Book: Любовь на плахе (Невеста)



Любовь на плахе (Невеста)

Линда Лаел Миллер

Любовь на плахе (Невеста)

ГЛАВА 1

Просперити, округ Вашингтон, 2 августа 1877 года

Пеньковая петля, остро пахнущая конским потом, туго стянула шею Джоли Маккиббен. Она сорвала голос, яростно протестуя и вопя о своей невиновности, и теперь застыла в каком-то оцепенении, глядя на тех, кто собрался посмотреть, как ее будут вешать. Сине-зеленые глаза ее были сухи и горели лихорадочным огнем, однако тоненькая струйка пота стекала по ложбинке между грудей, словно заблудившаяся слеза.

Джоли стояла в сенной повозке Хобба Джексона. Ее прекрасные волосы слиплись под пыльной мужской шляпой, которую она носила, запястья были грубо связаны за спиной, подбородок выпятился вперед под неестественным углом. Она слышала шум лошадей позади себя, ржавших и нетерпеливо бивших копытами в это жаркое летнее утро. Через несколько секунд судебный исполнитель подаст сигнал, лошади, увлекая за собой повозку, выдернут опору у нее из-под ног, и девушка задергается на конце этой грязной веревки.

И все из-за того, что она по дурости связалась с Блейком Кингстоном. И вот теперь она должна умереть за то, что совершил именно он, Блейк. Но жизнь никогда не баловала Джоли, не была с ней справедливой. С самого начала жизнь для нее означала борьбу.

Гробовщик, тучный мужчина, обильно потеющий на солнце в темном костюме, большим носовым платком промокнул пот на бровях и поднял круглое лицо, встретившись взглядом с Джоли.

— Давайте покончим со всем этим, — сказал он. — Дело мисс Маккиббен должным образом рассмотрено, приговор вынесен и нет смысла тянуть дальше.

Джоли почувствовала, как у нее подкосились ноги, но отчаянным усилием воли она заставила их выпрямиться-.

— Я не грабила банк, — не сказала, а прохрипела Джоли, в последний раз пытаясь докричаться до тех, кто не желал ее слушать. — И я никого не убивала!

— Вздерни-ка ее! — крикнул кто-то из толпы. Именно в этот самый момент из лавки вышел крупный мужчина с кулем муки на мощном плече. Лицо его было скрыто широкими полями большой, покрытой пятнами шляпы. Он был в простых коричневых штанах и рубашке из грубой ткани цвета сливочного масла, поверх которой был надет старый пиджак из оленьей кожи. Одним-единственным взглядом он утихомирил толпу зевак, затем неторопливо опустил мешок на деревянный поддон, спустился по ступенькам, пересек улицу, утопавшую в грязи, навозе и опилках, и остановился позади повозки.

— Ну что, Даниел, — раздраженно спросил сморщенный судебный исполнитель, — не собираешься же ты вмешиваться в то, что здесь происходит? Мы рассмотрели дело этой женщины должным образом и в соответствии с законом. И признали ее виновной.

Даниель! У Джоли екнуло сердечко, но она не могла позволить себе надежду на спасение. Нового разочарования она просто не вынесет!

Фермер стащил с головы шляпу, подставляя ветру волосы цвета спелой пшеницы, и поднял на нее глаза, имевшие тот же голубой оттенок, что и летнее небо ранним утром. Он не был красавцем, этот мужчина, однако что-то всколыхнулось в Джоли, когда она разглядывала его.

— Так это та женщина, которая ограбила банк? — спросил он, и его низкий голос заставил зевак беспокойно зашевелиться.

Джоли судорожно облизнула сухие, потрескавшиеся губы. Она никак не могла взять в толк, почему этот человек не прошел мимо, как все остальные, считавшие ее виновной в грабеже и убийстве. Она шагнула вперед, и веревка еще туже натянулась на ее нежной коже.

— По-моему, не очень-то она похожа на бандитку и убийцу, — заметил Даниель, скребя загорелой рукой чисто выбритую щеку. Отчаянно стараясь сосредоточиться на чем-нибудь ином, кроме этой жестокой реальности, Джоли обратила внимание на то, что в отличие от всех собравшихся здесь мужчин, у него единственного не было ни усов, ни бороды.

Вперед, переваливаясь, выступил тучный гробовщик, чей фургон стоял тут же неподалеку. Его звали Филиас Приббеноу. Он промокал носовым платком обильный пот на затылке.

— Если ты интересуешься ходом процесса, Даниель, — заявил он, — то это надо было делать раньше. Теперь время споров и разбирательств прошло.

Судья Чилвер, человек с воспаленными глазами и обвисшей кожей на лице, выступил вперед, и легкая ухмылка скривила его губы.

— Конечно, есть еще «свадебный обряд», — сказал он и сунул руки в карманы своего запачканного жирными от еды пальцами парчового пиджака. Затем внимательно оглядел горевших нетерпением зевак, прежде чем одарил Даниеля елейной улыбочкой, большим пальцем указывая на Джоли.

— Ты женишься на этой женщине, и мы отменим казнь. Но если она еще раз нарушит закон, тогда мы ее обязательно вздернем.

Раздался голос еще одного человека — молодого мрачного красавца в черных штанах и соответствующем пиджаке. На нем была гофрированная рубашка их тех, что так любили карточные игроки, а сам он, казалось, только что вышел из салуна «Одинокий Волк».

— Я считаю, Бекэм должен возместить то, что украла из банка эта Джоли Маккиббен. Конечно, если он возьмет ее в жены

Раздался общий гул одобрения, а Джоли затаила дыхание, увидев, как Даниель сжал челюсти. Он что-то пробормотал себе под нос и хлопнул пыльной шляпой по бедру.

— Было бы неправильным вешать эту женщину, — ответил Даниель и, сощурив глаза, бросил быстрый оценивающий взгляд на узницу. — Лучше бы вам отослать ее в Спокан, и пусть окружной суд занимается ее делом.

Еще несколько мгновений назад Джоли смогла бы поклясться, что выплакала все слезы, но сейчас они хлынули обильным потоком, все расплылось перед ее глазами. Ведь ей всего двадцать лет, она никогда еще не знала мужчину, не родила ребенка, нет, она не хотела умирать!

Судья Чилвер вынул свои карманные часы и большим пальцем щелкнул крышкой. Брови его чуть приподнялись, когда он увидел, сколько времени.

— Мы теряем время, Данл, — сказал судья.

— Я беру ее в жены, — ответил Даниель так, будто слова вытаскивали из него клещами. Затем нахлобучил шляпу, запрыгнул в повозку, проявив удивительную живость для человека своей комплекции. Даниель снял веревку, стягивающую шею Джоли. От облегчения она готова была упасть ему на грудь, но в последний момент взяла себя в руки.

А он развязал ее грубые путы, врезавшиеся в запястья, затем ловко подсунул руки ей под мышки и легко опустил на землю. Теперь он стоял рядом с ней, крепкий и надежный, словно вековое дерево.

Джоли качнулась, и он подхватил ее. Она была довольно высока для женщины — почти пять футов и девять дюймов ростом, но ее подбородок едва доходил ему до нагрудного кармана рубашки. Джоли, как в тумане, видела, как Хобб Джексон запрыгнул на свою повозку и отвязывает веревку, которую раньше привязал к крепкому суку. Голоса толпы зевак едва долетали до ее сознания, когда судья вновь обратился к ней. От него пахло перегаром и вообще он не следил за собой.

— А как насчет тебя, маленькая леди? Ты желаешь взять в мужья Дана Бекэма?

Джоли судорожно сглотнула. Она никогда не видела этого мистера Бекэма, и все, что знала о нем, так это то, что он республиканец, пьяница и бьет женщин, но, кажется, у нее нет никакого выбора, по крайней мере в данный момент.

— Я выйду за него замуж, — дрожащим голосом ответила Джоли. Теперь она точно знала, что не упадет в обморок, к горлу внезапно подступила желчь, а в желудке словно все оборвалось.

— Ты уверен в своем выборе, Дан’л? — спросил старый политик, крутясь на каблуках, словно бен-тамский петушок.

И снова Даниель стиснул челюсти так, что заходили желваки.

— Да, уверен, — громко ответил он, на этот раз избегая смотреть на Джоли. — Давайте покончим со свадебной церемонией. А чек я выпишу позже.

За спиной у Джоли заволновалась толпа горожан, приходя в себя от такого неожиданного спасения приговоренной к смерти. А она все это время молилась, чтобы не броситься к сапогам фермера и не умолить его отказаться от своего решения. Толпа прихлынула ближе, теперь она интересовалась свадебной церемонией ничуть не меньше, чем процедурой повешения. Джоли заставила себя в упор встретить их взгляды и бросила им молчаливый вызов: «Я жива, черт вас возьми, а вы, будьте вы все прокляты за свое желание увидеть меня мертвой!»

— У меня на столе лежит брачное свидетельство, — весело сообщил мистер Чилвер. — Остается только произнести нужные слова.

По иронии судьбы, бракосочетание должен был совершить тот же самый судья, который только что приговорил Джоли к повешению, но она была все еще слишком потрясена, чтобы разбираться в этих нюансах. Ей позволили жить дальше, увидеть новый восход солнца над колосящейся пшеницей и зеленые холмы. Это все, что сейчас имело для нее значение.

Судье Чилверу тем временем принесли все надлежащие бумаги, а Джоли стояла рядом с Даниелем под тем самым дубом, который едва не стал ее виселицей. Горожане снова начали напирать, не желая ничего упустить, шумя и толкая друг друга.

Джоли ответила на все задаваемые в таких случаях вопросы, не замечая, что слезы прокладывают светлые дорожки на ее покрытом густой пылью лице. Когда все было кончено, она и Даниель подписали витиевато разукрашенный документ, после чего ее новый муж взял ее за плечо и подтолкнул к потрепанному фургону, стоявшему на небольшой аллее между продовольственной лавкой и амбаром. А Джоли только тогда, когда увидела подпись этого человека на брачном документе, осознала, что теперь она не Маккиббен, а Бекэм!

А мистер Бекэм в это время довольно бесцеремонно подсадил ее в фургон, затем вернулся к своему мешку, который сбросил с плеча в тот момент, когда выходил из лавки и увидел ее. Загрузив мешок в фургон, он устроился на сиденье рядом с Джоли, которая сидела, будто аршин проглотила, сложив руки на коленях. Даниель отпустил тормоз и тронул вожжи.

Небрежным кивком холодно простившись с населением Просперити, он легким ударом кнута направил двух крепких гнедых мулов в нужном направлении.

Джоли нервно сжала пальцы и прикусила губу, а глаза ее под полями шляпы недобро сузились, когда она смотрела на остававшиеся позади дома главной улицы городка.

— Почему вы это сделали? — наконец не выдержала девушка, когда повозка выехала на проселочную дорогу и оказалась посреди поспевающей пшеницы. — Почему вы женились на женщине, которую даже не знаете?

Даниель так долго молчал, что Джоли показалось даже, что он и не собирается отвечать. Однако, честно глядя в ее чумазое лицо, коротко сказал:

— Потому что они собирались повесить тебя. Это был исчерпывающий ответ. А Джоли вдруг поняла, что надеялась услышать нечто иное, правда, сама толком не понимая, что именно.

— А если я в самом деле преступница? — рискнула спросить она. Потом спохватилась, что совсем не стоило бы этого делать: а вдруг Даниель Бекэм решит, что совершил ошибку и повернет назад, к тому самому одинокому дубу, стоящему в центре города?

— А ты преступница? — парировал он, задумчиво глядя на потные крупы длинноухих мулов, тащивших фургон.

Джоли густо покраснела, что было видно даже под толстым слоем грязи.

— Нет, — негодующе ответила она. — Я только была с Блейком и Роуди, вот и все. Я не знала о том, что они собирались ограбить банк.

И хотя уже в тысячный раз Джоли прокрутила в голове события, приведшие ее к виселице, она все еще остро переживала, что Блейк и Роуди не только совершили свое черное дело, но и бросили ее на произвол судьбы, оставив расхлебывать это дело.

Даниель — она все никак не могла заставить себя думать о нем как о своем муже — слегка надвинул шляпу на глаза, чтобы почесать в затылке.

— Тогда возникает другой вопрос. А что ты вообще делала в компании Блейка и Роуди и им подобных?

Джоли снова вспыхнула. Это ведь длинная и запутанная история, как она попалась на крючок Блейка! Она не тешила себя надеждами, что кто-нибудь, и меньше всего Даниель, поверит ей. Поверит в то, что у нее ничего не было ни с Блейком, ни с Роуди, несмотря на то, что она почти две недели путешествовала с ними.

— Когда я была в Сиэтле, я работала горничной в одном доме с матерью Блейка. Она была там кухаркой.

В это время фургон взобрался на вершину холма, и Джоли увидела большой опрятный белый дом, окруженный небольшими дворовыми постройками, разглядела колодец под крышей. Ко1да они подъехали к сенному сараю, то увидела необычайной красоты клумбу из живых васильков, росших вокруг чугунного водяного насоса буквально в нескольких ярдах от кухонной двери. Перед входной дверью была устроена специальная доска, чтобы счищать грязь с обуви.

Вдоль дома возвышался ровный ряд тополей, защищая постройки от ветра, а повсюду кругом колыхалось золотое море спелой пшеницы. Синева неба была для Джоли мучительно прекрасной, поскольку совсем недавно, еще этим утром, она была так близка к тому, чтобы увидеть ее в последний раз.

Даниель поставил фургон на тормоз, намотал вожжи на рычаг тормоза, после чего спрыгнул и протянул свои большие руки, чтобы принять Джоли. Очутившись в его руках и почувствовав их силу, она ощутила нечто вроде утешения.

— А теперь пойди и приведи себя в порядок. Потом посмотрим, что ты сможешь приготовить нам на обед, — услышала она голос мужа.

До сих пор Джоли никогда не испытывала доброты со стороны мужчин и потому восприняла приказной тон Даниеля как нечто само собой разумеющееся. К тому же она была слишком благодарна ему, чтобы обращать внимание на такую мелочь, как слова, которыми он выражает свою мысль. Поэтому она просто кивнула, но когда он отвернулся, чтобы уйти, импульсивно вцепилась двумя пальцами в его рукав.

Даниель оглянулся через плечо, но выражение его лица невозможно было увидеть, поскольку оно было скрыто широкими полями шляпы. Джоли отпустила рукав его рубашки и, опустив глаза, застенчиво и робко сказала:

— Благодарю вас, мистер Бекэм.

Даниель ничем не вознаградил ее за эту жертву, в его тоне даже не прозвучало нечто вроде «добро пожаловать».

— Еда в кладовой, — вместо этого сказал он. — Дотер и я вернемся голодными, поэтому уверен, что ты выложишь на стол всего в избытке.

С этим ее не обещающий ничего хорошего рыцарь повернулся и отбыл в направлении сенника. Джоли проводила его взглядом, ломая голову над тем, кто такой Дотер, но, решив, что спрашивать об этом было бы неуместно, отправилась в дом.

Порог кухни возвышался по крайней мере на фут, поэтому Джоли подобрала юбки и, переваливаясь, как гусыня, шагнула внутрь. На кухне было на удивление чисто: стены сверкали свежей побелкой, пол был сделан из толстых досок, большая железная печь сверкала на солнце хромированными деталями, а на оконных стеклах не было ни единого пятнышка.

Джоли сняла свою потрепанную мужскую шляпу, которая в некоторой степени защищала ее от прямых солнечных лучей, и повесила ее на крючок, вбитый рядом с входной дверью. Напротив печи висело зеркало для бритья. Увидев в нем свое отражение, Джоли помрачнела: ее белокурые волосы выбились из-под шпилек и торчали в разные стороны, падая на грязную шею, лицо покрывал толстый слой пыли.

Джоли разыскала в кладовке тазик, который затерялся на одной из многочисленных полок, где аккуратно была разложена или расставлена провизия. Здесь были сушеные фрукты, копченое и соленое мясо, большой запас овощей, сахар, свиное сало, бобы.

Тоскуя по ванне и чистой одежде, Джоли сполоснула лицо и руки теплой водой, которую обнаружила в баке рядом с печью.

Немного приведя себя в порядок, новобрачная Даниеля Бекэма поставила на обеденный стол два прибора и принесла большую кастрюлю, на которой было написано «сосиски». Развела огонь в печи и стала подкидывать туда поленья, лежавшие рядом в большом ящике. Добавила воды в кастрюлю с сосисками, положила приправу из консервированных овощей, бросила немного свиного сала, нашла в колодце холодное молоко, сливочное масло и сыр. В окантованной металлом хлебнице лежал свежевыпеченный хлеб.

Кухня благоухала ароматом свежесваренного кофе, когда открылась входная дверь, и появился Даниель. Сразу же вслед за ним вошел молодой юркий парень с ярко-рыжими волосами, огромными карими глазами и плечами, которые можно было бы сравнить по ширине с.вагонной осью.

— А вот и Дотер, — сказал Даниель, снимая шляпу. — Дотер, это Миссис Бекэм.

Джоли была довольна, что ее представили так официально. Она отчасти даже перестала ощущать себя чем-то вроде беспризорного ребенка, подобранного на обочине дороги. Теперь же, несмотря на то, что случилось в ее жизни, в ней снова появилась какая-то гордость.

— Привет, Дотер, — вежливо кивнув, сказала она

Между тем свиное сало растопилось на небольшой сковородке, и Джоли проворно вылила его в кастрюлю с сосисками, а затем переложила мясо на сковородку с длинной ручкой.

— Достаточно мила, чтобы всю ее обцеловать, — заметил Дотер.

Краем глаза Джоли заметила, как отвернулся Даниель, чтобы скрыть усмешку. Джоли вспыхнула.

— Я была бы благодарна, если бы подобные комплименты вы держали при себе, мистер Дотер, — задыхаясь от гнева, сказала она.



— Просто Дотер, — ответил работник. — Я привык не таясь говорить все, что приходит мне в голову. Сам не знаю почему.

— Пойдем умоемся, — предложил ему Даниель, протягивая ковш с горячей водой, которую зачерпнул из бака, стоявшего на печи, захватил большой кусок желтого мыла и вышел на двор Дотер вышел вслед за ним.

Какое-то время до Джоли доносились плеск воды и громкие голоса во дворе, потом Даниель и Дотер снова появились на кухне. Даниель сел за стол и нахмурился, увидев только два прибора.

— А ты разве не будешь есть с нами?

Отведя глаза, Джоли покачала головой:

— Нет, мистер Бекэм, не сейчас. У меня желудок не в порядке.

Даниель вздохнул и потянулся к кастрюле с сосисками, которую Джоли поставила на стол.

— Надеюсь, ничего страшного нет, — буркнул он, ставя на этом точку.

Дотер повесил эмалированный тазик на гвоздь, вбитый в стену рядом с печью, затем тоже подсел к столу. Он выглядел удивительно бесхитростным и простым с причесанными волосами, чистыми руками и лицом, словно студент-первокурсник, желающий понравиться преподавателю.

— Я… я… мне хотелось бы осмотреть дом, если вы не против, — выдавила из себя Джоли и прикусила нижнюю губу, ожидая ответ Даниеля.

— Ты можешь делать все, что хочешь, например, воспользоваться щеткой, — заметил Дотер, кромсая вилкой сосиску и противно скребя при этом по тарелке.

И снова Джоли заметила тень улыбки, тронувшей губы Даниеля, хотя и на этот раз он промолчал.

— А тебе не мешало бы поучиться хорошим манерам, — ответила Джоли.

Дотер не остался в долгу:

— Ха, бесполезно! Это уже пытались сделать моя мать и все мои учителя. Не вышло!

— Иди и посмотри все, что хочешь, — подал наконец голос Даниель. Он был вежливо-дипломатичен, хотя глаза его просто искрились весельем.

С облегчением получив разрешение достойно удалиться, Джоли пролетела через столовую и попала в настоящий дамский будуар. Здесь были невероятных форм и расцветок подушечки, китайские статуэтки, пальмы в глиняных горшках и много фотографий в вычурных серебряных рамках. Тут же прямо перед окном стоял орган. Тонкие шторы, подвешенные на крепких шнурах, чуть колыхались над полированной поверхностью инструмента в такт порывам ветерка.

Джоли подошла к камину, сложенному из белых и серых камней, и посмотрела украдкой на дагерротип, стоявший на каминной полке. Это была явно свадебная сцена, а женихом был Даниель. Рядом с креслом, где он сидел, положив руку ему на его плечо, стояла блистательная, затянутая в шелк невеста, изящная, словно ожившая камея, с пышными темными волосами и очень выразительными глазами.

Гладя на это красивое лицо, Джоли почувствовала себя униженной. Она страстно захотела узнать, как ее звали и что с ней случилось. Но поскольку Джоли была не в том положении, чтобы задавать вопросы, она быстро выскочила из будуара и попала в небольшую комнату, скромно обставленную под кабинет. Здесь Даниель держал свои бухгалтерские счета и другие книги всех видов и размеров.

Чтение было сущей пыткой для Джоли, хотя, если ей надо было что-то узнать, она могла кое-что и прочитать, поэтому она почувствовала острые угрызения совести из-за этого своего недостатка и поспешила удрать из кабинета. Хотелось бы ей знать, что подумает о ней Даниель, когда выяснит, что взял в жены женщину, которая и читать-то толком не умеет.

Мистер Бекэм, наверное, даже и не удивится, когда обнаружит, что она и писать едва умеет, тяжко вздохнула Джоли. Хотя, с другой стороны, вся их брачная церемония заняла всего-то пять минут, вдобавок под тенью виселицы.

Ее снова обдало жаром при воспоминании о том, как она поднималась по ступенькам к виселице, цепляясь за них подолом своих пыльных юбок. Да, тут уже не до романтики. Слава Богу, хоть жива осталась!

Наверху Джоли обнаружила три просторные спальни, две из которых были меблированы. Тут Джоли снова испытала приступ страха, первый с тех пор сегодня, когда веревка обвилась вокруг ее шеи. Она — законная жена Даниеля Бекэма, и не имеет значения, что они совершенно незнакомы, хотя у Джоли были некоторые сомнения относительно того, что он ожидает после того, как зайдет солнце. Если он захочет столько ждать…

У нее подогнулись колени, и Джоли почувствовала настоящую слабость при одной мысли, что ей придется впервые лечь в постель с мужчиной. Если бы не слабость, она ни за что не присела бы на краешек широкой квадратной кровати, как сделала это сейчас.

Скрип петель перепугал ее донельзя, глаза ее округлились, когда она увидела Даниеля, стоявшего на пороге спальни. В его взгляде Джоли прочла спокойное веселье, но было в нем также и желание. Даже при всей своей относительной невинности Джоли определила бы это в любом случае.

— А почему мальчишку назвали Дотером? — дрожащим голосом спросила Джоли, пытаясь отвлечь Даниеля от неизбежного хотя бы на чуть-чуть.

Держа шляпу в руке, он оперся плечом о дверной косяк, и все в его манере поведения говорило, что он отлично понял и разгадал уловку Джоли. Но тем не менее ответил:

— Это уменьшительное имя от Дотерноми. Парнишка чертовски старался выговаривать его правильно, но дальше Дотера дело у него не пошло. Так в конце концов он и остался Дотером.

При других обстоятельствах Джоли могла бы и посмеяться, однако сейчас она была слишком испугана, чтобы оценить легкий юмор, поэтому абсолютно серьезно посоветовала:

— Но ему, наверное, стоит попытаться? — Голос ее прозвучал настолько тревожно, что она даже боялась продолжать разговор.

Даниель пожал плечами и выпрямился.

— Ну, здесь мы с тобой не сойдемся во взглядах, — беззаботно ответил Даниель. — Если бы он не был самым решительным парнишкой, живущим в трех ближайших округах, он, вероятно, остановился бы просто на Доте…

— Полагаю, — с трудом выдавила Джоли, — у вас есть сегодня еще много работы в сарае и на полях…

К ее неописуемому облегчению, Даниель надел шляпу.

— Да, мэм, — сказал он. — .Именно этим я сейчас и займусь. Увидимся вечером за ужином.

От облегчения у Джоли даже голова закружилась, и она какое-то время просто сидела, закрыв глаза и не двигаясь, словно выпила добрую порцию бренди с сахаром и сливками.

— А вы не боитесь, что я сбегу или что-то в этом роде? — спросила она уже вдогонку ему, сумев несколько восстановить самообладание.

Даниель полуобернулся и сказал:

— Это уже моя забота, чтобы тебе некуда было идти. — И с этими словами ушел, и его каблуки отстучали дробную песню по деревянным ступеням.

Джоли рухнула на матрас Даниеля Бекэма. Только услышав, как хлопнула входная дверь, она поднялась и подошла к большому дубовому гардеробу, стоявшему напротив кровати, и открыла его. Вперемежку с брюками висели рубашки, однако для нее здесь ничего не было.

Она прошла во вторую спальню, которая была меньше по размерам и в которой вместо гардероба был только сундук, стоявший рядом с узкой железной кроватью. Даниель весьма точно предположил, что ей некуда бежать, и этот факт злил Джоли почти так же, как ее растрепанный вид.

В сундуке она обнаружила голубое платье из набивного ситца и, хотя оно было ей коротко, подумала, что сможет натянуть его и побыть в нем, пока выстирает и высушит собственную одежду.

Она поспешила вниз, сбегала в пристройку, которая была почти вся укрыта зарослями розовой сирени, вернулась в дом, где заметила бак для стирки белья. Затем с полным баком мокрой одежды выбралась из полутемного помещения на яркий солнечный свет, туда, где был аромат полевых цветов, где жужжали пчелы и летали птицы, однако споткнулась о выступавшую половицу и полетела вниз. Бак с бельем с грохотом покатился по утоптанной дорожке. Джоли в падении попыталась ухватиться за дверной косяк, но лишь занозила себе ладонь.

Она вздрогнула от боли, потом приподнялась и стала приводить все в порядок. Выбравшись наружу, принялась вытаскивать саднящую занозу, вне себя от злости зализывая ранку.

Вытаскивая занозу, попыталась подвести итоги этого дня. Во-первых, с утра ее чуть было не повесили, во-вторых, ее выдали замуж за человека, которого она никогда и в глаза не видела. И вот теперь практически была распята. И все случилось за один лишь этот чертов день!


Когда Даниель рубил ветки, которые они с Дотером натаскали вчера с близлежащих холмов, он вдруг вспомнил, как Хобб Джексон бросил в ручей Калдрон толстый холщовый мешок. В то утро Даниель охотился, а потому в одной руке у него была пара подстреленных куропаток, а в другой ружье. Тогда, видя, как Джексон бросает в воду толстый мешок, он подумал, что тот топит котят. Захваченный врасплох внезапной встречей, Даниель издал нечто вроде приветствия и пошел дальше вниз по ручью. Когда он возвращался, Хобб Джексон уже давно ушел. Остановившись перевести немного дух, Даниель нагнулся, чтобы умыться холодной водой из ручья, и заметил в глубине затопленный мешок. К тому времени как он достал его из воды и вытащил на берег, а затем и разрезал охотничьим ножом, четыре из пяти котят уже погибли, но зато пятый пребольно цапнул его за палец.

Помахивая топором, Даниель улыбнулся, вспомнив тот случай. Ему в голову пришло сравнение его новой жены с тем самым котенком, который умудрился-таки выжить. И у нее было то же затравленное выражение полных ужаса глаз, когда она стояла на краешке фургона, ожидая, когда ее повесят. Теперь Даниель размышлял, когда же она начнет кусаться.

Он остановился и вытер выступивший на лбу пот рукавом рубашки, затем бросил полено Дотеру, который ловко и споро складывал поленницу из нарубленных Даниелем дров. Они сейчас запасались топливом на несколько месяцев вперед.

Как раз в это время Даниель заметил, как Джоли упала вместе с бельевым баком, а потом принялась что-то искать в своих ладонях, часто поднося их ко рту. А уже через несколько мгновений она поднялась, взяла бак с бельем и целенаправленно пошла на кухню. Даниель быстро сделал нехитрые, но верные выводы. Джоли собралась принять ванну — то, что люди обычно делают каждую неделю. Да, все так, но при этом Даниель почувствовал, как забурлила в жилах кровь. Ему стало даже чуть не по себе, когда он представил, как она раздевается, сбрасывая старую одежду, как входит обнаженная в чистую, горячую воду.

К этому моменту воображение Даниеля настолько разыгралось, что его топор со свистом рассек воздух, попал на сучок, отскочил в сторону и едва не отсек ему подбородок. От злости Даниель глубоко всадил топор в чурбан и, сняв шляпу, вытер обильную испарину.

— Думаю, ты мог бы пойти туда и посмотреть, как она моется, если хочешь, — заметил Дотер, стоя в дверях дровяного сарая. — Ведь она теперь твоя жена.

Временами странности этого парня, или заскоки, как более точно определял их Даниель, выводили его из себя. Вот и сейчас такой же случай. Даже если у него самого еще нет никаких чувств к этой девушке, Джоли, тем не менее Даниелю было неприятно, что посторонний мужчина, пусть даже такой молодой и хорошо знакомый, как этот мальчишка, нанятый в помощь по хозяйству, разглагольствует на такие интимные темы.

— Вот что, поленница должна быть сложена к закату, — зло сказал Даниель. — Так что лучше займись делом.

После этого Даниель собрался с силами и заставил себя снова взяться за топор. Но в последующие полчаса образ Джоли, принимающей ванну, раз четыреста или пятьсот представал перед ним.

ГЛАВА 2

Джоли принесла последнее ведро горячей воды, вылила в лохань, стоявшую в кладовой, и тщательно закрыла за собой дверь. Зажгла керосиновую лампу, стоявшую на полке рядом с банкой маринованных зеленых бобов. В кладовой не было окон, и лампа была единственным источником света.

Испуганно замирая, Джоли торопливо стащила с себя одежду, скомкала ее и бросила на кучу картофеля. Затем, крадучись, словно боясь, что в любой момент кто-то войдет и увидит ее, поспешила к лохани, чтобы принять ванну — впервые за последние несколько недель.

Джоли медленно опустилась на колени и окунула в горячую воду волосы. Это было блаженство! Но затем это счастливое состояние было нарушено саднящей болью в горле: она не забыла, что чуть было не умерла сегодня утром. Ее вновь охватили тягостные воспоминания.

Дотянувшись до куска желтого мыла, который захватила с собой в кладовую, Джоли начала намыливать себя с головы до пят, пытаясь обуздать дикие противоречивые чувства, которые бушевали в ее душе.

Когда наконец Джоли вымылась на славу, она вылезла из теплой воды и, ежась, принялась энергично растираться грубым льняным полотенцем, которое позаимствовала наверху из умывальника Даниеля. Затем надела лифчик из муслина, нижнее белье, натянула голубое ситцевое платье и уселась у печи.

Джоли тщательно расчесывала спутанные пряди волос, когда появился этот странный, чужой человек, неожиданно ставший ее мужем. Четкие черты его лица покрывал румяный загар: Даниель целый день провел на открытом воздухе, и сейчас Джоли увидела это отчетливо, поскольку он поднял лицо, встретившись с ней взглядом.

— Завтра подумаем о подходящей для тебя приличной одежде, — хриплым низким голосом сказал он, и голос его прозвучал так, будто Даниелю надо было бы прочистить горло.

Джоли положила на колени черепаховый гребень и подняла на Даниеля свои чудные глаза, готовая вскочить и вытянуться перед ним, словно солдат-новобранец, по стойке «смирно!»

— Мне много не надо…

Даниель достал из шкафа голубую металлическую кружку и налил в нее кофе, оставшийся от обеда. Он явно старался даже не коснуться Джоли и не встретиться с ней взглядом. Все еще хриплым голосом Даниель сообщил:

— Дотер ушел на рыбалку. На ужин у нас, возможно, будет форель.

Джоли никогда еще так остро не ощущала присутствие мужчины, как именно в данный момент, находясь вдвоем с Даниелем. Он, казалось, заполонил собой всю кухню: своими широкими плечами и мужским запахом, своей крепкой и ладной, мускулистой фигурой.

Вспомнив фотографию женщины, что стояла на каминной полке наверху, Джоли очень захотелось спросить: «Как ее звали? Любили ли вы ее?» Но она не посмела. Этот человек спас ее от неминуемой смерти и совершенно не обязан отчитываться перед ней в чем бы то ни было.

Все так же старательно избегая смотреть ей в глаза, Даниель достал таз, открыл металлическую крышку бака, стоявшего на печи и служившего резервуаром для хранения горячей воды. Джоли забыла долить туда воду и теперь бак был почти пустой. Она внутренне вздрогнула, ожидая его гнева. Так велико было ее желание поскорее исправить свою оплошность, что, схватив таз, она опрометью бросилась к двери, но по дороге налетела на Даниеля, который, уронив таз и крышку от бака, схватил ее за плечи и удержал от падения.

— Все в порядке, — медленно сказал он, усаживая ее в кресло. — Я сам могу принести воды, Джоли.

От того, что ее попытка угодить ему кончилась так плачевно, Джоли совсем смутилась. Не в силах найти каких-либо подходящих слов, она поникла головой, кусая в отчаянии губы и пытаясь успокоиться.

Она чувствовала на себе взгляд Даниеля, но он ничего не говорил. Затем она услышала, как звякнули ведра, которые он достал из-под раковины, ощутила запах цветущей сирени, когда он открыл дверь и пошел за водой к колодцу.

Только тут она немного пришла в себя и, собрав в пучок волосы на затылке, шнурком завязала их. Затем открыла дверцу печи и подбросила пару сухих поленьев, которые взяла из большого короба, стоявшего тут же. Когда Даниель вернулся и наполнил пустой бак для горячей воды, Джоли ускользнула на другую половину комнаты и сделала вид, что очень там занята. Она схватила банку с консервированной морковью и принялась сосредоточенно ее открывать.

— Здесь, должно быть, совсем недавно была женщина, — предположила Джоли, поскольку все в доме было прибрано и аккуратно расставлено по своим местам. Сказала и тут же отдала бы все на свете, чтобы не произносить этих слов. Джоли мучительно покраснела, на глазах у нее навернулись слезы, и она уткнулась в раковину, переставляя с места на место банку с морковкой.

— Моя соседка, миссис Дейли, приходит время от времени, чтобы прибраться, — кратко ответил Даниель и снова ушел, словно скрылся в только ему одному принадлежащий мир.

В кухонное окошко Джоли видела, как он накачал воды в два ведра. Из-за сенного амбара показался Дотер. Он шел с удочкой, а в руке у него был прутик с несколькими насаженными на него рыбинами. Мальчишка подождал, пока в кухню войдет Даниель, затем вошел сам.

— А я уже выпотрошил форель! — гордо заявил Дотер, выкладывая рыбу перед Джоли.

Джоли удалось успокоиться, когда она чистила рыбу. Аккуратно сняв форель с прутика и высыпав сверкающих серебром рыбок в раковину, поставила на огонь сковороду с длинной деревянной ручкой и бросила на нее ломтик сала. Даниель в это время только что доверху наполнил бак с водой на печи, и Джоли вдруг в очередной раз натолкнулась на него.

— Дотер и я умоемся на улице под колонкой, — голосом, лишенным каких-либо эмоций, заявил Даниель.



Пока ее муж и парнишка умывались, Джоли снова быстро сбегала в кладовую и принесла провизию. Пойманная Дотером рыба издавала вкусный запах, жарясь на сковороде, когда мужчины вернулись в дом. Дотер шутливо ткнул Даниеля под ребро острым локтем.

— Посмотри, миссис Бекэм помылась и стала ничего, а Дан’л? — И состроил такую рожицу, словно сам принимал в этом участие.

Едва мужчины уселись, Джоли быстро накрыла на стол. Вытащила ухватом из печи горячие хлебцы и высыпала их на большую тарелку, порезала морковь и подала подрумянившуюся рыбу, поставила на стол все остальное и лишь после этого позволила себе присесть рядом.

После ванны у Джоли разгулялся аппетит, но она как только могла старалась есть медленно и аккуратно, опустив глаза в тарелку, не участвуя в. разговоре, который велся, главным образом, по поводу покупки нового навозоукладчика. Так как Джоли пока все еще не определила для себя, как ей следует держаться с Даниелем, то была очень признательна Дотеру за то, что он отвлекал внимание Даниеля.

Сразу после ужина Джоли вымыла посуду и вытерла со стола, а мужчины отправились в сенной амбар. Джоли успела переделать всю работу по хозяйству, а они все еще не возвращались. Теперь, когда она сытно поела, ее незаметно, но как-то сразу охватила непреодолимая слабость.

Джоли вскарабкалась по крутой лестнице, заставила себя дойти и переступить через порог спальни хозяина дома. Присев на краешек матраса, кое-как стащила туфли и несколько мгновений спустя упала навзничь на неразобранную постель; легкий ветерок овевал ее сквозь открытое окно.

Джоли казалось, что она слышит, как с ней шепчется золотое пшеничное поле, убаюкивая ее, напевая колыбельную. Она сомкнула глаза вместе с последними бронзовыми лучами заходящего августовского солнца.


Джоли лежала на его кровати.

Даниель замер на пороге, наблюдая, как ветер играет ее золотыми кудрями, затем решительно вошел в спальню, достал из гардероба еще одно стеганое одеяло и осторожно прикрыл спящую девушку. Стоя рядом и глядя на разгладившееся во сне лицо Джоли, Даниель не мог не задуматься, что она из себя представляет и чем бы кончилось ее стояние с петлей на шее на краю повозки Хобба Джексона.

Джоли чуть шевельнулась, но не проснулась. Даниель придвинул к кровати кресло-качалку и опустился в него. Под его весом кресло, как всегда, жалобно скрипнуло, Даниель вздохнул и покачал головой при мысли, какой неожиданный поворот сделал его жизненный путь. Рано утром, еще до восхода солнца, когда на небе ярко сверкали звезды и он поднялся с постели, этот большой дом был еще пустынным. — Теперь в нем поселилась очаровательная женщина. Вот она лежит, свернувшись клубочком, нежно пахнущая и такая аппетитная, словно клубника со сливками. Он осторожно убрал прядь волос, выбившуюся из-под одеяла и щекотавшую ее щеку.

Девушка выглядела такой невинной и доверчивой, словно безгрешное дитя. И, глядя на нее, спящую здесь, на постели в его доме, трудно было поверить, что она могла по своей воле быть соучастницей грабежа, а возможно, и убийства.

Даниель отдернул руку и нахмурился, вспомнив слухи, которые последний месяц будоражили городок Просперити, а также отчеты о судебном процессе, которые он читал в газетах. Согласно их сообщениям, мисс Джоли Маккиббен появилась в городе вместе с Блейком Кингстоном, объявленным вне закона на территории нескольких штатов, и его дружком Роуди Флитом. Джоли присматривала за лошадьми, когда Кингстон и Флит были внутри «Фиделити Бэнк» утром того июльского дня. Тогда все и случилось Основатель и президент банка старик Хэмиш Фрейзер выскочил на улицу и стал громко звать на помощь начальника полиции, и тогда кто-то из этой троицы и пристрелил его.

Свидетели разошлись во мнениях, кто же именно нажал на курок, однако судья и присяжные в конце концов виновной признали Джоли, но лишь потому, что у нее, как и у многих, был шестизарядный револьвер, а посему они приняли решение вздернуть ее. Но Даниель догадывался, что девушку столь сурово наказали лишь потому, что удалось схватить только ее одну. А ее дружки удрали, даже не бросив ей прощальный взгляд.

Джоли снова зашевелилась на кровати, и Даниель ощутил столь знакомую ему томительную боль в паху. Она его жена, напомнил себе Даниель, у него есть все права, перед Господом и людьми, насладиться ее теплом, ее нежным телом.

Все еще во сне Джоли вздохнула, выпростала руки из-под одеяла и вытянула их над головой, слегка растопырив пальцы. От этого движения одеяло сползло, обнажив ее до пояса, и Даниель смог отчетливо увидеть ее полные груди, туго обтянутые синим ситцевым платьем. Свежее дыхание наступившего вечера долетело через распахнутое окно, отчего соски ее затвердели, четко обозначившись под одеждой.

Даниель неловко повернулся в кресле-качалке и одним прыжком выскочил из него. Несколько мучительных секунд стоял, глядя на Джоли и желая ее так, как никогда не желал Илзе, свое прекрасное дитя-жену, или даже японку Мичи, которую узнал давным-давно в Сан-Франциско. Именно Мичи научила его, как ублажить и доставить удовольствие женщине.

Даниель в замешательстве поскреб гладко выбритый подбородок загорелой мозолистой рукой, затем повернулся и вышел, оставив дверь полуприкрытой. Джоли достаточно много перенесла за один день. Она едва не угодила на виселицу, затем оказалась замужем за совершенно незнакомым человеком. Даниель не переставая думал о ней, спускаясь вниз на кухню, где налил себе полную кружку кофе, и когда смотрел в окно, как Дотер гнал коров с пастбища.

Даниель знал, что никогда не полюбит Джоли. Все, что имел, он отдал Илзе, а она забрала лучшую часть его с собой в могилу. Его новая жена совсем не походила на изящную Илзе. Джоли была выше и сильнее, у ней не было утонченного изящества. Илзе всегда напоминала Даниелю цветок, а Джоли была создана совсем для других целей — рожать на свет сильных, здоровых детей и нести тяжкое бремя работы на ферме. Вдобавок она оказалась очень неплохой кухаркой, хотя порции, которые она накладывала на тарелки, могли бы быть в несколько раз больше.

Даниель допил кофе и, поставив кружку в раковину, протянул руку и снял с крючка у двери шляпу. Затем вышел во двор проверить, вся ли работа, намеченная на сегодня, проделана должным образом. Выходя, он вновь напомнил себе, что Джоли — грабительница банка, а может, даже и убийца.


Когда Джоли проснулась, в комнате было темно. Ее мгновенно охватила паника, словно что-то сдавило горло. Девушка испуганно вскочила с кровати. Она едва могла дышать, сердце бешено колотилось в груди, отдаваясь в ушах барабанным боем. Осторожно, стараясь не шуметь, она дотянулась до другого края кровати. Там никого не было.

Джоли вообще была одна в спальне Это открытие немного успокоило ее. Когда глаза привыкли к темноте, она добралась до лампы со стеклянным абажуром, стоявшей на ночном столике, затем от лучины зажгла ее, почти уверенная, что муж прячется где-то в тени, выжидая момента, чтобы наброситься на нее.

Но в спальне не было никаких признаков Даниеля, и хотя это успокоило Джоли, но в то же время изрядно озадачило. Ощущение того, что можно было бы назвать одиночеством, всколыхнулось где-то в глубине ее души. Может быть, она не приглянулась Даниелю? Или он считает ее опасной? А вдруг он даже запер ее на ночь в этой спальне, словно узника в тюрьме?

Снова охваченная паникой пополам с ужасом, она вскочила с постели, бросилась к двери и обеими руками ухватилась за ручку. Но та свободно повернулась, и Джоли едва не вылетела в коридор, некоторое время постояла там, просто потому, что была вольна делать это. А потом медленно спустилась вниз на кухню, решив перед сном успокоить нервы кружкой теплого молока.

К ее удивлению, несмотря на то, что часы показывали три часа ночи, в кухне горел свет.

— Даниель? — вполголоса позвала Джоли, замерев на пороге, прижимая к горлу воротник платья

Никто ей не ответил, и Джоли немного пришла в себя, подбросив в печь пару поленьев, и, подгоняемая пятнами лунного света, быстро сбегала в уборную, затем вымыла руки.

На кухне молока не оказалось, но Джоли вспомнила, что видела у колодца пятигалонную канистру, которая была опущена вниз для того, чтобы холодная вода охладила молоко. Она направилась к колодцу По пути луна ярко осветила одинокий клен, стоявший чуть поодаль Затем луна снова скрылась за облаками, но в ее неверном свете Джоли сумела разглядеть, что под деревом кто-то стоял Она наверняка знала, что это был Даниель.

Хотя Джоли искренне считала, что благоразумие — лучшая составная часть мужества, в жизни она никогда не придерживалась этого золотого правила. Вот и сейчас она стала подкрадываться ближе, тяжело дыша и прижимая ладонь к сердцу. Однажды едва не вскрикнула от ужаса, но оказалось, что это просто кошка перебежала ей дорогу. Подросшая за лето трава еще хранила дневное тепло и по ней было приятно идти.

Когда Джоли подошла к одинокому дереву на расстояние меньше ста ярдов, то обнаружила, что под его кроной находятся две огражденные, тщательно ухоженные могилы. Рядом с ними, глядя на надгробия и держа шляпу в руке, стоял Даниель Он не заметил приближения Джоли и даже не посмотрел в ее сторону.

Девушка судорожно сглотнула и обеими руками ухватилась за живот. Искреннее тихое горе Даниеля пронзило ее, как удар молнии, хотя Джоли и не могла бы сказать, почему. Для него она — посторонний человек, точно так же, как и он для нее; он из жалости женился на ней просто для того, чтобы спасти ее шкуру.

Что бы ни случилось, она всегда должна помнить одно: в любой момент Даниель может «умыть руки» — одному Богу известно, сколько людей поступали именно так, — а когда сделает это, то, вероятно, отдаст ее в лапы закона. Джоли поежилась от одной этой мысли, обхватила себя руками, чтобы согреться, повернулась и устремилась обратно к дому.

Теперь она вовсе не хотела спать. Захватив из буфета кружку, она сходила к колодцу и принесла оттуда молока. Затем снова сходила и налила молока в кастрюлю, стоящую на плите печи. В это время вошел Даниель и встал рядом со своим стулом.

— Расскажи мне, почему ты была вместе с теми людьми, — спросил он. И хотя это было произнесено мягким тоном, Джоли стало абсолютно понятно, что это не просьба, а приказ. Джоли откинула прядь волос, которая выбилась из пучка на затылке, и занялась молоком.

— Я дружила с Блейком Кингстоном, — ответила она. — По крайней мере мне так казалось.

Она услышала, как заскрипел стул у нее за спиной, и когда полуобернулась через плечо, то увидела, что Даниель сидит верхом на стуле, а его голубые глаза неотрывно смотрят на нее.

— А твои старики? Они живы?

У Джоли перехватило дух — прошло столько лет, но воспоминания все еще были очень болезненными, — и она покачала головой.

— Нет, — сказала она, отводя глаза. Свою мать она не помнила совсем, хотя была на ее похоронах. Господь прибрал к себе и тетю Ниссу, и дядю Франклина, и всех остальных в ту эпидемию холеры, что разразилась в Небраске несколько лет назад. Умер и старик-отец, хотя его нельзя было назвать «стариком» при его жизни. О мачехе Гарнет Джоли никогда не вспоминала.

— А у вас есть родственники?

— Пять братьев и две сестры. Они остались в Северной Каролине, — ответил Даниель, чуть заметно кивнув. — Но мы сейчас говорим не обо мне. Я хочу знать, как вы оказались в такой плохой компании, миссис Бекэм. И я не отстану, так что давайте-ка выкладывайте мне все начистоту.

Джоли смутилась почти до слез. Ее руки заметно дрожали, когда она наливала себе молоко из бидона в кружку. Но поскольку в конце концов единственным оружием, которое у нее было, чтобы защитить себя, была бравада, она не преминула воспользоваться им. Джоли выпятила подбородок и распрямила плечи.

— Мы с Блейком встретились потому, что его мать и я работали вместе в одном доме. Я уже говорила вам об этом.

Даниель ничего не ответил, он просто подпер рукой подбородок и выгнул дугой брови.

Отпив большой глоток горячего молока, Джоли заставила себя сесть за стол. Взяв кружку обеими руками, от ее тепла она почувствовала некоторое успокоение.

— В том доме, где я работала, были украдены несколько вещей… — Джоли чуть помедлила, и ее щеки густо покраснели при воспоминании об этом. — Несколько драгоценностей миссис Бон-филд. Ее племянник, Джерард, заявил, что видел, как я пыталась продать алмазную брошь и нитку жемчуга в одном из подпольных магазинчиков. Бон-филды уволили меня, я пыталась найти другое место, но слухи бежали впереди меня, и никто не хотел взять в свой дом воришку. Тогда Блейк сказал мне, что знает в Спокане одну семью, которой нужна прислуга по уходу за детьми, поэтому я и уехала с ним из Сиэтла.

Даниель взъерошил волосы.

— А как же драгоценности? Украла ты их? Возмущение с такой силой охватило Джоли, что она чуть было не затряслась, но в конце концов ей удалось овладеть собой.

— Нет. Их украл сам Джерард, чтобы заплатить свои карточные долги. Полиция обнаружила это еще до моего отъезда. Конечно, Бонфилдам рассказали об этом.

— Они не предложили тебе вернуться? Джоли вновь отпила большой глоток горячего молока, медленно и аккуратно поставила на стол чашку.

— Конечно же предложили. Но как я могла продолжать работать у них, словно ничего не случилось?! К тому же и Джерард никуда не делся, а жил в том же доме.

— Ну, можно было поискать место где-нибудь еще, поскольку твоя совесть оказалась чиста.

— Это, к большому сожалению, оказалось не так просто сделать, — горько ответила Джоли. — Люди склонны уже заранее считать тебя виновной, если хоть раз тебя в чем-то обвинили. Не изменилось это и тогда, когда стало ясно, что они были неправы в отношении меня.

— И Кингстон взял тебя в Спокан, как обещал? Джоли на секунду опустила глаза и покачала головой.

— Сейчас я понимаю, что он даже и не собирался этого делать, — Джоли глубоко вздохнула и продолжила, заставив себя прямо взглянуть в глаза Даниеля: — Он хотел, чтобы его старики решили, что я его женщина. Может быть, он даже хотел и сам так думать…

Даниель прочистил горло и отвлекся на секунду, а Джоли уже определенно знала, что он ей не поверил.

— Так ты говоришь, что… что никогда не была-близка с ним?

Джоли отставила кружку и сильно хлопнула себя по коленям.

— Вот о чем я и говорю! — решительно ответила она, хотя внутри у нее все дрожало.

— Только не надо лгать, — резонно заметил Даниель.

Джоли за свою короткую жизнь уже устала от того, что ее обвиняют в тех вещах, которых она никогда не совершала. Все время, казалось, существовал некто, обвиняющим перстом указывающий в ее сторону.

— Я не лгу, Дан, то есть мистер Бекэм.

Он пожал плечами и отодвинул кресло, чтобы подняться.

— Что ж, пошли тогда спать. Скоро уже светает.

Джоли дрожащими пальцами судорожно обхватила кружку. Она страшно разозлилась, видя, что Даниель все еще думает, что она лжет. А кроме того, она боялась, что под этим «пошли спать» он имел в виду, что они вместе будут делить постель.

— У меня сейчас «женские дела», — сказала она, но это была явная ложь, потому что это кончилось у нее пару недель назад.

Даниель нахмурился и жестом указал на внутреннюю дверь. Джоли последовала впереди него, поставив кружку в раковину.

— Вы поздно ложитесь спать, — с наигранным оживлением сказала она, отчаянно пытаясь завязать разговор.

— Да и ты припозднилась, — спокойно парировал Даниель.

Поднимаясь по лестнице в спальню, Джоли от волнения до крови закусила губу, в то же время ощущая нечто вроде веселого ужаса. Она боялась Даниеля. Ей он представлялся огромным, сильным и властным, но какая-то часть ее именно в этом хотела найти себе приют и защиту.

Джоли нерешительно переступила порог комнаты, в которой была совсем недавно, и дрожащими руками поставила лампу на бюро.

— Полагаю, вы, вероятно, хотите лечь со мной, — нервным шепотом сказала Джоли.

Ей показалось, что Даниель улыбнулся, однако она не могла быть в этом уверена в тусклом мерцающем свете лампы. Опершись рукой на кресло, он принялся стаскивать сапоги, затем снял пиджак и начал расстегивать рубашку.

Джоли, помертвев от страха, отвернулась, прижав ладонь к горлу.

— Я… я… хотела бы лечь в соседней комнате, — храбро произнесла Джоли. На этот раз она совершенно отчетливо услышала, как он хихикнул.

— Весьма благородно с вашей стороны, миссис Бекэм, но я предпочел бы, чтобы вы остались здесь.

Сердечко Джоли буквально подпрыгнуло к горлу. Она боялась взглянуть на Даниеля, поэтому упорно отводила глаза даже тогда, когда он потушил лампу. Когда же решилась взобраться на постель, то все еще была в одежде, легла на самый краешек и лежала тихо-тихо.

Однако под весом Даниеля кровать прогнулась в центре, и Джоли почувствовала, словно лежит над пропастью, куда неминуемо должна скатиться. Поэтому одной рукой она вцепилась в край кровати, но буквально каждой своей клеточкой ощущала присутствие Даниеля. А когда его рука легла ей на бедро, ее пронзила сладкая дрожь. Джоли зажмурилась, пытаясь совладать с бурей чувств, которую пробудил в ней этот простой жест.

— Твоя жена… — прошептала Джоли, когда снова обрела способность говорить. — Как ее звали?

Даниель убрал руку, и Джоли вздохнула с облегчением и в то же время разочарованием.

— Илзе, — спустя довольно долгое время ответил Даниель.

— Она была очень красивая, — сказала Джоли, чувствуя горечь его утраты и невольно пытаясь хоть как-то утешить его. Она лежала и думала о том, что задолжала этому мужчине каждый новый рассвет, который когда-либо увидит. А она даже не представляла, как с ним расплатиться…

— Я видела ее фотографию в кабинете. Затем последовала новая долгая пауза, прежде чем Даниель сказал:

— Я хочу иметь детей.

Джоли почувствовала, как по щекам ее потекли слезы, и в то же время она не могла не улыбнуться. Ведь она тоже больше всего на свете желала иметь ребенка. Она вдруг забыла о своих страхах и повернулась, чтобы посмотреть на Даниеля. Но в комнате было очень темно.

— От меня? — в волнении прошептала она.

— Ты — моя жена, — напомнил ей невидимый в темноте Даниель, и она разобрала веселые нотки в его низком голосе.

— Но я… ведь меня собирались повесить…

Он молча подвинул ее к себе, и Джоли опьянили теплота и крепость его тела, хотя она все еще боялась. Ее щека покоилась на его волосатой груди, но она даже думать не смела о том, что находится ниже.

— Ты никого не убивала, — внезапно сказал Даниель с уверенностью, от которой у Джоли словно бальзам пролили на душу. А затем он — вот дела! — отвернулся и заснул.

Джоли лежала, свернувшись калачиком, прижавшись к мужу, которого она еще утром даже не знала, прислушивалась к его глубокому и ровному дыханию, и в ней, заполняя всю ее, разгоралось странное невидимое пламя. И, что самое странное, впервые с тех пор, как отец забрал ее с фермы ушедших в мир иной тети Ниссы и дяди Франклина, Джоли почувствовала себя в безопасности. Было ей тогда всего четырнадцать лет, а ее отец только что женился на Гарнет.

Прошло, казалось, совсем мало времени, когда Даниель, слегка толкнув ее локтем, повернулся на постели. Где-то поблизости за темным окном прокукарекал петух. Тут же пробудилась и Джоли. Вспомнив, где она, девушка натянула на голову одеяло, чтобы не видеть, как одевается Даниель.

— Сегодня мы собираемся на весь день в город, — через несколько секунд объявил ей Даниель, сдергивая одеяло, чтобы заглянуть ей в лицо. Джоли не могла быть абсолютно уверенной, но ей показалось, что его глаза искрятся каким-то странным удовольствием.

— Собери нам завтрак через полчаса

С этими словами Даниель повернулся и вышел. Джоли пулей выскочила из теплой постели, наспех сунула ноги в туфли и понеслась вниз по лестнице разжечь печь. Она качала воду в ведра, когда над лесом появился первый золотой лучик солнца. Он позолотил вековые сосны вдали и пшеницу, колосившуюся в поле рядом с фермой. От такой красоты у Джоли перехватило дыхание.

«Благодарю тебя, Господи!» — подумала Джоли, слишком ясно отдавая себе отчет, что могла бы провести ночь в гробу вместо теплой постели Даниеля Бекэма. Только по милости Божией она может вдыхать свежий воздух этого потрясающего утра, любоваться буйным цветением васильков, качать ледяную воду из колодца и ждать наступления нового дня.

Из небольшого сарая рядом с амбаром появился Дотер и приветственно помахал ей шляпой. За ним по пятам шел самый безобразный кот, какого Джоли когда-либо видела. Одно ухо у него было разодрано, правый глаз превратился в узкую щелочку, и было непонятно, видит он им или нет. Зато левый сиял, словно кусок янтаря, переливаясь золотистым цветом.

— Итак, — начала разговор Джоли, испытывая жалость к коту. — Кто же это такой?

— Это Левитикус, — ответил Дотер, польщенный ее интересом. — Его так назвал Дан’л, потому что он знал, что мы с этим котом подружимся.

Джоли взялась за ведра, готовясь переступить через порог кухни, когда Дотер остановил ее.

— Вот, миссис Бекэм, это для вас. — И Дотер шагнул в густую траву, извлек оттуда полную корзину спелых яблок и поставил ее рядом с кухонным порогом. — Дан’л и я раздавили бы их, но вы леди, и вам будет неудобно в юбке лазить по деревьям.

— Спасибо тебе, Дотер, — сказала Джоли, искренне тронутая и довольная тем, что он назвал ее «миссис Бекэм», словно она и взаправду была настоящей женой Даниеля. Ей и в самом деле стало как-то легче на душе от такого неожиданного подарка, и Джоли внесла в кухню корзину с яблоками. Дотер и Левитикус отправились за амбар по каким-то своим делам, а Джоли поставила вскипятить кофе и быстро закончила с остальными мелкими делами, включая и свой туалет.

Пшеница просто сверкала в солнечных лучах, небо было потрясающе синим, когда Джоли выскочила во двор и поспешила в курятник. Напевая себе под нос, повязала фартук и набрала в подол свежих яиц. Затем осторожно, но быстро добежала до кухни, слетала к колодцу и отрезала кусок свинины.

На кухне порезала аккуратными ломтиками горячий хлеб и сунула их в печь, чтобы приготовить тосты. На сковороде уже жарилась яичница с ветчиной.

На пороге появились умытые Даниель и Дотер. Их раскрасневшиеся от ледяной воды лица были обращены к столу. Джоли скоро накрыла на стол и положила на тарелки то, что приготовила, затем уселась с гордым выражением на лице, ожидая похвалы.

Даниель сердито смотрел на одно-единственное яйцо, пару тонких ломтиков ветчины и кусок поджаренного хлеба, которые она предложила ему.

— Да этого же не хватит на зубок даже маленькой собачке Верены Дейли! — проворчал Даниель, и все хорошее настроение Джоли тут же мгновенно испарилось.

ГЛАВА 3

Джоли молча доложила на сковородку свинину и яйца, которые принесла из кладовой, движения ее при этом были порывистыми и злыми. Может быть, Даниель и спас ей жизнь, но это еще не давало ему права обращаться с ней как с рабыней.

— Эй, а ваша одежда выглядит так, словно вы в ней спали! — радостно возопил Дотер, когда Джоли выложила содержимое сковороды на большую деревянную разделочную доску. — Но не только это. Она вам явно мала. Может, вы стали толстеть, как мадам Анстраттер из земельной управы? Она такая толстая, что может заслонить собой запряженную повозку!

— Дотер! — резко оборвал его Даниель, накладывая себе на тарелку изрядную порцию. — Заканчивай с завтраком и принимайся за работу.

Конечно, Дотер не всегда критически относился к тому, что говорил, но уж дураком он точно не был. Поэтому он послушно умолк и уткнулся в тарелку, ковыряя яичницу с ветчиной.

Джоли выскочила на задний двор, где вчера развесила на просушку свои выстиранные вещи и совсем забыла о них. Теперь ее одежда покачивалась на ветру и была почти сухой; оставались непросохшие кое-где из-за густого утреннего тумана места, но, главное, одежда была чистой.

Не желая лишний раз проходить мимо Даниеля, Джоли быстро переоделась тут же за колодцем в свою одежду, а когда она вернулась, за столом уже никого не было. В окошко она увидела, что ее муж целеустремленно идет в конюшню. Дотера нигде не было видно.

Джоли поставила корзину с яблоками на место, затем поспешила на кухню и быстро и тщательно там прибралась. Она как раз наливала горячую воду из бака, когда появился Даниель. Поскольку она уже видела в конюшне запряженный фургон, с появлением Даниеля Джоли догадалась, что пора ехать в город.

— Оставь это на потом, — бросил Даниель. Джоли вспыхнула. Как бы ни была она искренне благодарна этому человеку за все, что он для нее сделал, Джоли в то же время противилась его неоспоримой власти над ней.

— Было бы лучше, если бы в будущем вы обращались со мной повежливее, мистер Бекэм, — решительно заявила она.

— Было бы лучше, если бы ты заткнулась и делала то, что тебе говорят, — невозмутимо ответил Даниель.

Это унижение как огнем опалило душу Джоли. У нее так покраснели щеки, будто их облили керосином и подожгли. Воинственно выпятив подбородок и распрямив плечи, она молча вытерла руки голубым с белыми полосками полотенцем, нахло-бучила на голову свою шапчонку и пошла к открытой двери.

Даниель первым вышел во двор, обернулся к ней и своими большими руками обнял за талию. Джоли крепко зажмурилась, снова ощутив то странное чувство, пробудившееся в самых потаенных местах ее тела и постепенно заполонившее всю ее. Какое-то мгновение она, едва дыша, стояла перед ним, а Даниель тем временем отступил на шаг и сдернул с головы ее мужской котелок. Когда они проходили мимо ухоженного, как, впрочем, и все в поместье Бекэма, сада, он нахлобучил ее верную шляпу на голову пугала и слегка улыбнулся каким-то своим мыслям.

И снова Джоли была глубоко оскорблена, но теперь она воздержалась от каких-либо замечаний. Она ведь почти ничего не знала об этом Даниеле Бекэме, хотя нет, одно она уже успела понять: если он что-либо вбивал себе в голову, то нечего было и думать перечить ему.

Джоли, не дожидаясь помощи, вскарабкалась в фургон и уселась на козлах так прямо, словно аршин проглотила, с независимым видом расправила свою потрепанную коричневую юбку так, как сделала бы это благородная леди, одетая в роскошный бархат. Все, что осталось у Джоли, — это ее честь и достоинство, а уж от них она не намеревалась легко отказаться.

— Это была такая милая шляпа, — без всякого выражения сказала Джоли, не глядя на Даниеля, который водрузил свое мускулистое тело рядом с ней. — Она защищала от солнца мое лицо.

— А теперь будет ворон пугать, — ответил-Даниель и взмахнул вожжами. — Тебе понадобятся несколько подходящих капоров и воскресная шляпка.

Джоли замерла при слове «воскресная», затем, прищурившись, взглянула на Даниеля так, словно собралась изучить его профиль.

— Я не из тех женщин, кто ходит в церковь, — без обиняков сказала она.

Даниель в это время выезжал сквозь главные ворота на проселочную дорогу, и хотя это было не столь уж трудным делом, он, казалось, целиком сосредоточился на нем.

— Может быть, раньше и не ходила, а теперь будешь!

Подумав о том, что ей предстоит высидеть целых три часа в церкви на длиннейшей службе, замаливая свои и, возможно, отцовские грехи, Джоли даже застонала.

— Тогда лучше бы меня повесили!

Громкий смех мужа заставил ее вздрогнуть, хотя она и ожидала подобной реакции.

— Уверен, преподобный Блэкборроу по достоинству оценит твой энтузиазм.

Джоли тяжело вздохнула.

— Полагаю, что он такой же нудный и многоречивый, как все священники, — посетовала с покорностью судьбе. Но сейчас не было никаких оснований не подчиняться Даниелю. Во всяком случае Джоли знала, что в данный момент у нее просто нет выбора.

Даниель снова ухмыльнулся и лихо нахлобучил свою старую потрепанную шляпу, но на Джоли даже не посмотрел и никак не отреагировал на ее замечание.

По обеим сторонам дороги в жарком августовском воздухе колосилась золотая пшеница. Лошади, фыркая и мотая головами, несли фургон вперед. На одном из ухабов Джоли бедром коснулась твердого, как камень, бедра Даниеля и отскочила, сло — вно ее укололи булавкой. Капли пота тут же выступили у нее в ложбинке между грудей, на шее, над верхней губой.

— Сегодня очень жарко, — несколько торопливо заявила Джоли.

— Август… — коротко согласился Даниель.

Вдали показались предместья городка Просперити, на которых Джоли и сосредоточила свое внимание.

— А вы не слишком разговорчивы, мистер Бекэм, а? — рискнула сказать она.

— Да, не слишком, — согласился Даниель, приподнимая шляпу, чтобы рукавом промокнуть выступивший на лбу и бровях пот. Если бы Джоли получше знала своего мужа, то ей следовало бы лихо поддеть его в этот момент локтем под ребро, чтобы ему стало стыдно за то, что он такой неразговорчивый. Бывает, что женщинам просто необходимо поболтать, и сейчас был как раз такой случай.

— А как вы думаете, почему? — продолжила Джоли, но неожиданно ей вспомнилась его согбенная фигура у могилы первой жены, и Джоли тут же задала вопрос по-другому: — Я имею в виду, вы не большой любитель разговаривать?

Даниель издал неопределенный звук, который можно было принять за понукание лошадей, затем некоторое время молча обдумывал ответ.

— Не бери в голову, — сказал наконец он. — И потом, твоей болтовни хватит на нас двоих.

Эти слова немного обожгли Джоли, но не в первый раз ей было выслушивать упреки в болтливости, а кроме того, существовало множество вещей, над которыми ей следовало сейчас подумать. Например, куда она двинется после того, как уйдет с фермы, или на что она будет жить и как?

Тем временем фургон въехал в городок Просперити, и Даниель остановил его прямо перед входом в банк.

— Мне надо подписать кое-какие бумаги, — объявил он Джоли, которая постаралась сама спрыгнуть на землю, не дожидаясь его помощи. — А ты иди в лавку и подбери несколько готовых платьев и несколько ярдов материи. — Его голубые глаза критически окинули ее платье и блузку, которые давным-давно напрашивались на то, чтобы их выбросили на свалку. — Купи себе также гребешок и щетку и не забудь про капоры.

Джоли закусила нижнюю губу, чтобы не сорваться и не ответить, как надо. Она понимала, что многие в городе могли бы назвать Даниеля Бекэма щедрой натурой, но что-то в самой его манере держаться вызывало в ней чувство, которое можно было сравнить с подпрыгивающей крышкой бурно кипящего чайника.

— Да, и постарайся больше ни во что не вляпаться, — грозя пальцем, добавил Даниель.

Джоли резко повернулась на каблуках и пошла наискосок через пыльную улицу, правда, стараясь без особой нужды не шлепать по грязи и лужам, выбирая обходные пути. В лавке пахло табаком и чайным листом, ванилью, опилками, кофе и острым сыром.

Джоли молча проследовала вдоль длинного прилавка вглубь лавки, не глядя по сторонам. Едва она появилась в лавке, как там воцарилась гнетущая тишина: все разом смолкли.

Джоли прошла мимо большой чугунной мельницы для кофе, стеклянной склянки с мятными пластинками, соленых огурцов в бочках и подошла к штукам материи, разложенным на большом длинном столе, стоявшем рядом с печью. Вокруг стола было несколько стульев, очевидно, предназначенных для удобства посетителей. Здесь же на стене были развешаны капоры и дамские шляпки вперемешку с конскими уздечками, на столе громоздились клубки разноцветных лент, катушки с нитками и шнурами.

— Вам что-нибудь угодно? — раздался голос. Это была миссис Крейбрук. Джоли вспомнила эту маленькую седую женщину, которую неоднократно видела во время судебного разбирательства. И во время несостоявшейся казни тоже.

— Мистер Бекэм желает, чтобы я купила платье, несколько капоров и материю, — ответила Джоли, заставляя себя не отводить взгляд от холодных карих глаз миссис Крейбрук. Никто не говорил ей, сколько она должна пробыть в городе, а Джоли не собиралась пресмыкаться перед всякой старой клячей.

Владелица лавки с головы до пят осмотрела Джоли.

— А вы разве шьете? — недоверчиво спросила миссис Крейбрук. Понятно, что было невозможно бросать прямой вызов этой женщине, но хозяйка лавки сделала это таким тоном, который лучше всяких слов говорил об ее неприязни и осуждении Джоли.

Но после того как Джоли постояла под большим деревом с петлей на шее, готовая проститься с этим миром навсегда, ее было нелегко смутить, а уж испугать миссис Джоли Маккиббен Бекэм эта хорохорящаяся курица и подавно не могла.

— Если вам не нужны деньги моего мужа, миссис Крейбрук, то мы можем просто выписать по каталогу те товары, которые нам нужны. И прямо с фирмы, минуя всякие там лавки.

Секунду, которая показалась часом, две женщины стояли, глядя друг на друга, словно два ковбоя, сошедшиеся в последней схватке на пыльной улочке. В конце концов сдалась миссис Крейбрук.

— Все это чепуха: вы никогда не сможете быть уверены, что эти люди пришлют вам именно то, что вы заказывали. Да еще когда-то пришлют! К тому же вы довольно высоки, и придется готовое платье подгонять под вас, чтобы оно закрывало щиколотки. — Прошептав последние слова, миссис Крейбрук облизнула губы и покраснела, а затем снова громким голосом спросила: — А сколько платьев хочет купить Даниель?

— Нисколько, — не могла отказать себе в удовольствии съехидничать Джоли, насмешливо улыбаясь уголками своих ярких губ. — Не думаю, чтобы он стал их носить. Платья нужны мне и уж во всяком случае не меньше трех.

Сквозь пудру, обильно покрывавшую щеки миссис Крейбрук, вспыхнули два алых пятна, а губы плотно сжались в тонкую нитку. Но прежде чем она сумела дать достойный ответ этой нахалке, раздался мелодичный звон колокольчика, висевшего на входной двери, и в лавку вошел Даниель. Сняв шляпу и повесив ее на крючок рядом с дверью, обежал критическим взглядом штуки поплина, ситца, крашеного льна, предлагаемых на продажу.

— Зашел посмотреть, что ты купила хотя бы одно готовое платье, а также удостовериться, что ты не забыла и про ночные рубашки, — только и сказал Даниель, но Джоли поразилась, как просто он мог унизить ее. — Не можешь же ты спать в верхней одежде всю оставшуюся жизнь?

Джоли вспыхнула и отвернулась, чтобы скрыть краску стыда. С трудом сглотнув, протянула руку к большому куску льняной материи из крашеной пряжи в желтую и белую полоску, представляя себя в хорошеньком летнем платье с оборками.

— Я хотела бы взять вот эту материю, — запинаясь, сказала Джоли, затем выбрала муслин цвета сливочного масла и несколько метров кружев из белого хлопка для ночных сорочек. Хотела уже было остановиться на этом, подавленная столь необычной роскошью, свалившейся на нее, но Даниель настоял на том, чтобы Джоли купила еще шесть платьев, а к ним несколько капоров в тон. Он также подобрал ей туфли, чулки с черными лентами для подвязок, туалетное мыло и несколько мятных пластинок для освежения рта.

Вскоре после этого загорелый и щербатый сынишка миссис Крейбрук тащил из лавки в фургон Даниеля Бекэма немыслимых размеров сверток, а престарелая владелица лавки без умолку трещала о будущем урожае. Казалось, что в этой части округа Вашингтон все в сущности зависят от Даниеля и его специальных сельскохозяйственных машин, чтобы собрать свой урожай.

Когда Даниель решил, что пора ехать, он просто похлопал Джоли пальцами по спине и подтолкнул ее к двери. Попрощался с миссис Крейбрук, натянул шляпу и приложил два пальца к полям. Но Джоли вряд ли видела это, поскольку все ее мысли сосредоточились на тяжести его ладони на ее спине и на том, что его пальцы оставят синяки у нее на коже.

На улице на нее нахлынули запахи и звуки маленького западного фермерского города, но едва ли Джоли замечала эти фургоны, лошадей и людей. Она представляла, что будет, если Даниель коснется ее обнаженной плоти, и молилась, чтобы он не заметил охватившую ее дрожь.

Даниель играючи подсадил Джоли в фургон, затем взобрался сам.

— Благодарю вас, — сказала Джоли, когда Даниель поднял тормозной башмак, и повозка тронулась. В ответ он лишь молча пожал плечами и стал разворачиваться, обращая в бегство собак, кудахта-ющих кур и детишек, вертевшихся на дороге.

Джоли подняла глаза на яркое небо, напоминая себе, что должна была бы уже быть мертва, и громко счастливо рассмеялась от того, что осталась жива.

— О, благодарю вас! — сказала она Даниелю и на секунду положила голову ему на плечо,

От него пахло мылом и потом, дорожной пылью, но Джоли вдруг показалось, что это очень приятный запах. Даниель взглянул на Джоли, и она ощутила его могучую фигуру, прижавшуюся к ней. Джоли лизнула ментоловую пластинку, которую он только что ей купил. Он быстро отвел взгляд на дорогу, и — Джоли не могла в этом поклясться — ей показалось, что он слегка отстранился от нее.

— Что-то не так? — На самом деле Джоли не хотелось услышать ответ на этот вопрос, но она не смогла удержаться, чтобы не задать его.

— Все в порядке, — ответил Даниель, и Джоли знала, что он лжет, но в любом случае не могла ничего предпринять. Джоли оставила свое мнение при себе. Несколько раз краем глаза она замечала, что Даниель тайком посматривает на нее.

Когда они возвратились на ферму, их встретил кот Левитикус, гордо задрав хвост на крыше туалета, в то время как Дотер возился у порога на кухню. Солнце сверкало на его блестевших от пота голых спине и плечах, а рядом на высоком шесте болталась майка. Дотер отпиливал деревянную доску, придерживая ее рукой и помогая себе коленом.

Он взглянул на них с радостной ухмылкой, едва Даниель ссадил Джоли с фургона, но улыбка его почти тут же исчезла. Обеспокоенная Джоли обернулась и увидела, как Даниель сердито грозит пареньку.

— Надень рубашку! — приказал Даниель, рывком вытаскивая из фургона сверток с покупками.

Дотер потянулся за майкой и стал натягивать ее, а Джоли, игнорируя мужа, поскольку, по ее мнению, он сказал это слишком резко и грубо, улыбаясь, пошла к молодому наемному работнику. Подойдя поближе, она поняла, что он прибивал ступеньки к высокому порогу, чтобы ей удобнее было подниматься или выходить во двор. Это так тронуло Джоли, что у нее защипало в глазах.

— Какой ты заботливый! — улыбаясь, похвалила Джоли Дотера.

Но Дотер лишь молча кивнул, отводя взор от Джоли и напряженно смотря вслед Даниелю. Тогда Джоли повернулась и поспешила на кухню. Там она нашла Даниеля, который стоял у стола, на котором лежал сверток с покупками. Потрогав крепкую ленту, связывающую сверток, Даниель насупил брови, будто был чем-то очень смущен. Снаружи раздавались звуки молотка: это Дотер закончил пилить доску и теперь прибивал ступени к порогу. Джоли снова про себя поблагодарила его. хотя из-за шума у нее начала болеть голова.

Увидев в раковине выпотрошенного и разделанного цыпленка, Джоли закатала рукава, сняла тазик со стены и принялась готовить обед. Наполнив таз горячей водой и сделав остальные приготовления, обернулась. К ее удивлению, Даниель стоял в той же позе, даже не шелохнувшись. В жизни Джоли довольно часто случались томительные паузы, однако она так и не научилась воспринимать их спокойно, что-то внутри нее заставляло девушку заполнять эти паузы всяческой болтовней.

— Полагаю, мы знаем, что Дотер хочет на обед, — сказала Джоли, кивая на цыпленка, поставила тазик на разделочный столик и принялась мыть руки куском хозяйственного желтого мыла.

Даниель задумчиво посмотрел на Джоли, затем скрестил руки на груди.

— Сшей к воскресенью приличное платье: мы идем в церковь, — резко приказал он. — Используй тот коричневый блестящий материал.

Джоли в который раз напомнила себе, что нищим не приходится выбирать, вытерла руки и принялась за цыпленка, которого следовало разделать.

— Сатин, значит, — со вздохом сказала Джоли.

Ей не нравился этот безвкусный материал фабричного производства, однако Даниель настоял на том, чтобы она купила именно эту ткань. — В нем я буду выглядеть, как мокрая курица.

— Илзе всегда надевала для выхода в церковь приличную одежду, — подчеркнул Даниель. — Свари картошку в соусе и добавь к птице немного зеленых бобов, ветчины и лука.

— «Сшей приличное платье!» — передразнила Джоли, когда Даниель вышел во двор по своим делам. — Сядь в фургон, вылезь из фургона, сделай то, не делай этого и изжарь мне быка на завтрак!..

Через час она закончила стряпню, включая и чистку картофеля, успела нарвать в огороде зеленого гороха, нашпиговать приправами курицу, замесить тесто для хлебцев. Когда все было готово, кухня была полна чада и грязи. Джоли выскочила наружу, чтобы немного отдышаться, она совсем потеряла аппетит, пока занималась стряпней.

Джоли бездумно шла по траве и только когда дошла до заборчика, ограждавшего две аккуратные могилы, осознала, куда она направлялась. Убрав челку, выбившуюся на лоб и мешавшую смотреть, она, тихонько открыв калитку, ступила под тень клена.

Надгробие Илзе было сделано из красивого черно-белого мрамора, поверх лежала маленькая латунная доска, на которой были вырезаны имя, дата рождения и год смерти. Джоли зябко передернула плечами, хотя было жарко, когда подсчитала, что первая миссис Бекэм умерла всего шестнадцать месяцев назад.

Джоли ощутила острую печаль и повернулась к маленькой могилке рядом с могилой Илзе, на которой была установлена небольшая фигура ангелочка, дующего в трубу. Когда Джоли разобрала надпись на плите под ангелочком, глаза ее вдруг наполнились слезами: на могильной плите были начертаны только два слова — «Нашему ребенку».

Джоли съежилась и откинула голову, чтобы глубоко вдохнуть и взять себя в руки. Дети умирают ежедневно, успокаивала она себя, такова жестокая реальность жизни, и если всякий раз останавливаться у детской могилки, чтобы погоревать, то глаза бы не просыхали от слез.

— Дан’л и я запросто съедим всего цыпленка, если вы не поспешите к столу, — раздалось у нее над ухом, и Джоли от неожиданности даже подпрыгнула. Она не слышала, как подошел Дотер. Надеясь, что слезы не оставили следов на лице, Джоли обернулась к своему другу и спросила:

— Отчего умер ребенок Даниеля и Илзе?

Дотер открыл перед ней калитку ограды, затем плотно прикрыл ее.

— Он заболел коклюшем сразу же после Рождества, — тихо и печально ответил Дотер. — Миссис Бекэм не смогла этого перенести. Она все бродила вокруг фермы, плача и ломая руки. Казалось, ей было все равно, что под сердцем она носит другого ребенка. Она была немного не в себе, как будто потеря первенца сломала ее.

Чувствуя врожденную доброту Дотера, Джоли погладила его по руке.

— И что было дальше? — мягко спросила она.

— Потом что-то пошло не так, когда миссис Бекэм стала рожать второго ребенка, — Дотер немного помолчал, задумчиво поглядывая на марево, поднимавшееся над золотым пшеничным полем, и на щеках его заиграли желваки. — Она умерла, а наш док не смог ничего сделать, чтобы спасти ее. Дан’л похоронил сына и жену в одной могиле.

— Расскажи мне о первом ребенке, — попросила Джоли, справившись со своими чувствами. Тем временем они уже подходили к дому Даниеля, но его самого не было видно.

— Девочку звали Евгенией, — вздохнул Дотер. — Ей было два годика, когда она заболела.

За свою недолгую жизнь Джоли достаточно испытала собственных трагедий, чтобы не понять и не воспринять горечь утрат Даниеля. Но ей стало грустно, когда она поняла, почему он женился на женщине, поставленной вне закона. Он выбрал преступницу, о которой не надо заботиться и которая не сможет принести ему зла.

Во дворе Дотер и Джоли разошлись. Джоли пошла прямо в дом, а Дотер вернулся к своим ступенькам. Джоли прошла через дом на кухню, где съела оставшийся кусок цыпленка, затем прибрала на столе и вымыла посуду.

После этого Джоли решила заняться шитьем. Расстелив на широком дубовом столе белую хлопчатобумажную ткань, принялась кроить. Когда подошло время ужинать, Джоли сидела под лампой в кресле-качалке и пришивала что-то к ночной рубашке без рукавов. Со вздохом оторвавшись от шитья, она пошла на кухню.

К ее крайнему удивлению, там был Даниель. Он готовил большие бутерброды с ветчиной, поверх которой клал нарезанные, только что сорванные с грядки, сочные помидоры.

— Ой, я должна была сама это сделать, — мгновенно огорчившись, всплеснула руками Джоли.

— Но ты же была занята, — пожал плечами Даниель.

Джоли заглянула в открытую дверь и увидела свежеприбитые ступени перед высоким кухонным порогом.

— А где Дотер?

— Ушел в город переночевать у сестры. — Даниель сделал последний бутерброд и поставил тарелку на стол. — Садись и ешь.

От одного этого приглашения у Джоли заурчало в животе. Она села за стол и взяла толстый бутерброд.

— А у нее тоже библейское имя? — спросила Джоли, пытаясь завязать разговор. — Я имею в виду сестру Дотера.

Даниель слегка улыбнулся, отрицательно покачав головой. Еда была превосходной. Она с удовольствием уплетала поджаренный ломтик хлеба с ветчиной и помидором, заедая свежим салатом.

— Расскажите мне о своей семье, — попросила она Даниеля.

Тот полоснул по ней взглядом, и Джоли почувствовала внезапный озноб, хотя ветер, дувший сквозь открытую дверь, был теплым.

— Тебя это не касается! — резко сказал он. Джоли положила свой бутерброд на тарелку, тут же потеряв всякий аппетит.

— Очень вежливый ответ! — сказала она, сверкнув глазами.

— Я уже говорил тебе: Илзе умерла.

— А я вовсе и не спрашиваю об Илзе. Я хочу знать о ваших отце и матери, братьях и сестрах.

Даниель продолжал есть.

— Они выращивают табак, — ответил он, выглядя несколько глуповато.

— А почему вы не остались в Северной Каролине выращивать табак вместе с ними?

— Я хотел найти место, которое принадлежало бы только мне, вот и отправился на Запад, где обзавелся домом с участком и службами.

Он не только построил свой дом, но и создал большую и продуктивную ферму, что вызвало в Джоли огромное уважение, но она никак не могла взять в толк, почему, имея дом, семью, родственников, человек бросает все и бредет неведомо куда на другой конец страны.

— А вы не скучаете по ним? — спросила Джоли. — Я имею в виду по остальным Бекэмам, — на всякий случай пояснила она.

— Они мне все время пишут, — ответил Даниель, принимаясь за другой бутерброд.

Но Джоли не отставала:

— А по кому вы скучаете больше всего? Даниель запил молоком большой кусок бутерброда.

— Думаю, что по Еноху, своему самому младшему брату. Он как-то писал мне, что хотел бы приехать сюда и помочь мне обустроиться на новом месте. Но у него жена и двое маленьких детей, которых надо кормить. Поэтому будет, наверное, лучше, если он останется там, где находится сейчас.

Глядя на жующего Даниеля, Джоли снова проголодалась и потянулась к еде. Даниель наполнил ее стакан молоком из желтого фаянсового кувшина, затем удовлетворенно откинулся в кресле-качалке, запустив пальцы в петли брючного ремня.

— Я собираюсь в Спокан, чтобы набрать людей на уборку урожая в начале следующей недели, — объявил он. — С собой я забираю и Дотера.

Джоли подобрала кончиком пальца крошки от бутерброда и проглотила их.

— А вы не боитесь, что я сбегу? — спросила Джоли, приподняв бровь.

Пока не был задан этот вопрос, Даниель казался спокойным, даже ленивым. А тут он склонился к ней, и глаза его сузились.

— Как я уже сказал тебе, не думаю, чтобы нашлось местечко, куда бы ты могла сбежать. Но, если ты все же попытаешься это сделать, я выслежу тебя, заберу из банка мой взнос за тебя в размере пятисот долларов и передам тебя властям в Спокане.

— Пятьсот долларов? — У Джоли слова застряли в горле: настолько огромной была эта сумма. — Так Блейк и Роуди поимели пятьсот долларов?

Даниель поднялся, кивнул головой и отнес свою тарелку в раковину.

— Я думал, ты знала об этом. Должно быть, об этом упоминалось во время судебного разбирательства.

Джоли во все глаза продолжала смотреть на Даниеля.

— Возможно, так и было, но, честно говоря, я совершенно не обращала внимания на детали. Мне только хотелось выбраться оттуда, чтобы вновь ощутить землю под ногами.

Даниель плеснул в тазик горячей воды и достал кусок мыла. Быстро вымыл всю посуду и жестом отстранил Джоли, когда она предложила свою помощь. Снова воцарилась тягостная тишина.

— Полагаю, что теперь вы не сможете приобрести новый навозоукладчик, — тихо заметила Джоли, стоя в свете небольшого ночника, который соорудил Дотер. Солнце в это время исчезло за конюшней, бросив последний огненный луч.

Джоли стояла спиной к Даниелю, но точно знала, что он никуда не ушел, что он рядом. Когда она ощутила на плечах его сильные руки, то от огромного удовольствия закрыла глаза.

Даниель не обратил никакого внимания на ее реплику о навозоукладчике, а просто повернул ее к себе, ладонью приподнял ей подбородок, чтобы поцеловать.

Джоли поджала пальцы на ногах, тщетно пытаясь ощутить под собой твердую почву. И когда Даниель прильнул к ней ртом, осторожно и нежно языком разведя ей губы, сладкий огонь разлился по ее телу, пожирая ее. Джоли почувствовала, как из мученицы превращается в королеву. Ощущения были настолько сильными и непривычными, что Джоли попросту боялась упасть в обморок. Сердце ее бешено колотилось от сладкого ужаса, и потому для нее было настоящим потрясением, когда Даниель мягко отстранил ее от себя.

— Я схожу на пару часиков в город, — сиплым голосом сказал он.

Джоли едва сдерживала слезы, пытаясь сохранить остатки достоинства, которые разлетались словно под порывами январского ветра. Конечно, в его жизни нет для нее прибежища; она отлично знала, какую компанию ищет для себя в городе Даниель, и сама испугалась неистовой ревности, которую вдруг ощутила в себе.

— Доброй вам ночи, мистер Бекэм, — ровным голосом сказала Джоли.

И только тщательно вымыв и расчесав волосы, она облачилась в свою новую ночную рубашку и легла в постель Даниеля, чтобы выплакаться всласть.

ГЛАВА 4

В зеркале, стоящем на туалетном столике, Пилар внимательно наблюдала за Даниелем. Ее выразительные темные глаза ярко блестели. Кончиками изящных пальцев она заплетала в косу свои блестящие черные волосы, затем сменила цветастое вечернее платье для танцев на потертый халат из белого бархата.

— Так почему же ты это сделал, Даниель? — спросила она, тщательно, но с акцентом выговаривая английские слова. — Почему ты женился на этой женщине?

Даниель вздохнул и звонко хлопнул себя шляпой по бедру. Он явился в салун «Желтая Роза» пропустить стаканчик виски, а еще дать разрядку своему мужскому желанию с Пилар. Однако с того самого момента, как переступил порог этого дома, Даниель непрерывно думал только о Джоли. Даже дорогие черты Илзе стали смутными, и это беспокоило его больше, чем что бы то ни было.

— Ты знаешь, почему я на ней женился, — сказал наконец Даниель. — Чилвер и Дженьюэри и вся эта шайка-лейка вознамерились ее вздернуть. И только потому, что она попала им в лапы.

Пилар завязала косу розовой лентой и повернулась, чтобы прямо взглянуть в глаза Даниеля.

— Ты ее любишь? — спросила она таким тоном, что невозможно было понять, считает ли она Джоли преступницей или же невинной жертвой.

Даниель почувствовал, как в нем забурлила кровь.

— Эй, какого черта ты задаешь такой вопрос? Да я знаю ее меньше двух дней!

— И уже больше не хочешь меня, — слегка надувшись, подчеркнула Пилар.

Даниель запустил пальцы в свою шевелюру и снова вздохнул.

— Это было бы некрасиво, — мягко ответил Даниель. — Я ведь женатый человек, вот и все.

— Большинство мужчин, которые появляются здесь, женаты, — спокойно возразила Пилар. — Кроме того, это ведь не одно и то же. Конечно, если бы ты не любил ее…

Даниель был уверен, что не испытывает никаких нежных чувств к Джоли. Однако он чертовски желал ее, и этот факт отрицать он не мог, поэтому решил вообще не обсуждать эту тему.

— Я лучше пойду домой, — сказал он. С этими словами повернулся и покинул комнату, где столько раз за последнее время получал удовольствие и где у него не просили взамен ничего, кроме денег. От него здесь никогда не ожидали, что он откроет для кого-нибудь свое сердце.

На лестнице Даниель столкнулся с Айрой Дженьюэри, хитрым и скользким молодым картежником, который только что открыл собственное плотницкое дело, валя деревья на окрестных холмах, планируя строительство новой мельницы. Как рассказывали в городе, первоначальный капитал он выиграл в покер в Сан-Франциско. Айра никогда не нравился Даниелю, который даже не утруждал себя поисками ответа почему, а просто старался избегать общества, где бывал Айра Дженьюэри.

Сейчас Дженьюэри остановил Даниеля, ухватив его за руку.

— Кажется, — улыбаясь сказал Айра, — медовый месяц уже закончился. Неужели миссис Бекэм оказалась такой же незавидной женой, как и грабительницей банка и убийцей?

Даниель вознамерился было спустить Айру с лестницы, но не сделал этого, потому что в таком случае ему пришлось бы оплачивать причиненный ущерб, а на это у него просто не было сейчас лишних денег. Он внес в банк очень крупную сумму в качестве залога за Джоли и, кроме того, изрядно потратился на вещи, которые были ей нужны, чтобы просто выглядеть прилично. Даниель позволил себе только высказать откровенное презрение, глядя на этого картежника до тех пор, пока тот не отступил на несколько ступеней вниз.

Хотя и выглядя нервозно, Айра попытался рассмеяться. Ощерясь и показывая ряд белых зубов, пожал плечами:

— Э, Пилар такая сладкая конфетка, что я вовсе не виню тебя за то, что ты не хочешь ее бросать.

Пальцы Даниеля невольно сложились в увесистый кулак, и снова усилием воли Даниель сдержался, молча обошел Айру и спустился по лестнице. Он научился сдерживать свой темперамент давным-давно, крайне редко позволяя себе забыть, что одним ударом мог бы не только выбить зубы, но и попросту убить на месте.

Оказавшись на улице, Даниель взглянул на черное, усеянное миллиардами звезд небо. Ему вдруг подумалось, что где-то там наверху, наверное, тоже живут какие-то разумные существа, которые решают собственные проблемы или празднуют свои радостные события, или просто мечтают о счастье.

Даниель отвязал своего огромного серого мерина, в чьих жилах текла кровь мула, и тяжело залез в седло. Для себя Даниель давно уже решил, что безопаснее всего не мечтать вообще. Когда через двадцать минут он доскакал до фермы, то первое, что он заметил, был яркий желтый свет в окне его спальни. Хмурясь, Даниель слез с седла и отвел лошадь в конюшню, где, мерцая в полосе лунного света, горела одна-единственная лампа, бросая слабый отблеск на ворох сена.

На перевернутом железном бочонке для гвоздей сидел Дотер и смазывал маслом конскую упряжь. Он приветствовал хозяина только коротким кивком, и Даниель был благодарен ему за это. Он поставил лошадь в стойло и побрел к дому.

Даниель привык работать от зари до зари и был достаточно вынослив, однако даже его крепкое тело болело сейчас от усталости. Ему хотелось вытянуться на своей кровати — единственной во всем доме, которая выдерживала его вес и на которой он чувствовал себя вольготно, но и тут была проблема. И называлась эта проблема — Джоли.

Лежа рядом с ней всю предыдущую ночь, чувствуя тепло ее мягкого тела, прильнувшего к нему, он ощущал какой-то мучительный восторг. А его сдержанность, казалось, только усиливала наслаждение. Но сегодня все будет по-другому, и Даниель отлично это знал. Его желание возросло настолько, что сама его суть, казалось, дрожала от нетерпения. Не веря себе, он перешагнул порог столь знакомой ему комнаты наверху.


Джоли услышала, как открылась и закрылась кухонная дверь, мигом вскочила с кровати, вытерла ладошкой слезы и тут же снова зашмыгала носом. Куда бы ни ездил Даниель, что бы он ни сделал, она не должна показывать ему, что он был причиной ее слез. Джоли поправила новую хлопчатобумажную ночную рубашку, взбила прическу и вышла на лестницу, ожидая его.

Даниель появился, держа в руке керосиновую лампу, и она заметила, как заходил его кадык, когда он взглянул на нее.

— А я… я читала, — солгала Джоли, и каждая нотка в ее голосе подтверждала, что это ложь. — Ну и как, хорошо провели вечер?

Ее муж нахмурился и стал подниматься по ступеням.

— Сегодня вы будете спать в соседней комнате, миссис Бекэм. Мне нужен отдых, и поэтому я не хочу, чтобы вы крутились-вертелись на моей постели.

Хотя Джоли и успокоило то, что Даниель не ожидает ничего — э-э, супружеского, — между ними, она в то же время была возмущена. Ясно, что он не считает ее привлекательной. Джоли прикусила язык, чтобы не спросить, где это он был, и молча отступила в сторону, давая ему пройти. Так же молча Даниель вручил ей керосиновую лампу и скрылся в своей спальне, плотно притворив за собой дверь.

Минуту, которая показалась ей часом, Джоли стояла в коридоре, чувствуя себя так, будто ей надавали пощечин. Потом ей пришло в голову, что Даниель не захотел ее как женщину, так как думает, что она действительно преступница. И эта мысль обожгла еще сильнее, чем навязчивая идея о том, что он не считает ее хорошенькой. От этого в ней пробудилась ярость и стала подниматься, словно тесто на подоконнике под жарким солнцем.

Расправив плечи, Джоли пошла в соседнюю комнату и сильно хлопнула дверью, чтобы этот Даниель Бекэм знал, что, спася ее от смерти, он еще не получил права обращаться с ней как с паршивым беспризорником. Джоли наслаждалась своим гневом до самого утра, а когда поднялась, то под глазами у нее были бледные тени.

Босая, она прошла в спальню Даниеля, но там и следов его уже не было, только посреди постели громоздилась куча смятых простыней, да в тазике для бритья осталась остывшая мыльная вода. Джоли схватила то, что ей было нужно, и вернулась в соседнюю спальню. Наскоро умылась туалетным мылом и примерила свою новую одежду — платье из голубого и розового ситца. Расчесала свои длинные, до пояса, волосы и заплела их в две косы, которые собрала на голове в виде короны.

Не было времени на прихорашивание, так как Даниель и Дотер вот-вот должны были прийти после дойки коров, ожидая, что на столе уже будет накрыт завтрак. Но Джоли довольно долго задержалась у зеркала, улыбаясь самой себе. Она заставит Даниеля захотеть ее, пусть даже это будет последним ее деянием на этом свете. А когда она победит его, то с величайшим удовольствием бросит ему прямо в лицо, чтобы он убрал свои грязные лапы!

Спустившись в кухню, Джоли обнаружила, что печь уже растоплена, кофе варится, а в раковине лежит большой кусок копченого окорока. Она заторопилась в уборную по ступенькам, так заботливо сделанным Дотером, потом быстро умылась из насоса ледяной водой.

Солнце только что появилось из-за горизонта, разгоняя ночную прохладу и обещая новый жаркий день.

Затем Джоли быстро вымыла и очистила с полдюжины картофелин, порезала их, пожарила на сковороде, добавив яиц и тонко нарезанных ломтей ветчины. Сунула подоспевшее тесто в печь, оставив дверцу полуприкрытой, затем бросилась накрывать на стол. Когда появились Даниель и Доттер, раскрасневшиеся после мытья ледяной водой, завтрак уже был готов.

Джоли не сказала Даниелю ни единого слова, пока разливала дымящийся кофе и накладывала на тарелки вкусно пахнущую еду, но она не могла быть столь жестокой по отношению к Дотеру.

— Не могу сказать, как я благодарна тебе за то, что ты додумался пристроить ступеньки к порогу кухонной двери, — сказала Джоли и выставила перед Дотером банку клубничного варенья. Краем глаза она заметила, как нахмурился Даниель, и подумала, что он едва ли спал больше, чем она, и от этой мысли у нее поднялось настроение.

— А может, мне тоже стоит подыскать жену? — спросил Дотер, без зазрения совести окидывая взглядом новое платье Джоли и ее аккуратную прическу. — Как думаешь, Дан’л?

— Я думаю, что ты сейчас быстро закончишь завтрак и навьючишь мулов, — коротко ответил Даниель, осторожно беря кружку с кофе. — И потом, этот урожай надо снять до того, как пойдут дожди, а эти лошади настолько разленились за лето, что уже забыли, что такое сбруя.

Однако Дотер, по-видимому, не очень-то из-за этого огорчился, поэтому не покраснел, не стал глупо таращиться или делать еще что-то в этом роде, но есть стал чуть быстрее.

— В здоровом теле здоровый дух, — жуя, заметил он. — Ты ведь прошлой ночью ходил в город навестить Пилар, не так ли?

Даниель бросил на паренька взгляд, которым можно было бы поджарить добрый кусок свинины, затем отодвинул стул, поднялся и медленно пошел к двери, чуть задержавшись у вешалки, на которой висела его шляпа.

Однако и Джоли была слишком зла, чтобы обращать внимание на реакцию Даниеля. Она подошла к печи, вытащила сковороду на длинной деревянной ручке и с силой швырнула ее на пол, словно для того, чтобы выпустить из себя излишний пар.

— Кто такая эта Пилар? — спросила Джоли Дотера, который все еще продолжал жевать свой завтрак.

Дотер проглотил кусок ветчины, запил его квартой молока и кратко ответил:

— Шлюха. — Он произнес это слово так, словно оно означало школьную учительницу, или домохозяйку, или запевалу в церковном хоре.

Хотя Джоли снова и снова повторяла себе, что знает, что Даниель отправился в город искать утешения у женщины, все же ей было очень больно услышать подтверждение своих подозрений. Она отвернулась от Дотера, щеки ее пылали от унижения, и она слишком громко гремела посудой.

Когда наконец Дотер ушел, Джоли выскребла пол и поднялась наверх застелить постели, свою и Даниеля. Затем вымыла руки и направилась в столовую, где разложила на столе коричневый сатин, из которого предполагала сшить платье для посещения церкви. Случайно она подняла глаза и увидела, как во дворе остановилась небольшая двухместная коляска.

Джоли отложила ножницы и заторопилась вниз. У нее бешено колотилось сердце от того, что кто-то составит ей компанию. Она страстно желала иметь друга, но была грубо отвергнута женской частью городка Просперити.

Дама, одетая во все черное, вышла из коляски и, улыбаясь, подошла к Джоли. Ее пепельные волосы были едва прикрыты миниатюрной, изящно вышитой шляпкой, а от юбок исходил нежный аромат розовой воды.

— Вы, должно быть, новая жена Даниеля, — сказала незнакомка и, к вящему удивлению Джоли, протянула ей ухоженную руку, на которой не было колец. По этой руке совершенно невозможно было определить возраст женщины. Джоли отчаянно ломала голову, но так и не смогла припомнить ее лицо в числе тех, кого видела в суде или в толпе стервятников, жаждущих увидеть, как ее вздернут. Джоли протянула свою слегка дрожащую руку. Она едва сдержалась, чтобы в полном смятении грубо не отдернуть ее.

— Итак, — проворковала гостья, — это вы?

«А кто такая я?» — чуть не закричала Джоли, но потом сообразила, что подразумевает эта дама, и спохватилась:

— Да, это я, миссис Бекэм.

Одна рука гостьи была затянута в изящную перчатку.

— А я Верена Дейли. Я живу вниз по дороге, тут неподалеку. До вашего появления я прибирала в доме Даниеля.

Джоли не знала, что и сказать. Возможно, эта женщина затаила на нее зло, поскольку потеряла деньги, которые платил ей Даниель за то, что она поддерживала в порядке его дом.

— Я ничего не потеряю, — словно разгадав ее мысли, продолжила Верена, понижая голос до радостно-взволнованного шепота и пару раз похлопав Джоли по щечкам, как бы подчеркивая свои слова. — Господь свидетель, что Дан Бекэм мой друг, но он самый большой негодник, какого только можно сыскать в ближайших трех округах.

Радостная улыбка осветила осунувшееся было лицо Джоли, словно солнечный свет пшеничное поле ранним утром.

— Не хотите ли войти в дом и выпить чашку кофе, миссис Дейли? — пылко спросила Джоли, отступая в сторону и давая дорогу гостье.

— Просто Верена, — поправила дама, которая была старше Джоли. — Никогда не могла привыкнуть к соблюдению этих формальностей, мне всегда казалось, что это занимает слишком много времени. — Верена помахала у себя перед лицом рукой, едва переступила через порог. — Извините меня, дитя мое, но здесь слишком жарко. Лучше оставьте дверь открытой, пусть немного просквозит.

Джоли бросила обеспокоенный взгляд на дверь, ведущую в кухню. Там на столе лежал коричневый сатин, предназначенный для платья, на котором настаивал Даниель. И Джоли выполняла его пожелание, несмотря на то, что не хотела ходить в церковь и ей не нравился сам материал.

— О Господи! — только и ахнула она, бросаясь к двери кладовой. Когда вернулась оттуда, неся приличный кусок ветчины, который еще утром мужчины притащили из коптильни, Верена уже тонко нарезала хлеб для бутербродов.

— А мне как звать вас? — щебеча спросила Верена.

— Джоли, — едва слышно произнесла хозяйка дома, проверяя, как там ведет себя на плите кофейник. Она даже чуть застонала, когда, подняв крышку, убедилась что он совсем пуст.

— Так коротко и просто?

— Да, — ответила Джоли, заторопилась к двери и вылила остатки утреннего кофе в отхожую яму. Под ногами у нее испуганно заметались переполошенные куры, кудахтая и хлопая крыльями. — Да, просто Джоли.

Она вымыла, наполнила кофейник водой и возвратилась на кухню. Верена уже накрыла на стол и сейчас доканчивала сложную конструкцию, отдаленно напоминающую бутерброды. По крайней мере, Джоли разглядела в ней ломти хлеба, ветчину, масло и кое-что из приправ, вроде острой горчицы. Верена рукой отогнала муху, которая влетела в кухню, когда открылась входная дверь.

— А не Джозефина?

Джоли вновь метнула испуганный взгляд на часы. Ей представился неодобрительный взгляд Даниеля, когда тот войдет в свой дом, а обед не будет готов.

— Просто Джоли, — повторила она, но уже с чуть заметным нетерпением. К ее величайшему удивлению, Верена неожиданно схватила ее за плечи и с силой усадила в кресло.

— Присядь и переведи дыхание, дитя мое. Если ты будешь всякий раз с готовностью выполнять любую прихоть этого человека, стоит ему лишь щелкнуть пальцами, TO потом до скончания веков будешь горько жалеть об этом.

Все, что Джоли могла сделать, так это не вскочить на ноги, а остаться сидеть и слушать. Пусть у Джоли было подозрительное прошлое, но это не давало права Даниелю относиться к ней как к китайскому кули.

— Вы ведь не были ни на суде, ни на казни, — сказала Джоли, обращаясь к Верене.

А Верена тем временем поставила на стол бутерброды и консервированные груши, потом быстро проверила кофейник. Кофе был уже почти готов. В кухне было очень жарко, и обе женщины блестели от пота.

— Я, как и Дан, не нахожу особой радости в подобных вещах. Глазеть по сторонам в поисках праздных развлечений — это занятие не для тех, кому есть что делать. Я предпочитаю побыть в своем доме и возиться с фруктами и овощами, ну, еще помогаю поддерживать этот дом в относительном порядке.

Огород Даниеля Ломился от всевозможных овощей. Скоро они должны были созреть, и Джоли была полна решимости закатать в банки или засолить на зиму столько, сколько сможет. Но сейчас не это было первоочередной задачей.

— Я не удивляюсь, что вы так дружелюбны, — заметила Джоли.

— А ты не давала мне повода не быть таковой, — ответила Верена, когда снаружи донеслись цокот копыт, позвякивайте конской упряжки и мужские голоса. — К тому же Даниелю нужна жена. Он слишком долго был одинок, горюя по своей Илзе и утраченным детям.

Джоли опустила глаза и чуть прикусила губу. Скоро Даниель появится на пороге, покрытый грязью и потом, и ее больше всего волновало, как она посмотрит ему в лицо и не выкажет притом, сколь сильно нуждается в нем.

— Он, должно быть, сильно любил Илзе, — произнесла подавленно Джоли, потому что не забывала ни на секунду, как Даниель в согбенной позе стоял у этих могил под кленом.

— Слишком сильно, — ответила Верена, поправляя передник и наливая в чашки только что сваренный кофе. — Давай выйдем на веранду, может, там немного попрохладнее, — прошептала она.

Джоли была рада любому предлогу, лишь бы не оказаться лицом к лицу с Даниелем, поэтому она живо поддержала предложение Верены.

— Я видела, что ты шила, — неожиданно сказала Верена, когда они с Джоли вышли на веранду и расположились на удобных креслах-качалках лицом ко двору, огороженному частоколом, и зарослям цветущих чайных роз.

Полагая, что Верена, должно быть, заглянула в столовую, когда они проходили мимо нее, Джоли улыбнулась, наморщив носик.

— Коричневый сатин, — раскрыла она секрет и в следующее мгновение густо покраснела, сообразив, что ее гостья одета в платье из того же самого коричневого сатина, только цвет у него был потемнее, почти черным.

Верена хмыкнула и милостиво не стала заострять на этом внимание.

— Если украсить это платье люрексом и, может быть, несколькими лентами, то может получиться очень привлекательный наряд.

— Не думаю, что Даниель захочет, чтобы я хорошо выглядела, — несчастным тоном почти пожаловалась Джоли, глядя на безбрежный океан спелой пшеницы, окружающий дом. — Прошлой ночью он заставил меня спать отдельно, в соседней комнате, а утром Дотер рассказал мне, что Даниель был у … э-э… плохой женщины.

Когда Джоли набралась храбрости и смогла снова взглянуть на Верену, то заметила в ее глазах непонятное выражение.

— Ты очень проницательная молодая женщина, если влюбилась в Дана Бекэма. Господь никогда не создавал другого такого мужчину и, возможно, вообще больше на создаст.

— Но он же костолом! — воскликнула Джоли, от волнения чуть не уронив чашку с кофе, стоявшую у нее на коленях, но в последний момент успела подхватить ее.

— Он верный и преданный! — возразила Верена.

— Он ненавидит меня!

— Не думаю, что в таком случае он бы женился на тебе, моя дорогая. Я знаю Дана так же хорошо, как если бы он был моим сыном, и я точно тебе говорю, что он не тот человек, который бы позволил повесить молодую женщину на потеху толпе. И уж во всяком случае он не обязан был жениться на тебе, чтобы спасти тебя от виселицы. Он просто мог остановить всю эту процедуру и отправить тебя прямиком в Спокан в распоряжение федеральных властей.

Что-то бурное и сладкое взметнулось в душе Джоли, словно крошечный ураган, но все это длилось одно лишь мгновение. Ведь была же Пилар.

— У него есть женщина. Я ему не нужна.

— Нет, нужна, — спокойно возразила Верена, — хотя я допускаю, что он просто пока не осознал это. Но не надо осуждать его за то, что он такой, какой есть, Джоли. Множество людей совершают эту ошибку. Да, Даниель острый, как лезвие опасной бритвы, но где-то в глубине души он знает, что именно ты сможешь дать ему то, чего ему так хочется.

Джоли медленно отпила кофе.

— И что же это?

— Дети! — улыбаясь, ответила Верена. — Ему нужна орава сыновей, чтобы было кому передать хозяйство, и целая стайка дочерей, чтобы они надоедали ему своими пустяками, а он бы задаривал их подарками.

Для Джоли стало ясно, что Верена видит Дани-еля совершенно в ином свете, чем она. А если бы Джоли нужно было что-то предсказать, то она предсказала бы, что он юдождет, пока она отработает те пятьсот долларов которые он внес за ее освобождение, затем отвезет ее в Спокан и спокойно с ней разведется.

Верена поставила чашку с кофе на перила веранды и легонько дотронулась до руки Джоли.

— Дай ему время, — сказала она. — Даниель всего лишь простой фермер. Он понимает вещи постепенно и очень медленно. — С этими словами Верена поднялась и объявила, что пробыла в гостях достаточно долго i теперь ей пора домой. Она только простится с Даниелем и тотчас отправится обратно. Верена дошла кофе и вошла в дом.

Джоли продолжит сидеть на веранде, покусывая губы, затем вылиа остатки кофе под куст розовых петуний и снощ вернулась к своему шитью. Когда она убедилась, что Даниель все еще занят своей работой, Джоли быстро положила остатки ветчины и фасоль m сковороду и поставила ее на печь. Она высчитала, что если ее муж предпочитает очень плотный завтрак, то все последующие приемы пищи будут значительно уменьшены.

К тому времени как мужчины почти закончили свои сегодняшние дела, Джоли в соседней комнате тоже заканчивала свою работу над платьем. В дорожном сундуке она нашла люрекс и ленты и украсила ими платье, как посоветовала ей сделать Верена.

Услышав за дверью приближающиеся шаги, она затаила дыхание. УДотера была своя комнатушка в сарае, и ему не быю ровно никакой нужды подниматься по лестнице на второй этаж, значит, это мог быть только Даниель.

Дверная ручка легко повернулась, и дверь открылась. Муж Джоли остановился в дверном проеме, с головы до пят покрытый густой дорожной пылью. Его попытка смыть грязь только ухудшили дело.

— Ты разве не собираешься обедать? — нетерпеливо спросил Даниель.

Джоли поднесла руку ко рту, чтобы подавить смешок, затем решила побить Даниеля его же оружием. Окинув его суровым взглядом, строго сказала:

— Вы очень грязны, мистер Бекэм. Я была бы вам крайне признательна, если бы вы не заходили в дом в таком виде.

Пораженный, Даниель ретировался, не проронив ни слова, а Джоли ликовала: наконец-то она поняла, как с ним обращаться. Однако всего лишь час спустя она не была так уж в этом уверена. Джоли прошла на кухню, чтобы убрать со стола и помыть посуду после того, как Даниель и Дотер пообедали, а также поставить на огонь кастрюлю с фасолью. Однако на кухне был Даниель, который сидел в металлической бочке посреди кухни и мылся.

Джоли застыла на месте, не в силах отвести взгляд или просто повернуться и уйти. Она, конечно же, видела обнаженный мужской торс, когда жарким летом отец увозил ее в фургоне на Запад. Видела она это и когда работала в качестве прислуги в доме, где жили двое молодых людей. Но такого, что предстало сейчас перед ее глазами, она еще не видела. Она почувствовала себя так, словно кто-то выдернул пол у нее из-под ног и она падает в бездну.

Даниель же, напротив, казался абсолютно невозмутимым. Откинувшись в бочке, вздохнул и сказал, закрывая глаза:

— Не поскользнись: на полу вода.

Эти простые слова дали Джоли толчок, в котором она так нуждалась. С трудом оторвавшись от созерцания курчавых мокрых волос, густо росших на его крепкой груди, она пошла в кладовую за шваброй.

— Вы могли бы предупредить меня о том, что собираетесь принять ванну, — проговорила Джоли, вытирая мокрый пол и стараясь не смотреть на Даниеля, плескавшегося в бочке.

— Сегодня суббота, — заметил Даниель таким тоном, как будто это объяснило все. — Не принесешь ли мне еще горячей воды?

Джоли обреченно вздохнула и поставила швабру в угол, затем наполнила чайник кипятком и не глядя вылила его в бочку. Даниель издал протестующий вопль и высоко подпрыгнул, разбрызгивая воду.

— Черт тебя побери, женщина! — вопил Даниель. — Я не просил тебя выливать кипяток мне на живот и ошпаривать меня, словно петуха, которого собираются ощипать.

Выронив чайник, Джоли опрометью выскочила в ночь. Всякий раз, когда отец вот так же орал на нее, он всегда тут же прекращал, как только на глазах у нее появлялись слезы. Сейчас Джоли забилась под защиту колодезного домика, забравшись в самую его глубину, и рыдала, не сознавая этого, пока не заметила, что ее юбка насквозь промокла от слез. Ее плечи вздрагивали от беззвучных рыданий. Наконец она выплакалась и в последний раз промокнула почти сухие глаза.

Через некоторое время она услышала, что Даниель зовет ее. Страх ее улетучился, уступив место упрямству, и она не ответила. Она просто сидела в углу на глиняном корытце с водой, в котором охлаждались куриные яйца, и думала, как бы было хорошо, если бы ее жизнь сложилась по-иному.

Она представляла себя замужем за богатым, красивым, добрым и мягким человеком, который любил бы ее и выполнял любое ее желание. Ей представлялись шелковые платья, блестящие драгоценности, красивые экипажи, дворцы с колоннами, словно сошедшие с картинок из книг по истории Древней Греции, которые она видела. У нее была бы дюжина детей, и все они были бы одеты в бархат и говорили бы с ней только по-французски.

— Джоли! — Даниель был где-то поблизости, и по его голосу Джоли стало ясно, что терпение его на исходе.

Она вскрикнула, когда Даниель внезапно распахнул дверь колодезного домика, и внутрь ворвался лунный свет, заливая все вокруг чистым серебром.

— Не надо… — забормотала она, тщетно пытаясь прикрыть руками голову и грудь. — Пожалуйста… не бейте меня!

Даниель издал низкий горловой звук, и его большие руки сомкнулись у нее на талии, но он только притянул к себе Джоли и стоял так, прижавшись подбородком к ее прическе в виде короны.

— Никто здесь до тебя пальцем не дотронется, Джоли, — хриплым голосом пообещал Даниель. — Ни сейчас, ни потом.

Джоли повисла у него на руках, у этого сводящего ее с ума, сбивающего с толку человека. Она больше не могла козырять своим гордым пренебрежением, которое пыталась сохранить, сопротивляясь его натиску. Она прижалась лбом к его груди и взвыла от горя и отчаяния.

Даниель легко поднял ее на руки, вынес из ее укрытия и пошел к дому.

— Я никого не убивала, — жалобно рыдала Джоли, потеряв надежду, что этот человек поверит ей. — О, Даниель, клянусь, я не уб…бивала этого несчастного старика, и я ничего не знала о том, что Роуди и Блейк собирались ограбить банк»

— А теперь помолчи, — ответил на это Даниель, когда они поднялись по ступеням и прошли на кухню. Там Даниель притушил огонек керосиновой лампы и остановился посреди кухни, все еще держа Джоли на руках.

А ее причитания потихоньку перешли в едва слышные всхлипывания и шмыганье носом. Даниель чуть подумал и направился вверх по лестнице. Джоли поняла, что оказалась в его спальне, а не в той, по соседству, где провела вчера бессонную ночь. Даниель осторожно опустил девушку на залитую лунным светом кровать и стоял, глядя на нее, казалось, целую вечность.

Потом очень медленно начал расшнуровывать ее платье. И его пальцы уже не казались такими толстыми и неуклюжими…

ГЛАВА 5

То, как Даниель раздевал Джоли, порождало в лей чуть ли не болезненную чувственность. Не в ее натуре было так легко подчиняться, однако в душе своей Джоли не могла обнаружить и тени сопротивления. А Даниель медленно, немыслимо легко касаясь ее пальцами, снял с ног туфельки, скатал ее длинные чулки, которые доходили до середины бедра.

Джоли издала какой-то тихий хныкающий звук и тут же закусила указательный палец.

Затем настал черед ее ситцевого платьица. Джоли увидела, как плотно сжались, а потом расслабились его челюсти, когда Даниель рассматривал ее. И впервые за всю свою жизнь Джоли почувствовала себя прекрасной, вызывающей восторг у мужчины, несмотря на довольно высокий рост, некоторую угловатость, ну и, конечно, бедность. Возможно, потом она вспомнит об этом и испугается, но в данный момент она могла только удивляться, как это неожиданно сладко ощущать себя просто женщиной.

Джоли откинула голову, когда Даниель развязал ее ленты, расшнуровал блузку и отложил тонкую ткань в сторону. У Даниеля пресеклось дыхание, когда он увидел ее обнаженные груди с набухшими, заострившимися сосками. А Джоли почувствовала, как забурлила ее кровь, теплом разливаясь по телу. Джоли хотелось растаять в этом бушующем пламени, но в то же время внутри ее росло какое-то беспокойство, потребность в чем-то, что она понимала только отчасти.

Даниель опустился на колени перед кроватью, на которой лежала Джоли, положил широкую ладонь на ее грудь, словно это было драгоценное произведение искусства, огрубевшими кончиками пальцев погладил ее затвердевший сосок. А когда наклонился ниже и коснулся его языком, Джоли охватила такая страсть, что она вскрикнула и выгнулась дугой.

Даниель одновременно и успокаивал, и разжигал ее, продолжая языком ласкать ее грудь, а рукой круговыми движениями плавно гладя живот Джоли. Когда он потянулся к другой груди, Джоли замотала головой по подушке, испытывая невероятно острое чувство радости — радости капитуляции и полной сдачи на милость победителя. Никогда, даже в самых смелых своих фантазиях, Джоли и предположить не могла, какое наслаждение мужчина может подарить женщине.

Рука мужа продолжала гладить ее, но не только живот, но и другую грудь, особенно сосок — это ему доставляло несомненное удовольствие. Затем рука разгладила ее спину и скользнула в панталоны, чтобы нежно сжать ягодицы Джоли.

Некоторое время спустя Даниель начал поглаживать внутреннюю поверхность ее бедер, как бы давая понять Джоли, чтобы она раздвинула их, и они откликнулись на этот призыв с необъяснимой готовностью. Но Даниель всего лишь положил ладонь на влажный, шелковистый холмик ее женственности, все еще укрытой тонким муслином, и вдавил ее в матрас.

— Нет, не сейчас, — хрипло прошептал Даниель, словно только что вынырнул из глубины и глотнул воздуха. — Господи, еще немного, не сейчас!

Даниель склонился над ее вздрагивающим животом и сначала губами, а потом языком нежно коснулся его. Джоли судорожно вцепилась в его рубашку, тщетно пытаясь уложить его на себя, но Даниель поймал ее запястья и прижал ее руки у нее над головой.

К этому моменту Джоли уже жаждала его с почти животной страстью, хотя даже не представляла себе, что он станет с ней делать. Тело ее было мокрым от пота, разметавшиеся пряди волос прилипли к щекам, лбу, шее. Даниель одним пальцем неспеша принялся снимать с нее панталоны.

Все еще удерживая руки Джоли у нее над головой, Даниель продолжал ласкать Джоли, испуская при этом короткие хриплые вскрики. Джоли отвечала тем же. Она была поймана, ей уже не сбежать, но Джоли никогда и в голову не приходило, как это восхитительно-сладостно — быть покоренной, быть побежденной!

Даниель провел носом по животу к самому ее уязвимому месту, и Джоли испытала от этого сладостный, трепетный шок. Когда же он дерзко и бесстыдно прижался к нему ртом, Джоли издала сдавленный крик удовольствия и стала извиваться на кровати, не испытывая никакого чувства стыда, словно дикая кобылица под своим жеребцом.

— Я так и думал, — услышала сквозь бурю бушевавших в ней чувств и желания Джоли, и в голосе Даниеля она не услышала вражды или злобы, а только покорность судьбе и налет грусти.

Подсунув руку под ее правое колено, он высоко поднял ногу Джоли, чтобы получить полный доступ в нее. Джоли закусила уголок подушки, чтобы заглушить стоны экстаза, до которого доводил ее Даниель своими губами и языком.

Страшное напряжение внутри нее все росло и росло. Она уже не могла с ним справиться. Мышцы живота и те, что были ниже, сокращались и расслаблялись в ответ на половодье чувств, захлестнувших ее.

И тогда Джоли почувствовала, как в самой сердцевине ее женского естества взвихрилось что-то очень горячее и сильное. У нее было такое впечатление, словно внезапно в глаза ударил яркий луч солнца, словно вспыхнул фейерверк из миллиона искр, воспламеняя каждую клеточку ее души и тела.

Даниель отпустил Джоли, и та, вся трепеща, откинулась на спину на мягкий матрас. Даниель продолжал свои ласки, поглаживая ей живот и бедра, но уже более медленно и спокойно, постепенно приводя ее в себя. Когда у Джоли почти восстановилось дыхание, Даниель поднялся, выпростал рубашку из штанов, расстегнул ее и повесил на спинку кровати. Пряжка ремня тихонько звякнула, и Джоли закрыла глаза, боясь, что то, что она увидит вблизи, лишит ее мужества.

Крепость и жар его тела заставили ее улыбнуться, в то время как Даниель лег на нее, но очень осторожно, стараясь не раздавить ее своим весом. Джоли получила свое удовольствие, и теперь Даниель должен был получить свое. Джоли твердо решила, что перенесет боль молча, и это будет прекрасным ответом на то, что он просил, а потом требовал от нее.

— Сделай это, ну ты знаешь, что. Ведь ты делала это прежде… — послышался его низкий, глухой голос.

Джоли откинула голову, притворившись, будто не слышала того, что он сказал, и вместо ответа с готовностью предложила свое молодое тело. Даниель покрыл поцелуями ее шею, и Джоли ощутила, как его огромное мужское естество прижалось к ее, бедру.

Тут Джоли внезапно охватил страх, однако она не поддалась ему. После того как она видела человека, умирающего на тротуаре рядом с банком в этом проклятом Просперити, после того как ее арестовали, судили и чуть было не повесили за убийство того бедняги, перспектива потерять невинность едва ли могла испугать Джоли.

Даниель что-то пробормотал неразборчивое, а потом внезапно и сильно, одним резким толчком вошел в нее. Хотя у Джоли вырвался похожий на рыдание крик боли и страха, она обеими руками крепко обхватила голую спину Даниеля, чтобы он оставался в ней.

— Боже мой! — потрясение прошептал он. — Я думал…

Джоли запустила руку в его волосы цвета спелой пшеницы и прижалась губами к его рту, заставив его замолчать. Его язык глубоко проник в ее рот — такой же неистовый захватчик, как и его жгучее мужское естество. Джоли была ошеломлена, почувствовав, как ее усталое тело с готовностью изогнулось в новом и еще более сильном желании.

Даниель крепко держал ее, а Джоли буквально сгорала в его объятиях, когда он принялся плавно входить и выходить из нее.

Джоли все труднее было сдерживать свои чувства. Внутри у нее все кипело от этого жара и вырывалось наружу бессвязными криками. Она и не подозревала, что Даниель способен совершить с ней такое. А он продолжал брать ее сильными и точными движениями взад-вперед, бормоча нежные слова и слегка покусывая ей шею и ключицы.

Горячий красный туман застлал глаза Джоли, и она вдруг с яростным воплем женщины-воительницы содрогнулась в руках Даниеля… раз, другой, третий. Наконец затихла. Однако сквозь пелену наслаждения Джоли осознала, что Даниель не успел кончить и инстинктивно положила руки на его мускулистую, потную спину и стала возбуждать, шепча ласковые, бессмысленные слова.

Даниель наконец в последний раз сильно вошел в нее и затих, застонав от блаженства. Тело Джоли получило то, чего никогда еще не знало. Когда Даниель кончил, он упал рядом с ней на матрас, отчего пружины протестующе застонали. Пальцы его правой руки ласково и глубоко зарылись в ее волосы, а большой палец погладил ее скулы. Прошло бесконечно долгое время, прежде чем у него выровнялось дыхание, и Даниель спросил слегка охрипшим голосом, в котором слышалось осуждение:

— Почему же ты не сказала мне, что у тебя никогда не было мужчины?

Голова Джоли покоилась на плече Даниеля, и она вздохнула, все еще пребывая в блаженном состоянии.

— Вот и нет, мистер Бекэм, — улыбаясь, возразила она. — Я говорила вам, а вы мне не поверили.

Даниель молчал несколько длинных, блаженных минут, но потом в нем опять закипели эмоции. Даже не глядя на него, Джоли знала, что он хмурится.

— Но то, как ты все это делала! Никто б не подумал даже, что ты не знаешь, чем занимаешься…

Обиженная Джоли попыталась сесть на постели, но Даниель прижал ее к себе, одной рукой обнимая за бедра. И хотя она никогда и ни за что не призналась бы в этом, но то, что она при этом почувствовала, очень ей понравилось.

— Большинство женщин не умеют любить чувственной любовью, Джоли, — терпеливо пояснил Даниель. — Они занимаются любовью просто чтобы заиметь ребенка, ну, еще потому, что этого требуют их мужья.

Джоли в темноте сгорала со стыда. Получилось, что даже в этом она обманула его.

— Прости меня, — только и сказала Джоли.

— Тебе не в чем винить себя, — ответил Даниель, целуя ее в лоб.

Слишком усталая и пресыщенная, чтобы продолжить их разговор в новом русле, Джоли прижалась к Даниелю и заснула.

Проснулась она перед рассветом, когда Даниель уже выбрался из постели и одевался. Однако Джоли притворилась, что спит, слушая, как ее муж легко ходит по темной комнате. Когда он присел на кровать, чтобы обуть сапоги, пружины громко запели, и Джоли даже закусила губу, вспомнив, что они вытворяли ночью на этой самой постели.

Она надеялась, что, будучи в своей комнатушке в сарае, Дотер ничего не слышал. В противном случае он наверняка все прокомментирует, а Джоли не была уверена, что сможет вытерпеть это.

Даниель обернул вокруг пояса полотенце и вы-i шел из комнаты. Только после его ухода Джоли сообразила, что сегодня воскресенье и что ей придется облачиться в коричневое платье и высидеть предлинную проповедь.

С тяжким вздохом Джоли выбралась из постели и надела белую хлопчатобумажную ночную рубашку, которую сшила. Перед тем как отправиться в церковь, следовало еще приготовить завтрак, а до этого ей необходимо было помыться.

Когда Джоли вошла в кухню, там горел свет: это Даниель засветил керосиновую лампу, стоявшую посреди стола. Она потушила ее и принялась разводить огонь в печи. Затем добавила воду в бак на плите и поспешила наверх привести себя в порядок и надеть вчерашнее ситцевое платье.

Когда Джоли вернулась на кухню, то увидела там Даниеля, который стоял у печи и помешивал кофе, который уже успел поставить на огонь. Дотера нигде не было видно.

Джоли тут же охватила робость, несмотря на то, что между ней и этим мужчиной была такая интимная близость, какую она и помыслить не могла ни с одним человеческим существом.

— Доброе утро, мистер Бекэм, — сказала она. Даниель даже не повернулся, а вместо этого молча подошел к окну и замер, сурово глядя куда-то вдаль. Джоли знала, что он смотрит в сторону могилы Илзе, и поняла, о чем он думает в данный момент. Сожаление и глубокая печаль отчетливо отражались в его согбенной фигуре.

— Доброе утро, — как-то нехотя ответил он наконец.

— Завтрак будет готов через пару минут, — сказала Джоли, одевая передник. «Должно быть, он принадлежал Илзе, как и сам этот человек», — подумала она, завязывая передник на спине.

— Не особенно старайся, — не поворачиваясь распорядился Даниель, пояснив только: — Сегодня воскресенье.

Джоли округлила глаза. «Этот день наверняка будет скучным», — подумала она, но вслух довольно бодро сказала:

— Полагаю, что от этого коровы не перестанут доиться, а куры нестись.

— Первое, что сделаем завтра утром Дотер и я, это отправимся в Спокан, — нейтральным тоном сказал Даниель, когда через несколько минут Джоли возвратилась в кухню от колодца.

Она нарезала толстый кусок бекона и поставила кувшин сметаны на разделочный столик рядом с печью. Мысль о том, что Даниеля не будет, привела ее в уныние, но, конечно, она не такая дура, чтобы показать ему это. Он не увидит также, как она разочарована тем, что их любовная близость ничего не изменила в их отношениях.

— Я ожидаю, что ты приглядишь за хозяйством, пока меня не будет, — продолжил Даниель, не услышав ответа Джоли на свое заявление.

Джоли шумно поставила на красный металлический круг плиты сковородку с длинной ручкой, бросила на нее кусок сала и разбила три яйца.

— А я вовсе не собираюсь поджечь пшеничные поля или отравить воду в колодце, мистер Бекэм, — надменно сказала Джоли. — И вполне в состоянии приглядеть несколько дней за этой фермой.

Последнее было явным преувеличением, однако Джоли за свою недолгую жизнь столько всего пережила, что сейчас бесстрашно приняла вызов.

— Если возникнут затруднения, скачи две мили на запад за Джо Калли.

Только тут Джоли обернулась, чтобы встретиться взглядом со своим мужем. Он сидел за столом, его крепкие пальцы обхватили кружку с кофе, и, глядя на них, Джоли опалило жаром, и она задрожала, вспомнив то острое удовольствие, которое эти пальцы доставили ей прошлой ночью.

— Но Верена Дейли гораздо ближе, — резонно возразила Джоли, пряча глаза в надежде, что Даниель не догадается, о чем она думает.

— Верена — женщина, — нахмурился Даниель и этой парой слов отрекся от своего великодушного союзника, который считал себя его другом.

Джоли переложила поджарившийся кусок бекона на серую чугунную сковородку и поспешно сняла с плиты закипевший кофейник, чтобы вновь доверху наполнить кружку Даниеля.

— И долго мы будем притворяться, что не занимались любовью прошлой ночью? — наконец не выдержала Джоли.

У Даниеля побагровела шея.

— Это не предмет для разговора на кухне, женщина, — сурово произнес он. — Для этого существует спальня.

Джоли была так поражена, что забыла налить себе кофе и поднесла ко рту пустую чашку.

— Я знаю, что обязана тебе своей жизнью, — отчеканила Джоли, ставя на плиту кофейник и уперев руки в бока. — Правда и то, что ты мой законный муж, и это дает тебе определенные права. Но будь я проклята, Дан Бекэм, проклята, черт побери, если я позволю тебе решать, что и где мне можно говорить!

Но ее эскапада, похоже, не произвела никакого впечатления на Даниеля. Более того, он спокойно ее выслушал и заметил:

— Бекон подгорает.

Джоли почувствовала внезапную усталость и безысходность. Она, понурясь, подошла к плите и сняла еду с огня. Муж молча ел, а потом поднял глаза на ее ситцевое платье:

— Полагаю, ты сшила что-нибудь подходящее, что можно надеть в церковь?

Джоли подождала, пока Даниель повернется к ней спиной, и состроила ему гримасу. Когда он поднялся наверх, чтобы переодеться в выходную одежду, она прибралась на кухне, накормила цыплят, собрала снесенные яйца. И все это время обдумывала планы небольшого восстания, но когда Даниель подкатил к двери в запряженном фургоне, Джоли была одета в скромное платье из коричневого сатина, а волосы собраны на затылке в благопристойный узел.

Даниель выглядел удивительно нарядным в темном костюме и белой накрахмаленной сорочке с целлулоидным воротником. На голове у него красовалась модная шляпа взамен привычной и пропитанной потом старой кожаной.

Как и ожидала Джоли, поездка в церковь оказалась для нее сущим испытанием, хотя и совершенно по другим причинам. Дело в том, что мистер Приббеноу, судебный исполнитель, и судья Чилвер присутствовали в церкви, впрочем, как и все остальные, кто приходил поглядеть, как ее будут вешать. Как бы там ни было, сам этот факт мешал правильным словам, доносившимся с кафедры, долетать до ее ушей.

Однако были и некоторые положительные моменты. Так, священник оказался не таким уж велеречивым, а кроме того, в церкви была и Верена Дейли, которая приветливо улыбнулась ей и сказала несколько теплых слов, когда проповедь закончилась и прихожане вышли на церковный двор.

— Сегодня на воскресный обед у меня будет жаркое из цыплят, — сообщила Верена Даниелю так, чтобы быть уверенной, что окружающие ее хорошо слышат. — И я была бы очень рада, если бы ты и миссис Бекэм приняли мое приглашение отобедать, Дан. Я буду ждать вас в половине второго.

Даниель улыбнулся чему-то, вероятно, перспективе съесть цыпленка, и прикоснулся к полям шляпы.

— Благодарю за любезное приглашение, — ответил он. — Мы обязательно будем. — С этими словами подал руку Джоли, помог ей взобраться в фургон и тронул поводья.

Джоли расправила складки верхней юбки, болезненно реагируя на поведение одетых в строгие воскресные платья городских дам. Те, прикрывая ладонями рты, шушукались между собой, явно прохаживаясь на ее счет. Будущее сильно поблекло, когда Джоли подумала, что для них она навсегда останется изгоем. А ведь ей всю оставшуюся жизнь придется иметь с ними дело не только в церкви, но и в магазинах, просто на улице.

Плечи у нее поникли, когда они с Даниелем ехали из церкви в лучах яркого августовского солнца.

— Для них я всегда буду отверженной, поставленной вне закона, — пробормотала Джоли, но скорее самой себе, чем Даниелю. Если он и услышал сквозь конское ржание, стук копыт и грохот колес ее тихий шепот, то воздержался от каких-либо комментариев, но, возможно, высказал их про себя.

Как только фургон доехал до фермы, Даниель спрыгнул с козел, снял шляпу и, почтительно держа ее в руке, направился к могиле Илзе. Джоли почувствовала приступ ревнивого отчаяния, но подавила его в себе и направилась на кухню.

Там от утреннего завтрака оставалось еще достаточно кофе. Он получился очень крепким, поэтому Джоли добавила в кружку сливки и полную ложку сахара. И это все, что она могла сейчас сделать, чтобы только не подбежать к окну и не поискать Даниеля глазами. Его горе было его личным делом, и она не станет навязываться и вторгаться в него.

Ровно в половине второго Даниель и Джоли подъехали к дому Верены Дейли. Опрятный белый домик стоял почти рядом с дорогой, во дворе буйно цвела сирень и росли пышные чайные розы, в раскрытых окнах легкий ветерок колебал тонкие занавеси.

Верена, улыбаясь, вышла на крыльцо. Уже у самых въездных ворот Джоли ощутила аромат жареных цыплят и ее пустой желудок издал вовсе не подобающее леди урчание.

Они обедали в столовой, украшенной всевозможными глиняными горшками с цветами, большими и маленькими статуэтками, фотографиями в рамках и книгами. На каминной полке возвышалась витая морская раковина как молчаливое свидетельство того, что Верена побывала в море. Джоли почувствовала зависть.

— Итак, отношения между тобой и Даниелем изменились, — блестя глазами, сказала Верена, когда после обеда Даниель вышел во двор, чтобы посмотреть на копыто захромавшей дойной коровы Верены.

Джоли изменилась в лице и опустила голову, прежде чем согласно кивнуть.

— Да, это было… Я даже не ожидала такого… Но все произошло не так, как должно было быть с таким человеком, как Даниель…

Верена весело рассмеялась.

— А ведь я тебя предупреждала, чтобы ты не обманывалась насчет размеров этого верзилы. Помни, что Даниель стал совершенно самостоятельным уже в семнадцать лет. Он ходил в море, работал на ранчо, а не только на своей зерновой ферме. — Верена взмахнула рукой в направлении владений Даниеля. — И, между прочим, он прочитал свою порцию книг. Да, действительно в Дане Бекэме есть гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд. И, я думаю, ты обязательно обнаружишь в нем это через несколько месяцев.

Джоли с трудом проглотила ком в горле.

— Но он остался мной недоволен, — поделилась она жалким тоном. — Он сказал, что я… я опытна в этом деле.

— Ну, мне кажется, что он просто был немного удивлен, — сверкая глазами, сказала Верена. — Дай ему время, Джоли, и он поймет, что искал именно то, что ты ему дала.

Женщины вместе мыли посуду. Верена озорно улыбнулась, указывая Джоли на Даниеля, который возвращался из коровника:

— Спорим, сейчас он захочет поехать прямо домой.

И действительно, когда Даниель вошел в столовую, он в нескольких словах успокоил Верену, что ничего страшного с копытом ее любимой коровы нет, а затем объявил, что им с Джоли лучше всего отправиться домой. Волнение охватило Джоли, но она тут же подавила его.

— А что случилось с мужем Верены? — спросила она, когда их фургон выкатил со двора и загрохотал по сухой пыльной дороге.

Даниель так долго не отвечал, что Джоли уже подумывала о том, не повторить ли вопрос.

— Он умер в поле, — ответил наконец Даниель. — Вероятно, сердечный приступ.

Джоли преисполнилась симпатией к дружелюбной неунывающей женщине, которая оказалась ее единственным другом среди всего женского населения Просперити.

— И как же она со всем управляется?

— Я за нее пашу, сею, а потом и убираю урожай, — ответил Даниель, глядя прямо перед собой на дорогу.

У Джоли тут же защипало в глазах и перехватило в горле.

— Какой ты добрый!

Даниель в ответ на это подхлестнул лошадей, что, впрочем, было совершенно не нужно.

Джоли подумала об остальных женщинах городка, которые возненавидели ее, даже не попытавшись понять, какая она есть на самом деле, но не стала жаловаться на это.

— Верена говорит, что ты плавал на кораблях, — осмелилась спросить Джоли. — А в Китае ты был?

Даниель выпучил на нее глаза, затем, к ее удивлению, громко рассмеялся. Для Джоли оказалось приятной неожиданностью увидеть, как просветлело его лицо, несмотря на то, что она была обижена тем, что ее вопрос вызвал такую реакцию.

— Нет, в Китае я не был, — заявил он, отсмеявшись. — Разок обогнул мыс Горн, выйдя из Чарльстона и поднявшись вверх до Сан-Франциско и Сиэтла.

Это был Даниель, которого Джоли не знала!

— Какое это, должно быть, было приключение!

Смех смягчил суровость его лица, и когда Даниель улыбнулся Джоли, в его улыбке мелькнуло нечто похожее на нежность.

— Не было дня, чтобы я не мучился от морской болезни, или ночи, когда бы я не молился Богу, чтобы показалась земля. Но мне платили деньги, и я держал свои страхи и неприятности при себе.

И тут словно прекрасный незнакомец вдруг материализовался на месте Даниеля, и Джоли почувствовала, как между ней и этим человеком установилась какая-то связь.

— Ты, должно быть, встречался со многими интересными людьми, — сказала Джоли, надеясь укрепить установившуюся между ними непринужденность.

— Да, встречался с несколькими, — согласился Даниель осипшим голосом, а его небесно-голубые глаза сузились. Тут налетел шаловливый ветер и швырнул ему в лицо ее золотистые волосы.

У Джоли внезапно участился пульс, а сердце забилось сильнее, казалось, в самом горле. Она без особой нужды занялась прической, завязывая волосы на затылке. Затем сцепила пальцы на коленях и уселась так, чтобы глядеть прямо на дорогу. Даже ради спасения души она не смогла придумать ни одной разумной вещи, которую можно было бы сказать.

— Я хочу, чтобы ты подождала меня в спальне, — произнес Даниель, когда остановил фургон перед конюшней и спустил Джоли на землю — Надень ту белую ночную рубашку, что была на тебе прошлой ночью.

У Джоли вспыхнули щеки, но она молча кивнула и направилась к дому. Пятнадцать минут спустя, когда Даниель вошел в спальню, Джоли уже успела скинуть с себя коричневое сатиновое платье и переодеться в белую хлопчатобумажную ночную рубашку. Она сидела перед зеркалом и тщательно расчесывала волосы, страшно довольная тем, что на этот раз расчесала все спутавшиеся пряди. Легкий летний ветерок чуть колебал занавеси, словно белоснежные саваны привидений.

В зеркале Джоли увидела выражение глаз Да-ниеля. Он смотрел на нее так, словно никогда прежде не видел женщин, а руки резко дернулись к горлу, чтобы развязать тугой узел черного галстука. Джоли увидела, как заходил его кадык, но подавила улыбку.

Даниель желал ее, и не имеет значения, какого он о ней мнения, что уготовил ей в своем будущем. Джоли готова была испытать ту же боль, что и в первый раз, лишь бы снова получить то наслаждение, которое он давал ей, когда занимался любовью.

Наконец он справился с галстуком, после чего сдернул пиджак и принялся снимать запонки. Джоли пересела на край кровати, сцепив пальцы на коленях.

— Боюсь, что и на этот раз покажусь слишком опытной, — жалобно сказала она, и по лицу Даниеля промелькнуло нечто вроде усмешки. — Он подхватил ее под мышки и поставил на ноги, заключил в объятия. Когда же их губы слились, Джоли почувствовала себя так, будто опрокинула в себя добрую кварту домашнего виски.

Затем Даниель так страстно целовал ее, что Джоли перестала различать, где пол, где потолок. Он положил руки на ее закрытые хлопком груди, отчего ее соски под его пальцами тут же набухли и отвердели. И какое же это было облегчение, когда он положил ее на кровать, потому что от слабости ноги уже не держали Джоли.

Из-под опущенных век она смотрела, как Даниель снимает с себя остатки одежды, и думала, как же он прекрасен! Были в нем грация и изящество, которые не портили даже огромные мускулы.

«Я люблю тебя» — подумала Джоли, но не зашла еще столь далеко, чтобы громко и вслух произнести эти простые и в то же время такие сложные слова. По крайней мере не сейчас.

Было время, когда Даниель мог спокойно взирать на Джоли, но движения его стали порывистыми и лихорадочными Он стащил с Джоли через голову ночную рубашку, отбросил в сторону и лег между ее ног, давая ей почувствовать всю силу своей мужской страсти.

Джоли обняла его, провела ладонями по спине, плечам, по курчавой груди и почувствовала, как под кончиками ее пальцев затвердели его мужские соски. Теплый летний ветерок обласкал обоих ароматом дорожной пыли, солнечного света и золотой пшеницы.

Даниель застонал, словно этот ветерок сломал его внутреннее напряжение, и легкими поцелуями покрыл щеки, шею, грудь Джоли. Затем нашел своим крепким и горячим членом ее лоно и вошел в нее — глубоко и резко.

Джоли ожидала снова почувствовать боль, но она мелькнула только на мгновение, сменившись таким блаженством, что у Джоли глаза были готовы выскочить из орбит. Дыхание стало прерывистым и частым.

— А я еще и не начал ничего, — услышала она голос Даниеля, вернее, догадалась, поскольку в ушах у нее звучал властный голос собственного тела и души, жаждущих вновь ощутить ту волшебную гармонию, которую открыл для нее муж Находясь под Даниелем, она словно с ума сошла, в буйном порыве отдаваясь ему и издавая при этом исходящие из самой глубины ее вопли, похожие на полуночный вой одинокой волчицы.

Медленно, не торопясь, начал Даниель, и каждый раз, когда он выходил, она умоляла, чтобы он вновь покорил, захватил, завоевал ее. Она содрогнулась в сладких конвульсиях, когда Даниель, открыв рот и тяжело дыша, опустошил себя в нее.

После этого Даниель и Джоли крепко заснули, а проснулись только после захода солнца. Джоли издала мягкий утробный звук, когда Даниель сразу же после пробуждения развел ей ноги и вошел в нее. Любовная битва началась снова и не кончалась до тех пор, пока оба они не покрылись потом, а их рты не пересохли от криков наслаждения.

Прошло довольно много времени, прежде чем Джоли поднялась, умылась водой, которую принес снизу Даниель, и надела голубое ситцевое платье. Она уже заканчивала собирать легкий ужин из бутербродов и фруктов, когда на кухню вошел Даниель, одетый в свою обычную рабочую одежду и выглядевший таким же холодным и отстраненным, как всегда. Сторонний наблюдатель ни за что на свете не догадался бы, что всего лишь несколько минут назад он занимался любовью и говорил при этом такие слова!

Джоли пожала в душе плечами и снова занялась едой. Может быть, судьба все-таки улыбнулась ей, и Джоли получит то, о чем в действительности мечтала всю свою жизнь, — дом, мужа и ребенка.

ГЛАВА 6

Надежды Джоли иметь ребенка рухнули, когда на следующее утро она обнаружила на своей белой ночной рубашке и простынях Даниеля пятна крови. Она ужасно расстроилась, хотя рассудок и говорил ей, что это естественная вещь. Джоли поспешно скомкала запачканные простыни и ночную рубашку и бросила их в бак для грязного белья, где уже дожидались стирки ее верхняя юбка и блузка, которые были на ней в тот день, когда она вышла замуж за Даниеля.

У Джоли сильно болел низ живота, когда она появилась на кухне. Кофейник уже закипал на печи. Она сходила в кладовую, принесла еще одну банку с копчеными сосисками и поджарила их вместе с яйцами и картофелем. Когда Даниель и Дотер пришли на кухню позавтракать, Даниель, взглянув на нее, задумчиво нахмурился.

— Плохо себя чувствуешь? — спросил он, когда Дотер позавтракал и пошел запрягать лошадей в фургон для поездки в Спокан. Джоли ничего сегодня не смоглапроглотить. Выпила только чашку кофе, хотя обычно завтракала с аппетитом.

Она отвела глаза, сама удивляясь, почему так трудно говорить о таких в общем-то обычных вещах, как месячные, с человеком, который узнал все самые интимные части ее тела.

— Завтра со мной все будет в порядке, — сказала Джоли, вытирая со стола. — Долго вы пробудете в Спокане?

— Два, может, три дня, — ответил Даниель, все еще внимательно разглядывая Джоли. — Илзе в таких случаях всегда пользовалась опийной настойкой.

Даниель пошел в кладовку и принес оттуда коричневую бутыль. Он догадался обо всем сам или же заметил пятно на простыне, когда встал сегодня утром. Джоли было настолько плохо, что она знала: лекарство ей не поможет. От этой настойки она просто всегда засыпала, а ведь ей надо еще дошить платья и постирать белье, накопившееся за неделю.

— Со мной все будет в порядке, — настаивала Джоли.

Даниель не поцеловал ее на прощание, не обнял. Сказал только:

— Не забудь послать за Джо Калли, если что-нибудь случится. Он подоит коров и позаботится о другом скоте.

Джоли молча кивнула, надеясь, что Даниель не заметит, что она уже скучает по нему, словно вновь очутилась в своем недалеком прошлом, где до того, как она стала миссис Даниель Бекэм, ее уделом были одиночество и неустроенность.

— Будь осторожнее, — сказала она на прощание, стараясь, чтобы ее тон прозвучал как можно более равнодушно.

Муж на мгновение заколебался, затем резко повернулся и вскочил в фургон, где его уже ожидал Дотер. И только Дотер улыбнулся и помахал ей на прощание.

— Буду очень признателен, если вы покормите старину Левитикуса сосисками и сметаной, сегодня и все эти дни, — прокричал он.

Джоли снова кивнула. Она стбяла на крыльце и смотрела, как фургон поворачивает к въездным воротам. Даниель ни разу даже не взглянул на нее.

Джоли решительно вошла в дом, откуда проследовала на кухню. Там разожгла в печи огонь, подложив сухие дрова из короба, стоявшего тут же рядом на полу. Когда пламя разгорелось, Джоли пошла к насосу и накачала воду в большой чайник, затем принесла мыло и приготовила для стирки большой и маленький тазики. Налив в маленький холодной воды для споласкивания белья, поднялась наверх и принесла испачканные кровью простыни и ночную рубашку.

Только когда они были выстираны и прополо-щены, а затем развешаны на просушку, Джоли принялась за носки, брюки и рубашку Даниеля.

Несмотря на тянущую боль в низу живота она все же любовалась прекрасным солнечным днем, а сама стирка — в общем-то нелегкое занятие — даже доставила ей определенное удовольствие, ведь она выполняла обязанности жены.

Когда на отстиранном белье не оказалось ни единого грязного пятнышка, Джоли вернулась на кухню и просто заставила себя съесть ломтик острого сыра с куском хлеба Бутыль с опийнойлгастой-кой все так же стояла на столе, словно поджидала ее, но Джоли опять проигнорировала ее. Господь свидетель, она так же не любила боль, как и все люди, но она не придерживалась теории, что любое беспокойство нужно немедленно устранять. Джоли считала, что страдания — неотъемлемая часть человеческого существования, что они ниспосланы свыше и без них никак не обойтись.

В конце этого длинного дня Джоли успела подшить еще одно платье из той ткани, что купил ей Даниель, и когда зажглись первые звезды, она вышла во двор и умылась перед сном. Утром, еще до жары, ей надо успеть выгладить белье, чтобы муж, возвратившись из поездки, нашел в ящиках своего шкафа аккуратно выстиранную и выглаженную одежду.

Она прибиралась после стирки, когда во дворе послышался стук копыт и грохот колес. Джоли выглянула и увидела мужчину и женщину, подъехавших в открытой коляске Дама была в шляпке, и Джоли не могла пока разобрать, сколько ей было лет. Мужчина был примерно одних лет с Даниелем, только постройнее и чуть повыше ростом, темно-каштановые волосы обрамляли его загорелое лицо.

«Это, должно быть, Джо Калли, — подумала Джоли, — приехал помочь по хозяйству» Она поспешила навстречу, смогла даже выдавить нечто похожее на приветливую улыбку, не ожидая ничего, кроме осуждения, от жены богобоязненного фермера.

По крайней мере, она полагала, что они должны быть богобоязненными, хотя и не видела их в церкви в воскресенье. Не припомнила она их лица и во время суда, не было их и рядом с виселицей, когда ее должны были повесить.

— Я Нан Калли, — энергично представилась женщина и покорила Джоли своей открытой, сверкающей улыбкой. Произошло это легко и непринужденно. Джоли понравились и темно-карие глаза гостьи, ее нежная белая кожа.

Джо направился в сарай, простым кивком поздоровавшись с Джоли, а та спохватилась, вспомнив о правилах приличия:

— Не желаете ли пройти в дом?

— Мне так не терпится снять эту шляпку! — громко воскликнула Нан, следуя за Джоли и садясь за стол так непринужденно, что лучше всяких слов говорило, что она бывала в этом доме уже не один раз. Вздохнув, Нан принялась развязывать ленты шляпы, сняла ее и вздохнула еще раз, но уже с облегчением, рассыпав по плечам густые волосы цвета корицы.

Джоли не могла предложить ничего освежающего кроме холодной воды, поскольку для кофе было слишком жарко. Джоли налила два стакана воды из ведра, стоявшего рядом с раковиной, и предложила один гостье, смущенно улыбаясь, словно прося извинения.

— Вы знаете, кто я, не так ли? — спросила Джоли, покусывая губу. Она уже привыкла, что люди предпочитают воротить от нее нос, хотя так и не приучилась к этому.

— Ну конечно же знаю, — воскликнула Нан, отпив большой глоток холодной воды. — Вы миссис Бекэм — самая интересная личность, которая появилась в этих краях за последние пять лет. А вас в самом деле собирались повесить?

Джоли сглотнула, хотя даже не дотронулась до своего стакана.

— Да, — сказала она наконец. — Полагаю, они не шутили.

— Ну разве не романтично, что Даниель появился в самый последний момент и спас вас? Мне это напоминает историю Робин Гуда и Мэйд Марион…

Джоли очень сомневалась, что тот, кто хоть раз ощутил веревку, стоя на виселице, найдет это романтичным, поэтому она оставила эту реплику без ответа.

— Я думала, что вы… э-э… окажетесь, как все остальные женщины города, а вы… вы не такая.

— Спасибо. — Нан кивнула и замахала шляпкой, словно веером. — Сегодня очень жарко, — и, улыбнувшись Джоли глазами, продолжила: — Верена сказала мне, что вам нужны друзья. Так вот, я предлагаю вам свою дружбу.

— А вы не боитесь, что я, возможно… э-э… плохая?

Нан взмахом шляпки отогнала это предположение:

— Дан никогда бы не женился на вас, если бы вы не были хорошим человеком.

Джоли на секунду прикрыла глаза, почувствовав, как к горлу подкатил комок и защипало в глазах. Когда снова овладела собой, неуверенно улыбнулась Нан:

— А вы знали Илзе?

— Да, конечно, — ответила Нан, и в ее живых глазах мелькнула печаль. — Она была просто прелесть. Тонкая и изящная, словно одна из тех фарфоровых куколок, что присылают сюда из Франции. Ее все любили, и когда она умерла, Джо и я думали, что от горя Даниель последует за ней. — Нан протянула руку и нежно дотронулась до плеча Джоли. — Очень хорошо, что вы появились в этом доме. Вы нужны Даниелю.

«Да, но любит он Илзе», — подумала Джоли и почувствовала себя вдруг неуклюжим переростком, некрасивым к тому же… В такие моменты она готова была отдать десять лет жизни, лишь бы стать маленькой, изящной и, конечно же, красивой.

Джоли поспешила сменить тему. Для этого она завела речь о шитье и показала Нан то, что успела раскроить, а также несколько ярдов ткани, еще ожидающей своей очереди превратиться в повседневное платье. Нан осмотрела все это и пообещала прислать ей новый журнал мод и выкройки. А в это время Джо закончил работу по хозяйству и пришел, чтобы забрать жену.

Джоли сердечно поблагодарила Джо за помощь и с большим сожалением проводила взглядом удаляющийся экипаж семейства Калли. Наступал вечер, солнце вот-вот готово было уйти за горизонт. Пора было зажигать свет в доме и заняться ужином.

Джоли наскоро приготовила себе пару бутербродов, сорвала на огороде несколько помидоров, затем подбросила дров в печь и развела большой огонь, достаточный, чтобы вскипятить бак горячей воды. Поставила на плиту и пару чайников: сегодня у нее был очень продуктивный день, и горячая ванна будет ей наградой.

Дотащив из кладовой в кухню тяжелую лохань, в которой мылся Даниель, Джоли совсем выбилась из сил. И когда ступила в мягкую горячую воду и медленно опустилась по самое горло, Джоли просто закрыла глаза: ей хотелось хоть немного отдохнуть, прежде чем помыться и подняться в спальню.

Что-то холодное капнуло ей на живот, и когда Джоли открыла глаза, крик застрял у нее в горле. Над ней возвышался Блейк Кингстон, выжимая на нее мокрый цветной платок и ухмыляясь при этом, будто делал что-то очень умное.

— Привет, малышка, — радостно воскликнул Блейк, усаживаясь в кресло верхом, вцепившись руками в изогнутую спинку.

Первый испуг Джоли прошел и уступил место холодной ярости.

— Что ты здесь делаешь? — прошипела Джоли, дотягиваясь до широкого полотенца, чтобы прикрыться.

Блейк недоуменно пожал плечам». Некоторые женщины считали его красивым, им нравились его мальчишеское лицо и вьющиеся длинные темные волосы, вот как Джоли, например. Но сейчас она смотрела на него совсем иными глазами. Он был для нее вором и убийцей, который использует в своих целях доверчивых лопухов, а потом подставляет их, чтобы они расплачивались за его преступления.

— Я и Роуди решили на время залечь в тину. Никто в этом вонючем Просперити и не подумает искать нас тут.

— Я хочу, чтобы вы немедленно убрались! — Джоли привстала из лохани, тщательно прикрываясь широким полотенцем.

Блейк поднял бровь и сунул руки в карманы пыльного серого пиджака В дешевых брюках и кружевной рубашке он был похож на проигравшегося карточного игрока.

— Не забывай, что ты говоришь с Блейком! — угрожающе сказал он. — Со мной, а не с деревенщиной-фермером. А теперь ответь мне, надолго свалил твой увалень?

Джоли нервно прикусила губу и поспешно ответила:

— Он никуда не уехал. Он у соседки, которая попросила осмотреть ее больную корову, и вернется в любую минуту.

Ее беспомощная ложь вызвала у Блейка лишь усмешку Он погрозил ей тонким пальцем:

— Врешь, малышка. Мы с Роуди сами видели, как сегодня рано утром он направился на север. А это дорога в Спокан.

Гнев Джоли сменился страхом. Она невольно отшатнулась от Блейка, а тот внезапно сделал угрожающий выпад в ее сторону. Джоли вздрогнула, и Блейк удовлетворенно рассмеялся. В это самое мгновение появился Роуди, — человек со скользким взглядом. Джоли он никогда не нравился, а сейчас он был в ее доме. Кроме того, она знала, что Роуди не так безразличен к женщинам, как Блейк.

Джоли вздернула подбородок и постаралась принять гордый вид, укрываясь полотенцем.

— Меня из-за вас чуть было не вздернули, — холодно сказала она. — Меня уже не было бы в живых, если бы Даниель Бекэм не посчитал, что я подхожу ему в жены.

Блейк сделал в воздухе замысловатый жест.

— Твой муженек оказался весьма сообразительным для простого фермера. Помимо всего прочего, он свил вот это гнездышко, но оказался без помощницы, из чего мы с Роуди и сделали вывод, что именно поэтому он женился на тебе. Это говорит о нем как о рачительном хозяине

При других обстоятельствах Джоли бросилась бы через всю комнату и влепила бы такую затрещину Б лейку, что тот свалился бы с ног Сейчас она стояла у двери, ведущей вниз. Она не двинулась с места, потому что больше, чем само замечание Блейка, ее словно огнем обожгло, что в этих словах была изрядная доля правды. Даниель потерял жену при родах, а он хотел иметь сыновей, дочерей… И когда он увидел ее, стоящую на помосте с петлей на шее, то, вероятно, подумал, что она достаточно молода и крепка, чтобы нарожать ему кучу детей. Он выбрал ее, словно кобылу.

Кровь бросилась в лицо Джоли, и она громко закричала:

— Убирайтесь отсюда! Будьте вы прокляты! Чтобы ноги вашей здесь никогда не было!

Блейк взглянул на нее с усмешкой, почти с издевкой, но даже не пошевелился — Так ты влюбилась в этого фермера, правда? Как интересно! Просто потрясающе! Нам это подходит.

— Что ты имеешь в виду? Что вам подходит? — обеспокоенно спросила Джоли, не замечая расставленную ловушку, пока не попалась в нее. Не отрицая свою любовь к Даниелю, она дала оружие против себя.

Незваный гость задумчиво уставился в полумрак кухни.

— И поскольку ты законная жена Бекэма, если с ним что-то случится, все это, вероятно, станет твоим. — Он на секунду умолк и масляно улыбнулся Джоли. — Разве я не говорил тебе, дорогуша, что ты единственная женщина, на которой я хотел бы жениться?

У Джоли кровь застыла в жилах от такой мрачной перспективы, и она задрожала.

— С Даниелем ничего не случится! — прошипела она, хотя знала, что эти слова только выдают ее страх за Даниеля, но ничего не могла с собой поделать.

Наконец Блейк встал с кресла, оттолкнув его. Джоли вжалась спиной в дверной косяк, только и мечтая о бегстве.

— Интересно, а что подумала жена банкира, когда послала его считать деньги в то утро месяц или около этого назад? — Блейк снова ухмыльнулся, затем повернулся и открыл дверь. — Спокойной ночи, дорогая. Предвижу, что завтра ты приготовишь нам чудесный завтрак.

Едва Блейк вышел, Джоли подскочила к двери и заперла ее, а для верности подперла дверь креслом, подсунув спинку под дверную ручку, чтобы та не могла повернуться. Но, даже делая все это, она знала, что ничто не защитит ее от этих преступников, поставленных вне закона.

Джоли притушила лампу, все еще судорожно сжимая края полотенца, в котором она все это время была, и подкралась к окну. Рядом с амбаром она разглядела двух мужчин и пару лошадей, до нее донеслись громкий разговор и смех Блейка и Роуди.

Тогда она бросилась в маленький кабинет Даниеля и сорвала со стены охотничье ружье, висевшее над камином. Вывернув в невероятной спешке несколько ящиков шкафа, Джоли обнаружила и патроны к нему. Хотя ей и не за что было быть особенно благодарной отцу, но он научил ее обращаться с оружием и стрелять без промаха.

Джоли захватила ружье с собой наверх, забралась в постель и укрылась с головой. Сон ее был тревожным, она просыпалась при малейшем стуке. Ночная рубашка прилипла к коже: ночь была очень жаркой, но Джоли боялась открыть окно. В любую минуту она ожидала появления в окне этой парочки и очень боялась, что они застанут ее врасплох.

Когда взошло солнце, Джоли проснулась и выпрямилась на постели, прислушиваясь к тому, что творилось снаружи. Сердечко у нее просто подпрыгнуло к горлу, когда раздались звуки копыт и грохот колес фургона. «Джо», — подумала она, бросилась к окну и убедилась, что это действительно так. Джо направлялся прямо к сараю, где, по мнению Джоли, двое преступников скорее всего проводили ночь.

Джоли судорожно пыталась открыть задвижку окна, чтобы предупредить Джо. Но окно не открылось, а сосед скрылся за сенником. Джоли замерла, затаив дыхание, но выстрела не было. Единственное, что она услышала — это свист Джо, которым он сопровождал свою работу.

Джоли торопливо умылась, натянула платье и ринулась вниз по лестнице. В кухне она остановилась, взглянула на стол, который оставила вчера чистым. Теперь же он был завален яичной скорлупой, кусками хлеба, обрезками ветчины и костями.

Джоли вспомнила, что ружье осталось наверху, и повернулась, чтобы забрать его, но столкнулась с Роуди Флитом. Он был невысок, и Джоли почти глаза в глаза смотрела в его лицо, изъеденное, как у многих в то время, оспой. Глаза у него были бесцветно-водянистыми, длинные жирные черные волосы ниспадали на засаленный и грязный воротник холщового пиджака. Роуди ухмыльнулся и сунул дуло пистолета под подбородок Джоли.

— Лошадки спрятаны, — сказал Роуди, показывая гнилые редкие зубы, которые давно не знали щетки. — Мы с Кингстоном решили не мешать этому парню убраться отсюда подобру-поздорову. В нем не будет дырок, если ты не станешь кричать или не выкинешь какую-нибудь глупость в этом роде.

На мгновение Джоли показалось, что она упадет в обморок, но усилием воли она заставила себя держаться, даже выпрямилась. Она вдруг подумала о Нан Калли, ожидающей возвращения мужа после того, как он поможет по хозяйству своему другу.

— Я не буду кричать, — пообещала Джоли.

— Отлично, — кивнул Роуди, грубо схватил ее за локоть и потащил на кухню. Роуди был невелик ростом, но силен, как медведь, а уж зловещ и хитер почище самой чертовой бабушки. Джоли всегда боялась, когда он начинал вдруг выходить за рамки.

— Прибери тут. Не люблю обедать за грязным столом.

Джоли молча принялась за уборку. Налила горячей воды для мытья тарелок, затем дотащила тяжелую лохань до двери и вылила грязную воду во двор.

В это время появился Джо, который вышел из-за сарая, неся полное ведро парного молока. Он широко улыбнулся Джоли. Ясно, он хотел немного поболтать с ней, возможно, Нан просила его что-то ей передать.

Конечно, Джоли не осмелилась пригласить его в дом, потому что Роуди без колебания пристрелил бы Джо. Поэтому Джоли быстренько вспорхнула на крылечко по ступенькам, сделанным Дотером, и захлопнула дверь. Ей казалось, что даже сквозь толстую деревянную дверь она услышала, как тяжело дышит Роуди и как щелкнул взводимый курок его пистолета.

— Благодарю вас, — сказала Джоли так мягко, как только могла, и протянула руку за ведром с молоком.

Джо недоуменно посмотрел на Джоли, пожал плечами и протянул ей ведро.

— Нан приедет сегодня к вам, как только сможет выбрать время, — сказал он.

Меньше всего Джоли хотела сейчас гостей, но она боялась возбудить подозрения у Джо, ведь он наверняка считает, что они с Нан подружились.

— Передайте ей, чтобы она захватила журнал мод и выкройки, — сказала Джоли, страстно молясь, чтобы миссис Калли решила, что сегодня слишком жарко, чтобы тащиться куда-то по пыльной дороге. Джо кивнул, затем бросил на нее вопросительный взгляд, но ничего не сказал и отбыл на своем фургоне.

Едва он скрылся за поворотом, как из-за амбара вышел Блейк, ведя под уздцы пару лошадей, и Роуди сильно толкнул Джоли, которая чуть не опрокинула ведро с молоком.

— Ну и что ты на это скажешь? — недовольно пробурчал Роуди, стаскивая шляпу и обмахиваясь ей, словно веером. — Уже день и солнце светит вовсю. Говорил же тебе, что надо было убраться в холмы еще до рассвета!

Джоли стояла на крыльце и смотрела, как Блейк приближается к ней. Ей казалось, что она знала его. Но так ей казалось до того, как он и Роуди ограбили банк и совершили убийство. Когда-то она считала его своим благородным спасителем и в мыслях даже представляла своим мужем. Только теперь она по-трясенно осознала, как заблуждалась относительно этого человека.

— Мы могли бы провести здесь день, — спокойно сказал Блейк, с ухмылкой поглядывая на Джоли.

— Лучше вам этого не делать. Если Даниель поймает вас на своей земле, он сразу же убьет вас, — сказала Джоли, и тут же взмолилась Богу, чтобы они не убили его первым.

Роуди ловко прыгнул в седло.

— Это место действует мне на нервы, — буркнул он, поправляя пиджак так, чтобы можно было без помех схватиться за кобуру. — Говорю тебе, нам надо убираться отсюда к чертовой матери.

Блейк ослепительно .улыбнулся Джоли и, вскочив на лошадь, слегка дотронулся двумя пальцами до полей шляпы.

— Мы еще вернемся, Джоли-малышка, — возвестил он с седла.

Джоли стояла ни жива, ни мертва, вцепившись в юбку с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

— Ладно, я буду вас ждать. Но если я увижу, как ты подъезжаешь, Блейк Кингстон, то, клянусь, пристрелю, как муху!

Двое мужчин, казалось, нашли угрозу Джоли чрезвычайно веселой, хотя отлично знали, как прекрасно управляется она с любым оружием. Однако они захохотали, завопили, заулюлюкали, махая шляпами, затем поскакали прямо через спелую пшеницу Даниеля. Копыта их лошадей громко простучали по сухой земле.

После того как незваные гости отбыли, Джоли настежь открыла все окна и двери, чтобы и духа их не было, отскребла стол и до блеска вымыла тарелки, которыми пользовались Блейк и Роуди, затем вымыла пол.

День тем временем становился все жарче, а Джоли испытывала недомогание уже второй день подряд. Невзирая на боль, она разогрела утюги и принялась гладить выстиранное вчера белье. Если бы сейчас просто прилегла и перестала думать о том, как Роуди и Блейк встречают Даниеля, она разревелась бы в голос.

Поэтому она продолжала гладить. А Нан все не ехала. На вечернем небе выглянули первые звезды, когда Джоли спохватилась, что забыла выполнить обещание, данное Дотеру. Она достала из сепаратора изрядную порцию сметаны, положила на блюдечко и выставила у порога кухни. Затем сама присела рядом, наслаждаясь первой прохладой, наступившей после очень жаркого дня.

Левитикус появился внезапно, выпрыгнув из огорода, проскочил меж двух грядок капусты. В зубах у него была мертвая мышь, которую он положил на безопасном расстоянии от Джоли, как будто бы та, вне всякого сомнения, собиралась стащить его добычу, и после этого осторожно подошел к блюдцу со сметаной.

— Ты самый сильный безобразный кот, — вздохнула Джоли и склонила голову на бок, наблюдая, как котяра расправляется со сметаной и мышью. — Я думала, что ты собирался просто поиграть с несчастным мышонком, но он погиб в твоих острых когтях.

Кот в ответ приподнял голову, облизал испачканные в сметане усы и издал протяжное «мяу». Джоли улыбнулась ему, но не приласкала.

Она продолжала бездумно сидеть на пороге, пока не появились кровожадные москиты, тут же искусавшие ее. К тому же у нее от усталости стали слипаться глаза. Джоли вошла в дом и забаррикадировала стульями входную дверь и черный вход. И очень пожалела, что не сделала этого раньше.

Ружье находилось под рукой, чтобы легко можно было до него дотянуться, но в ту ночь никто Джоли не побеспокоил.

Следующий день оказался напряженным — Джоли провела много времени в огороде, выдергивая морковь и собирая помидоры, — и ей почти удалось убедить себя, что появление Блейка и Роуди было просто ночным кошмаром. Чем больше Джоли размышляла о том, должна ли она рассказать Даниелю о непрошеных гостях, тем труднее разрешимым казался ей этот вопрос.

Потом приехала Нан, и они приятно провели время, расположившись на веранде у входа в дом. Женщины болтали, а Джоли тем временем раскраивала новое платье.

— А чего ты больше всего хочешь в этом мире? — неожиданно спросила Нан, прострачивая шов корсажа ночной рубашки Джоли. Она оторвала пальцами нитку с узелком и перевернула шитье другой стороной.

Джоли увидела, как в зеленой траве медленно ползет неядовитая змея с длинными желтыми полосками вдоль тела. Перед домом успели уже вырасти симпатичные желтые одуванчики с тех пор, как Дотер в последний раз прошелся здесь с косой.

— Полагаю… да, больше всего я бы хотела иметь ребенка.

Нан кокетливо рассмеялась:

— Тогда вам придется немного потрудиться, миссис Бекэм, если хотите, чтобы мы с вами были на пару. Джо и я собираемся сделать это где-то в середине марта.

Слезы радости появились в глазах Джоли, и она уколола палец, бросившись обнимать Нан.

— Великолепно!

Но радость вдруг исчезла с лица Нан, и она задумчиво нахмурилась.

— Но, дорогая, с детьми всякое может случиться, особенно в этой глуши. В прошлом году дочка Эллы Капкоу упала в колодец и утонула, а в позапрошлом году была эпидемия кори…

— Но такое может произойти где угодно, — мягко попыталась успокоить подругу Джоли. Затем, посмотрев на спелую колосящуюся пшеницу, добавила: — А я хотела бы, если будет на то воля Господня, чтобы мои дети выросли здесь, в этих местах. Мальчики стали бы помогать в поле и по хозяйству, ведь со временем все это станет принадлежать им.

— А девочки? — спросила Нан, но уже менее тревожно.

Джоли звонко рассмеялась.

— Естественно, они выйдут замуж за местных ребят, чьи земли прилегают к землям Даниеля.

Из-за сарая, закончив работу по хозяйству, появился Джо. Взглянув на него, Джоли помрачнела, вспомнив, как близко был он к смерти и даже не подозревал об этом. А когда, проходя мимо большого куста цветущей чайной розы, долговязый фермер сорвал и преподнес каждой даме по розе, у Джоли комок подкатил к горлу.

Ей впервые в жизни подарили цветы. Для Джоли это было настоящим событием. Простой жест Джо тронул ее до глубины души, но ей вдруг стало очень грустно от того, что этого не сделал Даниель. Она с оттенком зависти смотрела, как Нан, порозовев, благодарит мужа, чуть насмешливо улыбаясь. Затем они собрались, и вскоре экипаж семейства Кал-ли снова исчез из виду, растворившись в бескрайних пшеничных полях.

Джоли осторожно внесла подаренную ей розу в дом и поставила в кувшин с чистой водой. Немного подумав, водрузила кувшин с розой на середину стола. Всякий раз, проходя мимо стола, когда готовила ужин, Джоли наклонялась, чтобы вдохнуть аромат розы.

К ночи Джоли уже почти забыла визит непрошеных гостей, которые были объявлены вне закона.

Джоли вымыла волосы, высушила и уложила их, сидя перед окном спальни. Затем принялась думать о том, какое платье наденет она для Даниеля, когда он приедет из Спокана.

Даниель вернулся к обеду в пятницу. Джоли в это время была в огороде, собирая зеленые стручки гороха. Она была в старой одежде, волосы забраны под ту самую мужскую шляпу, которую Даниель водрузил на голову пугала, а лицо ее и подбородок были испачканы грязью. Словом, она осуществила свою мечту предстать перед Даниелем неотразимой красавицей…

Джоли в смущении робко подошла к Даниелю, вытирая руки подолом юбки, глядя, как Даниель слезает с фургона и отдает распоряжения Дотеру. Задняя часть фургона была заставлена всевозможными предметами и накрыта брезентом. Джоли показалось, что под ним что-то шевелится.

Однако она была слишком рада видеть Даниеля, чтобы обращать внимание на всякие мелочи. Она едва удерживалась от желания броситься в его объятия и попросить поскорее подняться с ней наверх.

Голубые глаза Даниеля озорно сверкнули, когда он указательным пальцем дотронулся до ее носа.

— Привет, сорнячок! — порывисто выдохнул он и на какой-то миг Джоли показалось, что он поцелует её прямо здесь, посреди двора. Но вместо этого он сказал: — Я тут кое-что привез для тебя, — с этими словами Даниель полез в карман и, вытащив оттуда простенькое золотое обручальное кольцо, осторожно надел его на нужный палец.

Никакой другой подарок не значил бы для Джоли так много, как этот. Она подняла на Даниеля счастливые глаза, в которых сверкали слезы радости.

— Я тут очень старалась, — только и смогла она вымолвить.

Даниель засмеялся и поднял глаза к раскрытому окну спальни, где занавески, раздуваемые сквозняком, призывно колыхались…

— Сегодня вечером я вернусь пораньше, миссис Бекэм.

Джоли вздрогнула от неожиданности, но ответила, стараясь сохранить достоинство:

— Воображаю, как ты устал.

— Я бы этого не сказал, — ответил Даниель.

ГЛАВА 7

От этого безмолвного обещания Даниеля внутри у Джоли потеплело, а на губах появилась улыбка, но радость ее почти тут же улетучилась. Джоли подумала, что стоит Даниелю узнать, что Блейк и Ро-уди провели ночь в его сарае, ели его пищу, и он непременно придет в дикую ярость. И все те тонкие и невесомые ниточки, которые едва начали связывать их с Даниелем, тут же порвутся навсегда.

Джоли порывисто схватила мужа за руку и даже сделала попытку увлечь его по направлению к дому, где они могли бы спокойно и без помех поговорить. Но ее остановило явное движение под брезентом, который покрывал фургон.

— Даниель… — Джоли подозрительно прищурилась и, хмурясь, обошла повозку сзади, почти подкрадываясь к подозрительному брезенту. Затем, решившись, резко приподняла его и в испуге отшатнулась — на нее смотрели две пары широко раскрытых глаз.

— Черт побери! — пробормотала Джоли, отскочив от неожиданности, но потом сообразила, что это всего лишь глаза детишек.

Маленькая девочка с длинными светлыми волосами и голубыми глазенками не старше четырех лет обхватила ручонками и сильно прижалась к такому же мальчонке. Одеты они были в крайне поношенную и рваную одежонку, и оба были босы.

У Джоли тут же защемило сердце и она потянулась к девочке, а та пыталась спрятаться за мальчугана, не позволяя дотронуться до себя.

— Не бойтесь, никто вас тут не обидит, — мягко успокаивала детишек Джоли.

— Гром и молния! — выругался Даниель, когда подошел к жене и увидел безбилетных пассажиров. — Откуда вы тут взялись?

Джоли продолжала призывно протягивать руки к малышке, краешком губ шепча Даниелю:

— Мистер Бекэм, вы пугаете этих бедных детишек. — Затем ее глаза потеплели, когда она снова обратилась к малышам: — Меня зовут Джоли. Спорим, вы очень проголодались, так ведь?

Мальчуган прочистил горло и настороженно взглянул на Джоли из-под длинных и черных, как сажа, ресниц.

— Мы очень хотим есть, мэм. — И с церемонностью, удивительной в столь юном возрасте, представился: — Меня зовут Хэнк, а это моя маленькая сестренка Джемма.

Даниель продолжал слегка хмуриться, но все же дал Джоли возможность проявить гостеприимство.

— Иди ко мне, Джемма, — нежно проговорила Джоли, протягивая к ней руки.

Джемма оглянулась на Хэнка, и тот с важным видом согласно кивнул.

— Я хочу по большому… — неожиданно заявила девочка, протирая грязным кулачком глаз.

Джоли отвела ее в туалет, затем оба малыша чисто вымыли руки и личики под струей ледяной воды из насоса.

Занятая своими делами на кухне, Джоли через некоторое время обнаружила Хэнка восседающим за столом. Он быстро опустошал большой стакан с молоком и поглощал при этом шоколадный пирог, который Даниель поставил перед ним.

Глаза Джеммы округлились при виде еды, она практически вырвалась из рук Джоли и ринулась к столу, чтобы присоединиться к пиршеству.

Миссис Бекэм нахмурилась:

— Как, Даниель, пирог?! Одному Богу известно, когда эти детишки в последний раз ели настоящую еду, а ты дал им сладости на голодный желудок. Они же заболеют!

Даниель пропустил мимо ушей выговор Джоли, а вместо ответа крепко взял ее за локоть и увлек в столовую, которой они редко пользовались.

— Мальчик рассказал мне, что их в Спокане бросил дядя после того, как потерял работу на лесопилке. Детей решили взять две разные семьи, но они не захотели разлучаться и поэтому сбежали из дома священника и спрятались в моем фургоне.

У Джоли снова сжалось от боли сердце. На своем собственном опыте она отлично знала, что такое оказаться никому не нужным, и прекрасно могла понять, насколько крепки узы, связывающие близнецов. А как мечтала она всем сердцем, когда сама была девчонкой, о братике или сестричке!

— Что же это за человек такой, что бросает на произвол судьбы двух беззащитных малюток! — бормотал Даниель, запуская пятерню в шапку волос, покрытых дорожной пылью. — Черт, они к тому же еще так малы!

— Может, их дядя изменит свое решение и позаботится о них, — предположила Джоли, но сама не верила в то, что говорила. Спихнув ее на попечение своей сестры и шурина, ее отец и не вспомнил бы о ней, если бы не возникла необходимость помочь его новой жене по хозяйству.

— Завтра я отвезу их обратно в Спокан, — решил Даниель, и Джоли заметила, как вздулись жилы у него на шее. Она поняла почему. Наступило время уборки урожая, когда один день год кормит. Даниель просто не мог позволить себе потерять хотя бы один день на поездку в Спокан и обратно.

Джоли отреагировала на это замечание совершенно неожиданно даже для самой себя. Она вцепилась в локоть мужа и взмолилась отчаянным шепотом:

— Прошу тебя, Даниель, пока не будет убрана пшеница. Они так малы, я понимаю, но они могли бы помочь мне по хозяйству. Ведь есть же простая работа, например, в огороде или цыплят покормить…

Даниель заглянул в глаза жене и ответил:

— Ты к ним успеешь привыкнуть, а когда им придется уехать, будешь страдать и ты, и они.

Джоли отвела взгляд, понимая, что в словах мужа была правда, но не хотела отсылать этих малышей обратно в жестокий и безжалостный мир. От расстройства у нее слезы навернулись на глазах.

Нежно, что было так неожиданно с его стороны, Даниель положил руки на ее плечи.

— Ну будет, будет, — сказал он, слегка краснея и отводя глаза, — успокойся. Хэнк и Джемма останутся здесь до конца уборки урожая. — Увидев счастливую улыбку Джоли, поспешил добавить: — Но только на время, помни, они остаются на время.

В порыве чувств Джоли бросилась Даниелю на шею, заключила его в объятия и звонко чмокнула в щеку.

— Спасибо, Даниель, спасибо! Обещаю, они не доставят тебе неприятностей, не будут путаться под ногами.

На какую-то секунду губы Даниеля искривились, но только на секунду. Он отстранил Джоли и отвернулся, почесывая затылок.

— У меня еще много работы, — более сдержанно сказал он и ушел.

Джоли поспешила на кухню, где Хэнк и Джемма доканчивали пирог. Джоли вновь налила каждому стакан молока из глиняного кувшина, порезала еще хлеба и выдала по ломтику желтого сыра, поставила на стол банку с консервированными грушами. Пока они ели, Джоли нагрела воды и притащила бак для мытья. Снова, как и в первый раз, споткнулась об отставшую половицу, но на этот раз удержалась на ногах, мысленно давая себе зарок заняться ею и прибить наконец. Потом поспешила в дом.

Хэнк подозрительно посмотрел на бак.

— Я уже, мылся в субботу на той неделе, — заявил он.

— А теперь еще раз помоешься, — приказным тоном ответила Джоли, пробуя рукой воду в баке.

— У вас есть еще какая-нибудь одежда, кроме той, что одета на вас? — спросила она. .Дети отрицательно покачали головками. Джоли решила переодеть их в рубашки Даниеля, пока она постирает их вещи. А завтра она что-нибудь подберет для них.

Наевшись, Хэнк заверил свою маленькую сестру, что будет неподалеку, и ушел, оставив ее мыться. Джоли едва сдерживала слезы жалости, когда стащила истрепанную и грязную одежонку и стала отмывать тоненькое тельце девочки. Волосы Джем-мы просто засветились мягким золотом утреннего солнца, когда Джоли вымыла и расчесала их.

Буквально утонув в просторной рубашке Даниеля, Джемма забралась Джоли на колени и прижалась к ее груди, сунув палец в рот. Когда появились Даниель с Хэнком, Джоли предостерегающе поднесла палец к губам, и оба мужчины стали удивительно тихими.

Джоли осторожно отнесла спящую Джемму наверх и положила на свободную кровать в соседней спаленке, затем спустилась в кухню. Даниель уже вылил грязную воду из бака и сейчас стоял в дверном проеме и утолял жажду холодной водой. Джоли собрала пустые чайники и пошла за водой к насосу, по пути слегка задев Даниеля, когда проходила мимо. Ей было интересно, помнит ли он, что собирался и почему собирался вернуться домой сегодня вечером, и от смущения у нее зарделись щеки.

— Вы бы лучше помыли мальчугана, мистер Бекэм, — сказала Джоли через несколько минут, когда вернулась с полными чайниками и водрузила их на плиту. — Не думаю, что Хэнк захочет, чтобы его мыла я.

— Чтоб мне пропасть на месте, если я захочу! — искренне заявил Хэнк, подтверждая ее предположение.

— Не надо клясться в присутствии дам, — ответил на это Даниель, и Джоли заметила, что он протянул было руку, чтобы потрепать мальчика по голове, но в последний момент остановился.

Хэнк оглянулся на Джоли и густо покраснел.

— Пусть она уйдет. Я не хочу, чтобы на меня глазела женщина.

Даниель с серьезным видом посмотрел на Джоли, однако глаза его смеялись.

— Вы слышали, миссис Бекэм, что сказал этот мужчина: никаких женщин!

Джоли пожала плечами и вышла во двор в летнюю полуденную жару. Хотя солнце еще ярко светило, на небе появилась бледная, почти прозрачная луна. А во дворе ее внимание привлекло очень странное сооружение на колесах, из берестяной крыши которого торчала изогнутая дымовая труба. Сама повозка стояла в тени амбара, и из нее раздавался свист Дотера. Через равные промежутки времени из приоткрытой боковой двери повозки, поднимая столб пыли, вылетали кучи мусора. Джоли осторожно, чтобы не попасть под него, подошла поближе и позвала:

— Дотер?

Он появился в дверном проеме повозки, держа в руке метлу и приветствуя Джоли улыбкой и кивком головы:

— Добрый день, миссис Бекэм. Я бы не возражал проглотить все, что вы успели приготовить.

Нахмурившись, Джоли пропустила его замечание мимо ушей. На ужин будет мясо и овощной пирог, пусть не волнуется. Она не сомневалась, что мужчины честно заработали их.

— А что это такое? — спросила Джоли, махая перед лицом рукой, чтобы отогнать облако пыли, висевшее в воздухе рядом с повозкой.

Дотер даже чуть приосанился, явно довольный, , что может дать необходимую информацию.

— А это походная кухня, миссис Бекэм. Даниель приказал мне выкатить ее и почистить для вас. Кстати, как там ведут себя эти два несмышленыша?

— Джемма спит, а Хэнк сейчас моется, — рассеянно ответила Джоли. — Дотер, ты говоришь, что этот фургон готовится для… для меня?

Дотер серьезно кивнул и оперся на ручку метлы.

— Ну да, мэм, все это для вас. Вы даже можете спать в ней, хотя все предпочитают спать на земле, потому что слишком близко приходится лежать рядом с печью.

Джоли вновь охватило знакомое болезненное чувство отчужденности и ненужности, но она ничем не выказала его.

— Что же, думаю, что так будет даже лучше. Полагаю, мне бы i оже не хотелось, пускать работников с перепачканными грязью и навозом ногами на свою кухню, — ответила Джоли даже с некоторым чувством собственного достоинства.

Дотер отложил метлу и спрыгнул наземь, чтобы посмотреть Джоли в глаза.

— Здесь нужна женская рука, — кивнул он на грязный пол повозки, а сам отправился в амбар, где лежали необходимые предметы, ожидающие загрузки в походную кухню. Он приоткрыл задний борт повозки и стал туда что-то втаскивать. Появился кот Левитикус и преспокойно улегся на пороге повозки. Когда Дотер перешагивал через любимого кота, тот даже глаз не поднимал.

Джоли накормила цыплят, а к тому времени Даниель закончил мыть Хэнка и шел к колодцу, неся пустой бак. Джоли бросилась в кухню, но не обнаружила там и следов Хэнка.

После нескольких минут поисков она нашла мальчугана, свернувшегося калачиком в постели рядом с сестренкой. Он был в одной из маек Даниеля и сладко спал. В сердце Джоли проснулась нежность, она наклонилась и легонько поцеловала спящих малышей в макушку, затем тихонько вышла. После ужина она постирает их одежонку и развесит просушиться.

— Завтра тебе следует поехать в город и купить детишкам подходящую одежду, — неожиданно заявил Даниель, хмурясь при виде дырявого маленького платья Джеммы.

Джоли исподлобья пытливо взглянула на Даниеля, испытывая одновременно и невероятное смущение, и желание узнать ответы на многие вопросы. Хочет ли Даниель, чтобы она разделила с ним ложе сегодня ночью, или же ей придется ночевать в походной кухне до конца уборки урожая? Не оттолкнула ли она его тем, что проявила сострадание к спрятавшимся в его повозке детям, или ей это все показалось?

— Дотер отлично поработал, вычистив походную кухню, — заметила Джоли. Ей надо было чем-то занять руки, которые от волнения она судорожно сжимала и разжимала. Но ей нечем было их занять: грязная посуда была уже перемыта, кухня вычищена и просто блестела. А Джоли все еще не знала, что ожидает ее. Даниель пожал плечами и снова налил себе горячего кофе, а Джоли вертела обручальное золотое кольцо большим и указательным пальцами. Теперь пришло время рассказать Даниелю о незваных гостях — Блейке и Роуди, но слова застревали у Джоли в горле, она просто страшно боялась, какой может быть реакция Даниеля.

— Я буду спать в походной кухне до начала уборки урожая, — неожиданно объявил Даниель, кивая в темное окно. Даже сквозь стены кухни был слышен ночной хор лягушек и кузнечиков. Джоли вцепилась в спинку стула и руки ее тут же стали мокрыми от влажных маленьких брюк и рубашонки Хэнка.

— Я думала…

Даниель повернулся к ней лицом, и в глазах его Джоли увидела ярость.

— Пока дети в доме, мы не можем спать в одной постели.

Джоли проглотила ком в горле. Она не могла t понять, почему ей так хочется оспорить это положение, не стоило бы этого делать, но тем не менее осторожно возразила:

— Мистер Бекэм, мы муж и жена.

— Да ну? — хрипло парировал Даниель, сорвал шляпу с крючка и пропал в ночи.

Яркий свет луны озарял все окрестности, и для Джоли не составило никакого труда проследить, куда направился ее муж — на могилу Илзе. Джоли оставалось лишь с горечью примириться с этим фактом.

Поникнув плечами, Джоли подобрала юбки и прошла через дом наверх в спальню. Зайдя по пути к Хэнку и Джемме, убедилась, что дети спят, и прошла в спальню хозяина дома, решительно хлопнув за собой дверью.

И стала ждать.

Но Даниель так и не пришел, а Джоли осталось только гореть на медленном огне стыда и плотского желания. Ей казалось несправедливым, что женщина так бесстыдно тоскует по мужчине, неважно, муж он ей или нет. И она хороша: напрямую спросила Даниеля, ляжет ли он с ней в постель этой ночью.

Щеки ее горели в темноте, Джоли беспокойно металась на широкой кровати, укрытая одной лишь простыней. Большего не требовалось из-за жары последнего летнего месяца. Да. нечего отрицать: она была попросту развязна.

А ведь еще предстояло сообщить Даниелю о двух уголовниках, разыскиваемых за грабеж и убийство, которые ели под его крышей в его доме. Они поили своих лошадей из его колодца и, самое худшее, пригрозили убить его.

У Джоли перед глазами вдруг встала страшная картина. Она представила себе, как Даниель идет за плугом и вдруг получает пулю между лопаток, как он падает. Джоли увидела кровавое пятно, расплывающееся на его белой рубашке, и с трудом сдержала крик, рвущийся у нее из груди.

Затем она резко вскинулась и села на кровати, вся в холодном поту от привидевшейся ей картины убитого Даниеля. Немного придя в себя, Джоли обняла колени, пытаясь унять бившую ее дрожь, но страх глубоко засел в ней.

Каковы бы ни были последствия, она должна предупредить Даниеля.

Джоли буквально принудила себя снова лечь в постель и сомкнуть глаза. И тут произошло какое-то чудо: она уснула, но лишь для того, чтобы через несколько часов снова проснуться, когда маленькая фигурка вскарабкалась к ней на постель и прижалась к ней. В лунном свете блеснули золотые волосы Джеммы. Прежде чем заснуть, девочка прошептала:

— Мне приснился страшный сон.

Сладкая боль переполнила Джоли. Она уже полюбила Хэнка и Джемму, но еще до того, как закончится этот месяц, она будет вынуждена отдать их. Джоли вздохнула и отвела прядь волос со лба Джеммы.

— Не бойся, теперь ты в безопасности, — прошептала она, однако сильно сомневалась в правдивости этих слов.

На следующее утро Джоли поднялась рано и была на кухне, когда из кухонного фургона показался Даниель. Джоли принялась споро готовить завтрак для него и Дотера. В предрассветном сумраке в кухне горела керосиновая лампа. На улице было сыро, а от печи исходило приятное тепло.

Даниель налил себе кофе, дотянулся до голубой эмалированной кастрюли, что стояла за Джоли. Никто из них не произнес ни слова, пока OR не проглотил несколько кусков.

— Работники, которых мы наняли на уборку урожая, прибудут сегодня, — сообщил Даниель. — Они приедут голодными, поэтому я принес из коптильни ветчину.

Джоли только кивнула и поперчила жарящуюся яичницу.

Даниель подошел к небольшому окошку, что было над раковиной, и, задумчиво допивая кофе, посмотрел на восток.

— Вот что, поедешь в город и купишь в лавке одежду для детей. Запиши там расходы на мой счет. Им нужны ботинки и воскресные костюмчики.

Джоли переложила яйца на деревянную тарелку и поставила ее на стол рядом с жареной картошкой и небольшой горкой нарезанной ветчины.

— Мне бы хотелось купить каждому из них по игрушке… так, что-нибудь маленькое.

— Отлично, — равнодушно согласился Даниель, и в это время на кухне появился Дотер.

— А вот если бы у меня была жена, — со своей обычной непринужденностью заявил он, — то я-то уж точно не спал бы в походной кухне, черт бы меня побрал!

Даниель бросил на юношу уничтожающий взгляд, но, казалось, Дотера, как обычно, это нисколько не смутило. Мужчины закончили завтрак, и Джоли наполнила их кружки кофе. Затем они ушли по неотложным делам по хозяйству, готовясь к уборке урожая, а Джоли принялась готовить завтрак для Хэнка и Джеммы.

Накормив, причесав и одев детей, Джоли вышла наружу, чтобы разыскать Даниеля.

— Мы уже готовы отправиться сейчас в город, — сообщила она ему, интересуясь, заметил ли он, что она умылась туалетным мылом и тщательно уложила волосы. По всей видимости, не заметил, поскольку казался целиком поглощенным дровами, которые рубил.

— Тогда езжайте, — просто сказал он. Рубашка на его груди и спине была мокрой от пота.

Джоли никак не ожидала, что так скоро отважится снова посетить Просперити, вдобавок одна, без Даниеля рядом с собой.

— Вы действительно имеете в виду, мистер Бекэм, что мы отправимся в город одни?

Даниель наконец прекратил работу и рукавом вытер пот со лба.

— Именно это я и имею в виду.

Джоли отступила на шаг, затем придвинулась к нему почти вплотную и прошипела:

— Вы не забыли часом, что в этом городе меня чуть не повесили? И всего неделю назад!

Даниель выглядел раздраженным, как если бы такой пустяк, как казнь, оторвал его от важного дела — рубки дров.

— Все неприятности теперь позади, а ты стала моей женой. Никто до тебя пальцем не дотронется.

Джоли подумала о Блейке и Роуди, которые вели себя как дома на его ферме, но ничего не сказала. Время признания придет чуть позже, когда закончится этот длинный день, и они с Даниелем смогут спокойно посидеть в его кабинете и поговорить.

— Отлично, попытаю судьбу еще разок, — фыркнула Джоли. — Но если меня линчуют, то моя смерть будет на твоей совести.

Джоли показалось, что Даниель хихикнул, когда она круто повернулась и, вздымая ситцевые юбки-, ринулась прочь. Перед конюшней Дотер как раз закончил впрягать в повозку гнедую кобылу. Хэнк и Джемма, одетые в чистую, но оборванную одежду, уже сидели в повозке, болтая босыми ногами.

Недовольная и злая, Джоли позволила наемному работнику мужа подать ей руку, когда она садилась в повозку. Он же помог , ей распутать вожжи и отпустить тормозной башмак. Джоли уже приходилось править фургоном, однако все же гораздо привычнее ей было ходить пешком или ездить верхом, поэтому поездка в повозке немного ее пугала.

Тем не менее Джоли умудрилась развернуть повозку и направить лошадь довольно точно в направлении ворот. Перед самыми воротами она остановила экипаж, и Хэнк заторопился открыть их. Створки ворот заскрипели, Хэнк пропустил экипаж, затем лихо закрыл ворота на щеколду и ловко вскарабкался вновь в повозку. У Джоли снова заныло сердце от того, что Хэнк и его сестренка всего лишь временное явление в ее жизни, но она не позволила себе сосредоточиться на этой мысли. К тому же Джоли вовсе не радовала перспектива вновь оказаться в людной лавке в центре Просперити одной и записать на счет Даниеля стоимость купленной одежды и обуви для детей. Настроение у нее совсем упало.

Несколько раз, когда фургон трясло по дороге меж пшеничных полей Даниеля, Джоли обернулась, чтобы удостовериться, что с детьми все в порядке, и всякий раз видела, что Хэнк бережно и покровительственно обнимает тоненькие плечики Джеммы.

К тому времени, как они добрались до Просперити, стояла настоящая жара, хотя до полудня оставалось еще два часа. Мухи роились над потной спиной лошади, из раскрытых дверей кузницы доносились мелодичные удары молота. Из-за закрытых дверей салуна доносились резкие звуки пианино и взрывы мужского смеха.

Джоли остановила фургон прямо перед лавкой, тщательно проверила тормоз и привязала вожжи. Затем донесла Джемму на руках до деревянного тротуара, чтобы ей не пришлось идти босиком по улице, но Хэнк не собирался терпеть такую унизи-тельдую процедуру. Поэтому он опередил Джоли и первым оказался в лавке.

Хотя улицы городка были практически пусты, в лавке миссис Крейбрук было людно, полно толстых матрон и мужчин, которым, казалось, нечем было заняться. При появлении в лавке Джоли все, как по команде, уставились на нее.

Хотя Джоли никого из них не знала, она была уверена, что почти все они были свидетелями судебного разбирательства и зрителями несостоявшейся казни. Ее снова охватила настоящая паника, отчего на короткое мгновение даже голова закружилась, но Джоли глубоко вздохнула и воинственно вздернула подбородок.

— Детям нужны подходящие ботинки и одежда, — громко возвестила она всем собравшимся.

Миссис Крейбрук живо вышла вперед, причем губы ее были так плотно сжаты, что вокруг рта образовалась целая сеть мелких морщин.

— А где Даниель? — спросила владелица лавки после долгого и пристального разглядывания Джоли. Миссис Крейбрук смотрела на нее как бы сверху вниз, хотя Джоли и была выше ее.

— Мистер Бекэм занят подготовкой к уборке урожая, — ответила Джоли, еще выше вздернув подбородок.

Теперь вдова Крейбрук обратила свой взор на детей, и глаза ее сузились.

— Это ваши пострелята? — спросила она.

— Хотела бы я, чтобы это было так, — ответила Джоли, и это было правдой. — Но, к сожалению, они у нас только временно.

Хотя ясно было, что миссис Крейбрук не трепещет от радости, снова видя Джоли в своей лавке, еще меньше она жаждала дать ей от ворот поворот, дабы не лишаться щедрого заработка. Вдова имела дела с Даниелем уже не первый год и не собиралась оскорблять его.

— Пройдите сюда, — сухо предложила она, указывая на полку с обувью всевозможных цветов, фасонов и размеров. Хотя у Джоли был выбор, она практично ограничилась тем, что купила Джемме и Хэнку по паре добротных ботинок, затем выбрала для Хэнка пару коротких штанишек, несколько рубашек и носков, а для воскресных выходов в церковь нарядные твидовые штанишки и соответствующий им жакет. Джемме она купила хлопковый фартучек и воскресное платье из бледно-желтого батиста.

Все покупки были аккуратно упакованы и перевязаны красивыми лентами. Джоли взяла детишек за руки и подвела к витрине, где были выставлены сильно запылившиеся игрушки. Джоли с удовольствием смотрела, как их глазенки зачарованно перескакивали с тряпичных кукол на пожарные машины, с разных попрыгунчиков на мячи…

Наконец Джемма повернула голову и вопросительно взглянула на Джоли. Та в ответ утвердительно кивнула, и глаза Джеммы цвета небесной лазури округлились, счастье просто полыхнуло на детской мордашке. Она выбрала себе тряпичную куклу с желто-соломенными волосами, — робко, нерешительно, словно ожидая, что вот-вот кто-нибудь вырвет куклу из ее рук, — и прижала ее к груди. Хэнк решительно остановил свой выбор на большом красном вагоне с черными чугунными колесами и деревянными рельсами.

— Запишите, пожалуйста, стоимость куклы и вагона на счет мистера Бекэма, — попросила Джоли, позволив себе некоторое самодовольство, когда увидела пораженное лицо миссис Крейбрук.

Старуха повернулась и молча прошла к конторке, где держала книгу записей отпуска в кредит. А Джоли помогла Хэнку вытащить вагон из витрины, после чего они вдвоем вышли из лавки и водрузили вагон на задок фургона. Как только Джоли усадила детей на их места в фургоне, она вновь вернулась в лавку за оставшимися покупками.

— А эти двое не из родни Даниеля? — требовательно спросила миссис Крейбрук, указывая пальцем сквозь засиженное мухами окно на улицу. Хэнк и Джемма сидели как раз напротив витрины.

— Они сироты, — ответила Джоли, опять вспомнив, что близится день, когда она должна будет их отдать. — Джемма и Хэнк пробудут с нами до конца уборки урожая.

Вдова вновь скривила свои тонкие губы с таким видом, словно проглотила лимон без сахара.

— Не знаю, и куда только катится наш мир, — процедила она сквозь зубы. — Сначала Даниель спасает от петли и женится на уголовнице, затем тратит деньги еще до того, как получит выручку от урожая, на пару детей, которые ему даже не принадлежат.

— Мы с удовольствием возвратим вам все эти покупки, если вы их не одобряете, — решительно заявила Джоли, подходя к миссис Крейбрук, но даже не делая попытки понизить голос. Угроза потери выгодного клиента столь явственно отразилась на лице миссис Крейбрук, что она тут же заторопилась внести куклу и вагон в свою бухгалтерскую книгу. Джоли облегченно вздохнула от того, что ее блеф удался, поскольку у нее просто-напросто не хватило бы духу попросить детишек вернуть их подарки обратно.

— Вы очень любезны, — весело прощебетала Джоли от двери, хотя миссис Крейбрук не сказала даже «спасибо за покупку». Она притворилась, что не слышит Джоли, занятая очень важным делом — смахивает метелкой из перьев пыль с пирамиды банок консервированного лосося.

Когда Джоли с детьми вернулась на ферму, Даниель без рубашки стоял у насоса. Его влажная кожа, словно бриллиантами, сверкала капельками воды. На голове не было привычной шляпы, и волосы смешно торчали в разные стороны. При виде мужа Джоли снова почувствовала в глубине души знакомое возбуждение и изменила свое прежнее мнение о нем. Возможно, Даниель Бекэм не был красавцем в классическом понимании этого слова, но ее властно тянуло к нему, словно он завладел ее душой. Даниель не спеша надел рубашку и подошел к задку повозки, достал своими сильными руками красный вагон Хэнка, затем помог слезть Джемме, но его голубые глаза не отрывались от лица Джоли. А у той сердечко просто вырывалось из груди от страстной любви к этому человеку.

— Я сейчас приготовлю обед, — сказала она в трепетной попытке скрыть свои чувства.

Но Даниель схватил ее за руку, когда она повернулась, чтобы идти на кухню.

Джемма уселась на ступеньках у кухонного порога, баюкая куклу в маленьких ручонках, Хэнк гонял красный вагон по двору. Джоли посмотрела в глаза Даниеля, и у нее возникло такое чувство, словно она стоит на краю высокого утеса и вокруг нее бушует штормовой ветер, грозя сбросить ее на острые скалы внизу…

— Пока я ездил в Спокан, здесь кто-то был, — низким голосом пророкотал Даниель, суя под нос Джоли знакомый ей табачный кисет, оставленный незваными гостями. — Кто это был?

ГЛАВА 8

У Джоли перехватило дыхание.

— Полагаю, нам надо поговорить об этом наедине, — ответила Джоли, нервно оглядываясь на детей. Хватка Даниеля не ослабела, он бесцеремонно повернул Джоли и подтолкнул к походной кухне, внутри которой царила темнота. Когда глаза Джоли привыкли к ней, она различила довольно большую печь, ряды ящичков и ларей и детскую кроватку, укрытую стеганым одеялом.

Только что, совсем недавно, Джоли осознала, что бурное чувство, которое она испытывает к Даниелю Бекэму, — не что иное, как настоящая любовь. И вот теперь она может потерять Даниеля.

Отчаяние обрушилось на бедную Джоли, словно металлический молот ударил в большой гонг, отчего задрожало, загудело все ее существо. Но она вздернула подбородок, распрямила плечи и прямо взглянула в обвиняющие глаза Даниеля.

А он держал этот чертов кисет у нее под носом; должно быть, нашел его в конюшне или рядом с ней.

— Я все собиралась тебе рассказать… — начала было Джоли, но слова замерли у нее на устах. — Просто не было подходящего момента.

Даниель ждал, глядя на нее, а не шее у него пульсировала жилка. Джоли облизала кончиком языка внезапно пересохшие губы, затем выдохнула:

— Здесь были Блейк и Роуди. Они переночевали в конюшне.

Даниель запустил широкую пятерню в свои пшеничные волосы и прищурился. Он был страшно раздражен, но Джоли знала, что это только прелюдия к настоящему шторму. Поэтому то, что он сказал, ошеломило ее.

— Они тебя не обидели? — требовательно спросил Даниель.

Джоли потрясенно уставилась на него, дыхание ее пресеклось, когда его руки крепко сжали ее плечи.

— Нет, — удалось ей наконец выдавить из себя. — Я очень испугалась, но… главным образом за тебя и Джо Калли.

Торопясь и сбиваясь, Джоли рассказала, как Блейк и Роуди ворвались в дом, хотя она забаррикадировала креслами входные двери. Джоли закрыла глаза, вновь переживая тот страшный момент, когда Джо приближался к сараю, весело насвистывая, не подозревая, что от смерти его отделяет пара шагов. Джоли честно все рассказала, а под конец, набрав побольше воздуха в грудь, добавила:

— Блейк пригрозил убить тебя. Он сказал, что тогда я стану богатой вдовой.

В темноте походной кухни загорелое лицо Дани-еля показалось ей смертельно бледным.

— Так почему же, черт побери, ты мне все это не рассказала раньше? Тогда бы у нас был шанс поймать этих ублюдков! — тихим от ярости голосом сказал он.

Джоли отвела глаза, потом заставила себя взглянуть на Даниеля.

— Я очень боялась, — призналась она. — И не только за тебя, но и за себя. Я знала, что ты разозлишься.

Даниель оттолкнул ее и пригнулся, чтобы вылезти из давящей темноты походной кухни, но Джоли вцепилась в его рукав. Даниель остановился, но не повернулся, чтобы посмотреть на нее.

— Блейк что-то задумал, — сказала Джоли, с трудом выдавливая из себя слова. — Он убьет тебя, если посчитает, что из твоей смерти можно извлечь выгоду. А Роуди просто пришьет тебя из спортивного интереса, совсем как того старика из банка. Так что береги спину, Даниель!

Даниель выскочил из походной кухни так стремительно, словно выпущенный невидимой катапультой. Джоли осталась в полумраке, вытирая набежавшие слезы, всхлипнула пару раз, переступила через порог походной кухни и замерла, ослепленная ярким солнечным светом. Оглянулась на дом и пристройки, на сад и огород, на играющих детей, на спелую пшеницу, колышущуюся в знойном мареве. Все здесь было хорошо, на этой ферме! Почти так, как она себе представляла райский уголок, куда она все-таки надеялась попасть, прежде чем Творец призовет ее к себе. Ей так хотелось насладиться жизнью на этой ферме, но это было для нее вряд ли осуществимо. По простой причине: из-за нее жизнь Даниеля оказалась в опасности.

Джоли услышала серебристый смех Джеммы, и ее разбитое сердце затрепыхалось где-то в горле, когда она увидела, как Хэнк гоняется в высокой зеленой траве за сестренкой, играя в догонялки. И если Блейк был неподалеку, а инстинкт подсказывал Джоли, что это именно так, он быстренько поймет, что не только Даниель был уязвимым местом Джоли.

Она вышла из походной кухни и медленно побрела к дому. Зашла на кухню, развела огонь и принялась готовить весьма плотный обед. Приготовила и поджарила цыплят, намяла картошки, развела соус и подливу, нарезала горох и лук, поставила ломти ветчины, затем громко позвала всех к столу. На зов примчались Хэнк и Джемма, появился Дотер, и только Даниеля нигде не было видно.

— Он в конюшне, — ответил на ее невысказанный вопрос Дотер, когда Джоли выкладывала жареных цыплят на поднос, стоявший посреди стола. Джоли поправила прическу и расправила складки фартука, затем вышла во двор и пошла в конюшню.

Даниель вытаскивал камень, застрявший в копыте серой кобылы, той самой, на которой Джоли и дети ездили в Просперити.

— Не для того я готовила эту еду, чтобы ты ее даже не попробовал, Даниель Бекэм, — решительно заявила она.

Ее муж обернулся через плечо и посмотрел на нее таким ледяным взглядом, что Джоли показалось, будто на нее вылили ушат родниковой воды.

— Я пообедаю в городе, — бросил Даниель. — Мне нужно сказать пару слов судебному исполнителю и послать уведомление священнику, который присматривал за Джеммой и Хэнком в Спокане.

Джоли сделала шаг вперед, хотя вовсе не собиралась этого делать.

— Ты думаешь, что я ничего не сказала о Блей-ке и Роуди, потому что хотела спасти их, ведь так?

Даниель вздохнул, рывком выдернул из копыта лошади застрявший камешек и пошел к стене, на которой висела конская упряжь.

— Не имеет никакого значения то, что я думаю, Джоли.

— Нет, имеет! — возразила Джоли. Услышав свое имя на его устах, Джоли ощутила в душе такой сладостный трепет, что у нее защипало глаза.

Даниель тем временем запрягал большого серого мерина. Он или не слышал, что сказала Джоли, или не хотел слышать.

— Я скоро уйду отсюда, — отчеканила Джоли, но голос ее при этом слегка дрожал. — Это единственный способ уберечь тебя и детей от того, что он хочет сделать.

Наконец-то Даниель оторвался от своего занятия и, прищурившись, уставился на Джоли.

— Ты никуда не пойдешь, — зловеще проскрежетал Даниель. — Я заплатил за тебя пятьсот долларов, и, Бог свидетель, ты останешься здесь, на этой ферме, пока не отработаешь все до цента.

Никому, кроме Даниеля, Джоли не стала бы возражать, что ее первой реакцией на эти слова в тот момент было облегчение. Тем не менее это, конечно же, не комплимент. Он смотрит на нее, как на свою покупку, нечто вроде породистой лошади или новой молотилки.

— Рабство отменено, мистер Бекэм, или вы, быть может, об этом позабыли? — подчеркнула Джоли, отстаивая, хотя и робко, свое достоинство. — Вы не можете покупать людей!

Даниель подошел к ней вплотную.

— Я купил тебя, — отчетливо выговаривая каждое слово, ядовито и коротко заявил Даниель.

Бессильная ярость всколыхнулась в Джоли.

— Ты, проклятый дурак! — выкрикнула она. — Разве не видишь, что я пытаюсь спасти тебя от пули?!

В следующий миг правая рука Даниеля обвилась вокруг талии Джоли, он притянул ее к себе, приподняв в воздух.

— Я сам могу позаботиться о себе, — выдохнул Даниель, и его губы были настолько близки к ее устам, что она даже почувствовала их мягкую теплоту. — И о тебе тоже.

На его мощном теле было лишь одно место, которому подходило определение «мягкий», — его губы. Джоли поняла это, когда висела в воздухе, в стальных руках мужа. Все ее чувства вдруг забурлили в ней, и, не издавая ни звука, она пронзительно завизжала с такой же силой, как новая паровая пила на лесопилке мистера Дженьюэри. Все мысли вылетели у Джоли из головы, она ощущала только его железные бедра и грудь, но, самое главное, крепкую твердость его мужского естества.

Когда он поцеловал ее, сперва легко, потом все настойчивее и страстнее, кровь бросилась в голову Джоли, потом отхлынула к ногам одной темно-красной волной. Даниель до конца овладел ею с помощью только языка, потом опустил ее на землю, но так, чтобы она скользила вдоль его тела.

— Даниель! — прошептала Джоли, но когда она положила свои дрожащие, жаркие ладони на его крепкую грудь, чтобы придать себе устойчивость, Даниель отвернулся и снова принялся запрягать серого мерина. Его движения были точны и выверены.

— Не жди меня к ужину, — бросил он, снова глядя на нее. — Могу вернуться поздно.

В городе была женщина, та самая, которая была бы только счастлива выполнить все прихоти и желания Даниеля. Эта мысль больно кольнула Джоли.

— А что мне сказать наемным работникам, когда они начнут приезжать? — спросила она.

Крепкие мускулы на спине и плечах Даниеля рельефно перекатывались, когда он закончил запрягать коня и повел его, тащившего фургон, к открытым воротам конюшни.

— Они придут и, как обычно, лягут отдохнуть. Им ничего не надо, тюфяки они принесут с собой, от тебя только потребуется их накормить.

У Джоли снова взыграл характер. Она проводила мужа до ворот, где остановилась и смотрела, упершись руками в бока, как Даниель устраивается на козлах и отвязывает вожжи.

— А сколько стоит моя стряпня для ваших наемных работников, мистер Бекэм? Я спрашиваю, чтобы знать, сколько это составит в счет моего долга вам.

— Десять центов, — язвительно ответил Даниель, тронул поводья, и фургон медленно покатился.

Джоли проводила Даниеля взглядом, вспоминая его поцелуй и ненавидя себя за то, какую власть он имел над ней. Но, к ее великому тайному огорчению, больше всего на свете она бы желала, чтобы он вернулся и занялся с ней любовью.

Но, к счастью для Джоли, обязанности жен фермеров были обширны, и потому ей просто некогда было тосковать. Джоли уложила Джемму подремать немного, затем усадила Хэнка за столом на кухне и дала ему букварь, который обнаружила на книжной полке в кабинете Даниеля. Она сидела и слушала, как малыш сражается с простейшими предложениями. Хэнку было всего неполных шесть лет, но он уже проучился несколько месяцев. К тому же он оказался очень сообразительным.

— А ведь, — заметила Джоли, стоя у раковины и чистя картошку для наемных работников, которые вот-вот должны были прибыть, — ты так и не сказал мне свою фамилию.

Хэнк поднял на нее голубые глазенки. Они были совсем как у Даниеля, и Джоли приняла это за добрый знак.

— Я и не думал, что это важно, — ответил Хэнк, закрывая букварь.

Джоли разрезала очищенные картофелины и бросила их в большую кастрюлю с холодной водой, потом посолила.

— Даниель, то есть мистер Бекэм, отправился в город, чтобы послать весточку священнику в Спокан о том, что с вами все в порядке.

Хэнк с отсутствующим видом уставился на ящик с дровами, стоявший рядом с печью.

— Мы там никому не нужны, — глухо сказал он. — Так же, как и нашему дяде.

Гомон во дворе сообщил Джоли, что прибыли первые работники, нанятые Даниелем на уборку урожая. Решив, что поздоровается с ними попозже, Джоли села за стол напротив Хэнка.

— Расскажи мне о твоем отце, — мягко попросила она, положив руки на скатерть. — Ты его помнишь?

Было видно, как Хэнк проглотил комок в горле, потом пожал тонкими плечами.

— Па любил выпить и поиграть в карты. Когда ма умерла, он пытался присматривать за нами, но, думаю, это оказалось слишком тяжело для него. Последнее, что мы слышали — что он убил себя.

Рассказ маленького Хэнка потряс Джоли, и не просто потому, что он был душераздирающим, но и потому еще, что ее собственный отец во многом напоминал отца Хэнка. Деннис Маккиббен был слабым человеком и выпивохой. Он гораздо больше заботился о собственных удобствах, чем о нуждах подрастающей дочери. Он сбагрил ее на попечение тетки и дяди и благополучно отбыл в другие края, а когда Джоли успела полюбить тетю Ниссу и дядю Франклина и почувствовала их дом наконец-то своим, ее папочка вдруг вновь объявился, чтобы забрать ее с собой и превратить в служанку своей новой жены.

Джоли протянула руку и накрыла ею ладошку Хэнка. Как же ей хотелось дать этому малышу надежную крышу над головой, оставить на ферме Даниеля, до она не могла. Во-первых, потому что этот подарок был бы не ее, а, во-вторых, горький опыт уже научил ее, что все в этом мире преходяще — и плохое, и хорошее.

— Но мне бы все равно хотелось услышать твою фамилию, — тихо напомнила Джоли.

— Вагнер, — признался Хэнк.

Джоли протянула ему руку, и они обменялись рукопожатием.

— Здравствуйте, мистер Хэнк Вагнер, — улыбнулась она. — Меня зовут Джоли Маккиббен, и я очень рада познакомиться с вами.

По личику мальчика скользнула застенчивая улыбка.

— Я хочу, чтобы мы с Джеммой тоже стали Бекэмами, — сознался он, а Джоли обняла его за плечи. Она тоже хотела этого, но не тешила себя большими надеждами, что Даниель изменит свое решение отослать Хэнка и Джемму обратно в Спокан. И, вероятно, с него вполне станется отослать в Спокан свою преступницу-жену и приблудившихся детишек в одной повозке.

— Пойду посмотрю, все ли яйца собрали мы с Джеммой сегодня утром, — сказал Хэнк и высвободился из объятий Джоли, которая ласково взъерошила его волосы.

— Да, ступай посмотри, — улыбнулась она. И только когда Хэнк ушел, Джоли позволила себе поплакать.

К ужину во дворе была уже добрая дюжина людей. Они сновали взад-вперед. В воздухе стоял гул голосов и крепкий запах трубок и самокруток.

Джоли приготовила обильные блюда из жареной ветчины и вареной картошки, хлебцы, растительное масло. Работники положили еду каждый в свою тарелку и разбрелись кто куда, чтобы спокойно поесть, сидя на траве. Джоли тем временем прислушивалась, не скрипят ли колеса фургона Даниеля.

Когда сразу после девяти часов солнце село, в конюшне загорелся слабый свет керосиновой лампы. Кто-то заиграл на губной гармонике грустную балладу. Это еще более опечалило Джоли, хотя рядом с ней были Хэнк и Джемма.

Когда она придумала и рассказала им на ночь сказку, а затем отправила спать, одиночество и тоска стали просто невыносимыми. Джоли стояла у окна темной гостиной и всматривалась в пустую дорогу.

— Чтоб тебя, Даниель Бекэм! — в сердцах пробормотала она и только собралась отвернуться от окна, как далеко вдали углядела мерцающий огонек. Ее охватило приподнятое чувство, хотя оно и не смягчило возмущение тем, как с ней обращается Даниель.

Она уютно расположилась на кухне, сидя у печи и тщательно расчесывая волосы, которые доходили ей до пояса, когда в кухню вошел Даниель и повесил шляпу на крючок рядом с дверью. Его взгляд отрешенно скользнул по Джоли.

— Значит, люди уже здесь. — Даниель подошел к печи, приоткрыл чугунную дверцу и поворошил угли.

Джоли улыбнулась про себя. Она уже стала понимать, что это такое — быть женшиной, даже если это ограничивается ролью кухарки и судомойки. Она отметила, что одежда Даниеля не пахнет ни виски, ни духами.

— Я ничего не оставила для вас на ужин, мистер Бекэм. Вы ведь сказали, что поужинаете в городе.

— Мне сунули малюсенький кусочек свинины и пару горстей гороха и назвали это едой! — пробурчал Даниель, резко открыл хлебницу и крякнул от огорчения: в ней было всего несколько крошек.

— И где это так кормят? — сладко осведомилась Джоли, продолжая неспешно расчесывать волосы.

— В «Джеферсон-отеле», — ответил из кладовой Даниель, и его голос гулко отражался от стен. Затем он появился, неся в руках банку с маринованными огурцами, кусок сыра и четыре овсяных лепешки.

Джоли небрежно кивнула.

— По моему разумению, в салунах всегда подают такую еду, — заметила Джоли, а про себя добавила «И еще девиц легкого поведения».

Даниель одной ногой придвинул стул и грузно сел.

— Не бойся, на это у меня не было времени, — рассеянно сказал Даниель, свирепо глядя на свою добычу, разложенную на столе. — Черт тебя побери, женщина! Ты дашь мне что-нибудь поесть?

Джоли достала из ларя оставшуюся ветчину, подала большой ломоть хлеба и приготовила несколько бутербродов.

— Сейчас пойду к колодцу и принесу холодного молока, — сообщила она, берясь за дверную ручку.

Стул с грохотом отлетел в сторону, когда Даниель молниеносно подскочил к ней и схватил за запястье.

— Но не в таком же виде! — прошипел он. — Неодетая, в ночной рубашке, а ведь там мужчины!

Джоли втайне была рада такой бурной вспышке.

— Я совсем забыла об этом, — солгала она, широко улыбаясь. На самом деле она уже вычислила, что в этот час все наемные работники спят в конюшне.

— Стой, где стоишь! — приказал ей Даниель, грозя пальцем перед ее носом, затем схватил со шкафа желтый фарфоровый кувшин и выскочил за дверь. Когда он вернулся с полным кувшином молока, Джоли закончила причесываться, зная, что в мягком свете лампы ее волосы отливают янтарем. Она отвесила ему глубокий поклон, когда Даниель взглянул на нее, но тут же резко отвернулся.

— Я думал, что ты уже лежишь в постели, — хрипло сказал он.

Его жена широко и как-то театрально зевнула, потянулась и, слегка выгнувшись, скрестила руки над головой.

— Я тоже так считаю, — добродушно согласилась она. — К тому же скоро вставать и приниматься за завтрак: должна же я отработать свое содержание. Так что спокойной ночи, мистер Бекэм.

— Джоли!

Она остановилась и молча ждала, боясь обернуться и встретиться с ним взглядом. А его взгляд просто прожигал ей спину. Наступила томительная пауза, затем он с явной неохотой выдавил из себя:

— Спокойной ночи.

Слишком гордая, чтобы показать свое разочарование, Джоли молча покинула кухню и поднялась наверх в спальню.

Она лежала в пустой постели, испытывая смятение и обиду. Заслышав, как хлопнула кухонная дверь, она вскочила и подлетела к окну. В лунном свете было хорошо видно, как Даниель остановился у походной кухни, где провел вчерашнюю ночь, затем взглянул в направлении клена, охранявшего могилы его умершей семьи. Джоли испуганно отпрянула, потому что потом он посмотрел на окно спальни. Когда Даниель повернулся и пошел к дому, Джоли перестала даже дышать.

Джоли притворилась спящей, когда дверь в спальню со скрипом отворилась, но из-под полуприкрытых век она видела Даниеля. Он стоял в темном проеме дверей, его мощная фигура купалась в серебряном лунном свете. Затем он стремительно пересек комнату, схватил Джоли за руку и буквально выдернул из постели. Джоли от изумления разинула рот.

— Прекрати! — сквозь зубы проревел Даниель. — Черт побери, что бы ты ни делала, прекрати! Да поможет мне Господь, я теряю рассудок!

Хотя Даниель и не причинил ей боли, она все же почувствовала облегчение, когда он отпустил ее руку.

— Я ничего не делаю! — прошипела она в ответ злым шепотом, поправляя ночную рубашку. Даниель пальцем поднял ее подбородок и уставился в ее глаза, словно пытался найти в них что-то дьявольское.

— В доме дети, — с отчаянием сказал он, и Джоли знала, что Даниель напоминает об этом не ей, а себе. Джоли решила, что молчание послужит ей лучше, чем любой аргумент, и попридержала язык.

Даниель вновь удивил ее, когда вдруг подхватил на руки. Без каких-либо объяснений, молча, Даниель вынес ее на руках из спальни, спустился по лестнице, прошел через столовую, кухню и вышел во двор.

Звезды густо высыпали на небе, они сверкали, переливались, наполняя прозрачный воздух каким-то странным мерцанием. Наемные работники крепко спали в конюшне, лишь мычание дойной коровы нарушало тишину.

Даниель долго смотрел на Джоли таким взглядом, словно размышлял, что уже познакомился с ней где-то, но не мог припомнить i де, потом внес ее на руках в походную кухню и положил на узкий разделочный стол.

Джоли ощутила, как в горле у нее бьется пульс.

— Даниель… что…

Входная дверь закрылась, и в походной кухне тут же наступила кромешная тьма. Даниель ничего ей не ответил, но Джоли услышала глухой стук снятых сапог, затем мелодичный звон пряжки его брючного ремня. А когда он лег на нее, стараясь не раздавить своим весом, Джоли даже сквозь ткань ночной рубашки ощутила его сухую горячую кожу. И произошло нечто удивительное. Джоли сильно устала за день, но ее тело, хранящее еще заряд того утреннего поцелуя у конюшни, тут же загорелось огнем желания.

Джоли закусила губу, чтобы подавить стон едва сдерживаемого нетерпения, когда Даниель, задрав ей ночную рубашку, обнажил ее длинные ноги, затем бедра. Бормоча что-то бессвязное, Даниель осыпал ее поцелуями с головы до ног, а потом жадно припал губами к ее соску.

Реакция Джоли была примитивной, но абсолютно естественной. Она выгнулась дугой, дыхание ее участилось, и она издала низкий грудной стон. Когда она потянулась навстречу Даниелю, он одним движением спокойно и глубоко вошел в нее, отчего глаза у нее широко раскрылись. Она обхватила коленями его талию и прижалась к нему. Даниель приложился губами к ее рту и запечатал его долгим поцелуем как раз вовремя, чтобы заглушить рвущийся из нее крик наслаждения.

Тело больше не подчинялось Джоли. Под Даниелем оно стало жить своей собственной жизнью, трепеща и раскрываясь каждой клеточкой навстречу его ласкам. Джоли дрожала всякий раз, когда он выходил из нее. А когда это необыкновенное удовольствие достигло крещендо, Даниель стал легонько покусывать шею Джоли и закрыл ей рот ладонью, чтобы ее экстаз остался только их личным делом.

Потом, спустя бесконечно долгое время, когда она совсем выбилась из сил и насытилась, Даниель нежно убрал прилипшие к ее потному лбу пряди волос и осушил ее губы поцелуями. Его движения изменились. Каждый раз, когда он входил в нее, Даниель усиливал натиски, проникая в нее все глубже. Джоли была уверена, что их души слились воедино, когда последняя судорога сотрясла наконец Даниеля, и он извергнул в нее свое семя.

Казалось, прошла вечность, прежде чем к Джоли вернулась способность соображать, а когда это случилось, какое-то странное, ядовитое чувство, словно боль, возникло в ней. Даниель желал Джоли и откровенно наслаждался ею, но даже хотя он дал обет и подписал юридические бумаги, он не считал ее своей настоящей, законной женой. Иначе он не стал бы заниматься с ней любовью вне своего дома, как будто бы в их близости было что-то незаконное, постыдное.

Только когда Даниель повернулся, чтобы поцеловать ее в щеку, он обнаружил, что Джоли плачет.

— Что случилось, Джоли?

А она не хотела показывать Даниелю, что плакала из-за него. Внутри у нее все тряслось от попыток сдержать рыдания, но было уже слишком поздно.

Даниель вздохнул, когда она ничего не ответила, и лег на спину, едва умещаясь на узком разделочном столе. Тогда он одним движением широко раздвинул ей ноги и усадил верхом себе на бедра. Когда она опустилась на его мужское естество, он провел ладонями по ее бокам, нежно потискал ее груди, затем снова принялся ласкать низ ее живота.

И все равно Джоли продолжала плакать.

— Скажи мне, что случилось? — низким голосом спросил он. Джоли даже в уме не хотела облекать словами свое страдание, позволить, чтобы о нем было сказано вслух. Она вытирала слезы тыльной стороной руки, но все равно они продолжали струиться.

Господь свидетель, сколь трудна была жизнь Джоли и до ее встречи с Даниелем. А теперь она должна будет страдать до конца своих дней, зная, что он стыдился ее, считал не законной женой, а наложницей.

В конце концов Даниель обхватил руками ее бедра, приподнял Джоли и насадил ее на свой член.

— Если только так доставлять тебе удовольствие, так бы и сказала.

От нового ощущения у нее почти закружилась голова, кровь застучала в голове, тело изгибалось в пароксизмах страсти. Наслаждение пронзило ее всю насквозь. Джоли была уверена, что не сможет вынести то неистовое наслаждение, которое получала, отдавая себя Даниелю. Она послушно отвечала ему, ощущая в себе каждое движение его крепкого члена.

Джоли дышала трудно и часто, была вся покрыта потом. Она знала, что еще несколько секунд, и внутри нее произойдет какой-то чудовищный по силе взрыв, от которого она разлетится на мелкие кусочки, и боялась, что никогда не сможет собрать их воедино

— Даниель! — крикнула Джоли, и ее острые ногти вонзились в его спину, но ни она, ни он этого не заметили. Когда пришло его время, Даниель одним мощным движением бедер высоко подкинул ее, и Джоли насладилась его невольным криком безоговорочной капитуляции.

Джоли не знала, сколько времени прошло, когда наконец стала снова соображать и увидела, что Даниель надел на нее ночную рубашку, что берет ее на руки и несет к дому. Джоли была слишком ошеломлена, чтобы задавать вопросы — ему или себе. Она могла лишь покоиться в его сильных руках, уронив голову ему на грудь и закрыв глаза, поскольку Даниель потребовал от нее всех ее жизненных сил, и она все отдала ему.

Даниель принес ее наверх в свою комнату и осторожно положил на широкую постель.

Больше всего на свете Джоли желала, чтобы Даниель доказал ей, что все ее подозрения — бред, чтобы он лег рядом с ней, заключил в объятия и уснул. Однако он заботливо укрыл ее легким стеганым одеялом, коснулся губами ее лба и ушел.

Джоли прошептала его имя, но это было все, на что у нее хватило сил. Усталость тяжелым грузом навалилась на нее, и Джоли провалилась в глубочайший сон без сновидений.

Утром не было времени сетовать по разбитым надеждам: надо было накормить четырнадцать голодных мужчин. Перед тем как они допили кофе, прибыл Джо Калли. Он приехал на молотилке, которую тащили восемь мулов. Рядом с Джо восседала Нан в платье из голубого ситца и в более практичной, чем в прошлый раз, шляпке. Они явно были готовы помочь Бекэмам

Нан тут же принялась помогать Джоли грузить в походную кухню последние мелочи, а потом они пошли вслед за повозкой, которую Дотер катил вглубь пшеничных полей. Хэнк и Джемма были внутри и шалили там, строя рожицы и показывая языки в окошко.

— Быстро сработано! — усмехнулась Нан, указывая на резвящихся детей. — Если бы вас сейчас увидел кто-либо, кто вас не знает, то решил бы, что эти дети ваши! Твои и Даниеля!

Даже упоминание имени мужа заставило сердце Джоли мучительно забиться. Она боялась даже бросить взгляд на походную кухню, чтобы не вспоминать, как страстно и искусно любил ее там Даниель.

— Хотела бы я, чтобы они были нашими детьми, — горько сказала Джоли и потом объяснила Нан, как Хэнк и Джемма удрали от священника и забрались в повозку Даниеля перед тем, как тот уехал из Спокана.

Нан печально улыбнулась.

— После смерти Илзе и детей Дан ожесточил свое сердце. Он постоянно ходит в церковь и все такое, но я абсолютно убеждена, что сейчас он не верит никому и ничему. — Нан замолчала, задумчиво поправляя тесемки шляпки. — Священное Писание говорит, что пути Господни неисповедимы, и я полагаю, что Господь неспроста привел тебя в Просперити…

ГЛАВА 9

Походная кухня прогромыхала и остановилась в небольшой сосновой рощице, где был чистый родник, рядом с которым возвышалась поленница дров. Прикрывая рукой глаза от солнца, Джоли наблюдала за действиями Даниеля, руководившего уборочными работами. Рев не менее дюжины мулов, крики мужчин, лязг металлических частей комбайна и агрегата, который, как выяснила Джоли, назывался молотилкой, слились в какую-то какофонию. Но это еще не все. Прибывало еще какое-то снаряжение, о чем свидетельствовало облако пыли, поднявшееся над дорогой до самого неба.

Строго-настрого наказав Хэнку и Джемме не подходить близко к работающим машинам, Джоли послала их за дровами, а сама принялась готовить первый обед в походной кухне. Она знала, что надо поспеть к полудню: к этому времени все работники сильно проголодаются. Приоткрыв дверь, чтобы было посветлее, Джоли смяла несколько старых газет и сунула их в печь, затем потянулась к коробке со спичками. Пока она разводила огонь, Нан принялась распаковывать тарелки и блюдца, кастрюли и сковородки, словом, весь скарб, который они вчера тщательно упаковали на ферме.

Джемма и Хэнк натаскали достаточно дров, затем разулись, чтобы побегать босиком по ручью.

— Они ведут себя так, словно всегда были с нами, — пробормотала себе под нос Джоли, глядя в окно на весело плещущихся в ручье детишек. Родник питал ручей, который орошал земли Даниеля, отчего он, несомненно, был одним из самых преуспевающих фермеров в здешних местах.

Нан умело и быстро протерла и приготовила разделочный стол. Это должна была бы сделать сама Джоли, но она забыла об этом. При виде длинного и узкого стола на нее вновь нахлынули воспоминания о прошедшей ночи, отчего она залилась краской. В голове импровизированной постели находился шкафчик с металлическими ручками, за которые крепко держался Даниель, чтобы еще глубже войти в нее, когда занимался с Джоли любовью.

На несколько мучительно-сладких мгновений Джоли вновь окунулась в события прошлой ночи и почувствовала, как забурлила кровь. Она выскочила на свежий воздух, чтобы немного отдышаться. Озадаченная Нан последовала вслед за ней.

— С тобой все в порядке? — спросила соседка, дотрагиваясь до руки Джоли.

Так как Джоли не могла откровенно все рассказать, ей пришлось чуточку солгать:

— Стало немного не по себе, вот и все. Нан грустно вздохнула:

— Только представь себе, как будет тяжко здесь в жаркий полдень, а ведь внутри будет еще и раскаленная печь.

От такой перспективы Джоли ослабела еще больше, но превозмогла себя. Всю ее недолгую жизнь Джоли приходилось упорно трудиться, с ней всякое приключалось, но она была не из тех, кто отступал перед трудностями. Однако она не могла не подумать, что к концу этого кошмарного дня даже огнедышащее дыхание преисподней покажется весенним ветерком.

Джоли решительно вытащила большой мешок с горохом и уселась рядом с Нан. Вдвоем они принялись очищать кривые стручки и бросать очищенный горох в большую кастрюлю. К тому времени пыль, поднятая в поле, клубилась повсюду, вздымаясь до небес. Джоли ощущала ее на своей коже, в волосах, во рту.

Людские голоса, рев мулов, грохот колес сливались в адский гул, однако, словно по волшебству, вся эта неразбериха потихоньку начала превращаться в начало уборки урожая.

Даниель прошел мимо них, ведя под уздцы лошадь, тащившую бочку для воды. Он шел к ручью. Даниель бросил всего лишь взгляд в сторону женщин, и это оскорбительное равнодушие глубоко ранило Джоли, хотя она изо всех сил пыталась это скрыть. Взглянув на Нан, Джоли поняла, что ей это не удалось.

— У нас с Джо то же самое, — приторно улыбаясь, сказала Нан, и ее щечки слегка порозовели.

По рассеянности Джоли бросила горсть гороха мимо кастрюли, но даже не заметила этого. Она была в крайнем замешательстве, но все равно было приятно осознавать, что и другие люди испытывают те же чувства, что и она. А ей-то уж казалось, что она приросту распутная девка, которая воспламеняется от одного прикосновения мужчины. Джоли закусила губу и продолжала чистить горох.

— А ты знаешь историю Даниеля? — вдруг шепотом спросила Нан. Она продолжала чистить овощи и не смотрела Джоли в глаза.

— А что за история? — спросила Джоли. Обычно ее не интересовали сплетни и пересуды, но это касалось Даниеля, а потому было важным для нее.

— Одна голубушка из городского салуна очень горюет из-за того, что Даниель женился. Это говорит о том, что Даниель лучше всех мужчин знает, как доставить удовольствие женщине.

У Джоли вспыхнули уши и щеки, она схватила полную горсть гороха и принялась чистить его с такой энергией, что могла бы одна все очистить.

— Нан Калли, откуда, Бога ради, тебе это известно?

Нан понизила голос до едва слышного шепота:

— Мне рассказал Джо. Послушай, Джоли, неужели ты веришь, что если мужчины во всеуслышание заявляют о том, что не занимаются сплетнями, то это так и есть на самом деле? Так вот. У Даниеля была… э-э… иностранка много лет назад, когда он еще жил в Сан-Франциско. Ну, вот она и научила его… ну, этому… в общем, научила его всему.

Джоли не могла удержаться, чтобы не повернуться и не посмотреть на Даниеля. Тот помогал Дотеру наливать воду из ручья в бочку, при этом мускулы под его рубашкой рельефно перекатывались.

Сердечко Джоли снова затрепыхалось, но на этот раз с облегчением. Она успокоилась, выслушав слова Нан, которые разъяснили, почему Джоли почти мгновенно воспалялась страстью, стоило только Даниелю к ней прикоснуться. Значит, вовсе она не падшая женщина, как думала о себе.

— О-ох, — выдохнула Джоли едва слышным голоском, который был под стать ее самочувствию. Но вскоре после этого она подхватила чайник и поспешила к ручью, захватив с собой черпак. Вслед за ней направилась туда и Нан, которая несла ведра. Добравшись до ручья, Джоли встала на колени и принялась черпаком набирать воду в чайник, старательно притворяясь, что не замечает Даниеля, который стоял всего в нескольких метрах от нее.

Когда же она наконец поняла, что не может не взглянуть на Даниеля, и подняла на него глаза, то почувствовала, словно ее ударили по голове чем-то тяжелым. Хотя ее ощущения и нельзя было назвать физической болью, однако, образно говоря, из нее словно выпустили воздух и нечем стало дышать.

Даниель был грязным с головы до ног. Волосы, кожа, одежда — все было покрыто толстым слоем пыли. Но самое главное было не это. Он посмотрел на нее с очень странным выражением, в котором читались и ярость, и страстное желание. Оскорбленная первым и возбужденная вторым, Джоли вскочила и опрометью бросилась к походной кухне, даже не подождав Нан.

Как и предсказывала Нан, походная кухня превратилась в настоящее пекло. А время еще только приближалось к полудню. Джоли и Нан старались без нужды не заходить в нее.

Постепенно стали подходить наемные работники, как и Даниель, покрытые пылью с головы до ног, оставались лишь чистые круги вокруг глаз. Они сильно проголодались и с жадностью набросились на еду, которую приготовили женщины.

Как только работники насытились и разошлись, женщины принялись за мытье посуды. Едва они покончили с этим занятием, как подоспело время готовить ужин.

Джемма и Хэнк, свернувшись калачиком в спасительной тени под днищем походной кухни, сладко спали. Они были так же грязны, как и все остальные. Глядя на них, Джоли улыбнулась, позавидовав их беззаботности, и вернулась к своей работе.

На закате Джоли и Нан поджарили форель, которую удалось поймать Дотеру и неугомонному Хэнку, а на гарнир приготовили картофель и отварную морковь. Жара стала понемногу спадать. Усталые работники собрались на берегу ручья и принялись смывать дневную грязь, затем расположились под сенью звезд, покуривая и неспешно ведя свои беседы. Джоли и Нан пожелали всем спокойной ночи, после чего Нан с мужем отбыли домой.

Взглянув на узкий и длинный разделочный стол, Джоли пожалела, что сейчас не дома на широкой и удобной кровати в спальне Даниеля. Впрочем, в походной кухне было еще достаточно места не только для Хэнка и Джеммы, которых Джоли уложила на разделочном столе, укрыв одеялами. Но себе Джоли решила устроить постель под днищем походной кухни в ароматной и пряной траве. Внезапно появился Даниель и с хмурым видом склонился над ней.

— Что ты собираешься делать? — требовательно спросил он.

Джоли вздохнула. Боже праведный, как же она любила этого человека! Джоли не могла отрицать, что жаждет его, но он способен был доводить ее временами до белого каления.

— Мне кажется, мистер Бекэм, что даже для вас это абсолютно очевидно — готовлю себе постель.

Краем глаза она увидела, как заходил его кадык, и едва сдержала самодовольную улыбку. Даниель наклонился, уперев грязные руки в бока.

— Я не хочу, чтобы моя жена спала здесь на виду у Господа Бога и всех остальных, — хрипло прошептал он.

А Джоли невозмутимо продолжала расстилать одеяла.

— Боюсь, что ничего другого мне не остается, — ответила Джоли сквозь оглушительное стрекотание кузнечиков. — Хэнк и Джемма спят в фургоне, и для меня там просто нет места.

Даниель оглянулся через плечо на дюжины две работников, которых он нанял на уборку урежая.

Благодаря тому, что августовская ночь была слишком жаркой, чтобы разводить огонь, а луна еще не совсем появилась из-за горизонта, можно было только-только различить распростертые на земле фигуры спящих людей.

— Ты можешь отправиться домой. Я сам отвезу тебя.

Джоли широко зевнула, прикрывая рот ладошкой, затем уселась, скрестив ноги на самодельной постели на земле, и принялась расшнуровывать обувь.

— Я не могу оставить детей одних, — рассеянно сказала Джоли, хотя, если честно, из-за усталости она сейчас не чувствовала ничего, кроме безразличия ко всему. — К тому же рано утром мне надо быть на ногах, чтобы приготовить завтрак.

Джоли сняла платье, уверенная, что никто ее сейчас не видит, ну, кроме разве Даниеля, затем скользнула под два стеганых одеяла, одетая в очаровательную ночную рубашку из муслина. Как это было прекрасно — лечь и дать отдых натруженным мускулам, которые болели от усталости. Она слилась в единое целое с жаркой ночью, с буйством жизни, окружающей ее.

Пробормотав ругательство, Даниель принялся стаскивать сапоги, рубашку, штаны. Откинув край одеяла, улегся рядом с Джоли.

— Вы очень грязны, мистер Бекэм, — фыркнула Джоли, пытаясь скрыть, что, почувствовав его напрягшуюся плоть, тут же сама загорелась желанием. — К тому же от вас еще и дурно пахнет. Лучше вам лечь спать на полу походной кухни.

Он проворно лег на нее, коленом развел ей ноги, и Джоли почувствовала прикосновение его мужского естества к нежной коже своих бедер.

— Я сам решу, где мне спать, миссис Бекэм, — парировал он низким прерывистым шепотом.

Джоли почувствовала, что ее тело само, помимо ее воли устраивается так, чтобы лучше принять Даниеля.

— Вам нужно принять ванну…

— А вот что примешь сейчас ты! — резко ответил Даниель, запечатал крепким поцелуем рот Джо ли и одновременно решительно вошел в нее.


Перед самым рассветом, дрожа от утренней прохлады, Джоли проснулась, быстро оделась и выбралась из-под походной кухни. Даниеля рядом уже не было. Это чуть опечалило Джоли, но вовсе не удивило.

Однако Даниель успел развести огонь в походной печи и оставил для Джоли горячей чистой воды, чтобы она умылась. Закончив с утренним туалетом, Джоли наскоро причесалась и собрала волосы в пучок на затылке, затем поспешила к ручью. Когда она медленно возвращалась, неся два полных ведра, выглянуло солнце и золотом озарило пшеничное поле. Всякий раз, когда Джоли видела восход, она замирала в полном восторге. Так случилось и сейчас. Однако она вспомнила о своих обязанностях и понесла тяжелые ведра к походной кухне. Набрала в большую металлическую миску яиц из большой корзины, стоявшей в прохладной воде родника, и принялась готовить завтрак. Она уже накормила мужчин и сейчас готовила еду для малышей, -когда на пороге, сжимая шляпу в руке, появился Джо.

— Миссис Калли очень сожалеет, но сегодня утром она не сможет вам помочь, — дружеским тоном сообщил ей Джо. — Она плохо себя чувствует.

У Джоли зашлось сердце.

— Она не…

Джо, улыбаясь, прервал ее на полуслове, покачивая головой.

— Ничего особенного, — успокоил он Джоли. — Просто она готовится стать матерью.

Джоли кивнула головой, немного смущенная обсуждением столь деликатной темы с мужчиной, и вернулась к делам. Весь этот длинный трудный день она беспокоилась за Нан, однако постоянные заботы не давали ей возможности отвлекаться. Едва она заканчивала готовить обед, как подходило время заниматься ужином. К тому же надо было еще следить за Джеммой и Хэнком. Детишки с самого утра носились по полю, перемазались, как чертенята, но были счастливы.

Даниель всячески избегал любых контактов с Джоли. Она знала, что сейчас он горько сожалел о том, что лег с ней спать прошлой ночью на траве. После ужина Джоли заперлась в походной кухне, приняла горячую ванну и занялась прической, затем надела любимое голубое ситцевое платье.

Мужчины расположились в кружок, позевывая в свете керосиновой лампы. Джемма и Хэнк устроились по бокам Даниеля, а он обнял их руками.

У Джоли почти навернулись слезы, когда она увидела эту трогательную картину. Она склонилась над Джеммой, которая сонно посапывала.

— Ей пора в это время быть в постели, — напомнила она Даниелю. Тот только что закончил рассказывать им какую-то сказку на ночь. Даниель легко поднялся, придерживая Хэнка на бедре, и пошел, не проронив ни слова, вслед за Джоли в походную кухню.

Только когда Джоли вымыла руки и сонные личики детей, уложила их спать, Даниель заговорил с ней.

— Послуйай, я вот хочу сказать о нашей прошлой ночи… — начал он, запуская пятерню в шевелюру. Они стояли на свежем воздухе, смотря друг другу в глаза, разделяемые лишь ступеньками походной кухни. Джоли быстро протянула правую руку и нежно зажала его рот, чтобы он не продолжал. Ей было невыносимо слышать, как он станет извиняться за то, что произошло вчера между ними.

— Ш-ш, — прошептала Джоли.

Губы Даниеля, такие мягкие и теплые, шевельнулись:

— Да, но…

— Я все понимаю, Даниель, — пробормотала Джоли, расставляя все точки над i. — Ты меня не любишь, ты все еще хранишь верность Илзе.

Он не стал возражать, и тогда Джоли медленно опустила руку, которой зажимала его рот. И без его слов Джоли отлично понимала, что Даниель скорее умрет, чем позволит себе предать память о первой жене, о своей первой любви.

— Прости меня, — сказал Даниель через некоторое время.

«И меня прости», — подумала Джоли, но не произнесла вслух ничего, что могло бы показать, как она несчастна. Даниель склонился и нежно поцеловал ее в лоб.

Джоли беспокойно провела ночь, лежа под днищем походной кухни, в то время как ее муж лежал всего в нескольких шагах от нее. На другой день Джоли работала еще усерднее, чем прежде.

Наступил субботний вечер, и после обеда Даниель повез свою импровизированную семью на ферму. На полях в воскресенье никто не будет работать, объявил Даниель, а те, кто не поедет в город, сами приготовят себе еду.

Джоли проследила, чтобы Хэнк и Джемма хорошенько вымылись, перед тем как отправиться спать в соседнюю спальню. Попутно она рассказала им на ночь длинную и захватывающую сказку, после чего поднялась наверх, чтобы нагреть воды для ванны себе.

К ее неподдельному удивлению, Даниель уже успел сделать за нее эту работу. Она помылась, надела чистую ночную рубашку, однако даже не мечтала увидеть Даниеля раньше чем за завтраком. Сейчас он наверняка отправился на могилу Илзе и ее детей, чтобы вымолить у нее прощения за свои прегрешения, а потом, наверное, отправится спать в сарай.

Однако сегодня Джоли была слишком измучена — день выдался очень трудным, — чтобы размышлять на эту тему. Она высушила широким полотенцем волосы и расчесала их, затем подтащила бак к порогу и перевернула его прямо у входа. Слишком неподъемным оказался сейчас для нее этот бак, и миссис Бекэм с легкостью разрешила проблему, вылив мыльную воду под кусты.

Затем она растянулась на постели, настолько усталая, что трудно было даже пошевелиться. И все, же, заслышав шаги Даниеля, поднимавшегося по лестнице в спальню, Джоли словно обрела второе дыхание. И тем не менее она знала, что единственное, что может сейчас предложить мужу, так это покорно повиснуть без сил у него на руках. Она прислушивалась к его шагам, однако Даниель остановился на полдороге, постоял, а потом она услышала, как хлопнула дверь соседней спальни.

Джоли приложила раскрытую ладонь к теплой стене, которая сейчас отделяла ее от Даниеля. Через несколько секунд она расслышала стон пружин, на которые опустилось его грузное тело, и тут же поняла, что, несмотря на крайнюю усталость, не сможет заснуть. А если останется лежать рядом с Даниелем, правда, через стену, то просто разрыдается. Ей было необходимо что-то сделать, подышать свежим воздухом, что ли…

Джоли вскочила и поспешила в спальню детей. Хэнк глубоко и ровно дышал во сне, а вот Джемма беспокойно разметалась на кроватке, запутавшись в одеялах и ночной пижамке. Джоли посадила девочку на горшок, затем аккуратно уложила в постельку. Когда вернулась в свою спальню, то из-за двери соседней комнаты услышала громкий храп Даниеля. Она печально улыбнулась и легла в свою пустую постель.

Утром Джоли приготовила немудреный завтрак из поджаренных ломтиков хлеба, горячих овсяных лепешек и молока, а для детей принесла из кладовой банку консервированных персиков. Потом Даниель подогнал коляску прямо к входу в дом и посадил в нее Джемму и Хэнка. Детишки были одеты в воскресные костюмчики.

Хэнк сразу же удрал в задок экипажа и уселся там, свесив ноги. Джоли оставалось только надеяться, что его новые ботиночки и гольфики не покроются пылью за время их поездки в церковь.

Все места на длинных лавках, стоящих в маленькой церквушке со шпилем, были заполнены людьми. Они пришли сюда в это утро и приготовились пропеть первые псалмы. Джоли самой не верилось, но им четверым удалось найти местечко и получить требники. А прихожане тем временем обменивались удивленными взглядами, которые они украдкой бросали на Джемму и Хэнка.

Пастор рассказал историю о двух сыновьях Адама, которые жили на земле, и что Господь услышал, как вопиет кровь Авеля из-под той самой земли. Эту волнующую историю Джоли слышала несчетное количество раз, еще когда жила у тети Ниссы и дяди Франклина, которые тоже брали ее с собой в небольшую церковь у себя в Небраске5 однако всякий раз Джоли слушала эту историю очень внимательно.

Детишки явно почувствовали заметное облегчение, когда церковная служба закончилась. Они ринулись во двор, в то время как старшие принялись церемонно пожимать друг другу руки. Так, Джоли узнала, что миссис Блэкборроу, жена проповедника, сейчас страдает нервным расстройством и ее муж прямо-таки настоял, чтобы она осталась дома и подлечилась.

Верена Дейли шумно пробиралась прямо к Джоли, в то время как остальные дамы, сохраняя дистанцию, старались не замечать жену Даниеля.

— Я очень надеюсь, что вы останетесь на пикник, — сказала Верена.

Джоли успела заметить, что почти во всех экипажах на задках разместились объемистые корзины и коробки, но пока не могла понять, зачем они. Теперь она догадалась, что в них была провизия. Однако, оглядываясь на окружающих, она заметила их отводимые в стороны взгляды и поняла, что никогда ее не примут в это общество, не пригласят остаться на пикник. Так было бы, если бы не дружеское участие и вмешательство миссис Верены Дейли.

Все вышли из церкви на залитый солнцем двор. Детишки носились и шумно играли в камушки посреди могильных плит на церковном дворе. Джоли принудила себя улыбнуться.

— К сожалению, нас ждет дома обед. — Джоли солгала, стараясь говорить легко, непринужденно и достаточно громко, чтобы никто не догадался, как ей хочется на самом деле быть приглашенной на этот пикник.

Верена взяла Джоли под руку и заговорщицки оглянулась на Даниеля.

— Полагаю, ваш обед никуда не убежит. Вы его съедите вечером, — улыбаясь, сказала она. — А я наготовила целую кучу цыплят, ростбифов и бутербродов.

С этими словами Верена втащила Джоли в круг местных дам, которые встретили ее, поджав губы, однако Верена смело представила Джоли каждой из них.

Пожилые матроны так и остались при своем мнении, холодно представляясь Джоли, но те, что были помоложе, с любопытством поглядывали на нее, в их взорах даже появилось некое дружеское участие, если не откровенное расположение. «Конечно же, все они заинтересованы и даже заинтригованы появлением Джеммы и Хэнка», — подумала Джоли. Но в то же время ей пришла на ум еще одна потрясающая мысль: она, Даниель и дети выглядели как крепкая и единая семья, хотя сама она, Хэнк и Джемма самым необычным образом ворвались в жизнь Даниеля.

Джоли сидела на зеленом лугу, аккуратно обгладывая кусок жареного цыпленка и внимательно слушая захватывающий многословный рассказ одной молодой мамаши о том, как ее маленький сынишка Джек во время прогулки потерял пуговички от штанишек. Даниель тем временем присоединился к другим мужчинам, занятым игрой в подкову.

Проникшись атмосферой праздника, Джоли с удовольствием наблюдала за мужем. Он казался ей самым красивым из всех окружающих мужчин, он просто возвышался над ними. Ей он казался самым широкоплечим, улыбка — теплее, а глаза — добрее, чем у остальных. Короче, сердечко Джоли просто изнывало от любви к Даниелю.

Когда же пикник все же кончился, Даниель подсадил детишек в экипаж. Джоли успела уже сама взобраться туда, когда рядом сел Даниель. Она снова поймала себя на мысли о том, что во время этого пикника они были одной дружной семьей.

Едва приехав домой, Даниель быстро поднялся наверх и переоделся в свою обычную рабочую одежду. Джоли принесла из кладовой и принялась упаковывать копченое мясо, яйца, молоко, масло и сыр. Пока Даниель занимался мелкими хозяйственными делами, а ими приходилось заниматься либо ему самому, либо Дотеру, Джоли раздела детей и убрала их воскресные костюмчики, переоделась сама: сменила респектабельный наряд из коричневого сатина на любимый синий ситчик.

Вчетвером они съели легкий ужин, после чего посидели немного. Джоли знала, что ей предстоит неделя тяжкого труда, однако с радостью ждала возвращения в поле. Ей нравилось работать рядом с мужем, бок о бок с ним.

Сегодня вечерний воздух был холоднее, чем вчера, к тому же поднялся довольно сильный ветер. Джоли обратила внимание, что Даниель постоянно посматривает на небо и хмурится. Работники развели костерок неподалеку от ручья и пекли на углях картошку.

Приехали Джо и Нан. Миссис Калли выглядела немного осунувшейся, но Джоли искренне была рада ее видеть. Подруги уселись в дверном проеме походной кухни, попивая крепкий бодрящий чай, который приготовила Джоли по случаю их приезда.

— Мне очень жаль, что не смогла помочь тебе, — опустив глаза, тихо сказала Нан.

— А мне нужно было, чтобы ты не мешалась под ногами, — весело заметила Джоли, дотрагиваясь до руки подруги.

Нан удивленно посмотрела, на нее, затем заметила веселые искорки в ее глазах и сама звонко рассмеялась.

— В таком случае ноги моей здесь не будет до конца уборки урожая!

Джоли с важным видом отреагировала на реплику подруги:

— Может быть, все будет именно так. Разве может сравниться по степени значимости какая-то уборка урожая с заботой о будущем ребенке?

Нан замотала головой: -

— Даниель и Джо давным-давно сговорились о том, что будут помогать друг другу в уборке урожая.

Женщины задумчиво помолчали, посматривая на багровые отблески костра, разведенного на берегу ручья, и не спеша, по глоточку, отпивая ароматный крепкий горячий чай. Джоли незаметно для себя задумалась вдруг над своей участью и тут поняла, что хотя богатства, которыми она владеет, не так бросаются в глаза, однако они все же есть! У нее есть дом, полный еды, появились выходные платья, пожалуй, в первый раз с тех далеких пор, когда отец оставил ее у тети Ниссы. А сейчас появились и две подруги — Нан и Верена. У нее появились даже дети, пара очаровательных несмышленышей, которых она уже считала своими, ну, если не рассудком, то уж точно сердцем. Джоли задавала себе вопрос, в праве ли женщина просить еще что-то. Но она хотела еще кое-чего, всего только одного, но зато чего! Джоли молила Всевышнего, чтобы Даниель полюбил ее так же сильно, как он любил Илзе.

Наступило время укладывать детей спать. Джо и Нан отбыли домой. Яркий фонарь освещал им дорогу среди наступившей темноты. Наемные ра-. ботники раскладывали свои спальники на земле и устраивались поближе к костру. Глядя на пламя, они рассказывали друг другу многочисленные и нескончаемые байки о том, где им удалось побывать и что увидеть.

Джоли устроилась в дверном проеме походной кухни и читала томик стихов, которые разыскала на книжной полке в кабинете, когда перед ней внезапно предстал Даниель. И снова, к искреннему ее сожалению, Джоли испугалась его самого и того, что он намерен ей сказать. У нее вообще замирало сердце, когда Даниель вдруг возникал перед ней.

— Хэнк и Джемма заснули, — пробормотала Джоли, поскольку ничто иное ей в голову не пришло. Она никак не могла понять, что же было в этом человеке, к которому ее так страстно влекло и которого она так искренне смущалась.

Даниель поглядел на небо, озадаченно морща лоб. Джоли не требовалось много знаний, чтобы догадаться о том, что он боится дождя: это могло катастрофически сказаться на уборке урожая. Даниель оперся рукой о передок походной кухни и взглянул в глаза Джоли.

Джоли почувствовала себя совсем неуютно.

— Ты что-то хочешь мне сказать?

Даниель заговорил глухим, чуть хрипловатым голосом:

— Было так приятно видеть сегодня тебя, и Джемму, и Хэнка…

Джоли опустила голову, чтобы скрыть удовольствие, которое невольно раздвигало ее губы в улыбке. Он вспомнил о пикнике, и Джоли была рада услышать, что Даниель заметил еще что-то помимо игры в подкову.

— Они хорошие дети, — заметила Джоли, втайне надеясь, что он примет это к сведению, прежде чем окончательно решится отправить их обратно в Спокан.

Даниель как следует прокашлялся, прежде чем заговорить снова:

— Я все время думаю над тем, что ты сказала, ну, о том, что нельзя купить другого человека.

Хотя Джоли и не собиралась устраивать дискуссию по этому поводу, в его словах она все же интуитивно почувствовала скрытый подтекст.

— Ну, тогда я была уверена, что мы эту проблему раз и навсегда разрешили в Гражданской войне, став единой нацией, — быстро проговорила Джоли, надеясь, что Даниель не заметит, как предательски задрожали ее руки. Пытаясь скрыть это, Джоли принялась разглаживать складки юбки.

Однако печальный взгляд Даниеля слишком поздно напомнил ей о том, что он родился в Северной Каролине и скорее всего выступал на стороне южан. Однако опасный миг оба преодолели благополучно. Даниель даже улыбнулся, блеснув белыми зубами, но глаза его оставались печальными.

— Ну да, разрешили, — пробормотал он и добавил: — В нашей семье никогда не держали рабов. Мы просто не могли их прокормить.

Джоли ощутила, что чуть было не затронула какое-то очень больное место в душе Даниеля, и отчаянно попыталась избежать этого.

— А ты сражался в той войне?

Он тяжело вздохнул и уставился невидящим взором куда-то вдаль. Рука его по-прежнему покоилась на походной кухне.

— Да, Джоли, я воевал, — после томительной паузы ответил Даниель. — Спал на сырой земле, ел хлеб вперемешку со вшами. Я пропахал весь Юг в одной драной паре обуви. Однако я очень рад, что мне повезло и я остался жив. Многие парни с обеих сторон не могут похвастаться этим.

Джоли молчала. Та война затронула души многих людей, оставила в них горькие чувства, и, возможно, Даниель был одним из них

Он взял Джоли за руку и вдруг сказал:

— Ты очень красивая женщина…

Никто еще не говорил этого Джоли. Она была настолько тронута, что не смогла даже выдавить из себя слова обычной благодарности. Она только раскрывала рот, но не в силах была издать ни звука.

Даниель дотронулся рукой до ее лица, нежно провел пальцем вдоль четкой линии ее скул.

— Я буду скучать по тебе, когда ты уйдешь, — сказал он.

Джоли вздрогнула.

— Когда я уйду? — жалобно переспросила она.

Даниель молча кивнул.

— Ты была абсолютно права: я не могу быть твоим владельцем. И еще я думаю, что ты достойна того, чтобы начать новую жизнь где-нибудь еще. — Нежность внезапно исчезла из его голоса, а рука, гладившая ее щеку, решительно отдернулась. — Как только закончится уборка урожая, я отошлю тебя в Сан-Франциско. У меня есть друзья, которые помогут тебе получить развод и начать новую жизнь.

ГЛАВА 10

Даниель повернулся и решительно пошел прочь от походной кухни, но потрясенное лицо Джоли преследовало его. Ему очень хотелось взять назад свои слова о том, что он отошлет ее в Калифорнию, но не мог позволить себе сделать это. Достаточно того, что в нем уже пробудились несбыточные надежды, когда он занимался любовью с Джоли и когда позволил Джемме и Хэнку остаться, вместо того чтобы сразу же отправить их обратно в Спокан, когда нашел их спрятавшимися в его фургоне.

Даниель шел берегом ручья, в темноте едва слышно шептала пшеница. Он шел, пока не пропал из виду последний отблеск потухающего костерка, разложенного наемными работниками. Разглядев подходящий валун, Даниель устроился на нем, подобрал увесистый голыш и швырнул в воду. В свете луны ручей казался серебряной извилистой полоской. Даниель сидел и вдыхал нежный аромат спелых колосьев, ждущих, чтобы их убрали, смолотили, упаковали и продали.

Совесть грызла его, словно зверек своими острыми маленькими зубками: он предал свою нежную и тонкую Илзе, которая потеряла жизнь, пытаясь подарить ему сыновей и дочерей.

Даниель сильно швырнул еще один голыш, и его брови почти сошлись у переносицы. Но не одни лишь угрызения совести мучили его в данную минуту. Несмотря на то, что трагическая потеря Илзе и детей опустошила его душу, ему стало не по себе при мысли, что какая-то часть его еще способна страдать. И это при том, что самое худшее, что могло случиться, с ним уже случилось — он потерял самое ценное в своей жизни, по сравнению с чем все остальное: нашествие мышей или саранчи, его собственная болезнь или даже сама смерть — были сущими пустяками.

Теперь же опасность неожиданно подстерегла его с другой стороны. Ему предстояло заботиться о Джоли и о двухпострелятах, которых он сам привез сюда, даже не подозревая об этом. Ему предстояло полюбить их, отдать душу и самого себя новой семье, словом, снова подставить свою шею под топор судьбы. Нет, повторить этот путь было свыше его сил. Второго удара судьбы он не переживет.

Даниель тяжело вздохнул и почесал затылок. Ему казалось, что он не кривил душой, когда сказал Джоли, что хотел бы детей от нее. И, Господь тому свидетель, он и не помышлял об этом тогда, когда Джоли стояла с петлей на шее на сенном фургоне Хобба. Тогда она была похожа на маленького мокрого котенка, брошенного на забаву псам. Даниель хлопнул себя по мускулистым бедрам, снова глубоко вздохнул и встал, размахивая руками и разминая плечи в тщетной попытке изгнать из тела усталость трудового дня.

Он честно и искренне вел себя с Джоли, каждый раз поддаваясь сладкому соблазну ее сочного, гибкого, податливого тела. Он позволил увлечь себя мечтами о доме, полном детей, радости, любви. Сейчас пришло время смириться и посмотреть в лицо суровой реальности: он просто не может позволить себе полюбить другую женщину — слишком велика была цена.


В поле во всю шла молотьба. Руки Джоли покрылись волдырями от ожогов, которые она получила, готовя для всех еду, одежда на ней висела, как на вешалке, а сама Джоли не могла вспомнить, когда в последний раз была по-настоящему чистой. Нан от жары несколько раз падала в обморок, поэтому не могла больше приезжать, чтобы помочь, но она взяла к себе Джемму и Хэнка на период уборки урожая.

Несмотря на усталость, Джоли очень скучала по детишкам, жалея о каждой секунде, что она не могла быть с ними. Даниель старательно избегал ее, ограничиваясь парой слов во время обеда, когда она передавала ему полную тарелку. Для нее было абсолютно ясно, что Даниель намерен освободиться от этой причиняющей столько хлопот семьи в тот самый момент, когда соберет урожай, обмолотит и продаст пшеницу.

Джоли постоянно была на взводе, слезы всегда готовы были пролиться, однако она была слишком горда, чтобы показать Даниелю свое горе. Она стала бывать у наемных работников, и там часто слышался ее смех, когда она помогала им с их нехитрым хозяйством. По вечерам присоединялась к ним и, сидя у костра, подпевала или хлопала в ладоши, когда кто-либо затягивал на губной гармошке очередную балладу. Баллады почти всегда пробуждали у нее воспоминания о жарком, ныне пустом, покинутом фургоне с походной кухней.

Работа стала для нее лекарством, а отдельные, от случая к случаю наезды Нан с Джеммой и Хэнком оказались хорошей поддержкой. Так и жила она, загнав свою сердечную боль глубоко внутрь. Но это не означало, что Джоли не ощущала ее остроту и силу.

Когда подошло воскресенье, Джоли подняла маленький бунт, отказавшись поехать с Даниелем на воскресную службу. Он уехал один, вероятно, планируя по пути заехать к семейству Калли и взять с собой Джемму и Хэнка. А Джоли сочла для себя за лучшее лечь в постель и поспать.

Однако последнее ей выполнить не удалось из-за несметного количества мух, роившихся в доме. Попытка заснуть превратилась в настоящую пытку. Джоли с досадой встала с матраса, о котором мечтала много ночей, лежа под походной кухней или на узком одиноком ложе, которым был для нее разделочный стол.

Джоли решила, что слишком привыкла к работе и поэтому не может спокойно лежать. К тому же ей пришло в голову, что, работая по воскресеньям, естественно, извинившись перед Всевышним за этот грех, можно было бы прекрасно отомстить Даниелю за его упрямство и недостойное поведение.

Так Джоли оказалась в огороде и принялась обрабатывать мотыгой запущенные и заросшие грядки. Она подоткнула юбки, нацепила на голову свою старую любимую шляпу, сняв ее с пугала, и усердно работала, когда услышала конский топот. Поначалу она не беспокоилась — в конце концов это же ферма, но потом ее внезапно прошибла мысль о том, что Даниель уехал на мерине и на ферме не осталось живности, за исключением старого Левитикуса и черно-белой молочной коровы Дези, а все мулы вместе с громоздким инвентарем остались в поле.

Джоли оперлась о черенок мотыги, прикрыла глаза от безжалостного солнца и смахнула рукавом пот со лба. Ее внимание привлекло какое-то движение в пшеничном поле, расположенном к западу от дома. От того, что она увидела, Джоли чуть не задохнулась — это были Роуди и Блейк, которые приближались ленивой рысью. На их перепачканных грязью и пылью лицах ослепительно сверкали улыбки.

Джоли выругала себя за то, что не захватила с собой оружие. Она крепко обхватила мотыгу и взвесила в руке, прикидывая, насколько серьезно это оружие. Что ж, в случае необходимости можно нанести существенный урон даже таким примитивным садовым инструментом, как мотыга, прежде чем ее вырвут у нее из рук.

— Вы, должно быть, выжили из ума, если явились сюда, — сказала Джоли Блейку, когда тот слез с седла и пошел ей навстречу. Роуди тоже спрыгнул на землю, но, отряхнув свой грязный, пропитанный потом пиджак, пошел по направлению к колодцу и конюшне.

Джоли не отрываясь смотрела на Блейка, готовая в любой момент пустить в ход свое оружие, проломив голову Блейка, если ей придется это сделать.

Блейк остановился, не доходя до Джоли несколько шагов, лихо сдвинул шляпу на затылок и засунул пальцы в ременные петли. Шестизарядный пистолет болтался у него на боку, придавая ему зловещий вид. Блейк окинул Джоли бесцеремонным взглядом.

— А ты стала коричневой от солнца, как каштан, — бросил он. — Разве ты не знаешь, что леди полагается иметь белую, как клавиши нового пианино, кожу?

Джоли чуть вздрогнула и постаралась скрыть, как сильно ее пальцы сжимают мотыгу.

— Что тебе надо? — спросила она. Неподалеку от себя Джоли услышала скрип ржавых петель, но не отважилась отвести взгляд от Блейка. Как же она хотела, чтобы сейчас вернулся Даниель, но в то же время молилась, чтобы сегодня воскресная проповедь затянулась подольше.

Джоли снова вспотела, но на этот раз не от беспощадного августовского солнца, а от страха. Блейк нахлобучил шляпу, словно корону, и потом как бы от удивления широко развел руками.

— Что я хочу? — повторил он вслед за Джоли. — Ну, скажем, мы с Роуди просто решили проведать тебя, узнать, как идут дела. Принимай это за воскресный визит.

Джоли метнула все же обеспокоенный взгляд на дорогу, хотя поклялась себе ни на секунду не отрывать взгляда от Блейка.

— Ты и Роуди, должно быть, хотите, чтобы вас поймали и вздернули, — с вызывающей бравадой в голосе заявила Джоли. — Иначе зачем вам кружиться вокруг Просперити, словно паре оводов над стадом коров.

Человек, которого она еще совсем недавно считала своим другом, снисходительно улыбнулся и сделал еще один шаг по направлению к ней.

— Ты заставляешь меня чувствовать себя нежеланным гостем, — выбранил ее Блейк.

Джоли замахнулась мотыгой, словно палашом.

— Я скорее была бы рада увидеть мышей в пшенице, чем вас в своем огороде, — выдохнула она. — Убирайся отсюда, Блейк, и не надоедай мне больше. Теперь я не представляю для тебя никакого интереса, потому что Даниель… мистер Бекэм… собирается отослать меня прочь сразу же после уборки урожая.

Блейк остановился, скрестив руки на груди. Хотя он делал вид, что не принимает всерьез Джоли и ее оружие — мотыгу, но все же предпочел сохранять безопасную дистанцию. Затем глубокомысленно вздохнул и закатил глаза к небу. Когда же снова посмотрел на Джоли, ее тут же прошиб пот, а душа похолодела от ужаса.

— Полагаю, что в таком случае это означает только, что скоро мы увидим, как ты унаследуешь это местечко, — протянул Блейк после долгого зловещего молчания.

— Ты что, думаешь, что я позволю вам это сделать? Вы действительно считаете, что я позволю вам пристрелить еще одного невинного человека и тем самым помочь заполучить его ферму в ваши грязные лапы? — не выдержав, взорвалась Джоли. Краем глаза она заметила, как подходил Роуди, в руках которого был любимый красный вагон Хэнка. Он нес его с таким видом, словно придумал самую умную вещь в мире. Когда Джоли догадалась, что именно, то совсем оцепенела от ужаса. Она собрала последние остатки мужества, чтобы скрыть это.

— Даниель узнает о том, что вы были здесь, даже если я не скажу ему, клянусь Богом. Он поговорит с судебным исполнителем и еще кое с кем в городе, и они станут травить вас, как пару бешеных псов.

К тому времени Роуди подошел поближе и поставил красный вагон посреди заросшего огорода. Бандит и детская игрушка были поистине несовместимы.

— Ты думаешь, мы не знаем о детишках, Джоли? — зловеще спросил Блейк, грозя ей указательным пальцем.

Джоли почувствовала, как по спине побежали мурашки.

— Только подойдите к ним, вы, оба, и я убью вас, — прошипела Джоли и, крепко сжав в руках мотыгу, пошла прямо на Блейка.

Тот отскочил назад, все время продолжая громко хихикать, подняв руки, словно прося пощады. По иронии судьбы, точно так же воздел руки и тот президент банка, словно пытаясь остановить пулю Роуди — или Блейка? — в тот ужасный день.

— Ну-ну, полегче, малютка, — ворчливо сказал Блейк. — Я вовсе не возражаю против того, чтобы вырастить пару детишек. Мы с тобой начнем совершенно новую жизнь где-нибудь подальше отсюда, ты и я, а они смогут остаться с нами. Так даже лучше: мы будем похожи на настоящую семью.

У Джоли даже живот свело от такого предложения. Едва она сравнила Даниеля и Блейка, как почувствовала во рту такую горечь, словно выпила помои. Краем глаза она заметила, как нахмурился Роуди, очевидно, тщательно взвешивая новый план своего дружка и выискивая в нем слабые места.

— Так вот, предупреждаю вас обоих, — расправив плечи, ровным голосом сказала Джоли, не удостаивая Блейка ответом на его предложение. — Убирайтесь отсюда и никогда не появляйтесь снова.

Роуди вдруг напрягся, вытянув шею, — он во все глаза следил за облаком пыли, возникшим на дороге, ведущей к ферме.

— Христа ради, Кингстон, кончай эту бодягу, кто-то скачет сюда! — С этими словами он вскочил в седло, пришпорил свою усталую лошадь и поскакал туда, откуда они появились.

Блейк тоже сел на коня, однако сделал это ужасно медленно, нарочито не спеша. Насмешливо-сердито коснулся полей шляпы, глядя на сумрачное лицо Джоли.

— Ты наверняка расскажешь своему верзиле о том, что мы были здесь, — весело сказал Блейк. — Но оставь свои бредовые идеи поймать меня в ловушку, или что-нибудь в этом роде. Это было бы очень неразумно, потому что, несмотря на то, что мне хотелось бы начать честную жизнь подальше отсюда с тобой и этими малышами, я убью их обоих, если ты встанешь мне поперек пути. — Он замолчал, чтобы бросить холодный взгляд на приближающегося всадника или фургон, затем продолжил: — И я знаю, где мне их искать, детка, они ведь большую часть времени живут у Калли, а там целыми днями никого не бывает.

Тут Блейк пришпорил коня и поскакал вслед за Роуди прямо по огороду. Широкие копыта лошади давили сочные помидоры, срубали капустные кочаны, но Джоли сейчас было не до этого разгрома на огороде. Она, выронив мотыгу, бросилась к туалету, схватившись обеими руками за живот. Когда через несколько минут появилась оттуда, жадно хватая воздух открытым ртом, то увидела Даниеля, стоявшего на дорожке, скрестив руки на груди.

— Когда такое случалось с Илзе, она всегда плохо себя чувствовала, — заметил Даниель, глядя на Джоли так, словно она одна могла сделать себе ребенка и то только для того, чтобы позлить его.

Сделать ребенка! Джоли обхватила себя руками за талию и согнулась, ее всю трясло, и она, наверное, была бледна, как полотно. Ей и в голову не приходило, что она и Даниель могли сделать ребенка. Перспектива этого наполнила ее головокружительными надеждами и в то же время вселила настоящий ужас.

Джоли пожала плечами, словно ей это было безразлично.

— Стоит ли беспокоиться о такой мелочи, мистер Бекэм? — с вызовом бросила она. — Ведь вы можете просто отвезти малютку в какой-нибудь сиротский приют в Спокане, едва он родится, и сделаете вид, что ни меня, ни ребенка и в природе не существовало.

Лицо Даниеля омрачилось так, что Джоли тут же поняла, что если бы он был из тех мужчин, которые способны ударить женщину, она бы уже летела вверх тормашками.

— Так ты беременна? — требовательно спросил Даниель с опасными нотками в голосе.

Джоли закусила нижнюю губу, подсчитывая в уме.

— Не знаю, — с нахальной прямотой наконец ответила она. — Сейчас слишком рано говорить об этом. — Джоли явно тянула время, давая Роуди и Блейку возможность уйти, чтобы Даниель не бросился им вдогонку и не напоролся на пулю.

Но, как будто прочитав ее мысли, Даниель посмотрел на огород, пробормотал крепкое словечко и нагнулся, чтобы получше разглядеть отпечатки подков, ясно видимые в жирной земле. И случилось неизбежное: он оглянулся через плечо и увидел в пшенице тропинку, которую протоптали в ней эти два отщепенца.

Даниель бросился к коляске и принялся распрягать мерина, а Джоли бросилась за ним и мертвой хваткой вцепилась ему в руку. В голове ее мелькали страшные картины крови и смерти.

— Нет, Даниель! Они убьют тебя! — кричала она, сражаясь с ним, словно дакая кошка, пока, наконец, Даниель не отшвырнул ее в мягкую траву. — Даниель!!!

А он уже оседлал коня и теперь уверенно сидел на его крепкой и широкой спине. Какое-то долгое-, мучительно мгновение Даниель смотрел на Джоли, затем резко пришпорил лошадь.

Джоли с замиранием сердца смотрела, как быстро скачет это проклятое животное. Она молила Бога, чтобы он простил ее грех, когда она не пошла в воскресенье в церковь, и услышал только одну ее маленькую просьбу.

— Пожалуйста, — вслух молила она отчаянным шепотом, — не дай убить мистера Бекэма!

Немного успокоившись, Джоли поднялась с земли л принялась бесцельно мерить шагами двор, все время поглядывая в сторону, где скрылись Блейк и Роуди и куда направился Даниель. Ей так хотелось услышать или увидеть, как Даниель возвращается домой, живой и невредимый. Ей было все равно, накричит он на нее или даже накажет, лишь бы увидеть его верхом.

В сумерках Джоли покормила и подоила корову, дала Левитикусу сметаны, но о Даниеле по-прежнему не было ни слуху, ни духу. Джоли уселась на ступеньках и принялась ждать. У нее болели воспаленные глаза, словно горячий песок пустыни запорошил их.

Когда на дороге наконец появился кто-то, это оказался Дотер. Он прискакал с полевого стана узнать, не случилось ли чего. Джоли не решилась рассказать пареньку, насколько все плохо, иначе бы он тотчас же ринулся вдогонку Даниелю, подвергнув себя ужасной опасности,

Поэтому Джоли быстро сочинила очень правдоподобную историю о том, как между ними произошла размолвка и Даниель ринулся в город в салун «Желтая Роза» к своей ненаглядной Пилар. Дотер сочувственно покачал головой, словно такое поведение мистера Бекэма вовсе было не таким уж неожиданным для него. Затем зажег лампу, и они с Джоли отправились на полевой стан.

— Завтра мы будем перевозить походную кухню, — сказал этот общительный паренек с огненно-рыжими волосами. — Сразу после завтрака. Для вас это будет тяжкий день, миссис Бекэм. Возможно, вам лучше пораньше лечь спать.

Под защитой походной кухни Джоли нагрела воды и устроила себе баню, затем переоделась в чистую ночную рубашку. Однако она поминутно отодвигала занавеску в маленьком оконце повозки и вглядывалась в ночь, отчаянно надеясь увидеть Даниеля.

Когда же он все-таки появился, Джоли оказалась к этому неготовой.

— Кто там? — спросила она дрожащим голосом, хотя в походной кухне было достаточно жарко.

Вместо ответа этот кто-то молча» открыл входную дверь и ввалился внутрь. Даже еще не слыша его голоса, Джоли, по мгновенно охватившему ее смятению чувств, поняла, что это был Даниель; она часто задышала, а в низу живота у нее мгновенно появилась тянущая боль.

— Ты не поймал их! — выдохнула Джоли, закрыв глаза и в изнеможении опускаясь на матрас, лежавший на разделочном столе.

Даниель заговорил необычайно мягким и тихим голосом, которого Джоли никогда прежде не слышала у него. И в то же время этот голос был каким-то безжизненным.

— Что им было нужно?

Джоли успела вымыть и расчесать волосы, пока ожидала Даниеля, и теперь распустила их по плечам.

— Они приезжали, чтобы запугать меня, — ответила Джоли после некоторого колебания. — Дать мне понять, что они все время поблизости.

— Зачем?

— Я уже говорила тебе: Блейк хочет заполучить твою ферму, Даниель. Или по крайней мере деньги, которые можно за нее выручить.

Без предупреждения Даниель сел рядом с Джоли и, легко подхватив жену, верхом усадил себе на колени. Ткань ночной рубашки натянулась на бедрах, груди выпятились под тонким муслином. Даниель сильно прижал ее к себе.

— Плохо тебе придется, Джоли, если ты лжешь мне. Да я сам вздерну тебя! — прошипел Даниель.

И эта тихо произнесенная фраза причинила ей гораздо больше боли, чем если бы он ударил ее. Глаза Джоли тут же наполнились жгучими слезами.

— Неужели ты не понимаешь, что я пытаюсь спасти твою жизнь, ты, толстокожий фермер, бесчувственный чурбан! — Джоли громко всхлипнула. — Помоги мне, Господи. Я люблю тебя!

Даниель потрясение уставился на Джоли, словно она сказала нечто непотребное, во что невозможно было поверить.

— Нет, — скрипучим, дребезжащим голосом сказал он.

— Да! — выкрикнула Джоли и подняла кулачки, чтобы хорошенько отдубасить его, но Даниель перехватил ее запястья. Его руки властно и сильно сдавили ее руки, чтобы не дать им двигаться, а не для того, чтобы причинить Джоли боль.

— Нет, — почти отчаянно повторил Даниель, и в тот же самый момент его рука сжала затылок Джоли, а его губы прижались к ее в страстном поцелуе.

И в эти волшебные мгновения Джоли потеряла остатки гордости. Она издала короткое, сдавленное рыдание, обвила его шею руками и вернула поцелуй. Сладкая истома наполнила кажду клеточку ее тела, все мускулы дрожали, словно в «пляске святого Витта», их уста слились в таком страстном поцелуе, который возможен только у любовников.

Джоли откинулась чуть назад, когда Даниель высвободил из-под муслина ее грудь, и тяжело задышала, когда он зубами принялся покусывать нежный сосок, проявляя при этом завидную сноровку и умение. Когда Даниель в очередной раз поласкал языком, а затем сильно втянул сосок в рот, Джоли застонала уже в голос.

Вдруг Даниель резко отстранился.

— Нет, мы не можем этого делать, — задыхаясь, сказал он. — Я так тебя хочу, что боюсь, этот фургон слишком сильно раскачается и полопаются все рессоры.

Джоли так же сильно желала его, она просто таяла внутри, ее желание требовало разрешения, отдаваясь болью нетерпения, однако она встала с его колен и разгладила муслин ночной рубашки. Потом, не говоря ни слова, сняла тазик, висевший на стене на толстом металлическом гвозде, и поставила его на печь, за которой она провела столько много часов во время уборки урожая. Налила из чайника горячей воды в тазик и осторожно опустила его на пол рядом с разделочным столом, который служил им постелью

После этого Джоли достала чистую тряпицу и намочила ее в теплой воде. С нежностью, в которой явственно чувствовалось страстное желание, Джоли принялась отмывать от пыли лицо и шею Даниеля. Она медленно расстегнула пуговички его рубашки и принялась стаскивать ее: сначала один рукав, потом другой.

Голубые глаза Даниеля горели, когда он не отрываясь смотрел на ее лицо, но не сделал ни малейшей попытки воспрепятствовать тому, чтобы Джоли раздевала его. Отбросив рубашку, Джоли принялась омывать крепкую волосатую грудь Даниеля, его подмышки, затем, встав на колени рядом с ним, помыла его спину.

Закончив с торсом, Джоли стянула сапоги Даниеля, и тут уже подключился он сам, расстегнув пряжку брючного ремня. Когда в сторону отлетели брюки, Джоли поменяла воду в тазике и продолжила омовение мужа. Его мощные рельефные мускулы перекатывались на спине и плечах, когда их касались руки Джоли. Даниель прикрыл глаза, однако не возражал против мытья. Его дыхание участилось, грудь заходила, словно он вел неравную борьбу с самим собой, не желая подчиняться Джоли.

Воспоминания о том наслаждении, которое он давал ей, придали вдруг Джоли смелости. Она потянулась к его устам и призывно раскрыла рот, чуть высунув язык…

Даниель принялся бормотать что-то протестующим тоном. Он даже взял ладонями ее голову и попытался сдержать порыв Джоли. Однако сладостно застонал, когда Джоли дотронулась до него. Она страстно провела руками по его бедрам вверх, затем вниз, получая наслаждение от своей необыкновенной, сладкой власти над ним. Бедра Даниеля задрожали, дыхание участилось.

Джоли, однако, не намеревалась отпускать его на волю, но Даниель, глухо вскрикнув, высвободился из ее объятий и вскочил, отбросив ее к противоположной стене. Джоли ощутила, как по коже ее побежали мурашки, едва Даниель сорвал с нее ночную рубашку.

Джоли словно опьянела от сознания тосо, что какое-то время, пусть всего несколько минут, она была сильнее Даниеля, и еще неистовее стала целовать его. Даниель приподнял ее и медленно опустил вдоль своего рослого тела, одновременно прижимая ее к себе, упершись плечами в стену фургона и чуть выгнувшись вперед, позволяя Джоли скользить вдоль его тела. Их тела прильнули друг к другу, языки сцепились в чувственном поцелуе. Если бы рот ее не был занят, Джоли громко бы закричала от удовольствия, так громко, что даже звезды услышали бы ее крик.

Их любовь вовсе не напоминала нежную встречу мужа и жены. Нет, их любовь была замешана на гневе и отчаянии и в то же время страстном желании, но не было в этом чувстве боли.

Даниель теснее прижался к Джоли, коленом развел ей ноги, ее соски прижались к его волосатой груди. Джоли обняла его ногами за талию, когда наступил наивысший момент удовольствия, Даниель умело помогал ей равномерными движениями бедер. Затем он опустил руки под ее нежные ягодицы и, поддерживая их, еще шире развел ей ноги в стороны. Джоли снова закусила губу, чтобы не закричать от блаженства, обрушившегося на нее. Затем бессильно повисла на его руках, словно живые ножны для его меча.

Джоли ощутила, как в нее полилось его тепло, она застонала и изогнулась, запустив пальцы в его волосы в чувственном экстазе, доставляя удовольствие ему, доставляя удовольствие себе.

Когда все закончилось, Даниель нежно опустил ее на койку-стол и прикрыл стеганым одеялом. Ее все еще продолжала сотрясать дрожь экстаза…

Даниель быстро помылся теплой водой. Для Джоли было истинным наслаждением видеть все, что он делает, даже это. Затем Даниель набросил одежду и отошел к печи. Пока варился кофе, он ни разу не посмотрел на Джоли.

— То, что только что произошло между нами, ничего не меняет, — после долгого молчания сказал Даниель.

Умиротворенное и блаженное состояние Джоли мгновенно сменилось болью и гневом.

— Ну уж нет! Это, возможно, как раз и изменило очень многое, — ответила Джоли, чтобы только позлить его. — Например, сегодня ты вполне мог сделать мне ребенка, если уже не сделал этого прежде.

Даниель вскинулся и резко обернулся к Джоли:

— Не смей так говорить!

— Но это правда, — настаивала Джоли. К добру или худу, но это так. Хотя одному только Богу известно, зародила ли их любовь и страсть новую душу на этой грешной земле.

Даже в неверном колеблющемся свете ночника Джоли успела разглядеть, как побелело лицо Да-ниеля.

— Ты должен был бы знать, что такое может случиться, — беззаботно проворковала Джоли, усаживаясь на постели под одеялом.

Даниель почесал в затылке с такой силой, что Джоли испугалась, как бы он не снял с себя скальп.

— Конечно, я знаю об этом, но… — глухо начал Даниель, но голос его пресекся.

Джоли глубоко вздохнула и поудобнее устроилась между подушками, старательно прикрывая обнаженную грудь.

— Разрешите мне кое-что сказать вам, мистер Даниель Бекэм. Если у нас появится ребенок, а я пока еще не совсем в этом уверена, но такое может случиться, то я категорически запрещаю вам подкидывать бедное дитя под дверь какого-нибудь сиротского приюта.

— Но я и не собирался этого делать, — зло прошептал Даниель и так передернул плечами, что Джоли показалось, будто этот огромный и сильный человек хочет стать меньше и незаметнее. Ясно было, он вспомнил, что вокруг походной кухни сейчас находятся посторонние люди, а он не хотел привлекать их внимания к тому, что происходит внутри нее.

— Ты отправишь Джемму и Хэнка снова в бедность и лишения?

Даниель чуть наклонился, пристально глядя на нее:

— Но ведь есть множество семей, готовых предоставить им кров.

— Они не щенки, Даниель, — подчеркнула Джоли, обхватив себя руками и прикрывая плечи и грудь. — Они дети. А эти «множество семей», готовых взять их в дом, делают это лишь для того, чтобы получить дармовых рабов для мытья посуды и отскребания полов.

Даниель отрицательно покачал головой и привел в качестве главного доказательства то, что казалось ему самым убедительным на свете:

— Должно быть, ты начиталась Чарльза Диккенса.

Джоли отнюдь не собиралась признаваться, что практически ничего не читала.

— Ну и что с того? — резко ответила она, надеясь, что Даниель не попросит ее продемонстрировать свои познания в творчестве этого Диккенса. Все, что она знала о мистере Диккенсе, так это то, что он был англичанином и умер несколько лет назад.

Ее муж со стуком поставил кружку с кофе на горячую плиту.

— Я вижу, что сегодня нет смысла говорить на эту тему, — сказал он с таким равнодушием и отчужденностью в голосе, что Джоли захотелось подскочить к нему и убить на месте.

Но в следующий момент, когда Даниель взялся за дверную ручку, Джоли тут же охватила настоящая паника. В то время, как ее тело просило, даже требовало его ласк, душа ее буквально вопияла о другого рода близости. Какое бы это было блаженство, если бы Даниель лег рядом с ней и успокоил в своих сильных объятиях.

— Не уходи… — умоляюще прошептала она. Даниель пристально взглянул на Джоли, и ей почудилось, что в этой долгой и томительной паузе Даниель может расслышать, как гулко бьется ее сердце. Но он все же открыл дверь и вышел в ночь. Джоли ощутила дымок лагерного костра и услышала душещипательную музыку, наигрываемую на губной гармонике.

Никогда еще в жизни она не чувствовала себя такой одинокой.

ГЛАВА 11

Утро следующего дня выдалось на редкость облачным, в воздухе явственно ощущалась предгрозовая духота, но дождя все никак не было. Телеги меланхолично грохотали на убранных полях, люди споро загружали их снопами и мешками с уже обмолоченным зерном. В воздухе стояла такая пыль, что Джоли все чаще приходилось дышать сквозь материю ее нижней юбки. К полудню полевой стан перебрался на другой участок, где не было прохладного ручья. Отныне им приходилось во всем полагаться на фургон с бочкой для воды.

Наступил короткий, но благословенный перерыв, когда Джоли успела перемыть всю посуду, оставшуюся после завтрака, а до обеда оставалось еще время. Джоли растянулась в тени своей походной кухни, но в это время показалась коляска, и Джоли узнала Верену Дейли. Невзирая на царившую жару, Верена была одета в любимое платье из черно-коричневого сатина, а на голове у нее красовалась шляпка с вуалью. От одного взгляда на Верену Джоли захотелось зарыться от жары в сухую траву.

Но вместо этого Джоли вежливо поднялась, чтобы поприветствовать более старшую гостью. Верена вылезла из коляски, привязала вожжи к тормозу и подошла к Джоли, обмахиваясь изящным веером с ручкой из слоновой кости. Вокруг все кипело: шла страда. Мелькали серпы, молотилка издавала громкий стук, понурые мулы беспрестанно ревели, двигаясь по кругу и приводя в движение громоздкое металлическое сооружение.

Всякий раз, когда от трения металлических частей молотилки возникала искра и вспыхивала сухая пшеница, кто-нибудь издавал громкий тревожный крик, и тогда все бросали работу и спешили на помощь, используя любые подручные средства, чтобы сбить пламя. Действия суетящихся людей напоминали Джоли воинственный танец индейцев.

Джоли довольно равнодушно улыбнулась Вере-не, когда та наконец подошла к ней, чтобы обнять.

— Я принесла все необходимое для приготовления лимонада, — объявила Верена, возвысив голос и стараясь перекричать какофонию, царившую в поле. С этим она повернулась и направилась к своей коляске, оставив Джоли смотреть ей вслед, истекая слюнками.

Верена быстро вернулась и принесла объемистую корзину, доверху полную лимонами, достала мешочек сахара и кубики прозрачного льда из походного холодильника. Женщины забрались внутрь походной кухни, быстро приготовили лимонад и собрали металлические кружки для мужчин, занятых работой в поле.

Мелкая пыль, висевшая в воздухе, чуть осела, пока черные от пыли и грязи люди собирались к походной кухне, чтобы освежиться холодным лимонадом. Большие кружки выпивались почти одним глотком. Даже Даниель, который с той самой ночи в походной кухне был красноречив, как курящий «трубку мира» индеец, довольно усмехнулся, возвращая Джоли пустую кружку.

Легкий румянец проступил на загорелых щеках Джоли, и она стала преувеличенно внимательно наливать опустевшее ведерко новой порцией лимонада. Напоив работников, Джоли вернулась в походную кухню. Там ее ждала чашка терпкого лимонада со льдом. Джоли и Верена устроились рядышком на койке-столе, выпрямившись, словно две герцогини за полуденным чаем.

Но их разговор вовсе не был формальным. Верена рассказала последние новости или, если угодно, сплетни. Так, мисс Дантвидл отправилась в Спокан на почтовой карете с единственной целью вывести бородавку на носу. Что прибыл новый школьный наставник и остановился в маленькой мансарде под самой крышей в доме Алверны Крейпер. Новый наставник был невысок ростом, однако даже это ему не помогало: всякий раз, когда он в забывчивости выпрямлялся, то пребольно бился головой о низкий потолок.

Их болтовня была вдруг прервана пронзительным криком, который перекрыл даже шум страды. Вслед за ним раздался звук пистолетного выстрела. Верена и Джоли выскочили наружу, причем Верена почти так же быстро, как и Джоли, чтобы увидеть: все работы остановились и работники столпились, глядя на что-то или кого-то, лежащего на земле.

Джоли мгновенно поняла, что случилось что-то ужасное, и безумным взором обежала склонившиеся головы, отыскивая Даниеля. Облегчение ее, когда она увидела проталкивающегося сквозь столпившихся людей Даниеля, было столь велико, что у нее подкосились колени и закружилась голова. Однако выстрел мгновенно пробудил в ней страшные подозрения, и она нервно оглянулась в поисках Блейка и Роуди. Но их либо не было здесь вообще, либо они очень хорошо спрятались.

Джоли добежала до толпы, собравшейся на краю поля, и встала рядом с Даниелем.

На земле лежал Джо Калли. Он был бледен, и это хорошо было видно даже под толстым слоем пыли, покрывавшей его лицо. Пот ручьями катился у него по лбу и щекам, оставляя широкие полосы, дыхание было частым и неровным.

— Все будет хорошо, успокойся, — услышала Джоли голос Даниеля, который опустился на колени рядом со своим другом, лежавшим на скошенных пшеничных колосьях, и ножом взрезывал брючину Джо.

— Что случилось? — тяжело дыша, спросила Джоли.

Ответил ей человек, который только что засунул еще дымящийся пистолет в кобуру:

— Змея…

Рядом лежала красивая в своем жутком изяществе змея, перебитая выстрелом на две половинки. Джоли вздрогнула и поежилась, однако ее внимание было привлечено Даниелем, который склонился над другом. Она подошла ближе на шаг и замерла, не зная, чем может помочь.

— Нужна ткань для жгута, — сказал Даниель, вытащил ногу из распоротых грязных брюк, и Джоли увидела распухшее и сильно покрасневшее место укуса. Хотя Даниель и не обернулся к Джоли, она знала, что обращается он только к ней.

Она быстро оторвала наиболее чистый кусок своей юбки и передала его Даниелю. Тот стал умело накладывать жгут на ногу Джо, затем вытер блестящее лезвие ножа о рукав своей рубашки.

— Кто-нибудь сбегайте за виски, — не оборачиваясь, приказал Даниель, в то же время делая крестообразный надрез на месте укуса. Когда показалась темно-красная кровь, Даниель наклонился и прижался ртом к ранке на теле друга, отсасывая кровь из ранки, сплевывая ее на землю и снова отсасывая.

Джо вдруг издал хриплый крик, похожий на смех, приподнялся на локтях, запрокинув голову назад. Его лицо было перекошено дикой болью и страхом.

Даниель продолжал свои настойчивые попытки несколько минут подряд, время от времени перевязывая жгут вдоль ноги Джо. Наконец появился один из работников с бутылкой виски, и Джо сделал жадный глоток, затем, прежде чем откинуться навзничь, протянул бутылку Даниелю.

Тот прополоскал виски рот и, не выпив, выплюнул его. Затем снова отпил виски, но на этот раз проглотил. Потом, не глядя на Джоли, протянул ей бутылку и снова склонился над ногой Джо.

— Дотер, — позвал Даниель своего приятеля, разыскивая его взглядом в толпе. — Бери коляску и отвези Джо домой. Боюсь, что он проваляется в постели до конца уборки урожая. — Только сейчас его голубые глаза остановились на Джоли, и Дани-ель поднялся со словами: — Тебе лучше уехать отсюда. Нан понадобится твоя помощь.

Джоли молча кивнула. Она и сама хотела чем могла помочь семейству Калли.

— А кто будет готовить еду работникам?

По лицу Даниеля невозможно было ничего прочесть, но его взгляд не отрывался от Джоли. Он открыл было рот, но так ничего и не сказал.

Вместо него заговорила Верена.

— Не беспокойся, я об этом позабочусь, — бодро заявила она, после чего обернулась к столпившимся в некоторой растерянности работникам и помахала им рукой. — А теперь работать, работать, кому говорю. Слава Богу, несчастный Джо еще дышит, хотя вы толпитесь здесь и загораживаете ему воздух.

Дотер уже подогнал коляску, а работники побрели к своим местам. Остались лишь Даниель и Джоли. Они стояли друг против друга и смотрели, словно два зачарованных странника.

В конце концов странные чары развеял Даниель. Он шумно вытер пот со лба рукавом рубашки и обернулся к Джо. Несколько человек помогали внести полубессознательного Джо в коляску. Даниель легонько дотронулся до щиколотки и слегка тряхнул, пытаясь определить, как он. Не зная, чем еще может быть полезна, Джоли забралась в коляску и, скрестив ноги под юбками, устроилась рядом с другом ее мужа.

Дорога к дому семейства Калли была собственно не дорогой как таковой, а так, проселком, вьющимся между полями пшеницы. Дотер катил коляску по ухабам и косогорам, часто спрямляя путь и двигаясь прямо по уже убранным полям. Кто-то из работников бросил стеганое одеяло в коляску, и сейчас Джоли накрыла им беднягу Джо.

Дотер полуобернулся и сказал Джоли:

— Вы останетесь у Калли, а я отправлюсь в город за доктором.

Джоли кивнула, жалея о том, что не захватила с собой воды.

У Джо сильно пересохло в горле, и он глухо хрипел. Весь путь от поля до дома он метался в — лихорадке, его бросало то в жар, то в холод. Зубы у него стучали, когда он обратился к Джоли:

— Даниель отсосал большую часть яда. Я знаю, что он отсосал большую часть яда.

Джоли прикоснулась к его лбу и заставила себя улыбнуться. В момент несчастья Даниель умело и хладнокровно действовал. Однако во время поездки на запад с отцом и его новой женой ей не раз приходилось видеть, как умирали люди от змеиных укусов. И выглядели они тогда лучше, чем сейчас Джо Калли.

— Мне нельзя умирать, — вдруг заговорил Джо, словно умудрился прочитать ее мысли. — Я нужен Нан. У нас ведь в марте должен родиться ребенок.

— Все будет в порядке, — успокаивала его Джоли, проглотив комок, подступивший к горлу. Она даже на секунду отвернулась, чтобы Джо не увидел блеснувшие у нее на глазах слезы.

Ферма Джо Калли была скромнее по размерам и чуть посовременнее, чем ферма Даниеля. Из построек был только жилой дом и сарай. Еще были выложенный камнем колодец с остроконечной крышей над ним, огород и выгон. Хэнк и Джемма с головокружительной скоростью неслись с вершины ближнего холма, завидев приближающуюся коляску, и сейчас на солнце сверкали их босые пятки и развевались золотые волосы.

В это же время на крыльцо вышла сама Нан. Она была в коричневом ситцевом платье и вытирала руки о передник. Сердце Джоли болезненно сжалось, когда ее подруга заметила неподвижно лежащего в коляске Джо и бросилась к нему через двор.

Нан пронзительно закричала, карабкаясь в коляску.

— Джоли, что случилось? — простонала она, опускаясь на колени перед Джо и пытаясь поднять его голову.

— Змея, — ответил за Джоли Дотер. — Давайте втащим его в дом как можно быстрее: мне еще надо найти и привезти доктора.

Нан машинально кивнула и выбралась из коляски вместе с Джоли. Женщины с Дотером помогли Джо подняться на ноги и кое-как довели до дома.

— А Джо умрет? — спросил Хэнк, хватаясь за юбку Джоли. За ним бежала, как обычно, Джемма. Их глаза ждали ответа, отчего Джоли стало совсем плохо: эти детишки слишком хорошо знали, как жестока порой бывает жизнь.

Джоли отозвала детей в сторонку, пока Нан спешила в дом вместе с Дотером и Джо.

— Не знаю, — честно призналась Джоли, потому что не хотела вводить их в заблуждение. — Джо очень болен. И Нан, и я, и доктор, все мы сделаем все от нас зависящее, чтобы помочь ему, однако многое от нас уже не зависит. — Джоли наклонилась и поцеловала загорелые личики ребятишек. — И еще, я знаю, что вы очень хорошие дети и что я могу положиться на ваше примерное поведение, пока Джо будет нуждаться в тишине и покое.

Хэнк и Джемма одновременно серьезно кивнули, и Джоли усадила их на крылечке, где они честно и тихо просидели рядышком довольно долго. Рядом с их босыми пятками, подступая вплотную к крыльцу, росли прекрасные анютины глазки. Джоли была растрогана тем, что Хэнк покровительственно обнял младшую сестру и что-то ободряюще шептал ей на ухо.

Дом Калли был больше, чем простая хижина. В нем было несколько комнат, камин, печь, в главной комнате стоял большой стол и два кресла. Спальня была пристроена к наклонной стене. Нан хлопотала вокруг бледного, как полотно, мужа. Джоли вышла во двор вместе с Дотером и проводила его до дверей. Вместо прощания он коротко кивнул ей.

Джо беспрерывно что-то говорил, однако речь его была бессвязной, он метался в горячке по кровати.

— Полагаю, нам нужно прочистить рану, — заметила Джоли с уверенностью, которую сама в действительности не испытывала. Единственное, что она знала точно, так это то, что они с Нан должны что-то делать, а не стоять, сложа руки, терзаясь от собственной беспомощности.

— У вас есть виски?

— Кажется, осталось на дне бутылки немного бренди с тех пор, как я готовила рождественский пирог, — ответила Нан; ее обычно спокойные глаза сейчас горели страстным желанием хоть чем-то быть полезной мужу.

— Знаешь что, — сказала Джоли подруге, трогая ее за рукав платья, — нам надо еще теплой воды, не забудь про мыло, да, и еще чистые тряпки для перевязки.

Нан словно взбодрилась, получив конкретное задание, и помчалась к плите. Джоли прихватила пустое ведро и направилась к колодцу. Джемма и Хэнк добросовестно бодрствовали рядышком на крылечке, переговариваясь едва слышно.

Джоли тепло улыбнулась детишкам, несмотря на серьезность сложившейся ситуации.

— Я вовсе не имела в виду, чтобы вы сидели тут, словно привязанные. — Джоли кивнула в сторону сторожевой собаки, которая растянулась поблизости на траве. — Мне кажется, ваш друг не прочь поиграть с вами.

Хэнк бросил на большую собаку недоверчивый взгляд, затем согласился.

— Ладно, — важно сказал он, медленно спускаясь с крыльца и делая знак Джемме идти за ним. — Только пусть она не лает и не кусается…

Джоли кивнула и пошла к колодцу, пока дети и собака затеяли шумную возню, скрывшись в кустах.

Как и ферма Даниеля, — Джоли ни при каких обстоятельствах не думала о ней как о своей. — ферма Калли тоже была зерноводческой. Джоли налила полное ведро воды и вернулась в дом. Там она наполнила большой чайник и поставила его на огонь, затем снова пошла за водой.

Когда они нагрели достаточно воды, а Нан разыскала остатки бренди, Джо бредил и метался в горячке. Он громко хохотал, о чем-то разговаривал с Даниелем, словно они работали сейчас бок о бок на пшеничном поле.

Зрелище было жуткое, но Джоли взяла себя в руки и принялась промывать рану. Она израсходовала на это изрядное количество бренди. Может быть, поэтому Джо внезапно поднялся и уселся на постели, на щеках появился румянец, хотя было совершенно ясно, что он не сознает, где находится и что с ним случилось. Убедившись, что место укуса змеи тщательно промыто бренди, Джоли перебинтовала ему ногу чистыми белыми лентами: это Нан пустила на бинты белые простыни.

Прошел час, а доктора все не было. Это наводило на мысль, что сельского доктора не так-то легко застать. Он мог быть в данную минуту где угодно, причем за много миль. Джо немного успокоился и, казалось, чувствует себя лучше и теперь отдыхает. По крайней мере Джоли надеялась, что это так, ведь она знала, что многие безнадежно больные перед смертью успокаивались и затихали, совсем как сейчас Джо.

Это же пришло в голову и Нан. Она всплеснула руками, упала Джо на грудь и зарыдала в голос, обхватив мужа за плечи и умоляя не покидать ее одну на этом свете.

Деликатно, но твердо Джоли оторвала бьющуюся в истерике Нан от мужа и, обняв сильной рукой за плечи, выпроводила в соседнюю комнату.

— Посиди и приди в себя, Нан Калли, — громким шепотом выбранила ее Джоли, заставляя подругу сесть. — Мы не знаем, слышит ли он сейчас то, что мы говорим. Поэтому не надо убеждать его в том, что он умрет и что мы уже смирились с его смертью.

Нан побледнела от такого замечания и бессильно откинулась на спинку стула. Джоли тем временем помыла в оставшейся горячей воде руки. Когда она решила, что они достаточно чисты, отправилась к колодцу и принесла еще одно ведро воды, вновь наполнила чайник и поставила на печь.

День просто истекал зноем, но за всеми этими хлопотами Джоли совсем забыла о жаре. Но несмотря на погоду обстановка требовала, чтобы Джоли выпила чашку крепкого, сладкого чаю.

— Я не знаю, что мне делать, если он умрет, — глухим голосом произнесла Нан. Она все еще была бледна, как привидение, и непрерывно качалась в кресле-качалке, словно никак не могла остановиться, но ей все же удалось немного совладать с охватившей ее паникой. — Совсем одна, а ведь родится еще ребенок…

— Нан, ты должна пережить свое горе и жить дальше, — прервала ее Джоли, открыла буфет и достала оттуда чашки для чая. — И ты не «совсем одна». У тебя есть Даниель и я.

Нан подняла на Джоли печальные заплаканные глаза:

— Ты очень добрая женщина, Джоли Бекэм, и твой Даниель прекрасный человек. Но я не смогу прожить без Джо.

Джоли не нашлась, что ответить, и просто погладила Нан по руке, затем занялась чаем.

Когда прибыл доктор, лицо у Джо приобрело восковой оттенок смерти. Дыхание замедлилось, и грудь едва заметно вздымалась в такт редким и слабым вдохам. Пожилой усталый доктор внимательно осмотрел место укуса и похвалил Даниеля за то, что тот все правильно и своевременно сделал, отсосав змеиный яд из ранки. Одобрил он и действия Джоли, которая повторно промыла рану, затем вышел из спальни, покачивая головой.

Доктор направился прямо к двери, но Нан преградила ему дорогу, ухватив за рукав.

— Джо непременно поправится! — воскликнула Нан так пронзительно, словно это было заклинание.

Доктор вновь грустно покачал головой.

— Мне очень жаль, миссис Калли, — хрипло сказал он, — но змеиный яд уже поразил весь организм. Я не думаю, что вашему мужу удастся выкарабкаться.

Нан замерла, ничего не ответив, ее рука так и осталась в воздухе, хотя она отпустила рукав доктора, потом медленно побрела, не глядя по сторонам, к постели мужа.

У Джоли кошки скребли на душе при виде горя подруги, но она давно усвоила урок, который жизнь многократно преподносила ей: никогда не забывать о том, что жизнь идет своим чередом. Поэтому Джоли замесила тесто и поставила хлеб на плиту, разогрела банку бобов, взятую из кладовой Нан.

Сама Нан категорически отказалась поесть, но Джемма и Хэнк были голодны. Джоли покормила их и сама ухитрилась проглотить несколько кусков.

Даниель появился под вечер. Он прискакал на своей рослой ломовой лошади. Солнце в этот момент как раз проигрывало битву с наступающей темнотой и в последний раз озарило золотым лучом пшеничные поля. Боль в сердце Джоли немного смягчилась, когда она увидела, как Даниель посадил себе на плечи подбежавшую Джемму и пригладил вихры прижавшегося к нему Хэнка. Однако это длилось всего мгновение.

— Пойдите и присмотрите за лошадью, — сказал Даниель детям и потом наконец соизволил заметить Джоли. Но глаза его были все так же холодны и недружелюбны, как и всегда. Даниель опустил Джемму на дорогу, и та понеслась вслед за братом выполнять распоряжение Даниеля.

— Только не заходите ему за спину, — крикнул Даниель вдогонку, беспокоясь, как бы дети не попали под копыта.

— Доктор сказал, что Джо умрет, — печально, почти жалобно сказала Джоли, когда дети отошли на достаточное расстояние, ведя лошадь в конюшню.

Даниель вздохнул и, сдвинув шляпу на затылок, пригладил пятерней волосы.

— Как чувствует себя Нан?

Джоли сокрушенно покачала головой:

— Не очень. Я пробовала заставить ее поесть хоть немного, но Нан не проглотила ни кусочка. А ведь она должна заботиться о своем ребенке. Все, что она сейчас хочет, — это сидеть рядом с Джо, держа его за руку, и смотреть на него, словно она может заставить его жить одним усилием своей воли.

На какую-то секунду воспоминания исказили четкие черты лица Даниеля, и Джоли не нужен был волшебный кристалл, чтобы понять, о чем думает сейчас Даниель. У Джоли не было никаких сомнений, что он вспоминал свое бдение у смертного одра Илзе. Даниель смотрел прямо на Джоли, но не видел ее, затем очнулся и молча пошел в дом, зажав шляпу в сильной руке.

Джоли хотела последовать за ним, но это могло бы быть расценено как нарушение правил приличий, поэтому она одернула юбки и осталась во дворе, глядя, как Хэнк и Джемма вдвоем тащили ведро овса для лошади Даниеля.

В тот самый миг, когда солнце окончательно проиграло свою битву и скрылось за пшеничным полем в темно-красных сполохах огня, Джо Калли отошел в мир иной. Джоли поняла это по горестному воплю, донесшемуся из дома.

Бормоча про себя молитву, Джоли поднялась, собрала посуду, оставшуюся от ужина, и понесла в дом. Нан безутешно рыдала, припав к груди Даниеля. Ее горе просто вопияло в этом маленьком уютном домике, заполняя собой все пространство.

Джоли снова почувствовала мучительное страдание: она ничем не могла помочь подруге, и, разумеется, именно Даниель расставил все по своим местам.

Он захватил Джемму и Хэнка с собой в полевой лагерь, а поздним вечером, когда уже стемнело, приехали Дотер с Вереной Дейли.

— Малыши побудут у меня, — сообщила Верена Джоли, которая вышла встретить гостью с керосиновой лампой в руках. — С детьми побудет Эсси Сью Филпот, дочь почтмейстера. Где Нан?

Джоли молча и печально указала на дом.

— С того самого момента, когда Даниель уехал с детишками в поле, она сидит в кресле-качалке и непрерывно раскачивается. И говорит с Джо, словно тот может ее услышать.

Верена тяжело вздохнула и поправила безукоризненно сидевшие кожаные перчатки.

— Так, посмотрим, что нам предстоит сделать. Сейчас слишком жарко, чтобы медлить с погребением. К тому же сейчас еще и время уборки урожая.

Джоли вновь подумала, что ничто не может остановить ход жизни. Даже трагическая и безвременная смерть Джо Калли не может прервать уборочную страду. Она вошла в дом вслед за Вереной Дейли.

Войдя внутрь, вдова сняла шляпу с вуалью и аккуратно стащила кожаные перчатки.

— А ты отправляйся назад, — вспомнила Верена о Дотере и повелительно махнула рукой. — Здесь останемся мы, женщины, поговорим и обсудим все. Да, я полагаю, что мистер Приббеноу рано утром привезет гроб.

Дотер на мгновение заколебался, смущенно теребя шляпу; на его покрытом пылью лице отразилось страдание.

— Я мог бы… э-э… натаскать воды, прежде чем уеду, — предложил он, глядя на Джоли и встречая ее ответный печальный взгляд.

Верена уже направилась в спальню, где все еще говорила со своим мужем, вернее, сама с собой Нан Калли.

— Да, нам понадобится вода для обмывания тела, — задумчиво кивнув, согласилась Верена, затем решительно подошла к Нан и положила ладони на дрожащие плечи молодой женщины.

Джоли занялась огнем в печи, несмотря на то, что в доме было невыносимо жарко. Дотер успел натаскать много воды к тому времени, как печь была растоплена и на плиту поставлены полные чайники.

Непонятно как Верена исхитрилась заставить Нан Калли отхлебнуть большой глоток домашней черносмородиновой настойки. Нан немного пришла в себя, но потом снова впала в транс. Она сидела на крыльце, подняв глаза к звездам, и пела жутким срывающимся голосом.

Тем временем Верена и Джоли успели закончить все приготовления по проводам Джо Калли в его последний земной путь. Их не отвратило то, что пришлось обмывать и обряжать покойника. Это входило в обязанности женщин так же, как, например, нянчить детей или готовить еду для мужчин. Тем не менее это была печальная обязанность, и у Джоли пару раз скатилась слеза, пока она помогала Верене снять старую, рваную и грязную одежду Джо Калли, омыть его восковое тело и обрядить в его лучший выходной костюм. Женщины в последний раз причесали его волосы, затем Верена аккуратно положила по пенни на каждый глаз, и женщины покинули спальню.

Затем обе они тщательно вымылись, не проронив при этом ни слова, и подошли к ступеням крыльца, где в одиночестве сидела Нан Калли. Они осторожно присели по обеим сторонам молодой вдовы, мягко взяли ее за руки, и все трое замерли, погруженные в свои думы. Так просидели они под звездами долгую холодную ночь, ожидая, когда прибудет катафалк Филиаса Приббеноу и заберет останки Джо Калли.

Когда на следующий день Джоли возвратилась на полевой стан, то из-за только что перенесенных переживаний едва понимала, что происходит вокруг. А там было вот что. Кухней заведовала некая брюнетка. Ее латиноамериканские глаза с явным неодобрением скользнули по Джоли, однако она никак не объяснила свое присутствие, и Джоли ничего не спросила.

После того как мистер Приббеноу со своим помощником увезли на катафалке Джо Калли, Вере-на взяла к себе Нан Калли.

Джоли даже не замечала присутствия Даниеля, пока тот сам не взял ее за руку, помогая подняться по ступеням походной кухни.

— Когда похороны? — спросил Даниель, и его голос показался ей громоподобным.

— Сегодня вечером, как только спадет жара, — ответила Джоли, не глядя на мужа и сдувая пряди волос, налипшие на лицо. — Нан уехала с Вереной.

Она хотела подняться и пройти внутрь фургона, однако Даниель не позволил ей это сделать. А ведь ей нужно было еще умыться и прополоскать пересохшее горло, а потом заняться стряпней.

— Посмотри на меня, Джоли, — сказал Даниель.

У нее сейчас не было ни сил, ни желания сопротивляться, поэтому она покорно встретила взгляд Даниеля и обнаружила в нем нежность. Это ее смутило.

— Нан собирается продать ферму и переехать в город сразу после рождения ребенка, — поспешно сказала Джоли, зная, что Даниель ждет, когда она заговорит.

— Я отправляю тебя домой, — решительно объявил Даниель. — Там ты хорошенько отдохнешь. — Однако несмотря на это заявление, была в Даниеле какая-то отстраненность в отношении Джоли. Он отпустил ее руку и сделал шаг назад. — Собери свои вещи.

— Но мне ведь надо приготовить еду на всех этих людей, — начала было Джоли, никак не понимая, чем теперь она вызвала неудовольствие Даниеля.

Тот отрицательно покачал головой:

— Об этом позаботится Пилар. Я не хочу, чтобы с вами случился удар, миссис Бекэм. И это мое окончательное решение. Собери все, что тебе может понадобиться, и через несколько минут Дотер отвезет тебя домой.

Пилар! Это имя было ей страшно знакомым, хотя Джоли была слишком измучена и издергана, чтобы понять, почему само звучание этого имени внушает ей такое беспокойство. Джоли взяла с собой томик стихов, который безуспешно пыталась прочитать, затем положила в сумку несколько платьев, ночную рубашку, расчески и зубную щетку.

Когда появился в коляске Дотер, Даниель помог Джоли взобраться в экипаж и удобно расположиться на заднем сиденье.

— Не утруждай себя мелкой домашней работой, — тихо приказал Даниель жене. — Только приготовь себе поесть чего-нибудь и сразу же ложись в постель и отдыхай.

Джоли вяло кивнула, а сама невольно отыскала взглядом ту незнакомку, Пилар. Еще полное свежести женское лицо мгновенно обернулось к ней, и Джоли увидела, как полные губы Пилар сложились в ослепительной победоносной улыбке.

Когда Дотер довез Джоли до дома, та даже не хотела идти в пустой дом. Ей захотелось растянуться на прохладной и мягкой траве прямо под тополями, закрыть глаза и ни о чем горьком не думать — долго-долго. Она понуро сидела на земле, скрестив и поджав под себя ноги, когда Дотер принес ей ковшик ледяной колодезной воды.

— Вот увидишь, я не опоздаю на похороны, — сказала Джоли, отпив большой глоток воды. — Миссис Калли очень нужны все ее друзья в такой горестный час.

Дотер взял опустевший ковшик. Его голос звучал низко и тихо, когда он сказал:

— Не надо так сильно расстраиваться, миссис Бекэм. Я пригляжу за вами.

Джоли Маккиббен Бекэм легла в постель абсолютно разбитой, совсем как Ева после того, как была изгнана из рая, и провалилась в тревожный сон.

ГЛАВА 12

В тот день Даниель пораньше уехал с полевого стана, чтобы хорошенько смыть с себя несколько слоев пыли и грязи и переодеться, чтобы в достойном виде сказать последнее «прости» своему другу. Он глубоко скорбел по Джо, искренне сочувствовал его молодой, испуганной жене Однако еще кое-что происходило внутри Даниеля, проникая в самые отдаленные уголки его души. Это был страх.

Никто лучше Даниеля не знал, что жизнь опасна, трудна, а временами и откровенно жестока. Аккуратные могилки под тополем на его ферме были ярким тому свидетельством. Вот и сегодня, на закате он увидит, как будет предан земле один из его лучших друзей, которые когда-либо у него были. Еще совсем недавно Джо Калли был жив и здоров, трудился и мечтал. И все это было лишь день назад…

И снова на примере страшного горя Нан Калли, от которого она была на грани помешательства, Даниель получил наглядный урок, какой страшной ценой надо платить за любовь. В полумраке конюшни он покормил и напоил лошадь и внезапно понял, что, несмотря на свою потрясающую физическую выносливость, сил у него больше нет, ведь он провел в седле почти сутки.

Но ведь на месте Джо могла быть Джоли, ведь это ее могла укусить змея, или кого-нибудь из детишек.

Эта мысль настолько ужаснула Даниеля, что он даже схватился за перильца фургона, чтобы не упасть, и простоял так довольно долго. А воображение услужливо рисовало ему картины одна страшнее другой. Даже его рубашка, которая из-за пота и грязи стала словно броня, мгновенно промокла насквозь.

В конце концов это прошло, но в глубине души холодок страха все-таки остался. Даниель рукавом вытер пот со лба и поспешил из конюшни.

И тут он увидел Джоли. Она спала на траве, свернувшись калачиком в тени тополей. Джоли вовсе не была маленькой женщиной, но сейчас она показалась ему такой жалкой и беззащитной, словно кукла, брошенная ребенком. И при виде Джоли у Даниеля заныло сердце.

Ему страшно захотелось броситься к ней, подхватить на руки и осторожно внести в дом, уложить на постель и охранять ее днем и ночью всю ее оставшуюся жизнь, чтобы никто и ничто не могло обидеть ее. Но это было совершенно невозможно, даже если Джоли хоть на миг согласится с этим.

Даниель стоял возле Джоли и рылся в собственной душе, отыскивая среди чувств самое спасительное для себя. И наконец нашел — гнев. И тут ему на ум пришла странная мысль. Неужели же женщинам нравится, когда их бьют, когда заставляют подчиняться грубой силе? Разве не говорила ему Джоли о парочке уголовников, с которыми была какое-то время и которые теперь постоянно сшивались поблизости, так и поджидая случая устроить какую-нибудь каверзу? Как быть с этим?

Даниель уже готов был обхватить Джоли за талию и бесцеремонно поставить ее на ноги, когда услышал звук взводимого курка.

— Не трогай ее, Дан’л, — раздался бесстрастный голос. — По крайней мере до тех пор, пока не придешь в хорошее настроение.

Напротив Даниеля, всего в нескольких футах, на перевернутой фруктовой корзине сидел Дотер, нацелив на Даниеля его же собственный «кольт» 45-го калибра.

— Черт тебя подери, Дотер! — взорвался Даниель свистящим шепотом. — Немедленно брось эту штуку! — Даниель не мог прийти в себя от того, что из всех людей в этом мире самый близкий ему человек — Дотер — бросил ему такой наглый вызов. К тому же защита Джоли Бекэм была его, Даниеля, обязанностью.

Дотер вздохнул и без слов отбросил пистолет в высокую траву.

Разбуженная шумом, Джоли, зевая, села. Даниель сказал, что приехал забрать ее на похороны, и спросил, готова ли она.

— Нам пора уже ехать? — спросила Джоли. Опять то страшное чувство жалости и нежности к ней чуть было не охватило Даниеля, но он отогнал его.

— Приведите себя в порядок, миссис Бекэм, — резко приказал он. — Нас уже ждут в городе.

С этими словами Даниель повернулся и пошел на кухню, чтобы принять ванну.


Поднявшись, Джоли грустно улыбнулась Дотеру. Она поняла, что Дотер сидел рядом все время, пока она спала. Это глубоко тронуло ее.

Джоли решила обойтись без горячей воды, чтобы умыться. Вместо этого прихватила кусок мыла и полотенце, свежее белье и воскресное платье из коричневого сатина и поспешила к колодцу, где и ополоснулась быстро. Холодная вода немного взбодрила ее, подготовив к предстоящему тяжелому испытанию.

Или, во всяком случае, так считалось. Когда Даниель и Джоли прибыли в город, всего час спустя после пробуждения ее от глубокого сна, Джоли испытывала какое-то странное чувство нереальности происходящего. Она ущипнула себя за руку, чтобы проснуться и убедиться, что все это не сон, что она действительно приехала в город на похороны Джо Калли, а не продолжает спать на мягкой траве рядом с домом Даниеля. Церковный двор был заставлен колясками и пролетками, одноколками и прочими экипажами. Верховые лошади были привязаны к коновязи. Большинство присутствующих на похоронах были одеты в рабочую одежду, поскольку только что оставили работу на лесопилке, на уборке урожая или в конюшне.

Даниель помог Джоли спрыгнуть с фургона. На короткий миг Джоли испытала покой и утешение, исходящие от его сильных рук, и в это же время отчаяние, поскольку Даниель явно не хотел, чтобы их тела соприкасались.

Появились Хэнк и Джемма; их золотистые, словно одуванчики, головки сверкали в последних лучах заходящего солнца, а полные страха глаза вопросительно смотрели на Джоли. Она на мгновение притянула их к себе, обняла и поцеловала в макушки.

— Вам было хорошо у миссис Дейли? — хриплым голосом спросила Джоли.

— Да, мэм, конечно, — вежливо ответил Хэнк. — Но Джемма и я, если не возражаете, хотели бы возвратиться с вами домой.

Даниель заметно насторожился при слове «домой», но Джоли притворилась, что не заметила этого.

— Завтра мы продолжим уборку урожая, — сказала она детишкам. — Но, честно говоря, кое для кого у меня есть другая работа, например, набрать и принести воды, собрать ягод или наловить в ручье форель для обеда.

Два озабоченных личика мгновенно просияли. В этот необыкновенно деликатный момент Даниель повел свой выводок к свежевырытой могиле, вокруг которой собрались друзья и родственники Джо Калли. Хотя Джоли не очень хотела признаваться в этом, но она была счастлива, зная наверняка, что мистер Бекэм стоит у нее за спиной, твердо и прочно, как могучий кедр. Сухими и странно отстраненными глазами наблюдала она за церемонией, когда священник читал Библию над сосновым гробом Джо Калли. Все вокруг, особенно женщины, вытирали слезы, и Джоли удивилась: неужели ее душа так очерствела, что она так стоически переносит печальную процедуру похорон? Тонкие плечи Нан сотрясались в беззвучных рыданиях, глаза Верены подозрительно блестели под черной вуалью.

«Вот чем все кончается, — бесстрастно подумала Джоли. — Человек живет, трудится, надеется, мечтает и в то же время переживает, сколько же лет отвел ему милосердный Господь. А потом, если человек прожил достойную жизнь, соберутся несколько друзей, чтобы поплакать, когда его будут опускать в землю летним днем — если, конечно, позволит уборка урожая».

Джоли на секунду подняла глаза к небу, на котором горели розовые, золотые и кроваво-красные краски заката, спрашивая себя, действительно ли это то место, куда уходят люди, покидая этот мир, как об этом постоянно повторяют священники. Когда Джоли набралась достаточно мужества, чтобы снова взглянуть на Нан, то была неприятно поражена тем, что рядом с ней, поддерживая молодую вдову под руку, стоял Айра Дженьюэри. Владелец лесопилки был красив, но какой-то масляной красотой, и Джоли внезапно ощутила, как по коже у нее побежали мурашки. Так бывало всегда, когда она видела Блейка Кингстона и Роуди Флита.

В надлежащий момент Нан Калли увели от могилы мужа, и ее мгновенно окружили прихожанки методистской церкви. Обычно они не ладили с пре-светерианами, однако сейчас оказали помощь в организации поминального стола. Джоли ела, зная, что это нужно для поддержания сил, но еда показалась ей не имеющей ни вкуса, ни запаха.

К тому времени стало известно, что Нан передумала и не вернется больше на свою ферму, разве что за вещами. Айра Дженьюэри снял для нее комнату в пансионе миссис Крейпер. И вообще он чувствовал себя очень уверенно, словно приклеенный сидя рядом с молодой вдовой во время поминок.

Когда же он наконец оторвался от Нан Калли и подошел к группе мужчин покурить, Джоли немедленно подошла к Нан Калли. Она высказала Нан все слова соболезнования, какие только знала, и потом задала единственный вопрос, который занимал ее ум:

— Мистер Дженьюэри твой родственник?

Нан Калли вызывающе вздернула подбородок. Она была бледна, как зимний лунный свет, а глаза ее горели каким-то жутким потусторонним огнем. Прекрасные золотисто-каштановые волосы Нан были скрыты под черным капором.

— Он мой друг, — сухо ответила она, затем помолчала немного, и на ее мертвенно-бледных щеках неожиданно проступил румянец. — Я не такая сильная, как ты, Джоли, — вызывающим тоном закончила Нан.

Как бы там ни было, такое честное признание только усилило сочувствие Джоли и уж, конечно, не вызвало неодобрения, которого, видимо, ожидала Нан. Джоли нежно сжала локоть Нан и, понизив голос, прошептала:

— Ты имеешь в виду, что он… ну, это… стал твоим покровителем?

— Женщине, чтобы выжить, нужен мужчина, — ответила Нан, и в ее глазах мелькнуло отчаяние. — А я беременна…

— Но у тебя есть на продажу целая ферма! — напомнила подруге Джоли, уверенная, что суммы, вырученной от продажи земли, хватит на существование самой Нан и ее малыша.

— У нас много долгов, — возразила Нан. — Джо и я выбивались из сил, чтобы вовремя выплачивать проценты по ним. — Нан запнулась, потом медленно закончила: — Мистер Дженьюэри обещал пристроить меня в приличный дом, где я могла бы прожить какое-то время, а потом, через… через год…

«А через год Нан и Айра Дженьюэри поженятся», — подумала Джоли. Она хотела было запротестовать, что при таких обстоятельствах ни одна женщина не должна выходить замуж, но в последний момент осеклась. Кто она такая, Джоли Маккиббен, чтобы читать кому-либо нотации, особенно по поводу брака. Ведь ей нечего было сказать даже о собственном замужестве: просто Даниель Бекэм буквально вырвал ее из петли, словно воробья, попавшего в силки.

Джоли взяла холодные руки Нан в свои и ободряюще сжала их.

— Не делай ошибку, считая мистера Дженьюэри своим единственным другом, — дружески предупредила Джоли. — Помни, что у тебя есть Даниель, и я, и Верена, и все остальные.

Глаза Нан до краев наполнились слезами. Она прикусила губу и молча кивнула.

Спустя несколько минут семейство Бекэмов выезжало с церковного двора. На задке фургона спали Хэнк и Джемма, утомленные долгим днем, правда, сытые и полные впечатлений: им пока было все равно, праздник это или похороны. В ночи вовсю распевал неумолчный хор кузнечиков, прятавшихся в высокой траве по обочинам дороги. Хотя ярко светила луна, Даниель зажег фонари, висевшие по бокам фургона. Он настолько глубоко задумался, что Джоли даже не пыталась завести разговор.

Они возвращались на полевой стан, а не домой, и сквозь перезвон упряжи и рев мулов Джоли слышала, как где-то вдалеке рыдала губная гармоника. Все эти звуки показались ей печальной одой на смерть Джо Калли, который никогда уже не придет к ним, весело насвистывая что-то в спину Даниеля Бекэма.


Даниель напрочь забыл о том, что попросил Пилар приехать на полевой стан, чтобы готовить еду для работников, пока Джоли будет на ферме Калли, помогая с похоронами. Когда фургон подъехал к стану, Даниель внезапно вспомнил об этом.

Пилар спешила ему навстречу в одной из тех испанских блузок, которые оставляют открытыми плечи, и пышной, красного цвета юбке, настолько яркой, что она светилась даже в темноте. Пилар подошла поближе, упираясь руками в полные бедра, а ее глаза вспыхнули целым костром искр, когда она увидела Джоли.

— Собирай вещи, Пилар, я отвезу тебя в город, — бросил Даниель.

Пилар вздернула подбородок, словно упрямый мул, но тут же мстительно улыбнулась, пожав плечиком, освещенным отблесками костра.

— Вот уж не знала, что меня позовут сюда для того, чтобы постоянно удивлять, — сказала она, глядя на Джоли, которая подобралась и ощетинилась, словно дикая кошка за секунду до того, как превратиться в настоящего тигра. — Когда Большому Даниелю Бекэму женщина больше не нужна, он просто вышвыривает ее и ищет себе другую.

Даниель открыл было рот, но Джоли оборвала его.

— Пилар! — выдохнула она, глядя на нее так, будто собиралась ударить. Но в тот самый момент, когда Даниель думал уже, что ему придется вмешаться, Джоли повернулась и посмотрела ему прямо в лицо, и даже в темноте Даниель разглядел, каким бешенством горели ее глаза.

А Джоли внезапно все поняла: Пилар была той самой женщиной из салуна, это ее роскошным телом наслаждался Даниель долгими темными ночами. И для Джоли стало совершенно ясно, что Даниель привез Пилар на полевой стан не только для того, чтобы заниматься стряпней.

Очевидно, от Пилар не ускользнули переживания Джоли. По крайней мере она широко улыбнулась: ей удалось всего лишь несколькими словами добиться желаемого результата, и она явно была удовлетворена. Пилар легко забралась в походную кухню и стала собирать свои вещи.

Даниель хотел было сказать что-то в свое оправдание, но потом передумал, решив, что, вероятно, так будет лучше, если Джоли станет думать, что он пал настолько низко, что спит с другой женщиной, будучи женатым человеком. Так ей легче будет отправиться в Сан-Франциско, когда закончится уборка урожая, и повернуть свою жизнь по-новому.

Стиснув зубы и послав Даниелю взгляд, которым легко можно было бы растопить метровый слой льда в ручье Горького Лука в самый морозный декабрьский день, Джоли подобрала юбки своего выходного платья и ринулась прочь, чтобы проведать, как там Хэнк и Джемма.

А для Даниеля самым трудным в его жизни делом оказалось не броситься вслед за Джоли, уверяя ее в том, что он не нарушил их брачных обетов. Усаживая Пилар в фургон и подавая ей баул с вещами, Даниель убеждал себя, что в действительности не важно, сохранил ли он верность Джоли или нет. Ведь их брачная церемония не имела никакого значения, кроме одного: он просто пытался спасти эту женщину от виселицы.

Рессоры фургона заскрипели, когда Даниель залез на козлы и взял в руки вожжи. Раз так, продолжал свои размышления Даниель, то Джоли вольна думать все, что ей в голову придет. Он мыслями вернулся на ферму Калли, ожидавшую, чтобы ее урожай был убран, и, несмотря на искреннюю скорбь по потерянному другу, мечтал и желал заполучить ее плодородные земли и маленький, но крепкий дом с такой страстью, что ему самому стало стыдно.

Если бы он купил эти акры, — а сделать этого Даниель не мог, потому что потратил деньги на спасение Джоли от петли, — то его ферма стала бы самым крупным землевладением между Споканом и границей штата Орегон. В таком случае сюда смогли бы перебраться его младший брат Енох с женой и детишками и поселиться в доме Джо Калли. И тогда Даниель и Енох были бы не только братьями, но и компаньонами и соседями. Было тут и еще одно преимущество. После того как уедут Джоли с детишками, большой дом Даниеля уже не покажется ему таким пустым, ведь буквально на другом конце поля будут Енох, Мэри и их малыши…


Уложив Хэнка и Джемму на столе в походной кухне, Джоли расстелила одеяла, устраивая себе постель под днищем повозки. Трава была сухой и пряной, потеряв свою сладкую свежесть.

Джоли закрыла глаза, радуясь, что этот тяжкий день подошел к концу, но тут же в ее мозгу замелькал целый калейдоскоп событий этого дня, лишая ее последней надежды заснуть. Джоли видела, как Нан застыла возле свежей могилы Джо, заламывая руки и рыдая, как хищно вертелся вокруг нее Айра Дженьюэри. Джоли резко вскочила и пребольно стукнулась головой о дощатое дно повозки.

Потирая ушибленное место, Джоли шепотом выругалась, причем такими словами, которые, как она думала, она уже забыла. Завтра у нее будет здоровенная шишка на голове, но сейчас это не имело никакого значения. Джоли вдруг пришло в голову, что мистер Дженьюэри, возможно, охмуряет Нан, чтобы заполучить юридический документ на ее земли в придачу к молодой жене и ребенку от другого мужчины. Джоли снова закуталась в одеяло. Она недостаточно хорошо знала владельца лесопилки, чтобы подозревать его в корысти, однако инстинкт говорил ей, что этот человек — дрянь и мерзавец.

А может быть, Нан не рассказала ему о долгах фермы? Из-за того, что была в полном отчаянии и страхе перед будущим.

Джоли потерла ушибленную голову, и вдруг горло ее перехватили спазмы едва сдерживаемого рыдания. Но не из-за бедняги Джо, да упокой, Господи, его душу! Нет, причина, по которой Джоли захотелось плакать, была отнюдь не такой благородной: Даниель не забыл эту салунную потаскушку, хотя у него была жена, чтобы удовлетворять свои естественные мужские потребности. А он имел наглость привезти эту проститутку прямо на полевой стан, хотя все здесь знали, кто она такая, а Джоли не оказалось рядом, чтобы отстоять свои интересы.

Жалобный напев губной гармоники заполнил ночь, проник в самую душу Джоли. Она отчаянно попыталась заснуть, но час проходил за часом, а она все не слышала стук колес возвращающегося фургона Даниеля. Она не могла больше отрицать то, что, она уверена, было правдой: Даниель сейчас нагло спал со своей любовницей, и об этом знали его жена и все наемные работники.

Джоли охватили почти невыносимые обида и гнев. Она почувствовала себя оплеванной, словно кто-то надавал ей пощечин или уличил в чем-то постыдном. Немного времени спустя она повернулась на бок и стала всматриваться в яркие звезды полными слез глазами. На фоне залитой лунным светом пшеницы звезды казались капельками горного хрусталя, разбросанными по темному ночному небу. Джоли поклялась всеми святыми, что никому не выкажет свое горе, что никто не узнает, какую боль причинил ей Даниель своим предательством. И особенно не узнает об этом сам Даниель.


На следующее утро Джоли, как обычно, встала еще до восхода солнца. Едва она открыла глаза, как ее охватила полная безнадежность. Завтрак уже заканчивался, и мужчины допивали по второй кружке кофе, когда наконец-то появился Даниель, правя фургоном. Он был чист и одет в выстиранную рабочую одежду. Он молча посмотрел на Джоли, ожидая, что она спросит его, где он был. Но Джоли не спросила. Вместо этого она наложила в тарелку яиц и ветчину, налила в эмалированную кружку горячий кофе и протянула Даниелю, надеясь, что теперь ему станет ясно, что мистер Бекэм стал для Джоли всего лишь еще одним наемным работником.


Даниель, однако, не спал в той шумной маленькой комнатке в салуне «Желтая Роза», но ему хоте-лось, чтобы так думала Джоли. Напротив, он провел весь вечер в разговорах с настоящим болтуном, который заменил Хэмиша Фрейзера на посту президента «Фиделити Бэнк». Затем поехал к себе домой на ферму, вымылся и провалялся, ворочаясь с боку на бок, в одинокой постели до самого рассвета.

Даниель почти надеялся, что Джоли придет в ярость, когда он появится, но она сильно разочаровала его, обращаясь с ним, как с другими наемными работниками. Черт возьми, она вообще едва взглянула на него!

Дневные работы начались сразу после того, как Даниель возвратил пустую тарелку, и постепенно за работой он успокоился, как это было всегда. Но даже изнурительный труд не мог вытравить из его души жажду Джоли и того наслаждения, которое она могла ему дать.

Запах готовящегося ужина красноречивее слов сообщил о том, что близится вечер. И люди, и жи — вотные — все были измотаны тяжелым трудом по уборке пшеницы и ее обмолоту. Однако несмотря на то, что Даниель проголодался, как медведь, выползший посреди зимы из берлоги, он не остался на ужин и не сказал ни слова Джоли.

Вернувшись домой на ферму, он занялся обычными делами и накормил сметаной старину Левитикуса. Затем разыскал в кладовой огромный кусок ветчины и с жадностью проглотил его, заедая куском хлеба, который нашел там же в кладовой.

Проглотив еду, но все еще голодный, Даниель умылся ледяной водой из насоса и переоделся в свой деловой костюм, в котором обычно ходил в церковь, но и это не помогло. Даниель вынужден был признать, что столкнулся с одной из самых главных дилемм в своей жизни. А он не был таким уж мыслителем, чтобы решать более одной проблемы зараз.

Он просто надеялся, что Енох и Мэри смогут добраться сюда до зимы.

К величайшему удивлению Джоли и радости, которую ей едва удалось скрыть, Даниель этой ночью заявился на полевой стан. Джоли играла с Дотером в шашки, используя в качестве стола пенек, а в качестве стульев перевернутые вверх дном кастрюли.

— Что здесь происходит? — рявкнул Даниель так, словно поймал Дотера и Джоли за чем-то непристойным, словно они поменялись бы, скажем, одеждой.

Джоли не подняла головы, но не потому, что сейчас был ее ход, а потому, что не хотела, чтобы Даниель увидел, как вспыхнули румянцем ее щеки.

— Ничего особенного, просто проводим летний вечер, мистер Бекэм, — наконец ответила Джоли таким холодным тоном, словно бы общалась с презренным и ничтожным человеком. Краем глаза Джоли заметила, как Даниель уперся взглядом в Дотера.

— Иди и пригляди за мулами, — ровным голосом сказал Даниель.

Дотер как раз обдумывал ответный ход, задумчиво поглаживая щеку.

— За мулами уже присмотрено, — ответил он.

На этот раз невозможно было ошибиться, каким тоном Даниель заявил:

— Иди и проверь еще раз, все ли в порядке!

Несмотря на все свои недостатки, дураком Дотер не был. Поднявшись с кастрюли, на которой он расположился словно на стуле, Дотер, насвистывая что-то, медленно побрел к конюшне и растворился в теплом летнем вечере.

Даниель занял его место напротив Джоли, чуть наклонив голову, чтобы разглядеть ее лицо, затем вздохнул, сцепил, снова расцепил большие руки, снял и вновь надел шляпу.

— А он бы победил тебя, — спустя некоторое время сказал Даниель, разглядывая расположение черных и красных фишек на доске.

Джоли с трудом подавила улыбку.

— Благодарю вас за то, что сообщили мне это, мистер Бекэм. Должна признать, что я, стало быть, питала дурацкие надежды на выигрыш.

Даниель снял и отложил шляпу в сторону, затем, нетерпеливо крякнув, выпалил:

— Я купил ферму Калли. А это значит… это значит, что сейчас у меня нет денег, чтобы отправить тебя в Сан-Франциско до тех пор, пока не будет убран следующий урожай. А тем временем тебе придется остаться здесь.

Джоли едва усидела на перевернутой кастрюле, хотя ее так и подмывало вскочить и, словно одуванчику, взмыть в воздух от распиравших ее радости и гордости. Она даже обхватила обеими руками колени, напоминая себе, каково будет ей смотреть в лицо сельскохозяйственным рабочим, отлично знавшим о визитах Даниеля к Пилар.

— Я не собираюсь нигде оставаться, Даниель Бекэм, — шепотом ответила Джоли после долгой паузы, когда решила, что сможет говорить, ничем не выдавая своих чувств. — Как только смогу отработать 9вой долг, я тотчас сама уйду, даже пешком.

Даниель наклонился к ней так близко, что она увидела, как вздымается у него грудь.

— Ты не посмеешь этого сделать!

Джоли дерзко выгнула бровь и взглянула ему прямо в глаза.

— Неужели? — сладким голосом произнесла она и поднялась, чтобы пойти за Джеммой и Хэнком и уложить их в постель.

Но Даниель сильно, но не больно схватил ее руку и заставил снова сесть.

— Черт тебя подери, женщина! Лучше и не пытайся! — хриплым голосом прорычал он. — Моя жена не будет шастать по округе без должного за ней присмотра!

Джоли высвободила свою руку.

— Именно об этом я и говорю! — задыхаясь, выкрикнула Джоли. — Твоя жена! А я — никакая я тебе не жена!

На этот раз он не стал удерживать ее.

Хэнк и Джемма пригрелись у костра наемных работников, слушая раскрыв рот замысловатые житейские байки. Они недовольно заворчали, когда Джоли повела их в уборную, а потом заставила умыть на ночь мордашки в тазике, который поставила на ступенях походной кухни. Однако едва их головы коснулись подушки, дети мгновенно заснули. Джоли погладила их пыльные золотистые волосы, поцеловала каждого в лоб, притушила лампу и начала собирать свои одеяла.

Лагерь начинал затихать, догорал и костер. Постепенно наступила тишина, нарушаемая лишь редким ревом мулов да громким мужским храпом, и тогда в ночи под походной кухней появился Да-ниель.

— Уходи отсюда! — прошептала Джоли.

— Вот еще, — ответил он, усаживаясь на одеяло рядом с ней и принимаясь снимать с себя нижнее белье.

— Не вздумай прикасаться ко мне, — предупредила его Джоли, хотя всем своим существом жаждала Даниеля.

Не говоря ни слова, Даниель принялся расстегивать пуговички на ее одежде, и она — помоги ей, Господи! — не могла даже пошевелить рукой, чтобы остановить его. Под фургоном было темно, а запахи Даниеля, травы и плодородной земли преисполнили Джоли первобытными чувствами и желаниями. Она жаждала ощутить на себе его вес, жаждала вновь почувствовать тот яростный, бесстыжий огонь, который разгорался в ней всякий раз, когда он брал ее.

— Даниель! — прошептала Джоли, раздираемая желанием и гордостью. А он отложил в сторону платье Джоли, обнажил ее полные груди, наклонился и, едва касаясь, поцеловал тут же набухший сосок.

— Даниель! — повторила Джоли, сознавая, что пропала…


Когда Джоли проснулась на следующее утро, умиротворенная и довольная больше, чем когда бы то ни было, она была одна. Джоли быстро сполоснулась и натянула самое чистое из своих грязных ситцевых платьев. Затем выскочила наружу и поспешила готовить завтрак: жарить куски свинины, подогревать сваренный накануне картофель, делать яичницу из яиц, собранных Дотером на ферме. Налила кофе в кофейник и поставила его на раскаленную докрасна печь. Она сонно улыбалась, когда над ней и ее стряпней подшучивали, впрочем, вполне добродушно, рабочие перед началом трудого дня.

Лишь Даниель упорно молчал и не улыбался, и Джоли в конце концов захотелось со всего маху опустить на его голову тяжелую чугунную сковородку, которая была у нее в руке. Этот Даниель действительно самый тупоголовый, самый проклятый мужик, который встречался ей в жизни. И хуже всего, подумала Джоли, вздохнув про себя, что она так любит его, что когда-нибудь, уже точно, не сможет сдержать свои чувства.


Стояла та пора, когда день год кормит. Уборочная страда продолжалась, дни летели стремительно. Джоли работала до полного изнеможения, а по вечерам играла с Дотером в шашки, или героически пыталась прочитать пару строк, или просто сидела у костра, прислушиваясь к песням или рассказам, которые принесли с собой сюда эти мужчины вместе со своими спальными мешками.

Иногда Даниель приходил к ней под походную кухню, когда затихал в глубоком сне весь лагерь, и любил ее так безумно и нежно, словно в последний раз. И всегда на следующее утро держался холодно и отстраненно. Джоли стыдилась своей уступчивости и искренне корила себя за это. Но ее желание почувствовать себя в объятиях Даниеля оказывалось сильнее. Она полностью наслаждалась редкими и оттого такими сладостными моментами, которые ее муж уделял ей. Да, она наслаждалась ими, несмотря на свою угрозу уйти от него даже пешком.

ГЛАВА 13

Дождь хлынул четвертого сентября, день спустя после того, как Даниель и его парни закончили уборку урожая самого Даниеля и окрестных фермеров, которые оплатили эти услуги. Дождь барабанил по крышам конюшни, дома, прибил к земле оставшиеся неубранными, правда, местами, хлеба, превратил сухую пыль в вязкую грязь. То, что осталось неубранным в огороде, также прибило к земле. А пугало просто поникло разбухшей головой и теперь действительно могло испугать своим видом кого угодно.

Но Даниель видел в этом дожде добрый знак: непогода словно ждала момента, когда он закончит с уборкой, значит, Господь одобрил его покупку земли Джо Калли и письмо к Еноху, в котором Даниель звал его приехать вместе с семейством Даниель был практичным человеком и поэтому в глубине души знал, что дождь этот в порядке вещей: так положено самой природой.

Несколько наемных работников, которые задержались с отъездом, в этот вечер прятались в конюшне, ожидая, когда дождь кончится и можно будет отправляться по домам. Кое-кто предпочтет заплатить за проезд в почтовой карете до родных мест, однако же большинство будет добираться домой пешком, как бы ни велико было расстояние. И это была не жадность. Просто эти люди дорожили заработанными с таким трудом деньгами. От их количества порой зависела судьба целого семейства, которому предстояло жить на них длинную и суровую зиму.

А Джоли тем временем продолжала стряпать для них. На кухне горела керосиновая лампа, от разгоревшейся печи веяло теплом, потрескивали поленья. Джоли поймала Хэнка, усадила на высокий стул посреди кухни и пыталась его постричь. Мальчишка все время вертелся, его живые голубые глазенки мрачно смотрели на Даниеля. Джемма в это время сидела в теплом углу в кресле-качалке, убаюкивая куклу.

Какая-то сладкая горечь переполнила сердце Даниеля, и через секунду он решительно снял с гвоздя, вбитого рядом с дверью, шляпу и дождевик. Да, ему надо было сразу же отвезти этих пострелят обратно в Спокан, как только он обнаружил их на задке своего фургона.

Теперь, когда он подпал под диктат Джоли, расставание будет очень болезненным.

— Я буду в конюшне, — буркнул Даниель.

— Накиньте на себя что-нибудь, мистер Бекэм, — сухо сказала Джоли, продолжая щелкать ножницами над непокорными вихрами Хэнка. — А то еще по такой непогоде заболеете и умрете.

Вопреки себе Даниель улыбнулся. Странно, но со смертью Илзе он лишился еще одной вещи — женской суеты вокруг него. Что-то вроде: «Не простудитесь, мистер Бекэм», или «Садись ужинать, я подогрела для тебя еду», или «Ну-ка снимай рубашку, я пришью пуговицу…»

Даниель открыл дверь и покачнулся от сильного порыва ветра с дождем. На секунду ему вовсе расхотелось покидать теплую кухню, но в конце концов он решил, что именно холод и дождь помогут ему привести свои чувства в порядок, а потому сквозь ливень он направился к конюшне.


На душе у Джоли было очень тяжело, когда она отложила ножницы — несомненно, они принадлежали Илзе, как почти все в этом доме. Как Даниель.

Джемма внимательно посмотрела на Джоли и прекратила баюкать куклу и раскачиваться в кресле. Она словно пыталась что-то понять. Хэнк, напротив, мгновенно улизнул из кухни, едва закончилась стрижка.

— Элси хочет кушать, — сказала девочка, кивая на куклу.

Джоли улыбнулась девочке, свернула полотенце, которое было обернуто вокруг плеч Хэнка, и вышла на крыльцо, чтобы отряхнуть его от волос, и вдруг почувствовала легкий приступ боли где-то в области между желудком и сердцем.

— Полагаю, нам с тобой надо посмотреть, нет ли для нее чего-нибудь вкусного. Как ты думаешь, ей понравится булочка с корицей? — спросила она Джемму, когда вернулась.

Малышка серьезно кивнула и с готовностью подтвердила:

— Да, мэм, ей понравится.

Джоли сходила в кладовую и принесла оттуда свежую булочку с корицей, которую испекла сегодня утром, потому что ей было как-то особенно беспокойно, и Джоли решила заняться каким-нибудь делом, чтобы отвлечься. Сейчас она положила лакомство на тарелочку и поставила перед Джеммой.

— Попробуйте, Элси, вам должно понравиться, — шутливо обратилась Джоли к кукле.

Джемма засмеялась и принялась понарошку кормить куколку, а сама норовила быстренько проглотить кусочек, когда думала, что Джоли на нее не смотрит. Джоли всячески старалась подчеркнуть, что так и есть. Ее чрезвычайно расстраивала мысль о том, что завтра, или через неделю, или самое большее через месяц Джемма и Хэнк больше уже не будут частью ее жизни. Она проглотила подступивший к горлу комок и с преувеличенной энергией занялась перемешиванием тушившегося с приправами цыпленка.

После ужина Джоли пораньше отвела детей наверх и уложила в кроватки, сама придумала и рассказала им захватывающую историю про банду цыган. Хэнк был так восхищен, что почти простил Джоли утреннюю стрижку, которая была для него еще хуже, чем субботняя баня, что он сам открыто признавал. Джоли нежно поцеловала детишек, пожелала им спокойной ночи после того, как они помолились, и потушила свет. Глаза ее горели от невыплаканных слез. Даниеля она нашла в кабинете, единственной комнате, где дозволялся беспорядок. Даниель сидел за столом и работал над конторс-кими книгами. Может быть, мысль о неминуемой разлуке с детьми, которая разобьет ей сердце, и преисполнила Джоли отчаянной решимости подойти к нему и заговорить. Даниель избегал Джоли, хотя и требовал от нее регулярного выполнения супружеских обязанностей, а впридачу выделил ей роль кухарки. Он держался от нее на расстоянии, правда, эмоционально, а не физически, особенно после смерти Джо Калли две недели назад.

Даниель взглянул на Джоли, когда она вошла, вздохнул и пригладил волосы.

— Я хотел поговорить с тобой, — сказал он с мрачной покорностью судьбе.

Джоли вызывающе плюхнулась в тяжелое, обшитое кожей кресло, и поступила так только потому, что пыталась скрыть слезы, готовые вот-вот хлынуть из глаз.

— Итак, мистер Бекэм, — сказала она высокомерно, подняв брови и скрестив руки на груди, — вы нашли деньги, чтобы избавиться от меня?

Даниель прищурившись смотрел на свою нежданно-негаданную жену, потирая рукой свой массивный подбородок.

— Я ведь уже говорил тебе: ты остаешься здесь до уборки нового урожая.

Джоли чуть не подскочила от радости. Она была готова даже поцеловать его ноги, правда, за то, что он дает ей возможность поймать этого проклятого Блейка Кингстона. Потупясь, она принялась преувеличенно сосредоточенно изучать ногти на правой руке. Они оказались поломанными и довольно неопрятными.

Ее муж прочистил горло, на секунду отвел глаза, потом прямо взглянул ей в лицо:

— Как только закончится дождь, я отвезу Джемму и Хэнка в Спокан. Ты можешь поехать тоже, если хочешь.

Джоли быстро повернулась, чтобы скрыть свою реакцию на слова Даниеля. Хотя его заявление и не было для нее сюрпризом, Джоли почувствовала себя так, будто ее поднял на рога разъяренный бык. Больше всего в жизни ей не хотелось стать свидетельницей того, как Даниель будет отдавать Джемму и Хэнка в чужие руки, но и не видеть их в эту минуту было бы чистейшим малодушием и подлостью с ее стороны.

— Я поеду, — пробормотала Джоли, снова глядя на свои ногти, и судорожно сжала пальцы так, что побелели костяшки.

— Джоли, — в голосе Даниеля слышался мягкий выговор, — я предупреждал тебя, что это случится.

Джоли подняла на мужа полные слез глаза, но все, что можно было прочитать в них, — это вызов.

— Будь ты проклят, Даниель! — сказала она свистящим шепотом. — Будьте прокляты ты и твое каменное сердце! — И с этими словами Джоли вскочила с кресла и бросилась вон из кабинета. Она остановилась на крыльце, опершись руками о перила, и разрыдалась с такой силой, с какой обрушивался на землю ливень.

Для Джоли оказалось полной неожиданностью, когда она почувствовала сильные руки Даниеля на своих плечах. Он нежно повернул ее к себе, провел мозолистым пальцем у нее под подбородком и приподнял его.

— Может быть, самое лучшее, если ты останешься дома, — глухо сказал Даниель.

Джоли пыталась вытереть глаза, но слезы упорно продолжали катиться по щекам, словно наперегонки с дождем, барабанившим по крыше.

— Нет, — отказалась, всхлипывая, Джоли. — Я должна пройти через все это до конца. Я не покину малышей до самого последнего момента.

Даниель взял в свои натруженные ладони мокрое от слез лицо Джоли, начал было что-то говорить, но Джоли резко отстранилась и оперлась спиной о перила крыльца.

— Послушайте, мистер Бекэм, держитесь подальше, — бросила Джоли, — и не приходите ко мне ночью.

Даниель, однако, выглядел более удивленным, чем рассерженным. При свете, падающем из окна гостиной, Джоли успела заметить мелькнувшую на его лице улыбку. Сам же Даниель скрестил руки на груди и оперся спиной на один из столбов, подпирающих козырек крыльца.

— А я никогда и не принуждал тебя, Джоли, — рассудительно заметил Даниель. А в туманном ночном воздухе прозвучало невысказанное: «А мне и не надо было этого делать». — Не буду принуждать и теперь.

Джоли резко кивнула и замерла, не зная, как реагировать на это заявление Даниеля. Ведь, если вдуматься, то, что он сказал, было чистой правдой: стоило ему только прикоснуться к ней, как она тут же загоралась.

— Тогда спокойной вам ночи, — сказала Джоли.

— Спокойной ночи, — ответил он.


Уже позже, лежа в постели, Джоли ждала, когда в спальне появится Даниель, и давала себе молчаливый обет отхлестать его прямо у порога. Однако Даниель не пришел. Джоли промучалась всю ночь, терзаясь и пытаясь успокоиться.

Наступило утро. Жизнь двигалась своим чередом: печь уже топилась, свет керосиновой лампы разгонял ночную темноту. Когда Джоли пришла на кухню, там уже стоял на печи кофейник, от которого исходил бодрящий аромат. Джоли выскочила на крыльцо, чтобы посмотреть, идет ли дождь, и там столкнулась с Дотером, который в одной руке нес полную корзину коричневых свежих яиц. Другую руку он вежливо приложил к полям шляпы.

— Похоже, что дождь затихает, — заметила Джоли, что было совсем необязательно. Если Дотер и заметил какое-то беспокойство в ее голосе, то не подал виду.

— Да, мэм, — согласился Дотер и бочком прошел мимо нее в кухню, где повесил свою старую шляпу на крючок.

Она расслышала бряцание упряжи и хриплый рев мулов. В сумраке конюшни Джоли с трудом смогла различить очертания фургона.

— Полагаю, что мистер Бекэм, должно быть, уже собрался в Спокан, — вернувшись на кухню, сказала Джоли, с трудом удерживаясь от рыданий при одной мысли о том, что никогда больше не увидит Джемму и Хэнка, не услышит их веселый смех.

— Нет, мэм, — ответил Дотер, осторожно выкладывая яйца из корзины на стол рядом с раковиной. — Даниель собрался сегодня всего-навсего в город. По поводу продажи урожая и все такое. К тому же ему надо подписать бумаги о покупке земли Джо Калли.

Значит, Даниель не отвезет детишек в Спокан… по крайней мере не сегодня! Это сообщение так подняло настроение Джоли, что она мгновенно завертелась на кухне, готовя завтрак, моя посуду, расставляя, убирая… А упоминание о ферме Калли навело ее на мысль о том, не передумала ли Нан насчет свадьбы с Айрой Дженьюэри сейчас, когда Даниель официально покупает у нее земли.

Джоли принялась нарезать бекон, укладывая ломти на сковородку с длинной ручкой. К тому времени как в кухню ввалился Даниель с четырьмя голодными, еще не уехавшими работниками, Джоли уже приняла решение спросить его, нельзя ли ей поехать с ним сегодня в город.

Однако она не проронила ни слова до тех пор, пока Дотер и рабочие не закончили завтрак и не вышли на улицу. Даниель задержался за столом, неспешно допивая горячий кофе.

— Ты сегодня встретишься с миссис Калли? — спросила Джоли, наливая и себе чашку кофе и принимаясь за свою порцию яичницы с ветчиной и поджаренным хлебом.

— Думаю, что да, — чуть сдержанно ответил Даниель.

— В таком случае я хотела бы поехать с тобой.

— Я отправляюсь через полчаса, — пожав плечами, ответил Даниель, встал и сам отнес кружку и тарелку в раковину, после чего вышел во двор.

«Да, не слишком-то вежливое приглашение», — подумала Джоли, торопясь наверх, чтобы разбудить и собрать Джемму и Хэнка. Но ведь приглашение все-таки было сделано!

Дети недовольно заворчали, потирая заспанные глазенки.

— Мы разве сегодня уезжаем? — спросил Хэнк. Джемма на коленях проползла по кровати к брату, прижалась к нему и взглянула на Джоли полными страха глазами.

У Джоли перехватило горло.

— Не сегодня… — выдавила она из себя после сильнейшей внутренней борьбы, затем громко захлопала в ладоши. — Быстро вставайте, мистер Бекэм ожидает нас, а вы еще не одеты и не завтракали.

Спустя некоторое время Джемма и Хэнк забрались на знакомый им задок фургона Даниеля. Их мордочки блестели от волнения в предвкушении новых впечатлений. Джоли забралась на свое обычное место рядом с Даниелем. Всю дорогу до самого Просперити они молчали.

У входа в «Фиделити Бэнк», стоя на деревянном тротуаре, их уже поджидал Айра Дженьюэри. Несмотря на улыбку, его глаза и скулы оставались жесткими.

— Привет, Даниель! — сердечно провозгласил Айра Дженьюэри, отрываясь от столба и медленно приближаясь к ним. Его холеные пальцы были засунуты в петли брючного ремня. Он кивнул в сторону Джоли:

— Миссис Бекэм…

Даниель ответил вовсе не так радушно и сердечно и даже не затруднил себя улыбкой.

— У тебя здесь что, тоже какое-то дело? — грубо спросил он.

Айра Дженьюэри поправил свою щегольскую шляпу и пожал плечами.

— У меня нет привычки без дела шляться по улицам, — сказал он, перестав улыбаться, а в его голосе появились твердые нотки. — И у меня ровно столько же прав быть здесь, сколько и у тебя.

Джоли было любопытно узнать, почему Даниель так не любит этого человека, — но, конечно, не спросила: сейчас для этого было не время и не место. Ей оставалось сделать вид, что она не замечает напряженность, нависшую в теплом сентябрьском воздухе. Даниель помог ей спуститься с фургона. Однако едва его сильные руки обхватили ее за талию, как Айра Дженьюэри, тихая пустынная улица и даже двое детишек, забившихся в задок фургона, — все это перестало существовать для Джоли. Увидела она и нежность в его глазах цвета весеннего неба. Но это длилось один лишь миг, затем взгляд Даниеля стал прежним, от которого весь мир становился холодным.

От таких мыслей ее оторвал голос Нан Калли, как раз вышедшей из магазина дамских шляп и переходившей сейчас улицу. На Нан была скромная вдовья темная шляпа, а сама она была в черном платье.

— Привет, Джоли! — воскликнула Нан, улыбаясь немного смущенно. Нан выглядела бледной и утомленной, а ведь ей сейчас требовались силы для того, чтобы питать новую жизнь, созревавшую в ней. Она кивком поздоровалась с Даниелем и детишками.

Даниель нехотя перевел взгляд с лица Нан на Айру Дженьюэри, лотом обратно.

— Привет, миссис Калли, — сказал он, Хэнк в это время спрыгнул с фургона и подошел к Даниелю, а Джемма уцепилась за юбку Джоли. И, как заметила Джоли, глаза их настороженно остановились на Айре.

— Э… мистер Дженьюэри оказался настолько любезен, что согласился представлять мои интересы в том, что касается нашей сделки по поводу продажи фермы, — пояснила Нан Калли, однако она не выглядела такой уж счастливой от того, что Айра Дженьюэри оказался здесь. На самом деле, как показалось Джоли, больше всего ее подруге хотелось подобрать юбки и броситься прочь отсюда.

Даниель приподнял шляпу и открыл дверь в банк, жестом пригласив Нан последовать за ним вместе с Джоли и детишками.

— Вы не считаете, что я вас граблю, предложив такую цену? — спросил Даниель у вдовы своего друга.

Нан глядела в сторону.

— Нет, что вы, Даниель, конечно же нет, — торопливо ответила она ломким взволнованным голосом. — Мистер Дженьюэри… он такой… такой внимательный, вот и все.

Даниель так посмотрел на Айру, что Джоли ему бы не позавидовала.

— Да, — ровным голосом ответил Даниель. — Полагаю, он такой и есть. — Затем Даниель махнул рукой, и Джемма и Хэнк торопливо уселись на скамейку под окном и стали спокойно ждать, болтая в воздухе ногами.

«Как это ему удается?» — потрясение подумала Джоли, видя послушных детей. Джемма ее еще слушалась, а вот с Хэнком она едва справлялась. Тот так и норовил удрать из дома, когда Джоли намеревалась его искупать, или причесать, или просто заставить посидеть минутку спокойно. Почему же они так безоговорочно слушаются Даниеля?

А мистер Бекэм все так же продолжал в упор смотреть на мистера Дженьюэри.

— Так вот, миссис Калли и я условились в цене, — продолжал Даниель, — поэтому никакая помощь с твоей стороны нам не понадобится.

Айра Дженьюэри угрюмо выслушал Даниеля, затем неспешно достал из кармана пачку коротких сигар, зажег о грубую подошву сапога спичку и прикурил, выпустив большое облако дыма.

Джоли тем временем казалось, что она играет с судьбой в «жмурки», все время натыкаясь с завязанными глазами то на одну ужасающую реальность, то на другую. Сначала это была безумная боль от сознания того, что она должна потерять Джемму и Хэнка, потом холодное потрясение, когда она взглянула в глаза Даниеля, снимавшего ее с повозки, и вот теперь сознание того, что Нан все еще якшается с Айрой Дженьюэри.

Обстановку разрядил банкир мистер Ниддли. Это был приятный молодой человек со светлыми волосами и бакенбардами. Он, улыбаясь, вышел навстречу гостям, протянул руку Даниелю, потом Нан Калли, потом мистеру Дженьюэри. Однако миссис Бекэм он не удостоил такой чести, правда, вежливо поприветствовав ее кивком.

Перед столом мистера Ниддли стояли стулья, на которые все и уселись. Собрание началось.

Нан беспокойно ерзала на стуле, и Джоли стала сомневаться в том, что ее подруга сообщила Айре Дженьюэри о том, что после продажи фермы ей придется расплатиться с долгами.

— Даниель приобретает все инструменты и инвентарь, а также хозяйственные постройки, а также корову и пару гнедых ломовых лошадей, — сказал мистер Ниддли. — Я правильно все перечислил?

Нан кивнула, ее и без того молочно-белая кожа побледнела еще больше.

— Да, сэр, — ответила она.

Банкир явно был в веселом расположении духа. Он открыл бухгалтерскую книгу, послюнявил кончик указательного пальца и перелистал несколько страниц.

— Итак, после уплаты всех долгов, миссис Калли, — радостно сообщил он, — вам остаются деньги в сумме ста четырнадцати долларов, которыми вы вольны распоряжаться по собственному усмотрению.

На какое-то мгновение Джоли почувствовала себя счастливой, потому что в ее представлении сто четырнадцать долларов были ужасно огромной суммой, но, взглянув на мистера Дженьюэри, поняла, что ее страхи оправдались: обожатель Нан ничего не знал о долгах.

Сначала все краски исчезли с лица Айры Дженьюэри, затем от удивления и досады он густо побагровел.

— Долги? — спросил он обманчиво мягким голосом.

Тут раздался смех Даниеля. Он смеялся над Айрой, чего никогда бы не сделала Джоли, во всяком случае не тогда, когда у мистера Дженьюэри болтался на поясе шестизарядный пистолет.

— Ну да, долги, — подтвердил Даниель.

Айра уничтожающе посмотрел на Нан Калли, отшвырнул стул и хлопнул входной дверью. Нан прикрыла лицо руками и зашлась в громком плаче. Джоли мгновенно подсела к подруге и, обняв за плечи, принялась успокаивать.

— Ну, перестань, — приговаривала она. — Тебе больше не нужны его милости.

— Мне нужен муж, — всхлипнула Нан, в то время как Даниель доставал свой носовой платок, чтобы Нан вытерла слезы, а мистер Ниддли вертелся на месте, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

— Чепуха! — резко сказала Джоли, поглаживая Нан по спине. — От мужей нет никакого прока, одни труды и заботы. — Джоли замолчала на секунду, чтобы вызывающе посмотреть на Даниеля, а заодно взять у него носовой платок. — Что тебе сейчас следует сделать, так это взять свои сто четырнадцать долларов и начать новую жизнь. Ты могла бы найти работу в Сиэтле, скажем, на консервном заводе…

— Давайте все же подпишем эти бумаги, — прервал ее Даниель, и голос его прозвучал скрипуче, словно кто-то процарапал металлом по стеклу.

Краем глаза Джоли заметила, как мистер Ниддли торопливо и с явным облегчением подсунул Даниелю бумаги. Тот размашисто расписался и передал бумаги через стол Нан Калли. Та с трудом вывела свою подпись, все время вытирая слезы. Она успокоилась немного лишь тогда, когда мистер Ниддли выписал ей банковский чек, которым помахал в воздухе, чтобы просохли чернила.

Нан схватила чек, аккуратно спрятала в кошелек, который положила в сумочку, после чего встала со стула. Мистер Ниддли и Даниель тоже поднялись из вежливости, Нан пробормотала что-то и покинула банк.

Затем последовали обычные дела купли-продажи зерна. Даниель продал большую часть своего урожая армии США, которая пополняла запасы продовольствия в форте Деверо. Их представитель оформил все документы в присутствии все того же банкира мистера Ниддди, который и перевел сумму на счет Даниеля в «Фиделити Бэнк». Когда все формальности были окончены, Даниель повернулся к Джоли и требовательно спросил:

— Ты и в самом деле так думаешь, ну, когда говорила Нан о том, что от мужей нет никакого прока, а только одни заботы?

Джоли поправила перчатки и, слегка склонив голову, чопорно ответила:

— И могла бы добавить, что к тому же они упрямы и бестолковы.

Даниель открыл было рот, чтобы что-то сказать, однако воздержался, тем более что к ним приближался банкир, неся выписанный по всем правилам чек от федеральной армии за зерно.

Чувствуя какое-то смутное беспокойство, Джоли выглянула в окно на лавку, где оставила Джемму и Хэнка. Там их не было. Растерявшись, Джоли стояла и мысленно перебирала в уме, куда они могли подеваться. Например, могли перейти улицу и стоять у витрины с игрушками или могли забежать в общественный туалет, находившийся прямо за салуном «Желтая Роза». В то же время в ней все сильнее рос страх. Она не забыла угроз Блейка Кингстона использовать детей, чтобы заполучить желаемое.

Сердце у нее забилось где-то в горле. Джоли, торопливо извинившись, выскочила на улицу. Хэнк и Джемма не пошли в туалет, не было их и у витрины с игрушками, не было и в шляпном магазине напротив, не было их в церкви. Джоли не проверила лишь салуны. Ничего, она пошлет туда Даниеля, как только тот выйдет из банка.

К тому времени, когда он наконец появился, Джоли была уже в совершенном беспамятстве и едва не угодила под колеса почтовой кареты, когда стала перебегать дорогу прямо перед ней, чтобы встретить Даниеля.

— Хэнк и Джемма пропали, и я не могу их нигде найти! — прокричала Джоли.

Даниель глубоко и тяжко вздохнул, затем посмотрел направо-налево вдоль улицы.

— С ними все в порядке, Джоли, — спокойно сказал Даниель. — Сегодня утром Дотер дал Хэнку пенни, и сейчас они, вероятно, покупают себе леденцы.

У Джоли буквально волосы встали дыбом.

— Я.уже проверила все окрестные лавки, Даниель, — ответила Джоли, тщетно стараясь успокоиться. Она коснулась его руки. — Ты не посмотрел бы в салуне?

— Ладно, — ответил Даниель, вложив в это краткое слово столько уверенности, что у Джоли отлегло от сердца. Даниель легонько обнял ее за плечи. — Сходи-ка в школу. Это вниз по этой дороге. — И Даниель для верности указал рукой направление. — Если не найдешь их и там, то поднимись к пансиону миссис Крейпер. Это справа от пресветерианской церкви. Там любят детишек, любят, когда те присаживаются-на церковном крыльце попить лимонаду и съесть пирожное.

Джоли кивнула и поспешила на поиски, молясь про себя, чтобы с Джеммой и Хэнком не случилось ничего плохого, чтобы они оказались в каком-нибудь безопасном, обычном месте.


Даниель смотрел вслед Джоли, пока она не скрылась за углом. «Женщины, — подумал он, криво усмехаясь. — Мужчина дает им одежду, кров над головой, кормит и что же получает взамен? „Мужья доставляют одни лишь заботы, а проку никакого!“

Поморщившись, Даниель заглянул в ближайший салун, хотя сомневался, что найдет там Хэнка и Джемму. Их просто бы вышвырнули на улицу и из «Одинокого Волка», и из «Желтой Розы» только потому, что они еще не доросли до прилавка. В салуне «Одинокий Волк» веселье было в самом разгаре. Мужчины либо распивали крепкие напитки, либо резались в карты за засаленными столами. Даниель пообещал себе хорошенько надрать уши беглецам, если только найдет их тут. Однако сердце его тут же смягчилось, едва Даниель вспомнил, как обнаружил Джемму и Хэнка на задке своего фургона, оборванных, грязных, их огромные голодные глаза…

В этот момент он заметил, что на другой стороне улицы перед лавкой стоит закрытый фургон. Молодая женщина в ярком ситцевом платье кормила из полной овсом торбы лошадей, впряженных в фургон. Ее летняя шляпка чуть сбилась на затылок. Муж ее, вероятно, был в это время в лавке, справляясь о цене бочонка гвоздей или банки с патокой.

Даниель предположил, что это чета поселенцев, наблюдая, как поглаживает и легонько похлопывает по крепким шеям лошадей молодая женщина в шляпке. Вот так и они с Илзе приехали в Просперити. У них были такой же старый потрепанный фургон, любовь, пятидесятифунтовый запас бобов и множество планов и мечтаний…

Даниель перешел улицу и вежливо приподнял шляпу, давая тем самым женщине понять, что перед ней джентльмен.

— Доброе утро, мэм, — сказал он.

Женщина улыбнулась и ответила приятным голосом со знакомым и таким приятным уху Даниеля мягким южным акцентом:

— Доброе утро, сэр.

В это время какое-то движение под брезентом привлекло к себе внимание Даниеля, и его осенило.

— Вы путешествуете со своими малышами?

— Да, — ответила женщина, отходя от лошадей. — Они сейчас в лавке со своим отцом.

Даниель задумчиво поскреб щеку.

— Если вы так в этом уверены, мэм, я бы хотел взглянуть в ваш.фургон, если не возражаете. Дело в том, что сейчас я как раз разыскиваю пару сбежавших амбарных мышек, у которых есть интересная привычка прятаться на задке фургонов.

Женщина снова улыбнулась и кивнула в знак согласия, слегка придерживая живот. До этого Даниель даже и не заметил, что она беременна.

— Бог свидетель, Енох и я хорошо присматриваем за своими детишками. Вот и еще один на подходе. Но что для нас совершенно лишнее, так это еще пара ребятишек.

Даниель уже зашел за фургон, когда до него вдруг дошло.

— Вашего мужа зовут Енох? — спросил он, не прикоснувшись к шевелящемуся брезенту на задке фургона и отступая в сторону, чтобы получше рассмотреть женщину.

Именно в этот момент из лавки на яркое солнце вышел мужчина с темными вьющимися волосами и улыбкой на лице. Рядом с ним шел ребенок, цепляясь за брюки, а другой малыш восседал на руках.

— Хозяйка лавки сказала, что Даниель живет в нескольких милях к востоку отсюда, — начал он.

Даниель издал какой-то кудахтающий звук, поскольку от неожиданности у него перехватило дыхание, а сердце бешено застучало в груди. Перед ним стоял его брат, тот самый, что долго бежал вслед за ним, плача, когда Даниель навсегда покидал родной дом, отправляясь на Запад. Это было так давно… Но здравый смысл подсказывал Даниелю, что Енох не мог получить его письма с приглашением переселиться в эти края и приехать из Северной Каролины так быстро.

— Даниель?! — воскликнул мужчина, опуская ребенка на землю. Он сорвал с головы шляпу, и перед Даниелем предстали родные знакомые черты и озорные карие глаза.

— Енох… — прерывающимся шепотом сказал Даниель, а потом громко и радостно закричал, обнимая брата: — Енох!

ГЛАВА 14

Однако никаких следов Хэнка и Джеммы Джоли не обнаружила ни на школьной площадке, ни в пансионе миссис Крейпер, не было их и на крылечке, запивающих лимонадом пирожные. Она была чуть ли не в панике, уверенная в том, что Блейк и Роуди похитили детишек, тем самым пополнив список своих злодеяний. В этот момент она выбежала на главную улицу и увидела прямо перед собой фургон.

Джоли внезапно осознала, что они там, еще до того, как бросилась к фургону: она была слишком взволнована, чтобы что-то соображать. Даниель спокойно стоял посреди улицы и оживленно разговаривал с бедно одетыми мужчиной и женщиной. Одежда их была настолько изношена и застирана, что просто непонятно, как она еще не рассыпалась в прах, а Даниель, казалось, был так поглощен разговором, что забыл о своих поисках.

Джоли остановилась в нескольких шагах от Даниеля, чтобы перевести дух, распрямила плечи и попыталась успокоиться, но ей это никак не удавалось. В итоге страх за детей превратился в дикий гнев.

— Даниель Бекэм, детишки, возможно, уже в нескольких милях отсюда, а ты тут стоишь и любезничаешь с незнакомцами!

Когда Даниель оглянулся, чтобы посмотреть, что за нахалка обращается к нему в таком тоне, на лице его было написано такое изумление, как будто бы он не знал, кто стоит перед ним, уперев руки в бока, в голубом ситцевом платьице, раздувая ноздри от гнева.

Изумление уступило место юмору, Даниель улыбнулся и ткнул указательным пальцем в фургон:

— Взгляни-ка на задок фургона. Полагаю, что там ты найдешь Хэнка и Джемму, во все глаза глядящих на тебя.

Джоли с трудом проглотила комок в горле: так потрясло ее неожиданное сообщение Даниеля. Ее чуть отпустило. Мужчина и женщина, разговаривавшие с Даниелем, смотрели на Джоли, однако она не могла найти в себе силы посмотреть сейчас в их лица. Она бросилась к повозке и подняла брезент. Разумеется, Джемма и Хэнк прятались внутри фургона. Джемма была явно в ужасе, Хэнк же, напротив, глядел вызывающе и в то же время испуганно. Прежде чем Джоли смогла вымолвить хоть слово, рядом с ней материализовался Даниель. Уперев руки в бока, он, прищурившись, пристально смотрел на маленьких мальчика и девочку.

— Так куда же именно вы собрались на этот раз? — сурово спросил он.

Хэнк вздернул подбородок и защитным жестом обнял Джемму за плечи своей сильной маленькой ручкой.

— Мы собрались туда, где будем кому-нибудь нужны, — честно ответил он.

Краем глаза Джоли отметила, как вздрогнул Даниель. Ясно, он убедил себя, что Джемма и Хэнк ничего не знают о том, что он намеревался навсегда вычеркнуть их из своей жизни, словно мула, который отказывается ходить в упряжке. Или жену, которую он никогда не хотел ставить на первое место в своей жизни.

Даниель быстро опомнился и кашлянул, снимая и вновь надевая шляпу на голову.

— Так вот, никуда вы не поедете с этими людьми. — Даниель взглянул на Джоли и продолжил: — Это мой брат Енох, а это его жена Мэри и их малыши Руфи и Холт. Они побудут у нас пару деньков, а затем отправятся в дом Джо Калли.

Джоли совсем запуталась в своих чувствах. С одной стороны, она была рада, что любимый брат Даниеля наконец-то будет с ним, а с другой стороны, она немного ревновала, потому что Даниель так обрадовался, увидев Еноха и Мэри. Но главным все же было чувство радости и благодарности Богу за то, что Джемма и Хэнк живы и здоровы. Джоли раскрыла объятия, и Джемма тут же обхватила ее шею своими тоненькими, как прутики, маленькими ручками.

Едва ребенок, дрожа, прижался к ней, Джоли почувствовала настоящее облегчение и крепко зажмурила глаза.

«Нас, женщин, — подумала она, — всегда тащат туда, куда мы не хотим идти, и только потому, что мужчина решил, что пора двигаться в путь».

— Мальчик может поехать с нами, — предложил Енох, когда Даниель помог Хэнку выбраться из фургона. Брат Даниеля был привлекательным, улыбчивым человеком с ровным характером, и Джоли он не мог не понравиться.

Загорелая тонкая рука нерешительно коснулась рукава Джоли.

— Вы, должно быть, жена Даниеля, — сказала симпатичная светловолосая женщина с каким-то робким оптимизмом в голосе. У нее были круглые, зеленые, простодушные глаза, в которых читалась затаенная надежда, что ее полюбят и примут в этом незнакомом ей месте. — Мы так надеялись, что он снова женится.

Джоли поудобнее пристроила Джемму на коленях и улыбнулась. Сейчас было не время и не место объяснять этой милой Мэри, что на самом деле она не новая жена Даниеля, а скорее всего просто экономка.

— Я Джоли, — сказала она, протягивая руку.

— Мэри, — ответила жена Еноха и слегка кивнула в знак приветствия.

И уже гораздо позже, когда в кухне было светло от керосиновой лампы, тепло от горячей печи, когда дети были накормлены и отправлены спать, а мужчины были в конюшне, Мэри объяснила причину их неожиданного приезда.

— Енох и я вздохнули с облегчением, когда узнали, что Даниель послал нам весточку, чтобы мы приезжали, — начала Мэри, не поднимая глаз от чашки с чаем и отпивая такими маленькими глотками, словно это была амброзия, вкус которой ее язык никогда больше не ощутит. — На старом месте дела у нас шли все хуже и хуже. Мы выбивались из сил и все равно ничего не могли поделать. Поэтому собрали наши пожитки и двинулись сюда в надежде, что сможем поселиться где-нибудь поблизости.

Глаза Мэри наполнились слезами, и сердце Джоли смягчилось еще больше. Она поняла, что эта симпатичная и милая женщина с двумя детьми на руках и третьим на подходе так и не видела хорошей жизни. И сейчас она оказалась в новом месте и не знает, что ее ждет.

Джоли в порыве нежности прикоснулась к руке невестки, и ее вдруг охватила безграничная печаль. Она и Мэри могли бы подружиться, делились бы секретами, вместе готовили бы угощения и сладости для друзей и соседей на Рождество. А вместо этого Мэри с мужем, который явно обожает ее, останутся здесь, а она, Джоли, будет отправлена в далекий Сан-Франциско. «С глаз долой — из сердца вон», — такова была философия Даниеля в отношении ее.

Мэри вытерла слезы своей маленькой огрубевшей ладошкой и недоуменно спросила у Джоли:

— Что-нибудь не так, Джоли? Ты вдруг стала такой грустной, почему?

Джоли заставила себя улыбнуться и покачала головой. Она просто не могла и не будет обременять и без того усталую молодую женщину еще и своими неприятностями.

— Не хочешь ли еще чаю? — спросила Джоли, однако голос ее звучал далеко не так счастливо и весело, как ей того хотелось бы.

Мэри, поколебавшись, пылко кивнула:

— О да, пожалуйста.

Джоли вновь доверху наполнила чашку Мэри крепким чаем из чайника, высокого, с голубой полосой на белом фоне, затем устроилась рядом, подперев рукой подбородок.

— Вы, наверное, все очень устали, проделав весь путь в фургоне.

— Мы добрались до Сент-Луиса на поезде, — пожала Мэри плечами так, словно сам этот факт уже превращал длительное, изматывающее переселение в воскресную загородную прогулку. — Мы истратили практически все наши деньги на фургон и съестные припасы. И мы так боялись, что не успеем перевалить через горы до наступления зимы.

— Но вы все-гаки добрались сюда. — мягко напомнила ей Джоли. — Целыми и невредимыми. И поверь мне, Даниель не оставит вас в беде. Я уверена, что ваш приезд для него первое радостное событие за многие месяцы — И снова Джоли загрустила: как бы она хотела, чтобы Джемма, Хэнк и она вызвали у Даниеля такую же радость.

Мэри крепко обхватила чашку с чаем, затем чуть расслабила пальцы.

— Должно быть, для Даниеля была настоящая трагедия, когда он потерял бедную Илзе и детей. Конечно, он так страдал.

Для Джоли эта тема была щекотливой и неприятной, ведь Илзе была женой, которую Даниель сам выбрал. Однако Джоли не сделала попытки уклониться от ответа.

— Да, он очень страдал, — согласилась она, глядя мимо Мэри и вспоминая, как понуро стоял Даниель у могилы Илзе со шляпой в руке. — Он очень любил ее.

Мэри провела кончиком языка по обветренным губам.

— Но теперь у него есть ты. И он выглядит счастливым.

Джоли улыбнулась, но лишь для того, чтобы не заплакать. Сейчас у нее просто не было душевных сил признаться Мэри, что Даниель женился на ней лишь потому, что не мог видеть, как вешают молодую женщину.

— Да, но только до тех пор, пока я ему нужна как женщина, — пробормотала Джоли так тихо, что Мэри вряд ли слышала ее.

В ту ночь Джоли и Даниель спали вместе в своей спальне, а Енох и Мэри в соседней, за стеной Джоли лежала с открытыми глазами, уставившись в потолок и скрестив руки на груди. Она думала о том, рассказал ли уже Даниель брату и его жене, как обстоят дела в этих местах.

— Ты уже рассказал Еноху обо мне? — тихо и осторожно спросила Джоли. — Ну, что я преступница и все такое…

Даниель глубоко вздохнул и издал странный звук, который можно было принять и за смешок, и за досадливое хмыканье.

— Вы не преступница, миссис Бекэм, — ответил он бесстрастным тоном. Джоли не смогла разобрать выражение его лица, потому что в комнате было слишком темно, поэтому она вынуждена была продолжать строить предположения:

— Но ведь ты рассказал им о том, что меня собирались повесить?

Последовала долгая пауза, потом неохотное:

— Да.

От унижения и обиды Джоли бросило в жар. Щеки ее просто запылали, и поэтому она была рада, что в комнате темно.

— Но ведь это же правда, — вполне резонно сказал Даниель после многозначительной паузы. — К тому же Енох и Мэри могут узнать об этом от посторонних. Не так уж много женщин приезжают в Просперити, чтобы их здесь повесили.

На это трудно было что-либо возразить. «Я ненавижу тебя, Даниель Бекэм», — подумала Джоли, а вслух спросила:

— А не забыл ли ты упомянуть, что я совершенно невиновна?

Даниель передвинулся на свою сторону их большой, массивной кровати, а Джоли снова густо покраснела, но на этот раз по иной причине. Громкий стон постельных пружин наверняка даст Еноху и Мэри понять, чем именно они сейчас занимаются, хотя на самом деле все не так.. В темноте Джоли все же разглядела белые зубы, блеснувшие, когда Даниель улыбнулся. Он нежно провел пальцем по ее лицу, спустился ниже к соску, который мгновенно отвердел и натянул нежный муслин ночной рубашки.

— Знаешь, я еще не встречал никого, кто был бы приговорен к повешению и при этом не божился бы, что он невиновен и чист, как первый снег, — поддразнил ее Даниель, и Джоли вдруг поняла, как ей хочется вновь ощутить теплоту и тяжесть его крепкого тела, как она любит Даниеля, его сдержанную силу и даже запах его выдубленной солнцем кожи.

Джоли отбросила его руку со своей груди именно потому, что так сильно его желала, и потому, что он был самым самонадеянным человеком, какого она когда-либо встречала в своей жизни.

— Оставь меня, — прошептала Джоли, надеясь, что он не воспримет это буквально. Даниель понял все правильно. Он нежно обнял ее и поцеловал в шею, и от этого прикосновения все ее нервные окончания словно вспыхнули искрами. В то же время другой рукой он тщательно исследовал каждый сантиметр ее бедер, скользя по тончайшей ткани ночной рубашки, медленно задирая ее вверх.

— Как скажешь, — выдохнул Даниель, добираясь ртом до ее соска, в то время как ладонь его легла на самую ее женскую суть, ставшую сразу влажной и горячей. — Так вы действительно хотите, чтобы я оставил вас в покое, миссис Бекэм?

Вместо ответа Джоли выгнулась и застонала в предвкушении удовольствия. Именно Даниель научил ее хотеть этого удовольствия. Его рот грел ей сосок, от его дыхания ткань ночной рубашки стала влажной. Джоли почувствовала, как помимо ее воли, вернее, не дожидаясь приказа, ее бедра сами начали двигаться в такт движению мозолистой руки Даниеля, которая нажимала на самое интимное ее место.

Даниель расстегнул пуговички ее ночной рубашки, и его крепкие пальцы неожиданно сделались легкими и нежными. Он обнажил ее грудь, которую ласкал.

— Так что же скажете, миссис Бекэм?

— Нас могут услышать, — прошептала Джоли, у которой уже закружилась голова от сладкого желания, которое он возбудил в ней. — Дети… Енох и Мэри… они подумают…

— Они подумают, что я имею сейчас свою жену, — закончил за нее Даниель хриплым низким голосом, и его губы сомкнулись вокруг ее соска, а палец в это время проник вглубь Джоли.

Она выгнулась дугой и больно закусила нижнюю губу, чтобы не закричать в сильнейшем экстазе. Хотя Даниель часто занимался с ней любовью, страсть всегда была для Джоли как сюрприз, потому что охватывала ее внезапно и сильно. Даниель никогда не говорил нежных слов, однако в том, как он заставлял Джоли получать наслаждение, а потом отдавать его, заключалась целая поэзия.

Джоли засунула руки под подушку, распластавшись на спине перед Даниелем, и под его руками ночная рубашка поползла вверх. Взгляду Даниеля открылись груди Джоли, ее плоский живот и наконец шелковистый треугольник, приютившийся между бедрами. Снова и снова подводил он ее на самый край пропасти, чтобы только в последнюю секунду дать ей упасть вниз, словно звезде в ночном небе.

В конце концов Джоли не смогла больше сдерживать свое желание. Она хотела, чтобы он взял ее.

— Даниель… — всхлипнула она, и его имя прозвучало как мольба, как приказ, как капитуляция.

Даниель коленом развел ей бедра и лег на Джоли, дав ей почувствовать свой вес, силу и власть.

— Скажи, что ты хочешь меня, Джоли! — потребовал Даниель, лаская одной рукой ее щеку, а другой смахивая влажные пряди золотых волос, прилипших к ее коже.

— Ты ведь знаешь!

— Скажи!

— Я хочу тебя, черт тебя побери, Даниель, я хочу тебя!

Его пальцы нежно накрыли ей рот, заглушая крик блаженства, который Джоли не могла сдержать, когда он вошел в нее, и Джоли почувствовала, что все внутри у нее воспламенилось.

На этот раз Джоли было абсолютно все равно, скрипят ли пружины кровати так, что их слышно даже в Просперити. Она просто лежала, крепко прижавшись к груди Даниеля и постепенно приходи-ла в себя. Сейчас ей казалось, что каждая клеточка ее тела наполнена медом, и она была не в силах Шевельнуться или произнести хоть слово.

Даниель прижал ее к себе, и его губы коснулись ее лба.

— О Джоли! — хрипло простонал он. — Что есть в тебе такого, что заставляет меня забывать все зароки, которые я себе даю.

Даже если бы Джоли знала ответ на этот вопрос, она все равно не смогла бы на него ответить, потому что у нее попросту не было сил. К тому же она знала, что в действительности Даниель и не ждет от нее ответа, поскольку спрашивает он не ее, а себя. Джоли и не думала полагать и даже вообразить себе, что Даниель не можег сопротивляться ей, потому что любит. Вот так, как любит его она.

Когда они успокоились и Даниель заснул глубоким сном, закрыла глаза и Джоли, унесясь в солнечный мир, где ее ожидали сладкие грезы.

Ей показалось, что она только что сомкнула глаза, когда Даниель привычным толчком разбудил ее, вылезая из теплой кровати. Она шевельнулась было, чтобы дотронуться до его крепкой широкой спины, но в последний момент передумала и отдернула руку.

— Думаю, что во мне уже растет ребенок, — сказала Джоли. Слова эти прозвучали неожиданно как для Даниеля, так и для самой Джоли. Она вовсе не задумывалась об этом, ну да ведь «слово — не воробей…» Тем более, что они останутся между ними.

— Должны были наступить наши женские дела, но их нет…

Даниель взял ее за подбородок и посмотрел на нее так, словно она подожгла поле спелой пшеницы.

— Ты не ошибаешься?

Джоли почувствовала себя совсем несчастной. У нее всегда были затруднения с любыми цифрами, не говоря уже о том, чтобы нацарапать пару слов на бумаге. Однако на этот раз она точно подсчитала свои дни.

— Никакой ошибки нет, — сказала она. Даниель что-то тихо пробурчал и отпустил ее подбородок. Джоли приподнялась на локтях, глядя на мужа.

— Ты ведь фермер, Даниель, — едко сказала Джоли. — Тебе должно быть известно, как получаются дети

Даниель продолжал одеваться. Вместо ответа она услышала неразборчивое бормотание. Джоли откинулась на кровати и закуталась в одеяло, обиженная до глубины души и злая.

— Скажите мне, мистер Бекэм. вы действительно принимаете меня за шлюху? Вы что, считаете меня такой же, как они, как Пилар, и думаете, что я каким-то образом знаю, как предохраняться от беременности?

Даниель остановился и так посмотрел на Джоли, что на какую-то секунду ей показалось, будто сейчас он ударит ее.

— Я ни о чем таком не думал, — гневно бросил Даниель. — И мы уже обо всем договорились с Пилар. Этот вопрос закрыт.

Джоли вскочила с кровати и подошла к мужу вплотную, крепко сжав кулачки.

— Закрыт потому, что ты так решил?

— Тише! — приказал Даниель. — Ты перебудишь весь дом!

— Ночью ты об этом не беспокоился! Даниель погрозил пальцем перед ее носом:

— Джоли, предупреждаю тебя…

— О чем? — свирепо спросила Джоли, приподнимаясь на цыпочки. — Да ты просто жалкий лицемер, Даниель Бекэм. По воскресеньям ты ходишь в церковь и притворяешься очень набожным, но правда заключается в том, что тебя ни черта не волнует, кто готовит тебе еду, стирает твою одежду и… и регулярно выполняет свои супружеские обязанности!

Их прервал взрыв громкого смеха за тонкой стенкой. И хотя в комнате царил предрассветный сумрак, Джоли с удовольствием заметила, что Даниель густо покраснел.

— Тогда помоги мне, и я не буду жить с капризной женщиной!

Джоли схватила со спинки кресла свою блузку, которую накануне аккуратно повесила, и стеганула ею Даниеля ниже пояса.

— Ни слова больше! — взорвалась она. — У меня будет твой ребенок и, будь я проклята, если позволю, чтобы ты отверг его так же, как отверг меня, Даниель Бекэм!

С этими словами Джоли схватила одежду в охапку и шмыгнула за ширму, чтобы привести себя в порядок. Движения ее были злыми и порывистыми, но ей все же удалось надеть одежду, ничего не порвав. Когда она вышла из-за ширмы, Даниеля уже не было в комнате.

Бормоча ругательства, Джоли ополоснула лицо, расчесала волосы, заплела их в косы и уложила на голове на манер короны. Спустившись через несколько минут в кухню, она нашла там Мэри, уже вовсю хлопотавшую по хозяйству. Печь была натоплена, на плите закипал кофейник, в глубокой миске уже замешано тесто для блинов, на любимой сковородке с длинной ручкой уже шипели ломти бекона.

— Как же приятно снова поработать в настоящей кухне! — тихо сказала Мэри, стараясь не смотреть на Джоли, но через секунду открыто заглянула ей прямо в глаза. — Надеюсь, ты не в обиде на меня за то, что я хозяйничаю на кухне?

Джоли знала, каково это — готовить пищу в тряском фургоне, да еще на протяжении недель и месяцев. Она поняла Мэри и ободряюще улыбнулась ей:

— По крайней мере уже легче — не одной мне готовить завтрак на всю ораву.

Мэри улыбнулась, и ее зеленые глаза озорно блеснули.

— В таком случае, договорились! — почти пропела она.

К тому времени в кухню ввалились Даниель, Енох и Дотер, растирая покрасневшие от ледяной воды лица и руки. Еда была уже подана на стол, и все расселись. Даниель даже не взглянул на Джоли, хотя та сидела рядом с ним, и сегодня Джоли была даже рада этому.

Енох время от времени поглядывал то на Даниеля, то на Джоли, затем снова принимался за еду, но казалось, что он едва-едва сдерживает смех. Да-да, было совершенно очевидно, что ему очень хочется рассмеяться вслух, и, без сомнения, внутри он просто покатывался со смеху.

Джоли помертвела, припомнив, как она металась и стонала в объятиях Даниеля прошлой ночью, и то, что она говорила сегодня утром.

К счастью, мужчины скоро закончили завтрак и отправились во двор, чтобы запрячь фургон Еноха. В это время стали спускаться вниз заспанные детишки: сначала Хэнк и маленький Холт, затем Руфи и Джемма.

Когда Енох просунул свою голову в дверь кухни и объявил, что все готово для поездки на новое место для обустройства там, все четверо мгновенно проглотили остатки завтрака и поспешили к конюшне.

— Домой, — тихо пробормотала Мэри, сверкая изумрудными глазами. — Да, мы едем домой.

Джоли улыбнулась. Господь свидетель, сколь много страданий пришлось ей перенести, однако Джоли было легко и радостно на душе при виде кого-то, кому улыбнулась фортуна. Джоли, торопясь, побросала грязные тарелки в миску с горячей мыльной водой отмокать — обычно она так не делала, но сейчас был необычный день, — сняла фартук и поспешила за Мэри в солнечное сентябрьское утро.

Глядя на ухабы на дороге и скрипящие рессоры старого фургона Еноха и Мэри, можно было прийти к выводу, что проще было бы дойти пешком до соседней фермы. Джоли и Мэри так и поступили. Они шли, весело переговариваясь, а Хэнк и четырех-летний Холт «правили» лошадьми, держась за вожжи. Руфи забралась на плечи Еноха и гордо восседала там. Когда Джемма молча поглядела на Даниеля, тот улыбнулся, и она тоже оказалась на его крепких плечах.

Джоли испытывала странные чувства. С одной стороны, это было ощущение какого-то праздника, но, с другой стороны, этот праздник отравляли тягостные мысли, которые не покидали Джоли. Стояла осень, закончилась уборка урожая, и теперь она сама, и Хэнк, и Джемма не могли претендовать на то, чтобы быть частью семейства Бекэмов.

Нан Калли увезла все свои личные вещи, одежду, даже расчески, и Библию, подаренную ей на свадьбу. Однако основные предметы обстановки остались в доме. У Джоли дрогнуло сердце, когда они с Мэри вытащили перины во двор и принялись вытряхивать их там, а потом заменили шторы, висевшие на толстых веревках, и отложили их в стирку. Жизнь имеет обыкновение меняться, как русло реки, и иногда это случается в один момент.

— Енох рассказал мне, что мистера Калли укусила змея, — сказала Мэри чуть позже, когда мужчины принялись разгружать фургон и вносить в дом коробки, корзины, бочонки. Джоли молча кивнула, проглотив комок, подкативший к горлу. Она очень скучала по Джо, по его неунывающему характеру, дружелюбию и радостному насвистыванию, и очень часто Джоли тосковала по теплым беседам, которые они вели с Нан Калли.

— А ведь на месте Джо мог оказаться Даниель, — сказала Джоли, похолодев от ужаса при одной мысли об этом.

— По пути сюда, — продолжала Мэри, — в быстрой реке утонула маленькая девочка, когда мы вместе переправлялись. — Мэри перестала прибираться и прислонилась к перильцам, ограждавшим небольшой загон, примыкающий к конюшне. — А у самого форта Деверо мы похоронили несколько семей, умерших от гриппа. — Мэри погладила рукой по своему чуть округлившемуся животу и подняла глаза к кристально голубому небу. — Хотела бы я знать, почему Господь провел всех этих людей через нападения индейцев, сквозь непогоду и тяготы долгого пути, чтобы успокоить их навечно на расстоянии брошенного камня от конечной цели их пути.

Это замечание Мэри снова заставило Джоли задуматься, по крайней мере на секунду, о своем будущем.

— Полагаю, единственное, на что мы можем рассчитывать в этой жизни, это на то, что все в ней меняется, — сказала Джоли. — Врт и этот теплый и ласковый сентябрьский день скоро закончится, и вообще скоро задуют холодные ветры и настанет суровая зима.

Чуть позже Даниель и Енох отправились в городок Просперити закупить кое-что про запас, взяв с собой мальчишек. Мэри и Руфи свернулись калачиком и заснули на мягкой перине под теплыми лучами солнца. Дотер что-то приколачивал в конюшне.

Так Джоли и Джемма остались одни. Они пошли домой, держась за руки и шлепая по дороге, поднимая облачка пыли.

— Меня и моего брата скоро увезут, — внезапно заявила маленькая девочка, складно сложив слова в целое предложение. Джоли редко слышала, чтобы она говорила так много за один раз.

— Да, я знаю… — только и ответила Джоли. Дальше они шли молча, пока не показались знакомые строения фермы.

— Полагаю, вот почему вчера вы с Хэнком спрятались в фургоне Еноха и Мэри.

Джемма важно кивнула:

— Хэнк сказал, что этот фургон поедет в Калифорнию.

— Так-так, — задумчиво сказала Джоли, как бы приглашая к откровенности.

Малышка посмотрела на Джоли, и в ее глазах отразилась ее непорочная маленькая душа.

— Я поняла, что ты и мистер Бекэм не хотите нас, — сказала Джемма и повела маленьким плечиком, как будто это не имело для нее никакого значения.

Джоли в смущении отвела глаза, мысленно в который раз кляня Даниеля Бекэма за его упрямство и каменное сердце. Прошло довольно много времени, прежде чем Джоли смогла заговорить.

— На всем белом свете не найдешь лучшей девочки, чем ты, — в конце концов только и смогла сказать она. — Поэтому не надо думать, что никто не любит тебя. В жизни порой бывает так, что люди не могут иметь то, чего хотят, даже если это самое заветное желание их сердца.

Маленькие пальчики Джеммы ухватились за руку Джоли.

— А ты можешь отвезти нас обратно на церковный двор? — спросила она. — Хэнк говорит, что там живет Иисус. Ты и я могли бы найти Его и попросить, чтобы мистер Даниель передумал и оставил нас. Тогда бы мы смогли пойти в школу и все такое…

По запыленному лицу Джоли ручьем потекли слезы, несомненно, оставляя извилистые бороздки. Она быстро вытерла их рукавом ситцевого платья.

— Мы еще поговорим об этом, когда ты будешь молиться на ночь.

Дома Джоли быстро сделала бутерброды с ветчиной, выложила на тарелку маринованные персики, и они с Джеммой сели за стол. Вдруг откуда ни возьмись появился кот Левитикус. Он терся о ноги и пронзительно мяукал, пока не получил своей доли копченой ветчины. С ним поделилась великодушная Джемма. Затем Джоли отправила девочку наверх немного поспать.

Джоли стояла у каминной доски, вглядываясь в свадебную фотографию Даниеля и Илзе, когда услышала, как хлопнула входная дверь. Несмотря на то, что перед расставанием они обменялись редкими словами, несмотря на то, что Даниель по-прежнему предпочитал фотографию Илзе живой жене, сердце Джоли подпрыгнуло от перспективы увидеть его снова.

— Даниель? — позвала она тихим голосом, опасаясь разбудить Джемму, потом поправила прическу и повернулась к двери, улыбаясь помимо своей воли.

Однако не Даниель стремительно миновал столовую и поднялся по лестнице наверх. Это был Блейк Кингстон. Он остановился в дверном проеме, опираясь плечом о косяк, выглядя как затравленный уголовник в грязном и вонючем костюме, поношенных ботинках и засаленной старой шляпе.

Джоли тут же встала между Блейком и спящей на кровати девочкой

— Что ты тут делаешь? — шепотом требовательно спросила она. Джоли показалось, будто из нее кто-то выпил всю кровь, в глазах у нее потемнело и стали подгибаться ноги. Взглянув на себя в небольшое овальное зеркало, висевшее на стене, Джоли увидела, что мертвенно бледна.

Блейк с гадким смешком двинулся вперед, подошел к спящей Джемме и накрутил на палец ее локон. Девочка недовольно заворочалась, но не проснулась. У Джоли замерло сердце, потом заработало снова.

— А она весьма похожа на тебя, — задумчиво сказал Блейк, все еще склонившись над Джеммой. — И люди поверят, что это твой ребенок.

— Убирайся отсюда! — выдохнула Джоли, хватая Блейка за руку. — Убирайся, пока не пришел Даниель. Если он застанет тебя здесь…

— Меня это не очень беспокоит, — ответил Блейк, посмеиваясь и позволяя увести себя из гостиной на кухню. — Роуди в конюшне. Думаю, он не промахнется.

Джоли так побледнела, словно столкнулась нос к носу с привидением. Она знала, что для Роуди не составляет никакого труда пристрелить человека. Он уже доказал ей, убив того старика из банка в день ограбления, а Даниель и Хэнк могли показаться в любой момент.

ГЛАВА 15

Блейк гнусно ухмыльнулся, глядя на Джоли, и дулом пистолета указал на печь. — Свари мне кофе, — приказал он.

Джоли расправила вспотевшими ладонями юбки и подчинилась, стараясь сохранить как можно больше достоинства.

— Повторяю, ты и Роуди прямо-таки хотите, чтобы вас вздернули, — зло бросила она, открывая буфет и доставая с полки кружку.

Перед ней верхом на стуле сидел сейчас человек, которого она когда-то, причем совсем недавно, считала своим другом. А Блейк сдвинул назад шляпу, помогая себе стволом «кольта» 45-го калибра.

— Могла бы предложить и виски, если оно есть у этой деревенщины.

Джоли вздрогнула от неожиданной мысли, пришедшей ей в голову, как только он произнес эти слова.

— В кладовой есть немного, — небрежно сказала она, надеясь, что озарившая ее идея не отразилась у нее на лице, когда она направилась в маленькую комнату.

— И поторопись! — крикнул ей вдогонку Блейк, засовывая пистолет в кобуру. — Мы с Роуди стали немного нервными, ошиваясь здесь.

В полумраке кладовой Джоли схватила большую коричневую бутыль, которую ей показал однажды Даниель, и щедро плеснула в кружку Затем — добавила на три пальца виски в надежде перебить вкус другой жидкости.

— Эй, ты что там застряла? — послышался нетерпеливый голос Блейка. Джоли вернулась на кухню и поставила перед ним кружку. Она была довольна, что пока все шло, как она задумала, но и страшно боялась, потому что подвергалась огромному риску, надувая отпетого уголовника таким образом. Никто не мог сказать, что он сделает, случись ему открыть ее обман.

Но Блейк сделал большой глоток пойла, которое она ему приготовила, и закрыл глаза. Джоли уставилась на него, не дыша и молясь Богу, чтобы Блейк не распознал вкус опиума. И только сейчас Джоли вдруг вспомнила о Роуди. Что он станет делать, когда Блейк впадет в невменяемое состояние? Она могла только надеяться, что Роуди останется на своем посту в конюшне, пока она не доберется до пистолета Блейка. Ну, а если Даниеля все же угораздит некстати вернуться, что ж, в таком случае Джоли остается только уповать на милость Господню.

Наконец Блейк принялся широко зевать, но упрямо допил и кофе, и зелье до дна судорожными глотками, после чего стукнул кружкой по столу.

— Самый отвратительный кофе, который я когда-либо пил, — пробормотал он. — Словно мне влили огненную воду.

Испугавшись и решив, что только виски может сейчас помочь, Джоли опрометью бросилась в кладовую за бутылкой с остатками бренди. К тому времени, когда она вернулась в кухню, Блейк уже уронил голову на стол и громко храпел. Трясясь от страха, Джоли подобралась к его кобуре и торопливо выхватила из нее пистолет. Блейк заворчал и попытался сесть, но это оказалось свыше его сил, и он снова уронил голову на стол. Шляпа его свалилась с головы, покатилась по столу и упала на пол.

Едва Джоли успела взять в руки тяжелое оружие, как открылась дверь кухни, и в проеме показался Роуди Флит.

— Блейк попался, — храбро сказала Джоли и приготовилась стрелять, если к тому ее вынудят обстоятельства. — Ничто его не спасет, как не спасет и тебя, Роуди Флит. Так. что брось-ка ружье и сдавайся!

Роуди злобно усмехнулся, потихоньку пятясь к двери. Под его левым глазом все время дергался маленький мускул, словно у него был нервный тик.

— Чтобы я сдался бабе?! — прорычал Роуди. — Да лучше пусть меня пристрелят!

Джоли понимала, что в одиночку ей не совладать с двумя опасными уголовниками, даже если один из них находится в полубессознательном состоянии. Поэтому она не предприняла серьезной попытки остановить Роуди. Спустя несколько секунд она заслышала на лестнице грохот его сапог, затем раздался цокот копыт во дворе, и все стихло. Только сейчас Джоли облегченно вздохнула, благодаря Бога, что осталась живой после такой передряги. Что не убили ее. Или Даниеля.

Появилась, протирая глаза, Джемма и сонно уставилась на нежданного гостя, храпевшего за обеденным столом. Когда же девочка перевела взгляд на Джоли, то застыла в изумлении, увидев в ее руках «кольт» 45-го калибра.

— Джемма, быстренько сбегай в конюшню и принеси мне веревку. Столько, сколько сможешь найти, — спокойно сказала Джоли.

Малышка бросила еще один взгляд на Блейка, который пялился на Джоли пустыми глазами покойника, явно неспособного двигаться. Джемма показала ему язык и выбежала через заднюю дверь.

Джоли облизнула пересохшие губы и крикнула вдогонку девочке:

— Если увидишь мистера Бекэма или Дотера, пусть как можно быстрее идут сюда.

Блейк несколько раз моргнул, словно пытаясь стряхнуть с себя действие наркотика, но у него ничего не получилось, и он опять захрапел.

— Я не видела мистера Даниеля или кого-либо еще, — сообщила Джемма, когда вновь появилась на кухне. С собой она принесла моток толстой бельевой веревки, достаточной, чтобы связать по рукам и ногам Гулливера.

Джоли положила пистолет на разделочный столик подальше от Блейка, чтобы тот не смог до него дотянуться, если проснется, потом завела его безвольные руки за спину и привязала их по отдельности к спинке стула, а каждую ногу привязала к ножкам обеденного стола. Для верности прикрутила его к стулу еще и за талию.

Едва она покончила с этим делом, как во дворе послышались звуки подъехавшего фургона. Это был чей-то муж и покровитель Даниель Бекэм, а значит, все волнения позади.

Пряча «кольт» 45-го калибра в складках юбок, Джоли поспешила вниз и остановилась, наблюдая, как из фургона выбираются Даниель и Дотер, как они снимают на землю Хэнка и Холта.

Только при виде их Джоли впервые до конца осознала, как смертельно она испугалась. Оглядев себя, Джоли заметила, что сильно вспотела, под мышками выступили темные пятна, спутанные волосы налипли на потную шею и лоб. Однако она тут же забыла про все это и кинулась бегом через двор, чтобы броситься в объятия Даниеля. Следом за ней бежала и Джемма.

— А на кухне сидит привязанный к столу мужчина, — крикнула малышка, указывая на дом. — А его лошадка в конюшне.

— Гром и молния! — пропищал Хэнк, когда его поймал за воротник Дотер, предотвратив тем самым попытку мальчишки со всех ног броситься туда.

Даниель, хмурясь, посмотрел на Джоли, однако больше изумленно, чем раздраженно, хмыкнул при виде пистолета.

— Ну-ну, миссис Бекэм, — поддразнил он ее, — я всегда подозревал, что вы не самая лучшая в мире кухарка, но никогда не думал, что вы дойдете до того, что станете пугать до смерти пришедшего на ужин гостя.

Сжав кулачки, но чертовски довольная, что его сильная рука обнимает ее за талию, Джоли вознамерилась было ударить его в грудь, но в последний момент остановилась.

— Это вовсе не смешно, Даниель, — торопливо сказала Джоли, нервно оглядываясь на дверь. — Там Блейк Кингстон.

Все шутливое изумление и вместе с ним и румянец мигом исчезли с лица Даниеля. Взглянув на Дотера, он пересчитал патроны в барабане «кольта» и поспешил в дом.

— Ты и Джемма оставайтесь здесь, — приказал он, не оглядываясь. Но они не подчинились и побежали за мужчинами на кухню.

Когда Дотер увидел, как Джоли связала Кингстона, то не смог удержаться от непочтительного смешка.

— Однажды я уже видел, как в одном местечке точно так же связали крепкого мужика, — объяснил свое веселье Дотер. — Это было в публичном доме в Текра…

Даниель угомонил несносного работника строгим взглядом, не очень-то вежливо схватил Блейка за волосы, приподнял его голову и, нахмурясь, посмотрел в бесчувственное лицо бандита.

— Черт побери, да что ты с ним сотворила, Джоли? Оглушила сковородкой, что ли?

Джоли немного успокоилась.

— А разве есть где-нибудь кровь? — парировала она. — Просто я дала ему немного лекарства вместе с виски и тем кофе, что остался с утра. — Тут Джоли нахмурилась. — Ты что, думаешь, я его убила?

Даниель отпустил голову Блейка, и тот глухо стукнулся лбом об стол.

— Так это от твоего кофе? — продолжал поддразнивать ее Даниель, удовлетворенно хмыкнув, когда она покраснела от злости. Затем он раскрыл карманный нож и принялся перерезать веревки, опутывавшие Блейка.

— Удивляюсь, как это она не привязала его шею к ручке насоса, — сказал Даниель Дотеру.

У Джоли от изумления расширились глаза:

— Ты что, хочешь его отпустить?

Мужчины обменялись взглядами, которые Джоли предпочла не толковать.

— Да нет, миссис Бекэм, — между делом ответил Даниель. При этом он так же легко поставил Блейка на ноги, как Джемма свою тряпичную куклу. — Мы его отвезем в город нанести небольшой визит начальнику полиции.

Джоли шагнула к двери, словно могла загородить дорогу Даниелю.

— Где-то здесь бродит Роуди, — прошипела она. — Он, вероятно, только того и дожидается, когда вы поедете в город в фургоне, с тем чтобы можно было перестрелять вас и смыться с Блейком.

— Она может оказаться права, — заметил Дотер. Он задумался над ее словами, и Джоли с благодарностью оценила это. — Может, мне лучше одному поскакать до Просперити и вернуться с начальником полиции и подмогой?

Джоли озабоченно посмотрела на Даниеля, зная, что от него зависит окончательное решение, и молилась про себя, чтобы хоть раз в жизни этот Даниель отказался от своего бараньего упрямства.

— Ладно, так и сделаем, — после продолжительного раздумья ответил Даниель. — Думаю, что смогу присмотреть здесь за этим парнем и сам, пока подоспеет подмога. Да, по пути в город заскочи к Еноху и скажи, чтобы не отпускал Мэри и детишек далеко от дома.

Дотер кивнул, зашел в кабинет за ружьем и поскакал прямой дорогой в Просперити.

Даниель затащил Блейка в кладовую, запер дверь и подпер стулом дверную ручку. А затем, словно прийти домой и найти там связанного бандита было самым обычным делом, мистер Бекэм потрепал Хэнка и Джемму за волосы и приказал:

— А ну, вы двое, марш наверх и убедитесь, чистая ли у вас одежда, чтобы ходить в школу. Учеба начинается завтра.

Детишки мгновенно, не прекословя — с Даниелем такого ни разу не происходило — наперегонки бросились выполнять распоряжение.

Даниель сам налил себе кофе из кофейника, простоявшего на печи весь день, сделал маленький глоток, поморщился от отвращения и выплеснул содержимое кружки в раковину.

— Похоже, что у вас, миссис Бекэм, уже вошло в привычку принимать уголовников, — ехидно сказал Даниель.

Джоли смотрела, как Даниель наполнил чистой водой кофейник из ведра, стоявшего поодаль, и поставил его на огонь, чтобы сварить свежий кофе.

— Нет, мистер Бекэм, — ответила она как можно суше, хотя вся кровь в ней кипела от возмуще-х ния, — просто у меня вошло в привычку оставаться живой. Я не приглашала Блейка и Роуди, они сами пришли. К тому же я ведь говорила вам, что они сшиваются в округе, а вы не захотели меня слушать.

— Я был занят на уборке урожая, — ответил Даниель, помешивая угольки в печи, куда он затем подбросил дров.

Но Джоли сейчас была вовсе не в настроении выслушивать его оправдания.

— Я говорю, Даниель Бекэм, что иногда вы упрямее и тупее барана! — заявила Джоли, хватая обрезки веревки. — Неужели вы и в самом деле считаете, что я и мистер Кингстон одна компания, что я поджидала его? Разве вы когда-нибудь заходили на кухню и находили там Нан или Верену, связанных как жареный рулет?

Даниель ухмыльнулся и прислонился к раковине, скрестив руки на груди.

— Остынь, Джоли, — сказал он. — Ведь, согласись, странное дело получается, когда человек приходит домой и находит убийцу в собственной кухне. Не сердись, я сказал, не подумав.

— Сдается мне, что вы частенько это делаете, — ответила Джоли, размахивая обрезками веревки. Даниель так разрезал веревку, что короткие обрезки уже ни на что не годились, и Джоли решила сжечь их.

Тут муж удивил Джоли, нежно взяв ее за запястья и притянув к себе.

— Ты совершила смелый поступок, — сказал он. — Глупый, но смелый.

Джоли уже было набрала в легкие воздух, чтобы шумно выразить протест по поводу слова «глупый», но ничего не сказала, увидев радость, сверкавшую в голубых глазах Даниеля.

— У меня не было особого выбора, — чопорно сказала Джоли. — К тому же Блейк никогда бы не позволил мне зайти со сковородкой к нему за спину.

Даниель усмехнулся, погладил Джоли по щеке и приподнял ее лицо, чтобы поцеловать.

— Этого никогда не позволю и я, миссис Бекэм, — пробормотал Даниель, касаясь ее рта своими теплыми и мягкими губами, кончиком языка он слегка раздвинул ее губы, умело подготавливая ее, а потом, когда ее рот раскрылся навстречу ему, поцеловал ее с такой страстью, что у Джоли подкосились ноги.

Она вцепилась в рубашку Даниеля обеими руками, пытаясь сохранить равновесие, но в это время в комнату вбежали Джемма и Хэнк. От волнения по поводу того, что завтра пойдут в школу, они совершенно забыли обо всем на свете, даже о том, что в кладовой заперт бандит.

Джемма надела воскресное платье, а Хэнк напялил курточку и гетры и даже попытался причесать непослушные вихры.

Их страстное желание стать как все остальные дети, ходить в школу, иметь родителей и дом болью отозвалось в сердце Джоли.

— А во сколько нам надо быть завтра в школе? — задыхаясь, спросил Хэнк.

— В восемь, — ответил Даниель. Джоли сделала попытку высвободиться из его объятий, но он не позволил.

— Но нас ведь собирались отослать отсюда, — напомнила Джемма Даниелю, смущенно глядя на него. Хэнк легонько толкнул сестру в бок. Даниель улыбнулся. «Немного грустновато», — подумала Джоли.

— Вы останетесь здесь до тех пор, пока я не решу, что с вами делать. Ну а теперь в доме накопилось много работы, так что снимайте эти лохмотья и вперед за дело.

Как всегда, детишки мгновенно послушались Даниеля, им не нужно было повторять дважды.

— Что заставило тебя передумать? — мягко спросила Джоли, у которой дух захватывало от ощущения его близости. — Я имею в виду, не отвозить детей в Спокан…

Даниель нежно накрутил ее локон на свой палец, похоже, это ему очень понравилось.

— Просто увидел малышей Еноха, вот и передумал, — хрипло ответил Даниель. — И потом, без Хэнка и Джеммы здесь стало бы слишком пусто и тихо. Кроме того, если бы я отвез их в Спокан, кто знает, в чей фургон они заберутся и где окажутся, вот о чем я подумал…

Джоли задрожала от одной мысли о том, что детишки одни на дороге или, хуже того, во власти Роуди или ему подобных.

— Но ведь это бессердечно, — возразила Джоли, — дать надежду детям, чтобы потом разрушить ее.

— Я знаю некоторых достойных и уважаемых людей, которые приедут сюда по весне, чтобы посмотреть, где бы тут поселиться. Кто-нибудь возьмет себе и пару малышей.

Джоли вздохнула. Надо было иметь ангельское терпение, слушая разглагольствования Даниеля на эту тему, но пока дети никуда не уезжали и были в безопасности. Для Джоли этого на сегодня было вполне достаточно.

Джемма и Хэнк, как котята, по пятам следовали за Даниелем, выполняя те мелкие поручения, которые он давал им по дому. Вот и сейчас они поспешили за ним, когда Даниель направился в конюшню.

Джоли тем временем принялась накрывать на стол на пятерых, принимая в расчет Дотера. Она принесла яйца, сметану и масло, затем сходила в коптильню и принесла большой кусок ветчины. Сегодня вечером у них будет праздник.

Когда копченое мясо подогрелось в печи, Джоли решила, что было бы неплохо что-нибудь испечь на сладкое, и вспомнила о муке, которая была в кладовой. Она нерешительно посмотрела в сторону запертой и подпертой стулом двери.

Нет, она даже и не помышляла о том, чтобы пойти туда. Подождет, пока вернется Даниель, и попросит его принести муку и специи, ну, еще картошки, чтобы сварить на ужин, и, может быть, немного брюквы на гарнир к ветчине…

Даниель продолжал заниматься мелкими домашними делами, а драгоценное время, за которое Джоли могла бы сварить картошку или испечь пирог, уходило. И потом, конечно же Блейк еще не успел очухаться, решила Джоли, она ведь дала ему достаточно виски и опиума. Такой дозой можно свалить и быка.

Чуть закусив губу, она подкралась к запертой двери кладовой.

— Блейк?.. — тихо, с замиранием сердца позвала Джоли. — Блейк?

Ответа не было. Джоли еще немного поколебалась, затем отодвинула стул, подпиравший дверную ручку. Это оказалось чуть ли не роковой ошибкой. Она еще только тянула руку к дверной ручке, когда дверь внезапно распахнулась, и из кладовой выскочил Блейк с перекошенным лицом и глазами, в которых еще бушевала ярость. В руке у него был длинный кривой нож, который он высоко занес над головой. Цедя сквозь зубы грязные ругательства, он бросился на Джоли.

Она пребывала в таком шоке, что казалось, ничто не может вывести ее из него. Но дикий вопль, который она издала, помешал маниакальной попытке Блейка вонзить в нее нож.

Буквально секунды спустя Даниель уже влетел в кухню, и они с Блейком сцепились в смертельной схватке. Блейк был полон решимости убить Даниеля.

Перепуганная насмерть Джоли схватила сковородку обеими руками и попыталась достать ею голову Блейка. А тот, несмотря на то, что был меньше Даниеля, продолжал драться с такой яростью, на которую способны только сумасшедшие. Джоли прыгала вокруг него, размахивая сковородкой. Но когда Блейку удалось разрезать рубашку Даниеля, оставив на его груди кроваво-красный след, Джоли пронзительно завизжала от ярости и страха и со всей силой ударила сковородкой. Но она промахнулась: удар пришелся по печи, и был он такой силы, что у Джоли чуть не вылетели все зубы.

Даниель издал громовой рык, словно потревоженный медведь, и резким ударом выбил нож из руки Блейка. Затем, размахнувшись, нанес последний страшный удар в солнечное сплетение бандита, и тот рухнул на пол.

— Скажи мне, ради Бога, Джоли, мать твою растуды, зачем ты выпустила его из кладовой? — проревел Даниель, когда Джоли подтащила мужа к раковине и принялась осматривать его грудь. От левого плеча почти до правого бедра ее пересекала резаная рана, которая кровоточила, но, к счастью, была неглубокой.

Джемма и Хэнк замерли у порога, округлив глаза от ужаса.

— Все в порядке, — твердо сказала Джоли, бросив на них быстрый взгляд. — А теперь бегите на дорогу и посмотрите, не едут ли Дотер и начальник полиции.

Неохотно, но дети подчинились и убежали.

— Черт тебя подери! — поморщился Даниель, когда Джоли принялась промывать его рану полотенцем, смоченным холодной водой. — Так почему ты открыла ему дверь?

— Я хотела испечь пирог, — сказала Джоли, и этот ответ на вопрос Даниеля прозвучал совсем уж по-идиотски. — Когда я позвала мистера Кингстона и он не ответил, я и решила, что он все еще без сознания.

Она прошла на другой конец кухни, перешагнув через распростертое на полу неподвижное тело Блейка, и вытащила из буфета флакончик с йодом. На этот раз Даниель выругался, когда Джоли стала обрабатывать им рану, и довольно откровенно высказал свое мнение о мастерстве Джоли как медсестры. И тут она услышала цокот копыт на дороге.

Минуту спустя кухня наполнилась гулом мужских голосов. Это приехали Енох и начальник полиции, которые взяли с собой несколько человек, оказавшихся в баре по соседству. А Дотер, объяснил Енох, остался с Мэри и детьми.

Начальник полиции надел на Блейка наручники и поставил его на ноги, обменялся на прощание парой слов с Даниелем, развернул повозку и покатил обратно в город. За ним последовала и вся его шумная свита.

Джоли послала Джемму наверх, чтобы та принесла чистую рубашку для Даниеля, и хладнокровно принялась наводить порядок — поставила на место перевернутые в ходе драки стулья и маслобойку. Но все это время ее била дрожь, и когда Джоли тихонько запричитала от пережитого ужаса, Енох обнял ее за плечи и силком усадил в кресло, налил горячий кофе и поставил перед ней кружку.

— Ну будет, будет, — успокаивал он Джоли. — Отхлебни, пока я найду что-нибудь покрепче. — Енох наливал ей в кофе виски, которые нашел в кладовой, когда возвратился Даниель.

— Мы будем ужинать? — поинтересовался Хэнк, втягивая носом густой аромат жареной свинины.

Детский вопрос разрядил напряжение, по крайней мере, что касается Джоли. Она перестала дрожать, но зато разразилась дурацким смехом. Даниель изумленно взглянул на ее кофе, в котором была изрядная доза виски, и поднял бровь.

Потом все словно перемешалось и пришло в движение. Пока Джоли сидела, тщетно пытаясь дрожащими руками поднести горячий кофе к губам, кто-то жарил ветчину, открывал банки с консервами, кто-то резал хлеб, разливал молоко, кто-то накрывал на стол.

Джоли ела, слушая, как разговаривают Даниель и Енох, но ни понимала ни слова. В ту минуту, когда она проглотила последний кусок, все у нее полезло обратно. Джоли выбежала наружу и бросилась за угол дома, чуть не споткнувшись о кота Левитикуса.

Когда желудок перестал наконец бунтовать, Джоли обнаружила, что рядом с ней стоит Даниель. Он протянул ей кружку с ледяной колодезной водой, и Джоли сполоснула рот, затем судорожно сделала несколько больших глотков. Выпив кружку до дна, она вдруг начала икать и почти одновременно зарыдала.

— Тебе лучше лечь в постель, пока ты совсем не рассыпалась, — спокойным тоном сказал Даниель. Он был совсем рядом, но к ней не прикоснулся.

Джоли ухватилась за стену дома, вздрагивая от подавляемых рыданий. Слишком много всего свалилось на нее за этот день и вообще за все то время, что она прожила в доме Даниеля. Это и смерть Джо Калли, ее собственная беременность, ненормальные напряженные отношения между ней и Даниелем, паника и суматошные поиски пропавших Хэнка и Джеммы, а теперь еще и Блейк. У Джоли просто не осталось сил.

Даниель осторожно тронул ее за плечо.

— Завтра ты будешь чувствовать себя лучше, Джоли. А теперь иди в дом и отдохни.

Джоли молча кивнула, не в силах произнести ни слова, и позволила ему повести себя до самой спальни. Она облегченно вздохнула, потому что им не встретился Енох, а ведь выглядела она так, словно только что столкнулась лицом к лицу с привидением. Даниель остановился перед лестницей, и Джоли чувствовала, как он провожает ее взглядом, когда она поднималась по ступенькам. Хотя сейчас и речи не могло быть о том, чтобы заняться сегодня ночью любовью, все же Джоли страстно захотелось прижаться к сильному и теплому телу мужа и заснуть в его объятиях.

Перед порогом спальни Джоли обернулась и посмотрела вниз, туда, где стоял Даниель, но его там уже не было. А секундой позже она услышала его голос на кухне, где он о чем-то беседовал с Енохом. Джоли заглянула в комнату, где спали Хэнк и Джемма, поправила их и без того аккуратно развешанные на спинках стульев выходные костюмчики, в которых они утром пойдут в школу. Она легонько поцеловала малышей и искренне помолилась о том, чтобы Господь не оставил их своей милостью, после чего тихо вышла.

Умывшись и натянув ночную рубашку, Джоли подошла к окну, чтобы еще раз взглянуть на свежеубранные пшеничные поля. «Интересно, — подумала она, — прячется ли Роуди Флит где-нибудь поблизости, скажем, в чьей-то конюшне, или уже далеко отсюда»? Ей очень хотелось верить, что этот отпетый негодяй навсегда покинул эти места. Да и чего ему тут оставаться, когда Блейк попался и сидит в тюрьме. Ведь это значит, что Роуди не придется делиться с ним добычей, захваченной при ограблении банка Он вполне может заграбастать все себе и отправиться в Калифорнию или Мексику.

От этой мысли Джоли почувствовала себя чуть лучше. Внезапно темный двор озарился светом, падающим из открытой входной двери. Джоли различила, как Даниель за руку попрощался с Енохом, и легкая дрожь пробежала по ее телу. Сейчас Даниель загасит огонь в печи и все керосиновые лампы в доме и станет подниматься наверх в их спальню…

В лунном свете Джоли увидела, как Енох махнул на прощание рукой, сидя в фургоне, который привез его из самого Сент-Луиса, и поехал к себе домой.

Джоли затаила дыхание, однако Даниель вместо того чтобы вернуться в дом, остановился, поколебался немного и медленно пошел к могиле Илзе.

Проводив взглядом мужа, пока тот не скрылся в ночи, Джоли отошла от окна и рухнула на постель. Никогда они с Даниелем не станут одним целым, никогда он не станет ее!

На следующее утро Джемма и Хэнк встали необычно рано, их личики раскраснелись от умывания холодной водой, волосы были аккуратно расчесаны. Даниель вошел в кухню как раз тогда, когда они доедали овсяные лепешки.

Игнорируя Джоли, ограничившись лишь мимолетным взглядом в ее сторону, Даниель занял свое обычное место за столом. Чуть позже появился Дотер и уселся на свой стул.

— Я терпеть не мог эту школу, — сразу же заявил Дотер детишкам. — Никак не мог дождаться, когда уроки кончатся.

Джоли с громким стуком опустила перед ним кружку с горячим кофе и укоризненно сказала:

— Дотер!

Но того не так-то просто было смутить. Как ни в чем не бывало Дотер продолжал:

— А однажды мы китайской тушью намазали букву X на стуле учительницы, так она потом весь день ходила с этой отметкой на заднице.

— Дотер!! — возвысила голос Джоли.

Даниель скрыл улыбку за кружкой кофе, а Джоли, прищурившись, посмотрела на мужа, всем своим видом давая ему понять, что не одобряет его веселья.

Хэнк рассмеялся проделке Дотера, но Джемма была явно удивлена.

Джоли заторопилась, собирая в жестяные коробочки завтраки для Хэнка и Джеммы. Коробочки она нашла в кладовой, промыла и высушила заранее. Когда детишки отправились в город, чинно восседая по обе стороны Дотера, который правил фургоном, у Джоли комок подступил к горлу. Даниель сейчас займется своими делами по хозяйству, обиходит скот, а ей даже не с кем будет поговорить.

— Я хочу пойти в Просперити, — внезапно заявила Джоли, поправляя волосы. — Думаю, расстояние не так уж велико, и я смогу пешком добраться туда и обратно.

— Ты этого не сделаешь, — мгновенно отреагировал Даниель. — Флит где-то неподалеку, миссис Бекэм, а вы у него первая в списке самых «любимых» людей.

Джоли выпятила подбородок, решив проявить ослиное упрямство.

— Я хочу навестить Нан Калли и купить розовую ленту для Джеммы, и ни вы, мистер Бекэм, ни мистер Флит меня не остановите!

У Даниеля побледнели скулы, он посмотрел на Джоли из-под опущенных век и вздохнул.

— Я сейчас запрягу фургон, — только и сказал он.

Даниель и Джоли поехали в Просперити вместе.

ГЛАВА 16

Взобравшись на привычное место в фургоне, Джоли зацепилась за что-то ногой. Нагнувшись, она увидела ружье, лежащее прямо под ногами. Хотя стоял теплый осенний денек, Джоли вспомнила, что Роуди Флит, возможно, где-то поблизости, выжидая и выслеживая…

— Я все-таки никак не могу понять, что у тебя за пожарная необходимость такая поехать сегодня в город, — буркнул Даниель, взявшись за вожжи.

Джоли глубоко вдохнула свежий осенний аромат и резко ответила:

— Никто не заставляет тебя ехать со мной. Я прекрасно добралась бы и пешком до Просперити.

Даниель ничего не ответил, мрачно взглянул на нее и без нужды хлестнул лошадь.

Еще задолго до того как фургон подъехал к городу, послышался высокий, рвущий душу звук паровой пилы. Это вовсю работала лесопилка мистера Айры Дженьюэри, приводимая в движение новомодной паровой машиной. Джоли никогда не слышала звук такой силы.

— Ты не очень-то жалуешь мистера Дженьюэри, не так ли? — спросила она Даниеля для того лишь, чтобы завести разговор.

Даниель косо взглянул на нее из-под полей своей повседневной шляпы.

— Я никогда над этим особо и не задумывался.

— Однако, когда ты думаешь о нем, — продолжала настаивать Джоли, не желая, чтобы Даниель отделался таким простым ответом, — то становишься злым и раздражительным.

— Ну, это относится и к некоторым другим людям, — сухо ответил ее муж.

Джоли решительно распрямила плечики. Она будет просто повторять свой вопрос до тех пор, пока не заставит его ответить.

— Ты не очень-то жалуешь мистера Дженьюэри, не так ли? — повторила Джоли бесстрастным тоном.

Даниель тяжко вздохнул, и Джоли заметила, как заходили его желваки.

— Да, не жалую, Джоли, — ответил Даниель, тем самым признавая свое поражение. — Мне не нравится этот человек.

Сквозь противный визг пилы донесся мелодичный звук школьного колокольчика.

— А почему?

Мистер Бекэм был явно не в восторге.

— Тебе не понравится, Джоли, что я сейчас скажу, — предупредил Даниель.

— И все же я хочу знать, — настаивала она. Смесь бравады и гордости заставила Джоли произнести эти слова, но в глубине души она подозревала, что лучше бы оставалась в неведении.

Даниель обернулся и прямо посмотрел ей в глаза. Почти вызывающе.

— Айра Дженьюэри зачастил к Пилар. У меня были некоторые возражения по поводу того, как он с ней обращается. Ну, мы с ним… э-э… обменялись парой слов.

Джоли слушала, отвернувшись, однако знала, что ничем не сможет скрыть краску негодования, залившую ее щеки и шею. Она понимала, что у мужчин бывают любовницы и что они часто посещают дома с плохой репутацией — такова уж жизнь. Однако понимание этого отнюдь не приносило облегчения Джоли, поскольку она живо представила себе Даниеля в объятиях проститутки. Мужья других женщин есть мужья других женщин, но Даниель был ее мужем, и это в корне все меняло.

Между тем они добрались до центра городка, и Даниель остановил фургон у лавки.

— У меня есть кое-какие дела в салуне «Желтая Роза», — сказал Даниель и кивнул в сторону лавки. — Если тебе нужно что-нибудь купить, иди в лавку и запиши покупку на мой счет.

Несмотря на то, что Джоли гордилась тем, как стойко переносит все превратности судьбы, сейчас она была близка к тому, чтобы разреветься, когда спрыгнула с фургона на тротуар.

Даниель привязал упряжку и, ни разу не оглянувшись, направился наискосок через пыльную дорогу прямо в салун. Джоли проводила его взглядом, пока он не исчез за вращающимися дверями салуна в губительном и таинственном водовороте дыма, громкой музыки и мужских голосов. Джоли напомнила себе, что приехала в город повидаться с Нан Калли.

Едва Джоли дошла до пансиона миссис Крейпер и постучалась в дверь, как появилась ее подруга. Однако вид у Нан был печальный, под глазами темнели круги.

— Джоли! — хрипло прошептала, почти простонала Нан.

Джоли схватила подругу за руку.

— Ну как ты? — тихо и нежно спросила Джоли, хотя ответа на этот вопрос не требовалось, все ясно и так: Нан, кажется, находится на грани гибели.

Нан Калли вцепилась в локоть Джоли и повела ее к воротам пансиона.

— Айра решил не жениться на мне, — призналась она, когда они отошли чуть в сторону от пансиона, и заплакала.

— Он думал, что получит нашу ферму… или деньги за ферму… ну, как гонорар за сделку.

Они медленно шли вдоль забора пансиона, за которым пышно разрослись кусты сирени, создавая атмосферу уюта и уединения. Джоли, тщательно подбирая слова, сказала:

— Он тебе совсем не нужен. Конечно, ты могла бы работать в лавке продавщицей или, скажем, горничной в отеле…

Нан Калли нетерпеливым кивком головы остановила Джоли, но не глядела ей в глаза.

— Все это хорошо, но не для женщины с ребенком на руках. — С явным усилием Нан заставила себя посмотреть прямо в глаза Джоли. — Похоже, у меня нет выбора. Те небольшие деньги, что у меня были, скоро кончатся. А миссис Алверна Крейпер, хоть она очень добрая женщина, не позволит мне бесплатно жить в пансионе. Джоли, завтра утром я переезжаю к мистеру Дженьюэри. Я буду его… его экономкой.

Джоли почувствовала, как краска исчезла с ее лица при этих словах подруги.

— Ты имеешь в виду?..

— Да, — жалобно ответила Нан. — Я буду готовить и прибирать в доме. Но придется делать кое-что и помимо этого. И по крайней мере я не паду так низко, чтобы прислуживать в салуне.

Джоли подумала, что особой разницы в общем-то тут нет. Она порывисто взяла Нан за руку.

— Позволь мне переговорить с Даниелем, — взмолилась Джоли. — Возможно, он сумеет чем-нибудь помочь.

Нан вздернула подбородок, и в глазах ее загорелся гордый огонек.

— Я лучше соглашусь подняться в номера салуна, чем стану обузой для своих друзей! — горячо воскликнула Нан. — И если ты втянешь в это дело Даниеля Бекэма, я никогда тебе этого не прощу. — С этими словами, а Джоли поняла, что Нан вовсе не шутит, та подобрала юбки и быстро зашагала к воротам пансиона.

Джоли еще долго в одиночестве стояла на дороге, переваривая то, что услышала от подруги, и чувствуя себя так, словно ее ударили дубиной по голове. Первой ее реакцией был гнев на всех мужчин: она возненавидела их за ту власть, которую они имеют над женщинами. Но уже в следующий момент ее злость целиком сосредоточилась на одном из них — Айре Дженьюэри.

Непрекращающийся визг лесопилки вывел Джоли из состояния прострации. Ей даже почудилось, что это ее перепиливают пополам… Джоли сжала кулачки и, не глядя по сторонам, решительно направилась через весь город в сторону лесопилки.

По пути к ней Джоли проходила мимо пустой коляски, в которой на кучерском месте лежал хлыст. Не задумываясь ни на секунду, она экспроприировала его.

Владелец лесопилки, должно быть, издали заметил ее приближение, поскольку сам вышел ей навстречу. При этом у него было такое выражение лица, словно Джоли принесла ему сладкий торт и наилучшие пожелания. Шагов за пять до Джоли он остановился, скрестил руки на груди и, растягивая слова, произнес:

— Привет, миссис Бекэм, добро пожаловать. Чем могу служить?

Джоли подумала о своей осиротевшей подруге, о том, как безжалостно воспользовался ее положением в своих низменных целях этот подонок. Джоли так сжала рукоять хлыста, что у нее вспотели ладони и напряглись мускулы плеч и рук. Она научилась владеть хлыстом, когда много лет назад ехала с отцом на Запад, но, разумеется, никогда не применяла его на человеке. А сейчас она испытывала огромное искушение сделать именно это.

— Вы должны оставить миссис Нан Калли в покое, вот что вы можете сделать, — ответила Джоли.

Сохраняя бесстрашный вид, Айра Дженьюэри развел руками:

— Я предлагаю этой женщине кров и достойный способ заработать на жизнь.

Рукоять хлыста, казалось, сама запрыгала в руке Джоли, словно прося пустить его в ход.

— Будьте любезны не употреблять выражение «достойный способ» в отношении того образа жизни, который вы предлагаете миссис Нан Калли, — ровным голосом сказала Джоли. — Оно вряд ли здесь подходит.

Айра Дженьюэри громко и грубо расхохотался и нагло оглядел Джоли с головы до ног, при этом все так же приторно улыбаясь.

— Ой-ой-ой, миссис Бекэм! Ну надо же, как мы заговорили! Совсем еще недавно вас осудили за разбойное нападение на банк и приговорили к повешению. А теперь вы стоите здесь и читаете мне мораль. Ну-ка признайтесь мне, такая разительная перемена произошла в вас благодаря вашему чудесному муженьку?

Краска снова прихлынула к лицу Джоли.

— Я не большая преступница, чем вы, мистер Дженьюэри. А теперь, когда пойман Блейк Кингстон, все скоро узнают правду о том, как все было на самом деле. — Хотя Джоли и была уверена в своей правоте, внезапно ей пришло в голову, что в этом еще надо убедить и остальных. Хотя бы потому, что Блейк может запросто все переврать и заявить, что она обо всем знала и была активной участницей ограбления банка. Просто для того, чтобы отомстить ей за свою поимку.

Джоли звонко щелкнула хлыстом для того, чтобы показать владельцу лесопилки, что он имеет дело с человеком не робкого десятка.

— Вы даром теряете время, пытаясь увести разговор в сторону, — сказала Джоли, призывая на помощь весь свой апломб, чтобы не удариться в позорное бегство.

— А собственно говоря, какая у вас ко мне просьба, миссис Бекэм? — самым сердечным тоном спросил Айра Дженьюэри, и Джоли, к своему дальнейшему унижению, осознала вдруг, что вокруг них стала собираться толпа любопытных. Если Даниель узнает об этом инциденте…

— Я требую, чтобы вы оставили мою подругу в покое. — ровным голосом заявила Джоли, не сводя глаз с Дженьюэри. — Если вы этого не сделаете, клянусь, я разделаю вас под орех.

Эта страшная угроза вызвала громовой смех собравшейся толпы.

Айра Дженьюэри ухмыльнулся и сделал шаг навстречу Джоли.

— По-моему, я добивался не той женщины, — сказал он противным голосом. — Это мне следовало стащить тебя с повозки Хобба Джексона, а не отдавать тебя Даниелю Бекэму.

Его намерения были настолько очевидны, что Джоли почувствовала себя по уши в дерьме. В воздухе снова просвистел хлыст, однако прежде чем он опустился на щегольские сапожки Айры Дженьюэри, чтобы заставить его поплясать, дав ему тем самым понять, как она относится к нему, сильная рука обвила талию Джоли и остановила ее.

Даже не оборачиваясь, она поняла, что это Даниель. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем она набралась мужества обернуться и взглянуть в разъяренные голубые глаза мужа. Джоли безвольно разжала руку, и хлыст с глухим стуком упал на дорогу.

— Ступай в фургон, — тихо, но властно приказал Даниель, указывая на повозку, остановившуюся на самой границе частной собственности Айры Дженьюэри. — Не выставляй меня на посмешище, ступай в фургон.

Своей оскорбительной настойчивостью Даниель не дал Джоли возможности просто подчиниться и хоть как-то сохранить самоуважение. Помимо всего, почти весь город снова собрался поглазеть на интересное зрелище, как и тогда, когда ее хотели повесить.

— Я не пойду, — высокомерно ответила Джоли.

— Ну и злючку ты заполучил, Даниель Бекэм, — фамильярно заметил Айра Дженьюэри, смело приближаясь, поскольку Джоли была обезоружена. — Однако, полагаю, объездить такую кобылку, должно быть, очень приятно, а?

Свирепый взгляд Даниеля метался с Джоли на Айру.

— Я буду благодарен тебе, если ты уберешься отсюда, — низким беспощадным голосом сказал Даниель. — Тебя это не касается.

— Я с удовольствием уйду, — великодушно согласилась Джоли, — если мистер Дженьюэри пообещает оставить Нан Калли в покое.

— Его обещания ничего не стоят, — ответил Даниель таким тоном, что Джоли поняла, что лучше бы ей сразу принести в жертву свою гордость и немедленно выполнить приказ Даниеля отправляться в фургон.

— Мое предложение предоставить Нан, то есть миссис Калли, приличные жилищные условия остается в силе, — сказал Дженьюэри. Теперь его глаза прыгали с Даниеля на Джоли и обратно. — Но, конечно, до тех пор, пока вы, миссис Бекэм, не примите такое же предложение и не станете моей экономкой. Я слышал, что Даниель собирается избавиться от вас. Это сохранит ему немало здоровья, не говоря уж о тратах на ваш отъезд.

Никогда в жизни Джоли не приходилось сталкиваться с такой наглостью и бесстыдством, но прежде чем она смогла что-то сказать, Даниель схватил Айру за грудки, поднял в воздух и сильно ударил о борт ближайшего грузового фургона.

Обретя способность дышать после такого удара, Дженьюэри натянуто улыбнулся.

— А не об этом ли ты говорил нашей несравненной Пилар, Даниель? — прохрипел Айра, вытирая пот ладонью. — Ведь у вас снова наладятся душевные отношения после того, как ты отошлешь свою нынешнюю молодую жену, не так ли?

Слова Айры вонзились в самое сердце Джоли, словно острые звезды. Она знала, что Даниель хочет избавиться от нее — он сам несколько раз говорил ей об этом, — но она и не думала, что об этом знает весь город и что он уже обсудил этот вопрос с Пилар!

Держа голову неестественно прямо, Джоли пошла прямо в фургон Даниеля. Притворяясь, что не слышит громкого шепота горожан и не видит, как они тычут в нее пальцем, она забралась в фургон и чинно уселась, расправляя юбку на коленях. В эту минуту горького разочарования она завернулась в чувство собственного достоинства, словно в коро-левскую мантию.

Даниель что-то еще сказал Айре Дженьюэри, — что именно, она не слышала, — затем быстро подошел и одним прыжком вскочил на козлы.

— Ну и зачем тебя сюда понесло? — спросил Даниель, когда фургон отъехал от шумной лесопилки. — Помимо того, конечно, чтобы выставить меня круглым идиотом.

Джоли закусила нижнюю губу, чтобы не зареветь в голос. Она так хотела хоть чем-нибудь помочь Нан Калли! Однако теперь понимала, что все ее действия были просто спонтанными. Она сначала делала, а потом думала!

— Я отказываюсь что-либо объяснять вам, мистер Бекэм. Как теперь оказалось, вы вовсе мне не друг.

— Ты права, Джоли… Я не твой друг. Я твой муж. И по этой причине я хочу знать, что заставило тебя устроить публичный спектакль.

Джоли передернула плечами и небрежно махнула рукой.

— Было бы крайне неразумно доверять вам, мистер Бекэм, — холодно сказала она. — Ведь вы, без сомнения, тут же помчитесь к Пилар, чтобы все рассказать ей, причем в подробностях, как старая сплетница-служанка. А там и весь город узнает.

Краем глаза Джоли заметила, как заходили желваки на скулах Даниеля.

— Айра Дженьюэри просто хотел разозлить тебя, — возразил он после томительной паузы. Затем, вместо того, чтобы повернуть домой, он остановился перед домом, где размещался офис начальника полиции. — Я ничего не рассказывал ни Пилар, ни вообще кому бы то ни было.

Джоли скрестила руки на груди.

— Тогда откуда же он знает, что вы просто горите желанием избавиться от меня? — в ярости прошипела Джоли.

Даниель вздохнул:

— Не знаю, Джоли. Может быть, кто-то подслушал наш разговор…

Джоли посмотрела на здание городской тюрьмы и задрожала, совсем как недавно, когда была приговорена к смертной казни через повешение.

— Только не думай, что я принимаю твое оправдание, — бросила Джоли. — Просто я принимаю это к сведению, вот и все.

Даниель остановил фургон и спрыгнул на дорогу.

— А мне не в чем оправдываться, — ответил он, снимая шляпу и вытирая пот на лбу рукавом рубашки.

Глаза у Джоли сузились, когда она смотрела на уродливое здание городской тюрьмы. На одной из стен были развешаны портреты разыскиваемых преступников и пропавших людей.

— Что мы здесь делаем?

— Начальник полиции хочет переговорить с тобой, вот и все, Джоли. — Даниель обнял жену за талию и помог ей слезть с фургона. — Не бойся, беспокоиться не о чем.

Только человек, который никогда не ждал, когда его вздернут, мог сделать такое замечание. У Джоли вспотели от волнения руки.

— Даниель…

Он ободряюще сжал ей руку и подтолкнул вперед.

— Я не оставлю тебя.

Начальник полиции оказался пожилым человеком с темно-синими глазами и одной, но очень большой веснушкой на лице. Он не потрудился встать со стула, когда в кабинете появились Даниель и Джоли. Он коротко кивнул Даниелю, гоняя спичку из одного угла рта в другой.

— Доброе утро, — буркнул хозяин кабинета. Джоли полагала, что охватившая ее паника слишком велика, чтобы ее можно было скрыть, но она все же постаралась и только прижалась к Даниелю, не отрывая глаз от двух зарешеченных камер.

— Присаживайтесь, — сказал начальник полиции Вилкокс, который по-прежнему обращался то-лько к Даниелю, словно Джоли тут и не было.

Вместо того чтобы послушно сесть, Даниель, к изумлению жены и блюстителя закона, стремительно обошел вокруг стола, схватил Вилкокса за шиворот и поставил на ноги.

— Мне нравятся мужчины, которые встают, когда в комнату входит миссис Бекэм, — тоном старого приятеля сказал Даниель.

Начальник полиции Вилкокс выглядел взволнованным, но он быстренько пришел в себя и тепло приветствовал Джоли:

— Доброе утро, мэм, — и настороженно смотрел, как Даниель снова обошел вокруг стола и встал за стулом жены, положив свою большую руку ей на плечо.

Наконец-то почувствовав себя в относительной безопасности, Джоли рискнула снова посмотреть в сторону тюремных камер. В одной из них, той, что была справа, сидел Блейк. Он вцепился в решетку и с каким-то странным блеском в глазах наблюдал за Джоли.

Страж закона прокашлялся перед тем, как начать, что можно было расценить как нервное волнение, затем снова уселся в свое кресло и принялся теребить коротко подстриженную бородку.

— Кингстон предстанет перед судом, как только приедет окружной судья, — сообщил он. — А вас я бы попросил рассказать, что вы знаете о нападении на банк и об убийстве.

— Я уже обо всем вам рассказала еще тогда, во время первого суда, , — резонно подчеркнула Джоли. — Но тогда никто из вас даже не слушал.

— Вы продолжаете утверждать, что не знали о намерении Кингстона и Флита ограбить банк?

— Да. Все произошло совершенно внезапно. Это был какой-то кошмар. Все, что мистер Кингстон сказал мне, это то, что у него в банке какое-то дело. Я должна была ждать снаружи и сторожить лошадей.

— Эй, Джоли-детка, а почему бы тебе не рассказать им всю правду? — закричал из своей камеры Блейк. — Ведь ты знала, что я собирался сделать. Нам нужны были деньги, тебе и мне, чтобы начать новую жизнь в Мексике.

Джоли проигнорировала Блейка так, как она проигнорировала бы назойливую муху.

— Теперь мы можем идти домой? — тихо спросила Джоли, оглядываясь на Даниеля.

Его лицо было таким же замкнутым, как ворота, охраняющие частную собственность, но он согласно кивнул.

— Мы уходим, — объявил Даниель.

На этот раз мистер Вилкокс вспомнил об учтивых манерах и мгновенно вскочил на ноги.

— Мы вас известим, когда окружной судья приедет в город, миссис Бекэм.

Джоли не удостоила его ответом.

— Она все врет! — снова закричал Блейк из камеры, едва Даниель пошел к двери. — Она врунья, воровка и убийца! Помни об этом всякий раз, когда поворачиваешься к ней спиной!

Даниель распахнул дверь и подождал, пока первой пройдет Джоли, затем вышел сам. На улице Джоли машинально вскарабкалась на сиденье фургона, подумав про себя, что полдень еще не наступил, а день уже испорчен.

По пути домой ни один из них не проронил ни слова. Как только они прибыли, Джоли тут же занялась стряпней, готовя обед для Даниеля и До-тера, и все время спрашивала себя, как же ее угораздило попасть в такой переплет.

После того как обед был съеден без остатка, а кухня вычищена до блеска, мужчины отправились по своим делам в конюшню. Джоли быстро поднялась по лестнице на второй этаж и проскользнула в небольшую комнатенку рядом со спальней. Ей сейчас больше всего хотелось растянуться на кровати и поспать хотя бы часок, но там, где не было бы никаких ассоциаций с ее нынешним днем и Дани-елем. Однако и тут ей на глаза попался сундучок Илзе, изготовленный из полированной сосны. Джоли открыла крышку.

Внутри она обнаружила платье, сохранившееся еще с тех времен, когда Илзе ступила в этот дом невестой. Джоли заколебалась, не зная, можно ли посмотреть, что еще лежало в сундучке. Джоли все же решилась и стала смотреть дальше. Она осторожно вынимала тонкие наволочки и кружевные чулки. Под одеждой внизу оказалась фотография Даниеля. На ней он был снят совсем молоденьким юношей, одетым в военную форму южан. Военный наряд очень шел ему, придавая солидности. Джоли заметила, что две верхние пуговички военного мундира были расстегнуты, а третья и вовсе оторвана.

Она дотронулась кончиком пальца до простодушного лица Даниеля, испытывая некое чувство родства с Илзе Бекэм, потому что та знала, что это такое — любить Даниеля. Отдавая ему свое тело, Джоли незаметно для себя отдала ему и душу. Она перевернула фотографию и прочитала на обороте: «Мой храбрый и любимый Даниель».

Осторожно отложив фотографию в сторону, Джоли принялась исследовать содержимое сундучка дальше. На этот раз ее пальцы наткнулись на нечто очень похожее на блокнот. Она развернула странный предмет и поняла, что это действительно блокнот. С таким ощущением, что она не вторгается в чужую жизнь, а читает письмо, адресованное ей самой, Джоли раскрыла блокнот и узнала летящий почерк Илзе.

Прочитав первые строчки, Джоли поняла, что перед ней дневник первой миссис Бекэм. Она захлопнула блокнот и хотела было отложить его, но потом открыла снова. Теплый сентябрьский ветерок слегка колыхал тонкие занавески в маленькой комнатке, доносил запах лаванды. У Джоли было такое ощущение, будто Илзе находится где-то тут, рядышком, может, сидит на краешке постели и задумчиво смотрит на дорогу.

Первыми словами, которые привлекли внимание Джоли, были: «Я рада, что не знала Даниеля, когда он был солдатом. Я бы не смогла пережить его потерю, если бы его поразила вражеская пуля».

Из-за того, что почерк Илзе был чуть витиеват, а сама Джоли и читать-то толком не умела, ей пришлось изрядно попотеть, чтобы разобраться, что там написала Илзе. Но Джоли была настойчива. Читая по кусочку то здесь, то там, она в конце концов добралась до того дня, когда умер первенец Даниеля и Илзе.

«Я не хочу жить, — писала Илзе, и вся ее тоска и боль были ясно видны в ее почерке. — Очень трудно поверить в то, что любимое существо может вот так внезапно исчезнуть из жизни. А может, то, что говорят о небесах, действительно правда? Может, когда я умру здесь, там я снова увижу мою ненаглядную малышку Евгению».

Тут глаза Джоли затуманились слезами, и она вытерла глаза рукавом. Она пролистала несколько страниц, надеясь найти записи о том, что помогло Илзе превозмочь беду.

«Я снова забеременела, у меня будет другой ребенок. Я сказала об этом Даниелю. Я знаю, что он страшно доволен, думая, что это в конце концов вернет ему его жену. Я не осмеливаюсь сказать ему, что я уже забыла, что это такое — надежда…»

Невыносимая печаль охватила Джоли. Она решительно захлопнула дневник и аккуратно уложила обратно все содержимое сундучка Илзе.

Когда Джемма и Хэнк приехали домой вместе с Дотером, лица их сияли от счастья. Джоли прямо в фургоне накормила их свежими овсяными лепешками и с истинным наслаждением выслушала их рассказ о школе. Хэнк восторгался тем, что узнал цифры, в то время как Джемму больше заинтересовали буквы. Она даже научилась писать слово «кот».

Это случилось за ужином, когда Даниель и Дотер оживленно обсуждали планы весеннего сева, а дети зевали над своими тарелками. Вдруг раздался громкий, нетерпеливый стук в дверь. Нахмурясь, Даниель встал из-за стола. Хэнк и Джемма побежали вслед за ним, когда он пошел открывать.

— Я слышал, что вы чуть не отхлестали Айру Дженьюэри сегодня утром, — неожиданно сказал Дотер и наложил себе на тарелку третью порцию. — По-моему, Даниель появился очень некстати.

Несмотря ни на что, Джоли улыбнулась.

— Кажется, мистер Дженьюэри здесь не очень-то любим, — ответила Джоли, вставая, чтобы проверить, как там ведет себя закипевший на печи кофейник. — Ну, за исключением разве что Пилар.

Дотер отрицательно покачал головой.

— Нет-нет, Пилар его тоже не любит. Однажды он даже подбил ей глаз! — Дотер нахмурился и откусил кусочек поджаренного хлеба. — А вообще-то мужчина не имеет права бить женщину, — неожиданно заметил Дотер с набитым ртом.

Нечего и говорить, что Джоли была с ним абсолютно согласна. Она расставила на столе кружки для мужчин и себя, затем разлила кофе.

Тут с другого конца дома до нее донесся шум голосов. Она разобрала голос Даниеля, а голос другого человека был ей незнаком. Еще ни о чем не зная, Джоли почуяла что-то неладное.

Когда через несколько секунд в кухне появился Даниель, выражение лица у него было очень торжественное. Впрочем, это было для Джоли не в новинку.

— Поднимись ко мне в кабинет, — обратился к ней Даниель. — Дети наверху уже собирают свои веши.

Внутри у Джоли все перевернулось. Ее даже зазнобило, хотя в кухне было жарко. Враз обессиленная, она обеими руками вцепилась в спинку стула.

— Что? — прошептала Джоли, испытывая такую боль от одной мысли потерять Джемму и Хэнка, как будто выносила их под сердцем. Но Даниель только жестом указал ей пройти в его кабинет.

В кабинете за столом Даниеля расположился красивый молодой блондин, который пил в это время бренди с такой жадностью, как будто в последний раз. Ему явно не мешало бы постричься, да и одежонка на госте была поношенная, но к этому-то как раз Джоли отнеслась спокойно. Уж она-то слишком хорошо знала, как легко могут складываться неблагоприятные обстоятельства.

— Это Билл Спрингер, — сказал Даниель.

Гость с сожалением оторвался от рюмки, однако же встал и приветственно кивнул Джоли:

— Мэм…

— Мистер Спрингер утверждает, что он дядя Джеммы и Хэнка.

Джоли уставилась на опустевшую рюмку в руке мистера Спрингера.

— И сейчас он пришел, чтобы забрать детей, — продолжила Джоли. В этот момент она поняла, какое страшное отчаяние и горе отражены в дневнике Илзе. Даже если бы Хэнк и Джемма были ее собственными детьми, и тогда Джоли не могла бы любить их больше. Потеря их окончательно подкосит ее.

ГЛАВА 17

— У вас есть какие-либо документы, подтверждающие, что вы действительно родственник этих детей? — Отчаяние сделало Джоли упрямой: Хэнк и Джемма были слишком дороги ей, чтобы отказываться от них без борьбы. Но больше всего ее возмущала явная готовность Даниеля расстаться с ними.

Мистер Спрингер пожал плечами и хохотнул, затем указал на свои волосы. Они были грязными от пыли, но Джоли сумела разобрать, что у волос был тот же самый оттенок, что и у детей.

— Ну что вы, никаких документов нет, мэм. Только это лицо и эти волосы. Посмотрите, и вы убедитесь, что мамочка этих сосунков моя сестра Шейли.

Джоли понимала, что он говорит правду, но все равно продолжала сильно сомневаться в искренности и серьезности его намерений.

— Мистер Спрингер, дети требуют большого ухода. Им нужны регулярное питание, чистая одежда и теплая постель.

Спрингер слушал Джоли, не отрывая глаз от бутылки бренди, стоявшей на столе Даниеля. Он облизнул свои обветренные губы, и его пальцы сжали пустую рюмку.

— Да, мэм, вы правы. Но семья есть семья. А дети и я — мы принадлежим друг другу.

Джоли открыла было рот, чтобы оспорить это положение, но Даниель молча положил руку ей на плечо, заставив замолчать.

— Сходи-ка лучше и погляди, как там собираются Хэнк и Джемма, — сказал он.

От перспективы прощания с детишками у Джоли перехватило горло, и она просто не смогла выдавить из себя ни слова — ни ласкового, ни злого. Она только молча кивнула и выскочила из комнаты.

Хэнк и Джемма были в своей комнатке, сидя, прижавшись друг к другу, на кровати. Джемма положила головку на плечо брата, вцепившись обеими ручонками в тряпичную куколку.

— Я удеру из фургона, — по-мужски упрямо сказал Хэнк. — Вам и мистеру Дану может понадобиться мальчишка для работы на ферме.

На секунду Джоли отвела горящие от слез глаза, затем опустилась на колени и, взяв каждого из малышей за руку, спросила:

— Этот человек, мистер Спрингер… вы его знаете? Он добрый?

По щеке Джеммы скатилась крупная слеза, но она не ответила и даже не взглянула на Джоли. Ответил Хэнк:

— Он такой же, как и отец. Любит выпить и приударить за женщинами. Я считаю, что он бросит нас через пару деньков. — Голос мальчика окреп и стал чуть радостнее: — Тогда, может быть, мы сможем с Джеммой найти дорогу обратно к вам. А потом мы оба подрастем и станем сильнее, и мистер Дан может рассчитывать на нашу помощь в работе на ферме.

Джоли проглотила комок в горле. Она повидала в своей жизни достаточно людей типа мистера Спрингера — ее собственный папаша был таким, — и потому она знала, что причины, по которым Спрингер хочет забрать детей своей сестры, вероятно, отнюдь не благородны. Не говоря ни слова, Джоли вскочила и поспешила обратно в кабинет.

Даниель все еще был там вместе с мистером Спрингером и, хмурясь, смотрел на то, как их нежданный гость опустошает уже не то третью, не то четвертую рюмку бренди.

— Мне очень жаль, — бодро солгала Джоли, — но Хэнк и Джемма не смогут уехать сегодня. Нам с мистером Бекэмом нужны еще некоторые доказательства — помимо цвета ваших волос, мистер Спрингер, — что за детьми будет надлежащий уход.

Джоли не осмеливалась взглянуть на Даниеля. Она могла только молиться, чтобы он согласился с ней, однако шансы на это были ничтожно малы, учитывая его желание вести спокойную жизнь одинокого человека. Вдобавок в чете Бекэмов не было ни в чем согласия — взять хотя бы сегодняшний несчастный эпизод на лесопилке Айры Дженьюэри, — к тому же у Джоли была причина считать, что Даниель гораздо больше заботится о некой проститутке, чем о ней, Джоли.

Спрингер пригладил пятерней свои спутанные волосы и заискивающе улыбнулся. Его поведение чем-то напомнило Джоли голодного пса, виляющего хвостом в надежде, что его покормят.

— Да, вы правы, мэм, трудно ухаживать за детьми, не имея в кармане ни гроша. Настоящий мужчина не может позволить себе так безответственно подойти к этому сложному вопросу.

Джоли всю передернуло, однако она постаралась сохранить спокойствие. Никогда в жизни она не придавала особого значения деньгам, однако именно сейчас она хотела бы быть богатой женщиной, чтобы иметь возможность дать взятку. Если она правильно поняла этого мистера Спрингера, то он намеревался продать детишек. Едва Джоли осознала это, как всю ее охватило радостное возбуждение и нетерпение.

Даниель вновь потянулся за бутылкой бренди и в который раз наполнил рюмку гостя, однако оставался все таким же спокойным и невозмутимым.

— Значит, вы предлагаете, — лениво и равнодушно сказал Даниель, — навсегда уступить Джемму и Хэнка… за определенную сумму. Я правильно понял?

Мистер Спрингер огляделся вокруг и заискивающе улыбнулся, снова напомнив пса-подхалима.

— Тут очень уютное местечко и, я вижу, вы добрые и щедрые люди. Да, сэр, моя бедная покойная сестра, будь она жива, была бы рада, что ее малютки подрастают тут в мире и благоденствии.

Даниель отвернулся, ничем не выдавая своих чувств, и Джоли заметила только, как слегка напряглись его плечи.

У самой Джоли от волнения и надежды сердце колотилось так, что ей казалось, будто стук его слышат и другие… И в то же время ей просто хотелось задушить этого наглого мистера Спрингера. Она открыла было рот, чтобы сказать ему все, что о нем думает, но Даниель послал ей такой свирепый взгляд, что Джоли тут же осеклась.

Даниель медленно выдвинул ящик стола, вытащил оттуда черный кожаный бумажник и извлек из него дваддатидолларовую банкноту. У Джоли от волнения перехватило дух. Она стояла ни жива, ни мертва, боясь, что все это ей только кажется. Или что она неправильно поняла намерение Даниеля.

Мистер Спрингер снова облизал языком пересохшие губы. Желание выхватить эти деньги и умчаться с ними так и выпирало из него.

— Запомните то, что я вам скажу, мистер Спрингер, — чистосердечно сказал Даниель. — Сегодня мы заключаем с вами сделку, которая будет действительна до совершеннолетия Джеммы и Хэнка. Если вы тем или иным способом вновь напомните о своем существовании или появитесь здесь, клянусь, вы об этом горько пожалеете. Вам это абсолютно ясно?

Спрингер подпрыгнул, выхватил банкноту, судорожно прижимая свою поношенную шляпу к груди. Уже в следующий миг он пятился к двери, но теперь уже вновь улыбался как прежде — приторно-сладко.

— Все ясно, мистер Бекэм, — торопливо ответил он. — Больше вы меня здесь не увидите.

— Подождите! — раздался повелительный голос Даниеля. Вряд ли кто мог бы не подчиниться ему, и уж, конечно, не этот мистер Спрингер.

— Да, сэр? — замер он у порога.

— Больше нет… э-э… других членов вашей семьи?

— Нет, больше никого нет! — заверил мистер Спрингер. — А папочка сосунков умер пару лет назад в Байлервилле.

Джоли уцепилась за мягкую кожаную спинку кресла, в котором Даниель любил немного почитать перед сном. Ее попеременно обуревали то печаль, то буйная радость. С одной стороны, ей было жаль, потому что Джемма и Хэнк потеряли отца, каким бы человеком тот ни был, а с другой, она ликовала, что Джемма и Хэнк останутся здесь.

Она обернулась к Даниелю, едва закрылась дверь за мистером Спрингером, и глаза ее были полны слез.

— Спасибо, Даниель!

Даниель не смотрел на нее.

— Не надо делать из этого далеко идущих выводов, миссис Бекэм, — предупредил он в своей суровой манере. — Я вовсе не собирался растить их и дальше, но и не хотел бы отдавать детей в руки такой дряни, как этот Спрингер. — С этими словами Даниель уселся в кресло и раскрыл бухгалтерскую книгу так спокойно, как будто обсуждал с Дотером цену на зерно. — Завтра занятия в школе. Проследи, чтобы они уже были в кровати.

Но его холодность не могла сдержать охватившее Джоли чувство счастья и облегчения. Она подскочила к столу, наклонилась и звонко поцеловала Даниеля в щеку.

— Я люблю тебя, Дан Бекэм! — сказала Джоли и только когда закрыла за собой дверь, осознала весь смысл только что сказанных ею слов. Щеки ее горели от смущения, когда Джоли, подобрав юбки, поднималась по лестнице, чтобы сообщить Джемме и Хэнку, что мистер Спрингер ушел.

Едва детишки услышали об этом, как Джемма мгновенно повисла на шее Джоли, покрывая ее лицо поцелуями, а Хэнк издал радостный вопль.

Джоли едва утихомирила детей, проводила их до туалета, потом проследила, чтобы они умылись и почистили зубы. Когда вечерние процедуры были закончены, Джоли расположилась в кресле-качалке возле теплой печи, посадив Джемму на колени. Хэнк уселся рядом на полу, скрестив по-восточному ноги.

Как только они уселись и застыли в ожидании ежевечерней сказки, Джоли рассказала им сочиненную ею самою длинную и интересную сказку о внешне грубом, но на самом деле добром великане, который жил один посреди леса. В самом начале сказки этот великан был раздражительным и очень одиноким, но в конце ее у него появились жена и двое детишек, которые души в нем не чаяли, и они зажили счастливо.

Уложив детишек, Джоли занялась собой. Она сидела у зеркала, расчесывая и укладывая на ночь волосы, когда в спальню вошел Даниель. Как обычно при его появлении, все ее чувства сразу же обострились, хотя Джоли притворилась, что не замечает его присутствия. Это, однако, не сработало, когда Даниель встал прямо перед Джоли и положил руки ей на плечи. Насупившись, он смотрел на нее с каким-то изумлением.

— Я не хочу любить тебя, Джоли Маккиббен, — после долгой томительной паузы сказал он хриплым голосом. — И никогда не полюблю. Но, думаю, пришло время нам обоим согласиться с тем фактом, что мы нужны друг другу.

Джоли чуть шевельнула головой, и по ее спине рассыпался целый водопад сверкающих золотых волос. От чуть прохладного ветерка, залетавшего в распахнутое окно, ее. соски отвердели и четко обрисовывались сквозь тонкую ткань ночной сорочки. Или это реакция на близость Даниеля?

— Что вы говорите, мистер Бекэм?

— Я хочу, чтобы ты оставалась в этом доме кем-то вроде компаньона. Ты будешь делить со мной ложе, и мы вместе вырастим всех детей, которых пошлет нам Господь.

Если бы все это не прозвучало как деловое предложение, Джоли запела бы от радости. Но поскольку это было именно так, она сочла нужным внести существенные оговорки.

— Послушайте, мистер Бекэм, у вас будет кто-то, чтобы готовить и убирать, — сухо ответила Джоли, поднимаясь на ноги. — Но вы никогда не захотите получить утешение и покой, который может дать только женщина. А что в таком случае получу от этого я, Даниель? И только не надо говорить о том, что получу кров, пищу и одежду, потому что это мне могут предложить сотни других мужчин.

Джоли вовсе не собиралась напоминать Даниелю о сегодняшнем скандальном предложении Айры Дженьюэри, но было уже поздно. Губы Дани-еля побелели от ярости.

— Я не знаю, что могу предложить, — в конце концов ответил он. — Мой дом, мою землю, мое имя… Больше мне нечего тебе предложить.

Джоли подумала о свадебной фотографии, все еще стоящей на каминной полке в гостиной, о регулярном посещении Даниелем могилы Илзе. Мягко, но отчетливо она сказала:

— Дан Бекэм, у тебя есть что мне предложить. Но я подожду, как хорошая фермерская жена, пока взойдут посеянные семена.

Глаза Даниеля невольно скользнули по ее наливающейся фигуре.

— Если ты когда-нибудь надумаешь уйти из моего дома, то оставишь моего сына здесь.

— Твоего сына, — повторила Джоли, отступая на шаг, — или, возможно, дочь. Но прежде чем я дам какие-либо обещания, мистер Бекэм, я хочу получить одно обещание от вас.

Даниель недоуменно вздернул бровь и подозрительно посмотрел на Джоли:

— Какое?

— А вот какое. Вы поклянетесь всем самым святым для вас, что и близко не подойдете к салунам и забудете дорогу к таким женщинам, как Пилар.

Муж слишком долго, как показалось Джоли, переваривал ее заявление, пока наконец начал:

— У мужчины есть…

— Только не надо мне говорить о том, что у мужчины есть потребности, мистер Бекэм! — свистящим шепотом прервала его Джоли. — Они есть и у женщин, и одна из них — это потребность верить собственному мужу!

Даниель отступил слегка и ухмыльнулся, притворяясь, будто она ударила его. Потом снова посерьезнел.

— Но только до тех пор, пока ты останешься подходящей женой для меня, — сказал Даниель. — Я буду тебе хорошим мужем. Это я тебе могу обещать.

Джоли вовсе не была удовлетворена его ответом, но сегодня был не вечер, а сплошной праздник: Даниель передумал отсылать ее в Сан-Франциско и, самая большая радость и счастье — он уже настолько привязался к Джемме и Хэнку, что и от них будет не в состоянии отказаться. Джоли потянулась к Да-ниелю, чтобы расстегнуть пуговицу на его рубашке.

— Мне было бы очень интересно услышать вашу идею о «подходящей жене», мистер Бекэм, — сказала она.

Его теплая, покрытая волосами грудь почти незаметно затрепетала под пальцами Джоли, когда она расстегнула и вторую пуговку…

— Джоли…

А она продолжала расстегивать его рубашку, дойдя до пояса. Даниель не сделал ни малейшей попытки остановить ее. Когда Джоли стащила с него рубашку и, не стесняясь, поласкала кончиком языка его мужской сосок, у Даниеля вырвался сдавленный стон.

— Так скажи мне, какой должна быть «подходящая жена», — поддразнивала Джоли Даниеля, покрывая поцелуями его сосок. — Что они делают?

Даниель вместо ответа крепко, но нежно взял ее за плечи и повел к кровати. Осторожно уложил на спину, и ноги Джоли свесились с матраца. Одним порывистым движением Даниель стащил с Джоли ночную рубашку и отшвырнул в сторону. Волосы Джоли распустились и соблазнительно прикрыли ее обнаженные грудь и живот.

— Они дают, — прохрипел осевшим голосом Даниель. — Они берут, но многое и дают, порой даже больше, чем берут.

Он стащил с себя рубашку и принялся поцелуями исследовать ее тело, не оставляя ни сантиметра. На нем еще была одежда, но Джоли потом никак не могла вспомнить, как он сбросил ее.

Даниель сжал ее лодыжки и опустился перед постелью на колени, бормоча, что свет лампы разливается медом по коже Джоли. Когда же он начал на вкус пробовать этот мед, смаковать его, Джоли перестала существовать, потонув в океане блаженства.

В яростном желании предлагая себя, Джоли выгнулась ему навстречу, и Даниель, ни секунды не колеблясь, насладился ею. В конце концов он повернул ее так, что Джоли оказалась на коленях, и языком исследовал сердцевину ее женской сущности. Даниель взял в ладони ее груди, ласкал их, в то время как тело Джоли трепетало, исполняя древний танец наслаждения.

Она долго еще содрогалась в экстазе после того, как была достигнута высшая точка удовлетворения. Даниель вытянулся на постели рядом с ней, лаская ее, пока Джоли плыла по волнам удовольствия, постепенно успокаиваясь.

Когда она расслабилась окончательно, Даниель коленом развел ее бедра и устроился между ними. Оба они знали, как стремительно реагировала на это Джоли. Она мгновенно воспламенялась, когда он входил в нее, неважно, сколько раз он имел ее до этого, — Джоли всегда с ума сходила, когда их тела сливались воедино. Эта ночь не была исключением, хотя на этот раз Даниель не пытался, как обычно, приглушить ее страстные крики и стоны.

На следующее утро похолодало, на земле появилась первая изморозь, которая долго не таяла. Дотер давно уже увез детей в школу, а холод все не отступал.

Даниель покончил с мелкой работой по хозяйству, когда Джоли направилась к колодцу с кувшином сметаны, чтобы охладить ее. Даниель последовал за ней, задрал на ней юбки, наклонил и до конца вошел в нее, чтобы удовлетворить. Холодный утренний воздух мгновенно превратился в настоящую тропическую жару, едва Джоли начала слаженно двигаться в древнем ритме…

Около полудня приехала Верена Дейли. В коляске у ее ног стояла большая корзина.

— Давайте поедем поздороваемся с нашими новыми соседями, о которых я столько наслышана, — сказала она Джоли, которая в это время кормила цыплят. — Да, я знаю, что могу познакомиться с ними в воскресенье, но я не могу так долго ждать.

Улыбнувшись, Джоли согласно кивнула и поспешила в дом Оттуда она вынесла здоровенный корень ревеня, выкопанный сегодня утром

Енох мастерил что-то в конюшне, когда две гостьи приехали в коляске Верены Дейли. На шум выскочила Мэри. Она смущенно улыбалась, стоя на крылечке с детишками, цеплявшимися за ее юбки.

Джоли представила женщин друг другу, затем Мэри получила в подарок целую кучу припасов от Верены и печеный клубень ревеня от Джоли. Мэри была очень обрадована нежданным приездом и подарками. Три женщины оживленно болтали, когда появился Енох, чтобы помыть руки и посмотреть на клубень ревеня. Как всегда, в его глазах плясали озорные огоньки.

Однако он был чинно представлен Верене Дейли, и та была очарована манерами и вежливостью Еноха.

— Мы будем ждать тебя и Даниеля на праздничный обед в воскресенье сразу после церковной службы, — сказала Мэри, когда Джоли и Верена стали собираться домой. — Пожалуйста, скажите, что тоже присоединитесь к нам, миссис Дейли.

Верена улыбнулась и милостиво приняла предложение.

— Пожалуй, вряд ли кто сравнится в изысканности манер с южанами, — заметила Верена Дейли, трогая вожжи. — У этого Еноха такая обворожительная улыбка, а Мэри заставляет чувствовать себя так приятно и свободно, что кажется, будто пробыл в этом доме несколько лет и давно всех знаешь.

— Они милые люди, — согласилась Джоли, но никак не могла выкинуть из головы бедную Нан Калли. Ее сейчас волновало, перебралась ли ее подруга в дом к Айре Дженьюэри, как было задумано.

— Но?.. — спросила Верена, уверенно правя лошадью.

— Калли тоже были отличные люди, — ответила Джоли, обнимая руками колени. — Они были счастливы; вот как сейчас Енох и Мэри.

Верена кивнула, что понимает сантименты Джоли, но ответ ее был сугубо практическим:

— Есть вещи, которые нам остается только принять, Джоли. Нам остается лишь верить, что в конце концов все образуется и станет на свои места. Я думаю, что Господь знает, что делает, а нам, неразумным, не всегда дано понять Его помыслы. Но одно я знаю твердо: Господь во всем прав.

Теперь Джоли начала более ясно понимать сдержанность и замкнутость Даниеля; где-то в глубине души она боялась, что полюбит Еноха, Мэри и их маленькую семью, как в свое время полюбила Нан и Джо Калли. Жизнь — такая короткая, такая хрупкая, словно одуванчик: налетел ветер — и нет его.

— Мне кажется, что у нас с Даниелем будет ребенок, — заявила Джоли, чтобы переключить свой мозг на более счастливые мысли.

— И когда же?

— Где-то в мае.

Улыбаясь, Верена кивнула.

— Ты подошла Даниелю, — сказала она. — Я все вижу, миссис Бекэм, вы двое отличная пара!

Да, внутри Джоли расцветало тихое, хрупкое счастье, хотя она знала, что ее замужество уж точно никогда не станет материалом для романа.

— Да, мы сжились друг с другом, — подтвердила Джоли, отворачиваясь, чтобы скрыть густой румянец.

Дни, которые последовали потом, были самыми веселыми в жизни Джоли. Пока Даниель с Дотером подготавливали пшеничные поля к весеннему севу, она готовила им, стирала, обшивала. Живот ее потихоньку рос, а Блейк Кингстон был отконвоирован на север в форт Деверо, потому что армейские власти имели определенные претензии к этому господину по поводу исчезновения лошадей. Джоли и Мэри крепко подружились.

Единственным, что омрачало жизнь Джоли, было то, что Нан Калли на самом деле переехала в причудливый дом Айры Дженьюэри. И всякий раз, когда Джоли приезжала в Просперити, чтобы навестить Нан Калли, миниатюрный китаец, которого лесопромышленник привез из Сан-Франциско, неизменно отвечал ей:

— Госпожа не принимает.

У Джоли жизнь постоянно была заполнена делами и заботами, поэтому вскоре она оставила свои безуспешные попытки увидеть подругу.

К концу октября, когда в воздухе закружились первые снежинки, Джоли почти уже позабыла о существовании Роуди Флита. Она ехала в коляске, чтобы встретить Джемму и Хэнка из школы, когда этот уголовник вдруг выехал из рощи тополей, окружавших заброшенный дом, и преградил ей путь.

Джоли тут же покрылась испариной, но будь она проклята, если позволит этому чертову конокраду увидеть свой испуг. Она вскинула «кольт» 45-го калибра, который прятала в складках своих юбок.

В ответ на это Роуди громко расхохотался, глядя прямо в дуло пистолета.

— Такая вспыльчивая дамочка, как ты, действительно может заставить мужика честно зарабатывать денежки, — ухмыльнулся Роуди. Если он и был испуган, то никак не показывал этого. Его лошадь судорожно перебирала ногами на грязной тропе, которую Даниель и Енох гордо именовали дорогой. Очевидно, ей передавалось смятение хозяина.

— Где он спрятал деньги, миссис Бекэм?

От искреннего недоумения Джоли на секунду забыла про свой страх и почесала нос.

— Где и кто именно и какие спрятал деньги?

Роуди плюнул от расстройства.

— Кингстон! Он запрятал те пять сотен долларов, что мы прихватили, грабанув банк, в бочку в вашей конюшне. Я только что оттуда. Там нет ни цента.

Не обращая никакого внимания на пистолет Джоли, Роуди выхватил свой и направил на нее

— Вы двое все это спланировали, ведь так? Ты и Блейк! Он мне все уши прожужжал, что собирается с тобой вдвоем отправиться куда-то. А эти деньги вам бы очень пригодились для осуществления этого плана.

Для Джоли стало полным откровением, что Блейк и Роуди выбрали конюшню Даниеля для хранения награбленных в банке денег. Однако же теперь ей стало абсолютно ясно, почему эта отпетая парочка регулярно наведывалась к ней. Они просто проверяли сохранность денег!

— Всякий раз, когда Блейк начинал плести всякий вздор о том, что собирается начать новую жизнь с женщиной, он просто мечтал, — спокойно ответила Джоли, словно действительно ничего не боялась. — И ты, Роуди, знал об этом еще задолго до того, как об этом узнала я. Кроме того, ты знаешь, что Блейк мне не доверял настолько, чтобы выболтать тайну, где спрятал денежки. Он просто обвел тебя вокруг пальца и перепрятал их уже только для себя.

У Роуди заметно задергалось веко.

— Он не мог этого сделать.

Откуда-то у Джоли нашлась смелость, чтобы пожать плечами.

— Похоже, что он уже это сделал.

Их разговор был прерван шумом приближающегося фургона. Лошадь Роуди беспокойно закрутилась, а ее всадник угрожающе махнул пистолетом.

— Я буду прятаться вон в тех зарослях. Если ты скажешь кому бы то ни было о том, что сейчас разговаривала со мной, то я не задумываясь пущу этому человеку пулю в лоб. И не успеешь глазом моргнуть, как я уложу и тебя.

Джоли вздрогнула. Роуди уже убил однажды на ее глазах человека, и она знала, что его угроза не пустой звук.

— Ладно, — ответила Джоли и перевела дыхание, когда Роуди скрылся в чаще.

После некоторого колебания ей пришло в голову, что может показаться странным, что она сидит, понуря голову, в стоящей посреди заснеженного леса коляске. Джоли легонько тронула вожжи, и коляска медленно покатила вперед.

Через секунду из-за поворота вылетел на повозке Енох и чуть не столкнулся с коляской Джоли.

— Если ты за Джеммой и Хэнком, то не беспокойся, — сказал он. — Даниель забрал их и повез в лавку. Они сейчас, должно быть, жуют мятную пастилку, пока он, стоя у жаркой печи, обсуждает, когда лучше сеять будущей весной.

Джоли улыбнулась, но улыбка получилась какой-то кривой: она очень боялась, что Роуди Флит прячется за деревьями всего лишь в нескольких ярдах и может слышать весь их разговор. Может быть, именно сейчас он прикидывал, как убьет Еноха — в сердце или в голову — просто из спортивного интереса…

— Я сейчас поеду к ним, — сказала Джоли, и голос ее предательски дрожал. — Мне надо купить кувшинчик черной патоки и катушку голубых ниток.

Енох коснулся полей шляпы в прощальном привете, отпустил тормоз и быстро укатил. От Джоли потребовались все ее силы, чтобы не обернуться ему вслед. Она застыла в напряжении, каждую секунду ожидая услышать пистолетный выстрел. Однако все было тихо.

Через какое-то время Джоли выехала из заснеженного леса на улицы Просперити. Подъехав к лавке, она остановила лошадь и привязала ее к коновязи. К тому времени снег повалил еще сильнее, и Джоли сильно продрогла, от мороза у нее горели щеки.

Джоли вошла в лавку сквозь тяжелые шерстяные занавеси, повешенные на двери, и отыскала взглядом Даниеля. Он действительно стоял у жаркой печи, пил кофе и вежливо слушал Элдена Смол-ла, который красноречиво описывал прежние «золотые денечки» и с неодобрением отзывался о нынешних временах.

Губы ее выговорили имя мужа, но она не знала, сказала ли его громко или вообще не произносила вслух. Суть не в этом. Очень часто он слышал то, что она только собиралась сказать. Так случилось и в этот раз.

Его брови на какую-то секунду сошлись на переносице, затем Даниель с громким стуком отставил кружку с кофе и быстро пошел к Джоли.

— Что? — спросил он, обнимая жену за плечи, поддерживая ее. — Джоли, что произошло?

Джоли вдруг представила себе, как отреагирует Даниель на ее недавнюю встречу в лесу с Роуди. Если она скажет об этом хоть словечко, то Даниель бросится в погоню за уголовником. В этом и была вся загвоздка. Несмотря на свою физическую силу и твердый характер, мистер Бекэм никак не мог состязаться с Роуди Флитом в хитрости, подлости и изворотливости.

Но сейчас он пытливо смотрел на нее и ждал ответа. Медлить было нельзя.

— Я приехала в школу, а их там не оказалось.

Это была очень топорная ложь, и Джоли знала это, но ничего другого за такое короткое время она придумать не смогла. Если Енох встретится с Даниелем, то может рассказать о встрече с Джоли в лесу и проговорится, что сказал ей, что дети с его братом поехали в лавку.

Даниель все еще тревожно посматривал на Джоли, но потом улыбнулся и быстро заверил ее:

— Они тут. Целые и невредимые.

Джоли опустила глаза, не желая, чтобы Даниель понял, что она солгала ему, что ее удивление и облегчение — все притворство.

— Слава Богу! — выдохнула Джоли. Она сказала эти слова от всего сердца: Джоли действительно была счастлива, что она, и Даниель, и дети в настоящий момент находятся в безопасности.

— Присядь, — тихо приказал ей Даниель, легонько подталкивая в кружок людей, усевшихся вокруг теплой печи, и подвигая для нее кресло. Джоли уселась, держась неестественно прямо, оказавшись сугубо в мужской компании.

Это была сущая пытка пользоваться добротой Даниеля и все этовремя знать, как страшно он разозлится, если узнает, что Роуди Флит разъезжает сейчас на свободе только потому, что Джоли не рассказала о своей неожиданной встрече с ним. Мужчины думают совсем иначе, чем женщины, уж она-то это знала, и потому не было оснований полагать, что Даниель поймет, что она вынуждена была соврать, чтобы спасти его упрямую башку.

Сквозь витрину Джоли увидела, какой сильный идет снег, словно кто-то вспорол пуховую перину. Когда Даниель привел Джемму и Хэнка из глубины лавки — они там рассматривали новорожденных щенят, — Джоли поднялась и плотно закуталась в плащ.

Она поступила абсолютно правильно, ничего не сказав Даниелю о Роуди Флите, уверяла себя Джоли. Она снова и снова повторяла это и наконец убедила себя, что да, она поступила абсолютно верно.

ГЛАВА 18

Даниель приехал в город на своем здоровом ломовике, теперь на нем же он возвращался обратно сквозь усиливающийся снегопад. Впереди Даниеля пристроился, ухватившись за передок, Хэнк; Джоли и Джемма медленно ехали сзади в коляске.

Когда они проезжали то место, где совсем недавно ее подкараулил Роуди Флит, Джоли затряслась, но не от холода, а от пережитого страха.

К тому времени, когда они добрались до фермы, снегопад настолько усилился, что Джоли с трудом различила очертания дома.

— Возьми детей и ступай в дом, — приказал Даниель, снимая ее с фургона коляски в своей обычной манере. — А я управлюсь с лошадьми.

Джоли предпочла бы сейчас ни на шаг не отходить от Даниеля, несмотря на страшный холод, однако она знала, что в предложении мужа гораздо больше смысла. Укрыв Хэнка и Джемму полами своего плаща, Джоли поспешила в дом.

На кухне сидел Дотер. Он принес с собой две огромные тыквы, которые хранились в погребе. Хэнк в восторге издал воинственный вопль, а Джем-ма в замешательстве посмотрела на Джоли.

— Мы будем вырезать из тыкв «блуждающие огоньки»? — Хэнк до сих пор не верил своему счастью. Он мгновенно стащил с себя шапку, пальто, рукавички и шарф.

Джоли помогла Джемме аккуратно снять ее зимнее пальто, когда Дотер ответил на вопрос Хэнка:

— Точно. И вырежем такие страшные «блуждающие огоньки», что они насмерть перепугают всех ведьм и привидений!

«А уголовников они могут напугать? — горько подумала Джоли. — Спугнут ли Роуди Флита два „блуждающих огонька“ из тыквы?»

— Возможно, Даниелю нужна помощь, чтобы позаботиться о лошадях и закатить в сарай коляску, — спокойным тоном сказала Джоли, подвигая кресла поближе к печи и развешивая на них промокшие вещи детей.

Дотер сидел в теплом помещении, поэтому, естественно, был без шляпы, однако он лихо поднес руку к несуществующим полям:

— Да, мэм.

Хэнк тем временем упоенно объяснял Джемме, что и как нужно вырезать в тыкве, и обамалыша от возбуждения сопели и толкались, подпрыгивая на месте. С трудом Джоли усадила их за стол, где они могли насладиться оранжевыми гигантами, затем быстро приготовила горячий шоколад, чтобы они согрелись. Пока детишки попивали свой шоколад, Хэнк вовсю разглагольствовал о том, какой большой и страшный «блуждающий огонек» они вырежут Ни у кого в округе не будет ничего подобного! А Джоли тем временем быстро чистила картошку и нарезала свинину на ужин.

В кухне было тепло и уютно, вкусно пахло, когда вошли Даниель и Дотер, управившись на дворе У Джоли сердце забилось сильнее, когда она услышала Даниеля, вытряхивающего из сапог снег.

Джоли отнесла пока тыквы в кладовую, освободив тем самым обеденный стол, и принялась накрывать ужин. Она вынула посуду от сервиза и столовые приборы, на печи негромко шумел бак с водой, который Джоли уже успела наполнить. Теперь в доме была теплая вода, чтобы умыться и помыть посуду. Мужчины закончили плескаться и фыркать и уселись за стол, чтобы попить горячего ароматного кофе, который приготовила Джоли.

Пока миссис Бекэм суетилась, накрывая на стол, она не переставая размышляла над своей дилеммой. Конечно же, жизни Даниеля угрожала бы реальная опасность, если бы он тут же бросился в погоню за Роуди Флитом, а именно это он наверняка бы сделал, узнав, что уголовник крутится где-то поблизости. А так его жизнь оказалась вне опасности. Но, с другой стороны, незнание о грозящей опасности может принести гораздо большее зло.

За ужином Даниель несколько раз поглядывал на жену, как будто чувствовал, что она от него что-то скрывает. И всякий раз Джоли тут же отводила взгляд. Она была абсолютно уверена, что стоит Даниелю заглянуть ей прямо в глаза, как он тут же поймет ее секрет.

Тем временем ужин закончился, и Джоли с Джеммой быстро прибрали со стола. Затем Джоли вымыла посуду и принесла из кладовой тыквы. Все переоделись в домашнюю одежду, а выходную аккуратно сложили и убрали. Джоли подстелила на стол старую газету и все было готово для того, чтобы вырезать из тыкв страшные «блуждающие огоньки».

Джемма и Хэнк, затаив дыхание, следили, как Даниель натачивает на бруске нож, который он брал с собой на охоту. Дотер показал малышам, как нанести на бока тыквы рисунок, по которому потом надо будет вырезать ножом. Он наметил отверстия для глаз, нарисовал лицо, и детишки приступили к выполнению своего задания с таким усердием, что не обращали внимания ни на что другое.

За окном продолжал падать снег, вспыхивая искорками в свете лампы, танец снежинок напоминал движения привидений. У Джоли опять перехватило дыхание, и она с трудом сдержала слезы при мысли о том, что у нее есть все, чего она желала — дети, дом, любимый мужчина, и вот некто вроде Роуди Флита может все это у нее отнять.

Кухня тем временем была полна света и смеха, тихого и глубокого — Даниеля, веселого и звонкого, похожего на церковные колокольцы в ясное летнее утро — детского. Джоли присела на кресло-качалку в уголке кухни и принялась штопать дырявые носки и чулки детей. Сейчас, сегодня вечером, она не станет уноситься мыслями в будущее и думать обо всем страшном, что в нем может случиться. Не позволит она себе и вспоминать прошлое с его несчастьями и болью. У нее есть этот момент, и Джоли намеревалась холить и лелеять его, вот и все.

Хэнк и Джемма все еще с ней, и сама она в чреве своем носит ребенка Даниеля, и все они находятся в тепле и безопасности крепкого дома. Что еще нужно человеку!

Наконец после шума и гама тыквенные «блуждающие огоньки» были сделаны, и в них вставили сальные свечи. Когда свечи разгорелись, тыквы засверкали огненными глазами и заулыбались, или оскалились — это как посмотреть — изогнутыми ртами, из которых клубился черный дым.

Джоли позволила Хэнку и Джемме задержаться на кухне сверх положенного времени, поэтому они смогли насладиться сполна плодами своего труда, а потом, несмотря на протесты, уложила их спать.

Когда, выслушав детские молитвы на ночь и подоткнув их одеяла, Джоли вернулась на кухню, Дотер уже ушел спать в конюшню, а Даниель гасил огонь в печи. Джоли подняла крышки «блуждающих огоньков» и задула свечи. В кухне снова повеяло ароматом сухой тыквы.

— Спасибо, Даниель, — тихо сказала Джоли. Но ее муж, который в данный момент был занят тем, что выплескивал на двор остатки кофе, посмотрел на нее только после того, как вновь наполнил кофейник водой из ведра, стоявшего подле раковины.

— Всегда к вашим услугам, миссис Бекэм, — ответил он, — но я предпочитаю не знать, за что именно вы меня благодарите.

Джоли отвернулась и всмотрелась сквозь темное окно в ночь, хотя ничего нельзя было разглядеть дальше нескольких ярдов. Джоли погладила «блуждающий огонек» — он был еще теплым от свечи.

— Ты и Дотер подарили детям счастливое воспоминание, которое, возможно, поддержит их в будущем.

Хотя Даниель был крупным мужчиной, он мог передвигаться поразительно тихо, и потому Джоли вздрогнула от неожиданности, ощутив его руки на своих плечах.

— А как насчет тебя? — спросил Даниель, поворачивая жену лицом к себе. — А ты счастлива сегодня?

Джоли вспомнила свои переживания, проглотила комок в горле и кивнула:

— Да, счастлива. И что бы ни случилось, я не забуду этот вечер, как ты, Дотер, Хэнк и Джемма вырезали тыквы. Трудно сказать, чьи мордочки сияли ярче — Джеммы и Хэнка или «блуждающих огоньков».

Губы Даниеля легко коснулись лба Джоли, руки скользнули вдоль ее бедер, затем поднялись и оказались под ее грудями. Джоли порывисто задышала, ожидая продолжения. Даже легким касанием кончиками пальцев, ласкавших ее соски, Даниель мог воспламенить Джоли. Соски ее мгновенно отвердели и четко обрисовались даже сквозь ткань нижней рубашки и платья.

Даниель хмыкнул, но в этом звуке Джоли услышала заботу о себе.

— Что-то тревожит вас, миссис Бекэм, и я жду, что вы все мне расскажете без утайки завтра утром. А сейчас я хочу вас, теплую, нежную, обнаженную, в своей постели.

Джоли задрожала, но не от того, что была шокирована его заявлением, а от предвкушения острого, почти невыносимого наслаждения.

Когда рот Даниеля приблизился к ее рту, когда он нежно раздвинул языком ее губы и этот язык проник в ее рот, все страхи и тревожные мысли мгновенно вылетели из головы Джоли. Единственное, что сейчас существовало — это пламя страсти, которое вспыхнуло и все сильнее разгоралось в ней. И все это сделали поцелуй Даниеля и тяжесть его рук на ее полных грудях.

Даниель отшатнулся от нее как раз тогда, когда Джоли думала, что умрет от желания, и потушил керосиновую лампу. В кухне воцарилась темнота, и Даниель взял Джоли за руку.

Она думала, что они направятся наверх, в их постель. Но Даниель повел ее в обитую кожей и деревом комнату, в которой он обыкновенно читал или подводил финансовые итоги.

Везде царили полная тишина и темнота, в воздухе было чуть прохладно, но это лишь придавало очарование моменту. Казалось, что они вдвоем оказались где-то в волшебной стране, а падающий за окном снег усиливал впечатление нереальности.

Медленно, словно соблюдая некий ритуал, Даниель начал раздевать Джоли. Начал с волос, распустив их и поправив длинными пальцами рассыпавшиеся по плечам пряди. Затем медленно, одну за другой, стал расстегивать пуговички на ее блузке, снял ситцевую ткань с ее плеч. Джоли поежилась от прохлады, но горящий взгляд Даниеля обжег ее обнаженную кожу, и мгновенно ее соски отвердели и четко обрисовались сквозь тонкий муслин нижней рубашки. Еще одна пуговичка — и Даниель преодолел последний барьер на пути к Джоли.

Он дотронулся до ее обнаженных грудей, приподнял их, помял, погладил. Джоли чувствовала себя богиней, купающейся в серебристом лунном свете и переливчатом снежном сиянии, и она склонила голову, молча сдаваясь на волю победителя — Даниеля.

А он, поддерживая Джоли за талию одной рукой, второй лаская грудь, наклонился и стал сосать другую грудь. Джоли выгнулась и издала протяжный низкий стон наслаждения, запустив пальцы в его волосы, лаская его, понуждая выпить ее всю до дна.

Каким-то образом Даниель сумел раздеть ее совершенно незаметно для Джоли, или, может быть, она просто не обратила на это внимание? И сам разделся. Потом Джоли могла только вспомнить свое ощущение: ее ладони на его широкой обнаженной груди.

Большое кожаное кресло шумно вздохнуло, когда Даниель опустился в него, усадив Джоли себе на колени. Она закрыла глаза, в то время как ее тело медленно принимало его в себя. Даниель зарычал от удовольствия, когда она пошевелила внутренними мышцами.

— Джоли!!! — хрипло выдохнул он, сжимая ее бедра своими натруженными руками, ритмично двигаясь вверх-вниз, вверх-вниз…

Поначалу Джоли двигалась в такт какому-то заданному темпу, но затем в ней проснулись самые примитивные древние инстинкты первой женщины, и она перестала владеть своим телом, которое все делало само по себе помимо ее воли. И скоро из ее груди вырвался нечеловеческий стон жгучего наслаждения, крик радости и облегчения, сладости и желания.

Джоли вернулась в эту реальность и вспомнила о Даниеле. Она не хотела получать все одна и задвигалась так, как это нравилось ему. К кульминации они подошли вместе, их губы слились в поцелуе, языки переплелись в любовной борьбе. И каждый принял в себя последний победный крик другого…

Джоли без сил упала на грудь Даниеля, едва только кончились ее страстные конвульсии, и его руки обняли ее. С ее точки зрения, в мире вряд ли было что слаще их любви. И этот момент был самым сладким.


На другое утро Джоли проспала. Первое, что она увидела, открыв глаза, — волшебные ледяные узоры на оконном стекле. Джоли вскочила, быстро привела себя в порядок и заглянула в детскую. Там уже никого не было. Когда она торопливо сбежала вниз по лестнице, то увидела, что мир преобразился. Теперь он весь был сделан словно из белого мрамора, посыпанного сверкающими кристаллами.

В кухне было тепло, на плите уже посвистывал закипавший кофейник. Джоли налила себе чашечку кофе и закуталась в шерстяной плед, затем выскочила на улицу.

Следы копыт и колес на белом снегу рассказали ей, что Дотер, вероятно, уже увез Джемму и Хэнка в школу. В воздухе слышались ритмичные удары топора. Джоли пошла на звук, обогнув сарай, и увидела Даниеля, рубившего дрова. Каждый его выдох сопровождался белым облачком.

— Почему ты меня не разбудил? — на всякий случай пошла в наступление Джоли, если Даниель решит прочитать ей лекцию по поводу обязанностей «подходящей жены». — Господи, уже полдня, должно быть, прошло!

Даниель продолжал работать, и только мимолетная ухмылка тронула его губы, а в голубых глазах заплясали веселые искорки, едва он посмотрел в сторону жены.

— Послушай, ты такая аппетитная, как августовский персик. Я едва сдерживаюсь, чтобы не попробовать тебя.

Джоли укрылась под защитой навеса, где холодные порывы ветра были не такими сильными. Она вдруг залилась краской, вспомнив, как бесстыдно отвечала на ласки Даниеля сегодня ночью в его кабинете, в кресле и потом в постели. Но при воспоминании об этом внутри у нее потеплело.

— Если я еще не забеременела, Даниель Бекэм, — нахально сказала Джоли, — то вчера ночью эта цель уж точно была достигнута.

Даниель продолжал стучать топором, а его ухмылка стала еще более откровенной и совершенно неподобающей богобоязненному пресвитерианцу. А уж слова и вовсе были непотребными.

— Я бы советовал не дразнить меня, миссис Бекэм, — сказал он. — При одном воспоминании меня так и подмывает разложить тебя прямо здесь, на поленнице, и заставить стонать и вопить.

Джоли сразу же представила себе эту картину и от этого отскочила на шаг.

— Я не вопила! — со сдержанным возмущением проговорила Джоли, скрестив руки на груди.

Даниель снова ухмыльнулся, на этот раз совсем уж дьявольской улыбочкой.

— Вы вопили, миссис Бекэм, — ответил Даниель. — Вам хочется, чтобы я повторил, что именно вы вопили?

— Нет! — воскликнула Джоли, отлично помня свои слова и то, как они занимались любовью. Но ведь приличные женщины не слушают такие фразы, даже если они сами выкрикивали их прошедшей ночью в порыве страсти.

Даниель расхохотался и ловко закинул полено в почти сложенную поленницу, затем обернулся к Джоли, уперев руки в бока и озорно склонив голову на бок.

— Идите-ка сюда, миссис Бекэм, — позвал он.

Джоли пыталась сопротивляться и честно сопротивлялась. Но его притяжение оказалось сильнее, и в конце концов она подчинилась ему…


Два часа спустя ее щеки все еще горели от удовольствия, хотя Джоли уже вовсю возилась на кухне, готовя сэндвичи и пироги к обеду. Она смочила пальцы в ведерке с холодной водой и приложила их к щекам, чтобы хоть немного остудить, и тут увидела Мэри, которая приехала верхом на лошади.

Холт, старший сын Еноха и Мэри, сидел позади матери, обняв ее за талию, а впереди восседала маленькая Руфи. Ее было едва видно из-под шерстяного платка Мэри.

Даниель вышел из конюшни, чтобы помочь невестке слезть с лошади, а Джоли стала осторожно спускаться по обледенелым ступеням крыльца.

— А где Енох? — спросил Даниель, и в его голосе Джоли заметила беспокойство.

— Он отогревает дома ноги у огня, попивая настойку из меда с лимоном, — быстро ответила Мэри. — Похоже, что это грипп. — Она замолчала, восторженно глядя по сторонам, словно попала в волшебное королевство из сказки. — А я больше не могла усидеть дома. Мне там порядком надоели даже стены, а на улице так здорово.

Даниель осторожно снял с седла обоих малышей, вызвав у них восторг тем, что подбросил каждого вверх, затем помог слезть с лошади Мэри… Джоли умилила эта картина. «Какое счастье, — подумала она, — что именно Даниель Бекэм, самый замечательный мужчина по эту сторону Миссисипи, спас ее от петли, что привез сюда и дал ей дом, разделил с ней ложе». Но почти сразу же она вспомнила о Роуди Флите, и все ее хорошее настроение улетучилось. Ведь Мэри и ее детишки могли столкнуться с ним нос к носу на полпути к дому Даниеля! Джоли содрогнулась, представив себе эту сцену, зная, что если бы такое случилось, то не только Даниель никогда не простил бы ее, но и она сама.

Мэри пробыла у них до полудня, который она предпочитала называть обедом на манер, принятый среди южан. Она была веселой собеседницей, и Джоли действительно была рада ее визиту. Но ее все время грызла мысль о той опасности, которая может грозить Мэри по пути домой. Джоли ломала голову, как, не выдавая своего секрета, сказать Да-ниелю, что жену его брата следовало бы проводить до самого дома.

Но вот наступила минута прощания, детишки были собраны и одеты. Тут подоспел и Дотер, приехавший из Просперити. Он привязал лошадь Мэри к задку коляски, в которой и повез ее саму и детишек домой.

Солнце ярко светило, и снег стал подтаивать. Джоли стояла на крыльце и тревожно провожала взглядом удалявшуюся коляску. К ней подошел Даниель.

— Ты нервничаешь и напряжена, как кошка перед прыжком, — сказал он, — со вчерашнего дня. Что беспокоит тебя, Джоли?

Все-таки неизбежное произошло: Даниель напрямик спросил ее о странном поведении. Не забыл он и то, как взволнована она была вчера. Джоли облизнула языком пересохшие губы и взглянула на мужа.

— Я не хотела бы говорить вам об этом, мистер Бекэм, — начала она, — но боюсь, теперь у меня нет другого выбора. — Джоли замолчала, пока они не вошли в дом и плотно прикрыли за собой двери. Она говорила, вцепившись обеими руками в спинку стула, а Даниель сидел напротив, положив большие руки на край стола.

— Вчера по пути в город я встретила Роуди Флита, — продолжила Джоли. — Оказывается, он и Блейк прятали украденные деньги в нашей конюшне. Но Блейк, очевидно, перепрятал их. Роуди пришел узнать, где они.

Даниель так побледнел, что на какую-то секунду Джоли испугалась, как бы его не хватил удар. Но Даниель медленно поднялся со стула, сжимая и разжимая кулаки.

Джоли было страшно, но она не отступила, поскольку знала, что Даниель никогда не поднимет на нее руку, даже если Джоли удастся выставить его на посмешище перед всем штатом. Но все же вцепилась в спинку стула еще крепче.

— Это было, когда я ехала в город, минуя тот заброшенный дом… то место, которое сейчас стало твоей собственностью… Роуди неожиданно выскочил из-за тополей и наставил на меня пистолет. Он рассказал мне о деньгах и потребовал, чтобы я призналась, где они, и пригрозил, что убьет тебя, если я тебе что-нибудь скажу. — Джоли замолчала, набрав в грудь воздуха, и принялась тщательно изучать рисунок скатерти на столе, затем медленно продолжила: — Больше мне Роуди ничего не успел сказать, так как послышался звук приближающегося фургона. Он еще раз сказал, что убьет меня и любого, кто окажется в той коляске, если я ему хоть слово скажу. В это время из-за поворота выскочила повозка, а в ней сидел Енох. Я так испугалась, что Роуди убьет его, что ничего не соображала.

— Господи Боже… — пробормотал Даниель, повернулся и исчез в кабинете. Джоли бросилась за ним, и глаза ее широко распахнулись от ужаса, когда она увидела, как тот сорвал со стены ружье, проверил обойму и перезарядил его.

— Собери свои вещички и вещи Хэнка и Джеммы, — приказал Даниель, едва взглянув на Джоли, и поспешил на кухню.

Сердце у Джоли колотилось, как бешеное. Произошло самое худшее, чего она так боялась! Даниель не только собрался в погоню за Роуди, он собрался отослать отсюда ее и детишек, возможно, навсегда. Все, он сыт ими по горло!

— Нет! Мы никуда не хотим отсюда! — закричала Джоли, страстно желая во что бы то ни стало остановить Даниеля и зная в то же время, что это невозможно. — Мы останемся здесь, с тобой!

— Ни в коем случае, пока Флит на свободе. Я не могу выслеживать этого типа и одновременно защищать вас троих. Так что поторапливайся, собирай вещи. Я отвезу вас в город, в пансион миссис Крейпер. — Даниель взял ружье, надел пальто и шляпу. — Мэри со своими детишками тоже должны уехать в город.

При других обстоятельствах Джоли вздохнула бы с облегчением, что ее страхи и опасения оказались напрасными. Даниель вовсе не отсылает ее в Сан-Франциско, а детей в сиротский приют. Но чувство облегчения тут же сменилось ужасом, потому что Даниель и Енох легко могут быть убиты.

Джоли постаралась отговорить Даниеля от его затеи, хотя знала, что ее попытка заранее обречена на неудачу.

— Роуди похож на бешеного пса. Он убивает из удовольствия!

— Именно поэтому я и собираюсь убить его, — ответил Даниель. — Делай, что я тебе велел, Джоли. Собирайся, а я должен съездить поговорить с Енохом.

Час спустя кто-то въехал во двор, но то был не Даниель, а Дотер. Он был хмур и молчалив, когда помогал Джоли грузить в фургон ее вещи, которые она упаковала для себя и детей. Перед тем как покинуть дом, Джоли бросила последний взгляд на «блуждающие огоньки», вырезанные из тыквы, которые выглядели сейчас заброшенными и несчастными.

Вскоре Джоли уже поселилась в тесной комнате в пансионе миссис Крейпер. Джемма и Хэнк сидели сейчас напротив нее на узких постелях, болтая ногами. Лица у детей были утомленные и угрюмые. Единственным отрадным фактом в данной ситуации было то, что в комнате напротив поселилась Мэри с ее малышами.

Пришло время ужинать, и две женщины и дети присоединились к остальным обитателям пансиона, собравшимся в столовой. Джоли почувствовала себя так, будто снова стояла перед судом, когда ее приговорили к повешению — так посмотрела на нее хозяйка пансиона и ее постоянные жильцы.

Но ужин прошел вполне терпимо, потому что Мэри завязала провокационный спор с новым школьным учителем, настаивая на том, что нельзя насильно переучивать школьников-левшей писать правой рукой. А потом пристала к окружному проповеднику, который проездом оказался в Просперити, что она не понимает, почему святой Павел запрещал женщинам разговаривать в церкви.

За окном тем временем продолжал падать снег. К вечеру снегопад закончился, и Джоли заскочила к Мэри и попросила ее приглядеть за Джеммой и Хэнком, которых она уложила спать. Джоли объяснила Мэри, что ей надо немного прогуляться перед сном. Малыши Мэри тоже уже спали, а сама она что-то читала при свете керосиновой лампы. Мэри недовольно нахмурилась.

— Даниель и Енох не велели никуда ходить, — сказала она. — Неважно куда и зачем.

— Я скоро вернусь, — упорствовала Джоли, заявив, что ей вдруг стало душно в комнате и захотелось на свежий воздух. — И я обещаю, что не уйду далеко.

Мэри хмуро пожала плечами и вновь уткнулась в книгу, а Джоли выскользнула из комнаты и закрыла за собой дверь.

На улице воздух был почти весенним, на чистом небе ярко сверкали звезды. Джоли приподняла юбки, чтобы не испачкать их в грязи, когда переходила дорогу до противоположного деревянного тротуара. Проходя мимо салунов, Джоли невольно ступала в такт громкой музыке, доносившейся из-за прикрытых дверей.

Дом Айры Дженьюэри трудно было не заметить: это было самое большое здание в городе. Оно выглядело очень внушительно, однако Джоли проскользнула в ворота и украдкой двинулась к дому.На крыльце по обеим сторонам двери висели большие бронзовые фонари, в которых горело по свече. Джоли решительно дернула за шнурок дверного звонка. Подождала, скрестив руки на груди и переминаясь с ноги на ногу, потом позвонила снова.

Она собралась уже уйти, признав свое очередное поражение, как щелкнул дверной замок, и на пороге появилась Нан. Миссис Калли была мертвенно-бледна и держалась пугливо-воровато, как дикое животное, которое из его надежного убежища выгнали голод или жажда.

— Заходи, — прошептала Нан, впуская Джоли, и нервно оглянулась через плечо, словно боялась, что кто-то услышит и накажет ее. — Быстрее!

Нан вцепилась в рукав Джоли и потащила в полутемную гостиную, окна которой были задернуты тяжелыми бархатными шторами. Только когда они оказались в уютном уголке, где никто не мог за ними подсмотреть или помешать, Нан заговорила снова.

— Ох, Джоли! — сбивчиво бормотала Нан. — Ты была абсолютно права! Мне не следовало приходить сюда никогда!

— Но это очень легко исправить, — заявила Джоли, не делая ни малейшей попытки говорить потише. — Ты просто уйдешь отсюда, вот прямо сейчас. Я уверена, что у миссис Крейпер найдется местечко для тебя, или, возможно, тебя приютит миссис Ватман, пока мы решим, что делать.

Но Нан уже трясла головой, предостерегающе поднеся палец к губам, прося, нет, умоляя ее быть осторожной.

— Ты ничего не знаешь, Джоли. Он преследует меня. Он опоил меня здесь чем-то, и если я уйду, то будет только хуже.

Джоли охватил холодный ужас, когда она заглянула в глаза подруги и увидела, что Нан на все уже махнула рукой. Один Господь знает, что заставило ее в конце концов впустить Джоли в дом и раскрыться ей, пусть хоть чуть-чуть.

— Я тебя здесь не оставлю, — прошептала Джоли, приходя в ярость от того, что ей приходится прятаться от этого Айры Дженыоэри, чтобы спасти свою подругу. Ничего сейчас она не желала так сильно, как тотчас же направиться к нему и плюнуть в глаза. — Ты не должна здесь оставаться! Это попросту неприлично! Посмотри на себя — ты стала тощей, как штакетина от забора, под глазами — огромные круги!

Нан уперлась пятками в дорогой персидский ковер, когда Джоли попыталась подтащить ее к двери.

— Я должна остаться! — внезапно заявила Нан. — Если я уйду, у меня не будет лекарства. Мне нужно лекарство!

— Что за лекарство? — спросила Джоли, и тут новая мутная волна ужаса захлестнула ее. — Нан Калли! Этот человек постоянно дает тебе опиум?

Нан облизнула языком потрескавшиеся губы, глаза ее блестели каким-то лихорадочным огнем.

— Я не знаю, что это, но от него я засыпаю, а когда сплю, я снова с моим Джо.

На этот раз Джоли не потерпела никаких возражений и протестов. Она силком потащила Нан к выходу. Нан Калли была сильной, или по крайней мере была таковой, но Джоли оказалась сильнее, и если бы ей пришлось тащить подругу за волосы из этого дома, она не задумываясь так бы и поступила.

Джоли завидела Айру Дженьюэри, который входил через главные ворота и шел к дому, весело насвистывая, в тот самый момент, когда пыталась выпихнуть протестующую Нан за порог дома. У нее не было иного оружия, кроме бравады, и Джоли не преминула им воспользоваться.

— Пожалуйста, уступите дорогу, мистер Дженьюэри, — сухо сказала она. — Миссис Калли уходит отсюда и никогда больше не вернется.

Глаза Айры Дженьюэри ослепительно сверкнули в лунном свете. Он остановился и скрестил руки на груди.

— Возвращайся в дом, Нанси! — резко бросил он. — Я займусь тобой и твоим маленьким бунтом чуть позже.

К ужасу разъяренной Джоли, Нан высвободилась из ее хватки и бросилась выполнять приказ. Дверь закрылась за Нан, громко щелкнул замок, и Джоли поняла, что если бы она попыталась снова войти, ей уже не откроют.

Джоли прошла мимо Аиры Дженьюэри, стараясь держаться от него подальше.

— Если вы обидите Нан или ее ребенка, — крикнула она, — то вы за то ответите, и не мне, а Даниелю!

Дженьюэри громко рассмеялся.

— Мне дела нет до Даниеля, — нагло ухмыляясь, ответил он. — А вот это «ответите» — именно то, что я хотел бы применить по отношению к вам, миссис Бекэм. Когда дело касается Нанси, закон на моей стороне, так что не стоит беспокоить по пустякам начальника полиции. И к Нан в дальнейшем следует обращаться не как к миссис Калли, а как к миссис Дженьюэри. Запомните это с сегодняшнего дня, моя милая.

ГЛАВА 19

Джоли потрясение отшатнулась при таком известии. Нан вышла замуж за это чудовище! Его дом возвышался позади нее, зловещий и мрачный, словно первая ступенька лестницы, ведущей в преисподнюю. И какой-то внутренний чертик, казалось, подталкивал ее, пытаясь затащить обратно в этот дом.

Однако же Джоли сумела набраться храбрости и осталась на месте, вместо того чтобы убежать со всех ног отсюда, что было ее первым побуждением.

— Вы говорили мне, что не хотите, чтобы Нан стала вашей женой, — сказала Джоли. — Вы страшно разозлились на нее за то, что у нее не оказалось ни имущества, ни денег, чтобы принести вам в качестве приданого.

Айра Дженьюэри широко улыбнулся, и в темноте его улыбка показалась Джоли волчьим оскалом.

— А я передумал, — пожав плечами, ответил он. — Непостоянство — характерная черта женской половины человечества, но она не принадлежит исключительно женщинам.

Джоли пришлось изо всех сил навалиться на ворота, чтобы они открылись и выпустили ее.

— Не нужно думать, что я забуду о том, что узнала сегодня вечером, мистер Дженьюэри, — заявила Джоли. — Если есть возможность помочь бедной Нан, то, будьте уверены, я найду ее!

Картежник и аферист громко расхохотался.

— Так вот, — заявил он, — закон гласит, что жена принадлежит мужу своему как имущество, как скот. Я могу делать с ней все, что хочу, миссис Бекэм, и мы .оба знаем это. — С этими словами Айра Дженьюэри толкнул входную дверь и вошел в дом.

Джоли, дрожа, оперлась об изгородь. Представить невозможно, какие гадости он может проделать с Нан в отместку за ее, Джоли, вмешательство. И от того, что она ничего не может сделать, чтобы помочь подруге, Джоли стало совсем плохо.

Самое печальное, что этот мистер Дженьюэри сказал чистую правду относительно своих прав на жену, заявив, что волен обращаться с ней так, как ему хочется. В глазах закона жена и дети являются полной собственностью мужа, и раз так, то хозяин дома может наказывать или миловать их, словно собак и кошек.

И тут, когда уже появились огни пансиона миссис Крейпер, Джоли снова возблагодарила судьбу за то, что ей достался такой муж, как Даниель Бекэм. С ее точки зрения, лучше быть повешенной, чем жить с этим мерзавцем — Айрой Дженьюэри.

Так уж случилось, что Даниель и Енох вдвоем поджидали ее, сидя в небольшой гостиной пансиона миссис Крейпер. Джоли проскользнула во входную дверь и уже собиралась проскользнуть дальше, надеясь остаться незамеченной, когда услышала голос Еноха. Тот ткнул брата в бок и указал на Джоли. Та молча рассталась со всякой надеждой на спасение.

— Где ты была? — требовательно спросил Даниель взбешенным шепотом, возвышаясь над ней, словно гора.

— Я очень рада, что ты спросил, — ответила Джоли, беря мужа за руку. — Хотя я точно знаю, что тебе не понравится мой ответ. — Джоли вывела мужа на крыльцо, где можно было найти некое подобие уединения. — Даниель, сегодня вечером я навестила Нан Калли в доме мистера Дженьюэри. — Джоли заметила, как недобро вспыхнули глаза мужа, и поспешила поднять руки вверх, как бы сдаваясь и в то же время призывая к спокойствию. — Ты был абсолютно прав в том, что касалось этого… этого злого человека. Он все-таки женился на Нан Калли после всей этой суматохи, когда выяснил, что у нее нет ни земли, ни денег. И он жестоко обращается с ней. Она отощала и смертельно запугана. К тому же он пичкает ее каким-то лекарством. Я думаю, что это опий. Даниель, ради нее, ради ее ребенка, мы должны помочь бедной Нан!

Полное бессилие отразилось в каждой черте мужественного лица Даниеля.

— Мы ничего не можем сделать, — после долгого, взрывоопасного молчания ответил он срывающимся голосом. — Она его жена…

Джоли была потрясена, хотя знала, что большинство мужчин думают так, когда дело касается собак, идиотов, метисов и жен.

— Даниель…

— Мы не можем вмешиваться во взаимоотношения мужа и жены, — оборвал ее Даниель твердым — тоном, пресекающим дальнейший разговор на эту тему.

— Нет, черт возьми! — взорвалась Джоли, уперев руки в бока, глаза ее гневно горели, ноздри раздувались. — Ведь мы ее друзья! Кто же позаботится о Нан, кроме нас?

Даниель тяжело вздохнул и стал внимательно изучать ночное небо над изогнутой крышей пансиона миссис Крейпер. Когда он снова посмотрел на Джоли, она прочитала на его лице что-то похожее на покорность судьбе.

— А сама миссис Калли просила о помощи? — спросил Даниель, и Джоли по его тону поняла, что он уже почти знает ответ.

— Нет, не просила, — сказала, почти прошептала Джоли, уронив голову. Она вспомнила, как поначалу Нан, казалось, хотела попросить Джоли о помощи, а когда пришло время решать, бедную женщину покинула храбрость.

— Так вот, миссис Бекэм, пока Нан Калли сама не попросит о помощи, мы будем заниматься только своими делами. Кстати, как Джемма и Хэнк?

Джоли, понурив голову, ответила:

— Они рвутся домой, на ферму. И я тоже. Сколько это еще продлится, Даниель?

— Не знаю, — ответил он. — Если Роуди Флит и находится поблизости от Просперити, то очень хорошо спрятался.

— Тебе нужна какая-нибудь помощь, или вы с Енохом и Дотером справитесь сами? — спросила Джоли. Она почему-то была уверена, что от местного начальника полиции будет мало проку. К тому же это был тот самый начальник полиции, который готов был повесить любого, кто попадется ему в лапы.

Повинуясь какому-то импульсу, Джоли бросилась к Даниелю и повисла у него на шее. Несмотря на крепкие мускулы Даниеля, она намертво вцепилась в его плечи.

— Даниель, не надо, оставь все как есть. Умоляю тебя! Роуди сейчас как затравленный зверь: он тут же пристрелит любого, кто ему не понравится!

Даниель нежно поцеловал Джоли в лоб.

— Именно поэтому я и должен найти этого типа, — со вздохом ответил он. — Оставить Роуди на свободе, чтобы он рыскал по округе, все равно что оставить на свободе бешеного пса.

— Но ведь ты не шериф! — продолжала умолять его Джоли. — Ведь это не твое дело, в конце концов!

— Да ну? — изумился Даниель. — У меня есть что терять, как и любому человеку. Поэтому я и намерен защитить свое.

Джоли поняла, что спорить с Даниелем бесполезно. Она кивнула, как бы признавая свое поражение. Казалось, говорить больше было не о чем.

— Иди в комнату, — сказал ей Даниель после долгого молчания. — Здесь становится прохладно, а я не хочу, чтобы ты простудилась и заболела.

Она хотела было возразить, что он также мог легко здесь простудиться, но передумала.

— Спокойной ночи, Даниель, — сказала она и вошла в дом.


Утро следующего дня выдалось солнечным. Воздух был прозрачен и чист, сравнительно тепло, словом, типичный для поздней осени денек. После завтрака Джоли отвела детей в школу. По дороге Джоли и Джемма забавлялись тем, что загребали руками охапки опавших кленовых листьев. Хэнк не участвовал в этой забаве и держался чуть поодаль. По тому, как он осуждающе поглядывал и временами покачивал головой, любому стало бы ясно, что он всегда считал девчонок глупыми созданиями.

Когда Джоли возвращалась домой, доведя детишек до самой школы, ее одолевали мысли о судьбе несчастной Нан, о той угрозе, которую представлял Роуди. И тут ее озарила идея, подобно тому, как благодать Божия снизошла на апостола Павла на его пути в Дамаск.

Уголовника заботило только одно — деньги, похищенные им и Блейком при ограблении банка в тот знаменательный день поздней весной. Они спрятали добычу в конюшне Даниеля, а потом Блейк, ничего не говоря Роуди, перепрятал награбленное. Роуди всегда был самоуверен и нагл, одно слово, «крутой», и в то же время хитер и коварен. Сейчас он явно не знает, списать ли добычу в графу «расход» и сбежать отсюда, или, хорошенько схоронившись где-нибудь поблизости, подождать.

Джоли улыбнулась и поспешила в пансион. Если понадобится, она перевернет каждый мешок, проверит каждую щель в доме Даниеля Бекэма, но найдет эти проклятые деньги и передаст их Роуди. Он был жаден до денег и прожорлив, словно крыса, и, возможно, полезет в ловушку за кусочком лакомого сыра.

Джоли старалась не думать о тех страшных вещах, которые еще можно было ожидать от Роуди. Она поставила на карту очень многое и, как бы ни боялась, не могла сидеть сложа руки в пансионе миссис Крейпер и ждать, пока мужчины сами справятся с этой задачей.

И потом, была ведь еще проблема трагического положения бедняжки Нан Калли. Но уж это она не отдаст мужской половине города.

Подсчитав те небольшие деньги, которые у нее остались от хозяйственных расходов, Джоли наняла коляску и укатила в ней по направлению к ферме. Распугивая зазевавшихся прохожих громкими криками, Джоли вихрем пронеслась по центру Просперити, гордо выпятив подбородок и не смотря по сторонам.

Краем глаза она видела, как останавливаются изумленные таким зрелищем обыватели города, но никто не пытался ее остановить. А сейчас для нее это было самым важным.

Джоли пронеслась мимо своей фермы. Хотя ее так и подмывало вновь оказаться в родных стенах под надежной крышей, но она пронеслась мимо, направляясь к Верене Дейли.

Соседка, как обычно, была одета в черное. В ее маленьком аккуратном домике было тихо, лишь громко тикали старинные часы, стоявшие в гостиной на каминной полке. Верена немного сощурилась, когда узнала нежданную гостью.

— А почему ты не в пансионе Алверны Крейпер, где должна быть?

— Я не собственность пансиона, — резко ответила Джоли.

Верена вздохнула и указала на кресло, стоящее перед залитым солнцем окном.

— Вот уж никак не ожидала от Даниеля, что в этой передряге он оставит меня одну, — сказала Верена. — Но я все равно ни за что не двинусь со своей земли из-за какой-то чепухи, право слово. Не хочешь ли чаю?

Джоли покачала головой, расправляя измявшиеся юбки.

— Я приехала по поводу Нан Калли, — сказала Джоли и подробно поведала Верене обо всем, что удалось узнать о Нан, и то, что видела собственными глазами.

— Даниель говорит, что это не наше дело и что мы не можем вмешиваться, — закончила свой рассказ Джоли. — Но Нан действительно в ужасной беде.

Верена печально посмотрела на нее:

— Да, ты права…

— Я думаю, что нам надо просто похитить Нан Калли и привезти ее сюда. Я уверена, что со временем дурман выйдет из нее, и Нан сможет здраво мыслить и прислушиваться к советам. А потом она легко может уехать в почтовой карете в Спокан и начать все заново.

Миссис Дейли долго пристально смотрела в окно, но Джоли поняла, что сейчас она ничего там не видит. Миссис Верена Дейли думала. Наконец она сказала:

— Нан потребуется несколько недель на то, чтобы окончательно оправиться, вдобавок мне не нравится первое предложение относительно похищения ее у Айры Дженьюэри. Но ты права, дорогая, мы должны что-то делать. Если тебе удастся вытащить ее из этого дома, привози ее прямо ко мне.

Джоли вскочила и благодарно пожала руку подруги:

— Спасибо!

— Только не надо недооценивать Айру Дженъюэри, — предупредила Верена Дейли. — Он не из породы великодушных и порядочных людей. Он может быть и жестоким.

По спине Джоли пробежали мурашки.

— Обещаю, я буду осторожной.

Затем женщины поговорили немного о несчастье, происшедшем с Джоли, в результате чего ей приходится торчать сейчас в пансионе. Верена, соскучившись по компании, принесла свежеиспеченный пирог и чай с лимоном. Когда пришла пора расставаться, жизнь снова стала казаться Джоли прекрасной.

Несмотря на то, что на ферме оставался скот, а Даниель жил в доме, как всегда, все же здесь появился налет запущенности, хотя прошел всего лишь день, как Джоли и дети покинули ферму. Такие мысли пришли в голову Джоли, едва она въехала на коляске во двор и привязала лошадь. Ощущение одиночества могло бы быть еще более невыносимым, если бы не появился драный кот Левитикус, чтобы приветствовать ее своим хриплым «мяу».

Джоли грустно улыбнулась коту.

— Держу пари, что ты знаешь, где Блейк запрятал денежки, так ведь? Ты, наверное, причастен ко всему, что случилось в этом доме. — Джоли умолкла и вздохнула: — Если бы ты только мог говорить…

— Мр-р, — согласился Левитикус.

— Боюсь, ты мало чем можешь помочь мне, — ответила Джоли и, подхватив юбки, пошла к амбару и конюшне.

Там она заглянула в каждую щель, проверила каждый мешок с зерном, каждый бочонок, перетрясла седла и сбрую. Дневной свет ярко освещал конюшню, затем стал меркнуть, превращаясь в вечерние сумерки. А Джоли все еще ничего не нашла.

Джоли вышла наружу, отряхивая ладони и оглядываясь. Она сомневалась, что у Блейка хватило смелости спрятать добычу в доме, хотя и такое могло случиться накануне того, как Блейк попался. Если это так, вероятно, что это было бы великолепной шуткой — спрятать награбленную в банке добычу под носом у одного из самых видных граждан.

Джоли вошла в дом, и ее, словно любящие руки, окружили знакомые предметы и запахи. Прошел всего день, как она уехала в пансион, а уже так заскучала, что на глазах у нее выступили слезы.

Джоли начала методично и тщательно, насколько это было возможно, обследовать комнату за комнатой. Она просмотрела все книги и то, что было за книгами на полках в кабинете Даниеля. Заглянула даже под подушки огромного кожаного кресла, на котором ее так изощренно любил Даниель не так уж много ночей назад. Она проверила все ящики его стола, заглянула даже под половик.

Она уже собралась перейти в кладовую, чтобы заглянуть в каждый кувшин и каждую банку, когда позади нее раздался громкий голос.

— Черт меня побери, если у тебя мозгов больше, чем у самой глупой обезьяны в период спаривания! — рявкнул Даниель.

Джоли обернулась и увидела мужа, замершего в дверях, опираясь о дверной косяк. Она покраснела как рак, но воинственно вздернула подбородок.

— Что ты здесь делаешь, Джоли? Разве я не запретил тебе выходить из пансиона, кроме как за Джеммой и Хэнком в школу и обратно?!

— Мне нужна была мука для овсяных лепешек, — ответила Джоли, лихорадочно соображая. — Знаешь, как тяжело женщине без привычных вещей…

Во взгляде Даниеля ясно читался скептицизм, но не было ни малейшего признака раздражения.

— «Привычная вещь» — это то, что жена должна слушаться мужа! — заявил Даниель.

Джоли вплотную подошла к мужу и заглянула ему прямо в глаза:

— Даже когда муж неправ?

— Даже, — имел наглость ответить Даниель. — Но, разумеется, я всегда прав.

— «Всегда прав»… — повторила Джоли, пылая от возмущения.

Даниель скрестил руки на груди и оперся плечом о дверной косяк.

— Так что же ты зсе-таки здесь ищешь, Джоли? И только не надо мне вешать лапшу на уши про «овсяные лепешки». Иначе, клянусь, я перекину тебя через колено и вздую как следует. — Даниель наклонился к ней чуть ли не нос к носу: — Только не лги мне.

Джоли прикусила губу. У Даниеля была жуткая способность ловить ее на недомолвках и увертках, и, кроме того, ей все равно понадобится его помощь, если она хочет, чтобы ее план сработал. Единственная проблема заключается в том, что Даниель сочтет всю ее задумку слишком опасной и запретит ей ее осуществление.

— Я искала деньги.

Даниель недоуменно вскинул брови, а потом сощурился в недоверчивом недоумении:

— Какие деньги?

— Пять сотен долларов, которые прихватили с собой Роуди и Блейк, когда ограбили банк. — Джоли словно вытаскивала слова, застревавшие в горле. — Они спрятали деньги в конюшне. Но затем Блейк решил оставить Роуди с носом и перепрятал добычу. Естественно, он ни за что не признается полиции о том, куда спрятал деньги, а Роуди не сможет до него добраться, чтобы узнать.

Даниель указательным пальцем выразительно показал в пол.

— Ты хочешь сказать, что деньги все время лежали вот тут, у меня под ногами? — требовательно спросил он, и в голосе его прозвучали яростные нотки.

Вся храбрость Джоли куда-то улетучилась.

— Я и знать не знала о том, что они спрятаны здесь. — Джоли запнулась и, нахмурившись, продолжала: — Конечно, Роуди считает, что я и Блейк снюхались, и от этого, я полагаю, он только опаснее.

Даниель закатил глаза, затем вышел из кладовой. Но перед этим он крепко, так, чтобы Джоли не вырвалась, но не больно, схватил жену за руку. Он тащил ее за собой до самого кабинета и бесцеремонно усадил в кресло.

— Подозреваю, что ты ничего еще не нашла, — сказал он. — А что бы стала делать с пятью сотнями долларов?

— Тут же бы поставила ему ловушку, естественно. Роуди обязательно пришел бы за деньгами. Тогда бы ты с Енохом и остальными смогли бы схватить его.

Неприятное выражение, бывшее в глазах Даниеля, постепенно уступило место чему-то другому, отдаленно напоминающему облегчение.

— Да ну? А как же ты намереваешься сообщить ему новость? Послушай, Джоли, помоги мне. Если ты знала, где он все это время прячется…

— Роуди сам выйдет на меня, — резко ответила Джоли. Ей было очень неприятно сознавать, что Даниель все еще считает ее соучастницей банды и верит, что она знает, где скрывается Роуди Флит. Он думает, что она не говорит об этом, чтобы спасти Флита. А ведь именно Даниеля хотела она спасти, его, и Джемму, и Хэнка.

— Как я уже сказала, Роуди думает, что я знаю, куда перепрятаны деньги.

Даниель пробурчал себе под нос замысловатое ругательство, поднялся и пошел к двери.

— Пойдемте, миссис Бекэм, — приказал он. — Мы возвращаемся в город.

Джоли не шевельнулась. Она продолжала сидеть за столом, ожидая, пока до Даниеля дойдет, что она не собирается бежать за ним, как собачонка. Иногда он ведет себя так, будто его избрали шерифом округа, состоящего из двух человек.

Когда Даниель обнаружил, что за ним никто не идет, он влетел обратно в дом.

— Ну а теперь-то что? — зарычал он от порога.

— Здесь мой дом, — заявила Джоли. — Насколько я себя помню, действительно первый настоящий дом, если не считать короткого времени, когда я жила у тети Ниссы и дяди Франклина. И я только что решила, что никому, пусть даже такому отъявленному уголовнику, как Роуди Флит, не удастся испугать меня и выгнать из него.

Джоли показалось, что в глазах Даниеля мелькнуло уважение, впрочем, вместе с раздражением, как она и ожидала. То, что он сказал, не было для нее новым:

— Я могу просто перекинуть тебя через плечо и вытащить отсюда, Джоли… У тебя вряд ли есть выбор.

Она готова была признать его правоту. Он был крупнее и, конечно, сильнее ее, но если он все-таки попытается вытащить ее из кухни, ему придется изрядно попотеть: пусть попробует засунуть дикую кошку в мясорубку.

— Не хочешь же ты, чтобы Роуди угнал твой скот, сжег твой дом и постройки, вытоптал твои посевы? — спросила Джоли, явно провоцируя его, и всплеснула руками. — Ведь не собираешься же ты на самом деле тащить силком меня и детишек, нас, которые почти стали твоей семьей, Даниель Бекэм, нравится тебе это или нет. Мы единственные близкие тебе люди… во всем штате!

К ее изумлению, Даниель мирно подошел к столу, отодвинул стул и сел. Стащил с головы шляпу, отложил ее в сторону и, помолчав немного, сказал:

— Это так много значит для тебя… ну, остаться здесь, я имею в виду?

Джоли сама не подозревала, насколько дороги ей эти дом и ферма до того момента, как ее заставили покинуть их и поселиться в мансарде пансиона миссис Крейпер.

— Да, Даниель, — тихо сказала она, — для меня это значит очень много.

Даниель крякнул и задумчиво почесал затылок.

— Но ведь это рискованно: я не могу все время быть дома, присматривая за тобой.

— Я всю жизнь сама присматривала за собой, — ответила Джоли. — К тому же любой вдох, как и удар сердца, может оказаться последним. Это тоже рискованно. Кто знает, кому сколько суждено жить?

Даниель потер подбородок, как бы размышляя, но Джоли уже знала, что он принял решение: она с детьми возвращается домой. Ей стало так хорошо и радостно, словно волшебная птица счастья распростерла свои крылья над ее сердцем и душой.

— Я считаю, что если попытаюсь удержать тебя в пансионе Ал верны Крейпер, ты снова убежишь и доставишь мне еще больше хлопот.

Губы Джоли дрогнули, но она не улыбнулась.

— Вы считаете абсолютно правильно, мистер Бекэм.

Даниель легонько хлопнул по столу.

— Тогда ладно, — сказал он, — пусть так и будет. Помни только, что я тебя предупредил.

Джоли согласно кивнула и буквально вспорхнула со своего стула.

— Я сейчас приберу тут немного и принесу на ужин кусок или два яблочного пирога.

Глаза Даниеля ласково смотрели на нее, и в них плескались музыка и веселье, совсем как у его брата Еноха, и Джоли почувствовала, как из каких-то неведомых источников на нее нахлынула новая, еще более сильная волна любви к мужу.

— Держи-ка это под рукой, — приказал Даниель, протягивая жене «кольт» 45 калибра, который он захватил с собой из кабинета.

Джоли умело взялась за оружие и спрятала его в ящике обеденного стола.

— Не надо обо мне беспокоиться, мистер Бекэм, — заверила она Даниеля. — Я отлично стреляю.

— Я бы не стал этим хвастаться, учитывая, что в Просперити еще многие считают, что именно ты отправила к праотцам беднягу Хэмиша Фрейзера в день ограбления банка.

Джоли была так счастлива, что ей легко было быть великодушной, поэтому она пропустила это замечание Даниеля мимо ушей. Вымыв руки, она поспешила в кладовую, откуда вынесла яблочный пирог.

— Дотер заберет детей после школы?

— Да, — кивнул Даниель, и в голосе его все еще звучала озадаченность по поводу такого поворота событий. — Я скажу ему, чтобы он собрал твои вещи и привез их из пансиона обратно сюда.

— Вот за это спасибо, — ответила Джоли. Она заглянула в дровяной короб, стоящий подле печи, и обескураженно вздохнула: он был пуст, за исключением нескольких щепок. Вспомнив, как совсем недавно на этом самом месте муж так бесстыдно взял ее, Джоли затрепетала, но быстро спохватилась и набрала полную корзину дров.

После того, как из трубы повалил дым, а в печной бак была натаскана вода, Джоли почувствовала себя гораздо лучше. Она замесила муку и поставила тесто для хлеба дозревать в тепле.

Пока пеклись пирожки, Джоли продолжила поиски денег, спрятанных Блейком. Она не пропустила ни единой щели, ощупала каждый стул, исследовала каждый ящик, заглянула даже под кровати и проверила все матрасы.

Когда Дотер привез Джемму и Хэнка, он заодно захватил из пансиона миссис Крейпер и все их вещи. Дети мгновенно переоделись и принялись бурно носиться друг за другом по двору: радость от возвращения домой так и била у них через край.

К ужину приехали Енох и Мэри, и Даниель по такому случаю свернул шею паре жирных кур.

— Как тебе удалось это провернуть? — шепотом спросила Мэри, когда две женщины ощипывали кур, готовя их к жаркому. — Ведь и Даниель, и Енох были против того, чтобы мы уехали из пансиона до того, как поймают этого уголовника.

— Я просто сказала Даниелю, что не останусь там больше ни дня, — немного рисуясь, ответила Джоли. Не очень-то часто муж прислушивался к ее желаниям, поэтому милостивый Господь простил ей эту гордыню по поводу одержания маленькой победы.

Мэри доверительно улыбнулась и призналась:

— Я тоже иногда пытаюсь настоять на своем, но у меня не всегда получается.

Даниель с братом расположились за столом и чистили конскую упряжь, споря при этом о политике. Енох курил трубку, и по кухне разносился приятный аромат.

— Думаю, эти две женщины плетут против нас заговор, братец, — заявил Енох, и его глаза смеялись, впрочем, как и губы.

Даниель издал протяжный вздох и философски заметил, смазывая сбрую жирным маслом:

— В том нет никаких сомнений. А представляешь себе, что будет твориться, если женщинам еще предоставят право голоса! От одной этой мысли все мужчины бледнеют.

Енох рассмеялся:

— Все салуны будут тут же закрыты, а блудницы отправлены на перевоспитание в монастыри.

— И в мире больше не будет войн, и дети не будут гнуть спину на фабриках от зари до зари, — продолжила Мэри, с любовью глядя на свою маленькую дочурку, которая покачивалась в кресле-качалке, играя с тряпичной куклой. — Так что, мистер Енох Бекэм, мир станет лучше, если женщины получат право голоса.

— Мне кажется, что так в конце концов и будет, — добавила Джоли.

Енох снова хихикнул; похоже, все в этой жизни для него было поводом для веселья.

— Ну да, как же, дайте им права! Конгресс тогда моментально примет закон о налогообложении только мужей, а правительство тут же ощиплет несчастных мужиков еще до того, как те поймут что к чему.

— Пусть даже и не пытаются, — подал суровый голос Даниель.

Вечером снова повалил густой снег, и Джоли предложила Еноху и Мэри остаться на ночь. Но те отказались от приглашения, заявив, что накопилось много работы по хозяйству. Джоли проводила их взглядом, стоя у окна, пока не пропали из виду фонарики, зажженные по бокам коляски.

Снегопад продолжался всю ночь, и под утро снега насыпало столько, что Даниелю пришлось достать снегоступы, чтобы добраться до сарая и конюшни. Джемма и Хэнк остались дома, не поехав в школу, но Джоли заставила их сделать уроки сразу же после завтрака, сидя за тем же обеденным столом.

Джоли занялась выпечкой хлеба, но и за работой не переставала думать о своих проблемах. Она не оставила свои попытки найти тайник Блейка с награбленными деньгами, но ума не могла приложить, где он может быть. Перевернув подгоравший каравай, Джоли вспомнила о бедняжке Нан Калли. Она должна каким угодно способом вырвать подругу из лап этого мерзкого человека, Айры Дженьюэри. И продержать ее в безопасности достаточно долго, чтобы дурман вышел из организма Нан и та смогла прийти в себя.

Непогода держалась на дворе до субботы, и Джемма с Хэнком мылись в бане водой, натопленной из собранного на дворе чистого снега, потому что вода в насосе и колодце замерзла.

Воскресенье было таким холодным, что, несмотря на свою набожность, Даниель все же в церковь не поехал.

В понедельник утром пошел дождь, который покрыл белоснежные покровы тонкой хрустящей корочкой льда. Джоли начало немного лихорадить. Она заткнула все щели в доме и натянула на себя всю теплую одежду, которую нашла под рукой. А тем временем вспоминала все кулинарные рецепты, которые знала.

Во вторник лед на ручье стал трещать и ломаться, а в среду утром наступило заметное потепление. Солнце нагрело воздух, подули теплые ветры. Джоли сама отвезла Джемму и Хэнка в школу, уверенно правя повозкой и мастерски объезжая большие лужи, ямы и колдобины.

Проезжая мимо лесопилки, Джоли заметила Айру Дженьюэри, который о чем-то разговаривал с двумя незнакомыми мужчинами, которые только что приехали в фургоне и разгружали привезенные припасы. Держа спину прямо, не глядя по сторонам, Джоли все же не могла не посмотреть на мрачный дом Айры Дженьюэри, где сейчас томилась в добровольной неволе бедная Нан Калли.

ГЛАВА 20

Легкое колыхание оконных занавесок на втором этаже подсказало Джоли, что Нан, вероятно, заметила ее приезд. Оставалось убедиться только, удастся ли маленькому китайцу-привратнику и на этот раз не допустить встречи подруг.

А пока она подкатила прямо к главным воротам, подобрала юбки и резво выскочила из коляски. Сердце с каждым шагом колотилось все сильнее. Вот она прошла ворота, идет по дорожке, поднимается на крыльцо, подходит к входной двери. Джоли была уверена, что Нан и ее невинное дитя обязательно погибнут, если она не предпримет что-то. И только сознание этого поддерживало в ней храбрость.

К величайшему удивлению Джоли, ей открыла сама Нан Калли, которая почему-то решила отозваться на ее энергичные звонки. При свете дня Нан Калли выглядела еще более несчастной и жалкой.

— Гром и молния, Джоли Бекэм! — присвистнула Нан, обнаруживая остатки прежнего юмора. — Ты с ума сошла? Мистер Дженьюэри ясно сказал, что не желает видеть тебя здесь…

Джоли цепко ухватилась за локоть подруги, тем самым давая понять, что не намерена уходить.

— Тьфу на этого мистера Дженьюэри! — отрезала Джоли и то ли повела, то ли потащила Нан по дорожке к воротам. И неважно было, что миссис Дженьюэри была одета всего лишь в легкую белую ночную рубашку, а волосы ее торчали в разные стороны.

— Ты видела его в последний раз, как и этот мавзолей, который он имеет наглость называть домом.

Нан не пыталась сопротивляться. Похоже, опыт совместного проживания с мистером Дженьюэри лучше всего доказал ей, что такие попытки бесплодны. Нан безропотно позволила Джоли довести себя до калитки и усадить на сиденье коляски. Увидев, что Нан Калли дрожит от холода, Джоли отругала себя последними словами за то, что не подумала прихватить для Нан какую-нибудь накидку.

В этот самый миг с громким стуком распахнулась входная дверь в доме Айры Дженьюэри, и оттуда буквально вылетел китаец-привратник, что-то крича от волнения на непонятном языке. Джоли резко хлестнула лошадь и хрипло выкрикнула одну из, команд, которые обычно отдавал лошади Даниель.

Китаец выскочил на дорогу и помчался за коляской, его длинная косичка развевалась на ветру. Несколько раз, прежде чем Джоли набрала нужную скорость, китаец чуть было не настиг коляску. Легко было представить, как он вскакивает в нее и заставляет Джоли остановиться.

Однако благодаря заступничеству Господа и бешеной езде расстояние между привратником и коляской начало медленно увеличиваться.

— Держись! — крикнула Джоли подруге, которая с отрешенным видом моталась из стороны в сторону в такт качанию коляски на ухабах. Хотя преследователь отстал, подумалось Джоли, они не будут в безопасности до тех пор, пока не доберутся до фермы. Все, что нужно сделать китайцу — добежать до лесопилки, и тогда вскорости за ними погонятся верховые.

Хотя локоны Джоли пребольно били ее по лицу, она продолжала изо всех сил настегивать лошадь. Коляска быстро промчалась по Просперити, мимо лесопилки, оставив их далеко позади.

Они были уже недалеко от фермы Еноха и Мэри, когда Джоли снова оглянулась и поняла, что худшие ее опасения оправдались. Айра Дженьюэри и двое вооруженных людей верхом на быстрых лошадях нагоняли экипаж.

Джоли, взвизгнув, резко повернула лошадь с накатанной дороги и понеслась напрямик через поля. Над домиком Еноха и Мэри поднимался вверх, а затем ложился горизонтально сизый дымок, создавая впечатление слоев сала и мяса в беконе.

Джоли принялась громко гикать и кричать, моля Бога, чтобы Енох находился где-нибудь поблизости в доме или в конюшне и выскочил на крики с заряженным ружьем в руках. А мистер Дженьюэри и двое его дружков быстро приближались.

Нан завороженно смотрела на дом, который так недавно принадлежал ей и Джо. Хотя у Нан не было еще ни времени, ни возможности очнуться от дурмана, Джоли заметила, как при виде знакомого дома в глазах ее мелькнуло осмысленное выражение.

Айра Дженьюэри помчался наперерез Джоли и перегнулся в седле, пытаясь схватить лошадь Джоли за узду. Джоли пронзительно закричала от отчаяния и ужаса и в этот самый миг заметила Даниеля, Дотера и Еноха, которые мчались с поля к дому. Увы, они были безоружны! Нечто, издали похожее на охотничье ружье, было только в руках у Мэри, которая появилась на крыльце, явно беременная, с тугой косой, перекинутой через плечо. Жестом опытного охотника Мэри вскинула ружье и нацелила его в голову Дженьюэри.

Айра отпустил узду и взглянул на Джоли.

— Даниель тебе здесь не поможет, — ровным голосом сказал он, но лицо его перекосило от злобы. — Нанси моя жена, и я могу делать с ней все, что захочу.

— Но только не на этой земле, — резонно заметила Мэри и для пущей убедительности пальнула в воздух.

К тому времени запыхавшиеся мужчины добежали до коляски и остановились в некоторой растерянности. Джоли с нескрываемым раздражением взглянула на них. Как хорошо, что она и не рассчитывала на них, когда бралась за осуществление своего дерзкого плана.

— Что здесь, черт возьми, происходит? — требовательно спросил Даниель. Хотя он не отрывал взгляд от мистера Дженьюэри, тем не менее ему удалось подобраться к Джоли и бесцеремонно вытащить ее из коляски. Одновременно Дотер помог выйти Нан Калли, а Енох взял ружье из рук Мэри и спокойно встал за спиной брата.

— Эта вечно болтающаяся у меня под ногами бандитка, которую ты называешь женой, Даниель, только что украла мою женщину, вот что здесь происходит! — ответил Айра и оглянулся на своих провожатых. Однако те выглядели довольно безучастно.

Даниель одарил Джоли сладким, как керосин, взглядом, но она почувствовала огромное облегчение, ощутив рядом с собой его твердость и силу. Она прильнула к нему, и Даниель обнял ее за талию.

— Посмотри на бедную Нан, Даниель! — взмолилась Джоли. — Посмотри, что он с ней сделал! Вот и все, о чем я тебя прошу.

Загорелое лицо Даниеля слегка побледнело, когда он взглянул на свою бывшую соседку. Мэри укрыла дрожащие худенькие плечи Нан шерстяным платком и медленно повела ее в тепло дома.

— Боже мой! — только и выдохнул Даниель. На щеках его заиграли желваки, когда он вновь обернулся к Дженьюэри, и Джоли могла бы дать руку на отсечение, что он хочет стащить с седла владельца лесопилки и нещадно его избить.

— Не советую тебе этого делать, Бекэм, — с угрозой предостерег Айра Дженьюэри.

— Эй, мистер, мы отзываем назад наше приглашение на ужин, — весело вмешался Енох. — Лучше вам сделать отсюда ноги.

Дженьюэри на секунду привстал в стременах, оглядывая плодородную землю и уютный домик, которые чуть было не стали его собственностью, затем перевел взгляд на Джоли. И в этом взгляде она прочитала неприкрытую угрозу.

— Только не думай, что на этом все закончилось, Бекэм, — бросил Дженьюэри, развернул коня и поскакал обратно, сопровождаемый двумя своими прихвостнями.

— Тебе придется многое нам объяснить, — буркнул Даниель Джоли, когда Енох и Дотер ушли в дом вслед за Мэри и Нан.

— Боюсь, что едва ли смогу, — ответила Джоли. — Ты сам видел, в каком ужасном состоянии находится Нан. Всякому ясно, что у меня просто не было иного выбора, кроме как любым способом похитить ее из дома этой скотины.

— Но ведь тебя и Нан могли убить, — тихо проговорил Даниель, глядя на уменьшающиеся фигурки владельца лесопилки и его приспешников.

— Но должна же я была что-то сделать, — упрямо ответила Джоли и пошла к дому.

Нан посадили возле горячей печи. Она покачивалась в кресле-качалке и мелкими глотками отхлебывала чай, налитый в изящную чашечку из китайского фарфора — гордость Мэри.

— Я жила когда-то в доме, который был точь-в-точь как этот, — голосом маленькой девочки сказала Нан.

Джоли посмотрела на Даниеля, и на глазах у нее навернулись слезы. Она подошла к Нан и положила руки на плечи подруги.

— Ты скоро отогреешься, — ободряюще сказала Джоли, пытаясь придать голосу уверенность, которую она на самом деле не испытывала. — Дани-ель и Енох отвезут тебя к Верене. Там ты будешь довольно долго. Тебя это устраивает?

Нан кивнула, хотя Джоли видела, что та не помнит ни то, кто такая Верена, ни то, что сейчас с ней произошло.

Вскоре мужчины ушли на двор, а Мэри и Джоли закутали Нан в плотный шерстяной платок, в котором Мэри ходила в церковь зимой по воскресеньям. После этого они усадили Нан в коляску, которой правил Даниель.

Дотер скакал верхом позади коляски, внимательно оглядываясь по сторонам. Так Джоли отвезла Нан в дом Верены Дейли.

Пожилая женщина встретила их на крыльце, охая и печально качая головой при виде плачевного состояния Нан.

— Джо Калли, должно быть, переворачивается сейчас в гробу, — пробормотала она на ухо Джоли несколько минут спустя, когда они вели дрожащую Нан наверх в свободную комнату.

Нан усадили в кресло и зажгли небольшую спиртовую лампу, которая создала атмосферу уюта и покоя. Верена укрыла бедняжку Нан теплым одеялом. Нан все это время смотрела в окно, не участвовала в разговоре… похоже, она вообще не узнавала женщин, ухаживавших за ней.

Джоли согласно кивнула в ответ на замечание Верены.

— Айра Дженьюэри догнал нас и схватил было у самого порога дома Еноха и Мэри, — сообщила Джоли звенящим шепотом. — Никогда еще не была я так испугана с того самого дня, когда меня собирались повесить. — Сказав это, Джоли вдруг поняла, что не совсем права. Ее неожиданные встречи с Блейком и Роуди испугали ее не меньше.

— Я не сомневаюсь в том, что Айра Дженьюэри появится здесь, едва выяснит, что Нан не живет у тебя с Даниелем, — заметила Верена, поправляя сбившееся одеяло. — Тебе надо поостеречься, Джоли Бекэм, потому что, если мистер Айра Дженьюэри имеет на тебя зуб, то ты пожалеешь о том дне, когда перебежала ему дорожку.

Джоли не надо было напоминать об этом, но она постаралась выбросить все из головы, когда они с Вереной переодевали Нан в теплую фланелевую ночную рубашку и укладывали в постель.

— Мне нужно мое лекарство, — внезапно заявила Нан. Лицо ее неузнаваемо изменилось, глаза были широко раскрыты, взгляд отсутствующий.

— Конечно, дорогая, мы дадим тебе лекарство, — мягко сказала Верена. — Устраивайся поудобнее, сейчас я его принесу.

Не объяснив ничего Джоли и даже не посмотрев в ее сторону, пожилая женщица вышла из комнаты и вернулась с коричневой бутылкой и ложкой.

— Ты не должна этого делать! — запротестовала Джоли, глядя широко раскрытыми глазами, как Верена сейчас наливала в ложку настойку опия.

— Мы не можем так резко и сразу отучить ее от наркотиков, — прервала ее Верена, давая Нан проглотить настойку. — Мне уже приходилось сталкиваться прежде с подобными проблемами. Мы будем постепенно уменьшать дозу.

У Джоли болело сердце, но она знала, что Верена права.

Нан снова откинулась на пышные пуховые подушки, закрыла глаза и стала тихонько посапывать, как спящий ребенок. Верена присела на край кровати, осторожно отвела со лба Нан волосы и прочитала тихую молитву. Едва Нан заснула, Верена потушила лампу и вместе с Джоли вышла из спальни.

Даниель был на кухне, попивая кофе, который сам себе успел приготовить, пока женщины были заняты наверху. Он поднялся со стула, едва они вошли.

— То, что ты сейчас делаешь, очень опасно, Верена, — сказал Даниель, когда Джоли уселась за стол, а хозяйка принялась разливать чай. — Айра Дженьюэри не тот человек, с которым можно в игрушки играть.

— Я могу сказать тебе то же самое, Дан, — ответила Верена, отставляя изящный, расписанный розами чайник. — Вряд ли он вызовет тебя на честный поединок, но у Айры Дженьюэри достаточно денег, чтобы подкупить в этом Просперити любого и доставить и тебе, и Еноху массу неприятностей.

Взглянув на мужа, Джоли поняла, что тот отлично знает, что Верена права, и по спине у нее пробежал озноб, словно она сидела сейчас не у жарко натопленной печки, а стояла раздетая на холодном ветру. Джоли как-то ни разу не подумала о том, что ее поступок может выйти боком Да-ниелю, и на мгновение даже пожалела, что была столь безрассудна.

— Что может сделать тебе мистер Дженьюэри? — взволнованно спросила Джоли.

Даниель пристально посмотрел на жену, прежде чем сказать:

— Он просто может ответить мне тем же, Джоли. Например, может похитить тебя или детей и удерживать их до тех пор, пока я не верну ему Нан.

Джоли вздрогнула, но уже закусила удила.

— Но ведь это же будет незаконно! — воскликнула она.

Ее муж в изумлении поднял бровь.

— А то, что ты сама сделала, это как называется? — без всякой злобы возразил он.

Джоли опустила глаза.

— Может быть, — признала она. — Но некоторые законы просто надо нарушать. Особенно когда они отстают от жизни. Тогда их надо сметать, словно пыль.

Даниель удивил жену легкой отрешенной улыбкой, но смотрел он на Верену Дейли.

— Я оставлю здесь Дотера, чтобы он позаботился о тебе, — сказал ей Даниель. — Но все равно ты сама должна быть осторожна как никогда прежде.

Верена подлила кипятку в чайник и поставила его на стол, расставила чайные чашки, вынула из ящика стола ложки.

— Я все знаю, Даниель, — ответила она усталым, все понимающим тоном классной дамы, имеющей дело с несмышленышем-школяром. — Пей свой чай.


— Послушай, Джоли, — полчаса спустя спросил Даниель, когда они возвращались в коляске домой, — почему так получается, что едва я вытаскиваю тебя из одной передряги, как ты мгновенно попадаешь в другую? Словно спишь и видишь, как бы разворошить очередное осиное гнездо.

Однако он не был зол на жену — это было видно по его тону. Он скорее старался понять что к чему. Прежде чем ответить, Джоли положила руку ему на плечо.

— Это означает, что слишком многое в этом мире нуждается в исправлении.

Даниель вздохнул:

— Мне следовало бы разозлиться на тебя, но я уверен, что Джо Калли позаботился бы о тебе, случись мне, а не ему умереть от укуса змеи, а тебе попасть в лапы Айры Дженьюэри.

— Я говорила вам, мистер Бекэм, как Нан глубоко страдает и что ей приходится выносить, — выходя из себя, подчеркнула Джоли. — Но вы ответили, что мы не можем вмешиваться, поскольку она жена мистера Дженьюэри. Что же заставило вас изменить свое мнение?

— То, что я увидел, в каком состоянии Нан, — ответил Даниель после долгого раздумья, не отрывая взгляд от дороги, словно никогда раньше не ездил по ней. — Мне почему-то очень легко было представить тебя на месте Нан.

Даниель Бекэм был настолько близок к тому, чтобы выразить теплые чувства, что душа Джоли просто воспарила от радости, несмотря на все тяготы сегодняшнего дня.

Приехав домой, Джоли занялась стиркой: накопилось много белья. Но, в принципе, стирку можно было бы отложить до другого, более теплого и солнечного дня. Даниель тоже занялся своей работой по хозяйству. Когда солнце поднялось достаточно высоко, он прогнал Джоли от веревок с бельем и велел ждать дома, пока он привезет Джемму и Хэнка из школы.

Джоли долго смотрела вслед фургону, пока тот не скрылся из виду, затем снова принялась за белье и вынесла полный таз чистого белья на двор, где поставила на тронутую морозом побуревшую траву. Было еще достаточно тепло и светло на дворе, поэтому Джоли решила не терять время и высушить белье на улице, а не на кухне.

Покончив со стиркой, Джоли пошла в сарай, собрала яйца, затем принесла сметану, которая хранилась в колодце. Даниель любил пить кофе со сливками, так что она захватила и их. Переделав всю работу, она в нетерпении стала дожидаться возвращения Даниеля с детьми. Пока все шло просто превосходно. Вскоре показался возвращающийся фургон Даниеля. Детишки выпрыгнули из него и резво побежали в дом, где было тепло, и тут же в мгновение ока съели яблочный пирог. Джоли с умилением наблюдала за ними. Всю ее сейчас переполняло счастье обретенного дома, семьи и покоя.

За час до заката, когда Джоли снимала развешенное на просушку белье, пошел град размером с половину куриного яйца. Градины с громким стуком сыпались с темно-серого неба. И тут верхом на гнедой лошади появился Енох.

— Послушай, что я тебе скажу! — завопил Енох, едва увидел Джоли. — У Мэри начались схватки!

Только самообладание не позволило Джоли выронить тяжелый таз с чистым бельем.

— И ты оставил ее одну?! — закричала она. Енох беспомощно и растерянно поглядел на Джоли, и счастливое выражение мигом слетело с его лица.

— Я знаю, как принять теленка, могу принять жеребенка, — запинаясь, сказал он, — но я не умею принять ребенка.

Джоли замотала головой и ринулась к дому. Бросила там таз с бельем, чтобы заняться им позже. Ей уже приходилось быть при родах, когда она еще девчонкой ездила по стране в таком же фургоне, на котором приехал Енох, однако она не считала себя достаточно опытной в таком вопросе. Все, что она вспомнила, так это то, что роды всегда мучительны, бывает много криков, крови и пота.

— Я сейчас поеду с тобой, — объявила Джоли своему зятю, надевая плащ.

Джемма и Хэнк сидели за столом. Хэнк отчаянно сражался с непослушными цифрами, а Джемма пыталась написать первые пять букв алфавита. Тут Джоли перехватила взгляд мужа, который появился в дверях:

— Даниель, ты останешься дома с детьми. Я вернусь утром.

Даниель открыл было рот, чтобы что-то сказать, но у Джоли не было времени слушать. Она выскочила вслед за Енохом на двор и позволила зятю помочь ей забраться на лошадь. Енох сел позади нее.

— Проследи, чтобы Хэнк помыл за ушами, — крикнула Джоли мужу, когда Енох поворачивал лошадь. — А Джемму надо посадить на горшок перед тем, как уложить в постель.

Она оглянулась на мужа, стоявшего на крыльце, и помахала на прощание рукой. Даниель улыбнулся ей уголком рта.

— В печи томятся жареные цыплята, — добавила Джоли, чувствуя горечь расставания с Даниелем, пусть даже всего на одну ночь. — И проследи, чтобы эти сорванцы не перебили аппетит яблочным пирогом, а то не станут ужинать.

Даниель молча кивнул.

Енох пустил лошадь в галоп, и Джоли пришлось обеими руками вцепиться в гриву, чтобы удержаться в седле. Они скакали в кромешной тьме, пока вдали не показались освещенные окна дома Еноха и Мэри. Залитые светом, они манили и притягивали к себе.

Джоли первой спрыгнула на землю и побежала к дому, пока Енох возился с лошадью. Дети спокойно сидели и ужинали, слишком маленькие, чтобы понимать всю важность происходящего. Джоли поцеловала их в макушки и поспешила в спальню, на ходу снимая плащ.

Мэри лежала на постели, все еще одетая в ситцевое повседневное платьишко. Лицо и волосы ее были влажными от пота, в глазах плескался страх, но, увидев Джоли, Мэри нашла в себе силы улыбнуться.

— Иногда такое случается, правда, Джоли? — выдавила она из себя. Затем ее огромный живот судорожно задвигался, что было отчетливо видно даже сквозь платье. Но Мэри стоически переносила боль, сжав кулаки и крепко стиснув зубы.

— Да, действительно, — согласилась Джоли, открывая крышку полированного сундука, стоявшего у изголовья кровати и рассматривая его содержимое.

Мэри весело прыснула, хотя вновь начались схватки Смех перешел в низкий грудной стон. Когда боль прошла, Мэри дышала глубоко и тяжело.

Джоли нашла чистую ночную рубашку и стала помогать Мэри снимать платье и переодеваться в чистое белье.

— Пожалуйста… — задыхаясь, прошептала Мэри, хватаясь за руку Джоли, когда та нагнулась, чтобы вытереть ей мокрый лоб. — Проследи, чтобы у Еноха и детей все было в порядке…

Джоли кивнула и вернулась в гостиную, чтобы выполнить просьбу Мэри. Енох сидел в кресле-качалке возле жаркой печи, детишки устроились у него на коленях. Все они молча уставились на мерцающие в печи угольки.

Когда Джоли вернулась в спальню, у ее невестки были еще одни схватки, Мэри выгнулась дугой так, что только пятками и затылком опиралась на кровать, — настолько сильной была боль. Джоли намочила чистую тряпку в холодной воде, выжала и осторожно протерла разгоряченный вспотевший лоб Мэри, шепча ей ласковые слова. Мэри немного успокоилась, но Джоли понимала, что это только передышка в ритме природы, а вовсе не ее заслуга.

— Миссис Калли… — услышала Джоли прерывистый и хриплый шепот Мэри, которая собиралась с силами перед новой болью. — У нее все в порядке? Ты устроила ее у миссис Дейли?

Джоли была тронута добротой Мэри, которая даже в такой трудный для себя час заботилась о других. А ведь жене Еноха еще предстояло, возможно, промучиться всю долгую ночь.

— У нее все в порядке. Когда я уезжала от Верены, Нан уже спала, — ответила Джоли.

Ее слова были заглушены громким криком боли, вырвавшимся сквозь крепко стиснутые зубы Мэри, ее огромный живот снова заходил ходуном.

— Не бойся и кричи в голос, если тебе это поможет, — посоветовала Джоли.

Когда прошел и этот приступ боли, Мэри повернулась на бок и пожаловалась:

— У меня так болит спина, что сил нет. Джоли вспомнила о том, что она тоже беременна, и подумала, а будет ли она такой же храброй, как Мэри. А пока она подошла к роженице и принялась аккуратно массировать ей мышцы спины.

— На самом деле я очень боюсь, — призналась жена Еноха. — Может быть, мне удастся сдержаться… Я не хочу перепугать своими воплями Холта и Руфи.

— Даже не пытайся, — нежно попеняла ей Джоли и снова вытерла лицо Мэри.

— Но Холт и Руфи…

Джоли улыбнулась. Несомненно, вот и она будет так же беспокоиться о Хэнке и Джемме, когда придет ее время рожать ребенка Даниеля.

— Енох мог бы посидеть с тобой, а я пока расскажу малышам сказку, а потом уложу в постель, идет?

Мэри едва сдерживалась, чтобы не взвыть от боли, и это было очень хорошо видно. Она схватила Джоли за руку и сильно стиснула.

— Ты просто ангел, Джоли Бекэм, посланный мне прямо с небес. Ты мне как сестра, которая помогла мне обжиться и устроиться на новом месте.

Снова на глазах у Джоли навернулись слезы.

— Если я действительно была послана небесами, — едва слышно ответила Джоли, — то прошла длинный путь. И потом, ангелы не стоят на дне повозки с петлей на шее. — Джоли нагнулась и поцеловала Мэри во влажный лоб. — А что касается другого, то ты уж точно мне сестра, о которой я так мечтала в детстве.

Енох озабоченно взглянул на Джоли, едва та показалась из маленькой спаленки, и снял Руфи с колен. Холт уже свернулся клубочком на постели у стены и спал. Отблески пламени в печи освещали его смышленое личико.

— Еще немного, — спокойно сказала Еноху Джоли. — А пока Мэри хотела бы видеть тебя.

В то время, когда Енох был у жены, Джоли занялась девочкой: помогла переодеться в ночную рубашку, усадила на горшок, вымыла ей лицо и руки и после этого отвела в постель. Вернувшись, осторожно сняла черные новые ботинки с Холта и накрыла его теплым стеганым одеялом.

Сделав все это, Джоли выплеснула помои, подбросила дров в печь, умылась сама и налила себе остатки кофе, приготовленного для ужина. Она стояла у окна, глядя на падающие снежинки, когда к ней подошел Енох.

— Ты нужна Мэри, — сказал он.

Джоли молча кивнула и пошла за ним в спаленку Было очень хорошо, что здесь поселились такие милые люди, как Мэри и Енох. Но Джоли не успела еще забыть, что это был дом Нан и Джо Калли. Если бы не та злополучная змея, которая смертельно укусила Джо Калли во время жатвы на пшеничном поле, то Нан рожала бы своего ребенка здесь, а Джо держал бы ее при этом за руку.

У Мэри наступили трудные минуты. Она тужилась вовсю, и Джоли помогала ей чем могла, на иное просто не оставалось времени. Ей просто некогда было горевать о Нан и Джо Калли.

Енох начал спокойно и медленно говорить, успокаивая жену не словами, а самим своим тоном, брал ее руки в свои, когда ей нужно было за что-то ухватиться. Спустя два часа после начала схваток, а Джоли знала, что это довольно маленький для родов срок, показалась головка ребенка.

Енох одновременно заплакал и засмеялся от радости. Он склонился к Мэри и хрипло шептал:

— Ну, еще немного, родная, еще немного…

Джоли смотрела на них и задавалась вопросом, а будет ли Даниель таким же добрым и внимательным, как Енох, когда придет ее черед, или же он спрячется в конюшне, или даже укатит в город и напьется там, пока она будет рожать. Многие мужчины не выдерживают суровости этого естественного процесса, как бы сильны и крепки они ни были во всех иных ситуациях.

— Ну, поднатужься, Мэри! — скомандовала Джоли. И тогда произошло чудо: вышла головка… худенькие плечики… маленькое тельце…

Джо ли нежно взяла ребенка на руки.

— Девочка! — громко возвестила она, и душа ее радостно запела. — Отличная крепкая девочка!

Мэри всхлипнула с радостью и облегчением, по щекам Еноха тоже катились крупные слезы.

Джоли промыла носик и ротик малышки, перерезала пуповину. Затем запеленала новорожденную в чистую пеленку и укутала принесенным заранее теплым одеялом, после чего оставила Мэри и Еноха наедине с их новой дочкой.

Джоли умылась теплой водой из кастрюли, стоявшей на печи, затем налила в тазик воды и принесла к изголовью кровати Мэри. Енох принялся нежно и осторожно купать ребенка своими сильными руками фермера. Джоли вновь оставила счастливых родителей в их спальне.

Устав от всего пережитого и в то же время преисполненная радостью от рождения новой жизни, Джоли плюхнулась в кресло-качалку и бездумно уставилась на тлеющие в печи угольки. Потом осторожно приложила ладонь к животу и закрыла глаза, мечтая о том дне, когда ее собственный ребенок появится в этом мире.

Даниель приехал под утро; его фургон оставлял темные колеи в снегу на дворе. По бокам Даниеля сидели заспанные Джемма и Хэнк, их лица были едва видны из-под низко нахлобученных шапок.

— Я люблю тебя, Даниель Бекэм! — пробормотала Джоли, едва завидев его. Она вышла на крыльцо и смотрела, как Даниель помогает выбраться из высокого фургона Джемме.

— Ребенок уже родился? — озабоченно спросил он у Джоли.

Джоли распрямила плечи, очень гордая своим маленьким участием в этом чуде.

— У Еноха и Мэри появилась еще одна дочка! И очень хорошенькая! — ответила Джоли и бросилась в его объятия, чем страшно удивила и его, и себя.

ГЛАВА 21

Даниель крепко обнял жену за талию, но это длилось всего лишь мгновения, пока она обнимала его за шею. От волнения и радости Джоли даже не заметила, что висит на нем, болтая ногами. Она чуть покраснела.

— Пойдем, — сказала она, отводя глаза от пристального и всепонимающего взгляда Даниеля, и тут же обернулась к Джемме и Хэнку и предупреждающе приложила палец к губам. — Ведите себя тихо: Мэри очень устала и сейчас спит вместе с малышкой.

Позже, когда Даниель помог Еноху управиться с утренней работой по хозяйству, а Джоли приготовила завтрак, проснулся новейший представитель семейства Бекэмов. Чтобы дать Мэри отдохнуть, Енох очень осторожно вынес девочку из спальни и уложил в деревянной овальной люльке, которую принес из сарая.

Четверо остальных ребятишек мгновенно собрались вокруг крошечного человечка.

— А когда у нас будет такая? — спросила у Джоли Джемма, глядя на нее большими и серьезными глазами. И было абсолютно ясно, что она имеет в виду не люльку, а ребенка. Джоли снова густо покраснела, Даниель закашлялся и быстро отвернулся, а Енох издал один из своих веселых смешков.

И никто не ответил прямо на вопрос Джеммы.


Снег падал всю ночь и к утру его навалило более чем достаточно. Однако солнце ярко светило, было тепло, и поэтому Даниель решил отвезти Джемму и Хэнка в школу. Джоли провела утренние часы по уходу за Мэри и малышкой. Мэри уже немного оправилась после родов, у нее появился аппетит и даже вернулось чувство юмора. Она даже попробовала сесть на кровати, а затем и вовсе встала и осторожно стала передвигаться по комнате, хотя Джоли умоляла ее оставаться в постели.

Около полудня возвратился Даниель. Джоли была очень рада видеть его, хотя и напустила на себя безразличный вид.

— Ты, наверное, совсем не спала этой ночью, — сказал Даниель, когда они тряслись в фургоне домой.

Джоли вздохнула и покачала головой:

— Нет, немного поспала. Села в кресло-качалку и на несколько минут закрыла глаза.

Даниель кивнул, но Джоли заметила, что он сильно чем-то озабочен. Он все время оглядывался по сторонам, а в ногах у него на дне фургона лежало ружье.

Приехав домой, Джоли занялась приготовлением для себя ванны, в то время как Даниель загонял лошадь и фургон в конюшню. Когда он вошел в кухню, напустив морозный воздух, он нашел свою жену сидящей в бочке с теплой водой, установленной прямо посреди кухни. Даниель в замешательстве отступил назад и уперся спиной в дверь кухни. У него было такое выражение лица, будто он впервые в жизни увидел обнаженную женщину.

— Ну, могла бы и предупредить…

Джоли засмеялась и вытянула вверх стройную ногу, блестевшую от воды.

— «Предупредить»… Тебя? Но я ничем противозаконным не занимаюсь, не поджариваю пули на свином сале и не подливаю керосин в сметану, Даниель Бекэм. Я всего лишь принимаю ванну.

Даниель с трудом оторвался от двери и, сосредоточившись исключительно на чашке кофе, которая стояла на своем обычном месте, направился к ней. старательно избегая смотреть в сторону Джоли.

С рождением ребенка Еноха и Мэри в отношениях между ней и Даниелем что-то основа гельно изменилось, и хотя видимых свидетельств тому не было, женское чутье подсказывало Джоли, что муж относится к ней уже совсем по-другому.

Джоли откинулась в бочке с. остывающей водой, не делая никаких попыток прикрыть грудь или смущенно закрыть глаза. Уже само присутствие Даниеля в одной с ней комнате оказывало возбуждающее действие на Джоли, хотя она в действительности слишком была измотана, чтобы заниматься любовью.

— Только не засни в бочке на потеху всему миру, — буркнул Даниель и вышел из комнаты. Через пару минут он вернулся с большим камчатым полотенцем. Ласково взяв Джоли за руку, помог ей подняться на ноги в бочке с водой и принялся вытирать ей плечи, спину, живот. Сладкая теплота переполнила Джоли, потому что никогда еще он не прикасался к ней так нежно и интимно и в то же время ничего не требуя. Да Джоли ничего и не могла бы ему дать после сумасшедшего бегства с Нан из дома Айры Дженьюэри и бессонной ночи с роженицей. Даниель принес еще и одеяло, которым обернул ее, а потом взял на руки. Щека Джоли оказалась на плече Даниеля. Он, едва касаясь, поцеловал ее в лоб и внезапно осипшим голосом сказал:

— Вы заслужили отдых, миссис Бекэм. Джоли охватила нежная истома, когда Даниель помог ей натянуть ночную рубашку, а затем заботливо укутал одеялом и подоткнул его. Одеяло сильно пахло нафталином, хотя Джоли достаточно долго проветривала его еще тогда, сразу же после уборки урожая.

— Даниель, — только и сказала Джоли, но одно это слово отразило все ее чувства. Она так устала, что губы ее не смогли бы больше вымолвить ни слова, глаза смыкались.

Даниель поцеловал ее, но не страстно, а как бы подавая надежды на любовь и страсть.

— Отдыхай, — сказал он ей, и последнее, что слышала Джоли, был стук закрываемой двери.

Она сладко потянулась и перевернулась на живот, а когда проснулась, то ощутила изумительный аромат жареного цыпленка. Она открыла глаза и увидела Даниеля, который осторожно переступал порог спальни, держа в руках заставленный тарелками поднос Очевидно, это был ее обед. Обед? А может быть, сейчас утро? Или вечер?

Джоли, зевнув, уселась на кровати и посмотрела в окно, но понять, то ли был хмурый день, то ли уже сгустились сумерки, не смогла. Джоли тут же встревожилась:

— А где Джемма и Хэнк?

— Внизу, занимаются своими делами, — ответил Даниель, подходя к кровати. Явно думая, что Джоли сейчас вскочит с постели, чтобы убедиться самой, он остановил ее притворно-суровым взглядом:

— Вы останетесь в постели, миссис Бекэм, так что выбросьте все из головы.

Джоли нахмурилась, думая о делах, которые ей сегодня предстоят.

— Который час?

— Половина девятого, — ответил Даниель. Джоли пришла в ужас. Половина девятого! А ей еще надо погладить рубашки мужа и детей, прибраться и вымыть пол в кухне. Но и это не все: Верена одна ухаживает за Нан Калли, а в доме бедняжки Мэри, должно быть, без женской руки царил полный кавардак.

Даниель поставил ей на колени поднос.

— Ешь, — приказал он.

Джоли поняла, что этому приказу нельзя не подчиниться. Впрочем, и ее пустой, как пещера, желудок требовал свое. Она потянулась за ложкой.

— Верена и Нан… — начала было Джоли.

— С ними все в порядке, — прервал ее Даниель. — За ними приглядывает Дотер. И Мэри в полном порядке

— Уже решили, как назвать девочку?

Даниель кивнул.

— Рейчел-Энн, — ответил он. — Рейчел в честь нашей мамы, а Энн звали мать Мэри.

Джоли, жуя пудинг, размышляла.

— А как мы назовем нашего ребенка?

Вопрос был задан совершенно невинный; Джоли и представить себе не могла, что он вызовет такую реакцию мужа. Даниель отпрянул от постели, чуть не опрокинув поднос, вскочил и повернулся к Джоли спиной. Она по его плечам увидела, что он часто задышал.

— Даниель? — позвала Джоли немного дрожащим голосом. Он ничего не ответил, не оглянулся. Он просто выскочил из комнаты.

Джоли еще долго сидела на кровати, уставившись в потолок. Нет, ей просто померещилось изменение к лучшему в их отношениях после того, как Даниель увидел появившегося на свет здорового и крепкого ребенка.

Через некоторое время Джоли отставила поднос, медленно вылезла из постели, оделась и стала приводить себя в порядок. Когда она расчесывалась перед зеркалом, во дворе раздался цокот копыт, и Джоли подошла к окну в тот самый момент, когда Даниель выезжал из конюшни верхом на лошади.

Джемма и Хэнк сражались в шашки на полу гостиной, когда Джоли спустилась вниз. Все лампы горели, в камине потрескивали поленья, но дом вдруг показался Джоли таким же теплым и гостеприимным, как могила.

— Мистер Бекэм не сказал, куда он поехал? — весело спросила Джоли. Дети явно почувствовали облегчение, увидев ее.

— В город, — ответил Хэнк. — И сказал нам, чтобы мы никому не открывали дверь, пока он не вернется.

— Не совсем так, — поправила Джоли. — Не никому, а кому попало. — С этими словами она вышла во двор и вылила ведро с помоями. Ей легко было представить, как Даниель обращается к Пилар за утешением: еще бы, ведь у него жена-преступница, которая подбрасывает ему проблемы одну за другой!

Она полагала, что Даниель останется в городе на всю ночь, как это бывало пару раз во время уборки урожая, но он вернулся, когда часы пробили час ночи. Его жена была уже в постели и старательно притворялась, что спит.

Джоли лежала очень тихо, дышала ровно, чутко прислушиваясь к тому, как Даниель разувается, снимает брюки, вот знакомо звякнула пряжка ремня, когда он вешал брюки на спинку стула. Когда же он растянулся на постели рядом с ней, Джоли прильнула к нему, словно делала это во сне.

Даниель был горяч и крепок, как всегда, однако Джоли не учуяла запаха духов — ни тех, которыми, как она помнила, душилась Пилар, ни чьих бы то ни было еще.

Джоли положила руку ему на бедро, смело скользнула дальше. Она поняла, что Даниель догадался о том, что она не спит, больше ей незачем было притворяться, однако она не проронила ни слова, опасаясь, как бы Даниель вновь не вскочил и не убежал.

— Блейк Кингстон удрал из тюрьмы, — неожиданно сообщил Даниель. — Начальник полиции полагает, что он сейчас на пути сюда.

Эта новость оглушила Джоли. И так было достаточно страхов из-за Роуди Флита и Айры Дженьюэри. А теперь еще и Блейк! Джоли почувствовала себя словно загнанная в ловушку лань.

— Ну и дела… — протянула она, продолжая гладить внутреннюю часть бедер Даниеля, и вовсе не только потому, что хотела возбудить мужа, нет, она сама получала от этого удовольствие. — Значит, он придет сюда за деньгами. А Роуди будет следить за ним.

Даниель застонал от удовольствия и не предпринимал никаких попыток остановить руку Джоли. Теперь уже она почувствовала любовный голод и крепко обхватила ладонью его член.

— Джоли! — выдохнул Даниель.

Она немедленно откликнулась на эту мольбу о ласке и ритмично задвигала рукой вверх-вниз, затем скользнула под одеяло и покрыла поцелуями его грудь, соски, трепещущий живот. Даниель снова хрипло простонал ее имя…

Джоли уселась на его коленях и потянулась языком к его пересохшему от страсти рту, дразня и маня грудью. Рассыпавшиеся шелковистые волосы Джоли щекотали грудь и лицо Даниеля. Она склонилась над ним еще ниже и укрыла его волосами. Даниель еще громче застонал и выгнулся дугой. Но Джоли неутомимо исследовала поцелуями его тело. Медленно, очень медленно, она отвела наконец свои волосы от его лица. К этому моменту Даниель был настолько готов, а его член настолько крепок, что Джоли даже немного засомневалась, сумеет ли принять всего его. В конце концов Даниель издал какой-то яростный первобытный рык, высвободился из ее объятий и крепко обнял Джоли за талию, приподнял над собой и поймал губами набухшие соски ее полных грудей.

Джоли прикусила почти до крови губу, чтобы не закричать от наслаждения, но любовная игра только начиналась. Правая рука Даниеля нашла влажный и горячий треугольник волос в низу живота Джоли и крепко прижалась к нему.

— Да, тут, пожалуй, одного раза будет недостаточно, — бормотал Даниель, целуя ее сосок. — Тут и двух раз не хватит. Когда наступит утро, ты закричишь громче петуха.

Джоли действительно настолько зажглась любовным порывом, что покрылась испариной и с нетерпением ждала, когда же Даниель стащит с нее ночную рубашку. Она тяжело и часто дышала, ее мышцы послушно отзывались на каждое движение руки Даниеля. Она была готова его принять.

— О-о-о, — простонала Джоли. — О-о, Даниель…

Он ей ничего не ответил, с упоением лаская языком ее сосок. Джоли изогнулась, предоставляя Даниелю делать с ней все, что он хочет. Она полностью отдалась во власть его рук и требовательного языка и громко застонала, когда пальцы Даниеля проникли внутрь, умело лаская и нажимая на самые чувствительные точки. Она еще долго потом содрогалась в сладких судорогах.

Однако Даниель не бросил слов на ветер, когда честно предупредил Джоли, что одним разом не обойдется. Он брал и брал Джоли, снова и снова заставлял ее сдаваться на милость победителя сотней, нет, тысячью разных способов.

Когда же Даниель просто положил ее на спину и развел ей ноги, чтобы продолжить, Джоли была поражена: ей казалось, что ни у нее самой, ни у Даниеля не осталось более сил для продолжения любовной битвы. На самом деле оказалось, что Даниель только подготовил ее, намереваясь добраться до самых глубин, иссушить ее до дна. В этот момент, когда он снова вошел в нее, Джоли была накалена и мгновенно отозвалась со всей страстью, на которую была способна. Она стенала и извивалась на постели, сбивая в кучу простыни и одеяла. Она стремилась навстречу Даниелю, с каждым разом проникавшим в нее, казалось, все глубже и глубже. Когда он кончил, это была уже полная капитуляция, и Даниель своим ртом заглушил крики наслаждения, рвущиеся из груди Джоли.

Ее тело продолжало сладостно содрогаться даже после того, как Даниель вышел из нее. Крохотные потайные мышцы внутри ее продолжали ритмично сокращаться, возвращение на землю было головокружительным, поскольку он забросил ее далеко в небеса, за луну и звезды.

А тут Даниель снова положил ладонь ей на грудь и отзвучавшие было струны в ее душе снова запели, и она тут же готова была снова заиграть, как послушный инструмент небесного оркестра. Джоли исполнила свою партию для него, для себя и провалилась в глубокий сон.

По утру Джоли пробудилась с трудом. В комнате было свежо. Даниеля рядом не было, но он оставил ей для умывания кувшин с чистой водой. Покончив с утренним туалетом, Джоли быстро накинула рабочую одежду и спустилась вниз, захватив с собой тазик с грязной водой.

Двор покрывали шесть дюймов снега, воздух был прозрачен и свеж. Джоли развила бурную деятельность: лихорадочно готовила завтрак для Джеммы и Хэнка, наспех собирала их вещи в школу.

В дверях появился Даниель. Он принес с собой полное ведро парного молока.

— Я снова возьму вас, миссис Бекэм, — пригрозил Даниель, после того как поцеловал в губы. — Вот только закончу с утренними делами.

Джоли задрожала, жаркая волна охватила ее, глаза закрылись, она откинула голову в ожидании нового пьянящего поцелуя. Но вместо этого получила игривый шлепок и услышала над ухом насмешливое:

— Что ты приготовила на завтрак?

Она готовила для него, с трудом справляясь с желанием, бушевавшим в ней. Но ничего не поделаешь, дети еще не уехали в школу. Глаза Даниеля неотрывно следили за Джоли, горя дьявольским огнем и обещанием, и она снова подумала, как прекрасно, что Даниель разбудил в ней женщину, причем такую женщину, которой она никогда и не мечтала стать.

Как обычно, Даниель отвез Джемму и Хэнка в школу в фургоне. Когда он вернулся домой, Джоли тут же бросилась в конюшню, убеждая себя, что всего лишь хочет узнать последние городские новости. На самом деле она не могла усидеть на месте от переполнявшего ее счастья.

— Даниель? — Джоли застыла на пороге конюшни, отыскивая в полумраке знакомую фигуру. Увидев мужа, она поняла, что что-то случилось, но что?

Он секунду поколебался, повесил упряжь на место, обернулся и сказал, глядя ей в глаза:

— Айра Дженьюэри перекупил мой залог в банке…

Джоли не совсем ясно представляла себе, что это значит, но поняла, что это что-то очень плохое. Она судорожно сглотнула и молча посмотрела на Даниеля, ожидая объяснений.

Даниель смял шляпу и вытер рукавом пот, выступивший у него на лбу, несмотря на то что на дворе лежал снег и было очень холодно.

— Здесь ему ничего не заграбастать, поскольку этот дом не заложен и здесь ему никто не должен, — вяло сказал Даниель. — Но ферма Еноха…

У Джоли защемило сердце, едва она представила себе, какой удар обрушится на Еноха и Мэри, которые распрощались со своей семьей и совершили такой далекий и трудный переход к новому месту жительства, успели обрести новый дом и родить на новом месте ребенка. Теперь они могли лишиться этого дома, и все их надежды и мечты могут быть разрушены одним росчерком пера.

Даниель нарушил тягостную тишину, воцарившуюся в конюшне:

— Я с минуты на минуту жду здесь Айру Дже-ньюэри, который потребует оплаты за землю сразу, а не частями.

Джоли показалось, что ее сейчас просто вывернет наизнанку, настолько она была потрясена. Но самым ужасным было сознавать, что это ее вина, что Даниелю пришлось потратить свои сбережения, чтобы спасти ее от виселицы.

— Полагаю, сейчас ты жалеешь, что я тогда попалась тебе на глаза, — пробормотала Джоли, опустив взгляд в землю.

Даниель быстро подошел к ней и рукой приподнял подбородок.

— Я не хочу, чтобы вы винили себя за что-то, миссис Бекэм. В жизни порой всякое случается, и не раз приходится оказываться по уши в дерьме.

При других обстоятельствах Джоли бы с облегчением улыбнулась такому философскому подходу Даниеля к жизни, но сейчас она едва удерживалась, чтобы не разреветься в три ручья.

— Мне так жаль, Даниель… — всхлипывая, прошептала Джоли — Я принесла тебе столько неприятностей, тогда как все, что я хотела… — Она не могла закончить из страха, что сейчас он повернется к ней спиной. Джоли не питала иллюзий относительно того, что ее муж любит ее так же, как любил первую и настоящую жену.

Даниель нежно поцеловал ее в лоб, затем молча повернулся к ней спиной и оперся обеими руками в борт фургона.

Джоли подхватила юбки и бросилась из конюшни, проклиная тот день, когда впервые встретила этого Блейка Кингстона. И вот теперь вся ее налаженная было жизнь катится под откос со все возрастающей скоростью.

Она, возможно, пряталась бы в спальне целый день, но приехали Верена и Нан Калли в сопровождении Дотера Нан все еще была под властью дурмана, однако на восковых щеках у нее уже появился слабый румянец, а глаза заметно прояснились.

Поприветствовав подруг слабой улыбкой, Джоли усадила их за стол и стала угощать чаем с печеньем. Женщины сидели в гостиной, и Джоли заметила, что взгляд Нан не отрывается от розовых кустов, росших под окном. Несомненно, она вспомнила тот летний день, когда Джо шутливо-церемонно преподнес цветы ей и Джоли. Через секунду Джоли убедилась в том, что ее догадка верна: глаза Нан заблестели от слез. Миссис Бекэм ободряюще сжала ей руку.

— Нан помогла мне привести в порядок весеннюю шляпку, которую я хочу отослать племяннице в Канзас-Сити, — сообщила Верена Дейли. Позади нее с фотографии на маленькую компанию смотрела Илзе Бекэм. Верена повернулась и взглянула на Нан. — У тебя талант модистки, моя дорогая Тебе нужно открыть свою мастерскую по производству дамских шляпок.

Нан скромно опустила глаза. Она даже не притронулась к своей чашке, нервно сцепив руки на коленях. Верена перенесла внимание на Джоли и нахмурилась.

— Ты не очень хорошо выглядишь сегодня, дорогая. Что-нибудь случилось?

Джоли не могла говорить об Айре Дженьюэри и угрозе, которую он представлял для Даниеля, в присутствии Нан, которая и так была напряжена сверх всякой меры. Но не могла она и лгать Верене, поэтому Джоли сказала только:

— Я думаю, что все уладится.

На самом деле она совсем так не думала, во-первых, потому, что Дженьюэри ненавидел Даниеля, а во-вторых, из-за Джоли богатый владелец лесопилки жаждал мести.

Но не то чтобы Джоли сожалела о том, что выкрала Нан из этого ужасного дома, нет. Просто она испытывала угрызения совести из-за того, что могут пострадать Даниель, Енох, Мэри и дети.

Когда гости, сопровождаемые Дотером, уехали, Джоли немедленно возобновила поиски спрятанных денег. Сейчас было очень важно, чтобы она нашла тайник Блейка прежде, чем тот вместе с Роуди доберется до него. Она и на этот раз не преуспела в поисках, однако вовсе не собиралась сложить руки. Ведь именно из-за нее Даниель столкнулся с угрозой потерять землю, которую купил для Еноха и Мэри. И ей предстояло исправить положение. Любым способом.


Айра Дженьюэри появился под вечер. Он въехал во двор с таким уверенным видом, словно был званым гостем. Даниель вышел к нему на двор, и мужчины довольно долго о чем-то говорили, в то время как Джоли едва могла видеть их из окна кухни. Она с замиранием сердца смотрела на них из окна. Когда спустя несколько минут они расстались, Даниель резко распахнул дверь и бросил на кухонный стол какие-то бумаги.

— Он требует уплаты немедленно, — жалким голосом сказала Джоли. До сего момента у нее еще теплилась робкая надежда на то, что Айра Дженьюэри проявит благородство в этом деле.

Даниель словно не видел ее. Не говоря ни слова и даже не взглянув на Джоли, он вышел из кухни, двигаясь как во сне. И стены дома почему-то стали теснее, а потолок опустился ниже. Джоли снова подхватила юбки и выскочила на двор. Она не знала, как и почему, но ноги сами понесли ее к клену, под которым была могила Илзе Бекэм. Могила была залита лунным светом и осыпана опавшими листьями.

— Скажи, как помочь Даниелю, — пробормотала Джоли. — Пожалуйста. Я так люблю его.

— Вот и отлично, милашка, — раздался позади нее знакомый голос.

Резко обернувшись, Джоли увидела прямо перед собой Роуди Флита, стоявшего в тени. Ошибки нет — в руке он держал пистолет.

— Если закричишь, — предупредил он, — Бекэм похоронит и другую жену.

Инстинкт требовал от Джоли, чтобы она сделала все возможное, чтобы спасти ребенка, которого носила под сердцем. Для этого нужно казаться спокойной, хотя Джоли была охвачена дикой паникой.

— Блейк сказал, что откроет мне тайну, где он прячет деньги, если я привезу тебя, поэтому именно это я и собираюсь сейчас сделать.

Джоли проглотила ком в горле, но потом вздернула подбородок:

— Я никуда не поеду.

Роуди умело поиграл пистолетом, покрутив его в руке и дунув в вороненый ствол.

— У тебя нет выбора, — равнодушно бросил он и указал дулом пистолета на спрятанную в тени верховую лошадь. — А теперь пошли.

Джоли затравленно оглянулась в сторону дома. Если она крикнет достаточно громко, Даниель придет к ней на помощь с оружием в руках. Но пока ее муж сможет добежать до нее, Роуди покончит и с ней, и с ее ребенком. А Даниель, несомненно, станет следующей жертвой.

— Ладно, — прошептала она, направляясь к нервно бьющей копытом лошади.

После того как Джоли уселась в седло, сзади тяжко взгромоздился Роуди. Она чувствовала ствол «кольта», упиравшийся ей в бок.

— Нечего оглядываться, все равно ничего не высмотришь, — бросил ей Роуди. Она ощутила его зловонное дыхание, и ее передернуло. Он так вонял, словно последний раз мылся в крестильной купели. От его близости у Джоли мурашки побежали по телу, но она ничего не ответила, а просто смотрела прямо перед собой.

— Ты напишешь Дану Бекэму письмо, — проинформировал ее Роуди, в то время как лошадь уносила Джоли все дальше и дальше от всего и всех, кто был ей дорог. Морозная ночь показалась ей особенно темной и угрожающей.

Джоли вздрогнула, но ничем иным не отреагировала. Она не хотела, чтобы Роуди знал, насколько она испугана на самом деле.

А его голос продолжал бубнить у нее над ухом:

— Ты напишешь, что жизнь на его ферме не для тебя, и попрощаешься с ним.

— Но почему? — вырвался у нее вопрос, хотя она всеми силами пыталась удержаться от него. Но спрашивала она не Роуди, а саму судьбу.

— Блейк хочет тебя, — буднично ответил уголовник так, словно это было в порядке вещей. Ясно, что между Роуди и Блейком восстановились хорошие отношения и, кажется, Блейк воображает себя ее мужем.

У Джоли взбунтовался желудок от одной мысли о том, что ее коснется другой мужчина, кроме Даниеля, а уж и подавно такой, как Блейк Кингстон. Она проглотила желчь, которой наполнилось горло, и распрямила плечи.

— Послушай, Роуди, ведь ты не такой дурак, чтобы поверить Блейку, особенно после того, что он уже проделал, — начала Джоли, отлично понимая, что другого шанса у нее может уже и не быть. Она должна вбить клин между двумя уголовниками, которые собирались продержать ее в неволе: один — несколько часов или дней, а другой — всю жизнь.

— Если бы вместо него попался в тюрягу ты, Блейк не задумываясь скрылся бы в холмах, унося не только ноги, но и денежки. Он и так собирался обдурить тебя.

Джоли почувствовала, как напрягся Роуди, прежде чем хрипло заорать:

— Заткнись, паскуда! Иначе, клянусь Господом, я пришью тебя прямо здесь и сейчас!

ГЛАВА 22

Роуди направил лошадь в ту часть городка Просперити, где находилась лесопилка мистера Айры Дженьюэри. В ночи мрачно громоздились штабеля обработанной древесины. Джоли крепко вцепилась в луку седла, ее трясло от едва сдерживаемой ярости. Она вовсе не удивилась, когда они подъехали к огромному дому — это мог быть дом только Айры Дженьюэри. Когда до Джоли дошло, куда она попала и чем ей это может грозить, ее вновь охватила паника.

Открылась дверь черного хода, и оттуда вышел Блейк, светя себе высоко поднятой лампой. Он издал удовлетворенный смешок, когда разглядел в полумраке Джоли.

Роуди спрыгнул с седла и стащил Дж