Book: Влюбленные сердца



Влюбленные сердца

Конни МЕЙСОН

ВЛЮБЛЕННЫЕ СЕРДЦА

Глава 1

Вайоминг, 1868 год


Уже совсем стемнело, когда Джесс остановил лошадь под густыми кронами тополей, растущих вдоль берегов реки Лодж-пол. На красивом лице Джесса лежал отпечаток усталости. Пожалуй, со времен войны, когда в его врачебном искусстве нуждались двадцать четыре часа в сутки, он не чувствовал себя таким разбитым.

Спешившись и расседлав жеребца, Джесс привязал его к дереву. Слава Богу, кругом предостаточно и воды, и сочной травы. А что, прикидывал про себя Джесс, если отважиться и заехать завтра в Шайенн, где можно потратить последние деньги на необходимые припасы? Он был более чем уверен, что его никто не узнает, так как плакаты с его портретом и сообщением о розыске вряд ли смогли попасть в Вайоминг к этому часу. Джесс потянулся, разминая затекшее тело, и принялся складывать костер из собранных поблизости хвороста и щепок. Когда огонь разгорелся, он достал из сильно похудевшего за долгую дорогу мешка помятый котелок, который подобрал в одном из безымянных городков на северо-западной границе Канзаса. С трудом передвигая онемевшие ноги, Джесс спустился к реке и зачерпнул воды, потом повесил посудину над костром.

Поджидая, пока кофе вскипит, Джесс достал несколько ломтиков вяленой говядины, сухой бисквит и выудил со дна мешка неизвестно каким чудом сохранившуюся банку консервированной фасоли. Открыв ее ножом, он разложил свой нехитрый ужин на жестяной помятой тарелке и налил кофе в видавшую виды кружку.

Он так устал, что почти не притронулся к еде, и, подложив под спину седло, потягивал кофе, наслаждаясь его запахом. Кофе получился именно такой, как любил Джесс. Горячий и темный. Достаточно крепкий, чтобы тепло разлилось по всему телу, добравшись до кончиков пальцев. Прикрыв глаза, он смаковал божественный напиток.

Картины недавнего прошлого, которые он и рад был бы забыть, да не мог, проплывали у него перед глазами. Война. Смерть, Ужасающее зловоние изувеченной плоти. Несчастные, которым он пытался помочь. Трупы, трупы… Юные солдаты, совсем мальчишки, с первым пушком на щеках, смотрели на него полными надежды, блестящими глазами. Мужчины постарше, хмурые и ожесточившиеся, тоже ждали чуда, но их раны были слишком серьезными.

«Господи, война так жестока и бессмысленна», — со вздохом подумал Джесс. Тем не менее он с гордостью служил Конфедерации, спасая почти безнадежных. После победы северян и разгрома оппозиции Джесс вернулся домой, зная, что его искусство обязательно пригодится людям.

Он почти уснул, когда услышал, как кто-то приближается к его лагерю. Сон как рукой сняло. Он потянулся за револьвером и замер.

Двое мужчин подъехали совсем близко и, соскочив с лошадей, подошли к костру.

— Вот тебе раз, старина, — произнес один из них. — Твоим кофе пахнет на всю округу. Не возражаешь, если мы составим тебе компанию?

— Мне хватило всего на одну кружку, и я только что выпил ее, — проговорил Джесс, досадуя на появление подозрительных типов. Лицо каждого покрывала недельная щетина, от них за версту несло пивом и дешевым одеколоном. Похоже, парни неплохо проводили время в объятиях проституток.

— Не беспокойся приятель, у нас все при себе, — заверил один, почесывая подбородок.

— В таком случае ради Бога… — ответил Джесс, засовывая револьвер в кобуру.

— Премного благодарны. Ты сам-то откуда будешь? Из здешних мест или…

— Из Канзаса, — ответил Джесс.

— Канзас, хм-м… Мы с Лаки недавно навестили Канзас. Мое имя Колдер, Джей Колдер. А это мой брат Лаки.

— Так вы браться Колдер? — выпалил Джесс, прежде чем успел что-то сообразить. Братья Колдер несколько месяцев назад ограбили банк в Топике и убили охранника. Но кажется, говорили о трех братьях, а не о двух.

Джей ткнул брата в бок.

— Что я говорил? Этот парень слышал о нас. — Он оценивающе оглядел Джесса. — Похоже, ты бежишь от самого себя.

— Можно сказать и так, — уклончиво отозвался Джесс. Ему не хотелось обсуждать подробности с этими бандитами.

— Так, так, так, вижу мы одного поля ягоды, — усмехнулся Лаки. — И что же с тобой приключилось, старина?

— Меня зовут Джесс.

Джей достал из седельных сумок две кружки, налил в них кофе и протянул одну брату. Затем, по-турецки усевшись прямо на траве, оба закурили самокрутки и, пуская клубы дыма, пригубили кофе.

— Я слышал, будто вас трое, — осторожно заметил Джесс. Уголки губ Джея скорбно опустились вниз.

— Вчера мы похоронили Дэнни. Он глотнул пулю, когда мы брали банк. Это случилось в Шайенне два дня назад. Думали, все обойдется, но он истек кровью прежде, чем мы привезли его к своему доктору. Проклятие! Он был младшим в семье. — Джей покачал головой. — Не знаю, как смотреть в глаза нашей несчастной матери. Мы обещали ей заботиться от нем.

Они молча потягивали кофе, скорбя о потере младшего брата. Джесс подкладывал щепки в костер, подумывая про себя: будет хорошо, если ему удастся выбраться из этой переделки, сохранив свою шкуру.

Легкое дуновение ветерка пронеслось в ночном воздухе, когда одетая во все черное фигура неслышно прокралась за старый тополь. Ни Джесс, ни братья Колдер не поняли, что за ними наблюдают. Слившись с темнотой, незнакомец вытащил пару шестизарядных револьверов и взвел курки.

Но даже этот легкий щелчок не заставил сидевших у костра насторожиться. Тогда человек в черном смело шагнул в светлый круг от костра с двумя револьверами наготове.

Джесс и братья Колдер потянулись за оружием.

— Спокойно. Одно движение, и я стреляю. Живые вы или мертвые, мне наплевать.

Голос был низкий, грудной, с едва заметной хрипотцой.

— Ба, да это же «охотник за головами», — процедил Джей. — Откуда тебя принесло, черт бы тебя побрал?!

— Я здесь, и этого вполне достаточно, — ответил тот. — А теперь бросайте оружие. Поймать сразу трех Колдеров — это удача, которая мне и не снилась.

— Подожди-ка минутку, парень, — послышался голос Джесса. — Я не Колдер.

Незнакомец скользнул по Джессу пренебрежительным взглядом.

— Заткнись! Ты и твои братья убили банковского сторожа в Шайенне два дня назад. Мне наплевать, кто из вас троих сделал это. Виноваты все.

— Но я не…

— Бросайте оружие, — повторил незнакомец. Видя, что Джей медлит, мужчина выстрелил так точно, что оставил метку на ухе грабителя.

— О-о… — взвыл Джей, прикрывая ладонью кровоточащее ухо. — Какого черта?

— Хватит болтать, делайте, что сказано.

Джесс невольно поежился. Он расстегнул ремень и швырнул кобуру с револьвером на землю. Лаки последовал его примеру, то же сделал и Джей. Незнакомец нагнулся, теперь можно было разглядеть его высокую худощавую фигуру, облаченную по все черное. Брюки обтягивали слишком широкие для мужчины бедра, просторная рубашка небрежным узлом завязывалась на по-девичьи тонкой талии, низко надвинутая черная шляпа полностью скрывала лицо, и лишь глаза, неправдоподобно зеленые, сверкали из-под полей.

— Ты, — сказал юноша, кивком головы указывая на Джесса. — Возьми веревку и свяжи своих братьев. И не пытайся схитрить, если тебе дорога жизнь.

Джесс снял веревку с седла и подошел к Лаки, намереваясь связать его первым. «Охотник за головами» не шутил, и mi не собирался испытывать его терпение. Позже, когда обнаружится ошибка, все уладится. Если, конечно, они не узнают, что Джесс Гентри находится в розыске.

И вдруг в один момент все покатилось в тартарары… Где-то в своей одежде Лаки прятал маленький пистолет. Незнакомец мгновенно почувствовал опасность и выстрелил. И в тот самый момент выстрелил Лаки. Джесс в ужасе наблюдал, как оба выстрела достигли цели. Лаки, качнувшись, упал на колени, кровавое пятно расползалось по плечу. Незнакомец коротко вскрикнул и, сделав несколько неверных шагов, тоже упал.

Джей опустился на колени около брата, в ту же секунду Джесс бросился к незнакомцу.

— Он жив! — закричал Джей. — Ты ведь не умрешь, правда, Лаки?

— Мне нужен доктор, — прохрипел Лаки, держась за раненое плечо. — Этот чертов парень ранил меня.

— Я знаю, — кивнул Джей. — Не беспокойся, он не уйдет от меня, но мы должны срочно показать тебя доктору.

Он оглянулся на Джесса, который, склонившись над юношей, пытался нащупать пульс.

— Этот мерзавец мертв? — яростно спросил Джей. Джесс предпочел солгать, чтобы сохранить жизнь юноше.

К несчастью, в этот момент раненый громко застонал.

— Так он еще жив? — крикнул Джей. — Прикончи его, старина. Да поживее.

Джей наклонился, достал из валявшейся на земле кобуры револьвер и направил его на лежащего юношу. Джесс понимал, что все решают минуты.

— Я все сделаю, — покладисто произнес он, потянувшись за своим револьвером.

Джей хмуро покосился на него, затем снова повернулся к брату. Джесс встал и прицелился чуть в сторону от головы юноши. Внезапно раненый открыл глаза, зеленые, как трава. Рука Джесса дрогнула.

— Чего ты тянешь? — крикнул Джей. — Ты мужик или тряпка? Пристрели этого подонка! Или мне помочь?

— Заткнись, Джей, лучше позаботься о своем брате. Зажми рану, чтобы остановить кровь. Я без тебя справлюсь…

— Поторопись!

Неподвижные зеленые глаза все еще смотрели на Джесса. В их сверкающей глубине он не заметил ни мольбы, ни страха. В них читалась скорее покорность судьбе и, может быть, сожаление.

— Закрой глаза и не двигайся, — прошептал Джесс, надеясь, что «охотник за головами» поймет все правильно.

Он выстрелил в землю в нескольких дюймах от головы юноши. Затем опустился на колени и кровью, уже успевшей пропитать рубашку раненого, нарисовал пятно на его бледном чистом лбу.

— Ну что, он мертв? — окликнул Джей.

— Мертвее не бывает, — ответил Джесс. Джей бросил взгляд в сторону юноши.

— Хорошо. Я должен доставить Лаки к доктору. Может, пойдешь с нами? Нам не помешает еще один ствол.

— К сожалению, я вынужден отказаться, — ответил Джесс. — Предпочитаю действовать в одиночку. Поторопись, пока он не истек кровью.

— Да. Ты прав. На твоем месте я держался бы подальше от Шайенна, пока не найдут тело.

Джесс счел за благо промолчать. К его удивлению, Лаки вполне прилично держался в седле, и преступники наконец двинулись в путь. Джесс вернулся к раненому, молясь про себя, чтобы он был жив. Юноша еще не приходил в сознание.

Джесс приподнял его за плечи, чтобы половчее расстегнуть жилет. Шляпа упала, и длинные темные волосы рассыпались по плечам. На какую-то долю секунды Джесс замер в полном недоумении. Он смотрел на раненого, не желая верить своим глазам. Осторожно сдвинув кожаный жилет, он дрожащими пальцами расстегнул черную рубашку, под которой оказался пропитанный кровью корсаж, украшенный тонким кружевом.

Что за черт? Женщина!

В жизни он не попадал в столь дурацкое положение. Место женщины дома, она должна воспитывать детей, готовить пищу и ублажать мужа, а не бродить по округе с парой заряженных револьверов за поясом. Кровавое пятно на правой груди женщины росло, и это заставило Джесса направить ход своих мыслей в более важное русло. Его долг — не судить, а исцелять людей.

Джесс отстегнул от седла медицинскую сумку, которую всегда возил с собой, и вернулся к раненой женщине. Он разрезал скальпелем пропитанную кровью одежду, стараясь смотреть на рану, а не на бюст, равного которому он не видел за всю свою жизнь. Молочно-белые холмы завершались розовыми дерзкими сосками.

Джесс достал из сумки пузырек с карболовой кислотой и полил себе на руки. Затем дотронулся пальцами до раны. Женщина застонала и открыла глаза.

— Не смей… прикасаться… ко мне. — Ее голос был полон боли.

— Ш-ш… Я постараюсь не сделать больно. Нужно извлечь пулю. В моей аптечке есть немного опия, это снимет боль.

— Не прикасайся… ко… мне, — повторила она сквозь зубы.

— Послушайте, леди, — мягко начал он, — или я извлеку эту пулю, или вы умрете. — Он нахмурился и строго добавил: — Придержи язык, времени у нас нет. Ты и так потеряла много крови.

Безумные, полные боли глаза уставились на него.

— Твои братья…

— Они мне не братья, и они ушли. — Он потянулся к сумке, чтобы достать опий. — Ты собираешься помочь мне, или силой влить в тебя это снадобье?

Она сжала губы и зыркнула на него колючим взглядом.

Джесс тяжело вздохнул: ему не следовало ввязываться в это дело. Открыв пузырек с опием, он поднес его к губам женщины. Она отказалась выпить, тогда он зажал ей нос двумя пальцами и накапал в рот нужную дозу.

Она вздрогнула, поперхнулась и проглотила. Джесс довольно хмыкнул, сел на корточки и разложил инструменты на куске белой тряпочки. Затем продезинфицировал набор инструментов карболкой. Подкинув дров в огонь, Джесс вернулся к своей пациентке. Она уже спала под действием опия.

— Прекрасно, — буркнул Джесс и взялся за скальпель. Он не хотел причинить ей боль, во всяком случае, не больше, чем следовало.

Прежде чем вынуть пулю, Джесс внимательно осмотрел рану. Пуля вошла в двух дюймах ниже плеча, как раз над правой грудью, едва не задев легкое. Он собрал все свои силы, пот застилал ему глаза. Но руки знали свое дело, действуя точно и уверенно. Скальпель вошел в плоть. Когда он извлек пулю, из раны хлынула кровь. Он сжал края надреза и остановил кровотечение.

Когда он прижигал рану карболкой, женщина жалобно застонала.

— Потерпи, — сказал Джесс и дал ей еще одну дозу опия, чтобы спокойно завершить операцию. Теперь оставалось наложить швы. Когда он вдевал шелковую нить в ушко иглы, руки его дрожали. Но дрожь прошла, как только он вернулся к пациентке. Впервые ему пришлось извлекать пулю из нежного женского тела.

Аккуратно наложив швы, он перевязал рану полосками марли и отступил, чтобы полюбоваться своей работой. Красотка выживет, если ее организм справится с неминуемой лихорадкой.

Джесс мало что мог предпринять, чтобы устроить ее поудобнее. Разложив свою походную постель поближе к огню, он осторожно поднял раненую и, уложив ее, прикрыл одеялом. Затем сел рядом на жесткую землю. Оставалось только ждать и наблюдать. Хотя Джесс и гнал от себя сон, но усталость взяла свое. Он задремал и проснулся от крика женщины.

— Зак! Мне больно, — всхлипывала она, мечась из стороны в сторону.

Ее голос был хриплым, лицо осунувшимся. Джесс поднес кружку к ее губам:

— Попей!

Она отхлебнула, поперхнулась и снова впала в забытье. Джесс подкинул сухих веток в костер, затем вернулся к больной, размышляя над причинами, которые могли бы подтолкнуть такую красивую женщину к неподобающему ее полу занятию — розыску бандитов, за головы которых объявлена награда. А она действительно была красивой. Красивой и очень женственной. Ему следовало догадаться, что она женщина, когда он увидел эти длинные ноги, затянутые в тугие брюки. И голос… Грудной, слишком высокий для мужчины.

Черт! Женщина — «охотник за головами»! Помилуй Бог, что заставило ее выбрать такую опасную профессию? О чем думали ее родители? Или муж? Кто такой этот Зак? Очевидно, кто-то, кого она любила. Если бы Зак был сейчас здесь, уж Джесс растолковал бы ему, что к чему. Что это за мужик, который позволяет хрупкой женщине преследовать опасных преступников? Чем дольше он думал об этом, тем сильнее закипала в нем ярость. Ее могли убить. Если бы он не был опытным врачом, она бы уже лежала мертвой в луже собственной крови.

Глаза закрылись сами собой, и Джесс провалился в сон. Его разбудил дневной свет, и первое, что он увидел, — взгляд огромных зеленых глаз, устремленных прямо на него.

Мэг Линкольн не спала уже добрых десять минут. Ее мысли путались. Мужчина, знакомый ей со вчерашнего вечера, сидел рядом, обхватив колени руками и уронив на них голову. Он спал. Она не видела его лица, лишь густые, выгоревшие на солнце каштановые волосы.

Она знала, что перед ней один из братьев Колдер, но никак не могла сопоставить сведения о грабителях с этим мужчиной, который, как оказалось, был опытным доктором. Ни один из Колдеров не изучал медицину.

Мэг с трудом сдерживала стон. Боль оказалась такой чудовищной, что слезы брызнули из глаз. Она хотела увидеть Зака. Когда она нуждалась в нем, он всегда появлялся.

Внезапно мужчина пошевелился, поднял голову и взглянул на нее. У него ореховые глаза, отметила она, с золотыми искорками. Ее удивляло, как, испытывая такие мучения, она умудрилась обратить внимание на такие мелочи. Однако глаза — это еще не все. Мужчина был определенно красив, что нисколько не умаляло его мужественности. Слащавых красавчиков она терпеть не могла. Широкий лоб, четко вылепленный нос, пухлые губы. Нельзя сказать, что его черты отличались правильностью, свойственной классическим образцам, но все вместе являло собой то, что наверняка восхищало не одну женщину. Высокий, с отличной мускулатурой и широкими плечами, само воплощение мужественности и силы.

— Проснулась?

В его голосе слышался еле уловимый южный акцент. Ей это понравилось. Но она отогнала эту мысль прочь. Она должна думать о более важных вещах.

— Почему ты не уехал вместе со своими братьями? — слабо пискнула девушка. Она облизала пересохшие губы, но во рту было по-прежнему было сухо, как в пустыне.



— Хочешь попить?

Она слабо кивнула. Он поднес кружку к ее губам.

— Пей медленно, — предупредил он. Мэг сделала глоток, потом другой.

— Пока достаточно. Как ты себя чувствуешь?

— Невероятная тяжесть… Как будто я проглотила… пушечное ядро. Ты… не ответил на мой вопрос.

— Колдеры мне не братья и вообще никто. Я пытался объяснить, но ты не захотела слушать. Они набрели на мой лагерь незадолго до твоего появления. Никогда прежде я не встречал их.

— Я… не верю… тебе.

— Побереги себя, леди. Стал бы я спасать твою жизнь, если бы был одним из них?

Мэг не знала, чему верить. Трое мужчин ограбили банк и проходили в розыске как братья Колдер. Впрочем, мысли ее путались. Боль затмевала сознание. Она разберется во всем потом, как-нибудь потом.

— Что, больно? Она слабо кивнула.

— Я дам обезболивающее.

Он приподнял ей голову, поднес пузырек к губам и наклонил его. На этот раз она глотнула без всяких возражений.

— Как тебя зовут?

— Мэг Линкольн.

— А меня Джесс Гентри.

Джесс Гентри, подумала Мэг, проваливаясь в сон… Джесс… Это ложь. Скорее всего… он Колдер. Она хотела только узнать, откуда у него познания в медицине и почему он решил спасти ей жизнь.

— Спи, — приказал Джесс, убирая влажные пряди с ее лба. — Тебе потребуется много сил, чтобы выздороветь.

— Зак… — Имя упало с ее губ подобно дождевой капле.

Пока Мэг спала, Джесс разглядывал ее лицо. Совсем молоденькая, немногим больше двадцати. Во сне ее лицо не искажала гримаса боли. Широкий, чистый лоб, без единой морщинки, высокие скулы, полные чувственные губы, кошачий разрез глаз, четко очерченные брови. Чертовски соблазнительна.

«Неужели некому было разумно поговорить с ней, думал Джесс. — Или она нарочно искала смерти? Только женщина, которая не очень дорожит жизнью, могла выбрать такую опасную профессию. Похоже, у красотки сильный характер и стальные нервы».

Осторожно поднявшись, Джесс потянулся и спустился к реке умыться и освежиться. Сняв рубашку, он плеснул водой в лицо, на плечи, грудь. Он бы с удовольствием окунулся, но решил, что сможет сделать это позднее. Если Мэг проснется, ей понадобится помощь. Первым делом он должен подстрелить кролика и сварить крепкий бульон, а потом поймать лошадь Мэг.

Снова натянув рубашку, Джесс вернулся в лагерь. Мэг все еще спала. Он проверил свои револьверы, пристегнул их к ремню и исчез в тени тополей. Он нашел кобылу Мэг, спокойно пощипывающую траву в нескольких ярдах от его стоянки. Оставив лошадку пастись, он отправился за дичью.

Через полчаса с лошадью Мэг и двумя кроликами он вернулся в лагерь.

Мэг все еще спала. Джесс освежевал и выпотрошил кроликов, положил одного в котелок с водой, а другого решил поджарить на углях. Померив температуру Мэг, обрадовался, что она всего лишь немного повышена, и осмотрел рану — нет ли нагноения.

Если так пойдет и дальше, то слава Богу, с облегчением вздохнул Джесс. К несчастью, при таких ранениях положение может измениться мгновенно. Он сидел, устремив взгляд в пространство, думая о Рейфе и Сэме, когда Мэг проснулась и жалобно спросила:

— Я умру?

Джесс вернулся к реальности:

— Нет, если мне удастся помочь.

— Я хочу пить.

Он осторожно приподнял ей голову и поднес кружку к ее пересохшим губам. Она пила жадно, затем вздохнула и подняла на него глаза, словно спрашивала, не хватит ли.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался Джесс. «Потеряла много крови, — размышлял он. — Слишком бледна».

— Как будто я уже одной ногой в могиле. Никак не пойму, почему ты не ушел вместе с братьями?

— Я не Колдер, — коротко повторил Джесс. — Я говорил тебе ночью, как меня зовут.

Мэг смущенно взглянула на него:

— Джесс Гентри. Я помню, но…

— Лучше подумай о себе. Обо мне подумаешь позже.

— Я хочу домой.

— Тебе пока нельзя двигаться. Через несколько дней, возможно… Мы должны немного подождать и посмотреть, что будет с раной.

Глаза Мэг округлились.

— Посмотреть… что? Не умру ли я?

— Послушай, всегда есть опасность инфекции. Я продезинфицировал рану карболкой и надеюсь, этого достаточно. Если нет, то подскочит температура. Но не тревожься, я доктор и знаю, как тебе помочь.

В ее глазах Джесс прочел недоверие. Но гораздо больше его беспокоило другое, а именно: как спасти ей жизнь.

— А сейчас я дам тебе еще опия, — ласково произнес Джесс, потянувшись за пузырьком. — Тебе нужно как можно больше спать. Когда проснешься, будет готов бульон из кролика.

Мэг покачала головой:

— Нет, не надо больше опия. Я не могу думать, когда сплю.

— И не надо. Просто соберись с силами, чтобы поправиться. Ты ведь хочешь вернуться к Заку, не так ли?

Мэг изумленно распахнула изумрудные глаза:

— Откуда ты знаешь о Заке?

— Ты звала его ночью. Это твой муж? Мэг покачала головой.

— Брат? — Снова отрицательный жест. — Отец?

— Нет.

Джесс прекратил вопросы. Ясно, Зак — ее любовник. Ах черт, как же жаль, что его нет сейчас здесь, он бы задал ему хорошую трепку! По его разумению, мужчина не должен позволять женщине зарабатывать на жизнь таким рискованным способом.

— Открой рот, Мэг, — жестко приказал Джесс. — Я дам тебе еще немного опия, чтобы ослабить боль.

Мэг смотрела на него, затем неохотно открыла рот. Когда она проснулась несколько часов спустя, Джесс терпеливо накормил ее бульоном и кусочками кроличьего мяса. Она снова уснула. Джесс разжег костер и устроился на ночь на попоне, которую снял с лошади Мэг.

Ее стоны посреди ночи пробудили его от глубокого сна, и он подвинулся к ней. Даже совсем несведущий в медицине человек разглядел бы первые признаки инфекции. Кожа Мэг была влажной от пота, девушка металась в бреду, темные пряди полос прилипли к мокрому лбу. Ее тело горело огнем. Если температура до утра не спадет, это убьет ее.

Не раздумывая, он стянул с нее брюки и белье и на руках отнес ее к реке. Несмотря на теплую ночь, вода оказалась ледяной. Сидя в воде, он держал ее на коленях, позволяя прохладным струям омывать горячее тело. Он держал ее до тех пор, пока температура не спала. Затем снова положил ее на подстилку и снял с раны повязку.

Ударивший в нос сладковатый запах перенес его в последние дни войны, когда раненые умирали так быстро, что он даже не успевал осмотреть их. Он словно заново переживал те ужасные дни, глядя на безжизненно лежавшую женщину.

«Я не хочу, чтобы она умерла», — мысленно взмолился Джесс. Он слишком часто видел смерть, чтобы позволить костлявой унести еще одну жизнь. Он готов был бросить вызов самому дьяволу, лишь бы не дать этой женщине умереть. Отогнав прочь все сомнения, Джесс принялся за дело.

Продезинфицировав руки и скальпель, он начал чистить рану. Зеленоватый гной брызнул из надреза, но Джесс лишь стиснул зубы и продолжал работу. Полилась чистая алая кровь. Джесс обработал рану карболкой и решил пока не зашивать ее. Останется шрам, но что значит шрам по сравнению с жизнью?

Моя руки в реке, он молча просил небеса пощадить Мэг. Юная, только начинающая жить, она не заслуживала смерти.

Глава 2

Всю ночь и весь следующий день Джесс ни разу не сомкнул глаз. Бессчетное количество раз он спускался к реке, чтобы принести воды и обтереть горячее, как пламя, тело женщины. Он подносил к ее губам ложку то с водой, то с бульоном или уговаривал проглотить порошок, который поможет снизить температуру. По меньшей мере дважды он снимал повязку и очищал рану от гноя.

Когда Джесс помогал Мэг отправлять естественные надобности, он всякий раз напоминал себе, что сейчас должен действовать как врач, отринув свою мужскую суть. Но смотреть на красивую девушку ему не возбранялось, верно? Вот он и смотрел. Смотрел и восхищался прелестной формой груди, округлостью упругих ягодиц и нежным очертанием бедер. Ни единой капли жира, одни лишь подтянутые мускулы — и тем не менее невероятная женственность. Он гнал прочь неподобающие мысли, стараясь сосредоточиться на том, что нужно его пациентке.

Миновали три тревожных дня. На четвертый день он заметил первые признаки улучшения. Температура упала, пропал лихорадочный блеск в глазах. И, что особенно важно, рана больше не гноилась.

— Я еще жива? — Она едва ворочала языком.

— А ты сомневалась в этом?

— Иногда мне казалось… — Мэг замолчала и задумалась. — Сколько же это продолжалось?

— Шесть дней с той минуты, как тебя ранили. И я все время боялся, что ты не выкарабкаешься. Поздравляю с возвращением в жизнь!

— Я никогда не думала, что буду обязана жизнью преступнику, — вздохнула Мэг.

— Ты мне ничем не обязана. Когда ты сможешь выслушать меня, я объясню эту путаницу. А сейчас мы должны подумать, как подкрепить твои силы. Ты хочешь есть?

Она покачала головой.

— Я хочу пить.

— Это пожалуйста. — Он поднес кружку к ее губам, и она сделала несколько жадных глотков.

— Помоги мне сесть, — попросила Мэг, утолив жажду. Джесс окинул ее скептическим взглядом.

— Ты еще слишком слаба.

— Если я буду все время лежать, то совсем ослабну. Я хочу поскорее вернуться домой. Зак, наверное, с ума сошел от беспокойства.

Снова Зак, подумал Джесс. Она так часто звала этого типа в бреду, что Джесса уже тошнило от его имени.

— Начнем с того, что Зак не должен был отпускать тебя. Что это за мужчина, который разрешает своей женщине гоняться за бандитами?

Мэг сердито нахмурилась:

— Ты не знаешь Зака. И не имеешь права судить его. Ты собираешься помочь мне, или я должна сделать это сама?

— Лежи спокойно, — приказал Джесс. — Лишние движения только разбередят рану. Сейчас она выглядит вполне сносно, но я не могу гарантировать полное выздоровление, если ты не станешь слушаться. Пока ты спала, я подстрелил куропатку и сварил бульон. Когда поешь, я подумаю, позволить тебе сесть или нет.

Мэг наблюдала за ним из-под полуприкрытых век. Он налил бульон в кружку, покрошил мясо и вернулся к ней.

— Я не стану есть, пока не сяду, — настаивала Мэг.

— А ты упрямая женщина, — проворчал Джесс. — Хорошо, я принесу седло и подложу тебе под спину. Но старайся двигаться как можно меньше.

Джесс принес седло и, осторожно приподняв Мэг, усадил ее.

Мэг задержала дыхание, ожидая со страхом, не станет ли боль сильнее. Но нет, казалось, та отступила. И тогда она вдруг поняла, что сидит абсолютно голой, на ней нет ничего, кроме повязки, прикрывающей рану. Она ухватилась за одеяло и здоровой рукой потянула его к подбородку.

— Моя одежда! Где она?

— Я пытался отстирать кровь, скоро принесу ее.

— Ты раздевал меня?

Джесс приподнял изящно очерченную бровь.

— Ты видишь еще кого-то рядом? Послушай, Мэг, я доктор.

— Ты мужчина! — Она была на грани истерики.

— Успокойся, Мэг. Доктор — не мужчина.

Но его заверения ничуть не убедили Мэг. Ее жизненный опыт говорил, что все мужчины, за исключением Зака, который доказал свою преданность, были просто-напросто скотами. Зак — добрейший, нежнейший друг… Он никогда бы не обидел ее в отличие от других мужчин.

— Почему я должна верить, что ты доктор?

— Но ты жива. Какое еще доказательство тебе нужно? — Он зачерпнул ложкой бульон и поднес к ее губам. — Открой рот…

Чудесный аромат дразнил ее обоняние, и рот открылся сам собой. Джесс осторожно начал кормить Мэг. Одна ложка, затем другая, и так до тех пор, пока кружка не опустела.

— Еще? — спросил он, радуясь, что к ней вернулся аппетит. Она была по-прежнему очень бледна, но губы слегка порозовели.

— Пожалуй, пока хватит. Где моя одежда?

— Зачем она тебе?

— Я должна… мне нужно… — Она покраснела и отвернулась.

— А-а, — протянул Джесс, сразу поняв, о чем речь. — Я отнесу тебя вниз, к реке. Ты сможешь полежать в воде, но только постарайся не мочить рану.

— Я могу идти…

— Это исключено.

Мэг еще сильнее покраснела, когда Джесс наклонился к пей, снял одеяло и поднял ее на руки.

— Ты не можешь… так не годится… это неприлично!

— Успокойся, Мэг. Ты всего лишь больная, нуждающаяся в моей помощи. Поняла?

«Ложь!» — подумал про себя Джесс. Он прекрасно сознавал, что держит на руках обнаженное женское тело. Он ухаживал за Мэг в течение нескольких дней, видел самые сокровенные части ее тела, стараясь, насколько мог, не сосредоточиваться на них. Но не было дня за все это время, когда бы пи не замечал ее красоты.

Подойдя к реке, он сделал несколько шагов и опустил Мэг в воду.

— Ты не возражаешь, если я отлучусь ненадолго? Схожу за мылом и полотенцем.

— Иди, — буркнула Мэг сквозь стиснутые зубы.

Джесс коротко кивнул и зашагал к лагерю. Когда он вернулся с мылом и полотенцем, Мэг спокойно сидела там, где он ее оставил, позволяя неспешному течению омывать ее. Это напомнило ему, что неплохо бы и самому искупаться и побриться. Он уселся на бревно и начал снимать ботинки.

— Ты принес мыло? — спросила Мэг.

Он протянул руку. На ладони лежал кусок мыла.

— Вот. Я сам хочу залезть в воду.

Расстегнув ремень, он начал стаскивать брюки. Мэг смутилась:

— А ты не можешь подождать, пока я закончу?.. Это… неприлично.

Джесс сурово взглянул на нее:

— Уверен, что я не первый мужчина, которого ты видела обнаженным. Отвернись, если тебе неловко.

Мэг повернула голову, но успела заметить сильные ноги, покрытые мягкой порослью темных волос. И обрадовалась, что на нем есть белье, и, похоже, он не собирается их снимать.

Мэг так и сидела отвернувшись, когда Джесс вошел в воду. Он присел позади нее, и она почувствовала, как его рука осторожно намылила ей спину. Она насторожилась.

— Я сама могу…

— Нет, пока не можешь. — Он передал ей мыло. — Помни, нельзя мочить повязку. — Сказав это, он нырнул в глубину.

Мэг мылась как могла. Она быстро устала и хотела только одного — поскорее лечь. Джесс прав: она еще слишком слаба, и ей стоит слушаться, если от этого зависит ее жизнь.

Спустя некоторое время Джесс вернулся к ней.

— Ты готова отправиться назад? — Он вглядывался в ее лицо. — Ты слишком бледная. Все, для первого раза достаточно.

— Я… готова, — ответила Мэг. Но почему ее голос так дрожит? — Ты принес полотенце? В моей седельной сумке есть полотенце…

— Нашел. Так ты готова? Обними меня за шею здоровой рукой.

Мэг послушалась, поморщившись, когда он нечаянно задел правое плечо. Держа Мэг на руках, Джесс направился к бревну, где оставил полотенце, и, сев, досуха вытер ее. Он делал это очень осторожно, чтобы не потревожить повязку. Когда руки Джесса двинулись вниз по ее телу, Мэг не выдержала и вырвала полотенце.

— Я сама закончу. Спасибо.

Он усмехнулся и поднялся. Не выпуская ее из рук, зашагал к лагерю. Как только он опустил ее на постель, она быстро натянула одеяло до самого подбородка.

— Тебе надо сейчас поспать. А я тем временем постараюсь подстрелить какую-нибудь дичь и приготовить обед.

— Я… не устала, — заявила Мэг, подавляя зевок. — Может, просто прикрою глаза на минутку.

— Вот и хорошо, — кивнул Джесс и отправился на берег забрать свою одежду. Когда он вернулся, Мэг уже спала.

Сиреневые сумерки окутали землю, когда Мэг проснулась. Приятный аромат разливался в воздухе, и Мэг вдруг поняла, от чего так сильно проголодалась.

— Ну как, хорошо выспалась? — спросил Джесс, склонившись над ней.

— И сколько же я проспала?

— Довольно долго, — усмехнулся он.

— Думаю, я бы с удовольствием что-нибудь съела… Это хороший признак, правда?

— Очень хороший. Я принесу еду, но сначала сменю повязку.

* * *

Он попытался стянуть с нее одеяло, но она перехватила его руку.

— Это обязательно?

— Мэг, убери руку. Я уже видел все твои прелести, уверяю тебя.

Мэг поджала губы и отвернулась, не в состоянии выдержать его взгляд. Так ли уж обязательно об этом напоминать?

— Хорошо. Делай что должен.

Джесс осторожно снял старую повязку и наложил новую.

— Заживает прекрасно, но останется шрам. Тебе не очень больно? У меня еще осталось немножко опия.

— Нет! Не хочу опия. Я лучше потерплю.

— Ну вот, — улыбнулся Джесс, накрывая ее одеялом. — Не так уж страшно, правда?

— Вроде бы нет.

— Хочешь поесть?

— Помоги мне сесть.

На этот раз, пока он помогал ей, она держала одеяло у подбородка. Когда Джесс принес тарелку, полную ароматного рагу из кролика, она потянула носом и довольно улыбнулась.

— Слава Богу, что не бульон, — проговорила Мэг, вдыхая вкусный запах. — Где ты взял овощи?

— Я нашел на берегу дикий лук, а картошку и морковь купил на ферме. Совершенно случайно вышел к дому фермера, когда охотился. — Чего Джесс не сказал, так это то, что отдал последние деньги, чтобы купить овощи.

Поставив тарелку на колени, держа ложку в левой руке, Мэг с аппетитом принялась за еду.

— Очень вкусно.

— Тебе помочь?

— Нет, спасибо, сама справлюсь.

И справилась. Покончив с едой, блаженно откинулась на постели.

Помыв посуду в реке, Джесс вернулся и, опустившись на землю возле Мэг, пощупал ее лоб. Жара нет. Это хорошо.

— Когда я смогу уехать отсюда? — напрямик спросила Мэг. Он неопределенно пожал плечами:

— Посмотрим, как пойдет дело. Я не хочу осложнений. Мэг глубоко вздохнула:

— Почему я должна тебе верить? Ты был вместе с братьями Колдер. Три брата ограбили банк. Три, не два. Твоя история звучит неправдоподобно. Почему я должна верить, что ты Джесс Гентри, а не Колдер?



— Потому что существует один неоспоримый факт — третий брат Колдер, Дэнни, погиб. Джей рассказал мне, что его настигла пуля, пока они пытались взять банк. Он умер от потери крови, прежде чем они успели довезти его до врача.

Мэг с трудом верила ему.

— Во что ты впутался?

— Ни во что я не впутался. Я представления не имел, кто они такие. Они даже не скрывали свои имена и без зазрения совести рассказали мне о своих «подвигах». Я слушал и думал только об одном — удастся ли мне спасти свою шкуру, и тут неизвестно откуда явилась ты.

— Дэнни Колдер мертв?

— Так они сказали, и у меня нет основания им не верить. Ты не смогла бы выжить без медицинской помощи. Я видел много разных ран во время войны, но твоя, пожалуй, особенно опасна.

— Ты был военным доктором? Он кивнул.

— Ты сражался на стороне южан? Джесс криво улыбнулся:

— Это все мой говор? Рейф и Сэм избавились от южного и цента, но мои усилия остались тщетными, как я ни старался.

— Кто эти Рейф и Сэм?

Он молчал, глядя в одну точку. Мэг показалось, что он не собирается отвечать, но он все же разлепил губы:

— Мои братья.

— Расскажи мне о них. Откуда ты родом? Джесс отвел глаза.

— Мне не хочется говорить ни о них, ни о себе. Я сейчас думаю о том, как бы заставить тебя поверить, что я на самом деле доктор Джесс Гентри.

Его напор и искренность убедили ее. Но тем не менее осторожность не помешает. Доктор или нет, мужчина всегда остается мужчиной. Зак был единственным, кому она полностью доверяла.

— Очень хорошо, — нехотя согласилась она.

— А ты не хочешь рассказать мне, как и почему стала «охотником за головами»?

Мэг покачала головой:

— Не думаю.

— А кто такой Зак? Кто он тебе?

— Я устала, Джесс. Спокойной ночи. — Она отвернулась. Джесс решил проявить мудрость и не настаивать. Почему он должен беспокоиться, если ей вздумалось гоняться за преступниками? «Потому что ты спас ей жизнь, и тебе неприятно думать, что подобное может случиться с ней снова», — ответил он себе.

— Спокойной ночи, Мэг.

На следующий день Мэг проснулась раньше Джесса и решительно приподнялась, собираясь сесть сама. Когда ей удалось сделать это, не чувствуя особенной боли, она осмелела и встала на колени, а затем поднялась на ноги. Один шаг, другой, и она пошла к ближайшему дереву, закутавшись в одеяло, скрывающее ее наготу.

Нога еще плохо слушались ее. И вдруг сильная рука опустилась ей на плечо. Облегченно вздохнув, Мэг уткнулась в широкую грудь Джесса.

— Ничего, все прекрасно, — заверила она. — Спасибо.

— Почему ты не сказала, что тебе нужно встать? Она вздернула подбородок.

— Мне казалось, сама смогу… Он обнял ее за талию.

— Ты ужасно упрямая. Позволь мне помочь тебе. Скажи, когда закончишь, и я помогу тебе вернуться назад.

Мэг кивнула. Каждый шаг, сделанный без его помощи, приближал ее к дому и отдалял от Джесса Гентри. Она стремилась поскорее стать самостоятельной. Она так мало знала о нем. Почему он в одиночестве скитался по прериям? Он не похож на преступника, но только человек, который скрывается от закона, обычно помалкивает о своем прошлом. Возможно, что Джесс на самом деле доктор. Он ведь смог спасти ей жизнь! Но только дура может доверять мужчине, который ничего о себе не рассказывает.

Мэг наконец получила назад свою одежду. Джесс помог ей натянуть рубашку и брюки, хотя ей было немножко неловко видеть его в роли горничной. Она старалась не забывать, что он доктор и что для него нагое женское тело — пещь вполне обыденная. Она пришла бы в ужас, если бы узнала, что опыт Джесса в этой области весьма невелик. Он попал на войну сразу после окончания медицинской школы, но мужчинам-врачам все равно приходится иметь дело со своими пациентками, и порой это перерастает в нечто большее.

— Когда я смогу вернуться домой? — снова спросила Мэг, одевшись.

— Дня через два-три. А это далеко? Сколько нам потребуется времени?

— Нам? — Она подняла на него удивленные глаза. — Джесс, тебе не нужно сопровождать меня, я сама могу найти дорогу домой. Это недалеко.

— Но ты еще слаба, — возразил Джесс, покачав головой. — Послушайся своего доктора. Я провожу тебя домой. — «А заодно потолкую с твоими мужчинами», — подумал он.

На другой день Джесс разрешил Мэг немножко прогуляться. Хотя двигалась она не очень уверенно, он наблюдал за ней с явным удовлетворением. Прогресс налицо. Побледневшая, похудевшая Мэг так рвалась к своему Заку, что он решил отправляться следующим утром. Он начал готовиться к отъезду и сообщил ей о своем решении.

— Мы уезжаем? — встрепенулась она. — Слава Богу! Зак, наверное, там с ума сходит. Я редко исчезаю больше чем на неделю. Потому что за неделю преступник может уйти за пределы округа, и мне его уже не поймать.

— Надеюсь, это послужит тебе хорошим уроком, — наставительно заметил Джесс. — Пусть мужчины занимаются мужским делом, а ты подумай лучше о чем-то более подходящем твоему полу. Например, семья, дети…

Мэг гневно взглянула прямо ему в глаза:

— Так ты один из тех, кто считает, что женщина не ровня мужчине?

Джесс увидел сверкающие яростью зеленые глаза и понял только одно: он хочет поцеловать ее. Ужасно хочет. Он не мог припомнить, когда в последний раз целовал красивую женщину. Несмотря на пережитое, Мэг Линкольн была прекрасна, женственна и… короче, слишком соблазнительна, чтобы удержаться…

Нежно, так, чтобы не причинить ей боли, он привлек ее поближе к себе.

— Мэг, я вообще не думаю об этом. Но мужчина должен уметь защитить женщину, и, очевидно, твой Зак не очень хорошо справляется с этим. Ты очень красивая, ты знаешь.

Любой мужчина с радостью бросит к твоим ногам все, чем владеет. Может быть, Зак не очень подходит тебе? Она растерянно заморгала.

— Зак…

— Нет, уволь, я не хочу больше слышать это имя. Просто поразмысли над тем, что я сказал. Я не хотел бы, чтобы с тобой снова случилась беда. В другой раз меня может и не оказаться рядом.

Ее губы были совсем близко, легкое дыхание касалось его щеки… Зеленые широко открытые глаза, полные внезапного понимания, смотрели на него. Ее грудь напряглась, он чувствовал, что она испытывает то же желание, что и он.

Проклятие! Не время заводить роман, подумал Джесс. Мэг се еще очень слаба и совершенно не обязательно прибавлять ко всем ее несчастьям еще и его вожделение. Но ее губы! Все, что он должен сделать, — потянуться вперед и…

Он ожидал, что она оттолкнет его, но ее губы покорно слились с его. Они послушно открылись, и его язык проник во влажную глубину ее рта. Его руки обвили ее тонкую талию. Джесс даже застонал от удовольствия, когда острые соски уперлись ему в грудь и она прижалась к нему всем телом.

— Мэг… ты… чертовски хороша…

Его слова, должно быть, отрезвили ее, и, прервав поцелуй, она оттолкнула его.

Джесс вернулся к реальности, мгновенно отпустив ее.

— Прости… — произнес он, отступая. — Не знаю, что на меня нашло.

— Ты же мужчина, — отозвалась она с едким сарказмом. — Ничего удивительного. Так поступают все мужчины.

Мэг была по-настоящему напугана. Впервые она ощутила желание. Как не стыдно поддаваться страсти! Она потеряла контроль над собой, что редко случалось с ней. Когда Джесс целовал ее… Ах, это просто бесподобно! Словно пробудившись от долгой спячки, она утонула в ощущениях, которым не было места в ее жизни. Поцелуй Джесса был не просто поцелуем. Она почувствовала в нем искусного любовника, который мог бы дать ей то, о чем она могла лишь мечтать.

Что она могла знать о силе страсти, о желании или пылких, настойчивых поцелуях? Очень немного. Но она не хотела пробовать это с мужчиной, о котором, по сути, ничего не знала.

— Значит, вот как ты думаешь, Мэг? Что все мужчины — грубые скоты, стремящиеся доставить удовольствие только себе?

— Конечно. И ты знаешь, что это правда.

— А как же Зак? — с вызовом спросил Джесс.

— Зак… другой. Он никогда не обижал меня.

— Но тогда кто-то другой, очевидно, сильно обидел тебя, — усмехнулся Джесс. — Прости. Ты заслуживаешь лучшего. Это больше не повторится.

— У меня никогда не было лучшего, — призналась Мэг. Почему этот мужчина так смущает ее? Вот, пожалуйста, уже голос дрожит.

И еще одно: как он смеет говорить, что Зак ее любовник? Это не его дело. Конечно, он спас ей жизнь, но это не дает ему права претендовать на особое место в ее жизни. Как только она вернется к Заку, Джесс Гентри исчезнет из ее жизни, превратится в смутное воспоминание. А если она и вспомнит о нем, то скорее всего лишь когда увидит свой шрам.

Мэг отдыхала весь день, готовясь к предстоящему испытанию; впервые после ранения она должна была сесть на лошадь. Рана все еще давала о себе знать, малейшее движение отзывалось болью в груди и спине, мучительно пыла правая рука.

В тот вечер Джесс отпустил ее к реке одну, и она была ему благодарна. Мэг не знала, что делать, если он поцелует ее снова. Она была растерянна. Рядом с ней не может находиться ни один мужчина… Кроме Зака, конечно. После Эрола она вообще не желала иметь ничего общего с этими гнусными самцами. А может, не все они такие? Нет, решила она. Презрение к мужчинам и заставило ее стать «охотником за головами». Именно оно и помощь опытного Зака.

В ту ночь Мэг и Джесс подкрепились остатками еды и легли очень рано. Она знала, что завтра получит хорошую взбучку, но все равно стремилась скорее попасть домой.

Сон никак не шел к нему. Джесс не мог забыть поцелуй. Он наслаждался воспоминаниями о пережитом блаженстве. Губы Мэг такие мягкие, податливые… Интересно, что заставило ее ненавидеть мужчин… и что такого особенного она нашла в этом Заке?

О нет, разумеется он не воспользовался своим положением, находясь целую неделю рядом с больной женщиной. Но не удержался ведь, поцеловал пациентку! Как такое могло случиться? Будучи доктором, он не должен был себе такого позволять. Но, черт возьми, он желал Мэг, именно желал, как мужчина женщину. Может, дело в том, что он слишком долго был лишен общения с женским полом?

Перед тем как провалиться в сон, Джесс поймал себя на том, что снова хочет поцеловать Мэг.

Они покинули лагерь на рассвете следующего дня. Джесс помог Мэг сесть на лошадь и дал ей поводья. Она ухватила их левой рукой и медленно натянула, чувствуя боль от необычного усилия.

— Тебе не тяжело? — заботливо поинтересовался Джесс.

— Я… думаю, справлюсь.

— Куда мы едем?

— Прямиком на Шайенн, я живу сразу за железной дорогой. Зак построил дом на земле, которую купил до того, как… Впрочем, это не важно.

— Я не стану допытываться, Мэг. Можешь ничего не рассказывать, если не хочешь. Ты готова?

Она кивнула. Они двинулись в путь.

— Крикни, если захочешь передохнуть. Была бы моя воля, мы бы остались здесь, пока ты не окрепнешь.

— Я чувствую себя прекрасно, — усмехнулась Мэг. — Слабакам не поймать преступника и не заработать на кусок хлеба. Колдеры сбежали, но есть немало других ублюдков, за головы которых обещана награда.

«И я один из них», — подумал Джесс. Вслух он произнес:

— Я надеюсь, ты запомнишь этот урок. Или твоя последняя выходка ничему не научила тебя?

— Отчего же, это заставит меня быть поосторожнее. А следующий раз непременно наступит, доктор Джесс Гентри. Я тебя уверяю.

— Но ведь есть масса других вещей, которыми ты могла бы заняться.

. — У меня нет выбора, — быстро возразила Мэг. — Ты не знаешь, что такое Шайенн. Это гиблое место, где женщинам не из чего выбирать, разве что… Ладно, давай о чем-нибудь другом.

— А Зак? Разве он не может обеспечить тебя?

— Нет, — отрезала Мэг.

Джесс счел за благо промолчать. Он должен сначала взглянуть на любовника Мэг, а потом уж судить.

Не говоря ни слова, они проехали несколько миль. Джесс думал, что Мэг чувствует себя вполне сносно, пока не увидел, как она едва не свалилась с седла. Тихо выругавшись, он подъехал сбоку к ее лошади и обнял Мэг за талию, чтобы поддержать.

— Я же говорил тебе, дай мне знать, если захочешь передохнуть, — возмутился он.

— Я… я не поняла…

— Держись, пересажу тебя к себе.

— Но это…

Не обратив внимания на протест, Джесс устроил ее впереди себя.

— Постарайся расслабиться, — приказал он. — Твоя лошадь пойдет за нами?

— Дэзи пойдет за мной куда угодно.

— Отлично. Закрой глаза и попытайся заснуть.

Заснуть? Он что, издевается? Как она может спать, когда он обнимает ее, а его мужской запах возбуждает нескромные мысли? Ей бы следовало возмутиться, но она почему-то покорилась. Она не могла возражать этому мужчине.

Несмотря на все тревоги, Мэг задремала и проспала несколько часов. Около полудня они остановились перекусить и немножко передохнуть, потом снова двинулись в путь. Мэг удалось снова задремать, и на этот раз она проснулась от грубого окрика.

— Что, черт побери, ты сделал с моей Мэгги?

— Вот ты и дома, Мэг, — прошептал Джесс ей на ухо. — Скажи своему приятелю, пускай спрячет свою пушку.

Родное лицо Зака расплывалось перед ее глазами, пока она протирала их. Он целился в голову Джесса.

— Зак, все в порядке, — воскликнула Мэг. — Это доктор Джесс Гентри.

— Ты уверена в этом, девочка? Тогда объясни получше, пока я не отправил этого ублюдка на тот свет.

— Я уверена, Зак. Опусти ружье. Меня ранили, и Джесс спас мне жизнь.

Джесс, прищурившись, изучал Зака. Мужчина среднего возраста, с бородой и заметной сединой в светлых волосах, смотрел на него с нескрываемой неприязнью. Лицо было изрезано глубокими морщинами, нос выглядел так, будто его не раз ломали, длинные волосы собраны на затылке в хвост. И это любовник Мэг? Черт возьми, она заслуживает лучшего.

Зак опустил ружье и двинулся к ним навстречу. Каждый шаг давался ему с трудом. И тогда Джесс увидел, что он заметно подволакивает левую ногу.

— Черт! Отдай мне Мэгги. — Зак протянул руки, его лицо выражало искреннюю заботу.

Джесс колебался, сомневаясь, сможет ли Зак удержать ее.

— Я сама справлюсь, — заявила Мэг. — Спусти меня вниз, Джесс.

Джесс осторожно снял Мэг с лошади и поставил на землю. Когда она покачнулась, он поспешил спрыгнуть, чтобы помочь ей. Но Зак опередил его, обняв девушку за плечи.

К несчастью, он сжал ее слишком сильно, Мэг вскрикнула от боли.

— Ты сделал ей больно! — закричал Джесс. — Поосторожнее! У нее серьезная рана.

— Куда ее ранило, и кто это сделал? — прорычал Зак в ответ.

— Пониже правого плеча, как раз над грудью. Вся правая сторона болит. А сделал это один из братьев Колдер. Она еще не очень готова к путешествиям, но требовала отвезти ее домой. — Он снял руку Зака с ее плеча. — Открой дверь и покажи, где ее комната. Ей нужно лечь.

— Что за проклятие! Я отвечаю за нее. Спасибо тебе, парень, но теперь моя очередь присмотреть за ней.

— Прекратите, вы оба! — воскликнула Мэг дрожащим от слабости голосом. — Я сама пойду… О… — Ее колени подогнулись.

Наплевав на недовольство Зака, Джесс подхватил ее на руки.

— Показывай дорогу, — бросил он. — Я должен осмотреть рану. Она могла снова открыться…

Зак смерил его негодующим взглядом и повел в дом. Войдя в прихожую, Зак открыл одну дверь.

— Вот комната Мэгги.

Комната оказалась чистой и светлой, с веселенькими занавесками на окнах. Пол покрывал ковер, а на кровати лежало лоскутное одеяло.

— Честное слово, со мной все в порядке, — повторяла Мэг.

— У тебя кровь на рубашке, — хмуро сообщил Джесс. — Я схожу за своей сумкой, — бросил он через плечо, направляясь к выходу.

Он вернулся через несколько минут. Зак, склонившись над Мэг и держа ее за руку, нежно гладил ее по щеке. У Джесси не осталось сомнений. Любовники, решил он, и эта мысль показалась ему отвратительной.

— Отойди от постели, Зак, — скомандовал Джесс, открывая свою сумку и ставя ее на постель. — Рана Мэг требует постоянного внимания.

Зак враждебно зыркнул на него:

— Я сам могу сделать это. Джесс насмешливо поднял бровь:

— Ты врач?

— А ты? — тут же парировал Зак.

— Я — да. Отойди в сторону, чтобы я смог осмотреть пациентку.

Зак неохотно отодвинулся. Но когда Джесс начал расстегивать рубашку Мэг, тот протестующе зарычал:

— Что, черт возьми, ты собираешься делать?

Джесс раздраженно вздохнул. Мэг поняла, что его терпена исходе, и поспешила вмешаться:

— Джесс действительно опытный врач, Зак. Он спас мне жизнь. И сейчас уже поздно беспокоиться о соблюдении приличий.

— Ладно, Мэгги, — буркнул Зак. — Ты, наверное, проголодалась. Я пойду приготовлю что-нибудь поесть. Вы оба выглядите так, словно месяц голодали.

— Я должен сменить повязку, — окликнул его Джесс, — а марли у меня больше нет.

Зак кивнул и вышел из комнаты.

— Какой ревнивый мужчина, — заметил Джесс. — Вы давно вместе?

— Пять лет.

Руки Джесса замерли.

— Это внушительный срок. Ты должно быть… любишь его?

Теперь он должен был снять с нее рубашку и осторожно сдвинуть повязку, которая набухла от крови.

— Нет лучше человека на свете.

— А не староват он для тебя? Женщине твоего возраста нужен более энергичный любовник.

Глаза Мэг вспыхнули яростным огнем.

— Ты ничего не понимаешь в этих вещах, Джесс Гентри!

Глава 3

Джесс считал, что достаточно хорошо разобрался в отношениях Мэг и Зака. Они вместе уже пять лет. Но какое ему дело, хороший Зак любовник или нет? Очевидно, Мэг любила этого мужчину.

— Я сморозил глупость, — извинился Джесс. — По всей видимости, Зак любит тебя. Ты говорила, что он тебе не отец?

— Нет.

— И не дядя.

— Нет.

Джесс не стал настаивать, тем более что вернулся Зак, держа в руках ворох чистых тряпок.

— Это подойдет? Я порвал простыню.

— Отлично.

Полный беспокойства взгляд Зака остановился на Мэг.

— Как она? Мэгги ведь поправляется, правда?

— Рана немного кровоточит, но это не страшно. Воспаления нет. Где я могу помыть руки?

— Во дворе. Я покажу.

— Я вернусь через минуту, Мэг, — сказал Джесс. — Постарайся отдохнуть.

— Ты действительно врач? — спросил Зак, наблюдая, как Джесс моет руки.

— Я же сказал.

— Это суровая страна. Никогда не знаешь, чего ждать. Я стараюсь оберегать Мэгги. Кроме меня, у нее никого…

Джесс не мог удержаться от улыбки.

— Посылать девушку выслеживать бандитов не очень хороший способ защитить ее.

— Мэгги сама захотела стать «охотником за головами», я тут ни при чем.

— Почему она сделала такой странный выбор?

— Это все, что она умеет. И, знаешь, она очень хорошо делает это. Я сам обучал ее.

— Ты обучал ее?

— Я не всегда был калекой, — нахмурился Зак. — Было время, когда Захария Парди слыл лучшим «охотником за головами» во всей округе. Пуля положила конец моей карьере.

Взяв полотенце, протянутое Заком, Джесс тщательно вытер руки.

— А как вы с Мэг нашли друг друга?

— Она не рассказывала тебе?

— Нет. Она только сообщила, что вы не родственники.

— Да, это так. Знаешь, я тоже не стану тебе рассказывать об этом. Лучше спроси Мэгги.

Джесс изучал его лицо.

— А тебе не кажется, что ты чуточку староват для нее? Зак негодующе фыркнул:

— Я вовсе не так стар, как кажусь на первый взгляд. Мне всего сорок пять, и у меня достаточно сил, чтобы позаботиться о Мэгги.

«Почему он не скажет прямо, что они с Мэг любовники? — подумал Джесс и тут же возразил себе: — А мне-то какое до этого дело?»

— Я лучше вернусь к Мэг. Тебе и так хватит хлопот, надо приготовить еду. Я голоден как волк.

Когда Джесс вернулся, Мэг спала. Он сел на стул и смотрел, как она спит.

— Еда готова. Я разбужу Мэгги? — заглянув в комнату, шепотом спросил Зак.

— Нет, пусть спит. Дорога вымотала ее. Она еще очень слаба.

— Ты будешь есть без нее? Тогда я поставлю еду Мэгги на плиту, чтобы не остыла.

Джесс поднялся, потянулся и пошел вслед за Заком на кухню.

— А ты молодец, устроил для Мэг уютное гнездышко.

— Мэгги заслуживает этого. Я выписал кухонную плиту с восточного побережья, чтобы сделать ей приятное. Тогда у меня было много денег, не то что нынче.

— И поэтому ты считаешь нормальным, что теперь Мэг обеспечивает тебя? — с горькой усмешкой заметил Джесс. — Ты посиживаешь тут, покуда она рискует жизнью. Ее едва не убили. А что будет в следующий раз?

— Ты не имеешь права судить меня, Джесс Гентри. Ты думаешь, я хочу, чтобы Мэгги подвергала свою жизнь опасности ради меня? Она все решает сама. Я никогда не указывал ей, что делать, да и впредь не стану. И так было с того самого дня, когда я нашел ее.

— Ты ее любишь? — не удержался Джесс.

— Проклятие! Эта малышка — все для меня.

— Тогда тебе стоит поднапрячься и удержать ее дома. Она вообразила, что должна помогать тебе. Ты хромаешь, но все же не беспомощен. Наверняка ты бы смог заняться ремеслом, которое прокормит вас обоих.

В глубине голубых глаз Зака загорелись злые огоньки.

— Ты не понимаешь простых вещей, док. Никто не захочет нанять калеку. Кроме того, уже долгое время мне кажется… Ну, что у меня внутри что-то не так.

— Может, позволишь мне осмотреть тебя? — предложил Джесс.

— Может быть, — уклончиво ответил Зак. — Садись, еда остынет.

Джесс раздумывал над словами Зака, с удовольствием поглощая оленину, тушенную с овощами, и закончил обед бисквитом, который буквально таял во рту. Он не мог припомнить, когда ел что-то более вкусное.

— Думаю, пора посмотреть, не проснулась ли Мэгги, — поднялся Зак. — Ей следует подкрепиться.

— А мне надо двигать дальше, — вздохнул Джесс, отодвигая тарелку. — Спасибо.

Застыв с тарелкой в руках, Зак молча смотрел на него.

— Куда ты направляешься? Джесс пожал плечами:

— Куда глаза глядят…

Зак пристально вглядывался в его лицо, как будто ища что-то.

— Нелады с законом?

— Не задавай вопросов, и я не стану лгать.

— Как знаешь. Я не собираюсь копаться в прошлом мужчины, который спас жизнь моей Мэгги. Но если ты никуда не торопишься, почему бы тебе не задержаться у нас несколько дней? Ты сам говорил, что Мэгги еще не здорова, и мне будет спокойнее, когда поблизости доктор, который может присмотреть за ней.

Джесс молчал. Он думал, что Зак не захочет терпеть его, Джесса, рядом с Мэгги. Он ревновал свою Мэгги к другому мужчине, который оказывал ей внимание. У Джесса такая преданность отчего-то вызывала раздражение. Их связывало нечто неуловимое, то понимание и та близость, которые он сам хотел бы обрести с женщиной. Той единственной, на которой ему захотелось бы жениться.

Джесс не раз имел связи с женщинами. Случалось, захаживал и к шлюхам. Но ни одна из них не покорила его сердца. Нет, они не давали ему ничего, кроме удовольствия. Именно поэтому он так досадовал, что допустил оплошность в истории с Делией Уингейт. Он же врач. Ему следовало позаботиться о предохранении, но она казалась такой опытной… Он думал, что она сама разберется. До него у нее были другие мужчины, и он не знал, чьего ребенка она носит. Однако она настаивала, что дитя от него.

Вина, заставившая не только его, но и братьев скрываться от закона, не давала ему покоя. Ему следовало взять всю ответственность на себя, жениться на Делии и получить ссуду от Уингейта. Поступи он так, его братья жили бы сейчас дома на ферме, вместо того чтобы пускаться в бега.

— Что скажешь, Джесс? — поинтересовался Зак. — Ты останешься, пока Мэг не поправится?

— Ты уверен, что я не помешаю? — подпустил шпильку Джесс.

Зак огорчился.

— Ты нужен Мэг, и это решает все. Она тут же вернется к делам, если кто-то насильно не заставит ее лечь. Меня она не станет слушать. Останься, Джесс. Ради Мэгги.

— Что ж, пожалуй, побуду здесь какое-то время, — неохотно согласился Джесс. — Думаю, Мэг — сильная женщина. Не знаю, как долго она станет слушаться моих советов, но, если я решу остаться, ты должен обещать мне кое-что.

— Что именно?

— Ты заставишь Мэг оставить это опасное занятие. Не позволяй ей испытывать судьбу. Она женщина, ради всего святого!

Зак сердито нахмурился:

— Мэг больше, чем женщина. Она чертовски хороший «охотник за головами», она единственная сделала себе имя в округе. Но, пожалуй, ты прав, — продолжил он более сдержанно. — Я постоянно тревожусь за нее, когда она уходит из дома. Я пытался заработать деньги, чтобы обеспечить нас обоих, но никто не берет меня на работу. А обычная работа, которую ей предлагали в городе, оскорбительна для такой женщины, как Мэгги. Она предпочитает рисковать жизнью, а не заниматься ежедневной рутиной.

— Тебе нужно быть понастырнее, — отозвался Джесс. — Для начала, ты мог бы жениться на ней.

— Жениться на Мэгги? — изумился Зак, когда смысл сказанного дошел до него. — Я не могу… не женюсь…

— Я думаю, для этого есть много причин, — хмурясь, заметил Джесс. Если Зак не хочет сделать из Мэг честную женщину, он-то здесь при чем?

— По правде говоря, — признался Зак, — у меня есть на. Мы никогда не подходили друг другу, и она отказалась ехать со мной на Запад. С тех пор ни я, ни она не заговаривали о новом браке и не думали о разводе. И к тому же у нас есть дочь.

— Мэг знает, что ты женат?

— Мэг знает все.

— Если Мэг все устраивает, тогда кто я такой, чтобы вмешиваться? Где мне ночевать? Я заметил сарай во дворе. Во время войны мне приходилось спать и не в таких местах.

— Я никогда не участвовал в войне, — вздохнул Зак. — Время я ловил бандитов. Это было нелегко, но я заработал достаточно денег, смог купить землю и построил приличный дом. — Он замолчал, предавшись воспоминаниям. Затем, прочистив горло, продолжил: — Не нужно спать в сарае. Наверху есть свободная комната, ничего особенного, просто постель и комод. Если это тебя устроит… Джесс кивнул:

— По рукам… Я схожу за баулом.

— Хорошо. Устраивайся, а я принесу Мэгги ее обед. Лестница на чердак прямо за этой дверью. — Он указал на неприметную дверь в углу кухни.

Джесс нашел своего жеребца в сарае. Накормив уставшее, животное овсом, он почистил его щеткой и вернулся в дом. Дверь в комнату Мэг была открыта, и он чуть замешкался в проходе, увидев Зака, который с ложечки кормил Мэг. Мэг взмахнула ресницами, заметив своего спасителя.

— Я должен в последний раз осмотреть рану, — объявил Джесс, подходя к постели.

— Подожди, пока она поест, — остановил его Зак. Мэг отодвинула тарелку.

— Я больше не хочу.

— Нет, еще немножко, детка. Тебе нужно набраться сил, правда, док?

— Зак прав, Мэг, — подтвердил Джесс. — Как ты себя чувствуешь?

— Я спала целый день, но все еще слаба. И рана ноет. Но я думаю, это нормально. Через день или два я буду на ногах.

— Хотелось бы, — согласился Джесс. — Мне следовало настоять на своем и заставить тебя остаться еще на пару дней. Дорога утомила тебя, и ты не должна вставать с постели, пока я не позволю.

Мэг упрямо вздернула подбородок:

— Когда ты уедешь, я буду делать все, что мне захочется.

— Я забыл сообщить тебе, Мэгги, детка, — вступил в перепалку Зак, — я попросил Джесса задержаться на несколько дней, пока ты не станешь чувствовать себя лучше. Так как он никуда особенно не торопится, он согласился. Ты будешь делать то, что он скажет, слышишь?

— Что это значит? — с вызовом произнесла Мэг, переводя взгляд с одного мужчины на другого.

— Это значит, что с твоей «охотой за головами» покончено, — строго сказал Зак. — Я не хочу потерять тебя, дорогая.

— Ты не потеряешь меня, Зак, — успокоила Мэг, прикасаясь к его щеке.

Джесс не находил себе места. Какого черта он должен наблюдать эти нежности! И вдруг ему страшно захотелось, чтобы Мэг гладила его лицо, его, а не Зака!

— Если ты закончила с едой, то я посмотрю повязку, — предупредительно кашлянув, произнес Джесс.

— А я пойду мыть посуду, — поднялся Зак, уступая место Джессу. — Я вернусь, когда доктор закончит.

— Тебе незачем возвращаться, — возразил Джесс, — я дам ей опий, чтобы заглушить боль. Она проспит всю ночь.

Зак не собирался отступать.

— И тем не менее я бы хотел ночью быть рядом с ней. «Он что, собирается лечь с ней в постель?» — подумал он, рисуя в воображении картину, от которой ему стало не по себе..

— Но старайся не беспокоить ее, — хмуро предупредил Джесс. — Рана все еще дает о себе знать.

— Я не сделаю ей больно, — заверил Зак. — Тебе не нужно предупреждать меня. — Взглянув напоследок на Мэг, он собрал грязную посуду и удалился, бесшумно притворив дверь.

Мэг задумчиво всматривалась в лицо Джесса.

— Почему ты согласился остаться?

Джесс пожал плечами:

— Ты моя пациентка. Я должен вылечить тебя. Кроме того, как сказал Зак, мне некуда идти.

Отдернув одеяло, он поднял рубашку, чтобы проверить.

— Выглядит неплохо. Да ты все еще одета! Как можно? У тебя есть пижама или ночная рубашка? Тебе было бы удобнее без этих тугих брюк.

— Рубашка в комоде рядом с постелью. Принеси ее мне. Джесс порылся в ящике и извлек рубашку тонкого полотна.

— Я помогу. Тебе самой не справиться.

Мэг недовольно хмыкнула. Хотя Джесс уже видел каждый дюйм ее тела, ей вдруг стало неудобно из-за того, что он смотрит на нее. От пристального взгляда его карих глаз по ее телу пробегала дрожь.

— Просто дай мне рубашку, я сделаю все сама, — закусив губу, процедила Мэг.

— О, я понимаю. Ты предпочитаешь, чтобы тебе помог Зак. Мэг скрипнула зубами. Что за невозможный мужчина!

Почему-то вбил себе в голову, что Зак ее любовник! Какая чушь! На самом деле он заменял ей отца.

Собственный папаша прогнал ее, не задумываясь о том, на что она будет жить.

— Нет, — произнесла она тихо и отчетливо. — Я предпочитаю сделать это сама.

Джесс протянул ей рубашку и отошел в сторону, демонстративно скрестив руки на широкой груди.

— Очень хорошо. Делай как знаешь. Мэг схватила рубашку левой рукой.

— Отвернись. Джесс послушался.

Натягивать рубашку левой рукой действительно чертовски неудобно. Когда Мэг попыталась снять корсаж через голову, боль резанула грудь с такой пронзительной силой, что девушка вскрикнула.

— Теперь ты согласишься принять мою помощь? — спросил Джесс.

Мэг подняла полные слез глаза и встретилась с его сочувственным понимающим взглядом.

— Я не переношу, когда кто-то страдает.

Мэг молча кивнула, ошеломленная неожиданно резкой болью.

— Я постараюсь не причинить тебе боль. — Осторожно он усадил ее и спустил корсаж вдоль по левой руке, потом по правой, пока он не оказался на талии. Руки Мэг немедленно взлетели, прикрывая грудь.

Джесс изумленно уставился на нее.

— У тебя очень красивая грудь, Мэг. Не стоит…

— Тебя никто не спрашивает, — сердито перебила она.

— Я врач прежде всего. Приподними ноги, — хрипло приказал он и расстегнул ремень на ее брюках.

Мэг привстала на постели, и Джесс, стянув с нее брюки, швырнул их на стул. С каменным выражением лица он снял с корсаж и панталоны.

Щеки Мэг пылали. Как он смеет так пылко смотреть на нее? Или это только кажется?

— Ну, а теперь ночная рубашка, — объявил Джесс. — мчала голова и затем, левая рука. Если больно двигать правой, то ограничимся этим.

Ни один мужчина не проявлял к ней столько нежности, исключением разве что Зака. Она забыла о боли, когда помогал ей надеть рубашку.

— Ну что, попробуем с правой рукой или оставим так? — спросил он.

— Давай наденем как положено. Застежка спереди доходит почти до талии, так что ты сможешь осмотреть рану, не раздевая меня.

— Хорошо, — кивнул Джесс. — Готова?

Мэг глубоко вдохнула и замерла. Джесс осторожно продел правую руку в рукав. Слезы градом покатились по ее щекам.

— О Боже, Мэг. Извини, — мягко проговорил Джесс, вытирая ей мокрые щеки.

— Все хорошо, Джесс. Я вытерпела. — Она улыбнулась ему, шмыгнув носом. — В следующий раз буду осторожнее.

Джесс застыл на месте, сурово глядя на нее.

— Следующего раза не будет. Мэг ответила в том же тоне:

— И кто же посмеет запретить мне это? Ловить преступников — моя работа.

— Зак обсудит с тобой это. Он любит тебя. Я думаю, ты тоже любишь его.

— Конечно, я люблю Зака, — нетерпеливо подтвердила Мэг. — Но это здесь ни при чем. Я самостоятельная женщина и привыкла сама принимать решения. Жизнь — сложная штука, Джесс, как ты, наверное, знаешь. А особенно для женщины.

— Нет, если она замужем. Или, как в твоем случае, под защитой мужчины…

— Ты так уверен в себе, не так ли, Джесс?

Джесс вздохнул:

— Мэг, я не смогу спасти тебе жизнь, если ты снова попадешь в беду. Я разговаривал с Заком. Он согласен со мной.

— У тебя выдался непростой день, — съязвила Мэг.

— Ты права, я устал. Я дам тебе опия, чтобы ты получше выспалась. Зак скоро придет. — Джесс колюче взглянул на нее. — И никаких резких движений, пока я не разрешу. Ты понимаешь, что я имею в виду.

Резких движений… Смыл его слов наконец дошел до нее, и она обдала его ледяным презрением.

— Не волнуйтесь, доктор, я постараюсь держать себя в руках. — Она отвернулась.

Джесс обхватил ее лицо ладонями, заставил девушку посмотреть ему в глаза.

— Мэг, я знаю, что между тобой и Заком… Короче, я не слепой. Как врач, я беспокоюсь за тебя.

— Конечно, — сухо заметила она, — как врач. Глаза Джесса потемнели.

— Если бы я не был врачом, если бы я был просто мужчиной, с которым тебя неожиданно свела судьба, я бы сделал это.

Губы Джесса замерли в дюйме от ее рта. Его щеки успели зарасти щетиной, а морщинки, лучиками расходящиеся от уголков глаз, за этот день стали, казалось, глубже, но губы… Ах, эти губы были такими мягкими и зовущими… Могла ли она устоять перед поцелуем? Он глубоко, медленно вздохнул, нежно касаясь губами ее рта. Короткий стон вырвался из ее груди. Это, казалось, придало ему уверенности, и поцелуй стал еще более страстным. Его язык проник во влажную глубину ее рта, его рука… его рука легла на левую грудь, на удивление ласково и вместе с тем возбуждающе.

Его пальцы через тонкую ткань рубашки нащупали сосок. Мэг казалось, будто жаркое пламя охватило ее тело там, где и прикасался к ней, и ниже, о Господи, много ниже. И тогда его дерзкая рука проследовала к тому месту, что таилось меж ног, и оно внезапно стало влажным и податливым. Услышав его стон, Мэг подумала, что он, должно быть, не менее возбужден. Вдруг он резко прервал поцелуй.

— Вот что бы я сделал, если бы не был доктором, — хрипло бормотал он. — И ничто не остановило бы меня. Даже то, что ты и Зак любовники. Ты настоящая женщина, Мэг Линкольн, и заслуживаешь лучшего, чем Зак. Подумай об этом поцелуе и о том, как может любить молодой, полный сил мужчина.

Он накапал опий в стакан и протянул ей.

— Спокойной ночи, Мэг.

Бессознательно Мэг осушила стакан до дна. Джесс направился к выходу. Мэг смотрела ему вслед, спрашивая себя, почему он целовал ее с такой страстью.

«Самодовольный кретин», — раздраженно думала она. Откуда такая самоуверенность? Почему он решил, что она ответит ему? Она знала мужчин. Все они одинаковы. Ей следовало помнить об этом. Однажды она уже стала жертвой мужчины. Конечно, Джесс не похож на Эрола. Даже сравнивать не стоит. И опасность заключалась именно в этом. Джесс располагал к доверию, в него можно влюбиться. Но она боялась. Обжегшись на молоке, дуешь на воду. И еще: мужчине, скрывающему свое прошлое, лучше быть одному.

Зак появился через пять минут.

— Джесс ушел?

Мэг раздраженно взглянула на него:

— А что, ты его где-то видишь?

Зак подвинул стул поближе к ее постели и сел.

— Что-то не так, детка? Тебе нравится док, да?

— Он спас мне жизнь. Я всегда буду благодарна ему, но это не значит, что он вправе учить меня жить.

— Он делает это ради тебя, Мэгги. Ты могла умереть. Даже если бы я хотел пойти с тобой, я… не в состоянии сделать это.

Она нежно дотронулась до его щеки. Он так любит ее.

— Ты неважно выглядишь. Что-то случилось? Может быть, Джесс посмотрит тебя?

Возможно, — отозвался Зак, отводя взгляд. Он резко сменил тему: — Джесс не такой, как Эрол. Мэг бросила на него любопытный взгляд:

— Откуда ты знаешь? Я не доверяю ни одному мужчине, который скрывает свое прошлое. Джесс явно что-то утаивает.

— Так же, как ты, детка. Я приглядывался к нему, с тех пор как он приехал, и уверен, он хороший человек. И конечно, стоящий доктор.

Подозрения Мэг вспыхнули с новой силой. Что еще затевает Зак?

— Что ты хочешь сказать? Зак невинно поднял глаза.

— Ничего, милая. Просто поразмысли над словами Джесса.

— Сам поразмысли. Я не собираюсь отступать. Моя профессия приносит нам хорошие деньги. И потом, столкновение с братьями Колдер было самым опасным моим делом. Я шла за ними по следу и не могла отказать себе в удовольствии поймать всех троих сразу.

— Тебя могли убить, Мэгги.

— Но не убили. Иди спать, Зак. Ты выглядишь усталым. — Она громко зевнула. — Джесс дал мне опий. Я вот-вот засну…

— Я посижу здесь, пока ты уснешь.

Зак снова сел, сложив руки на коленях и с нежностью глядя на засыпающую Мэг. Его собственная дочь далеко, он потерял много, много лет. Эта девушка вошла в его жизнь за несколько месяцев до того, как проклятая пуля настигла его. И с тех пор Мэгги стала для него всем.

Мысли Зака обратились к тому времени, когда он нашел Мэг в прерии. Молодая женщина, почти ребенок, вся в синяках от побоев. Никто бы не узнал в ней сегодня того жалкого заморыша, которого он притащил домой и вернул к жизни.

Он размышлял о том, как быстро Мэг превратилась в независимую женщину. Несколько лет он учил ее, как защищаться. От Эрола, который, неровен час, объявится снова. Она должна уметь метко стрелять, обращаться с ножом и кинжалом, все это пригодится, когда она начнет выслеживать беглецов. Она жадно впитывала все, чему он ее обучал, и постепенно становилась профессионалом. А в нем все эти годы росло благодушие, он забывал об опасности, с которой она каждый день сталкивалась лицом к лицу.

Но с этим, слава Богу, покончено. Ухудшение собственного здоровья и появление Джесса невольно обратило его мысли к будущему Мэгги. Улыбаясь, он взял ее маленькую ладонь и нежно поцеловал тонкие пальцы. Он знал свою Мэгги. Она вовсе не так равнодушна к этому доктору, как старается показать.

Более того, оставив Джесса с Мэгги, он задержался у двери. То, что он увидел, не удивило его. Джесс целовал Мэгги, и она не сопротивлялась. Он немного посмотрел на них, потом вернулся на кухню подумать. Зак заснул с улыбкой на лице, все еще не выпуская руки Мэг.

Джесс проснулся посреди ночи и решил пойти взглянуть на Мэг. Он натянул брюки и прошлепал босиком по лестнице, спускаясь в комнату Мэг. Мигающий свет лампы создавал теплую интимную обстановку. Казалось, Мэг громко сопела во сне. Но нет, это был Зак. Его голова упала на грудь, а рука сжимала ладонь Мэг. Джесс уставился на любовников, и неожиданная волна злости накатила на него.

Почему его должно беспокоить, что они любовники? Мэг всего лишь его пациентка, и только. Зачем ревновать? Но он не смог обмануть себя. Эти сладкие мягкие тубы молили о поцелуе. Почему бы ему не доказать Мэг, насколько приятнее целоваться с молодым и сильным мужчиной, нежели со старой развалиной?

Внезапно Зак поднял голову и взглянул на дверь, где притаился Джесс. Старик осторожно высвободил свою руку и похромал к нему. Приложив палец к губам, он прошел в коридор, знаками предлагая Джессу следовать за ним.

— Все хорошо, — успокоил Зак, кивая в сторону Мэг. — Она спит.

Полутьма делала его лицо устрашающе бледным.

— Тебе бы самому стоило лечь. Но только не с Мэг, — добавил Джесс. — Ее нельзя беспокоить.

Зак удивленно посмотрел на доктора. «Делает вид, что ничего не понимает», — сердито подумал Джесс.

— Уверен, в доме есть еще постель, где бы ты мог спать. — прозрачно намекнул он.

— Конечно.

— Тогда ложись поскорее, на тебе лица нет. А утром я осмотрю тебя. Идет? Ты давно не был у доктора?

— Это не обязательно. Я знаю, в чем дело. Извини, док, я вернусь к Мэгги. Не хочу оставлять ее одну.

— Иди спать, я посижу с ней.

Джессу показалось, что Зак обрадовался.

— Ловлю тебя на слове, док. Я на самом деле устал.

Джесс наблюдал, как Зак, хромая, направился к выходу, и внезапная жалость вытеснила ревность из его сердца. Джесс подошел к постели и опустился на стул. Маленькая хрупкая ладонь лежала поверх одеяла. Поддавшись бессознательному порыву, Джесс потянулся и переплел свои пальцы с тонкими пальцами Мэг.

Он так и задремал, держа ее теплую руку. Но некоторое время спустя Мэг заворочалась и разбудила его. Он тихо выругался, страшась, что снова открылась рана, которая только начала затягиваться. Джесс уже собирался разбудить Мэг, но тут она распахнула сонные глаза и потянулась к нему.

— Не позволяй им найти меня, — в бреду пробормотала она. Джесс представления не имел, с кем она разговаривает, и он решил, что лучше не спорить.

— Не беспокойся. Никто тебя не обидит, пока я здесь. Мэг продолжала метаться во сне. «Черт, ведь она собьет повязку!» Не придумав ничего лучшего, Джесс лег рядом и нежно обнял ее. Она сразу успокоилась и затихла, прижавшись к его обнаженной груди. Джесс поцеловал ее в макушку. Убедившись, что Мэг крепко спит, он прикрыл глаза и позволил себе заснуть.

Глава 4

С легким шипением фитиль в лампе догорел и погас. Джесс открыл глаза. Уже совсем рассвело. Мэг мирно посапывала в его объятиях. Стараясь не потревожить девушку, он отодвинулся от ее теплого мягкого тела и встал с постели. Еще раз окинув ее взглядом, Джесс на цыпочках удалился.

Войдя на кухню, он, к своему удивлению, обнаружил там Зака, который хлопотал у плиты. Тот понимающе улыбнулся:

— Как Мэгги?

— Ночь прошла не очень спокойно. Она все еще спит, я и сам, кажется, заспался.

— Можешь умыться во дворе. Зеркало висит на веранде, если захочешь побриться. Я пока позавтракаю сам, потом накормлю тебя и помою посуду.

— Пойду наверх, возьму бритву и рубашку, — ответил Джесс. — Ее надо бы постирать.

Зак покосился на голую грудь Джесса.

— Можешь взять одну из моих, если хочешь. И не вздумай стирать сам, принеси все сюда и брось в корзину в углу веранды.

— С какой стати ты должен стирать мои вещи, Зак?

— По крайней мере я хоть что-то сделаю для человека, который спас мою Мэгги. Мне нечем заплатить тебе, поэтому прошу тебя принять мои услуги. Иди умывайся. Ты любишь оладьи?

Джесс удивленно взглянул на него:

— Не знаю ничего лучше. Похоже, ты стараешься угодить мне?

— Может быть, — отозвался Зак, улыбаясь в бороду.

Джесс вернулся на кухню через некоторое время, влажные волосы отливали блеском, а лицо было чисто выбрито. Он надел свежую рубашку, висевшую на спинке стула. Зак поставил на стол миску с оладьями.

— Наворачивай, старина, не стесняйся, — кивнул он, наливая в кружку ароматный кофе.

Джесс в повторном приглашении не нуждался. Он проголодался, несмотря на то что вечером плотно поужинал.

— Что скажешь, если добавить к оладьям яйца с беконом?

— Звучит заманчиво, — пробубнил Джесс с набитым ртом. Зак поставил перед ним тарелку с беконом и сваренными вкрутую яйцами и присел на соседний стул.

— Так говоришь, что ночь была беспокойная?

— Да, Мэг ворочалась, но потом утихла, когда я… — Он покраснел и опустил глаза.

Зак откинулся на спинку стула.

— Пожалуй, я помогу Мэгги умыться. А ты спокойно завтракай.

Зак поднялся, задел стул ногой, схватился за грудь и страшно побледнел. Джесс немедленно оказался рядом и помог ему опуститься на стул.

— Что с тобой?

— Черт, не могу вдохнуть… Со мной такое случается. Сейчас пройдет.

— Я принесу свою сумку.

— Нет, не сейчас, док. Мне уже полегчало. Это всегда проходит.

— И часто с тобой такое?

— Да, частенько…

— Что происходит?

Оба мужчины повернулись к дверям, откуда послышался голос Мэг. Джесс тихо выругался, увидев, что она стоит в ночной рубашке, опершись о дверной косяк здоровой рукой. Он подошел, обнял ее за талию.

— Ради всего святого, зачем ты встала? Ты всегда такая непослушная?

— Теперь ты видишь, что я терпел все эти годы, — пробормотал Зак.

— Я не привыкла валяться в постели целый день, — проговорила Мэг дрожащим от слабости голосом.

Не давая ей возможности протестовать, он подхватил ее на руки и понес в спальню.

— Лежи. Тебе еще рано вставать. Я приготовлю воду и полотенца и помогу тебе помыться.

— Сама справлюсь, — буркнула Мэг. — И сколько же ты собираешься держать меня в постели?

Он ощупал ее внимательным взглядом, ничего не пропуская: ни смертельной бледности, ни темных теней под глазами.

— Пока не решу, что ты можешь встать.

— О чем вы говорили на кухне? — спросила Мэг. — Что-то не так с Заком? Он мне не нравится в последнее время, но молчит и не жалуется.

— Я хотел осмотреть его, но он отказался. Ты подумай прежде о себе. Ты голодна?

— Нет.

— Но поесть надо. Так, сначала мытье, потом завтрак. Предупреждаю, если будешь плохо есть, я сам стану кормить тебя. С ложечки. Понятно?

— Деспот, — огрызнулась Мэг. — Я не ребенок.

— Тогда докажи это. В этом доме кто-то должен подчиняться моим приказам или нет? Очевидно, тебе ничего не стоило обвести Зака вокруг пальца, но со мной этот номер не пройдет. Пока я здесь, ты будешь делать то, что я скажу. Ясно?

Зеленые глаза вызывающе сверкнули.

— Ты доктор, Джесс Гентри, а не Господь Бог.

— Правильно, я доктор, и ты обязана меня слушаться. Тиран, подумала Мэг, когда Джесс вышел из комнаты.

Почему он не понимает, что она не может долго валяться в постели? У них почти не осталось денег. Скоро зима, а запасы кончились. Несколько недель пройдет, прежде чем она сможет вновь заняться своим делом. Зимой никогда не знаешь, какая выдастся погода, и поэтому в это время она редко уходит далеко от дома.

Но сильнее всего Мэг тревожилась из-за болезни Зака. Она прекрасно понимала, что это за болезнь, хотя он старался все скрыть от нее. А если потребуются деньги на лекарства? Денег не хватит даже на то, чтобы оплатить экстренный вызов доктора. Она должна заработать за лето как можно больше.

Мэг все еще размышляла о болезни Зака, когда Джесс вернулся, неся кувшин с водой, таз, мыло и полотенце.

Джесс поставил таз на пол.

— Тебе помочь?

— Нет, спасибо, хотя… — Она покраснела и отвернулась. — Там под кроватью горшок. Джесс достал.

— Ты уверена…

— Уверена,. — процедила Мэг сквозь зубы. — Пожалуйста, уйди. Я прекрасно справлюсь сама.

Джесс криво улыбнулся:

— Я знаю, что не нужен. Вернусь попозже и принесу завтрак.

Мэг подождала, пока дверь за ним закрылась, и осторожно сползла с постели. Воспользовавшись горшком, она сдвинула его назад под кровать, намочила тряпку и намылила ее. Теперь она не беспомощна, и это ее радовало. Она быстро умылась, почистила зубы, торопясь закончить, пока Джесс не вернулся.

Джесс.

Может, ей все это приснилось, но ночью он обнимал ее, отгоняя прочь все страхи. Она обычно не помнила своих снов, а когда помнила, то они были похожи, как близнецы. Она решила, что Эрол больше не сможет обидеть ее, но все же продолжала его бояться. А присутствия Джесса, пусть даже в ее воображении, было достаточно, чтобы все страхи улетучились.

Мэг нахмурилась. Черт возьми, ей вовсе не нравилась эта зависимость! «Хотя… — думала она, нет ничего необычного в том, что порой пациенты привязываются к своим докторам». — О чем задумалась? — раздался низкий голос, и Джесс вошел в комнату, балансируя подносом на вытянутой руке. — Что, опять болит?

— Не больше, чем всегда. И не старайся всучить мне опий. Мне это надоело.

Джесс поставил поднос на постель.

— Не волнуйся, опий кончился.

— В Шайенне есть аптека, если ты захочешь пополнить свои запасы до отъезда.

Джесс криво усмехнулся:

— К сожалению, я на мели. — Он поставил поднос ей на колени и передал вилку. — Ты можешь есть левой рукой?

— Боль в правом плече уменьшилась, попробую есть правой.

— Тогда вперед, — приказал Джесс.

Мэг удалось справиться с едой, не испытывая боли, и она улыбнулась. «Я же смогла!» — говорил ее торжествующий вид. Вместо того чтобы уйти, Джесс пересел на стул.

— Я подумываю, не заняться ли мне частной практикой в Шайенне.

Мэг замерла с вилкой в руке.

— Да? И почему ты так решил? Джесс пожал плечами:

— Этот городок ничем не хуже любого другого. Я слышал, что он растет с каждым днем. Мужчины приезжают, привозя с собой семьи. Так что здесь наверняка найдется работа для доктора.

Мэг задумалась над его словами. Пожалуй, она бы предпочла, чтобы он остался. «Слишком быстро ты признала над собой власть мужчины», — упрекнула она себя. Зак не в счет, потому что он все равно что отец. Но Джесс — другое дело.

Да, похоже, она неравнодушна к нему. Он слишком красив и чересчур властен, окутан ореолом таинственности и, без сомнения, что-то скрывает. Если Джесс поселится в Шайенне, это будет напоминать ей, что она не так безразлична к мужчинам, как хочет показать.

Дела Мэг шли на поправку. Джесс уже позволял ей ходить по комнате, с каждым днем немножко больше, и Мэг Начала вставать и без его разрешения. Ее правая рука все еще была слабой, но рана болела только от усилий. Впервые после ранения выйдя на улицу подышать, она тут же увидела Джесса, чинившего забор.

Во рту у нее мгновенно пересохло. До чего хорош! Мускулы перекатывались под влажной от пота кожей. Мэг судорожно сглотнула. Возможно, Джесс не самый красивый мужчина на свете, но в первую десятку он входит, это точно. Дрожь пробежала у нее по спине. Воздух, казалось, был пропитан его энергией.

Он повернулся и улыбнулся ей.

— Чудесно выглядишь, Мэг. — Его взгляд скользнул по ее фигуре. — Тебе очень идет платье.

— Я не всегда ношу брюки. Только когда… работаю. Я чувствую себя очень хорошо, почти как до ранения. Ты не видел Зака?

— Он поехал в город искать работу.

— Что? Он же прекрасно знает, что ему вредна тяжелая работа. — Она замолчала, потом со вздохом произнесла: — У нас было все хорошо, пока ты не приехал.

Джесс бросил молоток и взглянул на нее:

— Ты хочешь сказать, до того, как тебя ранили?

— О… ну да, — смутилась Мэг. — Ты осмотрел Зака?

— Наверное, мне нужно лассо, чтобы заарканить его и заставить сидеть спокойно. Иначе я не смогу осмотреть его.

Мэг присела на ступеньки крыльца.

— Я не могу потерять его, Джесс.

Джесс сел рядом с ней. Ему было досадно слышать, как Мэг беспокоилась о здоровье своего любовника.

— Я сделаю все, что смогу, — пообещал он. — У Зака была непростая жизнь. Он не заботился о себе в молодые годы. Я не волшебник… И даже точно не знаю, что с ним.

— Но ты ведь узнаешь, правда?

— Могу попытаться.

— Это все, о чем я прошу.

— Мэг, я знаю, Зак сейчас не женится на тебе. Но ведь он может получить развод, чтобы сделать это.

Мэг с ужасом взглянула на него.

— Я никогда не выйду за Зака.

— Смешно, Зак сказал мне то же самое. Что это с вами? Нравится дразнить общество своим романом?

Мэг закрыла глаза и глубоко вздохнула. Ей потребовалось досчитать до десяти, прежде чем она смогла говорить спокойно.

— Если даже мне доставляет удовольствие дразнить общество, то это мое дело. Кто ты такой, чтобы учить меня жить? Ты мне никто. Понимаешь? Чужой человек.

Лицо Джесса перекосилось от злости.

— Возможно, я ничего для тебя не значу, но твои поцелуи говорят о другом. Ты отвечала мне, черт побери! И вся пылала в моих объятиях. Ты можешь то же самое сказать о поцелуях Зака?

— Я… нет. Ты не понимаешь, что связывает нас с Заком.

— Почему ты не расскажешь мне?

— Потому что ты слишком самоуверен и не поверишь мне. А что, твоя собственная жизнь так Образцова, что ты можешь судить других?

Джесс присвистнул:

— Здесь мне нечем хвастаться. К сожалению, я совершил несколько ошибок. Но мы оба знаем, общепринятые правила.

— Не одинаковы для мужчин и женщин. Люди знают, что ты живешь во грехе?

Она вскинула подбородок.

— Меня не волнует, что думают обо мне. Единственное, для чего я езжу в город, — посмотреть объявления о розыске. Шериф не возражает.

Джесс с интересом посмотрел на нее:

— И ты не хочешь того, к чему обычно стремятся молодые женщины? Мужа, дом, детей?

— У меня есть дом. Что касается детей, то они только помешают мне заниматься делом. Мне не нужен мужчина, который станет указывать, что я должна делать, а что нет. Скажи мне, у тебя есть жена, наверное, она где-то поджидает тебя?

— Нет.

— Невеста?

— Нет.

— Родители?

— Нет.

— Тогда, может быть, братья? — не отставала Мэг.

— Это самое дорогое, что у меня есть. Я сделаю все ради Рейфа и Сэма.

Но он не сделал. Он допустил, что его братьям пришлось спасаться бегством от закона, потому что не захотел признать себя отцом ребенка Делии Уингейт. В результате ее разгневанный отец обвинил его братьев в ограблении его банка. Черт, как больно даже думать об этом проклятом деле! Во время войны он не раз рисковал жизнью, переходя линию фронта, чтобы спасти раненых солдат. Но, оказавшись перед лицом вынужденной женитьбы, трусливо поджал хвост и сбежал.

— Расскажи мне о Рейфе и Сэме, — попросила Мэг.

Джесс задумался, стараясь воскресить в памяти их последнюю встречу. Какими они были тогда? Доведенными до отчаяния. Озлобленными, бегущими от властей.

— Рейф на год старше меня, Сэм на год моложе. Ближе них у меня никого нет.

— Где они сейчас?

— Я и сам хотел бы знать. Мы расстались несколько недель назад, потеряв свою ферму. Рейф поехал на запад, а Сэм на юг. Мы договорились встретиться в Денвере год спустя.

— А почему вы расстались? Ты никак не мог спасти ферму?

Джесс сжал губы.

— Я мог бы сделать одну вещь, но, к сожалению, не сделал. — Джесс помрачнел и отвернулся. — Теперь уже поздно.

Мэг заглянула ему в глаза и слегка озадачилась, заметив таившуюся в их глубине смесь вины и сожаления.

— Я не понимаю.

— Ничего удивительного. Моя вина слишком тяжела. — Он грустно улыбнулся. — Ну да хватит обо мне. Думаю, мы можем смело сказать, что первые шаги к выздоровлению тебе удались. Только не переутомляйся!

Мэг ощутила внезапную радость. Но, опустив глаза, сдержанно произнесла:

— Спасибо, доктор.

— Я имел в виду, пощади себя хотя бы пару недель. Поняла?

— Но я вполне здорова.

— Мне лучше знать.

Мэг сердито сдвинула брови и устремила взгляд в даль.

— О, посмотри-ка, Зак.

С растущей тревогой Джесс наблюдал, как Зак приближается к ним. Чем ближе он подъезжал, тем больше Джесс сознавал, что дела у приятеля Мэг — хуже некуда. Лицо приняло пепельный оттенок, плечи безвольно опущены. Он держался в седле так неуверенно, что казалось, вот-вот свалится.

Нога Зака выскочила из стремени, и он бы грохнулся на землю, если бы Джесс вовремя не подоспел.

— Спасибо, док, — бросил Зак.

Мэг подошла, чтобы помочь им, ее лицо светилось заботой.

— Как ты, Зак? Ты не должен был уезжать без меня.

— Нет, тебе еще рано, — вмешался Джесс.

— Со мной все порядке, Мэгги, детка. Хотя я ничего не нашел в городе. Вся работа мне не годится, они сомневаются в моих силах. А на хорошие места уже кого-то взяли. — Он расстроенно покачал головой. — Я бесполезный старый пень. Полутруп, одной ногой в могиле.

— Не смей так говорить! — вскрикнула Мэг. Она повернулась к Джессу, глаза ее метали молнии. — Ты можешь что-нибудь сделать для него?

— Нет, пока не узнаю, что с ним. Я должен осмотреть его.

— Так сделай это! — почти крикнула Мэг.

— Ну что, Зак? Ты позволишь мне осмотреть тебя? Я задержусь здесь еще на день-другой, и сегодня самое подходящее время.

Зак переводил взгляд с Мэг на Джесса, пытаясь сообразить, чего от него хотят. Затем медленно кивнул:

— Хорошо, вы уговорили меня. Лучше поскорее с этим покончить.

— Я вымою руки и схожу за сумкой, — заявил Джесс. — И пожалуйста, Мэг, оставь нас.

— Тогда в моей спальне, — предложил Зак. — Жду тебя там.

Джесс удивленно поднял брови. Все это время он думал, что у Мэг и Зака одна спальня.

Зак заковылял к выходу. Мэг шла следом, а Джесс щеткой Гер руки. Когда некоторое время спустя он вошел в комнату Зака с медицинской сумкой в руках, Мэг уже сидела там. Она не хотела уходить, но Джесс был неумолим. Когда дверь за ней закрылась, Джесс вытащил стетоскоп.

— Это лишнее, Джесс, — отмахнулся Зак. — Я сам знаю, что у меня за болезнь. Я согласился на этот осмотр только ради Мэгги.

— Ты не расскажешь мне, что за симптомы?

— Это сердце. Мне недолго осталось.

— Мне лучше знать. У тебя бывают боли? Губы Зака дрогнули в мимолетной улыбке.

— Можно сказать и так. Что особенно плохо — я порой не могу дышать. Я стараюсь держаться ради Мэгги, но я знаю, мои дни сочтены, док.

Джесс приложил стетоскоп к груди Зака. Он слушал, хмурился и снова слушал. Убрав трубку, он задал Заку несколько вопросов. Затем проверил глаза, уши, заглянул в рот. Осмотр получился именно таким, каким Зак его себе и представлял. Закончив, Джесс сел и внимательно посмотрел на Зака.

— Я был прав, что скажешь? Это ведь сердце? Я прожил бурную жизнь. В молодые годы много пил, курил и проживал каждый день как последний. Теперь вот расплачиваюсь за это. За себя я не беспокоюсь, но Мэгги…

— Я не стану лгать тебе, Зак. У тебя грудная жаба или прогрессирующий порок сердца. Лекарства могут снять боль, но не излечить.

Зак понимающе кивнул.

— Я не горжусь своей жизнью. Есть вещи, которые я предпочел бы изменить, если бы мог. Но только не встречу и любовь к Мэгги. Я всегда буду благословлять то время, которое прожил с ней.

Джесс не пожелал дальше слушать.

— Я дам тебе капли. Принимай, если начнется приступ. Когда пузырек опустеет, ты сможешь купить новый у аптекаря. Это достаточно известное средство.

— Сколько мне осталось?

— Одному Богу известно. Могу только посоветовать не перетруждаться и побольше отдыхать.

— Ничего не говори Мэгги, док. Я не хочу, чтобы она беспокоилась из-за меня.

— Сомневаюсь, что тебе удастся скрыть от нее правду. Мэг — умная женщина. Сильная и независимая. Она имеет право знать, что происходит.

— Ей и без того хватает, — с гордостью заметил Зак. — Она не всегда такая. Ты бы посмотрел на нее… — Он сделал паузу и робко взглянул на Джесса. — Прости мое брюзжание, док.

— Расскажи мне о Мэг, — попросил Джесс: — Я совсем ничего не знаю о ней.

Зак покачал головой:

— Спроси у нее сам. Это не мое дело. — Он твердо взглянул на Джесса. — Тебе ведь нравится Мэгги, признайся? Я замечал, ты очень внимателен к ней.

Джесс пожал плечами:

— Ничего удивительного. Я всегда забочусь о своих пациентах.

— Я не это имел в виду. Я говорил о том, что может мужчина испытывать к женщине.

— Послушай, Зак, тебе незачем ревновать. Мэг любит тебя.

— Эх, док, не тебе говорить мне это. Я наблюдал за вами с той минуты, как вы приехали. Ты нравишься Мэгги. Она станет тебе хорошей женой.

Джесс смотрел на него, разинув рот:

— Ты хочешь, чтобы я женился на Мэг?

— Ты можешь нарваться на кого-то похуже. Я знаю, она частенько лезет на рожон, но разве лучше иметь жену, которая шарахается от собственной тени?

— Ты хочешь, чтобы я женился на Мэг? — хрипло повторил Джесс.

— Господи, Джесс, да в ее мизинце больше страсти, чем у этой женщины во всем теле.

— Готов поспорить, что это так, — хмыкнул Джесс. Зак, конечно, болен, но это не дает ему права предлагать свою любовницу другому мужчине.

— Мне будет спокойнее лежать в могиле, если Мэгги выйдет за достойного человека.

— Зачем жениться? — не выдержал Джесс. — Почему бы тебе не предложить ее мне в качестве любовницы?

Зак стиснул зубы, его глаза загорелись недобрым огнем.

— Почему? Потому что я хочу для Мэгги самого лучшего. Ничего, кроме женитьбы. Ты идиот, если думаешь, что после моей смерти она сможет стать твоей любовницей.

— Ничего такого я не думаю, — возразил Джесс, с трудом сохраняя спокойствие.

На самом деле у него просто руки чесались стукнуть больного. Как мог Зак так говорить о женщине, которую любил и которая любила его? Все это не укладывалось у него в голове.

— Извини, Зак. Но мне сейчас не до женитьбы. Ты должен развестись с женой и жениться на Мэгги, пока твое здоровье еще больше не ухудшилось.

Зак странно посмотрел на него.

— Это будет неправильно. Мэгги нужен молодой муж.

— Тебе давно следовало бы понять это, — неодобрительно проворчал Джесс. — Я не изменю свое мнение, Зак. Поверь, жена мне сейчас совсем некстати.

— Почему? — Зак прищурился. — Мэг думает, что ты скрываешься от правосудия. Она угадала? Ты не похож на преступника, но жизнь научила меня не судить о людях по внешности. Ты в бегах, Джесс?

Джесс отвел глаза.

— Уважай чужие тайны, Зак. Повторяю еще раз: в ближайшее время женитьба не входит в мои планы. Сдается мне, ты стараешься всучить девчонку любому молодому парню, который сможет удовлетворить ее.

— Чертов молокосос, — тяжело дыша, пробормотал Зак.

Джесс сделал вид, что не расслышал.

— Я оставлю тебе капли. Принимай, как только почувствуешь боль. Ты можешь еще долго прожить, если станешь следить за собой. Помни об этом.

Ругаясь про себя, Джесс вышел из комнаты. Черт побери, Зак слишком болен, чтобы лгать, но, похоже, он именно это и делал. Вся эта история вызывала у него омерзение. Как мог этот человек собственными руками отдать свою любовницу другому мужчине, требуя женитьбы? Кем он себя вообразил? Отцом Мэг?

Джесс ворвался на кухню и застыл, столкнувшись лицом к лицу с Мэг, которая, по всей видимости, поджидала его.

— Что с ним, Джесс? Он поправится?

— Пусть сам скажет тебе, — отрезал Джесс и отвернулся.

— Брось, Джесс, Зак ничего мне не расскажет, а мне необходимо знать правду. Если с ним что-то серьезное, мне нужно подготовиться и сделать все, чтобы помочь ему.

— Ты ничего не можешь сделать, — сказал Джесс, смягчаясь. — Не волнуйся. Прямой опасности сейчас нет.

Мэг сдвинула брови.

— Расскажи мне. Я все пойму. Джесс покачал головой:

— Ты когда-нибудь слышала о врачебной тайне? Зак попросил меня не разглашать диагноз. Если бы на твоем месте Пыла его жена или дочь, тогда другое дело. Но ты его любовница, и у тебя нет прав.

Закусив губу, Мэг побледнела от гнева.

— Это твое последнее слово, доктор Джесс Гентри? Как ты смеешь говорить так! Я заслуживаю знать правду о Заке.

Джесс понимал, что еще немного — и он не сможет сдерживаться.

— Твой любовник только что попросил меня жениться на тебе. Он сказал, что не в состоянии заботиться о тебе так, как хотел бы. Ну, что ты на это скажешь?

Мэг вспыхнула. Слова Джесса оказались для нее ударом. Ему следовало бы держать рот на замке, но он все еще не мог прийти в себя от невероятного предложения Зака. Если бы он и собрался жениться, то не потому, что умирающий мужчина хотел выдать свою любовницу за достойного человека.

— Никогда не поверю, что Зак мог такое сказать, — выговорила Мэг. — Он прекрасно знает, что я не ищу мужа.

— Заку не следовало бы… Он вообще не может… быть настоящим любовником для тебя, — сказал Джесс, осторожно выбирая слова. — Ты ведь молодая женщина. Неужели это тебя устраивает?

Мэг воинственно вздернула подбородок.

— Ты ничего не смыслишь в этих вещах, Джесс Гентри. Если до тебя до сих пор не дошло, что Зак и я… А впрочем, какая разница? Мне все равно, что ты о нас думаешь.

Джесс схватил Мэг за запястье и притянул ее к себе.

— Ты бросаешь мне вызов, Мэг Линкольн, что ж, мне это по душе. В тебе есть какая-то полудетская наивность. С другой стороны, ты можешь быть чертовски соблазнительной. Я уже знаю вкус твоих губ и то, как они дрожат, моля о поцелуе. Как сейчас… Ты знаешь, что твои глаза очаровательно сверкают, когда ты злишься? Ты загадка, Мэг Линкольн. Потребуется целая жизнь, чтобы проникнуть в твою тайну.

— Пусти меня.

— Это твоя идея женить меня, Мэг?

— Размечтался.

— И все-таки это ты надоумила Зака?

— Ты с ума сошел!

— Не волнуйся, я отказался.

— Вот и прекрасно.

Он все еще не отпускал ее. Он хотел поцеловать ее. Ему просто необходимо поцеловать ее. И он сделал это. Полностью завладев ее губами, он заставил их открыться, и тогда его язык проник внутрь. Она оказалась еще слаще, еще желаннее…

Он целовал Мэг до тех пор, пока не почувствовал ответную дрожь ее податливого тела. Его руки сомкнулись на ее бедрах, и он привлек ее к себе, чтобы она могла почувствовать в нем мужчину.

Он готов был разразиться смехом, когда Мэг сквозь стон произнесла его имя, а дальше… Она говорила, что никогда не станет спать с ним, будь он хоть единственный мужчина на земле. Она лгала, подумал Джесс. Потому что так себя ведет только полная желания женщина.

Глава 5

Поцелуй длился целую вечность. Джесс не мог оторваться от Мэг. Она сводила его с ума. Она казалась такой беззащитной, такой хрупкой, несмотря на всю свою внешнюю ершистость и независимость. Он почувствовал, как напряглось его мужское естество, и крепче прижал Мэг к себе. Если бы он посмел, то сбросил бы со стола тарелки, уложил Мэг на жесткие доски и тут же овладел ею. Он хотел заниматься с ней любовью, пока они оба не пресытятся.

Много времени прошло, прежде чем Джесс услышал, как кто-то позади него настойчиво покашливал. С явной неохотой Джесс прервал поцелуй и обернулся.

— Я не помешал? — поинтересовался Зак, уколов его пронзительным взглядом.

— Напротив, ты как нельзя кстати, — ответил Джесс, благодарный за вторжение. Еще минута, и он уложил бы Мэг на стол, и всякая благопристойность полетела бы к чертям. Зак своим появлением удержал его от неблаговидною поступка.

Он взглянул на Мэг. Казалось, та потеряла дар речи. Она смотрела на него широко распахнутыми глазами, прижав руку к губам.

— Ты не передумал насчет того, о чем мы говорили? — поинтересовался Зак, переводя взгляд с Мэг на Джесса.

Мэг вдруг обрела голос.

— Нет, он не передумал. Не знаю, что это на тебя нашло, Зак Парди. Ну и мужчины! — сказала она, ее голос прервался от негодования.

— Могу поклясться, ты только что целовала Джесса, когда я вошел в кухню, — заметил Зак.

— Ничего подобного! Это Джесс целовал меня. А это большая разница.

Вдруг Джесс почувствовал, как рушится весь его мир. И все из-за «охотника за головами» в женском обличье, особы, которая не желает сидеть дома и заниматься женскими делами. Он не сумел припомнить, когда женщина возбуждала его сильнее Мэг Линкольн. Она особенная, уникальная. Ему нужно забыть ее. Если бы он мог, то ушел бы без оглядки.

Он находится в розыске. Сейчас в его жизни нет места для женщины. А ей не нужен никто, кроме Зака. Существует множество причин, по которым Мэг и Джессу следует избегать друг друга, насколько это в их силах.

— Через час я уезжаю, — объявил Джесс. — Я сделал все, что в моих силах. Мэг скоро поправится, а тебя, Зак, я осмотрел и снабдил лекарствами.

— Уезжаешь?

Казалось, Зак вовсе не рад.

— Думаю, так лучше.

— Куда ты отправишься?

— Как-нибудь наскребу денег, чтобы открыть в городе врачебный кабинет.

— Рад бы помочь, док, но мы с Мэгги сами на мели.

— Я справлюсь, — сказал Джесс. — Следи за собой. И ты тоже, Мэг. Я загляну через несколько дней посмотреть, как ты.

— Не нужно, — ответила Мэг. — Я в полном порядке и вполне способна позаботиться о Заке.

— Послушай, Мэгги, я не нуждаюсь в том, чтобы за мной присматривали. Я еще живой.

— Что ж, тогда до свидания, — кивнул Джесс, — на сборы мне хватит пары минут.

Зак протянул руку.

— Жаль расставаться. Встреча с тобой — настоящая удача, док. Заходи в любое время. Мы с Мэг всегда рады тебя видеть. Правда, Мэгги?

— Человеку, который спас мне жизнь, здесь всегда рады, — отвела глаза Мэг.

— Подумай над моим предложением. Оно еще в силе.

— Зак, — набросилась на него Мэг. — Я знаю, о чем речь, и мне это не нравится. Мы обсудим это позже, когда останемся одни.

Пока Зак и Мэг пререкались, Джесс поспешно вышел. Он мог понять стремление Зака обеспечить жизнь любовнице на случай своей смерти, но предлагать ее первому встречному… Кроме того, если Зак будет заботиться о своем здоровье, у него впереди еще долгая жизнь.

Когда Джесс уехал, никто не проводил его. Оно и к лучшему, решил Джесс. Он не мог смотреть на Мэг, не вспоминая последнего поцелуя. Черт, интересно, как дела у Рейфа и Сэма? Рейф рассудительный, он не позволит втянуть себя в романтическую историю, решил Джесс. А вот Сэм… К тому времени, когда они в следующем году встретятся в Денвере, порывистый Сэм наверняка не раз потеряет от любви голову и разобьет сердце не одной красотке.

Джесс ехал по главной улице Шайенна, напряженно всматриваясь в каждый забор в поисках плаката с надписью «Разыскиваются…» и именами братьев Гентри. На улицах бурлила жизнь, казалось, здесь можно встретить представителей всех слоев общества. Кого тут только не было: картежники, железнодорожные рабочие, фермеры, владельцы ранчо, проходимцы с бегающими глазками, шлюхи, зазывающие клиентов, и вполне респектабельные дамы с детьми.

Джесс спешился перед салуном «Красная подвязка» и привязал поводья к коновязи. Уже давно он не пробовал пива и не согревал брюхо порцией доброго виски. Он был готов осушить целую бочку. Напиться — вот что ему нужно сейчас, чтобы забыть, как Мэг таяла в его объятиях и отдавалась его поцелуям.

Джесс вошел в салун и навалился на стойку бара. Несколько мужчин с любопытством взглянули на него, но быстро отвернулись, сообразив, что он не представляет опасности. Джесс полез в карман, вытащил серебряный доллар, шлепнул его на стойку и заказал виски. Черт, он проделал это так лихо, будто у него вовсе не последний доллар. Бармен поставил перед ним стакан и бутылку. Джесс кивком поблагодарил и пошел к столику.

Виски мягко согревало горло. Через два столика от него пятеро мужчин играли в покер. Вытянув длинные ноги, Джесс глотал виски и наблюдал за играющими. Он всегда хорошо играл в покер. Уж и не сосчитать, сколько раз, оставшись без гроша, он с братьями отправлялся в Додж, и они выигрывали достаточно, чтобы залатать дыры в скромном бюджете. Он не любил хвастаться, но играл лучше, чем Рейф, хотя и не так хорошо, как Сэм, который чувствовал себя за карточным столом как рыба в воде.

Ставки росли, игроки становились все безрассуднее. Джесс сосредоточился на их лицах, словно сам участвовал в игре. Через некоторое время он мог определить, какие на руках у игроков карты. У него созрел план. Ему некуда идти, денег нет, а без них нет никакой надежды начать медицинскую практику. Положение самое отчаянное, а игра в покер казалась чертовски заманчивой.

Джесс полез в карман жилета и вытащил золотые карманные часы, некогда принадлежавшие его отцу. Когда они с братьями спасались бегством от преследовавшего их отряда законников, не было времени набивать карманы дорогими вещицами. На память о доме Рейф взял лишь материнское обручальное кольцо, Сэм — золотые запонки отца, а он выбрал часы.

Джесс поглаживал золотую крышку часов. Может ли он позволить себе это? Если он проиграет, у него не останется ничего: ни часов, ни денег. Только медицинская сумка да несколько инструментов. Стоит ли игра свеч? Возможно, он найдет работу, поднакопит денег и сможет начать медицинскую практику.

Но это может длиться целую вечность, а у него не так много времени. Джесс и сам не понял, как поднялся и двинулся к игрокам.

— Можно присоединиться?

Пять пар глаз с любопытством уставились на него.

— У вас есть деньги? — спросил грубоватый мужчина с недельной щетиной на подбородке.

— У меня есть вот это, — ответил Джесс, покачивая часы на золотой цепочке.

Мужчина, одетый опрятно, но несколько странно, протянул руку.

— Дайте-ка взглянуть…

Джесс передал часы человеку, в котором сразу угадывался профессиональный картежник.

— Пусть он сядет, Фиск, — попросил изящный мужчина и черном костюме. — Нам нужна свежая кровь.

Фиск тщательно осмотрел часы.

— Принадлежали вашему отцу, так? — поинтересовался он. Джесс кивнул:

— Это чистое золото.

— Должно быть, ваши дела плохи, раз вы рискуете фамильной вещью, — заметил Фиск, любуясь часами. — Действительно, это золото. Ну, что скажете, ребята, примем новичка?

Никто не возражал, и Джесс придвинул себе стул.

— Пятая карта — козырь, — объявил Фиск, сдавая колоду.

Джесс почти прижал развернутые веером карты к груди, сохраняя невозмутимое выражение лица. Удача на его стороне. Ему выпали два короля. Игра становилась все азартнее. Джесс видел, что показавшийся ему профессионалом игрок готов смошенничать. Он заметил, что Фиск взял себе карту снизу колоды. Джесс прижал его руку к столу.

— Берите сверху, пожалуйста, — проворчал он. Бородатый мужчина вскочил на ноги.

— Ты сжульничал, Фиск?

— Сядь, Брустер. Новичок сам не знает, о чем говорит.

— Успокойтесь, джентльмены, — произнес хорошо одетый мужчина. — Давайте на этот раз оправдаем Фиска за недостаточностью улик. Мы будем следить за тобой, Фиск, и если ты собираешься мухлевать, лучше не стоит. Нам следует поблагодарить… как, вы сказали, ваше имя?

— Джесс. Доктор Джесс Гентри.

— Я Пит Уайленд. Я благодарен вам за предупреждение.

— Ты врач? — уточнил молодой человек. — Я Пейс Линч.

— Я Чет Коннер, — представился печальный мужчина в помятом костюме.

— Берл Брустер, — завершил знакомство бородач.

— Очень приятно, — произнес Джесс. — Да, я врач. Думаю начать в городе медицинскую практику. Вспомните обо мне, когда вам понадобится доктор.

Фиск бросил на него уничтожающий взгляд.

— Мы собираемся играть в покер или болтовней заниматься?

— Продолжим, — согласился Джесс. — На этот раз сдавайте колоду сверху.

Игра пошла своим чередом. Джесс сбросил три карты и получил двойку, туза и короля в придачу к уже имеющимся. В конце концов он выиграл партию. Джесс сгреб выигрыш и сунул в карман. Удача улыбалась ему. Из следующих четырех партий он выиграл две. Своим успехом он был обязан умению читать по лицам и тому, что мог вовремя остановиться.

Печальный Чет Коннер мало говорил во время игры. Он отдавался ей с безрассудством, встревожившим Джесса. Мужчина явно в здравом уме, но Джесс готов был поклясться, что ним что-то не так. Коннер проигрывал раз за разом, и, казалось, его это не волновало.

Игра продолжалась. Золотые монеты и бумажные банк-юты кучей громоздились перед Джессом. Несколько часов спустя, оценив свалившуюся на него невероятную удачу, он не захотел искушать судьбу. Вечерние посетители начали заполнять салун, некоторые двинулись к столику понаблюдать за игрой. Работающие в салуне девушки шныряли в толпе, подстрекая мужчин купить им напитки и сговариваясь о дальнейшем.

Когда снова пришла очередь сдавать Джессу, он положил колоду на стол и объявил, что прекращает игру.

— Вы не можете так закончить, Гентри, — упрекнул Фиск, когда Джесс встал и потянулся. — Дайте нам шанс отыграться.

— В другой раз, — заявил Джесс. — Уже поздно. И мне юра подумать о ночлеге.

— А мне сам Бог велел, — вздохнул Коннер. — Начисто проигрался.

Фиск поднялся, словно бросая вызов Джессу.

— Признай свое поражение, Фиск, и пусть жизнь идет своим чередом, — предложил Уайленд. — Все мы сегодня проиграли. И благодаря доктору заметили твое мошенничество. Советую тебе держаться отсюда подальше.

Фиск бросил на Джесса очередной уничтожающий взгляд и гордо вышел.

— Приятно было познакомиться, — сказал Джесс, страстно желая убраться отсюда подальше со своим выигрышем. Его следует использовать с толком.

— Вы действительно собираетесь заняться здесь медицинской практикой? — поинтересовался Коннер.

— Как только найду подходящее помещение, — ответил Джесс. — До сегодняшнего вечера у меня и пяти центов в кармане не было. — Он протянул руку. — Я должен благодарить вас, джентльмены.

— Доктор Гентри, можно вас на пару слов?

Джесса удивило, что тихий мистер Коннер последовал за ним.

— Конечно. Чем могу помочь? — Джесс внимательнее взглянул на собеседника и подумал, что у того, должно быть, чахотка.

— Нет. Это не по вашей части. Моя тридцатилетняя жена только что скончалась, я везу ее хоронить в Филадельфию. Это ее воля быть похороненной рядом с нашим единственным ребенком, который умер там до нашего отъезда.

Джесс пригласил Коннера присесть за столик. Тот сел и уставился на свои руки. Джесс ждал, когда Коннер примется излагать свое дело.

— Вам нужно арендовать помещение, чтобы начать практику.

— Верно, — согласился Джесс, недоумевая, к чему клонится разговор.

— Мой дом как раз на главной улице, уверен, вам подойдет. Хотите взглянуть? Я завтра уезжаю. Намеревался до возвращения оставить дом пустующим. Аренда выгодна нам обоим. Откровенно говоря, мне нужны деньги, доктор Гентри.

Джесс старался сдержать волнение, но безуспешно. Медицинская практика была его заветным желанием.

— Извините, мистер Коннер, но вы сегодня играли безрассудно.

— Знаю. С тех пор как Элси умерла, я сам не свой. Я прибыл в Шайенн, поднакопив денег. Построил дом и открыл магазин. Должно быть, я никудышный бизнесмен, и торговля быстро сошла на нет. Я стал работать в банке. Труд клерка не приносит больших доходов, и до сегодняшнего дня я редко играл, но после смерти жены что-то во мне сломалось. Все мои мечты умерли вместе с Элси. Но когда вы поймали Фиска на мошенничестве, у меня мозги встали на место. Я вдруг сообразил, какой же я глупец. Мне нужны деньги, чтобы уехать в Филадельфию и похоронить Элси.

— Надолго вы уезжаете, мистер Коннер?

— Не знаю. Возможно, я совсем не вернусь. У меня брат в Филадельфии. У него магазин скобяных товаров, и для меня там есть работа. Может быть, соглашусь.

Глаза Джесса вспыхнули.

— Вы согласны сдать мне дом, окажем, на полгода? Коннер заморгал.

— Думаю, что да.

— Когда можно посмотреть дом? Если он мне подойдет, я весьма заинтересован в аренде.

Они вышли.

— Это недалеко, — сказал Коннер., — Мы можем пройти пешком, но если хотите, возьмите свою лошадь.

Джесс отвязал жеребца и повел его под уздцы. Коннер и Джесс миновали банк, торговое заведение, офис шерифа, два салуна, парикмахерскую, бакалейную лавку, кузницу, баню и редакции двух местных ежедневных газет.

— Все это построено с тех пор, как в 1867 году здесь появились первые палатки поселенцев. Я прибыл сюда одним из первых. Мы с Элси тоже жили в палатке, пока не были закончены наш дом и магазин. Вскоре в городе было уже четыре тысячи жителей, неподалеку расположились войска, чтобы охранять железнодорожных рабочих. Несмотря на все это, Шайенн до сих пор остается городом без законов. Большинство жителей считают, что закон — это палка в колесах.

— В городе есть врач?

— Есть, но никудышный, — выпалил Коннер, удивив Джесса внезапной яростью. — Он вечно пьян. Был бы он стоящим лекарем, может, моя Элси была бы сейчас жива. Именно поэтому я предлагаю вам свой дом. Вы кажетесь мне ответственным молодым человеком, которому можно доверить человеческую жизнь.

Коннер остановился перед небольшим аккуратным коттеджем, расположенным в конце делового района.

Джесс окинул дом критическим взглядом и улыбнулся. Он стоял посреди большого участка, обнесенного изгородью. Джесс распахнул ворота, отметив про себя, что петли не мешало бы смазать. Коннер вытащил из кармана ключи и отпер дверь.

— Идите прямо, доктор. Я зажгу лампу.

Джесс шагнул внутрь. Коннер чиркнул спичкой и провел Джесса через большую гостиную, которая вполне могла бы служить приемной. Дальше шла меньшая комната, позади нее — кухня. Коннер открыл дверь в кладовую, и Джесс с удовольствием заметил полный комплект кухонной утвари и посуды. У стены красовалась блестящая черная плита.

— Плита была гордостью Элси, — с тоской произнес Коннер. — Я не стал здесь ничего трогать. Хотите посмотреть, что наверху?

Джесс кивнул и вслед за Коннером поднялся на второй этаж. Ничего особенного там не было. Две большие спальни с обычным набором мебели, яркие стеганые одеяла на кроватях, на окнах качались веселые занавески. Все сияло чистотой.

— Одна из подруг жены пришла убраться, после того как Элси… — Голос Коннера сорвался. — Во дворе собственный колодец. Есть даже специальный навес для лошади. Ну как, док? — спросил Коннер, спускаясь по лестнице. — Подходит?

— Прекрасно, — ответил Джесс. Радость распирала его. — Внизу можно сделать приемную и кабинет. Одну из спален наверху стоит отвести для тяжелых больных. Действительно, ваш дом мне чрезвычайно подходит. Сколько вы хотите за аренду?

Коннер задумался.

— До этого проигрыша, будь он проклят, у меня и в мыслях не было сдавать дом. Дайте подумать, — пробормотал он, потирая подбородок. — Двадцать долларов в месяц не слишком много? Сейчас трудно отыскать приличное место. Вы ничего лучше не найдете. И, если не возражаете, я бы хотел получить плату за полгода вперед. Раньше я бы об этом и не заикнулся, но мне отчаянно нужны деньги, а получать плату помесячно на таком расстоянии почти нереально.

Джесс в тот вечер выиграл шестьсот долларов, добрая половина из них — деньги Коннера. Если удача не отвернется, то пройдет полгода, а то и больше, прежде чем кто-нибудь обнаружит, что Джесс находится в розыске. Вполне возможно, он проживет здесь всю жизнь, если дела пойдут хорошо.

— Думаю, это разумная просьба. Могу я переехать прямо сегодня?

Коннер кивнул:

— Все равно я намеревался провести ночь на станции, у гроба Элси.

Джесс отсчитал из своего выигрыша сто двадцать долларов и вручил их Коннеру.

— Я оформлю аренду, чтобы ни у кого не возникало вопросов о законности нашей сделки, — сообщил Коннер, направляясь к маленькому столу в углу гостиной.

Он поставил лампу, нашел перо и бумагу и написал документ, дающий Джессу право полгода пользоваться домом, сделав примечание, что арендная плата получена вперед. Затем он вручил бумагу Джессу, и они пожали друг другу руки.

— Если я решу продать дом, то дам вам знать. Если надумаете покупать, я уменьшу цену на стоимость аренды.

— Звучит благородно, — улыбнулся Джесс, довольный сделкой. — Удачи вам, мистер Коннер.

— И вам, доктор.

Коннер окинул уютную гостиную прощальным взглядом и тихо вышел. Джесс от души сочувствовал ему, но эта встреча с Конкером стала для него настоящей удачей. Правду сказать, совершенно феноменальной удачей.

Джесс завел лошадь под навес, расседлал ее и вычистил. Подумал про себя, что завтра следует заглянуть в магазин за продуктами. Еще ему нужно пополнить запасы медикаментов. Джесс полагал, что на Первое время, пока он не подберет что-нибудь подходящее, обычная койка заменит специальную кушетку для осмотра больных.

От выигрыша осталось четыреста восемьдесят долларов. Этого хватит и на пропитание, и на медикаменты, и на то, чтобы продержаться, пока он не начнет зарабатывать. Джесс надеялся, что, как только он повесит вывеску, пациенты не заставят себя ждать. Наверное, рекламные листки тоже неплохая идея.

Джесс разделся, задул лампу и лег. Невероятные события дня не выходили у него из головы: Мэг, объятия, поцелуи. Он не мог ошибаться, его поцелуй доставил ей наслаждение. Иначе она бы не таяла в его руках как воск. Как она могла открыто признаваться в любви к Заку и страстно отвечать на поцелуи Джесса? Чем дольше он думал об этом, тем больше недоумевал.

Мэг не похожа на тех женщин, которых он когда-либо знал. Храбрая, пылкая, независимая, открытая… Она отказывалась подчиняться приказам и следовала лишь своим собственным правилам. Джесс надеялся, что Зак сможет убедить ее оставить опасную профессию мужчинам.

На следующее утро Джесс проснулся рано, готовый взяться за дела. Он не стал возиться с завтраком, предпочтя позавтракать в кафе. Потом посетил ближайшую редакцию и заказал дюжину рекламных листовок, извещающих о начале практики.

Джесс обрадовался, отыскав аптеку и найдя в ней все необходимое, от марли до настойки опия. Он сообщил аптекарю, что через день-другой готов принимать пациентов.

В бакалейной лавке он представился как новый доктор, купил провизии и попросил доставить ее на дом. Джесс был твердо уверен, что слово, передаваемое из уст в уста, лучше всякой рекламы разнесет по городу молву о его услугах. Следующую остановку он сделал в бане и парикмахерской. Побрился, постригся, завел знакомства с постоянными клиентами и пригласил их в случае необходимости прибегнуть к его помощи.

Единственным местом, которого Джесс сторонился, был офис шерифа. Джесс молил Бога, чтобы местное правосудие никогда не узнало о его прошлом. Перед возвращением домой он зашел к столяру — заказать табличку на дверь. Вывеска гласила: «Джесс Гентри, доктор медицины». Столяр пообещал, что табличка будет готова к завтрашнему дню.

Остаток дня Джесс провел за обустройством медицинского кабинета. Неожиданно, вскоре после наступления темноты, появился первый пациент. Мужчина держал на руках ребенка не старше трех лет. Малыш весь горел и жалобно хныкал.

— Вы уже принимаете, доктор? — спросил мужчина, останавливаясь в дверях. — Я Бен Данн, а это мой сынишка Бобби. Мистер Коулмен в аптеке сказал, что вы новый доктор. Старого доктора Холуэя не отыскать.

— Давайте малыша сюда, мистер Данн, — предложил Джесс, провожая посетителя в кабинет.

Джесс взял ребенка из рук отца и положил его на кушетку.

— У Бобби свинка, мистер Данн. В детстве это обычное дело. Я постараюсь ему помочь. У него есть братья и сестры?

— Еще нет, доктор.

— Держите его подальше от других детей, пока не спадет опухоль. А вы с женой болели свинкой?

Данн почесал затылок.

— Даже не знаю. Это опасно?

— Для взрослых может быть опасно. Проверяйте, нет ли у вас опухоли за ушами и в паху. Если у вас или у жены поднимется температура, немедленно приходите ко мне. Если у Бобби начнется жар, разотрите его спиртом или холодной водой. Ему нужны обильное питье и покой. Через несколько дней наступит улучшение.

— Спасибо, док. Мы с женой очень тревожились. Ведь он наш первенец, и мы боимся, как бы с ним чего не случилось. Сколько я вам должен?

— Вы можете заплатить?

Данн выпятил грудь.

— Могу. У меня есть постоянная работа.

— Очень хорошо. Доллар не слишком много?

Данн полез в карман и вытащил серебряный доллар.

— Нормально, док. Премного обязан. Теперь в Шайенне есть врач, на которого можно положиться. Моя жена на днях зайдет, чтобы познакомить вас с городом.

После того как Данн вышел, Джесс еще долго смотрел на серебряный доллар. Это были первые деньги, которые он заработал врачеванием, хотя и получал жалованье в армии. Он попал на войну, едва окончив медицинскую школу и не успев начать практиковать. А когда попытался заняться этим в Додже, горожане избегали его, поскольку он сражался на стороне повстанцев. Чертовски приятный заработок после стольких пустых лет, даже если это всего лишь доллар.

Дело пошло на лад. Джесс был так занят больными, что ему некогда было думать о Мэг. Его слава так возросла, что каждый житель Шайенна либо лично встречался с новым доктором, либо слышал о нем. Его приемная никогда не пустовала. Частенько его вызывали на дом.

За прошедшие две недели Джесс принял роды, зашил не одну дюжину ран, серьезных и не очень, вылечил множество болезней. Он также привлек внимание нескольких незамужних леди, решивших, что красавец холостяк — стоящая цель. Приглашения сыпались одно за другим. Одни он принимал, другие отвергал, но так и не нашел женщины, которую можно было бы сравнить с полной жизни, яркой Мэг.

В первое же утро, когда в приемной Джесса не оказалось пациентов, он решил посетить аптеку, чтобы снова пополнить запас медикаментов. Возвращаясь домой, он увидел переходящего через улицу Зака, который держал под руку какую-то женщину.

— Док! — радостно воскликнул Зак. — А я собирался навестить тебя. Хочу тебя кое с кем познакомить, Джесс. Это вдова Даулинг.

Вдова Даулинг протянула Джессу руку:

— Друзья зовут меня Мэри. Я много слышала о вас, доктор Гентри. И только хорошее.

Джессу следовало бы вежливо ответить, но он был так ошарашен, что ему в голову ничего не приходило. Черт возьми, что здесь происходит? Где Мэг? Почему Зак увивается вокруг другой женщины? Он даже помолодел: волосы приглажены, борода подстрижена.

— Можно тебя на пару слов, Зак? — неодобрительно покачал головой Джесс.

— Разумеется, док. Извини, Мэри.

— Конечно, Зак, — любезно согласилась Мэри. — Я как раз хотела зайти в магазин…

— Зак, что случилось? — потребовал ответа Джесс. — Где Мэг? Она знает, чем ты тут занимаешься?

— Ну, Джесс, по-моему любому мужчине временами требуется отвлечься. Те капли, что ты мне дал, действуют удивительно. Я будто заново родился. Может, еще поскриплю.

— Я рад, а как Мэг?

— Замечательно, док. Снова вернулась к старым замашкам. Я делаю все возможное, чтобы убедить ее отказаться от опасной профессии.

— Ты должен сделать даже невозможное.

— Я стараюсь, Джесс. Есть хорошие новости. Я нашел работу. Такую, что не утруждает ни моих ног, ни сердца. Мистеру Хенли был нужен клерк в магазин скобяных товаров. Это весьма далеко от того, чем я привык заниматься, но нам с Мэг очень нужны деньги.

Джесс мрачно взглянул на женщину, уже выходившую из магазина.

— Что это за особа с тобой? Зак озадаченно взглянул на него.

— Мэри? Мы старые друзья. Черт побери, Джесс, у вдовы такие же потребности, как у любой другой женщины.

У Джесса горло перехватило от ярости. Как Зак все это увязывает с Мэг?

— Заезжай к нам как-нибудь, — пригласил Зак. — Я знаю, у тебя в городе много работы, но это не повод становиться затворником. Мэг скучает по тебе. Ей нужно общаться с молодежью. Ты больше не думал о нашем разговоре?

— Я сейчас ни на ком не собираюсь жениться, — отрезал Джесс. — Не понимаю, как ты можешь предлагать подобные вещи, Зак. Разве ты не любишь Мэг?

Зак нахмурился:

— Ты что, док? Ты же знаешь, как я к ней отношусь.

Краем глаза Джесс заметил подошедшую Мэри и подавил желание резко ответить.

— Кажется, Мэри покончила с покупками, — заметил Зак. — Потолкуем в другой раз, Гентри. Почему бы тебе не навестить Мэг? Скажи ей, чтобы сегодня не готовила для меня ужин.

Джесс остался стоять, разинув рот, а Зак и Мэри удалились, держась за руки.

Глава 6

Джесс круто повернулся и зашагал прочь. Гнев ослепил его, но насущная необходимость увидеть Мэг, проверить, знает ли она о предательстве Зака или нет и будет ли обижена этим, подгоняла его. Примчавшись домой, он даже не взглянул, ждут ли его пациенты. Пройдя к навесу, он вскочил на лошадь. Мэг должна все знать о своем любовнике, решил он.

Джесс пустил лошадь в галоп. Зак позволяет себе предавать Мэг, а Мэг допускает это. У нее что… совсем нет гордости? Нет чувств?

Он спешился, привязал поводья к перилам крыльца и ворвался в дом, даже не удосужившись постучать.

— Мэг! Нет ответа.

— Черт, Мэг, где ты?

Мэг торопливо вышла из кухни, вытирая руки о передник. Раскрасневшаяся, немножко растрепанная, что очень шло ей.

— Джесс? Что-то случилось? — Внезапно кровь отхлынула от ее лица и на смену румянцу пришла мертвенная бледность. — Зак? Но он так хорошо чувствовал себя в последнее время…

— Ты совершенно права — Зак, только не то, что ты думаешь. Ты знаешь, с кем я его видел?

Она непонимающе смотрела на него:

— Нет, но могу предположить. Он с Мэри. Джесс с сочувствием взглянул на нее:

— И это не обижает тебя?

— Почему я должна обижаться? Зак взрослый мужчина. Он волен делать то, что хочет. Так же как и я.

Он схватил ее за плечи и встряхнул.

— Этот мужчина не стоит твоей любви.

— Не смей так говорить! Я обязана ему жизнью.

— Ясно. И ты расплатилась с ним, став его любовницей. Он не заслуживает твоей любви, Мэг.

— Зак ни сейчас, как, впрочем, и никогда не был моим любовником, — устало произнесла она. — Ты туп как бревно, Джесс Гентри.

Джесс молча смотрел на нее. Ее щеки разрумянились, огромные зеленые глаза сверкали как изумруды. Ему страшно захотелось поцеловать девушку.

— Так значит, вы не любовники? — прошипел он.

— Господи, разве я когда-нибудь это утверждала? Ты единственный, кто так думал. Дай мне пройти.

Он притянул ее к себе.

— Зак сказал, чтобы ты не готовила ужин для него. Он, наверное, проведет ночь с симпатичной вдовушкой миссис Даулинг.

— Зак и Мэри дружили давно, еще до меня. Дай мне пройти, — повторила она.

Он не мог бы объяснить, почему не поверил словам Мэг. Будто дьявол подстрекал его продолжать этот разговор.

— Если у Зака есть любовница, почему бы и тебе не завести кого-нибудь?

Мэг вспыхнула и обожгла его взглядом.

— Хочешь предложить себя?

— А почему бы и нет? Я не слишком горд и готов признать, что хочу тебя, Мэг Линкольн, и пошел Зак к черту… Но стоит мне представить нас вместе и… мой дружок делается твердым как камень.

Мэг замерла, понимая, что Джесс сейчас поцелует ее. Она хотела увернуться и сбежать. Но осталась.

— А тебе понравилось целоваться со мной, Мэг.

— Ты так думаешь?

Его взгляд задержался на ее губах. Его поцелуй был горячим и настойчивым, опаляющая властность его языка и ее подрагивание слились в единое целое, рождая необузданное желание, желание, желание…

Джесс оторвался от сладких губ, продолжая ласкать взглядом ее лицо, золотые искорки в его глазах мерцали, как драгоценный янтарь.

— Ты хочешь меня, милая, — проговорил он. Мэг судорожно вздохнула:

— Нет! Но…

— Не надо, Мэг. Ты хочешь меня так же сильно, как я тебя. — Он взял ее ладонь и приложил к своей напрягшейся плоти. — Видишь, что ты делаешь со мной?

Когда она отдернула руку, Джесс понимающе усмехнулся. И снова поцеловал ее. Он ласкал ее грудь, и теперь это было прикосновение не доктора, а любовника. Мэг задыхалась, чувствуя, как жар от его ласк огнем разливается по телу. Она не знала мужчин за исключением Эрола, а он был с ней груб. С тех пор она поклялась себе, что не подпустит к себе ни одного мужчину. И вот сейчас, она, словно самая настоящая распутница, тает в руках самца.

— Джесс, я не хочу…

— Да, конечно, ты не хочешь. — Его обезоруживающая улыбка превратилась в хмурую гримасу. — Ты что, боишься меня, а? Или Зак грубый любовник, и поэтому ты так пуглива? Обещаю тебе, радость моя, я не дам тебе ничего, кроме удовольствия. Я никогда не обижу тебя. Ты веришь мне, Мэг?

Мэг минуту-другую обдумывала его слова и решила, что Джессу можно доверять. Если только он не станет смеяться над ней и Заком. Она не верила, что Джесс способен обидеть ее, но он все-таки мужчина. Эрол тоже расточал обещания, но причинил ей столько боли и продолжал бы делать это и дальше, если бы она… Ну, да хватит об этом.

— Я верю, ты не обидишь меня, Джесс, но это ничего не меняет.

— Ты отрицаешь, что хочешь меня? Или тебе кажется, что это предательство по отношению к Заку?

Мэг покраснела и отвернулась. Никогда прежде она не испытывала такого острого желания. У нее слишком маленький опыт общения с мужчинами, и это новое чувство пугало ее.

— Я не уверена, что хочу. И к твоему сведению, мы с Заком не любовники, и это не будет предательством с моей стороны.

Джесс, не говоря ни слова, подхватил ее на руки.

— Что ты делаешь? — в панике воскликнула Мэг.

— Несу тебя туда, где мы можем спокойно осуществить то, чего оба хотим.

Он пошел прямиком в ее комнату и плечом толкнул дверь. Затем, позволив ей скользнуть вниз по его телу, опустил ее на пол. Она не могла не почувствовать его готовности, и страх ожидания охватил ее с еще большей силой. Нет, она не позволит ему сделать это.

Но как только он снова поцеловал ее, все сомнения улетучились. Дыхание замерло у нее в груди. Его большие и умелые руки были вездесущи: они прикасались, лаская, возбуждая. Когда его рука проникла между ее ног, паника достигла предела, и Мэг, сопротивляясь, оттолкнула его.

—Ты слишком спешишь. Я еще не решила…

Джесс покорно отступил.

— Ты права, я тороплюсь, а кому, как не мне, следует помнить об этом. Давай сделаем это так, как ты хочешь, дорогая. Медленно и просто.

— Я не о том…

— Я знаю, о чем ты, — ответил он и запустил руку в ее густые волосы.

Мэг задрожала, когда он поцеловал нежную кожу под ухом и потом ниже, в голубую жилку на шее.

Она пробормотала что-то неразборчивое и прижалась к нему. Он нашел ее грудь, нежно лаская ее через тонкую ткань платья. Она судорожно вцепилась в его плечи, негромко постанывая.

Он нетерпеливо дернул шнуровку.

— Это нам не нужно.

Распустив завязки, он спустил лямки с ее плеч, Вместе с платьем упала и рубашка. Мэг стыдливо прикрыла грудь. Джесс властно прижал ее руки к телу.

Она затаила дыхание, пока он изучал свежий шрам над правой грудью, осторожно проводя по нему кончиком пальца. Неужели он так безобразен?

— Шрам нисколько не портит твою грудь. Я не в первый раз вижу ее, ты ведь знаешь. Ты красивая. Я хочу сказать тебе все то, о чем я подумал, когда впервые раздевал тебя. Твое тело совершенно. Сильное, спортивное и вместе с тем мягкое, женственное и соблазнительное. — Он погладил розовые соски кончиками больших пальцев. — Я хочу трогать тебя везде…

Мэг прижималась к нему, заглядывала в глубину его глаз и вслушивалась в бешеное биение своего сердца. Она хотела его. Наконец она могла себе в этом признаться. Она смотрела в его глаза и видела там тот самый голод, что испытывала сама.

Как такое могло случиться? Голод самки был последней вещью, которую она хотела бы испытывать к мужчине. Она страшилась того желания, которое Джесс пробудил в ней. Боялась того, что он станет делать с ней. Она помнила: Эрол был добр с ней до первой брачной ночи, а потом набросился на нее со звериной жадностью, заставив кричать от боли.

Он говорил, что со временем она привыкнет. Она думала, что Эрол только пугает ее, пока однажды он не проиграл ее в покер. И пока длилась та ночь, ее невинность подверглась грубому насилию.

Она все еще размышляла об этом, когда вдруг осознала, что лежит совсем голой. Одежда грудой валялась на полу, и тогда Джесс приподнял Мэг, высвобождая. Его лицо было сосредоточенным, почти жестким от желания. Он подвел ее к постели и молча уложил на нее. Первым побуждением Мэг было схватить что-то из одежды и прикрыть наготу, но, глядя на лицо Джесса, она поняла, что не стоит этого делать. Он хотел ее.

Он начал медленно раздеваться, не спуская с нее глаз. Мэг застыла, не в состоянии отвести взгляда. Его рубашка упала на пол. Она смотрела на его грудь и плечи, восхищаясь четко обозначенными мускулами. Как же он великолепен, думала Мэг, а она ведь еще не видела всего…

Стоило Джессу взяться за пряжку ремня и расстегнуть брюки, как страхи ее вернулись, и она испуганно вскрикнула. Сердце Мэг стучало быстро-быстро. От страха? От ожидания? Скорее от того и другого вместе. Мог ли он догадываться, как она боится?

Одежда Джесса упала на пол, и он небрежно перешагнул через нее. Мэг старалась не смотреть, но не могла. Лучи солнца проникали сквозь занавески, заливая комнату матовым желтоватым светом. Каждая клеточка сильного тела Джесса виднелась как на ладони. Нигде ни капли лишнего жира, тело поджарое и мощное. Ее взгляд скользнул по его широкой груди, мускулистому животу, окинул стройные бедра и сильные ноги и замер на том самом символе мужественности, вызывающе откровенном и сильном, который она страшилась увидеть больше всего.

Боже, какой он большой! И какой возбужденный! Мэг подавила крик. Ничего удивительного, что женщину, у которой от первого опыта осталась в памяти лишь одна боль, вид этого символа мужской силы и мощи привел в трепет.

Джесс не мог не заметить ее страха, но и не мог понять, откуда он. Она боится, что он сделает ей больно? Он не думал, что Зак мог обидеть Мэг, но, в конце концов, всякое бывает. Он опустился на постель рядом с Мэг и обнял ее.

— Страхам нет места в постели, милая. Я обещал тебе удовольствие, и ты получишь его.

— Удовольствие? Разве это возможно? Ее вопрос поставил его в тупик.

— Ты никогда не испытывала удовольствия, занимаясь любовью… ни с кем?

Мэг покачала головой:

— Я не верю, что такое возможно, пожалуйста, Джесс… Ты наверное ошибаешься.

— Ты девственница?

Мэг пристально взглянула ему в глаза и снова покачала головой:

— Нет.

Чувство разочарования на секунду охватило Джесса. Он хотел сделать ей приятное, где-то в глубине души сомневаясь насчет Зака. Но ее слова лишили его этой надежды. Скольких мужчин она познала? И почему ни один не доставил ей удовольствия?

— Я собираюсь сделать тебе приятное, Мэг, и ни на секунду не сомневаюсь в этом. Забудь о своих любовниках, они не в счет. Думай только обо мне, я заставлю твое тело петь.

Он сжал ее лицо в ладонях и впился в ее губы. Когда его язык заполнил ее рот, ока забыла о своих страхах. Кровь забурлила в ее жилах. Он подмял ее под себя, крепко обнимая бедра. И дал ей все, что имел: свою страсть, свой огонь и сладкий незабываемый вкус самого себя.

Он пугал ее. Он опьянял и одурманивал.

Она извивалась под ним, изнемогая от истомы, как вдруг услышала его стон. Она снова испуганно оттолкнула его.

— Я не хочу, Джесс.

— Нет, нет, моя радость, мы оба этого хотим, — горячо шептал Джесс. — Не думай о Заке. Он сейчас наслаждается со своей подружкой.

Его ладони легли на ее грудь. Длинные ловкие пальцы ласкали ее тело, дразнили упругие соски. Она ощутила его тяжесть, а его рука скользнула вниз, и его пальцы нашли то, что искали, и Мэг содрогнулась от мучительной ласки. Ее голова откинулась назад, и невнятный звук слетел с губ.

Джесс приподнялся, опираясь на локти, и улыбнулся, глядя на нее.

— Видишь, я же говорил, что будет приятно.

Прежде чем она смогла спокойно дышать, он забрал ее губы в плен, заставляя их открыться. Язык проник в глубину ее рта и начал ритмично двигаться там. Но это было еще не все: его палец там, внизу, обрел тот же ритм, вторя движениям языка. Она совсем потеряла голову, не в состоянии думать ни о чем, принимая и растворяясь в неведомых дотоле ощущениях.

Он внезапно оторвался от ее губ, причем так резко, что это удивило ее. Она дрожала всем телом, припухшие губы горели от его поцелуев. Кровь стучала в висках и в том месте, где палец Джесса продолжал сладостную пытку. Это страсть? Или просто удовольствие, заставляющее ее тело парить в небесах? И есть ли разница?

Она снова робко попыталась отодвинуться.

Джесс, должно быть, угадал ее мысли.

— Нет, дорогая, ни о чем не думай. Отдайся чувству… Испытывай наслаждение, позволь своему телу расслабиться и… ответить. И если ты сделаешь это, то вознаграждение не заставит себя ждать. Занятие любовью может быть очень приятным…

— А также болезненным и гадким, — тихо прошептала Мэг.

— Но не со мной.

Мэг хотела верить ему. Больше всего она хотела забыть боль от своего первого опыта, когда Эрол принудил ее. Она хотела наполнить свои ночи красивой мечтой вместо пугающих снов, обычно преследовавших ее. Могло ли занятие любовью с Джессом стать чудом, о котором она молила? До Джесса она ни разу не встретила мужчину, который пробудил бы в ней желание.

— Прекрати думать, Мэг, — строго приказал Джесс, читая ее мысли.

Его палец проник еще глубже. Она ахнула и выгнулась всем телом.

— Ты играешь с огнем. Смех клокотал в его груди.

— Так же как и ты. Почему ты притворяешься, что тебе неприятно то, что я делаю? Твое лицо пылает, твое тело возбуждено и натянуто как струна. У тебя там все теплое и влажное, скользит как по маслу. Готов поспорить, что ты и на и кус что надо…

Его слова насторожили Мэг. Но то, что последовало дальше, привело ее в шок. Она ничего, совсем ничего не знала об этом. Сначала, когда его голова скользнула вниз, она не поняла, чего он хотел от нее. Его губы, еще хранившие влагу поцелуя, прошлись по ложбинке на ее груди, вдоль плоского живота, ниже, туда, где его пальцы только что рождали невероятные ощущения.

Мэг беспомощно откинулась на подушку. Беззвучный крик рвался из груди. Напряжение оказалось таким сильным, что она выгнулась всем телом, содрогнувшись в экстазе. Затем твердый кончик его языка начал свое движение, лаская гладкую, влажную, податливую плоть, которая внезапно стала горячей и упругой.

Мэг зарылась лицом в подушку, сдерживая стоны наслаждения, готовые вырваться наружу. Она никогда и подумать не могла, что такое возможно.

Огненная пульсация, зародившаяся глубоко в животе, в самом центре ее существа, начала расходиться широкими волнами, пока не поглотила ее целиком. Ее тело напряглось, оставаясь в плену острого эмоционального подъема. Затем пришла кульминация — ослепительная вспышка чувств. И она растаяла…

— Теперь моя очередь, — сказал он, подтягиваясь повыше.

Не спеша он опустился на нее. Поцеловал приоткрытые губы, радуясь мягкому спокойному дыханию. Подсунув руки ей под спину, он проник в нее одним глубоким ударом. Он слышал ее крик, но вожделение настолько захватило его, что он не придал этому значения. Она не девушка, но, черт возьми, она так напряжена, что можно подумать, будто делает это впервые.

Он чуть не кончил, когда она вдруг пододвинулась, чтобы лучше отвечать ему.

— Не двигайся, — процедил он сквозь стиснутые зубы. Она глубоко вздохнула. Проклятие сорвалось с его губ:

— О черт! Пора…

Он начал движение. Он погружался в нее и чувствовал ее дрожь. Он выныривал и погружался снова, смакуя ее влажность, ее нежность, ее жар. Он крепко держал ее, проникал так далеко, как только мог, раздвигая шире ее ноги.

— Ты так напряжена, — пробормотал он ей на ухо, — расслабься.

Не только Мэг, но и Джесс испытывал неизведанное ощущение, казалось, он никогда не обладал женщиной с такой беспредельной полнотой, как обладал Мэг. Все женщины, которых он знал прежде, по сравнению с ней были ничто. Внезапно он в отчаянии остановился, застыл, как вулкан перед извержением. Прижимая ее ягодицы еще ближе к своим бедрам, он двинулся внутрь ее, глубоко и сильно.

— Не могу больше, любовь моя, иду к тебе, — хрипло простонал он. — Иди, иди ко мне, Мэг!

Мэг приподняла бедра навстречу его ударам, обезумев от силы ощущения, обрушившегося на нее. Сладострастие, наслаждение, освобождение, пыл руководили ею. Она была близка к безумию, и тогда он отпустил ее, напоследок наградив одним сильным ударом, который послал ей парящее забвение. На грани забвения она услышала крик Джесса, свое имя и почувствовала, как содрогнулось его тело.

Долго они лежали так, без движения. Тихо и молча. Мэг открыла глаза и встретила взгляд Джесса. Он смущенно нахмурился.

— Что такое? — спросила Мэг.

Он отодвинулся от нее и перекатился на спину.

— Ты загадка, Мэг Линкольн. Мне не дано в полной мере понять тебя.

— Что ты имеешь в виду?

Джесс лег на бок и приподнялся, опираясь на локоть. Он протянул руку и провел пальцем по ее губам, вниз по ее груди и дальше по животу…

— Когда я начал, ты вела себя как испуганный кролик. Как будто боялась, что я сделаю тебе больно. Почему, Мэг? Кто был так груб. с тобой? Может быть, Зак?

— Нет! — замотала головой Мэг. Джесс настаивал:

— Не подпускай его больше к своей постели. Может быть, то, что ты испытываешь к Заку, не любовь. Может быть, это жалость?

— Зак не стал бы одалживаться моей жалостью, — нахмурилась Мэг.

Палец Джесса застыл на мягком, курчавом треугольнике.

— Что теперь, Мэг? Что будет дальше?

— Ничего. То, что произошло, ничего не изменит. Джесс окаменел.

— Это меняет все. Я не хочу, чтобы ты и дальше жила здесь с Заком.

Мэг потянулась, выражение ее лица стало непреклонным.

— Ты не имеешь права указывать мне, что я должна делать. Это мой дом. Я нужна Заку. Ему будет тяжело одному.

— На мой взгляд, сегодня он выглядел прекрасно.

— Зак наконец открылся мне, он сказал, что его сердце никуда не годится. Те капли, что ты дал ему, помогли, но мы оба знаем, его состояние будет ухудшаться.

Джесс сам не понимал, почему так тянется к Мэг. Он забыл, что находится в розыске? Его могут схватить сегодня, завтра, а может и… никогда. Он ничего не может предложить ей, кроме весьма неопределенного будущего. Мэг — «охотник за головами», что он может ждать от нее, кроме отвращения, когда она узнает, с кем имеет дело.

— У меня достаточно денег, и я мог бы снять для тебя комнату, — предложил Джесс.

— Ты хочешь, чтобы я стала твоей шлюхой? Люди в городе и так косо смотрят на меня из-за того, что я выбрала неженское дело. Нет, благодарю, я хочу остаться хозяйкой в своем доме.

— Черт побери, Мэг, я не могу предложить тебе ничего другого. Я хочу, чтобы мы были вместе. Я не желаю, чтобы ты оставалась здесь.

— Если ты думаешь, что я жду от тебя предложения жениться, ты ошибаешься, — нахмурилась Мэг. — Я не собираюсь замуж и вполне счастлива тем, что имею, и тем, что делаю.

Джесс резко поднялся и начал натягивать одежду.

— Рисковать жизнью… Разве это может доставлять удовольствие?

Мэг кивнула:

— Почему нет? Это дает мне деньги и кусок хлеба. Джесс застегнул рубашку и нахлобучил шляпу.

— Я не хотел бы этого, Мэг. Не хотел бы, чтобы ты снова гонялась за бандитами.

Мэг вздернула подбородок.

— Ты хочешь сказать, что собираешься остановить меня?

— Я буду разговаривать с Заком. Если твой любовник не остановит тебя, я это сделаю.

Мэг пулей вылетела из постели, забыв о своей наготе. Повернувшись к нему лицом, уперев руки в бока и до боли сжав зубы, она отчетливо произнесла:

— Зак заменил мне отца, о котором я мечтала всю жизнь, но не имела. Он нашел меня полумертвую в прерии и вернул к жизни. Когда мы встретились, он был грубоват, вел трудную жизнь «охотника за головами», но он относился ко мне с такой нежностью, какую я не видела ни от кого. Я стала ему дочерью, которую он потерял много лет назад. Когда его ранили и он отошел от дел, я решила заняться его ремеслом. Я обязана ему жизнью.

Может быть, впервые Джесс поверил в то, что Мэг пыталась объяснить ему уже несколько недель. Ее объяснение казалось достаточно логичным, но один факт наводил на определенные мысли. Ведь Мэг не была невинной.

— Ты не девушка, — напомнил Джесс. — Кто-то же был в твоей жизни? — Он прищурился. — Или у тебя их несколько? Почему ты оказалась одна в прерии? Что произошло?

— Мое прошлое касается только меня, — заявила Мэг. — Ты не имеешь права судить меня.

— Я не собираюсь судить тебя. Мне просто интересно. О Господи, я сам не святой.

— Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе, после того как ты раскроешь свои секреты. Ты не в ладах с законом, Джесс?

Взгляд Джесса задержался на ее груди, и он почувствовал новый прилив желания. Он отвел глаза, чтобы иметь возможность думать. Заниматься любовью с Мэг означало еще больше усложнить все. Что он собирается делать с ней? Следовало ли ему рассказать о себе?

Допустим, она не спала с Заком, но он-то сам чего хочет от нее?

У него давно не было женщины. И он не мог позволить себе влюбиться. Ему нужно время, чтобы разобраться. Особенно сейчас, когда он не вправе связывать свою жизнь с кем-то еще.

— Джесс, ты собираешься отвечать?

— У меня нет секретов, — солгал он. — Нет ничего такого, что бы беспокоило меня.

Мэг схватила с постели простыню и завернулась в нее.

— Тебе лучше уехать, Джесс. И, пожалуйста, не возвращайся назад. Твое появление усложнило нашу и без того непростую жизнь. Я не собираюсь замуж и ничего не хочу от тебя. Удовлетворяй свои желания с проститутками, я не намерена превращаться в одну из них. Мое место здесь, рядом с Заком.

— Обещай мне одну вещь.

— Я знаю, что ты собираешься попросить, и мой ответ — нет. Он схватил ее за плечи:

— Черт возьми, Мэг, я беспокоюсь за тебя. И не имеет значения, кто ты и кем ты была, но рисковать жизнью… Нет! Я не позволю…

— А что ты хочешь?

Джесс покраснел и отвернулся. Он хотел, чтобы она осталась с ним. Он не знал, удастся ли ему это сделать, но он горел решимостью убедить ее, что он не преступник, даже если для этого придется вернуться в Додж и предстать перед мистером Уингейтом. Но он не мог рассказать это Мэг. Пока не мог.

— Я хочу, чтобы ты всегда была рядом и чтобы я мог все время видеть тебя. Скоро, может быть, после того, как я… разберусь со своими делами… мы сможем поговорить о наших… чувствах. И о нашем будущем.

— Вряд ли у нас есть будущее, Джесс. Я не собираюсь расставаться со своим занятием. Мне нравится независимость. Я познала на собственном опыте, что мужчина может неожиданно измениться. Они показываются тебе во всей красе, когда ты меньше всего этого ждешь.

Слова Мэг привели Джесса в замешательство.

— Я обидел тебя, Мэг? Я был груб. или жесток? Разве я не доставил тебе удовольствие, как обещал? Кто обидел тебя? Кто заставил тебя ненавидеть всех мужчин?

— Ты не обидел меня. Может быть, ты такой же исключительный мужчина, как Зак. Зак никогда бы не мог обидеть женщину. Я очень мало знаю тебя, чтобы судить. Ты подарил мне наслаждение, которого я не знала прежде. А что до того, кто обидел меня… — Она покачала головой. — Я не хочу говорить об этом ни с кем.

— Очень хорошо. Храни свои секреты, но не жди, что я оставлю тебя в покое после того, что было между нами. И ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что я позволю тебе снова рисковать жизнью. Зак согласен со мной. Неужели даже того, что ты побывала на краю смерти, недостаточно, чтобы убедить тебя оставить это рискованное дело? Если мне нужно связать тебя, чтобы ты прекратила гоняться за преступниками, я сделаю это.

Глаза Мэг вызывающе сверкнули.

— Не надо угрожать мне, Джесс. Я буду делать то, что мне нравится, и ты не остановишь меня.

— А если я только что сделал тебе беби? Остолбенев, Мэг растерянно заморгала:

— Ты не?..

— Нет.

Только сейчас Джесс понял, почему не принял мер предосторожности. Он прекрасно знал, как предохраняться. Если бы он сделал Мэг ребенка, то должен был бы жениться на ней. Не этого ли ему хотелось все это время? Судьба сама взяла его жизнь в свои руки. Но достаточно ли он любил Мэг, чтобы жениться?

Он не знал. Единственное, в чем у него не было сомнений, — это в том, что он без колебаний женился бы на ней, если бы она носила его ребенка.

Вышла бы Мэг за него? Это вопрос, на который нелегко ответить. Вполне возможно, она отвергла бы его предложение и продолжала жить по-своему. Совершенно очевидно, что Мэг не доверяла мужчинам. И особо не нуждалась в них. Ох, он показал бы тому мужчине, который обидел ее, если бы знал, где его найти.

— Этот разговор смешон, — отвернулась Мэг. — Вряд ли одно свидание может закончиться беременностью. А так как я не намерена продолжать в том же духе, нам не о чем беспокоиться.

Джесс терпеливо улыбнулся ей, но промолчал. Он-то как раз собирался повторить это не раз и не два.

— Я рассматриваю это как намек, чтобы я уходил, — усмехнулся он. — Моя приемная, наверное, полна пациентов. Но прежде чем я уйду…

Ухватившись за конец простыни, он дернул, и Мэг оказалась в его объятиях.

— Поцелуй меня на прощание, радость моя.

— Ты уже получил все поцелуи, которые хотел. Не надо усложнять отношения.

— В этом ты права, Мэг, — заметил он. Он снова поцеловал ее. Долгий, чувственный поцелуй заставил кровь бежать быстрее, а сердце гулко биться в груди. Отпустив ее, он произнес: — Это отнюдь не конец, Мэг Линкольн. Ты хочешь меня так же сильно, как я тебя. Это случится снова, попомни мое слово.

Скрепя сердце Мэг смотрела, как он идет к двери. Она была смущена. Она позволила Джессу заниматься с ней любовью, что уже невероятно, если учесть ее отношение к мужскому полу. Но, Боже милостивый, как ему удалось заставить петь ее тело, а душу парить? Она очень просто могла привыкнуть к Джессу Гентри. И стоило ли ей сожалеть о том, что произошло? Не случись этого, она так никогда и не узнала бы, каким потрясающим может быть это занятие.

Но допустить, чтобы эмоции управляли ее жизнью! Нет, это исключено. У каждого из них была своя тайна, и они оба не собираются делиться ею ни с кем.

«Забыть Джесса Гентри — вот что нужно сделать», — подумала Мэг и начала одеваться. Она должна вернуться к той жизни, какую вела до появления Джесса. Визит к шерифу нельзя было дальше откладывать. Может, он получил новую партию розыскных листов, и ее дело — отдать преступников в руки правосудия.

Глава 7

Мэг не намеревалась навещать Джесса, когда два дня спустя приехала в Шайенн. Ее чувства были слишком растревожены, чтобы снова встретиться с ним.

Выбросив из головы мысли о Джессе, Мэг спешилась около конторы шерифа. Ей сегодня предстояло важное дело, и она должна была сконцентрироваться именно на этом, не отвлекаясь ни на что другое.

Шериф оторвался от бумаг, которые внимательно изучал, и улыбнулся вошедшей Мэг:

— Приветствую, мисс Линкольн. Догадываюсь, зачем вы здесь.

— Здравствуйте, шериф Баффорд. Появилось что-нибудь новенькое?

— Вчера получил пачку плакатов, но пока не успел взглянуть на них. Я слышал, последнее приключение едва не стоило вам жизни. Почему бы вам не заняться чем-нибудь более подходящим, чем преследование бандитов?

— И вы туда же, шериф! — воскликнула Мэг. — Вы ведь не собираетесь принимать сторону тех, кто считает, что мне следует сидеть дома и заниматься рукоделием?

— У вас сильный характер, Мэг, и хорошая смекалка, но порой этого недостаточно, чтобы задержать опасного преступника. Как Парди относится к вашей профессии после недавней неудачи?

Мэг вспыхнула, припомнив спор с Заком на эту тему. Он не знает, что сегодня она заедет к шерифу. Зак предполагал, что она хочет повидаться с Джессом, и всячески одобрял эту поездку.

— Зак ворчит, что я снова езжу верхом, но он непременно передумает, когда узнает, что я не собираюсь отказываться от своей профессии.

— Это ваша жизнь, Мэг, — вздохнул Баффорд, вытащив из ящика стола пачку плакатов и шлепнув ее на стол. — Посмотрите, может, вас кто-нибудь заинтересует. Располагайтесь. А я займусь доставкой заключенного в Денвер.

Он поднялся и нахлобучил шляпу.

— Кстати, есть кое-что интересное. Вы когда-нибудь слышали о Дюке Фримонте?

Мэг покачала головой.

— Фримонт — ловкий шулер и бабник, в Денвере он изнасиловал и жестоко избил молодую девушку, когда она отвергла его ухаживания. Но перед смертью она успела его опознать. Я буквально минуту назад узнал, что Фримонт сейчас в наших краях. Должно быть, ему отчаянно нужны деньги, потому что он ограбил дом Джейка Ройса и изнасиловал его дочь.

— Что он делает в Шайенне? — спросила Мэг.

— Думаю, ищет легкой поживы. Шайенн имеет соответствующую репутацию.

— Почему вы думаете, что он еще где-то поблизости?

— Вчера его видели около пустующего участка Флойда. Я съездил туда и никого не обнаружил, но заметил кое-какие следы. Как только доставлю заключенного, соберу отряд, чтобы выследить Фримонта. Нутром чувствую, он еще здесь.

— Позвольте сначала мне попробовать, — взмолилась Мэг. — Нам с Заком нужны деньги. Ведь за Фримонта назначено вознаграждение.

— Вчера получил известие из Денвера. Родители погибшей девушки дают за него, живого или мертвого, пятьсот долларов.

Мэг прищурилась, прикидывая, на сколько им с Заком хватит этой суммы.

— Я все-таки посмотрю плакаты, прежде чем решить заняться Фримонтом. Может, найду что-нибудь более подходящее.

— Поступайте как знаете. Когда вернусь, сообщите о вашем решении.

Мэг уселась за стол и начала просматривать плакаты, внимательно изучая каждый. Большинство из объявленных в розыск не привлекло ее внимания: или вознаграждение не так велико, или в последний раз их видели слишком далеко от Шайенна.

Она дошла до последнего плаката, когда ей бросилось в глаза знакомое лицо. Дрожащими руками она взяла со стола лист с нечетким изображением трех мужчин. Подпись гласила, что это братья Гентри, Рейф, Джесс и Сэм, сбежавшие от правосудия. Они ограбили банк в Додж-Сити, в Канзасе. Они вооружены и опасны, предупреждал плакат. За поимку каждого назначена награда в пятьсот долларов.

Хотя изображение было смазанным, Мэг сразу узнала Джесса, человека, который показал ей, что любовь приносит радость и наслаждение, а не боль и унижение.

Джесс.

Объявлен вне закона.

А стоит ли удивляться? Разве она не предполагала чего-то подобного? Но увидеть плакат — это убийственнее всяких предположений. Слава Богу, шериф, кажется, еще не видел его. Что-то здесь не сходится. Джесс — грабитель и Джесс — опытный врач, который изо всех сил боролся за ее жизнь. Мэг украдкой огляделась, собираясь сунуть лист бумага в карман, но вернулся шериф.

— Выбрали кого-нибудь? — спросил он.

— Я… я… думаю, да.

— Можно взглянуть? — поинтересовался Баффорд, вытягивая шею.

— Я… решила заняться Фримонтом, — произнесла она, быстро смешав плакаты так, что изображение братьев Гентри оказалось в самом низу. Если повезет, Баффорд забудет о них.

Шериф пожал плечами:

— Поступайте как знаете. Хотя, думаю, вы беретесь за непосильное дело. Если бы Парди скинуть пяток лет да послать его с вами, я бы не сомневался в успехе. Но вы женщина, Мэгги. Не забывайте об этом.

Мэг ощетинилась:

— То, что я женщина, не делает меня менее способной. Я изловила больше опасных преступников, чем любой «охотник за головами» в округе, кроме Зака, конечно. То, что я женщина, идет на пользу делу, и я часто это доказывала.

— Это ваша жизнь, — без особого восторга повторил Баффорд. — Оставим этот разговор до моего возвращения. Я еду в Денвер сегодня и вернусь послезавтра. Если к тому времени вы не поймаете Фримонта, я займусь им сам.

— Согласна, — кивнула Мэг, поднявшись. Она взяла со стола пачку плакатов. — Уберу это до вашего возвращения. — Выдвинув ящик стола, засунула пачку бумаг в дальний угол.

— Будет время, посмотрю, — отмахнулся Баффорд. — Но, если вас не заинтересовал никто из них, то, думаю, не заинтересует и меня.

Мэг покинула контору шерифа расстроенная. Одно лишь слово, и она получит вознаграждение за Джесса. Однако она чувствовала бы себя гораздо лучше, если бы уничтожила ненавистный плакат. Мэг посмотрела в сторону дома, где обитал Джесс, раздумывая, не стоит ли сказать ему, что она все знает.

Стоит, решила она, но не сейчас. Лучше после того, как она вернется с Фримонтом. Шериф, кажется, не спешит браться за новые дела. Если она обо всем расскажет Джессу сейчас, то он догадается, что она видела плакат. Тогда он запретит ей гоняться за Фримонтом. Она станет спорить, а он, конечно, налетит на нее вместе с Заком. Нет уж, лучше промолчать. Нужно разузнать, как Джесс оказался вне закона.

Поток пациентов не ослабевал. Джесс был так занят, что у него не хватало времени навестить Мэг. Он часто думал о том, как бы оказаться в ее постели, Джесс снова и снова переживал каждое мгновение их любви, оставившей неизгладимые воспоминания.

И какие воспоминания! Ни одна женщина не вызывала в нем таких чувств, как Мэг. Несмотря на ее ершистость, независимость, безрассудность, он был уверен, что лучшей женщины во всем свете не найти. Мэг привлекала его во всех отношениях. Она неосмотрительна и своевольна, но приручать ее — такое наслаждение. Если бы он мог добиться ее любви…

Сегодня обычный рабочий день доктора Джесса Гентри. Обычный поток пациентов с обычными жалобами заполнил его приемную. Но утром, едва открыв глаза, Джесс ощутил приступ беспокойства. В прошлом он испытывал это чувство много раз, особенно во время войны. Так начался день.

Джесс осмотрел последнего пациента, он устал до чертиков и был раздражен. Еда и ванна помогут расслабиться, подумал он, запирая входную дверь, и побрел в кабинет. Джесс приводил в порядок инструменты, когда услышал шум на улице. Устало вздохнув, он направился к двери, уповая на то, что новоявленный больной не отнимет слишком много времени.

У Джесса перехватило дыхание, когда он увидел на ступеньках Зака. Тот тяжело дышал и хватался за сердце.

— Зак! Что случилось? Ты болен?

Джесс повел старика в кабинет. Но Заку не нужна была врачебная помощь.

— Я в порядке, док, — едва выговорил он. — Легкая боль меня не убьет. Дай дух перевести.

Джесс взял со стола флакончик с лекарством и дал Заку одну таблетку.

— Положи под язык. Джесс сгорал от нетерпения.

«Какое несчастье заставило его во весь опор мчаться ко мне?» — размышлял Джесс. Все его мысли занимает Мэг. Что-то случилось с ней. Наверняка она попала еще в одну неприятную историю.

— Ты можешь говорить, Зак? Боль отступила?

— Спасибо, док, я в порядке. Это все из-за Мэгги.

Она не заболела? Сейчас возьму сумку и немедленно еду.

— Подожди, Джесс, это не то, что ты думаешь. Она уехала. Я ни о чем не подозревал, пока она не вышла за дверь с седельной сумкой.

— Куда уехала?

— За Дюком Фримонтом. Сказала, что вчера была у шерифа и узнала, что Фримонт где-то поблизости. Его разыскивают за изнасилования и убийство. Я пытался отговорить ее, но она и слушать не стала. Прежде чем прийти сюда, я заглянул к шерифу, но не застал его. Помощник сказал, что Баффорд повез заключенного в Денвер. Фримонт очень опасен, Джесс. Я так беспокоюсь за Мэгги, что решил сам отправиться за ней, да я уж не тот. Было время… — Голос Зака дрогнул. Джесс был потрясен, увидев блестевшие на его глазах слезы.

Джесс потянулся к кобуре, висевшей на спинке стула, и защелкнул пряжку на поясе. Лицо дышало решимостью.

— Я найду ее, Зак. Ты не знаешь, куда она могла отправиться?

— Помощник шерифа сказал, что Фримонта видели на участке Флойда, на западе города. Думаю, можно начать оттуда. — Он смотрел на Джесса. — Ничего этого не случилось бы, если бы ты последовал моему совету и женился на Мэгги.

— Я сейчас ни на ком не могу жениться. Кроме того, я думал, ты и Мэг…

Зак закашлялся от смеха.

— Знаю. Мэг рассказала, что ты решил, будто мы любовники. Не понимаю, как ты додумался до такой глупости. Я люблю Мэг как дочь, и она любит меня как отца. Посмотри на меня, док. Что ты видишь? Инвалида, вышедшего в тираж «охотника за головами», который неумеренно жил и еще неумереннее играл. Когда я нашел Мэг, произошло чудо. Я бросил пить и кутить, потому что был нужен ей. Если с ней что-нибудь случится, я умру.

— Ничего с ней не случится, — поклялся Джесс. — Я привезу ее целой и невредимой. И когда я это сделаю, тебе придется приковать ее цепью к плите, если хочешь удержать ее дома.

— Если бы она вышла за тебя, то оставила бы опасную работу.

— После об этом поговорим, — буркнул Джесс, сорвал с вешалки шляпу и надвинул ее на лоб. — Если через два дня не вернусь, скажи помощнику шерифа, пусть собирает отряд. Какого черта шериф разрешил Мэг гоняться за Фримонтом в одиночку?

— Тейлор, помощник шерифа, рассказал, что она просила Баффорда дать ей возможность первой добраться до Фримонта. Шериф не устоял. Во всяком случае, он дал Мэгги на это два дня. Если она не вернется, он соберет отряд. Мэгги молодчина, док. Я это знаю, и шериф тоже.

— Ну а я не знаю, — процедил Джесс сквозь стиснутые зубы. — Надеюсь, она извлекла урок из встречи с братьями Колдер. Переночуй на кушетке в моем кабинете, Зак. Я привезу Мэг, как только найду.

День угасал, и все вокруг медленно погружалось в сумерки, когда Мэг остановилась, чтобы издали взглянуть на жилище Флойда. Дом стоял посреди поросшей травой равнины, на мили вокруг никакого укрытия, кроме глубокого оврага, прорезавшего густую зелень. Мэг направила кобылу в овраг, спешилась и придавила поводья большим камнем. Опустившись на траву, она обхватила руками колени и, положив на них голову» стала ждать темноты. Когда последние признаки дневного света исчезли, Мэг проверила револьверы, обвязала вокруг талии лассо и по-пластунски поползла к дому.

Место казалось пустынным, и Мэг опасалась, что Фримонт уже сбежал. Если так и окажется, она проведет ночь в доме и продолжит поиски утром. Но пока она не убедится, что Фримонт исчез, нужно быть начеку. Она не может себе позволить снова угодить в ловушку.

«Джесс, конечно, пришел в ярость, когда узнал, что я снова взялась за свое», — размышляла Мэг. Но это не его дело. Мало ли с кем она занималась любовью! Это не означает, что она теперь его собственность.

Мэг уже почти добралась до дома, когда увидела в одной из комнат верхнего этажа слабый проблеск света. Он так быстро исчез, что это могло ей померещиться, но Мэг доверяла своим глазам. Фримонт зажег сигарету? То, что она заметила, походило на огонек спички.

Мэг добралась до крыльца. Быстрый взгляд отметил сломанные перила и выбоины перед ступеньками. Входная дверь болталась на полусорванных петлях. Фримонт облегчил ей задачу, не забаррикадировав дверь. Он настолько уверен в себе? Ну-ну. Она шагнула внутрь. Дом был лишен обстановки, сквозь щели в кровле проглядывали крупные звезды. Перед ней смутно вырисовывалась лестница. Она скрипит? Выдержит ли она ее вес? Мэг вытащила револьвер из кобуры и поставила ногу на первую ступеньку. Ничего. Пока все хорошо, с облегчением подумала она.

Много раз она оказывалась в подобных ситуациях и была уверена, что главное — напасть неожиданно. Не имеет значения, привезет она Фримонта живым или мертвым.

Едва узнав, что Фримонт насильник, Мэг поняла, что именно она должна передать его в руки правосудия. Память о том, что сделал с ней Эрол, останется навсегда.

Мэг поставила ногу на следующую ступеньку. Громкий скрип прорезал тишину. Мэг похолодела. Слышал ли Фримонт? Очевидно, нет, поскольку не вышел поглядеть, в чем дело. На всякий случай она подняла револьвер и взвела курок. Прежде ей не доводилось убивать, но этот преступник заслужил смерти.

Мэг поднялась еще на две ступеньки, каждый раз останавливаясь и прислушиваясь. Стояла напряженная тишина. Тем нота сомкнулась вокруг Мэг, сердце колотилось так, что она опасалась, как бы Фримонт не услышал его стук. Следующая ступенька отсутствовала. Мэг сделала глубокий вдох и вытянула ногу, чтобы преодолеть пустоту.

Наконец она взобралась наверх и замерла на лестничной площадке, чтобы сориентироваться. На площадку выходили две двери, обе были приоткрыты. Мэг благословляла полную луну. Распахни она дверь, и лунный свет зальет всю комнату и выдаст Фримонта.

Мэг осторожно двинулась к первой двери и положила ладонь на ручку. Задержав дыхание, она пошире открыла дверь и шагнула внутрь. Лишь легкий скрип выдавал ее присутствие. Комната оказалась пустой, Мэг резко выдохнула.

Она повернулась и медленно двинулась к другой двери. Половица скрипнула под ее ногой. Мэг замерла и потехоньку перевела дух, когда из-за двери никто не появился. Она медленно проскользнула в узкую щель. Низко пригнувшись, она водила револьвером из стороны в сторону, крепко сжимая его обеими руками.

Комната была пуста! Неужели она ошиблась и вспышка света оказалась лишь игрой ее воображения? Вдруг дверь позади Мэг со стуком захлопнулась. В темноте появилась мужская фигура.

— Я ждал тебя, — произнес бархатистый голос, затем тяжелый кулак ударил ей в лицо, и она провалилась в небытие.

Мэг медленно приходила в себя. Скула горела, голова раскалывалась, веки не поднимались. Вспыхнул фонарь. Кто-то яростно пнул ее под ребра носком сапога.

— Вставай.

Мэг застонала. Снова она влипла. Удача явно отвернулась от нее.

Высоко над собой она увидела лицо. Лицо как лицо, если бы не безжалостный блеск холодных бесцветных глаз и не жесткая линия тонких губ, приоткрывших хищный оскал зубов.

— Я слышал о тебе, — усмехнулся Фримонт. — Ты Мэг Линкольн, сумасшедшая, «охотница за головами».

— Как ты…

Слова застряли у нее в горле, когда она заметила, как рыбий взгляд Фримонта скользнул по ее телу. Мэг опустила глаза и в тревоге увидела, что он расстегнул ее рубашку и распустил шнуровку корсажа, обнажив грудь. Но это еще не нее. Он связал ей руки за спиной ее же собственным лассо.

— Негодяй! — прошипела она. — Как ты узнал, что я здесь? Что меня выдало?

— Скрипнувшая половица. Я спрятался за дверью и поджидал тебя. Конечно, я не знал, что ты женщина, пока не ударил тебя и шляпа не слетела у тебя с головы. Я сразу догадался, что такие длиннющие волосы могут принадлежать только бабе. Ты, должно быть, спятила или дошла до ручки, если взялась за такую работу.

Мэг обожгла его дерзким взглядом.

— Что ты намерен делать? Я не единственная, кто за тобой охотится. Рано или поздно ты предстанешь перед судом.

— Поживем — увидим, — злорадно усмехнулся Фримонт. — А пока у меня есть кое-какие планы на твой счет, милашка.

Он посмотрел на ее длинные ноги, туго обтянутые брюками, и потер подбородок.

— Эти одежки могут создать проблемы, но нет ничего такого, с чем бы я не справился. Если понадобится, я их разрежу. Для шлюхи ты просто прелесть, настоящий лакомый кусочек, Мэг Линкольн. Небось у тебя было немало мужиков, перед которыми ты раздвигала ножки? — Он скабрезно рассмеялся.

Красная пелена застлала глаза Мэг.

— Если ты меня изнасилуешь, это только приблизит для тебя час расплаты.

Фримонт мерзко ухмыльнулся:

— Женщины всегда дают мне то, чего я хочу. Чем ты отличаешься от них? Если будешь умницей, может, останешься жива.

— А как насчет той бедной девушки в Денвере?

— Она оказалась слишком строптивой.

Он опустился рядом с Мэг на колени и поглаживал ей грудь.

— Давненько я не видал таких соблазнительных титек. Не сопротивляйся, и все будет хорошо. Всем женщинам нравится то, что я с ними делаю. Порадуй меня, и на всю жизнь запомнишь, какой я прекрасный любовник.

Фримонт снял с нее ремень с кобурой и нащупал застежку на брюках. Мэг отчаянно брыкалась. Этого не должно произойти. Если Фримонт ее изнасилует, она уже никогда не станет прежней.

Фримонт сел ей на ноги, продолжая стягивать брюки. Дойдя до лодыжек, он сдернул с нее сапоги, стащил брюки и отбросил их в сторону. Одним резким движением он сорвал с нее рубашку и разорвал корсаж. Затем сел на корточки и стал рассматривать Мэг маслеными глазами.

— А ты и вправду хороша, черт бы тебя побрал!

Он расстегнул ширинку и собрался взгромоздиться на нее. Мэг согнула колени и изо всех сил ударила его ногами в грудь. Фримонт опрокинулся навзничь.

Он залепил ей пощечину.

— Посмей только еще раз, и ты об этом пожалеешь.

Понимая, что на много миль вокруг нет ни одной живой души, Мэг закричала.

— Прекрати, дрянь! — зарычал Фримонт. — Никто тебя не убивает… пока.

Мэг не перестала кричать, пока он не зажал ей рот рукой. Она взглянула в его искаженное лицо и увидела в бесцветных глубинах его глаз смерть, свою смерть. С новой силой она вступила в борьбу с ним, плюясь и брыкаясь, как дикарка. Если уж ей суждено быть изнасилованной, легко она не сдастся.

Темнота задерживала Джесса, когда он, следуя указаниям Зака, отправился к участку Флойда. Он почти достиг цели, когда тишину ночи разорвал душераздирающий крик.

Мэг! Джесс пришпорил лошадь и, слившись с ней воедино, полетел вперед. Вдруг из темноты возник дом, ветхий, заброшенный, зловещий в свете полной луны. Освещенное окно служило ему маяком. Он подъехал ближе и, на ходу спрыгнув с лошади, привязал поводья. Перескочив через сломанные ступени крыльца, Джесс взвел курок револьвера и протиснулся в дверь. Слыша крик Мэг, он мчался по лестнице, прыгая через две ступеньки.

Идя на свет, он ворвался в комнату. От открывшейся его взгляду картины кровь застыла в жилах, Фримонт или тот, кого он принял за Фримонта, стоял на коленях, склонившись над Мэг. Одной рукой он гладил ее грудь, другой зажимал рот. Подрагивающий член торчал из расстегнутых брюк. Мэг отчаянно сопротивлялась. Проклиная его на чем свет стоит, Джесс зарычал от ярости, когда увидел, что руки Мэг связаны, а нижняя половина тела обнажена.

Фримонт резко обернулся, но у него не оставалось шансов на спасение. Джесс опустил револьвер, целясь точно в голову, и нажал на курок. Фримонт коротко вскрикнул и рухнул на пол. Джесс схватил его за воротник и отшвырнул в сторону, как куль.

«Фримонт ранил Мэг? Неужели я опоздал?» — спрашивал себя Джесс. Он упал на колени, подхватил Мэг на руки, шепча ей на ухо успокаивающие слова. Она оставалась неподвижной.

— Мэг, скажи хоть слово. Ты в порядке? Этот мерзавец ранил тебя?

Нет ответа.

— Мэг, ответь мне.

Джесс вздохнул с облегчением, заметив в ее глазах проблеск сознания.

— Джесс?

— Да, милая.

— Фримонт… он…

— Он вышел из игры. Дай я развяжу тебе руки. Лассо понадобится, чтобы привязать его к лошади. — Видя, как туго Фримонт стянул ее руки, Джесс развязал узлы и, тихо выругавшись, предупредил: — Сейчас будет больно.

Он принялся растирать затекшие запястья, и Мэг тихонько застонала:

— Фримонт… он… О Господи, снова как с Эролом, я бы этого не вынесла.

Лицо Джесса застыло.

— Не нужно говорить об этом, если не хочешь. Я помогу тебе одеться, после того как управлюсь с Фримонтом. Тогда мы и поговорим. Я врач и знаю, что делать.

Он отвел взгляд, не в состоянии продолжать. Кто, черт возьми, этот Эрол?

Мэг подняла виноватые глаза. Джесс не мог припомнить, когда видел ее такой смущенной, совершенно потерянной.

— Как ты узнал, где меня искать?

— Зак примчался в город и рассказал мне, что ты затеяла и где тебя искать.

Мэг закрыла глаза, пока Джесс связывал Фримонта. Болезненные воспоминания охватили ее. Она была женой Эрола, но то, что он проделал с ней, ближе к изнасилованию, чем к нормальным отношениям между мужем и женой.

Джесс вернулся с фонарем, и Мэг открыла глаза.

— Я вытащил его в коридор, — сказал Джесс. Он хотел усмотреть ее, но Мэг сопротивлялась. — Успокойся, милая. Мне нужно посмотреть, что он с тобой сделал, чтобы знать, как лечить.

Мэг покачала головой:

— Ничего. Ты приехал вовремя. Он ударил меня в челюсть и дал пощечину. Это все.

Джесс повернул ее лицо к свету. Мэг увидела, как у него на скулах заходили желваки, и поняла, что кровоподтеки на ее лице ужасны.

— Жаль, что я не прикончил этого мерзавца, — прошипел Джесс.

— Я в порядке, правда. Дай мне мою одежду.

Джесс принес сапоги и брюки. Мэг позволила ему помочь ей одеться.

— Нам стоит дождаться утра, чтобы отвезти Фримонта в город, — сказал Джесс.

Мэг решительно покачала головой, отказываясь от такого плана.

— Нет! Если мы уедем сейчас, то будем в городе под утро.

— Ты сможешь ехать верхом? Твои кровоподтеки мне не нравятся, как бы не было сотрясения мозга.

— Я в порядке. Хочу, чтобы Фримонт поскорее оказался там, где он уже не сможет обидеть ни одну женщину.

— Хорошо. Я стащу его вниз по лестнице и отыщу его лошадь. Кстати, твоей лошади я не видел.

— Я оставила ее подальше от посторонних глаз, в овраге. Джесс уже собрался уходить, но резко обернулся и схватил Мэг за плечи.

— Черт побери! Тебя следует выпороть. Я так перепугался, когда Зак сказал, что ты отправилась за Фримонтом. Когда я вошел сюда и увидел тебя и этого мерзавца, меня чуть удар не хватил.

Дав выход своему гневу, Джесс прижал Мэг к себе, приподнял ее подбородок и поцеловал. Сильно, со страстью, которую она ощутила всеми фибрами души. Затем он вышел, оставив ее в полном смятении.

Руки не слушались, пока она застегивала на талии ремень, проверяя кобуру, и заправляла волосы под шляпу. Мэг подождала немного, собираясь с силами, и пошла вниз по лестнице вслед за Джессом.

Фримонт был перекинут через седло. Джесс скрутил его руки и ноги под брюхом лошади.

— Я нашел его коня за домом. Надеюсь, Фримонту понравится прокатиться до города в таком положении.

Мэг усмехнулась дрожащими губами:

— Какой он теперь тихий.

— Я заткнул ему глотку. Мне не нравилось, как он выражался.

Джесс сел в седло и подал Мэг руку.

— Поставь ногу в стремя. Я тебе помогу.

Мэг протянула ему руку, и он подсадил ее, Она уселась позади Джесса, прижавшись щекой к его спине и обняв за талию. Она едва сдержала стон. Его особый мужской запах и крепкое сильное тело волновали ее, порождая нескромные фантазии. С трудом она отбросила эти мысли. Пока она не узнает подробнее о Джессе и его прошлом, нельзя давать волю своим чувствам.

Найдя лошадь Мэг, Джесс помог девушке сесть в седло. Они отправились в город.

Глава 8

Мэг провела в седле еще несколько часов, пока они не подъехали к конторе шерифа. Помощник шерифа Тейлор как раз отпирал дверь и очень удивился появлению неожиданных посетителей.

Он приподнял шляпу.

— Доброе утро, мисс Линкольн. Доктор Гентри, мое почтение. — Тейлор уставился на связанного мужчину, лежащего поперек седла, и озадаченно сдвинул шляпу на затылок. — Вижу, вы привезли бандита. Это тот, о ком я думаю?

— Да, это Фримонт. Он ваш, Тейлор.

— Что ж, не возражаю. Вы опять сделали это, мисс Линкольн. А он ведь непростая штучка, уверяю вас. Вы сами не пострадали?

Мэг и Джесс молча обменялись взглядами.

— Так… пустяки, не хочу сейчас вдаваться в подробности.

Тейлор взглянул на ее синяки и понимающе кивнул:

— Я жду шерифа Баффорда с вечерним поездом. Он наверняка обрадуется, увидев Фримонта за решеткой. За вознаграждением приезжайте в конце недели.

Развязав веревки, Тейлор освободил Фримонта и, стащив его с лошади, поволок в тюремное отделение. Прежде чем скрыться за дверью, Фримонт, успевший к тому времени очухаться, послал полный ненависти взгляд в сторону Мэг и Джесса.

— Мне нужно поскорее добраться до дома и успокоить Зака, — сказала Мэг, еле ворочая языком.

— Зак ждет в моем кабинете, — обратился к ней Джесс. — Ты никуда не поедешь в таком состоянии. Завтра воскресенье. Так как больных я не жду, то комната к твоим услугам. Я не спущу с тебя глаз по крайней мере пару дней.

— Я вовсе не нуждаюсь в присмотре, — возразила Мэг.

— Может быть, — неуверенно кивнул Джесс. — Тем не менее я намерен осмотреть тебя до того, как ты уедешь.

— Правда, Джесс, — сказала Мэг, ставя ногу в стремя. Но должно быть, она была на самом деле слишком слаба, так как вдруг покачнулась и видно было, что у нее нет сил взобраться на лошадь.

Джесс тут же подскочил к ней. Он усадил ее в седло и повел лошадь вниз по улице по направлению к своему дому. Увидев их, Зак бросился навстречу.

— Слава Богу, ты вернулась.

— Открой дверь, Зак, — попросил Джесс, снимая Мэг с лошади.

Зак поспешил исполнить просьбу.

— Что с Мэгги? Ты поймала Фримонта?

— Пусти меня, Джесс, — отбивалась Мэг, — у меня достаточно сил.

— О, я знаю, ты самая сильная женщина на свете. Ты прошла через ужасное испытание, ты всю ночь не сомкнула глаз. Не надо спорить. Ты должна хорошенько выспаться, прежде чем я позволю тебе уехать.

— Черт побери, может, хоть кто-то объяснит мне, что происходит? — вскипел Зак. — Что с Мэгги, Джесс?

— Ничего, — уклончиво произнесла Мэг.

Очевидно, Зак, повнимательнее всмотревшись в ее лицо, заметил синяки и кровоподтеки и, отвернувшись, негромко выругался.

— Это работа Фримонта? Я убью этого сукина сына!

— Где он?

— Он в тюрьме, где ему и положено быть, — сказал Джесс. — Мэг не спала двадцать четыре часа, я отнесу ее наверх и уложу в постель. Позаботься о лошадях, Зак. Потом возвращайся, я расскажу тебе обо всем.

Бросив обеспокоенный взгляд на Мэг, Зак вышел.

— Правда, Джесс, я могу идти.

Пропустив мимо ушей ее слова, Джесс зашагал вверх по лестнице в спальню. Усадив Мэг на край постели, он присел рядом и, наклонившись, начал стаскивать с нее сапоги.

— Тебе нужно сейчас выспаться. Я собираюсь уложить тебя, потом поговорю с Заком. Если ты не уснешь к тому времени, как я вернусь, я дам тебе снотворное.

Джесс расстегнул пуговицы на ее рубашке, те, что не удалось оторвать Фримонту, и снял рубашку. Корсаж был на месте, но тоже разорван, и он покачал головой, увидев синяки на ее груди. Пробормотав что-то сквозь зубы, он занялся ее брюками.

— Я сама в состоянии раздеться, — остановила Мэг.

— Очень хорошо, — хмурясь, проговорил Джесс. Он боялся, что если найдет новые синяки на теле Мэг, то просто убьет ублюдка, сделавшего это. Он еще потолкует с помощником шерифа, чтобы заполучить этого подонка, если понадобится. — Я позже зайду, посмотрю, как ты.

— Джесс, — окликнула Мэг. — Не говори Заку, что Фримонт пытался… пытался…

Джесс сжал губы, желваки заходили на скулах.

— Ложись и спи. — Не сказав больше ни слова, он удалился.

Зак поджидал его в гостиной.

— Как она? Фримонт сильно избил ее?

— Она вся в синяках и очень устала, что вполне понятно. Завтра осмотрю ее, тогда смогу сказать точнее. Сон — это то, в чем она нуждается прежде всего.

— Ты знаешь, что случилось?

— Мэг немного рассказала, но я думаю, Фримонт набросился на нее, сбил с ног и связал. Я подоспел, когда он… — Джесс замолкал, вспомнив просьбу Мэг.

— Что он? Договаривай, — потребовал Зак. — Ты можешь все рассказать мне, док. Он изнасиловал ее?

— Мэг говорит, что не успел. Я буду знать точно, только когда осмотрю ее. Я застал их в весьма недвусмысленной позе.

Зак разразился градом проклятий, и жесткое выражение его лица вдруг открыло Джессу, каким сильным человеком он был когда-то.

— Я убью его! Я не успокоюсь, если его всего лишь запрячут за решетку!

Джесс кивнул:

— Очень хорошо понимаю твои чувства.

— Нет, ты не понимаешь, док. И никто из нас не понимает, что чувствовала Мэгги, когда этот мерзавец напал на нее. Тебе трудно понять, ведь она не рассказывала тебе, что случилось с ней, когда она была юной девушкой.

— Так расскажи! — задумчиво произнес Джесс.

Зак покачал головой:

— Не могу. Мэгги сама расскажет, если захочет. Я уверен, что последнее фиаско положит конец ее карьере. Видит Бог, я никогда не толкал ее на это опасное дело. Просто обучил всему, что знал сам. Она научилась стрелять, ездить верхом и выслеживать преступников. И она отлично справлялась с этим. Во-первых, эти уроки были предназначены для того, чтобы освободить ее от всех проблем и придать ей уверенности. Но чем дальше, тем серьезнее Мэгги задумывалась о профессии «охотника за головами», и никакие уговоры не могли изменить ее решения. Я немножко успокоился, когда она поймала первого беглеца и не получила ни царапины. Хотя, случись такое, это все равно не остановило бы ее. Колдеры были ее первой промашкой. Фримонт — второй. Третья может стоить ей жизни. Я это знаю, она тоже.

— Думаю, ты прав, — вздохнул Джесс. — Поезжай домой и передохни. Я завтра привезу Мэг.

— Я мог бы подождать здесь, док.

— Надеюсь, Мэг проспит несколько часов. Да и мне тоже не мешало бы вздремнуть. Не беспокойся. Я позабочусь о ней.

— Если ты так уверен… — неохотно согласился Зак.

— Вполне уверен. Я только взгляну, как она спит, и потом тоже лягу.

Джесс запер дверь после ухода Зака и поднялся наверх. Он так устал, что мысли в голове путались, но одно он знал точно: он хотел видеть Мэг. Тихонько отворив дверь, он вошел в комнату. Мэг лежала на скомканном покрывале, на ней все еще были ремень с кобурой, брюки и сапоги.

Джесс улыбнулся и покачал головой. Очевидно, у нее не было сил, чтобы раздеться, и она так и уснула одетой.

На цыпочках подойдя к постели, Джесс осторожно стянул с девушки сапоги. Мэг не шевельнулась. Он снял с нее ремень с револьвером и положил его на соседний стул. Расстегнув брюки, снял их вместе с панталонами.

Он едва сдержался и не выругался вслух, когда увидел фиолетовые синяки на внутренней поверхности ее бедер. Она всхлипнула. Даже во сне ее лицо оставалось напряженным, как будто она страдала от невысказанного страха. Какой ужасный секрет скрывала Мэг? Кто так обидел ее?

Мэг беспокойно пошевелилась во сне. Еще один стон слетел с ее губ, и Джесс больше не мог оставаться безучастным. Быстро сорвав с себя одежду, он лег рядом с ней и накрыл одеялом. Затем обнял ее и тихонько проговорил:

— Никто не собирается обижать тебя, любовь моя. Успокойся! Я не позволю никому причинить тебе вред.

Это подействовало, Мэг вздохнула, свернулась клубочком и сразу успокоилась. Джесс не заметил, как сам погрузился в сон.

Сиреневые тени соперничали со светом угасающего дня, когда Мэг проснулась. Во рту пересохло, тело ныло, хотелось есть, и естественная нужда подгоняла ее встать. И тут она вдруг почувствовала чье-то присутствие, близко-близко. И чья-то рука сжимала ее запястье. Она пододвинулась очень осторожно, внезапно осознав, что лежит не в своей собственной постели. Повернув голову, она увидела Джесса, обнимавшего ее за талию.

Прошло несколько минут, прежде чем она вспомнила все, что случилось за последние сутки. Последнее, что она сохранила в память, — это как Джесс нес ее на руках в эту комнату. А дальше… полный провал.

Ее движение, должно быть, разбудило его, он открыл глаза и улыбнулся ей.

— Как ты себя чувствуешь?

— Так, словно меня сбросила лошадь. — Мэг потрогала челюсть и еле слышно застонала.

— Черт бы побрал этого Фримонта. — Джесс встал с постели. — Лежи спокойно. Я принесу воды и полотенце, чтобы ты могла умыться. Потом осмотрю тебя. И мы поедим.

Мэг приподнялась, опираясь на локоть.

— Джесс, мне не кажется…

— Я здесь решаю. Я доктор, запомни.

— Я должна…

— Горшок под кроватью, — кратко бросил он, словно читая ее мысли.

— Но я не калека. Несколько синяков, только и всего.

— Тем не менее делай, как я сказал.

Протест замер у нее на губах. Джесс стоял возле кровати. Он был совершенно голый.

Ее взгляд ощупал его грудь и мускулистый живот. Ее дыхание участилось, а глаза расширились, когда она увидела, как его естество поднимается из мягкого гнезда темных волос. Покраснев, она быстро перевела взгляд на его лицо.

— Уж извини, — усмехнулся он, разводя руками. — Тебе стоит только взглянуть на меня, и я готов. — Он повернулся и сгреб в охапку свою одежду. — Скоро вернусь, — бросил Джесс, направляясь к двери.

Пока Джесс отсутствовал, Мэг воспользовалась горшком, а потом принялась рассматривать себя в маленькое зеркало, висевшее над комодом. Лицо выглядело ужасающе. Синяк на скуле расплылся, превратившись в темный кровоподтек. На другой щеке ссадина, и не только на щеке, на груди тоже. На бедрах, наверное, синяков еще больше.

Мэг понимала, что с ее занятием, приносившим деньги и удовлетворение, скорее всего покончено. Столкновение с Фримонтом пошатнуло ее уверенность в собственных силах. Она никогда не сомневалась в своих способностях, никогда мысль о поражении не приходила ей в голову. После того как она поймала первого беглеца, с другими все получалось еще легче. До Колдеров. До того, как Джесс вошел в ее жизнь.

Закончив осмотр, она завернулась в простыню и присела на край постели, поджидая его. Джесс вернулся довольно скоро, одетый во все чистое, неся таз с водой и полотенце.

— Ты можешь помыться, пока я схожу за своей сумкой.

Мэг с наслаждением поплескалась. Но когда он вернулся, она снова лежала в постели, натянув простыню до подбородка и исподлобья поглядывая на него.

Лицо Джесса приняло отрешенное выражение, он поставил сумку на постель и взял руку Мэг, считая пульс.

— Не о чем беспокоиться, Джесс, — уверяла она. — Со мной все хорошо.

— Я сам разберусь. Твое мнение меня не волнует.

— Где Зак?

— Я отослал его домой, пообещав, что завтра сам привезу тебя.

— Который час?

— Полвосьмого. Мы проспали почти весь день. Готов поспорить, ты проголодалась.

— Ужасно.

— Когда закончу, то поищу что-нибудь в кладовке.

Он наклонился совсем близко, нежно ощупывая ее кожу. Затем потянул простыню и, цокая языком, начал осматривать синяки на ее груди. Его руки были теплыми и слегка возбуждали. Она негромко вздохнула и постаралась думать о других вещах, и тут он случайно провел по ее соскам костяшками пальцев.

Его руки задержались на груди и теперь двигались по ребрам, изучая каждое и проверяя, не сломано ли что. Казалось, он остался доволен осмотром, его хмурое лицо просветлело, Когда он отбросил простыню до лодыжек, Мэг задрожала и смущенно попыталась прикрыться.

— Я спрашиваю тебя еще раз, Мэг, и должен получить правдивый ответ. Фримонт изнасиловал тебя?

— Я ведь уже говорила. Нет, не успел. Эти синяки от того, что я несколько дней не слезала с лошади, Можно мне встать?

Джесс развел ее колени и прикоснулся к синякам на внутренней поверхности бедер.

— Я убью этого ублюдка, — пробормотал он.

Его светло-карие глаза потемнели, выдавая желание, и, больше не в силах сдерживать себя, он наклонился и прикоснулся языком к каждому синяку.

— О, Джесс!

Его губы двинулись вверх, вдоль ее бедер. Она разгадала его намерение.

Джесс наслаждался ее вкусом и знал, что никогда не пресытится. Сквозь ее стоны до него донеслось его имя, он ощутил трепет, охвативший ее тело, и то, как вдруг напряглись ее ноги. Раздвинув шире ее колени, он раскрыл нежные лепестки ее цветка, дразня кончиком языка тот бутон, что посредине, самый упругий и чувствительный. Услышав, как участилось ее дыхание, он сам издал громкий стон и с еще большим желанием погрузился во влажную нежность. «О, она слаще амброзии», — думал он.

Она тихо вскрикнула и сжала его плечи с такой силой, что поцарапала через рубашку. Когда дрожь утихла, Джесс начал быстро раздеваться. Она ощутила тяжесть его тела. Оплела его руками, как будто боялась, что он может исчезнуть.

— Джесс!

Его имя слетело с ее губ. Она прошептала его горячо и страстно, а ее легкое прерывистое дыхание овеяло теплом его щеку. Он наклонил голову и взял сосок губами, нежно посапывая. Он услышал ее стон, ее руки блуждали в его волосах, прижимая его голову ближе, пока его губы ласкали и дразнили ее соски.

— Пусти меня, любовь моя… — хрипло прошептал он. — Я ждал этого так долго… так долго…

Властным движением раздвинув ее колени, он лег между ними и поцеловал ее в губы. Поцелуй был страстным, требовательным, и в это время он заполнил ее собой.

Мэг крепко держала его, позволяя расти наслаждению. Она прислушивалась к каждому новому ощущению, оценивая, принимая и отвечая. Его твердое сильное тело, его тяжесть, его мускулистая грудь с грубой курчавостью волос — псе это возбуждало, дразня ее нежную кожу, нежные груди и чувствительные соски. Она сознавала слаженность их тел, когда он, придерживая ее бедра своими большими ладонями, погружался в нее. Возбуждение, сладострастие, вожделение росло и захватывало их.

Она чувствовала его глубоко внутри, словно он стал частью ее самой, ее мягкость захватывала его твердость, беря от пего все и желая еще, еще, еще… Его поцелуй стал настойчивее, и она готова была поклясться, что чувствовала его страсть на своем языке.

Она плыла на волнах наслаждения, взяв все, что он дал, по ее тело молило о большем.

И он дал ей это, наполнив ее тело и ее чувства жаром наслаждения. Она ахнула, застонала и закричала, изогнувшись, напуганная, что прервет мучительный момент блаженства. Но она не прервала ничего и просто задрожала. Экстаз переполнил ее. Губы к губам, грудь к груди, нежность и твердость.

Джесс погружался в нее, смакуя каждый дюйм влажной плоти, которая так плотно обнимала его мужское естество. Помедлил немного, чтобы ощутить ее дрожь вокруг своего Ч пена. Вынырнул, только чтобы войти еще глубже, и так снова и снова, крепче сжимая ее ягодицы, пока ее голова не стала беспомощно клониться назад. Он знал, конец близок, он чувствовал ее стремление к кульминации и сам готов был взорваться. Затем он отпустил ее. Она двигалась под ним, шепча его имя.

Привстав над ней на локтях, он замер, наблюдая за ее лицом. Ни одна женщина не была столь прекрасна во время экстаза, как Мэг. Роскошная распутница, нежная и страстная, необузданная в своем вожделении. Он вошел в нее сильно, глубоко… Еще, еще… издавая крик звериной радости и наполняя ее своим семенем. Не размыкая рук, он замер и в изнеможении лежал на ней, остывая и наслаждаясь их близостью. Потом, перевернувшись на спину, лег рядом, по-прежнему держа ее в объятиях.

— Я не сделал тебе больно? — испугался Джесс. Она привела его в такой раж, что он забыл обо всем на свете. — У тебя синяки по всему телу. Я потерял голову и, наверное, добавил новых.

— Ты не сделал мне больно, — успокоила Мэг. Ее глаза стали влажными. — Я никогда не знала, что заниматься любовью — такое наслаждение. Когда мы делали это в первый раз, я была слишком испугана, чтобы наслаждаться так, как сейчас.

Джесс сжал ее руку и прижал к губам.

— Но сегодня ты уже не боялась?

— Тебя — нисколько.

Они смотрели друг другу в глаза. Он должен спросить Мэг кое о чем, но не знал, как коснуться этого вопроса. Наконец он не выдержал:

— Кто такой Эрол?

Мэг не двинулась. Он мог видеть ее безразличное лицо, хотя наверняка удивил ее.

— Откуда ты знаешь о нем?

— Ты сама упомянула его имя, пока была в шоке от нападения Фримонта.

Она опустила глаза, отказываясь отвечать на вопрос Джесса.

— Мэг, ты можешь рассказать мне, — настаивал Джесс. — Я знаю, что в твоей жизни был мужчина, или мужчины, так как ты не была невинна в тот первый раз, когда я взял тебя.

Мэг подняла глаза и покачала головой:

— Я не могу.

Ее отказ расстроил его. Ясно, что эта невысказанная боль беспокоила ее уже долгое время. Как врач, он знал, что рассказ излечил бы ее.

— Ты думаешь, я стану презирать тебя?

— Это не то. Я… просто… не могу говорить об этом.

— Это так ужасно?

— Мне было всего шестнадцать.

— А как же твоя семья? Ты никогда не рассказывала…

— Джесс, пожалуйста.

— Зак знает?

— Зак знает все, что можно знать обо мне.

— Ты живешь с этим все эти годы, ведь так? Она глубоко вздохнула:

— Давай поговорим о тебе. Я видела твое лицо на плакате о розыске.

Теперь пришла очередь Джесса пребывать в шоке.

— Ты видела…

— Да. В конторе шерифа, куда я зашла взглянуть, нет ли новых объявлений. Ты и твои братья разыскиваетесь за ограбление банка. Ты лгал мне. Ты бежишь от закона.

Джесс сердито сдвинул брови.

— Ты собираешься сдать меня?

— Если бы я хотела, то давно бы сделала это.

— Шериф видел объявление?

— Нет. Он был очень занят. Мой опыт подсказывал, что он поглядит, когда найдет время, поэтому я засунула объявление о вас в ящик стола вместе с другими. Может быть, он забудет о них.

— Похоже, моей удаче пришел конец, — пробормотал Джесс.

— Зачем ты сделал это? — настаивала Мэг. — Зачем доктору участвовать в ограблении банка?

Джесс помолчал.

— Ты действительно веришь, что я ограбил банк? — Господи, как она может так думать о нем?

— Я не хочу верить, — мягко пояснила Мэг. — Что произошло?

— Это долгая история. Почему бы нам сначала не перекусить? Я не знаю, что есть в кладовке, но там наверняка найдется какая-нибудь еда. Я хотел нанять кого-нибудь, кто бы мог следить за домом и готовить, но, как выяснилось, мои дни на свободе сочтены.

Он поднялся с постели и начал одеваться.

Мэг соскользнула следом за ним и пошла за своей одеждой.

— Что ты намерен делать?

— Здесь мне оставаться нельзя. Может быть, отправлюсь на запад. Например, в Орегон…

Они продолжали молча одеваться. Джесс зажег лампу и пошел вниз, на кухню. Мэг обрадовалась, обнаружив несколько яиц и бекон, а Джесс достал начатый батон и кофе в зернах.

— Я не слишком часто готовлю для себя, — признался Джесс, с сожалением оглядывая те скромные запасы, которые им удалось отыскать.

— Ничего, этого хватит. Позаботься о кофе, а я поджарю яичницу с беконом. Хлеб старый, но на тосты сгодится.

Скоро соблазнительный запах заполнил кухню. Они занялись едой, забыв на время обо всем. Мэг ждала, пока Джесс допьет кофе, чтобы снова вернуться к неприятному разговору.

— Ты сказал, что расскажешь мне об ограблении банка, — напомнила она.

Джесс снова сел, уставившись на пустую кружку.

— Братья Гентри никогда не грабили банк. Правда, мы заходили в банк, но только затем, чтобы попросить ссуду, дабы сохранить нашу ферму. Нас не очень-то привечали в городе. Те, кто поддерживал южан, не пользовались популярностью в городке, население которого симпатизировало северянам. На войне погиб наш отец, но мы выжили.

Война отняла у нас отца и разрушила нашу ферму. Мы отчаянно нуждались в деньгах, чтобы возродить хозяйство. К сожалению, банкир Уингейт отказал нам. Мы уже хотели уйти, когда он поразил нас своим предложением: если один из нас женится на его беременной дочери, он даст нам ссуду.

— Это отвратительно, — воскликнула Мэг. — Понятно, что вы отказались.

— Конечно. Мы еще не успели выйти за дверь, как он во псе горло закричал: «Караул, грабят банк». Он утверждал, что мы обчистили его сейф.

— И что же ты сделал?

— Может, нам не следовало бежать, — вздохнул Джесс. — Мы задержались на ферме, чтобы забрать кое-что. Но за нами организовали погоню. Додж — проклятое место, там живут грубые, жестокие люди. Если бы мы остались, нас попросту разорвали бы, прежде чем шериф вмешался бы. Поэтому мы сбежали. Рейф двинулся на запад, Сэм на юг. Мы договорились встретиться в Денвере ровно через год.

Мэг молча всматривалась в его лицо.

— И это все? Мне кажется, ты чего-то недоговариваешь.

Как она может видеть его насквозь, подумал Джесс. Мэг никак не могла знать о его вине, превратившей братьев в изгоев, вынужденных бежать от закона.

— Что ты имеешь в виду?

— Мне понятно, почему ты скрывал это. Но теперь, когда я знаю твой секрет, я чувствую, что ты не все сказал мне.

Джесс рассмеялся, подбирая слова, чтобы разъяснить ей все.

— Ты колдунья?

— Может быть.

— Моим братьям пришлось бежать, — выпалил Джесс. — Делия Уингейт утверждала, что беременна от меня. Я спал с ней, но не только я. Если бы я принял это на себя, Рейф и Сэм жили бы сейчас дома и деньги мы бы получили. Но я не хотел признавать чужого ребенка. Я струсил.

— В твоих рассуждениях отсутствует логика, — настаивала Мэг. — Тебе известно, что Делия спала с другими мужчинами, поэтому ты ничего не должен ей. Ты не можешь винить себя за то, что отказался признать этого ребенка. Кто знает, от кого этот младенец?

Джесс покачал головой:

— Я должен был сделать это ради моих братьев. Рейф самый старший, но я самый рассудительный, разумный, что ли. Семья всегда прислушивалась к моему мнению, считая, что я поступаю правильно. Только не на этот раз.

— Я уверена, твои братья так не думают.

— Сэм, возможно, нет, он никогда ни за что не отвечал, даже когда был виноват. Но Рейф… он принял бы ответственность, окажись на моем месте.

— Ты слишком строг к себе, Джесс, — настаивала Мэг. — И я не думаю, что тебе следует уезжать. Во всяком случае, пока не следует. Надеюсь, шериф Баффорд не заметит это объявление. Я засунула его так глубоко в ящик, что он может никогда не найти его.

Джесс сжал ее руки.

— Ты хочешь чтобы я остался, Мэг?

— Я… хочу, чтобы ты остался. Но не хочу, чтобы ты угодил в тюрьму.

— Ты не станешь сдавать меня за вознаграждение? — усмехнулся Джесс.

— Это не смешно, — отрезала Мэг. — Я не стала бы… я не могла бы сделать это.

— Тогда пойдем со мной. Будем жить вместе. Я слышал, Орегон — чудное местечко. Ты когда-нибудь видела Тихий океан?

Джесс не мог поверить, что только что попросил Мэг уехать с ним. Он что, спятил? Он не заслуживал такой женщины, да и Мэг достойна лучшего.

Мэг высвободила свои руки.

— Не могу, Джесс. Не могу оставить Зака.

— Он может поехать с нами.

Что он говорит? Наверное, он сошел с ума. Как он может тащить больного мужчину через горы и прерии, где на каждом шагу подстерегает опасность?

— Зак не захочет оставить Мэри, а я не хочу оставить его. Я обязана ему жизнью.

— Я понимаю, — кивнул Джесс. — Может быть, мне следовало покинуть Шайенн до того, как наши отношения зашли Гак далеко. Я не предохранялся, когда мы занимались любовью. Так что, пожалуй, я подожду, пока не буду уверен, что ты не носишь моего ребенка, и тогда уеду.

Комок подкатил к горлу, и Мэг кашлянула, прежде чем ответить.

— Я не думала… я прошу прощения, если обидела тебя, но ты не понимаешь моих отношений с Заком. Он плох, я — все, что у него есть. Он женился бы на Мэри, если бы мог, но…

Джесс выпрямился.

— О, я понимаю. Понимаю очень хорошо. Я хорош в постели, но у тебя нет желания связываться с человеком, у которого нелады с законом. Я хотел, чтобы мы поженились, Мэг. Я не собирался делать из тебя любовницу.

— Ты хочешь жениться на мне? — ахнула Мэг.

— Да.

— Но мне вовсе не обязательно выходить замуж, чтобы быть счастливой.

Мэг понимала, что боится замужества, не желает снова зависеть от кого-то. Нет, она больше не хотела этого. Джесс странно взглянул на нее:

— Большинство женщин стремятся выйти замуж. Ты отказываешь, потому что я неблагонадежен?

Паника росла в ее душе. После Эрола она поклялась оставаться незамужней до конца своих дней. Даже если бы она знала наверняка, что любит Джесса, она не могла выйти за него.

— Я приняла решение никогда не выходить замуж, Джесс. Твое нынешнее положение здесь ни при чем.

— Я заставлю тебя изменить решение, — с жаром изрек Джесс.

— Ты можешь заставить меня хотеть твоей любви, но никогда не заставишь выйти за тебя.

— Что с тобой сделал Эрол, почему ты испытываешь такой страх перед замужеством?

— Он все для этого сделал! — резко вскричала Мэг. — Господи, как же я ненавижу его… Ненавижу то, что он делал со мной, и то, во что я превратилась из-за него. Если бы не ты, я никогда бы не узнала прелестей любви. До этого я знала лишь боль и унижение. Я всегда буду благодарна тебе за это.

Джесс стукнул кулаком по столу.

— Подонок! Скажи, где мне найти этого Эрола, и я сверну ему шею. — Он пристально посмотрел на нее. — Кем он тебе приходился?

Она покачала головой:

— Я не хочу говорить о нем.

— Ах, так! Я думал… черт возьми, Мэг, я думал, ты любишь меня, но теперь вижу, что ошибся.

— Нет, ты не ошибаешься. Если ты останешься в городе, я готова стать твоей любовницей, но не хочу бросать Зака. Я сделаю все, что ты попросишь, но только не проси выходить за тебя замуж.

С каменным выражением лица Джесс встал и протянул руку.

— Что ж, если ты этого хочешь… Пойдем наверх. Я опять хочу тебя. На этот раз я постараюсь помнить, что ты моя любовница, а я твой… — Он отвернулся и тихо выругался.

— Джесс, я не то имела в виду, ты прекрасно знаешь.

— Ничего я не знаю. Так ты идешь?

Мэг испуганно смотрела на него, но выбора у нее не было.

Она хотела Джесса. Она будет хотеть его всегда. Всегда любить его.

Но она должна здраво смотреть на вещи. Джесс вне закона, и его судьба лежит в письменном столе шерифа.

— Ты идешь, Мэг, или я должен взвалить тебя на плечо и отнести в постель?

Глядя на его разгневанное лицо, Мэг ни минуты не сомневалась, что он сделает то, о чем говорил. С горьким вздохом она подала ему руку.

Глава 9

Джесс злился на самого себя. Он понять не мог, как сотворить такую глупость. Он не имел права делать предложение. Пока он беглец, у него нет будущего. А в бегах можно пробыть всю жизнь. Тем не менее то, что Мэг отвергла его предложение, терзало его душу.

Пока они поднимались по лестнице, гнев Джесса понемногу утих, но не настолько, чтобы изменить решение. Если она хочет быть его любовницей, пусть. Но и он станет поступать с ней соответственно.

Джесс подошел к спальне и взялся за ручку двери, когда Мэг вдруг заартачилась:

— Я передумала.

— Насчет чего? — холодно переспросил Джесс. — Я отчетливо слышал, как ты сказала, что готова стать моей любовницей.

—Да, но…

— Тогда и веди себя как положено. Не беспокойся, тебе не придется долго меня терпеть, я скоро отправлюсь своей дорогой.

— Черт возьми! Джесс, почему ты такой? Тебе сейчас жена так же не нужна, как мне — муж.

— Я сам знаю, — хрипло ответил Джесс. — Но к несчастью, я все еще хочу тебя.

Не обращая внимания на крики протеста, он подхватил Мэг на руки и внес в комнату. Она пыталась сопротивляться, но он не желал ничего слышать. Его руки взялись за пуговицы ее рубашки, Мэг дышала горячо и прерывисто. Она не потрудилась надеть разорванный корсаж, а под рубашкой ничего не было.

Его глаза застыли на ее груди. Руки последовали за взглядом, лаская набухшие соски. Потом, обхватив ее упругие ягодицы, Джесс притянул Мэг к себе, услышал ее стон и усмехнулся.

Не отпуская ее, он сделал шаг, другой, и она оказалась прижата к стене.

— Джесс, не надо…

Джесс не ответил, продолжая раздевать ее. Все полетело в сторону. И наконец его рука проникла меж ее бедер, в сокровенное средоточие ее женственности. Закусив губу, Мэг тихо стонала. Она забыла обо всем на свете, о недавней перепалке, о неприятных словах, брошенных друг другу. Сейчас все ее существо хотело одного — чтобы он поскорее взял ее. Прижимаясь к нему, она не могла не чувствовать его возбуждения, и это еще больше распаляло ее. Требовательные губы Джесса коснулись ее рта, его язык раскрыл ее губы… Желание и нетерпение, восторг и истома, предвкушение наслаждения охватило их обоих, подгоняя и торопя совершить то, к чему оба стремились.

Одной рукой Джесс не переставая ласкал сокровенные тайники ее тела, другой старался расстегнуть свои брюки. Затем он приподнял ее, крепко придерживая за ягодицы, ее ноги сомкнулись вокруг его бедер, руки обвивали шею. Мэг не отрывала взгляда от его лица. О, это было лицо собственника, одержимого желанием взять то, что ему причитается. Их губы слились в поцелуе, и наконец одним сильным движением Джесс вошел в нее.

Сжимая друг друга в объятиях, они обрели общий ритм. Мэг чувствовала, как нарастает напряжение. Тело ее содрогалось, она дышала часто-часто, приближаясь к финалу. Обхватив Джесса руками и ногами, она подчинилась могучей силе первобытного инстинкта, который, вознеся ее к вершине блаженства, бросил в пучину огненного жара. Долю секунды спустя в ту же пропасть рухнул Джесс.

Долгое время тишину нарушало лишь их хриплое дыхание. Потом он медленно поставил Мэг на ноги, отвернулся и поправил одежду. Мэг настороженно смотрела на него. Она еще не видела Джесса таким. Когда он повернулся к ней, на лице его читалось сожаление.

— Иди спать, Мэг. Завтра я отвезу тебя домой. Мэг оторвалась от стены и двинулась к кровати.

— Что случилось? — вымолвила она.

— Мне не следовало срывать на тебе злость. Ни одна женщина, находясь в здравом уме, не выйдет замуж за изгоя. Ты заслуживаешь лучшего. Я тебя обидел?

Невыносимая печаль охватила Мэг.

— Нет. Боюсь, это я тебя обидела. Наверное, я плохо объяснила. Я никогда не выйду замуж. Я лю… ты мне симпатичен, Джесс, но я боюсь замужества, и ты здесь ни при чем.

— Кто-то обидел тебя. Я давно это понял. Не нужно объяснять твой отказ, Мэг. Мне не следовало делать тебе предложение, пока мое будущее не определится. Ты была права, отказавшись. Женщина должна очень любить мужчину, чтобы бросить все и связать жизнь с человеком, скрывающимся от правосудия.

— Джесс, я…

Он приложил палец к ее губам.

— Молчи, а то потом пожалеешь. Мэг закусила губу.

— Ты собираешься немедленно уехать? — спросила ока, а про себя подумала: «Господи, как я это переживу?»

— Нет. Возможно, ты так далеко засунула плакаты, что шериф их никогда не найдет. Мне нравится Шайенн. Я помогаю людям. Я не уеду, пока меня не вынудят.

— Мои слова остаются в силе. Я пробуду твоей любовницей так долго, как ты захочешь.

— Я этого не прошу. Спать, Мэг. — Он собрался идти.

— Подожди! Не уходи.

Джесс повернулся к ней. В его глазах читалась безнадежная усталость.

— Не искушай меня. Мы оба знаем, что наша страсть ни к чему не приведет.

Мэг знала, но не могла справиться с собой.

— Останься со мной на ночь.

Воздух между ними словно потрескивал от напряжения. Мэг чувствовала, как неодолимая сила толкает их друг к другу.

— Ты мне нужен, — прошептала она.

Она услышала его стон, увидела в глазах сомнение. А через мгновение он уже оказался рядом с ней, коснувшись щеки с такой нежностью, что у нее на глазах выступили слезы.

— Надеюсь, когда-нибудь ты расскажешь, как Эрол обидел тебя. Понимаю, что я не подхожу тебе, но в один прекрасный день появится человек, которого ты полюбишь и за которого захочешь выйти замуж. И что тогда? Ты откажешь ему, потому что когда-то другой мужчина тебя обидел? — Его голос стал тверже. — Используешь Зака как прикрытие? Или предложишь стать любовницей?

Мэг вздрогнула. Господи, неужели он и вправду так дурно думает о ней?

— После твоего отъезда, если уж ты решил уехать, здесь не будет другого мужчины.

Ее слова, казалось, умерили его пыл. Мэг откинула одеяло.

— Ты намерен остаться со мной?

Джесс минуту колебался, потом сбросил одежду, задул лампу и растянулся рядом с Мэг.

— У меня не хватает сил противостоять тебе, — сказал он, обнимая ее.

— И у меня тоже, — прошептала Мэг, свернувшись калачиком рядом с ним. — Давай возьмем от жизни все, пока можем.

Они снова слились воедино, захваченные огнем страсти, потом проспали до утра. К несчастью, проблемы, которые они отбросили ночью, днем вновь встали перед ними.

Мэг молча умылась и оделась.

— Есть остатки кофе и ломоть черствого хлеба, — предложил Джесс.

Мэг покачала головой:

— Я не голодна. Тороплюсь домой сказать Заку, что со мной все в порядке.

— Ну конечно, Зак, — иронически заметил Джесс. — Мы ведь не хотим, чтобы Зак волновался.

— Не надо, Джесс. Нечего ревновать. Я же говорила тебе, что Зак мне как отец.

— Знаю. Я все понимаю и ни в чем тебя не виню. Твоя жизнь — тебе и решать. Я не претендую на то, чтобы стать ее частью. Я вне закона.

— Не говори так. Ты не преступник. Когда-нибудь ты докажешь свою невиновность.

Джесс недоверчиво фыркнул:

— Твоими бы устами… Пойдем, я провожу тебя домой.

— Сама дойду.

— Нет. Я обещал Заку, что доставлю тебя домой живой и невредимой, а я всегда держу слово.

Они молча ехали рядом, не возвращаясь к больной теме. «Все уже сказано. Зачем сотрясать воздух попусту?» — думал Джесс. Он старался не показать, что задета его гордость, но это было непросто. Богу ведомо, что он и не создан для такого образа жизни.

Вечно в дороге. Вечно оглядываясь через плечо, нет ли погони. Джесс понимал, что этот путь никуда не ведет. Если он хочет нормальной жизни, то должен вернуться в Додж, встретиться с Уингейтом и снять ложные обвинения с братьев Гентри.

Он даже женится на Делии, если это решит дело.

Они пустили лошадей шагом.

— О чем ты думаешь, Джесс? — спросила Мэг.

— О том, что должен вернуться в Додж. Я даже готов жениться на Делии, если это поможет моим братьям.

— Ты очень любишь братьев?

— Очень. Вспыльчивый Рейф, благоразумный Джесс и неуправляемый Сэм. Так нас звали. Именно я старался оградить братьев от проблем. Теперь от меня зависит, чтобы правда восторжествовала.

— Джесс, ты не прав, — убеждала Мэг. — Твои братья взрослые люди. Они не нуждаются в том, чтобы ты за ними присматривал, и, вероятно, не захотят, чтобы жертвовал собой ради них.

Но чем дольше Джесс размышлял об этом, тем больше убеждался, что ему нужно вернуться в Додж и рассказать всю историю шерифу. «Правда вернет мне свободу… или вернет», — размышлял Джесс. Правосудие в Додж-Сити вставляло желать лучшего. И слова Мэг не лишены смысла. Никто из братьев не захочет, чтобы он принес себя в жертву. Наверное, нужно хорошенько подумать, прежде чем принять решение.

Впереди показался дом, и они пришпорили лошадей. Увидев Зака, Мэг окликнула его и ринулась навстречу. Джесс придержал лошадь, не желая им мешать. Зака и Мэг связывали особые отношения, и хотя Джесс временами ревновал, он не хотел омрачать им радость свидания.

Зак и Мэг ждали, когда он въедет во двор. Джесс соскочил с лошади и вслед за ними вошел в дом.

— Есть горячий кофе, — предложил Зак. — Хотите?

— Мы не завтракали, — объявил Джесс. — Кофе — это прекрасно.

— Садитесь. Завтрак будет на столе через минуту.

— Нет, я не… — начала было Мэг.

— Помолчи, Мэгги, — твердо оборвал Зак, придвигая ей с гул. — Садись. Ты что-то бледная.

— Я в порядке, Зак, правда. Спроси доктора Гентри, если мне не веришь.

— Это правда, док?

— Правда. Кровоподтеки через несколько дней пройдут. Зак кивнул, но, казалось, слова Джесса не слишком его убедили.

— Приготовлю оладьи, Мэг к ним неравнодушна. — Зак палил кофе и захлопотал у плиты. — Знаешь, Мэгги, это конец твоей карьеры, — произнес Зак, не оборачиваясь. — Вспомни, чем я кончил. Я бесполезный инвалид, поскольку один-единственный раз проявил беспечность. Мэг мрачно уставилась в кружку.

— Я это уже поняла, Зак. Но что с нами будет, когда вознаграждение за Фримонта закончится? Нам нужно на что-то жить, есть и пить.

— Мэг, не забывай, у меня теперь есть работа. К тому же пятисот долларов надолго хватит, если тратить разумно.

Джесс молча слушал их разговор. Это их дело, он не имел права вмешиваться, но всей душой поддерживал Зака.

— А я чем стану заниматься, пока ты на работе? — возразила Мэг. — Ты же знаешь, как ко мне тут относятся. Я не получу работу, даже если таковая будет.

Зак нахмурился:

— Займись тем, чем занимается большинство женщин.

— У большинства женщин есть мужья и дети, — огрызнулась Мэг.

Джесс больше не мог молчать.

— Это твой выбор, Мэг, — мягко сказал он.

Зак, должно быть, что-то уловил в голосе Джесса, поскольку отвернулся от плиты и пристально вглядывался в лицо Мэг.

— О чем он говорит, Мэгги? Мэг выскочила из-за стола.

— Пойду переоденусь.

— Поторопись, оладьи скоро будут готовы, — сказал Зак.

Джесс смотрел ей вслед, думая о том, что лучше бы ему держать язык за зубами. Меньше всего он хотел расстроить Мэг.

— О чем речь? — хрипло спросил Зак. — Что-нибудь произошло между тобой и Мэгги?

— Можно и так сказать.

— Не хочешь рассказать мне об этом?

— Хочешь — верь, хочешь — нет, я последовал твоему совету и предложил Мэг выйти за меня замуж. Я знаю, нельзя делать такие предложения, когда я… — Джесс резко оборвал фразу. Знает ли Зак, что он не в ладах с законом?

—…Когда ты в розыске, — закончил за него Зак. — Я все знаю. Мэгги мне рассказала. Мне следовало бы догадаться. Вы с братьями действительно взяли банк?

Джесс недовольно взглянул на него:

— А как ты думаешь?

— Если тебя это интересует, я не верю, что ты грабитель.

— Я все объяснил Мэг, и она поняла.

— Но так и не приняла твоего предложения, — предположил Зак.

Джесс насупился:

— Она вправе отказать мне. Я не волен жениться. У нас нет будущего, пока я в розыске. Мне придется покинуть город.

— Мэг тебя любит. Но она не хочет замуж, — вздохнул Зак. — Ты здесь ни при чем.

— Мэг мне объяснила, но я ей не верю. Почему женщина не хочет выходить замуж и иметь детей?

— Мэг с меня живого шкуру сдерет, если я тебе это объясню, но то, что она тебе сказала, никак не связано с тобой. У Мэгги сильное чувство к тебе. Она бы не позволила тебе… Скажем так, она страшно боится супружества. Ей было только шестнадцать, когда…

— Зак! Что ты говоришь?

Джесс вздрогнул от неожиданности, когда увидел в дверях Мэг. Какая досада! Еще минута, и он узнал бы ее тайну.

— Послушай, Мэгги, Джесс имеет право знать.

— Рано еще.

Джесс резко поднялся. От его присутствия всем было неловко.

— Время ехать. Возможно, увидимся в городе, Зак. Он коротко кивнул Мэг и направился к двери.

— Джесс, подожди!

В ее голосе звучала такая мольба, что Джесс не мог сопротивляться. Он повернулся к ней, стараясь казаться спокойным:

— Что?

— Извини.

— Ты о моем предложении? Не стоит. Я не имел права просить тебя выйти за меня замуж. Не знаю, что на меня нашло. Мы оба увлеклись… — Он украдкой взглянул на Зака, который, казалось, ловил каждое слово, и пожал плечами. — Ты знаешь, что я имею в виду.

Мэг молча кивнула.

— Храни свою тайну, Мэг. Ты не обязана мне ничего объяснять. Скоро я исчезну из твоей жизни. Чем дольше я пробуду здесь, тем больше опасность.

Джесс резко повернулся и вышел, не дожидаясь ответа. Да и что она могла сказать? Она знала, что он не распоряжается своей жизнью, пока находится в розыске. А Мэг должна преодолеть то, что случилось в прошлом, чтобы без страха смотреть в лицо будущему. Джесс искренне надеялся, что, когда она будет к этому готова, рядом окажется достойный человек.

Мэг чувствовала, как Джесс уходит из ее жизни, и понимала, что нельзя его удерживать, — ведь тогда ему будет угрожать смертельная опасность.

— Не отпускай его, Мэгги, — убеждал ее Зак. — Ты же любишь его.

— Ничего подобного.

— Я знаю тебя как свои пять пальцев, Мэгги, девочка моя. Ты бы не позволила мужчине заниматься с тобой любовью, если бы не любила его.

Мэг в ужасе отпрянула:

— Как… как ты узнал?

— Это нетрудно. Та Мэгги, которую я знал, не смотрела на мужчину голодными глазами. Я рад, милая. Теперь ты знаешь, что не все мужчины похожи на Эрола. Я рад, что именно Джесс объяснил тебе это.

Мэг опустила глаза.

— Я обидела его, Зак, — тихо произнесла она. — Он думает, я отвергла его, потому что он в розыске. Это совсем не так. Всякий раз, когда я думаю о супружестве, старые страхи охватывают меня. Откуда мне знать, не превратится ли Джесс, стоит нам пожениться, в такое же чудовище, как Эрол?

— Сердце подскажет, — ответил Зак. — Прислушайся к нему.

— Если бы я могла, — вздохнула Мэг. — Во всяком случае, сейчас предложение Джесса не кажется мне серьезным. Оно сделано под влиянием минутной прихоти. Джесс хотел, чтобы я поехала с ним в Орегон, но ты же знаешь, я тебя не оставлю.

Зак покачал головой:

— Я очень ценю твою преданность, но не стоит использовать меня как отговорку. Иди к Джессу. Расскажи ему об Эроле и соглашайся следовать за ним куда угодно. Такие мужчины на дороге не валяются. Я прекрасно без тебя обойдусь.

— Слишком поздно, Зак. Я так обидела Джесса, что мне его не вернуть.

— И я никак не смогу переубедить тебя?

— Нет. Что Бог ни делает, все к лучшему.

Мэг повернулась и пошла в дом, Зак проводил ее печальны м-взглядом.

Следующие дни оказались для Джесса весьма напряженными. Он разрывался между двумя решениями. Разум подсказывал ему, что нужно оставить Шайенн и искать тихую гавань, но сердце отказывалось слушать. И вовсе не Мэг держала его здесь, а пациенты, нуждавшиеся в его помощи.

Старый доктор Холуэй спивался все сильнее, и Джесс остался единственным толковым врачом в бурно растущем городе.

Он не мог уехать, не сняв швы с раны на головке маленькой Керри Уиллер. Пройдет недели две, прежде чем можно будет убрать гипс с ноги Гарри Пеппера. А есть еще миссис Баксли, у которой нервное расстройство и которой надо помочь. И Перл Лэвайн, у которой слабая грудь.

Вместо того чтобы упаковать вещи и уехать, как собирался, Джесс проводил дни, принимая пациентов, словно ничего не произошло. Он не прилагал никаких усилий, чтобы встретиться с Мэг, хотя такая сдержанность нелегко ему давалась. Мэг ясно дала понять, что хочет его не так сильно, как он — ее.

Как-то бакалейщик привел к нему в кабинет свою дочь, мисс Полли Галлахер. Оказалось, что хорошенькая Полли споткнулась о бочонок с соленьями и вывихнула лодыжку. Взволнованный папаша метался около Джесса, пока тот перевязывал ножку прелестной мисс.

— Спасибо, доктор, — прочувствованно сказал мистер Галлахер, расплатившись с Джессом. — Вы не возражаете, если Полли побудет у вас, пока я запрягу лошадь? Нельзя, чтобы девочка шла домой пешком.

— Хорошо, — рассеянно ответил Джесс, убирая марлевые бинты.

— Вы такой талантливый, доктор Гентри, — жеманно улыбнулась Полли, когда отец вышел. — Можно, я выскажу свое мнение?

— Выкладывайте, что у вас на уме, мисс Галлахер. Полли откашлялась и кокетливо улыбнулась.

— Весь город говорит о вас и этой особе… Линкольн, — осторожно начала она, стреляя глазками.

Джесс вскинул голову:

— Правда? И что говорят?

— Что между вами и этой женщиной… ну, сами понимаете. Сплетничают, что вы спасли ей жизнь.

— Это похоже на правду, — признался Джесс.

— Но Мэг Линкольн позорит весь женский род, — фыркнула Полли. — То, чем она зарабатывает на жизнь, неестественно и недостойно женщины, О ее репутации и говорить нечего. Все знают, что она любовница этого калеки, о котором ходит дурная слава.

Джесс с трудом сдерживался.

— Мисс Линкольн необыкновенная женщина, — сухо заметил он.

Полли Галлахер, может, и хорошенькая, но злость и зависть ее портят. Джесс знал, что, к несчастью, Полли лишь повторяет слова горожан.

Вытянув ногу, Полли с любопытством разглядывала повязку.

— Очень туго. — Она капризно надула хорошенькие губки.

Джесс наклонился, разглядывая повязку. Полли так приподняла юбки, что стало видно колено. Черт побери, что за игру затеяла эта девчонка! Она совершенно его не интересует. Ни одна женщина не может затмить Мэг.

— Повязка в порядке, мисс Галлахер, — сухо ответил Джесс, одергивая ее юбки. — Не беспокойте ногу несколько дней и скоро сможете танцевать.

Полли одарила его сияющей улыбкой.

— У вас такие нежные руки, доктор Гентри! Вам, должно быть, одиноко здесь. Вам нужно жениться, чтобы было кому позаботиться о вас.

Намек был более чем прозрачен.

— У меня не хватит времени на жену, — грубовато отозвался Джесс. — А вот и ваш отец.

Недовольно наморщив носик, Полли взглянула на отца.

— Если вам понадобится компания приличной женщины, — перешла она на шепот, — вспомните обо мне.

— Непременно, — усмехнулся Джесс, подумав, что сказала бы Полли, узнай она, что он находится в розыске. Наверное, с визгом бросилась бы под защиту своего папочки.

Зак теперь работал в городе, в магазине скобяных товаров. Но, встречаясь с ним и изредка перебрасываясь парой слов, Джесс ни разу не спросил о Мэг. Говорить о ней — только растравлять раны.

Через несколько дней Джесс принял решение. Хоть и не хотелось ему покидать Шайенн и оставлять пациентов, он знал, что должен это сделать. После долгих душевных терзаний он понял, что другого выхода нет. Он должен вернуться в Додж и доказать, что братьев Гентри ложно обвинили в преступлении.

Джесс сложил вещи и медикаменты и уже собрался было запереть дверь, когда увидел, что по улице бежит Зак, размахивая руками. Первой мыслью было, что с Мэг случилось что-то ужасное.

Когда Зак наконец добрался до него, он задыхался и был не в состоянии говорить. Джесс пригласил его в дом и усадил в кресло.

— Дыши глубже, Зак. Нужно лекарство? Зак покачал головой:

— Через… минуту… я… буду в порядке, док. Вот, почитай. — Он сунул Джессу бумажку, которую сжимал в руке.

Это была телеграмма из Филадельфии, от адвоката. Джесс прочитал ее и вернул Заку.

— Прими мои соболезнования, Зак. Ты намерен отправиться в Филадельфию, чтобы уладить дела с имуществом покойной жены? Судя по телеграмме, речь идет о значительной сумме.

— Я не знал, что родители Тилли оставили ей все свое состояние. По сообщению мистера Фирнвуда, адвоката, я ближайший родственник Тилли, и все деньги — мои. Мне только нужно съездить в Филадельфию и потребовать свое имущество. Ты понимаешь, что это значит? Нам больше не придется думать о деньгах. Мне не терпится рассказать Мэри. Теперь ничто не мешает нам пожениться. Единственная проблема — Мэгги.

— Неужели ты думаешь, что Мэг будет возражать против вашего брака?

— Да ничего подобного. Мэг будет рада за меня. Просто я не хочу оставлять ее одну, пока буду в отъезде. Мы с тобой оба знаем, как к ней здесь относятся. У нее никого нет, кроме нас с тобой, док. Ты ведь знаешь, какая она упрямица.

— Да уж, знаю, — пробормотал Джесс. — О чем ты беспокоишься? Мэг в состоянии позаботиться о себе, пока тебя не будет. Надолго ты уезжаешь?

— Думаю, недели на две. Большие города не по мне. Ты поможешь мне?

— Не знаю, Зак. Я решил вернуться в Додж-Сити и постараться доказать свою невиновность.

— Останься. Две недели погоды не сделают. А мне будет спокойнее, если ты приглядишь за Мэг.

Джесс прищурился.

— Почему ты думаешь, что Мэг нуждается в защите? Если бы я знал причину, то, возможно, согласился бы.

Зак погрузился в раздумье.

— Не знаю, имею ли я право рассказывать.

— Если хочешь, чтобы я остался, ты должен это сделать.

— Существует человек, которого Мэг боится, у нее есть п.: то причины, — признался Зак. — Это все, что я могу сказать.

Джесс насторожился.

— Его зовут Эрол?

Зак изумленно взглянул на Джесса:

— Мэг рассказала тебе об Эроле?

— Не совсем. Она однажды упомянула его имя, но когда я спросил о нем, заупрямилась и отказалась говорить. Я понял, что этот человек оскорбил ее.

— Я не оговорился, сказав, что у Мэг есть веские причины бояться его. Мы все время тревожимся, что он появится и превратит жизнь Мэгги в сплошной кошмар. Мэгги — сильная женщина, док, она ничего не боится, кроме этого негодяя Эрола. Это случилось много лет назад, но Мэг до сих пор вздрагивает, когда речь заходит о нем.

— Думаешь, Эрол объявится в наших краях и обидит Мэг? Зак мрачно кивнул:

— Это возможно.

— Кем Эрол приходится Мэг?

— Я объяснил все, что мог, не нарушив данного Мэг слова. Что скажешь, док? Останешься здесь, пока меня не будет? У меня нехорошее предчувствие насчет этого Эрола. Голос сердца редко меня обманывает.

— Как и меня, — заметил Джесс. — Чутье подсказывает мне, что пора покинуть Шайенн. Я живу здесь, искушая судьбу. Мы оба знаем, что произойдет, когда шериф вытащит плакаты из ящика стола.

— Я знаю, что прошу слишком многого, Джесс, но знаю и то, что благополучие Мэг тебе небезразлично. Вы меня не одурачите. Ты любишь Мэгги, и она любит тебя.

— Наверное, но при нынешних обстоятельствах это ни к чему. Поэтому-то я и еду в Додж. Мне нужно исправить судебную ошибку. Мэг заслуживает спокойной жизни. Я не могу ей этого дать, пока не стану свободным человеком.

— Понимаю, док. Но я прошу всего лишь две недели. Я уже купил билет на поезд. Завтра уезжаю.

«Ну как можно отказаться? — думал Джесс. — Если Эрол представляет угрозу для Мэг, то нет другого выбора, кроме как остаться и проследить, чтобы с ней ничего не случилось. Конечно, если шериф не обнаружит плакат».

— А что говорит Мэг? Чутье подсказывает мне, что ей не понравится твоя затея.

— Ей и знать об этом не нужно. Просто съезди пару раз взглянуть, как она там, и приглядывайся к незнакомцам. Сам я никогда не видел Эрола, так что не могу дать точного описания. А Мэгги отказывается говорить о нем.

— Хорошо, Зак. Я останусь на пару недель. Но нелегко присматриваться к незнакомцам, когда не знаешь, как выглядит тот, кто тебе нужен.

— Хитрый и вероломный, это все, что я могу о нем сказать. Догадываюсь, что весьма сладкоречивый. Его дурные повадки заметны за версту.

— Сделаю все, что смогу, Зак. Зак крепко пожал ему руку.

— У меня будто камень с души свалился. Побегу к Мэри и скажу, чтобы готовилась к свадьбе. Еще раз спасибо, Джесс.

— Следи за собой, — ответил Джесс. — Твое сердце только пошло на поправку. И помни мои советы. Принимай лекарство и отдыхай, как только почувствуешь усталость.

«Во что я ввязался?» — подумал Джесс, глядя вслед Заку, который, прихрамывая, шел по улице. Если Эрол тронет хоть волос но голове Мэг, он убьет негодяя собственными руками.

Глава 10

Прошло три дня после отъезда Зака, и Джесс наконец нашел время навестить Мэг. Он как раз готовился запереть дверь, когда незнакомый мужчина ввалился в прихожую.

Незнакомец был одет настоящим франтом: черный косном в красную полоску, черный жилет и шелковый шнурок место галстука. На его пальцах блестели перстни, а плоский живот украшала золотая цепочка часов. Запястье одной руки было обмотано тряпкой, набухшей от крови.

— Ты не мог бы взглянуть, док? — попросил он, протягивая вперед пораненную руку.

— Что случилось? — спросил Джесс, провожая пациента в кабинет.

— Я играл в покер в салуне «Красная подвязка», когда какой-то ковбой напал на меня.

Джесс недоверчиво взглянул на него:

— Не будешь в другой раз передергивать.

Раненый, очевидно, профессиональный игрок, окинул Джесса холодным взглядом:

— Полегче, док. Я убивал и за меньшее оскорбление.

— Послушайте, мистер…

— Скалли.

— Послушайте, мистер Скалли, или вы хотите, чтобы я осмотрел вашу рану, или уходите отсюда. У вас есть выбор.

Скалли снял окровавленную тряпку и сунул руку под нос Джессу.

— Если бы ты не был единственным стоящим доктором в городе, не пошел бы я к тебе. Мне не нравятся твои разговорчики, док.

Джесс осмотрел рану. Неглубокая, но придется наложить швы.

— А что случилось с человеком, который сделал это?

— Живехонек-здоровехонек, если тебя это интересует. Хотя могло быть и иначе, — усмехнулся Скалли, — если бы шериф не оказался в салуне и не отправил мерзавца в тюрьму, чтобы остудить его пыл.

Джесс хмыкнул. Черт побери, ему не нравится ни этот игрок, ни его поведение. Его глаза обдавали могильным холодом.

— Нужно наложить швы, — сказал Джесс и, придерживая запястье Скалли над лотком, полил рану карболкой.

— Осторожнее, черт бы тебя побрал, — заверещал Скалли, дергаясь от боли. — Или ты решил укокошить меня, док?

— Необходимо продезинфицировать, — спокойно объяснил Джесс. — Не будем ломать голову над тем, где побывал нож этого ковбоя.

— Давай делай, — процедил Скалли, стиснув зубы.

Джесс прищурился, вдевая нить в иглу. Ему не доставляло радости причинять боль пациенту, но этот парень вел себя чересчур вызывающе. Почему-то этот посетитель вызывал его подозрение.

Первый стежок заставил Скалли взвизгнуть, дальше пошло легче. Наконец Джесс закончил и наложил повязку.

— Вам повезло, мистер Скалли. Нож мог перерезать сухожилие, и тогда вы никогда бы не смогли выдергивать карты с низу колоды.

— Ты слишком болтлив. Заканчивай, мне надо поскорее убраться отсюда, — пробормотал Скалли.

— Уже готово. Приезжайте через неделю, я сниму швы.

— Сколько с меня?

— Я беру доллар за обычный визит, а наложить швы стоит пять долларов.

Скалли уничтожающим взглядом оглядел Джесса и, порывшись в кармане, достал пятидолларовую банкноту. Его лицо налилось кровью. Презрительно скривив губы, он молча швырнул деньги к ногам Джесса.

— Ты слишком много о себе воображаешь для доктора из паршивого городка. — Внезапно он прищурился и потер лоб, словно пытаясь что-то вспомнить. — А мы раньше не встречались?

Джесс молчал. Он запомнил бы Скалли, если бы они встречались. То, что этому аферисту он показался знакомим, могло означать лишь одно: Скалли видел объявление о розыске.

— Мы никогда не встречались.

Холодные глаза Скалли цепко ощупывали лицо Джесса.

— Готов поклясться, что где-то видел тебя… Хм-м… У меня превосходная память. Ничего, еще вспомню.

Джесс искренне надеялся, что этого не произойдет. Он бы не хотел иметь такого врага.

Слава Богу, Скалли долго не задержался. Он еще раз пристально осмотрел Джесса, прежде чем убраться. Джесс вздохнул с облегчением. Было бы ужасно, если бы он узнал его.

Джесс запер кабинет и прошел на кухню приготовить что-нибудь поесть. Время упущено, и ехать к Мэг уже поздно. Нужно подождать до завтра. Тем более завтра суббота, и он сможет пораньше закончить работу.

К своему удивлению, Джесс обнаружил, что есть совсем не хочется. Он так стремился увидеть Мэг, что с трудом удерживал себя от того, чтобы вскочить на лошадь и помчаться к ней посреди ночи. Будет ли она рада ему? Возможно, нет. Узнай она, что Зак просил его присматривать за ней, наверняка бы возмутилась. По всей вероятности, она думает, что он уже уехал из Шайенна. Скучала ли она по нему так, как он по ней?

Когда он занимался с ней любовью, то открыл в себе такую нежность, о существовании которой не подозревал. Он глубоко сожалел, что попросил ее выйти за него замуж. Не потому, что не хотел этого, а потому что несправедливо ожидать, что она может полюбить изгоя. Мэг достаточно умна, чтобы отказать. Господи, жизнь — такая сложная штука!

Испытывали ли его братья те же чувства, что и он, размышлял Джесс. Нашел ли каждый из них свою единственную женщину? Он надеялся, что оба они в безопасности. Еще немного, и они встретятся в Денвере.

Джесса беспокоили и другие проблемы. Его дни были заняты, но его ночи… наполняли воспоминания о Мэг.

Мэг так красива, подумал он, закрывая глаза и вызывая в памяти ее черты. Темные, как непроглядная ночь, волосы, широко распахнутые изумрудные глаза, полные губы и прелестный овал лица. Он терпел сладкую сердечную боль, думая о ней.

Завтра… улыбаясь про себя, подумал Джесс. Завтра он снова увидит ее, насладится ее красотой… и постарается держать себя в руках.

Джесс проснулся рано и открыл дверь, встречая первого пациента. За первым последовали другие. Он выписал микстуру от кашля, забинтовал вывихнутую лодыжку и определил беременность. К полудню поток пациентов иссяк, и Джесс решил сначала перекусить в маленькой забегаловке, а потом уж отправиться к Мэг.

Он проглядывал меню, когда шериф Баффорд вошел и уселся за стол напротив него.

— Я рад, что встретил вас, док, — начал Баффорд. — Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

Сердце Джесса бешено заколотилось. Неужели Баффорд наконец наткнулся на розыскные листы и увидел его портрет?

— Садитесь шериф, буду рад вашей компании. Чем обязан?

— Я знаю, что вы и Мэг Линкольн, — неуверенно начал страж закона, — близки, поэтому вам следует знать, что кое-кто наводил о ней справки.

Джесс насторожился:

— Кто? Вы знаете его имя?

— Это тот картежник, который вчера объявился в городе. Готов голову дать на отсечение, что парень занервничал, когда я обратил на него внимание. Он не пробыл в городе и двух часов, когда один ковбой, уличив в мошенничестве, ударил его ножом. К счастью, я оказался свидетелем ссоры. Заезжий аферист отделался небольшой раной. Жаль, не смогу доказать, что он действительно мухлевал.

— Должно быть, это тот мужчина, рану которого я перенизывал вчера. Довольно неприятный тип, должен заметить. Сказал, что его имя Скалли.

— Да, Эрол Скалли. Прибыл пятичасовым из Додж-Сити вчера утром. Вы знаете, почему он интересуется Мэг Линкольн?

Джесс вскочил на ноги. Стул со стуком упал на пол. Теперь он знал, почему ему сразу не понравился этот Скалли. Но ведь имя Эрол встречается не так уж редко? Если это тот человек, который обидел Мэг, она в опасности.

— Простите, шериф, я кое-что вспомнил. Я должен… Баффорд внимательно изучал его из-под полуопущенных век.

— Вы знаете что-то, что неизвестно мне? Я не уверен, что Скалли в розыске…

— Я объясню позже, — буркнул Джесс и рванулся к дверям.

— Если увидите Мэг, скажите ей, что она может получить вознаграждение. Деньги у меня, — крикнул шериф вдогонку.

Джесс помчался домой, чтобы захватить револьвер. Затем вскочил в седло и, что есть силы подгоняя лошадь, поскакал из города.

Мэг закончила завтракать и налила себе кофе. Она скучала по Заку, и, как назло, ей нечем было занять себя, чтобы отогнать тревожные мысли. Если честно, то она скучала и по Джессу, и, может, даже немножко больше. Они знакомы совсем недолго, но он вошел в ее сердце и прочно поселился там. Он спас ей жизнь, и она всегда вспоминала об этом с благодарностью, но Джесс открыл ей то, чего она не знала: оказывается, можно заниматься любовью с мужчиной и при этом испытывать ни с чем не сравнимое удовольствие.

Впервые в своей жизни она ощутила себя женщиной, и все благодаря терпению Джесса. Стыд и боль, напоминавшие ей о том, что сделал с ней Эрол, стали забываться, бледнели и страхи интимной близости. Неужели ужасные воспоминания, связанные с Эролом, когда-нибудь оставят ее?

Мэг знала, ей придется поехать в город, хочется ей того или нет. Вознаграждение за поимку преступника, должно быть, уже пришло, а ей необходимы деньги, чтобы пополнить оскудевшие запасы провизии. И тем не менее она размышляла о предстоящей поездке без особой радости. Ее появление наверняка вызовет новые сплетни. Она прекрасно знала, что думают о ней жители города, и старалась не обращать внимания, хотя это было не так просто. Они принимали ее за шлюху из-за Зака и потому, что она выбрала неженскую профессию, да еще и преуспела в этом.

Уехал ли Джесс, думала она. Мэг нервничала. С одной стороны, она хотела, чтобы он остался, но с другой — боялась за него. Не имеет значения, что он снискал всеобщую любовь. Шериф не станет колебаться и упрячет его за решетку, если вдруг наткнется на объявление о розыске. Она боялась ехать в город и убедиться, что он уехал. Почему-то ей нравилось думать, что Джесс рядом, хотя ей следовало забыть о нем.

Допив кофе, Мэг поставила посуду в мойку и прошла в спальню постелить постель. Тут до ее слуха донесся стук копыт, и она поняла, что кто-то въехал во двор. Господи, неужели Джесс! Раздался стук в дверь, она бросилась к дверям и смело распахнула их.

Вскрикнув от ужаса, Мэг отступила назад. Минуту спустя она пришла в себя и хотела захлопнуть дверь перед носом Эрола Скалли. Но он помешал ей.

— Что ты здесь делаешь? — еле слышно проговорила она.

— Разве ты не рада видеть меня, женушка? — осклабился он.

— Я уже давно не жена тебе, Эрол. Эрол нахмурился:

— О чем ты, черт возьми? Конечно, ты моя жена. Честно говоря, я и не знал толком, жива ли ты, дорогуша, пока не услыхал об «охотнике за головами» по имени Мэг Линкольн, которая орудует в районе Шайенна. И тогда я подумал: ну конечно же, это ты, кто же еще.

— Убирайся прочь! Прочь из моей жизни, — прошипела Мэг сквозь зубы. — Ты использовал меня, чтобы покрыть карточные долги! Ты бил меня, когда я пыталась возразить. Неужели тебя не мучает совесть?

— Если это немножко смягчит твой гнев, то готов сообщить, что искал тебя, когда Тед Данбар рассказал мне, что ты удрала из его постели. Я искал тебя целый день и только потом решил уехать. Данбар чуть не удушил меня. Он настаивал, чтобы я заплатил долг.

— Ах вот как? Ты искал меня, — возмутилась Мэг. — И поэтому я должна относиться к тебе лучше? Мне было шестнадцать лет! Ты лишил меня невинности, набросившись как дикий зверь, затем предложил меня другому мужчине, чтобы покрыть карточный долг. Ты бил меня… Ты настоящее чудовище, Эрол Скалли. Убирайся из моего дома и не переступай больше никогда моего порога.

— Прости, дорогуша, не могу. Ты моя жена. У меня есть документы, подтверждающее это. — Он помолчал, разглядывая ее. — Ты превратилась в сногсшибательную женщину, Мэг. Твои родители продали тебя мне. Это дало мне право делать с твоим телом все, что я захочу, даже угощать тобой других. Я вовсе не намеревался отдавать тебя Теду. Ты мне нравилась. У меня прежде никогда не было девственницы.

— Пошел к черту! — закричала Мэг.

Ее трясло от злости. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы вернулись все унижения, все страхи.

Она помнила, как Эрол шпионил за ней, стоило ей выйти на улицу. Он не спускал с нее глаз в течение нескольких дней, провожая ее домой. Потом поговорил с ее отцом. Ей даже льстило его внимание, пока она не узнала его поближе. Отец рассказал ей, что отдает ее Эролу, потому что игрок предложил за нее такие деньги, каких в их семье никогда в глаза не видели.

Ее родители были бедны как церковные крысы. Они жили в Небраске, в убогом домишке из дерна, как и многие переселенцы. Кроме нее, в семье росло еще семь младших братьев и сестер. Она не винила родителей за то, что они продали ее, по старалась не думать об этом. Отец считал, что поступает в ее интересах, настаивая, чтобы Эрол женился на ней. Она никогда не забудет, какой беспомощной, какой испуганной чувствовала себя, когда священник объявил их мужем и женой. Они уехали сразу же после короткой церемонии, погрузив ее скудный скарб в вагончик Эрола.

Не успел городок скрыться из виду, Эрол остановился в тени деревьев и без всяких разговоров и увещеваний, грубо лишил ее невинности. Он проделал это еще несколько раз. Но самое ужасное произошло, когда он проиграл ее в карты.

— Я, я… — сказал Эрол, входя в гостиную и захлопывая за собой дверь. — Жене не следует так говорить. Ты изменилась, нет больше той тихони, на которой я женился.

— Я должна тебя благодарить за это, — процедила Мэг. — Ты ожидал, что я останусь той же, после того, как ты избивал меня, отдавая другим мужчинам?

Эрол нахмурился:

— Я признаю, что у меня буйный нрав. Когда ты отказывалась лечь с Тедом, я чуть не лопнул от ярости. У меня не было другой возможности расплатиться с долгом. Я потерял все, что имел. Удача никогда больше так и не вернулась ко мне.

— Может, это дано тебе в наказание, — сухо заметила — Ты больше не вправе требовать от меня ничего, Эрол Скалли. Я уже давно развелась с тобой.

— Развелась? — Он разразился смехом. — На каких основаниях? Я не подписывал бумаг, не получал от тебя ни слова. Это незаконно.

— Основанием было твое отсутствие. Суд рассмотрел мои доводы и счел возможным расторжение брака. Убирайся из моего дома.

— Твой дом! — Он презрительно скривился. — Этот дом принадлежит твоему любовнику. Все кругом знают, что ты живешь с этим «охотником за головами». Не могла найти кого-то поприличнее, чем хромой старикашка? Ты настоящая шлюха, Мэг, и весь город знает это.

— Если ты веришь в это, тогда зачем я тебе?

Он уставился на ее грудь, затем медленно перевел горящий взгляд ниже, на ее бедра.

— Ты, наверное, кое-чему научилась за пять лет. Хм-м… Ты могла бы помогать мне в моем деле.

— Мне давно не шестнадцать, Эрол. И тебе не запугать меня. Я и не таких видала.

Он грубо схватил ее. Она сопротивлялась, но это только распаляло Эрола. Он пытался поймать ртом ее губы и, когда ему это удалось, так долго не отпускал, что Мэг едва не задохнулась. Затем резко отпустил ее, посмеиваясь, пока она брезгливо вытирала рот тыльной стороной ладони.

— Ты даже лучше, чем в шестнадцать, — сказал Эрол, мурлыкая что-то себе под нос. — Я убежден, что никакого развода не было. Собирайся, я завтра уезжаю из города и беру тебя с собой.

— Ты сумасшедший. Я никуда с тобой не поеду. Он затряс ее:

— Не поедешь? Твоего Зака здесь нет, и никто не сможет остановить меня. Говорят, он убрался из города. Наверное, ты заездила этого беднягу?

— Мне не нужен Зак, я сама в состоянии защитить себя.

Ее бравада внезапно испарилась. Куда делась ее независимость, за которую она так боролась, которой так гордилась? Она ненавидела Эрола, превращавшего ее в испуганного ребенка, пугавшего даже после стольких лет.

Эрол ухмыльнулся, еще крепче сжимая ее плечи:

— Ты боишься меня, дорогуша, сознайся?

Мэг поискала глазами револьвер, стараясь вспомнить, куда она его положила. В спальне, вспомнила она, но ружье Зака стояло у стены в гостиной, прямо под правой рукой. Она бросила быстрый взгляд на ружье, прикидывая расстояние. Догадается ли Эрол?

— Даже не думай об этом, — бросил Эрол, проследив за ее взглядом. — Будь послушной девочкой, сними платье. Я хочу догнать то, что упустил за эти пять лет. Мы пойдем в спальню, где ты сможешь показать мне все, чему обучили тебя твои любовники.

Мэг вырвалась и бросилась бежать, но Эрол был начеку. Поймав ее, он рывком заломил ей руку. Она видела решимость в глубине его холодных серых глаз, и противный липкий страх сковал ее душу. У этого человека не было сердца. Когда он попытался снова поцеловать ее, она до крови укусила его.

Он взвыл от боли. Его руки клещами впились в нежную кожу предплечья.

— Сука!

Мэг плюнула ему в лицо. Он занес кулак, и Мэг зажмурилась, ожидая удара.

Джесс увидел лошадь, привязанную у крыльца Мэг, и мгновенно предположил худшее. Он соскочил с седла и бросился к двери. Толкнув дверь, он влетел в дом. Всего несколько секунд потребовалось ему, чтобы оценить происходящее. Изрыгая проклятия, он набросился на мужчину, поднявшего руку На Мэг.

Эрол Скалли уже нанес первый удар и собирался ударить ее, но ворвавшийся Джесс сбил его с ног и повалил на пол. Джесс бросился к Мэг, обнял, вглядываясь в ее лицо.

— Он ударил тебя?

Мэг покачала головой, она настолько опешила от появления Джесса, что ничего не соображала.

— Я примчался, как только узнал…

—…что Эрол в городе? — закончила Мэг, наконец обретя голос.

— Он был вчера у меня, я перевязывал его рану, но не знал, что это тот самый человек, который принес тебе столько зла. Я узнал это только сегодня, когда шериф рассказал мне, что аферист по имени Эрол Скалли справлялся о тебе. Я сразу же помчался сюда.

Он бросил взгляд на Скалли, который корчился на полу.

— Это тот самый Эрол, который обидел тебя?

— Я не думала, что снова увижу его, — пытаясь унять дрожь, произнесла Мэг. — Хотя Зак опасался, что однажды он объявится.

— Но кто он тебе? — настаивал Джесс. — Что он тебе сделал?

— Думаю, я могу ответить на этот вопрос, — сказал Скалли, поднимаясь и отряхивая пыль с колен. — Мэг — моя жена.

— Жена! — От слов Скалли голова Джесса пошла кругом.

— Нет! — закричала Мэг. — Больше нет. Мы в разводе.

— Это незаконно, — возразил Эрол. — Я ничего не знаю об этом. У меня есть документ, подтверждающий наш брак.

Мэг подняла подбородок.

— А у меня есть документ, в котором написано, что ты мне никто.

— Вы слышали? — рявкнул Джесс. — Убирайтесь отсюда и никогда не возвращайтесь.

Скалли язвительно улыбнулся;

— Этот доктор тоже твой любовник, Мэг? Ты даешь направо и налево, дорогуша? Нехорошо. А тебе, Гентри, лучше уехать. Мы с женой… должны кое-что обсудить.

Джесс вопросительно приподнял брови.

— Это правда, Мэг? Ты хочешь остаться с ним наедине?

— О Боже, нет! Я не желаю больше видеть его. Я ненавижу его!

— Скалли, вы слышали, что говорит леди? Думаю, вам лучше уйти, пока я не вышвырнул вас.

Скалли замешкался всего на секунду, прежде чем выхватить оружие. Этого оказалось достаточно.

Джесс, угадав его намерение, молниеносно выхватил собственный револьвер. Скалли побледнел, его взгляд застыл на шестизарядном стволе Джесса.

— Как, черт возьми, ты опередил меня? Ты же доктор, а не бандит.

— Я и не то могу, когда надо. Когда мы с братьями были мальчишками и жили на отцовской ферме, то соревновались, кто быстрее выхватит оружие, стараясь опередить один другого.

Тяжелый взгляд Скалли остановился на Джессе.

— Я откуда-то знаю тебя. Когда-нибудь вспомню, где же видел твое лицо.

— Мы никогда не встречались, — возразил Джесс. — Если тебе хватит мозгов, ты уедешь из города как можно скорее. А теперь уходи. Только трус станет связываться с женщиной. Тебе ясно, что Мэг не желает иметь с тобой ничего общего?

— Это мы еще посмотрим, — процедил Эрол. — Мэг — Моя жена. Ничто не изменилось…

Джесс понял все, что хотел понять. Он шагнул вперед, намереваясь вытолкнуть Скалли за дверь. Но Эрол не стал дожидаться этого и счел за благо убраться. Джесс не успокоился, пока не услышал топот копыт по дороге. Затем он подошел к Мэг и крепко обнял ее.

— Так значит, это тот самый Эрол, — проговорил он. — Тебе не кажется, что пришло время рассказать мне о нем?

Мэг кивнула:

— Я так хотела забыть об этом, да, видно, не выйдет.

Джесс поднял Мэг на руки и зашагал к дивану. Опустившись на него, он уселся поудобнее, держа Мэг на коленях.

— Смелее, любовь моя, я весь внимание.

Мэг молчала, не зная, как начать. Она поглубже вздохнула и заговорила:

— Мои родители были обедневшими фермерами. Я старшая среди восьмерых детей. Мы жили в убогой лачуге недалеко от Сосновых Холмов в Небраске. Эрол Скалли, профессиональный картежник, однажды проезжал через город и увидел меня с отцом. Он начал ошиваться в городке, подкарауливая меня, пытался заговорить со мной. Вскоре после этого отец объявил, что я должна выйти замуж за мистера Скалли. Позже я узнала, что Эрол предложил отцу деньги. Это было очень обидно, до сих пор не могу примириться с тем, что родители продали меня.

— А твой отец знал, что Эрол аферист? Разве это подходящая пара для шестнадцатилетней девчонки?

Мэг пожала плечами:

— У них совсем не было денег, а надо прокормить столько голодных ртов. Я думаю, они надеялись, что Эрол будет добр ко мне. — Ее била дрожь. — Папа думал, что если Эрол женится на мне, то все будет хорошо.

— Но все произошло иначе. Я прав, любовь моя? Мэг вздохнула, кивнув:

— Эрол поклялся им, что станет хорошим мужем. К сожалению, родители не удосужились узнать его получше. Зато я узнала.

— И тебе нечего было возразить? Она горько усмехнулась:

— Что я могла сказать? Эрол выкрал бы меня, если бы я отказалась. Я возненавидела его, когда узнала, что он купил меня. Но говорила себе, что должна принести эту жертву, чтобы дети не голодали долгой зимой.

— Мне следовало убить его! — прошипел Джесс. — Как он мог так поступить с тобой!

Мэг закрыла лицо руками. Джесс отнял их и заглянул ей в глаза.

— Ты можешь рассказать мне все. Тебе надо выговориться, чтобы наконец избавиться от этого.

— Я никогда не избавлюсь, — вздохнула Мэг. — Едва город остался позади, мы остановились под деревьями и Эрол изнасиловал меня. Ничто в этом первом разе, как и в последующих, нельзя было бы назвать любовью.

Рыдание вырвалось из ее груди, и она поднялась, отвернувшись от него. Он заставил себя оставаться на месте.

— Что произошло дальше?

— Мы приехали в город, и Эрол решил остановиться на ночь. Он втащил меня в салун, предлагая переночевать. Я не смогла ослушаться, и он заказал комнату. Увидев играющих в покер, он решил присоединиться к ним. Я хотела пойти в нашу комнату, но он запретил мне, заставив оставаться с ним. Я смущенно сидела на стуле, сложив руки на коленях и не смея поднять глаз. Я не знала, что Эрол проигрывал вчистую, ему уже нечего было поставить на кон, и тогда он вытолкнул меня на середину комнаты и предложил вместо денег.

— Он проигрался, — произнес Джесс, сжимая кулаки.

— Да, и предложил меня мужчине, которого я впервые видела. Я должна была провести с ним ночь, чтобы покрыть Эрола. Когда я наотрез отказалась, Эрол затащил меня в комнату и избил.

— Подонок!

— Когда он ушел, получить причитающееся, пришел тот мужчина. У меня не было сил бороться с ним, но когда он спустился вниз, купить бутылку виски, я сбежала. Несколько дней, вся в синяках я блуждала, сторонясь людей. Я плохо плохо эти дни, потому что большую часть времени была не в себе. Измученная, голодная, я упала без сил где-то посреди прерии и умерла бы, если бы Зак не нашел меня. Он привез меня в свой дом и выхаживал, пока я не стала походить на человека. Я обязана ему жизнью.

— Ты никогда больше не встречала Скалли?

— Он сказал, что искал меня, когда я исчезла, но после решил, что я умерла.

— Ты действительно расторгла ваш брак?

— Зак свидетель. Приезжий юрист открыл контору в городе через год после того, как я сюда приехала с Заком. Судья развел нас на основании отсутствия супруга. Скалли никогда не появлялся, чтобы оспорить это решение, так что, я думаю, оно законно.

— Я не знаю законов, но склонен согласиться.

— Как ты думаешь, что сделает Эрол? Господи, и почему здесь нет Зака? Он мне как отец.

— У тебя есть я, Мэг. Я не позволю Скалли обидеть тебя. Она повернулась и печально взглянула на него:

— Почему ты все еще здесь? Мне казалось, ты решил уехать из Шайенна?

— Я узнал, что Зак поехал в Филадельфию, и не мог оставить тебя без защиты.

Она коротко рассмеялась:

— Я «охотник за головами», ты забыл? Я могу сама постоять за себя.

— В последнее время у тебя не очень-то получается. Я видел, что Скалли взял верх.

Мэг искренне страдала.

— Он застал меня врасплох. Естественно, я растерялась.

— Чего он хотел?

— Он заявил, что я все еще его жена, и требовал, чтобы я уехала с ним. Я отказалась, но он возражал. Он хотел…

У Джесса на скулах заходили желваки.

— Не надо объяснять. Я прекрасно понимаю, чего хотел мот мерзавец. Господи, Мэг, я убил бы его, посмей он обить тебя.

Глаза Мэг светились тихой радостью. Ей захотелось поцеловать его. Он просто необходим ей, чтобы прогнать воспоминания об Эроле и боль прошлого, с которой она жила так долго.

— Поцелуй меня, Джесс.

— Ты уверена, любовь моя?

— Никогда в жизни я не была более уверена, чем сейчас.

Глава 11

Джесс смотрел на Мэг так, будто она предлагала ему целый мир.

— Не думаю, что смогу ограничиться одним поцелуем и не уверен, что нам стоит сейчас заниматься любовью.

Брови Мэг удивленно поползли вверх, — Ты не хочешь меня? Его руки сомкнулись на ее талии, и он прошептал ей на ухо:

— Я хочу тебя так сильно, так сильно, что готов рискнуть чем угодно.

Мэг отклонилась, пристально вглядываясь в его лицо, и произнесла, вложив в слова всю свою тревогу:

— А ты не думаешь, что Эрол узнал тебя?

— Уверен, мы никогда не встречались.

— Тогда еще хуже, значит, он видел плакат о розыске, — дрожащим голосом проговорила Мэг. — Тебе опасно здесь находится. Ты должен уехать, Джесс. Я не вынесу, если увижу ткбя за решеткой.

— Нет, я не хочу удирать. Разве это жизнь? Это не для меня. Черт с ним, с Эролом! Я сам собирался вернуться и добиваться снятия обвинения. Мы были не правы, когда сбежали. Следовало остаться и отстаивать свою правоту перед законом. А мы запаниковали и превратились в изгоев. Я врач. Я хочу быть свободным и заниматься своим делом.

— Ты не будешь чувствовать себя свободным, если останешься здесь, а вернувшись в Додж, попадешь в тюрьму. Пожалуйста, Джесс, беги, пока Эрол не вспомнил, где видел тебя.

— Я не могу оставить тебя, Мэг. Зак взял с меня слово присматривать за тобой, пока он не вернется. Я не могу подвести его. Я подумаю об отъезде, когда он вернется.

— Неужели ты не понимаешь, насколько опасно здесь оставаться?

— Нет, но ты можешь позволить мне поцеловать тебя. Ведь ты тоже этого хочешь, сознайся?

Он встал и, подойдя поближе, привлек ее к себе. Острые соски снова уперлись ему в грудь. Ее губы с готовностью открылись. Джесс не ждал другого приглашения, кончиком языка он дразнил ее мягкие чувственные губы.

Он снял руки с талии Мэг и положил ей на грудь. Поцелуй превратился в прелюдию чего-то большего, и неровное дыхание вырывалось из полуоткрытых губ Мэг.

Вдруг Джесс прервал поцелуй. Взяв в ладони ее лицо, молча любовался им. Затуманенные глаза, влажные, чуть припухлые губы… Он обхватил ее ягодицы и притянул ее к своим чреслам. Она распахнула глаза, чувствуя его возбуждение и изумляясь его силе.

— Ты видишь, что творится со мной, когда я целую тебя?

— О, да, Джесс, да… — отвечала она, пытаясь совладать с собой.

— Радость моя, я хочу заниматься с тобой любовью. Ты нужна мне, как воздух.

— Но ты обещаешь, что после уедешь из Шайенна? Он подхватил ее на руки и понес в спальню.

— Если ты поедешь со мной.

— Ты же знаешь, что это невозможно.

Открыв плечом дверь, Джесс вошел в комнату. Поставил Мэг на ноги и снова поцеловал. Его язык дразнил и мучил ее припухшие губы. Вдыхая ее аромат, Джесс наслаждался ею, словно дорогим вином.

— Слишком много лишнего, — пробормотал он, прервав поцелуй и нащупав застежку на ее платье.

Руки Мэг проникли под его рубашку. Кончики шаловливых пальцев пробежали по его груди вниз и скользнули под ремень брюк. Его плоть вздрогнула от ее прикосновения. Стон вырвался из его уст — смесь удовольствия и сладкой боли.

Ее платье упало на пол, и она не глядя перешагнула через пего. Он ослабил шнуровку корсажа, и тот тоже полетел следом. Она расстегнула пряжку его ремня, на котором висела кобура с револьвером, и царственно-небрежным жестом швырнула все это на пол. Оставалось только расстегнуть застежку брюк.

Что-то нетерпеливо бормоча себе под нос, Джесс сорвал с нее панталоны и, наклонившись, снял чулки. Затем поднялся, любуясь ее наготой.

— Ты так красива, Мэг, я боюсь ослепнуть, глядя на тебя. Ты моя, Мэг. Когда-нибудь, не знаю как, но когда-нибудь мы будем вместе. — Его рука поднялась и легла на ее грудь. — Ты веришь в это?

Глядя в глубину его затуманенных глаз, Мэг готова была поверить в его слова. Сила его чувства убеждала ее. Как жаль, что нельзя сейчас сказать ему, как она его любит. Ему и так хватает проблем.

— Ты прекрасный мужчина, Джесс Гентри. Когда-нибудь ты встретишь юную, невинную девушку и полюбишь ее. — Она прикрыла ладонью его губы. — Нет, не говори ничего. Просто люби меня.

Он поднял ее и положил на постель.

— А брюки? — напомнила она.

Джесс улыбнулся ей и стянул брюки, отбросив их вместе с сапогами. Мэг жадными глазами следила за ним. Неужели она, Мэг Линкольн, может так отчаянно хотеть мужчину? Они были полной противоположностью друг другу, а вместе составляли целое: его сила и ее нежность, его твердость и ее мягкость, каждая линия его сильного тела сияла мужественной красотой, каждая линия ее — изяществом формы.

Она ощутила его тяжесть и в предвкушении наслаждения облизнула губы. Его тело было горячим и полным желания, и каждое движение необыкновенно возбуждало.

Неожиданно он перекатился на бок. Она заглянула ему в глаза, их ореховая глубина светилась жаждой обладания. И не только глаза, но и его тело красноречиво говорило об этом. Она тихонько ахнула, когда пальцы Джесса неторопливо прошлись по ее лодыжке. Прикосновение было легким и возбуждающим. Его рука последовала выше и задержалась на нежном местечке под коленом. А дальше… Он наклонил голову, почти коснувшись ее живота. Он принялся осыпать ее тело короткими поцелуями. Она затаила дыхание, предчувствуя, что последует дальше. И не ошиблась…

Он скользнул ниже, покрывая поцелуями ее бедра. Она задрожала. И его губы прикоснулись к самому сокровенному месту, и тогда она вскрикнула, запуская руки в его густую шевелюру, боясь, что он продолжит, и пугаясь, что не переживет, если он остановится. Он поднял голову и улыбнулся ей, заставив замереть в ожидании.

— Я хочу поцеловать тебя там, — горячо прошептал он, — каждая частичка твоего тела бесценна для меня.

Его палец углубился в средоточие ее женственности, лаская и дразня. Она втянула воздух и замерла, когда его губы взяли то, что хотели, пробуя ее на вкус. О Боже, она чуть не задохнулась от невыносимого наслаждения. Его руки творили с ее плотью невероятные вещи, его губы и язык утонули в ней, доводя ее до экстаза.

Широко раскинув ноги, она изгибалась и трепетала, не в состоянии ни о чем думать. Он нашел языком нежные лепестки ее цветка. Она закрыла глаза, отдаваясь его умелым ласкам, поднимаясь все выше и выше… Он сжал ее ягодицы, и она приподняла бедра, приглашая его. Без слов, молча, она хотела показать ему, как любит его.

Все мысли исчезли, ее тело затрепетало. Она почувствовала, как Джесс подтянулся повыше и вошел в нее долгим, скользящим движением. Все ее тело откликнулось жаром, перерастающим в агонию вожделения, такого сильного, словно солнце коснулось ее души. Какое-то первобытное возбуждение пробудилось в ней, рождая немыслимое удовольствие, и она тонула и поднималась, и снова тонула в волнах сверкающего экстаза. Наслаждение длилось и длилось, но ничто не может длиться бесконечно.

Она закричала, выкрикивая его имя, но он не слышал ее. Его тело двигалось целеустремленно, скулы напряглись, голова отклонилась назад, рот приоткрылся. Он вошел в нее раз, другой, и так до тех пор, пока не наполнил ее своим семенем.

Мэг не сразу пришла в себя. Когда она открыла глаза, Джесс лежал рядом, держа ее в своих объятиях. Она улыбнулась ему.

— Я не знаю, почему это так пугало меня прежде. С тобой мне неописуемо… чудесно… — Она покачала головой. — Да, это… бесподобно. У меня нет слов. Это настоящее чудо.

— Я бы хотел, чтобы так было всегда, радость моя. Но «всегда» невозможно, пока я не свободен. Единственное, что меня утешает, — мне будет что вспомнить.

Мэг не понравился его тон.

— Что ты собираешься делать?

— Перво-наперво — найти Эрола Скалли, — твердо заявил Джесс.

Мэг чуть не поперхнулась.

— Зачем?

Его скулы напряглись.

— Я хочу убедиться, что он хорошо усвоил урок. Ни за что не позволю этому подонку снова беспокоить тебя.

— А что, если он уже побежал к шерифу и выложил все, что знает?

— Он ничего не знает, он не узнал меня. Надеюсь, он никогда так и не соединит в своем мозгу меня и мое изображение на плакате.

— Шериф, — начала Мэг, — может опознать тебя, если ему зачем-то понадобится залезть в ящик.

Прищурившись, Джесс посмотрел в окно.

Мэг насторожилась. Ей не понравился его взгляд.

— О чем ты думаешь?

— Думаю, что бы я ни сделал, все будет впустую. Я могу избавиться от Скалли, но где гарантия, что я смогу вздохнуть свободно? Эти проклятые плакаты все равно превратят мою жизнь в настоящий ад. Я не преступник, — добавил он. — Но кто мне поверит?

— Я верю тебе, — прошептала Мэг. Он крепко обнял ее.

— Ты… неравнодушна ко мне, Мэг? — Он специально избегал слова «любовь». — Я настолько небезразличен тебе, что ты готова уехать со мной? Может, я должен послушаться твоего совета и бежать? Я больше не могу тянуть. Каждый раз, когда я вижу шерифа, я думаю, что он пришел арестовать меня.

— Сейчас не время для долгих разговоров, Джесс, — прервана Мэг. — Может быть, когда-нибудь мы, сможем разобраться в наших чувствах, но не сейчас. Ты мне небезразличен, скажем так. У меня есть идея, как сделать, чтобы тебе не пришлось уезжать.

— Забудь об этом, — горько вздохнул Джесс, — я не хочу впутывать тебя в мои проблемы.

— И не надо, но дай мне попробовать, прежде чем ты примешь какое-то решение. По крайней мере выслушай мой план.

— Хорошо, я готов выслушать тебя, но не думай, что я позволю тебе сделать из-за меня какую-нибудь глупость.

— Если в столе шерифа не будет этих чертовых плакатов, никто никогда не узнает, что ты в розыске? Так?

— Так, — быстро кивнул Джесс. — И?..

— Я могу взять и уничтожить их. Джесс скептически взглянул на нее:

— И как ты предполагаешь сделать это?

— Баффорд обычно приглашает меня к себе, чтобы показать последние поступления о разыскиваемых бандитах. Он часто оставляет меня одну в своей конторе, чтобы я могла спокойно просмотреть объявления. Я найду твои плакаты и уничтожу их. И тогда никто не узнает, что Джесс Гентри находится в розыске.

— Абсолютно никто! Но что, если Баффорд задержится, пока ты будешь там? Все пойдет насмарку, и, кроме того, Скалли может внезапно вспомнить, где видел мое лицо.

— За все эти годы не припомню, чтобы Баффорд надолго оставался в конторе. Он обычно следит за порядком в городе. Я подожду, когда он уйдет, и уничтожу объявления.

Джесс нахмурился:

— Как-то все слишком просто.

— Но это на самом деле так.

— А как же Скалли?

— Пока он не вспомнит, где видел тебя, ты будешь вне опасности. А потом он скорее всего уедет из города, он никогда надолго не задерживается на одном месте.

— Я готов согласиться с этим безрассудным планом, если ты поедешь со мной в город. Не хочу, чтобы ты оставалась тут одна.

Мэг погладила его по лицу, ласково и нежно.

— Если я сделаю это, то твоей репутации конец. Тебя любят в городе, а меня считают парией. Из-за меня ты можешь лишиться пациентов.

— Мои пациенты никуда не денутся, будешь ты со мной или нет. Во всяком случае, пока в город не приедет другой врач, весь Шайенн мой. Хочешь ты этого или нет, Мэг, но это единственное условие, при котором я разрешу тебе эту авантюру. Если тебя поймают, ты окажешься за решеткой вместе со мной.

Она нетерпеливо кивнула:

— Очень хорошо, я сделаю, как ты сказал. Но ты должен приготовиться к тому, что твои больные будут недовольны, увидев меня в твоем доме.

— Все это уладится само собой, как только мы поженимся, — отозвался Джесс, сам удивляясь своим словам.

Мэг однажды отказала ему, почему она должна согласиться сейчас? Да и вправду его предложение выглядело чистым безумием, и ему следовало сейчас же взять свои слова назад. Но он не сделал этого.

Она смотрела на него.

— Зачем… — начала она.

— Это единственный способ оградить тебя от притязаний Скалли.

— Я сама могу постоять за себя.

— Это я уже слышал.

Женившись на Мэг, Джесс смог бы изменить ее жизнь к лучшему. Но что правильнее? Что это принесет Джессу? Потеряет ли он своих пациентов и уважение среди горожан, женившись на ней?

— Джесс, я не думаю…

— Не думай, любимая. Просто прислушайся к голосу своего сердца. — Он прижал ее руку к своему паху. — Чувствуешь, как сильно я хочу тебя?

Ее глаза расширились.

— Опять?

— Опять, опять и опять.

Он целовал ее, целовал, пока ее голова не закружилась и она не обмякла в его руках. Они слились воедино, как неукротимый шторм. Она раскрыла колени в жажде продолжения, и оно не заставило себя ждать. Вдруг, не выпуская ее из рук, Джесс перекатился на спину так, что она оказалась сверху.

— Давай, дорогая! О, как хорошо! — бормотал он, когда она, на секунду онемев от изумления, начала двигаться, крепко сжав его бока коленями.

Мэг чувствовала, как густеет кровь, как напрягается ее тело. Огонь пробежал по венам. Еще мгновение, еще… и она взорвалась. Но когда она в изнеможении рухнула на него, Джесс не прекратил движение. Она услышала его частое дыхание, прерываемое чередой гортанных стонов, и поняла, что он тоже достиг высшей точки. Некоторое время они лежали неподвижно, потом он приподнял ее за талию и уложил рядом с собой.

— Я никогда не испытывал ничего подобного ни с одной женщиной, — произнес Джесс с благоговением. — Так будет всегда, если ты выйдешь за меня.

— Ты уверен, Джесс? На самом деле уверен?

— Никогда не сомневайся в моих чувствах, любимая.

— Тогда я выйду за тебя, но только после того, как выкраду этот плакат из стола шерифа.

Он неторопливо поглаживал ее грудь.

— Не думаю, что это хорошая мысль.

— У тебя есть получше?

— Нет, пока нет.

— Я бы хотела подождать, пока Зак вернется, потому что он обязательно должен присутствовать на нашей свадьбе. Так что это может случиться только на следующей неделе.

— Неделю я готов подождать, но не больше, — согласился Джесс, поднимаясь с постели.

Мэг наблюдала с жадным обожанием, как Джесс, взяв кувшин и склонившись над тазом, плескал себе воду на лицо и обнаженную грудь. Мускулы перекатывались на его плечах и груди, крепкие ягодицы были напряжены, длинные сильные ноги чуть расставлены, весь его облик дышал силой и жизнелюбием. Она сделает все, чтобы уберечь его от тюрьмы.

Джесс быстро оделся и вернулся к постели.

— Лежи, я принесу чистой воды и свежее полотенце. Когда умоешься, собери вещи. Мы сейчас же отправляемся в город.

Мэг не пыталась переубедить его. Оставаться здесь одной, сейчас, когда Эрол знает, где ее найти, было опасно. Но она сделает как сказала. Она не выйдет замуж за Джесса, пока не будут уничтожены улики против него. Они с Джессом не смогут жить спокойно, пока сохраняется угроза его свободе.

К сожалению, был еще и Скалли, которого не следовало сбрасывать со счетов. Может быть, им удастся придумать, как избавиться от него.

Эрол Скалли с интересом наблюдал, как Джесс и Мэг, покинув дом, направились в сторону города. Он следовал за ними на достаточном расстоянии, которое позволяло ему оставаться незамеченным и вместе с тем следить за их передвижением. Он видел, как они подъехали к дому Джесса и вместе вошли туда. Он не упустил из виду и то, что Джесс нес саквояж Мэг. Ярость обуяла Эрола. Мэг — его собственность. Только его. Он был ее первым мужчиной и должен остаться последним. Маленький клочок бумаги, касающийся расторжения брака, не значил для него ровным счетом ничего. Он уже прикидывал, как бы нажиться на ее расцветшей красоте и женской привлекательности. Черт побери, думал Эрол, сейчас она куда более соблазнительна, чем та невинная шестнадцатилетняя девчонка, какой он знал ее когда-то.

— Ты очень проголодался? — спросила Мэг после того, как распаковала свои вещи и вошла в кухню, чтобы приготовить что-нибудь для Джесса. — В буфете хоть шаром покати…

— Я обычно не ем дома, — виновато объяснил Джесс.

— Наверное, не все твои пациенты платят наличными, да? И что же ты делаешь, когда вместо денег тебе предлагают продукты, например, курицу или индейку?

Джесс покраснел.

— Я раздаю их бедным пациентам.

Ее любовь к нему возрастала с каждой минутой.

— Ты хороший человек, Джесс Гентри. Джесс сел и посадил ее к себе на колени.

— Ты уверена? Но я могу быть и нехорошим. Хочешь, покажу?

Мэг зарделась и вскочила в притворном негодовании.

— Не сейчас, мне кажется, кто-то звонит… К тебе посетитель, а я пойду в лавку за продуктами.

— Пока я занят, — сказал Джесс, — загляни к шерифу и забери свое вознаграждение. Он просил передать тебе, что деньги пришли.

Джесс вышел в холл встретить посетителя, а Мэг надела свою широкополую мужскую шляпу, собираясь отправиться за покупками. Никаких капоров, дамских шляпок или чепчиков она не признавала. Горожанам придется привыкнуть к ее манере носить мужскую шляпу. Чем-то она готова поступиться ради общественного мнения, но далеко не всем. Ну так и быть, сегодня она наденет платье.

Стоило Мэг появиться на улице, как все стали смотреть в ее сторону. Колкие замечания и презрительные взгляды сопровождали ее, пока она шла к продуктовой лавочке. Все это было ей не внове, но ее все равно терзала обида. Жители Шайенна не могли простить ей неженскую профессию. К тому же она жила с мужчиной не венчанной, что глубоко оскорбляло порядочных обывателей.

Мэг так глубоко задумалась, что не услышала, как Эрол Скалли подошел к ней.

— Ты взбудоражила весь город, — усмехнулся Эрол. Мэг вздрогнула и хмуро посмотрела на него:

— Эрол, ты испугал меня. Я не слышала, как ты подошел.

— Что ты делаешь здесь с Гентри? Я видел, что вы приехали вместе.

— Не твое дело.

Он схватил ее за руку.

— Нет уж, извини! Я пока еще твой муж. Она попыталась освободиться.

— Ты мне никто. Никто, слышишь! Я выхожу замуж за Джесса Гентри.

Лицо Эрола перекосилось от злости.

— Только через мой труп!

— Это легко, — прошипела Мэг. — Уйди с моей дороги, Эрол Скалли. Я больше не боюсь тебя. Я уже не та, какой ты купил меня у моих родителей.

— Это я вижу, — осклабился Эрол, масляно поглядывая на вырез ее платья.

Мимо проходили две женщины. Они нарочитым жестом подобрали свои юбки и, брезгливо поморщившись, отвернулись, словно учуяв дурной запах.

— Взгляните-ка на нее, — громко произнесла старшая из них. — Бесстыжая тварь, не прошло и недели, как уехал ее любовник, а она уже милуется с другим.

Вторая женщина кивнула, выражая полное согласие.

— Ей надо запретить появляться на улице.

— Тебе следует подумать о том, не лучше ли уехать из города, — заметил Эрол, когда женщины удалились. — Я взял два билета на завтрашний поезд. Один для себя, а другой для тебя. Увезти тебя отсюда — лучшее, что я могу для тебя сделать. Ты не подходишь этому доктору. Ты бросаешь тень на его репутацию, и он лишится работы, если ты вздумаешь жить с ним.

Мэг знала, что Эрол прав. Выйти замуж за Джесса — никудышная идея, но она любит его. Вместе они сумеют противостоять всем сплетникам… или нет?

— У меня есть дела поважнее, чем стоять здесь и слушать тебя, — заявила Мэг и, обойдя Эрола, направилась дальше по улице.

Но Эрол без труда нагнал ее.

— Скажи своему новому любовнику, что когда-нибудь я все-таки вспомню, где видел его физиономию. Думаю, что это его не обрадует.

Мэг ничего не ответила, но страх сковал ее сердце. Если Эрол вспомнит, где видел Джесса, все пропало. Даже если она сможет выкрасть плакат из стола шерифа, это их не спасет. Она не вынесет, если Джесс окажется в тюрьме.

Она повернулась к Эролу:

— Что ты хочешь получить взамен того, что забудешь о Джессе раз и навсегда?

— Это столь важно, я угадал? — ухватился за ее слова Эрол. — Что ж, если так, то мы должны потолковать об dtom… Но только чтобы нам никто не мешал. Я снял комнату в отеле. Пойдем со мной, дорогуша.

— Я… не могу. Джесс ждет меня. Хочешь денег? У меня есть пятьсот долларов. Они ждут меня в конторе шерифа. Ты получишь их, если уедешь из города и больше никогда не вернешься сюда.

Эрол с интересом разглядывал ее.

— Черт подери, это становится интересно. Что натворил этот док, если ты так беспокоишься?

—.Ничего! Джесс — хороший человек. Все уважают его.

— Черта с два… мне так он поперек горла.

— Уезжай, Эрол. Пожалуйста.

— Только с тобой, дорогуша. Пойдем ко мне.

— Не сейчас, — уклончиво сказала Мэг. — Завтра.

— Наш поезд отправляется в три часа.

— Я никуда не поеду с тобой, Эрол.

— А я никуда не поеду без тебя.

— Я принесу пятьсот долларов. Они твои, если ты согласишься забыть меня и Джесса. Подумай об этом.

Мэг поспешила скрыться в лавочке. Полная пожилая матрона, внимательно разглядывавшая товары, брезгливо поморщилась, увидев ее, и быстро отошла в другой конец помещения. Она присоединилась к двум другим покупательницам, очевидно, это были мать и дочь. Те также не потрудились скрыть свое презрение. Мэг подала список нужных продуктов клерку, попросила доставить все по указанному адресу и поспешно вышла на улицу.

Не успела Мэг покинуть лавочку, как все три женщины бросились к клерку.

— Куда она велела доставить заказ? — спросила матрона. — Разве она не сама забирает покупки?

— Она попросила доставить заказ в кабинет доктора Гентри.

— Это еще почему? — удивилась вторая дама.

— Вы знаете, Кейт, — сказала матрона. — Мой муж говорил мне, что Мэг Линкольн и доктор Гентри близки. Вы не думаете… конечно, он не стал бы… невозможно даже подумать, что доктор Гентри связался со шлюхой. Кто-то должен сказать ему.

— Я это сделаю, мама, — заявила дочь. — Несколько дней назад я была у него, он осматривал мою вывихнутую лодыжку, и мы очень мило побеседовали.

— Вздор, Полли, — оборвала ее мать. — Ты еще слишком молода, чтобы объяснить, что к чему.

А мне кажется, Полли права, — возразила матрона. — Доктор Гентри — молодой человек, а Полли — очаровательная юная девушка. Позвольте ей поговорить с ним. Он недавно в нашем городе и, возможно, не знает, что у этой женщины скверная репутация.

Приняв такое решение, дамы покинули магазин.

Мэг подошла к конторе шерифа. Баффорд как раз выходил, когда она появилась.

— Мисс Линкольн, я ждал, что вы зайдете, — бросил Баффорд на ходу. — Я получил ваши деньги. Прибыли со вчерашним поездом.

Он вернулся к своему столу и вынул толстый конверт из среднего ящика.

Вот они. Пять сотен наличными. Мэг взяла конверт и убрала в сумку.

— Спасибо, шериф. На этот раз очень быстро. Вы не возражаете, если я взгляну на свежие объявления о розыске?

Баффорд нахмурился:

— Я надеялся, доктор Гентри уговорит вас оставить это занятие.

— Я серьезно подумываю об этом, но я бы хотела еще разок взглянуть на плакаты. На тот случай, если мне посчастливится столкнуться с кем-то из этих беглецов.

— Что ж, тогда валяйте, — согласился Баффорд. — Они там, где вы их положили. У меня не нашлось времени взглянуть на них.

— Вы уходите? — спросила Мэг.

— Да. Помощник Тейлор только что передал, что в «Красиной подвязке» бушует скандал, и я попытаюсь прекратить его, пока не поздно.

— Не стану задерживать вас, только просмотрю объявления и уйду.

— Как раз кстати. Оставьте их на столе, когда закончите. Думаю, пришло время и мне взглянуть, нет ли там чего-нибудь стоящего.

Мэг подождала, пока Баффорд ушел, и, когда он был уже на улице, вытащила плакаты из стола. Она не ожидала, что подобная возможность представится ей так скоро. Она просто шла получить вознаграждение.

Найдя плакат Джесса, она не могла унять волнение. Руки дрожали, пока она осторожно складывала его, собираясь спрятать в сумку.

— Что мы здесь делаем? — раздался вкрадчивый голос у t нее за спиной.

Окаменев, она подняла глаза и увидела Эрола, который стоял в дверях, наблюдая за ней.

— Господи, откуда тебя принесло?

— Я следил за тобой и видел, как ты вошла в контору шерифа. А когда Баффорд уехал и ты осталась там, меня разобрало любопытство. Что это у тебя в руках?

— Ничего. Тебя не касается.

Она засунула плакат в сумку и защелкнула замок.

— Извини. Мне пора…

Эрол прыгнул к ней и выхватил сумку из ее рук. Открыв ее, он вытащил плакат, а сумку швырнул назад.

— Отдай! — крикнула она.

Эрол держал плакат, просматривая его, затем расхохотался.

— Теперь я вспомнил. — Он хлопнул себя по лбу. — Ну конечно, Гентри находится в розыске за ограбление банка. Как же, как же, конечно, я видел его лицо на плакате… Постой, где же это было? Ну да, в Додж-Сити. Как же я не вспомнил раньше? Это многое меняет, не правда ли, дорогуша?

— Ничего это не меняет, — огрызнулась Мэг.

— Прошу прощения, но я не согласен с тобой. Ты беспокоилась, что шериф увидит объявление, и украла его. Хочешь снасти Гентри от тюрьмы?

Мэг окаменела.

— Тебе не все ли равно?

Он улыбнулся, аккуратно сложил плакат и сунул его в карман сюртука.

— Вот так. Или ты завтра поедешь со мной, или я отдам это шерифу, — проговорил он, похлопывая себя по карману. — Что происходит? И почему ты так печешься об этом безгрешном докторе? А доктор ли он вообще?

— Он доктор, — огрызнулась Мэг. — И очень хороший. Если уж хочешь знать, обвинения ложные. Он никогда не грабил банк, это ошибка.

— Ну разумеется, — проговорил Скалли с деланным сочувствием. — Так ты не ответила. Ты хочешь, чтобы я показал это объявление шерифу, когда он вернется?

— Нет, будь ты проклят!

Прищурив глаза, он пристально взглянул на нее.

— Ты действительно сохнешь по нему? Ну да хватит болтать. Завтра жди меня в три часа у поезда. Мы составим славную команду. Ты больше не та сопливая девчонка. Ты будешь делать все, чтобы отвлечь внимание моих партнеров, а мне лишь останется забрать у них денежки.

— Так вот что у тебя на уме? — ахнула Мэг.

— А ты как думала? Ты станешь использовать свое тело столько, сколько я скажу. Но я не стану обращать на это внимание, ты ведь остаешься моей. Это всего лишь игра!

— Ты сумасшедший!

— Да? Я думал, ты скажешь — великодушный. Я мог бы показать этот плакат шерифу, захочешь ты ехать со мной или нет. Я пытаюсь угодить тебе.

Мэг закрыла глаза, рисуя в воображении любимого мужчину за решеткой. Видение было настолько ужасным, что Мэг твердо решила не допустить этого.

— Хорошо. Что я должна сделать?

Он усмехнулся.

— То, что я уже сказал: завтра жди меня на станции, и мы уедем отсюда.

Глава 12

Когда Мэг вернулась домой, Джесс все еще был занят с пациентами. Продукты, которые она заказала, доставили вскоре после ее прихода, и она принялась разбирать покупки. Покончив с этим занятием, Мэг заглянула в приемную, чтобы узнать, когда Джесс освободится. Джесс о чем-то беседовал с молоденькой пациенткой. Мэг узнала девушку, брезгливо отшатнувшуюся от нее в магазине. Открыв дверь пошире, Мэг прислушалась к разговору.

— Все кругом знают, что у вас роман с Мэг Линкольн, доктор. И кое-кто считает, что вам не мешало бы знать некоторые вещи, касающиеся этой особы.

— Вы, похоже, собираетесь дать мне совет, в котором я совершенно не нуждаюсь, — с глубоким вздохом отвечал Джесс.

— Но кто-то ведь должен раскрыть вам глаза, — настаивала Полли, упрямо сдвинув светлые брови. — У Мэг Линкольн весьма… богатое прошлое. Она не та, за кого вы ее принимаете.

— Я знаю все, что можно знать о Мэг Линкольн, — отрезал Джесс.

— Тогда вы, должно быть, сознаете, — Полли поджала губы, — что она живет в грехе с этим хромым бедолагой. А также знаете и то, что она спит с каждым мужчиной, за поимку которого получает вознаграждение?

Мэг беззвучно ахнула. Господи, и как такое может прийти в голову людям?

— Вы презираете Мэг за то, что она не признает общепринятых норм, — резко произнес Джесс.

— Я не собираюсь скрывать это, — пожала плечами Полли. — К вам в городе относятся с уважением, доктор Гентри. И всем нам неприятно наблюдать, что вы связались с такой женщиной.

— Я ценю вашу заботу, мисс Галлахер, но я достаточно самостоятельный человек, чтобы самому позаботиться о себе.

— Чудненько, доктор, — криво усмехнулась Полли. — Но не говорите потом, что я не предупреждала вас. Просто никто не хочет видеть, как вас обманывает… падшая женщина. Подумайте о своей репутации.

Мэг видела, как желваки на щеках Джесса заходили ходуном, как он сжал кулаки, и подумала, что не хотела бы оказаться на месте Полли.

— Довольно, мисс Галлахер, — оборвал Джесс. — Оставьте свои советы при себе. Я считаю Мэг Линкольн честной и очаровательной женщиной. И более того…

Мэг тихо прикрыла дверь. С нее хватит. Господи, да она же обуза на шее Джесса! Даже если его сочтут невиновным, их близость разрушит его жизнь. Он врач. Он зарабатывает деньги своим искусством. Он так бесконечно предан медицине, что лишиться возможности заниматься любимым делом для него равносильно смерти.

Единственное, что она могла совершить, чтобы защитить его репутацию, — заставить Эрола вместе со злополучным плакатом исчезнуть из города. Даже если ей придется сопровождать Скалли, чтобы добиться этого.

«Профессия научила меня изобретательности», — размышляла Мэг. Не так уж сложно будет сбежать от Эрола, когда они доберутся до места. Или, не дожидаясь этого, можно выпрыгнуть из поезда. Она знала Эрола. Он будет так злиться на нее, что на время забудет о Джессе, пытаясь напасть на ее след.

А как же Джесс? — Ныло ее сердце. Что он подумает о ней, если она сбежит?

Может, это к лучшему, старалась убедить себя Мэг. Он возненавидит ее, потом забудет, найдет другую и женится… Если Эрол уедет из города, а вместе с ним исчезнет злополучный плакат, никто не станет копаться в прошлом Джесса.

Дверь открылась, и вошел Джесс.

— Я только что освободился.

Она рассеянно улыбнулась ему:

— Я готовлю ужин. Свиные отбивные и картофельное пюре. Я купила немного персиков на десерт. Как насчет лимонада со льдом?

— Восхитительно, но никакого сравнения с тобой. — Он обнял ее и поцеловал в висок.

— Поужинаем? — спросила Мэг, мягко высвобождаясь из его объятий.

— А есть другие предложения? — дразнил Джесс.

— Мы никогда не поедим, если ты не прекратишь!

— Конечно, но, зная, какое меня ждет вознаграждение, я не обижусь, если мы ляжем в постель голодными.

— Уходи отсюда, дай мне спокойно готовить, — рассмеялась Мэг, выталкивая его за дверь. — Я позову тебя ужинать.

Мэг затворила дверь и, прислонившись к ней спиной, прикрыла глаза. Вина терзала ее сердце. Она чувствовала себя предательницей. Он ждал, что она станет его женой, а не сбежит с мужчиной, которого ненавидит. Что он подумает, когда обнаружит ее исчезновение?

Написать записку и все объяснить? Ну уж нет. Пусть он возненавидит ее, это лучше, чем если он станет переживать за все. Он узнает, что она уехала с Эролом, и, возможно, никогда не простит ее и в конце концов поймет, что все к лучшему.

А как же Зак? Что он подумает об ее отъезде? Ужасно оставлять его одного. Впрочем, почему одного? Вдова Даулинг прекрасно восполнит потерю. Зак сможет жениться на Мэри и счастливо жить с ней, ведь его жена давно умерла.

Время пролетело незаметно. Мэг поставила еду на стол и позвала Джесса на кухню.

— Потрясающий аромат, — воскликнул Джесс, потянув носом. Лукавая улыбка любимого подсказала ей, что его аппетит разгорелся, но не только по поводу еды.

Мэг же совсем не хотела есть. Она вяло водила вилкой по тарелке, отвечала невпопад и иногда беспричинно вздыхала.

— Что с тобой, милая? — поинтересовался Джесс, откладывая в сторону вилку. — Ты не притронулась к еде. Посещение Скалли так расстроило тебя, что ты до сих пор не можешь прийти в себя?

— Нет, совсем нет, — поспешила возразить Мэг. Слишком поспешила, потому что Джесс внимательно взглянул на псе. — Между прочим, я забрала свое вознаграждение.

— А что с этим проклятым плакатом? Ты не смогла ничего сделать?

— Нет. — Она покачала головой. — Шериф не отлучался ни на минуту.

— Забудь об этом, Бог с ним. И ты больше ничего не хочешь рассказать мне?

— Ничего. Прости, Джесс, я просто устала.

— Немудрено, тогда марш в постель. Я сам все уберу здесь.

Еще один укол вины пронзил ее сердце. О Господи., зачем ее такой хороший?

— Может, ты пойдешь со мной? — предложила Мэг. — Просто поставь посуду в раковину. Ты не возражаешь?

— Никоим образом. Иди, я скоро приду.

Мэг робко улыбнулась и покинула комнату. «Господи, где взять силы, чтобы уехать?» — в панике думала она. Как она сможет жить без него? Сегодня она в последний раз насладится им. Да, решила Мэг. Сегодня она будет любить его так, как никогда прежде. И воспоминания об их последней ночи навсегда останутся в ее сердце.

Закончив ужинать, Джесс убрал со стола. Что-то явно беспокоило Мэг. Он знал ее достаточно хорошо, чтобы понять — она чем-то расстроена. Он чувствовал, что тут не обошлось без Скалли, но не стал настаивать, решил, пусть сама расскажет, когда захочет. Он слишком сильно любил Мэг, чтобы давить на нее.

Джесс погасил лампу и медленно поднялся по лестнице. Одной мысли о том, что каждую ночь он сможет обнимать ее в своей постели, было достаточно, чтобы привести его мужское естество в полную готовность. Джесс надеялся, что она еще не спит.

Мэг, босая, в ночной рубашке, стояла у окна, всматриваясь в темноту. Джесс подошел сзади и нежно обнял ее за плечи.

— О чем задумалась?

— Ни о чем. Просто любуюсь дивной ночью.

Джесс знал, что она лжет, но не стал настаивать.

— Пойдем в постель, радость моя.

Мэг повернулась к нему. При свете масляной лампы ее глаза горели как изумруды. Она обвила руками его шею, прильнула к нему всем телом и подставила ему губы. Джесс наклонился и с тихим стоном приник к ним. Его рука легла на ее грудь. Стон снова вырвался из его горла, и тогда он подхватил ее на руки и понес в постель.

Он что-то шептал торопливо и сбивчиво, развязывая поясок ее ночной рубашки. Мэг взялась за пуговицы его рубашки. С мучительным стоном нетерпения он сорвал с себя одежду и швырнул ее на пол.

Борясь с чувством вины, Мэг изнемогала от желания. Джесс раздел ее и положил ладони на грудь. Его теплые, грубые пальцы ритмично кружили вокруг сосков. Они набухли в ответ на его ласку. Она пробежала кончиками пальцев по сильной шее, по щекам, жесткая щетина колола пальцы. Ее рука двинулась ниже, пока не легла туда, где билось его сердце. Она чувствовала под своей ладонью это биение и ощущала душевную связь с ним.

Внезапно оттолкнув его, она склонилась над ним.

— Джесс, позволь мне любить тебя, — горячо шептали ее губы. — Позволь мне дать тебе удовольствие, которое ты доставил мне.

— Это не обязательно, любовь моя.

— Для меня обязательно. Приподними бедра.

Он послушался. Она слышала его хриплое сбивчивое дыхание и упивалась властью, которую возымела над ним.

Наконец он предстал перед ней во всей своей мужественной красе. Символ его мужского естества поднялся из поросли темных волос, притягивая ее внимание. Он был великолепен. Она склонилась над Джессом, упираясь ладонями в его бедра и держа лицо на уровне его живота. Грубый мужской зaпax ударил ей в ноздри, сводя с ума. Она должна сделать это. Иначе она умрет.

Она прикоснулась губами к его животу, проследовала по дорожке темных волос вниз, наслаждаясь ощущением напряженных мускулов. Ее руки скользнули меж его бедер и, подняв ладонь, она попробовала определить вес его «снаряжения». Она тихонько сжала его плоть, изумляясь мягкой шелкости кожи. Затем ее рука вернулась к его бархатистому жезлу, ее ладони как раз хватило, чтобы обхватить его. Она чувствовала, как кровь пульсирует под ее рукой, и, склонившись, открыла губы, чтобы попробовать его на вкус.

— Нет, Мэг! — последовал хриплый стон. — Я не выдержу, ты убиваешь меня!

— Молчи, — шепнула она в ответ, и дерзкий язык прошелся по чувственной длине возбужденной мужской плоти. Он почти оттолкнул Мэг, когда, лизнув пульсирующую головку, она взяла ее в рот.

Крик наслаждения вырвался из его груди, и Мэг не успела опомниться как оказалась опрокинутой на спину, а Джесс возвышался над ней.

— Я должен взять тебя, сейчас же, — задыхаясь, шептал он ей на ухо. — Ты сводишь меня с ума…

Он проник в нее. Она ощутила твердость, жар, толщину, напряженную мощь его естества, его пульсирующую силу, заполнившую ее лоно. Ее пальцы вцепились в его плечи. Его губы нашли ее, его язык повторял ритм того, что происходило внизу. Скользнув руками под ее ягодицы, он приподнял ее бедра, прижимая к себе. Она напряглась, чувствуя, как ни с чем не сравнимое ощущение охватывает ее. Она просила, молила еще, еще, еще… Выгибаясь, вздымаясь и опадая, и наконец растворилась в волнах экстаза.

Она все еще пребывала в сладкой неге, когда почувствовала, как напряглось тело Джесса, услышала его гортанный крик, нарушивший тишину ночи.

— Я люблю тебя, Мэг.

Нет, ответило сердце Мэг. Не надо любить меня. Пожалуйста, не надо.

Потом Мэг лежала в его объятиях, и слезы текли по ее щекам. Оставить любимого мужчину оказалось гораздо труднее, чем она предполагала. Но она должна сделать это. Джесс очень хороший доктор, и было бы несправедливо, если бы он пострадал из-за нее.

Она прислушалась. Тихое размеренное дыхание подсказало ей, что Джесс спит. Она хотела запомнить каждое мгновение их последней ночи.

И Джесс дал ей такую возможность. Где-то посреди ночи он разбудил ее поцелуями, и они снова любили друг друга.

Мэг проснулась раньше его. Быстро умывшись и одевшись, она спустилась на кухню приготовить завтрак — их последний завтрак. Он появился на кухне, когда она накрывала на стол.

Прежде чем сесть за стол, он быстро обнял ее и поцеловал.

— Я умираю с голоду. Если ты так будешь кормить меня, я растолстею.

Она поставила тарелку, до краев наполненную едой.

— Оладьи с беконом. По рецепту Зака.

Джесс с аппетитом принялся за еду. Заметив, что Мэг ничего не ест, а только потягивает кофе, он спросил:

— Неужели ты не проголодалась? Удивительно, после такой ночи…

Скрывая волнение за улыбкой, Мэг ответила:

— Ужасно проголодалась, так, что поела, не дождавшись тебя.

В тот момент когда Джесс подцепил последний кусок на пилку и отправил в рот, звон дверного колокольчика возвестил о приходе первого пациента. Джесс бросил взгляд на часы.

— Рановато сегодня. — Он проглотил остатки кофе и поднялся. — Похоже, ожидается неспокойное утро. У тебя есть какие-нибудь планы на сегодня?

— Я думала съездить домой и забрать остальные вещи, — скала Мэг, не глядя ему в глаза. — Оставлю что-нибудь тебе на ленч, а увидимся за ужином.

Джесс улыбнулся и, кивнув, скрылся за дверью. Мэг знала, что скоро он уйдет с головой в работу, и у него не найдется ни одной минутки, чтобы вспомнить про нее. Она упаковала свой саквояж и приготовила ленч для Джесса. Оседлав свою Дэзи, она поскакала к дому Зака, собрала вещи, затем натянула кожаные бриджи, жилет, куртку с бахромой и мужскую шляпу. С холодной решимостью нацепила ремень с револьвером, положила пятьсот долларов в кошелек на шнурке и повесила его на шею.

Затем она поскакала назад в город и оставила свою лошадь под навесом у дома Джесса. Теперь оставалось самое трудное. Мэг нужно было так подойти к поезду, чтобы Джесс не увидел ее. Ей не стоило беспокоиться об этом. Когда она проскользнула через приемную, то увидела, что там полно пациентов. Джесс не заметит ее отсутствия.

Прихватив саквояж, Мэг вышла на улицу и пошла к железнодорожной станции, не обращая внимания на любопытные взгляды. Поезд уже стоял у платформы. Она увидела Эрола, он нетерпеливо переминался с ноги на ногу и поглядывал на часы. Заметив ее, он криво ухмыльнулся:

— Опаздываешь, дорогуша. Еще чуть-чуть, и поезд ушел бы без тебя.

— Времени предостаточно, — сухо отрезала Мэг. Господи, как же она ненавидит его.

Эрол окинул ее пренебрежительным взглядом.

— Почему ты так одета?

— Мне так удобнее. — Она протянула руку. — Дай сюда плакат.

— Ни за что.

— У нас уговор. Дай, говорю тебе.

Его глаза сузились, как будто он обдумывал ее просьбу.

— Только когда поезд тронется, и ни минутой раньше. Мэг кивнула.

— Ты в этой одежде не похожа на ту Мэг, к которой я привык. На мою Мэг.

— Я не твоя Мэг. И не вздумай запугивать меня. Я могу постоять за себя.

Он открыл рот, собираясь что-то сказать, и тут же передумал, не желая привлекать внимание посторонних.

— Пора садиться. Мы поговорим обо всем позже. Черт, мне как-то не по себе, когда я смотрю на твой револьвер.

— Не только тебе, но и тем бандитам, которых мне удается передать в руки правосудия, — хмуро выдавила Мэг. Пусть Эрол знает, что она больше не боится его.

Мэг усмехнулась, исподлобья наблюдая за Эролом и не без удовольствия отмечая его растерянность. Как только они заняли свои места, она отвернулась к окну. Поезд медленно набирал ход, не спеша покидая станцию… Мэг требовательно протянула руку:

— Плакат, Эрол. Эрол послушался.

— Запомни, дорогуша, это ничего не значит, — сказал он. — Я знаю, где найти Гентри. Достаточно послать телеграмму, и он в тюрьме.

— Но ты ведь не сделаешь этого, не так ли?

— Нет, если ты будешь делать то, что я скажу.

— Конечно, — солгала она. — Куда мы едем? — спросила Мэг, отворачиваясь к окну.

— В Денвер, — ответил Эрол. — Я слышал, там можно неплохо поживиться. Там богатые серебряные рудники…

Решительное выражение лица Мэг остановило поток его красноречия. Она твердо знала, что не желает иметь ничего общего с человеком, который так жестоко измывался над ней.

Джесс не видел Мэг весь день и торопился снова обнять ее, когда запер дверь за последним пациентом. День выдался долгим и трудным. Слава о его искусстве разнеслась далеко за пределы города, и поток фермеров, ковбоев, городских жителей был нескончаем. Джесс подумывал нанять помощника, если найдет такового.

Несмотря на загруженность, Джессу нравилась его работа. Лечить людей, ставить диагноз — все это наполняло его жизнь высоким смыслом. Медицина и Мэг — это все, что ему нужно для счастья.

Джесс прошел на кухню, ожидая увидеть Мэг у плиты. Но кухня была пуста, и никакого аромата не доносилось от печи. Тоска охватила его, сжав сердце ледяными клещами. Он побежал через дом, зовя Мэг. Нет ответа. Ужасное подозрение закралось в его душу, когда он открыл комод. Почти вся ее одежда исчезла.

Может быть, она вернулась к себе, но зачем? Есть только один способ узнать. Выбежав из дома, намереваясь оседлать лошадь, он остолбенел… Под навесом рядом с его жеребцом стояла лошадь Мэг.

Что стряслось? Вдруг Эрол что-то сделал с Мэг? Эта мысль привела его в неописуемый гнев. Если хоть волос упадет с головы Мэг, Скалли об этом сильно пожалеет. Джесс вскочил в седло и помчался к офису шерифа. Может, Баффорд что-нибудь знает?

Шерифа не оказалось на месте, но Джесс нашел его в «Красной подвязке», где он пытался утихомирить пьяного ковбоя.

— Привет, док, — кивнул Баффорд, выпроваживая буяна за дверь.

— Мы можем поговорить наедине? — спросил Джесс.

— Само собой. Давайте выйдем отсюда.

Джесс последовал за шерифом. И прежде чем выложил суть дела, подошел помощник шерифа Тейлор.

— Ничего, если мой помощник останется? — поинтересовался Баффорд.

Джесс согласился.

— Кто-нибудь из вас видел сегодня Мэг Линкольн? — спросил Джесс. — Она говорила, что собирается заглянуть к себе, но ее лошадь все еще стоит у меня под навесом. Ее одежда и саквояж исчезли, и я не понимаю, что все это значит. Мы собирались пожениться на следующей неделе. Она не могла уехать, не сказав мне ни слова.

— Поздравления по поводу скорой женитьбы, док, — улыбнулся Баффорд. — Вы уже были в доме Парди? Может быть, она наняла вагончик.

— Я видел мисс Линкольн сегодня, — вмешался Тейлор.

— Где? — встрепенулся Джесс.

— На станции. Я видел, как она села в трехчасовой поезд до Денвера.

Джессу показалось, будто слова Тейлора ударили его в самое сердце.

— Это невозможно! Мэг не могла уехать, не сказав мне. Мы собирались пожениться… И этой ночью… — Он оборвал себя, вспомнив ту страсть, ту нежность, которую они разделили этой ночью. — Наверное, вы видели кого-то еще, а не…

— Нет, сэр, я видел мисс Линкольн. Я обратил внимание на ее одежду — кожаные бриджи с револьвером на ремне. О, еще одна маленькая деталь. Она была не одна…

Джесс побледнел, не уверенный, что хочет услышать остальное. Но конечно, он хотел.

— Кто был с ней?

— Тот франтоватый тип. Заезжий картежник, — ответил Тейлор.

— Эрол Скалли?

— Точно, именно он. Странно, подумал я, очень странно, что мисс Линкольн с ним, но, так как ничего подозрительного не заметил, не стал вмешиваться.

— Подонок, — прорычал Джесс. — Я убью его.

— Может, объясните, что происходит? — вмешался Баффорд. — Пройдемте ко мне. Все равно прямо сейчас вы вряд ли что сможете сделать. Кроме того, я должен знать побольше об этом Скалли.

Джесс кипел от злости, когда вместе с шерифом и Тейлором они шли к зданию тюрьмы.

— Когда-то Мэг была замужем за Эролом Скалли, — начал Джесс. — Ей только-только исполнилось шестнадцать. Скалли жестоко избивал ее. Зак Парди нашел ее в прерии еле живую и выхаживал, стараясь вернуть к жизни. Естественно, брак был расторгнут. Она никогда не думала, что Скалли решит снова вторгнуться в ее жизнь, но он сделал это, — продолжал Джесс. — Он утверждал, что они все еще женаты, и хотел забрать ее с собой. Она отказалась. Он повернулся к Тейлору: — Вам не показалось, что он силой заставлял Мэг сесть в этот поезд? Он мог угрожать ей оружием.

— У Мэг при себе были вещи, — напомнил ему Баффорд. — По-видимому, она заранее планировала этот отъезд.

— Она ненавидит Скалли, — возразил Джесс.

— Женщинам свойственно менять свое мнение.

— Вы видели ее вчера, шериф. Разве она обмолвилась, что собирается уехать из города?

— Нет, но мы почти не говорили. Она забрала свое вознаграждение и попросила разрешения взглянуть на объявления о розыске. У меня были еще кое-какие дела, и я ушел, оставив ее читать объявления.

Лицо Джесса окаменело. Мэг говорила ему, что ей не удалось изъять плакат из стола шерифа. Черт побери, что происходит?

— Пожалуй, именно тогда я видел ее в последний раз, — продолжал Баффорд.

— А я видел ее в последний раз, когда она садилась в поезд, — повторил Тейлор.

— Прошу прощения, док, — сказал шериф. — Я не знал, что вы решили пожениться. Может, Мэг снова взялась за свое и отправилась на поиски бандитов? А вам не сказала потому, что знала, что вы рассердитесь и будете беспокоиться за нее.

Джесс покачал головой:

— Боюсь, здесь иная причина, шериф. Я вернусь домой и постараюсь еще раз все хорошенько обдумать.

— Вы считаете, что этот Скалли может причинить ей вред? — спросил Баффорд. — Мэг всегда умела постоять за себя. Иначе она не стала бы заниматься таким опасным ремеслом.

Джесс согласился, но от этого ему было не легче.

— Пока, шериф. Я решу, что делать.

Джесс вернулся домой в полном смятении. Он машинально расседлал и накормил лошадь, не замечая того, что делает. У него в голове царила полная неразбериха, он никак не мог сосредоточиться. Он зажег лампу и поднялся наверх в спальню. В расстройстве забыл о еде. Придвинув стул к окну, Джесс уставился в темноту, стараясь успокоиться и восстановить в памяти картину последнего дня.

Ночью Мэг была нежной как никогда и любящей. Они любили друг друга, засыпали и снова любили. Почему она солгала насчет плаката? И хотя она не говорила этих слов, он Интуитивно знал, что она его любит.

Любовью сияли ее глаза, когда она смотрела на него. Любовь расцветала в ее сердце и наполняла ее душу. Он не вчера родился, он мог отличить правду от лжи. Она любила его. Любила!

А если он ошибался? Что могло заставить ее покинуть город вместе с Эролом? Какая причина вынудила Мэг обмануть его?

Ничего не приходило ему ум. Очевидно, Мэг не доверяла ему. Его голова раскалывалась от мыслей и подозрений. Наконец он поднялся, разделся, рухнул на постель и почти сразу уснул.

«Миновала самая худшая ночь за всю мою жизнь», — подумал Джесс, проснувшись рано утром. Он навел порядок на кухне, где в последний раз видел Мэг, и решил приготовить себе завтрак. Первый пациент не заставил себя ждать. Ближе к полудню к Джессу прибежал гонец с известием, что у миссис Ларкин начались схватки и нужна его помощь. И так продолжалось целый день.

Прошло еще два грустных, заполненных работой дня. Джесс ждал сообщения, телеграммы, хоть чего-нибудь от Мэг, но, увы, безрезультатно. Джесс подумал, не стоит ли ему самому отправиться на поиски Мэг. Его сердце говорило — да. но гордость отвечала — нет. Он прикинул свои шансы и отказался от этой идеи. Мэг и Эрол могли сойти с поезда где-то между Шайенном и Денвером, и где тогда прикажете ее искать?

И Джесс решил остаться в Шайенне. Стоит ли мчаться следом за женщиной, которой он безразличен? Она даже не потрудилась оставить записку. Может, то, что он принимал за любовь, с ее стороны было всего-навсего вожделением? Любовь, о которой он думал, оказалась всего лишь иллюзией.

Джесс уже убирал свои инструменты, когда раздался звон колокольчика, возвещавший о приходе еще одного пациента. Устало вздохнув, Джесс заторопился в прихожую и, открыв дверь, вздрогнул от неожиданности. На пороге стоял Зак Парди.

— Привет, док. Я прямо с поезда. Иду к Мэри и решил заглянуть к тебе, сообщить, что я вернулся. Как Мэгги? У меня было странное предчувствие, когда я сошел с поезда в Шайенне. Поэтому я сначала заглянул к тебе. Так, — протянул Зак, — похоже на то, что тебе не удалось удержать ее и она снова вернулась к своему занятию?

— Присядь, Зак, — предложил Джесс. Он знал, что Зак тяжело воспримет печальную новость. — Ты выглядишь вполне сносно.

— Да. Я чувствую себя хорошо, док. Твои лекарства творят чудеса. Я словно заново родился. Я получил свои деньги. Теперь я богат, док, могу жениться на Мэри и позаботиться о Мэгги. Мэгги больше не придется подвергать…

Зак оборвал себя, всматриваясь в лицо Джесса. Его улыбка растаяла, и он грузно опустился на стул.

— Что-то случилось, да? Что-то с Мэгги? Выкладывай, док. Не беспокойся, я все выдержу.

— Многое случилось, с тех пор как ты уехал, — начал Джесс. — Эрол Скалли объявился в городе.

Зак вскочил на ноги:

— Какого черта ему тут нужно! Что он натворил? Говори же, не тяни, док. Он что-то сделал с Мэг?

— Насколько я знаю, нет. Хотя, судя по всему, он убедил ее уехать с ним. Скалли до сих пор считает ее своей женой.

— Пошел он к…

Лицо Зака стало багровым, и Джесс поспешил успокоить его:

— Я привез ее в город и предложил остаться со мной, пока ты не вернешься. И потом, мы собирались пожениться.

— Слава Богу, хоть одна хорошая новость!

— Но остальные тебе не понравятся. Два дня назад Мэг вместе с Эролом уехала из города. Видели, как она садилась в денверский поезд. Не знаю, что заставило ее уехать с Эролом. И. что особенно обидно: по-видимому, я так мало значу для нее, что она даже не подумала оставить записку. Она просто сбежала.

— Мэгги никогда бы никуда не поехала с Эролом Скалли, — твердо возразил Зак. — Она любит тебя. Ты полный кретин, если думаешь, что Мэг по собственной воле могла сбежать с этим негодяем.

Глава 13

Джесс хотел верить Заку, Господи, как он хотел верить ему!

— Я просто не понимаю, — проговорил Джесс, пожимая плечами. — Все было прекрасно, пока Мэг не уехала. Она говорила, что ей нужно забрать из дома оставшиеся вещи, и но последнее, что я слышал от нее. Ничего не понимаю…

— Эрол ее заставил, — твердо заявил Зак.

— Тейлор божится, что она вошла в поезд без принуждения Эрола. А Баффорд рассказал, что за два дня до этого она приходила за своим вознаграждением.

— И что ты собираешься делать, док? — с вызовом спросил Зак. — Что-то мне все это не нравится… Когда Мэгги уехала?

— Четыре дня назад, — ответил Джесс. — Я сначала хотел броситься следом за ней, но потом поразмыслил и решил не делать этого. Она могла сойти с поезда между Шайенном и Денвером. Где ее искать? Кроме того, — продолжал он, — она бросила меня. У меня тоже есть гордость. Я люблю ее, Зак, и мне больно.

— Я понимаю, — вздохнул Зак. — Ты не думаешь, что Скалли угрожал выдать тебя, если Мэг не поедет с ним?

— Мне это приходило в голову, — ответил Джесс. — Но если в этом дело, то Мэг должна была довериться мне и посоветоваться. Все-таки мне кажется, Скалли ничего не знал обо мне, хотя не раз говорил, что где-то видел меня. Но не мог вспомнить где.

— Ты должен сделать это, — возбужденно воскликнул Зак. — Ты должен спасти ее, док. Эрол Скалли — подонок.

Лицо Джесса посуровело.

— Мэг сделала свой выбор, Зак. Она дорожит своей независимостью. Ей следовало больше доверять мне.

— Это твое последнее слово, док? Я думал, ты любишь Мэгги.

— Я измучился, Зак, да и ты выглядишь усталым. Ты рискуешь снова заработать приступ, если не пойдешь домой и не отдохнешь немного.

Упрямая морщина пересекла лоб Зака.

— Если ты не отправишься на ее поиски, я сам сделаю это.

— Ты с дороги, Зак. Отдохни несколько дней, затем подумаем, что делать. Иди навести миссис Даулинг. Она, наверное, ждет не дождется тебя.

— Ты прав, док. Я слишком устал и плохо соображаю. Пойду посмотрю, как там Мэри, а завтра вернусь. Надеюсь, к тому времени у меня в голове прояснится и я буду в состоянии все это обдумать. Но я не позволю тебе отпустить этого негодяя. Если что-то случится с Мэгги, я никогда не прощу тебе.

В какой-то момент Джесс вдруг увидел того сильного, непримиримого человека, каким, по всей вероятности, был Зак на пике своей карьеры.

Джесс запер за ним дверь и вернулся на кухню приготовить себе что-нибудь поесть. Ему не хотелось ужинать где-нибудь вне дома. Он нашел черствый хлеб, открыл банку фасоли и принялся есть, не чувствуя вкуса. Быстро покончив с едой, Джесс поднялся в спальню и упал на постель. Полночи он провел, ругая Мэг на все корки, а другие полночи — беспокоясь о ней.

Только перед рассветом Джесс провалился в тяжелый сон. Разбудил его резкий стук в дверь. Комнату заливал солнечный свет, и Джесс понял, что давно должен быть на ногах. Он натянул рубашку и брюки и поспешил открывать. На пороге стоял продавец из мясной лавки, придерживая здоровой рукой другую, замотанную окровавленным полотенцем.

— Нож соскочил, док, — объяснил парень, морщась от боли. — Придется зашивать?

Джесс осмотрел рану и наложил шестнадцать швов. И продавец, поблагодарив его, пообещал прислать два куска вырезки в оплату за услуги. В ожидании других пациентов Джесс умылся, надел свежую рубашку и приготовил кофе. Он не успел толком насладиться первой кружкой, когда снова раздался стук.

На этот раз это был Харви Дьюли, местный почтальон. Он жаловался на сильный кашель.

— Я оказался поблизости и решил сам занести вашу почту, док, — пояснил Дьюли, протягивая Джессу письмо. — Прибыло сегодня утром.

Джесс смотрел на письмо, словно это была ядовитая змея, готовая укусить его. Кто знает, что там? Он хотел надорвать конверт и достать письмо, но сдержался, решив сначала проводить Дьюли. После того как почтальон ушел, Джесс вскрыл конверт. Клочки бумаги посыпались ему под ноги.

Ничего не понимая, он собрал клочки и словно мозаику стал складывать их вместе. Он не поверил своим глазам, когда понял, что перед ним тот самый злополучный плакат. Он взглянул на конверт — обратный адрес отсутствовал. Но Джесс и без этого знал имя отправителя.

Мэг.

Денвер.

Все два дня, что они добирались до Денвера, Эрол вел себя так, будто Мэг его собственность. Однажды она проснулась и увидела, что он пытается выкрасть револьвер. Она моментально пресекла его попытку, пообещав, что, когда они сойдут с поезда и снимут комнаты в отеле, она станет запирать дверь на ключ. Эрол пришел в бешенство, но закатывать сцену в поезде не стал. По прибытии в Форт-Морган она порвала объявление о розыске, купила конверт и отправила письмо по почте. Это все, что она могла сделать.

Поезд прибыл в Денвер днем. Нанятый экипаж отвез Эрола, Мэг и их багаж в гостиницу «Оленьи рога». Когда Эрол попытался заказать номер на двоих, Мэг громко настаивала на отдельных комнатах и в результате добилась своего. Их маленький скандал начал привлекать внимание окружающих, и Эрол сдался. В конце концов Мэг согласилась на смежные комнаты, решив, что общая дверь будет заперта днем и ночью. Откажись она, и Эрол отправит шерифу телеграмму, выдав Джесса. Она не могла этого допустить. Так или иначе, но угроза существовала, и с этим приходилось считаться.

Эрол оставил ее в номере и вышел подыскать партнеров для вечернего покера. Перед тем как уйти, он дал Мэг указания, как вести себя во время игры. А именно: она должна быть радушной хозяйкой, угождать гостям, угощать их напитками, предлагать закуски и вообще потакать любым желаниям его партнеров. Отказ Мэг привел его в бешенство.

— Прекрати упрямиться, или я выполню свою угрозу, — кричал Эрол. — Телеграмма в один миг отправит твоего воздыхателя за решетку. Я уже предупреждал тебя, но не ожидал, что ты снова примешься за свое. Если ты так обожаешь этого доктора, ты наденешь самое красивое платье и сделаешь, как я говорю.

— Хорошо, но не жди, что я буду спать с кем-то, кому ты проиграешь.

— Посмотрим, — ухмыльнулся Эрол, с опаской косясь на ее шестизарядный револьвер.

Мэг заказала обед в номер и наслаждалась одиночеством. Два дня в компании Эрола здорово вымотали ее. Если бы она не беспокоилась о Джессе, то давным-давно сбежала бы. Покончив с едой, Мэг надела свое лучшее платье, из малинового шелка, с высоким корсажем и скромным декольте — подарок Зака к восемнадцатилетию, и она очень редко надевала его.

Примерно около девяти Мэг услышала в комнате Эрола голоса. Немного погодя Эрол постучал в дверь и пригласил ее выйти к гостям. Стараясь унять волнение, Мэг сунула маленький револьвер в карман и открыла дверь. Она не хотела входить в клетку льва безоружной.

Кроме Эрола, в комнате находились еще пять мужчин. Все они выглядели вполне респектабельно, Эрол всегда стремился вращаться в высших слоях общества. Игральный стол стоял поперек комнаты, а импровизированный бар был устроен на буфете. Все мужчины с интересом оглядели Мэг, стоило ей переступить порог комнаты.

— Так, так, так, вот что нам приготовили? — произнес статный, элегантный господин лет сорока с небольшим.

— Позвольте представить вам мою жену, господа, — объявил Эрол, беря Мэг за руку и подводя ее ближе к гостям. — Джентльмены, познакомьтесь с моей женой. Мэг будет рада услужить вам. Только намекните ей на ваши желания, и она с радостью исполнит их.

Мэг вздрогнула, но промолчала.

— Мэг, джентльмен, который только что говорил с тобой, — Дерби Уильямс, — продолжал Эрол.

Мэг сдержанно поздоровалась с каждым. Кроме Дерби Уильямса, она познакомилась с Карлом Джонсом, Феликсом Ментоном, Биллом Финни и Ларри Доджем. Шестеро, включая Эрола. Хотя мужчины производили вполне благопристойное впечатление, Мэг не удивилась бы, узнав, что все они были донжуанами и ревностными обожателями женского пола.

— Начнем? — предложил Эрол, подходя к покерному столу. — Моя милая женушка предложит нам напитки и закуски.

Вечер был в разгаре. Мэг тихо кипела от злости, ловя взгляды мужчин, устремленные на ее декольте. Это смущало и унижало ее. В довершение всего Карл Джонс заглянул ей под юбку, когда она проходила мимо него, она не выдержала и, как бы случайно наклонив стакан с джином, плеснула ему на голову. И тут же, мило улыбнувшись, извинилась. Эрол взглянул на нее исподлобья и ледяным тоном попросил впредь быть осторожнее.

Но это случилось снова. Немного погодя Дерби Уильямс поднялся размять ноги. Мэг стояла около бара, спиной к нему, и не видела, как он подошел. Она потеряла дар речи, задохнувшись от неожиданности, когда Дерби крепко ущипнул ее за зад.

— Завтра же я закажу для нас комнату, — шептал Дерби ей на ухо. — Вы ведь не откажете мне, моя милая? Мы пообедаем вместе, а потом я продемонстрирую вам особый аппетит. Ха-ха-ха…

Терпению Мэг пришел конец. Не поворачиваясь к Дерби, она изо всей силы ударила его острым локтем в живот.

— Уберите руки! Я замужняя женщина, — прошипела она. Уильямс скорчился от боли.

— Вы думаете, я поверю в этот блеф? Вы шлюха, моя милая леди. Скалли не знается с другими женщинами.

Для Мэг этого было более чем достаточно. Она вырвалась, и, выхватив из кармана маленький револьвер, нацелила оружие в причинное место Уильямса. Он издал странный гортанный звук.

— Слушайте, мистер, слушайте хорошенько, — процедила Мэг, не сводя с него сверкающих глаз. — Попробуете еще только раз прикоснуться ко мне, и я прострелю ваши яйца и размажу их по стенке.

Пятясь назад, Уильямс попытался изобразить что-то вроде кривой усмешки.

— Что происходит? — взорвался Эрол.

— Уберите отсюда эту тварь! — потребовал Уильямс тоном, не терпящим возражений. — Она опасна для нашего общества. Эрол поднялся из-за стола, с шумом отставив стул.

— Что сделала Мэг?

— Угрожала мне револьвером. Взгляд Эрола обратился к Мэг. Она мило улыбнулась ему:

— Я не желаю, чтобы меня щупали всякие мерзавцы вроде этого типа. Я не шлюха. И даже не твоя жена. Найди еще кого-нибудь, кто бы обслуживал этих господ, пока ты будешь обдирать их.

Эрол занес руку, готовясь нанести удар, но Мэг успела увернуться.

— Я не позволю тебе бить меня. Спокойной ночи, господа, — сказала она, выходя за дверь. Она услышала, как кто-то из игроков заметил:

— Кто здесь собирается мухлевать? Вы, Скалли?

Мэг не слышала ответа Эрола, но знала, мужчины теперь не спустят с него глаз. Он уже сумел кое-что выиграть за этот вечер, и она не сомневалась, что обманом. Она молилась, чтобы он получил по заслугам.

Мэг уже спала, когда ее разбудил стук в дверь.

— Открой, Мэг, черт бы тебя побрал! — послышался голос Эрола.

Стараясь проснуться, Мэг сунула руку под подушку и нащупала револьвер. Она медленно приходила в себя. Который час? Поздно, очень поздно, решила она, но еще не утро.

— Я сплю, уходи.

— Я никуда не уйду. Лучше открой дверь, пока я не разбудил весь отель.

Мэг потянулась и зажгла лампу. Проверив патроны в револьвере, она накинула халат. Видит Бог, она меньше всего хотела этого. Она впустила Эрола в комнату. Он взглянул на ее револьвер и поморщился.

— Ты все испортила, — заявил он. — Что тебе стоило быть милой с моими клиентами? Ты же не девочка, черт бы тебя побрал, чтобы корчить святую невинность! Любовником больше, любовником меньше, какая тебе разница. — Его холодный взгляд уперся в револьвер в ее руке. — Убери ты свою пушку.

— Я не собираюсь превращаться в шлюху ни для тебя, ни для кого-то еще.

— Ты будешь делать то, что я сказал. Завтра прибудут несколько весьма важных джентльменов, и у тебя есть шанс исправиться. Они все короли серебряных рудников. Я намерен выиграть крупную сумму, чтобы начать свой бизнес. Если мы завтра провернем все как надо, я, быть может, заполучу серебряный рудник, а то и парочку. Это твой последний шанс, Мэг. Попробуй только отказаться, ты знаешь, что я сделаю.

— Я предлагаю тебе сделку, Эрол, — после минутного молчания проговорила Мэг. — Я буду вежлива и терпелива, но только если никто не посмеет унижать меня и если ты согласишься отпустить меня после завтрашней ночи. Ты знаешь, я никогда не стану твоей женой. Если ты попробуешь силой затащить меня в постель, я пристрелю тебя во сне. И еще одно — ты прекратишь угрожать Джессу.

Эрол нахмурился:

— Ты предлагаешь мне забыть, что я знаю о Гентри?

— Именно этого я и прошу. Если я помогу тебе выиграть, это самое меньшее, чем ты можешь отблагодарить меня. Мы не женаты, не важно, что ты считаешь иначе. Мы оба знаем, что тебе не нужна жена. Готова поспорить, ты был очень удивлен, узнав, что я жива и живу в Шайенне. И единственная причина, по которой ты решил отыскать меня, — любопытство и, возможно, желание наказать меня за то, что я посмела сбежать.

Она замолчала и глубоко вздохнула.

— Если результаты игры оправдают твои ожидания, я буду считать мои обещания выполненными.

Мэг сжала рукоятку револьвера. Она представления не имела, что сделает, если Эрол заупрямится. Положа руку на сердце она могла бы сказать, что пристрелила бы его, если бы он продолжал угрожать Джессу. Но вряд ли этот выход мог порадовать ее.

— Ты права, мне не нужна жена, — заметил Эрол. — Но вдумайся на минутку, сколько мы могли бы заработать, действуя в паре. Ты отвлекаешь игроков, а я обираю их.

— Только один раз, это мой окончательный ответ. Ты обещаешь, что оставишь Джесса в покое, если я приму твое предложение?

— Ну нет, Мэг. Это единственное, чем я могу удержать тебя.

Мэг взвела курок. В тиши комнаты металлический щелчок прозвучал громко, как выстрел. Эрол отшатнулся, его лицо стало белее мела.

— Не стреляй! Ради Бога, сделай милость!

Мэг не собиралась стрелять в него, хотя не исключала такую возможность.

— Нажать на курок — это так просто, — задумчиво произнесла она. — Ты не знаешь меня, Эрол. Я изменилась. Я ловила мужчин куда сильнее тебя. Я совсем не та женщина, с которой тебе стоило связываться.

— Теперь я вижу это, — пробурчал Эрол. Его взгляд вернулся к револьверу. — Я недооценивал тебя. Ты слишком опасна, чтобы иметь с тобой дело. Убери оружие, давай поговорим как цивилизованные люди.

Револьвер по-прежнему был нацелен ему в грудь.

— Все сказано, Эрол. Я помогу тебе выиграть, но цена — свобода Джесса.

Эрол нервно облизнул губы.

— Согласен.

Мэг жестко взглянула на него:

— Если не сдержишь слово, я выслежу и убью тебя. Помни, что я «охотник за головами».

Эрол судорожно проглотил слюну.

— Как я могу забыть? Выполни свою роль, и я сдержу обещание. Игра начнется завтра в девять вечера, то есть уже сегодня, — поправился он. — Уже светает.

Мэг заперла за ним дверь. Хотя он и дал обещание, она не верила ему. Ей оставалось только надеяться, что он выиграет достаточно много и это удовлетворит его алчность.

Не успела Мэг опомниться, как наступил вечер. Но обещание есть обещание. После этого она сможет делать что хочет. Вернется в Шайенн? Наверное, нет. Даже если Эрол сдержит слово, ее присутствие в Шайенне угрожало карьере Джесса. С другой стороны, если она вернется, может быть, они с Джессом смогут положить конец сплетням и недоброжелательной болтовне? О Господи, она не может представить себе жизни без него.

«А будет ли Джесс рад моему возвращению?» — думала Мэг. Она уехала из города, даже не сказав ему «до свидания». Может, он не захочет иметь с ней ничего общего, и она не вправе винить его.

Поздно вечером, когда Эрол постучал в дверь, Мэг еще не решила, что ей делать дальше.

— Гости собрались, Мэг. Пора тебе выйти к ним.

Мэг изобразила улыбку и широко распахнула дверь. Эрол схватил ее за руку и прошипел на ухо:

— Помни, зачем мы здесь. И забудь об этом проклятом пистолете. Я знаю, он у тебя в кармане.

Мэг вырвалась и направилась к бару, вокруг которого стояла группа мужчин. Все складывалось для нее куда лучше, чем в предыдущий вечер. Казалось, мужчины были больше заняты картами, чем ее персоной. Тем не менее она играла ту роль, которую ждали от нее, отвлекая игроков, когда ставки росли. Особой радости все это ей не приносило, она знала, что Эрол мошенничает. Вряд ли она чувствовала себя виноватой. Если пять игроков могли допустить такое, то ее ли в этом вина?

Мэг обслуживала мужчину по имени Саймон Пул, когда Эрол выложил на стол свои карты. Сплошные козыри. Он сгреб свой выигрыш, включая свидетельство на право владения серебряным рудником, и тут Саймон Пул вскочил на ноги.

— Негодяй! Вы мошенничаете! — еле сдерживая себя, крикнул Пул. — Я видел, вы взяли карту снизу.

— Вы не можете доказать это, Пул, — спокойно возразил Эрол. — Вы просто огорчены, потому что я выиграл один из ваших рудников. Не кипятитесь! При вашем богатстве вы вполне можете позволить себе такое.

— Не в этом дело. Человек не может получить удовольствие, будучи обманутым.

— Но я никого не обманывал, — невинно приподнимая брови, произнес Эрол, Он показал карты Пулу. — Вам сдавать.

— С меня хватит, — отрезал Пул. — Если бы я был на вашем месте, Скалли, я бы поскорее убрался из города. Карточные шулеры и аферисты не приветствуются в Денвере. Я думал, вы играете честно.

Мэг с беспокойством наблюдала за ссорой, ее рука потянулась к карману, так что она могла выхватить револьвер в любую секунду. Не случилось. Не скрывая раздражения, Пул хлопнул дверью, напоследок бросив угрожающий взгляд на Эрола. Не хотела бы она оказаться на месте Скалли, глядя вслед Пулу, подумала Мэг. Он будет полным дураком, если завтра же не уберется из города.

Игра закончилась вскоре после ухода Пула. Только один джентльмен, сидевший рядом с Эролом, с трудом одержал победу, избежав проигрыша. Остальные ушли домой с пустыми кошельками.

— Чертовски удачный вечер, — потирая руки, произнес Эрол, — Мне не терпится взглянуть на мой рудник. Ты хочешь поехать со мной?

— Ни за что на свете. Мы квиты, Эрол. Ты получил что хотел. У нас уговор, ты не забыл? Я надеюсь, что никогда больше не увижу тебя. Спокойной ночи, Эрол, и прощай.

Зло прищурившись, он схватил ее за руку.

— Может, мы и не квиты. Ты сегодня была чертовски хороша, дорогуша! Мы должны действовать заодно. Ты так замечательно отвлекала игроков, что моих маленьких проделок никто не заметил.

Она вырвалась из его рук.

— Пул поймал тебя на мошенничестве. Я сполна выполнила свое обещание. Я бы на твоем месте отнеслась к мистеру Пулу серьезнее. Не знаю, как ты, но я почувствовала в его словах угрозу.

— Брось, он безобиден, — отмахнулся Эрол. — Собака лает, ветер носит. Просто расстроился, потому что потерял рудник.

Мэг пожала плечами:

— Не говори потом, что я не предупреждала тебя. — Она повернулась, чтобы уйти.

— Еще одно, Мэг, — произнес Эрол голосом, который заставил ее застыть на месте.

— Что?

— Я солгал.

Мэг вздрогнула.

— Ты о чем?

— Я не собираюсь отпускать тебя. Ты поедешь со мной или…

— Или что?

— Или я упрячу твоего любовника за решетку.

— Скотина! Ты обещал…

— Подумай об этом, Мэг. Спокойной ночи, дорогуша.

Он захлопнул дверь перед ее лицом, Мэг ухватилась за ручку, стараясь открыть, но он уже щелкнул задвижкой. Она барабанила в дверь добрых пять минут и в конце концов сдалась. Все валилось из рук. У нее нет выбора.

Мэг открыла глаза, ее сердце отчаянно колотилось. Сон был тяжелым, и пробуждение не сулило ничего хорошего. Она шла, что это Эрол стучит в дверь и крикнула ему, чтобы убирался. Но стук продолжался. Внезапно она услышала кто-то обращается к ней «миссис Скалли», и вспомнила: Эрол именно так расписался в регистрационной книге: «мистер и миссис Скалли». Она выбралась из постели, и накинула халат и открыла дверь.

Ее брови удивленно поползли вверх, когда она увидела перед собой незнакомого мужчину с полицейским значком на лацкане. Что еще натворил Эрол?

— Инспектор Фокнер. Вы миссис Скалли?

Она замялась. Она не была женой Эрола, но что-то подсказало ей, что до поры до времени лучше скрыть некоторые факты.

— В чем дело, инспектор?

— Я с сожалением должен сообщить вам, что тело вашего супруга было найдено утром поблизости от телеграфа.

— Он мертв?

— Именно так, мэм. Я должен пригласить вас для опознания тела и передать вам его вещи. Покойный имел при себе крупную сумму денег.

Мэг застыла в шоке.

— Вы нашли его утром? — Она взглянула на окно и увидела, что солнечные лучи во всю просачиваются сквозь плотные шторы. — А который час?

— Полдвенадцатого.

— Повторите, пожалуйста, где его нашли.

— У почтового отделения, вернее, там, где принимают телеграммы. Он, должно быть, вышел из отеля очень рано. Вальтер Харпер сказал, что, когда он пришел на работу, ваш муж уже ждал открытия телеграфа. Харпер утверждает, что не видел и не слышал ничего подозрительного после того, как принял от мистера Скалли телеграмму.

Телеграмма. В глазах Мэг потемнело.

— Вы не знаете, кому он отправил телеграмму?

— О, конечно, мэм… Он послал ее шерифу Баффорду в Шайенн. Кажется, он проинформировал шерифа о каком-то бандите, который находится в розыске.

— Я пойду с вами, только оденусь, — сказала Мэг.

— Я жду вас в холле, мэм. Не спешите, у вас еще есть время.

Мэг не могла двинуться с места, после того как закрыла дверь. Эрол мертв. Произошло невозможное. Кто-то сделал это за нее. Кто-то, кто хотел его смерти еще больше, чем она. За эти годы Эрол нажил немало врагов. Таких, как Пул, например. Если бы только все это случилось до того, как он отправил телеграмму…

Мэг заставила себя умыться, одеться и причесалась. Аппетит пропал, и она не стала завтракать. Полчаса спустя она вошла в холл, где ее ждал инспектор.

Немного позже Фокнер привел ее в похоронное бюро. От сладковато-приторного запаха тлена ее замутило. Ей хотелось поскорее выбраться отсюда.

— Где он? — спросила Мэг.

— Сюда, миссис Скалли, — пригласил владелец бюро, провожая ее в пустую комнату, где на столе лежало тело.

Оно было прикрыто простыней, и лишь голые ступни высовывались наружу. Инспектор взял Мэг под локоть, когда служитель приготовился снять простыню.

— Вы в порядке, миссис Скалли?

— Да. Давайте поскорее покончим с этим.

Простыня была поднята, и взору Мэг предстало безжизненное тело Эрола. Она не могла бы сказать, сколько раз за все эти годы она желала его смерти, но реальность все равно потрясала.

— Как это произошло?

— Удар ножом в сердце. Точно и без шума. Убийца знал свое дело. Можно накрыть?

— Да. Это Эрол Скалли. Вы хотите узнать что-то еще? Инспектор отвел ее от стола.

— Позвольте, несколько вопросов, мэм. У вашего мужа были враги?

— Он профессиональный игрок. И порой не особенно чист на руку. Вас удовлетворяет ответ, инспектор?

— Вы не могли бы назвать имена людей, которые принимали участие во вчерашней игре?

— Нет, — солгала Мэг. — Я была далека от этой стороны его жизни. У нас были раздельные комнаты. И если уж быть до конца откровенной, инспектор, я собиралась оставить мистера Скалли. И сделать это не далее как сегодня. Мы оба пришли к такому решению. Что-нибудь еще?

— Нет. Вы можете идти. Я сомневаюсь, что мы найдем убийцу.

Владелец бюро, держа узел в руках, подошел к ним.

— Это вещи мистера Скалли. Если хотите, можете проверить… там приличная сумма денег.

Мэг развязала узел с одеждой Эрола. Внутри оказались часы, несколько ювелирных украшений и кошелек с деньгами, которые он выиграл во вчерашней игре. Свидетельство на владение рудником отсутствовало.

— Я бы хотела оплатить похороны, — произнесла Мэг. — Я уеду из Денвера, как только смогу заказать билет. Может, даже сегодня. Так что церемонии не будет. У мистера Скалли нет ни родных, ни друзей в этом городе.

— Я полагаю, все можно устроить, — кивнул владелец бюро. — Тридцать долларов покроют расходы на сосновый гроб и похороны.

Мэг отсчитала деньги, а остальное засунула в узел с одеждой.

— Вы позволите мне уехать из города, инспектор?

— Нет оснований задерживать вас, миссис Скалли, — ответил Фокнер. — И кроме того, так лучше для вас. Пока не найден убийца вашего мужа, вы тоже в опасности.

От этого замечания холодок пробежал по спине.

— Благодарю. Я вам искренне признательна, инспектор.

Мэг поспешила вернуться в гостиницу. Войдя в номер и заперев за собой дверь, она просмотрела вещи Эрола. Дела обстояли так, как она думала: документ на владение рудником бесследно исчез. Вывод напрашивался малоутешительный. Убийца скорее всего мистер Пул, и следующей жертвой должна стать она.

Мэг оставила узел с одеждой Эрола на постели, положила сверху кошелек с выигрышем и вышла из комнаты. Она не хотела иметь ничего общего с этими деньгами. Упаковав свои вещи, она убрала револьверы в саквояж и покинула отель через черный ход.

Итак, она знает, что Эрол отправил телеграмму шерифу Баффорду. Что ж, придется вернуться в Шайенн. Пусть она больше не нужна Джессу, ее долг поддержать его. Это ее вина, что Эрол выдал Джесса, и она не собирается сидеть сложа руки, если его осудят за преступление, которое он не совершал.

Мэг узнала, что поезд в Шайенн отправляется только следующим утром. Ей некуда было идти, и она устроилась на скамье на станции, приготовившись к долгому ожиданию.

Глава 14

Шайенн.

Зак ворвался в дом с ошеломляющей вестью. Джесс понял это, едва взглянув ему в лицо. К счастью, приемная Джесса пустовала. Большинство мужчин в городе вступили в отряд шерифа после недавнего ограбления банка, а у тех, кто остался, хватало дел и без визита к доктору. Казалось, даже женщин и детей охватило волнение.

Джесс обрадовался короткой передышке. С тех пор как Мэг уехала, у него будто вынули сердце. Даже работа казалась нудной и скучной. Исчезновение Мэг вызывало в нем гнев и жалость к себе. Джесс не мог заставить себя думать о другом.

И вот Зак здесь, готовый биться за Мэг до конца. Джесс не сомневался, что Зак снова начнет требовать, чтобы он отправился за Мэг в Денвер, и почти готов был уступить. Но проклятая гордость удерживала его.

— Как, ты еще не собрался? — выпалил Зак, вломившись в приемную. — Я думал, ты со следующим поездом отправляешься в Денвер.

— Зачем? Мэг уехала по собственной воле.

— Чертов дурень, — пробормотал Зак. — Ничего не поделаешь, придется ехать самому. В этой девчонке вся моя жизнь. Я не позволю Скалли измываться над ней.

— Никуда ты не поедешь, — прикрикнул Джесс. — Поеду я. Не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести. Оставайся здесь с Мэри и готовься к свадьбе.

— Ты можешь уехать прямо завтра?

— Могу, хотя и не жду от этой поездки чуда. Я не стану силой заставлять Мэг вернуться, если она захочет остаться со Скалли.

— Спасибо, док. Поверь мне, Мэг ненавидит Скалли. Я уже не тот, что прежде. Но плохое у меня сердце или нет, я бы все равно поехал за Мэг, если бы ты отказался.

Мэг вышла из поезда и подняла воротник жакета, прячась от пронизывающего северного ветра. Лето подходило к концу, в воздухе повеяло холодом. Сжимая ручку саквояжа, Мэг остановилась на платформе, обдумывая, что делать дальше. Она решила отправиться прямо в тюрьму и разузнать о судьбе Джесса. Расправив плечи, Мэг двинулась вперед, готовясь увидеть Джесса за решеткой.

Что-то слишком много народу для такого часа, подумала Мэг, миновав группу людей, увлеченных разговором. Интересно почему? Может, всех взволновал арест Джесса?

Мэг почти бежала по тротуару, ее каблуки выбивали дробь по деревянным плитам. Добравшись до цели, Мэг толкнула двери и шагнула внутрь. Помощник шерифа Тейлор сидел в кресле своего начальника, закинув ноги на стол. При виде Мэг он со стуком опустил ноги на пол.

— Мисс Линкольн? А я думал, вы уехали.

— Я вернулась. Где шериф?

— Разве вы не слышали? Двое в масках ограбили «Юнион банк». После этого шериф уехал с отрядом, и до сих пор от него ни слуху ни духу. Он поклялся не возвращаться, пока не поймает двух негодяев, которые убили Билла Тауэра с телеграфа. Шальная пуля сразила его, когда он высунулся на улицу, чтобы узнать, что за шум. Он умер мгновенно.

— Я не знала, — произнесла Мэг, ошеломленная новостью. — Мне жаль Билла Тауэра. У него была семья?

— Нет, он холостяк. А что вы здесь делаете? Доктор Гентри и Зак с ума сходят от беспокойства.

— Зак вернулся? — Мэг вспыхнула от радости.

— Несколько дней назад. Он собирается жениться. Это действительно хорошая новость.

— А как… как доктор Гентри?

— Не видел его с самого ограбления. С тех пор как вы уехали, он стал очень замкнутым и необщительным, — лукаво взглянул на нее Тейлор. — Док сказал, вы поженитесь. Мои поздравления.

— Да, но… — Мэг решила увести разговор в сторону от скользкой темы. — Давно шериф уехал?

Мэг хотела спросить про телеграмму, но не посмела. Может, листок бумаги затерялся? Что ему стоит — в такой-то кутерьме?

— Четыре дня назад. Почты набралась целая куча. Пришли новые плакаты и две телеграммы. Я их не читал, ведь они могут оказаться личными.

— Новые плакаты, говорите? — изобразила интерес Мэг. — Не возражаете, если я их посмотрю?

— Шериф разрешает, так что все в порядке. Садитесь сюда, — произнес Тейлор, уступая ей место. — Все плакаты в пакете. Смотрите, коли хотите, хотя не думаю, что доктор Гентри и старина Зак обрадуются, узнав, что вы снова приметесь ловить преступников.

Мэг бросила саквояж у двери и подвинула себе стул. Она вытащила из пакета злополучные листки и разыграла целый спектакль, внимательно изучая каждое изображение, хотя, в сущности, ее интересовали только две телеграммы. Перебрав весь пакет, Мэг выяснила, что портретов братьев Гентри среди них нет.

— Нашли что-нибудь интересное? — лениво взглянул Тейлор.

— Пока нет, — отозвалась Мэг. — Нужно посмотреть внимательнее.

Тут она как бы случайно столкнула со стола пачку плакатов и телеграммы.

— Ах, какая я неуклюжая! Тейлор рванулся вперед.

— Позвольте вам помочь.

Прежде чем он подошел, Мэг выхватила из кучи бумаг обе телеграммы и спрятала их в ботинок.

— Спасибо, — поблагодарила она, тщательно складывая объявления о розыске, которые они вместе с Тейлором подобрали с пола. — Пожалуй, я все посмотрела. Ничего интересного. Спасибо за помощь.

— Не стоит благодарности, мисс Линкольн. Всегда рад помочь вам.

Мэг подхватила с пола саквояж и вышла на улицу, освещенную лучами заходящего солнца. Она стояла на тротуаре, глубоко вдыхая прохладный воздух, стараясь унять нервную дрожь.

А что, если ее уличат в краже телеграмм? Если Тейлор сообщит, что они исчезли после ее визита? Поздно рассуждать, дело сделано.

Ноги сами несли ее к дому Джесса. Ей нужно увидеться ним, даже если он не захочет с ней разговаривать. Она хотела сообщить ему, что он в безопасности. Она уничтожила последнюю улику. Билл Тауэр убит, Эрол мертв. Никто больше не знает о телеграмме… Ну, кроме нее, конечно.

Когда Мэг вошла в дом, приемная пустовала.

— Сейчас подойду, — послышался голос Джесса. — Я уже собирался закрыться на пару дней.

Джесс вошел в приемную, увидел Мэг и замер как вкопанный. Он только закончил убирать инструменты, когда услышал звук дверного колокольчика. Джесс подумал, что это Зак вернулся. Ему не хотелось с ним встречаться. Джесс уже согласился отправиться в Денвер. Что еще Заку надо? Но это оказался не Зак, а Мэг, такая же красивая, как всегда, и его гнев вырвался наружу.

— Откуда ты взялась, черт побери?

— Не сердись, Джесс. Пожалуйста, выслушай меня, — заговорила Мэг. — Я все объясню.

— Ты мне ничего не должна. Ты не захотела выйти за меня замуж. Я это проглотил, но больше…

Мэг умоляюще протянула руку.

— Это не так. Ты выслушаешь меня?

— Нет, не имею никакого желания. Ты хоть представляешь, что я пережил, когда мне сказали, что ты уехала со Скалли? Я не хотел в это верить. Я придумывал кучу объяснений, я пытался оправдать тебя. Так значит, мое предложение так тебе отвратительно, что ты сбежала? Или ты не хочешь иметь со мной никаких дел, потому что я в розыске?

Он повернулся и с тяжелым сердцем пошел прочь. Прежде Джесс никогда не влюблялся, он понятия не имел, как это больно, когда любимая женщина оставляет тебя.

— Подожди! Не уходи. Позволь мне объясниться.

— Извини, Мэг, я не в настроении.

Джесс уже поднялся по лестнице, когда ворвался Зак.

— Я шел домой, когда Тейлор окликнул меня и сказал, что Мэгги… — Он увидел Мэг, и его лицо просветлело. — Мэгги! Это правда. Ты вернулась.

Он распахнул объятия, и Мэг бросилась к нему.

— Почему ты уехала, Мэгги, девочка моя? Ты ведь ненавидишь Эрола Скалли. Ты рассказала Джессу, что случилось?

— Я пыталась, Зак, но он не хочет слушать. Зак смерил Джесса осуждающим взглядом.

— Что с тобой, док? Почему ты не позволяешь Мэг все объяснить?

Джесс пожал плечами:

— Слишком поздно. Ей следовало это сделать перед отъездом.

— Ты же собирался ехать за ней в Денвер! — воскликнул Зак.

Глаза Мэг расширились. — Правда?

— Если бы я не поехал, то это сделал бы Зак, а с его сердцем не следует так утомляться. Но теперь в этом нет надобности.

Джесс старался не смотреть на Мэг. Он слишком хорошо помнил их последнюю ночь. Как она льнула к нему, как любила его… Своими ласками довела его до такого блаженства, о котором он и мечтать не мог.

— Черт побери, Джесс, ты не прав! — упрекнул Зак. — Дай Мэгги шанс.

— Не трать пыл понапрасну, Зак, — проговорила Мэг, приподняв юбку и вытащив из башмака украденные со стола шерифа телеграммы. Она быстро пробежала их глазами и вручила одну Джессу.

— Что это? — проворчал Джесс.

— Прочитай!

Джесс неохотно развернул листок и прочитал сообщение Скалли. Потом передал его Заку.

— Откуда ты это взяла? Это адресовано шерифу. Мэг дерзко улыбнулась:

— Украла.

Джесс стиснул зубы.

— Откуда?

— Со стола шерифа. Телеграмма пришла после того, как он уехал с отрядом.

— Кто ее послал?

— Эрол.

— Я же тебе говорил! — вставил Зак.

— Отстань, Зак, — огрызнулся Джесс. — Я сейчас не могу здраво рассуждать. Уйдите оба. Приходите через несколько дней, когда я успокоюсь.

— Да, но телеграмма…

— Знаю, Зак, но мне нужно прийти в себя.

— Я никуда не уйду, Джесс Гентри. — Мэг уперла руки в бока и с вызовом взглянула на него. — Можешь меня ненавидеть, если тебе так легче, но ты выслушай, что я тебе скажу. Если мои слова ничего не изменят, я тебя больше не потревожу.

Джесс не мог ее слушать, во всяком о случае, сейчас. Даже сердясь на Мэг, он думал только об одном: затащить ее в постель и заняться любовью. Через пару дней он остынет, его желание утихнет. Тогда они и поговорят.

— Уходите оба, — повторил Джесс. — Думаю, Заку есть о чем рассказать тебе, Мэг.

Мэг поникла.

— Ты ведь не позволишь ему уйти? — спросил Зак.

— Он не хочет разговаривать со мной, Зак. Я его обидела. Он усадил Мэг в кресло.

— Ты ничего не хочешь мне рассказать?

— Эрол знал о Джессе. Он застал меня, когда я выкрала у шрифа плакат, и вспомнил, где видел его раньше. Эрол только что вернулся из Канзаса, где объявления о розыске с изображением братьев Гентри висят на каждом углу.

— Этот мерзавец угрожал тебе?

— Хуже. Он угрожал Джессу. Я не могла допустить, чтобы Джесса отправили в тюрьму, поэтому согласилась уехать с Эролом в Денвер.

Зак побледнел.

— Он не.. Ты не… Негодяй!

— Нет, — быстро заверила его Мэг. — Ничего не было. Я настояла, чтобы Эрол снял отдельные комнаты. Он устроил у себя в номере игру в карты, а я должна была отвлекать гостей, пока он жульничал. Эрол угрожал выдать Джесса, если я не соглашусь.

— Тогда ты послала его к дьяволу, а он отправил телеграмму, — догадался Зак.

— Что-то вроде того, — увильнула от прямого ответа Мэг. Она не собиралась вдаваться в подробности.

— Где теперь Скалли? Нам ждать его в Шайенне?

— Он мертв. Эрол обманом заполучил серебряный рудник, а владелец был против. На следующее утро Эрола нашли на улице мертвым. Инспектор Фокнер думает, что убийцу никогда не найдут, и предложил мне покинуть город. Моя жизнь была в опасности, потому что во время игры меня видели вместе с Эролом и могли принять за его сообщницу.

— Черт! — воскликнул Зак. — Мерзавец получил по заслугам. Что ты теперь собираешься делать? Может, пойдем домой, отдохнешь? Ты выглядишь измученной. Да и мне о многом надо рассказать тебе, милая.

Мэг смотрела на лестницу.

— Я не уйду, Зак. Отправляйся домой без меня. Но сначала расскажи мне о поездке в Филадельфию.

Зак улыбнулся:

— Я богач, малышка. Старики моей покойной жены оставили ей целое состояние, а я оказался ее единственным наследником. Я сделал Мэри предложение, надеюсь, ты не против.

— Почему я должна возражать? Я рада за вас. Вы давно встречаетесь. Пора вам пожениться.

— Теперь это возможно. Я не из тех, кто согласен жить на содержании у жены, но теперь об этом и речи нет. Здоровье у меня не слишком хорошее, но Мэри любит меня таким, какой я есть. Остаток дней я проведу рядом с любимой женщиной. И у тебя будет куча денег, Мэгги. Тебе больше никогда не придется зарабатывать на жизнь охотой за преступниками.

Она быстро обняла его.

— Посмотрим. Отправляйся домой. Я пойлу наверх и заставлю Джесса выслушать меня.

Зак одобрительно кивнул:

— Узнаю свою девочку.

— Ступай, Зак, я разберусь.

— Я бы не оставил тебя, если бы считал Джесса безумцем, тому же я научил тебя, как за себя постоять. Так что пойду домой.

Мэг заперла за ним дверь, вздохнула и начала подниматься по лестнице.

Джесс, все еще рассерженный, шагал по комнате. Он не шал, что его больше разозлило: то, что Мэг растрогала его, и in то, что она превратила его жизнь в ад. Ему пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы не броситься вниз, умоляя Мэг остаться.

Телеграмма обезоружила его. Мэг сказала, что украла ее тола шерифа. Неужели это правда? Или Мэг лжет? И где сейчас Скалли?

Джессу ненавистно было положение беглеца, постоянно ждавшего о том, кто следующий узнает его. Он хотел житьгде-нибудь и спокойно заниматься своим делом.

Он хотел иметь дом, семью, любимую женщину. Он думал, что нашел. Он сделал ей предложение, хотя не имел такого права.

Внезапно Джесс четко осознал, что ему надо делать. Если все пройдет так, как он надеется, он вернется в Шайенн и выслушает объяснения Мэг, если она захочет дать их. Джесс вытащил из-под кровати саквояж и начал швырять туда вещи.

— Джесс!

Он резко обернулся и увидел в дверях Мэг.

— Что, черт побери, ты тут делаешь? Разве я не ясно выразился? Я не хочу тебя сейчас видеть. Отправляйся домой, к Заку.

Мэг шагнула в комнату. Ее лицо пылало яростью.

— Зак ушел без меня. Я никуда не уйду, пока ты меня не выслушаешь.

Джесс взъерошил волосы.

— Оставь меня в покое, Мэг.

Взгляд Мэг задержался на раскрытом саквояже.

— Куда ты собираешься? Джесс закрыл саквояж.

— Я больше не могу так жить.

— Но теперь тебе не о чем беспокоиться. Эрол мертв. Он единственный, кто знал о плакате.

Джесс вздрогнул.

— Это ты убила его? Мэг покачала головой:

— Кто-то опередил меня. Его нашли мертвым на улице. Джесс отвернулся.

— Мои соболезнования по поводу смерти твоего мужа.

— Эрол не был мне мужем, и ты это знаешь. Я его презирала. Я думала сама разделаться с ним. Кто-то избавил меня от хлопот.

— Расскажи кому-нибудь другому. Ты уехала со своим бывшим мужем, даже не попрощавшись со мной. Что, черт побери, я должен был думать? После той ночи я считал… Я просто доверчивый идиот, я думал, мы с тобой будем…

— Эта ночь тоже кое-что значила для меня. Я ведь знала, что на следующее утро уеду и, быть может, навсегда. Ты должен меня понять. Меня вынудили уехать.

— Разумеется, — огрызнулся Джесс. — И теперь, когда Эрол мертв, ты решила, что я единственный, кого ты хочешь. Отправляйся домой, Мэг, я не желаю ничего слушать. Возможно, когда я вернусь… если вернусь, — подчеркнул он, — я тебя выслушаю.

Джесс отвернулся, возмущенный скорее своим поведением, чем словами Мэг. Во всяком случае, учтивый человек выслушал бы эту женщину. Но он вот-вот лопнет от собственной гордыни… За спиной раздался щелчок взводимого курка. Обернувшись, Джесс увидел направленный на него револьвер.

— Что, черт возьми…

— Сядь, Джесс Гентри, — произнесла Мэг таким тоном, какого он прежде от нее не слышал. — Ты меня выслушаешь.

Ошеломленный, Джесс осторожно присел на кровать, но ему потребовалось не больше минуты, чтобы прийти в себя.

— Ты ведь не собираешься выстрелить в меня, Мэг?

— Почему бы и нет?

Джесс ответил печальной улыбкой. Прежде чем Мэг успела что-либо понять, он вырвал у нее револьвер, швырнул ее на постель и сел сверху. Мэг выгибалась и металась под ним, но это только распаляло его гнев.

— Тихо, черт побери, — прохрипел он, наклонившись к ней.

— Ты так и не позволишь мне все объяснить? — сверкнула глазами Мэг.

Джесс прижался к ней бедрами, и она задохнулась, удивляясь силе его желания, в то время как он буквально пылал от гнева.

— Я могу выслушать тебя… потом.

— После?.. Ну уж нет, я не позволю тебе использовать меня, Джесс Гентри. Отпусти меня.

— Это ты меня использовала. Сбежала с этим подонком…

— Я должна была это сделать, иначе он выдал бы тебя шерифу.

— Могла бы довериться мне, и мы бы вместе решили, что делать. А вместо этого ты исчезла с мужчиной, который едва не погубил тебя.

— Перед отъездом я случайно подслушала твой разговор с Полли, — призналась Мэг. — И еще раз убедилась, что город не примет меня, если мы поженимся. И тогда я решила: лучшее, что я могу сделать, — это уехать.

— Могла бы предоставить решение мне. Все проще простого, ты не доверяла мне и поэтому не рассказала о своих сомнениях и о Скалли. Ты помчалась Бог знает куда с человеком, которого якобы презирала.

— Я действительно его презирала. До такой степени, что собиралась убить его, чтобы он тебя не выдал.

Джесс уставился на ее губы потемневшими от желания глазами. Мэг машинально сравнила его с хищником, готовым растерзать добычу.

Сердце ее сжалось.

— Что ты собираешься делать?

— Поскольку ты пришла в мою спальню без приглашения, я могу сделать только одно.

Он приник к ее губам. Жар, исходивший от его тела, возбуждал невероятно. Но Мэг не хотела этого, во всяком случае, сейчас, когда Джесс злился на нее. Их любовь всегда была чем-то особенным, она никогда не рождалась из ярости и не держалась на одной страсти.

Его рука забралась под ее юбку. Длинные умелые пальцы, скользнув по колену, подобрались к бедрам. Мэг подавила крик, когда он коснулся ее разгоряченного влажного лона.

— Да ты уже готова? — хрипло прошептал он. — Ты хочешь меня, Мэг?

Борясь с желанием, Мэг проглотила стон и собрала остатки воли.

— Нет. Не так. Не сейчас, когда ты так зол на меня. Джесс лишь улыбнулся и продолжил мучительные ласки, пробираясь все глубже. Мэг не хватало воздуха, она даже не могла протестовать, когда другой рукой он поднял юбки, отзыв ее наготу жадному взгляду. Его рука замерла на ее животе и потом решительно двинулась к темному треугольнику… Джесс безошибочно нашел самое чувствительное место и медленно кружил вокруг него, лаская подушечкой большого пальца. У Мэг перед глазами завертелись огненные колеса, и она вскрикнула. Ее ответ, казалось, удовлетворил его. Джесс нарочито не спеша приподнялся и расстегнул брюки. Затем устроился между ее ног.

— Нет! — выдохнула Мэг.

— Да, — ответил Джесс. — Ты хочешь этого. Сама знаешь, что хочешь.

— Это не имеет значения, — удалось выговорить Мэг. Джесс мрачно улыбнулся и одним движением вошел в нее.

Мэг ощутила его жар и мощь. Она не дышала, пока он продвигался вперед, потом медленно прервался. Мэг содрогнулась, когда Джесс молча перевернул ее и поставил на колени.

— Что?..

Не успела она запротестовать, как Джесс приподнял ее бедра и вошел в нее с такой силой, что Мэг упала бы, если бы он не держал ее. Толчки повторялись снова и снова, все его самообладание полетело к чертям. Одной рукой поддерживая Мэг под живот, другой крепко ухватившись за ее бедро, Джесс ритмичными сильными движениями доводил Мэг до безумия.

«О Боже, какое же это блаженство быть снова с ним», — думала Мэг, хотя и понимала, что ей не следовало уступать.

Но что она могла поделать, если он возбуждал ее, приводя в трепет? Ничего, потому что она любила этого невозможного человека.

Все сильнее прижимая ее ягодицы к своим бедрам, Джесс ускорил движение. Мэг изо всех сил вцепилась в постель, стараясь удержаться в непривычной позе. Напряжение нарастало. Еще немного и… Мэг изо всех сил стремилась навстречу к нему, слыша его одобрительные стоны. Вдруг словно молния пронзила ее. Могучие, неумолимые волны наслаждения подхватили ее, то вознося к небесам, то швыряя в пропасть…

Джесс почувствовал трепет ее плоти. Ощутил, как ее мышцы сжались сильнее, и не спеша двинулся дальше. Он смаковал каждое движение, любуясь ее крутыми ягодицами. Они словно созданы друг для друга. Он еще крепче сжал ее бедра и снова и снова двигался в ней, пока наконец не рухнул ей на спину.

Его дыхание прерывалось, сердце отчаянно колотилось, когда он медленно отстранился и упал на постель рядом с Мэг. Джесс улыбнулся, заметив, что Мэг лежит на животе, раскинув ноги. У нее даже не было сил одернуть юбки, она искушала его видом упругих ягодиц и длинных стройных ног.

Мэг повернула голову и уставилась на него.

— Почему ты это сделал?

— Потому что не мог ждать. Я тебя обидел?

— Нет, не очень.

— Как только я немного отдохну, мы разденемся и сделаем это как полагается.

— Я вовсе не это имела в виду, и ты это знаешь.

Ее зеленые глаза полыхали огнем, щеки горели. Она была восхитительна. А его гнев улетучился, пока он вливал в нее свою страсть. Любовь примирила их. Джесс уже слышал большую часть ее истории и понимал Мэг. Его разозлило и расстроило, что она не доверилась ему. Вот что обиднее всего.

— Ты думала, я не в состоянии справиться со Скалли? — с вызовом спросил Джесс. — Хоть я и доктор, но умею за себя постоять. Ты забыла, что я вырос с двумя задиристыми братьями и прошел всю войну.

Мэг перевернулась на спину. Ее умоляющий взгляд встретился с его осуждающим взором.

— Я боялась, что ты окажешься за решеткой, — оправдывалась она. — И что я недостаточно хороша для тебя. Моя репутация оставляет желать лучшего. Я решила, что без меня тебе будет лучше.

Джесс помрачнел.

— Этот негодяй прикасался к тебе?

— Нет. Я бы убила его, если бы он попробовал. Эрол понял, что я уже не та робкая шестнадцатилетняя девочка, которую он когда-то оскорбил. Он пообещал, что не выдаст тебя, если я помогу ему выиграть достаточно денег. Это все.

Джесс прищурил глаза.

— И как именно ты должна была это сделать?

— Я с самого начала дала понять, что не стану исполнять роль шлюхи. Я отвлекала игроков, которых Эрол собирался обдурить. Он много выиграл, но не сдержал своего обещания. Сказал, что мы хорошая команда. Вот тогда я и решила убить его.

— Кто-то помог тебе.

— Да. Но слишком поздно. Эрол уже успел отправить телеграмму шерифу Баффорду.

Джесс нахмурился:

— Тогда почему меня не арестовали?

— Когда пришла телеграмма, шериф отправился в погоню за грабителями, а его помощник Тейлор полагал, что не вправе вскрывать его почту. Я, — Мэг прикусила губу, — украла телеграмму.

Джесс застонал:

— Это твоя последняя выходка?

Мэг ответила ему решительным взглядом.

— Нет, пока ты в опасности. Джесс вздохнул.

— Как я понимаю, ты решила, что все кончено? И больше никто не узнает, что я беглец?

— Да, кончено, — настаивала Мэг. — Телеграфист, принявший телеграмму, убит во время ограбления банка. Я вовсе не желала ему смерти, но она положила конец твоим проблемам.

— Она ничего не изменила, Мэг. Я уже решил вернуться в Додж-Сити. Моя жизнь не принадлежит мне, пока я не докажу, что братья Гентри обвинены ложно. Возможно, мистер Уингейт откажется от своих обвинений и скажет правду, сели увидится со мной лицом к лицу.

— А может, и не скажет. И ты окажешься за решеткой.

— Но я должен использовать этот шанс. Поеду дилижансом, это быстрее, чем поездом.

— Я поеду с тобой.

— Этого еще не хватало! Ты останешься здесь и займешься свадьбой Зака.

— Этого еще не хватало! — передразнила его Мэг. — Ты можешь злиться, но мне все равно. Я ради тебя пошла за человеком, которого ненавидела. Я даже хладнокровно обдумывала убийство. Это тебе ни о чем не говорит?

Джесс прикрыл глаза.

— Это говорит о том, что ты безрассудная, просто сумасшедшая. — Он понизил голос. — И что ты меня любишь. Возможно, нам обоим было бы легче, если бы не это.

Глава 15

Мэг изумленно уставилась на Джесса. Он понимает, что она его любит, но предпочитает, чтобы этого не было? Как понять это заявление?

— Если ты пытаешься отговорить меня от поездки, то напрасно. Ты меня не остановишь. У меня такое же право ехать в этом дилижансе, как и у тебя. Джесс поцелуем прервал поток слов. Мэг чуть посопротивлялась, потом поцеловала его в ответ. Она целовала его до тех пор, пока сердце не пустилось вскачь и кровь не закипела в жилах. Но в последний момент оторвалась от его губ.

— Так не пойдет, — тяжело дыша сказала она.

Джесс нарочито вздохнул, лицо его выражало страдание.

— Знаю. На этот раз нам нужно раздеться.

— Черт возьми! Джесс, сейчас не! до шуток. Если, следуя твоему неразумному плану, ты отправишься в Додж-Сити, это может означать конец твоей свободе.

— Это может стать началом моего освобождения, — настаивал Джесс, став серьезным. — Ты не отговоришь меня, Мэг. Если мистер Уингейт не станет меня слушать, я… — он умолк, на лице появилось мрачное, суровое выражение, — я женюсь на его дочери.

Мэг задохнулась от изумления:

— Ты женишься на женщине, которую не любишь?

— Я это сделаю, если такова цена свободы моих братьев. Я флиртовал с Делией Уингейт. Ее ребенок мог быть моим, хотя скорее всего это не так. Но я надеюсь, до женитьбы дело все-таки не дойдет. Я рассчитываю, что Уингейт расскажет правду об ограблении.

Мэг восхищалась решимостью Джесса, его самоотверженность не знает границ. Но это касается только братьев. А как же она? Что бы он ни говорил, их любовь взаимна. Да, она отправится в Додж. И если нет другого выхода, она позволит ему жениться на другой женщине.

Пока Мэг обдумывала слова Джесса, он успел расстегнуть пуговицы на ее платье. Она не носила корсета, к чему он ей при ее стройности? Это облегчило задачу Джесса, и не прошло и нескольких секунд, как он уже припал к ее обнаженной груди. Закусив губу, Мэг тихо постанывала, когда он по очереди вбирал в рот соски, лаская их языком и губами.

Жар захлестывал ее, опускаясь все ниже к лону, к самой сути ее женского естества. Она беспокойно шевельнулась, вцепившись руками в его плечи.

— Джесс, подожди. Нам нужно поговорить.

Джесс оторвался от ее груди и поднял голову. Из-под тяжелых век на нее смотрели затуманенные страстью глаза.

— Только не отговаривай меня. Решение принято. Я отправляюсь в Додж, и, если случится худшее, я женюсь на Делии Уингейт.

— А что будет с нами?

— Все как-нибудь образуется, — сказал он, нарочито беззаботно пожимая плечами. — Хотя, наверное, я себя обманываю. Я не имел права влюбляться, когда мое будущее под вопросом.

Мэг не верила своим ушам.

— Ты любил меня, Джесс. Ты еще любишь меня?

Он обдумывал ответ так долго, что сердце Мэг болезненно сжалось.

— Это больше не имеет значения, — сухо сказал Джесс. — Я не имею права на любовь. Я тебя об одном прошу, Мэг. Позволь мне самому решить эту проблему. И когда я вернусь — если вернусь — то отвечу на твой вопрос.

Мэг ответила Джессу сияющей улыбкой, вложив в нее всю любовь, которую она испытывала к нему.

— Ты уже ответил на мой вопрос. Помоги мне снять платье, и на этот раз мы займемся любовью не спеша.

Джесс поцеловал ее и улыбнулся в ответ. А что, по-твоему, я пытаюсь сделать?

Они медленно раздевали друг друга, их руки и губы изучали изгибы тел, возбуждая друг друга, пока обжигающая страсть не потребовала завершения.

Не отводя взгляда от лица Мэг, Джесс проник рукой к нежной влажности ее лона. Найдя маленький упругий лепесток, он принялся ласкать его. Огонь желания пронзил Мэг, и она потеряла чувство реальности, когда Джесс вошел в нее. С каждым движением она все больше приближалась к вершине блаженства и, наконец достигнув ее, провалилась в омут исступленного восторга.

Когда ее дыхание замедлилось настолько, что она смогла говорить, Мэг приподнялась и свернулась калачиком рядом с Джессом.

— Когда отправляется дилижанс? — сонно спросила она Джесс внимательно посмотрел на нее.

— В десять. Ты голодна? — поинтересовался он.

— Немного. Но могу подождать до утра.

— А я не могу, — заявил Джесс, поднимаясь. — Лежи и отдыхай. Я принесу что-нибудь из кухни.

— М-м… — пробормотала Мэг, уже закрыв глаза.

Джесс оделся и спустился по лестнице. Мэг его не проведет. Она думает, что он нуждается в ней, но ему не нужно ее впутывать. Она слишком вспыльчива, вечно на взводе, как револьвер, готовый к бою. И говорить нечего, какую кашу она может заварить в Додж-Сити. Мэг столько раз рисковала ради него, что Джесс опасался, как бы в следующий раз удача не отвернулась от нее.

Джесс отправился прямо в кабинет и вытащил из шкафчика с медикаментами бутылочку с настойкой опия. Потом прошел в кухню, чтобы приготовить что-нибудь поесть. Сначала он сварил кофе, потом нарезал жареное мясо, присланное одним из пациентов, положил его на поднос, добавив купленный утром хлеб и пару кусков яблочного пирога — подарок от другого пациента.

Джесс разлил кофе по чашкам, поставил их на поднос. Но прежде чем покинуть кухню, он добавил изрядную дозу настойки опия в чашку, предназначенную Мэг. Когда она завтра проснется, дилижанс будет уже далеко. Опоить Мэг— единственный способ заставить ее отказаться от своей затеи. Если ему удастся защитить свое честное имя без женитьбы на Делии Уингейт, он вернется к ней, если к тому времени она будет ждать его.

В спальне Джесс увидел спящую Мэг. Ему пришлось разбудить ее и буквально поить с ложечки, уговаривая сделать еще глоточек, когда ее глаза снова начинали закрываться. Потом Джесс прилег рядом с Мэг и обнял ее;

Он пытался уснуть, но чувство вины терзало его. Правильно ли он поступил? Может, следовало позволить Мэг отправиться с ним в Додж? Джесс быстро отбросил эту мысль, Мэг ничем не могла помочь ему. Он должен все сделать сам.

Наконец Джесс уснул. Когда на следующее утро он поднялся в восемь часов, Мэг мирно спала. Джесс полагал, что она проспит еще часов шесть. Он спустился вниз и повесил на входной двери табличку «Закрыто». Затем пошел на кухню и подогрел вчерашний кофе. Он выпил две чашки терпкого напитка, сжевал пару кусков хлеба и вернулся в спальню, чтобы закончить сборы.

Мэг не пошевелилась. Она лежала на боку, подложив руку под щеку и слегка приоткрыв рот. Джесс сложил саквояж и отнес его вниз. В кабинете уложил сумку и поставил ее у двери рядом с саквояжем. Он вернулся в спальню, подвинул кресло к кровати, сел и смотрел на Мэг так, словно не мог наглядеться.

Ее волосы темными шелковыми волнами разметались по подушке. Он потянулся и откинул со лба черную прядь. Не в силах удержаться, провел пальцами по ее нежной щеке. Мэг вздохнула, перевернулась на спину, и он быстро отдернул руку. Простыня сдвинулась, обнажив ее грудь. Джесс затаил дыхание и подался вперед, запоминая мельчайшие подробности ее лица и тела.

Стройная грациозная шея, нежно очерченные плечи, точеные руки, совершенная грудь — два молочно-белых холма, увенчанные розовыми ягодами сосков. Грудь не слишком велика, помещается в ладони. Джесс по собственному опыту знал, как мускулисты ее ноги, какое сильное и вместе с тем женственное ее тело.

Мэг придет в ярость, когда проснется и увидит, что он уехал без нее. А гнева Мэг следует избежать любой ценой. Он улыбнулся, вспомнив, как вспыхивали огнем ее зеленые глаза, когда она сердилась, и это не переставало волновать его.

Джесс больше не мог медлить. Он в последний раз поцеловал Мэг в губы и вышел не оглядываясь. Если он еще помедлит, то не сможет уйти никогда. И снова станет бояться, что кто-то опознает его.

Когда дилижанс отправился со станции, Джесс подумал, что Мэг, вероятно, еще спит. Теперь ему оставалось лишь молить Бога, чтобы не оказаться за решеткой. Возвращение в Додж было рискованным, но он больше не мог жить вне закона.

Какими-то отдаленными уголками сознания Мэг различила настойчивый стук. Она сунула голову под подушку, но шум становился громче. Мэг застонала и открыла глаза. Она огляделась и заморгала, сбитая с толку. Понадобилось несколько минут, прежде чем она сообразила, где находится. Почти тут же она поняла, что кто-то стучит во входную дверь.

Мэг поднялась с постели, пошатываясь от головокружения и удивляясь, почему нетвердо держится на ногах. Она была вялой, апатичной, ее сознание словно заволокла пелена — словом, она не узнавала себя. Обычно она выпрыгивала из кровати, готовая мчаться куда угодно. Накинув халат, Мэг пошла вниз по лестнице, держась за перила, чтобы не упасть, и не переставая удивляться своему странному самочувствию. Стук продолжался, пока она не открыла дверь.

— Зак? Что-нибудь случилось?

— Я как раз тебя собирался спросить об этом — сказал Зак, всматриваясь в ее лицо. — Ты в порядке, милая? Джесс тебя не обидел?

Джесс! Где он? Внезапно ее сознание просветлело.

— Вот негодяй! Который час, Зак?

— Второй, Мэгги. Я забеспокоился, когда ты утром не возвратилась домой, поэтому решил отправиться в город и выяснить, что произошло.

— Второй час! — ахнула Мэг. — Дилижанс был еще в городе, когда ты приехал?

— Дилижанс? Нет, отправился пару часов назад.

— Черт, черт, черт! Он меня оставил! Поверить не могу, что я проспала.

— Тебя не поймешь, Мэгги. Кто тебя оставил? Где Джесс?

— Не будем терять времени, Зак. Мне нужно переодеться и догнать дилижанс на следующей остановке.

— Остановись, Мэгги. Никуда ты не поедешь, пока не расскажешь, что происходит.

— Джесс сегодня без меня отправился дилижансом в Додж-Сити. Я никогда так долго не спала. Черт его побери! Он, наверное, меня опоил.

— С чего Джесс отправился в Додж-Сити? Ведь оттуда начались все его злоключения. И почему он тебя опоил?

— Ему невыносимо жить беглецом. Он поехал в Додж, чтобы восстановить свое честное имя.

Зак потер виски.

— Это безумие. Как он собирается это сделать?

— Он намерен встретиться с банкиром, который заварил всю эту кашу, и умолять его рассказать правду.

— Этот номер не пройдет. Гордость — великая вещь, милая. Банкир не захочет сознаваться. Ясно как Божий день, что Джесс окажется за решеткой.

— Именно это я ему и говорила. Я хотела отправиться утром тем же дилижансом, но Джесс провел меня. Он что-то подлил вчера в мой кофе. — Мэг умолкла, нервно покусывая нижнюю губу. — Он сказал, что готов жениться на дочери банкира, если потребуется. Ты понимаешь, что это значит? Я не могу этого допустить, Зак, просто не могу.

— Ты любишь его, девочка моя.

— Да, хотя он совершенно невозможный!

— Он тоже тебя любит. Мэг недовольно хмыкнула.

— Джесс избрал скверный способ доказать это. Он отверг мою помощь. Я ему не нужна.

Зак приподнял густую бровь.

— Где ты провела ночь, Мэгги? Я полагаю, в постели Джесса? Готов поставить все свое состояние, что его гнев к сегодняшнему утру улетучился.

— Побереги денежки, Зак. Там, где дело касается Джесса, я ни за что не поручусь. Никогда не поймешь, как он ко мне относится. Если он меня любит, то позволил бы поехать с ним.

— А если ему придется жениться на дочери банкира? Судьба братьев очень много значит для Джесса. Он не взял тебя с собой, потому что не в силах видеть твою боль.

— Ну и зря, — процедила Мэг. — Оседлаешь мою лошадь? Я переоденусь и поскачу вслед за дилижансом. Если отправлюсь прямо сейчас, то догоню его на следующей остановке.

Мэг не дала Заку возможности возразить. Она стремглав помчалась вверх по лестнице, чтобы одеться в мужской костюм. Перед уходом она спрятала волосы под шляпу и прихватила из столовой хлеб с сыром.

— Будь осторожна! — крикнул ей вслед Зак. Вскочив в седло, она во весь опор помчалась из города.

Джесс нетерпеливо потоптался возле сломанного экипажа. В двадцати милях от Шайенна возница угодил в яму и повредил колесо. К счастью, имелось запасное, и возница почти покончил с починкой. Скоро снова в путь.

Пассажиры удобно расположились на травке у дороги, болтая друг с другом. В дилижансе ехали почтенная матрона, возвращавшаяся домой, погостив у сына, бизнесмен из Гарден-Сити, ковбой, приглашенный на свадьбу к сестре, и пожилая женщина, спешившая к мужу-майору в Форт-Ливен-ворт.

— Усаживайтесь, — объявил возница, вытирая грязные руки о штаны. — Не волнуйтесь, господа, к вечеру наверстаем.

Джесс искренне на это надеялся.

Пассажиры начали рассаживаться по местам. Джесс вошел последним и разместился у окна, рядом с ковбоем. Еще один пассажир, и дилижанс заполнился бы до отказа.

Дилижанс не трогался с места, Джесс высунулся в окно и поинтересовался, в чем дело.

— Кто-то скачет сюда, — отозвался возница. — Он делает знак подождать. Не знаю, что ему надо, может, что-то важное.

«Еще одна задержка, — раздраженно подумал Джесс. — Что еще случилось?»

Как только всадник подъехал ближе, Джесс тотчас узнал Мэг. Глаза его расширились, с губ невольно сорвалось проклятие. Почтенная матрона и пожилая леди с изумлением уставились на него, и Джесс быстро извинился. Потом открыл дверцу и вышел навстречу Мэг. Она когда-нибудь делает то, о чем ее просят?

Джесс ждал, когда Мэг закончит беседовать с возницей. Он отошел в сторону, чтобы их разговора никто не слышал.

— Какого черта ты тут делаешь? — выпалил Джесс, Она бросила на него гневный взгляд.

— Я только что купила билет до Додж-Сити.

Джесс скользнул взглядом по ладной фигурке, затянутой в брюки.

— Ты отлично знаешь, как привлечь к себе внимание.

В глазах Мэг сверкнул вызов.

— Брюки удобнее, — бросила она в ответ. — Кроме того, ты единственный, кто знает, что я — женщина.

Вернулся возница.

— Вам повезло, мистер, в дилижансе всего одно свободное место. Я поставлю вашу сумку наверх, к остальному багажу, а лошадь привяжу сзади. — Он потянулся к ее сумке.

Мэг бросила на Джесса взгляд, в котором читалось: «Что я тебе говорила!»

— Премного обязан, — хрипло отозвалась она, надвигая шляпу на брови.

— Ты когда-нибудь делаешь, что тебе говорят? — прошипел Джесс, кипя от гнева. — Я не хочу, чтобы ты была рядом со мной. Неужели ты не понимаешь?

— Это не твое решение, Джесс Гентри, а мое, — бросила через плечо Мэг, устраиваясь в дилижансе напротив Джесса.

Колени их почти соприкасались. Он бросил на Мэг грозный взгляд, который она проигнорировала. Потом она откинулась на спинку сиденья и быстро уснула.

Джесс просто кипел от бессильной ярости. Увидев Мэг, он неприятно удивился, он не любил подобного рода сюрпризы. Он влил в нее достаточно опия, чтобы женщина ее комплекции проспала почти до вечера. Ему пришлось признать, что она чрезвычайно вынослива и решительна. Но он готов был побиться об заклад, что верховая езда сегодня, оказалась для Мэг суровым испытанием.

Он спрятал улыбку, представив себе ее изумление, когда, проснувшись, она обнаружила его исчезновение. Хотелось бы ему видеть ее лицо! Улыбка мгновенно угасла, когда он задумался, как убедить Мэг вернуться в Шайенн. Она не должна видеть его за решеткой. Он слишком любит Мэг, чтобы причинять ей боль.

Дилижанс мчался по дороге, пассажиров бросало из стороны в сторону словно поленья. Один раз Мэг буквально упала на колени Джессу. В эту блаженную минуту его руки обвились вокруг нее, прежде чем он снова усадил ее на место.

На ночлег они остановились на станции. Пассажиры выбрались из дилижанса, потягиваясь и расправляя затекшие плечи, потом побрели к дому начальника станции и съели скромный ужин, приготовленный его женой. После еды женщины отправились ночевать в одну комнату, а мужчины — в другую.

К облегчению Джесса, пассажиры рухнули на койки, не потрудившись раздеться. Джесс отправил Мэг в дальний угол и занял место рядом с ней.

Когда остальные захрапели, Джесс прошептал:

— Ты завтра же отправишься в Шайенн.

— Я еду в Додж, — ответила Мэг. — Ты меня не остановишь.

У Джесса не хватало слов. Он все еще злился из-за упрямства Мэг, когда сон свалил его.

Ранним утром, после неторопливого завтрака, пассажиры снова разместились в дилижансе. Он помчался вперед, и Джесс почувствовал, что никакие его слова не убедят Мэг вернуться. Казалось, она не понимала, что ее присутствие только осложнит его положение.

Большинство пассажиров дремали, когда их внезапно разбудил звук выстрела. Никто, кроме Джесса и Мэг, не понял, что произошло. Джесс мгновенно проверил свои револьверы, так же поступили Мэг и ковбой. Несколько минут спустя дилижанс остановился.

Джесс было прицелился, но кто-то сунул ствол в окно и приказал пассажирам бросить оружие, иначе их всех разнесут в клочья.

— Джесс, — прошептала Мэг, — мы не можем отдать револьверы преступникам.

— Придется, — мрачно отозвался Джесс. — Если мы не подчинимся их приказу, то могут пострадать невинные люди. И я не хочу, чтобы ты стала одной из жертв. Вполне возможно, что они только заберут ценности и уедут.

Поначалу Джесс и сам хотел отстреливаться, но мысль о том, что могут ранить Мэг, быстро отрезвила его. Он последовал примеру других пассажиров и выбросил револьвер. Револьверы Мэг полетели в окно последними. Затем дверца распахнулась, и пассажирам приказали выйти.

Джесс взглянул на преступника, и его как громом поразило. Это был Джей Колдер, человек, который стрелял в Мэг. Должно быть, Мэг тоже узнала его, поскольку Джесс услышал ее судорожный вздох.

— Это ограбление! — прорычал Колдер. — Встаньте вдоль дилижанса. И вы тоже, — приказал он вознице и охраннику.

Джесс заметил второго негодяя, и сердце его упало. Человек, державший на мушке возницу и охранника, был братом Джея — Лаки. У Джесса мелькнула мысль, что охранник заснул на работе, позволив Колдерам застать их врасплох.

— Пошевеливайтесь, — рявкнул Лаки, когда мужчины замешкались.

Джесс пожалел, что спас Лаки жизнь.

Охранник потянулся за дробовиком, спрятанным под сиденьем, но оказался не слишком расторопным. Лаки выстрелил, и охранник упал навзничь. Возница взглянул на мертвого товарища, перешагнул через него и поспешно присоединился к остальным пассажирам.

— Хорошая работа, Лаки, — протянул Джей. — Теперь избавим этих добрых людей от ценностей.

— Минуточку, — возмутился торговец, — я этого не потерплю!

Джей без всякого предупреждения ударил его по голове рукояткой револьвера.

— У кого-нибудь еще есть возражения? — прорычал он. Пожилая дама упала в обморок.

Джесс заслонил собой Мэг на случай, если бандиты узнают в ней «охотника за головами», когда-то ранившего Лаки. Пассажиры стали выворачивать карманы. Лаки сгребал добычу, стаскивая драгоценности, пока Джей держал пассажиров на мушке. У Джесса не было ничего ценного, кроме отцовских часов, с которыми он не хотел расставаться. Пока оба бандита обшаривали карманы бизнесмена, Джесс тайком спрятал часы за поясом.

Его движение не укрылось от острых глаз Джея, он тут же нацелил на Джесса револьвер.

— Что ты делаешь?

Джесс опустил голову, надеясь, что Джей его не узнает. Когда они впервые встретились, стояла темная ночь, и братья Колдер не слишком в него вглядывались. Но его надежды рухнули, когда Джей, прищурившись, уставился ему в лицо.

— Слушай, я тебя знаю, — сказал Джей. — Ты ведь тот самый, кого мы встретили в окрестностях Шайенна? Вижу, ты ухитрился ускользнуть от правосудия. Как, ты говорил, твое имя?

— Джесс, — ответил Джесс, вспомнив, что во время их первой встречи не называл свою фамилию.

— Да, теперь припоминаю. Мой брат чуть не умер от потери крови, когда этот чертов «охотник за головами» ранил его. Надеюсь, ты отправил этого мерзавца на тот свет.

Джей заметил стоявшую за Джессом Мэг, схватил ее за руку и сбил с нее шляпу. Волна черных волос каскадом рассыпалась по спине. Джесс рванулся вперед, но Джей взял его на мушку.

— Так что же произошло, приятель? От тебя ждали, что ты ее прикончишь, — протянул он недовольно. — Эта маленькая шлюха тебя подкупила? Предложила свое тело в обмен на жизнь?

Джесс искоса взглянул на Мэг и притянул ее к себе.

— Ну что ж, мы с Лаки тоже не дураки, чтобы отказываться от такого лакомого кусочка.

Джесс бросился на Джея:

— Убери от нее свои грязные лапы.

Подошедший сзади Лаки ударил его по голове рукоятью пистолета. Боль и темнота обрушились на него. Больше он ничего не помнил.

Мэг беспомощно смотрела, как Джесс, покачнувшись, рухнул на землю. Она попыталась подойти к ему, но Джей грубо сжал ее руку.

— Отпусти меня!

— Ты никуда не пойдешь, чертовка! — прорычал Джей. — Ты ранила моего брата. Он чуть не умер от потери крови, пока я вез его к врачу.

Мэг промолчала, хотя ей очень хотелось напомнить Джею, что он только что без колебаний застрелил охранника, а в тот раз ранил ее и бросил умирать.

— Пусти меня к Джессу, — крикнула Мэг, пытаясь вырваться из безжалостной хватки Джея.

— Он твой любовник?

— Не твое дело.

Дуло пистолета уперлось в ее нежную шею.

— Сейчас это станет моим делом. Этот парень твой любовник?

— Да! Да! — подтвердила Мэг. Джей мрачно усмехнулся:

— Должно быть, ты чертовски хороша. Мы с Лаки собираемся проверить, так ли это на самом деле. — Его улыбка исчезла. — Но предупреждаю, нам нелегко доставить удовольствие.

— Эй, Лаки, — окликнул он, — запихни остальных в дилижанс и нашего, знакомца вместе с ними.

Жуткий страх охватил Мэг.

— А как же я?

Джей с самодовольной ухмылкой похлопал себя пониже живота.

— У меня есть другие планы насчет тебя, милашка.

Мэг попыталась вырваться и тут же получила удар по голове — достаточно сильный, чтобы усмирить ее, но не настолько, чтобы лишить сознания.

Она беспомощно смотрела, как Лаки с помощью ковбоя затолкнул Джесса в дилижанс. Она все еще пошатывалась от удара, когда ее грубо оттащили от экипажа и вскинули на лошадь. Джей уселся позади нее, Лаки захлопнул дверцу дилижанса и вскочил в седло.

Бессилие охватило Мэг, когда через плечо Джея она смотрела вслед дилижансу и молилась, чтобы рана Джесса оказалась легкой. Мэг отдавала себе отчет, что ее ждут крупные неприятности, и готовилась бороться за жизнь.

Джесс пришел в себя, только когда дилижанс прибыл в маленький городок Уилсон на границе Канзаса. Будь он в сознании, непременно потребовал бы остановить дилижанс и отправился в погоню за Мэг. Ледяной страх сковал его душу. Колдеры намного обогнали его, Джесс опасался, что, если не успеет вовремя, Мэг погибнет.

Нетвердо держась на ногах, он выбрался из дилижанса и попросил возницу оставить его багаж у начальника станции в Додж-Сити. Потом Джесс отвязал лошадь Мэг и присоединился к остальным пассажирам. Кто-то послал за шерифом, и он сразу прибыл. Все заговорили одновременно, и шериф Дюран не спеша во всем разбирался. Наконец настала очередь Джесса.

— Вы утверждаете, что ваша подруга захвачена преступниками? Расскажите, как это произошло.

Доктор Гентри ничего не видел, — вмешался ковбой. — его оглушили. А преступник по имени Джей посадил ее на свою лошадь и увез, — добавил он, сдвинув шляпу на затылок. — Мы все думали, что это мужчина. Но Джей, похоже, знал ее. И доктора Гентри тоже.

— Доктор Гентри, — повторил шериф, — вы врач? Джесс кивнул.

— Мы можем что-то предпринять, шериф? Моя невеста похищена. Что вы намерены делать?

— Колдеры — это угроза обществу. К несчастью, они скользкие как ужи. Пройдет еще пара дней, пока я соберу отряд. У нас маленький город. Можно послать за подмогой в Гудленд.

Джесс сжал кулаки.

— Это не поможет. Я отправляюсь сейчас же.

— Задержитесь на минутку, док. Объясните, откуда Кол знают вас и эту женщину.

— Мэг Линкольн… была… «охотником за головами». Джей Колдер ранил ее, когда она выследила их.

Дюран потер щетинистый подбородок.

— Мэг Линкольн? Наслышан о ней. А вы? Как вы впутались в эту историю?

Я спас ей жизнь — это все, что я могу сейчас рассказать. Время уходит, шериф. Колдеры оглушили меня, но не обчистили. Я намерен купить пару револьверов и мчаться в погоню, пока их след не простыл.

Джесс повернулся и пошел к двери. Шериф не двинулся, чтобы остановить его, и задумчиво смотрел ему вслед.

«Держись, Мэг, — безмолвно молил Джесс, — я иду».

Меньше чем через час вооруженный Джесс, запасшийся продовольствием на несколько дней, вернулся на место ограбления. Он отчаянно надеялся напасть на след женщины, которую любил.

Глава 16

Мэг держалась настолько непреклонно и независимо, насколько позволяли грубые лапы Джея. Пока они с головокружительной скоростью мчались по ухабистой местности, Джей распускал руки, позволяя себе всякие вольности.

Джей остановился всего лишь раз, чтобы связать Мэг руки. Он опасался ее и принял меры предосторожности.

— Куда ты меня везешь? — спросила Мэг, перекрикивая стук копыт.

— Не твое дело, — прошипел Джей ей в ухо.

— Джесс все равно меня найдет, куда бы вы меня ни завезли.

Она сказала это с уверенностью, хотя ее снедало дурное предчувствие. Джесс — врач, а не следопыт. Даже если он и разыщет ее, будет слишком поздно. Она знала, что ее часы сочтены. Вдоволь потешившись, они ее убьют. «Нет, черт возьми, если я не раскисну!» Она не беспомощна, хорошо знает преступников и намерена перехитрить своих похитителей.

В сумерках они остановились у ручья, и Джей привязал Мэг к дереву. Братья уселись перекусить; хлеб с сыром они запивали виски, по очереди отхлебывая из бутылки. Мэг ничего не предложили, но она и не возражала. Ее мутило при одной мысли о еде. Но она испытывала другую нужду.

— Колдер! — позвала Мэг, привлекая внимание братьев. — Развяжите меня. Мне нужно… кое-куда. К тому же я хочу пить.

Джей, пошатываясь, поднялся на ноги.

— Не стану я тебя развязывать. Тебе палец в рот не клади.

— Но мне нужно в одно местечко… — повторила Мэг.

— Чертова баба, — недовольно пробурчал Джей, отвязывая ее от дерева и прилаживая веревку в качестве привязи. — Можешь отойти, насколько веревка позволит, но руки тебе не развяжу.

Ноги ее не слушались. Сказывались долгие часы, проведенные в седле. Она с трудом сделала шаг, другой, и затекшие члены понемногу стали отходить. Оглянувшись на Джея, Мэг зашла за кусты.

— Попробуй только что-нибудь выкинуть, — предупредил Джей, дернув за веревку.

Мэг связанными руками попыталась расстегнуть брюки„ и впервые за долгое время пожалела, что не надела платье.

— Пошевеливайся, я тебя весь день ждать не собираюсь, — ворчал Джей.

Мэг вышла из-за кустов и демонстративно направилась к ручью.

— Куда это ты собралась?

— Я пить хочу. — Она упала на колени и стала жадно хватать ртом воду.

— Слишком уж ты с ней цацкаешься, — недовольно заметил Лаки. — Забыл, что я по ее милости чуть не подох.

— Я тоже, — бросила в ответ Мэг. — Джесс самый лучший из всех докторов. Он спас мне жизнь.

— Хочешь сказать, что тот парень врач? А мы думали, он тоже в бегах, вроде нас.

— Ошибаетесь, — возразила Мэг.

— Тащи ее сюда, Джей, — распорядился Лаки. — Мне охота позабавиться. Никогда не делал этого с бабой в штанах.

— Лучше подождать, — посоветовал Джей. — Отъедем подальше, тогда и займемся. Может, ее дружок уже ищет нас. Он небось собрал отряд. Доберемся до хижины и оба с ней развлечемся.

— Через мой труп, — прошипела Мэг, Лаки с угрозой взглянул на нее.

— Это легко, но пока я тебя не трахну, ты поживешь.

— Хватит болтать, — оборвал Джей, на веревке оттаскивая Мэг от воды. — Тебе первому сторожить, Лаки, разбуди меня в полночь, я тебя сменю.

— А как насчет нее? — спросил Лаки, кивнув в сторону Мэг. — Не боишься, что сбежит?

— Нет, если будет спать в моем спальнике, — сказал Джей.

— Эй, это нечестно!

— Успокойся, Лаки. Я всего лишь подстраховываюсь. Сказал же тебе, что мы всласть потешимся с ней, когда доберемся до укрытия. Сейчас же иди на тот пригорок. Оттуда всю округу видно.

— Черт! Почему я первый должен караулить?

— Потому, что я так сказал, — поставил точку Джей. — Отправляйся и делай, что тебе говорят. Мне нужно соснуть до полуночи.

Ворча, Лаки поплелся прочь, пожирая Мэг голодным взглядом.

Мэг внимательно прислушивалась к перепалке и раздумывала, как бы обратить их ревность себе на пользу. Но сначала придется провести несколько часов рядом с Джеем. Она не сомневалась, что Джей набросится на нее, как только Лаки скроется из виду.

Джей, подтащив ее к спальнику, толкнул вниз. Постоял немного, потом расстегнул ширинку, спустил брюки и опустился на колени. Его руки нащупали ее грудь.

— Убери свои грязные лапы, — прошипела она. — Твоему братцу это не понравится.

— А ему и знать не нужно. Здесь только ты и я.

— Если крикну погромче, Лаки узнает. Джей выхватил из-за пояса нож.

— Только пикни, я тебе глотку перережу. Все равно ты рано или поздно сдохнешь. Так что перед этим можно немного поразвлечься.

Мэг плюнула ему в лицо.

— Я так легко не сдамся.

Джей стер плевок со щеки и бросил на Мэг взгляд, от которого сердце у нее ушло в пятки. Он полоснул ее крест-накрест по шее. Показалась кровь.

— В следующий раз я буду не так снисходителен, — прорычал он.

Рана болела. Мэг поднесла руку к горлу и почувствовала на пальцах теплую кровь. Но что еще ужаснее, Джей расстегнул ремень ее брюк и потянул их вниз. Он стоял около нее на коленях, пытаясь снять еще и сапоги. Мэг ответила: моментально поджав ноги, она резко распрямила их и изо всех сил ударила Джея в пах. Тот взвыл от боли и, опрокинувшись, покатился по земле, прижимая руки к больному месту.

— Сука! Тварь! Шлюха! — выкрикивал он. — Ты мне за это заплатишь!

Он все еще корчился от боли, когда прибежал Лаки.

— Что случилось? Ты так орал, что на холме было слышно.

— Спроси эту… дрянь, — едва выговорил Джей. — Она меня чуть не убила. Могла мне весь «прибор» расколошматить.

Лаки сообразил, что к чему.

— Ах ты гад, ты пытался ее трахнуть, — завопил он. — Ты меня обманул! Утри сопли, так тебе и надо.

— Черт побери, Лаки, пристрели эту суку. Она опасна. Увидев кровоточащую рану Мэг, Лаки возмущенно повернулся к Джею:

— Нет! Может, попозже. Но сначала я ее поимею вдоволь. Она всадила в меня пулю, и я заставлю ее помучиться перед смертью. Давай привяжем ее к дереву, а сами поспим. Ты в порядке?

— В порядке? — завопил Джей. — Да я подыхаю от боли, наверное, завтра не смогу в седло сесть. Жалко, что я ей глотку не перерезал! Убери эту тварь с глаз моих!

К тому времени, когда Лаки обратил внимание на Мэг, она ухитрилась натянуть брюки и перевязать шею платком. Рана была неглубокой и уже перестала кровоточить.

— Поднимайся, — приказал Лаки, дернув за веревку. — Веди себя смирно, а то неровен час Джей прикончит тебя, как последнюю…

Мэг ничего не сказала, решив, что молчание — золото. Она стерпела, когда Лаки так туго примотал ее к стволу дерева, что она едва могла дышать.

Джесс напал на след Мэг, но наступившая темнота вынудила его остановиться. Он благодарил Бога, что в детстве они с братьями играли в следопытов. Ни Рейф, ни Сэм не могли за ним в этом угнаться, хотя он и отставал от них в охотничьих забавах. Джесс не любил убивать животных без нужды.

Джесс стреножил лошадь, пустил ее пастись и расстелил под деревом спальный мешок. Он не посмел разжечь огонь, поэтому просто пожевал сухари с холодным мясом, потом потянулся и постарался заснуть.

Но сон не шел. Мысль, что Мэг в руках негодяев, была невыносима. Мэг находчивая, изобретательная, храбрая, умом и телом крепче любой другой женщины. Только бы успеть.

С первыми лучами солнца Джей пинками разбудил Мэг. Заметив, что он хромает, она подавила довольную улыбку. Если он снова попытается изнасиловать ее, то свое получит.

На этот раз Мэг пришлось ехать с Лаки, который распускал руки не меньше братца. Она никак не могла этому воспрепятствовать, но получала некоторое утешение, глядя, как Джей, сидя в седле, морщится от боли.

В животе урчало. Кормить ее, похоже, не собирались. Она старательно запоминала дорогу на тот случай, если удастся бежать. Когда она выслеживала преступников, ей не на кого было рассчитывать, кроме как на себя и свою смекалку. Она непременно выживет, если ей удастся удрать.

Колдеры огибали обрывы, покрытые чахлой травой и редкими деревьями, которым удалось пустить корни в эту сухую землю. Они держались равнины, избегая глубоких оврагов, прорезавших иссохшую почву.

Когда Лаки бросил поводья у обрыва и Мэг увидела убогую хижину, прилепившуюся к каменистому склону, она почувствовала настоящий страх. Замечательное убежище, подумала она. Неудивительно, что объявленных в розыск Колдеров так и не нашли. Хижину, спрятанную под нависшей скалой, невозможно разглядеть, пока не окажешься прямо перед ней. Льющийся с обрыва поток образовывал рядом маленькое озерцо. Там можно было бы искупаться или набрать питьевой воды, подставив котелок под струю.

Лаки спешился перед хижиной и выдернул Мэг из седла.

— Входи, — рыкнул он, подтолкнув ее к двери.

Мэг, споткнувшись, двинулась вперед. Лаки открыл дверь и втолкнул Мэг внутрь. По полу пробежала мышь и скрылась в щели, сзади Мэг прошмыгнул енот. Быстро оглядевшись, Мэг увидела на полу кучу хлама. Слава Богу, есть окно. У стены стояли две голые койки, между ними расположился грязный очаг. Несколько котелков висели на крюках над очагом. В открытом буфете виднелись покрытые пылью щербатые тарелки и несколько консервных банок. Грубый стол и четыре расшатанных стула довершали обстановку.

— Ну, что ты на это скажешь? — спросил Лаки.

— Скажу, что вы оба чокнутые. Джесс все равно меня найдет, где бы мы ни были.

— Он доктор, а не следопыт, — усмехнулся Лаки.

Мэг боялась, что он прав, но не спешила поддаваться панике. Он уже успел продемонстрировать таланты, не свойственные врачам. Но одно опасение терзало ее: что, если Джесс так разозлился, что его не волнует ее судьба? Как только эта мысль появилась, Мэг сразу отбросила ее. Как она может так думать? Джесс слишком добр, чтобы предоставить ее самой себе. Кроме того, в глубине души она искренне верила, что он любит ее.

Джей, прихрамывая, вошел в хижину и бросил на стол мешок.

— Приготовь нам что-нибудь поесть. Должна же быть от тебя хоть какая-то польза.

Мэг вытянула руки.

— Я не могу это сделать со связанными руками.

— А я говорю, можешь! — рявкнул Джей. — Не разыгрывай здесь беспомощную дамочку. — Он потер пах и поморщился — Я знаю, на что ты способна.

— Я разведу огонь, — предложил Лаки, — и открою консервы.

— Выйду посмотреть, нет ли за нами погони, — пробубнил Джей. — Не помешает несколько ночей караулить по очереди. Не думаю, что кто-нибудь нас разыщет, но всякое может быть. Лучше перестраховаться, чем потом жалеть.

Пока Лаки разжигал огонь в очаге, Мэг копалась в мешке с провизией. Кроме нескольких жестянок с консервами, там нашлись мука, масло, картошка, лук, бекон и бобы. При экономии хватит на несколько дней. Если эти подонки займутся охотой, то можно протянуть и подольше. Но перспектива остаться здесь надолго не устраивала Мэг. Нельзя тянуть с побегом, иначе она погибнет и тогда никакая еда не спасет.

— Я не могу этого сделать связанными руками, — настаивала Мэг. — Развяжи меня. Думаешь, я что-нибудь выкину? Я не настолько глупа. Я всего лишь слабая женщина.

Лаки бросил на нее уничтожающий взгляд.

— Как бы не так! Ты не женщина, ты дьявол. Ты стреляла в меня, я чуть не умер. Ты за это заплатишь. Если бы я хотел, то позволил бы Джею прикончить тебя, но просто убить — это слишком легкая смерть.

— Отлично! — с вызовом бросила Мэг. — Тогда готовьте обед сами. — Она плюхнулась на расшатанный стул и демонстративно фыркнула.

Лаки сердито заворчал и залепил ей пощечину. Голова ее запрокинулась, глаза наполнились слезами, но Мэг сдержалась.

— Так-то лучше, — проговорил Лаки. — К тому времени, когда я с тобой покончу, ты пожалеешь, что ранила Лаки Колдера.

Мэг в этом нисколечко не сомневалась. Но у нее имелось кое-что в запасе, если только она сумеет этим воспользоваться. У нее был маленький револьвер, спрятанный в потайном кармане жилета. Она не рассталась с ним, когда остальные пассажиры дилижанса побросали оружие на землю по приказу Джея.

— Подними свою задницу со стула и приготовь поесть, — потребовал Лаки, — если не хочешь еще получить по физиономии.

Мэг решила больше не злить Лаки. Ей нужно беречь силы для ночи, а постоянные оплеухи их не прибавят. Неловко поднявшись, она вывалила мясо из консервной банки на сковородку и поставила ее на огонь. Потом порезала лук и картошку, не потрудившись почистить их, и добавила к мясу. Пока это блюдо готовилось, Мэг замесила тесто для лепешек. Хотя ее руки были связаны, она все же ухитрялась держать ложку.

— Вкусно пахнет, — принюхался возвратившийся в хижину Джей. — Наконец-то от этой дряни хоть какая-то польза.

— И не только в этом, — намекнул Лаки. — Если она выживет после того, как я развлекусь с ней ночью, она твоя.

Джей выругался.

— Я к этой гадине не притронусь. Прикончи ее, когда наиграешься. На твоем месте я бы не стал тратить на нее пулю, а просто свернул бы ей шею. Еда готова?

Мэг нашла тряпку, сняла сковородку и лепешки с огня и поставила на стол перед Колдерами. Джей достал пару щербатых тарелок и погнутых ложек и бросил их на стол.

— А мне что, не полагается? — с бравадой спросила Мэг, хотя на душе у нее было тоскливо.

— Покойникам еда ни к чему, — ухмыльнулся Джей, шумно жуя.

Лаки нахмурился;

— Я хочу, чтобы у нее хватило сил сопротивляться мне. Нет никакого интереса возиться с дохлятиной. Она может доесть остатки.

Того, что осталось от трапезы, не хватило даже заморить червячка, но это все же лучше, чем ничего. Мэг ела, не спуская глаз со своих похитителей.

— Я уберу посуду, — проговорила она, надеясь отсрочить неизбежное.

Во взгляде Лаки злоба смешалась с похотью.

— Оставь.

Мэг подняла на него глаза. Ее время вышло, а она еще не готова принять свою судьбу. Изнасилование всегда страшило ее, и одному Богу известно, какие зверства готовит ей Лаки.

— Я сторожу первым, — поднимаясь, сказал Джей. — Береги свои «причиндалы» и держи оружие подальше от нее.

— Не волнуйся, Джей. Чтобы баба взяла надо мной верх? Ха! Джей подбросил в огонь два толстых полена.

— Позови меня, если понадобится. Я буду рядом.

— Мне никто не понадобится, — пробормотал Лаки, когда Джей покинул хижину. Его блестящие глаза остановились а Мэг. — Я хочу видеть тебя голой.

— Я не могу раздеться, — сказала Мэг. — Ты что, забыл? меня руки связаны.

— Они и останутся связанными. Я тебе и ноги свяжу, как только стащу с тебя штаны. Женщины должны носить юбки, — цинично улыбаясь, заявил он.

Лаки решил, что без оружия ему не справиться с Мэг. Он вытащил револьвер и прицелился ей в живот.

— Не шевелись. Я расстегну тебе ремень и брюки.

Одной рукой Лаки расстегнул ремень и отбросил его. Потом с руганью принялся за неподдающиеся пуговицы. Когда наконец открылась молочная белизна ее тела, он восхищенно присвистнул и подтолкнул ее к койке. Мэг споткнулась, потом упала спиной на жесткую поверхность. Лаки отшвырнул револьвер и бросился на нее.

Мэг не хватало воздуха, в голове ни единой мысли. Это не должно повториться. С тех пор как Эрол жестоко изнасиловал ее, прошло пять лет. Она никогда не забудет, что тогда пережила. Ей хотелось умереть. Уйти в себя, исчезнуть в иных мирах, пока Лаки будет мучить ее.

Потом в закоулках ее ума всплыла мысль, что теперь она не та беспомощная шестнадцатилетняя девочка, что она кое-чему научилась, долгие годы оттачивая навыки выживания.

Мэг чуть не стошнило, когда Лаки поцеловал ее, глубоко засунув язык ей в рот. Она укусила его за язык, Лаки, к ее удовлетворению, взвыл от боли и с размаху ударил ее по щеке.

— Прекрати!

Он расстегнул ее жилет, затем рубашку, твердой рукой сжал грудь. Мэг дернулась от боли, когда он укусил ее за сосок.

— Что, нравится? Ах, ты…

Мэг отрицательно замотала головой.

— А теперь дай-ка мне снять с тебя штаны. И без глупостей. У меня твердая рука. Удар в челюсть — и ты моя.

Мэг сосредоточилась на его словах, и в голову ей пришла идея. Это трудно, но что она теряет? Ее связанные руки были прижаты к груди, Лаки был занят ее одеждой. Мэг сложила пальцы вместе, прижимая ладони друг к другу. Она видела, что Лаки склонился над ней. Ей нужно заставить его поднять голову.

— Лаки, подожди, дай я тебе помогу. Он вскинул голову.

— Мне не нужна твоя помощь. То, что ты сделала с Джеем, со мной не пройдет.

— Нет, зачем же… — согласилась Мэг, стиснула зубы и изо всех сил рубанула ребром сложенных ладоней по горлу Лаки.

Тот издал булькающий звук, схватился за шею, глаза его закатились, и он рухнул на койку. Мэг спрыгнула на пол, ее глаза горели. Она попыталась связанными руками достать револьвер из жилетного кармана. Ей удалось вытащить его, но он выскользнул из ее пальцев и упал к ногам.

Лаки с выпученными глазами все еще лежал на полу, издавая нечленораздельные звуки. Она увидела, что он потянулся к револьверу и ногой отбросила оружие прочь. Губы Лаки беззвучно шевелились, когда он пытался подползти к револьверу.

— Тварь, — выдавил он, — я… тебя… прикончу.

Его слова едва можно было разобрать.

— Не получится, — прошипела Мэг, поднимая свой револьвер, — не двигайся.

— Джей. Джей… тобой займется.

— Иди и позови его, — вызывающе сказала Мэг.

Лаки открыл рот, но не смог произнести ни звука и смотрел на нее бессмысленным взглядом. Он был не в состоянии позвать на помощь. Мэг лихорадочно соображала, как убежать прежде, чем Лаки придет в себя и обретет голос. Она подобралась к двери, держа Лаки на мушке. Мэг услышала, как щелкнула щеколда и, обернувшись, увидела в дверях Джея.

— Мне показалось, я слышал… — Его взгляд наткнулся на Лаки, который корчился на полу, схватившись за горло и издавая неразборчивые звуки. — Ах ты…

Мэг повернулась к Джею, держа перед собой оружие.

— Бросай оружие!

— Что ты сделала с Лаки?

— Ничего особенного, пусть передохнет немножко. Бросай оружие, говорю, я не побоюсь выстрелить.

— Никогда себе этого не прощу, — рявкнул Джей. — И как только хилая баба может сотворить столько зла? Ты не уйдешь от расплаты. Теперь Лаки меня не остановит, я тебя убью.

Мэг взвела курок. Джей побледнел, взглянул на своего незадачливого брата, потом снял ремень с кобурой. Он упал на пол, Мэг отбросила его подальше.

— У тебя руки связаны. Как тебе это удалось?

— Я расторопнее любого из вас. Запомните это, вы оба.

— Ладно, — дружелюбно согласился Джей. — Но и ты живой отсюда не уйдешь. Нас двое, а ты одна. Сам не знаю, чего я тут с тобой разговоры веду. Одной бабе не одолеть братьев Колдер.

Едва вымолвив последние слова, Джей бросился на Мэг. Падая, она нажала на курок, но пуля угодила в бедолагу Лаки. Он коротко вскрикнул и осел на пол. Бросив быстрый взгляд на безжизненное тело брата, Джей прицелился в голову упавшей Мэг.

— Читай молитвы, тварь.

Мэг закрыла глаза и ждала смерти. Она сделала свой лучший выстрел и проиграла. Она жалела, что уходит из жизни, не поговорив с Джессом, они так мало были вместе. Ей хотелось в последний раз взглянуть ему в лицо и сказать, как она любит его.

Она услышала металлический лязг затвора. Скорее бы, скорее…

До нее донесся звук выстрела. Она ждала боли, но ничего не почувствовала. Странно, смерть ничем не отличалась от жизни.

— Мэг… Открой глаза.

Что? Мэг была потрясена. Еще бы, услышать голос любимого человека в потустороннем мире! Но он так близко…

— Ну же, любовь моя, открой глаза. Теперь никто тебя не обидит.

Мэг медленно открыла глаза. Как ей удалось остаться в живых? Должно быть, Бог действительно ее любит.

— Джей… Лаки…

— Забудь о них. Они больше никого не потревожат.

Джесс помог ей сесть. Она увидела, что Джей лежит в луже крови, и вздрогнула. Потом бросилась в объятия Джесса, уткнувшись лицом в его шею.

— Он мертв?

— Да. Ты убила Лаки?

— Да, случайно. Джей толкнул меня, и револьвер выстрелил, пуля попала в Лаки.

— Тем лучше. Ты получишь награду за обоих. Я знал, что ты находчива, но здесь ты превзошла самое себя.

Мэг протянула ему руки.

— Развяжи меня.

Джесс изумился. Он вытащил из-за голенища нож и перерезал веревку.

— Как, черт побери, тебе удалось справиться с ними со связанными руками?

— Может, выйдем отсюда? — проговорила она дрожащим голосом. — Я не хочу оставаться с ними в одной комнате.

Мэг попыталась встать, но колени подогнулись, и Джесс подхватил ее.

— Поверить не могу, что ты нашел меня здесь. Какие сюрпризы ты еще преподнесешь, Джесс Гентри?

— Напомни, чтобы я как-нибудь рассказал тебе об этом, — сказал Джесс. — Давай выйдем на свежий воздух. Ты бледная как смерть.

— Я думала, они меня убьют, — прошептала Мэг. Джесс подвел Мэг к поваленному дереву, сел и посадил ее к себе на колени. Его била дрожь, он понял, что едва не опоздал. Он вздохнул и покрепче обнял ее.

— Что эти негодяи с тобой сделали? — спросил он, разглядывая кровоподтеки на ее лице. — О Господи, Мэг, прости меня. Я надеялся, что успел вовремя, чтобы избавить тебя от этого.

Мэг мгновенно развеяла его страхи:

— Я в порядке, Джесс. Несколько синяков и ничего больше. — Лицо ее стало жестким. — Хотя попытки были.

— Как ты выкрутилась?

Мэг принялась объяснять, как ударила Джея ногами, а Лаки ладонями по горлу.

— Но в конце концов это не помогло, — горько сказала она. — Джей сумел напасть на меня и убил бы, если бы ты не подоспел.

Джесс почти онемел от рассказа Мэг.

— Ты проделала все это со связанными руками?! — Его распирало от гордости. Его Мэг — потрясающая женщина. — Как только улажу дела в Додж-Сити, я женюсь на тебе и избавлю тебя от хлопот.

Мэг вскинула голову.

— Что ты сказал?

— Я сказал, что намерен жениться на тебе, как только с братьев Гентри будут сняты все обвинения.

— Это единственная причина, по которой ты женишься на мне? Чтобы избавить от хлопот?

Джесс заглянул ей в глаза. В лунном свете они сверкали как изумруды. Он никогда не видел ничего прекраснее.

— Я хочу жениться на тебе, потому что люблю тебя, дорогая.

— О, Джесс, ты не знаешь, как я хотела это услышать. Ты простишь меня за… за все? Я делала это ради тебя.

— Знаю. Я был глуп и боролся с неизбежным. Я боялся любить. Считал, что ты заслуживаешь лучшей партии. Я люблю тебя, Мэг Линкольн. Я больше не могу это отрицать и отвергать. — Он сжал ее плечи, — Я люблю тебя, Мэг. Ты слышишь?

— Я слышу, Джесс. Я давно тебя люблю. Пожалуйста, поцелуй меня. Докажи, что это не сон.

— Это не сон, любовь моя. Я всегда буду любить тебя.

Он поцеловал ее, вложив в этот поцелуй всю свою душу и сердце, без слов объяснив, что значит для него Мэг.

—Ты измучена, — заметил Джесс, оторвавшись от нее. — Мы можем переночевать здесь и рано утром отправиться дальше.

— А как быть… с ними? — Мэг указала на хижину.

— Мы отвезем тела Коддеров в город. Шериф Дюран заполнит бумаги на твое вознаграждение. Ты сможешь получить его, возвратившись в Шайенн.

— Я не покину Додж без тебя, Джесс Гентри. Когда ложные обвинения снимут, мы можем вернуться вместе. Ты хочешь остаться в Шайенне?

Джессу не хотелось разочаровывать Мэг. Вполне возможно, что он надолго окажется за решеткой.

— У меня там хорошая практика.

— Жители города меня не любят, — вздохнула Мэг. — Если бы не Зак, я бы, не задумываясь, уехала.

— Я заставлю их полюбить тебя, — упрямо возразил Джесс. — Я не разлучу тебя с твоим… отцом.

— С отцом, — эхом повторила Мэг. — Зак мне больше чем отец.

Джесс прижимал ее к себе, пока она не расслабилась и не уснула. Тогда он поднялся, осторожно положил ее на ложе из мягких листьев и отправился готовить походную постель.

Глава 17

Джесс поднялся рано, намереваясь покончить с неприятным делом до того, как проснется Мэг. Умывшись в ручье, он пошел в хижину. Запах тления ощущался, но он привык к нему во время войны. Он вышел, чтобы прихватить скатанные одеяла бандитов, лежащие рядом с их седлами.

Бросив взгляд на Мэг, Джесс убедился, что она крепко спит, и вернулся в хижину. Быстро завернул трупы в одеяла и оттащил их туда, где паслись лошади. Колдеров. Взгромоздив оба тела на спину одной кобылки, Джесс крепко привязал их веревкой. Все. Дело сделано, теперь Мэг может проснуться. Вернувшись к ручью, он тщательно вымыл руки щелочным мылом, которое всегда носил в своей медицинской сумке.

Мэг почти проснулась, когда он вернулся к их убогому ложу. Джесс опустился на корточки около нее, чтобы она могла увидеть его, когда откроет глаза.

Мэг спросонья улыбнулась ему.

— Джесс. Я думала, мне все приснилось, — она вздрогнула, — или я умерла.

— Это я, радость моя. Тебе не приснилось, и ты жива. Он взял ее за подбородок и осторожно приподнял, заглядывая в лицо. Увиденное заставило его содрогнуться.

— Проклятие! Как я не заметил этого?! Мерзавцы! Их смерть была чересчур легкой. Им следовало хорошенько помучиться за то, что они сделали с тобой. — Он резко поднялся. — Лежи спокойно. Я принесу свою сумку и продезинфицирую ссадины.

Он заметил окровавленный платок вокруг ее шеи и едва не завыл от гнева. Он что-то упустил?

— Откуда эта кровь?

Мэг приложила руку к горлу, вскрикнула от боли. Джесс опустился около нее на колени.

— Что такое? Что они сделали с тобой?

Мэг молча смотрела на него. Джесс нежно отвел ее руки и медленно развязал цветной платок. Увидев ее шею, он тихо выругался и сжал кулаки.

— Господи! Который из этих подонков сделал это с тобой? Еще дюйм, и он мог повредить вену.

Он видел, какое мучение доставляет Мэг каждое движение шеи, и гнев ослепил его. Он отдал бы жизнь за то, чтобы оградить Мэг от страданий. Горло перехватило от слез, и он не мог произнести ни слова. Только чувствовал ее боль, как свою собственную.

Мэг робко улыбнулась ему, погладив по заросшей щеке.

— Все не так плохо. Джесс кашлянул.

— Нужно перевязать рану. Я сейчас приду. Не прошло и минуты, как Джесс вернулся.

— Придется зашивать, — заметил он, смачивая дезинфицирующим раствором чистый кусок марли и прикладывая его к ее шее.

— Я потерплю, — сказала Мэг, стиснув зубы от боли.

Джесс старался причинить ей как можно меньше страданий, и она вынесла все с удивительным мужеством, как, впрочем, и все остальное, что преподносила ей судьба. Мэг была дьявольски отважной и храброй. И она принадлежала ему.

Закончив перевязывать рану и продезинфицировав ссадины, он помог ей раздеться, чтобы посмотреть, есть ли какие повреждения на теле. Он обнаружил огромный лиловый синяк от тяжелой руки Лаки. Слава Богу, она избежала изнасилования. Оставалось только поблагодарить Господа за это.

— Я хочу искупаться в озере, прежде чем мы уедем, — сказала Мэг, когда Джесс закончил. — Ты не возражаешь?

— Вовсе нет. И я с тобой. А Колдеры могут подождать.

Мэг скосила глаза на лошадь, на которой лежали мертвые тела, и снова взглянула на Джесса.

— Когда ты сделал это?

— Пока ты спала. Мы найдем это озеро?

Джесс захватил с собой кусок мыла и нежно намыливал ее мокрые волосы и тело, мягко обходя ссадины и кровоподтеки. Когда Мэг предложила сделать то же самое с ним, он отказал. Он понимал, что не выдержит, если она прикоснется к нему. Боже, он хотел ее так сильно, а она не в том состоянии, чтобы заниматься любовью. Ей нужно сначала поправиться, и телом и душой, а он подождет. Вид ее измученного тела давал ему силы сдерживаться. Он слишком любил эту женщину.

Позже, после завтрака, они приготовились к отъезду. Мэг ни разу не оглянулась. Джесс понимал, она хотела поскорее забыть о случившемся.

— Давай поскорее уедем отсюда, — проговорил Джесс, беря поводья лошади, на которой лежали трупы.

— С радостью, — отозвалась Мэг. — Я хочу все забыть.

Они ехали целый день, часто останавливаясь, давая Мэг передохнуть. Джесс не хотел рисковать ее здоровьем.

На закате Джесс предложил остановиться на ночь около ручья в небольшой рощице. Он очень удивился, когда Мэг внезапно побледнела и предложила немедленно ехать дальше. Джесс ничего не спросил. Но поклялся себе докопаться до причины ее внезапного отказа.

Два часа спустя Джесс разжег костер и приготовил нехитрый ужин. После еды Мэг направилась к ручью, пока Джесс готовил их походную постель. Потом он тоже спустился к ручью. Он подошел к ней сзади и обнял за плечи. Откинув волосы, нежно поцеловал в шею.

— Ты не хочешь искупаться? Вода как парное молоко. Она вздрогнула.

— Я чувствую себя так, словно никогда не смою прикосновения Колдеров.

— Почему ты не захотела остановиться, когда я предложил?

— Я не смогла бы уснуть в том самом месте, где они разбивали свой лагерь. Мне неприятно об этом вспоминать.

— Прости, Мэг. Я сотру эти воспоминания навсегда, если только ты позволишь.

— Позволю ли я? О, Джесс! Да, конечно, да…

Джесс улыбнулся:

— Тогда давай искупаемся, я принесу сейчас полотенце. Я быстро.

Когда Джесс вернулся, Мэг стояла на берегу озера. Ее нагое тело утопало в серебристом свете луны. Как завороженный, он любовался ее шелковистыми блестящими волосами, каскадом спадающими на гибкую спину. Ее красота была совершенной. Быстро раздевшись, он присоединился к ней. Она услышала его шаги и улыбнулась ему. Его тело тут же ответило на ее призыв. Он хотел прижать ее к себе, бесконечно целовать и любить, пока хватит сил. Но он боялся волновать ее, она была все еще очень ранима, поэтому он просто обнял ее.

Она повернулась в его руках. Прижалась всем телом к нему, заглядывая в глаза. Джесс задрожал. Если она продолжит, его самообладание растает, как ночной туман перед рассветом. Господи, разве она не понимает, что делает с ним?

— Ты дрожишь, — прошептала Мэг.

— Я так сильно хочу тебя, что еле сдерживаюсь. Мое желание тебе совсем ни к чему.

— Ты уверен? — улыбнулась Мэг. — Может быть, это именно то, что мне нужно. — Мэг…

— Нет, Джесс, молчи.

Она приподнялась на цыпочки и прикоснулась губами к его рту. Он застонал, его руки сомкнулись вокруг ее талии. Грудь к груди, бедра к бедрам, ее нагое тело распаляло его, рождая лишь одно желание — обладать.

— Купание может подождать, — глухо пробормотал он. Выпустив ее из объятий, он вернулся с одеялом и расстелил его на земле.

Мэг молча следила за ним. Он красив, как греческий бог, — высокий и стройный, словно отлит из стали. Темная поросль волос покрывала грудь и узенькой дорожкой сбегала вниз по животу. Она с обожанием смотрела на Джесса, не сознавая, что он наблюдает за ней.

Ее взгляд опустился ниже… и легкий возглас восторга и изумления вырвался из ее уст. Она поспешила перевести глаза на его лицо. Он улыбался, будто знал, о чем она подумала.

Он привлек ее к себе. Мэг задохнулась. Его глаза пронзали ее, его пальцы теребили ее волосы. И тогда его губы нашли ее, взяли их в плен, крадя ее дыхание и наполняя ее рот собственным, горячим и сбивчивым.

Поцелуй длился и длился, его язык то проникал в глубину ее рта, то, дразня, пробегал по очертаниям ее губ. Она таяла в его руках. Он уложил ее на землю и последовал за ней, отгоняя прохладу жаром своего тела.

Она жадно вдыхала его запах. Его руки властно легли на ее грудь.

— Моя, моя… — простонал он ей на ухо. Это был низкий, почти животный звук, который отозвался в ее женском естестве сладкой истомой вожделения.

— Да, твоя. Навсегда, — горячо и страстно шептала Мэг. Взяв в ладони его лицо, она ласкала сильную шею. Его кожа была теплой, скулы твердыми, щетина, успевшая отрасти за день, колола пальцы.

Ее рука скользнула ниже и легла на его грудь, туда, где билось сердце. Оно стучало четко и сильно, как и ее. Затем их губы вновь соединились в поцелуе, и она забыла обо всем на свете, изнемогая от желания. Он приподнял ее бедра и медленно опустился сверху. Наклонив голову, ласкал груди губами и языком. Она задрожала, чувствуя, как твердеют соски, а желание становится совершенно нестерпимым.

— О, Джесс! Пожалуйста…

— Мэг… — Его голос был хриплым, дыхание прерывистым, его рука скользнула вниз, и пальцы, проникнув в ее святая святых, нащупали самую чувствительную точку. Он творил чудо, лаская, прикасаясь, возбуждая, пока ее лоно не стало влажным.

Что-то внутри ее вспыхнуло и разрасталось. Она открывалась навстречу этому ни с чем не сравнимому ощущению, и наслаждение волна за волной омывало ее. Но вдруг он убрал руку. Она замерла, готовая возмутиться, но сдержалась, так как в тот же момент его копье, бархатистое и твердое, проникло в ее жаждущее естество.

Казалось, он вложил в этот удар всего себя, свою силу, свой пыл, все свое существо. И начал движение, сначала медленно, потом все интенсивнее. Забыв обо всем, она отдавалась ему, парила где-то в облаках, ища ту единственно верную точку, которая могла бы довести ее до полного завершения. Невероятное наслаждение вновь вспыхнуло в ней, когда она обрела то, что искала. И тогда она со стоном прильнула к нему, вцепившись в его мощные плечи, принимая его и отдаваясь, и наконец рухнула в бездну острого наслаждения. Джесс присоединился к ней через пару секунд. Его тело напряглось в последнем усилии, и, не думая ни о каких предосторожностях, он отдал все, что имел.

Мэг будто сквозь туман слышала, как Джесс приподнялся и натянул плед на их разгоряченные тела. Когда она очнулась, приятное тепло согревало ее, и она еще плотнее прильнула к его горячему телу.

— Ну как, пришла в себя? — ласково спросил Джесс, когда она пошевелилась в его объятиях.

— Хм-м…

— Ну а теперь хочешь искупаться?

— Пожалуй, да, — промурлыкала она, хотя предпочитала купанию сон.

— Тогда пойдем, — проговорил он, поднимая ее на ноги. — У меня есть мыло.

Мэг неохотно ступила в воду. Она была холодной, и Мэг невольно попятилась, но Джесс, стоя сзади, подталкивал ее в ручей.

— Стой здесь, — приказал он. — Я сам потру тебе спину.

Сначала он намылил ей спину, а затем каждый изгиб, каждый дюйм ее прекрасного тела. Закончив, он протянул ей скользкий кусочек мыла, чтобы она могла сделать то же самое с ним. Когда они вымыли и вытерли друг друга, желание снова овладело ими.

На этот раз они поменялись местами, и Мэг оказалась сверху. Отбросив всякое стеснение, она отдалась страсти, целуя и лаская каждый дюйм его тела. Он стонал и содрогался, доведенный до изнеможения ее ласками.

— Мэг, хватит! — взмолился он и, схватив ее за талию, уложил на спину. Раздвинув ее ноги, он наклонил голову и жадно приник к ней, наслаждаясь ее нектаром. Когда ее тело содрогнулось в ответ на сладкую пытку, он без промедления вошел в нее и довел их обоих до экстаза.

Они отдыхали, потом спустились к ручью и смыли следы любви. Вернулись к стоянке усталые и пресыщенные. Джесс снова разжег костер и устроился рядом с Мэг. Сон быстро сморил их.

Мэг старалась не смотреть назад, где на лошади, трусившей следом за ними, колыхались два безжизненных тела. Она не испытывала ни сожаления, ни страха. Ей не раз приходилось доставлять преступников мертвыми. Просто ей было противно.

Они подъехали к маленькому пограничному городку Уилсон, когда день клонился к вечеру, и прямиком направилась к офису шерифа, чтобы сдать тела пойманных бандитов. Шериф Дюран оторвался от газеты, увидев входящих в его кабинет Мэг и Джесса.

— Я вижу, вы вернули ее, — сказан Дюран, улыбаясь Мэг. — Хорошая работа, Гентри. — Он быстро взглянул на Мэг. — Похоже, вам здорово досталось от них. Не очень больно?

— До свадьбы заживет, — отмахнулась она.

— Извините, Гентри, не сумел оказать вам помощь. Шериф Кроули находился в Гудленде и не смог прислать отряд. Он преследовал угонщика скота. Сказал, что пошлет кого-нибудь, как только вернется. У меня же, как назло, не оказалось людей. Не имею представления, где искать этих Колдеров, когда прибудет помощь?

— В этом уже нет необходимости, шериф, — сообщил Джесс. — Мы привезли их. Оба покойники. Вознаграждение причитается мисс Линкольн.

Дюран присвистнул от удивления и сдвинул шляпу на затылок.

— Вы поймали их обоих? Черт побери, не верю своим ушам. Извините меня, мэм, я думал, ваша слава преувеличена. Я прослежу, чтобы вы получили вознаграждение, только скажите мне, куда переслать деньги, когда они придут.

— Пошлите в Шайенн, до востребования, — ответила Мэг.

— Тела на лошади у вашей двери, — пояснил Джесс. — А нам нужно двигаться дальше. Нас ждут дела на юге.

Внезапно шериф нахмурился:

— Извините, Гентри, но вы никуда не поедете. Мне ваше лицо показалось знакомым, и я наконец вспомнил, где видел вас. На плакате о розыске, который я получил несколько недель назад. Вы арестованы за ограбление банка. Я должен препроводить вас в тюрьму.

Мэг побледнела.

— Нет! Джесс врач, а не грабитель. Обвинения ложные. Мы ехали в Додж, чтобы разобраться в этом деле, но на дилижанс напали.

— Я всего лишь исполняю свой долг, мисс Линкольн. Если обвинение сфабриковано, шериф разберется. Я телеграфирую ему, но пока вынужден держать Гентри за решеткой.

— Вы не можете…

— Мэг, все нормально, — произнес Джесс, силясь успокоить ее. — Скорее всего меня отправят в Додж, куда я сам собирался. Не беспокойся, дорогая.

Все еще недовольная, Мэг послала Дюрану сердитый взгляд.

— Не сажайте Джесса в тюрьму, шериф. Позвольте ему остаться на свободе, пока не свяжетесь с шерифом Даллером. Он никуда не сбежит, я ручаюсь.

— Извините, мисс Линкольн. Я выполняю свои обязанности. Ваше оружие, Гентри.

В голове Джесса промелькнула безумная мысль: что, если пригрозить шерифу оружием и бежать? Но он понимал, что это превратит его в настоящего беглого бандита, каким провозгласил его закон. И все же безропотно подчиниться судьбе было не в его правилах. Но револьвер выхватила Мэг.

— Извините, шериф, мы не можем надолго задерживаться. Как Джесс докажет свою невиновность, если вы его посадите?

— Послушайте, мисс Линкольн, — рявкнул шериф. — Вы нарушаете закон. Если не уберете оружие, я упрячу в тюрьму обоих.

— Беги, Джесс! — крикнула Мэг. — Я задержу шерифа, а потом нагоню тебя.

Джесс шумно выдохнул.

— Ты делаешь глупость, Я однажды сбежал от правосудия и не собираюсь снова повторять свою ошибку. Я хочу увидеть своих братьев свободными, избавить себя и их от гнусного обвинения. И ничто не помешает мне сделать это. Ты остынешь и поймешь, что я прав. Эта выходка нам ничего не даст.

Мэг вздернула подбородок.

— Это даст нам возможность выбраться из города. Джесс быстро шагнул к ней и вырвал револьвер из ее рук.

— Это приведет нас обоих в тюрьму! — Он передал револьвер шерифу и, расстегнув свой ремень с кобурой, положил на стол. — Вы должны извинить ее, шериф, Мэг еще не пришла в себя после серьезной стычки с братьями Колдер.

— Я понимаю, — произнес Дюран, убирая оружие в письменный стол. — Вы получите свой револьвер, когда успокоитесь, мисс Линкольн. Пойдемте со мной, Гентри. Тюрьма у нас не ахти, но вам придется посидеть там, пока я не свяжусь с Доджем.

Тюрьмой служила небольшая пристройка за конторой шерифа. Дверь с глазком вела в пустую камеру без окон. Койка, маленький стол, один стул и помойное ведро в углу составляли скудную обстановку этой пропахшей мочой и тухлой едой камеры.

— Вы не можете держать его здесь! — взмолилась Мэг.

— Это все, чем мы располагаем. Входите, Гентри, — поторопил Дюран. — Я телеграфирую в Додж и справлюсь, что они собираются делать с вами. И потом сам доставлю вас на место.

Джесс прошел в камеру, затем повернулся и подбадривающе улыбнулся Мэг. Дверь с лязгом закрылась за ним. Дюран запер замок и положил ключ в тот самый ящик, где лежали револьверы. Ключ от ящика он сунул в карман.

— Вы не хотите пройти со мной на телеграф, мисс Линкольн? — предложил шериф. — Мой вам совет — поищите себе комнату на ночь.

— Хорошо, идемте, — рассеянно ответила Мэг, бросая взгляд через плечо, туда, где в маленькой тесной камере сидел человек, которого она любила.

— Извините, шериф, — сказал телеграфист, возвращая бланк. — Линия повреждена. Видимо, эти краснокожие получают удовольствие, портя наши коммуникации. Потребуется несколько дней, чтобы все поправить…

— Несколько дней! — ахнула Мэг. — Значит, Джессу придется оставаться в этом свинарнике больше одной ночи?

— Отвлекитесь от этого, мисс Линкольн. Поверьте, у него там достаточно еды, не стоит беспокоиться на этот счет.

— Я хочу видеть Джесса.

— Хорошо, вы можете поговорить через решетку. В любом случае вам придется вернуться в мою контору, чтобы забрать свое оружие.

Мэг вместе с Дюраном вернулась в офис. Никогда не видела она такого бедного города: два салуна, пара лавочек, парикмахерская и баня, на втором этаже которой, по всей видимости, располагался публичный дом. Одно грязное кафе и платная конюшня дополняли этот скудный деловой центр.

— А есть здесь гостиница? — поинтересовалась Мэг.

— Здесь есть два дома, где сдают комнаты, это на боковой улочке. Один принадлежит Эгги Ронстэд. Там чисто и недорого, а кормежка — лучше не придумаешь.

— Пожалуй, я остановлюсь там, — сказала Мэг, — но сначала навещу Джесса.

Мэг вернулась к камере Джесса. Ухватившись за решетку, она вглядывалась внутрь. Джесс сидел на койке, уронив голову на руки.

— Джесс.

Должно быть, она застала его врасплох. Он поднял голову. Взгляд его был полон такого отчаяния, что у нее защемило сердце. Увидев Мэг, он выдавил улыбку.

— Мэг, зачем ты вернулась? Шериф Дюран уже послал телеграмму?

— Линия испорчена. Индейцы. Телеграф заработает только через несколько дней. Мне очень жаль, Джесс.

Джесс пожал плечами.

— Не стоит огорчаться, к этому все и шло. Найди комнату и хорошенько выспись.

Мэг прижалась лицом к решетке и прошептала:

— Позволь мне вызволить тебя отсюда!

— Нет! Я не хочу. И запрещаю тебе ради меня нарушать закон.

— Ты не можешь оставаться здесь, — возразила Мэг. — В этих нечеловеческих условиях!

— Я выдержу. — Он просунул руку сквозь решетку и погладил ее по щеке. От этого нежного прикосновения Мэг захотелось плакать. Разве это справедливо? Неужели они никогда не обретут заслуженного покоя и счастья?

— Иди, милая. И приходи утром, когда отдохнешь. Комок в горле мешал ей говорить, и Мэг просто молча кивнула.

— Я вернусь завтра, шериф, — бросила она, уходя. — Не забудьте покормить Джесса.

Мэг сняла комнату в пансионе Эгги. Комната оказалась маленькая, но чистая и светлая, а обед и завтрак входили в стоимость. По крайней мере ей не нужно беспокоиться по поводу денег, большая часть полученного в Шайенне вознаграждения еще оставалась при ней.

Эгги производила впечатление женщины доброй, хоть и слишком словоохотливой. Она охала и ахала по поводу мужского наряда Мэг и ее все еще заметных синяков. Мэг пришлось рассказать в нескольких словах, что с ней произошло, умолчав об аресте Джесса.

Миниатюрная, очень подвижная, несмотря на полноту, Эгги бросила на Мэг полный сомнения взгляд.

— Я подозреваю, что далеко не все вы рассказали мне, моя милая. Дай Бог, все уладится. Вы очень сильная женщина. Подумать только, пройти через такое испытание и сохранить чистую душу. — Эгги покачала головой. — Большинство женщин сломались бы, оказавшись в лапах негодяев. А вы еще и «охотник за головами»! Ай-я-яй, моему любопытству нет предела. А где же тот удивительный мужчина, который спас вас?

— Это уже другая история, всему свое время, — устало ответила Мэг.

— Конечно, милочка, как бесчувственно с моей стороны приставать к вам с вопросами, когда вы так устали. Вам нужно выспаться. Обед в восемь, и, знаете, вам бы следовало надеть платье.

Эгги стремительно повернулась и выпорхнула из комнаты. Мэг невольно улыбнулась: не женщина, а маленький вихрь. Стоило ей остаться одной, и мысли снова вернулись к Джессу и тому ужасному положению, в котором он оказался. Почему он не позволяет ей вызволить его из тюрьмы? Она смогла бы. Тупое ожидание приводило в уныние.

На следующее утро, совсем рано, Мэг уже была в тюрьме. Джесс завтракал, и его еда выглядела вполне аппетитно. Значит, шериф Дюран сдержал слово. Но сам Джесс выглядел хуже некуда. Лицо заросло неопрятной щетиной, а одежда была измята, так как он спал не раздеваясь.

— Ты не должна задерживаться здесь, — сказал он, поздоровавшись с Мэг. — Возвращайся назад. Уверен, дилижанс придет через день или два.

— Я никуда без тебя не поеду, Джесс, — заупрямилась Мэг. — Когда ты наконец поймешь, что я люблю тебя и сделаю все, чтобы помочь тебе?

— Но ты ничего не можешь сделать, Мэг. Любовь не спасет меня. Чем скорее я попаду в Додж, тем быстрее смогу убедить суд, что я и мои братья невиновны.

Мэг слушала, но по его глазам видела, что он сам не верил в то, что говорил. Она только собралась ответить, как шериф Дюран подошел к ним.

— Я заходил на телеграф и снова пытался отправить телеграмму в Додж.

— Можно мне остаться здесь и поговорить с Джессом? — спросила Мэг.

— Хорошо, — ответил Дюран. — Но только не вздумайте ничего выкинуть. Оружие заперто у меня в столе. И я заберу ваш револьвер, если вы не возражаете.

Мэг возражала в душе, но отдала свой револьвер без колебаний. Пока Джесс рядом, она не позволит себе ничего рискованного.

Сначала они болтали о пустяках, потом он заговорил о ее будущем:

— Если меня осудят и посадят в тюрьму, я хочу, чтобы ты вернулась к Заку. Он позаботится о тебе. Я не могу просить, чтобы ты ждала меня. Ты молода и полна жизни, и не нужно тосковать о мужчине, который неизвестно когда сможет вернуться к тебе. Даже если мистер Уингейт скажет правду, меня могут заставить жениться на его дочери.

— Ты с ума сошел, Джесс Гентри! Не смей так говорить! Как ты можешь даже думать о том, чтобы сдаться? Мистер Уингейт должен признать свою ошибку. Я сама заставлю его, — решительно прибавила она.

Он потянулся через решетку и пробежал пальцами по ее щеке.

— Я тебя не стою, Мэг. Я хочу иметь семью. Неужели это так много?

Мэг улыбнулась ему:

— Нет, это не много. Это именно то, чего я хочу. Он всматривался в ее лицо.

— Я не был осторожен с тобой, как следовало, любовь моя. Ты не… ты не… черт, как я мог допустить такое? Ты не беременна, Мэг?

Мэг приложила руку к животу. Вполне вероятно, но Джессу, кажется, этого не хочется? Она покачала головой:

— Нет.

Вздох облегчения вырвался из его груди, и Мэг поняла, что ответила правильно.

— Я говорил, что хотел бы иметь с тобой детей, но сейчас не время. Когда все окажется позади, мы поженимся и тогда подумаем о детях.

Мэг робко улыбнулась. Когда наступит этот день? И наступит ли вообще? Даже если она беременна, а он не сможет помочь ей воспитывать дитя, все равно… Все равно это величайшее счастье.

Шериф Дюран вернулся, его лицо было задумчивым.

— Вы смогли связаться с Доджем? — настороженно спросила Мэг.

— Нет, и похоже, это случится не скоро. Линия повреждена по всей территории. И потребуются недели…

— Недели! — ахнула Мэг. — Вы не можете держать Джесса так долго.

— Я думал об этом, — заметил Дюран. — Завтра должен прийти дилижанс. Я доставлю Джесса в Додж.

— Я с вами, — заявила Мэг. — Я тоже поеду в дилижансе. Дюран пожал плечами:

— Ваше дело…

— Мэг, прошу тебя, — вмешался Джесс. — Возвращайся в Шайенн.

— Нет. — Мэг вызывающе уперла руки в бока. — Ты так просто от меня не отделаешься, Джесс Гентри. Я продам лошадей и поеду в дилижансе.

Джесс не сомневался в этом ни на минуту. Сколько же раз Мэг подвергала себя опасности ради него? Столько раз, что и не сосчитать.

Скоро, подумал Джесс. Скоро он прибудет в Додж, туда, откуда все началось. К сожалению, он не знал, чем все закончится, и эта неопределенность вселяла в него тревогу. Он не сомневался, что сделает все, чтобы заставить мистера Уингейта признать свою ложь. Нет такой жертвы, которую Джесс не принес бы ради своей семьи и ради свободы.

На следующий день Джесса в наручниках вывели из тюрьмы. Шериф Дюран держал его под прицелом, на случай, если ему вздумается бежать. Мэг следовала за ними с медицинской сумкой Джесса в руках. Еще один пассажир уже поджидал их — пожилой джентльмен, направляющийся в Додж увидеть своего первого внука. Джесс надеялся, что этот дилижанс не постигнет та же участь, что тот, в котором ехали они с Мэг.

И еще он надеялся, что Мэг выбросит из головы всякие глупые мысли о его освобождении.

Глава 18

Наконец перед ними предстал Додж-Сити. Джесс смотрел через окно на знакомые пыльные крыши домов; расположенных на плоской, ссохшейся от зноя земле, и не испытывал ни малейшего умиления. Додж ничуть не изменился. Джесс помнил, как вернулся с войны, и как гордился, открыв частную практику, и как ему потом было обидно, когда те же горожане избегали его, предпочитая пьяницу хирурга, который больше любил выпивку, чем своих пациентов.

Джесс исподтишка покосился на Мэг и увидел, что она наблюдает за ним. Ему следовало отговорить ее от этой поездки, разве она недостаточно страдала из-за него? Он вздохнул. Зная Мэг, он не сомневался, что никакие уговоры не помогут! Как же он любит ее!

Дилижанс катился по шумной и многолюдной главной улице и остановился у конечной станции, чтобы высадить пассажиров. Джесс соскочил со ступеньки и потянулся. Дорога оказалась долгой и изнурительной. К сожалению, он не имел возможности поговорить с Мэг наедине, так как шериф Дюран не спускал с него глаз.

— Где контора шерифа? — спросил Дюран, подходя к Джессу.

— На той стороне улицы, — ответил Джесс, кивком указывая на небольшое здание.

— Пошли, — бросил Дюран, подталкивая Джесса вперед.

Джесс шел по оживленной улице, запруженной повозками и лошадьми, а Дюран следом. Оглянувшись через плечо, Джесс увидел, что Мэг не отстает от них ни на шаг. Ее лицо было строгим и сосредоточенным.

Господи, думал Джесс, какие мысли крутятся в этой изящной головке? Неужели она даже сейчас прикидывает, как бы освободить его? Он послал ей теплый взгляд и получил в награду улыбку, которая не сулила ничего хорошего тому, кто попытается помешать ее планам.

— Сначала вы, — произнес Дюран, придерживая дверь и пропуская Джесса и Мэг вперед.

Они вошли в контору шерифа. Дюран, войдя следом за ними, закрыл дверь. Мужчина, которого Джесс прежде никогда не видел, сидел за столом. Он поднялся навстречу.

— Вы шериф Даллер? — спросил Дюран.

— Нет, сэр, я помощник шерифа Уайленд. Чем могу помочь?

— Вы новенький? — поинтересовался Джесс.

— Я приехал в Додж две недели назад из Топики и предложил свои услуги, когда узнал, что шериф Даллер ищет помощника.

— Где я могу найти шерифа, Уайленд? — спросил Дюран. — Я привез арестованного, нужно, чтобы он разобрался с ним. Его имя Джесс Гентри. Он обвиняется в ограблении банка. Я полагаю, вы слышали о нем?

— Не могу сказать, — пожал плечами помощник шерифа. — К сожалению, сейчас нельзя связаться с шерифом Даллером. Не знаю, когда он вернется. — Любопытный взгляд Уайленда остановился на Джессе, затем на Мэг. — Думаю, я могу принять арестованного под свою ответственность, шериф Дюран.

— Безусловно, — ответил Дюран.

— А что с женщиной? — понизив голос, поинтересовался Уайленд. — Она тоже в розыске?

— Нет. Это женщина Гентри. Она настаивала, что должна сопровождать его, и я не мог отказать. У вас есть свободная камера?

— Да, следуйте за мной.

Уайленд провел их через дверь в коридор, где помещалось несколько камер. Мэг не отставала от мужчин. Уайленд снял связку ключей с ремня и открыл дверь незанятой камеры. Джесс, не задавая вопросов, шагнул внутрь. Он протянул руки, и Дюран снял наручники.

— Удачи, Гентри, — бросил Дюран, когда дверь камеры закрылась. Он повернулся к Уайленду: — Я сейчас же должен возвращаться назад. Вы не подскажете мне, где можно взять напрокат лошадь?

— Конечно, шериф, — кивнул Уайленд.

Он объяснил Дюрану дорогу и проводил его до дверей. Внезапно вспомнив о Мэг, повернулся, глядя на нее:

— Вы должны уйти, мэм.

Упрямое выражение лица Мэг подсказало ему, что она думает по этому поводу.

— Я никуда не уйду. Джесса не имеют права держать в тюрьме. Это ложное обвинение.

— Я не в курсе дела, мэм. Не припомню, чтобы шериф упоминал Джесса Гентри, но это ничего не значит.

— Это неправда! — с жаром возразила Мэг.

— Оставь, Мэг, — сказал Джесс. — Ты ничего не докажешь. Я сам хотел вернуться в Додж, конечно, не в наручниках, но это мой собственный выбор.

Мэг закусила губу.

— Я не позволю тебе гнить здесь. Я собираюсь призвать к ответу мистера Уингейта. Если в нем есть хоть капля совести, он поймет и освободит тебя и твоих братьев.

— Подожди, пока шериф вернется, не торопи события.

— Ваш друг мыслит здраво, мэм, — вмешался Уайленд. — Вы не можете оставаться здесь, это не разрешается. Соблюдайте правила, и я позволю вам завтра навестить арестованного.

— Иди, Мэг. Ты ничего здесь не добьешься, — настаивал Джесс.

Мэг не хотела уходить, но ей пришлось подчиниться.

— Что ж, пусть будет так, — с неохотой согласилась Мэг, — но я вернусь завтра.

Она попрощалась с Джессом и вышла. Первым делом надо найти ночлег. Затем она обдумает, что делать дальше.

Мэг остановилась в «Додж-Хаус», лучшей гостинице в городе. Она была приятно удивлена, узнав, что в гостинице есть ванные комнаты, и без промедления воспользовалась этой роскошью. Свежая и снова полная сил, чувствуя себя гораздо лучше, Мэг попросила принести еду в номер. Она расхаживала из угла в угол, обдумывая судьбу Джесса.

За столом Мэг приняла решение. Завтра утром она пойдет к мистеру Уингейту и уличит его во лжи. Иного пути вытащить Джесса из тюрьмы не существует.

Хотя еда оказалась на удивление хорошей, Джесс едва прикоснулся к ней. Он пришел к печальному выводу, что застрянет в тюрьме надолго. Такой высокомерный человек, как Уингейт, никогда не признается. Возможно, он захочет, чтобы Джесс женился на его дочери, но Джесс твердо решил, что не пойдет на это. Не пойдет, потому что любит Мэг.

Помощник шерифа вернулся за подносом и увидел, что Джесс почти не притронулся к еде.

— Не голодны, Гентри?

— Можно сказать и так, — отозвался Джесс. — Перспектива долгого заключения не способствует аппетиту, особенно когда знаешь, что невиновен.

— Уверен, шериф во всем разберется, как только вернется. Я ничего не могу для вас сделать.

Джессу пришла на ум внезапная мысль. Это может не сработать, но стоило попробовать.

— Помощник, вы знаете мистера Уингейта, владельца банка?

— Кто же его не знает? — удивился Уайленд. — Он один из самых уважаемых людей в городе.

— Мне обязательно нужно поговорить с ним. Немедленно. Не могли бы вы послать за ним кого-нибудь?

— Если вы ограбили его банк, неужели вы думаете, что он захочет разговаривать с вами?

— Не знаю, но моя судьба зависит от этого, и я должен использовать последний шанс. Попросите его прийти сюда. Что это может нарушить?

— Ничего, я думаю, — произнес Уайленд не очень убежденно. — За исключением того, что я не хочу беспокоить такого важного человека за ужином.

Джесс сделал последнюю попытку:

— Я не грабитель, я врач. Уайленд долго смотрел на Джесса.

— Вы не похожи на грабителя, я повидал их немало, — заметил он. — Хорошо, я сам схожу к Уингейту. Но я ничего не смогу поделать, если он откажется.

— Я понимаю и благодарю вас. — Уайленд ушел, и Джесс тяжело опустился на железную койку. Он представления не имел, почему так настаивал на встрече с Уингейтом, когда вероятность заставить банкира изменить мнение была ничтожна, но не мог сидеть сложа руки.

Погрузившись в печальные размышления, Джесс подумал, что Мэг — единственная радость в его жизни. Мэг любила его и верила ему, и он должен ради нее восстановить свое доброе имя и репутацию. Он хотел жить рядом с Мэг, растить с ней детей и помогать людям. Неужели он хотел слишком многого?

Минуты текли, и, когда Джесс уже потерял всякую надежду, дверь отворилась. Его сердце упало при виде одного Уайленда, затем снова преисполнилось надежды, так как появился Уингейт. Уайленд немедленно отпер дверь камеры и распахнул ее.

— Вы свободны, Гентри. Можете идти. Мистер Уингейт все мне объяснил. Если бы шериф оказался на месте, все выяснилось бы раньше. Думаю, вы понимаете, что я просто выполнял свои обязанности.

Джесс сделал неуверенный шаг к двери и остановился в нерешительности. Что, если это ловушка, и его обвинят в попытке бегства?

— Все хорошо, Гентри, — похлопал его по плечу Уингейт. — Я все объяснил помощнику. Никто не грабил мой банк. Я все выдумал. Шериф знает, что произошла ошибка.

Не веря своему счастью, Джесс пошел следом за Уингейтом в контору шерифа. Уайленд отпер ящик стола и вернул ему его револьвер.

— Я действительно свободен? — недоумевал Джесс. — А братья как же?

— Это нужно обсудить, — произнес Уингейт. — Пойдемте ко мне, и я вам все объясню за стаканчиком бренди.

Джесс надел ремень, поправил кобуру и отправился за Уингейтом. Холодный ветер ударил ему в лицо. Первая мысль Джесса была, конечно, о Мэг. Ему хотелось поскорее найти ее и поделиться своей радостью, но сначала нужно выслушать рассказ Уингейта. И потом, он хотел убедиться, что его братья больше не преследуются по закону.

Дом Уингейта оказался совсем рядом. Банкир провел его в комнату, которая, как решил Джесс, служила кабинетом. Пригласив Джесса присесть, Уингейт молча разлил бренди. Джесс удобно устроился в кожаном кресле, но тревожные мысли не давали покоя. Уингейт протянул ему бокал бренди и уселся за письменным столом.

Джесс с удовольствием потягивал крепкий напиток.

— Отличный вкус, — похвалил он. — Итак, что вы хотели мне рассказать?

— Вы в последнее время видели своего брата Рейфа? — спросил Уингейт.

— Нет, мы не виделись с того самого дня, как покинули Додж.

— Следовательно, вы не знаете, что недавно он приезжал в Додж со своей женой?

Джесс неловко плеснул бренди на колени.

— Рейф женился?

— Совершенно верно, и на очень милой женщине. Ее зовут Анжела. Она миссионерка или евангелистка, в общем, что-то в этом роде.

Джесс невольно рассмеялся:

— Рейф женился на религиозной женщине? Это что-то новое. Вы ни с кем его не перепутали?

— Нет. Рейф сидел в местной тюрьме, ожидая суда. Миссис Гентри умоляла меня рассказать правду об ограблении банка. — Он исподлобья взглянул на Джесса. — Я отказался, конечно. Но она не сдалась и попросила о помощи мою дочь.

— Делия помогла Рейфу снять несправедливый приговор?! — Джесс не верил своим ушам.

Уингейт отхлебнул бренди.

— Делия не знала, что я оговорил вас, заставляя жениться на ней. А когда узнала, высказала мне все, что думает по этому поводу. Между прочим, Делия теперь замужем за отцом ее ребенка.

— Итак, вы в конце концов признались? — горько сказал Джесс. — Почему бы вам не сделать это с самого начала, тогда бы ничего не произошло. А Сэм знает?

— Не могу сказать. Вы не знаете, куда он мог направиться?

— Нет, и я уверен, Рейф тоже не знает. А наша ферма?

— Мне очень жаль. Банк выкупил ее, и я подарил ее Делии на свадьбу. Они с мужем любят ферму и восстановили ее. Я при всем желании не смогу вернуть ее вашей семье.

— А что Рейф на этот счет говорит?

— Кажется, это не очень его огорчает. У них с женой золотые прииски недалеко от Каньон-Сити в Колорадо. Они теперь живут там.

— Но злополучные плакаты все еще продолжают гулять по стране?

— Шериф Даллер обо всем позаботился. Он распорядился, чтобы их изъяли из обращения, но не может проследить за всем. Он дал Рейфу документ, подтверждающий его невиновность. Такой же получите и вы.

— Если бы не ваша ложь, нам не пришлось бы скрываться от закона, — хмуро заявил Джесс. — Вы хоть немножко представляете себе, что должен чувствовать человек, находясь в бегах? После окончания войны я хотел иметь лишь медицинскую практику и свой дом. Но из-за вас…

— Я не оправдываю себя, но, честное слово, отцовское сердце… Мысль о том, что моя дочь носит незаконного ребенка, приводила меня в ужас.

— Не думаю, что когда-нибудь смогу простить вас. Может быть, когда сам стану отцом, пойму. По крайней мере теперь я знаю, что у Рейфа все в порядке. Меня волнует Сэм. Один Бог знает, что ему пришлось пережить.

— Чем я могу помочь вам.? — залебезил Уингейт. — Если нужны деньги…

Джесс упрямо сжал губы.

— Мне ничего от вас, не нужно. Я оставил выгодную практику в Шайенне и намерен вернуться туда как только смогу. У меня есть женщина, которая любит меня, несмотря ни на что. Мы собираемся пожениться.

— Что ж, желаю удачи, — сказал Уингейт и протянул руку. Джесс сделал вид, будто не заметил этого.

— Спокойной ночи, сэр. Я должен отправиться на поиски своей невесты.

— Мне очень жаль, — промямлил Уингейт, провожая его до дверей. — Я чуть было не потерял жену и дочь из-за своей гордыни и этого фальшивого обвинения. Если бы Рейф не вернулся в Додж, я мог бы лгать и дальше.

Джесс ничего не ответил. Дверь за ним закрылась, и он пошел к воротам. У самого выхода он замешкался, внезапно поняв, что представления не имеет, где искать Мэг. Очевидно, она остановилась в каком-то отеле, заказав комнату на ночь, но где? В Додже находилось несколько пансионов и гостиниц.

Джесс знал, Мэг не нуждается в деньгах и скорее всего она остановилась в отеле, а не в пансионе. Используя свои прежние знания о городе, Джесс решил сначала зайти в лучший отель. В «Додж-Хаус».

Он чувствовал, будто тяжелая ноша спала у него с плеч, и надеялся, что Рейф испытывал то же самое. Если бы только знать, где найти Сэма. Слава Богу, до их условленной встречи в Денвере осталось всего несколько месяцев.

В просторном холле «Додж-Хаус» было тихо и безлюдно. Джесс подошел к стойке. Высокомерный клерк бросил взгляд на его потрепанную одежду и заросшие щетиной щеки и презрительно скривился:

— Это первоклассный отель. Наши комнаты не из дешевых. Если желаете, я могу указать вам место, где более низкие цены.

— В этом нет необходимости, — ответил Джесс. — Мне нужно узнать, не остановилась ли у вас сегодня молодая дама по имени Мэг Линкольн?

— Мне очень жаль, но мы не даем справок о наших гостях.

— Мисс Линкольн моя невеста. Я должен был встретится с ней, — резко проговорил Джесс.

— Мне не позволено…

Теряя терпение, Джесс схватил клерка за грудки.

— Я спрашиваю еще раз, — еле сдерживая себя, прорычал он. — Скажите мне, остановилась ли у вас Мэг Линкольн, или вам не поздоровится.

Глаза клерка расширились, он проглотил слюну, кадык заходил на его тонкой шее, а руки беспомощно повисли. Внезапно он увидел кого-то позади Джесса и сделал знак, моля о помощи.

— Что здесь происходит? — последовал вопрос.

Джесс медленно отпустил клерка и повернулся, чтобы увидеть, кому принадлежит этот голос.

— Этот бродяга угрожает мне, — пожаловался клерк дрожащим голосом. — По нему тюрьма плачет.

— Действительно, мистер Гентри, — укоризненно проговорил Уайленд, прикасаясь к полям шляпы. — Я на дежурстве, вот и заглянул… Какие проблемы?

— Никаких, — сквозь зубы ответил Джесс. — Я вежливо задал вопрос и был вправе рассчитывать на столь же вежливый ответ.

— Мы не даем информацию о наших гостях, — оправдывался клерк.

— Я интересовался своей невестой, — возразил Джесс. — Она могла остановиться здесь.

— А я объяснил…

— Ответьте доктору Гентри, — приказал Уайленд. — Я не вижу в этом ничего ужасного.

— Вы знаете этого господина? — удивился клерк.

— Я удивлен, что вы не знаете его, — парировал Уайленд. — Это Джесс Гентри. Он врач и жил в этих краях.

— Гентри? Гентри… — повторял клерк. — Но не один из тех бандитов, которых разыскивали?

— Это ошибка, — объяснил Уайленд. — Скажите Гентри, не остановилась ли его дама в отеле.

По-видимому, окончательно успокоившись, клерк сообщил Джессу, что ему было нужно.

— Мисс Линкольн прибыла несколько часов назад. Ее номер двести двадцать пять на втором этаже, третья дверь слева.

— Премного благодарен, — кивнул Джесс. — Вам тоже, помощник. Хорошо, что вы оказались рядом.

— Нет проблем, Гентри. Закон сыграл с вами и вашими братьями злую шутку. Моя помощь не сможет загладить пережитых вами страданий. — Он приподнял шляпу. — Спокойной ночи и всего хорошего.

Джесс бросил на клерка торжествующий взгляд и направился к лестнице. Через несколько минут он увидит Мэг, и от этой мысли весь мир засверкал радужными красками.

Мэг сидела на краю постели, бездумно глядя в одну точку и машинально расстегивая платье. Она в десятый раз повторяла про себя слова, которые должна завтра утром сказать Уингейту. И в десятый раз боялась, что все забудет в самый решающий момент.

Усталая и разбитая, Мэг скользнула в постель и натянула одеяло до подбородка. Хотя кровать была очень удобной, она ощущала себя одинокой и покинутой. Встретятся ли они когда-нибудь? Родится ли у них ребенок, о котором мечтал Джесс?

Ее рука легла на живот. Вполне возможно, что она уже носит его дитя. Все признаки налицо, если она хоть что-то в этом смыслит. Сообщить Джессу? Нет, пока не время. У него достаточно проблем, чтобы добавлять еще и эту.

Закрыв глаза и поудобнее закутавшись в одеяло, она пыталась уснуть. И уже почти задремала, когда услышала, как кто-то стучит в дверь. Кому она понадобилась посреди ночи? Мэг зажгла лампу и подошла к двери.

— Кто там? — спросила она, не открывая.

— Мэг, это я, Джесс. Открой…

— Джесс! Не может быть!

— Я не привидение, любовь моя. Впусти же меня.

Едва сдерживая крик радости, Мэг повернула ключ в замке и распахнула дверь. Секунды спустя он уже сжимал ее в объятиях.

— Что случилось? Ты сбежал из тюрьмы? — В ее зеленых глазах зажглась отчаянная решимость. — Мы можем уехать сейчас же, я только оденусь… Украдем лошадей. Но ты подумал, куда мы поедем?

Она услышала его смех и нахмурилась. Что за неуместное веселье?

— Ну что ты, любимая, на этот раз нам не надо красть лошадей и удирать из города.

— Как не надо? Ты в своем уме? — возмутилась Мэг. — Постой, как тебе удалось сбежать из тюрьмы?

— Я не сбежал. Мы с братьями свободны. Я могу идти куда захочу, и никто больше не остановит меня.

Возглас вырвался из ее груди.

— Ты свободен? Я ничего не понимаю.

— Я объясню все, но сначала позволь мне закрыть дверь.

Мэг не хотела его отпускать. Она боялась, что все это ей приснилось. Но он уже высвободился из ее рук и пошел закрыть дверь. Он вернулся и посмотрел на нее. Она слышала, как он глубоко вздохнул, а его глаза вспыхнули восхищением. Ну конечно, свет лампы насквозь просвечивал тонкую рубашку, и Джесс видел ее всю.

— Господи, до чего же ты красива, — прошептал он. — Ты моя, Мэг. Моя. Теперь, когда я наконец свободен, я так сильно хочу всего… Тебя, детей, дом, практику… даже страшно, как много я хочу.

— Совсем не много, — заверила его Мэг. Слезы навернулись ей на глаза, и она смахнула их. — Я хочу того же. Ничто теперь не остановит нас. Ну а сейчас расскажи мне, что случилось.

Джесс усадил ее на постель и устроился рядом. Затем он подробно рассказал ей, как мистер Уингейт пришел в тюрьму и снял все обвинения с него и его братьев.

— Уингейт сказал, что жена Рейфа убедила его открыть правду.

— Рейф женился? — спросила Мэг. — Это чудесно.

— Я не могу вообразить это, Он женился на евангелистке, — объяснил Джесс. — В это трудно поверить. Через несколько месяцев мы должны встретиться в Денвере, тогда разузнаю детали. А теперь я хочу только, чтобы Сэму обо всем стало известно. Это изменит его жизнь.

Мэг хранила молчание. А что, если Джесс, став свободным, захочет поселиться в Додж-Сити? У братьев Гентри где-то в окрестностях есть ферма. Может быть, он захочет жить там?

— Что теперь, Джесс? Куда мы отсюда поедем?

— Домой, — ответил Джесс.

— Ты имеешь в виду вашу семейную ферму?

— Считай, что ее больше нет, родная. Продана Уингейту для покрытия долгов. Он преподнес ее дочери в качестве свадебного подарка. Из того, что я понял, Делия и ее муж сумели превратить это убыточное хозяйство в процветающее. Нам это не удавалось, что, впрочем, неудивительно, мы ковбои, а не фермеры. Наш дом в Шайенне, там меня ждет практика, а тебя — Зак.

— Я ждала, что ты скажешь это, — счастливо рассмеялась Мэг.

— Я никогда не отделял тебя от человека, которого ты считаешь своим отцом. Зак не крепкого здоровья. И кому, как не нам, окружить его заботой и любовью? Кто знает, сколько времени ему отпустил Господь.

— Я тоже так думаю. Когда мы можем уехать?

— Мы должны подождать возвращения шерифа. Он выдал Рейфу документ, свидетельствующий о том, что он чист перед законом, я должен получить такой же.

— Я так люблю тебя, — прошептала Мэг, прижимаясь к нему. — Мы, кажется, обо всем поговорили? — Ее глаза лукаво сверкнули. — Если да, то почему бы не подумать кое о чем другом?

— Я только об этом и думал, пока был за решеткой, — признался Джесс. — Но прежде чем лечь с тобой в постель, я должен смыть с себя тюремную грязь.

— Внизу в холле есть ванная комната. Она наверняка свободна в такое позднее время. Поторопись, дорогой, я подожду тебя.

Джесс притянул ее к себе, его поцелуй подарил обещание. Когда он прервал его, Мэг прижалась к нему, не желая отпускать. Она никогда больше не позволит ему уйти.

— Я скоро вернусь, — успокоил он.

Он ушел, осторожно прикрыв за собой дверь. Мэг улеглась в постель, с нетерпением ожидая его возвращения. Его долго не было. Несмотря на все усилия, Мэг не заметила, как уснула.

Джесс вернулся и тихо вошел в комнату. Он запер дверь и подошел к постели. Тусклый свет лампы падал на лицо Мэг. Поняв, что она спит, он вздохнул с сожалением, разделся и лег рядом. Он обнял ее и привлек поближе к себе. Всего несколько часов назад он боялся, что ему больше никогда не придется держать ее в объятиях.

Но он не желал довольствоваться малым.

Его рука потянулась к ее груди. Он почувствовал гулкое биение ее сердца, тепло ее тела, и желание мгновенно вспыхнуло в нем. Он тихо застонал, когда она шевельнулась и ее соски напряглись под его ладонью, тихонько сжал ее грудь. Легкий вздох слетел с ее губ. Этот звук заставил его мужское естество моментально отозваться. Он хотел раздеть ее, хотел чувствовать ее наготу всем телом. Неторопливым движением он потянул подол ее ночной рубашки вверх, открывая сначала ноги, потом живот, потом грудь. Когда он пытался снять рубашку через голову, она открыла глаза и непонимающе уставилась на него.

— Джесс… Кажется, я уснула…

— Спи, спи… я не хотел будить тебя, любовь моя, но ничего не могу поделать с собой.

Она запустила пальцы в его густые, еще влажные волосы, притягивая ближе голову. Его губы оказались так близко, что не могли не встретиться с ее, полураскрытыми и готовыми к поцелую.

— Я хочу тебя так, — шептал он, снимая с нее рубашку. — Без ничего…

Он целовал ее в шею, в изящное маленькое ушко и потом снова в губы. Обхватив ладонями ягодицы, притянул ее к себе, дабы она могла убедиться в его готовности. Затем, раздвинув ее ноги, он опустился между ними.

— Могу я взять тебя, дорогая? Прости, я больше не в состоянии ждать. В следующий раз мы сделаем это помедленнее.

Мэг тоже не желала больше ждать. Она так же сгорала от нетерпения. Она чувствовала, как ее лоно стало влажным от желания.

— Я готова, — прошептала она. — Пожалуйста, Джесс. Возьми меня…

— Слава Богу, — отозвался он.

Джесс целовал ее в губы, целовал соски, ласкал их ртом, а в это время его бедра совершали ритмичные движения. Его руки беспрестанно двигались по ее телу, скользили вниз по изгибам спины, гладили ягодицы. Он ощутил ее влажность, готовность… Мэг изгибалась, стонала, вскрикивала, переполненная жаром истомы, пока расцветал и разгорался неописуемый экстаз.

Она могла ощущать его твердость, пульсирующую наполненность, и наконец удовольствие, сладкое и резкое, пронзило ее. Он ударял глубже, глубже, все время ускоряя темп. Это было примитивное, животное, сладкое совокупление. Это было больше, чем Мэг могла вынести, и она задрожала, распадаясь на миллионы сверкающих кусочков.

Краем сознания она почувствовала, как Джесс напрягся, услышала его крик и поняла, что он обрел то, к чему стремился.

Джесс уронил голову на ее плечо, потом лег рядом.

Его хриплое дыхание вторило ее, легкому и прерывистому, пока они медленно приходили в себя.

— На этот раз слишком быстро, — сокрушался Джесс. — В следующий раз мы сделаем это медленнее. Я хочу дольше ласкать тебя, наслаждаться тобой, пока хватит сил.

— Я тоже, — счастливо шептала Мэг. — Но сначала ты должен отдохнуть.

Он рассмеялся, обнимая ее за талию и прижимая к себе.

— Мы успеем отдохнуть, когда состаримся. А пока пусть эта ночь станет нашей.

Глава 19

На следующий день Джесс и Мэг забрали своей багаж на станции и перенесли его туда, откуда отправлялся дилижанс в Шайенн. Шериф Даллер вернулся и выписал Джессу документ, подтверждающий, что братья Гентри больше не преследуются законом, так как никогда не нарушали его. Даллер просил Джесса остаться, ведь город нуждается в хорошем докторе. А от пациентов отбоя не будет.

Но Джесс вежливо отказался и заказал места на ближайший дилижанс в Шайенн. Даллер лично проводил Мэг и Джесса, пожелав им всего хорошего.

Зеленые глаза Мэг светились радостью. Она действительно была счастлива, что Джесс решил не оставаться в этом городе. Мысли о здоровье Зака не давали ей покоя, и она хотела как можно скорее вернуться в Шайенн. Она не сомневалась, что Мэри Даулинг хорошо присматривает за ним, но все равно тревожилась.

— Ты такая тихая, — заметил Джесс, когда они заняли свои места в дилижансе. — Ты ни о чем не хочешь мне рассказать?

Мэг нахмурилась. Она представления не имела, о чем он спрашивает. Если о… но как он мог догадаться?

— Я думаю о Заке, — ответила Мэг. — Как по-твоему, они уже поженились?

— Вполне возможно. Если бы я оказался на месте Зака, я не стал бы долго тянуть.

Мэг задумалась. Он ни словом не упомянул о собственной женитьбе с той ночи, когда его выпустили из тюрьмы. Что, если он передумал? Может быть, сейчас, когда Джесс стал свободен, он не захочет обременять себя женой и детьми?

— Знаешь, — прервал молчание Джесс, — я подумываю, не стоит ли перенести приемную из дома? Если моя практика будет и дальше расти, мне потребуется больше места. Когда мы уезжали из города, я приметил объявление о сдаче внаем помещения над парикмахерской. Что ты на это скажешь, Мэг?

— У тебя наверняка будет больше пациентов, — поддержала его Мэг. — Шайенн растет не по дням, а по часам.

— Тогда на этом и порешим, это первое, что я должен сделать. А освободившееся место в доме пригодится для моей жены и детей.

— Твоей жены? Ты хочешь сказать… Джесс хитро улыбнулся ей:

— Ты, что же, решила, я передумал жениться? Я никуда не отпущу тебя. Не надейся.

Мэг рассмеялась в ответ.

— Это все, что я хотела услышать. — Продолжая улыбаться, она прильнула к нему. — Жители города косо поглядывали на меня. Ты не боишься, что они станут избегать тебя и пойдут лечиться к другому доктору?

— Разберусь, — ответил Джесс. — В конце концов, есть много других мест, где нужен доктор. Но я надеюсь, нам не придется никуда переезжать.

Рука Мэг невольно потянулась к животу. В другой раз, подумала она, улыбаясь про себя, хотя ей страшно не терпелось поделиться с ним этой новостью.

Через три дня они прибыли в Шайенн. День выдался ясным и солнечным, но в воздухе чувствовался легкий морозец, предвещавший наступление зимы. Джесс позаботился о багаже, и они пешком направились домой.

Соседи по улице, бывшие пациенты Джесса и просто прохожие радушно приветствовали его. Мэг доставались лишь косые взгляды и перешептывание. Что же касается дам, так те просто не замечали ее, расточая комплименты Джессу и интересуясь, когда он возобновит прием. Мужчины бросали любопытные взгляды на Мэг, как бы гадая про себя о ее отношениях с Джессом.

Ничего из этого не получится, говорила себе Мэг, ее никогда не примут в мир Джесса, она навсегда останется отвергнутой, потому что позволила себе заниматься неженским делом и подцепила самого завидного жениха в городе.

— Не обращай внимания, — посоветовал Джесс, прекрасно понимая, что происходит. — Вот увидишь, они изменят свое отношение, как только мы поженимся.

— Твоими устами да мед пить, — вздохнула Мэг.

— Доктор Гентри! Вы вернулись! — послышался женский голос. — Вы исчезли так внезапно, что мы все боялись никогда больше не увидеть вас. Я так рада, доктор!

Мэг оглянулась и прикусила губу, увидев, что к ним спешит Полли Галлахер.

— Не принимай ее слова близко к сердцу, — шепнул Джесс, досадливо ожидая, пока девушка подойдет.

— Боже мой, — запыхавшись, воскликнула Полли. — Вы насовсем вернулись, доктор?

— Да, я намерен остаться здесь, мисс Галлахер, — вежливо ответил Джесс.

— Тогда позвольте мне первой пригласить вас на обед. Приходите к нам сегодня вечером. Я уверена, все наше семейство почтет за честь принять вас.

Прежде чем ответить, Джесс покосился на Мэг.

— Мисс Галлахер, я буду счастлив принять…

— Пожалуйста, зовите меня Полли, — жеманно наморщив хорошенький носик, мурлыкнула девушка. — В семь часов вас устроит?

Мэг почувствовала себя уязвленной. Он что, забыл о ней?

— Можно мне сначала закончить? — уточнил Джесс.

— Конечно, — спохватилась Полли, буравя Мэг взглядом.

— Моя невеста и я будем счастливы пообедать с вами и вашей семьей.

Взгляд Полли застыл на Мэг.

— Ваша… невеста. Вы хотите сказать… Джесс обнял Мэг за плечи и привлек к себе.

— Ну да, я имел в виду Мэг. Вы ведь знакомы с мисс Линкольн, правда?

— Немного, — холодно процедила Полли.

— А что касается вашего приглашения, — добавил Джесс, — мисс Линкольн весьма признательна. Ведь так, Мэг?

— Джесс, — ответила Мэг, — я не хочу идти туда, где мне не рады.

— Я уверен мисс… Полли имела в виду и тебя. Не правда ли, Полли?

— О… да… конечно, — запинаясь, проговорила Полли. Мэг еле сдерживала смех, наблюдая, как Полли теряет апломб. Очевидно, мисс Галлахер имела определенные виды на доктора Гентри.

— Когда свадьба? — полюбопытствовала Полли, ревниво глядя на Мэг.

— Как только все будет готово, — сообщил Джесс, улыбаясь Мэг. — Всего хорошего, мисс Галлахер, увидимся вечером. Спасибо за приглашение.

— Зачем ты согласился? — возмутилась Мэг, как только Полли отошла. — Или ты таким образом пытаешься заткнуть глотки своим знакомым?

— Мэг Линкольн! Я хочу, чтобы жители Шайенна понимали, что я собираюсь сделать. И они непременно полюбят тебя. Ты удивительная женщина, Мэг, я просто не могу дождаться, когда ты станешь моей женой.

— Наверное, ты единственный в этом городе, кто так думает, — усмехнулась Мэг. Невеселое настроение не оставляло ее всю дорогу.

— Вот мы и дома, — обрадовался Джесс, отпирая ворота и пропуская Мэг вперед. — Как только устроимся, поедем навестить Зака.

В доме все осталось без перемен. Они отнесли наверх свои сумки, собираясь тут же распаковать их. Но вскоре их намерения изменились, и они занялись любовью, потому что ужасно изголодались друг по другу, а когда закончили, было уже поздно заниматься еще чем-то.

— Ванна была бы кстати, — вздохнула Мэг.

— Я согласен, — кивнул Джесс.

Он принес в кухню большое корыто и наполнил его подогретой водой. После того как они хорошенько отмокли и вдосталь наигрались в эротические игры, им оставалось лишь одеться и отправляться на обед к Галлахерам.

Дверь открыла Полли. Нарочито игнорируя Мэг, она приветствовала Джесса и пригласила их войти. В дальнейшем вечер прошел не так неприятно, как ожидала Мэг, за исключением расспросов Полли о ее прошлом. Но Джесс быстренько пресек подобные вопросы, прозрачно намекнув, что они ему не нравятся, и объявил, что на днях они с Мэг поженятся. Казалось, Галлахеры с радостью восприняли эту новость, что было хорошим предзнаменованием для будущей миссис Гентри. Все как-то уладилось, думала Мэг, считая, что прием мог пройти куда хуже.

Вернувшись домой, они снова стали любить друг друга.

На следующее утро Мэг проснулась первой. Она оделась и отправилась в лавочку купить еды, так как кладовка была совершенно пуста. Она принесла домой самое необходимое, а остальное попросила прислать с посыльным. И занялась приготовлением завтрака.

— Роскошный запах, — заметил Джесс, входя в кухню и потягивая носом.

— Оладьи, яйца и бекон, — объявила Мэг, гордясь своим искусством. — И кофе. Я уже побывала в лавке. Садись, все готово.

— Так вот куда ты ходила, а я проснулся и смотрю — тебя нет, — сказал Джесс, жуя с аппетитом. — Я даже подумал…

— Что я уехала, — пошутила Мэг.

— Эта мысль приходила мне в голову.

— Ты думаешь, что так просто отделаешься от меня, Джесс Гентри? Ешь. Мне не терпится повидать Зака.

Час спустя рука об руку они направились к городской конюшне, где выбрали жеребца и кобылу.

Они ехали молча, наслаждаясь прекрасным днем и обществом друг друга. И вот впереди показался знакомый дом. Мэг пришпорила коня и галопом рванулась вперед.

Зак, услышав их приближение, вышел из сарая и стоял, из-под руки поглядывая на дорогу. Он радостно закричал и замахал им.

Мэг подъехала первой. Соскочив с лошади, она попала прямо в его распростертые объятия. Когда Джесс спешился и подошел к ним, оба, и Зак и Мэг, плакали не стесняясь.

— Неужели ты вернулась, — всхлипывая произнес Зак, оторвавшись от Мэг, чтобы пожать руку Джессу. — Я верил… Значит, теперь все пойдет так, как ты хотела, — добавил он.

— Обвинения сняты, — объяснил Джесс. — Банкир целиком признал свою вину. Мои братья и я наконец свободны.

— И теперь ты собираешься строить новую жизнь вместе с Мэгги? — поинтересовался Зак. — Или ты намерен работать в Додже?

— Я остаюсь здесь, Зак. Практика в Шайенне вполне меня устраивает. И Мэг согласилась стать моей женой.

— Это самая лучшая новость, — радовался Зак. — Мы сыграем сразу две свадьбы. Мы с Мэри поджидали вас, чтобы пожениться в один день.

— О, Зак, я счастлива за тебя, — воскликнула Мэг. — Теперь ты наконец поживешь по-человечески.

— И теперь у меня есть деньги, чтобы дать Мэри все, что она хочет. Ей не нужно будет уезжать и зарабатывать на жизнь, как делала ты. Я не знаю, как бы жил без тебя, девочка моя. Половина наследства твоя, я уже открыл счет в банке.

— Это необязательно, — запротестовал Джесс. — Я могу содержать Мэг без твоей помощи.

— Не горячись, Джесс. Я знаю, что доктора не очень-то богатеют от своих пациентов. Тебе норовят заплатить капустой да бобами, а не наличными. — Он искоса взглянул на плоский живот Мэг. — Постройте себе новый дом для всех ребятишек, которые будут у вас.

Мэг ничего не ответила, когда Джесс обнял ее за плечи и прижал к себе.

— Мы действительно хотим семью, правда, любимая?

— Ну конечно, — согласилась Мэг, ревностно храня свой секрет.

— Вот и хорошо. Неужели я и вправду смогу покачать на коленях своего внука? Мэри в доме, Мэгги. Почему бы тебе не обсудить с ней предстоящее торжество? А я пока потолкую с Джессом.

Мэг решила, что это хорошая идея. Еще минута, и она проболталась бы, а ей так хотелось, чтобы Джесс узнал первым.

— Я не хочу тянуть со свадьбой, — сказал Джесс, когда Мэг скрылась в доме.

— Так же как и я, — согласился Зак. — Я знаю, мне недолго осталось на этом свете, и я хочу как можно больше успеть. Может быть, в субботу? Поговори с преподобным Огарком, это пастор в методистской церкви. Ты согласен, а?

— Мне все равно, кто станет совершать обряд, лишь бы не было задержки. Мэг носит моего ребенка, — признался он.

Зак просиял.

— Я подозревал… она вся словно светится…

— Я ждал, что она сама мне сообщит, — продолжил Джесс.

— Так она еще не сказала? Джесс рассмеялся:

— Нет, но я доктор. Неужели не замечу признаков? Пусть себе хранит это в секрете сколько хочет.

— Кого ты собираешься пригласить?

— О, черт возьми, да весь город, — воскликнул Джесс. — Я хочу доказать каждому, что следует уважать мою невесту. Я мог бы где угодно открыть практику, но знаю, Мэг любит Шайенн.

Зак печально покачал головой:

— Репутация Мэг не из лучших. Городские сплетники мешают ее имя с грязью, с тех пор как она взялась за ремесло «охотника за головами».

Лицо Джесса помрачнело.

— Я сделаю все, чтобы они изменили свое мнение. Давай пойдем в дом и обсудим все с нашими милыми леди.

— Ты собираешься пригласить весь город? — осведомилась Мэг, пораженная непреклонностью Джесса.

— А я собираюсь заказать еду в местном кафе, столько, сколько нужно для этого города, черт бы его побрал! — добавил Зак. — Свадьба будет в методистской церкви, а прием в мэрии, с музыкантами и все такое. Не волнуйтесь, Джесс все приготовит.

— Зак, — начала Мэри, — мне кажется, Мэг против такой шумной свадьбы.

— Мэри права, — подтвердила Мэг. — Я бы хотела что-нибудь поскромнее…

— И не думай даже, — заупрямился Джесс, — я хочу, чтобы весь город пришел поздравить мою невесту. Я уверен, у Мэри много друзей в городе, которых она пригласит, тогда почему не позвать весь город? Кто не захочет прийти, тот останется дома.

— Но мы не успеем разослать приглашения, — слабо протестовала Мэг.

— Я помещу сообщение в газете, — объяснил Джесс. — Сегодня только понедельник. Объявления помещают каждый день, до субботы еще четыре дня.

— Ты все продумал, правда? — вздохнула Мэг, не уверенная, что ей нравятся все эти приготовления. Она не хотела, чтобы ее выставляли напоказ перед всем городом. У злых языков и так хватает пищи для сплетен.

— Зак помог.

— А что ты скажешь, Мэри? — спросил Зак свою невесту.

— У меня действительно много друзей в городе, — ответила Мэри. — Но если Мэг не хочет…

— Все хорошо. Пышная свадьба так пышная свадьба. Теперь пора подумать, что я надену.

— Я могу помочь, — отозвалась Мэри. — У меня полно платьев, которые мне малы. Я уверена, мы найдем что-нибудь подходящее. Приходи завтра ко мне, и посмотрим.

Мэг с благодарностью улыбнулась Мэри:

— Спасибо, непременно приду.

— Вы проводите Мэри домой? — спросил Зак, когда Мэг и Джесс собрались уходить.

Немного погодя Джесс помог Мэг и Мэри оседлать лошадей, и они поехали вместе. Попрощавшись с Мэри около ее дома, они направились домой.

Все покупки, которые Мэг сделала в это утро, ждали их на крыльце. Джесс помог перенести их в дом и пошел, чтобы договориться о предстоящем торжестве. Когда Мэг готовила ужин, Джесс вернулся.

— Все улажено, — объявил он. — Венчание назначено на десять утра, а служащие кафе согласились накрыть столы в мэрии. О, да, объявление и приглашение будут печататься в обеих газетах все четыре дня. И, — добавил он, сияя, — я нанял оркестр.

Мэг, задумавшись, стояла у плиты.

Джесс подошел к ней сзади, обнял и привлек к себе.

— Что-то не так? Ты не жалеешь?

— Что выхожу за тебя? Нет. О том, что должна предстать перед людьми, которые считают меня падшей женщиной, — да.

— Все переменится, дорогая, я обещаю. Этот город полюбит тебя.

—; Ты не можешь отдать меня им на съедение.

— Я и не собираюсь. Все будет хорошо, доверься мне.

— Я всегда доверяла тебе, — прошептала она, подставляя ему губы.

Промычав что-то нечленораздельное, он принял ее приглашение.

— Еда подождет? — спросил он, прерывая поцелуй.

— Я оставлю еду на плите, — тихо проговорила Мэг.

— Спасибо.

Джесс поднял ее и отнес в спальню. Одежда полетела куда попало, ничего нежного не было в их слиянии, а постель превратилась в поле сражения. Он быстро взял ее, затем перевернулся так, что она оказалась сверху, и взял ее еще раз.

О еде было забыто, и они отдыхали, переплетя руки и ноги. Голова Мэг лежала на его плече. Джесс оставался тихим подозрительно долгое время, и тогда Мэг спросила:

— Что-то не так?

Он погладил ее по груди.

— Больно? Ты ойкнула, когда я прикоснулся губами.

— Я… — Она колебалась. — Теперь со мной нужно обращаться более нежно, чем обычно.

— Когда ты скажешь мне, Мэг?

— Ты догадался? — краснея, спросила она.

— Я врач, как я могу не знать? Отсутствие месячных только первый признак. Ты думаешь, я не рад стать отцом?

— Я сама не знала до последних дней, и потом, я думала, у тебя и без того хватает проблем. Я не хотела, чтобы ты беспокоился еще и обо мне, но все равно я вот-вот собиралась сказать тебе… Ты счастлив?

Он ласково погладил ее по животу.

— Счастлив и взволнован. Я всегда мечтал иметь дом и семью. Я люблю тебя, Мэг, и люблю нашего ребенка. Мальчик или девочка, для меня не имеет значения. Я надеюсь, со временем у нас родятся и сын, и дочь. Я думаю, Зак, так же как и я, жаждет этого малыша.

— Вот увидишь, он избалует его.

— Пускай. Он заслужил это счастье. Он спас тебе жизнь, за что я буду вечно благодарен ему.

— Пойдем ужинать? У меня в животе бурчит.

— Тогда не заставляй нашего малыша ждать, — рассмеялся Джесс. Он вытащил Мэг из постели и помог ей одеться. И они вместе спустились вниз.

День свадьбы выдался прохладным и солнечным. Незадолго до церемонии Мэг вертелась перед зеркалом в доме Мэри, любуясь платьем, которое они вместе выбрали для нее. Нежный голубой шелк подчеркивал линию талии, короткие рукава открывали руки, а небольшой вырез — грудь и плечи. Но в этом не было ничего вульгарного или вызывающего. Пышные юбки придавали ее стройной фигуре видимость хрупкости и незащищенности, хотя она никогда не ощущала в себе ничего подобного. Она надела специально купленные для этого случая туфли и маленькую шляпку, которая отлично дополняла туалет.

Мэри остановила свой выбор на фиолетовой парче, что очень шло к ее светлым волосам. Платье было более строгое, чем у Мэг, соответственно возрасту. Вместе они являли собой картину, которую не часто могли лицезреть жители Шайенна.

Джесс получил то, что хотел. Почти весь город собрался в церкви, ожидая новобрачных. Втайне от Мэг Джесс проделал большую работу, запугивал, обманывал и строго настаивал, чтобы все его знакомые и пациенты присутствовали на свадьбе. Он даже пригрозил отказать в приеме тем, кто не придет или выкажет неуважение к его невесте.

Если кто-то из женщин остался тверд в своем нежелании, их мужья или отцы вскоре изменили свое мнение. Мужчины оказались более дальновидными. Они быстро сообразили, что Джесс Гентри в конце концов превратится в одного из наиболее влиятельных и важных людей в Шайенне.

Войдя в церковь, Мэг на какое-то мгновение растерялась. Букет дрожал в ее руках. Церковь была полна людей, и это были те самые люди, которые в недавнем прошлом переходили на другую сторону улицы, чтобы избежать встречи с ней. Джесс заметил ее тревогу и ободряюще улыбнулся ей.

Мэри подошла к алтарю. Зак присоединился к ней. Мэг задержала дыхание и сделала первый шаг. Она чувствовала любопытные взгляды и замялась на полпути, вид у нее был испуганный, глаза широко открыты. Еще секунда, и она могла бы повернуться и убежать, если бы Джесс в мгновение ока не оказался рядом. Мэг услышала гул голосов и поняла: Джесс сделал что-то не так, но, казалось, это мало заботило его.

— Что, ноги не слушаются? — прошептал он, беря ее за руку. Джесс нарушил традицию, и теперь ей оставалось только одно — показать, как сильно она любит его, стойко держась перед людьми, которые презирали ее.

Многое из церемонии для Мэг было словно в тумане. Она помнила, как священник задал вопрос и она ответила. подобающим образом. Помнила, как Джесс надел ей кольцо на палец и поцеловал ее. Потом он поднес ее руку к губам и поцеловал. Не имеет значения, что случится дальше, думала Мэг, принимая поздравления от окружающих, которые незамедлительно последовали за полным любви жестом Джесса.

Мэг почти не запомнила приема, за исключением Мэри и Зака, с нежностью глядевших друг другу в глаза. Джесс постоянно находился рядом с ней, поддерживая ее и придавая ей смелости.

Ее изумило количество горожан, которые пришли на свадьбу и вели себя так, словно она никогда не была парией. Женитьба Джесса внезапно ввела ее в круг избранных.

Выпивка лилась рекой. Мэг ела мало и ничего не пила. Музыканты, которых нанял Джесс, играли приятную музыку, и вскоре танцоры закружились в рилле и кадрили.

— Ты ничего не ешь, — заметил Джесс.

— Я не голодна.

Глаза Джесса лукаво сверкнули.

— Это странно. — Он наклонился ближе. — Пойдем домой и отпразднуем вдвоем?

— А как же Зак и Мэри?

— Они уже ушли. Разве ты не заметила?

— О, правда. Как это я упустила?

— Удерем потихоньку, пока не начался следующий танец. Рука об руку они покинули зал и направились домой.

У них не было времени для медового месяца, но Джесс пообещал Мэг в начале лета, когда у него назначена встреча с братьями, взять ее с собой в Денвер. Их ребенок будет еще совсем маленьким, но на то Джесс и доктор, чтобы проследить за его здоровьем. Когда они подошли к дому, Джесс сделал то, чего требовала традиция, — подхватил Мэг на руки и, прижимая к груди, переступил порог их дома.

— Не могу дождаться, когда покажу тебя и нашего беби братьям, — произнес Джесс, поднимаясь вверх по лестнице с Мэг на руках. — Я самый счастливый мужчина на свете.

Джесс толкнул дверь плечом и опустил Мэг на пол.

— Нет, я самая счастливая, — возразила Мэг. — Меня бы вообще сегодня не было, если бы не ты.

Они раздевали друг друга медленно, обмениваясь прикосновениями и ласками, как будто открывая себя друг для друга впервые. Они творили свою любовь не спеша, нежно, смакуя каждое прикосновение их разделенной страсти. Его руки властно и требовательно касались ее тела. Джесс дважды довел ее до высшей точки блаженства, один раз руками, другой губами. Затем она снова оказалась во власти его новой атаки, и он слился с ее все еще вибрирующим телом в завершающем акте полного удовлетворения.

Когда мир перестал кружиться, Джесс устроил ее на сгибе своего локтя и удовлетворенно вздохнул.

— Вот увидишь, мы будем счастливы, любимая. Люди уже начали относиться к тебе благосклонно. Только одно облачко маячит на горизонте, я имею в виду моих братьев.

— Не нужно беспокоиться о Рейфе. Понятно, что у него все нормально. Наверное, мы сможем встретиться с ним и его женой. Как ты думаешь, он привезет ее в Денвер?

— Если нет, мы сами поедем в Каньон-Сити навестить ее. Это совсем не далеко. Я надеюсь увидеть Сэма. Я дрожу при мысли о неприятностях, через которые ему пришлось пройти. Сэм такой вспыльчивый, такой неуправляемый… Самый трудный из нас. Не удивлюсь, если он угодил в историю, из которой не может выбраться самостоятельно.

— Не преуменьшай способностей своего брата, Джесс. Не забывай, он ведь Гентри!

— Ты права, — улыбнулся Джесс. — Ты всегда умеешь успокоить меня. А сейчас, миссис Гентри, пора спать. Нашему беби необходим отдых.

— Я люблю тебя, Джесс.

— Я люблю тебя, Мэг Гентри. Никогда не забывай об этом, любовь моя. Одиночество свело нас вместе. И ничто не в силах разорвать эти узы.


home | my bookshelf | | Влюбленные сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу