Book: Прекрасная спасительница



Прекрасная спасительница

Конни МЭЙСОН

ПРЕКРАСНАЯ СПАСИТЕЛЬНИЦА

Глава 1

Ордуэй, Колорадо 1868 год


Рейф Гентри представил себе, как веревка впивается ему в шею, и судорожно сглотнул. Сейчас его повесят. Толпа линчевателей штурмовала здание тюрьмы, и шериф ничего не мог сделать, чтобы остановить их. Проклятие! Он никогда не думал, что закончит жизнь, болтаясь на веревке.

Внезапно от палатки проповедников, установленной на городской площади, до него донеслись чарующие звуки музыки. Рейф заслушался ангельским пением и ненадолго забыл о своих страданиях. Прелестный голос, перекрывающий крики, доносящиеся из-за двери тюрьмы, пел какой-то гимн. Занятый мрачными мыслями, Рейф погрузился в воспоминания. Перед его мысленным взором проплывала череда последних событий.

Было просто чудом, что он и его братья, Джесс и Сэм, выжили в этой войне, хотя их отец погиб в первом же бою. Все четверо мужчин семьи Гентри вступили в армию конфедератов, несмотря на то что двадцать тысяч канзасцев поддерживали юнионистов. Семья Гентри переехала в Канзас из Теннесси, и симпатии ее принадлежали Югу. Джесс стал военным врачом, он хотел спасать человеческие жизни, а Рейф и Сэм пошли служить в кавалерию.

Первым после окончания войны домой вернулся Рейф. Джесс и Сэм появились в конце 1866 года. Это было грустное возвращение. В усадьбе царило полное разорение. Урожай уничтожен, большая часть построек сожжена. Измученная бесконечными попытками свести концы с концами, бедная матушка умерла вскоре после возвращения сыновей. Рейф, Джесс и Сэм засеяли поля, надеясь выгодно продать зерно и уплатить налоги. Но налетавшие два года подряд пыльные бури свели на нет все их труды. Джесс попробовал было заняться врачеванием и даже заказал себе вывеску, но пациенты отчего-то к нему не спешили.

В последней отчаянной надежде спасти ферму братья явились в городской банк, чтобы попросить там кредит. Банкир Уингейт, который был верным сторонником юнионистов, выставил свои условия. Несмотря на свое печальное положение, Рейф фыркнул, вспомнив, как повели себя он и его братья, услышав возмутительное предложение Уингейта.

Тот заявил, что даст им заем, если один из братьев «прикроет грех» его неизвестно от кого беременной дочери. Хотя все три брата и флиртовали с Делией Уингейт, никто из них не спал с ней, и жениться на ней ни один не собирался. Им ив голову не могло прийти, что этот отказ положит начало их многолетним скитаниям.

Они уже выходили из банка, когда Уингейт визгливо закричал:

— Ограбление!

Рейф вспомнил, как они разом обернулись, думая увидеть какого-то отчаянного преступника. Но вместо этого с удивлением обнаружили, что Уингейт указывает на них.

Ограбили банк? Кто, братья Гентри? Впрочем, для объяснений времени не было. Краешком глаза Рейф увидел, что к банку бегут шериф и его помощник. Испугавшись, что представители закона сперва выстрелят, а потом начнут задавать вопросы, братья сломя голову ринулись вон из города. Они вернулись в свою усадьбу за вещами, разделили поровну небольшие сбережения и ускользнули из-под самого носа линчевателей. Некоторое время они ехали вместе, потом решили разделиться, чтобы запутать преследователей.

Джесс отправился на север, Сэм — на юг, а Рейф пустился на запад. Перед разлукой они торжественно поклялись, что встретятся ровно через год в Денвере, в отеле «Энтлерз». Если один из них не явится, остальные поймут, что его нет в живых.

Рейф не желал даже думать о том, что кто-то из его братьев может погибнуть после того, как прошел всю войну, отделавшись легкими царапинами. Ему пришлось свыкнуться с этой мыслью. Черт побери, ведь неизвестно, переживет ли он сам эту ночь.

В это грустное место его привело обвинение в ограблении дилижанса и убийстве. Рейф пересек границу штата Колорадо и ехал верхом, занятый своими мыслями, когда внезапные выстрелы заставили его остановиться. Не раздумывая он выхватил свой армейский револьвер и поскакал на шум. Приблизившись, Рейф заметил двоих преступников, выстрелами сбивавших замок с сейфа дилижанса.

Он спугнул их, и они не успели забрать деньги, но три пассажира, кучер и человек, вооруженный дробовиком, были мертвы. Ковбои с ближайшей фермы нашли Рейфа, который стоял над сейфом, сжимая в руке дымящийся револьвер.

Объяснений никто не стал слушать. Когда ковбои обнаружили трупы, его без промедления отволокли в тюрьму ближайшего города Ордуэя, чтобы он ждал там суда.

Ангельская певчая птичка начала новый гимн. Рейф подошел к узкому зарешеченному окну своей камеры и посмотрел сквозь ночную темноту на ярко освещенную палатку проповедников. Ее звали сестра Анджела. Он встретился с ней, когда покупал припасы в главном магазине города Гарден-Сити штата Канзас, чтобы отправиться дальше, в Колорадо.

Рейф укладывал покупки в седельную сумку, когда увидел, как парочка пьяных ковбоев пристает на улице к красивой блондинке. Понимая, что не следует привлекать к себе лишнее внимание, Рейф все же решил вмешаться. Он быстро разделался с наглецами и получил в награду тысячи благодарностей от сестры Анджелы. Он намекнул, что она могла бы выразить свою признательность не только словами. Сестра Анджела лишь покачала головой. Она ласково спросила, как его зовут, и пригласила на собрание их общины. Рейф со всевозможной учтивостью отклонил ее предложение.

Рейф слышал, как шериф рассказывал своему помощнику о певице с ангельским голоском и прелестным личиком. Но он и без того не спутал бы ее пение ни с чьим другим. Если бы у Рейфа спросили, каково его последнее желание, он не задумываясь ответил бы: «Услышать еще раз сладкий голос сестры Анджелы».

Тюремная дверь распахнулась, и Рейф вернулся к действительности.

Глава 2

Сестра Анджела Эббот, уставшая от почти трехдневного пения гимнов, собрала ноты и аккуратно сложила их в папку. Те, кто пришел сегодня на собрание, уже разошлись, за ними вскоре последовали преподобный Конрад и его жена сестра Грейс. Анджеле хотелось как можно скорее добраться до постели. Она привела в порядок и упаковала музыкальный инструмент, на котором играла во время долгой четырехчасовой службы. До того как преподобный и его жена вернутся домой в Топику, по плану им останется побывать всего в одном городе.

Преподобный Конрад и его супруга предложили Анджеле работать вместе, и девушка с радостью согласилась. Ей очень хотелось покинуть родной городок. Ее мать недавно умерла от воспаления легких, оставив ее в полной власти противного привередливого отчима. Через некоторое время она получила письмо от своего отца, переданное его адвокатом.

Родители Анджелы расстались, когда она была совсем маленькой, но Саймон Эббот все эти годы сохранял нежную привязанность к своей единственной дочери. Отец владел золотоносным прииском, который и стал причиной семейного раздора. Мать Анджелы и думать не желала о жизни в лагере старателей, а отец не захотел отказаться от прииска, который мог принести большую прибыль.

Анджеле было десять лет, когда мать увезла ее в Топику, быстренько получила развод и вышла за Десмонда Кента, человека, которого Анджела терпеть не могла. Саймон Эббот обзавелся компаньоном и неожиданно разбогател, напав на золотую жилу. Тогда-то Анджела и получила его последнее письмо. По словам адвоката, Саймон Эббот умер в результате несчастного случая, и девушка унаследовала его долю в прииске и все многочисленные доходы.

Анджела помнила отцовское письмо так, будто получила его вчера. Отец словно предчувствовал скорый конец и велел дочери пристально следить за партнером, если кончина окажется внезапной или подозрительной. Вскоре после этого пришло письмо от Брейди Бакстера, отцовского компаньона. Бакстер писал, что прииск истощился, и предложил выкупить ее долю доходов за баснословно высокую для выработанной жилы цену.

Анджела догадалась, что дело здесь нечисто, и наотрез отказалась. Она решила тайком отправиться в Колорадо, как только будет возможность. Ей хотелось лично увидеть и Брейди Бакстера, и прииск.

Отчим скоро нашел для падчерицы жениха. Анджела отлично понимала, что и Десмонд Кент, и Энсон Чандлер желают лишь свободно распоряжаться ее деньгами, и всячески сопротивлялась этому браку. Но приготовления к свадьбе шли вовсю. Чувства невесты никого не интересовали. Случайно Анджела услышала в церкви, что некий баптистский проповедник намеревается нести слово Божье к западным границам и что преподобный Конрад и его супруга, сестра Грейс, ищут исполнительницу гимнов. Анджела считалась лучшей в церковном хоре. Она поняла, что ей представляется возможность сбежать в Колорадо.

Анджеле удалось убедить преподобного Конрада, что ее отчим вполне одобряет ее поездку с евангелистами. Она сочинила целую историю, выдумав жениха, который должен встретить ее в Пуэбло, где они обвенчаются, а потом поедут на прииск ее отца неподалеку от Каньон-Сити.

Поэтому она потратила часть своих сбережений и тайком наняла фургон. За несколько часов до свадьбы невеста потихоньку сбежала, не оставив даже записки. Конечно, рано или поздно жених и отчим найдут ее, но, быть может, к тому времени ей уже исполнится двадцать один. Всего полгода — и она станет хозяйкой своей судьбы, доберется до Колорадо, отомстит убийце отца. В глубине души она знала, что смерть Саймона Эббота была неслучайной.

Внезапно Анджела услышала шум, доносившийся с улицы, и встревожилась. Выбежав наружу, она увидела толпу, собравшуюся перед тюрьмой. Пока она смотрела, пытаясь понять, что происходит, толпа прихлынула ближе к зданию. Некоторые мужчины держали зажженные факелы, все были вооружены до зубов. Анджела решила добираться до гостиницы кружным путем, но тут из тюрьмы выволокли человека с веревкой на шее.

Суд Линча! Она слышала, что такое еще случается на Диком Западе, но никогда не думала, что ей придется увидеть это собственными глазами. В ужасе она смотрела, как беспомощного человека повезли на лошади к старому дереву на краю городской площади.

Сердце у Анджелы замерло, когда она увидела, как конец веревки перекинули через толстый сук. Его хотят повесить! Каким же нужно быть варваром, чтобы совершить такое!

Когда обреченный повернул к ней голову, у нее перехватило дыхание. Она сразу же узнала его. Человек с веревкой на шее был тем самым, кто спас ее от пьяных ковбоев в Гарден-Сити!

Голос сердца заставил Анджелу действовать. Она понятия не имела, за что собирались повесить Рейфа, но твердо решила не допустить убийства.

— Что он сделал? — спросила Анджела первого же встречного.

— Не волнуйтесь, сестра Анджела, — ответил он, очевидно, узнав ее. — Этот парень вне закона. Он ограбил дилижанс и застрелил пятерых.

Анджела похолодела. Нет, это невозможно. На одно долгое мгновение она встретилась глазами с Рейфом. Но за эту краткую вечность девушка узнала о Рейфе Гентри все. Его стальные глаза ясно говорили о том, что он человек жесткий, но вовсе не хладнокровный убийца.

Она почувствовала, что он смирился со своей участью. На его лице застыло безразличие, он ссутулился и отвел взгляд. Анджела, работая локтями, протискивалась сквозь толпу.

— Стойте! Вы не можете его повесить. Он не убивал! Человек, державший под уздцы лошадь, тупо уставился на Анджелу.

— Вы что, из этих странствующих проповедников?

— Я — сестра Анджела. Вы не можете повесить этого человека.

— Слушайте, сестра Анджела, — попытался он урезонить ее, — это не ваше дело.

— Спасать души — мое дело, — настаивала Анджела, — а повесить невиновного — дело противозаконное.

Толпа недовольно загудела.

— Его судили по закону? — не отступала Анджела.

— Тут и суда не нужно! — крикнул кто-то из толпы. — Кучер дилижанса и тот, кто стрелял из дробовика, были хорошими людьми, а теперь они мертвы. И пассажиры тоже.

— Он застрелил пять человек, сестра, — пояснил первый горожанин со все возрастающим нетерпением. — Отойдите. Это будет неприятное зрелище.

— Нет, прошу вас! — Она с трудом сглотнула, глубоко вздохнула и звонко произнесла: — Рейф Гентри — человек, за которого я собираюсь выйти замуж. Он не мог убить пять человек. Он приехал сюда, чтобы встретиться со мной, а не грабить дилижансы.

Рейф перевел взгляд на сестру Анджелу, и его темные брови удивленно поднялись. Чего это ради ей вздумалось сказать, что он ее жених?

Она казалась хрупкой, почти неземной в резком свете факелов, золотистые волосы создавали сияющий нимб над ее головой. Правильное овальное лицо, красиво изогнутые полные губы, огромные синие глаза, в которых Рейфу почудилась на миг вспыхнувшая страсть. Его бросило в жар.

— Вы хотите сказать, сестра Анджела, что собираетесь окрутиться с этим человеком? — недоверчиво спросил самозваный палач. Он задумчиво почесал подбородок, обросший темной щетиной, явно озадаченный таким поворотом событий.

— Именно это я и хочу сказать, — подтвердила Анджела. — Он должен был встретиться со мной в Пуэбло но, очевидно, решил вместо этого найти меня в Ордуэе.

— Его поймали на месте преступления, — не сдавался заплечных дел мастер.

Рейф был совершенно ошеломлен, когда сестра Анджела обратила на него взгляд своих бездонных синих глаз и проговорила:

— Милый, расскажи этим людям, как все случилось на самом деле.

Но прежде чем Рейф успел раскрыть рот, через толпу протолкался шериф Таттерсол.

— Расходитесь по домам. В моем городе суда Линча не будет. — Он обратился к палачу: — Пусть суд и справедливость определят его вину, Пит.

— Пусть заключенный сам скажет, — возразил Пит, сердито обернувшись к шерифу. — Может, сестра Анджела говорит правду, а может, и нет. Откуда нам знать?

Численное превосходство было не на стороне Таттерсола, и он решил пойти на попятную.

— Прекрасно, послушаем мистера Гентри.

— Я говорю гораздо лучше, когда у меня на шее нет веревки, а подо мной — беспокойной лошади, — угрюмо заявил Рейф.

— Не тяните, мистер, — рявкнул Пит. — Потом мы решим, станет ли эта ночь вашей последней ночью на земле.

В стальных глазах Рейфа дрожал отблеск факелов. Он откашлялся и начал повесть о том, как оказался рядом с двумя грабителями, убившими пассажиров, и спугнул их.

— Вот видите, — радостно проговорила Анджела. — Рейф и мухи не обидит.

Рейф сдержал усмешку. Очевидно, сестра Анджела слишком наивна, если так думает. Вдруг толпа беспокойно задвигалась, и лошадь под ним занервничала. Рейф сжал ей бока, пытаясь совладать с норовистым животным. Лошадь успокоилась, и он облегченно вздохнул.

— Все, что я вам сказал, правда, — заявил Рейф. — Я разрядил револьверы в грабителей, а не в пассажиров и кучера.

— А вы действительно собираетесь обвенчаться с сестрой Анджелой? — спросил шериф Таттерсол.

Рейф взглянул на ангела с милым личиком, который врал напропалую, чтобы спасти ему жизнь, и ему захотелось глупо расхохотаться. Он с трудом сдержался и произнес:

— У сестры Анджелы нет никаких причин лгать. Она евангелистка, святая женщина, которая распространяет Священное Писание. Будь я виновен, разве она решилась бы солгать?

Пит недоверчиво взглянул на сестру Анджелу и отвел глаза, словно устыдившись.

— Что здесь происходит?

Гулкий голос принадлежал преподобному Конраду, человеку, который собирался принести в Ордуэй духовное возрождение. Рейф чуть не застонал, решив, что вмешательство священника решит его участь. Он знал по опыту, что все эти святые отцы, разглагольствующие о муках ада, легко могут осудить невиновного.

Преподобный Конрад увидел, что Анджела стоит в центре толпы, и поспешил к ней на помощь.

— Сестра Анджела, что случилось?

— Слава Богу, что вы здесь! — воскликнула она. — Вы должны образумить этих грешников. Они собираются повесить невиновного.

Преподобный устремил на Рейфа холодный взгляд, и Рейф невольно вздрогнул.

— Почему вы считаете, сестра Анджела, что этот человек невиновен?

Сестра Анджела смело встретила его взгляд. Рейф подивился ее безрассудной отваге. Не знай он, как взаправду обстоит дело, сам поверил бы в то, что она — его невеста. — Рейф Гентри — мой жених, преподобный Конрад. Это тот человек, с которым я должна была обвенчаться в Пуэбло. Затеи мы собирались отправиться на прииск моего отца. Я не знала, что он решит встретиться со мной в Ордуэе. Рейф никак не мог задержать дилижанс и убить невинных людей. Все было так, как он рассказал. Он подбежал к грабителям и спугнул их. К сожалению, он оказался там слишком поздно и не смог спасти пассажиров и кучера.

Преподобный отец повернулся к Рейфу.

— Это правда, молодой человек?

— Да, сэр, — без малейших колебаний ответил Рейф. Когда речь шла о его жизни, он умел лгать так же легко, как и сестра Анджела. — Я решил встретиться с сестрой Анджелой в Ордуэе, а не в Пуэбло. Мы долго жили в разлуке, и мне не терпелось увидеть ее снова. Вот почему я оказался на дороге, когда грабители напали на дилижанс.

— Я знаю Рейфа всю жизнь, — добавила Анджела. — Он никого не может убить.



— Ну что же, — авторитетно проговорил преподобный Конрад, — у сестры Анджелы нет никаких причин лукавить. Очевидно, вы арестовали не того, кого нужно, шериф.

Разочарованная толпа заупрямилась, люди подались вперед. Рейф больше всего опасался, что им совершенно безразлично, виновен он или нет, раз уж они решили поразвлечься.

Преподобный Конрад, вероятно, пришел к тому же выводу, потому что он повернулся к толпе и поднял руки, призывая к спокойствию.

— Добрые люди! — проговорил он глубоким и мягким голосом. — Сестра Анджела говорит, что этот человек не виноват, и для меня этого вполне достаточно. Если кто-то из вас желает оспорить ее слова, прошу этого человека выйти вперед.

Рейф затаил дыхание. Никто не двигался. Кто осмелится посмотреть в лицо ангелу и обозвать его лжецом? Кажется, даже шерифу Таттерсолу не очень-то хочется бросить вызов преподобному Конраду и сестре Анджеле.

— Ребята, вы слышали, что сказал преподобный отец. Отпустите Гентри! — потребовал Таттерсол и сдернул веревку с шеи Рейфа.

Кто-то развязал ему руки и помог спешиться. Рейф прерывисто вздохнул и стал растирать шею там, где веревка грубо врезалась в кожу. Хотя никто, кажется, не желал оспаривать невиновность Рейфа, толпа все еще была злобно возбуждена. Рейф сильно сомневался, что ему удастся выбраться из города живым, если он попытается сделать это сейчас же.

Но на помощь ему снова пришел преподобный Конрад. Он, судя по всему, почувствовал разочарование лишенной потехи толпы и немедленно постарался развеять его. Он посмотрел на Анджелу, потом на Рейфа и улыбнулся. Ему в голову пришла замечательная мысль.

— Друзья мои, сегодня ночью вы собрались, чтобы стать свидетелями казни, но я придумал нечто более угодное Господу. У нас будет свадьба. Сестра Анджела и ее жених собирались обвенчаться в Пуэбло. Поскольку он предпочел встретиться с ней в Ордуэе, я с удовольствием немедленно совершу обряд венчания. Приглашаю всех к нашей палатке, чтобы отпраздновать бракосочетание сестры Анджелы и ее молодого человека.

Тут поднялся всеобщий галдеж. На щеках у Рейфа заходили желваки. Но ему ничего не оставалось, кроме как согласиться на безумное предложение преподобного. Искоса взглянув на хитрюгу, Рейф с удовольствием отметил, что она ошеломлена не меньше его. Против его ожиданий Анджела, сердито поджав губы, не произнесла ни слова возражения. К счастью, преподобный Конрад ничего не заметил.

— Пойдемте, дети мои, — весь лучась от счастья, проговорил преподобный отец. Он вновь обратился к толпе: — Кто-нибудь приведите сестру Грейс. В нашей палатке есть фортепьяно, а свадебный марш она знает наизусть.

— Сделайте же что-нибудь! — сквозь зубы прошипел Рейф. — Если только не хотите и вправду стать моей женой. Кстати, что на это скажет ваш жених?

— Я вовсе не хочу выходить за вас замуж, — отпарировала Анджела. — Но сказать правду — значит обречь вас на гибель. Я не могу так поступить.

— Черт побери!

Толпа подхватила Рейфа и Анджелу и повлекла их к палатке проповедника. Настроение людей изменилось: теперь они веселились как дети. Но Рейф прекрасно знал, что простонародью ничего не стоит снова сцапать его. Для спасения своей жизни он готов был пойти на все. Однако венчаться?

Анджела испуганно распахнула глаза. Интуиция подсказывала ей, что Рейф никакой не убийца, но капелька сомнения у нее все же оставалась. И как выходить замуж за того, о ком она ровным счетом ничего не знает? Выбор был невелик. Либо признаться, что Рейф не жених ей, и тогда его повесят, либо продолжать этот фарс, который с каждой минутой становился все более странным. Вправду ли он никого не убивал? Наверное, он человек достаточно грубый и жестокий. Такой вполне может оказаться убийцей. Но в глубине его обворожительных серебряных глаз таилась суровая нежность. И Анджеле вдруг захотелось поверить ему.

Толпа все увеличивалась, теперь в палатке яблоку негде было упасть. Рейфа и Анджелу буквально подтащили к самодельному передвижному алтарю. Сестра Грейс, улыбаясь, уже сидела за фортепьяно.

— Ну что же, дети мои, — проговорил преподобный Конрад. — Начнем?

— Мы вообще-то хотели обвенчаться в Пуэбло, — робко произнесла Анджела, хватаясь за эту причину, как утопающий за соломинку. Мужу, пусть даже и временному, не было места в ее будущем.

— Чепуха, — проревел преподобный голосом, не допускающим никаких возражений, — я ни за что не отпущу вас не венчанными. Я знаю, какими нетерпеливыми стали нынешние молодые люди в наши дни. — Он повернулся к Рейфу. — У вас есть кольцо?

— Оно… оно здесь, — вымолвил Рейф, и Анджела едва не упала в обморок.

Дрожащими пальцами он вынул из кармана куртки обручальное кольцо своей матери. Он взял его, когда делил с братьями деньги и семейные драгоценности. Анджела уставилась на золотой ободок, словно это была ядовитая змея.

— Превосходно, — потер руки преподобный Конрад. — Раз у вас есть кольцо, значит, вы действительно жених Анджелы, — добавил он, обращаясь к тем, кто все еще сомневался.

— Ну не тяните, преподобный! — выкрикнул кто-то.

Рейф хриплым голосом пробормотал ругательство.

Анджеле тоже захотелось выругаться. Боже, что она делает? Анджела уже раскрыла рот, чтобы прекратить это посмешище.

Рейф каким-то шестым чувством угадал ее намерение. Он схватил ее за руку и прошипел:

— Не смейте. Имейте смелость довести дело до конца.

Анджела жалобно посмотрела на него и покачала головой:

— Я не могу.

Он дернул ее за руку.

— Можете и сделаете. Я не знаю, о чем вы думали, когда ввязывались в эту историю, но жребий брошен. Теперь поздно отступать.

В его голосе прозвучало отчаяние. Впрочем, Анджела испытывала то же самое. Даже в кошмарном сне ей не могло присниться такое. Но Рейф Гентри прав. Однажды он пришел к ней на помощь, и она просто обязана отплатить ему тем же. В конце концов, брак можно расторгнуть. Выпрямившись, она подала преподобному знак приступить к венчанию.

Сестра Грейс тихо играла на фортепьяно, а отец Конрад раскрыл Священное Писание. Занятому своими мыслями Рейфу слова обряда казались бессмыслицей. Он спрашивал себя, сколько потребуется времени, чтобы забыть и Ордуэй, и сестру Анджелу. Ему нет никакого дела до того, почему ей вздумалось спасти ему жизнь. Он вовсе не собирался жениться.

Наверное, он вовремя ответил на вопрос преподобного, потому что тот велел ему надеть супруге кольцо.

Встрепенувшись, он взял Анджелу за левую руку и надел ей на палец обручальное кольцо. Оно оказалось впору.

— Объявляю вас мужем и женой. Можете поцеловать новобрачную.

Рейф покосился на полные, сочные, чуть влажные губы Анджелы. За спиной слышались крики толпы, требующей поцелуя. В ее синих глазах плескалась растерянность. Он приподнял ее за подбородок, ласково провел рукой по шелковистым волосам и нежно притянул к себе, чтобы поцеловать.

Собираясь отделаться коротким поцелуем, он глубоко ошибался. Ее мягкие губы, еле уловимый запах кожи, сладостное, легкое дыхание буквально опьянили его. Никогда еще Рейф Гентри не испытывал ничего подобного.

Он стал смелее, язык настойчиво искал встречи с ее языком. Он почувствовал, что она потрясена, рассержена, но какой-то коварный бес подстрекал его продолжать поцелуй до тех пор, пока не послышалось деликатное покашливание преподобного. Только тогда до его сознания дошло, что палатка ходуном ходит от одобрительных криков и свиста.

Рейф резко отстранился. Анджела покачнулась, и он едва успел схватить ее за локоть.

— Я сделал правильно, поторопившись обвенчать вас, — вздохнул преподобный Конрад. — Я убедился в этом, увидев сие весьма впечатляющее зрелище. Желаю вам счастья и множества детей. Если сестра Грейс принесет мне нашу дорожную книгу записей, мы сделаем ваш союз законным в глазах Господа и людей.

Сестра Анджела пробормотала что-то невнятное, а сестра Грейс принесла перо, чернильницу и книгу записей.

Рейф с большой неохотой подписался первым, потом передал перо Анджеле. Она долго рассматривала страницу, но в конце концов поставила свою подпись. В это время преподобный Конрад подготовил грамоту, которую они должны были носить при себе как доказательство законности их брака.

— Ваш союз должным образом записан в дорожной книге и будет внесен в церковную регистрационную книгу в Топике, — объяснил преподобный Конрад. — А это останется вам, — добавил он, указывая на брачное свидетельство, ожидающее подписей Рейфа и Анджелы.

Рейф первым поставил свою подпись, а потом протянул документ жене. Она посмотрела на него отсутствующим взглядом, но подписала. Рейф поблагодарил святого отца от них обоих.

— Вы хотите уехать сразу или подождете до утра? — поинтересовался Конрад. — Насколько я понял, нам по пути.

— Не знаю, разумно ли будет сейчас ехать в Пуэбло, — вмешался шериф Таттерсол. — Я только что получил сообщение о том, что в наших краях опять появились комачи. Никто не знает, куда они двинутся сначала, а куда потом. Пожалуй, вам лучше переждать в Ордуэе, пока опасность не минует.

— Индейцы? — Морщинистое лицо сестры Грейс исказилось от страха, и она прижалась к мужу. — Ах, Кларенс, давай вернемся в Топику. Мы ведь почти закончили наш маршрут.

— Хм, возможно, ты права, дорогая. Спасибо за совет, шериф, но я думаю, что мы завтра же утром отправимся в Топику. — Он бросил озабоченный взгляд на Анджелу. — Может быть, вы передумаете, сестра, и не поедете дальше на запад.

Анджела энергично замотала головой.

— Ах нет, преподобный, это невозможно. Я уверена, что мой… муж и я будем в полной безопасности. Мне непременно нужно добраться до Каньон-Сити и «Золотого ангела».

Рейф с недоумением взглянул на Анджелу. Он понятия не имел, о чем идет речь, и решил при случае расспросить новоиспеченную супругу.

— Хорошо, сестра, — не очень уверенно проговорил преподобный. — Мы с сестрой Грейс будем молиться о безопасности вашего путешествия.

— А я буду молиться за вашу безопасность, — отозвалась Анджела.

— В городе есть очень недурная гостиница, — предложил Таттерсол.

— Думаю, что я и моя… жена, — Рейф запнулся на этом слове, — уедем сейчас же. — Ему не хотелось задерживаться в Ордуэе.

— Конечно, дорогой, — подтвердила Анджела.

— Надеюсь, вы не совершите роковой ошибки, — вздохнул преподобный. — Пошли, Грейс, время уже позднее.

Рейф с некоторой тревогой смотрел на удаляющихся людей. Он понятия не имел о том, куда направляется Анджела. Он вообще ничего не знал о ней, кроме того, что она посвятила себя спасению душ. От таких женщин следует держаться подальше. Они жестки, словно туго накрахмаленное белье, строят из себя святош и стараются переделать каждого встречного. А его уже поздно спасать, перекраивать свою жизнь в угоду дамским капризам он не намерен.

Да, впрочем, чего он волнуется? Ведь они расстанутся прежде, чем она успеет досадить ему своими молитвами. Как только Ордуэй останется позади, он отправит ее на все четыре стороны. Очень может быть, что за ним уже начата охота. Даже наверняка начата. Нет, к Канзасу лучше на пушечный выстрел не приближаться.

Мысли Рейфа обратились к братьям, Джессу и Сэму, и он скороговоркой помолился за них. Никого ближе у него в целом свете нет. Господи, пусть их дорога будет светла и легка! Пусть все несчастья достанутся ему одному!

— Вы готовы? — спросила Анджела, врываясь в его грезы. — Я действительно должна как можно быстрее добраться до Каньон-Сити.

— Я готов, если ты готова, женушка, — насмешливо произнес Рейф.

— Оставьте ваш сарказм при себе, — оскорбленно фыркнула Анджела, направляясь к выходу. — Я просто спасла вашу шкуру.

— И получили за это мужа, — хмыкнул он, идя следом.

— Мой фургон стоит позади палатки. Нужно только запрячь лошадей — и можно ехать.

Рейф едва сдерживал гнев. Она считает, будто заарканила его? Она думает, это так просто? Пусть не мечтает: такие красотки не по нему. Если бы ему приспичило жениться, он остался бы в Додже и преспокойно обвенчался с дочкой банкира.

Запрягая лошадей, Рейф угрюмо молчал.

— Моя лошадь осталась в платной конюшне, а шериф так и не вернул мне револьверы, — проговорил Рейф, когда дело было сделано. — Вы поезжайте, я догоню вас.

Он хотел еще что-то добавить, но осекся, потому что из темноты появился шериф, ведя под уздцы его лошадь.

— Подумал, что избавлю вас от заботы вызволять вашу лошадку, — любезно улыбнулся Таттерсол. — И револьверы ваши я тоже принес. Они могут вам пригодиться.

Рейф сжал губы и спрятал оба кольта в кобуру.

— Весьма признателен.

— Вы оба садитесь в фургон, а лошадь Гентри я привяжу сзади, — предложил Таттерсол.

— Проклятие и еще раз проклятие, — пробормотал Рейф еле слышно. Все пошло кувырком. Теперь вот придется сидеть с соблазнительной проповедницей, изнемогая от желания прикоснуться к ней.

— Вы что-то сказали? — поинтересовалась Анджела, устраиваясь на жестком сиденье.

— Черта с два, — ответил Рейф, беря в руки вожжи.

— Желаю удачи! — крикнул Таттерсол, когда фургон тронулся. — Прошу прощения за недоразумение, Гентри. Будьте уверены, мы поймаем настоящих убийц.

Полная луна ярко освещала неровную дорогу. Попутчики скованно молчали. Интересно, о чем думает Рейф? — в который раз спрашивала себя Анджела. Венчание было чистой комедией. Не станет же он посягать на ее честь? Ей очень хотелось в это верить.

Чужие люди. Вот кто они друг другу. Чужие люди, у которых нет ничего общего. И зачем она во всеуслышание объявила, будто они помолвлены? Анджела бросила на него быстрый взгляд из-под полуопущенных ресниц. Лунный свет обрисовал плотно сжатые губы, высокие небритые скулы и серебряные глаза под густыми темными бровями.

Под маской безразличия угадывалась с трудом сдерживаемая ярость. Анджела вздохнула. Она не вправе винить его за это. Она тоже была зла и расстроена. И кто тянул ее за язык?

Замужем. Боже, ее отчим и Энсон Чандлер, человек, который хотел жениться на ней и получить в свое распоряжение золотоносный прииск, упали бы в обморок.

Смущение Анджелы возросло, когда Рейф остановил повозку за деревьями, почти полностью скрывавшими дорогу.

— Почему мы остановились?

— Это место не хуже других подходит для привала. Если я не ошибаюсь, где-то поблизости журчит ручей. — Он соскочил на землю и помог Анджеле сойти. — Я позабочусь о лошадях, а вы поищите воду. Вы голодны?

— Нет, я уже поела.

— И я тоже. Когда вернетесь, мы должны будем о многом побеседовать.

Анджела скорчила недовольную гримаску и исчезла внутри фургона. Взяв мыло и полотенце, она отправилась на поиски воды и вскоре обнаружила узкий ручей в нескольких ярдах от их стоянки. Она принялась умываться, обдумывая предстоящий разговор. Наверное, он заслуживает ответов, но можно ли быть с ним откровенной?

Сзади хрустнул сучок, и Анджела резко обернулась. Увидев в ярком свете луны темный силуэт Рейфа, она немного успокоилась.

Он шел мягкой крадущейся походкой, как готовящийся к прыжку тигр. Он не расставался со своими кольтами, и Анджела готова была поклясться, что он превосходный стрелок.

Что вас так задержало? Или вы не знаете, что опасно надолго оставаться здесь одной? Берите полотенце и отправляйтесь спать, миссис Гентри.

Анджела похолодела. Миссис Гентри? Так вот чего он хочет! Ну нет! Уперев руки в бока и упрямо вздернув подбородок, она бросила ему:

— Я никогда не стану вашей женой по-настоящему, Рейф Гентри! Если вы думаете только о том, чтобы мною попользоваться, позвольте мне сразу же все вам объяснить.

— Нет, это вы позвольте все вам объяснить, леди, — хрипло проговорил Рейф. — Я никогда не собирался жениться и не желаю спать с женщиной, которой нравится спасать человеческие души. Я хочу лишь, чтобы вы правдиво рассказали, зачем вступили в брак с совершенно незнакомым человеком. Только не говорите, что сделали это ради спасения моей жизни.

Анджела посмотрела сквозь него и гордо прошествовала мимо.

— Неблагодарный негодяй! — бросила она резко.

Глава 3

У Рейфа кружилась голова от желания. Ему до дрожи хотелось поцеловать свою прелестную жену. Он желал повторить то сладостное ощущение, которое испытал, впервые отведав вкус ее губ.

Если бы совесть позволяла ему взять женщину силой, он без колебаний сделал бы это. В глазах закона переспать с Анджелой было его законным правом, коль скоро он ей муж. К несчастью, прикоснуться к такому ангелу казалось ему чуть ли не святотатством. Рейф никогда не строил из себя святого. Куда уж там! Он мог только сдерживаться, охваченный непреодолимым желанием. Лучшее, что он мог сделать для сестры Анджелы, — это держаться от нее подальше. Именно так он и поступит, решено.

Став на колени у ручья, он тщательно вымылся. Потом накинул рубашку на плечи и отправился на стоянку вслед за Анджелой. Когда он увидел ее силуэт на фоне полотняного задника фургона, то едва не застонал от возбуждения. На ней ничего не было, кроме сорочки и нижней юбки, и она явно не знала, какое зрелище являет собой для Рейфа.



Когда она сняла юбку, плоть Рейфа восстала, а лоб покрылся испариной. Потом фонарь погас, и Рейф дал волю своей фантазии. Он представлял себе, как Анджела снимает сорочку и панталоны, как длинная ночная рубашка скользит по великолепным пышным формам и голым длинным ногам.

Ноги сами по себе понесли его к фургону. Он хотел эту ангельскую певчую птичку, и сейчас ничто не могло остановить его. К счастью, рассудок вернулся к нему, когда он подошел к заднему откидному борту, и он резко остановился. О чем он только думает? Может, сестра Анджела и жена ему, но это ничего не значит. У нее есть жених, который ждет ее в Пуэбло. Пора бы ей узнать, что происходит.

Он остановился у фургона и позвал:

— Анджела, выйдите, нам нужно поговорить.

— А что, до завтра нельзя подождать? — донесся приглушенный голос»

— Утром меня может здесь не быть.

На это она отозвалась немедленно. Фонарь снова ожил, и взлохмаченная белокурая головка появилась в черном отверстии.

— Вы уезжаете?

— Мы оба знали, что в конце концов так произойдет. Я хочу знать, зачем вы спасли мне жизнь. Вы же не собирались выходить замуж. Может, я и ошибаюсь. Может, вам все не нужен муж. Трудно поверить, что вы бескорыстно творите добро и спасаете души. Если это так, то знайте, что я недосягаем для спасения.

— Я уверена, мистер Гентри, что вашу душу и спасать-то не стоит, — сквозь зубы процедила Анджела. — Доброй ночи. Или лучше сказать, прощайте? — Прелестная головка исчезла в отверстии, и Анджела задвинула занавески.

Рейф был расстроен до глубины души. Он сбросил рубашку, вспрыгнул на задний борт фургона и просунул голову между занавесками.

— Мы еще не закончили наш разговор, миссис Гентри. Анджела схватила шаль и накинула ее поверх тонкой ночной рубашки.

— Убирайтесь! Немедленно!

— Уберусь, когда сочту нужным. Сядьте, сестра, и расскажите, что заставило вас спасти мне жизнь. Не считайте меня неблагодарной свиньей, — добавил он, — я просто сбит с толку.

Анджела уставилась на голую грудь Рейфа, словно никогда не видела обнаженного по пояс мужчину. Действительно, это было так. Ей очень хотелось зажмуриться. Она никогда не думала о мужском теле как о чем-то возбуждающем и неприличном, пока не увидела обнаженного торса Рейфа. Языки мерцающего огня освещали его мускулистую фигуру атлета. Анджела попыталась сосредоточиться на его лице, но какое-то новое, неизведанное чувство заставляло ее скользить взглядом по его торсу вниз, к плоскому животу.

Вспыхнув, она снова перевела взгляд на его лицо. В ярком свете костра она успела рассмотреть широко расставленные глаза, брови вразлет и густые, черные как вороново крыло волосы. Прямой нос, квадратная челюсть и неожиданно маленький подбородок довершали портрет.

Это было красивое лицо. В глубине его серебряных глаз таилась глубокая грусть. Инстинкт подсказывал Анджеле, что он не убийца, но здравый смысл предупреждал, что с ним лучше не шутить.

Она смотрела на отсветы пламени в его глазах и ощутила, как по спине побежали мурашки. Из этого оцепенения ее вывел голос Рейфа:

— Вы понимаете, что мы с вами оказались в дьявольски затруднительном положении? Извините меня, сестра, если я оскорбляю ваш деликатный слух, но никакое другое слово мне в голову не приходит. Почему вы позволили священнику обвенчать нас?

— А вы?

— Мне нужно было спасать свою шкуру, а вам — нет. Черт, я бы согласился на что угодно, лишь бы спасти свою жизнь. А вам-то с этого какая выгода?

. Она своенравно вздернула подбородок.

— Я не могла допустить, чтобы умер невиновный человек.

— А почему вы решили, что я невиновен?

Она посмотрела на его волосатую грудь и отвела глаза.

— Вы не могли бы надеть рубашку? Рейф криво усмехнулся в ответ.

— Я вас смущаю, леди?

— Да. Нет. Не знаю. Это нехорошо.

— Вы что, никогда раньше не видели голой мужской груди?

— Конечно, нет, — с некоторым вызовом ответила она.

— Мы женаты, разве вы забыли? Разумеется, он не собирается… не считает, что…

— Это только так называется и таковым и останется до тех пор, пока мы окончательно не расстанемся.

Он был совсем рядом, и испуганной Анджеле показалось, что он занимает едва ли не весь фургон. Она отступала до тех пор, пока не споткнулась о стоявшую сзади койку. Он подошел так близко, что она почувствовала на лице его горячее дыхание.

— Что вам нужно? Вы не можете… я вам не позволю… Зачем вы это делаете?

— Вы и в самом деле недотрога, святоша с поджатыми губками, ангел? Или только делаете вид? Какие демоны таятся под этой ангельской оболочкой?

По ее жилам пробежал огонь. Анджелу стеснял вид голой груди Рейфа. Ничего, так и должна себя чувствовать порядочная девушка. Но, кроме смущения, она испытывала еще и возбуждение — и ненавидела себя за это.

— Вы меня оскорбляете, — дрожащим голосом произнесла она, кутаясь в шаль. — Говорите, что хотели, и уходите.

— Ладно. — Он схватил ее за плечи и заставил сесть на койку. Она хотела подняться, когда он опустился рядом, но заставила себя быть невозмутимой. — Скажите правду. Почему вы спасли мою шкуру там, в Ордуэе? Вы ведь знали обо мне только то, что я хладнокровный убийца.

— Я просто отдавала долг. Вы помогли мне в Гарден-Сити, помните? Разве убийца поступил бы так? Кроме того, суд Линча противозаконен.

Он бросил на нее недоверчивый взгляд.

— Почему вы не остановили венчание? Одно ваше слово — и церемония не состоялась бы.

— Если помните, я чуть не сделала это. Но вы убедили меня, что дело зашло слишком далеко. Я… не могла допустить, чтобы толпа линчевателей схватила вас.

— И больше никаких тайных мотивов? — Его испытующий взгляд остановился на ее животе. — Может, вы в положении и вам нужен муж, а?

— Что?! — в негодовании воскликнула Анджела. — Да как вы смеете! Я уже начинаю жалеть, что спасла вам жизнь!

— А как же насчет жениха, который ждет вас в Пуэбло? Разве он не будет огорчен?

Анджела долго молчала, потом сказала:

— Никакого жениха у меня нет. Я выдумала его для преподобного Конрада.

— Зачем?

Анджела полагала, что после отъезда Рейфа никогда больше не увидит его, и не собиралась раскрывать первому встречному все свои тайны. Чем меньше он знает, тем лучше. Вдруг, узнав о золотоносном прииске, он решит предъявить на нее свои права? Нет уж, хватит с нее сложностей с Десмондом и Энсоном.

— Это не ваше дело. Как только устроюсь, я постараюсь аннулировать этот брак. Вам не к чему об этом беспокоиться. Можете считать себя свободным. Я не стану ничего от вас требовать.

Будучи подозрительным по натуре, Рейф никак не мог поверить, что Анджеле ничего от него не нужно. Ни одна женщина не может бескорыстно отказаться от мужчины. Она чего-то недоговаривает. Впрочем, какое ему до этого дело? Он свободен, а все прочее не имеет значения.

— Мне не нужны ваши тайны, сестра. Вы спасли мою шкуру, этого с меня достаточно. — Он встал. — Наверное, когда вы завтра утром проснетесь, я буду уже далеко. Вы сумеете запрячь лошадей?

— Я делаю это последние полтора месяца. Мне недалеко осталось. Все будет в порядке.

— Тогда, наверное, мы простимся.

— Полагаю, что так.

Рейф так и не понял, как она оказалась в его объятиях. Он знал только, что никогда в жизни не обнимал никого так страстно. Ему оставалось только наклонить голову и… Он впился в нее губами и не отпускал долгие-долгие мгновения. Она стояла неподвижно, целиком отдаваясь новым ощущениям, дыша коротко и прерывисто.

Он притянул ее к себе, и ее твердые соски коснулись его обнаженной груди. Ему показалось, что их сердца стучат в унисон. Ее губы нерешительно пошевелились, отвечая на поцелуй, и, осмелев от желания, Рейф коснулся ее груди.

Она вдруг испуганно рванулась прочь, занеся руку для пощечины. Он перехватил ее запястье. Ее глаза походили на кусочки голубого льда, губы распухли, волосы растрепались. Она часто дышала. Он тоже.

— Это никогда больше не повторится, — дрожащим голосом проговорила она.

Он усмехнулся:

— Я всего лишь поцеловал на прощание мою жену.

— Прощайте, мистер Гентри. Постарайтесь больше не попадать в переделки. В следующий раз, когда вы пойдете наперекор закону, я не смогу вам помочь.

Рейф решил уехать прежде, чем сделает нечто, о чем потом станет жалеть.

— Счастливо оставаться, Ангел.

И он ушел, оставив Анджелу разочарованной и растерянной. Она не могла понять, что с ней. Ее губы припухли и горели огнем от его прощального поцелуя.

Анджела не могла себе признаться, что ей понравилось целоваться. Она могла бы ударить его коленкой в пах. Так поступила бы на ее месте всякая добропорядочная девушка. А она… Выходит, Рейф был прав? Колени у нее все еще подгибались, а внутри все трепетало от стыда и возбуждения. Боже, пускай их с Рейфом Гентри дороги никогда больше не пересекутся, иначе она сойдет с ума.

Рейф немного поспал, разложив скатку с постелью. При первых же проблесках дня он поднялся, умылся в ручье, оседлал коня и поехал дальше, жуя вяленое мясо. Он держал путь на запад, в Пуэбло, решив, что и там можно купить припасы и выяснить, как обстоят дела. Он уже далеко ушел от преследователей, и если в городе не расклеены объявления о его розыске, он, наверное, сможет найти временную работу, чтобы наполнить деньгами свои пустые карманы.

Он надеялся — для блага их обоих, — что не встретится больше с Анджелой Эббот. В какой-то миг их короткого знакомства он мысленно назвал ее Ангелом, и это имя, кажется, ей подходило. Больше всего ему хотелось забыть ее навсегда, но он понимал, что это невыполнимое желание.)н никогда не забудет своего короткого супружества с женщиной, обладающей голосом певчей птицы и милым ангельским личиком.

Было уже поздно, когда Рейф добрался до Пуэбло. Он оставил лошадь в конюшне и снял номер в гостинице. В полном изнеможении рухнув в кровать, он проспал до расчета. На следующий день он встал рано, купил еды на завтрак и пошел по городу. В главной лавке он спросил, нет ли какой-нибудь работы. Владелец ответил, что десятник округа Кей ищет загонщиков скота и что ждать его нужно в салун «Полустанок».

Рейф направился в «Полустанок», вошел через вращающуюся дверь и подошел к стойке бара. Он заказал пива и отнес его к столу, чтобы дождаться десятника из округа Кей.

В такую рань в салуне почти никого не было. Лишь два человека, сидевшие за соседним столиком, вели негромкую беседу. Рейф редко судил о людях по внешности, но эти двое не понравились ему с первого взгляда. Глотнув еще пива, он невольно прислушался к их разговору. Черт возьми, они обсуждают какую-то Анджелу! Делая вид, что занят своим пивом, Рейф придвинулся ближе и навострил уши.

— Анджела пока не появилась, Кент. Что, если она вовсе не приедет?

— Спокойно, Чандлер. Анджела путешествует с Конрадами, а Пуэбло — последняя остановка на их маршруте. Палатка уже ждет их приезда. Мы подождем пару дней. Если они не появятся, я пошлю в Ордуэй телеграмму и выясню, что их задержало.

— Анджеле это не понравится, — фыркнул Энсон Чандлер. — Надеюсь, вы не забыли, что она бросила меня прямо у алтаря. Черт побери, Кент, вы обещали, что, если я женюсь на ней, мы станем совладельцами ее золотого прииска. Вы сказали, что мы оба разбогатеем, если на прииске добы-иают столько же золота, сколько раньше.

— Добывают, не волнуйтесь. Я проверял все много лет назад, после того как Саймон Эббот начал присылать деньги Анджеле. Партнер Саймона держал меня за идиота, рассказывая, что жила выработана, но мне лучше знать. Как только ты женишься на Анджеле, все золото станет нашим.

— Хорошо, если так, — ворчливо отозвался человек помоложе. — Я не очень-то хочу жениться, но нищим выбирать не приходится. Поскольку мои родители промотали свой капитал, мне остается либо жениться на деньгах, либо искать работу. Когда вы явились ко мне со своим предложением, я не знал, что за денежками придется заехать черт знает куда.

Чем больше Рейф слушал, тем яснее становилось ему положение дел. Он не стал выспрашивать у Анджелы, почему она странствует с проповедником, но вспомнил, что и она, и преподобный Конрад что-то говорили о прииске. Из того, что он узнал сейчас, выходило, что у Анджелы действительно есть жених и зовут его Чандлер.

И еще она совладелица золотоносной жилы. Интересная картина получается. Судя по всему, его Ангел в опасности.

— А священник обвенчает нас сразу же, как только Анджела появится в городе? — спросил Чандлер.

— Все улажено. Этот старый дурень увидел только наши деньги. Он обвенчает вас с Анджелой, даже если она будет против.

— Я не допущу, чтобы она опять убежала, — ответил на это Чандлер. — Вы обманом выманите ее от Конрадов, и мы сразу же обвенчаемся.

Кент поднял свой стакан и осушил его в знак согласия. Потом вытер рот рукавом и поднялся.

— Я вернусь в гостиницу и уложу вещи. Мы отправимся в Каньон-Сити сразу же после венчания.

Чандлер отодвинул свой стул.

— Подождите меня.

Стиснув зубы, Рейф смотрел им вслед. У него не было причин для волнения, но он все же волновался. Он думал, что уедет отсюда и забудет прекрасную певчую птичку, которая спасла ему жизнь, но совесть не позволила ему так поступить. Как можно бросить Анджелу на произвол судьбы, зная, что ее ждет?

Что ж, ему придется вернуться и предупредить Анджелу. Услышав разговор этих людей, которые, как он понял, приходились ей отчимом и женихом, он осознал, что она действительно попала в сложное положение. И хотя ее ангельский ореол несколько потускнел, он не мог позволить ей угодить прямо в расставленные сети.

Рейф допил пиво и встал. Он принял решение. Спустя полчаса он вышел из гостиницы и направился в сторону Ордуэя. Он встретил Анджелу в десяти милях к востоку от Пуэбло.

В это утро Анджела проснулась, охваченная дурными предчувствиями. Рейфа не было; он уехал вчера утром до рассвета, однако она не предполагала, что так остро ощутит его потерю. То, что она предоставлена самой себе, пугало ее больше, чем его общество. Не глупо ли продолжать путешествие в Каньон-Сити без спутника? В округе неспокойно, говорят, что здесь появились индейцы. Но она твердо решила добраться до «Золотого ангела», чтобы узнать, как там идут дела, и, конечно, выяснить, отчего скончался отец.

Солнце уже садилось, когда Анджела увидела мчащегося по дороге всадника. Он приближался, и она с замиранием сердца узнала в нем гибкого широкоплечего человека, с которым и не надеялась больше встретиться.

Рейф!

Она терялась в догадках, отчего он вернулся, тем не менее остановила фургон и стала ждать. Он не произнес ни слова, пока привязывал своего коня к задку повозки и садился на козлы, чтобы править упряжкой. Она позволила ему поступать по-своему. Но когда он свернул с дороги, ведущей в Пуэбло, она запротестовала:

— Рейф Гентри! Что происходит? Эта дорога не на Пуэбло.

— Мы не поедем в Пуэбло.

Она попыталась вырвать вожжи из его рук, но безрезультатно.

— Вы сумасшедший!

— Нет, я просто осторожен. До Каньон-Сити можно добраться и другим путем.

— Мы поедем прямо в Каньон-Сити.

—Мы?

Он бросил на нее взгляд, от которого по спине у нее побежали мурашки.

— Что вы здесь делаете? Я думала, что никогда больше не увижу вас.

— Кто такие Кент и Чандлер? — спросил он без всякого вступления.

У Анджелы перехватило дыхание.

— Кент и Чандлер? Откуда вы?.. Кто вам рассказал?

— Я подслушал интересный разговор в салуне сегодня утром. Собеседников звали Кент и Чандлер. Полагаю, вы их знаете.

Анджела побледнела.

— Они в Пуэбло? Уже? Ах нет! Как вы узнали о них?

— Говорю же, я услышал их разговор. Я не обратил бы на них никакого внимания, если бы они однажды не назвали ваше имя. Они толковали о золотоносном прииске. Я вспомнил, как вы говорили преподобному Конраду, что намерены незамедлительно добраться до «Золотого ангела». Вы могли бы начать сначала и рассказать все мне.

Немного поколебавшись, Анджела глубоко вздохнула и проговорила:

— Десмонд Кент — мой отчим, а Энсон Чандлер — тот, за кого он хочет выдать меня замуж. Десмонд совершенно не интересовался моей жизнью до тех пор, пока не узнал, что мой родной отец умер и оставил мне половину доходов своего золотоносного прииска. Тогда он привел в дом Энсона Чандлера и заявил, что я должна выйти за него. Был назначен день свадьбы, но у меня не было никакого желания связываться с этим проходимцем. — А что же ваша мать?

— Она ушла за месяц до того, как я получила сообщение о смерти отца. Я не видела отца с тех пор, как мне было десять лет, но мы постоянно переписывались. Мама разошлась с ним много лет назад и переехала в Топику. Через несколько лет она вышла за Десмонда. Я сразу же невзлюбила его.

— Значит, вы уехали тайком. Вы, наверное, сочинили какую-то историю, чтобы заставить Конрадов взять вас с собой.

— Им был нужен кто-то для исполнения гимнов, а я умею. Я солгала им, что отчим благословил меня.

— Насчет жениха в Пуэбло вы все придумали, да?

— Да. Иначе преподобный Конрад не разрешил бы мне остаться в Пуэбло после окончания их поездки. Конрады хотели вернуться домой, в Топику. Я заверила их, что мы с женихом обвенчаемся в Пуэбло и вместе поедем на прииск.

— Неужели вам не пришло в голову, что Кент и Чандлер поедут за вами?

— Я надеялась, что они не поедут, но они оказались слишком жадными.

Рейф покачал головой.

— Знаете, что я скажу вам, леди? Вы попросту сумасшедшая! С чего вы взяли, что в одиночку доберетесь до отцовского прииска? Вы до того невинны, что даже противно. Вы понятия не имеете о том, какие опасности подстерегают одинокую женщину на дорогах. Вы уже попробовали этого в Гарден-Сити; это должно было бы послужить вам предостережением.

— Не могла же я оставаться в Топике и выйти за Энсона Чандлера, — возразила Анджела. — Я знала только, что в тех краях мой дом, нужно лишь добраться до него. Преподобного Конрада мне просто Бог послал. Я решила, что от Пуэбло добраться до прииска совсем просто. Отец писал, что Каньон-Сити всего в тридцати милях от города, в каньоне Красной Скалы. Я подумала, что доберусь туда за два дня.

— Это если повезет. А если на вас нападут индейцы или разбойники?

Анджела понимала, что Рейф прав, но не разрешала себе думать о таких вещах. Уезжая из Топики, она и понятия не имела, что все так обернется. Если бы не непредвиденные обстоятельства, она добралась бы до Пуэбло с Конрадами, а не с каким-то неизвестным мужчиной, который теперь считался ее мужем.

— Когда я уезжала из Топики, Конрады планировали читать проповеди на всем пути до Пуэбло. Не имеет значения, что все получилось не так. Расстояние между Каньон-Сити и Пуэбло не такое большое, чтобы я не сумела добраться туда в одиночку.

— А что вы собирались сказать преподобному, когда вашего жениха не оказалось бы в Пуэбло?

Анджела пожала плечами:

— Что он опаздывает.

— А что вы намеревались делать, Ангел, если бы вас нашли отчим и жених?

— Он не жених мне! — сердито запротестовала Анджела. — И не называйте меня Ангелом.

— Почему же? Вам идет.

В письмах отец всегда называл ее Ангелом. Это было ласкательное прозвище. И слышать, как оно срывается с губ другого человека, казалось Анджеле невыносимым.

— Я предпочитаю, чтобы меня называли Анджелой, — сухо сказала она.

Рейф усмехнулся:

— А я предпочитаю звать вас Ангелом.

Она подавила вздох и отложила этот разговор до лучших времен.

— А как вы думаете, Десмонд и Энсон прекратят преследование, если я не появлюсь в Пуэбло?

— Вряд ли. Они не похожи на людей, которые с легкостью отступаются от своих планов. И оба мне сильно не понравились. А я неплохо разбираюсь в людях. Если вы не появитесь через пару дней, они телеграфируют в Ордуэй, чтобы узнать, что вас задержало.

— Так я и знала, что надеяться мне не на что, — вырвалось у Анджелы. — Спасибо за предупреждение. Теперь, если хотите, можете уезжать.

Рейф бросил на нее недовольный взгляд.

— Пожалуй, я составлю вам компанию.

Три-четыре дня в обществе Рейфа? Это пугало ее. К этому человеку ее притягивало что-то помимо ее воли. И это вызывало у нее страх. Она понятия не имела о том, кто такой этот Рейф.

— Я пойду поищу место для стоянки, — сказал Рейф, потому что небо начинало темнеть, а тени под деревьями сгустились. — Лошади устали. Над горами собирается буря, и мне не хочется, чтобы она настигла нас в дороге.

— А как же Десмонд и Энсон?

— Здесь есть много мест, где можно укрыться. Остановимся в первом же попавшемся. Думаю, что день-другой нам не стоит их опасаться.

Говоря по правде, Анджела гораздо больше боялась остаться наедине с Рейфом, чем попасть в лапы к отчиму. Она же вся изведется за это время! Слишком уж ей пришлись по вкусу его поцелуи. И если она не поостережется… Ах, бог знает, что может случиться!

Они разбили лагерь в укромном местечке на склоне холма. Его со всех сторон окружал густой лес; нависшие ветви скрывали от чужих глаз.

— Я хотела купить в Пуэбло припасов, — оправдывалась, Анжела, выходя из фургона. — У меня ничего нет, кроме фасоли и кукурузного хлеба, — В этих краях много дичи. Разведите костер и достаньте хлеб. Я позабочусь о лошадях и добуду свежего мяса нам на ужин.

Рейф вернулся через полчаса, неся двух упитанных кроликов. Он освежевал их, насадил на вертел и повесил над огнем поджариваться.

— Как вкусно пахнет кофе, — облизнулся он. — Если вам захочется умыться, неподалеку течет горный ручей. Вы легко найдете дорогу по моим зарубкам. Ступайте, пока не стемнело, а я пригляжу за ужином.

Анджела взяла полотенце и отправилась к ручью. Она легко отыскала его и быстро умылась в ледяной воде. Когда она вернулась, Рейф сидел на камне и пил кофе. Он налил кофе во вторую кружку и протянул ей. По телу разлилось приятное тепло.

Внезапно тишину разорвал мощный удар грома, сверкнула молния. Сильный ветер согнул деревья и осыпал их искрами от костра.

— Этого-то я и опасался, — произнес Рейф, прислушиваясь к шуму грозы. — Отнесите еду в фургон и зажгите фонарь. Я потушу костер и приду. Да поторопитесь! — прикрикнул он на девушку.

Первые капли дождя окропили землю.

Они успели укрыться в фургоне до начала ливня. Устроившись на кровати, они разложили на коленях остатки пиршества.

— Надеюсь, Ангел, вы не заставите меня спать на полу? — насмешливо поинтересовался Рейф.

Он думал о предстоящей ночи. Нелегко ему придется. Пожалуй, это самое тяжелое испытание в его жизни — спать рядом с желанной женщиной и не тронуть ее. Не разбойник же он, в конце-то концов. Если она не захочет…

— Может, дождь скоро кончится, и вы сможете переночевать снаружи, — с надеждой произнесла Анджела. — Фургон маленький, и я думаю, что нам не…

— Давайте укладываться, Ангел, — перебил Рейф. Она испуганно уставилась на него, словно увидев змея-искусителя во плоти.

Глава 4

Рейф догадывался, о чем думает Анджела, потому что и сам желал того же. С сожалением вздохнув, он отогнал от себя греховные помыслы.

— Не волнуйтесь. Я не прикоснусь к вам, пока вы этого не захотите.

Ее щеки медленно розовели.

— Я… я не волнуюсь. — Она порылась в ящике и протянула ему два скатанных одеяла и подушку. — Ничего лучшего предложить не могу. На полу хватит места, вы сможете даже вытянуть ноги.

Рейф посмотрел на скатку, потом на койку, на которой вполне хватило бы места для двоих, и нахмурился.

— Можно было бы вдвоем устроиться на койке. Анджела изумленно подняла брови.

— Я так не думаю. Хватит и скатки.

Тихонько чертыхаясь, Рейф постелил себе на полу и начал раздеваться.

— Что вы делаете?

— Я не имею привычки спать одетым. Вам тоже лучше переодеться на ночь.

Он сбросил рубашку и принялся расстегивать пуговицы па своих рыжевато-коричневых твидовых брюках. Анджела вспыхнула и стыдливо отвернулась. Нарочито неторопливо Рейф снял брюки и, оставшись в белье, улегся между двумя ялами.

— Я укрылся, — сообщил он, глядя на прямую как палка спину Анджелы. — Теперь можете оглянуться.

Анджела медленно повернулась и с облегчением вздохнула. Вздох этот был настолько ненатуральным, что Рейф насмешливо фыркнул.

— Вы собираетесь раздеться?

— Мне и так хорошо, — ответила она, садясь на край койки, чтобы снять чулки и башмаки.

— Я отвернусь, так что можете не стесняться, — великодушно предложил Рейф. Анджела замерла в нерешительности, и он ехидно поинтересовался: — Вы мне не верите?

— Я бы, пожалуй, рискнула. Обещаете не смотреть?

— Даю честное слово.

— Хорошо, тогда отвернитесь.

Рейф отвернулся. Он услышал шорох одежды и почувствовал, как напрягается его плоть. Он вспомнил другую ночь, соблазнительный силуэт полураздетой Анджелы, отчетливо видный на стенке фургона, и подавил стон, безуспешно стараясь думать о чем-нибудь другом. Услышав, как она скользнула в постель, он прерывисто вздохнул и перевернулся на живот. Кажется, ночь предстоит бессонная.

Дождь без устали барабанил по крыше фургона. Гремел гром, сверкали молнии. Когда пасмурный серый рассвет прогнал ночную тьму, ливень все еще продолжался. Рейф натянул одежду и надел шляпу. Анджела все еще спала, когда он тихонько вышел из фургона. Вечером он сунул свои седельные сумки под фургон и теперь нагнулся, чтобы вынуть оттуда свой непромокаемый плащ. Потом отважился выйти под дождь.

Под ногами зачавкала грязь, и Рейф выругался. Ему вовсе не улыбалось застрять в жидком месиве, доходившем до щиколотки. Он умылся в ручье и вернулся к фургону. К этому времени Анджела уже встала и собирала завтрак из остатков вчерашнего ужина.

— Там чертов… прошу прощения, зверски противно, — отдуваясь, произнес Рейф, снимая шляпу и плащ и влезая внутрь.

Его крупное тело казалось слишком большим для такого маленького фургона. Анджела все еще побаивалась его, хотя этой ночью он вел себя как джентльмен. У него была возможность взять ее силой, но он этого не сделал.

— Вы голодны? От ужина кое-что осталось. Подкрепитесь, — сказала она, накидывая на голову шаль и собираясь выйти под дождь. — Я скоро вернусь.

Сидя на своей скатке, Рейф с довольным видом жевал холодное мясо и хлеб. Анджела вернулась. Ее юбка и башмаки промокли насквозь. Снимая шаль, она поскользнулась и упала прямо на колени Рейфу. Он подхватил ее.

— Вы замерзли?

Анджела вздрогнула, но совсем не от холода. В объятиях Рейфа она чувствовала себя неуютно. Она смотрела на него сквозь мокрые от дождя ресницы.

— Вас хоть выжимай, — заметил Рейф, — Снимите мокрую одежду, а то простудитесь.

Он ловко расстегнул пуговицы на ее блузке, прежде чем она поняла, что происходит, затем стянул блузку и развязал се пояс. Анджела ахнула, но было уже слишком поздно. Блузка полетела в угол.

— Теперь юбку, — скомандовал Рейф. Он вынул из своей скатки одеяло и закутал Анджелу, притянув ее к себе и покачивая как ребенка, пока она не перестала дрожать. — Гак лучше?

— Вы не имеете права, — пробормотала она, уткнувшись носом в его теплую грудь.

В ответ насмешливо прозвучало:

— Я, наверное, единственный мужчина, который имеет па это право.

— Теперь можете отпустить меня. Я уже согрелась.

— Ни за что на свете, Ангел. Я очень давно хочу вот так обнимать вас. Успокойтесь, я же сказал, что не сделаю ничего плохого.

— Я не хочу, чтобы меня держали.

— Ясное дело. — Рейф понимающе улыбнулся. — Вам хочется, чтобы вас поцеловали.

Их губы слились. Долгий, крепкий и обжигающий поцелуй заставил ее затрепетать от страсти. Когда он наконец отпустил ее, она почувствовала, что хочет его.

Сердце у нее бешено колотилось. Она слабо пискнула, но его губы властно заставили ее замолчать. Рейф медленно провел ладонью по ее ногам, осторожно разводя их. Она попробовала вырваться, но тут же безвольно обмякла в его объятиях. Он переместился выше, нежно лаская шелковую кожу бедер. Его губы жадно скользили по ее губам, их вкус напоминал дождь и треск молнии.

Ее тело охватил пожар желания. Чувственность, о которой Анджела даже не подозревала, закипела в ней. Ее плоть горела огнем, а чресла увлажнились. Нужно немедленно прекратить это безумие, иначе рассудок покинет ее.

Губы Рейфа скользнули к шее, теперь он ласкал ртом голубоватую жилку на ее шее. Анджела собрала все силы и отвернулась, когда он захотел снова завладеть ее губами. Рейф, не смущаясь этим, откинул одеяло, сдернул с нее сорочку и прижался жаркими губами к ее груди.

— Рейф! Вы же обещали!

— Я хочу тебя. Ангел. Я хочу любить тебя.

— Нет. Я… так не могу. Я вас не знаю. Когда вы уедете, я никогда больше вас не увижу. Лучше нам обоим забыть о нашем… необычном браке, и пусть каждый живет своей жизнью. Пожалуйста, не делайте этого. Я надеюсь, что когда-нибудь выйду за того, кто полюбит меня.

Что-то дрогнуло в глубине его стальных глаз, и он отпустил ее. Анджела почувствовала, что он не на шутку разозлен. Она неуверенно встала, настороженно глядя на него, и обрадовалась, когда он не стал ее удерживать. Прежде чем выйти из тесного фургона, он помедлил и провел шершавой ладонью по ее щеке.

В его голосе сквозила нежность.

— Я надеюсь, что ты найдешь такого человека, Ангел.

Она слышала, как он ходил вокруг фургона, запрягая лошадей. Сама она, двигаясь медленно и вяло, точно сомнамбула, стала наводить порядок внутри. Анджела впервые вкусила от запретного плода страсти и осталась, охваченная желанием и неудовлетворенная. Воспитанная в строгости, она и понятия не имела, чего именно ей хочется. Но безошибочный женский инстинкт подсказывал, что Рейф Гентри знает и с удовольствием даст ей желаемое.

В тот день они миновали Пуэбло и начали последний этап своего путешествия, которое должно было закончиться в Каньон-Сити. Предгорья уступили место скалистым горам, перемежающимся глубокими каньонами. Они ехали по безлюдной каменистой тропе, окруженной холмами и густым лесом. День клонился к вечеру, и Анджеле стало ясно, что им придется провести вдвоем еще одну ночь. И это ее беспокоило.

— Что вы собираетесь делать, когда мы доберемся до Каньон-Сити, Рейф? — спросила Анджела, нарушив тяжелое молчание.

Рейф пожал плечами.

— Наверное, поеду дальше. Мир велик. Во время войны я повидал все, что мне хотелось, на юге и на востоке. Думаю двинуться на запад. По крайней мере до будущего года, пока не наступит время встретиться с братьями.

— У вас есть братья?

— Двое. Джесс и Сэм.

— А родители ваши живы?

— Отец погиб в самом начале войны. Мать умерла три года назад. Больше у меня никого нет.

— А что за люди ваши братья? Я всегда жалела, что у меня нет ни братьев, ни сестер.

— Мои братья — хорошие люди. Джесс — врач.

— Где они сейчас?

Рейф и сам хотел бы это знать.

— Вы задаете слишком много вопросов. Давайте лучше поищем место для стоянки. Можно расположиться вон там, под уступом. Я не вижу поблизости никакого источника, но у нас хватит воды.

— Вы уверены, что мы не доберемся до Каньон-Сити засветло?

— Я бы предпочел заблудиться в каком-нибудь более безопасном краю.

Раздался тоскливый, леденящий душу вой, и Анджела испуганно придвинулась поближе к Рейфу.

— Это волк?

— В этих горах полно диких зверей. Волков, медведей, горных львов, и это еще не все.

Он почувствовал, как она задрожала, и снова удивился такой неосведомленности. Она и понятия не имела, что ей предстоит, когда уезжала из Топики.

— Лучше не отходите ночью от фургона. По вою слышно, что волки голодные. Я буду поддерживать костер, чтобы отпугивать их.

— Я не боюсь. Я жила здесь до десяти лет и не помню, чтобы звери кого-то растерзали. Я люблю горы и всегда мечтала, что когда-нибудь вернусь сюда. Только надеялась, вернувшись, застать отца в живых.

— Если повезет, мы будем в Каньон-Сити завтра, — прикинул Рейф. — А как умер ваш отец?

— Мне сказали, что произошел несчастный случай. Но я в это не верю. В последнем письме он намекал на то, что с ним может случиться беда. Если так оно и будет, он просил не доверять его партнеру.

— Вы считаете, что вашего отца убили?

— Да. Вскоре после того как пришло сообщение о смерти отца, мне написал Брейди Бакстер, его компаньон. Бак-стер писал, что «Золотой ангел» выработан, и предлагал купить мою долю по очень высокой цене. Если прииск ничего не дает, почему он переплачивал?

Рейф покачал головой.

— Вы действительно сумасшедшая, Ангел. Не со всем, что случается в жизни, можно разобраться с наскока. Вы хотите обвинить человека в убийстве, не имея на то доказательств.

— Я никого не обвиняю в убийстве… пока что. Я подожду судить, пока сама не увижу, что к чему. В Каньон-Сити есть адвокат, которому отец доверял. Возможно, он мне что-нибудь расскажет.

— Ничего мне больше не говорите, — вдруг закрылся Рейф. — Это меня не касается. У меня свои заботы.

Они подъехали к скале, и он завел фургон в укрытие.

— Вы можете побыть здесь, пока я раздобуду нам ужин? — спросил Рейф, помогая Анджеле сойти.

— Со мной ничего не случится, — возразила девушка. — Уже темнеет, не забывайте про волков.

Оставшись одна, Анджела предалась размышлениям о Рейфе. Она с самого начала поняла, что он в бегах. Но от кого он бежит? От закона? Не убийца ли он? Девушка немедленно отмела эту мысль. Может быть, его разыскивают за какое-то другое преступление. Но что ей до него? Она не станет тревожиться из-за человека с таким темным прошлым.

Вскоре Рейф вернулся с двумя тощими птицами, обитательницами прерий, которых они зажарили и тут же съели. Анджела вымыла посуду и нервно посмотрела на Рейфа.

— Наверное, я пойду лягу. Спокойной ночи.

Его серебряные глаза потемнели, подернувшись серой дымкой желания.

— Значит, сегодня вы не приглашаете меня переночевать в фургоне?

— Разумеется, нет, — обиженно отозвалась Анджела.

— Вы мне не доверяете?

Она резко обернулась и встретилась с ним взглядом.

— После вчерашней ночи я не доверяю даже самой себе. Вы опасный человек, Рейф Гентри. Вы умело носите револьверы и, кажется, неплохо умеете стрелять. Кто вы такой? Вы говорили о войне. Вы сражались на стороне Севера или Юга?

— Это имеет значение? Девушка пожала плечами.

— Не особенно.

— Моя семья из Теннесси. Мои братья и я сражались на стороне проигравших. В Канзасе нас не особенно жалуют.

— Вы бежите от закона?

— Я не совершал никаких преступлений, — уклончиво ответил Рейф. — Вы задаете слишком много вопросов.

— Вы не забыли, что я ваша жена? — лукаво проговорила она.

— Я-то не забыл, но боюсь, что вы забыли. Анджела фыркнула.

— Дело зашло слишком далеко. Мы оба знаем, что наш брак — комедия. Сегодня ночью между нами не произойдет ничего… И никогда не произойдет. Я благодарна вам за то, что вы предупредили меня об опасности.

— Вы решительная леди, — одобрил Рейф. — Должно быть, ваша вера действительно сильна, коль скоро она дает вам такую уверенность.

— Вера — дело личное. Вероятно, у вас ее маловато.

— Я верю только в свой револьвер и свои мозги. Две эти вещи спасали меня на войне.

— Я так и не спросила — ждет ли вас в Канзасе какая-нибудь женщина?

Рейф скривился.

— Никто меня не ждет, но женщины у меня там были. Мужчина не может дожить до двадцати восьми лет, оставаясь девственником.

— Не рассчитывайте, что сможете прибавить меня к вашему списку, — надулась Анджела.

Рейф смотрел, как она шагает к фургону, и улыбка Играла на его губах.

Он угрюмо глядел в огонь, прислушиваясь к тоскливым завываниям волка. Его мысли были заняты женщиной, которая считает, что может самостоятельно прожить в мире мужчин. Наверное, это самая наивная из женщин. Отчим и жених гонятся за ней по пятам, да еще — отцовский компаньон может оказаться убийцей. Только дурочка — или женщина со строгими убеждениями — может считать себя непобедимой.

Впрочем, трудности Анджелы его не касаются. Еще немного — и он увязнет в ее проблемах, а оставаться на одном месте для него смерти подобно. Если вскоре появятся объявления о его розыске, он должен на шаг опережать полицию.

Волк перестал выть, и тишина сомкнулась вокруг Рейфа, точно удушающая завеса. И тут он услышал пение. Ее голос летел сквозь тьму, словно вознося его на небеса. Она пела гимн, который он помнил со времен своей юности. На несколько минут Рейфа охватило ощущение блаженного покоя.

Пение внезапно прекратилось. Тьма сгустилась, и раздался заунывный волчий вой. Его подхватил второй, потом третий. Рейф подбросил сучьев в костер и стал ждать рассвета. Он бы предпочел провести эту ночь в постели Анджелы, а точнее — в одном сладком теплом местечке у нее внутри.

Фургон въехал в Каньон-Сити к вечеру следующего дня.

— Вы знаете дорогу на прииск? — спросил Рейф, ловко лавируя между прочими повозками, тащившимися по грязной главной улице.

— Я знаю, что он где-то на дороге каньона Красной Скалы, неподалеку от Каньон-Сити. Наверное, лучше спросить у кого-нибудь.

— Где вы собираетесь жить, когда приедете туда?

— Отец построил домик. Теперь он мой. У Брейди Бакстера есть свой. Понятия не имею, в каком состоянии я его найду, но думаю, что все устроится.

— Я остановлюсь у главной лавки, чтобы вы могли купить все, что потребуется до следующей поездки в город. И разузнаю, куда ехать. У вас есть деньги?

— Мне хватит, чтобы купить все необходимое. Судя по словам мистера Гудмена, отцовского адвоката, в здешнем банке лежит какая-то сумма на мое имя.

Рейф остановился перед главной лавкой и спустил Анджелу на деревянный тротуар.

— Пусть ваши покупки сложат в фургон. Я скоро вернусь. Он подождал, пока Анджела войдет в магазин, и пошел по улице. Над заведением цирюльника заметил вывеску адвоката Гудмена. Нужно будет сказать об этом Анджеле. Потом он увидел контору химика-лаборанта и решил, что там вполне можно узнать, как добраться до «Золотого ангела».

Он подождал, пока стоявший перед ним человек закончит свои дела, и подошел к столу.

— Могу я помочь вам, сэр? — осведомился лаборант.

— Надеюсь. Вы можете сказать, как доехать до прииска «Золотой ангел»?

Лаборант взглянул на Рейфа из-под полуопущенных век.

— «Золотой ангел», говорите? У вас там дело?

— Я друг владельца.

— Брейди Бакстера?

— Нет, другого владельца.

— Если вы говорите о Саймоне Эбботе, то он умер несколько недель назад. Ужасный несчастный случай.

Терпение Рейфа готово было лопнуть.

— Скажите же мне, как добраться до прииска. Химик обиделся.

— Я просто хотел проявить вежливость. На выезде из города держите к северу. Вы увидите дорогу, которая ведет в горы. Поезжайте по первому проселку направо от большака и попадете прямо на прииск. А Бакстер знает, что вы приезжаете?

— Не знаю и не хочу знать, — ответил Рейф, направляясь к выходу. — Да, кстати, — вспомнил он, останавливаясь и кладя руку на дверную ручку, — вы, случайно, не знаете, что стряслось с Саймоном?

— Конечно, знаю, мистер. У колеса слетела ось, и его фургон на полном ходу сорвался в пропасть. Трагедия. Ужасная трагедия.

— А вы что-нибудь слышали насчет того, что жила иссякла?

— Иссякла? Это для меня новость, сэр.

Рейф вышел из конторы в полном смятении. Очевидно, Брейди Бакстер пытается обвести Анджелу вокруг пальца. Негодяю, судя по всему, и в голову не пришло, что она может не поверить. Ну что ж, Бакстера ждет хорошенький сюрприз.

Анджела посмотрела на гору продуктов, лежащих на прилавке, и решила, что их хватит дней на десять. Поразмыслив, она добавила еще пистолет и пули.

— Вот так, мистер Дули, — улыбнулась она. Она уже представилась владельцу лавки и узнала его имя. — Подсчитайте все вместе. И будьте так добры, отнесите покупки в мой фургон.

— Просто поверить не могу, что дочка Саймона Эббота здесь, — сказал Дули, улыбаясь девушке в ответ. — Да ведь я отлично помню вашу маму, девочка. Как ей здесь было не по душе! Никак не могла дождаться, когда можно будет вернуться на восток. Жаль вашего папашу. Он так любил вас, хотя и не видел много лет. Ах, какое счастье… Будь жив Эббот, он бы с ума сошел от радости. А вы надолго приехали, мисс Эббот?

— Я еще не решила, — ответила Анджела, хотя в глубине не знала, что никогда не вернется в Топику. Там ей нечего делать.

Анджела оплатила покупки и ждала, пока Дули погрузит их в фургон. Потом она уселась на сиденье и стала ждать.

— Вовремя ты появилась, Анджела. Мы ждали тебя в Пуэбло. Что случилось?

Этот голос! Нет, нет! Как они могли оказаться здесь так быстро?

— Что случилось? Ты что, язык проглотила? Ты ведь ждала нас, верно? Чандлер здорово рассердился на тебя.

Анджела с отвращением уставилась на своих преследователей, словно на две ядовитые змеи.

— Что вы здесь делаете? Вперед выступил Чандлер.

— Вы бросили меня прямо перед алтарем, Анджела. Я был унижен, мягко говоря. Но теперь я здесь, и существует мировой судья, который нас и обвенчает. Мы поедем на прииск как муж и жена и выведем Брейди Бакстера на чистую воду.

— Я не выйду за вас замуж, Энсон, — резко заявила Анджела. — Вы напрасно ехали сюда. Советую вам вернуться в Канзас.

Лицо Чандлера исказила злобная гримаса.

— Я слишком далеко заехал, чтобы меня можно было отбросить. Вы сделаете так, как хочет ваш опекун. Скажите ей, Кент.

— Чандлер прав, дорогуша. Этот брак пойдет тебе на пользу. Тебе нужна твердая рука, а Чандлер не станет терпеть твои глупые выходки.

Кент потянул Анджелу за руку. Чандлер помог ему, и объединенными усилиями они стащили ее на землю.

— Идите спокойно, Анджела, — угрожающе проговорил Чандлер. — Не стоит привлекать к себе всеобщее внимание.

Анджела упиралась изо всех сил.

— Я никуда с вами не пойду.

Кент грубо встряхнул ее. Она продолжала упираться, и тогда он ударил ее и швырнул прямо на Чандлера. Тот поймал ее и понес.

Рейф бодро шагал к фургону, обдумывая слова лаборанта. Если «Золотой ангел» по-прежнему приносит доход, значит, Брейди Бакстер соврал Анджеле. Очевидно, он никак не предполагал, что она лично заявится в Колорадо, чтобы вступить в права наследства. Он, наверное, решил, что она похожа на свою матушку, которая питала отвращение к диким местам. Если Бакстер так считает, значит, он не знает Ангела.

Внезапно Рейф остановился, похолодел, увидев, что Ангел в руках Энсона Чандлера. Рядом с негодяем стоит Десмонд Кент. Рейф ринулся выручать девушку. Сначала схватил отчима за грудки и дал ему в нос.

Удар был жестокий. Кент рухнул, и из носа у него брызнула кровь.

— Отпустите ее! — потребовал Рейф, угрожающе приблизившись к Чандлеру.

— Кто вы такой, черт побери? — спросил тот, ставя Анджелу на ноги и пятясь.

— Сейчас узнаешь!

Прижав к носу платок, Кент неуверенно поднялся на ноги.

— Видите ли, мистер, это не ваше дело. Я не знаю, откуда вы знаете мою падчерицу, но ваше знакомство сейчас прекратится. Мистер Чандлер — ее жених. Она так обрадовалась встрече с ним, что упала в обморок. Они направляются к мировому судье, чтобы вступить в брак. Если вы не отойдете, я обращусь в полицию.

Рейф сдвинул шляпу, на затылок и бросил на Кента взгляд, от которого могло бы скиснуть молоко. Потом протянул руку Анджеле.

— Пошли, Ангел.

Обойдя Кента и Чандлера, Анджела медленно направилась к Рейфу.

— Я — законный опекун Анджелы! — визгливо выкрикнул Кент. — Вы не имеете права вмешиваться. Я устроил для нее хороший брак и не позволю, чтобы этому помешал какой-то бездельник. Энсон Чандлер обращался с моей падчерицей крайне терпеливо. Пора ей стать взрослой и делать то, что требуется.

Рейф бросил на Анджелу загадочный взгляд.

— С вами все в порядке? Анджела кивнула.

Его губы сжались, когда он увидел огромный синяк, расплывающийся по ее скуле.

— Кто вас ударил?

— Не важно. — Она потянула его за руку. — Уведите меня отсюда. Скорее!

Рейф не шелохнулся.

— Отвечайте, Ангел. Она вздохнула.

— Десмонд.

Рейф круто повернулся к Кенту, лицо его исказилось от ярости.

— Если вы еще когда-нибудь прикоснетесь к Ангелу, я лично размажу вас по стенке. Ясно?

— Черт бы вас побрал! Да кто вы такой? Почему угрожаете мне?

— Разрешите представиться. Я — муж Ангела. Преподобный Конрад обвенчал нас в Ордуэе.

— Вы врете! — закричал Чандлер. — Кто вы такой?

— Моя фамилия Гентри. Рейф Гентри. Если не верите, что мы женаты, спросите у Ангела.

— Что все это значит, Анджела? — прошипел Кент. — Я знаю тебя, ты никогда бы не вышла за простого ковбоя.

— Наверное, вам только кажется, что вы меня знаете, — заявила Анджела. — Рейф не лжет. Мы действительно женаты, и у нас есть документ, подтверждающий это. Покажи ему, Рейф.

Рейф порылся в кармане своей куртки, вытащил оттуда сложенный лист бумаги и протянул его Кенту.

— Это незаконно! — заорал Кент, швырнув бумагу в лицо Рейфу. — Я этому не верю. Анджела обещана Энсону Чандлеру, и, клянусь, она выйдет за него!

— Только через мой труп!

— Может, мы сумеем все уладить, — проговорил Кент с намеком.

— Вы не мужчина, — бросил Рейф с презрительным спокойствием. — Извините, но нам нужно поискать ночлег. Слишком поздно сейчас пускаться в путь.

— А где преподобный Конрад? — задиристо поинтересовался Кент.

— На пути в Топику, — ответил Рейф.

— Вы от меня так дешево не отделаетесь, Гентри. Если вы венчались в Ордуэе, не так уж трудно будет выяснить ваше прошлое.

— Как хотите, Кент. Мы с Анджелой муж и жена, и с этим ничего не поделаешь. Возвращайтесь домой и оставьте Анджелу в покое.

И, взяв девушку под руку, он повел ее к фургону. Задыхаясь от бессильной ярости, Кент смотрел им вслед.

— Ты им веришь? — спросил Чандлер. Кент разразился потоком брани.

— Сам не знаю, но будьте уверены, я все разузнаю. Вы останетесь здесь и станете следить за ними, пока я съезжу в Ордуэй. В тех краях кто-нибудь да расскажет мне все, что надо. Думаю, мы обойдемся без этого священника.

— Следить за этой парочкой — нелегкая задача, — проворчал Чандлер. — Он присвоил то, что должно быть моим но праву. Анджела еще заплатит мне за свою грязную шутку.

— Я все разузнаю, Чандлер, и обещаю вам, что вы получите Анджелу, а ее деньги мы поделим пополам. А если сумеем избавиться от Брейди Бакстера, то нам достанется все.

Два негодяя пожали друг другу руки и расстались.

— Зачем нам в гостиницу? — встревожилась Анджела, когда Рейф уводил ее от наемной конюшни, где они оставили на ночь фургон и лошадей.

— Мы не знаем дороги, а уже темнеет. Поедем завтра рано утром.

— Прекрасно, только возьмите две комнаты.

— Это плохая мысль, Ангел.

— Почему же?

— Потому что за нами по пятам идет ваш бывший жених. Если мы станем ночевать в разных комнатах, он заподозрит неладное. Придется вам потерпеть меня одну ночь.

У Анджелы неприятно засосало под ложечкой. Сколько еще она сумеет выдержать общество Рейфа? Этот человек заставлял ее сомневаться в себе, мучиться и переживать. Конечно, она благодарна ему за спасение, и все-таки…

Рейф снял номер и подписал квитанцию, а Анджела с ума сходила от беспокойства. Когда Рейф отпер дверь в их номер, ее охватила паника. Потом она бросила испуганный взгляд на кровать, и ей захотелось убежать.

Неужели сегодня ночью она разделит с ним ложе?

Глава 5

Рейф поставил на пол свои седельные сумки и маленькую ковровую сумку Анджелы.

— Я заметил на этой улице цирюльню и банное заведение. — Он поскреб пятерней заросший подбородок. — Хочу побриться, постричься и помыться. Полагаю, вам тоже хочется принять горячую ванну. Я велю приготовить ее, когда буду выходить. Заприте за мной дверь и не открывайте никому, кроме горничной или меня.

— Ванна — это замечательно, — мечтательно протянула Анджела, обрадовавшись, что Рейф позволяет ей вымыться одной.

— В гостинице есть столовая. Поедим, когда я вернусь.

— Не торопитесь, — улыбнулась Анджела, махнув ему рукой. — Я буду купаться долго.

Перекинув седельные сумки через плечо, Рейф вышел. Анджела заперла за ним дверь. Вскоре появились горничная и мальчик-слуга, они принесли ванну, горячую воду, мыло и банное полотенце. Заперев за ними дверь, девушка быстро разделась и погрузилась в воду, от которой шел пар. Какое блаженство! Первая ванна после того, как она выехала из Ордуэя.

Мыльные пузырьки щекотали нос, когда Анджела вымыла сначала тело, потом волосы. Ополоснувшись, она вытянулась, положив голову на край ванны. Нежные прикосновения мыль-пой воды к распаренной коже заставили ее вспомнить о ласках Рейфа.

Она вынула ногу из воды, потом, сама того не сознавая, провела рукой по внутренней части скользкого бедра, подражая движению Рейфа. Почувствовав приятное ощущение внизу живота, Анджела осмелев продолжала изучать свое тело дальше, теребя кольца волос, прикрывающих самое сокровенное место. С ее губ сорвался стон, но она тут же устыдилась собственной ^порочности и запретного наслаждения. Резко отвела руку. Как могла она, набожная девушка, даже подумать о самоудовлетворении, не говоря уже о попытках оного? Развратница. Она — развратница. Во всем этом виноват Рейф Гентри. Она ничего не знала о желании, о возбуждении, пока Рейф не пробудил ее дремлющую чувственность.

Анджела выбралась из остывшей воды, вытерлась и надела чистую сорочку, белую, наглухо застегивающуюся блузку с длинными рукавами и строгую коричневую юбку. Она не взяла с собой никаких нарядных платьев, потому что преподобный Конрад настаивал на простой и скромной одежде.

Анджела как раз расчесывала свои непослушные волосы, когда раздался стук в дверь.

— Кто там?

— Рейф. Откройте.

Она отперла дверь, и вошел Рейф, одетый в чистую льняную рубашку, штаны из буйволовой кожи и куртку. Многодневная щетина сбрита, волосы аккуратно подстрижены. Он был так хорош собой, что при виде его у нее просто дух захватило.

— Вы готовы пойти пообедать? — галантно спросил Рейф. Анджела пожалела, что у нее нет яркого платья, но Рейфу, кажется, понравился ее скромный наряд.

— Оставьте волосы распущенными, — попросил он.

— Я не успела сделать прическу.

— Так, как есть, очень хорошо. — Он предложил ей руку. — Пошли поедим. Я умираю с голоду.

В переполненном зале все же нашелся свободный столик. Рейф заказал бифштекс и жареный картофель. Анджела предпочла баранину с горошком. Обоим не хотелось разговаривать, они просто наслаждались вкусной едой. Анджела перешла к десерту, выбрав просто кофе, а Рейф занялся шоколадным кексом, высоким, как пик Пайка.

— Давайте пройдемся, — предложил он, когда они выходили из столовой. — Сейчас тепло, и ночь довольно светлая.

Обрадовавшись отсрочке, Анджела радостно согласилась. Ей вовсе не улыбалось провести целую ночь в одной комнате с Рейфом.

— Как думаете, что сейчас делает Энеон? — спросила она, боязливо оглянувшись через плечо.

И увидела его еще до того, как Рейф ответил: «Идет за нами».

— Я видел его в столовой, — добавил Рейф. — Он вышел имеете с нами. Не обращайте внимания.

Анджела кивнула. Ночь была удивительно хороша, и девушка с удовольствием вдыхала свежий горный воздух. Она вдруг поняла, что ужасно соскучилась по нему. Хорошо бы всю жизнь прожить в Колорадо.

— О чем вы думаете? — внезапно спросил Рейф.

— О том, как мне здесь нравится, — доверчиво ответила она. — Мне не терпится снова увидеть прииск. Я почти не помню его, но была там невероятно счастлива.

Она сдавленно пискнула, потому что Рейф увлек ее в тень и крепко обнял. Очарованная волшебством тихой ночи звездного неба, она растаяла в его объятиях, забыв обо всем на свете, кроме вкуса его губ. Он целовал и целовал ее, голова у нее пошла кругом. Отбросив все сомнения, она, отвечала на его поцелуи с внезапной страстью.

Рейф прервал поцелуй. Он задыхался. Бросив на нее огненный взгляд, он схватил ее за руку и потащил обратно к гостинице.

— Что вы делаете?

Ответ прозвучал нетерпеливо и грубо:

— Веду вас в наш номер. Я предпочитаю заниматься этим в постели.

Его слова дошли до ее рассудка, затуманенного чувственной дымкой. Анджела в панике отстранилась.

— Я… я не знаю, что на меня нашло.

— А вот я знаю, что войдет в вас, — заметил Рейф, грубо увлекая ее за собой. — Я.

Она было собралась упираться, но тут заметила Чандлера, который с острым интересом наблюдал за ними. И пошла рядом с Рейфом как послушная овечка. Не стоило наводить Чандлера на лишние подозрения. Но наедине она решила непременно высказать Рейфу все, что она думает о нем и его самоуправстве.

Буквально втащив ее в номер, Рейф запер дверь. Анджела прямо-таки кожей чувствовала его желание, и это ее пугало. Внезапно она ощутила себя совершенно беззащитной перед ним.

Рейф молча сорвал с себя рубашку и куртку. Потом потянулся к Анджеле. Тот поцелуй на улице вызвал в нем звериное желание. Ее тело обмякло, рот жадно раскрылся ему навстречу. Этого приглашения было вполне достаточно.

— Давай-ка освободим тебя от этих одежек. — Прерывисто дыша, он принялся расстегивать пуговицы у нее на блузке. — Я хочу, чтобы ты была голой, когда я возьму тебя в первый раз.

Анджела понемногу стала приходить в себя. Ей не хотелось того, чего так жаждал Рейф. Получив свое, он исчезнет, и она никогда больше его не увидит. А что, если он бросит ее с ребенком? Если она сейчас согласится, то никогда уже не сможет его забыть. Он навсегда останется в ее памяти, а она этого не вынесет.

Он успел снять с нее блузку и спустить сорочку До самого пояса, когда Анджела наконец смогла воспротивиться.

— Не надо, Рейф.

— Надо. Ты хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя.

— Нет… Я…

Слова замерли у нее на губах, потому что Рейф взял ее на руки и отнес на кровать. Потом лег рядом.

— Помнишь, как я ласкал тебя и целовал твои груди в тот день? — прошептал он ей на ухо. — Я хочу проделать то же самое… и еще много, много всякого.

Его рука забралась ей под юбку. Он усмехнулся, наклонил голову и впился в ее губы. Он целовал ее, пока голова у нее не закружилась. Когда он наконец отпустил ее, она прерывисто вздохнула и пролепетала:

— Рейф…

— Я не могу ни о чем думать, когда ты меня целуешь.

— А ты не думай, просто чувствуй.

Она с трепетом наблюдала, как он развязал ее нижнюю юбку, стянул ее вниз, и, онемев, вздрогнула, когда он снял с нее остатки одежды. Ей некогда было размышлять о грехе и стыде, потому что Рейф накрыл ее крепкую грудь ладонью и захватил губами сосок. Она вскрикнула, изогнувшись дугой. Его губы двинулись вниз, заставляя ее умирать от желания. Он стал ласкать губами ее живот. Анджела всхлипнула и беспокойно задвигалась. Она и понятия не имела, что на свете существует такое наслаждение.

— Ангел… Ангел, как ты красива, Боже мой.

Она услышала, как с тупым стуком упали на пол его сапоги; следом полетели брюки. Она крепко зажмурилась, не решаясь взглянуть на него. Если смотреть стыдно, то, может, можно потрогать? Она коснулась его груди и услышала, как он затаил дыхание. Под ее любопытными пальчиками напряглись и затвердели его соски. Осмелев, ее руки двинулись дальше, ощупывая заросли жестких волос, переходя к невообразимо широким плечам.

— Ты сводишь меня с ума, — хрипло пробормотал Рейф.

Его рука скользнула между ее ног, и ее глаза широко распахнулись. Она почти потеряла сознание, когда его пальцы раскрыли и стали ласкать самое чувствительное, самое сокровенное местечко. От того, что его рука ласкала ее там, а губы настойчиво теребили ее сосок, ей казалось, что ее кости тают.

Ее возбуждение все нарастало. Она ощущала вторжение всей душой. Большим пальцем он потрогал чувствительное местечко так, что она помимо своей воли стала извиваться. Она выгнулась навстречу его руке, чтобы его пальцы проникли глубже, корчилась рядом с ним, бесстыдно стонала, сотрясаемая наслаждением.

— Вот так, Ангел, пусть это случится, — отрывисто прошептал Рейф. — Ах, любовь моя, кто бы мог подумать, что в таком маленьком теле скрыто столько страсти?

Анджеле казалось, что она плывет среди звезд, судороги наслаждения сотрясали ее тело. Рассудок медленно возвращался к ней. Рейф наклонился над ней, его серебряные глаза возбужденно сверкали.

— Тебе понравилось?

— Я… что случилось?

— Ты в первый раз познала страсть. Существует еще большее наслаждение, Ангел, гораздо большее.

Анджела нахмурилась. Мать никогда не рассказывала ей о том, что происходит на супружеском ложе.

— Тебе было приятно? — спросила она.

— Мне нравится делать тебе приятное. Свое удовольствие я получу потом, когда войду в тебя. В первый раз тебе будет немного больно, потому что ты еще девушка, но всякий раз, когда мы станем ласкать друг друга, ты забудешь о боли.

— Ласкать друг друга? — Она подумала и покачала головой. — Но ты не любишь меня, и я тебя не люблю.

— Мужчины и женщины не всегда занимаются этим потому, что любят друг друга. Они делают это для собственного удовольствия.

Анджела села на кровати и стыдливо прикрылась краешком покрывала.

— Я не из таких.

— Тебе понравилось то, что я делал. И ей же богу, ведь мы женаты!

— Мы недолго будем женаты. Непристойно получать наслаждение от брака, в который ни один из нас не хотел вступать. Бы скрываетесь, Рейф, и я думаю, что жена вам сейчас ни к чему.

Анджела отвела глаза, ослепленная его великолепием. В могучем теле Рейфа не было ни грамма жира. Литые мышцы, узкая талия, длинные крепкие ноги. Когда он отвернулся и натянул брюки, она заметила, что ягодицы у него такие же твердые и крепкие, как грудь.

— Ты совершенно права, — согласился Рейф. — Жена — это обуза. Мне нечего ей предложить. У меня нет ни денег, ни крыши над головой. Я провожу вас до «Золотого ангела», а потом двинусь дальше.

И, полностью одевшись, он направился к двери.

— Куда вы идете?

— Ясное дело, никто из нас не уснет, если я останусь здесь на ночь. Спать в одной постели и не… Я просто не способен на такое. Я отлично высплюсь в конюшне. — Он подхватил с пола свои седельные сумки и перекинул их через плечо. — Увидимся завтра утром в столовой.

— Рейф. Я прошу прощения. Судьба сыграла с нами злую шутку. Нам ни в коем случае не следовало встречаться, тем более вступать в брак. Мне показалось, что необходимо спасти вашу жизнь, вот и все. Если бы я позволила вам любить себя, мы оба пожалели бы об этом.

— Говорите только за себя, Ангел. Я ни о чем не жалею. Но если вы твердо решили оставаться девственницей, желаю вам весело провести ночь одной. Хорошего сна.

От столь суровой отповеди сердце Анджелы сжалось. Она окликнула его:

— Рейф, подождите!

Он остановился на пороге и вопросительно оглянулся.

— Я… Нет, ничего. Не важно. Встретимся утром.

Он ушел. Странно опустошенная, Анджела вновь принялась размышлять. Что же с ней такое случилось? Она ни за что не стала бы вступать в связь только ради удовольствия, но позволила Рейфу целовать и ласкать себя. Ее мать считала наслаждение грехом, но Анджеле и в голову не приходило, что грешить так приятно.

Если бы она думала, что Рейф станет хорошим мужем и заботливым отцом, она позволила бы ему любить себя. Но к несчастью, он не годился для семейной жизни.

Рейф нашел в конюшне свободное стойло и улегся. Он завернулся в какую-то попону, найденную тут же, а под голову подложил своп сумки. Но сон бежал от него. Тело все еще горело от страсти. Подумать только, с тех пор как они повстречались, он ни разу не овладел ею.

Ангел носит его имя, но это еще не значит, что она ему принадлежит. Проклятие! Ему нечего предложить Ангелу. Даже своего доброго имени. Когда-нибудь она увидит объявления о розыске и узнает всю правду. И хорошо, что он опередил полицию. Меньше всего ему хотелось усложнять жизнь Ангелу.

Рейф проворочался с боку на бок всю ночь, пока серый рассвет не окрасил темное небо.

Они встретились утром в столовой. С удовольствием съев обильный завтрак, Рейф отправился за фургоном, а Анджела упаковала в ковровую сумку свой нехитрый багаж. Когда она вышла из гостиницы, Рейф уже ждал ее у обочины. Над городком занимался ясный день. С гор веяло легкой прохладой, а в безоблачном небе ярко сияло солнце.

Рейф усадил Анджелу и взялся за вожжи.

— Вам нет нужды ехать со мной, — сказала Анджела. — Я уверена, что сама найду дорогу до «Золотого ангела».

— Самое меньшее, что я могу сделать, это благополучно доставить вас туда. Вы напомнили вчера ночью, что спасли мне жизнь. Только неблагодарная скотина бросила бы вас на произвол судьбы. Я понимаю, вам страшно хочется избавиться от меня. Потерпите еще немного, и ваше желание исполнится.

Анджела закусила губу. Сарказм Рейфа заставил ее ощутить слабые угрызения совести.

— Рейф. Насчет вчерашнего. Мне очень жаль.

— Я уже слышал.

— Я хочу, чтобы вы поняли…

— Я все понял, Ангел. Даже больше, чем вы думаете. Ага, вот здесь нужно свернуть к прииску. Теперь уже близко.

Глаза Анджелы сверкнули.

— Да! Прошло много времени, но я узнаю эту дорогу. Я часто ездила здесь с отцом.

Фургон покачивался и поскрипывал. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь густую листву деревьев, создавали причудливый узор теней. Узкая каменистая дорога круто изгибалась над пропастью. Анджела упивалась величественными видами гор со снежно-белыми вершинами, темно-зелеными лесами и ясным синим небом. Голова у нее кружилась от восторга и счастливых воспоминаний.

— Вот он! — воскликнул Рейф, указывая на узкую тропу и указатель, на котором было написано «Золотой ангел».

Анджела подавила рыдание.

— Указатель все еще здесь! Я видела, как отец его ставил. Он всегда называл меня своим ангелом.

Рейф ловко направил лошадей вперед. В конце узкой аллеи виднелась разинутая пасть рудника. Там кипела работа. Рейф увидел четырех рабочих и пустую вагонетку, стоявшую на дороге, ведущей в недра. Насколько мог понять Рейф, работы на «Золотом ангеле» велись с размахом. Две крепкие хижины, построенные так, чтобы выдержать самые холодные зимы, стояли бок о бок, прислонившись к лесистому склону. Анджела смотрела на ту, которая когда-то была ее домом.

Пока Рейф оглядывал местность, от группы людей, стоявших у канатной вагонетки, отделился какой-то человек.

— Вы заблудились, мистер? Это прииск «Золотой ангел». Посторонние сюда забредают нечасто. Кроме прииска, здесь нет ничего, только деревья и горы.

— Мы попали куда нужно, — ответил Рейф, соскакивая на землю. — Вы Брейди Бакстер?

— Я — Бакстер. Чем могу быть полезен?

Рейф окинул Бакстера оценивающим взглядом. Крупный, ширококостный и поджарый, он был, пожалуй, несколькими годами старше двадцативосьмилетнего Рейфа. Его желтовато-серые волосы уже поседели на висках, темно-карие глаза хищно поблескивали, а тонкие губы хитро улыбались. Рейф решил, что такому типу доверять не стоит.

Анджела, не любившая держаться на втором плане, выступила вперед.

— Мистер Бакстер, я — Анджела, дочь Саймона Эббота.

— Дочь Эббота? — с глупым видом повторил Бакстер. — Что вы, черт побери, здесь делаете? Хотите получить больше денег за вашу долю в прииске? Так, да? Для этого не стоило тащиться сюда. Мы могли обо всем договориться по почте или через адвоката Саймона.

— Я не продаю свою долю, мистер Бакстер, — сурово ответила Анджела. — Я собираюсь здесь жить.

— Вот комедия-то! — фыркнул Бакстер. — Саймон говорил, что ваша мать терпеть не могла здешних мест. Не думаю, что вы далеко от нее ушли.

— Ошибаетесь. Я люблю горы, мистер Бакстер, и останусь здесь. Кто-то же должен защищать мои интересы.

— Вы что, не читали моего письма? Жила выработана.

— Отец никогда не говорил мне об этом. Наоборот, в его последнем письме сказано, что он приносит неплохую прибыль.

Бакстер с угрожающим видом шагнул вперед.

— Вы называете меня лжецом?

Рейф достаточно долго терпел. Он не собирался вмешиваться в дела Ангела, но все же решил, что пора поставить Бакстера на место.

— Полагаю, вам все ясно, Бакстер, — рявкнул он. — Будьте любезны отойти в сторону. Если думаете, что сможете запугать Ангела, вы сильно ошибаетесь.

Бакстер задиристо подступил к нему.

— А вы кто такой, черт побери?

— Меня зовут Гентри. Рейф Гентри. Муж Анджелы. Еще будут вопросы?

— Саймон никогда не рассказывал о своем зяте, — ошеломленно проговорил Бакстер.

— Он умер, не успев узнать о моем замужестве, — вмешалась Анджела, бросив на Рейфа тревожный взгляд.

Она не знала, благодарить Рейфа или сердиться на него. Она не собиралась сообщать Бакстеру о своем замужестве, потому что, как только Рейф уедет на запад, придется рассчитывать только на себя. Объявив себя ее мужем, он оказал ей медвежью услугу.

Бакстер окинул Рейфа внимательным взглядом.

— Если вы женились на мисс Эббот, полагая, что женитесь на золотоносном прииске, Гентри, то вы совершили ошибку. Говорю вам, прииск уже не дает прибыли.

— А по мне, так здесь кипит работа, — протянул Рейф.

— Вы похожи скорее на ковбоя, чем на горняка, Гентри. Поскольку вы не специалист, лучше не лезьте в чужие дела.

Рейф, сжав кулаки, готов был вот-вот ринуться в драку. Анджела поспешила вмешаться.

— Я устала после длинной дороги и хочу отдохнуть в отцовском домике, а потом уже делать какие-то выводы.

— Только держите своего мужа подальше от меня. Я не желаю, чтобы какой-то новичок совал нос в мои дела.

— Наши дела, — возразила Анджела. — Вы нас извините…

— Домик Саймона больше и крепче моего. Я переехал туда после… того несчастного случая, — запнулся Бакстер. — Я освобожу его через час.

— Через десять минут, — отрезал Рейф. — Не дольше. Бакстер бросил на Рейфа уничтожающий взгляд. Ему хотелось просто рвать и метать. Он развернулся и неторопливо пошел к домику побольше.

— Вы, несомненно, умеете выводить из себя, — поддела Анджела, пряча улыбку.

Рейф усмехнулся в ответ:

— Вы тоже не промах. Мне не понравился этот человек. Больше того, я бы не стал ему доверять.

— Вы думаете, он убил моего отца?

— Доказать это будет нелегко. На вашем месте я держал бы свои подозрения при себе.

— Конечно, вы правы. Я просто подожду немного. Быть может, он чем-нибудь выдаст себя.

— Ну, леди, не спешите. Вы ведь только что приехали сюда.

— Я полагаю, вы долго здесь не задержитесь.

— А что подумает Бакстер, если я брошу молодую жену сразу после свадьбы?

— Меня не интересует, что…

— Смотрите, — прервал ее Рейф, — у нас гости.

Оба разом обернулись и увидели одинокого всадника, галопом скакавшего к прииску.

— Энсон Чандлер, — узнала Анджела. — Что ему здесь нужно?

— Наверное, просто следит за нами. Интересно, куда делся Кент?

— Может, он вернулся в Топику.

— Я бы не стал на это рассчитывать, — хмыкнул Рейф. Все это ему очень не понравилось. Кент не похож на человека, который легко отказывается от задуманного. А Чандлер не способен действовать в одиночку. Рейф встревожился. Самым разумным сейчас было бы оседлать скакуна и умчаться прочь отсюда.

Чандлер подъехал к ним и спешился.

— Какого черта вы здесь делаете, Чандлер? — проворчал Рейф.

— Просто решил проехаться и осмотреть прииск. Где ваш партнер, Анджела?

— Вот он, — указал Рейф прежде, чем Анджела успела ответить.

Тут Бакстер вышел из хижины, таща корзину со своими пожитками. Увидев Чандлера, он поставил корзину на землю и пошел к нему.

— Сегодня, кажется, у нас много гостей. Кто вы такой?

— Я — Энсон Чандлер, жених Анджелы, — сообщил тот. Песочные брови Бакстера резко взлетели вверх.

— Муж и жених. Это что-то новенькое. Может, объясните?

— Тут и объяснять нечего, — сказал Рейф. — Очевидно, мистер Чандлер еще не смирился с тем, что получил отставку.

— Тогда я думаю, ему лучше уехать. Этот прииск — частная собственность.

— Я тоже так считаю, — согласился Рейф. — Мы с женой сначала должны устроиться. Я дам вам знать, когда мы сможем принимать визитеров. До свидания, Чандлер.

— Мы еще встретимся, Гентри, — угрожающе произнес Чандлер отступая.

— Можете сказать своим друзьям, Гентри, что я не люблю, когда посторонние заходят на мою территорию, — предупредил Бакстер, когда лошадь и всадник скрылись из виду. — Я взял свои вещи из домика. Он в вашем распоряжении.

— Я уверена, что мои подозрения насчет Бакстера верны, — прошептала ^Анджела. — Это неприятный человек. Неудивительно, что отец ему не доверял. Они стали партнерами только потому, что отцу страшно были нужны деньги, а у Бакстера они были. Вскоре после этого они наткнулись па золотую жилу.

— А как вы собираетесь доказать, что Бакстер виновен? — с насмешкой спросил Рейф. — Вы откусили больше, чем можете проглотить, Ангел. Мне даже интересно, что вы собираетесь делать. Вы решительная леди, что и говорить. И очень глупая. — Он сдвинул шляпу на затылок. — Поверьте, милая, одна вы ничего не добьетесь.

Анджела закипела от едва скрываемого возмущения.

— Не беспокойтесь обо мне, Рейф Гентри. Я в состоянии сама о себе позаботиться.

Рейф презрительно рассмеялся:

— Ну-ну, удачи. Давайте теперь посмотрим, что там в домике.

— Я помню все так, будто это было вчера. Когда я выросла, отец пристроил для меня спальню.

Они вошли в дом. Анджела брезгливо наморщила нос.

— Вот свинья! Наверное, он ни разу здесь не прибирался с тех самых пор…

Рейф был согласен с Анджелой. Прежде чем дом станет пригодным для жилья, его надо хорошенько прибрать. Деревянный пол в кухне был покрыт толстым слоем грязи. В общей комнате на полу вытертый ковер.

— Семь потов сойдет, прежде чем здесь удастся навести порядок, — сказал Рейф. — Я вам помогу. Судя по всему, ваш отец построил крепкий дом. Щели хорошо проконопачены, в окна вставлены стекла, ставни привинчены изнутри, чтобы в морозы не приходилось выходить на улицу открывать их.

— Отец поставил в дом водяной насос ради мамы, но всех его стараний оказалось недостаточно, чтобы удержать ее здесь. Мама не выносила уборной во дворе, в особенности зимой.

— Если вы хотите сразу приняться за уборку, я принесу наши припасы, — предложил Рейф.

— Я… я постараюсь, — ответила Анджела. — Я знаю, вам не терпится пуститься в путь.

Рейф пожал плечами.

— Мне ничего другого не остается. И потом… — он бросил взгляд в грязное окно на Бакстера, — кто-то же должен смотреть, как у вас пойдут дела. Я, наверное, пробуду здесь еще некоторое время, чтобы убедиться, что Бакстер не попытается обмануть вас.

Анджела не знала, радоваться ей или огорчаться. А что, если Рейф Гентри понравится ей? Что, если она привыкнет к нему, и когда он уедет — а он, конечно же, уедет, — ей будет больно?

Оставшуюся часть дня они наводили порядок в доме. Рядом с общей комнатой оказались две спальни. В той, что побольше, стояли комод и двуспальная кровать, покрытая пестрым лоскутным одеялом, а в меньшей — узенькая лежанка.

Анджела на скорую руку собрала удивительно вкусный ужин. После чего она откашлялась и сказала:

— Я застелила чистым бельем обе кровати. Вы можете занять большую комнату, а я помещусь в маленькой.

— Двуспальная кровать в моей комнате такая широкая, что на ней можно спать вдвоем, — с намеком проговорил Рейф. — Мы и раньше спали в одной кровати.

И результаты были самые умопомрачительные, подумала Анджела, но ничего не сказала. При одной мысли о сильных руках Рейфа, прикасающихся к ее телу, о его могучем торсе у нее по спине побежали сладкие мурашки.

— Нам будет удобнее спать каждому в своей кровати, — произнесла она, не поднимая глаз.

Если бы Рейф узнал, до чего ей нравятся его ласки, он бы наверняка уложил ее в постель. Но у нее хватает проблем и без любвеобильного ковбоя, который не сегодня так завтра исчезнет.

Глава 6

Удобная кровать не подарила Рейфу сон. Каждая жилочка его тела знала, что за тонкой стенкой спит Анджела. К несчастью, он ничего не мог с этим поделать. Она твердо решила не пускать его в свою постель. Действительно, так будет разумнее. Хорошо еще, что хотя бы один из них может обуздать свои желания. Будь его воля, он занимался бы с ней любовью до рассвета, и пусть завтрашний день провалится в преисподнюю.

За тонкой стенкой Анджела тоже не могла уснуть. Она и подумать не могла, что мужчина может быть настолько соблазнительным. Она понимала, что однажды не сумеет противиться его натиску.

В конце концов сон, который так упорно бежал и от Анджелы, и от Рейфа, накрыл их мягким теплым покрывалом.

Рейф встал рано и решил осмотреть прииск до прихода рабочих. Он соорудил себе холодный завтрак, выпил две чашки крепкого кофе, оставил чугунок для Анджелы на плите, и едва рассвело, пришел к шахте. Вокруг не было ни души. Он зажег лампу, которую нашел у входа, и вошел внутрь.

Шахта, судя по всему, глубоко уходила в недра. Повсюду виднелись следы работ. Рейф заметил, что недавно было прокопано несколько новых тоннелей. Довольно странно для выработанной жилы. Он свернул в один из них и провел ладонью по шероховатой стене. На руке осталась золотая пыль. Поиски привели его к узкой желтой нити, которая сверкала при свете лампы. Казалось, что это золото, но Рейф не был знатоком в таких вещах. Нужно привести сюда специалиста.

Решив, что узнал достаточно, Рейф направился обратно к выходу… и наткнулся на Бакстера.

— Какого черта вы здесь делаете! — воскликнул тот. — Или не знаете, что неопытному человеку опасно одному спускаться в шахту? Я не люблю любопытных, Гентри. Если вас что-то интересует, спросите у меня.

— Мне не нравятся ваши ответы, — спокойно возразил Рейф.

— А мне не нравится ваше поведение. Знаете, что я вам скажу, ковбой? Держитесь подальше от разработок. Шахта ничего не дает; я подумываю забросить ее. Сегодня я собираюсь уволить людей.

Рейф уставился на Бакстера, раздумывая, чем тот может пожертвовать для достижения своих целей. Он готов потерять деньги, лишь бы доказать, что шахта выработана. Конечно, если Анджела решит продать ему свою долю, он неплохо на этом заработает. Рейф сдержал усмешку. Бакстера ждет потрясение. Его Ангел слишком упрям, чтобы так легко сдаться.

— Неужели? — протянул Рейф. — Себе навредить, чтоб другому досадить, а?

— Вовсе нет, я же сказал вам, что золото иссякло. Передайте жене, что она получит больше, продав мне свою долю, чем пытаясь добыть золото из выработанной жилы.

— Это нехорошо попахивает, — поморщился Рейф. — Если прииск не дает прибыли, зачем вам покупать долю Анджелы?

— Хотите верьте, хотите нет, — развел руками Бакстер, — я делаю это только ради памяти Саймона Эббота. Он был моим старым товарищем, и я решил помочь его дочери, предложив хорошие деньги за никчемный клочок земли. Назовите это сентиментальностью, если хотите, но я стою на страже интересов мисс Эббот… то есть миссис Гентри.

— Если это так, то я — президент Соединенных Штатов, — пробормотал Рейф себе под нос. Он не поверил ни единому слову Бакстера.

— Что вы сказали?

— Ничего особенного. Вы извините, но у меня есть еще кое-какие дела.

— Только не слишком любопытствуйте, — предупредил Бакстер. — Я не стану отвечать, если с вами вдруг случится какое-нибудь несчастье. То же касается и вашей жены.

— Не беспокойтесь насчет меня, Бакстер, я могу сам о себе позаботиться. Но если начнете угрожать Ангелу, вам придется иметь дело со мной.

Не дожидаясь ответа, Рейф круто повернулся и ушел. Ему вдруг нестерпимо захотелось увидеть Ангела. После разговора с Бакстером ему требовалось посмотреть на нее, прикоснуться к ней. Может быть, она все-таки проявит благоразумие, продаст свою долю и вернется в Топику. Мысль о том, что она останется здесь в окружении типов вроде Брейди Бакстера, была невыносима.

Рейф нашел Анджелу в кухне. Низко наклонившись, она яростно терла пол. Ее маленький аккуратный задик восхитил его. Когда он смог оторвать от него взгляд, оказалось, что кухонная плита начищена до блеска, а грязные занавески сняты.

— А вот и вы, — улыбнулась Анджела, когда Рейф вошел. — Где это вы были?

Он придвинул ногой стул и сел.

— Осматривался. Встретил Бакстера. Он говорит, что закрывает шахту. Я поразмыслил. Может, вам все же стоит продать ему свою долю?

Анджела откинула с глаз волосы и недовольно посмотрела на Рейфа.

— Почему вы так говорите?

— Я не верю Бакстеру. Он способен на любую подлость, лишь бы сохранить прииск за собой.

Анджела упрямо вздернула остренький подбородок.

— Он меня не запугает.

— Запугает. Он врет напропалую и боится, что мы это поймем. Сегодня утром он угрожал мне, да и вам тоже. Берите деньги и уезжайте скорее.

Анджела швырнула мокрую тряпку в ведро и встала. Ее воинственный вид говорил сам за себя.

— Я не собираюсь уезжать. Пусть Бакстер пугает всех, кого ему угодно, но меня запугать ему не удастся. И потом, прииск мне дороже, чем деньги.

— Я знал, что вы так скажете, но считал, что стоит вас предупредить.

— Считайте, что я предупреждена. Вы свободны, Рейф Гентри. Можете уезжать отсюда с чистой совестью.

Рейф сильно сомневался, можно ли ему считать свою совесть чистой, если речь идет об Ангеле.

— Вы не забыли, что мой долг — охранять вас?

— Не забыла. Но я вас не держу. Можете уезжать, когда захотите.

— Это я уже знаю. Но чем я смогу помочь вам?

Рейф узнал, что может, к примеру, вынести из дома драный ковер и выбить его. А также нагреть воды, чтобы выстирать грязное белье, захватанные занавески и их запачканную одежду.

К концу дня дом сверкал как пасхальное яйцо.

После обеда, состоявшего из яичницы с картошкой, Анджела нагрела для мытья два больших котла воды и попросила Рейфа уйти.

— А я искупаюсь в ручье, пока вы принимаете ванну, — проговорил Рейф.

Он обернулся на пороге, словно ожидая от Анджелы каких-то знаков. Ничего не дождавшись, он вздохнул и вышел.

Анджела прекрасно понимала, почему Рейфу так не хочется уходить. Напрасно он надеется, что она позовет его в свою постель. Если ее тело хочет его, то рассудок решил иначе.

Вымывшись, Анджела положила голову на край лохани и задремала. Открыв глаза, она увидела, что рядом стоит Рейф, пожирая ее взглядом. Она села, прикрывшись руками.

— Я думала, что вы пошли купаться на ручей.

— Меня не было почти целый час. Вы, наверное, уснули. Я случался, но вы меня не слышали. — Он встал позади нее. — Можно, я потру вам спинку?

Она резко обернулась. Он уже стоял на коленях, держа в руке мыло и мочалку.

— Нет, я…

Слова замерли у нее на губах, потому что он начал медленно намыливать ей спину.

— Я хотела сказать, что уже вымылась, — пролепетана она. — Но все равно спасибо.

Он вскочил на ноги.

— Слушаюсь и повинуюсь.

Но вместо того чтобы выйти из комнаты, он уселся на стул и стал наблюдать за Анджелой.

— Мне не нужны зрители, Рейф, — проговорила Анджела так строго, как умела.

— Я просто смотрю, Ангел.

— А я требую, чтобы вы отвернулись.

— Чего вы боитесь?

«Вас!» — хотелось ей крикнуть.

— Отвернитесь, я хочу выйти из ванны.

— Мы женаты, Ангел.

Черт бы его побрал! Зачем он твердит об этом, зная, что они скоро расстанутся?

— Я не чувствую себя замужней. Он вскочил со стула.

— Я могу помочь этому горю.

— Вы когда-нибудь прекратите? — укоризненно спросила Анджела.

— Когда речь идет о вас, я не могу держать себя в руках. Я хочу вас. Когда я вошел в кухню и увидел, как вы, вся такая розовая, лежите в ванне, мне захотелось отнести вас в постель и целовать, и ласкать без конца. Но ведь вы уже поняли это, верно?

— Рейф, я…

Голос его звучал обволакивающе и ласково.

— Выйдите из ванны, Ангел, если вы не боитесь меня.

— Я не боюсь вас, Рейф.

Она медленно поднялась; вода стекала с ее грудей и бежала по телу, застревая в густых завитках внизу живота. Она протянула руку к фланелевому полотенцу, но Рейф оказался проворнее. Закутав Анджелу в полотенце, он вытащил ее из ванны и понес в свою спальню. Там он поставил ее на ноги и выпустил из рук полотенце, которое медленно сползло на пол.

— Это не моя спальня, Рейф Гентри, — сказала она, подхватывая полотенце и снова заворачиваясь в него. — Ничего у вас не получится. Что бы вы там ни думали, я против.

Он прижал ее к себе — грудью к груди, бедрами к бедрам. Он нежно коснулся пальцем ее губ.

— И вы думаете, что можете остановить меня? — страстно прошептал он. Ее рот слегка приоткрылся. Завладев ее сочными губами, он принялся медленно и с наслаждением целовать их.

Она робко ответила на поцелуй. Он сжал ее в объятиях.

Какой-то частью сознания Анджела понимала, что произойдет, если не остановить его сию же минуту. Но другой части это было безразлично. Она просто таяла от его близости.

Защитный кокон, который она упорно возводила вокруг себя, рассыпался в прах. Ей никогда не хотелось замуж. Еще бы — после того как рухнул брак ее родителей. Жизнь вместе с презираемым отчимом не добавляла ей иллюзий насчет семейной жизни. Анджела знала, что ее мать сожалела о браке с Кентом, но была слишком горда, чтобы признаться в этом.

Анджела обвила руками шею Рейфа, он прижался к ней и начал ласкать ее грудь. Она ответила на его поцелуй с легкомысленным бездумьем. Тогда он просунул свое крепкое, мускулистое бедро между ее ног и посадил ее верхом на коня. Она хотела уклониться от еще одного жадного поцелуя, но он не пустил ее. Он обхватил ладонями ее ягодицы, сжав ее к своим чреслам; ее охватила страсть, которой она сама от себя не ожидала, и она притянула его к себе.

Их губы вновь слились. Она ощутила его вожделение и почувствовала, как его жар проникает сквозь одежду, и жар все нарастал, и ей казалось, что ее тело плавится как мед.

Потом ее бережно уложили на кровать. Рейф лег рядом.

Он покрывал поцелуями ее лицо, шею, плечи, груди. В голове у нее застучало, стук становился все громче и громче, так что она больше не могла не обращать на него внимания.

— Рейф…

— Я знаю. Кто-то колотит в дверь. Проклятие! Мне начинает казаться, что судьба устроила против нас заговор. Не двигайтесь, я сейчас вернусь.

Он отодвинулся, и она вздрогнула от внезапного озноба.

— Кто бы это мог прийти?

— Бакстер. Кто же еще?

Тихонько выругавшись, Рейф пошел к двери.

— Кто там? — спросил он, не открывая. Как будто это и так не ясно.

— Бакстер! Откройте.

Рейф отпер дверь и распахнул ее.

— Что вам нужно? И не лезьте с пустяками. Бакстер вытолкнул вперед Энсона Чандлера.

— Я застукал вашего дружка, когда он ошивался вокруг шахты.

— Чандлер мне не дружок, — резко возразил Рейф.

— Что мне с ним делать?

— Гоните взашей.

— Наверное, он перестанет нарушать границы частных владений, если получит в задницу хорошую порцию свинца, — предположил Бакстер.

— Но послушайте, — вмешался в разговор Чандлер, — я же не сделал ничего плохого. Нельзя же винить человека за то, что он хочет защитить свою невесту.

— Я не ваша невеста, Энсон Чандлер, — заявила Анджела, встав рядом с Рейфом. Как ни странно, но вид ее босых ног, выглядывающих из-под старого халата, показался Рейфу очень соблазнительным.

— Ваш отчим не давал вам разрешения выйти замуж за кого-то, кроме меня, — возразил Чандлер.

— Это еще не дает вам права шпионить за мной, — отпарировала Анджела.

— Я тут ничего не понимаю, — отстранился Бакстер. — Убирайтесь отсюда к черту, Чандлер. Если я еще раз увижу, как вы здесь шляетесь, вам придется отведать крупной дроби. Поняли?

Чандлер бросил на Рейфа уничтожающий взгляд и испарился.

— Скажите мне одну вещь, Гентри, — начал Бакстер. — Вы действительно женаты на дочери Саймона?

— Могу показать вам свидетельство о браке, если хотите. Хотя это и не ваше дело.

— Мое, если оно касается прииска, — возразил Бакстер. — Если вы законный муж Анджелы, то все ее имущество ваше.

— Вы неправильно понимаете, Бакстер, — заявил Рейф, искоса взглянув на Анджелу. — Все ее — ее. Решение продать свою долю владений или не продавать зависит только от нее. Я не стану в это вмешиваться. Поймите меня правильно. Только попробуйте надавить на Ангела — и будете иметь дело со мной. Доброй ночи.

И он захлопнул дверь перед носом Бакстера, а потом повернулся к Анджеле, которая казалась слишком маленькой и растерянной в слишком большом для нее халате.

— Где вы взяли этот халат? Анджела улыбнулась.

— Это халат моего отца. Мама когда-то сшила его. Он висел на крючке за дверью.

Рейф протянул к ней руку.

— Продолжим? Анджела отпрянула.

— Вряд ли. Момент… момент прошел.

— Я могу вернуть его.

— Это будет уже другой момент. Спокойной ночи, Рейф. Еще одна бессонная ночь, подумал Рейф, желая сделать Анджелу своей не только по имени. Он, наверное, сошел с ума или… Нет, это невозможно.

На следующий день Анджела и Рейф стояли у спуска в шахту, когда вдруг Рейф почувствовал исходящую неизвестно откуда опасность. Взглянув вверх, он увидел, как на них летит огромный валун. Рейф накануне заметил, что он нависает над спуском, но ему и в голову не приходило, что он может упасть. Все случилось с такой быстротой, что у Рейфа только хватило времени, чтобы оттолкнуть Анджелу в сторону и упасть на нее. Валун задел его правую ногу, потом прокатился по земле и остановился, ударившись о дерево.

Лицо Рейфа исказилось от боли. Он перевернулся на спину.

Анджела подлетела к нему.

— Рейф! Где вас ушибло? Говорите же!

— Валун ударил меня по бедру. — Он вытянул ногу. — Сильный ушиб, но перелома, похоже, нет. Выживу, ничего.

— Вы спасли мне жизнь.

К ним подбежал Бакстер в сопровождении старателя по имени Джим Кейди. Интересно, где они были, когда валун сдвинулся с места, лениво подумал Рейф.

— Хороший урок вам, Гентри. Я ведь предупреждал вас, что рядом с шахтой находиться опасно. Может, теперь вы мне поверите.

— Неужели вы не видите, что ему больно! — закричала Анджела. — Помогите отнести его домой. Осторожнее, у него, может быть, сломана нога.

Бакстер и Кейди подняли Рейфа и отнесли его в домик. Анджела провела их в свою спальню, и там они осторожно положили Рейфа на кровать.

— Я зайду попозже, — сказал Бакстер, направляясь к двери.

— Погодите, Бакстер, — окликнул его с кровати Рейф. — Где остальные старатели?

Бакстер ответил, отводя глаза:

— Я их отпустил. Какой смысл платить людям, если работы нет? Я оставил Кейди, чтобы он помог мне закончить все дела.

Анджела торопливо подошла к Рейфу. Он с хмурым видом смотрел вслед уходящему Бакстеру.

— Мне придется снять с вас брюки.

Рейфу удалось улыбнуться, несмотря на боль.

— Я целую вечность жду от вас этих слов. К несчастью, я не в таком состоянии, чтобы воспользоваться вашей добротой.

— Рейф Гентри, вы прекрасно понимаете, что я имела в виду. Я не смогу вас лечить, пока не выясню, насколько вы пострадали. Вы можете приподнять ноги?

— Как вам будет угодно, любовь моя. — Но его кривая ухмылка оборвалась стоном. — Поосторожнее там.

Ей захотелось шлепнуть его. Вместо этого она осторожно расстегнула ремень и пуговицы на ширинке… Анджела вспыхнула от стыда, когда увидела, что на нем нет белья. Стараясь унять дрожь в руках, она осторожно стянула брюки с его бедер. Выше колена показался огромный багровый синяк.

— Повернитесь на бок, спиной ко мне, — велела она, стараясь не смотреть ни на что, кроме кровоподтека.

Когда она прикоснулась к ушибленному месту кончиками пальцев, Рейф вскрикнул.

— Не думаю, что у вас перелом. Никаких костей не торчит, и вы, похоже, можете свободно шевелиться. Но, наверное, вам придется несколько дней провести в постели.

Жаль, что здесь нет Джесса, подумал Рейф. Он сразу определил бы, есть ли в кости хоть малейшая трещинка. Придется положиться на приблизительный диагноз Ангела.

— Наверное, хорошо будет сделать холодный компресс, — задумчиво изрекла Анджела. — Я принесу воду и салфетку.

Перед уходом она укрыла его простыней так, чтобы было видно только ушибленное место. Успокоив таким образом свою совесть, она быстро ретировалась.

Холодный компресс, кажется, помог. Когда опухоль спала, а боль немного отступила. Рейф смог предаться размышлениям. Валун, балансировавший над входом в шахту, не мог сдвинуться с места без посторонней помощи. И чем больше Рейф размышлял об этом, тем больше убеждался, что два таких сильных человека, как Бакстер и Кейди, вполне могли спихнуть камень вниз.

На следующий день Рейф попробовал встать на ушибленную ногу. Тело пронзила адская боль, и он опять усомнился в том, что перелома нет. Но лежать в постели не в его я характере. Лучше уж ковылять, чем валяться кулем. Кроме того, камень должен был убить и Ангела. Она нуждается в его опеке.

В следующие пару дней не случилось ничего особенного. Опухоль на бедре спала, боль утихла, и Рейф наконец смог сесть в седло. Едва встав с постели, он предложил Анджеле отправиться в город и продать там фургон.

— Он слишком неуклюж для этих горных дорог, — пояснил Рейф, — я видел здесь неплохую тележку. В ней вам будет вполне удобно ездить в город и обратно. А на вырученные деньги вы могли бы купить хорошую верховую лошадь. Полагаю, вы умеете ездить верхом, а?

— Умею. Пожалуй, так и сделаю. А в городе я смогу побывать у отцовского адвоката. Наверное, мистеру Гудмену уже сообщили о моем приезде, а мне очень нужно поговорить с ним. А вы уже можете ехать верхом?

Он озорно ухмыльнулся.

— Хотите осмотреть мой ушиб?

— Нет, благодарю, — фыркнула она. — Я уже достаточно насмотрелась и больше не хочу. Сейчас я надену шляпку, и выйду к вам.

Рейф задумчиво смотрел ей вслед. Ему хотелось бы, чтобы отношения у них складывались как-то по-другому. Если бы он мог благополучно осесть на одном месте, завести семью, детей. Но человек, скрывающийся от закона, не должен обременять собой ни в чем не повинную женщину вроде его Ангела.

Поездка по дороге каньона Красной Скалы была такой же мучительной, как и в предыдущий раз. На извилистой дороге громоздкий фургон неуклюже мотался из стороны в сторону. Но тем не менее они благополучно добрались до Саньон-Сити.

Владелец конюшни предложил за фургон неплохую цену, а Анджела присмотрела себе смирную гнедую кобылку. Совершив сделку, они направились в контору адвоката. Мистер Гудмен вежливо поздоровался с ними.

— Значит, вы — дочка Саймона, — приветствовал он Анджелу. От его прямого и уверенного взгляда у Анджелы сразу же полегчало на сердце. — Мне и в голову не приходило, что вы захотите осмотреть отцовские земли.

— Для меня это тоже оказалось неожиданностью, — улыбнулась Анджела. — Это не просто формальный визит, мистер Гудмен. Я собираюсь поселиться здесь.

— А кто этот молодой человек? — спросил Гудмен, критически осмотрев Рейфа.

— Я — Рейф Гентри, сэр. Муж Анджелы, — ответил тот. Гудмен удивленно распахнул глаза.

— Саймон никогда не говорил мне, что его дочь замужем.

— Он не знал, — отозвалась Анджела. — А что вы можете сказать о моем наследстве? — спросила она, решив сразу взять быка за рога. — В своем письме вы намекнули, что я получу довольно значительную сумму.

— В банке на ваше имя лежит больше пятидесяти тысяч долларов. Вам нужно только заявить свои права на них. После смерти Саймона сюда приехал Брейди Бакстер и сообщил, что жила выработана и что он уже предупредил вас об этом. Он сказал, что предложил купить вашу долю. Я ждал от вас указаний.

Анджела изумленно уставилась на адвоката.

— Отец так много оставил?

На Рейфа это тоже произвело впечатление, но думал он о другом.

— Вы знаете что-нибудь насчет того, что прииск иссяк, мистер Гудмен?

— Я не старатель, мистер Гентри. У меня нет никаких причин сомневаться в словах Бакстера. Или вы знаете что-то такое, чего не знаю я?

Рейф и Анджела переглянулись.

— Ничего, что мы могли бы доказать, сэр. Вам что-нибудь известно о смерти Саймона Эббота?

— То же, что и всем. Его фургон сорвался со скалы. Нашел его Бакстер. Он сказал шерифу, что у фургона сломалась ось, и от этого Саймон врезался в скалу. Если вас это утешит, могу сообщить, что я устроил Саймону пышные похороны. У него в здешних местах много друзей, и все они пришли проводить его в последний путь.

— Где он похоронен? — поинтересовалась Анджела.

— На кладбище рядом с городом.

— Благодарю вас за все. Как мне снять деньги с папиного счета?

— Вы всего лишь должны взять у меня справку. В завещании вашего отца ясно сказано, что вы должны унаследовать все его имущество, включая деньги и недвижимость. Никаких сложностей у вас не будет.

— Еще раз благодарю. Вы будете любезны написать мне эту справку сейчас?

— Разумеется. — Он обмакнул перо в чернильницу и нацарапал короткую записку. — Если я еще чем-то могу вам помочь, прошу вас, не стесняйтесь. — Он сложил листочек и протянул его Анджеле. — Примите, пожалуйста, мои поздравления со вступлением в брак. Желаю вам и мистеру Гентри счастья.

Рейф протянул ему руку.

— Прошу вас, называйте меня Рейфом.

— Прекрасно, Рейф. Вы старатель?

— Нет. После возвращения с войны мы с братьями получили в наследство родительскую ферму в Канзасе, но два года засухи разорили нас. Весьма признателен за помощь, сэр. Если нам понадобятся ваши услуги, мы, разумеется, обратимся к вам.

— Пятьдесят тысяч долларов, — сказала Анджела, судорожно глотая воздух. — Целая куча денег. Неудивительно, что Энсон собирался жениться на мне.

— Я не уверен, что Чандлер и Кент знают об этих деньгах, — задумчиво сказал Рейф. — Они могли только догадываться о том, сколько денег оставил вам отец.

— Ну и слава Богу. Пойдемте в банк. Мне нужно снять немного денег на текущие расходы.

— Не мое, конечно, дело давать вам советы, но на вашем месте я послал бы телеграмму в Денвер, в пробирную палату, и нанял бы специалиста, который приехал бы сюда и разобрался с прииском. Я лично ни на грош не доверяю Бакстеру.

Анджела ослепительно улыбнулась.

— Замечательная мысль! Вы не могли бы этим заняться, пока я схожу в банк?

Рейф кивнул.

— Встретимся немного погодя в банке.

Первое, что увидел Рейф, войдя в телеграфную контору, было объявление о розыске братьев Гентри, ограбивших банк, и о вознаграждении в пятьсот долларов за голову каждого из них. Узнать их было трудновато, но Рейф боялся, что в Каньон-Сити его имя уже слишком широко известно.

Бросив быстрый взгляд на служащего, Рейф увидел, что тот отвернулся. Без всяких угрызений совести он содрал со стены листок и сунул его в карман. Спокойно подойдя к стойке, он написал текст, подписав его именем и фамилией Анджелы с «Золотого ангела». Служащий принял телеграмму, даже не взглянув на отправителя. Рейф расплатился и поспешно вышел.

Анджела в это время знакомилась с президентом банка. Они коротко поговорили о полученном ею наследстве, затем Анджела сняла со счета небольшую сумму и пошла к выходу. Ее внимание внезапно привлекло висевшее на стене объявление о розыске троих мужчин.

Когда она рассмотрела плохо нарисованное изображение Рейфа и двух его братьев, у нее от ужаса перехватило дыхание. «Разыскиваются за ограбление банка. Пятьсот долларов вознаграждения за каждого, живого или мертвого».

Шатаясь, потрясенная Анджела выбралась на улицу.

Кто же такой Рейф Гентри?

Господи! Да что она знает о нем?

Глава 7

Рейф увидел, что Анджела вышла из банка, и двинулся ей навстречу. Торопясь уехать из Каньон-Сити прежде, чем кто-нибудь узнает его, он схватил ее за руку и потащил к лошади. Она вырвалась и уставилась на него с отвращением и ужасом.

— Не прикасайтесь ко мне! Рейф замер.

— Что-то случилось в банке? Кто-нибудь приставал к вам? Ради Бога, Анджела, не молчите!

Анджела покачала головой и запрыгнула в седло. Пришпорив лошадь, она помчалась вперед так, словно за ней гнался сам дьявол.

— Анджела, постойте!

На дороге через каньон Красной Скалы он нагнал ее.

— Я хочу сию минуту знать, что происходит.

— Ах вот как! — со слезами крикнула она в ответ. — Я поверила вам, а вы… Вы преступник!

Рейф выругался. Проклятое объявление! Наверное, в банке было наклеено еще одно, и одному Богу ведомо, сколько их еще!

— Вы сказали мне, что не виновны. Но вот оно, объявление. Вы и ваши братья ограбили банк. И я охотно верю, что вы ограбили дилижанс и убили тех несчастных.

Рейф тяжело вздохнул.

— Я не убийца и не грабитель банков. Все это ложь. — Так говорят все преступники.

— Позвольте мне объяснить. Она гневно отвернулась.

— Что тут объяснять? И без того все понятно.

Она хлестнула кобылу, и гнедая помчалась по узкой дороге. Если бы Анджела не была ослеплена страхом и негодованием, она заметила бы ветку, низко нависшую над дорогой.

— Ангел! Посмотрите вверх.

Поздно. Ничего не видящая сквозь слезы, Анджела на полном скаку ударилась о ветку и вылетела из седла. Она тяжело упала на землю в опасной близости от края скалистого склона.

Резко остановив свою лошадь, Рейф спрыгнул и побежал к девушке. Он подхватил ее и уложил в тени под деревьями на постель из листьев.

Неподвижность Анджелы испугала его. Он наклонился и послушал ее сердце. Оно билось ровно, но это еще не значило, что все в порядке. Воды, нужно смочить ей лоб. Рейфу страшно не хотелось оставлять своего Ангела, но нужно было сходить за флягой. Резво вскочив на ноги, он вернулся на дорогу, поймал обеих лошадей и привязал их к ближайшему кусту. Потом снял свою флягу и опустился на колени рядом с Анджелой. Дрожащими руками он намочил свой шейный платок и положил ей на лоб.

Анджела застонала, но в себя не пришла.

— Очнись, Ангел. Скажи хоть что-нибудь.

Он смочил ей губы. Она снова застонала и открыла глаза.

— Что случилось?

— Вы вылетели из седла. Как вы себя чувствуете?

Она попыталась сесть. Он ласково положил руку ей на плечо.

— Полежите спокойно еще немного. Вам больно? Она пошевелила руками, согнула ноги.

— Кажется, ничего не сломано. Немного болит голова, но бывало и хуже.

— Вы до смерти напугали меня, Ангел. Вы были на краю гибели.

Анджела содрогнулась. На этот раз, когда она попыталась сесть, Рейф не остановил ее.

— Помните, почему вы умчались от меня как одержимая? Ее глаза расширились от испуга.

— Я… ах… Боже мой, помню. Не смейте меня трогать! Не обращая внимания на ее протесты, он сжал ее в объятиях.

— Не бойтесь меня, Ангел. Забудьте об этом объявлении. Ни я, ни мои братья не грабили банков. Клянусь вам.

— Я уже слышала столько, что мне на всю жизнь хватит. Я знаю, что вы скрывались. Надеюсь, что не от полиции.

— От полиции. И мои братья тоже. Но у нас нет выбора. Закону неинтересно выяснять, кто прав, кто виноват.

— Мне тоже. — Она хотела было встать.

— Проклятие, Ангел! — Он слегка встряхнул ее. — Вы должны верить мне.

Анджела не знала, как быть. Она знала Рейфа только с хорошей стороны, но это еще не означало, что он не бандит и не убийца. Она заставила себя отвести взгляд. Все казалось бессмысленным.

— Ангел, посмотрите на меня. Ну разве я похож на грабителя?

Какая-то необъяснимая сила заставила ее поднять взор. Глаза его потемнели, теперь они казались не серебряными, а дымчатыми. Он схватил ее за запястья и притянул к себе. Он был так близко, что она чувствовала его обжигающее дыхание на своей щеке. Она прерывисто вздохнула, и когда он крепко поцеловал ее, ощутила как свои его отчаяние, его тоску. Он целовал ее так, словно сила этого поцелуя могла вернуть ей веру в него.

— Ангел, ах Боже мой, Ангел!

Имя, сорвавшееся с его губ, ослабило тугой комок ее напряженных нервов, и она с облегчением упала в его объятия. Она чувствовала, как от его страстных поцелуев начинает кружиться голова. Этого не должно быть… не может быть… но это так.

Он прервал поцелуй горьким проклятием.

— Теперь я не смогу остаться. Когда приедет полиция, сделайте вид, что ничего не знаете о моем прошлом. Если я уеду, вас не станут беспокоить. Но клянусь, Ангел, что я никаких преступлений не совершал.

Ей до боли хотелось поверить. Хотелось. Но капелька сомнения все же мешала ей.

Он новым требовательным поцелуем прервал ее мысли. Он сорвал с себя рубашку, сбросил сапоги.

Рейф начал медленно расстегивать ее блузку, глазами умоляя не останавливать его. Она не нашла в себе сил сопротивляться. Как Рейф неоднократно замечал, она все же была его женой. Если он вне закона, убийца, то ей-то какое дело? Завтра у нее будет достаточно времени для сожалений. Раз в жизни ей захотелось побыть женой Рейфа по-настоящему.

Анджела закрыла глаза. Рейф стянул с нее блузку и спустил с плеч лямки сорочки, обнажив груди. Она восторженно ахнула, когда он стал нежно теребить ее сосок, а потом обхватил его губами. Сосок напрягся и затвердел. Рейф мягко перешел ко второму, и Анджела выгнулась под его ласками и застонала.

Она вцепилась ногтями в стальные мускулы его плеч и услышала, как он застонал от удовольствия. Как этот человек может быть убийцей? — подумала она, прежде чем рассудок покинул ее.

Спустя несколько мгновений оба были раздеты догола. Он снова впился в нее губами, глубоко ввел язык внутрь, жадно требуя все больше и больше. Забыв о стыде, она стала гладить его, спускаясь к низу живота.

Любопытство разгоралось все сильнее, и она позволила своим непослушным пальцам скользнуть на запретную территорию. Он затаил дыхание и задрожал от возбуждения.

Рейф накрыл ее руку своей, мягко подвел к своей пульсирующей плоти, начав медленно водить вверх и вниз. Никогда в жизни Анджела не испытывала ничего подобного. Твердый как сталь. Мягкий как бархат. И с каждым движением ее руки он становился больше и больше…

— Хватит, — задыхаясь, прохрипел Рейф. — Милый, милый Ангел, что ты со мной делаешь? Я хочу тебя со дня нашей первой встречи. Я все еще не знаю, надо ли это делать. По-хорошему я должен бежать от тебя без оглядки.

Анджела понимала, но это не имело значения. Вообще ничего не имело значения.

— О чем ты думаешь? — спросил Рейф.

— Что я, наверное, сошла с ума.

— Нет, это я сошел с ума. Меня разыскивают. Но я так хочу тебя, что утратил способность здраво размышлять.

Анджела замерла. Он же преступник! Господи, нельзя!

— Да, я передумала. Я не хочу этого.

— Слишком поздно, милая.

И он снова поцеловал ее. Жадно, хищно, так что голова у нее закружилась, а реальность исчезла. Наверное, она возненавидит его, какая разница, что будет потом…

Он терся об нее своим жарким телом, и это было восхитительно. Она выгнулась и чуть не закричала, когда он прижался поцелуем к ее дрожащей плоти, терзая острые кончики ее грудей языком и губами. И когда она решила, что более сильного наслаждения просто не существует, он начал жарко целовать ее живот и бедра.

Затем он поднял ее колени и раздвинул их. Первым ее побуждением было крепко стиснуть ноги, но он не позволил. Потом он опустил голову и запечатлел горячий поцелуй на ее влажных завитках. От этого поцелуя ее охватило настоящее безумие. Она умирала. Он озорно улыбнулся, его рука скользнула под ее ягодицы и приподняла их.

Ей казалось, что она горит в огне, когда его губы и язык творили свое волшебство. Она начала задыхаться и кричать, забыв обо всем на свете. Ей было так жарко, ее охватило такое желание, что терпеть стало просто невмочь. Судорожно хватая ртом воздух, она ждала продолжения.

Он отодвинулся, и она стиснула его плечи.

— Рейф!

— Ты почти готова, милая.

— Почти? — жалобно всхлипнула она. Неужели есть еще большая сладость?

Его взгляд свободно блуждал по ее обнаженному телу. Анджеле и в голову не приходило, что это бывает вот так.

Его рука нашла и раскрыла нежные лепестки ее цветка. Она вздрогнула, смущенная таким пристальным разглядыванием.

— Ты такая маленькая, — сказал он, сунув в нее палец, — мне не хочется делать тебе больно, но ничего не поделаешь. Откройся мне, Ангел. — Она почувствовала, как его плоть вторгнется в нее.

Его лицо было напряженным, зубы стиснуты. Она ощутила его первый пробный вход. Он не мог еще войти глубже, давление его было таким сильным, что она задохнулась, и ей показалось, что ее рвут на части.

— У тебя все в порядке?

Она кивнула, будучи не в состоянии говорить; она вовсе не желала, чтобы он остановился. Внутри у нее поднялась огненная волна. Нужно было спасаться от пожирающего ее ада, но она опоздала. Рейф согнул ноги и прорвался сквозь ее девственность. С губ ее сорвался крик. Он поймал этот крик своими губами, не двигаясь, пока она не привыкла к его присутствию. Потом начал двигаться.

Боль быстро забылась по мере того, как его медленные уверенные толчки вызвали в ней удивительное ощущение блаженства. Чувства, которые он вызывал в ней нежными ласками губ и языка, усилились, когда его руки обхватили ее ягодицы и приподняли, чтобы она приняла его полнее.

Анджела застонала. Острое, пронзительное наслаждение охватило ее и не отпускало.

— Вот так, милая, — выдохнул Рейф. — Ты почти здесь. Иди ко мне, милая детка, иди.

Анджела страстно визжала и царапалась как дикая кошка. Она была вся огонь и ярость. Все это и еще большее наслаждение, заключенное в одном восхитительном теле. Ее внезапный взрыв удивил его, но ему следовало бы знать, что его Ангел ничего не делает наполовину. Либо все, либо ничего.

И тогда все мысли вылетели у него из головы, и он дал своей страсти полную волю. Он содрогался, и невыразимое блаженство билось в нем.

Много позже, когда к нему вернулась способность соображать, он встретился с ней взглядом. Ее глаза все еще были затуманены, рассеянны. Он усмехнулся и лег рядом.

— Мне страшно хотелось войти в тебя с того момента, когда преподобный отец объявил, что мы муж и жена. Хотя нет, еще раньше — когда услышал твое пение. — Он вздохнул. — Если бы только все сложилось по-другому.

— Но ведь так не сложилось, да, Рейф?

— К сожалению, мы оба знаем, что мне скоро придется уехать. Я хочу, чтобы меня здесь не было, когда в дверь постучит полиция.

— Мне хочется… Если ты на самом деле не виновен, лучше бы остаться и доказать свою невиновность. Я помогу тебе, Рейф. Он покачал головой.

— Чего нам хочется, то не в счет. Законы Запада оставляют желать много лучшего. Может, если бы я не сбежал в ом начале, мне теперь было бы легче. Но что сделано, то сделано. Придется мне уехать, Ангел. Я не хочу втягивать я во все это.

— Если ты теперь меня оставишь, я действительно сочтут преступником.

Рейф вскочил.

— Пошли, я отвезу тебя на прииск. Не станем пока ничего решать.

Они молча оделись. Рейфу, как никогда, хотелось остаться с Ангелом. Может, если Бог существует, он сжалится и позволит ему поступить по велению сердца.

В тот день Рейф не уехал. Не уехал он и на следующий день, и еще через день. Он внимательно следил, не появится полиция, но никто не появлялся. Оставалась слабая надежда, что шериф не связывал его с тем Рейфом Гентри, который был изображен на объявлении.

Как бы сильно ни хотелось ему опять предаться ласкам с слом, он чувствовал, что лучше пока не трогать ее. Возможно, после их первого свидания она и не забеременела, но в следующий раз… Ему не хотелось оставлять Ангела с ребенком, пока он будет бегать от полиции.

Каждый раз, когда Анджела смотрела на него, он видел в ее глазах сомнение, и это повергало его в отчаяние. Как она может верить в то, что он преступник, убийца? Он надеялся, что оставшись на прииске, сумеет превратить подозрение в рис. Говоря по правде, Рейф не винил ее в этом. Может, когда-нибудь он докажет ей свою невиновность.

Анджела понимала, что совершила страшную ошибку, позволив ему ласкать себя, но ей так этого хотелось! Ах, если бы она знала, как противостоять его домогательствам! Она не могла понять, почему он ведет себя так, будто никакой близости между ними не было. Может, он жалеет об этом? Но тогда почему же он остался?

Каждое утро Анджела опасалась, что Рейф скажет ей «прощай». Но прошла уже неделя, а он все не заговаривал об отъезде. Оба нетерпеливо поджидали специалиста из Денвера, который должен был вынести заключение о шахте.

Все это время они общались друг с другом точно посторонние: ровно и дружелюбно. Никакого намека на страсть. Но Анджела помнила. Видит Бог, она все помнила!

Десмонд Кент, ликуя про себя, вернулся в Каньон-Сити. Он нашел Чандлера в салуне «Самородок» и усадил его за столик в углу, подальше от любопытных глаз и ушей.

— Что вы узнали? — взволнованно спросил Чандлер. — Вас так долго не было!

— Поездка того стоила, — радостно сообщил Кент:

— Выкладывайте, Кент. Анджела действительно состоит с Гентри в законном браке или нет?

— Преподобный Конрад обвенчал их, все в порядке.

— Проклятие!

— Подождите, самое интересное впереди. В тот день, когда она вышла замуж за Гентри, на шее у него была веревка, и толпа линчевателей требовала его крови. Его обвиняют в ограблении дилижанса и убийстве свидетелей. Здесь есть нечто очень странное, — продолжал Кент. — Анджела заявила, что Гентри — ее жених, человек, для встречи с которым она приехала на Запад. Ей как-то удалось убедить всех, что Гентри не виновен, и преподобный Конрад поддержал ее.

— Значит, священник обвенчал их с ходу Что ты думаешь об этом?

— Я думаю, что Анджеле чертовски хотелось убежать от нас, если она выскочила за человека, объявленного вне закона.

Чандлер покачал головой.

— Не могу поверить, что она поступила настолько беспечно. Если она обвенчана по закону, здесь уж ничего не поделаешь.

— Поставьте об заклад свою задницу — мы еще можем кое-что сделать, — возразил Кент. — Колеса уже на ходу. Пока я был в Ордуэе, шериф получил новую пачку объявлений о розыске. Ну-ка угадайте, кого разыскивают по обвинению в ограблении банка в Додж-Сити?

Чандлер поднял свой стакан, словно для молчаливого тоста.

— Надеюсь, Рейфа Гентри?

— Его, голубчика. Кажется, он и двое его братьев ограбили банк некоторое время назад. Я убедил шерифа Таттера, что Гентри обманул его. Теперь он уверен, что Гентри действительно ограбил дилижанс и убил пять человек. Я выяснил, что я опекун Анджелы и что Гентри не был ее женихом. Мне пришлось здорово попотеть, чтобы уговорить Герсола не включать имя Анджелы в новые объявления о писке.

Как вам это удалось?

— Я сказал ему, что Анджела — фанатичка, готовая на все ради спасения заблудших душ и справедливости.

— Так что же нам теперь делать? Какая разница, заберут Гентри или нет, если они законные муж и жена?

— Это еще не все, — понизил голос Кент. — Где-то меж Ордуэем и Гарден-Сити на фургон преподобного Конраиапали комачи. Они убили святого отца и его супругу, а документы сожгли. Это значит, что дорожной книги записей, которую он везде возил с собой, больше не существует. И законного брака — тоже.

— Согласен, — беспокойно оглядываясь, произнес Чандлер. — Что будем делать с Гентри?

— Я собираюсь показать объявление о розыске здешнему шерифу и получить награду за голову Гентри.

Негодяи расхохотались и осушили свои стаканы.

— За удачу!

— За удачу!

Предчувствие неотвратимой беды терзало Рейфа всю последнюю неделю. Он понимал, что времени у него остается все меньше и меньше. Как бы ни хотелось ему остаться с Ангелом, разлука была неминуемой.

С одной стороны, Кент и Чандлер, рыскавшие где-то неподалеку и выжидавшие удобного случая, с другой — Брейди Бакстер, который мечтает избавиться от него. Дело усложнялось тем, что всюду расклеены объявления о его розыске. Каждый день он ждал, что за ним придут.

И Ангел… Ах, Боже мой, Ангел! Кажется, ему так и не удалось убедить ее в своей невиновности.

— Я тебя не укушу, — вымученно пошутил он.

— Я знаю. Просто… я совсем запуталась. Пожалуй, вам стоит съездить в город и объяснить шерифу, что случилось. Я ведь даже не знаю, почему вас и ваших братьев обвиняют в ограблении банка.

— А хочешь узнать? Она задумчиво кивнула.

— Прекрасно. Это случилось в Додж-Сити. После войны мы с братьями попытались вести хозяйство на нашей семейной ферме, но засуха разорила нас. Мы обратились за займом в местный банк, но нам решительно отказали. После банкир…

Он замолчал, потому что кто-то требовательно постучал в дверь.

— Гентри, откройте!

— Это Бакстер, наверное, с очередным предложением выкупить мою долю, — поморщилась Анджела. — Скорее бы уж приехал этот специалист по приискам.

Рейф кожей почувствовал опасность.

— Постойте, — бросил он, хватаясь за пистолеты. — Я сам открою.

Анджела замерла, а он подошел к двери и рывком распахнул ее.

— Что вам нужно, Бакстер?

— Всего-навсего вот это, — ответил тот, сунув Рейфу под нос объявление о розыске. — Взял сегодня утром в банке.

Анджела ахнула. Стараясь сохранить невозмутимое выражение лица, Рейф сказал:

— Спасибо, мы уже видели.

Интересно, почему этот урод не приволок с собой полицию?

— А где полиция? — поинтересовался Рейф вслух.

— Если этот дурак-шериф не может сам отыскать вас, с какой стати я стану ему помогать?

— Из-за вознаграждения, — буркнул Рейф.

— Вознаграждение — это неплохо, — протянул Бакстер. — Но я придумал кое-что получше. Я объехал весь городок и сорвал все объявления, которые смог найти.

— А зачем? — удивилась Анджела.

Смятение Рейфа возросло. Люди вроде Бакстера ничего делают просто так.

— Чего вы хотите, Бакстер?

— Это проще простого. Продайте мне долю в прииске, которая принадлежала Саймону Эбботу, и я клянусь, что ему держать рот на замке. Вы можете поселиться под чужим именем где-нибудь, где вас никто не знает.

— Я сказал, что прииск не мой, и я не могу его продать. Это дело Анджелы, а она не хочет его продавать.

— Не торопитесь так, — ухмыльнулся Бакстер. — Давай послушаем, что нам скажет маленькая леди. Если она не боится, я отправлюсь прямиком в полицию.

Анджела не сводила глаз с Рейфа. Как можно сделать выбор между ним и прииском? Какого ответа он ждет от нее? По его каменному лицу нельзя было об этом догадаться.

— Рейф, я… наверное, мне следует…

— Нет, Ангел. Я вам не позволю. Прииск принадлежит вам. Пусть Бакстер обращается в полицию. Когда он вернется, меня уже и след простынет. А вы здесь ни при чем. Выходя за меня замуж, вы понятия не имели, что меня разыскивают в Додж-Сити. Что же до всего остального, прошу вас, верьте мне!

— До чего остального? — вмешался Бакстер.

— Ничего, — отмахнулся Рейф. — Вы получили ответ. Анджела не собирается продавать свою долю.

— Если вам так хочется, — прорычал Бакстер, явно не обрадовавшись такому решению, — я поеду за шерифом.

— Не надейтесь, что я стану вас дожидаться.

— Я могу и сам схватить вас.

В невеселой улыбке Рейфа явно читался молчаливый вызов.

— Пробуйте.

— Вы чертовски дерзки, Гентри. Ну да ничего. Тюрьма вам пообломает рога.

Бакстер круто развернулся, вскочил на коня и понесся в город.

Анджела отчаянно вцепилась в руку Рейфа.

— Почему вы не позволили мне продать свою долю?

— Потому что вы любите эти места. Выработан прииск или нет — значения не имеет. Ваш отец хотел, чтобы он принадлежал вам. Мне не нужны такие жертвы.

— Вы уезжаете, — обречено произнесла она.

— Приходится.

— Вы сказали, что невиновны. Я помогу вам доказать это. Он закрыл дверь и повернулся к Анджеле.

— Не лезьте в мои дела, Ангел. Она упала в его объятия.

— Ах, Боже мой, Рейф, почему все должно кончиться именно так?

Он привлек ее к себе. Она с отчаянным безрассудством обхватила руками его шею и крепко поцеловала.

Резко прервав поцелуй, через мгновение она слегка оттолкнула Рейфа.

— Уходите! Не позволяйте мне задерживать вас.

Но Рейф, казалось, вовсе не торопился. Найдя ее губы, ОН целовал ее до тех пор, пока у нее не закружилась голова. Когда же он подхватил ее на руки и понес в спальню, Анджела испугалась, что он сошел с ума, и стала отбиваться.

— У нас нет времени.

— Времени у нас полно, — прошептал он. — Ты же не думаешь, будто шериф явится сюда в одиночку, а? Он захочет, чтобы ему помогала толпа, а на это нужно время.

Анджела хотела было что-то возразить, но Рейф закрыл ей рот поцелуем. Не отрывая губ, он уложил ее на кровать и лег рядом.

Анджелу обдало жаром. Это — Рейф, человек, который так нежно ее ласкал, человек, который сделал ее женщиной. Ей не хотелось думать, что Рейф может оказаться убийцей. Она вообще не хотелось думать. Ей хотелось чувствовать и наслаждаться.

Ее пальцы метнулись к его груди, путаясь в пуговицах. Он нетерпеливо оттолкнул ее руки и разорвал рубашку, так что пуговицы разлетелись во все стороны. Приподнявшись, пи скинул сапоги и спустил брюки.

— Я хочу видеть тебя всю, — проговорил он хриплым от желания голосом.

Он освободил Анджелу от одежды. Теперь оба были обнажены и задыхались от желания. Анджела с вожделением смотрела на его тяжелую пульсирующую плоть. Какой он опытный, какой нежный и страстный! Где бы она к нему ни прикоснулась, он тут же отзывался с не меньшей страстью.

Его губы обжигали ее кожу, и она раздвинула дрожащие ноги. Ей необходимо ощутить его внутри себя. Сейчас же. Последние ласки ей хочется запомнить навсегда.

— Еще рано, — шепнул Рейф, продолжая нежное путешествие по ее телу. Груди, соски — ничто не осталось без внимания; он целовал и щипал Анджелу, заставляя ее корчиться и стонать в зверином экстазе.

Он дернулся и застонал, когда она поторопила его:

— Рейф, ну пожалуйста!

Вздохом выразив свое несогласие, Рейф устроился между ее бедрами и прижался к ней своей плотью. Потом раскрыл ее цветок пальцами и медленно вошел в чертоги наслаждения.

Ему хотелось закричать от радости. Он обхватил ее бедра и перевернулся вместе с ней, не прерывая соединения. Теперь она, удивленно глядя на него, сидела сверху.

— Скачи на мне, Ангел. Я весь твой.

Глава 8

Сердце все еще отчаянно колотилось в груди, когда Анджела медленно пришла в себя. В объятиях Рейфа она полностью забыла о себе, охваченная наслаждением. Последнее, что она помнила, — невероятное блаженство, возникающее в ее недрах. В порыве страсти она выкрикивала его имя, потом еще и еще раз. Когда же она очнулась, Рейф уже натягивал брюки.

Он бросил на нее извиняющийся взгляд.

— У меня не очень-то много времени.

— Понимаю. Мы еще когда-нибудь увидимся?

— Не знаю. Тебе это важно?

Она посмотрела на него, закусив губу. Врожденное прямодушие не позволило ей солгать.

— Важно.

Это, кажется, удивило его.

— Важно, а все равно считаешь меня преступником. Она приподнялась на локте.

— Рейф, в глубине души я знаю, что ты способен на убийство. Что же до ограбления банка… — Она пожала плечами. — Ради тебя я готова сомневаться, хотя и не понимаю, почему ты не хочешь оправдаться.

Он отрывисто рассмеялся.

— Ты знаешь, как поступает в этих краях полиция, а? Здесь принято сначала стрелять, а уже потом задавать вопросы. Может, в один прекрасный день правда и выйдет наружу, но к тому времени меня уже вздернут на первом же суку. Если я решу добраться до города через каньон Красной Скалы, то все именно так и произойдет. Попробую выбраться другим путем. — Его голос звучал устало.

— Не волнуйся обо мне, Рейф, я могу сама о себе позаботиться. Я ведь выбралась из Топики, верно?

— Из огня да в полымя, — пробормотал Рейф сквозь губы. — Береги свидетельство о браке. Оно может тебе пригодиться. Если все будет хорошо, попытаюсь тебе сообщить.

Она не хотела, чтобы Рейф Гентри увидел, как ей больно. Но чего еще можно ожидать от преступника?

— Не волнуйся. — Она не удержалась и добавила: — Берега себя, Рейф.

Он пробормотал что-то неразборчивое и вышел. Анджела сжала, глядя в потолок, и слезы текли у нее по лицу, услышав стук копыт, она заставила себя встать и одеться.

Четверть часа спустя на прииске появились люди. Анджела скривилась от отвращения, узнав в них отчима и Чандлера.

Волоча ноги, она вышла им навстречу.

— Где Гентри? — рявкнул Кент. — Его ищет полиция. Мы с Чандлером решили, что сами схватим его и получим награду.

— Не знаю, о чем вы говорите, — твердо ответила Анджела. — Если вы ищете Рейфа, так его здесь нет.

— Уйди с дороги, — буркнул Кент, отодвигая ее в сторону. На поиски потребовалось немного времени.

— Его здесь нет. Посмотрите, где его лошадь, Чандлер.

— Говорю же вам, что его здесь нет, — настаивала Анджела, когда несколько минут спустя Чандлер вернулся и сообщил, что лошади Рейфа в загоне нет.

— Далеко не уйдет, — заявил Кент. — Я говорил, что побывал у шерифа Таттерсола? Хорошенькую историю он мне рассказал. Какого черта ты вышла замуж за преступника, Анджела? Я знал, что ты слишком увлеклась церковью и всей этой чепухой насчет добрых дел. Мне следовало запереть тебя на замок, пока Чандлер не отвел бы тебя под венец.

— Энсон Чандлер — последний человек в мире, за которого я вышла бы замуж, — сообщила Анджела.

— И вместо этого вы обвенчались с преступником, — фыркнул Чандлер. — Расскажите ей, Кент.

— С удовольствием, — радостно отозвался тот. — Мы поговорили по душам с Таттерсолом, и я подробно рассказал ему о Рейфе Гентри. Теперь шериф уверен, что Гентри — именно тот человек, который ограбил дилижанс. Скоро появится новое объявление о его аресте.

— Нет! Рейф не убийца! — воскликнула Анджела.

— Не тебе об этом судить. Я рассказал Таттерсолу, что, когда ты увидела Гентри посреди толпы линчевателей, твоя склонность спасать людей пересилила здравый смысл. Мне с трудом удалось убедить этого добряка шерифа, что ты ничего не знала о преступном прошлом своего муженька.

— Вы негодяй, — бросила ему Анджела. — Я по-прежнему замужем за Рейфом, и не важно, кто он.

Улыбка Кента была воплощением самодовольства.

— Ты позволишь мне взглянуть на свидетельство о браке?

Анджела подумала, что не будет ничего плохого, если она покажет документ. Ведь они с Рейфом — законные муж и жена.

Анджела принесла из спальни свидетельство о браке и протянула его Кенту. Тот внимательно прочел его, потом спокойно разорвал на мелкие кусочки и пустил по ветру.

— Вот так, красавица.

— Ублюдок! — прошипела Анджела.

— Ну, ну, живя в моем доме, ты никогда не употребляла таких выражений. Что, Гентри уже научил тебя сквернословить?

Чандлер мрачно сверкнул глазами.

— Держу пари, он научил ее и еще кое-чему. Если бы не золото, я ни за что не прикоснулся бы к объедкам убийцы.

— Прииск иссяк, — заявила Анджела.

— Да неужели же вы поверили Бакстеру? — фыркнул Чандлер. — Пока Десмонд был в Ордуэе, я пошатался по городу. После смерти вашего отца Бакстер регулярно кладет деньги на свой счет в банке. Ясное дело, он добывает золото. Как только мы поженимся, я найму собственных рабочих, и Бакстер мне не сможет помешать.

— Когда же вы наконец поймете, что я замужем? — возмутилась Анджела. — Преподобный Конрад сделал запись о нашем венчании в своей дорожной книге.

— Конечно, милая, если бы эта книга все еще существовала, все было бы именно так, — гадко ухмыльнулся Кент.

Анджела побледнела. Что знает Кент?

— Вы меня обманываете. Разумеется, книга существует. Как только преподобный Конрад доберется до Топики, он занесет наши имена в регистрационную книгу баптистской церкви. Если вы с Энсоном надеялись поживиться за мой счет, вы сильно ошиблись. Я не собираюсь разводиться.

— Боюсь, дорогая, что ты не слышала грустную новость, — говорил Кент без всякого намека на грусть. — На фургон преподобного Конрада напали индейцы, когда он еще не добрался до Топики. От фургона и его содержимого не осталось ничего, кроме кучки золы. А это значит, что не существует никаких законных документов, подтверждающих твой брак.

— Не может быть! Бедные преподобный Конрад и сестра Грейс! — заплакала Анджела. — Какой ужас!

— Все зависит от того, как на это посмотреть, — радостно потер руки Чандлер. — Ни мужа, ни венчания. Значит, вы свободны и можете выйти за меня. Мы обвенчаемся завтра — или как только я сумею привезти сюда священника и совершить церемонию.

— Ничего у вас не получится, — бросила Анджела. — Вы не заставите меня насильно стать вашей женой. Никакой приличный священник не станет совершать венчание, если невеста не хочет этого.

— Хочешь ты или нет, но замуж за Чандлера ты выйдешь. — В голосе Кента прозвучала угроза.

Не успели еще эти слова сорваться с его губ, как показалась дюжина скачущих галопом всадников.

— Это, наверное, линчеватели, — сказал Чандлер. — И если я не ошибаюсь, с ними Брейди Бакстер.

Подъехав к домику, всадники натянули поводья, подняв облако пыли.

— Я — шериф Диксон, миссис Гентри. Ваш муж здесь?

— Зря теряете время, шериф, — ответил Кент. — Гентри уехал, когда нас еще здесь не было.

— Говорил же я — не тратьте время, собирая людей, — досадливо сплюнул Бакстер. — Вы, я и помощник могли бы схватить его, если бы сразу же выехали из города.

— Кто здесь шериф, Бакстер? — осведомился Диксон. — Гентри — опасный преступник. Чтобы схватить его, троих мало.

Бакстер недовольно фыркнул, но возражать не стал.

— Миссис Гентри, вы знаете, куда поехал ваш муж?

— Очень жаль, шериф Диксон, но я совершенно не знаю, где его можно найти. Зато я знаю, что он не совершал преступлений, в которых его обвиняют. Он не виноват.

Анджела немного удивилась собственным словам. Неужели она действительно верит в невиновность Рейфа?

— Все они не виноваты, — насмешливо произнес Диксон. — На дороге мы его не встретили. Либо он прячется в лесу, либо нашел другую дорогу через горы. Поехали, ребята, мы его найдем.

— Не забывайте о награде, шериф! — крикнул ему вслед Бакстер. — Это я вывел вас на Гентри.

— Если мы его поймаем, награда ваша! — прокричал в ответ Диксон, пришпоривая свою кобылу.

Анджела проводила их взглядом. Из задумчивости ее вывел громовой голос Бакстера:

— Что вы здесь делаете, Чандлер?! Вас сюда не звали, да и вашего дружка тоже.

— Я — Десмонд Кент, отчим и опекун Анджелы, — с достоинством представился Кент. — Я приехал, чтобы защищать интересы моей падчерицы. Если золото на этом прииске есть, я намерен следить, чтобы Анджела получала свою долю.

Эти речи пришлись не по вкусу Бакстеру. Мало было Гентри, теперь еще нелегкая принесла эту парочку.

— Убирайтесь-ка вы оба подобру-поздорову. Мне плевать, кто вы такие, вы нарушаете границы моих владений.

— Послушайте, Бакстер, если вам удалось навешать моей падчерице лапшу на уши, то меня вам не одурачить. Завтра Анджела выходит замуж за Энсона Чандлера, так что привыкайте видеть нас здесь. Бакстер изумленно поднял брови.

— Вы собираетесь стать двоемужней, миссис Гентри?

— Я не выйду за мистера Чандлера, что бы там ни говорил мой отчим, — твердо заявила Анджела. — Я замужем за Рейфом Гентри.

— Анджела немного ошибается, Бакстер, — вкрадчиво и шее Кент. — Видите ли, ее брак с Гентри незаконный, и она свободна и может выйти за того, за кого пожелает.

— Я не выйду за Чандлера!

Глаза Бакстера сузились. Опять кто-то мешает ему стать единственным владельцем прииска. Если Анджела не замужем и не собирается выходить за Чандлера, тогда он, Бакстер, сможет убить одним выстрелом двух зайцев — заполучить и Анджелу, и прииск.

«Не так уж я дурен собой, — подумал Бакстер. — А когда требуют обстоятельства, могу быть даже очаровательным». Объединившись с Анджелой, он получит все, что душе угодно. Станет единственным владельцем прииска, а в качестве премии получит очаровательную красотку. Недурно, очень недурно.

— Ребята, вы слышали, что сказала маленькая леди. Ни Анджела, ни я не желаем видеть вас на своей территории. Если вам дорога жизнь, катитесь отсюда ко всем чертям, прежде чем я напихаю в ваши задницы свинца. Не вздумайте также привозить сюда священника.

— Хорошо, Бакстер, мы уходим, — кротко сказал Кент, — но имейте в виду, что я обладаю полным правом выдать свою падчерицу замуж за нужного человека.

Анджела облегченно вздохнула, когда Чандлер и Кент наконец-то убрались восвояси. Бакстер смотрел на нее, и в его взгляде зажегся странный огонек.

— Это правда, что ваш брак с Рейфом Гентри незаконный?

— Нет, неправда, — горячо возразила молодая женщина. — Преподобный Конрад обвенчал нас в Ордуэе.

— А где этот преподобный сейчас?

— Погиб от рук индейцев.

— У вас есть свидетельство о браке?

Анджела бросила горестный взгляд на кусочки бумаги, разбросанные по земле.

Бакстер наклонился, подобрал несколько клочков, повертел в руках, выбросил.

— Это Кент сделал?

Анджела кивнула.

— Это все, что у вас осталось?

Анджела промолчала. Какое ему дело?

— Вы меня извините. На меня столько всего навалилось.

— Еще бы. Представляю, какое это потрясение — узнать, что человек, женой которого вы себя считали, оказался преступником. Вы остались совсем одна, Анджела. Я знаю, ваш отец захотел бы, чтобы я за вами присматривал. Если хотите выходить за Чандлера — не надо. У вас есть выбор, — сказал он с легким намеком, повернулся и вышел.

Анджела с недоумением смотрела ему вслед. Ведь не может же он думать… нет, что он… что она… Смешно. Бакстер и Чандлер — одного поля ягоды, и стоит ли менять шило на мыло? Вернувшись в дом, она принялась готовить себе еду — еду, которую Рейф уже не разделит с ней.

Спрятавшись за кустом, Рейф видел, как Кент разорвал свидетельство о браке. Он был слишком далеко и не мог слышать их разговор, но понял, что Кент расстроил Анджелу. Рейфу захотелось удавить этого ублюдка. Потом появился Бакстер с толпой людей, и Рейф решил, что нужно без оглядки бежать отсюда. Но совесть не позволила ему поступить так. Когда люди принялись искать его, он въехал как Пыл верхом в пещеру на склоне горы.

Время шло. Рейф подошел к краю пещеры и вперил взор в темноту. Все было недвижимо. Он подполз к краю обрыва над входом в шахту и посмотрел вниз, на дом, в котором впала Анджела. Как мог он покинуть ее? А что ему оставаясь делать? Если бы его схватили до того, как он докажет свою невиновность, то тут же повесили бы. Оставалось только попытаться уговорить Анджелу скрыться с ним. Вдвоем они смогут уехать туда, где их никто не знает.

Но достаточно ли он дорог Анджеле для того, чтобы она боялась?

Рейф принял решение — плохое ли, хорошее ли, — и на у него заиграла улыбка. Он осторожно спустился с горы и, обойдя жилище Бакстера, подобрался к дому Ангела. Тонкий серпик месяца освещал ему путь. Рейф поднялся по ступенькам и нажал на дверную ручку. Заперто. Держась в тени, он на цыпочках обогнул дом и подергал заднюю дверь. Заперто.

Тут он заметил слегка приподнятое окно спальни. Поднять раму выше не составило труда, и Рейф тихо скользнул внутрь. Он окинул взглядом освещенную луной комнату и увидел мирно спящую Анджелу. Ее пышные формы отчетливо угадывались под тонкой простыней. Ореол светлых волос обрамлял ее нежное лицо. Рейфу страшно захотелось откинуть со лба Ангела локоны и запечатлеть там поцелуй.

Вместо этого он притаился рядом и молча пожирал возлюбленную взглядом, подавляя желание прикоснуться к ней. Она пошевелилась и что-то пробормотала во сне.

Сон Анджелы был неспокоен. Конечно, ей снился Рейф. Он убегал от полиции, то и дело оборачиваясь и бросая на нее страдальческие взоры.

Потом сон внезапно изменился. Рейф уже не убегал; линчеватели исчезли, а он оказался в домике, в спальне Анджелы. Сон был настолько реален, что она чувствовала на щеке дыхание Рейфа. Анджела проснулась и поняла, что присутствие Рейфа ей не привиделось.

Она раскрыла глаза. С ее губ слетело его имя.

— Рейф…

— Я здесь, Ангел.

— Что? Как?

— Я не уезжал. Я прятался в пещере над прииском.

— Что ты здесь делаешь? Тебя же ищут линчеватели.

— Знаю. Я все видел, хотя и не слышал, о чем говорят. Чем тебя так рассердил Кент? Это он наше брачное свидетельство разорвал? Зачем он это сделал? Ведь преподобный Конрад легко может все подтвердить.

— Нет, не может, — вздохнула Анджела. — Преподобный Конрад и сестра Грейс убиты индейцами. Их фургон и нес имущество сгорело. Не осталось никаких записей о нашем венчании.

— Жаль преподобного и его супругу. Я знаю, как ты была к ним привязана. — Он обнял Анджелу. — Судьба не очень добра к тебе, да, Ангел?

— К тебе тоже, — прошептала она. — Тебе не следует здесь оставаться.

— А я хочу быть именно тут, — пробормотал он и впился в нее губами.

Анджела испустила стон наслаждения. Когда Рейф уехал, она была совершенно уверена, что никогда больше не увидит его. А он вот здесь, прижимается к ней всем телом, и его губы пишут слова любви на ее губах. Ах, как же ей хотелось, чтобы он вернулся! Но неужели он не понимает, какой опасности подвергает себя?

Неожиданно в голове у нее мелькнула вздорная мысль. Неужели Рейф вернулся, чтобы обелить свое имя? Он и вправду решил, что бежать не имеет смысла? Рейф снял с пес ночную рубашку.

— Я пришел сейчас сюда, чтобы кое о чем расспросить. Хотя, но это подождет. — Он поцеловал ее соски. — Я хочу тебя, Ангел. И пусть все катится к черту.

Анджела сглотнула комок, застрявший в горле. Она хочет Рейфа ничуть не меньше, чем он ее. Даже несмотря на что он вне закона. На самом ли деле он так чист, как пишет? Узнает ли она когда-нибудь правду об этом?

— Может быть, ты сначала задашь свой вопрос, — сказала Анджела.

Он глубоко вздохнул.

— Нет, сначала я буду тебя любить.

Он положил руку ей между ног. Ее плоть пульсировала под его рукой. Он почувствовал, как набух маленький узелок и осторожно потер его. Его мужское естество напряглось, пытаясь вырваться на свободу. Он расстегнул застежку на брюках и высвободился. Потом раздвинул коленом ее бедра, наклонил голову и поцеловал в самое алчущее, самое нежное место.

Она со всхлипом произнесла его имя. Пальцы его пришли на смену губам. Ее готовность потрясла его; больше он не мог ждать. Он проскользнул в ее бархатистые складки. Она обхватила его ногами, бесстыдно выгнулась под ним, заставляя его проникать все глубже, и он забыл обо всем на свете.

Желая подарить ей высшее наслаждение, он слегка покусал ее соски, потом нежно стал лизать их. Он почувствовал, как она задрожала от вожделения и, издав легкий стон, замерла в его объятиях.

О, Рейф, скорее же! Подстегнутый ее пылкостью, Рейф проник в ее самые сокровенные глубины. Она стиснула его плечи, глубоко впиваясь в них ногтями. Почти в беспамятстве он ласкал и теребил ее, доводя до экстаза. Скрипнув зубами, Рейф сдерживал себя до тех пор, пока не услышал, как Анджела выкрикнула его имя.

Он выждал, пока она успокоится в его объятиях, потом разрешил себе также испытать наслаждение. Волна немыслимой сладости накатывала на него в минуту высшего наслаждения. Он содрогнулся и обмяк подле нее.

Прошло несколько долгих минут, прежде чем Рейф приподнялся и лег на кровати рядом с Анджелой. Сердце у него бешено колотилось, дыхание было неровным и прерывистым. Он посмотрел на Анджелу. Ее лицо в серебряном свете луны, льющемся в окно, казалось восковым. Он оперся на локоть и смотрел на нее, озабоченно наморщив лоб.

— Ангел, милочка, с тобой все в порядке? Я не сделал тебе больно?

— Все прекрасно. — Настало неловкое молчание. — Зачем ты вернулся?

— Я не смог оставить тебя одну во власти Кента, Чандлера или Бакстера. Никто из них не станет отстаивать твои интересы.

— А ты станешь?

— Мне так кажется. Ты хоть понимаешь, какие планы насчет тебя они строят?

— Отчим грозил вернуться сюда вместе со священником. Он твердо решил выдать меня за Энсона. Я не знаю, чего хочет Брейди Бакстер. Совершенно неожиданно он стал подозрительно любезным. Пообещал сделать все, что в его силах, чтобы не позволить Десмонду и Чандлеру завладеть прииском. Я доверяю ему не больше, чем тем двум.

— И правильно делаешь. Послушай, Ангел. Я не могу оставить тебя здесь одну и не могу быть поблизости, чтобы защитить тебя. И я… я хочу, чтобы ты уехала вместе со мной.

Анджела пристально посмотрела ему в лицо. Оно было серьезным, ужасно серьезным.

— Ты хочешь, чтобы я бросила свою собственность?

— Знаю, что прошу у тебя слишком многого, но иначе я не могу тебя защитить.

Анджела протянула руку к своей ночной рубашке, натянула ее и тщательно оправила на бедрах. Она не хотела давать ответ сразу. Нет, она не сможет уехать ночью, как воровка. И в конце концов, от бегства ей не станет легче. Она получит только новые неприятности, вот и все. Нужно как-то заставить его передумать.

— Ты откажешься от прииска, но у тебя останутся деньги, которые завещал тебе отец, — продолжал увещевать Рейф.

— Я стану мешать тебе. Ты сам говорил, что жена — камень на шее. У тебя и без меня хватает трудностей.

— Мы могли бы уехать в Калифорнию, начать жизнь сначала.

Анджеле показалось, что она ослышалась.

— Ты хочешь остаться моим мужем?

— А ты хотела бы в мужья кого-то другого?

— Ты же знаешь, что нет.

— А я не хочу никакой другой жены, так почему бы нам не пожить как муж и жена, пока одному из нас это не надоест?

— Десмонд утверждает, что по закону мы не венчаны. Доказательств-то нет.

Рейф громко расхохотался.

— Весь Ордуэй присутствовал на нашем венчании, — напомнил он. — Этого доказательства с меня вполне достаточно. — Он хитро взглянул на нее. — Ты что, боишься жить с мужем, который объявлен вне закона?

— Ты не дал мне возможности сообщить тебе действительно плохую новость, — напомнила Анджела.

— Я весь внимание, дорогая.

— Когда Десмонд рассказал обо всем шерифу Таттерсолу, тот решил, что это ты ограбил дилижанс и убил пятерых человек. В глазах закона ты не только грабитель, но еще и убийца.

Рейф грубо выругался.

— Вот и еще одна причина, почему тебе следует уехать со мной, Ангел. Они станут допрашивать тебя.

— Нет, не станут. Десмонд убедил шерифа, что я ничего не знала о твоем прошлом, что я просто религиозная фанатичка, помешанная на спасении душ. Я — невинная жертва, попавшая в лапы мошенника. Меня ни в чем не обвиняют.

Рейф бросил на нее тревожный взгляд.

— Так ты отказываешься уехать со мной? Я верно понял, что ты предпочитаешь остаться здесь и бороться с Кентом, Чандлером и Бакстером?

— Да. Нет. Не знаю. Ты не понимаешь. Я не могу уехать отсюда. Поступить так — значит признать свое поражение, а я не из тех, кто отступает без боя. Я… я не хочу всю жизнь скрываться. Я вообще никогда не собиралась выходить замуж. Выходить за прес… — И слова замерли на ее губах.

— Продолжай, договаривай. Преступник — неподходящий муж для такой честной девушки, как ты.

— Прости меня, Рейф. Я совсем запуталась. Все называют тебя преступником. Я не хочу в это верить, но…

— Почему так трудно мне поверить? Ведь ты не очень-то размышляла, когда отдалась мне.

— Неужели ты не видишь, что я разрываюсь? — разозлилась Анджела., — Ты мне дорог, но я очень боюсь, что буду мучиться, если позволю себе полюбить тебя. Но потерять тебя — я этого не вынесу.

Рейф замер.

— Я никогда не просил тебя о любви. Ты спасла мне жизнь, и я хочу отблагодарить тебя, предложив тебе защиту. Ты дорога мне, но любовь — это такое чувство, которое мне непонятно. Если тебе не нужна моя защита, если ты хоть немного сомневаешься в моей невиновности, тогда мне лучше исчезнуть из твоей жизни. Полагаю, прииск тебе дороже, чем я. — Он вскочил на ноги. — Надеюсь, вы с Энсоном Чандлером будете очень счастливы вместе. Поскольку никаких записей о нашем венчании не существует, можно утверждать, что мы не состоим в браке.

Анджела вгляделась в него. В этих серебряных глазах не было ни намека на тепло и участие, и все по ее вине. Зачем только судьба свела их вместе? Причинить ему боль — это все равно что причинить боль самой себе.

— Это не так, Рейф, — попробовала объяснить Анджела. — Конечно, прииск мне дорог. С другой стороны, я никак не думала, что мы станем любовниками. Пойми меня правильно, — добавила она, — я не жалею об этом. Но ты должен согласиться, что это все еще больше усложнило.

— Я совсем не знал тебя, — медленно произнес Рейф, отодвигаясь. — Неужели все женщины такие же холодные и расчетливые, как ты?

— Я могу говорить только за себя. Я вышла замуж за незнакомого человека. За человека, который может оказаться — а может и не оказаться — преступником и убийцей. Я спасла тебе жизнь. Больше у меня нет никаких обязательств перед тобой.

Анджеле хотелось расплакаться. Сердце ее разрывалось от боли. Но иначе она не смогла бы заставить его уехать без оглядки. Поехать с ним она не могла, и не из-за прииска, а из боязни стать для него обузой. Он в конце концов возненавидел бы ее. А если и нет, то он наверняка погибнет, защищая ее. Она не может обречь Рейфа на смерть. Для этого она слишком любит его.

— Значит, разговор окончен, — сурово заключил Рейф. — Если нам доведется встретиться, мы станем друг для друга посторонними людьми. Ты этого хочешь?

Радуясь, что в темноте не видно слез, Анджела кивнула:

— Я хочу, чтобы было так. Позаботься о себе.

Она затаила дыхание. Казалось, он хочет поцеловать ее, а этого она не вынесла бы.

— Еще не поздно передумать, — тихо сказал он.

— Слишком поздно. Ступай, Рейф. Скоро рассвет.

— До свидания, Ангел.

— До свидания, Рейф.

Только когда за ним закрылась дверь, она позволила себе расплакаться.

Глава 9

Рейф в смятении вышел. Он не мог понять, почему они с Анджелой наговорили столько обидных слов друг другу. Что на них нашло? Впрочем, чего он мешкает? Нужно мчаться с прииска куда глаза глядят. С прииска, подальше от Ангела и от полиции. Болтаться здесь опасно.

Рейф был настолько погружен в свои мысли, что не заметил какую-то фигуру, смутно маячившую позади. Вдруг на голову ему обрушился могучий удар ружейным прикладом.

Брейди Бакстер стоял над Рейфом, крепко сжимая в руке ствол ружья.

— Мерзавец, — прошипел тот. — Тебе так приспичило вспахать эту малышку, которую ты называешь своей женой, что у тебя мозги набекрень. Не стоило тебе здесь ошиваться.

Бакстер ударил Рейфа сапогом по ребрам. Вот удача так удача! Выйдя ночью по нужде, Бакстер заметил, как кто-то крадучись вышел из домика Анджелы. Поначалу он подумал, что это, вероятно, Кент или Чандлер, но потом решил, что пришелец слишком высок и широк в плечах. Такие очертания не могли принадлежать ни одному из этих мошенников.

Держась на почтительном расстоянии, Бакстер увидел, как какой-то мужчина влез в окно спальни. Довольная улыбка скривила его губы. Он чутьем угадал, что ночной бродяга — Рейф Гентри. Ага, значит, Гентри решил рискнуть жизнью ради поспешных ласк. Ну-ну… Он и сам не мог дождаться, когда наконец окажется в постели этой милашки. Спрятавшись в тени, он стал терпеливо ждать.

Рейф вышел из задней двери почти час спустя. Бакстер схватил ружье и крадучись пошел за погруженным в свои мысли преступником. Господи, вот удача-то привалила!

Довольный Бакстер еще раз пнул Рейфа. Схватив потерявшего сознание пленника за плечи, он поволок его к зияющему спуску в шахту, остановился на мгновение, подобрал веревку. Держа в одной руке лампу и другой волоча Рейфа за ногу, Бакстер втащил его в заброшенную боковую штольню и крепко связал по рукам и ногам. Потребовался бы волшебник, чтобы развязать эти узлы.

Потом негодяй на всякий случай заткнул Рейфу рот своим носовым платком.

— Это тебя усмирит, — хихикнул Бакстер, любуясь на рук своих дело.

Кажется, все его мечты должны осуществиться. Он умел поймать удачу, когда она ему подворачивалась. Как все оказалось просто: хлоп — и концы в воду. Никто ничего не узнает, а красотка и прииск достанутся ему. Вот так-то. Тихо насвистывая, Бакстер отправился досыпать.

Рейф очнулся от чудовищной боли в голове и ломоты во всем теле. Его со всех сторон окружала тьма. Непроницаемая тьма — и ничего больше. Значит, это не его любимая пещера. Но тогда где же он?

Рот его, казалось, превратился в пустыню, все тело болело, ребра ныли, голова раскалывалась. Сознание медленно возвращалось к нему, и уже через минуту Рейф понял, что связан и во рту у него кляп.

Шахта. Это шахта.

Как? Почему? Кто посмел?!

Он принялся обдумывать свое положение. Значит, он был настолько беспечен, что его заметили выходящим из домика Анджелы. Кто-то подкрался к нему сзади и нанес сокрушительный удар по голове. Этим кто-то мог быть только Брейди Бакстер. Но почему Бакстер заключил его в шахте вместо того, чтобы отвезти в город и получить обещанную награду? Голова у Рейфа так болела, что ему трудно было соображать.

Единственное, что ему оставалось, — это ждать, пока Бакстер вернется и сообщит о своих намерениях. И еще — беспокоиться об Анджеле.

Анджела проснулась поздно. Тело ее все еще помнило ласки Рейфа, а горло саднило от горьких слез. Она отослала Рейфа прочь и теперь никогда больше не увидит его.

Сонная, в подавленном настроении, Анджела умылась, оделась и пошла на кухню выпить кофе с бисквитами, которые испекла накануне. Есть ей, в общем, не хотелось. Она понятия не имела, чего еще ждать. Теперь, когда Рейф не может защищать ее от троих проходимцев, положивших глаз на прииск, она почувствовала себя одинокой и несчастной.

Она не сможет доказать, что Бакстер погубил ее отца. В городе все уверены, что смерть Саймона Эббота — результат несчастного случая. Она надеялась только на один способ открыть правду — заставить Бакстера выдать себя.

И другие тревоги ее одолевали. Вдруг Десмонду удастся найти священника, который обвенчает ее с Энсоном? Нашелся же такой в Топике, верно?

Настойчивый стук в дверь оторвал Анджелу от унылых размышлений. Поначалу она решила, что к ней явились Энсон и Десмонд, но тут же отбросила эту мысль. У них не хватило бы времени так быстро обернуться. Она открыла дверь и не очень удивилась, увидев самодовольно ухмылявшегося Бакстера со шляпой в руке. Неприятная улыбка обнажала его кривые прокуренные зубы.

— Мое почтение, Анджела. Я пришел поухаживать. Анджела с трудом удержалась от смеха.

— Зачем?!

Улыбка сбежала с лица Бакстера.

— Выходите за меня. Это лучше, чем связываться с человеком, которого выбрал для вас ваш опекун. Зачем нам делить прииск с кем-то еще? Выходите за меня, и он будет наш целиком и полностью.

— Ваш, хотите вы сказать, — поправила Анджела. Он пожал плечами.

— Все равно. Никто не станет соваться в наши дела. Анджела медленно попятилась.

— Вы сошли с ума! С чего это мне выходить замуж за человека, которого я считаю повинным в смерти моего отца?

Лицо у Бакстера искривилось от ярости.

— Как вы сказали?

Ох, надо было держать язык за зубами! Анджела смущенно залепетала:

— Я… ничего. Я не это имела в виду. Я все еще огорчена из-за Рейфа. А теперь мне нужно идти. Мне нужно съездить в город.

Бакстер схватил ее за руку.

— Вы никуда не поедете, маленькая леди. И я не желаю больше слышать ни слова о ваших подозрениях, потому что вы малость спятили. Мы с вами окрутимся. Сегодня, еще до того, как появятся Чандлер и Кент.

— Это вы спятили, мистер Бакстер. С чего вы взяли, что я выйду за вас замуж?

— Выйдете, потому что у меня в кармане козырь. Она попыталась вырваться, но он оказался гораздо сильнее.

— Не понимаю, о чем речь.

— А вот я объясню вам. Я поймал вашего любовника, когда он вчера ночью выскользнул из этого домика.

У Анджелы перехватило дыхание.

— Вы лжете. Вчера ночью Рейф не подходил к моему дому. Сейчас он, наверное, уже очень далеко отсюда.

— Это вы так полагаете. Он связан, точно рождественский гусь, и спрятан там, где его никто не найдет.

Анджелу охватил ужас.

— Что вы с ним сделали? Если вы ранили его, я…

— И что — вы? Ему все равно дорога на виселицу.

— Чего вы хотите от меня? Он гадко ухмыльнулся.

— Я знал, что вы умная леди. Поначалу думал использовать Гентри, чтобы заставить вас продать мне вашу долю в прииске, но потом подумал — почему бы мне не заполучить все? И вас, и прииск. Такая славная малышка, как вы, наверное, чертовски хороша в постели, если Гентри вернулся сюда, когда линчеватели гнались за ним по пятам.

— Я не выйду за вас, Брейди Бакстер, и свою долю я вам не продам, — твердо сказала Анджела.

— Выбросьте из головы мысли о продаже. Это меня больше не интересует. — И он искоса взглянул на нее. — Мне нужно больше, гораздо больше. Выбирайте — либо это, либо Гентри повесят. Если не согласитесь на мои условия, я выдам его и получу награду.

Анджела всматривалась в лицо Бакстера. Кажется, он не врет. И потом, откуда ему знать, что Рейф побывал у нее ночью, если он этого не видел? Он так уверен в себе, так самодоволен, что, наверное, говорит правду.

Анджела изо всех сил старалась убедить себя, что ей безразлична судьба Рейфа. Бесполезно. Но готова ли она выйти за человека, который, возможно, виноват в смерти ее отца?

— Анджела, можете думать все, что вам угодно, но от этого ничего не изменится. Я заполучил Гентри и хочу заполучить вас.

— Раньше вы никогда не выказывали таких намерений, — заметила она.

— Не совсем так. Когда ваш отец в первый раз показал мне миниатюру с вашим портретом, я понял, что вы мне подходите. Потом вы приехали сюда и сказали, что замужем, и мне пришлось смириться. Теперь обстоятельства изменились. Брак укрепит наше партнерство.

— Мы владеем бесполезным прииском, — напомнила ему Анджела.

— Вероятно, я ошибался.

— Вероятно, вы ошибаетесь и насчет Рейфа. Он, может, уже далеко отсюда.

— А может, и нет.

— А как же быть с отчимом? Он твердо решил выдать меня за Чандлера.

Бакстер коротко хохотнул.

— Я не считаю их серьезными противниками.

— Я вам даже не нравлюсь.

— Вы так думаете?

Бакстер схватил ее за плечи и притянул к себе. Она закричала. Никто не услышал. Она сопротивлялась. Он впился губами в ее губы. Поцелуй его не был ни ласковым, ни приятным. Анджела вытерпела его со стоической сдержанностью. Когда же он начал мять ее груди и подтолкнул в дом, она ударила его коленом в пах.

— Дрянь! — взревел тот, сгибаясь пополам от боли. — Ну хорошо же! Можешь считать своего любовника покойником.

Он сделал пару маленьких шажков и снова взвыл.

— Черт бы тебя побрал!

Глядя на него, Анджела испытала мрачное удовлетворение. Но тут она вспомнила о его словах. Что она наделала!

— Постойте! Простите меня. Я… я не знаю, что на меня нашло. Я соглашусь на все, только не выдавайте Рейфа полиции.

— Вот это уже лучше, — отозвался Бакстер, скрипнув зубами от боли. — Еще парочка таких выходок — и можешь проститься со своим любовничком.

— Вы хотите прииск? Ладно, он ваш. Я подпишу документы сию же минуту.

Бакстер оглядел ее с нескрываемым вожделением.

— Не так быстро, моя дорогая. Обычно меня не интересуют объедки преступников, но вы мне нравитесь. Мне нужны и вы, и «Золотой ангел». Мы обвенчаемся сегодня же.

— Только если вы согласитесь освободить Рейфа, — заявила Анджела. — Я вам не верю.

— А я не верю, что вы сдержите свое слово, если я сначала отпущу Гентри.

Рейф Гентри был единственным человеком, который мешал ему получить все. Бакстер даже не надеялся, что, обретя свободу, Рейф немедленно уедет из этих краев. Если Гентри окажется на свободе, он непременно станет мстить. Ну уж дудки, Рейф должен умереть.

— Я всегда держу слово, — не сдавалась Анджела.

— Обещаю вам освободить Гентри, как только мы станем мужем и женой, — солгал Бакстер. — У вас нет выбора, Анджела. Если будете тянуть, ваш любовник погибнет. Вы этого хотите?

— Рейф не убийца. Полиция разберется.

— Вы и впрямь в это верите? Вы — единственная надежда Гентри. Так что же будет?

Ее плечи поникли. Бакстер понял, что она сдается.

— Ладно, я выйду за вас замуж, но только чтобы спасти жизнь Рейфу. Не думайте, что я испытываю к вам какие-либо чувства, кроме ненависти. Если я узнаю, что вы убили моего отца, вам не миновать суда.

У Бакстера хватило наглости расхохотаться ей в лицо.

— Надевайте самую красивую шляпку, золотце, мы поедем на свадьбу. На нашу свадьбу. Поторопитесь, я хочу все обделать чинно и благородно, прежде чем ваш отчим появится здесь.

Анджела упрямо сжала губы.

— Сначала я хочу видеть Рейфа. Он мрачно взглянул на нее.

— Не теперь. Я сейчас добрый, не злите меня. Первым делом — самое нужное. Я надену свой воскресный костюм и запрягу тележку, а вы пока принарядитесь для меня. У вас полчаса, Анджела. Не копайтесь.

Анджела бросилась в домик. Она злилась на Бакстера, На себя, на Рейфа, на весь свет. Рейф был прав. Она оказалась наивной дурой, решив, что может без труда проехать несколько миль, получить свое наследство и разузнать правду о смерти своего отца. И вот пожалуйста — она собирается выйти замуж за отвратительного, гадкого мерзавца, чтобы спасти жизнь любимому.

Анджела замерла. Любимому? Так она любит Рейфа Гентри. Не желая забивать себе голову такими тонкими мыслями, Анджела стала готовиться к свадьбе.

Она промедлила в домике сколько посмела. Когда Бак-стер пригрозил вытащить ее силой, она поняла, что его терпение лопнуло. Бакстер выглядел даже щеголевато в черном костюме и галстуке-шнурке. Красоту портил только шестизарядный пистолет на бедре. Анджела подумала, что костюм смотрится на нем как на корове седло.

Сама же Анджела почти не стала украшать себя. Она надела простое платье и самую старую шляпку. В глубине души она знала, что эта свадьба не настоящая. Она пошла на это только ради Рейфа, но она никогда не позволит Бакстеру прикоснуться к себе. Она придумала, как избежать его постылых объятий.

Брейди правил лошадью, и его самодовольная улыбка раздражала Анджелу. Решив не смотреть на него, она любовалась горными пейзажами, лесами и долинами.

— Что это вы молчите, милочка? — заметил Бакстер.

— Мне нечего сказать. Вам не понравилось бы то, о чем я сейчас думаю.

— Вы ведь не струсили, верно? Ответьте священнику «да», иначе Гентри будет болтаться на виселице.

— Я сама знаю, что мне делать, — коротко огрызнулась Анджела.

— Хорошо, потому что мы почти приехали. Улыбнитесь, иначе священник решит, что вы идете замуж против воли. Для нас обоих это должно быть счастливое событие.

Посмотрев прямо ему в глаза, Анджела сказала:

— Я вас ненавижу, Брейди Бакстер.

Рейф сидел в пустой и темной шахте. Ему удалось выплюнуть кляп, но освободиться от веревок он не смог. Во рту пересохло, в животе урчало от голода. Он не помнил, когда ел в последний раз. Наверное, за ленчем, вместе с Анджелой! После этого все силы преисподней вырвались на волю. Он все еще не мог простить себе беспечность. Будь он чуть повнимательнее, Бакстер не захватил бы его врасплох.

Впрочем, Рейф беспокоился больше об Ангеле, чем о себе. Он опасался, что Бакстер замыслил какую-нибудь мереть против Анджелы, а он, Рейф, уже ничем ей не поможет. Он не понимал, почему Бакстер не выдал его полиции, это его тревожило. Бесконечное ожидание и неизвестность сводили его с ума.

Когда повозка остановилась перед домом приходского священника, Анджела превратилась в сплошной комок нервов.

Бакстер соскочил на землю и обошел повозку, чтобы спустить Анджелу. Не дожидаясь, пока он протянет к ней руки, она сама соскочила на землю.

— Вам не терпится, чтобы нас поскорее окрутили, а? — ухмыльнулся Бакстер.

— Давайте-ка покончим с этим, а? — устало отозвалась Анджела. — Чем скорее я выполню свою часть договора, тем скорее вы освободите Рейфа.

Несколько золотых монет, сунутых в руку священника, убедили преподобного отца поторопиться с венчанием. Вызвав из кухни жену, чтобы та была свидетельницей, он открыл Священное Писание и наскоро прочел текст, соединивший Брейди Бакстера с Анджелой Эббот.

Когда подошло время поставить подпись в церковной книге, никто не заметил, что Анджела написала «Анджела Гентри». От этого ей стало легче.

Бакстер расплатился со священником, потом буквально потащил Анджелу вниз по ступеням, но внезапно замер как вкопанный. Навстречу им двигались Десмонд Кент и Энсон Чандлер.

— Какого черта вы тут делаете? — выкрикнул Кент. Бакстер ухмыльнулся:

— Вы опоздали на венчание, ребята. Поздравьте нас. Мы Анджелой только что поженились.

— Ч-что?! — завопил Кент. — Ты что, девчонка, с ума сошла? Ты понимаешь, что это значит? Теперь Бакстер владеет всем «Золотым ангелом»! Ты должна была выйти за Чандлера!

— Слишком поздно, — радостно потер руки Бакстер. — Утритесь и убирайтесь восвояси. Здесь уже все схвачено.

— Вами схвачено, — злобно бросил Чандлер, оборачиваясь к Анджеле. — Тварь! — взвизгнул он. — Ты должна была выйти за меня! Я тебе покажу!

Чандлер вдруг размахнулся и дал ей такую пощечину, что она рухнула на землю.

Чандлер уже занес было руку для второго удара, как вдруг тяжелый кулак Бакстера угодил ему в нос. Хлынула кровь. Второй удар в живот заставил Чандлера пошатнуться.

— Только я имею право учить мою жену, — заявил Бакстер, отряхивая руки. — Не ваше дело усмирять ее. Она у меня шелковой станет.

Анджела вздрогнула. Неужели она всерьез думала, что Бакстер станет уважительно обращаться с ней? Такие типы не ценят ничего, кроме золота. Какая, в сущности, разница — Бакстер, Чандлер… Они оба одинаково омерзительны ей.

Бакстер бросил на Чандлера злобный взгляд, помог Анджеле подняться и усадил ее в повозку. Анджелу ничуть не интересовало, насколько сильно досталось Чандлеру. Единственное, что ее заботило, — свобода Рейфа.

Ни Бакстер, ни Анджела не слышали, что Чандлер прошипел им вслед:

— Этот ублюдок заплатит за свою дерзость! Я еще не знаю как, но обязательно разделаюсь с ним. Хорошо смеется тот, кто смеется последним.

— Что бы вы ни задумали, Чандлер, — одобрил Кент, — я вам помогу.

Казалось, подъем занял целую вечность. Анджела злилась и нервничала, пока не увидела впереди прииск. Только тогда она снизошла до разговора с Бакстером.

— Мы приехали. Я выполнила свою часть договора, теперь пришло время вам выполнить свою. Отведите меня к Рейфу.

Бакстер нахмурился.

— У вас чудовищный вид. Я бы убил Чандлера за то, что он так разукрасил мою жену. И убью, клянусь всеми чертями!

Анджела отмахнулась:

— Заживет. Так насчет нашего договора…

— У меня полно времени, чтобы освободить вашего любовника. А сейчас мне не терпится попробовать то, против чего не смог устоять Гентри.

Он остановил повозку перед домиком и протянул Анджеле руку.

Но она ловко увернулась и сама спрыгнула на землю. Подбоченившись, она с вызовом посмотрела ему в глаза.

— Попробуйте, и убедитесь, что такой лакомый кусочек не про вас. Вы можете заставить меня силой, но клянусь, как только вы повернетесь ко мне спиной или уснете… О, вы узнаете, как Страшна месть оскорбленной женщины! Так мы освободим Рейфа сейчас же или вы хотите рискнуть жизнью?

— Вы ставите меня в неловкое положение, миссис Бакстep. Ваши угрозы меня не пугают, но вижу, вы намерены стоять на своем. Ладно, я отведу вас к Гентри.

Бакстер вовсе не собирался освобождать Рейфа. Ни теперь, ни вообще. Ни в коем случае. Если оставить Гентри в покое, он непременно решит мстить. Нет, такой опасный противник должен быть уничтожен.

Он как-нибудь договорится с Анджелой. Либо она подчинится, либо пусть пеняет на себя.

— Он в шахте, связан и безобиден, как ягненок, — сказал Бакстер. — Я зажгу фонарь и отведу вас туда.

— И все это время вы держали его там? — взорвалась Анджела.

— Такой большой мальчик не должен бояться темноты, — ухмыльнулся Бакстер.

— Подлец, — выплюнула она. — Ведите меня к нему.

Бакстер зажег фонарь и вошел в шахту. Анджела следовала за ним по пятам. Негодяй свернул в узкий боковой туннель и остановился перед пустой стеной.

— Где он? — спросила Анджела; она была на грани обморока.

— Совсем рядом, Ангел, — ответил хриплый голос.

У Анджелы перехватило дыхание. Она посмотрела в направлении, откуда донесся голос Рейфа, и увидела, что он лежит на сырой земле, связанный так крепко, что путы крепко врезались в тело. Он все время моргал, словно ослепленный тусклым светом.

— Значит, кляп ты вытащил, — проревел Бакстер. — Так-то ты платишь за мою доброту! Лучше скажи спасибо, что я не выдал тебя полиции.

Не обращая внимания на Бакстера, Рейф обратился к Анджеле:

— С тобой все в порядке, Ангел?

— Да, — задыхаясь от слез, выговорила она. Ей невыносимо было видеть Рейфа таким беспомощным. Столь же отчаянные взгляды он бросал на нее, стоя под виселицей в Ордуэе.

— Развяжите его, — велела Анджела. Бакстер не пошевелился. — Вы же обещали!

— Неужели вы на самом деле поверили, что я освобожу вашего любовника? — расхохотался тот. — Нельзя же быть такой наивной! Мужчины всегда лгут, чтобы получить желаемое.

От этих слов Рейф похолодел. Что сделала Ангел, чтобы добиться от Бакстера обещания освободить его? Неужели она могла поверить такому ублюдку?

— Что ты сделала, Ангел? — тихо спросил Рейф. Бакстер поспешил ответить сам. С хозяйским видом обняв Анджелу за талию, он сообщил:

— Нас окрутили сегодня утром.

Рейф побледнел как полотно и впился недоверчивым взглядом в Анджелу:

— Это правда, Ангел? Анджела опустила глаза.

— У меня не было выбора. У Бакстера на руках все козыри.

— Выбор всегда есть, — буркнул Рейф. — Ты могла бы послать Бакстера к черту, и пусть бы он делал, что хотел. Это мои проблемы, а не твои. — Он перевел взгляд на Бакстера. — Ты мошенник, Бакстер. У Ангела уже есть муж. Он перед тобой.

— Она скоро от него избавится, — хихикнул Бакстер. Он поставил лампу на землю, вытащил пистолет и прицелился в Рейфа.

— Нет! Что вы делаете! — закричала Анджела, дикой кошкой бросаясь на Бакстера.

Он оттолкнул ее, она ударилась лбом об стену туннеля и рухнула.

— Скотина! — прошипел Рейф. — Я убью тебя за это.

Бакстер поднял пистолет.

— Меня не пугают угрозы мертвецов. За мертвого или за живого я получу одинаковое вознаграждение. Я сброшу твой труп в пропасть и заберу свои денежки. И знай же, я буду наслаждаться Анджелой всеми способами, какие только смогу придумать. Мне страшно интересно, что такого ты в ней нашел.

Рейф взвесил свои шансы на спасение. Они были ничтожны. Связанный по рукам и ногам, он был в полной власти Бакстера. Хотя оружие оставалось при нем, со связанными руками достать его просто немыслимо.

Потом он заметил, что Анджела пошевелилась. Нужно отвлечь внимание Бакстера. Ангел — женщина находчивая, она что-нибудь придумает.

— Раз уж мне все равно подыхать, — вздохнул Рейф, — ты мог бы сказать мне правду о прииске. Он ведь не иссяк, верно?

Бакстер насмешливо фыркнул.

— Иссяк? Еще чего! Я только что открыл новую жилу. Здесь спрятаны тысячи долларов, лежат себе и ждут, когда их извлекут на свет Божий. Я избавился от Саймона прежде, чем он узнал об этом, и теперь весь прииск принадлежит мне, каждый самородок, каждая пылинка.

Краешком глаза Рейф заметил, что Анджела пытается что-то нашарить на земле.

Что она хочет сделать? О Господи! Сумасшедшая! Если у нее не получится, Бакстер с ней расправится, а он, Рейф, не сможет защитить ее.

— Значит, Ангел права. Ты действительно убил ее отца, — нарочно медленно произнес Рейф.

— И очень даже просто, — злорадно заявил Бакстер. — Хватит болтать, Гентри. Ты знаешь, что сейчас я тебя убью. Чего тянуть-то? Давай молись.

В эту секунду Анджела напала на него. Негодяй резко обернулся, но было уже слишком поздно — тяжелый булыжник опустился ему на затылок. Падая, Бакстер успел спустить курок. Пуля слегка задела предплечье Анджелы и просвистела дальше.

Бакстер не шевелился. Анджела, тяжело дыша, смотрела на него, и кровь текла у нее между пальцами. Она не имела права потерять сознания. Нужно разрезать веревки, пока Бакстер не очнулся.

— Ангел, с тобой все в порядке? Господи! Ты ранена?

Анджела на негнущихся ногах пошла вперед, Она перешагнула через лежащего Бакстера и присела на корточки рядом с Рейфом.

— Пуля только оцарапала меня. — В голове у нее мутилось. — Он убил моего отца, Рейф. Я слышала, как он признался в этом.

— Я знаю, любовь моя. Дело судьи и суда — признать его виновным. В сапоге у меня есть нож. Достань его и освободи мне руки. Ты спасла мне жизнь… еще раз. Я начинаю думать, что ты — мой ангел-хранитель.

Прежде чем потерять сознание, Анджела разрезала веревки.

Глава 10

Высвободившись, Рейф скорчился и стал хватать ртом воздух. Пальцы занемели и не слушались. Проклятие! Нужно прикончить Бакстера, пока тот не очнулся, и осмотреть Анджелу — вдруг рана окажется серьезной?

Рейф согнул руки и, не обращая внимания на боль в затекших пальцах, разрезал веревки, стягивавшие его ноги. Времени на это ушло больше, чем хотелось бы. Резкая боль пронзила ступни. Он выждал мгновение, встал на колени и склонился над Анджелой.

— Ангел, скажи что-нибудь.

Она пошевелилась, вздохнула и села.

— Что случилось?

— Ты потеряла сознание. Дай мне взглянуть на рану.

— Пустяки. Займись Бакстером, пока он не очухался.

— Тебе не нужна помощь?

— Ничуть. — Она уставилась на его распухшие руки. — Тебе, наверное, страшно больно.

— Пустяки. У нас только одна лампа. Я выведу тебя наружу, вернусь и займусь Бакстером. Несколько часов в шахте не повредят ему.

— Позволь мне остаться.

— У тебя кровоточит рана; нужно ее перевязать. Здесь я с ним управлюсь. Но нужно торопиться. Бакстер недолго пробудет без сознания.

— Что ты хочешь с ним сделать?

— Не то, что он хотел сделать со мной. Я потом тебе скажу. Пошли.

Пошатываясь на онемевших ногах, Рейф взял лампу и повел Анджелу к выходу.

— Иди, — сказал он, направляясь назад в шахту. — Я скоро.

Анджела вздохнула. Ей не хотелось уходить.

— Ладно. Поторопись.

Анджела не понимала, что так задерживает Рейфа. Она начала беспокоиться и почти убедила себя, что нужно вернуться, как вдруг увидела Рейфа, шатаясь, выходившего из шахты. Она бросилась помочь ему.

— Что случилось?

— Ноги пока не слушаются. Если бы я еще несколько часов пробыл связанным, держу пари, остался бы хромым на всю жизнь.

— Что ты сделал с Бакстером?

— Он очнулся, когда я связывал его. Мы обменялись парой слов, вот и все. Забудь о нем. Давай посмотрим твою руку.

— Да чепуха. Кровотечение почти прекратилось.

— Дай мне взглянуть, Ангел.

Анджела сняла полотенце, которым перевязала рану, и вытянула руку. Рейф нахмурившись внимательно осмотрел рану.

— Довольно глубоко задето. Наверное, нужно обратиться к доктору, чтобы он наложил шов.

— Нет, — возразила Анджела, — все в порядке, правда же. Просто помоги мне правильно наложить повязку. Мне уже почти не больно.

— Сядь и сними блузку, — приказал Рейф, — Чтобы я мог все сделать как следует.

Анджела послушалась. Рейф опустился на колени рядом с ней и принялся за дело. Он с трудом сдерживался, чтобы не протянуть руки к ее пышной груди, но зато глазами он мог пожирать ее сколько влезет. К тому времени когда он закончил перевязку, руки у него дрожали, а на лбу выступил пот. Ему страшно хотелось отнести ее на кровать и предаться пылким ласкам, но он пересилил себя.

Рейф присел на корточки и сурово посмотрел на Анджелу.

— Что случилось? — спросила она.

— Почему ты вышла за Бакстера?

— Как ты можешь об этом спрашивать? Ты же знаешь, зачем я это сделала. Он угрожал выдать тебя полиции.

— Я бы охотнее встретился с палачом, чем увидел тебя с Бакстером, — сказал Рейф. — Ты же знала, что ему нельзя доверять. Он даже не собирался освобождать меня.

Он поднялся с колен и сел рядом с ней.

— Ангел, я не сержусь на тебя. Я просто… злюсь, думая о тебе и Бакстере. Ты подумала о том, что он предъявит свои супружеские права?

— Я не хотела твоей гибели. И потом, ты же слышал. Он убил моего отца. О Господи, что же нам теперь делать?

— Я что-нибудь придумаю. Этого ублюдка нельзя отпускать на свободу.

— А как же ты? Что ты будешь делать? Не можешь же ты оставаться здесь, это слишком опасно.

Он схватил ее за плечи и привлек к себе.

— Я не могу тебя покинуть, и ты это знаешь. Можешь с морить сколько тебе угодно, но я все равно тебя не брошу. Мой брак с Бакстером незаконен.

— Он убил моего отца. Мне придется остаться и попробовать убедить шерифа, что Бакстера нужно упрятать за решетку.

— Все считают, что ты вступила с этим ублюдком в законный брак. Что, если шериф тебе не поверит? Я не могу на это рассчитывать. Ты поедешь со мной, вот и все.

— Но…

Возражения замерли у нее на губах, потому что Рейф закрыл ей рот поцелуем. Губы у него были такими же неумолимыми, как и его решение. Он целовал ее, пока она не задохнулась, пока ее не охватила дрожь.

Тогда он опустил ее на кровать и продолжал ласкать, превращая в бездумный и податливый комок страсти. Впившись губами в ее упругие груди, он полизал ее торчащие соски сквозь тонкую ткань сорочки, потом подул на них. Она ощутила, как мучительная страсть, вызванная им, овладевает ею.

Он схватил ворот ее сорочки и разорвал тонкую ткань пополам, обнажив груди. Потом быстро раздел ее догола. Его горячей взгляд скользнул по ее телу, и она затаила дыхание. Казалось, он ласкает ее взглядом.

— Не останавливай меня, Ангел. — Голос его прерывался от вожделения. — Там, в шахте, я думал, что моя жизнь кончена и что я никогда больше не буду тебя ласкать.

Анджела и не собиралась его останавливать. Она хотела его. Уедет она с ним или нет, это ничего не меняет. Она не тревожилась о завтрашнем дне, живя минутным наслаждением. Все ее страхи исчезли, унесенные волной невероятного вожделения. В ней пылала жаркая, всепоглощающая страсть.

Маленькие ручки сорвали рубашку с его плеч. Трепетные пальцы провели дорожку по темной поросли, покрывающей его торс, медленно скользнули вниз по твердому животу. Одну за другой расстегивала она пуговицы на его брюках. Его горячая и дерзкая плоть высвободилась, и она обхватила ее ладонью.

Он хотел было проскользнуть между ее бедрами, но она покачала головой и перевернула его на спину. Потом она села на него верхом. Она наклонила голову и поцеловала кончик его плоти.

— Ангел… — Дыхание его прервалось. — Ты меня убиваешь. Позволь мне…

— Нет, позволь мне, — прошептала она.

Она осторожно ласкала его своим горячим и влажным языком, ублажая его, как он ублажал ее не один раз — столь бесстыдно, сколь изощренно. От ее ласк он извивался всем телом.

У Рейфа помутилось в голове. Экстаз поглотил его; он покорился соблазнительному жару ее губ и языка.

Его руки скользнули в великолепную массу ее светлых полос.

— Ангел! Перестань, ради Бога! — Голос его прерывался от страшного напряжения.

Он повернул ее к себе спиной, обхватил ладонями ее груди и принялся теребить соски. Поцеловал ее в ухо и провел языком по шее и вдоль спины. Он ощущал бедрами ее горячий зад. От этого в нем проснулись все демоны ада, и он не смог больше ждать.

Потом он услышал, как она застонала, и замедлил свои удары. Она со всхлипами умоляла отпустить ее. Внезапно ему отчаянно захотелось оградить эту женщину от всякого зла, защищать ее до тех пор, пока может дышать. Все его мысли исчезли, потому что Анджела вскрикнула, и тело ее содрогнулось. Выгнувшись дугой, он закричал на весь свет о своем восторге. Колени ее подогнулись, и он рухнул на нее. Сознавая, что слишком тяжел для нее, он перекатился на кровать.

Когда Рейф проснулся, день был в разгаре. Его охватил страх, но тут он увидел, что Анджела посапывает рядом, свернувшись клубочком.

Он не собирался так долго спать. Очевидно, вымотался сильнее, чем полагал. И вспомнил о Бакстере.

Анджела пошевелилась и открыла глаза. Увидев его, она улыбнулась.

— Сколько времени?

— Мы проспали всю ночь. Она поспешно села.

— Не может быть! Тебе нужно ехать. Я сама отвезу Бакстера к шерифу.

— Ни в коем случае. Мы уедем вместе. Я не позволю тебе остаться. На этот раз заберу тебя с собой.

Он встал и оделся.

— Я умоюсь на кухне. Когда оденешься, собери свои вещи. Мы позавтракаем, а потом я решу, что делать с Бакстером. Возьми с собой все деньги, которые у тебя есть.

Рейф не дал Анджеле времени на возражения. На кухне он шарил по шкафам и выкладывал на стол съестные припасы, когда, взглянув в окно, увидел, что из шахты выбежал Джим Кейди, вопя так, словно увидел привидение.

Рейф тяжело вздохнул. Не следовало ему доводить себя до изнеможения, лаская Ангела. Ему внезапно пришла в голову одна мысль. Почему Кейди, найдя Бакстера, не освободил его? Он решал, выйти или нет, когда в кухню вбежала Анджела.

— Что такое? Что там за шум? — Она бросила взгляд в окно. — Это Кейди. Что он говорит?

— Полагаю, он нашел Бакстера.

— А где Бакстер? Рейф пожал плечами.

— Понятия не имею.

— Не показывайся, — предупредила Анджела. — Я сама выйду и узнаю, что случилось.

Когда Анджела вышла на крыльцо, Кейди резко остановился. Лицо у него было белее мела, и он тяжело дышал.

— Бакстер мертв. Его убили. Выстрелом прямо в сердце. Анджела тихонько вскрикнула.

— Не может быть!

— Он мертв, леди, это точно. — Кейди попятился, потом повернулся и побежал за лошадью. — Я поеду за шерифом! — крикнул он, вскочив в седло и исчезая за поворотом.

Ошеломленная Анджела вернулась в дом. Ноги у нее подкашивались. Кто мог убить Бакстера? Внезапно ее осенило — она ведь не последняя, кто видел Бакстера живым. Последним был… Рейф.

О Господи, зачем он это сделал?

— Я все слышал, — сказал Рейф, настороженно глядя на Анджелу. — И я знаю, о чем ты думаешь. — Он протянул к ней руку.

— Нет! Не прикасайся ко мне! Зачем ты его убил? Каким бы недостойным человеком он ни был, убивать его — грех. О Боже! Ведь я совсем тебя не знаю.

— Ангел, я не убивал Бакстера, — медленно проговорил он. — Когда я в последний раз видел его, он был жив.

Она отпрянула. У нее дрожали колени.

— Не лги! Только ты и я знали, что Бакстер в шахте. Я никогда не верила всем этим обвинениям, но теперь…

— Ангел, ты должна мне верить. Не отворачивайся от меня сейчас. Мы зашли слишком далеко.

Он схватил Анджелу за плечи и почувствовал на губах вкус ее страха.

От его глаз веяло полярным холодом.

— Я думал, что знаю тебя, но, похоже, ошибся. Я больше не стану защищать тебя. Теперь ты — единственная владелица прииска. Твой брак с Бакстером делает тебя его наследницей. Полагаю, ты весьма счастлива.

— Я… я не знаю, что сказать, что делать. Ты был последним в шахте. Когда я уходила, Бакстер был жив.

— Ты могла бы сказать, что не считаешь меня убийцей. Ты могла бы сказать, что поедешь со мной. Ты могла бы сказать… Ну да ладно. Что толку? Я вижу, что зря теряю время. Надеюсь, ты не возражаешь, если я возьму с собой кое-какой еды на дорогу?

Рейфу казалось, что он видит страшный сон. Кто же, черт побери, мог убить Бакстера? Этот ублюдок был жив, когда он покинул шахту и пришел к Ангелу. Он должен бы догадаться, что честная женщина вроде Ангела не поверит ему. У него нет ни дома, ни денег, ни репутации, и полиция гонится за ним по пятам. И все-таки боль и обида терзали его душу.

Господи, да ведь они только что провели ночь, страстно лаская друг друга! Никогда Рейфу не понять женщину. Это последний раз, когда он позволил себе поверить одной из них.

— Бери, что тебе нужно, — вяло ответила Анджела. — У меня есть немного денег…

— Нет! — закричал он. — Нет, — произнес он уже тише. — Мне не нужно ни цента из ваших денег, леди. И я докажу вам, что я не убийца. Я даже не граблю банки.

— Рейф, прости меня. Я совсем сбита с толку. Если бы там был кто-то еще… Мне нужно время подумать.

— Время вышло, Ангел. Ты никогда до конца не верила, что я не преступник. У тебя всегда оставалась капелька сомнения, верно? Даже когда мы ласкали друг друга, в глазах у тебя было недоверие. Словно ты никак не могла решить, кто я и что.

— Это неправда!

— Тогда докажи это. Поедем со мной. Она невольно отступила.

— Я не могу.

— Я и не думал, что ты согласишься, — язвительно припечатал он.

Он набил карманы припасами.

— Я возьму с собой овса для лошади. — Анджела кивнула. Он медлил, опершись о косяк. — До свидания, Ангел. Мне понравилось ездить верхом.

И он вышел.

Анджела уставилась на дверь. Сердце бешено колотилось, в глазах стояли слезы. Ей хотелось броситься за Рейфом, но ноги отказывались ей повиноваться.

Наверное, она неверно о нем судила. Глядя ему в глаза, она не видела убийцу. Она видела мужчину, который сделал ее женщиной, мужчину, научившего ее страсти.

Он был двуликим. Опасным преступником и нежным любовником. Кто же он на самом деле? Ей не хотелось, чтобы ее ласкал убийца. А он смертельно обижался, требуя доверия. Но ничего не поделаешь. Она себе-то не верит. Способна ли она любить убийцу?

Этот вопрос давил на нее, точно густой и удушливый осенний туман. Узнает ли она когда-нибудь настоящего Рей-фа Гентри? Вряд ли. Она смотрела ему вслед до тех пор, пока он не скрылся из виду. Потом занялась завтраком, хотя вовсе не была голодна, и налила себе чашку крепкого кофе.

Время шло. Она невидяще смотрела на черствеющий бисквит, и мысли ее витали где-то далеко. Услышав цокот копыт и голоса, она отодвинула стул, открыла дверь и вышла. Конечно, это был шериф. С ним приехали помощник и Джим Кейди. Кейди зажег лампу, и все трое исчезли в шахте.

Казалось, прошла целая вечность. Анджела затаив дыхание ждала, пока они не появились опять, на этот раз неся тело. Они положили его на землю и закрыли попоной, снятой с лошади. Кейди и помощник остались возле покойного, а шериф с мрачным видом направился к Анджеле.

— Здрасьте, миз Бакстер. Жалею, что приношу вам дурную весть, но ваш муж мертв.

Она вскинула на него полный тревоги взгляд.

— Я знаю. Кейди уже всем растрезвонил об этом.

— Когда вы в последний раз видели вашего мужа? Ведь вы с Бакстером поженились вчера, верно?

— Мы повенчались в доме священника вчера утром, — сухо ответила Анджела. — В последний раз я видела его ранним утром. Он встал до рассвета и сказал, что забыл кое-что сделать в шахте.

Ложь легко слетала с ее языка. Она не знала, убил Рейф или нет, но выдавать его полиции не собиралась. Наоборот, она всеми силами старалась потянуть время, чтобы дать ему возможность скрыться.

— Все это время вы были на прииске вдвоем?

— Насколько мне известно. Если кто-то и рыскал по окрестности, я об этом ничего не знала, — отозвалась Анджела, не поднимая глаз.

Диксон пристально всматривался в ее лицо.

— Вы слишком спокойны для вдовы.

— Я уже успела выплакаться до вашего приезда. Кроме того, мы с Брейди почти не знали друг друга. Мы вступили в брак в основном по расчету. Я предпочла Брейди человеку, за которого меня хотел выдать отчим.

Диксон кивнул. Браки по расчету заключаются каждый день. В этом нет ничего необычного.

— Убийца действовал совершенно хладнокровно. Он ничем не рисковал. Бакстер был связан и убит выстрелом в упор.

Анджела вздрогнула и отвела глаза.

— Мне очень жаль. Человек не должен умирать такой смертью.

Диксон бросил на нее проницательный взгляд. — Вы кого-нибудь подозреваете, миз Бакстер?

— Нет… совершенно никого. Наверное, Брейди нажил себе немало врагов.

— Когда вы видели Рейфа Гентри в последний раз? В ее глазах мелькнул страх.

— Он уже, наверное, на пол дороге к Калифорнии.

— Я подумал — может, вы его видели недавно. Все считали, вы женаты, пока ваш отчим не объявил Гентри преступником. Вы действительно ничего не знали о преступном прошлом Гентри?

— Меня одурачили так же, как и всех остальных, — снова солгала Анджела. — Я не видела Рейфа с тех пор, как уехал. А почему вы спрашиваете?

Диксон был не дурак.

— Я думаю, что Гентри мог скрываться где-нибудь в гоpax. Там хватает мест, где можно спрятаться.

— Зачем ему это делать?

— А как вы думаете?

— Понятия не имею.

— Гентри ведь повздорил с Бакстером? Миледи, он — опасный преступник, которому убить человека — что муху прихлопнуть. А Бакстер действительно привел сюда полицию. И женился на женщине, которую Гентри присмотрел для себя. Этого вполне достаточно.

Такие же мысли вертелись в голове у Анджелы, но она из чистого упрямства возразила:

— Я уверена, что вы ошибаетесь, шериф.

— Тем не менее других подозреваемых у нас нет, разве что вы сами. Но я сомневаюсь, что у вас хватило сил связать Бакстера и хладнокровия — чтобы убить его. Так что остается только Гентри. Похоже, нам придется прибавить к обвинениям против Гентри еще одно убийство. Что будем делать с телом вашего мужа, миз Бакстер?

— Вы не могли бы… не могли бы отвезти его в город и попросить содержателя похоронного бюро все приготовить? Я приеду попозже и договорюсь о похоронах. И еще я попробую нанять рабочих на прииск. Будьте так любезны, сообщите обо всем. Я хочу, чтобы все наладилось как можно скорее.

— Ясное дело, — кивнул Диллер. — Я обо всем позабочусь. Они расстались. Люди взвалили тело Бакстера на лошадь и уехали в город.

Похороны состоялись на следующее утро. Анджела сделала все необходимые распоряжения. Бакстера похоронили на городском кладбище в присутствии нескольких друзей и деловых знакомых. Краешком глаза Анджела с удивлением заметила Десмонда Кента и Энсона Чандлера, стоявших позади собравшихся. Потом преподобный Портер произнес над могилой прощальные слова, и собравшиеся разошлись. Кое-кто задержался, чтобы выразить молодой вдове свои соболезнования.

Адвокат Гудмен стоял рядом с Анджелой. Приехав вчера Род, она рассказала ему правду, ничего не утаив: и почему она вышла замуж за Рейфа, и о том, что Чандлер мечтает наложить лапу на ее наследство, и о смерти преподобного Конрада, и о гибели всех его записей. Она даже сообщила Гудмену, почему она решилась на брак с Бакстером, хотя и знала, что это противозаконно.

Гудмен был ошарашен. Первым его вопросом было:

— А Рейф Гентри действительно убил Брейди Бакстера? А вторым:

— Вы на самом деле верите, что Гентри виноват во всех этих преступлениях?

— Рейф поклялся, что он не грабил банк и не совершал ничего противозаконного, — ответила она. — Я ему верила, потому что он хорошо обращался со мной. Но насколько мне известно, он последний, кто видел Бакстера живым. Несмотря на то что Бакстер подстроил гибель моего отца и намеревался убить Рейфа, его застрелили настолько хладнокровно, что я никогда не смогу простить Рейфа, если он виноват в этом.

Она вышла из адвокатской конторы, дав Гудмену время на размышления.

И теперь, после короткой похоронной церемонии, он проводил ее в свою контору, чтобы оформить все формальности, связанные со смертью Бакстера. Анджела сидела напротив адвоката, не поднимая глаз. Какая чепуха! Все, кроме нее самой, считают ее вдовой Бакстера.

— Итак, моя дорогая, кажется, вы — единственная наследница всего имущества Брейди Бакстера.

— Но наш брак незаконен перед Богом и людьми, — возразила Анджела.

— Молчите об этом, леди, У Бакстера не было родственников. Вы — единственная наследница. Кроме того, у меня хранится некий документ, подписанный вашим отцом и Бакстером. В случае смерти Бакстера его доля переходила к Саймону. Вы — наследница своего отца. Если бы вы оба умерли раньше Бакстера, он остался бы единственным владельцем «Золотого ангела».

— Наверное, Бакстер решил, что легче жениться на мне, чем убивать меня, — задумчиво сказала Анджела. — Когда я появилась здесь с мужем, это разрушило все его планы. Вот почему он решил покончить с Рейфом.

— Я все еще не могу поверить, что Бакстер виновен в смерти вашего отца. Саймон направлялся в плавильню с грузом руды, когда его фургон сорвался с горного склона. Бакстер всем говорил, что сломалась ось.

— Можете этому верить, — не без грусти проговорила Анджела. — По крайней мере он получил по заслугам. Мне только жаль, что его убили без суда и следствия. Я бы предпочла, чтобы это сделало правосудие.

— Теперь вы весьма богатая молодая леди, — лукаво произнес Гудмен. — Если пожелаете, можете прожить всю жизнь в роскоши.

— Мне не нужны деньги Брейди, — гордо заявила Анджела.

— Тем не менее они ваши. Я оформлю все необходимые бумаги, чтобы перевести деньги Бакстера на ваш личный счет.

— Я не…

— Обдумайте все хорошенько, прежде чем отказываться, — посоветовал Гудмен. — Деньги при случае могут сильно пригодятся. Повремените, решите, что вы хотите с ними сделать, и дайте мне знать.

На губах Анджелы появилась мягкая улыбка.

— Вы правы. Можно основать сиротский приют, открыть миную школу или выстроить церковь. Хорошо, мистер Гудмен, я как следует обдумаю ваше предложение. И она встала, собираясь уходить.

— Задержитесь, Анджела. Что, если Рейф Гентри опять появится на прииске? Понимаете, вам не стоит жить там в одиночестве.

— Он не придет, — убежденно сказала Анджела. — Если только ему дорога свобода. Что же до одиночества, то я сегодня же намереваюсь нанять рабочих. Я повесила объявление на почте. Управляющий станет жить в домике Брейди. Он может даже привезти с собой семью, если женат. Хорошо, если на прииске появится еще одна женщина.

Гудмен бросил на нее озабоченный взгляд.

— Желаю удачи, дорогая. Старатели — народ упрямый. Не уверен, что они захотят работать на женщину. В особенности на женщину, которая ничего не понимает в их деле.

— Я научусь, — тряхнула головой Анджела.

Она поспешила на почту. В объявлении говорилось, что все, кого интересует работа на «Золотом ангеле», должны собраться в полдень у здания почты. Анджела приободрилась, увидев около десятка мужчин, болтающих и лениво покуривающих в ожидании.

— Мне нужны старатели, — начала Анджела, обращаясь к ним. — И при этом опытные.

— А кто нам станет платить жалованье? — поинтересовался кто-то.

— Я, — ответила Анджела. — Может, кто-то из вас работал у моего отца или у Брейди Бакстера. Я была бы рада, если бы вы вернулись.

— Это вы, что ли, будете хозяином? — с вызовом спросили в толпе.

— Поскольку я — владелица прииска, я буду руководить работами, — подтвердила Анджела.

— Не буду я работать на женщину.

— Я тоже. Не желаю, чтобы баба мной командовала. И небольшая кучка людей начала расходиться. Анджелу охватила паника.

Черт бы вас побрал! Черт бы вас всех побрал, хотелось ей крикнуть им вслед. Но она прикусила язык и смотрела, как они уходят, оставляя ее в полном одиночестве. На прииске будет некому работать.

— Я знал, что в один прекрасный день я вам пригожусь, — сказал Чандлер, подходя к Анджеле. — У меня-то они будут работать. Я могу собраться и переехать на прииск сегодня же. Привезу с собой рабочих. Что скажешь, Анджела?

— Привезите опытных старателей, и я подумаю, — ответила Анджела. — А как же мой отчим? Он там лишний.

— Не беспокойтесь насчет Кента. Я уговорил его вернуться в Топику.

— Скатертью дорожка, — пробормотала Анджела.

Глава 11

Чандлер появился на следующий день с десятью рабочими и десятником. Анджела раздраженно подумала, что это же самые рабочие, которые вчера отказались работать на нее. Мало того, десятником оказался Джим Кейди, правая рука Брейди Бакстера.

— Говорил я, что у вас будут рабочие, — расхвастался Чандлер, когда Анджела вышла навстречу.

— Как вам это удалось? Чандлер пожал плечами.

— Я сказал им, что мы собираемся пожениться и что я заведую всеми работами на прииске.

Анджела вспыхнула от негодования. Как! Люди будут считать, будто у них с Чандлером роман? Мужчины — странный народ, подумала она, кипя от злости. Они считают, будто в женщины нет мозгов, и горе той, которая не подходит под эту мерку. Женщина должна быть хорошей хозяйкой и страстной любовницей. Прочие дела пусть оставит мужчинам.

— У меня нет никакого желания вступать с вами в брак, — предупредила Анджела. — Единственная причина, по которой я разрешаю вам болтать людям всякую чушь, — мне нужна рабочая сила.

Анджела много раздумывала о смерти Бакстера. Если не Рейф убил его, значит, это сделал кто-то другой. Поразмыслив, она решила, что логично заподозрить Чандлера, и теперь надеялась, что рано или поздно правда выплывет наружу. Она не верила в виновность Рейфа и собиралась сделать все возможное для его оправдания.

— Я надеюсь переубедить вас, Анджела, — пообещал Чандлер, так близко придвигаясь к ней, что Анджеле страшно захотелось дать ему пощечину.

Но она просто брезгливо отстранилась.

— Нужно, чтобы мужчина разъяснил, как вы не правы, дорогая моя, — продолжал, не смущаясь, Чандлер. — Женщина не может заменить мужчину, какой бы умной она себе ни казалась. Я твердо решил, что стану вашим мужем и буду о вас заботиться.

Анджеле захотелось рассмеяться ему в лицо.

— Мне не надо разъяснять мои житейские ошибки. Все, что от вас требуется, — это деловая хватка. Можете оставаться здесь до тех пор, пока ваши люди будут работать в шахте. Но на вашем месте я бы узнала о добыче золота как можно больше. Иначе старатели подумают, что вы дурак, и станут посмеиваться за вашей спиной.

Улыбка Чандлера превратилась в гримасу.

— На себя посмотрите, леди. Вы вышли замуж за никому не известного человека, преступника, лишь бы спасти его от виселицы. Не беспокойтесь, я свое дело знаю, и в конце концов вы согласитесь выйти за меня. Пока же я перенесу свои вещи в домик Бакстера, если только, — добавил он, хитро прищурясь, — вы не пригласите меня разделить с вами ложе.

Решив, что не стоит с ним ссориться прежде, чем она добудет необходимые сведения, Анджела придержала язык, но ее глаза вызывающе блеснули.

— Живите, пожалуйста, но не стоит торопить свою удачу. И, круто повернувшись, она ушла с высоко поднятой головой, а он так и остался стоять с растерянной улыбкой на губах. Анджела прекрасно знала, чего ему хочется, и радовалась, что он никогда не получит этого.

Прошло несколько дней. Работа в шахте шла полным ходом, но Анджела так и не смогла узнать, имеет ли Чандлер какое-то отношение к смерти Бакстера.

Однажды вечером Чандлер зашел к Анджеле с докладом. Анджела раздумывала, как бы навести разговор на смерть Бакстера, не вызвав особых подозрений.

Чандлер закончил, но пока не торопился уходить. Тогда Анджела завела пустую болтовню:

— За то недолгое время, что вы здесь, Энсон, вы неплохо поработали.

Чандлер был польщен.

— Я сделаю вас богаче самого Мидаса, дорогая.

— Десятник — человек опытный, и это идет на пользу, — продолжала Анджела. — Брейди мудро поступил, когда нанял Джима Кейди.

— Подумаешь, Бакстер! — фыркнул Чандлер. — Я чуть в Обморок не упал, когда узнал, что вы поженились. Его неожиданная смерть оказалась на руку нам обоим, верно? — он нагло ухмыльнулся. — Вот уж воистину повезло. Если Вы меня не было здесь и я не видел бы… Ну да не важно. Я хочу сказать — скатертью дорожка и Бакстеру, и Гентри. Вы мне мешали. Анджела смущенно потупилась.

— Не понимаю, на что вы намекаете, Энсон. Я уже сказала шерифу, что в ночь убийства Рейфа здесь не было.

— Но мы-то с вами знаем, что это не так, верно, Анджела? Анджела раскрыла было рот, чтобы возразить, но Чандлер опередил ее:

— Нет, не нужно лгать. Молчите. Просто забудьте о нашем разговоре. Меньше знаешь, как говорится, крепче спишь.

— А что вы-то знаете о смерти Бакстера, Энсон? Мне вы можете довериться. Я не любила Бакстера. Мы вступили в брак по расчету. Я считаю милостью Божьей то, что он… умер в нашу свадебную ночь. Только вот я не уверена, что его убил Рейф.

Чандлер бросил на нее колючий взгляд.

— Вы слишком любопытны, а это вредно. Лучше не забивайте свою хорошенькую головку такими мыслями. Для здоровья полезнее считать, что Бакстера прикончил Гентри. Ему все равно — убийством больше, убийством меньше…

Эта скрытая угроза заставила ее замолчать. Теперь она знала, что стоит на верном пути.

— Уже поздно, вам лучше уйти, — проговорила Анджела, вставая.

Судя по намекам, Чандлер что-то знал. Чандлер поднялся было, но вдруг схватил ее за руку и повернул к себе.

— Мне незачем уходить. Мы оба знаем, что вы не девственница; нечего со мной разыгрывать скромницу. Если вам нужно переспать с мужчиной, я могу дать вам то, чего вам так хочется.

— Вы слишком много себе позволяете, — нахмурилась Анджела. — Мне от вас ничего не нужно, Энсон Чандлер.

И она попыталась высвободиться. Но Чандлер крепко прижал ее к себе, так что вырваться она уже не могла. Когда Анджела попыталась отвернуться, он грубо схватил ее за подбородок, чтобы поцеловать. Его губы сомкнулись на ее губах. Она почувствовала во рту вкус крови. Когда он захотел углубить поцелуй, Анджела пришла в ярость и изо всей силы укусила его за язык. Чандлер взвыл и выпустил ее.

Завывая, точно башни — вестник смерти, — он оттолкнул Анджелу и злобно прищурился.

— Зачем вы это сделали, черт побери?

— А не позволяйте себе лишнего, — ответила она, отходя от него и вытирая тыльной стороной руки кровь со своих.

— Поцелуй — это самое меньшее, что вы мне должны за то, что я обеспечил вас рабочими. Я мог бы уехать и увезти их с собой, — пригрозил он. — Они ни за что не станут работать на женщину.

Допустить такое Анджела не могла. Но поцелуи Энсона вызывали у нее отвращение.

— Возможно, когда я получше узнаю вас… — уклончиво сказала она.

— Вы спали с Гентри, вообще ничего о нем не зная. Я не урод. Что вы имеете против меня?

— Вы красивый мужчина, Энсон, — сказала Анджела, давясь словами. — Возможно, когда вы решитесь довериться мне, мы станем ближе.

— Не понимаю, о чем вы.

Анджела бросила на него загадочный взгляд.

— Вот как? А я думаю, что вам больше известно о смерти Пакстера, чем вы говорите. Теперь уходите. Уже поздно, и я хочу спать.

Чандлер не нашелся с ответом. Воспользовавшись его растерянностью, Анджела вытолкала парня за дверь и облегченно вздохнула. Она полагала, что со временем вытянет из Чандлера все, что тот знает.

Отойдя от двери и направившись в спальню, Анджела думала о Рейфе и о злых словах, которые они наговорили друг другу перед его отъездом. Теперь она поняла, как сильно ошиблась, обвиняя его в убийстве. Ах, как она глупо себя вела! Но теперь она непременно должна загладить свою вину. Если ее подозрения верны, нужно доказать, что Чандлер имеет отношение к убийству Бакстера.

Анджела решила, что завтра же поедет в город и поговорим об этом с Гудменом. Пусть из списка преступлений Рейфа вычеркнут хотя бы одно обвинение.

Анджела быстро разделась, натянула ночную рубашку и скользнула в постель. Чуть ли не благоговейно потрогала она подушку, на которой совсем недавно покоилась голова Рейфа. Ее мужа. Увидит ли она его когда-нибудь? Простит ли он ей несправедливые упреки? Наверное, нет. Рейф не из тех, кто прощает обиды.

Рейф находился вовсе не так далеко, как полагала Анджела. Не важно, что они наговорили друг другу, наплевать на опасности — Рейф не смог заставить себя уехать от Ангела. И, наблюдая за ней исподтишка, он понял, что Ангел делает все возможное, чтобы… угодить в неприятное положение.

Последние дни Рейф скрывался в пещере над шахтой, в той же пещере, в которой прятался раньше. В горах он с легкостью ушел от линчевателей, потом вернулся по своим следам, заметая их большой веткой, привязанной к седлу.

Рейф убивал время тем, что внимательно наблюдал за Ангелом и за работой на руднике. Прячась за кустами, росшими над шахтой, Рейф узнал Джима Кейди и других рабочих Бакстера, но его совершенно потряс расхаживающий тут же с хозяйским видом Энсон Чандлер.

Выходило, что Ангел в хороших отношениях с Чандлером и что Чандлер здесь за главного. О чем она только думает? — негодовал Рейф. Как она может порхать от одного мужчины к другому, точно менять блузки? Сначала Бакстер, теперь вот Чандлер. Или он совсем не знает Ангела? «Я правильно сделал, что вернулся, — подумал Рейф. — Не важно, что она считает меня убийцей; все равно она нуждается в защите. И то, что Чандлер оказался на „Золотом ангеле“, хорошее тому доказательство».

Рейф как раз раздумывал над этим, когда увидел, что Чандлер идет следом за Ангелом в домик. Рейфа охватила ярость. Она совершенно ничего не смыслит в мужчинах. Именно поэтому и стала его женой.

Чандлер долго не появлялся, и Рейф просто с ума сходил от ревности. Не думая об опасности, он спустился с горы и крадучись подобрался к хижине. Держась в тени, он подкрался к окну и заглянул в комнату.

Его Ангел — в объятиях Чандлера! Они целовались! Но ведь она ненавидит этого мозгляка! Ему захотелось вломиться в домик и вырвать ее из объятий другого. Проклятие, проклятие, проклятие! Он должен удержать своего ветреного Ангела от необдуманного поступка.

Рейф присел под подоконником. Он был в смятении. Ангел слишком уязвима. Чандлер хочет ее и не колеблясь возьмет против воли. И тут его осенило. Рейф понял, как поступить.

Анджела уснула, обняв подушку Рейфа. Хоть она и выстирала постельное белье после его отъезда, ей казалось, что пряный запах мужского тела сохранился на простынях. Она спала так крепко, что не услышала, как скрипнуло поднятое окно и как в комнату проник высокий человек. Она сладко спала, ни о чем не подозревая, когда на голову ей накинули одеяло, а сильные руки подняли ее и понесли куда-то.

Она не сразу пришла в себя. Ее похитили? Сонную? Но кто же посмел это сделать? Чандлер? Какая бессмыслица! Она позвала на помощь, но одеяло заглушило голос. Холодный ночной воздух коснулся открытых ног, и Анджела впервые по-настоящему испугалась.

Она брыкалась изо всех сил, но это не помогло. Похититель был слишком силен. Он перехватил свою ношу поудобнее, и Анджела поняла, что он зашагал вверх по горной тропе. Она громко потребовала отпустить ее, но на неизвестного ее слова не произвели никакого впечатления. Через несколько минут, показавшихся ей часами, ее опустили на землю. Она тут же попыталась выпутаться из одеяла, но похититель легким движением завернул ее плотнее и на всякий случай связал ее лодыжки. Она оказалась целиком в его власти.

Рейф посмотрел на Анджелу, радуясь, что она никуда не денется, пока он забежит в дом за ее одеждой и лошадью.

— Я вернусь, — шепнул он ей на ухо хриплым голосом.

Он вышел из пещеры и растворился в ночной тьме.

Когда Рейф вернулся на прииск, там все было тихо. На этот раз он вошел в домик через переднюю дверь и зажег в спальне Анджелы фонарь. Он отыскал седельные сумки и наспех запихал в них ее одежду. Торопливо оглядевшись, он сунул туда же расческу, полотенца, мыло и мочалку. Он шарил по комоду в поисках каких-нибудь лент — они непременно понадобятся Анджеле, — когда наткнулся на небольшую кучку золотых монет и пачку банкнот.

Зная, что им понадобится покупать еду для себя и корм для лошадей, он сунул деньги в один из карманов седельной сумки. Скатал два одеяла, пошел на кухню, вытряхнул из джутового мешка дрова и наполнил его беконом, консервами, фасолью, крекерами, кофе, солью, мукой и прочим, что, по его мнению, могло бы пригодиться. Напоследок задул фитиль, а фонарь, уходя, прихватил с собой.

Рейф направился к конюшне, старательно обходя стороной домик Чандлера. Оставив в подковном сарае седельные сумки, фонарь, мешок и скатанные одеяла, он отыскал седло и понес его в конюшню. Лошади приветственно заржали, и Рейф взмолился, чтобы Чандлер спал покрепче. Он сразу же заметил кобылку Анджелы и стал ласково уговаривать ее, чтобы успокоить, пока он закреплял у нее на спине седло и затягивал подпругу.

Покончив с этим, он взял вещи, оставленные в подковной, перебросил через спину лошади седельные сумки и привязал джутовый мешок к луке седла. Потом вывел лошадь и направился вверх по склону горы к пещере, где ждала Анджела. Ох, и разозлится же Ангел, узнав, кто именно ее похитил! Придется ей объяснить, что это сделано для ее же пользы.

Анджела пыталась выбраться из удушающих складок одеяла до тех пор, пока силы ее не иссякли. Кто и зачем похитил ее? Вряд ли это сделал Энсон — ему невыгодно. Тогда кто же? Неужели у нее есть тайные враги?

Она закричала. Звук отразился от невидимых стен и эхом вернулся к ней. Она задрожала и прислушалась к своим ощущениям. Земля, на которой она лежала, была сырой, воздух — прохладным. Ее похититель — крупный человек, который с легкостью отнес ее наверх. Больше она ничего не могла сообразить.

Прошло несколько минут или часов, прежде чем она услышала приближающиеся шаги. Сквозь плотную ткань одеяла пробивался свет. Похититель нес фонарь.

— Кто вы? — закричала Анджела. Хотя слова ее прозвучали глухо, она знала, что услышана. — Зачем вы так поступили со мной?

Похититель вздохнул.

— Освободите меня! — потребовала Анджела.

Сильные руки распутали ее лодыжки, веревки, стягивавшие ее тело поверх одеяла, спали. Душившее ее одеяло исчезло, и она с наслаждением дышала полной грудью. Открыв глаза, Анджела узнала своего похитителя.

— Это ты!

— Привет, Ангел.

— Черт бы тебя побрал, Рейф Гентри! Это приключение стоило мне десяти лет жизни! — Она огляделась и поняла, что находится в пещере. — Что все это значит? Что ты здесь делаешь?

— Счастлив, что ты рада меня видеть, — проговорил он с легкой насмешкой.

— Если ты помнишь, мы не слишком дружески расстались.

— Я помню, что ты говорила, будто не желаешь иметь ничего общего с Чандлером, и все же он здесь и ведет себя так, точно ему принадлежит и прииск, и ты сама.

Анджела изумленно посмотрела на него.

— Откуда ты знаешь?

— Я знаю, о чем ты думаешь. Как тебе понравилось с ним целоваться?

Анджела побледнела.

— Ты видел?

— Похотливая дрянь, — пробормотал Рейф. — Неужели непонятно, что ты играешь с огнем? Чандлер ни перед чем не остановится, чтобы добраться до твоих денег. Он отлично знает, как добиться твоего расположения.

— Ты ничего не понимаешь, Рейф Гентри. Это Энсон поцеловал меня, а не я его, — ответила она, защищаясь.

— А есть какая-то разница? Что вообще Чандлер делает на прииске?

— Оказалось, что мужчины на Западе относятся к женщинам с большим предубеждением, чем я полагала. Я не смогла найти людей, пожелавших работать у меня. Энсон великодушно предложил мне свою помощь. Он обещал привезти всех нужных мне рабочих и попросил сделать вид, будто мы собираемся пожениться.

Рейф коротко хохотнул.

— Сделать вид? Вы с ним неплохо поладили, как мне показалось.

— Ты опять не понял, — попыталась объяснить Анджела. — Я согласилась с предложением Энсона ради тебя.

Рейф ошеломленно взглянул на нее.

— Ради меня? Тогда я и впрямь ничего не понимаю.

— Энсон кое-что сболтнул. Возможно, он знает о смерти Бакстера больше, чем надо. Я пригласила его в дом, чтобы добыть нужные сведения.

Рейф цинично усмехнулся:

— Хочешь сказать, что вдруг поверила в мою невиновность? Что я не убивал Бакстера?

— Я хочу сказать, что сделаю все возможное, лишь бы узнать правду, — смягчилась Анджела. — Мне ничего так не хотелось бы, Рейф, как доказать твою невиновность.

— Да брось, Ангел. Либо ты веришь мне, либо нет.

Уж эти мужчины! — подумала Анджела. Почему они такие упрямые? И она попыталась встать. Ноги не держали ее, и она покачнулась. Рейф поддержал ее.

— Если ты закончил свои игры, Рейф Гентри, мне бы хотелось вернуться домой.

— Ты никуда не пойдешь, Ангел. В голове у тебя каша. Ты получишь целую кучу неприятностей. Будучи твоим мужем, я обязан тебя защитить.

— Ты вернулся, чтобы защищать меня? — спросила изумленная Анджела. — После того как мы наговорили друг другу столько всяких гадостей?

— А с чего бы еще мне здесь околачиваться? Я знаю, что ты мне не веришь, что считаешь меня убийцей, но не могу оставить тебя без всякой защиты.

Анджела упрямо вздернула подбородок.

— Я сама могу о себе позаботиться. Ты пропустил мои слова мимо ушей, Я пытаюсь доказать твою невиновность. Мог бы и поблагодарить.

— Благодарить за то, что тебе нужны доказательства моей невиновности? Одного моего слова должно быть достаточно.

— Ты забыл, — напомнила Анджела, — что доказательства нужны не только мне. А как насчет шерифа? Если я смогу доказать, что Бакстера убил кто-то другой, ты обелишь свое имя.

— Ты подозреваешь Чандлера?

— Вполне вероятно. Рейф взорвался:

— Ты с ума сошла? Если убийца — Чандлер, значит, тебе грозит каждую минуту опасность. Что, если Чандлер заподозрит неладное и решит, что ты ему не нужна? Кент — твой ближайший родственник. Он унаследует «Золотой ангел» и все, чем ты владеешь, если с тобой что-нибудь случится. От этой сделки с Кентом Чандлер только выиграет. Господи, ну можно ли быть такой наивной?

Анджела смутилась, как нашаливший ребенок.

— Я никогда не думала об этом. Теперь я буду осторожнее. Не беспокойся обо мне, Рейф. Береги себя.

И она хотела пройти мимо него.

— Куда ты собралась?

— Возвращаюсь на прииск. Я хочу быть дома, когда старатели выйдут на работу.

И она попыталась обойти его, но его рука тяжело легла ей на плечо.

— Ты никуда не пойдешь, Ангел. Она попыталась стряхнуть его руку.

— И как ты меня остановишь?

— Если понадобится, тем же способом, каким ты сюда попала.

Анджела замерла.

— Ты меня похитишь? И куда ты меня увезешь?

— Я сам собираюсь обелить свое имя. Я еду в Додж-Сити, чтобы встретиться с мистером Уингейтом, банкиром, который ложно обвинил меня и моих братьев в ограблении банка. Я докажу, что я не преступник, если уж это так необходимо.

— Я не могу укорять тебя за желание обелить свое имя. Но зачем тебе понадобилось брать меня с собой? Гораздо лучше будет, если я останусь здесь и узнаю у Энсона все, что можно, о смерти Бакстера. Он, кажется, единственный, кто может пролить свет на это происшествие.

— Нет! На сей раз я тебя здесь не оставлю. Ты едешь со мной, и точка. Если все получится, мы вместе разберемся в этой тайне.

— Я не поеду с тобой, — упрямо возразила Анджела.

— У тебя нет выбора. Без меня ты и близко не подойдешь ни к прииску, ни к Чандлеру.

— Это совершенно неприемлемо, Рейф. Я ответственна за «Золотой ангел»; я не могу оставить прииск без присмотра.

— А я отвечаю за тебя, Ангел. Я сильно рисковал, когда вернулся за тобой, и теперь без тебя никуда не уеду.

Анджела не сводила с него глаз. Он говорил как ревнивый муж.

— Все дело только в этом, Рейф? В ответственности? Ты всегда так серьезно относишься к своей ответственности?

— Я отношусь серьезно к своей ответственности за тебя, Ангел. Ты — моя жена. В Ордуэе целая толпа людей была свидетелями нашего бракосочетания. Мы стали близки. Что, если ты носишь моего ребенка?

Руки Анджелы взметнулись к животу.

— Это невозможно! Не может быть, чтобы я…

— Очень возможно. Подумай об этом, пока я принесу твои седельные сумки в пещеру, чтобы ты могла одеться.

— Ты принес мою одежду?

— И кое-что еще. Ах да, в комоде я нашел деньги. Я решил, что они нам пригодятся.

— Ты забыл об одной вещи, Рейф.

Он вопросительно поднял темные брови.

— Я никуда с тобой не поеду. Для меня важнее оставаться здесь и разобраться с Энсоном. Скажи спасибо, что я хочу сделать это ради тебя.

— Ты поедешь со мной, даже если мне придется тащить тебя силой.

— Ты привел мою лошадь?

— Она там, снаружи, с моим жеребцом.

— Я возненавижу тебя, если ты увезешь меня насильно. Я все равно убегу.

Рейф пожал плечами.

— Пожалуйста, пробуй. Что же до ненависти, мне и без того все ясно. Ты обвинила меня в убийстве Бакстера.

— Но я хочу тебе верить, Рейф; вот почему мне нужно выжать ответы из Энсона.

— Прости, Ангел, но уже слишком поздно возвращаться назад. Я принесу твои сумки.

В жизни не видела более упрямого человека, подумала Анджела, клокоча от бессильной ярости. И такого твердолобого. И такого властного, и такого собственника. Рейф вскоре вернулся, неся ее седельные сумки. Он швырнул их к ее ногам.

— Пока ты одеваешься, я приготовлю лошадей. Хочу выбраться отсюда до рассвета.

Глядя в спину Рейфу, Анджела задрожала, но вовсе не от сырости. Ее не очень удивило, что Рейф прибег к похищению. Он знал, что она не уедет с прииска по собственной воле. Гораздо больше ее потрясло то, что Рейф считал себя ответственным за нее.

Он же не хочет быть женатым человеком, так откуда взялась эта неожиданная забота? Свидетельство о браке погибло, и он вполне мог считать себя свободным. Его забота казалась неподдельной, но неблагоразумной. У него хватает своих проблем. Больше того, она ведь пытается помочь ему. У этого упрямого человека нет ни капли здравого смысла. Любой другой на его месте был бы счастлив.

Не видя никакого выхода, Анджела сняла ночную рубашку и оделась. Она завязывала башмаки, когда вернулся Рейф.

— Я вижу, все готово. Тебе придется ограничиться вяленым мясом и бисквитом, пока мы не сможем сделать привал и поесть.

— Я могу подождать. Когда тебя среди ночи вытаскивают из постели, не слишком хочется есть. Ты уверен, что не пожалеешь, что взял меня с собой?

— Ни в коем случае, — ответил он, выводя Анджелу из пещеры. Оказавшись наружи, он задул фитиль и оставил фонарь у входа.

Прежде чем Анджела успела возразить, он усадил ее на лошадь и схватил поводья.

— Отдай мне поводья, — потребовала она.

— Пока что они останутся у меня. Успокойся, Ангел, и наслаждайся верховой прогулкой.

Рейф знал, что его Ангел сердится, но не мог отдать ей поводья — вдруг она убежит? Что за упрямица! Он никогда в жизни не встречал более своенравной женщины. Очевидно, Она понятия не имеет о том, какую опасность представляет Чандлер. Странно, подумал Рейф, а вот ему даже в голову не пришло, что Чандлера можно заподозрить в смерти Бакстера. Но Ангел додумалась до этого, и сразу же стало ясно, что Чандлер много выгадал от смерти Бакстера.

Совершенно очевидно, что Чандлер вознамерился воспользоваться беззащитностью Ангела. Теперь, когда Рейф исчез из виду, а Бакстер мертв, Ангелу не к кому обратиться. Наверное, Чандлер рассчитал, что Кент станет наследником Ангела, если с ней что-то случится. А Ангел пригласила Чандлера на прииск. Это не женщина, а ходячая катастрофа. Если бы он не вернулся, бог знает, в какую передрягу она угодила бы.

Он подстегивал коня. Первой остановкой в его странствии станет Додж-Сити.

Глава 12

Солнце уже стояло высоко, когда Рейф объявил привал. Он отыскал уединенное место неподалеку от пенистого ручейка.

— Теперь мы можем спокойно отдохнуть и перекусить, — сказал Рейф, спешиваясь и снимая с лошади Анджелу. Он отвязал от седла мешок с припасами и вынул старенький котелок для кофе. — Пойди умойся, а потом набери воды. И не забудь наполнить флягу. Я разведу костер и поджарю бекон.

Анджела бросила на него свирепый взгляд, вырвала котелок и зашагала прочь. Рейф смотрел, как она идет к ручью, и тихонько фыркнул. Он забыл захватить ее шляпу, и теперь щеки у нее покраснели от солнца. Но Ангел скорее упадет в обморок от солнечного удара, нежели пожалуется. Он смотрел, как соблазнительно колышутся под юбкой ее бедра, и его улыбка стала шире.

Он вспомнил, как ее хрупкое тело выгибалось под его жадными руками, когда он гладил и ласкал ее. Особенно отзывались ее груди. От одной мысли о том, как ее соски твердели под губами, он пришел в возбуждение.

Увидев, как Анджела опустилась на колени у самой воды и плещет водой себе в лицо и в вырез блузки, Рейф судорожно сглотнул. Он был готов швырнуть Анджелу на спину и любить ее прямо здесь, на жесткой земле. Пришлось отвернуться. В теперешнем настроении, полагал он, она отвергнет его.

Тяжело вздохнув, он смотрел, как она пробирается сквозь кустарник, и вернулся к своим обязанностям. Когда костер хорошо разгорелся, он уединился за деревьями, потом умылся в ручье. Вернувшись, нарезал бекон и поджарил его на сковородке с длинной ручкой. Анджела подошла с котелком для кофе и повесила его кипятиться, а Рейф возился с костром.

— В мешке есть черствые бисквиты, — сказал Рейф. — Они сгодятся?

— Если из моей кухни, то они вовсе не черствые, — фыркнула Анджела. — Я только вчера их испекла.

Когда кофе сварился, они уселись на земле и приступили к своей скудной трапезе. Потом Анджела вымыла оловянные тарелки и сложила серебряные приборы, а Рейф все упаковал. Рейф снял с себя шляпу и надел ее на голову Анджеле.

— Это для чего?

— Я забыл твою шляпу. Не хочу, чтобы тебя хватил солнечный удар или чтобы твоя нежная кожа обгорела.

— А как же ты?

— У меня кожа уже загорела, да она и погрубее твоей. Я обойдусь. Возьми шляпу; в первом же городишке я куплю тебе новую.

Он помог ей забраться в седло, взял ее поводья и вскочил на своего жеребца.

— Я вполне в состоянии сама держать свои поводья, — запротестовала Анджела.

— Ты обещаешь мне, что не убежишь обратно на прииск? Она сжала губы.

— Этого я не могу обещать, Рейф Гентри, и ты это знаешь.

— Тогда я буду держать их до тех пор, пока возвращение назад не станет невозможным, — ответил Рейф и погнал свою лошадь. — Мы проведем ночь около Пуэбло, а рано утром снова двинемся в путь. Я хочу миновать этот город, пока его жители не проснутся.

За весь этот долгий день они больше не проронили ни слова. Когда солнце село и фиолетовые тени протянулись по земле, Рейф нашел превосходное место для стоянки рядом с мелкой речушкой, через которую они только что переправились. Склон обрыва укрывал и от непогоды, и от хищников.

— Можешь искупаться, если хочешь, пока я позабочусь о лошадях, — предложил Рейф, указывая жестом на реку. — Не медли и не заходи слишком далеко. Мыло и полотенце у меня в сумке. Анджела молча кивнула.

— Сколько еще времени ты будешь истязать меня молчанием? — спросил Рейф, подняв бровь и глядя на Анджелу. — Ведь, в прериях, чертовски одиноко, когда не слышишь человеческого голоса.

— Я все еще сердита на тебя, Рейф Гентри. Ты высокомерный, властный себялюбец. Ты не смеешь подчинять меня своей воле.

— Подчинять тебя? Если бы я на самом деле хотел подчинить тебя своей воле, я сорвал бы с тебя одежду и завалил прямо здесь. Потом мы бы с тобой занимались любовью до полного изнеможения.

Анджела раскрыла рот и попятилась.

— Я… я… — Она не могла ничего произнести.

Резко повернувшись, она бросилась к реке и побежала, хотя Рейф и не думал преследовать ее. Она опустилась у воды на колени и подождала, пока дыхание не выровняется.

Слова Рейфа разбудили видение, которое навеки запечатлелось в ее голове. Перед ее мысленным взором предстал Рейф, обнаженный, с переплетенными змеями мышц на торсе и на спине, Рейф в состоянии крайнего возбуждения. Она закрыла лицо руками и застонала; при мысли о том, как он овладевает ею, лицо ее вспыхнуло, и она плеснула в него холодной водой.

Ей страшно хотелось искупаться, но не хотелось раздеваться, потому что Рейф мог наблюдать за ней. И она пошла по берегу, ища укромное местечко. Изгиб реки предоставил ей желанное укрытие. Оглянувшись, Анджела сняла с себя всю одежду, кроме сорочки, и попробовала воду ногой. После жаркого дня, проведенного в седле, река казалась восхитительно прохладной, и Анджела, держа в руке мыло, направилась дальше, пока не погрузилась до пояса.

Наклонившись, она долго мыла и полоскала волосы. Поколебавшись, все же сняла сорочку и бросила ее на берег. Потом намылилась и села на усыпанное гравием дно, чтобы ласковые струи воды омывали ее. Она так долго нежилась в освежающей влаге, что потеряла всякое представление о времени. Если бы не голод, она могла бы не один час провести в воде.

Услышав неподалеку тихий звук, Анджела мигом очнулась от своих грез. Может, это хрустнул сучок? Панический страх охватил ее. Может, этот звук ничего не значил. А может, это индейцы. Или какой-то зверь пришел на водопой. В любом случае она подвергалась большой опасности. Она с тоской посмотрела на свою одежду, оставленную на берегу. Голый человек так беззащитен!

И тут она увидела индейца. Он не двигаясь стоял на противоположном берегу. Его приземистое мускулистое тело было раскрашено и слегка прикрыто набедренной повязкой. В коричневых пальцах он держал лук. Его темный взгляд нашел Анджелу, и она затаила дыхание. Ей хотелось закричать, но голос пропал.

На ватных ногах она медленно стала пятиться к берегу. Индеец смотрел на нее внимательно и испытующе. Это пугало и действовало на нервы.

— Не делай резких движений.

Немыслимая радость охватила Анджелу, когда она увидела на берегу Рейфа. Никого сейчас она не желала так увидеть, как его. Сердце у нее упало — она заметила, что на нем нет ремня с револьверами.

— Что мне делать? — дрожащим голосом спросила Анджела.

— Вряд ли он один. Наверное, где-то рядом находится in ряд его воинов.

Анджела бросила взгляд на индейца и задрожала.

— Может, он никогда не видел белой женщины.

— Голой, наверное, нет, — расхохотался Рейф.

— Сейчас не время шутить, Рейф Гентри.

— А я и не шучу, Ангел. Я пытаюсь придумать, как нам выбраться отсюда и спасти свои шкуры. Надеюсь, темнота сыграет нам на руку.

Анджелу колотил озноб. Тени стали темнее, и от ночного воздуха по коже у нее побежали мурашки.

— С-сколько мне придется стоять вот так?

Рейф посмотрел на индейца.

— Хватит. Я думаю, он один. Или слишком далеко от своих. Он, наверное, тоже не ожидал нас здесь встретить. Иди ко мне.

— Я голая.

— Тут ничего не поделаешь. Ну же, Ангел! Давай.

Анджела шла, сосредоточенно переставляя ноги. Индейцы убили преподобного Конрада и его жену. Неужели они с Рейфом станут их новыми жертвами? Преодолев страх, она направилась к Рейфу, молча благословляя окутавшую ее темноту.

Вода стекла с ее бедер, талии, колен. Теперь она доходила только до щиколоток. Анджела вышла из воды и протянула руку за полотенцем, которое держал Рейф.

— Возвращайся в лагерь. Сию же минуту, — приказал он. — Я принесу твою одежду. — Он не отрывал взгляда от безмолвного индейца, стоявшего на другом берегу.

Внезапно тот испустил вопль, от которого стыла в жилах кровь, и плюхнулся в воду.

— Он идет сюда! — испугалась Анджела.

— Уходи! — крикнул Рейф. — Я сам разберусь.

Анджела повернулась и побежала, не обращая внимания на острые сучья и шиповник, раздирающие ее нежные ступни. Ей было страшно оставлять Рейфа одного с индейцем, но что же она могла поделать?

Вернувшись в лагерь, она достала чистую одежду и торопливо оделась. Движимая страхом за Рейфа, она принялась искать его оружие и заметила кобуру, лежащую рядом с его седельными сумками. Она осторожно вынула один револьвер. Не обращая внимания на боль в израненных ногах, она снова направилась к реке. Анджела плохо разбиралась в оружии, но знала, что сумеет выстрелить ради Рейфа.

Она замерла как вкопанная, увидев, что Рейф сцепился с индейцем врукопашную. Она подняла револьвер, но тела борющихся так сплелись, что она побоялась стрелять во врага, чтобы не задеть Рейфа. В слабом свете ущербной луны Анджела почти не видела, кто побеждает. Сердце чуть не выскочило у нее из груди, когда блеснуло лезвие ножа.

Мужчины покатились по земле, и различить кто где стало еще труднее. Анджела беспомощно опустила револьвер. Теперь она ничем не могла помочь Рейфу. Она казнила себя, не замечая, как слезы льются по щекам. Если бы она не отошла так далеко от лагеря, если бы не плескалась так долго, может, все бы и обошлось.

Сдавленный крик вырвался из ее горла, когда лезвие ринулось вниз. Не зная, у кого нож, Анджела опасалась худшего. Оба противника внезапно застыли; тяжелое дыхание и свирепые звуки ударов стихли. Анджела вдруг заметила какое-то движение; один из мужчин поднялся с земли. Из груди у нее вырвался вздох облегчения.

— Рейф! Слава Богу!

Рейф присел над мертвым индейцем, стараясь отдышаться. Он хотел сердито отчитать Анджелу за непослушание, но не смог. Индеец оказался невероятно мощным, его силы удесятерились от желания заполучить ее. Наконец Рейф выпрямился и раскрыл объятия.

— Рейф! Ах, Рейф, я решила… я боялась… слава Богу, ты цел и невредим, — повторила Анджела.

Он притянул ее к себе.

— Я велел тебе оставаться в лагере, — сурово сказал он. Но за показным гневом скрывалась радость от того, что с Анджелой ничего не случилось. Потом он заметил револьвер у нее в руке и тяжело вздохнул. — Надеюсь, ты не собиралась стрелять?

Она спрятала лицо у него на груди.

— Я только хотела помочь, — послышался ее приглушенный ответ.

— Ты когда-нибудь стреляла в темноте?

— Ну… нет, но я знаю, как это делается.

Он возвел очи горе.

— Значит, мне нужно возблагодарить небеса. Пошли поищем твою одежду и уберемся отсюда. Другие индейцы могут отправиться искать его.

— А он действительно мертв? Я так испугалась. Я не могла рассмотреть, в чьих руках был нож.

— Он мертв, — сухо отозвался Рейф.

Он не собирался рассказывать Ангелу, что был на волосок от гибели. Он чувствовал, что воротник его рубашки промок от крови, текущей из раны. Порез, уходивший наискосок от уголка правого глаза к уху, был неглубоким, но кровь текла ручьем. Рейф радовался, что Ангел этого не видит, потому что знал — перепугается до смерти.

Анджела села на камень и натянула ботинки, пока Рейф подбирал ее одежду. Потом они направились к лагерю. Рейф заметил, что Анджела хромает.

— Ты поранилась? — Она отрицательно покачала головой. — Почему ты хромаешь?

— Я… Ничего страшного.

Внезапно до Рейфа дошло, что Ангел проделала дорогу до лагеря и обратно босиком. Наверное, ноги у нее сильно изранены. Не дав ей возможности возразить, он обнял ее и взял на руки.

— Ч-что ты делаешь? — зашипела Анджела.

— Тебе очень больно? Твои бедные ножки, наверное, сильно исколоты.

— Я прекрасно себя чувствую. Это ты боролся с индейцем не на жизнь, а на смерть. — Она коснулась его лица и тут же горестно вскрикнула: — Ты ранен!

— Ничего особенного. У меня в сумках есть мазь. Перед тем как пуститься в дорогу, я намажу мазью ссадины на твоих ногах. Теперь здесь слишком опасно оставаться. Наверное, друзья нашего индейца уже хватились его и отправились на поиски. Когда они найдут его мертвым, они бросятся за нами.

— А как же твое лицо?

— Все в порядке. Кровь почти не течет.

Они пришли на стоянку. Рейф усадил Анджелу на ствол поваленного дерева.

— Посиди здесь, пока я поищу мазь.

Он скоро вернулся, снял с Анджелы башмаки и старательно втер в ее ступни успокаивающую мазь. Закончив, он сказал:

— Я загашу костер и соберу вещи.

— Я могу помочь.

Рейф затаптывал остатки тлеющих углей. Голос его прозвучал почти сердито:

— Я сам все сделаю. Когда ты наконец научишься подчиняться приказам?

— Когда ты разучишься их отдавать, — в тон ему ответила Анджела.

С нарочитым вызовом она проковыляла к своим седельным сумкам и принялась запихивать в один из карманов грязную одежду. Рейф скрипнул зубами и, ничего не ответив, начал торопливо седлать лошадей.

Ему следовало бы знать, что Ангел не станет его слушаться. Он велел ей оставаться в лагере, а она вернулась, подвергая себя опасности. Индеец мог использовать ее как щит и утащить с собой. И тогда Рейф уже ничего не мог бы поделать. При одной мысли об этом он содрогнулся.

Рейф в мгновение ока закончил сборы и приготовился к отъезду. Он помог Анджеле сесть в седло, потом отдал ей поводья.

— Навряд ли ты захочешь избавиться от меня, когда вокруг рыщут индейцы, — усмехнулся он, прыгнув в седло. — Я буду указывать дорогу.

— Куда мы едем?

— Как можно дальше отсюда. Может быть, нам придется провести в дороге всю ночь, чтобы оторваться от них. Мы заберем немного в сторону, но это гораздо лучше, чем оставаться здесь.

Они ехали до тех пор, пока солнце не поднялось над равнинами. Рейф понимал, что Анджела, должно быть, измучена, да он и сам страшно вымотался. Оглянувшись, он увидел, что Анджела клонится набок, сидя в седле. Придержав свою лошадь, он протянул руку и пересадил Анджелу в свое седло. Она легко вздохнула и прислонилась к Рейфу спиной. Никогда в жизни ему не было так хорошо.

Вскоре Рейф заметил скалы необычных очертаний; они могли бы послужить хорошим укрытием. Место походило на сад из камней, которые были как попало прислонены друг к другу.

Он направил лошадей в глубь скопления этих высоких камней и остался вполне удовлетворен своим выбором. Между двумя камнями бежал маленький ручеек, и Рейф решил, что им ничего больше и не нужно, поскольку в обеих флягах булькала вода.

Он осторожно спешился, удерживая Анджелу в седле. Потом опустил ее на землю и раскатал постели. Он подумал, что сначала следовало бы подкрепиться, но Ангел так крепко спала, что Рейф решил подождать. Отдых важнее.

Он осторожно уложил Анджелу, снял с нее башмаки и осмотрел ноги. При виде синяков и царапин он помрачнел, вынул из седельных сумок мазь и еще раз смазал все раны. Потом укрыл возлюбленную одеялом и улегся рядом, обняв ее.

Солнце клонилось к закату, когда Анджела проснулась. Она села и огляделась, совершенно не понимая, где она и как сюда попала. Она потянулась и тут же пожалела об этом. Каждая косточка в теле болела и ныла. Что случилось? Последнее, что она помнила, — ровная рысь кобылки и сильные руки Рейфа, сжимающие поводья. Она помнила темноту, потом свет, а после — ничего. Пустой желудок громко напомнил о себе, и она поняла, что умирает с голоду.

Бросив взгляд на Рейфа, она увидела, что тот все еще сладко спит. Его гладкий лоб еще не избороздили морщины забот и лишений, а темные ресницы, мирно покоившиеся на щеках, были слишком длинными и густыми для мужчины. Рейф пошевелился во сне, и Анджела увидела кровавую дорожку, сбегавшую от уголка его глаза к мочке уха.

Ее испуганный крик разбудил Рейфа. Он вскочил и потянулся к револьверам.

— Что такое? Неужели индейцы обнаружили наше укрытие?

— Твое лицо! Что он с тобой сделал?

— А, это, — отозвался Рейф, пожав плечами. — Ничего серьезного.

— Этот шрам у тебя останется на всю жизнь. Разреши, я помогу тебе.

— Не суетись, Ангел. Шрамы украшают мужчину. Сейчас нам нужно позаботиться о более важных вещах. У меня живот просто прилип к спине. Давай сообразим чего-нибудь поесть.

— А где мы?

— Спрятались среди нагромождения камней. Это лучшее, что я сумел найти. Дальше ехать ты бы просто не смогла. Посиди спокойно, пока я соберу поесть. Поедим по-дорожному — боюсь, что костер пока разводить не стоит.

— Дай я помогу, — сказала Анджела вставая. Боль в исцарапанных ногах немедленно напомнила о себе. С жалобным стоном Анджела села обратно.

— Я же велел тебе сидеть спокойно, — сердито обернулся к ней Рейф. — Когда-нибудь ты научишься делать то, что Я говорю?

— Сомневаюсь, — фыркнула Анджела. — Намочи полотенце и принеси сюда, я оботру тебе лицо. Я не стану есть, пока не посмотрю, как там твоя рана.

С минуту Рейф буравил ее суровым взглядом, но решил не спорить.

— Ладно.

Он полил мочалку водой из фляги, подал ее Анджеле и уселся на стволе.

— Делай свое дело, женщина.

Анджела осторожно прикасалась к ране, смывая кровь и грязь. Закончив, она отстранилась и внимательно оглядела дело рук своих. Хоть рана и неглубокая, после нее непременно останется шрам, подумала Анджела. Но шрам скорее добавит капельку романтики грубоватой привлекательности Рейфа, чем испортит его красивое лицо.

— У тебя есть какое-нибудь снадобье для заживления ран?

— Может, та же мазь, которой я намазал тебе ноги? — предложил Рейф. И когда Анджела кивнула, он сказал вставая: — Сейчас принесу.

— Я хочу наложить парочку швов, — сообщила Анджела, когда Рейф вернулся.

Он попятился, делая вид, что испуган.

— Не желаю, леди, чтобы вы приближались ко мне с иголкой. Я проживу и со шрамом.

— Он ничуть не уродует тебя, — осмелилась заметить Анджела.

Рейф презрительно рассмеялся.

— Если ты хочешь подлизаться, этот номер не пройдет. Я чертовски сердит на тебя за то, что ты меня не послушалась, ушла слишком далеко от лагеря. Тебе повезло, что я вовремя отправился тебя искать.

— Мне хотелось уединиться, — робко возразила Анджела. — Мне и в голову не пришло, что здесь есть индейцы.

Рейф насмешливо ухмыльнулся.

— Уединиться? Да я видел тебя всякой, Ангел. Чего же ты стеснялась?

Он провел пальцем по ее щеке, и Анджела прерывисто вздохнула. Он посмотрел ей в глаза и обхватил ладонью ее грудь. Изучающе глядя ей в лицо, он потрогал твердый холмик и улыбнулся про себя, когда ее глаза закрылись и тихий стон сорвался с губ. Она не так неприступна, какой стремится показаться.

Господи, как он хочет ее! Прошло уже так много времени с тех пор, как он в последний раз ласкал Ангела. Нагнувшись ближе, он поцеловал ее закрытые глаза и мягкие дрожащие губы.

— Позволь мне любить тебя, Ангел.

Она подняла на него встревоженный взгляд. Его серебряные глаза казались полупрозрачными окнами, за которыми угадывались жажда и томление. Зачарованная Анджела была не в состоянии противиться.

Она неровно дышала и тщетно старалась успокоиться. Рейф наклонялся все ближе, так близко, что она уже ощущала жар, исходящий от его тела.

Ах, она совершенно теряла волю, когда речь шла о Рейфе. Он уложил ее на раскатанную постель и склонился над ней. Его руки нашли ее груди, его губы впились в ее губы. С тихим коротким стоном она бесстыдно выгнулась навстречу жаркому, влажному, жадному поцелую. Их языки встретились и переплелись.

— Я хочу тебя голой, — прошептал Рейф.

Он быстро раздел ее, торопясь сорвать с нее всю одежду до единой. Она нетерпеливо извивалась, а он сидел на корточках и внимательно смотрел на нее.

— Твое тело — само совершенство, — пробормотал Рейф. — В тебе нет ни единого изъяна. Надеюсь, что когда-нибудь услышу, как ты своим дивным голосом поешь колыбельную нашему сыну.

Анджела замерла. Понимает ли Рейф, что сказал?

— Ты хочешь, чтобы мы с тобой оставались женатыми? И жили вместе как муж и жена? И ты перестанешь скрываться от полиции?

— Я что-нибудь придумаю. Помоги мне, — прошептал он, расстегивая брюки.

Анджела окинула его жадным взглядом. Его широкие Плечи и крупный торс, стройные бедра и длинные ноги вызывали у нее восхищение. Она опустила глаза ниже.

Рейф проследил за ее взглядом и улыбнулся.

— Потрогай.

Она для пробы провела по его вздыбленной плоти кончиком пальца сверху вниз и обратно. Рейф застонал, словно прося о большем. Анджела послушалась, обхватила его пальцами, крепко сжала.

Рейф заскрипел зубами. Дыхание его стало хриплым и затрудненным, кровь в жилах закипела. Он был вынужден взять себя в руки, иначе все кончилось бы слишком быстро.

— Хватит, — сказал он сдавленным голосом, убирая ее руку. — Мне хочется, чтобы все продолжалось как можно дольше.

Наклонившись вперед, он взял губами ее твердый сосок и начал его ласкать. Он сосал, щипал и лизал, пока Анджела не погрузилась в бушующее море наслаждения и боли. Его пальцы вцепились в шелковистое руно между ее бедер.

Анджела испустила громкий бесстыдный вопль, когда его палец скользнул внутрь. Она дрожала от головы до пят, сгорая на медленном огне страсти. Когда он наклонил голову и коснулся кончиком языка маленького вспухшего бугорка, ее желание стало нестерпимым.

— Рейф! Прошу тебя. Возьми меня. Сейчас же.

Словно не услышав, Рейф продолжал свое дерзкое вторжение. Когда Анджела решила, что сейчас рассыплется от невыносимо сладостной муки, он раздвинул коленом ее бедра и коснулся ее кончиком своей плоти. Он приподнял ее бедра и глубоко вошел в нее.

Из горла ее вырвался крик. Она пылко поднялась навстречу. Ничто не имело сейчас значения, кроме отчаянной потребности добраться до вершины наслаждения. Ни с чем не сравнимое блаженство охватило ее, она выгнулась и закричала.

Рейф услышал крик Анджелы, и это подстегнуло его. Теперь он позволил себе тоже получить удовольствие.

Рейф выждал, пока сердце его не забилось ровно, потом скатился и лег рядом с Анджелой. Глаза его закрылись, и он провалился в забытье.

Спустя столетия — а может, то было всего лишь несколько мгновений — Рейф почувствовал, как что-то коснулось его лица. Испуганно вздрогнув, он открыл глаза. И улыбнулся, увидев склонившуюся над ним Анджелу. Она легко провела пальцами по его ране и нежно поцеловала ее.

— Тебя ранили по моей вине, Рейф. Ты был прав. Мне не следовало уходить так далеко от лагеря.

— Не думай об этом, любимая. По крайней мере мне больше не нужно беспокоиться, как бы ты не сбежала. Вряд ли ты захочешь вернуться на «Золотой ангел», ведь теперь ты понимаешь, как это опасно.

— Наверное, ты прав, — с сокрушенным видом согласилась Анджела.

Рейф насторожился и внимательно всмотрелся в ее лицо.

— Мне не нравится твой взгляд, Ангел. Что ты задумала?

— Я не собираюсь возвращаться одна, но ты можешь проводить меня. Мы не так далеко отъехали. За это время Энсон мог обокрасть меня до нитки. Он мог даже воспользоваться моим отсутствием, чтобы перевести прииск на имя моего отчима.

Хищный блеск загорелся в серебряных глазах Рейфа.

— Хм, это интересно. Если ты постараешься уговорить меня тем же, я, пожалуй, соглашусь. — И он потянул ее к себе. — Давай, милая, действуй. Я не могу больше ждать.

Глава 13

Рейф и Анджела подъехали к Пуэбло на следующее утро, когда уже открывались лавки. После ночи почти беспрерывных ласк Анджела чувствовала себя удивительно хорошо. Они занимались любовью, потом немного дремали, просыпались и снова устремлялись друг к другу, пока темнота не уступила место сияющему рассвету.

— Мне казалось, ты избегаешь городов, — проговорила Анджела, когда Рейф свернул на главную улицу.

Он натянул поводья, снял с нее шляпу и нахлобучил себе на голову.

— Тебе нужна шляпа. Я подожду снаружи, пока ты сходишь и купишь, что тебе понравится. Прихвати пакет кофе — у нас почти весь вышел — и что-нибудь еще, на свой вкус. Хорошо бы это был последний городок, в который мы заезжаем перед Додж-Сити.

Анджела оглядела улицу. Продавцы и ранние покупатели только-только начинали просыпаться.

— А вдруг тебя узнают?

Он надвинул шляпу на глаза.

— Я буду осторожен.

Он поехал дальше, Анджела — за ним. У главного магазина они остановились.

— Деньги лежат в твоей седельной сумке, — напомнил Рейф, когда Анджела спешилась.

Анджела нашла деньги, взяла несколько банкнот и положила остальное обратно.

— Я недолго.

Она привязала лошадь и пошла в лавку. Но не успела она сделать и пяти шагов, как взгляд ее упал на объявление о розыске, на видном месте висевшее перед входом. Она оглянулась, чтобы проверить, увидел ли объявление Рейф.

— Я вижу, — спокойно проговорил Рейф. — Сделай вид, что объявление тебя совершенно не касается, и ступай.

Анджела кивнула и вошла в магазин, больше не оглядываясь.

Глаза Рейфа сузились. Интересно, подумал он, почему рядом нет второго объявления, обвиняющего Рейфа Гентри в убийстве пятерых человек.

Опустив пониже поля шляпы, он отвернулся от прохожих. Вряд ли кто-нибудь его узнает, но предосторожность не повредит. Он облегченно вздохнул, когда Анджела вышла из магазина. На ее белокурых волосах красовалась новая шипа, а в руках она несла мешок с провизией. Рейф притомил его к луке седла. Напряжение не отпускало его, пока они не оставили город позади.

Каждую ночь Рейф выбирал для стоянки укромное местечко. Он внимательно высматривал индейцев, но не находил никаких их следов. Если лагерь стоял у воды, они купались. Ночами спали в одной постели. Если оба слишком уставали, чтобы предаваться ласкам, Рейф просто прижимал к себе Анджелу и засыпал. Его часто мучил вопрос — надолго ли судьба послала ему это счастье?

Рейф признавался себе, что любит Ангела с самой первой их встречи. Теперь он не отдал бы ее ни за какие сокровища мира.

Как-то ночью они остановились на берегу реки Арканлс, неподалеку от которой зародился Ордуэй. Рейф сказал, Но можно было бы отдохнуть весь завтрашний день, и Андксла с радостью воспользовалась предоставленным временем. Она выстирала их грязную одежду и развесила ее по кустам на просушку. Потом разделась, выстирала свое белье погрузилась в прохладную воду.

Вскоре к ней присоединился Рейф, успевший поймать и насадить на вертел двух кроликов им на ужин. Он разделся пошел в воду, раздвигая ее своими широкими плечами и неудержимо направляясь к Анджеле.

— Сегодня на ужин у нас будет кое-что получше фасоли кона, — сказал он, улыбаясь. — Я подвесил жариться кроликов.

— У меня уже слюнки потекли, — отозвалась Анджела. Слюнки у нее действительно потекли, но вовсе не от голода. Ей никогда не надоест смотреть на него. Однажды в г она видела античную статую, но Рейф был красивее. В его мускулистом теле не было и унции жира. Лучшую его часть не скрыл бы никакой фиговый лист, она мощно выдавалась вперед, вызывая огромное возбуждение.

— О чем ты думаешь? — спросил Рейф. — Что-то ты подозрительно затихла. Или опять хочешь уговорить меня вернуть тебя на «Золотой ангел», а?

— Мы уже слишком далеко отъехали, — ответила Анджела. — Я смирилась с тем, что мне придется поехать с тобой. Я только надеюсь, что ты сам не жалеешь об этом.

Рейф нахмурился.

— Не жалею — о чем? О том, что взял тебя с собой, или о том, что решил доказать свою невиновность?

— И то и другое, — ответила Анджела. — Боюсь, что ты слишком многого хочешь. Тебе следовало исчезнуть и ждать. Уехать на запад, в Калифорнию, или на север, в Монтану. Куда угодно, где полиция не добралась бы до тебя.

Он покачал головой.

— Мне нужно кое-что доказать тебе.

— Но какой ценой? Честно говоря, Рейф, ты иногда бываешь таким упрямым, что я перестаю тебя понимать.

Она окунула голову в воду и принялась намыливать волосы.

— Давай я помогу, — предложил Рейф, отводя ее руки в стороны.

Когда Рейф управился с ее волосами и занялся ее телом, с губ Анджелы сорвался стон. Он сначала намылил ее грудь, потом провел мылом по ее ногам и сокровенным местам. Почувствовав, как его руки скользнули вверх по ее ноге, она беспокойно дернулась.

— Рейф! Веди себя прилично.

Он озорно усмехнулся, вовсе не собираясь извиняться.

— Как могу я вести себя прилично, если меня соблазняет такая искусительница?

— Ты ненасытен. Да будет тебе известно, что я вовсе не пытаюсь тебя соблазнить. Повернись, я потру тебе спину.

Рейф отдал ей мыло и покорно повернулся. Вымыв ему Спину, она стала перед ним и намылила ему грудь. Ее рукам хотелось опуститься ниже, но она знала, к чему это приведет, поэтому отдала ему мыло и сказала, чтобы остальное он довершил сам. Вид у него был такой обескураженный, что она рассмеялась.

— Не уходи, — попросил Рейф, когда она направилась к берегу.

— А разве не нужно перевернуть кроликов? Они могут сгореть.

— К черту кроликов. Я сам уже горю. Она бросила на него укоризненный взгляд:

— Рейф, сейчас не время…

— Я не согласен, Ангел. Сейчас как раз самое время. Мне было нелегко сдерживаться, пока ты спала, но я терпел. Я понимаю, что постоянная тряска в седле нелегко тебе дается. Вот почему я решил, что нам следует отдохнуть денек, прежде чем ехать дальше. После того как я буду ласкать тебя сегодня ночью, можешь проспать хоть весь завтрашний день.

Она дерзко хмыкнула и снова направилась к берегу. Он встряхнулся, как пес, разбрызгивая воду, и пустился вдогонку. Это превратилось в веселую возню, необходимую им обоим, чтобы немного расслабиться. Он поймал ее за лодыжку прежде, чем она успела вскарабкаться на берег, и стянул назад в воду. Она скрылась под водой, потом вынырнула отфыркиваясь.

— Рейф Гентри, ты что, хочешь утопить меня?

— Я задумал вовсе не топить тебя, милая моя.

Показывая, что именно задумал, он схватил ее в объятия и понес к постелям. Там он стал перед ней на колени, опустил голову и выпил губами капли воды, собравшиеся в ложбинке между грудями. Когда его язык коснулся ее сосков, она застонала и прижала его голову к своим вспухшим грудям.

— Рейф! Это безумие, — выдохнула она, изгибаясь навстречу его губам. — Всякий раз, когда мы с тобой близки, я могу зачать ребенка.

Он поднял голову и уставился на нее.

— А разве это так уж плохо? Ты ведь моя жена.

— Сейчас не время для этого. Детям нужна крепкая семья. Глаза Рейфа сузились, и он откинулся, присев на корточки.

— Может, ты уже носишь моего ребенка.

— Не говори так!

Анджелу огорчала не мысль о ребенке, а неопределенность будущего, их будущего.

— Жаль, что тебя тревожит возможность заиметь ребенка от меня, — бросил Рейф.

— Я не то имела в виду, ты ведь понимаешь, — возразила Анджела. — Никто из нас не знает, что принесет нам завтрашний день.

— Потому мы и должны жить сегодняшним.

— А если появится ребенок?

— Надеюсь, что я помогу вырастить его. — Его серебряные глаза потемнели. — А если не выйдет, что ж, лучшей матери, чем ты, не найти. Прииск обеспечит тебя всем, что нужно.

Анджела встала на колени, в ее глазах плескался яростный вызов.

— Черт бы тебя побрал, Рейф Гентри! Неужели ты думаешь, что меня беспокоит обеспеченность? Не такие слова хотелось бы мне услышать от тебя.

Рейф сжал зубы.

— А что ты хочешь услышать? Что ты мне нужна? Прекрасно. Ты мне нужна. Теперь ты довольна?

— Скажи больше, — прошептала Анджела.

— Ты — мой ангел-хранитель. Когда мы встретились, я вовсе не собирался жениться на тебе. Мне следовало прислушаться к голосу разума прежде, чем попадаться в твои нежные сети. Я недостаточно хорош для тебя, Ангел.

Анджела почувствовала, как слезы набегают ей на глаза, и смахнула их тыльной стороной руки. Она нужна Рейфу; но он ее не любит. Не это ей хотелось услышать. Слова его звучали почти отчаянно.

— Так ты похитил меня прямо из постели только потому, что я тебе нужна? Это все, что ты можешь мне сказать?

Он сжал кулаки.

— Я… я не могу этого объяснить. Ты принадлежишь мне, Ангел, заслуживаю я тебя или нет. Оставить тебя без зашиты, после того как ты поцеловала Чандлера, — да тут и думать было не о чем. Этому интригану-ублюдку ты не нужна, ему нужны твои деньги.

Анджела вскочила.

— Это мне уже известно. — Она сердито сверкнула глазами — А хочешь знать, что я чувствую к тебе?

Рейф помрачнел.

— Ты вышла за меня потому, что не могла позволить, чтобы при тебе повесили человека. Ты никогда не считала, что наш брак будет долгим. А я бродил вокруг прииска, тогда как мне следовало бежать без оглядки. Ты заслуживаешь лучшей жизни. Жизни без меня. Анджела фыркнула.

— Все мужчины одинаковы. Если ты так считаешь, значит, ты еще глупее, чем я думала. Я хотела доказать, что Чандлер замешан в убийстве Бакстера. Он может оказаться убийцей, но ты счел нужным увезти меня из моего дома, сведя на нет мое расследование. Как ты рассчитываешь обелить свое имя без моей помощи? Конечно же, теперь ты уже плешь, что я… увлечена тобой.

В гаснущем свете дня его глаза казались совершенно серебряными. Ему хотелось поглотить ее, почувствовать, как она тает под ним. Пусть она скажет, что любит его, только сейчас он не сможет открыть ей свое сердце. Он ведь преступник.

— Только увлечена? Я услышал в твоих словах нечто большее.

Он опустил голову и нашел ее губы. Он целовал ее до тех пор, пока она не задохнулась, пока колени у нее не подогнулись, и она теперь вся принадлежала ему, и он мог делать с ней все, что хотел. Он понял, что она сдается, уложил ее на постель и лег рядом.

— А насколько ты увлечена мной, Ангел? — прошептал он ей в ухо. — Я знаю, что тебе нравится заниматься со мной любовью. Смею ли я надеяться на большее?

— Ты — невыносимый, надменный деспот, который не заслуживает, чтобы ему отвечали. Тебе следовало бы самому догадаться. Я не позволила бы себе такой близости с человеком, которого не люблю. Ближе тебя у меня никого нет. Я заглянула в твое сердце и поняла, что ты не способен на убийство.

— И все же ты думала, что я убил Бакстера, — укоризненно проговорил он.

Она прикусила губу.

— Это сперва. Потом я поняла, что была не права. Вот почему мне так сильно хотелось доказать, что ты не виноват в убийстве Бакстера. Я люблю тебя, Рейф. Я не знаю, найдем ли мы когда-нибудь счастье вместе, но ты должен узнать это.

Невероятная радость, охватившая Рейфа, сменилась безнадежностью.

— О Господи, Ангел, в наших жизнях все так запуталось. Было бы лучше, если бы мы никогда не встретились. В тот день, когда ты спасла мне жизнь, против меня уже было выдвинуто два обвинения. Обвинение в убийстве Бакстера еще больше все усложнило. Я хочу вернуть себе честное имя. Возвращение в Додж-Сити — первый шаг к тому, чтобы доказать тебе, что я не преступник.

Она обхватила ладонями его лицо и прижалась к нему губами. Ее поцелуй был ласковым, прощающим, утешающим.

— Тебе ничего не нужно доказывать мне, Рейф Гентри. Я тебе верю.

Они опустились на постель.

Ангел. Его Ангел. Она его любит. Помоги ей, Боже. Помоги, Боже, им обоим.

Он медленно взял ее. Она улыбнулась мудрой, женственной улыбкой, широко раскрывшись ему навстречу. Она качалась, крепко держа его в колыбели своих гибких рук и ног. Но ему этого было недостаточно.

Он перевернулся. Теперь она оказалась сверху, а он насаждался ее грудями.

Двигаясь в едином бешеном ритме, они одновременно подошли к завершению, дыхание их смешалось, и голоса торжествующе зазвучали в тишине.

Чувства переполняли сердце Рейфа, когда он крепко обнимал своего Ангела. Он поклялся себе, что сделает все, что одно, лишь бы вернуть себе доброе имя и дать Ангелу ту жизнь, которую она заслуживает.

Весь день они отдыхали, поднимаясь только для того, чтобы поесть, предаться ласкам, выкупаться и снова любить. После вечерней трапезы Анджела уложила всю чистую одежду в седельные сумки. Рано утром следующего дня они покинули свой маленький Эдем.

Не желая быть узнанными в Ордуэе, они сделали больной крюк, объехали его и продолжали свой путь в Канзас. Когда они проезжали через небольшое поселение, Рейф с удовольствием отметил, что нигде не висят объявления о розыске. До этих диких мест еще не добрались никакие служители правосудия. Зато там нашлась плохонькая гостиница.

— He провести ли нам одну ночь в настоящей кровати и поесть ли прилично в ресторане? — спросил Рейф. — Что скажешь?

— Я не вижу ничего, кроме мексиканской лавки, — зала Анджела.

— И в лавке можно получить неплохую еду, — заверил ф. — Я хочу попробовать, если ты не возражаешь.

— Кровать — это заманчиво. Горячая ванна — еще лучше. Ты уверен, что тебе ничего не грозит?

— Я сильно сомневаюсь, что в этом городке кто-нибудь видел объявление о розыске, — успокоил ее Рейф. — Возможно, в следующий раз мы будем спать на чистой постели только в Додж-Сити.

Рейф зарегистрировал их обоих в гостинице «Сиеста», и им выдали ключ от номера на первом этаже. Очевидно, они были единственными постояльцами, потому что сонный служащий сильно удивился, когда Рейф спросил, есть ли у них свободные номера.

— Они все свободны, мистер, — ответил он. — Выбирайте.

— Через ваш город проезжает мало народу, верно? — заметил Рейф.

— Да, сэр. Иногда останавливаются гуртовщики, перегоняющие стада, но сейчас не сезон.

— Нам бы хотелось горячей воды и ванну, — заказал Рейф.

— Это будет стоить особо, мистер, и с предоплатой. У нас есть и конюшня.

— Я сам отведу лошадей и принесу наши седельные сумки, — кивнул Рейф, рассчитываясь за услуги.

Он вернулся через несколько минут и провел Анджелу по полутемному коридору в номер. Хотя там было очень мало мебели, простыни и стеганое одеяло оказались на удивление чистыми, крахмальные занавески колыхались от легкого ветерка в открытое окно. Рейф алчно посмотрел на кровать, бросил седельные сумки и плюхнулся на стеганое одеяло с наигранно-усталым вздохом. Потом усмехнулся и протянул руку Анджеле.

Анджела не нуждалась в уговорах, но когда он попытался приласкать ее, она отодвинулась.

— Нет, не сейчас. Сначала ванна, потом обед.

— Вы ставите суровые условия, миссис Гентри, — хохотнул Рейф. — Ну ладно, будь по-вашему, но сегодня ночью я собираюсь хорошенько потрясти эту кровать.

После мытья они купили в лавке еды, оказавшейся очень вкусной. Чудесный вечер едва не испортил какой-то неотесанный мужлан в штанах из буйволовой кожи, который неотрывно пялился на Рейфа. Он зарос щетиной недельной давности, а его волосы, казалось, вовсе не знали расчески. Анджела заметила его и настояла на том, чтобы они ушли, хотя Рейф еще не допил свой кофе.

— Мне не понравилось, как этот тип глядел на тебя, — заявила Анджела, когда они вернулись в свой номер.

— А может, на тебя? — пошутил Рейф. Он надеялся, что этот парень не был охотником за людьми. Иначе дело обернулось бы слишком скверно.

Рейф запер дверь.

— Теперь я готов воспользоваться этой кроватью.

Рейф любил Анджелу со свирепостью, которая удивила даже его самого. Страх перед будущим рождал в нем бешеную страсть, которая заставляла его забыть обо всем, кроме этой женщины, прижавшейся к нему в сладостной самоотдаче. Его тревоги растаяли, когда он услышал, как кричит в экстазе Ангел. Мгновения блаженства проходили, когда последние остатки вожделения перетекали из него в нее.

Крепко прижимая к себе Ангела, Рейф поддался тревоге, грызущей его с тех пор, как он заметил незнакомца в лавке. Он почуял опасность. Нужно быть полным дураком, чтобы решить, будто он сумеет так запросто вернуть себе и братьям честное имя. Похоже, он зря потащил за собой Ангела. Вместо того чтобы охранять ее, он подвергает опасности и ее жизнь тоже.

Незнакомец в лавке, видимо, опознал его. Анджела крепко спала. Рейф осторожно высвободился из ее объятий, встал и оделся. Он принадлежал к тем людям, которые предпочитают встретиться с опасностью лицом к лицу.

В вестибюле гостиницы было пусто. Рейф миновал стойку и вышел на улицу. Он направился к лавке, полагая, что найдет там незнакомца сидящим за столом с бутылкой текилы.

Но того в лавке не оказалось. Рейф отлично понимал, что этот человек не уйдет из города, если узнал его, Рейфа.

Он отправился назад в гостиницу. Может, он ошибался. Может, тот парень действительно смотрел на Ангела. Если это так, то я — президент Соединенных Штатов, подумал Рейф, разозлившись.

— Рейф Гентри?

Рейф потянулся было к револьверу, но немедленно почувствовал между лопатками дуло оружия.

— Это вы зря, мистер, — прорычал чей-то голос позади него. — Ну-ка руки за голову.

Рейф послал проклятие полной луне, делавшей из него отличную мишень.

— Кто вы такой?

— Клайд Дадли.

Рейф подавил тяжкий вздох. Он слышал о Дадли. Он слыл чертовски умелым охотником за людьми. Поговаривали, что Дадли добыл больше людей, чем все остальные охотники, вместе взятые.

— Чего вы хотите? — устало спросил Рейф, хотя уже заранее знал ответ.

— Я ждал вас. Я понял, что вы меня узнали тогда в лавке, так же как и я вас.

Дадли осторожно обошел Рейфа и теперь стоял перед ним, держа в одной руке оружие, а в другой скомканный лист бумаги. Бумагу он протянул Рейфу. Рейф разгладил ее и увидел себя и лица братьев.

— Я невиновен, — заявил Рейф. — И мои братья тоже. Нас обвинили ложно.

— Ну разумеется, — отозвался Дадли ухмыляясь. — Я давно уже ищу вас и ваших братьев. Весьма недурная вещь — поимка всех троих Гентри.

Рейф побелел.

— Мои братья…

— Они пока на свободе. Их не удалось выследить. Слышал, что вас разыскивают в Колорадо за еще одно преступление, и решил, что двинусь в эту сторону. Просто не верится, что нашел вас в такой дыре. Что еще за шлюха с вами?

У Рейфа на скулах заходили желваки.

— Не вмешивайте ее в это дело! — бросил он.

— Ее имя, — не унимался Дадли. — Ее тоже ищут?

— Анджела — моя жена. Она ни в чем не виновата, это ясно как день.

Дадли фыркнул.

— Вышла за вас замуж — и не виновата? Ну-ну. Где ваша лошадь?

— В гостиничной конюшне. А что?

— Ближайший шериф находится в Гарден-Сити. Я отвезу вас туда и получу недурную награду.

Дадли осторожно вынул револьверы из кобуры Рейфа и сунул их себе за пояс.

— Не делайте глупостей. Награду выдадут что за живого, что за мертвого.

Анджела внезапно проснулась и обнаружила, что Рейфа рядом нет. Ее сковал страх. Назовите это интуицией, назовите это особыми узами, связывающими ее и Рейфа, но Анджела поняла, что с Рейфом случилась беда. Она быстро встала и оделась. Она почти дошла до дверей, когда решила, что лучше прихватить с собой оружие. Она заметила, что ружье Рейфа лежит рядом с седельными сумками, и вернулась за ним.

Когда она выскользнула за дверь, в вестибюле по-прежнему не было ни души. Она услышала голоса и инстинктивно прижалась к стене, затаив дыхание. Мимо прошли двое мужчин. В одном из них она узнала Рейфа.

А человек, шедший позади него, упирался револьвером ему в спину!

Анджела похолодела и зажала рот рукой, чтобы не закричать. Зачем Рейф покинул их ложе? Кто этот незнакомец, наставивший на него револьвер? Куда они идут?

— Мне нужны мои седельные сумки, — услышала она голос Рейфа.

— Там, куда я вас веду, вам ничего не понадобится, — ответил человек. — Я хорошо знаю свое дело, Гентри, от меня вы не уйдете.

— Мне нужно сообщить жене, что случилось, — настаивал Рейф.

— Она сама все поймет.

Анджела и в самом деле поняла. Человек рядом с Рейфом — тот самый, которого они видели в лавке. Это охотник за людьми. Ее охватила дрожь. Она посмотрела на ружье и побледнела. Она знала, как нужно целиться и стрелять, но не была уверена, что сумеет выстрелить в человека. Но его можно использовать и иначе, решила она, прикидывая вес оружия.

Рейф и его недруг завернули за угол. Она двинулась следом, стараясь держаться в тени. Когда оба скрылись в темном помещении, она перебежала через двор и спряталась в конюшне позади стога сена.

Зажглась лампа.

— Седлайте, — приказал охотник.

Рейф повернулся. Она молила Бога, чтобы он не сделал какой-нибудь глупости и не помешал ей привести в исполнение свой план.

— Я никуда не поеду, пока не поговорю с женой, — заявил Рейф, скрестив на груди руки.

Дадли пожал плечами.

— Мне все равно, привезу я вас живого или мертвого. С покойником меньше возни. Его кормить не придется. Говорю в последний раз — хватит трепаться.

Он схватил веревку и пригрозил:

— Если будете упрямиться, я вот что сделаю. Руки назад! Доедешь до Гарден-Сити на брюхе.

Анджела услышала, как Рейф тихонько выругался, а охотник за людьми завел ему руки за спину. Теперь оба стояли к ней спиной. Пора действовать. Глубоко вздохнув, она вышла из своего укрытия и двинулась вперед; звук ее шагов заглушался соломой, устилавшей пол. Теперь она оказалась так близко, что могла нанести удар. Анджела остановилась, прошептала коротенькую молитву и ухватилась за ствол ружья. Закрыв глаза, она изо всех сил обрушила приклад на голову охотника за людьми.

Рейф заметил ее тень на стене, и у него перехватило дыхание. Он резко повернулся; лицо у него превратилось в маску отчаяния. Дадли, должно быть, что-то понял, потому что беспокойно обернулся назад. Но было уже поздно.

За секунду до того, как Дадли рухнул на пол, Рейф услышал удовлетворенное «Ага!». Ангел упала в его объятия, дрожа всем телом. Он крепко обнял ее, поцеловал в лоб, в щеки, в макушку, чувствуя, как сердце покидает тревога.

— С тобой все в порядке? — спросил он, окидывая ее взглядом.

— Немного напугана. А ты?

— Все в порядке. — Он снова притянул ее к себе, не желая отпускать.

— Кто этот человек? — поинтересовалась Анджела, бросив взгляд на распростертое у ее ног тело.

— Его зовут Клайд Дадли. Это охотник за людьми. Один из лучших. Он узнал меня по объявлению, решил сдать шерифу в Гарден-Сити и получить вознаграждение. Как ты узнала, где меня искать?

— Я проснулась и увидела, что тебя нет. Я подумала, что с тобой случилось неладное, и пошла тебя искать. Выйдя из гостиницы, я услышала голоса и увидела тебя с этим охотником. — Она со свистом втянула воздух. — Я подождала, пока вы завернете за угол, и пошла следом. Потом мне оставалось только набраться терпения.

— Я опять в долгу перед тобой — ты спасла мне жизнь. — Он криво усмехнулся. — Вам не откажешь в присутствии духа, миссис Гентри.

Она ответила ему улыбкой.

— Что нам с ним делать? Он ведь не умер?

— Он еще дышит, — отозвался Рейф. — Дай мне веревку, что висит на стене, я его свяжу. Нам нужно убираться отсюда поскорее. Я хочу оказаться как можно дальше, когда он очухается. Додж-Сити — последнее место, в котором он станет нас искать. Так что не думаю, что он снова перейдет нам дорогу.

— А ты все еще хочешь ехать в Додж-Сити? — прошептала Анджела.

Лицо Рейфа выразило непреклонную решимость.

— Я никогда еще так сильно не хотел этого.

Глава 14

До Додж-Сити они добрались без приключений. Рейф остановился на окраине. Его снова охватили сомнения. Вернуться в Додж-Сити, где его каждая собака знает, — ведь это самоубийство.

Он считал, что хорошо все обдумал. Он просто встретится с мистером Уингейтом и вырвет у него всю правду об ограблении. Такому тщеславному человеку, как этот банкир, трудно будет отказаться от выдуманной им истории, но Рейфом двигала решимость. Слишком многое поставлено на карту.

Он увидел, что Анджела смущенно смотрит на него, и ободряюще улыбнулся ей.

— Может, ты подождешь меня здесь?

Анджела энергично замотала головой.

— Нет. Я могу тебе понадобиться.

— Ты знаешь, милая, на что я иду. Я готов к тому, что меня бросят за решетку, как только увидят.

— А ты разве не поговоришь сначала с банкиром?

— Именно так я и сделаю. Надеюсь, что смогу убедить его отказаться от своей выдумки прежде, чем меня узнают.

— А разве среди местных жителей нет никого, кто мог бы дать тебе рекомендации?

Рейф презрительно фыркнул.

— Вряд ли. Мы с братьями воевали на стороне побежденных. Когда мы вернулись, добрые жители Додж-Сити объявили нас изгоями. Канзас поддерживал северян, Ангел. Вся наша семья воевала на стороне южан. Джесс вывесил объявление о том, что он — практикующий врач, но ни один пациент не явился к нему.

— Но ведь война давно кончилась, Рейф, — напомнила Анджела.

— Для некоторых людей она никогда не кончится. Я не удивлюсь, если и через сотню лет о ней не утихнут споры.

— Давай повернем лошадей, пока не поздно, — испуганно предложила Анджела.

— Я зашел слишком далеко, чтобы отступить.

— Тогда я поеду с тобой.

При свете дня этот замечательный город ковбоев казался тихим и мирным. Он ничем не отличался от других приграничных местечек, через которые доводилось проезжать Рейфу. Лавки и дома, греющиеся на полуденном солнце, казались сонными и безобидными, но Рейф знал, что здесь творится после заката. Салуны и улицы заполнятся ковбоями и охотниками за буйволами, начнется стрельба, всю ночь по улицам будут носиться пьяные, а наутро где-нибудь обязательно обнаружится труп.

Рейф остановился перед единственным в городе банком.

— Подожди меня, — велел он Анджеле. — Если заметишь что-то необычное, немедленно удирай из города.

— В каком смысле необычное? — спросила Анджела.

— Поймешь, когда увидишь, — мрачно ответил Рейф. Он спешился и отдал поводья Анджеле. — Пожелай мне удачи.

— Удачи тебе, и будь осторожен! — крикнула она ему вслед.

Но удача явно отвернулась от Рейфа. В дверях он сразу же столкнулся с шерифом Диллером. Рейф попробовал обойти его, но не тут-то было.

— Ну, будь я проклят! — изумленно воскликнул Диллер. — Смотрите, кто вернулся на место преступления!

Он выхватил пистолет и направил его на Рейфа.

— Ищете легкой поживы, а, Гентри? На этот раз ничего не выйдет. Вам придется посидеть за решеткой, пока не появится окружной судья.

— Вы меня неверно поняли, шериф, — попытался объясниться Рейф. — Я приехал в Додж-Сити, чтобы вернуть свое честное имя. Разрешите мне поговорить с мистером Уингейтом, я уверен, что он прояснил бы это недоразумение.

Диллер снял с Рейфа ремень с револьверами и перебросил себе через плечо.

— Говорить будете в суде, Гентри. Братьев вы привезли с собой?

— Я приехал один, — отозвался Рейф, нарочно решив не упоминать об Анджеле.

— Пошли, — сказал Диллер, выталкивая его на улицу. Анджела не верила своим глазам. Что за невезение! Нужно что-то делать, но что? Она заметила предупреждающий взгляд Рейфа, проходящего мимо, и целых пять секунд размышляла, стоит ли обращать на это внимание. Отбросив осторожность, она быстро спешилась и бросилась вдогонку за шерифом и Рейфом.

— Шериф, постойте! Рейф — не преступник. Он вернулся в Додж-Сити, чтобы доказать свою невиновность.

Она услышала тяжкий вздох Рейфа.

— А вы кто такая, юная леди? — удивился Диллер.

— Я — Анджела, жена Рейфа. Рейф вовсе не грабил этот инк. Все это — сплошное недоразумение.

— А вот мистер Уингейт говорит совсем иначе. Не знаю, как удалось Гентри заставить такую хорошенькую малышку ироде вас выйти за него замуж — наверное, обманом. Он, полагаю, наврал вам с три короба. Но полицию ему не одурачить. Отойдите, миссис Гентри. Я веду вашего мужа в тюрьму.

— А мне разрешат повидаться с ним?

— Черт побери, Ангел, ты ничего не сможешь здесь сделать, — проворчал Рейф. — Мне нужно было оставить тебя на «Золотом ангеле».

— Почему бы и нет? — милостиво разрешил Диллер. — Приходите в тюрьму немного погодя, миссис Гентри.

— У вас в городе есть гостиница? — спросила Анджела. Шериф бросил на нее оценивающий взгляд.

— Самая лучшая — «Додж-хаус», если она вам по карману. Анджела коротко кивнула.

— Благодарю вас.

— Мне очень жаль, — шепнул Рейф Анджеле, когда шериф повел его прочь.

Анджеле тоже было очень жаль. Жаль, что она так и не ела отговорить Рейфа от его глупого замысла. Только наивный мог полагать, что сумеет доказать свою невиновность, встретясь с обвинителем лицом к лицу.

Рейф, пожалуй, теперь совершенно беспомощен, но она — нет. Расправив хрупкие плечи, Анджела решительно двинулась вперед. Теперь она точно знала, как поступить. Правосудие — на ее стороне. И любовь. Она слишком любит Рейфа, чтобы безучастно наблюдать, как он кончит жизнь на виселице.

Анджела сняла номер в «Додж-хаусе» и переоделась. Потом заказала еду в номер. Обед и свежее платье приободрили молодую женщину; она вышла из гостиницы и направилась к зданию тюрьмы.

Она заметила Рейфа сразу же, как вошла. Он занимал камеру в дальнем конце коридора. Рейф уронил голову на руки, словно она налилась невыносимой тяжестью.

— Я пришла повидаться с мужем, — решительно заявила Анджела, готовясь к бою. При звуке ее голоса Рейф поднял голову.

К счастью, шериф Диллер не отказался исполнить ее просьбу.

— Пятнадцать минут, миссис Гентри, больше, к сожалению, нельзя.

— Прекрасно. Мы можем побыть наедине?

— Я выйду на улицу, если вы поклянетесь, что не принесли оружия. Но без глупостей. Ключи я ношу при себе, а пистолеты заперты в кабинете.

— Я не ношу оружия, шериф, — с достоинством проговорила Анджела.

Шериф бросил на нее строгий взгляд и вышел.

Анджела поспешила к Рейфу. Он с такой силой сжимал прутья решетки, что костяшки пальцев побелели. В серебряных глазах любимого отражался весь мрак, царивший в его душе.

— Ты была права, а я ошибался, — горько сказал он, — Если бы я не уперся как осел, то не оказался бы теперь здесь. Мне следовало уехать, когда еще было можно.

— Я понимаю, Рейф. Никому не хочется, чтобы его репутацию погубили ложные обвинения, — серьезно ответила Анджела. — Что я могу для тебя сделать?

— Купить билет на ближайший дилижанс до Каньон-Сити, — посоветовал Рейф, — и забыть меня. Я думал, что сумею защитить тебя, но не смог. Лучше бы ты позволила им повесить меня в Ордуэе.

В глазах Анджелы полыхнуло синее пламя. Уперев руки бока, она яростно замотала головой:

— Ты никогда не сдавался без боя, Рейф Гентри;

— Я безоружен, мне не с чем вступить в бой. Каким же высокомерным дураком я был, когда решил, что меня станут слушать! Я, верно, спятил, когда заставил тебя поехать со мной. Нет, — поправился он, — я ревновал. Я не мог и думать о том, что ты достанешься Чандлеру. Ты — моя. — И он бросил на нее взгляд полный такой боли, что у Анджелы чуть не разорвалось сердце.

— Поезжай домой, дорогая, — повторил он, — здесь тебе нечего делать, а в Колорадо тебя ждет очень многое.

— Я никуда не поеду без тебя, Рейф Гентри, — возразила Анджела.

Казалось, он задумался о чем-то другом.

— А знаешь, что меня сбивает с толку? Анджела покачала головой.

— Шериф ничего не сказал насчет обвинений в ограблении колорадского дилижанса и убийствах. Может быть, эти сведения еще не дошли до Канзаса.

— Ну и слава Богу, — проговорила Анджела с искренним облегчением. Она просунула руку через решетку и сжала руку Рейфа. — Не сдавайся, Рейф. Я найду способ помочь тебе.

С губ Рейфа сорвался долгий, усталый вздох.

— Лучшее, что ты можешь сделать для нас обоих, — это уехать. Забудь о нашем браке. Не осталось никаких сведений, что мы были мужем и женой. Найди того, кто сможет предложить тебе больше, чем я. Дверь открылась, и в помещение вошел шериф Диллер.

— Свидание закончено, миссис Гентри.

— Я вернусь, — шепнула Анджела. А вслух сказала: — Благодарю вас, шериф. Я приду завтра, если можно.

Рейф смотрел, как Анджела удаляется, и жалел, что не тает, какие мысли бродят в ее шальной головке. Он не представлял, как она могла бы помочь ему. Да это просто невозможно. На сей раз он проиграл. А перед смертью вспомнит только Ангела.

Анджела спала тревожным сном. Встав, она тщательно оделась для встречи с Руфусом Уингейтом, человеком, от которого зависела жизнь Рейфа. Остановившись у входа в банк, она сдвинула новую шляпку на затылок, разгладила складки на юбке и решила, что выглядит мило и скромно. Пройдя мимо двух клерков, ожидающих клиентов, она прямиком направилась к двери с надписью «Вход запрещен» и постучала.

— Что там такое, Стенли? — раздраженно проговорил голос.

Анджела приняла это за разрешение войти. Она тихо закрыла за собой дверь и стала ждать, когда ее заметят.

— Что вам нужно, Стенли? Вы разве не видите, что я занят? — проворчал Руфус Уингейт, не поднимая головы от бумаг.

— Мне нужно поговорить с вами, мистер Уингейт. Банкир вскинул глаза.

— Как вы сюда попали? Я решил, что это Стенли. Мы знакомы, юная леди?

— Нет. Прошу прощения, что врываюсь к вам без приглашения, но у меня срочное дело.

— Мой банк не дает кредиты женщинам. Пришлите мужа, и я посмотрю, что можно для него сделать. — Объяснив это Анджеле сухим тоном, Уингейт кивком головы отпустил ее и снова занялся бухгалтерской книгой.

— Я пришла не за кредитом, — объявила Анджела, требуя к себе внимания. — Осмелюсь заметить, что я могу купить ваш банк, и у меня еще останется достаточно денег после этого.

Это дерзкое заявление озадачило Уингейта.

— Я не расслышал, как вас зовут?

— Я еще этого не говорила, — сурово ответила Анджела. — Меня зовут миссис Рейф Гентри.

— Ах, миссис Гентри, прошу вас, садитесь и изложите шипе… — Но тут он оборвал себя на полуслове и уставился на Анджелу, словно она только что прибыла из преисподней. — Вы ведь сказали «миссис Рейф Гентри», я не ошибся?

Анджела неторопливо уселась и хорошенько расправила юбки.

— Вы не ошиблись. Дело касается моего мужа, мистер Уингейт.

Банкир сказал, стараясь не смотреть ей в глаза:

— Шериф Диллер сообщил мне, что Гентри вчера вернулся в Додж. Теперь он в тюрьме, где ему самое место.

— Рейф рассказал мне, что произошло здесь в тот роковой день. Одно ваше слово может спасти ему жизнь, мистер Уингейт. Рейф и его братья ведь не грабили ваш банк, не так ли?

— Братья Гентри — преступники, — заявил Уингейт. — не намерен лгать полиции. Я обязан поддерживать свою репутацию.

— А как же быть с Рейфом и его братьями? Ведь ваши южные обвинения погубили их репутацию, их жизнь. Вы солгали полиции. Уингейт вскочил, опрокинув стул.

— Послушайте, миссис Гентри! Я не знаю, что наболтал ваш муж, если он действительно муж, но все это неправда. Он и его братья на самом деле ограбили мой банк. А теперь ходите, не то окажетесь в одной камере с мужем.

Ничуть не испугавшись, Анджела медленно и с большим достоинством поднялась.

— Я уйду, но вы обо мне еще услышите.

Только выйдя из банка, Анджела позволила унынию овладеть собой. Поражение далось ей нелегко. Плечи ее поникли, подбородок опустился. Потом она встряхнулась, точно птичка, и принялась обдумывать другие способы убеждения.

Рейф метался по камере, как пойманный зверь. Он хорошо знал Анджелу и боялся, что она попадет в историю. Беды так и сыпались на нее, несмотря на благие намерения. Он очень обрадовался, когда Анджела снова навестила его. Она кивнула шерифу и поспешно прошла к камере.

— Ты купила билет до Каньон-Сити? — первым делом спросил Рейф. — Когда отходит дилижанс?

— Я никуда не поеду, Рейф. — Она вгляделась в его лицо. — Тебя здесь кормят?

— Кормят, — успокоил ее Рейф. — Еда вполне терпимая. Шериф сказал, что через три недели судья будет проезжать через город.

— Тебя к тому времени здесь уже не будет, — с напускной уверенностью сказала Анджела. — У меня есть план.

— Ангел…

— Не волнуйся, Рейф. Я уверена, что все закончится удачно. Я могу что-нибудь сделать для тебя?

— Да. Вообще ничего не делать. Твои планы ни к чему хорошему не приведут.

— Прости, Рейф, но об этом тебе следовало бы подумать до того, как ты притащил меня сюда. Увидимся завтра.

— Постой, Ангел. — Он потянул ее на себя, прижал к решетке и поцеловал.

Ее ответный поцелуй был так сладок, что на глаза у него навернулись слезы. Потом он резко отпустил ее, ласково подтолкнул и отошел от решетки.

— Возвращайся на «Золотой ангел», дорогая. Твоя безопасность — самое лучшее, что ты могла бы для меня сделать.

— Прости, Рейф, ты не в таком положении, чтобы учить меня, как жить. Я докажу твою невиновность во что бы то ни стало.

И, гордо выпрямившись, она отошла, кивком головы простилась с шерифом и направилась к дверям.

Анджела возвращалась в гостиницу, и на сердце у нее кошки скребли. Она совершенно не знала, что делать. Запугать Уингейта не удалось. Гордость требовала от него придерживаться своей ложной версии.

Вернувшись в номер, она бессильно опустилась на стул и принялась смотреть в окно. Мысли сменяли одна другую и тут же исчезали. Руфус Уингейт — единственный человек, кроме Рейфа, который знает правду о предполагаемом ограблении. Анджела не могла отступить теперь, когда все обернулось против Рейфа. Она не сдастся. Она станет изводить Уингейта до тех пор, пока он не признается.

Пообедав у себя в номере, Анджела рано легла спать. Первое, что она собиралась сделать утром, — это дать телеграмму своему адвокату с просьбой выслать денег. Если ее пребывание в Додж-Сити затянется, ей могут понадобиться деньги. Потом она побывает в конторе Уингейта и еще раз попытается урезонить его. Она уснула, обдумывая, как заставить банкира рассказать правду.

* * *

Удар грома разбудил Анджелу от тревожного сна. Она слышала шум дождя за окном. Вспышка молнии заставила ее сесть на кровати. Судя по всему, ливень кончится не скоро. Анджела умылась, оделась и позавтракала, сойдя в стоповую. Потом села в вестибюле гостиницы и, нетерпеливо притопывая ногой, принялась ждать просвета.

Наконец ливень прекратился. Бледное солнце пробилось сквозь облака вскоре после полудня, вознаградив Анджелу за долготерпение. Нужно было заниматься делами, а не тратить драгоценное время на безделье. Она вышла на деревянный тротуар и огорченно вздохнула, увидев, в какое месиво превратилась улица. К несчастью, ей нужно было перейти другую сторону, чтобы добраться до банка и почты. Анджела высоко подняла юбки и ступила с тротуара на большую мостовую. Она дошла почти до середины, когда заметила какую-то женщину, с большим трудом переходящую улицу. Та была на сносях и поэтому ступала очень неуверенно.

Интуиция подсказала Анджеле, что беременная обязательно упадет, если ей не помочь. Она огляделась в поисках хоть кого-нибудь, кого можно позвать, но улица была пустынна.

— Стойте! — крикнула она женщине. — Сейчас я вам помогу.

Не обращая внимания на зыбкую грязь под ногами, Анджела добралась до незнакомки, обхватила рукой ее расползшуюся талию и перевела через улицу.

— Спасибо, — поблагодарила та. — Не стоило выходить из дома в такую погоду, но мне хотелось повидать отца до отъезда на ранчо. Меня зовут Делия Поппинс. А вы приезжая, да?

— Меня зовут Анджела. Мы с мужем приехали вчера, — ответила Анджела. — Вы теперь доберетесь самостоятельно?

— Да, благодарю вас. Я стала такая неуклюжая! А нужно всего лишь добраться до банка.

— Я тоже иду в банк. Пойдемте вместе.

— Мы с Тедом заночевали из-за непогоды у моих родителей, — объяснила Делия. — Папа рано утром ушел в контору, и я не успела с ним проститься. А Тед в продуктовой лавке и не мог проводить меня.

Анджела насторожилась.

— Ваш отец работает в банке?

— Он — его владелец, — радостно сообщила Делия. — Вы, наверное, слышали о нем. Руфус Уингейт. До того как выйти за Теда, я была Делией Уингейт.

Кровь сбежала с лица Анджелы. Это та самая женщина, жениться на которой Уингейт заставлял одного из братьев Гентри. Знает ли Делия о бесчестном плане отца? Очевидно, банкир поторопился, потому что Делия, похоже, счастлива со своим Тедом. Интересно, ребенок от него?

— Какое совпадение! — пропела Анджела. — Я тоже иду к вашему отцу.

— Значит, пойдем вместе, — заявила Делия, беря Анджелу под руку. — Я вам не помешаю. Только попрощаюсь и уйду.

Анджела вовсе не собиралась отпускать Делию прежде, чем история с ограблением банка выплывет наружу. Если Делия — человек честный, отцовские интриги покажутся ей отвратительными.

В банк они вошли вместе. Один из клерков заметил Анджелу и сделал слабую попытку остановить ее. Он вышел из своей клетки и преградил им дорогу.

— Миз Поппинс, если вы хотите повидаться с отцом, нам нельзя заходить к нему с…

Делия нетерпеливо отмахнулась от него:

— Все в порядке, мистер Стенли. Отец примет меня сейчас же. А у Анджелы есть к нему дело.

— Но вы не можете… Эта особа… Я получил приказание… Не обращая внимания на клерка, Делия проплыла мимо, увлекая за собой Анджелу.

— Здравствуй, папа. Я зашла проститься. Мы с Тедом уезжаем, как только он закончит покупки.

Уингейт поднял голову, и его радостная улыбка немедленно сменилась недовольной гримасой.

— Что здесь делает эта особа? Я приказал не впускать ее.

— Не понимаю, — проговорила явно сбитая с толку Делия. — Анджела сказала, что у нее к тебе дело.

— Миссис Гентри уже была здесь. Я ничего не могу для нее сделать.

Анджела выступила вперед, задиристо вздернув подбородок.

— Вы можете очень многое сделать для меня, мистер Уингейт. Для начала — открыть правду.

— Гентри? Вас зовут Анджела Гентри? За которого из братьев в вы вышли замуж?

— За Рейфа, — ответила Анджела. — В настоящее время он находится в тюрьме за преступление, которого не совершал. Он вернулся в Додж, надеясь, что ваш отец снимет с братьев Гентри свое ложное обвинение. Никто из них не грабил ваш банк.

Делия, хорошенькая женщина с миловидным личиком и большими карими глазами, настороженно взглянула на отца.

— О чем это Анджела, папа? Я знакома с братьями Гентри. Они честнейшие люди. Я была просто потрясена, когда ты обвинил их в ограблении.

— Не слушай эту женщину, Делия. Ясное дело, она лгунья и смутьянка. Садись, в твоем положении вредно волноваться.

— Я не волнуюсь, — спокойно проговорила Делия. — Если ты не хочешь рассказывать, Анджела сделает это за тебя. — Она повернулась к Анджеле, вопросительно подняв брови. — Почему вы думаете, что папа лжет насчет ограбления? Какая в этом для него выгода?

Анджела откашлялась. Тема деликатная, ее слова не понравятся Делии, но ничего не попишешь.

— Братья Гентри пришли к вашему отцу, чтобы получить заем — им нужно было выплатить налоги. Их преследовали неудачи, и денег им взять было неоткуда. Ваш отец отказал им.

Делия настороженно посмотрела на отца.

— Папа купил ферму Гентри, выплатив те налоги, и подарил ее нам с Тедом на свадьбу.

— Ферма была описана судебными приставами, милочка, — поспешил объяснить банкир. — Я приобрел ее честно и открыто.

— Ферма была выставлена на продажу, — подтвердила Делия, как бы бросая вызов притязаниям Анджелы.

— А отец рассказал вам о сделке, которую он пытался провернуть с Рейфом и его братьями? — невинно спросила Анджела. — Это случилось в день ограбления.

Уингейт вскочил.

— Не слушай ее! Она пытается настроить тебя против меня. Я старался только ради тебя.

— А что ты сделал? — заинтересовалась Делия. В воздухе повисло напряженное молчание. — Папа не хочет говорить, может быть, вы объясните, миссис Гентри?

— Ладно. Братья Гентри попросили у вашего отца заем. Ваш отец отказал им, но предложил сделку. Он сказал, что одолжит им деньги, если один из них женится на вас и даст имя вашему ребенку.

— Что?! Папа! Как ты мог? Мне не нужно было, чтобы ты покупал мне мужа. Я любила Теда. Я знала, что он вернется, ведь он помнил о своем долге передо мной. Я собиралась ждать его. Почему же ты не мог подождать?

— Я… ну я… — запинаясь, начал Уингейт. — Нам нужно заботиться о своей репутации. Я не мог допустить, чтобы моя дочь носила внебрачного ребенка. Я разволновался, когда Гентри отказались от моего предложения, и поступил… э…э… необдуманно.

— И обвинил их в ограблении банка, — укоризненно покачала головой Делия. — Как же ты мог, папа? Твоя ложь погубила троих ни в чем не повинных людей. Но ведь даже пли бы один из братьев и согласился, я все равно не вышла ом ни за кого, кроме Теда. Я, конечно, не святая, но я любила Теда. Уверена, мама придет в ужас, когда я расскажу ей, что ты наделал.

Анджела изумилась, когда Уингейт, крупный, резкий человек, задрожал от страха при мысли о том, что ему придется все рассказать жене.

— Ну, милочка, в этом нет надобности. Что сделано, то сделано.

— Что сделано, то можно исправить, — надавила Анджела глядя на Уингейта в упор. — Никогда не поздно исправить совершенное зло.

— Придется тебе это сделать, папа, — заявила Делия. — Надо освободить братьев Гентри от ложных обвинений, чего бы это не стоило.

— Дочка, подумай о позоре, о затруднениях, связанных с отказом от своих слов.

— Если ты сейчас же не отправишься в контору шерифа, я пойду туда одна, — пригрозила Делия. — За головы Рейфа и его братьев назначено вознаграждение. Они скрываются от полиции по твоей вине. Я очень люблю тебя, но ты совершил подлость. И я уверена, что мама согласится со мной.

Уингейт с кислым видом взглянул на Анджелу.

— Во всем этом вы виноваты, юная леди. Ладно, я пойду к шерифу и попытаюсь все исправить.

У Анджелы точно гора с плеч свалилась. Она возблагодарила Господа за то, что случайно встретилась с Делией Поппинс. Без нее Анджеле никогда не удалось бы уговорить надменного банкира покаяться.

К счастью, для того чтобы добраться до конторы шерифа, не нужно было переходить улицу. Достаточно было всего лишь немного пройти дальше по тротуару. Уингейт плелся нехотя, нога за ногу, но Делия и знать ничего не хотела. Схватив отца за руку, она тащила его за собой.

Когда они вошли, шериф Диллер, сидевший за письменным столом, поднял голову от бумаг.

— Ну-ну, что у нас здесь такое? Что, я могу сделать для вас, мистер Уингейт, миссис Поппинс? Чего хочет миссис Гентри, я знаю. Ее муж все утро метался по камере, высматривая супругу.

Делия ткнула отца кулачком под ребра. Уингейт откашлялся.

— Я хочу обсудить с вами, шериф, довольно… довольно деликатное дельце.

— Прекрасно, присаживайтесь. Вас это тоже касается, миссис Поппинс?

— Конечно, — отозвалась Делия, опускаясь на стул, предложенный ей отцом. — А также и миссис Гентри.

Диллер взглянул на Анджелу, удивленно вскинув брови. Потом он пододвинул ей стул и тоже сел, ожидая, пока кто-нибудь не начнет разговор.

— Пожалуй, Рейфу следует присоединиться к нам, — предложила Анджела. — Это касается и его тоже.

Шериф казался ошеломленным.

— Может, кто-нибудь объяснит мне, что все это значит. Уингейт и Делия обменялись многозначительными взглядами, но молчание первой нарушила Анджела:

— Мистер Уингейт пришел сказать вам, что он солгал насчет ограбления банка. Рейф и его братья невиновны. Никакого ограбления не было.

— Ну знаете, миссис Гентри, это весьма серьезные обвинения. Может быть, мы дадим высказаться самому мистеру Уингейту.

— Я… то есть… — смущенно забормотал Уингейт, опустив глаза в пол.

— Папа, расскажи шерифу правду, — потребовала Делия. Уингейт с несчастным видом поднял взгляд на шерифа.

— Я солгал, шериф Диллер. Никакого ограбления не было. Я… я рассердился на братьев и несправедливо обвинил их.

— И вы ждали столько времени, чтобы рассказать мне об этом? — сурово бросил Диллер. — Господи, да зачем вы так сделали?

Уингейт взглянул на дочь, потом на Анджелу.

— Я бы предпочел поговорить с вами наедине, шериф. Может быть, вы все поймете, когда услышите, чем я руководствовался.

Анджела посмотрела на Рейфа. Он прижимался к решетке, лоб у него был нахмурен, тело напряжено, как у зверя, готового к прыжку.

— Пока вы будете беседовать, я расскажу Рейфу, что здесь происходит, — заявила ока, вставая.

— Я пойду с вами, — вмешалась Делия. — Может быть, Он примет мои извинения.

Рейф, находившийся в другом конце коридора, не слышал, о чем говорили, но, судя по взволнованным жестам шерифа, происходило что-то важное. Когда Анджела с Детей направились к нему, сердце у него бешено заколотилось. Он приготовился услышать дурные новости. До сих пир в Додж-Сити с ним не случалось ничего хорошего. Так с чего же теперь ожидать чего-то иного?

Едва Анджела подошла к нему, как Рейф возбужденно взял ее за руки.

— Что там такое, Ангел? Что происходит?

— Здравствуйте, Рейф, — произнесла Делия.

— Делия, — поклонился Рейф.

Что, черт побери, делает здесь Делия Уингейт? — подумал он. Она, похоже, на сносях. Неужели Уингейт все еще пытается найти для нее мужа? Делия — неплохая девушка; когда-нибудь она выйдет за хорошего человека. Она, бедняжка, наверное, не подозревает о том, как отец хотел купить ей мужа.

— Теперь я — Делия Поплине, — сообщила молодая женщина. — Вы ведь помните Теда Поппинса, да? Он еще ухаживал за мной. Он уезжал из нашего города, но теперь вернулся, и мы обвенчались.

— Поздравляю, — с горечью проговорил он. Если бы Делия не забеременела, все, быть может, было б иначе. Отец ее ребенка — Тед Поппинс, ясное дело. Хорошо, что в нем проснулась совесть. — А что здесь делает Уингейт? — Рейф снова обратился к Анджеле.

— Он пришел взять назад свои слова об ограблении, — ответила Анджела.

Рейф уставился на нее во все глаза.

— Не понимаю, как тебе это удается, дорогая.

— Удается — что?

— Спасать мне жизнь.

Глава 15

— Как ты сумела заставить Уингейта рассказать правду? — спросил Рейф, переводя взгляд с Анджелы на Делию.

— Это все Делия, — пояснила Анджела. — Я случайно встретила ее, когда шла в банк разговаривать с банкиром, и мы пошли вместе. Когда она узнала, что натворил ее отец, то заставила его все исправить.

— Я никогда не просила папу найти мне мужа, — объяснила Делия. — Он сам решил заключить такую сделку. — Она вспыхнула и отвела глаза. — Понимаю, что вы должны очень дурно обо мне думать, но когда я встретила Теда и влюбилась в него, ни о ком другом я и помыслить не могла. Тед не очень… не очень хотел жениться на мне, когда узнал о ребенке, — запнувшись, продолжала она. — Он быстро уехал из нашего города, но я знала, что он вернется. Ведь Тед — благородный человек. Он никогда не смог бы оставить меня с ребенком. Папа не хотел ждать. Тут была замешана его гордость. Простите меня, Рейф. Я чувствую себя так, словно это я во всем виновата.

— Вы не могли знать, что задумал ваш отец, — проговорил Рейф. — Единственное, что мне нужно теперь, — это восстановить свое честное имя.

— И вы его получите, — вмешался шериф Диллер, подходя к ним. Он отпер камеру и распахнул дверь. — Вы свободны и можете идти, Гентри.

Рейф вышел и глубоко вздохнул. Потом заключил в объятия Анджелу и крепко поцеловал ее.

— Ты никогда не слушаешь, что тебе велят делать? — спросил он, когда она задохнулась от его поцелуя.

— Никогда, если речь идет о твоей жизни, — дерзко ответила она.

Рейф оторвался от Анджелы и увидел, что Делия подталкивает к ним своего отца.

— Папа хочет принести свои извинения, — с нажимом произнесла она.

— Э-э… Да, это так. Меня сильно тревожила репутация дочери, и я поступил неумно. Вы и ваши братья разозлили меня; я никак не ожидал, что получу отказ. А когда я обвинил вас, тут уж гордость не позволяла мне пойти на попятную.

— Вы погубили жизни троих людей, Уингейт, — сказал Рейф, не скрывая горечи. — Что сталось с нашей семейной фермой?

— Ну… э-э… я… — растерялся Уингейт.

— Папа купил ее и подарил нам с Тедом на свадьбу, — призналась Делия. — Мне очень жаль, Рейф.

— Вы ничего не можете сделать, чтобы вернуть ферму, — заявил Уингейт. — Вы все равно потеряли бы ее.

— Я очень полюбила это место, Рейф, — сказала Делия. — Не думаю, что могла бы отказаться от него, а Тед очень старается сделать ферму такой же прибыльной, какой она была до войны. Надеюсь, вы утешитесь, узнав, что ваша земля находится в руках тех, кто ее любит.

— Я уже смирился с тем, что ферму мы потеряли, — вздохнул Рейф. — Джесс — врач, а не фермер, а Сэм витает в облаках. Что же до меня… — он бросил нежный взгляд на Анджелу, — у меня теперь другие заботы.

— Вот ваши револьверы, Гентри, — сказал Диллер, подавая Рейфу ремень с кобурой.

Рейф быстро опоясался.

— Прежде чем уйти, — заявил он, — я хочу, чтобы мне выдали какой-нибудь официальный документ, подтверждающий, что братья Гентри больше не разыскиваются за ограбление банка.

Диллер кивнул.

— Сейчас я напишу вам такую бумагу. И позабочусь, чтобы объявления о розыске повсюду сняли. Но эти известия не могут так быстро достичь каждого города, поэтому не потеряйте документ, который я сейчас приготовлю.

— Не беспокойтесь, шериф, я стану беречь его как зеницу ока.

Уингейт с Делией уже ушли. Рейф сунул бумагу в карман куртки, взял Анджелу под руку и вышел из тюрьмы.

— Я сняла номер в «Додж-отеле», — сообщила Анджела, окинув взглядом море грязи, расстилающееся между ними и местом, куда они направлялись.

Рейф усмехнулся. С рыцарской любезностью он подхватил Анджелу на руки и понес.

— Я искал повода обнять тебя с того момента, как вышел из тюрьмы, — пошутил он.

Рейф обогнул дилижанс, перенес Анджелу через улицу и направился в гостиницу. Ему было наплевать, что думают о них люди. Он прошел через ад и имел право держать Анджелу в своих объятиях. К сожалению, ему оставалось пройти долгий путь, прежде чем объявить ее своей.

Прижавшись лицом к его груди, Анджела прошептала номер своей комнаты, и Рейф направился по длинному коридору. Она вынула из ридикюля ключ и отперла замок. Рейф внес ее в номер и ударом ноги захлопнул дверь. Потом поставил Анджелу на пол и поцеловал с любовью и томлением, копившимися в нем столько времени.

Ее пальцы занялись пуговицами его рубашки. Рейф тяжело вздохнул. Ее прикосновения воспламеняли его. Ему хотелось опрокинуть ее на кровать, задрать ей юбки и ворваться в нее. Потребовалось дикое напряжение сил, чтобы прервать поцелуй и отвести ее руки.

— Я грязный, и мне нужно побриться, — сказал он, задыхаясь.

— Мне все равно, — отозвалась Анджела, увлекая его к кровати. — Люби меня, Рейф, люби меня сейчас же.

Они распластались поперек кровати. Рейф стонал от наполнявшего его вожделения. Любить Ангела — вот его судьба. Он поцеловал ее в губы, подбородок, мочку уха. Он сдернул платье с плеч Анджелы и приблизил губы к ее соску, покусывая его сквозь тонкую ткань сорочки. Все, что он намеревался сказать ей, вылетело у него из головы, когда она выгнулась навстречу ему, криками заявляя о своей страсти.

— Быстрее, Рейф, — задыхалась Анджела.

Времени на утонченные ласки не было: оба слишком изголодались друг по другу. Она обхватила его своими гибкими бедрами, и он накрыл ее своим телом. Поцеловал ее глубоко и

медленно. Когда она вернула поцелуй, Рейфу показалось, что сердце его сейчас разорвется. Застонав, Рейф вошел в нее.

Он слышал, как у нее перехватило дыхание, почувствовал, как она завладела им целиком. Они двигались в одном порыве и, задыхаясь, испытали всю силу небывалого наслаждения.

— Прошу прощения, — пробормотал Рейф, когда дыхание его немного выровнялось, — ты заслуживаешь большего. — Он чмокнул ее и встал с кровати. — Когда я вернусь, я проделаю все лучше.

— Куда ты?

— В банное заведение. Это на этой же улице. Я недолго. — Он натянул брюки и снова надел пояс с кобурой. — Жди меня.

С блаженным вздохом Рейф погрузился в горячую ванну. Он быстро вымылся, потом положил голову на край ванны и расслабился. Приятную полудрему прервал щелчок взведенного револьверного курка. Инстинктивно он протянул руку к ремню с кобурой, который положил возле ванны, но его там не оказалось. Он поднял голову и встретился взглядом с человеком, увидеть которого здесь ожидал меньше всего.

— Десмонд Кент! Какого черта вы здесь делаете?

— Чандлер телеграфировал мне, что Анджела исчезла. Мой долг состоит в том, чтобы вернуться на «Золотой ангел» и следить за работами на шахте. Я сел в дилижанс в Топике, чтобы отправиться в Каньон-Сити. Я случайно увидел, как вы переносили мою падчерицу через улицу, когда дилижанс остановился в Додж-Сити. Я испугался, что вы меня заметите, но вы видели только Анджелу.

— Уберите револьвер, — коротко приказал Рейф.

— О нет, на сей раз вам не уйти, Гентри. В таких маленьких городках новости распространяются быстро. Пока я размышлял, что делать, я услышал, что банкир солгал насчет ограбления банка и что братья Гентри больше не разыскиваются за это преступление.

— Это так, — настороженно выговорил Рейф.

— А как вы думаете, что скажет шериф, если узнает, что Рейф Гентри разыскивается в Колорадо за убийство?

Рейф выругался.

— Черт бы вас побрал, Кент! Чего вы от меня хотите? Почему вам так не терпится навредить своей падчерице?

— Анджела всегда была заносчивой стервой. Я сошелся с ее матерью только потому, что знал — в один прекрасный день папаша отвалит Анджеле кучу денег. Я нашел Чандлера, чтобы он женился на ней, а деньги мы поделили бы пополам. Тогда эта дрянь удрала в Колорадо. Она не могла подождать до свадьбы. Но это еще только полдела, — продолжал Кент. — Теперь на сцене появились вы и все испортили. Когда я сегодня увидел вас с Анджелой, то понял, что мне повезло. Выходите из ванной и одевайтесь.

Рейф не стал спорить. Голый всегда беззащитнее одетого. Он торопливо вытерся и оделся. Но попытка схватить оружие не удалось: в спину ему уперлось холодное дуло револьвера.

— Сдается мне, у вас на руках все козыри, — протянул Рейф.

— Так оно и есть.

— Чего вы хотите?

— Вы вернетесь в гостиницу и напишете записку Анджеле.

— А что я должен написать? — поинтересовался Рейф.

— Там будет сказано, что вы все обдумали и решили уехать отсюда без нее. Вы скажете Анджеле, что никогда не сумеете снять с себя обвинения в этих убийствах и что вам опасно возвращаться в Колорадо. Скажите ей, что она будет вам мешать. И пожелайте счастья.

— Вы сумасшедший, если думаете, что Анджела в это поверит.

— Советую написать записку так, чтобы она поверила, — пригрозил Кент. — Или вы хотите зла Анджеле? У меня при себе объявления о вашем розыске за убийство. Мне ничего не стоит показать их шерифу. Анджеле кажется, будто она вас любит. Ее потрясло, когда она увидела вас с веревкой на шее.

Нервы расшалились, вот девчонка и вообразила черт знает что. Ей будет лучше, если вы тихонько исчезнете из ее жизни. В один прекрасный день вас вздернут, и что тогда станется с Анджелой?

— Единственное, что вам нужно от Ангела, — это денег, — презрительно бросил ему Рейф. — Вас ничуть не заботит ни она, ни ее будущее.

— Неправда. Я позабочусь, чтобы она хорошо устроилась и чтобы прииск под моим наблюдением процветал. А вы что можете дать ей, кроме несчастий?

— Я могу защитить ее от вас, — дерзко сказал Рейф. Кент бросил на него суровый взгляд.

— Знаете, — задумчиво проговорил он, — я могу пристрелить вас хоть сейчас и сдать полиции мертвым. Награда положена за живого и за мертвого. Выбирайте, Гентри. Либо вы пишете Анджеле эту записку, либо умираете.

— Откуда мне знать, что вы не убьете меня после того, как я напишу записку? — торговался Рейф.

— Я не склонен к насилию. Я не стану вас убивать, меня не принудят. Что же до вознаграждения, я полагаю, что Анджела станет дурно думать обо мне, если я выдам вас полиции. С другой стороны, если она поверит, что вы оставили ее по собственной воле, ей будет больно, но в конце концов она это переживет.

— Вы хитрый ублюдок, Кент.

— У меня нет времени на перепалку, — буркнул Кент. — Сюда могут войти, и тогда мне точно придется вас пристрелить. Что ж, выбирайте, Гентри.

— Вы не оставляете мне выбора, Кент. Я напишу письмо.

— Я знал, что мы поймем друг друга, — ухмыльнулся Кент. — Идите со мной и не дергайтесь. У меня в кармане заряженный револьвер. — Он прихватил ремень с кобурой Рейфа и вывел Гентри за дверь.

Они отправились в гостиницу. Там Рейф спросил перо и бумагу и написал записку под диктовку Кента. Когда он закончил, Кент выхватил письмо у него из рук, прочел его и вернул.

— Велите отнести это вам в номер.

Рейф сложил записку вдвое и отнес служащему, попросив передать лично миссис Рейф Гентри. Чтобы письмо доставили незамедлительно, Кент добавил к нему пятидолларовую золотую монету.

— Что теперь? — устало поинтересовался Рейф.

— Теперь вы убираетесь отсюда. Где ваша лошадь?

— Полагаю, в платной конюшне.

— Прекрасно, пошли в конюшню.

Рейф выжидал удобного момента, чтобы скрыться, но Кент был начеку. Рейф чувствовал, как дуло револьвера упирается ему в ребра, и понимал, что тот выстрелит не задумываясь. Никто не станет осуждать Кента за то, что он застрелил человека, за голову которого назначена награда. И кроме того, Кент, пожалуй, прав. Доказать, что его ложно обвиняют в убийстве, — дело, по-видимому, дохлое. Пожалуй, он окажет Ангелу благодеяние, если исчезнет из ее жизни.

Сердце у него разрывалось. Он ведь уже дважды пытался покинуть Ангела. И оба раза безуспешно. Что-то заставляло его возвращаться. Рейф покорно шел к конюшне, размышляя о своем печальном будущем. Случайное везение и ангел-хранитель помогли ему избавиться от обвинения в ограблении банка. Но только дурак смел бы надеяться на такое везение. Если он вернется в Ордуэй и смело заявит, что невиновен, его скорее всего вздернут.

Впереди показалось здание конюшни. Когда Рейф собрался вывести своего жеребца на улицу, хозяин остановил его:

— С вас два доллара, мистер Гентри. По доллару в день.

Рейф вывернул карманы и пожал плечами.

— Это вам нужно, чтобы я уехал, Кент. Вы и платите.

Тихо выругавшись, Кент вытащил из кармана две помятые долларовые бумажки и расплатился.

— Мои револьверы, — потребовал Рейф, протягивая руку. — Вы ведь не оставите человека беззащитным среди прерий, а?

Кент мгновение помедлил, размышляя, потом отдал Рейфу ремень с кобурой.

— Вряд ли вы станете рисковать своей свободой, застрелив меня.

Рейф зло усмехнулся.

— Как посмотреть, — заявил он. — Убийством больше, убийством меньше — какая разница?

Кент побледнел и отшатнулся. Рейф расхохотался.

— Трус. Если бы я захотел, вы бы первый почувствовали, как кусается мой свинец.

— Ублюдок, — прошипел Кент, а Рейф уселся в седло и пустил лошадь быстрой рысцой. — Не волнуйтесь об Анджеле! — крикнул Кент ему вслед. — Я позабочусь о ней.

Рейф едва сдержался, чтобы не двинуть Кенту в зубы. Ему представлялось выразительное личико Ангела. Наверное, прочтя записку, она сначала не поверит, потом станет страдать, потом в конце концов возмутится. Он надеялся, что гнев поможет ей забыть его, потому что на этот раз возвращаться он не имел права. Он слишком любит ее, чтобы таскать из города в город, скрываясь от полиции.

Анджела ходила по маленькому номеру, ожидая возвращения Рейфа. Почему он так долго? — в который раз спрашивала она себя. Может, самой пойти и выяснить, что его задерживает? Услышав стук в дверь, она вздохнула с облегчением. И бросилась открывать, чуть не упав.

— Рейф! Как ты долго!.. Я… Ах, это не Рейф.

Служащий гостиницы подал Анджеле сложенный лист бумаги.

— Ваш муж просил меня передать это вам, миссис Гентри. Анджела уставилась на послание; руки ее дрожали.

— Бла… благодарю вас, — с трудом произнесла она.

Анджела смотрела на письмо, и страх охватывал ее все сильнее. Она интуитивно понимала, что в письме содержатся дурные новости. Она поднесла письмо к окну, но все еще не могла заставить себя прочесть написанное. Зачем ему понадобилось писать ей? Почему он не мог просто сказать?

Записка выскользнула из ее рук и упала на пол. Анджела смотрела на клочок бумаги, словно то была змея, готовая ее укусить. Наклонившись, она взяла ее дрожащими пальцами. Слова прыгали перед глазами, строчки путались.

Она прочла все до конца и смяла записку в кулаке. Прижавшись лбом к оконному стеклу, Анджела дала волю слезам. Не желая верить тому, что написал Рейф, она тщательно разгладила бумажку и перечитала ужасные слова.

Он ее оставил. Он решил пройти через все один. Она оказалась обузой на его пути. Он решил навсегда покинуть эти края. Он призывал забыть его и вернуться на «Золотой ангел».

Нет! — воскликнуло ее сердце. Рейф не мог написать такие холодные слова. Она дорога Рейфу; он никогда не причинил бы ей такой боли. Еще и двух часов не прошло, как они лежали в этой смятой постели. И собирались снова заняться любовью, когда он вернется. Боль и неверие в ее сердце медленно рассеивались, а тени за окном становились все темнее. Потом, как яростная буря, негодование ворвалось в ее душу, прогнав любовь, которая совсем недавно поселилась там.

Как мог Рейф так поступить? Как мог бросить ее, не сказав ни слова на прощание? Презренный негодяй. Неописуемый злодей. Да как он посмел! Нельзя даже пересчитать, сколько раз она спасала ему жизнь, и так-то он отблагодарил ее? Господи, да как она могла подумать, будто он любит ее? Она отдала ему свое сердце. А он бросил ее на произвол судьбы.

Ну что же, она не так уж беспомощна. Ей вовсе не нужна его постылая забота. Завтра же она сядет в дилижанс, идущий и Каньон-Сити, и займется делами. У нее есть «Золотой ангел», и ей ничего больше не нужно. Даже Рейф Гентри.

«Ну и кого ты обманываешь?» — упрекнул ее тихий внутренний голос. Никто больше не будет ласкать ее так, как Рейф Гентри, никому больше она не отдаст свое сердце.

— Я прекрасно проживу без него, — вслух заявила Анджела. Эти слова горечью отозвались в ее душе, но яростная решимость обойтись без Рейфа пересилила боль утраты.

Анджела заказала ужин, к которому не притронулась, и приготовилась ко сну. Она не хотела травить себе душу воспоминаниями. Отогнав печальные мысли, она погрузилась в беспокойный сон.

Когда Анджела проснулась, за окном моросил скучный серый дождик, превосходно подходивший к ее настроению. Вспомнив все вчерашние злоключения, она вновь ощутила нестерпимую боль. Вздохнув, Анджела заставила себя встать и одеться. Она продолжала терзать себя мыслями о Рейфе. Чтобы отвлечься от них, она попыталась сосредоточиться на своих ближайших планах.

Первым делом она решила продать свою лошадь и на вырученные деньги купить билет до Каньон-Сити. Из-за всех вчерашних треволнений она забыла дать телеграмму адвокату Гудмену, чтобы тот выслал ей денег. Она не собиралась задерживаться в Додж-Сити.

Стук в дверь прервал ее размышления. А вдруг это Рейф? — промелькнуло у нее в голове. Она радостно распахнула дверь и… улыбка замерла на ее губах.

— Вы! Что вы здесь делаете?

— Здравствуй, Анджела. Ты могла бы быть и повежливее.

— А чего вы хотите? После того, как вы собирались выдать меня за человека, которого я презираю? Вы же знаете, что я не питаю ни малейшей привязанности к вам, Десмонд. Так что вы здесь делаете? — резко проговорила она.

— Чандлер сообщил мне телеграммой, что ты исчезла. Я решил, что в этом как-то замешан Гентри, и купил билет на дилижанс, идущий в Каньон-Сити. Я собирался помочь Энсону управлять «Золотым ангелом», пока тебя нет. Ты не можешь себе представить мое удивление, когда я вышел вчера из дилижанса и увидел тебя! Конечно, я не поехал дальше. А где Гентри?

— Как видите, здесь его нет. А почему вы все еще в Додж-Сити?

— Решил уехать позже. Я вижу, что обвинение в ограблении банка снято с Гентри и его братьев. Интересно, почему шериф не знает об убийстве в Колорадо?

— Если это все, что вы хотели сказать, — холодно произнесла Анджела, — можете быть свободны.

Кент пропустил ее слова мимо ушей.

— Каковы твои планы, дорогая?

— Я возвращаюсь на «Золотой ангел», хотя это вас и не касается.

— Без Гентри? — уточнил он.

— А что, он где-нибудь поблизости?

— Я видел, как он вчера уехал из города. Это еще одна причина, по которой я остался. Я взял на себя смелость купить для тебя билет на вечерний дилижанс.

— Я не нуждаюсь в ваших услугах, — сухо возразила Анджела.

— Разумеется, дорогая. Я просто избавил тебя от хлопот. Поскольку Гентри уехал, я решил, что ты тоже захочешь уехать отсюда. Этот неблагодарный негодяй обязан тебе жизнью. Ему нив коем случае не следовало бросать тебя на мели.

— Вы ничего не знаете, — оборвала его Анджела и опустила голову, не желая, чтобы Кент заметил выступившие на глазах слезы.

— Может быть, ты и права, Анджела. Давай заключим перемирие. Если Чандлер все еще хочет жениться на тебе, моего дело. Я не стану вмешиваться. Я действительно хочу помочь тебе.

Анджела ни на грош не верила ему. Но вдруг, рассудила она, можно будет использовать Кента, чтобы вытянуть из Чандлера правду об убийстве Брейди Бакстера. Такой жадный человек, как Кент, пожалуй, готов на все ради денег.

— Ладно, пускай перемирие, — согласилась она. — Но с одним условием.

— С каким? — насторожился Кент.

— Хочу, чтобы вы не совали нос в мои дела и не пытались выдать меня за Чандлера.

Хотя Рейф и бросил ее, она все-таки еще надеялась доказать его невиновность. Это вернет ей веру в собственные силы.

Кент удивленно поднял бровь.

— Ты что, всерьез решила, что он приударил за тобой?

— Мы были друзьями, пока Рейф не похитил меня.

— Гентри похитил тебя? — переспросил Кент. Анджеле следовало бы придержать язык.

— Я оговорилась, — поспешно поправилась она. — Я уехала с Рейфом по доброй воле.

— Надеюсь, ты получила хороший урок, — отечески попенял Кент. — Ну ладно, я согласен на твои условия. Дилижанс уходит сегодня в два часа. Жду тебя в конторе «Уэллс-Фарго».

Анджела ушла из гостиницы задолго до отправления дилижанса. Почти час она потратила на то, чтобы купить дорожную сумку, затем продала лошадь и расплатилась с хозяином гостиницы. Когда она пришла на станцию, пассажиры уже садились в дилижанс.

— Я испугался, что ты передумала, — усмехнулся Кент, явно обрадовавшись при виде Анджелы.

— Мне незачем оставаться в Додж-Сити, — ответила та.

Кент отдал ее сумку кучеру и помог сесть в дилижанс.

И они уехали. Стиснутая между отчимом и бродячим торговцем, который все время пялил на нее глаза с неприкрытым восхищением, Анджела вовсе не радовалась долгой поездке до Каньон-Сити. Она навсегда запомнит Додж-Сити — место, где столько испытала.

Анджела попыталась представить себе будущее без Рей-фа, но ничего не вышло. Свинцовое небо, казалось, тяжким грузом давило на ее разум.

Глава 16

Рейф приближался к Ордуэю с твердым намерением обойти его стороной. К сожалению, все получилось не так. Он расположился на ночь в некотором отдалении от города и подкреплялся кроликом, которого подстрелил себе на ужин, когда вдруг появились неожиданные гости.

Он услышал, как в лесу раздался конский топот, и тут же протянул руку к кобуре. Двое всадников спешились. Рейф с опаской наблюдал за ними.

— Приветствую вас, мистер. Ничего, если мы погреемся у вашего костра? — спросил один из них. — Еда у нас есть.

— Проклятие! — тихонько выругался Рейф. Шериф Таттерсол и один из его помощников. Что за невезение! Он поглубже нахлобучил шляпу и спрятал лицо в тени.

— Милости прошу. Грейтесь и ешьте. Сейчас у меня плоховато с припасами, так что если хотите кофе, варите свой.

— Я — шериф Таттерсол, а это — мой помощник Уилтон. Еды у нас полно. Мы выслеживаем преступника, убившего человека и ограбившего дилижанс. Никого не видали сегодня?

— Ни души, шериф, — ответил Рейф.

— Вы едете на восток или на запад?

— На запад. Пару дней назад выехал из Додж-Сити.

— Черт! Похоже, мы идем по остывшему следу, Уилтон. Наверное, лучше вернуться в Ордуэй и подождать, пока не принесут новых сплетен.

— Если хотите, я поеду один, — предложил Уилтон.

— Нет, рано или поздно мы его схватим. Мы уже слишком долго за ним гоняемся.

Представители закона разложили свои припасы, вылили воду из фляг в котелок, сели и стали ждать, пока кофе закипит.

Рейфу не понравилось, как шериф поглядывал на него.

Если его узнают, дело худо. Молчание так затянулось, что Рейф всерьез опасался, как бы шериф не угадал его мысли. Его подозрения подтвердились, когда Таттерсол сказал:

— Вроде бы я вас знаю. Вы — Рейф Гентри.

Рейф шумно выдохнул и потянулся к кобуре, но тут шериф проговорил:

— Я все надеялся, что вы вернетесь и я смогу извиниться за свои нелепые подозрения. Мне следовало бы понять, что сестра Анджела не может лгать. Но когда Десмонд Кент приехал в Ордуэй и рассказал эту дикую историю, я, признаюсь, едва не поверил ему.

— Извиниться? — переспросил ошеломленный Рейф.

— Пять дней назад мы схватили одного из преступников, виновных в этих убийствах. Он и его сообщник ограбили еще один дилижанс и убили кучера. Один из нападавших получил смертельную рану, и его привезли в город. Перед смертью он сознался, что ограбили и убили еще пятерых пассажиров. Наверное, ему хотелось предстать перед Создателем с чистой совестью.

— Вы хотите сказать, что обвинения с меня сняты? — не веря в свою удачу, спросил Рейф. Ему хотелось вскочить и закричать от радости, но он совладал с собой.

— Полностью, — обнадежил Таттерсол. — Я уже сообщил властям и потребовал снять объявления о розыске. Конечно, — сурово добавил он, — на вас все еще висит то обвинение в ограблении банка.

— Уже не висит, — усмехнулся Рейф. — У меня есть документ, который это подтверждает.

Рейф достал из кармана бумагу. Таттерсол внимательно прочел и вернул ее Рейфу.

— Поздравляю. Надеюсь, что вы принимаете мои извинения. Боюсь, все эти ложные обвинения сильно усложнили вам жизнь.

Рейф насмешливо фыркнул. Усложнили ему жизнь? Да они, черт побери, исковеркали ее. Он потерял Ангела и… А, да что там говорить! Но внезапно ему в голову пришла великолепная мысль.

— А как поживает та хорошенькая малышка — сестра Анджела? — поинтересовался Уилтон. — Вы оставили ее в Каньон-Сити?

— Нет, она… она в Додж-Сити. Вернется в Каньон-Сити дилижансом.

Шериф и его помощник замолчали, съели свою еду и выпили кофе. Рейф тоже молча допивал кофе.

— Вы ведь сказали, что возвращаетесь завтра в Ордуэй, — спросил Рейф.

— Совершенно верно, — согласился Таттерсол.

— Можно, я поеду с вами? Отчим Анджелы заявляет, что мы не были обвенчаны. И преподобный Конрад, и наши документы — все погибло. Не существует никаких письменных доказательств нашего венчания. Но поскольку это видели почти все жители вашего города, вы, наверное, могли Бы помочь мне, собрав подписи тех, кто захочет поклясться, ч го мы законные муж и жена.

— Первым в этом списке будет стоять мое имя, — заявил Гаттерсол.

— А мое — вторым, — подхватил Уилтон.

— Я все равно хотел попросить вас проехать с нами, — проговорил Таттерсол. — Вам нужен документ, подтверждающий, что вас больше не разыскивают по обвинению в убийстве.

— Я был бы очень рад получить его, — сказал Рейф, радуясь, что из его списка вычеркнуто еще одно преступление.

Два снято, одно осталось, подумал Рейф. Впервые за очень долгое время у него появился маленький, проблеск надежды. Но он опасался, что уже слишком поздно. Его заставили нанести Ангелу страшную рану. Простит ли она его когда-нибудь?

На другой день Рейф приехал в Ордуэй вместе с Таттерсоном и Уилтоном. Таттерсол написал ему бумагу, и почти весь день Рейф провел, собирая подписи тех, кто был свидетелем его венчания. Он не понимал, ради чего старается — ведь она скорее всего возненавидела его. Если окажется, что Ангел носит ребенка, никто не усомнится в законности его рожденич, коль скоро существуют доказательства их венчания.

На следующий день Рейф уехал из Ордуэя, имея при себе документ, полностью снимающий с него обвинения в ограблении дилижанса и связанных с этим убийствах. Также при нем находилась бумага, на которой стояли подписи множества людей, бывших свидетелями его венчания с Ангелом. Теперь Рейф собирался направиться на север, надеясь, что ему удастся встретиться с Джессом. Рейф знал, что брат будет очень рад узнать, что он, Рейф, свободен. Что же касается Сэма, то Рейф понятия не имел, где искать младшего братца. Этот сорвиголова мог оказаться где угодно.

Теперь переменилось очень многое. Два обвинения с него сняты, остается только доказать, что он не убивал Бакстера. Тогда можно попытаться вернуть любовь Ангела. Думая об этом, Рейф обратил взор в сторону Каньон-Сити. Ему предстояло преодолеть многие мили, и у него было достаточно времени, чтобы обдумать свои планы.

Рейф понимал, что поставил перед собой чертовски сложную задачу. Смерть Бакстера окутана глубокой тайной. Анджела считала, что здесь каким-то образом замешан Чандлер, но как это доказать? Можно приехать в город и предъявить шерифу свои документы, но это еще не значит, что его не обвинят в убийстве Бакстера. Нет, здесь эти документы не помогут. Единственный способ выяснить истину, решил он, это выжидать, пока настоящий убийца не выдаст себя. Неплохо бы начать с Энсона Чандлера.

Вконец измученная, с болью, таившейся в глубине синих глаз, Анджела сошла с дилижанса в Ордуэе, чтобы сделать передышку и перекусить.

Она вовсе не была голодна, но хотела поддержать силы до конца этой изматывающей поездки. Погруженная в свои мысли, она вздрогнула от неожиданности, когда кто-то схватил ее за руку. Ах, это всего-навсего Кент…

— На той стороне улицы есть ресторан, — сообщил он. — У нас целый час до отхода дилижанса. Пойдем, нам нужно подкрепиться.

Анджела коротко кивнула и высвободила руку. Прикосновение Кента было ей неприятно. Они перешли улицу и пошли в ресторан. Тут кто-то окликнул Анджелу:

— Сестра Анджела, можно вас на минутку? Анджела обернулась на голос и увидела шерифа Таттера, торопливо направляющегося к ней. Анджела заподозрила неладное, и по спине у нее пробежала дрожь. Что надо нее шерифу? Он хочет расспросить ее о Рейфе? Или…

— Я очень рада снова видеть вас, шериф Таттерсол.

— Взаимно, сестра Анджела.

— Вы ведь помните моего отчима, не так ли? Таттерсол бросил на Кента хмурый взгляд.

— Еще бы! С ним мне тоже хотелось бы поговорить. — И тот с приветливой улыбкой обратился к Анджеле: — Я видел твоего мужа пару дней назад.

Анджела побледнела.

— Моего мужа?

— Да, Рейфа Гентри. Он сказал, что вы проедете через Ордуэй на дилижансе. Но о вашем отчиме он умолчал. Я думаю, что общество мистера Кента не доставит вам удовольствия после того, как он причинил вам и мистеру Гентри столько неприятностей.

— Но послушайте, шериф, — не выдержал Кент.

— Нет, это вы послушайте, мистер Кент, — отрезал Таттерсол, тыча ему указательным пальцем в грудь. — Вы заставили меня поверить, что мистер Гентри — преступник, тогда на самом деле он был именно тем, чем его называла Анджела. Ее женихом. А вы даже назвали другого человека в качестве ее нареченного.

— Но Гентри действительно преступник, — возразил Кент — Как насчет ограбления дилижанса? И невинных людей, которых он убил?

— Мы поймали одного из преступников, — продолжал креол. — Он во всем признался. Я уверен, что очень мы посадим и второго. Кстати, у Гентри есть при себе документ, полностью снимающий с него обвинения в ограблении банка. Не сомневаюсь — это еще один случай ложного обвинения.

— Конечно, — сухо повторил Кент. — Но есть еще то убийство…

Анджела ткнула Кента кулачком под ребра, взглядом давая ему понять, что если он хочет сохранить с ней хорошие отношения, ему лучше помолчать.

— Мой отчим говорит о документах. Вы ведь сказали, что обвинение в убийстве с Рейфа снято, да?

— Сказал, сказал, сестра Анджела. Но на вашем месте в будущем я был бы осторожнее с родственниками. Судя по всему, вашему отчиму, извините, плевать на вас.

— Я очень хорошо осведомлена о недостатках моего отчима, шериф, — заверила его Анджела. — Но все равно благодарю вас за заботу.

— Ну что же, мэм, пойду-ка я по своим делам. Удачной поездки. — Он приподнял шляпу и удалился.

— Гентри дьявольски везет, — мрачно пробормотал Кент.

— Я рада за него, хотя больше и не испытываю никаких чувств к этому человеку, — заявила Анджела. — Пусть делает что угодно — мне это безразлично.

— Ты умница, дорогая. Гентри тебя не стоит, — довольно ухмыльнулся Кент. — Только подлец мог бы бросить тебя в незнакомом городе. Что, если бы я не смог проводить тебя до «Золотого ангела»?

— Полагаю, я не умерла бы, — насмешливо отозвалась Анджела.

Это замечание привело Кента в ярость, но он сдержался и промолчал. Они вошли в ресторан и заказали обед. Анджела нехотя ковыряла вилкой еду, пока не настало время садиться в дилижанс.

Сидя в душном экипаже, Анджела задремала под мерное покачивание и топот копыт. Потом ей вспомнились холодные слова в письме Рейфа. Несколькими короткими фразами он разрушил всю ее жизнь. Если бы завтра он появился и стал просить прощения, она бы оттолкнула его. Он никогда не узнает о том, какую боль ей причинил.

Какой же она была дурой! Ведь с самого начала знала, ч го Рейф не создан для брака. А она заставила его жениться! Как она могла надеяться, что он не улизнет, получив от нее то, что ему нужно?

Но даже сердясь и страдая, она все равно радовалась его удаче. Никто не заслуживает того, чтобы на него возвели поклеп. Она непременно должна найти убийцу Бакстера. Долг христианки — помочь несправедливо осужденному. Она сделает это из чистого человеколюбия, а вовсе не ради мерзавца Гентри.

Прибывший в Каньон-Сити дилижанс встретил Энсон Чандлер. Кент послал ему из Пуэбло телеграмму, сообщив, когда они прибывают.

— Никак не ожидал, что вы с Анджелой будете путешествовать в одном дилижансе, — выпалил Чандлер вместо приветствия. — Где вы пропадали, Анджела?

— Это долгая история, Энсон, я все расскажу потом, — ответил Кент. — Вы приехали на повозке?

— Конечно, — кивнул Чандлер. — Я так рад, что вы решили вернуться, Анджела. — В его голосе прозвучала легкая насмешка.

— Как дела на прииске? — спросила Анджела, не обращая внимания на его сарказм.

— Лучше и быть не может. Наверное, у меня способности.

— Жаль, что у вас нет способности к ухаживанию, — но заметил Кент.

Анджела прикусила губу, чтобы не расхохотаться. Энсон и Кент все еще питали надежду заполучить ее денежки. Пусть мечтают, но этого не будет никогда. Она терпит Энсона на прииске только потому, что он — главный подозреваемый.

Чандлер погрузил их вещи в повозку и сам стал править лошадьми. Кент помог сесть Анджеле и устроился рядом с ней.

— Остановитесь у конторы адвоката Гудмена, — велела Анджела.

— Зачем? — резко обернулся к ней Чандлер.

— А мистер Гудмен знает, что я уезжала из города?

— Я сообщил и ему, и шерифу, что вы исчезли. Вы и впрямь напугали нас, Анджела, — сердито сказал он. — Шериф собрал поисковую группу, но спустя два дня прекратил поиски. Было очевидно, что вы уехали с Рейфом Гентри. Но я знал, что вы вернетесь. «Золотой ангел» слишком много значит для вас. Вы никогда его не бросите. Мы оказались правы насчет Гентри, да? Вы ведь убежали с ним?

Ответ Анджелы еще больше взбесил его:

— Я не обязана объяснять вам свои поступки, Энсон.

— Моя будущая жена не должна шляться с преступником, точно продажная девка!

— Ну-ну, Энсон, — предостерегающе проговорил Кент, — придержите-ка язык. Полагаю, вам следует извиниться.

Чандлер счел за благо пойти на попятную.

— Простите меня, Анджела, но вы, конечно, понимаете, как я встревожился, узнав, что вы исчезли среди ночи.

— Мне все равно, что вы обо мне думаете, Энсон, — презрительно бросила Анджела. — Я терплю вас только потому, что старатели отказываются работать на женщину.

— Я твердо решил переубедить вас, — заявил Энсон. — Я хочу, чтобы вы стали моей женой, вам нужен мужчина, который удержит вас от безрассудных поступков.

— Ах, вот и контора мистера Гудмена, — произнесла Анджела с явным облегчением. — Он будет рад узнать, что я благополучно вернулась.

Уверенность Чандлера довела Анджелу до белого каления. Пускай тешит себя несбыточными надеждами, подумала она. На самом деле ей вовсе не нужен мужчина. Как только она уладит дело с убийством Бакстера, ей больше не понадобятся ни Энсон, ни отчим.

За время долгого путешествия из Додж-Сити Анджела придумала, как заставить старателей работать на женщину. Она предложит им двойную плату, только и всего. Деньги — великая вещь. Вряд ли рабочие станут артачиться. Но пока что она подождет.

Когда Анджела вошла в контору адвоката Гудмена, тот очень обрадовался, увидев ее живой и невредимой. Он вскочил со стула и крепко обнял ее.

— Дорогая моя Анджела, вы даже представить себе не можете, как я волновался с тех пор, как мистер Чандлер сообщил мне о вашем исчезновении. Он утверждал, что вы убежали с мистером Гентри. Я не знал, что и думать. Я искренне желал вам счастья. Так что же, Чандлер был прав? Вы уехали с Рейфом?

— Уехала, хотя и не по своей воле. Гудмен с беспокойством вгляделся в ее лицо.

— Он ведь не причинил вам вреда, не так ли? «Только моему сердцу».

— Нет, со мной все в порядке.

— Вы выглядите довольно бледной. Могу я вам чем-нибудь помочь?

Забота мистера Гудмена глубоко тронула Анджелу. И она решила быть с ним откровенной.

— То, что я скажу вам, мистер Гудмен, должно остаться между нами.

— Разумеется, моя дорогая, я сохраню вашу тайну.

— Рейф вынудил меня уехать с ним, а потом бросил в Додж-Сити. Больше он не заслуживает моего… уважения. Мне крайне нужен совет относительно нашего брака. Мы с Рейфом обвенчались в Ордуэе у преподобного Конрада. К сожалению, не существует никаких письменных свидетельств этого венчания. Но множество людей присутствовали на нем. Я хочу знать, что мне делать дальше. Необходим ли развод при подобных обстоятельствах?

— Вы уверены, дорогая, что хотите разорвать все узы, связывающие вас с мистером Гентри?

— Да, — ответила Анджела после минутного колебания. — Я не намерена оставаться замужем — если я на самом деле являюсь замужней — за человеком, которому я не нужна. Что мне теперь делать? И как быть с моим браком с Брейди Бакстером?

— Чтобы по закону расторгнуть ваш брак с Гентри, необходим развод, — сообщил Гудмен. — Вы говорите, что дали друг другу обеты публично, в присутствии многочисленных свидетелей. Эти свидетели так же ценны, как и письменное свидетельство, доказывающее законность вашего союза. Затем, ваш брак с Бакстером был фальшивым. Но поскольку его уже нет в живых, это вопрос спорный.

— Вы уладите все формальности?

— Если таково ваше желание. Я понимаю ваше нежелание оставаться замужем за преступником, хотя и трудно представить себе, что Рейф ограбил банк или хладнокровно убил несколько человек. Приезжайте на следующей неделе. Вы подпишете документы, а об остальном я позабочусь.

— Благодарю вас, но вы должны узнать еще кое-что. Рейф полностью оправдан. Ограбление банка — это обман, выдумка банкира, который признался в своей лжи. В ограблении дилижанса и убийстве пассажиров сознались настоящие преступники. Против Рейфа осталось только одно обвинение; я говорю об убийстве Брейди Бакстера. Но я знаю, что Рейф не виноват.

— Вы очень верите в человека, который вас бросил, — заметил Гудмен.

— Как христианка, я чувствую сострадание к любому, кто обвинен несправедливо, — заявила Анджела. — Вот почему я надеюсь доказать, что Рейф не убивал Брейди Бакстера.

— Вы собираетесь выйти замуж за этого Чандлера после того, как получите развод?

— О Господи, конечно, нет! Подозреваю, что Брейди убил Чандлер, и я намерена доказать это. Я подумала, что мой поверенный должен знать о моих планах.

— Вы, пожалуй, играете с огнем, дорогая. Почему бы вам не предоставить это шерифу?

— Нет, я сделаю все сама.

— Будьте осторожны, Анджела. Я очень привязался к вам. — Он задумчиво вздохнул. — Если бы моя дочка не умерла от лихорадки, ей было бы сейчас столько же лет, сколько вам. Ее смерть ускорила гибель моей любимой жены.

У Анджелы выступили на глазах слезы. Как он, наверное, одинок!

— Мне очень жаль.

— Ничего, дорогая. Это случилось много лет назад. Я уже привык. Меня гораздо сильнее заботите вы. Вы ведь будете осторожны, да?

— Конечно. Если Энсон Чандлер совершил преступление, он должен предстать перед судом.

— Сердце подсказывает мне, что вы сильнее привязаны к Рейфу Гентри, чем делаете вид.

Анджела упрямо вздернула подбородок.

— Я любила Рейфа, но он убил все мои чувства. Теперь я хочу лишь восстановить справедливость. Я приеду на следующей неделе и подпишу все бумаги. До свидания, сэр.

— Я сделаю лучше, — подмигнул Гудмен. — Привезу их вам, как только составлю. Я чувствую себя ответственным за ваше благополучие.

Анджела вскочила и поцеловала его в щеку.

— Очень хорошо. До скорого свидания.

— Как ты долго, — отечески пожурил ее Кент. — Собирается гроза. Не хватало еще, чтобы она застигла нас в пути.

Они приехали на «Золотой ангел» перед самым началом грозы. В горах зима наступает рано. Холодный ветер бил в лицо, рвал волосы и свистел в ушах. Анджела зябко поежилась. Осины теряли свои ярко-золотые листья, а горные вершины уже сияли белизной.

Кент соскочил с повозки и снял Анджелу.

— Погода меняется, — пробормотал он, дрожа от холода. — Очень скоро работы на прииске прекратятся на всю зиму. Я думаю, дорогая, что тебе стоило бы перебраться в город.

— Отец жил здесь совершенно спокойно круглый год, и я проживу, — заявила Анджела. — В следующий приезд я закуплю в городе продуктов на всю зиму. А вы с Энсоном можете отправляться туда, когда захотите.

— Кто-то должен оставаться здесь, чтобы охранять вас, — вмешался в разговор Чандлер. — Вы слишком упрямы и порывисты, и это вам может повредить. Вы пренебрегаете опасностью и видите в людях только хорошее.

— Ошибаетесь, Энсон, — возразила Анджела. — Я вижу людей такими, какие они есть. «Вот вы, например, жадина и, вероятно, убийца», — мысленно добавила она.

Чандлер снял с повозки ее сумку.

— Я пойду с вами и разведу огонь в очаге.

— Хорошо, если вам так хочется. Полагаю, вы не станете возражать, если Десмонд поселится вместе с вами. Вряд ли он задержится здесь надолго. Он не привык обходиться без благ цивилизации. Ведь это вы послали за ним, не так ли?

Чандлер с угрозой посмотрел на Кента.

— Я только сообщил вашему отчиму, что вы исчезли. Как ваш ближайший родственник, он имеет право знать. Сюда он отправился по собственной воле. Вам очень повезло.

Анджела вошла в свой домик. Чандлер следовал за ней по пятам.

— Полагаю, Десмонд все рассказал вам, пока я беседовала с мистером Гудменом.

— Он рассказал мне достаточно, — ответил Чандлер. — Я примерно так все себе и представлял. Надеюсь, вы сыты Рейфом Гентри по горло.

— Не волнуйтесь, Энсон, я думаю, что мы с вами его больше не увидим.

— Скатертью дорожка, — пробормотал Чандлер. — Может, с него и сняли обвинения в Додж-Сити и Ордуэе, но он все еще разыскивается за убийство Брейди Бакстера.

— Я помню об этом, — спокойно подтвердила Анджела. — Обещаю вам, что убийца Брейди Бакстера не уйдет от наказания.

Чандлер с любопытством посмотрел на нее, но промолчал. Он положил в очаг сухие дрова и развел огонь. А кончив свое дело, он не торопился уходить.

— Спасибо, — кивком поблагодарила его Анджела, — до завтра. Я очень устала с дороги.

— Если нужно, я могу побыть здесь еще немного, — предложил Чандлер, упорно не замечая ее намека.

— Спасибо, не нужно. Мне бы хотелось остаться одной.

— Ладно. — Чандлер с недовольным видом повернулся к двери. — Но мне хочется, чтобы вы поняли одну вещь. Я женюсь на вас, Анджела. Я знаю, что вы все еще считаете себя женой Гентри, но этого брака больше не существует.

— А как же быть с многочисленными свидетелями в Ордуэе? — лукаво заметила Анджела. — Я уверена, что найти людей, которые видели наше венчание, будет нетрудно.

Чандлер грубо тряхнул ее:

— Признайтесь, вы ведь рады смерти Бакстера. Его гибель вам на руку, верно? Я знаю, что вы вышли за Бакстера ради спасения жизни Гентри.

Анджела вырвалась и оттолкнула его.

— Как вы узнали об этом? Вы… Чандлер замер.

— Я знаю, о чем вы думаете, но советую держать язык за зубами.

— Вы мне угрожаете, Энсон?

— Вы просто глупая гусыня, — засмеялся Чандлер. — Зачем мне угрожать вам? Спокойной ночи, дорогая.

— Спокойной ночи, Энсон. Завтра мы обсудим все, что происходило на прииске за время моего отсутствия. Я надеюсь получить от вас подробный отчет.

Чандлер бросил на нее злобный взгляд, потом круто повернулся и вышел, хлопнув дверью. Анджела задвинула засов и прислонилась к косяку, дрожа от возмущения и страха.

Никогда она не чувствовала себя такой одинокой. Ее окружали люди, которым не было до нее никакого дела, люди, которые хотели воспользоваться ею. Даже Рейф воспользовался ею… и она позволила ему так поступить.

Она вздохнула, прощаясь со своими несбывшимися надеждами, поужинала и отправилась спать.

Следующие два дня оказались для Анджелы чрезвычайно напряженными. Внимательно изучив отчеты, Анджела поняла, что Чандлер успел неплохо поживиться за ее счет. Пока она решила не поднимать шума, но при случае непременно сообщить об этом адвокату.

Как-то раз Анджела, проходя мимо домика Чандлера, случайно услышала через открытое окно голоса. Разговор оказался настолько интересным, что она замерла на месте.

— Ваши дела с Анджелой ничуть не продвинулись, — с упреком проговорил Кент.

— Она упряма, Кент, — послышался сердитый ответ Чандлера. — А вы ничем не хотите мне помочь.

— Мы с Анджелой заключили перемирие. Я обещал не мешать ей в обмен на удовольствие в этих Богом забытых краях, — язвительно сказал Кент. — Если бы не ее богатство, я и минуты бы здесь не остался. Ради Бога, женитесь на этой сучке, и мы поделим ее денежки. Мне осточертело ей улыбаться.

— Я сделал больше, чем вы мне поручили, — загадочно сообщил Чандлер.

По голосу Анджела почувствовала, что он ухмыляется. Чандлер понизил голос, и она придвинулась ближе к окну.

— О чем вы, черт побери, толкуете? — разозлился Кент.

— Вы согласны, что нам сильно повезло с убийством Брейди Бакстера? — продолжал Чандлер. — Я был здесь в ту ночь, когда его убили.

— И вы видели, как Гентри застрелил Бакстера? — последовал недоверчивый вопрос Кента.

— Тише, — зашипел Чандлер.

Анджела прижалась к стене, потому что окно со стуком опустили. Проклятие! Только что началось самое интересное. Еще немного — и Чандлер сознался бы, а Кент оказался бы свидетелем. Возможно, он и не стал бы по доброй ноле давать показания против Чандлера, но Анджела понимала, что золото заставит его заговорить.

Анджелу заботили не деньги. Она охотно поделилась бы своим богатством или отдала бы его целиком тому, кто действительно любит ее. Но Чандлер? Но Кент? Ни за что. В особенности после того, что эти двое замыслили против нее.

Нужно бы радоваться, что Рейф женился на ней не из-за богатства. Он, казалось, был по-настоящему увлечен ею. Она верила, ни о чем не думая, и любила, ни о чем не заботясь. Но она получила хороший урок и урок этот забудет не скоро.

Анджела направилась к домику. Мистеру Гудмену пора бы уже приехать и привезти ей на подпись документы о разводе. Может, стоит самой съездить в город и узнать, все ли готово? Может быть, ей нужно именно официальное свидетельство о расторжении брака, чтобы забыть Рейфа и начать жизнь сначала?

В эту ночь Анджела легла спать с тяжелым сердцем. Она старалась не думать о Рейфе, но молодое тело тосковало по его ласкам. Ее соски напряглись в бесстыдном ожидании, когда она вспомнила ту бездумную страсть, которую он в ней вызывал. Горькая улыбка тронула ее губы. Всю жизнь ей предстоит прожить с болью в сердце. Если для того, чтобы забыть Рейфа, ей нужно возненавидеть его, она так и сделает.

Сон ее был неспокоен. Она чувствовала на теле руки Рейфа, вкус поцелуев на губах, ощущала запах его пота. Анджела проснулась в холодном поту. Здесь кто-то есть! Звякнули шпоры. На стене возникла чья-то тень. Рейф — поняла Анджела, затрепетав всем телом.

— Кто здесь?

— Здравствуй, Ангел.

— Нет! Уходи вон!

Глава 17

Рейф вступил в полосу лунного света. Теперь Анджела ясно увидела его лицо: яркий блеск глаз, упрямый мужественный подбородок, чувственные губы. Она заморгала, пытаясь прогнать видение, но, открыв глаза, убедилась, что оно не исчезло.

— Этого не может быть! Опять!

— Я не призрак, Ангел; не смотри же на меня так.

— Как раз когда я подумала, что никогда больше не увижу вас, вы появились. Чего вы хотите от меня, Рейф Гентри?

Он подошел ближе. Ее охватила тревога.

— Все изменилось, — произнес он. — Меня больше не ищут за убийство в Ордуэе. Один из настоящих убийц дал показания.

— Я знаю. Дилижанс сделал остановку в Ордуэе, и шериф Таттерсол все рассказал мне. Только не понимаю, при чем тут я. Ваше прощальное письмо вполне ясно выразило ваши чувства ко мне. Что вы здесь делаете? Зачем продолжаете мучить меня?

Он присел на краешек кровати; она отодвинулась к стене, натянув до подбородка одеяло.

— Затем, что ты все время мучишь меня. Каждый день, каждую ночь я сходил с ума, думая о том, где ты, с кем ты, все ли с тобой в порядке.

— Ты сам во всем виноват, Рейф. Я думала, что у нас все хорошо. А ты меня бросил. Мне надоело спасать тебе жизнь.

В тот день, когда ты покинул меня в Додж-Сити, я перестала думать о тебе.

Рейф чиркнул спичкой и зажег лампу. Свет озарил лицо Анджелы, подчеркнул туманный блеск ее глаз, оттенил нежную кожу. Он поднял руку, чтобы погладить ее щеку. Она отпрянула, и Рейф страшно пожалел, что не в состоянии загладить свою вину.

Он закрыл глаза и втянул в себя сладостный запах жены: мыла, солнечного света и особый аромат, присущий лишь ей. Его чресла заныли; он сразу же пришел в возбуждение. Его руки действовали независимо от рассудка. Он схватил Анджелу за плечи и притянул к себе. Он не собирался прикасаться к ней; он хотел только все объяснить. Он надеялся, что она простит его, но боялся, что требует от нее слишком многого.

Рейф почувствовал, что она упирается, ощутил ее нежелание, страх и понял, что вполне заслужил такое отношение. Господи, как же хотелось поцеловать ее!

— Больше ты меня не обманешь, Рейф Гентри! — бросила Анджела. — Как ты смеешь думать, что можешь появляться в моей жизни и исчезать, когда тебе заблагорассудится! Хватит. Я тебе не игрушка.

— Черт побери, Ангел! Я вовсе так не думаю! Ты меня выслушаешь или нет?

— Зачем? Я тебе не верю. Я вела себя как дура, Рейф. Стоило мне убедить себя, что я никогда больше тебя не увижу, как ты появлялся, хотя мне этого совершенно не хотелось. Я не желаю больше слушать твои объяснения. Твои слова немного стоят.

— Вы помирились с отчимом? Глаза Анджелы сузились.

— Откуда ты знаешь, что Десмонд здесь? Опять за мной шпионил?

— Не важно, откуда я знаю. — Рейф понял, что Ангел не и настроении слушать его сейчас.

— Так вот, — сказала Анджела. — Я подаю на развод.

Рейф попятился и уставился на нее. Ее слова ожгли его как удар бича.

— Знай я, что ты подаешь на развод, не стал бы собирать подписи людей, которые были свидетелями нашего венчания.

Она растерялась.

— Но зачем?

— Разве не ясно?

— Когда речь идет о вас, ничто не бывает ясным, Рейф. Я в жизни не встречала человека, который умел бы так все запутать. От Десмонда и Энсона я по крайней мере знаю, чего ожидать.

— И чего же, Ангел? — неодобрительно спросил Рейф. — Ты собираешься замуж за Энсона?

— Я не вышла бы за Энсона, даже если бы он оказался единственным мужчиной на земле. Впрочем, это не твое дело.

— Тогда почему же он до сих пор здесь? — требовательно воззрился на нее Рейф.

— Я хочу доказать, что это он убил Брейди Бакстера! — крикнула Анджела.

Ошеломленный Рейф с минуту молчал.

— Мне казалось, что тебе безразлична моя судьба, — наконец выговорил он.

Она дерзко вздернула подбородок.

— Конечно.

Он криво усмехнулся.

Тогда почему ты так стремишься доказать мою невиновность?

— Сам мог бы догадаться. Мне невыносимо видеть, когда невиновного человека обвиняют в преступлении. Христос учил, что всякий человек отвечает не только за себя самого, но за ближнего своего. Я знаю, что ты не убийца, Рейф.

— Твоя чистота и доброта унижают меня, Ангел. Я тебя не заслуживаю.

Полностью согласна, — отозвалась Анджела. — Мое сердце может вынести многое.

На этот раз она только вздрогнула, когда он обнял ее. Она понимала, что будет жалеть о содеянном, но противостоять тому несносному человеку не могла. Здравый смысл говорил ей, что он снова и снова будет разбивать ей сердце… что ей с бедовало бы выгнать его. Здравый смысл улетучился, когда губы Рейфа нашли ее розовое ушко. Он поцеловал ее в глаза, в щеки. Он стянул ночную рубашку с ее плеча и тронул губами кожу на ее плече и ямку на шее.

Ночная рубашка спустилась на пояс. Его дерзкий язык рванулся следом. Груди ее затрепетали, она выгнулась к нему навстречу, безрассудно бросившись в знойный жар его ласк.

Когда он отодвинулся, она протестующе застонала. Вдруг, спохватившись, что слишком легко уступает, Анджела нашла в себе силы оттолкнуть его. От неожиданности Рейф рухнул с кровати, больно ударившись крестцом.

— Для чего ты это сделала, черт побери? — недовольно пробурчал Рейф, потирая ушибленное место.

Анджела уже дышала спокойнее.

— Чтобы ты не думал, будто у меня нет силы воли. Он усмехнулся. Ремень с револьверами упал на пол.

— А она у тебя есть? Я имею в виду силу воли. — Он сорвал с себя шейный платок и нетерпеливо рванул рубашку. Пуговицы разлетелись во все стороны.

— Надеюсь, что да.

Он снял пояс и расстегнул брюки. Анджела шумно выдохнула. Он был в полной готовности. Ей хотелось отвести глаза, но этот человек полностью околдовал ее.

Пытаясь обуздать нарастающую страсть, она бросилась было из спальни, чтобы приготовить для него другую комнату, но он опустился на кровать рядом с ней. Его руки медленно обвились вокруг ее талии.

— Признайся, ты хочешь меня не меньше, чем я тебя, Ангел.

— Как тебе не совестно пользоваться моей слабостью, — со вздохом сказала Анджела.

— Сейчас я собираюсь воспользоваться только вот этим — ответил он, поднося ее руку к своей напряженной плоти.

Анджела снова вздохнула. Он зачаровывал ее отчаянным вожделением, страстными словами и невероятными серебряными глазами.

Не отрывая от нее своего волшебного взгляда, он положил руку ей на живот, принялся гладить и ласкать его, и она задохнулась от желания. Яростное кипение крови в жилах, бешеная пляска ощущений прогнали все мысли, все, кроме мысли о Рейфе, человеке, которого она любила… нет, ненавидела. Ох, что же это!

Она закрыла глаза и раздвинула ноги, предвкушая блаженство. Их тела идеально подходили друг другу, и ее раздражало, что он это знает.

Пальцы его проникли глубоко внутрь. Ее тело кричало о безмерном желании, ее руки гладили его плечи, и он стонал в экстазе. Она хотела впустить его в себя, но он отвел ее руку.

Он поцеловал ее веки, кончик носа, губы и наконец вошел в жгучий жар ее тела. Ее грудь бурно вздымалась.

Несмотря на все нарастающее возбуждение, Рейф, кажется, не торопился к своему собственному апогею, без устали продолжая свое дело. Конец настал неожиданно, как взрыв, и она отдалась огненной буре, увлекающей ее к сладостному беспамятству.

Рейф внимательно всматривался в ее лицо, не замедляя темпа, когда она достигла вершины блаженства. Остановившись на минуту, чтобы перевести дух, он снова начал двигаться, стараясь получить удовольствие сам.

— Ты хочешь еще раз, милая?

Анджела поднялась навстречу его дерзким ударам. Как, разве такое может повториться? Он задвигался быстрее, запах секса и пота был необычайно возбуждающим. Если она не скоро… Тут он услышал, как она вскрикнула, и ответил протяжным звериным воплем. Ну вот, теперь он находится именно там, где следует.

— Теперь ты счастлив? — спросила Анджела после того, как огненная буря стихла.

Долгие мгновения в воздухе стояла тишина.

— Я хочу, чтобы мы оба были счастливы, — ответил Рейф наконец.

Анджела отвернулась.

— Я тоже, но это невозможно.

— Я не сам придумал бросить тебя в Додж-Сити.

Она не сразу поняла, что он хочет сказать, а поняв, горько усмехнулась.

— Разве кто-то держал тебя под прицелом, пока ты писал эту чудовищную записку?

Он бросил на нее странный взгляд.

— Именно так.

— Рейф, не делай из меня дурочку.

— Я не лгу. Я мылся в бане, когда на меня как снег на голову свалился Кент. Я не ожидал встретить его в Додж-Сити. Он под дулом револьвера заставил меня написать эту записку. Если бы я не сделал так, как он велел, он убил бы меня и получил награду. Тогда еще на мне висело обвинение в убийстве в Колорадо, о котором шериф Диллер, кажется, ничего не знал. С меня только что сняли обвинения в ограблении банка, и ты ждала меня в гостинице, — продолжал Рейф. — Бросить тебя — да это мне и в голову бы не пришло. Но проклятый Кент! Положение мое было просто аховым. Я решил, что тебе будет лучше без убийцы, который таскает тебя из города в город, за которым по пятам следует полиция.

— Почему же ты передумал?

— Узнал, что меня больше не разыскивают за убийства в Ордуэе, и это дало мне маленькую надежду. Я поверил, что сумею найти убийцу Бакстера и стану свободным человеком, человеком с незапятнанным именем. Но не только поэтому. Я не смог жить вдали от тебя, Ангел. Мы должны быть вместе, веришь ты в это или нет. Оставить тебя — все равно что отсечь себе правую руку.

Анджела вздрогнула и отвела глаза.

— Я хочу верить тебе, Рейф, действительно хочу.

— Но…

— Я боюсь, что ты опять заставишь меня страдать. Я всегда буду жить, думая, когда ты снова исчезнешь.

— Никогда, — поклялся Рейф. — Я никогда больше тебя не оставлю.

Когда Анджела объявила его своим женихом, он не собирался влюбляться в нее, но она похитила его сердце. К сожалению, он все еще не обрел честное имя, поэтому прикусил язык.

— Почему я должна верить тебе, Рейф? Почему? Он нахмурился и отвел глаза.

— Я понимаю, что в прошлом дал тебе немало поводов для недоверия. Я всегда чувствовал, что не гожусь для тебя, потому что мне нечего дать женщине, у которой есть все.

— Все, чего мне хотелось, — это ты. Я бы отказалась от всего на свете, лишь бы услышать, что ты… — Она осеклась.

Она так старалась сохранить самообладание, что ему с трудом удалось остановить себя и не признаться в любви. Она скорее всего не поверит ему.

— Ах, что толку, — вздохнула она.

От уныния, прозвучавшего в ее голосе, у Рейфа чуть не разорвалось сердце.

— Ангел, выслушай меня, дорогая моя. Я знаю, что тебе хочется услышать, но я не могу произнести эти слова, пока не стану свободным человеком. Тебе нужно набраться терпения и верить мне, пока этого не произойдет.

— Так же, как раньше?

— Я понимаю, что требую слишком многого, но ведь меня все еще ищет полиция. Я не могу предложить тебе даже свое доброе имя.

— У меня уже есть твое имя, — напомнила ему Анджела. — Но я намерена сменить его как можно скорее.

Рейф дико вскрикнул, и Анджела затрепетала.

— Проклятие, Ангел! Я не хочу, чтобы ты разводилась со мной.

— А чего ты хочешь, Рейф?

— Я думал, что сумею оправдать себя. Я хочу тебя. Я решил найти убийцу Бакстера, и когда сделаю это, то смогу свободно открыть тебе свое сердце.

Она посмотрела на него с отвращением.

— А до той поры предполагается, что я должна только гадать, терпеть и мучиться? Ну уж «нет.

Рейф страдальчески сморщился.

— Я прошу тебя верить мне, Ангел. Мне скоро придется уйти. Никто не должен знать, что я здесь.

— У тебя есть какой-нибудь план?

— Пока нет, но я что-нибудь придумаю.

— Позволь мне помочь тебе. Рейф оперся на локоть.

— Это совершенно исключено! Мы имеем дело с двумя алчными, злобными негодяями. Они могут сделать с тобой все что угодно.

Ее синие глаза дерзко сверкнули.

— У тебя нет выбора. Даже если бы ты и не вернулся, я бы занималась этим сама. Я подслушала, как Энсон почти признался Десмонду в убийстве Бакстера. У меня есть одна идея, но ее нужно получше обдумать.

— Обдумывай все, что хочешь, милая, но я просто-напросто не позволю тебе вмешиваться. Это слишком опасно.

Анджела решила переменить тему разговора. Спор с Рейфом ни к чему не приведет.

— Ты хочешь есть?

При одном упоминании о пище в животе у него забурчало.

— Умираю с голоду. Я питался тем, что осталось в моих сумках, и тем, что мне удавалось добыть охотой.

Анджела встала с кровати и накинула пеньюар.

— Я соберу тебе поесть. Потом заверну тебе все, что у меня есть в доме. Возьмешь с собой. А как насчет одеял? Ты ведь живешь в пещере, да? — Он кивнул. — Там, наверное, не очень-то уютно.

— Обойдусь.

Анджела поспешила на кухню и зажгла лампу. Когда Рейф оделся и пришел к ней, она уже развела огонь в плите, нарезала бекон и поставила кипятить воду для кофе.

— Скоро рассвет, — заметил Рейф, взглянув в окно.

— Я быстро.

— Ангел, я серьезно прошу тебя не вмешиваться, — начал Рейф, пока Анджела жарила яичницу и нарезала толстыми ломтями хлеб, который испекла накануне.

— Ты просил меня верить тебе, Рейф, теперь твоя очередь поверить мне.

Она поставила перед ним тарелку, и он жадно принялся за еду. Анджела порадовалась его здоровому аппетиту. Пока он ел, она собрала буханку хлеба, консервы, остаток бекона, картошку и все, что могло пригодиться Рейфу. Потом вышла и вернулась, неся два толстых одеяла, которые положила рядом с продуктами.

— Значит ли это, что ты меня прощаешь? — спросил Рейф между двумя глотками кофе.

— Это значит, что я думаю о тебе, — ответила Анджела, решив не уступать ни пяди. Слишком много страданий причинил ей этот обаятельный мерзавец.

— Мне нужно идти, — сказал Рейф, отодвигая пустую тарелку. Он посмотрел на припасы, приготовленные Анджелой. — И как же я все это донесу?

— Вот в этом, — пояснила Анджела, тряся льняной наволочкой.

Когда наволочка наполнилась, Рейф положил ее на стол и привлек Анджелу к себе.

— Я вернусь, Ангел. — Глаза его потемнели от страшной тоски, но природное остроумие осталось при нем. — Будь добра, не запирай черный ход. Я уже староват, чтобы лазить в окно.

— Ты сказал, что вернешься, Рейф, но я уже не знаю, чему верить.

— Верь в это, — приказал Рейф, властно прижимаясь к ней губами. У этого поцелуя был вкус кофе и Рейфа. Она прижалась к нему, вдыхая его ни на что не похожий запах, с болью сознавая, как легко опять доверилась ему.

Он прервал поцелуй.

— Если я не уйду сейчас, я никогда не уйду, — простонал он. — Мне нужно вывести на чистую воду убийцу, а уложить тебя снова в постель — далеко не лучший способ добиться этого. Обещай, что не попадешь ни в какую передрягу, пока я буду со всем этим разбираться.

Анджела невинно взглянула на него.

— Рейф Гентри, я никогда не попадаю в передряги. Мое дело — спасать людей, попавших в передрягу, особенно тебя.

— Я знаю, милая, ты — мой ангел-хранитель, — произнес он с такой нежностью, что у Анджелы на глаза навернулись слезы. — Плюнь на Кента и Чандлера. Позволь мне закончить все так, как я считаю нужным.

— Разумеется, — благонравно кивнула Анджела, скрестив за спиной пальцы. Потом она подтолкнула Рейфа к двери. — Над горами встает солнце. Поторопись, тебя могут увидеть.

— Еще одна вещь, — обернулся Рейф. — Выбрось из головы этот развод. Я не дам тебе уйти, Ангел.

Анджела зажмурилась, чтобы удержать слезы. Ей так отчаянно хотелось поверить ему! Рейф схватил мешок с припасами, поцеловал ее на прощание и выскользнул за дверь. Она смотрела из окна, как предрассветные тени поглотили его и его фигура слилась с лесистым горным склоном.

Отвернувшись, Анджела налила себе кофе и села у стола, чтобы поразмыслить над тем, какие последствия может возыметь неожиданное возвращение Рейфа. Может ли она поверить ему на этот раз? Действительно ли Десмонд заставил его уехать из Додж-Сити без нее?

Возможно, в этом есть смысл. Ни Рейф, ни Кент не знали, что Рейфа больше не разыскивают за убийства в Ордуэе.

Если бы Десмонд показал шерифу Диллеру объявления о розыске, Рейф снова оказался бы за решеткой. На месте Рейфа она тоже предпочла бы бегство виселице. И потом, ведь он вернулся, чтобы все объяснить, не так ли?

Не только вернулся, но и ласкал ее так, словно на самом деле любит. Он сделал все, только вот не произнес самых нужных слов. В глубине души Анджела верила, что он непременно скажет их, когда за его голову больше не будут давать вознаграждение. Тот Рейф, которого она знает, не убийца и не преступник.

Нравится ей это или нет, но помогать Рейфу — это, судя по всему, ее крест.

Рейф Гентри — невыносимый, хитрый, властный и упрямый человек, но другого Анджеле и не нужно. Она любила его даже тогда, когда думала, что ненавидит.

Что бы он там ни говорил, она поможет ему найти убийцу Бакстера. Ей легче это сделать: Больше того, у нее уже созрел некий план, и она намерена его осуществить.

В то утро Анджела занималась обычными повседневными делами. Снег еще не выпал, так что старатели пока выходили на работу. Анджеле никак не подворачивался случай поговорить с Кентом наедине, поэтому она выжидала, внимательно приглядываясь и прислушиваясь.

Вечером она оставила тарелку с едой в теплой печке, отодвинула засов на двери и стала ждать Рейфа. Он пришел сразу же после полуночи. Она провела его в кухню, налила чашку кофе и смотрела, как он с жадностью поедает то, что она приготовила. Наевшись, он схватил ее за руку и повел в спальню.

То, что последовало затем, было повторением предыдущей ночи, только не столь поспешным. На этот раз Рейф неторопливо возбуждал ее, как любовник, у которого впереди бессчетные часы.

Когда он хотел войти в нее, Анджела превратилась в тигрицу. Она толкнула его на матрас и стала ласкать его губами и руками. Она лизала его плоские коричневые соски, спускаясь все ниже и ниже, пока не дошла до той его части, которая доставила ей столько удовольствия.

Он чуть не выскочил из постели. Его руки запутались в ее волосах, и он не отпускал ее.

— Хватит! Ты сводишь меня с ума.

С густым гортанным рыком он схватил ее за плечи, усадил на себя и овладел. Содрогаясь и шепотом повторяя его имя, она почти сразу же достигла высшей точки; с Рейфом все произошло несколькими мгновениями позже.

Потом они уснули. Проспали до рассвета и снова занимались любовью, а потом Рейф оставил Анджелу спящей и крадучись вернулся в свое логово.

Анджела проснулась, как никогда, исполненная решимости привлечь Чандлера к суду за убийство Бакстера. Несправедливо, что Рейф боится показаться из-за него на свет Божий. Если она надеется в будущем жить с Рейфом, надо действовать. Анджела понимала, что Энсон никогда не скажет ей правды. Но она была почти уверена, что Десмонд все знает. Кент — человек жадный. Поэтому вполне вероятно, что его за хорошие деньги можно заставить выдать сообщника.

Словно угадав ее желания, Энсон немного погодя появился в ее домике.

— Пора закрывать прииск на зиму, Анджела, — заявил Чандлер, располагаясь как дома. — Уже октябрь, старатели боятся, что их застанет неожиданный снежный буран и они не смогут добраться до своих семей.

— Наверное, они правы, — согласилась Анджела. — Они знают эти края лучше, чем вы или я. Передайте рабочим, что завтра мы распустим их до весны. Я приготовлю счета.

Едва Чандлер ушел, как появился адвокат Гудмен, который привез на подпись Анджеле бумаги о разводе.

— Вам лучше бы переехать в город, — сказал Гудмен, дружески поздоровавшись с Анджелой. — Зимы в Колорадо холодные, особенно в горах.

— Я знаю, — согласилась Анджела, — Я немного помню о них с детства. Именно поэтому моя мама разошлась с папой. Она терпеть не могла изоляции от людей. Но я не мама. У меня получится. Пойдемте в кухню, разделите со мной ленч. Я только что сварила кофе.

— Кофе и ленч — с радостью, — улыбнулся Гудмен. — Как у вас дела, Анджела? Как себя ведут отчим и Чандлер?

— Энсон все еще намерен жениться на мне, но Десмонд сейчас ведет себя вполне прилично. Они оба кормятся за мой счет и должны быть мне благодарны.

Когда они покончили с едой, адвокат достал прошение о разводе, которое он составил и привез Анджеле на подпись.

— Здесь все в порядке, — произнес он, кладя документ перед молодой женщиной. — Подпишите вот здесь. — И он ногтем указал на нужное место. — Надеюсь, вы понимаете, что подобные вещи требуют времени.

Анджела не дыша смотрела на бумагу, а потом медленно разорвала ее на мелкие кусочки.

— Я передумала.

Гудмен, кажется, ничуть не удивился.

— Можно узнать почему?

— Я видела Рейфа. Он объяснил, что оставил меня не по своей воле.

И она коротко пересказала то, что услышала от Рейфа.

— И вы ему поверили?

— Сначала нет. Ему потребовалось много времени, чтобы убедить меня. Рейф, конечно, не ангел, но и не лжец. Я твердо решила доказать, что не он убил Брейди Бакстера.

— Где теперь мистер Гентри?

— Неподалеку, — уклончиво ответила Анджела, опасаясь открыть чужую тайну даже этому человеку.

— Чем могу вам помочь?

— Не говорите никому об этом.

— Об этом можете не беспокоиться, дорогая. Вы по-прежнему уверены в виновности Чандлера?

— Больше чем когда-либо. На самом деле я убеждена, что он признался в своем преступлении Десмонду. Мне кажется, я придумала, как заставить Десмонда рассказать все шерифу. Я знаю Десмонда. За деньги он родную мать продаст.

— А Рейф знает, что вы задумали?

Анджела внимательно рассматривала свои руки.

— Только в общих чертах.

— Так я и подумал. Мне хотелось бы быть рядом с вами, когда вы встретитесь с вашим отчимом.

— Я должна сделать это сама. Нужно только дождаться случая.

— Мне это не нравится, Анджела. Что, если Чандлер почует неладное?

— Не почует. Обещаю вам, что буду осторожна. Как только Десмонд согласится на мои условия, мы пойдем прямо в контору шерифа. Если мы с Рейфом хотим жить вместе и никого не опасаться, убийца Бакстера должен предстать перед судом.

— Хорошо, дорогая, я пока что не стану в это вмешиваться. Когда вы собираетесь закрыть прииск на зиму?

— Сегодня — последний полный рабочий день. Старатели собирают инструменты и приводят все в порядок, чтобы вернуться сюда будущей весной.

— Вот что я вам скажу. Если я не увижу вас с Кентом в городе через… ну, скажем, через три дня, то приеду сюда и отвезу вас в город. Вы можете остановиться в лучшей гостинице города, это вам по карману.

— Три дня? Нет. Дайте мне пять дней, и тогда приезжайте.

Если за пять дней она не сумеет уговорить Десмонда выдать Чандлера, значит, это невозможно. Если у нее ничего не получится, они с Рейфом уедут и станут жить там, где их никто не знает. Денег у нее хватит, чтобы обеспечить обоих на всю жизнь. Можно будет купить ранчо в Монтане или ферму в Калифорнии. Рейф для нее важнее, чем прииск. Теперь она в любой момент сможет оставить его ради любимого. И как можно было колебаться столько времени!

Гудмен уехал, неодобрительно покачав головой. Анджела собрала банковские чеки для рабочих, оделась потеплее и вышла поискать Чандлера. Она встретила его у входа в шахту.

— Я принесла бумаги, — сказала Анджела, отдавая их Чандлеру. — Кстати, премировала каждого небольшой суммой. Скажите им, что весной нам опять понадобятся старатели и мы очень надеемся на их возвращение. Ваш чек, Энсон, тоже здесь. Вам нужно подыскать себе жилье в городе.

— Это исключено, — возразил Энсон. — Теперь, когда работы на прииске прекращены, я смогу уделять вам больше времени. Свадьба на Рождество — правда, хорошо звучит?

— Задайте этот вопрос той, которая собирается выходить замуж. Вы не видели моего отчима? Мне нужно с ним поговорить.

Чандлер сжал губы.

— Черт побери, Анджела, вы же знаете, что все равно выйдете за меня. Я вам нужен.

— Ошибаетесь, Энсон. Вы мне не нужны. — И, круто повернувшись, Анджела ушла.

Прошло три дня, прежде чем ей подвернулась возможность поговорить с Кентом наедине. Он как раз выходил из туалета, и ей удалось перехватить его.

— В чем дело, Анджела? Я знаю, что ваш адвокат приезжал сюда на днях. Почему вы не позвали меня, чтобы я представлял ваши интересы?

— Благодарю вас, я вполне в состоянии сама себя представлять. Мои дела с мистером Гудменом носят личный характер.

— Хм, — бросил Кент. — Ты всегда любила, чтобы тебе потакали, маленькая… ведьма. Ну, оставим это. Я подумываю о том, чтобы переехать на зиму в город, но у меня нет денег. Это несправедливо. Почему ты не хочешь мне помочь?

— Если вам нужны деньги, Десмонд, я, кажется, могу уладить эту проблему.

Кент оживился:

— Ты согласилась выйти за Чандлера!

— Это вряд ли. Пойдемте ко мне, поговорим так, чтобы он нам не помешал.

— Если это какой-то трюк, дочка, я не желаю в этом участвовать. Я все еще твой опекун.

— Мой опекун — мой муж, и я вам не дочка, — отрезала Анджела.

— У тебя нет мужа.

— Весь Ордуэй может оспорить ваши слова. Так вы идете или нет?

— Только если ты согласна хорошенько мне заплатить.

— Обещаю, что вы не будете разочарованы моей щедростью, Десмонд.

Глава 18

— Садитесь, Десмонд, — предложила Анджела, когда они вошли в дом.

Ни она, ни Кент не видели, что любопытный Энсон заметил их и пошел следом. Он обошел домик и проскользнул через черный ход. Прижавшись к кухонной стене, он весь обратился в слух.

— Говори скорее и дай мне денег, чтобы я мог уехать, — произнес Десмонд, грея руки у огня. — Если бы вы с Чандлером были поумнее, то тоже нашли бы себе в городе жилье.

— Возможно, я так и сделаю, — уклончиво ответила Анджела. — Я позвала вас потому, что знаю, как Энсон набивает себе карманы моим золотом.

Разделяй и властвуй, подумала мудрая Анджела. Этот старинный девиз поможет ей.

— Откуда ты знаешь? — с вызовом спросил Кент.

— Цифры в книгах не сходятся. Энсон зря принимает меня за дуру. Я очень хорошо умею считать.

— Этот мерзавец все скрывал от меня, — мрачно пробормотал Кент. — Вот тебе и друг! Придется ему поделиться со мной, когда вы поженитесь.

— Объясняю в последний раз, Десмонд, — я не собираюсь выходить за Энсона.

Глаза у Кента сузились.

— Ты знаешь, иногда происходят несчастные случаи. То, что случилось с твоим отцом, может случиться и с тобой. Я унаследую все твое состояние как ближайший родственник.

— Ваши угрозы меня не волнуют. Вы спрашивали, зачем приезжает адвокат Гудмен, верно? — холодно проговорила Анджела. — Он составил мое завещание и привез на подпись.

Кент побледнел.

— Завещание? Зачем тебе понадобилось завещание?

— Затем, что оно нужно всякому. В нем есть особый пункт. Если со мной произойдет несчастье и я умру, не оставив потомства, прииск будет продан, а вырученные деньги пойдут на благотворительные цели. Деньги, лежащие на моем счету в банке, пойдут на учреждение сиротского приюта и строительство церкви. Ни вам, ни Энсону не достанется ни цента.

Честно говоря, Анджеле только что пришло в голову изобрести это несуществующее завещание. И это так здорово сочеталось с посещением мистера Гудмена! Если Энсон или Десмонд и задумали что-то дурное, такой оборот дел их припугнет. Во всяком случае, это неплохая мысль — составить завещание. Она хочет, чтобы все, чем она владеет, досталось Рейфу.

— Ах ты сучонка! — заорал Кент, забыв о вежливости. — Мне следовало знать, что ты найдешь способ испортить все мои замыслы! — И, вскочив со стула, он нервно зашагал по комнате.

— Сядьте, Кент, — приказала Анджела. — Я же сказала, что хочу помочь вам, и помогу.

Настороженно глядя на Анджелу, Кент присел па краешек стула.

— И что же ты задумала, Анджела? Анджела шепнула ему на ухо:

— Я дам вам десять тысяч долларов, если вы расскажете шерифу все, что вам известно о смерти Брейди Бакстера.

— Что?! — взорвался Кент. — Все знают, что Бакстера убил Рейф Гентри. Когда это случилось, меня здесь не было.

— Но мы с вами знаем, что Рейф не убивал Бакстера.

— Ничего я не знаю.

— Как-то раз, проходя мимо вашего дома, я случайно услышала, как вы с Энсоном говорили о смерти Бакстера. Я всегда подозревала, что Брейди убил Энсон, но у меня не было доказательств. Теперь у меня есть свидетель его признания. Это вы.

— Что? Как ты смеешь подслушивать! Кроме того, — проговорил он, успокаиваясь, — ты ошибаешься. Я не помню такого разговора.

— Слушайте меня внимательно, Десмонд, — проговорила Анджела. — Я сделала так, что вам не достанется после меня ни цента. Своих денег у вас нет. Вы полностью зависите от моей доброй воли.

— Когда-то все было иначе, — вздохнул Кент. — Семейное дело приносило мне скромный доход. Но я неразумно вложил деньги, и тут уж ничего не поделаешь. По крайней мере у меня хватило ума продать свой бизнес и остаться в небольшой прибыли. К несчастью, болезнь твоей матери истощила все мои ресурсы.

— Не нужно винить болезнь моей матери за то, что вы обеднели, — вспыхнула Анджела. — Вы слишком увлекались картежной игрой и глупыми капиталовложениями. Семейный бизнес приносил доход, пока не умер ваш отец и вы не стали вести его самостоятельно. Вы не деловой человек, Десмонд. Вот почему вы выдумали дурацкий план выдать меня за Энсона и разделить мои денежки. Из этого ничего не вышло, и теперь у вас нет ни гроша. Соглашайтесь на мои условия, и у вас опять появятся деньги, так что вы сможете жить, как хотите.

— На жалкие десять тысяч? — засмеялся Кент. — Уж конечно, мое предательство стоит гораздо больше.

Зная о торгашеской натуре Десмонда, Анджела обдумала заранее, как позолотить пилюлю. Это ей вполне по средствам.

— Ладно, Десмонд, это мое последнее предложение. Двадцать пять тысяч золотом. Вы рассказываете шерифу все, что знаете, забираете золото и убираетесь из этого города. Я больше не желаю ни слышать о вас, ни видеть вас.

— А что, если я откажусь от твоего щедрого предложения? — прорычал Десмонд.

— Вам это не по средствам. С чего бы вам так выгораживать Энсона? Не существует никаких способов, ни законных, ни противозаконных, какими вы с ним могли бы наложить руки на мое состояние.

— Жаль, что я тебя в детстве не лупил, — пробормотал Кент. — Может, теперь ты была бы сговорчивее.

Терпение Анджелы лопнуло.

— Ну так как же, Десмонд? Выбор за вами. Либо жить на широкую ногу за счет моей щедрости, либо искать заработок.

— Ты ставишь жесткие условия, дочка. Анджела скрипнула зубами.

— Я защищаю свои интересы. Свои и Рейфа.

— Гентри? Он же исчез.

— Неужели?

— Ублюдок! Как же я не сообразил, что он замешан во всем этом!

— Идея принадлежит мне, Десмонд. Если бы все шло, как задумал Рейф, вы ни цента не получили бы из моих денег. Так мы договорились?

Десмонд клокотал от ненависти.

— Ты загнала меня в угол; мне ничего не остается, кроме как согласиться. Когда ты собираешься в город?

Анджелу охватило волнение. Наконец-то Рейф станет свободным человеком! Человеком, который может любить ее и думать о будущем.

— Завтра утром.

— Когда я получу денежки?

— Как только мы поговорим с шерифом.

— Мне бы хотелось быть подальше от Каньон-Сити, когда Чандлер узнает, что я предал его.

— Не волнуйтесь, в тюрьме он не сможет причинить вам вреда. Встретимся завтра в десять утра у повозки. Если Энсон спросит, скажите ему, что мы едем в город за припасами.

Кент кивнул.

— Если ты закончила, я пойду. Мне нужно обдумать планы на будущее и упаковать одежду.

И он направился к двери. Анджела его не удерживала. Ликование и удача опьянили ее. Скоро, пообещала она самой себе, очень скоро Рейф сможет свободно любить меня.

Сильный порыв ветра растрепал волосы Кента, когда тот медленно шел к домику, в котором они жили вместе с Чандлером. Скоро, скоро у него появятся деньги. Что же с того, что он предаст Чандлера? Ведь Чандлер для него ничего не сделал. Ему не удалось даже убедить Анджелу стать его женой. Больше того, он хладнокровно убил человека.

Кент содрогнулся. Он ни за что не поверил бы, что его друг способен убить связанного, беспомощного человека с кляпом во рту, если бы не услышал этого собственными ушами. По словам Чандлера, он всего лишь оказался в нужное время в нужном месте.

Когда Кент пришел домой, Энсона там не было. Огонь в очаге догорал, и Кент подложил дров. Пламя ярко вспыхнуло. Зима еще не настала, а ему уже холодно. Кенту не терпелось перебраться в город. О, цивилизация! Он достал ковровую сумку и принялся швырять в нее свои вещи.

Вваливаясь, Чандлер принес с собой поток холодного воздуха. Кент зябко поежился.

— О чем вы говорили с Анджелой? — немедленно поинтересовался Чандлер, подходя к огню. — Я видел, как вы входили к ней. — Его взгляд задержался на ковровой сумке. — Вы куда-то собираетесь?

— Решил перебраться в город на зимнее время, — ответил Кент, стараясь не смотреть Чандлеру в глаза. — Мы с Анджелой как раз и говорили о моем отъезде.

— Десмонд, у меня к вам просьба. Сходите со мной в шахту и помогите собрать инструменты, которые рабочие позабыли там. Четыре руки все же лучше, чем две.

— А вы сами не можете это сделать? Пока вы ходите, я приготовлю нам поесть.

— Если нас будет двое, мы все сделаем быстрее.

И не обращая внимания на слабые протесты Кента, Чандлер подтолкнул его к двери. У входа в шахту Чандлер чиркнул спичкой и зажег лампу, которую нашел тут же. Потом столкнул Кента вниз.

Через полчаса на поверхность выбрался только один человек. Он вернулся в домик и вскоре направился обратно, неся в руке ковровую сумку. Он снова скрылся в шахте, а когда вышел оттуда… в руках у него ничего не было.

В ту ночь Анджела никак не могла дождаться прихода Рейфа. Она знала, что он страшно рассердится. Но она скажет, что завтра он станет свободным человеком, и он перестанет ершиться.

Рейф появился вскоре после того, как стемнело, на пару часов раньше обычного. Он обнял и поцеловал Анджелу.

— Я выработал план действий, — сообщил он.

— Рейф, в том нет необходимости, — начала Анджела, — я уже…

— Не прерывай меня, милая. Я намерен покончить с этим адским ожиданием раз и навсегда.

— Но, Рейф, дай же мне объяснить…

— Ты, Чандлер и Кент остались одни, поскольку прииск закрыт, — продолжал Рейф, не обращая внимания на слова Анджелы. — Попроси завтра Кента отвезти тебя в город за припасами и оставь Чандлера на меня.

— Но, Рейф…

— Твоя задача — привезти с собой шерифа. Мне не важно, как ты это сделаешь, возьми и сделай. К тому времени, когда я покончу с Чандлером, он сам захочет признаться в убийстве Брейди.

— Но, Рейф…

— Да, я знаю, что ты хочешь сказать. Ты боишься, что я сумею заставить Чандлера говорить. Но ты ошибаешься.

Вот увидишь…

— Но…

— Не пытайся отговорить меня, Ангел. Я устал скрываться, меня тошнит от этого. Я хочу без страха смотреть в глаза людям. Я хочу ходить по улицам как честный человек.

— Я понимаю, — сочувственно отозвалась Анджела. — Так оно и будет, Рейф. Именно это я и пытаюсь тебе сказать. Я уговорила Десмонда дать показания против Энсона. Мы завтра едем в город, чтобы встретиться с шерифом.

— Что ты наделала?! Что я тебе говорил?! Я же просил тебя не нарываться. Господи, Ангел, Кент ведь мог рассказать Чандлеру. — Рейф вздрогнул. — Они могли вместе напасть на тебя.

— У меня все получилось, Рейф. Десмонду отчаянно нужны деньги. Он знает, что я никогда не выйду замуж за Энсона, и за небольшую плату согласился все рассказать шерифу.

Рейф сжал губы.

— Во сколько это тебе обошлось?

— Я не разорюсь. Разве ты не рад? Завтра ты станешь свободным человеком.

— Это как-то слишком просто. Послушай, Ангел, почему ты решила, что Десмонд будет стараться ради тебя?

Нет, Анджела не желала задаваться этим вопросом. Все ее надежды и мечты основывались на согласии Десмонда.

— На Десмонда можно положиться, если речь идет о деньгах. Ты хочешь есть?

— Я хочу тебя, — ответил Рейф, страстно обнимая ее. — Пошли в постель. Я хочу всю ночь держать тебя в объятиях.

Надеюсь, что на рассвете я в последний раз оставлю тебя. Я хочу иметь семью и дом. — Он всмотрелся в ее лицо. — Как ты относишься к детям?

— Я бы любила твоих детей.

Он коснулся ее живота.

— А ты не…

Анджела загадочно улыбнулась.

— Пока не знаю, но очень может быть. Он еще крепче сжал ее.

— Если Кент не поможет тебе, я найду способ вернуть себе честное имя, и мы начнем новую жизнь. У моих детей не будет отца-преступника.

Анджела ласково разгладила морщинки у него на лбу. «Это от постоянного беспокойства», — подумала она.

— Ты не преступник, Рейф. Скоро об этом узнает весь мир. Самое подходящее время, чтобы признаться ей в любви.

Но Рейф удержался от желания раскрыть душу. Когда он скажет Ангелу, что любит ее, ничто не должно омрачить его торжество. Ни Кента, ни Чандлера, ни ложных обвинений. Только безоблачное счастье.

Он на руках отнес ее в спальню. Они раздевали друг друга, расшвыривая одежду по комнате. Оба были так возбуждены, что обошлись без ласк. Рейф быстро вошел в нее. Она тут же достигла апогея и еще раз, когда Рейф догнал ее.

Она спали, потом занимались любовью, потом снова спали. Незадолго до рассвета Рейф потряс Анджелу, и она проснулась.

— Мне пора идти, милая.

— Так скоро? — сонно спросила Анджела. — Ты только что пришел.

— Я здесь уже несколько часов. — И он поцеловал ее в кончик носа и нежно отвел с ее лица шелковую прядь спутанных белокурых волос. — Ложись и спи дальше, Ангел. До встречи с Кентом еще много времени. Я поеду следом за вами и пригляжу, чтобы ничего не случилось.

— Я так счастлива, — лениво пробормотала Анджела. — Наконец-то все выходит по-нашему.

Анджела снова уснула, а Рейф на цыпочках добрался до черного хода и вышел в холодный, серый рассвет. Хотелось бы ему чувствовать такую же уверенность. А что, если шериф не поверит Кенту? Что, если Кент передумает и не станет ничего рассказывать? Рейф покачал головой, пытаясь прогнать мрачные мысли. Он надеялся на лучшее, но готовился к худшему.

Анджела проснулась поздно. Ее ждал светлый день, полный надежд и обещаний. Завтра Рейф станет свободным человеком. Вставая, одеваясь и разжигая очаг, она мурлыкала свою любимую песню. Она всегда пела, когда бывала счастлива, а сегодня ее ждет столько радостей/

Анджела тщательно оделась, выбрав синюю юбку из саржи с широким поясом, который подчеркивал ее тонкую талию, и белую блузку с кружевным воротником и манжетами. Она так волновалась, что не стала завтракать, только выпила две чашки крепкого кофе и сжевала черствый бисквит. Когда пробило десять, она вышла, чтобы встретиться с Кентом. Но у повозки ее ждал Энсон Чандлер.

— А где Десмонд? — сдавленно спросила Анджела. Фальшивая улыбка Чандлера нимало не успокоила ее.

— На рассвете я отвез его в город. Он уехал на раннем дилижансе и попросил меня отвезти вас. Он сказал, что вам нужно пополнить запасы.

Нет, этого не может быть.

— Десмонд вчера ничего не сказал мне о своем отъезде. Вы лжете.

— С какой стати мне лгать?

— У него нет денег.

День померк, и краски потускнели, и Анджелу охватило отчаяние. Почему Бог так жесток с ней?

— Я одолжил ему немного.

Кажется, Энсону кое-что известно о ее сделке с Десмондом. Неужели Десмонд предал ее? И что ей теперь делать?

— Вы готовы отправиться в город? У меня тоже там дела. Анджела попятилась.

— Я… я передумала. Лучше поеду завтра. А вы поезжайте. И найдите себе квартиру. Я в ваших услугах больше не нуждаюсь.

Чандлер с угрожающим видом шагнул к ней.

— Вам не удастся так легко уволить меня, Анджела. Я слишком много времени отдал вам и прииску, чтобы вот так все бросить.

— Неужели? — с вызовом спросила Анджела. — Посмотрим, что на этот счет скажет шериф. С этого момента вы нарушаете границы моих владений. Отойдите от повозки. Я и сама могу доехать до города.

— Вы никуда не поедете, — отрезал Чандлер. — Разрешите напомнить, что мы здесь одни. Скоро все дороги заметет снегом. Белое безмолвие… и мы с вами. Вдвоем.

— Никогда! — твердо ответила Анджела.

Ее возражения не произвели на Чандлера никакого впечатления.

— А вы знаете, что сейчас произойдет, Анджела?

Она молчала, не зная, чего от него ждать. Он немедленно прояснил свои намерения.

— Я переезжаю в ваш дом и разделяю с вами ложе. Когда вы будете носить моего ребенка, вам придется выйти за меня замуж.

— Вы сошли с ума! Я ни в коем случае не стану делить с вами ложе. У меня есть… друзья.

— Друзья? — расхохотался он. — Вы имеете в виду этого адвоката из-за гор? Много пользы будет вам от него.

Анджела вспомнила, что мистер Гудмен обещал приехать на прииск и отвезти ее в город, если через пять дней не получит от нее никаких вестей. Значит, остается подождать еще два дня. Но еще больше ее ободряло то, что Рейф где-то рядом. Она знала, что он наблюдает за ней. Если он увидит ее без Десмонда, то непременно явится на прииск выяснить, в чем дело.

Теперь у нее не осталось никакой надежды доказать невиновность Рейфа. Может, Энсон ей и признается, но без свидетелей это останется, пустым звуком.

— Вы потеряли дар речи, дорогая? — издевательски заметил Чандлер, подходя к ней. — Могу ли я надеяться, что вы с нетерпением ждете моих ухаживаний? Этот преступник так давно не навещал вас. Вы, наверное, очень страдаете. — Он сжал ее грудь. — Я вас не разочарую.

С яростным криком Анджела отбросила руку Чандлера.

— Да как вы смеете! Вы не имеете никакого права меня трогать. От ваших прикосновений меня тошнит, если хотите знать.

— Дрянь! — заревел Чандлер. — Я неплохо позабавлюсь, когда стану тебя приручать. Ты будешь спать со мной каждую ночь, пока не забеременеешь. — Он обвел рукой прииск. — Я зашел слишком далеко, чтобы потерять все это из-за какой-то упрямой бабы.

Анджела перевела взгляд с Чандлера на горы.

— На вашем месте я не была бы столь откровенна.

— Иди в дом и приготовь мне поесть, — проревел Чандлер. — Меня выворачивает от собственной стряпни. А Кент готовит еще хуже.

— Стряпайте себе сами, — буркнула Анджела. — Я еду в город за полицией. Если у вас хватит ума, вы уберетесь отсюда до того, как я вернусь.

Она попыталась обойти Чандлера, но тот преградил ей дорогу.

— Вы никуда не поедете. Посмотрите на небо. Это снежные хлопья, если я не ошибаюсь.

— Тогда мне лучше отправиться немедленно, если я хочу попасть в город до того, как дороги занесет. — Она рванулась в сторону. — Пустите меня!

Он схватил ее за руку:

— Вы никуда не пойдете, Анджела, разве что в эту хижину, чтобы прислуживать мне. Я люблю ростбиф. Мы можем провести в постели то время, пока он жарится. Делать нам нечего, вокруг нет ни души, и ничто не мешает нам наслаждаться друг другом.

— Жарьте свой ростбиф сами! — яростно выкрикнула Анджела, выдергивая руку. — Я еду в город.

Она пробежала мимо него к повозке. Но он перехватил ее и заломил ей руку. Боль была адская.

— Перестаньте! Мне больно!

— Именно этого я и хочу. Мне надоело галантно вести себя. Пора вам научиться относиться ко мне серьезно. Я не из тех, кого можно водить за нос.

— Когда это вы вели себя галантно? — прошипела Анджела. Энсон промолчал, надавив сильнее. Анджела приподнялась на носки, испугавшись, как бы он не сломал ей руку.

— Я не смогу готовить вам обед со сломанной рукой.

— Вот это дело, — осклабился Чандлер, отпуская ее.

Анджеле хотелось заплакать от боли и обиды, но она не желала доставлять ему такого удовольствия.

— Ступайте домой и ждите, пока я выпрягу лошадей из повозки и соберу свои вещи. К ростбифу я люблю картофельное пюре, — бросил он через плечо.

— С удовольствием подсыпала бы тебе в пюре яду, — с бессильной злостью пробормотала Анджела.

Ростбиф, надо же! Если Энсон голоден, пускай готовит себе сам.

Она вынула из комода купленный в городе револьвер, зарядила его и сунула в карман юбки. Чандлер спятил, если думает, что она позволит ему обрюхатить себя. Медленная улыбка коснулась ее губ. Она почти уверена, что уже носит ребенка Рейфа.

Анджела вышла из спальни, с удовольствием ощущая на бедре тяжесть револьвера.

Через окно гостиной она бросила быстрый взгляд на склон холма. Интересно, наблюдает ли за ней Рейф?

Анджела понятия не имела, что заставило Кента уехать чуть ли не на рассвете. Он трус, это ясно. Наверное, его страх перед Чандлером оказался сильнее жажды получить деньги.

Где теперь Рейф? — тревожно думала она. Может быть, ждет на дороге, когда они с Кентом проедут мимо? Слишком много вопросов, слишком мало ответов. Только она отвернулась от окна, как в дом ворвался Чандлер.

— Там на дороге этот адвокат. Чего ему, черт побери, нужно?

У Анджелы точно гора с плеч свалилась. Но долго радоваться ей не пришлось, потому что Чандлер с угрозой произнес:

— Если он вам дорог, избавьтесь от него. Устроить несчастный случай будет нетрудно. Здешние горы для этого чертовски хороши. А он старик.

Анджела побелела.

— Вы не сделаете этого!

— Не сделаю? Ха!

Вопрос так и остался висеть в воздухе, потому что раздался стук в дверь. Анджела направилась было отворить, но Чандлер удержал ее.

— Ведите себя как ни в чем не бывало.

— Анджела, вы здесь?

— Сейчас он потеряет терпение, — прошипела Анджела. — Пустите меня.

Он отпустил ее руку, и она поспешила впустить адвоката.

— Мистер Гудмен, что привело вас сюда в такой сырой день? — весело спросила Анджела. — Входите же, погрейтесь у огня.

Он пошел за ней в гостиную и устроился в кресле у очага.

— Я же сказал, дорогая, что вернусь. Должен пойти снег, вот я и выбрался на пару дней раньше. Вы готовы… — Вдруг он заметил Чандлера. — Я не помешал?

— Напротив, вы явились как раз вовремя, — осклабился Чандлер, по-хозяйски обнимая Анджелу за талию, — Видите ли, Анджела только что согласилась стать моей женой.

Изумленный взгляд Гудмена остановился на Анджеле, адвокат поднял косматые брови.

— Значит, я могу вас поздравить, Анджела?

Та нервно поежилась. Если она скажет правду, Чандлер может осуществить свои угрозы. Но согласиться, нет, это просто немыслимо. Анджела натянуто улыбнулась.

— Боюсь, что Энсон слишком нетерпелив. Я еще не получила разрешение на развод и, наверное, еще долго не получу его.

При слове «развод» Чандлер вздрогнул.

— Развод? Какой развод?

Гудмен бросил на Анджелу проницательный взгляд.

— Я посоветовал Анджеле получить развод у мистера Гентри, — спокойно сообщил он. — Она не может заявить, что их брак незаконен, поскольку свидетелями венчания было множество людей. Развод — процесс долгий, порой изматывающий.

— Я готов ждать, сколько понадобится, — заявил Чандлер. — Нам обоим не терпится скрепить наши отношения ребенком. Вполне возможно, что мы не станем тянуть с этим до свадьбы. Зима предстоит долгая.

— Понятно, — протянул Гудмен, задумчиво поглаживая подбородок. Он прекрасно знал, что Анджела разорвала свидетельство о разводе. Что-то здесь определенно не так.

— Когда мы виделись несколько дней назад, я сказал Анджеле, что помогу ей найти квартиру на зимнее время. Вы ведь не передумали, дорогая?

— Об этом не может быть и речи, — возразил Чандлер. — Мы с Анджелой остаемся здесь на зиму. Не волнуйтесь, я о ней позабочусь. В конце концов, она почти моя жена.

— Если у вас больше нет для меня указаний, дорогая, — произнес, вставая, Гудмен, — позвольте откланяться. Погода портится.

Анджела вскочила.

— Да, вам не следует мешкать. Я провожу вас до дверей.

Гудмен не удивился такой поспешности, он понял, что она хочет остаться с ним наедине. Он оглянулся и увидел, что Чандлер идет следом за ними.

— Что случилось? — тихо спросил он. — Вы можете мне сказать?

— Найдите Рейфа, — шепнула она. — Он живет в пещере над прииском. Кент исчез. Энсон — это…

— О чем это вы беседуете? — резко вмешался Энсон.

— Мистер Гудмен спросил у меня о Десмонде, — с невинным видом солгала Анджела. — Я сказала, что мой отчим уехал в Топику с утренним дилижансом.

— И это все? — тем же тоном спросил Чандлер. Анджела безбоязненно встретила его взгляд.

— Конечно. Что же еще может быть?

— Желаю вам обоим всего хорошего, — простился Гудмен.

Ему очень не хотелось оставлять Анджелу, но необходимо найти Рейфа. Ему давно уже пора было предупредить шерифа о подозрениях Анджелы.

Дождь вперемежку со снегом помешали Гудмену обнаружить Рейфа и его пещеру. После часа блуждания в слепящем буране Гудмен оставил бесплодные попытки. Покрытый снегом, оцепенев от холода, старик ввалился в контору шерифа и поведал ему невероятную историю.

— По мне, это сильно притянуто за уши, мистер Гудмен, — проговорил шериф, почесывая голову. — Вы уверены, что все поняли правильно?

— С Рейфа Гентри сняты все обвинения, кроме того, что касается убийства Брейди Бакстера, — проговорил Гудмен, лязгая зубами. — Рейф Гентри — не убийца. Брейди Бакстера убил кто-то другой, и у миссис Гентри есть основания подозревать Энсона Чандлера. Она сейчас одна с Чандлером на «Золотом ангеле». Вам нужно ехать туда сейчас же, шериф. Я опасаюсь за ее жизнь.

— В таком случае нам остается только молиться за нее, мистер Гудмен. Даже самый храбрый человек не осмелится подняться в горы сегодня ночью.

Глава 19

— Вы разумно поступили, выгнав этого старика, — покровительственно проговорил Чандлер после ухода Гудмена. — Вы уже поставили жариться ростбиф?

— В кладовой ничего не осталось, кроме фасоли и картошки, — сообщила Анджела. — Как вы думаете, зачем я собралась в город?

Она умолчала о том, что кормила еще и Рейфа, а также давала ему продукты с собой.

Чандлер с отвращением сморщил нос.

— Я не хочу, чтобы вы мне готовили.

— О чем я и говорю. Вы вполне в состоянии обслуживать себя сами. Я иду в свою комнату.

— Вы не хотели бы сказать — «в нашу комнату»? — И он бросил на нее похотливый взгляд. — Я приду к вам.

— С другой стороны, — поспешно добавила Анджела, — я проголодалась.

— Я тоже. Поставьте на стол все, что есть под рукой. Адвокат помешал мне собраться. Я пойду домой и принесу сюда остальные свои вещи, пока не навалило снегу.

Когда Чандлер открыл дверь, в дом ворвался снежный вихрь. Анджела некоторое время смотрела на дверь, потом пошла на кухню накрывать на стол. Массивная тяжесть револьвера, оттягивавшего карман юбки, несколько успокоила ее. Она открыла банку с фасолью и замесила тесто для бисквитов. Только успела она вынуть бисквиты из печки, как вернулся Чандлер.

— Что за дурацкая погода, — пожаловался он, стряхивая снег со шляпы и опуская сумку на пол.

— Привыкайте, впереди еще много таких дней, — предупредила его Анджела.

— Пусть себе идет снег. Нам будет уютно в теплой постели, — многозначительно сказал Чандлер.

Анджела выложила бисквиты на блюдо, достала банку с джемом и поставила тарелку с фасолью. Потом села и принялась за еду.

— А как же я? — спросил Чандлер.

— Можете взять, что осталось.

Чандлер скорчил кислую мину, но не отказался от фасоли и бисквитов.

Тщательно очистив тарелку, Анджела с деланным спокойствием положила посуду в тазик и вышла.

— Куда вы идете?

— В свою комнату.

Чандлер вскочил и направился за ней.

— Прекрасно, и я с вами. Пора мне уже узнать, что в вас нашел этот ковбой. Вы, наверное, чертовски хороши в постели, если он все время к вам возвращается.

Он схватил Анджелу за плечи и втолкнул ее в спальню, захлопнув дверь.

— Раздевайся.

— Ни за что.

Рейф, молча взмолилась она, где же ты? Неужели не насторожился, узнав, что мы с Кентом так и не уехали с прииска?

— Проклятие! Если понадобится, Анджела, я свяжу тебя и добьюсь всего, чего хочу. Тебе же лучше, если не будешь брыкаться.

Она повернулась к нему спиной и тут же поняла, что этого делать не следовало. Показывать змее спину нельзя ни в коем случае. Он в два прыжка оказался рядом с ней, стиснул ее руки и грубо швырнул на кровать. Она больно ушибла шею. Он на мгновение ослабил хватку и ударил ее. Из глаз ее посыпались искры. Он коленом развел ей ноги и задрал юбку.

Анджела вдруг поняла, что ее правая рука свободна. Еще миг — и она вспомнила о револьвере. Когда Чандлер приподнялся, чтобы снять с себя ремень с кобурой и расстегнуть брюки, Анджела сунула руку в карман и вынула оружие. Чандлер прижался к ней, и она уткнула холодное дуло в его живот и невозмутимо взвела курок.

Он отпрянул.

— Какого дьявола!

— Слезьте с меня, — прошипела Анджела.

— Где ты взяла оружие?

— Купила в городе. Неужели вы думали, что я приехала сюда совершенно беззащитной?

Он с тоской взглянул на валявшийся неподалеку ремень с кобурой.

— Даже и не думайте, — предупредила Анджела. — А теперь убирайтесь.

Он натянул штаны и слез с кровати.

— Совсем убирайтесь.

Она медленно поднялась с кровати, по-прежнему держа Чандлера под прицелом, ногой зашвырнула его ремень под кровать и выпроводила в прихожую.

— Ступайте к себе. А еще лучше — уезжайте прочь с «Золотого ангела». Вам здесь нечего делать.

— Хорошо, на сей раз ваша взяла, но я умнее и сильнее вас, — презрительно бросил Чандлер. — Сколько времени вы сумеете продержаться?

— Столько, сколько понадобится, — сурово сообщила Анджела. — Марш!

Когда Чандлер открыл дверь, в лицо ему ударил ледяной ветер.

— У меня нет куртки.

— Об этом нужно было думать раньше, — Она прицелилась ему в пах. Чандлер поежился и вышел на мороз. Анджела закрыла дверь на засов.

Только теперь она позволила себе расслабиться. Сердце у нее все еще бешено колотилось. Прерывисто вздохнув, она поняла, что не может чувствовать себя в безопасности, пока не запрет все окна и двери. Она заперла ставни на каждом окне и задвинула засов на задней двери. Хижина погрузилась в темноту, освещал ее только огонь в очаге. Анджела зажгла лампу и проверила все свои запасы.

Дров ей хватит, чтобы продержаться несколько дней — она заготовила их немало. И продуктов у нее достаточно. Буран, бушующий за окнами, начался слишком рано для этого времени года, так что должен прекратиться через день-два. Анджела не сомневалась — мистер Гудмен непременно явится сюда с подмогой. Нашел ли он Рейфа? — думала она. Очевидно, нет, потому что иначе Рейф уже был бы здесь. Как-то ей придется жить, пока не вернется Гудмен либо не появится Рейф.

Рейф скользил вниз по склону сквозь снежную бурю. За шаг ему удавалось преодолеть несколько дюймов. Движение тормозила боль, такая сильная, что от нее перехватывало дыхание. Мертвящий холод, проникавший сквозь одежду и пронизывающий до костей, беспокоил его меньше всего. Холод был просто благословением, потому что притуплял боль в сломанной ноге.

Он остановился передохнуть у обледенелого ствола дерева. Что за дьявольщина, размышлял он. Сломанная нога — только этого не хватало! Он понял, что случилась беда, поскольку Кент с Анджелой не уехали с прииска. Притаившись над входом в шахту, он долго ждал, когда же появится повозка, пока не начался буран. Страх за Анджелу заставил его выйти из укрытия, и он начал спускаться вниз, оскальзываясь на размокшем склоне под снегом пополам с дождем.

Ступив на лед, он споткнулся и полетел кувырком. Он тяжело приземлился, правая нога хрустнула и подвернулась под странным углом, и в глазах у него потемнело от внезапной боли.

Он пополз вперед, подобрал крепкую ветку и волочил ее за собой, пока не нашел место, где рядом росли два молодых деревца. Долго и мучительно он пытался просунуть ступню сломанной ноги в развилку между стволами и крепко сжать ее. Наконец ему это удалось. Лежа ничком на земле, он протянул руку и нащупал другой крепкий ствол. Затем со стоном дернулся, пока не почувствовал, как кость встала на место. Он помнил собственный крик, а потом его окутала мгла.

Придя в себя, он снял ремень с кобурой и привязал ногу к ветке, которую приволок с собой. Конечно, Джесс сделал бы все это куда лучше, но и так сгодится.

Рейф полз по снегу, в муках преодолевая дюйм за дюймом, медленно, но упорно продвигаясь вниз по склону. Инстинкт подсказывал ему, что он нужен Ангелу. Она осталась во власти двух мерзавцев, способных на все. Почему они с Кентом не уехали в город, как собирались? Этот зловещий вопрос мучил его сильнее боли в ноге.

В голове у Рейфа мутилось. Он заново ощущал радость от того, что оба его брата остались в живых. Он с грустью вспоминал о смерти отца, об утрате матери, умершей вскоре после их возвращения домой.

Над ним завывал ветер. Ледяные порывы делали свое дело. Рейф больше не мог двигаться. Он замерзнет насмерть прежде, чем доберется до своей любимой. Придет весна, и косточки его найдут на склоне. Жаль, чертовски жаль так глупо погибать. Вдруг милый голос Ангела прорвался сквозь пелену боли и отчаяния. Вправду ли он слышал его или же это только показалось? Какая разница! Обретя второе дыхание, он с новыми силами продолжал борьбу, приближаясь к ангельскому голосу, звавшему его.

Волоча за собой ногу в грубом лубке, Рейф скользил вниз по склону, забыв обо всем, кроме необходимости добраться до Ангела. Его локти были исцарапаны, рукава куртки порвались. Охваченный адской болью, Рейф сосредоточился на своей цели.

Ангел.

Он не знал, сколько времени прошло, может быть, часы, может быть, дни, когда он в конце концов добрался до подножия горы. Он остановился, чтобы передохнуть, и застонал от отчаяния, поняв, что у него нет сил двигаться дальше. Тогда голос Ангела снова приплыл к нему вместе с ледяным ветром. Она пела какую-то знакомую ему с детства песню. Чарующая сладость ее голоса придала ему сил, которых хватило, чтобы доползти до черного хода. В полном изнеможении Рейф смотрел на закрытую дверь. Он боялся, что замерзнет прежде, чем сумеет достучаться.

Ах, не стоит подыхать перед ее дверями. Не хватало еще, чтобы она первой нашла утром замерзший, окоченелый труп.

Анджела не позволяла себе уснуть. Она сидела на стуле у огня, положив револьвер на колени. Время от времени подходя к окну, она смотрела в щель между ставнями, чтобы узнать, какая на дворе погода. Снегопад, кажется, стихал, хотя ветер все так же гудел в трубе очага. Она молилась, чтобы завтра выглянуло солнце, снег растаял и дорога на прииск оказалась свободной.

Анджела знала, что мистер Гудмен все понял, и теперь надеялась, что вскоре он прибудет с подмогой. Пока же она, конечно, сумеет управиться с Эпсоном; удалось ведь ей перехитрить его, не так ли?

Анджела положила голову на высокую спинку кресла и тихонько запела. Когда на душе у нее было тяжело, пение прогоняло тоску. Она пела, чтобы не уснуть; Сначала она спела несколько гимнов, а потом колыбельную, которую помнила с детства. Колыбельная напомнила ей о тех счастливых временах, когда мать напевала ей, убаюкивая на ночь, и теперь одиночество уже не казалось ей таким тяжелым.

Анджела пела до тех пор, пока у нее не пересохло в горле. Она вспомнила о ведерке с родниковой водой, которое стояло в кухне, и пошла напиться. Вода была сладкая и холодная и хорошо смягчила горло. Она уже собралась вернуться в гостиную, как вдруг остановилась и нахмурилась, глядя на заднюю дверь.

Дверь по-прежнему оставалась закрытой на засов, но что-то… что-то, чего она не могла назвать, заставило ее подойти ближе. Сначала она подумала, что там Энсон, но она поспешно отбросила эту мысль. Вряд ли Энсон долго выдержит без своей толстой куртки. Нет, здесь что-то другое. И тут она услышала странный звук, как будто по дереву скребли ногтями.

Она прижалась ухом к двери, но услышала только вой ветра. Глупая девчонка, упрекнула она себя. Открыть дверь было бы безумием. Она впустила бы не только холод, но, возможно, еще и Энсона. Она отвернулась, собираясь уйти, но ее остановила безмолвная мольба, звучавшая только в ее мозгу. Она снова прислушалась, но за дверью стояла тишина. У тебя разыгралось воображение, сказала она себе и вернулась в гостиную.

Анджела начала клевать носом, но внезапно резко выпрямилась. Что-то заставило ее подойти к задней двери; сознавая, что сильно рискует, она отодвинула засов и распахнула дверь. Крик отчаяния вырвался у нее из груди, когда на нее рухнуло неподвижное тело, покрытое снегом от тульи шляпы до подошв сапог. Брови и ресницы заиндевели, рот искривила гримаса боли.

Рейф! Господи, неужели он мертв?

Он лежал без сознания, головой в доме, ногами за дверью. Она схватила его за плечи и постаралась втащить внутрь. С его бескровных губ сорвался страшный крик.

— Рейф, что случилось?

Его голова моталась из стороны в сторону. Тут она заметила у него на ноге грубый лубок, и ей на глаза навернулись слезы. Боже, как он сумел добраться сюда в такой буран, да еще и со сломанной ногой?

— Рейф, я не могу оставить тебя так. Мне очень жаль, любимый мой, но я должна втащить тебя в дом.

Когда это удалось, она торопливо заперла дверь. Рейфа била неудержимая дрожь. Поскольку тащить его дальше было невозможно, она бросилась в спальню и принесла оттуда все подушки и одеяла, которые подвернулись под руку. Устроив его поудобнее, она присела на корточки и стерла снег с его лица.

Он открыл глаза и попытался улыбнуться. Анджела немного приободрилась.

— Я уже в раю?

— Ты слишком упрям, чтобы умереть, — сказала Анджела, улыбаясь сквозь слезы.

— Я вижу ангела, стало быть, я в раю, — ответил он, стуча зубами. — Только я не знал, что в раю так холодно.

— Ты, наверное, очень долго пробыл на морозе, — проговорила Анджела, поправляя на нем одеяло.

Он попробовал пошевелиться и скривился.

— Мне больно. Что случилось?

— Это ты должен мне рассказать, Я нашла тебя полузамерзшим у черного хода.

Рейф наморщил лоб, пытаясь сосредоточиться. Внезапно он все вспомнил.

— С тобой все в порядке? Почему вы с Кентом не уехали в город, вы ведь собирались? Я подумал, что с тобой случилась беда. Я ждал, сколько мог, потом решил проверить, все ли с тобой в порядке. Видимо, в спешке я был неосторожен, потому что поскользнулся и упал, Закрытый перелом, как сказал бы мой брат Джесс.

— Кто надел лубок?

—Я.

Анджела изумленно распахнула глаза.

— Ты?! Тебе обязательно нужен врач. Как только установится путь, я запрягу лошадей и отвезу тебя в город.

— Давай пока забудем об этом. Почему вы с Кентом не поехали к шерифу, как собирались?

— Десмонд уехал. Энсон сказал, что рано утром отвез Кента в город. Я не понимаю, почему он так поступил, На него совершенно не похоже.

— Я же говорил тебе, что на Кента нельзя полагаться, — напомнил Рейф.

— Но ведь я была совершенно уверена. Мне это не нравится, Рейф. Творится что-то неладное.

Она решила не рассказывать ему о своих перипетиях с Энсоном. Пока что ему и так хватило. Рейф нахмурился.

— Почему я на полу?

— У меня не хватит сил отнести тебя, а если тащить волоком, тебе будет очень больно. Нужно заняться твоей ногой. Если сделать лубок получше, боль станет не такой сильной.

— Согласен. Помоги мне подняться. Я могу доковылять до кровати на одной ноге, а ты найди что-нибудь более подходящее для лубка.

Анджела обхватила его, и Рейф стал подниматься, опираясь на нее. Лицо у него посерело, и она испугалась, что он потеряет сознание, но он все же доковылял до кровати. Там она отпустила его и уложила с ногами на матрас. Он вздохнул и потерял сознание.

Анджела зажгла лампу, чтобы внимательно рассмотреть его ногу. Первое, что необходимо было сделать, — это заменить грубый лубок чем-то более подходящим. Она порылась в ящике с дровами и нашла несколько осиновых полешек. Она счистила с них кору и принесла в спальню. Рейф еще не очнулся; она размотала ремень и осторожно сняла с его ноги ветку-лубок.

Она разрезала штанину и сапог и освободила сломанную ногу. Потом осторожно ощупала место перелома. Закрытый перелом без смещения, определила она. С нежной заботой она наложила на перелом приготовленные лубки и. принялась рвать простыню на полосы. Рейф пришел в себя, когда она заканчивала накладывать повязку.

— Прошу прощения, — извинился он.

— За что?

— За то, что отключился. Терпеть не могу слабость.

— Слабость? Ты называешь слабым человека, который накладывает лубок на свою сломанную ногу? То, что ты дошел сюда, доказывает, что ты крепкий орешек. Тебе тепло?

— Не особенно. — Он похлопал рукой по кровати. — Ляг со мной, Ангел. Согрей меня.

— Может, сначала выпьешь горячего кофе?

— Нет, — ответил Рейф, дрожа. — Мне нужно тепло твоего тела.

Анджела не могла и не хотела отказать ему в просьбе.

— Давай снимем с тебя мокрое. — И она стянула с него отсыревшую куртку, жилет и рубашку. — А теперь я дорежу твои брюки. — Она сняла с него ремень с кобурой, взяла нож и осторожно отрезала остатки его брюк.

— Ты разрезала мой сапог, — удивился Рейф, увидев свою босую ногу.

— У меня не было выбора. — Она стащила с него второй сапог и бросила его рядом с первым. — Я пошла на кухню за одеялами, — сказала она и поспешно вышла.

Анджела закутала Рейфа в несколько одеял, но он продолжал дрожать.

— Т-телесное тепло, Ангел, — повторил он. — Это единственный способ.

Не раздумывая Анджела разделась и забралась к Рейфу под одеяла, стараясь не задеть сломанную ногу. Он обвил ее руками, и она устроилась рядом с ним, впервые за очень долгое время чувствуя себя в безопасности.

Рейф ощутил, как жар Анджелы согревает его промерзшее до костей тело. Если бы не рвущая боль в ноге, он был бы совершенно счастлив. Хотя он и не мог заниматься любовью, объятия Анджелы послужили замечательным лекарством. Он вздохнул, чувствуя, как погружается в сон без сновидений. Но что-то важное не давало ему расслабиться и целиком отдаться блаженному покою.

Заставив себя сосредоточиться, он в конце концов вспомнил, о чем хотел спросить Анджелу.

— Ты спишь, Ангел?

— Нет. Уже почти светает.

— Ты ведь не все мне рассказала, да? Воцарилось долгое молчание.

— Ангел, тебя что-то тревожит. Чандлер?

— Я не хочу пока что тебе рассказывать. Ты ничего не сможешь с ним поделать.

Рейф насторожился.

— Ты бы лучше сказала, что он сделал.

— Ты был прав насчет Энсона. Когда Кент уехал, он сказал, что собирается разделить со мной… постель. Он сказал, что мне придется выйти за него замуж, когда я забеременею. Он безнадежен, Рейф. Он сказал, что потратил на меня и на прииск слишком много времени и сил и не намерен потерять его из-за каприза упрямой женщины.

— Где мой револьвер? Если он хоть раз прикоснулся к тебе, я его убью.

— Я не позволила ему. У меня есть револьвер, я купила его в городе. Я заставила его уйти и заперлась в доме. Вчера на прииск приезжал мистер Гудмен, еще до того, как пошел снег, и мне удаюсь ему кое-что сообщить. Я думаю, что он привезет подкрепление, как только установится дорога.

— Зачем Гудмен приезжал сюда?

— Мне больше некому было довериться, вот я и рассказала ему о своем плане обелить твое имя. Он дал мне пять дней на то, чтобы заставить Кента дать показания против Энсона. Если не получиться, я обещала ему переехать на зиму в город. Мистер Гудмен не стал ждать пять дней, — продолжала она. — И свала Богу. Он испугался, что погода станет еще хуже, и беспокоился, что меня занесет снегом. Он хотел увезти меня с собой в город, Когда приехал мистер Гудмен, он застал у меня Чандлера. У Энсона хватило наглости сказать адвокату, что мы собираемся пожениться.

— Ублюдок, — прошипел Рейф.

— Мало того, Энсон сказал мистеру Гудмену, что мы не станем дожидаться венчания и сразу заделаем ребенка. Мне удалось на секунду остаться наедине с мистером Гудменом, когда он уходил. Он уже и так заподозрил, что дело неладно. Я объяснила, где тебя найти, но, очевидно, снег ему помешал. Я жду, что он приедет завтра с шерифом, если погода позволит.

— Иногда ты бываешь тигрицей, а не ангелом, — заметил Рейф усмехаясь. — Наверное, ты нашла бы способ одолеть самого дьявола, если бы он вызвал тебя на поединок.

Ты выглядишь и поешь, как ангел, но обладаешь силой и храбростью воина. А знаешь ли ты, что твое пение придало мне сил, когда я уже совсем решил сдаться? Анджела испуганно посмотрела на него.

— Ты не мог слышать моего пения.

— Но ведь ты пела, да?

— Я… да, пела, но за пределами дома меня никто не мог услышать.

Однако Рейф считал иначе. Даже на полпути в преисподнюю он услышал бы, как она зовет его, и вернулся.

— Ты спасла мне жизнь, Ангел. В который уже раз? Я давно сбился со счета. Теперь настала моя очередь помочь тебе. Я не позволю, чтобы тебя кто-то обижал, любимая. Сломанная нога мне не помеха. Я убью Чандлера до того, как он причинит тебе зло. Ступай спать. До рассвета еще не один час.

— Тебе больно? Кажется, в папиной аптечке я видела пузырек с опиумом.

— Я могу терпеть боль, — твердо заявил Рейф. — Я не желаю, чтобы ты мешала мне.

— Только без стрельбы, Рейф. Не хватало еще, чтобы на тебя повесили второе обвинение в убийстве.

— Я сам позабочусь об этом.

Дождавшись, пока Анджела уснет, Рейф вынул из кобуры свои револьверы и сунул их под подушку. Только тогда он позволил себе расслабиться. И наконец уснул.

Первым проснулся Рейф. Сквозь ставни пробивался солнечный свет. Судя по всему, прежде времени разыгравшийся буран выдохся. В ясном синем небе светило солнце, что частенько случается в Колорадо. Рейф легонько встряхнул Анджелу и разбудил ее.

— Проснись, милая. Уже день.

Анджела потянулась, почувствовала рядом с собой Рей-фа и улыбнулась.

— Надеюсь, эта улыбка для меня. Она открыла глаза.

— Я думала, ты мне снишься.

— Вопреки всему я все время возвращаюсь. Распахни ставни.

Анджела откинула одеяло и поежилась от холода.

— Ах, какой мороз!

Она накинула теплый пеньюар, подошла к окну и распахнула ставни.

— Ой, смотри! Солнце светит, а снег уже тает. Рейф оперся на локоть и посмотрел в окно.

— Вчерашний ночной буран был случайным капризом природы. Сдается мне, она подарит нам несколько теплых дней перед тем, как ударят настоящие морозы.

— Как ты думаешь, дорога на прииск откроется?

— Наверное, она стала грязной, но вполне проходимой. Ты уверена, что Гудмен привезет шерифа?

— Уверена, насколько это возможно. Но они не должны знать, что ты здесь. Никто не должен. Оставайся в спальне — там я буду за тебя спокойна.

— Что ты хочешь рассказать шерифу?

— Правду об убийстве Брейди Бакстера. Он должен мне поверить. Если бы только Десмонд не уехал! Казалось, ему так не терпелось наложить лапу на деньги, и вот…

— Может быть, он уехал не по своей воле, — предположил Рейф.

— Ты ведь не думаешь, что он…

Какая-то возня у передней двери заставила ее замолчать.

— Это Энсон, — прошептала Анджела. Действительно, Чандлер нетерпеливо постучал и крикнул:

— Я пришел извиниться за вчерашнее, Анджела. Откройте. Дайте мне шанс!

— Я не одета, Энсон, — неохотно отозвалась Анджела.

— Я подожду, Анджела. Я хочу извиниться, глядя вам в глаза.

— Что мне делать? — шепотом спросила Анджела у Рейфа.

— Подержи его там. Скажи что-нибудь.

— Анджела, пожалуйста. Обещаю вести себя наилучшим образом, — скулил Чандлер.

— Приходите попозже, Энсон, когда я приведу себя в порядок.

— Вы нарочно тянете.

— Клянусь вам, нет. И потом, откуда мне знать, что вы станете вести себя прилично?

— Даю слово. Позвольте убедить вас, что брак со мной — благо для вас и для «Золотого ангела». Я буду ухаживать за вами, пока вы не получите развода, и не стану принуждать к сожительству. Я не знал, что вы можете прийти в такую ярость. Я вас недооценивал.

— Скажи, что выслушаешь его, но пусть даст тебе спокойно одеться и позавтракать, — прошептан Рейф.

Анджела повторила все это Энсону.

— Если вы настаиваете, — последовал раздраженный ответ.

— Не забывайте, — добавила Анджела, — у меня есть револьвер и я умею с ним обращаться.

— Не забуду, — промямлил Энсон.

— Он ушел, — сказала Анджела, прислушиваясь. — Я разведу огонь и приготовлю поесть. За завтраком решим, что делать.

Анджела поела на кухне, потом отнесла поднос Рейфу. Пока он подкреплялся, отыскала в шкафу отцовские рубашку и брюки. Разрезав правую штанину, чтобы она налезла на лубок, Анджела помогла Рейфу одеться.

— Я понял, что мне нужно делать, — заявил Рейф, допивая кофе.

Анджеле не понравились его мрачный тон и упрямо сжатые губы.

— И что же?

— Когда ты впустишь Чандлера, я встречу его с револьверами в руках и велю ему убираться с твоей земли.

— А если он откажется?

— Это его проблемы, — жестко ответил Рейф. — Я сделаю это, чтобы он больше тебе не досаждал. Пусть я не могу ходить, но стрелять-то могу.

— Нет! Если ты убьешь Энсона, мы никак не сумеем доказать твою невиновность. Должен быть другой способ.

— Другого способа нет, Ангел.

— Я не позволю тебе снова угодить за решетку. Рейф устало улыбнулся.

— Я устал от бегов, Ангел. Мистер Гудмен — хороший адвокат; я попрошу его защищать меня. Я должен избавить тебя от Чандлера.

Анджела подавила тяжелый вздох. Она никак не может запретить Рейфу делать глупости. Нужно придумать что-нибудь, она непременно придумает.

Глава 20

Когда некоторое время спустя Чандлер постучал в дверь, Анджела уже приготовилась к встрече. Вернувшись на кухню, чтобы налить Рейфу еще кофе, она добавила в него добрую дозу опиума. Он уснет на середине фразы. Конечно, проснувшись, он придет в ярость, но иного способа избежать кровопролития она не видела.

— Вы впустите меня в дом, Анджела? — спросил Чандлер через закрытую дверь.

— Только если вы пообещаете прилично себя вести, — отозвалась та.

— Я уже обещал.

Анджела бросила беспокойный взгляд на закрытую дверь в спальню. Она надеялась, что дала Рейфу достаточно опиума и он не сможет вмешаться в разговор.

— Прекрасно.

Она похлопала себя по карману, чтобы проверить, там ли револьвер, и открыла Энсону дверь. Она совершенно не представляла себе, что делать, но все же это было лучше, чем разрешить Рейфу пересечься с Чандлером.

— Вы не слишком торопились, — проворчал Чандлер, входя.

— О чем вы хотели поговорить? — с места в карьер начала Анджела.

— Не нужно притворяться, дорогая. У вас должен быть мужчина, чтобы защищать вас и управлять рабочими. Вы по собственному опыту знаете, как не любят они работать на женщину. Здесь хватит золота на двоих. Этот брак выгоден нам обоим.

— Я все еще замужем за Рейфом.

Он схватил ее за плечи и весьма бесцеремонно встряхнул.

— Я могу и подождать с официальной церемонией. Как я уже сказал, гораздо важнее сделать вам ребенка.

Анджела вывернулась и шарахнулась в сторону.

— Только прикоснитесь ко мне — и вы покойник. Чандлер тоже отступил.

— У вас опять при себе этот чертов револьвер?

— Я бы не впустила вас в дом, не будь при мне оружия. Сядьте. Давайте все обсудим как цивилизованные люди.

— Я не чувствую себя цивилизованным, — проворчал Чандлер, опускаясь на первый попавшийся стул. — Вы даже представить себе не можете, на что я пошел ради вас.

Сердце у Анджелы замерло.

— А вы расскажите мне, что вы сделали, — сладко пропела Анджела. — Может статься, я недооценивала вас. Так на что вы способны ради достижения цели? Знаете, мне всегда нравились сильные мужчины.

Чандлер с подозрением покосился на нее, но на лице его тут же появилась самодовольная ухмылка.

— Вы считаете меня сильным человеком? Забавно, раньше вы никогда мне этого не говорили.

— Я действительно так считаю. Вы никогда не бросали меня. Чего я не могу сказать о Рейфе Гентри. Скажите же, Энсон, — искушающе прошептала она, — скажите, как сильно вы меня хотите. Что вы сделали или собираетесь сделать, чтобы заполучить меня?

Чандлер подобострастно улыбнулся.

— Если бы вы только знали!

— Знала — что? — поддразнивала его Анджела. Даже если признаний Энсона больше никто не услышит, ее слово все равно чего-то стоит.

Энсон смотрел на нее, словно пытался решить, притворяется она или нет.

— Почему я должен вам доверять?

— А почему бы и нет? Мы одни. Никто ничего не услышит. И кроме того, это может заставить меня передумать насчет нашего супружества.

Пока Анджела и Чандлер вели словесную пикировку, к прииску приблизились двое всадников. Они остановились чуть поодаль, чтобы обсудить дела.

— Вы действительно уверены в том, о чем говорили? — спросил шериф Диксон у своего спутника. — Миссис Гентри и вправду угрожает опасность?

— Я уверен в этом так же, как и в том, что сижу на этой лошади, — отозвался мистер Гуд мен. — Нельзя сомневаться в словах Анджелы. Слава Богу, что буран стих и по дороге все же можно проехать.

— Хм, — задумчиво протянул Диксон, поглаживая подбородок. — Если вы правы, мне не хочется суетиться и подвергать опасности жизнь молодой женщины. Оставим лошадей здесь и пойдем пешком. Так мы сможем кое-что разнюхать, не привлекая к себе внимания.

— Хорошая мысль, — согласился Гудмен, спешиваясь. — Здесь есть где укрыться.

— Вы ведь сказали, что миссис Гентри здесь с Чандлером?

— Да, — ответил Гудмен. — Я передал вам все, что слышал. Он не станет ждать венчания, чтобы сделать Анджеле ребенка. И вы, конечно, знаете, что Анджела считает Чандлера убийцей Брейди Бакстера. Я совершенно уверен, что Чандлер представляет для нее серьезную опасность.

— Тогда нам лучше выяснить, что здесь происходит, — подытожил Диксон. — Пошли.

Отчаяние охватило Анджелу. Энсон придвигался все ближе, готовясь исповедаться перед ней, и никто другой не мог услышать его исповедь. Вот неудача! Если только… Она устремила взгляд на окно, чтобы обдумать свое положение, и едва удержалась от изумленного возгласа. К стеклу с улицы прижимались два лица! Шериф Диксон и мистер Гудмен! Испугавшись, что Энсон увидит их, она вскочила и пошла на кухню, чтобы отвлечь внимание Чандлера.

— Куда это вы? — тревожно спросил Чандлер, оборачиваясь. — Кажется, вы хотели услышать мой рассказ?

— Я только что сварила кофе, — тут же нашлась Анджела. — Думаю, вы не откажетесь глотнуть горяченького, прежде чем мы начнем разговор?

— Ну конечно, благодарю вас, Анджела. Кофе — это замечательно. Тот, что варю я, просто какая-то бурда. — Он нахмурился. — Вы ведь не собираетесь улизнуть через черный ход, а?

— Нет, не собираюсь. Мне страшно интересно послушать, что вы скажете. — Она украдкой бросила взгляд на окно и с облегчением увидела, что лица исчезли. — Я сейчас вернусь.

Анджела скрылась на кухне; Чандлер, казалось, был погружен в размышления. Она направилась прямиком к задней двери и растворила ее, молясь, чтобы та не скрипнула. Ее молитвы были услышаны, и шериф с Гудменом проскользнули в дом. Она жестом призвала их к молчанию и выразительно кивнула в сторону гостиной.

— Анджела, где вы там? — раздраженно окликнул Чандлер, и Анджела поторопилась ответить.

— Я еще здесь, Энсон. — Она старательно разлила кофе по чашкам. — Вы любите с сахаром?

— Две ложки. Что вы там возитесь? — Иду, иду.

— Есть опасность? — спросил шериф приглушенным голосом.

— Станьте у двери и слушайте, — прошептала Анджела, беря чашки и направляясь в гостиную.

— А, вот и вы, — хмыкнул Чандлер. — Я уже собирался пойти за вами. Заснули вы там, что ли? — Он принял чашку из ее рук и осторожно глотнул горячий напиток. — Так о чем, бишь, мы говорили?

— Вы хотели рассказать мне о том, на что способен настоящий мужчина ради женщины. Мне нужно знать, как вы на самом деле сильны и умны, Энсон.

— Да уж поумней Брейди Бакстера, — фыркнул, Чандлер. — Видите ли, я понимаю, зачем вы вышли за него. Я поехал за вами после того фарса, в смысле вашего венчания. Услышав о том, что вы стали его женой, я уже предвкушал потеху. Я ехал за вами до самого прииска и все. слышал.

— Вы знаете, что Брейди одолел Рейфа, связал его и втащил в шахту? — спросила Анджела. — Он требовал, чтобы я вышла за него, а иначе грозился убить Рейфа. Вы и это знаете?

— Даже больше, — самодовольно ответил Чандлер. — Я видел, как вы ударили Бакстера, как он потерял сознание, видел, как вы с Гентри связали его и вместе вышли из шахты.

— Это вы убили Бакстера! — не выдержала Анджела. Хотя она и ждала этих признаний, все же хладнокровие Чандлера потрясло ее.

— Конечно, но ведь вы уже догадались? Я решил, что это будет очень мудро. В этом обвинят Гентри, и ему ничего не останется, кроме как бежать и оставить вас мне.

— Я подозревала, что это вы убили Брейди, но доказательств у меня не было, — вздохнула Анджела.

— Теперь у вас есть доказательства. Я сильный человек, Анджела. Достаточно сильный, чтобы избавиться от соперника.

— Не думаю, что убийство беззащитного — признак особой доблести, — насмешливо проговорила Анджела.

Чандлер пропустил шпильку мимо ушей.

— Да, я спас вас от большой неприятности. От двух, если считать Гентри. Трех, если прибавить Кента.

Анджела поймала его на слове:

— Кент? А что с ним? Как вам удалось заставить его уехать?

Чандлер презрительно рассмеялся.

— Я подслушал ваш разговор с Кентом. Вы предлагали Десмонду смешную сумму за показания против меня. Этого я не мог допустить, поэтому принял меры, чтобы обеспечить молчание Кента.

— Вы предложили ему больше? — спросила Анджела, не очень-то понимая, к чему он клонит. Она никогда особо не задумывалась об исчезновении Кента.

— Вы всерьез думаете, что у меня есть такая сумма? — с издевкой бросил Чандлер.

Вдруг Анджела все поняла.

— Боже мой, вы убили Десмонда!

— Он был дураком. Я вовсе не лизал ему башмаки, как вы полагали. Теперь, когда вы все знаете, пообещайте, что выйдете за меня, когда получите развод. И не надейтесь воспользоваться моей исповедью против меня. Я ни в чем не признаюсь.

Внезапно дверь спальни распахнулась, и в гостиную, ковыляя на одной ноге, ввалился Рейф. Анджела изумилась. Он нашел в себе силы подняться после лошадиной дозы опиума! По его белому как полотно, искаженному болью лицу она поняла, что он невыносимо страдает. Он стоял, крепко сжимая в одной руке револьвер и опираясь другой о косяк.

— Я все слышал, Чандлер. Каждое ваше слово. Анджела хотела броситься к Рейфу, но Чандлер вцепился ей в шею и выхватил револьвер.

— Ну и ну, да неужели это мистер Рейф Гентри, — глумливо протянул Чандлер. — Каким дурным ветром занесло вас на «Золотой ангел»?

— Отпустите Анджелу и отойдите от нее, — потребовал Рейф.

— Ни в коем случае, — ответил Чандлер, крепко прижимая револьвер к нежному горлу Анджелы.

— Вы никуда не уйдете, — угрожающе произнес Рейф. — Вы хладнокровно убили двух человек.

Чандлер невесело рассмеялся.

— Вы дурак, если думаете, что полиция вам поверит. Я честный человек, Гентри, а вот вы преступник.

Внезапно в гостиную из кухни вошел адвокат Гудмен. Анджела думала, что появится шериф Диксон, и очень удивилась, увидев Гудмена. Что могло случиться с шерифом?

— Я тоже все слышал, Чандлер, — заявил Гудмен. — Предлагаю вам отдать себя в руки полиции.

— Какого черта вы здесь делаете, старикан? — прорычал Чандлер. — Мне казалось, что вчера я видел вас в последний раз.

— Неужели вы подумали, что я поверил вашей нелепой и хвастливой истории о женитьбе на Анджеле? Кончились ваши свободные деньки.

— Черта с два! — завизжал Чандлер. — Я уезжаю и забираю Анджелу с собой. Если кто-то попробует пойти за мной, она погибнет. Я в отчаянии. Я потерял все. Убийством больше, убийством меньше — мне все равно.

Рейф почувствовал, что реальность куда-то уплывает. Похоже, Анджела чем-то опоила его. Она не хотела, чтобы он связывался с Чандлером, и приняла меры. Наверное, она подлила ему в кофе опиума. Проклятие! Почему она не пожелала на него положиться?

Безучастно, словно издалека, он смотрел, как Чандлер тащит Анджелу к передней двери. Он был слаб как новорожденный котенок. Даже если бы он смог поднять руку, вряд ли у него хватило бы сил нажать на курок. Ему оставалось только смотреть… стараясь не потерять сознание.

Потом он увидел, как его Ангел наступила на ногу Чандлеру. Чандлер ударил ее по голове рукоятью револьвера, и Рейф замычал от боли. Анджела обмякла на руках негодяя, и Рейфа охватила такая ярость, что он забыл о своей сломанной ноге и рванулся вперед. Его яростный крик превратился в вопль отчаяния. Рухнув на пол, он услышал издевательский смех Чандлера, увидел сквозь красную пелену боли, как тот тащит обмякшую Анджелу к передней двери.

— Вам далеко не уйти, — пригрозил Гудмен, направляясь к Рейфу и помогая ему сесть.

— Уж не собираешься ли ты задержать меня, старикан?

— Он — нет, но я собираюсь. Бросьте оружие, Чандлер! — выкрикнул шериф, появляясь в дверях.

Когда Диксон разгадал намерение Чандлера использовать Анджелу как щит, он велел Гудмену отвлечь внимание мерзавца, а сам тихонько выскользнул из задней двери, чтобы отрезать преступнику путь к отступлению.

Чандлер затравленно огляделся и выругался.

— Откуда вы взялись?

— Я был здесь все время и слышал вашу исповедь. Бросьте оружие, Чандлер. Я арестую вас за убийство Брейди Бакстера и Десмонда Кента.

— Черта с два! — бросил Чандлер. — Здесь приказываю я. — И он сильнее вжал холодное дуло револьвера в шею Анджелы. — Один шаг — и я убью ее.

— Далеко вам не уйти, — предупредил Диксон.

— Это мы еще увидим. Отойдите от двери.

Внезапно Анджела ожила. Она резко ударила Чандлера локтями под ребра. Удар оказался сильным и неожиданным. Застигнутый врасплох Чандлер на секунду опустил револьвер, и Анджеле удалось вырваться. Тут в игру вступил шериф Диксон. Схватив Чандлера, он выбил у него револьвер и заломил негодяю руки.

— Кто-нибудь, дайте веревку! — крикнул он.

— Веревка висит за кухонной дверью, — сообщила Анджела.

— Я принесу, — вызвался Гудмен. Он тут же вернулся и помог Диксону связать сопротивляющегося Чандлера.

Пока они разбирались с Чандлером, Анджела занялась Рейфом. Он с мертвенно-бледным лицом сидел, прислонившись спиной к двери. Она опустилась на пол рядом с ним.

— С тобой все в порядке?

— Выживу, — процедил он сквозь стиснутые зубы. Он поднял руку и погладил ее по щеке. — А ты как? Мне хотелось убить Чандлера за то, что он ударил тебя. К сожалению, мое тело отказывалось мне служить.

Анджела ласково положила руку ему на грудь.

— Все уже закончилось, — пролепетала она, задыхаясь. — Все действительно закончилось. Ты свободен, Рейф. Ты можешь поехать, куда тебе захочется. Делать все, что тебе захочется, не дергаясь при виде полицейского.

— Благодаря тебе, — хрипло отозвался Рейф. — Мой ангел-хранитель.

Анджела подняла на него взгляд и отпрянула, заметив влажный блеск в уголках его глаз. У нее из глаз тоже готовы были хлынуть слезы.

— У вас все в порядке? — спросил шериф Диксон. Они с Гудменом скрутили Чандлера и оставили его лежать на полу.

— У меня — да, — ответила Анджела, — если не считать довольно внушительной шишки на голове. Но вот Рейфу нужно показать свою ногу врачу.

— Врача я пришлю, как только мы доберемся до города, — пообещал Диксон. Потом сделал жест в сторону Чандлера. — Этого я отправлю в тюрьму. Не удивлюсь, если его повесят, но решать будет суд. Можно, я помогу вам лечь в постель, мистер Гентри?

Рейф от помощи не отказался и, поддерживаемый шерифом, проковылял в спальню. Он улегся, и Анджела принялась хлопотать над ним.

— Я прошу прощения за все сложности, которые у вас были с полицией, — продолжал Диксон. — Просто позор, что ни в чем не повинного человека обвиняют в преступлениях, которых он не совершал. Теперь вы свободный человек, Гентри.

Больше полиция не станет вас беспокоить. Если вам и вашей хозяйке понадобится моя помощь, только скажите.

— Весьма признателен, шериф, — отозвался Рейф. — Вы не знаете, как это хорошо — наконец почувствовать себя свободным. Жаль только, что я не знаю, как мне связаться с братьями и сообщить им, что их больше не разыскивает полиция.

— Ну что же, если я смогу что-нибудь сделать, дайте знать. А пока доставлю этого подонка в тюрьму и пришлю врача, чтобы он осмотрел вашу ногу.

— Я тоже уезжаю, — проговорил стоявший в дверях спальни Гудмен.

— Не знаю, как вас благодарить, мистер Гудмен, — с чувством произнесла Анджела. — Понятия не имею, что я делала бы, если бы вы вчера неверно поняли мои слова. И просто содрогаюсь, думая о том, что здесь могло случиться, если бы вы с шерифом не появились в самый нужный момент.

— Все закончилось, дорогая, — улыбнулся Гудмен. — Перед вами и вашим мужем — целая жизнь. Так не теряйте же ни одного мгновения этой жизни.

Анджела поцеловала мистера Гудмена в щеку.

— Почаще навещайте нас.

Гудмен потрогал свою щеку и сказал, сияя:

— Вы от меня не отделаетесь.

Стоя в дверях, Анджела безучастно наблюдала, как Чандлера усадили на лошадь, которую взял под уздцы шериф. Хотя она и понимала, что больше нечего бояться, но все равно вздрогнула, когда Чандлер бросил на нее взгляд, исполненный ненависти. Подавив дрожь, она поспешила вернуться к Рейфу.

А он протянул руки к своему Ангелу. Она с радостью упала в его объятия, устроилась рядом с ним. Нога у него страшно болела, но теплое тело Анджелы целило лучше всякого лекарства. Он так любил ее, и вот теперь наконец-то мог высказать ей все, что долгое время лежало у него на сердце. Он — свободный человек. Свободен жить, где ему нравится. Свободен любить своего Ангела. Свободен вырастить с ней детей.

— О чем ты думаешь? — спросила Анджела. — Тебе больно? Дать тебе опиума?

Рейф нахмурился.

— Спасибо, хватит с меня опиума. Зачем ты меня опоила?

— Я боялась, что ты убьешь Чандлера или он тебя. Ты очень сердишься?

Он взял ее за руку и запечатлел поцелуй посередине ладони.

— Я не могу на тебя сердиться, Ангел. Меня огорчает только то, что ты подвергала свою жизнь опасности. Ты уверена, что со всем справишься собственными силами, и это меня пугает. Чтобы обеспечить твою безопасность, потребуется всю жизнь держать тебя под надзором.

— Всю жизнь? — еле слышно выдохнула Анджела. — Значит ли это…

— Разумеется, ты не думаешь, что я теперь уеду от тебя, а? — улыбаясь, поинтересовался Рейф. — Я люблю тебя, Ангел. Я всегда тебя любил.

— Любишь? А почему ты раньше мне этого не говорил?

— Я не мог. Меня разыскивала полиция, у меня не было никаких прав на тебя.

— Ты получил право на мою любовь очень давно, Рейф. Я была безвозвратно и безнадежно твоей уже очень давно.

— Жаль только…

— Чего тебе жаль?

— Я не могу не думать о братьях. Джесс — хороший врач. Он не может практиковать, пока считает, что его ищет полиция. И потом, Сэм. Это горячая голова, и неизвестно, в какую передрягу он может угодить. Если бы только нашелся способ сообщить им, что теперь нечего бояться.

— А ты знаешь, как их найти?

— Хотел бы я это знать. Мы договорились встретиться в Денвере через год, начиная с того дня, как мы уехали из Доджа. Джесс поскакал на север, Сэм направился на восток. Они могут оказаться где угодно. Мне остается только надеяться и молиться за то, чтобы они поскорее узнали о своей свободе.

— А мы, Рейф? Каковы твои планы на будущее?

— Ты любишь меня, и я люблю тебя, пока этого достаточно.

— А прииск? — удивилась Анджела. — Я же знаю, что тебе не очень-то хочется стать старателем.

— Прииск принадлежит тебе, милая. Тебе и решать, что с ним делать, а я соглашусь с твоим решением. У нас впереди целая зима, чтобы строить планы. А придет весна… Да ладно, чего там делить шкуру неубитого медведя!

Анджела дерзко усмехнулась.

— Когда придет весна, все очень сильно изменится.

— Это как? — полюбопытствовал Рейф.

Она схватила его за руку и положила ее на свой плоский живот.

— Пока что ты не можешь этого ощутить, но я совершенно уверена, что во мне растет твое дитя. Надеюсь, ты так же рад этому, как и я?

Рейф обнял ее.

— Что?! И давно ты об этом знаешь?

— Довольно-таки.

— Так зачем же ты рисковала жизнью, если знала, что беременна? Черт побери, Ангел, мне следовало бы хорошенько выпороть тебя. — Он содрогнулся. — Господи, ведь я мог тебя потерять. Без тебя мне и жить-то незачем.

— Рейф, ты делаешь мне больно. Я думала, что ты обрадуешься.

Рейф тут же отпустил ее.

— Прости, любимая. Я действительно рад. Словами нельзя выразить, как мне хочется, чтобы у нас с тобой была семья. Я мечтал об этом, но никогда не позволял себе слишком в это верить. — Его глаза затуманились. — Ребенок. Надеюсь, родится девочка. Я хочу, чтобы она была похожа на тебя, наша маленькая певчая птичка.

Анджела задохнулась от счастья.

— На зиму мы переедем в город, — решительно заявил Рейф. — Я не желаю подвергать твое здоровье опасности. Если тебе понадобится врач, нужно быть там, где он сумеет до нас добраться.

— Наверное, ты прав, — согласилась Анджела. — Я — богатая женщина. Мы можем снять самый лучший дом в городе.

Рейф нахмурился.

— Я не из тех мужчин, что станут жить на средства жены, Ангел. Когда нога заживет, я начну искать себе занятие. Мне всегда хотелось быть владельцем ранчо, выращивать лошадей. Хорошо бы купить ранчо где-нибудь в Колорадо, если я смогу получить кредит. Как это тебе покажется? Здесь красивые места. Мне бы хотелось тут остаться, если ты не возражаешь.

— Хм, на ранчо очень хорошо растить детей. Мне тоже здесь нравится, и я совершенно не хочу заниматься золотодобычей. В этом месте живут мои воспоминания — хорошие воспоминания о временах детства и плохие — о теперешнем времени. Я думаю, отец понял бы меня, если бы я продала прииск и стала женой владельца ранчо.

— Господи, как я люблю тебя, — проговорил Рейф, притянув Анджелу к себе. — Понимаешь ли ты, как мне хочется ласкать тебя прямо сейчас?

— Наверное, так же как и мне, — ответила Анджела хриплым голосом. — Выбрось это из головы, Рейф. Ты сейчас не в состоянии заниматься любовью.

Серебряные глаза Рейфа озорно сверкнули.

— Хочешь пари? — И его руки задержались на вырезе ее платья. — Снимай.

— Но, Рейф…

— Делай, как я говорю, любимая.

— Твоя нога…

— Я же буду любить тебя не ногой.

И, отбросив ее возражения, Рейф расстегнул на ней лиф до самой талии и развязал тесемки, на которых держалась сорочка. Когда он опустил голову и взял в рот ее дерзкий сосок, Анджела растаяла. Обхватив обеими руками его голову, она не давала ему уклониться и выгнулась навстречу его пылкой ласке, а он гладил нежные вершинки своим нежным языком.

— Твоя… одежда, — простонал Рейф, срывая с нее мешающие тряпки, не дававшие полностью ощутить ее пылающее тело.

Совершенно отдавшись страсти, Анджела сорвала с себя одежду и небрежно отбросила ее прочь, торопясь предаться любви. Раздеть Рейфа оказалось не таким легким делом. От обоих потребовалось немало сил и терпения, чтобы не причинить боли сломанной ноге.

— Ты уверен, что тебе это по силам? — полюбопытствовала Анджела, недоверчиво глядя на него — Я могу и подождать, Рейф.

Глаза его сверкнули.

— А я — нет. Я хочу тебя, Ангел. Нагнись ко мне, чтобы я мог прикоснуться к твоим грудям губами.

Анджела торопливо повиновалась и вскоре смогла убедиться, на что способен Рейф, несмотря на сломанную ногу и сильную боль.

Ласки их были медленными и восхитительными. Они возбуждали друг друга руками и губами, пока тела их не покрылись липким потом, а страсть не достигла лихорадочных высот. Когда Рейф не мог больше терпеть, он усадил своего Ангела на себя. Он услышал, как она ахнула, ощутил, как она стиснула его.

— Рейф!

Рейф прерывисто вздохнул. Ничто никогда не казалось ему таким правильным, таким славным.

— Ты приняла меня всего, милая. Воля твоя, делай как знаешь.

Анджела поначалу двигалась медленно, словно опасалась, что может причинить ему боль, но Рейф, казалось, не чувствовал никаких неудобств. Он отвечал на каждый удар Анджелы.

Он комкал простыни, чтобы как можно дольше длить эти сладкие мучения. Но когда движения Ангела стали почти безумными, он дал волю своей с трудом сдерживаемой страсти.

Его охватило яростное желание растратить себя; он обхватил руками ее ягодицы, поднял голову и принялся сосать ее грудь. Тогда Анджела выкрикнула его имя и достигла экстаза. Вскоре Рейф догнал ее. Еще два удара — и он был там… его хриплый крик громко раздался в тишине.

— Я не сделала тебе больно? — тревожно спросила Анджела.

— Ты можешь только одним способом сделать мне больно, Ангел, — если оставишь меня.

— Я никогда тебя не оставлю, Рейф. Судьба свела нас с тобой, а любовь не даст разойтись.

— Никогда, — поклялся Рейф.

— Никогда, — подхватила Анджела.

Эпилог

Анджела смотрела в окно, восторгаясь табуном прекрасных лошадей, пасущихся на склоне холма. Вся земля, насколько хватало взгляда, принадлежала ей и Рейфу. Она не помнила, когда была так счастлива. Через несколько недель у них родится ребенок, которому они отдадут свою любовь. Ей не терпелось подержать на руках сына или дочь. Подойдя к фортепьяно, которое Рейф привез на пароходе из Денвера, она села на табурет, пробежала пальцами по клавишам и заиграла.

Она попробовала голос на гимне, потом принялась за колыбельную, которую надеялась петь своему младенцу. Голос ее поднимался и сладко ширился, и стены, казалось, прислушиваются к простой мелодии. Последняя нота еще звенела в воздухе, когда в гостиную вошел Рейф и нежно обнял ее за плечи.

— А ты знала, что я влюбился в твой голос? — спросил он. — Он здорово утешал меня, пока я сидел в тюремной камере и ждал смерти.

По спине у нее забегали мурашки.

— Я не могла позволить, чтобы тебя повесили, хоть и не знала тебя и не могла судить, виновен ты или нет. Я посмотрела тебе в глаза и спасла человека, не способного совершить преступление.

Он поднял ее с табурета и заключил в объятия.

— Не пойти ли тебе отдохнуть? Она скорчила гримаску.

— Я хорошо себя чувствую, правда. Когда ты уезжаешь? Рейф вздохнул.

— Мне вовсе не хочется уезжать. Именно теперь, когда ты на сносях.

— Вовсе не на сносях, — фыркнула Анджела. — Я прохожу еще не одну неделю.

Он недоверчиво оглядел ее выпуклый живот.

— Это не так, если судить по виду. Она игриво хлопнула его по плечу.

— Как это негалантно — говорить о моей полноте. Глаза его потемнели.

— Ты никогда не была такой красивой, как сейчас. Я говорю серьезно, мне не следует уезжать.

— Конечно, ты поедешь. Ты же обещай братьям встретиться с ними в Денвере через год, начиная с того дня, когда вы уехали из Доджа. Они будут ждать тебя. Я знаю, как ты беспокоился о них. Со мной ничего не случится. Город близко; если понадобится, я легко доберусь до врача. А Бесси — это просто дар Божий. Нам повезло, что мы ее нашли. Она и экономка, и компаньонка. Она знает, что нужно делать в сложных случаях. Впрочем, я сильно сомневаюсь, что со мной может стрястись какая-нибудь неприятность.

— Не знаю, — уклончиво ответил Рейф. — Мне бы страшно не хотелось пропустить рождение нашей первой дочери.

— Уж не пропустишь. И потом, откуда тебе знать, что младенец окажется девочкой?

— Мне так хочется.

Он поднял ее голову и нежно поцеловал в губы.

— Если тебе так не терпится избавиться от меня, я, наверное, поеду завтра утром и вернусь задолго до родов.

— Надеюсь, для твоих братьев этот год был хорошим, — задумчиво проговорила Анджела. — Как и для нас. Мы получили целое состояние, продав «Золотой ангел» этой Восточной золотодобывающей компании. Они даже выстроили рядом с прииском новую плавильню, чтобы не нужно было возить руду с гор в город.

— Кстати, — вспомнил Рейф. — Я внес последний взнос за счет тех денег, что ты мне одолжила на покупку ранчо. Вчера я поместил их на твой счет в банке.

Анджела бросила на него безнадежный взгляд.

— Эти деньги всегда были твоими, Рейф. Просто ты слишком упрям и не хочешь понять, что мог пользоваться ими в любой момент, когда понадобится.

— Я так не могу, любимая. Не в моих привычках жить на деньги жены. Теперь, когда ранчо приносит доход, я уже не чувствую себя виноватым в том, что воспользовался твоими деньгами.

— Нашими деньгами, — поправила Анджела.

— Нашими деньгами, — согласился Рейф. — А ты не споешь еще что-нибудь? Мне хочется унести звук твоего милого голоса с собой в Денвер.

Анджела вернулась к фортепьяно. Она помедлила, положив руки на клавиши, взглянула на мужа и сказала:

— Надеюсь, ты найдешь обоих братьев живыми и здоровыми.

— Я тоже на это надеюсь.

Он положил руки ей на плечи и устремил взгляд в окно, мысленно обратясь к тому судьбоносному дню, когда они с братьями разъехались в разные стороны. Найдут ли они дорогу в Денвер? Живы ли они?

— Не волнуйся, — сказала Анджела, погладив его по руке. — Если твои братья похожи на тебя, они найдут дорогу в Денвер. Кто знает, вдруг и у них были серьезные приключения. Может, они даже встретили тех, кого полюбили.

— Если так, то я считаю, что им почти так же повезло, как и мне. — Он поцеловал ее в макушку. — В мире существует только один Ангел, и он принадлежит мне. Я стану скучать по тебе.

— Ну уж не так сильно, как я по тебе. А теперь ступай и укладывай вещи. Я знаю, как тебе не терпится встретиться с братьями.

Рейф медленно поднялся по лестнице их причудливого двухэтажного дома. Милый голос Ангела доносился сквозь стены. Он будет страшно скучать по ней, и время для разлуки крайне неподходящее, но он должен узнать, как поживают братья… если они живы. До Денвера недалеко — всего два дня пути. Он вернется еще до того, как Ангел успеет соскучиться.

Последнее время и Джесс, и Сэм постоянно занимали его мысли. Скоро, очень скоро он узнает, как обошлась судьба с его братьями.


home | my bookshelf | | Прекрасная спасительница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу