

— Винс, раз уж мы обсуждаем морскую перевозку грузов, хочу показать тебе свои доки.

— Чудесно, — обронил Винс, стараясь держаться того же легкого фамильярного тона, который избрал сегодня Рэддинг.

— Думаю, дамам подобная экскурсия покажется скучной, так что они могут отдохнуть и поболтать, пока нас не будет.

— Ну почему? Мне тоже хотелось бы увидеть доки, — быстро произнесла Рита, с опаской покосившись на Аниту.

Красотка поглядывала на нее так, словно хотела слопать живьем.

Рэддинг покачал головой.

— В другой раз, дорогая моя. Мы с Винсом должны обсудить дела.

Рита могла бы возразить, однако предпочла этого не делать.

— Снова дела... — капризно протянула она. — Терпеть их не могу!

— Мы ненадолго, — заверил ее Рэддинг. — Уверен, девочки, что за это время вы узнаете друг друга получше.

Ну да, как же! — подумала Рита. Рэддинг хлопнул Сэвиджа по спине.

— Идем.

Тот бросил на Риту взгляд, смысла которого она не поняла, и вышел вслед за Рэддингом.

Рита неспешно направилась к пруду и остановилась там, наблюдая за рыбами, лениво плавающими среди водорослей.

— Хочешь покормить их? — спросила Анита.

— Конечно.

Красотка взяла несколько ломтиков хлеба из накрытой полотенцем корзинки и подошла к пруду. Рыбы почуяли угощение и собрались у края водоема. Анита отломила пару мелких кусочков и бросила им. Карпы метнулись к крошкам.

— Твоя очередь, — сказала она, отламывая кусок побольше и протягивая его Рите.

Та взяла, причем ей не удалось избежать соприкосновения с пальцами Аниты. Она поспешно отдернула руку и принялась крошить хлеб в воду.

— Хочешь выпить или перекусить?

— Нет, спасибо. Мы только что ели.

— Ну а мне хочется чего-нибудь прохладительного. Думаю, от этого ты не откажешься.

Рита кивнула.

— Не возражаю.

— И что тебе предложить?

— Охлажденный чай, если можно.

— Чудесный выбор. У нас есть удивительная тропическая смесь. Крис угощает этим чаем особых гостей. А себе я закажу ромовый пунш.

Пунш! Меньше всего Рите хотелось спиртного.

Анита вернулась к столу, взяла маленький колокольчик и позвонила. Очень быстро появился официант в униформе.

— Пит, нам нужны напитки. И, пожалуй, блюдо очищенных фруктов. Тех самых, что подавали к ланчу. Ломтики арбуза, ананаса, груши. Клубнику не забудь. Для мисс Фаулз принеси охлажденный чай, а для меня ромовый пунш.

— Хорошо, мэм, — ответил официант и тут же удалился.

Анита отодвинула стул и села. Рита сделала то же самое.

— И как прошла ночь? Я имею в виду, после того как вы с Винсом покинули нас? — негромко поинтересовалась Анита.

— Нормально.

Анита фыркнула, словно услышав понятную лишь им двоим шутку.

Вероятно, она слышала все, что удалось уловить установленным на вилле микрофонам, подумала Рита.

Напитки были доставлены на серебряном подносе, где также размещалось блюдо с фруктами.

Оперативно, отметила про себя Рита.

— Как ты думаешь, когда вернутся наши парни? ~ спросила она, плеснув в чай немного сиропа.

— О, скоро! Не успеешь соскучиться. Рита отпила глоток. Напиток имел странный привкус.

— Что это за чай? — спросила она.

— Наша особая смесь.

Рита сделала еще один осторожный глоток, потом поставила стакан на столик и поддела двузубой серебряной вилочкой ломтик арбуза, положив его на свою тарелку.

Анита внимательно наблюдала за ней. Несколько минут они болтали ни о чем, но красотка все время нервно ерзала.

— Что-то случилось? — спросила наконец Рита.

— Нет, но Крис будет недоволен, что я плохо развлекаю тебя. Пожалуйста, не говори ему, что чай тебе не понравился.

— Конечно, не скажу, — кивнула Рита и залпом выпила полстакана.

На самом деле она с большим удовольствием вылила бы этот напиток в ближайший цветочный горшок. Рэддинг мог бы предложить и более вкусный чай.

Анита как будто успокоилась.

— Думаю, тебе все-таки нужно последовать моему совету, — обронила она.

— Какому?

— Испробовать все, что предлагает этот остров.

— Именно это я и делаю. Анита тихо рассмеялась.

— Не думаю. Но, уверяю, скоро и впрямь сделаешь.

— О чем это ты? — тревожно произнесла Рита.

Красотка пожала плечами.

— Сама узнаешь.

У Риты вдруг пересохло во рту. Схватив стакан, она отхлебнула еще чаю, потом еще. Ее мозг словно затянуло туманом, сердце билось ускоренно.

— Что-то я неважно себя чувствую. Пожалуй, мне лучше вернуться на виллу. — Собственный выговор показался ей невнятным. В ее голове зазвенели тревожные звоночки. Что-то в самом деле случилось. Причем нехорошее. Не плеснула ли Анита в чай яду? Возможно, на это она и намекает? Тревога мгновенно сменилась ужасом. И хотя Рита плохо соображала, одно ей было ясно: нужно срочно бежать на виллу и там постараться вызвать у себя приступ рвоты.

Путь к причалу преграждали металлические ворота, украшенные изображением двух резвящихся дельфинов. Завидев Рэддинга, двое вооруженных охранников стали по стойке «смирно». Они казались более вышколенными, чем парни, которых Винс видел вчера ночью возле Темной башни.

— Вольно, — сказал властелин Орхидеи. Охранники изменили позицию, но расслабились лишь формально.

Рэддинг вынул из кармана ключ и отпер ворота. Затем отступил на шаг и широким жестом пригласил Винса проследовать внутрь первым.

Они направились к узкому дощатому причалу, У которого стояло несколько судов: высокоскоростной патрульный катер и несколько прогулочных. Самой большой и величественной была старинная яхта, построенная, судя по ее виду, некогда для какого-нибудь европейского короля. Винс не без интереса скользнул взглядом по гладкой тиковой палубе, своими размерами способной соперничать с бальным залом.

— Ну и что ты думаешь, дружище? — спросил Рэддинг.

Сочтя, что хозяин острова интересуется его мнением о доке, а не о маленькой флотилии, Винс ответил:

— Для моих нужд более чем достаточно.

— Здесь очень глубоко. Мы можем принять даже небольшой пассажирский пароход.

— Всего этого мне не нужно. Пакеты с моим товаром не требуют столько места.

— Понимаю.

— То есть мы договорились? — спросил Винс.

— Мне подходит ваше предложение, однако я хочу немного увеличить свою долю.

— Но ведь я и так плачу громадную сумму! Рэддинг усмехнулся.

— Мне приятно устроить соревнование между тобой и Чаком.

— Ладно, что поможет склонить тебя в мою сторону?

— Ты прекрасно знаешь.

Винс взглянул в лицо Рэддинга, в поблескивающие похотливой алчностью глаза и почувствовал, что, несмотря на жару, по его спине пробегает холодок.

— Думаю, пора возвращаться, — заметил он, стараясь говорить как можно спокойнее.

Рэддинг посмотрел на часы.

— К чему спешить? Наши девчонки никуда не денутся. Напротив, будут ждать с нетерпением.

Медовые интонации, с которыми хозяин Орхидеи произнес последнюю фразу, ничуть не уменьшили тревоги Сэвиджа. Он повернулся и быстро зашагал к воротам, не заботясь о том, следует ли за ним Рэддинг.

— Похоже, мне нужно вернуться на виллу и прилечь, — прошептала Рита.

Анита смотрела на нее с оттенком странной радости, от которой тревога Риты лишь увеличивалась.

— Можешь прилечь здесь, — указала красотка на одну из кушеток.

— Нет, домой, — настойчиво повторила Рита, услыхав в своем голосе нотки отчаяния.

Ее попеременно бросало то в жар, то в холод. Стиснув зубы, она взялась за подлокотники стула и попыталась встать. С большим трудом ей это удалось, но в последний момент она едва не шлепнулась обратно. Помешала подоспевшая Анита, которая поддержала Риту под локоть. Той неприятно было ощущать прикосновение длинных пальцев с покрытыми кроваво-красным лаком ногтями, но отстранить Аниту не было сил. Равно как и упорствовать в желании уйти. Все, что Рита могла, это позволить проводить себя через дворик к кушетке, на которую затем тяжело опустилась.

— Давай-ка я устрою тебя поудобнее, — ворковала Анита.

— Не беспокойся, через минуту я буду в норме, — едва слышно пролепетала гостья.

Не обращая на возражение никакого внимания, красотка подняла на кушетку сначала одну, затем другую ногу Риты, после чего расстегнула на ней сандалии и сняла, легонько погладив каждую ступню. На этот раз ее прикосновения не показались Рите такими уж неприятными. Напротив, они подозрительно взволновали ее.

Она попыталась сфокусировать зрение на маячившем перед ней лице, однако оно все равно расплывалось у нее перед глазами. Тело Риты отяжелело, голова словно наполнилась раскаленным воздухом. Кожу покалывало, она вдруг обрела чрезвычайную чувствительность, причем особого рода.

Зажмурившись, Рита попыталась вернуть способность самоконтроля. Но из этого ничего не вышло. Ее не покидало ощущение, будто, с трудом сохраняя равновесие, она стоит на роликовой доске, мчащейся под уклон. И нет никакой возможности предугадать, что случится в следующую секунду.

— Что со мной? — прошептала она.

— Ничего страшного. Просто я кое-что да тебе, чтобы помочь расслабиться и настроится на предстоящее удовольствие.

— Удовольствие? — с запинкой переспросила Рита. Разговор давался ей с трудом.

— Ты ведь уже слегка распалилась, верно? Не противься этому.

Рита смежила веки. Она действительно испытывала сейчас чувственное волнение, от которого пыталась избавиться.

— Я абсолютно спокойна, — вяло слетело ее губ.

— Только меня-то не обманывай! — откликнулась Анита.

Рита почувствовала, как красотка погладила ее по лицу, потом по подбородку, пробежала кончиками пальцев по шее и задела ладонью верхнюю части груди интимным жестом.

— Не нужно! — простонала Рита.

— Но ведь тебе приятно, признайся.

— Нет.

Анита вновь улыбнулась.

— Себе ты можешь солгать, но не мне. Я принимала это зелье и очень хорошо знаю, как оно действует. Ты сейчас будто в лихорадке, верно?

Рита вновь издала полный досады стон. Все именно так, как говорит Анита. Она чувствовала себя разгоряченной и словно млеющей в предвкушении интимной близости. Мало того, сладостная истома нарастала.

— Не нужно так прикасаться ко мне, — взмолилась Рита.

— Да расслабься ты! Многие дамы что угодно отдали бы за отвар, которым я напоила тебя. На женский организм он действует так же, как на мужской виагра. Даже эффективнее. Сама увидишь. Станешь испытывать оргазм за оргазмом. И каждый следующий окажется сильнее предыдущего.

— Отпусти меня...

— Уже поздно. Скоро тебе понадобится разрядка. Твое тело уже требует ее, правда?

Рите очень хотелось возразить, но себя обмануть она не могла. Ее соски болезненно напряглись, между ног усилилась горячая пульсация. Такого мощного желания Рита никогда прежде не испытывала. Это была дикая, затмевающая разум потребность в сексе.

И виной тому снадобье, которое дала ей Анита, — их проклятый «особый» чай! Не следовало его пить. Но отказаться было невозможно...

Рита почувствовала, что красотка склонилась над ней, убирая с лица прядь волос.

— Потерпи, мужчины скоро вернутся. Но сначала я кое-что тебе скажу. Помнишь наш вчерашний разговор? Это Крис был его инициатором. Ему нравится смотреть, как я занимаюсь любовью с девушками. Скоро он будет наблюдать за нами. Но ты можешь закрыть глаза и представить, что тебя ласкает Винс. Это наверняка поможет.

— Отпусти...

— Нет. Не могу. Этого хочет Крис, а я исполняю все его желания. Ему понравится твой вид — с выпирающими из-под одежды сосками. — Анита понизила голос до чувственного шепота. — Но еще больше Крис восхитится, когда мы снимем с тебя майку и лифчик. Знаешь, некоторые женщины способны испытывать оргазм от простого массажа груди. Посмотрим, входишь ли ты в их число. Кстати, пока я займусь твоей грудью, ты можешь запустить пальчики между ног. Так будет даже лучше, мы быстрее добьемся разрядки. Я посмотрю, как ты себя разогреваешь, а позже сама сделаю это для тебя.

Рита тихонько захныкала, чувствуя, что спасения нет. Противиться не было сил, да у нее уже и не осталось уверенности, желает ли она избежать того, о чем столь сладостно шепчет Анита. Внутри нее словно нарастало вулканическое давление. И оно должно найти выход, так или иначе.

Ой нет! Только не так!

Рита вновь попыталась подняться, но Анита попросту толкнула ее на место. И тут чей-то ледяной голос прорезал окутавший ее сознание туман.

— Дьявол, что здесь происходит? Винс! Вернулся! Вовремя...

Рита услышала, как заговорил кто-то другой. Анита.

— Я просто дала Рите одно средство, которое... В общем, оно помогает расслабиться.

— Значит, расслабиться? Так вы это здесь называете?

В разговор вклинился Рэддинг.

— Я не разрешал тебе давать Рите наш напиток! — произнес он таким тоном, словно разговаривал с напроказившим ребенком.

Анита пробормотала что-то невнятное.

Винс подошел к Рите и взял ее лицо в ладони.

— Все будет хорошо, детка.

Та с трудом разлепила веки и взглянула на него, виновато и смущенно.

— Винс, я... — Не договорив, Рита умолкла Ей не хотелось признаваться ему, что она сгорает от желания. Только не перед этими двумя людьми.

Рэддинг продолжал сурово отчитывать Аниту. Однако Рита понимала, что он лукавит. Не кто иной, как сам Крис, велел подружке напоить гостью отваром травки. Анита оправдывалась, но с видом маленькой шалуньи, знающей, что папа не станет ее наказывать.

Беседу вновь прорезал голос Винса, и сознание Риты ухватилось за него как за возможность спасения.

— Все, я забираю ее отсюда! Вы лучше укажите комнату, где мы с Ритой сможем побыть без постороннего присутствия. Я имею в виду помещение, лишенное всякой подсматривающей и подслушивающей аппаратуры!

Другие голоса Рита воспринимала как отдаленное бормотание. Но когда заговорил Винс, каждое его слово было понятно.

— Мы с Ритой пробудем там ровно столько, сколько она будет нуждаться во мне. Если кто-нибудь посмеет войти, я прикончу его собственными руками, ясно?

Ответа она не услышала. Только ощутила, как Винс одной рукой подхватил ее под ноги, другой под плечи, затем поднял и прижал к себе.

Не удержавшись, Рита прильнула к нему налившейся, ноющей грудью. Это было безумно приятно, просто замечательно. Но ей требовалось большего.

— Ну-ну, детка, все будет в порядке, — произнес Винс, покидая уютный дворик.

Пока он нес Риту в дом, та не открывала глаз. По пути он один раз выругался, а чуть позже рявкнул: «Прочь с дороги!».

Рита не знала, как долго это продолжалось но в конце концов Винс опустил ее на широкую кровать.

В спальне было сумрачно. Вдобавок зрение Риты до сих пор пребывало в затуманенном состоянии.

Однако все это не имело никакого значения. Важно было лишь то, чего она страстно желала от Винса. Причем как можно скорее. Срочно!

Ухватив его за плечи, Рита попыталась уложить его поверх себя. Но он разжал цепкие пальцы.

— Нужно запереть дверь.

— Винс! — простонала Рита.

Спустя секунду он уже был возле нее. Он сказал, как страшно сожалеет, что оставил ее наедине с Анитой.

— Ладно, ладно, потом... — поспешно прервала его Рита.

Сгорая от нетерпения, она схватила его руку и зажала между ног, сразу принявшись упоенно действовать нижней частью тела. Одновременно она тискала свою грудь прямо через майку и бюстгальтер. Всего через минуту на нее обрушилась волна дикого удовольствия. Шквал ощущений пронесся сквозь тело и сознание с неумолимостью сошедшего с рельс состава.

На несколько мгновений она практически отключилась от окружающего мира.

У нее осталась единственная способность — воспринимать лишь собственные ощущения. Через какое-то время она пришла в себя, прижалась лицом к его груди и расплакалась.

— Я... не хочу, чтобы ты видел меня такой! — всхлипывала она.

— Не волнуйся, солнышко, все в порядке, — утешал ее Винс, поглаживая по плечам и спине.

— Ошибаешься... Не в порядке... Мне снова нужно это! — воскликнула Рита. — Я чувствую, как внутри меня будто что-то нарастает. Ох, Винс! Я не хочу, не хочу...

— Не беспокойся, детка. Я все сделаю.

— Да, а потом мне будет стыдно смотреть тебе в глаза. — Рита не поднимала лица, потому что уже сейчас испытывала неловкость.

— Глупости! Ты ни в чем не виновата. Потому что не по своей воле выпила эту гадость, — ответил он с нотками едва сдерживаемой ярости.

— Все, мне конец... — причитала Рита.

— Тихо, тихо... — Винс поцеловал ее в щеку, потом в закрытые веки.

Дрожа всем телом, Рита прижималась к нему, потому что в эту минуту не способна была ни на что иное. И еще потому, что желала сейчас Винса так, как никогда ни одного мужчину.

— Я сделаю все, что ты захочешь, только скажи, — негромко произнес тот.

— Мне нужно...

— Да? Говори.

Рита села на постели, рывком стянула с себя майку и сдвинула вверх лифчик, не тратя времени на то, чтобы снять их совсем.

— Я хочу ощущать на себе твои руки. Пожалуйста. Скорее!

Винс лег рядом с ней, обнял и принялся ласкать упругую грудь с напряженно сжатыми сосками. Рита с готовностью отдалась желанным прикосновениям. Но вскоре ей потребовалось большего. Толкнув Винса в плечо, она уложила его на спину, оседлала и почувствовала под собой нечто твердое и продолговатое: он тоже был возбужден.

Издав похожий на сдавленное рыдание звук, Рита прижалась разгоряченным центром своей женственности к находящемуся под ней выступу мужской плоти и принялась мощно действовать бедрами, стремясь добиться желанного трения. Винс, не переставая, ласкал ее грудь.

Взрыв наслаждения застиг Риту на вдохе, в мгновение ока забросив в какую-то иную вселенную, где только и можно было достичь вожделенного освобождения.

Когда все кончилось, он потянулся руками за спину Риты, разъединил крючки бюстгальтера и отбросил его в сторону.

— Лучше? — спросил он, укладывая Риту рядом с собой.

Бедняга! — пронеслось у нее в голове. Наверное, ему не терпится убраться отсюда подальше.

Она лежала, тяжело дыша и глядя на Винса снизу вверх. На ней остались только шорты и трусики, но они казались сейчас слишком тесными и раздражали ставшую чрезмерно чувствительной кожу. Поэтому Рита просто сунула пальцы под резинку шорт и стянула их вместе с трусами. Но, оставшись голой на чужой постели, она вдруг испытала прилив смущения. Ей захотелось спрятаться, раствориться, исчезнуть.

И почему все это не случилось с кем-нибудь другим?

Однако выбора у Риты не было. Оставалось лишь благодарить провидение, что рядом оказался Винс. Если бы вместо него пришлось иметь дело с Анитой и Рэддингом... От одной этой мысли можно сойти с ума!

— Меня чем-то напоили, — прерывисто пояснила Рита. — И вот результат!

— Знаю, дорогая. И мне очень неловко.

— Почему? Ты-то здесь при чем?

— А кто оставил тебя с этой мерзавкой? Рита положила голову ему на плечо.

— Обними меня.

— С удовольствием. Говори, что делать дальше.

— Да нет, я пока в порядке. Или почти. Хотя чувствую, что скоро снова начнется. Оно подкрадывается потихоньку, как хищник в джунглях, а потом внезапно набрасывается.

Винс коснулся губами ее волос.

— Разденься, — попросила она. — Может, все будет выглядеть более естественно, если ты тоже будешь голым.

— Ладно.

Он встал, снял рубашку, затем стянул брюки и трусы. Рита жадно скользнула по нему взглядом, на миг задержавшись на набрякшем и выпрямившемся члене.

— Снадобье и на тебя действует! — негромко заметила она.

— Прости, ничего не могу с собой поделать.

— Не извиняйся. Мне легче от сознания того, что не я одна здесь распалилась. — Фраза закончилась смешком, который сама Рита назвала бы истеричным. Она попыталась подавить внезапную вспышку веселья, но тут ее обеспокоило другое — новый наплыв желания. — Кажется, подступает! — сообщила она с дрожью в голосе. — Иди сюда, скорее...

— Уже здесь. И в полном твоем распоряжении.

— Я чувствую себя ужасно голой! — Это заявление вновь развеселило ее.

Она еще смеялась, когда Винс вытащил из-под нее покрывало, затем простыню. Укрыв Риту, он лег рядом и принялся целовать ее лицо, шею и открытые участки груди.

— Нет, нежность мне не поможет, — сдавленно произнесла она.

Откинув ненужную простыню, она взяла руку Винса и прижала к своему разгоряченному лону. Когда два искусных мужских пальца ловко скользнули в жаркое, влажное углубление между ее интимных складочек, с губ Риты слетел облегченный вздох. Желание нарастало в ней с каждой секундой. Вскоре оно обрушилось на нее ураганом.

Рита впилась в плечи Винса, ощутив, как мгновенно напряглись мышцы под ее ладонями. Закрыв глаза, она сжала кисть Винса бедрами. И пока его пальцы сновали между ее ног, она самозабвенно извивалась, покачивалась и приподнималась, стремясь добиться максимальной полноты ощущений. Наслаждение особенно усилилось, когда Винс слегка переместил руку, чтобы, не вынимая пальцев, помассировать основанием ладони самую чувствительную точку женского тела. Ощутив результат его действий, Рита громко вскрикнула от удовольствия. Через минуту глубины ее лона сковало сильнейшим спазмом, который стал источником бесчисленных волн блаженства, раскатившихся по всему ее телу.

Винс оставался с Ритой до самого конца, неустанно украшая палитру ее ощущений дополнительными ласками.

Под конец Рита раскинулась на подушках, тяжело дыша.

— Довольна?

— Пока да.

Винс хмуро смотрел на нее сверху вниз. Он был настолько зол, что едва сдерживал желание одеться, отыскать смазливую мерзавку, которая все это устроила, и свернуть ей шею.

Заметив, что Рита провела языком по губам, он участливо спросил:

— Хочешь пить? Она кивнула.

— Сейчас принесу воды.

— Винс, ты не обязан ничего делать... кроме того, что уже делаешь для меня. С остальным я справлюсь сама. — Рита села на постели, отчего-то вдруг засмущавшись.

— Ничего, мне не трудно, — ответил он. Ему действительно хотелось сделать для нее все, что только было в его силах, но вместе с тем он нуждался в некоторой передышке.

— Побудешь пока одна?

— Да.

Винс поднялся с постели и направился к двери, которая предположительно вела в ванную. Так оно и оказалось.

Он остановился перед широким сдвоенным умывальником, пытаясь утихомирить свои бушующие эмоции.

Слегка справившись с ними, он открыл воду и оставил, чтобы она стекла и стала холодной. Когда он вернулся от причала и обнаружил Риту лежащей на кушетке в таком состоянии, словно ее накачали наркотиками, то не на шутку струхнул.

Бог ты мой! Даже просто видеть испуганное, искаженное наплывом искусственно подогретой чувственности лицо Риты было невыносимо.

Но, когда Винс перевел взгляд на склонившуюся над ней красивую стерву, от ярости перед его глазами возникла красная пелена. Он понял, что если не уберется сейчас с Ритой из этого дворика, то непременно кого-нибудь прикончит — Аниту или Рэддинга. А может, обоих сразу.

В то же время он осознавал, что расправой . с этой парочкой ничем Рите не поможет. Вспоминая сейчас о тех напряженных минутах, он понял, насколько убийственной оказалась для Рэддинга и его подружки его тяжелая и прямолинейная тактика.

Но тогда Винс ни о чем таком не думал. Он просто старался побыстрее убрать Риту из враждебной обстановки и переместить в какое-нибудь уединенное и безопасное место, где смог бы обеспечить то, в чем она сейчас остро нуждалась.

Так они оказались в этих апартаментах — в главном здании острова! Если бы Рэддинг захотел, приказал бы высадить дверь. Но пока ничего подобного не произошло.

Может, он сообразил, что зашел слишком далеко. Или не желает срывать выгодную сделку.

Однако, как ни верти, они с Ритой все равно попали в передрягу. Невозможно устроить стычку с человеком, подобным Рэддингу, и надеяться, что все обойдется без последствий.

Но с осложнениями Винс разберется позже. Сейчас нужно позаботиться о Рите. Ведь совершенно ясно: она еще не избавилась от действия «чая».

Винс наполнил стакан холодной водой, постарался придать своему лицу спокойное выражение и вернулся в спальню.

Рита полусидела, опершись на подушки. Взяв из рук Винса стакан, она сделала несколько больших глотков.

— Еще?

— Нет, спасибо, — вежливо ответила она, возвращая стакан.

Он поставил его на тумбочку, после чего впервые окинул взглядом окружающую обстановку. Они находились в обширной спальне, сплошь уставленной дорогой антикварной мебелью. И тумбочка, на которую Винс поставил мокрый стакан, тоже, вероятно, стоила бешеных денег.

Подумав об этом, он безразлично пожал плечами.


Рита проследила за его взглядом.

— Придется вызвать горничную, чтобы вытерла.

— Еще чего! — хмыкнул он и внимательно посмотрел ей в лицо, пытаясь определить ее состояние. Собственное возбуждение Винс пока во внимание не принимал. — Ну как ты?

— Так себе. — Рита прерывисто вздохнула. — Это все еще здесь. Я его чувствую. Оно затаилось и ждет. Но пик, по-моему, уже миновал. Вернее... Не знаю, как объяснить... В общем, кажется, я начинаю понемногу контролировать ситуацию. Могу использовать это, а не быть используемой. Понимаешь, о чем я говорю?

— Да, наверное. Мне только интересно, чем же чертовка Анита напоила тебя!

Рита сползла с подушек, приняв лежачее положение. Затем взглянула на Винса, и тот вдруг осознал, что стоит перед ней во всей красе, с торчащим как телефонный столб членом.

— Если задуматься, парни довольно забавно выглядят, когда возбуждены! — хихикнула она.

— Благодарю.

— Я только вчера думала об этом, — словоохотливо продолжила Рита. — Во время нашей прогулки. Вот уж не хотелось бы мне, чтобы всякий раз, когда я завожусь, что-то твердое и толстое появлялось в меня внизу живота!

— Н-да...

— Смотри, он такой большой, красивый. И твердый. Думаю, мне было бы приятно ощутить его в себе.

Ее предположение подействовало на Винса как электрический разряд, который взорвался прямо в его напряженной плоти.

— Прекрати! — скрипнул он зубами.

— Согласна. Довольно разговоров, — улыбнулась Рита.

Передвинувшись поближе к краю кровати, она сомкнула вокруг пульсирующего органа ладонь.

— Не нужно, — сдавленно произнес он.

— Почему?

— Я не имею никакого морального права пользоваться твоим состоянием.

Он действительно так думает. Ведь именно по его недомыслию Рита оказалась в столь дурацком положении.

— Но мне вовсе не хочется, чтобы только я одна здесь развлекалась, — промурлыкала она.

— А я не для этого тебя сюда принес, — возразил Винс, хотя ему было чертовски трудно сохранять сосредоточенность на беседе, в то время как по его члену, захватывая подвижную кожу, скользила женская рука.

— Ммм... как вкусно! — невнятно произнесла Рита, задевая губами горячую, разбухшую плоть.

У Винса перехватило дыхание, но в следующую секунду он вообще забыл, что нужно дышать, потому что Рита медленно прошлась ртом вдоль всей длины его ствола. Вернувшись к началу путешествия, она по кругу обвела языком головку и слизнула выступившую в центре капельку влаги.

Он стоял, безвольно опустив руки и отдавшись агонии томительного наслаждения — особенно когда Рита поглубже вобрала в рот его разбухшую плоть, щекоча языком и посасывая словно огромный леденец. Одновременно она подхватила ладонью и принялась нежно разминать две упругие мужские округлости.

Винс едва дышал, не в силах даже пальцем пошевелить, потому что Рита быстро вела его к кульминации.

Когда она вдруг отстранилась, он издал протестующее восклицание. В следующее мгновение в его затуманенный мозг проникли следующие слова Риты:

— Я хочу тебя. Мне необходимо ощутить тебя в себе!

Осознав смысл сказанного, он облегченно вздохнул, быстро забрался в постель, обнял Риту и прижал к себе.

— Надеюсь убедить тебя поучаствовать в игре, — вновь хихикнула она.

Винс никогда не переходил к действиям, не удостоверившись, что женщина готова его принять.

Однако Рита не оставляла ему выбора. Она попросту обхватила рукой его пульсирующий ствол и потянула к себе. Ему ничего не осталось, кроме как подчиниться.

К счастью, все сомнения насчет готовности Риты исчезли у него в тот самый миг, когда он ощутил под собой вполне осознанные движения нижней части ее тела, которыми она сама задавала идеальный для себя ритм.

Первая волна удовольствия настигла Риту почти сразу же после начала соития. Но Винсу каким-то чудом удалось сдержаться и даже сохранить темп. Благодаря этому он вскоре подвел Риту ко второму взрыву наслаждения. Конвульсивно содрогаясь, она хрипло выкрикнула его имя и больно впилась в ягодицы ногтями.

Тогда и для него наступил момент долгожданного освобождения. Он отдался ему всецело, с непередаваемым блаженством излив в Риту все соки своего организма.

Потом он нежно обнял и поцеловал ее, не сразу заметив некоторые перемены. Глаза Риты были закрыты, дыхание стало мерным и медленным. Она задремала.

Винс вздохнул. Утром, на берегу, Рита спросила, когда он намерен начать операцию по спасению Синти и отбытию с острова. Тогда он ничего не ответил, но сейчас понял, что действовать нужно сегодня. Потому что дальше медлить опасно. Для них обоих.

Вот только в состоянии ли будет Рита помочь ему? Не говоря уже о том, чтобы покинуть Орхидею в одиночку, если обстоятельства сложатся не в его пользу?

Все зависит от побочных эффектов проклятого снадобья, о которых, разумеется, ничего не известно. И надо же было столкнуться с такой неожиданностью!

Прислушавшись к дыханию лежащей рядом женщины, Винс с удовлетворением отметил, что оно наконец успокоилось. Но стоило ему легонько обнять Риту, как она распахнула ресницы и повела глазами по комнате, очевидно охваченная приступом паники.

— Винс! — простонала Рита.

— Я здесь, дорогая, здесь. — Я снова хочу тебя!

Ее полный страсти хрипловатый голос мгновенно вздыбил его интимную плоть. Он вновь был готов исполнить все то, о чем Рита просит. И даже больше.

Глава 12

Когда двумя часами позже Винс сел на постели, намереваясь встать и направиться в ванную, Рита пошевелилась рядом с ним.

— Винс?

— Все в порядке, сейчас вернусь, — отозвался он.

Спустя некоторое время он вновь улегся, и она прижалась к нему.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он,

Касаясь губами ее уха.

— Лучше. Кажется, эта штука теряет силу.

— Очень хорошо.

Рита подняла голову и посмотрела ему в лицо.

— Спасибо тебе. За то, что спас меня от Аниты, и за... — Она смущенно умолкла.

— Не нужно ничего говорить. Спасать тебя было очень приятно.

Рита прерывисто вздохнула.

— Ты ничего не понимаешь. Знаешь, каково это — полностью лишиться воли?

— Да, не хотел бы я испытать на себе нечто подобное... — Он провел рукой по лицу. — Знаешь, а ведь мне было известно, что Анита заинтересовалась тобой. Вчера, беседуя со мной, Рэддинг предложил заняться сексом вчетвером. Но сначала мы бы с ним полюбовались, как вы с Анитой ласкаете друг друга.

Он почувствовал, как Рита вздрогнула. Затем она покачала головой.

— Видишь ли, тут не все так просто. На самом деле Анита не испытывает особого пристрастия к женщинам. Она играет с ними в любовь, потому что того желает Рэддинг.

— Думаю, от этого тебе было бы ничуть не легче.

— Мерзавец держит Аниту в полном подчинении. Как и всех остальных.

— Да, — кивнул Винс, думая о том, что он все равно не вправе уменьшать свою вину в случившемся.

Однако прямо об этом не скажешь. Как и прежде, следует тщательно взвешивать каждое слово, так как, независимо от того что обещал Рэддинг, указывая путь в эту спальню, здесь может быть полно жучков.

Набрав полную грудь воздуха, он медленно выдохнул и произнес:

— Так или иначе, но я знал, какая опасность тебе угрожает. Сначала не хотел ничего говорить из боязни, что ты сломаешься. К тому же убедил себя, что Рэддинг не сделает первого хода без моего согласия. Потом я все-таки решил поговорить с тобой начистоту. С этой целью и привел тебя на пляж. Вот только побеседовать не удалось.

Рита кивнула, но выражение ее глаз не успокоило Винса.

— Не извиняйся, ты не виноват, — неожиданно прошептала она. — Здесь все не так, как в Албании.

— Что?!

Резкий возглас явно смутил Риту. Создавалось впечатление, что она не до конца уверена в том, что говорит.

— Ты знаешь про Албанию?

Рита лежала молча, и он с бьющимся сердцем ждал, что она скажет.

Когда наконец она кивнула, Винс едва не выругался вслух. Боже правый! Выходит, все это время она знала! И не проронила ни единого слова.

— Э-э... я еще не совсем пришла в себя, поэтому брякнула первое, что пришло в голову, — пробормотала Рита, сожалея о том, что затронула столь деликатную тему.

Он метнул в нее предупреждающий взгляд и попытался собраться с мыслями.

— Нам нужно поговорить, — прошептал он спустя минуту, остро осознавая, что они не могут рисковать, вдаваясь в откровенности. Сейчас даже в большей степени, чем прежде. Только не в этой спальне!

Впрочем, возможно, вынужденная пауза окажется даже полезной: ему требуется время, чтобы все как следует взвесить.

— Как думаешь, ты уже сможешь встать? — громко спросил он. — Мне хочется взглянуть, удастся ли тебе устоять на ногах. К тому же сейчас самое время отправиться под душ.

— Хорошая идея, — согласилась она. Поднявшись, Рита почувствовала, что коленки у нее подгибаются. Винс тоже это заметил.

— Ничего, все нормально, — заверила его Рита.

Тем не менее он все же обнял ее за плечи, придерживая все время, пока они шли в ванную.

Там Рита прислонилась к стене, ожидая, пока он откроет воду, шум которой позволит им поговорить. Однако тот медлил с беседой, регулируя температуру.

Наконец Винс протянул Рите руку и они вошли в прозрачную кабинку.

Когда, оказавшись внутри, Рита доверчиво положила голову ему на плечо, тот облегченно вздохнул. Значит, она не склонна обвинять его заранее, не услыхав рассказа. Это хороший признак.

Несколько минут Винс просто стоял, поглаживая ее по мокрой спине и рукам.

Оба молчали, но он понимал, что ему первому предстоит нарушить тишину.

— Откуда ты знаешь, что во время операции в Албании погибла моя напарница?

— Об этом сказал один из моих подчиненных. Он предупреждал, что я сильно рискую, отправляясь сюда с тобой.

— Но ты все равно поехала!

— Да. — Она немного помедлила. — Может, расскажешь, что там случилось?

Винс начал ровным, бесстрастным голосом:

— Кто-то нас выдал, и за нами началась слежка. Там была конспиративная квартира, где мы могли бы отсидеться. Я считал, что так и следует поступить. Однако Элис хотела как можно скорее убраться оттуда. Одну ее я отпустить не мог. А у них там такие дороги, знаешь, петляют по горам. Причем движение по большей части одностороннее. В одном месте мы свернули и вдруг увидели, что навстречу движется огромный грузовик. Мне показалось, что, завидев нас, водитель той махины даже увеличил скорость. Позже я пришел к выводу, что все это не случайно. С нами явно хотели расправиться. В общем, наша легковушка пошла под откос, но мне каким-то чудом удалось выскочить. До сих пор не пойму, то ли я умудрился открыть дверцу, то ли она с самого начала была незапертой. Элис повезло меньше.

— Не вижу здесь твоей вины.

— Я обязан был успокоить ее и заставить переждать опасность на месте!

— Разве это было в твоих силах?

— Не знаю! Я сам миллион раз задавал себе этот вопрос.

Риты сжала плечи Винса. Затем утешительно погладила его по спине.

— Думаю, тебе не в чем себя винить, — тихо произнесла она.

— Легко сказать!

— Винс, я знаю, какой ты ответственный человек. А сегодня еще раз убедилась в этом.

Он едва слышно выругался.

— Я не святой!

— А кто из нас мог бы этим похвастаться! Зато ты всегда знаешь что делаешь. Сохраняешь спокойствие в трудную минуту. И стремишься выполнить работу наилучшим образом.

Винс мысленно повторил последнюю фразу. Что бы это значило? Не намекает ли Рита, что в течение последних часов он просто выполнял свою работу?

Ему очень захотелось уверить ее в обратном, сказать, что в его действиях содержалось много личного. Но в последний момент передумал. Возможно, Рите удобнее рассматривать сегодняшнее происшествие как не имеющее персонально к ним никакого отношения. Что ж, если это поможет увезти ее с Орхидеи в целости и сохранности, то он согласен играть в такую игру.

— Как ты себя сейчас чувствуешь? — спросил он.

Рита отстранилась и выпрямилась.

— Гораздо лучше. Понемногу прихожу в себя. Винс оглядел ее, оценивая не только ее физическое состояние, но и духовное.

— Ты готова сегодня убраться отсюда? Потому что мы не можем больше торчать на этом острове.

— Согласна. Если я должна быть готова, значит, буду. — Голос Риты звучал по-деловому.

Надо же! — невольно восхитился он. Девчонку послали в нокдаун, но она все равно поднимается и продолжает сражаться!

Однако следующие слова Риты заставили Винса удивленно заморгать.

— Не беспокойся, я не подведу тебя, как тогда Элис.

— Но она не...

— Ладно, забудь. Наверное, я не должна была этого говорить. Мы не можем сосредоточиваться на прошлом. Сейчас нужно выбраться отсюда.

Тон Риты внушал уверенность в ее силах.

— Точно, — кивнул он.

— Тогда расскажи, что ты задумал.

Винс придвинулся ближе, склонился к уху Риты и изложил все, о чем думал, пока она спала.

Рэддинга здорово раздразнило не поддающееся контролю возбуждение Риты Фаулз. После того как Винс с подружкой удалились, Крис вызвал двух своих любимиц, чтобы те помогли Аните ублажить его. Но хотя объединенные ласки девушек и сняли физический дискомфорт, настроения все же не улучшили.

Винс Кросби одержал над ним верх. Разумеется, Рэддингу стоило лишь пальцем пошевелить, и от наглеца не осталось бы мокрого места. Но хозяина острова продолжало мучить любопытство. Он очень хотел узнать, кто же такой этот выскочка. Как приятно будет показать мистеру Кросби осведомленность о его тайных делишках — перед тем как прикончить.

Рэддинг собирался принять ванну в своих частных апартаментах, когда в спальне зазвонил красный телефон. Этот аппарат был напрямую соединен с контрольным пунктом охранной службы.

Как был голый, Рэддинг пересек комнату по толстому ковру и снял трубку.

— Что?

— Только что прибыл на частном самолете ваш человек из «Стейнхарт индастриз». Он находится у нас.

— Как? Это еще что за новости! А кто же будет там за всем следить?

— Он говорит, что попал под подозрение. Ему стоило большого труда найти предлог, позволивший уехать из Нью-Йорка. И еще ему крайне необходимо как можно скорее встретиться с вами.

— Ладно, через пятнадцать минут буду. — Рэддинг положил трубку, думая о том, что парню из «Стейнхарт индастриз» совершенно нечего здесь делать. И если у него не окажется уважительных причин для присутствия на острове, то вполне возможно, что до утра он не доживет.

— Запрись и никого не пускай, — сказал Винс, берясь за дверную ручку.

Он увидел, как побледнела Рита, и понял, что, несмотря на внешнее спокойствие, ей не по душе идея остаться сейчас в одиночестве. Но в ходе тайного совещания в ванной они пришли к соглашению, что Рите лучше затаиться и посидеть здесь как можно дольше. Тем более что Анита вроде тоже собиралась напиться сегодня «чаю». Возможно, красотка так и сделала, потом долго и активно предавалась утолению страсти и сейчас лежит без сил. Так что, если Рита и дальше будет оставаться в спальне, это никого не удивит.

Выйдя в коридор, Винс обнаружил стоявшего неподалеку от двери слугу.

У прислуги здесь, наверное, те же функции, что и у садовников, подумал он. Только каждая категория работников действует на своей территории. |

— Я обязан проинформировать мистера Рэддинга, когда вы выйдете, — сообщил парень " ответ на вопросительный взгляд Винса.

— Тогда скажите, что мисс Фаулз все еще неважно себя чувствует. Я схожу на нашу виллу, возьму кое-какие вещички. Свежее белье!, сумочку с косметикой. Знаете, каковы женщины! Всегда хотят выглядеть наилучшим образом. Так что передайте мистеру Рэддингу, что мы еще некоторое время побудем здесь. — Винс на миг задумался. — И еще я бы попросил доставить сюда какой-нибудь еды. Ничего особенного. Просто сандвичи и фрукты. И кофе. Оставьте тележку здесь, когда вернусь, я сам ее вкачу.

— Хорошо, сэр.

Винс быстро зашагал на виллу «Агапантус» с таким видом, будто единственной его целью было обеспечить своей милашке наибольший комфорт.

Войдя в дом, Винс стал действовать медленнее, словно припоминая, какие вещи Рита просила захватить. Он нашел ее щетку для волос, лежавшую на полке в ванной, и сунул в маленький саквояж с косметикой. Затем выдвинул ящик с нижним бельем и сделал вид, что размышляет, в чем Рита будет выглядеть наиболее аппетитно. Выбрав самый красивый комплект, он уложил его в небольшой чемоданчик вместе с черным трикотажным брючным костюмом. Затем присоединил ко всему этому перемену одежды для себя, которая — надо же! — тоже оказалась темной.

Все остальное он оставил как есть, чтобы создалось впечатление, что они вернутся на виллу, едва Рита почувствует себя лучше.

Возвращаясь в резиденцию Рэддинга, Винс на миг задержался у развилки, от которой дорожка вела к дому обслуги, где находилась квартира Марики. У него мелькнула мысль, не встретиться ли с маникюршей сейчас, но он тут же отказался от этой идеи.

Рита мерила шагами дорогой ковер, ходя по спальне из угла в угол. Стук в дверь заставил ее застыть на месте. Заведя за спину руку с зажатой в кулаке бронзовой статуэткой, она приблизилась к порогу.

— Кто там? — Я, Винс.

— Слава Богу! — выдохнула Рита, поворачивая защелку.

Когда Винс вошел, она аккуратно поставила статуэтку на место. Он заметил это, но ничего не сказал. Просто поставил на пол косметический саквояж и маленький чемоданчик, а затем заключил Риту в объятия.

Ей не хотелось в такую минуту демонстрировать слабость какого бы то ни было рода, но она не смогла не прильнуть на несколько мгновений к сильному мужскому телу. Пока они стояли обнявшись, он нежно поглаживал ее по спине, одновременно прижимаясь губами к светлой макушке.

— Через пару часов мы выберемся из этой дьявольской мышеловки, — пообещал он.

Рита надеялась, что так и будет. Она прекрасно понимала всю опасность предстоящей операции. Но дольше оставаться на острове было еще опаснее.

— Я не подведу. — Вот единственное, что она сказала.

— Знаю, малыш, — ответил он, и Риту немного утешил его уверенный тон.

Винс вновь открыл дверь, чтобы вкатить тележку с едой. Рита нехотя сжевала полсандвича, а на фрукты лишь взглянула с опаской, помня, что их тоже подавали вместе с охлажденным чаем.

— Наверное, нам следует немного отдохнуть, — заметил Винс, с аппетитом умяв пару сандвичей.

Рита кивнула, понимая, что он предлагает это в основном ради нее, но возражать не стала. У Винса и без ее капризов хватает забот.

Она послушно легла на кровать и закрыла глаза. Матрас слегка прогнулся, когда на него опустился Винс. Так они и лежали, долго и безмолвно. Рита даже успела уснуть — она очень в этом нуждалась.

Спустя некоторое время ее веки дрогнули, и она открыла глаза, увидев, что Винс успел разобрать один из венецианских карнизов для штор и теперь аккуратно сматывает извлеченный оттуда прочный шнур.

Рита взглянула на часы. Начало второго. Время, когда Рэддинг должен меньше всего ожидать неприятностей...

Рита тут же прогнала соблазнительную мысль. Владыка Орхидеи всегда начеку. Но в глухие ночные часы все же больше шансов избежать опасности.

Покончив со шнуром, Винс открыл косметический саквояж и высыпал на кровать все его содержимое. Затем принялся отдирать пеструю подкладку сумочки. Справившись с этим, он сначала извлек упаковочный материал, который на самом деле был длинной, легкой, но чрезвычайно прочной синтетической лентой. Потом вынул складной нож и вручил его Рите. Когда на свет появился передатчик, он удовлетворенно — и даже несколько злорадно — усмехнулся.

Процесс передачи сообщения был автоматическим и представлял собой мгновенный выброс информации на определенной частоте.

Где-то в океане их ждет маленький катер. Находящиеся на нем люди примут сообщение и направят судно в небольшую бухточку в западной части острова — точку сбора, о которой все участники операции условились еще в Нью-Йорке.

Если что-то изменится, Винс сможет заново настроить передатчик и закодировать информацию. Но подобная необходимость вряд ли возникнет. Бухта находится на небольшом расстоянии от Темной башни. Все, что требуется сделать, это вызволить Синти и добраться с ней до катера.

— Ну что, мы готовы? — спросил Винс.

— Да.

Он нажал на кнопку, тем самым послав сигнал в эфир и начав последний акт пьесы.

Спасательная группа прибудет в бухту через два часа. Если Риты, Винса и Синти там не окажется, катер уйдет обратно в море, чтобы не привлекать к себе внимания. Следующее время сбора — спустя сутки.

Обсуждая этот план в Нью-Йорке, Рита находила его великолепным. Теперь она осознала, сколько всего может случиться, прежде чем они ступят на палубу катера. Нужно избежать встречи с охраной, выкрасть Синти и добраться до бухты. Ни много ни мало!

Надевая принесенный Сэвиджем темный трикотажный костюм, Рита старалась не думать о плохом. Прежде чем натянуть брюки, она закрепила пластырем на щиколотке нож. Два часа, вертелось в ее голове. Не так уж много времени...

Винс снял рубашку и обмотал талию лентой из саквояжа. Затем тоже облачился в черное. Принадлежавшие Гордону Стейнхарту брильянты, которые до этого хранились в саквояже, он заботливо сунул в карман.

Они тщательно прибрали комнату, все ненужное запихав в специальный мешок для подушек, который поставили у двери.

— Готова? — спросил Винс.

— Да.

Как было договорено, Рита легла на ковер,

Раскинула руки и закрыла глаза. Винс выглянул в коридор.

— Эй, сюда! С мисс Фаулз несчастье! — взволнованно крикнул он, обращаясь к слуге, по-прежнему дежурившему неподалеку от их двери.

Сквозь прикрытые ресницы Рита увидела, как тот вбежал в комнату и остановился, по-видимому растерявшись.

— Она вдруг потеряла сознание, — пояснил Винс с паническими нотками в голосе. — Никак не могу привести ее в чувство. Уверен, это все проклятое зелье Аниты виновато!

Когда слуга наклонился над распростертой гостьей, Винс стукнул его по затылку той самой статуэткой, которую Рита держала в руках, отпирая ему дверь.

Рита откатилась в сторонку и вытащила из-под кровати шнур от венецианского карниза. В считанные секунды они связали слугу. В рот ему вставили кляп, воспользовавшись для этого полотенцем.

Попутно Винс обыскал парня, забрал у него мобильный телефон и ухмыльнулся, обнаружив закрепленный на его ноге пистолет. Оружие он сунул себе за пояс.

Захватив стоявший у порога и полный улик мешок для подушек, они вышли в коридор. Им удалось выбраться из здания, не встретив на пути ни единого охранника. Когда резиденция Рэддинга скрылась из виду, они свернули с дорожки и направились прямиком через джунгли.

Через некоторое время Винс остановился, чтобы выбросить мешок в кусты, потом повернулся к Рите. Та дышала тяжелее, чем ей хотелось бы.

— Ну как ты? — прошептал он.

— Нормально, — заверила она его.

Они двинулась дальше. Несколько раз Винс делал передышку ради Риты, и та предпочитала не тратить силы на возражения. Во время очередной такой остановки раздался звук, от которого кровь похолодела в жилах. Это был вой дикого животного, точнее огромной кровожадной кошки.

Рита непроизвольно придвинулась поближе к Винсу и шепнула:

— Пантера Рэддинга? Тот пожал плечами.

— Разве он отпускает ее?

— Надеюсь, нет. Сегодня нам только этого не хватает!

Рита поежилась, радуясь, что теперь у них

Есть пистолет.

К тому времени, когда они достигли башни, у Риты покалывало в боку, но она игнорировала это, пристально вглядываясь из-под ветвей в фигуру охранника перед воротами.

Винс рассказал ей в ванной о том, как караульный и патрульные реагировали на присутствие Марики, поэтому она надеялась на столь же теплый прием. Нужно только дождаться обхода постов.

Они не знали, когда прибудет патруль. Тем более что в прошлый раз парни останавливались, чтобы поболтать с караульным у ворот, не слишком при этом торопясь.

Наконец, минут через двадцать, на дорожке показались две вооруженные фигуры. Однако патрульные не остановились перед главным входом, а просто кивнули охраннику.

Рита стояла в тени, стиснув зубы и убеждая себя в готовности хорошо сыграть отведенную ей роль.

Когда патруль прошел, она зашагала по направлению к воротам, размахивая рукой и тихо окликая караульного, чтобы тот ненароком не застрелил ее, прежде чем она выполнит свою миссию.

— Стоять! Оставайтесь на месте! — приказал охранник, когда между ним и Ритой осталось метров девять.

Отметив, что автомат он с плеча не снял, она немного сместилась влево, отвлекая внимание от того места, где притаился Винс.

— Прошу вас... Мне нужно кое-что вам сказать.

— Что?

— У меня весточка от Марики. — Рита остановилась, легонько покачивая бедром.

— От кого?

— Брось, я знаю, что она твоя подружка. Марика послала меня, чтобы предупредить об угрожающей тебе опасности.

— Вот как?

Рита продолжала строить караульному глазки, надеясь, что, глядя на нее, тот не заметит осторожно заходящего ему за спину Винса. Она словно невзначай поглаживала шею, постепенно все глубже запуская пальцы в вырез футболки.

Парень так и прикипел взглядом к ее шаловливой ручке. Рита улыбалась до тех пор, пока Винс сзади не ударил охранника рукояткой пистолета по голове.

Она помогла Винсу перетащить обмякшего парня через дверь в стене внутрь двора. Потом оба быстро освободили его от оружия и одежды. Винс переоделся в камуфляжную форму, которая оказалась ему тесновата, но тут уж ничего нельзя было поделать. Рита затолкала караульному в рот майку Винса и связала по рукам и ногам заранее припасенным отрезком шнура.

Когда все было готово, Винс надвинул на лицо козырек пятнистой кепки и встал снаружи перед воротами с висящим на плече автоматом. Рита же поспешила через двор к башне.

Она пережила несколько неприятных минут, пока искала ключи, затем с облегчением увидела, что целая связка их спокойно висит на специальном щитке чуть поодаль от двери. Сравнительно быстро подобрав ключ, Рита отперла замок и быстро поднялась по винтовой лестнице. Наверху находилась небольшая площадка и крепкая металлическая дверь с крошечным зарешеченным окошком.

Взглянув на замочную скважину, Рита выбрала из связки самый большой ключ и, к счастью, не ошиблась. Тяжелая дверь со скрежетом отворилась. Перед Ритой предстала маленькая камера с узким топчаном и мутной голой лампочкой под потолком. К дальней стене испуганно жалась Синти. На ней была та самая одежда, в которой она удрала из дому. Джинсы и майка. Длинные волосы безжизненно висели по обеим сторонам бледного лица. Вероятно, они не видели воды и шампуня со дня прибытия Синти на Орхидею.

Разглядев, кто вошел в камеру, она ахнула.

— Рита! Это ты?

— Конечно.

— Марика сказала мне, что ты здесь, но я боялась в это поверить. — Всхлипывая, Синти бросилась к своей спасительнице и крепко обняла ее. — Я так виновата! Какой глупостью было с моей стороны...

Рита перебила ее:

— Понимаю, что тебе есть что сказать, но с этим придется подождать. Нужно поскорее убираться отсюда.

— Да, конечно! Я уже начала думать, что мне вовек не выйти из этой темницы. По-моему, Рэддинг задумал убить меня.

Вспомнив, что случилось сегодня с ней самой, Рита сжала руку Синти. Если Рэддинг предпринял по отношению к дочке Стейнхарта какие-либо действия сексуального характера, она пристрелит мерзавца без всякого сожаления.

— Он... что-нибудь сделал с тобой? — тихо спросила Рита.

— Нет. То есть он не мучил меня, не пытал, просто заточил в эту чертову башню.

Рита кивнула и быстро повела Синти прочь из камеры. Они вместе сбежали по ступенькам во двор, а затем поспешили к двери во внешней стене, у которой их ждал Винс. Разглядев в темноте охранника, Синти попятилась.

Рита поспешила ее успокоить.

— Все в порядке. Это Винс Сэвидж. Он прибыл сюда со мной специально, чтобы помочь вызволить тебя.


Синти кивнула.

— Приятно познакомиться, — улыбнулся Винс. — Сейчас мы уберемся отсюда. Я лишь спрячу охранника.

Синти вновь качнула головой, выражая согласие.

Сэвидж взял караульного под руки и оттащил в башню. Он все еще находился внутри, когда Рита перешагнула через порог ведущей со двора двери... и едва не столкнулась с бесшумно вышедшей из мрака пантерой, которая сразу же угрожающе зарычала.

Глава 13

Несмотря на испуг, Рита поспешно заслонила собой Синти. Ее словно током ударило, когда она осознала, что Винса рядом нет.

Он потащил караульного в башню, следовательно, не видит, что происходит здесь. А когда увидит, сможет ли пристрелить зверя, не задев их с Синти?

Пантера вновь яростно зарычала и выбросила вперед лапу. Острые как иголки кончики когтей задели на Рите футболку, оставив на коже царапины. Ей удалось сдержать возглас ужаса, но по глазам огромной кошки было видно, что она понимает: соперник ее боится!

Молниеносно выхватив из кармана нож, который Сэвидж нашел у караульного, Рита нажала на выбрасывающую лезвие кнопку. Если держать нож перед собой, зверь может напороться на него во время прыжка.

Однако пантере больше не представилось шанса предпринять какие-либо действия. Мешал поводок, другой конец которого держал в руках Крис Рэддинг. Как в первый день, во время приема по поводу прибытия, он прикрепил поводок к металлическим воротам и приказал пантере лечь.

Аманда повиновалась, припав к земле. Она не сводила с Риты глаз, но по крайней мере наброситься больше не могла.

Зато возникла новая проблема: пистолет в руке Рэддинга. Кроме того, рядом с хозяином острова стояли двое охранников с нацеленными на Риту дулами автоматов.

— Брось нож, — приказал ей Рэддинг. Она подчинилась, услыхав за спиной всхлип Синти.

— Не плачь, все будет хорошо, — сказала Рита, обняв девушку и придвинув поближе к себе.

Один из охранников шагнул вперед, чтобы поднять нож. Только тогда властелин Орхидеи вышел на свет, и Рита увидела в его глазах триумф. Вероятно, он полагал, что для него настал момент наивысшего проявления власти.

Подобное настроение наверняка делает Рэддинга еще более опасным, пронеслось в голове Риты. Хотя... Нельзя ли как-нибудь этим воспользоваться?

— Только не глупи, — посоветовал Рэддинг.

— Не буду. Ваша взяла!

— Вот и ладно.

Рита почувствовала, как задрожала рядом с ней Синти, и негромко произнесла:

— Тише, не бойся.

Рэддинг тем временем огляделся.

— А где же твой партнер, Винс Сэвидж? Полагаю, таково его настоящее имя?

— Он организовывает отъезд. -Где?

— Не знаю. Винс не делится со мной подобной информацией. Вообще, операцией руководит он, а я лишь подчиняюсь его приказам.

Рэддинг насмешливо хмыкнул.

— Ложь. Ты возглавляешь службу охраны в «Стейнхарт индастриз». А Сэвиджа привезла сюда, чтобы он помог вернуть домой дочку твоего шефа. Бедняга Гордон! Наверное, решил, что девчонка растаяла в воздухе, — хохотнул он. — И не рассказывай мне, что просто приехала сюда отдыхать!

Рита пожала плечами.

— Будь уверена, лапушка, я выжму из тебя всю нужную мне информацию, — продолжил Рэддинг. — Если откажешься отвечать, дам еще порцию отвара, действием которого ты сегодня наслаждалась. Потом привяжу к кровати и будешь корчиться, пока не выложишь все, что знаешь.

Рита постаралась сохранить на лице спокойное выражение, но в глубине ее сознания прозвучал отчаянный вопль: «Нет, только не повторение этого кошмара!». К тому же она понимала, что на сей раз окажется в полной власти этого похотливого мерзавца. Мысль о том, что Рэддинг наверняка пожелает лично воспользоваться искусственно вызванной у нее неукротимой потребностью в сексе, заставила Риту внутренне содрогнуться от омерзения. Однако ей удалось не выдать своего состояния.

— Не лучше ли оставить это в резерве? — прозвучал чей-то голос.

Из кустов вышел человек, и, разглядев его, Рита открыла рот от изумления. Это был не кто иной, как Роджер Кугар, накануне поездки отговаривавший ее от участия в операции.

Рита уставилась на него во все глаза. Этот человек работает в ее команде. Какие дела связывают его с Рэддингом? Уж конечно он явился сюда отнюдь не ради попытки спасти ее.

— Прости, золотце, — пожал плечами тот, заметив выражение ее лица. — Как видишь, я играю на другой стороне.

— Но вы помогли мне удрать из дому! — вклинилась в разговор Синти. — Вы были моим другом.

Рита попыталась переварить эту информацию.

— Родж?

Кугар прищурился.

— Да, детка, я помог Синти ускользнуть от тебя. Из моих рук она получила снотворное, которое подмешала в твое питье. — Он засмеялся. — В последнее время тебе явно не везет с напитками! Может, пора взять за правило подвергать пищу проверке?

— Ублюдок! Выходит, ты давно переметнулся к этим мерзавцам? Чертов оборотень! Что тебя заставило, Родж? Гордон всегда относился к тебе с уважением.

— Видишь ли, я хочу занять твое место, причем уже давно. И еще желаю владеть твоим телом, крошка. Похоже, сейчас нам с Крисом выпал отличный шанс позабавиться с тобой. Потом я вернусь в Нью-Йорк с печальной новостью, что ты провалила операцию. Самой тебе отсюда возврата нет. И это создаст превосходные условия для того, чтобы я мог и дальше снабжать Криса информацией о внутренних событиях в «Стейнхарт индастриз».

Рита молча смотрела на Кугара, пытаясь осмыслить его слова.

— Это всего лишь бизнес, детка. И еще страсть. К тебе и к той власти, которой ты обладала в корпорации. Я всегда стремился забраться на самую вершину любимого детища Гордона Стейнхарта.

— Ты не заслуживаешь подобного положения, — процедила Рита.

— По твоему мнению, возможно, нет. Но сам я считаю, что в последнее время отлично потрудился!

— Да, Роджер весьма ценный наш сотрудник, — заметил Рэддинг. — Жаль только, что ему не удалось пораньше сообщить мне о готовящейся операции. Ну да ничего. Он сейчас здесь. И ты с твоим бывшим агентом ЦРУ тоже тут останешься. Тебя я беру в качестве заложницы. — Он усмехнулся. — Кстати, что-то мистер Сэвидж не спешит выручать свою напарницу!

— Он появится с минуты на минуту, — сказала Рита, желая потянуть время.

— Не советую тебе на это рассчитывать, дорогуша. Как, впрочем, и на что-либо иное. Теперь ты не можешь предложить ничего, кроме собственного тела. Но из-за него я не стану торговаться. Потому что и так возьму.

Рита вдруг заметила, что Рэддинг взглянул поверх ее головы.

— Эй, какого дьявола? Куда ты запропастился? — резко спросил он. — Разве твое место не перед воротами?

В мозгу Риты вспыхнула мысль, что единственный, кто может сейчас находиться за ее спиной, это Сэвидж. Но на нем форма караульного! А на лицо наверняка натянут козырек кепки.

Она представила себе Винса стоящим с виновато опущенной головой. И еще вспомнила об оставшемся у него автомате. После чего напряглась всем телом, лихорадочно размышляя, что он предпримет. Впрочем, тут напрашивалось единственное решение.

— Ее приятель стукнул меня по башке, — пояснил Винс по-английски, довольно удачно имитируя акцент островитян.

— Чудесно! Будешь наказан за то, что подпустил этого парня к себе.

— Да, сэр, — покорно кивнул Винс. Затем он медленно двинулся вперед, и Рита напряглась, молясь про себя, чтобы Рэддинг не распознал подмены. Если это произойдет, все будет кончено в тот же миг. От волнения у нее зазвенело в голове. И тут Винс крикнул:

— Рита, вниз!

Толкнув Синти, она упала сверху, прикрывая девчонку своим телом. В ту же секунду над ними раздалась автоматная очередь.

Застигнутые врасплох охранники не успели воспользоваться оружием. Они попадали как сбитые кегли, а рядом повалились Кугар, Рэд-динг и любимица последнего Аманда.

Затем шквал выстрелов оборвался, и вновь воцарилась тишина, прерываемая лишь обычными звуками джунглей.

Рита села на земле. Рядом с ней заплакала Синти.

— Господи... Боже мой... — повторяла она сквозь рыдания.

— Все кончено, — сказала Рита, обнимая девочку и кладя ее голову себе на плечо, чтобы убрать с поля зрения картину распростертых вокруг бездыханных тел. — Все уже позади. Скоро мы уедем отсюда.

Винс присел на корточки и быстро ощупал голову, руки и плечи Риты.

— Тебя не задело?

— Нет.

— Молодец, ты все сделала правильно. Рита сдержанно усмехнулась.

— Мне не оставалось ничего иного.

— Ну, в общем да... — Винс выпрямился и осмотрелся, пристально вглядываясь в окружавшую их темноту. — Только бы никто не услышал выстрелов.

— Или услышал бы, но подумал, что это люди Рэддинга устроили пальбу.

— Верно, — кивнул Винс.

Направившись к телам, он проверил, не остался ли кто-нибудь в живых. Затем вернулся к Рите. Их взгляды встретились.

Он покачал головой, и Рита кивнула. Все противники мертвы. Однако сердце до сих пор гулко стучало в ее груди. Ясно, что спокойствия не будет до тех пор, пока они не покинут Орхидею.

— Как ты думаешь, известие о смерти Рэддинга вызовет здесь печаль или радость? — негромко спросила Рита.

— Надеюсь, последнее.

В этот миг из темных зарослей донеслось:

— Эй, не стреляйте, очень вас прошу! Это я, Пит. Вы и так чуть меня не прикончили. Счастье, что я оказался за деревом. Вот уж не ожидал, что выстрелы будут направлены в мою сторону!

Сэвидж резко обернулся.

— Пит Трентон?

— Он самый. — На свет вышел высокий темноволосый человек.

Винс обменялся с ним рукопожатиями.

— Рад тебя видеть, дружище! Как это ты умудрился оказаться на линии огня?

— Откуда мне было знать, что ты находишься за спиной у девушек? Я думал подождать твоего появления, а потом мы вместе устроили бы здесь заварушку. Но ты долго не показывался, зато вышел какой-то верзила в униформе. Я сообразил что к чему только тогда, когда увидел, как этот охранник косит из автомата свое начальство.

Винс кивнул, затем повернулся к Рите и Синти.

— Это Пит Трентон, мой бывший коллега. Теперь он работает в фирме «Фрост секьюрити», с которой у меня существует договор об обмене информацией и сотрудниками. Пит вырос на побережье в восточной части Мэриленда, поэтому хорошо разбирается во всем, что связано с мореходством. Он должен вывезти нас отсюда.

— Обязанности капитана сейчас исполняет Джерри Паркер, — заметил Пит.

— Отлично, приятель. Но как ты узнал, где нас искать?

— У нас с Джерри было достаточно времени, чтобы изучить информацию по вашей операции, а также карту острова. Кроме того, мы обладаем кое-какими дополнительными сведениями. Благодаря любезному мистеру Кугару.

— Что? — удивленно вскинула ресницы Рита.

— Причина, по которой этот субчик не смог вовремя связаться с Рэддингом, заключается в том, что он был несколько стеснен в действиях. Об этом позаботились сотрудники двух фирм, нашей и Сэвиджа, которые сейчас находятся в штаб-квартире «Стейнхарт индастриз». — Пит взглянул на Винса. — Жаль, что у нас не было возможности кое-что тебе сообщить. После вашего отбытия на остров мы обнаружили отпечатки пальцев Кугара на пакетике со снотворным, которое Синти подсыпала Рите. Обыск в квартире Роджера выявил кучу сообщений, предназначенных Рэддингу и полученных от него. Все это осталось в памяти компьютера. Когда Кугар оторвался от наших людей и вылетел сюда, мы решили, что нам выдался отличный шанс заработать. Так что, если бы даже ты не вызвал нас, мы все равно примчались бы сюда.

Сэвидж слушал рассказ Трентона, гневно стиснув зубы. Рита тоже медленно закипала от злости.

По-видимому, Кугар считал ее дремучей дурой. Потому-то и рассказал об албанском инциденте. Хотел, чтобы она перестала доверять Винсу, что в результате неминуемо привело бы к провалу операции. Ублюдок!

Рита презрительно взглянула на труп своего бывшего сотрудника.

— Думаю, нам пора убираться восвояси, — заметил Пит.

Винс кивнул.

— Самое время.

Рита помогла Синти встать.

— Катер находится в бухте?

— Да, и готов в любой момент отчалить, — ответил Пит.

Когда он повернулся, чтобы углубиться в джунгли, Синти вдруг схватила его за руку.

— Мы не можем уехать без Марики! Она помогала мне, сообщила Рите, где меня держат. Нельзя бросать ее здесь! Марика из Нью-Йорка. Раньше она работала в доме моего отца, а затем вернулась сюда, потому что в этих местах живет ее семья.

— Вот почему Марика помогала тебе! — воскликнула Рита.

Синти кивнула.

— Она возилась со мной, когда я еще была маленькой. Прошу вас, давайте заберем ее с собой!

— Задержка слишком рискованна, — заметил Винс.

— Понимаю, — потупилась Синти. — Но знаете, как несладко приходится здесь Марике!

— Ладно, — согласился Сэвидж. — Только ты отправишься на катер.

— Спасибо! — выдохнула Синти.

На то время, пока мужчины перетаскивали тела убитых в джунгли, Рита увела Синти во двор тюрьмы. Затем туда зашел Трентон и взял девочку за руку.

— Идем.

— Разве Рита с нами не пойдет?

— Я присоединюсь к вам на борту катера, — пообещала та. — Отправляйся с Питом. Мы с Винсом вас догоним.

Трентон быстро о чем-то переговорил с Сэвиджем, после чего повел Синти к бухте. Винс и Рита направились в сторону, где располагался дом прислуги.

Пройдя по джунглям несколько метров, Винс вдруг остановился и порывисто притянул Риту к своей груди.

— Когда я увидел, что на тебя собирается наброситься пантера, я чуть все не испортил, — взволнованно прошептал он.

— Молодец, что сохранил выдержку. И особенно что покончил с Рэддингом.

— Вообще-то у меня не было особого выбора. Рита кивнула, прижимаясь щекой к груди Винса. Она так хотела оказаться с ним в каком-нибудь безопасном месте и выяснить наконец, что же между ними происходит. Но им еще предстоит уладить одно дело.

— Я тобой горжусь, — шепнул он. — Меня одолевали сомнения, окажешься ли ты способной действовать после того, что сотворили с тобой Рэддинг и его подружка. Но, похоже, к тебе вернулась обычная боевая форма!

— Ну, для спарринга я еще не гожусь.

— Зато готова броситься на пантеру с ножом, — тихонько рассмеялся Винс.

Рита тоже усмехнулась.

— Это был жест отчаяния.

Ей нравился легкий дразнящий тон Винса. И его похвала. Но у них нет времени для личной беседы, оба это прекрасно понимали.

Винс нехотя отстранился.

— Поспешим, — шепнул он, двинувшись вперед. Затем вдруг вновь остановился. Вынув из-за пояса пистолет, он протянул его Рите. — Держи. Нужно было отдать тебе эту штуку раньше.

— Да. Спасибо. — Рита на ходу сунула оружие за пояс брюк и спросила:

— А что Пит сказал тебе перед уходом?

— Что собирается взорвать центральный охранный пункт. Если останется время.

Рита хохотнула.

— Отличная идея! А у нас время есть?

— До взрыва? Немного есть, пока Пит все не организует. Так что лучше поспешим к Марике.

Винс неплохо ориентировался в джунглях, так что дорога до дома обслуги заняла всего пятнадцать минут.

Спрятавшись в пальмовой рощице, они принялись изучать обстановку. Все выглядело спокойно, но Рита знала, насколько обманчивой может оказаться картина видимого спокойствия.

— Я бы сходил к Марике один, но боюсь напугать ее, — сказал он.

— Да, похоже, она больше доверяет мне. — Рита взглянула на него. — Знаешь, где находится ее квартира?

— Да. Но одну я тебя туда не пущу. Давай притворимся загулявшими любовниками.

— Идет. — Когда Рита произносила это короткое слово, у нее почему-то стиснулось гордо.

Винс быстро взглянул на нее, но ничего не сказал. Опустив козырек кепки пониже, он взял Риту за руку. Вместе они вышли из-под пальм. Вокруг не было ни души. Пройдя по небольшому скверику, они приблизились к маленькому трехэтажному зданию.

Войдя в холл и свернув в коридор, Винс быстро нашел нужную дверь и тихо постучал. Рита искоса взглянула на него. Автомат все еще висел у него на плече.

Не дождавшись результата, он постучал снова.

— Кто там? — раздался женский голос.

— Друзья, — ответила Рита.

Наступила пауза, показавшаяся бесконечной. Затем дверь приоткрылась.

Рита услыхала, как ахнула Марика.

— Впустите нас, — попросил Винс. — Мы не можем разговаривать, стоя на пороге.

И не оставляя Марике времени для раздумий, он нажал на дверь, прокладывая путь внутрь. Рита последовала за ним. Они очутились в скудно обставленной комнате, одновременно служившей и спальней и гостиной. Марика, успевшая накинуть поверх белой ночной сорочки халат, пятилась назад. В ее глазах застыл испуг.

Но потом она узнала Риту.

— А, это вы... Тут о вас только и говорят. О том, что Анита сделала с вами.

— Это все сплетни. Анита действительно напоила меня какой-то гадостью, но Винс подоспел как раз вовремя, чтобы помешать Рэд-дингу сделать со мной хоть что-нибудь.

Марика несколько мгновений молча смотрела на них, соображая, после чего вздохнула.

— Тем хуже. Вам здесь не спрятаться. Рэд-динг убьет нас всех.

— Это вряд ли, — усмехнулся Винс. — Ваш великий босс мертв.

— Вы не обманываете?

— Нет, — качнула Рита головой. — Благодаря вашему сообщению мы отправились к Темной башне спасать Синти, но Рэддинг явился следом. Винсу пришлось прикончить его. И еще эту чертову пантеру.

Марика все еще выглядела напряженной, словно ей трудно было сразу переварить услышанное.

— Прошлой мочью я был возле Темной башни, когда вы принесли Синти еду, — сказал Винс. — Сейчас дочка мистера Стейнхарта направляется к катеру, который увезет нас всех с острова. Она хочет, чтобы мы захватили вас с собой. Но нужно торопиться, потому что с минуты на минуту на центральном охранном пункте произойдет взрыв.

Чувствовалось, что Марика ошеломлена. Однако у нее, по-видимому, созрело решение, потому что черты ее лица обозначились резче.

— Да, конечно, — кивнула она. — Я поеду.

Вот только оденусь... — Марика метнулась к шкафу, затем скрылась в крошечной ванной и захлопнула дверь. Спустя минуту она вышла в майке, трикотажных брюках и видавших виды кроссовках.

— Вы возьмете с собой какие-нибудь вещи? — спросила Рита.

Маникюрша грустно хмыкнула.

— Здесь нет ничего ценного. Даже деньги, которые нам платят, имеют хождение только на этом острове.

— Не беспокойтесь. Уверен, что мистер Стейнхарт щедро вознаградит вас за добрые дела, — заметил Винс.

— Я помогала Синти не из-за денег, а ради нее самой. Она милая девочка.

— Да. Что ж, тогда уходим.

Едва они вышли на улицу, как мирную тишину тропической ночи разорвал тревожный вой сирен.

Винс выругался. У них над головой из окон начали высовываться люди.

Сердце Риты вдруг тревожно сжалось, даже дышать стало трудно.

Сэвидж повернулся к Марике.

— Что означает эта сирена?

— Что мы подверглись атаке. Тут прежде бывали учебные тревоги, но никогда не случалось настоящего конфликта. Кстати, я не слышала никакого взрыва.

— Наверное, кто-то обнаружил, что мы собираемся сбежать.

Марика скользнула взглядом по пятнистой униформе Винса.

— Охранники обязаны явиться к своим постам. Остальное население направляется в ближайшее укрытие.

— Будем держаться вместе, — сказал Винс. Зайдя за спину женщинам, он направил на них дуло автомата. — Идите вперед. Сделаем вид, что вы арестованы.

Группа двинулась по дорожке, навстречу потоку людей, бегущих в сторону джунглей. В одном с ними направлении двигались только мужчины. Один схватил Марику за руку, тем самым заставив остановиться и остальных.

— Куда ты их ведешь? — резко спросил он Винса.

— У меня приказ доставить этих двоих в главный корпус.

Мужчина внимательно посмотрел на Сэвиджа.

— Эй, да ты же тот парень с виллы «Агапантус»! Я должен был насовать жучков в твой коттедж.

Рита едва не застонала. Надо же было случиться, чтобы они наткнулись именно на этого типа!

— Верно, я тогда так и понял. Только на тебе была другая униформа, — заметил Винс добродушно, несмотря на то что парень снял автомат с предохранителя.

Внимание охранника было приковано к Сэвиджу, и это дало Рите возможность выхватить пистолет. Она выстрелила в правую руку парня. Тот громко вскрикнул, и в следующую секунду Винс вырвал из его пальцев автомат «узи».

Бегущие стали оборачиваться, любопытствуя, что происходит.

— Здания заминированы! — заорал Сэвидж. — Все в укрытие!

Мгновенно вспыхнула паника. Раненый охранник побежал прочь, придерживая окровавленную руку. Винс, Рита и Марика свернули по направлению к бухте. Быстро, как только могли, они бежали через заросли, пока наконец не выскочили на берег.

Позади грянул взрыв. Он сотряс землю и ударил в спину воздушной волной.

Марика остановилась и оглянулась.

— То, о чем я говорил! — крикнул Винс через плечо. — Скорее, раздумывать некогда!

Вскоре они приблизились к наиболее спокойному участку бухты. Рита разглядела на воде катер, стоявший на якоре в сорока метрах от берега.

Вдоль кромки воды им навстречу спешил Пит Трентон.

— Отчаливаем! — закричал он. — Сейчас тут такой кавардак начнется... Интересно, как отсюда будут выбираться другие гости Рэддинга?

— Каждый сам за себя! — блеснул глазами Винс.

Пит столкнул на воду спрятанную в прибрежных кустах лодку и придерживал ее, пока усаживались Марика и Рита. Обе промочили обувь и брюки, но сейчас не время было обращать внимание на подобные мелочи. Затем мужчины забрались в лодку, и Трентон завел мотор, взяв курс на катер.

Там Джерри Паркер помог им подняться на борт.

Спустя несколько минут катер направился в открытое море, подальше от острова.

Отдышавшись, Рита огляделась. Их судно было небольшим, каюты находились внизу и располагались по бокам узкой лесенки. Для дверей не было места, их заменяли занавески, обеспечивавшие некое подобие уединения. Единственными предметами обстановки являлись спальные полки, верхние и нижние, по две на каждую каюту.

Рита отвела не отходившую от нее ни на шаг Синти вниз. Они сели рядышком, и девочка принялась изливать Рите душу, сокрушаясь по поводу своего неразумного, повлекшего столько бед поступка, а также делясь страхами относительно грядущей встречи с отцом. Синти полагала, что за все провинности тот спустит с нее шкуру.

Рита как могла успокаивала ее, уверяя, что ничего подобного не произойдет. Ведь Гордон Стейнхарт любит дочь и наверняка так обрадуется ее счастливому возвращению, что даже не вспомнит о наказании.

Примерно через час к ним спустился Сэвидж, который вежливо постучал в деревянную стену, прежде чем заглянуть за занавеску.

— Входи, — пригласила его Рита.

Однако места для него в крошечной каюте не оказалось, поэтому он остался стоять в узком проходе, выразительно глядя Рите в глаза. Та поняла, что он хочет поговорить с ней с глазу на глаз. Но Синти тоже в ней нуждалась, и она пока не решалась оставить девочку одну.

Сэвидж повернулся к Синти.

— Ну как ты?

— Дрожу.

— Не стоит. Все кончено, вполне можешь расслабиться. Уверен, тебе хочется принять душ и как следует подкрепиться.

Синти потупилась.

— Да, остров позади. Но как подумаю о встрече с папой...

— Детка, поверь, он будет настолько счастлив тебя видеть, что даже ругать не станет, — усмехнулся Винс.

Затем он добавил еще несколько утешительных слов, и Рита даже немного позавидовала Синти. Вот бы ей Винс сказал нечто подобное! Однако она знала, что если это когда-нибудь и произойдет, то ждать придется долго.

Рита опустила взгляд, не желая показывать свои чувства. Они с Винсом партнеры. Им нелегко пришлось на Орхидее. В ходе операции они сблизились, даже больше, чем Рита могла предполагать. И Винс помог ей выдержать худшее из всего, что случалось в ее жизни. Но она не имела ни малейшего представления, какое значение придает недавним событиям он сам. А спросить у него она ни за что не решится.

Наблюдая за сценой воссоединения Гордона Стейнхарта и его дочери, Рита часто моргала, прогоняя подступившие к глазам слезы.

Синти боялась, что отец накажет ее. Вместо этого Гордон прижал дочь к груди, горько каясь в прежнем, суровом отношении к ней. Просто, потеряв жену, он боялся лишиться еще и дочери.

Продолжая обнимать Синти за плечи, Стейнхарт повернулся к Рите и Винсу, стоявшим у длинного черного лимузина, который должен был отвезти их всех в город.

— Не знаю, как благодарить вас за то, что вернули мне дочь! Вы рисковали жизнью, вызволяя ее.

— Лично я просто исправляла свою ошибку, — негромко заметила Рита.

— С ума сойти! — изумленно воскликнула Синти. — Вот, значит, как ты думаешь? Послушай, Рита, это все я натворила! И еще... — Она на миг умолкла, ее губы обиженно дрогнули. — В общем, идею о побеге подбросил мне Роджер Кугар. И мне никогда не удалось бы ее осуществить без его помощи.

— Кугар? — удивленно повернулся к дочери Стейнхарт.

— Да, — ответил вместо той Сэвидж.

Во время поездки в лимузине он вкратце посвятил Гордона в суть всей истории, присовокупив, что Роджер Кугар на самом деле работал на Рэддинга.

Стейнхарт был явно потрясен услышанным. Заметив его состояние, Рита ободряюще улыбнулась.

— Этот предатель одурачил нас всех. Я, например, тоже совершенно не догадывалась о его двойной игре.

Они еще долго говорили о делах. До тех пор пока не прибыли в штаб-квартиру на Манхэттене и не поднялись в гостевые апартаменты, откуда начиналась операция по спасению Синти.

Здесь Стейнхарт переменил тему. Переводя взгляд с Риты на Сэвиджа, он торжественно произнес:

— Я понимаю, что финансовые средства не могут выразить всей моей признательности, но все же перевел на личный счет каждого из вас по миллиону долларов!

Рита почувствовала, что ее рот непроизвольно открывается.

— Сэр... — пролепетала она. — Я не могу принять таких денег. Ведь я просто выполняла свою работу...

Стоявший рядом Сэвидж поддержал ее. Однако Стейнхарт лишь рукой махнул.

— Работу? Рита, ты могла самоустраниться от дальнейшего, едва кончилось действие подсыпанного тебе снотворного. А вы, Винс, согласились принять участие в операции, даже зная, насколько малы шансы вернуться с острова живым. Так что я не принимаю вашего отказа от вознаграждения за прекрасно выполненную работу. Кроме того, тебе, Рита, я предлагаю взять отпуск, ты его заслужила. Отдохни пару месяцев как следует. Знаю, на твою долю выпало немало всякого. Винс звонил мне с катера, пока ты находилась с Синти.

Рита быстро взглянула на Винса. Что конкретно он сказал Стейнхарту?

Словно услыхав ее немой вопрос, Винс повернулся к ней.

— Не волнуйся, — произнес он одними губами.

Рите сразу стало легче. Если и существует что-то такое, чего ей не хотелось бы вносить в официальный отчет об операции, так это история, зельем, которое Анита приказала подмешать в охлажденный чай.


Согласится ли Винс опустить сей двусмысленный эпизод? Если нет, придется его уговаривать.

Беседа продолжалась, но Рита видела, что Стейнхарту не терпится увезти дочку домой.

— По-моему, вам пора, — улыбнулась она. — Я напишу отчет и представлю к концу недели.

— Но ведь с сегодняшнего дня ты в отпуске, — напомнил ей Гордон.

— Мне хочется поскорее изложить все на бумаге, пока события свежи в памяти.

На самом деле Рите не терпелось поскорее разделаться с этой историей и выбросить ее из головы.

Стейнхарт повернулся к Сэвиджу.

— Ладно, пусть напишет отчет, а затем позаботьтесь, чтобы она отдохнула. Я на вас рассчитываю.

— Да, сэр, — невозмутимо кивнул Винс. Через пару минут они с Ритой остались наедине.

От ее внимания не укрылось, что Сэвидж взволнованно перевел дыхание и сунул руки в карманы. Было ясно, что он нервничает.

Но почему? Хочет поскорее отшить ее сейчас, когда операция завершилась?

— Винс, ты ничего мне не должен, — быстро произнесла она. — Кроме, пожалуй, одного, что я хотела бы оставить между нами. А именно, э-э... случай с Анитой и охлажденным чаем.

— Если бы я настоял на более раннем начале действий по освобождению Синти из башни, этих неприятностей можно было бы избежать, — мрачно ответил он.

Рита подошла к нему и положила руки на плечи.

— Послушай, не укоряй себя за то, в чем не виноват.

— А сама ты этого не делаешь? Рита вздохнула.

— Ладно, я перестану себя винить, но только если ты поступишь так же.

Она все еще удерживала руки на его плечах. К ее удивлению, тот скользнул ладонями ей за спину и притянул к себе.

— Винс?

— Рита, позволь мне сказать то, что я считаю совершенно необходимым, ладно?

Вот и все, грустно подумала она, и в ее груди что-то болезненно сжалось. Сейчас он мягко намекнет, что нам лучше расстаться.

Каким-то чудом ей удалось выдавить:

— Хорошо, говори.

Винс набрал в грудь воздух и медленно выпустил, чем еще больше усилил нервное напряжение Риты.

— Э-э... речь идет о настырности, которую я проявил здесь в первый день нашего сотрудничества. Прости, что принудил тебя лечь со мной в постель, однако для меня это явилось потрясающим событием. И каждая новая близость лишь разжигала мое желание. — Он умолк и погладил Риту по волосам. — Но мне хотелось от тебя не только секса, пусть даже такого умопомрачительного. Я жаждал большего. Однако здесь существует одна проблема: ты из категории тех женщин, которым работа заменяет семью. Поэтому я и старался оставаться в узкопрофессиональных рамках. Но у меня больше не осталось сил и впредь терпеть подобное положение. Я хочу, чтобы ты вошла в мою жизнь!

Во рту у Риты настолько пересохло, что она с трудом выговорила:

— Предлагаешь стать твоей любовницей?

— Да, если это все, на что ты готова пойти ради меня. Ведь тебе наверняка очень дорога карьера.

Рита кивнула.

— Отец всегда говорил мне, что я должна быть лучшей. И я хочу жить по его стандартам. Но, проведя с тобой несколько дней, я поняла, что в жизни существуют и другие интересы. Например, мне захотелось построить что-то важное с человеком, которого я люблю. Речь идет о тебе, если ты еще не понял.

В его зеленовато-синих глазах мелькнуло удивление.

— Ты меня любишь? — взволнованно спросил он.

— Уже несколько лет. Когда мы впервые занимались любовью, я окончательно осознала, что мною движет не только страсть. Впрочем, она тоже, но кроме нее существует еще много всего.

— Господи, спасибо тебе! — прошептал Винс, на миг подняв глаза к потолку, а затем наклоняясь к ее губам. После долгого нежного поцелуя он всмотрелся в лицо Риты. — Я так люблю тебя! Но, если бы я попросил тебя стать моей женой, что бы ты ответила?

— Пожалуй, я бы согласилась, — улыбнулась она.

— Слава Богу! — вновь произнес он.

И снова припал к губам Риты. А когда наконец отстранился, они оба тяжело дышали. Потом ладони Винса двинулись в исследующее путешествие, и тело Риты, как всегда, немедленно отреагировало. Сильно, глубоко, ярко.

— Для меня было кошмаром находиться на катере рядом с тобой и не иметь возможности уединиться, — хрипло признался он.

— Да, дорогой.

— Я еще там хотел поговорить с тобой, однако нас бы все услышали. А что уж говорить о попытке заняться любовью!

— Но сейчас мы одни. Как в первый раз. Когда ты, негодник, был таким настырным и самоуверенным! — с чувством произнесла Рита.

Винс ухмыльнулся.

— Я и сейчас такой.

— Меня это будоражит, — тихо сказала она.

— Думаешь, я не догадался? — еще шире расплылся в улыбке он.

— Берегись, а то как бы тебе не схлопотать кулаком под ребра!

— Может, лучше позволишь мне загладить свою вину?

Сжав пальцы Риты в своей ладони, он повел ее в спальню, где с нежными ласками и поцелуями принялся раздевать. Рита то же самое делала с ним.

Их тела соприкасались. Руки задевали друг друга. Сердца таяли.

Сегодня все так необычно! — восхищенно подумала Рита.

Действительно, все больше распаляясь с каждой секундой, они словно клялись друг другу в вечной любви. Отныне между ними не будет неопределенности. Останется только одно изумительное осознание взаимной любви.

Винс и раньше доставлял Рите огромное удовольствие. Но сейчас ласки его рук и губ означали для нее нечто большее. Определенность, уверенность, что она принадлежит ему. Во всех смыслах, которые мужчина и женщина вкладывают в свою совместную жизнь.

Больше не нужно ничего доказывать. Незачем спешить. Оставалась только долгая, медленная и нежная любовь со взлетом к заоблачным вершинам блаженства в конце.

Оттуда, с высоты, Рита громко позвала Винса, и он слился с ней душой и телом, наполняя ее своими соками.

А потом, освободившись наконец от долгого эмоционального и физического напряжения, Рита уснула...

Проснувшись, она обнаружила Винса лежащим на боку и разглядывающим ее.

— И давно ты так на меня смотришь? — поинтересовалась она, погладив его по щеке.

— Да так, с полчасика. — Он поцеловал ее в висок. — Все размышляю, как славно мы с тобой заживем.

— Ты еще не знаешь всего, — заметила Рита.

— Например? — слегка нахмурился он.

— Ну, скажем, тебе совершенно невдомек, что дома меня ждет моя бедная кошка. Найдется в твоей жизни место и для нее.

— Конечно. Любая твоя кошка — это моя кошка! — торжественно поклялся Винс и добавил более серьезно:

— Скажи, а не хотела бы ты перейти работать в другую организацию?

Рита подняла голову и пристально взглянула на него.

— В какую?

— Скажем, стать полноправным партнером владельца охранной фирмы «Сэвидж секью-рити»?

— С удовольствием! — сразу ответила она. Затем ей, по-видимому, пришла в голову какая-то мысль. — Но я буду чувствовать себя последней сволочью, если оставлю сейчас Гордона.

Вероятно, Винс успел все хорошо обдумать, потому что не замедлил с ответом:

— Ничего подобного и не придется делать. Мы можем предложить Гордону услуги нашей объединенной фирмы. На контрактной основе. Ведь он уже знает, какую великолепную команду мы с тобой составляем!

— Да, — улыбнулась Рита.

— Кстати, если захочешь, можешь работать неполную неделю. Но все это после отпуска, который станет нашим свадебным путешествием.

— Спешишь поскорее сделать меня своей женой?

— Да. Пока ты не опомнилась.

— Этого можешь не опасаться, — потерлась Рита носом о его плечо. — Скажи, если у меня будет частичная занятость, сможем ли мы обзавестись детишками?

— Разумеется! Малыши тоже являются частью моего плана. Тем более что Гордон обеспечил для наших будущих отпрысков неплохую финансовую базу. Как думаешь, удастся нам в первое время свести концы с концами?

— Еще бы! — счастливо вздохнула Рита. — Это с двумя-то миллионами! — Затем она серьезно взглянула на Винса. — Папа всегда отдавал работе массу сил. Для моей мамы и меня у него почти не оставалось времени. Я росла практически без его внимания. Поэтому мне хочется... — Она запнулась. — В общем, семья должна значить для нас столько же, сколько карьера. Если не больше.

— Иначе и быть не может, — кивнул Винс. — Знаешь, я всегда уважал твоего отца и восхищался его профессиональными качествами. Но, по-моему, у него был один серьезный недостаток: он не умел наслаждаться жизнью.

— А мы умеем! — подхватила Рита, скользнув ладонью вниз по его животу и мгновенно ощутив отклик в интимной области.

— Умеем! — шутливо зарычал Винс, подминая ее под себя.

И они увлеченно принялись доказывать это друг другу.


home | my bookshelf | | Бегство из рая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу