Book: Ночной призрак



Ночной призрак

Конни МЭЙСОН

НОЧНОЙ ПРИЗРАК

ПРОЛОГ

Лондон

Июль 1403 года


Гордо выпрямившись, он отмахнулся от черного мешка, который протягивал палач, и смело взглянул на бурлящую толпу. Люди теснили друг друга в стремлении занять место, откуда можно будет видеть, как повесят одного из сторонников низложенного короля Ричарда II. Многие считали, что предводитель восстания в Уэльсе заслужил такой конец.

Начало этому столь недолго длившемуся мятежу положил Оуэн Глендоуэр, объявив себя в 1400 году принцем Уэльским. После неудачной попытки свергнуть короля Генриха IV и завладеть троном валлийские сторонники Глендоуэра были схвачены и привезены в Лондон на казнь. Их лишили имущества, а всех родственников-мужчин убили или отправили в ссылку.

Лорд Кларенс Мортимер из рода Мортимеров, хотя и наследовал напрямую Ричарду II, не участвовал в мятеже. Но лорд Грей Ратинг с сыном Эваном ложно обвинили своего соседа в принадлежности к заговору Глендоуэра и герцога Нортумберленда. И вот теперь он должен был принять смерть на глазах враждебной, жаждущей кровавого зрелища толпы.

Раззадоренные отказом приговоренного надеть мешок, зрители одобрительно взревели и придвинулись ближе к виселице, чтобы не пропустить последние конвульсии изменника.

Мортимер до конца твердил о своей непричастности к заговору, но король Генрих IV, железной рукой подавивший восстание, счел доказательства его вины неопровержимыми. Поместье же Мортимера, одно из крупнейших и богатейших в Уэльсе, Генрих пожаловал Эвану Грею за непоколебимую верность.

В стороне от толпы стояли двое невзрачно одетых мужчин: крестьянин в плаще с капюшоном и юноша в грубой шерстяной накидке.

— Пойдем, Джейми, нечего тут делать. Зря я, старый дурень, мальчишку послушался. Если кто узнает, не сносить тебе головы.

Юноша лет четырнадцати-пятнадцати обратил на спутника взгляд черных как ночь глаз.

— Я останусь до конца, Гейлорд. Отец желал бы этого.

Гейлорд чуть не застонал от отчаяния. Он не хотел, чтобы мальчик стал свидетелем страшной монаршей мести. Король повелел после казни разрубить тело предателя на куски и выставить, насадив на копья, в назидание всем, кто замышлял измену. Старый слуга боялся, что подобное кровавое зрелище жестоко ранит впечатлительного юношу.

Толпа взревела — палач накинул веревку на шею приговоренного. Кларенс Мортимер был явно не робкого десятка; он спокойно обвел глазами людское море и остановил взгляд на фигурах крестьянина и подростка, маячивших позади. Словно удовлетворенный тем, что увидел, он едва заметно улыбнулся, и над головами смолкших зрителей громко и отчетливо прозвучали его слова:

— Господь свидетель, я не виновен! Об одном молюсь в свою последнюю минуту: чтобы однажды я был отмщен, а мое доброе имя восстановлено.

Такое проявление мужества было встречено в толпе шумным одобрением. Несколько мгновений спустя люк открылся и тело приговоренного сорвалось в бездонную пропасть вечности.

Юноша конвульсивно дернулся, увидев, как канат натянулся, несколько раз дрогнул и замер. Но худшее было впереди. Тело Кларенса Мортимера разрубили на куски и насадили на копья. Лицо юноши исказилось от боли и ярости, но он не отвел горящего взгляда от страшного зрелища, словно стараясь навсегда запечатлеть его в памяти.

— Теперь ты уйдешь, мастер Джейми? — спросил Гейлорд, потянув хозяина за рукав.

— Да, Гейлорд, теперь я уйду. Но запомни: всем, что есть святого, клянусь, что отомщу за смерть отца.

Лорд Грей и его сын ответят за то, что совершили.

Он произнес эти слова с таким пылом и такой мрачной решимостью, что Гейлорд побледнел. Никогда в жизни не приводилось ему видеть, чтобы в столь юной душе клокотала такая ненависть.

1.

Криккит

Северный Уэльс, 1416 год


Ледяной ветер с моря швырял соленые брызги в лица людей, работавших на берегу.

Они проворно сгружали бочонки с баркасов, выстроившихся цепью от корабля, который качался на волнах в укромной бухточке под утесом. Затем бочонки укладывали в крытые повозки и переправляли вверх по узкой извилистой тропе, тянувшейся вдоль разрушенной крепости, что зловещим призраком маячила на фоне безлунного неба.

С вершины утеса на происходящее молча взирал закутанный в плащ человек на черном как ночь жеребце. Капюшон его плаща, отороченный горностаем, бился на ветру, придавая фигуре сходство с крылатым мстителем.

Один из работавших на берегу заметил всадника и указал на него своим товарищам. В деревне многие знали его — стража крепости, главаря контрабандистов.

«Повелитель Ночи» — так звали его люди.

Две полуразрушенные башни-близнецы на скалистом полуострове над заливом Тремадок — вот все, что осталось от некогда великолепного замка, давным-давно разграбленного и сожженного Оуэном Глендоувром. За руинами высились живописные горы Сноудон.

Благодаря Повелителю Ночи жители деревни не знали горя в тяжкую годину войн и голода. Его правой рукой был Гейлорд, старый слуга, которому он безгранично доверял.

Едва бочки были переправлены по узкой тропе в замок, всадник повернул коня и скрылся за завесой тьмы и тумана.

* * *

— Людям заплатили, Гейлорд?

Джейми Мортимер стоял у очага в крепостной башне — единственном обитаемом помещении старого замка. В отсветах пылающего огня красивые черты его лица казались отлитыми из бронзы. Чеканный профиль говорил о сильном характере и твердой воле.

В мужественном облике сквозила чувственность, оценить которую смогли многие окрестные девушки.

Черноволосому, черноглазому Джейми Мортимеру мало кто отважился бы бросить вызов один на один.

Но в 1416 году ни одна душа не ведала о его существовании, кроме жителей деревни, в которой он жил с пятнадцати лет, когда Гейлорд привел его в заброшенную крепость у моря. Замок Криккит несколько столетий принадлежал семье матери Джейми, но теперь пришел в запустение. Казалось, все на свете забыли о нем.

Когда Гейлорд привез его сюда, сколько-нибудь пригодной для обитания оказалась только крепость, и за прошедшие годы юный Мортимер даже полюбил эту продуваемую всеми ветрами груду камней.

До Джейми дошли слухи, что король, лорд Грей с сыном, лорд Сомерсет и их приближенные считали его погибшим. Но вопреки всем невзгодам и благодаря заботам Гейлорда он выжил, и теперь каждый год приближал его к исполнению сокровенного желания: отомстить за смерть отца, Кларенса Мортимера, и вернуть графский титул законному владельцу.

— Бочонки с бренди спрятаны в погреб, с людьми я расплатился и отпустил их по домам, — ответил Гейлорд Джейми, грея руки у огня. — Неплохая работенка. Она принесет тебе немалые барыши.

Джейми продолжал задумчиво смотреть на огонь.

— На этот раз, Гейлорд, — сказал он угрюмо, — я взял судьбу в свои руки. Тринадцать лет прошло со смерти отца, и все эти годы его враги пользовались не праведно добытым добром, а я прозябал среди руин.

— По крайней мере, ты жив, — отозвался Гейлорд. — А знай лорд Грей и его люди, где тебя искать, ты вряд ли мог бы этим похвастаться.

— Генрих IV умер. Последние пять лет на троне Генрих V. Насколько мне известно, молодой король не желает моей смерти.

— Да, но Эван Грей и лорд Сомерсет едва ли будут рады узнать, что ты жив. Ты законный наследник Кларенса Мортимера; Грей рискует слишком многим, если ты вернешься и предъявишь права на наследство.

Я не для того спас тебе жизнь, Джейми, мой мальчик, чтобы спокойно смотреть, как ты подвергаешь себя смертельной опасности.

Джейми улыбнулся старику.

— Да, Гейлорд, я обязан тебе жизнью. Если б не твоя находчивость, меня бы скорее всего убили люди короля, а в лучшем случае отправили бы во Францию на воспитание чужакам.

— Как управляющий имением, я отвечал перед лордом Кларенсом за твою безопасность. — Гейлорд с достоинством выпрямился. — Пока я жив, мастер Джейми, я не пожалею сил, чтобы уберечь тебя от беды — или от глупости.

— Ты считаешь, я поступаю неразумно, добиваясь своей цели? — нахмурился Джейми.

— Да, я так считаю. Возьми свои деньги, мой мальчик, и уезжай отсюда. Женись, построй дом и начни новую жизнь, — посоветовал умудренный житейским опытом Гейлорд.

— Вот еще! Жена мне ни к чему. Женщины — пустые создания, с ними хлопот больше, чем они того стоят. Они бывают нужны, когда тебя распаляет страсть, но постоянно терпеть рядом какую-нибудь безмозглую дурочку я не намерен.

— А прекрасная Ровена? — Гейлорд взглянул на закрытую дверь, что вела на верхний этаж.

— Ровена пусть остается, пока мне с ней хорошо, но ты же знаешь, мой друг, скоро она мне надоест.

Гейлорд сокрушенно покачал головой.

— Жаль, что ты не помнишь свою мать. Такая нежная, такая ласковая! Твой отец очень ее любил и почитал. Будь она жива, ты бы не так думал о женщинах. А останься в живых отец, ты бы уже был женат на дочери лорда Сомерсета. Тебя обручили с Алитой Сомерсет, когда ей исполнилось пять. Все было чин по чину, и бумаги подписали.

— Она наверняка уже давно счастливая жена и мать семейства. Сейчас ей должно быть восемнадцать, а женщина готова к браку лет в тринадцать-четырнадцать. Леди Сомерсет не стала бы дожидаться сына изменника, чтобы напомнить ему о помолвке.

— Да бог с ней. Мало ли других невест? — махнул рукой Гейлорд.

— Ты предлагаешь мне привести жену в эти развалины? — невесело рассмеялся Джейми. — Нет, Гейлорд, оставь свои хлопоты. Я не женюсь, пока снова не стану хозяином родового поместья Мортимеров.

Гейлорд немного помолчал в раздумье и наконец решился:

— Я сомневался, стоит ли говорить тебе об этом, мой мальчик, но сегодня я слышал новость, которая может тебя заинтересовать.

Джейми мрачно улыбнулся:

— Я знаю, ты не успокоишься, пока не угостишь меня своей сплетней, так говори же.

Гейлорд, волнуясь, облизал губы:

— Леди Алиту Сомерсет отдают замуж за Эвана Грея. Поскольку о тебе не было ни слуху ни духу, помолвку признали недействительной. Говорят, что свадьба состоится в Виндзорском замке через две недели. Король Генрих недавно вернулся с войны во Франции и дал разрешение на брак.

— Лорд Сомерсет, должно быть, вне себя от счастья, — сухо заметил Джейми. — Если его дочь до сих пор в девицах, он ухватится за любого жениха. Видно, она так безобразна, что ни один мужчина на нее не польстился.

— Напротив, я слыхал, она красавица, — возразил Гейлорд.

— Ты ни одной сплетни не пропустишь. — Джейми ненадолго задумался, а потом вдруг сказал:

— Пожалуй, я расстрою планы Эвана Грея, дружище.

Гейлорд ахнул:

— Что ты задумал, Джейми?

— Настало время миру узнать, что Джейми Мортимер жив. — Пальцы сжались в кулаки, глаза зажглись дьявольским огнем.

Гейлорд похолодел от недоброго предчувствия.

— Девушка ни в чем не виновата, Джейми.

— Она из рода Сомерсетов. — В голосе Джейми зазвучал металл. — Ее отец виновен в смерти моего отца не меньше, чем Эван Грей. Он разделил с Греями имущество, которое по праву принадлежало мне. Вся семья в ответе за его преступление.

Джейми резко отвернулся к огню. Повисло напряженное молчание, прерываемое лишь потрескиванием дров в очаге. Когда он вновь заговорил, голос его звучал спокойно, но решительно.

— Найди нам крестьянскую одежду, Гейлорд. Завтра мы отправляемся в Виндзорский замок. Я предстану перед королем в лохмотьях нищего и потребую отдать невесту тому, с кем она была обручена. Мне нечего терять.

— Кроме головы, мой мальчик, — пробормотал Гейлорд, выходя из комнаты. Он знал Джейми достаточно хорошо, чтобы понимать: если тот принял решение, его не разубедить.


Виндзорский замок


— Ах, миледи, до чего вы хороши, глаз не оторвать, — вздохнула пожилая горничная, помогая хозяйке надеть геннин <Геннин — головной убор конусообразной формы, который носили дамы благородного происхождения.>. — Счастливчик лорд Эван, ему достанется такая красавица.

Алита Сомерсет покружилась перед зеркалом, с удовольствием разглядывая свое отражение. Она и впрямь была ослепительна. Роскошное облегающее платье из алой парчи было отделано широкой горностаевой опушкой по подолу, вдоль глубокого острого выреза, по плечам и запястьям. Фата из золотого шифона не скрывала великолепных белокурых волос, которые ниспадали до пояса мягкими блестящими волнами.

Хрупкая, миниатюрная Алита Сомерсет напоминала китайскую куклу с лицом ангела. Ее глаза были голубые, как цветы барвинка, а губы — ярки и свежи, как лесная земляника. При этом она держалась с достоинством высокородной дамы, что придавало особый блеск ее красоте.

Оставались минуты до того мгновения, когда Эван Грей станет ее мужем и повелителем. Она и так слишком долго ждала. Если бы не эта давняя помолвка с сыном предателя, она уже давно была бы полноправной хозяйкой большого дома.

— О, надеюсь, лорд Эван доволен, Нэн, — отозвалась Алита. — Он старше меня и куда более искушен в светской жизни.

— Мужчине и надлежит быть старше и опытнее жены, — важно сказала Нэн. — Да он и не старик, сорок три всего. Как ему не быть довольным? Жена — красавица, да с таким приданым — любой позавидует. Слава богу, вашему батюшке удалось расторгнуть помолвку с сыном Мортимера. Так и пропал мальчишка после смерти отца.

— Я и не узнаю его, войди он сейчас в эту дверь, — задумчиво произнесла Алита.

— Если он похож на отца, то должен быть красавцем, — заметила Нэн, поправляя на Алите фату. — Да только знаете, как говорят, яблочко от яблони недалеко падает. Верно, сын — такой же бунтовщик, как отец. За лордом Эваном вам будет спокойнее.

— Мне.., мне нужно что-нибудь узнать перед свадьбой? — зардевшись, спросила Алита.

Она не помнила матери, и приходилось, в этом деликатном вопросе довериться горничной. Алита с ужасом думала о ритуале первой брачной ночи, но понимала, что придворной традиции не избежать.

Добродушное круглое лицо Нэн омрачилось. Она раздумывала, стоит ли говорить Алите, что большинство мужчин, когда приходит время любовных утех, превращается в грубых животных. Им лишь бы самим насладиться; им дела нет до удовольствия женщины — если вообще можно получить удовольствие в постели.

Незамужняя Нэн не представляла себе радостей супружеской жизни, она казалась ей чередой тягостных обязанностей и ограничений. Обычно у мужа появляются любовницы и становятся твоими соперницами.

А если женатый мужчина не заводит любовницу, то уж непременно развлекается со служанками или деревенскими.

— Я не была замужем, миледи, из меня плохой советчик, — пожала плечами Нэн. — Могу лишь повторить то, что слышала сама. Мужчины ценят в женах кротость и послушание. Лежите тихонько, и пусть себе делает что хочет. В первый раз это больно, потом некоторые даже находят в супружеской жизни удовольствие. А когда пойдут дети, муж оставит вас в покое и будет резвиться со служанками да деревенскими девицами. Только бы он не поселил любовницу в доме, это будет для вас унизительно. Но лучше вам быть готовой ко всему.

— Лорд Эван никогда не заведет любовницу! — горячо воскликнула Алита, и Нэн живо вообразила, какое потрясение ждет ее хозяйку, когда случится неизбежное. Ей доводилось слышать о ненасытной страсти лорда Эвана к женщинам.

— Это случится не скоро, миледи, — сказала камеристка примирительно. — Когда еще ему наскучит жена, пока-то он от вас без ума.

Алита упрямо вскинула подбородок и поклялась себе, что сделает все, чтобы лорду Эвану не пришлось заглядываться на других. Она не могла дождаться свадьбы и была в восторге от партии, которую выбрал для нее отец.

В последний раз взглянув на себя в зеркало, Алита развернулась и направилась к двери.

— Я готова, Нэн. Не будем заставлять ждать лорда Эвана и короля.

Венчание должно было проходить в личной часовне короля в присутствии родственников и друзей. Сам король Генрих V был все еще холост, хотя ему шел уже тридцатый год. Он только что возвратился из Франции, где вел затяжную войну против Карла VI за то, чтобы его признали наследником французского престола. Десять тысяч лучников великолепного короля-воина разбили французских рыцарей в 1415 году, и, добившись своей цели, Генрих вернулся в Англию с триумфом. Теперь ему предстояло жениться на дочери Карла VI Екатерине.

Эван Грей с жадным нетерпением смотрел, как Алита входит в часовню. Красота, манеры, приданое — по его мнению, дочь лорда Сомерсета была вполне достойна стать графиней Грей. Засиделась в девицах, конечно, но еще молода, успеет нарожать ему детей. Они с Сомерсетом уже давно пытались добиться того, чтобы помолвка Алиты с Джейми Мортимером была признана недействительной. Тогда он мог бы жениться на богатой наследнице и расширить свои владения. Но больше всего ему хотелось обладать невестой Джейми Мортимера, чтобы прибрать к рукам все, что когда-то принадлежало этому роду.

Алита застенчиво улыбнулась Эвану Грею. Она находила, что ее жених очень хорош в коротком бархатном дублете густого зеленого цвета с рукавами, подбитыми желтым шелком. Шелковое трико обтягивало его мускулистые ноги; на одной ноге оно было ярко-желтым, на другой — серым. Башмаки и пояс из мягкой кожи завершали этот элегантный наряд. Светлые волосы были коротко, по моде, подстрижены, шея и часть затылка выбриты.



Одежды Генриха были цвета королевского пурпура. Некоторые из гостей дублетам и трико предпочли пышные наряды с длинными, волочащимися по полу рукавами, но все были одеты сообразно случаю в шелк, парчу и бархат, а женщины старались превзойти друг друга в пышности платьев и головных уборов.

Эван Грей подошел к невесте и подал ей руку, чтобы идти к алтарю, где ждали король и престарелый священник.

— Вы обворожительны, дорогая, — вкрадчиво произнес Грей. Затем склонился к маленькому ушку и шепнул:

— Но, думаю, без своих нарядных одежд вы еще обворожительнее.

Алита залилась краской. От одной только мысли о брачной постели у нее начинала кружиться голова.

— Мы готовы, сир, — сказал Эван, подходя к алтарю.

Старик священник выжидающе взглянул на Генриха и по его знаку уже готов был начать службу.

Внезапно дверь распахнулась, и в королевскую часовню стремительно вошли двое людей в грубых плащах и деревянных башмаках. Приблизившись к Генриху и опустившись на колено перед королем, один из них громко — так, чтобы слышали все, — произнес;

— Простите, Ваше Величество, но эта свадьба не может состояться.

— Кто ты и что это значит?! — гневно вскричал король. — Ты что, не видишь, тут идет бракосочетание! Как ты попал в замок?

Алита обернулась и застыла в изумлении. Ни среди простолюдинов, ни среди дворян ей не доводилось прежде встречать такого мужчину.

Незнакомец встал и, выпрямившись во весь свой величественный рост, пренебрежительно оглядел гостей.

— Простите, что не оделся к случаю, сир, но с тех пор, как умер мой отец, я прозябаю в бедности. — Под пронзительным взглядом его черных глаз Эван Грей невольно поежился. — Но если вы соблаговолите выслушать меня, то согласитесь, что эта свадьба не может состояться.

— Пошел вон, смерд! — угрожающе крикнул Эван. — Как может какой-то простолюдин прервать венчание?

Онемев от ужаса, Алита смотрела на дикаря. Как смел этот неотесанный мужлан помешать ее свадьбе?

Она ведь так долго ждала этого дня! Среди разряженных гостей он был как невзрачный серый воробей меж великолепных фазанов. Да и пахло от него… Она сморщила хорошенький носик.

Возмущение Эвана поддержал лорд Сомерсет.

— Ступай прочь, смерд! — Он сделал знак страже.

— Ах вот как, лорд Сомерсет? Смерд? — переспросил молодой незнакомец со спокойным достоинством. — Бьюсь об заклад, что мое происхождение благороднее вашего, милорд.

Он обернулся к королю, который теперь следил за происходящим скорее с любопытством, чем с гневом.

— Я Джейми Мортимер, законный граф Флинт и жених леди Алиты Сомерсет.

Эван Грей издал какой-то утробный звук.

Лорд Сомерсет охнул и схватился за сердце.

Алита чуть не лишилась чувств. Как может этот чумазый великан быть Джейми Мортимером? А если он и в самом деле Джейми, почему не появился раньше? Боже милосердный, неужели после стольких лет ожидания ее надежды на удачное замужество пойдут прахом?

Сомерсет первым обрел дар речи:

— Это невозможно! Сын Кларенса Мортимера мертв. Чем ты докажешь, что ты Джейми?

— Ваше Величество, господа, — вперед выступил сопровождающий Джейми Гейлорд, — если позволите, у меня есть доказательство.

— Кто ты? — Генриха явно заинтересовало происходящее.

— Мое имя Гейлорд. Я был управляющим в поместье Мортимеров до тех пор, пока его законный владелец не был ложно обвинен в измене и казнен. У меня есть бумаги, которые подтверждают личность моего хозяина, и документы, свидетельствующие о помолвке Джейми Мортимера и Алиты Сомерсет. Как вам известно, сир, помолвка законна и не может быть расторгнута.

— Этот человек — самозванец! — Эван Грей бросил злобный взгляд на Джейми.

— И документы наверняка фальшивые, — горячо поддержал его Сомерсет.

— Покажи документы, — сказал Генрих, протягивая руку.

Гейлорд вынул из-за пазухи два свитка и отдал королю.

— Все эти годы я хранил свидетельства о рождении моего хозяина и о его помолвке, сир, и теперь отдаю их вам, зная, что вы не допустите несправедливости.

Генрих один за другим развернул хрупкие пергаменты, внимательно прочел их и взглянул на Джейми.

— Где ты жил все эти годы, Мортимер?

— В Уэльсе, сир, в руинах замка Криккит, принадлежавшего моей матери, тогда как мои враги владеют моими землями и титулом, — смело ответил Джейми. — Но теперь пришло время заявить права на мою невесту.

— Он не имеет никаких прав! — поторопился вмешаться Сомерсет.

У него душа ушла в пятки от страха. После смерти Мортимера-старшего его люди рыскали по всей стране в поисках мальчишки, но так и не напали на след.

И теперь, кажется, произошло то, чего они больше всего боялись: Джейми Мортимер объявился в самое неподходящее время.

— Как видите, сир, все бумаги в порядке, — ответил Джейми, украдкой бросив взгляд на Алиту, которая до сих пор не произнесла ни слова. Он помнил свою невесту маленькой девочкой и теперь был поражен ее зрелой красотой.

Внезапно Алита подняла голову и посмотрела прямо в лицо Джейми. В ее взоре пылала такая ненависть, что у него сжалось сердце. Джейми поторопился отвести взгляд, сам не понимая, почему его так задела враждебность этой избалованной красавицы. Ничего, станет его женой, будет как шелковая.

— Документы могли быть подделаны. — Генрих задумчиво потер подбородок.

— Конечно, — поспешно поддержал Грей. — Нет сомнения, сир, это фальшивка. Предлагаю вышвырнуть прочь этого самозванца и продолжить обряд.

Но Генрих медлил, не торопясь принимать решения. Он пытливо вглядывался в лицо нежданного гостя. Король был довольно молод, но за три года правления успел показать себя осторожным и проницательным человеком.

— Если память меня не подводит — ибо мне было всего шестнадцать в тот год, — твой отец был казнен за участие в уэльском восстании, а его владения и титул получили Грей за то, что разоблачили предателя.

— Мой отец не был предателем, — заявил Джейми со спокойной убежденностью. — Он не замышлял заговор и не принимал в нем участия. Из зависти к его положению и богатству враги оклеветали его.

— Ты можешь это доказать? — грозно спросил Генрих.

— Нет, сир, доказать не могу, но я верю слову отца: он не солгал бы мне. Прежде чем его увели, он поклялся, что не имел к мятежу никакого отношения и оставался в стороне, несмотря на тесные связи с королем Ричардом.

— Мортимеры — предатели! — взвизгнул Грей. — Ты что, обвиняешь меня во лжи?

— Да, милорд, во лжи и воровстве. Вы украли то, что принадлежит мне по праву рождения, и теперь собрались жениться на моей невесте. Но в этот раз у вас ничего не выйдет, милорд, ибо перед богом и людьми я заявляю свои права на Алиту Сомерсет.

Алита побелела как полотно.

— Нет! Я не выйду за нищего! Не выйду! Не желаю иметь ничего общего с сыном предателя.

Лорд Сомерсет ободряюще похлопал ее по руке.

— Не беспокойся, дорогая, король положит конец этому нелепому спектаклю.

— Если у тебя нет других доказательств того, что помолвка законна, Мортимер, мы не видим причин откладывать или отменять венчание, — объявил король.

Джейми собрался было горячо возразить, но его опередил священник, который до сих пор скромно держался в тени.

— Если позволите, сир, я мог бы разрешить этот вопрос.

Король удивленно вскинул брови, но Гейлорд, пристально вглядевшись в лицо старика, не смог удержаться от улыбки.

— Ваше Величество, отец Лайонел и в самом деле может определить, законно ли свидетельство о помолвке.

Король протянул пергамент священнику, и тот принялся внимательно изучать документ. Закончив, старик обернулся к Генриху и указал на имя внизу листа.

— Сир, это моя подпись. Я собственноручно заверил свидетельство. Перед богом и церковью обручение законно и нерушимо, и стороны не вправе расторгнуть его. Я не могу обвенчать лорда Грея с леди Алитой Сомерсет.

Джейми широко улыбнулся, и его красивое суровое лицо вдруг приобрело почти мальчишеское выражение. Он бы рассмеялся, если бы не сверкающий ненавистью взгляд Эвана Грея и не отвращение Алиты, которое она даже не пыталась скрыть.

— Мне все равно, кто что говорит, — прошипела Алита. — Я не выйду за сына предателя, у которого ни гроша за душой.

Джейми обернулся к ней. От его угрюмого, тяжелого взгляда Алита судорожно прижала руку к груди.

Она испытывала почти панический страх, и в то же время какая-то неведомая сила влекла ее к этому незнакомцу.

— У вас нет выбора, миледи, — произнес Джейми. Его глаза горели мрачным огнем, когда он обратился к королю. — Каково же ваше решение, сир?

Кому отдадите вы руку леди Алиты?

— Сир, я позволю себе напомнить, что наша семья поддерживала вас и вашего отца, в то время как другие пытались восстановить на престоле Ричарда II, — угодливо вмешался Грей.

— А я, сир, желаю, чтобы моим зятем стал лорд Грей, — поспешно добавил Сомерсет.

— Ваше Величество, — дрожащим голосом взмолилась его дочь, — я не хочу выходить за Джейми Мортимера. Пусть моим мужем будет лорд Грей.

Король Генрих задумался. В глубине души он восхищался отвагой Джейми Мортимера, который осмелился перечить могущественному графу Грею. Он понимал, что подобный союзник ему не повредит. Уже одно могучее сложение Джейми внушало почтение.

А стоило заглянуть в бездну его черных глаз, как становилось ясно: этот человек способен во всем идти до конца. Однако положение было щекотливым. Предстояло найти такое решение, чтобы не обрести к тому же опасных врагов в лице Греев и Сомерсетов. В конце концов дело спас отец Лайонел..

— Сир, — начал старик, — сомнений быть не может. Я хорошо помню Гейлорда; это доверенный слуга лорда Мортимера. Если он утверждает, что человек, стоящий перед нами, — Джейми Мортимер, и готов подтвердить это свидетельством о рождении, значит, так оно и есть. Более того, — продолжил священник, — поскольку документ о помолвке между Джейми Мортимером и Алитой Сомерсет заверен мною, я объявляю ее действительной и нерасторжимой.

Бракосочетание между лордом Эваном Греем и леди Алитой Сомерсет возможно лишь в том случае, если Джейми Мортимер сам расторгнет помолвку и освободит леди Алиту от данного слова.

Лорд Сомерсет только возмущенно фыркнул, зато уж Эван Грей дал волю своим эмоциям.

— Неужели вы позволите этому старому олуху указывать вам, что делать, Ваше Величество? У него же не осталось ни ума, ни памяти.

Старик священник гордо выпрямился и смерил Грея негодующим взглядом.

— Моя память покрепче вашей, милорд. В отличие от вас я прекрасно помню, что случилось с лордом Мортимером и что привело к его кончине.

— С интересом выслушаю ваш рассказ, святой отец. — Генрих был явно заинтригован. — Церковь сказала свое слово, и мы должны подчиниться. Посему объявляю помолвку между леди Алитой Сомерсет и Джейми Мортимером действительной.

Алита задохнулась от ярости.

— Нет! Вы не можете отдать меня в жены этому… — от душившего ее гнева она не находила подходящих слов, — этому мужлану! От него разит коровником! — Никогда прежде дочь лорда Сомерсета не чувствовала себя столь оскорбленной.

Джейми мрачно улыбался, наблюдая, как мечет громы и молнии его будущая жена. Наконец это ему надоело.

— Замолчите! Моей жене не пристало браниться, как торговке.

— Мерзавец! Вы еще смеете делать мне замечания!

— Сир, — вкрадчиво произнес Джейми, обернувшись к королю, — я долго ждал, да и моя невеста не девочка. Поэтому, если такова будет ваша воля, а также поскольку священник здесь и гости в сборе, я прошу совершить обряд венчания тотчас же.

2.

— Нет! Нет! Молю вас, сир, не принуждайте меня выходить за этого человека! — Лицо Алиты исказилось от ужаса.

— Вы слышали, что сказал святой отец. Ваше Величество? Неужели вы поступите вопреки его слову? — Джейми знал, что король не осмелится перечить церкви, но опасался, что Генрих не даст согласие совершить обряд немедленно.

— Сир, это невозможно, — взывал лорд Сомерсет. — Что за жизнь будет у моей дочери с этим человеком! Неужели вы позволите ей нищенствовать?

Пальцы Эвана Грея стиснули рукоять шпаги, он с трудом сдерживал желание заколоть ненавистного Мортимера.

— От всего сердца поддерживаю лорда Сомерсета, — процедил он. — Если бы этот мерзавец хотел жениться на своей невесте, он заявил бы о своих правах раньше.

— Что скажешь? — Генрих обернулся к Джейми.

— Пока правил ваш отец, сир, я не мог появиться, опасаясь, что король отправит меня в изгнание.

Я многого лишился и не хотел расстаться с последним, что у меня оставалось, — с родиной. Что до того, сир, придется ли нищенствовать моей будущей жене, хитро улыбнувшись, продолжал Джейми, — то разве миледи не принесет с собой богатого приданого? А я как ее муж волен распоряжаться этим приданым по своему усмотрению. Она ни в чем не будет знать нужды.

Генрих с трудом сдержал улыбку. С каждой минутой Джейми Мортимер все больше ему нравился. Он лукаво взглянул на леди Алиту. О ее достоинствах ходили легенды, но что действительно восхищало в ней — так это характер. Вместо того чтобы кротко принять свою участь, она яростно сопротивляется тому, с чем не желает мириться. Дочери лорда Сомерсета нужен был муж, который смог бы подчинить упрямицу себе, при этом не сломив ее дух, ибо именно этот дух и отличал ее от прочих пресных красоток.

— Церковь выразила свою волю устами досточтимого отца Лайонела, и мы выполним твою просьбу, Джейми Мортимер. — Эван Грей собрался было возразить, но король остановил его движением руки. — Ты прав, полагая, что жена принесет с собой немалые богатства. Их перечень содержится в свидетельстве о помолвке.

Среди прочих владений в Уэльсе, которые отойдут к тебе после свадьбы, есть большое поместье неподалеку от Криккита. Можешь поселиться там. Обитатели окрестных деревень и ферм будут платить тебе подати.

Что же до титула и владений Мортимеров, мы не можем вернуть их, пока не удостоверимся в невиновности твоего отца.

— Тогда я прошу о милости, сир. Изучите обвинения, предъявленные моему отцу тринадцать лет назад. Пусть отец Лайонел расскажет то, что знает.

Многие друзья отца еще живы, спросите у них — вы узнаете правду. Лорд Мортимер был достойный человек, который никогда не предал бы своего короля.

Генрих задумчиво потер подбородок.

— Мы так и поступим и будем молиться, чтобы истина восторжествовала. Вы готовы, святой отец?

— Да. — Голос священника звучал торжественно, но глаза весело поблескивали.

— Нет! — не сдавалась Алита. — Я знаю дом, где по воле Вашего Величества нам предстоит жить.

Это жалкая хибара. Для того чтобы привести ее в порядок, понадобится не один месяц. Умоляю вас, сир, отложите венчание.

— Моя жена поедет со мной в Криккит, — спокойно и уверенно произнес Джейми. — За эти годы я обжил крепостную башню, и у миледи будет крыша над головой. Я могу поселиться лишь в том доме, который по праву унаследовал от предков. До тех пор, пока доброе имя моего отца не будет восстановлено, а ко мне не вернутся титул и поместья, я буду жить там же, где и прежде — в крепостной башне Криккита. И моя жена тоже.

Генрих проникался к Джейми все большим уважением. Примерно одного возраста, одинаково смелые и упрямые, они принадлежали к тем людям, что сами определяют свою судьбу.

— Ты не хочешь переодеться к свадьбе? — поинтересовался король.

— Нет, сир, пусть это тряпье напоминает присутствующим, что не одежда красит человека. Даже в лохмотьях я все равно остаюсь сыном графа.

На самом деле Джейми был сказочно богат и мог бы одеться роскошнее любого из присутствующих, не исключая самого короля. Но это была тайна, которую он не собирался раскрывать раньше времени.

— Да будет так! — Король обернулся к священнику:

— Можете начинать церемонию, святой отец.

Джейми улыбнулся — и снова стал похож на мальчишку.

— Подождите! — вскричал Эван Грей. — Я не желаю участвовать в этом спектакле. Сир, позвольте мне удалиться.

— Не возражаю.

Грей стремительно зашагал прочь. Поравнявшись с Джейми, он приостановился и прошипел в лицо сопернику:

— Запомни, Мортимер, тебе это даром не пройдет.

Стиснув локоть Алиты, Джейми повел ее к алтарю.

— Мы готовы, сир.

Священник начал службу. Алита стояла рядом с Джейми, словно окаменев. В мечтах этот день рисовался ей счастливейшим в жизни, а обернулся кошмаром. Служба шла своим чередом, и когда настала пора невесте подтвердить свое намерение вступить в брак, Алита плотно сжала губы. Увидев упрямо вздернутый подбородок и вызывающее выражение лица, Джейми вновь крепко стиснул ее локоть. Алита негромко вскрикнула. Сочтя это выражением согласия, священник продолжил церемонию. Когда отец Лайонел объявил их мужем и женой перед богом и королем, девушка едва сдержала слезы.

Джейми повернул Алиту к себе и заглянул в глаза.

До сознания вдруг дошло: теперь он женат, хотя и совершенно не хотел этого.

Леди Алита была несказанно хороша, и Джейми сознательно ожесточал себя, чтобы не дать красавице завладеть его сердцем. Однако, вопреки своим намерениям, он страстно приник к нежным губам жены.



Алита попыталась вырваться. Но куда ей было тягаться со своим могучим мужем! Джейми впился в девичьи губы горячим поцелуем. Это был властный, унизительный поцелуй — и в то же время волнующий, — Алита никогда прежде не испытывала ничего подобного. Мортимер словно хотел поставить на нее свое клеймо на глазах у короля и присутствующих гостей. Когда его язык проник в ее рот, Алита не стала раздумывать.

Она стиснула зубы и сжимала их до тех пор, пока не почувствовала вкус его крови.

У Джейми округлились глаза, он отстранился от жены, но ничем, кроме изменившегося выражения лица, не выдал своих чувств. Чрезвычайно довольная собой, Алита отвернулась от мужа, демонстративно передернувшись от отвращения. Рядом с ней Джейми казался просто великаном. Реши он наказать упрямицу, ей пришлось бы несладко. И никто не произнес бы ни слова в ее защиту. Однако Алиту непросто было запугать. «Придет день, — подумала девушка, — и я отомщу за то, что меня лишили богатого знатного мужа и отдали за нищего мужлана».

Гости, собравшиеся в большом зале на свадебный пир, который давал Генрих в честь молодоженов, представляли собой невеселое зрелище. В хорошем настроении пребывали только Джейми, Гейлорд, король и старый священник. Вокруг лорда Сомерсета сгрудились сочувствующие, а Алита наотрез отказалась делить с мужем тарелку и кубок.

Пиру, казалось, не будет конца, но Алита была рада этому: от одной мысли о предстоящей церемонии первой брачной ночи ее бросало в дрожь. Необходимость раздеваться перед посторонним мужчиной повергала ее в ужас.

— Вам холодно, миледи? — спросил Джейми, заметив, как она передернула плечами.

До сих пор им не пришлось обменяться ни словом.

Джейми увлекся беседой с королем, не обращая ни малейшего внимания на жену.

— Нет, милорд, — сухо ответила Алита. — Так я выражаю свое к вам отвращение.

Джейми нахмурился.

— Не нужно меня бояться, Алита, я всего лишь мужчина. Слушайтесь меня, и мы отлично поладим.

— Я не желаю признавать вас своим мужем.

Понимая, что ступила на опасную почву, Алита приготовилась выдержать гневную вспышку Джейми.

Но ничего подобного не случилось, хотя большинство мужчин, конечно, не пощадили бы ее за такое своенравие.

— Вы нарочно стараетесь вывести меня из себя, миледи? Вам бы стоило задабривать дикого зверя во мне, а не выпускать его из клетки.

Алита побелела.

— Вы зверь, милорд? — У нее почему-то перехватило дыхание. Он и вправду напоминал хищника.

— Многие так считают. — Его недобрая усмешка не обещала ничего хорошего.

Вдруг Джейми заметил какое-то движение у двери.

— Кажется, ваша камеристка подает вам знаки.

Алита обернулась и увидела Нэн, которая махала ей из-за двери. Она вспыхнула, затем краска отхлынула от ее щек. Увидев, как ее затрясло, Джейми нахмурился.

— Неужели вы так меня боитесь?

— Вас? Нет, милорд, я не боюсь вас.

— Так почему же вы дрожите? — резко спросил он.

— Я боюсь церемонии первой брачной ночи, — ответила Алита, набравшись мужества. — Этого варварского обычая, что позволяет посторонним глазеть на обнаженную молодую жену. Не желаю, чтобы весь этот похотливый сброд разглядывал меня, злословя на мой счет.

До сих пор Джейми не задумывался о ритуале, сопровождавшем бракосочетание. Он не был знаком со столичными нравами и не представлял, что придворные традиции могут быть такими тягостными для женщин.

— Ступайте со своей камеристкой, миледи, я приду следом. — Его лицо ничего не выражало, голос ничем не выдал его намерений.

Алита дрожащим голосом простилась с королем и поспешила за Нэн.

— Мы завидуем тебе сегодня, Мортимер. — Генрих проводил Алиту взглядом. — Когда церемония брачной ночи? Едва ли столь безупречное создание, как твоя жена, может опасаться, что у нее найдут хоть один изъян.

Но не только король с нетерпением ждал предстоящего развлечения. Джейми слышал, как за его спиной гости откровенно обсуждали прелести его супруги.

— Давайте обойдемся без этой варварской церемонии, сир, — сказал Джейми, поморщившись. — Я очень ревнив. Мне не по нраву, чтобы кто-нибудь, кроме меня, видел обнаженной мою жену.

— Да это же просто древний славный обычаи, — возразил Генрих; он был разочарован тем, что будет лишен занимательного зрелища, и в то же время восхищен достойным поведением Джейми.

— Тем не менее я хочу, чтобы этой церемонии не было. За исключением Гейлорда, никому нет нужды сопровождать меня к жене. Остальные просто хотят поглазеть на Алиту.

— Что ж, коли таково твое желание, Мортимер, так тому и быть, — со вздохом сказал король. — Мы лично проследим, чтобы тебе с новобрачной никто не помешал.

Он сделал знак пажу наполнить кубок Джейми.

— Выпьем, мой друг. Не торопись, побудь с нами еще немного. Удовольствие, которого долго ждешь, становится только слаще.

* * *

От слов Джейми Алиту бросило в жар. Она даже забыла о кошмарном ритуале. Подойдя к лестнице, что вела в опочивальню, она увидела лорда Сомерсета.

— Отец, вы напугали меня. — От неожиданности Алита отшатнулась.

Лицо Сомерсета было мрачнее тучи:

— Ему это не сойдет с рук, девочка моя! Я только что говорил с лордом Греем, и он заверил меня, что тебе не придется долго терпеть Джейми Мортимера.

Мы уже готовим документ о признании брака недействительным.

— Но что мне делать теперь? — жалобно спросила Алита. — Я его жена, и сегодня ночью он потребует от меня исполнения супружеских обязанностей.

А после этого я не буду нужна другому.

— Нет, дочь моя. Лорд Грей все равно возьмет тебя в жены. Он обещал мне.

— Он возьмет меня в жены даже после того, как я буду вынуждена подчиниться этому грязному мужлану?

— Да, даже после этого. Так что мужайся, дочка, не все еще потеряно. Когда мы избавимся от Мортимера, ты станешь женой богатого, могущественного графа.

— Поторопитесь, миледи, — позвала ее сверху Нэн. — Вы должны подготовиться к приходу мужа, — Ступай. — Сомерсет слегка подтолкнул ее. — Сопротивляйся, если сможешь, и помни: не позволяй ему завладеть большим, чем то, на что он получил право. Будь стойкой, скоро ты получишь мужа, достойного женщины из рода Сомерсетов.

Алита взглянула на отца, развернулась и взбежала по лестнице. Нэн ждала ее у двери.

— Поскорее раздевайтесь, миледи. Лорд Эван, без сомнения, нетерпеливый муж.

Алита застыла. Неужели Нэн до сих пор не знает, что ее обвенчали не с Эваном? Конечна, откуда ей знать, ведь последние несколько часов она провела в этой брачной опочивальне.

— Лорда Грея не будет в этой комнате сегодня вечером, — тихо сказала она.

— Да что вы такое говорите, миледи, — хихикнула Нэн. — Как это принято, его разденут друзья и внесут в опочивальню, а потом будет церемония первой брачной ночи. Когда же все кончится, вы останетесь вдвоем.

— Говорю тебе. Нэн, лорда Эвана не будет здесь сегодня. Где ты была весь вечер?

— Здесь, где же еще, миледи, готовила опочивальню. Что-нибудь стряслось?

— Да, Нэн, многое стряслось. Такое, чего никто не мог предвидеть. В последний момент в часовню Явился Джейми Мортимер и прервал службу.

— Джейми Мортимер! Господь да смилостивится над нами. Я думала, он давно умер. Так, значит, свадьбы не было?

— Была, — с горечью ответила Алита. — Но не та, которой я ждала. Отец Лайонел объявил мою помолвку с Джейми законной и нерасторжимой, и король отменил венчание с Эваном. Ты бы видела этого наглого мужлана! — воскликнула она.

— Кого? Лорда Эвана? — удивилась Нэн.

— Да нет же, Джейми Мортимера. Одет в какое-то тряпье, грязный и смердящий. У него ни денег, ни земель, он сын предателя, но король спокойно отдал ему меня.

— Если отец Лайонел сказал, что помолвка законна, что еще мог сделать король? — попыталась утешить расстроенную хозяйку Нэн.

— Когда этот мужлан попросил у Генриха разрешения обвенчать нас сегодня же, я думала, что умру.

До Нэн только теперь дошло все происшедшее.

— Вас обвенчали с Джейми Мортимером?

— Да, Нэн, и как ни старались отец и лорд Эван, им не удалось переубедить короля, — тяжело вздохнула Алита. — Генриху, кажется, даже понравился этот мерзавец.

— Ах вы бедняжка! — Нэн обняла молодую хозяйку.

Никогда еще Алита не чувствовала себя такой беспомощной, такой несчастной.

— Нэн, я не позволю ему овладеть мною. Я буду сопротивляться, кусаться, царапаться.

— Полно, полно, миледи, мы что-нибудь придумаем, — ответила Нэн, похлопав ее по плечу. — Думается мне, я сумею вывести вас из замка, прежде чем придет ваш муж. Спрячемся у моей родни, а там, глядишь, ваш отец и освободит вас от такого наказания.

В голубых глазах Алиты вспыхнула надежда.

— Нэн, я знала, что могу на тебя положиться.

Давай поторопимся, нам надо убежать до того, как сюда заявится вся эта пьяная орава.

* * *

Слегка захмелевший, но достаточно трезвый, чтобы не ударить в грязь лицом перед молодой женой, Джейми поднялся из-за стола и поклонился королю.

— Благодарю вас за гостеприимство, Ваше Величество, но теперь мне пора к жене. Как бы она, заждавшись, не стала искать мне замену.

Его слова потонули в грубом смехе. Но когда несколько человек поднялись, чтобы следовать за новобрачным, Генрих остановил их движением руки. Джейми не слышал, что король сказал гулякам, но к лестнице он подошел один.

Вдруг на каменной стене, освещенной факелами, мелькнули две тени. С первого взгляда было видно, что фигуры женские. Заподозрив неладное, Джейми укрылся в глубокой нише и стал ждать. Обе женщины были закутаны в плащи, но в одной из них он без труда узнал Алиту. Второй была служанка.

— В конюшню, миледи, — прошептала камеристка, когда женщины спустились.

Нэн поспешила вперед, мимо зала, где все еще бражничали гости. Полагая, что хозяйка не отстает, она не оглядывалась. И потому не заметила, как Джейми одной рукой обхватил Алиту за талию, а другой зажал ей рот.

Он стремительно взбежал по крутой винтовой лестнице с женой на руках и вошел в опочивальню.

Прежде чем опустить свою ношу на пол, он затворил, и запер дверь, спрятав массивный ключ где-то в складках своей необъятной туники.

— Вы куда-то направлялись, миледи? — насмешливо спросил он. — Если бы я не знал, что дело обстоит иначе, то мог бы подумать, будто вы не очень довольны нашим браком.

— Вам известно, что я думаю об этой свадьбе.

Моим мужем должен быть лорд Грей, а не вы. Мы не пара: вы в самом низу общества, а я наверху.

Джейми грубо ухмыльнулся:

— Ошибаетесь, миледи, сегодня ночью наверху буду я.

От такого каламбура у Алиты потемнело в глазах.

Она отшатнулась, с отвращением глядя на стоящего перед ней мужчину.

— Вы мне противны.

Черные глаза Джейми опасно сверкнули. Законный муж был волен наказать жену. Пожалуй, ее стоило побить, но в первую брачную ночь ему не хотелось этого делать. К тому же норовистые женщины были в его вкусе.

— Миледи, миледи, вы здесь? — послышался голос Нэн.

Алита ринулась было к выходу, но, вспомнив, что дверь заперта, остановилась.

— Скажите ей, что все в порядке, — потребовал Джейми. , Алита упрямо молчала.

— Говорите! — резко приказал он.

— У меня все в порядке, Нэн.

— Почему вы вернулись? — встревоженно спросила служанка. — Откройте дверь, нам надо торопиться, пока не поздно.

— Поздно, Нэн! — крикнул Джейми. — отправляйся в постель, своей хозяйке ты сегодня больше не понадобишься.

Последовала долгая пауза.

— Что вы прикажете, миледи?

— Отвечайте, — прошипел Джейми.

— Не волнуйся, Нэн. У меня все хорошо. Ступай спать.

— Хорошо, миледи, — неохотно согласилась Нэн.

— И что теперь?

Стараясь не впадать в панику, Алита взглянула на дверь, ожидая, что сейчас в опочивальню ввалится орава пьяных гостей и начнется церемония первой брачной ночи.

В улыбке Джейми было что-то дьявольски неотразимое.

— А теперь, миледи, я постараюсь забыть, что вы причинили мне боль, укусив меня, и лягу с вами в постель. — Проследив за ее испуганным взглядом, он понял причину ее смятения. — Обычной церемонии не будет. Надеюсь, вы не разочарованы? — спросил он И начал раздеваться. — Ваша красота предназначается лишь для моих глаз.

Алита радовалась недолго: Джейми скинул короткий, потерявший от времени и непогоды цвет плащ.

Широкий балахон упал к его ногам.

Когда он предстал перед ней в одних только шерстяных штанах и нелепых деревянных башмаках, Алита поспешно отвернулась. Широкие плечи. Поросшая черной шерстью грудь, мощная шея и глыбы мускулов — все это так красноречиво свидетельствовало о силе и физическом превосходстве, что у нее перехватило дыхание. Могучий торс сужался к талии. В вызывающей чувственности этого человека было что-то почти непристойное.

— Раздевайтесь, миледи. — В голосе Джейми появилось нетерпение. — Или вы желаете, чтобы я послужил вам горничной?

Он протянул руку и с удивлением увидел, как дрожат его пальцы. С того самого мгновения, как священник провозгласил их мужем и женой, Джейми думал лишь о том, как окажется в постели с этой маленькой злюкой. При своем хрупком сложении она была наделена сильным и своенравным характером, который ему не терпелось обуздать. Но главное, для чего ему нужна была Алита, так это для того, чтобы осуществить до конца план мести — по крайней мере, так ему хотелось думать.

— Я не желаю делить с вами постель, — надменно произнесла Алита.

Джейми пожал плечами.

— Мне нет дела до того, чего вы желаете, а чего нет!

Он сорвал с ее головы геннин с золотой фатой и отбросил его в сторону. Взору открылся водопад белокурых волос, тяжелыми волнами ниспадавших на спину.

— Всеблагая Дева, — пробормотал Джейми, поняв, что это ему напоминает. Так серебрится вода в лунном свете. Он взял в руки шелковую прядь и поразился тому, какое чувственное удовольствие испытывает, просто перебирая пальцами это живое серебро.

Алита вырвалась из его рук и испуганно попятилась. Джейми безжалостно настиг ее.

— Вам от меня не уйти, миледи. — Казалось, что его забавляло происходящее.

— Я закричу, — пригрозила Алита.

Джейми рассмеялся.

— Кричите на здоровье. Стены толстые, да и комната расположена в дальнем крыле замка.

— По своей воле я не дамся.

— Не заставляйте меня применять силу, миледи.

Я надеюсь, что до этого не дойдет. Однако, если вы меня вынудите, я устрою вам хорошую взбучку.

Алита вскинула подбородок.

— Вы сильнее меня. Что ж, не мешкайте, пользуйтесь вашей силой.

Красавица явно храбрилась, и Джейми не мог не восхититься ее неразумной отвагой. Однако восхищение не вытеснило из его сознания мысль, что без настоящих супружеских отношений брак может быть расторгнут.

Не отводя от Алиты взгляда, он притянул жену к себе.

— Я не хочу причинять вам боль, миледи, — сказал Джейми и с удивлением понял, что не лукавит.

В отношениях с женщинами он избегал грубости. Он был пылким любовником, который сам получал удовольствие от свиданий и гордился тем, что умеет доставить удовольствие возлюбленной. Будь то деревенская девчонка или леди Ровена, он старался, чтобы каждая встреча запечатлелась в их памяти. И хотя женщины для него оставались никчемными пустышками, обижать их он не привык.

— Если вы не хотите причинить мне боль, отпустите меня, — взмолилась Алита. — г Вы слишком велики для меня. Это невозможно.

Джейми не сразу понял, на что она намекает, но уже в следующее мгновение его окатило жаркой волной, болезненно напряглась плоть.

— Прежде чем наступит рассвет, вы поймете, дорогая, что это не только возможно, но и очень приятно.

— Нет, мне не будет приятно то, что вы хотите сделать. — упрямо твердила Алита, — Пусть так, миледи, однако это случится. — Его губы прижались к ее устам, и во второй раз в жизни Алиту обожгла горячая мужская страсть.

Она ожидала, что губы Джейми окажутся жесткими и грубыми, но они были нежны. Алита со страхом ждала взрыва животной похоти, но встретила лишь мягкую настойчивость желания. Она была уверена, что испытает отвращение, на самом же деле наслаждалась сладостной теплотой поцелуя.

Вдруг в памяти всплыло наставление отца — не уступать, и она вновь забилась в объятиях мужа.

Джейми почувствовал, как напряглось тело Алиты.

— Будь по-вашему, — сказал он. — Я хотел быть нежным, но вы избрали другой путь.

Подхватив жену на руки, Джейми бросил ее на постель.

Хладнокровное, бесстрастное, как ожидал Джейми, исполнение супружеских обязанностей внезапно обернулось упоительным поединком двух характеров.

Желание овладеть белокурой красавицей становилось столь жгучим, что у Джейми не было сил терпеть.

Боже милосердный, ему нужна эта упрямица. И не только из чувства мести, не только потому, что он захотел отнять ее у человека, которого ненавидит больше всего на свете. Алита Сомерсет нужна ему, потому что они созданы друг для друга с самого рождения. А потому.., потому…

Придавленная его тяжестью, Алита не могла пошевелиться. Когда он стянул с себя штаны, она чуть не вскрикнула от отчаяния. Без одежды он казался еще огромнее. Алита не могла отвести взгляда от доказательства его мужской силы. Она впервые видела возбужденного мужчину. Собственно, ей и обнаженного мужчину прежде видеть не приходилось. Глаза бедной девушки округлились от ужаса, и она принялась молиться про себя, ибо поняла: пришел ее смертный час.

От Джейми не укрылся ее испуг.

— Перестаньте сопротивляться, миледи, и я клянусь, что не причиню вам вреда.

У нее пересохло во рту, но она упрямо покачала головой.

— Нет, я не приму вас как мужа.

В последней отчаянной попытке избежать неизбежного Алита сорвалась с кровати, но Джейми без труда поймал ее. Прижав к постели тяжестью собственного тела, он принялся раздевать ее, медленно, неспешно. Когда тонкая сорочка последней упала на груду одежды на полу, он поднялся, чтобы так же, не торопясь, оглядеть жену. То, что он увидел, было прекрасно.

Белая, как алебастр, кожа. Упругие и нежные, как цветы с розовой серединкой, груди. Узкая талия. Округлые бедра. Нежные, вьющиеся золотыми кольцами волоски на треугольнике между ног.

— Я не знал, что меня ждет, когда уезжал из Криккита, но женился бы все равно, будь даже вы толстой, как колода, и с бородой. Однако то, что я вижу, мне очень нравится.

Для Алиты эти слова были доказательством того, что он решился на брак с ней только для того, чтобы унизить Эвана Грея и ее отца, а не из-за той давней помолвки.

— А мне вы не нравитесь Вы отвратитетельно уродливы и омерзительны, Джейми Мортимер, — произнесла она, стараясь, чтобы ее слова звучали как можно надменнее.

— По-моему, вы зря упрямитесь. — Усмехнувшись, Джейми провел рукой по атласной коже. — Клянусь, еще не успеет забрезжить заря, как вы будете считать меня совершенно замечательным — во всех отношениях.

— Черта с два!

3.

Алита замолотила кулаками по груди Джейми, но он отмахнулся от них, как от назойливых мошек, поймал ее руки и прижал к постели.

— Вашей бездумной смелости хватает только на то, чтобы грубить мне, но я с удовольствием научу вас быть послушной женой.

Алита продолжала биться и извиваться, не понимая, что этим лишь распаляет его страсть. Одной ладонью Джейми пригвоздил оба ее запястья к кровати, а другой накрыл грудь и принялся теребить сосок. Увидев, как набухает коралловый бугорок, он торжествующе улыбнулся.

Затем наклонился и обхватил губами нежную плоть. Застонав, Алита неожиданно для самой себя выгнулась ему навстречу.

Джейми издал хриплый торжествующий клич, нашел ее рот и впился в него жадным поцелуем.

Он терзал нежные губы страстно, почти грубо. Почувствовав у себя во рту горячий язык, Алита замычала, замотала головой, пытаясь высвободиться. Она была оскорблена и шокирована. Этот человек — грубое животное. Под тяжестью его могучего тела она задыхалась. Алита хотела крикнуть, но его губы зажимали рот. Обжигающие, влажные поцелуи влекли ее в какой-то неизведанный мир, но она продолжала сопротивляться.

Джейми поднял голову:

— Уступите, миледи.

— Нет, я буду биться до последнего.

— Неужели вы думаете, что ваше слабое сопротивление остановит меня? Нет, миледи, эта ночь будет настоящей брачной ночью, чтобы никто не мог оспорить мое право на вас и ваше приданое.

— Я не уступлю! — вскричала Алита.

Глаза Джейми сверкнули, он тихо рассмеялся.

— Мне не нужна ваша уступка, миледи. — Он придвинулся к ней с выражением мрачной решимости.

Вопреки желанию Алита не могла отвести глаз от лица Джейми, завороженная его странной, какой-то дикой красотой. У нее перехватило дыхание, когда она почувствовала, что он приблизился к вратам ее девства. Алита ощущала, как ее обжигает огнем его страсти.

Джейми весь напрягся. И вдруг она поняла, что он переступил предел сокровенного.

Затем пришла боль — резкая, опустошающая.

Алита едва удержала крик, рвавшийся из груди, слезы брызнули из глаз. Джейми на мгновение замер, а потом его движения стали почти нежными. Он проникал все глубже и глубже, пока Алите не стало казаться, что она сейчас просто умрет, пронзенная насквозь.

Но она не умерла. Даже тогда, когда его движения стали быстрее, руки нашли ее грудь, а губы зашептали слова, которых она не понимала. На смену боли пришло наслаждение. Сжав зубы, она изо всех сил старалась скрыть от Джейми, что он не оставил ее равнодушной, что ее тело уже жаждало, что ее собственная плоть уже горела в огне.

Искушенный в делах любви, Джейми угадал мгновение, когда Алита приняла его. Почувствовал и тот момент, когда прекратилась боль и нахлынуло наслаждение. И знал, что приведет жену в исступление даже вопреки ее упорному сопротивлению.

От этой мысли он сам оказался так близок к извержению, что пришлось прилагать неимоверные усилия, чтобы оно не произошло тотчас же. Алита была так нежна и хрупка, что Джейми сознательно сдерживался, дабы не причинять ей лишней боли. Интуитивно он понимал, что миниатюрной красавице понадобится немалое время, чтобы приспособиться к нему.

Чем дольше Джейми оставался внутри ее, тем большее удовольствие испытывала Алита. Осмелившись взглянуть на мужа, она поразилась. Запрокинутая голова, черные волосы, упавшие на глаза, сосредоточенное лицо — он был варварски красив. И в то же время внушал ей страх, какого никто никогда не внушал.

А потом мысли рассеялись. Внутри ее что-то произошло и затопило половодьем такого счастья, что ей казалось: сейчас она умрет от блаженства. Алита закусила губу, чтобы не закричать, и почувствовала вкус собственной крови.

Джейми уловил это мгновение и позволил себе излиться. Алита ощутила, как внутри ее словно растекается огненная лава, и поняла, что Джейми Мортимер лишил ее того самого сокровенного, что она берегла для Эвана Грея. И она никогда ему этого не простит.

1 Джейми откинулся на спину рядом с Алитой и уставился в потолок. Сердце его все еще неистово колотилось, но, когда он стал думать о последствиях женитьбы на женщине, которая его презирала, глубокая морщина прорезала его лоб В мгновенном порыве он примчался в Лондон, потребовал отдать ему Алиту Сомерсет и теперь обременен женой, в которой, быть может, совсем не нуждается. Он был доволен, что удалось оставить в дураках Эвана Грея, но представления не имел, что делать дальше. Семейная жизнь его совсем не привлекала.

Повернувшись к Алите, Джейми всмотрелся в прелестное лицо. Нежные щеки все еще были влажны от слез, и он восхитился тем, как эта хрупкая красавица мужественно перенесла боль. «И все-таки в конце концов я доставил ей наслаждение», — удовлетворенно подумал Джейми.

— Вы хорошо себя чувствуете, миледи? — спросил он ласково.

— А как по-вашему? — взорвалась Алита. — Вы сделали мне больно.

— Я доставил вам удовольствие.

— Нет! Я не испытала никакого удовольствия от вашей животной страсти. Если вы еще раз до меня дотронетесь, клянусь, что найду способ убить вас, пока вы спите.

Лицо Джейми потемнело от ярости.

— Вы моя жена. Ваш долг повиноваться мне во всем.

— И не подумаю!

Разгневанный ее дерзостью, Джейми вскочил на колени и ставился на Алиту тяжелым взглядом. Никто, будь то мужчина или женщина, так с ним прежде не разговаривал. Зная, что должен наказать жену и отучить от неповиновения, он вскинул руку словно для пощечины.

Алита замерла, сознавая, что Джейми в самом деле может побить ее, но остановиться уже не смогла.

— Ну ударьте меня, ударьте, грубый мужлан! — подзадоривала она. — Посмотрим, что будет, когда я выйду к людям с лицом, распухшим от побоев.

— Не все синяки видны, — ответил Джейми, беззастенчиво разглядывая прекрасное тело.

Однако он уже знал, что не ударит жену. Он не привык так обращаться с женщинами. И добиваться от нее того, на что она не согласна добровольно, не станет. Их брак перестал быть формальностью, больше Алита Сомерсет ему не нужна.

Джейми едва не расхохотался, глядя на вызывающе вздернутый подбородок своей строптивой жены.

Когда он вновь улегся, из груди Алиты вырвался вздох облегчения. Она была уверена, что наказания не миновать.

— Спите, Алита, я больше не побеспокою вас.

Я выполнил свой долг. Мы теперь настоящие муж и жена, и больше вам не придется терпеть мое отвратительное присутствие в вашей постели. В замке Криккит меня ждет любовница. Ровена искусна в любви, а вы слишком неловки и неопытны, чтобы удовлетворить меня.

Алита не поверила своим ушам.

— Вы собираетесь поселить любовницу под одной крышей с женой? — Она не ожидала, что Мортимер осмелится на подобную дерзость.

— Я готов отослать ее прочь, миледи, все зависит от вас.

Джейми внимательно следил за тем, какое впечатление произведут его слова, и ждал ответа. Белокурая красавица была так соблазнительна, что он с удовольствием расстался бы с Ровеной, будь Алита послушнее. В конце концов, она его жена, и ее долг повиноваться.

— Пусть Ровена остается, — сверкая глазами, ответила Алита. — Мне безразлично, сколько женщин согревают вам постель, одна или целая дюжина, лишь бы это была не я.

— Да будет так, миледи, — резко ответил Джейми. — Но имейте в виду, если соберетесь завести любовника, постарайтесь, чтобы это был не Эван Грей.

Впрочем, — поправился он, — лучше оставайтесь непорочны, ибо я не потерплю ублюдков в своем доме.

— Вы.., вы — мерзкое животное! Заводите себе наследников от Ровены, — прибавила она, словно ее вдруг осенило. — Хорошо, что в семье предателей не будет законных детей.

В это мгновение Джейми был как никогда близок к тому, чтобы ударить женщину. Она ранила его в самое сердце. У нее поганый язык, и, прежде чем она доведет его до белого каления, ее необходимо проучить. Любой другой уже избил бы строптивицу до полусмерти. Джейми схватил Алиту за запястья и отшвырнул в сторону.

— Спите, миледи, пока я вас не изувечил. Вам нужно собраться с силами для поездки в Криккит Сейчас зима, на дворе стоят лютые морозы.

— Разве нам нужно так торопиться? — упавшим голосом спросила Алита.

— Да. Мы должны уехать прежде, чем ваш отец и Эван Грей объединятся, чтобы отнять вас у меня.

Надежда мелькнула во взгляде Алиты.

— Нет, миледи, я сумею за себя постоять, — уверил жену Джейми, заметив задумчивое выражение, появившееся на ее лице.

Затем он повернулся к ней спиной, накрылся и сделал вид, что ее вовсе не существует.

Лежа рядом с мужем, Алита кипела от возмущения: она ненавидела этого выскочку, ненавидела его безразличие к ее чувствам. Грубый, неотесанный, наглый мужлан! А до чего дерзок! Ворвался в часовню, расстроил ее свадьбу, но, кажется, именно благодаря своей безоглядности он и заслужил расположение короля. Спору нет, отваги ему не занимать. Но характер у него отвратительный. С чего это он взял, что она пожелает выйти замуж за сына предателя, что кротко примет его как господина и повелителя? Нет, она будет сопротивляться до конца.

Алита стала поудобнее устраиваться на ночь, отодвинувшись как можно дальше от Джейми. Но как она ни старалась, мысли все равно возвращались к удовольствию, которое он заставил ее испытать. «Как это могло случиться?» — недоумевала она. Ведь сначала была мучительная боль. Она думала, что умрет. А потом в одно мгновение мука вдруг сменилась наслаждением, и ее тело устремилось ему навстречу. И вновь вспомнились опаляющие прикосновения, сладостные поцелуи и то, как Джейми в конце концов вынудил ее отозваться на его ласки.

Она никогда не простит ему этого!

Удрученно вздохнув, Алита закрыла глаза, понимая, что, пока отец не освободит ее, она обязана оставаться со своим мужем.

* * *

К утру поднялся сильный ветер и, ворвавшись в узкое окно, загасил огонь в очаге. В комнате стало нестерпимо холодно. Алита инстинктивно придвинулась поближе к теплому телу Джейми. Почувствовав во сне прикосновение нежной кожи, он притянул жену к себе.

Так и не проснувшись" Алита удовлетворенно вздохнула и поуютнее устроилась в; надежных объятиях.

Внезапно Джейми осознал, что к его животу прижимаются обнаженные ягодицы Алиты, а его ладони покоятся на ее груди. Сна как не бывало. Сначала ему показалось, что и жена проснулась, но, прислушавшись к ровному дыханию, он понял, что ошибся. А сообразив, что в объятия мужа ее толкнул всего лишь холод, он испытал глубокое разочарование.

Все, больше он не станет давать волю чувствам.

Пусть его тело изнывает от нестерпимой муки, он будет неколебим, как скала. Ему нет дела до Алиты Сомерсет. Просто приятно, что удалось отнять ее у Эвана Грея.

Осторожно убрав руки, Джейми постарался отвлечься мыслями от той, что лежала рядом с ним. Он стал вспоминать, как лорд Сомерсет и Грей погубили его отца. Ему было известно, что старый Грей умер два года назад, но, к счастью, жив Эван, и негодяю не уйти от наказания. В конце концов Джейми уснул, поклявшись себе, что ни одна женщина — тем более жена — не сможет помешать ему покарать тех, кто отдал на поругание имя отца, а его самого лишил всего, что принадлежало ему по праву.

* * *

Алита проснулась от ощущения, что кто-то на нее смотрит.

— Доброе утро, миледи, — протянул Джейми, беззастенчиво ее разглядывая. — Надеюсь, вы хорошо спали. Я ждал, когда вы проснетесь.

Его взгляд остановился на копне белокурых волос; живописно разметавшихся по подушке. Из-под одеяла виднелись обнаженные плечи. Алита была необыкновенно хороша, но Джейми старался не прислушиваться к зову своего: тела, и начал одеваться.

Увидев, что супруг вновь вырядился в грубые лохмотья, Алита нахмурилась.

— Вам что, нечего больше надеть? — с досадой спросила она.

Джейми ухмыльнулся:

— Сожалею, что мое облачение вам не по вкусу.

Но, как вы знаете, я небогат. Впрочем, теперь все переменится, не правда ли, миледи?

— Возможно. — Алита уклонилась от прямого ответа. — Но неужели вы думаете, что мой отец и лорд Грей позволят вам увезти меня? Нет, сударь, они найдут способ разрушить ваши подлые планы.

Улыбка Джейми стала еще шире.

— Вы принадлежите мне, Алита, по закону государства и церкви. Король Генрих дал согласие на наш союз, а священник его благословил. Теперь я вправе повелевать вами и наказывать за непослушание. Надеюсь, это заставит вас искать моего расположения.

Алита кипела от бессильной ярости, но сумела сдержаться. Кто знает, на что способен этот великан?

Пожалуй, не стоит его злить.

— Увидим, милорд, — ответила она любезно.

— Пора спускаться к завтраку, миледи. Король и свита ждут нас в большом зале.

— Я буду купаться первой, — сказала Алита.

— Я так и предполагал. Ваша ванна сейчас будет готова.

В это мгновение, словно по команде, постучали.

Джейми открыл дверь, и в комнату вошла целая процессия слуг. Один нес большую медную ванну, остальные — ведра с водой. Ванну установили за ширмой, и, когда слуги наполнили ее и ушли, Алита многозначительно посмотрела на мужа, ожидая, что он тоже удалится. Но Джейми не двинулся с места и стоял, упрямо сложив руки на груди. Алита устало вздохнула:

— Неужели мне нельзя остаться одной?

— Пожалуйста, миледи. Я вернусь через пятнадцать минут.

Едва он вышел из комнаты, Алита выскочила из-под одеяла и скрылась за ширмой. Притаившийся за дверью Джейми услышал всплеск воды и вернулся в опочивальню. Помедлив у постели, он вытащил простыню и снова вышел. Алита ничего не услышала.

Помня, что ее мучитель возвратится через пятнадцать минут, и не желая, чтобы он застал ее раздетой, Алита торопилась. Выглянув из-за ширмы, она убедилась, что комната пуста, и быстро принялась рыться в сундуке с одеждой. Она выбрала тяжелое бархатное платье сочного синего цвета, отделанное мехом, с глухим воротом и длинными рукавами. Джейми вошел в то самое мгновение, когда она завязывала последний шнурок на талии.

— Приятно встретить пунктуальную женщину, — одобрительно заметил он. — Возможно, вы не совсем безнадежны, миледи.

Джейми подал жене руку.

— Идемте. Я умираю с голоду. — Он окинул ее взглядом с ног до головы. — Уверен, что и вы тоже, миледи.

Не обращая внимания на его намек, Алита надменно вскинула голову и поспешила выйти первой. Вслед ей послышался смех. У винтовой лестницы Джейми нагнал жену и, схватив ее, взял под руку.

Они спустились вниз и бок о бок вошли в большой зал, который гудел от смеха и болтовни. Но, едва новобрачные показались в арке дверного проема, все стихло.

Алита поискала глазами отца и нашла его рядом с Эваном Греем. Лицо лорда Сомерсета налилось кровью, а взгляд был так свиреп, что Алите стало не по себе. Она поняла, как отец ненавидит и боится человека, которого его дочь вынуждена звать мужем.

Но, когда она взглянула на Эвана, у нее перехватило дыхание, потому что ярость лорда Грея предназначалась ей. Глаза горели, гримаса бешенства исказила красивое лицо. Алита поежилась, внезапно ощутив страх.

Заметив это движение, Джейми наклонился к ее уху и прошептал:

— Не бойтесь, миледи, они вас не обидят.

— Ас чего бы им обижать меня? — бросила она. — Это вас они готовы растерзать.

— Да уж, — усмехнулся Джейми. — Потому что теперь у них не осталось сомнений, что вы и в самом деле моя жена. — И он многозначительно посмотрел на широкую галерею, выходившую на большой зал.

Еще не понимая, что он имеет в виду, Алита проследила за его взглядом. Ее отчаянный вскрик, казалось, разрядил обстановку, все снова заговорили, засмеялись. Только теперь бедная красавица поняла, что предметом пересудов и сальных шуток была она.

Алита смотрела на галерею, и в висках у нее стучало от ярости.

С перил свешивалась измаранная кровью простыня, которая еще недавно покрывала их постель, — Moe свидетельство того, что прошедшая ночь была поистине брачной ночью.

Лицо Алиты пылало, когда она обернулась к Джейми:

— Это ваших рук дело, милорд?

Под ее полным ненависти взглядом в душе Джейми Шевельнулось сомнение: быть может, не стоило выставлять на всеобщее обозрение доказательство того, что он женился на девственнице. На какое-то мгновение он почти пожалел, что избрал Алиту орудием мщения. Но в памяти всплыло бездыханное тело отца, застывшее в петле, и все встало на свои места. Он не остановится ни перед чем, чтобы доказать, что лорд Мортимер пал жертвой заговора трех негодяев.

— Да, миледи, это моих рук дело, — спокойно признался Джейми. — Я не хотел смутить вас, но мне нужно было, чтобы все присутствующие убедились в законности нашего союза. К тому же таков обычай.

— Вы могли бы презреть обычай, милорд, — процедила сквозь зубы Алита.

В это мгновение король Генрих помахал им рукой, будто только что заметил.

— Новобрачные решили почтить нас своим присутствием. Входите, позавтракаем вместе.

— Нас зовут, миледи, — улыбнулся Джейми и потянул Алиту за собой. — Когда вы перестанете дуться и начнете вести себя как подобает молодой жене?

— Когда преисподняя покроется льдом, — прошипела Алита, делано улыбаясь.

— Садитесь рядом со мной, — приветливо сказал Генрих. От его глаз не укрылось воинственное выражение лица Алиты.

Король перевел взгляд на Джейми Мортимера. Он восхищался молодым человеком, который осмелился явиться ко двору в лохмотьях нищего и заявить права на невесту. Презирая опасность, этот храбрец пытался доказать невиновность отца и убедил короля вновь рассмотреть обвинение, которое привело Кларенса Мортимера на виселицу. Генрих намеревался выяснить правду и исправить несправедливость, если таковая была допущена.

Усадив Алиту по правую руку от короля, Джейми опустился в кресло рядом с женой. Тут же появился паж и наполнил элем их кубки, другой принес блюдо с угощением. Джейми набросился на еду, немало позабавив короля.

— Говорят, после бурной ночи утром просыпается волчий аппетит.

Лорд Грей, услышав это замечание, едва не подавился куском мяса. А когда Джейми ухмыльнулся и подмигнул Алите, лицо Эвана потемнело от ярости.

— Так что же, друг мой, ты останешься при дворе или вернешься в Криккит? — поинтересовался король.

— Это приглашение, сир? — спросил Джейми.

Алита замерла, с трепетом ожидая ответа. Она надеялась, что сможет задержаться здесь, пока отец и лорд Грей не найдут способа вызволить ее.

— Мы были бы рады видеть тебя при дворе, но приказывать не станем.

— Тогда я вынужден отказаться, сир, — ответил Джейми. — Я увезу жену в Криккит, пока вы расследуете дело моего отца.

— Жаль, — вздохнул Генрих. — Ты бы развлекал нас до отъезда во Францию, где мы должны вступить в брак с нашей венценосной невестой. Поскольку у тебя нет своей дружины, мы предоставим тебе дюжину надежных лучников, чтобы охранять твою жену в дороге. Если они захотят служить тебе, можешь оставить их в Крикките.

— Вы так великодушны. Ваше Величество, — удивленно поблагодарил Джейми.

— Тебе досталось настоящее сокровище. Нельзя же, чтобы леди Алита отправилась в дорогу без должного сопровождения, правда?

— Конечно, сир, благодарю вас. Жизнь моей жены должна быть в полной безопасности. С вашего изволения мы отправимся, как только лорд Сомерсет передаст приданое своей дочери в мое распоряжение.

— Мы проследим, чтобы это было сделано сегодня же, — пообещал Генрих. — Отправляйся в Криккит, Джейми Мортимер, но знай, что до отъезда во Францию мы вызовем тебя и сообщим свое решение по делу твоего отца.

Отправляясь в Лондон, Джейми не смел и надеяться на такой исход. Он женился на богатой наследнице и получил обещание короля расследовать ложное обвинение против лорда Кларенса. Поистине его дерзкое предприятие обернулось для него наилучшим образом.

Алита же, напротив, пребывала в состоянии паники:

— Ваше Величество! Я не хочу сопровождать своего.., своего мужа в Криккит. Я была бы рада остаться при дворе и служить вашей супруге, когда вы вернетесь из Франции.

— Не обращайте внимания на мою жену, сир, — спокойно сказал Джейми. — Она расстроена предстоящей разлукой с родными.

— Не правда! — воскликнула Алита. — Я опасаюсь за свою жизнь. Этот человек просто хочет использовать меня, чтобы отомстить за якобы допущенную несправедливость. Всем известно, что лорд Мортимер был предатель. А яблоко от яблони недалеко падает.

Джейми устремил на жену ледяной взгляд.

— Клянусь, Ваше Величество, по моей вине ни, один волосок не упадет с головы леди Алиты.

— Сир! — вскочил Эван Грей. — Я знаю семью Мортимер лучше, чем кто-либо другой, и утверждаю, что была допущена тяжкая несправедливость, когда леди Алиту отдали этому неотесанному мужлану.

Генрих нахмурился.

— Мы повиновались воле церкви. Этот брачный союз — дело решенное. Как видите… — он указал на простыню, свисающую с галереи, — новобрачные вступили в супружеские отношения. Разве что леди Алита может возразить. — Он обернулся к Алите. — Что скажете, миледи? Вы отрицаете это?

Алита хотела солгать, хотела крикнуть, что ничего не было, но не смогла. Джейми Мортимер по праву овладел ею и против ее воли доставил наслаждение.

И хотя она презирала его безмерно, как могла она отрицать то, что испытала в его объятиях?

— Нет, — прошептала она, потупившись.

— Что вы сказали, миледи? — переспросил Джейми, сделав вид, что не расслышал тихого шепота.

Алита вскинула голову и испепелила его взглядом.

— Нет! — повторила она, и в ее голосе послышалась истерическая нотка.

— Подонок! — заорал Эван Грей, потрясая кулаком. — Ты заплатишь за это! Алита должна принадлежать мне. Ты потерял право на нее в тот день, когда твой отец предал короля.

Джейми вскочил и готов был броситься на врага, но Генрих удержал своего нового любимца:

— Никакого насилия в нашем доме. Бракосочетание состоялось, и вам, лорд Грей, следовало бы с этим смириться. Что же до тебя, Джейми Мортимер, увози жену в Криккит и оставайся там, пока не утихнут Страсти. Постарайся, чтобы она понесла как можно скорее. Только тогда уляжется эта буря.

Джейми думал иначе. Он понимал, что буря, как выразился король, уляжется только тогда, когда либо его, либо Эвана Грея не станет. Но предпочел смолчать.

— Да, Ваше Величество, мы тронемся в путь завтра на рассвете.

— О! — Этот горестный вскрик вырвался у Алиты, которая лишилась последней надежды.

4.

Заметив, что Джейми увлекся беседой с королем, Алита поднялась из-за стола и выскользнула из зала. Едва не плача от стыда, оскорбленная красавица решила укрыться в опочивальне от посторонних глаз. Как смел этот неотесанный мужлан, навязанный ей в мужья, выставить ее на всеобщее посмешище?

Алита поднималась по винтовой лестнице, когда ее окликнули. Очень тихо, она даже решила, что ей почудилось. Но тут ее позвали снова. Решив, что это отец, Алита остановилась. Однако это оказался не лорд Сомерсет; из темноты неожиданно вынырнул Эван Грей.

— Леди Алита, могу ли я поговорить с вами наедине? — шепотом спросил он.

Алита заколебалась. Она понимала, что искушает судьбу. Кто знает, что вытворит ее муж-дикарь, если застанет их вдвоем?

Пока Эван поднимался по ступенькам, Алита невольно разглядывала своего бывшего жениха. До вчерашнего дня они встречались лишь несколько раз, и она помнила только, что это интересный мужчина со светлыми, стриженными по моде волосами и всегда гладко выбритый, как было принято при дворе. Теперь она вдруг заметила, что он несколько полноват, хотя и не грузен. Серо-зеленые штаны обтягивали не слишком стройные ноги, а желтая туника явно скрывала небольшое брюшко. «Забавно, что я не видела этого раньше», — подумала Алита.

Хотя лорд Грей был весьма импозантен, что-то во взгляде его светло-голубых глаз смущало ее. Возможно, дело в том, что прежде ей никогда не приходилось оставаться с ним наедине. Или потому, что теперь, когда она стала женой Джейми Мортимера, он смотрел на нее не совсем так, как раньше. А может, всему виной вкрадчивые манеры? Алита не хотела сравнивать графа Флинта с Джейми Мортимером, но это получалось само собой. Сравнение было явно не в пользу графа.

— Леди Алита, — зашептал Грей. — Мне необходимо поговорить с вами до вашего отъезда. То, что Мортимер сделал вас женой, не имеет значения, я все равно готов быть вашим мужем. Мы с вашим отцом уже придумали, как наказать этого безродного пса и освободить вас. Все произойдет скоро, прежде чем он успеет наградить вас ребенком и пустить по ветру ваше приданое. Так что будьте готовы.

— Освободить меня? — взволнованно переспросила Алита. — Как? Когда?

— Вам лучше не знать детали, миледи, — ответил Грей. — Но поверьте, спасения ждать недолго.

Он схватил Алиту за руку и притянул к себе.

— Вы должны быть моей, миледи! Я владею всем, что некогда принадлежало Мортимерам, и получить вас, жену Джейми, — моя вожделенная цель.

Алиту озадачили слова Эвана Грея. Получалось так, будто он хочет жениться на ней только затем, чтобы прибрать к рукам все имущество Мортимеров.

«Но ведь этого не может быть», — уверила она себя.

Отец говорил, что лорд Грей влюблен в нее. И нет причин в этом сомневаться.

— Вы не знаете Джейми Мортимера, — прошептала Алита.

— Нет, миледи, это Джейми Мортимер не знает Эвана Грея. — Граф Флинт презрительно улыбнулся. — Он проклянет тот день, когда явился в Виндзорский замок. У презренного смерда нет ни гроша за душой, а я богат и пользуюсь расположением короля.

Не сомневайтесь, миледи, вы будете моей.

Грей стоял так близко, что Алита увидела, как его глаза засветились каким-то безумным светом. Ей стало страшно, по спине побежали мурашки.

— Мне нужно идти. Нельзя, чтобы нас застали вдвоем.

Выражение лица Грея стало хищным.

— Я убью Мортимера, потому что он посягнул на то, что принадлежит мне.

Внезапно он схватил Алиту и прижал к себе так сильно, что причинил ей боль.

— Лорд Грей, прошу вас, — возмутилась Алита.

Ей и в голову не могло прийти, что Эван Грей способен так себя вести. До сих пор он был в ее присутствии безукоризненно вежлив.

— Руки прочь! — Эти слова были произнесены негромко, но в них звучала такая угроза, что Эван отшатнулся.

Алита прижалась к стене; она? увидела разгневанного мужа.

— Я просто прощался с твоей женой, — сказал Грей. — Если помнишь, мы едва не обвенчались, — Я также помню, что ты украл все, что некогда принадлежало Мортимерам.

— Тебе удалось провести короля, но меня ты не обманешь. Ты как был предательским отродьем, так им и останешься. Дочь лорда Сомерсета не про твою честь. Берегись, Джейми Мортимер.

— Я смогу постоять за то, что принадлежит мне, — произнес Джейми с угрозой. — И предупреждаю: не смей прикасаться к моей жене. Я ни с кем не делю женщин.

Кровь бросилась в лицо Алиты. Неужели Джейми думает, что она способна изменить мужу? Нет, поклялась она себе, уж лучше она не будет знать радостей любви до конца жизни, чем даст ему повод обвинить ее в неверности.', "

— Еще увидим, смерд, — ухмыльнулся Грей, — еще увидим, кому достанется леди Алита. — Поклонившись белокурой красавице, он повернулся и побежал вниз по лестнице.

Как только соперник скрылся из вида, Джейми обернулся к жене, его лицо потемнело от ярости.

— Прочь с моих глаз! Не доводите до греха, миледи.

— Я ни в чем не виновата! — горячо запротестовала Алита.

— Ни в чем? Да, миледи, ни в чем, если не считать тайного свидания с мужчиной, которого вы сделали бы своим любовником, дай я вам волю. Только зарубите себе на носу: что бы вы ни замышляли с Эваном Греем, этому не бывать. А теперь прочь, пока я не наказал вас за дерзость.

— Вы не посмеете! — воскликнула Алита и бросилась наверх. По счастью, он ее не преследовал.

Алита избегала мужа до самого вечера. Новобрачные встретились только за ужином, когда им пришлось делить кубок и тарелку. Едва завершилась трапеза, Алита удалилась в опочивальню, молясь лишь о том, чтобы заснуть прежде, чем придет супруг. Ее молитвы были услышаны.

Джейми распахнул дверь и угрюмо посмотрел на сладко спящую жену. В комнате было достаточно светло, чтобы он мог разглядеть очертания ее изящной фигуры под одеялом. В отблесках огня платиновые волосы мерцали драгоценным блеском. Красота Алиты была такой возвышенной, такой неземной, что Джейми захотелось дотронуться до жены, чтобы удостовериться, что это настоящая, реальная женщина, а не ангел.

Но он сдержал себя.

Ему ли не знать, насколько она настоящая. Он обнимал это нежное тело, проникал в самые сокровенные его тайники, и оно отзывалось на его ласки. От одной только мысли о вчерашнем наслаждении в крови вновь запылал огонь желания, и только умение подчинять инстинкты разуму помогло Джейми сохранить спокойствие.

Леди Алита презирала его. Она считала его невоспитанным, грубым мужланом. Она с отвращением смотрела на его скромную одежду.

Ну что же, ему нет дела до леди Алиты. Ни до ее прелестей, ни до ее богатства, ни до спесивой гордости..

Он женился на ней, чтобы досадить Эвану Грею.

Убедив себя, что ему безразлично, кто рядом с ним в постели, Джейми разделся и осторожно лег, стараясь не коснуться жены. Но еще долго не мог уснуть, мучительно ощущая тепло, исходящее от вожделенного тела.

Алита встретила холодный рассвет с трепетом.

Она знала, что Джейми провел ночь рядом: подушка все еще хранила отпечаток его головы, но самого Джейми не было. Алита поняла, что муж давно встал и готовится к отъезду. Стоило ей подумать о нем, как в то же самое мгновение он вошел в комнату.

— Мы отправляемся через час, миледи. Если хотите позавтракать, советую встать немедля. Я прослежу, чтобы ваши сундуки погрузили в повозку.

И прежде чем она успела произнести хоть слово в ответ, Джейми повернулся и вышел.

Ровно час спустя Алита уже садилась в седло. На дворе стоял лютый мороз. Она не имела ни малейшего представления о том, как выглядит замок Криккит, но была уверена, что старая развалюха ей не понравится.

По счастью, приданого должно хватить на то, чтобы сделать условия существования хоть сколько-нибудь сносными.

Двенадцать рыцарей, которых дал им в сопровождение Генрих, были облачены в кольчуги, вооружены луками и имели вид достаточно грозный, чтобы отпугнуть любого, кто осмелится посягнуть на тех, кого они взялись охранять. Их могучие боевые кони фыркали и били копытами. Джейми еще не было, зато Гейлорд сидел на козлах повозки, груженной, как она догадалась, ее приданым. Кроме ларей с золотом и серебром, там должно быть столовое и постельное белье, кое-какая мебель и разные мелочи.

Наконец появился Джейми, в серебряной кольчуге, с мечом, в бархатной тунике и плаще, отороченном мехом. А коня, подобного его черному как ночь жеребцу, Алите не приводилось видеть никогда в жизни.

Мортимер тотчас же заметил жену, которая прощалась с отцом, и направился к ней.

— Приготовьтесь к трудной и долгой дороге, миледи, ибо замок Криккит находится очень далеко, — предупредил он.

— Я хорошая наездница, — надменно ответила Алита.

— Надеюсь.

Джейми уже собирался было отъехать, но Алита окликнула его:

— Милорд, откуда эти роскошные одежды? По-моему, вы нарядились не по средствам. Или король отдал вам свои обноски?

Джейми усмехнулся:

— Вашего приданого, миледи, хватит и на дорогое платье, и на породистого скакуна.

Алита вспыхнула. Последнее слово всегда оставалось за ним. Она смотрела вслед мужу: внушительная фигура, с царственным величием восседающая на великолепном жеребце.

Джейми подал знак, лучники тронулись за ним.

В последний раз помахав отцу, Алита стегнула коня.

Гейлорд на повозке замыкал процессию.

Джейми и в самом деле пустился очень быстрым аллюром, но Алита без труда поспевала за ним. Когда отстала повозка, Джейми разделил дружину сопровождавших их воинов, велев шестерым рыцарям охранять груз, а шестерым — следовать с ними.

На ночь они остановились в поместье Крейвен, родовой усадьбе Брайдуэллов. Холодный прием, который им оказали, не удивил Джейми. В Англии имя Мортимеров все еще было покрыто позором. Но из-за уважения к Сомерсетам им все-таки не отказали в гостеприимстве. В спальне Алита была предоставлена сама себе, Джейми предпочел остаться внизу со своими людьми.

Следующие двое суток ничем не отличались от предыдущих. К концу третьего дня Алита была так измучена и разбита, что с трудом спустилась с коня без посторонней помощи. Но она твердо решила не просить Джейми о пощаде. Они почти не разговаривали друг с другом с тех пор, как выехали из Виндзорского замка, однако она знала, что он наблюдает за ней. Всякий раз, когда он смотрел на нее, она это чувствовала, ибо, несмотря на стужу, под его обжигающим взглядом кровь в ее жилах начинала бежать быстрее.

Когда они проехали город Флинт, Алита поняла, что она уже в Уэльсе. Поместье Греев, прежде известное как поместье Мортимеров, родовое гнездо Джейми, было совсем неподалеку. Выйдя замуж за Эвана Грея, она жила бы там. По упрямому выражению лица Джейми Алита поняла, что он вопреки всему считает усадьбу своей и ненавидит ее теперешнего владельца.

Несчастье произошло, когда они переправились через реку Ди к западу от Флинта и подошли к Клуидскому хребту. Такой суровой и пустынной местности Алите еще не приходилось видеть. Они ехали по долине, окруженной с обеих сторон горами. Было нестерпимо холодно, Алита куталась в меховой плащ с капюшоном. Вдруг тишину нарушили чьи-то громкие голоса.

Оглянувшись, Алита увидела, как с гор спускаются человек десять-двенадцать с луками и арбалетами на крепких валлийских пони. Они были одеты в грубые меховые тулупы, а их свирепые лица заросли бородой до самых глаз.

— Валлийцы! — крикнул Джейми, поравнявшись с Алитой. — Держитесь, миледи. — И, выхватив у нее поводья, пришпорил своего жеребца. Едва не свалившись с коня, Алита вцепилась в седло и держалась — держалась изо всех сил.

Окруженные шестью лучниками, они мчались через долину. Лихие валлийцы следовали за ними по пятам, размахивая оружием и оглашая воздух гортанными криками. Королевские дружинники остановились и приготовились отражать нападение. Их было вдвое меньше, но они поклялись перед королем охранять Джейми Мортимера и его жену и намеревались сдержать слово. Если им удастся продержаться какое-то время, подоспеет подмога — вторая половина отряда, сопровождавшая грузовую подводу.

Джейми и Алита быстро поднимались в гору.

Когда одному из валлийцев удалось прорвать цепь королевских лучников, Джейми остановился, зарядил арбалет и выстрелил. Стрела попала преследователю прямо в грудь. Они двинулись дальше. Когда звуков битвы уже не стало слышно, Джейми остановился.

— Ждите здесь, — бросил он, разворачивая коня.

— Куда вы? — встревоженно спросила Алита — Вы думаете, я буду отсиживаться в укрытии, пока мои люди проливают кровь?

Он дернул за поводья, конь заржал, встал на дыбы и рванулся вниз по склону.

Алита соскользнула на землю. Ноги подогнулись, словно ватные, и ей пришлось ухватиться за седло, чтобы не упасть. «Что будет со мной, если победят валлийцы?» — в ужасе думала она. Однако она понимала, что валлийцы доберутся до нее только в том случае, если Джейми падет на поле боя.

Опустившись прямо на землю, Алита попыталась внушить себе, что бояться ей нечего. Это только простушки пугаются собственной тени и чуть что лишаются чувств. А она — леди Алита Сомерсет, гордая, дерзкая, и.., и.., все-таки ей страшно. Она слышала немало рассказов о свирепых валлийцах, которые подстерегали путешественников, грабили и убивали их.

Алита все стояла и стояла на коленях, не в силах шевельнуться. Ей казалось, что она превратилась в глыбу льда и, если двинет рукой или ногой, просто рассыплется на куски. Вдруг перед ней возник Джейми, словно дьявол на черном коне.

— Мы их прогнали, — сказал он, спешиваясь. — Подоспела подмога, и мы победили.

Алита не отвечала, не двигалась.

— Вы слышите, миледи? Вам ничто не угрожает.

Алита по-прежнему молча смотрела на мужа.

— Мы допросили раненого, — продолжал Джейми. — Он сказал, что им заплатили, чтобы они напали на нас. Дикарь не знает, кто их нанял, — имя известно только главарю. Но мне и так понятно, чьих это рук дело.

Алита не произнесла ни слова.

— Черт возьми! — заорал Джейми. — Вы что, онемели от страха?

Испуганную, совершенно замерзшую Алиту начал бить озноб.

Внезапно сообразив, что она просто замерзла, Джейми громко выругался и подхватил жену на руки.

Он укутал ее в свой меховой плащ, прижал к себе, пытаясь согреть.

— Вы могли так совсем замерзнуть, — упрекнул он жену.

— Я.., я.., боялась, что вас.., вас убьют, а я достанусь этим.., валлийцам, — выговорила она, стуча зубами.

— Вот какого мнения вы о своем муже!

— Я о вас почти ничего не знаю.

— Вы готовы ехать дальше? — спросил Джейми.

— Да, готова, — встрепенулась Алита, вдруг осознав, как уютно и безопасно чувствует себя в его объятиях.

* * *

Два дня спустя они выехали к морю. Алита почувствовала его запах задолго до того, как услышала плеск волн о прибрежные скалы. Джейми, скакавший впереди, обернулся к ней.

— Мы почти приехали, миледи. — Он насмешливо улыбнулся. — Надеюсь, вас не слишком разочарует мое скромное жилище.

— Я не знаю, чего ожидать, — язвительно ответила Алита. — Вы явились из ниоткуда, в жалких лохмотьях, но мне почему-то кажется, что вы вовсе не так бедны, как хотите казаться. Кто вы на самом деле, Джейми Мортимер? Нищий? Зловещий Повелитель Ночи? Заколдованный принц?

— Да, миледи, и то, и другое, и третье, — благодушно согласился Джейми.

Крепостная башня, возвышаясь над грудой валунов, четко вырисовывалась на фоне серого неба. Позади нее бились об утес высокие волны. «Некогда замок, несомненно, был великолепен, — подумала Алита, — но жалкие руины, оставшиеся от него теперь, производят удручающее впечатление». У Алиты холодок пробежал по спине.

Джейми заметил, как она поежилась, и нахмурился.

— Сожалею, что не угодил, миледи. — В его голосе прозвучал сарказм. — Я ведь всего лишь безземельный бедняк, который довольствуется тем, что бог пошлет.

— Скромность украшает, — пробормотала Алита, пришпоривая коня.

Вслед ей раздался ехидный смешок.

Алита подъехала к груде камней на месте бывшей привратницкой — мрачное напоминание о былом величии. «Интересно, что будет дальше?» — подумала она. Вокруг не было ни души.

— Добро пожаловать домой, миледи. — Джейми явно потешался над молодой женой.

Новобрачные направили коней во внутренний двор; за ними следовали лучники. Миновав крепостную стену, Алита с удивлением увидела, что, вопреки ее ожиданиям, в замке вовсе не царит разруха. Скорее было даже некое подобие порядка.

Еще большей неожиданностью оказались взявшиеся откуда ни возьмись двое мальчишек. Они подошли к хозяевам, чтобы отвести коней в конюшню, устроенную возле уцелевшей части стены.

Джейми спрыгнул на землю и помог спешиться Алите.

— Подождите здесь, — велел он, — пока я отдам распоряжения.

Алита разглядывала высокую четырехугольную башню. «Неприветливое сооружение, — подумала она, — а внутри, наверное, мрачно и убого». Она поежилась, вообразив, в каких условиях придется жить, пока отец не освободит ее. Оказывается, Джейми Мортимер не солгал, сказав, что нуждается. Однако в суровой неприятности его обители было какое-то особое гордое величие.

На нижний этаж свет проникал сквозь узкие прорези в толстых стенах. Наверху окна напоминали формой замочную скважину. Наверх вела крутая лестница, спиралью поднимающаяся вдоль стены. Алита видела немало замков, и этот явно пережил не одно столетие.

Тем временем, грохоча и подскакивая на камнях, во двор въехала подвода с приданым в сопровождении второй половины дружины. Джейми тотчас же направился к Гейлорду, забыв, что его молодая жена стоит одна на холоде.

Алите вдруг показалось, что в дверях на галерее что-то мелькнуло. Вскинув голову, она увидела, как на верхней ступеньке появилась женщина.

Незнакомка, одетая в малиновое бархатное платье, была, кажется, молода и хороша собой. Она стала спускаться, соблазнительно покачивая бедрами. Высокая и гибкая, с пышными формами, но не полная, она производила впечатление очень чувственной женщины.

Волосы цвета воронова крыла казались еще черней на фоне белоснежной кожи. А глаза необычно глубокого каштанового цвета скрывали в себе опасные тайны.

Алита сразу поняла, кто эта женщина. Разумеется, это была любовница Джейми — Ровена.

Ровена разглядывала гостью с нескрываемой враждебностью.

— Значит, он успел вовремя.

— Простите, я вас не понимаю, — надменно ответила Алита.

Она старалась казаться холодной и безразличной, но на самом деле едва удерживалась от желания наброситься на знойную красотку и вырвать все волосы на ее голове.

— Джейми не привез бы вас в Криккит, если бы не женился, — объяснила Ровена. — Жаль. Здесь вам придется несладко, миледи.

— Каково мне придется — не ваша забота.

— Моя, потому что, видите ли, Джейми нужна я, а не вы.

— Если вы ему так нужны, чего ради он отправился через всю страну за мной?

Ровена пожала плечами:

— У него были на то причины.

Джейми и не думал посвящать любовницу в свои дела, но она хотела убедить Алиту, что в курсе всех его секретов. Ровена устроила скандал, когда Джейми объявил, что отправляется в Англию за невестой, но ничего этим не добилась. Ей дали понять, что она может оставаться или уходить, как сама пожелает.

Разумеется, она предпочла остаться, потому что знала: Джейми Мортимер дорожит ею так же, как она им. Он не раз повторял, что ему не нужна жена. Но Ровена и помыслить не могла, что Алита Сомерсет столь обворожительна.

Алита изо всех сил старалась держать себя в руках, но в душе поклялась, что заставит Джейми прогнать любовницу. Находиться под одной крышей с этой женщиной было слишком унизительно. Она, разумеется, не намерена делить с мужем постель, но Джейми поступит подло, если не отошлет Ровену из замка. Впрочем, Джейми Мортимер не отличается благородными манерами.

— Я вижу, вы уже познакомились.

— Джейми! — взвизгнула Ровена и повисла у него на шее. — Я так соскучилась!

Джейми попытался сдержать бурное проявление ее чувств. Он взглянул на Алиту и заметил недобрый огонек в глазах жены. Ее лицо словно окаменело, пальцы сжались в кулаки. Тяжело вздохнув, Джейми отстранил Ровену.

— Моя жена, Ровена, — леди Алита, — затем, обернувшись к Алите:

— Миледи, это Ровена Ховард.

Алита равнодушно взглянула на соперницу и отвернулась.

— Здесь невыносимо холодно, милорд.

Джейми улыбнулся одними глазами. В глубине души он был доволен тем, что Алита не церемонится с Ровеной.

— Простите, миледи, вам следует войти в дом, там теплее. — Он предложил ей руку.

Сначала Алита хотела было отказаться, но, взглянув на Ровену, передумала. Темноволосая красавица смотрела на нее так, словно хотела испепелить взором.

«Если бы взгляды могли убивать, — подумала Алита, — меня уже не было бы в живых».

Поднявшись с мужем по лестнице, они оказались в главном зале. Алита с удивлением обнаружила, что внутри крепостная башня была обустроена уютно и удобно. Одну из стен зала целиком занимал огромный камин. По обе стороны от него стояли скамьи, на них лежали подушки.

Алита удивленно взглянула на Джейми.

— Вы ожидали увидеть убогую лачугу?

— А чего еще я могла ожидать? — пожала она плечами. — По вашей одежде я решила, что вы последний бедняк. Надеюсь, вы довольны тем, как обманули нас.

— Я не лгал, миледи, — серьезно ответил Джейми. — Моего отца обобрали до нитки, затем казнили.

Мне остались одни воспоминания.

— Но… — Алита огляделась вокруг, отмечая признаки роскоши в убранстве комнаты. — Как вы объясните все это?

Джейми улыбнулся, ничего не ответив, зато Ровена, которая вошла в залу вслед за ними, сказала:

— На мой взгляд, здесь очень красиво, а Джейми чрезвычайно щедр.

Алита бросила на соперницу презрительный взгляд.

— Вы просто не привыкли к более изящным вещам. Что же до щедрости моего мужа, то больше не рассчитывайте на нее. Теперь хозяйка здесь я. — И будь она проклята, если позволит черноволосой ведьме тут заправлять. Коли Джейми не уберет из замка свою потаскуху, придется указать ей ее место.

Ровена уже готова была достойно ответить, но Джейми опередил ее:

— Ровена, ты наняла прислугу в деревне, как я просил?

— Да, Джейми, — кивнула Ровена. — Я наняла вторую кухарку, поварят, конюшенных и горничных.

Этого довольно?

— Пока да, — ответил Джейми. — А потом леди Алита скажет Гейлорду, кто еще ей понадобится.

Любой житель деревни будет рад получить работу.

Ступай, скажи на кухне, что мы будем обедать через час. — Он обернулся к Алите:

— Пойдемте, миледи, я провожу вас в ваши покои. Они на четвертом этаже.

Поднимаясь по ступенькам, Алита чувствовала на себе взгляд мужа. Джейми распахнул дверь, и она увидела две смежные комнаты: побольше и поменьше. Та, что поменьше, выходила окнами на утес и морской берег; в ней почти не было мебели. В большей стояли кровать, стол и стул. Тепла от камина в спальне хватало на обе комнаты. На полу лежали ковры, а окна были занавешены тяжелыми гардинами. Кровать скрывал красиво расшитый полог.

— Тут куда лучше, чем я ожидала, — призналась Алита. — Это моя комната?

— Да, миледи. Здесь не так роскошно, как в усадьбе Мортимеров или замке Сомерсетов. Но я временно обитаю здесь, пока мне не вернули мой дом. Что ж, пойду распоряжусь, чтобы принесли ваши вещи. — Он направился к двери.

— Постойте, милорд.

Джейми резко обернулся.

— Я о чем-нибудь забыл?

— Да, — сухо сказала Алита. — Я требую, чтобы вы прогнали отсюда Ровену.

5.

Насмешливо глядя На Алиту Джейми с расстановкой произнес:

— Вы требуете, миледи?

— Да, — пролепетала Алита, начиная раскаиваться в своих словах.

Несмотря на дружелюбный тон, у Джейми был такой суровый вид, что она почти пожалела о своей смелости. Но потом вспомнила, что, будучи женой, имеет полное право предъявлять ему любые требования.

— Да, — повторила Алита уже тверже. — Отошлите вашу подружку в деревню, если уж вам так необходимо иметь ее под рукой, но присутствие этой женщины в моем доме для меня оскорбительно.

— А я хочу, чтобы Ровена оставалась тут.

На самом деле Джейми было совершенно безразлично, где окажется его бывшая любовница, но самолюбие не позволяло уступить высокомерной гордячке.

Самообладание покинуло Алиту. Она кинулась на мужа и замолотила маленькими кулачками по его могучей груди, выражая тем самым обиду на него самого, на короля, на всех, кто сломал ей жизнь.

— Прекратите, миледи, пока не сделали себе больно! — воскликнул Джейми, пораженный этой внезапной вспышкой.

Алита разошлась не на шутку, и, хотя для него ее удары были все равно что комариные укусы, он боялся, что она отобьет руки о его стальные мускулы. Он представил, как больно хрупкой женщине лупить по таким «доспехам».

— Как вы смеете унижать меня, оставляя свою содержанку в моем доме! — закричала Алита вне себя от ярости.

— А вы как осмелились поднять на меня руку? — прогремел Джейми. — Это мой дом, и я буду поступать так, как мне заблагорассудится. Леди Ровена останется моей гостьей.

— Леди! Ха! Если Ровена леди, я — королева.

С разметавшимися белокурыми волосами, пылающими от гнева щеками, с голубыми глазами, полными огня, она и впрямь казалась королевой. Самой восхитительной королевой на свете!

Джейми сделал попытку успокоить жену, притянув ее к себе. Теплое дыхание коснулось его щеки. От одного лишь взгляда на эту красавицу в голову лезли волнующие, будоражащие мысли. Джейми отпустил тонкие запястья, его руки скользнули по ее спине, легли на упругие ягодицы. И вдруг он порывисто прижал жену к себе. Прижал так, что между ними не протиснулось бы и лезвие ножа.

Алита ахнула и замерла. У нее закружилась голова, когда она ощутила, как настойчиво его желание, как дерзко он прижимается к ней. В памяти мгновенно возникла их брачная ночь и то, как Джейми добился от нее ответных чувств, несмотря на боль, которую причинил поначалу. Как она билась под ним, а он все глубже проникал в нее, превращая боль в неистовое наслаждение. Алита ненавидела мужа, но присутствие в доме Ровены возмущало и задевало ее. Не давали покоя и слова Джейми: «Вы слишком неловки и неопытны, чтобы удовлетворить меня, но вы меня развлекаете».

Алита вспомнила, как ее задело это грубое замечание и как его рассердил ее ответ. «Благодарю бога, что слишком неопытна, а если вам нужны развлечения, ищите их не в моей спальне».

Джейми не знал, о чем думает Алита. Его вдруг охватила такая страсть, что он готов был наброситься на нее и любить, любить… А ведь он твердо решил не позволять себе увлекаться, считая, что только слабовольный человек может отчаянно желать женщину.

И вот он жаждет Алиту и трепещет от страсти, как безусый мальчишка. «Алита Сомерсет — просто орудие мести, — твердил он себе. — Не хватало только, чтобы эта белокурая колдунья завладела моими мыслями». Но как он ни старался, из головы не шло воспоминание о соблазнительных изгибах нежного тела, сладостных губах, о завлекательных потаенных сокровищах, открывшихся ему. Алита боролась, сопротивлялась изо всех своих сил, но ему удалось разжечь огонь, и она наконец сдалась.

«Сдалась, как же! — угрюмо оборвал он свои воспоминания. — Уступила, быть может, телом, но не душой».

— Отпустите меня, милорд, — задыхаясь, выговорила Алита.

Слегка приоткрытые влажные губы были так близки, что Джейми больше не мог противиться жгучему желанию поцеловать жену. Он нагнулся и припал к этим губам с нескрываемым восторгом, целуя, лаская их языком, затем раздвинул ее зубы. Алита издала сдавленный крик протеста, но Джейми продолжал упиваться медвяным ртом, стискивая жену в объятиях так, что ей стало больно дышать. Его руки гладили стройные бедра, округлые ягодицы, ласкали спину. Алита ощутила, как ее охватывает огонь.

И вдруг Алита отлетела в сторону. Она вовремя ухватилась за спинку кровати, иначе едва ли удержалась бы на ногах. Джейми тяжело дышал и смотрел на жену, злобно прищурившись, словно обвиняя ее в том, что только что произошло.

— Что вы за женщина? — Он не сводил с нее мрачного, ненавидящего взгляда. — Лишь ведьме под силу так быстро меня одолеть. Вы пытаетесь завладеть мною, но я этого не позволю.

Алита удивленно смотрела на Джейми:

— Я не ведьма, и вы мне не нужны. Я хочу от вас одного: прогоните Ровену прочь. Вы обязаны сделать это.

— Я отошлю Ровену тогда, когда сам того пожелаю. — Джейми все еще сердился на себя за то, что едва не потерял самообладания. Слишком много поставил он на карту, чтобы позволить себе превратиться в мужа, без памяти влюбленного в собственную жену.

Лицо Алиты приняло надменное выражение.

— Если я должна терпеть присутствие в доме вашей потаскухи, окажите мне любезность, устройте так, чтобы я с ней никогда не встречалась. Эта комната для нее закрыта и для вас тоже, — прибавила она со значением.

Джейми улыбнулся одними губами:

— Я уже сказал вам, что больше вас не потревожу, миледи. Разве только вы будете и дальше настаивать на том, чтобы я прогнал Ровену. Тогда мне придется обращаться к вам вместо нее.

— Нет! — Алита попятилась. — Не смейте ко мне прикасаться. Я молюсь, чтобы отец и лорд Грей поскорее освободили меня от этого постылого союза.

Мне.., мне не нужен ребенок — внук предателя, ребенок, который не получит даже наследства от отца.

— А какой ребенок вам нужен? — Лицо Джейми исказилось от ярости. — Только не говорите, что хотите ребенка от Эвана Грея, ибо я убью вас обоих прежде, чем это свершится. Вы моя жена и останетесь ею навсегда, что бы ни придумали ваш отец и Грей.

Джейми и Алита смотрели друг на друга, и напряженное затишье грозило извержением вулкана, в жерле которого кипит и булькает лава. В этот момент появилась Ровена.

Войдя в комнату, знойная красотка окинула их ревнивым взглядом. У Джейми был уязвленный вид, и это ей не понравилось. Проницательная женщина отлично поняла, что произошло между мужем и женой.

Она надеялась обернуть в свою пользу неприязнь, которую они питали друг к другу. В том, что Алита неуступчива, сомневаться не приходилось. Еще очевиднее было то, что новобрачных неудержимо тянет друг к Другу.

Но прежде чем начать действовать, оставалось выяснить одну небольшую подробность их отношений.

— Что тебе, Ровена? — резко спросил Джейми.

— Сундуки миледи отнести в твою спальню?

— Нет, миледи предпочитает занимать отдельную комнату, — сухо ответил он. — Здесь ей, несомненно, будет.., спокойнее.

Чрезвычайно довольная, Ровена едва заметно улыбнулась. Все было так, как она предполагала! Джейми, может, и увлекся своей красивой женой, но не настолько, чтобы постоянно делить с ней постель, а это как нельзя больше устраивало Ровену. Что Алита потеряет, то она приобретет.

Джейми учтиво поклонился и, насмешливо улыбаясь, сказал:

— Предоставляю вас самой себе, миледи. Ужин будет подан в главном зале. Я пришлю служанку помочь вам разобрать вещи. — И вышел, не оглядываясь.

Воспользовавшись отсутствием Джейми, Ровена подошла к Алите и посмотрела на нее с нескрываемым вызовом:

— Почему вы с мужем спите в разных комнатах?

Видно, не слишком вы ему понравились. Ваш невинный вид и неопытность в любви не привлекают такого горячего мужчину, как мой Джейми. Только со мной он будет счастлив.

— Убирайтесь отсюда! — прошипела Алита. — Мне безразлично, с кем спит мой муж. У черни дурной вкус. Что до меня, я гораздо разборчивее. Если он предпочитает спать с потаскухой, я счастлива, что избавлена от обязанности делить с ним постель.

Ровена готова была наброситься на соперницу с кулаками, но боялась гнева Джейми. Хоть он и не слишком дорожил Алитой Сомерсет, она все же была его законной женой, и Ровена понимала: он не позволит ни ей, ни слугам выходить за рамки дозволенного.

И тогда она постаралась как можно сильнее уязвить противницу словами:

— Ваш муж не интересуется вами, миледи. Оставляю вас разбирать вещи. Мы с Джейми не виделись столько дней и ночей, нам нужно наверстать упущенное.

И, сладко улыбнувшись, она выплыла из комнаты.

— Дрянь, — прошептала Алита, захлопнув дверь.

Пусть Джейми развлекается с этой девкой, успокоила она себя, ей нет до него никакого дела" потому что скоро она будет с человеком, который любит ее по-настоящему. Джейми сказал, что нападение валлийцев устроили ее отец и Эван Грей. Если бы она догадалась об этом тогда, то постаралась бы сбежать, а не прятаться, молясь, чтобы с несносным выскочкой ничего не случилось.

Алита мечтала избавиться от Джейми Мортимера, но вовсе не желала его смерти. Будь это возможно, она объяснила бы отцу, что ей нужна свобода, но не ценой жизни Джейми. Она предпочла бы, чтобы их брак просто был признан недействительным.

Прежде чем Алита успела разобрать сундук, в дверь постучали. Вошла женщина и робко спросила, согласится ли досточтимая леди, чтобы она служила ей горничной. Женщину звали Бесс. Алите она понравилась с первого взгляда. По возрасту годившаяся ей в матери, Бесс была уютной пышечкой с круглым, без единой морщинки лицом и каштановыми с проседью волосами. Она застенчиво улыбнулась, отчего в уголках ее карих глаз появились «гусиные лапки», и Алита тотчас же почувствовала к ней расположение.

— Я буду очень рада, если ты станешь моей горничной, — приветливо сказала она.

— Вы хотите принять ванну перед обедом, миледи? — спросила Бесс. — В комнате у хозяина есть ванна, ее можно перенести сюда и поставить перед камином. Слуги натаскают горячей воды.

— Очень хочу, — оживилась Алита. — А мы успеем?

— Успеем, если поторопимся.

Бесс ушла, а Алита опустилась на кровать и стала ждать. Она рассеянно оглядела просторную комнату и подумала, что тут станет гораздо уютнее, если расставить мебель, которую она привезла с собой.

Тем временем Джейми, погруженный в невеселые размышления, мерил шагами спальню. Не совершил ли он ошибки, объявившись в Виндзорском замке? Ведь до сих пор враги были уверены, что его нет в живых.

А теперь под угрозой оказалось дело Повелителя Ночи, приносившее такой доход. Но он не мог допустить, чтобы Эван Грей женился на леди Алите и завладел последним, что должно было принадлежать Джейми Мортимеру.

В конце концов, безумная затея принесла и добрые плоды. Он добился того, что король выслушал его и пообещал расследовать обвинения против отца. Конечно, это не воскресит лорда Кларенса, зато вернет ему все, что Грей отняли у его рода. К тому же он получил леди Алиту. О таком трофее может мечтать любой мужчина. Хотя так или иначе жена — это обуза, тем более строптивая жена. А если она узнает о его незаконных делах, все может пойти прахом.

И все же — все же нельзя не признать: с тех пор как он узнал Алиту Сомерсет, жизнь его изменилась.

Вот только Ровена. Какая нелегкая заставила его ответить Алите, что она останется в Крикките? Понятно, он хотел насолить жене, после того как та заявила, что не желает иметь от него ребенка. Почему-то ее слова задели его гораздо сильнее, чем можно было ожидать. Впрочем, какой мужчина не мечтает о наследнике? Когда титул и имущество вернутся к нему, поклялся себе Джейми, у него непременно будет ребенок. Но не раньше. А кто станет матерью этого ребенка, Алита или другая женщина, покажет время.

Вдруг дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Ровена.

— Джейми! — Темпераментная любовница бросилась ему на шею. — Я не успела с тобой поздороваться как следует.

Она пригнула его голову к себе, чтобы страстно поцеловать. Но Джейми ответил на поцелуй без особого воодушевления.

Не то чтобы Ровена не привлекала его. Напротив, с первого же дня, как она появилась в Крикките, Джейми понравилась эта знойная красотка. Ровену и ее брата Тревора застала в пути метель, и они попросились на ночлег в Криккит. Пусть это была всего лишь старая полуразрушенная крепость, но в очаге горел огонь, на столе ждало угощение, и лукаво улыбался красивый хозяин — Джейми Мортимер.

Когда через несколько дней Тревор Ховард покинул Криккит, Ровена осталась. С тех пор прошло два года.

— Кхм-кхм. Милорд, я не помешал?

В дверях стоял Гейлорд. Прежде подобная сцена не смутила бы старого слугу, он хорошо знал и своего хозяина, и пылкую Ровену, но теперь Джейми был женат, и Гейлорд считал, что не дело развлекаться с любовницей под носом у жены. Его сурово нахмуренные брови красноречиво выражали неодобрение.

— Нет, Гейлорд, — сказал Джейми, высвобождаясь из цепких рук подружки. — Ровена как раз собралась уходить.

— Но Джейми, — с досадой возразила Ровена, злобно взглянув на Гейлорда. — Мы не виделись столько дней, я так по тебе соскучилась. Отошли старика, поговоришь с ним позже.

— Нет, Ровена, ступай, встретимся позже, после ужина.

Все еще дуясь, Ровена вышла из комнаты. Гейлорд осторожно прикрыл за ней дверь.

— Ты искушаешь судьбу, милорд, — пожурил он воспитанника. — Не стыдно тебе щеголять любовницей перед леди Алитой? Когда ты собрался жениться, я сомневался, что этот поступок разумен, но после того как увидел твою жену… Нелегкая жизнь ждет нас в Крикките.

— Жизнь и раньше легкой не была, Гейлорд, — ответил Джейми. — Ты лучше других знаешь, что у меня нет времени на жену. Я женился на Алите, чтобы она не досталась Эвану Грею. Тут нет любви — ни с одной стороны. Ты слышал, как она со мной разговаривает. Она меня презирает, ждет не дождется дня, когда отец освободит ее от брачных уз и отдаст лорду Грею. Только этот день никогда не наступит.

— Опасно оставлять твою жену здесь, — сказал Гейлорд. — А вдруг леди Алита узнает, что ты занимаешься контрабандой? Тогда нам конец, ведь если она и правда так тебя ненавидит, то тут же выдаст.

— Обещаю, этого не случится! — воскликнул Джейми.

— А Ровена? Пока ей неизвестно, кто скрывается под именем Повелитель Ночи. Но что будет, если она узнает?

Джейми улыбнулся.

— Я сомневаюсь только в Алите, за Ровену я спокоен. Ей можно доверять.

— Ох, милорд, помяни мое слово, ты ошибаешься.

— Нет, Гейлорд, Ровена нас не выдаст.

— Ты собираешься с ней развлекаться на глазах у собственной жены?

Джейми нахмурился:

— Это мое дело, Гейлорд, и больше ничье. Ты пришел сюда по делу? Что тебе нужно?

— Да вот приданое леди Алиты. Как мне поступить с сундуками, где золото и серебро?

— Спрячь их в чулане под башней. Золота и Серебра у меня и так полно, не нужно мне ее приданое.

Что же до всякой домашней утвари, спроси у Алиты, как она хочет ею распорядиться; вещи ее, пусть поступает как знает.

— Хорошо, милорд, — пробурчал Гейлорд и, бросив на Джейми неодобрительный взгляд, вышел из комнаты.

Он был сердит на Джейми за пренебрежительное отношение к жене. Интуиция подсказывала ему, что Джейми не остался безучастен к прелестям Алиты, Хотя и старался это скрыть. Но его хозяин был упрям, как вол, и должно случиться чудо, чтобы эти двое привязались друг к другу, как подобает мужу и жене.

А присутствие Ровены только вредит делу.

* * *

Джейми уже сидел за столом в зале, когда туда вошла Алита. Ровена расположилась слева от него.

Алита опустилась в кресло по правую руку от мужа.

Оглядев стол, она кивнула и улыбнулась рыцарям, сопровождавшим их в дороге. Те заулыбались в ответ.

Им нравилась очаровательная жена хозяина. Некоторые из дружинников даже осудили в душе Джейми, когда поняли, что Ровена — его любовница. По их мнению, он проявил огромное неуважение к леди Алите, посадив свою содержанку за один стол с женой.

— Вы опоздали, — проворчал Джейми, пододвигая их общую тарелку поближе к Алите.

Он не мог не заметить, как хороша была она в синем платье, так идущем к ее голубым глазам и светлым волосам. Он невольно засмотрелся на жену, но ревнивая Ровена немедленно попыталась его отвлечь:

— Джейми, расскажи мне, как прошла твоя поездка в Англию? Ты видел короля?

Джейми обернулся к Ровене, но мысли его все еще были заняты Алитой. Сияющая красота белокурой жены затмила для него прелести знойной брюнетки.

— Да, я видел короля.

— И каков он из себя?

Джейми нахмурился. Он затруднялся описать Генриха.

— Пусть Алита скажет. Вы можете рассказать Ровене о короле, миледи?

Алита с готовностью ответила, хотя предпочла бы не отрываться от угощения, которое оказалось на удивление вкусным.

— Генрих молод и довольно пригож. Он коротко подстрижен, как теперь принято. — Она бросила презрительный взгляд на длинные волосы Джейми. — Его называют королем-воином, и поистине он проявил себя ярым защитником Англии. Скоро он отправляется во Францию за своей невестой.

Ровена пожалела, что спросила, потому что, пока Алита говорила, Джейми не сводил с нее глаз. Чтобы отвлечь его от чар жены, она громким шепотом, так, чтобы слышали все, произнесла:

— Милорд, я покидаю вас и буду ждать в вашей комнате.

С этими словами брюнетка выплыла из зала, не дав Джейми опомниться. Он и не предполагал, что Ровена может осмелиться на подобную дерзость.

— Не хочу задерживать вас, милорд. — Алита была сама любезность. — Я буду в отчаянии, если из-за меня вашей потаскухе придется ждать. Я же предпочитаю остаться. Гейлорд составит мне компанию.

— Разумеется, миледи, — с готовностью ответил Гейлорд, бросая на Джейми неодобрительный взгляд.

— Я поступлю так, как сочту нужным, — сказал Джейми, откидываясь на спинку кресла. — А я не считаю нужным удаляться так рано. Спокойно доедайте, миледи, а потом я провожу вас в вашу комнату.

И уж тут Алита позволила себе не торопиться.

Это, несомненно, был самый длинный ужин в истории.

Но, как и все на свете, закончился и он, и Алита подала знак, что готова идти к себе. Вскочив, Джейми предложил ей руку. Супруги в молчании поднялись наверх.

Подведя жену к двери ее спальни, Джейми галантно поклонился.

— Завтра можете обойти башню. Она невелика, вы не заблудитесь. Гейлорд или Ровена проводят вас, если захотите. — Пристально на нее взглянув, он повернулся и направился к себе.

Алита смотрела вслед мужу, невольно любуясь его статной фигурой и болезненно сознавая, что он идет к Ровене. Какая-то сила заставила ее крикнуть ему вслед:

— Желаю вам нескучной ночи, милорд, — затем она вошла к себе и спокойно закрыла дверь.

Джейми застыл на полдороге, но не обернулся.

Ровена ждала его, как и обещала. Она лежала обнаженная посредине постели. Едва он вошел, красотка потянулась в истоме, демонстрируя свои соблазнительные прелести.

— Я тебя заждалась, — промурлыкала она, надув пухлые губки.

Джейми нахмурился. Еще недели две назад он, ни мгновения не колеблясь, поспешил бы воспользоваться ее щедрым приглашением. Но теперь…

«Проклятие!» — выругался он про себя. Эта ведьма Алита лишила его мужской силы. Ровена раскрыла объятия, приглашая предаться плотским радостям, но, к своему ужасу, он не ощутил в себе ответного жара, Отвернувшись, Джейми подошел к окну и откинул гардину. То, что предстало его взгляду в эту почти безлунную ночь, мгновенно заставило забыть о Ровене.

Он бросился вон из комнаты.

— Джейми! Куда ты? — воскликнула пораженная красотка.

— Есть дело, — бросил он через плечо. — Иди к себе, возможно, я не вернусь до утра.

— К жене торопишься! — закричала Ровена. — Неужели не видишь, что ты ей не нужен?

Но ее слова прозвучали в пустоту: Джейми уже сбегал вниз по ступенькам. Внизу он столкнулся с Гейлордом.

— Ты видел корабль? — взволнованно спросил старый слуга.

— Да, он пришел на неделю раньше. Собирай людей. Нужно выставить сигналы и встретить их.

Море скоро отступит, им опасно надолго задерживаться у берега.

* * *

Алите не спалось. Ее воображению все время рисовалась одна и та же картина: Джейми ласкает Ровену, как ласкал ее саму в брачную ночь. Наконец она встала, чтобы попить эля. Луна зашла, и если бы не тлеющие в камине угли, в комнате царила бы непроглядная тьма.

Вдруг снизу донесся какой-то шум. Алита подошла к окну, отодвинула гардину и взглянула на кромку суши под утесом, о которую бились буруны.

Огни. Множество огней по всему берегу. Алита с удивлением наблюдала, как они перемещались по узкой песчаной полоске между утесами. Вдали в бухте мигал ответными сигналами корабль, качавшийся на волнах.

Алита все смотрела и смотрела, пока не почувствовала, что ноги совсем застыли. Она подбежала к кровати, чтобы надеть домашние туфли, а когда вернулась к окну, то ничего, кроме кромешной тьмы, не увидела.

Неужели ей почудились эти огни? Что же происходило на берегу посреди ночи? Так и не найдя ответа, она вернулась в постель и долго размышляла над загадочным происшествием. Беспокойный сон сморил ее уже только под утро.

Джейми возвратился в башню, когда небо из темно-лилового стало розовато-серым. Контрабандные товары были надежно спрятаны в подвале; позже им предстояло разойтись по местным скупщикам. Теперь же, после тяжелой ночной работы, он мечтал об одном — о нескольких часах заслуженного отдыха.

Он все еще крепко спал, когда на следующее утро Алита спустилась в главный зал. За столом в гордом одиночестве завтракала Ровена. Алита заняла свое место, стараясь не замечать соперницу.

— Доброе утро, миледи, — весело сказала Ровена. — Вы удивлены отсутствием Джейми? Не мучьте себя догадками. Бедняжка ужасно устал ночью и еще спит. Ваш муж — великолепный любовник, сильный, неутомимый. Но вам, я полагаю, это уже известно. — Она мечтательно вздохнула.

— Если он столь неутомим, почему же вы встали так рано, Ровена?

— У меня много дел. Нужно отдать распоряжения слугам. — Она поднялась из-за стола.

— Обычно распоряжения слугам отдает жена хозяина дома, — надменно ответила Алита. — Вы всего лишь хозяйская девка, и ваше слово ничего не значит.

— Я для Джейми не просто девка! — в ярости закричала Ровена. — И раз я нанимала слуг, я и буду ими распоряжаться.

Алита упрямо вздернула подбородок.

— Я полагаю, Ровена Ховард, что вы отводите слишком большую роль своей персоне. Извольте ограничить область своих услуг хозяйской постелью.

Глаза Ровены метали молнии.

— Вы пожалеете об этих словах, миледи. — И она вылетела из комнаты.

«Так, значит, мой муж и Ровена всю ночь развлекались», — в бешенстве думала она. Сегодня у Джейми нет сил подняться? Так ему, негодяю, и нужно!

Впрочем, она благодарна Ровене, что та избавила ее от обязанностей, которые ей ненавистны. Пусть резвятся с Джейми хоть каждую ночь.

И однако… Однако ей не давала покоя обида.

Обида, возмущение и стыд. Они бередили душу, и Алита ощущала себя оскорбленной и беззащитной.

6.

Две недели спустя Алиту вновь разбудил ночью странный шум. Однако случай спросить у мужа, что происходит на берегу, никак не представлялся. Они обычно встречались за ужином.

Но тут же сидела и Ровена, которая беспрерывно что-то болтала и так ластилась к Джейми, что было тошно смотреть.

Мало-помалу Алита взяла в свои руки управление хозяйством: уроки покойной матери не пропали даром.

Ей было приятно, когда слуги приходили за распоряжениями к ней, не обращая внимания на Ровену. Конечно, нужно признать, что во многом своим успехом она была обязана Гейлорду, который недвусмысленно дал челяди понять, кто в доме хозяйка.

Алита никак не могла понять, почему слуги зовут Джейми лордом. Ведь, по сути, он был простолюдин, лишенный титула и богатства. Однако все вокруг почитали его, чего он, по ее мнению, никак не заслуживал.

* * *

"Прожив в Крикките месяц и вновь увидев однажды ночью странные огни на берегу, Алита решилась расспросить Бесс. Утром, когда камеристка вошла В спальню, Алита как бы между прочим спросила:

— Давно ли ты живешь в деревне, Бесс?

— Всю жизнь, миледи, — ответила Бесс, обрадованная неожиданным вниманием госпожи.

— Ты наверняка знаешь обо всем, что здесь происходит, — невинным тоном продолжала Алита.

— О да, миледи, мало что укроется от Бесс Лиланд.

— Ты замужем, Бесс?

— Да, миледи, уже двадцать лет. За хорошим человеком по имени Дэффид. У нас трое сыновей, все уже взрослые, женатые, и семеро внуков.

— А чем зарабатывают на жизнь твои мужчины? — спросила Алита. — Мне показалось, вы тут неплохо живете.

На простодушном лице Бесс появилось загадочное выражение.

— Управляются, миледи.

— А другие? Их кормит море?

— Море, миледи? — Она просияла. — Да, море.

Именно что: кормит море.

— И часто им приходится ловить рыбу по ночам?

Бесс нахмурилась, озадаченная настойчивыми расспросами:

— Да нет, миледи, не особо часто.

— Я подумала, может, этим объясняются огни на берегу, которые я иногда вижу по ночам.

— Огни на берегу? — Не умея хитрить и лукавить, Бесс принялась было объяснять:

— Вы, наверное, видели огни, что разжигают, когда Повелитель Ночи… — Внезапно она зажала рот ладонью, глаза ее округлились от ужаса. — Ой, сударыня, не слушайте, что я болтаю. Дэффид всегда говорит, что у меня язык без костей.

— Нет, Бесс, мне очень интересно. Кто этот Повелитель Ночи?

— Призрак, миледи. Мне еще матушка про него рассказывала страшные истории.

Резко отвернувшись, Бесс принялась за работу, давая понять, что ей больше нечего сказать. Алита вздохнула, но про себя твердо решила, что рано или поздно обязательно докопается до истины.

В тот вечер Ровена позже обычного спустилась к ужину. Воспользовавшись ее отсутствием, Алита спросила у Джейми, можно ли ей покататься верхом, поскольку установилась чудесная погода.

После короткого размышления Джейми ответил:

— Да, миледи, если возьмете с собой двух Дружинников. Предупредите Гейлорда накануне, и он все подготовит.

— Двух дружинников! — ахнула Алита. — Какая может быть опасность в столь уединенном месте?

— Опасность существует повсюду, Алита, — тихо сказал Джейми, — но, поскольку я сомневаюсь, что ваш отец или Грей решатся навлечь на себя королевский гнев, явившись сюда, риска почти нет. Лорд Грей слишком любит светские развлечения, чтобы обрекать себя на скучную жизнь вдали от двора.

— — Вы очень великодушны, — язвительно поблагодарила Алита. — Но если нет никакого риска, зачем же, мне охранники? Или существует другая опасность?

— Что вы имеете в виду, миледи? — Джейми сохранял невозмутимое выражение лица, но в его душе вспыхнула тревога: что ей известно?

— Неужели я одна заметила, что по ночам на берегу происходит что-то странное?

Джейми выпрямился.

— Что-то странное? — переспросил он. — Боюсь, у вас разыгралась фантазия, миледи. Я не замечал ничего из ряда вон выходящего. Наверное, вы слышали или видели рыбаков. — Он, прищурившись, следил за выражением ее лица.

Она опустила глаза.

— Наверное, — согласилась Алита, но объяснение Джейми ее не убедило.

Тут появилась Ровена, и разговор на этом закончился, но Джейми понял, какую ошибку допустил, поселив жену в комнате, которая выходила окнами на берег. Надо было поместить ее в ту, что смотрела на горы. Но откуда ему было знать, что у нее такой чуткий сон?

Прошедший месяц выдался для Повелителя Ночи нелегким. Пришло две шхуны с контрабандой, и его потайной подвал ломился от нелегальных товаров.

Джейми собирался в ближайшее время сбыть большую их часть, но теперь, когда Алита подозревает неладное, все осложняется. Если она проснулась, когда разгружали корабль, то наверняка услышит, как будут переносить бочонки с бренди из башни в повозки. Любой непонятный звук — шорох шагов, скрип колес — вызовет ее подозрения.

Чем дольше он размышлял, тем безнадежнее казалось положение. Очевидно одно: Алиту нельзя втягивать в незаконную деятельность. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы жена узнала его тайну. Тогда она, не задумываясь, выдаст его, а с ним заодно почти всех обитателей деревни.

— Ты сегодня что-то слишком молчалив, — сказала Ровена, придвигаясь так близко к Джейми, что он почувствовал жар ее тела.

Джейми не звал ее к себе с тех пор, как привез в замок жену. Из болтовни слуг Ровена знала, что и у Алиты он не ночует, и недоумевала: отчего такое воздержание? С чего это страстный, ненасытный любовник вдруг отказался от плотских утех?

Джейми равнодушно взглянул на Ровену. Последнее время она ему совсем разонравилась. Слишком высокая, с излишне пышными формами, вызывающе чувственная — все это теперь отталкивало его. «Надо бы прогнать ее, — подумал Джейми, — да только жалко».

Ровена говорила, что ей некуда уехать. Ее брат нанялся на службу к мелкому барону где-то в Уэльсе.

Джейми решил, что велит Гейлорду разыскать Тревора Ховарда и отправить темноволосую красотку к нему. Найдя выход, он тут же выкинул из головы мысли о Ровене. Оставалось немало других забот.

Надо как-то отвлечь Алиту в те "очи, когда из башни будут вывозить контрабанду.

И вдруг Джейми улыбнулся: как же он раньше не сообразил? Придется, конечно, немного потрудиться, зато можно считать, что и эту задачу он решил.

* * *

Алита выглянула из окна и увидела, что ясное утро обещает чудесный день. Она решила, что отправится на верховую прогулку. Только охранников с собой не возьмет. «Взрослая женщина вполне способна сама позаботиться о своей безопасности», — упрямо сказала она себе. Джейми, конечно, будет рвать и метать. Ну и пусть!

Алита быстро переоделась в зеленое бархатное платье для верховой езды, прихватила на кухне немного еды и выскользнула из башни. Ей повезло; она не встретила ни Джейми, ни Гейлорда, а Ровена еще не вставала.

Во внутреннем дворе не было ни души, и Алита направилась прямиком на конюшню. Мальчик-конюший безропотно оседлал ее коня, и через несколько минут она уже выезжала из крепости, жуя яблоко и счастливо улыбаясь. Алита намеревалась для начала осмотреть деревню, а потом проехаться по округе. Весна уже давала о себе знать: набухали почки на деревьях, и сквозь черную землю пробивалась свежая зеленая трава.

Все деревенские постройки были на удивление добротны и аккуратны: ни одной прохудившейся крыши, ни одной треснувшей стены. Алита здоровалась с хозяйками, что встречались ей по пути заглядывала в лавки. Качество и разнообразие товаров для местности, где еще недавно полыхала война, было поразительно. Куда бы она ни заходила, ее ждали радушный прием и угощение. Люди выражали ей почтение, какое подобает выражать жене лорда. Но ведь Джейми не был лордом…

Когда она выехала из деревни, солнце было уже в зените. Алита остановилась возле журчащего ручья, чтобы перекусить, и уселась на валун, оставив коня пощипать травку.

Насытившись и отдохнув, она встала, собираясь в обратный путь. Цокот копыт за спиной заставил ее резко обернуться. Жмурясь и прикрывая глаза от солнца, Алита увидела, что к ней сломя голову несется всадник на могучем коне.

Первой ее мыслью было немедленно спасаться бегством. Наверное, это Джейми, который помчался за ней, взбешенный столь вызывающим неповиновением.

Но, когда всадник приблизился, она поняла, что это кто-то другой. Во-первых, он восседал не на черном жеребце-великане, которого так любил ее муж, а во-вторых, был одет весьма нарядно и по последней моде, чем так упорно пренебрегал Джейми.

— Алита!

Знакомый голос.

— Я езжу по этой дороге уже две недели, надеясь встретить вас одну.

— Лорд Грей! — Алита была изумлена. — Я думала, вы в Лондоне.

— Нет, миледи. Я приехал в Уэльс почти в одно время с вами. Я здесь с поручением от короля. Но прежде всего ради вас, Алита. — Он словно ел ее глазами.

Алита вспыхнула, смущенная этим откровенным взглядом.

— Какие дела у короля а Уэльсе, милорд? — спросила она, надеясь, что вопрос заставит Грея отвлечься от нее самой.

— Контрабанда, миледи. Король недосчитывается необходимых казне доходов, и мне как отвечающему за сбор податей в этом районе поручено привлечь злоумышленников к ответу.

— Контрабанда! — воскликнула Алита. Кажется, что-то начало для нее проясняться. — Какой ужас! Вы уже кого-нибудь нашли?

— Нет, миледи, только подозреваю. Имя злоумышленника вам ничего не скажет. Но довольно о неприятном, — добавил Грей, спрыгивая с коня и беря ее руки в свои. — Мы с вашим отцом очень волновались. Этот негодяй не обижает вас?

— У меня все хорошо, милорд, поверьте. Как поживает мой отец? Он здоров?

— Да. Он остался в Лондоне и пытается добиться расторжения брака. — Глаза Эвана бесстыдно обшаривали ее лицо и тело. — Поедемте со мной, миледи.

Я отвезу вас в поместье Грея. Оно отлично укреплено, и у меня хватит людей, чтобы защитить вас от Мортимера, если ему взбредет в голову явиться следом. Я полагаю, что, как только вы окажетесь у меня, он довольно быстро согласится на расторжение брака. Ибо при всех своих недостатках Джейми — гордый человек.

Он не захочет, чтобы вы к нему возвращались, после того как мы.., э-э.., после того как вы станете принадлежать мне.

Алита была потрясена. То, что предлагал лорд Грей, было противно ее представлениям о чести и добродетели. Однако она не могла не подумать, что Джейми будет рад избавиться от жены-обузы. Зачем она Джейми Мортимеру, когда Ровена занимает принадлежащее ей по праву место в его кровати? Кроме того, у него не хватит людей, чтобы одолеть Эвана.

— Едва ли мой муж будет по мне скучать, — призналась Алита.

— Что это? Я слышу в ваших словах сожаление? — нахмурился Грей. — Только не уверяйте меня, что привязались к этому неотесанному мужлану.

— Привязалась? Нет, не смейте так говорить, милорд. Я нужна ему только как средство достижения его целей. А мне необходимо, чтобы меня любили ради меня самой.

Глаза Грея коварно заблестели, он притянул Алиту к себе.

— Я люблю вас, миледи. И всегда любил. Вам нужен зрелый, солидный муж, заботливый и нежный, а не пылкий юнец, который может обидеть вас и пустить на ветер ваше состояние.

И чтобы подкрепить слова делом, Грей сгреб Алиту в объятия и впился в нежный рот с остервенением, которое противоречило обещанию нежности. Грубые губы не ласкали, а терзали; язык пробивался сквозь ее стиснутые зубы, словно боевое оружие, которое не привыкло отступать ни перед какими преградами. Грей схватил Алиту за бедра и прижал к себе с такой силой, что у нее перехватило дыхание.

Все это потрясло Алиту. Да полно, знает ли она лорда Эвана Грея? Испуганная вспышкой животной страсти, она протестующе замычала, пытаясь дать понять своему обожателю, что ей неприятно подобное обхождение, но Грей принял этот звук за стон истомы и еще яростнее стал терзать нежные губы.

Он уже мечтал, как они с Алитой сейчас поедут к нему, как он будет владеть ею назло презренному Мортимеру. После того как лорд Сомерсет добьется расторжения брака, он женится на Алите и приберет к рукам все ее имущество. Когда же ее красота увянет, он предоставит жене растить наследников в поместье, а сам отправится в Лондон резвиться с любовницами.

Грей моментально очнулся от своих мечтаний, когда увидел могучую фигуру Джейми на громадном черном жеребце. Джейми не сводил с врага тяжелого взгляда.

Грей поспешно отдернул руки. От неожиданности Алита потеряла равновесие и чуть не упала. Джейми грубо подхватил жену и усадил в седло перед собой.

Алита вскрикнула от боли.

Черные брови сошлись в одну линию, на скулах играли желваки.

— Если бы я знал, что у вас свидание с любовником, я запер бы вас в башне, миледи, — угрюмо сказал Джейми.

Алита вызывающе вскинула голову:

— У меня нет любовника.

— Пока нет, но мог быть, опоздай я на минуту.

Лорд Грей так кипел от вожделения, что овладел бы вами прямо на земле, не появись я вовремя.

— Презренный смерд! — Алита вскинула руку для пощечины.

— Что ж, ударьте меня, миледи, но будьте готовы к последствиям.

Отступать было не в характере Алиты, но на этот раз она сочла разумным сдержаться и опустила руку.

Криво улыбнувшись, Джейми обратился к Эвану Грею:

— Что вы делаете в Уэльсе, Грей? Я думал, провинция вас не привлекает.

— Я выполняю важное поручение короля, — Грей уже пришел в себя. — Вам, разумеется, ничего не известно о контрабанде, не правда ли?

Джейми усмехнулся:

— О контрабанде? Нет. Я ничего не знаю о контрабанде. Но полагаю, что борьба с несуществующими контрабандистами — неплохой повод, чтобы явиться туда, где вам не место. Земля, на которой вы стоите, принадлежит мне. Замок и территория вокруг были оставлены мне матерью. Это единственное, чего вы не можете у меня отнять. А теперь главное. Грей: если я еще раз застану вас с моей женой, вам конец.

— Ты не достоин леди Алиты, — прошипел Грей, осторожно пятясь. — Она презирает тебя, она любит меня. И она будет моей, Мортимер. Будет лежать в моей постели и ждать, когда я ее осчастливлю. — И, не дожидаясь ответа, он вскочил на коня и бросился прочь.

— Трус! — бросил ему вслед Джейми. — Ваш несостоявшийся любовник трус!

Алита не верила своим ушам. Она не узнавала лорда Грея. Уж тот ли это благородный человек, за какого она его принимала? И почему он не вызвал Джейми на поединок? Струсил, как утверждал Джейми, или просто проявил благоразумие? Но какими бы соображениями ни руководствовался Эван Грей, Алита не ожидала, что он сбежит, оставив ее один на один с разгневанным мужем.

— Что до вас, миледи, — произнес Джейми сурово, — на этот раз вы зашли слишком далеко. Боюсь, вам нужно преподать суровый урок.

Он грубо столкнул жену на землю. И прежде чем она успела подняться, спрыгнул сам и поставил ногу ей на живот, пригвоздив к земле.

— Что вы собираетесь делать? — Страх пронизал Алиту, когда она увидела, что муж вытащил кнут из-за пояса и угрожающе похлопывает им по руке. — Вы не посмеете ударить меня! — воскликнула она.

— Я сделаю все, чтобы отбить у вас охоту встречаться с любовником.

— Вы глупец, Джейми Мортимер! — закричала Алита. — Мне нестерпимо быть вашей женой, но я никогда бы вас не предала.

Алита едва дышала; теперь она была уверена, что настал ее смертный час и страшное наказание неотвратимо.

— Складно поете, миледи, — усмехнулся Джейми. — Только почему-то я вам не верю.

— Потому что вы тупой олух, который не в состоянии отличить правды от лжи.

— Вы заходите слишком далеко, — предупредил Джейми.

Вдруг тяжелый башмак, прижимавший ее к земле, поднялся, но вместо того, чтобы освободить жену, Джейми рывком перевернул ее на живот. Алита услышала, как он похлопывает кнутом по бедру, и приготовилась к удару.

Но Джейми, видимо, счел, что отхлестать ее сквозь одежду будет недостаточным возмездием за столь тяжкий проступок, поэтому он стянул с нее плащ и, схватив ткань платья у шеи, рванул вниз. Алита жалобно вскрикнула, почувствовав, как обнажившуюся кожу лизнул холодный воздух.

Еще мгновение назад Джейми всерьез намеревался наказать свою заблудшую жену. Однако, когда ему открылась ее обнаженная спина, такая безупречно белая, атласно-гладкая, такая нежная, желание проучить ее мгновенно испарилось.

Алита зажмурилась. Ее пальцы судорожно вцепились в кочку, спина покрылась гусиной кожей. Она с замиранием сердца ждала удара. Джейми смотрел на ее напряженное тело. Алита и вообразить не могла, как подействовал на мужа вид обнаженной плоти. Не подозревала она и о том, что этот грозный великан никогда в жизни не ударил женщину.

Когда по прошествии нескольких мгновений, — которые показались ей долгими часами, кнут не опустился со свистом на ее спину, она собралась с силами и взглянула через плечо на мужа. Хлыст валялся на земле. А Джейми смотрел на нее с таким вожделением, что у нее засосало под ложечкой. Этот взгляд напугал ее даже больше, чем кнут.

— Вставайте! — рявкнул Джейми, отступая, чтобы Алита могла подняться.

Увидев, что она мешкает, он рывком поднял ее.

Она оказалась стиснута в объятиях так, что невозможно было ни вздохнуть, ни пошевелиться.

Алита забилась, пытаясь освободиться. Джейми, не обращая внимания на ее сопротивление, нагнулся и поцеловал жену. То был безжалостный, требовательный поцелуй. Джейми вложил в него всю страсть, что запылала в нем с той минуты, когда он впервые увидел белокурую красавицу. Брачная ночь не утолила, а лишь усилила жажду. Однако он держал себя в руках. Он думал, что Ровена удовлетворит его потребности, но с удивлением обнаружил, что чары бывшей любовницы перестали на него действовать.

Губы Алиты беспомощно приоткрылись под мощным натиском. В висках у нее стучало, попытки высвободиться ни к чему не привели. Руки Джейми скользнули вниз по ее спине, легли на ягодицы. Он прижал жену к себе так, что она почувствовала, насколько напряжено его мужское естество. Потом тронул ее груди, взял их в ладони, словно взвешивая, и принялся поглаживать соски.

Алита зарыдала:

— Что вы делаете! Я не хочу делать это на земле, как животное!

Словно издали он услышал ее и чертыхнулся.

— Почему, вы ведь были готовы на это с Эваном Греем?

— Нет, это не правда! — плакала Алита. — Прошу вас, милорд!

Эта мольба, дрожащим голосом произнесенная сквозь слезы, возымела действие. Алита ожидала, что теперь Джейми отпустит ее, но вместо этого он закутал ее в плащ, подхватил на руки и посадил в седло. Прежде чем самому вскочить на коня позади нее, он взял под уздцы лошадь Алиты. Затем пришпорил своего жеребца, и они поскакали. Но не в сторону замка, а по направлению к заросшему лесом горному склону.

— Куда вы меня везете? — спросила встревоженная Алита.

— Туда, где нас никто не потревожит, — ответил Джейми. Он вдруг улыбнулся — не обычной своей кривой ухмылкой, а по-настоящему, — и эта улыбка совершенно сбила ее с толку.

— Я не позволю вам бить меня, — предупредила Алита. Она не понимала этого человека. Когда он не гневался и не говорил ей гадости, она не знала, как к нему относиться.

— Я не собираюсь бить вас, миледи. Нам предстоят более приятные занятия.

— Вы больше не сердитесь на меня? — удивленно спросила Алита.

— Сержусь? Нет, этим словом не описать того, что я сейчас чувствую.

Алита похолодела. А когда они въехали в лес, ее начал бить озноб.

Джейми, похоже, точно знал, куда они направляются. Алита отчаянно цеплялась за седло, чтобы не свалиться с коня, преодолевающего лесные заросли.

Через несколько мучительных минут, показавшихся ей часами, они внезапно выехали на просеку. Посреди поляны стоял небольшой домик. Джейми спрыгнул с коня и протянул руки Алите.

— Пойдемте, миледи, пора платить за своеволие.

Она соскользнула в его объятия, а потом на землю, соприкоснувшись с его мускулистым телом и ощутив, что даже после такой бешеной скачки он не изменил своих намерений.

Джейми без особых церемоний подтолкнул жену к двери. Алита не знала, что ее ждет, но увидеть уютно обставленную комнату с кроватью, покрытой меховым покрывалом, она совсем не была готова. В растопленном очаге весело потрескивали дрова. Алита резко обернулась и внимательно посмотрела на Джейми.

— Чей это дом?

— Мой, миледи. Его приготовили для вас.

— Для меня? Не понимаю.

Джейми улыбнулся, снял с нее плащ и отбросил в сторону. Этот дом был построен для его матери незадолго до ее смерти. Он вспомнил о нем, когда размышлял, как бы отвлечь Алиту от вывоза контрабанды, и велел навести здесь порядок.

Подводы, на которых предполагалось вывезти груз, должны были прибыть сегодня после полуночи, и Джейми придумал следующий план. Он скажет Алите, что их пригласил в гости сосед-барон, и они уедут из крепости, только не к барону а сюда, в этот лесной домик, чтобы пробыть здесь, пока в замке не завершатся не предназначенные для чужих глаз дела.

Но план его был грубо нарушен, когда Джейми вдруг узнал, что Алита ускакала на прогулку одна.

Сначала он рассердился, потом испугался. А вдруг кто-нибудь обидит ее или испугает? Он никогда себе не простит, если с ней что-нибудь случится.

— Чего вы не понимаете, миледи? — насмешливо спросил Джейми. — Все очень просто. Ваш любящий муж желает побыть с вами наедине.

— Не лгите, милорд. Скажите мне правду. Зачем вы меня сюда привезли? Я знаю, что вы нуждаетесь во мне не больше, чем я в вас.

— Вы ошибаетесь, миледи. И очень скоро я докажу вам, насколько в вас нуждаюсь. — Задумывая этот план, Джейми не собирался нежничать с Алитой, но стоило ему прикоснуться к жене, как его намерения переменились. Им вновь овладело необоримое желание. Да оно никогда и не отпускало его. И будь он проклят, если теперь не даст ему волю. Если эта женщина была готова отдаться Грею, он не станет с ней церемониться и утолит страсть, что гложет его день и ночь.

Алита смотрела на мужа округлившимися от ужаса глазами. Она попыталась кинуться к двери, но Джейми без труда настиг ее и притянул к себе, грубо схватив за волосы. Слезы выступили на ее глазах.

— Животное! — выкрикнула она. — Грубая тварь! Сатана!

— Да, миледи, это все Я. — Поймав оба ее запястья одной рукой, другой он приподнял ее лицо, взяв за подбородок, и закрепил свою победу поцелуем. Затем сказал, мрачно и требовательно:

— И не смейте думать о другом мужчине, пока вы со мной. Забудьте Эвана Грея. Здесь только я, ваш муж, и никто, кроме меня, никогда не будет вами обладать.

— Вы не вольны распоряжаться моими мыслями! — воскликнула Алита.

— Быть может, и так, но сейчас меня интересует лишь ваше тело.

Она попятилась.

— Вы же обещали! Где ваша честь? Неужели вам не довольно Ровены?

— Моя честь покоится в могиле вместе с моим отцом. Нет, миледи, вам меня не устыдить. Я возьму то, что мне причитается.

— Неужели ничто не заставит вас переменить намерения? — спросила Алита дрожащим голосом.

— Нет, миледи. Раздевайтесь. Мне очень хочется увидеть вас обнаженной при свете дня.

7.

Шокированная грубостью Джейми, Алита повернулась к нему спиной, но тут же почувствовала жаркое прикосновение его рук. Когда же он приподнял ее волосы и прильнул губами к шее, Алиту буквально опалил огонь страсти.

— Вам помочь раздеться, миледи? — Теплое дыхание щекотало ей щеку. — Я намерен довести до конца то, что начал.

— Нет, вы не смеете!

— — Смею. Вы моя жена. Я имею законное право на то, что вы предлагали лорду Грею.

— Я ничего ему не предлагала.

— Разве?

Губы Джейми снова прижались к ее шее. Алита, почувствовав возбуждение, попыталась увернуться.

— Вы напрасно меня обвиняете.

Джейми развернул жену лицом к себе и нежно прильнул к ее губам. Поцелуй длился так долго, что Алита перестала сопротивляться. Тогда, слегка отстранившись, он принялся медленно снимать с нее одежду. Из стиснутых губ Джейми вырвался подавленный стон, когда обнажилась ее прекрасная грудь. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и, когда его напряженная плоть коснулась ее мягкого живота, желание отомстить вдруг исчезло без следа. Его место заняло иное, сокрушительное чувство. Джейми напряженно всматривался в лицо этой малознакомой, в сущности, женщины, пытаясь понять, что происходит в ее душе.

С возмутительной легкостью он освободил Алиту от одежды и прижал к груди. Теперь она уже иначе ответила на поцелуй: нежные губы открылись навстречу, его язык не встречал сопротивления. Алита прильнула к мужу, принимая бурные ласки, с мучительной истомой вспоминая ночь, когда Джейми сделал ее своей женой. Тогда она сражалась изо всех сил, но в конце концов испытала невыразимое наслаждение и, господь свидетель, хотела вновь его пережить.

Джейми то горел, как в огне, то бился в ознобе.

Никогда прежде он не желал женщину с такой неистовой силой. Недаром он всегда старался избегать подобных чувств. Сердце разрывалось от мысли, что Алита может презирать его, считая неотесанным мужланом. Ей нужен Эван Грей, а не Джейми Мортимер.

Но она его жена — и будет принадлежать ему.

Охваченный неистовым желанием, Джейми страстно ласкал, поглаживал нежные груди, и под этими ласками набухали розовые бугорки. Алита вздрогнула, ощутив, как лоно обожгло внезапной вспышкой, и истомно застонала.

Этот стон, казалось, привел Джейми в неистовство. Он упал на колени, осыпая поцелуями грудь, живот, спускаясь все ниже… Алиту охватил ужас. Он приближался к самому потаенному. Неужели этот дикарь решится.., решится…

— Джейми, нет!

Она вцепилась в черные волосы, пытаясь заставить мужа подняться на ноги, но он продолжал свой головокружительный путь. Приблизившись к золотистому треугольнику, Джейми замер и в следующее мгновение уже упивался медвяной сладостью потаенного.

Алита вскрикнула и попыталась высвободиться, но Джейми не знал пощады и продолжал восхитительную пытку, пока она не застонала в истоме. Тогда он подхватил жену на руки и отнес на ложе, покрытое мехами. В порыве страсти он разорвал на себе одежду и с торжествующим криком вошел в нее…

— Проклятие, Алита, — задыхаясь, выговорил Джейми, когда почувствовал, как напряглось ее тело, — я не могу удержаться. Вы околдовали меня, миледи. Я не хотел, чтобы это случилось, но теперь ни о чем не жалею. Можете ненавидеть меня, но сейчас позвольте вас любить.

Стоило разгоряченной мужской плоти соприкоснуться с ее увлажнившимся лоном, она забыла обо всем. Когда его сильное тело ритмично устремилось к последнему исступлению, она почувствовала, как отзывается ее собственное тело. А когда он нашел губами ее грудь и принялся настойчиво и нежно ласкать языком набухший розовый бутон, Алита и вовсе перестала владеть собой.

— Джейми, прошу тебя!

— О, милая моя, как я мечтал услышать эти слова!

Он снова задвигался, стремительно приближая мгновение высшего блаженства.

Алита выдохнула его имя.

Сквозь пелену безумия она услышала, как Джейми вскрикнул, почувствовала, как излилось его семя, и провалилась в наслаждение. Потом они долго лежали, не в силах шевельнуться. Наконец Алита отодвинулась от мужа. Поразительно, что это бурное, яростное совокупление доставило ей столько радости. Как им удалось так быстро перейти от гнева и ненависти к полному самозабвению? Не давало покоя чувство вины за то, что она так легко уступила и испытала такое счастье.

— Раскаиваетесь, миледи? — тихо спросил Джейми.

Он видел, как изменилось выражение ее лица, и отлично понимал, о чем она думает. Его жена все еще считала, что он не достоин ее, стыдилась того, что сейчас произошло. Джейми положил ногу на ее бедро, чтобы не дать Алите встать.

— Сожалею о том дне, когда вы появились в Виндзорском замке.

В ее голосе слышалась горечь. Сообразив, что все еще совершенно обнажена, Алита залилась краской и попыталась прикрыть наготу.

— Нет, миледи, не нужно от меня прятаться. — Джейми вытащил меховое покрывало из ее рук. — Я не люблю спешить. Я хотел насладиться вами не торопясь, но гнев и вожделение, которые буквально раздирали меня, взяли верх. Я думал, что, овладев вами, утолю это безумное желание, но ошибся. Для того чтобы его утолить, потребуется, наверное, вся жизнь.

Или, по меньшей мере, весь сегодняшний день.

— Я не позволю снова себя унизить.

Джейми, прищурясь, оглядел жену: голубые глаза, пылающие яростью, вызывающе вскинутый подбородок и румянец гнева на щеках. Она была великолепна.

Алые губы, припухшие от поцелуев, порозовевшее тело, роскошные белокурые волосы, рассыпавшиеся по плечам. На него вновь нахлынула волна страсти.

— Унижение не имеет ничего общего с тем, что я собираюсь делать.

Низкий грудной голос точно ласкал ее. Алита вдруг поняла, что в этом человеке с его дикой красотой и гордыми повадками есть какое-то необыкновенное благородство. Если бы он не явился как снег на голову и не заставил ее выйти за него замуж, все могло бы быть по-другому. При иных обстоятельствах сила его убеждения и смелые попытки защитить имя отца могли бы даже пробудить в ней восхищение. Но поведение в брачную ночь, простыня, вывешенная на всеобщее обозрение, — этого она простить не могла. А теперь Джейми заставил ее испытать чувства, которых она не желала испытывать, сделать то, чего она стыдилась.

— О чем вы думаете? — спросил Джейми.

Его взгляд скользнул по ее упругим грудям. Он протянул руку и коснулся пальцем соска. Алита отпрянула, как от огня.

— Я думаю о том, что хочу уехать отсюда.

Джейми принялся за другой сосок, зачарованно глядя, как розовый бутон растет и набухает от его прикосновений.

— Завтра. Или послезавтра, — рассеянно пообещал он.

— Нет, я не позволю грубому мужлану распоряжаться мной! Не хочу знаться с человеком, который позорит жену, поселив любовницу под одной с ней крышей.

Джейми замер.

— Я вас не позорю.

— Лжец! Почему вы не отдали меня лорду Грею?

Вы омерзительны!

Алита с отчаянием смотрела, как Джейми стягивает с себя разорванную одежду. Через несколько мгновений он предстал перед ней во всем великолепии мужской силы. Он был так красив, что у нее захолонуло сердце.

— Зато вы — обольстительны, миледи. Разведите-ка ноги и примите своего мужа.

Алита ахнула.

— Ваша грубость оскорбляет меня. Я ваша жена, а не продажная девка.

Джейми был так близко, что она почувствовала настойчивость его желания, но на этот раз твердо решила не уступать. Она не желала быть лишь пешкой в его игре. Страсть этого человека к женщинам не ведала удержу. Алита была уверена, что Джейми Мортимер негодяй, однако ее тело отозвалось на его поцелуй взволнованной дрожью.

А Джейми снедал безумный гнев. Гнев на самого себя. Он понимал, что Алита испытывает к нему лишь презрение, но не мог выпустить ее из своих объятий.

Он попал в ловушку ее обольстительной прелести, и всепоглощающее желание терзало его нещадно. И сейчас, когда эта очаровательная женщина так сладостно билась в его объятиях, он забыл о своем гневе. Время сожалений наступит потом — гораздо позже.

— Да, миледи, вы — моя жена, — ответил Джейми. — И надеюсь, вы помните это.

Его губы жадно прильнули к ее губам. Алита почувствовала, что собственное тело перестало принадлежать ей, подчинившись его нежным, страстным прикосновениям.

Да, Алита не осталась равнодушной к его ласкам, но ему хотелось большего: хотелось услышать, как она взволнованно шепчет о своем желании, хотелось завладеть душой этой красавицы. Раздвинув коленом ее бедра, он потерся о чувствительный холмик у основания ног. Алита застонала, стиснула его колено бедрами и подалась вперед.

— Ты хочешь меня, — прошептал Джейми ей на ухо. — Оседлай мое колено.

— Нет! — закричала Алита.

Она была доведена почти до исступления, но пыталась вновь обрести самообладание, чтобы в очередной раз не оказаться жертвой его вожделения. Изо всех сил Алита толкнула мужа в грудь, чтобы освободиться. Но сопротивление лишь больше распалило его.

— Скажи, Алита, скажи! — В его голосе появилась хрипотца.

— Нет!

Он резко убрал колено и накрыл золотистый треугольник ладонью. Осторожно, медленно в увлажненное лоно скользнул один палец, потом другой, а большой палец принялся теребить нежный бутон желания.

— Будь ты проклят! — кричала Алита.

— Это все, что ты хочешь сказать мне, любовь моя?

Пальцы неутомимо делали свое дело, Джейми наклонился и легко прикусил сосок.

Самообладание покинуло Алиту.

— Я хочу тебя, Джейми! Я больше не могу!

Сам измученный не меньше жены, Джейми убрал руку и тотчас же вошел в нее. Алите казалось, она не выдержит — так велико было наслаждение. Его затуманенные страстью глаза не отрывались от ее лица, а движения стали почти лихорадочными. Он угадал мгновение, когда она достигла высшего блаженства: тело ее напряглось, на лице появилось удивленное выражение, а с нежных губ сорвался вопль. Больше он ничего не сознавал, воспарив на волне восторга куда-то в поднебесье.

* * *

Они не выходили из дома два дня и две ночи.

Каждую ночь Джейми любил Алиту как одержимый.

Каждый день он клял себя за то, что поддался ее чарам.

А Алита не могла себе простить, что стала не только принимать любовные утехи Джейми, но и участвовать в них. Они почти не разговаривали, но стоило ему только по-особенному посмотреть на нее, как ее охватывала дрожь. Под взглядом этих черных глаз она словно таяла, и тогда он вновь медленно раздевал ее и любил до самозабвения.

Однажды, когда они лежали, обнявшись, усталые и удовлетворенные, Алита завела разговор о том, что ее давно занимало. Вопрос застал Джейми врасплох.

— Кто такой Повелитель Ночи?

Она почувствовала, как напряглось тело мужа. Он повернулся и взглянул на нее.

— Откуда ты знаешь это имя?

— Неважно откуда. Кто он? И чем занимается?

— Забудем об этом, — небрежно ответил Джейми.

— Лорд Грей сказал, что ищет здесь контрабандистов. По-твоему, в окрестностях Криккита есть контрабандисты ?

— Нет. — Его голос был совершенно бесстрастен. — Я ничего не слышал ни о каких контрабандистах. Но даже если бы и были, к нам они не имеют никакого отношения. — Джейми резко сменил тему:

— Я решил, что пора возвращаться в замок. Завтра и отправимся.

Алита внимательно взглянула на мужа, пытаясь понять, что он недоговаривает.

— Зачем ты привез меня сюда?

Джейми ответил не сразу.

— Хотел показать тебе дом, который любила моя мать. И еще я подумал, что нам нужно время, чтобы узнать друг друга.

— Узнаю ли я тебя когда-нибудь, Джейми?

— Вероятно, никогда, — сухо ответил он. — По-твоему, я — неотесанный мужлан без гроша за душой.

Думаю, что тебе никогда меня не понять. А мне — тебя.

— У тебя есть Криккит.

Он хрипло рассмеялся:

— Да, груда камней.

— Мы всегда можем поселиться в каком-нибудь из моих имений. Теперь они принадлежат и тебе.

— Возможно, когда-нибудь мы так и сделаем, но не теперь. Мы останемся в Крикките до тех пор, пока король не снимет клейма предателя с моего имени и не вернет мне мое имущество.

— Но этого может не случиться, — мягко сказала Алита.

— Даю тебе слово, Алита, — если король не оправдает отца, я освобожу тебя от брачной клятвы, и если Грей все еще будет готов жениться на тебе, пусть женится.

Алита ахнула:

— Ты отпустишь меня?

Его глаза стали непроглядно черными.

— Если таково будет твое желание.

Так Алита и Джейми постепенно познавали друг друга в этом приюте страсти, хотя и не отдавали себе в том отчета. Джейми обнаружил, что за ангельской внешностью скрываются бурные страсти, которым она отдается всецело.

Алите же открылось гораздо больше: Джейми может быть одновременно неистовым и нежным, требовательным и мягким, чрезмерно упрямым, гордым и неутомимым.

* * *

Утром следующего дня они вернулись в замок.

Ровена ждала у лестницы.

— Где ты был? — набросилась она на Джейми. — Гейлорд сказал, что ты уехал куда-то с женой, но не объяснил куда. — Неприязненный взгляд фиолетовых глаз остановился на Алите.

В дверях показался Гейлорд. Старик кивнул Джейми, и тот понял, что товар благополучно вывезен, а вырученные за него деньги спрятаны в надежном месте.

— Гейлорд все верно сказал, Ровена. Эти два дня мы с Алитой провели в особом месте.

Ровена разинула рот.

— А меня ты никогда не возил в особое место.

— Не возил, — рассеянно подтвердил Джейми, отстраняя ее.

Нужно как можно скорее поговорить с Гейлордом о брате Ровены. Назойливая красотка уже изрядно ему надоела. Он оставил ее в замке, чтобы досадить жене, но теперь необходимость в этом отпала. Пусть дочь лорда Сомерсета считает его неотесанным мужланом, но он не настолько бессердечен.

По дороге домой Джейми решил быть твердым как кремень и не поддаваться ведьмовским чарам своей прекрасной жены. Если Алита догадается о том, как сильны эти чары, он окажется в ее власти. А обладая такой властью, она без труда выведает у него все тайны и выдаст Повелителя Ночи и его соратников.

Поднявшись на четвертый этаж, Алита хотела направиться к себе, но Джейми остановил ее:

— Я решил переселить вас поближе к себе. Вещи уже перенесли.

Алите и в голову не пришло, что Джейми просто не хочет, чтобы она видела происходящее на берегу.

Возражать не было смысла, и она молча пошла за мужем. Предназначенная ей комната оказалась, вероятно, самым маленьким помещением в башне. Единственное окно выходило во внутренний двор. Единственное, что можно было из него увидеть, — это остатки крепостной стены. Правда, вдали возвышались невероятной красоты горы.

— Я подумал, вам понравится вид на горы, — объяснил Джейми.

— Вид на море мне нравился больше.

— Я хочу, чтобы вы были рядом, Алита, — тихо сказал Джейми.

Алита пристально посмотрела в черные, полыхающие огнем глаза мужа, и у нее перехватило дыхание.

Когда Джейми так смотрел, ее бросало в жар и совершенно забывалось, что ее насильно выдали замуж за этого мужлана. Зато вспоминались волшебные ночи, проведенные в домике на опушке леса, где жестокий и злой насмешник превратился в нежного любовника.

— Сюда перенесли вашу мебель. Надеюсь, комната покажется вам уютной. А теперь прошу прощения, миледи, мне нужно заняться делами с Гейлордом.

Он резко отвернулся, делая вид, что не замечает огорчения Алиты.

— Милорд, постойте. Я.., я хочу поблагодарить вас за то, что показали мне лесной домик.

От этих слов он чуть не пал перед ней на колени.

— Не за что, миледи, — произнес Джейми и бросился вон из комнаты.

Если бы он задержался еще на мгновение, то схватил бы белокурую красавицу в объятия и в два счета они оказались бы в постели.

Кто бы мог подумать, что эта отчаянная девочка станет значить для него так много? Скажи это кто-нибудь, когда Джейми только собирался в Виндзор, он бы только плечами пожал. Жениться, когда само его существование зыбко, было неразумно. И хотя собственными усилиями он сколотил немалое состояние, титула и родового имущества его лишили. Имя Мортимеров по-прежнему было не в чести, и коли королевское расследование — разумеется, если оно вообще состоится — не снимет клейма позора с лорда Кларенса, едва ли когда-нибудь он вновь получит то, чем должен был бы обладать по праву рождения. И вот, вместо того чтобы мстить своим обидчикам и отстаивать честь отца, он день и ночь мечтает об Алите.

Как могло случиться, что эта маленькая колдунья, которой он отводил роль пешки в мужской игре, проникла в его душу? Джейми знал, что Алита к нему равнодушна, что презирает его за отсутствие изящных манер. Но она не подозревает, что вышла замуж за одного из богатейших людей в королевстве. Джейми не раз доводилось встречать жадных женщин. Их страсть к богатству и роскоши вызывала у него отвращение.

А что, если Алита — одна из таких одержимых?

В память об отце он был обязан отказаться от искушения. Опасности грозили со всех сторон, и он не имел права отдать сердце во власть этой женщины.

Внутренний голос подсказывал ему, что она предаст его при первой же возможности.

«Довольно, пора заняться делами», — сказал себе Джейми и пошел разыскивать Гейлорда. Он был почти уверен, что все прошло без сучка без задоринки, но хотел услышать подробный отчет. Впервые с тех пор, как Повелитель Ночи начал свою незаконную деятельность, он не наблюдал за происходящим лично.

Оставшись одна, Алита тоже размышляла о последних событиях и пришла к неожиданному выводу.

Ей вдруг стало ясно, почему ее переселили в эту каморку: вовсе не потому, что нежный муж хотел быть рядом с женой. Просто ему нужно было, чтобы чужие глаза не увидели то, что творится на берегу. Чем больше Джейми пытался утаить от нее истину, тем сильнее было желание Алиты выведать все до мелочей. И если ее подозрения подтвердятся, король получит чрезвычайно любопытные сведения. И лорд Грей тоже.

Дни сменялись ночами, и наступало новое утро, а Джейми не появлялся. Алита ждала, прислушиваясь к его шагам, надеясь и отчаиваясь. Но муж, видимо, совсем забыл о ней. Когда же они все-таки встречались, он был предельно вежлив, но ни словом, ни взглядом не напомнил о том, что когда-то они были близки.

Объяснение могло быть только одно — Ровена. Алита решила, что Джейми проводит ночи с Ровеной, хотя днем он, кажется, и не вспоминал о ней.

Между тем и у самой Ровены было неспокойно на душе. Она знала, что ее время в Крикките подходит к концу. Гейлорд по просьбе Джейми разыскивает ее брата. Как только Тревора найдут, Ровену отправят к нему.

Но пока этого еще не случилось, опытная интриганка решила вернуть бывшего любовника. Она знала, что супруги не ночуют вместе. План был прост — надо заманить Джейми в постель и провести с ним незабываемую ночь любви.

Ровена решила начать с визита к Алите. Поднявшись на четвертый этаж, она застала соперницу в своей комнате. Алита зашивала рубаху мужа и была так увлечена работой, что не услышала, как вошла Ровена. Увидев перед собой нежданную гостью, она вздрогнула.

— Что вы тут делаете? — сухо спросила Алита.

— Вы не будете возражать, если мы немного побеседуем?

— Вы хотите сообщить что-то важное?

— Думаю, да. — Ровена злорадно улыбнулась.

От этой улыбки у Алиты по спине побежали мурашки. — Кажется, у меня будет ребенок.

Рукоделие упало на пол, Алита не сделала попытки его поднять.

— Это.., это ребенок Джейми?

— А вы сомневаетесь?

— Джейми знает?

— Еще нет. Я подумала, что вы должны узнать первой.

— Как мило с вашей стороны. И что, по-вашему, мне теперь делать?

Глаза Ровены злобно блеснули.

— Уезжайте, миледи. Оставьте вашего мужа мне.

Если бы вы были ему нужны, неужели он стал бы заводить детей на стороне?

Глаза Алиты наполнились слезами. Как Джейми мог так с ней поступить?

— Простите, но когда узнаешь, что любовница твоего мужа ждет ребенка… — Ее голос дрогнул. Она встала и, гордо выпрямившись, вышла из комнаты.

За ужином Джейми не придал особого значения отсутствию жены, так как обсуждал с Гейлордом очередную ночную вылазку. Можно было говорить спокойно, не опасаясь, что проницательная Алита разгадает их тайну. Ровена ему тоже не мешала. Она была задумчива и молчалива. После ужина он направился к себе, надеясь хорошенько выспаться до обычного ночного дозора.

А бедной Алите было не до сна. Мысли о ребенке, которого носит Ровена, не давали покоя, причиняли невыносимую боль, словно острый клинок вонзился в сердце. Это она, а не Ровена, должна была носить ребенка Джейми. Это она, только она, имеет право рожать наследников. Алита понимала, что что-то изменилось в ее чувствах к мужу. Если она ненавидит Джейми, какая ей разница, кто будет матерью его детей? Откуда эта страшная боль? Отчего она лишилась сна и покоя?..

8.

Прошла, большая часть ночи, а Алита все еще лежала без сна. Она никак не могла успокоиться. Из окна веяло свежим воздухом, пахнущим морем. Черноту ночи слегка разбавлял неяркий свет молодого месяца. Устав ворочаться, Алита отбросила одеяло, встала и подошла к окну. Мысли ее витали так далеко, что она не сразу заметила какую-то фигуру во внутреннем дворике.

Из ворот конюшни вышел мужчина. Он вел под уздцы черного жеребца. В неярком свете луны человек казался призраком, то являясь взору, то сливаясь с темно-лиловыми тенями. Могучее животное нервно пританцовывало, копыта звонко цокали по утрамбованной почве. Мужчина обернулся к коню, чтобы успокоить его. Взметнулись и опали длинные волосы.

У Алиты не осталось сомнений. Это был Джейми.

Алита приняла мгновенное решение. Накинув плащ с капюшоном и обувшись, она на цыпочках вышла из комнаты. Сбегая по узкой винтовой лестнице, она благодарила судьбу, что на стенах остались гореть факелы.

Помедлив у двери и убедившись, что вблизи никого нет, Алита сбежала вниз. Пересекая двор, она успела увидеть, как Джейми на своем могучем жеребце скачет к морю. Алита последовала за ним, замирая от любопытства и страха. Всадник остановился на краю утеса, замерла и она. Появился еще какой-то человек.

Джейми поднял фонарь и помахал им из стороны в сторону.

Алита укрылась за кустом. Джейми еще несколько раз просигналил фонарем и отдал его товарищу. Оба спустились по крутой тропинке на берег. Подождав немного, Алита подобралась к краю утеса, распласталась на земле, чтобы ее не заметили, и стала наблюдать.

На сигнал Джейми отозвалась шхуна, стоявшая на якоре в бухте. Алита сумела различить лишь ее смутный силуэт, хотя судно подошло к берегу очень близко во время прилива. Затем вдоль утеса, как по мановению волшебной палочки, зажглись десятки огней, и Алита увидела, как от корабля отделилась шлюпка и направилась в сторону суши. Вскоре она ударилась о берег, и люди принялись сгружать с нее бочки. Подплыла еще одна лодка, затем еще и еще. Скоро узкая прибрежная полоска земли была заставлена штабелями бочек. Алита продрогла, но продолжала наблюдение. Лишь когда небо стало светлеть, Джейми поговорил с каким-то человеком, и шлюпки начали возвращаться на корабль. «Интересно, что будет дальше», — подумала Алита. Гадать ей пришлось недолго. Сзади послышался скрип колес. На вершине утеса появились две повозки: и стали спускаться по крутому склону. Алита перевела дух, лишь когда убедилась, что ее не заметили.

А на берегу закипела работа. Люди проворно грузили бочки на телеги. Трудились все, И Джейми, наравне с товарищами, взваливал на спину тяжелую поклажу, таскал и укладывал бочки. Одна из нагруженных подвод тронулась в нелегкий путь вверх по склону.

Опасаясь, что на этот раз ее обнаружат, Алита решила вернуться в замок до того, как люди начнут разгружать повозку. Впрочем, лошади еле тащились, так что можно было не торопиться. Все равно она успеет домой раньше, чем туда приедут контрабандисты.

Контрабандисты. Страшное слово. Контрабанда — нарушение закона, преступление, караемое смертной казнью. Как Джейми угораздило взяться за подобное ремесло? Разве он не понимает, что лишает короля необходимого казне дохода и подвергает себя и жителей деревни опасности? «Нужно что-то предпринять, — решила Алита, — пока петля не затянулась на шее Джейми».

Алита добралась до башни минут за десять до того, как туда притащилась первая подвода. Из окна второго этажа она наблюдала, как сгружают бочки и вкатывают их в кладовую. Увидев, что во дворе появился Джейми на черном жеребце, она поспешила к себе. Взволнованно шагая по комнате, Алита твердила себе, что нужно что-то предпринять. И как можно скорее… Но что?

Может, сообщить властям? Или сделать вид, что ей ничего не известно? Но это трусость, а она не трусиха. Или… Есть еще один путь. Она признается Джейми, что все знает, и потребует, чтобы он немедленно прекратил так рисковать. Выбор оказался очень прост. Увидеть Джейми на виселице не хотелось. Значит, придется поговорить.

Приняв решение, Алита наконец успокоилась. Теперь нужно хорошенько выспаться. Для такого важного разговора голова должна быть ясной.

Джейми добрался до постели ближе к утру и почти сразу уснул. Ночь выдалась тяжелая, зато и прибыль будет неплохая. А через две недели ожидается новая партия бренди.

Джейми понимал, что рискует: королевские сборщики податей вышли на след злоумышленников, но слишком велик был соблазн осуществить еще одну, последнюю сделку. И прежде чем окончательно погрузиться в сон, Джейми вспомнил об Алите.

* * *

Алита проснулась, когда солнце было уже высоко.

Чуть позже на цыпочках вошла Бесс, и Алита заметила, что у ее камеристки такие же покрасневшие от бессонной ночи глаза, как у нее. «Немудрено, — подумала Алита, — ее муж и сын тоже трудились ночью на берегу, а Бесс, верная жена и заботливая мать, ждала, когда они вернутся». Алита чуть было не проговорилась, что знает, чем занимались люди на берегу, но вовремя прикусила язычок. Сначала она обсудит все с Джейми и растолкует ему, какой опасности он подвергает себя и тех, кто ему помогает.

Спустившись вниз к завтраку, Алита узнала, что Джейми с утра ускакал куда-то с дружинниками, и решила, что пора начинать действовать. Быстро покончив с едой, она отправилась на поиски мужа. Оказавшись в кладовой, где, по ее разумению, должны были находиться ночные трофеи, она обнаружила только мешки с мукой, бочонки с элем для домашнего потребления и прочие припасы. Контрабанды и след простыл.

Алита удивленно озиралась. Она сама видела, как разгружали подводы и вкатывали бочки в башню. Не приснилось же ей это, в конце концов! И тут ее осенило: должен быть потайной погреб! Но как найти тайник? Она внимательно осмотрела стены, но не обнаружила ничего, что было бы похоже на замаскированный вход. Затем ее взгляд переместился на пол. Раз нет двери — должен быть люк. Она опустилась на колени, чтобы рассмотреть толстые доски. В таком положении ее и застал Джейми.

— Вы что-нибудь ищете?

— Ой! — От неожиданности Алита заморгала и села на корточки. — Что вы тут делаете?

— Я тут хозяин — хожу где хочу.

Алита поднялась, отряхивая юбку.

— Я.., я проверяла, что у нас есть из припасов. — Она вызывающе вскинула подбородок. — Это моя обязанность.

— С каких это пор вы так внимательны к своим обязанностям? — Джейми иронически вскинул бровь. — Могу вам напомнить о некоторых, коими вы злостно пренебрегаете.

Алита вспыхнула. До сих пор ей казалось, что это Джейми ею пренебрегает.

— Какого рода припасы вы искали на полу, миледи? — Ее муж был неумолим.

Алита собралась с силами. Более подходящего случая поговорить с Джейми о контрабанде не представится. Не успев отдышаться, она выпалила:

— — Я знаю вашу тайну, милорд.

Джейми недоуменно наморщил лоб:

— О какой тайне вы говорите, миледи?

— Не надо притворяться, Джейми, я видела вас ночью на берегу. Я знаю, чем вы там занимаетесь.

Господи, вас же всех повесят!

Выражение лица Джейми стало угрожающим.

— Вы пошли за мной на берег?

— Да, и видела вас на черном жеребце. Теперь я понимаю, почему вас зовут Повелителем Ночи.

Я знаю про корабль в бухте и лодки с контрабандой.

— Вы пошли за мной на берег? — повторил Джейми, повышая голос. Алита еще никогда не видела мужа в такой ярости. Похолодев от страха, она невольно попятилась.

— Правильно делаете, что боитесь меня, миледи, — процедил Джейми, — ибо вы намеренно шпионили за мной, и теперь придется расплачиваться. Вы уже сообщили властям?

— Разумеется, нет! — возмутилась Алита. — Но если на вас кто-нибудь донесет, не удивляйтесь. Вы совершаете преступление. Королевский закон суров с контрабандистами, и это справедливо. Вы лишаете казну доходов.

— Чтобы король мог вести войны на чужой земле? — бросил Джейми. — Генрих должен больше заботиться о своих подданных. Никто не пришел на помощь моей семье, когда отца оклеветали, а меня лишили всего, что у нас было. Нет, миледи, я был вынужден спасаться бегством. Если бы не Гейлорд, меня бы уже давно не было в живых.

— Кто бы стал сводить счеты с ребенком? — спросила Алита — Задайте этот вопрос своему отцу. И Эвану Грею. Впрочем, это все в прошлом. Сейчас речь идет о вас. Вероятно, нет нужды объяснять, что вы оказались в очень сложном положении. Как мне теперь с вами поступить, миледи?

— Что вы имеете в виду?

— Вы проникли в тайну, тайну, от которой зависит моя жизнь и жизни чуть ли не всех жителей деревни.

Алите стало страшно. Огромный, разъяренный Джейми казался ей свирепым великаном. Муж вправе поступить с женой как ему заблагорассудится — изувечить, заточить в подземелье, убить… Она смотрела на него полными ужаса глазами, прижав руки к груди.

— Я.., я хотела лишь предупредить вас, милорд, больше ничего. Вы же мой муж. Я никогда бы не предала вас.

— — Да что вы?! — воскликнул Джейми издевательским тоном.

— Клянусь, Джейми, это правда. Я надеялась, что сумею убедить вас немедленно прекратить незаконные дела.

— А если бы я не согласился? Что тогда?

— Н-ничего, милорд, — пролепетала Алита и снова попятилась.

Джейми шагнул вперед.

— Почему-то я вам не верю, моя бесценная.

От его ледяного голоса ее бил озноб.

— Я не скажу ни единой душе, что Повелитель Ночи — это вы и что ночью на берегу жгут огни контрабандисты. Неужели они не знают, кто их предводитель?

— Вся деревня знает, но я полностью доверяю своим людям. Прозвище придумано лишь для того, чтобы ввести в заблуждение королевских ищеек. Но теперь, когда вы проникли в мою тайну, миледи, я больше не чувствую себя в безопасности. Слишком много жизней на кону. Мы не имеем права рисковать.

Как мне с вами поступить, моя дорогая?

Занятые разговором, Джейми и Алита не заметили Ровену, притаившуюся в тени на лестнице. Услышав голоса, доносившиеся с первого этажа, она бесшумно спустилась вниз и стала свидетелем перепалки. Таким образом опасная тайна оказалась известна и ей. Теперь Джейми у нее в руках, и при случае она не преминет воспользоваться тем, что так удачно подслушала.

Под пристальным взглядом черных глаз Джейми сердце Алиты бешено колотилось. Уверенная, что ей грозит опасность, она повернулась и со всех ног бросилась наутек.

— Стойте!

Но Алита не послушалась. Она мчалась стремглав, задыхаясь и едва не падая. Мелькнули удивленные слуги на втором этаже, какие-то люди в зале на третьем. Наконец четвертый этаж. Еще немного — и она у себя, в безопасности. Рыдая, Алита вбежала в свою комнату и стремительно повернулась, чтобы задвинуть засов. Дверь не поддавалась. Алита закричала от ужаса — перед ней стоял Джейми. Он оттолкнул ее с такой силой, что она упала на пол.

Джейми вошел в комнату и захлопнул дверь ногой.

— Вы думали, что сумеете убежать от меня, миледи?

Он схватил жену за руку и рывком поднял.

— Не смейте ко мне прикасаться. Если вы покалечите меня, мой отец пойдет на вас войной.

Джейми нахмурился.

— Я не собираюсь вас калечить. Но хочу предупредить: если донесете на меня, вам придется пожалеть о последствиях.

— Вы.., вы мне угрожаете?

— Да. И не вздумайте со мной шутить, ибо наказание едва ли придется вам по нраву.

Джейми не доставляло удовольствия запугивать Алиту, но иного выхода у него не было. Он был уверен, что ради того, чтобы вернуться к Эвану Грею, его жена готова на все, даже на предательство. Если его повесят, она снова станет свободной и выйдет замуж за того, о ком мечтает. Да только этому не бывать. Слишком много жизней, кроме его собственной, оказались под угрозой. Почти каждый мужчина в деревне в разное время принимал участие в ночных предприятиях, и Джейми не мог допустить, чтобы об этом узнали.

— Я все еще ваша жена, милорд. Вы обязаны уважать меня.

— Уважать?! Уважение должно быть взаимным.

Вы никогда даже не пытались скрыть, что презираете меня. Вы столько раз называли меня мужланом и сыном предателя, что я уже со счета сбился.

Алиту охватил гнев. Как смеет Джейми обвинять ее в том, в чем виноват сам! Если бы он не явился в Виндзорский замок и не сорвал ее свадьбу с Эваном Греем, она бы даже не знала, что он существует на свете.

— А как женщина может уважать мужа, который свою девку ставит выше жены? Я просила вас прогнать Ровену из замка, но вы упорно отказывались.

И что теперь мне прикажете делать? Помогать ей при родах вашего незаконного ребенка?

На лице Джейми появилось озадаченное выражение.

— У меня нет незаконного ребенка.

— Будет, когда родит Ровена.

— Вы лжете!

— Нет! Ровена носит вашего ребенка. Она сама мне сказала.

— Значит, лжет Ровена, — в бешенстве крикнул Джейми. — У нее живот плоский, как жаровня, а я не притрагивался к ней, с тех пор как мы поженились.

Пораженная, Алита уставилась на мужа.

— Этого не может быть! Вы обманываете меня.

— Не обманываю, — в порыве чувства Джейми схватил жену за плечи.

Непроглядной черноты глаза сверлили ее взглядом. Алита вдруг поняла, что муж говорит правду.

Она растерялась.

— Я.., я знаю только то, что мне сказала Ровена.

Отпустите меня, грубиян, вы делаете мне больно.

Чувствуя, как в нем начинает клокотать огонь, она задрожала.

Джейми не касался жены с тех пор, как они вернулись из лесного домика, опасаясь выпустить на волю страсть, которую вызывала в нем прекрасная белокурая ведьма. Он слишком хорошо знал, как относится к нему хрупкая красавица. Не хотел он делить постель и с Ровеной, с этим покончено раз и навсегда. Приходилось соблюдать воздержание, хотя бывшая любовница изо всех сил старалась его соблазнить. С Алитой же все было иначе.

Разум Джейми противился чувствам. Господь свидетель, его неумолимо влекло к прелестной жене, и сейчас он был как никогда близок к осуществлению своей мечты. Однако он не имеет права позволить себе ни малейшей слабости.

Но едва его руки ощутили сладостное тепло нежного тела, благие намерения растаяли, как лед под лучами солнца. Со стоном муки он заключил жену в объятия. Его ладони скользнули вниз по изящной спине и легли на округлые ягодицы. Джейми прижал вожделенное тело к напряженным чреслам.

С губ Алиты сорвался стон. Джейми обнимал ее, и огонь в его глазах был красноречивее любых слов. Она ощутила жар, исходящий от его могучего тела, и поняла, что в нем растет желание. А потом он поцеловал ее.

Жестко. Требовательно. Его губы впивались в ее рот, язык настойчиво пробивал себе дорогу. Только гордость могла помешать ей полностью подчиниться его воле, но, к собственному ужасу, она чувствовала, как огонь его поцелуя проникает в ее душу и как в этом огне плавится ее решимость.

С радостью и благодарностью ощутил Джейми, как тело Алиты подчиняется, уступает. Оторвавшись от сладких уст, он улыбнулся жене. Получив внезапную передышку, Алита собралась с силами, чтобы побороть предательскую слабость. Откинув голову, Алита смерила мужа надменным взглядом и бросила:

— Мерзавец! Почему вы так со мной поступаете?

— Не знаю, — ответил Джейми. — Может, вы ведьма? Ни одна женщина, кроме вас, меня не привлекает. Если бы вы были честны перед собой и передо мной, то признали бы, что сами пылаете ко мне такой же страстью. Разве ваше тело не жаждет моих ласк?

Разве ваши губы не жаждут поцелуев? А лоно не орошается влагой в ожидании гостя?

Щеки Алиты залились краской. Она с отчаянием ощутила, как по спине пробежала дрожь и отозвалась трепетом растущего желания. И когда ладони Джейми охватили мягкие выпуклости грудей с набухшими бутонами сосков, он понял, насколько она взволнована. Его пальцы принялись поглаживать нежные припухлости.

Услышав сдавленный стон, Джейми еще больше осмелел, нагнулся и принялся теребить сосок языком прямо сквозь материю платья. Трение ткани о чувствительную кожу доставило Алите такое тонкое наслаждение, что она вновь застонала и прижалась к мужу.

— О, милая, — — вырвалось у Джейми. Подхватив жену на руки, он отнес ее в постель. — Я хочу проникнуть в тебя глубоко-глубоко, так, чтобы тебе показалось, что я пронзил насквозь твою душу.

Его пальцы на удивление легко справлялись с многочисленными застежками на платье. Алита в последний раз отчаянно попыталась ему помешать. Но слабые усилия не увенчались успехом. Джейми просто отвел ее руки и продолжал свое дело, пока полностью не раздел возлюбленную.

— Я не устаю поражаться твоей красоте, — восхищенно прошептал он, прижимаясь губами к ее шее.

— Я.., перестань, пожалуйста. Я не могу думать, когда ты меня целуешь.

— А тебе и не надо думать, любовь моя. Только чувствуй. Я хочу, чтобы ты чувствовала все, что я буду с тобой делать.

— Негодяй, — выдохнула она, обвивая его шею руками.

Ее тело выгнулось ему навстречу, губы потянулись к губам.

— Истинная правда, — согласился Джейми, плутовски улыбаясь.

Он приподнялся, чтобы скинуть с себя одежду.

Затем снова опустился и склонился к ее губам. Он целовал и покусывал их, а когда Алите подумалось, что большего наслаждения она уже не в состоянии испытать, скользнул ниже. Его рот вкусил сладость нежной шеи, атласного плеча, миновал ключицу и задержался на упругих грудях. Там он пустил в ход язык и не унимался до тех пор, пока Алите не стало казаться, что еще чуть-чуть — и она лишится чувств. Внезапно он перевернул ее на живот. Горячие губы прижались к спине.

— Твоя кожа мягче бархата, — простонал Джейми.

Покрыв поцелуями округлые ягодицы, он тронул внутреннюю сторону ее бедра. Алита вскрикнула, почувствовав, как горячая ладонь проникает дальше.

— Ты вся бело-розовая с золотом, — восхищенно выдохнул Джейми.

Он снова перевернул ее на спину и, разведя ей ноги, встал на колени. Алита взглянула мужу в лицо.

Джейми смотрел на нее, не отводя глаз. Затем стал гладить и ласкать прекрасное тело. Потом нашел маленькую ладонь и, медленно улыбнувшись, сказал:

— Ты готова принять меня.

Он показал ей, как увлажнилось ее лоно. Потом быстро переложил ее ладонь на свою напряженную плоть.

— А я готов войти в тебя.

У Алиты от изумления округлились глаза. Ей и в голову прийти не могло, что нечто, столь сильное и могучее, может оказаться на ощупь нежнее шелка. Ее пальцы непроизвольно сжались; осмелев, она погладила мужа.

— Господи, Алита, ты меня с ума сведешь!

В следующее мгновение он уже склонился над ней и приник губами к влажной розовой плоти.

— Джейми, нет!

Он поднял голову и улыбнулся.

— Да, любовь моя, разумеется, да. Я упиваюсь тобой.

И он вернулся к своему чувственному пиршеству.

У Алиты не осталось сил сносить эту сладостную пытку. Пока Джейми дарил ей самую интимную ласку из всех, что возможны между мужчиной и женщиной, ее то бросало в жар, то било в ознобе. Она хотела было возмутиться, но боялась, что Джейми послушается и остановится — и тогда она умрет. Никогда прежде она не чувствовала себя такой беспомощной, никогда прежде не зависела так сильно от другого человека.

А Джейми не знал пощады. Он нащупал крохотный узелок блаженства и ласкал, теребил его, пока стоны и вопли Алиты не зазвучали в его ушах сладостной музыкой. Она взмыла на волне последнего исступления.

Вспыхнули звезды, тьму пронзил ослепительный свет.

Алита лежала дрожащая, оглушенная переживаниями, почти непосильными. Джейми вошел в нее, и от острейшего наслаждения она закричала, схватила его за плечи, выгнулась навстречу. Он проникал все глубже и глубже, так глубоко, что она снова вскрикнула, пораженная силой натиска. На этот раз ей открылись высоты, столь головокружительные, что стало казаться: еще немного, и душа расстанется с телом. Сквозь какую-то пелену она услышала, как вскрикнул Джейми, как он напрягся, как излилась горячая влага. Больше она ничего не сознавала.

Прошло несколько минут — или часов? — Алита, открыв глаза, увидела, что Джейми пристально смотрит на нее. Он словно пытался разгадать какую-то загадку.

— Почему ты так со мной поступаешь? — дрожащим голосом спросила Алита. — Ты сильнее и опытнее меня. Как я могу устоять, когда ты делаешь с моим телом все, что хочешь?

— Не знаю, — тихо ответил Джейми. — Стоит мне прикоснуться к тебе, я теряю рассудок. — Теперь он хмурился, пытаясь привести чувства в порядок, но сердце стучало слишком громко, заглушая доводы рассудка.

Алита знала, что ступает на скользкую почву, но все-таки решила воспользоваться тем, что Джейми пребывает в задумчивости, и снова попыталась вернуться к разговору.

— Джейми, прошу тебя, выслушай меня. Ты должен раз и навсегда бросить свои опасные игры. Рано или поздно лорд Грей узнает, кто виноват в том, что казна недосчиталась многих тысяч фунтов.

— Узнает от тебя, любовь моя? — В голосе зазвучала угроза, глаза смотрели осуждающе.

— От меня? Никогда! — горячо запротестовала она. — Я только хочу, чтобы ты пообещал мне немедленно прекратить свои незаконные дела. Мне не нравится то, чем ты занимаешься. Я боюсь за тебя, Джейми!

— Тогда-забудь обо всем, Алита. Забудь о том, что видела прошлой ночью. Я предупредил тебя: если ты предашь меня, то очень сильно об этом пожалеешь.

И я не преувеличивал. Но, чтобы мне было спокойнее, сегодня же ты переедешь в мою комнату. Ночью я должен тебя видеть.

— А как ты поступишь с Ровеной? — воинственно спросила Алита.

— Ровена мне безразлична. Я поговорю с ней о том, что она тебе наплела. Но как бы она ни юлила, я все равно отправлю ее к брату.

— Правда? — недоверчиво спросила Алита.

— Правда, — подтвердил Джейми. — Любому мужчине одной женщины в доме достаточно. А пока довольно болтовни. Что-то я совсем изголодался.

Обхватив жену за талию, Джейми приподнял ее, перевернулся на спину и посадил себе на живот. Алита изумленно смотрела на доказательство его слов.

— Ты ненасытен, — прошептала она, снова погружаясь в истому.

— Да, с тобой ненасытен. Впусти меня, любовь моя, я хочу еще раз почувствовать сладостный жар твоего лона.

Зачарованная его глубоким, искушающим голосом, Алита обняла руками его восставшую плоть, приподнялась и с силой опустилась на нее. Казалось, Джейми заполнял собой все ее существо, доводя до полного исступления. Наконец, рухнув без сил, она почувствовала, как его разгоряченное, блестящее от пота тело прижалось к ней. И хотя солнечный свет вовсю заливал комнату, она закрыла глаза и мгновенно уснула.

9.

Джейми не спал. Он не мог отвести глаз от Алиты. Может быть, только сейчас Джейми осознал, насколько сильна бушевавшая в нем страсть. Белокурая красавица полностью завладела всеми его чувствами, подчинила себе волю. Он не собирался связывать себя брачными узами, но теперь без Алиты его жизнь лишилась бы самого ценного. Пусть она упряма, своевольна и неуступчива, но делить с ней любовные утехи было неимоверным наслаждением.

«Как же она чиста и непорочна, — думал Джейми, любуясь Алитой. — И как безнадежно она меня презирает».

Печально вздохнув, Джейми вышел из комнаты.

Встретив в зале Бесс, он велел ей перенести вещи хозяйки в его покои, поскольку отныне Алита будет жить там. В это мгновение вошла Ровена; услышав распоряжение Джейми, она позеленела от злости. Дождавшись, когда Бесс уйдет, она набросилась на Джейми:

— Так, значит, ты спишь с этой мерзавкой! Ты обещал мне, что свадьба никак не скажется на наших отношениях. Ты говорил, что женишься на леди Алите, только чтобы насолить Эвану Грею. И я тебе поверила. А теперь ты меня не замечаешь. Она околдовала тебя, Джейми! Превратила из мужчины в тряпку!

— Не болтай о колдовстве, — грозно предупредил Джейми. — Ты богохульствуешь, а это опасно.

Тебя могут услышать. Вспомни: я ничего не обещал.

Я сказал, поступай как знаешь, хочешь — оставайся, хочешь — уезжай. Ты захотела остаться.

— Я думала, что по-прежнему буду проводить ночи в твоей постели. Но ты и смотреть на меня не желаешь с тех пор, как привез сюда эту бледную немощь.

Выражение лица Джейми стало угрожающим.

— Не смей распускать свой поганый язык. Ты недостойна чистить башмаки леди Алиты. Ты намеренно солгала ей, и я требую, чтобы это никогда больше не повторялось.

Ровена захлопала глазами:

— Солгала? О чем ты, Джейми? С чего ты взял?

— Отвечай честно, Ровена. Ты носишь моего ребенка? Это очень легко проверить. Я пошлю в деревню за повивальной бабкой, и все выяснится. Но если окажется, что ты соврала моей жене, тебе это с рук не сойдет. Скажи правду, и я отправлю тебя к брату, щедро вознаградив за услуги.

— Ты гонишь меня?

— Да. Я был не прав, оставив тебя в этаж. Алита — моя жена. Это ее дом.

— Ты прогонишь женщину, которая носит твоего ребенка?

— Так это правда?

Ровена с досадой закусила губу. Она готова была наброситься на Джейми, исцарапать, изодрать ногтями его наглую рожу, чтобы жене противно стало на него смотреть. Нет, ничего ей не поможет, а тем более ложь. И хотя Ровена по-прежнему мечтала остаться с Джейми, она не осмелилась солгать.

— Нет, Джейми, я не беременна.

— Я знал, что это невозможно, но хотел, чтобы ты сама созналась. Я всегда был осторожен. Мне не нужны незаконнорожденные дети. Если бы ты продолжала упорствовать, я бы выгнал тебя в чем есть, не дав ни гроша.

Ровена судорожно сглотнула, осознав, как близка была к страшному наказанию.

— Не прогоняй меня, Джейми, — взмолилась она. — Позволь остаться здесь. Быть может, однажды я понадоблюсь тебе.

— Нет, Ровена, ты мне не понадобишься — ни сейчас, ни потом. Но, к сожалению, сейчас мне некого послать с тобой в дорогу, так что тебе придется задержаться, пока я не найду сопровождающих. Ты увидишь, я вознагражу тебя со всей щедростью.

Ровена взвилась:

— Ты думаешь, мне нужны твои деньги? Нет, Джейми. Мне нужен ты! Подумай еще раз, ты можешь сильно пожалеть обо всем.

Но Джейми не понял ее угрозы. Он не догадывался, что ей известна его тайна.

— Когда придет время, ты покинешь Криккит.

И, резко повернувшись, он вышел из зала. В это мгновение она ненавидела Джейми такой лютой ненавистью, какой не испытывала никогда и ни к кому.

Даже к Алите. Затем она вдруг хитро улыбнулась.

В голову пришла интересная мысль. Днем она оседлала коня и куда-то поскакала, ее никто не остановил.

Ночь за ночью Алита лежала рядом с Джейми, ощущала тепло его тела и.., притворялась спящей.

Когда он раздевался в слабом свете огня, догорающего в камине, она наблюдала сквозь ресницы. Муж казался ей великаном: каждое бедро — как ствол дуба, массивный торс — словно горный склон.

Эта ночь ничем не отличалась от остальных.

Джейми пришел, как всегда, поздно и принялся раздеваться. Алита с замиранием сердца смотрела на него.

На какое-то мгновение взгляд ее задержался на темной поросли внизу живота. Алита затрепетала. Даже в спокойном состоянии Джейми внушал почтение.

Она поспешила отвести глаза. Да, ее муж — сильный и смелый человек. Но Алите стали открываться в нем новые черты. Во всем его облике сквозит несомненное благородство. К тому же он красив. Ее взгляд скользнул по его полным губам. Алита вспомнила, как умело ласкали эти губы, заставляя ее блаженно замирать. А руки. Могучие и нежные руки творили чудеса, приучали к невиданным доселе восторгам, лепили из нее новую женщину.

— Вам нравится то, что вы видите, миледи?

— Ой! — Алите и в голову не приходило, что Джейми догадывается о тайном наблюдении. Она залилась краской. — Я ничего не вижу.

— Разве?

— Что можно видеть в темноте?

— Мне не нужен свет, чтобы понять, что вы разглядываете меня, любовь моя. Ваш взгляд обжигает меня, как огонь, и оставляет на коже отметины.

— Самодовольный грубиян. — Алита демонстративно повернулась к мужу спиной.

Джейми хмыкнул и улегся рядом.

— Ты хочешь меня, Алита? Я готов к услугам..

Нет ничего зазорного в том, что люди испытывают желание.

— Я не испытываю к вам никакого желания, милорд, — чопорно произнесла Алита. — Лишь чувство унижения от того, как вы со мной обращаетесь. Я требую, чтобы мне вернули мою комнату. Я не в состоянии делить с вами постель.

— А я не в состоянии доверять вам, любовь моя.

Спите, — сказал он, устало вздохнув. — Я не стану навязываться. Обещаю, что дотронусь до вас, лишь когда вы сами этого пожелаете.

— Это никогда не случится, — надменно заявила Алита.

— Случится. И раньше, чем вы думаете.

Почему он так убежден, что она станет молить его о любви? Он уже отнял у нее гордость, неужели хочет похитить и душу?

Дни сменяли друг друга с неимоверной быстротой.

Вероятно, Джейми действительно серьезно поговорил с Ровеной, так как знойная брюнетка старательно избегала соперницу. Алита надеялась, что скоро она навсегда покинет замок. Джейми также рассказал Алите о том, что Ровена солгала о своей беременности и сделала это исключительно, чтобы побольнее ранить соперницу.

Ни разу с той памятной ночи Джейми не прикоснулся к Алите. Не пыталась нарушить обет воздержания и она.

С тех пор минуло примерно полмесяца. Алита наблюдала за Джейми. Он надолго уезжал из замка, ложился спать очень поздно. Часами обсуждал что-то с Гейлордом. Алита понимала, что речь идет об очередной партии контрабандного товара. Корабль должен появиться со дня на день. Это вызывало беспокойство: вдруг случится что-нибудь непредвиденное? Вдруг Джейми подстерегает опасность?

В последнее время Алите разрешалось отправляться на верховые прогулки в сопровождении одного из рыцарей королевской дружины. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, она решила воспользоваться этой возможностью и прогуляться под ласковым солнышком и свежим ветром. Алита поспешила на конюшню, рассчитывая, что кто-нибудь согласится составить ей компанию. И не ошиблась. Один из рыцарей, сэр Найджел, охотно предложил свои услуги. Двенадцать воинов, что сопровождали Джейми и Алиту в дороге, с удовольствием остались в Крикките. Все до единого любили и уважали Джейми Мортимера и, поскольку он исправно платил им, служили верой и правдой.

Начало лета — чудесная пора в горном Уэльсе.

Прогулка удалась, не хотелось возвращаться, но сэр Найджел убедил Алиту не дожидаться темноты. Но произошло непредвиденное: конь сэра Найджела споткнулся, взвился на дыбы и сбросил седока. Удар копытом пришелся прямо в висок рыцарю, и, бездыханный, он рухнул на землю. Алита попыталась привести в чувство своего бедного спутника, но тщетно: он не подавал признаков жизни. Надо было отправляться за помощью.

Она вскочила в седло и уже готова была скакать в замок, как вдруг увидела быстро приближающуюся группу всадников. Алита подумала: кто бы ни были эти люди, они могут помочь. Когда всадники подъехали ближе, она увидела среди дюжины вооруженных людей лорда Грея.

— Алита! — закричал он. — Что случилось?

— Мой провожатый упал и получил удар копытом в висок. Ему нужна помощь. Я не могу одна довезти его до замка.

— Мои люди поднимут его и подсадят в седло, а вы можете повести лошадь под уздцы. Если, конечно, — добавил Грей, — вы желаете вернуться в Криккит. Я тревожился о вас. — Он всмотрелся в ее лицо, ожидая обнаружить следы дурного обращения, и почти огорчился, не найдя ничего подобного.

— Мне необходимо вернуться, — ответила Алита. — Джейми ждет меня. Я удивлена, что вы все еще в Уэльсе, лорд Грей. Как король?

— Король в ярости. Злоумышленники продолжают свои дела, а мы до сих пор не знаем, кто они. Нам известно только имя их главаря. Повелитель Ночи.

Вам приходилось что-нибудь слышать о нем, миледи?

— Это просто местная легенда. — Голос у Алиты задрожал. — Такого человека не существует на самом деле. Это мне доподлинно известно.

— Правда, миледи? Мне кажется, вам известно гораздо больше, чем вы хотите показать. Полагаю, в следующий раз удача изменит этому Повелителю Ночи.

Нотка угрозы в голосе и злорадный блеск в его глазах насторожили Алиту. Что ему известно? Она резко обернулась. Двое лучников лорда Грея поднимали сэра Найджела.

Видимо, от встряски рыцарь пришел в чувство: он застонал и открыл глаза. Увидев, что его госпожа окружена незнакомыми людьми, он встрепенулся и попытался вытащить меч из ножен, но не сумел.

— Не волнуйтесь, сэр Найджел, я в безопасности, — поспешила успокоить его Алита. — Как вы себя чувствуете? Вы сможете доехать до дома?

Сэр Найджел был все еще очень слаб, но бодрился.

— Да, миледи, смогу. Нам пора.

И тут он увидел лорда Грея и услышал его слова:

— Мне не нравится, что вы возвращаетесь к Мортимеру, леди Алита.

— Мне пора домой, лорд Грей. Передайте отцу, что я.., что я буду рада увидеться с ним.

Сэр Найджел забеспокоился. Его господин предупреждал, что Эван Грей — злейший враг, и велел немедленно гнать его, если тот осмелится появиться в окрестностях Криккита. Но сейчас сэр Найджел был серьезно ранен и один. В таких обстоятельствах лучшее, что он мог сделать, — как можно скорее увезти леди Алиту прочь от опасного человека.

— Тогда прощайте, миледи. Но попомните: очень скоро мы встретимся вновь. Ваш отец просил передать вам, что скоро вы получите приятные известия. И благодарю вас, миледи, — то, что вы сообщили, весьма заинтересует короля.

Алита озадаченно посмотрела на бывшего жениха.

Намек остался ей непонятен. Затем пришпорила коня и помчалась в сторону замка. Сэр Найджел с трудом поспевал за ней.

Алита надеялась, что Джейми не узнает о ее встрече с Эваном Греем, но уже за ужином поняла, что надежды были напрасны.

— Вы довольны дневной прогулкой, миледи? — задал Джейми невинный вопрос.

Вместо ответа Алита смерила его презрительным взглядом: она уже поняла, куда он клонит.

— Как себя чувствует сэр Найджел?

— Хорошо, если не считать ушибленной головы.

Вы не хотите рассказать мне про встречу с лордом Греем?

— Мне нечего рассказывать.

— А вот сэра Найджела очень взволновало то, что он услышал. Вы уверены, что вам нечего сказать, миледи?

— Совершенно нечего, — серьезно повторила Алита.

* * *

На этот раз Джейми не пришел в спальню, как обычно, и Алита проснулась посреди ночи с ощущением тревоги. Она знала, что сегодня должен причалить корабль с контрабандным бренди, и решила посмотреть, что творится на берегу. Встав с постели, она подошла к окну и отодвинула гардину. Да, все было так, как она ожидала: на узкой полоске суши мерцали десятки огней. Стояла безлунная ночь, темная и непроглядная. Но что-то было не так, как всегда. Она чувствовала это нутром.

Интуиция подсказала Алите: медлить нельзя. Она бросилась к двери, торопясь предупредить Джейми, что ему грозит какой-то невидимый, неведомый враг.

На мгновение она замешкалась, но затем решительно отбросила сомнения, подумав о людях, чьи жизни, возможно, находятся под угрозой.

И, конечно, о Джейми. А вдруг его ранят или захватят в плен? Этого нельзя допустить.

Но.., дверь оказалась запертой.

— Будь ты неладен, Джейми Мортимер! — Голос Алиты дрожал от ярости.

Она бросилась обратно к окну и с замиранием сердца смотрела, как наплывающий с моря туман накрывает крохотные фигурки, суетящиеся на берегу.

Из-за плотной дымки шхуны не было видно, но Алита знала, что та уже стоит на якоре в бухте. Затем она случайно взглянула на тропинку, ведущую к замку, и похолодела. По крутому склону медленно спускались всадники. Их было много, целый отряд. Сбывались худшие ее опасения!

Алита закричала, пытаясь предупредить о смертельной опасности, но ее никто не услышал. Запертая в четырех стенах, она могла лишь беспомощно наблюдать, как армия Эвана Грея готовится обрушиться на головы Джейми и его товарищей. На время она потеряла королевских солдат из вида и снова увидела их уже на берегу, когда они бросились в атаку. Сквозь туман Алита с трудом различала, что происходит на берегу, зато отчетливо слышала крики и лязг оружия.

Она словно приросла к месту. Казалось, прошел не один час. И только когда первые проблески зари окрасили небо на востоке и туман рассеялся, Алита увидела поле битвы. Корабля не было. Люди Грея копошились рядом с бочонками. На песке лежали тела нескольких погибших. Остальные контрабандисты словно растаяли в воздухе. Ни Джейми, ни его черного жеребца нигде не было видно. Теперь ей оставалось только ждать.

Было уже позднее утро, когда она услышала шаги.

Кинувшись к двери, она закричала:

— Джейми, это ты?

— Нет, миледи, это Бесс.

— У тебя есть ключ, Бесс? Я заперта.

— Ключ в замке, миледи.

— Господи, Бесс, так поверни же его! Где мой муж?

Дверь отворилась, в комнату вошла Бесс. У нее были красные и опухшие глаза, она явно недавно плакала.

— Что, Бесс? Что случилось?

Бесс, словно не слыша вопроса, принялась прибирать комнату.

— Ты можешь сказать мне, Бесс. Я знаю все о Повелителе Ночи.

— Знаете, миледи? — удивленно переспросила Бесс.

Алита кивнула.

— Ночью случилось что-то ужасное, да?

— Кто-то предупредил мытарей, — всхлипнула Бесс. — Если бы не потайной ход, что ведет из пещеры на вершину утеса, всех бы убили или захватили в плен. Но Повелитель Ночи выбрал такое место, откуда можно уйти, если нагрянут враги. Хорошо, кто-то увидел, как отряд спускается с утеса, иначе бы не миновать большой беды. Мой муж серьезно ранен, миледи, но, слава богу, сын вернулся целым и невредимым.

И в этот момент вошел Джейми.

— Оставь нас, Бесс, — кивнул он горничной. — Ступай домой, твое место у постели мужа.

Бесс не пришлось долго упрашивать.

Джейми затворил дверь и обернулся к жене. Каменное лицо, безжалостный взгляд, напряженный от гнева голос — таким Алита его еще не видела.

— Зачем вы сделали это, миледи? Неужели вы так ненавидите меня, что решились подвергнуть смертельной опасности людей, которые пытаются накормить свои семьи?

Алита вспыхнула:

— Вы обвиняете меня в предательстве?

— Факты говорят сами за себя, миледи. Вы пробыли какое-то время наедине с Эваном Греем. Сэр Найджел сказал мне, что был без сознания, а когда очнулся, увидел, что вы беседуете с Греем. Вы знали, когда должен прийти корабль с очередной партией товара, и у вас было довольно времени, чтобы сообщить ему об этом. Мне следовало этого ожидать, — добавил Джейми с горечью. — Вы назвали ему мое имя?

— Вы глупец, Джейми Мортимер, — сердито бросила Алита.

— Попробуйте опровергнуть мои подозрения.

Но Алита вызывающе молчала.

Нет, она не доставит удовольствия этому самонадеянному упрямцу и не станет оправдываться. Разумеется, она ни в чем не виновата, но что толку спорить и доказывать? Джейми все равно не поверит, ведь он уже вынес ей приговор.

— Вам нечего сказать, миледи? — Джейми отчаянно цеплялся за последнюю возможность. Всем сердцем он желал, чтобы его прелестная жена оказалась ни при чем, хотя внутренний голос упорно твердил:

Алита — предательница.

— Я ничего не опровергаю и ничего не подтверждаю, милорд. Думайте что хотите. Вы сами все решили. Я всегда знала, что в вас нет ни капли сочувствия, зато слишком много гонора, Джейми Мортимер. Вам следовало послушаться моего совета и прекратить свои грязные делишки. — И она повернулась к мужу спиной.

Джейми охватила безумная ярость. Резко развернув Алиту лицом к себе, он схватил ее за хрупкие плечи и стал трясти.

— Из-за вас погибли четыре славных человека и множество ранено. Если бы не туман, всех бы перестреляли или схватили. Из-за вас пропал груз ценнейшего бренди. — Джейми словно решил вытрясти из жены всю душу.

У Алиты зуб на зуб не попадал.

— Х-хотите м-меня уб-бить, т-так уб-бивайте ск-корее! — едва выговорила она, борясь с подступающей дурнотой.

— Опять перечите? — взревел Джейми, однако прекратил свою экзекуцию.

— И впредь буду, если вы несправедливы, — задыхаясь, ответила Алита.

— Почему вы это сделали? — бушевал Джейми.

— Попробуйте ответить сами, — Алита держалась из последних сил.

— Потому что вам нужен Эван Грей. Всем известно, что вы мечтали выйти за этого негодяя. Моя же жизнь вам безразлична.

Алита побелела.

— Нет.

— Я предупреждал вас: если вы меня предадите, наказания вам не избежать. — Джейми все еще держал ее за плечи.

— Поступайте как знаете, милорд, я не буду молить вас о пощаде. Но запомните: вам никогда не узнать правды.

Джейми окончательно вышел из себя.

— Ни одна женщина не способна так себя вести.

Видно, Ровена права, вы и в самом деле ведьма. Но не сомневайтесь, миледи, я выколочу из вас всю дурь.

Алита не успела и глазом моргнуть, как Джейми схватил ее за руку и разорвал платье на спине сверху донизу. Затем швырнул жену на кровать лицом вниз, вытащил из-за пояса кнут и похлопал им по бедру.

Когда он вскинул руку, Алита зажмурилась. Она услышала, как хлыст со свистом прорезал воздух. Звук удара оглушил ее — но боли не было. Алита удивленно повернула голову. Страшный удар пришелся на спинку кровати, оставив на древесине уродливый рубец.

Джейми сдавленно застонал, хлыст упал на пол.

Алита попыталась подняться, но тяжесть его тела придавила ее к кровати.

— Господи, спаси и помоги, — взмолился Джейми. — Я не могу причинить вам боль. Лучше я запру вас в комнате до конца жизни, чем обезображу это прелестное тело. — Слегка приподнявшись, он перевернул жену на спину и заглянул ей в глаза. — Кто вы, миледи, почему я не в состоянии причинить вам боль?

— Ваша жена, милорд, — тихо ответила Алита.

Черные глаза блестели, как полированный оникс.

Теплое дыхание ласкало ее щеку. Рот был мучительно близко.

Джейми знал, что должен наказать Алиту, но не мог: при мысли, что она будет страдать, душа обливалась кровью. Желание не давало ему покоя. Оно терзало его ночью, когда Алита была так близко, но он не мог коснуться вожделенного тела. Терзало днем, когда она порхала по замку, как белокурый эльф. А вспоминая пьянящий аромат ее кожи и наслаждение, какое с ней испытывал, он буквально терял голову, а в душе начинал бушевать костер страсти. Однажды вкусив блаженства, он нуждался в нем снова и снова, как человек, пристрастившийся к бренди.

Алита замерла, зная, что Джейми ее сейчас поцелует, и мечтая об этом. Но, когда его губы нашли ее рот, она уперлась руками в каменную грудь мужа, пытаясь увернуться от поцелуя. Однако Джейми шел напролом.

Почувствовав даже сквозь одежду, как напряжена его плоть, Алита застонала. Когда Джейми впился в ее рот требовательным и жадным поцелуем, она забилась, запротестовала. Но Джейми был беспощаден.

— Не так, милорд, — взмолилась Алита. Она хотела ласки, но не ярости.

— Так, миледи. Вы принадлежите мне. Уступите, ибо я возьму свое, как бы вы ни сопротивлялись.

— Не могу! — вскричала Алита.

— Можете, — сипло ответил Джейми.

Резким движением он сорвал с нее остатки платья.

И вот его пальцы уже ласкают упругие груди, теребят розовые соски. Покинув сладостный рот, его язык пустился в дорогу: щека, шея, ложбинка между грудями.

Джейми ласкал и целовал набухшие бугорки. Затем его рука скользнула вниз по ее животу. Пальцы тронули влажную расселину меж бедер, и Алита вскрикнула, признавая свое поражение.

Этот человек, этот возмутительно самонадеянный гордец имел над ней невероятную власть. Почему? Почему так радостно откликается ее тело на прикосновения его рук и кровь быстрее бежит в жилах? Господь свидетель, она пыталась ненавидеть дерзкого выскочку, но вместо этого растворилась в море ласки и взмыла в небо на волне блаженства.

Вернувшись на землю, она увидела, что Джейми разделся и, стоя на коленях, ждет, когда жена очнется, чтобы снова начать упоительную пытку.

Джейми гладил и ласкал ее, и Алита удивленно поняла, что у нее пропало желание бороться.

Когда их жизнь стала немыслима без любви друг к другу?

Когда в ее сердце ненависть сменилась любовью?

10.

Голова у Алиты шла кругом, мысли путались. Вздох сорвался с ее губ, когда она почувствовала, как Джейми развел ее ноги. Когда он проник рукой в глубь нежной расселины, она рванулась ему навстречу. Джейми ласкал ее. Потом вдруг убрал руку. Алита протестующе застонала.

— Вы хотите, чтобы я продолжал, миледи?

— Нет, милорд, ни за что!

Его пальцы вновь раздвинули лепестки нежного цветка.

— Ответьте, миледи. Я не отпущу вас, пока вы не скажете, чего хотите.

Не в состоянии вымолвить ни слова, Алита отчаянно замотала головой. Когда он нагнулся и легко прикусил розовый сосок, она забилась в исступлении. Но Джейми не знал пощады. Он искусно добивался своего, то прерывая, то возобновляя сладкую муку. Она чувствовала, как бедра касается напряженная плоть, и изнывала от нестерпимого желания.

— Джейми, прошу тебя.

— Я исполню твою просьбу, только скажи, чего ты хочешь.

— Проклятие! Я хочу тебя!

— Как? — продолжал издеваться Джейми.

— Войди в меня! — закричала Алита. — Я хочу, чтобы ты вошел в меня!

Алита физически ощущала на себе пылающий взгляд черных глаз. Ее коснулись могучая грудь, сильные ноги. Надвинулся мощный торс. Когда Джейми закинул ее ноги себе на плечи, почудилось, что она вот-вот распадется на две половинки. Джейми вошел в нее глубоко, так глубоко, как никогда раньше.

Джейми порывисто наклонялся и выпрямлялся, содрогаясь с каждым наклоном. Никогда прежде не приходилось ему испытывать подобного восторга.

— Господи, любовь моя, как ты хороша! Даже в раю я не знал бы такого блаженства!

Его движения стали стремительней, исступленней.

Наконец он услышал, как Алита, затрепетав, вскрикнула. Тогда бушевавшая в нем буря достигла своего пика, и, сотрясаемый дрожью, он рухнул без сил.

Алита почувствовала, как ее лоно наполнилось горячей влагой. Силы покинули ее. Должно быть, она уснула, потому что, открыв глаза, увидела, что Джейми совершенно одет и как-то странно смотрит на нее.

Что выражают его глаза? Гнев? Но она не сделала ничего плохого. Неужели ее муж и вправду думает, что она выдала его лорду Грею? И ненавидит за это. «Видимо, так и есть», — решила Алита. Но тогда, останься она в замке, ей придется трудно. Уверенная в том, что Джейми правит не любовь, а всего лишь необузданная страсть, Алита чувствовала себя пешкой в его игре. И это терзало ее, тем более что в ее сердце вопреки всему все сильнее разгоралось чувство нежности к мужу.

Джейми задумчиво изучал прелестное лицо жены.

Когда эта белокурая красавица успела завладеть его сердцем, которое он столь тщательно охранял? Как его угораздило влюбиться в гордячку, открыто его презиравшую? Ему так хотелось рассказать ей о своей любви… Их взгляды встретились, схлестнулись. Но слова, которые могли бы изменить всю жизнь, так и не были произнесены.

Джейми первым отвел глаза.

— Я запрещаю вам покидать башню под каким бы то ни было предлогом. — Ничто в его голосе не напоминало того нежного любовника, каким он был совсем недавно.

— Как долго? — дерзко спросила Алита.

— Пока я не разрешу.

— А если я откажусь?

— Я запру вас в вашей комнате.

— А во двор мне выходить можно?

— Нет, вам нельзя покидать башню.

— Я пленница?

— Называйте это как хотите, миледи, но знайте: отныне с вас не спускают глаз. Странно, что вы не раскрыли Грею, кто таится под именем Повелитель Ночи.

— С чего вы взяли, что я этого не сделала?

— Иначе лорд Грей уже явился бы сюда, чтобы арестовать меня. Что вас остановило, Алита?

Но Алита уклонилась от ловушки. Она просто повторила то, что уже говорила раньше:

— Я вообще ничего ему не сказала.

Столь вызывающее хладнокровие разъярило Джейми. Он знал, что должен сейчас уйти, иначе совершит что-нибудь такое, о чем будет потом жалеть. Он уже поддался ее колдовским чарам и не желал, чтобы это произошло снова.

— Можете успокоиться, я больше не стану докучать вам своим присутствием по ночам. Мы вновь разойдемся по разным комнатам, — бросил он безжалостно. — Когда я с вами, я забываю, что посвятил свою жизнь тому, чтобы восстановить доброе имя отца и отомстить за его смерть. Отныне для меня важно только это. А вы, Алита, больше для меня не существуете. — Резко повернувшись, он вышел из комнаты.

Несколько следующих дней Алита почти не покидала своей спальни. Она пребывала в смятении. Со стыдом и смущением она вспоминала, как пылко отвечала на ласки Джейми. Как унижалась и молила о любви, как истово, с криками и стонами отдавалась ему.

Как сильно разгорелась в сердце любовь!

С каждым уходящим днем Алита все яснее понимала, что остаться с Джейми значило бы окончательно лишиться гордости и потерять душу. Она решила сбежать из Криккита и строила планы, как добраться в Лондон к отцу. У лорда Сомерсета было немало высокопоставленных, влиятельных друзей, и Алита была уверена, что он сумеет защитить ее от мужа. Но как вырваться на свободу?! Дважды седлала она коня, намереваясь выехать за пределы двора, и дважды ее останавливали и возвращали в башню. Однажды это сделал сэр Найджел, другой раз — сам Джейми. Сегодня она совершила третью попытку и даже умудрилась выбраться за пределы крепостной стены. Но Джейми вновь нагнал ослушницу.

— Я предупреждал вас, как поступлю, если вы осмелитесь нарушить мое распоряжение, — мрачно сказал он. — Первые два раза сошли вам с рук, но вы продолжаете испытывать мое терпение. Запомните: в том, что вы окажетесь под замком, только ваша вина.

Напрасно вы меня не послушались, миледи. Куда это вы направлялись, интересно знать? Торопились сообщить Эвану Грею, кто такой Повелитель Ночи? Мечтали оказаться с ним в постели? Оставьте мечты, миледи. Вы — моя жена, и я не намерен ни с кем вас делить.

— Вы не имеете права держать меня здесь против воли, — воскликнула Алита. — Что скажет король, когда узнает, что я пленница в собственном доме? Полагаю, он чрезвычайно обрадуется, когда схватят контрабандистов.

Джейми мрачно усмехнулся:

— Однажды вам удалось выдать мою тайну, миледи. Больше такого не повторится.

* * *

Уже неделю Алита сидела взаперти. За это время она виделась только с двумя людьми: с Гейлордом, который приносил ей еду, и с Бесс, приходившей убрать комнату. Пока горничная была занята делом, верный слуга караулил у двери, чтобы пленница не выскользнула из своей тюрьмы. Старику не нравилась эта затея, и он попытался убедить Джейми изменить решение. Однако тот был неумолим.

— Ты что, хочешь, чтобы всех нас повесили?

— Нет, Джейми, ваша жена нас не выдаст.

— Как же! Она уже это сделала. Ты что, забыл ночь, когда Грей и его люди убили четверых наших?

— А почему же тогда леди Алита не раскрыла Грею, кто скрывается под именем Повелитель Ночи?

— Женская логика неподвластна разумению, — заключил Джейми. — Это необъяснимо.

— А я думаю, что дело совсем в другом, — хитро прищурившись, возразил Гейлорд. — Быть может, ваша жена.., любит вас?

Джейми хрипло рассмеялся.

— Алита презирает меня.

— А вы к ней совершенно равнодушны, верно?

Некоторое время Джейми лишь молча смотрел на Гейлорда.

— Какое это имеет значение?

— Вы спите с Ровеной?

— Нет! Эта женщина меня не привлекает.

— Алита знает, что вы любите ее?

Джейми застыл. Неужели это настолько очевидно?

— Воображение заводит тебя слишком далеко, Гейлорд. О какой любви ты говоришь? Тебе прекрасно известно, что у меня нет времени для сердечных дел.

— Пусть в это верит тот, кто знает вас хуже, чем я, — усмехнулся Гейлорд. — Я буду охранять вашу жену, но мне все это не нравится. Спросите свое сердце, Джейми, — оно вас не обманет. Скажите Алите о своих чувствах, и, быть может, ее ответ вас удивит.

Ровена вновь торжествовала. Алита и Джейми больше не ночевали в одной комнате. Более того, бывшая хозяйка дома теперь сидела под замком. Никто ничего не знал наверняка, но Бесс намекнула, что это ее госпожа сообщила лорду Грею о месте разгрузки корабля. Теперь, когда ярость и чувство мести поутихли, Ровена была рада, что Джейми вернулся целым и невредимым, и даже немного раскаивалась в том, что предала его. Но она ведь не назвала настоящего имени Повелителя Ночи. У нее язык не повернулся это сделать. Пока…

Тем временем Алита продолжала томиться в башне. Неужели все пропало и выхода нет?

Спасение пришло неожиданно.

Однажды Ровена явилась под дверь Алитиной комнаты, чтобы поиздеваться над соперницей. Окликнув узницу, она сначала не получила ответа. Но, поразмыслив, Алита решила отозваться, чтобы выяснить, что у Ровены на уме.

— Вы пришли позлорадствовать, Ровена? — крикнула Алита через дверь.

— Очень может быть, — весело отозвалась та. — Вы сидите под замком, а я разгуливаю на свободе. Не тревожьтесь, миледи, я сумею позаботиться о вашем муже, пока вы в заточении. Слуги болтают, что Джейми страшно на вас сердит. Что вы натворили? — поинтересовалась она как ни в чем не бывало.

— Ничего, — ответила Алита. — А вы можете развлекаться с моим мужем сколько вздумается.

— Я не нуждаюсь в вашем одобрении.

Алита услышала звук шагов: Ровена уходила.

И вдруг ее осенило.

— Ровена! Постойте. У меня есть предложение.

— Предложение? — переспросила Ровена. Она явно заинтересовалась. — Какое еще предложение?

— Если вы поможете мне бежать из замка, мой муж останется в вашем полном распоряжении.

— Чудесно, — без особого воодушевления отозвалась Ровена. — Только мне с этого мало что перепадет. Джейми так взбесится, что прибьет меня на месте.

— А зачем ему знать, что это вы помогли мне бежать? Сделайте вид, что ничего не знаете. Он вам поверит. Он знает, что вы меня не жалуете.

— Может быть, — согласилась Ровена. Затея начинала ей нравиться. — Что мне нужно сделать?

— Прежде всего украсть ключ у Гейлорда и выпустить меня отсюда. Потом — отвлечь дружинников, чтобы я могла уехать незамеченной. Сумеете?

— Отвлечь мужчин невелика наука, — самодовольно отозвалась Ровена. — Они все от меня без ума, мы не раз с ними развлекались.

— Не сомневаюсь, — вполголоса пробормотала Алита. — Так вы сможете это сделать?

— А вы обещаете, что никогда не вернетесь?

— Мне незачем возвращаться, — с горечью ответила Алита. — Джейми не нужна жена.

— Тогда сделаю. Когда раздобуду ключ, приду за вами. Будьте готовы — я знаю, где старик его прячет.

Итак, все уладилось. Задуманный план скоро осуществится. Алита обретет свободу и расстанется с Джейми…

В это время дверь открылась, и в комнату вошел тот, о ком были все ее мысли. Алита не могла отвести от мужа глаз. Во всем королевстве не найти мужчины лучше Джейми Мортимера.

Джейми пришел проведать жену. Гейлорд говорил, что на плохое самочувствие она не жалуется, но Джейми хотел сам в этом убедиться. Днем он собирался во Флинт. Ему предстояло выяснить, не играет ли Грей в кошки-мышки с Повелителем Ночи. Если королевскому посланцу было известно, кто руководит контрабандистами, почему он не явится, чтобы произвести арест?

С трудом верилось, что Алита, рассказав все, что знала о происходящем на берегу, утаила самое существенное.

— Что вы здесь делаете? — дерзко спросила Алита. — Вы пришли выпустить меня из тюрьмы?

— Доброе утро, миледи, — усмехнулся Джейми. — Я вижу, вы не стали любезнее.

— А чего вы ожидали, посадив меня под-замок?

Собираетесь держать взаперти до конца жизни?

Хорошего настроения Джейми как не бывало.

— Мне казалось, я с вами еще мягко обошелся, миледи. Иные мужья не стали бы церемониться в таких случаях. Предательство — тяжкое преступление.

— Почему вы так уверены, что это я предала вас?

Вы занимались незаконными делами. На вас мог донести любой — за хорошую мзду.

Джейми Нахмурился. В словах Алиты была доля правды, но он знал, что никто из деревенских не решился бы на подобный поступок, потому что это означало бы плюнуть в колодец, из которого сам берешь воду. Все рыцари, приехавшие вместе с ними из Лондона, были вне подозрений. Да почти никто из них и не знал о его ночных делах. А Гейлорду он доверял, как себе. Нет, Алита виновна, какие могут быть сомнения.

И однако…

Однако некоторые сомнения оставались.

— Я пришел не за тем, чтобы пререкаться с вами.

Мне надо уехать на несколько дней. Половина дружины останется здесь, половина отправится со мной.

Алиту обдало холодом дурного предчувствия.

— Куда вы едете? Это опасно?

— Недалеко, всего лишь во Флинт, — ответил Джейми. На его красивых губах мелькнуло подобие улыбки. — Вы боитесь, что я не вернусь, миледи?

Или, наоборот, что вернусь? Не волнуйтесь. Гейлорд позаботится о вас. Что же до того, опасна ли моя поездка, — не знаю. Я не за приключениями отправляюсь, просто хочу кое-что разузнать.

Алита некоторое время молча смотрела на мужа, затем демонстративно отвернулась.

— Прощайте, милорд.

— Как? И вы не поцелуете меня на прощание? — насмешливо спросил Джейми.

Алита резко обернулась, уперев руки в бока.

— Поцеловать вас на прощание, милорд? Нет!

От одной лишь мысли о поцелуе у нее заколотилось сердце. Одного прикосновения этого черноволосого великана довольно, чтобы она вновь испытала унижение и стыд поражения. Если бы он хоть немножечко любил ее, но муж ни разу не произнес ни слова о своих чувствах.

Джейми уже глубоко раскаивался в том, что пришел проститься с Алитой. Не видя жены, он умудрялся держать себя в узде, но стоило оказаться с ней наедине, как от выдержки Джейми не оставалось и следа.

Он почувствовал, как стало тесно в, паху, как сделались ватными ноги. Хотелось сжать Алиту в объятиях и целовать, целовать, пока она не откликнется на его поцелуи столь же исступленно. А потом — проникнуть в узкую горячую расселину, мысль о которой сводила его с ума.

Джейми хотел любить свою жену.

Алита узнала знакомое выражение лица и закричала в панике:

— Не прикасайтесь ко мне!

Она ощутила жар большого тела, вдохнула пряный мужской аромат, присущий только ему, и поняла, что, если Джейми притронется к ней, она пропала.

Погрузив пальцы в копну белокурых волос, Джейми притянул жену к себе. Его поцелуй был яростным и жадным. У Алиты подогнулись колени. Одним ловким движением Джейми подхватил ее на руки и отнес на постель.

— Боже, помоги мне, ибо я сам себе не помощник, — простонал Джейми, прежде чем раздеть жену и скинуть собственную одежду.

* * *

Алита лежала обнаженная, натянув одеяло до подбородка. Джейми ушел. Он покинул ее, обессиленную и разбитую, после двух сладостно-мучительных часов.

Как музыка звучали его прощальные слова:

— Алита, любовь моя, если бы только ты могла полюбить меня! Говорят, от ненависти до любви один шаг. Но готова ли ты сделать этот шаг? — И когда она попыталась было ответить, он покачал головой и сказал:

— Нет, любовь моя, не говори ничего, ибо я знаю, каков будет твой ответ.

«Несчастный самоуверенный дурень, — думала Алита. — Неужели он не чувствует, с какой радостью встречает его мое тело? Неужели не понимает, как переполнено им мое сердце?» Она давно сделала шаг, отделяющий ненависть от любви, но он слеп и не видит этого. А каковы его чувства? Отчего он не признался ей в любви? Не сказал, что верит ей? Алита печально вздохнула и принялась размышлять о том, почему пропасть между ними так легко преодолевается в постели, а потом вновь превращается в страшную бездну. Конечно, оба они упрямы. У обоих гордости больше, чем здравого смысла. И, разумеется, она понимала, как важно Джейми восстановить доброе имя отца, может быть, даже важнее любви…

Погруженная в свои размышления, Алита не сразу услышала, что в дверь скребутся.

— Алита, это я, Ровена. Я раздобыла ключ.

Не дожидаясь ответа, Ровена отперла замок и вошла в комнату. Она увидела, что соперница лежит в постели, заметила разбросанную по полу одежду, и в глазах ее вспыхнула ярость.

— Что это вы делаете в постели среди бела дня?

Алита чуть было не проговорилась, но прикусила язычок. Но та и сама догадалась.

— Тут пахнет мужчиной и женщиной, — заявила Ровена, сверкая глазами. Если бы взгляд мог сражать насмерть, Алита бы уже лежала бездыханная.

— Я не понимаю, о чем вы. Так что с моим побегом? Вы все организовали?

— Да, — кисло ответила Ровена. — Отъезд Джейми все упростил. Рыцари обедают, а ваш конь оседлан и ждет в конюшне. Я отвлеку двух стражей во дворе, пока вы будете выводить коня за крепостную стену. Вы решили, куда отправитесь?

— Да, в Лондон, к отцу.

— Одевайтесь! — скомандовала Ровена. — Мне нужно вернуть ключ, пока Гейлорд его не хватился.

Поскольку мы вряд ли когда-нибудь еще встретимся, миледи, позвольте с вами проститься. И не тревожьтесь, я прекрасно позабочусь о вашем муже.

Как только за Ровеной закрылась дверь, Алита быстро оделась, вытащила из-под кровати заранее собранный узел с одеждой и необходимыми в дороге мелочами. Затем вышла из комнаты, внимательно вгляделась в темный коридор, добралась до винтовой лестницы и стремительно сбежала по ступенькам. Когда на третьем этаже из главного зала донеслись голоса, у нее душа ушла в пятки. Ступая тихо, как кошка, она одолела и следующий пролет. Осталась наружная лестница, ведущая во двор. Еще несколько шагов — и она в конюшне. Схватив под уздцы своего коня, Алита осторожно вывела его во двор, а затем и за пределы замка.

Оказавшись по другую сторону крепостной стены, она вскочила в седло и помчалась прочь, словно за ней гнался сам дьявол.

Спустя некоторое время Ровена тоже уехала из Криккита. Коварная интриганка решила наведаться в поместье Грея.

* * *

Эван Грей сидел во главе длинного деревянного стола в гостиной просторного дома, что некогда принадлежал Мортимерам. Воины, разместившиеся по обе стороны от него, усердно налегали на еду и питье. Но сам Грей словно не замечал, что стол ломится от яств.

Задумчиво рассматривая узорный золотой кубок с элем, он в который раз спрашивал себя: как контрабандистам удалось скрыться с места преступления и кто скрывается под именем Повелитель Ночи?

Грей ругал себя за то, что не смог выпытать у Ровены все, что ей известно. И хотя та выдавала себя за бедную деревенскую девушку, которая случайно проведала о том, что может заинтересовать короля. Грей подозревал, что все не так просто. И оказался прав. За это время удалось выяснить, что черноволосая красотка — любовница Джейми Мортимера. Об этом стоило поразмыслить. Поначалу он думал, что Повелитель Ночи и есть Джейми Мортимер. Но если так, почему любовница решила выдать его?

Внезапно внимание Грея привлек какой-то шум у дверей. К его изумлению, в гостиную ворвалась та самая женщина, о которой он только что размышлял.

За ней едва поспевали двое рыцарей.

— Милорд, я желаю переговорить с вами, — выкрикнула Ровена в ту самую секунду, когда рыцари догнали ее. — По очень срочному делу.

— Впустите ее, — сказал Грей, подавая гостье знак приблизиться. — Вы одна? Даме опасно путешествовать без сопровождающего в столь позднее время.

— Одна, милорд, и проделала немалый путь, чтобы с вами повидаться. — Вид Ровены красноречиво подтверждал эти слова. Всклокоченные от ветра волосы, измятая одежда, лицо и шея забрызганы грязью, летевшей из-под копыт. Она едва держалась на ногах.

— Садитесь, миледи, и подкрепите силы, — сказал Грей, подвигая ей свою тарелку.

— Благодарю вас, милорд, но мне некогда. Да и вы должны торопиться, если хотите поймать птичку в полете.

— Поймать птичку в полете? — переспросил Грей. — Вы говорите о контрабандистах? Вам что-нибудь известно об их намерениях? Говорите же, миледи.

— Птичку, о которой я веду речь, зовут леди Алита, — ответила Ровена, понижая голос. — Она сбежала от Джейми и скачет сейчас в Лондон. Если поторопитесь, сумеете перехватить ее в дороге. Уже совсем стемнело, и она наверняка остановилась на ночь в лесу.

— Леди Алита оставила мужа? — Грей был приятно поражен.

— Да, она не в силах больше сносить его крутой нрав и решила искать защиты у отца в Лондоне.

Я знаю, что вы собирались жениться на леди Алите, прежде чем объявился Джейми, и подумала, что вам будет интересно узнать о последних событиях.

— До Лондона путь неблизкий, — размышлял Грей. — Неужели леди Алита не понимает, как опасно путешествовать одной? Почему она не обратилась ко мне за помощью? Я не верю, что этот мерзавец отпустил ее без борьбы. Я убью его, если он причинил ей боль.

— Джейми нет в замке, он не подозревает, что она сбежала. Я понятия не имею, куда он уехал, знаю только, что его не будет день или два.

— А вы, вероятно, весьма довольны тем, что леди Алита неожиданно покинула Криккит, — хитро прищурившись, заметил Грей. — Мне удалось узнать, что вы не просто деревенская девушка, как хотели меня убедить. Вы подружка Джейми Мортимера.

Ровена раскрыла рот от удивления.

— Мои люди выяснили все, что возможно. Оказалось, что вы по-прежнему живете в старой развалине, известной как замок Криккит. А раз вы там живете, значит, оказываете Джейми определенного рода услуги.

Ровена благоразумно промолчала, не подтверждая и не опровергая слова собеседника.

— Вам известно еще что-нибудь о контрабандистах? Чрезвычайно досадно, что им удалось так ловко скрыться. Я бы хорошо заплатил тому, кто открыл бы мне настоящее имя Повелителя Ночи.

— Я ничего не знаю о Повелителе Ночи, — солгала Ровена. — Ходят слухи, что контрабандисты пока решили притаиться.

— Мы все равно их поймаем. Поймаем и казним всех до единого, — сказал Грей.

— А как вы собираетесь поступить с леди Алитой? — Ровена резко сменила тему. Разговор о контрабандистах стал ей неинтересен. Важнее было убедиться, что соперница никогда не вернется в Криккит.

— Я немедленно отправляюсь в путь, — ответил Грей, поднимаясь из-за стола и делая знак своей дружине следовать за ним. — Подкрепитесь, Ровена.

Я велю приготовить вам комнату. И прослежу, чтобы завтра утром вы были вознаграждены по заслугам.

11.

Алита была в пути уже несколько часов и остановилась, лишь когда в сгустившейся тьме не стало видно дороги. Она была уверена, что никто ее не преследует, и потому спокойно спешилась, отвела коня в лес, сняла с него упряжь и, закутавшись в плащ, улеглась на влажную траву. По счастью, было довольно тепло, но ночевать под открытым небом все равно было не очень уютно. Алита утешала себя только тем, что скоро пересечет реку Ди и окажется в Англии, где имя Сомерсетов почитают и ей будет открыт любой дом. Конечно, многих удивит то, что она путешествует без сопровождающих, но мало кто решится приставать с расспросами к дочери графа.

Успокоив себя таким образом, она закрыла глаза л крепко уснула.

Тем временем Эван Грей вернулся в поместье, понимая, что продолжать поиски в кромешной тьме бесполезно. Было ясно, что Алита не могла ускакать далеко, и с первыми лучами солнца он и десять его рыцарей вновь помчались в сторону Лондона. Он увидел Алиту, когда она выводила коня из рощицы, где ночевала.

Алита, заметив на горизонте всадников, пришла в ужас. Неужели Джейми уже успел вернуться и пустился на поиски? Пришпорив коня, она устремилась прочь от погони, не разбирая, что кричали ей вслед. Но ее лошади было трудно тягаться с мощными боевыми конями. Грей легко нагнал беглянку. Алита с облегчением вздохнула, увидев бывшего жениха, а не разгневанного мужа.

— Леди Алита, что вы делаете столь далеко от дома? Неужели ваш муж так мало ценит вас, что отпускает одну, без провожатых?

— Я.., я еду в Лондон, лорд Грей, к отцу. Уверена, что Джейми непременно послал бы со мной провожатых, знай он, что я собираюсь в дорогу. Но я покинула Криккит несколько неожиданно. — Краска залила ей щеки. Догадался ли Эван, что она лжет? — Джейми уехал по делам; я не стала его дожидаться.

— Не стали дожидаться, потому что решили бросить его, леди Алита? Только так и должно поступить с этим мужланом. Если бы я не опасался прогневить короля, то собрал бы войско и отбил вас боем. К счастью, ваш отец почти добился расторжения брака в высшем суде. Я все еще хочу на вас жениться, миледи, несмотря на то, что Джейми Мортимер спал с вами. — Дернув за поводья, Грей развернул лошадь Алиты.

— Куда вы меня везете?

— К себе домой. Поместье Греев отлично укреплено. Мортимер не решится на штурм.

— Нет, милорд, я не хочу ехать с вами. Я лучше отправлюсь к отцу.

— Вы поедете со мной, хотите вы того или нет, Алита, — заявил Грей тоном, не терпящим возражений. — Ваш отец будет мне благодарен за то, что я приютил вас на время. Надеюсь, вы выкажете должную благодарность за то, что я вырвал вас из рук наглого мерзавца, который возомнил, что достоин дочери графа. — Жадный, похотливый взгляд красноречиво дал Алите понять, на что намекает Грей. Она подавила дрожь отвращения. Оказывается, ее бывший жених вовсе не так привлекателен, как думалось раньше.

— Я еду к отцу, — повторила Алита. — Пожалуйста, отпустите поводья, я тороплюсь.

Грей торжествующе улыбнулся:

— Нет, миледи, отныне вы моя. Все, что когда-то принадлежало Мортимерам, теперь в моих руках. Я готов был разорвать на куски этого щенка, когда он явился за вами. Больше ему вас не получить.

— Зачем я вам нужна, лорд Грей? — холодно спросила Алита. — Почему вам так важно завладеть всем, что когда-либо принадлежало Мортимерам?

У Грея заиграли желваки на скулах.

— Это длинная история, миледи. Не хочу утомлять вас скучными воспоминаниями. Кларенс Мортимер предал короля и получил по заслугам.

— Джейми иного мнения, — возразила Алита. — Я передумала, милорд. Я больше не хочу выходить за вас замуж.

Грей расхохотался, закинув голову.

— Ах, как обидно! Только хотите вы чего-то или нет, не имеет ровно никакого значения. Мы с вашим отцом уже оговорили условия. Когда брак объявят недействительным, Мортимеру придется вернуть приданое, и оно перейдет ко мне.

— Меня уже однажды принудили к замужеству, больше этому не бывать, — сказала Алита с мрачной решимостью.

— Кажется, вашему мужу не удалось укротить вас, Алита. Я постараюсь исправить это упущение.

Возможно, нам придется приступить к делу, не дожидаясь постановления суда. Тогда вы поймете, что я куда лучше, чем Джейми Мортимер. Вы понимаете, что я имею в виду, миледи?

— Нет, милорд, совершенно не понимаю. Вы не тот, за кого я вас принимала. Быть может, Джейми прав и его отец вовсе не был предателем, как все утверждают.

По холеному лицу мелькнула тень гнева. От повадок галантного кавалера не осталось и следа. Перед Алитой стоял грубый и наглый барин.

— Запомните, что я вам скажу, миледи: держите ваше мнение при себе. Вы убедитесь, что я весьма великодушный муж, если будете слушаться меня во всем.

От вас требуется одно: вы ублажаете меня в постели и вынашиваете моих детей. Больше меня ничто не интересует.

Прежде чем Алита успела ответить. Грей пришпорил своего коня. Лошадь Алиты пустилась вслед.

В сопровождении эскорта они помчались во весь опор, и продолжать разговор стало невозможно.

Поместье Грея было и в самом деле прекрасно. Не столь древнее, как замок Криккит, оно раскинулось на холме, обведенном глубоким рвом. Его окружала толстая стена, сторожевая башня охраняла ворота, к которым вел подъемный мостик. Сама усадьба показалась Алите благоустроенной и на редкость удобной. Внутри крепостной стены помещались часовня, амбар с соломенной крышей, конюшня, свинарник, кузница, кухня с длинной трубой и сад, огороженный забором. Посреди двора был вырыт колодец.

— Как вам нравится мое поместье, миледи? — Грей широким жестом обвел свои владения.

— Ваше поместье, милорд? — Надменно вскинутые брови красноречиво выражали презрение.

— — Да, мое поместье. Все, что когда-то принадлежало Мортимерам, теперь мое. Поместье, крестьяне, земли, богатство, которое семья наживала годами, и вы, миледи. А скоро все это станет и вашим.

— Я в этом не нуждаюсь, — решительно сказала Алита. — И оставаться здесь с вами я не желаю. Это неприлично, я замужняя женщина.

Грей соскочил на землю, бесцеремонно снял всадницу с седла и прижал к себе.

— Полно, миледи. С этим скоро будет покончено.

Так что привыкайте ко мне.

Он жадно, по-хозяйски провел руками по ее спине, ягодицам. Алита попыталась высвободиться, но Грей лишь засмеялся и еще сильней стиснул ее в объятиях.

— Желание обладать вами, миледи, никогда меня не покидало. Вы чувствуете, как оно сильно?

Алита вздрогнула, ощутив, как в ее живот упирается нечто твердокаменное.

— Прошу вас, лорд Грей, отпустите меня. Ваши люди смотрят на нас. Вы должны выказывать будущей супруге уважение, по крайней мере перед вассалами.

Алита решила, что разумнее сейчас притвориться, будто разделяет его планы. Во всяком случае, до тех пор, пока не удастся сбежать или послать весточку лорду Сомерсету. Ведь не может же отец в самом деле состоять в сговоре с Греем!

Ах, зачем она убежала от Джейми! Лучше сидеть под замком у него, чем быть свободной в хоромах с Эваном Греем. Если бы она не совершила эту страшную глупость, то, быть может, сумела бы убедить мужа в том, что ей можно верить. Возможно, она так и не стала бы ему дорога, но ее собственной любви хватило бы на обоих.

Грей разжал руки и попятился.

— Вы правы, миледи, — согласился он. — Я не хочу, чтобы о вас шла дурная молва. Я сдержу свой пыл до тех пор, пока нас не обвенчают. Пойдемте, миледи, я покажу вам ваши покои. Надеюсь, вы останетесь довольны.

Роскошь убранства замка поразила Алиту. На стенах висели бесценные гобелены, полы устилали мягкие пушистые ковры. Главный зал был столь же великолепен, как и в ее родном доме, а по размеру не уступал королевской гостиной Виндзорского замка. Минуя одну за другой многочисленные комнаты, украшенные чудесными картинами, драпировками и гардинами, Алита представляла себе на их фоне Джейми в парче и атласе. Как органично смотрелся бы ее возлюбленный в этой обстановке, думала она, поднимаясь по винтовой лестнице.

— Ваши покои, миледи, — сказал Эван, открывая дверь, которая вела в две огромные комнаты. Первая была хороша, но Алита видела немало подобных помещений: кресла, мягкие подушки, прялка. Зато, войдя во вторую, она изумленно ахнула.

Отделанная шелком в пастельных тонах, устланная ворсистым ковром, в котором ноги тонули по щиколотки, с атласными шторами на окнах, она была великолепна.

— Это.., это замечательно, — сказала Алита, не найдя более выразительного слова.

— Рад, что вам нравится, миледи. Здесь мы проведем нашу брачную ночь…

Алита вспыхнула. «Только через мой труп!» — подумала она.

Грей притянул к себе белокурую красавицу и пророкотал грудным голосом:

— Вас, кажется, обрадовало мое предложение, миледи? Джейми Мортимер научил вас тонкостям любви? — Он теснее сжал Алиту. — Я ненавижу его за то, что он лишил вас девственности, но, быть может, он оказал мне добрую услугу. Насколько вы искушены в делах любви, Алита? Он научил вас жаждать прикосновения мужчины, вожделеть единения плоти?

«Да, если это прикосновения Джейми, если это его плоть!» — думала Алита.

Эван словно раздел ее взглядом, затем наклонился и впился в нежные губы жадным поцелуем. Алита попыталась вырваться из его рук, спастись от грубых, властных ласк. Они были ей омерзительны. Боже, какую чудовищную ошибку совершила она, убежав от Джейми! Если бы она могла вернуться сейчас в Криккит, к единственному мужчине, которого по-настоящему любит.

Внезапно Эван оттолкнул ее.

— Вы должны постараться, если хотите доставить мне удовольствие.

«Кажется, в его голосе слышится угроза», — подумала Алита, вытирая губы тыльной стороной ладони.

Или ей показалось?

— Я не желаю доставлять вам удовольствие, — осмелилась она ответить. — Я хочу вернуться к мужу.

Или продолжить путь в Лондон, к отцу.

— Это исключено, — произнес Грей железным голосом. — К сожалению, сейчас я вынужден отправиться в столицу, чтобы лично подать королю доклад о контрабандистах. Вы же останетесь здесь под охраной.

Мой мажордом, сэр Джиллиан, не позволит вам в мое отсутствие покидать покои. У двери будет постоянно дежурить охранник. И не надейтесь, что ваш муж сумеет пробиться сквозь эти стены. Под надежной охраной не только поместье, но и… — он снова окинул ее плотоядным взглядом, — самое ценное мое достояние.

Когда я вернусь, мы посмотрим, чему вас научил ваш неотесанный любовник.

Резко повернувшись, Грей вышел из комнаты.

Алита, оцепенев, смотрела ему вслед. Она поняла, что от отца помощи не дождется. Ведь лорд Сомерсет с самого начала хотел, чтобы она вышла за этого человека. Может быть, сейчас, пока не выставлена охрана, удастся убежать? Она подошла к двери и осторожно открыла ее. Могучий воин преградил ей путь.

— Вы чего-нибудь желаете, миледи? — почтительно спросил он.

— Я желаю уехать, — произнесла Алита со всей властностью, на какую была способна.

— Мне приказано не позволять вам покидать ваши покои, пока лорд Грей не вернется из Лондона.

Позже вам пришлют горничную, а пока прошу вас вернуться к себе.

Алита резко повернулась и захлопнула дверь.

«Как он смеет! — кипела она от бессильной ярости. — Как смеет лорд Грей держать меня в четырех стенах против воли!» Что ж, у нее остается один выход: обдумывать возможные способы побега.

Взглянув на окна, Алита увидела, что они забраны толстой решеткой. Впрочем, даже если бы и удалось выбраться из дома, подъемный мост и ров все равно представляли собой непреодолимую преграду. «Джейми, Джейми, — сокрушенно вздохнула она, — что я натворила!»

* * *

Джейми вернулся в замок с легким сердцем. Жители Флинта поддержали его. Валлийцы ненавидели англичан, и любой способ лишить короля Генриха денег, необходимых для ведения войны на чужой территории, находил у них поддержку. Многие горожане называли Повелителя Ночи героем, высказывали разные предположения относительно того, кто мог таиться под этим именем, и восхваляли его дерзкие подвиги.

Один из собеседников, утверждавший, что он родня кому-то из рыцарей лорда Грея, сказал, что королевский посланец представления не имеет, кто скрывается под именем Повелителя Ночи. Это успокоило Джейми. Теперь можно было с легкой душой вернуться в замок, к Алите. Мысль о ней не оставляла его ни днем ни ночью. Ему необходимо было как можно скорей снова увидеть жену, убедиться, что она здорова и благополучна, и любить ее, любить…

Ему также не терпелось узнать, почему, выдав его, она не раскрыла последней, главной тайны.

Едва ступив на порог, Джейми сразу понял: что-то стряслось. Гейлорд встретил его у дверей, озабоченно хмурясь.

— Что такое, Гейлорд? Беда?

— Да, — ответил Гейлорд. — Ваша жена.

Джейми побелел.

— Алита? Что-то случилось с Алитой? Говори, старик, не тяни, я должен знать правду!

Гейлорд понурился.

— Я не знаю, как это все могло случиться. Когда я принес ей завтрак наутро после вашего отъезда, ее не оказалось в комнате. Дверь была заперта, а единственный ключ — как лежал у меня, так и лежит.

— Не оказалось в комнате? Господи, Гейлорд, куда она могла деться? Кто ее выпустил?

— Я не знаю, Джейми, ей-богу. Я расспросил всех, но не узнал ничего. Я прятал ключ у себя в комнате, и, насколько мне известно, он оттуда не пропадал. В то же утро обнаружили, что лошадь миледи исчезла из конюшни.

— Кто-нибудь пытался разыскать мою жену?

— Да, ваши рыцари немедленно бросились на поиски, но ее и след простыл. Я предположил, что она отправилась в Лондон, но на лондонской дороге миледи не нашли.

— Как давно она пропала? — резко спросил Джейми.

— Уже три дня, милорд.

— Господи, Гейлорд, моей жены уже, может быть, нет в живых! Или ее похитили кровожадные валлийцы. — В голосе Джейми звучало такое неподдельное горе, что у старика сжалось сердце. — Почему, Гейлорд? Почему она убежала?

— — Спросите у своей совести, — ответил верный слуга, укоризненно глядя на хозяина.

— А я знаю, куда направилась леди Алита, — раздался вдруг довольный голос Ровены.

Джейми и Гейлорд были так заняты разговором, что и не заметили, как она подошла. Джейми стремительно обернулся к ней с искаженным от ярости лицом.

— Что тебе известно, Ровена?

Она с ужасом поняла, что совершила ошибку, но было уже поздно.

— Я иногда болтала с Алитой через дверь, — принялась она объяснять. — И.., и твоя жена призналась мне по секрету, что ей невыносимо сидеть под замком и что она хочет уехать к лорду Грею.

— С чего это Алита решила посвятить тебя в свои тайны? — спросил Джейми. — Всем известно, что ты ненавидела мою жену.

— Мы обе — женщины, Джейми. А женщины делятся секретами друг с другом.

— Значит, Алита сказала, что хочет уехать к Грею? — переспросил Джейми, пристально глядя на Ровену.

— Да, так прямо и сказала: хочу к лорду Грею.

— А ты отперла дверь, чтобы она могла к нему отправиться, верно?

— Нет-нет, я бы не посмела ослушаться тебя. Я не знаю, как ей удалось сбежать. Спроси у своих рыцарей, они ее обожали. Возможно, кто-нибудь из них и согласился ей помочь в обмен на.., определенные услуги.

— Лгунья! — прогремел Джейми. Схватив Ровену за плечи, он принялся ее трясти. — Говори правду, ведьма. Ты выпустила Алиту, верно?

— Нет, Джейми, не я!

— Быть может, хорошая взбучка развяжет тебе язык, — пригрозил Джейми. Вытащив из-за пояса кнут, он многозначительно похлопал им по ладони.

У Ровены пересохло во рту. А если Джейми и вправду побьет ее? Должно быть, на нее нашло какое-то помрачение, когда она позволила Алите уговорить себя. Ведь знала же: Джейми ей не поверит, но так обрадовалась возможности избавиться от соперницы, что лишилась остатков здравого смысла. Когда Джейми вскинул руку, Ровена сдалась.

— Прошу тебя, Джейми, не бей меня! Да, это я отперла дверь, но только после того, как Алита умолила меня выпустить ее. Я не соврала, сказав, что она хотела сбежать к лорду Грею. Там ты ее и найдешь, в его доме, в его постели. Она ненавидела тебя.

— Дрянь! — Джейми оттолкнул Ровену.

Она пошатнулась, ухватилась за стол, чтобы не упасть, и злорадно крикнула:

— Что, правда глаза колет? Ты всегда знал, что твоя жена предпочитает тебе лорда Грея.

— Уходи отсюда, Ровена, уходи от греха подальше.

— Я нужна тебе, Джейми, не гони меня. — Ровена подошла к бывшему любовнику и принялась ластиться. — Неужели ты уже забыл, как я тебя ублажала? Хочешь, я сделаю так, чтобы ты больше никогда не вспоминал свою жену?

— Убирайся вон! — взревел Джейми.

Ровена закусила губу:

— Ты ведь пошутил, правда, Джейми? Ты ведь сейчас передумаешь?

— Не передумаю. Не надейся. — Стиснув зубы, он смотрел на нее угрюмым, тяжелым взглядом. — Собери вещи — то, что войдет в один узел, и через час чтобы ноги твоей не было в замке. Я больше не желаю видеть тебя под своей крышей.

— Ты прогоняешь меня?

— Я хотел поступить иначе, Ровена, но ты вынудила меня. Гейлорд объяснит тебе, где найти брата, и даст денег, чтобы ты могла останавливаться в пути на ночлег. Больше ни на что не рассчитывай.

Лицо Ровены исказилось гримасой ярости.

— Я уйду, — прошипела она, — но ты еще обо мне услышишь.

Тут она сообразила, что выбрала неверную тактику и угрозами ничего не добьется, и уже спокойнее добавила:

— Однако я разумная женщина. Я даю тебе неделю на то, чтобы ты одумался. Мне ли не знать твоего бешеного нрава? Остыв, ты поймешь, что прогонять меня невыгодно. Когда захочешь меня видеть, найдешь в деревне. Но если я не дождусь тебя в течение недели, — добавила она многозначительно, — ты очень пожалеешь, что так низко со мной обошелся.

С этими словами она повернулась и вышла из комнаты.

— Боюсь, вы нажили себе грозного врага, милорд, — покачал головой Гейлорд, который все это время молча слушал.

— Ровена не может навредить мне, она ничего не знает, — ответил Джейми. — Давно следовало прогнать эту стерву, да вот хотел устроить ее получше.

Пусть теперь брат с ней возится, а я умываю руки.

Проследи, чтобы через час ее здесь не было.

— Хорошо, — ответил Гейлорд, уверенный в том, что Ровена так просто не исчезнет из их жизни. — А леди Алита? Вы думаете, она в самом деле убежала к Эвану Грею?

— Скорей всего, — с горечью ответил Джейми. — Моя жена всегда предпочитала богатого лорда Грея мужлану с мозолистыми руками.

— Вы не мужлан, Джейми. В ваших жилах течет кровь столь же благородная, что и в жилах вашей жены. Вы происходите из достойного, знатного рода.

Среди ваших предков был даже один король.

— Объясни это моей жене.

— Неужели вы позволите лорду Грею торжествовать победу?

— Нет! — воскликнул Джейми. В этом восклицании прозвучала такая грозная решимость, что Гейлорд невольно попятился. — Этому не бывать! С самого рождения дочери лорда Сомерсета было суждено стать моей женой, и ею она останется до смерти. Эван Грей отнял у меня все, но Алиту он не получит.

— У вас не хватит людей, чтобы пойти штурмом на поместье Греев, — напомнил Гейлорд.

— Если ты говоришь о поместье Мортимеров, — поправил его Джейми, — то я и не собираюсь брать его приступом. Мне ли не знать, что оно неуязвимо?

Может, ты забыл, что я провел там все мое детство?

— Я ничего не забыл, Джейми.

— Тогда ты должен помнить, что усадьба вся изрыта потайными ходами, и ребенком я не раз играл в этих темных коридорах.

— Бог мой, Джейми! Забыл! О потайных ходах забыл! Видно, старость все-таки берет свое.

— Зато я не забыл, дружище. Я помню каждый закоулок в этих замысловатых подземных лабиринтах.

Здесь в Крикките я дал себе слово: сделаю все, чтобы не забыть отчий дом. И каждый вечер перед сном вспоминал каждый вход и выход из тайных переходов. Я и теперь знаю на память каждую пядь усадьбы Мортимеров.

Гейлорд с восторгом смотрел на хозяина. Он знал, что Джейми — необыкновенный человек, но всякий раз заново поражался его способностям.

— А как вы переберетесь через ров и крепостную стену? Не станут же они опускать для вас мост.

Джейми весело хмыкнул:

— Очень просто. Один из подземных тоннелей выходит в пещеру по другую сторону стены. Если помнишь, вход в нее скрыт кустарником. Найти его может только тот, кто о нем знает. Ведь эти ходы прорыли на случай, если придется спасаться, когда крепость попытаются взять штурмом или осадой. Я дождусь темноты и проберусь в усадьбу.

— Но прошло столько лет, — задумчиво произнес Гейлорд, — тоннели могут быть засыпаны. А леди Алита… Согласится ли она уйти с вами?

У Джейми заиграли желваки на скулах.

— Согласится или нет, неважно. Все равно ей придется уйти. Она — моя жена.

Даже Гейлорду Джейми не решился сказать, какую чудовищную боль причинила ему принесенная Ровеной весть о том, что Алита убежала к его сопернику.

Он не собирался влюбляться, но тело и душа не подчинялись рассудку. Алита всецело завладела его мыслями, чувствами.

— Тогда будьте готовы, что леди Алиту придется связать по рукам и ногам и заткнуть ей рот, — предупредил Гейлорд. — Один ее крик, и вам не сносить головы.

— Не беспокойся, Гейлорд. Тебе же я поручаю Ровену. Она не должна узнать, что я задумал.

— Я лично провожу ее в деревню, — пообещал Гейлорд. — А рыцарей своих возьмете с собой?

— Нет, я пойду один. И никому ни слова о моей затее, а то, не ровен час, молва и до Грея долетит.

А теперь оставь меня, дружище. Надо подготовиться к походу. Вспомним добрые старые времена.

* * *

Алита надела ночную рубашку, отпустила горничную. Никто не должен догадываться, что она не рассталась с мыслью о побеге. За дверью по-прежнему стоял охранник. Она успела его заметить, когда горничная выходила из комнаты. Сегодняшний громила был еще внушительней, чем тот, что стерег ее накануне. Судьба словно насмехалась над ней: выбравшись из одного заточения, она попала в другое. Но только теперь она была готова пожертвовать чем угодно, лишь бы оказаться запертой в доме Джейми, а не дожидаться со страхом возвращения лорда Грея.

«Муж уже наверняка вернулся из Флинта, — думала Алита. — Интересно, что он сделал, обнаружив мое отсутствие? Рассердился? Огорчился? Скучает ли он по мне? Пытался ли искать? А может, ему все равно? Может, Ровена его быстро утешила?»

Она и подумать не могла раньше, что, представляя Джейми с Ровеной, будет испытывать такую боль. Но она сама виновата — своими руками отдала мужа сопернице. Где была ее голова, когда она решила забыть Джейми Мортимера? Таких мужчин не забывают.

Когда стемнело, Алита подкралась к двери. Оставалось только надеяться, что страж, поставленный у входа, заснул. Беззвучно приоткрыв дверь, Алита выглянула в коридор. Пламя факела освещало помещение неровным светом. Охранника нигде не было видно, и Алита воспряла духом. Она на цыпочках вышла из комнаты, сделала осторожный шаг. Никого. Алита сделала еще шаг. И вдруг на стене выросла огромная тень. Из темноты выросла могучая фигура.

— Чего желаете, миледи? Я позову вашу горничную.

— Ой, вы испугали меня, — дрожащим голосом ответила Алита, лихорадочно придумывая объяснение своему поступку. — Никак не могу уснуть. Хотела выпить горячего молока, оно помогает. Но не будите Хильду, я передумала.

— Как скажете, миледи.

Охранник не сводил с нее глаз, и Алита вдруг сообразила, что стоит перед ним в прозрачной ночной рубашке. Алита бросилась обратно, вбежала в комнату и захлопнула за собой дверь. Щеки у нее пылали, сердце колотилось.

Побег пришлось отложить, и Алита нехотя улеглась в постель. Она закрыла глаза, но сон не шел.

Вдруг она услышала тихий звук, словно камень потерся о камень. Алита вглядывалась в темноту, но ничего не видела. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что в комнате кто-то есть. Она ощущала присутствие постороннего, как животное чует притаившегося где-то невидимого хищника. От страха губы раскрылись в немом крике, и в этот момент чья-то рука зажала ей рот.

Когда она услышала тихий глухой голос, сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди. Неужели Джейми?

— Не вздумайте кричать, миледи. Иначе мне придется прибегнуть к решительным мерам.

12.

Вздрогнув от неожиданности, Алита стала вглядываться в темноту. Она не смогла бы издать ни звука, даже если б и захотела. Ей, конечно, померещилось. Джейми не мог пробраться в эту комнату. Разве что умел испаряться и сгущаться из воздуха, когда пожелает. Толстая решетка на окнах, недремлющий охранник у дверей — она уже три дня пытается найти лазейку, но тщетно.

Рука перестала зажимать ей рот, и голос Джейми прошептал:

— Если вам дорога ваша жизнь и жизнь вашего любовника, не вздумайте кричать.

— Нет, Джейми, я не закричу, — выдохнул"

Алита.

Будь в комнате не так темно, она увидела бы, как у Джейми от удивления округлились глаза.

— Пойдемте, — заторопил он. — И ни звука.

В одно мгновение Алита выскочила из постели и принялась ощупью искать свою одежду.

— Черт возьми, — прошипел Джейми, — что вы там возитесь?

— Ищу платье, — шепотом ответила Алита.

— Бросьте, нет времени. Я куплю вам сотню платьев. — Джейми схватил Алиту за руку и потянул за собой.

— Куда вы меня ведете? Как вы сюда попали? Вы волшебник?

— Приберегите ваши вопросы до лучших времен.

И не вздумайте говорить, что не желаете идти со мной, потому что, если понадобится, я вас понесу. Даже если вы успели побывать в постели Грея, вы все равно моя жена, Алита, и я не позволю ему завладеть вами. Если бы я застал вас вместе сегодня, я бы его убил.

— Я не… — Алита не договорила. Подойдя к стене, Джейми внезапно остановился, так что она от неожиданности натолкнулась на него. — Что…

Алита в недоумении смотрела, как Джейми протянул руку и повернул канделябр. Она удивленно вскрикнула, узнав тот самый тихий скрежет, что испугал ее несколько минут назад. А когда отодвинулась целая панель, приоткрывая вход в потайной тоннель, с ее губ сорвался вздох изумления:

— Ах, так вот как…

— Тихо! — шикнул на жену Джейми и, взяв за руку, потянул за собой.

Он оставил зажженный факел в подставке, и теперь Алита увидела зияющее жерло тоннеля, простирающегося далеко вперед. Сняв со стены факел, Джейми, должно быть, отпустил секретный механизм, потому что стенная панель тихо встала на свое место.

— Откуда вы узнали…

— Первые пятнадцать лет моей жизни я прожил в этом замке, — объяснил Джейми, не дожидаясь, пока она договорит. — Я помню здесь каждую пядь. Отец показал мне потайные ходы, когда я был еще совсем ребенком. И я часто тут играл, воображая себя рыцарем старых времен, спасающимся от жестокой осады.

Не вздумайте позвать своего любовника, — вдруг перебил он себя, — отсюда все хорошо слышно. Нам предстоит пройти под комнатой Грея и подо рвом.

— Я не собираюсь…

— Не лгите мне, миледи, — серьезно предупредил Джейми.

Они шли по лабиринту подземных ходов, и Алита поражалась тому, как уверенно Джейми выбирает нужный поворот из нескольких, открывающихся перед ними.

Когда что-то пушистое шмыгнуло мимо, задев ее ногу, Алита взвизгнула. Джейми сжал ее руку, напоминая о необходимости молчать, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы побороть дрожь омерзения.

Услышав впереди плеск воды, она остановилась как вкопанная.

— Не пугайтесь. — В голосе Джейми слышалось легкое раздражение. — В одном месте тоннель проходит подо рвом. Будьте осторожны, вода сочится по стенам, и может быть скользко.

«Если бы просто скользко», — думала Алита, морщась от отвращения, когда ее босые ноги то хлюпали по лужам, то увязали в гадкой зеленой слизи.

В конце концов она поскользнулась и упала бы, если бы Джейми не успел в последнюю секунду подхватить ее на руки, сунув ей факел. К этому времени она уже продрогла до костей и с удовольствием прижалась к большому теплому телу.

По тому, как Джейми вел себя, Алита поняла, что муж сердит на нее, но не могла не признать, что у него есть на то основания. Она и сама кляла себя за то, что совершила столь опрометчивый поступок. Пыталась найти выход из тяжелых обстоятельств, но попала в совсем невыносимые.

Они шли и шли, то прямо, то вдруг сворачивая, и Алите стало казаться, что они все-таки заблудились.

Мокрая часть пути закончилась, ров остался позади, и Алита думала, что теперь Джейми опустит ее на землю, но он по-прежнему прижимал к груди свою ношу, словно боялся выпустить из рук.

Джейми и в самом деле был не в силах разжать объятия. Теперь, когда он нашел жену, он ни за что на свете с ней не расстанется. Было так хорошо прижимать ее к себе, такую теплую, мягкую. Потерять Алиту значило бы для него пережить такую же трагедию, какую он испытал со смертью отца. Выражение его лица ожесточилось, когда он вспомнил, что она убежала от него к другому мужчине. Но будь он проклят, если позволит Эвану Грею завладеть своей женой.

Пусть Алита ненавидит, презирает его, неважно, он все равно остается ее мужем. И он ее любит.

И всегда будет любить.

Будь она проклята!

Будь она проклята за то, что заставила его так страдать. За то, что испытывала его терпение. За то, что подчинила своей власти. За то, что сбежала к Другому. За то, что пробудила в нем любовь.

Алита обнимала Джейми за шею одной рукой, другой держала факел; они продолжали свой путь. До рассвета оставалось еще несколько часов, когда они вышли из узкого тоннеля в небольшую пещеру, где едва можно было выпрямиться. Джейми опустил свою ношу на пол.

— Вам придется выбираться ползком, — объяснил он. — Подождите меня снаружи. Я последую за вами, только погашу факел. Свет могут увидеть из усадьбы, а мне бы хотелось, чтобы ваше отсутствие не обнаружилось раньше утра. К тому времени мы успеем добраться до дома.

Он подтолкнул ее к маленькому узкому лазу; Алита опустилась на четвереньки и поползла. Дожидаясь Джейми, она с удовольствием вдыхала свежий, чистый воздух. Наконец он появился. Выбрался из пещеры, завалил вход камнями и ветками. Затем молча взял Алиту за руку и повел в лес. Приветно фыркнул могучий черный жеребец. Джейми подсадил Алиту в седло.

Затем сам поместился за ее спиной, и мгновение спустя они уже мчались в сторону Криккита.

Время от времени Алита задремывала, убаюканная уютным теплом, исходившим от большого надежного тела. Она не видела выражения лица мужа, не слышала голоса, когда он прошептал:

— Отдыхайте, миледи, потому что, когда мы вернемся в замок, вам многое придется объяснить.

Они пробыли в пути всю ночь, и, когда в первых солнечных лучах стало видно, как легко Алита одета, Джейми снял с себя плащ и накинул ей на плечи. У нее подводило живот от голода, но они ни разу не остановились, чтобы перекусить.

— Терпите, миледи, — посоветовал Джейми. — Сейчас слишком опасно делать привал. Теперь ваш любовник уже наверняка знает, что вы исчезли, и велел своему войску найти вас. Нам нужно поскорее добраться до Криккита, вряд ли он решится навлечь на себя королевский гнев, предприняв штурм.

Алита не выдержала.

— Как вы смеете называть лорда Грея моим любовником! Я попала к нему не по доброй воле и уж, разумеется, не подпускала его к своей постели.

— Да что вы? — Голос Джейми зазвенел от сарказма. — Я был изумлен, застав вас одну.

— К вашему сведению, лорда Грея даже не было в замке. Он уехал в Лондон тотчас же после того, как привез меня туда. Король вызвал его для доклада о контрабандистах.

Джейми всмотрелся в ее лицо.

— Должен ли я заключить, что вы сообщили ему, кто такой Повелитель Ночи? Следует ли мне теперь ожидать королевских посланцев?

— Почему вы не верите мне, милорд?

— А почему вы сбежали к Грею, миледи? — парировал Джейми.

— И не думала. Кто так нагло соврал вам, милорд?

Джейми нахмурился, вдруг засомневавшись, что Ровена сказала правду. Но в это мгновение показалась крепостная башня Криккита. А когда к ним подъехали рыцари, разговор прервался. Алита оглядела большую дружину с недоумением, не понимая, откуда взялось столько народа.

— Все хорошо, лорд Джейми? — спросил сэр Джайлз, с укором посматривая на Алиту.

— Да, сэр Джайлз. Как видите, я привез жену.

Вы выполнили мои распоряжения?

— Да. Мы наняли людей, как вы и велели. Скоро прибудет пополнение. Прокатилась молва, что богатый валлийский феодал набирает войско.

— Богатый? — удивленно переспросила Алита.

— А вы не знали. Миледи? Контрабанда приносит немалые барыши. Мне не нужно ваше приданое, я из него ни гроша не потратил. Поступайте с ним как знаете.

— Вы сказали «богатый»? — сердито повторила Алита. — Зачем же вы пытались убедить меня, что вы нищий, у которого нет ни клочка земли?

Джейми пожал плечами.

— Так мне было удобно в то время. — Ее явно не удовлетворило такое объяснение. — Нищий, мужлан — это ваши слова, не мои. К тому же меня лишили моих земель; я в самом деле безземельный.

Алита залилась румянцем: Джейми был прав. Она раз за разом оскорбляла его, словно забывая, что в его жилах течет такая же благородная кровь, как и у нее, и не догадываясь, что его состояние, возможно, не уступает богатствам лорда Сомерсета.

Они въехали во внутренний двор, и Алита вовсе растерялась: там ждало еще столько же рыцарей.

Джейми спешился и помог ей спуститься на землю.

— Ступайте к себе, миледи, я хочу поговорить со своими людьми. Гейлорд проследит, чтобы вас накормили и приготовили ванну.

— Я требую, чтобы меня больше не запирали.

— Вы обещаете, что не сбежите к Грею, как только представится случай?

— Я не желаю иметь ничего общего с лордом Греем. Мне омерзителен этот человек.

Джейми вскинул брови:

— Да что вы? Тогда почему же я вам не верю?

Идите, Алита, вы можете свободно гулять по замку.

Если я вас запру, вы все равно подговорите кого-нибудь выпустить вас. Видимо, вам недолго пришлось убеждать Ровену.

Алита похолодела.

— Откуда вы знаете, что меня выпустила Ровена?

— Я заставил ее признаться. После того, как она сказала мне, что вы сбежали к Грею.

— Так вот почему вы с такой легкостью верите худшему, — с горечью заметила Алита. — Ровена утешала вас в мое отсутствие?

Черные глаза Джейми запылали от ярости.

— Я прогнал ее. Она больше не будет вам досаждать.

— Вы.., вы прогнали ее? — Изумлению Алиты не было предела. Теперь ей не нужно будет делить Джейми с соперницей. Если бы еще он смог ее полюбить.

— Поговорим об этом позже, Алита. Гораздо позже, когда я немного остыну. Боюсь, что сейчас я не сумею сдержать гнев. Но предупреждаю, миледи, вам придется все мне объяснить.

Несколько мгновений Алита пристально смотрела на мужа, затем повернулась и бросилась в башню. Она была так измотана, что, поев и приняв ванну, свернулась калачиком в постели и тотчас же уснула. Когда Джейми поднялся к ней два часа спустя, она все еще спала. Он не стал будить жену. Просто стоял и смотрел на спящую красавицу, гадая, отчего ни одна другая женщина, кроме нее, ему не нужна.

Длинные серебристые волосы разметались по подушке, окружив ее голову ярким ореолом. Она была словно ангел с картины, хотя Джейми уже не раз пришлось убедиться, что нрав у жены отнюдь не ангельский. Мягкие женственные черты, нежная кожа цвета персиков со сливками. И восхитительное, безукоризненное тело. Миниатюрная, но с округлыми формами фигура так соблазнительна, что руки сами тянутся к ней. Наконец Джейми осторожно, чтобы не нарушить сладкий сон возлюбленной, повернулся и на цыпочках вышел.

Алита проснулась свежая и готовая предстать пред гневные очи супруга. Выглянув в окно, она поняла, что проспала до вечера. Она надела самое красивое свое платье из шелка цвета коралла с глубоким вырезом, подчеркивавшим высокую грудь. Немного поразмыслив, решила обойтись без геннина и долго расчесывала роскошные волосы, пока они не стали мерцать, как в лунном свете, свободно ниспадая до талии. Но все ее тщательные приготовления оказались ни к чему, потому что Джейми не пришел к ужину. В зале ее ждали лишь верный Гейлорд да несколько рыцарей, не занятых делами.

— Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете, миледи, — участливо сказал Гейлорд. — Вы всех нас заставили поволноваться.

— Даже Джейми? — спросила Алита с деланной небрежностью.

— Особенно Джейми.

«Скорее уж разъяриться», — подумала Алита.

Очевидно, ее муж был настолько разгневан, что по-прежнему избегал ее, чтобы не натворить такого, о чем бы потом жалел. Почему он постоянно пытается убить в ней любовь? Неужели он не понимает, что дорог ей?

Видимо, нет, раз предположил, что она по своей воле отправилась к лорду Грею. Быстро доев, Алита извинилась и поднялась к себе. После долгого дневного сна она не была утомлена, поэтому зажгла свечу и сидела, глядя на мигающее пламя, пока не пришла Бесс.

— Как твой муж? — спросила Алита, когда горничная помогла ей переодеться на ночь. — Надеюсь, его раны зажили.

— Мой муж поправился, миледи, — нервно ответила Бесс. Она слыхала молву о том, что это Алита выдала контрабандистов королевским сборщикам податей, и боялась неверным словом повредить им.

Алита мгновенно поняла, какое затруднение испытывает Бесс, и постаралась развеять ее страхи.

— Я не выдавала контрабандистов, Бесс. Я никогда в жизни не совершила бы такого ужасного поступка. Ведь иначе я предала бы собственного мужа.

Неужели ты думаешь, что я способна на подлость?

Бесс несколько мгновений всматривалась в лицо хозяйки и, видимо, нашла ответ.

— Нет, миледи, я не верила слухам, которые распускала Ровена. Многие думали, что вы на такое не способны. Но когда лорд Джейми запер вас, все решили, что это наказание. А Ровена масла в огонь подливала. Но, если вы поклянетесь, что невиновны, я вам поверю.

— Клянусь, славная Бесс.

— В чем это вы клянетесь, миледи?

И Алита, и Бесс, вздрогнув, обернулись. Джейми вошел неслышно и теперь стоял, опираясь могучим плечом на дверной косяк.

— Оставь нас, Бесс, — велела Алита. — Я хочу поговорить с мужем наедине. — Ей нужно было как можно скорее сказать ему, что она сожалеет о том, что сбежала, что у нее и в мыслях не было отправляться к лорду Грею, что она любит его и только его.

Бесс сочувственно взглянула на хозяйку и поспешила выйти.

Когда они остались одни, Джейми шагнул в комнату и осторожно притворил за собой дверь. Алита стояла в ногах кровати, хрупкая и легкая, как бабочка, в своем белоснежном одеянии.

— Вы старались избегать меня, милорд? — тихо спросила она.

— Возможно, — ответил Джейми, не сводя с нее глаз.

Они стояли друг против друга, так близко, что ее дыхание ласково касалось его щек. Внезапно мысли его смешались — словно чья-то гигантская ладонь стиснула сердце, не давая дохнуть. Он непроизвольно попятился, понимая, что не сумеет думать трезво, пока ту, что не шла у него из головы ни днем ни ночью, отделяет от него один шаг. А ему о стольком нужно было поговорить, столько всего осмыслить.

Алита опустилась на краешек кровати. Она знала, о чем хочет спросить ее Джейми, и упредила его вопрос.

— Покидая Криккит, я не собиралась ехать к лорду Грею, милорд.

— А куда вы собирались, Алита?

— В Лондон, к отцу.

По выражению лица она поняла, что он не поверил.

— Почему?

— А вам понравилось бы жить взаперти? — ответила Алита вопросом на вопрос. — Вы проводите со мной ночи, но ни в грош меня не ставите. Обвиняете в том, что я вас предала. Предпочитаете мне Ровену.

Как я могла это терпеть?

— Предпочитаю вам Ровену? — изумленно переспросил Джейми. — Да что вы, миледи! Клянусь всем, что для меня свято: я не прикасался к Ровене с тех пор, как мы поженились.

Алита смотрела на мужа круглыми от удивления глазами. Он и прежде говорил ей, что не делит постель с Ровеной, но она не верила. Однако теперь он торжественно поклялся, а это совсем другое дело. Честные люди не бросают клятв на ветер. И даже тогда, когда она ненавидела Джейми, ей не приходило в голову усомниться в том, что он честный человек.

— Теперь ваш черед признаваться, — сказал он мрачно. — Вы никогда не пытались скрыть сожаления, что достались мне, а не Эвану Грею. Поэтому, видимо, вы бросились в его объятия, едва оказавшись на свободе?

Казалось, воздух звенит от напряжения, как натянутая тетива. Алита выдержала пристальный взгляд и ответила, не отводя глаз:

— Клянусь вам, что убежала не к лорду Грею и тем более никогда не была с ним близка. Он встретил меня на лондонской дороге. Можно было подумать, что он точно знал, когда я выехала из Криккита, и рассчитал время.

По выражению глаз Алита поняла, что Джейми хочет верить ей, но что-то мешает ему.

— Неважно, любовь моя, — хрипло сказал он. — Нет нужды объяснять, я готов был рисковать чем угодно, чтобы вернуть вас. Я вас больше никуда не отпущу, Алита.

— Быть может, я больше не хочу никуда убегать, — ответила Алита срывающимся голосом.

— Отчего вдруг такая перемена? — От волнения его голос зазвенел.

Алита закусила губу и отвела глаза.

— Она произошла не вдруг.

Взяв жену за подбородок, Джейми заставил ее взглянуть ему в лицо. Глаза непроглядной черноты неодолимо влекли ее.

— На что вы намекаете, Алита? На то, что вдруг прониклись ко мне нежными чувствами? Ко мне, презренному мужлану? Разве от меня перестало разить конюшней? — Он иронически улыбался.

— Я давно уже не считаю вас презренным мужланом. — Она досадливо поморщилась. — Вы столь же глупы, сколь и недогадливы.

— Глуп! Недогадлив! Еще что-нибудь приятное скажете, миледи?

Его грозный рев мог бы напугать кого угодно, но Алита была не робкого десятка. И хотя подбородок у нее дрожал, она ответила ровным голосом:

— Да, милорд, есть еще кое-что.

Черные брови сошлись на переносице.

— Слушаю вас, миледи.

— Я не знаю человека храбрее вас. Порой ваша самонадеянность невыносима, но вы всегда уважительно относитесь к тем, кто с вами. Вы честны и готовы открыть свое сердце всем, кроме меня, — она печально улыбнулась, — и вы красивы.

Джейми смотрел на жену так, словно опасался за ее рассудок.

— А как же «глуп и недогадлив»?

— И это тоже. Только недогадливый человек не поймет, что дорог жене, и лишь глупец не захочет ей доверять.

Сердце Джейми больно колотилось о ребра. Как он хотел верить Алите! Хотел всем сердцем, всей душой. Но… Что, если она просто морочит ему голову, говорит то, что он мечтал бы услышать, чтобы скрыть правду о себе и Грее?

— Я хочу вам верить, миледи. — Джейми подошел к Алите совсем близко, тепло ее тела опалило его.

Он протянул руку, почти боясь дотронуться, словно от его прикосновения она превратилась бы в облачко дыма и растаяла. А вдруг ему просто почудилось, что возлюбленная это сказала? Он так давно мечтал услышать подобные слова, что стал грезить наяву.

— Джейми.

Алита потянулась к мужу, и в следующее мгновение он уже прижимал любимую к груди так сильно, что непонятно было, стук чьего сердца он слышит, своего собственного или ее.

— Господи, Алита, ни один мужчина так не желал ни одну женщину, как я тебя.

— Тогда возьми меня, Джейми, я твоя.

Он всматривался в лицо возлюбленной, заглядывал в глаза. От пронзительной нежности его взора у нее щемило сердце. Алита открывала в муже все новые и новые черты. Вопреки всему, он проник к ней в душу, и теперь она уже не будет такой, как прежде.

Джейми словно поцеловал ее взглядом и только потом прижался губами к нежному рту. Алита потянулась к нему, встала, губы ее приоткрылись навстречу жаркому языку. Он прижал ее к себе, осыпая поцелуями рот, подбородок, бьющуюся на шее жилку.

Дрожащими пальцами расстегнул ночную рубашку, обнажив упругие груди. Горячие губы обожгли белое полушарие, язык принялся теребить набухший бугорок. Алита вскрикнула. Сильные руки скользнули по шелковистой коже живота, легким движением опустив на бедра ночную рубашку. Джейми хотел подхватить жену на руки, чтобы отнести в постель, но Алита остановила его.

— Нет, не торопись, — попросила она. — Я… я хочу ласкать тебя, как ты ласкаешь меня. — Смущенная собственной дерзостью, она потупилась.

Джейми неуверенно улыбнулся.

— Ласкай, любовь моя. Но я не знаю, сколько смогу выдержать.

— Терпите, милорд, — поддразнила она. — Вспомни, как ты говорил мне в дороге.

Алита принялась стягивать с мужа рубаху. Джейми с готовностью помог ей и отбросил ненужную одежду в сторону.

— Что дальше, любовь моя? — спросил он сипло.

Торжествующе улыбаясь, Алита положила ладони на плечи мужа и медленно повела их вниз. Пальцы ерошили шелковистые заросли на могучей груди, поглаживали крутые выпуклости плеч, спины. Под чуткими прикосновениями напрягались мышцы, с губ Джейми сорвался стон.

— А теперь, милорд, — сказала Алита, лукаво улыбнувшись, — я хочу попробовать вас на вкус.

Джейми ахнул, когда ее губы сжали сосок, а горячий кончик языка принялся безжалостно его теребить.

Он рванулся прочь, но Алита обхватила сильные бедра, поймав любимого в силки страсти. Когда ее маленькие ручки, развязав шнуровку, стянули и отбросили штаны, на свободу вырвалось напряженное мужское естество. Джейми был так прекрасен, что у Алиты засосало под ложечкой. На одно мгновение заглянув в черные глаза, она опустилась перед ним на колени.

Легкие поцелуи, которыми она покрывала его живот, сыпались, как теплый летний дождь. Джейми застонал и попытался остановить свою прекрасную любовницу. Но она покачала головой и оттолкнула его руки. Ощутив, что нежные пальчики сомкнулись на его восставшей плоти, он болезненно дернулся. А почувствовав прикосновение губ, взмолился о пощаде:

— Господи, Алита, остановись, иначе я не удержусь. — Джейми решительно отодвинул ее, затем выступил из башмаков и штанов. Когда он снова обернулся к жене, глаза его горели дьявольским огнем, и у Алиты перехватило дыхание. — Теперь твоя очередь, любовь моя.

Он быстро стянул с нее ночную рубашку, так что она предстала его взору во всем великолепии своей наготы. По вмиг сбившемуся дыханию Алита догадалась, как восхитило мужа то, что он увидел. Он обнял ее; от аромата его тела у нее закружилась голова. Когда горячие губы нашли ее рот, она мгновенно воспарила на волне блаженства. Потом он упал на колени, обхватил ладонями упругие ягодицы и предался восхитительному пиршеству.

Алиту бросало то в жар, то в холод. Когда ей начало казаться, что она вот-вот впадет в забытье, Джейми подхватил ее на руки, отнес на постель, и они рухнули, исступленно сплетясь руками и ногами. А потом он подверг ее сладостной пытке, которой она недавно наградила его.

Его губы, как огнем, жгли чувствительную кожу грудей, живота, бедер. Когда он тронул рукой узелок страсти, таящийся в складках нежной плоти, из сокровенного тайника излился поток медвяной влаги.

— Джейми, иди ко мне, — Алита уже почти молила.

Но по озорному блеску в глазах она догадалась, что Джейми еще не готов подчиниться. Когда он поднял ее и усадил к себе на колени, на ее лице появилось озадаченное выражение. Облокотившись на груду подушек, Джейми развел ей ноги и вошел в нее. Алита вскрикнула, испытав острое удовольствие.

— Нравится, любовь моя?

Приподнявшись, он одновременно с силой насадил ее на себя и проник так глубоко, что вместо ответа она лишь ахнула и кивнула. А в следующее мгновение буквально заходил под ней ходуном. Голова его запрокинулась, красивое лицо выражало глубочайший восторг.

Потом движения замедлились; наклонившись, Джейми взял в рот нежный сосок. Алиту забила дрожь исступления. Хрипло вскрикнув, он в последний раз насадил ее на себя. Алита ощутила, как выплеснулся горячий поток семени, и впала в забытье.

Она медленно пришла в себя и поняла, что все еще покоится на груди у Джейми Они по-прежнему составляли единое целое.

— Я в жизни не испытывал ничего подобного, — прошептал он, прижимаясь губами к ее рту. В дрожащем голосе слышалось удивление, словно он сам не мог поверить тому, что только что произошло. — Не представлял, что когда-нибудь по… — Джейми прервал себя на полуслове и взглянул на Алиту. А вдруг, если он скажет, что любит ее, она посмеется над ним?

Его жена уверяла, что питает к нему нежные чувства и не желает знать Эвана Грея, но правда ли это?

Пришло ли время открыть ей, какую власть она имеет над ним?

Алита затрепетала. Неужели Джейми хочет признаться ей в любви? Но почему он остановился?

— Договори, Джейми, — тихо попросила она. — Чего ты не представлял?

Быстро приняв решение, Джейми выпалил:

— Что буду так горячо желать женщину, после того как только что насладился ею.

Алита почувствовала, как его плоть шевельнулась внутри ее, и на пробу повела бедрами. В следующее мгновение она уже лежала на спине, а Джейми раздвигал ей ноги.

— На этот раз все будет просто и медленно.

Он сдержал свое обещание и любил ее со щемящей нежностью.

Джейми понимал, что его чувства обрели глубину, но подавил в себе желание раскрыть сердце перед любимой. Если он потеряет бдительность, Алита сумеет сделать так, что он забудет о своей мести. Она привяжет его к своей юбке, и голова его будет занята лишь мыслями о продлении рода. Быть может, настанет день, когда он скажет жене, что она значит для него, но не прежде, чем восторжествует справедливость.

Алита почувствовала, как сердце пронзила острая боль. Либо Джейми разыгрывает непонятливость, либо и в самом деле совершенно к ней равнодушен. Она так мало знала о мужчинах; быть может, все они способны проявлять нежность, независимо от того, любят или нет. Джейми заметил боль в ее взгляде, и сочувствие заставило его признать:

— Ты должна знать, что дорога мне. Большего пока не жди. Пока. Я слишком близко подошел к осуществлению того, что было целью всей моей жизни.

Помни, что ты нужна мне, Алита. Ты моя. И всегда была моей. Давай начнем с этого и посмотрим, что уготовит нам будущее.

— А есть ли у нас будущее, Джейми?

Он вгляделся в ее лицо.

— Это тебе решать. Способна ли ты забыть Эвана Грея? Могу ли я доверить тебе свою жизнь? Ты знаешь, она в твоих руках. Если ты раскроешь тайну Повелителя Ночи, за мою голову никто и гроша ломаного не даст.

— Нет, Джейми, — горячо прошептала Алита. — Я твоя. И буду хранить твой секрет как зеницу ока.

Если Джейми и надеялся на большее, то ничем не выдал разочарования, заключив жену в пылкие объятия.

13.

Тем временем в Лондоне совещались заговорщики. Пока Джейми Мортимер и его жена наслаждались друг другом, лорд Грей и лорд Сомерсет решали их судьбу.

— Я едва не разорился, подкупая судей, — жаловался лорд Сомерсет. — Но моя настойчивость окупилась сторицей. Верховный суд решил дело в мою пользу. Помолвка между Алитой и Мортимером признана недействительной, брак расторгнут.

— Наконец-то, — воскликнул Грей. — На каком основании помолвка была признана недействительной?

Сомерсет хитро улыбнулся:

— На том основании, что Мортимер слишком долго не заявлял свои права на невесту, и вполне резонно было думать, что его нет в живых. Я взял на себя смелость оформить бумагу о вашем с Алитой обручении. Как только вы подпишете ее, я отправлюсь в Уэльс за дочерью.

Лорд Грей бегло просмотрел соглашение и потянулся к чернильнице с пером. Когда он начертал свой вензель, лорд Сомерсет вздохнул с облегчением.

* * *

Алита стояла у окна и как завороженная следила за тем, как муж тренируется во дворе со своими рыцарями. Его обнаженный торс блестел от пота, под гладкой кожей играли мышцы. Облегающие штаны не скрывали могучих бедер и икр. Алита представила, как этот могучий великан сжимает в объятиях ее хрупкое тело. Хотя Джейми был почти вдвое больше, он всегда очень бережно обращался с женой. В последние дни он был особенно нежен.

Вспомнив, как терпеливо муж подводил ее к вершине блаженства прошлой ночью, Алита залилась краской, ноги стали словно ватные. Она вздрогнула от неожиданности, когда вошедшая в комнату Бесс сказала:

— Красавец мужчина, правда, миледи?

— Ох, Бесс, ты испугала меня. Да, во всем королевстве не найдется другого такого, как Джейми.

— Помнится, миледи, когда вы только приехали сюда, вы лорда Джейми на дух не переносили.

— Верно, — задумчиво ответила Алита. — Я считала его грубым мужланом с варварскими манерами. Хотела бы я знать, каковы его чувства ко мне.

Я же знаю, Бесс, что Джейми женился на мне, чтобы я не досталась Эвану Грею.

— Поначалу, может, так оно и было, — согласилась Бесс. — Но теперь лорд Джейми души в вас не чает.

Алита просияла.

— Надеюсь, ты права.

Бесс внимательно смотрела в окно.

— Что там случилось? — спросила Алита, заметив, что ее камеристка чем-то встревожена.

— Какие-то всадники, миледи. — Горничная указала на север: на гребне горы показалась большая группа верховых.

Алита ахнула. К ним приближался огромный отряд, больше сотни человек.

— Нужно предупредить Джейми! — воскликнула она и бросилась из комнаты. , Но Джейми уже сам увидел незваных гостей и отправил своих рыцарей вооружиться. Он не рассчитывал отбить неприятеля — ветхие стены все равно не выдержат натиска, — однако вовсе не оказать сопротивления было бы недостойно.

Алита ждала мужа наверху лестницы.

— Кто это, Джейми? — испуганно спросила она. — Люди лорда Грея? Неужели он ослушался короля и решил взять Криккит штурмом?

— Не знаю, — хмуро ответил Джейми и, схватив жену за руку, потянул за собой. — Мне нужно подготовиться к встрече гостей. Пока я буду выяснять с ними отношения, не выходи из башни.

Алита едва поспевала за мужем; они взбежали на четвертый этаж. Она помогла ему натянуть кольчугу поверх рубахи, подала меч и лук. Прошли те времена, когда доблестные рыцари, готовясь к бою, надевали латы, столь громоздкие и увесистые, что на коней-тяжеловозов их подсаживали шестеро слуг. Теперь военное облачение представляло собой куда более легкое плетеное одеяние, которое было, однако, ничуть не менее надежно, чем толстые металлические доспехи былых героев. Полностью собравшись, Джейми обнял жену, крепко поцеловал и стремительно вышел из комнаты. Алита последовала за ним.

Когда они подошли к лестнице, ведущей во двор, всадники успели приблизиться настолько, что стали видны их штандарты. Алита удивленно вскрикнула, разглядев на них розу и льва — герб Сомерсетов.

Отряд возглавлял ее отец!

— Джейми, подожди! Это мой отец! Не убивай его! — И она бросилась навстречу всадникам.

— Алита! Вернись!

Но Алита ничего не слышала. Она кинулась навстречу отцу и попыталась схватить под уздцы его коня. У Джейми перехватило дыхание, когда могучее животное взвилось на дыбы. Если бы не умелая рука лорда Сомерсета, не миновать бы несчастного случая.

Неужели его жена так обрадовалась, увидев отца?

Или ждала, что лорд Сомерсет приедет, чтобы увезти ее из Криккита? Джейми надеялся, что расположение короля отобьет у Грея и Сомерсета охоту покушаться на его права. Но, возможно, Генрих был слишком занят, чтобы присматривать за своими вассалами.

Лорд Сомерсет спрыгнул на землю. Он был вне себя от ярости.

— Ты что вытворяешь, дочка? На тот свет захотела? Лорд Грей не обрадуется, если узнает, что его будущая жена погибла под копытами моего коня. — Он окинул ее с ног до головы скептическим взглядом. — Надеюсь, ты здорова?

— Да, отец, у меня все хорошо, — кротко ответила Алита, вспомнив, как бывает страшен в гневе ее родитель. — Что вы здесь делаете? Почему привели с собой войско, если пожаловали в гости?

— Я хочу лишь избавить тебя от постылого союза с сыном предателя.

— Почему вы так уверены, что лорд Мортимер был предателем, отец? — спросила Алита, вглядываясь в его лицо. — Быть может, произошла ошибка?

— Как ты смеешь сомневаться в моей честности?! — взревел Сомерсет. Он вскинул руку, чтобы отвесить Алите пощечину за то, что она решилась намекнуть на его причастность к гибели Кларенса. Еще не хватало, чтобы собственная дочь задавала подобные вопросы. Довольно уже того, что Джейми Мортимеру удалось заронить сомнения в душу короля. По счастью, у Генриха было слишком много хлопот, чтобы еще расследовать старую уэльскую историю.

— Только троньте ее — и проститесь с жизнью. — Джейми схватил тестя за запястье железной хваткой. Когда он разжал пальцы, рука Сомерсета бессильно упала. — Алита — моя жена. Клянусь, я больше не позволю вам угрожать ей.

— Побереги пыл, Мортимер, — ухмыльнулся Сомерсет. — Это тебе сейчас не поможет. — Он сунул руку за пазуху, вытащил какой-то документ и помахал им перед носом у Джейми. — Твой брак с моей дочерью признан недействительным, и я обручил ее с лордом Греем. Весьма рад, что твое семя не взросло на благодатной почве. — Сомерсет издевательски засмеялся. — Можешь не сомневаться, смерд, с лордом Греем у Алиты быстро брюхо набухнет.

Алита побледнела.

— Отец, что вы говорите? Король знает об этом?

Он же наверняка должен был подписать бумаги.

— Бумаги подписаны, — хитро сощурившись, ответил Сомерсет. — Это было нетрудно при том, как у него занята голова Францией и предстоящей женитьбой. Я спешил, Алита, потому что знал, что ты этого хочешь. Лорд Грей рассказал мне, как ты искала у него защиты, сбежав от этого дикаря, твоего мужа. — Он бросил пренебрежительный взгляд на Джейми.

Джейми перестал понимать происходящее. Неужели Алита не сказала ему, что попала к Грею не по своей воле? Кому и чему теперь верить?

Алита отлично поняла, о чем он думает, и поспешила объясниться:

— Нет, Джейми, все не так! Когда-то я хотела, чтобы наш брак расторгли, но с тех пор, как.., как…

— Довольно, дочка! — оборвал ее Сомерсет. — Собирай самое необходимое, ты едешь со мной в Лондон. Остальное пришлет Мортимер вместе с твоим приданым. Мы отправляемся в путь немедленно.

— Нет! — Алита задрожала от ужаса.

— Алита никуда с вами не поедет. — Джейми говорил тихо, но в его голосе звучала сталь.

— Подумай, Мортимер, у меня целое войско, а вас тут немного. Если начнется бой, погибнут люди, но все равно будет по-моему. Так что готовься к штурму, или ты добром отдашь мне мою дочь?

Джейми знал, что его рыцари готовы биться даже против превосходящих сил, но имеет ли он право просить их отдать жизнь за столь лживую женщину, как его жена?

Алита увидела нерешительность в его взгляде и похолодела. Нет ни малейшей надежды, что отряд Джейми сможет противостоять войску лорда Сомерсета. Она не могла допустить ни гибели мужа, ни гибели отца. Ни того, ни другого она не переживет.

Лорд Сомерсет догадался: дочь боится, что из-за нее прольется кровь, и решил этим воспользоваться.

— Я хочу поговорить с Алитой наедине, — заявил он властно.

Джейми вызывающе вскинул подбородок.

— Я этого не позволю.

— Джейми, прошу тебя, — взмолилась Алита. — Позволь нам поговорить с глазу на глаз.

Джейми пристально посмотрел на жену, кивнул и отошел. Взяв Алиту за локоть, Сомерсет отвел ее подальше от своей дружины и рывком повернул лицом к себе.

— Неблагодарная дрянь! — процедил он, едва шевеля побелевшими от ярости губами. — Ты заслуживаешь хорошей взбучки. Но пусть этим займется лорд Грей. Быть может, он сумеет научить тебя с почтением относиться к отцу. Я обещал, что сделаю все, что в моих силах, чтобы освободить тебя. Почему ты ведешь себя так, словно никогда этого не хотела? Что сделал с тобой этот подонок?

— Многое изменилось, отец. Джейми оказался совсем не таким, каким виделся мне поначалу.

— Черт тебя дери, ты втюрилась в этого мужлана! — Сомерсет почти кричал.

— Я.., я думаю, что с Джейми и его отцом поступили несправедливо, — стояла на своем Алита. — Я не могу — и не желаю — оставить мужа. Ни сейчас, ни когда-либо еще.

— Так, значит, это правда, — презрительно фыркнул Сомерсет. — Ты влюбилась в него. Ничего, лорд Грей быстро излечит тебя от этой дури. Не знаю уж почему, но он по-прежнему хочет взять тебя в жены, хоть ты уже клеваная ягода. А я не собираюсь ссориться с Эваном Греем. Мы с ним крепко повязаны.

— Повязаны? Что это значит? — с любопытством спросила Алита.

Сомерсет нахмурился.

— Не твоего ума дело. Ты уедешь со мной по собственной воле или будешь ждать, когда я прикажу убить Мортимера и сровнять с землей это нагромождение камней? Ты знаешь, я способен сделать это. Пощады никому не будет. Если начнется бой, живым из него никто не выйдет. Ты этого хочешь? Хорошенько поразмысли, прежде чем ответить.

У Алиты не было выхода. Она слишком любила Джейми, чтобы обречь его на верную смерть. Быть может, даже от рук ее собственного отца.

— Я поеду с вами, — ответила она дрожащим голосом, — но я отказываюсь выходить за лорда Грея.

— Нет, Алита, ты должна пообещать мне, что станешь женой Эвана Грея. Иначе все будет так, как я сказал.

На хрупкие плечи легло бремя чудовищного выбора. Впрочем, в конечном итоге решение могло быть только одно.

— Хорошо, отец, будь по-вашему.

Сомерсет мрачно улыбнулся.

— Скажи ему.

Едва передвигая ноги, Алита подошла к Джейми.

Отец следовал за ней. Она попыталась заговорить, но голос изменил ей. Раздраженно фыркнув, Сомерсет пихнул дочь в бок.

— Скажи ему, что ты сейчас говорила мне, — Я.., хочу.., уехать с отцом.

— Объясни, почему ты этого хочешь" Алита, — безжалостно потребовал Сомерсет.

Джейми ждал ответа с каменным лицом. Алита ошарашенно взглянула на отца, но тот лишь кивнул, подтверждая, что остался тверд в своих намерениях.

«Джейми, прошу тебя, не испытывай ко мне ненависти», — мысленно взмолилась Алита и медленно выдавила из себя слова, которых ждал ее мучитель:

— Перед отъездом из Лондона я.., я просила отца добиться расторжения брака.

— Скажи ему, что обручена с лордом Греем, — торжествующе потребовал Сомерсет.

— Отец, я…

— Говори, — велел Сомерсет. Незаметно для других он так стиснул Алитину руку, что она сморщилась от боли.

— Я выхожу замуж за лорда Грея! — выкрикнула Алита. — Я всегда хотела быть его женой. Как видите, милорд, вам не за что сражаться.

Джейми уничтожил ее взглядом.

— Вы правы, миледи, сражаться совершенно не за что. Я всегда знал, что для вас я все давно что камни под ногами. Прощайте, миледи, желаю вам счастья с лордом Греем.

У Джейми разрывалось сердце. Что он наделал?

Взял и спокойно отпустил любимую женщину? Позволил ей вот так уйти из своей жизни? Быть может, Алита с легкостью забыла волшебные ночи, когда они держали друг друга в объятиях, но в его сердце и памяти они остались навсегда.

— Джейми! — Алита потянулась к мужу, но он уже отвернулся.

Сомерсет схватил дочь за плечи и подтолкнул в сторону башни.

— Живо собери вещи! — гаркнул он.

Алита поплелась к лестнице. Джейми так и не взглянул на нее. Она не слышала, как ее отец надменно бросил:

— Теперь ты понял, как моя дочь презирает тебя?

Алита вбежала к себе, сотрясаясь от рыданий.

Бесс ждала ее, убитая горем.

— Ох, миледи, я все слышала. Что вы будете делать?

— Мне придется уехать с отцом, Бесс, — сквозь слезы выговорила Алита.

— Да как же это, вы же любите лорда Джейми!

— Если я ослушаюсь отца, он погубит Джейми.

Я знаю его, Бесс, он выполнит угрозу. Лорд Сомерсет невероятно богат, и в его распоряжении целая армия.

К тому же брак расторгнут. Все кончено, моя добрая Бесс. А теперь перестань шмыгать носом и помоги мне собраться в дорогу.

Когда Алита вновь спустилась во двор, Джейми уже не было. Ее конь был уже взнуздан и ждал хозяйку. Лорд Сомерсет, не теряя времени, подсадил дочь в седло. Процессия тронулась в путь. Алита оглянулась в последний раз, и ее лицо исказилось от невыносимой боли.

Джейми наблюдал за происходящим из окна. Он не произнес ни звука, не шевельнулся, и лишь во взгляде сквозило опустошение. Так он и стоял, пока его возлюбленная в окружении рыцарей не скрылась из вида.

— Леди Алита не хотела уезжать, лорд Джейми.

Джейми вздрогнул, он не заметил, как подошла Бесс.

— Ты не слышала, что она говорила, Бесс. Не пытайся смягчить удар. Она сама так решила. Я готов был сражаться за нее до конца.

— Этого она и боялась, — тихо ответила Бесс. — Миледи не хотела, чтобы вы рисковали жизнью. Только подчинившись отцу, она могла уберечь вас от смертельной опасности. Она любит вас, хоть больше и не жена вам.

Лицо Джейми исказилось от ярости:

— Алита моя жена и всегда будет моей женой. Но ты заблуждаешься, Бесс. Она не любит меня. Не желаю больше слышать ее имя. — И, резко повернувшись, он вышел из комнаты.

На следующий день Ровена вернулась в замок.

Молва о случившемся дошла до нее, и она не стала долго раздумывать, решив вновь навязать свое общество Джейми. Ровена нашла любовника в гостиной; он сидел перед очагом и невидящим взглядом смотрел на угли от давно прогоревших дров. Подбежав к нему, она бросилась на колени.

— Джейми, я вернулась. Позволь мне помочь тебе забыть женщину, которая тебя предала. Все будет как раньше, Джейми, вот увидишь.

Джейми обратил на непрошеную гостью мрачный взгляд.

— Оставь меня в покое, Ровена, сейчас я никого не желаю видеть, а тебя особенно.

— Не гони меня, любовь моя, я могу утешить тебя и скрасить одинокие ночи.

Джейми рассеянно взглянул на нее.

— Делай как знаешь, мне все равно. — И, отвернувшись, вновь уставился на остывший очаг.

Добившись разрешения остаться в замке, Ровена не стала торопить события. Она была уверена, что со временем Джейми начнет искать у нее утешения, а дальше будет видно.

Дни тянулись медленно. Однако, к огорчению Ровены, Джейми не искал ее общества. Он даже не замечал, что в башне живет женщина. Лишь пил без меры, после чего засыпал, уронив голову на стол и зажав в руке кружку с элем. Все обитатели замка тревожились о хозяине, а Гейлорд просто места себе не находил от беспокойства. Никогда прежде он не видел своего воспитанника в столь плачевном состоянии. Он лихорадочно пытался придумать, как вывести Джейми из отчаянного положения, но когда до Криккита дошла весть о том, что вскоре состоится свадьба Алиты и Эвана Грея, Гейлорд испугался, что хозяин и вовсе тронется умом.

Его опасения чуть было не подтвердились. На Джейми страшно было смотреть: он топил свое горе в вине. Беспробудное пьянство продолжалось около недели. Отчаявшись вернуть его к жизни другими способами, Гейлорд предложил возобновить ночные предприятия. Старый слуга прознал, что из Франции отплыл корабль, груженный отличным бренди и французскими кружевами. Если они решат принять товар, нужно просигналить огнями с берега, и шхуна бросит якорь в бухте. К радости Гейлорда, Джейми заинтересовался предложением. Начались приготовления. Несколько следующих дней Джейми приводил себя в порядок: он почти не пил и изнурял себя тренировками с дружинниками, которые, правда, никогда не принимали участия в незаконных делах.

Предстоящая операция и возвращение Повелителя Ночи после нескольких месяцев затишья ознаменовали новый этап деятельности криккитских контрабандистов.

В Лондоне узнали, что на уэльском побережье возобновились операции с контрабандой, и король послал на помощь лорду Грею небольшую армию. Но когда солдаты явились на берег, оказалось, что злоумышленников и след простыл. Повелитель Ночи постоянно менял место операции, он был неуловим.

* * *

Алита в очередной раз оказалась пленницей. На этот раз — в лондонском доме отца. Ей не дозволялось встречаться ни с кем, кроме Эвана Грея. Король покинул столицу, прежде чем лорд Сомерсет привез дочь из Криккита, и должен был вернуться уже после ее предполагаемой свадьбы. Алита была уверена, что, если бы Генриху стали известны гнусные планы ее отца, он бы непременно вмешался. Но, увы, надеяться было не на кого.

Алита провела в Лондоне уже больше двух недель, когда к ней с визитом явился лорд Грей. Она отказалась принять нежеланного посетителя. Тогда ее под каким-то предлогом вызвал отец, а затем удалился, оставив жениха и невесту наедине.

— На этот раз вам от меня не улизнуть, миледи, — пригрозил он. — Когда мы наконец поженимся, вы будете слушаться меня беспрекословно или пожалеете о своем упрямстве. Однако мне любопытно узнать, как вашему ничтожному любовнику удалось выкрасть вас из моего дома.

— Мы вылетели в окно, — съязвила Алита. — Я не желаю выходить за вас замуж, милорд. Я хочу вернуться к мужу.

Грей взорвался:

— Ax вот как! Но разве вы не слышали, что сказал ваш отец? Вы больше не состоите в браке с этим нищим смердом. Вы моя, миледи, как и все, что некогда принадлежало Мортимерам.

— Мне непонятно, за что вы так ненавидите Джейми? Что вам сделала эта семья?

— Когда-нибудь я расскажу вам об этом.

— Значит, лорд Мортимер на самом деле не был предателем?

Грей побагровел от ярости:

— Довольно! Я не желаю больше говорить о Мортимерах. Я пришел затем, чтобы обсудить нашу свадьбу. Венчание состоится ровно через месяц.

— Нет.

— Да. Генрих приказал мне отправиться в Уэльс, но я успею вернуться вовремя.

— Вы едете в Уэльс?

— Да. И на этот раз Повелителю Ночи не скрыться от меня. Мерзавец снова занялся своими делишками, но теперь ему это с рук не сойдет.

Сердце Алиты бешено колотилось. Неужели Джейми не понимает, как опасно сейчас заниматься контрабандой? Лорд Грей настроен решительно как никогда, и если Джейми совершит оплошность, то окажется на виселице.

Грей наблюдал, как на прелестном лице отражается целая буря чувств, и довольно улыбался. Он с нетерпением ждал дня свадьбы, чтобы оказаться в постели с белокурой красавицей и добиться от нее всего, что она дарила Мортимеру. Представив Алиту обнаженной, слившейся с ним в одно целое, он взмок от желания. Но почему надо обязательно дожидаться первой брачной ночи? Решив не терять времени, он схватил красавицу в объятия и прижал к груди. Алита вскрикнула и попыталась высвободиться.

— Не сопротивляйтесь, миледи, ибо я твердо намерен насладиться вами до отъезда. Мы почти муж и жена. От вас не убудет, если вы поделитесь со мной тем, что так щедро дарили этому мерзавцу, который отнял вас у меня.

И он впился в нежный рот грубым и властным поцелуем. Алита почувствовала, как его язык раздвигает ей зубы, и ее чуть не стошнило. Отвращение переполняло ее, когда Грей разорвал лиф платья, чтобы добраться до нежной груди. Алита стала отбиваться еще решительнее.

— Я закричу, позову на помощь отца, — задыхаясь, проговорила она, пытаясь заслониться руками от навязчивых ласк.

— Кричите сколько угодно, миледи, — хрипло ответил Грей. — И не ждите от него помощи. Он, как и я, считает, что вас нужно укротить. С удовольствием приступлю к этому прямо сейчас.

Понимая, что ждать спасения не от кого и остается надеяться только на себя, Алита возобновила отчаянные попытки высвободиться. Но куда ей было одолеть мужчину, чья сила умножалась бешеной страстью.

Когда он бросил ее на пол и принялся возиться со шнуровкой на штанах, Алите удалось с размаху ударить ненавистного ухажера коленом в пах. Удар пришелся в цель. Грей откатился в сторону, корчась от боли.

Вскочив, Алита бросилась прочь. Хватая воздух ртом, Грей крикнул ей вслед:

— Ты заплатишь за это, дрянь! Подожди, вот поженимся, будешь в ногах валяться, умоляя снизойти до тебя. Я знаю, как обращаться с такими, как ты.

Алита мчалась, не чуя под собой ног. Мелькнуло удивленное лицо отца, но она не остановилась. Вбежав к себе и заперев дверь, бедняжка бросилась на постель, дрожа от страха и отвращения. Как могла она допустить, чтобы стала возможна эта свадьба? Но разве от нее что-нибудь зависело? Она понимала, что лорд Грей превратит ее жизнь. В сущий ад, но ничего не могла поделать.

14.

Ровена теряла терпение. Прошло несколько недель с тех пор, как она вернулась в Криккит, а Джейми по-прежнему ее не замечал. Она знала, что бывший любовник снова занялся контрабандой, и даже видела, как он ночью уходит из замка. А в это утро ей случайно удалось подслушать разговор Джейми с Гейлордом. Они стояли во дворе и не видели Ровену, которая притаилась за полуразрушенной стеной.

— Шхуна бросит якорь завтра ночью, — говорил старый слуга. — Что будем делать? Может, нам не стоит искушать судьбу? Говорят, лорд Грей вернулся в Уэльс, чтобы изловить контрабандистов, и у него под началом вдвое больше людей. Ходят слухи, что он поклялся не упустить Повелителя Ночи.

— К черту лорда Грея, — мрачно выругался Джейми. — У него не хватит мозгов найти Повелителя Ночи без подсказки предателя. А поскольку леди Алиты нет, нам нечего больше опасаться.

— Вы понапрасну обвиняете леди Алиту, — возразил Гейлорд. — Она не предавала вас, я уверен.

— Это уже не имеет значения, Гейлорд. С прошлым покончено. Теперь у меня одна цель — восстановить честное имя отца. После того как покончим с делами, отправимся в Лондон повидать короля.

— Значит, сегодня все, как замыслили? Я скажу людям, чтобы собирались на Северном берегу, там где кончаются утесы и начинается песчаная отмель. А что до поездки в Лондон, то мне кажется, что вы собираетесь туда не затем, чтобы нанести визит королю. Если вы надеетесь встретиться с леди Алитой, боюсь, вас ждет разочарование. Через месяц она выходит замуж.

— Нет, Гейлорд, я еду в Лондон, только чтобы поговорить с королем. И хватит об этом.

Затем мужчины разошлись, оставив Ровену одну со своими мыслями.

* * *

В ту ночь Джейми засиделся допоздна. Он смотрел, как Ровена ходит по залу, смеется, отвечает на шутки рыцарей, и недоумевал, почему до сих пор не прибег к ее услугам. Бог свидетель, ему нужна женщина. Не так давно Ровена вполне его устраивала, но теперь знойная красотка не вызывала у него вожделения.

Никто не сможет заменить ему Алиту. Эта ведьма околдовала его и бросила. Как могла она с такой легкостью забыть все, что их связывало?

Уронив голову на руки, Джейми вспоминал волшебные ночи, когда они ласкали друг друга до изнеможения. Алита была желанной для него тогда, осталась желанной и теперь. Бог свидетель, он хотел ненавидеть ее, но мог только любить.

Ровена внимательно наблюдала за Джейми. Она изо всех сил флиртовала с рыцарями, чтобы раззадорить его, но этот неблагодарный ничего не замечал.

Довольно, сегодня ночью она добьется своего. И полная решимости, она отправилась в хозяйскую спальню, разделась и легла под одеяло.

Джейми поднялся из-за стола, слегка покачиваясь.

Он выпил ровно столько эля, сколько требовалось, чтобы заглушить боль потери. Винтовая лестница, казалось, никогда не кончится. Добредя наконец до своей комнаты, он сбросил в темноте одежду и, смертельно уставший, рухнул на постель. Милосердные пальцы дремоты мягко прикоснулись к телу, унимая ломоту, навевая сон.

Лишь несколько минут спустя Джейми понял, что пальцы, прикасающиеся к его коже, принадлежат человеческому существу и вовсе не являются плодом полууснувшего сознания. Маленькая теплая рука ласкала его спину, ягодицы. Он беспомощно застонал, когда, осмелев, рука скользнула между бедрами и легла на главное достоинство мужского тела.

Ровена довольно замурлыкала, когда от ее прикосновения мгновенно восстала его мужская плоть.

Все еще одурманенный после выпитого, Джейми выдохнул дорогое имя.

— Алита.

Резко повернувшись, он привлек к себе обнаженное тело и сжал в объятиях. Почувствовав прикосновение теплой кожи и набухших сосков, вновь застонал.

Его пальцы нащупали увлажнившееся лоно, и он поднялся над женщиной. Желание овладеть ею было так велико, что его трясло как в лихорадке.

— Джейми, это я, Ровена. Люби меня, мой повелитель, люби, как умеешь любить только ты.

Джейми мгновенно открыл глаза. Он узнал ее голос.

— Проклятие, Ровена, что ты делаешь в моей постели?

— Я нужна тебе, Джейми, — прошептала она, прижимаясь губами к его рту. — У тебя не было женщины, с тех пор как.., с тех пор как уехала Алита. Позволь мне помочь тебе. Помнишь, как это у нас бывало?

Ее руки скользнули вниз по его животу. Она разочарованно ахнула, обнаружив, что за последние секунды гордо воздетая плоть съежилась и опала. Ровена прибегла к отчаянному средству. Джейми вскрикнул, почувствовав, как его коснулись ее влажные губы. Но этот крик не был выражением блаженства. Джейми испытал острое отвращение и грубо оттолкнул ее. Ровена поняла, что проиграла.

— Если бы ты была мне нужна, Ровена, я бы тебя сам позвал, — хрипло сказал Джейми.

— Если бы ты не напивался как свинья, все было бы иначе, — возразила Ровена. — Я никогда не видела тебя в таком состоянии. И всему виной эта холодная стерва, твоя бывшая жена. Считай, что тебе повезло, ты вовремя от нее избавился.

Она повторила свою попытку возбудить его. На этот раз Джейми не просто оттолкнул ее, но и грубо сбросил с кровати.

— Хватит, Ровена, мы с тобой уже давно чужие.

Я, должно быть, с ума сошел, позволив тебе остаться в замке. Убирайся из моей жизни! Найди себе другого и ублажай его сколько влезет. Когда я встану утром, чтобы тебя и след простыл!

Поднявшись с пола, Ровена стала собирать свои вещи. Прижав к груди ворох одежды, она бросила на Джейми бешеный взгляд.

— Ты еще пожалеешь об этом. Я предупреждала тебя однажды, но теперь выполню свою угрозу. — И, повернувшись, бросилась вон из комнаты, забыв о своей наготе.

Рано утром Ровена покинула замок. Гейлорд сказал, что видел, как она мчалась во весь опор по направлению к горам.

Эван Грей сердито мерил шагами зал своего прекрасного дома. В который раз Повелителю Ночи удалось обмануть его. Неужели не будет конца дерзким выходкам этого негодяя? Он жаждал схватить мерзавца, жаждал столь страстно, что задержался из-за этого в Уэльсе, вместо того чтобы ехать в Лондон на свадьбу. В последний раз Алита так сильно его ударила, что ему не терпелось как следует наказать ее за дерзость и непокорность. Если бы Джейми Мортимер не смешал его карты несколько месяцев назад, своевольная дочь Сомерсета уже давно была бы брюхата его ребенком.

Мрачные мысли хозяина прервал дворецкий.

— Милорд, вас спрашивает молодая женщина.

— В такой ранний час? — удивился Грей. — Скажи ей, что нам не нужны служанки.

— Я не служанка, милорд, — представилась Ровена.

Грей вскинул бровь.

— Ровена? Входите, миледи. Какие новости вы принесли мне сегодня?

Ровена дождалась, когда дворецкий выйдет из комнаты.

— Мои новости стоят дорого, милорд, — ответила она, многозначительно улыбнувшись.

— Что-то я не припоминаю, чтобы когда-нибудь шла речь о вознаграждении, — ответил Грей без всякого воодушевления.

— Ах, милорд, но в этот раз я могу сообщить вам, кто скрывается под именем Повелителя Ночи и где его можно будет схватить сегодня ночью. Разве подобная услуга не достойна поощрения?

— Вы знаете, кто такой Повелитель Ночи? — недоверчиво спросил Грей. — Если это действительно так, вы не будете разочарованы моей щедростью, миледи, — любезно сказал он.

Тон Ровены сразу стал деловым.

— Как далеко простирается ваша щедрость, милорд?

— А вы практичны, моя красавица.

— Женщина в моих обстоятельствах вынуждена быть такой.

Грей некоторое время пристально смотрел на гостью, потом распорядился:

— Ждите здесь.

Он отсутствовал добрых десять минут, а вернувшись, протянул ей небольшой мешочек. Взвесив его на ладони, Ровена заглянула внутрь и широко улыбнулась.

— Вы довольны?

Она кивнула.

— Имя, Ровена. Я жду!

На миг Ровену охватило сомнение. Ей предстояло предать человека, которого она некогда пылко любила.

Но тут же вспомнилось, как он бесцеремонно вышвырнул ее из своей постели, прогнал из жизни, и от колебаний не осталось и следа. Она ничем не обязана Джейми Мортимеру.

— Повелитель Ночи — это Джейми Мортимер.

Злобная ухмылка обезобразила лицо Эвана Грея.

— Мортимер! Мерзкий вор! Я подозревал это, но у меня не было доказательств. Вы давно об этом знали?

Испугавшись, что Грею может не понравиться правда, Ровена сочла за лучшее солгать.

— Узнала только вчера. Я подслушала, как Джейми и Гейлорд говорили о корабле, который должен причалить сегодня ночью.

— Сегодня? — переспросил Грей. — Куда?

— В бухту, что милях в пяти от замка, там, где кончаются утесы и начинаются песчаная отмель и леса. Местные жители зовут это место Северным берегом.

Контрабандный товар повезут в замок на подводах.

Больше мне ничего не удалось услышать.

— Этого довольно, миледи. — Грей с подозрением посмотрел на Ровену. — Должен признаться, я заинтригован. Почему вы решились предать своего любовника?

На лице Ровены появилось мстительное выражение.

— Этот самонадеянный мерзавец выгнал меня.

С тех пор как в его жизни появилась эта белая мышь, он стал сам не свой.

Грей нахмурился.

— Уж не на леди Алиту вы намекаете?

— Вы догадливы, — ухмыльнулась Ровена. — Хотя она и обручена с вами, милорд, Джейми по-прежнему сходит по ней с ума. Он не подпускает меня к себе. Я предупреждала его, что отомщу…

— Погиб от руки мстительной бабы, — пробормотал Грей вполголоса. — Поделом же тебе. — А вслух произнес:

— Я у вас в долгу, миледи. И если это послужит вам утешением, Алита скоро станет моей женой и не достанется Мортимеру никогда.

* * *

Наступила безлунная ночь. С моря наползли низкие облака, с земли поднялся густой туман. Пробило полночь. Джейми стал спускаться вниз по винтовой лестнице. Гейлорд ждал хозяина в зале.

— Я готов, — сказал старик.

Повелитель Ночи взглянул на верного слугу, сгорбившегося под черным плащом. Никогда еще тот не казался ему таким дряхлым, таким немощным, как сейчас. Он вдруг сообразил, что Гейлорду должно быть не под силу заниматься подобными делами. Пожалуй, лучше сегодня оставить его дома.

— В другой раз, друг мой, — ответил Джейми, похлопав старика по плечу. — Сегодня ты останешься в замке, чтобы руководить разгрузкой товара. Я знаю, что рыцари моей дружины догадываются, чем мы тут занимаемся, но не хочу втягивать их в незаконные дела. Если кто-нибудь из них проснется, проследи, чтобы он не вышел из комнаты прежде, чем все будет спрятано в потайном подвале.

— Нет, Джейми, я пойду с тобой, как всегда.

Скверная примета менять правила.

— Делай, как я сказал, Гейлорд. — И, резко повернувшись, Джейми пошел прочь, не дожидаясь ответа. Рисковать собственной головой — одно дело, подвергать опасности жизнь верного друга — совсем другое.

Контрабандисты уже собрались на Северном берегу, когда появился Повелитель Ночи. Он дал команду подать знаки кораблю, стоявшему на якоре в бухте.

Зажглись факелы, и люди стали ждать, когда причалит первая шлюпка. Джейми нервничал. Интуиция подсказывала ему: что-то не так, как всегда.

Уже разгрузили первую шлюпку, подошла вторая.

Люди работали молча, проворно складывая бочки и ящики на берегу, чтобы потом погрузить в повозки.

Когда наконец корабль отчалил из бухты, Джейми вздохнул с облегчением. Однако успокаиваться было рано.

Послышался скрип колес — повозки выехали на берег, Джейми оглянулся и увидел закутанных в плащи людей. Зловещее предчувствие охватило Повелителя Ночи. Джейми спешился, взял факел и тихо подошел к первой подводе. Возница явно чувствовал себя не в своей тарелке. И тут Джейми понял, в чем дело. Его голос прорезал ночную тишину:

— Это ловушка! Бегите, бегите!

Люди бросились врассыпную. Начался кромешный ад. Из крытых повозок высыпали десятки вооруженных людей. Увидев, что из леса на помощь солдатам спешит подкрепление, Джейми поискал глазами своего коня. Самому ему рассчитывать на побег едва ли приходилось, но большинству его деревенских помощников удалось скрыться. Предупреждение прозвучало вовремя.

Наконец он увидел черного жеребца, бросился к нему и столкнулся лицом к лицу с Эваном Греем. Тот стоял с оружием наголо, окруженный шестью солдатами, готовыми по первому приказу уничтожить Джейми.

— Твоя игра проиграна, Мортимер, — усмехнулся Грей. — Или мне нужно звать тебя Повелителем Ночи?

— Вижу, — ответил Джейми спокойно, чем вызвал ярость своего врага.

— Если тебе интересно, как я узнал твою тайну, отвечу просто: мне раскрыла ее одна очень красивая дама.

Он умышленно не назвал имени, и Джейми был уверен: речь идет об Алите.

— Поклонитесь от меня этой даме, — холодно ответил Джейми.

— Непременно, непременно. А пока она будет рада узнать, что ты наконец получил по заслугам за свои гнусные делишки. Арест и виселица — вот что теперь тебя ждет. Собаке собачья смерть. Судьба распорядилась так, что сыну предстоит погибнуть так же, как и отцу-предателю.

— Мерзавец! — вскричал Джейми, бросаясь на Грен. Он хотел только одного — схватить его за горло и не разжимать пальцы, пока тот не испустит дух. Но ему не удалось даже прикоснуться к Грею. Двое солдат вскинули мечи и плашмя ударили его по голове. Джейми тяжело рухнул на землю.

* * *

…День свадьбы неумолимо приближался. Алита сидела взаперти. К счастью, лорд Грей не появлялся давно, зато родительского гнева она вкусила сполна.

Узнав, что произошло, Сомерсет наотмашь ударил дочь по лицу. Когда же она объяснила, что Грей пытался силой овладеть ею, отец не только не извинился, но был крайне возмущен.

— Ты же не девица, — проворчал он, отводя взгляд.

До венчания оставалась неделя, когда Алита вдруг поняла, что семя Джейми дало росточек новой жизни.

Она убедилась, что носит его ребенка.

Она знала, что отец будет взбешен, когда узнает о ее беременности, и могла лишь гадать, как отнесется к этому лорд Грей. А вдруг он разозлится так сильно, что разорвет помолвку? Нет, едва ли. За его намерением жениться на дочери лорда Сомерсета стояло нечто большее, чем расположение мужчины к женщине. Ненависть Эвана к Мортимерам была вызвана не одной лишь жадностью. Мрачные тайны скрывались где-то в далеком прошлом. Тайны, известные одному Эвану Грею.

За два дня до свадьбы лорд Сомерсет вызвал дочь к себе.

— В чем дело, отец? — с надеждой спросила она. — Лорд Грей решил отменить свадьбу?

Сомерсет раздраженно отмахнулся.

— Лорд Грей вернулся в Лондон с триумфом. Повелитель Ночи схвачен и ждет казни в подземелье Уайтхолла.

Алита была в отчаянии.

— Повелитель Ночи? — выговорила она срывающимся голосом. — Вы уверены, отец?

— Да, Алита. И тебе прекрасно известно это имя.

Как давно ты знаешь, что это Джейми Мортимер?

— Я.., я не понимаю, о чем вы говорите. — Она никогда не выдаст Джейми, пусть даже всему миру станет известна его тайна.

— Король скоро вернется в Лондон и прикажет казнить его. Эван отличился. Ты должна гордиться своим будущим мужем.

— Гордиться тем, что человек, которого я люблю, сидит в тюрьме в ожидании виселицы? Нет, отец, возможно, Джейми и нарушил закон, но с ним поступили гораздо хуже. Я не могу выйти замуж за лорда Грея.

Если вы любите меня, то не станете принуждать Я не люблю его. Мой муж — Джейми Мортимер.

— «Не люблю», — передразнил дочь лорд Сомерсет. — Да что ты знаешь о любви? Я не любил твою мать, когда обвенчался с ней. Однако мы прекрасно ладили, пока она не умерла родами. К сожалению, с ней вместе погиб и твой брат.

— Почему вы так больше и не женились, отец? — с любопытством спросила Алита. Хотя у него никогда не было недостатка в любовницах, лорд Сомерсет почему-то никогда не думал о том, чтобы взять законную жену и родить наследника.

Поколебавшись, Сомерсет решил сказать правду:

— Мне не нужен наследник. Мы уговорились об этом с Греем, когда пропал этот щенок, младший Мортимер Я выдаю тебя за Эвана, и он становится моим наследником. Не перечь мне, Алита. Я всегда был тебе хорошим отцом и ничего от тебя не требовал, кроме послушания.

— А я всегда была вам послушной дочерью, отец, но в этот раз не могу подчиниться. Я люблю Джейми.

Терпение Сомерсета лопнуло.

— Как ты можешь любить этого выродка? Ты же сама умоляла меня добиться расторжения брака. Как ему удалось тебя окрутить?

Алита хотела было ответить.

— Молчи, я знаю Этот мерзавец, должно быть, искусный соблазнитель, превратил тебя в бесстыжую потаскуху, которой только и надо, что предаваться любовным утехам Советую тебе приберечь свой пыл для лорда Грея — Нет, отец, я не выйду за лорда Грея, — упрямо повторила Алита.

— Тебя никто и не спрашивает Эван с минуты на минуту будет здесь, чтобы оговорить последние приготовления к свадьбе Потому я и послал за тобой.

Словно по мановению волшебной палочки, в это мгновение в дверях появился Эван Грей. Он вышагивал важно, как павлин, на лице застыло надменное выражение Даже издалека было видно, что, схватив Повелителя Ночи, граф сильно вырос в собственных глазах.

Он оглядел Алиту с ног до головы, затем витиевато приветствовал хозяина дома. И лишь потом вновь обернулся к невесте:

— Миледи, вы необычайно хороши. Я с нетерпением жду дня нашей свадьбы.

Угроза, прозвучавшая в его голосе, напугала Алиту. Она знала, что Эван не забыл и не простил того, что она сделала, и собирается отомстить.

Судорожно вздохнув, Алита ответила:

— Никакой свадьбы не будет, милорд.

Она ожидала вспышки гнева, но Грей лишь самодовольно улыбнулся.

— Мне жаль, миледи, что придется ждать целых два дня, прежде чем я начну учить вас кротости и послушанию.

— Раз ни отец, ни вы не хотите Считаться с моими желаниями, я вынуждена сообщить вам причину, по которой брак между нами невозможен. — Она многозначительно помолчала, а затем произнесла:

— Я ношу ребенка Джейми.

Грей побелел как полотно, затем побагровел.

— Дрянь! — прошипел он. — Думаете, что раз брюхаты Мортимеровым отродьем, я изменю свои намерения? Но вы глубоко заблуждаетесь. Пусть он вспахал вас первым, но законные дети родятся у вас только от меня. Ублюдок, которого вы носите, быть может, так никогда и не увидит белого света. А если ему удастся каким-то чудом дожить до родов, я позабочусь о том, чтобы его утопили, как котенка.

— Нет! — закричала Алита, похолодев от ужаса. — Даже вы не способны на такую жестокость! — Она обернулась к Сомерсету, глядя на него глазами, полными ужаса. — Отец, умоляю вас…

Тот задумчиво хмурился. Они с Греем в свое время совершили немало неблаговидных поступков, но даже он считал, что убийство невинного дитяти — слишком тяжкий грех.

— Нет нужды прибегать к столь суровым мерам, лорд Грей, — заключил он. — Если младенец выживет, нам останется лишь пристроить его в хороший дом.

— Я сам решу, что лучше для моей жены, — холодно ответил Грей. — Или вы забыли, что мы с вами крепко связаны?

Сомерсет сразу сник. Он не мог себе позволить нажить врага в лице Грея.

— Мы поступим, как вы скажете, милорд, — ответил он, уступая силе. — Алита принадлежит вам, поступайте с ней, как Считаете нужным, но знайте, что я буду весьма расстроен, если она окажется несчастлива.

— Ваши отцовские чувства трогают меня до слез, — с издевкой произнес Грей. — Я долго ждал этой свадьбы. Теперь от леди Алиты зависит, насколько жестоким мне придется быть, чтобы сделать ее покорной женой.

— Я убью вас, если вы попытаетесь причинить вред ребенку, — произнесла Алита с холодной решимостью. — Он родится и узнает своего отца.

Грей визгливо засмеялся.

— Значит, они повстречаются в аду, потому что Джейми Мортимер уже одной ногой в могиле.

— Я хочу видеть Джейми, — решительно сказала Алита.

— Едва ли это возможно. Мы обвенчаемся через два дня, как и намечалось, затем вы и ваш отец немедленно отправитесь в Уэльс, в поместье Сомерсетов, где и пробудете до рождения ребенка. Мне противна даже мысль о том, чтобы спать с вами, когда вы тяжелы чужим плодом. Не желаю прикасаться к вам, пока вы не избавитесь от ублюдка.

Сердце Алиты внезапно забилось от радости.

У нее появилась отсрочка. Мало ли что может случиться за семь месяцев. Она сбежит из отцовского замка; Джейми вырвется из тюрьмы; король вмешается… Господь дал ей надежду, когда она уже перестала надеяться. Если веришь, все возможно.

Однако свадьба была неизбежна. Обряд венчания был совершен в лондонском доме Сомерсета. Присутствовали лишь священник, ее отец да дворецкий с управляющим, которые выступали в роли свидетелей.

Хотя суд и расторг предыдущий брак. Грей счел за благо не привлекать лишнего внимания к этому событию.

Алита упрямо молчала" в ответ на вопрос, готова ли она взять в мужья Эвана Грея. Это так взбесило жениха, что в конце концов она, побоявшись вспышки его гнева, неохотно произнесла свое «да», но так тихо, что священник вынужден был просить ее повторить ответ громче. Еще немного, и обряд был завершен.

Час спустя Алита с отцом были уже в пути. Прощальные слова Грея были обращены к лорду Сомерсету:

— Не спускайте с нее глаз, Сомерсет. И непременно дайте мне знать, если что-то внезапно случится с ублюдком, которого она носит. Иначе я не покину Лондон, пока она не разродится. Когда я вернусь в Уэльс, ничто не должно напоминать мне о первом браке моей жены. Надеюсь, вы понимаете, что я хочу сказать.

— Разумеется, — ответил Сомерсет.

— Предоставляю вам самому все устроить. — Грей обернулся к Алите, самодовольно усмехаясь. — У вас есть несколько месяцев, чтобы поразмыслить обо всем. Не теряйте времени даром, миледи, ибо когда мы наконец воссоединимся, я буду требовать от вас полного и безоговорочного подчинения.

Джейми напрягал глаза, пытаясь различить хоть что-нибудь в кромешной тьме крошечной зловонной камеры. Голова была разбита, тело ныло от побоев.

Сколько дней он здесь? Джейми не помнил, как оказался в тюрьме. Забыл, как его везли из Уэльса в Лондон. Жестоко избив, его связали, заткнули рот и бросили в повозку. Вспоминались лишь боль и почти ежедневные истязания по приказу Эвана Грея. Воду и еду давали столько, только чтобы заключенный не умер от голода, прежде чем его повесят. Но самую острую боль причиняла мысль о предательстве Алиты.

Джейми вскинул голову. В полной тишине он внезапно различил звук шагов, эхом отдававшийся в подземелье. Может, его решили казнить без суда?

Дверь камеры распахнулась, и Джейми ослепил свет горящего факела.

— Смердит, как в свинарнике. — Грей брезгливо поморщился. — Впрочем, в грязи и зловонии тебе самое место.

Джейми сразу узнал голос, и его пронзила острая ненависть. Будь он в силах, придушил бы мерзавца.

— Злорадствуешь?

— Да, приятно видеть, как торжествует справедливость. Я пришел сообщить тебе, что несколько часов назад состоялся обряд венчания. Но еще задолго до брачной церемонии мы с Алитой наслаждались близостью. Должен поблагодарить тебя за удовольствие. Ты ее так распалил… Она просто не может насытиться.

Собрав остатки сил, Джейми бросился на подлеца.

Охранник сшиб его с ног, прежде чем он успел нанести удар.

15.

Эван Грей ожидал, что король будет недоволен, но не предполагал, что монарший гнев окажется так силен.

— Что?! — взревел Генрих, когда Грей сообщил ему, что суд расторг брак между Джейми Мортимером и Алитой Сомерсет. — Почему нам не сообщили?

— Сир, — залебезил Грей, — вы были так заняты поездкой во Францию и предстоящей женитьбой, что я не хотел беспокоить вас подобными мелочами.

Суд счел, что лорд Сомерсет был вправе обручить дочь с другим, поскольку все полагали, что сын лорда Кларенса погиб. Леди Алита была немедленно помолвлена со мной, а неделю назад состоялась наша свадьба.

Генрих искоса взглянул на него.

— В нашем королевстве нет мелочей. Вам следовало уведомить нас. А теперь вы еще утверждаете, что Джейми Мортимер и есть тот самый Повелитель Ночи, знаменитый главарь контрабандистов?

— Да, сир, — важно подтвердил Грей. — Мерзавец дожидается вашего решения в тюрьме.

— Удивительно, что вы сами не приказали казнить его, — язвительно сказал Генрих.

Грей побагровел.

— Вы несправедливы ко мне. Ваше Величество.

Вам ведь известно, что ваши интересы для меня превыше всего. Я надеялся, что вы будете довольны тем, что удалось схватить негодяя.

— Мы довольны. Теперь из казны не будут утекать доходы. Нам нужны деньги.

— Прикажете вызвать писца, чтобы составить указ о казни?

— Нет, мы хотим сначала поговорить с Мортимером, — задумчиво ответил Генрих. — Нам понравилось, как он вел себя в тот день, когда не состоялась ваша свадьба с леди Алитой. И надо признать, история с его отцом нас весьма заинтересовала.

— Джейми Мортимер — безумец, его нельзя принимать всерьез, — возразил Грей. Больше всего на свете он боялся, что выйдут на свет все нарушения, допущенные во время того давнего суда. Долгие годы никому не приходило в голову поставить под сомнение обвинения, выдвинутые против Кларенса Мортимера.

Но вдруг из небытия возник Джейми и стал трубить о невиновности отца.

— Мы вовсе не уверены, что дело обстоит так, как вы говорите, — задумчиво пробормотал король.

Грей побелел.

— Что.., что вы хотите сказать. Ваше Величество?

— Что? Ах, ничего, ничего. Поговорим о вашей свадьбе. Надо полагать, леди Алита дала согласие на этот брак?

Грей пробормотал, не глядя Генриху в глаза:

— Лорд Сомерсет горячо поддержал этот союз.

Он желает для дочери только хорошего.

Генрих понял, что Грей уклоняется от ответа, но не стал настаивать. До отъезда во Францию оставалось еще несколько недель, и он намеревался продолжить свое дознание.

— Где ваша жена теперь, лорд Грей?

— В Уэльсе, с отцом, сир. Ей не нравится Лондон, — соврал Эван, не моргнув глазом.

— Довольно странно, когда новобрачные расстаются сразу после свадьбы, не правда ли? А как же медовый месяц?

— Я присоединюсь к жене, как только закончу все дела в Лондоне. Призываю вас скорее казнить Повелителя Ночи. Слишком долго он был для нас как бельмо на глазу.

— Да-да, — рассеянно протянул Король, потирая подбородок. Он не собирался торопиться с решением.

И хотел непременно переговорить с Мортимером, прежде чем что-то предпринимать.

Грей ушел раздосадованный. С чего это Генрих так церемонится с Мортимером? Джейми нужно казнить как можно скорее. Иначе до конца жизни не избавишься от этого негодяя.

Раны и кровоподтеки начали постепенно заживать, но Джейми по-прежнему страдал от немыслимой грязи и голода. Тем малым количеством воды, которое ему выдавали, он едва утолял жажду. Раз в день он получал баланду, которую и пищей назвать было нельзя.

Однако Джейми принуждал себя проглотить мерзкое варево, чтобы хоть как-то поддержать силы. Ему бы чашку крепкого бульона и хорошую отбивную. А приходилось довольствоваться помоями.

Голова все еще болела от ран, но хуже любых телесных мук были гнев и чувство бессилия. Больше всего терзало то, что Алита предала его, заставив сначала поверить в свою любовь. Джейми окончательно утвердился в мысли, что его жена была искусной лгуньей и отличной комедианткой.

Чтобы поддерживать себя в форме, он каждый день часами упражнялся в крохотной душной камере.

Джейми как раз отрабатывал выпады с воображаемым мечом, когда в коридоре послышались шаги. Джейми напряженно замер. Неужели лорд Грей вернулся, чтобы снова мучить его? Только на этот раз он готов к встрече.

Тяжелая дверь, заскрипев, отворилась. Когда глаза привыкли к яркому свету, Джейми увидел перед собой короля.

— Ваше Величество, — он опустился на колено.

— Поднимись, Мортимер, — велел Генрих, потрясенный тем, что предстало его взору. Впрочем, этого следовало ожидать. Грей был известен своей жестокостью.

Джейми с трудом поднялся, пошатываясь от слабости.

— Надеюсь, ты извлек урок из своих ошибок.

Контрабанда — преступление против короля и государства, и наказание за нее должно быть суровым.

— Вы, разумеется, правы. Ваше Величество, — ответил Джейми. Его разбитые губы скривились в усмешке. — Но контрабанда приносит недурные доходы.

Генрих нахмурился.

— Несомненно. Зато наша казна их недосчитывается. На деньги от бренди и прочих товаров, которые ты незаконно продал, можно было снарядить поход во Францию. Или приобрести подарки для нашей невесты, достойной девицы столь высокого происхождения.

Екатерина — королевская дочь, она заслуживает всего самого лучшего. Но Англия постоянно в долгах, — печально заметил король, — и в этом повинны тебе подобные. Лорд Грей требует твоей казни.

— Эван Грей — лжец и негодяй, который украл у меня все. А теперь завладел моей женой. Когда меня казнят, он сможет пользоваться наворованным без зазрения совести. Последний из Мортимеров будет уничтожен, и некому будет уличить его. Могу ли я поинтересоваться, сир, удалось ли вам расследовать обвинения против моего отца?

— Отчасти. Потому мы и пришли поговорить с тобой, вместо того чтобы немедленно распорядиться о казни, как просил лорд Грей, — ответил Генрих. — Тайное дознание показало, что истцы, возможно, нарушили закон. Есть также свидетельства того, что судьи были подкуплены.

Джейми просиял:

— Вам удалось доказать, что отец невиновен?

— Нет. Некоторые обстоятельства требуют дальнейшего расследования, — признал Генрих.

Джейми вновь поник. В таком случае ему не дожить до того дня, когда восторжествует справедливость.

— Как вам известно, мои дни сочтены.

— — Следовало раньше об этом думать. Грей и Сомерсет добиваются твоей казни, так что не сносить тебе головы.

Однако Джейми показалось, что, несмотря на эти слова, король вовсе не жаждет подписывать ему смертный приговор. Они бы и искренне друг к другу расположены и отлично ладили с первой же встречи. Если бы можно было придумать способ… Внезапно Джейми пришла в голову дерзкая мысль. Если королевская казна и впрямь опустела, как признался Генрих, и король всерьез озабочен ее пополнением, то стоит попробовать.

— Мы могли бы заключить сделку. Ваше Величество. Выгодную для нас обоих, — сказал Джейми, доверительно понижая голос.

Генрих явно заинтересовался.

— Какую еще сделку? У тебя нечего ставить на кон, однако мы выслушаем тебя. Нам интересно все, что может быть выгодно для королевства.

Джейми бросил многозначительный взгляд на охранников, выстроившихся за спиной короля, намекая, что хочет поговорить с глазу на глаз. Вконец заинтригованный, Генрих дал солдатам знак выйти из камеры.

Когда они остались вдвоем, Джейми приблизился к королю так, чтобы можно было говорить шепотом. Однако его немытое тело, видимо, источало такое зловоние, что Генрих зажал нос и замахал рукой.

— Не подходи близко, Мортимер, ты невыносимо смердишь. Говори, мы слушаем.

Джейми поклонился:

— Простите, Ваше Величество. Вот мое предложение: в обмен на свою жизнь я готов пожертвовать королевской казне золото и серебро.

У Генриха загорелись глаза.

— Золото и серебро?! Мы думали, ты беден как церковная мышь.

— Я хотел, чтобы вы так думали, сир. Если бы я разоделся в пух и прах, вы бы заподозрили неладное.

Контрабанда принесла мне немалые доходы. Они ваши, сир, в обмен на мою свободу и обещание продолжить дознание по делу моего отца.

Генрих задумчиво сощурился.

— Грей и Сомерсет взбесятся, если мы отпустим тебя. К тому же мы можем приказать хорошенько обыскать замок и найти сокровища без твоей помощи.

Джейми сухо улыбнулся.

— Вы ничего не найдете, Ваше Величество. Никто, кроме меня, не знает, где находится тайник.

— Так ты говоришь, что много нажил? — переспросил Генрих, чрезвычайно воодушевленный возможностью обогатиться.

— Тысячи фунтов стерлингов, а золота видимо-невидимо. Подумайте, что можно купить на это для вашей невесты. И сколько военных походов совершить.

— Если мы примем твое предложение, — сказал Генрих, — ты должен поклясться, что больше не станешь заниматься контрабандой. Ты вернешься в Уэльс и будешь ждать, когда мы тебя вызовем. Наше дознание продолжится, но ты должен молчать, пока все не прояснится и не будут найдены виновные.

— А что будет с моей женой? — Джейми сам не понимал, почему задал этот вопрос. Зачем ему эта вероломная интриганка? Однако сердце не желало слушаться рассудка.

— К сожалению, нам стало известно о заговоре против твоего отца после того, как лорду Сомерсету удалось добиться расторжения вашего брака. Знай мы о заговоре раньше, постарались бы этого не допустить, но, поскольку Грей и леди Алита уже обвенчаны, мы ничем не можем помочь. Сделка может состояться лишь на условиях, которые мы тебе предложили.

Джейми понял, что надо соглашаться. Как только он выберется из этой преисподней, он вернет Алиту, причем на этот раз условия будет диктовать он. Когда она вновь окажется в Крикките, он проучит изменницу. И наказание выберет такое, которого заслуживает ее преступление. Устроит ей хорошую взбучку, или посадит под замок, или.., или будет любить без передышки, пока она не взмолится о пощаде. От этой мысли кровь быстрее побежала по жилам, голова закружилась.

— Я принимаю ваши условия, сир, — твердо сказал Джейми.

— Тогда следуй за нами. Перед отъездом в Уэльс тебе позволят помыться и дадут чистую одежду. С тобой поедет начальник нашей стражи. Он проследит, чтобы богатства, о которых ты говорил, в целости и сохранности были доставлены в казну. Если он сочтет, что ты был с нами недостаточно искренен, ты будешь немедленно возвращен в Лондон и повешен.

— Я полагаю. Ваше Величество, вы не будете разочарованы, — ответил Джейми со спокойной уверенностью. — И я чрезвычайно вам признателен, сир.

Теперь он останется без гроша, но жизнь дороже.

А когда-нибудь он вернет себе все, что отняли у него Эван Грей и лорд Сомерсет.

На другой день король сообщил Джейми, что Алита уехала из Лондона. Ее отправили в имение отца дожидаться, когда муж осчастливит новобрачную своим посещением. Сердце Джейми больно сжалось.

Замок Сомерсет находился всего в десяти милях от Криккита. За что ему такое наказание: знать, что Алита рядом, и не иметь на нее никаких прав?

Генрих сказал также, что настоятельно советовал Эвану Грею не покидать Лондон, пока расследуется дело Кларенса Мортимера, поскольку они с лордом Сомерсетом были основными обвинителями. Джейми испытал некоторое удовлетворение, представив, с какой тревогой его враг дожидается конца дознания.

* * *

Путешествие в Уэльс проходило благополучно, и Джейми постепенно набирался сил. Начальник королевской стражи, выполняя приказ своего повелителя, не спускал с него глаз.

Однажды утром путешественники остановились передохнуть. Оставался всего день пути, и Джейми вдруг понял, что до замка Сомерсет рукой подать. От безумного желания взглянуть на дом, где находилась Алита, у него засосало под ложечкой. Господи, как он хотел вновь увидеть прелестное лицо жены, услышать нежный голос.., любить ее! Но знал: это невозможно.

Поэтому мечтал хотя бы увидеть место, где она теперь обитает. Но как освободиться от пристального наблюдения?

Поскольку последние два дня они вынуждены были обходиться без свежего мяса, Джейми предложил подстрелить какую-нибудь дичь на ужин. Начальник стражи, опытный солдат и проницательный человек, пристально посмотрел на своего подопечного и сказал:

— От свежего мяса не откажусь, но можно ли тебе доверять?

— Я знаю здешние леса. Клянусь вам, что не попытаюсь сбежать. Да и зачем? Я дал слово королю и не намерен позорить имя Мортимеров. Отпустите меня поохотиться, и я принесу мяса к ужину.

— Я пошлю с тобой сопровождающего.

— Не нужно, он спугнет дичь.

Начальник стражи в нерешительности потер подбородок.

— Это верно, но, если ты не вернешься до темноты, мы отправимся на поиски.

Джейми кивнул, пришпорил коня и, как на крыльях, полетел к заветной цели.

* * *

Алита, казалось, выплакала все слезы. Каждый день она с ужасом ждала, что придет известие о казни Джейми. Но вестник смерти не появился в доме лорда Сомерсета, и она пыталась убедить себя, что муж жив.

Алита так мечтала сказать ему, что ждет ребенка, хотела видеть его лицо в то мгновение, когда он осознает, что скоро станет отцом. Какое чувство отразится на этом лице? Счастье? Или презрение?

Единственным утешением для Алиты было то, что ей разрешили совершать верховые прогулки. Поскольку Джейми сидел в темнице, дожидаясь казни, лорд Сомерсет надеялся, что чем больше Алита будет скакать верхом, тем больше вероятности, что она не доносит ребенка. Намерение Эвана Грея убить младенца сразу после родов коробило его. Сомерсет не желал брать на душу столь тяжкий грех. Если же все-таки возникнет такая необходимость, пусть это делает кто-нибудь другой.

Каждый день Алита отправлялась на прогулку в одиночестве. Она старалась поменьше времени проводить в седле, опасаясь за ребенка. Облюбовав небольшую долину, останавливалась там и вновь вспоминала каждое мгновение жизни с Джейми, решительно отгоняя от себя грустные мысли.

В это утро, как повелось, она готовилась к прогулке.

Набив карманы теплого плаща фруктами, сыром и хлебом, Алита выехала из замка. Чтобы не навредить ребенку, пустила лошадь медленным шагом и через некоторое время добралась до любимого укромного уголка.

Выбрав дерево пораскидистей, она расположилась на траве под его сенью и подумала, что приближается зима и скоро начнут облетать листья.

На четвертом месяце беременности Алита все еще была стройна. Видимо, она принадлежала к тому счастливому типу женщин, что не расплываются до самого конца срока.

Алита рассеянно смотрела в пасмурное небо. Постепенно мысли перенесли ее в темницу, где томился Джейми. Неужели ничто не может спасти ее возлюбленного? Никогда прежде она не ощущала себя настолько беспомощной. Когда солнце поднялось совсем высоко и повисло в небе красным шаром, Алита заставила себя поесть. Она не была голодна, но понимала, что необходимо соблюдать режим, чтобы ребенок родился здоровым. Она боялась думать о дальнейшей судьбе малыша, но все-таки надеялась, что отец, при всех своих недостатках, любит ее и не позволит младенцу пострадать от рук Эвана Грея.

Она не собиралась жить с Эваном Греем как с мужем и поклялась себе, что сбежит от него, едва только благополучно разродится и сможет заботиться о себе и ребенке. Утомленная размышлениями, она плотно завернулась в плащ и погрузилась в глубокий тяжелый сон.

* * *

Почти у самого замка Сомерсет Джейми увидел оленя и стал преследовать животное, решив, что вернется взглянуть на замок позже. Вскинув лук и прицелившись, Джейми спустил тетиву, когда олень достиг укромной долины. Стрела попала в цель, свалив зверя.

Подгоняя коня, Джейми с воплем ликования бросился к добыче.

Разбуженная шумом, Алита села, протерла глаза и растерянно заморгала, увидев, как прямо перед ней упал подстреленный олень. Через заросли пробирался охотник. Алита вскочила, испугавшись, что всадник затопчет ее, не заметив.

Джейми и впрямь увидел ее в последнюю секунду и резко натянул поводья. Зверь взвился на дыбы.

И только когда удалось усмирить разгоряченного жеребца, Джейми разглядел женщину, стоявшую перед ним. Сначала его окатило волной немыслимой радости, но на смену ей пришла бешеная ярость.

Алита смотрела на Джейми так, словно увидела призрак. Она считала, что ее муж либо томится в подземельях Уайтхолла, либо уже казнен. И вот он — живой, невредимый, совсем рядом, смотрит на нее ненавидящим взглядом. Это оказалось для бедняжки слишком сильным потрясением. Она стала медленно оседать. Выругавшись, Джейми соскочил с коня и подхватил жену прежде, чем она рухнула на землю.

Алита медленно открыла глаза; лицо Джейми было совсем рядом.

— Джейми! — Имя слетело с ее губ легким вздохом.

Она протянула к мужу дрожащую руку. У Джейми перехватило дыхание, он отшатнулся.

— Вы расстроены тем, что я жив? — спросил он, кривясь.

— Расстроена? — удивленно переспросила Алита. — Нет, я счастлива без меры. Как тебе удалось бежать?

— Это неважно, — ответил он. — Сама судьба свела нас сегодня один на один. Я поклялся наказать вас, если мне удастся остаться в живых.

Алита смотрела на него удивленными глазами.

— Наказать? Но за что? Я не сделала ничего плохого.

— Вы предали меня, миледи! — закричал он, рывком поднял Алиту и тряхнул так, что у нее застучали зубы.

— Да нет же, Джейми. Я люблю тебя!

— Любите? Как же! Вы любите Грея. Хорош ли он как любовник? Лучше меня? Может заставить вас кричать и биться в своих объятиях? Почему, Алита, почему вы это сделали? Неужели вы ненавидели меня настолько, что хотели моей смерти?

Алита разрыдалась.

— Я.., я не могу тебя ненавидеть, Джейми. Я люблю тебя! Это не я тебя выдала.

Джейми смотрел на золотистую голову, на хрупкие плечи, сгорбившиеся под тяжестью горя. У него защемило сердце. Что бы ни натворила эта гордячка, он все равно любил ее. Больше всего на свете ему хотелось посадить ее к себе в седло и увезти отсюда. Но куда?

Где он может спрятать свое сокровище? Если он поселит жену в Крикките, Грей пойдет штурмом на замок.

Пока он не восстановит доброе имя отца и не получит обратно свой титул, во всем королевстве не найдется укромного уголка, где они с Алитой чувствовали бы себя в безопасности.

— Поверь мне, Джейми. Клянусь, я не предавала тебя.

Господь свидетель, он хотел ей верить. Но тогда получается, что его выдал кто-то из товарищей, а это невозможно.

— Нет, миледи, клянитесь чем хотите, я не могу вам поверить. К тому же вы теперь замужем за Греем.

— — Мне не нужен лорд Грей! — закричала Алита. — Мне нужен только ты, Джейми!

— Ложь! Все ложь! — И он вскинул руку для удара.

Алита застыла. Инстинктивно она прикрыла руками живот, чтобы защитить малыша.

Белое как мел лицо Алиты остудило пыл Джейми.

Он никогда в жизни не бил женщину, и хотя предательница заслужила суровое наказание, он все-таки не мог решиться ударить ее. Она была такая маленькая, такая хрупкая и ранимая, ее хотелось оберегать и защищать, а не наказывать. Джейми прижал жену к груди. Его губы впились в ее рот жадно, грубо, отчаянно.

Злой поцелуй сминал нежные губы, язык пробивал себе дорогу, как меч, не знающий пощады. Алита терпела, только постанывала от боли. Затем вдруг, невесть откуда, взялась нежность, и теперь Джейми не вымещал на жене злость, а утолял жажду. Хрипло застонав, он положил ее на землю. Она протестующе вскрикнула, хотя ее переполняло желание.

— Нет, Джейми, не здесь, не так.

Лицо Джейми ожесточилось.

— Да, миледи, здесь и сейчас. Вы все еще моя жена, и никто не убедит меня в обратном. Мне нет дела до Грея. Я был первым. И я заставлю вас забыть о том, другом. Мое имя будет слетать с ваших губ, когда вас охватит исступление. Запомните этот день на всю жизнь, миледи. Вы — моя и всегда будете моею. И я хочу вас, отчаянно хочу.

— Джейми, Эван никогда… — Но договорить Алита не успела. Джейми зажал ей рот поцелуем, и, мгновенно обессилев, она покорно дала ему себя раздеть. Только когда холодный воздух коснулся ее разгоряченной плоти, она поняла, что Джейми снял с нее всю одежду.

— Не лгите, Алита, это вам не идет, — пробормотал Джейми, прижимаясь губами к ее рту.

На мгновение его взгляд задержался на ее лице, затем он опустил голову и обхватил губами розовый сосок; тем временем рука путешествовала по ее животу, бедрам…

— Вы поправились, — чуть удивленно сказал Джейми, обнимая ладонью грудь цвета слоновой кости. — Или, быть может, стали женственнее. — Его рука прошлась по изгибу бедра. — Да, — криво усмехнувшись, подтвердил он, — вы определенно стали женственнее.

Джейми быстро скинул одежду и вернулся к ней.

Его губы вновь принялись терзать набухшие кончики грудей. Алиту захлестнула волна желания. Джейми покрывал обжигающими поцелуями живот, бедра. Алита почувствовала, как влажный язык прошелся по внутренней стороне бедра, и подалась вперед навстречу еще более интимным ласкам. Схватив ягодицы обеими руками, Джейми поднял ее и прижался жарким ртом.

Когда его язык раздвинул золотистые волоски на лоне, пробрался к нежным розовым складкам и нашел бутон желания, Алита издала страстный стон.

Она зарылась пальцами в его роскошные черные волосы и притянула к себе, прижимаясь все теснее, боясь, что умрет, если он остановится. Чувствуя, что она близка к высшему блаженству, Джейми проник во влажную расселину пальцем, затем двумя, продолжая ласкать языком. Алита замерла. Ей казалось, что сейчас она рассыплется на множество мелких кусочков, которые потом невозможно будет собрать воедино.

Приподнявшись над ней, Джейми любовался зачарованным выражением блаженства на прелестном лице.

— А Грею удается добиться такого, Алита?

Не дожидаясь ответа, он мощно проник в нее.

Алита застонала, ее вновь окатило волной наслаждения. Могучее орудие сладкой пытки вошло в нежное лоно, как меч в ножны. Руки словно по собственной воле обвились вокруг шеи Джейми; пальцы принялись ласкать его спину, плечи, тугие ягодицы, которые то напрягались, то расслаблялись. Она двигалась в такт движениям мужа, стремясь к тем золотым вершинам, куда ее мог привести только Джейми. Внезапно он перекатился и оказался внизу. Раздвинул ее ноги и посадил верхом на себя. Теперь он проник в нее еще глубже.

— Правь, Алита, — задыхаясь, выговорил он.

Вихрь его страсти полностью поглотил ее. И когда он поднял голову и взял в рот кончик груди, эротическое чувство достигло своего апогея. Девятый вал неведомого прежде наслаждения накрыл ее с головой.

Оглушенный и ослепленный восторгом, Джейми поднял прекрасную наездницу на пик собственного блаженного исступления.

16.

Потрясенный, Джейми отпустил Алиту и, пошатываясь, встал. Когда он принялся резкими, порывистыми движениями натягивать на себя одежду, Алита поняла, что муж все еще сердится.

Медленно поднявшись, она нашла свое платье и тоже начала одеваться. Руки у нее дрожали. Завязав последний узел, она посмотрела на Джейми и вновь натолкнулась на его суровый взгляд.

— Вы снова приворожили меня своими прелестями.

— Я не ворожея.?

— Ворожея, обольстительница, колдунья! На лорде Грее вы тоже испытали силу своих чар?

— Джейми, поверь мне, пожалуйста. Я никогда тебя не предавала. И быть женой лорда Грея мне невыносимо. Увези меня с собой, умоляю.

Джейми изумленно смотрел на возлюбленную.

Ужас и мольба в ее взгляде и голосе казались такими искренними, что он почти поверил ей. Однако привычная подозрительность взяла верх.

— Когда-нибудь, миледи, вы снова будете моей по закону. Но сейчас моя судьба в руках начальника королевской стражи.

— А где твои охранники?

— Вы ведь не думаете, что мне удалось бежать из той преисподней, куда меня бросили? Нет, миледи, мы с Генрихом заключили сделку. За мою жизнь я отдаю состояние, которое мне удалось скопить за те годы, что я занимался контрабандой.

— Так ты в самом деле богат? — Алита почему-то не верила в огромные доходы, которые приносила ему незаконная торговля.

— Сказочно богат. Вернее, был сказочно богат.

Когда Генрих доберется до моих сокровищ, от них не останется ни гроша.

— Для меня это не имеет никакого значения, Джейми. Зато существует очень важная причина, по которой ты должен увезти меня с собой. — Она думала об их ребенке и о том, как отнесется Джейми к известию, что скоро станет отцом.

— Каковы бы ни были причины, миледи. Мне некуда вас везти. Теперь я не смогу платить рыцарям, вас некому будет охранять. Замок не устоит, если Грей или лорд Сомерсет захотят взять его штурмом, а кроме того… — Джейми помолчал, — — ., если я совершу сейчас неосторожный поступок, король может рассердиться и не доведет до конца расследование, и я не сумею завершить главное дело моей жизни.

Алиту охватил гнев. Всеми помыслами этого безумца владело желание отомстить, и ни для чего больше не оставалось места. «Ему незачем знать о ребенке, — решила Алита. — Я сама придумаю, как сбежать от Эвана и спасти малыша, — и будь он неладен, Джейми Мортимер!»

— Главное дело твоей жизни! — презрительно бросила она. — Ты только о себе и думаешь. Если ты настолько слеп, что не способен видеть ничего вокруг, я не желаю больше тебя знать. — И она повернулась к мужу спиной.

— Мне пора, Алита, иначе капитан Хенкок пошлет людей на розыски. Я обещал вернуться с дичью до темноты.

— А мне нужно возвращаться домой, пока отец меня не хватился. До свидания, милорд, я.., я рада, что ваша голова все еще при вас.

Размеренной поступью Алита направилась к лошади.

— Подожди, Алита! — Джейми схватил ее за руку и развернул лицом к себе. — О какой причине ты говорила?

— Что?

— Ты сказала, что существует важная причина, почему я должен увезти тебя.

— Ерунда, Джейми, — легко ответила Алита. — Пусть это вас не заботит.

— Поверь, любовь моя, если бы существовал хоть какой-нибудь способ защитить тебя и не потерять расположения Генриха, я бы не задумываясь выполнил твою просьбу. Ты моя, Алита, а я не привык уступать без боя то, что принадлежит мне. Наберись терпения.

Справедливость восторжествует, и ко мне вернутся титул и имущество.

— Только будет уже слишком поздно, — ответила Алита, кусая губы.

Озадаченный, Джейми попытался успокоить ее:

— Не будет, родная, я непременно придумаю, как спасти тебя от Грея. У меня нет теперь ни гроша, зато есть голова на плечах и сердце, которое принадлежит тебе.

В следующее мгновение сильные руки уже сжимали Алиту в объятиях, губы встретились с ее губами в прощальном поцелуе. Резко отстранившись, Джейми подошел к убитому оленю, перекинул его через седло, вскочил на коня и умчался.

Никогда еще этому сильному человеку не было так трудно. Когда Алита попросила увезти ее, Джейми почти решился на это безумство. Однако здравый смысл все-таки взял верх. Ехать было некуда, прятаться негде.

Королевские охранники нашли бы их в два счета.

И тогда не миновать ему темницы. А то и виселицы.

Джейми знал, что король велел Эвану Грею не уезжать из Лондона, пока продолжается расследование. Значит, в ближайшее время тот не вернется в Уэльс.

Есть время все обдумать и принять решение.

* * *

Замок Криккит мало изменился за время его Отсутствия.

— Жалкое зрелище, — заметил капитан Хенкок, разглядывая развалины крепости с нескрываемым презрением. — Не похоже, чтобы эти ветхие стены могли хранить сокровища, на которые рассчитывает король Генрих.

Джейми промолчал, представив себе, какое будет лицо у капитана, когда его взгляду предстанут лари с золотом и серебром, извлеченные из тайников.

Во дворе его приветствовала дружина. Впереди всех стоял встревоженный Гейлорд.

— Господи, Джейми! — вскричал он. — А тут болтали, что вы в тюрьме, дожидаетесь казни.

— Верно болтали, — мрачно ответил Джейми. — И неизвестно, был бы я сейчас жив, если бы не милосердие короля. Это длинная история, Гейлорд, расскажу потом. А пока, — он кивнул в сторону королевской охраны, — нужно накормить моих друзей, которых ждет обратный путь в Лондон.

— Вы собираетесь выехать сегодня же? — спросил Гейлорд у капитана Хенкока.

— Да, — ответил тот, — как только закончим дела.

Он многозначительно посмотрел на Джейми и вновь перевел взгляд на рыцарей, толпившихся вокруг.

Их было гораздо больше, чем в королевском отряде, и, если бы прозвучал приказ, они разбили бы посланцев Генриха или обратили их в бегство. Но Джейми не собирался отдавать такой приказ.

Отпустив Гейлорда и рыцарей, он повел капитана Хенкока и его людей в кладовую. Отодвинув несколько мешков с мукой и вяленой рыбой, указал на металлическое кольцо, вделанное в доску пола. Двое солдат подняли крышку потайного люка и с любопытством заглянули в темноту.

Освещая дорогу факелом, капитан стал осторожно спускаться по ступенькам в погреб, где хранились сокровища. Джейми наблюдал за происходящим со стоическим спокойствием. Его жизнь стоила всех этих богатств.

Наконец Хенкок и его сопровождающие поднялись из погреба. На полу кладовой стояли десять ларей. Джейми озадаченно наблюдал, как королевские посланцы взволнованно исследуют их содержимое. Он точно знал, что в тайнике должно было быть по крайней мере вдвое больше. Но поскольку Хенкок явно остался доволен добычей, Джейми промолчал. Лари с золотом и серебром уложили в крытую повозку, возле нее поставили стража. Гости отправились отведать щедрого угощения, которое распорядился подать им Гейлорд.

Хенкок, который чувствовал себя не очень уютно в окружении многочисленных рыцарей Джейми, торопился в обратный путь. Он боялся и хотел поскорее унести ноги из опасного места. Уж лучше столкнуться с кровожадными валлийцами, чем с этой отлично выученной и рвущейся в бой армией.

Джейми дождался, когда гости скроются в лесу, и сделал знак Гейлорду следовать за ним. Войдя к себе и плотно затворив дверь, он спросил старого слугу:

— Куда, черт возьми, делось остальное?

— А я думал, заметите вы или нет. — Гейлорд расплылся в довольной улыбке. — Я так понимаю, вы обещали королю свое состояние в обмен на жизнь?

— Да. Но Генрих получит меньше половины. Что случилось, старина?

— Когда я узнал, что вас схватили и собираются казнить, то совсем обезумел от горя. День за днем я ломал голову, придумывая, как вас вызволить. Дружинники хотели идти войной на Лондон, но мне казалось, что это неразумно. Спасти вас можно было, только пустив в ход смекалку, а не силу. Тогда-то я и решил потратить половину вашего состояния на то, чтобы подкупить всех, кто понадобится. Жалованье тюремного охранника невелико, кто же не согласится за небольшую мзду отвернуться, когда нужно?

Я понимал, что время не терпит, и собирался завтра отправиться в Лондон, прихватив с собой золото, серебро и половину вашей дружины. Когда вы появились, лари уже были погружены в повозку.

— Черт возьми, Гейлорд, ты хочешь сказать, что королевские охранники проворонили целое состояние, которое спокойно лежало у них под носом?

— Именно так.

— Я снова в долгу перед тобой, дружище. — Джейми от волнения охрип. — Да что там, ты мне больше чем друг. Ты заменил мне отца, ты учил меня всему, готовил к тому дню, когда я стану графом Флинтским. Теперь этот день уже недалек, Гейлорд.

Старый слуга встрепенулся.

— Генриху удалось что-то узнать?

— Скоро он раскроет заговор, который погубил отца. Как мы и предполагали, обвинения против лорда Кларенса были выдуманы.

— Скоро? Как скоро? — спросил Гейлорд. Он знал о лорде Кларенсе кое-что, о чем никогда не рассказывал Джейми. Однако рано или поздно придется открыть ему тайну.

— Имена заговорщиков все еще неизвестны, но мы-то с тобой знаем, кто эти негодяи. Король советовал мне вернуться в Криккит и помалкивать, пока его люди не добудут доказательства. Когда придет время, он пошлет за мной.

— Хвала господу, — благоговейно произнес Гейлорд. — А.., а что же с леди Алитой? Вы видели ее в Лондоне?

Лицо Джейми омрачилось.

— Алита замужем за Эваном Греем. Венчание состоялось до моего освобождения.

— Значит, для вас она потеряна, — ахнул Гейлорд.

— Нет!

Старик вздрогнул.

— Я верну ее, Гейлорд. Она с отцом в замке Сомерсет, отсюда рукой подать. Грей отправил ее туда сразу после свадьбы. Я.., я видел ее, она здорова и благополучна.

Гейлорд ошарашенно смотрел на хозяина.

— Да как вам это удалось?

Джейми усмехнулся:

— Это долгая история. Тебе достаточно знать, что вчера я долго говорил с Алитой.

«И не только говорил», — подумал он и сразу вспомнил каждое восхитительное мгновение страстного свидания в укромной долине.

— Леди Алита сказала вам, что не виновата в ваших бедах? По-моему, ваша жена не способна на предательство.

— Когда мне понадобится знать твое мнение, я спрошу, — огрызнулся Джейми. — Интересно, кто еще мог меня выдать?

Гейлорд задумчиво потер подбородок.

— Возможно, Ровена.

— Проклятие, Гейлорд, Ровена понятия не имела о Повелителе Ночи.

— Откуда вы знаете? — возразил Гейлорд. — К тому же униженная женщина не знает угрызений совести. Ваша бывшая подружка, не задумываясь, пошла бы на все, чтобы отомстить вам. Вы видели ее в то утро, когда она покинула замок?

Джейми покачал головой.

— Я так и думал. И я не видел, и никто из Дружины. С ревнивыми стервами шутки плохи.

— Тут есть о чем поразмыслить, — согласился Джейми. — А сейчас проследи за тем, чтобы лари с золотом и серебром надежно спрятали, а потом возвращайся, еще поговорим.

* * *

Взад-вперед, взад-вперед. Джейми мерил комнату широкими шагами, напряженно размышляя. Неужели Гейлорд прав? И он напрасно обижал Алиту недоверием? Неужели эта гордячка в самом деле его любит?

Если в том, что она говорила, есть хоть доля правды, он был чудовищно несправедлив и оставил жену в очень тяжелом состоянии. Она умоляла о спасении, а он уехал, пропустив ее мольбы мимо ушей. Тогда ему казалось благоразумным поступить так, поскольку он не чувствовал себя способным защитить любимую от Эвана Грея и лорда Сомерсета. Но не покривил ли он душой? Не ревность ли к Грею руководила им?

Чем дольше размышлял Джейми, тем крепче утверждался в мысли, что должен узнать правду. Необходимо увидеть Алиту вновь, прежде чем соперник вернется из Лондона. Невыносимо было думать, что этот негодяй владел его возлюбленной. Внезапно с необыкновенной ясностью Джейми понял, что должен делать.

Вчера, покидая Алиту, он испытывал адские муки, но искренне верил, что в данных обстоятельствах поступает правильно. Он совершил ужасную ошибку.

Следовало рискнуть, убежать вместе с любимой, сесть на корабль и переправиться в Ирландию. Теперь благодаря Гейлорду у него осталось немалое состояние.

Этого будет достаточно, чтобы нанять армию, отстоять Алиту — и плевать на короля Генриха!

Приняв окончательное решение, Джейми пошел искать Гейлорда, чтобы сообщить ему о своих намерениях. На следующее утро он послал людей собрать наемников для штурма замка Сомерсет и велел старому слуге договориться с капитаном какой-нибудь шхуны.

…После встречи с Джейми Алита вернулась домой так поздно и в таком растерзанном виде, что лорд Сомерсет запретил всякие прогулки. Он не поверил сбивчивым оправданиям дочери и решил, что ей больше нельзя потакать. Следующие два дня Алита не выходила из своей комнаты, сказавшись больной. Сомерсет был уверен, что все это неспроста, но не мог докопаться до истины.

Несколько дней спустя прискакавший из Лондона гонец доставил Сомерсету послание от Эвана Грея, в котором рассказывалось о том, что король заключил сделку с Мортимером.

Алита вошла в комнату, когда отец читал письмо, и была неприятно удивлена, услышав, как тот грязно выругался. Она сразу догадалась, что речь в письме идет об освобождении Джейми, и поняла, что рано или поздно отец поделится с ней новостями. Ждать пришлось недолго.

— Клянусь, Алита, этот негодяй кого угодно заморочит. Как Генрих мог решиться на подобную глупость — отпустить преступника на свободу?! Щенок заслужил виселицы или плахи за все, что сделал.

— О ком вы говорите, отец? — спросила Алита невинным тоном.

— О Мортимере, вот о ком! И это еще не все.

Король распорядился расследовать обвинения в измене, по которым был казнен его отец. Это просто безумие!

— Быть может, Кларенс Мортимер и в самом деле был невиновен?

Лицо лорда Сомерсета побагровело.

— Клянусь всеми святыми, дочка, ты не знаешь, что говоришь! И не представляешь, чем чревато королевское дознание. Все может обернуться против нас.

Алита побледнела. Ей не хотелось думать, что отец был одним из тех, кто состряпал наветы против невиновного человека, но она постепенно убеждалась в этом.

— Значит, вы и лорд Грей причастны к суду над Кларенсом Мортимером и его казни?

Сомерсет бросил на дочь гневный взгляд.

— Не твоего ума дело. Когда все это случилось, ты была еще слишком мала. Твой муж не приедет в Уэльс, пока не закончится разбирательство, а мне придется безвылазно сидеть здесь и ждать, когда ты разродишься. — Сомерсет многозначительно посмотрел на Алинин живот, который наконец начал округляться. — Я уже заподозрил было, что моя дочь обвела вокруг пальца лорда Грея, однако теперь вижу: ты не солгала. Для твоего же собственного блага больше не выходи из замка.

— Вы запрещаете мне верховые прогулки?

— Да. Мортимер на свободе и в любую минуту может тут объявиться.

Вспомнив, что на днях Алита вернулась необычно поздно, Сомерсет вопросительно взглянул на дочь.

— Или вы уже виделись с этим мерзавцем?

— Думаю, что я совершенно не нужна Джейми, отец. Вы напрасно волнуетесь. Он не появится здесь.

Однако совсем скоро Алите пришлось убедиться, что она ошиблась.

* * *

За две недели отряд Джейми существенно вырос.

Каждый день в Криккит прибывало пополнение. В основном его составляли наемники, готовые почти на все за хорошую плату, но приходили и такие, что рады были услужить из добрых чувств. Работа кипела вовсю: строились катапульты, тараны, ковалось оружие, проводились учебные тренировки. До штурма замка оставались считанные дни.

* * *

Сырость касалась волос и кожи ледяными пальцами. Холодный туман наползал с моря, придавая знакомым местам зловещий вид. Серым пасмурным днем в начале сентября Джейми вывел свой отряд в дорогу.

«В такой день не то что человеку, зверю не по себе», — мрачно думал он, покачиваясь в седле. Процессия медленно продвигалась в направлении замка Сомерсет. С таранами и катапультами галопом не помчишься, однако к ночи Джейми рассчитывал подойти к крепостным стенам. И если Сомерсет откажется отдать ему дочь, замок будет взят штурмом.

На закате начался дождь — противная мелкая морось, отчего непогожий вечер стал совсем промозглым.

Наступила ночь. Армия Джейми подошла к замку. На ночлег расположились в лесу. Чтобы не выдать себя, не стали разжигать костров. Джейми почти не спал в эту ночь, думая об Алите и о том, как вымолить у нее прощение за то, что напрасно обвинял в предательстве.

А когда она простит его, он будет ласкать и любить ее, любить так самозабвенно, что она забудет об Эване Грее навсегда.

Утром, когда Джейми подошел к крепостным воротам, небо было чистым и ясным, солнце ласково светило, поднимаясь над горизонтом. Джейми счел это счастливым предзнаменованием. Армия вышла из леса и застыла, готовая устремиться на штурм по первому приказанию. Услышав, как во дворе замка поднялась суматоха, Джейми улыбнулся с мрачным удовлетворением.

— Выходите, Сомерсет! — крикнул он.

Через некоторое время появился лорд Сомерсет, затянутый в кольчугу и вооруженный до зубов.

— Что тебе нужно, Мортимер? — прокричал он в ответ.

— А вы не догадываетесь? Я пришел за женой.

Велите Алите выйти ко мне, и тогда моя армия отойдет без боя. Будете упираться — прольется море крови.

— Алита больше тебе не жена, — заявил Сомерсет.

— Спросите у нее, кого она хочет в мужья, — спокойно отвечал Джейми.

— Меня не интересуют ее желания. Она была по закону обвенчана с лордом Греем и останется его женой.

Сомерсет лихорадочно размышлял. Он понимал, что не сможет выстоять в бою против Джейми Мортимера, более молодого и находчивого соперника.

Много лет назад он позволил Эвану Грею и его отцу вовлечь себя в заговор против лорда Мортимера.

Король Генрих IV был так озабочен тогда восстанием в Уэльсе, что поверил сомнительным доказательствам и после короткого разбирательства приказал казнить Кларенса. Когда юный сын лорда Кларенса пропал, заговорщики решили выдать Алиту замуж за Эвана, чтобы связать друг друга семейными узами.

Все прошло бы без сучка без задоринки, не появись Джейми Мортимер в разгар свадебного обряда в Виндзорском замке. В свое время все то, что перепало Сомерсету от имущества Мортимера, позволило ему вести праздную жизнь в Лондоне, а не прозябать в далеком имении. И теперь он не намерен был жертвовать своим благополучием ради человека, который буквально возник из небытия.

— Отведи войско, Мортимер! — крикнул Сомерсет. Его вдруг осенило:

— Я сейчас позову Алиту, и она сама скажет тебе, что счастлива быть женой лорда Грея.

Увидев Джейми под стенами замка, Алита в волнении заметалась. Она хотела было броситься навстречу любимому, но отец велел не показываться, пока он не выяснит, что нужно незваному гостю.

Алита знала, что ему нужно… Ему нужна она — пела ее душа, переполненная радостью. Он любит ее!

Ее ненаглядному упрямцу просто понадобилось много времени, чтобы понять это. И хотя Джейми по-прежнему думал, что жена предала его, любовь все равно оказалась сильнее. Счастье пьянило, как вино.

С замиранием сердца Алита наблюдала за разговором, и, когда лорд Сомерсет пошел к башне, бросилась ему навстречу.

— Чего хочет Джейми, отец?

— А ты не догадываешься? — грубо ответил Сомерсет. — Этот самонадеянный мерзавец думает, что ты предпочтешь его лорду Грею.

— Так и есть, так и есть, — затрепетала Алита. — Прошу вас, отец, позвольте мне уйти с Джейми.

Я не хочу, чтобы пролилась кровь.

— Будь здесь Грей, он уничтожил бы этот сброд одним ударом. Ты можешь сейчас уйти с Мортимером, но тебе не удастся уйти от Грея.

— И все-таки я рискну, — упрямо ответила Алита.

— Нет, дочь, я этого не позволю. Ты можешь поговорить с Мортимером, но скажешь ему только то, что я велю.

— Ни за что.

— Придется, иначе я прикажу своим лучникам подстрелить его на месте.

Алита ахнула.

— Вы не посмеете! Где ваша честь?

— Я слишком многое теряю, мне не до чести. Ты сделаешь, как я сказал?

Сомневаться в намерениях отца не приходилось.

Не в силах произнести ни слова, Алита лихорадочно пыталась придумать, как выйти из тупика. Быть может, ей удастся каким-то образом дать Джейми понять, что она лишь подчиняется силе. Ведь он любит ее и должен догадаться, что она поступает не по собственной воле. А если догадается, то найдет способ спасти ее. Главное — выиграть время.

— Ну так что же? — нетерпеливо спросил Сомерсет.

— Я поступлю как вы скажете.

Сомерсет улыбнулся, кивнул и вдруг резко приказал:

— Сними платье!

— Что?

— Сними платье, я хочу, чтобы твой живот бросался в глаза. Мне надо, чтобы Мортимер увидел, что ты носишь ребенка Грея.

— Отец! Вам прекрасно известно, что это ребенок Джейми.

— Да, но Мортимер этого не знает, и он поверит всему, что ты скажешь. А теперь живо снимай платье.

— Я отказываюсь появляться в одной сорочке перед толпой мужчин. — Алита держалась из последних сил.

— Еще не поздно отдать приказ лучникам взять Мортимера под прицел, — пригрозил Сомерсет. — Они ждут моей команды.

Алита побледнела.

— Не надо, отец, я все сделаю.

Пока она снимала платье, Сомерсет объяснял, что нужно говорить.

— Джейми не поверит, — возразила Алита дрожащим голосом. Но это была лишь слабая попытка убедить себя саму. Теперь она уже почти не сомневалась, что отец все правильно рассчитал.

— Поверит, если ты постараешься.

Сомерсет одобрительно посмотрел на живот, выступающий под тонкой тканью сорочки. Схватив дочь за руку, он потащил ее к воротам.

Джейми с гневом и возмущением смотрел на эту картину. Он был так разъярен, что только огромным усилием воли сдержался и не приказал своей армии штурмовать крепость.

— Что это значит, Сомерсет? — прогремел он. — Зачем вы вытащили свою дочь на люди в одном белье?

Наказываете за то, что она предпочла меня лорду Грею?

Сомерсет хитро улыбнулся.

— Внимательно посмотри на Алиту, Мортимер, и скажи, что ты видишь.

Взгляд Джейми задержался на лице жены, исказившемся от страдания.

— Я вижу женщину, измученную вашей жестокостью. Отпустите Алиту, милорд.

— Смотри лучше! — Сомерсет подтолкнул дочь вперед. От резкого движения тонкая ткань подчеркнула выступающий живот.

Лицо Джейми посерело под слоем загара, из груди вырвался сдавленный крик. Алита беременна! У него забилось сердце. Чьего ребенка она носит?

— Теперь ты понимаешь, почему Алита хочет остаться с законным супругом? — злорадно улыбаясь, спросил Сомерсет. — Его семя оплодотворило благодатную почву в первую же ночь, а ты не сумел этого сделать за несколько месяцев.

Джейми был потрясен. Он смотрел на Алиту, безмолвно моля ее опровергнуть слова отца. Но она стояла неподвижно-окаменевшая и онемевшая. Не удовлетворенный молчанием дочери, Сомерсет приказал:

— Скажи этому остолопу, чьего ребенка ты носишь.

— Это.., это ребенок Эвана, — прошептала она.

— Громче! — потребовал Сомерсет.

Алита наконец подняла голову. Джейми всмотрелся в ее лицо. Оно было белым как мел, губы посерели.

Когда их взгляды встретились, Джейми увидел в глазах любимой боль, страдание и что-то еще, глубокое, непонятное. Она словно пыталась что-то объяснить.

Алита едва заметно покачала головой, но это движение было столь мимолетно, что Джейми решил: ему померещилось.

Алита закусила губу, чтобы не выкрикнуть правду.

Она посмотрела на отца, увидела его угрожающий взгляд и послушно сказала:

— Это правда, Джейми. Отец ребенка — Эван.

Так что, как видишь, штурмовать замок незачем.

— Так почему же ты не сказала мне об этом, когда мм встретились? — вскричал Джейми.

Сомерсет бросил на дочь злобный взгляд, но промолчал. Он впервые слышал о том, что они встречались.

Алита лихорадочно искала ответ, который позволил бы Джейми понять ее.

— Это было бы преступлением против правды.

Джейми скривился. Алита говорила загадками.

Его мысли путались. Он испытал слишком сильное потрясение, чтобы уловить смысл таинственных слов.

— По-моему, правда в том, что ты просто хотела посмеяться надо мной.

— Нет, Джейми, я…

Но он уже ничего не услышал. Круто развернувшись, он вскочил на коня и поскакал прочь.

17.

Джейми вернулся в замок.

Первым делом он расплатился со всеми наемниками и распустил войско, оставив при себе только двенадцать дружинников, приехавших с ним из Лондона. Покончив с делами, он заперся у себя в комнате. Один с бочонком бренди.

Джейми был раздавлен. Любимая женщина беременна от другого! Упиваясь жалостью к себе, он почти не притрагивался к еде, которую приносил верный Гейлорд, и не отвечал на вопросы старого слуги.

Прошла неделя. Джейми продолжал пить, но утопить память в вине никак не удавалось. То он придумывал, как расправиться с ненавистным соперником.

То терзал себя воспоминаниями о лживых уверениях в любви, которыми морочила его вероломная изменница.

«Любовь! Ха!» — презрительно думал он. Она умоляла его увезти ее, уверяла, что любит, зная, что носит чужого ребенка. И он страстно, без памяти влюбленный в белокурую ведьму, был готов — да что там, мечтал! — отказаться от дела всей жизни и бежать с ней в Ирландию.

Джейми довел себя до такого состояния, что, когда по истечении недели Гейлорду удалось снова проникнуть в хозяйские покои, он едва узнал человека, которого любил, как собственного сына. Старый слуга приказал немедленно убрать остатки бренди, приготовить ванну и обед. Пока его распоряжения выполнялись, он принялся стыдить своего воспитанника за то, что тот поддался слабости, вместо того чтобы проявить силу характера.

— Как можно так распускаться, — сердито ворчал Гейлорд, отдергивая гардины, чтобы впустить в комнату свет и свежий воздух. — Здесь нечем дышать. Встряхнитесь, милорд, вас ждет посетитель.

— Гони его в шею, никого не желаю видеть, — пробормотал Джейми заплетающимся языком. — Черт возьми, Гейлорд, мне нужно выпить.

Он потянулся за кувшином — кувшин был пуст.

Злобно взглянув на старика, Джейми швырнул посудину об стену так, что она разлетелась на куски, и поморщился: голова у него раскалывалась.

— Принеси бренди, Гейлорд, черт бы тебя подрал!

— Нет, Джейми, — спокойно ответил Гейлорд. — С вас довольно. Прискакал гонец от короля. Я велел его накормить, чтобы дать вам время прийти в себя.

— Плевал я на короля.

— Вставайте, вставайте. — Гейлорд был неумолим. — Разве можно так убиваться из-за женщины, это на вас не похоже. Вы же мужчина, а не глупый мальчишка.

— Да что ты знаешь?

— Я знаю достаточно. А главное — ничему не верю.

С трудом разлепив отекшие веки, Джейми уставился на Гейлорда.

— Ты не видел Алиту, старина. Она беременна.

Господь свидетель, я надеялся, что это мой ребенок, но сам слышал, как она сказала, что отец — Грей.

— А вы сдуру и поверили. Никогда не думал, что Джейми Мортимера так легко обмануть.

В конце концов Гейлорду удалось уговорить упрямца. Джейми поднялся с постели и закачался, едва не потеряв равновесие.

— Вы не переодевались больше недели, — ужаснулся старый слуга, глядя на мятую, перепачканную рубаху хозяина. — Сначала обед, — сердито сказал он, — затем ванна.

— Я не голоден, — пробурчал Джейми, его мутило.

Больше всего на свете он хотел, чтобы его оставили в покое.

Однако отделаться от Гейлорда было не так просто. Джейми и глазом моргнуть не успел, как у него во рту оказался первый кусок. Покончив с едой, он нехотя признал, что на полный желудок чувствует себя лучше. Вот только голова раскалывалась.

После ванны он уже стал похож на человека. Гейлорд побрил его и подстриг волосы, и Джейми в конце концов был готов принять гостя. Когда он выходил из спальни, Гейлорд удержал хозяина за руку и серьезно сказал:

— Советую вам хорошенько поразмыслить над тем, что произошло в замке Сомерсет, прежде чем принимать решения. Иногда все обстоит совсем не так, как нам кажется. Леди Алита всего лишь беспомощная женщина. Ею распоряжаются отец и лорд Грей, и она говорит и делает то, что они велят. Разве под силу бедняжке бороться со злодеями?

— Ты всегда был моим наставником и советчиком, старина, но на этот раз ты ошибаешься. Алита и тебя одурачила, и, может, даже больше, чем меня, раз ты так ее защищаешь.

— Верно, я очень привязался к леди Алите, но я всегда заботился прежде всего о вас. Все эти годы я желал вам только добра и ни разу не подвел. Послушайтесь меня. Мудрые люди никогда сгоряча не принимают решения, которые могут переменить всю их жизнь. — С этими словами старик повернулся и быстро вышел.

Джейми размышлял над словами верного слуги.

«Так я, по-твоему, мудрый человек, старина? — горько усмехнувшись, подумал он. — Едва ли. Вместо того чтобы жалеть себя и глушить бренди, нужно было постараться понять Алиту».

Наверняка Сомерсет не погнушался никакими средствами, чтобы заставить дочь солгать, и Грей не имеет к ее беременности никакого отношения. Быть может, Алита пыталась ему намекнуть, что носит его ребенка? Она и во время их свидания в долине говорила о каких-! о важных причинах, но он, несчастный тупица, не догадался. Кляня свой дурацкий характер, Джейми наконец спустился к гостю.

Королевский посланец был немногословен и сообщил лишь, что Джейми должен незамедлительно явиться в Виндзорский замок. Джейми и Гейлорд переглянулись, прекрасно понимая, что означает вызов: королевское дознание закончено.

— Я еду сейчас же, — заявил Джейми. Ему не терпелось услышать, что скажет король.

— Вы поедете один? — спросил Гейлорд.

— Со мной отправятся шестеро рыцарей. Другие шесть останутся здесь. Вот увидишь — я вернусь сюда лордом Джейми Мортимером, графом Флинтским, получив назад все, что было отнято у моего отца.

— Дай-то бог, — отозвался Гейлорд. — И пусть Эван Грей, Сомерсет и все, кто участвовал в заговоре против лорда Кларенса, будут наказаны по заслугам.

— Быть может, я наконец узнаю, что их толкнуло на такую подлость, — задумчиво проговорил Джейми. — Одной жадностью это не объяснишь. И Сомерсет, и Грей имели титулы, состояния. Никому и в голову не могло прийти, что они способны оклеветать моего отца.

Гейлорд только молча кивнул. Старика раздирали сомнения: сказать Джейми то, что ему было известно о лорде Кларенсе, или подождать. Он решил подождать.

— Я прикажу начать приготовления к переезду в поместье Мортимеров, — сказал Гейлорд.

— Да, Гейлорд, усадьба Мортимеров скоро опять станет нашей. А по возвращении я намерен выяснить правду о ребенке, которого носит Алита.

* * *

Прохладные осенние дни и ясные холодные ночи слились для Джейми в одну лихорадочную гонку. Он так торопился в Виндзорский замок, что не щадил ни себя, ни коня, ни попутчиков. Он примчался во время грандиозного бала, одного из череды празднеств в честь грядущей женитьбы короля Генриха.

Торжество, на котором присутствовала вся знать, было в самом разгаре, когда Джейми без объявления вошел в зал. Посреди огромной комнаты сидел Генрих, окруженный придворными. Видимо, только что закончился великолепный пир, потому что отодвигались столы с остатками роскошных яств, освобождая пространство для представления.

Джейми решил понаблюдать за происходящим из укромного уголка. Ему не хотелось принимать участие в оргии, без которой не обходилось ни одно гулянье, когда король был в замке. Правда, на этот раз гости вели себя довольно чинно, и Джейми уже собирался попросить слугу отвести его в свободную комнату на ночь, как вдруг заметил Эвана Грея.

Галантно склонившись к хорошенькой женщине, Грей кокетничал с ней, словно жены у него не было и в помине. Джейми вскипел от ярости. Собеседница Грея зазывно улыбнулась кавалеру и выплыла из зала. Похотливый мерзавец огляделся и последовал за ней.

Джейми возмущенно смотрел, как тот поднимается по винтовой лестнице. Он вышел из тени, чтобы незаметно последовать за своим врагом, но тут его заметил Генрих и сделал знак приблизиться.

— Мортимер, добро пожаловать, — приветливо обратился он к Джейми.

Бросив последний взгляд на быстро удаляющегося Грея, Джейми с явной неохотой подошел к королю.

— Я получил ваше послание, сир, и тотчас же прискакал.

— Мы бы сказали, прилетел, — пошутил Генрих. — К сожалению, мы вынуждены просить тебя еще немного потерпеть. Как видишь, праздник в разгаре. Через две недели мы отправляемся во Францию на свадьбу и хотим покончить с твоим делом до отъезда.

Джейми нахмурился.

— Я постараюсь проявить терпение, но, как известно Вашему Величеству, это дело не дает мне покоя с пятнадцати лет.

— Тогда несколько лишних часов не имеют значения, — сказал Генрих и отвернулся. — Приходи утром. За завтраком мы расскажем тебе, что произошло в твое отсутствие.

— Не могли бы вы хотя бы сказать, доказана ли невиновность моего отца?

Прежде чем ответить, Генрих внимательно посмотрел на своего собеседника.

— Честное имя твоего отца восстановлено. При этом некоторые высокопоставленные особы обвинены в заговоре с целью очернить и оклеветать его. О прочем побеседуем утром.

Никогда еще победа так не окрыляла Джейми.

С горящими от счастья глазами он склонился в полупоклоне:

— Вы позволите мне удалиться, сир? Нужно о многом подумать, а путешествие из Уэльса оказалось необычайно утомительным.

— Ложись спать, Мортимер, — ответил Генрих. — Попроси кого-нибудь из слуг отвести тебя в свободную комнату.

* * *

Но заснуть Джейми не мог. Из головы не шла мысль об Эване Грее, который сейчас развлекается где-то с жен иной, не подозревая, что его заметили.

Джейми не терпелось сообщить врагу, что его вот-вот лишат непомерно нажитого богатства и титула. Хотя король и не называл никаких имен, у Джейми не было сомнений в том, кто входил в число заговорщиков.

А поскольку Грей-старший умер несколько лет назад, главным виновником оставался его сын. Ему отдал Генрих IV владения и титул погубленного сэра Кларенса.

Покинув комнату, Джейми пошел по коридорам, надеясь найти кого-нибудь из слуг. Он почувствовал, что очень голоден. Внезапно из-за неплотно прикрытой двери послышалось хихиканье. Джейми подошел ближе, увидел Эвана Грея, взгромоздившегося на обнаженную до пояса женщину, и услышал его слова.

— Моя жена в подметки тебе не годится, моя красавица. Как она ни старается меня ублажить, ничего у нее, бедняжки, не получается. Но довольно о ней.

Твой горячий ротик так меня раззадорил, что не терпится перейти к делу.

Он, не медля, осуществил свое намерение, женщина взвизгнула от удовольствия. Тут в комнату ворвался Джейми. Грей вскочил на ноги и, увидев, кто прервал его свидание, взревел:

— Какого черта ты тут делаешь?

— Я здесь по велению короля, — отвечал Джейми. — Ты проиграл. Грей.

Грей состроил недоуменную мину.

— Ума не приложу, о чем ты говоришь.

Женщина вскочила и, испуганно глядя на Джейми, бросилась вон из комнаты. Грей тоже сделал несколько осторожных шагов к двери.

— Оставь свою девку в покое. Грей, нам нужно поговорить.

— Мне не о чем с тобой говорить, Мортимер.

— А по-моему, есть. Ты знал, что Алита беременна от тебя?

1 реи застыл. Обернувшись к Джеими, он осклабился.

— Ревнуешь! Вот в чем все дело?

— Ревность здесь ни при чем, — резко ответил Джеими. — Речь об Алите и ребенке. Он твой?

— А что, ты видел Алиту? — Грей надеялся, что Джеими никогда не узнает о беременности.

— Да! — Джеими с такой силой стиснул кулаки, что побелели костяшки пальцев. Он из последних сил пытался сдержать гнев.

— Тогда сам знаешь.

— Нет, все не так просто. Отвечай прямо, не юли.

Мне очень важно знать, что ты скажешь.

Тонкие губы Грея сложились в издевательскую усмешку.

— А ты, видно, думаешь, что это твой ребенок.

Если ты ждешь, что я подтвержу или опровергну твои предположения, то напрасно надеешься. Однако я искренне благодарен тебе за то, что ты научил мою жену всем этим маленьким фокусам. Она доставила мне неимоверное удовольствие, хотя, вынужден признаться, едва не довела до изнеможения своей ненасытностью.

Кто бы мог подумать, что под личиной холодной красотки таится страстная тигрица?

Самообладание изменило Джеими.

— Ах ты, подонок! — взревел он, бросаясь на врага. — Генриху известно, что ты оклеветал моего отца, и очень скоро все, что ты присвоил ценой преступления, вернется ко мне. Ты обречен. Грей, и я счастлив, что дождался этого момента.

С этими словами он вцепился в Грея и стал наносить ему мощные удары. Джеими избил бы его до полусмерти, если бы двое рыцарей, случайно проходивших мимо, не услышали шум и не разняли дерущихся, тяжело дыша и утирая кровь, Грей бросил на противника полный ненависти взгляд и поспешил ретироваться. Когда Джеими, оправившись, бросился в погоню, того уже и след простыл.

Посылая проклятия вслед Грею, он пошел к себе.

Надо было успокоиться. Разумеется, король будет весьма недоволен, когда узнает, что произошло сегодня вечером. Как бы Грей его ни дразнил, следовало держать язык за зубами. Впрочем, сегодня им уже едва ли придется встретиться, и Джеими стал думать об Алите и о том, что услышал от Эвана. Быть может, впервые за много недель голова его работала ясно.

* * *

Король Генрих отхлебнул эля из кружки, промокнул губы и произнес с легкой укоризной:

— Вчера вечером тебе не пришлось скучать, Мортимер.

Джеими только что вошел в зал, где сумрачный Генрих заканчивал свой по обыкновению плотный завтрак.

Он покорно склонил голову, понимая, что заслужил упрек.

— Виноват, Ваше Величество, но терпеть издевательство лорда Грея выше человеческих сил.

Генрих утомленно вздохнул.

— Садись, Мортимер, а то ты нависаешь над нами, как ангел мщения, у нас от этого делается несварение желудка. — Король отправил в рот последний кусок пирога с почками, задумчиво прожевал, затем положил вилку и отодвинул от себя тарелку. — Мы бы предпочли, чтобы ты вел себя более сдержанно.

— Эван Грей много лет портит мне жизнь. Прошу вас, сир, не мучьте меня неведением. Что вы узнали о моем отце?

— Все обстоит так, как ты предполагал. Кроме отца и сына Греев, в заговоре против Кларенса Мортимера участвовали еще двое. Как тебе известно, Грей-старший умер несколько лет назад. Еще один, лорд Барлоу, скрывался, но наши люди сумели его найти, и весьма вовремя, нужно сказать. Он страдал от тяжкого недуга и преставился вскоре после того, как исповедался на смертном одре. Из его исповеди и стало известно, что лорды Грей и Сомерсет оклеветали твоего отца, ложно обвинив его в измене, и присвоили себе все его состояние.

— Но почему они это сделали? — спросил Джейми. — Ни у Грея, ни у Сомерсета не было причин ненавидеть отца.

— Наши люди дознались, что зачинщиками были отец и сын Грей, которыми руководило чувство мести за некий истинный или воображаемый проступок лорда Кларенса. Остальные присоединились, когда им пообещали долю от имущества Мортимеров. Лорд Барлоу весьма красноречиво жаловался на то, что Сомерсет и Грей его обманули и за свои услуги он почти ничего не получил.

— Значит, лорду Барлоу ничего не досталось?

— Небольшую долю получил лорд Сомерсет, после того как было решено выдать леди Алиту за Эвана Грея. Барлоу пришлось довольствоваться сущими пустяками.

Джейми озадаченно смотрел на Генриха. Он подозревал, что за явной ненавистью Грея к Мортимерам таилась какая-то причина, но не мог даже предположить, что бы это могло быть.

— Все это произошло в неспокойные времена, — продолжал Генрих. — Во время подавления восстания в Уэльсе. Когда трое уважаемых людей обвинили лорда Мортимера в разжигании бунта, королю оставалось лишь уличить твоего отца в измене. Мы прочли записи, которые велись во время суда, свидетельства и в самом деле были неопровержимы. Король хотел поскорее покончить с этим делом, и после короткого разбирательства твой отец был приговорен и казнен. Нам очень жаль, Джейми, но Генриха IV винить не в чем, его долгом было подавить восстание и наказать бунтовщиков.

— Согласен. Король не виноват. Грей, Сомерсет, Барлоу, движимые жадностью и чем-то еще, представили ложные свидетельства. Прежде чем я убью Эвана Грея, я обязательно узнаю, почему он погубил моего отца.

— Нет, Джейми, правосудие свершится, но не твоими руками. Мы приказали арестовать лорда Грея и доставить к нам для допроса. Ты должен отдавать себе отчет в том, что все произошло много лет назад и, возможно, уже не удастся найти свидетелей. С этого дня титул и все владения вновь принадлежат тебе, но мы не можем вернуть деньги. Они пошли, на страшные войны, которые измучили Англию.

— Я хотел бы присутствовать, когда будут допрашивать лорда Грея, сир, — попросил Джейми. Он надеялся, что каким-то образом вскроется правда о беременности Алиты.

— Хорошо, мы распорядимся, чтобы тебя уведомили. А пока мы дожидаемся лорда Грея, пойдем и объявим всем о твоем счастье. Молва летит на крыльях. Скоро вся Англия узнает, что тебе возвращен титул. Отныне ты должен называться лордом Джейми Мортимером, графом Флинтским. Весьма удачно, что сегодня в Виндзорском замке присутствует почти вся знать, они разнесут известие по городам и весям.

Общество встретило новость с немалым интересом. Почти все поздравляли Джейми, однако некоторые не торопились с суждениями, решив сначала выяснить, отчего попал в опалу столь влиятельный человек, как лорд Грей.

Генрих представлял Джейми кому-то из своих гостей, когда один из королевских рыцарей знаками дал понять монарху, что пришло срочное сообщение. Генрих извинился и отошел в сторону. Джейми последовал за ними, он был уверен, что речь пойдет о Грее.

— Сир, лорда Грея нигде не могут найти. Замок тщательно обыскали, но никто не встречал его со вчерашнего вечера. В конце концов нашли конюха, который сказал, что видел, как ночью лорд Грей вскочил на коня и поскакал прочь во весь опор, словно за ним гнался сам дьявол.

— Проклятие! — вскричал Джейми. — А конюх не заметил, в какую сторону он направился?

— Было темно, хоть глаз выколи, милорд, да и конюх уже ложился спать.

Генрих помрачнел. Он не любил, когда нарушались его планы. Через две недели ему предстояло уехать во Францию, и он хотел прежде покончить с этим делом.

Король был не из тех, кто легко прощает. С ловкачами, пытавшимися уклониться от его правосудия, он умел быть жестоким и мстительным.

— Снарядите отряд, — распорядился Генрих. — Мы полагаем, лорд Грей отправился в Лондон.

Рыцарь поклонился и поспешно отправился выполнять приказание.

— Не отчаивайся, Мортимер, — обратился король к Джейми, когда они остались одни. — Птичка упорхнула, но далеко ей не улететь. Мы найдем негодяя.

Генрих считал, что Грей сбежал в Лондон, но он не был в этом уверен. Это правда, в Лондоне легко затеряться, но скорее всего негодяй постарается улизнуть из страны, прихватив с собой жену. Убежденный, что Эван Грей отправился прямо в Уэльс, в замок Сомерсетов, Джейми решил ехать туда.

Узнав, что Джейми собирается в родные края, Генрих благословил его и выдал официальную бумагу, где подтверждалось, что Мортимеру-младшему возвращены титул и владения.

— Ты разумно поступаешь, предоставляя нам самим разобраться с Эваном Греем, — сказал король, не подозревая о том, какими соображениями на самом деле руководствуется Джейми. — Ты слишком горяч, с Греем тебе не совладать.

— Я боюсь, Грей попытается сбежать из страны, — поделился Джейми своими соображениями.

— Мы тоже полагаем, что это возможно, — согласился Генрих, — и приняли меры. За каждым портом будет установлено наблюдение, и если он попытается нанять шхуну, то будет схвачен и доставлен в Виндзор.

Джейми обрадовался. Хорошо, что люди короля будут начеку. Тем временем он отправится в замок Сомерсетов, чтобы не дать негодяю улизнуть другим путем.

— Джейми слишком сильно любил Алиту, чтобы потерять ее без борьбы.

* * *

Алита почти не выходила из своих покоев. Она не сомневалась, что Джейми принял за чистую монету вынужденную ложь, и была безутешна. От Эвана Грея не было ни слуху ни духу, а Лондон был так далеко от замка Сомерсет, что не было никакой возможности узнать последние новости. Столица королевства и окрестности словно исчезли с лица земли. Но для удрученной, павшей духом Алиты это уже не имело значения — рушился ее собственный мир.

Вместо любви она вызвала у Джейми ненависть, родной отец заботился не о благополучии дочери, а лишь о своем спокойствии, а в мужьях был человек, вызывающий омерзение. "О, Джейми, услышь меня! — молила Алита. — Я солгала, чтобы спасти тебе жизнь. Господь свидетель, я пыталась намекнуть тебе.

Ты должен понять: меня принудили сказать не правду.

Но я все равно буду защищать наше дитя до последнего вздоха и клянусь, что убегу от Эвана, прежде чем он заставит меня подчиниться. Я люблю тебя, Джейми Мортимер, и никогда не полюблю никого другого".

На следующий день в замок Сомерсет явился Эван Грей. Он стремительно ворвался во двор и тотчас же приказал опустить решетку. После короткого совещания с гостем хозяин замка отдал распоряжение своим рыцарям готовиться к защите крепости.

Снедаемая любопытством, Алита покинула свое убежище, чтобы выяснить, что привело лорда Грея в Уэльс и почему он приехал без сопровождения. Войдя в зал, Алита еще больше удивилась.

Осунувшееся лицо, бегающий взгляд — лорд Грей был не похож на себя. Он явно провел в седле несколько дней без отдыха. Некогда изящное платье было заляпано дорожной грязью и измято. Когда Алита вошла, он о чем-то горячо спорил с ее отцом. Разговор тотчас же прервался.

— В чем дело? — спросила Алита, догадываясь, что случилось нечто чрезвычайно важное.

Грей обратил к ней взгляд налитых кровью глаз, с явным отвращением посмотрел на выступающий живот и ответил:

— Этот мерзавец все знает. Теперь король нас арестует. Скоро всей Англии станет известно, как мы погубили лорда Мортимера.

— Ну почему это произошло сейчас? — запричитал Сомерсет. — Ведь столько лет прошло. Откуда на наши головы свалился этот щенок? Все были уверены, что он умер вскоре после казни отца.

Теперь Алита уже понимала, о чем и о ком говорят ее отец с Эваном. Значит, лорд Кларенс все-таки был оклеветан и оклеветали его эти двое, они послали на смерть отца Джейми.

— Как вы могли, отец? Неужели вас так прельстило богатство лорда Мортимера?

— Ты не понимаешь, дочка, — попытался объяснить Сомерсет. — Мы с Греем заключили договор.

Алита обернулась к Грею, ее глаза метали молнии.

— У вас нет совести! Только подлец и негодяй способен отправить на смерть невинного человека. Надеюсь, вы будете гореть в аду за то, что сотворили.

— Ах ты, дрянь! — Грей, который и так был на грани истерики, окончательно потерял самообладание. — Грязная девка! Убирайся отсюда со своим мерзким пузом, чтобы я лишний раз не вспоминал, что ты раздвигала ноги для Мортимера!

Глядя на Алиту, как на ядовитую змею, Грей вскинул руку и наотмашь ударил ее по лицу. Алита упала.

Когда она с трудом поднялась. Грей с угрожающим видом шагнул к ней. Алита сжалась, прикрывая живот руками. Но прежде чем разбушевавшийся супруг успел нанести следующий удар, между ним и дочерью встал Сомерсет.

— Остановитесь, милорд, — сказал он твердо. — Родитель может бранить и наказывать собственную дочь, но не вы. Особенно в таком положении.

— Вы что, забыли, милорд? — нагло усмехнулся Грей. — Алита — моя жена, и я волен поступать с ней как пожелаю.

— Только не в моем доме. Лишь трус способен измываться над супругой.

За, те недели, что они с дочерью прожили в замке, Сомерсет осознал, что кто бы ни был отцом ребенка, который родится у Алиты, это будет его родной внук.

Он вдруг почувствовал, что с нетерпением ждет появления на свет младенца и уже начинает любить его.

В жилах малыша течет кровь Сомерсетов, а поскольку Алита — его единственный отпрыск, других наследников ждать не от кого. А потому он не позволит погубить дитя или причинить вред его матери.

— Вы слишком мягкосердны, — злобно бросил Грей. — Если король разыщет меня или вас, придется сознаваться в преступлении.

— На свою голову я связался с вами, вашим отцом и лордом Барлоу, — сокрушенно вздохнул Сомерсет. — Я тогда только что лишился жены, и разум мой помутился. Алчность меня погубила. Зато вы, милорд, были кровно заинтересованы в гибели Мортимера.

— Да, — мрачно отозвался Грей. — Я мстил.

Все, что предстояло унаследовать Джейми Мортимеру, по праву должно было принадлежать мне.

Любопытство в Алите пересилило страх. Выглянув из-за широкой спины отца, который все еще загораживал ее от Грея, она спросила:

— По какому праву?

Злобный взгляд Грея остановился на ней.

— Не твое дело, стерва. — Он вновь обратился к Сомерсету:

— Я не знаю, когда сюда явятся королевские ищейки. Судя по тому, что сказал Мортимер, Генриху известно, кто участвовал в заговоре.

— Джейми был в Виндзоре? — спросила Алита, просияв. — Что он вам сказал?

Грей хрипло рассмеялся.

— Он хотел знать, кто отец ребенка. Ему хочется верить, что это он.

Алита вздрогнула.

— Но так оно и есть. Что вы ему ответили?

— Ничего. Пусть терзается до конца жизни.

— Что нам делать? — спросил Сомерсет, озабоченно хмурясь. — Как нам избежать суда?

— Я уже подумал об этом, — самодовольно объявил Грей. — По дороге сюда я договорился, что через два дня нас подберет корабль на Северном берегу.

— Куда вы намереваетесь уехать? — поинтересовалась Алита.

— — Во Францию. Я не испытываю желания стать жертвой королевского правосудия. Уверен, лорд Сомерсет тоже.

— Я с вами не поеду, — твердо сказала Алита.

— Вы моя жена. И поедете туда, куда я вас повезу.

— Я хочу, чтобы мой ребенок родился в Уэльсе. — Алита обернулась к Сомерсету, умоляюще глядя на него. — Прошу вас, отец, не принуждайте меня уезжать.

— Я тут ничего не решаю, дитя мое. Жена должна следовать за мужем. Если ты боишься, что лорд Грей будет жесток с тобой, успокойся, я не допущу этого.

— Советую вам обоим немедленно начать укладываться, — сказал Грей.

— Только бы нам удалось уехать прежде, чем явится королевский отряд, — с надеждой прошептал Сомерсет.

18.

Эван Грей опередил своего соперника всего на день. Сначала Джейми заехал в Криккит, чтобы сообщить Гейлорду обо всем, что произошло в Виндзоре.

— С радостью приветствую нового графа Флинтского, милорд, — широко улыбаясь, сказал Гейлорд. — Ax, Джейми, ждать пришлось так долго, но мы все-таки дождались. Будем немедленно переселяться в усадьбу Мортимеров?

— Нет, Гейлорд, я боюсь, что Грей хочет сбежать из страны с Алитой. Уверен, что он сейчас в замке Сомерсет. Этот негодяй знает, что будет со мной, если он увезет Алиту. Тем более что она ждет от меня ребенка.

— Значит, вы прислушались к моим словам, — улыбнулся Гейлорд. — Что прикажете делать?

— Поезжай в усадьбу Мортимеров и от моего имени предъяви бумаги. Возьми с собой ценности и все, что сочтешь нужным. Я не знаю, когда смогу последовать за тобой, но даю слово, что приеду не один, а с женой.

— Но, Джейми! — воскликнул Гейлорд в ужасе. — Вы отпустили всех наемников. В вашем распоряжении только двенадцать рыцарей. Такими силами замок Сомерсет не взять. А новую армию собирать нет времени.

— Со мной поедут мои дружинники. Их смелость и отвага помогут победить в неравном бою.

— Этого недостаточно. Пожалуй, надо бросить клич в деревне. Там любой готов за вас жизнь отдать.

Несколько часов спустя Джейми уже скакал во главе разношерстной армии, состоявшей из крестьян и рыцарей. Некоторые ехали верхом, остальные шагали пешком, неся в руках толстые дубины, мечи и алебарды. За ночь дошли до места и к утру разместились в лесу, окружавшем замок Сомерсет.

Джейми вспомнил, как был тут в последний раз.

Алита сказала, что ждет ребенка от Грея. То был худший день в его жизни. На этот раз он так легко не сдастся и не позволит гневу затуманить рассудок.

Внимательно оглядев крепостные стены, он отметил, что количество стражей на постах увеличилось.

Похоже, Сомерсет ждал гостей. Держась на расстоянии, недоступном для стрел, Джейми вышел на опушку леса, приказав своему войску ничем себя не обнаруживать. Но стражи уже заметили его и протрубили тревогу. Когда из замка выбежали Сомерсет и Грей, Джейми довольно улыбнулся. Он дал знак одному из своих рыцарей, и тот отправился в Виндзор, чтобы сообщить королю, где скрывается лорд Грей.

Беспокойно озираясь. Грей приблизился к воротам. Сомерсет шел следом.

— Где Алита? — крикнул Джейми. — Что вы с ней сделали?

— Моя дочь здорова и благополучна! — прокричал в ответ Сомерсет. — Что вам нужно?

— Скоро здесь будет король. Предлагаю вам сдаться немедленно.

— Черта с два! — проорал Грей. — Когда королевские отряды доползут сюда, нас уже и след простынет.

— Я не один. Грей, у меня довольно людей, чтобы осадить замок и заставить вас дождаться посланцев Генриха.

— Я тебе не верю, — презрительно фыркнул Грей.

И тогда Джейми дал знак своему войску выйти из леса. На таком большом расстоянии крестьян, вооруженных дубинами и одетых в рубахи без кольчуг, невозможно было отличить от рыцарей, оснащенных по всем правилам военного искусства. Сомерсет и Грей увидели то, что должны были увидеть по замыслу Джейми. Они поняли, что теперь покинуть замок им будет сложно. И тут Грея осенило. Он резко повернулся и бросился в башню.

Если бы Алита знала, что за крепостной стеной стоит Джейми, она бы подготовилась. Но случилось так, что в это утро она проснулась позже обычного и только закончила одеваться, когда в комнату ворвался Грей, размахивая мечом.

— Вы! — воскликнула Алита, сверкая глазами. — Что вам нужно?

— За мной! — От этого лаконичного приказа у нее побежали мурашки по спине. Грей схватил ее за запястье и потащил к двери.

— Куда вы меня ведете?

— Увидите. — Его глаза светились безумным блеском, он явно был вне себя.

Алита пыталась упираться, но силы были не равны. Когда он поволок ее к лестнице, она всерьез испугалась. А вдруг этот сумасшедший хочет сбросить ее вниз? Где отец?

Не замедляя шага, Грей потащил Алиту вверх по каменным ступеням и вытолкнул задыхающуюся, едва не лишившуюся чувств женщину на сторожевую дорожку, опоясывающую замок по верху зубчатой стены.

Сильный ветер бил в лицо, рвал волосы и платье; перехватывало дыхание, руки и ноги зябли от промозглой сырости.

— Зачем вы привели меня сюда, Эван? — У Алиты стучали зубы, она едва выговорила эти несколько слов. — Что вы задумали?

— Посмотрите вниз, — велел Грей, подтянув ее к самому краю стены. — Что вы видите?

Замирая от страха, Алита взглянула на землю через амбразуру. Сначала она ничего не увидела.

А потом разглядела человека, застывшего на опушке леса, невдалеке от ворот.

— Джейми!

Сперва ему показалось, что кричит дикая птица, парящая над головой, но какое-то шестое чувство заставило взглянуть вверх, и кровь застыла в его жилах.

— Алита!

— Если тебе дорога жизнь леди Алиты и жизнь ребенка в ее утробе, отведи свою армию! — прокричал Грей. — Будешь упрямиться — им конец. Мне нечего терять, Мортимер. Я пойду на все, чтобы успеть скрыться до того, как здесь появится королевский отряд. Если не выполнишь мое требование…

— Черт возьми. Грей, я знал, что ты подонок, но не представлял, что ты способен на такое злодейство.

— Решай скорей, — предупредил Грей. — Или твоя ненаглядная разобьется о скалы. Что до ребенка, то он не мой, и мне нет дела до того, что с ним станется.

— Что я должен сделать?

Джейми не отрывал глаз от Алиты. Даже оттуда, где он стоял, было видно, как бедняжка дрожит в одном платье на ледяном ветру.

Внезапно Джейми заметил кого-то за спиной Грея.

Следующие несколько мгновений он беспомощно наблюдал за тем, как на вершине крепостной стены разыгрывалась трагедия.

Алита увидела отца раньше Грея. Обрадовавшись подоспевшей помощи, она вздохнула с облегчением.

Значит, все-таки в глубине души лорд Сомерсет любит ее.

Внезапно Грей заметил, что Алита смотрит куда-то за его плечо. Он резко обернулся.

— Отпустите Алиту, — хриплым голосом потребовал Сомерсет.

Грей усмехнулся.

— Не бойтесь, милорд, Мортимер не допустит, чтобы что-нибудь дурное случилось с леди Алитой и ребенком.

— Я сказал, отпустите ее, — повторил Сомерсет. — Вы не смеете мучить мою дочь, это безумие.

Я совершил не один гнусный поступок в жизни, но никогда не прятался за спиной женщины. Тем более беременной женщины.

— Вздор, Мортимерово отродье недостойно увидеть свет. Это проклятый род.

Сомерсет шагнул вперед, надеясь вырвать Алиту из рук Грея.

— Не приближайтесь, милорд, вы подвергаете опасности жизнь своей дочери.

— У вас помутился рассудок. — Сомерсет не спускал глаз с Алиты. — Мортимер знает, почему вы погубили его отца и хотите убить его самого? Он догадывается, что вы его сводный брат?

Алита не верила ушам. Что он говорит? Джейми и Эван сводные братья? Как это может быть?

— Да, мы сводные братья, — рявкнул Грей, — но я не признаю родства с этим мерзавцем! Его отец изнасиловал мою мать, когда ей было всего тринадцать. Она каталась верхом, когда ее встретил Мортимер. Он решил, что она простая крестьянка, потому что ее не сопровождала горничная, и взял ее силой.

Даже в ранней молодости Кларенс Мортимер был отпетым негодяем. Несчастная не знала, кто на нее напал, и от страха и стыда никому ничего не сказала.

Она гостила в усадьбе Греев, потому что должна была вскоре выйти за Гордона Грея. Когда я родился, Гордон решил, что я его сын.

Тайну своего рождения Грей хранил много лет, с тех пор как мать открыла ее сыну на смертном одре.

Секрет был известен только лорду Сомерсету.

Алита наконец обрела дар речи:

— Я вам не верю. Вы ни капельки не похожи на Джейми.

Грей бросил на нее злобный взгляд.

— Однако это правда, миледи. Моя мать узнала имя своего обидчика лишь много лет спустя. И молчала до самой смерти. Я поклялся у ее тела, что заставлю Кларенса Мортимера заплатить за то, что он сделал с бедной девушкой.

У Алиты кружилась голова. Она никак не могла понять, говорит ли Эван правду или бредит. Может, он окончательно сошел с ума. Однако.., однако его рассказ звучал вполне достоверно. Впрочем, Алита не сомневалась, что Джейми понятия не имел обо всем этом.

— Незачем вымещать свой гнев на моей дочери, — пытался урезонить Грея Сомерсет. — Сейчас я отведу Алиту в ее покои. Она совсем замерзла. — Он решительно шагнул вперед.

Лицо Грея исказилось злобой, он крепче стиснул руку своей пленницы.

— Нет, милорд, Алита — единственный залог нашего спасения. Мортимер на все готов, лишь бы она не пострадала.

— Я тоже, милорд, — твердо сказал Сомерсет.

Несмотря на предупреждение Грея, он схватил дочь за другую руку, пытаясь перетянуть ее к себе.

Грей не стал долго раздумывать. Готовый любой ценой остановить Сомерсета и удержать Алиту в заложницах, он вскинул руку, в которой по-прежнему крепко сжимал меч, и пронзил старика одним ударом.

Сомерсет рухнул на дорожку.

Алита закричала, пытаясь вырваться, но Грей поволок ее прочь от бездыханного тела. Она упиралась, сопротивлялась и наконец затихла, когда он прошептал:

— Прекратите упрямиться, если вам дорога жизнь вашего ребенка.

Далеко внизу Джейми в ужасе наблюдал за происходящим. Никогда прежде не осознавал он так остро свою беспомощность. Когда Грей заколол Сомерсета, Джейми похолодел. А если следующей жертвой будет Алита?

Внезапно наверху перестали бороться; 1 рей остановился, не выпуская из рук свою жертву, и крикнул:

— Видишь, что может случиться с тем, кто мне перечит, Мортимер?

Джейми охватило холодное бешенство.

— Чего ты хочешь от меня. Грей?

— Уводи свое войско и убирайся сам, — распорядился Грей. — Я буду наблюдать отсюда. Если не увижу тебя во главе отходящего отряда, Алита простится с жизнью. Мне нечего терять.

Он потащил Алиту к амбразуре, подтверждая серьезность своего намерения. Джейми замер.

— Я сделаю по-твоему! — крикнул Джейми. — Но если хоть один волосок упадет с головы Алиты, я тебя из-под земли достану.

Подбежав к лесу, Джейми окликнул сэра Джайлза. Рыцарь поспешил ему навстречу, ожидая приказаний.

— Сэр Джайлз, быстро меняемся кольчугами. Надевайте мой шлем и садитесь на моего коня. Отведите людей за горы, так чтобы их не было видно, и ждите моих распоряжений.

— Что вы собираетесь делать, милорд?

— Я хочу, чтобы Грей подумал, что мы действительно отошли. Я затаюсь в лесу и буду ждать. Оставьте связного. Когда вы понадобитесь, я пошлю его за вами. — Мужчины обменялись одеждой, и, внимательно оглядев сэра Джайлза, Джейми сказал:

— Ступайте, только не поворачивайтесь к Грею лицом.

Укрывшись за густыми кустами, Джейми наблюдал, как стройными рядами отходит его армия с переодетым сэром Джайлзом во главе. Шеренги вытянулись в длинную колонну; она медленно скрылась за гребнем горы. Связной осторожно подобрался к Джейми, и они устроились в засаде, наблюдая за крепостью.

Алита тоже видела, как удаляется войско, и в отчаянии прощалась с последней надеждой на спасение.

Отец мертв, Джейми бросил ее на милость Эвана Грея.

Что теперь с ней будет?

— Кажется, этому мерзавцу все-таки дорога ваша жизнь, миледи, — гнусно ухмыляясь, сказал Грей. — Смотрите, — он ткнул пальцем вдаль, — вон он скачет во главе своего сброда.

Он потянул ее к лестнице. Когда они поравнялись с неподвижным телом лорда Сомерсета, Алита взмолилась:

— Позвольте мне подойти к отцу, ему нужна помощь.

— Поздно, рана была смертельной. — В холодном голосе Грея не было и тени раскаяния.

— Но вы же не оставите его здесь на растерзание воронам! — в ужасе закричала Алита. Она была на грани истерики.

Грей поморщился. Не хватало только женских слез и воплей. К тому же, если он хочет попасть сегодня ночью на корабль, отплывающий во Францию, без Алиты ему не обойтись. Отпихнув ее от себя, он буркнул:

— Ладно, делайте что хотите. Если старик еще жив, мои люди отнесут его вниз, там вы сможете его перевязать. Если же мертв, как я полагаю, его похоронят во дворе.

Алита кинулась к телу отца и упала на колени, но поняла тотчас же — Грей был прав. Удар, пронзивший сердце, был смертельным. Лорд Сомерсет умер мгновенно. Алита была рада хотя бы тому, что он не страдал перед смертью. Она подняла на Грея глаза, горящие ненавистью.

— Убийца! Вам это с рук не сойдет. Джейми заставит вас за все ответить, а король свершит правосудие.

— Мортимер меня не тронет, пока вы со мной.

А у Генриха и так хлопот полон рот: он скоро уезжает во Францию. Пошли, — скомандовал Грей, рывком поднимая ее на ноги. — Нам еще многое нужно успеть до отплытия.

— Нет! — воскликнула Алита. — Я не оставлю отца лежать здесь.

— О нем позаботятся. — Грей начал терять терпение. — Уже солнце садится, а у нас уйма дел, которые надо закончить дотемна.

Он подхватил ее на руки и понес вниз по лестнице.

Подойдя к ее покоям, он втолкнул Алиту в комнату и запер дверь.

— Я приду за вами в полночь.

Несколько следующих часов Грей собирал и паковал все ценности, которые сумел найти в замке, потом лично проследил за тем, как их размещали на двух повозках. Он приказал также, чтобы тело лорда Сомерсета снесли вниз и похоронили во дворе. Сначала он опасался, что дружина Сомерсета взбунтуется, но довольно быстро понял, что эти страхи беспочвенны. Во-первых, его собственный отряд значительно превосходил ее, а во-вторых, большинство дружинников Сомерсета, как, впрочем, и те, что составляли его войско, были наемниками, и верность убитому хозяину не входила в число их добродетелей.

Алита смотрела из окна, как хоронят отца, и слезы струились у нее из глаз. Лорд Сомерсет не был образцовым родителем и собственные интересы ставил выше дочерних, но она все же любила и почитала его. И оплакивала с искренней скорбью. Много лет после смерти леди Сомерсет они были достаточно близки. И лишь связавшись с Эваном Греем, отец отдалился от дочери.

С двенадцатым ударом часов за ней пришел Грей.

Одевшись как можно теплее, Алита дремала в кресле.

До самого последнего мгновения она надеялась, что Джейми ворвется в дом и спасет ее. Но этого не случилось. Не будь ребенка, шевелящегося в утробе, ей было бы безразлично, умрет она или останется жить.

Грей взял небольшой сундучок с ее пожитками и быстрым шагом направился во двор. Алита с изумлением увидела, что вокруг двух нагруженных с верхом подвод собрались обе дружины, отцовская и Эвана.

Она знала, что отец хранил лари с золотом и серебром, и была уверена, что Грей прихватил и их. Алита замешкалась возле повозки. Грей торопливо подсадил ее и сам уселся рядом.

Освещенная луной и факелами, которые держали в руках рыцари, процессия медленно выехала за ворота.

По тому, в какую сторону они направились, Алита поняла, что цель путешествия — побережье.

Джейми уже почти потерял надежду, когда вдруг увидел, как поднимается решетка и из крепости выезжают повозки, за которыми следует колонна рыцарей.

Они прошли так близко, что ему удалось разглядеть измученное лицо Алиты, белеющее в лунном свете.

У него защемило сердце, но он не мог дать любимой знать о себе. Бедная девочка, она наверняка поверила, что последний заступник бросил ее. Грей с решительным и угрюмым лицом сидел на козлах. Джейми понимал, что, убив лорда Сомерсета, злодей сжег за собой все мосты и теперь не остановится ни перед чем, лишь бы избежать королевского гнева.

Когда процессия повернула на север, к морю, Джейми догадался, куда направляется Грей. Менее чем в одном лье лежала маленькая, но удобная бухта.

Повелитель Ночи не раз использовал ее, когда выбирал место для разгрузки корабля. Джейми разбудил связного, дремавшего рядом.

Сэр Гарт проснулся, едва Джейми тронул его за плечо.

— Скачите во всю прыть, — напутствовал рыцаря Джейми. — Скажите сэру Джайлзу, чтобы вел отряд к Северному берегу. Деревенские отлично знают это место и покажут дорогу. Доверьтесь им.

Сам Джейми поскакал за Греем, держась поодаль.

Он следовал за колонной часа два. Затем, убедившись, что Алите ничто не грозит, свернул в лес и пришпорил коня, надеясь обогнать процессию. Если удача улыбнется ему, он сам и его отряд окажутся в бухте раньше Грея.

Когда он добрался до Северного берега, его уже ждали друзья. Сэр Джайлз вышел навстречу.

— Каковы будут ваши распоряжения, милорд?

— Будем ждать, — мрачно ответил Джейми. — Пусть все укроются за деревьями. По моему сигналу нужно выскочить из засады и отрезать Грею путь к отступлению. Предупредите всех, что действовать надо так, чтобы не пострадала моя жена. Она ждет ребенка.

Небо постепенно начало розоветь. Сквозь серую дымку тумана, стелющегося над морем, стал просматриваться силуэт корабля, стоящего на якоре в бухте неподалеку от берега. Наконец на тропинке появилась колонна рыцарей. Повозки плелись следом, на одной из них сидела усталая, измученная переживаниями и дорогой Алита.

Джейми с замиранием сердца следил, как процессия выворачивает на берег. Когда все собрались у кромки моря, от корабля отделились и поплыли к берегу три шлюпки, которым предстояло перевезти пассажиров и груз на шхуну.

Эван Грей снял Алиту с повозки. Джейми подал сигнал к наступлению.

19.

Алита вцепилась руками в борт повозки. Она знала: если Эвану удастся затащить ее в шлюпку, обратной дороги не будет. Ей никогда не вернуться в Англию. Никогда больше не увидеть Джейми.

Быть может, даже не дожить до родов. В это мгновение ребенок в ее утробе дал о себе знать, и она принялась сопротивляться с удвоенной энергией.

— Не упрямьтесь, — прошипел Грей. — Только себе вредите.

Алита ничего не ответила, лишь зарылась каблуками в песок, пытаясь устоять на месте. Однако Эван, разумеется, справился с ней. Бедняжка разрыдалась от бессилия и уже смирилась было со своей участью, когда из леса вдруг появились люди. Размахивая дубинками, кольями, вилами и прочими простыми орудиями крестьянского труда, не слишком многочисленное, разношерстное войско захватило врасплох и потеснило куда более опытный отряд Грея.

Эван грязно выругался. Он собственными глазами видел, как Мортимер увел своих людей, откуда же этому щенку стало известно, где нужно устроить засаду? Как проклятый выскочка умудрился опередить их?

Кто бы мог подумать, что его жалкий сброд способен на столь решительные действия? По счастью, есть средство укротить Мортимера. Грей изо всех сил дернул Алиту за руку и потащил к морю, где у берега качались на волнах шлюпки.

Однако едва он добрался до кромки воды, как две лодки отчалили. Моряки явно не хотели ввязываться в потасовку. Третья замешкалась, и Грей кинулся к ней, волоча Алиту за собой. Швырнув ее в лодку, он вскочил следом и приказал морякам грести к кораблю. Те, торопясь покинуть берег, где разворачивался настоящий бой, энергично заработали веслами.

Джейми дрался врукопашную с наемниками Грея, прокладывая себе дорогу к возлюбленной. Крестьянское войско одолевало противника, беря не столько выучкой, сколько смекалкой и напором. А рыцарская дружина Мортимера состояла из людей отважных, умелых и верных.

Джейми потерял Алиту из вида, когда начался бой, и теперь лихорадочно искал ее глазами. Когда он наконец увидел свою жену, у него упало сердце. Алита сопротивлялась из последних сил, но их оставалось слишком мало, чтобы противостоять Грею. Джейми бросился к морю, громко окликая любимую.

Несмотря на полуобморочное состояние, Алита услышала этот крик и поднялась, пошатываясь и протягивая руки. Шлюпка быстро удалялась от берега.

Джейми остановился, чтобы скинуть кольчугу и броситься вплавь за своей бесценной. Грей вскочил и приставил меч к Алитиной груди.

— Еще шаг, Мортимер, — прокричал он, — еще один шаг, и твоя зазноба пойдет на корм рыбам!

Джейми застыл, его лицо исказилось от ярости.

— Ублюдок! Только пальцем тронь Алиту, я тебя из-под земли достану.

Грей визгливо засмеялся, с удовлетворением замечая, как с каждым взмахом весла увеличивается расстояние между ним и Мортимером. Скоро лодка скроется из вида, а там рукой подать до корабля. Алита, видимо, тоже это поняла и отпрянула с криком. Шлюпка закачалась на волнах. Грей схватил ее за плечо, пытаясь усадить на дно.

Джейми в панике смотрел, как бледное лицо Алиты уплывает все дальше, растворяясь во тьме.

— Ах ты, дрянь! — завизжал Грей, пытаясь удержать Алиту и одновременно выровнять шлюпку.

— Эй вы там, совсем спятили? — закричал один из матросов, ухватившись за борта лодки. — Я плавать не умею.

— Я тоже! — испуганно подхватил второй.

Алита и Грей ожесточенно боролись, и маленькая шлюпка опасно качалась и накренялась. Вдруг она перевалилась на правый борт, на мгновение замерла и опрокинулась, выбросив своих седоков в темную пучину. Двое матросов камнем пошли ко дну, от страха даже не сделав попытки спасти свою жизнь.

Тяжелая одежда тянула вниз. Ребенком Алита часто плавала в море, и, хотя ей уже много лет не приходилось этого делать, она надеялась, что сумеет продержаться, пока с берега не подоспеет помощь.

Внезапно рядом вынырнула голова Грея. В выпученных глазах застыл страх, он пытался вновь не уйти под воду. При виде Алиты ужас на его лице сменился ненавистью. Алита забила руками, пытаясь отплыть подальше, но Эван умудрился дотянуться и схватил белокурую прядь.

— Я отправлюсь на тот свет не один, — проговорил он, задыхаясь. — Пусть вы не достанетесь мне, но и Мортимеру вас не видать.

— Вы не умеете плавать? — собравшись с мужеством, спросила Алита.

— Нет, — успел выкрикнуть он и ушел под воду, не выпуская из кулака ее волосы.

Алита набрала в легкие как можно больше воздуха и погрузилась в пучину.

Она опускалась все глубже и глубже… Вода стала обжигающе холодной и такой черной, что Алите казалось: она тонет в зияющей адской бездне. Начиная задыхаться, Алита поняла, что умрет, так и не родив ребенка Джейми, и испытала невыносимую душевную боль, не сравнимую ни с какой физической. Черная тьма и отчаяние постепенно поглощали ее, и она, смирясь с судьбой, безмолвно простилась с человеком, которого полюбила вопреки всему. Затем беспредельная пустота смерти приблизилась к ней на бесшумных крыльях. Алита потеряла сознание.

Когда Джейми увидел, что лодка перевернулась и Алита ушла под воду, он очнулся от столбняка. Трясущимися руками расстегнул ремень и сбросил меч. За ним последовали кольчуга и шлем. Джейми нырнул в ледяную воду и поплыл, с каждым мощным взмахом приближаясь к качавшейся на волнах шлюпке.

Напрягая зрение, Джейми вглядывался в бурлящую воду вокруг лодки. Ничего. Исчезла не только Алита. Не было видно ни Грея, ни матросов. Набрав в легкие воздуха, он нырнул в чернильно-черную толщу воды, молясь, чтобы течение не унесло его возлюбленную слишком далеко от места катастрофы.

В легких кончился воздух, пришлось всплыть на поверхность. Джейми быстро огляделся. Брезжил рассвет, небо начинало сереть. Джейми снова глубоко вдохнул и опустился под воду. На этот раз он нырнул глубже, до самого каменистого дна и — о, счастье! — увидел Алиту. Ее волосы плескались вокруг безжизненного тела, как золотое покрывало. Джейми обхватил жену за талию и потянул. Только тут он заметил Грея, рука которого сжимала ее волосы. Легкие Джейми готовы были разорваться, в висках стучало. Медленно, с огромным трудом он стал всплывать, таща за собой Алиту и Грея. Наконец вынырнул, почти теряя сознание, и судорожно вдохнул воздух. Алита была бледна как смерть, но, кажется, дышала. Голова Грея безжизненно моталась рядом. Проклиная злодея, Джейми попытался вырвать волосы Алиты из застывших пальцев, но не смог освободить белокурую прядь.

Джейми снова рванул. Необходимо было как можно скорее вынести Алиту на берег и выкачать воду из ее легких, пока не стало слишком поздно. Наконец его усилия увенчались успехом. Джейми торжествующе вскрикнул и поплыл к берегу, таща Алиту за собой.

И в этот момент очнулся Грей. Кашляя и задыхаясь, он в отчаянном порыве вцепился в Алитину юбку.

— Мортимер, не бросай меня! Спаси меня, я не умею плавать.

От неожиданного рывка Джейми чуть не ушел под воду. Он знал, что не сумеет помочь обоим. Еще крепче прижав Алиту к себе, он продолжал плыть к берегу.

Грей смотрел вслед, разинув рот в безмолвном крике ужаса, хватая руками воздух. Он медленно погружался пол воду.

Сильными, мерными движениями Джейми продвигался вперед. Отчаяние придавало ему сил. Сэр Джайлз бросился навстречу, вошел в воду и подхватил Алиту на руки, другой рыцарь помог Джейми.

— Она мертва, милорд, — сказал сэр Джайлз, опуская свою ношу на песок.

Вопль Джейми вырвался из глубины души.

— Нет!

Оттолкнув рыцаря, он упал на колени рядом с женой, перевернул ее на живот и принялся давить на спину. Из ее рта хлынула вода. Через несколько минут Джейми уложил Алиту на спину и приложил ухо к груди — ничего…

В порыве отчаяния Джейми припал губами к ее рту, пытаясь вдохнуть жизнь в бесчувственное тело.

— Бесполезно, милорд. — Cэp Джайлз положил руку на плечо Джейми.

Отмахнувшись от него, обезумев от горя, Джейми продолжал бороться за жизнь любимой.

Бледно-серое небо уже окрасилось на востоке зарей. Кто-то принес одеяло и накрыл им Алиту. Джейми страшно замерз, но не обращал на это внимания.

Ничто не могло остановить его. Он смотрел на голубую тень вокруг любимого рта и неподвижную фигуру.

А сквозь пелену горя его воображению рисовались мягкие алые губы и теплое отзывчивое тело.

В конце концов надежды не осталось. Рыдая, Джейми обнял бездыханное тело, прижал его к груди, все сильнее и сильнее стискивая в объятиях свою любовь.

И вдруг изо рта Алиты хлынул поток воды. Она закашлялась. После нескольких судорожных вдохов и выдохов начала дышать. По щекам Джейми градом катились слезы, и он не стеснялся их. Это было одно из немногих мгновений в его жизни, когда он позволил чувству пробиться сквозь твердую броню, за которой обычно прятался.

Когда Алита уже ровно дышала, Джейми обратился к сэру Джайлзу:

— Как закончился бой? У нас большие потери?

Сэр Джайлз улыбнулся.

— Люди лорда Грея быстро уступили, хотя их было больше, чем нас, да и вооружены они лучше. Видимо, после того как командир бросил их на произвол судьбы, они поняли бесполезность сопротивления. Каковы будут ваши дальнейшие распоряжения, милорд — Отвезите пленных в усадьбу Мортимеров — отныне она называется именно так. Оставьте нескольких рыцарей, которые сопроводят нас с женой. Я хочу как можно скорее доставить Алиту домой, ей нужен покой и уход.

— Молю бога, чтобы с леди Алитой и ее ребенком все было благополучно, — с чувством сказал сэр Джайлз.

Алита все еще не пришла в сознание. Джейми отнес ее к ближайшей повозке и осторожно уложил.

Затем уселся рядом и взял ее на руки, чтобы уберечь от толчков и тряски. Теперь Алиту била дрожь, а зубы стучали так сильно, что Джейми испугался, как бы это не оказалось проявлением лихорадки.

До усадьбы Мортимеров путь был неблизкий.

Один раз они остановились, чтобы одолжить одеяла, и двинулись дальше. Алита не приходила в себя. Когда бледное солнце тронуло землю теплыми лучами, согревая воздух, у Джейми немного отлегло от сердца. Это был словно знак свыше, обещавший им с Алитой светлое будущее.

Несколько часов спустя Алита вздохнула и открыла глаза. Первые мгновения она не могла понять, что с ней и где она находится. Помнилось лишь, как Эван Грей тащил ее за собой в холодную мрачную морскую пучину. А затем за пей пришла смерть. Или ей показалось?

Взглянув вверх, Алита увидела небо. И солнце.

И взволнованное лицо человека, которого любила. Она зажмурилась, потом снова посмотрела на Джейми. Его взгляд выражал тревогу и что-то еще. Любовь? Он любит ее! Теперь она ясно это видела.

Несколько минут она молчала, и Джейми испугался было, что потрясение стерло прошлое из ее памяти.

А вдруг любимая не узнает его?

— Алита… — Ее имя, как вздох, слетело с его губ; он крепче сжал жену в объятиях. — Я думал, что потерял тебя.

Она хотела ответить, но не сумела произнести ни слова. Горло саднило от соленой воды, которой она наглоталась. Она могла только смотреть ему в глаза, пытаясь взглядом выразить то, что было у нее на сердце.

— Нет, молчи. — Джейми прижал палец к ее губам. — Отдыхай, любовь моя, скоро мы приедем в поместье Мортимеров. Больше никто не причинит тебе зла.

В глазах Алиты появился ужас: она вспомнила, как лорд Грей пытался ее утопить. И снова шевельнула губами. На этот раз ей удалось прошептать:

— Эван?

Джейми прекрасно понял, о чем хотела спросить жена.

— Не бойся, любовь моя, Эван Грей больше ни" когда не встанет на твоем пути. Он погребен под толщей воды, а море редко отдает обратно своих мертвецов.

Алита побледнела и обмякла в его руках. Глаза закрылись. Сон поглотил ее.

* * *

Усадьбу Мортимеров построил прадед Джейми.

В свое время это было одно из богатейших поместий в Уэльсе. Оно находилось всего в нескольких лье от Флинта, крупного города, многие обитатели которого тепло вспоминали лорда Мортимера и его юного сына.

Повозка, прогромыхав по мосту, остановилась перед толстыми дубовыми воротами. Гейлорд выбежал навстречу.

— Слава тебе господи, — прошептал старик, когда Джейми спрыгнул на землю, держа Алиту на руках. Но, увидев, что белокурая красавица бессильно приникла к груди мужа, озабоченно нахмурился. — Что с леди Алитой?

— Молю бога, чтобы это была только слабость, — ответил Джейми, направляясь к дому.

Гейлорд обогнал его, взбежал по каменной лестнице и придержал дверь. Джейми опустил Алиту на постель.

— Что случилось? — снова спросил Гейлорд. — Вы оба вымокли до нитки.

— Эван Грей заявился в замок Сомерсет, как я и предполагал. Когда я сообщил ему, что король вызывает его к себе для допроса, и потребовал отпустить Алиту, он решил взять ее в заложницы. И велел мне увести войско, грозя иначе сбросить мою жену с крепостной стены.

Гейлорд был поражен.

— И вы оставили миледи ему?

— Да, у меня не было другого выхода. Я надеялся, что вмешается лорд Сомерсет, ведь Алита — его единственное дитя.

— И что же?

— Он действительно попытался воспрепятствовать Грею, и тот его убил. Я отправил свое войско в укрытие, а сам остался и не спускал глаз с замка. Грей появился сразу после полуночи, с ним были две подводы и небольшой вооруженный отряд. Я понял, что он собирается сесть на корабль на Северном берегу, и послал гонца сообщить сэру Джайлзу, чтобы они ждали меня там. Когда туда добрался Грей, мы уже сидели в засаде.

Завязался бой. Тем временем Грею каким-то образом удалось затащить Алиту в шлюпку. Я хотел их преследовать, тогда он объявил, что убьет свою заложницу. Не знаю точно, что между ними произошло, там была какая-то потасовка, и лодка перевернулась. Было совсем темно, и я с трудом отыскал Алиту. Мерзавец Грей утащил ее за собой под воду. Я уже отчаялся увидеть свою жену. На короткое время она пришла в себя, но потом забылась и уже несколько часов в таком состоянии.

— Что сталось с Греем? — быстро спросил Гейлорд;

— Он мертв. И поделом. Меня беспокоит Алита.

— Вы говорите, леди Алита приходила в себя?

Джейми кивнул.

— Она что-нибудь сказала?

— Да, одно слово.

— Она была в себе?

— Да, хотя по одному слову трудно судить. Я так тревожусь за Алиту и за нашего малыша.

— Теперь все в руках божьих, но пульс у нее сильный, это хорошо. Я позову горничную. Вашу жену нужно переодеть в сухую одежду и согреть. Я распоряжусь, чтобы принесли горячий бульон.

— Да, Гейлорд, насчет бульона распорядись, а остальное я сделаю сам, — решил Джейми. Он принялся расстегивать платье. Гейлорд кивнул и вышел из комнаты.

Приподняв бесчувственное тело Алиты, Джейми быстро стянул с нее мокрую одежду и обернул в меховой плащ, который валялся в ногах кровати. Он чуть помешкал, положив руку на ее большой живот, и с нежностью подумал о своем ребенке, об их ребенке.

Вскоре вернулся Гейлорд с дымящейся чашкой бульона, который Джейми по капельке влил в рот жене.

Алита все еще не открывала глаз, но глотала горячую жидкость. Отставив пустую миску, он тихо окликнул любимую.

— Алита, ты в безопасности, любовь моя. Очнись.

Алита нахмурилась, неохотно возвращаясь к реальности из смутного мира прекрасных грез. В этих грезах с ней были Джейми и их ребенок. Мальчик с такими же черными, как у отца, волосами и столь же красивый. Джейми объяснялся ей в любви, говорил, как благодарен за дитя, которое она ему подарила.

— Алита, ты слышишь меня?

— Конечно, слышу, — надтреснутым голосом отозвалась Алита. Она не сознавала, что произнесла эти слова вслух.

— Открой глаза, любовь моя. Взгляни на меня.

«Почему Джейми хочет, чтобы я на него посмотрела? — рассеянно думала Алита. — Зачем ему нужно, чтобы я открыла глаза?»

Ей было так хорошо в этом мире снов и видений, где никто не мог причинить вреда ей и ее сыну. Почему он не оставит ее в покое? Но Джейми был так настойчив, что в конце концов Алита уступила его уговорам.

Первым, что она увидела, было улыбающееся лицо Джейми.

— Где я?

— Это твой новый дом, любовь моя. Теперь ты в усадьбе Мортимеров. Наш ребенок родится в моем родовом гнезде. :

При упоминании о ребенке на Алиту Нахлынули жуткие воспоминания. Она схватилась за живот, но, ощутив привычную округлость, испытала огромное облегчение. Джейми прекрасно понял, чего она боится, и постарался развеять ее страхи.

— С малышом все в порядке, Алита, уверил он.

Джеими молил бога, чтобы так оно и было, и верил в Алиту. Она уже не раз доказывала, что сильна духом и крепка телом.

Голубые глаза засияли счастьем.

— Как ты сумел найти меня под водой? Эван хотел меня утопить.

— Господь мне помогал. — В словах Джеими Алита услышала искреннюю веру, о которой не подозревала. — Что до Эвана…

— Он мертв, — отозвалась Алита бесстрастным тоном. — Надеюсь, он отправился прямо в ад.

— Король Генрих хотел наказать его за лжесвидетельство.

— Я знаю.

— Мне больно говорить тебе об этом, любовь моя, но лорд Сомерсет тоже участвовал в заговоре против моего отца.

Бледное лицо Алиты исказилось от боли.

— Эван убил отца, когда тот потребовал освободить меня. Я видела, как его похоронили во дворе.

Отец не был злодеем, Джеими, его погубила жадность.

Мне кажется, в конце концов он раскаялся в преступлении, которое совершил против твоей семьи.

По ее щекам покатились слезы. Джеими обнял любимую, пытаясь утешить. Он сомневался, что лорд Сомерсет в самом деле испытывал угрызения совести, как казалось Алите, но не хотел оскорблять ее дочернюю любовь.

— Я знаю, родная. Но теперь все позади, — ласково сказал он. — Когда ты поправишься, мы снова обвенчаемся, чтобы никто не сомневался в законности нашего ребенка. Я сожалею обо всех бедах, которые принес тебе, но, если ты до сих пор не догадалась, что я люблю тебя, пора мне об этом сказать. После того как ты вошла в мою жизнь, другие женщины перестали для меня существовать. И неважно, что тебе наболтала Ровена, я ни разу не прикоснулся к этой стерве после нашей свадьбы.

— А я никогда тебя не выдавала. Я слишком тебя любила.

Джеими вдруг задумался.

— Мне следовало сообразить, что это проделки Ровены. Хотел бы я знать, отчего Грей так ненавидели отца. Мне всегда казалось, что за этим стоит не только жадность. Боюсь, Эван и твой отец унесли тайну с собой в могилу.

Алита побледнела. Ей-то была известна злосчастная тайна. Эван выболтал все, не подозревая, что она когда-нибудь вновь встретится с Джеими. Но как сказать ему? И нужно ли, чтобы Джеими знал, что Эван Грей — его сводный брат?

— Что случилось, милая? Ты вдруг так побледнела. Тебе больно? Что-нибудь с ребенком?

— Я.., я просто задумалась, — виновато сказала Алита. Она решила ничего не говорить Джеими, не посоветовавшись с Гейлордом. Старый слуга наверняка посвящен во все фамильные тайны. — Ас малышом все хорошо. Смотри, как он толкается.

Она взяла ладонь мужа и положила на свой живот.

Сначала на лице Джеими появилось удивленное выражение, потом его сменила широкая улыбка счастья.

— Он борец, — гордо сказал Джеими.

— Или она, — уточнила Алита.

— Неважно. Буду любить и сына, и дочь.

Алита закрыла глаза, и Джеими понял, что она утомлена. Ему еще столько нужно ей сказать, но теперь это подождет. Он поплотнее укутал жену в меховой плащ и пожелал спокойного сна. Затем сел рядом и стал смотреть, как засыпает его любимая.

…Когда Алита проснулась, уже стемнело и место Джейми возле ее постели занял Гейлорд. Увидев, что она заворочалась и ищет взглядом мужа, старик объяснил:

— Я отправил Джейми поспать. Он уже несколько дней без сна. Ваш муж, миледи, согласился уйти лишь при условии, что я посижу с вами и разбужу его, как только вы проснетесь.

— Я рада, что вы тут, — тихо сказала Алита. — Мне нужно с вами посоветоваться.

— Посоветоваться со мной, миледи? Чем я могу вам помочь?

— Это насчет Джейми. Я слышала одну чрезвычайно неприятную историю от лорда Грея и не знаю, следует ли рассказать ее Джейми.

Алита увидела, как Гейлорд насторожился.

— Может, вы расскажете мне, что вам известно?

— Как давно вы служите у Мортимеров, Гейлорд?

— С ранней юности. Я стал управляющим в поместье Мортимеров еще до того, как Кларенс женился на матери Джейми, и оставался им до тех пор, пока нам с Джейми не пришлось скрываться. — Гейлорд отлично понимал, какой вопрос последует дальше, но предпочел дождаться объяснений. Он всегда знал, что когда-нибудь правда выйдет наружу, и боялся этого.

— Вы наверняка многое знаете о семье Мортимер, — продолжала Алита.

Гейлорд вздохнул:

— Да, от меня секретов не было.

Алите не хотелось расстраивать старика, тем более что дело было крайне щекотливым, но не спросить она не могла. Не правильно скрывать от Джейми столь серьезные вещи.

— Тогда вы должны знать, что Эван Грей и Джейми были сводными братьями.

Гейлорд ссутулился, словно воспоминания тяжелым бременем легли ему на плечи.

— Да, я предполагал это.

— А Джейми не догадывается? Почему вы ему не сказали?

— — Потому что даже лорд Мортимер ничего не знал наверняка. Он встретил леди Грей несколько лет спустя после случившегося и был потрясен тем, что юная красавица, которую он принял за крестьянскую девушку, оказалась благородной дамой. Если бы он знал, чем закончились его развлечения, он сразу же исправил бы положение.

Когда лорд Кларенс сознавался мне, его мучил стыд. Он взял с меня слово, что я никогда не проговорюсь Джейми о той старой истории. Теперь об этом знаете вы, и я рад, что с моих плеч свалилась тяжкая ноша. Вам и решать, стоит или нет посвящать Джейми в семейную тайну.

20.

Джеими отворил дверь в комнату Алиты и на цыпочках вошел. Гейлорда не было.

Старик обещал подежурить, пока его хозяин немного поспит. Раньше он никогда не подводил. Джейми не знал, что это Алита уговорила верного слугу передохнуть, поскольку теперь ей не страшно было оставаться одной.

Услышав, как открывается дверь, Алита повернула голову. В тусклом свете свечи она узнала могучую фигуру Джейми. Сразу вспомнились его сильные руки, жаркие поцелуи… Она страшно по нему истосковалась.

Казалось, после венчания с лордом Греем ее жизнь закончилась. От рокового шага удерживал только их с Джейми ребенок, который дышал и шевелился в ее утробе.

Джейми быстро подошел к кровати. На нем были только штаны, которые он поспешно натянул, едва проснувшись. Хотя до рассвета оставалось еще несколько часов, он вдруг ощутил острую потребность взглянуть на Алиту, убедиться, что с ней все в порядке.

Джейми остановился у кровати. Он хотел высказать любимой все, чем было полно его сердце, но понимал, что было бы жестоко будить жену после всего, что ей пришлось вынести. «Время разговоров придет после, — решил он, — когда Алита будет в полной безопасности».

Изнемогая от переполнявшей ее любви, Алита смотрела на мужа. Обнаженная грудь, сильные ноги, широкие плечи, мощный торс, плоский тугой живот.

Черные как смоль волосы падали на плечи шелковистыми волнами, обрамляя красивое мужественное лицо.

Он был прекрасен! У Алиты перехватило дыхание. Боясь, что он уйдет, она протянула к нему руку и тихо окликнула.

Джейми вздрогнул и опустился на колени у ее постели. Собственное имя, слетевшее с драгоценных уст, показалось чудесной музыкой.

— Почему ты не спишь, любовь моя? — Его голос был полон нежности.

Алита коснулась любимого лица, с наслаждением ощущая атласную гладкость кожи под колючей щетиной, которую он не успел сбрить.

— Я только и делаю, что сплю, с тех пор как оказалась здесь. Сядь рядом со мной.

Джейми заколебался. Касаться вожделенного тела и не сметь пойти дальше, когда сжигает желание, — страшнее пытки и придумать нельзя.

Алита заметила его сомнения. Неужели Джейми все еще винит ее в предательстве? Или ему не хочется дотрагиваться до нее из-за Эвана?:

— Я.., я боюсь, — что не смогу просто быть рядом с тобой и не любить тебя, — признался Джейми. — А причинить тебе вред для меня хуже смерти.

Алите показалось, что муж просто пытается смягчить удар.

— Ну, пожалуйста, — прошептала она дрожащим голосом. Приподнявшись, она прижалась губами к его плечу и с радостью почувствовала, как бешено колотится его сердце.

Джейми сдался. С его губ сорвался стон, он лег рядом с возлюбленной.

— Обними меня, Джейми, мне было так страшно. — Она словно выдохнула эти слова. — Я боялась, что лорд Грей погубит нашего ребенка, но я бы убила его, решись он на это злодейство.

— Этот мерзавец мучил тебя? — спросил Джейми, стиснув зубы. Он не хотел знать все в подробностях, но должен был услышать, принуждал ли тот Алиту к близости.

— Нет. Эван отправил нас с отцом в замок Сомерсет сразу после свадьбы. Ему было противно прикасаться ко мне, пока я ношу нашего малыша.

Приподнявшись на локте, Джейми всмотрелся в любимое лицо. Правильно ли он понял? Алита только что сказала, что никогда не принадлежала Грею?

— Я так и не стала женой Эвана в истинном смысле этого слова. Я уехала в Уэльс немедленно после венчания.

Джейми был поражен.

— Но Грей приходил ко мне в тюрьму и издевался, рассказывая, какая ты пылкая и умелая в любви.

— Он лгал, Джейми. Есть только один мужчина, способный разбудить во мне страсть. Это ты.

Джейми заключил жену в объятия. Никогда в жизни у него не было никого дороже этой маленькой отважной женщины.

— Я верю, я знаю, родная моя, я очень рад, что тебе не пришлось уступать его домогательствам. Теперь обо всем этом ужасе можно забыть. Перед нами вся жизнь, и мы будем счастливы.

— А что будет с Повелителем Ночи? — осторожно спросила Алита.

— Повелитель Ночи перестал существовать в тот день, когда Генрих взял с меня слово покончить с контрабандой. За несколько лет жители деревни сумели немало заработать и не знали ни нужды, ни голода.

Я не раскаиваюсь ни в чем, но больше к незаконным делам не вернусь. Теперь у меня есть все, что нужно.

Единственное, чего я так и не понял, — за что Грей нас ненавидел. Многие годы Грей и Мортимеры были добрыми соседями, но после того как умерла мать Эвана, все переменилось. Если бы только я знал…

Пока Алита раздумывала, стоит ли раскрывать тайну, Джейми взял ее за подбородок и поцеловал.

Сначала нежно, затем все более пылко. В конце концов все его тело стало содрогаться от усилий сдержать порыв страсти.

Ее губы приоткрылись навстречу его языку, и Джейми, застонав, принял приглашение. Вопреки благим намерениям, прекрасно отдавая себе отчет в том, к чему это приведет, он скользнул руками под ночную рубашку. Ее груди стали полнее, талия сильно округлилась, но никогда прежде возлюбленная не казалась ему такой красивой. Нетерпеливыми руками он распахнул ворот рубашки, обнажив молочно-белые округлости грудей. Наклонившись, прижался щекой к атласной коже, покрыл поцелуями шею, грудь и принялся теребить языком набухшие соски. Алита прерывисто вздохнула и застонала.

Словно спохватившись, Джейми отпрянул, но Алита слишком долго ждала этого дня…

— Прошу тебя, Джейми, — взмолилась она, прижимая его голову к своей груди.

— Боюсь, я не сумею остановиться, если сейчас продолжу, — объяснил Джейми. — Я так давно об этом мечтал.

— Тебе незачем останавливаться.

— А ребенок…

— Ему ничего не сделается. Если до сих пор все было хорошо, дальше ничто ему не повредит. Люби меня, муж мой, люби всем сердцем, всей душой, всем телом.

— О да, — простонал Джейми.

В следующее мгновение он уже снимал с жены ночную рубашку, любуясь безупречно гладкой кожей, изяществом длинных ног и сливочной белизной бедер.

— Ты такая красавица. Я счастливейший из мужчин.

— А я счастливейшая из женщин, — прошептала Алита, развязывая шнуровку на его штанах.

Джейми мгновенно подчинился, быстро разделся и отбросил одежду в сторону.

— Ты — само совершенство. Кажется, я влюбился в тебя с первого взгляда. Ты помнишь? Ты обозвала меня зловонным смердом.

Она чувствовала, как под его взглядом разгорается кожа, словно от обжигающего ветра.

— Но, согласись, ты был невообразимо самонадеян. Неудивительно, что я упиралась. Правда, это было до того, как я в тебя влюбилась.

— А я в тебя, — сказал Джейми. Его глаза сияли. Нагнувшись, он обхватил губами кончик ее груди.

Алита ахнула от удовольствия. Его язык продвигался к бедрам, оставляя за собой жаркий след. Было удивительно приятно ощущать, как к гладкой коже прикасается небритая щека. Алита задрожала. Прижавшись губами к округлости живота, Джейми раздвинул ее ноги и встал на колени между ними. Он обвел языком вокруг ее пупка, затем его губы скользнули ниже и тронули поцелуем пушистый треугольник. Алита вскрикнула.

— Джейми, я больше не могу!

— Я так счастлив, когда тебе хорошо, — прошептал он, не отрывая губ от влажной расселины. Он все еще боялся, что повредит ребенку, если войдет в нее, но ведь можно доставить возлюбленной удовольствие и иным способом. — Не волнуйся, милая, просто чувствуй все, что я буду делать.

Его губы прижались к горячей плоти, язык — жаркое орудие наслаждения — проник внутрь. Алита застонала. Схватив за бедра, Джейми приподнял ее, Алита выгнулась ему навстречу и закричала, бесстыдно прижимая к себе его голову.

Последняя вспышка исступления сотрясла ее тело, наполнив почти невыносимым восторгом. Подняв голову, чтобы посмотреть на прелестное лицо в мгновение наивысшего накала страсти, Джейми испытал почти такое же удовольствие, как если бы сам совершил вместе с любимой восхождение к блаженству. Когда он лег на постель рядом с ней, Алита взглянула с удивлением.

— Джейми, разве ты не…

— Нет, любовь моя, я не хочу причинить тебе боль.

— Гораздо больнее мне будет, если ты не завершишь того, что начал.

Алита робко протянула руку и положила ладонь на его мускулистый живот. От прикосновения мышцы немедленно напряглись. Она спустилась ниже, к вздыбленному орудию страсти. Ее пальцы обхватили его, сгорающего от желания. Проведя ладонью вниз-вверх, Алита с удовлетворением услышала, как Джейми судорожно вздохнул. Тогда она решилась проделать то, о чем много раз мечтала, но никогда не осмеливалась попробовать.

Приподнявшись На локте, она нагнулась к нему и поцеловала тоненькую бархатистую кожу.

— Господи, Алита!

Ее губы приоткрылись и обхватили могучий жезл.

После нескольких мгновений сладостной пытки он взял жену за плечи и уложил на постель. Наклонившись к ней и не сводя глаз с любимого лица, он хрипло спросил:

— Ты уверена, любовь моя?

— Да, Джейми, я хочу тебя.

Понимая, что не сможет усадить ее на себя и боясь причинить вред ребенку, Джейми повернул жену на бок и растянулся у нее за спиной. Подавшись вперед, он поместил ее ногу на свое бедро. Прерывистый вздох сорвался с уст Алиты, когда она почувствовала, как орудие наслаждения касается ее ног, а затем медленно, очень медленно проникает внутрь. Она испытала столь острое удовольствие, что не смогла сдержать крик.

Джейми замер, испугавшись, что сделал ей больно.

— Мне остановиться?

— Нет! Ни за что! Люби меня, Джейми, пожалуйста, люби меня.

— Любовь моя, — выдохнул он и погрузился в нее еще глубже. Больше он был не в состоянии сказать ни слова, так как все его мысли и чувства были захвачены одним — страстным влечением к драгоценной женщине, которую он держал в объятиях.

Он двигался медленно, плавно, стремясь сначала доставить удовольствие Алите, а потом уже себе. Алита прижималась к нему спиной в такт мерным проникновениям. Она уже стонала и вскрикивала, все глубже и глубже погружаясь в магию любви. Почувствовав, как рука Джейми тронула золотистый треугольник меж бедер, она затаила дыхание, гадая, что последует за этим. Его пальцы раздвинули нежные складки плоти и нащупали крохотный узелок, заключавший в себе суть ее женственности. От ритмичных поглаживаний Алита оказалась на грани наивысшего блаженства.

Оба любовника уже тяжело дышали, охваченные огненной страстью. Но эта страсть была лишь малой частью того чуда, что объединяло их.

Алиту сотрясли последние конвульсии. Она выкрикнула имя мужа, потому что испытывала неодолимую потребность сделать это. Сквозь какую-то пелену она почувствовала, как напрягся Джейми, ощутила его горячее дыхание, обжигающее ее шею, услышала, как он вскрикнул в исступлении…

…Джейми проснулся на заре и с изумлением увидел, что Алита склонилась над ним и покрывает его грудь нежными поцелуями. Когда она высунула кончик язычка и лизнула сосок, остатки сна покинули Джейми. С ловкостью он перевернул жену на спину, заглянул ей в глаза и вошел в нее.

Несколько часов спустя Гейлорд, приоткрыв дверь в хозяйские покои, увидел, что любовники, обнявшись, спят блаженным сном.

* * *

Бледное зимнее солнце поднялось уже совсем высоко. Открыв плаза, Джейми вспомнил ночь, полную страсти. Он всмотрелся в лицо любимой, мирно спящей рядом. Алита свернулась клубочком у него под боком, как довольный котенок. Джейми не помнил, чтобы когда-нибудь просыпался в лучшем расположении духа. Он почувствовал, как вновь разгорается желание, но тут же постарался притушить огонь в душе, вспомнив со счастливым изумлением, что они дважды любили друг друга этой ночью — и это при том, что Алита все еще не оправилась от пережитых потрясений.

Алита пошевелилась, придвигаясь поближе к мужу.

Стон отчаяния сорвался с губ Джейми. Алита мгновенно проснулась. Она открыла глаза и блаженно улыбнулась.

— Не смотри на меня так, любовь моя, а не то я наброшусь на тебя, как мальчишка, что не умеет держать свои чувства в узде-.

— Ничего не имею против.

— Зато я имею. Я в самом, деле боюсь причинить " вред тебе и нашему малышу. Дважды за ночь — немалая нагрузка для женщины на сносях.

Алита счастливо вздохнула.

— Я так боялась, что ты подумаешь, будто отец ребенка — Эван. Он ведь котел, чтобы ты в это поверил.

Джейми виновато взглянул на жену.

— Должен признаться, я и вправду сначала так думал. Но Гейлорд научил меня уму-разуму. И он же постоянно твердил мне, что ты не могла выдать нас.

Чем дольше я думал над его словами, тем больше убеждался, что это Ровена сыграла со мной злую шутку. Однажды я разыщу эту ведьму и выпытаю у нее всю правду.

— Ровена ревновала, — задумчиво ответила Алита. — Поняв, что ты ей не достанешься, она захотела отомстить. Потому-то она с такой готовностью помогла мне бежать, когда ты запер меня в замке.

Джейми покраснел.

— Прости меня, если можешь. У меня просто наступило помрачение ума. Я был уверен в одном: ты меня ненавидишь и готова сообщить Грею, что Повелитель Ночи — это я.

— Я любила тебя, Джейми. Я уже давно тебя люблю. Я бы ни за что на свете не стала подвергать тебя опасности. К тому времени я уже поняла, каков Эван на самом деле, и старалась держаться от него подальше.

— Вы согласны стать моей женой, миледи?

Джейми произнес эти слова так серьезно, что сердце Алиты переполнилось нежностью.

— Я буду невероятно счастлива выйти за вас, милорд. Только назовите день.

— Генрих еще в Лондоне, готовится к отъезду во Францию. Я предлагаю отправиться ко двору, как только ты будешь в состоянии выдержать столь длительное путешествие, чтобы король и вся знать могли погулять на свадьбе графа Флинтского и его нареченной. Я немедленно пошлю к королю гонца с известием.

Как ты думаешь, наш малыш подождет до этого дня?

— Да, у нас еще есть время.

Внезапно Джейми задумался.

— Быть может, Генриху удалось узнать еще что-нибудь о заговоре против моего отца. Не могу не думать об этом. Мне даже жаль, что Грей отправился на тот свет, так и не ответив на вопросы, что мучают меня. Я ведь могу и не узнать, отчего Грей ненавидели Кларенса Мортимера.

Его растерянность и искреннее огорчение тронули Алиту до глубины души. Как может она молчать, зная, насколько важно для Джейми узнать правду? Она обязана все рассказать; это ее долг перед мужем.

Моля бога, чтобы принятое решение оказалось правильным, Алита глубоко вздохнула и сказала:

— Я знаю ответы на твои вопросы.

Джейми озадаченно взглянул на жену.

— О чем ты говоришь, любовь моя?

— Я знаю, почему лорд Грей ненавидел Мортимеров. Я знаю, почему он оклеветал лорда Кларенса и втянул в заговор Грея-старшего и моего отца.

— Господи, Алита! Ты знала и ничего мне не говорила?

— Я узнала недавно, — поспешила объяснить Алита. — Эван сказал мне все, когда держал заложницей в замке Сомерсет. Я.., я никак не могла решиться сказать тебе об этом. Участники той старой истории давно умерли, а ты получил обратно все, чего тебя несправедливо лишили после гибели лорда Мортимера.

— Да, но разве это может утешить сына, потерявшего благородного и любящего отца, — угрюмо ответил Джейми. — Расскажи мне, Алита, расскажи все, что тебе известно.

— Я знаю, что ты очень любил отца, Джейми, и молчала потому, что не хотела огорчать тебя.

— Да что ты такое говоришь? Я хорошо знал отца и уверен, он не был способен на бесчестный поступок.

Если Грей утверждал обратное, значит, он лгал. Не томи, Алита, что тебе наплел этот негодяй? Обещаю, что спокойно выслушаю тебя и решу, правду ли говорил Грей.

— Что ты знаешь о юности лорда Кларенса?

— Только то, что рассказывал мне Гейлорд.

Я был совсем мальчишкой, когда отец погиб. Знаю, что он стал рыцарем под опекой лорда Блейкли. Юные годы провел в Англии, изредка наезжая в Уэльс. Его обручили с моей матерью, когда ему исполнилось пятнадцать, а ей пять. Они поженились, когда ему было двадцать шесть, а ей шестнадцать. И поселились в поместье Мортимеров, где я и родился.

— Мортимеры и Грей дружили?

— Они жили по соседству и состояли в приятельских отношениях, но друзьями никогда не были. Но почему ты об этом спрашиваешь, Алита? Какое отношение имеет юность моего отца к тому, что случилось потом?

Джейми начинал терять терпение.

— Не торопи меня, Джейми, я как раз и пытаюсь это объяснить. А мать Эвана ты знал?

— Очень мало. Она почти никогда не выезжала с мужем, была робкой, замкнутой, к тому же слабого здоровья.

— Я расскажу тебе одну историю, — осторожно начала Алита, тщательно подбирая каждое слово. — В один прекрасный день красивый молодой человек отправился на верховую прогулку. По дороге ему встретилась прелестная девушка, которая гуляла одна, сбежав от камеристки. Молодой человек принял красавицу за крестьянку и силой овладел ею. Не забывай, он был совсем юн и кровь играла в нем при виде любой хорошенькой женщины. Девушка понятия не имела, кто ее обидчик, а рассказать кому-нибудь о том, что случилось, постыдилась. Вскоре она вышла замуж за того, с кем была помолвлена, и родила ему сына.

Скептическое выражение на лице Джейми сменилось возмущенно-недоверчивым.

— Мой отец не мог так поступить! Он был честный человек.

— Эван утверждал, что вы с ним — сводные братья. Он сказал, что ни он, ни лорд Грей ни о чем не подозревали, пока мать не открылась ему на смертном одре. Она узнала имя человека, который над ней надругался, лишь много лет спустя. К тому времени у обоих были семьи и не было смысла поднимать шум.

— Черт возьми! Это многое объясняет.

Джейми не слишком хотелось признавать Эвана Грея братом, но зато теперь все вставало на свои места. Едва ли лорд Грей сделал бы Эвана своим наследником, знай он, что тот не его сын. У старика было несколько незаконнорожденных детей, он нашел бы кого осчастливить.

— Эван говорил, что отцу ничего не известно, что мать призналась только ему. Я думаю, он нарочно оставил в неведении человека, которого всегда считал своим родителем.

Теперь Джейми совсем растерялся.

— Тогда почему же лорд Грей принял участие в заговоре, он ведь знал, что лорд Кларенс невиновен?

— Эван убедил отца в том, что Кларенс Мортимер совершил предательство. Только одного человека он посвятил в свою тайну — моего отца. А имущество Мортимеров должны были поделить на всех.

— Что еще сказал тебе Грей?

— Больше ничего. Я рассказала все, что знала, — Алита решила умолчать о том, что Гейлорд много лет хранил эту тайну.

Некоторое время Джейми молчал. Он все еще не мог до конца поверить в услышанное, хотя и понимал:

Грею незачем было лгать Алите.

— Джейми, это ничего не меняет. От того, что твой отец согрешил в юности, ты не должен его меньше любить и почитать. — Понимая, какую боль он сейчас испытывает, Алита нежно обвила руками шею мужа. — Забудь обо всем. Я люблю тебя. У нас впереди целая жизнь.

Джейми вгляделся в прелестное лицо, обращенное к нему. Рядом с ним сидела та, что была ему дороже жизни. Браки совершаются на небесах. Их брак поначалу казался адом, но со временем превратился в союз, основанный на любви. В первые месяцы он не доверял жене и пытался убедить себя в том, что Алита для него — всего лишь очередная забава или пешка в сложной игре. Но уже тогда знал, что любит ее.

Джейми так долго молчал, что Алита встревожилась.

— Джейми, ты слышал, что я сказала? Я люблю тебя.

Он посмотрел на возлюбленную; уголки его рта дрогнули, губы раздвинулись в широкую улыбку, выражение лица из мрачного стало сияющим. У Алиты перехватило дыхание, она словно впервые увидела этого человека, которого некогда звали Повелителем Ночи.

Он больше походил на Повелителя Света.

Внезапно ребенок в Алитиной утробе зашевелился и так сильно толкнулся, что это почувствовали оба родителя. На мгновение Джейми опешил, потом рассмеялся и положил руку на округлый живот. Алита смотрела на мужа как зачарованная.

— Наш сын…

— — Или дочь…

— Да. Наш сын или наша дочь требует внимания.

А может, малышу просто тесно, когда мы сидим, прижавшись друг к Другу. Наверное, мне пора дать тебе отдохнуть. — Джейми чмокнул Алиту в нос и поднялся с кровати.

— Я совсем не устала.

Услышав волнение в ее голосе, он остановился.

— Побалуй меня. Всего один поцелуй, а потом ступай, занимайся своими делами, а я полежу до вечера.

— Как я могу отказать в такой просьбе? — улыбнулся Джейми и наклонился над кроватью. Ему бы следовало понять, что огонь, таившийся в глубине голубых глаз, сулит опасность, ибо, едва их губы соприкоснулись, он пропал.

Застонав от блаженной муки, он поднял голову и прошептал:

— Колдунья! Твоя взяла. Делай со мной что хочешь, — выдохнул Джейми и одним мощным движением превратил их обоих в единую плоть.

ЭПИЛОГ

О такой свадьбе Алита мечтала всю жизнь. В роскошном платье из голубой парчи, отороченном горностаем, расшитом драгоценными каменьями, в фамильных украшениях Мортимеров Алита ощущала себя принцессой рядом со своим принцем.

Высокий геннин с шелковой фатой не скрывал от восхищенных взглядов ее великолепные белокурые волосы, ниспадавшие волнами до пояса.

Джейми, как и подобало графу, облачился в красивый свадебный наряд. Бархатный дублет и трико как нельзя лучше шли к его могучей фигуре. Башмаки украшали крупные серебряные пряжки, а на поясе висел меч с рукоятью, отделанной драгоценными камнями.

Местом для совершения обряда, на котором присутствовала почти вся знать, была избрана королевская часовня. Поскольку лорда Сомерсета уже не было в живых, невесту к алтарю вел сияющий Генрих. Венчал молодых сам епископ, а после церемонии предполагался свадебный пир в честь молодоженов.

Если кому-то и казалось странным, что невеста была на сносях, вида никто не подавал. Гости не уставали восхвалять красоту леди Алиты и гордую осанку жениха.

Когда Генриху стало известно о происшествии в укромной бухте на Северном берегу и о том, что Алита и Джейми желают венчаться в Лондоне, он не пожалел средств, чтобы устроить огромный праздник. Теперь он с умилением слушал, как епископ провозглашает эту прекрасную пару мужем и женой, и искренне радовался за них.

Когда церемония завершилась и гости перешли в большой зал, Генрих отвел Джейми в сторону, чтобы поговорить с глазу на глаз. Он собирался во Францию в конце недели и хотел перед отъездом сообщить Джейми некие любопытные сведения.

— Я вам чрезвычайно признателен. Ваше Величество, — сказал Джейми, — за то, что превратили мою свадьбу в такое торжество.

— Не стоит благодарности, лорд Мортимер. Видя сияющее лицо вашей жены, чувствуешь себя вполне вознагражденным. Вы помните нашу давешнюю беседу, когда вы поведали нам, каким образом Грею удалось выйти на след Повелителя Ночи?

— Вы говорите о том, что я ошибочно полагал, будто меня предала леди Алита, а на самом деле это была Ровена? Да, помню.

— Тогда вам будет интересно узнать, что среди тех рыцарей, что сопровождают нас во Францию, будет брат леди Ровены. Мы только недавно приняли его на службу. Он просил нас найти мужа для его сестры, прежде чем мы отправимся в путь. Кажется, эта дама слишком обременяет его своим присутствием. — Король хитро улыбнулся. — У вас есть какие-нибудь соображения?

Джейми удивленно вскинул брови.

— Ровена в Лондоне?

— По всей вероятности.

Джейми усмехнулся.

— Мужа, значит?

Он обвел глазами гостей. Взгляд его упал на известного бешеным нравом шотландского лорда, с которым он недавно познакомился. Лорд Каллен Макдоноу провел в Лондоне уже несколько недель, добиваясь королевской помощи для подавления небольшого восстания. Мужчина средних лет, несколько раз вдовец, сейчас он был не женат. Этот крепыш с пламенно-рыжей бородой слыл безжалостным рубакой в бою и невоспитанным самодуром дома. Джейми подумал, что лучшей партии для мстительной злюки не найти.

Генрих заметил, на кого смотрит Джейми, и одобрительно усмехнулся.

— Мы облагодетельствуем лорда Макдоноу. Скромная свадьба в наших покоях завтра утром — это не доставит особых хлопот. Извините нас, если мы не пригласим вас.

— Мы пропускаем что-нибудь интересное? — спросила Алита, которая в это мгновение подошла к беседующим. Она перевела взгляд с мужа на короля,; гадая, чем так довольны мужчины.

— Нет, миледи, — улыбнулся Джейми, обнимая жену за плечи и прижимая к себе. — Мы будем заняты гораздо более важными делами и не сможем отвлекаться на всякую ерунду. — Его глаза красноречиво блеснули, и Генрих рассмеялся прозрачному намеку. — В конце концов, это наша брачная ночь.

— Вы должны поделиться с женой нашей идеей, — сказал Генрих, улыбаясь со злорадным удовольствием. — Мы уверены, леди Алите она тоже понравится.

— Позже, — ответил Джейми. Не сводя глаз с Алиты, он повернул ее в сторону лестницы, ведущей в их покои. — Много позже. А теперь мы удалимся, правда, миледи?

Алита залилась краской.

Когда супруг и повелитель вдруг подхватил ее на руки, Алита вскрикнула от неожиданности. А еще через несколько минут она уже забыла обо всем на свете, отдаваясь самому прекрасному чувству — любви.


home | my bookshelf | | Ночной призрак |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу