Book: Нежная ярость



Конни Мейсон

Нежная ярость

Часть первая

ФРАНЦИЯ И НОВЫЙ ОРЛЕАН

1814-1815

1

Ничто за десять лет жизни, проведенных в монастыре Святой Цецилии, не подготовило юную Габриэль Ла Фарж к этому моменту. Она знала, что мужчину, который стоял рядом с ней, многие сочли бы красавцем. Но его мрачноватая красота и холодные серые глаза пугали ее. Любая девушка ее возраста с большой радостью вышла бы замуж за столь богатого молодого человека, как Филип Сент-Сир, – так, по крайней мере, утверждали ее родители. Сама Габби знала лишь то, что не испытывает ни малейшего желания стать женой плантатора на далекой Мартинике. Но право выбора ей не предоставили. Она зажмурила глаза, и монотонный голос священника постепенно исчез, а сама Габриэль мысленно погрузилась в переживания событий, приведших ее к этому ужасному моменту... Несколько дней тому назад Габби вызвали в маленький кабинет матери-настоятельницы. Сначала она подумала, что опять рассердила эту благочестивую женщину каким-нибудь своенравным поступком, но, как ни напрягала память, так и не смогла вспомнить ничего предосудительного. Собственно говоря, с тех пор, как она примирилась в душе с тем, что посвятит свою жизнь Богу, Габби чувствовала себя более умиротворенной, чем когда-либо за долгие годы, проведенные в монастыре.

Десять лет, раздраженно подумала Габби, вспоминая свое безрадостное существование в монастыре. И за все это время родители ни разу не навестили ее, более того, она не получала от них никаких известий. В первые годы она пыталась бунтовать против заточения, да и сейчас временами мечтала вырваться из мрачных серых стен монастыря, так ей хотелось бегать и смеяться, распустив свои длинные волосы, и чтобы ветер трепал их. Трудно сосчитать часы, проведенные на коленях в часовне в виде покаяния за свой живой характер и своенравное поведение.

Проходили годы. От Жильбера и Лили Ла Фарж не было никаких вестей, и Габби впала в отчаяние. Она поняла, что никогда ей не удастся покинуть монастырь и суждено остаться в этих стенах до конца дней и превратиться в увядшую старуху. Она даже мысли не допускала, что можно жить самостоятельно за пределами монастыря, потому что, хотя ей скоро и должно было исполниться восемнадцать лет, она была неискушенна, как дитя, в обычаях света. Заставив себя смириться с неизбежным, она приготовилась принять постриг и стать невестой Христовой. И это произойдет ровно через неделю.

Дверь в кабинет матери-настоятельницы была открыта, и Габби нерешительно вошла, отчего-то ощущая сильное биение сердца.

В первый момент, когда она узнала женщину и мужчину, шагнувших ей навстречу, Габби испытала изумление, и больше ничего. Минувшие десять лет мало изменили Жильбера и Лили Ла Фарж. Жильбер располнел, но все еще был хорош собою. Волосы его кое-где посеребрила седина, но она не старила его, а даже придавала благородный вид.

Лили в свои тридцать шесть лет еще могла считаться красавицей, хотя не могла соперничать с красотой и свежестью своей дочери. Когда Лили разглядела безупречную, стройную фигуру Габби под грубым монашеским одеянием, яркие губы скривились, придав лицу капризное выражение. С нескрываемой женской ревностью она продолжала рассматривать дочь, недовольно отмечая, что из нескладного ребенка с длинными ногами и руками она превратилась в удивительно прелестную молодую девушку с пронзительными глазами фиалкового цвета, затененными густыми, пушистыми ресницами. Хотя волосы Габби были полностью скрыты под монашеским апостольником, черты ее лица – от изогнутых бровей до полных губ – были великолепны и приковывали внимание.

– Ну, дочка, – прогремел Жильбер, которого раздосадовало молчание Габби, – что же ты стоишь как чужая? Разве так встречают родителей?

Габби неловко поежилась под пристальным взглядом отца и матери.

– Ты изменилась, Габби, – сказала Лили, критически разглядывая дочь. – Ты превратилась в красивую женщину. Правда, Жильбер?

Повернувшись к мужу, Лили была поражена и рассержена появившимся вожделением в его взоре. Будто бы он вовсе не отец. Так что не было сомнений, что он тоже находит молодую женщину, стоящую перед ними, прелестной.

– Еще прекраснее, чем я думал, – согласился Жильбер. Он дотронулся до локтя Габби и стал нежно поглаживать ее руку. Жильберу с трудом верилось, что эта юная красавица его дочь. Он нервно прокашлялся. – А тебе не любопытно узнать, зачем мы здесь? – спросил он, задержав руку на плече Габби.

– Пожалуй, любопытно, все-таки десять лет прошло, – ответила Габби насмешливо, забыв от обиды все наставления в послушании и почтительности, которыми ее пичкали все десять лет.

Пальцы Жильбера вдруг сжались на ее плече, и Габби невольно скривилась от боли.

– Тебе следует быть почтительной, – строго произнес Жильбер. – Ради твоей собственной безопасности мы оставили тебя у святых сестер. После падения Бастилии мы превратились во врагов народа. Ты была в гораздо большей безопасности в монастыре, чем если бы скрывалась вместе с нами. Я не знал, какая судьба нас ждет. Ты должна быть благодарна за то, что у тебя был надежный дом.

– Но ведь десять лет, папа! – воскликнула она, не в силах скрыть боль, вызванную их пренебрежением.

– И я полагаю, за эти десять лет твое образование завершилось, – ответил Жильбер. – Мы с твоей матерью позаботились о твоем будущем.

– Мое будущее?! – повторила Габби. – Мое будущее уже определено. Мне скоро восемнадцать, и время моего послушничества заканчивается. Я произнесу обеты и приму постриг.

– Прости, Габби, но это невозможно, – возразила Лили. – Расскажи ей, Жильбер, – она повернулась к мужу.

– Все в свое время, дорогая, в свое время, – ответил Жильбер. – Ты слышала последние новости из Парижа, Габби? – заговорил он примирительным тоном. Когда Габби ответила отрицатель но, он продолжал: – Париж пал, Наполеон отрекся от престола и изгнан на Эльбу. Но его самые преданные сторонники, в том числе и я, не сдаются. Я поклялся отдать все свои средства и все силы, чтобы Наполеон снова стал великим Императором Франции.

– Но какое это имеет отношение ко мне, папа? – нетерпеливо спросила Габби.

– Терпение, дочь моя, неужели ты ничему не выучилась за десять лет? Я-то думал, что ты излечилась от упрямства, которое проявляла в детстве.

Габби покраснела от отцовского упрека и, призвав на помощь все свое терпение, смиренно стала ждать продолжения.

– В ближайшее время мы с твоей матерью отправляемся в Италию с группой самых верных сторонников Наполеона. Там мы будем содействовать его возвращению к власти и триумфальному походу на Париж. Но, прежде чем мы покинем Францию, я должен рассчитаться с долгами.

– Но я все равно не...

– Тихо! – повелительно произнес Жильбер. – Если ты дашь мне возможность, я все объясню. Во время гражданских беспорядков я потерял порядочную часть состояния. Позднее я много вложил в кампанию Наполеона. Теперь я в финансовом затруднении и не могу выполнить свои обязательства, данные Наполеону.

– Не говоря уже о твоих долгах чести, – вмешалась Лили. Жильбер бросил на нее гневный взгляд, призывая к молчанию.

– И кроме того, я должен позаботиться о твоем будущем до отъезда из Парижа, – вкрадчивым голосом продолжал Жильбер, проявляя необычную для него отцовскую заботливость.

– Но мое будущее обеспечено, – сказала Габби. – Я уже сказала вам, что собираюсь посвятить себя Господу, так же, как вы посвятили себя Наполеону.

Жильбер обжег Габби уничтожающим взглядом.

– Я устроил твой брак.

Габби вскрикнула и испуганно прижала руки к груди. Ей показалось, что стены надвигаются на нее.

Ирония судьбы! Именно теперь, когда она смирилась с мыслью, что будет вести благочестивую жизнь в уединении и молитвах, появились родители и разрушили ее хрупкий мир.

– Я не хочу выходить замуж, папа! – в отчаянии воскликнула Габби. – Пожалуйста, не принуждайте меня к браку, которого я не желаю.

В тот момент, когда она произносила последние слова, дверь отворилась, и вошел высокий загорелый мужчина, который сразу устремил на Габби взгляд холодных серых глаз.

– За кого я должна выйти замуж? – прошептала она срывающимся голодом, не в силах отвести взгляд от мужчины, чьи красивые смуглые черты наводили на нее ужас и заставляли сильно биться сердце.

Широко улыбнувшись, Жильбер Ла Фарж сделал знак приблизиться высокому незнакомцу. Повернувшись к Габби, Жильбер произнес:

– Габриэль, это Филип Сент-Сир с острова Мартиники. Если он согласится, ты станешь его женой, несмотря на то, что у тебя нет приданого.

Габби сжала зубы, сгорая от желания обрушиться с сердитыми словами на отца и этого надменного незнакомца, чье согласие ей было совершенно не нужно. Откуда ей было знать, что Филип Сент-Сир требовал от будущей жены только двух качеств – добродетели и покорности его воле.

Когда Сент-Сир впервые встретился с Жильбером Ла Фаржем за карточным столом в одном из парижских клубов, он сразу невзлюбил этого хвастуна, который проигрывал большие суммы, раздавая направо и налево долговые расписки. У Сент-Сира, как и у многих других, скопилась небольшая пачка этих бесполезных расписок. Когда в ходе беседы Жильбер услышал, что Филип приехал во Францию, чтобы найти себе жену, лучше всего воспитанницу монастыря, глаза его загорелись, тем более Жильбер узнал, что его собеседник богатый плантатор с Мартиники, владеющий к тому же собственным торговым флотом. Филип долгое время не обращал внимания на льстивое поведение Жильбера, пока тот не отвел его в сторонку и не рассказал о своей дочери. После настойчивых уговоров Филип наконец согласился встретиться с девушкой.

Теперь, когда Филип поклонился миниатюрной Габриэль, он совсем не был уверен, что это то, что ему надо. В добродетели девушки нет никакого сомнения, поскольку она десять лет провела в стенах монастыря, но промелькнувшая в ней искра непокорности его беспокоила. К тому же красота Габби встревожила Филиппа. Он решил, что в его жизни больше не будет места для упрямых красавиц. Ему нужна послушная, хорошо воспитанная жена, которая родит ему детей и станет хозяйкой Бельфонтена, его плантации на Мартинике. Как только она исполнит свой долг, он не будет ничего от нее требовать. У Филиппа есть очаровательная Амали, которая вполне удовлетворяет его страсть, и он собирается делить ложе со своей женой только для того, чтобы зачать наследников. Чтобы сохранить любимое поместье, ему нужны сыновья.

Так что же произошло, почему он сразу утонул в этих глубоких, мерцающих озерах фиалкового цвета? Где его сила воли? Разве он не повторял себе множество раз, что покончил с обольстительной красотой и своеволием?

– Мадемуазель Ла Фарж, – вежливо произнес он, взяв ее руку и поднеся к губам.

От этого прикосновения легкая дрожь пробежала по телу Габби.

– Месье Сент-Сир, – прошептала она, вспомнив о хороших манерах.

– Ваш отец рассказывал мне о вас, и я вижу, что он нисколько не преувеличил.

– Я удивляюсь, что он вообще что-то вспомнил о своей дочери, – ответила она, не в состоянии подавить раздражение.

Жильбер был недоволен ее репликой, но решил не обращать внимания, переключив его на Филиппа.

– Говорил же я вам, что ради нее стоит сюда приехать, – сказал он самодовольно. – Ну, Сент-Сир, что скажете? Договорились мы с вами или нет?

– Я бы хотел услышать, что скажет мадемуазель Габриэль по поводу ваших планов продать ее

мне, – отозвался Филип.

– Папа! – закричала Габби, отшатываясь в изумлении. – Месье Сент-Сир, конечно, шутит. Вы не можете продать ваше единственное дитя!

– Успокойся, дочка, – сказал Жильбер, взглянув с упреком на Филиппа. – Я не стал бы употреблять таких слов. Господин Сент-Сир великодушно предложил оплатить все мои долги и финансировать мое предприятие в Италии в благодарность за то, что я предоставляю ему возможность сделать подходящую партию. А ты, моя дорогая, великолепно ему подходишь.

Габби вся напряглась и в одно мгновение забыла о десяти годах муштры.

– Простите, папа, но я отказываюсь выходить замуж за месье Сент-Сира! Я предпочитаю остаться

в монастыре.

Жильбер взмахнул рукой, и раздался громкий звук пощечины. Филип сделал было угрожающий шаг в сторону Жильбера, но в последний момент благоразумие победило, он пожал плечами и вернулся на место, рассудив, что отцовское наказание оправдано непокорным поведением дочери.

– Жильбер! – воскликнула Лили. – Зачем прибегать к насилию. Девчонка поступит так, как ей велят, хочет она этого или нет.

– Конечно, ты права, дорогая, – виновато ответил Жильбер. – Прости меня, дочка, но я не потерплю непослушания. Я дал слово Сент-Сиру, что монахини тебя воспитали подобающим образом. А ты подводишь меня.

Хотя он говорил мягким тоном, его слова не оставляли сомнения в том, что он не позволит никому сорвать свои планы. Габби знала, что никакие мольбы не заставят отца свернуть с выбранного им пути. Придется ей стать женой Филиппа Сент-Сира, если он того пожелает, и покинуть свою любимую Францию. Все еще ощущая боль от отцовской пощечины, она опустила голову, чтобы скрыть слезы боли и бессилия.

– Ну, Сент-Сир? – нетерпеливо повторил Жильбер. – По нраву ли вам моя дочь? Берете ли вы ее в жены?

Наблюдая за девушкой сквозь полуприкрытые веки, Филип увидел, что она покорилась отцовской воле. «Может быть, все-таки она мне подойдет», – подумал он, разглядывая плавный изгиб ее высокой груди под невзрачным одеянием. Ее юная женственность была притягательна, и трудно было этому противиться, даже такому человеку, который дал зарок отказаться от подобных соблазнов. Если ее еще одеть как следует... Он перевел взгляд с бесформенного платья на уродливый апостольник, скрывавший ее волосы. Внезапное желание охватило его, и он не смог удержаться.

– Снимите ваш головной убор, Габриэль, – приказал он. Взгляд затуманившихся от слез фиалковых глаз изумленно встретился с его взглядом, когда он подошел к ней и чуть приподнял голову за подбородок. Так как девушка не шевельнулась, Филип протянул руку и сдернул с ее головы платок. Когда каскад серебристых волос, бледных, как лунный свет, заструился волнистыми прядями по ее спине, он, затаив дыхание, молчал, так ошеломило его это великолепие. Филип с трудом справился с сильным сердцебиением.

Жильбер самодовольно отметил про себя: можно считать, что он уже на пути в Италию. Хотя Сент-Сир говорил, что хочет найти добродетельную и покорную жену и не упоминал о внешности, он такой же мужчина, как и все, а какой мужчина откажется заполучить такую молодую и прекрасную девственницу, как Габриэль, в свою спальню.

Когда Филип наконец обрел дар речи, Габби поняла, что ее молитвы не были услышаны. Ее будущее было решено, и никто не подумал о ее чувствах и желаниях.

– Договорились, Ла Фарж, – сказал Филип, нехотя отрывая взгляд от девушки. – Деньги, о которых мы условились, будут положены в ваш банк, как только я вернусь в Париж.

Лили довольно улыбнулась, а Жильбер радостно потер руки.

– Когда вы хотите венчаться, Сент-Сир? – спросил он.

Филип непроизвольно нащупал документ, который он зашил в подкладку камзола сегодня утром. Он знал, что времени терять нельзя, так как его миссия не завершена. Не обращая внимания на Габби, он сказал:

– Один из моих кораблей сейчас стоит на якоре в Бресте и ждет моего сигнала. Не вижу причин откладывать свадьбу, поскольку мне не терпится поскорее достичь Нового... гм... Мартиники. – Он сделал паузу, чтобы удостовериться, не обратил ли кто внимание на его оговорку, но убедился, что никто ничего не заметил, и продолжил: – Венчание состоится через три дня. – Ни разу его взгляд не задержался на маленькой, поникшей фигурке в сером одеянии.

– Церемония состоится через три дня, в полдень, – объявил Жильбер. – Моя дочь будет готова.

– Хорошо, – ответил Филип. – Я пошлю гонца известить капитана, чтобы он был готов сняться с якоря, как только я прибуду на борт со своей женой. – Тут он вдруг вспомнил о Габриэль и перевел на нее свой твердый, как гранит, взгляд. – Итак, прощайте, мадемуазель Габриэль, до скорой встречи.

Он повернулся и вышел из комнаты, оставив Габриэль, потрясенную и почти без чувств.

– Как вы могли, папа? – закричала она, как только Филип вышел. – А вы, мама? Как вы мог ли позволить папе продать меня этому невыносимому человеку?

– Мы сделали для тебя то, что все родители делают для своих детей, – ответила Лили, которой наскучили капризы дочери. – В эти тяжелые времена мы сделали все, что в наших силах, чтобы обеспечить твое будущее. Мы не сможем больше оставаться во Франции и заботиться о тебе. Ты не единственная девушка, чей брак устроен родителями, и, я должна сказать, устроен наилучшим образом.

– Не горюй, – отец пытался утешить ее, – в судьбе молодой девушки могут быть вещи пострашнее, чем брак с молодым, богатым и знатным плантатором. Например, навеки заточить такую красоту в стенах этого монастыря. – Его горящие глаза жадно бегали по фигуре дочери. – Я и понятия не имел, что ты превратилась в такое очаровательное создание. Надо же, этому Сент-Сиру здорово повезло.



2

События последних дней промелькнули перед ее внутренним взором: она открыла глаза, увидела священника, услышала его невыразительный голос – он соединял ее неразрывными узами с мужчиной, стоявшим рядом. Габби услышала и собственный дрожащий голос, который прозвучал как будто бы со стороны, когда она повторяла слова священного обета, вечного и нерушимого. Она никак не могла справиться со страхом, ей казалось, что она видит кошмарный сон, вот-вот она проснется на своей привычной кровати в монастыре. Как она ненавидела Филиппа за его надменность, властность, его мрачную красоту!

Но вот священник объявил их мужем и женой, и наступила тишина. Без всякого предупреждения ее супруг положил ей руки на плечи. Она побледнела, потому что поняла, что сейчас он востребует поцелуй, положенный ему по праву обладания. Он застал ее врасплох, и ее губы были полуоткрыты, когда он приблизился к ней. Как только он ощутил ее мягкое, теплое, прерывистое дыхание, холодная сдержанность на мгновение оставила его, поцелуй стал более жарким, но Филип, быстро опомнившись, резким движением отпустил Габби, успев бросить на нее хмурый и озадаченный взгляд.

После этого Филип подвел ее к небольшому кружку слуг и друзей семьи, которые были спешно собраны ради такого случая. Габби не в силах была вымолвить ни слова в ответ на поздравления. Все произошло уж слишком стремительно, да еще этот поцелуй... В конце концов, она всего второй раз в жизни видела человека, который только что стал ее мужем. Она снова вспомнила, как три дня тому назад впервые увидела Филиппа в комнате матери-настоятельницы. Он ей показался в тот раз холодным и высокомерным, его взгляд был дерзким и одновременно расчетливым, и с тех пор Филип не потрудился как-то сгладить впечатление.

Голос мужа вернул ее к реальности.

– Вы, кажется, унеслись куда-то далеко. О чем вы думаете, моя малышка?

Слово «малышка» она восприняла как насмешку, и это нисколько не рассеяло ее мрачные мысли.

– Я думала, месье, как хорошо было бы очутиться снова в обители Святой Цецилии, – выпалила она, потому что не посмела солгать.

– Меня зовут Филип, – сказал он тихо, но твердо. – Я ваш муж, и вы не должны называть меня «месье».

– Да, Филип, – послушно повторила она, хотя внутри вся кипела от возмущения.

– Может быть, хотите что-нибудь съесть или выпить, – спросил он, подводя ее к небольшому столу, где было расставлено угощение.

– Нет, месье, я не голодна.

Он сильно сжал ее локоть, но, когда она вскрикнула, сразу отпустил ее. Губы его были плотно сжаты. Она потерла руку и дала себе слово не забывать обращаться к нему по имени. «Но что же это за человек, Боже мой!» – подумала она с отчаянием.

– Если вы извините меня, то я покину вас на несколько минут, мне необходимо поговорить с вашим отцом перед отъездом. Вы можете пока подняться к себе в комнату и переодеться из этого безобразного свадебного платья во что-нибудь более подходящее для путешествия.

– Я сожалею, что платье вам не понравилось, – язвительно ответила Габби, – но, поскольку меня предупредили о венчании всего за три дня, я не сумела найти ничего лучшего. Не забывайте, что я десять лет провела в монастыре, где украшения были неуместны. Если бы вы хотели, чтоб я была одета по моде, вы должны были дать мне больше времени, чтобы нанять портниху и приготовить настоящее приданое.

– Прошу прощения, – произнес Филип с улыбкой. Он слегка поклонился и направился в сторону кабинета ее отца.

Габби облегченно вздохнула, провожая его взглядом. Возможно, при других обстоятельствах она бы сочла его даже привлекательным. Хорошо сшитый камзол выгодно подчеркивал его широкие плечи, стройную мускулистую фигуру. Но холодный взгляд и жесткая линия губ не оставляли сомнений в том, что этот человек будет добиваться от нее полного подчинения. При всей своей наивности Габби понимала, что ему по силам сломить ее дух и превратить в послушную, кроткую наседку, которая будет производить ему наследников и преждевременно состарится. С этими грустными мыслями она пошла наверх переодеться для долгого путешествия, которое им предстояло.

По пути в комнату Габби прошла мимо родительской спальни и вспомнила разговор, что невольно подслушала накануне ночью. Ей не спалось, и она пошла вниз, в библиотеку, чтобы взять какую-нибудь книгу. Дверь в комнату родителей была приоткрыта, и единственной причиной, по которой Габби остановилась и прислушалась, было то, что она услышала свое имя.

– Ты уверен, что правильно делаешь, выдавая Габби за этого сурового Сент-Сира? – услышала она голос матери, – видимо, в последнюю минуту в ней проснулись угрызения совести.

– Дорогая, – ответил отец примирительным голосом, – Сент-Сир богат, и это отнюдь не худшая партия. А кроме того, подумай, сколько новых роскошных платьев ты сможешь купить в Италии, чтобы украсить свое и без того восхитительное тело. Наступила тишина, и вдруг Габби услышала возглас матери:

– Давай, Жильбер, не останавливайся, прошу тебя! – Голос Лили был страстным и тягучим, как мед.

– Теперь ты видишь, что я прав, да, дорогая? На этот раз голос Лили казался совсем незнакомым.

– Да, Жильбер, да, любовь моя, да! – простонала она. – Ты прав, как всегда. Я согласна совсем, что ты говоришь, только не останавливайся.

– Конечно, моя дорогая. Ты такая страстная, что я никогда не устаю от тебя.

Опять послышались стоны Лили, Габби заткнула уши и поспешила прочь. Ей было неловко, что она невольно стала свидетельницей того, как зависела ее мать от велений плоти. Габби мысленно дала себе слово, что никогда не позволит мужчине подчинить ее себе, используя ее чувственность.

Габби постаралась отделаться от мыслей, которые навеяло ей это воспоминание. Она сняла нелепое платье из негнущегося атласа, осмеянное Филиппом, и надела дорожное из коричневого бархата, которое шло ей ничуть не больше. Едва она закончила застегивать длинный ряд пуговичек, как появилась ее мать, запыхавшаяся и со слегка растрепанными волосами.

– Повезло тебе, Габби, – проговорила Лили, приглаживая свои локоны цвета меда. – Твой муж, когда захочет, может быть очаровательным повесой. – Ее голубые глаза затуманились, и она посмотрела на дочь с завистью. – И при этом красив, как дьявол. Он наверняка горячий и изобретательный любовник. Я сейчас встретила его, когда шла из кабинета твоего отца, и он попросил меня поговорить с тобой.

– Поговорить со мной, мама?

– Насчет твоих супружеских обязанностей.

– А в чем состоят эти обязанности? – спросила Габби.

– Неужели монахини ничему тебя не научили?! – раздраженно воскликнула Лили.

– Я мало знаю о том, что происходит между мужчиной и женщиной, – робко произнесла Габби.

– Не представляю, как такая невинная простушка, как ты, может надеяться доставить удовольствие такому мужчине, как Филип Сент-Сир. Не удивлюсь, если большая часть женщин на Мартинике мечтает добиться его благосклонности. – Глаза Лили опять стали мечтательными. – Как удачно, что ты ему нужна только для рождения наследников, потому что вряд ли он может получить наслаждение от такой наивной, как ты.

Габби неприязненно смотрела на мать. Количество любовных побед Сент-Сира ее не волновало. Но что, если она окажется бесплодной? Не бросит ли он ее в таком случае? Габби могла ожидать от него любой подлости.

– Мама, – Габби тщательно подбирала слова, – я, наверно, в самом деле слишком несведуща, но я имею право знать, чего месье Сент-Сир ждет от меня в супружеской постели. Монахини никогда не говорили об этом, и мне некого спросить, кроме вас.

Лили молча смотрела на нежное лицо своей дочери. Про себя она считала, что такая женщина, как она, больше бы подошла ее мужественному зятю, я чем ее бледная, неопытная дочь, которая, чего доброго, упадет в обморок при первом же интимном прикосновении. Она покачала головой, чтобы отогнать видение сильного, обнаженного тела Филиппа в минуту возбуждения.

– Твои обязанности очевидны, – наконец произнесла Лили. – Твой муж, несомненно, обладает большим опытом и не менее большим аппетитом и от тебя будет ожидать полного повиновения. Он знает, что ты девственница, и, несомненно, ждет от тебя только, чтобы ты к нему приспособилась. Если ему еще чего-нибудь захочется, он тебя научит.

– Приспособилась! – Слово показалось горьким на вкус и мало что объясняло. – Как я должна к нему приспособиться, мама? – спросила Габби, которой отчаяние придало храбрости.

Лили посмотрела на дочь как на умственно отсталую, потом недовольно пожала своими изящными плечиками.

– Филип будет делать то, что ему захочется, а ты веди себя так, как он тебе скажет, – уклончиво сказала она. – Но ради собственного блага не сопротивляйся ему, пусть он делает все, что считает нужным. Он не из тех мужчин, которым можно противостоять.

– Вы хотите сказать, что я...

– Довольно! Довольно! У меня голова заболела от твоих бесконечных вопросов. – Лили не терпелось сбежать от досадного неведения дочери. – Пойдем, если ты готова, я провожу тебя вниз. Твой муж просил меня поторопить тебя.

Габби неохотно последовала за матерью и медленно спустилась по лестнице к ожидавшему ее внизу мужу.

Филип видел, как грациозно спускается Габби, и сердце у него забилось. Она была такая юная, невинная, прекрасная, как хрупкий цветок, свежая, как росистое утро, и в то же время не сознавала своей красоты. Только пухлые, чувственные губы позволяли предположить, что может скрываться за этой хрупкой оболочкой. Он почувствовал знакомое стеснение в низу живота, пульс участился, и Филип пожалел, что они не на борту «Стремительного». Он не мог лгать себе, что не испытывает вожделения к этой добродетельной барышне, но тут же напомнил себе: больше ни одна женщина не сделает его пленником своей красоты и своеволия. Сесили преподала ему слишком хороший урок.

– Вы готовы к отъезду, моя малышка? – спросил он, когда она поравнялась с ним. Габби кивнула, и он повел ее к выходу, а следом за ними шли ее родители.

– Где вы проведете ночь, мой друг? – спросил Жильбер, бросив скабрезный взгляд на Габби и на Филиппа, так что ясно было, что он имеет в виду.

– Мы поедем прямо до Бреста и будем останавливаться, только чтобы поесть и сменить лошадей. Я достаточно времени провел во Франции, и мне не терпится вернуться на плантацию, – невозмутимо ответил Филип.

– Гм, – фыркнул Жильбер, – уж я бы не стал ждать так долго, чтобы воспользоваться своей добычей.

Филип усилием воли подавил в себе желание сказать что-нибудь грубое Жильберу. Он испытывал только презрение к этому человеку, продавшему свою дочь, чтобы финансировать сомнительную авантюру, обреченную на провал. Так и не удостоив его ответом, Филип помог Габби сесть в карету и дал знак кучеру трогаться.

Co сдержанной насмешкой Филип наблюдал за тем, как Габби забилась в самый дальний угол кареты.

– Я вас не укушу, – сказал он, протянул руки и привлек ее к себе. Потом, как бы в подтверждение . своих слов, он приблизил свои губы к ее губам, изучая ее нежный рот и подчиняя себе. Ее глаза широко открылись, когда он языком разжал ее губы, медленно исследуя их, а рука легла на ее грудь.

Когда он отстранился, Габби было трудно дышать, а щеки заливал румянец, который очень ей шел. Ее потрясли собственные ощущения, ведь ничего подобного она раньше не испытывала. «Неужели он собирается воспользоваться своими супружескими правами прямо в карете?» – с ужасом подумала Габби. Ее знание мужчин было так ограничено, что она не знала, чего ожидать.

– Пожалуйста, не позорьте меня перед вашим кучером, – попросила она, и в фиалковых глазах отразился страх.

– Как я могу позорить вас, если мы повенчаны, моя дорогая? – ответил он сухо. Тем не менее он отпустил ее и удобно устроился на подушках, не обращая на нее внимания, как будто ее вообще не было здесь.

Три дня и три ночи они провели в карете, останавливаясь только для того, чтоб поесть и сменить лошадей. Никогда в жизни Габби не чувствовала себя такой несчастной. Никакие щетки не могли убрать слой грязи с их одежды. Она понятия не имела, почему Филип настаивал на том, чтобы сломя голову мчаться в Брест по этой извилистой дороге. Осенние дожди превратили немощеную дорогу в грязное болото, но он по-прежнему подгонял кучера и сыпал проклятиями, когда колесо в очередной раз увязало в грязи.

Однажды, когда Габби задремала, свесив голову на грудь, Филип привлек ее к себе, и несколько часов она уютно проспала на его плече. Когда она проснулась и увидела, что тесно прижимается к мужу, она поспешно отодвинулась и снова забилась в дальний угол кареты, чем весьма позабавила Филиппа.

Габби заметила, что Филип очень часто трогает камзол слева на груди. Сначала Габби подумала, что у него болит сердце, но потом поняла, что ошибалась, – Филип не раз сам брал в руки вожжи и так погонял лошадей, что Габби была вся в синяках от тряски. Все силы уходили на то, чтоб не упасть с сиденья.

Четвертый день путешествия Габби и Филип запомнили надолго. Наступали сумерки, и Филип дремал, произнося в забытьи какие-то незнакомые имена. Габби знала, что они скоро прибудут в деревню, где поужинают и сменят лошадей. Она рассеянно смотрела в окно, думая о горячем ужине и о том, как болит ее тело. Узкая дорога пролегала вдоль холмов, поросших лесом, и Габби едва успела подумать, что случится, если какая-нибудь карета поедет им навстречу, как внезапно застыла от ужаса, потому что увидела: огромный валун сорвался с вершины холма справа от них и летит прямо навстречу их карете.

Услышав ее крик, Филип вскочил, как чуткий зверь. В одно мгновение он оценил ситуацию и принял решение. Молниеносным движением он распахнул дверцу со своей стороны кареты, схватил Габби за талию и вместе с ней выпрыгнул наружу, стараясь откатиться в сторону, чтоб не попасть под задние колеса кареты, закрывая Габби своим телом. Колеса прошли так близко от головы Габби, что задели ее выбившиеся из прически локоны... а потом она уже ничего не чувствовала.

Когда Габби пришла в себя, солнце светило ей в глаза. Она попыталась повернуться и мгновенно ощутила резкую боль в голове. Тотчас Филип оказался рядом с ней, и она успела разглядеть тревогу на его лице, прежде чем оно приняло привычное бесстрастное выражение.

– Где я? – спросила она, осторожно прикасаясь к голове. – Что случилось?

– Мы с кучером принесли тебя сюда, на постоялый двор, – ответил Филип. – Ты сильно ударилась головой, но других повреждений вроде бы нет. А я долго была без сознания?

– Да, малышка, всю ночь.

– А кто же раздел и уложил меня? – спросила Габби застенчиво. Ее удивило, что она одета в собственную ночную рубашку с высоким воротом.

– Я, конечно. Но не бойся, – поспешно добавил он, увидев, что она покраснела, – я не пользуюсь беспомощностью женщин. – Она уловила нотку веселья в его голосе.

– Я помню только, как вы вытащили меня из кареты, и больше ничего, – сказала Габби, чтобы поменять тему разговора. – А что, тот валун попал в карету?

– Да. Если бы мы остались в карете, то погиб ли бы.

Она невольно вздрогнула.

– А что с кучером?

– У него тоже хватило сообразительности во время соскочить. Даже лошади не пострадали. Но карета полностью разбита.

– Какая невероятная случайность!

– Да, – хмуро ответил Филип. – Действительно, невероятная случайность, как ты выразилась. – Но слова его звучали неубедительно.

– А что же делать? – спросила Габби, надеясь, что теперь ей будет позволено отдохнуть денек на постоялом дворе, прежде чем продолжить путешествие.

Филип пристально посмотрел на нее.

– Ты достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы ехать дальше? Нам обязательно надо добраться до «Стремительного».

– К чему такая спешка, Филип? – раздраженно спросила Габби. – У меня все болит, и я из мотана. Какая разница, приедем ли мы в Брест на день или два позже?

– Не расспрашивай меня, Габби, – строго сказал Филип. – Я хочу только знать, можешь ли

ты ехать дальше. У нас впереди меньше чем один день пути, и я полночи провел в поисках новой кареты. Я сам устал, и мои мысли заняты более серьезными вещами, а не тем, как ублажить капризную жену.

Глаза Габби засверкали от гнева.

– Капризная жена! – закричала она. – Если бы не вы, я была бы в безопасности за стенами монастыря. По-вашему, послушная жена должна и больной следовать за мужем, ведь я по вашей милости чуть не погибла?!


Филип сдержался ценой огромного усилия. Габби сказала правду. Если то, что он подозревает, верно, значит, он вовлек ее в опасную ситуацию, о которой она ничего не знает и, уж конечно, не виновата. Надо было прислушаться к своей совести и не осложнять свою жизнь в такой момент повторной женитьбой. Но ведь, когда он согласился выполнить поручение, ему потребовалось прикрытие, а что может быть более естественным, чем поездка во Францию в поисках жены. Все знатные мужчины с Мартиники привозили себе жен из Франции, а девушки из благородных семейств острова выходили замуж за французских аристократов. Поездка Филиппа во Францию должна была быть вне подозрений, к тому же раз он вообще собирался жениться, а это было необходимо, так как он хотел наследника, то что может быть лучше, чем покорная девица, воспитанная в монастыре. И почему, черт возьми, он выбрал эту маленькую дикую кошку в монашеской одежде, которой еще долго предстоит учиться кротости и покорности?!



– Если ты достаточно здорова, чтоб проявлять строптивость, значит, достаточно здорова, чтобы продолжить путешествие, – холодно сказал Филип. – Даю тебе полчаса, чтобы подготовиться. – Горящие глаза Габби и манящие прелести, скрытые ее чопорной ночной рубашкой, искушали его. Ему хотелось забыть о «Стремительном» и задержаться настолько, чтобы сделать свой брак полноценным. Хотя накануне вечером он был расстроен и озабочен ее состоянием, он не мог не заметить, сколь восхитительно тело у его молодой жены. Сжав зубы, Филип поспешил выскочить из комнаты, пока окончательно не потерял самообладание и не присоединился к своей жене в постели.

К вечеру того же дня они прибыли в Брест. Стемнело, и Габби не смогла разглядеть города из окна кареты. Они проследовали прямо в порт, где огоньки судов, стоящих на рейде, напоминали светлячков. Филип помог ей выйти из кареты, повел на причал, где стоял на якоре «Стремительный», и они поднялись по сходням на борт. Габби с изумлением увидела, что матросы сразу же втащили сходни наверх и начали ставить паруса и поднимать якорь. Она с тоской смотрела, как подняли якорь и корабль тихо под покровом темноты отошел от причала, и одновременно с удаляющимся берегом удалялись ее родина и ее прежняя жизнь.

3

Пока «Стремительный» маневрировал между судами, стоявшими в бухте, к Филиппу и Габби подошел мужчина. По его уверенному виду и форменной одежде она поняла, что это капитан.

– Мы ждали тебя вчера вечером, друг мой, – обратился он к Филиппу после того, как огляделся. – Когда ты не прибыл, мы уже начали бояться, что случилось что-то непредвиденное.

– В самом деле произошло нечто непредвиденное, Анри, – ответил Филип. – Мы чуть не погибли, когда сорвавшийся с холма валун разбил нашу карету по дороге в Брест. Мы спаслись в последнюю секунду.

– Разрази меня гром! – воскликнул капитан. – А что было причиной этого несчастного случая?

– Я потом вернулся на это место, но не нашел никаких следов того, что это не несчастный случай.

Очевидно, дожди размыли склон, и валун сорвался как раз в ту минуту, когда мы проезжали. – Тут Филип вспомнил о девушке, стоящей рядом, и сказал: – Габби, это Анри Жискар, капитан «Стремительного» и мой хороший друг. – А потом капитану: – Анри, вот моя жена, Габриэль Ла Фарж Сент-Сир.

– Боже мой, Филип, ты не предупредил меня, что твоя жена такая красавица, – сказал капитан

Жискар и, склонившись, поцеловал руку Габби. – Но она настоящее дитя, мой друг. Повезло тебе, что ты одним махом заполучил и молодость, и красоту.

– Это не просто везение, Анри, – отозвался Филип, искоса взглянув на Габби, которая застыла в испуге, думая, что он начнет рассказывать о подробностях сватовства.

Капитан Жискар прервал его, и Габби вздохнула с облегчением.

– Не имеет значения, она будет настоящим украшением нашего маленького острова. А тебе, Филип, будут завидовать все мужчины.

Габби едва успела поблагодарить капитана Жискара за галантность, как Филип взял ее за руку и повел в каюту на корме, которая должна была стать их домом на ближайшие недели.

Каюта хотя и не роскошная, на первый взгляд выглядела удобной. Габби заметила, что ее сундук доставили на борт и поставили рядом с морским сундуком из кожи, который, вероятно, принадлежал Филиппу. Письменный стол, заваленный картами, стол и стулья, привинченные к полу, и умывальник с необходимыми принадлежностями – вот и вся мебель. Мужской запах кожи и табака ударил ей в ноздри, а вместе с ним свежий, соленый запах морских брызг. Совсем не похоже на сладкий, душный аромат помады и духов, который окружал ее отца.

Габби вздрогнула, услышав голос Филиппа.

– Я понимаю, что апартаменты довольно тесные, малышка, но придется этим довольствоваться.

Впервые он обратил внимание на то, что она валится с ног от усталости. Он снял с нее плащ и заговорил более мягко, чем до этого, но все-таки без теплоты, которую можно было ожидать от молодого мужа.

– У меня срочные дела с капитаном, поэтому я должен оставить тебя. Я договорюсь, чтобы тебе принесли ужин в каюту, и можешь лечь, когда захочешь. Путешествие в Брест было для тебя трудным, а мне не хочется иметь на руках больную жену.

Габби недоверчиво смотрела на Филиппа, не в силах поверить, что и теперь он не стремится предъявить свои супружеские права. Но, когда она увидела, что он в самом деле собирается выйти из каюты, она прошептала усталым, но благодарным голосом:

– Благодарю вас, месье, я ценю вашу заботливость.

Слишком поздно она заметила свою оговорку.

Филип замер при этих словах, окинул ее фигурку стальным взглядом, в два шага приблизился к ней, схватил за плечи и стал трясти, пока она не вскрикнула испуганно.

– Мое имя, Габби, черт подери! Почему ты продолжаешь делать мне назло?

– Филип! – воскликнула она, испуганная его вспышкой гнева.

– Вот так. Я Филип, твой муж. Не забывай этого, – сказал он и отпустил ее так резко, что она чуть не упала. И он в ярости вышел из каюты.

Оставшись наконец одна, Габби легла на кровать. Она была так измучена душевно, что не ощущала боли в том месте, где Филип схватил ее цепкими пальцами. Впервые за две недели она дала выход своим чувствам и безутешно зарыдала, испытывая такое отчаяние, что, будь она на палубе, она бы бросилась за борт. Скоро она забылась в целительных объятиях сна.

Необъяснимая вспышка гнева Филиппа прошла, пока он шел темным коридором в каюту капитана Жискара. Собственно говоря, он вообще забыл про Габби и снова потрогал через подкладку зашитый пакет, как бы удостоверяясь в тысячный раз, что документ, ради которого он рисковал жизнью, все еще цел.

Филип остановился перед каютой капитана Жискара и был поражен голосами, которые доносились из-за двери.

– Черт возьми! – выругался он, когда узнал голос собеседника капитана. – Не может быть! – яростно воскликнул он и ворвался в каюту.

– В чем дело, Филип? – встревоженно воскликнул капитан Жискар, когда увидел лицо друга.

– Как, черт возьми, Дюваль очутился на борту «Стремительного»? – спросил Филип, указывая пальцем на высокого, стройного мужчину с зелеными глазами. – Я дал строгий приказ в этот рейс никаких пассажиров не брать. Ты не хуже меня знаешь причину, Анри.

– Я... Я сожалею, Филип, честное слово, – начал оправдываться Анри, удивленный, что Филип выказал такую враждебность к человеку, которого все считали его добрым другом. – Когда месье Дюваль вчера вечером пришел ко мне на судно, он заверил меня, что ты не будешь возражать против его присутствия. Все знают, что вы с ним соседи и друзья.

– Так было, – мрачно проговорил Филип Потом он повернулся к Дювалю: – А ты что скажешь, Марсель? Почему ты обманул моих людей? Ты не хуже меня знаешь, что наша дружба прекратилась со смертью Сесили.

– Друг мой, – начал Марсель Дюваль примирительным тоном, пощипывая усики над верхней губой, – это ты отверг нашу дружбу, но это объясняется тем, что в то время ты оплакивал безвременную утрату жены. Я готов забыть твое необдуманное поведение и вернуться к прежним отношениям.

– Дьявол тебя побери, Дюваль! – воскликнул Филип. – Я сказал именно то, что думал. Если бы не ты, Сесили была бы жива. Не хочу иметь с тобой ничего общего! Пускай ты убедил Анри, что мы друзья, но меня в этом убеждать не следует, я-то знаю, что стоит между нами, и предупреждаю тебя, чтоб ты держался от меня подальше. – Внезапно он подозрительно прищурился. – Кстати, а что вообще ты делал во Франции? Когда ты уехал с Мартиники?

Капитан Жискар переводил взгляд с одного собеседника на другого, озадаченный поворотом событий. Он понятия не имел, что Марсель Дюваль каким-то образом был замешан в смерти Сесили Сент-Сир. Если это в самом деле так, получается, что он причинил Филиппу большую неприятность, когда позволил этому человеку плыть на «Стремительном».

– Я отплыл с Мартиники на «Тристане», пока ты был в Америке, – непринужденно ответил Марсель. – А дело у меня во Франции очень простое. Я приехал, чтобы найти подходящую партию для моей сестры Линетт.

– Ну и как, получилось? – спросил Филип.

– Конечно, мой друг, и просто превосходно, – гордо ответил Марсель. – В следующем году Линетт выйдет замуж за Пьера Боннара, единственного сына и наследника основателя знаменитого банковского дома Боннаров. Неплохая партия, скажу я вам. Мне есть что поставить себе в заслугу.

– Да, – с неохотой признал Филип. – Ты вечно из кожи вон лезешь, чтобы породниться со знатными европейскими семьями, не так ли, Дюваль? Наверно, предложил щедрое приданое. Должно быть, дела у тебя лучше, чем я думал. Но скажи-ка мне, откуда ты узнал, что «Стремительный» стоит в Бресте?

– Я этого не знал. Мне просто повезло – я увидел «Стремительный» в порту, когда расспрашивал, как мне добраться до Мартиники. Похоже, в эту поездку мне вообще везет, – добавил он невозмутимо.

– Да, похоже на то, – ответил Филип, но без особого убеждения в голосе. – Ну что ж, раз ты на

борту, я ничего не могу с этим поделать. – Он жестом показал, чтобы Марсель удалился. – У меня тут личный разговор с Анри, поэтому...

– Конечно, конечно. Я не хочу вам мешать и пожелаю вам обоим спокойной ночи. Кстати, – прибавил он лукаво, – я слышал, тебя можно поздравить, твоя миссия оказалась успешной.

– Что?! – хором воскликнули Филип и Анри.

– В чем дело, господа? – спросил Марсель с невинным видом. – Разумеется, я говорю о твоей женитьбе. Если я правильно понял капитана Жискара, мадам Сент-Сир восхитительная красавица. – Пустив эту прощальную стрелу, он быстро вышел из каюты и, напевая, пошел по коридору.

– На какую-то секунду мне показалось, что он знает истинную причину нашего путешествия во Францию, – сказал Анри с беспокойством. – Ты ведь не думаешь, что он что-то пронюхал, а, Филип?

– Не думаю, Анри, – Филип постарался придать голосу убедительность, хотя сам был не очень уверен. – Может быть, это чистое совпадение, что «Стремительный» готовился к отплытию как раз в тот момент, когда Дювалю нужно было возвращаться на Мартинику. – Потом он пристально взглянул на своего старшего товарища. – Ты ведь не говорил ему о том, куда мы направляемся?

– Нет, что ты! – быстро заверил его Анри. – Я решил, что ты сам скажешь, когда найдешь нужным.

Забыв на время о человеке, которого он ненавидел, Филип вернулся к более важным делам. Он снял камзол и с помощью ножа для разрезания конвертов аккуратно вспорол шов и вынул тонкий пакет, обернутый клеенкой. Только дыхание Анри Жискара нарушало тишину в комнате.

– Значит, ничего непредвиденного не стряслось? – спросил Анри, обводя осторожным взглядом небольшую каюту.

– Ничего. Документ мне доставил доверенный человек прямо в мою гостиницу под видом письма от несуществующей тетушки. Насколько я знаю, кроме нас двоих, никому не известно его значение, не считая агента, который работает на американское правительство.

– А если другие узнают?

– Они предпримут все усилия, чтобы помешать нам доставить этот документ.

– Боже мой! – воскликнул Анри, и пот выступил у него на лбу.

– Я выучил наизусть его содержание и хочу, чтобы ты сделал то же самое. Если что-то случится с бумагами, один из нас сможет устно передать содержание послания. Предлагаю тебе выучить прямо сейчас, а потом положим пакет в сейф.

Анри не знал, что Филип собирался еще до наступления утра забрать документ из сейфа в свою каюту. Если на борту «Стремительного» окажется шпион, то первое место, куда он полезет, будет сейф. А Филип собирался сделать все, что в его силах, чтобы документ был благополучно доставлен американцам.

Пока Филип возвращался к себе в каюту, его мысли обратились к Марселю Дювалю и его нежелательному появлению в Бресте за несколько часов до того, как они с Габби прибыли в этот город. Если это было совпадение, то уж слишком вовремя оно случилось.

Когда Филип вошел в каюту, то увидел, что Габби крепко спит, закутавшись, как в кокон, в свое потрепанное в дороге платье. На столе стоял поднос с нетронутым ужином. Он зажег лампу и посмотрел ^ на заплаканное лицо своей молодой жены. Она была о похожа на ребенка, прекрасного, невинного ребенка, § и в то же время это была желанная женщина. У него защемило сердце, но он не понял, что это значит. Он не вспоминал ни Сесили, ни даже Амали, пока смотрел на спящую. Еще несколько мгновений Филипп любовался Габби, а потом прикрутил лампу и тихо вышел из каюты, чтобы провести остаток ночи под звездами, пока его жена спала в своей девственной постели – впрочем, он был уверен, что скоро исправит это положение.

На следующее утро Габби проснулась растерянная, не понимая, где она. Постепенно она ощутила небольшое покачивание, одновременно услышала поскрипывание палубы, грохот цепей штурвала и сразу вспомнила, что плывет на корабле на Мартинику в сопровождении мужа. Своего мужа! Габби робко протянула руку и с облегчением убедилась – она в постели одна и полностью одета. Филип предпочел ночевать где-то в другом месте. Смеет ли она надеяться на то, что он и дальше будет вести себя так?

Она села, чувствуя, как все ее тело затекло, отчасти из-за долгого и трудного путешествия, отчасти из-за тугого корсета, который она не расстегивала уже несколько дней. С отвращением взглянула она на свое мятое, забрызганное грязью платье и подумала о том, как хорошо было бы принять горячую ванну.

Ее внимание привлек шум за дверью, и с удивлением она увидела, что Филип остановился в дверях.

– Доброе утро, моя дорогая, – сказал он весело, одним взглядом охватив ее растрепанный вид. – Надеюсь, ты хорошо спала. Тебя не укачивает?

– Нет, месье... то есть Филип, – быстро поправилась она. – Движение меня даже успокаивает.

Филип отошел в сторону, и двое мужчин внесли в каюту большую жестяную ванну, а за ним вошли еще двое с ведрами горячей воды. Когда ванна была установлена, вода налита, а мужчины покинули каюту, они остались вдвоем. Габби с трепетом следила, как муж приближался к ней, его глаза заволокла мечтательная дымка.

– Ты же не можешь купаться одетой, малышка, – мягко сказал Филип. – Постой, я расстегну твое платье.

– Я и сама могу, – сказала она, отступая на шаг от него.

– Чепуха. Если бы твой отец не был таким скупердяем, он бы отправил с тобой горничную. Но тогда я был бы лишен удовольствия раздеть тебя. Не надо, дорогая, – строго добавил он, когда она попыталась отстраниться от его рук.

Вскоре он расстегнул длинный ряд пуговичек и стал сдвигать платье, которое постепенно открыло ее плечи, грудь, бедра и наконец упало на пол у ее ног. Филип чертыхнулся, увидев невероятное количество нижних юбок, надетых на Габби. Он по очереди развязывал их шнурки, и они поочередно спадали на пол к ее ногам.

– Пожалуйста, Филип, – умоляла Габби с пунцовыми щеками, – позвольте мне вымыться одной.

– Нам нечего стесняться друг друга, Габби. Мы женаты, – ответил Филип. – Боже мой, неужели ты все время носишь на себе столько одежды? – На ней все еще был корсет, корсетный чехол, сорочка и панталоны. – Ты скоро убедишься, что на Мартинике слишком жарко для таких обременительных нарядов. А вот это тебе совсем не понадобится, – он недовольно сморщил нос, стягивая с нее корсет из китового уса. Потом, к ужасу Габби, он подошел к иллюминатору и выбросил не понравившуюся ему деталь туалета за борт. Не обращая внимания на ее обиженные протесты, Филип снова вернулся к приятному занятию – раздеванию жены. Не спеша, не обращая внимания на пожирающее его пламя, он прибавил панталоны к груде одежды у ее ног. Только тонкая сорочка теперь скрывала безупречную кожу Габби. Как ни протестовала Габби, она не смогла помешать ему снять и этот последний покров, после чего она была полностью открыта его горячему взгляду. Он среагировал мгновенно. При виде ее округлых грудей с розовыми сосками он сразу ощутил возбуждение. Он перевел взгляд на ее бедра, светлые волоски в низу живота, стройную линию ног. Филип сжал кулаки, стараясь совладать со своим желанием напасть на нее немедленно. Он застонал, рассматривая ее красоту дюйм за дюймом.

После того как он нагнулся и снял с нее башмаки и чулки, Филип поднял Габби и на руках перенес в ванну. Взяв мыло с умывальника, он стал намыливать ее тело.

Розовый оттенок ее кожи стал еще гуще – От его интимных прикосновений чувства ее бурлили, ноги подкашивались, но она стояла, как мраморная статуя, с закрытыми глазами, чтобы не выдать чувства унижения.

– Садись, – приказал он как будто непослушному ребенку. Габби, не думая, повиновалась, довольная, что скроется под мыльной водой. Потом, к ее новому разочарованию, он стал намыливать ее голову, а потом тереть так, что она вскрикнула.

– Теперь полощи, – сказал он, отворачиваясь. Она послушно окунула голову в воду, чтобы смыть мыло. После нескольких таких окунаний волосы стали блестящими, как золотой нимб. Габби обернулась в поисках полотенца и с ужасом увидела, что Филип снял с себя всю одежду.

– Что... что вы делаете? – спросила она со страхом, смущенно отводя взгляд.

– То, что мне хотелось сделать с того самого момента, как я тебя увидел, и что вынужден был отложить. – Он подошел ближе и протянул ей полотенце.

– Я еще не готова вылезать, – запротестовала она, ныряя обратно в остывающую воду, стараясь не глядеть на его восставшее мужское естество.

– Готова, малышка, – ответил он с вызовом, вынимая ее из ванны, и стал вытирать ее полотенцем, пока ее кожа не заблестела.

– Ну а теперь что вы хотите сделать? – спросила Габби, недоверчиво глядя на него.

Филип отступил и посмотрел на нее озадаченно.

– Наверняка твоя мать говорила тебе о том, что тебя ждет? Она мне обещала.

– Она сказала мне только то, что я должна вам покориться, и больше ничего. – При этих словах Габби вызывающе посмотрела на него, как бы давая понять, что она не собирается следовать материнскому совету.

– Боже мой, неужели мне придется быть не только возлюбленным, но и учителем? – в ужасе воскликнул Филип. – Ну что же, моя невинная малышка, вижу, что должен объяснить тебе то, о чем умолчала твоя матушка.

После этого, без всякого вступления Филип в самых прямолинейных выражениях объяснил Габби, что он собирается сделать. Он сказал, что ей пора обучиться роли, которую ей суждено играть в его жизни, и со снисходительной улыбкой наблюдал, как сменялись чувства на ее выразительном лице.

Губки Габби сложились в виде буквы О, а ее нежные белокурые брови поползли вверх.

– Но это невозможно, – жалобно возразила она. – Ведь вы слишком... То есть я хочу сказать, что я... – От смущения она замолчала. По выражению его лица она поняла, что он сказал ей правду и что ей придется вынести этот позор.

– Это не только возможно, малышка, но даже приятно, – пообещал он таинственно. Габби открыла рот, чтобы возразить, но он закрыл ее губы мучительным, медленным поцелуем, его язык настойчиво проникал в рот. Она стала бороться, пыталась своими слабыми кулачками наносить удары по его плечам и спине, но ее мольбы и жалобы заглушал звук ветра.

Он был как одержимый. Ее похожие на бутоны соски как будто были созданы для его губ, и от его ласк они затвердели. Его губы и руки были повсюду, когда он пытался вызвать искру желания в ее дрожащем теле. Страсть его росла, пока он покрывал поцелуями ее груди и живот, а Габби внутри была как мертвая, до смерти перепуганная мужчиной, который домогался ее. Наконец, не в силах сдержать сжигавший его огонь, он раздвинул коленом ее ноги и схватил ее за ягодицы, чтобы она перестала биться.

– Послушайся совета твоей мамочки, дорогая, – сказал он, – потому что, если ты будешь сопротивляться, тебе будет труднее. Сначала будет больно, но я тебе обещаю, что в следующий раз будет лучше.

Габби сжала зубы, напряглась всем телом и приготовилась к тому моменту, когда он войдет в нее, дав себе слово, что никогда не согласится добровольно на это осквернение ее тела.

Хотя Филип старался быть мягким, из-за сопротивления Габби это было невозможно. Его вожделение было похоже на пульсирующее чудовище, и желание было так велико, что он не смог сдержаться, когда с силой вонзился в ее протестующую плоть. Боль была так сильна, что она закричала. Он знал, что причиняет ей боль, но не мог остановиться, продолжая двигаться быстрыми толчками, вдавливая ее маленькую фигурку в матрас. От этих толчков у нее потемнело в глазах, и, когда ей казалось, что больше она уже не выдержит, он напрягся, застонал и забился в судорогах. Габби была поражена, когда его тело охватила дрожь, и удивилась тому, что действие, которое причинило ей такую боль, довело ее мужа до такого очевидного блаженства.

– Прости меня, милая, – сказал Филип, отодвигаясь от нее, – но ты не позволила мне быть с тобой мягким. Ты сопротивлялась, как будто я какой-то зверь. Вытри глаза, – добавил он более мягко. – В следующий раз будет лучше.

– Вы собираетесь опять изнасиловать меня? – закричала Габби.

– Изнасиловать? – невозмутимо переспросил Филип. – По-твоему, это насилие, когда мужчина занимается любовью со своей законной супругой?

Фиалковые глаза Габби широко раскрылись и наполнились слезами. Он вел себя ужасно, жестоко, силой подчинил ее своей воле. Ее тело было осквернено. Он взял ее против воли, а, с точки зрения Габби, это было то же самое, что изнасилование.

– До тех пор, пока вы будете заставлять меня, я не могу назвать эти отвратительные действия иначе как изнасилование, – сказала она бесстрастно. – Вы принудили меня силой. Я никогда вам этого не прощу. – К этому времени слезы ручьями текли у нее по щекам. – Я ненавижу тебя, Филип! – закричала она, сама удивившись своей смелости. – Ненавижу!

Раздраженно вздохнув, Филип отодвинулся от нее и увидел смятение в ее испуганных глазах. Она выглядела такой юной, такой уязвимой, что ему стало стыдно, что он так грубо обошелся с ней. Но, с его точки зрения, повести себя иначе было бы ошибкой. Он должен был доказать сам себе, что ее невинность и красота не смогут его растрогать. С самого начала она должна научиться повиноваться ему. До сих пор она не проявила ни одного качества из тех, которые он хотел видеть в жене. Что ж, со временем она поймет, что он может быть суровым учителем.

Ни мольбы, ни сопротивление не могли остановить Филиппа, когда он вновь почувствовал непреодолимое желание. Хотя он понимал, что для нее потеря девственности в таких условиях была жестоким потрясением, он был убежден, что она не из тех холодных женщин, которые терпят плотские отношения исключительно из чувства долга. Он не сомневался, что, как только она привыкнет к интимной стороне брака, он сумеет пробудить в ней чувственный отклик. Какая сладостная задача! Он, несомненно, получит от этого большое удовольствие. Разве можно придумать более приятное занятие, чем преподать юной жене уроки любви долгими ночами, которые им предстоят? Желание накатило на него огромной волной, и он пододвинулся, чтобы снова овладеть ею, сам удивляясь своей неутолимой жажде к этой девушке, которая испуганно сжалась в его объятиях.

4

Некотороевремяспустя

Габби бродила по палубе и думала только о том, как саднит у нее между ног и как ноет все тело. После того как Филип принудил ее к близости этим утром (ей трудно было понять, почему о таком, болезненном занятии говорят «заняться любовью» – Габби по-прежнему считала, что это изнасилование), он довершил ее унижение тем, что сидел и холодно наблюдал, пока она мылась и одевалась. Ее щеки горели, когда она вспоминала о пятнах на простыне и о следах крови на внутренней стороне бедер. Без корсета она чувствовала себя голой и поэтому надевала на себя одну нижнюю юбку за другой, а Филип смотрел и потешался над ее стыдливостью.

Она очень обрадовалась, когда осталась наконец одна, хотя ей показалось несколько странным, что Филиппу так часто приходится совещаться с капитаном Жискаром. Глаза Габби опять наполнились слезами, когда она подумала, что все могло бы быть по-другому, если бы она постриглась в монахини или вышла замуж за человека, которому она была бы дорога, а не за Филиппа, жестокого, холодного и непреклонного в своей суровости. Какое-то внутреннее чувство подсказывало ей, что она не была бы такой холодной, как считал ее муж, потому что даже его руки, прикасаясь к ее телу, вызывали в ней незнакомые ощущения.

Расхаживая по палубе, Габби вдруг заметила, что она не одна. Она резко обернулась и увидела высокого, худощавого мужчину, который быстро шел ей навстречу, опираясь на трость с золотым набалдашником. Она рассеянно следила за игрой солнечных бликов на золотом набалдашнике, пока он подходил к ней.

– Простите, если я встревожил вас, мадам Сент-Сир, но, раз уж мы попутчики, нам стоит познакомиться. – Элегантно одетый незнакомец произнес эти слова с улыбкой, отчего она сразу почувствовала себя непринужденно. – Я Марсель Дюваль, а вы, разумеется, не кто иная, как очаровательная жена Филиппа. Везет этому типу. Правда, он всегда отличался прекрасным вкусом в отношении женщин, – загадочно добавил он.

– Вы друг моего мужа? – спросила Габби, покоренная его приветливыми манерами.

– Именно так, – ответил Марсель. – Мы соседи, и наши плантации граничат по склону вулкана Монтань-Пеле. А он разве не сказал вам, что я пассажир «Стремительного»?

– Филип говорил мне, что в этом рейсе пассажиров нет.

– Он тогда еще не знал, что я плыву на корабле, – пояснил Марсель, улыбаясь про себя. – Капитан Жискар прав, вы поразительная красавица. Но при этом настоящее дитя. Совсем не то, к чему ^ Сент-Сир... – Он вдруг замолчал и покраснел, как Л будто опомнившись, что позволил себе слишком большую вольность.

Габби никогда не общалась с такими мужчинами, как Марсель. Его приветливость и хорошие манеры резко контрастировали с мрачным видом Филиппа. Габби сразу почувствовала к нему симпатию, хотя и понимала, что с ее стороны слишком смело беседовать с незнакомым мужчиной.

– Месье? – переспросила она, ожидая, что он докончит прерванную фразу. Но, так как он ничего не говорил, она спросила:

– У вас тоже были дела во Франции, месье Дюваль?

– Зовите меня Марсель, в конце концов, я ваш ближайший сосед на Мартинике. Что касается вашего вопроса, то да, я только что закончил устройство брачного договора между моей сестрой и наследником дома Боннаров. – Он сделал паузу, видимо ожидая от нее поздравлений по поводу столь удачного альянса. Но при этих словах Габби подумала о своем собственном браке, который также устроили родственники, и о том, какой страх и ненависть она испытывала к своему мужу. Ее фиалковые глаза потемнели, на лбу собрались морщинки, и она молча устремила свой взор на бесконечную ширь воды.

– Вы взволнованны, дорогая! – воскликнул Марсель, заметив ее мрачное выражение лица. – В чем дело? Я могу вам помочь? Молодая жена в свадебном путешествии должна быть настолько влюбленной, что никакие несчастья не могут ее затронуть.

– Любовь? – горько повторила Габби. – Пожалуйста, месье Дюваль, не говорите со мной о любви. Вы не понимаете.

Марсель был поражен враждебностью, которая звучала в голосе Габби. Похоже, новобрачная не в восторге от своего мужа, подумал он, и испытал злорадное удовлетворение. Он бы половину своего состояния отдал, чтобы обладать такой женщиной, как малютка Габби. Ее задумчивые, бархатные глаза могут растопить самое холодное сердце, даже такое, как у Филиппа, сказал себе Марсель, продолжая наблюдать за ней. Хотя на вид ей было лет семнадцать-восемнадцать, стройная, гибкая фигура была уже не детской, а вполне сформировавшейся. Его взгляд все время возвращался к ее полным, чувственным губам, которые, казалось, таили в себе обещание страсти, которую ему очень хотелось бы разбудить.

Все время, пока Марсель изучал Габби, она наблюдала за ним из-под опущенных ресниц. То, что она разглядела, ей понравилось. Он был высокий, но не излучал такую первозданную силу, как Филип. На вид ему было лет тридцать с небольшим, но его живые, ярко-зеленые глаза делали его моложе. Небольшие усики и точеные, аристократические черты лица придавали ему изысканный вид. Вьющиеся каштановые волосы и мягкие, чувственные губы придавали ему достаточно оригинальности, чтобы не казаться чересчур слащавым.

Вдруг сообразив, что они молчат, Марсель заговорил первым.

– Мадам Сент-Сир, – сказал он серьезно, – не знаю, что вас тревожит, но я хочу быть вашим другом.

Габби собиралась поблагодарить его, но заметила мужа, направлявшегося к ним быстрыми шагами. Она испуганно отступила, увидев враждебность во взгляде Филиппа.

– В ваши привычки входят беседы с незнакомыми мужчинами, мадам? – спросил он отрывисто,

с трудом сдерживая гнев.

– Ты несправедлив, Сент-Сир, – вмешался Марсель. – Виноват только я. Я представился твоей очаровательной жене. Ты же не можешь требовать, чтобы она меня проигнорировала в такой ситуации.

– С твоей стороны это дерзость, Дюваль, учитывая, что ты знаешь, что я о тебе думаю, – резко ответил Филип. – Держись подальше от моей жены. Она молода и неопытна. Не хочу, чтобы ее компрометировали такие люди, как ты.

– Я завидую тебе, мой друг, – улыбнулся Марсель, намеренно не замечая оскорбления. – Если бы у меня была такая жена, я бы тоже ревновал. – Потом он поклонился Габби: – Мадам Сент-Сир, для меня было большим удовольствием с вами побеседовать.

Кипя от гнева, Филип наблюдал, как Марсель непринужденной походкой удалился прочь.

Прощальные слова Марселя почему-то расстроили Филиппа. Ревновать? Неужели он чувствует ревность? Не может быть! Он просто хочет защитить Габби от Марселя.

– Ну, моя дорогая... – начал он голосом, полным сарказма, затем больно схватил ее за локоть и силой повел в каюту, продолжая: – Значит, ты ничему не научилась у святых сестер? Отныне ты не должна принимать знаки внимания посторонних мужчин. Дюваль не такой человек, с которым можно шутки шутить.

– Ты тоже, – отозвалась Габби, расстроенная несправедливым обвинением. – Что плохого, если я побеседовала с человеком, с которым ты дружишь? Мы единственные пассажиры на «Стремительном» и наверняка будем часто видеться.

– Дюваль мне не друг, и тебе тоже! – взорвался Филип.

– Значит, я не имею права заводить друзей? Должна сидеть взаперти, а ты будешь выводить меня и демонстрировать, когда пожелаешь.

– Я буду выбирать тебе друзей! – ответил Филип.

Красные пятна гнева выступили на щеках Габби, и она горделиво подняла голову.

– Я сама выбираю своих друзей, – отважно заявила она.

Филип сделал шаг вперед, но быстро отступил, вспомнив слова Марселя. Неужели он ревнует? Может быть, он так разъярился, увидев ее с Марселем, не только оттого, что хочет защитить ее? Он прищурился. Вид Габби, грудь которой высоко вздымалась от негодования, глаза сверкали, заставил его кровь быстрее бежать по жилам. Хотя он не одобрял ее неповиновения, он восхищался ее отвагой. Не в силах сдерживаться, он резко притянул ее к себе, лаская ее сильными, требовательными руками, которые удивительно нежно прикасались к ней.

Габби узнала огонь желания в его глазах и сразу же разгадала его намерения.

– Пожалуйста, Филип, только не это, – молила она. – Всего несколько часов назад ты... мы...

– Несколько часов могут показаться целой вечностью, когда такое обольстительное создание, как ты, воспламеняет мои чувства, – произнес он хриплым от желания голосом.

«Что же это за женщина?» – спрашивал себя Филип, чувствуя, как его тело откликается на ее близость. Она была неискушенна в обычаях света и в то же время бесконечно возбуждала его. Ее учили послушанию, но вся ее натура противилась чужой власти. Она дразнила и дерзила ему, а он желал ее с силой всепожирающей страсти. Когда он заговорил, у нее мурашки побежали по телу.

– Я всегда буду хотеть тебя, моя малышка, хотя бы для того, чтобы доказать тебе, что ты принадлежишь мне, что я единственный мужчина, который наделен правом обладать тобой, где и когда мне захочется, независимо от того, сколько ты флиртуешь с другими.

– Но, Филип, – запротестовала Габби, – я не... – Он не дал ей договорить и закрыл рот поцелуем.

Несмотря на слабое сопротивление Габби, он очень быстро раздел ее, разделся сам и отнес ее в постель. К своему огорчению, она почувствовала, что его пылкие ласки и поцелуи начинают вызывать непонятную реакцию в ее теле. Когда он остановился, она испытала какое-то странное разочарование, как будто ей хотелось чего-то еще. Ей потребовались все силы, чтобы бороться с безумными ощущениями, которые он в ней вызывал. Мотая головой из стороны в сторону, она подавляла стоны, готовые сорваться с ее уст. Наконец Филип бросился на нее и глубоко вошел в ее плоть, которая противилась этому.

Когда боль от его мощного вторжения утихла.

Габби широко открыла глаза, вдруг испытав приятные ощущения во всем теле. Она очень старалась не дать Филиппу понять, что испытывала то-то помимо отвращения и что он вызвал в ней какой-то отклик. , Она чуть не задохнулась, удерживаясь от возгласов наслаждения, которые рвались из ее горла, и все это время она презирала себя за то, что движения Филиппа вызывали в ней бесстыдное желание. Никогда она не позволит себе получать удовольствие от того, что делает с ней Филип. Внезапно его тело напряглось, и пик наслаждения наступил, а Габби вздохнула с облегчением.

Во время этой пытки Габби сердилась на пламя, грозившее поглотить ее, когда неудержимая потребность ее тела едва не преодолела диктаты разума. Теперь, когда Филип отпустил ее, она испытала сожаление, как если бы находилась на краю открытия и остановилась, не совершив его. Габби вздохнула, отчасти из-за угрызений совести, но главным образом из чувства облегчения. Облегчение было вызвано тем, что это все наконец прекратилось и она не должна больше бороться с телом Филиппа и своим собственным.

– Почему ты вздыхаешь, малышка? – спросил Филип, который наблюдал за сменой настроений на ее лице. – Скажи мне правду, ведь в этот паз тебе не было больно, как я и обещал?

– Да, – неохотно подтвердила она, – но ты никогда не добьешься, чтобы я желала тебя или наслаждалась тем, что ты называешь занятием любовью.

В последующие дни Филип продолжал почти каждую ночь овладевать своей женой и подолгу пытался добиться от нее отклика, пока наконец, рассердившись, не брал ее грубо, разъяренный ее холодностью. Хотя от его ласк у Габби внутри все таяло, она изо всех сил стремилась оставаться неподвижной. В глубине души она чувствовала, что если поддастся его страсти, то уже не сможет управлять ситуацией. Было очевидно, что его самомнение страдает, так как он гордился своими талантами любовника. Инстинктивно она чувствовала, что ее отклик на его ласки будет ему приятен, а ей не хотелось доставлять ему удовольствие. Габби сама удивлялась своим мыслям. Робкая, неопытная девушка проделала большой путь за эти несколько недель.

Спустя несколько дней Габби снова встретила Марселя Дюваля. Со времени их первой встречи он старался избегать ее, чтобы не вызвать гнев Филиппа. Хотя они обедали за одним столом, но проходило это в напряженном молчании, причем Филип каждый раз хмурился, стоило Марселю лишь бросить взгляд в сторону Габби. Габби понятия не имела, чем вызвана ненависть Филиппа к Марселю. Она знала только, что чувствовала родственную душу в этом человеке, предложившем ей дружбу, которую она боялась принять.

Зеленые глаза Марселя загорелись, когда он увидел Габби, стоявшую у борта. Легкий бриз развевал юбки вокруг ее стройных ног, а серебристые локоны растрепались по лицу. Он не смог противиться желанию подойти к ней, и, когда показал ей стаю дельфинов, восторг в ее глазах тронул его: больше, чем он ожидал.

– Как удачно, что вы одна, – прошептал он! многозначительно, еле слышным из-за ветра голосом. – Ваш муж ревностно вас охраняет, моя дорогая. – Габби покраснела, что ей очень шло, и подумала, что ее собеседник сильно ошибается насчет Филиппа, но ничего не сказала и перевела взгляд на резвящихся дельфинов. Вскоре добродушный смех Марселя присоединился к ее переливчатому смеху, который был так же заразителен, как и ее красота.

Габби понимала, что, если муж застанет ее наедине с Марселем, последствия будут неприятные, но ей так не хватало общества, а Филип со своими приступами мрачного настроения уж никак не мог ей этого возместить.

– До чего они забавны, правда, месье Дюваль ? – воскликнула Габби, показывая на играющих дельфинов.

– Очень, – ответил он, не сводя глаз с ее лица и думая, как легко доставить ей удовольствие. – Но вы обещали называть меня Марсель, помните?

– Тогда вы должны называть меня Габби.

Сам того не замечая, Марсель подошел так близко, что шелковистые пряди ее волос коснулись его лица, будто хрупкие крылья бабочки. Марселю показалось естественным обхватить рукой ее миниатюрную талию, когда они наклонялись друг к Другу, чтобы лучше расслышать слова, заглушаемые ветром. Они были так увлечены беседой, что не заметили Филиппа, который издали наблюдал за ними, сжав кулаки, а глаза его блестели стальным блеском. Как Филип ни старался, он не мог отделаться от мысли, что все это уже происходило раньше.

Парочка у бортика не делала попыток разойтись. Филип отметил дерзкий жест Марселя и то, с какой готовностью приняла его Габби. Он вдруг резко развернулся и пошел в сторону своей каюты.

Прошло несколько минут, прежде чем Габби почувствовала, что объятие Марселя стало чересчур настойчивым. Она резко отодвинулась, расстроенная его дерзостью и тем, что сама это допустила.

– Я должна идти, Марсель, – сказала она слегка дрожащим голосом. – Страшно подумать, что сделает Филип, если застанет нас вместе, да еще в таком виде.

– Вы дрожите, дорогая, – сказал Марсель, пристально наблюдая за ней. – Неужели вы так боитесь своего мужа? Он плохо с вами обращается? Расскажите мне, если он посмеет хоть как-то обидеть вас, я вызову его на дуэль и...

Габби побледнела. Вражда мужа и Марселя была слишком очевидной, и усугублять ее не следовало.

– О нет, Марсель, – сказала она, – просто... я хочу сказать... наш брак устроили мои родители, и я еще не совсем к нему привыкла. Но ваша дружба много для меня значит.

– Габби, милая, я всегда буду вашим другом. Я был бы больше чем другом, если бы вы это позволили, – сказал он многозначительно. – Если когда-нибудь вам потребуется моя помощь, вам стоит только попросить. – Он взял ее маленькую ручку, поднес к губам и поцеловал ей ладонь.

Смысл его слов не ускользнул от Габби, она резко отдернула руку и поспешила в каюту, испытывая бурю чувств. Она ругала себя за то, что вела себя как молоденькая девушка, за которой впервые ухаживает красивый мужчина.

Габби вошла в полумрак каюты, сердце ее сильно билось, щеки пылали, глаза блестели. Она на секунду прислонилась спиной к двери, стараясь взять себя в руки. Она не заметила Филиппа, который сидел за маленьким столиком с рюмкой бренди в руке, а перед ним стояла наполовину опустошенная бутылка. День, который с утра был солнечным, вдруг превратился в пасмурный, сильный шквал появился на горизонте; надвигалась буря, не менее сильная, чем та, что бушевала в сердце Филиппа.

Внезапно она почувствовала устремленный на нее холодный взгляд мужа, она вздрогнула, он же поднял рюмку, пародируя приветственный жест, с усмешкой, в которой не было веселья. Филип неуверенно встал, и Габби с упавшим сердцем поняла, что он пьян.

– Хотел бы я знать, мадам, – заговорил он, неразборчиво произнося слова, – может быть, вам больше понравилось бы заниматься любовью с Марселем Дювалем? Со мной это занятие вызывает у вас лишь презрение. Может быть, я внушаю вам отвращение, или вам больше нравятся мужчины, которые так и норовят взять чужое?

Габби повернулась, чтобы спастись бегством, но Филип шагнул вперед, одной рукой схватившись за дверь, а другой резко швырнул ее в глубь комнаты. Габби пролетела к противоположной стене, где ударилась о перегородку и сползла на пол, как тряпичная кукла. Едва сохраняя сознание, она испуганно смотрела, как Филип запирает дверь и кладет ключ в карман, а потом поворачивается и с недоумением глядит на нее.

Нетвердыми шагами он подошел и нагнулся, чтобы помочь ей встать. Габби, сжавшись, попыталась отстраниться, и Филип замахнулся, но, быстро осознав, что безумная ярость толкает его на поступок, о котором он впоследствии пожалеет, опустил руку.

– Почему ты так со мной поступаешь, Филип? – жалобно спросила она.

– Ты еще спрашиваешь! – отозвался он с горящими от гнева глазами. – Ночь за ночью ты лежишь возле меня, холодная и бесстрастная, и тем не менее принимаешь объятия мужчины, с которым едва знакома.

У Габби сердце ушло в пятки, когда она поняла, что Филип видел их с Марселем на палубе.

– Ты забываешь, – храбро ответила она, – что ты мне тоже мало знаком, и проявлял ко мне лишь безразличие и жестокость все то недолгое время, что мы провели вместе. По крайней мере, Mapсель добр и внимателен.

– Ты плохо знаешь Марселя, если думаешь, что у него на уме только дружба, – прорычал Филип.

Оттолкнув руку Филиппа, Габби встала.

– Не дотрагивайся до меня! – закричала она.

– А Дювалю можно до тебя дотрагиваться? Я убью его прежде, чем он тебя совратит.

– Почему ты его так ненавидишь?

Вопрос застал его врасплох, но он не отвел взгляда и произнес всего одно слово:

– Сесили.

– Кто такая Сесили? – Это имя ничего Габби не значило.

Хотя мозг Филиппа был затуманен бренди, он знал, что не готов пока рассказать Габби о Сесили. Вместо этого он сказал:

– Ты не поймаешь меня в ловушку своими расспросами, Габби. Сесили не имеет к тебе никакого отношения.

Потом его затуманенный взгляд упал на вырез ее платья, который расстегнулся во время их стычки, соблазнительно приоткрыв молочно-белую грудь.

Вспышка желания была мгновенной, и он хрипло приказал:

– Сними одежду.

Габби никак не отреагировала на его команду, продолжая молча стоять.

– Ты слышишь меня, малышка? – повторил н. – Сними одежду. Или я сорву ее сам с твоего

восхитительного, бесчувственного тела.

Габби как-то обреченно подняла дрожащие руки и стала расстегивать застежки.

– Не так мрачно, – язвительно засмеялся Филип, – просто представь себе, что я Марсель.

Габби напряглась, чувствуя горечь во рту. Его жестокие слова и грязные обвинения потрясли ее. Ей хотелось ударить его, но ее удерживал страх.

– Быстрее, – сказал он, налил в рюмку еще бренди и одним движением опрокинул ее, продолжая жадно пожирать жену глазами, пока она один за другим снимала с себя предметы своего туалета.

– Сегодня, моя дорогая, ты поймешь, что такое рай, – пообещал он свистящим шепотом. – Я не позволю тебе подавлять свою природную страстность под маской холодности. Когда я с тобой за кончу, ты и помыслить не сможешь ни о каком другом мужчине.

Без видимых усилий Филип поднял ее с груды сброшенных одежд, отнес на кровать и, быстро раздевшись, нырнул к ней в постель. Габби задрожала, вдруг осознав, что ветер усилился и качка на корабле стала заметно сильнее. Хотя уже стемнело, зарницы молний освещали каюту, а в небе слышались раскаты грома.

Габби лежала неподвижно и смотрела, как глаза Филиппа превратились в серые бархатистые озера, а руки удивительно нежно прикасались к ее коже. Изо всех сил она сопротивлялась ощущениям, которые грозили поглотить ее, потому что понимала, что если уступит, то уже не сможет презирать мужа за то, что он берет ее силой. Когда Филип заключил ее в объятия и она ощутила его горячее, жаждущее тело, ей показалось, что молния пронзила ее до самых глубин. И при этом он был нежен. Никогда еще она не чувствовала в нем столько нежности. Его страстный поцелуй был долгим и глубоким, и, когда он оторвался от нее, ей захотелось, чтобы он продолжил. Его губы прочертили дорожку по нежной шее до кончика груди, где его жаркий язык ласкал пульсирующий сосок, прежде чем перейти к впадине ее живота. Ее тело дрожало, внутри расцветали маленькие зернышки ощущений, и волны желания накатывали на нее. Нечто неведомое толкало ее вперед, побуждая узнать смысл мощной силы, которая пульсировала внутри ее.

– Не противься, милая, – прошептал Филип с улыбкой, в которой не осталось и следа от хмеля. – Нет большего удовольствия, чем удовольствие плоти. – Потом его губы оказались там, где им было не место, они дразнили, покусывали, пробовали ее на вкус, и Габби испытала невероятный восторг, чувствуя, как вибрирует какое-то тайное место внутри ее, а его пытливые губы погружали ее в пучину наслаждения.

– Филип, – молила она, как в бреду, – пощади меня.

Но пощады не было. Каждый мускул ее тела был напряжен, как проволока, когда она устремилась к истине, которую так долго отвергала, которой так долго боялась. Все ощущения времени и пространства исчезли, и миллионы звезд зажглись в ее олове, а она, бессильная перед напором чувств, взлетала все выше и выше, туда, где буря гремела за стенами каюты.

Когда Габби затихла, Филип приподнялся и прошептал ей на ухо:

– Это было для тебя, милая, а теперь моя очередь.

Она выдохнула, когда он вошел в нее, двигаясь мощными толчками, пока Габби опять не ощутила теплую волну возбуждения. Ее глаза потрясение открылись, она была охвачена смятением. Неужели он снова ведет ее к этой вершине страсти и повторится чувственный восторг, который она испытала всего несколько мгновений назад? А потом все мысли покинули ее, когда она слилась с Филиппом в их нескончаемом полете.

Габби плыла в облаке тихого блаженства, слыша только возгласы Филиппа в тот момент, когда он достиг завершения. Перед тем как погрузиться в сон, она чувствовала себя умиротворенной. Краткая торжествующая улыбка промелькнула на лице Филиппа перед тем, как он, в свою очередь, погрузился в сон, не слыша ни бушующего шторма, ни рокочущего моря вокруг.

Буря бушевала три дня. Это не был настоящий ураган, но тем не менее шторм был внушительным. Все это время Габби не выходила из каюты, а Филип выходил всего пару раз, чтобы проверить состояние корабля. Время ничего не значило для любовников, которые провели его в объятиях друг друга, и качка корабля стала колыбелью их страсти.

Иногда Филип нежно ласкал ее, доставляя ей невероятное удовольствие. Временами его яростный пыл увлекал ее в вихре страсти, такой всепоглощающей, что она оставалась измученной и опустошенной. А иногда они просто лежали рядом, соприкасаясь телами, и этого было достаточно.

Невинной, неопытной, воспитанной в монастыре девственницы больше не существовало. Теперь 3 она превратилась в женщину, которая очень много j узнала о любви и познала тысячи способов дарить и получать наслаждение. Но ни разу Филип ни одним словом не дал ей понять, что она представляет для него нечто большее, чем сосуд для удовлетворения вожделения. Он по-прежнему оставался для нее загадкой. Почему Филип так с ней обращается? Как ? бы они ни были близки, ей не удавалось пробиться : сквозь его холодную сдержанность. Всегда какая-то s его часть была от нее скрыта, даже в минуты наивысшего блаженства. Иногда Габби ненавидела его, так же как и свое предательское тело. Филип ни разу не произнес ни одного слова любви, и уголки его губ изгибались в той же торжествующей улыбке всякий раз, когда она кричала от удовольствия.

5

Габби проснулась, когда розовая полоска восхода появилась на востоке, и поняла, что шторм наконец утих. Слышно было, как моряки занимаются повседневной работой, и Габби поняла, что корабль снова повинуется приказам экипажа, а не капризному хозяину – океану. Она осмелилась бросить взгляд на Филиппа и увидела, что он еще спит, похожий во сне на мальчика, все морщинки на лице разгладились, а непокорные вьющиеся волосы спадали на лоб. Она подавила желание провести пальцем по его лицу и тихонько встала, чтобы не разбудить его.

Она не знала, что Филип проснулся и наблюдал сквозь ресницы полуприкрытых глаз, пока она умывалась и одевалась. Ее хрупкая красота не переставала удивлять его. Когда тишину нарушил стук в дверь, он сразу вскочил и натянул брюки. Утренним посетителем оказался юнга, который передал приглашение капитана Жискара присоединиться к нему за завтраком, впервые за три дня.

Если Габби и воображала, что отношение к ней Филиппа изменилось за эти три дня, когда он проявил себя нежным любовником, то она ошибалась. Он вел себя сдержанно и холодно, как будто близость, которую они испытали, ничего для него не значила. Она снова почувствовала, что ненависть душит ее, когда вспомнила плотские удовольствия, которым он научил ее.

Голос Филиппа отвлек ее от раздумий, и она с удивлением увидела, что он уже оделся и побрился.

– Габриэль, я полагаю, что Дюваль будет за завтраком у капитана, – сказал он сурово, как будто читал нотацию капризному ребенку. – Не забывай то, что я тебе о нем говорил, и веди себя соответственно.

Габби была вне себя от негодования, и ее глаза метали фиолетовые искры. Она открыла рот, чтобы возразить, но Филип прервал ее:

– Ты понятия не имеешь, что такое Дюваль. Поверь моему суждению в таких вопросах. У тебя слишком мало жизненного опыта.

– Но я быстро учусь, разве не так? – бросила она презрительно.

Филип грозно нахмурился, увидев, как она привычно-вызывающе вздернула подбородок.

– Я начинаю думать, что совершил ужасную ошибку, женившись на тебе, – сказал он. – Твой отец заблуждался, полагая, что пребывание в монастыре укротило тебя.

– Я была невинна, когда покинула монастырь, Филип! А тебе удалось навеки отнять мою невинность. Но никому на свете, даже тебе, не удастся сломить мой дух.

– Твою невинность не трудно было отнять, моя малышка, – сказал он цинично. – Похоже было, что плод созрел и только ждал, чтоб его сорвали, так что я получил даже больше, чем рассчитывал. Я знал, что ты не сможешь надолго остаться ледяной девой. Но предупреждаю тебя, – сказал он, нахмурившись, – твои сокровища принадлежат только мне, и я за них заплатил. Когда наступит время, не будет ни малейшего сомнения в том, чье дитя ты носишь. – Он вспомнил Сесили и ее ребенка, который, возможно, был его ребенком.

– Как ты смеешь, Филип? – закричала Габби, шокированная его словами. – Хотя я никогда не желала этого брака, но я твоя законная жена, и у меня нет намерения нарушать священный обет. В конце концов, кое-чему я в монастыре научилась.

– Да уж надеюсь, что побольше, чем Сесили, – произнес он загадочно.

– Сесили? – повторила Габби. – Так кто такая Сесили и какое она имеет ко мне отношение?

– Сесили, малышка, была моей женой, – ответил он с внезапным приступом доверия.

– Твоя... твоя жена? – пролепетала Габби.

– Была моей женой, – подчеркнул Филип.

– Я не знала, что ты был раньше женат. А что с ней случилось?

– Она умерла. И с ней ребенок, которого она носила.

Природное любопытство Габби было разбужено. Она никак не могла удержаться от вопроса, даже если бы предвидела ужасный ответ, который она получит:

– А как она умерла?

Филип, видимо, обдумывал ответ, стараясь побороть бурю чувств, бушевавшую в нем. Только когда его боль утихла и он несколько пришел в себя, он сказал странным, бесстрастным голосом:

– Я скажу тебе это только однажды и больше говорить об этом не буду. Поняла? – Когда Габби кивнула, он добавил: – Я убил Сесили.

Габби охнула, разрушив гнетущую тишину. Ее охватил страх, и сотни невысказанных вопросов, которые она не посмела задать, замерли в ней. Может быть, он и ее тоже убьет, когда она ему надоест? Что же сделала несчастная Сесили, чтобы заслужить безвременную смерть? Почему власти не арестовали его за убийство? Боже мой, неужели она вышла замуж за такое чудовище?

Габби отшатнулась от его прикосновения, Когда он подошел, чтобы сопроводить ее из каюты. Она смотрела на него недоверчиво и настороженно. Внезапно Габби осознала, что могла бы, не колеблясь, убежать от этого человека.

Завтрак превратился в пытку, которой Габби охотно бы избежала. Несколько раз Марсель пытался вовлечь Габби в разговор.

– Я вижу, что вы прекрасно перенесли шторм, мадам Сент-Сир, – сказал он, обратившись прямо к ней.

– Да, – ответила она, потупив взор.

– Вас не укачало? – спросил он, надеясь по лучить еще какой-нибудь ответ.

– Мою жену не укачало, – грубо вмешался Филип. – Честно говоря, мы провели время уединения с большим удовольствием. – В значении его слов невозможно было ошибиться.

Краска смущения залила щеки Габби, когда она осознала, что сказал ее муж. Даже капитан Жискар j в смущении закашлялся. Таинственная улыбка, скользнула по лицу Филиппа, после чего он продолжил спокойно завтракать, не обращая внимания на неловкость Габби и на взгляды, которые украдкой бросал Марсель.

В последующие недели положение мало изменилось. Филип по-прежнему занимался с ней любовью каждую ночь, а она не в силах была ему противиться. Когда она отвечала на его ласки, он становился нежным, великолепным любовником, который стремился удовлетворить ее так же, как и себя. Ночью ее восторг был безграничен, но его мягкость была обманчива, и днем его мрачная молчаливость окутывала ее облаком страха. Она больше не заговаривала о Сесили, и он тоже.

Когда они доплыли до южных морей, мрачное настроение Филиппа слегка рассеялось, и он стал; почти красноречивым, когда она попросила рассказать ей об острове, который вскоре станет ее домом. Впервые со дня свадьбы, за исключением тех часов, когда он занимался с ней любовью, резкость его выражений сменилась мягким, печальным взглядом.

– Прежде всего ты должна знать, что Мартиника – один из Наветренных островов в группе Малых Антильских, – сообщил Филип, и впервые за время их знакомства в его голосе звучало волнение. – Мартиника занимает 431 квадратную милю и почти вся покрыта горами.

– Там сухо, как в пустыне?

– Наоборот, – засмеялся Филип, и на его щеках появились ямочки, о которых она раньше не подозревала. – Большая часть острова – это джунгли. Монтань-Пеле – действующий вулкан, он возвышается на высоту 4554 фута на северном берегу острова. На юге невысокие холмы от одной до двух тысяч футов. Там много горных потоков и несколько больших рек.

– Действующий вулкан! – воскликнула Габби. – Так это опасно?

– Совсем нет, иначе город Сен-Пьер не мог бы существовать и процветать. Он расположен у подножия Монтань-Пеле. Хотя время от времени вулкан изрыгает дым и пепел, уже много лет большого извержения не было. Гораздо опаснее ураганы, которые время от времени настигают остров, и, конечно, «фер-де-ланс», или «острая пика».

Габби вздрогнула.

– Ураганы? «Острая пика?»

– Ураган – это ветер, достигающий скорости ста миль в час, одновременно с проливным дождем, который налетает на Мартинику с июля по ноябрь. Собственно говоря, я удивляюсь, что до сих пор нам не встретился ураган, хотя мы уже в теплых морях. Ураганы приносят неисчислимые разрушения. Огромные волны сметают целые города и уносят много жизней.

Габби про себя вознесла мольбу Богу, чтобы ей никогда не встретился ураган.

– А «острая пика»? – спросила она.

– «Фер-де-ланс», что значит «острая пика», так называют ядовитую змею, укус которой смертелен, – мрачно ответил Филип. – Они встречаются повсюду – в джунглях, на плантациях тростника, на деревьях, в кустах, в траве. Они бывают всех цветов и оттенков. Стоит змее ужалить, и тебя ничего не спасет.

Габби с ужасом слушала Филиппа. Когда он закончил, она содрогнулась от отвращения и пообещала никуда не ходить в одиночку. У нее мелькнула мысль, что муж специально преувеличивает опасности, чтобы напугать ее и добиться, чтобы она не покидала плантацию. Может быть, он хочет запугиванием добиться ее покорности.

Со временем Габби много узнала о Мартинике и о плантации Филиппа, Бельфонтен, на склонах вулкана Пеле. Филип рассказал, что у него есть также городской дом в Сен-Пьере, как и у большинства плантаторов, которые ведут светскую жизнь в городе. Особенно все любят время Карнавала. Сен-Пьер был гораздо более популярным деловым центром, чем Фор-де-Франс, где находилась резиденция правительства.

Габби мечтала о том, чтобы быстрее добраться до Мартиники, потому что постоянное общество Филиппа угнетало ее, особенно дневные приступы мрачного настроения. Кроме того, Габби никак не могла забыть слова, произнесенные им: «Я убил свою жену». Правда, волшебство любви несколько мирило ее с сумрачностью характера мужа.

Однажды в жаркий день после обеда Габби решила спрятаться от солнца, заливавшего палубу, в своей прохладной каюте. Она сняла платье, улеглась на кровать и сразу же задремала. Проснулась она от сердитых голосов, доносившихся через открытый иллюминатор. Она услышала свое имя и узнала голоса Филиппа и Марселя. Габби осторожно встала и подошла к иллюминатору, стараясь уловить слова.

– Ты, кажется, влюблен в свою маленькую Габриэль, мой друг, – услышала она голос Марселя.

– А ты, Дюваль, чересчур интересуешься моей женой и моим браком.

– А твоей жене известно о Сесили? – спросил Марсель.

– Она знает, что я был женат, – ответил Филип сквозь зубы.

– Уверен, что ты не сказал ей правду, – продолжал Марсель.

– Держись подальше от Габби, Дюваль, – угрожающим тоном произнес Филип. – Если ты опять вмешаешься, я убью тебя. Мне давно надо было это сделать.

– Не я был причиной смерти Сесили, – сказал Марсель. – Это ты заставил ее зачать ребенка, которого она не хотела. Ты довел ее до побега сквозь джунгли глухой ночью. Ты...

– Довольно, Дюваль! Все это давно в прошлом. Теперь меня волнует Габби. Она не такая, как Сесили. Она невинна и не знает, на что способны мужчины вроде тебя. Держись от нее подальше.

– Ха! – насмешливо ответил Марсель. – А как насчет мужчин вроде тебя, мой друг? Кто защитит ее от твоего ревнивого гнева, от твоей ненасытной похоти? Кстати, о похоти. Ты рассказал своей невинной малютке об Амали, прекрасной и страстной? Амали не очень понравится твоя жена.

– Это не твое дело, Дюваль, – холодно сказал Филип, – но, раз тебя это так волнует, Амали знает, что я вернусь из Франции с женой.

– Представляю, как твоя дикая кошка повела себя, когда ты обрадовал ее такой новостью.

– Я уже сказал тебе, что это тебя не касается. Амали будет поступать так, как скажу я, – с напором произнес Филип.

– И с каких пор Амали стала выполнять приказы? – насмешливо засмеялся Марсель. – Нет, мой друг, Бельфонтен недостаточно велик, чтобы в нем нашлось место и для твоей жены, и для любовницы. – Он пригладил усы и облизал губы, наслаждаясь возмущенным видом Филиппа. – Я с удовольствием заберу у тебя красотку.

Филип повернулся к нему с таким свирепым выражением лица, что Марсель на мгновение потерял дар речи.

– Амали останется в Бельфонтене, – прорычал он. – Это ее дом. А останется она моей любовницей или нет, тебя не касается.

– Я-то не сомневаюсь, что она будет по-прежнему согревать твою постель, особенно когда живот у малышки Габриэль потяжелеет от наследника, которого ты так хочешь заиметь.

– Почему мои женщины интересуют тебя гораздо больше, чем остальные, Дюваль? – злобно спросил Филип.

– Но, мой друг, у тебя же превосходный вкус. Взять, например, твою невинную супругу. Я думаю,

что она даже Сесили превосходит своей красотой. Когда ты доведешь ее до того, что она сбежит, я тотчас буду рядом, чтобы подобрать осколки.

Габби не услышала гневный ответ Филиппа, потому что в этот момент капитан Жискар подошел к ним и его звучный голос прервал разговор, который представил в тревожном свете ее ближайшее будущее. Ей следовало с самого начала догадаться, что Филип не собирался хранить обет супружеской верности.

В эту ночь, даже если Филип и заметил нежелание Габби участвовать в фарсе, который он называл занятием любовью, он ничего не сказал. Его нежность в постели не только удивляла ее, но и приводила в бешенство. Ей не терпелось объявить ему о том, что она услышала днем, и она решила так и поступить, пока он лежал рядом, разморенный от полученного удовольствия.

– Филип, – сказала она нерешительно, легко проведя пальцами по его мускулистой груди.

– Что, моя дорогая? Разве я не достаточно тебя удовлетворил на сегодня?

– Пожалуйста, Филип, побудь серьезным хоть несколько минут.

– Я вполне серьезен, – сказал он, прикасаясь рукой к ее телу.

Габби поняла, что если она сейчас же не скажет что-нибудь и не остановит его, то его ненасытная похоть не даст закончить разговор.

– А кто такая Амали? – спросил она смело. Она не ожидала от него такой бурной реакции, потому что Филип подскочил, как будто ужаленный змеей.

– Ты общалась с Дювалем тайно! – закричал он гневно. – Что он тебе рассказал об Амали? – Он вцепился пальцами в ее плечо.

– Я не разговаривала с Марселем, – запротестовала Габби. – Пожалуйста, Филип, перестань, мне больно.

– Тогда от кого ты узнала об Амали? – настаивал он, продолжая держать ее за плечо.

– Я просто услышала сегодня, как ты разговаривал с Марселем. Я отдыхала в каюте, а вы остановились у иллюминатора и так громко говорили, что не услышать было невозможно.

– О Господи, – простонал он, отпуская ее. – Я надеялся, что ты не сразу о ней узнаешь, но, раз уж так вышло, я не буду лгать. Она была моей любовницей.

– Была или до сих пор твоя любовница? – презрительно спросила Габби.

– Это будет видно, – ответил он. – Пока ты меня удовлетворяешь, мне не нужна любовница.

Ответ Габби не понравился. Она и так почувствовала себя униженной из-за того, что будет жить в одном доме с любовницей Филиппа.

– Мне безразлично, как ты себя ведешь, Филип, – сказала она небрежно, – но, пока я твоя

жена, я отказываюсь делить дом с твоей любовницей. Придется тебе поселить ее где-нибудь еще.

Филип расхохотался, но невеселым смехом.

– Ты удивительна, Габби, – сказал он, привлекая ее к себе. – Иди сюда, покажи мне, как ты меня отвлечешь от любовницы.

Позже Габби лежала и слушала ровное дыхание Филиппа. Она никак не могла заснуть. Она размышляла о жалкой победе, которую одержала, оставшись безучастной в объятиях Филиппа. С недовольным бурчанием он отвалился от нее, когда все было кончено, и сразу же заснул.

Когда по легкому похрапыванию Филиппа она поняла, что муж не проснется, Габби тихонечко выбралась из кровати, накинула домашнее платье, закуталась в шаль и вышла из каюты. На палубе она полной грудью вдохнула соленый воздух. Палуба была пустынна, не считая вахтенного и рулевого. Габби прислонилась к борту, и ее серебристые локоны, развеваемые ветром, были похожи в лунном свете на крылья ангела. Она вдруг вспомнила свою жизнь в монастыре, когда она чувствовала себя надежно защищенной. Габби вздохнула. Как ей хотелось вернуть свою невинность и чувство защищенности!

– Вы не против, если я присоединюсь к вам? Габби вздрогнула, когда услышала голос непонятно откуда.

– Я не хотел вас напугать, дорогая, – сказал Марсель.

– О, Марсель, вы меня ужасно напугали, – произнесла Габби, тяжело дыша. – Мне не спится, а ночь такая чудесная.

– Действительно, ночь великолепная, – согласился Марсель. – Взгляните на луну, моя дорогая. Это луна для влюбленных.

Луна висела в ночном небе как огромный, золотой шар, а лучи от него танцевали в легкой морской ряби, как морские нимфы. Габби улыбнулась, восхищенная.

– Вы должны всегда улыбаться, дорогая, – прошептал Марсель, и она ощутила его теплое дыхание. – Вы затмеваете самую яркую звезду на небе.

Габби покраснела. Его присутствие было ей приятно, и в то же время она ощущала неловкость от возрастающей дерзости его слов.

– Вы бываете в Бельфонтене? – спросила она, стараясь прогнать чары, которые навевала на нее эта лунная ночь.

– Раньше бывал, но теперь я там нежеланный гость, – небрежно ответил Марсель.

– А вы знали Сесили? – спросила она, пристально вглядываясь в его лицо.

Столь прямой вопрос вверг Марселя в недоумение.

– А что вам известно о Сесили? – спросил он, чуть прищурив глаза.

– Только то, что мне рассказал Филип. Я знаю, что она была его женой и что она умерла.

– А он вам рассказал, как она умерла? Глаза Габби в лунном свете были огромными и блестящими, а ответ еле слышным.

– Он сказал... он сказал... что убил ее. Страх душил ее.

– Бог мой! – воскликнул Марсель. – Если он сам так сказал, значит, это правда. Точные обстоятельства ее смерти были неизвестны, но ходили слухи, что ее задушили.

Габби вздрогнула и невольно положила руку на шею, и Марсель, увидев такую реакцию, проклял себя за эти слова, которые только усилили ее муку. Желая успокоить ее страхи, он привлек ее в свои объятия, поскольку она не протестовала, провел рукой по ее шелковистым волосам и положил руку ей на талию. Пальцами он почувствовал дрожь ее тела и инстинктивно привлек Габби поближе. Внезапно он испытал огромный прилив нежности и неопределенное желание оберегать эту трогательную, юную девушку.

– Марсель, – робко начала Габби, – Филип дал мне понять, что вы имели какое-то отношение к смерти Сесили. – В глубине души она знала, что, если Марсель каким-то образом связан со смертью жены Филиппа, она никогда не сможет принять его дружбу.

– Черт возьми! – выругался Марсель. – Меня даже не было там в день ее смерти. Я просто был ее другом, дорогая, так же, как я хотел бы быть вашим другом. Когда безумная ревность Филиппа стала для нее невыносимой, она обратилась ко мне, и я принял ее к себе в дом. Но вскоре Филип явился за ней и вынудил ее вернуться в Бельфонтен.

– И что произошло потом?

Марсель выдержал драматическую паузу, устремив взгляд в небо, будто бы в поисках ответа.

– Он запретил ей под любым предлогом покидать Бельфонтен и силой вынуждал ее к близости, пока она не забеременела. Он ошибочно полагал, что ребенок укротит ее и привяжет к нему.

– А что случилось после этого? Почему он убил ее?

– К сожалению, я ничего не знаю об обстоятельствах ее смерти. Из-за того, что Сесили обратилась ко мне, когда она нуждалась в защите, ваш муж отчего-то считает меня виновным в событиях, приведших к ее смерти. Поверьте мне, дорогая, – продолжал он с выражением оскорбленной невинности на лице, – я ни в чем не виноват, кроме того, что пришел на помощь бедняжке в час нужды. В день Страшного суда ответ Богу придется давать Филиппу Сент-Сиру, а не мне.

– Благодарю вас, Марсель, – сказала Габби, – за то, что вы мне это рассказали. Как я могу жить с таким чудовищем? Ваши слова придали мне мужества. Когда наступит момент, я теперь знаю, что делать.

– Обратитесь ко мне, когда вам понадобится поддержка, – предложил Марсель. – Я помогу вам, что бы вы ни решили.

– Я хочу оставить мужа, – горячо сказала Габби. – Я получила хорошее образование и могу зарабатывать на жизнь. Я уеду с Мартиники и найду работу гувернантки где-нибудь, где Филип не сможет меня найти. Если вы поможете мне найти место, я буду вам очень признательна.

Выразительное лицо Марселя стало задумчивым.

– Моя сестра Селеста живет в Новом Орлеане с мужем и детьми. У них большой дом на улице Дюмэн, и ее трое малышей как раз в таком возрасте, когда им понадобится гувернантка. Я напишу ей, и, когда вы решите уехать, я сумею посадить вас на корабль без ведома Филиппа. Я даже мог бы поехать с вами в Новый Орлеан, дорогая, чтобы вам не пришлось путешествовать в одиночку.

Габби не была уверена, что предложение Марселя поехать с ней удачная идея, но она была слишком благодарна ему за заботу, чтобы протестовать.

– Я должна идти, Марсель, пока Филип не проснулся и не обнаружил, что меня нет, – сказала

она, вдруг осознав, как долго она находится на палубе. Она невольно поежилась при мысли о том, что сейчас ей придется вернуться в постель к убийце.

– Да, пожалуй, это лучше всего, дорогая. Не стоит вызывать подозрений у вашего мужа, если мы хотим сохранить наш маленький секрет.

И, прежде чем Габби успела возразить, Марсель наклонился и легко коснулся губами ее губ таким мимолетным прикосновением, что Габби не была уверена, может быть, ей это и почудилось. Потом он затерялся в тумане, который сгущался вокруг. Габби, затаив дыхание, вошла в каюту, но, к счастью, Филип спал. Она постаралась как можно тише и дальше лечь от него на кровати, но он почувствовал ее движение и пододвинулся к ней.

– Какая ты холодная, малышка, – пробормотал он в полусне. – Не отодвигайся, а то я не смогу тебя согреть. – Габби смирилась и улеглась рядом с ним, и его тепло убаюкало ее.

Громкий стук и голоса за дверью разбудили их. Габби села и закрылась простыней, а Филип быстро натянул штаны и шагнул к двери. На пороге стоял взволнованный и испуганный юнга и что-то невнятно бормотал.

– Капитан, месье Сент-Сир, это ужасно. Пожалуйста, идите скорее. Капитан...

Габби больше ничего не слышала, потому что Филип закрыл дверь. Через несколько секунд он вернулся с бесстрастным, напряженным лицом. И молча продолжил одеваться, а когда закончил, то требовательно произнес:

– Запри за мной дверь и никого не впускай.

– Что случилось, Филип? – с растущей тревогой спросила Габби. – Что-то случилось с капитаном Жискаром?

– Потом скажу, – ответил он. – Ты пока делай, что я говорю.

Габби заперла дверь, как велел Филип, и вернулась в кровать, размышляя о том, что означают испуганные слова юнги. Ей ничего не оставалось, как ждать Филиппа.

Филип вышел на палубу вслед за юнгой и поднялся на мостик, где несколько мужчин сгрудились вокруг неподвижно лежащей фигуры в луже крови. Филип растолкал их и приблизился к неподвижному телу. Еще до того, как он осмотрел его, Филиппу было ясно, что капитан Жискар мертв. Первый помощник, опытный моряк по фамилии Мерсье, стоял на коленях рядом с телом и горестно качал голо вой.

– Что произошло, Мерсье? – спросил Филип прерывающимся голосом. Он любил Анри Жискара как брата, но сейчас было не время предаваться горестным чувствам.

– Несчастный случай, господин Сент-Сир, – ответил потрясенный штурман. – Ужасный случай. Вероятно, капитан, встав рано утром, поднялся на мостик первым. Может быть, если бы я был здесь на несколько минут раньше, капитан был бы жив.

– Продолжайте, Мерсье, – мягко сказал Филип. Он опустился рядом с телом, осмотрел ужасную рану на затылке, а потом зазубренное орудие, которое было причиной ранения.

– Никто не видел, как это произошло, – продолжал Мерсье. – Не было никакого крика. – Вот этот кусок снасти отломился как раз в тот момент, когда капитан поднялся на мостик. Бедняга, наверно, так и не понял, что случилось. Он умер мгновенно. Видите, зазубренный конец этого бруса ударил его по затылку и повредил яремную вену. Он истек кровью, прежде чем кто-нибудь что-то заметил.

Филип оторвал взгляд от тела капитана и посмотрел его на то место, откуда отломился брус. Потом вынул острый кусок дерева, все еще торчащий в ране, и осмотрел его со всех сторон.

Нахмурившись, он спросил:

– Как такое могло произойти на моем корабле?

Его стальной взгляд переходил с одного человека на другого, пока не остановился на Марселе Дювале, который только что присоединился к зрителям.

– Я могу только догадываться, – пожал плечами Мерсье. – Наверно, снасть расщепилась, когда мы попали в шторм через несколько недель после Бреста, и этот брус болтался, готовый упасть в любой момент. А сегодня утром ветер усилился, вот он и оторвался как раз в ту минуту, когда капитан Жискар поднялся на мостик. Черт побери! —

выругался он, оглядываясь на стоявших рядом моряков. – Кто-то у меня поплатится за такую небрежность.

Филип ничего не сказал и продолжал изучать смертельное орудие. После некоторого раздумья он сказал:

– Это, кажется, от верхней реи. Пошлите кого-нибудь посмотреть, в чем там дело.

Один из матросов немедленно отделился от группы и полез вверх по снастям. Филип и Мерсье отнесли тело капитана в каюту, чтобы приготовить к погребению. Все это время мозг Филиппа лихорадочно работал. Он потерял не только превосходного капитана, но также старого и преданного друга. Филип думал о том, что несчастный случай выглядел по меньшей мере странно, хотя бы потому, что оказался результатом слишком уж невероятного совпадения. Вдобавок зазубренный конец бруса, убивший капитана, казался чересчур острым, как будто его специально наточили. Филип был почти убежден, что смерть Анри не случайна и имеет отношение к секретному документу. Теперь, когда Анри не стало, жизнь и смерть целого города, а может быть, и страны, зависела от него. Ответственность была пугающе огромной.

Когда Филип вошел в каюту Анри Жискара, ему показалось, что что-то не так, но он не мог понять, что именно. Внезапно его осенило: каюта выглядела слишком прибранной, все находилось на своих местах. Даже бумаги и карты, обычно лежавшие в беспорядке, сейчас сложены в аккуратные стопки. Это совсем не похоже на Анри. Филип часто укорял Анри за отсутствие порядка, но добродушный капитан только смеялся и говорил, что уборка – дело женское.

Филип не сомневался, что кто-то тщательно обыскал каюту капитана Жискара, а потом аккуратно разложил каждый предмет на место. Но в одном Филип был уверен: кто бы ни обыскивал каюту, они ничего не нашли. После того как Анри ознакомился с секретным документом и положил его в сейф, Филип вернулся в каюту и без ведома капитана забрал бумаги. Разумеется, как владелец судна, он знал секретный шифр сейфа. Теперь документ лежал на дне Габбиного сундука. Раздумывая о случившемся, Филип пришел к выводу, что он может быть следующим.

Позже, когда Филип вернулся к себе в каюту, Габби была поражена его видом: морщины вокруг глаз и на лбу стали более резкими, походка невероятно уставшего человека – ей показалось, что он за несколько часов постарел на десять лет.

– Филип, скажи мне, что случилось! – воскликнула она. – Я слышу голоса, и все расстроены.

– Капитан Жискар умер, – безжизненным тоном ответил Филип.

– Умер? Как? Отчего?

– Несчастный случай, сегодня утром, на мостике.

Внезапно все силы оставили его, и боль отразилась в его глазах. Он мучительно думал, что и в этой смерти повинен он: если бы он не воспользовался помощью Анри для выполнения своей миссии, бедняга был бы жив. Неужели смерть никогда не перестанет преследовать его и отнимать его близких? Как вынести вину еще за одну безвременно прерванную жизнь?

– А кто поведет «Стремительный» на Мартинику? – спросила Габби, нарушив молчание.

– Первый помощник – Мерсье, он опытный штурман, да я и сам встану за штурвал, мне часто приходилось это делать.

Вновь наступило долгое молчание. Филип размышлял, принимая трудное решение открыться Габби и тем самым подвергнуть ее опасности. Имеет ли он на это право? Выбора у него не было. Долгое время он напряженно смотрел на Габби, пока она не стала нервничать под его пристальным взглядом.

– В чем дело, Филип? Почему ты так странно на меня смотришь? Я могу что-нибудь сделать для тебя?

Сама того не зная, она помогла ему принять решение.

– Ты знаешь, из-за чего началась война в 1812 году между Англией и Америкой? – спросил он, удивив ее резким переходом к другой теме разговора.

– Не особенно хорошо, – призналась Габби. – Так из-за чего они воюют?

– В основном это случилось из-за Наполеона. Из-за него и из-за пиратских нападений англичан на американские корабли. Не говоря о том, что американцев незаконно рекрутируют в британский военный флот.

– А какое Наполеон имеет к этому отношение?

– Американцы были вынуждены принять сторону Франции, когда британцы установили блокаду американских портов, чтобы помешать им доставлять грузы военного характера во французские или испанские порты. А поскольку англичане не могут патрулировать все американские порты, они стали останавливать все суда под американским флагом и конфисковывать их груз как контрабанду. Британцы даже продовольствие расценивают как контрабанду.

– Но, Филип, я не понимаю, какое это имеет отношение к смерти капитана Жискара?

– Я как раз к этому подхожу, малышка, – сказал он мрачно. – Нам с капитаном Жискаром был доверен важный документ, тайно вывезенный из Англии. Его надо доставить генералу Эндрю Джексону, в Новый Орлеан. Он готовит этот город к обороне. Документ в моих руках подтверждает, что англичане собираются атаковать город с моря. В нем не только указана дата начала осады, но также количество кораблей и военных сил, участвующих в этой военной кампании. Теперь ты понимаешь, как важно, чтобы документ немедленно попал в руки генерала Джексона.

– И ты полагаешь, что смерть капитана Жискара связана с этими секретными бумагами?

– Я вынужден это предположить. Не нравится мне этот «несчастный случай».

– Значит, ты с самого начала не собирался плыть на Мартинику? – спросила Габби, пытаясь осмыслить факты, которые сообщил ей Филип.

Когда она подумала о Новом Орлеане, у нее в голове зародилась одна мысль. Новый Орлеан большой город. Может быть, там ей удастся ускользнуть от Филиппа после того, как они причалят. Должно быть, не трудно будет отыскать сестру Марселя и начать новую жизнь.

Не догадываясь о направлении ее мыслей, Филипп сказал:

– Только мы с капитаном Жискаром знали, что судно плывет в Новый Орлеан. Мы боялись, что на судно могут проникнуть лазутчики и попытаются украсть документ, если станет известно, куда мы направляемся. Вот почему я так расстроился, когда узнал, что Дюваль плывет этим же рейсом. Я приказал капитану Жискару не брать пассажиров в это плавание, но, поскольку Дюваль мой сосед и верный француз, ему продали пассажирское место. Жискар ошибочно полагал, что мы по-прежнему друзья.

– Но ты же не подозреваешь месье Дюваля в том, что он шпион! – воскликнула Габби.

Филип нахмурился.

– Я от него могу ожидать всего, чего угодно. Но Анри умер, и я должен принять на себя полную ответственность за благополучную доставку документа.

– Для чего ты мне об этом рассказываешь? – спросила Габби.

– Если со мной произойдет что-то непредвиденное прежде, чем мы достигнем Нового Орлеана, я хочу, чтобы ты доставила бумаги генералу Джексону.

На мгновение сердце Габби перестало биться. С Филиппом что-то случится? Боже мой!

Вслух она сказала:

– Ты хочешь сказать, что если кто-то на борту убил капитана Жискара из-за секретных бумаг, то они не остановятся перед тем, чтобы убить тебя? – Именно так.

– И ты настолько мне доверяешь, что все это мне рассказываешь? – спросила Габби с изумлением.

– Больше некому, – ответил он. – Бумаги! спрятаны в твоем сундуке под твоей одеждой.

В случае моей смерти отвези их прямо в штаб Джексона в Новом Орлеане. Ради собственной безопасности не говори никому о том, что тебе известно. Мерсье получил инструкции привести корабль в Новый Орлеан, если я не смогу этого сделать сам. – Внезапно он взял ее за плечи. – Пообещай! мне никому не доверять, Габби! Никому! Ты меня понимаешь? Никому!

– Обещаю, Филип, – тихо сказала Габби. Только получив ее обещание, он отпустил ее.

– Завтра мы войдем во Флоридский пролив, a оттуда в Мексиканский залив, – продолжал он, успокоившись. Про себя он подумал, что, даже если Дюваль шпион, времени у него остается немного.

– Новый Орлеан французский город? – спросила Габби.

– Там есть несколько старинных испанских семейств, но большинство французы или креолы. Конечно, с 1803 года, когда Наполеон продал эту территорию, она стала частью Соединенных Штатов.

Габби изо всех сил старалась запомнить все, что говорил Филип, но все эти разговоры о войне, шпионах и тайных документах ее запутали. Тем не менее она дала слово и собиралась сдержать его, хотя сама мысль о возможной смерти Филиппа наводила на нее непонятную тоску.

На следующий день Габби впервые с момента отплытия увидела сушу. Филип объяснил ей, что это всего лишь небольшие островки, и все-таки это была земля. Издали они напоминали россыпь драгоценных камней на фоне лазурного моря. Белые песчаные пляжи и буйная растительность привели Габби в восторг. Она была так поглощена зрелищем, что не сразу заметила, как нахмурился Филип, наблюдая за внешне безобидными кудрявыми облаками. Когда Мерсье подошел и доложил, что барометр угрожающе падает, Филип нисколько не удивился. Только тогда Габби обратила внимание на то, что небольшой бриз сменился угрожающим ветром и корабль стремительно заскользил по волнам. Матросы убирали паруса, другие привязывали груз к палубе. По их лихорадочной деятельности Габби начала догадываться, что надвигающаяся буря не похожа на безобидный шторм в Атлантике, когда Филип три дня обучал ее любовной науке. Теперь они были в тропических водах, и она вспомнила рассказ Филиппa об ураганах.

– Как ты думаешь, скоро мы попадем в шторм? – спросила Габби, когда Филип провожал ;е в каюту.

– Трудно сказать. В это время года нередко бывают ураганы, и, судя по барометру, буря может начаться уже сегодня.

Доведя до каюты, он оставил ее и поспешил закончить приготовления, необходимые для обеспечения безопасности корабля и экипажа во время бури.

Шквальные ветры швыряли корабль остаток дня и всю ночь. Теперь Габби осознала, каким свирепым может быть море. Не успевала схлынуть одна гигантская волна, как другая накатывалась ей на смену. Габби приходилось все время держаться за края кровати, чтобы не свалиться с нее.

Филип несколько раз заходил в каюту с белым 1 от усталости лицом, в промокшей одежде, несмотря на клеенчатый плащ. В последний раз он увидел, что Габби очень плохо, и подбежал к ней. Очень нежно ; он отвел влажные волосы с ее лба и поцеловал.

– Уже скоро, моя дорогая, – прошептал он, – скоро все кончится. Не бойся, я позабочусь о тебе. – От сильной качки Габби невероятно страдала. У нее начался новый приступ тошноты. Он не отвернулся, когда ее вырвало в ведро, а держал ее, дрожащую от слабости, и успокаивал как мог. Затем он встал и подошел к двери, чтобы уйти.

То, что произошло дальше, Габби помнила смутно. Откуда у нее взялись силы и почему она так поступила, осталось неизвестным. В тот момент, когда Филип открыл дверь каюты, огромная волна накренила корабль до такой степени, что он чуть не перевернулся. На глазах у потрясенной Габби Филип был отброшен от двери на мокрую палубу. Она с ужасом увидела, как бочка с гвоздями сорвалась с крепежных канатов и покатилась в сторону Филиппа. Заметив ее, он попытался встать, но успел подняться только на колени, как бочка навалилась на него и прижала к борту. При следующей волне бочка откатилась в противоположную сторону, а Филип без сознания остался у борта, и первая же волна могла его смыть.

Габби, шатаясь, встала и медленно направилась к двери, повторяя имя Филиппа, как будто не сознавая, что в реве шторма ее все равно не слышно. Бросив взгляд вдоль палубы, она увидела, что никого поблизости нет. Как бы Габби ни ненавидела Филиппа, она не могла допустить, чтобы его смыло за борт. С силой, порожденной страхом, она осторожно покинула каюту и стала медленно продвигаться к Филиппу. Дважды порыв ветра сбивал ее с ног, и ей приходилось ползти, а один раз она уцепилась за сломанную мачту, пока сильный шквал накатил на палубу. Каким-то чудом она добралась до Филиппа, задыхающаяся, но невредимая. Габби побледнела, увидев глубокий порез у него на лбу и застывшую маску бледного лица, и попыталась промокнуть кровь краем своей сорочки. Но мгновенно сообразив, что если они тут останутся, то их смоет в море, Габби стала звать на помощь, но в темноте и в шуме шторма никто их не видел и не слышал. Только Габби могла спасти их обоих.

Схватив Филиппа за подмышки, она потащила его дюйм за дюймом к ближайшей мачте, то и дело останавливаясь, чтобы перевести дыхание и справиться с подступавшей дурнотой. Неподвижное тело Филиппа казалось страшно тяжелым, и к тому времени, как она дотащила его до мачты, у нее все болело, а сама она была на грани обморока.

Задыхаясь, Габби подтащила его к мачте и схватила веревку, которая оторвалась от снастей и болталась свободно. Инстинктивно понимая, что не сможет дотащить Филиппа до каюты, она сделала единственное, что могла. Прилагая все оставшиеся силы и волю, привязала его к мачте, стараясь, чтобы узлы были крепкими. Только тогда, когда она сделала это, Габби, обессиленная, свалилась рядом с Филиппом, ощущая боль во всем теле. Немного передохнув и восстановив силы, Габби привстала и потянулась за другой веревкой, чтобы привязаться самой. В этот миг огромный вал, появившийся сзади, обрушился на нее. Филип, пришедший наконец в себя, видел это как в кошмарном сне: волна поднялась из глубин разъяренного моря и накатилась на Габби, которая ухватилась за канат. Он крикнул, но рев бури заглушил его, а волна, докатившись до него, захлестнула, и, когда он смог поднять голову, Габби исчезла. После этого исчезло и его сознание, погрузившись в пучину черного забытья.

6

Боль была нестерпимой. Даже попытка открыть глаза превратилась для Филиппа в страшное мучение. Болело все тело, даже те места, о которых он не подозревал. Первый, кого он узнал, был Мерсье, его первый помощник. Постепенно он узнал остальных, в том числе Марселя Дюваля. Но одного лица среди них не было.

– Ах, месье Сент-Сир, – сказал Мерсье с видимым облегчением. – Я счастлив, что вы наконец вернулись к нам! Вы нас сильно напугали.

Филип попытался встать, но его тотчас мягко, но настойчиво уложили обратно на подушки.

– Нет-нет, – стал уговаривать его Мерсье. – Я хоть и не доктор, но вижу, что ваша рана на голове наверняка вызвала сильное сотрясение мозга. Вам лучше некоторое время побыть в покое.

– А корабль?.. Шторм?.. – с трудом проговорил Филип, который еще был слишком оглушен, чтобы четко соображать.

– Все в порядке, – заверил его Мерсье. – Конечно, некоторые повреждения есть, но ничего такого, что нельзя исправить по прибытии в порт.

– А долго я пробыл без сознания?

– Почти двадцать четыре часа.

– Боже мой! – слабо произнес Филип. – Что произошло?

– Мы надеялись, что вы нам расскажете, месье, – сказал Мерсье, отводя глаза от Филиппа, как будто собирался еще что-то сказать, но не решался.

– Я знаю, что выходил из каюты, где проверял, как чувствует себя моя жена, а после этого я ничего не помню, – сказал Филип, осторожно дотрагиваясь до перебинтованной головы. – Обо что я ударился?

– Насколько мы можем судить, бочонок с гвоздями сорвался с закрепленного места и прижал вас к борту. А после этого можно только догадываться. Когда небо просветлело, мы нашли вас крепко привязанным к мачте. Вы были без сознания и истекали кровью из раны на голове. Тот, у кого хватило присутствия духа привязать вас к мачте, возможно, спас вам жизнь.

Марсель с мрачным видом выступил вперед.

– Неужели ты ничего не помнишь, Филип? Постарайся, подумай! Неужели ты не помнишь самопожертвование твоей жены?– Он, казалось, обезумел от горя, и Филип нахмурился, пытаясь сосредоточить внимание на событиях, о которых говорил Марсель.

– Оставьте нас, – приказал Мерсье членам команды, которые столпились в каюте. Моряки вышли, и остались только Марсель, Мерсье и Филип.

Теперь, месье Сент-Сир, – начал Мерсье, – хорошо бы вы вспомнили, что происходило на палубе во время шторма, потому что моя печальная обязанность сообщить вам, что ваша жена исчезла, и мы полагаем, что ее смыло за борт, а перед этим она привязала вас к мачте. Трагедия в том, что она не смогла спастись сама.

Мерсье замолчал, чтобы дать время Филиппу! осознать эти слова. Память с ужасающей ясностью вернулась к нему, и Филип вскочил в горячке, но, как только он коснулся ногами пола, в голове будто взорвались миллионы острых осколков, и он рухнул обратно на кровать. Боль от воспоминания накатила на него, огромная, как волна, которая смыла Габби за борт. Он обхватил голову руками, охваченный горем. Голос его звучал глухо, как будто издалека.

– Наверно, Габби, увидев через открытую дверь каюты, что случилось со мной, поспешила на помощь, потому что я пришел в себя уже будучи привязанным к мачте и видел, как ее смыло в море, больше я ничего не помню. – Серое облако заволокло его глаза, и он ничего не видел. – Боже мой, это уже слишком! Она спасла мою жизнь, но потеряла свою. Неужели я проклят? Неужели я должен быть причиной смерти каждой женщины, которая мне дорога?

– Ты сам это сказал, Сент-Сир, а не я, – раздался голос Марселя. Повернувшись, он резко

вышел из каюты, чтобы в одиночестве оплакать белокурую женщину с фиалковыми глазами, которая стала так много значить для него. Судьба вмешалась и забрала ее невинную жизнь вместо другой, на которую рассчитывал Марсель. Ни одной женщине не удавалось произвести на него столь сильное впечатление за такое короткое время, как Габриэль Сент-Сир.

Филип не позволил Мерсье сразу взять курс на Новый Орлеан, хотя до города оставался всего день пути. Вместо этого он велел бороздить воды приблизительно в том районе, где Габби смыло за борт. Шанс был невелик, и он не оправдался. Три дня «Стремительный» проводил поиски в Мексиканском заливе недалеко от устья Миссисипи. Филип, ослабевший от раны, от рассвета до заката стоял у борта, так же как и остальные члены экипажа, часами всматриваясь в необитаемые островки и коралловые рифы, куда течение могло вынести Габби. Задача была безнадежной, ведь никто точно не знал времени и места ее исчезновения.

Наконец, утратив надежду найти Габби, они прекратили поиски и вошли в устье Миссисипи, чтобы дойти по реке до Нового Орлеана. Филип по-прежнему должен был выполнить поручение, но ничто не могло изгнать из его мыслей образ девушки с волосами лунного цвета, которую он попытался приручить... и потерпел неудачу.

Вскоре после смерти капитана Жискара Марселю сообщили о пункте назначения корабля. Он изобразил изумление и даже негодование из-за того, что не сможет попасть на Мартинику, но Филип ему не поверил. Он не мог отделаться от мысли, что Дюваль как-то связан с вереницей несчастных случаев, которые преследовали Филиппа всю дорогу.

Теперь, когда они плыли по Миссисипи, Марсель размышлял о том, что, как только «Стремительный» пришвартуется к пристани, необходимо быстро сойти с корабля и затеряться в толпе. Марселю не удалось сделать задуманное, но существовала последняя возможность все-таки выполнить задание и превратить неудачу в успех. Многое зависело от того, как быстро ему удастся покинуть судно и сможет ли он сделать необходимые приготовления до того, как Филип отправится к генералу Джексону.

Как только «Стремительный» пришвартовался у причала, Марсель сбежал по сходням и скрылся на набережной, заполненной докерами и военными. Филип не обратил на него внимания, потому что он тоже готовился сойти на берег в одиночку.

Только после того, как Филип дал распоряжения Мерсье по поводу ремонта судна, он достал пакет, лежавший на дне Габбиного сундука. При виде ее одежды Филип чуть не лишился самообладания и с трудом заставил себя выйти из каюты, где все напоминало о жене. Положив пакет во внутренний карман камзола, он деревянной походкой сошел с корабля на пристань. Повсюду видны были свидетельства того, что город готовится к осаде. Филип отправился пешком на Оружейную площадь, которую позднее назвали площадью Джексона. Он знал, что там штаб генерала Джексона. Переходя улицу, чтобы попасть на Оружейную площадь, Филип вдруг инстинктивно почуял опасность: оглянувшись, он увидел экипаж, несшийся на него с сумасшедшей скоростью. Даже издали было видно, что возницы не было, – похоже, лошадей понесло.

Филип не успевал ни добежать до противоположной стороны, ни вернуться назад. Ему оставалось лишь попытаться увернуться от лошадиных копыт и колес кареты. Филип бросился на землю и, когда лошади поравнялись с ним, сумел увернуться из-под их ног. Но самое худшее было впереди. Карета наезжала на него, а он не успел откатиться в сторону, и правое колесо задело голову, открыв рану, полученную во время шторма. Через несколько минут все было позади. Вокруг столпились прохожие, и несколько солдат подбежали, чтобы помочь ему встать.

– Вы не ранены, сэр? – спросил один солдат, отряхивая камзол Филиппа. – У вас на лбу глубокая рана. Вам надо к доктору.

– Спасибо, – ответил Филип, машинально проверяя рукой карман. – Я не сильно ранен, просто контужен. Вы не видели, откуда появился этот экипаж?

– Нет, сэр, – ответил солдат. – Только что улица была пустая, и вдруг эта карета понеслась прямо на вас. Мы ее в конце концов остановили, но внутри никого нет, и хозяин до сих пор не появился. Прямо загадка, – солдат покачал головой.

– Да, загадка, – коротко повторил Филип, промокнув платком кровь на голове, которая сразу заболела.

Узнав, как дойти до штаба генерала Джексона, Филип отправился дальше, напряженно размышляя. Уже третий раз с тех пор, как он принял это поручение, он чуть не лишился жизни. Двое человек уже погибли – его охватила боль, когда он подумал о Габби, – так что эти люди, кто бы они ни были, не остановятся еще перед одной смертью, чтобы помешать доставить документ генералу Джексону.

Но вот он уже в приемной генерала Джексона. Вскоре дверь кабинета отворилась, и огромного роста мужчина с седыми волосами и усталыми глазами поспешил ему навстречу.

– Сент-Сир, мы с нетерпением ждали вашего приезда. – Он заметил кровь на лбу Филиппа и состояние его одежды. – Бог мой, что случилось с вами? Заходите в мой кабинет. Присядьте, дружище. Я вызову врача, чтобы осмотреть вашу рану. – Пустяки, генерал, – ответил Филип, который тем не менее сел на стул, предложенный Джексоном. – На улице произошел несчастный случай. Лошади понесли, и экипаж, запряженный ими, чуть не раздавил меня.

Джексон пристально смотрел на него, сдвигая кустистые брови, пока Филип описывал ему несчастный случай.

– Нелепые несчастные случаи преследовали нас всю дорогу. Даже погода была против нас. Погиб капитан Жискар, а... мою жену смыло за борт во время шторма несколько дней назад.

Отчаяние в голосе Филиппа встревожило генерала, но он ничего не ответил и ждал продолжения.

– Я убежден, что несчастные случаи, приведшие к этим смертям и угрожавшие моей жизни, подстроены шпионом, который пытался помешать мне доставить вам этот документ. – Филип достал из внутреннего кармана пакет, который сохранил ценой таких огромных потерь.

Глубокие переживания отразились на лице генерала Джексона, когда он пытался найти слова, чтобы выразить свою благодарность, зная, что ничто не может вернуть к жизни жену Филиппа или капитана Жискара.

– Что я могу сказать, Сент-Сир, – наконец произнес генерал с искренним сочувствием, – только то, что вы заслужили вечную благодарность американского народа и французского правительства. Имея в руках этот документ, мы будем точно знать, собираются ли британцы атаковать Новый Орлеан или выберут себе другую цель.

Он разорвал пакет и быстро просмотрел несколько страниц, и его лицо прояснилось.

– Они идут с моря, – объявил он с горящим взглядом. – И очень скоро. Тут еще сказано, что англичане надеются привлечь на свою сторону Жана Лафита. Баратарийский залив охраняет подходы к Новому Орлеану, и, чтобы проникнуть сюда, им нужна помощь Лафита.

– Я знаком с содержанием бумаг, – сказал Филип. – Мы с капитаном Жискаром ознакомились с документом из предосторожности. Но разве Лафит не пират?

– Его по-разному называют, в том числе и пиратом. Но, если он согласится помогать англичанам, можно считать, что мы проиграли.

– По-вашему, это возможно?

– Я бы не удивился, если бы это случилось, – проворчал Джексон. – Недавно губернатор Клерборн приказал американским военным кораблям отправиться к острову Баратария, форпосту Лафита, где обстреляли остров из пушек, потопили несколько кораблей Лафита и взяли в плен некоторых из его людей. Самое удивительное, Лафит не стал отвечать огнем. Позднее он отправил письмо губернатору, где сказал, что считает себя американцем и не хочет обстреливать корабли своей страны. И предложил оказать помощь в войне с англичанами, когда наступит время.

– А губернатор принял его предложение?

– Этот глупец по-прежнему не доверяет ему, но я собираюсь сам разобраться с Лафитом, чтобы узнать, насколько искренне его желание помочь нам. Один из его помощников согласился отвезти двоих наших людей на Баратарию, где они смогут узнать, каковы его планы.

– А город готов к обороне? – спросил Филип. – Как жители?

– У нас не хватает некоторых боеприпасов, например, кремней для мушкетов, – устало вздохнул Джексон. – Наши люди сейчас пытаются пополнить запасы. А судя по бумагам, которые вы доставили, у меня мало времени, чтобы подготовить город к обороне.

Филип увидел, что мысли генерала полностью поглощены предстоящими военными действиями, и встал, чтобы попрощаться. Генерал Джексон пожал ему руку.

– Сент-Сир, я еще раз выражаю вам признательность от имени американского народа. Как бы мне хотелось, чтобы я мог вернуть вашу жену! Если я могу вам чем-нибудь помочь, просите, не стесняйтесь.

Филип пожал узловатую руку.

– Есть одна вещь... – начал он, растроганный искренностью генерала.

– Все, что в моих силах, Сент-Сир, – ответил Джексон.

– Существует отдаленная возможность, течение вынесло мою жену на один из островков или рифов в устье реки и она осталась жива. Не могли бы вы предупредить своих людей? Я готов предложить награду в пять тысяч долларов за информацию, которая позволит найти ее, если она жива, или ее тело, если она погибла.

Генерал Джексон посмотрел на Филиппа с скрываемым сочувствием. Он знал, что шанс на спасение женщины один на миллион. Даже если она достигла берега живой, непременно стала бы добычей аллигаторов.

Но произнести это вслух он не мог.

– Вы очень щедры, Сент-Сир. Я с удовольствием разошлю описание мадам Сент-Сир по своим войскам. Будьте уверены, если она появится в городе, я об этом узнаю.

Хотя слова были оптимистичные, взгляд выдавал его сомнение. В глубине души генерал знал, что попытка Сент-Сира разыскать жену обречена на провал.

Тем не менее Филип написал на листочке описание Габби и протянул генералу.

– Ну что ж, если вашу жену найдут, ее легко будет опознать, – сказал Джексон, прочитав листок. – Другой такой женщины в Новом Орлеане не найдешь. Вы, значит, некоторое время побудете в городе?

– Да, и я буду ночевать на борту «Стремительного», пока судно ремонтируют. Когда ремонт закончится, я решу, остаться ли мне в городе или вернуться на Мартинику. Разумеется, многое зависит от того, найду ли я свою жену... или ее тело.

– Держите меня в курсе, – сказал Джексон, который уже занялся бумагами на столе. – Если у меня будут новости, я вам сообщу.

Аудиенция закончилась. Филип вышел из приемной под палящее солнце, и его вдруг охватила смертельная усталость. Ему показалось, что все, что с ним произошло, – это кошмарный сон, но это был не сон. Теперь, когда он доставил документ по назначению, он думал только о Габби. Он ясно представлял ее гордо вздернутую головку, когда впервые ее увидел, испуганно-оскорбленный вид, когда он объяснил ей, что собирается с нею сделать, и отзывчивость ее жаркого тела, когда он наконец пробился сквозь ледяную стену и выпустил на волю ее страсть, которую никогда не забудет. Он ясно ощутил прикосновение ее чудных локонов, шелковистую кожу, и его тело заболело от тоски по ней. Когда он женился, он ожидал получить кроткую, послушную девушку, которая родит ему детей и не будет ничем докучать. А вместо этого он получил обольстительную, неукротимую дикую кошку, которая поразила его своим несгибаемым духом и темпераментом.

С самого первого взгляда на Габби Филип осознал, что она не соответствует желаемому образу жены. Но как он ее хотел! Ни его резкость, ни грубость не смогли подчинить ее. Ему лишь удалось вызвать в ней чувство протеста, он сам толкнул ее в объятия Дюваля. Если бы Габби знала, что его поведение было продиктовано случившимся с Сесили. Даже сейчас он легко мог представить себе Габби с фиалковыми глазами, извергающими огонь, который превращался в лаву, когда его ласки и поцелуи доводили ее до единственного вида подчинения, которого он добился. Этого было бы вполне достаточно, если бы только Бог сжалился над ним и вернул ему Габби обратно.

7

Из-за плотной стены дождя Габби заметила волну лишь за несколько секунд до того, как она накрыла палубу. Она успела только прошептать несколько слов молитвы. Потом почувствовала, как волна вздымает ее на самый гребень, и боль от ушибов, полученных, когда она тащила к мачте Филиппа, стала ослабевать. Габби ощущала, как погружается глубже, глубже, ее охватило странное спокойствие...

Она умерла. Другого объяснения быть не может. Она покоится на белом облаке, и за ней ухаживает ангел с блестящими черными глазами, опушенными густыми ресницами, и с волосами цвета воронова крыла.

– Мадемуазель пришла в себя. Слова прозвучали не как вопрос, а как утверждение, и голос ангела был таким же поразительным, как и внешность. Певучий, тихий голос выражал сочувствие, и говорил ангел по-французски.

Габби пошевелилась, и сразу же словно тысячи иголочек пронзили ее тело. Вот тут она поняла, что не умерла. Умершие не чувствуют боли, а ей было очень больно. Она попыталась приподняться, но красивая женщина, наклонившаяся над ней, ласково уложила ее обратно на мягкие, как облако, подушки.

– Где... где я?

– Вы среди друзей, мадемуазель. Никто вам не сделает ничего плохого.

– А корабль... Филип... – прошептала Габби, обхватив голову руками и не в силах продолжать. Когда она убрала руки, увидела, что в комнате появился высокий, стройный мужчина. Его грациозные движения не скрывали его силу. Волосы у него были длинные, прямые и совершенно черные, как и усы, и бакенбарды, черными были и сверкающие глаза. Габби показалось необычным, что в ухе мужчины висела длинная золотая серьга. Громко стуча сапогами, он подошел к ее кровати.

Голос его был удивительно мягким.

– Как приятно увидеть цвет ваших глаз, мадемуазель. Некоторое время мы опасались, что вы их вообще не откроете, и тогда мы бы много потеряли, потому что я нигде не видел таких восхитительных глаз. В Новом Орлеане редко увидишь глаза цвета фиалки.

Он засмеялся, показав крепкие, белые зубы.

Габби против воли улыбнулась:

– Месье, вы можете мне сказать, где я и как я здесь оказалась?

– Конечно, мадемуазель. Вы на острове Баратария. Я Жан Лафит, и этот остров – моя цитадель. А насчет того, как вы сюда попали, я знаю ответ лишь частично. Наверно, вас смыло за борт во время шторма, но Господь не захотел призвать вас к себе, и вас вынесло на берег, где вас нашли мои люди. А остальное, моя красавица, вы должны рассказать сами.

– Я плыла на корабле в Новый Орлеан, когда нас настиг шторм, – сказала Габби. – Вы не знаете, корабль утонул или прибыл в Новый Орлеан? – Ей почему-то было важно узнать, что Филип остался жив.

– А как название корабля?

– «Стремительный».

– Мы не видели обломков, так что, наверно, ваш корабль благополучно прибыл в Новый Орлеан.

Я попрошу одного из моих людей узнать. А теперь, мадемуазель, вы позволите узнать ваше имя?..

Габби заколебалась, потом пожала плечами:

– Меня зовут мадам Габриэль Сент-Сир.

– А, значит, у вас есть супруг. Мы должны не медленно известить его о вашем спасении. Он, наверно, с ума сходит, думая, что вы погибли.

– Нет, пожалуйста, не надо! – взволнованно закричала Габби. – Я не хочу к нему возвращаться. Не отсылайте меня к нему. Я вас умоляю.

– Успокойтесь, мадам Сент-Сир. Мы не будем сейчас об этом говорить. Вы можете оставаться на Баратарии столько, сколько захотите. Пусть меня называют пиратом, контрабандистом и убийцей, но никто не посмеет причинить вам хоть какой-нибудь вред, пока вы находитесь под охраной Жана Лафита.

– А то, в чем вас обвиняют, хоть в какой-то мере правда? – спросила Габби, вдруг испугавшись.

Он расхохотался:

– Чистая правда, мадам, чистая правда. Но вдобавок я еще радушный хозяин, и вы можете гостить у меня столько, сколько пожелаете. Я оставляю вас в заботливых руках моей Мари. – Он улыбнулся ослепительной улыбкой невысокой и очаровательной черноволосой женщине.

Когда он ушел, Габби вопросительно посмотрела на Мари.

– Он в самом деле пират?

– Ну, можно и так назвать, – сказала Мари, хотя по ее влюбленным глазам было видно, что она так не считает. – Но он ведь нападает только на галеоны проклятых испанцев. Весь Новый Орлеан покупает у Жана сокровища, которые он захватывает у испанцев. Ни разу в жизни он не напал на американский корабль, и тем не менее они пренебрегают его помощью.

Слова Мари смутили Габби, и девушка, наверно, это почувствовала, потому что быстро переменила тему разговора.

– Не обращайте внимания, мадам Сент-Сир, вам нужно отдохнуть и поправиться. Мы поговорим позднее.

– Пожалуйста, называйте меня Габби, – сказала она.

– Хорошо, пусть будет Габби.

– А сколько времени я здесь провела, Мари? – спросила Габби, пока женщина устраивала ее поудобнее.

– Неделю.

– Неделю! – воскликнула Габби, потрясенная.

– Да, и мы вообще не знали, придете ли вы в себя. Но вы очнулись, и теперь самое главное – восстановить силы. Я пойду и прослежу, чтобы вам что-нибудь приготовили. А вы пока постарайтесь отдохнуть.

Оставшись одна, Габби не могла не думать о Филиппе. Глаза ее затуманились, когда она пыталась угадать, жив ли он и опечален ли ее мнимой смертью. Скорее всего нет, подумала Габби, вряд ли ее кончина сильно огорчила мужа. И если ей удастся, она сделает так, чтобы он вообще не узнал о том, что она жива. Позднее надо будет поехать в Новый Орлеан и разыскать сестру Марселя. А тем временем она поживет на Баратарии у Жана и Мари, пока не убедится, что Филип отправился на Мартинику.

Прошло почти две недели, прежде чем Габби набралась сил, чтобы выходить из дома. Большую часть этого времени она с удовольствием провела в обществе Мари. Жан Лафит навещал ее так часто, как позволяли дела, и всегда был очень заботлив и внимателен. Никто больше не произносил ни слова о том, чтобы известить ее мужа, хотя люди Жана выяснили, что «Стремительный» стоит в порту Нового Орлеана.

В один прекрасный день Мари появилась в комнате Габби с ворохом нарядных платьев и белья. Тут были шелка, атлас, батист и парча всех цветов радуги.

– Это тебе, – заявила она, улыбаясь растерянной Габби.

– Все мне? – охнула Габби. Она никогда не видела таких прелестных платьев, как те, что лежали на кровати. Уж, конечно, в сундуке с одеждой, которую она везла из Франции, не было ничего подобного.

– Это подарок тебе от Жана. Он хочет, чтобы ты присоединилась к нам за ужином. Сегодня приедут гости, и мы с тобой будем хозяйками. Если, конечно, ты себя достаточно хорошо чувствуешь.

– Ну конечно, достаточно хорошо. Вы с капитаном Лафитом так добры ко мне, что я буду рада хоть в чем-то помочь вам.

– Прекрасно, – сказала Мари. – Давай теперь хорошенько подумаем, какие платья нам вы брать. Ты же понимаешь, что любовница капитана Лафита и его гостья должны выглядеть ослепительно.

Недоумение Габби было столь велико, что Мари не могла не заметить этого и поспешно спросила:

– Тебя смущает, что я любовница Жана? Габби постаралась скрыть свое огорчение.

– Да нет, что ты, – заверила она Мари. – Но вы с Жаном так любите друг друга, что трудно понять, почему он не женится на тебе. Вряд ли ты согласна навсегда остаться его любовницей?

– Габби, разве ты не знаешь? – удивилась Мари.

– Чего не знаю?

– Того, что Жан не может на мне жениться, как бы он ни хотел!

– Но почему? Я не понимаю!

– Да во мне же одна восьмая негритянской крови. Я же цветная. Жан не может на мне жениться.

Габби потрясение смотрела на Мари. Кожа девушки была почти такой же белой, как у Габби. Как может кто-то называть Мари цветной?

– Ты что, теперь будешь настроена против меня? – робко спросила Мари, не в силах больше вы держать молчания.

Габби крепко обняла девушку.

– Я совсем не против тебя, Мари. Я против общества, которое считает, что ты чем-то хуже. Я уверена, что ты красивее, добрее и сердечнее, чем любая француженка в Новом Орлеане.

– Спасибо тебе, Габби. Жаль, что другие так не думают.

Некоторое время они молча разбирали ворох платьев. Потом Мари заговорила:

– Ты никогда не рассказывала про своего мужа и почему ты скрываешь от него, что осталась жива. Он что, такой старый и безобразный, что ты его не выносишь?

Габби задумалась, представив себе красивое лицо и сильное, мужественное тело Филиппа.

– Да нет, большинство женщин сочли бы его красивым.

– И ты скрываешься от него? – недоверчиво спросила Мари. – Я бы от такого мужчины не стала убегать.

– Но ты его не знаешь, Мари. Он жесток и любит повелевать. Женился на мне только для того, чтобы засадить меня на плантацию, где бы я рожала ему детей. Не сомневаюсь, что Бельфонтен значит для него гораздо больше, чем я. Он даже признался, что имеет любовницу.

– Ты себя недооцениваешь. Женщине с твоей красотой и обаянием не составит труда удержать такого мужчину, как твой Филип. Даже если он сейчас тебя не любит, не сомневаюсь, что очень скоро полюбит.

– Ты просто не знаешь Филиппа. В его душе нет места для любви.

– Но разве он был плохим любовником?

– Любовь и любовник – это разные вещи, – сказала Габби грустно. – По какой-то неизвестной мне причине Филип хотел, чтобы его будущая жена получила монастырское воспитание. Мой отец фактически продал меня ему, пообещав, что я буду кроткая и послушная. Филиппу и в голову не приходило, что я откажусь от роли добродушной племенной кобылы, которую он мне предназначил.

– Твой отец продал тебя ему? – спросила потрясенная Мари. Она была уверена, что в знатных белых семействах такого быть не может.

– Называть это можно как хочешь, но фактически я была продана. С самого начала Филип не скрывал, что оплатит отцовские долги в обмен на брак со мной. А потом он рассердился, когда я отказалась быть покорной игрушкой, которой он меня считал. Он даже препятствовал моим дружеским от ношениям с одним... пассажиром, который тоже плыл на «Стремительном».

– Ну и ну, твой муж, наверно, безумно тебя хотел.

– Да, – призналась Габби, – он хотел меня и добился того, что мое тело стало отвечать на его ласки. Он играл на нем, как хороший музыкант на инструменте. Я ненавидела его за те уроки любви, а себя еще больше, – за то, что оказалась чересчур прилежной ученицей.

– Ну вот, видишь! Значит, он был хорошим любовником.

– Мне, конечно, не с чем сравнивать, но если мужчина может заставить женщину чувствовать, как... Ах, Мари, у меня нет слов, чтобы объяснить, какой восторг я испытала в его объятиях! – Лицо Габби разгорелось при воспоминании о минутах близости.

– Я бы, наверно, не смогла покинуть такого мужчину, – сказала Мари мечтательно.

– А что, если он совершил убийство? Ты и тогда не смогла бы его оставить? Филип сам признался мне, что убил свою жену вместе с ребенком, которого она носила.

– Да что ты такое говоришь, Габби? – Мари смотрела на Габби скептически.

– Все правда, клянусь тебе, Мари. Он сам мне рассказал. Филип был женат на красивой женщине по имени Сесили. Он убил ее, а вместе с ней погиб их нерожденный ребенок. После этого ужасного признания я поклялась, что не останусь с ним. Я не способна жить с таким порочным человеком.

– Боже милостивый! – воскликнула Мари и перекрестилась. – Теперь я все понимаю и на твоем месте поступила бы так же.

– Если б я осталась с ним, я бы жила в вечном страхе, что когда-нибудь он рассердится на меня настолько, что убьет и меня. А что, если со мной тоже погибнет невинный младенец?

– Здесь, под защитой Жана, тебе ничто не грозит. Никто не осмелится приехать сюда за тобой. Я объясню ему, почему ты не хочешь возвращаться к мужу, и он поймет тебя так же, как и я.

– Ты первая настоящая подруга в моей жизни, и я благодарю вас обоих за вашу доброту, – сказала Габби. – Но я не могу злоупотреблять вашей добротой, постоянно находясь под защитой Жана на Баратарии. Я должна постараться устроить собственную жизнь. Мне назвали имя женщины в Новом Орлеане, которой может понадобиться гувернантка, я хотела бы разыскать ее.

– Мы поговорим об этом позднее, – сказала Мари, не желая больше говорить об отъезде. – А теперь надо решить, в каких нарядах мы будем ослеплять наших гостей.

Пока Габби одевалась, она смотрела в окно и, к своему удивлению, заметила несколько английских кораблей, стоявших на рейде в укромной бухте рядом с кораблями Лафита. Она не понимала, что могло привести британцев в крепость контрабандиста. Внезапная догадка омрачила Габби: неужели Лафит собирается предать американцев? Ей стало тревожно – она вспомнила важный документ, который вез Филип, из-за которого погиб капитан Жискар. Удалось ли Филиппу передать бумаги генералу Джексону? Может быть, сейчас Филип уже возвращается на Мартинику? Все эти мысли промелькнули в голове Габби, когда она завершала свой туалет к ужину, продолжая поглядывать в окно. Вот гребцы спустили шлюпку с флагманского корабля и повели ее к берегу. А жители острова сбились в кучки на берегу, ожидая англичан.

Когда Габби и Мари вошли в зал, их приветствовал Жан Лафит. На Габби было лиловое шелковое платье, которое подчеркивало необычный цвет ее глаз, а на Мари – ярко-голубое, выгодно оттенявшее ее золотистую кожу. Комната освещалась канделябрами, в неярком свете мерцали начищенные медные подсвечники.

– Дамы, вы сегодня восхитительны! – воскликнул Лафит. – Все англичане будут мне завидовать. Слышу сигнал с берега, – произнес он. – Гости идут. – Потом повернулся к дамам: – Вас я прошу только, чтобы вы своим присутствием украсили нашу беседу во время ужина и были любезны с эмиссарами Его Величества. – В его глазах плясали лукавые огоньки.

Габби услышала топот сапог на веранде, и на пороге появились трое степенных морских офицеров в синей форме, которых провожал один из помощников Жана Лафита. Мари стояла рядом с Лафитом с таким видом, будто она была знатная дама, а не любовница знаменитого пирата.

Первый англичанин, вошедший в комнату, подошел и представился. Церемонно поклонившись, он сказал:

– Мистер Лафит, я Ричард Тремейн, капитан военно-морского флота Его Британского Величества. Со мной мой адъютант, – он кивнул в сторону молодого человека позади него, – лейтенант Джон Локли, а также армейский капитан Уильям Джонс. С нами также прибыл посланник короля мистер... э... Смит. Но он страдает от лихорадки и не смог сойти с нами на берег. Я прибыл вручить вам послание от моего командующего, а мистер Смит передал мне для вас письмо от британского правительства.

Капитан Тремейн достал два пакета. Лафит взял их, но тут же небрежно бросил на стол, не потрудившись вскрыть печати.

– На Баратарии мы считаем, что сначала гостей следует хорошо принять, а уж потом заниматься делами. А Жан Лафит никогда не позволит, чтобы дела мешали удовольствиям. Пожалуйста, садитесь, господа, но прежде позвольте представить вам наших прелестных дам. Моя хозяйка и моя гостья. – И он представил Мари и Габби.

Габби почувствовала любопытство англичан. Может быть, они решили, что обе женщины любовницы Лафита? Девушки обменялись лукавыми улыбками, они знали, что визитеры в замешательстве. Одна красивая любовница – это понятно, но сразу две?

Только когда было подано и убрано последнее блюдо роскошного ужина, Лафит взял пакеты, которые так и лежали на столе, взломал печати и с непроницаемым выражением лица внимательно прочел каждый документ. Габби была вне себя от нетерпения. Отошлет ли Жан ее и Мари из комнаты, прежде чем начнет обсуждать дела?

Но Жан удивил всех тем, что обратился к англичанам, не попросив дам удалиться.

– Похоже, капитан Тремейн, ваш командующий и ваше правительство вдруг стали очень высоко меня ценить. Настолько высоко, что мне предлагают чин капитана в Королевском военном флоте в обмен на сотрудничество. – Он удивленно развел руки. – Но почему, капитан? Для чего вам контрабандист и пират?

Капитан Тремейн нервно прокашлялся:

– Как вы знаете, нам необходимо иметь контроль над Баратарийским проливом, если мы хотим захватить Новый Орлеан. Этот пролив дает возможность подойти к городу. Союз с вами гарантирует успех.

Жан поразил капитана в самое сердце тем, что вручил документы Мари.

– А ты что скажешь, моя дорогая? – спросил он беззаботно. – Пустить английские корабли на Баратарию?

Мари быстро проглядела документы.

– Тридцать тысяч долларов – большая сумма, Жан, – сказала она, – но это пустяки по сравнению с твоими доходами от торговли с американца ми в Новом Орлеане. Сокровища, отобранные у испанских донов, теперь украшают лучшие дома в Новом Орлеане.

–Но вспомните о чине капитана, мистер Лафит. Вы станете уважаемым офицером Королевского военно-морского флота и больше не будете пиратом, который нагоняет страх на людей.

Жан запрокинул голову и захохотал:

– Если вы не верите, что я уважаемый человек, спросите любого в Новом Орлеане, и вам ответят, что меня уважают и даже почитают.

– Так вы не принимаете наше предложение? – сухо спросил капитан Тремейн.

– Я этого не говорил.

У Габби упало сердце. Неужели Лафит вступит в союз с англичанами? По его словам можно было понять, что он готов обдумать предложение. Ее лицо стало таким озабоченным, что Мари толкнула ее под столом и шепнула, чтоб Габби не волновалась, мол, Жан знает, что делает.

– Я обдумаю предложение вашей страны, капитан Тремейн, – сказал Жан любезно. – Как я могу с вами связаться, когда приму решение?

– Вы не сможете связаться со мной напрямую, но посланник, о котором я упоминал, будет в Новом Орлеане. Он проживает в доме номер тридцать по улице Дюмэн, и вы можете сообщить ваше решение по этому адресу.

Вскоре после этого англичане попрощались и отправились на шлюпке на корабль. О них никто не заговаривал и о документах, лежащих по-прежнему на столе, – тоже.

– Благодарю вас, Габби, – сказал Жан, – что вы явились прекрасным украшением нашего ужина. – Потом он продолжил более серьезным голосом: – Мари объяснила мне, почему вы не хотите возвращаться к мужу, и я полностью согласен. Вы можете оставаться у нас в гостях столько, сколько пожелаете. Теперь, когда вы полностью оправились после перенесенных испытаний, вы, наверно, захотите познакомиться с нашим маленьким островом. Гуляйте, где хотите. Никто не причинит вам вреда.

– Спасибо, капитан Лафит, – сказала Габби благодарно. – Я пробуду у вас, пока не узнаю, что мой муж уехал из Нового Орлеана, а тогда займусь устройством своего будущего.

На следующее утро английские корабли ушли, и в бухте остался только флот Лафита. После завтрака Мари провела Габби по дому своего возлюбенного, занимавшему довольно большую площадь, по периметру дома тянулась веранда, защищавшая от летнего солнца и от зимних ветров.

Главным словом для этого дома было «изобилие». Всего было много – серебра, шпалер, резной мебели, позолоченных статуй и бесценных ковров. В кухне была запасена всевозможная еда, а в прохладном винном погребе бренди и вина из разных стран.

Иногда одна, но чаще с Мари Габби гуляла по острову. Габби узнала, что на Баратарии действует строгий кодекс чести, и женщины имели те же права, что и мужчины. Здесь жили люди разных цветов кожи, и все они могли заводить семью или жить вместе, с кем хотят.

Большинство контрабандистов выглядели как пираты, и многие искоса следили за Габби, но никто не смел приблизиться, особенно когда Габби была в обществе Мари.

Мари рассказала Габби, что Лафит отделывается от англичан неопределенными ответами, а сам посылает срочные письма губернатору и генералу Джексону.

Однажды, почти через месяц после визита англичан, Мари сказала подруге, что у них опять будут к ужину важные гости.

– На этот раз американцы, – объяснила она. – Посланцы генерала Джексона. Может быть, на этот раз они поверят Жану и воспользуются его помощью.

– Так он отверг предложение англичан?

– Господи! – воскликнула Мари. – Он его вообще не рассматривал. Хотя британцы предлагали тридцать тысяч долларов и чин капитана, они требовали, чтобы Жан дал обязательство не нападать на испанские корабли. А второе письмо, от военного флота, вообще содержало неприкрытую угрозу: мол, помогите воевать с американцами, а не то Баратария будет уничтожена английскими кораблями. Жан так разозлился, что ему стоило большого труда не выкинуть посланцев с острова.

– А ты полагаешь, они на вас нападут, если Жан примет сторону американцев? – спросила Габби.

– Риск есть, потому что английские корабли все время где-то поблизости, – Мари махнула рукой в сторону залива. – Но есть более серьезная проблема: люди Жана по-прежнему томятся в тюрьме в Новом Орлеане, а губернатор не отвечает на письма. Жан в очень трудном положении. Он потому и обратился к генералу Джексону.

– Наверно, генерал Джексон серьезно относится к предложению Жана о помощи, иначе он не стал бы посылать сюда людей.

– Жан на это и рассчитывает, – вздохнула Мари. – Хоть Жан и француз по рождению, но прежде всего он гражданин Луизианы и американец.

И Мари, и Габби приложили немало усилий и фантазии в выборе туалетов к этому вечеру. Их усилия не пропали даром – они были восхитительно очаровательны: темно-желтый шелк платья Габби великолепно подчеркивал серебристый цвет роскошных волос, распущенных по молочно-белым плечам, соблазнительно открытому декольте. Мари выглядела не менее обворожительно: зеленый атлас платья облегал ее стройную фигуру, а красота смуглянки стала еще ярче. Черные глаза Жана горделиво блестели, когда он знакомил вошедших Мари и Габби с двумя молодыми людьми, которые уже прибыли и беседовали с ним в зале. Разговор велся на английском языке. Габби неплохо владела английским благодаря урокам, полученным в монастыре. Представляя ее, Жан назвал только ее имя, из-за предосторожности на вполне возможный случай знакомства этих людей с Филиппом.

Капитан Роберт Стоун, казалось, не в силах был отвести взгляда от Габби с того момента, как ее увидел. Его спутник, лейтенант Питер Грей, пристально посмотрел на нее и поздоровался. Однако, услышав имя Габби, мужчины переглянулись, а у Габби от недоброго предчувствия сжалось сердце.

Во время ужина Габби ощущала все возрастающую неловкость от того, что капитан Стоун неотрывно смотрел на нее своими ярко-голубыми глазами. Даже Мари обратила на это внимание и бросила Габби заговорщический взгляд. Габби из-под опущенных ресниц изучала капитана, пока его вниманием завладел Лафит. Лицо капитана Стоуна казалось мальчишеским по сравнению с мрачным выражением лица Филиппа. Он был такой же высокий и атлетически сложенный, но на этом сходство заканчивалось. Его непокорные волосы все время падали ему на лоб, когда он поворачивал голову. По-юношески открытая улыбка обезоруживала, и Габби краснела каждый раз, когда он улыбался ей, что случалось очень часто. Взгляд его был мягким, в нем не было ничего угрожающего. Ей не верилось, что он военный, потому что он не выглядел как человек, способный убивать.

Лейтенант Грей, хотя и моложе годами, выглядел старше. Его серые глаза напомнили ей глаза Филиппа, и невозможно было проникнуть за их суровую завесу. Он казался мудрым не по годам, и инстинктивно она чувствовала, что он может быть очень жестоким. Габби вздрогнула, когда встретилась с ним взглядом. Он посмотрел на нее не как на привлекательную женщину, а как на ценный товар. Она занервничала и обрадовалась, когда ужин закончился и Жан повел мужчин в кабинет, чтобы обсудить дела за бренди и сигарами. Англичан он такой любезности не удостоил. Габби не осталась поболтать с Мари, а сразу направилась в свою комнату.

Оставшись одна, Габби долго размышляла о том, как переглянулись американцы, услышав ее имя, и о расчетливом взгляде лейтенанта Грея. Что это означает? А вдруг Филип до сих пор в Новом Орлеане и пытается найти ее, надеясь, что она жива? Расхаживая по комнате, она подошла к окну и долго смотрела на залив, залитый лунным светом. Она надела просторное платье поверх ночной рубашки, тихонько выскользнула из дома и спустилась по ступенькам веранды. Было тихо, значит, Жан и американцы уже закончили деловые обсуждения и отправились спать. Тропинка, выложенная устричными раковинами, скрипела под ее ногами, пока она шла к песчаному пляжу. Она миновала часового, который был ей знаком, и тот даже не окликнул ее.

Наконец Габби остановилась, пораженная открывшейся перед ней картиной: виделось нечто сказочное в лунных серебристых бликах морских волн, загадочно мерцающих вокруг темных кораблей. Зрелище было притягательно-волнующим. Внезапно послышался звук шагов и голос:

– Прекрасное зрелище, мадемуазель Габриэль.

Габби вздрогнула от неожиданности, но тягучий выговор показался ей приятным, а узнав капитана Стоуна, она успокоилась.

– Да, – отозвалась Габби, глядя на море, – восхитительно.

– Я говорил не о пейзаже, – прошептал он тихо. – Она почувствовала совсем близко его теплое дыхание, и это встревожило ее. Но он не пытался к ней прикоснуться.

– Пожалуйста, капитан, – сказала она, желая прекратить подобные разговоры.

– Простите, мадемуазель, но я не мог этого не сказать. Вы самое восхитительное создание, которое я когда-либо видел.

– Я вижу, что вам тоже не спится, – сказала она, чтобы скрыть смущение.

– Душная ночь выгнала меня из комнаты, – признал капитан, – но теперь я очень рад этому обстоятельству.

– Ваш корабль здесь? – спросила Габби, кивнув в сторону бухты.

– Нет, мы приплыли из Нового Орлеана на пироге. Нашим проводником был Доминик Ю.

– И вы долго здесь пробудете?

– Пока не решено, но не больше двух недель. Генерал Джексон поручил мне и лейтенанту Грею осмотреть остров и его укрепления, а также состояние судов Лафита на случай, если мы решим воспользоваться его помощью. После того, как я удостоверюсь, что он искренне желает помочь нам, я должен доложить генералу.

Габби медленно пошла по пляжу, а капитан Стоун мерно шагал рядом, решив, что его общество не отвергают. Они шли бок о бок, наслаждаясь молчанием, ночной тишиной и обществом друг друга. Вскоре Габби повернула в сторону дома, где они расстались, пожелав друг другу спокойной ночи.

В последующие дни независимо от того, сколько часов капитан Стоун проводил в совещаниях с Лафитом и лейтенантом Греем, он всегда находил время для Габби. Обычно они встречались поздно вечером и гуляли по пляжу.

В один из таких вечеров Габби стояла на своем обычном месте под пальмой, ожидая капитана Стоуна, и наконец услышала знакомый хруст ракушек под тяжестью шагов. С приветливой улыбкой она повернулась и, к своему изумлению, увидела лейтенанта Грея.

– Что вы тут делаете? – выпалила она.

– Вы ждали кого-нибудь другого? – спросил он многозначительно. – Прекрасная ночка для прогулок, мадам Сент-Сир. Я-то гадал, что интересного капитан Стоун находит на пляже в это время суток, но теперь все ясно.

Габби побледнела, пораженная тем, что он назвал ее фамилию. Чтобы скрыть замешательство, она сказала как можно презрительней:

– Вы ведете себя грубо, лейтенант Грей! – И отвернулась от него.

– Не так быстро, мадам Сент-Сир, – сказал он вкрадчивым голосом, хватая ее за локоть. – Вы не сможете никого одурачить. И я, и капитан Стоун знаем, кто вы такая. Ваш муж разослал ваше описание по всему Новому Орлеану. Что бы он сказал, если бы узнал, что его жена живет в обществе грязных контрабандистов и пиратов и к тому же завела роман с другим мужчиной?

– Моя жизнь вас не касается, – гневно возразила она.

– Я сделаю так, чтобы это меня касалось, – отозвался лейтенант Грей, поглаживая руку Габби. – Ваш муж, должно быть, очень вас ценит. Он назначил награду в пять тысяч долларов тому, кто сообщит ему сведения о вашем местонахождении или доставит доказательства вашей смерти, лютел бы я знать, почему вы предпочли, чтобы он считал вас погибшей. Несомненно, любящая жена быстро вернулась бы к своему мужу. Очевидно и то, что никто не удерживает вас против воли. – Он прищурился и сильнее сжал ее локоть.

Тревожные мысли омрачили ее прекрасное лицо. О чем говорит этот человек? Филип настолько хочет вернуть ее, что объявил о награде? Она надеялась, что Филип уже давно покинул Новый Орлеан, но, если правда то, что сказал лейтенант Грей, значит, ее муж не уедет, пока не получит сведения о ней.

– Я собираюсь получить эти пять тысяч долларов, мадам Сент-Сир, и не намерен делиться ими с капитаном Стоуном.

– Кажется, вы произнесли мою фамилию? Капитан Стоун неслышно приблизился к ним и с первого взгляда оценил ситуацию. Лейтенант Грей моментально отпустил локоть Габби и отступил на шаг.

– Я только что сообщил мадам Сент-Сир, что нам известно, кто она такая, и что мы поможем ей благополучно вернуться к мужу.

– А зачем вы схватили ее за руку? – спросил капитан Стоун, заметив, как Габби потирает локоть.

– Я прошу прощения, – сказал лейтенант Грей, но извинение прозвучало неискренно, – я, кажется, увлекся, представив себе, как обрадуется Сент-Сир, когда узнает, что его супруга жива и здорова.

– Оставьте нас, – приказал капитан Стоун, – я сам поговорю с мадемуазель... с мадам Сент-Сир.

Габби за это время не произнесла ни слова. Может ли она доверять капитану Стоуну? Почему он раньше не признался ей, что ему все известно? Вдруг он тоже мечтает получить награду, обещанную Филиппом?

– Вы хорошо себя чувствуете? – спросил капитан Стоун взволнованно, после того как фигура лейтенанта скрылась за деревьями.

– Я... да... он ничего мне плохого не сделал... – нерешительно произнесла она.

– Габриэль... Габби... – тихо сказал он.

– Почему, капитан Стоун? Почему вы мне не сказали, что вы знаете, кто я? Вы собирались силой

доставить меня к мужу после того, как завоюете мое доверие?

– Сначала я просто решил подождать и по смотреть, не доверитесь ли вы мне.

– Капитан Стоун...

– Меня зовут Роб.

– Хорошо, Роб, – повторила она. – Только скажите мне, собираетесь ли вы претендовать на награду, предложенную моим мужем? Это ведь большие деньги. Гораздо больше, чем может заработать армейский капитан.

– С самого начала я не собирался извещать вашего мужа о том, что вы находитесь на Баратарии. Я уверен, что у вас веская причина, чтобы к нему не возвращаться. А когда узнал вас получше, то понял, что меня не волнует, даже если вы вообще к нему не вернетесь. Вы настолько красивая и сердечная женщина, что не можете скрываться от мужа без уважительной причины. И потом... Я люблю вас, Габби, – произнес Роб таким искренним голосом, что сердце Габби дрогнуло.

– Капитан Стоун... Роб... вы сами не понимаете, что говорите! Вы не знаете меня! – попыталась

протестовать Габби.

– Я знаю о вас все, что мне нужно.

– Я замужняя женщина.

– Да, но вы не любите своего мужа, – сказал Роб с полным убеждением. Он обнял ее. – Габби, дорогая, я хочу вас увезти в Новый Орлеан.

– Я не могу, Роб! Филип разыщет меня.

– Он и здесь вас разыщет. Можете не сомневаться, что лейтенант Грей отправится прямо к нему, как только мы вернемся в город. Поэтому надо сделать так, чтобы он поверил, будто я уезжаю один, а вы по-прежнему остаетесь на Баратарии. К тому времени, как он сообщит вашему мужу, мы уже будем далеко. Доверьтесь мне, Габби. Я позабочусь о вас.

Он был таким добрым, заботливым, что Габби почти поверила: он защитит ее от Филиппа. Зная своего мужа, она не сомневалась, что Роб может пострадать из-за нее.

– Где бы вы меня ни спрятали, Филип найдет меня. Вы его не знаете, – сказала она в отчаянии.

– Тогда я отправлю вас к моим родителям в Южную Каролину, и, когда битва за Новый Орлеан закончится, мы будем жить в Южной Каролине как муж и жена. Сент-Сиру не придет в голову искать вас там. – Он говорил так, как будто уже все продумал.

– Милый, – прошептала Габби, тронутая его чувствами, – я не могу так поступить с вами. Вы заслуживаете жену, которая будет ваша перед людьми и перед законом. У нас даже дети были бы незаконнорожденными.

– Для меня они будут законнорожденными, – сказал Роб упрямо.

Габби ласково провела рукой по его лицу и убрала челку, упавшую ему на лоб. Это простое движение разбудило в нем бурю чувств. Он прижал ее хрупкую фигурку к себе и впился в ее губы страстным поцелуем. Когда он отпустил ее, у нее перехватило дыхание.

– Нет, Роб! – закричала Габби, чувствуя, как ее сопротивление слабеет. – – Я все еще замужем, и меня всегда учили, что брачные узы священны. Я не могу разорвать их и пойти наперекор всему, во что я верила.

– Я не собираюсь вас принуждать, Габби, – ответил Роб, неохотно отпуская ее. – Но подумай те над тем, что я сказал. Мне неизвестно, почему вы отказываетесь вернуться к мужу, но, когда он приедет за вами, Жан Лафит не сможет помешать ему забрать вас. Ведь по закону вы его жена.

Габби целую неделю размышляла над словами Роба. За это время она не виделась с Жаном наедине, но Мари она рассказала, что американцы знают, кто она такая, и что лейтенант Грей собирается получить награду, обещанную Филиппом. Мари решила поговорить обо всем с Жаном.

К огорчению Габби, Жан сказал Мари, что, если Филип появится на Баратарии, ему ничего не останется, как передать Габби на попечение мужа. По всему было видно, что генерал Джексон на стороне Филиппа и Жан не может позволить себе ничего, что способно помешать хрупким переговорам между ним и американцами. Мари сочувствовала подруге, но слово Жана было для нее законом. Выручить своих людей из тюрьмы и защитить Новый Орлеан было гораздо важнее, чем частные проблемы между мужем и женой. У Габби не оставалось другого выхода, как довериться Робу.

Роб был в восторге, когда Габби объявила, что поедет с ним в Новый Орлеан, хотя она настояла на том, что, как только Филип уедет на Мартинику, она будет жить самостоятельно. В те дни, пока Габби раздумывала, капитан Стоун разрабатывал план отъезда.

Было решено, что через два дня он отправляется в Новый Орлеан, а лейтенант Грей останется еще на неделю, чтобы довести до конца инспекцию кораблей, стоявших в бухте. Он предложил следующее: Габби переоденется мальчиком, и они под покровом ночи отправятся в Новый Орлеан. Если на следующий день у лейтенанта Грея возникнут подозрения по поводу ее отсутствия, Мари скажет, что Габби заболела. А когда они достигнут города, Роб снимет новую квартиру, чтобы Филип не смог разыскать их.

Мари с удовольствием помогала в их планах, считая, что это все очень романтично. Она достала Габби мужскую одежду и даже заставила Жана пообещать, что он задержит лейтенанта Грея на острове, насколько возможно.

– Раз уж ты не любишь своего мужа, капитан Стоун не самый плохой вариант, – смеялась Мари. – Он красивый. Не такой красивый, как мой Жан, но тоже мужественный и привлекательный. Я видела, как он буквально ест тебя глазами.

– Но я по-прежнему замужем, – строго сказала Габби.

– Ах ты, невинная бедняжка! – воскликнула Мари. Потом добавила: – Доверяй своему сердцу, дорогая.

Наконец наступил вечер отъезда. Грей кипел от возмущения из-за того, что должен, по приказу Лафита, остаться. Хотя Роб заверил лейтенанта, что не будет требовать награды от Филиппа, тот не мог в это поверить. Он хотел первым попасть в Новый Орлеан. Он так расстроился, что не присутствовал при отъезде, когда Роб садился в пирогу с важными письмами от Лафита, спрятанными за поясом. А если бы он был на берегу, то, конечно же, заметил бы стройную, мальчишескую фигуру в низко опущенном на глаза картузе и с узелком в руках, бесшумно проскользнувшую в пирогу за несколько минут до отплытия.

– Эти плоскодонные лодки легко опрокидываются, так что сидите тихонько и держитесь за бортики, – сказал Роб, когда они были на середине узкой протоки. – Но зато они могут пройти по болотам и грязевым отмелям.

Габби испуганно смотрела, как один из людей Лафита, отталкиваясь шестом, правил узкой плоскодонной пирогой, а Роб высоко держал фонарь, освещая дорогу.

– Не впадайте в панику, если увидите рядом аллигатора, – шепнул ей Роб. – Они тут охотятся по ночам.

Теперь Габби поняла, зачем нужен проводник – только люди Лафита могли не заблудиться в этих мириадах болот. Габби вздрогнула, когда ей послышался плеск в воде, и придвинулась ближе к Робу, который обнял ее, пока она не перестала дрожать.

Через некоторое время, которое Габби показалось ужасно долгим, они заметили вдали огонек. Когда пирога подплыла ближе, оказалось, что это костер, у которого собрались пятеро мужчин. Габби вздохнула с облегчением: наконец-то она ступит на твердую землю. Их проводник о чем-то переговорил с мужчинами у костра, и через несколько минут один из них привел из темноты красивого черного коня со звездочкой на лбу.

Роб подошел к лошади и ласково поговорил с ней, а потом вернулся к Габби. Потом он подсадил ее на коня, передал ей узелок с одеждой и сам сел за ней. Попрощавшись с мужчинами у костра, они поскакали в темноту. Габби казалось, что извилистая тропа никогда не закончится, но через некоторое время они все же выехали на дорогу. Только здесь Роб заговорил с ней.

– Вы не замерзли, дорогая? – спросил он заботливо, привлекая ее поближе к себе.

– Немножко, – ответила Габби.

– Гром быстро доставит нас в Новый Орлеан, – сказал он, ласково похлопывая животное. – Кстати, – сказал он, улыбаясь, – из вас получился прехорошенький мальчик.

Габби покраснела, но обрадовалась его шутливому настроению.

– Гром – ваш конь? – спросила она.

– Да. Люди Лафита заботились о нем, пока я был на Баратарии.

Они ехали молча некоторое время, а потом Габби спросила:

– Далеко еще до Нового Орлеана?

– Уже близко. Я снимаю комнаты в Старом квартале на Королевской улице. Мы проведем там остаток ночи. Я проведу вас наверх по черной лестнице, а завтра доставлю письма Лафита генералу Джексону и сразу же начну искать новое жилье.

– Ну что, Лафит присоединяется к американцам?

– Я убежден, что Лафит искренне хочет помочь нам. Он просит только, чтобы его людей вы пустили из тюрьмы и чтобы он сам и все его люди получили помилование.

– А генерал Джексон согласится?

– Уверен, что да, после того как он выслушает мой доклад и прочтет письма Лафита.

Они проехали спящими ночными улицами, через ворота въехали во внутренний дворик, где Роб помог Габби спешиться и отвел Грома в конюшню. Приложив палец к губам, он повел ее по железной лестнице на второй этаж двухэтажного дома, вынул ключ и отпер дверь, жестом приглашая Габби войти.

Роб зажег лампу, и Габби огляделась. Комната была безупречно чистой, но скудно обставленной. Габби мечтательно посмотрела на кровать, потому что ночь была очень долгой, но она быстро отвернулась, когда увидела, что Роб смотрит на нее странным взглядом.

– Габби, вы, наверно, устали, – сказал Роб, беря у нее из рук узел с одеждой. – Вы должны от дохнуть.

Не давая ей времени возразить, он взял ее на руки и осторожно положил на мягкую постель. Он снял с нее мальчишеский картуз и как зачарованный смотрел на ее длинные серебристые локоны, которые струились по плечам. Он взял в руки шелковистые пряди и поднес к лицу, вдыхая их чистый, лимонный запах.

– Габби, я... – начал он хрипло.

– Не надо, Роб, – прошептала Габби, пони мая, какие чувства бушуют в нем. – Ничего не говорите, прошу вас. Мы с вами друзья, и можем быть только друзьями.

– Простите меня, Габби. Простите. Я люблю вас и безумно хочу вас, но не буду принуждать вас. Когда придет время, вы станете моей, и к черту ваши брачные обеты! А теперь отдыхайте.

Он снял с кровати стеганое одеяло и стал устраиваться на полу. Габби была поражена, как быстро он принял и согласился с ее желаниями. Если бы Филип проявил хоть чуточку терпения и любви, какие она видела у Роба!

Когда Габби, проснувшись, открыла глаза, ее ослепил солнечный свет. В следующую секунду она вспомнила, где она, и тут же оглянулась – Роба в комнате не было. Одеяло, на котором он спал, лежало аккуратно сложенным в ногах кровати, а на нем был листок бумаги. В записке Роб написал, что отправляется к генералу Джексону, и просил ее подождать и никуда не выходить без него.

Увидев кувшин с водой на умывальнике, который наверняка специально для нее приготовил Роб, Габби умылась и оделась в простое платье, привезенное с собой. Потом она села у окна и с восхищенным вниманием рассматривала происходящее на улице.

Город, такой молчаливый прошлой ночью, теперь ожил. Уличные торговцы зычными голосами расхваливали свои товары, шагая за телегами, запряженными мулами. Слышались песни негритянских грузчиков с пристани.

Габби пришла в восторг от внутреннего дворика, через который они накануне вошли в дом. В нем был великолепный садик, а в глубине – конюшня. Гибискус цвел рядом с олеандрами и пальмами, бугенвиллея дождем кроваво-красных цветов оплетала балкон с кованой решеткой, который окружал дом на уровне второго этажа и нависал над мощенной булыжником улицей.

Когда во дворик въехал маленький крытый экипаж и Габби увидела, что им правит Роб, то улыбка счастья озарила ее лицо. Когда он заметил, как она обрадовалась ему, он весь просиял. Робу не было дела до того, что Габби замужем за другим, он был полон решимости уговорить ее уехать на его плантацию в Южную Каролину и ждать его там, особенно теперь, когда он узнал, что должен отправиться с новым заданием генерала Джексона.

– Я привез вам булочки, – сказал Роб, кладя пакет на стол. – Поешьте, пока я запакую вещи. Я снял для нас комнату с кухней в апартаментах Патальба на улице Шартр.

Пока Габби с аппетитом ела булочки, Роб запаковал свои вещи и вместе со скудными пожитками Габби отнес их в экипаж. Он уже повидал квартирную хозяйку и расплатился за комнату, намеренно не сообщив ей адрес, куда он переезжает. Когда Габби поела, он провел ее по задней лестнице и усадил в экипаж. Они поехали по извилистым улицам, пока не въехали в другой дворик, очень похожий на тот, что недавно покинули. Как и накануне, Роб быстро провел ее по наружной лестнице в большую светлую комнату, которая служила спальней и гостиной. В смежной комнате поменьше была кухня. Окна до пола открывались на маленький балкон, выходивший на оживленную улицу. Такие же окна на противоположной стороне выходили на внутренний балкон и лестницу во двор.

– И когда вы все это успели? – спросила Габби.

– Я плохо спал ночью, – сказал Роб с улыбкой, – и сегодня встал очень рано. К счастью, генерал Джексон тоже рано встает, и, когда аудиенция окончилась, я пошел искать жилье. Вам нравится? – Его мальчишеский энтузиазм был заразителен.

Габби почувствовала себя виноватой из-за того, что он так старается ей угодить. Ей нечем было отблагодарить его за доброту.

– Великолепно, – сказала она, улыбаясь, и начала распаковывать вещи.

Потом Габби сказала:

– Расскажите о том, как прошла ваша встреча с генералом Джексоном. Что он решил насчет Жана Лафита?

На лбу Роба появилась морщинка, и Габби подумала, что дело плохо, но Роб быстро успокоил ее:

– Генералу Джексону очень нужна помощь в обороне города, раз уж жители не хотят сами защищаться. Когда он прочел письма Лафита и выслушал мои рекомендации, он решил, что с радостью примет помощь Лафита в борьбе с англичанами.

– А как насчет губернатора Клерборна?

– Губернатор поступит так, как скажет Джексон. Ему ничего другого не остается. – Он пристально посмотрел на Габби. – Документы, которые ваш муж доставил из Франции, убедительно доказывают, что над Новым Орлеаном нависла опасность. Вы знали, что ваш муж везет секретные документы, Габби?

– Да, Роб, я знала. Он рассказал мне о них после того, как убили капитана Жискара. Он подозревал, что на «Стремительном» действует шпион, и полагал, что его жизнь в опасности, поэтому он попросил меня доставить бумаги генералу, если с ним что-нибудь случится.

– И тем не менее это вы чуть не лишились жизни, а Сент-Сир благополучно прибыл в Новый Орлеан, – произнес Роб задумчиво. – Я никогда вас не спрашивал, но скажите, почему в ночь урагана вы оказались на палубе, а не в своей каюте?

Лицо Габби затуманилось, и она почувствовала легкий озноб при этом воспоминании. Роб понял состояние Габби и привлек ее к себе.

– Простите меня, дорогая, – виновато сказал он, гладя ее по волосам, – я не хотел воскрешать болезненные воспоминания. Не рассказывайте, если не хотите.

– В другой раз, Роб, не сейчас. Это слишком свежо в памяти.

Прежде чем он смог сдержать себя, Роб поймал ее губы своими. Волнующий, страстный поцелуй довел Габби до головокружения. Внезапно ее чувства вступили в конфликт с совестью и строгими моральными принципами. Но Филип любил ее так давно, что тело томилось от влечения, которое довольно трудно было не замечать. Только когда проворные пальцы Роба расстегнули ее платье и обнажили плечо и высокую белую грудь, Габби опомнилась.

– Нет, Роб, – просила она, бросая ему умоляющий взгляд. – Вы не должны.

– Но ты хочешь меня, Габби, я чувствую это. Я люблю тебя и думаю, что ты любишь меня.

Любит? Любит ли она Роба? Она благодарна ему, и никто ей так не нравится, как он. Но любовь? Может быть, она и любит Роба, подумала она, все еще находясь во власти своих эмоций. Но это не дает права нарушать брачные обеты.

– Я не знаю сама, что чувствую, Роб, – сказала она наконец. – Я вообще не знала мужчин, кроме мужа, да и его я едва знала, когда меня вынудили выйти за него замуж. Правда, на борту «Стремительного» я встретила одного человека, но ревность Филиппа помешала нам стать друзьями. Так что, как видите, мой опыт общения с мужчинами очень мал.

– А этот другой человек, – спросил Роб, испытав укол ревности, – вы в него влюбились?

– Нет! – ответила Габби. – Мы лишь были друзьями.

– А я предлагаю вам вечную любовь. – И Роб поцеловал ее снова, долгим, нежным поцелуем, так что Габби чуть не лишилась чувств.

Она не понимала, что с ней происходит, – будучи женой одного, она испытывает физическое влечение к другому. Где-то краешком сознания она вспомнила голос матери, полный чувственности, обращенный к ее отцу, и то, как сама Габби дала себе клятву никогда не подчиняться своим плотским потребностям. И это ей позволило найти в себе силы противиться страстному натиску Роба.

– Я не могу принять вашу любовь, Роб, – сказала Габби, тихонько высвобождаясь из его объятий.

Роб покраснел, его тело пронизывала дрожь от сдерживаемого желания, но он решил дождаться того момента, когда она сама захочет прийти к нему. Дрожащими руками он помог ей застегнуть корсаж и скрыть обольстительное тело, которое сам только что обнажил.

– Прости меня, Габби, я не буду настаивать, хотя для меня настоящая мука быть рядом и не обладать тобой, – сказал он разочарованно. – Если бы я хоть раз вкусил твоей любви, мне не так тяжело было бы уезжать.

– Уезжать? Куда? – воскликнула Габби.

– Генерал Джексон дал мне еще одно задание. В армии не хватает кремней и боеприпасов, и поэтому в конце недели я поеду с небольшим отрядом в район Натчеза, где, по сведениям нашего разведчика, есть тайный склад боеприпасов. Я должен отыскать, купить боеприпасы и перевезти их по реке в Новый Орлеан.

– А это опасно? – спросила Габби, внезапно испугавшись, что никогда больше его не увидит.

– Не волнуйся, дорогая. Это не очень опасное задание.

– А долго тебя не будет?

– Как получится. Но не больше месяца, – заверил Роб. – Я отправлю тебя в Южную Каролину, на плантацию моих родителей. Они о тебе позаботятся. Пожалуйста, дорогая, – сказал он умоляюще, когда она отрицательно покачала головой. – Как я могу уехать, зная, что ты остаешься одна!

– Нет, я останусь здесь и дождусь твоего возвращения, – сказала Габби упрямо.

Роб нахмурился, глубокие морщины омрачили его обычно жизнерадостное лицо. Он знал, что не может заставить ее уехать.

– Но ты обещаешь, что не убежишь, пытаясь устроить свою жизнь?

– Обещаю, – сказала она торжественно.

– Габби, я тебя раньше никогда не расспрашивал, но не скажешь ли мне, почему ты не хочешь возвращаться к мужу? Я с ним незнаком, но генерал Джексон его очень ценит.

– Значит, твой генерал плохо его знает! – выпалила Габби. – Он убийца, человек, который убил собственную жену.

– Бог мой, Габби, о чем ты говоришь?

– Он сам мне об этом сказал, и у меня нет причин сомневаться. Он холодный, надменный, ужасный человек, он относился ко мне как к вещи, а не как к жене. Я никогда больше не хочу его видеть.

– И ты никогда его не увидишь, дорогая, когда война закончится, ничто не помешает мне отвезти тебя в Южную Каролину. Даже твои протесты.

Следующие несколько дней пролетели очень быстро. Габби не выходила из маленькой квартиры, но часто сидела на балконе. Роб большую часть времени занимался делами, подготавливая экспедицию в Натчез. Он нашел время, чтобы наполнить кухню съестными припасами, а также сводить Габби, переодетую мальчиком, на французский рынок, чтобы она знала, где делать покупки в том маловероятном случае, если ему придется задержаться.

Каждый вечер, с тоской взглянув на кровать, Роб молча устраивал себе постель на полу. В последний день перед отъездом он отвез ее в закрытом экипаже на пикник на берег озера Поншартрэн. Габби чувствовала себя как ребенок на первом в жизни пикнике, да так оно, собственно говоря, и было. Она пила прохладное вино и ела хлеб с сыром с таким удовольствием, как будто это был самый роскошный пир. Потом они, взявшись за руки, гуляли по берегу и по окрестной роще. Роб был так внимателен, а Филип никогда не обращал внимания на ее чувства, Роб был добрым и предупредительным, а Филип – жестоким и надменным. Так почему же с она не влюблена в Роба?

Они оставались на озере до самого заката, и это зрелище стало достойным завершением замечательного дня.

Когда они вернулись в апартаменты Патальба, * Роб стал давать Габби последние инструкции:

– Выходи на улицу только переодетой, потому что Сент-Сир еще в городе. Лейтенант Грей вернулся с Баратарии, и твой муж уже, наверно, знает, что ты жива. В ящике стола достаточно денег, чтобы тебе хватило до моего возвращения. Когда я вернусь, дорогая, мы должны что-то решить, потому что я так дальше не могу. То, что ты была рядом в эти дни, чуть не свело меня с ума. – Он обнял ее. – Пообещай, что не уйдешь, пока меня не будет. Пообещай, что будешь ждать меня.

– Я буду здесь, когда ты вернешься, – пообещала Габби, растроганная его заботой.

В эту ночь, как обычно, Роб устроил постель на полу, пожелал ей спокойной ночи поцелуем, который он никак не хотел прерывать, и каждый улегся на своем месте. Габби слышала, как он вздыхает, ворочаясь на твердом полу, но уговаривала себя не поддаваться жалости. Наконец она заснула беспокойным сном. Ей снилось, что она находится на борту «Стремительного», в хорошо знакомой каюте вместе с Филиппом. Она ощущала прикосновение его рук, которые так искусно разжигали в ней желание. Внезапно Габби проснулась и поняла, что руки, гладившие ее тело, и разгоряченное тело мужчины отнюдь не сон. Возмущенная, она попыталась подняться.

– Нет, Габби, останься, – умоляюще проговорил Роб. – Позволь мне хотя бы раз любить тебя

перед тем, как я уеду. Боже мой! – Он почти рыдал. – Я так тебя хочу. Позволь мне любить тебя.

Его поцелуи были мягкими и нежными, но Роб на этом не остановился. Дрожащими руками он стянул с Габби ночную рубашку, швырнул ее на пол и стал целовать все сладостные, сокровенные местечки ее тела. На ее слабые протесты он не обращал внимания, и она тщетно пыталась оттолкнуть его.

– Боже мой, Габби, – хрипло простонал он, – не останавливай меня теперь! Я ждал тебя так долго. Ты так необыкновенно желанна, и я так тебя люблю!

Даже если бы она хотела, Габби не смогла бы остановить его. Ее вдруг захлестнуло влечение к этому нежному, милому мужчине; она отчаянно захотела слиться с его страстью, хотела навсегда изгнать Филиппа из своей души и памяти.

– Останься, Роб, – сказала она, и желание заполнило ее всю. – Люби меня! Я бы солгала, если бы сказала, что не хочу тебя, а лгать я никогда не умела.

После этого слова были не нужны, и Габби прильнула к нему пылко и горячо. Его страсть зажгла в ней ответный огонь и перенесла в мир, который она знала только с Филиппом. Роб целовал ее груди, живот, опять возвращался к губам, исследуя ее тело неторопливо и чувственно. Роб был неутомимым и искусным любовником, а сознание предстоящего отъезда сделало его еще более страстным. В то же время он был мягким и внимательным и не таким бурным, как Филип, когда тот овладевал ею. И хотя Габби испытала почти такое же наслаждение, как Роб, ее ощущения не были такими яркими и драматичными, как раньше. Но сладость удовлетворенного желания пролилась на ее душу как бальзам, которого она раньше не знала. Когда стало светать, Габби уснула, а золотоволосая голова Роба покоилась на ее груди. В темноте не видны были слезы, росинками повисшие на ее ресницах, но Роб почувствовал смятение в ее душе.

Утром Роб поднялся, пока Габби еще спала. Он молча оделся и стоял у кровати, влюбленно глядя на нее. Золотые ресницы были похожи на крылья бабочки на ее щеках, и его сердце сжалось, когда он увидел, как она невинно, по-детски свернулась в клубочек. И все же ее отклик на его страсть не был невинным и детским. Он вспомнил это и мгновенно ощутил, как плоть откликнулась на воспоминание. Когда он вернется, он должен уговорить ее поехать с ним в Южную Каролину. Роб присел на краешек кровати и тихонько тронул ее за плечо.

– Габби, милая, я уезжаю, – сказал он тихо, чтобы не встревожить ее.

Габби потянулась, как котенок.

– Я должен сказать тебе одну вещь до отъезда. Я не говорил тебе вчера, чтобы не портить наш последний день вдвоем.

– Что такое? – спросила Габби с тревогой и открыла глаза.

– Я не сказал тебе, что лейтенант Грей уже получил награду, обещанную твоим мужем. Я видел его вчера в штабе генерала Джексона.

– А он знает, что я с тобой?

– Слава Богу, нет, – вздохнул Роб. – Он думает, что ты все еще на Баратарии, так и доложил Сент-Сиру.

– Значит, Жан и Мари убедили его, что я болею, – сказала Габби обрадованно. – Тем не менее, – сказал Роб серьезным а тоном, – когда Сент-Сир убедится, что ты уехала с Баратарии, он обыщет город вдоль и поперек. Если только ты не желаешь возвращаться к нему, – тут он сделал многозначительную паузу, – ты не должна выходить отсюда до тех пор, пока я не вернусь.

– У меня нет желания возвращаться к Филиппу, – сказала Габби яростно, обнимая Роба за шею. – О, Роб, я была бы глупа, если бы отвергла твою любовь!

– Габби, любимая, значит ли это... смею ли я надеяться... Я хочу сказать, ты могла бы полюбить меня? – Его глаза сияли от счастья.

– Мы поговорим об этом, когда ты вернешься, – пообещала она. – А пока знай, что твоя любовь сделала меня очень счастливой. Никогда я не встречалась с такой добротой.

Он благодарно поцеловал ее и с трудом отпустил.

– Я должен идти. Помни, что ты мне обещала. И знай, дорогая, в моем сердце ты всегда будешь моей женой, неважно, по закону или нет.

В его глазах было обещание счастливого будущего. Потом он ушел, и Габби сразу ощутила вереницу пустых дней и ночей, которая ее ожидала.

Габби выполнила обещание и не выходила на улицу Шартр почти две недели после отъезда Роба. Иногда она сидела на маленьком балкончике, в остальное время гуляла по крошечному садику. Она перечитала книги, которые были под рукой, и в конце концов скука стала ее главным врагом. Однажды, обнаружив, что запасы съестного почти на исходе, Габби надела мальчишескую одежду, спрятала волосы под картузом и отправилась на французский рынок, зарумянившись от предвкушаемого приключения. В пояс был завязан кошелек с деньгами, которые ей оставил Роб.

Беззаботно шагая по улице, она впитывала звуки и образы Старого квартала. Женщины различных оттенков кожи в ярких нарядах и тюрбанах весело болтали по дороге на рынок, перекинув через руку корзины или поставив их на головы. Вскоре донеслись запахи с реки, и Габби сморщилась от резкого сочетания запахов рыбы и гниющих фруктов и овощей.

Габби несколько раз прошлась вдоль рядов и наконец решилась на первую покупку – жирную курочку. Она вытащила кошелек из пояса, чтобы расплатиться, не обратив внимания на пару зорких глаз, наблюдавших за ней. Габби была так поглощена выбором овощей на гарнир, что не заметила, как из толпы покупателей отделился маленький оборванный мальчишка, но, проявив неожиданную силу, набросился на Габби и сбил с ног. В одну секунду ловкие руки схватили кошелек, и, прежде чем кто-то из зевак, стоящих поблизости, что-то сообразил, маленький оборванец исчез, зажав кошелек в грязном кулаке.

– На помощь! —закричала Габби, обретя наконец голос. – Остановите этого мальчишку! Он украл мой кошелек!

Немедленно рядом с ней оказалось двое солдат, которые помогли ее подняться.

– Ушибся, сынок? – заботливо спросил один из них. – Что случилось?

– Я не ушибся, – ответила Габби, – но уличный мальчишка сбил меня с ног и украл мои деньги.

– Это обычное дело, – вздохнул второй солдат, пожав плечами. – Слишком они шустрые, их никак не поймать. Надо было быть поосторожнее с деньгами, небось знаешь, что на базаре это легко может случиться.

Он пристально посмотрел на нее, разглядывая ее изящную, по-девичьи стройную фигурку и миловидные черты лица. Габби непроизвольно схватилась за картуз, чтобы проверить, на месте ли он.

– Что тут происходит, сержант? – раздался повелительный голос за спиной Габби. Она узнала его моментально и низко опустила голову, чтобы лейтенант Грей не увидел ее лица.

– Да ничего особенного, господин лейтенант, – отозвался сержант. – Вот паренек говорит, что его обокрал уличный мальчишка. Но сам он вроде не пострадал, правда, сынок?

– Правда, – прошептала Габби.

Лейтенант Грей внимательно рассматривал стройную фигурку паренька, стоящего перед ним, а потом спросил:

– Как тебя зовут, мальчик, и где ты живешь?

– Мое имя Жильбер Ла Фарж, – сказала Габби, стараясь говорить низким голосом. Она была

застигнута врасплох, и единственное имя, пришедшее ей в голову, было имя ее отца. – Я живу... живу на улице Сен-Шарль.

Лейтенант Грей попытался разглядеть ее лицо. Он протянул руку, чтобы снять ее картуз. Габби поняла, что лейтенант разгадал ее маскарад. Инстинктивно она увернулась и быстро, как молния, проскользнула мимо двух солдат, стоявших по обе стороны от нее.

– Задержите этого мальчика! – закричал лейтенант, когда Габби нырнула в толпу.

– А что он сделал, господин лейтенант? – спросил сержант, почесывая затылок.

– Не задавайте вопросов, а делайте, что я сказал! – крикнул лейтенант Грей, бросаясь в погоню за проворной фигуркой. – Поймайте его или выясните, где он живет.

В узком лабиринте улочек Габби трудно было оторваться от преследователей. Куда бы она ни повернула, вслед за ней появлялся лейтенант или один из солдат. Она не смела вернуться в квартиру, снятую Робом, и у нее не было денег заплатить за другую комнату из-за маленького оборванца, который обокрал ее. С растущей тревогой она осознала, что в конце концов ей придется вернуться к Филиппу. Улица неподходящее место для одинокой женщины, у которой нет ни денег, ни друзей.

Габби, завернув за угол, остановилась, чтобы перевести дыхание, как вдруг увидела уличный знак, к которому прислонилась. Название гласило: «Улица Дюмен», и она вспомнила, что именно на этой улице живет сестра Марселя. Но какой номер дома? Улица была довольно длинная, а она помнила только, что фамилия сестры Марселя в замужестве Гаспар. Она огляделась по сторонам и вздохнула с облегчением, когда увидела, что улица почти пустынна. Может быть, ей удалось оторваться от преследователей, подумала она, молясь о чуде. Но как раз в этот момент из-за угла появился лейтенант Грей.

– Боже мой! – закричала Габби вслух, бросив испуганный взгляд на противоположную сторону улицы, где были открыты ворота во внутренний двор, окруженный высокой стеной. Не думая, она метнулась, надеясь скрыться за воротами прежде, чем лейтенант Грей ее заметит.

Но вмешалась судьба. Когда Габби поравнялась с воротами, из них неожиданно выехала карета, и Габби очутилась на земле, оглушенная и ушибленная, но живая. Картуз, скрывавший ее волосы, валялся поблизости, и белокурые локоны окутали ее каскадом лунных лучей.

Карета остановилась, и возница слез с козел и наклонился к Габби, причмокивая.

– В чем дело, Пито? – спросил голос из кареты.

– Тут мальчик, месье, ах нет, девушка, – поправился Пито. – Он... то есть она ранена.

Пассажир недовольно высунулся из окна кареты.

– Отодвинь его... или ее в сторону, и поехали! – нетерпеливо приказал он. В эту секунду его взгляд упал на серебристые локоны, а потом он посмотрел на фигуру, распростертую на земле. Облако светлых волос окутывало так хорошо ему знакомое бледное лицо. – Черт возьми! – воскликнул он с изумлением. – Этого не может быть! – Дрожь охватила его, когда он поймал взгляд фиалковых глаз. – Габриэль? Это действительно вы, моя дорогая?

– Марсель! – радостно закричала Габби. – Помогите мне, пожалуйста. – Она не поняла, откуда взялся Марсель, но его сказочное появление в эту минуту было спасительным.

– Быстро, Пито, посади ее в карету! – приказал Марсель.

Вокруг начала собираться толпа, и к ним направлялся американский офицер.

– Подождите, сэр! – кричал лейтенант Грей.

– Пожалуйста, поспешите, Марсель, – умоляла Габби испуганно, – он хочет отвезти меня к Филиппу.

– Вперед, Пито! – закричал Марсель вознице. – Поторопись! – Пито защелкал бичом, карета тронулась с места и вскоре оставила позади толпу вместе с американским офицером. Только убедившись, что их не преследуют, Марсель озабоченно спросил Габби:

– Вы ранены, дорогая?

– Да нет, просто ушиблась и испугалась, – заверила его Габби. – Я так благодарна, что вы появились в этот момент.

– Просто не верится, что вы живы! Это чудо! Все считали, что вы утонули. Где вы были все это время и почему не сообщили Филиппу, что вы живы?

– Пожалуйста, Марсель, не сейчас, – сказала Габби умоляюще, – я до сих пор не пришла в себя.

– Простите меня, малютка, что я такой невнимательный, – сказал Марсель. – Со мной вы в безопасности. Я отвезу вас в дом моей сестры, и никто вас не отыщет. А со временем вы все мне расскажете.

Габби показалось, что они провели очень много времени в узких улочках и переулках, пока наконец не въехали во двор. В этот момент она увидела номер «30» на внушительном кирпичном особняке и сразу же узнала улицу. Ну конечно, именно в этом дворе она собиралась прятаться от лейтенанта Грея. Они были в доме 30 по улице Дюмен.

Карета остановилась, Пито соскочил с козел и закрыл ворота, а Марсель помог выйти Габби и провел ее в дом, перепоручив высокой негритянке с недовольным лицом.

– Лизетта моя кухарка и домоправительница. Она хорошо о вас позаботится, дорогая, – сказал Марсель, когда заметил, что Габби не выражает большого желания идти с женщиной. – Когда вы отдохнете, мы поговорим. – Он целомудренно поцеловал ее в щечку, и Габби ничего не оставалось, как последовать за Лизеттой по длинной лестнице.

Позже, когда Габби приняла ванну и оделась в платье сестры Марселя, она попыталась узнать, где находится сестра Марселя с семьей, но Лизетта оказалась очень неразговорчивой и вдобавок отвечала на вопросы на смеси французского и гортанного креольского диалекта, который Габби с трудом разбирала. Так ничего и не узнав, она спустилась в гостиную к Марселю.

– А вот и вы, дорогая, – произнес Марсель, оценив взглядом ее фигуру, – теперь вы больше похожи на себя. На вас платье моей сестры выглядит гораздо привлекательней.

– А где ваша сестра, Марсель? Мне не терпится познакомиться с ней и поблагодарить за одолженную одежду.

– В настоящий момент это невозможно. Все семейство отбыло на Север на довольно продолжительное время.

Огорчение Габби было таким явным, что Марсель сразу взял ее за руку и подвел к креслу.

– В чем дело, дорогая? Что я сказал? Вы еще не оправились после этого опасного происшествия?

– Да нет, Марсель, вовсе нет. Просто я так надеялась получить место гувернантки у вашей сестры, – сказала Габби грустно. – А теперь придется искать другое место.

– Нет, – возразил Марсель. – Место будет вашим, как только Селеста с семьей возвратится, а это произойдет сразу после того, как битва за Новый Орлеан закончится так или иначе. А до тех пор вы будете моей гостьей.

– Когда вы собираетесь возвращаться домой на Мартинику?

– Сейчас корабли почти не отплывают отсюда, – ответил Марсель. – Где-то в заливе английский флот.

– Да, – сказала Габби, – я видела их командующего.

– Что? – спросил Марсель.

– На Баратарии, несколько недель тому назад.

– Вы были на Баратарии, у контрабандиста Жана Лафита? Но как?..

– Мне придется начать сначала, Марсель, – вздохнула Габби и приготовилась рассказывать, что с ней произошло.

Она начала со шторма, преуменьшив свою роль в спасении жизни Филиппа, и продолжала до того момента, как выбежала под колеса его экипажа на улице Дюмен. Когда Габби закончила, Марсель глядел на нее с изумлением.

– А эти пираты, они... никакого вреда вам не причинили?

– Я была гостьей Лафита, и никто не смел меня тронуть.

– А сам Лафит? Я слышал, что он ценит красивых женщин. Он, должно быть, был вами очарован? – спросил Марсель, буравя ее зелеными глазами.

– Я же вам сказала, что была его гостьей. А кроме того, у него красивая любовница, цветная на одну восьмую, которая не позволяет ему смотреть на других женщин. – Габби засмеялась, вспомнив, как сверкали глаза Мари, если Жан засматривался на кого-нибудь. – Ну и потом, он обременен более серьезными делами.

– А что вам известно о его планах? – спросил Марсель с явным интересом.

– Мало что известно, знаю только, что англичан он всерьез не рассматривает.

– Так он собирается помочь американцам? – продолжал Марсель. Какая-то нотка в его голосе встревожила Габби, и ей захотелось, чтобы Марсель перестал ее расспрашивать, но он продолжал: – А этот армейский капитан, который привез вас в Новый Орлеан, вы сказали, что у него были письма к генералу Джексону?

– Кажется, были, но я не знаю, что в них.

– Этот капитан Стоун, вы были под его... э... покровительством с тех пор, как покинули Баратарию?

– Он... он предоставил мне место, где я могла жить, пока Филип не уедет из Нового Орлеана.

– Он ваш любовник? – спросил Марсель, пронизывая ее взглядом изумрудных глаз. Ответа не последовало, и, увидев ее смущение, он быстро добавил: – Неважно, моя дорогая, ваше молчание красноречивее слов. Жаль, что вы не научились скрывать то, что у вас на сердце. – Она потупила взгляд, и он засмеялся. – Ладно, ладно, не будьте так мрачны. Кто может вас обвинить? Уж конечно, не я.

– Пожалуйста, Марсель, поговорим о другом, – сказала Габби, покраснев от смущения.

– Хорошо, но только объясните, почему вы покинули капитана Стоуна? – ответил Марсель.

– Генерал Джексон послал его в экспедицию для покупки боеприпасов и кремней для армии.

Марсель напрягся.

– Куда он отправился? – резко спросил он.

– Кажется, в Натчез, – ответила Габби. – Агент сообщил, что где-то в окрестностях Натчеза, под холмом, есть склад снарядов и кремней.

– Он поехал один?

– Он возглавил отряд. Я не знаю, сколько человек, – ответила Габби, озадаченная непонятным интересом Марселя к миссии Роба.

– А когда он уехал? – Поскольку Габби не сразу ответила, Марсель крепко схватил ее за руку. – Когда он уехал? – повторил он более настойчиво.

– Две недели назад. В чем дело, Марсель? Почему вы так интересуетесь Робом? Вы мне делаете больно.

Он быстро отпустил ее руку и сразу стал опять нежным и галантным.

– Простите, моя дорогая, я позволил своим чувствам взять верх над разумом. Я рассердился из-за того, что вы остались одна в незнакомом городе, после того как ваш капитан уехал. Но теперь вы под моей защитой, и я буду для вас всем, чем был капитан Стоун, – сказал он многозначительно.

– Марсель, я благодарю вас за то, что вы пришли мне на помощь, но это все. Мы можем быть

только друзьями. Я собираюсь сама зарабатывать на жизнь, и, как только вернется ваша сестра, мне не нужна будет ничья защита.

– А ваш возлюбленный? Как насчет него? Вы любите этого капитана Стоуна?

– Я... не знаю, – Габби пожала плечами. – Но мои чувства к нему, каковы бы они ни были, ничего не меняют. Он заслуживает женщину, которая сможет быть ему настоящей женой и родить ему законных детей. – Она помолчала, вспоминая их последние мгновения вместе. – Должна признаться, что никогда не встречала и, возможно, никогда не встречу более доброго, нежного и любящего мужчины.

– Я постараюсь изменить ваше мнение, – прошептал Марсель, – если вы дадите мне возможность.

Габби была рада, что в этот момент вошел Пито и объявил, что кушать подано, потому что это спасло ее от неловкого положения. То, что произошло между ней и Робом, было чем-то особенным, но она твердо решила, что это не повторится ни с кем другим.

По завершении превосходного ужина Марсель сообщил ей, что должен ненадолго уйти, но вернется прежде, чем она пойдет спать. Он оставил ее в гостиной, предложив ей нескольких хороших книг, которые, как он надеялся, скрасят ей ожидание.

Оставшись одна, Габби погрузилась в размышления. Почему Марсель так заинтересовался экспедицией Роба в Натчез? Станет ли Филип разыскивать ее в Старом квартале? Возвращаться в апартаменты Патальба ей нельзя, потому что ее могут обнаружить. Она некоторое время поживет у Марселя и свяжется с Робом, когда он возвратится. Конечно, он расстроится, если не застанет ее, но Габби как-нибудь исхитрится и подаст ему весточку. Наконец усталость и поздний час взяли свое, и Габби заснула прямо в кресле.

Было уже около полуночи, когда Марсель вернулся в дом на улице Дюмен. Он сильно извинялся, и когда разбудил Габби.

– Простите меня, дорогая, но мои дела заняли больше времени, чем я рассчитывал. Вы, наверно, замерзли, сидя здесь. Пойдемте, я провожу вас до вашей комнаты.

Обняв ее за плечи, он повел ее наверх. Дойдя до ее комнаты, он открыл дверь, пропустил Габби и сразу же вошел сам, прежде чем она успела возразить. В его взгляде легко угадывалось желание.

– Случилось нечто непредвиденное, и я должен уехать утром, – сказал он непринужденно. Когда Габби издала огорченный возглас, он продолжал: – Я еду ненадолго, самое большее, на две не дели. Но вы не волнуйтесь. Пито и Лизетта позаботятся о том, чтобы вы ни в чем не нуждались, пока я не вернусь.

– Все будет хорошо, – ответила Габби. На самом деле она была даже рада, что его не будет рядом, потому что знала, как Марсель к ней относится, и не хотела ранить его чувства после того, как он проявил такую доброту. – Но я не хочу быть вам в тягость. Может быть, мне вернуться в квартиру, снятую капитаном Стоуном?

– Нет, нет! – запротестовал Марсель. – Филип наверняка уже знает, что вас видели в Старом квартале, и не успокоится, пока вас не отыщет. В конце концов, вы по-прежнему его жена. Вспомните о Сесили, и вы поймете, что вам лучше остаться здесь.

– Конечно, Марсель, вы правы. – Габби подумала о том, что ее ждет в противном случае, и охотно согласилась.

– Тогда я пожелаю вам спокойной ночи, моя дорогая. И с Богом, до моего возвращения. Помните, никому не доверяйте, кроме Пито и Лизетты.

И вдруг он удивил ее, притянув к себе и поцеловав долгим поцелуем.

– А это мне на дорогу, – объяснил он с дерзкой улыбкой и вышел.

8

Когда Филип получил приглашение в штаб генерала Джексона, он почувствовал, что речь пойдет о Габби. Мучительные раздумья с новой силой захлестнули Филиппа. Два месяца прошло с тех пор, как роковой шторм унес ее жизнь, и, несмотря на объявленную награду в пять тысяч долларов, до сих пор никаких сведений не поступило. Надежда на то, что Габби жива, оставила Филиппа. Хоть бы похоронить по-человечески, восклицал он, но даже этого не суждено было сделать.

Произошедшая трагедия породила в нем твердое убеждение: больше он никогда в жизни не женится. Сначала Сесили, теперь Габби. Несомненно, над Филиппом тяготеет проклятие, несущее гибель всем женщинам, которых он любит. Бедная, невинная Габби погибла, спасая ему жизнь. Ведь он любил жену. Почему же не признался в своих чувствах? Почему вместо этого был упрямым и бесчувственным глупцом? Правильно сказал Марсель: на борту «Стремительного» Филип вел себя как обыкновенный ревнивый муж, охраняющий свою собственность. С другой стороны, для подобного поведения у Филиппа были все основания. Оно было продиктовано присутствием Марселя. Филип никак не мог забыть его влияния на Сесили: если бы Марсель столь рьяно не способствовал рождению и развитию чувства недовольства своей жизнью в Сесили, она бы и сегодня была жива. Неудивительно, что Филип не мог остаться в стороне и позволить Марселю разрушить жизнь Габби, которая была более уязвима и гораздо меньше знала жизнь, чем Сесили.

Филип вошел в приемную генерала Джексона всего за несколько минут до появления самого генерала.

– Рад снова видеть вас, Сент-Сир, – сказал он, протягивая руку для рукопожатия. Он еще больше похудел, и глаза его ввалились с тех пор, как Филип видел его. – Я перейду сразу к делу, потому что вы так давно ждали известий о своей...

– Моя жена... – перебил Филип, но горло что-то сдавило, и он не смог продолжить.

– Жива, – закончил фразу Джексон. Филиппу показалось, что земля уходит из-под ног, и он схватился за краешек стола.

– Где она? – с трудом выговорил он, когда немного пришел в себя.

– Я предоставлю лейтенанту Грею возможность все объяснить, потому что это он нашел ее.

Только тогда Филип обратил внимание на молодого офицера, который стоял в глубине приемной. Филип выжидательно посмотрел на лейтенанта.

– Я виделся и разговаривал с вашей женой, мистер Сент-Сир, – с важным видом объявил лейтенант Грей.

– Боже мой, дружище, расскажите, где она?! – закричал Филип, не в силах более скрывать волнение. – Она здорова?

– Я недавно вернулся из поездки на Баратарию, где я встретил мадам Сент-Сир.

– Пиратский форт? – спросил он в ужасе. – Вы хотите сказать, что Жан Лафит взял ее в заложники? Я не получал письма с требованием выкупа.

– Она не заложница, сэр, – ответил лейтенант самодовольно. – Нам с капитаном Стоуном представили ее как гостью Лафита, и у нас не было причин в этом усомниться. Она явно ходила по острову совершенно свободно.

– А как она оказалась на Баратарии?

– Она не рассказывала, сэр.

– У вас был с ней какой-нибудь личный разговор?

– Один раз, – ответил лейтенант Грей. – Она гуляла вечером по пляжу, когда я встретил ее. Я дал ей понять, что знаю, кто она, и предложил сопроводить ее в Новый Орлеан.

– А что она ответила? – спросил Филип начиная чувствовать неловкость по мере того, как лейтенант продолжал свой рассказ.

– Она сказала, чтобы я занимался своими делами и что она не собирается возвращаться к вам.

– Черт возьми! – воскликнул Филип. – Вы хотите сказать, что она предпочла остаться с шайкой контрабандистов, чем вернуться ко мне, своему мужу?

Лейтенант Грей кивнул в знак согласия, и Филип растерянно замолчал.

– Капитан Стоун вернулся с Баратарии на неделю раньше вас, – вмешался генерал Джексон, обращаясь к лейтенанту. – Как вы думаете, почему он нам не сообщил о мадам Сент-Сир? Ему что, не нужны пять тысяч долларов?

– Кто такой капитан Стоун? – спросил Филип.

– Наш офицер, которому я поручил доставить письма Жану Лафиту и проверить лояльность Лафита по отношению к Соединенным Штатам, – ответил Джексон. – Он хороший офицер. Я недавно отправил его в другую экспедицию – в Натчез, чтобы раздобыть ружейные кремни и боеприпасы.

– Капитан Стоун и ваша жена очень... гм... подружились, – вставил лейтенант Грей.

– Поосторожнее с намеками, лейтенант, – строгим тоном предупредил Джексон.

– Простите, сэр, – произнес лейтенант без всякого раскаяния в голосе, – но я считаю, что мистер Сент-Сир должен знать факты.

– Продолжайте, лейтенант, – сказал Филип напряженным голосом.

– Я наблюдал, как они встречались каждый вечер и вместе гуляли по берегу. Они казались очень... близкими друзьями, если вы меня понимаете.

Филип изо всех сил старался не обращать внимания на явный намек лейтенанта.

– Вы сказали, что капитан Стоун уехал с Баратарии на неделю раньше вас, – сказал Филип. – А что делала моя жена после этого?

– Я ее после этого не видел. Мистер Лафит и его любовница сказали мне, что она заболела и должна лежать в постели. Я уехал через неделю, не встретив ее больше.

– Простите меня за эти дотошные вопросы, но мне многое непонятно, – сказал Филип. – А когда вы только что приехали на Баратарию, она выглядела здоровой?

– Да, она была вполне здорова и прекрасно выглядела. Она очень красивая женщина. При мне никто не говорил, каким образом она оказалась у Лафита и в каком состоянии она была тогда. На мой взгляд, с ней все было в порядке.

– Тут может быть только одно объяснение, – вмешался генерал Джексон. – Море выбросило ее на берег Баратарии, и Лафит или кто-то из его людей нашел ее. Вашей жене очень повезло, что она вообще осталась жива. Пережить шторм – это не что поразительное, но то, что она оказалась гостьей Лафита, а не пленницей, это вообще чудо. Правда, – продолжал он задумчиво, – Лафит в последнее время старается вести себя как можно лучше. Он хочет получить полное помилование и освобождение из тюрьмы для своего брата и соратников в обмен на помощь в борьбе с англичанами.

– Вы можете мне рассказать еще что-нибудь, лейтенант? – спросил Филип.

– Нет, сэр.

– Как вы думаете, моя жена до сих пор на Баратарии?

– Думаю, да, сэр.

– Спасибо, лейтенант, вы мне очень помогли. Сегодня вечером вас будут ждать на моем корабле

«Стремительный», и я распоряжусь, чтобы вы получили вознаграждение.

Глаза лейтенанта Грея заблестели при упоминании желанной награды.

– Обязательно приду, – сказал он, с трудом сдерживая ликование. Убедившись, что расспросы окончены, он отдал честь генералу Джексону и вышел.

– Что вы собираетесь теперь делать, Сент-Сир? – спросил Джексон, когда они остались одни.

– Поеду на Баратарию за женой, – не колеблясь, ответил Филип.

– Вы не найдете дорогу, – сказал Джексон. – Баратарию невозможно отыскать без местного проводника.

– Значит, я найду проводника, – сказал Филип упрямо.

– Я смогу вам помочь, – предложил Джек сон. – Я не знаю, почему ваша жена так поступила, и спрашивать не буду, но, если вы настаиваете на поездке на Баратарию, я попрошу вас выполнить для меня одно поручение. Взамен я помогу вам найти проводника, который доставит вас в этот форт.

– У меня есть некоторый опыт доставки документов, – улыбнулся Филип. – С удовольствием выполню ваше поручение.

– Хорошо! Вы уже показали себя надежным курьером, знаю, что и на этот раз вы меня не подведете.

– Скажите, что я должен делать, генерал?

– Вы знаете бар «Дом абсента»?

– Слышал о нем.

– Это место встречи людей Лафита. Завтра утром отправляйтесь в «Дом абсента» и спросите Доменика Ю. Скажите, что я вас прислал. Он будет знать, почему вы там, и поможет вам добраться до Баратарии.

– Вам нужен ответ на ваши письма? – спросил Филип.

– Нет, не нужен. Губернатор Клерборн согласился отпустить Пьера Лафита, брата Жана, из тюрьмы вместе с их товарищами и даровал им полное помилование.

– Вы считаете, что можете доверять Лафиту?

– Я думаю, он сделает все, что в его силах, чтобы помешать британцам захватить Новый Орлеан, – убежденно ответил генерал Джексон.

В полдень следующего дня Филип уже был в пути на Баратарию.

А еще через несколько часов Жан Лафит принял Филиппа в главном зале большого дома.

– Я Жан Лафит, – сказал он с легким поклоном. – А вы?..

– Филип Сент-Сир, – ответил Филип. Если это имя что-то говорило Лафиту, то он не подал

виду.

– Как я понял, вы мне кое-что привезли, месье Сент-Сир.

– Да, это так, – ответил Филип, доставая из кармана куртки пакет, переданный генералом Джексоном.

Лафит вскрыл пакет, быстро пробежал взглядом страницы, и довольная улыбка появилась на его лице.

– Прекрасно! – воскликнул он. – Генерал Джексон человек слова, и он не пожалеет, что доверился Жану Лафиту! Вместе мы разобьем англичан. – Потом он повернулся к Филиппу: – Благодарю вас, месье Сент-Сир. Ответа не нужно. Моего брата Пьера и моих людей освобождают из тюрьмы, и будет объявлено о полном помиловании. Скажите вашему доброму генералу, что он не пожалеет. Что касается вас, Сент-Сир, сегодня вы мой гость, а завтра утром мои люди проводят вас в Новый Орлеан.

Получалось, что Филиппу объявили, что он свободен. Но у него были другие намерения.

– Я прибыл на Баратарию не только с поручением от генерала Джексона, но и по собственным делам, – быстро сказал он, пока Лафит не ушел. – Как я понимаю, моя жена находится на вашем острове.

Лафит внимательно изучал красивого, взволнованного мужчину, которого Габби покинула ради другого. Он неплохо разбирался в людях и буквально с первого взгляда почувствовал, что такой человек никак не мог совершить хладнокровное убийство, и уж тем более убийство собственной жены. Что-то здесь было не так. В глубине души Жан решил, что Сент-Сир заслуживает объяснения.

– Вашей жены больше нет на Баратарии, месье Сент-Сир, – сказал он, пристально наблюдая за реакцией собеседника. Видимо, эта реакция его удовлетворила, потому что он продолжал: – Мы нашли ее в тяжелом состоянии, без чувств, израненную, на нашем берегу. Моя Мари сама ухаживала за ней, выходила ее, и они стали подругами. Я предложил ей убежище на моем острове.

С непроницаемым лицом Филип спросил:

– Почему она решила остаться на Баратарии после того, как поправилась? Разве она не знала, что ее считали погибшей?

– Я не расспрашивал ее, месье. Видимо, у нее были свои причины, чтобы не сообщать вам о своем спасении. – Лафит пожал плечами. – Честно говоря, я был слишком занят более неотложными делами. И знаю только то, что сказала мне Мари, а я поклялся хранить это в тайне.

– Можно мне поговорить с вашей женщиной?

– Это невозможно, к сожалению. Мари сейчас в Новом Орлеане, гостит у сестры.

– Пожалуйста, капитан Лафит, я должен найти свою жену, – умолял Филип. – Вы не знаете, куда она поехала с Баратарии? Я уверен, как только я найду ее, мы преодолеем наши разногласия.

Что-то в его голосе заставило Жана поверить.

– Я не знаю, где сейчас ваша жена, и может быть, даже если вы отыщете ее, будет слишком поздно, но могу вам сказать, что она покинула Баратарию две недели назад вместе с капитаном Стоуном, одним из офицеров, присланных Джексоном.

– Капитан Стоун! – Филип чувствовал себя так, как если бы его ударили в живот. – Вы хотите

сказать, что они любовники? Что она была с ним все это время?

– Месье Сент-Сир, – попытался утешить его Лафит. – На Баратарии у нас каждый выбирает себе того, кого хочет, но откровенно говоря, мне не кажется, что они были любовниками в то время, когда жили здесь на острове. А уж что случилось потом, мне неизвестно. – Он опять достал письма генерала Джексона. – Больше мне нечего вам сказать, и у меня много срочных дел, – сказал он и попрощался с Филиппом.

На следующий день Филип опять сидел в маленьком кабинете генерала Джексона. Тут же находился лейтенант Грей. Филип передал генералу устное послание Лафита и добавил, что Габби уже не на Баратарии, а в Новом Орлеане, и вдруг заметил самодовольную улыбку на лице лейтенанта Грея.

– Простите, что прерываю вас, сэр, – вмешался лейтенант. – Вчера, после того как я ушел отсюда, я видел вашу жену. Она была на рынке, переодетая мальчиком. Когда она поняла, что я узнал ее, она скрылась в толпе.

– Неужели она на все готова, чтобы скрыться от меня! – воскликнул Филип. – Вы не пытались догнать ее?

– Да, сэр. Я и двое солдат погнались за ней и почти поймали ее, когда ее сшибла проезжая карета.

– Боже мой! – закричал Филип, вскочив со стула. – Она не пострадала? Где она сейчас?

– Я... она... я не знаю, – сознался лейтенант Грей, облизывая пересохшие губы. – Карета остановилась, и, прежде чем я смог протолкаться сквозь толпу, пассажир и возница занесли ее внутрь и уехали.

«Неужели Габби похитили? Или, наоборот, кто-то пришел ей на помощь?» – взволнованно подумал Филип.

– А вы узнали пассажира в карете?

– Я никогда его раньше не видел, но, судя по виду, он из состоятельных господ.

– Может быть, этот господин отвез вашу жену в квартиру капитана Стоуна? – сказал генерал Джексон. – Я знаю, что он снимает квартиру неподалеку, на Королевской улице.

– Благодарю, генерал, я тотчас же туда отправлюсь, – сказал Филип, повернувшись к выходу.

– Одну минуточку, – прервал его Джексон таким серьезным голосом, что Филип замер на месте. – Я не говорил об этом, потому что не думал, что это имеет отношение к исчезновению вашей жены, но теперь вижу, что это может быть важно для вас.

Все внимание Филиппа было устремлено на Джексона.

– Капитан Стоун погиб. Он со своим отрядом вез вниз по реке на баржах закупленную амуницию и кремни из Натчеза, когда на них напали индейцы из племени чокто, поджидавшие их в прибрежных зарослях на каноэ, – сказал Джексон.

– А я думал, что здешние индейцы на вашей стороне, – произнес Филип, пораженный сообщением генерала Джексона.

– Большей частью так оно и есть. Но британские агенты переманили многих. Подозреваю, что и тут без них не обошлось. Они каким-то образом пронюхали об экспедиции Стоуна и хотели помешать перевозке амуниции. Капрал, переживший нападение, рассказал, что резней руководил белый человек, возможно, английский агент. Я потерял не только отличного офицера, но еще десять рядовых и столь нужное нам вооружение.

Усталость и горечь на лице Джексона вызвали у Филиппа сочувствие к этому худому, высокому воину, на плечах которого лежала такая ответственность.

– Я должен разыскать свою жену, – заявил Филип. – Теперь, когда капитана Стоуна нет, она осталась одна в городе. Она очень молода и не знает, как уберечься от опасностей. Если мне повезет, я найду ее на квартире капитана Стоуна. А если нет... – На его лице тоже были заметны следы забот и волнений, когда он думал о множестве опасностей, которые могут подстерегать одинокую женщину в таком городе, как Новый Орлеан.

Удача отвернулась от Филиппа. Бывшая хозяйка капитана Стоуна из дома на Королевской улице рассказала, что капитан отказался от квартиры две недели назад и не оставил адреса, куда он переезжает. Она даже не могла сказать, был ли он один или с дамой. Оставалось надеяться на помощь команды «Стремительного» в прочесывании Старого квартала в поисках нового жилья капитана Стоуна.

Прошла неделя, прежде чем первый помощник Мерсье наткнулся на апартаменты Патальба и выяснил, что некий капитан Стоун с женой занимал комнаты на втором этаже. По словам квартирной хозяйки, капитан отсутствовал уже три недели, а его жена почти две, хотя за жилье было заплачено до конца месяца. Выслушав доклад Мерсье, Филип сразу бросился на улицу Шартр, чтобы расспросить хозяйку, но, к сожалению, ничего нового не узнал. Он уговорил пустить его в квартиру, но, хотя Филип и нашел кое-что из женской одежды, не было никаких доказательств пребывания здесь Габби. Филип щедро вознаградил хозяйку и вернулся на «Стремительный» в смятении.

Выходило, что Габби нарушила брачные обеты и открыто жила с капитаном Стоуном! Филиппу невыносимо было думать, что она была в объятиях другого мужчины, отвечала ему со свойственной ей пылкостью и отдавала этому человеку то, что по праву принадлежало Филиппу. Эти мысли сводили Филиппа с ума. А что, если она носит ребенка от своего любовника? Он сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели. Если он ее разыщет, сможет ли он простить? – спрашивал он себя, не зная ответа.

Поздно ночью Филип расхаживал взад и вперед по каюте, пытаясь разобраться в своих мыслях. Что бы Габби ни сделала, она все равно была ему нужна. Все ее поступки, даже нежелание возвращаться к нему, были вызваны им самим. Он должен был понять с самого начала, что она совсем не похожа на Сесили. Теперь он понимал, что вел себя с ней слишком сурово, был непреклонным и надменным, да, черт возьми, он вел себя как ревнивый дурак, а не как любящий муж с молодой женой, чей единственный недостаток был в том, что она оказалась упрямой. Если он разыщет ее, сможет ли стать таким мужем, какого она заслуживала, сможет ли помешать своей ревнивой и властной натуре погубить Габби? Что он почувствует, когда будет держать ее в объятиях и знать, что другой мужчина обладал этим сладостным телом и познал ее пылкую страсть? Филип ударил кулаком по переборке и выругался, почувствовав боль в руке. Он лег спать, так ничего не решив толком, за исключением того, что перевернет весь город, чтобы разыскать жену. Филип был уверен, что когда-нибудь она вернется на улицу Шартр и он будет там ожидать ее.

Габби провела в доме сестры Марселя почти две недели и все это время никуда не выходила, кроме маленького садика во дворе. От Марселя известий не было. Жаловаться ей было не на что, потому что Пито с Лизеттой хорошо о ней заботились, но после оживленных прогулок на Баратарии в обществе Мари она не могла больше выносить Такую скуку. Она истощила скудный запас книг, а Пито с Лизеттой оказались плохими собеседниками. Вскоре Габби начала волноваться, что Роб вернется из поездки и не застанет ее, хотя она обещала дождаться его. Почти месяц прошел со дня его отъезда в Натчез, и она понимала, что должна сообщить ему, что находится в безопасности. Она подумывала было о том, чтобы послать Пито с запиской, но решила, что недостаточно ему доверяет. В конце концов Габби решилась – вновь переоделась мальчиком, никем не замеченная, выскользнула из дома. Если она не застанет Роба в квартире, то оставит записку и быстро вернется, прежде чем кто-нибудь ее хватится. Тогда Роб будет знать, где ее найти.

Улицы, как обычно, были заполнены народом, и никто не обращал внимания на стройного паренька, который шел, опустив голову. Габби без приключений добралась до апартаментов Патальба и поднялась по железной лестнице. Своим ключом она отперла дверь, но, к своему разочарованию, не заметила ни одежды, ни вещей Роба, а комнаты были сырыми и пыльными. Габби испытала какое-то нехорошее предчувствие, как будто пустые комнаты таили угрозу. Она подошла к столу, чтобы написать записку Робу, стараясь не смотреть на кровать, где они однажды испытали счастье в объятиях друг друга.

Неожиданно послышался слабый шум, и дверь стала открываться.

– Роб! – радостно воскликнула Габби.

– Здравствуй, Габриэль, – тихо произнес Филип. – Я тебя давно жду.

– Филип! Это ты! Но как... как ты узнал, где я? – От неожиданности она растерялась.

– Я узнал, что капитан Стоун с «женой» сняли здесь квартиру, – ответил он, запнувшись на слове«жена».

Габби вздрогнула, но решила не отступать.

– Полагаю, ты разговаривал с лейтенантом Греем?

– Да, а также с Жаном Лафитом, когда ездил на Баратарию.

– Ты ездил на Баратарию? – охнула Габби изумленно, пытаясь представить себе, что подумал Жан, когда Филип Сент-Сир появился и стал разыскивать свою заблудшую жену.

– Да. Но я опоздал. Лафит сказал мне, что ты уже уехала с капитаном Стоуном. Неужели ты настолько любишь этого капитана, что готова пренебречь своими брачными обетами? – горько спросил Филип.

– Роб добрейший и сердечнейший человек из всех, кого я знаю, – резко ответила Габби. – А что я видела от тебя, кроме жестокости и высокомерия?

– Я спросил тебя, любишь ли ты его, Габби? – повторил Филип более мягко.

– Не знаю, Филип, – ответила она, избегая его взгляда. Его гранитно-серые глаза пронизывали ее до глубины души. – Но Роб любит меня и просил стать его женой.

– Это невозможно! Ты моя жена.

– Существует такая вещь, как развод. Это трудно, но возможно, – отозвалась она.

– Габби, – начал Филип таким тоном, какого она раньше от него не слышала, – ни слова больше. Ты должна кое-что узнать.

– Что бы ты ни говорил, ничто не изменит моего мнения о тебе или о Робе.

– Он умер, Габби. Твой Роб умер.

Такой удар невозможно смягчить, подумал Филип, увидев, как кровь отхлынула от щек Габби. Она должна узнать правду. С тревожным возгласом Филип рванулся вперед и успел подхватить Габби прежде, чем она упала на пол. Он осторожно положил ее на кровать, впервые обратив внимание на ее обтягивающие брюки и на холмики грудей под рубашкой.

Габби медленно возвращалась из небытия в мир печали. Милый, добрый Роб умер. Никогда больше она не увидит его веселые голубые глаза, не услышит его заразительный смех. Слезы выступили на ее глазах, когда она вспомнила их последние минуты нежности перед разлукой.

– Капитан Стоун был твоим любовником! – услышала она обвиняющий голос Филиппа. – Боже мой, Габби, что с тобою сталось? Где та девочка, которая собиралась посвятить свою жизнь Господу нашему?

– Та девочка вышла замуж за тебя, Филип, и больше никогда не была прежней, – ответила Габби без всякого выражения. – Скажи, как умер Роб?

Филип рассказал ей то, что ему было известно, и Габби тихо плакала, чувствуя себя такой одинокой, как никогда в жизни.

Тронутый ее слезами, Филип сел на край кровати и разгладил влажные волосы на лбу.

– Я не верю, что ты по-настоящему любила его, Габби. Но все это теперь не имеет значения. Ты понимаешь? Он умер, а я все еще твой муж. – Габби затихла. – Неужели мы не можем начать заново? Наверно, я был тебе не совсем безразличен, раз ты спасла мне жизнь. Я... ты мне очень дорога, моя милая. И... я по-прежнему хочу тебя.

Недоверие на ее лице сменилось изумлением. Филип просит почти невозможного. Ведь ей придется всю жизнь прожить в страхе. Она сомневалась, что Филип скоро забудет то, что Роб был ее любовником. Даже если забудет, то никогда не простит. Так и она не может забыть о Сесили и простить его за убийство.

– А что потом? Ты задушишь меня, как свою первую жену, когда твою душу источит мысль о том, что другой мужчина обладал мною? – спросила g Габби не в силах сдержаться.

– Габби! – воскликнул Филип, побледнев. —

Откуда ты взяла, что я задушил Сесили? Как ты могла поверить, что я способен на такой чудовищный поступок?

– Ты сам мне сказал, что убил свою жену, – ответила Габби. – А Марсель рассказал, что ее нашли задушенной. Что еще я могла подумать?

– Марсель! – Филип с горечью сплюнул, произнеся это имя. – Ну разумеется, он с радостью извратил мои слова в своих низменных целях. Черт возьми! – вдруг выругался Филип, когда до него дошло, что думала про него Габби все это время. – Так ты решила, что станешь следующей жертвой?

Габби молчала, и Филип понял, что угадал. Габби не хотела возвращаться к нему, опасаясь за свою жизнь. Ну и глупцом же он был!

– Послушай меня, милая, – сказал он серьезно. – Я не убивал Сесили своими руками. Я просто считал себя виноватым в ее смерти и до сих пор так считаю.

– Но... я не понимаю.

– Пожалуйста, выслушай меня, а потом суди сама, – произнес Филип с мольбой в голосе. – Я встретил Сесили, когда вернулся на Мартинику из Франции, где провел десять лет, получая образование. Вернулся, когда получил известие о смерти отца. Поместье Бельфонтен принадлежало мне, так же как и большая плантация сахарного тростника. Я упорно работал три года и, пожалуй, был чересчур серьезным молодым человеком, потому что редко участвовал в веселой светской жизни Сен-Пьера в отличие от моего доброго друга и соседа Марселя Дюваля. Однажды он познакомил меня с Сесили, и вся моя жизнь в одночасье переменилась.

На всей Мартинике не было другой такой красавицы, и я влюбился в ее красоту, а также в ее жизнелюбие и веселый нрав. Она любила флиртовать и постоянно находилась в окружении поклонников, которые осыпали ее комплиментами и кидались наперегонки выполнять малейшее ее желание. Я настойчиво ее преследовал, и, судя по ее поведению в те редкие моменты, когда мы оставались наедине, мне казалось, что наши чувства взаимны. Я сделал ей предложение, но она мне отказала, заявив, что она еще не готова к благоразумной семейной жизни, да еще в таком далеком месте, как Бельфонтен.

Но я не согласился с ее решением. Страсть к ней захватила меня, как болезнь. Марсель предупреждал меня, что я ей не пара, позднее я догадался, что он просто ревновал. Наконец в отчаянии я пошел к отцу Сесили и попросил ее руки. Старик ни о чем так не мечтал, как о том, чтобы непокорная дочь вышла за меня замуж. У меня было большое состояние, и я считался прекрасной партией для любой девушки на острове. Отец переживал, что Сесили никогда не найдет себе жениха по вкусу. Вдвоем мы надавили на нее и убедили выйти за меня замуж, но только после того, как я пообещал ей, что мы будем жить в Сен-Пьере. Я ни в чем не мог ей отказать.

Филип уже давно встал и расхаживал по комнате.

– Продолжай, Филип, – сказала мягко Габби.

– Мы были безумно счастливы, по крайней мере я, несмотря на то, что она отказалась от моего предложения провести медовый месяц в морском путешествии на «Стремительном». Сесили заявила, что умрет со скуки на корабле. Я часто уезжал по делам. Сесили в мое отсутствие была вольна жить в свое удовольствие, и я никогда ее ни о чем не расспрашивал. Она тратила деньги с такой ужасающей скоростью, что я в конце концов был вынужден поговорить с ней, и это была наша первая серьезная ссора.

Мы прожили в Сен-Пьере почти год, когда я получил срочное донесение от управляющего. В нем сообщалось, что пожар уничтожил западную часть тростниковой плантации, включая установку по изготовлению рома, и меня срочно вызывают в Бельфонтен, чтобы поправить дела. Когда я объявил Сесили, что нам придется поехать на плантацию на неопределенное время, она плакала, спорила и протестовала, но в конце концов вынуждена была уехать со мной. Вот тогда-то и начались серьезные проблемы.

Филип пристально посмотрел на Габби, как бы прося ее понять то, что произошло затем.

– С первого дня нашего пребывания в Бельфонтене Сесили отказала мне в близости. А я, как влюбленный глупец, находил для нее оправдания и говорил себе, что она привыкнет и вскоре вернется в супружескую постель. Тем более одно можно было сказать о Сесили – она была исключительно страстной женщиной, и я был уверен, что зов плоти вскоре пересилит ее детские капризы.

– И что, твои ожидания оправдались? – спросила Габби. Она легко могла себе вообразить капризную красавицу Сесили, которую обожал Филип.

– Все наоборот, – сознался он, и воспоминания омрачили его лицо. – Она почти перестала со мной разговаривать. А потом я совершил нечто, что невольно ускорило ее смерть. Я обратился за утешением к Амали и в ее объятиях нашел то, в чем мне отказывала жена.

– Твоя любовница!

– Да, но она стала моей любовницей только тогда, когда Сесили отказалась быть мне женой. Я обратился к Амали за утешением. Я мужчина, Габби, – сказал он, как будто это все объясняло. – Когда Амали щедро предложила мне то, в

чем отказывала Сесили, я принял ее дар и в ее объятиях смог забыть, хотя бы на время, отчаяние, которое я испытывал из-за постоянных отказов Сесили.

– А кто такая эта Амали? – спросила Габби, в которой пересилило любопытство.

– Она дочь тетушки Луизы, моей домоправительницы, и Жерара – он моя правая рука на плантации. Они оба принадлежат мне, так же, как и Амали, и все трое всю жизнь прожили в Бельфонтене. Амали невероятно красива и притягательна, – добавил он, предвосхищая следующий вопрос Габби.

– Она негритянка? – спросила Габби, раскрыв глаза от изумления. Не может же Филип спать с черной рабыней!

– Цветная лишь на одну восьмую, и кожа у нее не темнее, чем у кого-нибудь из нас.

Габби обдумала его слова, вспомнила Мари, любовницу Лафита, и потом спросила:

– А как Сесили относилась к тому, что у тебя есть любовница?

– В один прекрасный день она взяла карету и исчезла. Я обыскал всю плантацию, и, когда наступила ночь, а она не вернулась, я немедленно отправился в Сен-Пьер, рассчитывая найти ее в своем городском доме. Но там ее не было, и вообще нигде в Сен-Пьере ее не было. Через неделю я вернулся в Бельфонтен в смятении, решив порвать с Амали, как только Сесили вернется. В конце концов, Сесили была моей женой и когда-нибудь стала бы матерью моих наследников, она была гораздо важнее для меня, чем кто-либо. Я все еще безумно любил ее и был уверен, что разрыв между нами может быть преодолен, пускай мне придется пообещать ей вернуться в Сен-Пьер, как только я наведу порядок на плантации.

– И что, она вернулась? – Габби была полностью поглощена его рассказом.

– Нет, – сказал Филип печально, – я не получал от нее никаких известий до тех пор, пока через пару недель в Бельфонтен не приехали сестры Марселя Дюваля и не рассказали мне, что Сесили живет в Ле Шато, поместье Марселя. Он запретил им сообщать мне об этом, но, по-видимому, моя свое нравная жена непозволительно по-хозяйски вела себя в их доме. По словам сестер Дюваль, она стала раздавать приказы слугам и своими требованиями поставила все в доме вверх дном. Поэтому, рискнув вызвать недовольство брата, они приехали ко мне, чтобы я забрал свою капризную жену. Нечего и говорить, что я поехал за ней немедленно.

Когда я приехал в Ле Шато и встретился с Сесили, она отказалась ехать со мной. Мне было ясно, что они с Марселем любовники, хотя оба отрицали это. Сестры Дюваль не могли ни подтвердить, ни опровергнуть мои подозрения. Марсель же, считавшийся моим другом, настаивал на том, что просто предложил Сесили приют. В конце концов я заставил Сесили вернуться в Бельфонтен. – Филип перестал ходить по комнате и опять сел на кровать рядом с Габби. – Я поклялся Сесили, что Амали ничего для меня не значит, но она лишь засмеялась и сказала, что я могу завести дюжину любовниц, если мне хочется. Она по-прежнему отказывала мне в близости и говорила, что, если бы у нее была возможность, она бы покинула меня. Тогда я понял, что должен принять решительные меры, или я ее потеряю. Днем я поручил моим людям неотступно следить за ней, а ночи сам проводил с ней, принуждая ее спать со мной. Я решил, что если она забеременеет, ее отношение ко мне и к Бельфонтену изменится и она снова станет любящей и страстной женщиной, на которой я женился. С помощью грубой силы я преодолел ее слабые протесты в попытке зачать ребенка. Я чувствовал ее нарастающую враждебность, но после того, как я преодолел ее сопротивление, она смирилась с моим вниманием.

Габби вспомнила, как она сама уступила Филиппу, и ей было понятно, каким он мог быть непреклонным в достижении поставленной цели.

– Через удивительно короткое время Сесили объявила мне, что ждет ребенка. Я поверил ей, только когда доктор подтвердил это. Я был счастлив от того, что мои мечты о ее беременности так быстро осуществились. Как я и надеялся, Сесили восприняла предстоящее материнство очень хорошо и стала удивительно милой и ласковой. Это было похоже на чудо. Я сказал Жерару, что следить за ней больше не надо, пусть делает что хочет. Я даже пообещал ей, что после рождения ребенка половину времени мы будем проводить в городе.

– Если вы были так счастливы, почему она умерла?

– Оказалось, что я был единственный, кто испытывал счастье. Однажды ночью, сразу после того, как мы занимались любовью, Сесили объявила, что больше никогда не будет со мной в постели как жена. Она обвинила меня в эгоизме, в том, что я не обращаю внимания на ее чувства. Сказала, что мое присутствие ее душит и что она собирается уехать от меня и жить в Сен-Пьере. Я ошибался, решив, что это обычная вспышка, свойственная беременным женщинам. В ответ я засмеялся и сказал, что она говорит глупости и что на следующее утро все будет выглядеть по-другому.

Сесили в ярости вскочила с кровати. Никогда в жизни я не видел ее такой взбешенной, она как будто обезумела.

Филип замолчал, и пауза показалась зловещей. Габби протянула руку и дотронулась до его плеча. Это прикосновение придало ему сил, он прокашлялся и продолжал:

– Она сказала мне... что в дураках остался я сам, что ребенок, которого она ждет, не мой... что он от Марселя.

– О нет! – воскликнула Габби, всем сердцем ощутив его боль.

– Меня как громом поразило. Я даже не мог пошевелиться, чтобы удержать ее, когда она выбежала из комнаты. В конце концов, куда она могла деться посреди ночи? Я недооценил ее отчаянную решимость навсегда покинуть меня и Бельфонтен. Она взяла лошадь из конюшни, прежде чем я сообразил, что она делает. Только услышав стук копыт, я очнулся от столбняка и последовал за ней. По направлению тропы в банановых зарослях, по которой она поехала, я понял, что она направляется в Ле Шато, к Марселю. Я был вне себя от страха. Банановые заросли вообще опасное место для прогулок, а ночью риск возрастал в тысячи раз. К тому же Сесили опередила меня минут на пять, пока я стоял как пригвожденный.

Пока я скакал ей вдогонку, я убедил себя, что она солгала насчет ребенка, чтобы причинить мне боль. Правда, она провела две недели в Ле Шато, но они с Марселем оба отрицали, что находятся в любовной связи. Чем дальше, тем больше я убеждал себя, что ребенок, которого она носит, мой, и я решил, что никогда не буду думать иначе об этой невинной жизни.

Внезапно я услышал непонятный звук в темноте и пришпорил своего коня, уворачиваясь от толстых, похожих на веревки лиан, загораживавших тропу. И вдруг, Боже мой... – Филип запнулся, вновь переживая ужас этой ночи. – Я увидел ее. Она висела в петле из лианы, а лошадь стояла рядом. Я освободил ее, но слишком поздно – она была мертва. Очевидно, она не заметила лиан в темноте и въехала прямо в их сплетение. Опутавшие ее растения сорвали ее с лошади, и, пытаясь освободиться, она затянула петлю на своей шее и повисла в нескольких дюймах от земли.

Габби закрыла лицо руками и заплакала по загубленной жизни этой несчастной женщины, которая не вынесла уединения в Бельфонтене и замыслила побег, ставший причиной ее гибели.

– Мне очень жаль, Филип, поверь мне, – прошептала она. – Но зачем ты мне сказал, что убил Сесили? Это же несчастный случай. – Разумеется, власти не сомневались, что это несчастный случай, но я считал, что я так же виноват, как если бы убил ее собственными руками.

– Ну как ты можешь так говорить? – возразила Габби.

– Это ведь я использовал всевозможные способы, чтобы удержать ее в Бельфонтене, и даже прибегал к силе, заставил ее забеременеть. Я делал все, что мог, чтобы вернуть ее любовь, а в итоге лишь погубил ее и моего ребенка.

– Так ты уверен, что ребенок был твой?

– Скорее всего я никогда не узнаю этого наверняка. Даже если Сесили и Марсель были любовниками, она вряд ли могла с уверенностью сказать, чей это ребенок. Она была моей женой, значит, как бы то ни было, я был отцом. Но с того самого дня, как только я вспоминал о Марселе, мне хотелось убить его. Я всегда буду обвинять его в том, что он разжигал недовольство Сесили мной и нашей жизнью и поддерживал ее намерения оставить меня.

– А когда ты решил снова жениться?

– Это произошло много времени спустя. За утешением я все больше обращался к Амали и к морю. Почти в каждом плавании я сопровождал капитана Жискара на «Стремительном». Мы плавали вдоль всего американского побережья и ловко уходили от английских судов. Надо заметить, что к тому времени Англия и Америка находились в состоянии войны. Когда мы стояли в Бостоне, ко мне обратился агент американского правительства, который прослышал о нашей доблести на море. Он спросил, не возьмусь ли я выполнить поручение его правительства. Я должен был отвести «Стремительный» во Францию и в назначенный день встретиться с секретным агентом в Париже, англичанином, защищавшим интересы американцев. Мне сказали, что агент передаст мне секретные документы, содержащие сведения об атаке британцев крупного американского порта с указанием вероятной даты, количества кораблей и личного состава, которые примут в этом участие.

– Новый Орлеан! – ахнула Габби.

– Именно, – подтвердил Филип. – Я с готовностью согласился выполнить поручение. Меня ничто не держало на Мартинике, а таинственность и опасность этой миссии привлекали меня. Остальное тебе известно.

– Нет, Филип, мне не все известно, – ответила Габби. – Когда ты решил снова жениться и почему ты выбрал меня?

– Много одиноких ночей я провел на «Стремительном» и много часов размышлял. У меня не было наследника, и не было на Мартинике женщины, которую мне хотелось бы взять в жены, хотя при желании я мог бы выбирать из десятков желающих. Чем больше я раздумывал, тем яснее понимал, что никогда не женюсь по любви. Единственная причина, вынуждавшая меня вступить в брак, – стремление обзавестись наследниками для Бельфонтена. Поскольку мне предстояло отправиться во Францию, я решил, что эту поездку вполне можно использовать для выбора жены.

– Но это звучит так холодно и бесчувственно, – возмутилась Габби.

– А я так и хотел, – настаивал Филип. – Я решил искать себе жену в монастыре и выбрать совсем не такую, как Сесили. Единственным моим требованием к будущей матери моих детей было благородное происхождение. Даже красота не была важным качеством в будущей жене: невинность и покорность для меня были гораздо важнее.

– Но у меня как раз этих качеств не хватало, – сухо заметила Габби. – Даже святые сестры говорили, что я слишком горда и своевольна. Так почему же ты на мне женился? Наверняка можно было найти женщину более кроткую. И вдобавок такую, за которую тебе не пришлось бы платить, как за меня. Или искусство моего отца убеждать покорило тебя?

– Когда я впервые встретил твоего отца за игорным столом, я понял, что он мот и хвастун. Он много проигрывал и отделывался долговыми расписками, пока кредиторы не начинали настаивать на оплате. Я видел, что у него довольно крупные неприятности. Откуда-то он узнал, что я ищу жену, и подошел ко мне с предложением: у него есть дочь, которая великолепно мне подходит, и, если она мне понравится, можно будет договориться о браке в обмен на оплату его долгов и деньги на поездку его с женой в Италию, где он хотел участвовать в каком-то полоумном плане восстановления Наполеона на престоле. Но, возвращаясь к твоему вопросу, я отвечаю «нет», моя дорогая. Меня не нужно было уговаривать на тебе жениться. Ты, безусловно, не такая жена, которую я искал, но стоило мне вглядеться в глубину твоих фиалковых глаз, как я безнадежно пропал.

– Ты с самого начала обращался со мной с презрением, – напомнила Габби с явным укором.

– Неужели ты не понимаешь, дорогая? – сказал Филип мягко. – У меня не было выбора. Чтобы поддержать свой авторитет, я должен был с самого начала настоять на своем. Я поклялся, что укрощу твое своеволие до того, как мы приедем на Мартинику. Я не мог позволить себе влюбиться после того, что произошло с Сесили. То, что Марсель оказался на «Стремительном», было чертовским невезением, и, когда я заметил ваш взаимный интерес, мне пришлось быть настороже. Но я должен открыться в главном – буквально с первых минут нашей встречи в монастыре, когда ты предстала передо мной в ужасном одеянии и апостольнике, скрывавшем твои великолепные волосы, я твердо знал, что ты должна стать моей. Я... Мне кажется, я любил тебя уже в тот момент, когда ты гордо подняла голову, возражая родителям по поводу нашего брака.

У Габби сердце екнуло в груди. Если бы он раньше сказал ей о своей любви! Если бы она знала, что Филип любит ее, она ни за что не обратилась бы к Робу.

– Не смотри так удивленно, – сказал Филип, заметив ее огорчение. – Когда я считал, что ты умерла, я был в отчаянии. Невыносимо было знать, что ты погибла, считая меня жестоким и бессердечным. Я поклялся, что, если случится чудо и ты вернешься ко мне, я искуплю свою вину перед тобой. Что-то удерживало меня в Новом Орлеане. Я отказывался верить в твою смерть, надеялся, молился, чтоб ты была жива. Мои молитвы были услышаны, потому что я нашел тебя.

Филип обнял Габби.

– Неужели ты считаешь, что слишком поздно, Габби? – спросил он, увидев ее слезы.

– А как же Роб? – спросила она нерешительно и со страхом.

– Он умер. Забудь о нем, думай только о нас с тобой.

– А ты сможешь жить со мной, зная, что он... что мы с ним?..

Филип напрягся. Только подергивание мускула на щеке выдавало бурю страстей, бушевавшую в нем. Для Габби его молчание было как приговор.

– Я думаю, ты не сможешь, Филип, – печально ответила Габби на собственный вопрос. – Я знаю твой характер, трои приступы мрачного настроения. Ты никогда не сможешь забыть... или простить мне Роба.

– Я сам тебя довел до этого, – горячо сказал Филип. – Не твоя вина, что ты была одинока и обратилась к капитану Стоуну. Я... по-своему я даже благодарен ему за то, что он вернул тебя мне.

Как Габби ни хотелось, ей трудно было поверить Филиппу. Ей вдруг пришло в голову, как она сможет испытать его неожиданное великодушие.

– Филип, – решительно начала она, – а тебя не интересует, где я была после отъезда Роба?

Ее вопрос застал его врасплох, и несколько секунд он подозрительно смотрел на нее. Действительно, подумал Филип, он был так взволнован встречей с Габби, что ему и в голову не пришло спросить ее, как она существовала последние несколько недель. Но он не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос. Его мрачное молчание противоречило принятому им решению все забыть и простить.

Она горделиво подняла свою очаровательную головку и, отчетливо произнося слова, сказала:

– Я жила у Марселя Дюваля!

– Марсель Дюваль! – повторил Филип, побледнев, несмотря на загар. – Неужели этот человек никогда не исчезнет из моей жизни? Я полагал, что он давным-давно уехал из Нового Орлеана. Где он нашел тебя, Габби? Или ты его нашла?

– Мы одновременно нашли друг друга. И чисто случайно, – объяснила Габби. – Его карета наехала на меня, когда лейтенант Грей гнался за мной, и он отвез меня в дом своей сестры. Я надеялась получить место гувернантки у его сестры Селесты, когда она с детьми вернется в город.

– Понятно, – сказал Филип задумчиво. – Лейтенант Грей сказал, что не узнал человека, который увез тебя в своей карете. – Он пристально взглянул на нее. – Но, если ты говоришь, что семьи его сестры не было в городе, значит, вы с ним были вдвоем в доме. – Выражение его лица стало непроницаемым, но Габби успела заметить ледяной блеск глаз.

Габби знала, что настал момент истины. Поверит ли Филип, что между ней и Марселем ничего не было? Вслух она сказала:

– Марсель предложил мне приют до тех пор, пока не вернется Роб, и я была ему благодарна.

– Насколько благодарна, Габби? Ты предложила ему в благодарность свое тело, так же как и своему капитану? – едва сдерживая гнев, произнес он.

Рука Габби описала дугу в воздухе и с размаху ударила его по щеке. Внезапно Филип почувствовал, что гнев оставил его, и Габби даже стало его жалко, когда он как-то сник у нее на глазах.

– Марсель никогда не был моим любовником, у меня даже в мыслях такого никогда не было. Собственно говоря, он уехал на следующий день после того, как я поселилась в его доме, и с тех пор я его не видела.

Ее поразило выражение огромной радости на лице Филиппа. «Верит ли он мне?» – подумала Габби. Его обвинения огорчили ее, но, если теперь он поверит, значит, еще есть надежда.

– Ты мне веришь, Филип? – сказала она, затаив дыхание.

В его глазах появилась серо-голубая дымка, и он сразу же ответил:

– Да, дорогая, я тебе верю. Эти ужасные слова вырвались у меня помимо воли. Просто я не могу спокойно слышать имя Марселя.

Он поцеловал ее, медленно, чувственно, Габби задрожала, и поток воспоминаний затопил ее, вызвав желание. Она вспомнила долгие, наполненные любовью ночи в его объятиях, бурю, которая лишила ее невинности, и нежность, которая иногда пробивалась сквозь защитную броню этого мужчины.

Видя, что Габби не протестовала и не вырывалась от него, Филип осмелел, приблизил губы к впадине на ее шее, где бился пульс, потом к груди, где он расстегнул пуговицы ее рубашки. Она издала гортанный стон, ^который подхлестнул его, и его руки быстро задвигались, освобождая ее от остальной одежды. Его собственная одежда упала в мгновение ока, и Габби ощутила его мускулистое тело рядом с собой.

– Я хочу тебя, Габби, – хрипло прошептал он. – Бог мой, как я скучал по тебе!

Его губы, прикасаясь к ее телу, оставляли огненную дорожку, и, когда его пальцы проникли в ее сокровенную глубину, он почувствовал, что она готова встретить его. Она была возбуждена и испытывала гораздо более сильное желание, чем в ту единственную ночь ее близости с Робом. Прикосновения Роба были нежными и упоительными, но Филип зажигал в ней пламя, и она изнемогала от желания.

Внезапно сквозь дымку восторга Габби ощутила, что Филип резко отпустил ее и пристально смотрит на нее.

– Не останавливайся, Филип, – попросила она, едва сознавая, что говорит.

Но Филип по-прежнему сдерживал себя. Как бы он ни хотел ее, Филип понимал, что не может быть с нею, пока не задаст один вопрос, даже если это означает потерять ее навеки. Никогда в жизни он не согласится пережить снова тот ад, в который ввергли его последние слова Сесили в роковую ночь ее гибели.

Сделав глубокий вдох, чтобы голос не дрожал, он сказал:

– Габби, милая, ты, наверно, возненавидишь меня за этот вопрос. Никогда больше я не хочу испытывать мучительные сомнения... – Он замолчал, и Габби тщетно пыталась понять смысл его слов. – Я должен знать, Габби. Ты не... не беременна от капитана Стоуна? – выпалил он. – Ты понимаешь, почему я спрашиваю? Постарайся представить себя на моем месте.

– А если и так, Филип? – спросила Габби, закипая от возмущения.

– Я приму ребенка, потому что он твой, и даже, черт возьми, буду любить его, потому что его отец был храбрым человеком и любил тебя! Но он никогда не сможет стать моим наследником.

Постепенна гнев Габби улегся, когда она осознала слова Филиппа. Для нее это было доказательством того, что он действительно изменился, что он я любит ее. Она-то точно знала, что их единственная s§ ночь с Робом прошла без последствий, и смогла быстро успокоить Филиппа.

– Филип, милый мой, мы с Робом были вместе только один раз, и я точно знаю, что я не забеременела после той ночи.

– Радость моя! Любовь моя! Будем надеяться, что наша сегодняшняя встреча окажется более плодотворной! – воскликнул Филип и постарался снова разжечь пламя, которое сжигало их за несколько мгновений до этого. Габби почувствовала его желание, которое захватило ее. Она непроизвольно стала двигаться с такой неистовостью, что ей стало больно, а потом у нее как будто выросли крылья, и внутри что-то взорвалось, разлетелось по телу миллионами маленьких осколков как раз в то мгновение, когда Филип достиг своего обжигающего пика.

9

После такого бурного воссоединения Габби вернулась на «Стремительный» с Филиппом. Они собирались отплыть на Мартинику, как только это станет возможным. Двенадцатого декабря было получено сообщение, что британский флот стоит на рейде в районе озера Борн. Генерал Джексон полагал, что англичане не пойдут на веслах шестьдесят миль через озеро, поэтому оставил лишь небольшую флотилию канонерок.

Джексон не знал, что англичане уже начали переправлять свою армию из 5700 человек в добытых где только можно плоскодонках на остров, который находился посередине озера Борн. А вскоре им представился случай, значительно облегчивший наступление: местный испанский рыбак за вознаграждение показал им дорогу в протоку Бьенвеню, единственную, которая была не заблокирована Джексоном. Эта протока вела к левому берегу Миссисипи в восьми милях от города. Американцы знали, что протоку Бьенвеню будет оборонять майор Вильерс, чья семья владела землей вдоль протоки. А Вильерс полагал, что опасность нападения невелика, и оставил на берегу чисто символический сторожевой пост.

Двадцать третьего декабря англичане вошли в протоку Бьенвеню, захватили майора Вильерса и его плантацию и оставались там, пока вся их армия переправлялась через озеро Борн. Майору Вильерсу каким-то образом удалось сбежать, он добрался до Нового Орлеана и сообщил Джексону, что сотни англичан находятся в восьми милях от города.

Когда Филип узнал о происшедшем, он предложил себя и всю команду «Стремительного» в распоряжение генерала Джексона. Тот охотно согласился. Двадцать четвертого декабря, накануне Рождества, Филип попрощался с Габби.

Хотя она предвидела отъезд мужа, она не могла подавить свой страх при прощании.

– Пожалуйста, Филип, – просила она, – позволь мне поехать с тобой. Я могу чем-нибудь помочь, хотя бы ухаживать за ранеными.

– Нет, милая, – сказал он непререкаемым тоном. – Ты останешься здесь, пока я не вернусь.

Там, посреди ружейных выстрелов и разрывов снарядов, слишком опасно. Я не хочу снова потерять тебя.

– А как же ты? – спросила она. – Ты тоже подвергаешься опасности.

– Это другое дело, малышка. Я могу позаботиться о себе, – ответил он, не обращая внимания на ее недовольство. – Иди ко мне и поцелуй на прощание, как достойная жена воина. – Габби бросилась ему на шею и изо всех сил старалась не плакать. Филип нежно поцеловал ее и сразу же отстранился. Он стремительным шагом, не оглядываясь, направился к своим людям, уже погрузившим оружие на повозки и ожидавшим его, и они отправились в путь.

Рождество получилось очень грустным, никаких известий от Филиппа не было, единственное, что она узнала, – один из кораблей Жана Лафита, «Каолина», обстреливает англичан на левом фланге, а американские войска атакуют на правом. Все это время Габби усердно молилась за спасение Филиппа и своих друзей с Баратарии.

До двадцать восьмого декабря она не слышала больше новостей, а в тот день все заговорили, что еще один вооруженный корабль Лафита, «Луизиана», стал обстреливать англичан, которые пытались атаковать американские войска. Излишне говорить, что атака захлебнулась.

Англичане потратили три дня на то, чтобы перевезти десять восемнадцатифунтовых пушек и четыре пушки по двадцать четыре фунта с кораблей. Пушки переправляли на каноэ, потом тащили через болота, и наконец под покровом темноты англичане установили четыре батареи под самым носом у генерала Джексона, в нескольких сотнях ярдов от его линии обороны. Парапеты построили из бочек из-под сахара и, как только рассеялся утренний туман, открыли огонь.

Американские пушки, которыми в основном командовали Лафит и его люди, ответным огнем обрушились на англичан. Грохот выстрелов доносился до Нового Орлеана. С поразительной точностью большие пушки Лафита разнесли английские батареи.

Филип не возвращался, и для Габби невыносимо было больше ждать, не зная, жив он или умер. Не находя себе места от тревоги, она оделась в мальчишеский наряд и, решив любым способом добраться до поля битвы, пошла в город. Идя по одной из улиц, она услышала:

– Габби, Боже мой, это ты?

Габби обернулась, подняв брови от удивления, потому что она никого в Новом Орлеане не знала, кроме Марселя, а голос был женский. Удивление сменилось радостью, потому что перед ней была Мари, сидевшая на козлах небольшой повозки.

– Мари, я рада вновь тебя видеть! – воскликнула Габби и бросилась к подруге.

– Я тоже рада, дорогая, – сказала Мари. – Но куда ты идешь в таком виде? Твой капитан Стоун, наверно, сражается с англичанами у канала Родригес?

– Роб умер, – сказала Габби, и голос ее дрогнул. – Я вернулась к своему мужу, а он сейчас воюет вместе с генералом Джексоном.

– Вот оно что! Я как раз гадала, нашел тебя муж или нет. Жан сказал мне, что он приезжал на Баратарию и искал тебя. Так, значит, все хорошо? – спросила она, сразу отметив блестящие глаза и покрасневшие щеки Габби.

– Я... да, я думаю, что все хорошо. Но скажи мне куда ты едешь и что вообще делаешь в Новом Орлеане?

Я провела здесь несколько недель и помогала сестре, у которой родился ребенок. А теперь я войска к Жану.

Похоже было, что молитвы Габби были услышаны – Она могла добраться до поля боя, помочь друзьям с Баратарии и одновременно разыскать Филиппа.

Возьми меня с собой, Мари, – попросила она вне себя от волнения. – Я могу делать то же, что и ты, и я так многим обязана тебе и Жану. Я хочу отплатить вам предложив свою помощь.

Она посмотрела на нее с сомнением.

А что скажет твой муж? Он ведь нарочно оставил тебя здесь, чтобы ты была в безопасности.

Я не видела Филиппа больше двух недель, – жалобно сказала Габби. – Может быть, его уже нет в живых. Но, что бы ни было, я не могу сидеть сложа руки и ничего не делать. Если ты не возьмешь меня, я доберусь сама.

Иари достаточно хорошо знала Габби и, подумав решила взять ее с собой. Не то она в самом деле в одиночку отправится в зону боевых действий и может оказаться в большей опасности, чем если будет с друзьями.

Залезай, – сказала она. – Жан будет рад твоей помощи.

Через короткое время они выехали из города и направились в сторону канала Родригес. По дороге Габби рассказала Мари все, что с ней произошло за это время – Мари слушала взволнованно.

Может быть, все сложилось к лучшему, дорогая – сказала Мари, когда Габби рассказала ей о смерти Роба. – Для меня очевидно, что ты счастлива с мужем.

Они ехали по дороге, пока было можно, потом въехали на край поля, и Мари спрыгнула.

– Отсюда мы пойдем пешком, – сказала она. Женщины шли полем, пока не увидели большую пушку. Метрах в ста от нее стоял огромный дуб, в тени которого отдыхал Лафит. Заметив его, Мари со всех ног бросилась к нему.

Мари и Лафит обнимали друг друга и смеялись, и тут подошла Габби.

– Что, подмогу привела? – скептически спросил Жан, оглядывая стройного юношу.

Мари захлопала в ладоши и засмеялась:

– Это же Габби, дорогой, и она хочет помочь нам.

Жан выслушал эту идею с сомнением, но тем не менее галантно поздоровался с Габби. Однако Лафит знал, что народа не хватает, и он приставил Габби к Доменику Ю, который объяснил ей, что делать. Она должна была окунать шомпол в ведро с водой, а потом прочищать им дуло орудия и забивать ядро. Инструкции были очень простыми, и Доменик Ю не пожалел слов, чтобы расписать, как опасно находиться на линии вражеского огня. Он давал ей возможность передумать и отступить, но Габби твердо решила сражаться вместе с друзьями.

Предполагалось, что атака англичан начнется на следующее утро, восьмого января, и Габби провела ночь, закутавшись в одеяло, у костра. Она смотрела на тлеющие угольки и думала, жив ли Филип, и если да, то где он.

Почти рассвело, когда ее кто-то разбудил, сунув в руку жестяную кружку с кофе и черствую лепешку. Она благодарно жевала, всматриваясь в туман, окружавший дубовую рощу, как вдруг раздался звук взрыва, и она вскочила.

– Не стрелять! – закричал Доменик. – Подождите, пока я не увижу их пушки, и тогда я скомандую: «Огонь!». – Доменик поднес к глазам корабельный бинокль и довольно кивнул, заметив вспышку вражеской пушки. Он быстро переговорил с орудийным расчетом, закричал: «Давай!» – и зажег фитиль.

После этого Габби была слишком занята, чтобы о чем-нибудь думать. Краем глаза она видела английских солдат, но у нее не было времени подумать о мушкетных снарядах и пушечных ядрах, летавших вокруг. Уши болели от людского крика, оружейных выстрелов и пушечной канонады. Руки и лицо почернели от пороха, и даже во рту она ощущала горький привкус. Она непрерывно двигалась, но вдруг наступила благословенная тишина, и кто-то поднес ей кружку с водой.

– Что, все уже закончилось? – спросила она Доменика.

– Не думаю, но отдыхай, пока можно. Вероятно, они послали за подкреплением.

Поле битвы было усеяно погибшими и ранеными с обеих сторон. Потом, тяжелые орудия вновь вступили в бой, и Габби вскочила, чтобы занять свое место.

Габби не замечала, как идет время, и слышала только крики раненых. Канонада продолжалась, пока первый отблеск заката не появился на вечернем небе. Ружейные выстрелы стихли, потом замолчали орудия, и только через несколько минут Габби осознала, что британская атака провалилась и американцы победили. Обессиленная, Габби рухнула на землю, испытывая огромную гордость за то, что участвовала в этом сражении.

– Все кончено, – сказал Доменик, опускаясь на землю рядом с ней. – Твоя помощь очень пригодилась. Из тебя получился отличный канонир.

Габби устало улыбнулась и забылась глубоким сном. Она спала, привалившись к тюку с хлопком, и не слышала, как к ней подошел Жан Лафит вместе с высоким мужчиной с лицом, черным от порохового дыма.

Габби давно потеряла свой картуз, и запачканные волосы покрывали ее черное от дыма лицо, но для Филиппа Сент-Сира это было самым прекрасным зрелищем на свете. Филиппа только что отправили в лагерь Лафита с посланием от генерала Джексона, и вдруг он узнал, что Габби здесь, на поле боя, да вдобавок ему сказали, что его жена сражалась бок о бок с мужчинами.

Филип не знал, что ему больше хочется: отшлепать Габби или расцеловать ее, но, когда увидел ее, грязную, пыльную, покрытую синяками, он возблагодарил Господа за ее спасение. Габби не проснулась даже тогда, когда Филип взял ее на руки и положил в повозку, которую ему предоставил Жан. И только тогда, когда они были уже на «Стремительном» и Филип стал снимать с нее грязную одежду, Габби открыла глаза. Она слишком устала, чтобы говорить, но ее улыбка была красноречивее слов.

Через два дня британский флот снялся с якоря и ни с чем отплыл обратно. Жан Лафит получил полное помилование, и Габби с Филиппом были приглашены на официальный обед, который дал в честь Лафита губернатор. Доблесть Лафита и его людей в битве за Новый Орлеан была высоко оценена властями.

Теперь, после ухода англичан, Филип стал готовиться к отъезду на Мартинику. Перед отъездом стало известно, что 11 февраля 1815 года британский корабль под белым флагом привез в Нью-Йорк текст мирного договора, подписанного в Генте в декабре. По иронии судьбы битва за Новый Орлеан произошла уже после того, как был подписан мирный договор, но зато это оказалось большой моральной победой для Америки. Победа Джексона была неоспоримой и способствовала упрочению международного признания Америки.

Первого марта «Стремительный» отдал швартовы и взял курс на Мартинику. Габби думала, что впереди сплошное блаженство и счастье, не подозревая, какие потрясения ждут ее на Мартинике.

Часть вторая

МАРТИНИКА

1815-1817

10

Спустя семь дней «Стремительный» вышел из Юкатанского пролива в Карибское море. Еще через семь дней они увидели в тумане остров, и Филип очень обрадовался.

– Это Саба, – объяснил он Габби, – первый из гряды островов, которые мы увидим по дороге на Мартинику. – Вулканический остров, как и все остальные. Некоторые абсолютно пустынны, а другие покрыты джунглями.

– На Мартинике тоже есть джунгли?

– Еще какие. Чтобы прогуляться, надо брать с собой нож и прорубать дорогу. Первые французские поселенцы буквально вгрызались в джунгли, чтобы расчистить место для сахарного тростника.

– Так это совсем дикое место! – сказала Габби с испугом.

– Ну уж нет, – засмеялся Филип. – Сен-Пьер – любимый порт моряков всех стран мира. Если ветер не изменится, мы прибудем туда через два дня.

Сначала каждый выплывающий из тумана ост – ров был лишь смутным силуэтом. Потом становились видны пальмы, кратеры потухших вулканов, от которых у Габби дух захватывало. Никогда она не видела такого невероятно яркого синего моря, которое на горизонте сливалось с синевой неба. Зеленые острова, окруженные белыми кольцами песка, как будто плавали в воде. Она подняла лицо к жаркому карибскому солнцу, которое, казалось, приветствовало ее у входа в рай, а Филип крепче обнял ее за талию, и Габби почувствовала себя абсолютно счастливой. Ей не хотелось гадать о том, что ждет ее на Мартинике. Сейчас для нее ничего не существовало, кроме мужчины, который ее обнимает, и их новой жизни в Бельфонтене. Она походила на зачарованного ребенка, погруженного в свои детские мечты, забыв о том, что в конце путешествия их ждет Амали.

Как и обещал Филип, через два дня они увидели очертания Мартиники в утреннем тумане. Завороженная, Габби наблюдала, как громада острова из голубоватой стала изумрудной на фоне бирюзового моря. Над всем этим возвышался Монтань-Пеле – гигантский вулкан, давший жизнь острову. Габби смотрела на него с опаской, но Филип успокоил ее, что вулкан уже потухший и мирно спит, укутанный перистыми облаками.

Сен-Пьер расположился с подветренной стороны острова, в тени вулкана Пеле. Город тянулся вдоль белого полумесяца пляжа и был скрыт густой растительностью. Корабль подходил к причалу, на котором люди уже готовились к швартовке. Поставили сходни, и Габби с Филиппом сошли на берег.

Сен-Пьер показался Габби калейдоскопом красок и звуков, где по улицам шествовали улыбающиеся люди всех цветов кожи, от светло-желтого до цвета черного дерева. Женщины были одеты в яркие, пышные костюмы, а их головы увенчаны особыми тюрбанами, которые, как объяснил Филип, носили все цветные женщины.

Наконец они подошли к городскому дому Филиппа, бледно-желтого цвета, с оштукатуренными стенами и красной черепичной крышей. Дом находился в тихом квартале, и внутри был садик с финиковыми деревьями. На взгляд Габби, он был гораздо комфортабельнее и более изящно меблирован, чем любой дом, который она до этого видела.

Их встретили трое слуг – кухарка, горничная и дворецкий, – и все они приветствовали Габби с простодушной радостью. Они говорили на сильно искаженном диалекте французского, который назывался «патуа». Кухарка Матильда пообещала состряпать для них настоящий креольский обед, а горничная Жанетта, хорошенькая мулаточка, хлопотала вокруг Габби в спальне и все причитала, что у новой хозяйки слишком скудный гардероб. Габби с трудом разбирала, что они говорят, и большей частью Филиппу приходилась переводить.

Матильда сдержала слово и соорудила для новобрачных пир в местных традициях. Тут были суп из стручков бамии, жареная рыба с луком и перцем, пудинг из маниоковой муки и черной патоки под названием «матете». Когда Габби пришла в восторг от этих простых, но очень вкусных блюд, Филип объяснил ей, что это всего лишь деревенская еда, принятая на Мартинике, что в Бельфонтене кухня более изысканная, в европейских традициях. Тем не менее Габби с удовольствием съела все до последнего кусочка, тем более что во время плавания пища была довольно однообразная.

– А в Бельфонтене много слуг? – спросила Габби, когда обед закончился и они сидели на диване в гостиной.

Филип встряхнул бокал с янтарной жидкостью и не сразу ответил. Похоже, его мысли были заняты превосходным бренди, который он собирался выпить.

– Всего в Бельфонтене пятьсот рабов, – произнес он медленно. – Из них двенадцать или около того – домашние рабы, а остальные работают на сахарных и банановых плантациях.

– Филип! – воскликнула Габби. – Ты сказал «рабов». Ты что, владеешь этими людьми? Ты купил их за деньги? Они что, принадлежат тебе и ты можешь делать с ними все, что захочешь?

– Да, так же, как я купил тебя за деньги, моя маленькая, – усмехнулся Филип, не думая.

Габби отшатнулась, как будто ее ударили, и в тишине слышно было ее дыхание. Он опять ранил ее своей жестокостью.

– Я твоя жена, Филип, – произнесла она. – По-моему, я все-таки больше для тебя значу, чем твои черные рабы? – Она до сих пор испытывала боль, вспоминая, что он заплатил, чтобы жениться на ней. И уже совсем становилось неприятно от мысли, что один человек может владеть другими.

Увидев боль в глазах Габби, Филип сразу пришел в себя. «И с чего это я ляпнул такую глупость?» – подумал он про себя и постарался утешить ее.

– Прости меня, любовь моя, я сам не знаю, что на меня нашло. – Он привлек ее к себе. – Я вовсе не в восторге от того, что владею другими людьми, но такова жизнь здесь. Без рабов невозможно обрабатывать поля и плантации. Мы на Мартинике полностью зависим от рабского труда. По крайней мере, на моей плантации я знаю, что все накормлены и

живут в хороших условиях. Ты сама убедишься, когда будешь в Бельфонтене.

Смягчившись, Габби прижалась к Филиппу, пытаясь прогнать ощущение беспокойства в глубине души. Трудно было поверить, что Филип способен так обидеть ее после того, что они перенесли вместе, после его признания в любви. Неужели он все еще наказывает ее за Роба? Но тут его настойчивые губы, прижавшиеся к ее губам, развеяли все сомнения, и она перенеслась в мир блаженства. Филип ласкал ее медленно и в то же время с головокружительной страстью, его руки и губы разжигали в ней угольки желания в неудержимое пламя, которое уничтожило все горестные мысли, тревожившие Габби.

Наступили счастливые дни. Когда Филип не был занят в своей конторе возле порта, он вывозил ее в карете на прогулку, чтобы познакомить с городом. Сен-Пьер очаровал ее, хотя временами им приходилось покидать карету и идти пешком по узким улочкам, соединенным ступеньками, проделанными в застывшей лаве, поросшей растительностью. Прозрачная вода текла по специальным канавкам, охлаждая город, и она же питала искрящиеся фонтаны.

Габби поразила красота темнокожих жителей острова, особенно квартеронов, в которых текла одна четверть негритянской крови и чьи наряды были наиболее красочно и затейливо украшены.

Рынок находился на мощеной площади у фонтана. Там продавались все виды рыбы, а также овощи и экзотические фрукты, которых Габби никогда раньше не видела и чьи названия узнавала только сейчас.

Часто они останавливались в уличном кафе, чтобы выпить прохладительные напитки. Сначала! Габби не нравился местный напиток – смесь молока с добавлением рома и сахара, которая взбивалась до образования пены, но скоро ей понравился его освежающий вкус. Днем они возвращались в дом, чьи стены были единственным убежищем от послеполуденной жары. После дневного сна Габби просыпалась отдохнувшая, а солнце еще стояло высоко над горизонтом.

Много дней провела она у портнихи на улице Урсулинок, потому что у Габби не было гардероба, подходящего для жены крупного плантатора. Платья, которые Филип заказал у мадам Корде, были легкие, как перышко, из самых дорогих тканей, и к тому же очень женственные, отделанные кружевами 5 и сборками. К каждому костюму полагался зонтик для защиты от палящего солнца. Белье было шелковистым и совершенно нескромным на взгляд Габби, но она не спорила, получая детское удовольствие от светлых, воздушных нарядов, заказанных Филиппом. Цена всего этого великолепия составляла небольшое : состояние, но, когда Габби рискнула указать мужу на расточительность, он объяснил, что ей придется занять определенное место в обществе, принимать его гостей и поэтому она должна одеваться соответственно.

Почти ничего не омрачало счастья Габби в эти недели, проведенные в Сен-Пьере, за исключением небольшого недомогания, которое она старалась скрыть от Филиппа. Сначала легкие приступы тошноты, которые происходили обычно после того, как Филип уезжал в контору, нетрудно было скрыть, но со временем эти приступы стали более регулярными и частыми. Но Габби все равно не хотела говорить мужу о странной болезни. Он обнаружил все чисто случайно. Однажды утром Филип, как обычно, отправился в контору, а потом вспомнил, что забыл дома важный документ, и вернулся. Войдя в спальню, он увидел, что худенькое тельце Габби сотрясает сильный приступ рвоты.

– Боже мой, Габби! – закричал он и бросился к жене. – Ты заболела, моя малышка. Почему ты мне не сказала? – Он нежно отвел волосы с влажного лба. – И давно это с тобой? – спросил он.

– Почти две недели, – поморщилась Габби.

– Две недели! – сердито повторил Филип. – Да ты понимаешь, что могла подхватить какую-нибудь болезнь, распространенную в этих краях? Быстро в постель! – приказал он, но, увидев ее испуганное лицо, смягчился: – А я сейчас же вызову доктора.

Доктор Рено, добродушный седовласый мужчина с длинными усами, несколько минут смотрел на Габби веселыми голубыми глазами, а потом велел мужу выйти из комнаты. Потом он обратился к Габби отеческим тоном, задав несколько конкретных вопросов, от чего ее щеки порозовели. Осмотр был тщательным, и доктор, довольно замурлыкав, поставил диагноз. Габби была настолько неопытна, что широко открыла глаза от удивления, когда доктор открыл ей причину недомогания. Ребенок! Габби сразу же представила себе миниатюрную копию Филиппа, существо, которое будет целиком ей принадлежать и безоговорочно отвечать на ее любовь. Габби и доктор долго обсуждали сроки рождения и предосторожности, необходимые для нормального, течения беременности. Потом доктор вышел, предоставив Габби собственным счастливым размышлениям.

Доктор Рено нашел Филиппа в гостиной. Тот, нервно шагал по комнате со стаканом рома в руке, уверенный, что Габби непременно подхватила какое-нибудь редкое и смертельное заболевание. Он даже вздрогнул, когда доктор объявил свой диагноз.

– Вы уверены, доктор? – обеспокоенно спросил Филип. – Моя жена сама еще почти ребенок.! Для нее это не представляет опасности?

– Поверьте мне, месье Сент-Сир, все будет хорошо. Правда, она не такая крепкая, как наши девушки, выросшие на острове, но я советую отвезти ее в Бельфонтен, где тетушка Луиза сможет баловать ее и давать свои знаменитые отвары из трав.

Здоровье вашей жены в порядке, и, поскольку она молода, я не предвижу осложнений. Тошнота пройдет через несколько недель. Когда наступят роды, вызовите меня, если тетушка Луиза не будет справляться или будут осложнения.

– А когда она должна родить? – спросил Филип все еще в состоянии шока.

– Месяцев через шесть.

– Ребенок! – повторил Филип. – Простите меня, доктор, я, конечно, надеялся получить наследника, но не ожидал, что это будет так скоро.

– Ах, вы, молодые мужья, все вы такие! – заявил доктор Рено, пожав плечами. – Каждую ночь, как жеребцы, берете своих жен, а потом удивляетесь естественному исходу ваших игр. Но, если я правильно понимаю, вы не против наследника?

– Я очень рад, – согласился Филип. – Просто моя жена так молода.

– Эге, но ведь вы не стали щадить ее девственность, – сказал доктор. – Ну вот, так я думал. Не беспокойтесь, мой друг, ваша жена сможет не раз стать матерью, и я вижу, что такой мужчина, как вы, будет иметь много детей.

У Филиппа оставался только один вопрос:

– А ей не вредно, если я... если мы?..

– Не бойтесь, мой друг, – – засмеялся доктор, – вы и ваша прекрасная жена можете предаваться любви, конечно, с условием разумной осторожности. За исключением последних шести недель перед родами, – прибавил он серьезно, – ведь тогда опасность для матери и ребенка возрастает.

После отъезда доктора Рено Филип нерешительно вошел в спальню жены, не уверенный, как воспримет Габби столь скорую перспективу материнства. Мечтательная улыбка на ее лице успокоила его.

– Филип! – закричала она, когда на пороге возникла его высокая фигура. Она протянула ему руки со счастливым видом. – Ты говорил с доктором Рено? – спросила она смущенно.

– Да, любовь моя, говорил, – ответил нежно Филип, подойдя к постели.

– И ты счастлив?

Он пристально посмотрел на нее и ответил вопросом на вопрос:

– А ты, Габби, счастлива? Ведь ты так молода.

– Если мне достаточно лет для того, чтобы быть с тобой как женщина, то, уж конечно, достаточно для того, чтобы родить тебе ребенка, – произнесла Габби с удивительной зрелостью. – А что до ответа на твой вопрос, так я чрезвычайно счастлива.

– И я тоже, моя малышка, – сказал Филип, странно растроганный.

На следующий день они стали готовиться к отъезду. Хотя Габби полюбила Сен-Пьер и их городской дом, ей тем не менее не терпелось увидеть знаменитый Бельфонтен, тетушку Луизу и ее мужа Жерара, о которых столько рассказывал Филип.

– А я считала, что тетушка Луиза твоя рабыня, – сказала как-то Габби, которая до сих пор не могла разобраться во взаимоотношениях между рабами и хозяевами.

– И да, и нет, – ответил Филип. – Ну тебе объяснить? Тетушка Луиза жила в нашей семье еще до моего рождения и кормила меня молоком; вместе со своими детьми. Она воспитывала меня также, как моя мать. Теперь она железной рукой управляет хозяйством и не стесняется давать мне распоряжения. Конечно, тебе трудно это понять, если ты не родилась на острове.

Габби с жадным интересом впитывала все, касалось ее будущего дома. Слушая мужа, Габби! j вдруг подумала, что до этого Филип ни разу ничего не рассказывал ни о своих родителях, ни о своем детстве. Один раз он упомянул, что Бельфонтен был построен его дедом перед женитьбой на бабушке, Филиппа. В другой раз он сказал, что у него не осталось родных.

Не прошло и недели, как они уже ехали в Бельфонтен. За два дня до этого их багаж, включая сундуки с новой нарядной одеждой Габби, был отправлен на плантацию, и тетушке Луизе сообщили об их/| скором приезде.

Дорога в Бельфонтен заняла почти целый день. Она проходила по горным перевалам и часто шла вдоль таких отвесных ущелий, что Габби в страхе прижималась к Филиппу. Вместо снега горные вершины были покрыты буйной растительностью. Пейзаж был таким красивым, что от восторга у Габби дух захватывало. Овраги и ущелья поросли папоротником, бамбуком, дикими банановыми и хлебными деревьями.

Потом постепенно кокосовые пальмы, бананы и бамбук уступили место тростниковым полям, вокруг которых, как часовые, стояли высокие деревья. Габби испытала тревожное чувство, потому что внезапно поняла, насколько уединенной будет жизнь на плантации.

Бельфонтен был построен на высокой скале над морем, и с подъездной дороги, ведущей к дому, были видны волны прибоя, набегающие на песок. Когда они въехали в ворота, Габби увидела длинную пальмовую аллею и низкую живую изгородь с яркими цветами. Она ахнула, когда перед ее взором предстал величественный двухэтажный особняк. Он был каменный и по всей длине окружен верандой с колоннами, которая защищала комнаты от солнца.

– Это... это великолепно, – прошептала Габби, наконец найдя подходящее слово.

– Да, дом внушительный, – засмеялся Филип, – но, кроме этого, прохладный и удобный.

Когда они остановились перед домом, Габби пришла в восторг от поросшей травой лужайки и регулярного сада, в котором были всевозможные растения всех цветов радуги. Кустарники и цветники были расположены в геометрическом порядке. Невысокая каменная стена отделяла сад от джунглей. Вдали видны были конюшни и надворные постройки.

Филип помог Габби выйти из кареты, и в этот момент стройная девушка с кожей золотистого цвета выбежала из дома и бросилась на шею Филиппу, не обращая никакого внимания на Габби, которая боролась с головокружением с той минуты, как вышла из кареты. В закатных лучах солнца соблазнительно мелькали голые ноги девушки, которую Филип обхватил за тоненькую талию и кружил так, что ее юбки развевались на ветру, а полные груди подпрыгивали. Филип явно радовался встрече.

Девушка заливалась радостным смехом, обнажая жемчужные зубки.

– Почему же ты так надолго оставил свою Амали, любовь моя? – спросила она.

– Если бы я знал, какой восторженный прием меня ожидает, я бы поспешил домой скорее, – ответил Филип, шутливо щелкнув ее по носику. Потом, словно вспомнив, что у него есть жена, он неохотно отпустил гибкое тело и повернулся к Габби.

Волна отчаяния захлестнула Габби, она поняла, что ее счастье и благополучие нерожденного ребенка зависят от капризов мужчины, который, по-видимому, ожидает, что она будет делить его внимание с его любовницей!

– Малышка моя, – сказал Филип, подведя к ней девушку с золотистой кожей, – это Амали, дочь тетушки Луизы и Жерара.

Имя Амали было на губах Габби, когда вдруг в ; глазах у нее потемнело, но Филип успел подхватить ее, не дав ей упасть.

Когда Габби очнулась, то услышала приглушенные голоса. Голос Филиппа она узнала сразу, а женский был незнакомым. Поскольку Габби лежала с закрытыми глазами, они разговаривали свободно, думая, что она еще спит.

– Эта длинная, жаркая дорога утомила девчушку, особенно в ее состоянии. Но ей сразу станет

лучше, месье Филип, как только тетушка Луиза вольет в нее немного настойки. – Габби с трудом разбирала местный диалект.

– Надеюсь, ты права, тетушка, – сказал Филип обеспокоенно. – Доктор Рено заверил меня, что у нее хорошее здоровье и не должно быть осложнений при беременности.

– Она очень молода, – сказала тетушка Луиза задумчиво.

Габби наблюдала за ними сквозь прикрытые ресницы. Филип пристально посмотрел на Луизу.

– Я согласен, что Габби молода и ей еще многому надо научиться, – сказал он резко. – Я не думал, что беременность наступит так быстро, но мы оба с радостью ждем этого ребенка.

Мудрые глаза тетушки Луизы изучали Филиппа, пока он не заерзал под этим взглядом. Она знала его лучше, чем он себя.

– Могу я говорить откровенно, месье Филип? – спросила она, намереваясь в любом случае высказать то, что у нее на душе.

– А разве ты можешь по-другому?

– Вы, конечно, должны понимать, что Амалии не в восторге от вашей женитьбы. Для всех было бы лучше, если бы ваша жена оставалась в Сен-Пьере. Или отошлите Амали отсюда. Она моя собственная дочь, и я хорошо ее знаю, – пробормотала тетушка Луиза многозначительно.

– А по-моему, Амали нормально отнеслась к моей женитьбе, – сказал Филип с типично мужской самоуверенностью.

– Если вам кажется, что моя дочь смирилась с вашей женой и ребенком, значит, вы плохо ее знаете.

– Ты зря беспокоишься, – сказал Филип, который не хотел показать, как его задели слова домоправительницы.

– Вы должны думать о вашей маленькой жене и о вашем ребенке.

– Ас чего ты взяла, что я о них не думаю? – спросил Филип, теперь уже рассерженный.

Тетушка Луиза покачала головой, увенчанной! тюрбаном.

– Не позволяйте Амали обвести вас вокруг пальца. Она никогда не смирится с мыслью о том,

что у вас есть жена. Что скажет мадам Габби об Амали? И как это отразится на ребенке?

– Мадам Габби и ребенок – моя забота, – сказал Филип с затаенным гневом в голосе.

– Простите мою дерзость, месье Филип, но я сейчас беспокоюсь не о своей дочке, а о вашей жене. – Чернокожая женщина отважно посмотрела на хозяина. Ее следующие слова ошарашили его: – каково будет место Амали в вашем доме теперь, когда у вас есть жена? Она по-прежнему будет согревать вашу постель?

– Ты слишком далеко заходишь! – взорвался Филип, не зная, что Габби напряженно прислушивается к их разговору.

– Простите меня, месье, но я думаю только о вашей жене. Амали может о себе побеспокоиться, но ваша малютка, похоже, не готова к встрече с подобной жизнью. Может быть, для всех будет лучше, если вы отправите Амали отсюда.

– Дом Амали здесь! – упрямо возразил Филип. – Здесь она выросла, и здесь ее место. Я не буду отсылать ее отсюда, но можешь быть спокойна, я не собираюсь брать ее в свою постель. Мне больше не нужна любовница, даже такая соблазнительная и обольстительная, как твоя дочь.

Услышав последнюю фразу, Габби издала удивленный возглас, и собеседники немедленно бросились к ней. Филип подбежал первым, а за ним шла высокая красивая негритянка, которая, казалось, заполняла собой все пространство комнаты – большая, но не толстая, с гладким лицом без морщин, цвета черного дерева. Она возвышалась в полный рост, который составлял шесть футов, а разноцветный тюрбан на голове увеличивал его еще дюймов на шесть. Ее большие груди напоминали спелые дыни, а мощные руки больше походили на руки Филиппа. Она без труда отодвинула Филиппа и наклонилась над Габби.

– Ага, моя маленькая, вы проснулись, – ворковала она певучим, мягким голосом на местном

диалекте, который Габби только недавно начала понимать. – Вы теперь дома, где и должны быть, и

тетушка Луиза будет хорошо заботиться о вас и о ребеночке.

Габби попыталась встать, но большие руки негритянки удержали ее.

– Нет-нет, вы должны отдохнуть, – сказала она твердо. Потом она повернулась к Филиппу и строго сказала: – Месье Филип, вы должны проследить, чтобы ваша жена не вставала.

Габби с благоговейным трепетом наблюдала, как внушительная женщина вышла из комнаты.

Габби огляделась, и то, что она увидела, ей понравилось, хотя массивная мебель придавала спальне немного суровый вид. Свежий ветерок, веявший! сквозь раскрытые окна на другом конце комнаты, ; принес прохладу ее разгоряченной коже. Наконец ее взгляд остановился на Филиппе.

– Как ты, моя милая? – заботливо спросил он. – Ты нас всех напугала.

– Сейчас неплохо, Филип, – ответила она слабым голосом. – Но тетушка Луиза права, мне лучше пару дней полежать в постели. Я и не знала, что поездка на плантацию будет такой утомительной. Я не хочу делать ничего, что могло бы повредить ребенку.

– Конечно, ты должна отдохнуть, малышка, – с готовностью согласился Филип, обрадованный тем, что она не собирается протестовать против отдыха в постели, на котором он собирался настаивать. Поцеловав Габби в лоб, он на цыпочках вышел из комнаты. Филиппу не терпелось поговорить с управляющим, которого он еще не видел. Сбор сахарного тростника был в полном разгаре, и работники на поле работали круглосуточно. Скоро начнется перегонка сахара на ром в больших котлах в специальном здании, расположенном рядом с сахарной плантацией, и Филип знал, что все дни, а может быть, и ночи будут заняты работой.

Заснув под действием успокоительного отвара тетушки Луизы, Габби не чувствовала, как Филип поздно ночью вернулся в спальню, лег рядом с ней на большую кровать и всю ночь обнимал ее. Когда Габби проснулась, Филип уже ушел, и единственным свидетельством его пребывания была вмятина на подушке. Поскольку Габби все еще ощущала слабость, тетушка Луиза велела ей лежать в постели несколько дней, и Филип поддержал ее.

11

Габби скучала от одиночества, она только изредка видела тетушку Луизу. Даже домашних слуг привлекли к работе на плантации. А когда Филип возвращался домой поздним вечером, то был озабоченным и неразговорчивым. Он падал в постель столь уставшим, что, едва коснувшись головой подушки, сразу же засыпал. Иногда он отсутствовал всю ночь, и Габби мучилась, представляя его с прекрасной Амали. Почему-то в заверения Филиппа тетушке Луизе в том, что любовница ему не нужна, Габби совершенно не верилось. Скоро ее тело изменится и перестанет вызывать в нем желание, тогда он вполне может вновь обратить свое внимание на любовницу.

Как только силы Габби восстановились, она обследовала весь дом, от винного погреба до огромного бального зала на верхнем этаже. Тетушка Луиза объяснила, что комнаты в доме специально идут в один ряд, с верандой по обеим сторонам, чтобы малейший ветерок беспрепятственно проникал туда. Комнаты были светлыми и даже какими-то воздушными. Мебель, в основном сделанная по французским эскизам, но из местных пород дерева, неплохо гармонировала с самим домом. Габби была в восторге от своего нового жилища и неустанно продолжала поражаться всему в нем, даже количеству слуг, поддерживающих в нем порядок.

Когда Габби познакомилась с Жераром, мужем тетушки Луизы, она изумилась, сколь он огромен. Этот мужчина настолько возвышался над своей женой, что она казалась вполне среднего роста. Его крупную голову увенчивала копна густых седеющих волос. Мускулы на его массивном торсе внушали уважение, но не это было самым удивительным во внешности этого могучего раба. Самым поразительным был цвет его кожи... белый! Такой же или почти такой же белый, как у нее с Филиппом. Теперь поняла, откуда у Амали золотистый цвет кожи. Когда Габби познакомилась с домом, она оценила, как хорошо наладила хозяйство тетушка Луиза и решила, что лучше в него не вмешиваться. Она легко приспособилась к беспечной жизни жены плантатора, ожидающей своего первого ребенка. Ее баловали и нежили, она привыкла к жаре, и ей понравились долгие часы послеобеденного отдыха, когда Филип обычно присоединялся к ней в их большой кровати.

Даже когда Габби оправилась от своего недомогания, Филип все не решался предложить ей близость, опасаясь, что это вызовет у нее новый приступ. Однажды Габби решила взять инициативу на себя и намекнула мужу, что их близость не повредит ни ей, ни ребенку. Первый раз, когда они занимались любовью, Филип относился к ней, как к фарфоровой кукле, которая может разбиться. Но вскоре ее желание превратило его страсть в бушующее пламя. Слишком много ночей он провел, лежа рядом с ней, держа ее в объятиях, но не решаясь притронуться к ней. Он пытался быть нежным, но вскоре они набросились друг на друга с пожирающей страстью. Когда наконец он проник в нее, она вскрикнула от удовольствия и прижалась к нему. Он быстро довел ее и себя до пика блаженства. После этого они занимались любовью каждую ночь, и усталость Филиппа бесследно исчезала, стоило ему лишь прикоснуться к Габби.

Первыми, кто посетил Габби в Бельфонтене, оказались сестры Марселя Дюваля, Элен и Линетт.

Она была очарована этими жизнерадостными девушками, которые пришли в восторг от того, что жена Филиппа их ровесница. Младшей из сестер – Элен – было семнадцать лет. Ее лукавый вид и шаловливые манеры рассмешили Габби. Каштановые кудряшки задорно обрамляли ее личико и подчеркивали большие голубые глаза. Линетт было девятнадцать, и она выглядела гораздо степеннее сестры, но при этом и красивее. Ее черные волосы, спадающие на плечи, были перевязаны лентой, зеленые глаза казались удивительно прозрачными, а капризный, чувственный рот напомнил Габби Марселя. Линетт должна была выйти замуж в начале следующего года. Хотя она никогда не видела своего будущего супруга, она беспрекословно доверяла суждению и вкусу своего брата, который устроил этот брак. После свадьбы Линетт собиралась жить во Франции, а Элен должна была оставаться в Ле Шато, пока для нее тоже не подберут подходящую партию.

Габби узнала от сестер Дюваль, что на Мартинике Марсель почти все время живет в Сен-Пьере, предпочитая городской дом и оживленную светскую жизнь города скучному существованию плантатора. Несколько раз в году девушки приезжали к брату и тогда целыми днями наносили визиты, делали покупки и ходили в театры. Карнавал сестры всегда проводили в Сен-Пьере.

Поскольку девицы Дюваль большую часть года проводили на плантации, а Марсель оставался в Сен-Пьере, Габби не возбранялось навещать своих новых подруг. Ле Шато оказалось таким же хорошо устроенным поместьем, как и Бельфонтен, хотя Марсель предоставил ведение дел сестрам и своему управляющему.

Урожай тростника был собран, и вовремя. Пошли дожди, которые начинались по утрам ливнями, но к полудню тучи рассеивались, и тогда Габби могла встречаться с сестрами Дюваль.

Габби не видела и не слышала Амали с того злополучного дня их приезда в Бельфонтен. Возможно, Филип последовал совету тетушки Луизы и отослал ее. Он по-прежнему много отсутствовал. Теперь, когда уборка тростника завершилась, он часто ездил в Сен-Пьер и иногда по нескольку дней жил в городском доме. Его корабли прибывали и убывали с грузом во все концы света, и Габби только теперь начинала понимать огромность его состояния и владений. Учитывая его богатство, любая девушка на острове ухватилась бы за возможность стать его женой, и тем не менее он поехал за женой во Францию. Нелепо было продолжать думать, что ему хотелось купить то, что любая женщина в здравом уме отдала бы ему по своей воле.

Хотя Габби слегка побаивалась тетушки Луизы, негритянка постоянно проявляла преданность Габби и ее будущему ребенку, пытаясь завоевать ее любовь. Она заботилась о «маленькой девочке» как о своей дочери и каждый день готовила что-нибудь вкусное, чтобы вызвать аппетит Габби, которой часто из-за жары не хотелось есть. Все это время Габби и растущий в ней малыш процветали.

Когда в первый раз ребенок шевельнулся в Габби, она встревоженным криком разбудила Филиппа, который крепко спал рядом с ней. Он изумленно посмотрел на нее, а потом прижал руку к ее животу и сам ощутил биение крошечной жизни, которую он сотворил.

– Это мальчик, Габби, – гордо объявил Филип. – А после этого у нас будет еще один, а потом еще один.

– Филип, – мягко упрекнула его Габби, – я не уверена, что хочу рожать тебе по ребенку каждый год. – Хотя она говорила шутливо, эта мысль ее отрезвила. Неужели она превратится в племенную кобылу, которую отбросят в сторону, когда она будет не нужна, ради Амали или еще кого-нибудь в этом роде?

– Рождение детей– это естественное завершение нашей страстной любви, – сказал Филип сухо. – Может быть, ты хочешь, чтобы я взял любовницу, избавив тем самым тебя от мук деторождения? Но тогда ты мне будешь не нужна...

Габби ошеломленно молчала. Она считала, что жестокость Филиппа осталась в прошлом, и вдруг он стал угрожать ей любовницей, давая понять, что если она перестанет выполнять свое жизненное предназначение, значит, от нее нет никакой пользы.

Увидев выражение ее лица, Филип сразу почувствовал раскаяние. И почему он ранит жену такими необдуманными словами, ругал он себя. Габби заслуживала гораздо лучшего отношения. Она прекрасно приспособилась к уединенной жизни на плантации и с радостью ожидала рождения ребенка, несмотря на свой юный возраст. Она даже научилась отвечать на его ласки, проявляя не меньшую страсть, чем его собственная. Так откуда же эта внутренняя потребность наказывать ее? Ведь она стала для него так много значить. Может быть, он просто боится проявить свою любовь? Может быть, воспоминания о Сесили все еще преследуют его?

– Прости меня, милая, – покаянно произнес Филип. – Я сам не знаю, что на меня находит. Я не стал бы намеренно ранить тебя. Пожалуйста поверь мне.

Габби простила, но не забыла.

В ту ночь Габби впервые услышала ужасающи ритуальный бой барабанов. До нее уже доходили слухи о поклонении змеям, о колдовских обрядах! Вуду, очень распространенных на Мартинике. Она думала, что местные негры католики, как и французы, но муж объяснил, что хотя они и становятся католиками, но многие по-прежнему участвуют в старинных обрядах, старательно соблюдая традиции негров, вывезенных в давние времена из Африки. Христианские священники пытались жестокими наказаниями искоренить Вуду, но рабы не подчинились. Все на острове испытывали страх перед колдовскими проклятиями.

Бой барабанов обеспокоил Габби, и она прижалась к Филиппу. Ей казалось, что этот бой предвещает ей какое-то несчастье. До сих пор ей не приходило в голову, что рабы на плантации Бельфонтен тоже занимались магией, но теперь она это знала. Позже ей приснился кошмарный сон. Во сне черные тела извивались и танцевали вокруг алтаря, на котором обнаженная женщина с золотистой кожей держала змею, как бы зазывая ее стать частью собственного тела. Габби проснулась, мокрая от пота, вцепилась в Филиппа, и оставшуюся часть ночи Филиппу пришлось успокаивать ее..

На следующее утро Габби проснулась при ярком солнечном свете, и все страхи минувшей ночи рассеялись. После долгих дождливых и пасмурных дней теплые лучи солнца были желанны. Габби в хорошем настроении надела свое самое яркое платье, правда, его пришлось выпустить в талии, но оно достаточно хорошо выглядело, учитывая ее изменившуюся фигуру. Габби напевала, собираясь нанести продолжительный визит Элен и Линетт в Ле Шато. Она скучала по их оживленному обществу все те дни, пока шел дождь. Габби так не терпелось поскорее поехать в гости, что она с трудом высидела, пока хорошенькая мулаточка Франсина укладывала ее серебристые локоны в красивую прическу. После завтрака она поручила передать Филиппу, что к обеду ее не будет, и отправилась в Ле Шато в карете, которой правил Жерар.

Когда Габби прибыла в Ле Шато, сестры Дюваль не выбежали, как обычно, ей навстречу. Она нерешительно подошла к входной двери и чуть не потеряла дар речи, когда дверь распахнул Марсель. Он был чрезвычайно счастлив видеть ее и сразу провел ее в прохладный холл.

– Габби, как я рад снова вас видеть, – повторял Марсель с видимым удовольствием. – Она продолжала безмолвно смотреть на него, пока он вел ее в гостиную и усаживал в мягкое кресло. – Я не ожидал увидеть вас в Ле Шато, потому что мои сестры сейчас в Сен-Пьере.

– Я... я не знала, что они уехали, – сказала Габби смущенно.

– Они задались целью скупить весь Сен-Пьер, – снисходительно засмеялся Марсель. – Я тоже к ним присоединюсь через день или два, когда закончу дела здесь. – Его зеленые глаза блестели, как изумруды, и Габби покраснела, когда его взгляд остановился на ее располневшей фигуре. – Но хватит обо мне, – продолжал Марсель. – Как вы? Вы счастливы? Я не нашел вас, когда вернулся в дом моей сестры в Новом Орлеане. Каким образом Филип вас нашел?

В этот момент появилась служанка с угощением, и Габби с удовольствием пила напиток из молока

с ромом, обдумывая ответ. Наконец она сказала: § – Я довольна и счастлива. Мне кажется, Филип переменился. Он... он так ждет рождения нашего ребенка. – Она немного смутилась, говоря о ребенке.

Марсель скептически взглянул на нее, а потом заметил:

– Вы хотите сказать, что Филип стал образцовым мужем? Не думал, что он на это способен. – От Габби не ускользнула нотка сарказма в его голосе.

– Если вы думаете о прошлой связи Филиппа с Амали, Марсель, то не беспокойтесь. Ему больше не нужна любовница, – подчеркнуто вызывающе произнесла Габби. – Теперь у Филиппа ни для кого нет времени, кроме жены и будущего ребенка.

– Хотел бы я, чтобы этот ребенок был моим, – прошептал Марсель, чей взгляд опять скользнул по располневшей талии Габби и потом остановился на ее фиалковых глазах.

Габби поразилась глубине чувства в голосе Марселя и, чтобы скрыть свое замешательство, стала расправлять складки на платье. Видя ее неловкость, он взял ее руки в свои и начал говорить о разных вещах, которые ее не могли смутить. Поддавшись его обаянию, Габби расслабилась, и они непринужденно болтали, не замечая времени.

Тем временем Филип, разгоряченный и пыльный после работы, вернулся домой раньше, чем обычно, из-за поломки оборудования. Он мечтал не спеша принять ванну, а потом провести жаркие послеполуденные часы в прохладной спальне, не спеша занимаясь любовью с Габби либо просто отдыхая рядом с ней. Филип улыбнулся в предвкушении, потому что Габби редко отказывала ему, даже теперь, когда она ходила с большим животом. Филип был разочарован, когда ему доложили, что Габби поехала в Ле Шато и вернется поздно. Он рассеянно приказал приготовить горячую ванну, разделся и налил себе большую порцию рома, чтобы ослабить напряжение. Огненная жидкость показалась ему успокаивающей, поэтому он быстро налил вторую порцию, а потом следующую, и мысли о Габби и ее восхитительном теле постепенно растаяли.

Когда Филип уселся в горячую ванну, мысли о Габби снова вернулись к нему. Он так мечтал о том, как прижмет к себе ее сладострастно изогнутое тело, позволит ей постепенно возбудить себя, предвкушая момент, когда он наконец овладеет ею. Нахмурившись, он осознал, что эти мысли разбудили его плоть, и зло чертыхнулся. Почему его жены нет на месте, когда она ему нужна? В этот момент послышался шум, и Филип вылез из ванны и выжидательно посмотрел на дверь с довольной улыбкой, уверенный, что Габби вернулась раньше и, значит, день не пропал.

Улыбка Филиппа застыла на его губах, когда он увидел, что к нему приближается Амали. Ее роскошное тело выглядело очень соблазнительно в белой блузке с большим вырезом, через которую просвечивали соски ее острых грудей. Ее юбка с яркими полосами обхватывала гибкие бедра, открывая колени. С насмешливой улыбкой она отметила возбужденное состояние Филиппа и, дразняще покачивая бедрами, направилась к нему, а затем, не дойдя двух шагов, она остановилась. Филип был слишком ошарашен, чтобы сдвинуться с места, а Амали взяла полотенце и стала с вызывающей тщательностью вытирать его тело.

– Что ты здесь делаешь, Амали? – хрипло спросил Филип, остро ощущая прикосновение ее рук.

– Я соскучилась, месье Филип, – промурлыкала она вкрадчивым голосом.

– Я же тебе объяснил, что мне больше не нужна любовница, – сказал Филип, и в голосе послышалась гневная нота. – Тебе было приказано не появляться в большом доме и не расстраивать мою жену. – Ему хотелось, чтобы его слова прозвучали внушительно, но это ему не удалось, уж очень откровенно проворные ручки Амали порхали по его

телу.

– Ха! – воскликнула она. – Разве твоя жена может доставить тебе удовольствие теперь, когда у нее такой большой живот? Скоро она вообще не сможет удовлетворять тебя. Кроме того, – продолжала она, и ее мягкие, как у кошки, движения стали волновать еще больше. – Мадам Габби тут нет, а я здесь, любовь моя.

Она обняла его за шею, стала покусывать ухо маленькими, острыми зубками и радостно засмеялась, когда увидела, как его мужское естество откликнулось на ее дерзость.

– Я знала, что твое тело не могло так скоро забыть мои прикосновения. – Голос ее был сладким, как мед.

Отступив на несколько шагов, Амали сбросила блузку с плеч, обнажив золотые полушария грудей. Ее соски были как спелые вишни. Одно движение – и юбка полетела на пол вслед за блузкой.

Под юбкой у Амали ничего не было, и взгляд Филиппа был прикован к темному треугольнику курчавых волос, влажных от желания.

– Ты хочешь меня, любовь моя, так же, как я хочу тебя, – прошептала Амали, теперь нисколько

не сомневаясь в своем могуществе. – Приди ко мне, давай вновь испытаем восторг, которому радовались когда-то.

Филип резко вздохнул, когда Амали подошла к нему так близко, что ее твердые соски обожгли его грудь, как пламя, и растопили его сопротивление. Из последних сил он отодвинулся от нее.

– Оденься, Амали, – сказал он хрипло. – У меня есть жена, которая носит моего ребенка. Я не сделаю ничего, что могло бы расстроить ее и подвергнуть риску здоровье ребенка.

Праведные слова Филиппа совершенно не произвели впечатления на Амали.

– Ты хочешь меня, любовь моя, я вижу это по твоим глазам. И все твое тело говорит о твоем желании. Позволь мне остаться, Филип. Позволь мне доставить тебе такое удовольствие, какое никто, кроме меня, тебе не даст.

Прежде чем Филип мог остановить ее, она опустилась на колени перед ним, и ее губы и язык начали ласкать его так, что комната зазвенела от его криков сладострастия.

Он рывком поднял ее.

– Ты порочная, обольстительная колдунья, – застонал он. – Как я мог забыть твое золотое, обольстительное тело, твои губы, всегда готовые поглотить меня! Да, черт меня побери, я хочу тебя!

Филип отнес Амали на кровать, а ее ликующий смех разносился по комнате.

– Филип, Филип, – простонала она, когда его руки начали чувственное наступление на ее груди. – Как я тосковала по тебе эти долгие месяцы! Как я хотела прийти к тебе, потому что знала, что твоя бледная жена недостаточно женщина, чтобы удовлетворить тебя, но боялась, что ты рассердишься на свою Амали! Теперь я вижу, как я была не права. Ты ждал меня.

С трудом сдерживая вожделение, Филип провел языком по внешней стороне ее губ, потом засунул кончик языка ей в рот. Он знал, что потом испытает чувство вины, но сейчас хотелось сосредоточиться на страстном, извивающемся теле под ним, которое возбуждало его так, что трудно было вынести. Его пальцы обнаружили, что она готова принять его, а она схватила его, чтобы ввести внутрь. Но ему не нужна была помощь, и его мужское естество безошибочно достигло цели.

С криком восторга Амали приподняла бедра и прижалась плотнее к нему, а Филип упал в ее глубину и заполнил ее настолько глубоко, что она едва не лишилась чувств. С затуманенными страстью глазами он откинул голову, уже ничего не соображая, его лицо было искажено конвульсиями, его крики разрывали послеполуденную жару.

В этот роковой момент Габби тихо открыла дверь, думая что Филип крепко спит. Она решила не задерживаться в Ле Шато, после того как узнала, что сестры Дюваль в отъезде и в доме один Марсель. Габби помнила ярость Филиппа, когда он последний раз застал ее наедине с Марселем. И вот она в замечательном настроении поспешила в свою спальню, предвидя теплую, а может быть, и страстную встречу с мужем. Бесстыдная сцена, которая предстала пред ее взором, мгновенно ввергла Габби в пучину ада. Широко открыв глаза, она подавила рвущийся наружу крик ужаса, прижав крепко сжатый кулак к своему дрожащему рту. Блаженное выражение лица Филиппа и его возгласы удовлетворения ранили ее. Взор Габби был прикован к обнаженному золотому телу, из-за которого ее муж бился в экстазе. Извивающееся тело Амали было покрыто бисеринками пота и сияло языческой красотой. Габби стояла, пригвожденная к месту, не отрывая глаз от любовников, которые предавались взаимному наслаждению. Она чувствовала себя лишней. Внутренне сжавшись, она наблюдала, как напряглись прелестные черты Амали, которая стремилась к утолению плотской жажды. Но прежде чем Амали вознеслась на вершину блаженства страсти, она повернула голову в сторону Габби, и ее кошачьи глаза заблестели торжеством.

Этого Габби вынести не смогла. Раньше ей казалось, что самое большое унижение в ее жизни – это быть проданной своим отцом, но она ошибалась... ошибалась... ошибалась... Ее собственный муж только что превзошел ее недостойного отца. Габби схватилась рукой за живот, потому что в этот момент ребенок шевельнулся, и, как во сне, она поспешила прочь от сцены предательства, неуклюже проковыляла по лестнице, потом по комнатам дома, никого не встретив по дороге. Больше всего ей хотелось убежать. Не думая, она направилась в конюшню, где стоял нерасседланный конь Филиппа, и вскарабкалась на него. Габби не была искусной наездницей, из-за беременности ей было невероятно трудно держаться в седле, но она решительно взяла поводья и пришпорила коня в направлении банановых зарослей, в сторону Ле Шато... и Марселя – друга, в котором она теперь очень нуждалась.

Габби била дрожь, ей казалось, что Филип всадил в нее нож, а Амали повернула его в ране. Конь под Габби несся вперед с резкими выпадами, видимо почувствовав неопытную наездницу. Внезапно конь остановился и не желал двигаться вперед. Забыв об умении животных предвидеть опасность, она пришпорила коня каблуками, отчего протестующий конь встал на дыбы. Змея, прятавшаяся в грозди бананов, соскользнула по стволу на тропинку перед испуганным конем. В полном отчаянии Габби уцепилась за гриву, не способная от страха ни кричать, ни думать. Она начала скользить по крупу лошади, потом ее руки совсем ослабли, она свалилась на землю, покатилась и сильно ударилась о ствол бананового дерева. Габби не видела мертвую змею, которая лежала на тропе, растоптанная копытами коня. Единственное, что она сознавала, – пронизывающая, непереносимая боль рвала ее тело на части.

Жepap был в конюшне, когда конь хозяина вернулся без всадника. Жерар не знал, что кто-то без предупреждения брал коня Филиппа, и очень удивился, когда животное появилось со стороны банановых зарослей, взмыленное и очень испуганное. Недоброе предчувствие закралось в душу Жерара. Он знал, что месье Филип отдыхает в спальне и что мадам Габби пошла наверх сразу же, как он привез ее домой из Ле Шато. Покачав головой в замешательстве, он пошел посоветоваться с тетушкой Луизой, и они вдвоем решили разбудить Филиппа, чтобы рассказать ему о странном происшествии.

Когда ни Габби, ни Филип не отозвались на его стук, Жерар храбро толкнул незапертую дверь. Вторым потрясением для Жерара за этот день было мгновение, когда он узнал золотистое тело своей дочери под мускулистым телом Филиппа. Пораженный, он уставился на них и на мгновение забыл, зачем явился. Когда соображение вернулось к нему, он интуитивно догадался, что Габби наверняка наткнулась на эту же сцену, и, потрясенная до потери рассудка, вскочила на коня Филиппа, и поскакала через банановую рощу в Ле Шато. Жерар побледнел. Такая попытка в ее состоянии была равносильна самоубийству.

Когда Филип увидел Жерара в своей спальне, он побледнел от гнева. Не столько из-за того, что тот вошел без видимой причины, сколько из-за того, что управляющий застал его в постели с Амали, которая обвилась всем телом вокруг него.

– Что тебе нужно?! – зарычал Филип, высвобождаясь из объятий Амали.

Жерар смотрел на свою дочь, которая растянулась на постели, явно довольная, и мурлыкала, как котенок. Наконец, отведя взгляд от ее обнаженного тела, он посмотрел на Филиппа с непроницаемым видом, скрывая отвращение под неподвижной маской.

– Ну? – спросил Филип, поспешно натягивая халат. – Смотри, если у тебя нет оправдания.

– Я насчет мадам Габби. Я думаю, что она... думаю, что она...

– Говори, что такое с мадам Габби? Она что, так быстро вернулась из Ле Шато?

Капли пота выступили на лбу Филиппа, когда он испытал укол совести. Неужели Габби увидела, как он занимается любовью с Амали? Может быть, она больна? Он почувствовал страх.

– Сестры Дюваль уехали в Сен-Пьер, поэтому мы вернулись из Ле Шато скорее, чем думали, —

сказал Жерар, стараясь говорить ровным голосом.

Бросив пристыженный взгляд на кровать, где Амали приподнялась на локте, Филип спросил:

– А где мадам Габби сейчас?

– Это я и пытаюсь доложить вам, месье Филип. Несколько минут назад ваш конь вернулся в конюшню, весь взмыленный и ужасно испуганный. Поскольку никто другой его не выводил, я решил, что мадам Габби поехала на нем в сторону банановых зарослей и с ней что-то случилось. Тетушка Луиза обыскала весь дом, ее нигде нет.

– Проклятье! – выругался Филип, ощущая в груди холодок панического страха. Неужели Габби повторит судьбу Сесили? Он уже вообразил ее мертвой. Стремительно одевшись, он направился к двери.

– Месье Филип, а как же я? – капризно крикнула ему вдогонку Амали.

Филип повернулся к постели, словно оскорбленный тем, что Амали по-прежнему лежит там в призывной позе. Он недовольно сморщился и сказал холодно и размеренно:

– Убирайся! Чтобы к моему возвращению тебя здесь не было! – И вышел из комнаты. Жерар последовал за ним, на прощание обернулся и посмотрел с красноречивым упреком на свою дочь. Самодовольная улыбка на губах Амали была ответом.

Вскоре Филип и Жерар осторожно пробирались сквозь банановые заросли. Филип напряженно вглядывался в тропу, пытаясь распознать следы Габби. Неожиданно послышался голос Жерара:

– Сюда, месье Филип!

И почти сразу же Филип увидел маленькое тело, неподвижно лежащее у подножия бананового дерева.

– Габби! – закричал он и рванулся к неподвижной фигуре.

Крик отчаяния сорвался с его губ. Повсюду была кровь. Кровь запачкала задравшуюся юбку Габби и стекала ручейками по ее ногам. Недалеко от нее лежала змея, раздавленная пополам конскими копытами. Никаких объяснений не требовалось. Ведь Жерар рассказал ему, что Марсель сейчас в Ле Шато, и Филип подумал, что, как только Габби увидела его, она решила покинуть мужа и поехать к Марселю, точно так же как когда-то Сесили. В глубине сознания его мучило подозрение, что Габби застала его с Амали и убежала с мыслями о самоубийстве. Но Филип постарался прогнать это предположение, предпочитая обвинить во всем Габби, что делало его невиновным в собственных глазах. «Проклятье этому ветреному сердцу!» – вопреки всякой логике произнес он про себя. Поспешив оставить его, Габби совершила убийство.

Филип с облегчением заметил, что грудь Габби тихонько вздымалась и опускалась. Поскольку крови было чрезвычайно много, Филип понял, что если он хочет спасти Габби, то должен действовать немедленно. Он собирался поднять ее на коня.

– Нет, подождите, месье Филип! – закричал Жерар. – У нас нет времени. Надо немедленно остановить кровотечение. Если ее так везти домой, она наверняка умрет. Быстро давайте вашу рубашку, – сказал он, принимая решение вместо Филиппа.

После секундного колебания Филип снял мягкую льняную рубашку и протянул Жерару, который разорвал ее на длинные лоскуты. После этого Жерар с решительным видом приступил к спасению Габби. Он осторожно поднял ее юбки, и Филиппа охватил ужас, когда он увидел крохотное окровавленное тельце, которое только что было живым. Как он ни старался, он не мог отвести взгляд от своего мертвого ребенка.

– Месье Филип, – мягко произнес Жерар, – я знаю, что нужно сделать. А потом нам понадобятся носилки, чтобы донести ее до дома. Скачите как ветер, месье Филип, и предупредите мою жену.

Филип неохотно подчинился, бросив последний отчаянный взгляд на бледное, неподвижное лицо Габби. Он почти не помнил, как доехал до плантации и как потом вернулся с подмогой.

Увидев затравленный взгляд Филиппа, Жерар быстро произнес:

– Она жива, но нам надо поторопиться. Филип настоял на том, чтобы самому положить Габби на носилки. Он так беспокоился за нее, что не обратил внимания на крошечный сверток, завернутый в обрывки рубашки, в руках у Жерара.

Тетушка Луиза встретила их на краю банановой рощи и горестно охнула, увидев бледное лицо Габби и ее неподвижное тело. Она лишь на минутку задержалась поговорить с Жераром и взглянуть на маленький сверточек, который он нес, и сразу поспешила вдогонку мужчинам, несущим носилки, и за Филиппом.

Филип неотрывно наблюдал, как трудилась тетушка Луиза, чтобы спасти Габби. Она терпеливо вливала в Габби с ложечки отвары трав, которые помогают свертыванию крови. Тряпочными тампонами она останавливала поток крови, который уносил жизнь Габби. Всю ночь тетушка Луиза сидела у неподвижного тела, а когда наступило утро, у Габби начался жар. Филип был испуган сильными судорогами, которые буквально сотрясали Габби. Он помогал обтирать ее пышущее жаром тело, пока тетушка Луиза вливала животворные снадобья в ее горло.

Только через четверо изматывающих душу суток жар спал, и они поняли, что Габби выживет. Только тогда Филип позволил себе задуматься о несчастном случае, который так дорого ему обошелся. Снова Марсель Дюваль, сам того не зная, вмешался в его жизнь и причинил такую потерю. Бездумная, безрассудная поездка Габби к Марселю стоила жизни ребенку и наследнику Филиппа.

Жерар рассказал Филиппу, что умерший ребенок был мальчиком, и Филип ощутил горечь и совсем забыл о собственной измене, которая привела к безрассудному поступку Габби. Филип помнил только о том, сколько раз он предупреждал Габби, как опасно одной ездить в джунглях. Горюя о потере ребенка, он убедил себя, что Габби умышленно пыталась убить его ребенка. Он забыл свое страстное свидание с Амали, нарушение супружеских обетов, свое вожделение к бывшей любовнице. Даже мысль о том, что у Габби могут быть еще дети, не утешала его измученную душу. Его постоянно мучило предположение, что Габби подвергла риску свою жизнь и жизнь ребенка для того, чтобы быть с Марселем.

Во время болезни Габби Филип переселился в свободную спальню, чтобы не тревожить ее сон. В тот день, когда у Габби спал жар, Филип вернулся в эту спальню настолько измотанный, что еле передвигал ноги. Утомленный долгим бодрствованием у постели Габби, он свалился на кровать и почти сразу же провалился в сон. Внезапно он проснулся от того, что маленькие нетерпеливые ручки стягивали с него одежду.

– Амали! – закричал возмущенно Филип, зажав в кулаке обе ее руки. – Какого дьявола!.. – Он попытался встать, но гибкое тело Амали придавливало его к кровати.

– Я нужна вам, месье Филип, – мурлыкала Амали. Филип был зачарован ее язычком, который высунулся из-за жемчужных зубок и облизывал полные, красные губы. Амали была похожа на хищного зверя.

– Ведь я хранила верность вам, – продолжала Амали, безжалостно преследуя свою цель. – Я не убегаю в объятия другого мужчины. Если бы во мне жил твой ребенок, я бы не убила его.

Филип побледнел, признав правоту ее слов или, по крайней мере, то, что ему казалось правотой. Габби умьшленно убила их сына! Он вздохнул и отпустил руки Амали, позволив ей возобновить ласки.

– Позвольте мне любить вас, месье Филип, – ласково ворковала Амали. – Позвольте мне смягчить вашу боль. – Ее кожа была шелковистой.

Его страсть вспыхнула, и внезапно Филиппом овладело сильное желание к Амали. Он схватился за нее как утопающий.

– Твоя любовь не меняется, любовь моя, – сказал он прерывистым голосом, невольно вспомнив неверность Габби с Робом. – Ты никогда меня не предашь. – Их губы встретились, и его тело ожило, ее руки почувствовали, что он готов войти в нее. Скоро Филип погрузился в ее золотую плоть, и ее вскрики удовольствия заглушили голос его совести. Габби не могла смириться с потерей ребенка. Она чувствовала себя опустошенной. Она знала, что, пока она металась в жару, Филип все время был рядом, но с тех пор, как она пришла в себя, она редко его видела. Когда он появлялся в ее спальне, он был холодным и рассеянным. Наконец, не в силах более выносить его мрачное молчание, Габби затронула тему, которую они оба старались избегать.

– Ребенок был мальчик или девочка? – спросила она тихим, печальным голосом.

– Сын, – ответил Филип с каменным видом. – Он похоронен на семейном кладбище, если

тебе интересно. – Голос звучал безжалостно. Габби тихо заплакала, но Филиппа это не тронуло. – Почему, Габби? – спросил он. – Почему это произошло?

– И ты смеешь меня спрашивать, Филип? – спросила она, пораженная его вопросом. – По-моему, вина лежит и на тебе тоже.

– Но ведь не я безрассудно поехал верхом в джунгли на последних месяцах беременности! – взорвался Филип. – Ты целиком в ответе за убийство моего сына!

– Ты в самом деле считаешь, что ни в чем не виноват, Филип? – Фиалковые глаза Габби затуманились обидой и горечью. Убить собственного ребенка! О чем он говорит?!

Увидев ее расстроенное лицо, Филип остановился, но выражение упрека в его холодных глазах не исчезло. Габби задрожала от слабости. Похоже было, что Филип не испытывает никакого раскаяния за то, что произошло в тот день, когда она застала страстную любовную сцену с Амали. Возможно, Филип и Амали продолжали свою связь за ее спи – . ной со дня возвращения Филиппа в Бельфонтен. Насколько она могла убедиться, влечение Филиппа к Амали было огромным.

Она ощутила безнадежность.

– Какая теперь разница, кто виноват, Филип, – устало произнесла она. – Нам обоим придется жить с сознанием собственной вины.

– Но ведь ты направлялась к Марселю!

– Я... мне некуда было больше пойти, – печально прошептала она.

Филип ничего не ответил, стараясь сдержать захватившую его ярость. Зная, на что способен, когда он вне себя, он решил, что в данный момент разлука будет лучшим средством поддержать их хрупкие взаимоотношения. Ему нужно было место и время, чтобы подумать, излечиться от гнева и сердечной боли. Уединение даст им обоим время излечиться. Им обоим так многое надо забыть... и простить. Может быть, позднее им удастся продолжить свою жизнь заново. Время смягчает старые воспоминания и обиды. И чем скорее он скажет о своем решении, тем легче будет им обоим.

Филип прокашлялся:

– Я пришел попрощаться.

Габби побледнела, и ее глаза на похудевшем лице стали совсем огромными.

– Попрощаться?

– Нам следует расстаться на время. Тетушка Луиза с Жераром вполне способны позаботиться о тебе в мое отсутствие.

– А куда... куда ты поедешь?

– Через два дня «Стремительный» отправляется в плавание в Новый Орлеан и порты Северной .Америки. Я собираюсь пойти в этот рейс.

Габби хотелось спросить, поедет ли с ним Амали, но гордость ей не позволила. Вместо этого она молча кивнула.

– К тому времени, как я вернусь, ты уже полностью поправишься, и нам легче будет обсудить наши разногласия. Мне кажется, что небольшая разлука для нас сейчас лучше всего.

Габби была расстроена холодностью Филиппа, но понимала, что у нее нет ни сил, ни желания спорить с ним.

– До свидания, Филип, – произнесла она голосом, лишенным всяких эмоций. Он ушел прежде, чем она зарыдала.

12

Здоровье Габби заметно улучшилось, но душевное состояние оставалось по-прежнему тяжелым. Мучительные воспоминания о роковом дне и предположение Габби, что Филип взял Амали с собой на «Стремительный», довели ее до нервного истощения, которое усугублялось ночными страхами. После отъезда Филиппа бой барабанов будил ее каждую ночь, пугая и не давая уснуть. Эти звуки казались ей угрожающими, предвестниками несчастья, хотя тетушка Луиза пыталась успокоить ее и объясняла, что так рабы изливают свою тоску. Но чувство надвигающейся беды не оставляло Габби.

Однажды, спустя месяц после отъезда Филиппа, хмурый Жерар ввел в ее комнату Марселя. Было очевидно, что управляющий испытывает к этому человеку такие же чувства, как и его хозяин. Бросив Габби предостерегающий взгляд, Жерар оставил их наедине.

– Я очень сочувствую, Габби, – сказал Марсель тихо, присев у ее кровати. – Я знаю, как много для вас значил этот ребенок.

– Да, и для Филиппа тоже, – произнесла Габби с сожалением.

– Да, и для вашего мужа, конечно, – неохотно согласился Марсель. – Это правда, что, когда произошел несчастный случай, вы ехали верхом в Ле Шато? – спросил он, взяв ее за руку.

– Да, Марсель, – сказала Габби, потупив взор.

– Может быть, вы мне расскажете? Я не понимаю, почему ваш супруг решил отправиться в продолжительную поездку сейчас, когда вы особенно в нем нуждаетесь. Я ваш Друг, моя дорогая, – выразительно сказал Марсель, – вы можете рассказать мне обо всем, и я постараюсь понять вас и помочь всем, чем смогу.

Слезы наполнили глаза Габби. Что бы ни говорил Филип о Марселе, для нее он – настоящий друг. Марсель вынул носовой платок и нежно промокнул ее слезы, а потом терпеливо ждал, пока она сможет заговорить.

– Я ехала в Ле Шато, к вам, Марсель, ведь вы мой единственный друг здесь, не считая ваших сестер, и в этот момент конь взбрыкнул и сбросил меня.

Марсель был поражен.

– Но что же произошло после того, как мы расстались, из-за чего вы вскочили на коня в вашем положении и поскакали в джунгли?

Он чувствовал, что за этим безрассудным поступком скрывается Филип.

– Амали! – воскликнула Габби, борясь с рыданиями. Марсель пытливо смотрел на нее, ожидая продолжения рассказа. – Когда я вернулась в Бельфонтен, то застала Филиппа с Амали... в нашей постели. Они занимались любовью! – Горечь была в ее словах. – Я как будто ослепла и ничего не видела, кроме ее обнаженного тела в объятиях Филиппа, и ничего не слышала, кроме их стонов удовольствия. Единственное мое желание было бежать от увиденного кошмара. Я... Мне некуда было идти, кроме Ле Шато, а быстрее всего было ехать верхом. Филип сказал правду: я совершенно не подумала об опасности для моего нерожденного ребенка. Моя безрассудность стоила мне не только ребенка, но и мужа.

– Ах, моя милая, какой удар для такой чувствительной женщины, как вы! Вы слишком строги к себе.

– Конечно, Филип виноват в том, что его влечение к Амали встало между нами, но ведь на коня взобралась я сама.

– А что думает Филип? – тихо спросил Марсель.

– Он считает, что я виновата в смерти нашего ребенка! – – С огромным усилием она сдерживалась, чтобы не зарыдать. – По его мнению, ребенок погиб из-за моего безрассудства, а не из-за его измены с Амали. Сейчас в его душе нет места прощению, и в моей тоже.

– Дорогая, – сказал Марсель, – вы испытали огромные страдания по вине Филиппа. И что теперь, он расстался с вами? – Габби показалось, что в его словах прозвучала нотка надежды.

– О, я уверена, что он вернется, когда я полностью поправлюсь и смогу выдерживать его гнев и упреки! – сказала Габби презрительно. – Но я уверена, что в настоящее время он наслаждается своей свободой, и также уверена, что Амали при нем.

– Вы хотите сказать, что он взял ее с собой на «Стремительный»? – нахмурился Марсель. – Это не похоже на него.

– Конечно, я не могу быть уверена, что Амалии с ним, но я знаю своего мужа и знаю, что долгие ночи на море в одинокой постели ему не по нраву. Тем не менее в одном можно не сомневаться – однажды он вернется. А его жена все-таки я, единственная, кто может дать ему наследника. О да, он вернется, хотя бы для того, чтобы заронить свое семя! – В ее голосе дрожала еле сдерживаемая ярость.

– А я могу вам помочь, моя милая? – спросил Марсель серьезно.

– Вы уже помогли тем, что выслушали меня, – улыбнулась Габби сквозь слезы.

– Я всегда готов быть рядом с вами, Габби, – ответил Марсель. Ее доверие трогало его больше, чем он сам себе признавался.

В этот момент в дверях возникла внушительная фигура тетушки Луизы.

– А теперь мадам Габби должна отдыхать, – объявила она повелительным тоном. – Уходите!

Если бы даже Марселю пришло в голову проигнорировать это повеление, достаточно было взглянуть на Жерара, грозно возвышавшегося за плечом жены, готового выпроводить гостя, если слов окажется недостаточно. Он встал, взял маленькую ручку Габби, поднес ее к губам, сказав многозначительно:

– Я буду недалеко. Отдыхайте и выздоравливайте, потому что вы обязательно должны поправиться ко дню свадьбы Линетт. Она очень надеется на ваше присутствие.

Когда Марсель выходил, Габби с сожалением проводила его взглядом.

Время для Габби тянулось медленно, от Филиппа по-прежнему не было никаких известий. Впрочем, она их и не ждала. Габби уже полностью поправилась и могла ходить куда вздумается, хотя и под бдительным присмотром Жерара. Однако настроения покидать плантацию у нее не было. Ей даже не хотелось ехать на свадьбу Линетт. Неприятно было думать, что она появится там одна, без мужа, а с другой стороны, Элен и Линетт огорчатся, если Габби не будет. Она знала, что времени до свадьбы осталось мало, так что надо принять какое-то решение и сообщить об этом сестрам.

А барабаны продолжали выводить свою мрачную мелодию почти каждую ночь. Габби невольно вспоминала рассказы Филиппа о колдовских обрядах Вуду на Мартинике. Как Габби ни старалась, она не могла избавиться от мысли, что вот-вот произойдет что-то ужасное. Что-то, что имеет к ней отношение. Каждое утро она просыпалась с мыслью о надвигающемся бедствии.

В одну из ночей Габби, как всегда, лежала и мучилась от невозможности уснуть, слушая барабанный бой, доносившийся в раскрытые окна. Внезапно ее охватило непреодолимое чувство страха, было полное впечатление, что звуки причиняют ей боль. Габби отчаянно хотелось встать и закрыть окна, чтобы заглушить этот всепроникающий звук, но ноги не слушались ее. Вдруг послышался шорох, и в открытом окне появились чьи-то темные фигуры. Страх сковал ей горло. Когда же Габби наконец попыталась позвать на помощь, кто-то запихнул ей в рот тряпку. Две темные фигуры склонились над ней, сильные руки подняли ее с постели; она уловила мускусный запах и дальше ничего не видела, потому что ей на голову натянули грубый мешок. Попытки сопротивляться не помогли, и она чувствовала, как ее вынесли через окно в ночь, пахнущую цветами. Постепенно звуки барабанного боя усилились.

Габби догадалась, что ее похитители направляются к тому месту, где рабы совершают колдовские обряды. Она слышала рассказы о восстаниях рабов, когда те убивали белых хозяев, но ей казалось, что рабы в Бельфонтене не испытывают недовольства. Какое-то чувство подсказывало Габби, что то, что должно произойти, предназначено ей одной.

Они прибыли на место. Барабаны смолкли. Габби не увидела, но почувствовала, как толпа разгоряченных тел придвинулась к ней. Едкий запах пота ударил ей в ноздри, несмотря на плотный мешок на голове. Она затихла, ощутив, как ее куда-то опускают, и вдруг спина коснулась холодной твердой поверхности. С нее сняли мешок, и в этот момент она наконец осознала, что происходит – ее хотят принести в жертву богине Дамбалле! Она лежала на возвышении каменного алтаря, и на нее смотрели сотни остекленевших глаз. Эта сцена была настолько невероятной, настолько фантастической, что Габби казалось, что она вот-вот проснется от этого ужасного кошмара.

Вдруг Габби в ужасе увидела, как гибкая фигура Амали выступила вперед из толпы. Ее вытянутые руки обвивала страшная змея «фер-де-ланс» – «острая пика». Габби съежилась. Ей неоткуда было ждать помощи. Было очевидно, что толпа рабов находится под влиянием какого-то странного транса, вдохновленного ненавистью Амали, которая жаждала крови Габби. Как завороженная Габби не отрывала взгляда от змеи, и тут опять забили барабаны с удвоенной силой, и черные тела, извиваясь, стали приплясывать вокруг жертвенного алтаря, их тела блестели от пота, лица выражали вожделение, и они распевали: «Дамбалла! Дамбалла!»

По знаку Амали двое мужчин стали по обе стороны от Габби, схватили ее за руки и за ноги и прикрепили их кожаными ремнями к кольцам в каменной плите. Все еще с кляпом во рту, Габби в ужасе смотрела, как Амали приблизилась к ней, протянула руку к вороту ночной рубашки и рванула, разрывая ее. При виде обнаженного белого тела общий крик вырвался из обезумевшей толпы. Одна пара за другой падали на землю со сладострастными воплями и совокуплялись в порыве похоти, а барабаны продолжали отбивать ритм их извивающимся телам.

Габби закрыла глаза, чтобы не видеть того, что происходило вокруг, и лишь молилась, чтобы этот ужасный кошмар закончился как можно скорее. Внезапно толпа затихла, и раздался голос Амали. Рабы ответили на ее слова криками и взмахами рук, не отрывая глаз от обнаженного тела Габби, которое в лунном свете казалось алебастровым. Их пение в ушах Габби звучало как приговор: «Дамбалла! Дамбалла!»

Габби застыла, глядя на Амали, которая приблизилась к алтарю и острым, как бритва, ногтем провела линию по телу Габби от ложбинки между грудей до пупка, расцарапав кожу. От внезапной и резкой боли слезы выступили на глазах Габби, но Амали еще не закончила. Зрители разом выдохнули как один человек, когда Амали вытащила кляп изо рта Габби и стала смазывать ей губы кровью, выступившей из царапины. Габби кричала, пыталась освободиться от кожаных пут, а когда Амали положила змею ей на живот, а сама отступила с насмешливой улыбкой на прекрасном лице, Габби поняла, что спасения нет. Холодный пот выступил на теле Габби, а дыхание было быстрым и прерывистым, похожим на рыдание.

Беззвучно повторяя молитву, Габби завороженно смотрела на змею, которая ползла по ее дрожащему животу. Кошачьи глаза Амали злобно блестели, а ее тело сладострастно извивалось под убыстряющийся бой барабанов в предвкушении смерти женщины, стоявшей между нею и мужчиной, которого она любила. Огромный мускулистый негр, чья кожа влажно блестела при свете костра, схватил Амали за талию, швырнул на землю, оседлал ее и мощно вошел в нее.

Застывшая от страха Габби чувствовала, как змея медленно продвигалась по ее распростертому телу. Тут она закричала и кричала не переставая, теряя рассудок, а змея уже скользила по вьющимся волоскам шелковистого треугольника между ее бедер. В помутившемся сознании Габби почудилось, что появился какой-то гигант, который пробирался сквозь клубок совокупляющихся тел и неистовых танцоров, и его громовой голос утихомиривал ищущих удовольствия рабов. Барабанный бой прекратился, и все взгляды устремились в его сторону – что был Жерар, но он видел только Габби. Своей огромной рукой он бесстрашно схватил змею и как игрушку отшвырнул в сторону. В ярости он повернулся к Амали, вытащил ее из-под тела негра-великана рывком поставил на ноги. Один за другим рабы тали исчезать в зарослях. Последнее, что видела Габби, прежде чем потеряла сознание, это огромный кулак Жерара, занесенный над дочерью.

13

Габби постепенно пришла в себя и увидела два озабоченных лица, склоненных над ней. Тетушка Луиза и Жерар одновременно издали вздох облегчения, когда Габби посмотрела на них ясными глазами, в которых не было ни следа вчерашнего безумия.

– Как вы себя чувствуете, моя маленькая? – спросила тетушка Луиза.

– Амали! Змея! – вскрикнула Габби, вдруг вспомнив весь ужас колдовского обряда Вуду. Ее тело сотрясали спазмы, и она слабо застонала.

– Все кончено. Больше никто и ничто вам не повредит, – сказала тетушка Луиза, отводя пряди серебристых волос со лба Габби. – Хоть Амалии моя родная дочь, но на этот раз она зашла слишком далеко. Не представляю, что бы сделал месье Филип, если бы с вами что-то случилось. – Она закатила глаза, придавая выразительность своим словам.

Габби посмотрела на домоправительницу недоверчиво. Она сомневалась, что Филип беспокоится о ней больше, чем о своей любовнице. Но теперь это не имеет никакого значения – Габби не позволит Амали причинить ей вред. Она уедет подальше от холодной жестокости Филиппа и от ненависти Амали. Она знала, что прежняя Габби умерла ночью во время дьявольского обряда на жертвенном алтаре Дамбаллы и родилась новая, та, которая способна устроить свою собственную жизнь, выйдя из-под власти Филиппа Сент-Сира.

Спустя несколько дней боль от потрясения стала утихать, и Габби сообщила тетушке Луизе и Жерару, что собирается на свадьбу Линетт в Сен-Пьер, а после останется погостить у ее младшей сестры Элен. Закатывая глаза и цокая языком, тетушка Луиза дала понять, что не одобряет такое решение. Тем не менее ни она, ни Жерар не имели власти помешать хозяйке поступать так, как она хочет в отсутствие Филиппа. Филип приказал им заботиться о ней и охранять ее, и больше ничего.

Через два дня Жерар посадил Габби в карету, и они отправились в Сен-Пьер. Габби вспоминала последний раз, когда она проезжала по этой изумительно красивой дороге, счастливая молодая жена, ожидающая своего первенца. Теперь ей было странно, что она смогла поверить пустым обещаниям Филиппа и фальшивым словам любви. Она горько вздохнула.

Поездка была долгой и утомительной, и у Габби было достаточно времени подумать о будущем. Когда показался город, она уже знала, что от своего решения не отступит.

Повинуясь указаниям Габби, Жерар направил экипаж прямо к городскому дому Марселя. Судьбе было угодно, чтобы именно в тот момент, когда Габби вышла из кареты, к воротам подошел Марсель, возвращавшийся домой из конторы.

– Габби, милая! – воскликнул он, бросаясь ей навстречу. – Линетт будет так рада, что вы приехали к ней на свадьбу.

Радушие Марселя подействовало на Габби, как тепло очага в сырую ночь, и она почувствовала себя так, как будто приехала домой.

– Когда мне приехать за вами, мадам Габби? – спросил Жерар, бросив на Марселя уничтожающий взгляд.

Марсель невозмутимо взирал на мрачное лицо Жерара.

– Я сам провожу мадам Сент-Сир в Бельфонтен, когда она пожелает вернуться, – ответил он надменно, не давая Габби заговорить. – Поставьте здесь ее сундук, а мой человек отнесет его в дом. – Он подал Габби руку и повел ее в дом, а недовольный Жерар беспомощно смотрел им вслед. Он знал, что Филиппу не понравится такой поворот событий. Но в глубине души он не мог обвинять Габби за то, что она решила покинуть дом, в котором ей пришлось пережить столько горя и ужаса. Он винил свою красавицу дочку за то, что та пыталась причинить вред хозяйке, и винил хозяина за то, что тот оставил молодую жену без защиты.

Оказавшись в доме Марселя, Габби испытала такое облегчение, оставив позади Бельфонтен с его опасностями, что от избытка чувств едва держалась на ногах.

– Что с вами, милая? – спросил Марсель, заметив ее бледность. – Что случилось? Мне кажется, что сюда вас привела не только свадьба Линетт. Может быть, вы мне расскажете?

Не в силах больше сдерживаться, Габби расплакалась. Марсель нежно привлек ее к себе, потом взял за руку, подвел к дивану и заботливо усадил. – Дело в Филиппе? – спросил он, нахмурившись. – Он вам причинил боль? А я думал, что он еще плавает на «Стремительном».

Сидя рядом с Марселем, Габби рассказала ему сквозь рыдания обо всем, что с ней произошло, и о своем решении бежать из Бельфонтена в страхе за свою жизнь. Марсель потрясенно пробормотал:

– Не ожидал, что Амали так далеко зайдет, чтобы избавиться от соперницы. То, что Сент-Сир оставил вас на милость этой ведьмы, просто непостижимо. Ах, бедное мое дитя! – Марселю стоило огромного труда сдержать ярость при мысли об испытании, выпавшем на долю Габби, от которого более слабая женщина могла бы просто потерять рассудок. – Мой дом в вашем распоряжении на столько времени, на сколько вы пожелаете. Амалии не сможет повредить вам, а Элен после свадьбы сестры останется в Сен-Пьере, так что никто не будет сплетничать по поводу того, что вы здесь гостите.

Все знают, что вы дружите с моими сестрами.

– Неважно, что думает о вас Филип, но для меня вы были настоящим другом, Марсель, и я никогда этого не забуду, – благодарно сказала Габби. – Я не желаю возвращаться в Бельфонтен, но боюсь оставаться в городском доме Филиппа, где он или Амали могут легко меня найти. Если это вас не обременит, я останусь здесь, пока не решу, что мне делать дальше.

– А что вы имеете в виду, дорогая? – спросил Марсель, с надеждой вглядываясь в ее фиалковые глаза.

– Я не могу больше жить с Филиппом, – решительно произнесла Габби, смотря в лицо Mapселю. – Я собираюсь уйти от него. Вы мне поможете?

– Просите у меня все, что угодно, Габби! – пылко ответил Марсель.

– Вашей сестре в Новом Орлеане по-прежнему нужна гувернантка для детей? Если так, я бы хотела получить это место.

– Считайте, что оно ваше, дорогая, и я с удовольствием провожу вас в Новый Орлеан, если вы действительно решились оставить мужа.

– У меня нет выбора. Я боюсь Филиппа, а Амали я боюсь еще больше.

– После свадьбы... – Но Марселю не удалось закончить фразу, потому что в комнату вбежали Элен и Линетт и бросились к Габби.

– Габби! – воскликнула шумная Элен. – Ты приехала!

– Мы так боялись, что тебя не будет на свадьбе, – сказала менее драматично, но очень искренне Линетт. Потом эта наблюдательная барышня заметила покрасневшие глаза Габби и сразу высказала свою озабоченность: – Ты плакала, милая? Что-то случилось? – Почти сразу же она поняла неловкость своих слов, вспомнив о том, что Габби недавно потеряла ребенка, и покраснела.

К ее удивлению, Элен произнесла вслух то, что думала сестра.

– Какая ты глупая, Линетт, – сказала она. – Конечно, у Габби есть причина для грусти, но теперь, когда она к нам приехала, мы позаботимся о том, чтобы у нее не осталось времени на грустные мысли.

– Габби согласилась погостить у нас некоторое время, – вмешался Марсель, – так что у вас будет достаточно времени для бесед. А сейчас она устала после долгой поездки из Бельфонтена, так что отведите ее в спальню, чтобы она могла принять ванну и отдохнуть перед ужином. Смотрите не надоедайте ей своей болтовней, – предупредил он с притворной суровостью.

Габби с удовольствием оглядела красиво обставленную комнату, куда привели ее сестры Дюваль. Она заметила, что ее вещи уже распакованы. Перед камином стояла ванна с горячей водой. Элен и Линетт хотели выйти, но Габби попросила их остаться и поговорить с ней, пока она будет принимать ванну.

– Расскажи мне о своем будущем муже, господине Боннаре. Что он за человек? – спросила Габби Линетт, пока раздевалась.

Сияющая улыбка на лице Линетт сразу выдала чувства и настроение невесты.

– Он такой красивый, Габби, – счастливо говорила Линетт. – Марсель и раньше говорил мне, что месье Боннар мне понравится, но я не воображала его таким красавцем.

– Она чуть не упала в обморок, когда увидела его впервые, – хихикнула Элен.

Линетт посмотрела на сестру со снисходительным упреком и застенчиво продолжала:

– Мне... мне кажется, что он тоже нашел меня привлекательной. – Она покраснела и стала еще краше.

– Не сомневаюсь, – снисходительно улыбнулась Габби, которая чувствовала себя рядом с Линетт скорее как мать, а не как ровесница. – Только глупец не заметил бы этого. Но рассказывай дальше. Тебе удалось побыть с ним наедине?

– Мы... мы были наедине несколько минут, – созналась Линетт и благодарно взглянула на сестру, которая вся сияла.

– Ну и дальше? – спросила Габби, которая уже вылезла из ванны и завернулась в большое полотенце.

– Он сказал... сказал, что уже любит меня и надеется, что я полюблю его. Он обещал обращаться со мной мягко. Мне кажется... кажется, я его тоже люблю, – прошептала Линетт, испуганная собственной смелостью.

Помня наставления брата дать Габби отдохнуть и не надоедать болтовней, девушки скоро удалились, а Габби с облегчением легла в постель и сразу же заснула. Сны, отравляющие покой, начались сразу же, как она закрыла глаза. Она видела как будто со стороны свое обнаженное тело, распростертое на холодной каменной плите, и змею на своем животе. Габби корчилась и извивалась, сбрасывая с себя банное полотенце, но так и не могла проснуться. Вокруг проплывали лица, которые злобно скалились и насмехались над ней. Там же была Амали: ее губы изогнулись в обольстительной улыбке, и с них капала кровь. Змея ползла по телу Габби, привязанному к алтарю, все ниже, ниже, приближаясь к лону. Вдруг появился Филип, отшвырнул змею и прижался к ней всем телом. Его поцелуи и ласки сводили ее с ума. Тут Габби проснулась.

Марсель обнимал ее трепещущее тело, утешал ее, говорил ласковые слова, пока она постепенно приходила в себя. Только через несколько минут она осознала, что Марсель гладит ее обнаженные груди и живот. С криком Габби вырвалась и попыталась укрыться влажным полотенцем, которое она сбросила во время своего кошмарного сна. Хотя Марсель и пробудил в ней чувственность, Габби понимала, что их отношения не должны перейти порог дружбы.

– Милая моя, – шепнул Марсель, – позволь мне любить тебя. Позволь мне показать тебе, что значит настоящая нежность. – Рука его погладила внутреннюю поверхность бедер, губы прильнули к затвердевшему соску груди.

– Нет, Марсель, – выдохнула Габби, отталкивая Марселя. – Вы злоупотребляете моим положением. Я слишком язвима, слишком изранена, столько всего случилось, и я еще не пришла в себя. Умоляю вас, остановитесь! Я слишком измучена душевно и телесно, чтобы принимать какие-то решения. Я не собираюсь заводить любовника, но ваша дружба значит для меня больше, чем я могу вам сказать. Если... если этого вам недостаточно, я буду вынуждена уехать.

– Но ты хочешь меня, милая моя. Я чувствую это, – настаивал Марсель, которому не хотелось отступать.

– Мое тело не могло не откликнуться на вашу ласку, Марсель, но мой ум и мое сердце противятся этому. Вы же не хотите принуждать меня против воли, правда, Марсель?

Умоляющий взгляд широко раскрытых фиалковых глаз тронул Марселя. Никогда он не испытывал такой нежности к женщине, никогда так не желал ни одну женщину, как Габби. Ему трудно было признаться себе, что эта прелестная, израненная юная женщина в его объятиях стала ему очень дорога. Нехотя он позволил Габби выскользнуть и даже, к своему удивлению, помог ей снова закутаться в полотенце.

– Никто и ничто не причинит вам вреда. Я здесь, чтобы защитить вас, – серьезным голосом пообещал Марсель, направляясь к выходу. И никогда в жизни он не был так серьезен. Он готов был убить кого угодно, даже Филиппа, который явно недостаточно интересовался своей восхитительной женой и совсем не ценил ее.

Свадьба Линетт была торжественной и радостной, жених и невеста проявляли трогательную любовь друг к другу. Линетт была очаровательна, и ее красота замечательно сочеталась с мужественными, привлекательными чертами лица Пьера Боннара. Каждый раз, когда Пьер Боннар заботливо склонялся к своей сияющей невесте во время долгой церемонии венчания, Габби испытывала все большее уважение к Марселю. Ведь он мог выбрать для своей застенчивой сестры какого-нибудь безобразного старика или холодного и надменного, как Филип. Господи, если бы Филип был заботлив и нежен с ней хотя бы вполовину тех чувств, что испытывает Пьер Боннар к Линнет!..

Прием после венчания был недолгим. После того как новобрачным пожелали долгой и счастливой жизни, Пьер и Линетт отправились на корабль, который должен был доставить их во Францию, в их новый дом.

В последовавшие за этим событием дни Элен все время благодарила Габби за то, что та скрашивала ей тоску от разлуки с сестрой. Элен не подозревала, что сама явилась своеобразным лекарством для подавленного настроения Габби. Юность и жизнерадостность Элен помогали Габби избавиться от преследовавших ее кошмаров.

Наконец наступил день, когда Габби поняла, что откладывать отъезд с Мартиники долее нельзя. Страстные, умоляющие взгляды, которые бросал на нее Марсель, не оставляли сомнения в том, что он не станет долго довольствоваться лишь дружбой. Кроме того, Габби стала всерьез беспокоиться о том, что скоро вернется Филип и потребует ее возвращения в Бельфонтен. Этих двух причин было достаточно, чтобы она решилась.

Свое решение она сообщила Марселю.

– Но тебе ведь здесь хорошо, не правда ли? – спросил огорченный Марсель.

Габби задумчиво посмотрела на вулкан Монтань-Пеле, прежде чем ответить. Вулкан казался ей спящим гигантом, готовым взорваться в любую минуту, как и Филип. Глубоко вздохнув, она ответила:

– Слишком хорошо, Марсель! Так хорошо, что я почти забыла, что Филип может вернуться в любой момент и вынудить меня вернуться в Бельфонтен, как когда-то произошло с Сесили. Я убеждена, что он никогда не расстанется с Амали, а при таких условиях я не смогу оставаться его женой.

Глаза Габби потемнели, и она с трудом сдерживалась, чтобы не расплакаться.

– Неужели вы не понимаете, Марсель? Мне необходимо покинуть Мартинику до возвращения Филиппа. Я боюсь, что в следующий раз Амалии удастся выполнить свой дьявольский план. Помогите мне, Марсель, – сказала она умоляющим голосом.

– Ах, моя милая, – сказал Марсель, проводя рукой по ее шелковистым волосам. Он видел, как боится Габби своего мужа и Амали, и решил воспользоваться этим в своих целях. Одному Богу известно, как он желает ее, и как только она будет вдали от Филиппа, то наверняка сможет полюбить и его, Марселя. – Конечно, я помогу тебе, даже если это разлучит нас на какое-то время. Как скоро ты хочешь уехать?

– Чем раньше, тем лучше, – решительно ответила Габби.

– Я сегодня же узнаю в порту. Предоставь это мне, милая. Я устрою все к обоюдному удовлетворению. Ты поедешь к моей сестре в Новый Орлеан, а Элен будет сопровождать тебя.

– Благодарю вас! Я знала, что могу надеяться на вас! – воскликнула Габби и в порыве благодарности обняла Марселя за шею.

Ощущение ее податливого тела, прижавшегося к нему, было слишком большим искушением для Марселя. Со стоном он крепко привлек ее к себе и захватил ее полуоткрытые губы горячим, требовательным поцелуем, который лишил ее дыхания и смутил ее. Габби недолго сопротивлялась и уступила больше из благодарности, чем из любви. Воспламененный ее ответом, Марсель еще больше преисполнился решимости сделать ее своей. Величайшим усилием воли он заставил себя прервать поцелуй. В его голове роились планы на будущее, которое и соединит их с Габби.

Через два дня были закончены приготовления к отъезду Габби и Элен в Новый Орлеан. Когда Элен услышала, что они с Габби поедут в Новый Орлеан погостить у ее сестры, она по-детски захлопала в ладоши.

– Ты так добр ко мне, Марсель! – воскликнула она. – Я так давно не видела Селесту, что ее дети, наверно, совсем меня забыли. Габби, – она повернулась к подруге, – как хорошо, что ты готова поехать со мной! Ведь я бы не могла путешествовать без компаньонки.

– Габби понимает, что ты не можешь поехать одна, и согласилась сопровождать тебя в Новый Орлеан, – вставил Марсель. По его мнению, Элен ни к чему было знать, что Габби собиралась оставить мужа.

Элен обняла Габби.

– Селеста будет так рада принять Габби, – сказала она. – Я уверена, что смена впечатлений пойдет нам обеим на пользу. – Элен думала о недавней потере Габби и о том, как она сама тосковала после отъезда сестры.

– Значит, все решено, – объявил Марсель. – Ваш корабль отплывает через два дня.

– О, так у нас мало времени! – закричала взволнованная Элен и вскочила, чтобы немедленно начать собирать вещи к отъезду. – А ты сможешь поехать с нами? – спросила Элен брата, внезапно сообразив, что Марсель останется совсем один.

– Обещаю, что надолго от вас не отстану, – ответил он, глядя прямо в глаза Габби. Удовлетворенная его ответом, Элен побежала вверх по лестнице, и Марсель с Габби остались вдвоем.

– Благодарю вас, Марсель, – горячо сказала Габби. – Вы не только помогли мне уехать с Мартиники, но и придумали замечательный предлог. А вы уверены, что ваша сестра Селеста не будет возражать против еще одной гостьи? Вы считаете, она позволит мне стать гувернанткой ее детей?

– Не беспокойтесь, милая, – ответил Марсель. – Я уже отправил письмо с пакетботом, в котором обо всем уведомил Селесту, так что вам будет оказано всяческое внимание. Когда я приеду, мы успеем обсудить ваше будущее. А до тех пор вы будете спутницей и компаньонкой Элен.

Марсель надеялся, что, когда он появится в Новом Орлеане, Габби добровольно согласится переехать к нему. Он уже воображал, как снимет дом для своей восхитительной любовницы. Если все пойдет, как он задумал, то он готов продать свои владения на Мартинике и переехать в Новый Орлеан. А может быть, они смогут поселиться во Франции. Для Элен не трудно будет подыскать хорошего мужа во Франции, и они будут вне пределов досягаемости Филиппа. Марселя не тревожило то, что он собирался увезти чужую жену. Он считал, что Габби слишком хороша для Филиппа. Ему больше подходят ветреные кокетки вроде Сесили или злобные колдуньи вроде Амали. А позже, возможно, ему удастся добиться развода для Габби, и тогда Марсель сможет на ней жениться.

14

Габби стояла рядом с Элен у борта «Южной звезды», которая медленно входила в устье Миссисипи, и холодный зимний ветер развевал их юбки. Габби ласково взглянула на подругу. Юношеский восторг Элен действовал заразительно. Их плавание до Нового Орлеана прошло очень удачно. Элен позаботилась о том, чтобы Габби не скучала, и ее веселая болтовня спасала Габби от раздумий о прошлом.

Габби поплотнее закуталась в теплый плащ и подумала о том, что скоро Рождество. Когда-то она мечтала провести это Рождество в Бельфонтене со своей маленькой семьей, но судьба распорядилась иначе. Даже солнечное настроение и приятное общество Элен не могли рассеять ее тоску. Когда Габби узнала от Марселя, что «Южная звезда» принадлежит судоходной компании Филиппа, она чуть не отказалась от путешествия, пока Марсель не заверил ее, что Филип никак не сможет узнать о том, что она находится среди пассажиров. Из предосторожности он заказал ей билет на имя мадам Марсель Дюваль и проверил по списку пассажиров, чтобы в этом рейсе не было никого из его близких знакомых.

Вскоре показались крепостные стены, и Габби оживилась не меньше Элен, когда вновь увидела первый американский город, в который она ступила после прибытия из Франции и который успела полюбить. Она вспомнила Жана Лафита и его Мари и подумала: где теперь эти герои Новоорлеанской битвы?

«Южная звезда» пришвартовалась к причалу, и Элен возбужденно всматривалась в толпу на пристани, чтобы разглядеть сестру. Габби стояла рядом и вдруг, к своему ужасу, увидела человека, которого надеялась никогда больше не встретить. Он отделился от толпы, подождал, пока подадут сходни, и сразу же поднялся на борт. Габби молча смотрела, как Филип о чем-то быстро переговорил с капитаном, а потом направился к ним.

Элен увидела Филиппа и издала возглас удивления.

– Габби! – закричала она. – Оказывается, твой муж в Новом Орлеане и пришел тебя встретить. Я так за тебя рада. Как здорово встретиться с мужем так неожиданно!

Габби вздрогнула, услышав эти слова, но не успела придумать подходящий ответ, как Филип приблизился к ним. – Дорогая моя, – поздоровался он вежливо, но не без иронии. – Я так рад, что ты решила присоединиться ко мне на Рождество.

Габби не сомневалась, что Филип изображал радость, специально демонстрируя ее всем присутствующим, обнимая ее и целуя.

– Как... как ты узнал, что я на «Южной звезде»? – спросила Габби, когда обрела дар речи.

– Потом расскажу, – ответил он уклончиво. Его слова ничего не объясняли, но подергивание мускула на щеке заставило Габби замолчать. – Сначала мы должны отыскать сестру Элен, а потом, когда мы будем одни, я расскажу тебе все, что ты хочешь знать. Я также покажу тебе, как я счастлив тебя видеть, – прибавил он с затаенной угрозой в голосе. Габби напряглась, но продолжала улыбаться.

– Но, месье Филип, – наивно вмешалась Элен, – ведь Габби собиралась погостить у Селесты. Разве ее планы изменились? Марсель рассчитывал, что, когда он приедет в Новый Орлеан, Габби будет в доме нашей сестры. Вы знаете, что Габби последнее время у нас гостила?

Габби нервно сглотнула. Простодушные слова Элен ей самой казались компрометирующими. А что же тогда подумает Филип?

– Я уверен, что ваш брат согласится с тем, что мы с женой слишком долго были в разлуке, – сказал Филип непринужденно, однако со стальными нотками в голосе. – Она присоединится ко мне на «Стремительном», где ее общество во время долгого плавания будет весьма желанным.

Габби побледнела и готова была возразить, но Филип бросил на нее предостерегающий взгляд.

– Итак, уважаемые дамы, – сказал он, – готовы ли вы сойти на берег?

Как только они сошли с корабля, им не составило труда разыскать Селесту, которая ждала их в своей карете у выхода с шумного причала. Габби с улыбкой наблюдала за нежной встречей двух сестер. Почти сразу же Габби и Филип попрощались с сестрами Марселя. В этот момент в фиалковых глазах Габби стояли слезы, а Филип до боли сжимал ее локоть.

– Мы увидимся на Мартинике, – пообещала Элен и, обняв подругу на прощание, села в карету. – Может быть, хочешь передать что-нибудь моему брату? – спросила она, не заметив ледяной взгляд Филиппа при упоминании имени Марселя.

– Да, – пролепетала Габби, испуганно глядя на Филиппа. – Скажи ему...

– Поблагодарите его за то, что он доставил жену ко мне в целости и сохранности, – вставил Филип, опуская руку и обнимая Габби за талию. После этого они остались вдвоем. – Пойдем, дорогая? – сказал Филип. Голос его звучал тихо и напряженно. Габби настолько была испугана, что едва не лишилась чувств. Что с ней сделает Филип? Теперь он не сомневается, что она собиралась оставить его, а поскольку Элен невольно проговорилась, что Габби гостила в городском доме Марселя, Филип наверняка заподозрит самое худшее.

Вся трепеща, она покорно шла с мужем вдоль доков, пока они не подошли к причалу, где стоял «Стремительный». Габби всего на мгновение замешкалась, и Филип без особенных церемоний подтолкнул ее к трапу. Их встретил суровый седовласый человек, которого Филип представил как капитана Бовье, заменившего капитана Жискара. Похоже было, что капитан был предупрежден о ее приезде. Он коротко поприветствовал Габби и сразу же занялся своими делами.

После этого Филип повел Габби в каюту, которую они вдвоем занимали во время путешествия из Франции. Когда они подошли к двери, он резко втолкнул ее туда. Габби покачнулась, попыталась ухватиться за стул, но не смогла и упала прямо на полу у ног Филиппа. Она с трудом удерживалась от слез, а муж возвышался над ней с угрожающим видом, расставив ноги и уперев руки в бока, и был еще более грозным, чем в ее воспоминаниях.

– Опять за свои штучки взялась, дорогая моя? – произнес он насмешливо. – Вижу по твоему лицу, что ты надеялась никогда больше меня не увидеть. Прости, что разочаровал тебя. – Его стальной взгляд пригвождал ее к полу.

– Откуда ты узнал, что я плыву на «Южной звезде»? – спросила Габби, стараясь говорить твердым голосом.

– Твой любовник Марсель отправил письмо своей сестрице с одним из моих пакетботов, – ответил Филип. – Я был в Новом Орлеане, когда пришло судно, и капитан передал письмо мне. Я узнал фамилию сестры Марселя и из любопытства вскрыл письмо, прежде чем переслать по адресу. Сказать, что я был поражен, – значит ничего не сказать. – Он помолчал и грозно посмотрел на Габби. – Вряд ли мужчина может обрадоваться, узнав, что его жена стала шлюхой человека, которого он презирает. И давно Марсель стал твоим любовником? Наверно, весь Сен-Пьер обсуждает твое бесстыдное поведение. И ты еще не постеснялась использовать бедную, наивную Элен для прикрытия своего романа.

Габби хотела встать, но Филип поставил ногу ей на живот, не давая подняться.

– Все не так, как ты думаешь, Филип! – закричала Габби. – Марсель мой друг и больше ничего! Если бы ты знал, из-за чего...

– Ничего не хочу слышать! – заревел Филип, убирая с нее ногу. – Ты воображаешь, что я забыл или простил твой роман с капитаном Стоуном? Похоже, что невинная девушка, которая мечтала стать монахиней, превратилась не только в убийцу, но и в шлюху!

Габби закрыла ладонями уши, чтобы не слышать его безжалостной тирады.

«Как он может представлять себя таким праведником? – подумала Габби. – Как он смеет обвинять меня после того, как я застала его в постели с любовницей?» Вслух она сказала:

– Мне жаль тебя, Филип. Ты обвиняешь меня несправедливо. Может быть, ты выслушаешь меня, прежде чем осудишь? Я ведь не единственная, кто согрешил.

Ее слова, похоже, задели больное место, потому что смуглое лицо Филиппа потемнело от гнева.

– Хватит! – сказал он резко. – Твоя пустая болтовня мне наскучила. – Он посмотрел на нее с неприязнью. – Поднимайся! – приказал он.

Поскольку Габби не шевельнулась, Филип схватил ее за руку и резко поднял на ноги. Он прищурился, пристально разглядывая ее с головы до ног.

– Похоже, что ты совсем поправилась, – сказал он. – Видно, Марсель заботился о твоем здоровье.

Он с силой прижал ее к себе, его пальцы погрузились в мягкий шелк ее волос на затылке, и он впился в нее жадными губами. Она не могла пошевелиться и едва дышала под еле сдерживаемым напором его страсти. Габби чувствовала биение его сердца, чувствовала его твердое тело рядом с собой, несгибаемое, как он сам. Свободной рукой он провел по ее спине, бедру. Она оставалась зажатой и неподвижной под этим яростным натиском, пока он наконец не отшвырнул ее со злобой, придя в бешенство от ее напряженного, неподатливого тела.

– Так тебе больше нравятся нежные прикосновения твоего любовника, чем мои? – произнес Филип ледяным тоном.

Гнев побудил Габби ответить: «Вполне возможно!» Она немедленно пожалела о своей дерзости, потому что сразу же очутилась на кровати, а тяжелое тело Филиппа нависло над ней. Он проворно раздел ее, а ее сопротивление только разжигало его. Когда она лежала перед ним полностью обнаженная, он молча с мрачным видом разделся сам. Габби увидела, что он уже возбужден, и отвернулась, чтобы не смотреть на это сильное, мускулистое тело, которое странно волновало ее. Он иронически засмеялся, перехватив ее взгляд.

– Ну и как я по сравнению с твоими любовниками? Не может быть, чтобы ты так быстро забыла силу моей страсти.

Возмущенная его насмешками, Габби попыталась ударить его, но ее руки оказались заведены за голову и прижаты к постели. Филип лег на нее, сдавливая ее груди своим массивным торсом. Высвободив одну руку, Габби инстинктивно нацелилась ногтями в глаза Филиппа. Он откинул голову, и ее пальцы скользнули по его шее, где сразу выступила кровь.

В его серых глазах засверкали одновременно гнев и страсть.

– Не дерись, моя дикая кошечка, – произнес он грозно. – Я твой хозяин. Ты моя. Я могу брать тебя, когда захочу. Это закон.

Он схватил ее руку, прижал и завел ей за голову. Она с непонятной завороженностью смотрела, как кровь из его царапины капала ей на грудь. Филип яростно впился в ее дрожащие губы, а свободной рукой стал ласкать ее тело. От сознания своей беспомощности у Габби слезы выступили на глазах, но Филиппа это не остановило. Потом в нем произошла перемена, его тело стало менее напряженным, и он почти нежно прикасался языком к ее влажным векам, изгибу щеки, к ямочке на ее шее. Его участившееся дыхание обжигало ее кожу, вызывая в ней непреодолимый трепет.

Габби невольно издала гортанный стон, и глаза Филиппа при этом загорелись злорадным удовлетворением. Габби так давно не предавалась любви, что, как только Филип разбудил в ней дремлющую страсть, она не смогла совладать со своими эмоциями. Напряженные мускулы его бедер врезались в ее мягкое тело, и его руки распоряжались ее плотью с настойчивостью, которой она не могла противиться. Когда он вонзился в нее, она закричала от боли, но когда он начал движения внутри ее, она испытала растущую слабость, первобытное желание уступить.

Тело Габби, как бы независимо от нее самой, стало ритмично двигаться навстречу толчкам Филиппа. Почувствовав, что она более не сопротивляется, Филип отпустил ее руки, которые немедленно обвились вокруг его шеи, побуждая его все глубже проникать внутрь. Габби никак не могла теперь бороться с ним, не могла отказать ему или себе. Стон вырвался из ее груди, и вдруг они оба погрузились в океан блаженства.

Когда Филип наконец отодвинулся от Габби, она повернулась к нему спиной, чтобы он не увидел ее слез. Она с горечью думала о том, как Филип изменил ей с Амали, о его несправедливых обвинениях и ненавидела свое тело, уступившее этому человеку, почти так же сильно, как его самого. Услышав ее всхлипывания, Филип приподнялся на локте, и теперь, когда он рассматривал ее, его лицо уже не казалось холодной маской. Он повернул Габби к себе.

– Почему ты плачешь? – просил он ее с насмешливой заботливостью. – Разве тебе не нравится быть шлюхой с собственным мужем? – Его язвительная усмешка пронзила ее, как острый кинжал, и слова ранили так больно, как будто он поворачивал клинок в ее груди. – Я прошу у тебя не больше, чем получают твои любовники.

– Филип, послушай меня, пожалуйста! – закричала возмущенно Габби, пытаясь разуверить мужа в его заблуждении. – Между мной и Марселем...

– Хватит! – воскликнул Филип, пресекая ее протесты. – С этого дня чтобы ни одно мужское имя не слетало с твоих уст. Запомни, ты не будешь принадлежать никому, кроме меня. Ты будешь в моем распоряжении и зависеть от моей милости.

– Когда мы вернемся на Мартинику, ничего не изменится? – спросила Габби, борясь с подступавшей тошнотой.

– Ничего, – спокойно ответил Филип.

– А как насчет Амали? Я должна делить с ней твое внимание?

Лицо Филиппа потемнело, и Габби внутренне содрогнулась, увидев, как он разъярен.

– Как я поступаю с Амали, тебя не касается! – проревел он.

– Тогда желаю тебе с ней всяческих удовольствий, – горько сказала Габби. – Она даже может родить тебе внебрачного ребенка, но только я могу дать тебе наследника. – Какое-то время она хотела рассказать Филиппу о той ночи, когда по приказу Амали ее вытащили из постели и отнесли на алтарь Дамбаллы, но она сразу отказалась от этой

мысли, поняв, что в таком настроении Филип ей не поверит. Тяжело вздохнув, она отвернулась.

Но Филип был еще не готов предоставить ей передышку. Прижав ее к себе, он стал ласкать ее тело с холодной и методичной страстью, от которой она застыла. Ожесточившись против ощущений, которые вызвали в ней его ледяные пальцы, Габби смогла сохранить безучастность, пока он с жестоким удовольствием терзал ее плоть. Позднее она долго удивлялась тому, с какой нежностью он выкрикнул ее имя, достигнув пика блаженства.

Утолив свое желание, Филип поразил Габби тем, что резко вскочил и быстро стал одеваться, как будто ему не терпелось отделаться от нее. Габби не догадывалась, что Филип был потрясен и огорчен тем, что не смог совладать со своими желаниями и чувствами. Ее хрупкая незащищенность тронула его больше, чем он хотел признаться. Стараясь освободиться от противоречивых ощущений, которые бушевали в нем, Филип выскочил из каюты, по дороге собрав всю одежду Габби и унеся ее с собой. Затем она услышала звук проворачиваемого ключа в замке. Филип ее запер.

Габби кипела от ярости. Ее унизили и растоптали. Ей тошно было думать, что ее используют исключительно как орудие для телесных удовольствий. В последующие дни Филип периодически приходил, чтобы принести ей еду, а также использовать ее в постели, когда ему этого хотелось. Жене он заявил, что держит ее взаперти, потому что не доверяет ей. Как только корабль выйдет в море, она получит одежду и сможет свободно гулять по палубе, но только в том случае, если будет хорошо себя вести и не устраивать истерик на виду у членов команды. Во время так называемых любовных атак Филиппа Габби оставалась безучастной, но ее продолжающееся сопротивление, вероятно, делало ее еще более желанной для Филиппа. Ее горькие слова и холодное тело побуждали его вести себя более грубо, чем он хотел, и часто, покидая ее, он сердился на себя больше, чем на жену.

Габби мрачно наблюдала в иллюминатор, как «Стремительный» выходил в Мексиканский залив. Несмотря на то, что Габби закуталась в одеяло, она вся дрожала, потому что Филип до сих пор не вернул ей одежду и холодный воздух пронизывал ее до самых костей. Она постоянно спрашивала себя, почему муж не хочет отказаться от нее и отпустить навсегда. Наверняка найдется женщина, которая будет достаточно покорной, чтобы угодить ему.

С суровой решимостью Филип старался сломить дух Габби, но по непонятной причине он не мог решиться порвать с ней. Каждый раз, когда он смотрел в ее непокорные глаза цвета фиалки, два противоположных чувства разрывали его изнутри: временами ему хотелось заключить ее в объятия и окружить любовью и нежностью, в другой раз ее холодное, безответное тело и дерзкие слова приводили его в бешенство. Но, хотела того Габби или нет, Филип был полон решимости насладиться ее близостью. В такие минуты ему все равно было, отвечает она ему взаимностью или нет. Никогда больше он не позволит себе видеть в ней что-либо, кроме предмета своего вожделения. Никогда больше не обнажит своей души перед женщиной и не доверится ей сердцем!

Поскольку Габби не проявляла никакой покорности, Филип в качестве наказания по-прежнему оставлял ее без одежды. Он надеялся, что унижение, на которое он ее обрек, заставит ее прибегнуть к мольбам, но ошибся. Габби стала угрюмой и молчаливой. Хотя Филиппу неприятно было в этом признаться, он скучал по ее пылкости, по страстному отклику на свои любовные порывы. Из-за его грубости ее тело покрылось синяками, но она не поддавалась, и Филип решил переменить тактику.

Незадолго до того, как «Стремительный» прибыл в Чарльстон, Филип вернул ей одежду и разрешил гулять по палубе сколько угодно. Она подозрительно посмотрела на Филиппа, но, не теряя времени, стала одеваться, вновь ощутив некоторое достоинство. Хотя Филиппу она больше нравилась без одежды, он галантно укутал ее плащом и открыл дверь, чтобы она могла выйти на свежий воздух.

Она с наслаждением вдыхала соленый морской воздух, чувствуя себя узницей, выпущенной из тюрьмы. Филип не мог не улыбнуться при виде ее радости. На какое-то мгновение у него стеснилось дыхание в груди, когда он увидел, как она обольстительно выглядит на ветру, который развевал ее серебристые волосы и хлопал пышными юбками по ее стройным ногам. В это мгновение Филип желал ее, как никогда прежде.

Без всякого предупреждения Филип взял Габби за локоть и повел ее к двери каюты. Явно разочарованная столь короткой прогулкой, Габби не протестовала. Когда они зашли в каюту, Габби удивила Филиппа первым искренним проявлением дружелюбия, начиная с того дня, когда он привел ее на «Стремительный».

– Спасибо, Филип, – улыбнулась она робко. – Я надеюсь, что в следующий раз смогу погулять на палубе подольше.

Стараясь не поддаваться на ее женские уловки, он хрипло приказал:

– Раздевайся!

– Что?

– Ты слышала!

– Но почему? Ты только что сам вернул мне одежду, – жалобно проговорила Габби. – Что я сделала?

– Ты ничего не сделала и скоро опять получишь свою одежду, – пообещал Филип, и его глаза затуманились желанием. Габби не могла ошибиться в его намерениях. С печальным вздохом она сняла одежду, аккуратно сложив ее на стуле. Филип тоже разделся и сразу подхватил ее на руки и положил на кровать. Она сначала напряглась недовольно, но потом вспомнила, как хорошо быть одетой и гулять, пользуясь относительной свободой, и расслабилась в его объятиях, позволив ему постепенно воспламенить в ней желание, как в те времена, когда его губа – ми и руками руководила любовь. Даже теперь он мог довести ее до вершин страсти, и на этот раз, не – смотря на сильное собственное возбуждение, он позаботился о том, чтобы и она испытала радость от их соития. Мгновение, когда он проник в нее, было исполнено такой нежности, что Габби невольно застонала от наслаждения и прижала его сильнее к себе.

– Боже мой, ты колдунья! – простонал Филип, утопая в море желания.

На какое-то время для Габби все утратило значение, кроме мужчины, который довел ее до блаженства. Не было Амали, не было Марселя, был только мир, взорвавшийся наслаждением, в котором один Филип обладал над ней властью. Содрогаясь от восторга, она улыбнулась Филиппу, но улыбка замерла у нее на губах, когда она увидела презрительно-самодовольную ухмылку на его лице.

– Вот так-то лучше, милая, – сказал он, поглаживая ее живот. – Я знал, что ты не сможешь сопротивляться бесконечно. Я-то хорошо знаю, на что способно твое восхитительное тело, потому что многому тебя научил. Надеюсь, что остальные оценили мою школу, – добавил он с жестокой насмешкой.

Габби ахнула, в глазах у нее потемнело от гнева, и, прежде чем Филип смог остановить ее, она с размаху ударила его по щеке. Непроизвольно он ответил ударом на удар, и его огромная ручища причинила больше вреда, чем маленькая ручка Габби.

У Габби закружилась голова и кровь потекла изо рта, а испуганные глаза в немом изумлении смотрели на Филиппа. Пристыженный тем, что наделал, Филип вскочил с кровати, смочил полотенце в кувшине с водой и осторожно вытер кровь с лица Габби. Весь гнев его испарился в раскаянии, но он не мог заставить себя попросить прощения вслух. Потом он обнял ее и баюкал, пока она не заснула в слезах у него на груди.

Габби не только получила одежду назад, но и полную свободу на борту судна. С того дня, когда Филип ударил ее, он занимался с ней любовью только ночью. Тогда под покровом темноты он наслаждался ею иногда нежно, иногда неистово, но всегда молча. Тело Габби невольно отзывалось, хотя ее суть противилась такому обращению.

К огромному изумлению Габби, в Чарльстоне Филип взял ее на берег и покатал по городу в наемном кабриолете, показывая достопримечательности. Хотя день был холодным, зимнее солнце ярко светило, и Габби получила огромную радость от прогулки. Витрины магазинов были уставлены товарами к Рождеству, до которого оставалась неделя, и Габби с грустью подумала об унылом празднике, ждавшем ее на «Стремительном».

С того дня, когда Габби спровоцировала Филиппа и он ударил ее, Филип старался усмирить свое влечение к ней, но стоило ему представить обольстительное тело Габби и большие фиалковые глаза, горящие желанием, как его охватывала страсть, которая была сильнее его воли. По какой-то причине Габби была так же необходима ему, как вода и питье, это было нечто похожее на болезнь. Можно было предположить, что после той боли, которую она ему причинила, он не пожелает иметь с ней никакого дела, и тем не менее Филип не хотел отпускать ее. Габби принадлежала ему, и никогда больше ни один мужчина не предъявит права на нее. Филип решил, что будет спать с ней, даже унижать ее, если это понадобится, но подчинит ее волю, а потом он заберет ее в Бельфонтен.

Рождество наступило без праздничных приготовлений. Филип отказался взять Габби на берег, несмотря на ее мольбы. Ей хотелось купить фигурки Святого семейства и Младенца в яслях, которые продавались в лавках в канун Рождества, – хоть что-нибудь, что напоминало бы о смысле этого дня, каким бы грустным он ни был для Габби. Филип пошел на берег один после того, как снова отобрал одежду у Габби. Он собирался весь день провести на берегу, занимаясь делами, а доверять Габби в свое отсутствие он не мог... даже когда она сидела под замком. Правда, в этот раз он предусмотрительно оставил в каюте небольшую печку и достаточно одеял, чтобы она смогла закутаться в них.

– Почему ты продолжаешь унижать меня, Филип? – спросила она, когда он собирался уходить. – Если ты так меня ненавидишь, то почему держишь рядом с собой?

– Я никогда не отпущу тебя, Габби, – сказал он, сдерживая волнение. – Ты моя. Ни один мужчина больше тебя не получит. – И он вышел прежде, чем увидел слезы боли и обиды в ее глазах.

Проходили часы, у Габби слюнки текли от вкусных запахов, доносившихся с камбуза. Но с каждым часом она все больше убеждалась, что Филип просто забыл заказать для нее обед, и она злилась на такое пренебрежение, тем более в день Рождества. Стемнело, запас дров для печки иссяк. Габби забралась в постель, чтобы спрятаться от холода. Она заснула, но не раньше, чем опять дала себе клятву уйти от Филиппа при первой возможности.

Уже почти светало, когда вернулся Филип, но Габби спала так крепко, что не слышала, как он нетвердым шагом ходил по каюте и тихо чертыхался, натыкаясь на мебель. Прошло некоторое время, прежде чем он забрался в постель и прижал Габби к себе, впитывая ее тепло. Неожиданное соприкосновение с его холодным телом разбудило ее. Она почувствовала сильный запах виски, а потом уловила аромат мускусных духов. Габби отбивалась от Филиппа, но он был намного сильнее ее.

– Хочу тебя, – неразборчиво пробормотал он, трогая ее за грудь.

– Ты пьян! – возмутилась она. – И ты... ты был с другой женщиной!

– Нужна мне, – пьяным голосом повторял Филип.

– Уходи, откуда пришел! – злобно воскликнула Габби.

– Хочу только тебя, – повторил он, забираясь на нее. – Люби меня, Габби. Покажи, отчего все мужчины хотят тебя.

– Ты мне противен, Филип!

– Зато я никак не могу тобой насытиться. – В доказательство своих слов он резко вошел в нее, так что она вскрикнула от боли, а потом расслабилась и постаралась отвлечься. Наконец он закончил свою пьяную атаку, и Габби глубоко вздохнула, когда перестала ощущать его тяжесть. Филип заснул почти сразу. Габби же долго не могла уснуть, свернувшись в маленький клубочек.

Хотя Филип мало спал этой ночью, тем не менее проснулся первым. Габби спала рядом. Филип внимательно всматривался в ее лицо. Оно было необычным, запоминающимся и манящим, исполненным чистоты и доброты, что не соответствовало ее истинной природе. Чертыхнувшись, он встал из теплой постели, быстро оделся и вышел из каюты, но прежде убедился, что все, что он приготовил ночью, в порядке.

Габби просыпалась медленно, лениво потягиваясь. Она открыла глаза, села, и ее фиалковые глаза широко распахнулись, когда она увидела, что на морском сундуке Филиппа расставлены фигурки, изображавшие Младенца в яслях, Святое семейство и других рождественских персонажей. Рядом лежала маленькая коробочка, завернутая в яркую бумагу и завязанная огромным бантом. Габби вскочила и подбежала к сундуку и стала по очереди брать миниатюрные резные фигурки, любуясь искусной работой. Только после того, как она налюбовалась на Святое семейство, она позволила себе взять коробочку. Она аккуратно снимала оберточную бумагу слой за слоем и наконец открыла крышку и замерла, потрясенная увиденным. На бархатной подушечке лежала пара аметистовых сережек, цвет которых полностью совпадал с цветом ее глаз. Как может Филип так обижать ее и в то же время покупать такой дорогой подарок? Никогда она не поймет странного мужчину, за которого вышла замуж.

Настойчивый стук прервал ее размышления.

– Кто там? – рассеянно отозвалась она.

– Матрос Лавиль, мадам Сент-Сир, – ответил голос за дверью. – – Можно войти? Ваш муж распорядился принести сюда сундук с вашей одеждой.

– Входите, – сказала Габби и удивилась, что дверь просто распахнулась. Неужели Филип забыл запереть ее? Или он затеял еще какую-нибудь игру?

Если матрос Лавиль и удивился, что Габби стояла, закутанная в одеяло, то виду не подал, как и два моряка, которые внесли сундук. Поставив сундук в ногах кровати и пожелав ей счастливого Рождества, они удалились и аккуратно закрыли за собой дверь. Как Габби ни прислушивалась, но звука вставленного или проворачиваемого в замке ключа не было.

С радостным криком Габби открыла крышку сундука и увидела, что вся одежда, которую она привезла с Мартиники, цела. Отложив летние платья, не подходящие к северному климату, она выбрала не очень плотное шерстяное платье сиреневого оттенка, который ей так шел. Выбрав кружевное белье и лиловые туфли под цвет платья, она отложила их и стала умываться ледяной водой из кувшина, стоявшего на умывальнике. Быстро одевшись, чтобы не так мерзнуть, она взяла щетку, оправленную в серебро, и стала расчесывать серебристые волосы, пока они не стали гладкими и блестящими. Последним штрихом были аметистовые серьги. Едва она закончила, как вошел Филип с большим подносом. От блюд, накрытых льняными салфетками, шли такие соблазнительные ароматы, что у Габби слюнки потекли.

– Тебе очень идет, – сказал Филип, скользнув цепким взглядом по ее фигуре, – но без одежды ты не хуже. – Тут он заметил, что Габби надела серьги, подаренные им.

Перехватив его взгляд, Габби машинально тронула одну из сережек.

– Спасибо тебе, Филип, они очаровательны. На мгновение его лицо смягчилось.

– И фигурки Святого семейства мне тоже очень понравились. Но у меня нет никакого подарка для тебя.

– Рождество должно быть радостным временем, как бы то ни было, – пробормотал Филип смущенно. Потом, взяв ее за руку, он подвел ее к столу, на котором он старательно разложил праздничный завтрак, и стал уговаривать ее есть поскорее, пока все не остыло.

Габби с жадностью набросилась на еду, а у Филиппа, который наблюдал за женой, не отводя глаз, было время поразмышлять над причинами своего великодушия. Накануне ночью он вообще чуть не остался на берегу. Когда дела были закончены, Филип пытался распрощаться с Гордоном Блейком, коммерсантом, который покупал у него табак. Но Блейк настоял, чтобы Филип провел рождественский ужин в кругу семьи Блейка. Филип не смог отказаться. За ужином, кроме Блейка и его жены, были двое их сыновей с женами и их хорошенькая черноглазая дочка Ли Энн, которая весь вечер кидала в сторону Филиппа довольно кокетливые взгляды.

Время было позднее, и Филип позволил уговорить себя остаться на ночь у Блейков. Блеск в глазах Ли Энн обещал больше, чем просто хороший отдых. Оставшись в спальне, Филип разделся, забрался в постель и немедленно провалился в пьяный сон, так как бренди, выпитое за ужином, опьянило его. Проснулся он в растерянности и замешательстве от шороха одежды. Он попытался встать, но головокружение заставило его снова свалиться на подушку. Гладкое, шелковистое тело прижалось к нему, и он невольно протянул руки, чтобы прижать гибкую, податливую Ли Энн к себе покрепче.

Она застонала, и он прильнул к ней губами. От опьянения не осталось и следа, когда ее губы раскрылись, сначала податливые, потом требовательные. Она вела себя как дикая кошка, царапалась, кусалась, пожирала его ртом и всем телом. Но хотя тело Филиппа отзывалось на ее страсть, мысли устремились к Габби, которая сидела взаперти в холодной и темной комнате, одинокая и отчаявшаяся из-за бессмысленной жестокости Филиппа.

Однако Ли Энн не дала ему возможности думать о Габби. Она с криком удовольствия помогла ему вонзиться в свою горячую плоть, приветствуя его грубый, жестокий натиск, поощряя его тихими возгласами одобрения. По какой-то неясной ему самому причине Филиппу хотелось наказать Ли Энн за то, что она не та женщина, которая была ему нужна в постели, но чем больше он старался причинить ей боль, тем громче были ее возгласы одобрения. Ли Энн показалось, что все кончилось слишком быстро, когда Филип отпрянул от нее с недовольным ворчаньем, которое она приняла за звук удовлетворения. Почти сразу же ее ровное, спокойное дыхание показало, что она заснула.

Все еще страдая от излишка выпитого, Филип больше всего хотел вернуться на «Стремительный», к Габби. Какая-то внутренняя сила подтолкнула его встать с кровати и одеться. Он бесшумно выскользнул из дома и, невзирая на поздний час, отправился в ближайшую ювелирную лавку, где принялся громко стучать в дверь. Наконец недовольный, сонный владелец лавки впустил его, но, как только он понял, что Филип собирается купить одно из самых дорогих изделий, гнев ювелира сразу прошел.

Сейчас Филип молча наблюдал, как Габби поглощала завтрак, и вспоминал со смягчившимся взглядом тот день, когда ему впервые удалось зажечь в ней страсть. Габби долго сопротивлялась его посягательствам на ее тело, пока бушующий шторм и пыл Филиппа не зажгли наконец в ней ответный огонь и выпустили на волю ее природную пылкость. Филип с удивлением признался себе, что ему приятнее, когда она принимает его с радостью, и он с тоской вспомнил о том, какой любящей она была раньше.

Габби откинулась в кресле, отодвинула свою пустую тарелку и довольно вздохнула.

– Не помню, когда я ела столько вкусного, – сказала она, улыбаясь, как кошка, которая только что съела блюдечко сметаны.

– А я не помню, чтобы ты столько когда-нибудь ела, малышка, – ответил Филип, и улыбка озарила его лицо, – разве только... – Вдруг он замолчал и стал пристально вглядываться в ее лицо, а потом перевел взгляд на стройную, как тростинка, фигуру. Он резко поднялся и вышел из каюты, аккуратно закрыв зверь, но не запирая ее.

Днем Габби храбро открыла дверь и вышла на палубу, гордо подняв голову, как бы бросая вызов тем, кто попробует остановить ее. К своему удивлению, она заметила, что судно почти опустело, а потом сообразила, что члены команды, наверно, пошли на берег праздновать Рождество. Хотя день был холодным, солнце светило ярко, и Габби повернула лицо к солнечным лучам. Внезапно рядом с ней появился Филип.

– Смотри не простудись на холодном ветру, дорогая, – сказал он и опять удивил Габби своим переменчивым настроением.

– А тебе это небезразлично, Филип? – спросила она, повернувшись – к нему.

– Да, конечно, моя маленькая, – ответил он. – Куда ты будешь годиться, если заболеешь? Слабое тело меня не привлекает.

Габби побледнела и ухватилась за бортик. И когда она перестанет реагировать на жестокость Филиппа? – подумала Габби и сглотнула. Повернувшись, она намеренно отошла прочь, но он шел за ней по пятам, пока они оба не оказались в каюте.

– Мы отплываем из Чарльстона завтра, – сказал он с напускным безразличием.

– И возвращаемся на Мартинику?

– Нет, наш следующий порт захода Норфолк.

– Значит, мы будем в море еще много недель, – сказала Габби грустно.

– Да, – холодно ответил Филип. – Может быть, в ближайшие недели ты поймешь наконец, что значит верность.

– И ты тоже, – сказала Габби и усмехнулась, заметив встревоженный вид Филиппа.

15

Холодные ветры с дождем сильно замедлили плавание в Норфолк. День за днем Филип настаивал на своих супружеских правах, иногда не обращая особого внимания на чувства Габби, а иногда с невероятной нежностью. Филип продолжал удивлять Габби сменой своих состояний. Если в какой-то момент Габби казалось, что Филип смягчается, он сразу опровергал это бессердечными насмешками или холодным безразличием.

В тот день, когда показался Норфолк, Габби стояла у борта, овеваемая сильным ветром. Море штормило, и трудно было удержать равновесие.

Внезапно она почувствовала неудержимую тошноту, и завтрак, который она только что съела, полетел в море. Голова закружилась, она пошатнулась, и как раз в тот момент, когда она могла упасть за борт, пара сильных рук подхватила ее.

Габби медленно открыла глаза и увидела, что лежит на кровати, а Филип осторожно промокает ее лоб влажным полотенцем.

– Тебе лучше, малышка? – спросил он, и тревога была в его голосе.

– Да, Филип, – ответила Габби и попыталась встать.

– Не надо, не вставай пока. Не хочу, чтоб ты свалилась у моих ног.

Габби послушно откинулась на подушки. Ей не требовалось объяснений тошноты или обморока. Она не сомневалась, что снова беременна. «Интересно, обрадуется ли Филип?» – подумала она, осторожно глядя на мужа.

Ее беспокойные мысли были резко прерваны, когда Филип положил руку на ее живот и спросил:

– Чей это ребенок, Габби?

Его грубое обвинение возмутило ее.

– Боже мой, Филип, как ты можешь говорить такие вещи? Никто, кроме тебя, не мог стать отцом этого ребенка.

– Откуда ты знаешь? – спросил он холодно. – Я взял тебя через две недели после того, как ты рассталась с Дювалем. Ты не можешь знать наверняка, кто отец ребенка.

– Филип! Пожалуйста, поверь мне! Никого, кроме тебя, не было.

– Я знаю Дюваля и знаю твою страстную натуру. – Он встал и стал шагать по маленькой каюте. – Я сам виноват, – продолжал он с горечью, – в том, что взял тебя, не подумав, позволил похоти затуманить мой рассудок. Я же дал себе слово, что никогда не допущу ситуации, чтобы я сомневался, от кого моя жена понесла ребенка. Боже мой, Габби, что ты со мной сделала? Габби даже стало его жаль.

– Я ничего не сделала, Филип, – возразила она. – Но я вижу, что в твоих глазах я виновна в измене. Если ты не веришь мне, отпусти. Я буду жить своей жизнью и как-нибудь обеспечу ребенка без тебя. Разведись со мной. В наше время это возможно. Только не веди себя со мной так, как будто я твоя содержанка!

– Я не могу отпустить тебя! – с болью воскликнул Филип. – Неужели ты не понимаешь? Да нет, конечно, ты не понимаешь. Как можно понять, когда я сам себя не понимаю! Ты в моей крови, в моем мозгу. Твой запах, вкус, твои прикосновения все время со мной. Ты моя, и я никогда тебя не отпущу. Ни одному другому мужчине ты больше не достанешься. Я могу ненавидеть тебя, презирать за то, что ты мне сделала, но не могу отпустить тебя! Ты питаешь мою душу и тело.

Его мучительные слова потрясли и смутили Габби. Как может быть, что Филип нуждается в ней и в то же время не любит ее?

– А как же ребенок? Как ты относишься к ребенку, который во мне? – спросила она нерешительно, зная, что его ответ может изменить всю ее жизнь.

Филип молчал так долго, что Габби решила, что он не расслышал вопроса. Наконец он заговорил, и его ответ наполнил ее душу пустотой.

– Честно говоря, я не верю, что я отец этого ребенка, – признался он. – Я буду стараться быть хорошим отцом, потому что есть некоторая вероятность, что ребенок мой. Большего я не могу тебе обещать.

От этих слов Габби похолодела. Ей невыносимо было думать, что Филип будет обращаться со своим первенцем не так, как с другими детьми, которые у них могут быть. В глубине души она поняла, что у нее нет другого выхода, как покинуть Филиппа и воспитать своего ребенка со всей любовью и вниманием, которого он заслуживал.

– А как только ребенок родится, – продолжал Филип, не замечая ее настроения, – я глаз с тебя не спущу, пока ты не забеременеешь опять, потому что только так я смогу быть уверен, что Бельфонтен достанется моему родному отпрыску, а не какому-нибудь ублюдку.

– Ты чудовище! Презренный негодяй! – закричала Габби, вскочив с кровати и стала молотить своими маленькими кулачками по груди Филиппа. Она ощущала отчаяние, растерянность, безнадежность. – Я буду любить этого ребенка больше всех других, которых ты, быть может, вынудишь меня родить.

Лицо Филиппа потемнело от гнева, и он отшвырнул ее. В его понятии слова Габби подтверждали его подозрения, что это ребенок Дюваля. Он еще более рассердился, когда понял, что, несмотря на ее измену, он по-прежнему желает ее. Филип вышел из каюты с решением, что, как только дела в Норфолке будут закончены, он даст команду «Стремительному» возвращаться на Мартинику, где поместит Габби в Бельфонтене под строгим надзором, потому что не может ей позволить погубить еще одного ребенка, кто бы ни был его отцом. Неотвязная мысль, что это может быть его ребенок, не давала Филиппу покоя. Сомнения будут мучить его всю оставшуюся жизнь.

В эту ночь Филип не вернулся в каюту, и Габби была рада этому, она полагала, что Филип ночевал в одной из свободных пассажирских кают, но, честно говоря, ее мало занимало, что он делает, лишь бы держался от нее подальше со своими губами и руками, которые ее искушали. Под его искусными ласками Габби не удавалось оставаться безразличной. И каждый раз, когда ее тело отвечало ему, она себя ненавидела.

На следующее утро, после того как с завтраком, принесенным матросом Лавилем, повторилась та же история, что и накануне, Габби стояла у борта и смотрела, как Филип спускается по трапу. Хотя шел снег и было очень холодно, Габби очень бы хотелось сойти на берег. Она по-прежнему мечтала о побеге и ждала лишь подходящей возможности. Как будто прочитав ее мысли, появился Лавиль и попросил ее вернуться в каюту.

– Погода слишком плохая, чтобы оставаться на палубе, мадам Сент-Сир, – сказал он, взяв ее за локоть, и мягко, но настойчиво повел в каюту. – Вы не больны? – спросил он обеспокоенно, заметив ее бледность. – Может быть, вам станет лучше от горячего чая?

– Нет, благодарю вас, – ответила Габби, в душе проклиная Филиппа за то, что он назначил Лавиля ее сторожевым псом.

С этой минуты, куда бы Габби ни шла, Лавиль маячил поблизости. Она проводила долгие часы в своей каюте, греясь у маленькой печки, чтобы избежать его постоянного общества. Филип не вернулся на судно, и Габби предполагала, что он вкушает прелести женщин штата Вирджиния. Позднее, нехотя ковыряясь в ужине, который принес Лавиль, Габби размышляла, почему Филип не вернулся. Внезапно послышались крики и беготня на палубе, и она распахнула дверь каюты, чтобы узнать, в чем дело. Несколько минут она наблюдала за суматохой, пока не узнала Лавиля, который пробегал мимо с двумя ведрами воды, и остановила его.

– Что случилось? – спросила она.

– Происшествие, – поспешно ответил Лавиль. – Загорание в трюме. Матросы зажгли печку, чтобы согреться, и от искры загорелась одежда, которая лежала поблизости. Вся команда сейчас тушит пожар, так что вам лучше не выходить из

каюты. – С этими словами он побежал дальше.

Габби не собиралась оставаться в каюте. Это была именно та возможность, о которой она молила судьбу. Она быстро надела свое самое теплое платье и самые крепкие башмаки. Из глубины сундука она достала ридикюль, который наполнила монетами перед отъездом с Мартиники, и прикрепила его к талии. Потом она надела пелерину с капюшоном и тихонько выскользнула с корабля.

Габби понятия не имела, куда она идет, но хотела уйти как можно дальше от гавани, пока не обнаружили ее отсутствие. Она надеялась отыскать приличную гостиницу или пансион подальше от порта. У нее было достаточно денег, чтобы продержаться, пока она не найдет работу. А потом Габби думала, ' что, работая, скопит достаточно денег на билет до Нового Орлеана, где ей могла помочь сестра Марселя.

Пелерина Габби была покрыта влажным снегом, и башмаки промокли насквозь. Вся дрожа, она поплотнее укуталась в пелерину. Бесцельно бродя по улицам, Габби вскоре оказалась в бедной, запущенной части города. Невдалеке она увидела огни постоялого двора и с тоской подумала о горячем очаге и теплой постели.

Осторожно приблизившись к постоялому двору, Габби на минуту задержалась у открытого окна, из которого веяло теплом. До нее донеслись хриплый смех и шумные, развязные голоса, мужские и женские, и она инстинктивно поняла, что это не то место, где может остановиться одинокая дама. Разочарованная, она отправилась дальше. Внезапно чья-то рука схватило ее за плечо и сжала, как стальным обручем. Сердце Габби замерло, и она чуть не задохнулась от страха. Как мог Филип так быстро ее разыскать? – подумала она.

Собравшись с силами, она обернулась и увидела незнакомца в грубой одежде моряка, который явно сильно выпил.

– О, – сказал мужчина, увидев лицо Габби. – Я знал, что мне сегодня повезет, но не знал, что так сильно. – Он по-хозяйски положил руку на талию Габби и привлек ее к себе.

– Пожалуйста, месье, – в панике воскликнула Габби, – я не... – Но он не дал ей договорить.

– Француженка! – воскликнул мужчина. – Черт меня побери, выходит, Большому Джейку досталась француженка. Сколько, мамзель? Сколько хотите, чтоб покувыркаться как следует? – И он нетерпеливо потянул ее за одежду.

– Я не то, что вы думаете! – в отчаянии закричала Габби, вне себя от страха. – Пустите меня!

– Не играй со мной в робкую девочку, француженка, – сказал Большой Джейк и придвинул свое лицо так близко к Габби, что ей чуть не стало плохо от его пропитанного ромом дыхания. – Никакая порядочная дама не гуляет по улицам в такой час. Комната у тебя есть? Неважно, сойдет и постоялый двор, – сказал он и потащил ее ко входу.

Поняв наконец, что ее протесты не производят впечатления на верзилу, она стала сопротивляться, тщетно пытаясь вырваться. Во время этих попыток ридикюль Габби выпал на замерзшую землю, и монеты рассыпались у нее под ногами.

– Ого! – присвистнул Большой Джейк. – Француженка сегодня неплохо поработала. – Продолжая крепко удерживать Габби за талию одной рукой, Большой Джейк наклонился и стал собирать монеты обратно в сумочку. Когда Габби потянулась за ридикюлем, он сдвинул брови и спрятал ридикюль в карман, смеясь над тщетными попытками Габби отобрать его. – После того как покажешь мне какие-нибудь французские штучки, которыми вы славитесь, я подумаю насчет того, чтобы вернуть тебе сумочку. Но только если ты мне угодишь.

Он втолкнул Габби внутрь постоялого двора, и мольбы Габби совершенно не произвели никакого впечатления на мужчин и женщин, которые занимались своими делами.

– Мне комнату! – потребовал Большой Джейк и бросил монету на прилавок перед хозяином.

– Вверх по лестнице, первая дверь направо, – ответил хозяин с понимающим видом.

– Помогите мне, месье, пожалуйста, помогите! – в истерике умоляла Габби.

Хозяин развязно засмеялся и ответил:

– Насколько я вижу, Большой Джейк в помощи не нуждается, маленькая леди, но, если он вам не понравится, я с довольствием приду вам на помощь. Всегда питал слабость к француженкам.

– Ты прав, – фыркнул Большой Джейк, – помощь не нужна. Все, что мне нужно теперь, вот эта маленькая французская шлюшка и большая кровать. – Не тратя больше слов, он перекинул Габби через плечо и пошел по лестнице, перешагивая через две ступеньки под улюлюканье сидевших за столами.

Почти не осознавая происходящего, в страхе Габби колотила маленькими кулачками по широкой спине Большого Джейка.

– Пожалуйста, месье, отпустите меня, – молила она. – Я... я не то, что вы думаете.

Одна из дверей коридора внезапно распахнулась, и появился высокий, хорошо одетый мужчина.

– Что происходит? – спросил он удивленно.

– Помогите мне, месье, помогите! – закричала Габби, протягивая к нему руки.

– Не вмешивайтесь, мистер, – проворчал Большой Джейк. – Я тут нашел себе француженку на вечер, а она из тех, которым нравится грубое обращение. Как только Большой Джейк ею займется, она быстро присмиреет.

– Нет! Нет! – кричала Габби. – Я не то, что он говорит. Я порядочная женщина!

– А ну-ка отпусти даму, Джейк! – приказал мужчина, на которого Габби стала смотреть уже с надеждой.

– Черта с два! – заорал разъяренный Джейк. – Она моя. Иди найди себе собственную шлюху.

Отбросив Габби на пол, не успев ничего сообразить, Большой Джейк получил сильный удар в челюсть и растянулся на лестничной площадке, раскинув руки. Джейк тотчас вскочил и с яростью дикого зверя, у которого отбирают добычу, бросился на нападавшего. Но он слишком много выпил и не мог противостоять точно рассчитанным ударам своего противника. Во время драки Большой Джейк гораздо чаще оказывался на полу, чем на ногах.

– Ну что, достаточно? – спросил незнакомец, тяжело дыша.

Видимо, Большому Джейку и впрямь было достаточно. Он, пошатываясь, встал на ноги и удалился, успев бросить на прощание: «Ты и твоя шлюха еще услышите о Большом Джейке».

Уже забыв о Джейке, незнакомец занялся Габби.

– Вы не ушиблись, моя дорогая? – спросил он заботливо, помогая ей подняться.

– Со мной ничего не случилось благодаря вам, месье, – произнесла Габби, покачнулась и потеряла сознание.

Очнувшись и настороженно оглядевшись, она увидела, что находится в небольшой и скудно обставленной, но зато теплой и уютной комнатке, и еще плотнее укуталась одеялом.

– Вижу, что вы проснулись, дорогая.

Габби увидела перед собой худое, аскетическое лицо с глубоко посаженными карими глазами. В эту минуту она сразу все вспомнила. Улыбающийся ей мужчина был тот самый, который спас ее от Большого Джейка.

– Вам не холодно? – спросил мужчина.

– Нет, – ответила Габби нерешительно. —

Я просто думала о том, что едва не произошло. – Потом она устремила свои огромные фиалковые глаза на мужчину и с интересом изучала его. По какой-то причине он отпрянул от ее простодушного взгляда.

– Мерси, месье, я не знаю, как мне вас благодарить, но я не буду вас больше утруждать.

Габби приподнялась, вставая, и вдруг испуганно застыла, увидев, что на ней нет одежды.

– Месье! – воскликнула Габби, прикрываясь одеялом. – Что это значит?

– Не бойтесь, милочка, – сказал мужчина примирительным тоном, – и не воображайте ничего плохого. Ваше платье промокло, и я решил, что вы можете простудиться, если его не просушить. Уверяю вас, я не причинил вам никакого вреда, – прибавил он быстро, заметив ее подозрительный взгляд. Его ответ не смягчил неловкости, которую испытывала Габби, и не успокоил ее страхов.

– Если вы будете так добры вернуть мне одежду и выйти из комнаты, я оденусь и пойду.

– А куда вы пойдете? При вас не было никаких денег.

– О Боже мой, – закричала Габби в отчаянии, – мой ридикюль, мои деньги! Большой Джейк украл мои деньги! – Она заплакала, и рыдания сотрясали ее тело. Что ей теперь делать? Куда она пойдет без денег?

– У вас есть родственники в Норфолке? Габби покачала головой.

– А друзья?

Снова отрицательный жест.

– Видно, что вы не американка. Откуда вы приехали? Мне кажется, я имею право на объяснение, раз уж я спас вас от изнасилования или чего похуже.

Он был прав, но Габби не собиралась говорить ему правду. Ей ничего не было известно об этом человеке, хотя он и оказал ей огромную услугу, она не знала, каковы его намерения.

– Начнем с вашего имени, – сказал он мягко.

– Мое имя? Лиза... Лиза Ла Фарж.

– Хорошее начало, Лиза. Откуда вы? Акцент у вас явно французский.

– Да, я француженка, – призналась Габби. – Я прибыла в Норфолк из... Франции только сегодня.

– Если у вас нет друзей или родственников в Норфолке, как же вы собираетесь жить? Почему вообще вы, одинокая женщина, решили покинуть Францию? И как вы оказались с таким человеком, как этот Большой Джейк? – Его вопросы казались бесконечными.

– Я искала себе пристанище на ночь, когда появился этот тип. – Габби опять вздрогнула. – Он принял меня за... за...

– За «ночную бабочку»? – подсказал незнакомец, который еще не назвал своего имени.

– Да, – прошептала Габби еле слышно, и ее бледные щеки порозовели. – Что касается того, чтобы заработать себе на жизнь, – быстро заговорила она, чтобы скрыть смущение, – я надеялась получить место гувернантки.

– Я прекрасно вижу, что вы хорошего происхождения, моя дорогая, но из-за этого ваше положение еще труднее. Вы не из таких женщин, которые могут жить самостоятельно. – Он вдруг обратил внимание на бледное лицо Габби и на тени под глазами. – Вы же совершенно без сил! – воскликнул он озабоченно. – Я тут донимаю вас вопросами, а вам нужно просто выспаться. Это слишком большое потрясение. Вы должны провести ночь здесь.

– Нет, я не могу! – воскликнула Габби огорченно. – Я даже не знаю, как вас зовут, вообще ничего о вас не знаю, месье...

– Майк, моя дорогая. Майк Ренфро. А теперь, когда мы познакомились, я настаиваю на том, чтобы вы отдохнули.

– Я не могу здесь остаться, месье Рен...

– Майк, – повторил он.

– Хорошо, Майк. Если я останусь здесь, это будет неправильно. Ведь это ваша комната.

– По-вашему, будет правильно вернуться на улицу, где вас опять примут за проститутку? – Его слова смутили Габби, но, по крайней мере, она осознала наконец свое положение. Габби колебалась, думая о том, есть ли у нее выбор. Деньги забрал Большой Джейк, , так что придется возвращаться на «Стремительный» к Филиппу. Разве этого она хочет?

– Обещаю, что буду вести себя как безупречный джентльмен, а утром я помогу вам найти какую-нибудь работу.

Габби должна была признать, что предложение звучало заманчиво. Она была совершенно измучена, а Майк казался заслуживающим доверия. Он обращался с ней гораздо мягче, чем стал бы обращаться Филип.

– А где вы собираетесь спать? – спросила она, устремив на него свои фиалковые глаза.

– Положу тюфяк прямо здесь, на полу, – ответил Майк, – на тот случай, если Большому

Джейку взбредет в голову вернуться. – Почти рассеянно он подошел к комоду и достал из ящичка бутылку. – А теперь, милая Лиза, я считаю полезным выпить немного бренди, чтобы вы успокоились и уснули.

– Нет, месье Майк, – запротестовала Габби. – Я не думаю...

– Вы слишком хороши собой, чтобы думать, – ответил Майк, наливая в рюмку немного янтарной жидкости. Повернувшись спиной к Габби, он некоторое время был занят рюмкой, прежде чем протянул бренди ей. – Пейте залпом, – сказал он голосом строгого отца.

Габби послушно поднесла рюмку к губам и осушила ее, а потом закашлялась, когда жидкость обожгла ей горло. Почти сразу она ощутила тепло во всем теле. Она заморгала, фигура Майка начала расплываться в ее глазах и отдаляться все дальше и дальше, а ее веки опускались ниже, ниже, и наконец глаза закрылись совсем.

– Устала, – пробормотала она сонным голосом, – я так устала.

– Спи, моя дорогая Лиза, спи, – тихонько произнес Майк.

Прошел час. Глядя на Габби, Майк испытывал двоякое чувство – он намеревался совершить то, что задумал, но почему-то ее доверчивость смущала его. Неожиданный стук в дверь прервал его размышления.

Осторожно ступая, Майк открыл дверь. Появилась женщина, чья яркая красота сразу приковывала внимание. Огненно-рыжие волосы обрамляли лицо с мелкими, красиво вылепленными чертами и блестящими глазами, чей необычный цвет напоминал янтарь. Она была среднего роста, с обольстительно пышной фигуркой.

– Я рад, что ты так быстро пришла, Дейзи, – казал Майк вместо приветствия.

– Ну и где это чудо красоты? – спросила она, заглядывая в полутемную комнату.

– Одурманена снотворным, – отозвался Майк, указав в сторону кровати.

– Ну что ж, посмотрим товар, – сказала Дейзи насмешливо и подошла к Габби. Грациозным движением она отбросила одеяло. Мягкий свет от лампы окутал ее безупречную фигуру золотым покровом, представляя ее во всем великолепии.

Дейзи затаила дыхание, а потом медленно выдохнула.

– Боже мой! – воскликнула она. – На этот раз ты сам себя превзошел, Майк. Какое тело, – она одобрительно присвистнула, – маленькое, но такое женственное. – Потом она подержала прядь серебристых волос. – Изумительно! Ты достоин награды, Майк.

– Не уверен, – Майк скептически пожал плечами. – Вряд ли она будет послушной. Она же невинна! В самом деле невинна!

– Что, сердце размягчилось? – спросила Дейзи.

– Совсем нет. Просто она не такая, как другие.

– Не волнуйся за нее. Я хорошо о ней позабочусь. Ты сказал, француженка?

– Да, француженка.

– Хорошо! Прекрасно! – Блестящие глаза Дейзи искрились, и она радостно потирала руки, не веря такой удаче. У нее никогда до этого не работа ли француженки, но если она хоть что-то понимает в мужчинах, а мужчин она перевидала немало, значит, они с ума сойдут от этой девушки.

– Закутай ее в одеяло и снеси по задней лестнице! – приказала Дейзи деловым тоном. – Мой экипаж стоит на заднем дворе.

За несколько минут судьба Габби была решена двумя совершенно посторонними людьми.

Габби медленно просыпалась и с удивлением заметила, что уже утро. Ее последним воспоминанием было, как она пила бренди, которое ей дал Майк, и, вероятно, она сразу же уснула. Грациозно, как котенок, она потянулась под атласными простынями. Атлас! Когда успели перестелить простыни?! Габби испуганно огляделась. Комната была просторной и обставлена шикарной французской мебелью. Стены были окрашены в ярко-розовый цвет, и на них висели картины, изображавшие молодых обнаженных женщин в весьма откровенных позах. Габби попыталась встать, но головная боль заставила ее снова опуститься на подушку. Она обнаружила, что по-прежнему голая, и огляделась в поисках одежды, но ее не было.

В этот момент дверь отворилась, и вошла женщина с огненно-рыжими волосами, которая несла поднос. Габби эта дама показалась очень красивой и модно одетой.

– Доброе утро, милочка, – сказала дама. – Меня зовут Дейзи Уилсон, и вы у меня в гостях.

– А как я сюда попала? – беспокойно спросила Габби.

– Майк привез вас, деточка.

– Майк? А где он?

– Вероятно, пошел по своим делам, – спокойно ответила Дейзи.

Габби закрыла глаза и потерла пальцами виски. Все это было так странно...

– Вы, наверно, удивлены, милочка, – улыбнулась Дейзи. – Может быть, я вам объясню. Вот, – и она поставила поднос на колени Габби, – выпейте кофе, а я расскажу, как вы очутились в моем доме.

Когда Габби села на кровати, простыня, закрывавшая ее грудь, упала. Дейзи словно ювелир, неожиданно получивший бриллиант невиданной красоты, любовалась идеальными формами, мысленно подсчитывая, сколько денег ей принесет Габби. Покраснев, Габби опять натянула простыню повыше и, чтобы скрыть смущение, стала пить кофе.

С трудом оторвав взгляд от тела Габби, Дейзи наконец заговорила:

– Майк мой друг и, кроме того... гм... деловой партнер. После того как вы заснули вчера вечером, он послал мне записку и попросил дать приют молодой женщине, которая попала в беду. Конечно, я не могла ему отказать.

– А почему я не помню, как мы ушли с постоялого двора? – спросила Габби встревоженно.

– Вы же так устали, бедняжка. И неудивительно. Майк мне рассказал о вашем... о том, что произошло с Большим Джейком. Он настоящий негодяй. Вот Майк и решил, что в моем доме вы будете в большей безопасности. Он завернул вас в одеяло и привез в экипаже сюда.

– Мерси, Дейзи, – благодарно сказала Габби. – Я очень вам обязана и не знаю, чем смогу отплатить.

– Может быть, мы придумаем чем, – пробормотала Дейзи и лукаво изогнула бровь. Заметив вопросительный взгляд Габби, она продолжала: – А что вы собираетесь делать, милочка? Майк сказал, что у вас нет друзей или родных в Норфолке. Такая девушка, как вы, не может одна бродить по улицам.

– Я собираюсь искать работу, – заявила Габби и опять попыталась встать с кровати. Но виски пронзила такая боль, что она упала опять на подушку и сжала голову дрожащими руками.

– Ну, ну, милочка, – заботливо запричитала Дейзи, – вам некуда торопиться. Вполне очевидно, что вы не очень хорошо себя чувствуете. Ложитесь и отдыхайте.

– Но я не могу вам заплатить за еду и комнату, – сказала Габби со слезами на глазах.

– Разве я требую платы? – спросила Дейзи. – Не беспокойтесь, мы что-нибудь придумаем. А теперь я полагаю, что нам лучше поговорить как женщина с женщиной. То, что мне сказал Майк, все очень туманно. Вы можете мне сказать правду, милочка. От кого вы бежите и почему? – Цепкий взгляд Дейзи, казалось, проникал до самых глубин. – Для начала скажите мне ваше настоящее имя.

– Мое настоящее имя Лиза Ла Фарж, – сказала Габби, опустив голову. Дейзи Уилсон совсем не обязательно знать ее настоящее имя.

– Хорошо, милочка, допустим, тем более на самом деле это не важно. И вы явно француженка, так что эта часть вашей истории вполне правдоподобна. Так от кого вы скрываетесь? От закона? От ваших родителей? Или вашего мужа?

Габби ничего не оставалось, как рассказать Дейзи правду. По крайней мере часть правды.

– Чтобы вы меня поняли, я должна начать с самого начала, – тихо ответила Габби, мысленно переживая заново тот день, когда впервые увидела Филиппа.

– Я внимательно слушаю, милочка.

– Мои родители отдали меня в монастырь, когда мне было восемь лет, и до восемнадцати лет я воспитывалась там.

– Боже мой! – ахнула Дейзи. – Это с таким личиком и фигуркой! Монашка! Ну и ну! – Тут она взглянула на Габби слегка смущенно. – Ладно, ладно, я же обещала не перебивать, пока вы рассказываете.

– За неделю до того, как я должна была принять постриг, объявились мои родители вместе с незнакомым мужчиной и сказали, что через три дня я должна выйти за него замуж. Можете себе представить, что я испытала. Меня оторвали от мира, который я знала, от людей, любивших меня, чтобы выдать замуж за совершенно незнакомого мне человека. Все это было подобно смертному приговору. Но избежать этой участи я не могла, и стала женой Филиппа Сент... Ла Фаржа.

«Так, значит, она не девственница, – подумала Дейзи. – Но то, что она француженка, вполне возместит отсутствие девственности».

– Я прожила с мужем почти два года, но в конце концов я не могла больше выносить его властную натуру и жестокость, и вот я покинула его и села на первый же корабль, плывущий в Америку. Он не знает, где я, и я ни за что к нему не вернусь.

– Не могу поверить, чтобы ваш муж или вообще какой-нибудь мужчина мог остаться равнодушным к вашим прелестям, тем более обращаться с вами так, как вы рассказываете. Вы все рассказали? – недоверчиво спросила Дейзи. – Может быть, у вас был любовник, который где-нибудь вас ожидает?

– У меня нет любовника! – ответила Габби с такой горячностью, что Дейзи ей поверила.

Габби почувствовала сильную слабость. Одурманивающее средство, которое ей дали накануне, по-прежнему действовало на нее, хотя сама Габби считала, что все это из-за беременности и из-за нападения Большого Джейка.

Состояние Габби не укрылось от Дейзи.

– Я вижу, что вы еще не пришли в себя, а я тут вас мучаю расспросами. Знаете что, – сказала Дейзи с ослепительной улыбкой, – я прикажу принести вам завтрак сюда, а потом прослежу, чтобы вас не беспокоили, чтобы вы как следует отдохнули. Как вам это, деточка? Мы можем еще поговорить, когда вам будет лучше.

– Вы так добры, Дейзи. Благодарю вас. Так или иначе я найду возможность расплатиться с вами.

– Я не сомневаюсь, милочка. Не сомневаюсь.

Через некоторое время служанка принесла Габби поднос с едой, но Габби едва притронулась к ней. Едва откусив от булочки, она ощутила, как глаза ее стали закрываться. Чувствуя, что не может справиться с дремотой, Габби отставила поднос, завернулась в атласные простыни и уснула.

Когда Габби проснулась, пурпурные отблески освещали комнату, но жаркий огонь камина рассеивал мрак и холод. Голова больше не болела, и она чувствовала себя значительно лучше. Кроме того, очень хотелось есть. Заметив пеньюар, висевший на спинке кровати, Габби надела его и завязала пояс. Еще нетвердо ступая, подошла к окну и увлеклась представшей перед ней картиной настолько, что не услышала, как отворилась дверь. Только аппетитные ароматы подсказали ей, что она не одна в комнате. Габби обернулась и увидела маленькую чернокожую девушку в накрахмаленной форме горничной, которая ставила тяжелый поднос на столик у камина.

– Это прислала мисс Уилсон, – сказала горничная, бросив на Габби оценивающий взгляд. – Она сказала, чтобы вы поели, а она зайдет к вам позже.

Габби не нуждалась в повторном приглашении. Она заняла место у стола, а горничная молча налила в миску густой, вкусно пахнущий суп. Габби съела его чересчур поспешно, но горничная, не обращая внимания, забрала пустую миску и поставила перед Габби мясной пирог с начинкой из сочных кусочков мяса и разных овощей, который Габби запивала горячим чаем. Девушка вышла, пока Габби жадно ела, и через несколько минут вернулась с яблочным пирогом, приправленным корицей и щедро политым густыми сливками. Она с удивлением смотрела, как быстро Габби расправилась с десертом. Потом она собрала посуду и удалилась, покачивая головой, пораженная прожорливостью француженки.

С приятным чувством насыщения Габби опять пристроилась у окна и внезапно увидела, как к парадной двери подошли трое мужчин, а через некоторое время еще двое. Какое-то неясное предчувствие беды шевельнулось у нее в груди, но объяснить его она не могла. В это время ее размышления были прерваны тихим стуком в дверь. Габби обернулась и увидела Дейзи.

Габби с восхищением посмотрела на нее – никогда она не видела такого поразительного наряда. Ярко-голубой цвет атласного платья с низким вырезом оттенял янтарный цвет ее глаз. Пышная юбка в нескольких местах была подобрана вверх черными кружевными бантами, и из-под нее виднелась красная нижняя юбка. Лиф платья был без рукавов и тесно облегал тело, поднимая вверх пышную грудь и почти обнажая розовые соски. В руках Дейзи держала черный кружевной веер, а в рыжие волосы были вплетены нити жемчуга.

– Вы выглядите гораздо лучше, душечка, – сказала Дейзи своим низким голосом, – я знала, что вам нужен лишь хороший отдых и еда.

– Я была ужасно голодна и накинулась на еду, как поросенок, – застенчиво призналась Габби. – Но теперь я чувствую себя гораздо лучше.

– Милли мне сказала, что никогда не видела, чтобы дама ела с таким аппетитом, – засмеялась Дейзи.

Дейзи беспокойно двигалась по комнате, открывая и закрывая веер с громким щелчком. Внезапно она остановилась и посмотрела на Габби.

– Я хочу сразу перейти к делу, милочка, – сказала Дейзи, пристально рассматривая Габби. – Какую работу вы надеетесь найти?

– Я получила хорошее образование, – ответила Габби. – Я вполне могу работать гувернанткой.

– Это все прекрасно, но Норфолк портовый город, и здесь живут простые моряки и их семьи, они гувернанток не нанимают.

– Но я хорошо умею шить, – с надеждой произнесла Габби.

– Ха, – презрительно фыркнула Дейзи, – иглой много не заработаешь.

– Я буду делать все, что нужно, чтобы прокормить себя, – сказала Габби, вздернув подбородок, и глаза ее выражали решимость.

– Может быть, вам лучше вернуться к вашему мужу?

– Ни за что! – пылко воскликнула Габби. Этого Дейзи и надо было.

– Тогда садитесь и слушайте, что я вам скажу. Возможно, я смогу решить все ваши проблемы.

Габби присела на краешек кровати и с интересом приготовилась слушать.

– Я готова дать вам работу. Плата за нее хорошая, вы сможете жить в моем доме, есть хорошую еду и носить красивую одежду. – Дейзи помолчала, чтобы проверить реакцию Габби на свои слова.

– А что мне придется делать? – осторожно поинтересовалась Габби.

– Боже мой! Майк был прав, ты в самом деле воплощенная невинность! – воскликнула Дейзи. – Неужели ты не догадалась, где находишься и, между прочим, кто я такая? – Габби покачала головой, хотя на самом деле начала догадываться. – Ты в самом лучшем публичном доме Норфолка, может быть, и всей Вирджинии, – гордо произнесла Дейзи, – а я его хозяйка.

Кровь отхлынула от лица Габби, и на секунду ей стало так нехорошо, что она испугалась, что ее вырвет и пропадет прекрасный ужин.

– И что вы... вы хотите, чтобы я у вас работала? – спросила она изумленно. – Но ведь Майк знал, что я не из таких. Зачем он привез меня сюда?

Дейзи громко рассмеялась.

– У нас с Майком деловое соглашение: он находит для меня таких девушек, как вы, которые находятся в почти безвыходной ситуации, а я, в свою очередь, оплачиваю одну его очень дорогую привычку. Большинство молодых женщин, которых он мне приводит, из приличных семей, но совершенно без средств, как и вы, и почти всегда они решают остаться у меня. Майк оказался для меня незаменимым человеком.

– Вы хотите сказать, что платите ему за то, что он приводит к вам ничего не подозревающих женщин? – спросила пораженная Габби. – Но он казался настоящим джентльменом, таким добрым и заботливым.

– Конечно, – согласилась Дейзи. – К сожалению, у Майка есть очень дорогостоящая привычка, о которой я не хочу рассказывать, но зато его великолепное понимание людей и умение оценить прелести женщин оказались полезными для нас обоих. Это одна из причин, почему мой дом самый популярный и процветающий в этих краях. В заведение Дейзи Уилсон не берут обычных уличных женщин!

– Боюсь, что труды Майка в этот раз пропали напрасно, – возмущенно сказала Габби. – Я никогда не согласилась бы отдаваться за деньги.

– А разве не так ты поступала, когда тебя вынудили выйти замуж? – с насмешкой спросила Дейзи.

Слова Дейзи заставили Габби замолчать. Действительно, в последнее время с Филиппом она лишь исполняла роль шлюхи. Правда, было время, когда они любили друг друга, но это было до того, как Амали разрушила связывающие их чувства.

– Ну, милочка, что скажешь?

– Верните мне мою одежду, и я пойду.

– Не так быстро, Лиза, – сказала Дейзи, удерживая Габби за руку. – Куда ты пойдешь? На улице уже темно. Неужели ты так быстро забыла Большого Джейка?

Габби колебалась. В конце концов, лучше ярость Филиппа, чем то, что предлагает Дейзи.

Почувствовав замешательство Габби, Дейзи продолжала:

– Может быть, хочешь подумать пару дней, а пока отдохнуть здесь?

– Тут думать нечего. Я должна уйти прямо сейчас.

– Постой, милочка, – заявила Дейзи. – Неужели ты считаешь меня такой бессердечной, чтобы я могла выставить тебя на улицу в снежную ночь, когда тебе некуда идти? Даже если ты отказываешься принять мое предложение, я не могу так поступить с тобой. И кроме того, Лиза, ты явно недостаточно здорова, чтобы выходить по крайней мере несколько дней. Больную женщину никто не станет нанимать на работу.

Габби признала правоту слов Дейзи, но они ее не успокоили, ей не хотелось расплачиваться за кров и пропитание таким способом, и она беспокоилась, не станет ли мадам удерживать ее против воли. Вслух она сказала:

– Единственное условие, при котором я могу оставаться у вас, это выполнить какую-нибудь работу в оплату за жилье и еду. Через день или два я пойду искать место гувернантки.

– Это справедливо, – охотно согласилась Дейзи, пожалуй, даже слишком охотно, как показалось Габби. – Ты сказала, что неплохо шьешь. У моих девушек редко бывает время чинить или зашивать свою одежду. Пока ты восстанавливаешь силы, можешь чинить их платья, и этим окажешь мне большую услугу.

– И мне не придется выходить из этой комнаты? – недоверчиво переспросила Габби. – И... и не придется делать ничего, что я не хочу?

– Лиза, обещаю тебе, что никто не будет заставлять тебя ничего делать против твоей воли, —ответила Дейзи с хитрым видом.

– В таком случае я принимаю ваше великодушное предложение, и, если вы пришлете сюда одежду, нуждающуюся в починке, я начну немедленно.

– Не спеши, милочка, это подождет до завтра. А сейчас, я думаю, тебе неплохо принять горячую ванну. Как ты считаешь?

– Замечательно, – благодарно улыбнулась Габби. – На корабле невозможно было принять ванну из пресной воды. По правде говоря, я не мылась в настоящей ванне с тех пор, как уехала с... из Франции.

– Прекрасно, – усмехнулась Дейзи, – я прикажу приготовить ванну в этой комнате.

Внезапно в комнату вошла та же горничная, которая обслуживала Габби раньше, и внесла на подносе бутылку вина и два бокала. Она поставила все это на стол и повернулась к Дейзи.

– Ванну сделать прямо сейчас, мисс Уилсон?

– Как только мы с Лизой выпьем по бокалу вина, Милли, – сказала Дейзи и аккуратно наполнила бокалы рубиновой жидкостью. Бросив странно-жалостливый взгляд в сторону Габби, Милли тихо вышла из комнаты.

– Я не думаю... – начала Габби, с сомнением глядя на вино.

– Никаких возражений, – ответила Дейзи, протягивая Габби бокал. – Небольшой бокал вина никому не повредит. Может быть, даже пойдет тебе на пользу.

После того как Дейзи проявила такое великодушие, со стороны Габби было бы невежливо отказаться выпить с ней. В конце концов, эта женщина приютила Габби в своем доме и не настаивала на том, чтобы превратить ее в проститутку, хотя наверняка заплатила Майку за нее немалую сумму. С благодарной улыбкой Габби поднесла бокал к губам и отпила глоток. Вино было очень приятным, прохладным и терпким, и, прежде чем Габби это осознала, ее бокал уже опустел, хотя у Дейзи остался полным.

– Мне пора идти, милочка. Дела, понимаешь. Милли сейчас придет и приготовит ванну. – Оглядев маленькую фигурку Габби своим опытным взглядом, она продолжала: – Я тебе пришлю что-нибудь подходящее, в чем можно спать, и ароматическую настойку для ванны. Ты просто сиди и отдыхай. Милли о тебе позаботится. – Дейзи взяла полупустую бутылку и вышла из комнаты, а свой недопитый бокал оставила на столике.

Габби с довольным вздохом откинулась в кресле и закрыла глаза. Она чувствовала себя удивительно хорошо, ощутив невероятный приток энергии. У нее появилась надежда устроить свою жизнь самостоятельно. Она подумала о ребенке Филиппа, которого носила в себе, рассеянно провела ладонью по груди и с удивлением увидела, как затвердели ее соски, будто от ласки возлюбленного. Она застонала и сама удивилась этому стону. Если бы Габби могла увидеть себя со стороны, она бы пришла в ужас. Ее глаза чувственно блеснули, как при любовном свидании, влажные губы призывно открылись, и она облизала их розовым язычком. Под воздействием ее собственных пальцев все тело трепетало от предвкушения. В состоянии, похожем на транс, Габби взяла нетронутый бокал с вином, оставленный Дейзи, и жадно осушила его до дна.

16

Погруженный в печальные мысли, Филип небрежно разлегся в кресле, вытянув свои длинные ноги, с рюмкой бренди в руке и со скучающим видом, который скрывал его чувства. Он с холодным презрением разглядывал окружающую сцену, которую наблюдал уже два вечера подряд. Не желая возвращаться на корабль, потому что понимал, что не сможет удержаться и не приставать к Габби, он вместо этого предпочел веселую, непринужденную компанию девиц из заведения Дейзи Уилсон. Но даже в страстные минуты наедине с одной из самых умелых и красивых девушек Дейзи Филип не мог забыть фиалковых глаз и длинных белокурых волос, и это отравляло ему удовольствие.

Беременность Габби невольно поставила его в чрезвычайно затруднительное положение. Она знала, как сильно он мечтал о наследнике, и точно так же она знала, что невозможно определить, кто отец ребенка, которого она носит под сердцем. В глубине души Филип сознавал, что вероятность его отцовства такая же, как и у Дюваля. Как ни странно, Филип полностью отвергал возможность того, что Габби говорит правду и что она и Марсель не были любовниками. Но Филип знал, что он не дурак. По крайней мере, считать он умеет. Лишь если младенец родится через девять месяцев после того, как он занимался любовью с Габби в Новом Орлеане, Филип признает себя отцом.

Он выругался вполголоса и, сам того не желая, привлек внимание девиц, слонявшихся по гостиной. Филип надеялся хоть на время забыть Габби в объятиях посторонней женщины, а получалось, что он опять сходит с ума по той, которая ведет себя как шлюха, не лучше девиц из заведения Дейзи. Нет, возразил сам себе Филип, Габби не такая, как они. Она может отдаваться по любви, но никогда не стала бы продавать себя за деньги.

Филип обвел комнату жестким взглядом и остановился на элегантно одетой женщине с огненно-рыжими волосами, только что вошедшей. Он еще не спал с Дейзи, но знал, что она будет не прочь, если он захочет... может быть, сегодня ночью... Ему говорили, что Дейзи редко занимается этим, но ее глаза дали ему понять, что если он пожелает... Он услышал, что Дейзи что-то говорит гостям, и стал прислушиваться.

– Господа, – произнесла Дейзи громко и сразу же привлекла внимание всех мужчин в этой изящно обставленной гостиной. – Сегодня для вас приготовлен сюрприз. – Она сделала драматическую паузу и хитро улыбнулась, убедившись, что завладела вниманием клиентов. – Первый раз в истории нашего заведения здесь появилась настоящая француженка, женщина поразительной красоты. – В комнате наступила мертвая тишина. – Она молода и безупречна во всех отношениях и поэтому заслуживает более высокого вознаграждения. – С того момента, как Филип услышал слово «француженка», он насторожился.

– А где француженка? – спросил один из мужчин.

– Да, Дейзи, – сказал второй, – покажи нам товар. Я хочу знать, за что мы платим.

– Терпение! Терпение! – засмеялась Дейзи, довольная произведенным эффектом. – Каждый присутствующий здесь сможет увидеть ее, но только через смотровое окошко.

– В чем дело, Дейзи? – спросил немолодой мужчина респектабельного вида. – Твоя француженка считает, что она слишком хороша, чтобы быть вместе с твоими девицами?

Лихорадочно соображая, Дейзи ответила:

– Эта девушка из самого дорогого и шикарного парижского борделя, и ей известно много способов доставить удовольствие мужчине. Постепенно она удовлетворит всех вас, но сегодняшняя ночь будет особенной – только для одного. Она принимала даже особ королевской крови. – Дейзи расхваливала свой товар, нагромождая одну ложь на другую.

Клиенты были явно заинтригованы. Француженка прямо из парижского борделя! Таинственная женщина, слишком шикарная, чтобы находиться среди обычных проституток!

На этом месте Филип потерял интерес. Слово «француженка» не имело для него загадочного оттенка. У него самого на «Стремительном» находится самая красивая и обворожительная француженка, которую он никак не может изгнать из своих мыслей. Больше он не хочет иметь дела с француженками.

– За мной, мальчики, если хотите посмотреть, как моя французская кошечка принимает ванну, – таинственно произнесла Дейзи и повела гостей вверх по длинной лестнице. – Только не удивляйтесь и не смущайтесь, если увидите что-нибудь этакое.

Все присутствующие мужчины, кроме Филиппа, толпой двинулись за Дейзи, возбужденно переговариваясь.

Габби стояла и потягивалась. Ванна, наполненная горячей водой, выглядела заманчиво и восхитительно пахла жасмином. Одним движением скинув пеньюар, она забралась в ванну. Нежась в теплой воде, Габби почувствовала, что ей трудно вспомнить, где она и почему вообще сюда попала. Непонятно было и внезапно возникшее сладострастное желание.

Она прогнулась и провела руками по груди и почувствовала, как соски уперлись в ладони, твердые, пульсирующие. Скользнув к тугому животу и округлым бедрам, ее беспокойные пальцы проникли в самую сердцевину лона.

Габби вздрогнула, когда дверь отворилась и в комнату проскользнула Милли с чем-то воздушным и положила это на кровать. Милли бросила чуть ли не виноватый взгляд на обнаженную фигуру Габби и удалилась, оставив ее одну.

Как во сне, Габби взяла кусок душистого мыла и стала намыливать свое тело. Внезапно неудержимое желание заставило ее уронить мыло и провести чувственным движением руки по своему мокрому телу. Она ласкала себя в забытьи, тяжело дыша и постанывая. Ей отчаянно хотелось быть любимой, ощущать руки мужчины на своей разгоряченной коже, чувствовать его глубоко внутри себя. С широко раскрытыми глазами, с влажными губами, она лихорадочно работала руками, повинуясь своей насущной потребности.

За этой восхитительной сценой наблюдали по очереди несколько пар внимательных глаз, приникших к смотровому окну. Один за другим гости Дейзи проходили мимо окошечка, разглядывая с вожделением ничего не ведающую обольстительницу, чье сладострастное тело извивалось и трепетало от страсти.

– Черт возьми! – воскликнул один зритель, отходя от окошечка и хватаясь за выпуклость у себя между ног. – В жизни не видел ничего подобного!

– Горячая штучка! – воскликнул другой с горящими глазами.

– Господи! – ахнул совсем молоденький юноша. – Представляете, что она может сделать с мужчиной в постели. – В его глазах загорелось почти благоговейное восхищение.

После того как каждый постоял у смотрового отверстия, Дейзи повела их обратно вниз. Филип с усмешкой наблюдал, как клиенты Дейзи вернулись в гостиную, и на их лицах явственно читалось вожделение. Что бы там ни было, увиденное, очевидно, не оставило их равнодушными. Дейзи на минутку оставила взволнованных мужчин и подошла к Филиппу.

– Ну а вы, мистер Сент-Сир? – задорно спросила она. – Неужели вы настолько безразличны к красоте, что вам не хочется ею любоваться?

– Ваша французская шлюха меня не интересует, – холодно сказал Филип. – Мне вполне подойдет любая из ваших девушек. Или, – он сделал многозначительную паузу, – может быть, вы сами свободны?

Дейзи окинула Филиппа оценивающим взглядом и неожиданно хрипло рассмеялась. Она вынуждена была признать, что этот мужчина привлек ее с самого начала, появившись в ее доме две ночи назад. Его стройное мускулистое тело и холодное самообладание заинтриговали Дейзи с первого взгляда. Она редко сама обслуживала клиентов, но чутье ей говорило, что, если она пригласит Филиппа в свою постель, они оба получат несказанное удовольствие.

Филип угрожающе нахмурился, решив, что Дейзи смеется над ним. Он резко встал, собираясь уйти, но почувствовал руку на своем плече и, обернувшись, увидел, что глаза Дейзи сверкают обжигающим желтым огнем.

– Подожди, дорогой, не уходи, – заговорила она, и ее низкий, хрипловатый голос таил в себе обещание. – Я не над тобой смеялась, а над собой. В жизни не думала, что ухвачусь за возможность улечься в постель с одним из моих клиентов, но признаюсь, мне самой не терпится. Когда я разберусь с этим срочным делом, я сделаю так, чтоб ты не пожалел, что дождался меня. – И она прижалась к Филиппу, не оставляя сомнения в своем желании.

Филип лениво наблюдал, как Дейзи грациозно направилась к группе мужчин, вернувшихся вместе с ней в гостиную. Он не столько слышал, сколько наблюдал быструю торговлю между мадам и разгоряченными, нетерпеливыми мужчинами. По ослепительной улыбке Дейзи Филип понял, что соглашение достигнуто к обоюдному удовлетворению. Кивнув крупному мужчине, похожему на богатого торговца, Дейзи возвратилась к Филиппу. «Торговец» с довольным видом стал подниматься по лестнице.

– Смотри, чтоб она тебя не загоняла, Раф! – крикнул кто-то.

– Держу пари, что малютка-француженка знает, как работать ртом, – засмеялся другой, делая непристойный жест.

Филип вожделенно взглянул на Дейзи, надеясь, что ее пышные прелести и большой опыт в постели смогут достаточно отвлечь его ум и тело, чтобы прогнать беспокойные мысли о коварной распутнице с серебристыми волосами, чье миниатюрное тело сводило его с ума.

– Весьма прибыльный вечерок, – прошептала Дейзи, прильнув к Филиппу и глядя на него глазами, потемневшими от желания. У нее были причины быть довольной. Она только что получила за француженку Лизу самую высокую цену за всю историю публичного дома, и снадобье в вине подействовало намного сильнее, чем она надеялась. Дейзи предвкушала долгую ночь страсти в объятиях красавца.

Только когда вода в ванне остыла, Габби сообразила, что нужно вылезти и вытереться перед камином, чтобы унять дрожь. Ступив на пол, Габби взяла пушистое полотенце, оставленное Милли, и стала вытираться. Затем она медленно подошла к кровати и взяла тончайшую кружевную ночную рубашку. Этот наряд, присланный Дейзи, был абсолютно прозрачным, невероятно красивым, однако Габби не могла сосредоточиться даже на нем, ее занимало лишь собственное пульсирующее, трепещущее тело. Тяжело дыша от переполнявших ее чувств, она с трудом удерживала руки от прикосновения к своей измученной плоти.

– Боже мой!

Она стояла возле кровати, растерянная, не зная, что ей делать, и в этот момент дверь отворилась, и вошел высокий, крупный мужчина, чьи грубоватые, тяжеловесные черты лица контрастировали с богатой одеждой. – Месье? – спросила Габби с озадаченным видом.

– Настоящая француженка! – закричал он восхищенно. – Меня зовут Раф, мадемуазель. – Мы с вами прекрасно поладим, – добавил он, направляясь к девушке.

Желание с новой силой захлестнуло Габби, она перестала что-либо осознавать; в этот момент имело значение только стремление унять мучительное пульсирование ее лихорадочной плоти.

В одно мгновение Раф сдернул с Габби прозрачную ночную сорочку и накинулся на нее с неутомимой жаждой, действуя губами и руками. Поощрительные крики и стоны Габби сводили его с ума. Она, как безумная, стала срывать одежду с Рафа. Обнаженный Раф схватил Габби, бросил на кровать и придавил своим тяжелым телом.

Тело Габби пылало как никогда. Раф прикасался губами и руками к каждому изгибу ее тела, а она стонала и извивалась, достигая одного пика за другим, но оставалась неудовлетворенной. Несколько раз в бреду она произносила имя Филиппа. Когда он наконец вонзил свой набухший жезл в ее бархатистую плоть, она вскрикнула от боли при этом жестоком натиске, впилась в его спину ногтями, притягивая его голову к своим соскам. Когда ей казалось, что пламя вот-вот поглотит ее, Раф прекратил свои ритмичные движения и, тяжело дыша, отвалился.

– Ну что, француженка, понравился тебе старина Раф? – довольно засмеялся он, когда наконец отдышался. – У меня еще много чего такого есть.

Габби совсем не чувствовала удовлетворения.

– Еще! Пожалуйста, еще! – молила она удивленного и польщенного Рафа.

– Обязательно, киска. Только сначала покажи мне те штучки, которыми ты так славишься.

Габби непонимающе смотрела на него, а он встал на колени рядом с ней и, грубо притянув ее за волосы, уткнул ее лицо между расставленных ног. Она приняла его, не протестуя и с жадностью, жгучее желание лишало ее рассудка.

– Господи! – закричал Раф, содрогаясь от огромного удовольствия. – Господи Иисусе!

В соседней комнате Филип и Дейзи лежали, обнявшись, мокрые от пота. Дейзи оказалась очень страстной, и проворные пальцы Филиппа быстро довели ее до вершины блаженства. Ее же ласки и поглаживания, призванные воспламенить его, не смогли выполнить свою задачу. Однако Дейзи этого не замечала. Она слишком была захвачена собственным удовольствием. Через непродолжительное время Дейзи опять была готова, и Филип снова погрузился в нее. Внешне он выказывал такую же страсть, как и она, но чувства его были холодны.

Дейзи лежала довольная и обессиленная, а Филип дремал возле нее. Она ласково улыбалась ему, а он во сне бормотал по-французски, и она могла разобрать только одно имя «Габби». Кто или что такое Габби, Дейзи не знала. Ей только грустно было оттого, что Филип сказал: на следующий день он отплывает на Мартинику. Она вздохнула и подумала, не разбудить ли его, чтобы насладиться опять, и в это мгновение вспомнила про новую девушку Лизу в соседней комнате, и ей стало любопытно, как дела у нее с Рафом. Она встала с постели и подошла к смотровому отверстию.

Сквозь туман сна до Филиппа донеслись смех и восклицания Дейзи, и он нехотя открыл глаза, чтобы узнать причину этого веселья. Он увидел, что она прильнула к маленькому окошечку в стене.

– В чем дело, Дейзи? – спросил он сонно. – На что ты смотришь?

– Маленькая француженка чуть не проглотила Рафа живьем, а этот неуклюжий олух молотит малютку так, что она почти без чувств. Но самое удивительное, что она просит еще и еще. Никогда не видела ничего подобного, – повторяла Дейзи с уважением. – Никогда еще это так здорово не действовало.

– Что здорово подействовало? – спросил Филип, любопытство которого наконец было задето.

– А? Да ничего, голубчик, это я сама с собой разговариваю.

– Иди в постель, – позвал Филип.

Дейзи самой больше всего хотелось прижаться к сильному телу Филиппа, но парочка в соседней комнате приковала ее внимание.

– Он-то уж точно получил за свои денежки все по первому разряду. Надеюсь, он не вырвет у нее

волосы с корнем. До чего красивые волосы! Как светлый шелк.

В затуманенном сознании Филиппа вдруг как бы зазвонил колокольчик, и он начал внимательнее прислушиваться к Дейзи.

– Как, ты сказала, ее зовут? – вдруг спросил он.

– Говорит, что Лиза, но кто ее знает? Лиза Ла Фарж. Звучит вполне по-французски, – ответила Дейзи, пожимая плечами. – Боже мой! Гляньте, что она вытворяет со стариной Рафом! – И в этот момент Филип с проклятием вскочил с кровати с выражением ужаса на лице.

– Не может быть! – закричал он, когда Дейзи назвала фамилию девушки. – Я оставил ее на «Стремительном» в полной безопасности. Как она могла здесь оказаться?

Он грубо отодвинул Дейзи от смотрового отверстия и пристроился к нему сам. От увиденного у него кровь застыла в жилах. От гнева ему казалось, что мозг его взорвался.

– В чем дело, голубчик? – спросила Дейзи, внезапно испугавшись безумца, которого она привела в свою постель. – О чем ты говоришь? Тебе же с самого начала предлагали взглянуть на француженку, а ты сам отказался. – Она пододвинулась к Филиппу и прижалась к нему голой грудью, надеясь отвлечь его. После того спектакля, который она наблюдала в соседней комнате, ей захотелось проделать это с Филиппом. – Ну иди ко мне, – проговорила она низким, призывным голосом.

Но Филип не слышал и не ощущал Дейзи. То, что он видел, потрясло его и лишило дара речи. Вопреки всякой возможности француженка в постели вместе с типом, которого Дейзи назвала Рафом, оказалась Габби! Мужчина резкими толчками вдавливал в матрас ее нагое, мокрое от пота тело, и казалось, что он ее задушит. Но больше всего Филиппа потрясло лицо Габби. Ее глаза превратились в прищуренные похотливые щелочки, влажные губы были открытыми и жадными. Казалось, она почти полностью истощила мужчину – лицо его покраснело, пот лил ручьем, его ягодицы рывками поднимались и опускались, а безумная женщина все требовала еще и еще.

Наконец ужас этой сцены дошел до Филиппа, и он истошно заорал:

– Черт возьми! Что вы с ней сделали?!.

Дейзи изумилась реакции Филиппа. Какое ему дело до маленькой французской проститутки? В том, что девица проститутка, Дейзи не сомневалась. Ни на минуту она не поверила в сказочку про монастырь и про жестокого мужа. Уж что-что, а ловкость девушки в спальне полностью опровергала монастырское воспитание.

– А тебе-то что за дело, голубчик? – проворковала Дейзи самым обольстительным голосом, надеясь заманить Филиппа обратно в постель.

– Черт тебя побери, Дейзи! – крикнул Филип, обратив свою ярость на стоящую рядом женщину. – Там, рядом с эти маньяком, моя жена!

Одной рукой натягивая одежду, а другой схватив Дейзи за руку, Филип выбежал из комнаты, волоча за собой голую Дейзи.

– Твоя жена! – охнула Дейзи, сморщившись от железной хватки Филиппа. – Да нет! Не может быть! Это просто французская шлюха!

Не обращая внимания на Дейзи, Филип ворвался в соседнюю комнату, продолжая тащить за собой мадам. Стоны Габби разрывали ему сердце. Но когда Габби выкрикнула его имя, он совершенно обезумел.

Мужчина, навалившийся на Габби, был так поглощен извивающимся женским телом, что не услышал, как вбежали Филип и Дейзи.

– Меня зовут Раф, ты, маленькая шлюшка, – проворчал он, – и я ничуть не хуже твоего Филиппа, кто бы он ни был, но, дьявол меня побери, ты выжала меня досуха!

Внезапно его потное тело отделилось от кровати, полетело по комнате и грохнулось у голых ног Дейзи. Раф был слишком обессилен, чтобы ответить, и лишь изумленно охнул.

– Убирайся, ты, тварь! – закричал Филип, сжигаемый бешенством. – Убирайся, пока я тебя не убил.

Раф неуверенными движениями встал на ноги, подобрал разбросанную одежду и вышел.

Дейзи пыталась последовать за ним, но Филип снова схватил ее за запястье и подтащил к постели.

– Что ты ей дала? – гневно спросил он, показывая на Габби.

– Ничего! Ничего! – отвечала она, с каждой минутой все больше пугаясь. – Ты уверен, что это твоя жена?

– Это моя жена, – мрачно ответил Филип, – и я знаю, что ее одурманили, иначе ее бы здесь не было. Мне ничего не стоит убить женщину, так что давай, Дейзи, говори правду. – Его хватка стала сильнее, он заламывал руку Дейзи за спину, пока она не закричала от боли.

– Хорошо! Хорошо! Я скажу тебе, только, ради Бога, не ломай мне руку!

– Ради собственного блага изволь говорить правду! – Филип с трудом смог оторвать взгляд от Габби, которая металась в постели.

– Я просто дала ей возбуждающее средство, чтобы сделать ее более... сговорчивой.

Филип громко выругался:

– Черт тебя побери, сколько ты ей дала?

– Всего несколько капель в стакане вина. От этого вреда быть не может. Я много раз использовала это снадобье, и никогда не было вредных последствий... только...

– Только что? – Филип сильнее сжал руку Дейзи.

– Я... я никогда не видела, чтобы это подействовало так... – пробормотала Дейзи, морщась от боли.

– Ты оставила бутылку в ее комнате, когда ушла?

– Да нет же! Я взяла бутылку с собой. – Вдруг испуганное лицо Дейзи осветилось новой мыслью. – Мой бокал... – охнула она. – Я оставила у нее в комнате нетронутый бокал вина и... – Она замолчала и посмотрела на столик, на котором стояло два пустых бокала. Филип проследил за направлением ее взгляда, и ему без дальнейших объяснений стало понятно, что Габби выпила содержимое обоих бокалов.

– Если твое проклятое снадобье повредит ей или ребенку, я вернусь и убью тебя собственными руками, – пригрозил Филип.

– Ваша жена беременна? – ахнула Дейзи. – Откуда мне было знать? Она ничего не говорила о ребенке.

– А как вообще она оказалась в твоем доме? – спросил Филип, сжав руку Дейзи еще сильнее. Зная Габби, он был уверен, что она никогда бы не пришла добровольно в публичный дом.

– Мой друг спас Лизу... или как там ее зовут, от матроса по имени Большой Джейк, который чуть ее не изнасиловал, а потом этот друг привез ее ко мне.

– И она согласилась добровольно? – спросил Филип с явным недоверием. – Говори правду! – закричал он, увидев, что Дейзи колеблется. – Если я увижу, что ты лжешь, я пойду в полицию и заявлю, что ты похитила мою жену.

Дейзи ничего не оставалось, как рассказать Филиппу все, что она знала о Габби и о том, как она оказалась в борделе. Закончив рассказ, она подмигнула Филиппу и спросила с большим любопытством:

– Значит, это вы тот жестокий муж, от которого она убегает? Хотела бы я услышать эту историю, голубчик.

У Филиппа непроизвольно дернулся подбородок, и он с трудом сдержался, чтобы не поддаться искушению ударить мадам.

– Ее дважды опоили! – с тревогой воскликнул он. – Твой друг Майк одурманил ее, чтобы привезти сюда!

Дейзи отшатнулась от его обвиняющих слов.

– Но ведь в первую ночь ей дали только снотворное, – возразила она. – Неужели вы полагаете, что я хотела причинить ей вред? Ведь для меня это было значительное вложение денег.

– Но как же ребенок, которого она носит? Не может ли снотворное или это возбуждающее средство навредить ему? – спросил Филип, вне себя от беспокойства.

– Я не знаю, – нерешительно ответила Дейзи, – но я уверена, что с ней все будет в порядке, когда действие снадобья закончится. До сих пор это никому не приносило вреда.

– Клянусь Богом, будем надеяться, что ты права! – угрожающе произнес Филип так, что Дейзи вздрогнула от страха.

Внезапно гнев оставил Филиппа. Он отпустил Дейзи, взял на руки Габби, завернутую в атласную простыню, и стал баюкать ее, как маленького ребенка. Затем он завернул ее в одеяло и вынес из комнаты.

Как будто узнав руки Филиппа, Габби застонала и крепче прижалась к нему.

– Все в порядке, моя милая, – нежно прошептал он. – Никто и ничто больше не причинит тебе вреда. Я всегда буду о тебе заботиться. – Обернувшись к Дейзи, он сказал: – Прикажи подать свой экипаж к черному ходу. – Дейзи замешкалась, и Филип с силой подтолкнул ее: – Шевелись, ты, шлюха, шевелись!

Подхватив пеньюар Габби, Дейзи завернулась в него и побежала выполнять приказ. К тому времени, когда Филип со своей ношей дошел до задней двери, его поджидали карета и кучер. Вскоре они уже ехали в сторону порта.

Приказав капитану «Стремительного» взять курс на Мартинику, Филип отнес Габби в каюту и осторожно положил ее на кровать. Потом он приказал испуганному матросу Лавилю, который вертелся поблизости, принести горячей воды, йод и полотенца. Только когда Лавиль принес все это и удалился, Филип развернул Габби и тщательно осмотрел многочисленные укусы и царапины на ее обнаженном теле.

Громко проклиная Большого Джейка, Майка, Дейзи и Рафа, Филип осторожно обмыл и обработал каждую ранку, морщась от боли.

Все это время, пока Филип ухаживал за Габби, снадобье продолжало действовать на ее сознание и тело: она дергалась и отзывалась на его нежные прикосновения, все еще испытывая мучительное желание. Филип укрыл Габби, а сам придвинул стул и уселся рядом, чтобы наблюдать за ней, боясь возможного выкидыша.

Он, должно быть, задремал, потому что, проснувшись, внезапно увидел, что Габби сидит на кровати, расстроенная и с безумным взглядом. Казалось, что она его не узнает, хотя Габби постоянно повторяла его имя.

– В чем дело, милая, – спросил он с напряженным от беспокойства лицом. – Как я могу тебе помочь?

– Возьми меня! Пожалуйста, возьми меня! Я вся горю! – воскликнула она, хватаясь за него. – Почему ты заставляешь меня так страдать? Люби меня!

Ее губы дрожали. Глядя на нее, Филип страдал. Она понятия не имела, что делает, не осознавала себя, и Филип надеялся, что Габби не вспомнит, что произошло в заведении Дейзи, а он ей об этом никогда не расскажет.

Габби продолжала свои мольбы. Не в силах смотреть на нее безучастно, он сел на кровать, взял ее на руки и нежно поцеловал.

– Скорее! Скорее! – просила Габби, срывая одежду с Филиппа. Хотя он знал, что она все еще находится под воздействием возбуждающего снадобья, противиться он не мог. «Кроме того, – сказал он себе, – она явно испытывает мучения от неудовлетворенного желания, а кто лучше сможет утолить эту муку, если не я». По крайней мере, он возьмет ее нежно и с любовью в отличие от этого животного Рафа, который удовлетворял свою необузданную похоть.

Филип нежно ласкал Габби, и ему на минуту почудилось, что она узнала его. Ее остекленевший, безумный от вожделения взгляд сменился нежным, сияющим выражением. Даже исчезла ее дрожь, когда Филип медленно двигался внутри ее. Достигнув пика страсти, она наконец издала стон удовлетворения, как женщина, которая любит и любима.

Сразу после этого Габби блаженно свернулась калачиком в объятиях Филиппа и заснула глубоким сном. Филип долго смотрел на нее и наконец тоже забылся.

Он проснулся первым и наблюдал за безмятежным выражением лица спящей Габби, боясь шевельнуться и потревожить ее. Он вспоминал прошлую жизнь и свою ужасную несправедливость в отношении Сесили и Габби. Все, что произошло, было его виной. Он знал в глубине души, что после последней попытки Габби расстаться с ним он не может удерживать ее против воли, если не хочет, чтобы это повторилось. Он никогда с ней не разведется, но и не будет настаивать на том, чтобы она жила с ним.

Его полное пренебрежение чувствами и желаниями Габби, когда он держал ее на «Стремительном» фактически на правах пленницы, было во многом причиной испытаний, выпавших на долю Габби. Филип не мог себе этого простить. Даже теперь у него выступал холодный пот при мысли о том, как Раф осквернял это хрупкое тело, и он молил Бога, чтобы Габби ничего не вспомнила. Никогда в жизни он не расскажет ей о том, как ее унизили и оскорбили. Но разве сам он ее не унижал и не оскорблял? – подумал Филип виновато.

– Господи! Как ты смогла все это выдержать? – воскликнул он, снедаемый угрызениями совести, и прижал Габби к себе.

С глубокой тоской он вспоминал время, когда они оба были влюблены и счастливы, когда радостно ждали рождения ребенка. Их чувства по-прежнему были глубокими и сильными, но теперь к ним примешивалось недоверие. Возможно ли вновь обрести то, что они испытывали друг к другу?

Габби пошевелилась в объятиях Филиппа, медленно открыла глаза и в замешательстве огляделась вокруг.

– Боже мой! – воскликнула она горестно. – Почему у меня так страшно болит голова?

Она посмотрела на Филиппа с удивлением, вспоминая свой побег со «Стремительного», то, как она проснулась в заведении Дейзи Уилсон, но дальше память отказывалась ей служить. Ее мысли как бы кружились в черной пустоте, откуда выплывали лишь смутные обрывки туманных воспоминаний, слишком чудовищных, чтобы воспринимать их как реальность.

– Как ты разыскал меня? – спросила она наконец, почувствовав пристальный взгляд серых глаз Филиппа. – Разве Дейзи?..

Филип осторожно наблюдал за Габби и, убедившись, что она ничего не помнит о прошлой ночи, ответил:

– Один из моряков со «Стремительного» узнал тебя, когда тебя вносили в дом Дейзи, и предупредил меня. Когда я прибыл туда и объяснил, что я твой муж, Дейзи ничего не оставалось, как отдать тебя мне.

– Я... я ничего не помню, – со стоном сказала Габби. – Ты уверен, что все было так? – Габби осторожно пошевелила руками и ногами, удивляясь тому, что у нее все болит. – А мой ребенок! – Это был не вопрос, а крик отчаяния, и она дотронулась руками до живота.

– Все в порядке, малышка, – ответил Филип. – Ребенок в безопасности. Ты не помнишь, как Дейзи дала тебе снотворного?

Габби вздохнула с облегчением, и все было ничего, пока она не увидела, что вся в синяках, царапинах и укусах. Даже кожа на голове болела, как будто кто-то таскал ее за волосы.

– Что ты сделал со мной, Филип? – закричала она гневно. – Почему ты воспользовался мной, когда я была без сознания и не могла защитить себя? Если из-за твоей жестокости я потеряю ребенка, я тебе никогда этого не прощу!

Филип побледнел. До этой секунды он не задумывался, что скажет Габби, когда она увидит синяки, оставленные Рафом. Раз Филип не хочет, чтобы Габби узнала, что произошло на самом деле – а он поклялся себе никогда не открывать ей правду, – ему ничего не оставалось, как принять вину на себя.

– Твой ребенок в безопасности, – заверил ее Филип. – А насчет того, чтобы причинить тебе боль, я... я... – Он не знал, что сказать.

– Не оправдывайся, Филип! – закричала Габби в гневе. – Достаточно взглянуть на меня, чтобы увидеть, как жестоко ты со мной обошелся! – Только теперь она сообразила, что все еще лежит в его объятиях, и отодвинулась, бросив на него взгляд, полный отвращения. Чтобы скрыть бушевавшие в нем чувства, он встал с постели и начал одеваться.

Габби тоже попыталась встать, но немедленно откинулась назад, застонала и обхватила голову руками. Филип тотчас оказался подле нее.

– Ложись, малышка, – сказал он мягко, – отдохни. Я не буду тебя беспокоить. – Он заботливо взбил ей подушки, но Габби наблюдала за ним настороженно. Только когда он вышел из комнаты, она расслабилась и поддалась дурноте, которую ощущала во всем теле.

Габби была в постели, когда Филип принес завтрак. Ее фиалковые глаза светились на изможденном лице, она лежала дрожащая, больная и несчастная. Филип понимал, что риск потерять ребенка велик. Ему ничего не оставалось, как держать ее в постели и заботиться о ней.

– Я принес тебе завтрак, дорогая, – сказал он бодрым голосом и подал ей поднос.

– Я... я не могу есть, – ответила Габби слабым голосом.

– Ты должна, – уговаривал Филип, – если не ради себя, то ради ребенка.

Его ласковые слова не могли успокоить Габби. «Почему он вдруг стал таким добрым и заботливым? – печально спрашивала она себя. – Уж не изобрел ли он новый способ наказания?» Она настороженно смотрела, как он взял ложечку и стал кормить ее, как ребенка. Габби была так поражена его непривычной добротой, что непроизвольно открывала рот. Когда почти вся еда была съедена и Габби заявила, что больше не может проглотить ни кусочка, Филип отставил поднос и несколько минут смотрел на нее молча. Наконец он заговорил:

– Габби, не знаю, заметила ли ты, но «Стремительный» уже в открытом море. Мы отплыли из Норфолка вчера вечером. – Габби молчала. – Наш порт назначения – Мартиника. Я... я считаю, что тебя нужно показать врачу. Лучше всего тебе будет на Мартинике.

– Почему ты об этом беспокоишься, Филип? Ведь ребенок ничего для тебя не значит?

– Ты все еще моя жена, – слабым голосом ответил Филип. – Когда мы прибудем на Мартинику, ты вольна поступать как хочешь. Я... я не буду заставлять тебя возвращаться в Бельфонтен со мной или возобновлять супружеские отношения. Захочешь ты быть мне настоящей женой или нет, будет зависеть только от тебя.

– Ты собираешься развестись со мной, Филип? – спросила Габби.

– Нет! – пылко возразил Филип. Потом уже тише: – Я никогда не соглашусь на развод.

– Тогда что ты имеешь в виду? Я не понимаю, Филип. Какую новую жестокость ты замыслил?

– Я много размышлял с тех пор, как отыскал тебя у Дейзи Уилсон, и пришел к выводу, что, если я заставлю тебя вернуться в Бельфонтен и жить с собой, мы вновь начнем воевать. И тому две причины: первая – этот ребенок постоянно будет вставать между нами. А вторая – я совершенно уверен, что не смогу находиться с тобой в одном доме и не заниматься с тобой любовью. Ты слишком обольстительна, чтобы я мог оставить тебя в покое. – Он замолчал и прокашлялся, как будто ему больно было говорить дальше.

Габби слушала внимательно, но не могла поверить словам мужа и в то же время боялась спросить, как он намеревается освободить ее. Все время, пока он говорил, его лицо оставалось непроницаемым, взгляд неподвижным, и только чуть подрагивала левая щека, выдавая волнение.

– Когда мы прибудем на Мартинику, – продолжал Филип, как будто прочитав ее мысли, – ты сможешь выбирать, где и как ты будешь жить. Ты можешь вернуться со мной в Бельфонтен и быть мне женой, можешь остаться в моем городском доме в Сен-Пьере или... или... уйти к Дювалю, если ты этого действительно хочешь. Я не буду тебе препятствовать.

Габби была ошеломлена. Неужели Филип действительно говорит серьезно? Неужели он действительно позволит ей открыто жить с Марселем, не давая развода? По понятным причинам жить с Филиппом в Бельфонтене она не может. В городском доме, где до нее в любой момент могут добраться Филип или Амали, ей тоже жить не хочется. Она должна думать о будущем ребенке Филиппа; охранять его от Амали и от самого Филиппа. Габби чувствовала, что Марсель с радостью примет ее и даже будет любить ее ребенка. Но хочется ли ей этого? В конце концов Марсель не ограничится дружбой, и в данных обстоятельствах его ожидания будут вполне оправданными. Габби знала, что Марсель влюблен в нее. Как долго влюбленный мужчина сможет удовлетворяться целомудренными поцелуями и братскими объятиями? После рождения ребенка Марсель захочет стать ее любовником, и из чувства благодарности Габби не сможет отказать ему. Может быть, размышляла Габби, может быть, когда-нибудь она сможет полюбить его так, как когда-то любила Филиппа.

Филип сквозь полуприкрытые веки наблюдал за Габби, которая, размышляя, пыталась определить свое будущее.

Наконец Габби устремила на него свои фиалковые глаза, их взгляд проникал в его душу. Прежде чем принять окончательное решение, Габби хотела объясниться с ним относительно его отцовства.

– Если я вернусь в Бельфонтен твоей женой, хватит ли у тебя сердца признать и любить этого ребенка как своего?

Длинные, пушистые ресницы были опущены. Габби, затаив дыхание, ждала слов Филиппа, его ответ мог изменить всю ее жизнь.

– Да простит меня Господь, не могу! – закричал Филип, задыхаясь.

– Я вынашиваю твоего ребенка, Филип, – тихо и печально сказала Габби. – Иначе и быть не могло. Ты отец этого ребенка, так же как и того младенца, которого мы потеряли. До тех пор, пока ты считаешь, что я тебе изменяла, я не могу вернуться с тобой в Бельфонтен и жить как твоя жена.

– Значит, поедешь к Дювалю, – печально проговорил Филип.

До этого самого момента Габби вовсе не была уверена, что пойдет к Марселю. Но неумолимое и мрачное выражение лица Филиппа решило за нее.

– Если Марсель согласится принять меня, я поеду к нему, – сказала она, отводя взгляд от лица мужа.

– Ну разумеется, он тебя примет, – сказал Филип едко. – Как же он может тебя не принять, ведь ребенку нужен отец, правда, малышка?

Габби лишь молча взглянула на него. Неужели это тот самый мужчина, который клялся, что никогда ее не отпустит? Его жестокие слова подкрепили ее решимость принять предложенную свободу и устроить собственную жизнь и жизнь ребенка.

– Пусть будет так, – произнесла она еле слышно.

– Прежде чем я позволю тебе идти своей дорогой, – продолжал Филип с каменным лицом, – я попрошу у тебя только две вещи. – По-прежнему недоверчивая, Габби не отвечала и угрюмо смотрела на него. – Первое: как только мы приедем на Мартинику, я настаиваю, чтобы тебя осмотрел доктор Рено. – Габби не возразила, и он продолжал: – И второе: пока мы с тобой женаты, я буду продолжать содержать тебя. Я дам распоряжения своему банку, чтобы ты могла брать оттуда деньги, когда тебе понадобится. Я не позволю Дювалю содержать мою жену.

Его предложение было ей по душе. Она не имела ничего против визита к доктору Рено, а что касается ее содержания, это было совершенно справедливо. Она станет меньше зависеть от Марселя, и ребенок Филиппа ни в чем не будет нуждаться. Я согласна, Филип, – сказала она устало, удивленная, с какой легкостью досталась ей свобода.

– Тогда нам больше нечего обсуждать, дорогая. Возможно, мы не увидимся до конца путешествия. Матрос Лавиль будет выполнять все твои поручения. Я хочу только, чтобы ты отдохнула, восстановила силы и... и... – Он не смог продолжать. Резко повернувшись, он вышел из каюты. Габби посмотрела ему вслед, обиженная, растерянная, смущенная, и почему-то почувствовала себя покинутой.

Верный своему слову, Филип не пытался увидеться с Габби в последующие недели. Она понятия не имела, где он спал, и ей это было безразлично. По крайней мере, он не мучил ее, как раньше, постоянными занятиями любовью и не требовал больше, чем она могла ему дать. Она последовала его совету – проводила долгие часы в постели, восстанавливая силы во время этого однообразного путешествия, и ела очень много, так что даже матрос Лавиль, хлопотавший вокруг нее, был доволен.

Чем дальше на юг, тем становилось теплее, и Габби стала выходить на палубу, чтобы подышать свежим воздухом и поменять обстановку. Прогуливаясь по палубе, она иногда чувствовала, что за ней наблюдают, и, когда оборачивалась, ловила взгляд Филиппа, пристальный и загадочный. Он кивал ей издали, здороваясь, и тут же отворачивался.

Так проходили дни за днями. Хотя Габби много спала, ела и гуляла, она оставалась по-прежнему худой. Она не была больна, но ощущала себя как-то странно – как будто что-то подрывало ее внутренние силы. Ее не только мучила тревога, что с ней и ребенком не все в порядке, но помимо того она ощущала безотчетное чувство тревоги, как будто жизнь ее была лишена света.

В последнюю ночь плавания Габби решила лечь в постель сразу после ужина. Она хотела пораньше встать утром, чтобы увидеть, как покажется вулкан Монтань-Пеле и белые песчаные пляжи Мартиники. Габби уже считала Мартинику своим домом и радовалась, что возвращается.

Она рассеянно начала готовиться ко сну. Вздохнув, она сняла через голову сорочку и рассматривала в зеркале на ночном столике свой слегка округлившийся живот, прикидывая, как она будет выглядеть через несколько месяцев.

Внезапно дверь отворилась, и вошел Филип. Увидев такую сокровенную сцену, он смутился, так же как и Габби. Вид ее тела заворожил его.

– Прелестно, дорогая, – протянул он лениво, и в его глазах появился огонек желания.

– Филип! Что ты здесь делаешь? – ахнула Габби и лихорадочно заметалась по маленькой каюте в поисках халата.

– Я пришел собрать свои вещи, – сказал он хриплым от желания голосом, – но когда я увидел тебя... Боже мой, я всего лишь человек!

Габби попятилась под его взглядом, обжигаемая страстью, которую источало его тело. Она бессознательно прикрыла свой живот, как бы защищая дитя от его вожделения. Он мгновенно очутился рядом с ней и обнял ее.

– Габби, дорогая, я так хочу тебя. Позволь мне любить тебя в последний раз.

В ушах Габби его призыв раздался как вопль утопающего. Это был уже не тот человек, который безжалостно, раз за разом, брал ее силой, унижал и оскорблял. Этот незнакомец вел себя так, как будто она действительно была нужна ему. «Что за коварство он замыслил на этот раз?» – подумала она, но при этом испытывая невольное желание.

Филип больше не медлил, а, подойдя к Габби, поднял ее на руки и отнес на кровать. Затем торопливо сбросил с себя одежду. Через несколько секунд его губы впились в ее губы необузданно и вместе с тем нежно. Его язык следовал за нежным изгибом ее губ, как бы стараясь запомнить их очертания, а потом проник в ее сладостный рот. Она почувствовала его жажду и была захвачена ею, а потом ощутила ответную жажду внутри себя. Она напряглась, когда он целовал ее затвердевшие соски, а руки осторожно, любовно гладили выпуклость, ее живота. Габби чувствовала, как его восставшая плоть уперлась в нее, и она застонала от восторга, когда приятная теплота разлилась по ее телу вместе с волной страсти.

– Сейчас, моя милая, сейчас, – шептал ей Филип. – Хочу ласкать каждый дюйм твоего тела.

И он делал это. Ни один дюйм ее тела не остался без его внимания. Хотя она была готова принять его, Филип не желал спешить. Когда он находил особенно чувствительное место, Габби вскрикивала и стонала, но он продолжал свои ласки. Потом его губы впились туда, куда он стремился, и Габби выгнулась ему навстречу, прижимая его к себе, обвивая ногами, пока он дразнил, смаковал, вкушал своим голодным языком ее медовую сладость.

– Давай, Филип! – крикнула Габби, не помня себя.

Подгоняемый ее словами, Филип погрузился в ее бархатистую влагу, опасаясь причинить ей боль и в то же время не в силах больше сдерживаться. К его удивлению, Габби плотно прижалась к нему, ошеломив его страстью, которую он разбудил в ней.

Габби хотела его целиком, и как бы для того, чтобы доказать это, она обвила руками и ногами его тело, крепко сжимая его. Утопая в мягких изгибах ее тела, Филип совершал медленные движения, наслаждаясь ее желанной плотью. У Габби кровь вскипела, потоки расплавленной лавы текли по ее жилам, и она прижимала Филиппа все крепче. Почувствовав ее страсть, Филип погружался глубже и глубже в ее медовую бархатистость. Наконец их стоны слились в один...

Лежа рядом и тяжело дыша, они медленно спускались с вершины страсти, на которой только что побывали вместе. Когда Филип заговорил, его голос звучал печально:

– Подходящее прощание, моя дорогая. Я его никогда не забуду.

Тяжело вздохнув, Габби подумала, что их прощание ясно показало, что ее любовь к Филиппу не окончательно умерла... и тем не менее было слишком поздно... слишком поздно.

Услышав ее вздох, Филип испытал запоздалое чувство вины и угрызений совести, решив, что он опять воспользовался положением, чтобы утолить свое вожделение, свою потребность в ней, которая будет мучить его всю оставшуюся жизнь. Поэтому, чтобы больше не огорчать Габби, он осторожно поднялся с кровати и стал одеваться.

– Я буду сопровождать тебя на берег, когда мы пристанем, – сказал Филип, застегивая пуговицы своей рубашки из тонкого полотна и стараясь не смотреть на ее восхитительное тело, столь желанное, несмотря на беременность.

– А зачем? Все равно все скоро узнают, что мы расстались.

– Может быть, и нет, – загадочно произнес Филип.

Одевшись, Филип наконец набрался смелости взглянуть Габби в глаза. Ему хотелось опять заняться с ней любовью и силой вытравить из ее мыслей и чувств образ Дюваля. Но тут его взгляд упал на округлый живот Габби, и он ожесточился. По всем законам, божеским и человеческим, это должен был быть его ребенок, а не ребенок Дюваля. Его рука непроизвольно потянулась к ее округлости. Габби вздрогнула, ожидая, что он скажет. Филип с проклятием отвернулся и выскочил из каюты.

На следующее утро, когда Габби вышла из каюты с бледным, осунувшимся лицом, Филип ждал ее на палубе. С показной невозмутимостью, которая противоречила его подлинным чувствам, он подал ей руку и помог спуститься по трапу.

Габби сразу же захватили звуки и краски острова. Она жадно всматривалась в открывающиеся взору красоты, не заметив, что Филип уже нанял экипаж. Он подал ей руку, приглашая садиться.

– Куда мы едем, Филип? – спросила она. – Ты, кажется, говорил...

– Успокойся, Габби, ты скоро увидишь своего ненаглядного Марселя. Но сначала мы поедем к доктору Рено. Я могу задержаться в Сен-Пьере только на несколько дней, прежде чем поеду на плантацию.

Доктор Рено закончил осмотр и вышел побеседовать с Филиппом, пока Габби одевалась.

– Как моя жена, доктор? – спросил Филип с серьезным и озабоченным видом. – Мне она кажется более хрупкой, чем во время предыдущей беременности.

– Я не могу этого понять, месье Сент-Сир, – начал доктор, качая седовласой головой. – Физически с вашей женой все в порядке, и тем не менее... ваше предположение правильно. Что-то неуловимое подтачивает ее здоровье. Если мы хотим, чтобы она благополучно родила, мы должны внимательно следить за ней.

– Этого я и боялся, – пробормотал Филип. – Доктор, во время беременности моей жены произошли осложнения, о которых вам неизвестно. – Он помолчал, решая, насколько он может от крыть правду доброму доктору. – То, что я вам расскажу, должно остаться между нами.

– У меня нет привычки обсуждать с кем-либо моих пациентов, – обиженно сказал доктор Рено.

– Я не сомневаюсь в вашей порядочности, – поспешно заверил его Филип. – Позвольте мне объяснить. Когда «Стремительный» стоял в Норфолке, моя жена решилась в одиночку отправиться на берег, хотя я ей это запретил. Она заблудилась, к ней привязался простой моряк, который чуть ее не изнасиловал. В довершение всего ее спас человек, поставлявший живой товар для борделя, ей дали снотворное, чтобы перевезти туда, а позднее двойную дозу возбуждающего средства, чтобы подчинить ее своей воле.

– Черт побери! – воскликнул доктор с гневом и отвращением.

– К счастью, – ровным голосом солгал Филип, – я разыскал ее, прежде чем ей был причинен какой-либо вред, и привез обратно на корабль.

– Бедное дитя! Какое потрясение для ее организма, особенно в ее деликатном положении, – причитал добрый доктор, мысленно перебирая названия возбуждающих средств, которые могли подсыпать Габби в публичном доме.

– Доктор! – сказал Филип, понизив голос. – Моя жена не помнит о выпавшем ей испытании, и я предпочитаю, чтоб так было и дальше.

– Это очень разумно, – согласился доктор Рено, кивнув. Про себя он решил, что ему не все сказали, что в Норфолке с мадам Сент-Сир случилось нечто худшее.

– Я прежде всего беспокоюсь о здоровье Габби и ребенка. Возможно ли, что плод пострадал из-за снадобий, что дали моей жене?

– Друг мой! – ответил доктор. – Я не знаю, какое именно средство выпила ваша жена, поэтому трудно предсказать, что может случиться. Нам остается ждать, наблюдать и молиться. Конечно, в свете того, что вы мне только что рассказали, я буду настаивать, чтобы ваша жена осталась в Сен-Пьере под моим наблюдением. Бельфонтен слишком удаленное место.

– Я тоже так считаю, доктор, – быстро согласился Филип. – Но, к сожалению, я не смогу остаться в Сен-Пьере. Мне необходимо вернуться на плантацию.

– При данных обстоятельствах я не считаю правильным, если мадам Сент-Сир останется в вашем городском доме одна со слугами.

– Я так и полагал, доктор, – кивнул Филип. – Вот почему я договорился, что мой... друг... Марсель Дюваль будет заботиться о Габби. Он почти все время живет в Сен-Пьере, а его великолепный управляющий вполне справляется с ведением дел в Ле Шато. Габби будет жить в его городском доме, под его покровительством, пока не родится ребенок. – Филип не мог не заметить встревоженного вида доктора.

– Э... ведь это довольно необычно, месье Сент-Сир? Несомненно, такая... договоренность возбудит много сплетен.

– Я уверен, что вы не позволите распространиться таким слухам, доктор, – сказал Филип, и его глаза превратились в щелочки. – Моя жена остается в Сен-Пьере по вашей рекомендации, и место ее проживания выбрано с моего полного одобрения. Зная это, вам не трудно будет опровергнуть злонамеренные слухи, порочащие ее репутацию.

– Можете быть уверены, друг мой, – сказал доктор и приосанился, – в моем присутствии не будет произнесено ни одного слова против вашей прелестной жены. Ей слишком много пришлось вынести, чтобы теперь еще стать жертвой досужих сплетников. И я уверен, что Дюваль с честью выполнит свои обязательства по отношению к такому другу, как вы.

Филип вздохнул. Он, как мог, разрядил сомнительную ситуацию. Он считал, что хотя бы это обязан был сделать для нее. Доктор Рено позаботится о ее здоровье и репутации, по крайней мере, пока не родится ребенок. Внезапно он вспомнил, что не задал самый важный вопрос.

– А когда родится ребенок, доктор?

– Трудно предсказать дату с точностью, но, судя по моим подсчетам, вы станете отцом в конце августа или в первой половине сентября.

Быстро произведя в уме вычисления, Филип решил, что он может быть отцом, только если ребенок родится после первого сентября. Любой более ранний срок рождения покажет, что, как он и подозревал, отцом ребенка является Марсель.

В этот момент в комнату вошла Габби, усталая и встревоженная.

– Ну, доктор, – спросила она, – довольны ли вы моим здоровьем?

– Я не нахожу ничего такого, мадам Сент-Сир, что не может поправить обильная пища и мягкий климат Мартиники, – ответил доктор с наигранной бодростью.

– А мне почему-то кажется, – сказала Габби тихим голосом, избегая встречаться глазами с Филиппом, – что эта моя беременность идет не совсем так, как надо. – Филип дернулся, расслышав обвиняющие нотки в голосе Габби.

– Глупости, моя милая. Вы действительно чересчур худенькая, но ребенок развивается нормально. Тем не менее ради вашей безопасности вам лучше остаться в Сен-Пьере, где я смогу постоянно за вами наблюдать, и ваш муж вполне с этим согласен.

Габби искоса посмотрела на Филиппа и хотела что-то сказать, но Филип не дал ей времени задать вопрос. Он немедленно поднялся, поблагодарил доктора, взял Габби за руку повелительным жестом и вывел ее из приемной.

– Ты сказал доктору? – спросила Габби, как только они вышли на улицу.

– Что сказал, дорогая?

– Насчет того, что мы расстались. Он же все равно узнает раньше или позже.

– Не совсем, – чуть виновато ответил Филип. – Я сказал ему, что не могу остаться в Сен-Пьере с тобой, пертому что у меня срочные дела в Бельфонтене, и что мой добрый друг Марсель Дюваль пригласил тебя пожить в его доме до рождения ребенка.

Габби поразили слова Филиппа.

– Почему? Зачем ты это сделал?

– Чтобы защитить тебя от клеветы, – сказал он холодно. – Мне не все равно, что о тебе скажут, даже если тебе все безразлично.

Габби пытливо вглядывалась в него, но лицо Филиппа было непроницаемым. Наконец она поняла.

– Ты беспокоишься только о себе! Ты просто не хочешь, чтобы трепали твое имя.

– Ну если ты так считаешь... – сухо отозвался он и подсадил ее в наемный экипаж.

Усадив Габби, Филип закрыл дверцу кареты и сказал:

– Я не поеду с тобой в дом Дюваля, так что можем попрощаться теперь. Имей в виду: если я тебе буду нужен, я пробуду в городском доме еще два дня. Я дал указания доставить тебе твои сундуки. Если тебе что-нибудь понадобится с плантации, я тебе вышлю. Может быть, детское приданое, которое ты приготовила для нашего ребенка?

Лицо Габби покрылось смертельной бледностью.

– Я тебе сообщу, – пробормотала она, пораженная явным бессердечием Филиппа. – Прощай, Филип, – прошептала она печально. – Да хранит тебя Господь.

При этих прощальных словах лицо Филиппа смягчилось, серые глаза затуманились. Против своей воли он потянулся к ней, притянул ее к окну и поцеловал в губы, нежно, ласково, с тоской. Поцелуй становился все более глубоким, долгим, а потом Филип отпустил ее.

– Прощай, милая! – сказал он, быстро отойдя, а Габби была в смятении от чувства, которое

сквозило в его поцелуе.

– Прощай, Филип! – прошептала она в пустоту кареты с тяжестью в сердце.

17

Габби взялась за дверной молоток у парадного входа в дом Марселя и застыла, обуреваемая противоречивыми чувствами. Она сознавала, что, как только окажется в доме Марселя, все надежды на примирение с Филиппом исчезнут. Но, с другой стороны, разве сам Филип не отказался признать собственного ребенка? Нет, подумала Габби, решительно вздернув подбородок, Филип не заслуживает сына или дочери, которых ей суждено родить. Приняв решение, она твердо сжала бронзовый молоточек, собираясь возвестить о своем прибытии. Но прежде чем она постучала, у нее за спиной раздался знакомый голос.

– Габби, дорогая! Неужели это вы? Я был вне себя от беспокойства с тех пор, как Сент-Сир похитил вас из Нового Орлеана.

Габби обернулась и увидела, как Марсель входит в калитку с радостью на лице.

– Марсель! – всхлипнула Габби, вдруг почувствовав, как она счастлива его видеть.

– Где же вы были, дорогая? – спросил Марсель, вглядываясь в ее бледное лицо. То, что он прочитал в ее глазах, заставило его потрясенно ахнуть, и он обнял ее и привлек к себе. – Что он сделал вам, Габби? Если что-нибудь плохое – я убью его! – заявил Марсель с холодным бешенством.

Темные круги под глазами Габби подчеркивали необычный цвет ее глаз. Ее кожа была прозрачна, как тончайший фарфор. Все это Марсель заметил с растущей тревогой.

Внезапно Габби поняла, что больше не выдержит. Лицо Марселя начало расплываться, и она медленно стала оседать на землю, лишившись чувств.

Марсель вне себя от беспокойства и любви, подхватил Габби и понес ее невесомое тело в дом, где осторожно положил на кушетку и велел своей домоправительнице Тилди принести холодной воды и чистые полотенца. Потом он расстегнул тугой корсаж платья Габби, начиная от высокого ворота и до талии, где он на секунду замешкался, впервые обратив внимание на располневшую талию и слегка округлившийся живот. Он заскрежетал зубами от ярости, но продолжал ухаживать за Габби, пока не появилась Тилди с водой и полотенцами.

Марсель отпустил домоправительницу и сам бережно обтирал влажной тканью лицо и шею Габби, пока она не пришла в себя. Ее ресницы затрепетали.

– Габби, милая, – нежно произнес Марсель, – что он с вами сделал?

Габби пыталась сказать что-то, но Марсель приложил палец к губам.

– Ничего не говорите, пока к вам не вернутся силы, моя милая. Я немедленно пошлю за доктором.

– Нет, Марсель! – воскликнула Габби, пытаясь подняться. – Я только что из кабинета доктора Рено.

– Вы уже были у врача?

– Да. Филип настоял на том, чтобы проводить меня к нему, как только мы причалили. Это из-за... из-за моего положения, – сказала Габби стыдливо. Ее щеки порозовели, и это был первый румянец с того момента, как Марсель встретил ее на пороге своего дома.

– Филип знает, что вы ждете от него ребенка? – спросил Марсель изумленно. Он не понимал, почему Габби здесь. Не станет же Сент-Сир отпускать ее от себя теперь, когда она носит его наследника?

– Филип прекрасно знает, что я беременна, – прошептала Габби еле слышным голосом. – Только... только... Ох, Марсель, – заплакала Габби. – Он не хочет верить, что это его ребенок!

– Черт возьми, какой болван! А кто, по его мнению, отец?

Габби подняла на него заплаканные глаза, и Марсель был потрясен болью и страданием, которые отражались в их фиолетовых глубинах. Еще до того, как она заговорила, он уже знал ответ. Ее слова только подтвердили его.

– Он думает, что мы с вами были любовника ми и что я зачала от вас ребенка до того, как покинула Мартинику на «Южной звезде».

– Если бы это было так, я был бы счастливейшим из смертных, моя милая, – ласково сказал Марсель. И никогда в жизни он не был столь серьезен. Он был бы счастлив, если бы Габби родила ему ребенка. Неожиданно его лицо напряглось, кулаки сжались, а глаза превратились в холодные изумруды.

– Ну и что этот осел сделал с вами, когда решил, что ребенок, которого вы ждете, не от него? Он избил вас? Морил вас голодом? По вашему виду можно Бог знает что подумать. Он принуждал вас силой? Расскажите мне, Габби, расскажите мне все, – говорил Марсель, стиснув зубы. – Чем раньше я узнаю правду, тем раньше я смогу послать ему вызов и убить его. Как только я сделаю вас вдовой, мы сможем обвенчаться.

– Марсель, прошу вас, выслушайте меня, – просила Габби. По какой-то непонятной причине ей не хотелось гибели Филиппа. – Как только я узнала, что жду ребенка, я рассказала Филиппу и думала, что он обрадуется. Его реакция ошеломила меня. Он отказывался поверить, что я хранила ему верность.

– Проклятый идиот! – выругался Марсель. – Именно тогда он стал вас тиранить?

Габби вспомнила Норфолк и вздрогнула.

– Напротив, – произнесла она медленно, – до этого я была на «Стремительном» на положении пленницы. Филип отобрал мою одежду и принуждал меня к любви. Мне кажется, он решил либо подчинить мою волю, либо... либо убить меня.

– Теперь я точно знаю, что не могу позволить ему жить! – прорычал Марсель. – Какие страдания вам пришлось вынести!

– Но вы знаете, Марсель, после Норфолка он переменился. Но только тогда, когда я еще раз попыталась убежать от него. Я не могла остаться с ним и позволить ему обращаться с собственным ребенком как с незаконнорожденным. Поэтому я сбежала с корабля, пока Филип был на берегу. Только... только...

– Что, моя дорогая? – Но, увидев расстроенное лицо Габби, Марсель добавил: – Если не хотите, не рассказывайте.

– Все, что произошло в Норфолке, для меня по-прежнему в каком-то тумане. Я предпочла бы сейчас об этом не говорить.

– Конечно, дорогая. Я не буду вас утомлять. Успокоенная деликатным отношением Марселя, Габби продолжала:

– Излишне говорить, что Филип отыскал меня и вернул на корабль. По какой-то неясной причине я была больна и до сих пор не вполне поправилась.

– А вы уверены, что Сент-Сир не причинил вам никакого вреда? Может быть, он оставил вас без помощи, когда вы были больны? – спросил Марсель резко, представив себе Габби, больную и беспомощную, перед гневом Филиппа.

– Нет! – возразила Габби, которая вспомнила синяки на своем теле, нанесенные, когда она была без чувств, но решила не раскрывать Марселю всю глубину жестокости Филиппа. – Когда я болела, Филип был нежным и заботливым.

– Трудно в это поверить! – усмехнулся Марсель.

– Это правда, Марсель, хотя мне самой было трудно поверить в это в свое время. Именно тогда он объявил мне, что не будет препятствовать мне, если я захочу уйти от него.

– Филип так сказал? – Лицо Марселя выражало крайнюю недоверчивость. – А он не говорил, что собирается дать вам развод?

– Нет! Он ясно дал понять, что никогда не согласится на развод, что если я решу... жить с вами, то это будет без развода.

– И вы тем не менее выбрали меня, моя милая? – закричал Марсель и обнял ее со слезами на глазах. – Вы никогда не пожалеете о своем решении, обещаю вам. Я всегда буду любить и охранять вас.

– Подождите, Марсель! – воскликнула Габби, высвобождаясь из его объятий. – Вы должны кое-что понять. Я не могу сейчас думать о том, что будет после рождения ребенка. Я не даю никаких обещаний насчет нашей будущей жизни.

– Я говорю тебе «ты», моя дорогая Габби. Твой ребенок теперь мой ребенок по тому праву, что отец от него отказался, – твердо сказал Марсель. – А когда родится наш ребенок, я отвезу тебя во Францию и лично подам судебное прошение о разводе.

– Вы готовы даже на это ради меня?

– Ради нас, моя дорогая, ради нас. Разве ты не знаешь? Неужели ты не догадываешься? Я люблю тебя, люблю с того самого дня, когда впервые увидел на борту «Стремительного» – юную новобрачную, несчастную в своем замужестве. Уже тогда я надеялся, что однажды ты станешь моею. Теперь эта надежда станет явью.

И потрясенный исполнением своей самой заветной мечты, Марсель, сжигаемый желанием, стал осыпать поцелуями ее шелковистую кожу. Рука Марселя скользнула на ее живот, и он бережно погладил его. Он словно почувствовал ребенка, ему уже хотелось любить и лелеять его, как своего собственного.

– Похоже, что ты говоришь искренне, Марсель, – с удивлением произнесла Габби. – Я верю, что ты стал бы любить ребенка Филиппа как своего собственного.

– Нашего ребенка, дорогая, – поправил ее Марсель. – Я уже принял на себя ответственность. Я до последнего дыхания готов защищать вас обоих.

– Я верю тебе, Марсель, – устало сказала Габби. – Но сейчас я никоим образом не в силах думать о будущем. Я растерянна, обижена и измучена. Сейчас я нуждаюсь в твоей дружбе.

– Мой дом – это твой дом, любимая. Я ничего от тебя не прошу и не требую никакой награды, кроме возможности наслаждаться твоим обществом и вместе с тобой радоваться твоему ребенку. А теперь, – добавил он, обеспокоенный усталым выражением ее лица, – быстро в постель. – Он легко поднял ее на руки и отнес в спальню для гостей, где положил на кровать. – Я пришлю к тебе Тилди, которая о тебе позаботится.

До этой минуты Габби не отдавала себе отчета, что она по пояс обнажена. Но теперь, перехватив пылкий взгляд Марселя, покраснела и схватилась за края корсажа, чтобы прикрыться.

– Прости меня, милая, – сказал Марсель, – но мне пришлось распустить шнуровку, когда ты лишилась чувств.

– Я понимаю, Марсель, понимаю, – сказала Габби, пунцовая от смущения, – не стоит извиняться. Я... я благодарна тебе.

– Я хочу, чтобы ты знала, что никогда не воспользуюсь твоим доверием и не совершу ничего, что могло бы разрушить твое отношение ко мне. Как бы сильно я тебя ни желал, я никогда не стану добиваться тебя силой, как это делал Филип.

Габби при этих словах почувствовала себя спокойнее и вздохнула:

– Спасибо, Марсель. Ты так добр ко мне. Хотела бы я... хотела бы любить тебя так же, как ты любишь меня.

– Это придет со временем, дорогая, – уверенно улыбнулся Марсель.

После того как Марсель оставил Габби на заботливое попечение Тилди, он вышел из дома, с мрачной решимостью прошагал небольшое расстояние до доков и вошел в большое здание, где располагалась контора Судоходной линии Сент-Сира. Марсель не смотрел ни направо, ни налево и прошествовал прямо к двери, на которой было выгравировано имя Филиппа Сент-Сира. Клерк, сидевший в приемной, заметил выражение лица Марселя и не пытался остановить его. Марсель ворвался в кабинет Филиппа и с силой захлопнул дверь.

Филип встревоженно вскинул голову, но его глаза скрыли чувства, бушевавшие в нем, при виде Марселя.

– Я так и думал, что застану тебя здесь, Сент-Сир, – сказал Марсель с ледяным спокойствием.

Первой мыслью Филиппа было беспокойство о Габби.

– В чем дело, Дюваль? Что-то случилось с моей женой? – Марсель не мог не обратить внимание, что Филип подчеркнул голосом слово «жена».

– Именно этот вопрос я и хотел задать, Сент-Сир. Что с ней случилось? Дураку ясно, что она не здорова. Если ты мне не скажешь, я буду вынужден пойти за ответом к доктору Рено. Если я выясню, что ты причинил вред Габби или ее ребенку, я убью тебя. – Все это Марсель произнес с холодным бешенством, сам поражаясь силе своих чувств.

Последовала чрезвычайно долгая пауза, во время которой Филип пристально вглядывался в лицо Марселя. Потом, видимо удовлетворенный увиденным, он произнес:

– Я не виню тебя, Дюваль, за то, что ты заботишься о благополучии твоего ребенка. – Он сделал нарочитую паузу, и, когда Марсель не возразил, лицо Филиппа омрачилось. – Но это не уменьшает мою ненависть к тебе. Дважды за последнее время Габриэль покидала меня, но на этот раз я отпустил ее, потому что она носит твоего ребенка. А после ее ужасного испытания в Норфолке у меня не хватило духу силой забрать ее в Бельфонтен.

– Так что именно случилось в Норфолке? – настойчиво спросил Марсель. – Габби так мне и не рассказала, потому что была очень удручена. Я полагаю, произошло нечто столь ужасное, что она не смогла об этом говорить. И в этом я обвиняю тебя.

Марселя поразило выражение боли, промелькнувшее на лице Филиппа.

– Раз уж дело касается здоровья твоего не рожденного ребенка, я скажу тебе, что именно произошло в Норфолке, когда Габби ушла с корабля одна, – вздохнул Филип, и его голос был печальным. – Не могу сказать тебе, что мое поведение безупречно, потому что, когда я узнал, что Габби жила с тобой как любовница после моего отъезда с Мартиники, я пришел в ярость и решил заставить ее страдать за тот позор, который она на меня навлекла. Я прямо признаюсь, что вел себя с ней очень сурово, но я никогда не причинил бы ей физической боли. Я хотел лишь сломить ее дух, чтобы она стала кроткой и любящей женой. Потом наступило самое ужасное... она обнаружила, что беременна. Да, разумеется, она пыталась убедить меня, что ребенок мой, – горько засмеялся Филип. – Когда я отказался поверить в ее ложь, она сбежала с корабля в Норфолке и сознательно поставила себя в положение, которое чуть не стоило жизни и ей, и ее ребенку.

Прищуренные глаза Марселя метали стрелы ненависти в Филиппа. От ужаса его черты застыли, пока он выслушивал грязные подробности того, что случилось с Габби в публичном доме Дейзи Уилсон. В какой-то момент Марсель, не выдержав, опустился в кресло и закрыл лицо руками.

– Боже мой, наверно, воспоминания о таком недостойном обращении со стороны бесчестных людей разъедают ее душу как болезнь! Унижения, которым она подверглась, когда была одурманена. Я не могу вынести мысли о страданиях бедной девочки.

– Габби не помнит о том, что произошло у Дейзи Уилсон, и, если она хоть что-то для тебя значит, ты никогда не должен раскрывать ей то, что я тебе сегодня рассказал.

– Я люблю Габби! – пылко воскликнул Марсель. – Я никогда не обидел бы ее, подобно тебе.

– Да, – сказал Филип, принимая обвинение, предъявленное ему. – Я верю, что ты ее любишь.

– Так разведись с ней!

– Никогда!

– Я тебя не понимаю, Филип. Ты обвиняешь свою жену в неверности, даже отпускаешь ее к другому мужчине и тем не менее отказываешься развестись с ней. Что ты за человек?

– У меня есть свои причины, – угрюмо ответил Филип. – Сейчас важнее всего здоровье Габби. Она нуждается в постоянном присмотре. Ее состояние, по словам доктора Рено, крайне опасное. Он даже не берется утверждать, что ребенок не пострадал от снадобий, которые ей давали.

– С твоей стороны такая забота неуместна, учитывая то, как ты вел себя с ней эти месяцы. Ты понимаешь, что она будет безутешна, если потеряет ребенка? Она отчаянно хочет его.

Филип побледнел, вспомнив свою собственную боль в банановой роще, когда Габби потеряла их ребенка.

– Скажи мне, Дюваль, – спросил он, – а ты не удивился, когда узнал, что станешь отцом?

Его пристальный взгляд смущал Марселя. Если он вообще собирался отрицать свои близкие отношения с Габби, то теперь было бы самое подходящее время. Но если Марсель так поступит, то Филип опять потребует свою жену. Поэтому Марсель ответил без всяких угрызений совести.

– Я с радостью узнал о беременности Габби, – сказал он, тщательно подбирая слова. – Этот ребенок будет весьма желанным. Меня только удивило, что ты ее отпускаешь.

Ответ Марселя убил всякие надежды Филиппа. Хотя он услышал не то, что хотел, эти слова под – о твердили его убеждение, что Габби носит ребенка от Марселя. Но, в конце концов, он же не окончательный дурак, он тоже умеет считать до девяти. Только время даст ответ на вопрос. Он вдруг поймал взгляд Марселя, который ждал, пока Филип раскроет ему причины, по которым он отпустил Габби.

Все более возбуждаясь, он сказал:

– Я понял, что будет ошибкой принуждать Габби оставаться со мной. И без того на моей совести смерть двух женщин, а теперь я стал опасаться за жизнь Габби. Лучше пусть будет жить с тобой, чем умрет, пытаясь сбежать от человека, которого она ненавидит. Я дал ей право выбора, а решение она приняла самостоятельно.

Марсель принял окончательное решение Филиппа со смешанными чувствами, не доверяя мотивам, по которым тот отпустил Габби. Ему казалось, что Сент-Сир не лжет. Но неужели он готов был отдать свою жену на попечение другого мужчины, лишь бы не причинить ей вреда? Если так, это служило доказательством его любви. Марсель был почти уверен, что Филип может согласиться взять жену обратно, даже будучи убежденным, что она ждет ребенка от другого мужчины. Поэтому Марсель решил, что Филип ни за что не должен узнать, что они с Габби до сих пор не были любовниками.

– Раз в жизни ты поступил разумно, – произнес он вслух.

Филип бросил на него яростный взгляд.

– Учти, Дюваль, Габби все еще моя жена. Я никогда не разведусь с ней. А если ты мечтаешь сделать ее вдовой, забудь об этом. Я ускользнул из твоей ловушки до этого, смогу ускользнуть и теперь.

Марсель побледнел. Неужели Сент-Сир догадался о тщетных попытках Марселя лишить его жизни? Вслух он произнес:

– Твои подозрения ни к чему не приведут, потому что ты ничего не докажешь. В любом случае меня мало волнует, разведешься ты с Габби или нет. Как только родится ребенок, мы уедем с Мартиники. – Не дожидаясь ответа, он повернулся, чтобы выйти.

– Подожди! – приказал Филип, и Марсель остановился. – Я сказал тебе, что не буду вмешиваться до тех пор, пока ты будешь заботиться о Габби, и я сдержу слово. В обмен я прошу, чтобы ты сообщал мне о ее здоровье все ближайшие месяцы. Учитывая то, что ты получил, эта просьба ничтожная.

– Если это позволит добиться того, чтобы ты не надоедал Габби, изволь. – Не говоря больше ни слова, Марсель стремительно покинул кабинет Филиппа.

После ухода Марселя Филип долго сидел в мрачных раздумьях. Почему Габби солгала о своих отношениях с Марселем? – думал он. Почему настаивала на том, что ребенок от Филиппа? Ведь, когда он напрямую обвинил Марселя, тот ничего не отрицал. Может быть, тут еще что-то кроется? Рассерженный, разочарованный, обиженный и растерянный, Филип поднял свой мощный кулак и ударил по столу изо всей силы. Звучный треск расщепленной столешницы и одновременно боль в руке наконец изгнали преследующие его постоянно видения: Марсель и Габби, предающиеся любви.


На следующий день Филип вернулся в Бельфонтен. С самого приезда Амали была рядом, что помогло ему рассеять грустные воспоминания о Габби. Но все равно, даже находясь в страстных объятиях Амали, Филип не смог полностью изгнать образ белокурой красавицы, чьи фиалковые глаза, обращенные к нему с любовью, могли растопить его сердце.

Верный своему слову, Марсель посылал регулярные сообщения Филиппу о здоровье Габби. Вероятно, они совпадали с сообщениями доктора Рено, так как Филип удовлетворился этим и предпочитал жить в Бельфонтене, а не вмешиваться снова в жизнь Габби в такое время, когда она особенно нуждалась в покое. Отчасти причиной благоприятных сообщений было то, что Габби наконец поверила, что ей нечего опасаться Филиппа, который не возвращался в Сен-Пьер. Сознание того, что Марсель любит ее, влияло на настроение Габби. Частые прогулки, мягкий климат острова привели к тому, что на щеках Габби снова появился румянец.

Марсель был чрезвычайно доволен тем, что здоровье Габби за последнее время улучшилось. Он все больше воспринимал ее будущего ребенка как своего собственного. Значительную часть дня Марсель проводил в обществе Габби и день ото дня удивлялся переменам в ее лице и фигуре. По мере того как она округлялась, смягчались черты ее лица, и она казалась ему еще прелестнее, чем раньше. Марсель все-таки надеялся, что после рождения ребенка Габби полюбит его и мечта его сердца наконец исполнится. Они уже чувствовали себя друг с другом вполне непринужденно – Габби позволяла ему некоторые вольности, не протестуя, когда он целовал ее, и не уходила от его невинных ласк. Ему нравилось прикладывать руку к ее животу и чувствовать шевеление ребенка. В глазах Марселя Габби не была неловкой или неуклюжей, как это бывает при беременности. Он с вожделением смотрел на нее, но сдерживал желание и дал себе клятву, что Габби никогда не будет страдать из-за него. Впервые в жизни Марсель любил бескорыстно.

Внешне Габби казалась спокойной, Марсель заботился о ней, а доктор был вполне доволен ее здоровьем. Но при этом ей хотелось, чтобы все было иначе – Филип признал бы ребенка и взял ее с собой в Бельфонтен. Впрочем, Габби понимала, что это невозможно. Марсель был с ней так добр и заботлив, что у нее не хватало духу отказывать ему в поцелуях и ласках, столь нужных ему. Ей приятно было видеть, как он радуется, ощущая движения ребенка в ее животе. Иногда Габби казалось, что он в самом деле отец ее ребенка.

Филип в Бельфонтене занимался уборкой сахарного тростника и каждый день безжалостно загонял себя работой так, что вечером валился в кровать слишком усталый, не в силах думать о чем-либо. Именно этого он и желал. Потому что его мысли постоянно принимали одно и то же направление – Сен-Пьер и Габби. Даже золотистое тело Амали не могло отвлечь его от мыслей о Габби. Как только Филип насыщал свою плоть, он приказывал Амали убираться из его постели.

Как ни старалась Амали, ей не удавалось возбудить в Филиппе ту страсть, что была прежде. Он делал это машинально и рассеянно. Правда, иногда он вдруг становился жестоким и брал ее яростно, как будто наказывая. Но как Амали ни старалась угодить ему, результат был один и тот же: не успевала она выйти из спальни, как он угрюмо отворачивался к стене.

Однажды в начале августа, когда Филип получил записку от Марселя о здоровье Габби, он сидел в тускло освещенной комнате после полуночи и пил, уставясь в пустоту. Его лицо было задумчивым. Если бы он не унесся мыслями за много миль, он бы услышал мягкие шаги по комнате. Только когда Амали тихонько зашептала ему на ухо, он поднял голову и увидел ее.

– Что тебе нужно, Амали? – проговорил он грубо. – Сегодня я не нуждаюсь в твоем теле.

Амали съежилась от его слов, но не отступила, ей так хотелось вытеснить Габби из его сердца.

– Позвольте мне любить вас сегодня, месье Филип, – прошептала она страстно, обнимая его за шею золотистыми руками.

– Уходи! – пробормотал Филип и грубо толкнул ее. Внезапно его рука наткнулась на обнаженную тугую грудь, и Амали застонала, когда Филип непроизвольно сжал ее теплую плоть, чувствуя, как набухает сосок под его руками. Он привлек ее к себе и уткнулся головой в ее шею.

– Я вам нужна, – прошептала Амали призывно. – Только я. Забудьте ее, она вас не заслуживает. Думайте только о вашей Амали, месье Филип. Только Амали любит тебя, любовь моя. Я тебя обожаю!

– Да, – согласился Филип, почувствовав возбуждение от ее теплой, чувственной плоти, которая трепетала под его руками. Он встал и, взяв за руку, увлек ее к кровати.

– Твое мягкое, сладкое тело принадлежит мне. Ты одна сохранила мне верность.

Его губы ласкали ее, сразу зажигая в ней неистовое желание. Возбуждение Филиппа также нарастало. Он впервые ощутил тот внутренний огонь, который ощущал только с Габби.

– Иди ко мне, любовь моя, иди ко мне, – говорила Амали, прижимаясь к его мускулистому телу

и раскрываясь ему навстречу.

Не в силах сдерживаться больше, Филип приподнялся и с силой вошел в нее. Амали застонала, страстно принимая каждый безжалостный толчок. Она так хорошо владела искусством любви, что ее влажное, трепещущее тело вскоре закружило Филиппа в водовороте страсти. Он уже не соображал, какие слова вырываются в те мгновения, но Амали их расслышала. – Габби, родная, я люблю тебя, люблю тебя. Когда Филип задремал, она с горечью думала об этих словах и о том, что они значили для нее. Каким-то образом она должна доказать Филиппу, что она единственная женщина, которая может сделать его счастливой, что ему не нужна эта неверная жена. Наконец Филип заворочался, и Амали немедленно оказалась в его объятиях.

– Вы снова хотите Амали, месье Филип? – спросила она ласково, а ее ловкие ручки уже занялись его телом. – Возьмите меня, я вся ваша. Даже ваша жена, которую вы привезли из Франции, поняла это в тот момент, когда увидела нас вместе.

Филип напрягся и застыл, как будто она его ударила. Он схватил Амали за плечи с такой силой, что она вскрикнула.

– Что ты хотела сказать, Амали? Когда Габби видела нас вместе? – В расширенных глазах Амали был ужас, и она словно онемела. – Отвечай, или я убью тебя!

Хорошо зная Филиппа, она испугалась его ярости.

– Мадам Габби увидела нас, когда мы занимались любовью в тот день...

– B какой день? – зловеще спросил Филип.

– В тот день, когда она поскакала верхом к месье Марселю, в день, когда она убила вашего ребенка! – закричала Амали со все возрастающим страхом.

– Черт возьми! – выругался Филип, с отвращением взглянув на Амали. «Вероятно, увиденное так потрясло Габби, – подумал он, – что она не ведала, что творит. Неудивительно, что она считает меня виноватым. И она права». В приступе угрызений совести он обхватил голову руками и застонал. – Я желаю ей быть счастливой с Марселем. Я так виноват перед нею за свое предательство.

– Так вы не сердитесь на вашу Амали? – спросила изумленная Амали, с трудом веря своему счастью. – Если бы я знала, что ваша жена вам стала безразлична, я бы не предложила ее богине Дамбалле. Но тогда, – продолжала она задумчиво, – она могла бы до сих пор быть здесь, если бы я... – Ее слова оборвались каким-то бульканьем, потому что Филип схватил ее за горло.

– Дамбалла? Какое отношение твоя вудуистская чертовщина имеет к Габби? – спросил он с холодным бешенством, вставая с кровати и зажигая лампу.

Амали была по-настоящему испугана. Она не собиралась ему все рассказывать. «Если бы только Филип не разыскал в Новом Орлеане свою беглую жену...» – печально подумала Амали. Она внутренне задрожала, заметив стальной блеск в глазах любимого, и поняла, что настал час расплаты.

– Расскажи, что произошло, Амали! – приказал Филип с неподвижным лицом, похожим на маску. – Что ты такого сделала Габби после моего отъезда, из-за чего она покинула Бельфонтен и от правилась к Дювалю? Господи! Она едва оправилась после выкидыша, а ты посмела снова подвергнуть ее жизнь опасности своими колдовскими обрядами?

– Ей не сделали ничего плохого! – закричала Амали, корчась под его безжалостным взглядом.

Но Филип уже был вне себя. Глаза его горели яростным огнем. Перед ним находилась та, которая не только заставила страдать Габби, но и стала причиной их окончательного разрыва. С типично мужским самомнением он не вспоминал о своем холодном обращении с женой в первые месяцы брака и о тех случаях, когда сам проявлял жестокость. В его представлении только Амали была виновна в том, что он потерял своего ребенка, а в конечном счете и жену.

Не колеблясь, Филип размахнулся и с силой ударил по лицу Амали. Пошатнувшись, она съежилась, увидев, что он опять занес руку.

– Прошу вас, месье Филип, пожалейте меня! – запричитала она, а одна щека ее уже начала распухать. Но Филип не знал жалости. Он словно обезумел, подчиняясь одной мысли.

– Говори правду, ты, маленькая тварь! Что ты сделала Габби?

– Я расскажу вам, только не бейте меня! – Испуганными кошачьими глазами она следила, как он медленно опустил руку, и только тогда заговорила:

– Однажды ночью я... я велела вынести мадам Габби из спальни и поместить ее на алтарь Дамоаллы.

– Черт побери! – выругался Филип. – Ты обиралась принести ее в жертву этой змее? —

Даже сейчас ему трудно было поверить, что Амали зашла так далеко, чтобы избавиться от соперницы.

– Нет! Нет! – закричала Амали, чувствуя, что речь сейчас идет о ее собственной жизни. – Я хотела лишь напугать ее, чтобы она вас покинула. Я хотела, чтобы вы любили меня одну. Мы созданы друг для друга, месье Филип. Разве наше слияние сегодня не доказывает это? Разве вы можете сказать положа руку на сердце, что ваша жена доставляет вам столько удовольствия, сколько я? Уж конечно, ее пылкость не сравнится с огнем, пылающим в моей крови.

Амали не ожидала удара Филиппа и резко мотнула головой.

– Что случилось с Габби на этом алтаре? – спросил он, не обращая внимания на ее мольбы и лихорадочные попытки прикоснуться к нему.

Амали увидела, что задобрить Филиппа не удастся, он будет мучить ее, пока не узнает все, что ему нужно. Голова у нее гудела от мощного удара, глаза заплыли и превратились в щелочки, щеки пылали. Торопясь и сбиваясь, она рассказала ему обо всем, что произошло на алтаре Дамбаллы, утаив только свое собственное неистовое совокупление с негром-великаном на земле подле алтаря.

– Я не подозревал, что ты способна на такую жестокость, – произнес Филип, потрясенно качая головой, когда она закончила. – Если бы Жерар не появился там, кто знает, чем бы это закончилось. Я-то повидал ваши колдовские ритуалы. Знаю, в какое состояние вы все приходите возле этой мерзкой» змеи. Неудивительно, что Габби сбежала из Бельфонтена. Она, наверно, чуть с ума не сошла от страха. Господи, ведь эта змея могла бы...

Он не закончил фразу. Пока потрясенный Филип пытался представить себе бледное тело Габби на холодной каменной плите алтаря, Амали решила, что настал удобный момент бежать, и рванулась с кровати, как пантера. Филип успел схватить ее за, лодыжку, и она шлепнулась на пол. Увидев, что Амали не делает попытки встать, Филип подошел к двери и позвал Жерара таким громким голосом, что проснулись все домашние слуги, спавшие на третьем этаже.

Через несколько минут в дверях появился растерянный Жерар с лампой в руке. За ним следовала тетушка Луиза, набросившая халат поверх ночной рубашки.

– В чем дело, месье Филип? – спросил Жерар сонным голосом. Громкий возглас тетушки Луизы дал понять Филиппу, что она увидела избитую, обнаженную Амали, распростертую у его ног.

– Что вы сделали с моей девочкой, – закричала она и опустилась на колени рядом с дочерью, жалобно причитая: – Что вы с ней сделали? Что вы с ней сделали?

– Не больше, чем она заслужила, – холодно ответил Филип. – Надо было отстегать ее кнутом. И вы двое ничуть не лучше. Как вы посмели скрыть от меня ее дьявольские проделки! Боже мой! Габби могла ужалить эта змея или изнасиловать какой-нибудь обезумевший раб!

– Нет, нет! – заверил его Жерар. – Никто не причинил мадам Габби никакого вреда. Разве бы я позволил...

– Ее нужно выпороть кнутом, а еще лучше – продать!

Тетушка Луиза охнула и закатила глаза, так что видны были только белки.

Амали, вырвавшись из рук матери, бросилась в ноги Филиппу и стала умолять:

– Простите меня, месье Филип! Не продавайте вашу Амали. Выпорите меня кнутом, только не продавайте меня, я вас умоляю!

Филип бесстрастно посмотрел на золотистое тело, которое в свое время доставило ему столько удовольствия, и понял, что не может заставить себя испортить эту прекрасную плоть. Оставалось только одно наказание.

– Заберите ее с глаз моих и заприте в комнатах для прислуги, – приказал Филип.

– Что вы собираетесь делать с моей дочкой, месье Филип? – спросила тетушка Луиза, впервые в жизни испытывая ненависть к своему хозяину. – Она родилась в Бельфонтене. Здесь ее дом. Вы взяли ее к себе, когда она была еще совсем дитя. Если вы меня хоть сколько-нибудь любите, не продавайте ее!

– Я не хочу больше никогда ее видеть. Как только сбор тростника закончится, я продам ее в Сен-Пьер.

– Но я принадлежу вам! – закричала Амали. – Я не хочу никакого другого хозяина. Я люблю тебя! Я люблю тебя!

– Ты любишь только себя, – ответил Филип, не тронутый ее мольбами. – В Сен-Пьере много прекрасных борделей, и я позабочусь о том, чтобы ты попала в самый лучший, – сказал он и отвернулся.

Амали в ужасе закрыла лицо руками.

Нa следующий день вулкан Монтань-Пеле начал рокотать и изрыгать густые клубы дыма и пепла. За много веков существования вулкана островитяне привыкли к его периодическим вспышкам. Через несколько дней подземный гул прекратится, выбросы огня и пепла пойдут на убыль и совсем затихнут. Все полагали, что на этот будет то же самое, и даже жители Сен-Пьера, города, который подвергался наибольшему риску быть уничтоженным в случае крупного извержения, занимались своими повседневными делами. Большинство людей считали вулкан спящим, так как крупных извержений не было уже много-много лет.

На протяжении двух недель Монтань-Пеле продолжал свои фейерверки, и Филип стал ощущать смутное беспокойство. Даже рабы почувствовали какую-то неясную силу в природе, которая порождала тоску и недовольство. Негры ходили с тревожным видом и время от времени поглядывали на пирамиду вулкана.

Но Филип знал, что даже в случае извержения Бельфонтен будет в безопасности. Лава потечет прямо на Сен-Пьер и к морю, уничтожая все на своем пути.

Из-за августовского зноя, горьковатого дымного привкуса, который мешал дышать, и из-за желания поскорее закончить сбор тростника и отвезти Амали в Сен-Пьер Филип был измучен и измотан. Только когда последние стебли тростника были срезаны, он позволил себе расслабиться и подумать о Габби. Из сообщений Марселя и доктора Рено он шал, что Габби здорова и счастлива. Доктор по-прежнему не мог назвать точной даты родов, но Филип полагал, что ребенок родится в ближайшие недели. Может быть, по приезде в Сен-Пьер стоит заглянуть к Габби и узнать, не нужно ли ей чего-нибудь... Но в душе Филип понимал, что он этого не делает, Габби не любит его, ее сердце отдано Марселю. Лучше всего ему не вмешиваться в ее жизнь.

На следующий день тучи серого пепла почти полностью закрыли солнце. Через них пробивались \ишь слабые и рассеянные лучи. На рассвете Филип с Амали отправились в Сен-Пьер в карете, которой управлял Жерар. Амали уже давно отказалась от надежды разжалобить Филиппа мольбами. После двух недель заточения она была угрюмой и молчаливой. Если у нее и были надежды, что Филип смягчится, то она ошиблась: его лицо, исполненное мрачной решимости, не выражало никаких угрызений совести. Очевидно, он больше не испытывал потребности в ее теле и намеревался продать ее в публичный дом.

Амали забилась в уголок кареты, и ее желтые кошачьи глаза щурились, пока она обдумывала планы мести. Один из другим она мысленно их отбрасывала, пока наконец ее губы не изогнулись в хитрой и самодовольной улыбке.

Уже почти стемнело, когда карета Филиппа остановилась перед большим, ярко освещенным зданием в квартале, который не был кварталом зажиточных горожан, но в то же время не был и трущобой. По обеим сторонам улицы было много красивых особняков, все ярко освещенные. Филип вышел из кареты, ведя за собой Амали. К его удивлению, она не противилась и молча шла следом, гордо выпрямившись и высоко подняв голову, соблазнительно покачивая бедрами, а ее плечи выступали из широкой блузки и блестели как золото при свете восходящей луны.

Филип постучал, и входная дверь отворилась. Амали внезапно задержалась в дверях, посмотрела на Филиппа дерзким взглядом, обнажая белые зубки. «Вы за это поплатитесь, месье Филип! – прошипела она. – Так или иначе, но вы будете страдать».

Потом дверь за ними захлопнулась, и Жерар, который остался с каретой, печально посмотрел ей вслед. Все-таки он не мог по-настоящему ненавидеть своего хозяина. Ведь он сам видел, как змея готовилась вонзить свое смертельное жало в беззащитное тело мадам Габби. Когда Филип с мрачным видом вышел из дома и сел в карету, не заговаривая со своим слугой и не глядя на него, Жерар молча ; взял вожжи и направил лошадей к городскому дому Филиппа, бросив прощальный взгляд через плечо.

В другой части города Габби и Марсель, поужинав, сидели в гостиной и пили кофе. Габби была занята своими мыслями и не обращала внимания на то, какими восхищенными глазами смотрел на нее Марсель, пытаясь угадать, думает ли Габби о ребенке, которого вскоре должна родить. Для Марселя Габби была воплощением материнства. Ее слегка округлившееся лицо и фигура, расцветшая в последние месяцы беременности, казались еще прекраснее, чем раньше. Беременность протекала нормально, и доктор Рено объявил, что роды пройдут в середине сентября, меньше чем через месяц, и что он не ждет осложнений. Внезапный вздох Габби прервал молчание.

– Что с тобой, дорогая? – спросил Марсель озабоченно. – Это из-за ребенка?

– Да нет, Марсель, – ответила Габби с ласковой улыбкой. Она была очень благодарна Марселю и не представляла, что бы с ней было без него. – Почему-то я сегодня беспокойно себя чувствую. Ребенок шевелится внутри, и мне трудно принять удобное положение.

– Теперь уже недолго, дорогая. Скоро ты будешь держать ребенка на руках.

Он приложил ладонь к ее животу и в ответ почувствовал отчетливый толчок изнутри. Марсель благоговейно приложил губы к этому месту и обнял рукой располневшую грудь Габби. По телу его прошла дрожь, глаза загорелись зеленым огнем. Не обращая внимания на слабые протесты Габби, Марсель прильнул губами к ее губам и встревожил ее страстностью своего поцелуя.

Когда он отпустил ее, Габби чувствовала себя обессиленной. Она все время пыталась сдерживать ухаживания Марселя, но не решалась отказать ему. Габби боялась того дня, когда ребенок появится на свет и ей придется наконец принять решение: разделить с Марселем его ложе или самой устроить свою жизнь и жизнь ребенка. В том или ином случае трудности были неизбежны.

Марсель расстегнул верхние пуговицы ее блузки и осторожно прикоснулся к ее груди. Габби мягко отстранила его.

– Не надо, Марсель, только не сейчас, – с чуть заметной досадой проговорила она.

– He убегай от меня, милая, – просил Mapсель. – Ты же знаешь, что я ничего плохого тебе не сделаю. Я лишь хочу прикасаться к тебе, целовать тебя, ощущать твою кожу.

– Не понимаю, почему тебе хочется прикасаться ко мне теперь, Марсель, – жалобно сказала Габби. – Я толстая, неуклюжая, и уж, конечно, смотреть тут не на что.

– В моих глазах ты никогда еще не была столь прекрасной, – ответил Марсель и поцеловал ее белокурую головку. – Скоро, дорогая, уже скоро, – пообещал он, и его глаза потемнели, – ты станешь моей.

Габби вздохнула с облегчением, когда в дверь постучала Тилди, домоправительница Марселя. Марсель с некоторым раздражением дал Габби время привести себя в порядок и разрешил Тилди зайти. За ней следовал конюх из Ле Шато.

– Лионель! – воскликнул Марсель и вскочил с кушетки. – Что ты тут делаешь? Что-нибудь случилось на плантации?

– Большая беда, месье Марсель, – ответил Лионель, качая курчавой головой и закатывая глаза.

– Говори, приятель! – приказал Марсель, теряя терпение от драматических ужимок конюха. – Что случилось? Восстание?

– Нет, нет! Совсем нет! – поспешно ответил Лионель.

– Ну так что? Говори скорее.

– Пожар, месье Марсель! Пожар! – выпалил Лионель. – Все много работали, убирали тростник...

Пожар начался на складе. Вчера ночью искры от Пеле зажгли склад, все сгорело.

– Весь сахарный тростник? – спросил Марсель убитым голосом.

– Все, – простонал Лионель.

– Черт побери! – выругался Марсель. – И дом тоже сгорел?

__ Дом в порядке, месье Марсель, – улыбнулся Лионель. – Управляющий спас дом, но сам сильно обгорел. Послал меня за вами. Говорит, приезжайте быстрее.

– Ступай с Тилди, она тебя накормит, а потом поспи. Мы поедем на рассвете.

Лионель вместе с Тилди вышел из комнаты, а Марсель нервно зашагал по комнате.

– Мне так жалко, Марсель, – начала Габби, которая очень сочувствовала Марселю. Такая потеря, наверно, потрясла тебя. Да еще твои управляющий, бедняга.

– Потерю урожая за год я могу перенести, дорогая – сказал Марсель, повернувшись к Габби с мягкой улыбкой. – Меня больше беспокоит то, что придется оставить тебя одну теперь, когда твои срок на подходе. рождения ребенка еще почти целый месяц. К тому времени ты успеешь позаботиться об управляющем и наладить дела на плантации. Кроме того, на следующей неделе должна вернуться Элен из Нового Орлеана. Ты же помнишь, она хотела быть здесь, когда родится ребенок.

– Я должен ехать на плантацию, как бы мне ни хотелось остаться с тобой, – вздохнул Марсель. – И ты права, Элен позаботится о тебе в мое отсутствие. – Он бережно обнял Габби, – Я уеду рано утром, до того, как ты встанешь. Ты уверена, что выдержишь? – спросил он, внимательно вглядываясь в ее лицо. – Не будешь волноваться из-за вулкана? Меня тревожит, что в последнее время ты несколько неспокойна, в твоем положении это вредно.

Габби была тронута заботой Марселя.

– Все будет хорошо, – ответила она, стараясь придать своему голосу больше убедительности. – Мы в любое время можем вызвать доктора Рено, да и Тилди позаботится обо мне. Я не хочу, чтобы ты переживал. Сейчас твои дела на плантации важнее.

– Для меня не существует ничего важнее, чем ты, милая. И в один прекрасный день я докажу тебе свою любовь. – Он нежно поцеловал ее и проводил до двери спальни, где на прощание одарил ее взглядом, исполненным такой тоски и любви, что Габби почувствовала себя виноватой оттого, что не может ответить ему взаимностью.

Всю ночь Монтань-Пеле рокотал, проявляя недовольство миром, и посыпал пеплом все вокруг. В середине ночи Габби была вынуждена встать и закрыть ставни, а потом мучилась в душной комнате. Она металась и ворочалась, наконец заснула на рассвете и видела странный сон, в котором ей явились Амали и Дамбалла, сон настолько реальный, что она ясно ощущала, как смертельно ядовитая змея ползет по ее телу.

Габби проснулась в холодном поту, чувствуя тупую боль в пояснице, отдающуюся в животе. Стараясь не обращать на это внимания, она тяжело поднялась с постели, испытывая какое-то дурное предчувствие. Когда боль в животе утихла, Габби успокоилась и занялась домашними делами, еще не догадываясь о темных силах, которые действуют против нее.

Прохладную первую половину дня Габби провела за шитьем детского приданого, и после обеда ей захотелось прилечь и вздремнуть. Она медленно направлялась к лестнице, когда услышала стук в дверь. Зная, что Тилди в кухне в задней части дома, Габби устало пошла к входной двери. Распахнув дверь и увидев стоявшую на пороге Амали, Габби с ужасом вспомнила о кошмарах сегодняшней ночи.

– Что тебе нужно? – спросила Габби, стараясь скрыть дрожь в голосе. – Ты уже получила Филиппа, так неужели нельзя оставить меня в покое?

Амали, прищурившись, разглядывала большой живот Габби. «Выглядит так, как будто вот-вот родит», – подумала Амали, обнажая зубы в мрачной улыбке и готовясь отомстить за себя женщине, стоящей между ней и Филиппом.

– Пожалуйста, впустите меня, – начала Амали, видя, что дверь вот-вот захлопнется перед ней. – С вашим мужем случилось что-то ужасное.

Габби застыла на месте, придерживая дверь, и Амали, воспользовавшись этим, проскользнула в прихожую.

Испугавшись еще больше, Габби закрыла дверь и неловко повернулась к Амали.

– Что случилось с Филиппом? – спросила она задыхающимся голосом.

– Он умер! – возвестила Амали, упиваясь собственной ложью. – Вчера в зарослях его укусила змея.

Габби почувствовала спазмы и невольно положила руку на живот.

– Филип умер? Нет! Нет! Не может быть! Я бы почувствовала, если бы с ним что-нибудь случилось.

И в это мгновение она вспомнила свое странное беспокойство и апатию накануне и смутное предчувствие беды сегодня утром. Все знаки указывали на то, во что ей не хотелось верить: Филип умер.

Амали бросила на Габби хитрый взгляд, опасаясь, что выдаст свою радость при виде отчаяния Габби.

– Не расстраивайтесь, мадам Габби, – ворковала Амали. – Я была рядом с месье Филиппом и утешала его, а он держал меня за руку и до последней минуты признавался в любви... – Она сделала паузу, удовлетворенно отметив страдание на лице Габби, и нанесла последний удар: – Когда месье вернулся в Бельфонтен без вас, я давала ему такое счастье любви, какого он никогда не знал раньше. Я делила с ним постель, и его страсть была пылкой и неистовой. Ни разу он не вспомнил ни вас, ни ублюдка, которого вы носите. Он любил меня самозабвенно и неистово и выкрикивал мое имя...

– Довольно! – закричала Габби и зажала ладонями уши, не желая слышать ненавистные слова Амали. – Зачем ты меня мучишь? Как ты можешь говорить это, когда Филип лежит мертвый?

– Мадам Габби, – сказала Амали, изображая грусть на лице, – в утешение мне остались его прощальные слова и любовь, которая нас соединила. А может быть, – сказала она своим грудным голосом, – может быть, и еще кое-что. – Она много значительным жестом показала на свой живот.

Ребенок Филиппа? Амали ждет ребенка от Филиппа? Габби больше не могла выдержать унижение и, ощутив болезненный толчок ребенка, схватилась за живот. Все отступило, кроме острого желания уйти от Амали и предаться горю в тишине своей комнаты. С огромным усилием Габби подошла к лестнице и, тяжело переваливаясь, стала подниматься по ступенькам.

Амали молча наблюдала за Габби, выжидая подходящего момента, как пантера, готовая напасть на жертву. Когда Амали решила, что момент настал, на стремительно побежала по лестнице и, опередив Габби, загородила ей дорогу.

Габби непонимающим взглядом смотрела на Амали, испытывая физическую и нравственную боль, ощущая угрозу в кошачьих чертах Амали. Онемев от ужаса, Габби увидела, как Амали сунула руку за пояс своей юбки и вытащила нечто, от чего у Габби бешено заколотилось сердце. Амали держала в руках змею. Она гладила ее, что-то нашептывая, а потом вдруг приблизила к испуганному лицу Габби. В тот момент, когда Габби ощутила у своей щеки раздвоенное жало ядовитой твари, она отшатнулась, потеряла равновесие и, издав душераздирающий вопль, скатилась по лестнице и осталась лежать на полу.

Амали сбежала вниз и остановилась, разглядывая бескровное лицо Габби. Она тронула носком неподвижное тело, но Габби не пошевелилась. Тогда Амали мрачно улыбнулась и выскользнула из дома, так никем и не замеченная. «Как сладка месть! – ликовала Амали. – Может быть, теперь месье Филип наконец перестанет тосковать о жене и выкупит обратно свою преданную Амали».

Тилди прибежала из кухни на крик Габби. Увидев неподвижное тело Габби, Тилди решила, что бедняжка умерла, и стала стенать и причитать, воображая всевозможные кары, которые обрушит на нее месье Марсель за то, что она не уберегла его «маленькую возлюбленную». Заламывая руки, она опустилась на колени возле Габби, молясь о том, чтобы произошло чудо.

Первым признаком жизни в Габби было слабое шевеление ее ресниц на бледных щеках, но этого оказалось достаточно, чтобы Тилди начала лихорадочно действовать. Не прошло и нескольких минут, как она отправила садовника Эрмана за доктором Рено.

Тилди вернулась к Габби и с крайней тревогой наблюдала за конвульсиями, сотрясавшими тело Габби, и ее стоны болью отзывались в сердце домоправительницы. Когда Тилди подумала, что больше не выдержит, в дверь вбежал доктор Рено и, отстранив Тилди, склонился над больной.

– Что случилось? – спросил он.

– Я... я не знаю, господин доктор, – ответила Тилди, пожимая плечами и разводя руками. – Я была в кухне, когда услышала крик мадам Габби, а когда я прибежала, она уже здесь лежала.

– Переломов нет, слава Господу, – сказал доктор, осмотрев Габби, – но у нее явно начались схватки. Где месье Дюваль?

– В Ле Шато, – застонала Тилди, сильно расстроенная трагедией. – Там был пожар, и Лионель приехал за ним. Управляющий сильно обгорел.

– И мадам Габби оставили одну? На послед нем месяце беременности?

– Он уехал только сегодня утром, а мадемуазель Элен должна была вернуться в Сен-Пьер на следующей неделе.

– Ладно, то, что мы здесь стоим и разговариваем, мадам Габби не поможет, – нетерпеливо воскликнул доктор Рено, наблюдая, как судороги опять прошли по телу Габби. – Эй ты, садовник! – подозвал он Эрмана, стоявшего поблизости. – Вдвоем с тобой мы сможем отнести ее наверх. Тихонько, тихонько. – С этими словами они наклонились и одновременно подняли бьющуюся в судорогах Габби.

– Филип! – застонала Габби, сначала тихо, а потом громче и громче.

– Она зовет мужа, – сказал доктор. – Он сейчас в городе?

– Я... если и в городе, сюда он не приходил, – презрительно фыркнула Тилди, не в силах сдержать неодобрение. Ей не пристало говорить доктору, что месье Сент-Сир ни разу не навестил жену с тех пор, как она поселилась в доме месье Марселя. Уж, наверно, дела на плантации не могут его настолько занимать! Но она была слишком предана своему хозяину, чтобы давать пищу для сплетен.

– Немедленно отправляйся в городской дом господина Сент-Сира! – приказал доктор Эрману, как только они перенесли Габби на кровать. – Если он там, расскажи, что произошло. Если нет, отправьте сообщение в Бельфонтен. Быстрее, парень!

Довольно быстро Тилди переодела Габби в просторную белую ночную рубашку, пока доктор возился с инструментами. Понимая, что пока он ничего сделать не может, доктор Рено пододвинул стул к кровати, положил руку на живот Габби и достал часы, чтобы замерить время между схватками. Через несколько минут он что-то проворчал, убрал часы в карман и наклонился, рассматривая фиолетовые пятна от ушибов. Тилди все время стояла у него за спиной, пока он не отправил ее на кухню вскипятить воду и приготовить чистые полотенца.

– Филип! – хрипло простонала Габби, облизывая кончиком языка сухие губы. – Филип! Умер! Нет! Нет!

Доктор ничего не мог понять из ее бреда. Он решил, что она зовет мужа и одновременно вспоминает ребенка, которого она потеряла раньше.

– Ваш муж будет здесь очень скоро, – пообещал доктор Рено, надеясь, что Филип окажется в Сен-Пьере. Если нет, то он сможет прибыть к постели жены лишь через сорок восемь часов.

Габби открыла глаза, полные боли.

– Нет! Филип умер! – Тут начался новый приступ схваток, и она опять не могла говорить.

– Бедняжка, – прошептал доктор, сочувственно поглаживая ее руку. Про себя он считал, что шансов родить живого, здорового ребенка у нее практически нет. В настоящий момент жизнь самой Габби была в опасности. Если бы доктор мог что-нибудь сделать, кроме как наблюдать и ждать...

Не зная ничего о том, какая драма развертывается в нескольких кварталах от него, Филип шагал по комнате, охваченный сомнениями. Он собирался на следующий день отправиться в Бельфонтен, так как опасался, что более поздний визит, сразу перед родами, может расстроить Габби. Внезапно вошел Жерар, ведя за собой какого-то молодого негра, и тот, торопясь и сбиваясь, сообщил Филиппу страшную весть. Филиппу показалось, что земля разверзлась у него под ногами и он проваливается в бездну. Он едва собрался с мыслями, как следующая фраза Эрмана обрушилась на него, как удар ножа.

– Мадам Габби вас зовет. Доктор Рено сказал, что, если вы не поторопитесь, она... она может не...

– Что «может не»?.. Господи! Господи! Что ты хочешь сказать? Моя жена умерла?

– Нет! Она была жива, когда я уходил, а прошло всего несколько минут. Только... только поторопитесь, иначе...

Филип выбежал из комнаты раньше, чем парень закончил фразу.

Через несколько минут он уже был у городского дома Дюваля. В дверях его встретила заплаканная Тилди.

– Моя жена! – проговорил Филип, тяжело дыша. – Что с ней случилось? Она... она?..

– Она жива, месье Филип, – быстро сказала Тилди, увидев бледное лицо. – Она упала. Врач сейчас у нее.

– А где Марсель? – сердито спросил Филип, бросив взгляд в сторону гостиной. – Как он допустил, что такое произошло? – Он трясся от гнева, его глаза метали молнии.

– Месье Марселя вызвали на плантацию, и он уехал сегодня утром. Был сильный пожар. Пострадал его управляющий, – объяснила Тилди испуганно, отступая под напором его ярости.

В этот момент тишину прорезал душераздирающий крик, и Филип застыл на месте. Он почему-то не мог связать этот нечеловеческий вопль с голосом Габби. Доктор Рено показался на верхней площадке лестницы с озабоченным выражением лица. Увидев Филиппа, доктор воскликнул:

– А, Сент-Сир, Господь услышал мои молитвы. Идите сюда, дружище, ваша жена вас зовет.

Филип не нуждался в дополнительном приглашении и, перепрыгивая через ступеньки, взбежал наверх и вошел в спальню Габби. То, что он увидел, повергло его в состояние шока. Габби корчилась и металась посреди большой кровати, холмик ее живота содрогался от схваток, а крики разрывали ему сердце.

– Разве вы не можете помочь ей, доктор? —закричал Филип, чувствуя свою беспомощность.

– В этих вопросах приходится ждать естественного хода событий.

– А вам известно, как это случилось? Я говорю о несчастном случае.

– Я знаю не больше вашего. Тилди застала вашу жену лежащей без сознания у подножия лестницы. К тому времени, как я приехал, у нее уже начались схватки.

– Вы не думаете, что внезапное наступление схваток вызвало ее падение? – осторожно спросил Филип. Он не мог не обратить внимание на дату. Середина августа! Слишком рано, чтобы это был его ребенок.

– Я уверен, что ваша жена доходила бы полный срок, если бы не упала с лестницы. Еще месяц, и она бы благополучно родила в срок. Я готов был поручиться за это.

– Теперь уже мы никогда наверняка этого не узнаем, – подавленно произнес Филип.

Внезапно Габби очнулась, услышав голос, который она не надеялась никогда больше услышать. Неужели дух Филиппа вернулся, чтобы преследовать ее? Или боль, разрывающая ее тело, вызывает галлюцинации?

– Филип? – прошептала она.

– Она зовет вас, – сказал доктор Рено, обращаясь к Филиппу. – Я дам вам побыть с ней вдвоем, а сам пока спущусь и выпью кофе. Похоже, что ночь будет долгой.

Филип сел на стул возле кровати и сжал дрожащие руки Габби.

Глаза Габби открылись, и Филип содрогнулся, прочитав страх в их фиолетовых глубинах. «Господи, неужели она так сильно меня ненавидит?» – подумал он.

Мечась головой по подушке, она тихо воскликнула:

– Умер! Умер!

Филип решил, что она говорит о ребенке, и ответил:

– Твой ребенок жив, моя милая. Посмотри, как он шевелится, – и положил руку на ее дрожащий живот.

Но даже эти слова не успокоили ее, потому что она повторяла:

– Умер! Амали! Умер!

Амали? О чем она говорит? Неужели вновь переживает в бреду старые воспоминания? От ее следующих слов Филип совершенно растерялся.

– Ты умер! Укушен ядовитой змеей! Что тебе нужно от меня, Филип? – Ее слова были прерваны очередными схватками, и она крепко схватила Филиппа за руки. – Помоги мне, Филип! Помоги мне!

Филип был озадачен словами Габби. Почему она решила, что он умер? Как объяснить ей, что он жив?

– Послушай меня внимательно, милая. Я не умер. Я здесь, рядом с тобой. Посмотри, – и он прижал ее руку к своей щеке. – Я приехал, чтобы помочь тебе. – Он очень осторожно поцеловал ее в губы, чувствуя, как смешивается их дыхание.

– Но мне сказали... – Габби была не в силах продолжать, охваченная новым приступом боли, и ее черты мучительно исказились.

– Тот, кто тебе сказал, что я умер, солгал, дорогая. – Габби попыталась ответить, но Филип приложил палец к губам. – Тсс! Не надо разговаривать. Береги силы. Дай мне обнять тебя, дай принять на себя твою боль. – Про себя Филип решил, что Габби выдумала его смерть, чтобы мысленно изгнать его из своей жизни. Боль может странным образом действовать на людей, а Габби в этот момент испытывала сильную боль.

Габби немного успокоилась, а Филип сел на кровать, обнял ее, как бы защищая от новых схваток, сотрясающих ее тело, и прошептал:

– Я люблю тебя. Я люблю тебя.

Вскоре в комнату вернулся доктор Рено и осмотрел Габби. Он с тревогой отметил, что она слабеет.

– Неужели вы ничего не можете сделать, доктор? – умолял его Филип, страдая от мучений Габби, которые не прекращались.

– Если вам это трудно выдержать, советую удалиться, потому что самое трудное еще впереди, – строго сказал доктор.

Филип стиснул зубы. Он не мог и не хотел оставить Габби теперь, когда она в отчаянии цеплялась за него.

– Я остаюсь, – произнес он с мрачной решимостью.

– Прекрасно! Я предвижу, что ваше присутствие понадобится.

Стемнело, и по комнате метались тени, пока Тилди, бесшумно двигаясь, зажигала лампы. Доктор Рено дремал в кресле, а Филип все так же сидел у постели Габби. Схватки становились все сильнее и сильнее.

Доктор Рено открыл глаза, потянулся и наклонился над кроватью, чтобы осмотреть Габби. Филип спросил тревожно:

– Как она, доктор?

– Она слабеет. У нее может не хватить сил, когда начнутся потуги. Я хочу, чтобы она попыталась сделать усилие сейчас. Прошу вас придерживать ее спину и плечи, чтобы ей было легче тужиться.

Произнеся несколько слов молитвы, доктор сосредоточился на Габби.

– Послушайте меня, мадам Сент-Сир. Вы должны помочь нам, или ваш ребенок погибнет. Вы меня слышите?

– Да, – слабо ответила она. – Не дайте моему малышу умереть! – Хотя она была совершенно измучена, ее твердая решимость родить Филиппу здорового ребенка победила усталость и боль.

– Напрягитесь, когда я вам скажу, дитя мое. Ребенок слишком слаб, чтобы сделать это самому.

Доктор Рено осторожно приложил ладонь к животу Габби и, почувствовав наступление следующих схваток, закричал:

– Тужьтесь!

Габби напрягалась изо всех сил. От усилия она прикусила губу, и Филип осторожно вытер кровь с ее подбородка.

Доктор опять скомандовал:

– Тужьтесь!

И снова лицо Габби покраснело от героических попыток выполнить указание доктора. Минуты тянулись как часы, и вдруг доктор воскликнул торжествующе:

– Вижу головку. – Он осторожно ввел щипцы и вытащил младенца на свет.

В комнате повисла глухая тишина. Доктор Рено бесконечно долгое время возился с младенцем, а по – том протянул его Тилди, которая стояла рядом. За – вернув младенца в мягкую ткань, та вышла из комнаты, беззвучно плача.

– Это была девочка, – сказал доктор Рено печально, обернувшись к Филиппу. – Мне очень жаль. Роды были слишком долгими. Я не мог спасти ее. Она была слишком маленькая и с недоразвитыми легкими. – В голосе доктора звучало сострадание. Спасать жизни – одно дело, а принимать на свет мертворожденных младенцев – занятие, без которого доктор предпочел бы обойтись.

Филип подавил рыдание и зарылся лицом в волосы Габби. Она, казалось, дремала и не слышала слов доктора.

– А что теперь? – спросил растерянный Филип.

– Дождемся последа и будем надеяться, что избежим осложнений, – сказал доктор с надеждой. Он положил обе руки на живот Габби и осторожно помял его.

Через несколько секунд тело Габби напряглось, и она закричала.

– Боже мой! – воскликнул доктор, и удивление осветило его усталое лицо. – Не может быть... это невозможно... и все же...

– В чем дело, доктор? – закричал Филип, готовый к худшему.

– Я и понятия не имел, что у вашей жены двойняшки! Сейчас появится еще один ребенок.

– Двойняшки! – Филип едва успел осмыслить это невероятное сообщение, как Габби в его руках забилась в схватках.

И почти сразу раздался ликующий крик доктора Рено:

– Есть, готов! Мальчик! Живой, Филип, он живой! – Затем раздался громкий плач. Филип слушал его с благоговением, и по его лицу текли слезы.

И вдруг он увидел бледное лицо Габби.

– Моя жена, – хрипло проговорил он высохшими губами. – Она... она?..

– Она держится. Если не будет кровотечения или горячки, она поправится. Я могу сказать откровенно, что, если бы роды продлились еще немного, у вас бы не было ни жены, ни ребенка. Но ваша жена молода и со временем должна Полностью восстановиться.

– А ребенок?

– Вы же слышали его, мой друг, – сказал доктор, хлопнув Филиппа по плечу. – Для близнеца, да еще недоношенного, он необычно крепкий ребенок. Кстати, близнецы нередко рождаются на свет раньше времени. Похоже, что этот маленький молодец получил больше половины питания, а сестричка оказалась слишком слабой и хрупкой, чтобы выжить. Но, с другой стороны, возможно, падение вашей жены с лестницы было причиной смерти девочки.

Тилди вернулась с маленьким свертком, который она подала Филиппу. Пораженный, он рассматривал этого крошечного человечка, восхищаясь его жизнеспособностью. Филип пальцем потрогал белокурые волосики на головке сына. Младенец раскрыл темно-синие глаза и с серьезным видом глазел на своего родителя. Филип бережно прижал ребенка к груди. Но, несмотря на прилив Нежности, постоянно мучившие его сомнения явились вновь: его ли это ребенок? Правду ли сказал доктор, что двойняшки часто рождаются до срока, или это беспомощное создание – сын человека, которого Филип ненавидит? Не в силах выдержать больше эти мучительные мысли, Филип протянул ребенка Габби, которая к этому времени очнулась и попросила показать ей ребенка.

– Пойдемте со мной, Филип, – сказал доктор, потянув его за рукав. – Судя по вашему виду, рюмочка бренди вам не помешает, а я уверен, что Дюваль держит отличный сорт. Тилди сейчас приведет в порядок вашу жену, и вы сможете повидать ее до того, как я дам ей успокоительное. Время и покой – лучшие лекари.

Они вместе спустились по лестнице и выпили по стаканчику великолепного бренди из запасов Марселя. Оба были очень уставшими, они почти не говорили. Через некоторое время вошла Тилди и сообщила, что Габби уже лучше, она немного пришла в себя.

Филип тяжело поднялся и, медленно ступая, пошел наверх. Он думал о том, что же скажет Габби. Одно было для Филиппа несомненно – он любит Габби.

Войдя, он увидел, как Габби кормит ребенка. Она с улыбкой счастья на губах приложила налившуюся молоком грудь к крохотному ротику малыша. Нехотя оторвав взгляд от ребенка, она посмотрела на Филиппа. Он видел следы пережитого страдания на ее лице, и сердце его наполнилось любовью к ней.

– Ты не умер, – тихо произнесла Габби, и ее фиалковые глаза засветились. – Я думала... думала, что мне лишь чудится, что ты здесь, со мной. Сквозь всю эту боль именно твой голос придавал мне мужества. Я бы не справилась без тебя, Филип. Спасибо... спасибо... – И Габби опустила глаза.

– Твой сын очень красив, дорогая, как и его мать. – По голосу Филиппа было видно, что он говорит от всей души. Он столько хотел рассказать ей, в стольком покаяться. – Я благодарен, что Бог привел меня в Сен-Пьер в тот час, когда я оказался тебе нужен. – Про себя он подумал, что неважно, чьему ребенку он помог родиться на свет, в любом случае это было волнующее переживание, которое он никогда не забудет. Но почему Габби решила, что он умер? Вслух он произнес: – Кто тебе сказал, что я умер? Марсель?

Услышав имя Марселя, Габби улыбнулась. Марсель ждал рождения ее ребенка с таким же нетерпением, как она сама. Как он обрадуется, узнав о том, что у нее родился сын!

– В чем дело, милая? – спросил Филип. – Почему ты так улыбаешься?

Габби была настолько измучена, что с трудом понимала вопросы Филиппа.

– Марсель будет так рад нашему сыну, – произнесла она слабым голосом, передала малыша вошедшей в комнату Тилди и почти тут же уснула.

Серые глаза Филиппа потемнели. Ее слова, как копье, пронзили его сердце, не оставив никакого сомнения.

Однако, наклонившись, он поцеловал ее неподвижные губы, прошептал: «Я люблю тебя! Я люблю тебя, моя милая. Прощай!» После этого он ушел, решив навсегда отделить себя от жизни Габби, Марселя и их сына, хотя не мог заставить себя сделать это по закону.

Получив сообщение Тилди о том, что у Габби родился сын, Марсель поспешил обратно в Сен-Пьер, чтобы быть вместе с любимой женщиной. Доктор рассказал ему о рождении близнецов, о том, что девочка умерла, и объяснил, каким важным оказалось присутствие Филиппа во время этих долгих и трудных родов. Марсель очень боялся, что Филип потребует возвращения Габби, и чувствовал тревогу и сомнения, пока не выяснил, что Филип вернулся в Бельфонтен сразу после рождения ребенка. Когда Филип уехал, Марсель понял, что Сент-Сир не признает своего отцовства, и на душе у него стало покойнее.

Марсель сразу полюбил это дитя. Габби назвала его Жан в честь Жана Лафита, чьим мужеством и отвагой она восхищалась. Ей казалось, что мальчику, который выжил, несмотря ни на что, подходит такое имя.

Если даже Габби и была разочарована или расстроена отъездом Филиппа, вслух она об этом не говорила. Она как будто смирилась с тем, что муж отказался от нее и ребенка, и полагала, что он благополучно устроился в Бельфонтене с Амали. Габби рассказала Марселю о тайном визите Амали и о том, как она упала с лестницы. Марсель был вне себя от гнева. Он собирался немедленно ехать в Бельфонтен и рассказать Филиппу о подлом поступке Амали, который чуть не стоил Габби жизни, но Габби воспротивилась.

Проходили дни, и самым большим счастьем для Габби было нянчить своего маленького сына. Иногда она горевала о маленькой девочке, которая оказалась слишком слабенькой, чтобы выжить. Она благодарила Бога за то, что он сохранил жизнь ребенку, наполнив мир Габби покоем и счастьем, какого она не испытывала уже давно.

Марсель очень любил маленького Жана. Он часто стоял у колыбельки, где завороженно наблюдал за малышом. Особенным удовольствием было для него смотреть, как Габби кормит малыша грудью. В это время Марсель воображал, как его собственные губы коснутся этих твердых сосков, к которым с такой радостью припадал Жан своим крохотным ротиком.

Марселя возбуждала мысль, что скоро Габби окажется в его постели, и он удивлялся собственному долготерпению. Теперь, когда она почти поправилась после родов, Марсель с трудом скрывал свое желание. Габби не трудно было угадать, о чем он мечтает. Она знала, что очень скоро Марсель получит награду, за которую служил верно и терпеливо.

В тот день, когда Жан достиг почтенного возраста в один месяц, Монтань-Пеле начал извергаться с новой энергией. Огонь и пепел, изрыгаемые кратером, являли собой впечатляющую и грозную картину. Потоки огненно-красной лавы потекли в сторону Сен-Пьера, но пока не представляли особой опасности. Извержение продолжалось без перерыва пять дней и ночей. Даже приверженцы религии Вуду чаще, чем обычно, приносили жертвы Дамбалле, чтобы умилостивить Бога горы. В конце недели извержение прекратилось так же внезапно, как и началось.

В Бельфонтене Филип безжалостно мучил себя работой. Он вставал на заре, а ложился после наступления темноты, и работа для него была единственным средством справиться с глубокой тоской по Габби. Его долгие размышления привели к тому, что он понял: его любовь к Габби и необходимость быть с ней вместе слишком сильны. А неожиданно проснувшийся вулкан беспокоил его. На его памяти Монтань-Пеле никогда не был активным так много дней подряд. Обычно из спящего вулкана лишь изредка подымалось облачко дыма. Повинуясь безотчетному страху, который Филип не мог себе объяснить, он решил поехать в Сен-Пьер и уговорить Габби вернуться вместе с сыном к нему в Бельфонтен.

Филип отправился в дорогу в тот день, когда выбросы лавы из Монтань-Пеле резко прекратились. Путешествие было трудным. Дорогу, которую называли «След» или «Трасса», в разных местах пересекали дотянувшиеся до этих мест языки лавы, так что ездить по этой дороге было небезопасно. Стемнело, когда Филип наконец добрался до Сен-Пьера и отправился прямо в свой городской дом, где всю ночь нервно шагал из угла в угол, думая о Габби. Филип понятия не имел, что он будет делать, если Габби откажется ехать с ним обратно в Бельфонтен. Так или иначе, он должен убедить Габби, что любит ее, что она нужна ему. Сон не шел к нему, был таким же неуловимым, как Габби в эти бурные годы их брака. Наконец перед рассветом Филип упал на кровать и забылся тяжелым сном.

Проснувшись, Габби с удивлением обнаружила, что ставшие привычными раскаты вулкана не слышны. В спальне раздавался плач маленького Жана. Вскоре замолк и Жан, которому кормилица дала грудь. В первые дни Габби яростно возражала против кормилицы, желая сама кормить малыша, но в конце концов Марсель и доктор Рено уговорили ее, объяснив, что так будет лучше для малыша. Для удовлетворения материнского инстинкта она будет кормить Жана только три раза в день, а остальное время им будет заниматься кормилица. Габби размышляла об этом, когда раздался стук в дверь.

– Войдите! – крикнула Габби, думая, что это кормилица Луэлла принесла Жана. Габби уже привыкла каждое утро брать сыночка на руки и играть с ним. К ее удивлению, вошел Марсель. Еще больше она удивилась, когда Марсель закрыл дверь и подошел к ее кровати.

– Что-то случилось, Марсель? – нервно спросила Габби.

– Все великолепно, дорогая, – улыбнулся Марсель. – Все просто великолепно. – Он непринужденно сел рядом с ней, не отводя от нее взгляда своих изумрудных глаз. Только теперь она заметила, что у Марселя в руках письмо.

– Это от Элен. Я подумал, что ты захочешь узнать новости вместе со мной.

Габби радостно всплеснула руками:

– Как наша маленькая плутовка? Что пишет про мужа? Она счастлива?

Элен так и не вернулась в Сен-Пьер вопреки первоначальным планам. На следующий день после рождения Жана от нее пришло письмо, где говорилось, что она влюбилась и остается у сестры. Селеста одобрила ее выбор, и свадьба состоится через месяц в Новом Орлеане. Селеста тоже написала письмо, в котором расхваливала жениха Элен и находила его вполне подходящим.

Марсель дал свое согласие, и свадьба состоялась в Новом Орлеане. Теперь Марсель читал вслух письмо Элен, и глаза Габби затуманились слезами. Каждая строчка говорила о том, как счастлива ее подруга, как радуется семейной жизни, как любит своего мужа и любима им. Когда Марсель закончил читать, Габби уже плакала, не скрываясь.

– Что с тобой, дорогая? – спросил Марсель. – Ты заболела? – Он обнял ее и прижал к себе, остро ощущая выпуклости ее гибкого тела сквозь тонкую ночную рубашку.

– Ничего не случилось, Марсель, – ответил Габби, плача. – Я просто очень счастлива за Элен. Ее жизнь, ее брак будут совсем не такими, как у меня. Я надеюсь, что она никогда не утратит любви и доверия мужчины, которого любит.

– Дорогая, счастье от тебя не уйдет. Я собираюсь сделать тебя такой же счастливой, как Элен, а может быть, и больше. У меня для тебя великолепные новости. Через три недели во Францию отплывает корабль «Надежный», и я заказал места для нас троих. Я уже отправил письмо Линетт, где прошу, чтобы Пьер, ее муж, подал прошение в суд по твоему делу. К тому времени, как мы прибудем во Францию, для получения развода останутся чистые формальности. Пьер Боннар человек очень влиятельный и пользуется уважением в адвокатских кругах. Как только ты станешь свободна, мы поженимся. Те жестокие годы, когда ты была женой Филиппа, вскоре забудутся.

– Так скоро? – спросила Габби. – Стоит ли так скоро покидать Мартинику? Я не уверена, что доктор Рено позволит мне ехать. Ведь я еще пока под его наблюдением. – Габби почему-то была расстроена внезапностью сообщения Марселя. «Неужели я просто изобретаю предлоги?» – в отчаянии подумала Габби. Все равно Филиппу она явно не нужна, так отчего бы не поехать?

– Морской воздух будет тебе очень полезен, – сказал Марсель. – Я уверен, что доктор меня поддержит. Он сказал, что удовлетворен тем, как быстро ты поправилась. Или есть другая причина, по которой ты хочешь задержаться в Сен-Пьере? – спросил он, прищурившись.

– Я... конечно, нет! – возразила Габби, пожалуй, слишком горячо на взгляд Марселя. – Мы с Жаном будем готовы к отъезду через три недели.

– Значит, доктор сказал мне правду и ты действительно поправилась?

– Да.

Она ответила очень тихо, но ее ответ воспламенил Марселя. Он не мог удержаться от того, чтобы не погладить ее прикрытое лишь ночной рубашкой тело. Марсель благоговейно прикоснулся губами к ее щеке, потом к шее. Спустив ночную рубашку с плеч Габби, Марсель обнажил ее тяжелые груди и нащупал ртом налитый молоком сосок. Габби протестующе вскрикнула и попыталась оттолкнуть Марселя, но лишь больше раззадорила его. И вдруг она ощутила, что его руки и губы вызывают ответный огонь в ней, так долго лишенной мужского внимания.

– Ты хочешь меня, любовь моя, я точно это знаю, – прошептал Марсель хриплым от возбуждения голосом. – Позволь мне любить тебя.

Приняв молчание Габби за согласие, Марсель встал и начал сбрасывать одежду. Руки его тряслись, и все тело дрожало от долго сдерживаемого желания. Он успел снять сюртук и галстук, когда в комнату вошла кормилица с маленьким Жаном на руках.

Остановившись как вкопанная, Луэлла воскликнула:

– О, простите меня, мадам Габби! Я думала, что вы одни. – Растерянная служанка опустила голову, чтобы скрыть смущение.

Габби поспешно прикрылась простыней, а кормилица старалась смотреть куда угодно, только не на Марселя и Габби. Их намерения были очевидны, и все-таки Луэлла до конца не была уверена, какие же отношения связывают ее хозяина с этой женщиной, бывшей женой другого. Чрезвычайно смущенная, Луэлла робко подошла к кровати, отдала Габби ребенка и убежала.

Марсель пробормотал нечто невнятное, глядя, как Габби поднесла малыша к своей груди, с которой несколько мгновений назад под воздействием ласк Марселя уже закапало молоко. Хотя и крайне раздосадованный, Марсель не мог не улыбнуться, когда Жан жадно схватил маленьким ротиком сосок Габби, прижав крохотные кулачки к груди матери.

– Везет парню! – сказал он тихо, легко проведя пальцем по головке малыша, покрытой светлым пухом. – Сегодня вечером, моя дорогая, – прошептал он, и в его глазах горело желание, – сегодня ты станешь моей.

Смысл его слов был очевиден, и Габби почувствовала, что думает о вечере со смешанным желанием и страхом.

Некоторое время спустя, когда Марсель был в своей конторе, Тилди пошла на рынок, а Луэлла с Жаном на прогулку, Габби сидела в гостиной за чтением романа, но не могла сосредоточиться. Ее мысли постоянно возвращались к сцене, которая произошла утром в спальне, и к тому, как быстро откликнулась она на ласки Марселя. Габби уже давно поняла, что их соединение неизбежно. Ну что страшного в том, что она отдастся Марселю до того, как они поженятся? Кто больше Марселя имеет право на ее любовь? Уж, конечно, не Филип, который своим отсутствием ясно дал понять, что она вольна поступать как ей заблагорассудится. Так почему она продолжает чувствовать себя так, как будто предает Филиппа? Разве он не предает ее с Амали в этот самый момент?

Громкий стук в дверь нарушил тишину. Габби, вспомнив, что она в доме одна, поспешила на стук. Распахнув дверь, она увидела Филиппа. На его загорелом лице сияла смущенная улыбка.

Неожиданность встречи взволновала Габби.

– Филип! – воскликнула она.

– Можно войти?

Габби не могла ни пошевелиться, ни произнести ни слова. Так и не дождавшись приглашения, Филип раскрыл пошире дверь и вошел. – – Я должен поговорить с тобой, Габби, – попросил он, умоляюще глядя на нее. – Ты одна?

С трудом обретя голос, Габби сказала:

– Да, совсем одна. Даже Жан с няней на прогулке. – Габби опустила голову под пристальным, настойчивым взглядом Филиппа и старалась справиться с бушевавшими в ней чувствами.

– Есть какое-нибудь место, где нам не помешают? – спросил Филип, посмотрев в сторону комнаты, где, как он знал, находился кабинет Марселя.

Габби молча повела его туда.

Филип закрыл за собой дверь и тихонько повернул ключ в замке. Его глаза светились незнакомым»! мягким светом.

– Жан, – сказал он. – Значит, ты назвала своего сына Жан. А Марсель одобряет?

– Марсель одобряет все, что я делаю, – резко ответила Габби. – Что тебе нужно от меня, Филип? – язвительно спросила Габби. – Если бы мы с Жаном были тебе не безразличны, ты бы не исчез из Сен-Пьера, даже не попрощавшись.

Глаза Филиппа стали непроницаемыми, и они предпочел не отвечать пока на ее вопрос и сменил, тему разговора.

– Ты великолепно выглядишь, моя милая. – Жарким взглядом он пожирал ее стройную талию, ее полные груди, и Габби покраснела от его пристального внимания. Он непроизвольно провел рукой по шелковистой щеке. Когда он видел Габби в последний раз, ее великолепную кожу портили синяки. Он провел рукой по ее подбородку и опустил руку.

– Материнство тебе идет, малышка. Ты еще никогда не была такой красивой... и такой желанной.

Боясь лишиться самообладания, Габби отстранилась от его прикосновения.

– Что тебе нужно, Филип? Зачем ты пришел? Смеяться надо мной?

– Вопреки твоим предположениям я пришел не для этого.

– Тогда зачем ты пришел? – спросила Габби, которую слова Филиппа не успокоили.

– Разве ты не догадываешься, Габби? – Он положил ей руки на плечи и приблизил ее к себе так, что их тела соприкоснулись. Габби показалось, что ее обволакивает туманная дымка.

– Объясни мне, Филип, – тихо произнесла Габби, неожиданно ощутив смутную надежду. – Объясни, зачем ты здесь. – Она вдруг вспомнила слова любви и ободрения, которые говорил ей Филип во время долгих и мучительных часов рождения Жана.

– Ты нужна мне, Габби. Я хочу, чтобы ты и Жан вернулись со мной в Бельфонтен. Мне необходима твоя любовь, твоя нежность, твоя страстность. Мне нужна моя жена. Ах, Габби, милая, я так тебя люблю! Мне кажется, я люблю тебя с той минуты, когда ты впервые предстала передо мной.

Сердце Габби забилось от радости. Филип любит ее! Хочет забрать обратно ее и сына! Одно неуловимое движение, неожиданное для них обоих, и Габби оказалась в объятиях Филиппа.

Его губы нежно ласкали ее. Габби жадно отвечала на поцелуи Филиппа, ее руки обвивались вокруг его шеи, гладили темные вьющиеся волосы у него на затылке. И он, и она чувствовали, насколько их взаимное желание было яростным, мучительным, отчаянным. Филип стал раздевать Габби, а ее пальцы проворно расстегивали пуговицы его рубашки. С каждой секундой его страсть возрастала, и он медленно опустил ее на ковер.

Приподнявшись на локте, Филип наблюдал за сменой чувств на прекрасном лице Габби, наслаждаясь огнем желания в ее фиалковых глазах. Краешком глаза он заметил капельку молока, вытекшую из набухшего соска. Со стоном, похожим на стон боли, он наклонился и слизал языком эту капельку. Габби задрожала, как в лихорадке, когда Филип стал ласкать языком сначала одну розовую грудь, потом вторую, так что ей казалось, что она сходит с ума от наслаждения. Когда он поднял голову, у него на» губах осталась белая полоска, как у Жана после кормления, и Габби не могла не улыбнуться.

– Тебе хорошо со мной, милая? – спросил! Филип, увидев ее улыбку.

– Очень, любимый, – вздохнула она.

– Повтори еще раз. Скажи, что любишь меня.

– Любимый! – повторила Габби. – Люби меня, любовь моя! Мы так давно не были вместе!

Филип не нуждался в дальнейших приглашениях и не пропустил ни один дюйм ее тела, лаская ее руками и губами. Ее тело выгибалось ему навстречу, и каждая частичка, каждая клеточка оживали под его прикосновением. Он вошел в нее медленно, нежно, и ее тело раскрылось для него, как цветок раскрывается навстречу солнцу. Он впился в ее губы жадным и властным поцелуем, который прервал ее вскрики и стоны. Ее особенный аромат окутал его воспоминанием о прошлых радостях, и он сильными толчками подводил ее все ближе и ближе к блаженству. Вскоре они оказались в мире, где желание и удовлетворение желания вытеснили все остальное, и они вместе закружились в вихре страсти, более мощной, чем извержение вулкана Пеле.

Габби медленно возвращалась в обычный мир с вершины блаженства и увидела, как Филип ей улыбается. Такой улыбки, как сейчас, она у него еще не видела.

– Я кажусь тебе смешной, Филип? – спросила она.

– Не могу поверить в это чудо, – сказал он нежным голосом. – Твой вкус, запах, ощущение твоего тела навеки запечатлелись во мне. Я не могу жить без тебя.

– Неужели это правда? Ты хочешь взять нас с Жаном с собой в Бельфонтен?

– Никогда в жизни я не был так серьезен.

– А как же Амали? – беспокойно спросила Габби.

– Амали больше нет в Бельфонтене, – ответил Филип.

– Ты насовсем отказался от Амали? – спросила Габби недоверчиво. – А где она?

– Амали... у других людей. – В его голосе появился саркастический оттенок.

– Но я думала, что она принадлежит тебе?

– Теперь уже нет, малышка.

– Ты ее продал?

– Мне ничего другого не оставалось после того, что она с тобой сделала. Боже мой, Габби, почему ты мне не рассказала? Я бы давно ее отослал, если бы знал о ее вероломстве. Обряды Вуду – совсем не шутка.

– Если бы я тебе рассказала, это ничего бы не изменило. Ты тогда слишком сердился на меня и убедил себя, что я стала любовницей Марселя.

– Но теперь я выяснил, почему ты подвергла риску свою жизнь и потеряла ребенка в тот день.

– Так ты знаешь?

– Да. Амали призналась, что видела, как ты стояла на пороге комнаты и наблюдала за нами в тот день, когда я... когда я занимался с ней любовью. Прости меня, Габби. Это было случайным поступком, впервые со времени твоего приезда в Бельфонтен. Я совершенно не собирался спать с Амали. Прошу тебя простить меня, так же, как я прощаю тебе то, что ты стала любовницей Марселя. Мы можем начать все сначала, ты и я, создать нашу собственную семью. Но тебе не стоит беспокоиться из-за Жана. Я чувствую большую симпатию к мальчугану.

Слова, которыми он хотел утешить ее, произвели неожиданное действие.

– Но я никогда... Я не...

– Тише, моя дорогая. Между нами не должно быть больше никакой лжи. Сын Марселя для меня будет как мой собственный. Разве я не доказал это, когда помог ему появиться на свет?

– Жан – твой сын, Филип, – прошептала Габби, задыхаясь. – Жан – твой сын!

Наступило невероятно долгое молчание. Он пристально смотрел на нее и ничего не говорил, наконец он произнес:

– Поверь мне, Габби, Жан будет для меня как сын. Разве я не обещал тебе этого?

– КАК сын! – огорченно повторила Габби.

– Ну как мне убедить тебя, что я буду любить твоего сына и хорошо с ним обращаться?

– Любить его, хорошо с ним обращаться, но не признавать его сыном. Ты это хочешь сказать? Будь честен, Филип.

– Ты хочешь правду? Изволь. Я не могу решиться признать твоего сына своим, дорогая. У меня слишком сильные сомнения.

– Значит, он никогда не унаследует твой любимый Бельфонтен, ты это пытаешься сказать?

– По-твоему, недостаточно, что я собираюсь воспитывать сына другого мужчины в своем доме? Не проси меня оставить Бельфонтен все-таки не родному сыну.

Филип, не дожидаясь ответа Габби, поцеловал ее жадно и страстно, но их прошлое встало между ними глухой стеной. Габби не откликнулась на его поцелуй. Отстранившись, он беспокойно посмотрел на нее.

– Я еще раз прошу тебя, Филип, не покидай меня и твоего сына. – Габби говорила умоляющим голосом. – Жан может быть лишь твоим ребенком, так как никого, кроме тебя, у меня не было.

Филип пристально вглядывался в ее лицо, пытаясь понять.

– А как же сроки? – сказал он ровным голосом. – Ты принимаешь меня за дурака? Я умею считать до девяти!

Габби сразу поняла тщетность своих слов. Хотя Филип любил ее и со временем мог бы полюбить и Жана, самолюбие вряд ли позволит ему смягчиться. Почему-то он убедил себя, что отец маленького Жана – Марсель. Со слезами на глазах Габби встала.

– Одевайся скорее, моя дорогая, – велел Филип. – Как только твоя няня с Жаном вернется, мы отправимся в Бельфонтен. Ты можешь прислать за вещами позже. – Несмотря на сердитые слова, которыми они только что обменялись, Филип ни на минуту не сомневался, что Габби поедет с ним.

– Я не поеду, – печально сказала Габби, одеваясь.

– Ты отказываешься? – спросил он, пораженный. – Как ты можешь сомневаться в моей любви после того, что мы только что пережили вместе? Если ты решишь остаться с Дювалем, это будет концом наших отношений. Я не буду таким глупцом, чтобы повторять одну ошибку дважды, – сказал он многозначительно.

Тут Габби произнесла слова, потрясшие Филиппа:

– Существует большая вероятность, что я не смогу больше зачать ребенка, а если и смогу, то не смогу доносить его до срока. Доктор Рено сказал, что у меня какое-то повреждение в области таза из-за падения с лестницы. То, что Жан выжил, это просто чудо. Так что, если ты сейчас отвергнешь Жана, у тебя может вообще не быть наследника, пока ты женат на мне.

Филип старался сдержать чувства, бушевавшие в нем. Какой ужасный выбор! Признать своим ребенка, который, вполне возможно, зачат от другого, или развестись с женой!

– Ты уже второй раз губишь меня, – сказал он устало. – И оба раза из-за твоего падения. Из-за чего ты упала на этот раз, Габби? Уж в этом ты не можешь винить меня или Амали. – Внезапно Филип вспомнил, как Габби в бреду во время родов произнесла имя Амали.

– Кто тебе сказал, что я умер, Габби? – спросил он.

– Амали.

– Амали! Трудно поверить. Лишь накануне я отвез ее... к ее новому хозяину.

– Это правда, – с горечью сказала Габби. – Она пришла сюда днем и вынудила меня впустить ее, заявив, что ты умер от укуса змеи. Она... она даже намекнула, что ждет от тебя ребенка.

– И что потом? – тихо спросил Филип.

– Известие о твоей внезапной смерти сильно меня расстроило. Я пошла вверх по лестнице, ни о чем не думая, лишь желая остаться наедине с моим горем. К моему ужасу, Амали обогнала меня на лестнице, вытащила из-под юбки змею и сунула ее мне в лицо. – Филип задохнулся от гнева. Габби продолжала со слезами на глазах: – Я чувствовала, как ядовитое жало коснулось моей щеки и в ужасе отшатнулась. Наверно, я оступилась или потеряла сознание, потому что очнулась только в спальне, когда ты был рядом со мной.

– Опять Амали! Неужели меня всю жизнь будут преследовать гибель и бессмысленное разрушение всего, что мне дорого? – простонал Филип, закрывая лицо руками. – Если бы Амали не подстроила твое падение...

– Разве что-нибудь изменилось бы?

– А так, как сейчас обстоят дела...

– Сейчас дела обстоят так, – закончила Габби вместо Филиппа, – что мы опять в том же положении, как в тот момент, когда ты оставил меня здесь у Марселя. Что бы я тебе ни говорила, твое мнение обо мне не изменится.

Филип не ответил.

– Прощай, Филип. Желаю тебе обрести счастье и наследника, о котором ты мечтаешь, с другой женщиной. Твоя любовь оказалась недолговечной. По существу, Жан принадлежит Марселю. А после сегодняшнего вечера Марсель и на меня сможет предъявить права.

Смысл слов Габби был абсолютно ясен, и Филип ощутил на сердце холод и пустоту. Если даже Габби до сих пор не была любовницей Марселя, то теперь готова разделить с ним ложе. Филип мрачно подумал, что его любовь ничего для нее не значит. Он молча стал одеваться. Лицо его было как непроницаемая маска. День начался для него радостным предвкушением, их любовное слияние, казалось, предвещало счастливое будущее, и вдруг такой горький конец. Но теперь поздно предаваться сожалениям. Габби не хочет и не может принять то, что он ей предлагает, ей нужно больше.

Филип резко распахнул дверь из кабинета в холл и чуть не сбил с ног Луэллу, которая возвращалась с Жаном с прогулки. Та едва не выронила ребенка, но Филип одной рукой успел подхватить младенца, а другой поддержал женщину. Пока Луэлла приходила в себя от испуга, Филип держал на руках Жана, пораженный осмысленным взглядом малыша. С тех пор, как он последний раз его видел, цвет его глаз сменился с темно-синих на серо-голубой. Кожа его была нежной, как лепесток цветка, и Филип, не отдавая себе отчета, осторожно провел пальцем по гладкой щечке ребенка.

Габби, стоя за спиной Филиппа, молча следила, как он погладил лицо сына и улыбка смягчила резкие черты его лица. Когда он заметил, что Габби на него смотрит, он повернулся к ней, передал ей ребенка и вышел.

В ту секунду, как Филип скрылся из виду, Габби охватила такая огромная усталость, что, если бы Луэлла не забрала Жана, Габби могла бы выронить ребенка. Испуганная внезапной бледностью и сильной дрожью Габби, Луэлла закричала, и на шум прибежала Тилди.

– Отнеси ребеночка в детскую! – скомандовала Тилди, сразу оценив обстановку. – Быстрее, мадам Габби больна, мы должны отвести ее в спальню.

Луэлла уложила Жана в колыбельку и вернулась, чтобы помочь Тилди проводить Габби.

– Я пошлю за доктором, – сказала Тилди.

– Нет, – слабо запротестовала Габби, ложась в постель. – Я уверена, что со мной ничего серьезного. Несколько часов сна – вот и все, что мне нужно. Вот увидите, завтра все будет в порядке.

Тилди недоверчиво покачала головой, но ей ничего не оставалось, как подчиниться желанию Габби. Она знала, что к ужину вернется месье Марсель, она ждала его, чтобы узнать, что же делать дальше. Тилди давно догадалась о разрыве между Габби и Филиппом и знала, что Марсель испытывает сильные чувства к ее новой госпоже.

День сменился вечером, а заметного улучшения в состоянии Габби не наступало. За эти бесконечные часы она то впадала в сон, то просыпалась, беспорядочные мысли роились в ее сознании. Лишь одно она сознавала – часть ее жизни пришла к концу. Теперь у нее остались только Жан и Марсель. Значит, у нее больше нет причин отказывать Марселю.

Уже в сумерках, когда на улицы спустился туман, Марсель вернулся домой. Осторожно вошел в спальню Габби. Тилди встретила его в дверях с грустными новостями, и Марсель сразу велел послать за доктором. Он зажег лампу и озабоченно всматривался в лицо Габби, на котором выступили капельки пота.

– Боже мой! – воскликнул он. – Почему мне раньше не сообщили? Ты больна, дорогая, серьезно больна.

Габби облизала потрескавшиеся губы. Заметив это, Марсель налил воды в стакан и поднес к ее губам. Габби с жадностью выпила.

– Завтра все будет в порядке, – пообещала она, стараясь придать своему голосу больше убедительности.

– Скоро придет доктор, – сказал Марсель, убирая пряди волос с ее лба.


Через час Тилди провела в спальню доктора Рено, который немедленно отослал всех из комнаты, прежде чем приступить к осмотру. Марсель беспокойно шагал взад и вперед под дверью Габби.

Наконец доктор Рено вышел из комнаты с озабоченным видом. Он закрыл за собой дверь и заговорил:

– Если вы хотите, чтобы я помог мадам Сент-Сир, Дюваль, я должен знать правду. – Он устремил на Марселя усталый взгляд. – Я, должен знать, в каких отношениях вы находитесь с мадам Сент-Сир. К этому времени она с ребенком давно должна была вернуться к своему мужу в Бельфонтен. По крайней мере, мне так дали понять.

– Они... они расстались, – неохотно ответил Марсель.

– Я так и подозревал с самого начала, но после того, как Сент-Сир присутствовал при рождении своего сына, я подумал...

– Ничего не изменилось. Когда Габби поправится, я отвезу ее с ребенком во Францию и до бьюсь развода. Как только он состоится, мы с ней поженимся.

Доктор Рено внимательно посмотрел на Марселя и задал следующий вопрос. Вопрос, который, возможно, он не должен был задавать.

– А вы... вы находитесь в близких отношениях с мадам Сент-Сир?

– Конечно, нет, доктор! – с негодованием ответил Марсель. – Я люблю Габби, это правда, но за кого вы меня принимаете? Я не прикасался к ней до рождения ребенка, а после этого не хотел ничем повредить ей, пока она полностью не оправится после тяжелых родов.

– Гм, – задумался доктор и почесал подбородок. Он верил Дювалю, но при осмотре больной доктор Рено понял, что Габби вступала в интимные отношения с мужчиной всего несколько часов назад. Ему явилась странная догадка, и он спросил:

– А месье Сент-Сир не навещал сегодня свою жену?

Марсель сощурился, потом широко раскрыл глаза. «К чему клонит доктор? – спрашивал он себя. – Какое отношение этот нелепый вопрос может иметь к болезни Габби?» Вслух он ответил:

– Сомневаюсь, доктор, но я выясню, если это важно.

– Мне кажется, да, – кивнул доктор.

Прервав разговор, Марсель пошел искать Тилди и Луэллу. То, что он услышал, весьма его обеспокоило. Неужели визит Филиппа расстроил Габби настолько, что вызвал ее болезнь? Откуда доктор узнал? Неясные сомнения, в которых он сам себе не признавался, мучили его. Когда он сообщил доктору Рено, что Филип действительно приходил днем, доктор лишь кивнул утвердительно, не встречаясь взглядом с Марселем.

– Вы что, полагаете, что визит Сент-Сира каким-то образом повинен в болезни Габби? – спросил огорченно Марсель.

– Честно говоря, Дюваль, ее болезнь для меня загадка.

– Так почему вы задаете вопросы по поводу наших с ней отношений?

Серьезно поразмыслив, доктор Рено решил сохранить при себе свое открытие. Было очевидно, что за несколько часов до этого Сент-Сир и его жена вступили в интимные отношения. А если это произошло, то расторжение их брака не настолько предрешенное событие, как кажется Дювалю. Тем более сам Дюваль признался, что никогда не был в интимных отношениях с мадам Сент-Сир. Но доктор все равно не мог понять связь между визитом Сент-Сира и болезнью его жены. Дюваль узнал со слов слуг, что уход Сент-Сира был очень поспешным. Может быть, он поссорился с женой, и их прощание было далеко не мирным. В таком случае потрясение от того, что близость с мужем завершилась расставанием с чувством горечи и взаимными обидами, могло спровоцировать болезнь. Наконец доктор принял решение и ответил на вопрос Марселя:

– Мне необходимо было узнать, не произошло ли сегодня нечто особенное, что могло вызвать нервное потрясение и, следовательно, болезнь. Мадам Сент-Сир все еще не полностью восстановила силы после рождения ребенка.

– И что вы решили? Доктор Рено тяжело вздохнул.

– Если бы мне было точно известно, что именно произошло между мужем и женой сегодня днем, мне было бы легче ответить. Нет сомнения, что мадам Сент-Сир серьезно больна. Я полагаю, Сент-Сир рассказал вам об ужасном случае в Норфолке? – Марсель кивнул, и доктор продолжал: – Эта лихорадка может быть скрытым проявлением воздействия наркотических средств, которые ей тогда ввели, на ее неокрепший организм.

– И как ей помочь?

– К сожалению, мы можем немногое. Пусть она больше спит, много пьет, и еще необходимо делать ей холодные обтирания. Я оставлю лекарство от жара и приду завтра, если вы не пришлете за мной раньше.

Он протянул Марселю маленький флакончик с темной жидкостью и начал спускаться по лестнице.

– Да, вот еще что, – вспомнил он. – Пусть мадам Сент-Сир не кормит ребенка, пока жар не спадет и она не окрепнет. В случае, если в ее крови есть инфекция, ребенок может заразиться через молоко. Если у нее будут болеть груди, Луэлла знает, что надо делать.

Марсель проводил доктора до дверей и сразу вернулся в комнату Габби и пробыл там всю ночь, обтирая ее тело влажным полотенцем и вливая в запекшиеся губы питье. Он старался разобрать слова, что бормотала Габби в бреду, но единственным отчетливым словом было имя «Филип», его Габби повторяла снова и снова.

К полуночи Габби пришла в себя. Она осторожно тронула Марселя за руку, и он, вздрогнув, очнулся от легкой дремоты.

– В чем дело, милая? – спросил он, заметив, что она на него смотрит.

– Прости меня, Марсель.

– За что, любовь моя?

– Эта ночь должна была быть для нас особенной. Я знаю, что ты надеялся... что ты хотел...

– Тсс, – сказал он и приложил палец к ее губам. – Будут и другие ночи. У нас впереди вся оставшаяся жизнь, чтобы любить друг друга.

– Вся оставшаяся жизнь, – повторила Габби грустно и опять впала в забытье.

На следующий день доктор Рено сказал, что пациентке лучше, но приступы жара и бреда продолжались. Доктор повторил свой первоначальный диагноз и предписания, посоветовав Марселю держать Габби в постели три дня после того, как спадет жар.

Доктор сказал, что теперь его можно не вызывать, если не будет ухудшения. После его отъезда Марсель нехотя оставил Габби на попечение Тилди, а сам принял ванну и пошел спать.

Через несколько часов Марселя неожиданно разбудила Тилди, которая энергично трясла его за плечо. Он моментально проснулся.

– В чем дело? Что-то случилось с Габби?

– У мадам Габби боли, – ответила она несколько туманно. – Я... я не знаю, что делать.

– Какие боли? – Увидев, что Тилди не знает, как выразиться, Марсель догадался, в чем дело. – Где Луэлла?

– Кормит ребенка, месье Марсель. Хотите, чтобы я ее позвала?

– Нет, пусть кормит. Я сам пойду к мадам Габби. Ты иди на кухню.

Сомневаясь в способности Марселя облегчить боль Габби, Тилди все же исполнила его указание. Через несколько минут Марсель, одетый в халат, вошел в спальню Габби и сразу понял, в чем дело.

– Жан! Принесите мне Жана, – умоляла Габби. – Я должна покормить его.

– Доктор строго приказал, чтобы во время твоей болезни Жана кормила только Луэлла. – Увидев огорченный взгляд Габби, Марсель продолжал: – Ты должна подумать о сыне. Ведь он может заразиться через твое молоко.

– Я... я об этом не подумала, – слабым голосом сказала Габби. – Но что же мне делать? – Хотя она прикрылась простыней, на белоснежную ткань уже протекло пятно с ночной рубашки Габби.

– Позволь мне помочь тебе, милая, – сказал Марсель мягко. Он откинул простыню и расстегнул до пояса пуговицы ночной рубашки Габби, обнажив ее груди, набухшие от молока. Марсель зачарованно смотрел на белую жидкость, которая стекала струйками с ее набухших сосков. Он осторожно протянул руку и коснулся сначала одного, потом другого полушария. Они были горячие и распухшие, и Габби вскрикнула от боли, хотя его прикосновение было очень осторожным.

Не колеблясь больше, Марсель лег рядом с ней и, не обращая внимания на ее слабые протесты, взял в рот налитый сосок и стал осторожно сосать, пока молоко не потекло свободно, наполняя его рот густой сладковатой жидкостью. Марсель любил Габби, он не задавался вопросом, понравится ли это ей, он лишь хотел облегчить страдания любимой женщины. Почти сразу же боль в ее груди утихла и вскоре исчезла совсем. Габби вздохнула, когда Марсель пододвинулся к другой груди и снова начал свою работу. Избавившись от боли, Габби сразу захотела спать. Почувствовав, как исчезла напряженность ее тела, Марсель нехотя поднял голову, застегнул ночную рубашку Габби, укрыл ее простыней и, тихонько поцеловав в губы, на цыпочках вышел из комнаты.

На следующий день, хотя Габби выглядела гораздо лучше, Марсель решил не рисковать ее душевным состоянием и не сообщил ей, что утром в дом заявился поверенный Филиппа с документом, в котором говорилось, что Филип собирается просить развода через французский суд. Основание для развода – супружеская измена! У Марселя была еще одна причина сохранить эти сведения при себе. Он боялся, что Габби, узнав про это, откажется ехать с ним во Францию, а Марсель надеялся, что, когда они б