Book: Верю и люблю



Верю и люблю

Конни МЕЙСОН

ВЕРЮ И ЛЮБЛЮ

Глава 1

Денисон, Техас, 1868 год


Превозмогая боль, он открыл глаза. Голова разламывалась, а во рту будто гарнизон ночевал. Надо же было так напиться, подумал Сэм Гентри. Что может быть хуже похмелья… Но больше всего его угнетало то, что, вне всякого сомнения, он находился в тюрьме. Только как он сюда угодил, Сэм никак не мог вспомнить.

Может, его угораздило столкнуться с людьми шерифа? Или шериф Денисона видел его физиономию на этом проклятом плакате о розыске. Последнее, что он помнил, — это шумный вечер в салуне, название которого никак не всплывало в его затуманенной голове, игра в покер и то, как он сел за картежный стол и поставил последние деньги. Ему повезло, и, выиграв крупную сумму, Сэм напоил всех присутствующих. Он пытался вспомнить подробности, но, увы, бесполезно… Сэм поморщился и застонал. Что, черт побери, случилось? Почему он здесь?

— Ты наконец проснулся, я уже начал беспокоиться. — Глухой голос отдавался головной болью.

Он медленно пошевелился, с трудом сосредоточив взгляд на мужчине, сидевшем на полу, прислонившись спиной к стене. Его лицо показалось Сэму смутно знакомым. Человек намного старше Сэма, в его светлых рыжеватых волосах поблескивала седина, а кожаные штаны и куртка говорили о том, что этот человек проводит жизнь в седле.

— Мы где-то встречались? — неуверенно поинтересовался Сэм, не узнавая собственного голоса. Он стал скрипучим, как несмазанная телега.

Мужчина рассмеялся.

— Знакомы? — переспросил он. — Я Расти Рамзи с ранчо «Би-Джи». Неужто не помнишь вчерашнего?

— Совсем немного.

— А ты заядлый драчун, Сэм, — покачал головой мужчина. — Хлебом не корми, только дай подраться.

— Ты знаешь мое имя?

— Ты сам сказал… вчера. Фамилию в Техасе никто спрашивать не станет. Может, это и неплохо, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Сэм прекрасно понимал.

— Ты выиграл кучу денег и поставил всем виски. Похоже, потом не смог остановиться и напился до чертиков.

— Я помню, что хватил через край. Но там было что-то еще, из-за виски я не стал бы чувствовать себя так, словно по мне проехалась груженая телега. Ты что-то говорил насчет драки?

— Ну да, из-за драки мы оба и оказались здесь… в тюрьме. Я думаю, шериф Хейл скоро появится и освободит нас.

Сэм медленно сел. Очень медленно.

— Расскажи мне подробнее о драке, Расти. Неужели я натворил что-то скверное? С тех пор как покинул Додж, я обходил тюрьму за версту.

— Так значит, ты из Канзаса? — спросил Расти. — А я-то думаю, откуда этот выговор. Мне сразу показалось, что ты не похож на парней из компании Крэмера, затеявших со мной драку.

Сэм покачал головой и немедленно пожалел об этом. Боль пронзила затылок.

— Они так и подстрекали меня своими рассказами о предстоящей женитьбе их босса на моей хозяйке, владелице «Би-Джи», — продолжал Расти. — Говорили, что я слишком стар для управляющего и что меня уволят, как только Тэйлор Крэмер станет полноправным хозяином ранчо. Нет, ну как тебе нравится, назвать меня старым! — Сжав зубы, он подвигал ими взад и вперед. — Черт бы меня побрал, зря я ввязался в драку с двумя парнями намного моложе меня, но они здорово разозлили меня. Я вообще-то не просил твоей помощи, но ты вдруг ни с того ни с сего бросился мне на подмогу.

— Тогда неудивительно, что я так паршиво себя чувствую. Меня, наверное, здорово отколошматили. Я вообще-то не пью и обычно могу постоять за себя в любой потасовке, но на этот раз… — Он застонал, схватившись за голову. — Так мы победили?

Расти усмехнулся:

— Скажем так: мы не проиграли. Появился шериф, и нам пришлось закругляться. И слава Богу, а то, глядишь, изувечили бы кого-нибудь.

— А парни Крэмера тоже в тюрьме?

— Нет. Шериф Хейл узнал, что я зачинщик, и отпустил их. Не беспокойся, мы тоже скоро выйдем отсюда. Мне нужно возвращаться на ранчо. Хозяйка без меня как без рук.

Сэм вздохнул с облегчением. Скорее всего его отпустят, наверное, шериф не видел плаката.

— Ты сказал «хозяйка»? — удивился Сэм. — Ранчо «Би-Джи» принадлежит женщине?

— Угу. Ее дядюшка помер пару месяцев назад и оставил ей ранчо. Она родилась для другого, и ни черта не смыслит в этом деле. Поэтому я ей позарез нужен. Правда, она способная и не чурается тяжелой работы.

Дверь скрипнула, и Сэм снова почувствовал приступ дурноты, а перед глазами у него поплыли красные круги. Он заморгал, пытаясь прийти в себя, и наконец разглядел в дверях высокую, крупную фигуру шерифа.

— Ну что, ребята, готовы покинуть наше заведение? Расти поднялся, потирая затекшие ноги.

— Думаю, что да, шериф.

Шериф повернул ключ в замке и распахнул дверь.

— Вы свободны, можете идти. Ты ведь знаешь, Расти, что не стоит ввязываться в драку? А ты, парень, — продолжал он, внимательно глядя на Сэма, — ты вроде не из наших мест? — Сэм кивнул. — Если подумываешь обосноваться здесь, то заруби себе на носу: шериф Хейл не одобряет драки в общественных местах. Денисон спокойный город, и я намерен сделать все, чтобы он таким и оставался.

— Сэм больше не доставит вам неприятностей, шериф, — вступился Расти.

Сэм неуверенно поднялся на ноги и пошел следом за Расти к выходу, щурясь от яркого солнечного света.

— Ты скверно выглядишь, парень, — вздохнул Расти.

— На себя посмотри, — усмехнулся Сэм.

— Чем ты занимаешься? У тебя дело в этом городе или что-то другое?

Сэм потер заросший темной щетиной подбородок.

— Да нет, я просто проезжал мимо…

Расти хлопнул его по спине.

— Ты мне нравишься, сынок. «Проезжал мимо», надо же такое сказануть… Если нужна работа, могу предложить поехать со мной на ранчо «Би-Джи». Лишняя пара рук нам не помешает.

— А что скажет твоя хозяйка?

— Она разрешает мне нанимать рабочих и следить за ними. У нее хватает забот с сынишкой. Симпатичный парнишка по имени Энди.

Сэм задумался, размышляя о предложении Расти. Ему больше нравилось быть наемным работником, чем фермером, и, кроме того, на ранчо можно отсидеться в тени. Он сомневался, что плакаты о розыске достигнут этого захолустного уголка. Денисон — маленький городишко, неприметный, и здесь, думал Сэм, он сможет чувствовать себя в относительной безопасности.

— Может, я и соглашусь, Расти. Мне нужна работа и место, где можно какое-то время перекантоваться. По крайней мере пока твоя хозяйка не выйдет замуж за Крэмера и нас не выкинут оттуда.

— Он собирается увольнять только меня и пару других. У меня с Крэмером старые счеты. Мы повздорили еще до того, как дядя Лэйси, Хоб Бигелоу, умер. Пошли, Сэм, хватит об этом прохвосте. Давай-ка заберем наших лошадей со стоянки и поедем прямо на ранчо. Я представлю тебя хозяйке и покажу все наше хозяйство. Ты что-нибудь в этом смыслишь?

— Немного. Мои родители были фермерами, и я умею ездить верхом и бросать лассо.

— У тебя получится, я уверен.

Город остался позади, и Сэм немного повеселел. Он старался объезжать города стороной, с тех пор как пару недель назад нарвался на отряд и еле унес ноги. Тут у него как назло закончились и провизия, и деньги. Он остановился в Денисоне посмотреть, нельзя ли там поиграть в покер. Ему всегда везло в карты, может, не так, как Джессу, но уж точно больше, чем Рей фу. Вот и в этот раз он поставил последние деньги и выиграл. Но одному Богу известно, куда он дел выигрыш. Скорее всего пустил все на выпивку.

В горле пересохло, голова трещала, от езды становилось еще хуже. Эх, сейчас бы чашечку горячего кофе. Мысли Сэма невольно вернулись к тому дню, когда его и братьев несправедливо обвинили в ограблении банка. У них не оставалось времени на размышления, что лучше: бежать или остаться. Да и станешь ли раздумывать, когда за тобой по пятам гонится толпа разгоряченных сограждан, готовых вздернуть тебя на первом же суку.

В последние дни Сэм часто задавал себе вопрос: а что, если бы братья Гентри смогли доказать свою невиновность? И тут же отвечал на него: отряд местных добровольцев вряд ли стал слушать их оправдания, нет, скорее всего их повесили бы без суда и следствия. Они, братья Гентри, сочувствовали южанам, и жители Додж-Сити не могли им этого простить. Когда Джесс вернулся с войны, они не позволили ему открыть в городе лечебницу. Он был настоящим врачом, но никто к нему не обращался, и Джесс прогорел.

Рейф изо всех сил старался возродить ферму, но последняя засуха свела на нет все его усилия. И тогда они решили попросить кредит в банке, с чего и начались все неприятности.

— Готов поспорить, ты проголодался, — крикнул Расти, скача следом за Сэмом.

— Не очень, но страшно хочется пить, — ответил Сэм. — У тебя не найдется бутылки?

— Нет. Я не пью. И тебе не советую. Потому что хозяйка не нанимает пьяниц.

— Я обычно не пью, хотя сейчас бы выпил. Сам не знаю, что на меня вчера нашло. В последнее время… мне не очень везло. Вот я и напился. Это больше не повторится, но сейчас пара глотков виски привела бы меня в чувство.

— Мы почти приехали. Чашка кофе из рук Люка и свеженький бисквит подкрепят твои силы.

Прикрывая ладонью глаза от слепящего солнца, Сэм разглядывал показавшееся вдали ранчо. Оно раскинулось на возвышенности, хаотично разбросанные приземистые постройки окружались одинокими деревьями. Даже на расстоянии Сэм заметил стадо и огромный двор.

— Выглядит впечатляюще, — заметил Сэм.

— Не верь глазам своим, — вздохнул Расти. — Мисс Лэйси бьется изо всех сил, чтобы содержать ранчо. За несколько лет накопилось огромное количество долгов, тут и налоги, и все остальное, а у нее нет денег. Я готов поклясться, что она выходит за Тэйлора Крэмера по расчету. Ей с ее маленьким сыном больше некуда податься.

Лэйси!

Это имя всколыхнуло воспоминания, которые Сэм всячески старался подавить. Даже его братья ничего не знали о Лэйси, и он собирался сохранить эту тайну на всегда. Он и сам запрещал себе думать о ней. Но здешняя Лэйси и та, которая когда-то так вероломно предала его, — две разные женщины, между которыми, разумеется, нет никакой связи. Та Лэйси послала его на верную смерть. Но он остался жив и… исчез, предпочитая больше никогда не видеть предательницу. Сэм помотал головой, отгоняя неприятные мысли. Насколько он знал, Лэйси Питере все еще жила в Пенсильвании.

— Твоя хозяйка вдова?

— Угу, — кивнул Расти. — Ее муж погиб на войне. Вскоре умер отец. После войны она вместе с сынишкой приехала к Хобу Бигелоу, брату ее матери. Старина Хоб переименовал ранчо, добавив первую букву фамилии мисс Лэйси, с тех пор оно и называется «Би-Джи».

— Хоб Бигелоу, должно быть, был неудачливым коммерсантом, — пробормотал Сэм, мысленно жалея эту женщину.

— Хоб делал все, что мог, но он потратил все деньги на поддержку южан. Когда те проиграли, старик так и не смог оправиться. Он умер и оставил мисс Лэйси кучу долгов, о существовании которых она и не подозревала.

— И ты думаешь, что она выходит за Тэйлора Крэмера из-за денег?

— А почему же еще? Этот парень хотел заполучить ранчо уже давно, еще до смерти старого Хоба, но Хоб не продавал. Он не доверял Кремеру, так же как и я.

— Может, мисс Лэйси любит Крэмера? Расти покатился со смеху:

— Ну да, скажешь тоже! Конечно, мальчику нужен отец. Но Крэмер не тот человек. Да и к Энди не проявляет особой любви.

Они въехали в ворота. Расти направил лошадь прямиком к загону.

— Ты не в том состоянии, чтобы сегодня встречаться с мисс Лэйси. — Он спешился. — Оставь здесь своего жеребца, кто-нибудь из работников займется им. Я первым делом проведу тебя на кухню, рабочие обычно едят там, и ты попробуешь кофе Люка. Если ты выдержишь это, то выдержишь все. — Он рассмеялся, довольный своей шуткой. — Потом умоешься, найдешь свободное место в бараке и хорошенько выспишься. Утром встанешь как огурчик. Барак вон там. — Он указал на длинный приземистый дом на небольшом расстоянии от кухни.

— Да, черт возьми, я выгляжу не слишком прилично. Не хотелось бы пугать хозяйку. — Сэм перекинул через плечо седельные сумки и направился к кухне. — Ты идешь?

— Попозже. Я хочу сначала взглянуть, чем заняты ребята. Никто не должен отлынивать. Увидимся позже, Сэм.

Повара в кухне не было, и Сэм, отыскав жестяную кружку, налил себе кофе. Устроившись у плиты, он с наслаждением потягивал горячий напиток. Кофе оказался крепчайшим и ароматным, и он не отрываясь выпил всю кружку. В желудке приятно потеплело, но мысль о еде по-прежнему вызывала отвращение, поэтому он оставил кухню и побрел к бараку. Остановившись около колонки, Сэм стянул рубашку. Наклонившись, отвернул кран и подставил голову под холодную струю.

Открыв заднюю дверь, Лэйси на мгновение замерла на пороге, щурясь от яркого солнца. И тут же быстро пошла к курятнику собрать яйца, поднимая пыль подолом юбки. Как же нужен дождь, думала она, глядя на выжженную солнцем траву. Столько беспокойства в такую засушливую пору года приносило стадо, но, к счастью, неподалеку протекал не пересыхающий ручей с ключевой водой.

Лэйси подошла к курятнику, когда ее внимание привлек мужчина у колонки. Он стоял спиной к ней, и она могла дать голову на отсечение, что никогда не видела его на ранчо «Би-Джи». Он был великолепен, не похож ни на кого из тех работников, которых она знала. Узкие бедра, широкая спина и мощные плечи. Когда он наклонился, чтобы сунуть голову под струю, ее взгляд невольно скользнул по его ягодицам, туго обтянутым парусиновыми брюками.

Несмотря на то что лица его она не видела, фигура этого человека показалась ей невероятно знакомой. Настолько знакомой, что она мгновенно лишилась покоя. Нахлынули неприятные воспоминания, и она тут же прогнала их. Поймав себя на том, что во все глаза смотрит на незнакомца, Лэйси поспешила отвести взгляд. Что он подумает, если заметит ее любопытство?

Стараясь не думать ни о чем, она быстро пошла к курятнику. Но ее мысли все возвращались к тому человеку, которого она когда-то любила. Темноволосый незнакомец напомнил ей его, войну, и то, как изменилась после ее жизнь. Тот южанин вошел в ее жизнь и оставил ее, сделав немного умнее, немного взрослее, заставив пережить первое настоящее горе. Но ведь у нее есть Энди, так стоит ли сожалеть о том, что было?



Глава 2

Сэм проспал весь день и всю ночь. На следующее утро Расти, взяв его в оборот, представил Люку, повару «Би-Джи», и десяти другим работникам, которые трудились на ранчо. Большинству из них было от семнадцати до тридцати. Сэм почувствовал себя в своей тарелке.

После сытного завтрака Расти повел Сэма знакомиться с мисс Лэйси.

— В это время дня она обычно проверяет в своем кабинете счета. Уверен, она не станет возражать против того, что я нанял тебя, но все равно тебе нужно представиться.

Сэм пожал плечами:

— Что ж, я не против. Показывай, где твоя мисс Лэйси? Между прочим, как выглядит это сокровище?

— Как ангел. Представь: маленькая блондинка, глаза зеленые, с золотыми искорками, а улыбка… Ну разумеется, парни сходят по ней с ума, весь мир готовы перевернуть ради мисс Лэйси. А что касается ее будущего мужа, так они не слишком высокого мнения о нем.

Сэм не проронил ни слова. Такое описание подходило Лэйси Питере, в которую он влюбился во время этой проклятой войны между Севером и Югом. Но та Лэйси, насколько он знал, и по сей день жила в Пенсильвании.

Рита, кухарка и домоправительница, встретила их у заднего крыльца и улыбнулась Расти.

— Сеньора у себя в кабинете. Надеюсь, провожать не надо?

Дом, как отметил про себя Сэм, содержался в образцовом порядке и чистоте. Ничего лишнего: мебель не шикарная, но добротная, очевидно, рассчитанная на долгие годы. Натертый до блеска деревянный пол устилали дорожки и ковры, раздвинутые шторы теребил легкий ветерок.

— Это кабинет мисс Лэйси, — пояснил Расти, остановившись перед закрытой дверью.

Он деликатно постучал, и молодой женский голос пригласил их войти. Расти открыл дверь и вошел, Сэм последовал за ним.

— Доброе утро, мисс Лэйси, — приветствовал управляющий. — Я нанял нового работника, думаю, вам стоит взглянуть на него. Сэм, поздоровайся с мисс Лэйси.

Сэм сделал шаг вперед и замер. Сбылись его худшие ожидания. Мисс Лэйси, хозяйка «Би-Джи», была не кто иная, как Лэйси Питере. Та женщина, которую он ненавидел все эти годы. Она пробудила в нем неприятные воспоминания. Она здесь, его Немезида, его ночной, кошмар, еще более красивая, чем была когда-то. Судьба нанесла Сэму сокрушительный удар.

Лэйси смотрела на Сэма Гентри так, словно перед ней стояло привидение, явившееся, чтобы утащить ее в преисподнюю. Она смертельно побледнела, руки у нее задрожали, она судорожно вцепилась в край стола. Сэм Гентри! Живой! Все эти годы она считала его погибшим, и никто не разубедил ее! И вот он стоит перед ней, живой и невредимый, возмужавший, но, пожалуй, ставший еще красивее, чем прежде. Она не могла поверить в это! Жив! Сэм жив! И он смотрел на нее с такой злобой, которой она право же, не заслуживала.

Почему он не нашел ее после войны? Ее сердце упало. Она понимала, почему, но в чем ее вина? Она ничего не могла поделать со своим отцом, решившим выдать Сэма янки в обмен на ее брата.

— Что с вами, мисс Лэйси? — забеспокоился Расти. — Что-то не так?

Лэйси слышала голос Расти, но ей казалось, что он доносился откуда-то издалека. Она никак не могла заставить свои губы пошевелиться. Она понимала, что выглядит нелепо, чувствовала, как кровь отлила от лица, и оно скорее всего стало белее, но право же, она ни разу в жизни не испытывала такого потрясения. Собрав все силы, она проглотила комок, застрявший в горле, и проговорила:

— Кого бы вы ни наняли, Расти, все будет хорошо, вы лучше меня разбираетесь в этом. Но если не возражаете, я бы хотела побеседовать с Сэмом наедине.

Если Расти и удивился необычному поведению хозяйки, то не подал виду.

— Конечно, мисс Лэйси. Когда освободишься, Сэм, загляни в кораль, я буду там.

Сэм и Лэйси продолжали смотреть друг на друга. Лэйси первой нарушила молчание:

— Все эти годы ты позволял мне думать, что ты погиб! Почему?

Сэм пытался найти слова и наконец нашел.

— Ты прекрасно знаешь, почему! Или думала, будто я вернусь к тебе после твоего предательства? — гневно воскликнул он.

— Я тут ни при чем!

— Расскажи это кому-то другому, но только не мне, — с горечью проговорил Сэм.

— Я умоляла капитана Уилшира рассказать мне, что случилось с тобой. И из его скупых слов узнала, что тебя посадили на корабль и отправили на север, в тюрьму. Я писала в Вашингтон, но оттуда мне ответили, что ты, наверное, умер на корабле от грязи и духоты. Я не хотела верить в твою смерть, но все говорили, что ты погиб.

— Капитан Уилшир! — с горечью воскликнул Сэм. — Не тот ли блондин-янки, который пришел за мной после того, как ты выдала меня? И ты сошлась с ним, когда он увез меня? — Он расхохотался. — Ты ведь не верила, что он обменяет меня на твоего брата?

Лэйси поморщилась, как от боли.

— Я не знала тогда, что мой брат уже умер в Андерсонвилле. Капитан Уилшир почему-то не счел нужным рассказать нам об этом.

— Значит, твое предательство не имело смысла. — Его голос готов был вот-вот сорваться на крик. — Что ж, тебе не стоило переживать. Я не доехал до тюрьмы. Это правда, что патруль янки проводил меня до корабля, но тут произошла стычка с северянами и я оказался на свободе. Я закончил войну без единой царапины.

— Почему ты не сообщил мне, что жив? Я твоя жена! Я имела право знать правду!

— Ты не имеешь никаких прав! Ты потеряла их, когда предала меня. В тот день, когда янки пришли за мной.

— Как ты оказался здесь? Как тебе удалось найти меня?

— Я здесь случайно, представления не имел, что встречу тебя. Честно говоря, я ни разу не вспоминал о тебе.

Лэйси была явно уязвлена, но ничем не выдала обиды.

— Ты считаешь, что наша совместная жизнь окончена? У тебя другая жена?

— У меня нет никакого желания снова жениться. Ты преподала мне хороший урок. И я запомнил его на всю оставшуюся жизнь. Я был молодой и глупый, когда мы встретились. Война, угроза гибели… это меняет мужчин и закаляет их характер. Наш брак — чистая случайность, и я предпочитаю забыть о нем. — Он вскинул на нее глаза. — Слышал, ты выходишь замуж, поэтому подозреваю, что и ты обо всем забыла.

Лэйси поджала губы, стараясь подавить приступ гнева.

— Я думала, ты мертв. Я ждала целых шесть лет, но ты так и не вернулся… Что еще я должна была думать?

— Напрасно стараешься, Лэйси, на меня это не действует, — усмехнулся Сэм. — Скажи-ка лучше, сколько любовников ты сменила с тех пор, как мы расстались? Я знаю, что у тебя есть сын.

— Оставь Энди в покое. Он тут ни при чем.

— Кто отец мальчика? Капитан Уилшир? Почему он не женился на тебе? О, ну конечно, ты же была замужем. Чье имя носит ребенок?

— Мама! Мама! Рита испекла сахарные булочки. Можно мне одну?

Парнишка, ворвавшийся в комнату, был копией Лэйси. Те же белокурые локоны и вздернутый нос. Только глаза совсем другие. Прозрачные, невинные, нежно-голубые. Сэм сразу же понял: мальчик не от него — все мужчины Гентри были темноволосые и темноглазые. Очевидно, малыш унаследовал черты того блондинчика-янки, капитана Уилшира, подумал Сэм.

Сэм безучастно наблюдал, как Лэйси протянула руки и Энди влетел в ее объятия.

— Можно, мама? Я обещаю съесть весь ленч.

— Конечно, Энди. А теперь беги. Скажи Рите, что она может дать тебе булочку. Но только одну.

Энди прижался к ней. И тут заметил Сэма.

— Вы у нас новенький, правда, мистер?

Мальчик был так трогателен, что Сэм не мог сдержать.

— Совершенно верно, меня только что приняли на работу. Меня зовут Сэм. А тебя?

— Энди.

— А фамилия? Она ведь у тебя есть…

— Сэм… — попыталась вмешаться Лэйси, но было полно.

— Энди Гентри, — улыбнулся мальчик. — Мой папа погиб на войне. Мама сказала, он был герой.

Сэм уставился на Лэйси, выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Она так сказала? А сколько же тебе лет, Энди?

Мальчик гордо выпятил грудь:

— Пять. Почти мужчина. Между прочим, я уже такой большой, что могу позаботиться о маме!

— Ступай, солнышко, — сказала Лэйси. — Мистеру… Сэму и мне нужно поговорить.

— Мы еще увидимся, Сэм, — бросил мальчик через плечо и скрылся за дверью.

— Ты дала ему мое имя! — прошипел Сэм. — Он вылитый Уилшир! Почему твой незаконнорожденный сын носит имя Гентри?

— Я не обязана ничего объяснять тебе, — взорвалась Лэйси. — Что ты собираешься делать? Подашь на развод?

Упрямство помешало Сэму обдумать ответ.

— Я не собираюсь делать ни-че-го! — выкрикнул он. Невыносимая ярость бушевала в нем, ища выхода. Ему вдруг захотелось ударить Лэйси, отплатить ей за все те страдания, которые эта женщина причинила ему. Если она так хочет снова выйти замуж, он не даст ей этого сделать.

Он женился на ней по любви. Она нашла его среди груды мертвых и искалеченных тел на поле битвы в Пенсильвании. Он был ранен в ногу, она вынесла его с поля боя, выходила, пряча от янки.

И они влюбились друг в друга… вернее, он влюбился. Однажды, когда они занимались любовью, их застал ее отец. Он тут же приволок пастора, и тот поженил их. Сэм почти выздоровел, когда за ним пришли янки. Том Питере, отец Лэйси, всем своим поведением дал понять Сэму, что это Лэйси выдала его. Сэм поверил. Ему сказали, будто она сделала это, чтобы спасти собственного брата. Капитан Уилшир сообщил, что Рон Питере содержится в южной тюрьме и так болен, что может умереть. Сэм был уверен, что Лэйси предложила обменять его на брата.

Лэйси побледнела.

— Что ты сказал?

— Тебе так просто от меня не отделаться. Твой избранник знает, что твой сын незаконнорожденный? Ты рассказала ему о своем прошлом?

— Пошел ты, — прошипела Лэйси сквозь зубы. — Тэйлор Крэмер знает, что я вдова. Рождение Энди в любом случае было законным.

— Но ты ведь не вдова, верно? И Энди не мой. — Он замолчал, внезапно устрашившись тому, что совершила Лэйси. — Как ты смела дать ребенку мое имя?

— А какой у меня был выбор? Я твоя жена, и ношу твое имя.

— Жена, ха! Ты знаешь, что я чувствовал, когда янки пришли за мной? Ты себе представляешь весь ужас, который я испытал? Я любил тебя, черт побери! Мне больно думать, как молод и глуп я был тогда.

— Я не видела, как капитан Уилшир пришел за тобой. Не я это сделала. А ты можешь себе представить, что я чувствую сейчас, когда вижу, что ты жив и здоров? Сначала потрясение, потом злость, когда я вспомнила все те годы, в течение которых считала тебя погибшим.

— Ты умерла для меня, почему бы мне не умереть для тебя?

Легкое сознание собственной вины коснулось сердца Сэма, но он жестоко отогнал его прочь. То, что Лэйси сделала с ним, забыть невозможно. И он не должен ощущать себя виноватым. По всей видимости, она недолго горевала. Энди тому доказательство.

— Ты, разумеется, не собираешься задерживаться здесь? — ядовито поинтересовалась Лэйси. — Через две недели я выхожу замуж.

Сэм насмешливо улыбнулся:

— Я так не думаю…

— Сэм, пожалуйста, если ты когда-то любил меня, ты… Его темные глаза сузились, а вдоль скул пролегли жесткие складки.

— Тот юноша, который любил тебя, умер. Извини, Лэйси, но свадьба отменяется. — Он помолчал секунду-другую, потом продолжил: — Ты сама скажешь Кремеру, или мне сделать это за тебя?

Лэйси молча проглотила его слова. Она не знала этого Сэма и представления не имела, на что он способен. Тот Сэм, которого она когда-то любила, был добр, нежен и мягок. А этот оказался жестким, холодным и бесчувственным. Зачем он восстал из мертвых?

— Я сама все объясню Кремеру когда сочту нужным. Но он не захочет откладывать свадьбу. Он хочет жениться на мне, и… и… я собираюсь выйти за него.

Темные, блестящие глаза вглядывались в ее лицо.

— В твоих устах не очень убедительно все это звучит. Было бы интересно удостовериться. Теперь твоя очередь страдать.

Сэм не знает, что она уже достаточно настрадалась, думала Лэйси. Она страдала, узнав, что ее отец предал Сэма. И потом, когда никто не мог сказать ей, что с Сэмом, и она думала, что он умер в лагере, ей казалось, что ее жизнь кончена. Она сама едва не умерла. Но ее спасла новая жизнь, зародившаяся в ней. Ее сын дал ей силы жить дальше.

Теперь Сэм снова ворвался в ее жизнь. Но это не тот Сэм, которого она любила. Она интуитивно понимала, что этот мстительный мужчина не станет слушать ее объяснения, поэтому не пыталась предоставлять их. Она хотела одного — чтобы он поскорее ушел, прежде чем ее память воскресит все то, что она так бесконечно любила в Сэме Гентри.

— Я могу в любой момент уволить тебя, — дрожащим голосом произнесла Лэйси. — Я не обязана брать тебя на работу. Я владелица «Би-Джи» и вольна увольнять и нанимать кого захочу.

— Ты не можешь уволить меня, Лэйси. Я твой муж. Тебе принадлежит «Би-Джи», но ты принадлежишь мне. Я предполагаю, что ты все еще хранишь наше брачное свидетельство?

— Ты можешь предполагать все, что хочешь.

— Конечно, ты бережно хранишь его. Ведь это единственный способ доказать законность появления на свет твоего сына, даже если я и не отец мальчика.

Лэйси колебалась. Может, стоит сообщить Сэму, что Энди его сын, но внутренний голос предостерегал ее от такого поспешного шага. Она представления не имела, как Сэм воспримет эту новость. Если он поверит ей, в чем она сильно сомневалась, то, возможно, постарается отобрать у нее Энди.

Лэйси решила начать издалека:

— Для нас обоих будет лучше, если ты уедешь и позволишь мне без лишнего шума оформить развод.

Сэм обдумывал предложение Лэйси, и все его существо протестовало. Он не хотел развода. Но вовсе не потому, что все еще чувствовал эмоциональную связь с ней. О нет, совсем нет. Он не чувствовал ничего, кроме презрения.

— Извини, Лэйси, я никуда не уеду. Я собираюсь задержаться здесь. — Он направился к двери. — Увидимся за ужином.

— Что?

Его тон таил издевку.

— Я думаю, как раз пришло время познакомиться с моим сыном, не так ли?

— Пошел ты к черту, Сэм Гентри! Если ты обидишь Энди, я никогда не прощу тебе.

Сэм закрыл дверь, не дослушав ее тирады, и прислонился к двери спиной. Увидеть Лэйси после всех тех лет было мучительно. Из невинной девушки она превратилась в красивую зрелую женщину. Рождение ребенка не испортило ее фигуру, а лишь придало ей законченность. Ее светлые волосы не потемнели, но приобрели оттенок спелой пшеницы, а глаза по-прежнему манили и влекли, и в их зеленой глубине все так же сверкали золотые искорки. Именно поэтому он и влюбился в нее когда-то.

Оттолкнувшись от двери, Сэм направился в кораль. Расти поджидал его.

— Верно, вам было о чем поговорить? — спросил Расти, с интересом поглядывая на Сэма. — Мисс Лэйси ни с одним новым работником не разговаривала так долго. Так ты остаешься или…

— Остаюсь.

Этот краткий ответ, казалось, не удовлетворил любопытства Расти.

— О чем это вы так долго беседовали?

— Так, обо всем. Что я должен делать сегодня, Расти?

Расти понял, что больше ничего не добьется от Сэма.

— Не хочешь говорить — не надо. Мы сможем использовать тебя на северном пастбище. Стадо нужно перегнать на поле со свежей травой, если эта засуха не прекратится, начнется мор. Седлай свою лошадь и жди меня у забора. Я сам провожу тебя туда.

Тут в кораль прибежал Энди, увидел Сэма и поспешил к нему:

— Расти принял тебя на работу?

Сэм с любопытством взглянул на мальчика.

— Ну да, и я сейчас еду на северное пастбище.

— Тебе у нас понравится. Всем нравятся моя мама и Расти. Ты откуда, Сэм?

Мальчику хотелось поболтать, и Сэм не мог отказать ему в этом невинном удовольствии.

— Из Канзаса.

— А мы приехали сюда с дядей Хобом, после того как дедушка умер. Мы с мамой раньше жили в Пенсильвании. Я тебе говорил, что мой отец погиб на войне?

— Угу, — кивнул Сэм и продолжил: — Я слышал, у тебя скоро будет другой отец?

Сэм едва удержался от смеха, увидев, какую гримасу скорчил Энди.

— Этот старый противный Крэмер никогда не будет моим папой. Он плохой, — заявил Энди с такой горячностью, что невольно тронул суровое сердце Сэма. — Он даже не был на войне. Он не любит меня, а я не люблю его.

— Ты говорил об этом со своей мамой? Энди хмуро кивнул.

— Она сказала, что я все это выдумал. И еще, что нам нужен Крэмер, чтобы сохранить ранчо. — Энди сморщился, готовясь зареветь. — Что мне до ранчо? Я не хочу, чтобы мама выходила за этого старикашку.

Сэм неожиданно почувствовал симпатию к малышу. Он не мог не признать, что мальчик очень трогателен. Он не знал обстоятельств его появления на свет, но ведь Энди не отвечает за мать. Мальчик унаследовал имя Гентри, но Сэм не забывал, что перед ним не его сын.

Сэм вскочил на лошадь.

— Мне нужно ехать, Энди. Если хочешь, поговорим попозже.

Энди просиял, подняв ясные глаза на Сэма.

— Да, сэр! Расти тоже охотно болтает со мной, но он всегда занят. Я найду вас позже.

Сэм работал в тот день до упора. Давненько он так не yставал.. Работа на ферме была не из легких, но на ранчо куда тяжелее. Он познакомился с другими работниками и нашел, что все они вполне свойские парни. Когда они собрались за столом на ленч, который Люк готовил для них, Сэм по обрывкам разговоров понял, что большинство из них недолюбливают Тэйлора Крэмера. Умываясь у колонии припоминал услышанное.

Мисс Лэйси чересчур хороша для Крэмера, — сказал шпика по имени Барт.



Работник, которого звали Лефти, поддержал товарища: Я тут не собираюсь задерживаться после свадьбы мисс Лэйси.

Сэм решил узнать, в чем же причина такого отношения к Кремеру.

— Почему вы все так не любите его? — спросил он, стараясь не проявлять особого интереса.

— Во-первых, он терпеть не может Энди, — объяснил Лефти.

— Ты прав, Лефти, — согласился юный Барт. — Энди чересчур иногда надоедает, но по сути он славный парнишка, Я всегда рад поболтать с ним. Крэмер частенько обижает его. Не понимаю, почему мисс Лэйси не замечает этого?

— Мы все знаем, почему, — возразил Лефти. — Он богатый, а мисс Лэйси нужны деньги, чтобы сохранить ранчо. Я думаю, Крэмер преследует какие-то гнусные цели. Н уже давно приглядывается к этой земле.

— Почему же хозяйка не возьмет ссуду в банке? — поинтересовался Сэм.

— Она женщина. Банки не дают кредит женин мам, — объяснил Лефти.

Сэм узнал из этого разговора больше, чем рассчитывал. Ему не следует беспокоиться, что случилось с Лэйси или что дальше будет в ее жизни. Но суждения работников по поводу Крэмера выводили его из себя, заставляя испытывать нечто большее, чем просто любопытство. Неудивительно, ведь этого человека Лэйси выбрала в мужья.

Закончив мыться, Сэм увидел, что к нему идет Расти.

— Пошли на кухню, Сэм, — позвал тот. — Люк готовит сегодня свое фирменное жаркое.

— Я ужинаю в Большом доме, — ответил Сэм. Расти застыл на месте.

— Что? — переспросил он. — Я не ослышался, сынок? Ты сказал, что ужинаешь с мисс Лэйси и Энди?

— Ты не ослышался, Расти.

Расти приподнял шляпу и почесал затылок.

— Что происходит, Сэм? Это так не похоже на мисс Лэйси. Ты уверен, что она пригласила тебя на ужин?

— Ну да. Я отправлюсь туда, как только переоденусь. Расти улыбнулся.

— Что ж, не стану мешать. Должно быть, ты понравился мисс Лэйси. Я не припомню, чтобы хоть один мужчина вызывал такой ее интерес.

— Наверное, ей достаточно Тэйлора Крэмера, если она согласилась выйти за него.

Расти снова надел шляпу.

— Хмм… не уверен. Присмотрись к ней. Мисс Лэйси — леди.

Сэм округлил глаза.

Он знал Лэйси лучше чем кого бы то ни было. Она действительно леди, но леди, у которой нет сердца.

Лэйси беспокойно расхаживала по комнате, останавливаясь, чтобы взглянуть в окно. Сэм не придет — напросившись на ужин, он просто хотел заставить ее понервничать. У этого нового Сэма железные нервы. Что подумают Расти и ее работники? Она никогда не приглашала никого из них в Большой дом. Насколько она знала, тех же правил придерживался и ее дядя Хоб, и только Расти иногда разделял с ним трапезу, но он был ему больше другом, чем слугой.

Может, стоит сначала покормить Энди? И потом отправить его из столовой, чтобы Сэм не смог обидеть его. Да, именно так, решила Лэйси и направилась на кухню. Рита встретила ее у дверей.

— Пришел сеньор Сэм, сеньора. Он прошел через черный ход. Мне провести его в гостиную?

Сэм прошел мимо маленькой полной женщины, которую не так-то просто было обойти.

— Не беспокойся, Рита. Я уже здесь.

— Si, сеньор. Ужин готов. Я позову Энди.

— Я уже тут, Рита, — завопил Энди, врываясь в гостиную. — Я надеюсь, у нас на десерт шоколадный пудинг?

— Si, малыш, как ты просил.

— Ты избалуешь его, Рита, — улыбаясь, проговорила Лэйси.

— Возьми маму за руку Энди. Мы оба поведем ее к столу.

Глаза мальчика сверкнули, и Энди серьезно предложил руку Лэйси.

— Ты будешь ужинать с нами, Сэм?

— Ты не возражаешь?

Он послал Лэйси предупреждающий взгляд.

— Нет, если мама согласна.

Лэйси молчала, еле сдерживая себя. Не затевать же скандал при ребенке?

Они вошли в столовую, и Лэйси заняла место во главе стола. Сэм уселся на стуле слева от нее, а Энди справа. Рита появилась почти сразу с подносом, полным жареного мяса, печеного картофеля, горошка и свежего хлеба.

Они молча принялись за еду. Уткнувшись в свою тарелку, Лэйси, как могла, оттягивала начало разговора.

— Я все скушал, мама, — звонко объявил Энди, показывая Лэйси пустую тарелку. — Можно мне теперь пудинг?

Рита вошла, неся три порции темного шоколадного пудинга.

— Это мой самый любимый десерт, Энди, — заметил Сэм с аппетитом поглощая пудинг.

Лэйси промолчала. Каждый раз, когда Сэм обращался к Энди, ее сердце на секунду замирало. Энди нужен отец, но Сэм… нет, только не он. В нем слишком много озлобленности. И она хотела одного — чтобы он исчез из ее жизни, прежде чем разрушит ее.

Тэйлор! Ей еще предстоит сообщить ему, что ее муж жив, но одному Богу известно, как ей этого не хочется. Хотя Тэйлор, возможно, поможет ей ускорить развод.

Энди вытер губы салфеткой и отложил ложку:

— Все, я больше не могу, мама.

— Ты устал, солнышко, иди к себе и готовься ко сну. Я приду пожелать тебе спокойной ночи.

Энди сполз со стула. Он нежно чмокнул мать в губы и подошел к Сэму.

— Наклони голову, — проверещал он хитро.

Лэйси ахнула, разгадав намерение сына, и попыталась предотвратить поцелуй.

— Не беспокой Сэма, милый.

Но Сэм уже наклонил голову. Судя по растерянному лицу, он представления не имел, что собирался сделать мальчик. И искренне удивился, когда Энди приподнялся на цыпочки и громко чмокнул его в щеку.

— Спокойной ночи, Сэм. Я рад, что мама пригласила тебя на ужин. Это лучше, чем когда Крэмер ест с нами. Представляешь, он всегда недоволен моими манерами!

— Я думаю, твои манеры очень неплохи, Энди. Доброй ночи.

Энди вприпрыжку выбежал из комнаты.

— Спасибо, что ничего не сказал при Энди, — нехотя поблагодарила Лэйси.

— Я не идиот, Лэйси. Энди ни при чем. Ему не нравится твой Тэйлор Крэмер, ты знаешь.

— Я знаю, но он ребенок. Ему не понравится любой, кто, по его мнению, украдет у него его мать.

— Но кажется, против меня он ничего не имеет?

— Он видит в тебе наемного работника и только. Все наши рабочие — друзья Энди. Спроси любого. У него нет причин ревновать к тебе.

— Я думаю, ты не права. Но я не отвечаю за него, ведь правда? И какое мне дело, даже если я вижу, что он несчастлив? Это же не мой ребенок! Но у меня нет намерения разводиться с тобой, так что парнишке не нужно беспокоиться из-за Тэйлора.

Лэйси поняла все. За шесть лет разлуки Сэм из милого юноши превратился в злостного тирана. Она поднялась, стараясь выглядеть как можно независимее, что ей всегда хорошо удавалось, и бросила салфетку на стол.

— Пора…

— Подать кофе в гостиную, сеньора?

Рита стояла в дверях. На ее круглом лице застыло ожидание.

— Нет. Я…

— О, кофе, звучит заманчиво, — прервал Сэм, прежде чем Лэйси смогла закончить. — В гостиной будет чудесно, Рита.

— Как ты смеешь! — взорвалась Лэйси, как только Рита ушла. — Это мой дом!

— А я твой муж, — сказал Сэм, хватая Лэйси за локоть и таща ее за собой в гостиную.

Он остановился около софы, но вместо того, чтобы позволить ей сесть, он схватил ее и притянул к себе. Легкая дрожь пробежала по ее спине. Он смотрел ей прямо в глаза, его лицо оказалось так близко, что она могла чувствовать горячее дыхание на своей щеке. Она заморгала, не в силах вынести его взгляда, но он упорно продолжал смотреть на нее.

— Что? Что с тобой?

— Ты такая красивая, — пробормотал он. — Еще красивее, чем была. — Его взгляд остановился на ее груди. — Годы милосердны к тебе.

— Мне было семнадцать, когда мы поженились. Женщины созревают и меняются с годами. Ты тоже изменился.

Его взгляд вернулся к ее лицу.

— Да?

Она колебалась, затем произнесла:

— Ты изменился, стал жестче, холоднее, сдержаннее. Ты тоже повзрослел, твое тело… — Она просто не в состоянии удержаться от комплимента… Сэм превратился в настоящего мужчину. В юности он был худым, долговязым, немножко нескладным, а сейчас перед ней стоял сильный, суровый прекрасный мужчина.

Она отвела взгляд, но Сэм не собирался отступать. Он приподнял ее за подбородок и наклонил голову. Возглас удивления сорвался с ее губ, когда его губы прикоснулись к ее. О Господи, она не могла остановить его. Не сейчас… Нет… Когда узнала, что значит жить без него. Но позволить ему снова обидеть ее! Нет, она просто не вынесет этого.

Первое прикосновение его губ оказалось легче перышка. Но тут же поцелуй стал настойчивее, его губы стали жесткими, требовательными, язык проник во влажную глубину ее рта, ища, пробуя, как будто желая познать ее на вкус.

Она таяла в его объятиях, давая ему то, что он искал. От его прикосновений ее губы, ее тело стали мягкими и податливыми, словно воск. Она больше не контролировала себя. Услышав его стон, Лэйси тут же вернулась к реальности. Оттолкнув его, она вырвалась и в ужасе уставилась на него.

— Зачем ты это делаешь? Ты же ненавидишь меня.

— Я хотел понять, помнишь ли ты, что когда-то было между нами… существует ли все еще это взаимное притяжение.

Лэйси вытерла губы тыльной стороной ладони.

— И что же ты понял? — с горечью спросила она. Сэм насмешливо улыбнулся.

— Я ничего не чувствую. Между нами ничего нет. Ты убила желание, которое мы когда-то испытывали друг к другу. Убила, когда предала меня.

Лэйси смотрела на него, в ее глазах блестели слезы.

Лишь одно слово слетело с ее дрожащих губ:

— Лжец.

Глава 3

Хмурое выражение лица Сэма выдавало его гнев. Он, прищурившись, смотрел на Лэйси.

— Я не лжец, — резко бросил он, отталкивая ее. — Ты убила любовь, которую я испытывал к тебе. Ты ничто для меня.

— Вот и прекрасно! — с той же злостью крикнула Лэйси. — Наши чувства взаимны.

Круто повернувшись, Сэм хлопнул дверью и вышел из дома. Он не мог вспомнить, когда еще так злился, возможно, только в тот день, когда Лэйси выдала его янки. Какого черта ему приспичило целовать ее? Что он хотел доказать?

Он провел языком по губам, ощущая вкус поцелуя. Он не мог забыть мягкое движение ее губ под его губами, и то, как таяло ее тело в его руках. Он постарался выбросить эти волнующие воспоминания из головы. Что, черт побери, с ним происходит? Когда война подошла к концу, ему казалось, что он сумел справиться со своим чувством. Он успокоился, решив, что навсегда вырвал Лэйси из своего сердца, и поэтому никогда не рассказывал о ней своим братьям. Судьба, должно быть, отступилась от него, снова столкнув его с ней, да еще в такое неподходящее время.

Что скажет Лэйси, если узнает, что он скрывается от правосудия? Выдаст его, надеясь, что его повесят и она сможет выйти за Крэмера? Неужели она не понимает, как огорчится Энди, если она решится на этот шаг? Неужели ранчо значит для нее больше, чем собственный сын?

Когда Сэм вошел в барак, работники болтали, гул голосов наполнял комнату. Он поздоровался, игнорируя вопросительные взгляды, направленные на него. Сэм прекрасно понимал, что всех парней разбирает любопытство по поводу его отношений с Лэйси, но пока не собирался открывать правду. Он сам еще не знал, что станет делать и как все обернется. Он все еще пребывал в замешательстве от неожиданной встречи с Лэйси, и ему требовалось время, чтобы прийти в себя и все обдумать.

— Мы играем в покер, — обратился к нему Лефти. — Хочешь с нами?

— Почему бы и нет? — спросил Сэм, опускаясь на пустой стул, который Расти пододвинул ему.

Сэм проиграл в первой партии и победил в следующих двух. Интересно, думал он про себя, надолго ли хватит у парней терпения? Когда его спросят об ужине с хозяйкой?

Ему недолго пришлось ждать.

— Ты пропустил фантастический ужин, — заметил Расти. — Люк приготовил такое жаркое! Объедение! Ничего подобного я в жизни не ел. Рите до него далеко.

Сэм буркнул что-то себе под нос. Расти прочистил горло.

— Я не собираюсь совать нос в твои дела, — продолжил он, — но готов поклясться, что вы с Лэйси были знакомы прежде. Похоже, вы оба не ожидали подобной встречи?

Покер прервался. Все глаза обратились на Сэма. Все с любопытством ждали, что он ответит Расти. Сэм сообразил, что должен сказать что-то, удовлетворяющее Любопытство парней, но не открывающее правды.

— Действительно, мы были знакомы много лет назад. Тяжелая тишина повисла в ответ на его объяснение.

— Ты знал мужа мисс Лэйси? — наконец не выдержал Лефти.

— Ну да, думаю, можно так сказать.

Он замолчал, и когда все поняли, что больше им от него ничего не добиться, игра продолжилась. Но в течение всего вечера он продолжал чувствовать на себе любопытные взгляды.

Когда игра закончилась, Сэм рухнул на свободную койку и тут же уснул. Лэйси была права: он лгал, когда сказал, что ничего не почувствовал, целуя ее. Он чувствовал, помнил, ощущал… чувствовал слишком остро. Когда они впервые занимались любовью, она была невинна. Он помнил и поцелуи украдкой, и мучительно-сладкие объятия, прежде чем они наконец смогли утолить вожделение полностью. Когда они предавались любви, то никак не могли насладиться друг другом и порой забывали об осторожности. И вот как-то ночью Том Питере, отец Лэйси, застал их, и вслед за этим немедленно последовала свадьба. Нет, Сэм не сожалел о женитьбе, во всяком случае, тогда. Он был так беззаветно влюблен, что скорее обрадовался. Сэм знал, что старину Питерса не волнует возможность получить в зятья северянина, представителя вражеской стороны, но мысль, что дочь может родить ребенка без мужа, не давала ему покоя.

А потом Лэйси предала его. Она даже не удосужилась посмотреть на то, что совершила. И когда янки пришли за ним, она где-то гуляла целый день.

Прежде чем сон наконец сморил его, Сэм вспомнил их недавний поцелуй и погрузился в сладкое забвение, припоминая мягкость и чувственность ее цветущего тела.

В последующие дни Сэм был слишком загружен делали, чтобы думать о чем-либо другом. В те дни клеймили скот, и работы хватало, горячей, грязной, тяжелой. Но тогда Сэм открыл в себе нечто новое. Ему понравилась работа на ранчо. И теперь ему стало понятнее намерение Лэйси сохранить ранчо любой ценой. Но метод, который она избрала! Он не мог простить ей этого решения. Он еще не встретил ни одного человека, который бы хорошо отозвался о Тэйлоре Кремере.

Все эти дни работники трудились с раннего утра и были рады тем нескольким свободным часам, что выпадали перед ужином. Наконец работы закончились. Сэм только и думал о том, как бы поскорее рухнуть на койку и отдохнуть, когда вдруг заметил лошадь, привязанную к крыльцу Большого дома. Он тут же позабыл о своем намерении.

Отвернув, кран колонки до отказа, Сэм подставил лицо, плечи и спину под сильную прохладную струю. Потом направился к дому. Он без стука вошел через черный ход, но на кухне наткнулся на Риту.

— Сеньор Сэм, я не слышала, чтобы вы стучали.

— Я и не стучал, Рита. Где Лэйси?

— Но, сеньор, вы не можете входить в дом, когда вам заблагорассудится. Даже сеньор Расти стучит. Сеньора Лэйси установила определенные правила для своих работников.

— Мне наплевать, какие правила установила Лэйси, Рита. Она в гостиной с Крэмером?

— Si, сеньор, подождите здесь. Я доложу ей, что вы хотите поговорить с ней.

— Я сам скажу.

Почему-то мысль о том, что Лэйси беседует с Крэмером наедине, неприятно задела его.

Что, черт возьми, с ним происходит?

Сэм прошел через холл, отделявший кухню от жилой части дома, и, подойдя к двери гостиной, услышал голоса. Вдруг откуда ни возьмись появившийся Энди бросился к нему.

— Ты здесь, что за спешка? — удивился Сэм, подхватив мальчика.

— Он приехал, — выпалил Энди, болтая руками и ногами.

— Кто?

— Этот противный Крэмер. Я слышал, как он сказал маме, что она должна отправить меня в пансион. Я ненавижу его! Неужели мама послушается? Но я буду хорошим мальчиком. — Он повесил голову, засопел и продолжал бубнить: — Я буду, буду… хорошим… во всяком случае, постараюсь.

Сэм поставил Энди на ноги.

— Сбегай, поищи Расти. Я хочу поговорить с твоей мамой.

Энди посмотрел на него с такой надеждой, что Сэм смущенно отвел глаза.

— Ты постараешься уговорить маму не посылать меня в пансион? Я хочу остаться дома.

— Я сделаю все, что смогу, сынок. Энди схватил его руку и крепко сжал.

— Ты мне нравишься, Сэм. Хочешь быть моим папой? Сэм ничего не ответил.

— Иди, Энди. Я поговорю с мамой. Смахнув слезы, Энди побежал прочь.

Сжав кулаки, Сэм смотрел ему вслед. Что произошло, что превратило Лэйси в такую бесчувственную мать? Он не мог поверить в то, что она готова предать собственного сына, лишь бы спасти ранчо. У нее нет сострадания? Нет сердца?

Сэм услышал голоса, доносившиеся из гостиной. Полный решимости, он отворил дверь и вошел.

Мужчина, стоявший к нему спиной, резко обернулся, заслышав его шаги.

— Что это значит? Кто вы такой?

Секунду-другую Сэм изучал Крэмера, и тот сразу не понравился ему. Он был среднего роста, худощавым блондином. Верхнюю губу украшали тонкие усики, его лицо можно было бы даже назвать приятным, если бы не глаза — холодные, рыбьи, лишенные тепла, как, впрочем, и чувств. Неподвижный ледяной взгляд. Да, Энди прав, называя Крэмера «противным». Это мертвые глаза — глаза подлеца и негодяя. Сэм и раньше встречал людей, похожих на Крэмера, и всегда они вызывали у него чувство презрения.

— Сэм? Зачем ты пришел? — воскликнула Лэйси, вторя Крэмеру. — Я же сказала тебе, что сама все улажу.

Крэмер взглянул на Лэйси с холодным высокомерием. Его обманчиво мягкий голос таил в себе бездну властолюбия.

— Может, моя дорогая, вы объясните, что происходит? Сэм ждал, что ответит Лэйси.

— Это не так просто, Тэйлор, — начала она. — Если бы и знала… то никогда бы не согласилась на брак с вами.

Тэйлор метнул на Сэма такой гневный взгляд, который смутил бы любого мужчину послабее духом.

— Продолжай, Лэйси. Лэйси сделала нервный жест.

— Я рассказывала вам, что выходила замуж и что мой муж погиб во время войны.

— Я помню, — кивнул Крэмер. — Но какое отношение наше прежнее замужество имеет к этому человеку, который позволяет себе без стука врываться в ваш дом?

Сэм потерял самообладание. Чем скорее Крэмер узнает правду, тем скорее он оставит Лэйси и ее сына.

— Я полагаю, вы Тэйлор Крэмер, — начал Сэм. — Теперь моя очередь представиться. Я Сэм Гентри, муж Лэйси. Простите, если не подам вам руки. Не каждый день выпадает случай познакомиться с женихом собственной жены.

Крэмер побагровел.

— Что? — Он резко повернулся к Лэйси: — Скажите мне, что это неправда. Скажите мне, что этот малый лжет.

Сэму было почти жаль Лэйси, но его сердце не дрогнуло.

— Я… я не знала, что Сэм жив, — объяснила Лэйси. — Он не пытался найти меня все эти годы. Я верила, что я вдова. Никто, к кому я обращалась, не разубедил меня. Я считала его погибшим.

Крэмер сощурил водянистые глаза.

— Сэм Гентри, — проговорил он с горьким сожалением, — почему вдруг вам взбрело в голову объявиться здесь? Сейчас? Вам давно следовало дать знать Лэйси, что вы живы. Ничего не понимаю, черт возьми!

Лэйси оставалась безучастной, но Сэм ринулся в бой:

— Я и не ожидал, что вы поймете. Я — муж Лэйси, и это все, что вам следует знать. Так что свадьба отменяется, и вы не женитесь на ней. Ни сейчас, ни когда-либо.

— Это мы еще посмотрим! — выкрикнул Крэмер. — Вы не можете вот, так являться и предъявлять права… Я не позволю вам разрушить мои планы.

— Я, кажется, только что сделал это, — с довольным видом заметил Сэм.

Крэмер схватил Лэйси повыше локтя и развернул ее лицом к себе. Сэм процедил сквозь зубы ругательство и сжал кулаки. Затем Крэмер заговорил, и Сэм заставил себя сдержаться, довольно долго слушая ответы Лэйси на вопросы Крэмера.

— Вы по-прежнему хотите выйти за меня, моя дорогая? Терпение Сэма лопнуло:

— К черту, Лэйси! Скажи же этому мужчине, что он хочет знать!

Лэйси возмущало то, что Сэм вздумал командовать ею. Как он смел врываться в ее жизнь? Если бы он хотел ее, то ему нужно было всего лишь вернуться к ней после войны и признать ее и их сына. Она ничего не должна ему. Нет, черт побери, ничего!

Отвечая Крэмеру, она смотрела на Сэма.

— Конечно, я все еще хочу выйти за вас, Тэйлор.

— Проклятие! — проорал Сэм.

Лэйси вздрогнула и пожалела о своих словах. Она боялась этого Сэма, Сэма, которого едва знала.

Снисходительно улыбаясь, Крэмер взглянул на Сэма.

— Это все, что мне нужно знать, моя дорогая. Остальное предоставьте мне. Сэм Гентри бросил вас. В глазах закона это является доказательством несостоятельности брака. Я положу конец вашему так называемому замужеству.

Расстроенный свыше меры, Сэм стиснул зубы.

— Развода не будет, — упрямо возразил он. — Я жду, что вы уедете, Крэмер. Не беспокойте больше мою жену и… сына.

Лэйси продолжала хранить молчание. Она не верила своим ушам. Сэм только что признал Энди! Что это значит? Неужели он наконец заметил сходство между собой и мальчиком? Не обращая внимания на голубые глаза и светлые волосы, он разглядел свои черты?

Крэмер надел шляпу.

— Вы еще не слышали моего последнего слова, Гентри. Что касается вас, Лэйси, я прямо сейчас займусь тем, чтобы избавить вас от этого проходимца. И скоро вернусь. Когда Крэмер исчез за дверью, Лэйси повернулась к Иэму, ее зеленые глаза пылали гневом.

— Черт побери, Сэм Гентри! Ты все испортил! Господи, лучше бы ты оставался мертвым.

— Но я никогда не умирал, — прошипел Сэм. — Я не могу поверить, что ты хочешь выйти за этого бесчувственного кретина.

— Бесчувственного? Ты ничего не знаешь о Тэйлоре, как ты можешь называть его так?

— Я говорил с Энди сразу после приезда Крэмера. Мальчик выскочил из дома, как будто за ним сам дьявол гнался. Он ненавидит Крэмера. Ты никогда не задумывалась почему? Лэйси поджала губы.

— Я знаю почему. Он ревнует.

— Ревность тут ни при чем. Энди думает, что ты после свадьбы собираешься отослать его в пансион.

Лэйси покраснела.

— Он, должно быть, слышал наш разговор. Тэйлор считает, что в пансионе Энди будет лучше. Но я не уверена. Он еще слишком мал, чтобы разлучать его с домом. Энди слышал только часть разговора, до того как я высказала свои сомнения. Почему это тебя беспокоит? Энди тебе никто.

— Я не могу оставаться равнодушным к судьбе любого ребенка, который ненавидит и боится человека, за которого собирается выйти его мать.

— Не только мне, но и Энди нужен Тэйлор. Я делала все, что в моих силах, после смерти дяди Хоба, но у меня нет опыта, чтобы управлять ранчо. У Тэйлора опыт есть, и он хочет облегчить нашу жизнь. — Она посмотрела ему прямо в глаза: — Энди нужен отец.

— Ты стараешься убедить себя, но не меня. Я не дам тебе развода. Пора понять, что ты ничего не добьешься таким образом. Подумай о сыне и откажись от этой затеи.

— У меня в жизни есть только Энди! — вскрикнула Лэйси. — Мой отец умер, ты пропал, у меня не осталось никого, кроме Энди. Дядя Хоб буквально спас нас обоих, когда пригласил переехать к нему в Техас. Он любил это ранчо, он хотел, чтобы мы продолжили его дело.

— Ты, черт возьми, задолжала мне куда больше. Предательство ни с чем не сравнится.

— Скажи мне откровенно, Сэм. Что ты можешь дать мне и Энди? У тебя есть деньги, чтобы спасти ранчо? У тебя есть дом? Собственность? Что ты можешь обещать нам? — Она покачала головой. — Ничего, я полагаю. Судя по всему, нечто совсем особенное привело тебя в Техас. Могу я спросить — что?

Сэм не мог ничего ответить на эти вопросы. Не говорить же Лэйси, что он преследуется за ограбление банка? Он нищий. Ни дома. Ни земли. Очень мало денег. Но он не желал так легко отпускать ее. Она должна заплатить за свое предательство. Кроме того, расстроить ее свадьбу с Тэйлором значило помочь Энди.

— Ты права. У меня нет ни дома, ни собственности, — подтвердил он, — но у жены есть и то и другое. На этом и закончим, а сейчас, если ты не возражаешь, я должен идти. У меня был тяжелый день.

Он совершил ошибку, повернувшись к Лэйси спиной. Она подлетела к нему сзади и стала дубасить кулаками, захлебываясь слезами и приговаривая:

— Почему ты так поступаешь со мной?

Сэм развернулся, схватил ее за плечи и силой привлек к себе.

— Ты знаешь почему.

Гнев ослепил его. Не отпуская ее, он заглянул в потаенную глубину ее дивных глаз. То, что он увидел, заставит его отступить. Отчаяние, безнадежность и что-то еще. Что-то вспыхнуло и погасло. И вдруг до него дошло желание. Она хотела его, его, а не Крэмера.

Стон вырвался из его груди, когда он склонил голову и поймал ее губы. Она затихла в его руках, ее тело натянулось словно тетива. Глаза на секунду расширились и тут же закрылись, когда поцелуй стал глубже, а его язык раздвинул ее губы. Ее вкус, ее аромат и то, как она внезапно обмякла в его руках, — все это оживило воспоминания о но прошедшей любви.

Лэйси не могла противиться соблазну его мягких губ.

о мужчину она когда-то любила вопреки всему. Это Энди. Она не слишком активно сопротивлялась, когда руки легли ей на грудь. И прерывисто задышала, да его пальцы начали ласкать соски.

— Почему ты предала меня, Лэйси? — прошептал он. Очарование исчезло. Лэйси попыталась освободить от его рук, ставших внезапно жесткими и требованными.

— Я не предавала.

— Кто отец Энди? — Его хватка стала жесткой.

Лэйси взглянула на него, с трудом контролируя растущую панику. Так он знает?

— Скажи мне сам, — прошептала она. Он грубо оттолкнул ее:

— Не-надо играть со мной. Хочешь убедить меня в том, что он мой?

Лэйси вытерла губы.

— Я вовсе не собираюсь убеждать тебя. Тебе лучше уехать, Сэм. Я должна найти Энди и покормить его ужином.

— Я найду его, — сказал Сэм после долгой паузы. Он направился к двери.

И вдруг отчаянная мысль пришла ей в голову.

— Сэм, подожди!

Сэм медленно повернулся, его темные брови вопросительно приподнялись.

— Расти и другие работники знают о нас?

— Пока нет, но вряд ли они долго будут пребывать в неведении.

Он ушел, оставив ее в растерянности.

Что нашло на нее? Все, что Сэм сделал, — прикоснулся к ней, и она тут же погибла. Она гордилась, что он никогда не узнает, как сильно она была привязана к нему. Их жизни были настолько разными… Если бы только он поверил в ее непричастность к тому, что случилось с ним.

Что произошло с Сэмом за эти долгие годы разлуки? Она знала, что у него есть братья, он часто говорил о них. Рассказывал, что у них была ферма в Канзасе. Но Сэм только что сказал, что у него ничего нет, ни дома, ни денег, ни земли. Здесь явно какая-то тайна, которую она даже не попыталась раскрыть. Интересно, что привело Сэма в Техас? Наверняка что-то такое, чего ей лучше не знать.

Сэм никак не мог выбросить из головы мысли о Крэмере. Следующее дни были заполнены работой, работой и работой. И еще Энди. Мальчуган, казалось, наслаждался общением с Сэмом. А Сэм не понимал почему.

Мальчик не проявлял такой симпатии ни к одному из работников. Даже к Расти, который безбожно баловал его. На самом деле в Сэме росло чувство большее, чем просто симпатия, и он укорял себя за это.

Крэмер не вернулся на ранчо. Может, он струсил? — думал Сэм. Ну нет, Крэмер так просто не откажется от своей затеи. Он, похоже, собирался прибрать ранчо к рукам, и это озадачило Сэма.

Вечером, поужинав с парнями на общей кухне, Сэм пошел в барак вместе с Расти и вдруг увидел лошадь Крэмера. Она стояла у крыльца Большого дома, лениво отмахиваясь хвостом от мух.

— Извини, Расти, но мне нужно повидать Лэйси.

Расти схватил его за руку:

— Постой, Сэм. Между тобой и мисс Лэйси что-то есть?

— Пока нет, Расти. Если такое появится, ты узнаешь об этом первым.

— Я не очень понимаю, что происходит, но не хочу, чтобы кто-то обидел мисс Лэйси.

Сэм круто развернулся:

— Ты считаешь, что я способен обидеть ее? Я? Не мистер Крэмер?

— Я не знаю, что и думать. Мы все огорчились, узнав, что мисс Лэйси собирается стать женой Крэмера, но вряд ли она найдет свое счастье с тобой.

— Придержи свое мнение, Расти. Кто угодно лучше, нежели Крэмер. — Он высвободил руку. — Увидимся в бараке.

Гнев, клокотавший внутри Сэма, грозил вырваться наружу. Если Крэмер не уберется, он сильно пожалеет об этом. Сэм так погрузился в свои невеселые мысли, что не заметил, как Энди откуда ни возьмись возник перед ним.

— Эй, Сэм, постой.

Сэм повернулся и подождал, пока Энди подойдет.

— Почему ты не в доме? Собирается гроза.

— Я сбежал, — прошептал Энди. — Он снова там.

— Знаю. Я как раз направлялся в дом, чтобы потолковать с ним.

Энди просиял:

— А знаешь, ты мне нравишься, Сэм.

— Ты мне тоже, Энди, — будто со стороны услышал Сэм свои слова. — А почему бы тебе не вернуться в свою комнату, пока мама тебя не хватилась?

Пока Сэм шел к дому, он так накрутил себя, что готов был выбросить Крэмера вон. Окна гостиной светились, но Сэм свернул за угол и вошел через черный ход. Рита готовила ужин.

— Не ругайся, — сказал Сэм, когда Рита открыла рот, чтобы задержать его. — Я кое-что хотел бы сказать тебе. Я знаю, ты не болтлива.

Рита сдвинула брови, но ничего не сказала, ожидая продолжения.

Сэм надеялся, что, рассказав Рите все как есть, он получит право беспрепятственно входить в дом.

— Это длинная история, Рита. В общем, Лэйси и я женаты. Уже шесть лет…

Сэм прокашлялся, собираясь начать повествование, Рита недоверчиво хмыкнула.

— Это правда, Рита, — сказал Сэм. — Мое имя Сэм Гентри.

— Но… но сеньор Сэм, сеньора Лэйси собирается замуж за сеньора Крэмера. Ее муж погиб на войне.

— Как видишь, я жив. Мы… мы потеряли друг друга, и она поверила в мою смерть. Теперь, когда я отыскал ее, не может быть и речи о новом замужестве Лэйси. Они в гостиной?

— Si, сеньор. Я пойду, предупрежу, что вы здесь.

— Не беспокойся. Я сам скажу.

Напряженная, прямая, как палка, Лэйси присела на край софы, чтобы выслушать Тэйлора. Заложив руки за спину, он расхаживал перед ней, напыщенный и важный.

— Как вы могли такое сделать, Лэйси? — возмущался Крэмер. — Мы должны были пожениться через две недели. Теперь свадьба состоится лишь после того, как я выпровожу Сэма Гентри. — Он остановился перед ней и, подняв с софы, притянул к себе. — Вы ведь не хотите оставаться женой ковбоя, у которого ни гроша за душой?

— Конечно, нет, — без колебания ответила Лэйси. Она думала о будущем Энди. Крэмер готов был дать то, что так нужно Энди: дом, безопасность, деньги на его образование.

Улыбка Крэмера излучала холод. Его необъяснимая холодность передалась Лэйси, и мурашки побежали у нее по спине.

— Отлично, — сказал Крэмер. — Я надеялся, что вы так скажете. Предоставьте все остальное мне, моя прелесть. Так или иначе, Сэм Гентри навсегда исчезнет из вашей жизни. Я не позволю ему вмешиваться в мои планы, касающиеся ранчо. — Он осекся, сообразив, что невольно проговорился. — О, простите, моя дорогая, я хотел сказать: «в наши свадебные планы».

Сэм незаметно вошел в гостиную как раз в тот момент, когда Лэйси спросила:

— А что вы хотите делать с Сэмом?

— Не думайте об этом, Лэйси. Поверьте, я точно знаю, как избавиться от Сэма Гентри.

Прежде чем Лэйси успела опомниться, Крэмер обнял се за талию и, наклонившись, поцеловал в губы. Он целовал ее и прежде, но на этот раз она ощутила настойчивость его губ и вероломность языка. Она не помнила, чтобы его вкус и запах были так отвратительны, и вздрогнула, когда его пальцы легли на ее грудь.

И тут же прозвучал грозный окрик Сэма, появившегося невесть откуда. Он отшвырнул Крэмера, прижав его спи-пой к ближайшей стене.

— Я, кажется, просил вас не беспокоить Лэйси, — прорычал Сэм. Он размахнулся, но Лэйси перехватила его руку.

— Пожалуйста, Сэм, не делай этого. — Она знала мстительную натуру Крэмера и не хотела, чтобы его гнев обрушился на Сэма.

Сэм колебался, затем отпустил Крэмера.

— Убирайтесь, Крэмер, пока я действительно не применил силу. Благодарите Лэйси за спасение, но обещаю, в следующий раз я разделаюсь с вами.

Крэмер засеменил к выходу, трусливо оглядываясь на Сэма.

— Я запомню это, Гентри.

— Я рассчитываю на вашу хорошую память, — процедил Сэм сквозь зубы. — И надеюсь, что вы больше не потревожите мою жену. Я переезжаю в Большой дом… в спальню Лэйси.

Лэйси не могла поверить в случившееся. Когда ее жизнь наконец наладилась, появился Сэм и разрушил все. Он собирался переехать к ней и делить с ней постель? Что ж, у нее тоже есть что сказать на этот счет.

— Вам лучше уйти, Тэйлор, — посоветовала она. — Я сама поговорю с Сэмом.

— Он ненормальный. Я не могу доверить такому мою будущую жену. Держитесь от него подальше, Лэйси. Он не принесет вам ничего, кроме кучи неприятностей.

— Я не собираюсь иметь с ним ничего общего, — ответила Лэйси. — Господи, да я дождаться не могу, когда он наконец уберется из моей жизни.

— Я приложу все усилия, чтобы ваше желание исполнилось незамедлительно, — пообещал Крэмер, надевая шляпу. — Увидимся, моя дорогая.

Как только дверь за Крэмером захлопнулась, Лэйси набросилась на Сэма:

— Тебе обязательно пускать в ход кулаки? В кого же ты превратился, Сэм?

— Тебе лучше не знать, — пробормотал Сэм, потирая костяшки пальцев.

Никогда еще Сэму так не хотелось ударить другого человека. Но Лэйси права. Чего-чего, а встреч с законом ему следует избегать. Тем более что он ни на минуту не сомневался, что Крэмер, получив в морду, тут же побежит к шерифу.

— Ты не должен был говорить Тэйлору, что собираешься переехать ко мне.

— Я отвечаю за свои слова. Я твой муж. И пришло время сообщить это всем.

— Ты бросил меня!

— Потому что ты предала меня!

— Нет, это ты не хотел меня…

— Думаю, это чувство было взаимным. — Внезапно глаза потемнели, и злость снова нахлынула на него. — Ты целовалась с Крэмером? Лэйси расправила плечи.

— Он целовал меня. Это большая разница.

— И тебе понравилось?

Она скривила губы. Поцелуи Крэмера ненавистны ей, но Сэму об этом знать необязательно.

— Не твое дело. Я собираюсь за него замуж. Ничего удивительного, что мы целовались.

Ярость Сэма набирала обороты. Схватив Лэйси за руку, он с силой притянул ее к себе. Его пальцы впивались в ее нежную кожу, оставляя синяки.

— Что еще ты делала с Крэмером? Наверное, он всего лишь один из целой армии любовников?

Лэйси взорвалась и со всего размаху влепила ему пощечину. Сэм сам оставил ее и отказался выслушать объяснения. Как он смеет обвинять ее в непорядочности, когда скорее всего сам переспал со столькими женщинами, что и сосчитать трудно.

Сэм отпрянул назад, схватившись рукой за щеку. Она ударила его! Ни одна женщина никогда не позволяла себе такого. Все они обожали Сэма. Он всегда с легкостью находил себе дам на одну ночь. Да и Лэйси пришла к нему добровольно.

Он сделал угрожающий шаг вперед. Она стояла перед ним, воинственно вздернув подбородок. Он никогда не видел ее такой, и то, что она могла постоять за себя, вызывало в нем невольное уважение. Казалось, что бы он ни сказал, не сможет испугать ее.

— Никогда больше так не делай, — предупредил он. Его голос дрожал от еле сдерживаемого гнева.

— Ты не запугаешь меня, Сэм Гентри.

— Я и не пугаю. Вот заставить тебя заплатить за предательство — это совсем другое дело.

— Война давным-давно окончилась.

— Война между нами не кончится никогда, но это не помещает мне переехать к тебе и спать в твоей постели.

Его волчий оскал предлагал Лэйси сомнительный комфорт. Появление Сэма на ранчо после стольких лет отсутствия было ударом, который не просто воспринять. Позволить ему жить с ней и Энди в одном доме? — это могло привести к серьезным неприятностям. Сэм уже однажды разбил ее сердце, она не вынесет, если он сделает это во второй раз.

— Сэм, подумай об этом, прежде чем принять решение. А как же Энди? Что он скажет?

— Я нравлюсь ему. Я не думаю, чтобы он возражал.

— Узнав, что мы были женаты… он решит, что ты его отец. Ты готов объяснить ему, почему ты отсутствовал все эти годы?

— Я подумаю об этом, — ответил Сэм, вовсе не уверенный, что он готов признать ребенка не своей крови.

— Если только ты посмеешь обидеть его, клянусь, я убью тебя, — хмуро проговорила Лэйси.

Угроза вовсе не устрашала Сэма. Лэйси и мухи не обидит, даже если захочет. Так или иначе, он не нуждался в предупреждении и тут же забыл о нем.

Глава 4

Все последующие дни Сэм был так загружен работой, что не имел времени для переезда. Что касается того, что он будет спать в постели Лэйси, то он сказал это, только чтобы уколоть ее. Резкий протест женщины вовсе не удивил Сэма. Особенно если учесть, что она любовница Крэмера… От этой мысли его чуть не стошнило.

Сэм возвращался в барак после очередного изнурительного дня, проведенного в седле, и вдруг заметил Лэйси, идущую через двор. Это был день стирки, и она собиралась снять белье, сушившееся на веревке.

Сэм наблюдал за ее грациозной походкой, любуясь, как юбки приоткрывали стройные ноги и обтягивали бедра. Он знал по собственному опыту, как много страсти таилось в этой миниатюрной женской фигурке. Лэйси всегда была пылкой и откровенной в своем желании. Его разгоряченный взгляд задержался на ее груди, она больше не походила на два небольших холмика, что он помнил. Нет, теперь ее грудь налилась, стала полной и соблазнительной, именно такой, как ему нравилось. Ее талия осталась по-девичьи тонкой, а бедра приобрели женственную округлость, лицо ее стало еще красивее, если это вообще возможно.

Сэм поймал себя на том, что направляется к ней. Она с интересом взглянула на него, но ничего не сказала и молча продолжала снимать сухое белье с веревки.

— Я что-то давно не видел твоего любовника, — кашлянув, пробасил Сэм. — Неужели он внял моему предупреждению и решил оставить тебя в покое?

Лэйси едва удостоила его взглядом.

— Где Энди? — продолжал Сэм. — Я искал его. Он не заболел?

— Простуда и небольшая температура, — пояснила Лэйси, не глядя на Сэма. — Ничего серьезного. Мне пришлось чуть ли не силой уложить его в постель.

— Передай ему, что я навещу его, как только приведу себя в порядок.

— Это не обязательно. Сэм двинул скулами.

— И все же скажи ему.

— Зачем? Почему ты так беспокоишься? Энди… тебе никто, — вырвалось у Лэйси, и она тут же испугалась собственных слов. Ложь нелегко давалась ей, но Сэм не заслужил такого сына, как Энди. Она прекрасно понимала, что его здесь удерживала только жажда мести. Если бы он знал, что она не предавала его…

— Энди ни в чем не виноват, — ответил Сэм. — Мне нравится этот малыш. А за то, что случилось в прошлом… я полагаю, ответственна его мать.

— Почему ты все еще держишь обиду на меня? Ты ведь не попал в тюрьму. Ты избежал заключения и прошел войну без единой царапины.

— Но я никак не заслужил того, что ты сделала. Как можно было так надругаться над любовью? Твое предательство забыть невозможно. Теперь твоя очередь страдать.

Его слова взбесили ее.

— Ты думаешь, я не страдала, когда мне сообщили о твоей смерти?

— Именно так я и думаю. Энди — доказательство того, что ты недолго печалилась. Только не рассказывай мне, что ты была в отчаянии, а Уилшир воспользовался этим. Это все вранье.

Лэйси с вызовом взглянула на него.

— Я не стану ничего такого говорить, потому что все это неправда.

— Слишком много неправды, — вырвалось у Сэма. Почему мужчины такие тупые, думала Лэйси. Сэм не понял ее намека. Капитан Уилшир не воспользовался ее отчаянием. Она и видела-то его раз или два, после того как Сэма увели, и то только по делу. Но даже если бы он имел на нее какие-то виды, она отказала бы ему. Ее сразила весть о смерти Сэма, и она не могла бы полюбить другого. За шесть минувших лет она не отдала свое сердце никому.

С противоречивыми чувствами Лэйси смотрела вслед Сэму. Вся жизнь промелькнула перед ее глазами. Ранчо все еще принадлежало ей, у нее есть немного денег, чтобы продержаться. Но средств на оплату счетов не находилось, и она решила продать стадо до наступления зимы. Разумный брак с Тэйлором, казалось, мог решить все проблемы, но тут объявился Сэм и все разрушил.

Спустя час после разговора с Лэйси Сэм пришел навестить Энди. Он не лгал, когда говорил о своем чувстве к мальчику. Ему действительно нравился Энди, хотя он старался убедить себя в обратном. Много лет назад он мечтал иметь сына, такого, как Энди. Но они с Лэйси были вместе так недолго… он мог пересчитать по пальцам одной руки, сколько раз занимались любовью. Три, может быть, четыре. Вообще-то и этого достаточно, чтобы зачать ребенка.

Сэм, как всегда, прошел через черный ход. На этот раз Рита встретила его с улыбкой и проводила в гостиную.

— Сеньора Лэйси в гостиной.

— Я хочу проведать Энди. Как он?

— Ему лучше. Не думаю, что нам надолго удастся удержать его в постели.

— Покажи мне, где его комната, — попросил Сэм.

— Вверх по лестнице, сеньор Сэм. Первая дверь направо. Она открыта, вы увидите.

— Спасибо, Рита.

Сэм поспешил наверх, надеясь избежать встречи с Лэйси. Он сам не понимал, хочет ли он снова ссориться с ней. Каждый раз, видя ее, он вспоминал прошлое… и желание поднималось в нем. В конце концов, он должен был признаться, что хочет ее. Эти мысли не давали ему покоя, будоража кровь. Он хотел ее. Хотел чувствовать под собой ее нежное, мягкое тело, хотел чувствовать его над собой, хотел задрать ее юбки, раздвинуть округлые колени и… Хотел услышать ее страстные стоны, сбивчивое дыхание и то, как станет шептать его имя…

Сэм задержался наверху лестницы, стараясь усмирить взбунтовавшееся тело. Ни к чему мальчику видеть его в гаком возбужденном состоянии. Он одернул брюки, сделал несколько глубоких вздохов и пошел но коридору. Дверь комнату Энди была приоткрыта, и он вошел. Энди с задумчивым видом смотрел в окно. Увидев Сэма, мальчик просиял от радости:

— Сэм! Сэм! Я так и знал, что ты придешь! Сэм присел на краешек постели.

— Я не знал, что ты болеешь. В последнее время я был гак занят.

— Ну да, в последнее время все заняты. Кто тебе сказал, что я болею?

— Я разговаривал с твоей мамой. Она сказала, что ты простудился.

— Я уже завтра встану. Мама разрешила.

— Твоя мама сказала, что ты сможешь встать, если не будет температуры, — заметила Лэйси, входя в комнату.

— Мама! Сэм пришел меня навестить. Он не знал, Что я заболел.

— Я вижу, — холодно ответила Лэйси.

— Вот что я тебе скажу, — начал Сэм, удивляясь себе, — если ты завтра поправишься, я возьму тебя покататься на Галахаде. Завтра воскресенье. Все работники, кроме пастухов, собираются в город. И в воскресенье здесь будет тихо и пусто.

Глаза Энди радостно сверкнули.

— Галахад — это твоя лошадь? Мне он нравится. Можно, правда, мама?

— Посмотрим, — сказала Лэйси. Она повернулась к Сэму: — А ты разве не собираешься в город вместе с остальными?

— Нет. Мне нечего там делать.

— Верится с трудом, — сказала она с сарказмом.

— Ты хочешь избавиться от меня? — спросил Сэм напрямик.

Сэм мог бы поклясться, что Лэйси хотела ответить колкостью, но придержала язык из-за Энди. Он поднялся и улыбнулся мальчику.

— Если мы поедем завтра кататься, то сегодня тебе надо лечь пораньше. Я приду за тобой около десяти утра. Не очень рано?

— О нет, здорово, Сэм. Я поеду с тобой. Лэйси посмотрела на Сэма.

— Я бы хотела кое-что сказать тебе наедине.

— Ради Бога, — отозвался Сэм, пожимая плечами.

Он последовал за ней к двери, любуясь колыханием ее бедер под тугой кожаной юбкой. К несчастью, его возбуждение вернулось именно тогда, когда она оглянулась. Он услышал легкий вздох удивления, и она быстро отвела глаза. Сэм усмехнулся:

— Ты удивлена? Неужели? Ты красивая женщина, Лэйси. Ты стала еще красивее за шесть лет нашей разлуки. Я готов признать, что ты все еще волнуешь и возбуждаешь меня. Что здесь, собственно, удивительного, я мужчина, мне нравятся женщины, и ты одна из них. — Он подошел вплотную к ней. — И что еще важнее, ты моя жена.

Лэйси пятилась назад, пока не уперлась спиной в стену.

— Тебе доставляет удовольствие насмехаться надо мной?

— Конечно, нет. — Его слова еще сильнее ранили ее. Не поэтому ли он хотел остаться на ранчо? — Чего я действительно хочу — так это заняться с тобой любовью. Уверен, ты тоже не забыла, как славно это у нас получалось.

— Я все забыла, Сэм.

— Похоже, черт побери, — пробормотал он. — Ничего удивительного, за плечами у каждого из нас целая жизнь. Завтра, когда мы с Энди вернемся с прогулки, я перенесу свои вещи.

Лэйси не на шутку запаниковала:

— Нет! Ты не сделаешь этого!

В ответ на это Сэм развернул ее и привлек к себе. Ее упругие соски уперлись ему в грудь, позволяя ощутить каждый соблазнительный изгиб груди. Не спуская с нее глаз, он притянул ее еще ближе. Ее глаза расширились, и он улыбнулся, поняв, что она ощутила его готовность.

— Я хочу тебя, Лэйси, — прошептал он. — Хочу так же, как когда-то, несмотря на годы разлуки и твое предательство. Я не понимал, что желание все еще живо во мне, пока не увидел тебя снова.

— Слишком поздно, — холодно бросила Лэйси. — Ты позволил мне поверить в твою гибель. Я никогда не прощу тебе этого. Никаких серьезных отношений у нас не получится. Все это в прошлом, Сэм. Отпусти меня.

Сэм не полез за словом в карман:

— Кто говорит о серьезных отношениях? Ты неправильно поняла меня. Но так как я не собираюсь разводиться с тобой, зачем терять время? Я знаю, что ты тоже хочешь меня. Твои губы и тело говорят мне все, что мне нужно знать. Ты страстная женщина, Лэйси, — продолжал Сэм. — Крэмер исчез с горизонта, почему бы тебе не утолить свое желание со мной?

— Ты весь в этом, Сэм Гентри! — крикнула Лэйси. Она замахнулась, собираясь влепить ему пощечину, но на этот раз Сэм успел увернуться и схватил ее за запястье. Обняв ее так крепко, что она не смогла бы вырваться, даже если бы захотела, он подхватил ее на руки и понес по коридору, пока не нашел нужную дверь.

Сэм толкнул дверь ногой и шагнул в комнату. Он улыбнулся, когда понял, что попал туда, куда нужно. Спальня определенно принадлежала женщине, возможно, Лэйси. Он захлопнул дверь ногой и понес Лэйси к кровати. Положил ее на постель и сам улегся сверху.

— Что ты собираешься делать? — со страхом прошептала она.

— То, что могло бы убедить нас обоих, — отвечал Сэм.

— Пусти меня!

— Не сейчас. Скажи, что ты не хочешь меня.

Лэйси продолжала хорохориться:

— Я не хочу тебя.

— Повторишь это, когда я тебя поцелую, — сказал он и приник к ее губам.

Поцелуй не был нежным, но и не слишком грубым. Он оказался очень чувственным и требовательным. Лэйси подумала, что выдерживала и худшее, пока он не раздвинул ее губы и не позволил своему языку пройтись по ее зубам. Он целовал ее с такой одержимостью, что она не могла оставаться безучастной. Она боролась с собой так долго, как могла, но сдалась, и ее губы раскрылись.

Сэм поднял голову и улыбнулся ей:

— Ну, говори…

Лэйси вскрикнула:

— Я не хочу тебя!

— Ах так!

И он заставил ее выдержать еще одну атаку, снова приникнув к ее губам с нетерпеливой жадностью. А дальше его руки легли на ее грудь, и она потеряла способность соображать.

— Помнишь, как это было раньше, Лэйси? Мы не могли оторваться друг от друга. Нам все времени не хватало. Я так и не успел насытиться тобой. И сейчас у нас времени предостаточно, чтобы наконец утолить свое вожделение.

— Ты не должен так говорить, — сбивчиво шептала она. — Я не могу… Мы не можем быть вместе.

Не обращая внимания на ее слова, Сэм сосредоточил внимание на ее груди, поочередно лаская соски. Она с трепетом наблюдала, как он трогал их языком. И не смогла удержаться от стона, когда, захватив губами один сосок, он нежно втянул его в рот.

— Ты всегда стонала, когда я делал так, — улыбнулся Сэм. — Тебе это нравится, я знаю.

Лэйси пыталась остановить его руку, которая пробиралась под ее юбки, но та оказалась проворнее. Она ощутила движение его пальцев между своих бедер, совсем рядом с тем потаенным местом, которое жаждало его ласки. Никто не трогал ее там, кроме Сэма. Затаив дыхание, она ждала, когда его пальцы проникнут в средоточие ее женственности, влажное от нетерпения. Она тихо застонала, когда наконец он сделал это, а он все продолжал и продолжал ласкать ее.

— Хочешь, чтобы я остановился, Лэйси?

— Да… Нет! О, Сэм…

Она выгнулась в порыве страсти, голова откинулась на подушку, из полуоткрытого рта вырывались стоны наслаждения.

— Я знаю, чего ты хочешь, Лэйси, — приговаривал Сэм, продолжая исследовать интимное место между ее ног. Один палец проник внутрь и начал ритмичное движение, а она сходила с ума от желания довести это до конца. Затем где-то внутри ее началось сладостное завершение, которое повергло все ее тело в невыносимое блаженство. Охваченная эйфорией, она парила на гребне волн, пока они наконец не поглотили ее и она не пресытилась.

— Тебе нравится, когда я делаю так, Лэйси? — спросил Сэм.

— Я… я… пошел ты к черту, Сэм Гентри! Ты не имеешь права…

— Я единственный мужчина, — перебил он, — который имеет право делать с тобой все, что хочет.

Он отодвинулся от нее. Ее взгляд прошелся по его телу, с тревогой отметив, что он все еще чертовски возбужден. Она испугалась, что он захочет…

— Не беспокойся, — усмехнулся он, следуя за направлением ее взгляда. — Я не собираюсь насиловать тебя. Я подожду, когда ты сама попросишь меня об этом. И поверь мне, женушка, ты станешь меня умолять. — Он поднялся с постели и быстро привел себя в порядок. — Проследи, чтобы Энди был готов, когда я завтра заеду за ним, — бросил он на прощание.

Лэйси так разозлилась, что схватила с ночного столика кувшин и запустила в него. Сэм быстро захлопнул дверь. Кувшин ударился о косяк и разбился. И все равно, сделав это, Лэйси почувствовала облегчение.

Боже, как она могла? Прикосновения Сэма разожгли в ней огонь. Зачем он сделал это? Она знала, что он не получил никакого удовлетворения от их… встречи. Он был все еще возбужден, когда оставил ее. Она боялась, что на этот раз Сэм исполнит обещание. Он собирался объявить всем, что они муж и жена, и переехать к ней. Как она справится с этим?

Сэм заехал за Энди ровно в десять часов на следующее утро. Галахад нетерпеливо гарцевал под ним. Энди выбежал на крыльцо. Его глаза возбужденно горели.

— Ты не забыл! — воскликнул мальчик. Сэм соскочил на землю.

— А ты думал, я могу забыть?

— Почему нет? Мама сказала: «Не очень-то рассчитывай на него».

Сэм поднял Энди на руки и усадил в седло, затем уселся позади него. Лэйси не права: зачем она так сказала Энди? Она считает, что он бросил ее. Может, оно и так, но у него была на то веская причина. Он не имел никакого желания возвращаться к жене, которая предала его.

— Мы можем ехать быстро-быстро? — спросил Энди. — Иногда Расти берет меня покататься, но его лошадь идет так медленно.

— Присматривай за Энди, — крикнула Лэйси с крыльца. Сэм оглянулся через плечо. Он не знал, что Лэйси вышла проводить их.

— Не волнуйся, я буду смотреть за ним, как за своим собственным сыном.

Затем он пустил лошадь в галоп, и топот копыт заглушил ответ Лэйси:

—Он и есть твой собственный сын.

— Как здорово, — воскликнул Энди, заливаясь радостным смехом. — Болеть так скучно. Куда мы едем?

— Видишь вон те холмы впереди? — указал Сэм. Энди кивнул. — Там, между двумя скалами, есть такое место, где из-под земли бьют ключи. Давай остановимся там и вернемся домой к ленчу.

Сэм обхватил теплое тельце мальчика и прижал поближе к себе. Энди было удобно в его руках. Может, дать Лэйси развод, найти хорошую женщину и попробовать завести собственную семью? Потом он подумал об Энди. Что станет с мальчиком, если Крэмер будет его отчимом? Как назло у него нет ни цента. Если бы у него были деньги, он отдал бы их Лэйси, чтобы она могла спасти ранчо и не связывалась с Крэмером. Но у него не было ничего, и более того, он находился в бегах.

Они доехали до места. Сэм спешился и снял мальчика с лошади. Энди незамедлительно побежал к маленькому озерцу, наклонился и начал жадно пить.

— Тут все, как ты говорил, — восхищался Энди. — Ты когда-нибудь лгал, Сэм?

Вопрос мальчика застал Сэма врасплох.

— Нет… если мог не делать этого.

— И ты не станешь врать, если я задам тебе один вопрос?

— Давай. — Какой вопрос мог задать пятилетний ребенок?

— Тебе нравится мама?

Сэм засопел. Вопрос Энди был не из легких, и Сэму пришлось хорошенько подумать, прежде чем ответить.

— Почему ты спрашиваешь?

— Так, просто интересно. — Он настороженно взглянул на Сэма. — Мне хочется, чтобы ты стал моим папой вместо старого Крэмера.

Сэм опустился перед парнишкой на колени.

— Ты действительно хотел бы, чтобы я стал твоим новым папой?

Энди просиял и обвил руками шею Сэма.

— Ты победил? Ты думаешь, мама позволит тебе жениться на ней?

Сэм подумал, что сейчас самый что ни на есть подходящий момент, чтобы сказать мальчику правду. Особенно если учесть то, что он этим вечером намеревался перебраться в Большой дом.

— Знаешь, Энди, мы с твоей мамой уже женаты. Мы поженились шесть лет назад.

Глаза Энди стали огромными. И мальчику потребовалось время, чтобы уложить это в своей детской головке.

— Так ты мой папа? — неуверенно проговорил он. — Мама сказана, что он умер…

Пальцы Сэма сжимали плечи мальчика. Он не хотел лгать, но также не хотел и обидеть мальчика. Господи, до чего же все сложно.

— Я стану тебе папой, если ты захочешь, — сказал он после паузы. Это лучшее, что он мог предложить Энди, не солгав и не обидев его. Лэйси, возможно, будет недовольна, но ему наплевать. Сэм не уступит опеку Крэмеру над мальчиком. И плевать, что Энди не его сын.

Энди внезапно затих.

— Можно, я буду звать тебя «папа»?

У Сэма комок застрял в горле.

— Если хочешь.

— Я очень хочу этого, Сэм… папа. — Но Энди на этом не остановился: — Если вы женаты, то почему ты живешь в бараке?

— Я там надолго не задержусь. И сегодня же вечером перееду в Большой дом. Я собираюсь помочь твоей маме управлять ранчо. Она замечательно справляется сама, но помощь ведь никогда не помешает, правда? Она многого не знает…

«Как, впрочем, и я, — подумал Сэм, — но готов поспорить, что знаю куда больше, чем Лэйси». Сэм потянулся.

— Пора возвращаться. Ты проголодался? Энди не хотелось уезжать.

— Можно мне задать тебе еше один вопрос? Сэм колебался.

Энди был слишком проницательным, тем не менее ему придется ответить на все вопросы мальчика.

— Ты надолго собираешься задержаться у нас?

Сэм почувствовал дрожь в коленях. По правде говоря, он и сам не знал ответа на этот вопрос. Если он почувствует опасность, то может сорваться в любую минуту. Он вовсе не был уверен, что захочет надолго задержаться в доме Лэйси. Слишком много обидного и болезненного между ними. Сможет ли он простить ее? И что она решит со свадьбой? Слишком много вопросов, на которые еще предстоит ответить.

Энди молча ждал, что скажет Сэм.

— Давай отложим это, сын. Как говорится, до лучших времен. Во всяком случае, в обозримом будущем я никуда не собираюсь.

В голубых глазах мальчика вспыхнула надежда.

— Я думаю, это значит «навсегда». Я готов ехать домой… папа.

Лэйси поджидала их на крыльце.

— Уже давно пора, — недовольно проговорила она, снимая Энди с лошади. — Беги в дом, солнышко, Рита приготовила твой ленч. Я скоро приду к тебе.

Энди побежал, но задержался у двери, повернулся и помахал Сэму:

— Пока, папа, увидимся вечером.

Кровь отхлынула от лица Лэйси, и она ухватилась за перила крыльца, чтобы не упасть. Она чувствовала себя так, словно ее ударили под дых.

— Что Энди имел в виду? Ты не… Ты не мог… О Боже, мне нехорошо.

Сэм соскочил с седла и поддержал Лэйси под локоть. Она нервно вышагивала по веранде, вдыхая свежий воздух, затем набросилась на него:

— Зачем? Зачем ты сделал это? Энди всегда мечтал иметь отца. Он не перенесет, если ты уедешь.

— Я сказал Энди только то, что мы женаты. Остальное — его собственные домыслы. Я не говорил ему, что я его отец. Я сказал ему, что мог бы быть ему отцом, если бы он захотел.

— Ему всего пять лет! Он еще слишком мал, чтобы разобраться в подобных тонкостях. Я никогда не прощу тебе этого, Сэм.

— Что сделал папа, мам?

Лэйси взглянула на сына:

— Энди? И как долго ты стоишь здесь?

— Недолго, Рита ждет меня на ленч. Ты идешь?

Лэйси нетвердо поднялась.

— Да, конечно.

— А ты, папа?

— Нет, он нет! — твердо сказала Лэйси, опережая Сэма. Сэм послал Лэйси многозначительный взгляд.

— Ты завтракай с мамой, а я увижу вас обоих позже.

— Обещаешь? — спросил Энди.

— Обещаю, — ответил Сэм.

И поспешно вышел, прежде чем Энди успел задать новый вопрос.

Сэм вел лошадь в кораль, когда ковбой на полной скорости влетел во двор ранчо. Это был Эймос, вместе с четырьмя товарищами охранявший стадо. Эймос резко осадил лошадь перед Сэмом. Сэм сразу понял, что случилась беда.

— В чем дело? — спросил Сэм.

— Угонщики на северном пастбище, — запыхавшись, крикнул Эймос. — Я приехал за подмогой. Ты только один здесь?

— Ребята уехали в город еще вчера и пока не вернулись, — ответил Сэм. Он проверил свой револьвер. — Поехали.

Они пустили лошадей в галоп. Сэм услышал выстрелы до того, как они приблизились к стаду. Земля дрожала под ним.

— О черт! Стадо разбежалось, — крикнул Эймос, перекрывая шум.

Сэм въехал в самую середину бегущего стада, присоединившись к Эймосу и другим ковбоям, которые старались остановить перепуганных животных. Краем глаза он заметил нескольких мужчин с платками, прикрывающими лица, которым удалось отрезать часть стада, и теперь они гнали коров впереди себя. Сэм резко развернул лошадь и поскакал наперерез.

Он почти нагнал их, когда один из угонщиков резко повернулся в седле и, вскинув ружье, прицелился в него. Сэм ясно услышал его слова: «Скатертью дорога, Гентри». Тут же раздался выстрел. Пуля просвистела рядом. Сэм потянулся за своим револьвером, но было уже поздно. Вторая задела голову.

Сэм покачнулся в седле, но удержался. Он ощупал голову и увидел на руке кровь. Еще немного, и он потеряет сознание, промелькнула мысль. Развернув Галахада, Сэм поехал назад на ранчо.

Галахад подошел к воротам кораля. Расти, который только что вернулся из города, увидел его и побежал взглянуть, что стряслось.

Теряя сознание, Сэм отпустил поводья и сполз с лошади, прежде чем Расти успел подхватить его. Темнота окутала его, и больше он ничего не помнил.

Сэм проснулся от боли. Голова раскалывалась, а во всем теле ощущалась ужасная слабость. Сэм медленно открыл глаза и понял, что лежит не в бараке. Комната сияла чистотой, кровать была мягкой и удобной, а простыни приятно пахли лавандой.

Боль не затихала ни на секунду. Он застонал и потянулся к голове рукой. Пальцы нащупали плотную повязку.

— Ты очнулся?

Он сразу узнал этот тихий голос, и боль вроде бы успокоилась. Лэйси склонилась над ним.

— Лэйси. — Его голос звучал хрипло, а горло пересохло. — Пить…

Лэйси налила воды в кружку и осторожно поднесла ее к его воспаленным губам. Сэм сделал несколько жадных глотков и снова опустился на подушки.

— Где я?

— В спальне для гостей.

Сэм пытался изобразить улыбку, но получилась гримаса.

— Я бы предпочел оказаться в твоей спальне, в твоей постели.

Лэйси пропустила его замечание мимо ушей.

— Ты можешь рассказать мне, что случилось?

— Угонщики. Эймос прискакал за подкреплением, но парни еще не вернулись из города. Я отправился на помощь. Никто больше не пострадал?

— Нет, только ты. — Она вздохнула. — К сожалению, твой рейд не имел смысла. Расти рассказал, что угонщики не взяли ни одной коровы, а только отогнали их. Работники нашли бедных животных недалеко на пастбище. Расти теряется в догадках, как все это понимать.

Сэм внимательно взглянул на нее.

— Мужчина, который стрелял в меня, прекрасно знал, в кого он целился. Угонщики приехали не за скотом, они хотели… убить меня, — добавил он.

— Почему? — Глаза Лэйси расширились.

— Вот ты и объясни мне это, — проговорил Сэм.

— Я? Почему ты думаешь, что я что-то должна знать?

— Я ясно слышал, как ты сказала своему любовнику, что хочешь избавиться от меня, и Крэмер пообещал тебе придумать, как это сделать. Могу лишь добавить, что убийство — наиболее быстрое средство.

Лэйси отшатнулась как от удара.

— Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое, но не так, как ты думаешь. Я никогда бы… как ты можешь думать, что я способна на такое?

— Запросто, — отвечал Сэм. — Твой любовник уехал отсюда, пообещав исполнить твое пожелание.

— Ты заблуждаешься! — настаивала Лэйси. — Постарайся поспать. Рита принесет тебе немного бульона. — Она повернулась, чтобы уйти.

— Подожди! Кто перевязал меня?

— Я.

— А кто привез меня в дом?

— Расти и еще двое других парней. Что-нибудь еще?

Сэм закрыл глаза. Ему надо было о многом подумать, но голова болела так нестерпимо, что боль мешала соображать.

— Нет, — проговорил он, не открывая глаз.

Лэйси прикрыла за собой дверь и стояла так, пока не успокоилась. Как Сэм мог такое вообразить? Может быть, она и привлекала его как женщина, но ничего не значила для него как личность. Мир полон подобных мужчин. И она твердо решила не пускать Сэма Гентри в свое сердце.

Лэйси вышла из дома и, погруженная в мрачные мысли, решительно направилась к коралю. Сэм задел ее, и она захотела узнать правду.

— Куда-то собираетесь, мисс Лэйси?

Лэйси вздрогнула, увидев позади себя Расти.

— Я еду по делу, Расти. Пусть кто-нибудь оседлает для меня Стрекозу.

— Я бы на вашем месте поостерегся выезжать один, — посоветовал управляющий. — Эти угонщики могут околачиваться поблизости. Как Сэм?

— Он в сознании, серьезной опасности нет. Ему повезло, пуля лишь задела голову. Вы можете навестить его попозже. А теперь моя лошадь…

— Само собой, мисс Лэйси. Я поеду с вами.

— Вы нужны здесь, Расти. И потом я недалеко. Мне нужно поговорить с мистером Крэмером.

Расти нахмурился.

— Вы хотите ехать к Крэмеру?

— Да, по делу.

Через несколько минут Лэйси выехала за ворота ранчо. Она знала, Расти не одобрял ее поездку, но ничего не могла изменить. Ей надо было кое-что выяснить, и только она могла сделать это. Она не хотела верить, что Тэйлор пытался убить Сэма. И не поверит, пока не услышит, что скажет Крэмер по поводу этого преступления.

Глава 5

Лэйси подъехала к огромному ранчо Крэмера и спрыгнула с лошади. Она и раньше бывала здесь, но обычно брала с собой Энди. На этот раз она оставила сына дома. Мысль о том, что ей предстоит встретиться с Тэйлором наедине, да еще в его доме, почему-то не доставляла ей радости. Она говорила себе, что это глупо, Тэйлор никогда не обидит ее. Он любит ее и не раз говорил ей об этом. Она была готова стать ему верной и преданной женой.

Лэйси привязала лошадь к столбу, внезапно поняв, что за ней наблюдают. Обернувшись через плечо, она увидела, что несколько работников Крэмера, оставив свои дела, смотрят на нее. Их понимающие взгляды еще сильнее увеличили ее беспокойство. Только мысль о Сэме удержала ее от позорного бегства.

Когда Лэйси поднялась по ступеням крыльца, дверь неожиданно распахнулась.

— Лэйси! Какой приятный сюрприз! Не могу поверить, что вы решились приехать ко мне без вашего… сына. — Тэйлор гостеприимно открыл дверь. — Заходите, заходите. Я рад, что вы навестили меня, несмотря на угрозы Гентри. Я понимаю, вам пришлось найти повод, чтобы заглянуть ко мне. Гентри уже уехал?

Лэйси вошла в дом. Она вздрогнула, услышав, как за ее спиной щелкнул замок. Чего она боится? Неужели она готова поверить обвинениям Сэма? Тэйлор не из тех мужчин, кто может покушаться на жизнь другого. Она понимала, что он порой беспощаден с конкурентами, но убийство совершенно исключается. Сэм был на волосок от смерти. Как он смеет думать, будто она в сговоре с Тэйлором! Она должна узнать правду. Тэйлор провел Лэйси в уютную гостиную.

— У моей экономки сегодня выходной, но я уверен, что смогу приготовить нам что-нибудь освежающее.

Значит, они одни в доме. Почему это тревожит ее?

— Не беспокойтесь, — запинаясь, проговорила Лэйси. — Я не задержу вас надолго.

— Но хотя бы присядьте.

Лэйси неохотно опустилась на край кушетки. — Что случилось, моя дорогая? Вы нервничаете. — Он сел рядом с ней. Близко, очень близко. — Очевидно, вы не просто так появились здесь?

Лэйси кашлянула.

— Это касается Сэма.

— В него стреляли, — вдруг выпалил Тэйлор без паузы. Лэйси внимательно взглянула на него:

— Откуда вы знаете? Тэйлор пожал плечами.

— Я слышал, что угнали несколько коров и что кто-то… кого-то ранили. Я просто подумал…

— Вы правильно подумали. В него стрелял один из угонщиков.

— Он мертв, — сказал Тэйлор, и его глаза радостно блеснули. — Вы не должны переживать, Лэйси, он не стоит того. Он бросил вас и за все эти годы ни разу не поинтересовался…

— Вы заблуждаетесь, — перебила Лэйси. — Сэм жив. Он ранен, но не очень серьезно. Пройди пуля чуть ближе, и он был бы убит.

— Мне неприятно слышать это, — пробормотал Тэйлор.

— Что вы думаете по поводу происшедшего?

— Вы не дали мне закончить. Мне жаль, что он ранен. Я отнюдь не кровожаден, и вы должны знать это как никто другой.

— Сэм считает, что кто-то желает его смерти, — неожиданно проговорила Лэйси.

— У такого человека, как он, всегда хватает врагов, — спокойно заявил Тэйлор.

— Сэм считает, что это ваших рук дело.

— Моих? — переспросил Тэйлор. — Но это же смешно! — Он придвинулся ближе и обнял Лэйси за плечи. — Вы ведь не верите в это, моя дорогая?

Лэйси смутилась.

— Сама не знаю, во что верить. Я вообще-то плохо понимаю Сэма… Я едва успела узнать его, когда мы поженились. Может, он и лжет. Понятия не имею, на что он способен.

Тэйлор крепче обхватил ее за плечи. И она почувствовала, как напряглось его тело.

— Поверьте мне, Лэйси, — горячо произнес он, — я не стал бы лгать вам.

Лэйси хотела верить ему, но, заглянув в его глаза, увидела там что-то такое, чего не замечала прежде. В их ледяной глубине отсутствовал всякий намек на теплоту. Нет, должно быть, она ошибалась, Тэйлор всегда относился к ней с большой добротой. С самого первого дня их знакомства. А когда умер дядюшка Хоб, он стал ей опорой и не раз помогал в делах.

— Лэйси, вы ведь верите мне, правда?

— Я бы… хотела.

— Гентри проходимец, — быстро заговорил Тэйлор. — Неужели вы не видите, что он хочет причинить вам боль и разрушить наши планы на будущее? Вы, наверное, не все рассказали мне, Лэйси?

«Нет, — подумала Лэйси. — И не собираюсь».

— Наш поспешный брак и разрыв не имеют к вам никакого отношения. Вы вправе думать, что он может обидеть меня, но я не позволю ему.

Тэйлор самодовольно улыбнулся:

— Хорошо, очень хорошо. Я знаю прекрасный способ, как оградить вас от него, не прибегая к крайним мерам.

Лэйси затаила дыхание.

— Я никогда и не помышляла о крайних меpax. Надеюсь, и вы тоже?

— Не волнуйтесь, моя дорогая, не волнуйтесь, — засуетился Крэмер. — Я думал предложить ему деньги, но ведь он не возьмет. Единственный способ заставить Гентри дать вам развод — это завести ребенка.

Шок от неприличного предложения лишил ее дара речи. Тэйлор, воспользовавшись ее замешательством, привлек ее к себе и набросился на нее с грубым требовательным поцелуем. Лэйси с отвращением высвободилась из его цепких объятий и оттолкнула его.

— Я не стану спать с вами до свадьбы. И от Сэма вам не отделаться, уверяю вас.

— Посмотрим, — загадочно произнес Тэйлор. — Как говорится, было бы желание, а способ найдется.

Лэйси резко поднялась:

— Мне нужно ехать. Я оставила Энди с Ритой, и нечего и говорить, как он расшалится без присмотра.

— Вам не придется беспокоиться об Энди, когда мы поженимся, — сказал Тэйлор. — Мы отошлем его в пансион, самый лучший во всей стране.

— Так не пойдет, — возразила Лэйси. — Он еще слишком мал и должен жить дома.

— Что бы вы ни говорили, моя дорогая, — мягко возразил Тэйлор, — но со временем вы убедитесь в правильности моих слов. У нас родятся собственные дети, и вы даже не вспомните об Энди.

— Не вспомню об Энди?! — возмутилась Лэйси. — Вы ошибаетесь, Тэйлор. Не имеет значения, сколько детей у нас будет, Энди всегда останется частью меня. А теперь мне действительно пора.

— Хорошо. Надеюсь, мне удалось немножко успокоить вас? Гентри хочет натравить вас на меня, поэтому обвиняет меня в преступлении.

Возможно, думала Лэйси, но сомнения продолжали терзать ее. Должна ли она верить человеку, который поддерживал ее и помогал ей после смерти дяди Хоба, или ей следует довериться другому мужчине, который ненавидел ее и считал предательницей? Внезапно ее спокойная жизнь превратилась в сплошной кошмар. Все изменилось с той минуты, когда Сэм Гентри появился на пороге.

— Я тут слишком много наговорила, Тэйлор. Простите, что несправедливо обвинила вас.

Тэйлор улыбнулся ей, давая понять, что не сердится.

— Я завтра заеду к вам.

— Нет, пожалуйста, не надо. Я сначала разберусь с Сэмом.

Крэмер думал, что его люди хорошо справились с поручением. И был неприятно поражен, узнав, что Гентри всего лишь ранен. Он платил своим подручным большие деньги и его еще ни разу не подводили. Как неудачно все вышло! Еще одна попытка уничтожить Гентри, и на него падет тень подозрения, а этого никак нельзя допускать, если он хочет заполучить Лэйси и ее землю.

— Очень хорошо, моя дорогая, но Гентри не удастся запугать меня. Я не позволю ему нарушить наши планы.

Кипя от ярости, Крэмер наблюдал, как Лэйси покидала ранчо. Его последние слова остались без ответа, она лишь молча кивнула. Она еще слишком привязана к своему мужу, вздохнул Крэмер, и это нехорошо. Очень нехорошо.

Вернувшись домой, Лэйси направилась прямо в комнату Сэма. Он сидел на постели с тарелкой в руках. Она тоже ощутила голод. Впрочем, ничего удивительного, утром она только выпила кофе.

— Где ты была? — хмуро поинтересовался Сэм.

— Я ездила к Тэйлору Крэмеру, хотела поговорить с ним.

— Что? После того, что я сказал, ты отправилась к нему? — Он прищурился. — Вы обсуждали, как бы избавиться от меня? Предыдущая попытка не удалась. Что вы задумали на этот раз?

— Я никакого отношения к этому не имела, равно как и Тэйлор, — возразила Лэйси.

— Опять все то же, — пробормотал Сэм. — Ты верна себе.

Лэйси возмутилась:

— Господи, как же ты ненавидишь меня, если думаешь, что я способна на убийство?

— Мое убийство, — уточнил Сэм.

Лэйси вспыхнула. Сэм не доверял ей. Он отказывался верить, что она не предавала его, почему же тогда он должен поверить ей теперь?

— Успокойся, Сэм. Я не желаю твоей смерти. Я просто хочу, чтобы ты оставил меня и Энди в покое.

— Тогда ты смогла бы выйти за Крэмера и жить счастливо? — выкрикнул Сэм.

Он схватился за голову и застонал. Лэйси немедленно пожалела о своих словах.

— Тебе больно.

— Мне больно с тех пор, как эта чертова пуля проделала дырку в моей голове, — огрызнулся Сэм.

— Дай мне взглянуть, — предложила Лэйси. — Наверное, нужно сменить повязку.

— Не надо, — прорычал Сэм, когда она подошла ближе.

— Не капризничай, — возразила Лэйси. — Ты ведешь себя как ребенок. Я не сделаю тебе больно.

Осторожно она сдвинула окровавленный бинт и осмотрела рану.

— Кровь остановилась. Я положу побольше обезболивающей мази и сменю бинт. Сейчас все принесу.

Он хмуро смотрел ей вслед. Он не верил ей. Вполне возможно, что Лэйси выгодна его смерть. Она станет свободной и сможет выйти замуж за кого угодно, то есть за Крэмера. Но неужели она могла сговориться с Крэмером и они решили убрать его с дороги? Нет. Что бы они ни наговорили друг другу, она не способна на такую подлость.

Услышав какой-то шум у двери, Сэм повернул голову. Энди, стоя в дверях, робко поглядывал на него.

— Мама сказала, чтобы я не беспокоил тебя.

Сэм жестом пригласил его войти.

— Все хорошо, Энди. Ты мне не помешаешь. Ты хочешь что-то спросить?

Мальчик неуверенно переминался с ноги на ногу, затем подошел ближе.

— Ты ведь не умрешь, Сэм? Мой настоящий папа умер, и я не хочу, чтобы это случилось с тобой.

Неожиданные чувства с такой силой захлестнули Сэма, что у него дух перехватило. Он никогда не имел дела с детьми и мало что знал о них. Но этот малыш каким-то чудом растопил его сердце. Мог ли он винить Энди за грехи его матери?

Сэм прочистил горло.

— Я и не думал умирать, Энди. С чего ты взял? Через день-другой я буду на ногах, вот увидишь.

— Обещаешь? — дрожащим голоском произнес ребенок.

— Обещаю.

Улыбка осветила личико мальчика.

— Это все, что я хотел спросить.

— Что ты хотел спросить? — поинтересовалась Лэйси, входя в комнату. — Я ведь просила тебя не беспокоить Сэма.

— Папа сказал, что все хорошо, — сказал Энди. — Я не беспокою его. Я просто хотел убедиться, что он не собирается умирать.

— Конечно, не собирается, он скоро поправится, — подтвердила Лэйси. — А теперь беги, мне нужно перевязать его рану.

Энди вприпрыжку умчался из комнаты. Лэйси подошла к Сэму.

— Тебе не стоит приручать его. Ты никогда не станешь ему отцом, и ему будет очень тяжело, когда ты уедешь.

— Кто сказал, что я должен уехать?

— Я, — твердо произнесла Лэйси. — Поверни голову, чтобы я могла положить мазь на рану.

Гримаса исказила лицо Сэма, когда он повернул голову.

— Когда эта боль наконец прекратится?

— Я принесла настойку опия, это снимет боль. Я дам тебе, как только закончу с перевязкой.

— Никакого опия. Я предпочитаю терпеть, но сохранить ясное сознание. Не хочу, чтобы кто-то услышал мои мысли. — Сэм поморщился. — Может, лучше просто порошок от головной боли?

— Ох, мужчины, — покачала головой Лэйси.

— Мне не нравится, чтобы все знали, что у меня на уме.

— Хорошо, я сделаю так, как ты просишь. Надеюсь, завтра ты будешь чувствовать себя значительно лучше и сможешь вернуться в барак.

Сэм скрестил руки на груди и с изумлением взглянул на нее.

— Я не собираюсь возвращаться туда, Лэйси.

Лэйси настойчиво продолжала:

— А что подумают рабочие?

— Они прекратят все расспросы после того, как я сообщу им, что мы женаты. Причем уже шесть лет.

— Ты не сделаешь этого! Они знают, что я собираюсь выйти за Тэйлора.

— Я им все объясню, если это так тебя беспокоит. Я расскажу им, что мы потеряли друг друга во время войны и что ты думала, будто я умер.

Лэйси зябко повела плечами.

— Я не стану твоей женой, Сэм Гентри.

— Это мы еще посмотрим, миссис Гентри, — ответил Сэм сквозь зубы. Голова болела так, что он едва мог что-то соображать. Он не мог продолжать спор. Но когда он выздоровеет, он намерен доказать ей… Намерен доказать… И ей придется сполна заплатить за свое предательство.

На следующий день Сэм чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы встать с постели и дойти до барака. Голова все еще болела, но куда меньше, и его рана хорошо заживала. Он надеялся, что волосы отрастут и закроют шрам.

Рабочие как раз вернулись с пастбища. Сэм открыл дверь, вошел в барак и тут же был встречен гулом шумных приветствий.

— Сэм, дружище. Оклемался, черт бы их всех побрал, — радовался Расти, пожимая ему руку. — Я как раз собирался зайти в Большой дом, навестить тебя. Ты снова переезжаешь к нам?

Сэм улыбнулся.

— Как видите, я цел и невредим. Почти. — Он продолжал улыбаться. — Но я не переезжаю, я остаюсь в Большом доме, Расти.

Остальные мужчины, услышав разговор, подошли поближе.

Расти придержал его руку.

— Ты не вернешься? Ты что, уезжаешь? Этот негодяй так напугал тебя?

— Нет-нет, ничего подобного. Я рад, что вы все здесь. Мне нужно кое-что рассказать вам.

Чувствуя всеобщее внимание, Сэм прокашлялся и сказал:

— На самом деле я был не очень откровенен с вами. Видите ли, когда Расти привез меня сюда, я представления не имел, что хозяйка ранчо «Би-Джи» Лэйси Гентри. Я потерял ее след сразу после войны и не знал, что она живет в Техасе.

— Черт побери, куда ты клонишь, Сэм? — нетерпеливо перебил Расти.

— Я не знал, как сообщить вам это, и вот просто пришел и говорю вам: я и Лэйси — муж и жена. Мое полное имя Сэм Гентри. Лэйси все эти годы верила, что я погиб, пока я не объявился здесь.

— Ах я вислоухий осел, — покачал головой Расти. — Почему же ты не вернулся к своей жене после войны? Как можно было оставлять ее в неведении? Почему? Готов поспорить, ты даже не знал, что у тебя есть сын?

Сэм заморгал, но ничего не ответил. Он даже себе не мог признаться, что Лэйси шлюха и прижила с кем-то ребенка.

— Ты прав, я ничего не знал об Энди, но теперь постараюсь наверстать упущенное. Вот почему я переехал в Большой дом. Я хочу, чтобы все знали, что мы женаты.

— А как же Тэйлор Крэмер? — спросил Расти. — Похоже, ему это не понравится.

— Точно, не понравится, — хмыкнул Барни, очевидно, выражая всеобщее единодушие, так как другие рабочие согласно закивали.

— Мне наплевать на Тэйлора Крэмера, — заявил Сэм. — Лэйси моя жена и ею останется.

Усмехнувшись, Расти похлопал Сэма по спине.

— Я пока еще толком не понимаю, что к чему, но я рад, что мисс Лэйси не выйдет за этого типа. Энди не любит Крэмера, и этого мне вполне достаточно. И кроме всего прочего, мое сердце тешит мысль, что он не приберет к рукам землю старого Хоба.

Сэм прошел к своей койке и собрал свои пожитки.

— Через пару дней я буду в форме и смогу сесть на лошадь, — проговорил Сэм, запихивая одежду в походный баул.

— Я думаю, теперь ты будешь командовать нами, — ввернул Расти.

Сэм оставил свое занятие и повернулся к Расти:

— Я преклоняюсь перед твоими знаниями, Расти. Я никогда не управлял ранчо, но хочу научиться. Стоит обдумать, что мы можем сделать вместе. Ты не против?

Расти улыбнулся:

— Не против… хозяин. Ты поужинаешь с нами?

— В другой раз, сегодня я ужинаю с Лэйси и Энди.

— Что ж, не обижаюсь на тебя, — ответил Расти. — Шесть лет солидный срок. Вам с мисс Лэйси придется многое наверстывать.

Сэм что-то буркнул в ответ. Они с Лэйси не были любовниками, но он не стал возражать. Ни он, ни Лэйси не хотели таких отношений, между ними осталось слишком много невыясненного, болезненного, что так. простить и забыть было непросто. Единственная причина, которая удерживала его здесь, — наказать Лэйси за то, что она сделала. Начинать романтические отношения с женщиной, которая предала его? Ну уж нет, это приведет только к новым неприятностям, а такого добра Сэму хватало.

Сэм вернулся в дом и бросил свои вещи в той комнате, где лежал после ранения. Затем спустился вниз поискать Лэйси. Сэм знал, что она не обрадуется, что он задумал, но Не собирался обращать внимания. Лэйси не оказалось дома. Рита сказала, что она пошла в сарай.

— Скажите хозяйке, что ужин скоро будет готов, сеньор Сэм. Вы поужинаете с мисс Лэйси и Энди, или…

— Я уже перебрался в дом, Рита. И с сегодняшнего дня тебе придется готовить и для меня.

Сарай представлял собой довольно большое помещение, часть которого была оборудована под конюшню. Лэйси осматривала копыто своей лошади. Она не заметила, как Сэм вошел, и только когда его тень упала на нее, повернула голову.

— Ты загораживаешь мне свет, Сэм. Чего ты тут прячешься?

— Я не прячусь. Ты так глубоко задумалась, что не слышала, как я вошел. Наверное, мечтала о Крэмере?

— Мои мысли тебя не касаются. Почему ты не на кухне вместе с другими парнями? Время ужинать Я слышала гонг уже несколько минут назад.

— Я все рассказал им, Лэйси. Теперь все знают, что я твой муж.

Щеки Лэйси вспыхнули.

— Ты не имел права!

— Да неужели? Ребята спокойно восприняли мои слова и не слишком удивились. Я перенес свои вещи в Большой дом. Рита сказала, что ужин почти готов. Поужинаем вместе.

— Твоя наглость невыносима, — процедила Лэйси сквозь зубы и, отведя лошадь в стойло, закрыла ворота.

— Зато она позволила мне многое одолеть. Тебе ведь всегда нравилась во мне эта черта, как, впрочем, и другие… — добавил он с усмешкой. — Или ты уже забыла?

— Да. Я все забыла, Сэм Гентри, — отозвалась она.

Ее рассерженный тон разозлил Сэма. Ничего более унизительного ему в жизни не приходилось слышать. Неужели она действительно забыла все? Легкая недоверчивая улыбка тронула его губы. Он готов был поставить последний доллар, что она лукавила, кое-что она запомнила навсегда.

Лэйси быстро пошла к выходу. Он схватил ее за руку и резко развернул к себе. — Все? Ты все забыла?

Она уставилась на него.

— Давным-давно.

— Докажи. Она побледнела.

— Доказать? Не пойму, о чем ты?

— Поцелуй меня. Она отступила на шаг.

— И не подумаю.

— Боишься, что я слишком много о тебе узнаю. — усмехнулся Сэм. — Ну, смелее, Лэйси! Никогда не подозревал, что ты такая трусиха.

Никто никогда не называл Лэйси трусихой. Когда-то она, рискуя собственной жизнью, прятала Сэма от янки. Она сделала все, чтобы уговорить отца не выдавать его, но все это случилось так давно. Что ей стоит поцеловать его! Ведь у нее не осталось никаких чувств к Сэму. Шесть лет назад, она была так молода и неопытна. Но сейчас она стала зрелой женщиной и не питает к этому человеку ничего, кроме презрения.

— Ну, — подзадоривал Сэм. — Так ты трусиха?

— Вовсе нет. Ты не вызываешь у меня ничего, кроме тошноты. И если, поцеловав тебя, я докажу это, то буду счастлива сделать одолжение.

Она привстала на цыпочки, вытянула губы, приложила их к его рту.

— Так не пойдет, Лэйси, — пробормотал Сэм.

Схватив ее за талию, он притянул ее к себе. Он обрушился на нее со всей своей мощью, от его напора кружилась голова. Она хотела закричать, когда вместо невинного поцелуя, что она ожидала, он грубо раскрыл ее губы своим языком. Она таяла в его руках, пытаясь бороться с собой, но, увы, безуспешно. Даже если она, как утверждала, забыла все, ее тело помнило и отзывалось.

Она услышала сквозь страстные стоны свое имя, сорвавшееся с его губ. И покачала головой, отказываясь ответить, но долго сдерживаемая похоть забушевала в ее теле неукротимым огнем. Преданная собственным телом, восставшим против всех доводов разума, она готова была разрыдаться. Слезы душили ее, губы дрожали. Сэм прикоснулся к ним своими губами, успокаивая и соблазняя…

Лэйси словно плыла по волнам океана любви. Поцелуи Сэма настолько околдовали ее, что она не могла найти в себе слов протеста. Он прижимался своим сильным телом к ее разведенным ногам, заставляя ее почувствовать готовность его мужского естества. Она ощутила холодный ветерок на своей оголившейся груди и удивилась: когда он успел раздеть ее?

Сэм поднял ее юбки, его рука проникла между ее бедер. Она изогнулась в его руках и вскрикнула.

— О, черт, Лэйси, — стонал Сэм. — Что ты со мной делаешь? Я весь горю от твоих прикосновений, ты должна потушить этот пожар.

Он расстегнул ширинку. Капля влаги упала на ее бедра. Она чувствовала, как его пальцы открывают ее святая святых, чувствовала свою собственную влажность. Она робко попыталась протестовать, но Сэм не реагировал. Он уже готов был войти в нее, когда она замерла, услышав голоса и приближающиеся шаги.

— Сэм! Подожди, кто-то идет.

Сэм медленно приподнялся. Он тряхнул головой, как будто желая прийти в себя, и оторвался от Лэйси. Она поднялась на ноги и торопливо приводила в порядок свою одежду, приказав Сэму взглядом сделать то же самое. Она поправляла юбки, когда Эймос и Барни вошли в сарай.

— Так вот вы где, — протянул Барни, с нескрываемым любопытством оглядывая их. — Энди вас обыскался. Рита сказала, что ужин готов.

— Мы как раз собирались идти, — кивнул Сэм с веселым огоньком в глазах.

Приняв независимый вид, Лэйси решительно направилась к дверям. Сэм не отставал от нее, но она не стала оглядываться, потому что не хотела увидеть его насмешливую улыбку. Энди встретил их в дверях.

— Ужин готов, но я не мог найти вас.

— Я здесь, солнышко, — прощебетала Лэйси, гладя мальчика по голове. — Мы сядем за стол, как только я помою руки.

— Ты будешь ужинать с нами? — спросил Энди, с надеждой поглядывая на Сэма.

— Думаю, да, — отозвался Сэм. — Я приведу себя в порядок и присоединюсь к вам через несколько минут.

Сэм продолжал улыбаться, пока, фыркая и отдуваясь, мылся под холодной сильной струей. Лэйси могла сколько угодно отрицать их взаимное влечение, но ее тело считало иначе. Она позволила бы ему взять ее прямо там, на пряно пахнущем сене, если бы им не помешали.

Внезапно его улыбка превратилась в хмурую гримасу. О чем он, черт побери, размечтался? Неужели он хочет, чтобы все началось сначала? Занимаясь любовью с Лэйси, он всего лишь получит удовольствие, но не сможет отомстить. Он помнил, с какой пылкой страстью она отвечала на его ласки, когда он залечивал свою рану в ее доме. Они не могли оторваться друг от друга.

Может, переезд в Большой дом — его ошибка? У него здесь не было женщины, а Лэйси всегда под боком. Сначала ему казалось, что вполне естественно рассказать всем об их истинных отношениях. Но сейчас его уверенности поубавилось. Как долго он сможет отказывать себе в том, чего просит его тело? Взглянув на свое неукрощенное мужское достоинство, он ответил: недолго.

Энди и Лэйси уже сидели за столом, когда Сэм вошел в столовую.

— Мама, может папа сесть рядом со мной? — спросил Энди с такой надеждой, что Сэм устыдился своих мыслей о Лэйси.

— Он может сесть там, где захочет, — ответила Лэйси, рассерженно глядя на Сэма.

Сэм устроился рядом с Энди.

— Рита сказала, ты сегодня перенес вещи в наш дом? — поинтересовался мальчик.

— Не слишком ли много вопросов, сынок? — одернула Лэйси.

— Ничего, я с удовольствием отвечу, — улыбнулся Сэм. — Я действительно подумывал, Энди. Все именно так. Я ведь муж твоей мамы, ты помнишь?

— Я помню. Я просто удивился, почему ты перенес вещи в пустую комнату. Разве вы с мамой не будете спать вместе?

Сэм чуть не подавился. Приложив салфетку ко рту, он произнес:

— Энди не следует так много времени проводить среди парней. Он слишком развит для своих лет. Разговоры в конюшне не слишком подходят для детских ушей.

— Я не могу не согласиться, — ответила Лэйси. — С сегодняшнего дня он будет больше времени отводить занятиям.

— Что я такого сказал? — обиделся мальчик.

— Ничего особенного. Ешь.

Энди расправился с едой, проглотил десерт и попросил разрешения выйти из-за стола. Лэйси кивнула, и Энди убежал.

Улыбка тронула губы Сэма, когда Лэйси сосредоточенно уткнулась в тарелку.

Внезапно она вскинула на него глаза.

— Чему ты так улыбаешься, Сэм Гентри? То, что произошло сегодня в сарае, больше не повторится. Не знаю, что это на меня нашло.

Сэм усмехнулся.

— Я знаю, что едва не вошло в тебя. Ты хотела меня, Лэйси. Твои соски затвердели, а между ног все было мокрым. Я мог попробовать твою страсть на вкус. Ты…

— Прекрати! — крикнула Лэйси и вскочила на ноги, со злостью швырнув салфетку на пол. — Замолчи ради Бога!

Она выбежала из комнаты, как будто за ней гнался сам черт. Сэм продолжал смотреть ей вслед, затем встал и поспешил следом. Он догнал ее на верхней площадке лестницы и, схватив за плечи, развернул к себе лицом. — Ты боишься правды?

— Какой еще правды?

— Ты хочешь меня.

— Нет! Ты бросил меня.

— А ты предала меня.

— Я не предавала! Это все отец… И Боже мой, как же я страдала, когда узнала, что все это зря. Мой брат погиб. А теперь убирайся, Сэм. Уезжай и оставь нас с Энди в покое. Лучше бы я и дальше оставалась в неведении. Я выхожу за Крэмера, чтобы спасти ранчо. Иначе я не смогу заплатить налоги.

Сэм не знал, что ответить. Он ничего не мог предложить Лэйси, Крэмер мог дать ей все.

— А тебя не беспокоит, что брак с Крэмером сделает несчастным твоего сына? Ранчо всего лишь собственность, а Энди — живой человек. Мы с братьями потеряли свою ферму и вынуждены были сбежать, но все равно сохранили родственные узы. Мы любим друг друга. Выйти за Крэмера — значит совершить предательство по отношению к своему сыну. Крэмера меньше всего интересует благополучие Энди.

— Можно подумать, что тебя оно интересует!

— Больше, чем его.

— Тэйлор хочет послать его в лучшую школу, дать ему хорошее образование.

Сэм беззвучно застонал.

— Крэмер сделает все, чтобы отправить его так далеко, что ты сможешь лишь изредка видеть его. Ты этого хочешь?

Лэйси отвела взгляд, слезы навернулись ей на глаза.

— Ты не знаешь, чего я хочу!

Сэм схватил ее за плечи и резко притянул к себе.

— Ты ошибаешься. Я точно знаю, чего ты хочешь.

И словно в доказательство своих слов, он склонил голову и припал к ее губам долгим жадным поцелуем. Господи, он вовсе не собирался это делать, но не мог справиться с собой. Его тело дрожало от нерастраченной страсти, а предмет его мужской гордости снова стал твердым и возбужденным. Сэма просто разрывало от желания пронзить ее мягкую, нежную плоть, и он застонал, не прерывая поцелуя.

Он целовал ее, пока тело не обмякло в его руках. Затем подхватил ее на руки и понес в свою спальню.

Глава 6

Затуманенными от страсти глазами Лэйси оглядывала Сэма. Почему это случилось? Сэм просто старался смутить ее. Он не хотел ее, он не мог хотеть ее. Она когда-то любила его, но он решил, что она предала его, и исчез. Разве она не может снова полюбить его?

— Сэм! Прекрати, что ты делаешь! Прекрати сейчас же.

— Ты действительно этого хочешь?

Ей было трудно дышать, и она с трудом проговорила:

— Я… да, конечно.

Его горячий взгляд остановился на ее припухших от поцелуев губах.

— Лгунья.

Она попыталась подняться, освободиться от него. Он застонал в ответ. И она резко замерла, поняв, что своим неосторожным движением задела его возбужденную плоть.

— Крэмер уже занимался с тобой любовью? — спросил Сэм.

— Ничего подобного… — начала она.

— Ну разумеется, занимался, — перебил Сэм. — У тебя наверняка была куча любовников за эти шесть лет. Я удивляюсь, что у Энди нет братьев и сестер.

— Мерзавец, — прохрипела Лэйси. — Ты мой единственный мужчина. — Она не стала уточнять, что к тому же он единственный мужчина, которого она хотела. Ни один мужчина не мог сравниться с Сэмом.

— Тогда что же тебя останавливает? Давай, Лэйси! Я все еще твой муж. И останусь им.

— Ты потерял свои права, когда позволил мне поверить в твою смерть, — ответила она. — Интимная близость только осложнит наши и без того непростые отношения.

Он повращал бедрами. Она почувствовала мощь его возбуждения, и ее дыхание участилось. Сэм хотел ее не так, как она мечтала. Желание унизить ее — вот что руководило им. Могла ли она принять это?

— Ты ошибаешься, Лэйси, — сказал Сэм. — Ты хочешь меня. Твое тело жаждет меня.

Лэйси ахнула. Как он мог прочитать ее мысли?

— И сейчас я сделаю это… Дам тебе то, что ты хочешь.

Он поцеловал ее, и она потеряла способность соображать. Все, о чем она могла думать, ощутить то, что ощущала много лет назад. То, что только Сэм мог дать ей. Его поцелуй стал проникновеннее, его язык исследовал глубины ее рта. И в конце концов его безжалостное стремление овладеть ею стало невыносимым. Долго сдерживаемое желание вспыхнуло внутри, заставляя Лэйси сдаться.

— О, Сэм… да.

Она запустила пальцы в его волосы, прижалась еще ближе к нему, ее язык подрагивал в глубине его рта, играя с его языком, и она чувствовала, словно огненные молнии пронзают ее тело. Она торопливо начала расстегивать пуговицы его жилета.

Сэм приподнялся и смотрел на нее, будто не веря в ее внезапное согласие. Разделяя ее стремление, он быстро сорвал с себя одежду. Слишком быстро, разочарованно подумала Лэйси. Она хотела бы смотреть и смотреть на него. Он так изменился за эти годы. Теперь в нем не осталось ничего мальчишеского. Он стал мужчиной — сильным, великолепно сложенным, страстным…

— Я хочу раздеть тебя, — нетерпеливо потребовал Сэм.

Лэйси вся горела от его поцелуев, слова застряли в горле, она могла только кивнуть в ответ. Ее пальцы послушно взялись за пуговицы и крючки, но он отодвинул ее руки, и в одно мгновение сам раздел ее. Затем он вернулся на свое место, и его голодный взгляд прошелся по изгибам ее тела.

— Мой Бог, ты так прекрасна. Я никогда не думал… я не понимал… Годы милостивы к тебе, — произнес тихо он.

Их взгляды встретились. Напряжение стало невыносимым. Лэйси опустила ресницы, стараясь скрыть свои чувства. Но когда его руки коснулись ее груди, она открыла глаза. Интересно, подумала Лэйси, помнит ли он, как отчаянно они любили друг друга когда-то? Он наклонил голову к ее груди, поочередно лаская соски языком и губами. Она вскрикнула и вытянулась под ним, прижимаясь к нему всем своим телом.

Он целовал ее веки, нос, губы, проникая языком в рот так глубоко, что она уступила его опьяняющей чувственности. Ее колени раздвинулись в безмолвной мольбе. Она затаила дыхание, когда его пальцы нашли то сокровенное место, которое жаждало его прикосновения.

— Ты хочешь меня, — прошептал он.

Она была более чем готова, хотя стеснялась признаться в этом. Уткнувшись лицом в изгиб его плеча, она ждала, пока он продолжал свои мучительные ласки, то медленно, то более интенсивно. Ее голова кружилась, ноги дрожали, а тело стало на удивление невесомым. Она почти приблизилась к пику завершения, боясь, что не выдержит этого накала. Но он внезапно отнял руку, и она разочарованно ахнула. Не дав ей опомниться, его колени раздвинули ее ноги и он…

— Возьми его, — простонал Сэм.

Лэйси послушно прикоснулась к его мужскому естеству. Сначала нежно, потом более уверенно, ее рука плавно скользила по нему.

— Ты сводишь меня с ума! — стонал он и, не в состоянии больше медлить, взял дело в свои руки и, приподняв бедра, вошел в ее лоно. Она напряглась, боясь боли. Боже мой, все это было так давно! Но тут же, преодолев небольшой дискомфорт, отважно устремилась ему навстречу, отвечая на каждое движение.

Она отдавалась ему с одержимостью и полнотой, изгибаясь в спине и приподнимая бедра. Ее губы шептали его имя. Ее пальцы сжимали его плечи. Она обхватила его ногами. В комнате было тихо, и лишь хриплое дыхание и стук бьющихся в унисон сердец нарушали тишину. Отрывочные возгласы и страстные стоны смешивались со скрипом пружин под ними. Соитие становилось все более интенсивным, все более безудержным. Напряжение росло и наконец стало совершенно невыносимым, и тогда Лэйси подумала, что так можно и умереть.

Она так хотела его, так стремилась достичь наивысшей точки блаженства, что пик не заставил себя ждать. Сладкая нега удовольствия расходилась кругами, захватывая все ее тело, а ее лоно продолжало жарко пульсировать, сжимая его естество.

Сэм издал гортанный крик, запрокинул голову и вцепился пальцами в скомканную простыню. Костяшки их побелели, когда удовлетворение пронзило его, сотрясая его тело. Его бедра продолжали конвульсивные движения, еще глубже стараясь проникнуть в ее лоно, пока его желание не излилось пульсирующим потоком семени.

Лэйси прикусила губу, сдерживая крик. Она чувствовала, как горячая влага наполняла ее, вызывая еще один спазм удовольствия.

Затем все внезапно прекратилось. Сэм в изнеможении всей тяжестью своего тела рухнул на нее и затих. Лэйси погрузилась в забытье, не в состоянии ни говорить, ни двигаться. После того, что, казалось, длилось бесконечно, а на самом деле лишь несколько минут, Сэм отодвинулся от нее и лег рядом. Он лежал на удивление притихший; уголки его губ опустились в хмурой гримасе.

Вдруг он приподнялся на локте и посмотрел на нее.

— Что, ради Бога, ты сотворила со мной? В мои намерения не входило чувствовать так… так сильно. Проклятие! Наши отношения и так достаточно сложны, зачем же нам еще и это?

Лэйси поджала губы.

— При чем тут я? Ты сам добивался этого, как только появился здесь. Я и не думала ни о чем подобном, но ты настаивал. Сколько раз я просила тебя уехать, но ты отказался. То, что произошло сейчас, твоих рук дело.

— Все сводится к тому, что это не повторится снова, — заявил Сэм. — Тебе обязательно надо, чтобы мужчина забыл обо всем на свете. Я не собираюсь воскрешать то, что было между нами шесть лет назад. Ты сама сделала все, чтобы потерять право быть моей женой, когда отдала меня на верную смерть.

— А ты потерял право быть моим мужем, когда бросил меня, — парировала Лэйси. — Проще притвориться, что ничего этого никогда не было.

— Согласен.

— И это означает, что ты переедешь в барак? — с надеждой спросила она. — Или, что еще лучше, вообще уедешь отсюда.

— Ты ведь этого хочешь, сознайся? — допытывался Сэм.

— Это лучший выход из всех возможных. Тогда каждый из нас сможет жить своей жизнью.

Сэм не мог поверить, что с ним могло произойти такое. Но это случилось. Он вынужден был признаться себе, что ничего подобного раньше не испытывал. Это было даже лучше, чем те встречи украдкой в сарае, где Лэйси впервые отдалась ему и потеряла невинность. Сколько раз они занимались любовью, можно сосчитать по пальцам одной руки. Очевидно, Лэйси не теряла времени даром и многому научилась за эти годы.

Но тут он припомнил странное напряжение ее лона, когда в первый раз вошел в нее, и нахмурился. Она говорила, что он единственный мужчина в ее жизни? Не может быть, чтобы это была правда! Тогда выходит, что Энди… Все в нем отказывалось верить в эту версию. Нет, если бы Энди был его сыном, она сказала бы ему. А она ни словом не обмолвилась…

Словно подслушав мысли Сэма, Энди именно в этот момент ворвался в комнату.

— Я ищу маму, папа. Она обещала уложить меня в постель.

Охнув, Лэйси натянула одеяло до подбородка. Сэм схватил рубашку и стал поспешно натягивать ее.

— Ведь правда, мама? — спросил мальчик, по дойдя к постели.

Сэм изобразил строгое лицо.

— Ты должен знать, что сначала надо постучать, Энди. Муж и жена имеют право на уединение. Ты запомнишь это?

Энди кивнул, его личико стало печальным.

— Я запомню, папа. Расти сказал, ты и мама будете спать в одной постели, но я не поверил ему.

Лэйси снова охнула.

— Ты обсуждал это с Расти?

— Мы обо всем беседуем. — Мальчик пожал плечами. — Но я ничего не спрашивал ни о тебе, ни о Сэме. Я просто слышал, как разговаривали Расти и другие парни. Вряд ли они знали, что я слышу.

— И что же они говорили? — спросила Лэйси сдавленным голосом.

Энди приподнял голову, стараясь припомнить разговор.

— Они говорили, что это странно, почему папа не сказал ничего о своей женитьбе на тебе, когда появился на ранчо.

— И это все? — нежно переспросил Сэм.

— Расти сказал, что это их не касается. А потом Лефти и говорит, что Рита им рассказала, будто вы с мамой спите в разных комнатах. И тогда Расти сказал, что им не следует интересоваться этим, что ты и мама можете жить в разных комнатах, но он готов отдать руку на отсечение, что спать вы будете в одной постели.

Сэм выразительно кашлянул.

— Как видишь, Расти был прав. Но запомни, такие вещи не подлежат обсуждению. А теперь иди, сын. Твоя мама придет сказать тебе спокойной ночи через несколько минут.

Энди, вполне удовлетворенный, вышел из комнаты. Сэм посмотрел на Лэйси и увидел, что в ее лице нет ни кровинки.

— Пошел ты к черту, Сэм Гентри, — проговорила она. — Я дошла до того, что потеряла уважение управляющего и своих рабочих, и мой собственный сын задает мне такие вопросы…

— Но мы ведь муж и жена, Лэйси. В этом нет ничего такого, чего бы следовало стыдиться.

Он встал, прошел к умывальнику и наполнил таз водой из большого кувшина. Лэйси не смотрела, как он моется. С криком недовольства она выскочила из постели, набросила пеньюар и вылетела из комнаты.

Сэм изо всех сил старался не обращать внимания на Лэйси все последующие дни. Каждое утро он рано покидал дом и все свои силы уделял ранчо. Наука управления таким хозяйством была не из легких, но постепенно он освоился. Он предпочитал завтракать с рабочими, а иногда присоединялся к ним и за ужином. Сидеть за столом с друзьями было куда приятнее, чем ловить на себе недовольные взгляды, которые бросала на него Лэйси. Если у него и были какие-то сомнения, что наказание возымело действие, достаточно было только взглянуть на нее.

Но по ночам ему не спалось. Его так и распирало от желания ворваться в спальню Лэйси и наброситься на нее. Разумеется, он думал, что она станет сопротивляться, но не сомневался, что ему нетрудно будет разбудить в ней страсть. Возможно, умом она действительно не хотела этого, но Сэм был достаточно опытен, чтобы понять, чего хотело ее тело. Он внушал себе, что его цель пребывания на ранчо — наказать Лэйси. Но постоянное возбуждение, которым он был объят, ставило под сомнение его собственное намерение.

Как-то раз Сэм чинил забор, когда увидел подъехавшего к его дому Крэмера. Его кулаки сжались сами собой, но он сдержался и решил понаблюдать, пригласит ли Лэйси гостя в дом.

Прикрыв ладонью глаза от яркого солнца, Сэм следил, как Крэмер соскочил с лошади, привязал ее к столбу и направился к дому. Внезапно раздался выстрел. Сэм выхватил револьвер и поискал глазами стрелка. Еще один выстрел последовал за первым. Пыль взметнулась фонтанчиками, когда пули вошли в землю всего в нескольких дюймах от ног Крэмера. Сэм бросился за угол сарая. Он пригнулся и, почти не целясь, дважды выстрелил, но стрелявший успел скрыться. Револьвер Сэма еще дымился, когда рабочие окружили его.

— Что случилось? — спросил Барни.

— Я расскажу вам, что случилось, — сказал Крэмер, направляясь к Сэму. — Гентри стрелял мне в спину.

Сэм прищурился.

— Ты врешь, Крэмер. Я не стреляю людям в спину. Крэмер внимательно взглянул на револьвер Сэма.

— Дуло еще дымится. Вы все свидетели, — обратился он к рабочим. — Мои глаза не подводят меня, Гентри. Я видел, как ты целился в меня.

Лэйси выбежала из дома и подошла к Сэму и Крэмеру.

— Что происходит?

— Ваш муженек, дорогая, старался убить меня, — заявил Крэмер.

Недоверие отразилось на лице Лэйси.

— Я слышала выстрелы, Но… право, вы ошибаетесь, Тэйлор. Сэм вспыльчивый, но я уверена, он не стал бы стрелять в вас.

— Однако именно это он и сделал, — настаивал Крэмер. — Он стрелял мне в спину, и это не сойдет ему с рук!

Крэмер схватил поводья и вскочил в седло.

— Ты еще услышишь обо мне, Гентри. — Пришпорив коня, он выехал за ворота.

— Что на самом деле случилось, Сэм? — спросил Расти, когда парни начали расходиться.

— Кто-то действительно стрелял в Крэмера, но не я.

— Но ты стрелял из своего револьвера?

— Я заметил какое-то движение около сарая и сделал пару выстрелов.

— Крэмер влиятельное лицо в городе, сынок. Я не стал бы легко относиться к его угрозам.

— Пошел он… — огрызнулся Сэм. Но на самом деле у него было достаточно причин для беспокойства. Он ни на минуту не забывал, что находился в розыске, и меньше всего хотел иметь дело с представителями закона.

— Будь осторожен, — посоветовал Расти, прежде чем повернуться и уйти.

— Ты сделал это, Сэм? — спросила Лэйси.

— Пожалуйста, не причисляй меня к той категории, к которой принадлежит твой любовник, — огрызнулся Сэм. — Я не имею привычки стрелять людям в спину. А что касается Крэмера, то мне даже пули на него жалко.

Одного взгляда на ее лицо было достаточно, чтобы понять, что она не уверена в его невиновности. Не то чтобы это очень удивило Сэма, но все-таки было обидно.

— Я надеюсь, ты говоришь правду, Сэм, — прошептала Лэйси, повернулась и направилась к дому.

Сэм смотрел на ее удаляющуюся фигуру, любовался покачиванием ее бедер и вспоминал, как прекрасна ее нагота. Ее тело было совершенным.

Сэм отбросил несвоевременные мысли и вернулся к работе, которую прервало появление Крэмера.

Почти забыв о происшествии с Крэмером, Сэм шел на ужин в Большой дом, когда двое всадников въехали во двор. Он остановился и подождал, пока они приблизятся… И тихо выругался, заметив, как солнце играет на их жетонах. Визит шерифа и его помощника не сулил ничего хорошего., — Привет, шериф. Чем могу быть вам полезен?

— Я полагаю, вы знаете, Гентри, — сказал шериф Хейл, поравнявшись с Сэмом.

— Понятия не имею, что привело вас сюда. Почему бы вам не поделиться со мной?

— Тэйлор Крэмер выдвинул обвинения против вас.

Сэм оставался внешне спокоен, несмотря на злость, охватившую его. Он и предположить не мог, что Крэмер зайдет так далеко.

— Я могу узнать, что это за обвинения?

— Покушение на убийство. Он сказал, вы пытались выстрелить ему в спину. И есть свидетели, которые видели, что вы держали револьвер и он дымился.

— Да, я стрелял, но не в Крэмера, а в человека, который пытался его убить.

Хейл и его помощник скептически переглянулись.

— Кто-то еще видел этого человека? Сэм нахмурился.

— Нет. Но это не значит, что его не было.

— Еще один вопрос, мистер Гентри, — вступил в разговор помощник шерифа. — Между вами и мистером Крэмером недавно произошла ссора?

— Просто мы с Крэмером разошлись во взглядах на один и тот же предмет, но это еще не означает, что я пытался убить его.

— По моему разумению, это отягощающее обстоятельство, — заметил шериф. — А если прибавить настойчивое утверждение мистера Крэмера, что он видел, как вы спустили курок, то без моего разбирательства не обойтись. Вы арестованы, Гентри. Сдайте оружие.

У Сэма помутилось в глазах. Тюрьма — единственное место, куда он никогда не хотел бы попасть, но сейчас все шло к тому, что именно там он и окажется. Сколько времени потребуется, чтобы шериф опознал в нем беглеца, изображенного на злополучных объявлениях о розыске? Так как о бегстве нечего было и думать, Сэм отстегнул ремень с оружием и отдал шерифу.

— Могу я поговорить со своей женой и сыном? — спросил он.

— Я был удивлен, узнав, что вы были мужем миссис Гентри, — сказал Хейл. — Я знаю, что вы носите ту же фамилию, но решил, что это совпадение. Я слышал, муж миссис Гентри погиб на войне? Она, наверное, была в шоке, когда вы вернулись.

— Можно сказать, что так, — согласился Сэм.

— Я думаю, вам стоит поговорить со своей женой, прежде чем я заберу вас, если только вы не попробуете сбежать. Вас будут содержать в хорошей тюрьме. Суд, возможно, поверит в вашу историю, но я обязан задержать вас.

Сэм оглянулся на дом и увидел Лэйси, наблюдающую за ними с крыльца. Он был рад, что Энди не было рядом, потому что не хотел, чтобы мальчик думал о нем плохо.

— Я не задержусь надолго, шериф, — хмуро пообещал Сэм.

Неужели Лэйси будет рада увидеть его за решеткой? Что, если это еще одна попытка Крэмера избавиться от него? Неужели она причастна к этому? Или Крэмер нанял кого-то, кто выстрелил в него, и подстроил так, что смог обвинить Сэма?

— Чего хочет шериф? — спросила Лэйси.

— Меня, — сказал Сэм. — Твой воздыхатель выдвинул против меня обвинение в попытке убить его. Меня собираются забрать в тюрьму.

Лэйси ахнула.

— О нет! Ты ведь не делал этого?

— Все это я сказал шерифу, но он не поверил мне. Крэмер — местная шишка, а за меня никто не даст и ломаного гроша.

— Что я могу сделать?

— Прогнать своего любовника.

— Он не мой…

Терпение шерифа истощилось, он направил лошадь к крыльцу, прервав Лэйси на полуслове:

— Извините, мэм. Я вынужден забрать вашего мужа.

— Это обязательно, шериф?

— Обязательно, если ваш муж убийца. Может быть, он сможет убедить суд в своей невиновности.

В первую ночь в тюрьме беспокойные мысли не давали Сэму заснуть. Из слов шерифа, из того, как тот вел себя, Сэм сделал вывод, что он ничего не знал о том, что Сэм объявлен в розыск. И уже это одно радовало Сэма. После скромного завтрака он расхаживал по тесной камере, словно зверь в клетке. Как он сможет доказать свою невиновность без адвоката?

Сэм продолжал ходить из угла в угол, когда шериф Хейл привел в камеру Крэмера.

— К вам посетитель, Гентри. Мистер Крэмер хочет удостовериться, что вы тот человек, который, как ему кажется, стрелял в него. Вполне разумно с его стороны, я бы сказал. Он не хочет обвинять невиновного человека.

— Совершенно верно, — подтвердил Крэмер. — Можно мне поговорить с Гентри без свидетелей?

Хейл колебался какой-то момент, потом сказал:

— Я буду по соседству, если понадоблюсь.

— Чего вы хотите? — грубо спросил Сэм, когда они остались одни.

— У меня есть для вас предложение.

— У меня тоже, — отрезал Сэм. — Убирайтесь отсюда, Крэмер. Что, черт побери, вам надо от меня?

Крэмер достал из кармана сложенный лист бумаги и протянул Сэму.

— Что это?

— Прошение о разводе. Лэйси обвиняет вас в том, что вы бросили ее и ребенка. У меня есть адвокат, который составил эту бумагу прошлой ночью.

Сэм смотрел на документ, затем рассмеялся.

— Никто не заставит меня подписать это.

— А что, если я скажу шерифу, что вы не тот человек, который в меня стрелял? Я скажу, что я ошибся, что все случилось именно так, как говорите вы. Вы понимаете?

— Отлично понимаю. Моя подпись гарантирует мою свободу.

— Я знал, что вы разумный человек. — Он хохотнул. — Мужчина, который пытался убить меня, были это вы или нет, облегчил мне задачу. Теперь я получил способ заставить вас считаться с моими желаниями. Подумайте об этом, Гентри. У вас есть выбор. Вы можете годы гнить за решеткой или уехать отсюда свободным человеком. Все, что мне нужно от вас, — ваша подпись. Когда развод состоится, мы с Лэйси поженимся.

Сэм смотрел на документ, как будто перед ним лежала ядовитая змея, готовая укусить его.

— Лэйси знает об этом? Она просила вас помочь ей с разводом? Она знает, что вы шантажируете меня?

— Конечно. Мы оба хотим этого.

Сэм тяжело вздохнул. Все именно так, как он подозревал. Лэйси сговорилась с Крэмером принудить его к разводу. Он затруднялся сосчитать, сколько раз она просила его оставить ее в покое. Что ж, теперь она наконец будет счастлива, ибо получит то, чего хочет.

Перспектива провести долгие годы в тюрьме не улыбалась ему. Он не хотел подписывать документ. Он не хотел отдать Лэйси Крэмеру. Но какой выбор он имел?

— Есть еше одно условие, — сказал Крэмер.

— Конечно, — сухо произнес Сэм.

— Когда вы выйдете из тюрьмы, то немедленно покинете город. Я сам расскажу Лэйси, что ей следует знать. Однажды вы уже бросили ее, и никому не покажется странным, если вы оставите ее снова. Знайте: я буду заботиться о ней, как только мы поженимся.

— Это как раз то, чего я опасаюсь, — пробормотал Сэм.

— У вас не много времени на раздумье, Гентри. Несколько лет в тюрьме или свобода? Решайте, я не стану предлагать во второй раз.

Сэм был между двух огней. Объявления с его изображением могли прибыть в контору шерифа в любую минуту. Или его мог узнать кто-то, кому на глаза уже попадалось такое объявление. Все, что требовалось, чтобы засадить его в тюрьму, — телеграмма в Додж-Сити. Вернуться в Додж в наручниках было бы не очень-то приятно. Все склонялось к парадоксу: предложение Крэмера спасет его! Черт! Он вовсе не желал уезжать.

— Итак, Гентри, что вы решили? — спросил Крэмер.

— Сначала освободите меня, и тогда я подпишу вашу бумагу, — отрезал Сэм в ответ.

Крэмер осуждающе взглянул на него:

— Как я могу знать, что вы не откажетесь, когда выйдете на свободу?

— Как я могу знать, что вы не откажетесь дать мне свободу, если я подпишу?

Глаза Крэмера стали узкими как щелки.

— Похоже, мы в тупике.

— Я человек слова, Крэмер. Если я говорю, что подпишу вашу чертову бумагу, то сделаю это.

— У меня есть возможность упрятать вас снова за решетку, если вы не сдержите обещание. Я могу всегда изменить свое мнение и сказать, что вы тот человек, который пытался убить меня.

— Не беспокойтесь, Крэмер. Я сказал, что подпишу, и сделаю это.

— И немедленно покинете город.

— А какой у меня еще выбор?

— Никакого. Я пойду приведу шерифа.

— Мерзавец, — пробормотал Сэм.

Крэмер вернулся через несколько минут с шерифом.

— В чем дело, мистер Крэмер? — спросил шериф Хейл.

— Боюсь, что я ошибся. Мистер Гентри не стрелял в меня. Он объяснил мне ситуацию, и я поверил ему. Прошу прощения, что ввел всех в заблуждение.

— Вы уверены, Крэмер? — переспросил Хейл. — Мне кажется, вы не сомневались, что Гентри…

— Это была досадная ошибка, — перебил Крэмер, — но, слава Богу, мне удалось заметить ее, прежде чем невинный человек оказался в тюрьме. Освободите Гентри, шериф. Я беру назад свои обвинения.

— Вы уверены, что вы этого хотите? — повторил шериф. Сэм не дышал, пока Крэмер не сказал:

— Я знаю, что делаю, шериф.

Хейл нащупал связку ключей на своем ремне, выбрал один и вставил его в замок. Дверь камеры со скрежетом открылась. Сэм вышел.

— Я могу идти? Хейл резко кивнул.

— Я не хотел бы снова увидеть вас здесь, Гентри. Я не знаю, что происходит, но советую вам быть поосмотрительнее. Держитесь подальше от неприятностей.

— Мистер Гентри уезжает из города, — сообщил Крэмер. Хейл удивился:

— А как же ранчо? Разве мисс Лэйси планировала его продать?

Сэм не отвечал, пока Крэмер не подтолкнул его.

— Моя жена не едет со мной. Они с Энди останутся здесь.

— Все как-то уладится, — сказал Крэмер, прежде чем Хейл мог задать новые вопросы. — Мы уходим. Прощайте, шериф.

— Мой адвокат ждет нас, — сказал Крэмер, после того как они покинули помещение тюрьмы. — Вы можете подписать документ в его офисе.

Сэм хмуро кивнул и последовал за Крэмером. Чем скорее он покончит с этим, тем лучше.

Увидев адвоката Окли, Сэм понял, что этот человек скроен по образу и подобию Крэмера. Оба были из того сорта людей, которые не остановятся, пока не получат то, чего хотят. Но чего именно добивался Крэмер? Не похоже, чтобы он был влюблен в Лэйси, и уж тем более он не питал отцовских чувств к Энди. Сэм решил, что Крэмеру зачем-то нужна земля Лэйси. За время жизни здесь он не заметил в ранчо ничего особенного.

— Вы оба знаете, что документ без подписи миссис Гентри недействителен, — предупредил Окли, когда Сэм расписался. — Я не могу гарантировать, что развод будет признан без промедления.

— Да, разумеется, — нетерпеливо поморщился Крэмер. — Миссис Гентри все подпишет, нет проблем. И я уверен, вы сделаете все, чтобы ускорить процедуру. Я оплачу все судебные издержки, лишь бы избежать волокиты.

Сэм подумал, что с него достаточно.

— Я ухожу. Вы сможете обговорить детали без меня.

— Не забудьте о нашем уговоре, Гентри, — напомнил Крэмер. — Вы должны немедленно покинуть город.

— Не беспокойтесь, Крэмер, — бросил Сэм. — У меня нет ни малейшего желания видеть Лэйси. Желаю вам насладиться ею. Она очень лакомый кусочек, но подозреваю, что вы уже знаете это.

Сэм хлопнул дверью так, что стекла задрожали. Он ужасно разозлился. Он пытался бороться с собой, но не мог отрицать, что Лэйси пробуждала в нем необычайно сильное чувство, и вовсе не обиду.

До чего же сладко заниматься с ней любовью! Она хотела его так же сильно, как и он ее. Может, она и выйдет за Крэмера, но только он, Сэм, способен пробудить в ней подлинную страсть. Его, а не Крэмера она призыве вала в миг наивысшего блаженства.

Сэм вывел свою лошадь с городской стоянки и поскакал прочь от города. Он направлялся на запад, подальше от Денисона и ранчо «Би-Джи». У него оставалось немного денег и кое-какие не особо ценные пожитки. Но он уносил с собой воспоминание о ночи, полной невыразимого блаженства. О ночи с женщиной, которая ни капли не любила его.

Глава 7

Лэйси провела беспокойную ночь. Ее угнетала мысль об обвинении, предъявленном Сэму. Она расспросила Расти и других работников и узнала, что Сэма видели с дымящимся револьвером. Еще более настораживало то, что никто не видел человека, стрелявшего в Крэмера.

Лэйси сделала все, чтобы Энди ни о чем не узнал. Мальчик спал и пропустил случившееся. Она попросила не обсуждать эту историю при ее сыне. Она не собиралась ничего рассказывать ему, пока не узнает правду.

Когда Энди на следующий день не увидел Сэма за ужином. Лэйси солгала ему, что Сэм отправился по делам в город и вернется через несколько дней. Если дела пойдут совсем плохо, то ей придется выложить Энди правду. Но пока чем меньше он знает, тем лучше.

За завтраком Лэйси обдумывала поездку в город. Ей необходимо повидать Сэма и узнать, виновен ли он. Она была почти уверена, что Сэм никогда не смог бы выстрелить человеку в спину.

— Куда ты собираешься, мама? — спросил Энди, вбегая в комнату.

— В город, солнышко. Но я скоро вернусь.

— Можно мне с тобой?

— Не сегодня. Слушайся Риту, будь умницей.

— А ты увидишь папу? Скажи ему, что я скучаю. Пусть скорее приедет.

Лэйси замялась. Откуда Энди узнал? Или он чувствует, что от него что-то скрывают?

— Не знаю. — Она пожала плечами. — Я вернусь к ленчу. Хочешь сбегать в сарай и посмотреть, как там Флуффи и ее котята?

Глаза Энди загорелись.

— А можно мне взять одного домой?

— Конечно, солнышко.

Энди радостно завизжал и вприпрыжку выскочил из комнаты.

Лэйси поправила шляпу и направилась к выходу. Она как раз выводила Стрекозу, когда во двор въехал Крэмер. Ее сердце тревожно сжалось при виде его самодовольной ухмылки. Он явно был чем-то необычайно обрадован, и она подумала, не связано ли это каким-то образом с Сэмом. Интуиция подсказывала ей, что она не ошибается.

— Тэйлор, что привело вас сюда? Я надеюсь, вы не задержите меня надолго? Я собираюсь в город.

Тэйлор соскочил с лошади и, подойдя к ней и взяв за руку, потянул ее назад к дому.

— Что вы делаете? — упиралась Лэйси.

— Если вы хотите посетить в городе Гентри, то напрасно. Его там нет.

Лэйси резко остановилась:

— Как это нет? Вы же сами сопровождали его в тюрьму.

— Гентри освободили, — пояснил Крэмер. — Давайте пройдем в дом, и я все вам спокойно расскажу.

— Освободили? — повторила Лэйси. — Я ничего не понимаю.

— Вы все поймете, уверяю вас. — Он открыл дверь и почти втолкнул ее в дом.

Лэйси стиснув зубы вошла в гостиную и повернулась к Крэмеру.

— Что ж, — сказала она, нетерпеливо переступая с ноги на ногу, — будьте добры, объясните.

Вместо объяснения Крэмер достал из внутреннего кармана сюртука какую-то бумагу и протянул Лэйси.

— Прочтите.

— Это же документ о разводе! Как Сэм мог подписать его? Где он?

— Всему свое время, дорогая. Вы убедились, что перед вами действительно свидетельство о разводе? Его составил мой адвокат, и вчера я побеседовал с Сэмом. Гентри подписал бумагу вполне добровольно. Представления не имею, где он сейчас. Он уехал из города, как только вышел из тюрьмы.

— Уехал из города? — тупо повторила Лэйси. — Все это так не похоже на Сэма. Почему его освободили? Вы сняли свои обвинения?

— Благородно с моей стороны, не так ли? Шериф Хейл решил, что обвинения против Гентри необоснованны. Я единственный, кто видел его с оружием в руках. Даже если бы я был уверен, что стрелял именно Гентри, доказательств все равно нет. Шериф Хейл решил, что Гентри следует освободить из-за недостатка улик.

— У меня все это в голове не укладывается, — медленно произнесла Лэйси. — Сэма освободили, он подписал прошение о разводе и уехал из города, не сказав мне ни слова и не попрощавшись с Энди.

— Именно так, моя дорогая.

— Но это не похоже на Сэма.

— Разве? Он ведь бродяга, напрочь лишенный чувства ответственности, — заключил Крэмер. — Вы не согласны? Подумайте сами: он бросил вас однажды, и его теперешний отъезд вряд ли кого-то удивит. У вас найдутся чернила и ручка? Подпишите прошение, и я немедленно отвезу его моему адвокату. Я понимаю, что такие вещи не делаются за один день, но как только у нас в руках окажется нужная бумажка, мы сможем пожениться.

Лэйси настороженно смотрела на документ. Вздохнув, она подошла к бюро, где хранила деловые бумаги, и убрала злополучный листок в ящик.

— Я подпишу это… только позже. Крэмер нахмурился.

— Почему? Я пошел на многие траты, чтобы сделать это как можно скорее. Зачем откладывать, Лэйси?

Лэйси повернулась к нему. Его голос внезапно изменился, от внимательной предупредительности не осталось и следа. Она прикусила губу. Никто не заставит ее подписать этот документ, пока она внимательно не прочтет его. Что-то в нем ее настораживало, но пока она не поняла, что именно. Допустим, она не хотела оставаться женой Сэма, допустим, ей нужны деньги Крэмера, но она чувствовала, что Тэйлор кривит душой.

— Я же сказала вам, — настаивала Лэйси, — что подпишу документ только после того, как хорошенько ознакомлюсь с его содержанием.

Крэмер побагровел от злости.

— Я думал, что вы хотите поскорее прекратить этот фарс и порвать с Гентри?

— Да, хочу.

— Тогда подпишите.

— Я сделаю это, когда мне будет удобно.

— Черт бы вас… — вырвалась у Крэмера.

От неожиданной грубости у Лэйси по спине пробежали мурашки. Возможно, Крэмер скрывал от нее свое истинное лицо? Если бы она так отчаянно не нуждалась в деньгах, то могла бы послать его на все четыре стороны. Но на что они с Энди станут жить, когда банк отберет у них ранчо за долги? Куда они денутся без денег? Ни крыши над головой, ни гроша в кармане, чтобы купить еду… Найти работу? Женщине с ребенком? Нереально.

Крэмер понял свою ошибку и сменил тактику.

— Я вижу, вы сегодня не в настроении. Я вернусь, когда вы немножко успокоитесь. Может быть, к вечеру. Честно говоря, не понимаю, почему вы упрямитесь. Наверняка Гентри рад избавиться от вас, как, впрочем, и вы от него.

— Извините, Тэйлор, что заставляю вас напрягаться! В любом случае возвращайтесь попозже. Например, когда я уложу Энди спать. Я не хочу посвящать мальчика в эту историю. Он очень привязался к Сэму. Я сама расскажу ему о разводе.

— Я понимаю вас, моя дорогая, — холодно отозвался он. — До вечера, милочка. — Обняв Лэйси, он поцеловал ее. Она безучастно подчинилась.

Чем дальше Сэм отъезжал от Денисона, тем больше он укреплялся в своей правоте. Он ничем не мог поддержать Лэйси и Энди. Лэйси нуждалась в деньгах, а у него нет ни гроша за душой. И кроме того, он в розыске. Если бы его поймали, то надолго упрятали бы за решетку. Кто знает, может, Рейф и Джесс уже в тюрьме? Он узнает об этом, когда они снова встретятся в Денвере. Но это будет еще не скоро. Они договорились встретиться по истечении одного ода с того момента, как вынуждены были расстаться.

Отъехав миль пять от города, он отпустил лошадь в туга, а сам наклонился к ручью и долго пил, наслаждаясь прохладой. Утолив жажду, он уставился в зыбкую гладь воды. И вдруг растерянно заморгал, когда из воды на него глянули голубые глаза Энди. Его сердце дрогнуло. Он много дал бы за то, чтобы узнать, что думает о нем мальчик.

Сэм провел рукой по воде, разбивая отражение. Но образ Энди все еще стоял перед его мысленным взором, бередил его мысли, как и образ Лэйси — нежной и своенравной. С одной стороны, он готов был простить ее, но не был уверен, что может ей доверять.

Ее ответное стремление к нему было неподдельным. Сэм был достаточно опытен, чтобы понять, когда женщина хочет его.

Отогнав назойливые мысли о Энди и Лэйси, Сэм вскочил на лошадь и продолжил путь.

— Мы остались с тобой одни, Галахад, — усмехнулся Гэм, похлопывая коня по шее. — Нет жены, нет мальчика, который звал меня «папа». Я полюбил его, хотя и знал, что он не мой. Черт возьми, Галахад, оставить их, не сказав ни слова, было не так-то просто.

Несколько часов спустя Сэм совершил поступок, о котором, по его собственному убеждению, не раз пожалеет впоследствии. Проклиная себя последними словами, он рванул поводья и повернул обратно. Пусть Крэмер катится со всем чертям со своими угрозами! Он, Сэм Гентри, никогда не отказывался от борьбы и не собирался делать это сейчас. Он должен попрощаться с Энди.

И с Расти. Наконец, прежде чем навсегда исчезнуть из жизни Лэйси, он должен убедиться в том, что она не верит, что Сэм Гентри может выстрелить человеку в спину.

Лэйси в раздумье водила вилкой по тарелке. Она не хотела есть. Она так еще и не подписала документ о разводе и была удивлена собственной нерешительностью. Ведь именно этого она хотела, не так ли? Очевидно, этого хотел и Сэм.

— Когда папа вернется? — вдруг спросил Энди, прерывая ее невеселые раздумья.

— Он только недавно уехал, милый.

— Я соскучился. Я спрашивал рабочих, куда он уехал, но Расти сказал, что я должен спросить тебя. Никто не сказал мне ничего. Что-то случилось, мама?

Несмотря на его годы, Энди не глуп, подумала Лэйси. Он что-то чувствовал, и она знала по опыту, что он не отстанет от нее, пока она не скажет правду.

— У меня сейчас нет времени все объяснить тебе, — мягко проговорила Лэйси. — Я жду мистера Крэмера и хочу сначала уложить тебя спать.

Энди состроил недовольную гримасу.

— Зачем он опять приезжает? У тебя же уже есть муж.

— Мы поговорим обо всем завтра. Ты закончил? Энди отодвинул тарелку.

— Я больше не хочу.

— Тогда иди раздевайся, а я приду пожелать тебе спокойной ночи и расскажу какую-нибудь сказку.

Энди встал со стула и нахмурился.

— Только не задерживайся, мама.

Лэйси отставила свой стул и пошла в другую комнату к письменному столу. Она достала из ящика документ и даже взяла ручку и обмакнула перо в чернила. Рука дрожала, и клякса упала на бумагу. Лэйси отложила ручку, промокнула кляксу и снова убрала документ в ящик, так и не подписав его. Задвинув ящик, направилась в спальню Энди. Документ можно подписать и позже.

Стемнело. Энди уже давно спал, Рита ушла домой, а Тэйлор все еще не появился. Лэйси решила больше не ждать. Она пока не готова подписать прошение о разводе, думала она, запирая на ночь двери и окна. Погасив лампы в гостиной, она отправилась вверх по лестнице. Разделась и, закутавшись в легкое одеяло, погрузилась в тревожный сон.

Сэм подъехал к сараю и соскочил с лошади. Все окна в доме были темными, и только слабый свет проглядывал наверху. Взглянув на темный барак, Сэм понял, что рабочие спят.

Сэм ввел Галахада в сарай, снял седло. Выйдя, он посмотрел на окна Лэйси. Ветви огромного вяза, что рос рядом, чуть покачивались на ветру, почти касаясь ее окна. Сэм разглядел, что оно открыто. Какое-то время он боролся с искушением, но дьявол внутри его победил.

Сэм поставил ногу на сук и, ухватившись за ветвь, подтянулся. Добравшись до окна, перешагнул на подоконник и легко соскочил в спальню Лэйси. Из холла, через открытую дверь, просачивался свет лампы, освещая постель и миниатюрную фигурку под легким одеялом.

Сэм снял сапоги и осторожно, так чтобы не разбудить Лэйси, подкрался к постели. Лэйси была чертовски соблазнительна, но тут же ему пришло в голову, что она договорилась с Крэмером избавиться от него, и он вздрогнул от гнева. Вдруг Лэйси пошевелилась. Сэм отступил в темноту.

Лэйси проснулась от странного ощущения, что она не одна в комнате. Она затаилась, боясь открыть глаза. Это не Энди, потому что он сразу залез бы к ней в постель. Лэйси прекрасно понимала, что тот, кто находился в комнате, мог проникнуть сюда лишь через окно.

Она уловила легкое движение и осторожно приоткрыла глаза. Какой-то человек притаился в темноте около окна. Страх сковал ее сердце. Фигура незнакомца казалась огромной и опасной. Даже при слабом свете, проникавшем в комнату, она могла различить могучий выступ под тугими джинсами.

Она похолодела. Вдруг это какой-то бандит, желающий изнасиловать ее? Не тот ли это бродяга, который устроил недавнее происшествие на «Би-Джи»? Лэйси не могла поверить, что кто-то из ее рабочих проник в Большой дом, но, впрочем, сейчас она была ни в чем не уверена. Ее ноги нервно дрогнули под одеялом.

— Лэйси? Ты проснулась? Этот голос!

— Сэм? О Боже, это ты? Как ты попал сюда? Ты меня так напугал!

Сэм вышел из темноты. Лэйси присела, натянув одеяло до подбородка.

— Зачем ты приехал? Я думала, что ты уже далеко отсюда.

— Нам нужно поговорить. Я не мог уехать, не объяснив тебе, что произошло.

— Тэйлор объяснил все вполне доходчиво. Пожалуйста, оставь меня.

Сэм схватил ее за плечи, его пальцы больно впивались в ее нежную кожу. Пытаясь освободиться, она нечаянно откинула простыни. Лямка рубашки соскользнула с плеча, и одна грудь Лэйси обнажилась.

— О Боже, Лэйси… — прошептал Сэм, объятый страстью.

Его взгляд обжигал ее. Она не сопротивлялась ни когда он спустил рубашку с другого плеча, полностью открыв ее грудь; ни когда он, став на колени на постели, отбросил в сторону простыни и одеяло. Словно загипнотизированная, она могла лишь смотреть на его губы, в его глаза, потемневшие от страсти. Неудержимое влечение к этому мужчине пронзило все ее существо. Какое ей дело, почему он оказался здесь и каким образом? Она хотела его, и это единственное, что было важно.

Он наклонился поцеловать ее. Схватив ладонями ее лицо, коснулся ее губ своими. Движения его губ, нетерпеливые и настойчивые, заставили ее губы открыться, и его язык проник в их теплую влажность… Его поцелуи становились все более требовательными и властными, пока она льнула к нему, отчаянно ожидая того, что последует дальше.

— Подожди, — остановил Сэм, когда она взялась за пуговицы на его жилете. Освободившись от ее рук, он помог ей совсем освободиться от мешавшей рубашки. Затем сорвал с себя всю одежду. Прежде чем вернуться в постель, он зажег лампу возле кровати. И запер дверь спальни на ключ.

— Зачем ты делаешь это?

— Я хочу видеть тебя… и не хочу, чтобы Энди ворвался к нам.

Затаив дыхание, она лежала на постели, нагая и полная ожидания. Он был возбужден, его могучее орудие поднималось из поросли темных волос. Она дрожала от нетерпения, желая, чтобы он поскорее взял ее, и была обескуражена его медлительностью. Изумленный возглас сорвался с ее губ, когда он наклонился над ней и поцеловал отблеск света между ее грудей и ниже, золотистое пятнышко на животе. Она лежала не шелохнувшись и молча следила за его движениями. Его губы двинулись ниже, еще ниже… «Сэм, Сэм…» — испуганно шептала она. Лэйси не знала его таким, он никогда не позволял себе подобных вольностей, ни до, ни после их краткой женитьбы.

Подняв на нее глаза, Сэм положил ладони на ее грудь. Она встретила его затуманенный взгляд и, задыхаясь, спросила:

— Что… что ты собираешься делать?

— А ты не догадываешься? Ты не против, если сначала я сделаю это так?

— Ты хочешь сказать… — Она задрожала при мысли о его губах — там. — Ты единственный, кто делает со мной, что захочет.

Если Сэм и слышал ее, то не обратил внимания. Он был занят другим. Его ладони продолжали лежать на ее груди, а большие пальцы поглаживали твердые соски круговыми движениями. Затем он наклонил голову и поцеловал каждую грудь. Голова Лэйси кружилась, пока он дразнил поцелуями набухшие соски.

Сполна насладившись ими, его губы продолжили движение вниз по ее телу и остановились, когда он развел ее ноги своими коленями. Она почувствовала, как его горячее лицо скользнуло по ее животу, и он застыл, разглядывая ее лоно, и в этом было нечто пугающее, но вместе с тем невероятно сладостное. Она изнемогала от желания, и стоило ему слегка прикоснуться языком к ее лону, как она застонала от сладкого предвкушения.

Невероятность ощущения поразила ее. Но его рот был досадно уклончив, он так и не приник к ее жаждущему центру. Она изгибалась под ним, молча умоляя его закончить эту сладкую пытку.

Наконец… наконец… он нашел то место, которое жаждало его прикосновения. Он прошелся по нему языком, грубо лаская разгоряченный лепесток раз за разом, пока не подарил ей полного и острого наслаждения.

Она все еще тихо постанывала, когда ощутила на себе тяжесть его тела. Его руки сжимали ее мягкие ягодицы. Он вошел в нее, горячий, твердый, мощный, и их тела слились в единое целое.

— Лэйси, Лэйси, Лэйси… — Он снова и снова шептал ее имя, входя в нее.

Они полностью отдались своим чувствам. Их поцелуи были жадными и длились бесконечно. Лэйси чувствовала в нем такую жажду обладания, что с готовностью отвечала, поймав ритм, его бедер. Жар разгорался внутри ее, заполняя все тело.

Она вскинула ресницы и встретила опьяненный страстью взгляд Сэма из-под полуопущенных век. Она извивалась под ним, приподнимая бедра и прижимая его голову так, чтобы он мог подарить ей удовольствие еще более сильное, сладкое и яростное. Наслаждение пульсировало в ней с такой силой, что она закричала.

Сэм зажал ее рот своим поцелуем, проглотил ее крик и продолжил движения, пока ее необузданное вздрагивание не превратилось в нежный трепет. Лэйси услышала крик удовлетворения, когда Сэм последовал за ней к пику наслаждения.

Сознание вернулось к Лэйси, и она все же спросила:

— Почему ты вернулся? Я думала, что никогда больше не увижу тебя. Ты ведь подписал согласие на развод?

— Я хотел объяснить, почему согласился на развод. Есть некоторые вещи, касающиеся меня, о которых ты ничего не знаешь.

Лэйси отодвинулась от него и натянула одеяло до подбородка.

— Я знаю все, что мне нужно знать.

— Нет, не все. Но прежде чем я объясню, я хочу, чтобы ты снова рассказала мне, почему ты выдала меня янки.

Вздох отчаяния вырвался из ее груди.

— Сколько раз я должна повторять, что я не имела ничего общего с решением моего отца выдать тебя янки? Если ты помнишь, меня даже не было дома, когда они пришли за тобой. Папа отослал меня, придумав какое-то поручение, чтобы я не могла вмешаться, но и он не имел злого умысла.

Сэм фыркнул.

— Это ты сейчас так говоришь…

— Нет, это правда. Мы узнали, что мой брат в одной из тюрем Юга. Отец обратился к властям, пытаясь добиться его освобождения, и ему было поставлено условие освободить только путем обмена. Отец сказал им о тебе, и они согласились на такой обмен.

Лэйси вздохнула, вспомнив печальный день. Когда стало известно, что ее брат умер от ран в Андерсонвилле, Сэма уже забрали. Ее отец ничего не добился своими действиями.

— Я пыталась разыскать тебя, но никто не знал, что с тобой случилось. Я даже писала президенту в Вашингтон. Мне ответили, что ты умер на судне, которое доставляло пленных на место заключения. Огромное количество людей и болезни добавили путаницы. После года бесполезных поисков я смирилась с мыслью о твоей смерти.

— Не прошло и года, как ты связалась с другим мужчиной, — раздраженно заметил Сэм. — Энди тому доказательство.

— Ты веришь мне, Сэм? — спросила Лэйси.

— Я… не знаю.

— Что же тогда мне делать с тем, что ты собираешься рассказать мне? Неужели я еще не все знаю о тебе?

Сэма раздирали сомнения. Если он поверил Лэйси, это означало, что он должен доверять ей. Мог ли он рассказать ей о том, что пребывает в розыске? Мог ли он довериться ей? Но лишь открыв свой секрет, он сможет объяснить ей, почему согласился на развод.

— Я объявился в Техасе не случайно, — медленно начал Сэм.

— Я так и думала.

— Кое-что произошло в Канзасе, что заставило меня и моих братьев бежать. Наша ферма была на грани разорения. Мы обратились в банк за ссудой и сразу получили отказ. Затем банкир предложил нам сделку: если один из нас женится на его беременной дочери, он даст нам деньги. Не нужно говорить, что никто из нас не пожелал принять подобное предложение. Мы ушли из банка ни с чем.

Но банкир на этом не остановился, он поднял крик и объявил, что мы пытались ограбить банк. Мы струсили, хотя теперь я понимаю, что нам следовало отстаивать свою правоту. Мы вернулись на ферму, взяли, что могли унести с собой, и бежали, потому что за нами по пятам гнался отряд добровольцев, желавших скорой расправы. Мы бежали из города. Рейф направился на запад, Джесс на север, а я на юг.

— Зачем ты рассказал мне это?

— Чтобы ты поняла, почему оставаться в тюрьме опасно для меня. Каждый может увидеть мое лицо на объявлении о розыске. Я не хочу быть у шерифа под носом, когда эти чертовы объявления появятся в Денисоне. Тем не менее я отказывался подписать документ о разводе, но Крэмер тогда не снял бы свои обвинения. Рано или поздно станет известно, что я в бегах. Перспектива провести оставшиеся годы в тюрьме меня как-то не прельщает.

— Итак, ты подписал документ и уехал, — сказала Лэйси. — Что ж, я не виню тебя. Но почему же ты вернулся.

— Из-за Энди. Я не хочу, чтобы он плохо думал обо мне. Может, он и не мой сын, но я привязался к нему. И я хочу, чтобы ты тоже знала, что я не пытался убить Крэмера. Я не прибегаю к подобным методам.

— Ты все сказал? Теперь можешь уйти. Сэм скрипнул зубами.

— Ничего из того, что я сказал, не проняло тебя?

— Может быть, только немного. Ты оставил меня и позволил мне поверить, что ты мертв. Ты не беспокоился о том, что случилось со мной за время нашей разлуки, тогда почему же твое признание должно тронуть меня? Слишком поздно, Сэм. Я могу потерять ранчо. Что ты можешь дать мне, кроме новых огорчений? Ты в свое время отказался от меня, теперь моя очередь отказаться от тебя.

— У тебя на уме одни деньги, маленькая… сучка, — процедил Сэм.

— Я просто выбираю то, что лучше для меня и моего сына.

Сэм понимал, что то, как он поступил с Лэйси, было неправильно, но в то время он не мог думать ни о чем, кроме ее предательства, и он действительно не собирался искать ее. Что ж, она тоже имела право на свою точку зрения. Он все еще до конца не доверял ей, но теперь он знал, что может прийти к верному заключению.

Сэм смотрел на нее и чувствовал, что желание снова разгорается в нем. Он дотронулся до ее груди и улыбнулся, когда соски ответили на его прикосновение, став тугими, как бутоны.

— Твое тело все еще хочет меня.

Он старался справиться со своим возбуждением.

— Что ж, — вздохнула Лэйси, — я ничего не могу послать с этим. Но я знаю, что рассудок подсказывает мне единственно правильное решение.

— И что же он говорит тебе?

— Все кончено. — Она пожала плечами. — Больше нет ничего, что связывало бы нас. Мне нужно больше, чем ты можешь дать, Сэм. У меня есть сын, которого я люблю больше всего на свете, и ранчо, которое я должна спасти любой ценой. У меня нет сил разбираться с тобой.

— А Крэмер? Он же не любит Энди.

— Тэйлор понимает мои чувства. У меня когда-то была одна сильная страсть, и я закрыта для другой. Мы находим общий язык на определенном уровне, исключающем романтические эмоции.

Сэм встал с постели и потянулся за своей одеждой.

— Неужели тебе никогда не приходило в голову, что Тэйлору нужна не ты, а твоя земля?

— Почему же, приходило. — Она вздернула подбородок. — Но исходя из своего жизненного опыта, я не вижу, чем особенно должно привлекать его «Би-Джи»?! Обычное ранчо… Кроме того, Тэйлор, может, и не любит меня, но я нравлюсь ему. И он уважает меня.

— Значит, я оставляю тебя в надежных руках, — усмехнулся Сэм. — Вы стоите друг друга. Мне пора. Я обещал Крэмеру, что уеду из города, если он возьмет назад свои обвинения. Я, должно быть, был немного не в себе, решив, что должен вернуться и объяснить тебе все. Не знаю, что это мне стукнуло в голову…

Сэм застегнул оружейный ремень, нахлобучил шляпу на голову и направился к двери. Он уже отпер дверь, но вдруг повернулся к Лэйси.

— Поцелуй за меня Энди. И вышел, захлопнув дверь.

Он направился к сараю, где стояла его лошадь. Только взялся за поводья, как кто-то окликнул его.

— Сэм, это ты? Я слышал, как кто-то въехал во двор. Говорят, Крэмер снял свои обвинения и ты уехал из города. И вот теперь ты вернулся, Я понимаю, что ты не мог оставить мисс Лэйси в беде.

Свет лампы стал ярче. Сэм всматривался в освещенное пространство и разглядел Расти, который держал лампу в вытянутой руке.

— Я уезжаю, — резко заявил Сэм. — Я вернулся, чтобы… о черт, ты, должно быть, сам все понимаешь. Расти опустил лампу.

— Что происходит, Сэм?

Решив, что Расти можно довериться, Сэм рассказал управляющему все как есть. О том, что бежал из Канзаса и находится с тех пор в розыске, о причинах, позволивших Лэйси поверить, что он мертв, и о его страхах попасть в тюрьму за преступление, которого он не совершал.

— Я подписал этот чертов документ не без давления со стороны Крэмера, — объяснял он. — Я вовсе не горжусь тем, что единственная причина, побудившая меня остаться здесь и рассказать всем и каждому о нашем браке с Лэйси, была продиктована не чем иным, как желанием наказать ее за предательство. Теперь я не уверен, что она на самом деле выдала меня янки, но слишком поздно что-то исправить.

Расти хранил молчание, потом произнес:

— А как же твой сын? Для Энди весь мир в тебе.

— Энди не мой сын, — вздохнул Сэм. — Так что не заставляй меня совершать неверный шаг. Он еще мальчик, и любой мужчина был бы горд иметь такого сына.

Расти изумленно взглянул на него:

— Ты полный дурак, Сэм Гентри, если думаешь, что Энди не твой сын. Все, что мне надо было, это разок увидеть вас вместе, и я сразу понял, что вы одна кровь и плоть. Может, у него не твоя масть, но во всем остальном он вылитый Гентри.

Сэму будто ударили под дых. То, что сказал Расти, не могло быть правдой. Неужели Лэйси не сказала бы ему, если бы Энди был его сыном? Его первой реакцией была бурная радость. Затем его лицо померкло.

— Как же Лэйси должна ненавидеть меня, если скрывала правду?

— Только ты можешь ответить на этот вопрос, сынок.

— Нет, — хмуро проговорил Сэм. — Пусть Лэйси ответит. Я вернусь в дом и не уйду оттуда, пока не добьюсь правды.

Ни Расти, ни Сэм не заметили притаившейся у дверей сарая темной фигуры. Тэйлор Крэмер прибыл на ранчо позже, чем намеревался. Его лошадь повредила копыто, и он почти все расстояние вынужден был идти пешком. Но даже это не остановило его, так ему не терпелось получить документ, подписанный Лэйси.

Крэмер увидел в сарае свет и не смог побороть любопытство. Он слышал весь разговор и едва сдержал ликующий возглас. Чуть позже лампа погасла. Расти вернулся в барак, а Сэм направился к дому.

Итак, путь свободен, Крэмер проскользнул в сарай и, подменив одну из лошадей «Би-Джи» на своего жеребца, во весь опор понесся в город.

Глава 8

Сэм толкнул дверь, ворвался в дом и взбежал по лестнице. Лэйси уже успела лечь, когда он ворвался в комнату. Лампа почти догорела, но Сэм различил следы слез на щеках Лэйси. Ничто не могло остановить его, ему нужна была правда, и он знал, что пойдет на все, чтобы добиться ее.

— Я думала, ты уехал, — простонала Лэйси. — Может быть, хватит мучить меня?

— Кто отец Энди? — выпалил Сэм.

— Что? Почему ты спрашиваешь?

Сэм схватил ее за плечи и приподнял с постели, так что ее лицо оказалось прямо перед ним.

— Кто? — повторил он, глядя ей в глаза. — Не лги мне хотя бы на этот раз. Я хочу знать правду.

— Энди твой сын! — выкрикнула Лэйси. — Если бы у тебя было хоть что-то в голове, ты бы давно сообразил.

Он отпустил ее.

— Зачем ты лгала мне? Лэйси привстала на колени.

— Ты не заслуживаема такого сына, как Энди.

— А Крэмер заслуживает?

— Ты сам решил, во что тебе верить, — отмахнулась Лэйси, будто не расслышав вопроса Сэма. — Я рассказала бы тебе об Энди, если бы ты проявил хоть малейшее желание признать его.

— А как насчет других мужчин, которые были у тебя после меня? Что заставляет тебя верить, что Энди мой?

Лэйси замахнулась… Еще секунда, и она ударила бы Сэма в лицо, но он схватил ее за запястье.

— Подонок! — прошипела Лэйси. — Да ты посмотри на него! Он твоя копия, несмотря на светлые волосы и голубые глаза. Тебе кто-то сказал, что он твой сын?

С тяжестью в душе Сэм заметил, что Лэйси не отрицала, что у нее были другие мужчины. То, что она сейчас промолчала об этом, подтвердило его опасение, что после него у нее были любовники. Так же, впрочем, как и у него за эти годы было множество женщин.

— Расти рассказал мне.

— О конечно, Расти. Мне следовало догадаться. Все, кроме тебя, догадались, что Энди твой. — Она горько усмехнулась. — Странно, что ты поверил ему.

— То, что сказал Расти, заставило меня остаться и подумать. Он сказал, что Энди очень похож на меня. Но дело не в его словах. Сердце подсказывает мне, что Энди мой сын, — продолжал Сэм, — и я готов признать, что с самого начала чувствовал взаимное притяжение. Но я пытался уверить себя, что мальчик просто удивительно трогателен, — прибавил Сэм, не в силах сдержать улыбку. — Я счастлив, что он мой.

Внезапно злоба снова забурлила в нем.

— Если ты думаешь, что я позволю Крэмеру воспитывать моего сына, ты ошибаешься, милая!

Лэйси горько усмехнулась:

— Но что ты можешь сделать? Ты так долго не интересовался ни мной, ни Энди, что не можешь рассчитывать, что кто-то станет считаться с твоими желаниями. Ты можешь дать Энди жизнь, которую он заслуживает? Подумай об этом, Сэм. Ты ведь изгой.

Сэм скрипнул зубами, не в силах сдерживать злость.

— Я не грабил тот банк. Мне следовало остаться и бороться с фальшивым обвинением, но я и мои братья, мы были в отчаянии и бросились бежать, спасаясь от погони. Додж-Сити — город, где действуют свои законы, а справедливости нет и в помине. Нас бы повесили, не успев довезти до тюрьмы.

— Я вижу, мы в тупике, — тихо обронила Лэйси. — Ты все еще в бегах. Самое лучшее, что ты можешь сделать для Энди, — это исчезнуть.

— И отдать своего сына Крэмеру? Ни за что. Энди ненавидит Крэмера, и я уверен, что это взаимно.

— Энди ревнует. Со временем он примет Крэмера.

— Не обольщайся. Ко мне он не ревнует, почему? Если ты разведешься со мной и выйдешь за Крэмера, я отберу Энди у тебя. Помни это, Лэйси.

Лэйси взорвалась:

— К черту! Если ты не прекратишь свои угрозы, я расскажу шерифу, что тебя ищут. И еще получу вознаграждение, — добавила она.

Сэм окинул ее оценивающим взглядом.

— Ты это можешь… Какой же я идиот, что доверился тебе. Я не хочу позволить тебе предать меня во второй раз.

— Ты не сможешь помешать мне.

— Возможно, нет, но я дам тебе кое-что, чтобы ты сначала подумала, прежде чем выдавать меня за вознаграждение. — Он опустился на постель рядом с ней.

— Что ты делаешь?

— Хочу напомнить тебе, что я в своем роде единственный мужчина. Мужчина, который сделал тебя женщиной и научил страсти. Я тот, кто доводит тебя до экстаза, сколько бы ты ни твердила, что ненавидишь меня.

— Ты слишком много о себе воображаешь, — хмыкнула Лэйси.

— Ты думаешь, я не знаю, когда женщина хочет меня? — усмехнулся Сэм, но его глаза оставались холодными. — Когда она наслаждается мною? Я видел тебя рядом с Крэмером много раз, вполне достаточно, чтобы понять, что он равнодушен к тебе.

— Какое тебе дело до моих любовников?

— Ты пока еще моя жена, значит, мне есть дело. Ты уже подписала документе разводе?

— Нет, он в ящике стола, но обязательно подпишу, не беспокойся. Я не могу и не хочу потерять ранчо. Это все, что есть у нас с Энди.

— Не соглашайся на развод, Лэйси, — вдруг вырвалось у Сэма, он сам не ожидал от себя такого порыва. Сэм Гентри никогда ничего не просил, считая любую просьбу унижением.

— Сэм… я… не…

— Если тебя не убедили мои слова, то, может быть, убедит это.

Он приник к ее губам. Это был беспощадный поцелуй, полный жажды обладания. Его дыхание стало быстрым, прерывистым, а пылкий взгляд просто обжигал ее страстью.

— Не надо, Сэм. Не надо… — шептали ее губы, а она сама льнула к нему.

— Я ничего не могу поделать с собой.

Он целовал ее снова и снова, ласкал ее грудь, дразнил и соблазнял. Лэйси боролась с собой, как могла, но вскоре сдалась. Стон вырвался из ее груди. Тихий, полный страдания стон. В ее крови разгорелся пожар желания. Его руки, искусные и решительные, гладили ее тело, не оставляя ни одной складочки без своего внимания. Ах, как она слаба! Как легко она отдалась в руки соблазнителя.

Она уперлась руками ему в грудь, желая оттолкнуть его, но вместо этого прижалась к нему теснее. Он оторвался от нее и отшвырнул ремень с кобурой. Он обхватил ее ягодицы, развел ее ноги своими коленями, и она ощутила его мужской символ, влажный, горячий, пугающе мощный, стремящийся в ее святая святых. Крепко держа ее, он вошел полностью. И замер на секунду, шумно дыша и дрожа. Передохнув, он начал двигаться, проникая в нее так глубоко, что ей вдруг показалось, будто он стал частью ее.

— Ты чувствуешь меня, Лэйси?! — воскликнул он. Незабываемое ощущение огнем пробежало сквозь ее тело. Она дышала часто-часто, трепетала, корчилась, давая выход своей необузданной страсти.

— Ты чувствуешь меня, да? — шептал он. — Тебе хорошо?

Она не смогла ответить. Откинув голову, она прогнулась, позволяя ему проникнуть еще глубже. Где-то в глубине ее тела началась дрожь оргазма. И тогда она застонала, не в силах сдерживать себя, и наконец затихла в изнеможении. Она услышала его стон и вместе с последними конвульсивными толчками почувствовала, как его семя заливает ее нутро.

Сэм встал с постели, быстро оделся и застегнул ремень.

— И ты по-прежнему хочешь рассказать обо мне шерифу? — спросил он с высокомерием, заставившим Лэйси стиснуть зубы. Почему он решил, что она этого не сделает?

Лэйси хотела отомстить ему за то, что он опять оказался прав, за то, что она не в силах устоять перед ним. С какой стати он позволяет себе учить ее жить?

— Ты ставишь под угрозу будущее Энди! — крикнула она. — Но ты не сможешь испортить его жизнь, если окажешься за решеткой.

— Что? — Его темные глаза вспыхнули гневом. — Я не ждал от тебя ничего другого. Мне следовало помнить об этом, прежде чем довериться тебе. А я-то, дурак, поверил в твою историю, где ты назвала своего отца предателем. Но больше я не стану доверять тебе. Когда шериф спохватится, я буду уже далеко отсюда. — Он прищурился. — Ты снова предашь меня, Лэйси?

Лэйси закусила губу. Хотя она хотела, чтобы Сэм уехал, она, разумеется, не собиралась выдавать его шерифу.

— Сэм, я…

— Не надо, молчи. Я уже знаю ответ. Я собираюсь попрощаться с Энди перед отъездом. И не вздумай мне мешать.

Соскочив с постели, Лэйси преградила ему дорогу:

— Нет! Оставь его. Ему будет очень больно, если он узнает, что ты никогда не вернешься.

— Он мой сын, — хмуро возразил Сэм, отстраняя ее. — Есть вещи, которые я обязан сказать ему, — Он взял лампу и вышел из комнаты.

Лэйси резко повернулась, в ужасе от того непоправимого вреда, который Сэм мог нанести ее сыну. Энди такой ранимый, он мог не вынести нового удара. Она поспешила следом за Сэмом. Он поставил лампу на пол и опустился на колени возле постели мальчика. Осторожно погладил его по лицу, пытаясь разбудить. Энди сонно заморгал и, увидев Сэма, потянулся к нему:

— Папа! Я так и знал, что ты вернешься.

— Я здесь, сынок, — шепнул Сэм, обнимая мальчика, — но я не смогу остаться. Я только хотел повидать тебя перед разлукой.

Энди скорчил недовольную гримасу, казалось, он готов расплакаться.

— Почему ты должен снова уехать? — Он умоляюще оглянулся на мать. — Пусть папа останется, мама. Я не хочу терять еще одного папу.

— Энди, мне нужно кое-что сказать тебе.

— Сэм, пожалуйста… — взмолилась Лэйси. — Энди не поймет.

— Он уже достаточно большой, чтобы понять, — возразил Сэм.

— Что такое, папа?

— Я и есть твой настоящий отец. Я не погиб во время войны. Твоя мама ошиблась. Видишь ли, я ничего не знал о тебе. Если бы я знал, что у меня есть сын, я бы обязательно нашел тебя. Понимаешь?

Энди не моргая уставился на Сэма, затем печально кивнул:

— Ты мой настоящий папа, но ты опять уходишь. Ты меня не любишь?

Слезы душили Лэйси.

— Я же говорила тебе, что он еще мал. Ты только усложняешь все.

Сэм проглотил комок в горле. Он не хотел обидеть Энди. Он просто хотел поцеловать своего сына, прежде чем сказать ему «прощай». Он обнял мальчика, крепко прижимая его к себе, зарывшись лицом в его мягкие волосы. Он вдыхал его запах и думал, что так могут пахнуть лишь маленькие дети, сном и невинностью.

— Я очень люблю тебя, Энди.

— Тогда почему ты уезжаешь?

— Это длинная история. Но я обещаю, что когда-нибудь вернусь. Я не покидаю тебя навсегда.

— Не давай обещаний, которые не сможешь выполнить, — заметила Лэйси.

Сэм пропустил ее замечание мимо ушей.

— Это обещание я намерен сдержать, — заявил он. — Я вернусь за тобой, сынок.

— И за мамой тоже? — поинтересовался Энди. Сэм хмуро покосился в сторону Лэйси.

— Об этом мы поговорим, когда придет время.

— Но только не оставляй нас надолго, папа.

— Я постараюсь. А теперь давай-ка спи.

Он попытался оторвать мальчика от себя, но тот вцепился в него с такой силой, что горький ком снова подкатил к горлу.

Сердце сжалось от нестерпимой боли.

— Останься со мной, папа. Только сегодня. Пожалуйста. Сэм не смог отказать:

— Хорошо, я посижу рядом, пока ты не уснешь.

Не выпуская руки Сэма, Энди нырнул под одеяло. Сэм присел на край постели, глядя на сына и раздумывая, сможет ли он сдержать данное слово. Он слышал, как Лэйси вышла из комнаты. Что ж, он больше не будет думать о ней. Между ними все кончено, больше им нечего сказать друг другу. Несмотря на все ее угрозы, он не верил, что она может выдать его шерифу.

За час до рассвета Сэм поцеловал Энди в лоб и на цыпочках вышел из комнаты. У двери, ведущей в комнату Лэйси, он замедлил шаг, но заставил себя пойти дальше. Небо было еще совсем темным, и лишь первые розовые отблески виднелись на востоке, но у него осталось еще одно неотложное дело, которое не терпело отлагательства. Он вошел в кабинет Лэйси, порылся в ящике стола, но не нашел того, что нужно. Пришлось поочередно вытащить каждый ящик, и наконец посреди кипы других бумаг Сэм отыскал нужный документ. С мрачной улыбкой он сунул лист бумаги в карман и вышел из дома.

Работники, позевывая, выходили во двор. Сэм видел, как Люк отправился на кухню готовить завтрак. Сэму вдруг так захотелось выпить кружку крепкого кофе, что рот наполнился слюной, а пустой желудок заныл от голода. Но задерживаться на ранчо было опасно, особенно учитывая угрозу Лэйси.

Никто не видел, как Сэм оседлал Галахада и выехал за ворота ранчо.

Пока он удалялся от «Би-Джи», шериф Хейл вытащил телеграфиста из постели и заставил того отправить телеграмму в Додж. Тэйлор Крэмер прискакал в город поздно ночью с невероятными известиями о Сэме Гентри. Будто бы того разыскивают по обвинению в ограблении банка в Додж-Сити. Шериф не знал, чему верить, но был обязан начать расследование. Именно поэтому он телеграфировал шерифу в Додж-Сити, прося немедленного ответа.

Ответ прибыл около полудня. Братья Гентри, Сэм, Джесс и Рейф находятся в розыске за ограбление банка. За голову каждого из них обещано вознаграждение в пятьсот долларов. Хейл поблагодарил Крэмера и тут же собрал людей. Первым делом отряд направился на ранчо «Би-Джи».

Лэйси проснулась поздно, стараясь убедить себя в том, будто ничего не произошло. К сожалению, болезненные ощущения между ног напоминали, что этой ночью Сэм не только появлялся на ранчо, но и дважды овладевал ею.

— Что-то случилось, сеньора? — спросила Рита, когда Лэйси отодвинула тарелку, не прикоснувшись к еде. — Сеньор Сэм скоро вернется? Я слышала, его выпустили из тюрьмы. Я рада, потому что уверена, сеньор Сэм не стал бы стрелять в сеньора Крэмера.

— Я тоже так думаю, Рита. Но не стоит говорить о нем при Энди.

Рита с любопытством взглянула на хозяйку. Она хотела продолжить беседу, но тут в комнату ворвался Энди.

— Когда папа уехал? Его уже не было, когда я проснулся.

Рита тихо вышла из комнаты.

— Но ты ведь знал, что Сэм должен уехать, — нежно проговорила Лэйси.

Губы мальчика разъехались, он насупился, готовясь зареветь.

— Я знаю, но я надеялся…

— Мы все надеемся, милый, но наши желания не всегда исполняются.

— Мама, неужели папа никогда не вернется?

— Я хочу, чтобы всем нам было хорошо, солнышко, — осторожно ответила Лэйси. Она хотела обнять сына, но он вырвался.

— Нет! Ты меня обманываешь! Ты не хочешь, чтобы папа вернулся. — Он с плачем выбежал из комнаты.

Лэйси хотела догнать его и утешить, но передумала. Лучше оставить Энди одного, чтобы он немного успокоился. Мужчина все-таки растет. Сейчас он все равно не захочет слушать ее, что бы она ни сказала.

Пройдя через кухню, Лэйси вышла на заднее крыльцо, прихватила корзинку и пошла к птичнику собрать свежие яйца. Собирался дождь. Небо заволокло тучами, день обещал быть хмурым и мрачным, под стать ее настроению. Она быстро прошла сквозь туман и шагнула в курятник. Резкий запах пера и помета встретил ее внутри длинного, низкого курятника. Ее мысли путались, она механически сгоняла кур и доставала еще теплые яйца. Она как раз собиралась выйти, когда вдруг услышала стук копыт. Поставив корзинку на пол, Лэйси выбежала во двор. Она сразу увидела Тэйлора Крэмера в сопровождении шерифа и нескольких крепких парней.

Заметив ее, всадники отпустили поводья.

— Доброе утро, мэм, — приподнял шляпу шериф. Лэйси нервно взглянула на незваных гостей, пытаясь понять, зачем они пожаловали. Не за Сэмом же — Тэйлор сказал ей, что снял свои обвинения.

Сердце Лэйси громко застучало.

—Чем я могу помочь вам, шериф?

— Где Гентри? — рявкнул Хейл без всяких предисловий.

— Вы ищете Сэма? Я думала, его уже отпустили из тюрьмы.

К беседующим неслышно подошел Расти. Лэйси обрадовалась его поддержке.

— Его освободили, совершенно верно, — кивнул Хейл, — но потом мы узнали, что он разыскивается за ограбление банка в Додж-Сити. Я телеграфировал шерифу Додж-Сити и, получив ответ, тотчас же собрал отряд. Гентри здесь или?..

Сердце Лэйси упало. Как они узнали? Ее вопрошающий взгляд обратился к Крэмеру:

— Что это значит, Тэйлор? Крэмер пожал плечами.

— Шериф говорит правду, Лэйси. Гентри в бегах, его ищут.

Лэйси повернулась к шерифу:

— Почему вы запросили Додж-Сити? Вы что, видели объявление о розыске?

Хейл отвел глаза.

— Какая разница, как я узнал о преступлении Гентри? Главное, чтобы он предстал перед законом. Этот мерзавец был у меня в руках, и я сам отпустил его.

— Сэм не преступник, — с вызовом тряхнула головой Лэйси. — Это ошибка.

— Лэйси, — осадил ее Крэмер, — вы, похоже, не слишком хорошо знаете этого человека. Он здесь?

— Нет. Он был здесь ночью, но уехал несколько часов назад.

Крэмер выругался.

— Он обещал убраться из города и не искать встречи с вами.

— И давно он уехал? — спросил шериф. Лэйси развела руками.

— Не могу вам сказать.

Хейл перевел взгляд на Расти и других работников.

— А вы, Расти? Вы или кто-то из ваших парней видели, как Гентри уехал?

— Я не видел, — солгал управляющий. — Ребята тоже ничего не знают. Ведь так, парни?

Никто из них не видел Сэма, все дружно кивнули.

— Должно быть, он успел далеко уехать, — покачав головой, проговорил Крэмер.

— Дождя не было, и у нас есть шанс напасть на его след. Поехали, ребята, — скомандовал Хейл.

Лэйси похолодела от страха. Она представления не имела, долго ли Сэм пробыл с Энди и успел ли он достаточно далеко отъехать от Денисона.

Лэйси пошла к дому. Расти взял ее за руку.

— Вы ведь не верите в его вину?

— Никогда не поверю, что Сэм способен ограбить банк. Он рассказывал мне эту историю. Произошла ужасная ошибка.

Обветренные губы управляющего тронула улыбка.

— Я так и думал. Я редко ошибаюсь в людях.

— Как вы думаете, его догонят?

— Все зависит от того, как далеко он успел уйти.

— Я знаю, что вы разговаривали с ним ночью.

— Да, как только он приехал. Я наткнулся на него в сарае. — Расти смущенно переступал с ноги на ногу. — Конечно, это не мое дело, но я рассказал ему кое-что. Я не мог позволить ему уехать, веря, что Энди не его сын. Я не знаю, что произошло между вами… — Он сделал паузу и продолжил: — Я чувствовал, что парень должен узнать правду. Любой дурак может увидеть сходство между ним и Энди.

— Любой дурак, но не Сэм, — буркнула Лэйси.

— Вы сердитесь на меня, мисс Лэйси? Лэйси вздохнула.

— Да нет. Я сама ждала, когда же Сэм поймет… Он не только упрямый, но и слепой. Он ничего не понял…

— Я уверен, что Сэм уйдет от погони. Как вы думаете, откуда шериф узнал?

— Из объявления о розыске, я думаю, — предположила Лэйси. — Спасибо за поддержку, Расти. Вы не видели Энди? Он отказался от завтрака, и я больше не видела его.

— Он побежал в сарай. Привести его?

— Спасибо, я сама.

Лэйси пошла к сараю. Несмотря на открытые двери, внутри царил полумрак.

— Энди, ты здесь?

Энди неожиданно вышел из-за штабеля старых досок. Лэйси испуганно вскрикнула и отшатнулась, схватившись за сердце.

— Энди, ты меня напугал.

— Я видел, как прискакали всадники, и пошел посмотреть. Там был шериф, мама? А кто приехал с ним?

Лэйси смотрела на сына, не зная, что ответить. Она должна объяснить Энди все как есть.

— Это отряд добровольцев, — начала она.

Энди некоторое время обдумывал ее слова, потом спросил:

— Отряд, который разыскивает нехороших людей?

— Да, милый.

— А зачем они приезжали сюда? На «Би-Джи» нет плохих людей.

Лэйси прикусила губу. Сейчас или никогда. Энди следует знать правду. Он все равно рано или поздно узнает. Пусть лучше от нее, чем от работников.

— Они приезжали за Сэмом, милый.

Энди насупился.

— За папой? Но почему? Он же хороший.

— Это ошибка, Энди. Я уверена, со временем все выяснится.

Личико мальчика прояснилось.

— Не волнуйся. Папа скажет им, что они ошибаются, и его отпустят.

Лэйси и сама хотела бы так думать. Энди схватил ее за руку.

— Я проголодался, мама. Можно, я сейчас доем свой завтрак?

Рука об руку они вернулись в дом.

Сэм не спешил. Лэйси наверняка брала его на пушку. Никогда она не выдаст его шерифу. Он ехал наугад, надеялся, что никто его не узнает. Может, сменить фамилию? Он подумал и решил просто забыть о ее существовании. В Техасе никому не придет в голову спрашивать фамилию у человека, если тот сам не назовет ее.

Живот подводило от голода. Черт, съесть бы что-нибудь. К сожалению, он не прихватил с собой ничего съестного. Он думал сделать небольшую остановку в Денисоне и продать материнскую камею, которую взял с собой на память, спасаясь бегством из Канзаса. У него нет денег и, пока он не найдет работу, их и не будет.

Сэм въехал в город и направился прямо по главной улице. Во время своего короткого пребывания в Денисоне он видел где-то неподалеку лавочку ювелира. Он без труда отыскал ее. Десять минут спустя он расстался с последним напоминанием о доме. Денег, вырученных за камею, хватит, чтобы продержаться пару месяцев. Хотя скупщик золота подозрительно поглядывал на него и явно нервничал, Сэм остался доволен полученной суммой.

Он отправился в продуктовую лавку и накупил еды: муку, сахар, соль, бекон, кофе и многое другое. Сэму показалось, что продавец как-то странно покосился на него, выполняя заказ, и вздохнул с облегчением, когда Сэм расплатился. Удивляясь про себя, Сэм покинул Денисон.

Через час в город прибыл поисковый отряд. Торговец выбежал им навстречу, возбужденно размахивая руками.

— Преступник, которого вы ищете, только что был здесь, шериф, — кричал он. — Не прошло и часа, как он уехал.

— Это точно был он? — переспросил шериф Хейл.

— Чтоб мне провалиться! Он купил много еды и поехал дальше на запад.

— Вперед! — крикнул Хейл, разворачивая своего жеребца.

Желудок Сэма прилип от голода к спине. Отъехав от города несколько миль, Сэм остановился у ручья, чтобы перекусить. Ему ужасно хотелось кофе. Большую кружку густого, крепкого кофе. Он набрал воды из ручья и запалил костер, надеясь успеть подзаправиться до дождя. Насыпав кофе в котелок, Сэм поставил его на огонь. Затем отрезал несколько кусочков бекона, достал из седельной сумки сковородку и поставил ее на огонь. Сэм сглотнул слюну, когда запах бекона и аромат кофе защекотал его ноздри.

Приготовив завтрак, Сэм достал из сумки галеты и, потирая от удовольствия руки, принялся за трапезу. Он жевал не спеша, а перед его мысленным взором проплывали картины прежних постельных утех. Лэйси вызывала в нем такие чувства, которых он никогда не испытывал прежде. Она мать его сына.

Его сын.

Улыбка тронула его губы. Он счастлив иметь такого сына, как Энди, и страшно огорчался от непонимания Лэйси. Как она могла скрыть от него истину, позволить ему поверить, будто Энди — дитя греха. Этот ребенок — венец их недолгого брака. Удивительно, что это никогда не приходило ему в голову. Он не дурак, ему следовало понять, что для зачатия достаточно и одного раза. Наверное, ему просто нравилось плохо думать о Лэйси.

Покончив с едой, Сэм собрал свои пожитки и вскочил на Галахада, и тут стук копыт привлек его внимание. Спустя несколько минут вдали показалась группа всадников. Он представления не имел, кто они такие и чего хотят, но они быстро приближались.

Сэм насторожился. Интуиция подсказывала ему, что от этой встречи не стоит ждать ничего хорошего. Неужели Лэйси выполнила свою угрозу и сообщила о нем шерифу? Какой же он идиот! Один раз она уже доказала, что нельзя ей доверять. Наверное, это самая большая ошибка в его жизни. Похоже, этот отряд ищет именно его.

Он пришпорил Галахада, и тут раздались первые выстрелы. Отряд нагонял его. Сэм пригнулся к шее коня и пули просвистели у него над головой. Он увидел несколько огромных валунов, за которыми возвышалась скалистая гряда и свернул туда.

Сэм стал отстреливаться, не хватало еще, чтобы он кого-нибудь убил. Он надеялся, что ему удастся скрыться в скалах, прежде чем погоня настигнет его. Но тут пуля угодила ему в правое плечо, и он едва удержался в седле. Только врожденная ловкость спасла его от падения.

Его сердце гулко стучало, когда он приблизился к валунам и, резко дернув поводья, направил Галахада в лабиринт огромных скал. Боль терзала его. Он терял кровь и чувствовал легкое головокружение. Сэм надеялся, что рана не смертельна, но большая потеря крови может убить кого хочешь. Он стер пот со лба и сосредоточился на том, как уйти от погони.

Сквозь пелену красного тумана, застилавшего глаза, Сэм разглядел узкую расщелину в скале. Преследователи остались позади, и сейчас они не могли видеть его, но он понимал, что это ненадолго. Голова кружилась, но рассудок не покидал его. Узкое углубление могло послужить спасением, если поспешить. Сэм направил Галахада в темную расщелину. Когда конь встал, Сэм соскользнул с седла, теряя сознание.

Услышав топот копыт, Сэм зажал морду лошади руками, чтобы жеребец не дай Бог не заржал. Не в силах держаться на ногах, Сэм присел на землю и ждал. Преследователи углубились в лес, по-видимому, решив, что он где-то впереди.

Положив голову на камень, Сэм в изнеможении прислонился спиной к скале. Внутри пещеры было темно и холодно. Ему страшно хотелось закрыть глаза, быть может, сон заглушит боль? Но он не должен спать. Отряд мог вернуться в любую минуту. Во время погони он оглянулся через плечо и узнал Крэмера. Если Крэмер среди них, думал Сэм, то не жди ничего хорошего. Его схватят и повесят на ближайшем суку, прежде чем он сможет доказать свою невиновность.

Слабость от потери крови была настолько сильной, что сознание окончательно оставило Сэма, и он погрузился в небытие.

Глава 9

Лэйси страшно переживала. Уже наступил вечер, но никаких новостей ни от Тэйлора Крэмера, ни от шерифа не поступало. Неизвестность терзала ее, а воспаленное воображение рисовало ужасные картины: вот Сэма схватили, вот несут веревку, перекидывают через сук… Она была уверена, что именно этого хотел бы Тэйлор.

Лэйси устала отвечать на вопросы, которые задавал Энди. Все они сводились к одному: не думает ли она, что люди шерифа поймали Сэма? Энди считал, что если даже это и так, то Сэм сумеет объяснить шерифу его ошибку. Лэйси не пыталась переубедить мальчика. А что, если Сэм солгал ей и выдумал жалостную историю о несправедливом обвинении?

Закончив ужин, Лэйси и Энди посидели немного в гостиной, пока она не отправила его спать. Она почитала ему на ночь книжку и вернулась в гостиную. Рита уже ушла домой. В доме было тихо и пусто. Лэйси присела на диван с книгой в руках, попробовала читать, но вскоре отложила томик, поняв, что не вникает в смысл. Ее мысли вновь и вновь возвращались к той ночи, когда Сэм проник в ее спальню и разбудил ее.

Сэм пришел, чтобы потребовать от нее объяснений и отомстить за ошибки, которых она не совершала. И открыл ей свою тайну. Затем они занимались любовью. И она еще раз убедилась в том, что любит Сэма и никогда не переставала любить его. Но так или иначе, его обвиняли в преступлении, он находился в бегах и ничего не мог предложить ни ей, ни ее сыну.

Лэйси должна выйти за Тэйлора, чтобы обеспечить будущее сыну. Именно поэтому она не сказала Сэму, что Энди — его ребенок.

Стук в дверь заставил Лэйси насторожиться. Она поднялась и спросила:

— Кто там?

— Тэйлор Крэмер. Откройте мне, Лэйси.

Тэйлор! Значит, отряд вернулся? Она распахнула дверь, и Крэмер вошел в комнату.

— Что? Вы нашли Сэма?

Крэмер прошел в гостиную и рухнул в кресло. Его одежда была в пыли, а сам он явно находился немного не в себе.

— Этот негодяй сбежал! Ума не приложу, как мы могли упустить его? Он почти попался, еще чуть-чуть, и мы схватили бы его. Но тут он как сквозь землю провалился. — Крэмер усмехнулся. — Но от пули он не ушел.

— Сэм ранен? — ахнула Лэйси.

— Разве вы не слышали, что я сказал?

— Слышала, конечно. Сэму удалось бежать… скрыться… Возможно, он опасно ранен.

— Надеюсь. Отряд все еще там. Они собираются прочесать всю округу. Но с меня хватит. У меня есть более важные дела. Вы наконец подписали прошение о разводе?

— Еще нет. Я даже не вынимала его.

— Так сделайте же это, — раздраженно бросил Крэмер. — Я собираюсь в город и заберу его с собой.

Лэйси покорно направилась к бюро. И что заставляло ее так медлить с подписанием документа? Им с Энди нужен Тэйлор, нужен просто для того, чтобы выжить. Но она не могла забыть последние слова Сэма. Он угрожал, что заберет Энди, если она разведется с ним. Но Лэйси достаточно умна, чтобы понять, что это пустая угроза. Он никогда не сделает этого. Сэм изгой. Он даже не посмеет показаться в Денисоне или где-то рядом с ранчо, если хочет остаться на свободе.

— Документ где-то здесь, — проговорила Лэйси, выдвигая ящик и перебирая бумаги. — Но где же он? Он пропал…

Крэмер вскочил с кресла так стремительно, что опрокинул его.

— Как это — пропал?

— Его нет, а я точно помню, что положила его именно сюда.

— Может, вы переложили его в другое место?

— Нет, я не прикасалась к нему. — Она нахмурилась. — Вы же не думаете, что Сэм…

Крэмер уже уловил ход ее мыслей.

— Гентри! — Он разразился градом проклятий. — А вы говорили ему о разводе?

Лэйси закусила губу, припоминая.

— Да… должно быть, я ненароком обмолвилась об этой бумаге.

— Он украл ее! Все, чего я добился с таким трудом, пошло прахом. Я надеюсь, что Гентри мертв. На худой конец, вы измените свое мнение и продадите мне ранчо.

Лэйси напряглась. Продаст ранчо? Она не собиралась продавать ранчо. Она обещала дяде Хобу на его смертном одре, что приложит все силы, чтобы сохранить ранчо для Энди. И она еще не испробовала всех средств.

— Нет, я не могу продать вам ранчо, Тэйлор. Я обещала дяде Хобу, что сохраню его для Энди. Если мы не сможем пожениться, возможно, я снова обращусь за ссудой. Если банк Денисона откажет, поеду в Форт-Уэрт и подам прошение там.

Крэмер сердито сдвинул брови, затем его губы дрогнули в медленной улыбке, словно радуясь какой-то удачной мысли.

— Может, еще не все потеряно? Гентри бросил вас. Этого достаточно для расторжения брака. Не бойтесь, прелесть моя, я не позволю никому нарушить наши планы. Мы непременно поженимся.

Он быстро пошел к выходу.

Лэйси долго смотрела на закрытую дверь. Она интуитивно чувствовала, что документ о разводе взял Сэм. Он говорил, что не даст ей развода или, на худой конец, сделает все, чтобы затянуть процесс. Она не знала, смеяться ей или плакать. Она потеряет ранчо, что весьма печально, но, с другой стороны, кто знает, возможно, Сэм сделал для нее благое дело, украв документ? Эта мысль заставила Лэйси улыбнуться.

Еще совсем недавно она не сомневалась, что брак с Тэйлором — лучший выход из создавшейся ситуации, теперь она потеряла былую уверенность. Если все станет совсем плохо, она сможет продать ранчо Тэйлору.

Сэм медленно приходил в себя. Все тело болело, голова кружилась, а глаза застилала пелена. И жажда, ужасная жажда мучила его. Язык с трудом ворочался во рту, прикасаясь к сухому небу. Сначала он не мог понять, где находится. Было темно и холодно, и он не чувствовал ни малейшего желания двигаться. Когда он попытался осмотреться, боль стала совсем невыносимой. Какое-то движение привлекло его внимание. Повернув голову, он увидел Галахада и вдруг вспомнил, где находится и почему. Отряд, погоня, выстрелы, боль. Его ранили, когда он пытался уйти от погони и искал укрытие… и где же он нашел его?

Память медленно возвращалась к нему. Он вспомнил, как заметил расщелину в скале, скрылся там и сел на землю, ожидая, как судьба распорядится его жизнью. Теперь он должен выбраться наружу. Он двинулся и почувствовал боль. Его била дрожь, но он собрал силы и встал. Ухватившись за поводья, Сэм подтянулся и осторожно вышел из укрытия. Над головой сияла луна, звезды усыпали небо, шакалий или волчий вой был единственным звуком, нарушавшим тишину. Или отряд прекратил поиски, или преследователи притаились где-то поблизости, поджидая его.

Сэм понимал, что умрет, если не покинет свое укрытие и не найдет кого-то, кто смог бы оказать ему помощь. Он слишком хотел жить. Он только что узнал, что у него есть сын, и жаждал увидеть, как растет Энди. Сэм знал: все против него, но ведь чудеса иногда случаются?

Взяв Галахада под уздцы, он вышел из пещеры в неизвестность ночи. Он старался удержаться на ногах. Но они не желали слушаться его, и ему пришлось ухватиться за седло, чтобы не упасть. Когда мир перестал кружиться, Сэм попытался забраться в седло, но удержать поводья было выше его сил. Он обхватил шею Галахада и таким образом удержался в седле.

Галахад шел размеренным шагом, словно чувствуя, насколько слаб его хозяин. Розовато-лиловые полосы рассвета уже появились на небе, когда умное животное остановилось. Сэм соскользнул с седла и без сил рухнул на пыльную землю.

Толпа собралась вокруг его неподвижного тела. Его всячески пытались привести в чувство, но бесполезно. Молодая женщина, растолкав толпу, склонилась над ним.

— Он умер? — спросила она на языке, которого Сэм не понял бы, даже если бы очнулся.

— Он жив, Желтая Птичка, но его рана очень опасна. Ты хочешь лечить бледнолицего? В него кто-то стрелял, и он долго оставался без помощи. Может, ему уже ничто не поможет.

Желтая Птичка внимательно смотрела на белого человека. Из него мог бы получиться прекрасный воин, даже лучше ее брата — вождя племени Бегущего Буйвола. Ей будет очень стыдно, если она позволит незнакомцу умереть. Несмотря на юный возраст, Желтая Птичка владела искусством врачевания, которое высоко ценили ее соплеменники.

— Мы мирные люди, брат, — сказала Желтая Птичка. — Мы много лет живем в мире с бледнолицыми в отличие от наших воинственных братьев апачи. Мы даем им меха в обмен на горшки для еды и одеяла. Я вылечу белого мужчину. Отнесите его в мой вигвам.

Бегущий Буйвол и еще один индеец отнесли Сэма в вигвам Желтой Птички. Они положили его на подстилку и вышли. Желтая Птичка без промедления начала хлопотать над раненым. Всего полчаса ей понадобилось, чтобы извлечь пулю, продезинфицировать рану специальным настоем из трав и наложить повязку. Закончив, она присела на корточки около белого мужчины и стала ждать.

Весь день и ночь она не отходила от раненого, поя его отваром из трав, который помогал восстанавливать силы после потери крови и снижал температуру. Желтая Птичка вытирала пот со лба Сэма и омывала его тело прохладной водой.

Сэм пришел в себя через два дня. Первое, что он увидел, когда открыл глаза, было золотисто смуглое лицо и темные завораживающие глаза прелестной индейской женщины.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила индианка на ломаном английском.

— Где я? Кто ты?

— Я Желтая Птичка. Твой конь принес тебя в лагерь Бегущего Буйвола.

— Ты спасла мне жизнь, — проговорил Сэм, едва узнавая свой голос.

— Я вынула пулю и отпоила тебя целебным настоем. Ты не скоро поправишься. Много лун взойдет, пока ты достаточно окрепнешь, чтобы уехать отсюда.

— Спасибо тебе, Желтая Птичка. Бегущий Буйвол твой муж?

— Он мой брат. У меня нет мужа. Сэм решил, что лучше сменить тему:

— Тогда я должен благодарить Бегущего Буйвола за то, что он позволил тебе лечить меня. Не многие индейские племена так дружелюбны к белым людям.

Желтая Птичка улыбнулась:

— Мы миролюбивое племя и живем за счет того, что дают нам лес и земля. Мы не хотим объединяться с нашими воинственными братьями на севере.

— И за это тоже спасибо, — тихо вздохнув, проговорил Сэм.

— Как твое имя? — спросила Желтая Птичка.

— Меня зовут Сэм. Сэм Гентри.

— Сэ-эм, Сэ-эм… — повторяла женщина, словно пробуя имя на вкус. — Отдыхай, Сэм. Позже тебе дадут еду и питье.

Сэм ничего не ответил. Он уже спал глубоким сном.

Лэйси ждала известий о Сэме. Что с ним? Может, он лежит где-то раненный, а может, даже и мертвый? Лежит один-одинешенек, и никто не может найти его? Картины, одна страшнее другой проплывали перед ее мысленным взором.

Неделю спустя Тэйлор Крэмер приехал на ранчо «Би-Джи». Он сообщил, что Сэм Гентри скорее всего умер от ран и его тело стало добычей канюков.

Лэйси с недоверием посмотрела на него.

— О нет. Опять… Я уже однажды поверила в его смерть и не хочу, чтобы это случилось снова. Я не поверю, пока не увижу тело.

Крэмер пробормотал что-то невнятное, Лэйси не поняла, что именно.

— Что вы сказали? — переспросила она. Крэмер ласково улыбнулся ей.

— Я и не ждал от вас другого ответа. Между прочим, я могу порадовать вас. Я попросил моего адвоката подготовить акт о расторжении брака и представить на рассмотрение суда. Я скоро привезу вам документы. Не беспокойтесь, что суд может отклонить прошение. Я лично знаю судью Андерсона.

— Тэйлор… может быть, нам не следует так торопиться? — Лэйси подняла на него печальные глаза. — Сейчас не слишком подходящее время…

— Как раз наоборот, — возразил Тэйлор Крэмер. — Мертв Гентри или жив, я сомневаюсь, что он станет снова беспокоить вас. Если он сделает это, то угодит в тюрьму, где его давно поджидают.

— Энди против нашей женитьбы, — заметила Лэйси. — Я думала, что вправе выйти за вас… но сейчас я не так в этом уверена. Я… не люблю вас так, как следовало бы.

Крэмер криво усмехнулся.

— Я знаю, что вы выходите за меня ради спасения ранчо. Мне это давно известно.

— И вы готовы с этим смириться?

— Конечно. — Он улыбнулся. — Моей любви, Лэйси, хватит на нас обоих.

Его тон заставил Лэйси еще больше усомниться.

— Иногда мне кажется, что вы больше любите мою землю, нежели меня.

— С каких это пор вас интересуют мои чувства? — с вызовом спросил Крэмер.

— Я… я… не знаю, как все это воспримет Энди.

— Предоставьте его мне. Когда мы поженимся, я быстренько объясню сорванцу, как следует себя вести.

— Вы слишком мягки с мальчиком.

Внезапно Лэйси осенило, что Сэм, пожалуй, был прав. Крэмер станет ужасным отцом для Энди. Она слишком сильно любила своего сына, чтобы предоставить ему провести детство с отчимом, который его на дух не переносит.

— У меня есть другая идея. Может, лучший способ все уладить — это продать «Би-Джи» за хорошую цену? Мне нужно столько денег, чтобы надолго хватило. Достаточно, чтобы содержать и себя, и Энди, пока не найду работу. Я собираюсь обсудить это с агентом по недвижимости.

Глаза Крэмера жадно вспыхнули.

— Зачем столько хлопот, милочка? Я готов купить «Би-Джи» и заплатить любую сумму. Конечно, если вы именно этого хотите, — заискивающе добавил он.

Слишком поспешное согласие Крэмера еще раз подтвердило ее подозрение, что дело здесь явно нечисто. Здесь крылась какая-то тайна, и она поклялась себе, что не расстанется с наследством дяди Хоба, пока не раскроет ее.

— Я не знаю, Тэйлор, — задумчиво произнесла она. — Может, я чересчур тороплюсь. Я уверена, что вы с Энди со временем прекрасно поладите. Продолжайте заниматься расторжением брака. Что же касается продажи «Би-Джи», я не могу нарушить последнюю волю Хоба. Может, нам все же следует пожениться? Если, конечно, вы не передумали.

Лэйси показалось, что он скрипнул зубами.

— Разумеется, я по-прежнему хочу этого, моя дорогая. Предоставьте все мне.

Крэмер поспешил к выходу. Лэйси стоически выдержала его прощальный поцелуй, решив, что пока не стоит выдавать ему свои подозрения.

Она была в смятении. С тех пор как Сэм вновь ворвался в ее жизнь, Тэйлор Крэмер и его желание обладать ею стали вызывать у нее подозрение. Очевидно, Сэм более наблюдателен.

Сэм… Что, если он действительно мертв? Нет, сердце подсказывало ей, что он жив. Наступит день, когда он вернется за своим сыном. Вернется, даже если ничего не станет требовать от нее.

Проводив Крэмера, Лэйси вышла из дома, чтобы поговорить с Расти о том, как лучше подготовиться к зиме. В северной части Техаса нередко идет снег, и холодные порывистые ветры могут принести огромные убытки. Всегда лучше обо всем подумать заранее.

Лэйси нашла Расти рядом с коралем.

— Вас что-то беспокоит, мисс Лэйси? — спросил он.

— Я просто хотела обсудить с вами, не стоит ли перегнать стадо поближе к дому в преддверии холодов?

— Я уже обо всем позаботился, мэм, — заверил Расти и сменил тему: — Я не ошибся, это приезжал мистер Крэмер?

Лэйси знала, что Расти недолюбливает Крэмера, и понимала, что ей следует не слишком распускать язык. Она намеревалась тянуть дело с Тэйлором до тех пор, пока не добьется от него правды.

— Да, это был Крэмер.

— Он ничего не знает о Сэме?

— Он считает, что Сэм мертв. Тэйлор сказал, что и шериф думает так же.

— Но вы ведь в это не верите, что Сэм умер, не так ли? Глаза Лэйси наполнились слезами.

— Я не знаю, чему верить. — Она прижала руку к груди. — Я думаю, что сердце подсказало бы мне, если бы Сэм умер. Но я не чувствую ничего, кроме боли.

— Я не верю ни единому слову Крэмера, — заявил управляющий. — И вам не советую. Я надеялся, что, узнав о вашем браке, он прекратит свои визиты.

— Мое замужество никогда не было настоящим, — вздохнула Лэйси, грустно улыбнувшись. — Сэм не хочет меня. Тэйлор предлагает развестись. И тогда я… я смогу выйти за него, что будет хорошо и для меня, и для Энди.

Лэйси почти поперхнулась при этих словах. Она теперь сомневалась, что замужество с Тэйлором станет лучшим выходом из сложившегося положения, но не хотела ни с кем делиться своими опасениями.

Расти покачал головой:

— Что ж, вы знаете, что делаете, мэм.

— Я знаю, Расти. Поверьте мне.

Лэйси не чувствовала той уверенности, что прозвучала в ее словах. Она должна узнать, почему ее земля так привлекает Тэйлора, прежде чем ее брак с Сэмом Гентри сочтут недействительным. «Сэм, где ты? Ты мертв? Ранен? Ты вернешься когда-нибудь?» Что-то в глубине ее души заставляло ее верить, что Сэм жив. Когда-нибудь он сумеет доказать несправедливость всех обвинений и вернется. И когда он придет, она хотела бы быть его женой, а не женой другого мужчины.

Миновала еще одна неделя. Всего две недели прошло с тех пор, как Сэм исчез с лица земли. Со слов Тэйлора Лэйси знала, что шериф продолжает поиски Сэма или его тела, но не нашел ни того, ни другого. Как будто Сэм растворился в воздухе. И все это давало Лэйси надежду, что Сэм жив и просто где-то прячется.

Интуиция подсказывала ей, что Тэйлор не просто так хочет заполучить ее ранчо. Она обращалась в офис по продаже земли, но не узнала ничего ценного. Тэйлор держал свои дела в секрете. Стараясь ничем не выдать своих подозрений, Лэйси подписала прошение о расторжении брака, которое подготовил адвокат Тэйлора.

Постепенно вырисовывалась более или менее ясная картина. Горе от смерти дядюшки Хоба настолько ослепило Лэйси, что Тэйлор казался единственным спасением. Она не могла себе представить, как обойдется без него. Он так втерся к ней в доверие, что она привыкла зависеть от него. Когда он попросил ее стать его женой, это даже польстило ей. Узнав, в каком плачевном состоянии находятся ее финансы, она согласилась без колебаний. Затем объявился Сэм и заставил ее понять, что Тэйлора привлекает вовсе не она, а ее земля.

Прошла еще одна неделя. Настали холода. Тэйлор сообщил, что шериф прекратил поиски Гентри. Лэйси всерьез начала думать: а может быть, Сэм и вправду мертв? Она хваталась за призрачную надежду как утопающий за соломинку.

Как-то вечером Лэйси и Крэмер сидели в гостиной. В камине дрова потрескивали, по комнате разливалось приятное тепло, но и оно не могло растопить лед в сердце Лэйси и отвлечь ее от мыслей о Сэме.

— У меня для вас хорошие новости, — обратился к ней Крэмер. — Мой адвокат сообщил мне, что суд в ближайшие недели рассмотрит дело о вашем разводе с Гентри. И как только это будет улажено, мы сможем назначить день свадьбы. Я уже приглядел школу, которая принимает мальчиков возраста Энди.

Лэйси прикусила язык, чтобы не наброситься на Тэйлора. Она не позволит отнять у нее Энди.

И тут же, словно в ответ на ее мысли, раздался пронзительный крик:

— Я не поеду ни в какой пансион! Если бы папа был здесь, он бы меня защитил.

Лэйси застонала. Она и не думала, что Энди подслушивает.

— Энди, я думала, ты играешь в сарае с котятами. Энди подбежал к матери, поднял на нее глаза.

— Я увидел, как приехал старый Крэмер, и подумал, а что он делает здесь?

Крэмер резко повернулся к Энди, но мальчик спрятался за спиной матери.

— Когда мы с твоей мамой поженимся, тебе придется научиться вести себя как положено. Пора становиться мужчиной, и именно поэтому мы пошлем тебя в пансион.

Энди вздернул подбородок.

— Но я не мужчина. Я еще маленький мальчик. — Его большие голубые глаза, обращенные к матери, сверкали от слез. Пухлые губы дрожали. — А что с папой? Ведь ты же его жена, правда, мама?

Лэйси почувствовала невыносимую тяжесть на душе.

— Мы позже поговорим с тобой об этом, солнышко.

— Зачем откладывать, скажите ему сейчас, Лэйси, — настаивал Крэмер. — Скажите ему, что вы собираетесь аннулировать брак с его отцом, на тот случай если он жив.

Энди глотал слезы.

— Что это значит — ан-нули… — Он споткнулся на трудном слове. — Объясни мне, мама!

Пока Лэйси обдумывала ответ, Крэмер опередил ее:

— Это значит, что замужество твоей матери скоро кончится, даже если Гентри все еще жив. Она собирается выйти замуж за меня. Ведь это так, моя дорогая?

— Я ненавижу вас! — закричал Энди. — Я ненавижу вас обоих!

— Энди! — Лэйси бросилась к сыну, но он стремительно выбежал из комнаты. Она ринулась следом.

— Оставьте его, — приказал Крэмер, хватая ее за руку. — Вы слишком балуете мальчика. Он должен знать, что вы не собираетесь потакать каждому его желанию.

Лэйси хотела пойти за Энди, но решила, что мальчик слишком расстроен и не стоит его пока тревожить. Она расскажет ему, что не собирается выходить за Тэйлора, когда он немного успокоится.

Силы медленно возвращались к Сэму. Желтая Птичка была талантливым лекарем, и он в душе благодарил ее за заботу. Но так как он долго оставался без помощи, рана все же воспалилась. Начался жар. Он помнил, как Желтая Птичка поила его, промывала рану, помогала справлять нужду, и понимал, что никогда не сможет отблагодарить. Жизнь — величайший дар, и он радовался, что не лишился ее.

В бреду Сэм не раз вспоминал сына. И его мать, женщину, которая предала его. Наверняка сразу после его отъезда она помчалась к шерифу. Как он мог так глупо влипнуть? Последнее предательство подтвердило, что шесть лет назад он был прав. Леопард не меняет своих привычек.

Чем; больше Сэм думал об этом, тем больше убеждался в том, что Лэйси не та мать, которую он бы желал для своего сына. Он сможет лучше воспитать Энди. Эта мысль повлекла за собой другую. А почему бы и нет? Почему бы не взять Энди с собой? Они уедут на запад, в Калифорнию, где никогда не бывает зимы и где никто не знает, что Сэм Гентри находится в розыске. Они с Энди смогли бы начать новую жизнь на новом месте. Сначала мальчик будет скучать по матери, но Сэм мысленно поклялся сделать все, чтобы жизнь его сына сложилась счастливо.

Прошли три недели с тех пор, как Сэм попал в лагерь индейцев. Он словно заново родился. Он вошел в вигвам, где Желтая Птичка готовила еду, чтобы сообщить ей о своем отъезде.

Желтая Птичка сидела на корточках у огня, помешивая жаркое в большом горшке. Когда Сэм сказал ей, что ему пора ехать, она отложила в сторону деревянную ложку и повернулась к нему.

— Разве тебе плохо здесь, Сэм?

— Я благодарен тебе и твоим людям, — ответил он. — Но я не могу остаться здесь. Ты ничего обо мне не знаешь.

— Так расскажи. Кто те враги, которые желали твоей смерти? — Ее голос задрожал, и она опустила глаза. — Я хочу быть твоей женщиной, здесь нет мужчины, которому я бы хотела принадлежать.

Сэм был поражен. Он представления не имел, что Желтая Птичка испытывает к нему подобные чувства.

— Я уже женат, Желтая Птичка. У меня есть жена и сын.

— Я знаю: Лэй-си и Эн-ди. Ты звал их в бреду. У многих наших воинов больше чем одна жена.

— Белые мужчины имеют только одну жену. Прости, Желтая Птичка. Ты спасла мне жизнь, и я не хочу обидеть тебя. Я объясню, и ты поймешь. Меня ранили, когда я спасался от погони. Я нахожусь в бегах, и меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал.

— Ты не виноват?

— Нет. Очевидно, моя жена не поверила мне. Она пошла к шерифу, и я вынужден был снова бежать. Меня ранили, но мне повезло. Я нашел укромное место и прятался там, пока отряд не ушел.

— Твоя жена, эта Лэй-си, очень плохая женщина, — твердо заявила Желтая Птичка. — Расскажи мне теперь о своем сыне.

Лицо Сэма осветила ясная улыбка.

— Энди замечательный мальчуган. Я скучаю по нему, Желтая Птичка, и хочу забрать его у матери.

Желтая Птичка положила смуглую ладонь ему на грудь.

— Ты можешь это сделать? — спросила она.

— Я могу потихоньку от Лэйси забрать Энди.

— Ты сильный мужчина, Сэм, а я сильная женщина. Нам будет хорошо вместе. Привези своего сына ко мне. Мы вместе вырастим его.

Она потянулась к нему, ее пальцы прошлись по его груди. Прежде чем Сэм успел опомниться, она расстегнула рубашку. Она была так хороша, что на какое-то мгновение здравый смысл оставил его. Почему бы ему не связать свою жизнь с другой женщиной, женщиной, которой он, безусловно, дорог? Он знал, что, займись он любовью с Желтой Птичкой, это принесет ему наслаждение, но что-то удерживало его принять ее предложение.

Он мягко отвел ее руки.

— Прости, Желтая Птичка, но я так не могу. Я восхищаюсь тобой, но будет несправедливо воспользоваться своим преимуществом.

— Белые мужчины все такие странные, — покачала головой Желтая Птичка. — Я предлагаю тебе себя, ничего не прося взамен. Почему ты отказываешься от этого? Ты единственный мужчина, которому я предлагаю так много.

— Именно поэтому я вынужден отказаться. Ты заслуживаешь мужчину, который станет тебе мужем. Я не могу дать тебе то, что тебе нужно.

Желтая Птичка отодвинулась и уставилась на огонь.

— Ты глупый, Сэм. Откуда ты знаешь, что мне нужно? Я могу сделать тебя счастливым. Привези ко мне своего сына, и я позабочусь о нем.

Он нежно поцеловал ее в губы.

— Ты удивительная, Желтая Птичка. Придет день, и ты встретишь человека, которому сможешь отдать свое сердце. Я искренне благодарен тебе, но я должен вернуться на ранчо и посмотреть, что там произошло в мое отсутствие.

— А это не опасно?

— Я появлюсь тихонько. У меня есть друг, который все мне расскажет. И тогда я сам решу, как поступить с Энди.

— Ты вернешься ко мне?

— Возможно, — задумчиво произнес Сэм. — Здесь можно как нигде укрыться от закона, если мне повезет. Никому не придет в голову искать нас с Энди в индейской деревне.

— Я буду ждать тебя, Сэм, — сказала Желтая Птичка. — Пусть Великий Дух поможет тебе в твоем деле.

В этот же вечер Сэм отправился на «Би-Джи». Он ехал ночью, спал днем, и на следующий день прибыл на место. Рабочие сидели за ужином на общей кухне, и ему удалось незаметно пробраться в сарай. Он поставил Галахада в стойло и сел, поджидая Расти. Управляющий каждый вечер совершал свой вечерний обход, и Сэм знал, что Расти непременно заглянет в сарай.

Сэм вслушивался в звуки, доносившиеся извне, ему не терпелось услышать рассказ о событиях на «Би-Джи». Затем он прислушался к своему сердцу, пытаясь понять, что лучше для Энди.

Глава 10

Сумерки сгущались. Нетерпение Сэма росло. Он ничего не станет делать, не посоветовавшись с Расти. Расти единственный, кому он мог доверять. Он говорил себе, что не хочет видеть Лэйси, но тело отказывалось слушать. Одна мысль о ней приводила его в возбуждение. Он, конечно, допускал, что может заниматься любовью с другой женщиной, но никто никогда не сравнится с Лэйси.

Сэм насторожился, увидев свет у дверей сарая. Расти появился в дверях, и Сэм вышел из своего укрытия.

— Привет, Расти.

Расти резко остановился. Лампа покачивалась в его руке.

— Что за черт! Сэм? Что ты здесь делаешь? Ты в порядке?

— Со мной все обошлось, Расти.

— Мисс Лэйси говорила, ты был ранен. Все думают, что ты умер.

Сэм криво усмехнулся.

— И Лэйси тоже?

— Она сказала, что не поверит, пока собственными глазами не увидит твое тело.

— Я действительно был ранен. К счастью… я нашел друзей. Рана долго не заживала.

— Друзей? — удивился Расти. — Каких друзей?

— Галахад привез меня в лагерь индейцев. Вождь племени Бегущий Буйвол позволил мне остаться, а его сестра вылечила меня.

— Зачем ты вернулся? Тебе мало неприятностей? — Расти сокрушенно покачал головой.

— Ты единственный, кому я доверяю, Расти. Что произошло в мое отсутствие? Как Энди?

Расти пожал плечами:

— С ним все хорошо, но я думаю…

— Что-то не так? Скажи мне, Расти.

— Не знаю, как и сказать, Сэм… Мисс Лэйси подписала прошение о разводе, которое подготовил адвокат Крэмера. Это дело еще не кончено, но думаю, осталось недолго.

— Проклятие! Проклятие! Проклятие! — твердил Сэм. Он знал, что для развода необходима его подпись, но если дело повернулось так, то это совсем не обязательно. Очевидно, Лэйси торопится поставить точку в их отношениях. — А как Энди? Как он относится к этому?

Плечи Расти поникли.

— Бедный парнишка. Вчера вечером, когда явился Крэмер, он убежал и спрятался в сарае. Сидел и плакал. Он сказал мне, что мать и Крэмер хотят отправить его в пансион. Сегодня он вообще отказывался слушаться мать и убегал всякий раз, когда она хотела поговорить с ним. Мне кажется, мисс Лэйси решила подождать, пока он немножко не успокоится, прежде чем все объяснить ему.

— Все так, как и следовало ожидать, — вырвалось у Сэма. — Лэйси жертвует сыном ради собственного благополучия. Крэмер действительно чего-то очень хочет, но только не Лэйси.

— Крэмера действительно раздражает, что мальчик путается у него под ногами, но я не могу поверить, чтобы мисс Лэйси в угоду ему согласилась отослать своего сына. Она любит Энди. Пока ты не появился, ей никто не был нужен, кроме Энди и ее дядюшки Хоба. Энди для нее все.

— Очевидно, теперь это не так, — сухо произнес Сэм.

— Я знаю, что это не моего ума дело, Сэм, но я не могу себе представить, что ты и мисс Лэйси когда-то принадлежали друг другу.

Сэм хмыкнул.

— У меня была основательная причина оставить Лэйси шесть лет назад. И ты знаешь это. Освободившись, я не собирался разыскивать ее, но знай я, что у меня есть сын, я поступил бы иначе.

— Может быть, зря ты не доверяешь мисс Лэйси?

— Я едва не поверил. Затем совершил ошибку, рассказав ей, что меня ищут за ограбление банка. Кроме Лэйси, об этом знал только ты. Она нашла способ от меня избавиться.

— Если ты так в этом уверен, то какого черта ты сюда вернулся? Ничего хорошего тебя здесь не ждет. Крэмер все время крутится возле мисс Лэйси. И никогда не знаешь, когда он снова появится.

— Не беспокойся, я не собираюсь надолго задерживаться. Я вернулся повидать Энди и не уеду, пока не увижу его. Ты поможешь мне?

— Может быть, может быть… — уклончиво ответил Расти. — Энди так одинок. Мы часто сидим с ним после ужина на заднем крыльце. Я думаю, он придет туда вечером. Мне нравится болтать с ним.

— Он сейчас там?

— Я не знаю. Я шел туда, но сначала решил заглянуть в сарай. Это мой обычный вечерний обход.

Сэм подошел к двери и выглянул наружу. Большой дом заливал свет полной луны. Он ясно увидел заднее крыльцо и понурую маленькую фигурку на ступенях.

— Энди там, он ждет тебя.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Приведи его сюда, потом уходи. Я не хочу впутывать тебя в это дело.

Расти внимательно посмотрел на него:

— В какое дело? Что ты задумал, Сэм?

— Пока ничего. Я просто хочу поговорить с Энди. Мальчик должен знать, что его отец жив и любит его.

— Что ж, я приведу Энди, но не задерживай его надолго, мисс Лэйси скоро хватится.

— Спасибо, Расти. Никогда не забуду твою доброту.

Расти вышел из сарая. Сэм наблюдал через приоткрытую дверь, как Расти говорит с Энди. Он спрятался в тень, когда Энди взглянул в его сторону.

Затем Энди послушно поднялся и пошел за Расти.

— Зачем мы идем сюда? — услышал Сэм голос мальчика, когда они входили в сарай.

— Кто-то хочет повидать тебя, — ответил Расти.

— Кто? — спросил Энди. Сэм вышел из темноты.

— Я, сынок. Расти привел тебя, чтобы я мог поговорить с тобой.

Радость осветила лицо Энди.

— Папа! Ты вернулся.

Он бросился к нему, и Сэм прижал его к груди.

— Я не мог уехать, не взглянув на тебя.

— Я оставлю вас, — сказал Расти и направился к дверям. — Не задерживай Энди надолго. — И он ушел, оставив отца и сына вдвоем.

— Ты снова уедешь, папа?

— Я не хочу, сын, но должен. Я просто хочу, чтобы ты знал, что я не грабил банк. Я не преступник.

— Я так никогда и не думал. Это все Крэмер виноват.

Мама собирается пожениться с ним и отправить меня в пансион. Я не хочу оставлять маму, но она больше не любит меня. — Внезапно в глазах Энди мелькнула надежда. — Возьми меня с собой, папа, — зарыдал он. — Если любишь, возьми меня с собой.

Сэм чувствовал, что его сердце вот-вот разорвется. Как могла Лэйси так поступить с сыном? Она не заслуживает такого сына, как Энди.

— Пожалуйста, папа, не оставляй меня здесь. Возьми меня с собой.

— А ты уверен, что действительно этого хочешь, Энди? Ты можешь очень долго не увидеть маму.

«Возможно, никогда», — подумал про себя Сэм.

— Маме все равно. Она больше не любит меня. У нее будут другие дети с мистером Крэмером.

Сэм чувствовал, как боль стиснула его сердце.

— Она так сказала?

— Нет, но я слышал, как этот противный Крэмер говорил, что я не нужен ей. Потому что у нее будут другие дети.

— Ты мне нужен, сын. Ты всегда будешь нужен мне. Если я возьму тебя с собой, то мы должны уехать немедля. Ты хочешь что-то взять с собой?

— Можно мне попрощаться с мамой?

— Нет, прости. Но если ты сомневаешься, скажи мне сейчас. Видишь ли, я хотел увезти тебя с собой, я за этим и вернулся. Но если ты не хочешь, то я не стану.

Слезы лились по щекам мальчика.

— Крэмер не любит меня, и мама тоже не любит… — Его плечи расправились. — Я готов, папа. Я хочу уехать с тобой. Возможно, когда-нибудь нам удастся вернуться и повидать маму.

Сэм так не думал, но не стоило обсуждать это с Энди.

— Посмотрим, сынок, посмотрим. Галахад ждет нас. Сэм взял маленькую руку Энди и подвел его к стойлу.

Усадив мальчика в седло, он вывел Галахада из сарая. Усевшись позади Энди, Сэм пришпорил коня, и через несколько секунд они растворились в ночи.

— Куда мы едем, папа?

— Вообще-то мы поедем в Калифорнию. Но не сразу, сначала я познакомлю тебя с моими друзьями. Я уверен, они понравятся тебе. Ты когда-нибудь видел индейцев?

Глаза Энди испуганно округлились.

— Индейцев! Они же захотят снять с меня скальп.

— Нет, это хорошие индейцы. Они не причинят тебе никакого вреда. Они спасли мне жизнь, сын. Тебе с ними будет хорошо.

Ответ Сэма, казалось, удовлетворил Энди, он склонил голову и заснул, притулившись у груди отца.

Пришло время укладывать Энди в постель, но мальчика все не было, и Лэйси начала беспокоиться. Не похоже, чтобы Расти мог задерживать его так долго. Расти заменял ребенку отца, и она позволяла Энди болтать с ним перед сном, если управляющий был свободен. Она как раз собиралась рассказать мальчику, что не намерена выходить замуж за Крэмера и ни за что не отправит его в пансион. Как-нибудь она объяснит Энди, что это просто игра.

Лэйси открыла заднюю дверь и увидела, что на крыльце никого нет. Это не особенно встревожило ее, так как Энди и Расти часто ходили по вечерам в сарай. Сдернув свитер с крючка на двери, Лэйси вышла на улицу. Она подошла к сараю и улыбнулась, заметив внутри свет. Без сомнения, она найдет Расти и Энди сидящими на охапке сена.

Но в сарае никого не оказалось. Страх охватил Лэйси, но она постаралась не поддаваться панике. Разве есть причина для паники? Энди с Расти. Расти никому не позволит обидеть ее сына.

Подняв лампу, Лэйси решила заглянуть в кораль, прежде чем вернуться в сарай и обыскать каждый закуток. Вдруг Энди заснул? Но повсюду было пусто. И тогда Лэйси обуял настоящий страх. Она взглянула на темные окна барака. Может, Расти позволил Энди остаться ночевать с рабочими, не спросив ее? Нет, это не похоже на него, но больше ничего не приходило ей в голову.

Лэйси прошла к бараку и постучала в дверь. Она услышала внутри какое-то шевеление. Дверь распахнулась, и появился Расти. Она явно подняла его с постели. Он стоял, придерживая рукой брюки. Увидев Лэйси, он поспешил застегнуть ремень.

— Мисс Лэйси? Что-то случилось?

— Надеюсь, что нет, — хмурясь, произнесла Лэйси. — Вы забрали Энди? Вы разочаровали меня, Расти. Это так на вас не похоже. Почему вы меня не предупредили? Я его обыскалась.

— Энди нет в его комнате? — побледнев, спросил управляющий.

— А он разве не с вами?! — Сердце Лэйси стучало так, будто хотело выскочить из груди.

— Нет, мэм, — выдавил он.

Ноги у Лэйси подкосились, и она схватилась за ручку двери, чтобы не упасть.

— Где он может быть? Вы видели его сегодня вечером?

— Да, на заднем крыльце.

— И что же? — нетерпеливо перебила Лэйси.

— Я не думал, что так получится, мисс Лэйси, — промямлил Расти. — Это Сэм… он просто хотел повидать своего сына. Я никогда не думал, что он…

— Расти, пожалуйста, скажите мне, что случилось. Вы же не хотите сказать, что Сэм… — Она замолчала, обдумывая его слова. — Сэм жив?

— Да, мисс Лэйси. Он поджидал меня в сарае. Он был ранен, но ему удалось скрыться от отряда, и он где-то прятался, пока заживала рана. Он сказал, что хочет повидать Энди перед отъездом, и я согласился привести к нему мальчика. Но я просил Сэма не задерживать его надолго. Я знал, что вы станете беспокоиться и искать его.

Голос Лэйси дрожал от волнения:

— Но после того как Сэм поговорил с ним, почему вы сами не забрали Энди и не отвели его в дом? О чем вы только думали?

Расти растерянно переминался с ноги на ногу.

— Сэм хотел поговорить с ним наедине, и я не усмотрел в этом ничего плохого. — Он с трудом сглотнул. — Вы ведь не думаете, что Сэм забрал Энди с собой?

Лэйси знала, что Сэм способен на все, и если он узнал, что она собирается выйти за Крэмера, то вполне мог забрать Энди с собой. Он не раз грозился поступить так.

— Вы говорили Сэму, что мы с Крэмером собираемся пожениться?

— Он спросил, и я сказал ему правду.

Она едва сдержала стон. Никто не знает истины, кроме нее. И вот теперь она лишилась сына.

— Простите меня, мисс Лэйси. Я никогда не думал, что Сэм может забрать мальчика. Мне нравится Сэм, но он не имел права забирать ребенка от матери.

— У вас есть какое-нибудь соображение, куда Сэм мог увезти его?

— Честно говоря, не знаю, — горько сказал Расти. — Почему-то мне кажется, что Сэм собирался на запад. Может быть, в Калифорнию, чтобы избежать преследования за ограбление банка.

— Поднимайте рабочих. Я должна немедленно догнать Сэма. — Она упрямо сжала губы. — Я не отдам ему Энди. Он мой.

— Извините, мэм, — произнес Расти, — но нам не удастся взять след в темноте. Подождем до утра. Мы выступим, как только рассветет.

— Сейчас, Расти. Сейчас, вы слышите? Сегодня яркая луна. Ждать до утра — значит позволить ему уйти.

Не дожидаясь ответа Расти, Лэйси повернулась и пошла прочь. Она вернулась, ведя под уздцы свою лошадь. Через несколько минут заспанные рабочие начали появляться во дворе, ведя своих лошадей. Не прошло и получаса, как все мужчины «Би-Джи» собрались во дворе, чтобы получить распоряжения. Лэйси должна была поговорить с ними, прежде чем они отправятся в погоню.

— Сэм Гентри увез Энди. Я не знаю, куда он направился, но он не должен уйти далеко. Попробуем найти его след.

— Может, подождем до утра, мэм? — предложил Барни. — В такой темноте не очень-то отыщешь след.

Лэйси едва сдерживала себя, чтобы не впасть в истерику.

— Мы не можем ждать! Я не могу потерять Энди! — Вскочив на свою Стрекозу, она рванулась вперед. Рабочим не оставалось ничего другого, как последовать за ней.

— Будь ты проклят, Сэм Гентри! — крикнула Лэйси, и ветер подхватил ее слова. — Будь ты проклят!

Пока они скакали через ночь, Сэму на ум пришла новая мысль. Нет, не о сыне, он не жалел, что взял его. Но он сожалел, что Лэйси будет страдать, когда поймет, что он увез мальчика. Он старался уговорить себя, что она заслуживает этого. Любая женщина, которая готова пренебречь интересами ребенка в угоду новому мужу, не стоит сочувствия. Жестокосердная сука. Никогда он не позволит, чтобы его сыном помыкал подонок вроде Крэмера.

Сэм продолжал путь. Энди мирно посапывал у его груди. Он останавливался у ручья, чтобы дать Галахаду напиться, но не позволил себе передышку. Он знал, что Лэйси поднимет шум, как только узнает, что Энди исчез. Расти расскажет ей о его визите, и она в ответ ту же организует погоню. Она даже может обратиться к шерифу. И это была одна из причин, почему Сэм решил вернуться в лагерь Бегущего Буйвола. Не только потому, что лагерь было непросто найти, но и потому, что никто не станет искать его и мальчика у индейцев.

С восходом солнца Энди зашевелился и проснулся.

— Я хочу есть, папа, — сказал он, потягиваясь.

— Мы уже совсем скоро будем на месте, — пообещал Сэм. — И Желтая Птичка накормит нас. Может, хочешь немножко размять ноги? Мы не можем надолго останавливаться. Похоже, что собирается дождь, и я хочу успеть доехать до лагеря Бегущего Буйвола, пока мы не вымокнем.

— Мне нужно… в кустики, — попросил Энди. Сэм спустил мальчика на землю.

— Беги.

Энди вернулся через несколько минут, и Сэм снова поднял его и усадил перед собой.

— Я надеюсь, что твоя Желтая Птичка хорошо готовит, — сказал Энди, потирая живот. Он насупил брови. — А кто она, эта Желтая Птичка?

— Женщина, которая спасла мне жизнь. Она лучший лекарь своего племени. Она тебе понравится.

Энди оставался задумчивым.

— Ты думаешь, мама плачет? — вдруг спросил он.

— Может быть, — кивнул Сэм. — Ты жалеешь, что уехал со мной?

— Мама все равно отправила бы меня в пансион и вышла за Крэмера. Лучше уж я останусь с тобой.

Сэм порывисто обнял мальчика.

— И я тоже рад, что ты со мной, сынок.

Они приблизились к поселению индейцев где-то перед полуднем. Темные тучи обложили небо, и в воздухе чувствовался запах приближающегося дождя. Бегущий Буйвол вышел им навстречу, Сэм спешился и помог мальчику спуститься с лошади.

— Добро пожаловать, Сэм Гентри, — сказал Бегущий Буйвол. — Желтая Птичка соскучилась по тебе. Кого это ты к нам привез?

Сэм подтолкнул мальчика вперед.

— Это Энди, мой сын. Энди, это Бегущий Буйвол. Вождь племени.

— Рад познакомиться с вами, — немного испуганно пролепетал Энди.

Этот воин с обнаженной грудью казался таким страшным. И Сэм попытался успокоить сына:

— Племя Бегущего Буйвола хорошо относится к белым людям. Они понравятся тебе. У него есть сын твоего возраста, с которым ты сможешь играть.

Энди чуть-чуть успокоился и, приняв храбрый вид, протянул руку Бегущему Буйволу. Вождь усмехнулся и пожал руку мальчика.

— Моего сына зовут Сидящий Медведь. Он станет твоим другом. Но сначала… вы, должно быть, проголодались. Я позову Желтую Птичку.

— Я уже здесь, — отвечала Желтая Птичка, пробираясь сквозь толпу любопытных. Она остановилась перед Сэмом и, улыбаясь, смотрела на Энди. — Сын — твоя точная копия.

— Папа сказал, что вы спасли ему жизнь, — улыбнулся Энди.

— Эн-ди-и, — проворковала Желтая Птичка. — Ты голоден?

Энди кивнул:

— Я ничего не ел со вчерашнего вечера. Она протянула ему руку.

— Пойдем ко мне, и я накормлю тебя. — Она взглянула на Сэма. — Бери своего отца.

Энди вложил руку в смуглую ладонь Желтой Птички и пошел к ее вигваму.

— Ты идешь, папа? — спросил он через плечо.

— Конечно, сын. Я тоже проголодался.

Сэм подумал, что улыбка Желтой Птички обещает ему нечто большее, чем просто еду. После того, что он узнал, побывав на ранчо «Би-Джи», было бы глупо отказаться от ее предложения. Лэйси предала его, пренебрегла чувствами собственного сына и решила связать свою жизнь с мужчиной, который не любил Энди. Если он действительно решил забыть Лэйси, то почему бы ему не принять предложение Желтой Птички?

Через несколько минут они уже стояли перед вигвамом Желтой Птички, и тут сильный ливень обрушился на землю.

Дождь положил конец поискам. Лэйси и ее работники вернулись на ранчо. Потоп, начавшийся незадолго до полудня, разрушил последнюю надежду напасть на след Сэма. Лэйси была вне себя от горя. Мужчины переоделись в сухое, потом отправились на кухню. Все страшно проголодались: у работников со вчерашнего дня и маковой росинки во рту не было.

Промокшая до нитки, Лэйси вошла в дом через заднюю дверь. Рита встретила ее причитаниями:

— Снимайте поскорее все, сеньора, пока не схватили воспаление легких. Я приготовлю вам горячую ванну.

— Спасибо, Рита, — уныло отозвалась Лэйси. — Никаких вестей от Сэма не передавали?

— Нет, сеньора, я ничего не слышала. Не беспокойтесь, сеньор Сэм не обидит Энди, он любит его.

— Я знаю, Рита, — вздохнула Лэйси. — Но это не оправдание. Как только перестанет дождь, мы снова отправимся на поиски. — Она едва сдерживала слезы. — Я надеюсь, он сумеет накормить и обогреть Энди. — Она поднялась по лестнице, стараясь не разрыдаться на глазах у Риты.

Тэйлор Крэмер выходил из парикмахерской в Денисоне и вдруг увидел шедшего навстречу шерифа Хейла.

— О, вы-то как раз мне и нужны, — проговорил Хейл, улыбаясь. — Вчера я получил очень любопытное сообщение из Додж-Сити.

— Если не возражаете, в другой раз, шериф. Я еду в «Би-Джи» навестить невесту.

— Невесту? Вы имеете в виду миссис Гентри?

— Совсем скоро бывшую миссис Гентри, — поправил Крэмер. — Мы поженимся, как только ее прежний брак будет признан недействительным.

— Тогда моя новость тем более вас заинтересует, — настаивал Хейл. — Вчера я получил телеграмму от шерифа Даллера. Ситуация с братьями Гентри изменилась. Все обвинения сняты, и их доброе имя восстановлено. Они больше не преследуются законом.

Крэмеру показалось, что земля ушла у него из-под ног. Эта новость могла разрушить все его планы. Если Лэйси узнает, что ее муж больше не преступник, она может передумать.

— Я собирался сам поехать на ранчо и рассказать все миссис Гентри, — продолжал Хейл, — но раз туда отправляетесь вы, то мне ехать не обязательно.

— Я передам все Лэйси, шериф, — пообещал Крэмер. — Хотя сомневаюсь, что это известие произведет на нее хоть какое-то впечатление. Ее больше не интересует судьба Гентри.

— И все же она имеет право знать, что ее муж, если он еще жив свободный человек.

— О, безусловно, шериф. А теперь простите, мне пора. Крэмер ехал на ранчо, и его трясло от злости. Холодный дождь только усугублял его скверное расположение духа. Ничто не заставит его сообщить Лэйси, что все обвинения с Сэма Гентри сняты. Пусть она пребывает в блаженном неведении, пока он не наденет ей на палец обручальное кольцо и не положит в карман свидетельство о браке.

Лэйси удалось поспать всего пару часов. Рита, выполняя приказ, разбудила ее, когда кончился дождь.

— Дождь перестал, сеньора. Но поешьте сначала. Не надо срываться с места.

Лэйси хмуро кивнула.

— Ты, как всегда, права Рита. И приготовь мне что-нибудь в дорогу. Никто не знает, когда мы вернемся.

Лэйси не чувствовала голода, пока не села за стол и не увидела перед собой тарелку горячего супа, толстый сандвич с говядиной и кусок яблочного пирога. Когда она завершила трапезу, силы вернулись к ней, и теперь она готова была бороться с кем угодно, даже с мужчиной, укравшим ее сына.

Лэйси уже вышла на крыльцо, когда во двор въехал Крэмер.

Увидев ее расстроенное лицо, Крэмер сразу сообразил, что что-то случилось неладное.

— Лэйси, что с вами?

— Энди пропал, — выдавила она, сдерживая подступившие слезы. — Он исчез прошлой ночью. О Боже, я с ума схожу.

— Исчез? Но как это могло случиться?

— Сэм увез его, — вырвалось у Лэйси. — Он еще раньше угрожал забрать у меня сына, если я выйду за вас замуж. Но я не верила…

— Гентри жив?!

— Как видите. И по-видимому, он достаточно оправился после ранения, если смог приехать на ранчо и похитить моего мальчика.

Крэмер подумал, что оставшийся в живых Сэм — большая помеха. Он-то рассчитывал, что рана Сэма оказалась смертельной. Ему в голову пришла великолепная идея. Если ему удастся вернуть Лэйси сына, она будет вовеки благодарна ему.

— Я готов ехать с вами, — вызвался он.

— Дождь смыл все следы. Мы не стали продолжать поиски.

— Кто-то видел Гентри или разговаривал с ним, когда он приезжал?

— Только Расти. — Лэйси решила скрыть, что Расти устроил свидание Сэма и Энди.

— Я бы хотел поговорить с ним. Готовьте свою лошадь, мы отправимся, как только я вернусь.

Крэмер нашел Расти у кораля, он давал какие-то указания работникам.

— Могу я поговорить с вами, Расти? Расти ответил ему угрюмым взглядом.

— Что вы здесь делаете?

— Я приехал повидать Лэйси, и, как выяснилось, очень правильно сделал. Я не могу оставаться в стороне. Насколько мне известно, вы видели Гентри?

— Ну да, было такое.

— Он говорил, что собирается увезти Энди? Расти покачал головой:

— Нет, он ни слова не сказал на этот счет.

— А может, он рассказал вам, где прятался все это время? Расти с тревогой взглянул на него.

— Он был ранен. Потребовалось несколько недель, чтобы восстановить силы.

Крэмер нетерпеливо хмыкнул.

— Хватит ходить вокруг да около. Гентри говорил, где он отлеживался? Может, у него есть друзья, которые укрывали его?

— Никаких друзей у него нет. Но…

Крэмер вцепился в него мертвой хваткой.

— Ну, продолжайте. У Гентри есть друзья? Говорите же! Он мог увезти мальчика к ним?

Расти заупрямился.

— Говорю же вам, у Сэма в Техасе нет никого, на кого бы он мог положиться. У него были только Лэйси и Энди.

— Вы лжете, Расти. Я надеялся, вы скажете правду.

— Какую правду? — подходя, спросила Лэйси. Она переводила взгляд с Расти на Крэмера. — Я устала ждать. Что здесь происходит?

— Я пытаюсь добиться от вашего управляющего правды, — пожал плечами Крэмер. — Он знает, куда Гентри увез мальчика, но не желает говорить мне.

Лэйси повернулась к Расти:

— Это так, Расти? Может, мне вы скажете?

— Скажу. Он говорил что-то об индейцах. Мне кажет, что мистера Крэмера это не касается.

— Когда мы с Лэйси поженимся, вы станете первым, кого я уволю, — процедил Крэмер. — Скажите Лэйси, что вам известно, или я заставлю вас силой.

— Тэйлор, пожалуйста, — умоляюще сложила руки Лэйси. — Не увольняйте Расти. Он предан мне. — Она обаятельно улыбнулась Расти. — Как вы думаете, куда Сэм мог увезти Энди?

— Не стану лгать вам, мисс Лэйси. Я не знаю, куда Сэм увез Энди. Он что-то упоминал о лагере индейцев, но я не могу поклясться, что вы найдете его там. Сэм сказал, что кто-то из них вылечил его, и больше я ничего не знаю.

Крэмер схватил его за грудки:

— Ты лжешь, негодяй! Лэйси встала между ними.

— Расти никогда не лжет мне, Тэйлор. Мы теряем время. Мы разделимся, прочешем каждый участок. Чем скорее мы найдем лагерь индейцев, тем скорее Энди вернется ко мне.

Поиски продолжались день, два, три, неделю… В Лэйси росло чувство безнадежности и усталость, а ее рабочие были окончательно измотаны. Пока шли поиски Энди, все работы на ранчо остановились. По прошествии двух недель Лэйси пришла к печальному выводу, что следует объявить окончание поисков и позволить рабочим вернуться к их непосредственным обязанностям.

Крэмер отчего-то отказывался сдаваться.

— Это утомило вас, Лэйси, — сказал он. — Я так же хочу найти Сэма, как и вы. Я сам продолжу поиски. Лагерь индейцев не так уж сложно найти.

— Я не хочу причинять Энди боль, — предупредила Лэйси.

— Доверьтесь мне, — пообещал Крэмер. — Вот увидите, Энди вернется домой, а Гентри придется предстать перед законом и ответить за похищение мальчика. И тогда вы поймете, как мне небезразлична ваша судьба.

Лэйси с тоской посмотрела на Крэмера. Может, она заблуждалась? Может, Тэйлор вовсе не такой плохой человек? Время покажет, решила Лэйси.

— Только привезите ко мне Энди. Тогда посмотрим.

— Именно этого я и хочу, именно этого.

В тот вечер Лэйси с трудом добралась до постели. Она так сердилась на Сэма, что разорвала бы его на кусочки, если бы он был здесь. Как он мог так поступить с ней? Он знал, что значит для нее Энди. Неужели у него нет сострадания, нет сердца?

— Пошел ты к черту, Сэм Гентри! — прошептала она и закрыла глаза.

Глава 11

Через несколько дней Тэйлор Крэмер снова появился на «Би-Джи». Ему не удалось обнаружить поселение индейцев, но он отказывался сдаваться.

— Потерпите еще немного, дорогая, и я найду этот чертов лагерь. Я нанял нескольких бродяг и безработных ковбоев, которые готовы вместе со мной участвовать в спасении Энди, — заверял Крэмер. — Оказывается, есть сколько угодно желающих попрактиковаться в стрельбе по живым мишеням, и индейцы вполне пригодны для этой цели.

Лэйси было все равно, кого нанял Тэйлор себе в помощники, но она не желала кровопролития.

— Я безумно хочу вернуть Энди, но не ценой жизни невинных людей. Никаких убийств, пожалуйста.

— О, разумеется, дорогая. Надеюсь, вы понимаете, что ничего подобного у меня и в мыслях не было.

Как раз в этом Лэйси очень сомневалась.

Сэм был благодарен Желтой Птичке за заботу об Энди и за ее внимание к нему. Сидящий Медведь и Энди быстро нашли общий язык, а Бегущий Буйвол пригласил Энди переночевать в своем вигваме. Сэм ничего не имел бы против, но понимал, что тогда ему придется ночевать с Желтой Птичкой. Он хотел попросить, чтобы ему нашли какое-то другое место для ночлега, но все вигвамы были уже заняты. Когда Желтая Птичка пригласила его разделить с ней ложе, он вышел из вигвама и решил спать под звездами. Но дождь и холод рано или поздно загонят под крышу.

Жизнь в лагере шла своим чередом. Сэм с удовольствием ходил на охоту вместе с мужчинами племени, весело участвовал в состязаниях по борьбе, совершенствуя свое умение. Но ночи становились для него все более мучительными. Желтая Птичка, не стесняясь, обнажалась перед ним, застегивая спальный мешок. А Сэм уже долгое время жил без женщины. Он и сам не понимал, что удерживает его от того, чтобы принять ее предложение, скорее всего мысли о Лэйси. Несмотря на предательство, он по-прежнему хотел ее.

Сэм с удовлетворением отмечал, что Энди привык жить без матери. В первую неделю он вспоминал о ней по нескольку раз в день. Когда Сэм спрашивал, не хочет ли он вернуться, мальчик, сдерживая слезы, всегда отвечал отрицательно.

Время шло, и Сэм решил, что пора пуститься в путь. Чем дольше он задержится в лагере Бегущего Буйвола, тем труднее ему будет отказаться от Желтой Птички. Воспользоваться ее предложением было бы ошибкой, они принадлежали к двум разным мирам. Их отношения лишены будущего. Если бы не ее невинность, возможно, он бы и соблазнился. И даже несмотря на то что Желтая Птичка готова была отдаться ему в любой момент, Сэм не мог заставить себя лечь с ней в постель.

Однажды Сэм наблюдал, как Энди играет с другими ребятишками. Мальчик заметил его внимательный взгляд и прервал игру.

— Папа, ты хочешь мне что-то сказать?

— Я подумываю, сын, — начал Сэм, — не пора ли нам двинуться в путь? Я бы хотел добраться до Калифорнии, не дожидаясь зимних холодов. Мы поедем в Форт-Уэрт, а там сядем в дилижанс. У меня осталось немного денег, на дорогу хватит, а в Калифорнии можно без труда найти работу.

— Я однажды ездил в дилижансе с мамой. Из Пенсильвании в Техас. Я был маленький и почти ничего не помню. А можно, мы возьмем с собой Сидящего Медведя?

— Нет, Сын, Сидящий Медведь останется в лагере.

— Мы сможем послать маме письмо из Калифорнии?

— Если хочешь. Я рассказывал тебе, что нам предстоит встреча с моими братьями? У тебя целых два дяди: дядя Рейф и дядя Джесс. Они очень удивятся, что у меня такой большой сын, и будут рады познакомиться с тобой. — Сэм мечтательно посмотрел вдаль.

— А у них есть дети, с которыми я мог бы поиграть?

— К сожалению, нет. Я сомневаюсь, что Рейф женат, а Джесс слишком увлечен своей медициной. Он доктор, и ему непросто найти себе подходящую женщину. Иди, сынок, поиграй с друзьями. Мы еще поговорим об этом, когда я все хорошенько обдумаю.

Сэм и не догадывался, что за ним и Энди пристально следят жесткие холодные глаза. Густой лес окружал лагерь, защищая его обитателей от незваных гостей. Поиски Тэйлора Крэмера, длившиеся несколько недель, наконец увенчались успехом. Он нашел лагерь и, к своему удовольствию, сразу увидел и Сэма, и его сына.

Мозг Крэмера заработал с удвоенной силой. Это небольшое поселение, с дьявольской улыбкой размышлял он. Захватить Энди и скрыться так просто… А можно взять деревню штурмом. Гентри погибнет… Случайно, конечно. Почему бы и нет? Затем ему в голову пришла другая мысль. А почему бы заодно не избавиться и от Энди? Его жизнь во многом станет проще, если мальчишка прекратит восстанавливать против него свою мать.

Скрывшись в лесу, Крэмер оседлал лошадь и что было сил поскакал в город. Нужно как следует приготовиться.

Жизнь постепенно вошла в свою колею, и Лэйси вернулась к своим привычным обязанностям, но ее сердце не знало покоя. Она ужасно тосковала по Энди и знала, что никогда не простит Сэму его поступка. Даже рабочие на ранчо приуныли и трудились вяло, неохотно, как будто потеряв интерес к жизни.

Однажды утром Тэйлор Крэмер появился во дворе ранчо в сопровождении дюжины мужчин. Стоило Лэйси взглянуть на его лицо, и она сразу поняла, что он нашел лагерь индейцев. Она вся вспыхнула от волнения и кинулась ему навстречу.

— Вы нашли его! Вы нашли Энди! — воскликнула Лэйси. — Я буду готова через несколько минут. Мы едем сейчас же, не откладывая…

— Вам никуда не нужно ехать, Лэйси, — возразил Крэмер. — Нам предстоит грязная работа. Вы останетесь на ранчо и будете ждать, когда я привезу вам вашего сына.

Лэйси оглядела мужчин, сопровождающих Крэмера, и ей не понравились их угрюмые и злобные лица. Это были отчаянные головорезы, готовые на все ради денег. Даже на убийство.

— Расти говорил, что эти индейцы настроены миролюбиво. Вы обещаете, что обойдется без кровопролития?

Крэмер сжал губы.

— Вы хотите, чтобы сын вернулся к вам?

— О, конечно, но только не убивайте никого. — Она понизила голос. — Ваши спутники наверняка начнут стрелять. Взгляните на них. Это же настоящие отбросы общества.

— Именно поэтому я и нанял их, дорогая, — усмехнулся Крэмер. — Один их вид устрашит индейцев и заставит выдать нам Гентри. Я видел лагерь. Он маленький и плохо защищен.

— Это мирное племя, поэтому не нуждается в предосторожностях. Обещайте, что обойдется без стрельбы.

Крэмер жестко взглянул на нее.

— Я не могу ничего обещать. Если индейцы нападут, мои люди будут вынуждены обороняться.

— Стрелять на поражение, вы хотите сказать?

— Вы хотите вернуть своего сына?

— Зачем спрашивать? Конечно, хочу.

— Тогда предоставьте мне выбирать.

— А где находится этот лагерь?

— Зачем вам?

— Я просто удивляюсь, почему мы так долго не могли найти его.

— Он хорошо замаскирован и окружен глухим лесом. Мне пришлось проехать примерно пятнадцать миль от города, пока я нашел его. Я уже хотел было повернуть назад, когда какое-то чутье подсказало мне заглянуть в излучину реки.

— Каковы ваши планы, Тэйлор?

— Мы спрячемся в лесу и подождем наступления темноты. А затем атакуем.

— Атака! — воскликнула Лэйси, чувствуя, как ее сердце защемило от боли. Нет, ей не нравился подобный план. Во время атаки Энди будет совершенно беззащитен, да и другие люди могут пострадать. Она не может допустить, чтобы такое случилось.

— Спасибо, что приехали и успокоили меня, — сказала Лэйси, желая только, чтобы Тэйлор и его головорезы поскорее убрались. — Я останусь дома и буду с нетерпением ждать, когда вы привезете мне Энди.

— Я знал, что вы согласитесь со мной, — улыбнулся Крэмер. — Ждите нас завтра.

Лэйси подождала, пока Крэмер и его люди выехали за ворота ранчо и исчезли в клубах пыли, и тут же побежала наверх, чтобы переодеться в юбку для верховой езды и куртку из оленьей кожи. Достав из ящика комода револьвер дяди Хоба, она зарядила его и насыпала в карман пригоршню пуль. Теперь оставалось лишь снарядить Стрекозу в дальнюю дорогу. У входа в конюшню Лэйси столкнулась с Расти.

— Что происходит, мисс Лэйси? Я видел, что с Крэмером приезжали какие-то подозрительные типы? Вы куда-то собираетесь?

— У меня нет времени на разговоры, Расти. Тэйлор нашел лагерь индейцев.

— Я так и понял. Почему он не подождал вас?

— Он не хотел, чтобы я ехала с ним. Это подозрительно, Расти. Он устроит там настоящую бойню. Вы сами видели его молодчиков, их хлебом не корми, только дай пострелять. Я боюсь, что Энди может пострадать.

— И что вы намерены делать?

— Тэйлор собирается начать атаку ближе к ночи. Я думаю, я сумею прибыть на место раньше его. Я должна предупредить их. И потом я поговорю с Энди, уверена, он захочет вернуться на ранчо. Сэм не посмеет удерживать его.

— Думаю, у Сэма другие планы на этот счет, — покачал головой Расти.

Лэйси вздернула подбородок.

— Там будет видно. Как говорится: не говори «гоп», пока не перепрыгнешь.

— Я поеду с вами.

— Нет, Расти, кто-то должен остаться на ранчо. Все будет хорошо, я обещаю. — Она похлопала по карману. — На всякий случай у меня с собой револьвер. — Лэйси взяла Стрекозу под уздцы. — Скажите Рите, чтобы не беспокоилась. Я не уеду из лагеря без Энди.

Пустив Стрекозу в галоп, Лэйси вихрем промчалась через двор и, ни разу не оглянувшись, выехала за ворота. Она знала, что Тэйлор и его люди ненамного опередили ее, их следы отчетливо виднелись на пыльной дороге. Она ехала не останавливаясь, держась южного рукава реки. Когда они останавливались, чтобы напоить лошадей, она тоже останавливалась, держась на безопасном расстоянии. День уже клонился к вечеру, когда впереди показался лес, о котором упоминал Крэмер. Она отпустила поводья и подождала, пока всадники не скрылись в гуще деревьев.

Соскочив с лошади, Лэйси пошла вперед, делая крюк, чтобы обойти Крэмера и его людей. Они старались идти неслышно, но до Лэйси доносились их приглушенные голоса и беспокойное фырканье лошадей. Она понимала, что индейцы не ждут беды и ничего не заподозрят. Она вспомнила слова Тэйлора о том, что лагерь не охраняется.

Осторожно продвигаясь вперед, Лэйси вела свою кобылу через лес. С каждой минутой сумерки сгущались, и она волновалась, что не успеет опередить Крэмера и его людей.

Лес заметно поредел. Вглядываясь в темноту, Лэйси увидела лагерь. Все выглядело спокойно и мирно. Потрескивали костры, на которых, судя по запаху, готовили ужин. Яркие блики освещали поляну. Она увидела играющих детей. Ее сердце учащенно забилось. Энди с ними? Если начнется атака, то дети погибнут первыми. Она поспешила вперед, не желая, чтобы такое случилось.

Она увидела их раньше, чем они заметили ее. Сэм и молодая индианка сидели бок о бок около вигвама. Женщина наклонилась к Сэму, держа на ладони какой-то лакомый кусочек. Сэм, смеясь, принял угощение. Так ведут себя люди, познавшие друг друга, подумала Лэйси.

Мысль о том, что Сэм спит с другой женщиной, резанула ее по сердцу. Сколько женщин он сменил за шесть лет их разлуки? Вряд ли он сам помнит. Лэйси знала, что не следует поддаваться ревности, но не могла ничего с собой поделать. Оторвав взгляд от Сэма и его подруги, Лэйси поискала глазами Энди. Она вздохнула с облегчением, когда увидела его, играющего с другими детьми в салочки. Подобравшись ближе, Лэйси сообразила, что должна действовать быстро, если хочет предотвратить резню.

Внезапно какой-то малыш заметил ее и испуганно закричал. Высокий красивый индеец поднялся и направился прямо к ней. И тут Энди увидел ее и воскликнул удивленно и радостно:

— Мама!

Лэйси повернулась, упала на колени и протянула руки к мальчику. Она крепко обнимала его, страшась, что если отпустит, то снова потеряет. Пожалуй, Лэйси еще долго не разомкнула бы рук, если бы не требовательный голос, раздавшийся у нее за спиной.

— Что ты здесь делаешь?

Лэйси взглянула в темные, колючие глаза Сэма.

— Я приехала за своим сыном.

— Ты привела за собой хвост?

— Нет, конечно, нет.

— Врешь.

— Я говорю правду. — Она медленно поднялась, крепко держа за руку Энди.

— Как ты нашла нас?

Внезапно Лэйси вспомнила, зачем пришла, и заторопилась:

— Сейчас все это не имеет значения. Вы в опасности. Весь лагерь в опасности. Я приехала предупредить вас.

— Энди, ступай к Желтой Птичке. Мне нужно поговорить с твоей мамой.

— Я должен уйти? — разочарованно протянул мальчик. — Но ты ведь не прогонишь маму?

— Поговорим после. Делай, что я сказал.

Желтая Птичка, подумала Лэйси. Так вот как зовут его индианку!

— Идем, Эн-ди, — позвала Желтая Птичка, — поищем Сидящего Медведя. Он поужинает с нами, пока твой папа будет говорить с плохой женщиной.

— Плохой женщиной… — раздраженно повторила Лэйси. — Что ты ей обо мне нарассказывал?

— Почему Желтая Птичка называет маму плохой? — вмешался Энди.

— Пожалуйста, Энди, не сейчас. Пойди поищи Сидящего Медведя.

Наконец Желтая Птичка увела мальчика, хотя Лэйси это было не по душе.

— Я спросила, что ты сказал своей индианке обо мне?

— Правду. И она не моя индианка. Желтая Птичка спасла мне жизнь. — Он схватил Лэйси за руку и потащил в вигвам. — Хватит об этом. Почему ты сказала, что Бегущий Буйвол и его люди в опасности?

— Расти рассказал, что индейцы спасли тебе жизнь. Тэйлор решил, что ты увез Энди и вы скрываетесь в индейской деревне. Я организовала поиски, но мы не смогли найти никаких следов. Тэйлор продолжал искать один. Он пообещал вернуть мне сына. Он обнаружил лагерь и нанял бандитов. Они ждут ночи, чтобы напасть.

Сэм недоверчиво вглядывался в ее лицо.

— Почему ты рассказала мне это?

Она схватила его за рубашку и отчаянно затеребила.

— Чтобы предотвратить кровопролитие, черт бы тебя побрал! Почему ты не веришь мне? Ты думаешь, я хочу видеть, как будут убивать моего сына? Или других невинных людей? Ты должен что-то сделать, Сэм. Они могут начать в любой момент.

Сэму не оставалось ничего другого, кроме как поверить. Он оттолкнул ее и быстро вышел из вигвама. Лэйси бежала за ним. Он прямиком направился к высокому индейцу, как Лэйси поняла, вождю племени. Они приглушенно о чем-то поговорили. Затем вождь повернулся и исчез в своем вигваме. Он вернулся с винтовкой в руках, поднял ее над головой и потряс. Пока мужчины слушали указания своего вождя, Сэм вернулся к Лэйси.

— Что происходит? Где Энди? Я беспокоюсь.

Сэм не ответил. Он направился к Желтой Птичке, она держала за руки Энди и другого мальчика, взяв их на свое попечение.

— Желтая Птичка, бери всех женщин и детей и уходите в укрытие. Лэйси говорит, что нехорошие люди собираются напасть на лагерь. — Он повернулся к Лэйси: — Иди с ними.

— Я останусь. Тэйлор ничего мне не сделает.

— У меня нет времени на споры, Лэйси. Уходи!

— Нет, я останусь.

— Черт, делай как хочешь, — махнул рукой Сэм. — По крайней мере уйди с открытого места.

Лэйси не знала, что заставило ее остаться. Энди в безопасности, все остальное не так уж важно. Кого она пыталась обмануть? Она знала, как Тэйлор ненавидит Сэма, он воспользуется атакой, чтобы убить его. Сэм не раз обижал се, а она все-таки не могла забыть его. Почему?

«Потому что ты не смогла забыть его за шесть лет», — подсказал внутренний голос. Когда она поверила в его гибель, ей казалось, что жизнь кончена. Когда же он объявился у ее порога живой здоровый, все долго сдерживаемые чувства нахлынули с новой силой.

У Лэйси предостаточно причин ненавидеть Сэма. Он бросил ее, забрал Энди, связался с другой женщиной… Почему же она не могла заставить себя ненавидеть его? Почему стоило ему появиться, и ее тело загоралось желанием? Лэйси отвлеклась от своих мыслей, заметив, что все индейцы вооружились и передвигаются по лагерю согласно какому-то плану. Женщины и дети тихо исчезли, а костры быстро затушили. Лагерь окутала такая кромешная тьма, что в двух шагах ничего нельзя было разглядеть. Вдалеке послышался крик совы.

Лэйси вздрогнула, когда Сэм тихо подошел и зашептал ей на ухо.

— Ты слышала сигнал? Сова — это Пестрая Лошадь. Он предупреждает, что Крэмер и его люди начали атаку. Ступай в вигвам и жди там. — И с этими словами Сэм скрылся в темноте.

Лэйси не возражала. Она вернулась в вигвам, но осталась стоять у входа, чтобы наблюдать за происходящим. Внезапно настала мертвая тишина. Ни одна собака не лаяла. И тут она увидела их. В свете луны они походили на призраков, бесшумных и устрашающих. И Лэйси внезапно пришло в голову, что приспешники Тэйлора наверняка получили приказ стрелять без разбору во все, что движется. Его ничуть не интересовала судьба Энди.

Лэйси кипела от ярости, проклиная мужчину, которого считала своим другом и будущим мужем. Сэм забрал у нее Энди, но не причинил ему никакого вреда. Теперь она со всей ясностью поняла, что Тэйлор предпочел бы избавиться от мальчика. Она не могла больше сидеть сложа руки. Нарушив приказ Сэма, она покинула вигвам и наверняка обнаружила бы себя, если бы Сэм не втолкнул ее обратно.

— Что ты, черт побери, делаешь?

— Посмотри на них, — прошептала она, — они убийцы. Им безразлично, в кого стрелять. Они бы убили Энди, если бы я не сумела предупредить тебя. Я хочу сейчас же высказать Тэйлору все, что я о нем думаю.

Уничтожающе взглянув на нее, Сэм остудил ее пыл:

— Успокойся, головорезы Тэйлора никого не тронут. Они идут прямо в ловушку.

Громкий воинственный клич разорвал тишину. Пробормотав проклятие, Сэм выскочил из вигвама и растворился в темноте. Осторожно высунув голову, Лэйси прямо перед собой увидела картину сражения. Оружейный огонь, падающие тела. Когда началась рукопашная, она не понимала, где свои, где чужие. Шум сражения и крики раненых отдавались болью в ее сердце. Успела ли Желтая Птичка отвести женщин и детей в безопасное место?

Все кончилось так же внезапно, как и началось. Люди Тэйлора ретировались, унося раненых с собой. Индейцы позволили им уйти. Лэйси вышла из вигвама, когда снова вспыхнули лагерные костры, а женщины и дети начали возвращаться из своего укрытия.

Внезапно один из отступающих остановился на границе лагеря, с недоверием глядя на Лэйси.

— Лэйси, это вы? Не может быть… Лэйси? Лэйси повернулась к Крэмеру.

— Мой Бог, это действительно вы! — воскликнул Крэмер. — Что вы здесь делаете? Мне помнится, я просил вас остаться дома.

— Я выехала следом за вами, Тэйлор. Я не верила, что ваши наемники не обидят Энди, и оказалась права. Если бы я не прибыла вовремя, погибли бы невинные люди и Энди вместе с ними. Мой сын абсолютно ничего не значит для вас.

— Это несправедливое обвинение, Лэйси. Я продолжал поиски вашего сына, когда все отказались. Я хотел вернуть его вам.

Сэм встал рядом с ней, ей передалось его напряжение.

— Ты будешь полной дурой, если поверишь ему.

— Я не так глупа, Сэм.

— Забирайте Энди и едем вместе со мной, — приказал Тэйлор. — Гентри не может удерживать вас против вашей воли.

Лэйси взглянула на Сэма, увидела жесткое выражение его глаз и приняла решение.

— Я заберу Энди и уеду, — сказала она. — Здесь для него все чужое. Пожалуйста, Сэм. Я хочу вернуться домой.

— С Крэмером? После того что он сделал?!

— Дело не в Тэйлоре, просто место Энди на ранчо. Он будет счастлив там. Что ты можешь предложить ему?

— Только любовь, — усмехнулся Сэм.

— Когда-то я думала, что этого достаточно, но ошиблась. Энди ребенок, он не поймет, если ты вдруг решишь, что сын тебе обуза, и уедешь от нас.

Гнев обуял Сэма.

— Энди всегда будет нужен мне.

— Лэйси, сколько можно ждать? — прервал их спор Тэйлор. — Вы едете или нет?

— Лэйси свободна, но Энди останется со мной, — заявил Сэм.

У Лэйси вырвался крик возмущения.

— Ты не посмеешь!

— Я пойду на все ради сына. Скажи мне, ты подписала прошение о расторжении брака?

— Я… да, я была вынуждена… — продолжила она тихим голосом, так, чтобы Тэйлор не мог слышать ее. — Видишь ли, я подозреваю, что Крэмер хочет захватить мою землю по каким-то непонятным причинам, и я намерена узнать, по каким именно. Я подумала, что, если подпишу документ, он расскажет мне. Я больше не доверяю ему, Сэм. Ты был прав, а я ошибалась.

— Я вижу, — зло сказал Сэм. — Так, значит, мы больше не женаты?..

— Не знаю. Суд еще не утвердил мое прошение.

— Когда прошение будет удовлетворено, мы больше не будем мужем и женой, — настаивал Сэм, — что означает, что сможем вступить в новый брак. Если не Тэйлор, другой соискатель с деньгами объявится, чтобы спасти твое ранчо. Но ни один из них не станет Энди настоящим отцом. А малыш не захочет, чтобы его отправили в пансион. Ему нужно, чтобы хоть один из родителей был с ним. Я предоставил ему выбор, и он захотел уехать со мной. Я не стану удерживать ребенка против его желания.

Ты знаешь, что я не могу вернуться в Денисон, — продолжал Сэм. — Я в розыске. Мне нужно уехать подальше, где никто не станет искать меня.

— Но не с моим сыном! Ты забыл, что я сегодня спасла тебе жизнь? Я могла бы остаться дома и ждать, пока вас всех перережут.

— Я благодарен тебе, так же как и Бегущий Буйвол. Но если я не ошибаюсь, это ведь ты послала за мной шерифа?

— Я не делала этого! — возмутилась Лэйси.

— Мне не приснился этот отряд. И пуля, которая угодила мне в плечо, была очень даже реальной. Как ты это объяснишь, если только ты одна знала обо мне?

— Я тоже думала над этим и пришла к выводу, что шериф Хейл получил плакаты о розыске. Я никому не говорила о тебе и никогда не скажу и впредь. Я угрожала тебе только от обиды. Шериф приехал на ранчо сразу после твоего отъезда, требуя открыть, где ты. Я ничего не сказала ему.

— Расскажи это своей бабушке!

Лэйси казалось, что сердце ее вот-вот разорвется. Почему Сэм так враждебно к ней относится? Ответ был очевиден. Сэм не поверил ей шесть лет назад и не верит сейчас.

— Лэйси, что же вы медлите? Берите Энди. У меня лопнуло терпение.

— Уезжай с Крэмером, Лэйси, — велел Сэм, стиснув зубы. — Ты не нужна ни мне, ни Энди.

— Мама! Папа! Я беспокоился за вас. — Энди влетел в распростертые объятия матери. — Плохие люди ушли? Я прятался в пещере с Желтой Птичкой и другими ребятами, но меня заставили сидеть смирно, я не хотел, я хотел помочь папе победить нехороших людей.

— Поторопитесь! — крикнул Крэмер, завидев Энди.

— Ты уезжаешь, мама?

— Мы с тобой уезжаем, — ответила Лэйси, косясь на Сэма.

Энди вглядывался в темноту, пытаясь рассмотреть фигуру, замершую у границы лагеря.

— Это Крэмер?

— Это он, сынок, — ответил Сэм. — Он напал на наших друзей.

Мальчик осуждающе посмотрел на мать:

— Ты уезжаешь с ним, мама?

— Да… но…

— Я остаюсь с папой, — твердо заявил Энди.

— Я хочу сказать, Энди, что я…

— Все равно. Я остаюсь. Ты тоже можешь остаться, мама, если хочешь. — Он поднял глаза на Сэма: — Ведь мама может остаться, правда, папа?

— Я думаю, лучше будет, если она уедет.

— Я никуда не поеду без Энди.

— Решай сама, но я не отдам сына на растерзание твоему любовнику.

— Вы едете, Лэйси? — В голосе Крэмера появились потки отчаяния. — Мне опасно здесь задерживаться.

— Ответь же, Лэйси.

— Уезжайте, Тэйлор. Я не еду с вами.

— Не едете? Вы с ума сошли!

— Возможно. Попросите Расти приглядывать за ранчо в мое отсутствие. И еще, Тэйлор, не вздумайте снова атаковать этих невинных людей. И не подстрекайте к этому шерифа.

— Вы предпочитаете мне преступника? — яростно выдохнул Тэйлор. — Ах, похотливая сучка! Я пытался вернуть нам сына, а вы говорите, чтобы я уезжал и больше не возвращался? Не верю своим ушам.

— Вам лучше уехать, Тэйлор. Друзья Сэма начинают нервничать.

Крэмер бросил взгляд на Бегущего Буйвола, который стоял возле Сэма, ожидая указаний, повернулся и исчез в лесу.

Лэйси не знала, насколько мудро ее решение, но понимала, что не может и не хочет снова расставаться с Энди. Пусть ранчо превратится в руины, пусть будет продано, но она не откажется от своего сына.

Сэм не знал, что и думать. В душе он ждал, что Лэйси поступит именно так и был бы разочарован, если бы она бросила своего сына. Но он понимал, что она осталась не из-за него.

— Если ты осталась здесь в надежде похитить Энди, то забудь об этом. Ничего не получится. Ты можешь уехать, но мой сын останется со мной. Мы скоро отправимся в Калифорнию.

— Но на что ты собираешься содержать Энди? Калифорния далеко, и нужны деньги, чтобы туда добраться.

— Это моя забота. Уже поздно, Лэйси. Ты можешь провести ночь в вигваме Желтой Птички.

— Я не хочу лишать тебя такой возможности. Я переночую с Энди.

— Энди спит в вигваме Бегущего Буйвола вместе с Сидящим Медведем.

— Надо же, как удобно.

Сэм вздохнул.

— Лэйси, я сегодня не в настроении обмениваться колкостями.

Лэйси почувствовала безмерную пустоту в душе.

— Я тоже, — тихо отозвалась она. — Хорошо, я переночую с Желтой Птичкой.

Бегущий Буйвол присоединился к их беседе. Сэм представил ему Лэйси.

— Это твоя женщина? — спросил вождь.

Сэм бездумно кивнул. Лэйси не была его женщиной.

Он сомневался, что она вообще когда-то принадлежала ему.

— От имени моих людей я благодарю вас, Лэйси за предупреждение о неожиданном нападении.

Я говорил с Желтой Птичкой, — продолжал вождь, — она перейдет в мой вигвам, так что вы сможете спать со своим мужчиной.

— Желтая Птичка согласилась? — спросила изумленная Лэйси.

— Я вождь. Желтая Птичка должна делать то, что я велю. — С этими словами он отошел.

— Где Энди? — встревожилась Лэйси.

— Наверное, уже спит. Я видел, как жена Бегущего Буйвола вела его и Сидящего Медведя в свой вигвам. Уже очень поздно. — Он взял ее за руку. — Пойдем. Бегущий Буйвол поставил повсюду охрану на тот случай, если Крэмер вздумает вернуться.

Лэйси круто повернулась.

— Я хочу, чтобы Энди был со мной.

Стиснув зубы, Сэм подхватил Лэйси на руки и понес к вигваму. Он нырнул в отверстие, прикрытое куском шкуры, служившей вместо двери.

— Не хватает еще, чтобы ты перебудила весь лагерь, — жестко проговорил Сэм, ставя Лэйси на ноги, — когда все гак устали после тяжелого дня.

— Я не собираюсь с тобой спать, Сэм Гентри. Я не желаю иметь с тобой ничего общего.

Не обращая внимания на ее слова, Сэм смотрел на тлеющие угли костра, горевшего в центре вигвама, наблюдая, как дымок, закручиваясь спиралью, уходил в отверстие наверху. Ее слова больно ранили его, хотя он не желал признавать этого. Он все еще хотел ее. Заниматься с Лэйси любовью — самое большое удовольствие, которое он когда-либо испытывал. Он помнил ее лицо, раскрасневшееся от наслаждения, ее нежное тело, изгибающееся под ним. Разыгравшееся воображение тут же вызвало бурную реакцию тела, что было совсем ни к чему, и он заставил себя подумать о чем-нибудь еще.

— Спальные мешки свернуты и стоят у задней стены, — сказал Сэм. — Раздевайся и ложись. — Он шагнул к выходу.

— Куда ты? — крикнула она вслед.

Сэм остановился.

— Мне кажется, это не твое дело.

Она безразлично пожала плечами.

— Разумеется… Ночь теплая, вы с Желтой Птичкой сможете устроиться и под звездами, чтобы…

— Прекрати! — прошипел Сэм. Стиснув зубы и сжав кулаки, он нырнул в отверстие вигвама и исчез в темноте.

Глава 12

Лэйси сбросила с себя одежду и залезла в спальник. Это ложе оказалось удивительно удобным, а она так устала. Она облегченно вздохнула, закрыла глаза и помолилась на ночь. Но беспокойные мысли гнали сон прочь. Она представляла себе Сэма и Желтую Птичку вместе. И то, как они наслаждались друг другом. Она молила, чтобы пошел дождь, и тут же стыдила себя за ревность.

Усталость наконец взяла свое, и Лэйси уснула, но внезапно проснулась, ощутив, что кто-то смотрит на нее. Ее сердце бешено заколотилось, а по спине побежали мурашки. Приоткрыв глаза, она увидела Сэма. Он стоял посреди вигвама, и лунный свет, проникая через отверстие в крыше, окутывал его.

Ее взгляд задержался на его грубых ботинках, потом медленно поднялся выше, коснулся мускулистых бедер и… она ахнула. Мощный выступ пониже живота ясно указывал на то, что он не удовлетворил свою страсть с индианкой. Бурная радость охватила Лэйси, но она быстро подавила ее. Какое ей дело до того, спал Сэм с другой женщиной или не спал?

Оторвав взгляд от впечатляющего мужского достоинства, Лэйси была удивлена, заметив, что он по пояс гол. В свете луны его торс отливал тусклым золотом, можно было разглядеть каждую мышцу, каждый мускул. Его лицо оставалось в тени, и она втайне обрадовалась этому, потому что его глаза завораживали ее. Она отвела взгляд. Она не могла поддаться чувственному призыву Сэма после всего, что он сделал с ней. Он выкрал ее сына и хочет увезти его навсегда.

— Лэйси!

Она зажмурилась.

— Я же знаю, что ты не спишь. Вздох сожаления слетел с ее губ.

— Чего ты хочешь? Или Желтая Птичка пришлась тебе не по вкусу?

Он опустился возле нее на колени.

— Желтая Птичка никогда не была моей любовницей.

Еще один вздох.

— Мне нет до этого дела.

Он нащупал в темноте ее ладонь и положил на свое возбужденное естество.

— Ты видишь? После того, что с нами случилось, я все равно хочу тебя.

Она пыталась высвободить руку, но он не отпускал.

— Уходи, Сэм. Я никогда не прощу тебя. Ты хочешь отнять у меня сына.

— А ты выдала меня янки.

— Ты бросил меня на целых шесть лет.

— Ты послала в погоню за мной отряд.

— Я не делала этого! — возмутилась Лэйси. — Клянусь тебе.

Мягкий шепот Сэма обволакивал, соблазнял, призывал к близости.

— Я не увез бы Энди в Калифорнию, не дав тебе шанса присоединиться к нам, — признался он. — Я думал, что могу забрать его у тебя, но в последнюю минуту сердце защемило. Я хотел вернуться на «Би-Джи» и попросить тебя поехать с нами. У тебя есть выбор: я и твой сын или Крэмер и ранчо.

— Ты лжешь.

— Нет, это правда. Я еще не успел сказать этого Энди, потому что придумал недавно.

— Ты… ты хочешь, чтобы я осталась с тобой? Я думала, ты не веришь мне.

— Не верю, но мы должны сделать это ради Энди. Я никогда не испытывал особой любви к детям, пока не познакомился с Энди. Я познал чувство отцовства. У меня никогда не было женщины ближе тебя.

— И как долго ты собирался обманывать меня, позволяя думать, что ты умер?

— Не знаю… Может быть, всегда. Насколько мне известно, ты снова выходишь замуж.

— Уходи прочь, Сэм. Я не собираюсь слушать этот вздор. Мои чувства слишком хрупки, чтобы испытывать их на прочность.

— Я хочу тебя, Лэйси. Когда я тебя увидел, то понял, что время ничего не изменило. Ты зажгла огонь в моей крови. Я злюсь на тебя и тут же умираю от желания. Позволь мне любить тебя.

Он опустился на спальник, нежно привлекая ее к себе. Лэйси прикусила губу, сдерживая стон удовольствия.

— Когда я ушел сегодня из вигвама, то не собирался возвращаться, — продолжал Сэм, — но что-то заставило меня вернуться.

Его руки скользнули по ее спине, они были так горячи, что ее кожа заалела от желания. Она судорожно вздохнула и облизнула губы, когда его пальцы нашли ее ягодицы. Затем он пылко и соблазнительно прикоснулся к ее губам. Поцелуй оказался долгим, почти грубым, поцелуй, исполненный желания. Лэйси не могла сдержаться и поцеловала его в ответ. Он на секунду оторвался от нее и стащил с себя ботинки, коротко и часто дыша.

— Что ты делаешь?

— Угадай с трех раз.

— Но ведь это не выход — заниматься любовью…

— Может, и нет, но это наверняка улучшит наше настроение.

Приподняв бедра, он стянул брюки, не глядя отбросил их в сторону. И снова лег рядом с ней, осыпая нетерпеливыми поцелуями все ее тело, долго и нежно приникая к ее губам. Когда он заставил ее губы раскрыться и проник языком в глубину рта, Лэйси тихо вздохнула.

Она поняла, что назад пути нет. Его поцелуи становились все требовательнее. Он положил ладони на ее грудь, лаская сквозь материю сорочки тугие соски. Лэйси чувствовала, как все ее тело тает, готовое впустить его.

Взявшись обеими руками за подол ее сорочки, он быстро снял ее.

— Вот так-то лучше, — хрипло пробормотал он. — И это тоже… — Одним быстрым движением он стянул с нее панталоны.

Лэйси удивилась, когда же он успел раздеть ее. Их обнаженные тела сплелись воедино, а его руки дарили ей удовольствие, проникая в самые укромные уголки ее тела. Он ласкал ее грудь, пока она не налилась тяжестью, касался языком сосков, будя в ней желание. Стон вырвался из ее полуоткрытых губ. Она хотела этого… желала этого, но боялась последствий их соития.

Соитие без взаимного доверия и любви всего лишь механический акт. Может, Сэм хотел только получить минутное наслаждение? О Боже, если бы она могла забыть о душе и просто отдаться физическому удовольствию, пожертвовав верой и любовью! Но Лэйси хотела другого, того, чего Сэм никогда не сможет дать ей. Она постаралась воззвать к здравому смыслу:

— Сэм, подумай, что мы делаем.

— Слишком много болтовни, — пробасил Сэм, на секунду отрываясь от ее соска.

Лэйси старалась, очень старалась остановить его, но ее тело отказывалось подчиняться голосу рассудка. Она вся пылала. Затем губы Сэма двинулись вниз, и весь ее здравый смысл испарился. Она подрагивала от горячих и влажных прикосновений. И тогда она обхватила его голову руками, направляя ее ниже, прижимая сильнее, когда его язык скользнул вдоль шелковистых нежных лепестков. Когда он раскрыл их и проник в их влажную глубину, она выгнулась всем телом и громко застонала. Она хотела ощутить его внутри себя… сейчас же… Сэм поднял голову и улыбнулся:

— Полегче, любимая. Не торопись. Я хочу видеть твое лицо, когда ты кончишь. — Он вернулся к прерванному занятию, и его язык и губы довели ее до блаженства.

Она вскрикнула и вытянулась от его интимной ласки. Напряжение внутри ее росло, становясь все сильнее и сильнее, пока она не почувствовала, что вот-вот взорвется.

Затем прозвучал финальный аккорд, и она словно рассыпалась на тысячу сверкающих кусочков. Почти рыдая, она вцепилась в его плечи, и когда волны пульсирующего удовольствия затихли, она открыла глаза и посмотрела на него. Он улыбнулся ей, его темные глаза лукаво сверкнули. И едва она успела прийти в себя, как ощутила на себе приятную тяжесть его тела.

— Обними меня, Лэйси, — шепнул он. Она послушалась, ее руки прошлись по его влажной спине, и он начал двигаться между ее ног.

Он снова целовал ее, грубо и властно, продвигаясь все глубже, и она вскрикнула от сладкого горячего экстаза.

Как странно! Она была уверена, что уже получила все сполна, но ее тело внезапно вспыхнуло новой страстью. Она отдалась этому ощущению и парила как на крыльях. Она слышала хриплое дыхание Сэма и чувствовала, как его руки сжимают ее ягодицы.

— Лэйси… О Боже! — вскричал Сэм.

Лэйси немедленно последовала за ним, взлетев на вершину блаженства.

Сознание медленно возвращалось к ней. Она чувствовала полное и окончательное опустошение. Очевидно, Сэм ощущал то же самое. Он перекатился на спину и без сил упал рядом с ней, тяжело дыша.

Лэйси не в силах была произнести ни слова, но думать уже могла. Пренебрегая всеми доводами разума, ее любовь к нему вспыхнула с новой силой. Она все знала о Сэме — и то, что он изгой, и то, что его прошлое всегда будет висеть над ними дамокловым мечом, но недаром же говорят: любовь слепа.

Ей остается только мечтать о счастье, с тоской подумала Лэйси. Сэм в бегах. Как долго они смогут быть вместе? О, наверное, она сошла с ума, позволив себе так отчаянно желать Сэма. И так отчаянно любить его.

Сэм уставился в темноту, ничего не видя, ничего не слыша, кроме своего собственного дыхания. Что с ним происходит, черт возьми? Когда он вошел в вигвам, то не собирался заниматься любовью с Лэйси. Он специально ждал, когда она уснет. Но сознание ее близости лишило его возможности думать о чем-то еще. Он старался сдерживаться, даже расстелил свой собственный спальник и собрался лечь и повернуться спиной к Лэйси.

И тут он совершил ошибку, задержавшись на ней взглядом, и все его благие намерения пошли прахом. Он сделал шаг к ее ложу, глядя на нее с молчаливым желанием.

То, что случилось дальше, было велением судьбы. Стоило ему взглянуть на Лэйси, и…

Господи, неужели он так ничему и не научился, если после всех ее предательств все равно желал ее? Дай ей волю, и она предаст его в третий раз. К сожалению, даже это не остановило его. Судьба сыграла с ними злую шутку.

Он повернулся на бок и встретил ее взгляд.

— Нет слов, чтобы описать, что я чувствовал, — с глубоким вздохом признался он. — Вообще-то я совсем не за этим пришел.

— А зачем? — перебила она. — Чтобы унизить меня? Сэм приподнялся, опираясь на локоть.

— Ты так думаешь?

— Я не знаю, что думать. Я не понимаю тебя, Сэм. Когда-то я тебя любила и горько оплакивала твою «смерть». Я понимала, что никогда больше никого не полюблю, и всю свою любовь отдала Энди. Зачем ты снова появился в моей жизни, когда она наконец стала налаживаться? Я лишь желала счастья Энди.

— Ты считаешь, что Крэмер поможет тебе наладить жизнь?

Лэйси отвела глаза.

— Я ошибалась. Тэйлор хотел чего-то другого, не меня. Я так и не узнала, чего именно. Что теперь будет, Сэм? Мы уже убедились, что хотим друг друга, но это не главное.

— А что главное?

— Энди. Так или иначе, но тебя обвиняют в преступлении. Тебе нужно уехать далеко-далеко, чтобы избежать тюрьмы. И что за жизнь ты можешь предложить Энди?

— Я не загадывал так далеко, когда мы занимались любовью.

— Не надо, Сэм. Я не могу противиться твоим чарам. Не нужно пользоваться этим.

— Обними меня, — прошептал он.

— Нет, я…

— Поцелуй меня.

Она судорожно вздохнула и прикрыла глаза.

— Иди ко мне, моя сладкая. Дай мне войти в тебя глубоко-глубоко. Забудь о прошлом, есть только настоящее.

— Я хочу забыть. О Боже, помоги мне забыть, — взмолилась Лэйси.

Так и не разомкнув объятий, Лэйси и Сэм уснули, не заметив, что уже наступило утро. Желтая Птичка заходила в вигвам, принесла завтрак и увидела их полные истомы обнаженные тела. Она ничего не сказала, но ее переполняли злость, обида, разочарование. Она посмотрела на них сквозь длинные щелки глаз и, поставив поднос с едой на пол, ушла прочь.

Сэм проснулся первым. Он высвободился из рук Лэйси и потянулся за одеждой. Утро было холодным, поэтому он разжег костер в центре вигвама, а потом решил спуститься к реке и умыться. У входа он споткнулся о поднос с едой и нахмурился. Кто-то заходил. Кто-то оставил его утром. Желтая Птичка. Кто же еще? Он посмотрел на Лэйси, прикидывая про себя, какую картину могла застать Желтая Птичка. Отбросив эти мысли, он вышел из вигвама.

Конечно, Желтая Птичка встретилась ему.

— Ты куда, Сэм?

— К реке, скоро станет холодновато для купания. Надо успеть получить удовольствие, пока еще можно.

— Я пойду с тобой. — И, помолчав, добавила: — Ты ночью наслаждался со своей женщиной? Твоя злость слишком быстро испарилась. Я думала, ты не любишь Лэйси.

— Это ты оставила там еду сегодня утром? Ты не можешь понять, что происходит между мной и Лэйси, Желтая Птичка. Есть вещи, которых я и сам не понимаю.

— Ты вернешься в ее дом?

— Не знаю. Лэйси отказывается уезжать без Энди.

— Энди хочет остаться с тобой, — без колебания сообщила Желтая Птичка. — Здесь ты в безопасности, Сэм. Мужчины, которые напали на лагерь, трусы, они не вернутся. Бегущий Буйвол скоро поведет лагерь на юг, на наше зимнее стойбище.

— Не знаю, хочу ли я забрать Энди у Лэйси, — произнес Сэм после долгого раздумья. — С другой стороны, я не понимаю, как оставить его у нее, если она собирается замуж за Крэмера или за другого подонка. Энди заслуживает лучшей доли.

— Отправь плохую женщину домой, — посоветовала Желтая Птичка. — И пойдем с нами в наш зимний лагерь. Я буду любить тебя, Сэм Гентри.

Они подошли к реке, и Желтая Птичка не спешила уходить.

— Возвращайся в лагерь, Желтая Птичка. Я хочу искупаться.

— Я уже видела все твои секреты, Сэм.

Она подошла ближе, так близко, что их тела почти соприкоснулись, и обвила шею Сэма руками. Она покачнулась, и он поддержал ее, не давая упасть.

— Я буду ухаживать за тобой, как следует ухаживать за мужчиной, — пообещала она. — Отошли плохую женщину домой.

* * *

Ни Сэм, ни Желтая Птичка не заметили Лэйси. Она шла следом за ними и внезапно остановилась, наткнувшись на Сэма, обнимавшего Желтую Птичку. Еле сдерживая слезы, она резко повернулась и побежала назад. Сэм услышав ее шага, поднял глаза и увидел ее удаляющуюся фигуру. Тихо пробормотав проклятие, Сэм мягко снял руки индианки со своей шеи и тихонько подтолкнул ее в спину в сторону лагеря.

— Я не хочу обидеть тебя, но у нас нет. — Желтая Птичка смотрела на него, слыша биение собственного сердца.

Ее голос звенел от обиды:

— Лэйси бросит тебя, Сэм. Она не та женщина что нужна тебе. — Повернувшись, Желтая Птичка пошла вперед.

Сэм разделся и нырнул в холодную воду. Как его угораздило вляпаться в такую историю, думал он. Братья всегда дразнили его за его умение создавать проблемы на пустом месте и теперь он убедился, что вполне заслуженно Из трех братьев он оказался самым невезучим.

Желтая Птичка спасла ему жизнь. Он в долгу пепел ней, но это не основание, чтобы ложиться с ней в постель. Проведя ночь с Лэйси, он не мог представить своей жизни без этой женщины. Но ведь они не доверяют друг другу. Может быть, Энди сумеет укрепить их шаткий союз?

Он нырнул в воду, подняв столб брызг. Он все еще в розыске… изгой. Мужчина не вправе втягивать невинного ребенка в свои дела, но он не мог обойтись без него.

Сэм твердо решил забрать с собой Энди. Если Лэйси не захочет уехать без сына, это ее проблемы. Когда они с Энди поедут в Калифорнию, она может сопровождать их, а может и отказаться. Это тоже ее выбор.

* * *

Лейси сидела в вигваме вместе с Энди и Желтой Птичкой. Они были заняты едой. Сэм опустился на подстилку рядом с Лэйси. Она вздрогнула и отодвинулась.

— Так хорошо, что мама с нами, правда, папа? — подал голос Энди. — Мама говорит, что не поедет домой. Я тоже не хочу возвращаться, если мы не поедем все вместе.

— Твоя мама готова отправиться с нами в Калифорнию?

— Ты поедешь, мама? — Энди с надеждой посмотрел на мать.

— Мы поговорим об этом позже, милый, — сказала Лэйси, исподлобья поглядывая на индианку. — Когда будем одни.

— Можно мне пойти поиграть с Сидящим Медведем? Бегущий Буйвол сделал мне лук и обещал научить меня стрелять.

— Лук? Я не знаю…

— Отпусти его, Лэйси. Бегущий Буйвол присмотрит за ними.

— Хорошо, только будь осторожен, солнышко.

Энди вприпрыжку выскочил из вигвама. Все трое молчали, пока Желтая Птичка не собрала посуду и не ушла. Она относилась к Лэйси откровенно враждебно, но Сэм старался этого не замечать. Когда девушка ушла, Сэм повернулся к Лэйси.

— Это не то, о чем ты подумала, Лэйси. Лэйси раздраженно передернула плечами.

— А с чего ты решил, что меня это беспокоит?

— Может, я ошибаюсь. Но я хочу все расставить по своим местам. То, что ты видела у реки, было проявлением чувств Желтой Птички, а не взаимным желанием.

Лэйси сосредоточенно рассматривала свои руки.

— После этой ночи я подумала… — Ее голос задрожал.

— Что ты подумала?

Она подняла на него глаза.

— Что ты позволишь мне взять Энди домой. Сэм нахмурился.

— Так ты для этого уступила мне? Хотела воспользоваться моей слабостью и настоять на своем? Не выйдет, Лэйси. Я хочу тебя, но сын мне дороже.

— Нет! Я ничего не делала специально, — возразила она. — Я не могла противиться. Мы оба не могли…

— И что же нам теперь делать? — мягко спросил Сэм. Она вызывающе вздернула подбородок.

— Я возвращаюсь домой вместе с Энди. А ты можешь оставаться со своей индианкой. Желтая Птичка ненавидит меня. Может быть, между вами ничего такого и нет, но когда-нибудь это случится.

— Желтая Птичка никогда не обидит тебя. Она лекарь. Она знает цену жизни. Как я говорил, ты можешь уехать когда угодно, но Энди останется со мной. — Он надеялся, что она согласится сопровождать его, но и не отговаривал уехать без Энди. Отблеск костра отражался в ее зеленых глазах, и Сэм ждал ее решения.

— Все, хватит, Сэм Гентри! Я никуда не поеду без сына. Ты и твоя Желтая Птичка можете делать все, что вам нравится, но не жди, что я снова уступлю. В следующий раз я не подпущу тебя к себе.

— Я правильно понимаю, ты решила ехать с нами в Калифорнию?

— Понимай как хочешь, но знай одно: так или иначе, я уеду, уеду, но только с Энди. — Резко поднявшись, она схватила кожаный бурдюк для воды и вышла из вигвама.

Сэм смотрел ей вслед, морщина перерезала его лоб. В конце концов, если она так хочет быть рядом с сыном, то кто ей мешает поехать вместе с ними в Калифорнию?

Лэйси наблюдала издалека, как Энди и Сидящий Медведь стреляли из лука. Стрелы далеко не улетали, и Лэйси облегченно вздохнула. Она спустилась к реке и наполнила водой кувшин. Ей надо как следует помыться, и она хотела сделать это в одиночестве. В отличие от Сэма она стыдилась своей наготы.

Она нашла котелок и нагрела воду на костре. Услышав за спиной шум, она не удивилась, увидев Желтую Птичку. Они гостили в ее вигваме, между прочим. Желтая Птичка без обиняков спросила: — Почему ты не уехала? Ты не нужна Сэму.

Лэйси отозвалась:

— Я не уеду без Энди, а Сэм не отдает его.

— Ты обидела Сэма. Он не любит тебя. Лэйси вспыхнула:

— Что Сэм тебе обо мне наговорил?

— Немного, но я знаю, он не будет счастлив с тобой. Я смогу развеять его печали, а ты не дашь ему ничего, кроме неприятностей.

— Забирай его, ради Бога. Я жила без него шесть лет и обойдусь теперь. Мне никто не нужен, если Энди будет со мной.

— У тебя другой мужчина, — сказала индианка. — Он не нравится Эн-ди.

— С тем мужчиной все кончено, хотя это не твое дело. Послушай, Желтая Птичка, я не хочу, чтобы мы были врагами. Бери Сэма, если он тебе нужен, но оставь мне Энди. Он мой. Мой! А теперь уходи, я хочу помыться.

Желтая Птичка взглянула в глаза Лэйси, как будто бы хотела определить серьезность ее слов, затем кивнула и быстро вышла.

Лэйси толком не знала, как вести себя с Желтой Птичкой. Она искренне любила Энди, и было нетрудно догадаться, что она влюблена в Сэма. Но странно, Лэйси не чувствовала в этой женщине ничего угрожающего. Ее сердце покалывала тревога. Она была здесь чужаком, пришельцем из иного мира. Она боялась, что доброжелательность индейцев к ней во многом объясняется их уважением к Сэму.

В последующие дни Сэм и Лэйси не разговаривали, но и не спорили. Она не выпускала Энди из виду, хотя в душе беспокоилась о ранчо. Но если бы она вздумала уехать, забрав с собой сына, Сэм немедленно остановил бы ее. Она хотела усыпить его бдительность.

Больше всего Лэйси опасалась, как бы Тэйлор не вернулся с шерифом. Тэйлор ни перед чем не остановится, чтобы заполучить ранчо. Но вот причину этого она так и не узнала.

Когда ни Крэмер, ни шериф не появились, Лэйси начала дышать спокойнее. Она знала, Бегущий Буйвол зорко охраняет лагерь, каждую ночь он посылал мужчин в лес нести караул. Лэйси постепенно привыкла к жизни в селении индейцев. Она даже готовила для них еду.

Но она не пускала Сэма к себе в постель. Они спали все в том же вигваме. Она никогда не спрашивала его, с кем и где он проводил ночи. Лэйси настояла, чтобы Энди ночевал с ней.

Лэйси чистила фасоль и готовила жаркое из кролика, которого Сэм подстрелил утром. От костра шло приятное тепло. Вечера становились все холоднее, и Лэйси надеялась вернуться с Энди домой до первого снега.

— Как вкусно пахнет!

Лэйси притворилась, что не расслышала, но ее сердце застучало, когда Сэм, подойдя сзади, наклонился над ней. Его волосы были все еще влажными после купания. Стоило ей только представить холодную воду, как по ее телу пробежала дрожь.

— Можно будет ужинать, как только испечется хлеб, — проговорила Лэйси, не прерывая своего занятия. Желтая Птичка научила ее печь индейский хлеб.

Сэм опустился около нее, протянув руки к костру. Он задумчиво поглядывал на огонь.

— Через несколько дней Бегущий Буйвол поведет свое племя на зимнюю стоянку, — начал он. — Нам пора уезжать. Мне и Энди…

Лэйси уронила ложку и подняла на него глаза.

— Ты ведь знаешь, что я собирался ехать, — сказал он. — Тебе надо решить, что будешь делать ты. Ты можешь присоединиться к нам, но путешествие непростое. Да и денег на троих, боюсь, Мне не хватит, ведь нам предстоит ехать в дилижансе. — Он вопросительно посмотрел на нее. — Ты можешь вернуться на ранчо и выйти за Крэмера. Ты мне больше не жена.

Лэйси ответила ему колючим взглядом.

— Я жестоко ошиблась, пустив тебя в свою постель.

Между нами больше нет любви. А без любви заниматься этим грешно.

— Ты уверена, что мы больше не любим друг друга? Но ведь что-то есть между нами! Лэйси! Что-то существует независимо от нас, и это невозможно не признать.

— Ты хочешь сказать, что все еще любишь меня? — ошеломленно спросила она.

— Ты мать моего сына. Мы когда-то сильно любили друг друга. Я не знаю, вернется ли сила этого чувства, или я просто хочу этого. Но я далеко не равнодушен к тебе. Я не раз тебе это доказывал.

— Это значит, что я не выдавала тебя янки и не посылала за тобой в погоню отряд? Ты веришь мне?

Сэм отвернулся.

— Возможно. Некоторые вещи до сих пор остаются для меня загадкой.

Лэйси нахмурилась.

— Ты сам себе противоречишь, Сэм. Как ты можешь любить меня, если не доверяешь? Я поеду с тобой и Энди в Калифорнию, но не как жена. То, что ты чувствуешь ко мне, — вожделение, а не любовь. Я не уверена, что ты вообще когда-то любил меня.

Ее слова повисли в воздухе, как густой и влажный осенний туман.

Глава 13

После тяжелого разговора Сэм не вернулся в вигвам. Лэйси понятия не имела, где он проводит ночи, но подозревала, что у Желтой Птички. Индианка в последнее время выглядела очень довольной. Лэйси не стала спрашивать Сэма о том, где он проводит ночи. Она боялась услышать правду.

Весь лагерь готовился к дальнему переходу на зимнее стойбище. У каждого была своя работа, у Лэйси тоже. Она собирала поздние ягоды и сушила их на солнце. К сожалению, Энди не позволяли сопровождать ее и других женщин, поэтому бегство отпадало.

Однажды Желтой Птичке удалось залучить ее на пару слов.

— Через три солнца мы уезжаем на зимнюю стоянку, — сказала она. — Я знаю, что ты не хочешь ехать с Сэмом в Калифорнию, и помогу тебе бежать.

Подозрения Лэйси усилились.

— Почему ты решила помочь мне? Я ведь тебе не нравлюсь.

— Мы с Сэмом любовники, — не моргнув глазом солгала она. — Мы стали ими до того, как ты пришла в лагерь. Ты знаешь, я не лгу. Именно поэтому он ушел от тебя и спит со мной. Он больше не хочет тебя.

— Я не уеду без Энди, а Сэм отказывается отпустить его. Желтая Птичка придвинулась поближе.

— Ты хочешь уехать или нет?

— Я только что сказала, без…

— Ты сможешь взять Эн-ди с собой. Я подарю Сэму других сыновей. И твой сын будет не нужен ему.

Лэйси пристально взглянула в глаза индианке. Она казалась искренней, но могла ли Лэйси доверять знахарке?

— И как ты собираешься помочь мне? Мы с Энди редко остаемся наедине. Мне нужна лошадь и…

— Я все продумала, доверься мне. Завтра мужчины уходят на охоту. Сэм вместе с ними. Он просил меня приглядеть за тобой и Энди, пока его не будет.

Возбуждение охватило Лэйси.

Это был шанс, которого она так долго ждала.

— И сколько Сэма не будет?

— Мужчины уйдут далеко, их не будет два солнца. Ты успеешь.

Лэйси терзали сомнения.

— Помогая мне и Энди, ты навлечешь на себя гнев Сэма. Я удивляюсь, что ты готова так рисковать.

— Я устрою все так, что он не заподозрит моего участия. Когда тебя не будет, он обратится ко мне со всеми своими нуждами.

— Ты ошибаешься. Сэм все равно поедет в Калифорнию.

Желтая Птичка улыбнулась.

— Не поедет, Бегущий Буйвол ценит Сэма. Вместе мы уговорим его остаться, закон белых людей не сможет достать его, пока он с нами.

Несмотря на все подозрения, Лэйси понимала, что у нее нет другого выбора.

— Скажи мне, что я должна делать.

Лэйси внимательно слушала. Если все сложится так, как задумано, она и Энди скоро вернутся домой. И она никогда больше не увидит Сэма. Эта мысль заставила ее усомниться в своем решении. Она снова влюбилась в Сэма. Вместо того чтобы ненавидеть его и каждую секунду помнить о его вине!

За эти годы он очень изменился, но, несмотря на это, все равно оставался тем Сэмом, которого она когда-то любила. Он возмужал, стал жестче и суровее. Заниматься с ним любовью было райским блаженством. Но она не могла позволить, чтобы ее любовь к Сэму заслонила все. Она должна помнить о сыне и сделать для него все, что в ее силах. Ехать через всю страну, зная, что на каждом шагу тебя подстерегает встреча с представителями закона, было далеко не в интересах Энди. А если Сэма схватят и посадят в тюрьму? Что тогда станет с Энди?

А с ней?

Внезапно Лэйси поняла, что сегодняшняя ночь будет ее последней ночью с Сэмом. Всего одна ночь…

Сэм стремился поскорее уехать в Калифорнию. Но ему пришлось отложить путешествие, потому что Бегущий Буйвол предложил ему принять участие в большой охоте, которая должна была состояться на следующий день. Он знал, что Лэйси может воспользоваться его отсутствием и сбежать вместе с Энди, поэтому попросил Желтую Птичку присмотреть за ними. Разумеется, она согласилась. Но чувство необъяснимой тревоги не покидало его. В конце концов, успокаивал себя Сэм, он доверял Желтой Птичке и не мог обидеть Бегущего Буйвола.

Вечером Сэм вернулся в вигвам, чтобы поужинать с Лэйси. В последние дни они почти не разговаривали, и он хотел как-то сгладить конфликт. Он и сам хорош, что душой кривить. Доверять ей он не мог, но любить ее никто ему не запрещал.

Лэйси сидела одна.

— Ты не возражаешь, если мы поужинаем вместе?

— Как хочешь. Я всегда готовлю на двоих, — отозвалась Лэйси.

— Где Энди?

— Ночует у Сидящего Медведя. — Сняв с огня горшок с тушеной олениной, она щедро наполнила миску и отрезала большой ломоть индейского хлеба.

Сэм уселся напротив нее и принялся за еду.

— Вкуснятина!

Лэйси взглянула на него.

— Ты хочешь о чем-то поговорить?

— Завтра я ухожу на охоту. Ты обещаешь, что не сбежишь?

— Я же сказала, что поеду с тобой в Калифорнию, — уклончиво ответила Лэйси.

— Я знаю, что ты сказала, — настаивал Сэм. — Я хочу знать, могу ли я доверять тебе?

— О чем ты говоришь! Конечно!

— Я решил, что на этот раз доверяю тебе, — вздохнул Сэм, сознавая, что тает словно воск. Как хорошо было бы вместе поехать в Калифорнию! Она готова дать слово? Что ж, он еще раз проверит ее честность.

Лэйси, покусывая травинку, раздумывала, что сказать. Если она откажется отвечать, Сэм останется в лагере и не пойдет на охоту. А она потеряет хороший шанс сбежать. С другой стороны, если она даст слово и нарушит его, Сэм никогда не простит ей. Короче, что бы она ни сделала, Сэм станет ненавидеть ее. И наконец, Лэйси решилась. Солгала.

— Я буду здесь, когда ты вернешься, Сэм. Казалось, ее ответ успокоил Сэма. Она не могла смотреть ему в глаза, боясь, что он догадается об обмане. К ее облегчению, Сэм кивнул и продолжал есть.

Немножко успокоившись, Лэйси робко подняла взор. Она прекрасно понимала, что видит его, наверное, в последний раз. Она смотрела на него, стараясь навсегда запомнить каждую черточку любимого лица.

Его мужественная и грубоватая красота говорила о твердом характере. О, как не походил этот нынешний статный мужчина на юного желторотого мальчика, которого она полюбила шесть лет назад!

Она хотела его. Если только… Ей в голову внезапно пришла дерзкая мысль. Почему бы и нет? Они одни, и в их распоряжении целая ночь. Если она еще раз вкусит его любви, то сможет сохранить воспоминания об этой ночи навсегда.

Сэм поставил свою миску. Его глаза сверкнули. Он догадался, чего она хочет, подумала Лэйси.

— Зачем ты так со мной? — приглушенно произнес он. — У нас растет сын. Мы пока еще женаты. Я хочу…

Ей вдруг стало хорошо и уютно.

— Говори, говори, Сэм… Может, мы хотим одного и того же.

Нежная улыбка тронула его губы.

— Может быть…

Он посмотрел на ее губы. Они раскрылись в немом приглашении.

— Что бы ни случилось, любовь всегда будет объединять нас, — горячо прошептал он. — Ты позволишь мне любить тебя сегодня? Я соскучился.

Позволить ему? Да она умрет, если не сделает этого.

— Люби меня, Сэм. Пожалуйста…

Его язык проник во влажную глубину ее рта. Лэйси услышала его стон, почувствовала дрожь в коленях, а сердце ее рванулось в галоп. Сэм лишь прикоснулся к ней, а она уже готова.

Она жадно вдыхала его запах. Умирая от желания, она запустила руки в его волосы. Она чувствовала жесткую щетину на его подбородке, тепло его кожи, жесткое очертание скул.

Она утонула в глубоком поцелуе. Его руки слегка дрожали, когда он снимал с нее сорочку.

Ему оставалось только расстегнуть брюки.

— Ты готова, любимая. Я сейчас, сейчас…

Сэм решительно посадил ее к себе на колени. Она оказалась лицом к нему, широко разведя ноги. Легкий вскрик вырвался из ее уст, когда он вошел в нее.

Обхватив ее ягодицы обеими руками, он двигался вперед и назад, она прижималась к нему, вторя его движениям. С полузакрытыми глазами, она погрузилась в сладостный ритм их соития, зная, что сохранит это воспоминание навсегда.

Наслаждение росло, и они продолжали движение, пока возможно было выдержать это напряжение. Но вот легкий вскрик сорвался с ее губ. Сэм прокричал ее имя и кончил следом за ней.

Костер догорел, превратившись в горстку пепла. Сэм разделся и лег рядом. Среди ночи он разбудил ее еще раз, и они опять любили друг друга. Ранним утром Сэм вышел из вигвама.

Лэйси повернулась на бок и провалилась в глубокий сон.

Сэм специально чуть свет вышел из вигвама в холодную рань, чтобы побыть наедине с Желтой Птичкой. Заметив Сэма, она сама подошла к нему.

— Я приготовила тебе еду, — быстро сказала девушка. Сэм взял из ее рук сверток и засунул его в седельную сумку.

— Спасибо тебе, Желтая Птичка. Я рад, что ты решила проводить нас. Я хотел кое-что тебе сказать перед отъездом.

— Не волнуйся, Сэм. Я присмотрю за Эн-ди и Лэй-си.

— Лэйси обещала мне, что никуда не сбежит. Так что тебе не обязательно следить за ней.

Глаза Желтой Птички сузились.

— Лэй-си так сказала? Ты веришь этой женщине?

После небольшой заминки Сэм произнес:

— Я, может быть, и пожалею об этом, но на этот раз, я дал ей кредит доверия.

— Я надеюсь, ты не ошибся, Сэм, — сказала индианка, скрывая бурную радость.

Сэм пристально взглянул ей в лицо, затем коротко кивнул и двинулся догонять Бегущего Буйвола.

Через некоторое время Желтая Птичка направилась к вигваму Лэйси. Спокойно отдернув полог, она нырнула внутрь.

— Почему ты все еще спишь? Ты передумала? Зачем ты пообещала Сэму, что будешь здесь, когда он вернется?

Лэйси сладко потянулась под одеялом. Она не ждала, что Желтая Птичка заявится до того, как она умоется и оденется.

— Уже пора? — Она приподнялась, опираясь на локоть. — Я сказала Сэму то, что он хотел услышать. Я не люблю врать, но у меня не было выбора.

Желтая Птичка потянула носом воздух и поморщилась.

— По запаху знаю, ты и Сэм спали вместе. Может, ты передумала и не хочешь уезжать?

Лэйси подняла глаза на индианку.

— Сэм мой муж. И что мы делали, тебя не касается, — бросила она с вызовом. — Я солгала Сэму ради Энди. Для Энди будет плохо, если Сэм увезет его из Техаса. Он еще слишком мал для той жизни, что Сэм уготовил ему. Сэм будет все время оглядываться через плечо, нет ли за ним погони. Разве это жизнь для мальчика?

— Ты сделала правильный выбор, — одобрила Желтая Птичка. — Я приготовлю твою лошадь и приведу Энди.

— Как ты не боишься гнева Сэма?

— Не беспокойся, я сумею успокоить его. Я знаю, он не станет скучать по тебе и сыну.

Резко повернувшись, Желтая Птичка вышла из вигвама. Ее слова больно уязвили Лэйси. Может быть, индианка права? Почему, собственно, Сэм должен скучать по ней, когда Желтая Птичка готова на все, лишь бы его утешить?

Отогнав прочь неприятные мысли, Лэйси быстро оделась и вышла. Ей нечего было брать с собой, все, чем она владела, было при ней.

Энди стоял рядом с Желтой Птичкой, на его личике застыл немой вопрос.

— Мама, Желтая Птичка сказала, что мы уезжаем. Когда, мама? Почему мы не подождем папу?

Лэйси обняла мальчика.

— Мы не можем ждать папу, солнышко. Мы уезжаем прямо сейчас.

— Куда?

— Домой.

— На ранчо? Без папы?

— Я позже объясню, — пообещала Лэйси, усаживая мальчика в седло.

— Но… но, мама, а как же папа?

Лэйси устроилась позади Энди.

— Это очень сложно, чтобы объяснить вот так, на ходу…

Что-то заподозрив, Энди продолжал настаивать:

— Папа не знает, что мы уезжаем, да? Я должен оставить Сидящего Медведя? На ранчо у меня нет друзей и не с кем играть.

— А Расти? А наши работники? Разве они тебе не друзья?

— Это совсем другое, — печально вздохнул Энди, — они большие. Ты поезжай без меня. Я подожду папу.

Лэйси нахмурилась.

— Не упрямься, Энди. Есть причины, которые заставляют меня уехать прямо сейчас.

— В ваших баулах еда, — сказала Желтая Птичка. — Позаботься об Энди. Он хороший мальчик, и я очень привязалась к нему.

Лэйси пришпорила кобылу и двинулась вперед, оставляя позади индейское селение и воспоминания о любви Сэма. Может быть, и правда, что она носит его ребенка. Она не станет сожалеть об этом, потому что у нее останется частичка любви Сэма.

Уже совсем стемнело, когда Лэйси и Энди въехали в ворота ранчо. Двор был пуст. Было время ужина, и окна кухни ярко светились. Лэйси колебалась, стоит ли ей сразу заявить о своем прибытии или подождать, пока рабочие закончат ужин. Но тут дверь кухни открылась, и на пороге появился Расти. Он направился к сараю, увидел Лэйси и остолбенел.

— Мисс Лэйси, не может быть! Слава Господу, вы дома! — С этими словами он бросился к ней, снял мальчика с лошади и помог ей спешиться. — Все хорошо?

— Все в порядке, Расти. Идемте в дом, вы должны рассказать мне, что произошло за наше отсутствие.

— Я понесу мальчика, — предложил Расти, беря Энди на руки. — Похоже, маленький путешественник здорово устал.

— У меня теперь есть друг, Расти, его зовут Сидящий Медведь, — сообщил Энди. — Раньше у меня никогда не было друзей моего возраста.

— Выходит, ты неплохо провел время, — улыбнулся Расти.

Они подошли к крыльцу, когда дверь распахнулась, и Рита выбежала навстречу.

— Сеньора! Энди! Роr Dias, вы вернулись!

— Рита, что ты делаешь здесь так поздно?

— Рита оставалась в доме с тех пор, как вы уехали. Она хотела быть здесь, когда вы вернетесь. Мы все так счастливы, что вы наконец дома, мисс Лэйси.

— Si, сеньора, — кивнула Рита. — Это правда. Вы голодны? Я мигом что-нибудь соображу.

— Возьми Энди на кухню и приготовь ему что-нибудь, Рита. Я поем позже. Расти должен рассказать мне, как тут у вас дела.

— Si, сеньора. — Рита взглянула мимо Лэйси, сдвинув брови. — Сеньор Сэм с вами?

Лэйси покраснела и отвернулась.

— Нет, Сэм не захотел вернуться на ранчо. Энди немедленно ухватился за ее ответ:

— Неправда, мама. Папа не позволил бы тебе увезти меня, если бы знал, что никогда больше не увидит меня.

— Хватит, Энди, — строго сказала Лэйси. Когда Энди насупился и слезы готовы были брызнуть из глаз, Лэйси поняла, что одернула его слишком резко, и пожалела об этом.

— Прости, солнышко. Мама устала. Сначала мне нужно поговорить с Расти, потом я объясню тебе, почему нам пришлось вернуться домой без папы. Иди с Ритой. Я знаю, ты голоден.

— Хорошо, мама. — Энди шмыгнул носом и, дав Рите руку, последовал за ней на кухню.

— Пойдемте ко мне в кабинет, Расти. Я воображаю, сколько всего накопилось за мое отсутствие.

Лэйси села за письменный стол, Расти устроился в кресле напротив.

— Начнем со стада, Расти. Как животные? Больше не было попыток угона?

— Стадо в порядке. Мы уже перегнали его с пастбища на зиму, — ответил управляющий. — Когда придет весна, можно отправлять на рынок. Я знаю, вам нужны деньги.

— К сожалению, деньги от продажи скота не решат всех моих проблем. Единственная надежда, что банк примет во внимание предстоящую выручку от продажи как частичное покрытие ссуды. Тэйлор Крэмер появлялся на ранчо?

— Приезжал однажды, после нападения на лагерь индейцев. Он сказал, что Сэм не позволяет Энди уехать и что вы не уедете без него. Он говорил, что Сэм предлагал вам уехать, но вы отказались. С тех пор мы ничего не слышали о нем и не видели его. Из его слов я понял, что вы не захотели уехать без Энди и что Сэм не обидел ни вас, ни мальчика, но Крэмер был ужасно зол.

— Могу себе представить, — сухо заметила Лэйси. — Я приехала в лагерь индейцев как раз вовремя. Тэйлор и его бандиты вот-вот собирались начать атаку, рассчитывая на эффект неожиданности. Но они просчитались, потому что я успела предупредить Сэма. Я уверена, люди Крэмера убивали бы всех без разбору. Если бы я не приехала вовремя, невинные люди были бы убиты без предупреждения, и я потеряла бы Энди и… Сэма.

— Я удивлен, что Крэмер не вернулся в индейскую деревню для другой попытки. Интересно, почему он не обратился за помощью к шерифу? Сэм ведь находится в розыске.

— Сама не понимаю, — вздохнула Лэйси. — Я могу понять, почему наемные бродяги не захотели идти против индейцев, но это не объясняет, почему Тэйлор не обратился к властям? Индейское поселение совсем маленькое, и отряд шерифа легко мог бы взять лагерь.

— Может быть, Крэмер никогда не расскажет шерифу об этом инциденте, — предположил Расти.

— Через пару дней я поеду в город и попытаюсь узнать, что задумал Тэйлор. По каким-то непонятным причинам он хочет заполучить «Би-Джи» и ради этого готов жениться на мне.

— Трава у нас хороша, когда идут дожди, но ничем не лучше, чем луга Крэмера, — размышлял Расти. — Та же самая река протекает и через ваши земли, и через земли Крэмера. Для меня это загадка, мисс Лэйси.

— Как и для меня, — вздохнула Лэйси. — Интересно, мой брак с Сэмом уже аннулирован?

— Я не знаю, но думаю, мне дали бы знать, если бы это произошло. Как вам удалось уговорить Сэма отдать Энди?

Лэйси потупила взор.

— Я не уговаривала его. Он уехал с индейцами на большую охоту. Я пообещала, что дождусь его.

— Вы солгали? — произнес Расти с ноткой недоверия. — Это не похоже на вас, мисс Лэйси.

— Я сделала это ради Энди, — оправдывалась Лэйси. — Сэм вне закона. Будущее Энди очень волнует меня. Какая жизнь ожидает моего сына с человеком, подозреваемым в совершении преступления?

— Готов согласиться, что вы правильно поступили. Но не уверен, что Сэм оставит это без последствий. Он может появиться на ранчо, злой как сам черт.

В своем воображении Лэйси тут же нарисовала картину: Сэм и Желтая Птичка в интимных объятиях на ложе вигвама.

— Нет, он не появится. Сэм слишком дорожит своей свободой, чтобы рисковать, а появляться в этом районе было бы небезопасно для него.

— Что касается Крэмера… Вы ведь не выходите за него? Лэйси поджала губы.

— Нет, но, возможно, я еще потяну с отказом. Тэйлор что-то задумал, Расти. Я пока не знаю, что именно. Не беспокойтесь, я скорее потеряю ранчо, чем выйду за него. Он натравил бы своих головорезов на Энди, если бы я не вмешалась. Я не могу выйти замуж за такого человека.

— Эти слова греют мое сердце, мисс Лэйси. Я ценю ваше доверие. — Он заглянул ей в глаза. — Вы устали. Перекусите и поскорее ложитесь в постель.

— Да, Расти, вы хороший друг.

— Хоб просил меня присматривать за вами после его кончины, я это и делаю. — Он поднялся. — Только не пытайтесь проявить излишнее любопытство к делам Тэйлора. Это до добра не доведет.

— Я буду осторожна, Расти.

Лэйси прошла на кухню, чтобы забрать сына и уложить его в постель, но нашла там только Риту.

— Где Энди? Рита улыбнулась.

— Бедный ребенок заснул над тарелкой. Вы разговаривали с Расти, поэтому я сама уложила его в постель. Присядьте, сеньора. Еда еще горячая. Поешьте и поскорее ложитесь спать.

Лэйси ценила Риту, находя в ней массу достоинств. Не меньше ценила она и Расти, и своих рабочих. Не только за их преданность ей и Энди, но и за то, что они стоически мирились с ее неумением вести хозяйство. Но она училась и, Бог свидетель, не лишилась ранчо, которое так любила.

Лэйси съела все, что приготовила Рита, и доплелась до кровати, совершенно без сил. Она почти не сомкнула глаз в предыдущую ночь и потом весь день была в пути, чтобы успеть на ранчо до наступления темноты. Не раздеваясь, она рухнула на постель и тут же уснула.

Большая охота закончилась, и все участники с триумфом возвратились в лагерь. Охота оказалась удачной и женщины немедленно принялись за работу, разделывая мясо и развешивая его около костров для сушки, чтобы заготовить на зиму. Сэм поискал глазами Лэйси, но не нашел ее. Желтая Птичка спешила к нему, при виде ее тяжелое предчувствие закралось в его сердце.

Выражение лица Желтой Птички говорило само за себя, и Сэма объял страх.

— Мне очень жаль, Сэм.

Сэм соскочил с Галахада, схватил Желтую Птичку за плечи, так что она вскрикнула от боли. Он тут же отпустил ее.

— Что произошло? Говори! Что случилось с Лэйси и Энди?

— Ты сказал мне, что она не уедет, что обещала тебе быть здесь, когда ты вернешься.

Мысли Сэма перегоняли одна другую.

— Она сбежала? Ты уверена? И она взяла Энди?

Желтая Птичка кивнула:

— Лэй-си взяла Эн-ди с собой.

Сэм чертыхнулся.

— Она обещала! Я доверял ей! Она солгала. Она смотрела мне в глаза и лгала.

Сэм поставил ногу в стремя, собираясь вскочить на лошадь.

— Куда ты?

— За моим сыном.

Желтая Птичка вцепилась в его ногу.

— Подумай сначала, Сэм. Ты хочешь провести свою жизнь в тюрьме? Ты получишь это, если поедешь за Энди. Отпусти их.

— Ты ничего не понимаешь, Желтая Птичка. Несколько месяцев назад я понятия не имел, что у меня есть сын. Я люблю мальчика и не хочу жить без него.

— У тебя есть выбор, Сэм. Лэй-си обманула тебя. Ей нельзя доверять. Она говорила мне, что ты не нужен ей. Она собирается жить с другим мужчиной.

Сэм спустил ногу со стремени.

— Она так сказала? Когда?

— Много раз. Она и не пыталась скрывать свое презрение к тебе, когда мы разговаривали. Я не много поговорила с ней перед ее отъездом. Я просила ее пойти со мной на реку за водой. Она отказалась. Если бы я думала, что она хочет уехать, я бы не оставила ее. Они уехали, пока меня не было.

Горькое чувство обиды охватило Сэма, но он не мог бы точно сказать, что обидело его больше всего. Еще раз он глупо доверился, и еще раз Лэйси предала его. После их страстной ночи он был уверен, что у них что-то получится. И снова допустил ошибку.

Сэм с нетерпением ждал окончания охоты, чтобы поскорее вернуться в лагерь и сказать Лэйси, что верит ей во всем. Верит, что она не выдавала его янки и не посылала на его поиски шерифа, и что не она рассказала шерифу о том, что он в розыске. Он был так увлечен ею, что поверил в ее многократную ложь. Как он мог быть таким доверчивым?

Желтая Птичка тянула его за руку.

— Пойдем со мной. Я приготовила еду. Ты устал и не можешь думать ясно. Когда у тебя будет время подумать, ты поймешь, что все к лучшему. Я могу дать тебе все то, что она не могла.

Сэм мягко отстранил девушку. Желтая Птичка не сказала ничего такого, что бы вызвало его гнев. Он ценил ее дружбу, но с Лэйси все было по-другому, именно так, как должно быть между мужчиной и женщиной. Ругая себя идиотом, Сэм шагал через молчаливый лес.

— Сэм, куда ты?

— Мне надо подумать.

— Я пойду с тобой.

— Как хочешь, но предупреждаю, мне не нужна компания.

— Лэй-си плохая женщина, — приговаривала Желтая Птичка, семеня следом за ним. — Можно мне утешить тебя?

Сэм рванулся в самую гущу леса, где внезапно бросился на землю под высоким вязом. Желтая Птичка присела рядом, но он никак не отреагировал. Он не мог собрать мысли воедино. Если он уедет в Калифорнию, то никогда не увидит Энди. Если останется здесь, то окончит дни в тюрьме. Было бы лучше для него никогда не встречаться с Лэйси, не знать, что у него есть сын. Но теперь, когда он знал это, потерять Энди было немыслимо.

— О чем ты думаешь, Сэм?

— О том, как жестоко поступает жизнь с простодушными дураками.

— Я не буду жестока с тобой, Сэм. Не уезжай. Поедем со мной на зимнее стойбище. Позволь мне быть твоей женщиной.

Сэм смотрел на Желтую Птичку и видел женщину, которая спасла ему жизнь, которая никогда не предала бы его, женщину, которая открыто предлагала ему свою любовь. Могла ли Желтая Птичка дать ему утешение, которого он жаждал?

Сжав плечи индианки, он привлек ее к себе. Не время отказываться от подарка, подумал Сэм и, наклонив голову, поцеловал ее в губы.

Глава 14

Он допустил ошибку, поцеловав Желтую Птичку. Он целовал ее и не испытывал ничего, абсолютно никаких ощущений. Ни волнения, ни безудержной страсти, ни приятного ожидания, когда мягкие губы откроются навстречу ему. И хотя она прижималась к нему всем своим телом, его мозг уже отказывал ей.

Он сделал еще одну попытку, привлекая ее еще ближе, коснулся ее груди и позволил своей руке спуститься ниже… Нет, снова ничего. Что, черт возьми, происходит с ним? У него никогда не возникало подобных проблем, независимо от того, насколько усталым он был. Это все Лэйси! Что она сделала с ним? Он оторвался от Желтой Птички и лег на спину, прикрыв одной рукой глаза.

— Сэм, пожалуйста… Продолжай!

— Не могу. Не могу, Желтая Птичка. Любой мужчина был бы счастлив сделать тебя своей. Дело не в тебе, во мне.

— Я не хочу отступать, Сэм. Я подожду. Однажды ты придешь ко мне. Я не хочу, чтобы ты уехал в Калифорнию.

Сэм резко сел. После продолжительной паузы он сказал, рассеянно уставясь в пространство:

— Я не могу уехать в Калифорнию и оставить Энди. Возможно, я поеду вместе с вами на зимнюю стоянку. Это не так далеко, как Калифорния.

— Бегущий Буйвол будет доволен. А меня ты сделаешь счастливой, Сэм Гентри.

— Я не хочу обнадеживать тебя, Желтая Птичка. Я не могу дать тебе то, что ты хочешь.

— Когда-нибудь ты изменишь свое мнение, Сэм. Я никогда не откажусь от тебя.

Сэм не ощущал к ней ничего, кроме жалости. Он не любил ее, ибо никогда не прекращал любить Лэйси, несмотря на ее многочисленные предательства и несмотря на все его усилия забыть ее.

— Иди спать, — сказал он хмуро. — Уже поздно.

С тех пор как Лэйси вернулась на ранчо, дни проходили в унылом однообразии. Она углубилась в бухгалтерские книги, пытаясь подвести баланс между потерями и скудными доходами, но ничего не изменилось с прошлого подсчета. Она по-прежнему должна заплатить налоги за пять лет, причем сделать это необходимо в последний день месяца, то есть всего через три недели. Если бы дядя Хоб успел сказать ей о финансовых трудностях до своей смерти, она не была бы так потрясена.

Энди ходил сам не свой, как будто потерял лучшего друга, и Лэйси никак не могла развеселить его. Он спрашивал о Сэме так часто, что Лэйси была вынуждена сказать ему, что Сэм уехал из Техаса, чтобы избежать тюрьмы. К чести Энди, он категорически отказался верить в виновность отца.

Лэйси выбрала солнечный день, чтобы съездить в банк и попросить ссуду. В первый раз она вернулась ни с чем. Но теперь, когда дела на ранчо понемножку выправлялись и у нее было здоровое стадо, готовое для продажи, Лэйси смотрела на вещи более оптимистично. Она считала, что это весомый аргумент, но что скажет банк? После весенней продажи скота у нее будет достаточно денег, следовательно, ранчо приносит прибыль. Но это будет весной, а сейчас…

Лэйси вошла в конюшню забрать Стрекозу. Энди подбежал к ней.

— Ты куда-то собираешься, мама?

— У меня дела в городе, милый.

— Можно мне с тобой?

— В другой раз, Энди. Рита побудет с тобой.

— Что, если папа приедет и захочет, чтобы я снова поехал с ним?

Лэйси встала на одно колено, обняла худенькие плечи мальчика.

— Я ведь объяснила тебе, почему папа не может вернуться на ранчо. Ты напрасно надеешься, солнышко.

— Папа не преступник, — твердо заявил Энди.

— Я тоже не верю, что он совершил преступление, но власти думают иначе. Почему бы тебе не посмотреть, достала ли уже Рита из печи булочки? Я готова поспорить, Рита подаст к булочкам самое свежее молоко.

— Ты думаешь? — сказал Энди, его глаза загорелись. — Хоть бы булочки были с шоколадом.

— Очень может быть, — сказала Лэйси, когда Энди убежал. Как бы она хотела, чтобы и ее было так просто утешить. Кажется, ее неприятности никогда не кончатся. Если не одно, так другое. Не ранчо, так Сэм…

Сэм. Он возненавидел ее за обман? И нашел утешение в Желтой Птичке? Лэйси разрывалась перед долгом к сыну и любовью к мужчине, который не заслуживал этого. Но сын был для нее важнее. Она чувствовала себя обязанной оградить Энди от всего плохого. Так поступила бы любая мать, далее если бы потребовалось пожертвовать личным счастьем.

Лэйси ехала не спеша, чтобы прибыть в город к открытию банка. Тент над дверью был уже поднят, когда Лэйси опустила поводья перед входом. Спешившись, она ждала, пока клерк отопрет дверь.

— Лэйси! Вот так сюрприз! Вы вернулись?

Лэйси обернулась и вздрогнула, увидев Тэйлора Крэмера, окликавшего ее с противоположной стороны улицы. Он стоял перед салуном, разговаривая с ковбоями, вид которых не внушал доверия. Она насторожилась, когда он быстрым шагом направился к ней через улицу.

— Лэйси, не может быть! Я так рад видеть вас! Я беспокоился и даже решил нанять людей для вашего спасения. — Он жестом указал на ковбоев. — Мы как раз разрабатывали стратегию. — В его голосе появилась резкая нота, когда он спросил: — Я удивлен, как это Гентри отпустил вас?

— Я здесь, и это все, — отрезала Лэйси. — Нет необходимости нанимать этих людей. Заплатите и отпустите их.

— А как же Энди? Он все еще с Гентри?

— Нет. Энди дома со мной.

— Чудесно, — произнес Крэмер уныло. — У меня для вас хорошие новости. Вот почему я хотел поскорее отобрать вас у Гентри. Вы свободная женщина, Лэйси. Мы можем пожениться немедленно. Сегодня, если желаете.

Голова Лэйси закружилась. Она больше не жена Сэму. После шести лет она свободна, но почему ей так грустно?

— Я не могу выйти за вас, Тэйлор. Крэмер прищурился.

— Можете, Лэйси.

— Нет, не могу. После того как вы и ваши наемники пытались уничтожить невинных людей! Энди могли убить.

Крэмер сжал кулаки.

— Я проследил бы за Энди. Я был очень сердит на вас за то, что вы предупредили Гентри, но я готов простить вас.

— Вы прощаете меня? — Лэйси не верила своим ушам. Он заговорил приглушенным тоном:

— Вы все еще нужны мне, дорогая.

— Зачем? — спросила Лэйси. — Вам нужна моя земля, а не я. Не так ли, Тэйлор? Что такого особенного в «Би-Джи»?

— Ничего. — Он пожал плечами. — Совсем ничего. Меня всегда интересовали только вы.

— Лжете. Крэмер покраснел.

— Послушайте, Лэйси, если вы не рассчитаетесь со старыми долгами до конца месяца, вас вместе с Энди выкинут из дома. У вас не будет ничего, а зима на носу. Куда вы пойдете? Что будете делать? Выйти за меня — самое простое решение. Я могу погасить ваши долги.

— Я надеюсь получить ссуду, — возразила Лэйси. — Я собираюсь снова обратиться в банк. Говядина вновь востребована на востоке после долгих лет войны, и весной мне удастся выручить за мой скот хорошие деньги. Я надеюсь, что мистер Маркл изменит свое мнение по поводу ссуды.

— Не рассчитывайте на это, — сказал Крэмер. — Когда придете ко мне за помощью, вы увидите, что мое предложение не будет таким щедрым, как сейчас. Учтите, мое терпение не безгранично. — Он прикоснулся к полям шляпы. — Всего наилучшего, дорогая.

Надежда не оставляла Лэйси. Она верила, что ей не придется обращаться к Крэмеру за помощью. С этой мыслью она расправила плечи и вошла в банк, где справилась о мистере Маркле. После небольшого ожидания ее провели в его кабинет.

Маркл вежливо привстал.

— Что я могу сделать для вас, миссис Гентри? Лэйси прочистила горло.

— Однажды вы отказали мне в ссуде, мистер Маркл, но я надеюсь, на этот раз вы передумаете.

Маркл вздохнул.

— Пожалуйста, присядьте, миссис Гентри, и скажите мне, почему я должен изменить свое решение.

— У меня свыше пятисот голов скота, который я предполагаю весной выставить на продажу. Я надеюсь получить по меньшей мере пятнадцать долларов за голову, а может быть, и больше. Сейчас хороший спрос на скот. Но эти деньги будут не сейчас и их будет недостаточно для покрытия долга, который накопил дядя Хоб за пять лет. Деньги следует внести в конце месяца.

— Я понимаю ваши проблемы, — кивнул Маркл.

— Я надеюсь, мистер Маркл, продажа стада может служить обеспечением займа.

— Сколько вы хотите?

— Три с половиной тысячи долларов достаточно, чтобы расплатиться со всеми долгами.

Маркл кашлянул.

— Невероятная сумма.

— Я могу лишиться дома, если банк не пойдет мне навстречу.

— Вы должны понимать позицию банка, — сухо возразил Маркл. — Банк не может пойти на такой риск. Может случиться многое, что помешает вам продать ваш скот. Вымогатели очень активны в Канзасе. Вы сможете заплатить им за пропуск вашего стада, что они наверняка потребуют? Погода — еще один фактор. Вам придется преодолеть прерии, горы и реки. Вы потеряете часть стада, которое и так довольно маленькое по техасским стандартам.

— Наше стадо маленькое, потому что оно уменьшилось из-за болезней и засухи. Дядя Хоб был не в состоянии купить еще животных, чтобы пополнить потери.

— Насколько я знаю, после долгого отсутствия объявился ваш супруг, — заметил Маркл. — Возможно, если он обратится за ссудой от своего имени, руководство банка решит вопрос положительно. Банк неохотно предоставляет ссуды женщинам. Случалось, что мы шли навстречу подобным просьбам и, увы, это ничем хорошим не кончилось. Банк терпел потери.

Лэйси сосредоточенно изучала свои ногти.

— Мистер Гентри и я больше не состоим в браке. Наш брак аннулирован.

— Я понимаю. Вы, кажется, собирались выйти за мистера Крэмера, до того как появился ваш муж? Если вы сделаете это, то вам не потребуется ссуда. Мистер Крэмер достаточно богат.

— В настоящее время у меня нет желания снова вступать в брак. Это ваше окончательное решение, мистер Маркл?

— Мне очень жаль, миссис Гентри, но я больше ничего не могу сделать для вас. Может быть, банк побольше, в другом городе, отважится пойти на риск и понести убытки, если вы будете не в состоянии вернуть ссуду.

Несмотря на горькое разочарование, Лэйси удалось сохранить достоинство.

— Не буду больше занимать ваше время, мистер Маркл. Всего доброго.

Лэйси вышла из банка совершенно потерянная. Ей казалось, что жизнь кончена. Сэм уехал, надежда спасти ранчо рухнула, и Энди винил ее за то, что она отняла у него отца. Куда ни глянь, одно было хуже другого.

В одном Лэйси была уверена. Она не выйдет замуж за Тэйлора и не продаст ему ранчо. Она должна подумать, что будет делать, когда у нее отберут дом, но в ее планах нет места для Крэмера. Если он так жаждет получить ранчо, пусть участвует в аукционе, когда «Би-Джи» будут продавать за долги.

Лэйси планировала сделать одну остановку по дороге домой. Она хотела заглянуть в агентство по продаже земли. Должна же быть какая-то причина, объясняющая, почему Тэйлор так хочет заполучить ее ранчо. Она подъехала к агентству, и тут шериф Хейл окликнул ее:

— Миссис Гентри, у вас найдется минутка? Лэйси подождала, пока шериф подъехал к ней.

— Вы хотите поговорить со мной, шериф?

— Ну да, миссис Гентри. Я готов побиться об заклад, вы были счастливы услышать, что с вашего мужа сняты все обвинения по поводу ограбления банка в Додж-Сити? Я лично хотел извиниться за ошибку. Вы видели Сэма? Я надеюсь, он не очень серьезно ранен? Ай-ай-ай, — шериф покачал головой, — такая досадная ошибка.

Лэйси молча смотрела на него.

— Я… я не понимаю, — наконец выдавила она. — Вы говорите, что Сэм больше не преследуется законом? И давно вы это узнали?

Хейл нахмурился.

— Несколько недель назад. Я получил телеграмму от шерифа Даллера из Додж-Сити, в которой сообщалось, что братья Гентри чисты перед законом. Ваш муж больше не должен скрываться, миссис Гентри.

— Почему вы не сообщили мне? — Голос Лэйси звенел от возмущения. — Вы не имели права скрывать от меня такую важную новость.

Хейл почесал в затылке.

— Простите, миссис Гентри, я думал, вы знаете.

— Откуда?

— Я собирался поехать на ранчо и рассказать вам, но случайно наткнулся на мистера Крэмера. Он сказал, что едет к вам, и вызвался все передать самолично… Я и предположить не мог, что мистер Крэмер скроет это от вас.

Необходимо тотчас же сообщить Сэму, решила Лэйси. Это может в корне изменить его жизнь… А может, и ее тоже.

— Спасибо, шериф. Я непременно передам ему.

— Скажите ему, что я буду рад видеть его. Пусть он не держит зла на меня и моих людей. Мы всего лишь выполняли свой долг.

Наскоро попрощавшись, Лэйси вскочила в седло и помчалась к ранчо Крэмера. Отпустив поводья, она соскочила с лошади. Не обращая внимания на косые взгляды работников и прислуги, Лэйси поднялась по ступеням и изо всей силы заколотила в дверь.

Крэмер открыл сам. Его тонкие губы растянулись в самодовольной улыбке.

— Лэйси, неужели вы взялись за ум? Вы решили все же выйти за меня или продать мне ранчо?

Лэйси прошла мимо, как будто не заметив его. Ее лицо пылало от ярости. Она резко обернулась.

— Будьте вы прокляты, Тэйлор Крэмер! Почему вы не сказали мне, что с Сэма снято обвинение?

Выражение лица Крэмера мгновенно изменилось.

— Откуда вы знаете?

— Я встретила в городе шерифа. Он сказал, что вы взялись передать мне эту новость. Но это не сочеталось с вашими планами, не так ли? Вы знаете, чего мне стоило ваше молчание? Чего стоило оно Сэму? Вы никогда не получите мое ранчо, Крэмер. Я буду умолять банк, займу или украду эти деньги, я сделаю все, лишь бы уберечь от вас свою собственность.

— Не кипятитесь, Лэйси, — с натянутой улыбкой проговорил Крэмер. — Вы избавились от мужчины, который совсем не любил вас. Если бы это было не так, он бы не сбежал от вас.

— То, что когда-то произошло между нами, вас не касается. Чего вы ожидали, держа меня в неведении?

— Вы, черт возьми, прекрасно знаете, чего я ожидал, — усмехнулся Крэмер. — Я хотел вычеркнуть Сэма Гентри из вашей жизни. И кажется, я добился успеха. Гентри уехал, и вы больше ему не жена. — Он придвинулся ближе, в его голосе зазвучала зарождающаяся страсть. — Пусть все это останется между нами, моя дорогая. Я на самом деле люблю вас, Лэйси, и гораздо больше, чем вашу землю.

— Позвольте мне усомниться в этом, — отчеканила Лэйси. — Я никогда не прощу вас, Тэйлор. Если вы хотите получить «Би-Джи», можете добиваться этого через суд. Уйдите с моей дороги. И оставьте меня в покое. — Отстранив его, Лэйси направилась к дверям. — Держитесь подальше от моего ранчо, Тэйлор. Иначе мои работники станут стрелять без предупреждения.

Лэйси мучительно размышляла всю дорогу домой. Из-за Крэмера она развелась с Сэмом. Его гнали и травили, словно зверя, преследовали как преступника, которым он не был. А Тэйлору Крэмеру нужно только ее ранчо. Какая же она дура, если верила в его любовь.

Лэйси въехала во двор и спешилась. Лефти вышел забрать лошадь.

— Где Расти?

— Он в кузнице, мисс Лэйси.

— Спасибо. — Лэйси сгорала от нетерпения. Ей требовалось немедленно с кем-то поговорить, а Расти единственный, кому она могла излить душу.

Лэйси вошла в кузницу. Терпкий запах лошадей и кожи ударил ей в нос. Только сейчас Лэйси вспомнила, что забыла заехать в агентство и навести справки о ранчо.

Расти с удивлением взглянул на нее:

— Вы получили ссуду, мисс Лэйси?

— Не угадали, Расти.

— Тогда что? — озабоченно спросил он. — Что-то произошло в городе?

— Да, но на этот раз новости хорошие. Я говорила с шерифом. Обвинения с Сэма и его братьев сняты несколько недель назад. Сэму больше не угрожает тюрьма.

Улыбка осветила суровое лицо Расти.

— Вот это да! И шериф только что узнал об этом?

— Нет, и в этом все дело. Он знал давно. Тэйлор Крэмер взялся передать мне эту новость, но сознательно скрыл ее. Последствия известны.

Расти чертыхнулся сквозь зубы.

— Простите, мисс Лэйси. Я могу с вашего разрешения пальнуть в Крэмера, если он вздумает появиться здесь?

— Вы просто прогоните его с моей земли, но не стоит стрелять, это только навлечет на вас неприятности.

— Что вы собираетесь делать? Сэм должен узнать, что обвинения сняты.

— Я хочу поехать в лагерь индейцев и все рассказать ему. Он, возможно, не обрадуется мне, но наверняка его порадует новость, которую я привезу.

— Я поеду с вами.

— Не стоит, Расти. Я сама смогу найти лагерь.

— Вы не поедете одна, мисс Лэйси, спор окончен. Когда вы будете готовы?

— Утром. Сейчас очень поздно. Я надеюсь и молюсь, что Сэм еще там. Он мог уехать в Калифорнию, а индейцы могли уйти на зимнюю стоянку.

— Отправляемся завтра с утра, — сказал Расти. Лэйси кивнула.

— Я буду готова.

— Мисс Лэйси, еще один вопрос. Вы навели справки по поводу вашей земли?

— Нет, Расти, я не обращалась в земельное агентство. Я была только в банке. Мистер Маркл отказал мне. А потом я узнала о Сэме и скорее помчалась домой. Когда я вернусь, то первым делом узнаю, почему Тэйлор так хочет прибрать к рукам мои земли.

Лэйси прошла в дом. Энди выбежал из кухни, дожевывая огромный кусок пирога. Увидев мать, мальчик просиял:

— Мама! Ты дома! Ты уже закончила свои дела в городе?

— Да, милый. Я все сделала и кое-что узнала. Ты очень обрадуешься.

— Ты видела папу?

— Нет, сынок, но я узнала, что Сэма больше не разыскивают. Обвинения полностью сняты.

Энди прищурился, стараясь понять услышанное. Очевидно, это было слишком для его пятилетней головки.

— Что это значит, мама?

— Это значит, что папа может вернуться домой, не опасаясь, что его отправят в тюрьму. Он теперь свободный человек.

Энди радостно завопил:

— Мы поедем в лагерь Бегущего Буйвола и расскажем все папе?

— Я сама поеду с Расти завтра утром. Я не смогу взять тебя с собой.

— О, мама, я так хотел сам рассказать папе, что он может вернуться домой.

— Прости, солнышко, я скажу ему это за тебя. Я уверена, он захочет увидеть тебя, как только узнает, что он свободный человек.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Лэйси надеялась, что сумеет сдержать слово, но сомнения не покидали ее. Что, если Сэм решит не возвращаться? А если он уже уехал в Калифорнию? А если он полюбил Желтую Птичку?

После ужина, уложив Энди, Лэйси пошла к себе. Она хотела как следует отдохнуть перед предстоящей дорогой. И приготовить себя к худшему: Сэм мог покинуть лагерь индейцев.

Лэйси и Расти выехали рано утром. Они прибыли в лагерь к закату. Сердце Лэйси налилось тяжестью, когда она увидела, что на месте лагеря остались лишь остывшие кострища.

— Это то место, я уверена, — чуть не плача сказала она.

— Да, они еще недавно были здесь, — отозвался Расти, присев около одного кострища и вороша веткой пепел. — Скорее всего они ушли дня три назад, ну, может, четыре. Женщины и дети, должно быть, идут пешком. Я смогу легко нагнать их.

Слезы текли по щекам Лэйси.

— Зачем? Сэм не собирался оставаться с ними.

— Кто знает… Если Сэм не с ними, они смогут сказать мне, куда он уехал.

Лэйси покачала головой:

— Слишком поздно. Заночуем здесь и утром вернемся домой. Я постараюсь объяснить Энди, почему его отец не вернулся домой.

Чем дальше Сэм удалялся от «Би-Джи», тем сильнее сожалел об отъезде. Все смешалось в его жизни. Он не преступник и не должен ни от кого бежать. Его место рядом с Энди, он мог бы научить сына ездить верхом, метко стрелять, да и многим другим вещам, которым может научить сына только отец.

Во всех несчастьях Сэм винил Лэйси. Но в глубине души он знал, что это неправда. Плакаты с его изображением сделают свое дело, и рано или поздно ему не миновать тюрьмы. Чем больше он думал о Лэйси, о том, что она обманула его и увезла сына, тем лучше понимал, что она действовала в интересах Энди. Злость душила его, но он признавал, что сам ничуть не лучше. Он забрал у нее Энди. Но у него были основания: Тэйлор Крэмер мог превратить жизнь мальчика в ад, а он не желал своему сыну такой судьбы.

Сэм обернулся через плечо, длинная вереница женщин и детей двигалась позади нагруженных лошадей. После трех дней пути их лица осунулись и побледнели. Жизнь индейских женщин не назовешь легкой, подумал Сэм. Они должны устанавливать вигвамы на ночь и разбирать их утром, готовить еду для мужчин, следить за детьми. Все повседневные заботы, за исключением охоты, ложились на их плечи. Он удивлялся их выносливости. Но не меньше поражался Лэйси, которая без мужской поддержки смогла родить и воспитать Энди. Это тоже был маленький подвиг.

— Твои мысли далеко, друг, — заметил Бегущий Буйвол, поравнявшись с Сэмом. — Твоя женщина и сын ушли, и тебе горько.

— Лэйси сможет позаботиться об Энди, — ответил Сэм, — но я стану скучать по нему. Если бы я только мог, то прямо сейчас поехал бы к нему!

— Ты правильно боишься суда белых людей, — грустно произнес Бегущий Буйвол. — Ты останешься с нами? Желтая Птичка любит тебя. Она готова взять тебя в мужья, если ты захочешь.

— Желтая Птичка заслуживает мужчину, который мог бы заботиться о ней, — вздохнул Сэм. — Я не тот мужчина.

— Твоя откровенность делает тебе честь, Сэм. Моей сестре следует выбрать мужчину из наших людей. Многие смелые юноши добивались ее, но она всем отказала. Я не стал выдавать ее замуж насильно.

— Не тревожься, Бегущий Буйвол, я не хочу неприятностей. Я старался отговорить Желтую Птичку, но боюсь, ты прав. Если она что-то задумала, то будет стоять на своем. Я заметил, что некоторые молодые люди косо поглядывают на меня, наверное, видят во мне соперника. Я не хочу стать причиной раздора между твоими людьми. Может быть, я уеду в Калифорнию, как собирался.

— Это твой выбор, Сэм Гентри.

Хотя вождь не просил его уехать, разговор заронил в душу Сэма сомнение. Бегущий Буйвол думал, что безрассудная любовь его сестры к Сэму наносит вред племени. Сэм соглашался. Но ему требовалось время, чтобы все хорошенько обдумать. То, что Лэйси солгала, глядя ему в глаза, приводило его в отчаяние. Но решение пришло совершенно внезапно.

— Настало время, и я должен уехать, — сказал он Бегущему Буйволу. — Когда я уеду, скажи Желтой Птичке, что я не тот мужчина, который ей нужен.

— Я скажу ей. Ты едешь в Калифорнию? Это очень далеко?

— Дальше, чем мне хотелось бы, — вздохнул Сэм, — но зато там безопаснее, чем где бы то ни было. Я собираюсь в Денвер, в Колорадо, чтобы встретиться с братьями. Я молю Бога, чтобы с ними ничего не случилось.

— Семья — хорошее дело, — заметил Бегущий Буйвол. Он вглядывался в лицо Сэма. — Мое сердце подсказывает мне, что ты раздумал ехать в Калифорнию.

— Ты умеешь читать чужие мысли, Бегущий Буйвол. Ты прав, я не хочу оставлять Энди. Если я уеду в Калифорнию, то могу никогда больше не увидеть его.

— Я думаю, что твоя женщина тоже не хотела уезжать. Поезжай к ней, Сэм. Мое сердце не успокоится, пока ты не вернешься к ней.

Весь день Сэм размышлял над словами Бегущего Буйвола. Ночью, проворочавшись без сна несколько часов, Сэм точно понял, что должен делать. Он не поедет в Калифорнию, а отправится в Додж-Сити и попытается смыть позорное пятно со своего имени. Он и его братья не виновны, и он намерен доказать это. Пока он не знает как, но уверен, что найдет способ заставить банкира Уингейта признаться, что никакого грабежа не было.

Сэм почти заснул, когда вдруг услышал чьи-то легкие шаги. Он потянулся к револьверу, но тут мягкий певучий голос окликнул его:

— Сэм, я хочу поговорить с тобой. Ты не спишь? Сэм недовольно проворчал:

— Черт возьми, Желтая Птичка, тебе обязательно будить меня среди ночи? Не могла подождать до утра?

— Ты уезжаешь. — Это было утверждение, не вопрос.

— Да. Тебе сказал Бегущий Буйвол?

— Нет, сердце подсказало.

Сэм улыбнулся девушке. Непроглядная тьма ночи поглотила все кругом и только призрачный лунный свет, проникая сквозь кроны деревьев, освещал ее силуэт.

— Я буду часто вспоминать тебя, Желтая Птичка.

— Ты хочешь вернуться к ней.

— Не знаю, — чистосердечно признался Сэм. — Знаю только, что не поеду в Калифорнию. Я не преступник, и мне надоело убегать и прятаться.

— Я боюсь за тебя, Сэм. Он дотронулся до ее щеки.

— Не беспокойся, у меня получится.

— Это очень опасно.

— Я хочу, чтобы мой сын мог гордиться мной. Он не должен жить с мыслью, что его отец преступник.

— А Лэй-си? Ты любишь ее больше меня?

— Это действительно странно, Желтая Птичка. Все эти годы я заставлял себя забыть ее, забыть, что она существует. Но стоило мне увидеть ее, и все чувства вспыхнули с новой силой. Я старался возненавидеть ее и почти преуспел в этом. Может, она выдала меня янки, а может, и нет. Возможно, это она послала за мной отряд, а может, и не она. Она солгала мне, но теперь я понимаю почему: она хотела как лучше.

— Лэй-си выходит замуж за мужчину, которого твой сын ненавидит.

— Я не уверен в этом, — задумчиво отвечал Сэм. — Лэйси не дурочка. Она предупредила нас о нападении Крэмера, потому что не хотела кровопролития. Этот мерзавец хотел убить меня и Энди. Она никогда не свяжет свою жизнь с человеком, который способен на такое.

— Я бы все сделала для тебя, но я знаю, ты никогда не будешь принадлежать мне.

— Тебе будет лучше без меня, Желтая Птичка. Вокруг столько смельчаков, которые будут счастливы заполучить твою благосклонность.

— Может… когда-нибудь, — неуверенно отозвалась Желтая Птичка. — Я должна признаться тебе в том, что я сделала. Это очень печально.

Сэм насторожился.

— Ты о чем? Что ты натворила?

— Я помогла бежать твоей женщине и сыну. Я сказала Лэй-си, что мы любовники и что ты не хочешь ее.

Сэм резко выпрямился.

— Но это неправда! Мы провели такую дивную ночь накануне моего отъезда на охоту! Я так надеялся… — Он вздохнул. — Что сделано, то сделано. После драки кулаками не машут.

— Прости меня, Сэм, — воскликнула она. — Это была моя ошибка.

— Я прощаю тебя, Желтая Птичка. Если бы Лэйси не хотела уехать, она бы осталась.

— Прощай, Сэм. Я никогда не забуду тебя.

— Прощай, Желтая Птичка. Я всегда буду вспоминать о тебе с благодарностью. Ты спасла мне жизнь, а твои люди приютили меня.

Желтая Птичка ушла так же тихо, как и появилась. Сэм закрыл глаза. Он думал о Лэйси и о том, что потерял. Он представления не имел, что уготовила ему судьба, и суждено ли им когда-нибудь встретиться. Но одно он знал твердо: с жизнью изгоя покончено раз и навсегда.

Глава 15

Лэйси и Расти вернулись на ранчо в мрачном настроении. Достаточно было взглянуть на их напряженные лица, чтобы пропала всякая охота задавать вопросы. Лэйси совсем потеряла голову и не желала ни с кем обсуждать случившееся, но понимала, что ей не избежать встречи с Энди.

Как только они с Расти въехали во двор, Лэйси тут же увидела сына. Он просиял и со всех ног бросился к ним.

— А где папа?

— Вы поговорите с парнишкой, — тихо шепнул Расти, — а я отведу лошадей.

Сердце Лэйси упало. Она не хотела лишать Энди надежды, но как иначе? Сэм никогда не вернется к ним, и чем скорее сын поймет это, тем лучше для него.

— Где папа? —настойчиво повторил Энди.

— Давай поговорим об этом в доме? — предложила Лэйси.

Энди послушно пошел за ней. И, глядя на него, Лэйси понимала, что он уже догадывается. Лэйси прошла в гостиную, села на софу и усадила мальчика к себе на колени.

— Тебя огорчит то, что я должна рассказать.

Губы Энди задрожали.

— Папа не вернется домой?

— Мы никогда не найдем его, — вздохнула Лэйси. — Он уже уехал в Калифорнию.

— И я больше никогда не увижу его?

— Я бы не стала загадывать так далеко, — уклончиво ответила Лэйси. — Сэм может объявиться, когда мы перестанем ждать его.

Энди потупился, в уголках его больших голубых глаз блеснули слезы.

— А мы не можем поехать в Калифорнию и поискать папу?

— Боюсь, что нет.

— И я никогда больше не увижу его. — Мальчик всхлипнул. — Ты обманула меня!

— Прости, Энди, мне не следовало давать подобных обещаний. Ты уже жил без отца, пока Сэм не вернулся, придется начинать снова.

Энди вырвался из ее объятий.

— Я больше не хочу говорить об этом, — сурово нахмурив брови, крикнул он. — Ты обманула меня!

Резко повернувшись, он выбежал из гостиной.

— Энди, подожди!

Она слышала, как хлопнула входная дверь, и поспешила за ним. Но когда она вышла на крыльцо, он уже скрылся из виду. Она вглядывалась в темноту, думая, идти за ним или нет. И решила пока отставить его в покое. Энди слишком обижен и не готов спокойно выслушать ее. Чем больше она станет успокаивать его, тем сильнее он будет сопротивляться.

Сокрушенно вздохнув, она еще раз прокляла Тэйлора Крэмера. Если Энди не вернется к ужину, она пойдет его искать.

Через два часа Энди возвратился в дом. Слава Богу, он больше не заговаривал об отце. Мальчик молча вымыл руки и так же молча занял свое место за столом. Он оставался странно отчужденным и замкнутым во время еды, что сильно встревожило Лэйси. Лишь молча кивал, когда к нему обращались, и не поднимал глаз от тарелки.

— Я уже поел, мама, можно выйти из-за стола? — тихо спросил Энди.

— Мы должны поговорить, милый.

— Потом, мама. Я устал.

— Я приду попозже и уложу тебя. Поговорим завтра, если ты захочешь.

Она смотрела, как Энди поднимался по лестнице, и ее сердце разрывалось от горя за него и за себя.

Но Энди не сразу лег в постель. С хмурым выражением лица, страшно похожий в это мгновение на отца, он снял наволочку с подушки и засунул туда любимые игрушки и одежду. Затем убрал узел под кровать и залез под одеяло. Когда Лэйси вошла в спальню сына, Энди притворился спящим. Он подождал, пока Лэйси уйдет и дом погрузится в сон, и вылез из постели, прихватил свой узел и тихонько спустился по лестнице. Перед уходом, он заглянул на кухню, чтобы поискать что-то съестное.

Он прихватил два яблока, половину свежеиспеченного хлеба, кусок сыра и пригоршню печенья и засунул все это в узел с одеждой. Он знал, что до Калифорнии далеко, но полагал, что сможет добраться туда за пару дней.

Энди слышал, будто Калифорния находится западнее от Техаса, и до восхода шел куда глаза глядят. А как только огненный диск медленно выплыл из-за темной черты горизонта, мальчик повернул на запад, спиной к рассвету. Он ведь знал, что солнце встает на востоке.

Он находился в дороге уже несколько часов, когда почувствовал, что хочет пить. Как же он забыл прихватить воды? Впрочем, в Техасе сколько угодно ручьев и речушек, есть и большие реки. И он не сомневался, что скоро найдет воду.

Удача улыбнулась ему. Он нашел ручей. Он положил свой тяжелый узел на берег, потом нагнулся и стал жадно пить. Напившись, Энди присел отдохнуть и только тогда почувствовал, как же устал. Очень может быть, что он уже сегодня придет в Калифорнию. Довольный своим упорством, парнишка закрыл глаза и не заметил, как задремал.

Сон его был глубоким и спокойным. Он не слышал, как подъехали всадники, и не почувствовал, как один из них спешился и нагнулся над ним, с удивлением разглядывая его.

— Похоже, это сын Лэйси Гентри, босс.

Тэйлор Крэмер посмотрел на своего управляющего и кивнул:

— Это он, Харпер. Интересно, что он делает здесь один?

— Давайте разбудим и спросим, — предложил Харпер.

— Хорошая идея, — сказал Крэмер и потрогал Энди носком сапога.

Энди сразу проснулся. Он заморгал, протер глаза и, узнав Крэмера и его управляющего, тут же вскочил на ноги.

— Что вы здесь делаете один, молодой человек? — спросил Крэмер.

— Я иду в Калифорнию, хочу найти своего папу. Вы тоже туда едете?

— Почему ты так решил?

— Это ведь дорога в Калифорнию, да? Харпер хмыкнул.

Крэмер пропустил вопрос Энди мимо ушей.

— Ты убежал из дома, парень?

Нижняя губа Энди дрогнула.

— Я хочу найти папу.

Приподняв тяжелые веки, Крэмер посмотрел на Энди. Внезапно он широко улыбнулся.

— Что скажешь, если бы я предложил отвезти тебя в Калифорнию?

— А вам зачем? — подозрительно переспросил Энди.

— Ты мне нравишься.

Энди схватил свой узел и попятился.

— Вы меня не любите, а я не люблю вас. Я сам дойду до Калифорнии.

— Очень сомневаюсь. Поймай-ка его, Харпер.

Хотя Энди было всего пять лет от роду, ему хватило ума понять, что он угодил в ловушку. Бросив свой узел, он повернулся и побежал со всех ног. Харпер пришпорил лошадь и в два счета нагнал мальчика, схватив его за шиворот. Энди корчился и брыкался, болтаясь в руках Харпера, словно мешок с картошкой.

— Что мне с ним делать, босс?

— Отвези его к нам домой и запри на замок в свободной комнате. Не спускай с него глаз. И смотри, чтобы никто его не видел. У меня есть прекрасная идея по поводу этого молодого человека. Он не мог выбрать лучшее время, чтобы сбежать.

— Но вы ведь не сделаете ему ничего плохого, босс? — забеспокоился Харпер. — Вы знаете, я готов ради вас на все, но не хотелось бы обижать парнишку.

— Отпустите меня! — завопил Энди что было сил. — Я не маленький! Я хочу домой.

— Не волнуйся, Харпер, — усмехнулся Крэмер. — Юного мистера Гентри никто не обидит.

Успокоенный ответом хозяина, Харпер уехал.

Энди не явился к завтраку, но Лэйси решила, что, видимо, мальчик закрылся в своей комнате. Ну и пусть, подумала она. Но когда после завтрака прошло несколько часов, а сын так и не появился, Лэйси не на шутку забеспокоилась. Нехорошее предчувствие кольнуло ее, и она пошла в спальню мальчика.

Она отворила дверь, увидела пустую постель, и паника охватила ее. Энди пропал! Он ушел незамеченным, когда весь дом еще спал. Сердце гулко застучало, и она пулей слетела по лестнице, зовя мальчика. Рита вышла из кухни, вытирая руки о передник.

— Что случилось, сеньора? Энди все еще дуется?

— Он убежал, Рита! Может, он с Расти? Или с кем-то из работников?

— Куда еще он мог деться?

Но Энди нигде не было — ни с Расти, ни с работниками. Они обыскали весь сарай, заглянули в столовую для прислуги, осмотрели барак и кузницу. Лэйси даже спустилась в подвал и поднялась на чердак, пока Рита обыскивала комнату Энди и кладовку.

С чердака Лэйси услышала, как Рита зовет ее, и бросилась вниз.

— Что, Рита?

— Кое-что из одежды Энди исчезло, а с подушки снята наволочка. Матерь Божья! Мальчик убежал!

Лэйси ухватилась за стену, чтобы не упасть, ее лицо стало белее мела. Представив, что Энди блуждает один в прериях Техаса, она медленно сползла на пол.

— Нет! Энди не мог так поступить. Темные глаза Риты наполнились слезами.

— Он так скучал по своему отцу. Он никогда не знал отцовской ласки, пока сеньор Сэм не появился у нас.

— О Господи! — зарыдала Лэйси. — Я поняла, Энди отправился в Калифорнию на поиски своего отца. Он не мог уйти далеко. Я должна сейчас же попросить Расти организовать поиски. Наш Энди скоро вернется к нам, Рита! Я обещаю.

Пока Лэйси бежала к Расти, она молилась про себя, чтобы все обстояло именно так. Она удивилась, увидев, что все рабочие во главе с управляющим собрались у сарая, поджидая, пока она закончит поиски внутри дома.

— Вы не нашли Энди, мисс Лэйси? — осторожно переспросил Расти.

— Нет, Расти, мы не нашли его. Но мне кажется, я знаю, в чем дело.

— Вы думаете, Сэм забрал его?

— На этот раз нет. Исчезли кое-какие вещи Энди и наволочка с его подушки. Я думаю, он убежал. Он отправился в Калифорнию на поиски своего отца. Он всего-навсего ребенок и не может представить себе расстояние наверняка. Он где-то поблизости. Испуганный и голодный. Мы найдем его.

— Поехали, ребята, — приказал Расти.

— Я еду с вами, — сказала Лэйси.

День клонился к вечеру, когда Расти наткнулся на наволочку с одеждой Энди. Обрадованный, он продолжал поиски, не сомневаясь, что скоро найдет и мальчика. Ближе к сумеркам он столкнулся с Лэйси и показал ей свою находку.

— Где он может быть? — недоумевала Лэйси. — Уже темнеет… Он мог испугаться.

— Поезжайте домой, мисс Лэйси. Может быть, Энди, голодный и продрогший, уже дома. А мы продолжим поиски. Всю ночь, если придется.

— Не знаю, Расти…

— Пожалуйста, Лэйси. Еще не хватает, чтобы вы простыли.

Лэйси судорожно вздохнула.

— Может, вы правы. Наверное, Энди уже дома и ждет меня.

Лэйси возвращалась на ранчо, надежда подгоняла ее. И вправду, с наступлением темноты Энди мог решить, что лучше вернуться домой. Наверное, он уже на кухне с Ритой, уплетает ужин, ведь сбежал не позавтракав. Она даже сумела улыбнуться.

— Прости, девочка, — сказала она, потрепав Стрекозу по шее. — Сегодня нет времени на то, чтобы расчесать тебя щеткой. — Расседлав лошадь, она побежала в дом.

— Рита! — позвала Лэйси, распахнув дверь. — Энди вернулся?

Рита вышла на ее зов, разводя руками.

— Нет, сеньора, а вы разве не нашли его? Плечи Лэйси поникли.

— Я думала… я надеялась… Мы нашли только наволочку с его вещами.

Рита сочувственно покачала головой.

— Бедный мальчик.

— Мужчины не теряют надежды и продолжают поиски. Они обязательно найдут его. Не мог же он уйти далеко?

— Ложитесь спать, сеньора. Я разбужу вас, если они вернутся.

— Разве я смогу уснуть? — всплеснула руками Лэйси. — Лучше подожду в гостиной.

— Я буду на кухне, если понадобится.

— Хорошо, Рита. Мы все равно ничего не можем предпринять сейчас.

— Принести вам что-нибудь поесть? Может быть, кофе?

— Ничего не надо, Рита. Спасибо.

Опустившись на софу и положив голову на мягкую подушку, Лэйси вслушивалась в тишину. Казалось, без Энди дом опустел. От одной мысли о том, что бедный малыш бродит где-то в темноте, ей стало не по себе. Он такой маленький, такой беззащитный! Господи, что только не подстерегало его на пути! Рыдание перехватило горло, она прикрыла глаза и начала молиться.

Когда Рита зашла проведать Лэйси, та тихо спала. Служанка набросила на нее плед и на цыпочках вышла из комнаты.

Ее разбудил звук голосов. Открыв глаза, Лэйси с удивлением обнаружила, что комнату заливает солнечный свет. Ее взгляд остановился на Расти, который приглушенным тоном объяснял что-то Рите.

— Расти! Вы нашли Энди? — прошептала Лэйси, поднимаясь с софы.

Печальное выражение лица Расти говорило само за себя.

— Извините, мисс Лэйси. Мы обшарили всю территорию. Как вы говорили, Энди не мог далеко уйти. Утром я вернулся на то место, где нашел узел с вещами. И обнаружил то, что не мог заметить в темноте.

— Что именно?

— Следы от подков. По крайней мере двое всадников побывали там до меня. Я долго изучал следы и пришел к заключению, что кто-то нашел Энди и забрал его с собой. Мы вернулись, чтобы рассказать вам.

Надежда зажглась в ее сердце.

— Слава Богу! Скорее всего кто-то из наших соседей нашел Энди — значит, он скоро вернется.

— Я тоже так думаю, — согласился Расти.

— Когда работники позавтракают, скажите им, чтобы шли отдыхать. Вы тоже, Расти. Вы провели на ногах всю ночь. И передайте всем мою благодарность. Я уверена, с Энди все хорошо.

— Как скажете, мисс Лэйси…

— Идите отдыхать, Расти.

— У вас есть время, чтобы умыться и переодеться до завтрака, — сказала Рита после того, как Расти ушел.

— Да, я так и сделаю, — кивнула Лэйси. — Крикните мне, если Энди вернется.

— Si, сеньора.

Лэйси быстро умылась и сменила одежду, спеша поскорее вернуться вниз, чтобы самой встретить Энди. Она не успокоится, пока не обнимет его. Но страхи не проходили, несмотря на все усилия с ее стороны. Кто нашел Энди? Что, если он повстречался с беглыми преступниками?

Она зачесала белокурые волосы назад, перевязала их лентой и спустилась вниз. Услышав шум у парадной двери, она расцвела улыбкой и распахнула дверь.

— Энди… — Ее улыбка растаяла. — Что вы здесь делаете? Мне кажется, я говорила вам, чтобы вы никогда больше не переступали порога моего дома. — Она попыталась закрыть дверь.

Тэйлор Крэмер не позволил ей.

— Я думаю, вам будет интересно узнать то, что я скажу, — веско произнес он.

— Сомневаюсь.

— Не хотите поговорить об Энди?

Кровь отлила от ее лица. Она не могла говорить, только в ужасе смотрела на него.

— Энди пропал, ведь так? — настаивал Крэмер. Обретя голос, она прошептала:

— Что вам известно?

— Успокойтесь, Энди в безопасности.

Лэйси облегченно вздохнула, но тут же возникло другое опасение.

— Где он?

— Там, где не сможет помешать нашим планам.

— Планам? Будьте вы прокляты, Тэйлор Крэмер! Что вы сделали с моим сыном?

— Позвольте мне пройти в гостиную, моя дорогая. Нам нужно обсудить наше будущее.

С невозмутимым видом, Крэмер направился в гостиную, Лэйси как сомнамбула шла следом за ним.

— У нас нет будущего, Тэйлор.

Он присел на софу и похлопал ладонью рядом с собой, приглашая ее сесть.

— Присядьте, Лэйси.

— Не сяду, пока не скажете, что вы сделали с моим сыном.

— Я же сказал вам, что он в безопасности. Что вы такое сотворили с ним, что он сбежал?

— Он рассказал вам, что убежал?

— Он сказал, что направляется в Калифорнию. Этот подонок Гентри не заслуживает такой преданности.

— Если у вас есть хоть капля сочувствия, вы сейчас же привезете Энди ко мне. Если нет, я расскажу шерифу.

— Нет, моя прелесть, вы не сделаете этого. Вам не удастся доказать, что Энди у меня. Мальчик сбежал и может находиться где угодно. Он мог встретиться с койотами, с медведем или с волком. Одному Богу известно, сколько хищников рыщет ночью в прериях.

— И вы — худший из них, Тэйлор, — бросила Лэйси. — Что вам от меня нужно? Что я должна сделать, чтобы вы возвратили мне сына?

— Ну вот, наконец-то мы подошли к сути вопроса.

— Вы победили, Тэйлор. Я продам вам ранчо. Полученные деньги помогут нам продержаться, пока я не найду работу.

— Почему я должен что-то платить, когда все карты в моих руках? — язвительно произнес Крэмер. — К тому же мне придется заплатить из собственного кармана еще и все старые долги? Нет, милая, я не собираюсь покупать ваше ранчо.

— Вы ждете, что я просто так отдам его вам? — ахнула Лэйси.

— Вроде того… Мы поженимся, и оно станет моим.

— Сама мысль о свадьбе с вами отвратительна мне.

— Когда-то вы очень хотели выйти за меня.

— Это было до того…

— До того, как вернулся Гентри?

— До того, как вы показались во всей своей красе. Вам никогда не нравился мой сын. Вы хотели вышвырнуть его из дома.

— Энди совершенно неуправляем. Но сейчас у вас нет выбора, Лэйси. Мы поженимся, и безотлагательно. До того как… — Он внезапно прервался.

Лэйси испугалась.

— До того… Ваша спешка с женитьбой как-то связана с моей землей?

— Вы задаете слишком много вопросов. Вы любите своего сына?

— Вы знаете, что люблю.

— Отлично. Мы поженимся в субботу, то есть через три дня. Я все организую. Я сам заеду за вами в субботу утром.

Подбородок Лэйси задрожал, но голос ее оставался твердым:

— Я не собираюсь выходить за вас, Тэйлор, поэтому будет лучше, если вы привезете Энди домой.

Тэйлор высокомерно улыбнулся:

— Вы выйдете за меня. Иначе никогда не увидите своего сына. Ждите меня в субботу, моя прелесть, в десять утра. Вы знаете, — он поднялся, собираясь уходить, — я жду не дождусь, когда же наконец смогу уложить вас в постель. — Его сальный взгляд скользнул по ее груди. — Соблазнить вас представляется мне довольно-таки забавным.

Лэйси вспыхнула.

— Вы никогда не говорите правду. Забудьте о женитьбе, отдам вам ранчо даром, только привезите Энди домой.

Его глаза сверкнули мрачным желанием.

— Я хочу больше, чем ранчо. Мне нужна земля, но и вы в придачу. У вас три дня, Лэйси. Приведите себя в надлежащий вид. Я хочу, чтобы в моей постели лежала страстная женщина, а не безжизненная кукла. Не провожайте меня, я сам найду выход.

— Мерзавец!

Его смех еще долго звучал в ее ушах.

Лэйси подождала, пока Крэмер уехал, и начала действовать. Она не боялась его. Несмотря на его угрозы, она немедленно отправится к шерифу.

Оседлав Стрекозу, она поскакала в город. Никто не знал о ее отъезде. Расти и рабочие еще спали, а Рита будет только зря беспокоиться. Шериф Хейл сидел за письменным столом. Он поднял голову и улыбнулся ей:

— Что я могу для вас сделать, миссис Гентри? Сэм Гентри вернулся?

— К сожалению, нет. Энди пропал, шериф, — сказала она. — Его не было всю ночь.

Шериф нахмурился.

— Пропал, вы сказали?

— Он исчез прошлой ночью и до сих пор не вернулся. Я думаю, его похитили.

— Почему вы так решили? Возможно, он заблудился и не смог найти обратную дорогу?

— Энди сбежал, — призналась Лэйси. — Он хотел добраться до Калифорнии и отыскать отца.

— Вы так думаете? — с сочувствием произнес шериф. — Мальчик не мог уйти далеко. Пошлите своих работников, и они найдут его. Если он еще не появился, то поверьте, он сам не хочет вернуться домой.

— Поиски продолжались всю ночь. И я только что узнала, что с ним случилось.

— Тогда вернуть его назад ничего не стоит, — обрадовался Хейл.

— Вы не дослушали, шериф. Я сказала, что Энди похитили. Тэйлор Крэмер увез его без моего разрешения.

— Это совершенно немыслимое обвинение. У вас есть доказательства, миссис Гентри?

— Только мое слово. Мистер Крэмер приехал утром ко мне и сказал, что Энди у него. Я просила его привезти Энди домой, но он отказался.

— Почему же он отказался?

— Он держит Энди в заложниках и не отпустит его, пока я не соглашусь выйти за него замуж.

Хейл уставился на нее.

— Но это невероятно! Никогда не слышал ничего подобного.

— Это правда. Мне нужна ваша помощь, шериф. Тэйлор отпустит Энди, если вы поедете вместе со мной и потребуете этого от него.

— Но если вы ошибаетесь, я буду выглядеть полным дураком, — покачал головой Хейл. — Тэйлор Крэмер уважаемый человек. Я не думаю, что нам следует поднимать шум.

— Пожалуйста, шериф, помогите мне. Страж закона вы или кто?

Паническое настроение Лэйси передалось Хейлу, он поднялся и положил руку на кобуру.

— Вы убедили меня, миссис Гентри. Я поеду с вами к Крэмеру, но не жду от этого визита ничего хорошего.

Чем ближе они подъезжали к ранчо Тэйлора, тем сильнее становились ее страхи. Не обидел ли Тэйлор Энди? Накормил ли его? Энди растет, ему нужно правильно питаться и как следует высыпаться.

Лэйси первой въехала во двор ранчо и остановила Стрекозу около входа в дом. Она соскочила с лошади и взбежала по ступеням крыльца, не дожидаясь Хейла.

С отчаянием в сердце Лэйси постучала в дверь, зовя сына по имени.

— Лэйси? Шериф Хейл? Что привело вас сюда?

Лэйси круто обернулась. Обворожительно улыбающийся Тэйлор Крэмер стоял позади них.

— Я был в конюшне, когда работник сообщил мне, что у нас гости. Чем обязан?

— Вы прекрасно знаете, почему я здесь, — процедила Лэйси сквозь зубы. — Отпустите Энди. Я увезу его домой.

Пожав плечами, Тэйлор удивленно взглянул на шерифа:

— Вы понимаете, Хейл, о чем говорит моя невеста? Шериф Хейл приподнял шляпу и вытер рукавом лоб.

— Миссис Гентри имеет в виду похищение ее сына. Что вы можете сказать по этому поводу?

Лэйси еле сдерживала желание ударить Крэмера, когда он расхохотался, закинув голову.

— Боюсь, у моей невесты что-то не так с головой, шериф. С чего это она вдруг решила, что я похитил ее сына?

— Вы сами сказали мне! — крикнула Лэйси. — Вы держите его в заложниках.

— Что за бредовая идея! Вы хорошо себя чувствуете, моя прелесть?

— Сделайте что-нибудь, шериф! — взмолилась Лэйси. — Я знаю, Энди в доме.

Крэмер вздохнул.

— Пойдемте, шериф. Лэйси не успокоится, пока вы не обыщете дом. Когда закончите, можете осмотреть подсобные помещения.

Хейл не очень уверенно кивнул.

— Я надеюсь, вы понимаете меня, мистер Крэмер. Вы видите, как расстроена миссис Гентри. Надеюсь, замужество хорошо повлияет на ее здоровье.

Крэмер улыбнулся, но его глаза хранили прежнюю холодность.

— Вы можете рассчитывать на это.

Лэйси сама обыскала каждый закуток, каждый уголок в доме Крэмера. Но шумно запротестовала, когда шериф Хейл предложил уехать. Она упорно требовала обыскать другие помещения и опросить работников. Спустя несколько часов она наконец убедилась, что Энди нет на ранчо и никто из живущих здесь не видел его. Но это все равно не доказывало, что Крэмер не спрятал Энди где-нибудь. И это пугало Лэйси, потому что Тэйлор всецело властелин ситуацией.

Он убедил шерифа, что Лэйси заблуждалась, но факт оставался фактом — Энди исчез. Шериф пообещал, что он и его помощник будут продолжать поиски мальчика, и с этими заверениями уехал.

— Вы довольны, дорогая? — спросил Крэмер после отъезда шерифа.

— Где он?

— В одном укромном местечке. Если вы не станете создавать новые проблемы, я покажу вам, где именно. Но только после того, как мы поженимся.

— Негодяй!

— Спокойно, спокойно, как вы разговариваете со своим им будущим мужем? Проводить вас домой?

— Обойдусь. Если обидите Энди, я убью вас. Пальцы Крэмера больно впились в ее плечи. Он привлек ее к себе и прошипел:

— Оказавшись в моей постели, вы иначе запоете. Я укрощу ваш нрав, прелесть моя, помяните мое слово. И тогда вы станете ласковой, как котенок.

— Не дождетесь, — крикнула Лэйси ему в лицо.

И тут его губы крепко прижались к ее рту, она промычала что-то, пытаясь освободиться. Поцелуй был грубый и жадный, без всякого намека на нежность. Когда Лэйси поняла, что сопротивление еще больше возбуждает его, она повисла в его руках как тряпичная кукла.

— Я научу вас, как следует отвечать мне, когда вы станете моей, — бросил он, грубо отпихнув ее. — Отправляйтесь домой и готовьтесь к свадьбе.

Вздернув подбородок и расправив плечи, она поторопилась отойти, чтобы не убить Крэмера прямо сейчас. Он сумел заставить ее выйти за него, но сломить ее ему все равно не удастся. Он еще пожалеет об этом. Пусть забирает ее землю, теперь это уже не важно, если Энди целый и невредимый вернется к ней.

Лэйси с тяжелым сердцем отправилась домой. Если бы Сэм был здесь, он не допустил бы этой несправедливости, думала она. И внезапно обрадовалась, что Сэма нет. Он отомстил бы Крэмеру, даже если бы пришлось потом отвечать перед законом. Разве она могла допустить, чтобы такое снова случилось с Сэмом? Он только что признан свободным человеком, и она не может позволить, чтобы он снова лишился этого звания. Нет, хорошо, что его здесь нет. Она привыкла отвечать за себя сама. И даже если Тэйлор женится на ней, она никогда не будет принадлежать ему.

Расти, увидевший, как она въехала во двор, выбежал навстречу.

— Где вы были, мисс Лэйси? Где Энди?

— Энди пока не может вернуться. — Собственные слова испугали ее.

— И что же дальше?

Лэйси пропустила вопрос мимо ушей.

— В субботу я выхожу замуж за Тэйлора Крэмера. Энди приедет домой после свадьбы.

Когда Расти понял смысл сказанного, он возмутился:

— Энди у Крэмера! Ах, сукин сын! Дайте мне потолковать с ним, мисс Лэйси, прошу вас.

— Нет, Расти. Вы ничего не станете делать, никому не говорите, даже работникам. Я хочу, чтобы это осталось меж нами.

— Но…

— Прошу вас, Расти, обещайте мне. Никто ничего не должен знать.

— Никто, мисс Лэйси?

— Никто.

— Ну, если вы так хотите…

— Да, я так хочу. Я сама разберусь с Тэйлором. И поверьте, ему это не понравится.

Глава 16

Сэм замерз, проголодался и устал. Он намеревался объехать «Би-Джи» стороной и отправиться прямиком в Додж-Сити, но Галахад не слушался, как будто чувствовал, что теплое стойло и еда ждут его совсем рядом. Распрощавшись с индейцами, Сэм решил, что не станет искать встречи с Лэйси и Энди, пока не смоет позорное пятно со своего имени. Но чем ближе он подъезжал к ранчо, тем яснее понимал, насколько невыполнимо его решение.

Что-то необъяснимое заставило его дернуть поводья и повернуть коня к ранчо. Если ему повезет, он сможет поесть на общей кухне, а Галахад найдет теплый ночлег в сарае.

В окнах рабочей кухни горел свет. Сэм ввел Галахада в сарай, расседлал его, почистил и насыпал овса. И только тогда направился на общую кухню, сомневаясь, что ему обрадуются. Сэм зря беспокоился. Только трое сидели за столом: повар Люк, Расти и Лефти. Все трое потягивали кофе.

— Дайте голодному человеку поесть, — крикнул Сэм от дверей. Все три головы разом повернулись к нему.

Расти мгновенно вскочил на ноги.

— Сэм! Это ты, старина! А мы-то думали, что ты уже отмахал полпути до Калифорнии.

— Как видите, я передумал, — буркнул Сэм.

— Садись, — предложил Люк, направляясь к плите. — Тебе повезло, у нас остались бифштекс и фасоль. — Он потянулся за кофейником.

— Пей, согревайся.

— Как раз то, что нужно. Спасибо, Люк.

Сэм держал горячую кружку в руках, согревая озябшие ладони, и только потом поднес ее к губам. Приятное тепло разливалось внутри, согревая пустой желудок.

— О Господи, до чего же вкусно! Я собирался миновать ранчо, но сейчас рад, что заехал.

Брови Расти удивленно взметнулись вверх.

— Миновать ранчо? Значит, ты не насовсем вернулся?

— Я направлялся в Додж-Сити, чтобы добиться отмены обвинения. Я не преступник и надеялся доказать это, прежде чем вернуться на «Би-Джи».

— В Додж? — удивился Лефти. — Я думал, ты вернулся, узнав, что мисс Лэйси выходит за Тэйлора Крэмера.

— Что? — вскричал Сэм, грохнув кружкой об стол так сильно, что он зашатался. — Это мы еще посмотрим! — Он вскочил, опрокинув стул, но, не обращая на это внимания, рванулся к двери.

— Я думал, ты голоден, — попытался остановить его Люк.

— Подожди, Сэм, тебе сначала надо кое-что узнать, — крикнул ему вдогонку Расти.

— Оставьте его, — посоветовал Лефти, — пусть мисс Лэйси сама все расскажет.

— Надеюсь, что она это сделает, — пробормотал Расти. Гул голосов затих. Голова кружилась от неожиданного удара. Как она могла? Как могла Лэйси выйти за Крэмера, зная, что он собой представляет?

С каждым шагом он все больше распалялся, новость не укладывалась у него в голове. Она что, совсем сошла с ума? Что она за мать, если ей наплевать на сына… его сына? Он поднялся по ступеням крыльца и изо всех сил забарабанил в дверь.

Но стучать долго не пришлось, дверь внезапно распахнулась. Перед ним стояла Лэйси в ночной рубашке и пеньюаре, наброшенном на плечи. Увидев Сэма, она тихо ахнула и отступила назад. Сэм вошел.

— Сэм! О Боже мой! Ты не уехал в Калифорнию! Ты вернулся…

— И кажется, как раз вовремя, — процедил Сэм сквозь зубы, ногой захлопывая дверь.

Лэйси побледнела.

— Ты видел Расти? Что он тебе сказал?

— Я передумал насчет Калифорнии, не хочу больше скрываться. Я хотел поехать прямо в Додж и заставить Уингейта признаться, что он оклеветал нас. Я собирался вернуться к тебе и Энди свободным человеком.

— Неужели Расти ничего тебе не сказал?

— А что он должен был сказать?

— Ты уже свободный человек, Сэм. Обвинения с тебя и твоих братьев полностью сняты.

Сэм отступил назад.

— Кто тебе это сказал?

— Шериф Хейл. Он получил телеграмму от шерифа Даллера из Додж-Сити. Шериф Хейл не знает всех подробностей, телеграмма гласила только, что братья Гентри больше не преследуются законом. Вы все трое свободны, Сэм.

Сэм чувствовал себя так, словно вся тяжесть мира свалилась с его плеч. Теперь Энди сможет гордиться своим отцом. Радость затмила все, заставив его забыть недавний гнев. Он получил право радоваться, а Лэйси могла радоваться вместе с ним. Никогда он не желал ее больше, чем сейчас.

— Боже мой, Лэйси, все, о чем я могу сейчас думать, как бы поскорее заняться с тобой любовью, — сказал Сэм и протянул к ней руки.

Как во сне она подошла и упала ему на грудь. Он сжал ее в объятиях. Держа обеими ладонями ее голову, он наклонился и поцеловал ее в губы. И она тут же ответила ему поцелуем, полным нежности и любви. Зачем лукавить, она хотела его. Завтра, после свадьбы с Тэйлором, он возненавидит ее. Но это будет только завтра… А сейчас она должна сделать это, ведь никогда больше она не сможет насладиться его любовью. Отвечая на его поцелуй, она в отчаянии прижималась к нему, молясь про себя, чтобы его страсть заглушила гнев, который она прочла в его глазах, когда он ворвался в дом. Судя по всему, Расти сказал ему, что она выходит за Тэйлора.

Чем дольше она будет подогревать его страсть, тем дольше он ни о чем не спросит. Если он узнает правду, то тут же бросится выяснять отношения с Тэйлором.

Она забыла обо всем, когда Сэм подхватил ее на руки и понес, вверх по лестнице, перешагивая через две ступени. Дверь в ее комнату была приоткрыта. Он плечом отворил ее пошире и, войдя внутрь, захлопнул движением ноги.

— Я не в силах ждать, — выдохнул он и сел на постели, усадив ее на колени, лицом к себе. Она сжала коленями его бедра. — Подожди минутку.

Это была любовь. Любовь в своем первозданном виде, захватывающая и пугающая. Желание росло, напряжение увеличивалось. Сэм оторвался от ее полуоткрытого рта и прошелся влажными, горячими губами, вдоль ее шеи, целуя ее плечи и синюю жилку на шее, лаская языком полные изгибы ее груди. Жаркое дыхание обжигало набухшие соски, он захватывал их губами, лаская и отпуская, проводя языком по твердым кончикам.

Крики Лэйси становились все громче, она содрогалась от каждого прикосновения его губ. И когда наслаждение достигло предела, Лэйси задрожала, зашлась криком и наконец упала, обессиленная.

Сэм уткнулся носом ей в грудь, Лэйси едва различила его слова:

— Прости, я не собирался сделать это так быстро. В следующий раз я сделаю это помедленнее.

Он приподнял ее и мягко положил на постель. Его глаза, потемневшие от возобновившегося желания, завораживали. Она не могла отвести взгляд. Он быстро раздел ее, разделся сам и лег рядом.

— Я соскучился по тебе, — прошептал он.

— А как же Желтая Птичка? Она сказала…

— Это неправда. Мы никогда не были любовниками. Еще до моего отъезда она призналась, что солгала тебе, и просила прощения. Я думаю, она в конце концов поняла, то мы останемся просто друзьями.

— Ты простил ее? Сэм ответил не сразу.

— Сэм, ты простил ее? — настойчиво повторила Лэйси.

— Хмм? — Он наконец оторвался от ее груди.

— А, это… Конечно, ведь она спасла мне жизнь. Лэйси вздохнула. Цепочка мыслей прервалась, когда его руки вновь начали медленно двигаться по ее телу.

Он поцеловал ее в кончик носа, затем прошелся губами по ее рту.

— Я не хотел заезжать на ранчо, думал отправиться прямо в Додж. До сих пор не могу поверить, что все это кончилось, что я свободен. Теперь Энди сможет гордиться своим отцом.

Лэйси промолчала. Говорить об Энди она хотела меньше всего. Сказать Сэму правду значило еще больше осложнить дело. Пока Энди в руках Крэмера, она бессильна. Нужно что-то предпринять, чтобы прекратить расспросы Сэма.

— Ты слишком много говоришь, Сэм, — промурлыкала Лэйси, касаясь губами его шеи.

Она хотела подняться.

— Ты куда? — спросил Сэм.

— Увидишь.

Она прошла к умывальнику, чувствуя на себе взгляд Сэма, смыла следы их любви со своего тела. Намочив полотенце, вернулась к постели. Она почувствовала, как Сэм возбудился, когда она медленными движениями провела влажным полотенцем по его животу и чреслам. Закончив, она вернулась в постель и улыбнулась.

Даже сейчас, когда Сэм крепко обнимал ее, она не могла не думать о завтрашнем дне. Завтра он возненавидит ее. Даже если он простил ее за побег из лагеря, он никогда не простит ей замужество с Крэмером.

Ее мысли прервались, когда движения Сэма стали чаще, и она почувствовала близость завершения. Она закричала и смутно, словно издалека, услышала ответный хриплый крик Сэма. Он напрягся и рухнул на нее всей тяжестью своего тела.

Лэйси лежала тихо, сердцебиение постепенно приходило в норму. Когда Сэм пошевелился и соскользнул с нее, ее охватило невероятное чувство потери. Оно усилилось, стоило ему отодвинуться и устроиться подле нее. Она думала, что он уснул, но он приподнялся, опираясь на локоть, и посмотрел на нее. Она насторожилась, ожидая вопроса.

— Расти, должно быть, ошибся. Лэйси притворилась, что не понимает.

— Он должен был сразу сообщить тебе, что все обвинения сняты.

Осуждение в его глазах пронзило ее душу.

— Я не то имею в виду, Лэйси. Расти сказал, что ты согласилась выйти за Крэмера. Я помчался в дом сам не свой, готовый свернуть тебе шею. Но тут другая новость о снятии обвинения заставила меня забыть о моем порыве. Я мог думать только об одном, как бы поскорее найти постель и оказаться там рядом с тобой. Почему Расти думает, что ты собираешься выйти за Тэйлора Крэмера?

«Слава Богу, он не знает, что свадьба назначена на завтра».

— Потому что это правда. Мы можем обсудить это позднее? Ты устал, я вижу это по твоему лицу.

— Так, значит, ты действительно собиралась выйти за этого подонка? Я рад, что ты изменила свое мнение. Но смотри не передумай. Если ты проигнорируешь мое желание и выйдешь за него, я заберу Энди. Энди — мой сын. Закон будет на моей стороне.

Лэйси не собиралась менять свое мнение. Она прикусила губу, чтобы не проболтаться и не рассказать о том, что так мучило ее. Только Расти и Рита знали правду. Работникам сказали, что Энди в безопасном месте и скоро вернется домой. Лэйси предвидела возможные вопросы, но Расти предупредил всех, чтобы они не тревожили хозяйку.

— Лэйси, наш брак расторгнут?

После продолжительной паузы Лэйси сказала:

— Мы так недолго были женаты, Сэм.

— Ты любила меня, я знаю. Как ты могла принять предложение Крэмера, зная, что он за человек?

— Пожалуйста, Сэм, постарайся понять. Я думала, что у тебя все хорошо. Я могла потерять свой дом. Скоро зима, а у нас с Энди ни крова над головой, ни денег. Я была в отчаянии.

— Но теперь я здесь, — подытожил Сэм. — Не волнуйся, я найду способ спасти ранчо. Мы снова поженимся, завтра же, и вместе обратимся за ссудой. Ты заплатишь налоги, а Энди наконец обретет отца. Мы оба нужны мальчику.

«Если все это случится, я больше никогда не увижу Энди», — подумала Лэйси.

— Так, значит, поэтому ты решил снова жениться на мне? Из-за Энди?

— К черту, Лэйси! Не лови меня на слове. Разве ты не знаешь, как я люблю тебя? Я никогда не думал, что смогу произнести эти слова, они ничего не значили для меня прежде.

— Пожалуйста, Сэм, не говори больше ничего. — Лэйси не могла вынести его признаний, ведь сама она не собиралась отказываться от своего плана выйти за Тэйлора. На кон поставлена жизнь Энди и, может быть, Сэма, если он узнает, почему она должна поступить так, а не иначе.

Сэм нахмурился.

— Что-то не так. Я чувствую. Ты не могла бы заниматься со мной любовью с такой страстью, если бы не любила меня. Теперь я свободный человек, мы можем создать семью. — Он посмотрел на нее. — Ты ведь любишь меня, Лэйси?

При других обстоятельствах Лэйси кричала бы о своей любви на весь мир, но сейчас это было совершенно невозможно. Отвернувшись, она отвела взор. Он взял ее лицо в свои ладони и заставил посмотреть себе в глаза.

— Скажи, что ты не любишь меня. Тяжелый вздох вырвался из ее груди.

— Я люблю тебя, черт побери. Ну, теперь ты доволен? Сэм кивнул:

— Вполне. Больше не будем говорить о Крэмере. Я завтра съезжу к нему и положу этому конец. К завтрашнему вечеру ты станешь моей женой, а Энди обретет мать и отца, которые будут любить его.

Лэйси промолчала. Пусть думает, что хочет. По крайней мере он не просит повидаться с Энди среди ночи. Приняв решение, Сэм успокоился и обнял Лэйси.

— Давай спать, любимая. Я так устал, что готов проспать целую вечность, поэтому разбуди меня пораньше. Впереди у нас длинный день.

Лэйси не спалось. Она должна уйти задолго до того, как Сэм проснется. Уйти до того, как полусонные работники потянутся из барака. Она не могла ждать, пока Тэйлор заедет за ней. Она должна успеть добраться до Крэмера, не дожидаясь его приезда.

Лэйси не сомкнула глаз, боясь проспать. Сэм громко посапывал, когда она, осторожно разомкнув кольцо его рук, поднялась с постели. Он не шевельнулся, пока она умывалась и одевалась. Лэйси вышла из комнаты, осторожно прикрыв дверь. В бараке царила тишина. Через несколько минут она уже летела на своей Стрекозе навстречу будущему, которое, увы, не зависело от нее.

Солнце уже стояло довольно высоко, когда она подъехала к поместью Крэмера. Она соскочила с лошади и постучала в дверь. Она явно подняла его с постели. Он был без рубашки и на ходу застегивал брюки. Его удивление не поддавалось описанию.

— Лэйси! Что вы здесь делаете в такой ранний час? Я собирался забрать вас через несколько часов…

— Я… я не могла спать, поэтому подумала, что лучше поеду сама, чем утруждать вас.

Тонкие губы изогнулись в высокомерной улыбке.

— Нетерпеливая невеста, это что-то новое. Я доволен, что вы наконец взялись за ум. Входите, входите… Миссис Бивер приготовит нам завтрак. Подождите в гостиной, пока я распоряжусь.

Лэйси пошла на кухню, чтобы поговорить с миссис Бивер наедине. Пожилая женщина стояла у плиты. Лэйси была знакома с домоправительницей Тэйлора и обратилась к ней по имени:

— Доброе утро, миссис Бивер. Надеюсь, я не очень обременила вас?

Экономка хлопотала у плиты.

— Рановато для гостей. Воспитанная дама не посещает джентльмена в такой час.

Лэйси пропустила колкое замечание мимо ушей.

— Не могли бы вы ответить на один вопрос? Это очень важно для меня.

— Вы можете спрашивать, но ответа не обещаю, — суровым тоном проговорила экономка.

— Вы помните моего сына, миссис Бивер?

— Вы имеете в виду того непослушного мальчика, что приезжал с вами? Что он натворил?

— Ничего. Я просто хочу знать, не видели ли вы его здесь в последние дни?

Миссис Бивер улыбнулась ей:

— Нет, в последний раз я видела его, когда он приезжал с вами.

— Вы уверены?

— Вы хотите сказать, что я лгу?

— О, конечно, нет. Спасибо. Я подожду Тэйлора в гостиной.

— Не воображайте, что вам удастся что-то изменить в этом доме, когда вы станете миссис Крэмер, — предупредила миссис Бивер. — Я за все здесь отвечаю и ничего не собираюсь менять.

Лэйси не удостоила ее ответом. Она не собиралась вмешиваться в порядок, установленный в доме Тэйлора.

Крэмер при полном параде вскоре появился в гостиной. Хотя он гляделся молодцом в черном костюме, строгом галстуке и белой рубашке, Лэйси не оценила его стараний. Ее собственный туалет оставлял желать лучшего, но это вовсе не беспокоило ее.

— Пройдемте в столовую, — предложил Тэйлор. — Я уверен, миссис Бивер приготовила праздничный завтрак.

Лэйси пошла за ним.

— Я хочу повидать Энди до свадьбы.

— Боюсь, это невозможно, моя милая. В другой раз… в другой раз.

Он галантно пододвинул ей стул. Лэйси послушно села.

— Но с ним все в порядке? Вы не обидели его?

— С ним все прекрасно. Больше вам ничего знать не следует.

Миссис Бивер вошла в столовую, неся яичницу с беконом. Она поставила все это на стол перед Крэмером, затем вышла и снова вернулась, неся бисквиты и взбитые сливки.

— Завтрак для короля и королевы, — картинным жестом указывая на стол, провозгласил Крэмер. — Я надеюсь, кофе крепкий, миссис Бивер? Не хочу, чтобы моя невеста заснула посреди церемонии. Не беспокойтесь об ужине. Я приглашу миссис Крэмер в гостиницу.

— Я и не планировала свадебный ужин, — проворчала миссис Бивер, пожимая плечами.

Крэмер хихикнул, когда миссис Бивер ушла на кухню.

— Боюсь, наша женитьба не по вкусу моей экономке. Тем не менее я уверен, вы с ней поладите.

Крэмер с завидным аппетитом поглощал еду, пока Лэйси вяло ковыряла вилкой в тарелке. У нее отпала всякая охота есть, с тех пор как исчез Энди. К сожалению, она ничего не могла изменить, и единственное, что придавало ей мужества, — это надежда вернуть Энди целым и невредимым.

Лэйси пила кофе и старалась не думать о Сэме. Она надеялась, что тот все еще крепко спит. Проснувшись и не найдя ее, он непременно бросится к Расти с расспросами. Она молилась, чтобы церемония закончилась до того, как все выяснится.

— Мы можем прямо сейчас поехать в город? — спросила Лэйси, когда Тэйлор покончил с едой.

— Вам так невтерпеж? Вы удивляете меня, Лэйси. Я думал, мне придется тащить вас к венцу на аркане.

— Если вы вообразили, что мне не терпится стать вашей женой, то ошибаетесь. Чем скорее мы с этим покончим, тем скорее Энди вернется ко мне. — Она отодвинула стул.

— Ну, что ж, мы можем выехать, как только пролетка будет готова. Но предупреждаю, что вы увидите своего сына только после нашей брачной ночи.

Слова Тэйлора эхом отдались в голове Лэйси. Брачная ночь… Сэм был единственным мужчиной в ее жизни. Как она сможет вытерпеть, когда другой прикоснется к ней? Она передернула плечами от отвращения. Но разве она не сможет сделать это ради Энди? Мысль о близости с Тэйлором была отвратительна ей, но потерять Энди невозможно.

«О Боже праведный, дай мне терпения», — молча моталась она.

Они прибыли в город слишком рано. Тэйлор направился прямо в церковь. Час был ранний, но Лэйси надеялась, что священник примет их. Она хотела, чтобы все закончилось до появления Сэма. А то, что он обязательно появится, было вне сомнений. И не только появится, а одному Богу известно, что последует дальше.

Сэм повернулся и протянул руку. Но его рука обняла пустоту. Он открыл глаза. Солнце уже вовсю светило в окно. Господи, сколько же он спал? И где Лэйси?

Она не… она не могла… Нет, после такой ночи… Поднявшись с постели, он быстро оделся и спустился по лестнице, зовя Лэйси. Рита появилась в дверях кухни с выражением крайнего удивления на смуглом лице.

— Сеньор Сэм? Я не знала, что вы здесь. Мы все думали, что вы уехали в Калифорнию?

— Да, я собирался, — нетерпеливо перебил Сэм. — Лэйси на кухне?

Рита готова была разрыдаться.

— Нет, сеньор… Я… мне очень жаль…

— Я найду ее.

— Вы хотите что-нибудь поесть? Сэм был уже в дверях.

— Нет времени, Рита.

Сэм побежал в конюшню, надеясь найти Лэйси там. Но ни ее, ни ее лошади не было. Он осмотрел курятник, кузницу и кораль. Потом побежал к Расти, который только что вышел из общей кухни.

— Сэм! Ты все еще здесь! Тебе удалось поговорить с мисс Лэйси?

— Ты имеешь в виду ее замужество с Крэмером? — Сэм пожал плечами. — Я думал, мы все уладили ночью, но сейчас… не уверен. Лэйси исчезла, и скорее всего уехала куда-то верхом. Когда должна была состояться эта чертова свадьба?

Расти взглянул на него.

— О Господи, значит, она тебе ничего не рассказала? Паника охватила Сэма.

— А что она должна была рассказать? Расти отвел глаза.

— Я обещал, что никому не скажу.

— Где Энди? Может, он расскажет мне? Что, черт побери, здесь происходит?

Управляющий тяжело вздохнул. С одной стороны, он хотел открыться Сэму, а с другой — боялся нарушить слово, данное Лэйси.

— Если Лэйси в опасности, я должен знать. Ты видел Энди утром? Его нет в доме, и я не думаю, что он еще спит.

— Сэм, давай не будем говорить об этом. Ледяные мурашки побежали у Сэма по спине.

— Ты это о чем? Что-то случилось с Энди? Не тяни, выкладывай, Расти.

После небольшой заминки Расти сказал:

— Ты отец мальчика и вправе знать, что с твоим сыном. Энди исчез три дня назад. Он взял с собой кое-что из одежды и убежал. Он опередил нас всего на несколько часов, и мы должны были нагнать его. Но мы нашли только наволочку с его вещами. Позже я обнаружил отпечатки копыт. Он кого-то встретил, и этот кто-то забрал его.

— Продолжай, Расти. Кто же это был?

— Ты еще не догадался? Тэйлор Крэмер. Он сказал Лэйси, что мальчик не вернется, пока она не выйдет за него замуж. Свадьба должна состояться сегодня.

— Сегодня! Сукин сын! Лэйси не сказала мне, что церемония назначена на сегодня. Почему она не обратилась к шерифу?

— Она обращалась. Шериф поехал к Тэйлору и обыскал весь дом сверху донизу. Энди там нет. Конечно, Крэмер утверждал, что он в глаза Энди не видел и так далее. Шериф поверил ему, а Лэйси ничего не оставалось, как согласиться на предложение Крэмера.

— Но почему она ничего не рассказала мне?

— Я думаю, она боялась, что ты пристрелишь Крэмера.

— Черт побери, я непременно сделаю это. Он похитил моего сына.

— Именно этого опасалась Лэйси. Ты наконец стал свободным, Сэм, а Тэйлор так просто не отдаст Энди. Никто не знает, где он держит мальчика. Если ты убьешь его, мы никогда не найдем малыша.

Лицо Сэма посуровело, он резко повернулся и пошел в сарай, проверяя на ходу свой револьвер.

— Ты куда, Сэм?

— Расстроить свадьбу и заставить Крэмера сказать мне, где Энди.

— Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, — вздохнул Расти. — Мисс Лэйси хотела сама разобраться с этим.

— Она не может тягаться с Крэмером. Я скорее убью его, чем допущу, чтобы Лэйси стала его женой.

Сэм никогда не пошел бы на убийство, но Крэмер, похоже, нарывался на пулю. Он молился, что успеет уберечь Лэйси от самой большой ошибки в ее жизни.

Лэйси и Тэйлор стояли перед священником. Во рту у нее пересохло, и она не смогла повторить два слова, которые навсегда свяжут ее с этим мужчиной. Мужчиной, который не вызывал у нее ничего, кроме презрения. Она молчала так долго, что священник повторил вопрос.

— Отвечайте же, — поторопил ее Тэйлор. — Вы знаете, ради вашего сына я готов сделать все, что в моих силах.

Она прошептала:

— Я согласна.

Священник объявил их мужем и женой. Поцелуй, которым наградил ее Тэйлор, был настойчивым и страстным, и Лэйси едва удержалась, чтобы не оттолкнуть новоиспеченного супруга. Молодые прошли за священником в ризницу, чтобы подписать соответствующие бумаги.

Итак, теперь она миссис Лэйси Тэйлор Крэмер. А ведь когда-то она обрадовалась бы этой перемене, с болью размышляла Лэйси, но потом Тэйлор показал свое истинное лицо. Наконец-то она сможет обнять сына! От этой мысли ее губы тронула нежная улыбка, но резкие слова Тэйлора развеяли ее мечты.

— Я хочу поехать прямо в гостиницу, моя прелесть. Вы ведь теперь вся моя, не так ли? Наконец-то вы увидите, как я хорош в постели.

Лэйси поперхнулась.

— Я хочу видеть сына.

— Все в свое время, дорогая. Мне не терпится закрепить наш союз.

— Но вы обещали!

— Я обещал, что вы увидите его, но не сказал, когда именно. Поверьте, наша жизнь станет куда проще без вашего избалованного мальчишки.

Лэйси трясло от злости. Она еле сдержалась, чтобы не наброситься на Крэмера с кулаками.

— Я согласилась на ваше предложение только ради того, чтобы вернуть Энди. Я сдержала слово, теперь ваша очередь.

— В свое время я непременно привезу Энди домой. Только, возможно, сначала подожду появления наследника. Он мне необходим при моем богатстве. А теперь, — усмехнулся Тэйлор, — я стал еще богаче, добавив к своим владениям «Би-Джи».

Лэйси остановилась как вкопанная.

— Что вы сказали?

— Я сказал, что стал еще богаче.

— Нет, не это. Что вы сказали насчет Энди?

— Я решил, пусть Энди побудет там, где он сейчас…

— Мерзавец! — прошипела Лэйси. — Или вы скажете мне, где Энди, или я…

Выстрел заглушил ее слова. Тэйлор покачнулся, схватился за грудь и упал на землю. Кровавое пятно растекалось на его груди. Лэйси бросилась к нему, ужасаясь, что рана смертельна.

— Тэйлор! Не умирайте! Где Энди? О Боже, пожалуйста, не умирайте! Скажите мне ради Бога, где мой сын?

Тэйлор разлепил губы.

— Слишком… поздно… он…

Но тут глаза его закатились, и больше он не произнес ни слова.

Глава 17

Сэм гнал Галахада что было мочи. Он надеялся, что успеет отговорить Лэйси. С каждой милей его гнев становился все сильнее. Лэйси обязана была рассказать ему все как есть. Рассказать, что Крэмер держал Энди в заложниках, и позволить ему разобраться с ситуацией, а не делать это самой.

Взмыленный Галахад мчался по главной улице Денисона. Он знал, что церковь располагалась в северной части города.

Он сразу увидел Лэйси и Крэмера. Они стояли рядом с пролеткой, занятые оживленным разговором. Интересно, они уже вышли из церкви или, только собирались войти туда? Лэйси стояла спиной к нему. Крэмер был настолько поглощен разговором, что не заметил появления Сэма. Сэм собирался окликнуть их, когда заметил нечто такое, отчего его сердце похолодело.

Солнце отражалось в блестящем стволе винтовки.

Дуло было направлено прямо на Лэйси и Крэмера. Хозяин» винтовки прятался в густом кустарнике возле церкви. Кому предназначалась пуля? Он не мог медлить.

Сэм, не раздумывая, вытащил свой шестизарядный револьвер и прицелился. Он спустил курок, одновременно раздался другой выстрел. Пуля угодила Крэмеру в грудь. Сэм бросился в кусты, но стрелявший исчез.

И тут он увидел, как Лэйси с криком упала на колени около Крэмера, слов он разобрать не мог. Быстро соскочив с лошади, Сэм кинулся к Лэйси.

— Не умирайте! — кричала она. — Тэйлор! Пожалуйста, не умирайте!

Опустившись на колени рядом с Лэйси, Сэм осмотрел рану Крэмера. Револьвер в его руке все еще дымился. Лэйси повернулась к нему, слезы бежали по ее щекам. Священник выбежал из церкви, остановил прислужника и послал его за шерифом и доктором.

— Зачем ты сделал это, Сэм? — кричала Лэйси. — Теперь мы никогда не узнаем, где Энди.

— Я не стрелял в него, Лэйси, — пытался оправдаться Сэм. Губы Лэйси дрожали.

— Он умер?

Сэм нащупал слабый пульс на шее Крэмера.

— Нет, но он на пороге смерти. Пуля прошла рядом с сердцем.

— Ты не должен был стрелять в него. О Господи, именно это я и хотела предотвратить. Теперь мне никогда не вернуть Энди.

Сэм, нахмурившись, скрипнул зубами.

— Клянусь, я не стрелял в него.

Только он произнес эти слова, как услышал за спиной шаги. Шериф Хейл посмотрел на Крэмера, увидел револьвер в руке Сэма и выхватил свой пистолет.

— Вы не можете обойтись без неприятностей, Гентри. Отойдите от жертвы и бросьте оружие.

— Я не стрелял в Крэмера.

— Ваш револьвер, Гентри, — повторил шериф.

Сэм отшвырнул револьвер. Шериф поднял его, поднес к носу, затем провел рукой по дулу.

— Дуло еще не остыло, да и запах пороха говорит о том, что вы только что стреляли из своего револьвера, мистер Гентри. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Я стрелял в человека, который убил Крэмера, — возразил Сэм. — Он прятался в кустах. Не знаю, ранил ли я его, потому что он убежал.

— Звучит убедительно, но я не попадусь на эту удочку. В первый раз вы стреляли в Крэмера и промахнулись. На этот раз вы добились своего.

— Я не стрелял в Крэмера ни сейчас, ни тогда, — выкрикнул Сэм. — У меня нет причин убивать его.

— А ревность? Весьма весомая причина. Я полагаю, суд присяжных согласится со мной. Убийство на почве ревности — обычное дело в наши дни.

Приехал доктор. Он разогнал зевак и склонился над жертвой.

— Дело плохо, — проговорил врач, взглянув на Крэмера.

— Он жив? — спросила Лэйси. — Он может говорить?

— А вы ему кто? — ответил доктор вопросом на вопрос. Лэйси хотела было сказать: «никто», но тут вмешался священник:

— Эта дама — жена мистера Крэмера. Я обвенчал их не более получаса назад.

Сэм мысленно простонал, но не произнес ни слова.

— Не стану обнадеживать вас, миссис Крэмер, но попробую сделать все, что в моих силах. Когда я удалю пулю, станет ясно, выживет он или нет. Несите его в мой кабинет, — распорядился доктор Ларсен, пробираясь сквозь толпу.

Четверо мужчин подошли, подняли Крэмера и понесли его к дому доктора. Лэйси последовала за ними. Сэм хотел было отправиться за Лэйси, но шериф остановил его, ткнув револьвером в спину.

— Вы пойдете в тюрьму, мистер Гентри.

— Сколько раз вам повторять, что я не стрелял в Крэмера?

— Расскажите это суду. Вперед, Гентри.

— Моя лошадь…

— Мой помощник заберет ее.

Осыпая проклятиями весь мир, Сэм двинулся впереди шерифа. Что за невезение! Освободившись от одной напасти, он тут же угодил в другую. Рейф и Джесс были правы. Несчастья, кажется, преследовали его. Не только шериф подозревает его в попытке убийства, но и Лэйси тоже. Конечно, Лэйси сейчас не может мыслить трезво, и он не вправе винить ее за это. Если Крэмер умрет, они никогда не узнают, куда он увез их сына.

— Вы ошибаетесь, шериф, — сказал Сэм. — В Крэмера стрелял другой, а вы позволяете ему преспокойно уйти. Может, моя пуля сидит в нем. Это докажет мою невиновность.

— Я взвесил улики, и вы единственный подозреваемый. Ваше место в тюрьме.

Сэм тихо выругался. Как он докажет свою невиновность, если никто, даже Лэйси, не верит ему? Проклятие, нет справедливости на земле.

Лэйси поджидала у дверей кабинета, пока доктор Ларсен пытался спасти жизнь Крэмера. Тэйлор должен жить, он просто обязан жить, чтобы успеть сказать ей, где он спрятал Энди.

Минуты казались Лэйси часами. Мысли беспорядочным вихрем крутились в голове. Она была так зла на Сэма, что не могла ни на чем сосредоточиться. О чем он думал, черт возьми, когда стрелял в Тэйлора? Расти рассказал ему об Энди? Неужели он не объяснил, почему она решилась на такой шаг? Меньше всего она хотела вмешательства Сэма. Сейчас благодаря Сэму Тэйлор на грани смерти, и она может так и не получить ответа на свой вопрос.

Дверь открылась. Доктор вышел в приемную, вытирая руки о забрызганный кровью фартук.

— Мне очень жаль, миссис Крэмер. Я не смог спасти вашего мужа.

Глухо застонав, Лэйси медленно опустилась на ближайший стул.

— Я удалил пулю, но она задела сердце. Ваш муж умер во время операции. Он ничего не почувствовал.

— Он… он… ничего не сказал?

— Нет, он не приходил в сознание. Что вы собираетесь делать с телом?

Она непонимающе взглянула на доктора:

— С телом?

— Вы ближайшая родственница. Если хотите, я могу попросить служителя похоронного бюро забрать тело. Вы сможете оговорить с ним все детали, когда захотите.

— Ближайшая родственница, — тупо повторила Лэйси. Что это означает? Она не хотела выходить за Тэйлора, но стала его ближайшей родственницей. — Да, так будет хорошо, спасибо. Правда, у меня не очень много денег. Но я прослежу, чтобы вам хорошо заплатили.

— Разве вы не знаете? — удивился Ларсен. — Тэйлор Крэмер был очень богатым человеком. Вы его наследница. Все его богатство теперь принадлежит вам. На вашем месте я поехал бы в банк и сообщил мистеру Марклу о происшествии с вашим мужем. У вас есть свидетельство о регистрации брака, не так ли?

— Все бумаги находились у Тэйлора, — деревянным голосом отвечала Лэйси. Она все еще не могла прийти в себя от неожиданного поворота дела. Несколько дней назад банкир отказал ей в ссуде, а теперь она стала обладательницей огромного наследства.

— Я принесу вещи вашего мужа. Не уходите.

Лэйси не могла двинуться с места, хотя от двери ее отделяло всего несколько шагов. Все случилось так быстро, что она была не в состоянии осознать случившееся. Ей пришлось приложить усилие, чтобы взять себя в руки. После недолгого ожидания доктор вернулся и передал ей сверток, упакованный в коричневую бумагу.

— Я проверил карманы вашего мужа. В них оказалось немного наличных, все ценные вещи тоже здесь. Я имею в виду часы и прочее…

Лэйси смотрела на сверток, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Чем скорее она уйдет отсюда, тем лучше, подумала она и приняла вещи из рук доктора.

— Благодарю вас, доктор Ларсен.

Она вышла замуж и овдовела в один и тот же день. Сначала женитьба, которой она не хотела, затем убийство Крэмера, и кем? Сэмом. Она невольно подумала о том, что ждет ее в следующие несколько часов.

Лэйси вошла в банк и тут же почувствовала на себе любопытные взгляды. Очевидно, новость об убийстве Тэйлора уже успела распространиться. Она справилась о мистере Маркле, и ее немедленно провели к нему в кабинет.

— Разрешите мне выразить соболезнования от себя лично, а также от имени нашего банка, — печально изрек мистер Маркл. — Прошу вас, миссис Крэмер, садитесь и скажите, что я могу сделать для вас.

— Доктор Ларсен посоветовал мне встретиться с вами до отъезда на ранчо, — начала Лэйси. — Я бы хотела знать, сколько денег на счете моего покойного мужа?

Лэйси мало заботило, что ее вопрос мог показаться банкиру бестактным. Если она не достанет деньги до конца недели, то окажется на улице.

— Обычно я встречаюсь с наследниками после похорон, — с некоторым осуждением произнес мистер Маркл. — Но если вы так настаиваете…

— Только скажите мне, теперь у меня достаточно денег, чтобы оплатить старые долги за «Би-Джи»? Маркл с недоумением уставился на нее.

— Вы не знаете, насколько богат был ваш покойный супруг?

— Представления не имею. Все, что меня интересует сейчас, смогу ли заплатить налоги за ранчо и… — Она чуть не сказала: «найти моего сына», но решила, что это лучше оставить при себе.

— Извините, миссис Крэмер, вам придется немного подождать, пока я приготовлю необходимые бумаги на подпись. Необходимо перевести состояние вашего мужа на ваш счет, это не займет много времени. Я надеюсь, свидетельство о браке при вас?

— Да, — кивнула Лэйси.

— Очень хорошо. Подождите здесь, я скоро вернусь. Оставшись одна, Лэйси развязала пакет с вещами Тэйлора и проверила содержимое. Нужные бумаги лежали здесь вместе с несколькими крупными банкнотами и ювелирными изделиями: запонки, часы и прочее… Лэйси вынула бумаги, оставив остальное на потом.

Когда Маркл вернулся, она положила свидетельство о браке на стол.

— Кажется, все в порядке, миссис Крэмер, — произнес он, бросая любопытный взгляд на документ. — Как только вы подпишете необходимые бумаги, деньги со счета вашего мужа станут вашими. Вам следует связаться с вашим адвокатом для полного ознакомления с недвижимостью мистера Крэмера и так далее. Он проведет для вас всю юридическую работу.

Лэйси мало интересовало все то, чем владел Тэйлор, кроме нужной суммы для уплаты долга. Она подписала бумаги и вернула их мистеру Марклу.

— Прекрасно, — сказал банкир. — Что еще я могу сделать для вас?

— Я хочу получить нужную сумму для уплаты долга, это полторы тысячи долларов наличными. Я должна оплатить налоги за «Би-Джи» и погасить все старые долги.

— Какое ранчо вы считаете теперь своим домом? — не без иронии поинтересовался Маркл. — У вас ведь теперь два ранчо.

Два ранчо? Эта мысль не приходила ей в голову. Что она станет делать с двумя ранчо? Очевидно, одно продаст, но только не «Би-Джи».

— Я еще не решила, — ответила Лэйси. — Я еду к себе, как только получу нужную сумму денег.

— Вы не хотели бы узнать, сколько денег на счете вашего покойного мужа?

— О, почему же… И насколько же я теперь богата?

— Очень богаты, — ответил Маркл. — Счет мистера Крэмера вырос до пятидесяти пяти тысяч долларов. Это внушительная сумма в наши дни.

Лэйси лишилась дара речи. Несколько минут прошло, прежде чем она смогла заговорить.

— Я не ослышалась? Но откуда у человека может быть столько денег?

— Тэйлор Крэмер всегда отличался изобретательностью и смекалкой. В чем, в чем, а в этом ему не откажешь. Впрочем, его адвокат сможет рассказать вам больше. У вас не будет финансовых проблем в будущем, юная леди.

Маркл вышел из кабинета и вскоре вернулся с деньгами, о которых просила Лэйси. Он отсчитал нужную сумму, и Лэйси покинула банк. Она вошла в офис по уплате налогов и оплатила долги. Клерк, выдав ей расписку, выразил соболезнование по поводу смерти мужа. Лэйси не нуждалась в соболезнованиях, ей нужен был сын.

Шериф Хейл уже поджидал Лэйси.

— Ваша пролетка стоит около тюрьмы, мэм. Мой помощник доставил ее туда.

— Спасибо, шериф. Я хотела бы повидать Сэма. Это возможно?

— Но только со мной. Я должен задать вам несколько вопросов.

Лэйси прошла следом за Хейлом к зданию тюрьмы. Шериф открыл дверь, и она вошла.

— Он в камере. Позовите, если я вдруг понадоблюсь. Лэйси вошла в коридор. Только одна камера была занята. Увидев Лэйси, Сэм подошел к решетке.

— Лэйси, слава Богу, что ты пришла. Как Крэмер?

— Он умер, — с горечью сказала Лэйси. — Ты ведь этого хотел? Как ты мог, Сэм? Разве Расти не сказал тебе, что Тэйлор держит Энди в заложниках? Почему ты решил сам расправиться с ним?

— Я что угодно готов был сделать, лишь бы вырвать тебя из лап Тэйлора. В здравом рассудке я не убиваю людей.

— Если не ты убил Тэйлора, тогда кто?

— Откуда я знаю? Мы стреляли одновременно, вот почему был слышен лишь один выстрел.

Лэйси не слишком верила Сэму. Но маленькое сомнение в ее душе все же зародилось.

— Лэйси, — искренне произнес Сэм, — не считай меня полным идиотом. Зачем бы я стал убивать Крэмера, когда только он один знает, где Энди?

— Я не знаю, где искать Энди, — прошептала Лэйси. — Я вышла за Крэмера в надежде узнать, где мой сын.

Сэм протянул руку сквозь прутья решетки и погладил се по щеке.

— Я понял, почему ты согласилась на предложение Крэмера, как только узнал, что он держит Энди в заложниках. Я хотел успеть в церковь до того, как все случится.

— Ты приехал слишком поздно.

— Ты его наследница, — задумчиво протянул Сэм. — Лэйси, ты понимаешь, что это значит? Теперь твое ранчо спасено. Ты можешь заплатить налоги. И можешь нанять детектива, чтобы разыскать нашего сына.

Лэйси с трудом проглотила застрявший в горле комок.

— Я уже сняла деньги со счета, чтобы заплатить налоги. Ничто другое меня не интересует.

— Дареному коню в зубы не смотрят, — усмехнулся Сэм. — Хватай то, что само идет к тебе в руки. После всего того, что сотворил с тобой этот подонок, ты заслужила награду.

— В голове не укладывается, — вздохнула Лэйси. — Так много всего случилось за один день.

— Я не убивал его, любимая. Кто-то прятался в кустах и…

— Я должна идти, — перебила его Лэйси, отступая от решетки.

— Ничто не удержит меня здесь, — выпалил Сэм. — Я должен отыскать нашего сына.

— Только без глупостей, Сэм. Я должна идти, хочу просмотреть личные бумаги Тэйлора. Если повезет, я найду то, что выведет меня на след Энди. Я вернусь завтра.

— Ты не должна браться за это одна, любимая. Клянусь, я скоро выйду отсюда и помогу тебе.

— Вы узнали правду от Гентри, миссис Крэмер? — спросил Хейл, когда она попрощалась с Сэмом.

«Миссис Крэмер»… Она ненавидела это имя.

— Пожалуйста, зовите меня просто Лэйси. Я говорила с Сэмом. Он клянется, что стрелял кто-то другой.

— Вы ему верите?

Верила ли она? Хотела верить. Очень хотела.

— Я не верю, что Сэм способен на убийство.

— Это решит суд.

— Мой сын пропал, шериф. Что вы намерены предпринять по этому поводу?

— Вы по-прежнему считаете, что мистер Крэмер причастен к исчезновению вашего сына? Теперь, учитывая, что вы вышли замуж за этого человека, это выглядит еще более странно.

— Я вышла за него потому, что он держал Энди в заложниках. Другой причины не существует, шериф, — возразила Лэйси. — Он грозился, что я никогда не увижу своего сына, если не соглашусь стать его женой.

Слова Лэйси ничуть не убедили Хейла.

— Вы уверены?

— Абсолютно уверена.

— Я понимаю, что я должен сделать. Я опрошу всех в округе. Может быть, кто-нибудь знает что-то о вашем сыне. Поезжайте домой, миссис Лэйси. На сегодня у меня больше нет к вам вопросов.

— А что с Сэмом?

— Боюсь, ему придется остаться здесь, пока не выяснится что-то с другим стрелявшим.

Лэйси устало кивнула:

— Я вернусь завтра. Может быть, тогда кто-то из нас будет знать что-то новое об Энди.

* * *

Пролетка ждала Лэйси около конторы шерифа. Она уселась на сиденье и взяла в руки вожжи. Пролетка покатила по дороге.

Расти и другие работники окружили Лэйси, когда она въехала во двор ранчо. Хмурый Расти помог хозяйке сойти.

— Все закончилось? — пробурчал он. — А где же ваш новоиспеченный супруг?

Лэйси чуть не упала, но Расти успел поддержать ее.

— Что случилось, мисс Лэйси? Что-то произошло в юроде? Вы видели Сэма?

— Сэм в тюрьме, — сухо сказала Лэйси. — Он… он стрелял в Крэмера и убил его. Все это произошло через несколько минут после венчания, и Тэйлор не успел сказать мне, где Энди.

— Боже всемогущий! — прошептал Расти. — Сэм говорил, что убьет Крэмера, но я и подумать не мог, что он сделает это. Он не из тех, кто способен на убийство. Вы уверены, что все именно так, мисс Лэйси?

— Нет, я не верю, что он сделал это. Сначала я тоже так думала… впрочем, это дела не меняет. Других подозреваемых нет, и шериф думает, что Сэм виновен.

— Что же нам делать, мисс Лэйси? Я чувствую себя чертовски беспомощным.

— Я хочу, чтобы вы и Лефти поехали в поместье Крэмера и объяснили все его работникам. Я наследница Тэйлора, ранчо и остальное имущество теперь принадлежит мне. Требуются некоторые формальности, чтобы закрепить права наследства, но я уже сняла деньги с его банковского счета, чтобы заплатить налоги. — Лэйси перевела дух и продолжила: — Лефти, я назначаю вас управляющим на ранчо Крэмера. Потом я решу, что с ним делать. Вы не возражаете? Расти поможет вам, если возникнут проблемы с работниками.

Лефти гордо выпятил грудь.

— Я постараюсь не подвести вас, мисс Лэйси. Кто-то из работников Крэмера, возможно, уйдет, но это не так уж плохо. Скоро зима, и работы будет поменьше.

— Завтра утром я заеду туда по пути в город, — пообещала Лэйси.

— А что с Энди? — спросил Расти. — Мы вернем его домой, правда?

Лэйси вспомнила о вещах Тэйлора и достала узел из-под сиденья пролетки.

— Я надеюсь найти в бумагах Тэйлора хоть какое-то упоминание об Энди. Если нет, я переверну весь его дом, пока не найду то, что нужно. Кто-то должен знать, где Тэйлор спрятал моего сына.

— Я и Лефти отправимся прямо сейчас, мисс Лэйси.

— Как только вернетесь, дайте мне знать. Мне интересно, как работники Крэмера восприняли его смерть. Я больше не хочу никаких несчастий.

Лэйси нашла на кухне Риту, и ей пришлось опять рассказать всю историю.

— Сеньор Сэм не мог сделать это, сеньора, — уверенно заявила Рита. — Он не убийца.

— Я тоже склоняюсь к этому, Рита, но я не суд. Просто ума не приложу, как помочь ему.

— Сеньор Сэм обязательно нашел бы Энди, я знаю, он смог бы, — причитала Рита. — Он любит мальчика.

— Я бы хотела знать, кто желал смерти Крэмеру.

— У такого человека, как Крэмер, обычно хватает врагов, — заявила Рита.

— Ты права, Рита, и я вполне могу напасть на след одного из них, но сначала мне нужно просмотреть вещи Тэйлора, нет ли там разгадки исчезновения Энди.

Она положила узел на кухонный стол и развязала его. Одну за другой просмотрела все вещи: письмо из Вашингтона, которое она не стала читать, и несколько деловых записок. Ничего, что бы давало ключ к загадке исчезновения Энди и места его пребывания…

— Нашли что-нибудь? — спросила Рита.

— Ничего, — вздохнула Лэйси. — Может быть, мне больше повезет завтра, когда я осмотрю дом Тэйлора? Я пойду к себе, Рита. Позови меня, когда ужин будет готов. Приготовь что-нибудь легкое, у меня нет аппетита.

Лэйси доела то, что было на тарелке, и отодвинула ее в сторону. Рита убирала со стола. Лэйси поднялась и прошла в гостиную. Расти уже вернулся и поджидал ее.

— Ну, как вы съездили? — нетерпеливо спросила Лэйси.

— Все хорошо, двое работников уволились, как только услыхали о смерти Крэмера, но остальные готовы принять Лефти в роли управляющего. Бывший управляющий в отъезде по поручению Крэмера, это тоже нам на руку. Трудно предположить, как все сложится, когда он вернется. Возможно, у Лефти возникнут проблемы, но я думаю, он справится.

— Завтра утром я поеду и поговорю с работниками сама. Может быть, я пошлю парней из «Би-Джи» на подмогу Лефти.

— Дайте мне знать, если я понадоблюсь. Спокойной ночи, мисс Лэйси.

— Спокойной ночи, Расти.

Лэйси пыталась заснуть, но сон бежал от нее. Она не видела Энди несколько дней и страшно тосковала по нему. Что сделал с ним Тэйлор? Так много странных предположений лезло в голову, что выносить все это было очень мучительно. Что ожидает Сэма, если его признают виновным в смерти Крэмера?

Неужели то была их последняя ночь, та ночь, когда она наконец сказала ему, что любит его? Казалось, это было так давно. Она все еще любит его? Она никогда не переставала любить Сэма, ни тогда, когда он заявлял, что ненавидит ее, ни сейчас. Сэма можно упрекнуть во многом, но чтобы он убил человека?

Наконец Лэйси забылась беспокойным сном, но вскоре проснулась, напуганная кошмаром. Ей снилось, что труп Сэмa висит на дереве. Смерть неузнаваемо изменила его лицо. Она стоит под деревом. И что самое страшное, она стоит одна, Энди рядом нет. Что означал этот сон?

Больше она не могла заснуть. Стоило ей закрыть глаза, и ужасное видение возвращалось.

Как только начало светать, Лэйси оделась и спустилась в низ. Рита уже хлопотала на кухне.

— Я не буду завтракать, Рита, — сказала Лэйси. — Кусок в горло не лезет. Не знаю, когда я вернусь, так много дел и так мало времени.

Лэйси поспешила в сарай оседлать Стрекозу. Расти был уже там.

— Я уже снарядил вашу лошадь, мисс Лэйси. Мне поехать с вами? Я не хочу неприятностей.

— Нет, Расти, оставайтесь здесь и не волнуйтесь. Все будет хорошо.

Лэйси вскочила в седло и отправилась в путь.

Когда она въехала во двор, работники Крэмера толпились вокруг Лефти. Она отозвала Лефти в сторону, чтобы поговорить с ним, прежде чем обратиться к рабочим.

— Вы все знаете, что произошло в городе, — начала Лэйси. — Я еще не знаю, что сделаю с ранчо, но никто из вас не потеряет работу из-за случившейся трагедии. Я возложила на Лефти обязанности управляющего и надеюсь, что вы все будете работать с ним. Если кто-то желает уехать, он волен сделать это. Жалованье будет выплачено немедленно. Вопросы есть?

Работники загудели, но конкретно никто ничего не сказал. Лэйси восприняла это как хороший знак и пошла в дом поговорить с миссис Бивер.

— Мне очень жаль, миссис Бивер, — искренне произнесла Лэйси, — я знаю, как вы были преданы Тэйлору.

— Если бы не вы, он был бы сейчас жив, — отвечала экономка, не скрывая своей враждебности. Лэйси ошеломила ее неприкрытая злость.

— Как вы можете говорить так? Я не имею ничего общего с этим делом.

— Неужели, а я слышала, что в мистера Крэмера стрелял ваш бывший муж? Он ревновал и убил его. Если вы не виноваты, то тогда кто же?

— Мне жаль, что вы так настроены. К вашему сведению, Сэм Гентри не стрелял в Тэйлора.

Домоправительница недоверчиво покачала головой.

— Я слышала другое. Один из наших работников ездил в город ночью и рассказал все как есть.

— Мне кажется, вам лучше уехать.

— А я и не планировала оставаться и уже сложила вещи. Я буду жить в городе с семьей моего брата.

— Кто-нибудь из работников отвезет вас. Проводите меня в кабинет Тэйлора, я просмотрю счета, которые требуют срочной оплаты… Миссис Бивер, вы знаете код от сейфа мистера Крэмера? — спросила Лэйси.

— Почему я должна знать это?

Лэйси ничего не ответила, вытащила из кармана пачку банкнот. Отделив стодолларовую купюру, она протянула ее экономке. Глаза миссис Бивер чуть не вылезли из орбит. Никогда в жизни она не держала в руках столько денег сразу.

— Зачем вы даете мне это?

— Я не сомневаюсь, что вы заслужили.

Не сказав ни слова благодарности, миссис Бивер направилась к дверям, преисполненная сознания собственной значимости. Лэйси начала поиски в письменном столе Крэмера. Она вытащила все ящики и просмотрела кучу Оумаг, но не нашла ничего, что бы относилось к Энди. Но одно открытие все-таки сделала.

Она нашла код к сейфу Тэйлора, написанный на дне одного из ящиков.

Глава 18

Руки Лэйси дрожали, когда она наклонилась к сейфу и набрала комбинацию цифр. Она ошиблась и набрала снопа. Потянула дверцу… та плавно подалась.

Бумагу за бумагой она вынимала из сейфа и клала на стол. Когда сейф опустел, она осторожно осмотрела каждую. Документы на покупку земли удивили ее. Что Тэйлор собирался делать с собственностью в Техасе, Нью-Мексике и Аризоне? Она отложила купчие в сторону, решив спросить об этом у адвоката Тэйлора. Затем она развязала один и из трех матерчатых мешочков и высыпала его содержимое на стол. Удивлению Лэйси не было границ, когда на стол посыпались золотые монеты.

Отодвинув монеты в сторону, Лэйси взялась за найденные в сейфе письма. Но и в них не было никакого упоминания об Энди, это были просто деловые бумаги.

Лэйси покинула ранчо и направилась в город. Прежде чем навестить Сэма, она намеревалась нанести визит адвокату Тэйлора. Не может быть, чтобы никто ничего не знал о ее сыне. Контора адвоката была рядом с парикмахерской. Она поднялась по лестнице, постучала в дверь и вошла.

Мистер Окли окинул ее цепким взглядом и тут же расплылся в подобострастной улыбке.

— Входите, не стойте в дверях. Если вам нужен адвокат, то вы пришли именно туда, куда вам надо.

— Я… Лэйси Ге… Крэмер.

— Так вы вдова Тэйлора? Ужасная история. Честно говоря, я не ожидал, что вы так красивы. — Он пододвинул стул. — Пожалуйста, садитесь.

Лэйси присела на краешек стула. Окли кружил вокруг нее, словно хищная птица, высматривающая, с какой бы стороны подступиться к своей добыче.

— Мой муж оставил завещание? — спросила она, когда молчание затянулось.

— Я много раз советовал ему составить завещание, но он всякий раз отказывался. Он отказывался принять саму возможность собственной смерти. Что и говорить, он был здоров как бык. Мистер Крэмер любил говорить, что завещания — удел стариков.

— И что значит отсутствие завещания для меня? Я не имела права перевести часть денег со счета Тэйлора?

— Разумеется, имели. Вы имеете полное право на деньги Крэмера, как и на все остальное, чем он владел. Вы его ближайшая родственница. При отсутствии завещания вы автоматически становитесь его наследницей. Если вы хотите, я приготовлю необходимые бумаги и представлю их в суде, когда в следующий раз поеду в город. Но так как других наследников нет, его имущество переходит к вам. Кроме денежных дел, я помогал ему в приобретении земель, которые интересовали его. Он хранит купчие в домашнем сейфе.

— Вы знаете, почему он покупал эти земли?

— Он не говорил мне. Тэйлор Крэмер был довольно-таки скрытный человек. Я сомневаюсь, чтобы кто-то знал, что руководило им в его поступках.

— Еще одна вещь, мистер Окли… Мой муж ничего не говорил вам о моем сыне?

— Кажется, он пару раз упоминал о нем… Но почему вы спрашиваете?

— Это важно, пожалуйста, подумайте, прежде чем ответить. Энди пропал. У меня есть основания подозревать, что Тэйлор держал его в заложниках. Не знаете ли вы, где Тэйлор мог спрятать мальчика?

— Это серьезное обвинение, миссис Крэмер. У вас есть доказательства?

— Вы не ответили на мой вопрос, мистер Окли.

— Ответ отрицательный. Я не беседовал с вашим мужем последние несколько недель.

— Спасибо, мистер Окли. Пожалуйста, приготовьте необходимые бумаги.

— С удовольствием, — сказал адвокат, понижая голос до соблазняющего тона. — В оплате моих услуг возможны варианты… надеюсь, вы понимаете ход моих мыслей? Вы красивая женщина, миссис Крэмер. Общение с вами… доставляет мне истинное удовольствие. Одинокие вдовушки моя специализация.

— Я намерена хорошо оплатить ваши услуги… наличными, спасибо, — раздраженно бросила Лэйси. — А теперь, если вы позволите, мне пора.

Резко поднявшись, Лэйси прошла к двери с достоинством, на которое только была способна. Как он смеет! Сколько незадачливых вдов он скомпрометировал, подумала она, спускаясь с крыльца и идя к зданию тюрьмы.

Лэйси не терпелось узнать, нет ли каких новостей у шерифа об Энди. И конечно, ей не терпелось увидеть Сэма. Даже если он стрелял в Тэйлора, он не заслуживает наказания. Тэйлор Крэмер был человек без совести, похитивший невинного ребенка, чтобы добиться своей цели.

Но Сэм не убивал Тэйлора, она была уверена в этом. Мужчина, которого она любила, не мог быть убийцей. При ее появлении шериф вышел из-за стола.

— Вы что-нибудь узнали, шериф? — спросила Лэйси.

— Извините, Лэйси, пока ничего нового. Но я не собираюсь отступать.

С горьким вздохом разочарования Лэйси опустилась в ближайшее кресло.

— Кто-то наверняка знает…

— Я согласен с вами, но пока не нашел этого человека. Не надо падать духом, Лэйси.

— Я и не собираюсь, с чего вы взяли! — сердито отозвалась она. — Я хочу видеть Сэма. Он, должно быть, очень переживает из-за Энди. Вам не удалось узнать ничего нового об убийстве Тэйлора?

— Нет, пока ничего. Я думаю, вам придется примириться с тем, что Сэм Гентри — убийца.

— Никогда! — выпалила Лэйси. — Сэм невиновен. Готова поклясться жизнью.

— Ваша уверенность достойна уважения, Лэйси, но, если мы не найдем настоящего убийцу, Гентри придется предстать перед судом.

Лэйси вздохнула. Весь мир ополчился против нее. Возможно, она никогда больше не увидит своего сына, а человек, которого она любит, все оставшиеся годы проведет в тюрьме…

— Я могу увидеть Сэма, шериф?

— Идите, Лэйси. Вы знаете, где найти его.

С трудом передвигая негнущиеся ноги, Лэйси побрела по коридору. Что она может сказать Сэму? Как посмотрит ему в глаза? Сэм сидел на койке. Он выглядел таким удрученным, что слезы подступили у нее к горлу. Когда он увидел ее, его лицо осветилось радостью.

— Лэйси! Есть какие-нибудь новости об Энди?

— Нет, — грустно ответила Лэйси, — я обшарила стол Тэйлора и не нашла ничего, что могло бы навести на след Энди. У меня не было времени осмотреть его спальню, но вряд ли я найду там что-либо интересное.

Гэйлор был очень хитер. О, Сэм… мне страшно. Что, если я никогда больше не увижу Энди?

Сэм так крепко вцепился в прутья решетки, что костяшки его пальцев побелели.

— Не смей так говорить! Мне не нравится твое настроение. Энди найдется, вот увидишь!

— А как же ты, Сэм? Вряд ли убийца Тэйлора явится с повинной, и тогда ты будешь осужден за преступление, которого не совершал.

— Ты веришь, что я не убивал Крэмера? Для меня это самое главное.

Лэйси кивнула:

— Ты не можешь убить, Сэм. Я думала об этом в ту ночь, когда мы занимались любовью, как раз накануне убийства Тэйлора.

— Я был полным дураком, любимая. Прости меня. Тюрьма не место для объяснений в любви, но я не могу молчать. Я люблю тебя, Лэйси. Я боролся с этим чувством шесть лет, но так и не смог забыть тебя. Если бы мы не встретились в Техасе, я до самой смерти хотел бы тебя и только тебя. Когда судьба свела нас вместе, я не мог больше отказываться от любви, которая жила во мне все это время. Я люблю тебя, Лэйси. Я всегда любил тебя.

Сэм мечтал только об одном — чтобы ненавистная решетка вдруг исчезла, и он смог бы крепко обнять любимую.

— Ты правда так думаешь?

— Правда, любимая. А теперь вытри глаза и скажи мне, что ты нашла в сейфе Крэмера.

Лэйси улыбнулась ему.

— Золото, очень много золота. Письма от разных людей и купчие на приобретение земель в Техасе, Аризоне и Нью-Мексико.

Сэм нахмурился.

— Зачем, черт побери, ему столько?

— Не знаю, для меня это тоже загадка.

— Ты была у его адвоката?

Лэйси отвела глаза, и Сэм понял, что случилось неладное.

— Что такое? Что сказал тебе его адвокат? Крэмер оставил завещание, указывающее, что ты ничего не получишь после его смерти?

— Нет, с этим все в порядке. Я единственная наследница. Просто… мне не понравился этот человек. Они с Тэйлором два сапога пара.

Гнев закипел в душе Сэма.

— Что он сделал?

— Ничего. Да я и не позволила бы ему. Я спросила об Энди, но он ответил, что ничего не знает о его исчезновении. Вроде бы он давно не общался с Тэйлором.

— Проклятие! Но кто-то должен знать…

— То же самое я сказала шерифу Хейлу.

Сэм чувствовал полную беспомощность. Его сын исчез, любимая женщина прошла через ад, а он сидит здесь и вынужден бездействовать.

— Если бы я только был свободен…

Выйдет ли он когда-нибудь на свободу? Его запросто могут повесить. Суды на западе скоры на расправу.

— Ты станешь свободным… — твердо заявила Лэйси. — Я уверена в этом.

«Твоими бы устами да мед пить», — подумал Сэм.

— Не беспокойся обо мне, любимая, я как-нибудь выкручусь, — не очень уверенно произнес он. — Займись поисками Энди.

— Мы вернем нашего сына, — произнесла она решительно. — У нас снова будет семья. Я люблю тебя, Сэм.

— Это все, что мне нужно, — ответил Сэм.

Лэйси подняла лицо, а Сэм потянулся через решетку, и их губы соединились. Он просунул руки сквозь металлические прутья и постарался притянуть Лэйси поближе, но холодный металл препятствовал его желанию. Он целовал ее, думая про себя, что это может быть их последний поцелуй. Предупредительное покашливание заставило его отпрянуть назад.

— Простите, что вынужден прервать вас, — сказал шериф Хейл. — К вам посетитель. Лицо Лэйси вспыхнуло.

— Вы нашли Энди?

— Нет, но новость хорошая. Отойдите, Лэйси, я должен отпереть камеру.

Сэм беспокойно покосился на Лэйси. Что происходит? У него отнимают шанс доказать свою невиновность? Или снова Додж-Сити? Лэйси послушно отошла от решетки, и шериф Хейл отпер дверь.

— Следуйте за мной, — приказал Хейл.

— Куда вы его ведете?

— Терпение, юная леди, терпение.

Душа Сэма ликовала. Кто-то признался в убийстве Тэйлора? Крепко держа Лэйси за руку, он пошел по коридору. Войдя в кабинет, он замер в недоумении. Доктор Ларсен! Что еще за шутки? Что он мог знать об убийстве Тэйлора? Он приехал на место, когда стрелявший уже скрылся.

— Я полагаю, вы оба знакомы с доктором? — спросил Хейл. — Вам будет интересно выслушать его.

Сердце Сэма готово было вот-вот выскочить из груди. Он посмотрел на Лэйси и увидел, что в ее широко открытых глазах теплится надежда. Он молился, чтобы известие, которое принес доктор Ларсен, не разочаровало ее. Сам он боялся слишком надеяться.

— Начинайте, доктор, — попросил Хейл. — Расскажите нам о вашем открытии.

Доктор показал на ладони пулю.

— Это пуля, которую я извлек из тела Крэмера, — объяснил доктор. — Думаю, вам следует посмотреть. Это не револьверный патрон.

— Я уже видел, — сообщил шериф, обращаясь к Сэму. — И послал за экспертом. Если мои предположения подтвердятся, вы выйдете на свободу.

Лэйси ахнула:

— Сэм! Ты слышал?

Сэм слышал, но на него нашло какое-то оцепенение, мешавшее ответить. Он взял пулю и поднес к глазам. Он достаточно хорошо разбирался в подобных вещах и без труда определил, что эта пуля вылетела из винтовочного ствола. Как он мог отблагодарить доктора за его поступок?

— Я слышал, что Тэйлор был убит выстрелом из револьвера сорок пятого калибра, но пуля, которую я вынул из тела погибшего, явно не револьверная, — объяснял доктор Ларсен. — Я не мог допустить, чтобы невиновного человека повесили за убийство, и решил доложить шерифу.

— Я знаю, что у Сэма не было ружья, — признал Хейл. — Он держал в руках револьвер сорок пятого калибра. Я решил, что скорее всего стрелял неизвестный, прятавшийся в кустах.

Сэм неистово тряс руку доктора:

— Не знаю, как благодарить вас, доктор.

— Рад, что сумел помочь, сынок.

— А вот и эксперты! — воскликнул Хейл. — Входите, Стивене. — Он протянул пулю вошедшему. — Скажите нам, Стивене, из какого оружия эта пуля?

Стивене поднес пулю к свету и внимательно посмотрел на нее.

— Из ружья, шериф.

— Вы уверены? Не может она принадлежать револьверу сорок пятого калибра?

— Нет, шериф. Готов чем угодно поклясться. Лэйси тихо вскрикнула, прижимаясь к Сэму.

— Спасибо, Стивене. Вы оказали нам неоценимую услугу.

— Это все, шериф? — спросил Стивене.

— Да, вы можете идти.

— А что со мной, шериф? — выступил вперед Сэм. — Я свободен?

— Минуту. Что вы мне можете рассказать о том человеке, который стрелял в Крэмера? Вы можете описать его? Убийца в моем городе, и я хочу упрятать его за решетку.

— Я не видел его, — покачал головой Сэм. — Я видел ствол ружья, сверкающий на солнце, и понимал, что оно направлено на Крэмера и Лэйси. Я выстрелил наобум в кусты и не знаю, попала ли моя пуля в этого незнакомца.

Когда я заглянул в кусты, его уже не было там. Я уверен, вы найдете его.

— Я тоже. Думаю, вы можете идти, Гентри. Сэм с облегчением вздохнул.

— Я благодарен вам, доктор Ларсен. Если я что-то могу сделать для вас, ради Бога…

— Непременно воспользуюсь вашим предложением.

— Вы можете взять свое оружие, — проговорил шериф, открывая стол и доставая револьвер. — Надеюсь, что вы в последний раз гостили в моей тюрьме.

— Я тоже, — усмехнулся Сэм, засовывая револьвер за пояс брюк. — Теперь я должен найти сына.

— Я приложу все усилия, чтобы помочь вам. Сэм вышел на улицу и взглянул на Лэйси.

— Все хорошо, любимая? Ты дрожишь.

— От радости. Когда мы найдем Энди, у нас будет настоящая семья.

Ее губы задрожали, и Сэму захотелось обнять и успокоить ее, но он сделает это позже, сейчас есть более важное дело.

— Мы вернем Энди, любимая. Я обещаю тебе, но есть кое-что, что мы должны сделать не откладывая.

— Ничего нет сейчас важнее Энди, — возразила Лэйси. Сэм ничего не ответил, он молча вел Лэйси по улице, обнимая ее за плечи.

— Куда мы идем?

— К священнику.

— Обсудить с ним организацию похорон Тэйлора? Это так важно для тебя?

— Я пальцем не пошевельну ради Крэмера, мы идем к священнику по другой причине.

Недоумение, отразившееся на лице Лэйси, заставило его рассмеяться. Но он не стал ничего объяснять. Они подошли к дому священника. Сэм отворил калитку, взял Лэйси за руку и потянул ее в дом. Прежде чем Лэйси смогла продолжить расспросы, он постучал в дверь. Дверь открылась, и им навстречу вышла полная маленькая женщина.

— Мы бы хотели видеть преподобного Гарленда, — сказал Сэм.

— Я миссис Гарленд. Пожалуйста, подождите в гостиной, я сейчас позову мужа.

— Что ты задумал? — шепнула Лэйси, когда миссис Гарленд провела их в гостиную и удалилась.

— Терпение, — подмигнул Сэм.

Преподобный Гарленд появился через несколько минут. Он замер как вкопанный, увидев Сэма.

— Вы? Вы не в тюрьме?

— Шериф освободил меня, когда получил доказательства моей невиновности.

Священник остановил недоверчивый взгляд на Лэйси.

— Это так, миссис Крэмер?

— Это правда, ваше преподобие. Сэм Гентри не стрелял в Тэйлора.

Священник, видимо, испытал облегчение.

— Я ждал вас, миссис Крэмер. Я полагал, что вы захотите обсудить со мной предстоящую речь, которую мне надлежит произнести у гроба вашего супруга.

— Я… я… да, да, конечно. Это необходимо хорошенько обдумать. Я обязательно дам вам знать, — заикаясь произнесла Лэйси.

— Это не единственная причина, по которой мы здесь, ваше преподобие, — вмешался Сэм. — Дело в том, что мы хотим пожениться. Здесь и прямо сейчас.

— Пожениться? — ахнула Лэйси.

— Вы хотите?.. — повторил священник.

— Мы хотим, — непреклонно заявил Сэм.

— Но… но… — священник замялся, — миссис Крэмер только вчера сочеталась браком.

— Но это было вчера, а сегодня Лэйси вдова. Разве закон запрещает нам обвенчаться?

— Нет, конечно, нет, но… впрочем, это несущественно. Видимо, в данном случае траура не будет. Видите ли, мистер Крэмер еще не предан земле…

Лэйси потянула Сэма за рукав.

— Ты в самом деле уверен, что хочешь этого? Его ответ прозвучал резко и непреклонно:

— Я никогда ничего не хотел так сильно. Я люблю тебя, Лэйси. Ты мать моего сына. И кто знает, может, ты уже носишь нашего второго ребенка?

Преподобный Гарленд ахнул, не скрывая изумления:

— Это правда, миссис Крэмер?

Лэйси покраснела и гордо вскинула голову. Сэм никогда не видел ее столь обворожительной.

— Сэм говорит правду, ваше преподобие. Я вышла за Тэйлора Крэмера, потому что он держал в заложниках моего сына. Нашего сына. Он отказывался освободить Энди, пока я не приму его предложение. Я всегда любила Сэма, люблю его и сейчас.

— Что ж, это меняет дело. Я не собираюсь становиться на пути истинной любви. Попрошу мою жену быть свидетельницей.

— Спасибо, ваше преподобие, — поблагодарил Сэм.

— Ты должен был сначала спросить меня, — шепнула Лэйси, когда священник вышел из комнаты.

— Я боялся, что ты откажешься, — отвечал Сэм. — Я хотел, чтобы мы вернулись на ранчо мужем и женой.

Через пару минут преподобный отец появился вместе со своей женой. Сэм и Лэйси встали перед ним, держась за руки. Они улыбались, глядя друг другу в глаза. Церемония оказалась на удивление короткой. С легким сердцем Сэм повернулся поцеловать невесту. Лэйси подставила ему свои губы, и они слились в сладчайшем поцелуе.

Когда все бумаги были подписаны, Сэм вдруг понял, что ему нечем заплатить священнику. Видя его замешательство, Лэйси быстро достала из кармана пачку купюр и протянула священнику. Глаза Гарленда оживились, и его благодарностям не было конца.

Дверь дома святого отца закрылась за ними, и Сэм привлек к себе Лэйси.

— Это только начало того, что я собираюсь сделать, когда мы будем одни, — пообещал Сэм. — Поедем домой, любимая.

— Я сначала должна кое-что сделать, — остановила его Лэйси. — Я бы и рада избежать этого, но что поделаешь…

— Организовать похороны Крэмера, — догадался Сэм. — Ну да, я должна обсудить все с владельцем похоронного бюро и оплатить счета. Ты можешь не ходить со мной, если не хочешь.

— Я больше никогда не оставлю тебя одну, — заверил Сэм. — Я твой муж, ты можешь во всем положиться на меня.

Владелец похоронного бюро, маленький толстяк в засаленном черном костюме, обрадовался их приходу.

— Я уже начал тревожиться. Тело готово, вы можете взглянуть на него. Я выбрал для вашего мужа самый шикарный гроб из того, что есть в наличии. Я полагаю, мы должны устроить похороны как можно скорее. Если вы не возражаете, то завтра утром?

— Никакой прощальной церемонии не будет, — возразила Лэйси. — А что касается даты, то меня это устраивает. Преподобный Гарленд обещал сказать у гроба несколько слов. Вас не затруднит сообщить ему время похорон?

Толстяк озадаченно посмотрел на нее:

— В котором часу вам удобно?

— Я не буду присутствовать.

— Вы не хотите присутствовать на похоронах собственного мужа?

— Именно так. — Она достала из кармана оставшиеся купюры и вручила их владельцу похоронного бюро. — Надеюсь, этого достаточно?

Брови толстяка поползли вверх.

— Более чем. Вы очень щедры, миссис Крэмер.

— Миссис Гентри, — поправил Сэм. — Мы только что обвенчались.

У толстяка отвисла челюсть. Молодые рассмеялись и отправились домой.

Сердце Сэма застучало от волнения, когда его взору открылось «Би-Джи». Он не слишком разбирался в науке управления ранчо, но собирался сделать эти земли доходными.

— О чем ты думаешь, Сэм? — спросила Лэйси, прерывая его размышления.

— О тебе и Энди. Я собираюсь превратить «Би-Джи» в ранчо, которым вы могли бы гордиться.

Комок застрял у нее в горле. Он подъехал к ней вплотную и пересадил ее на свою лошадь.

— Не беспокойся, любимая, мы найдем нашего мальчика.

— Я хотела бы верить тебе, Сэм, но Тэйлор был так скрытен, боюсь, что мы никогда не найдем Энди.

— Крэмер не мог обойтись без помощника. — Его уверенность успокоила Лэйси. — Мы найдем Энди.

Когда Сэм и Лэйси вернулись на «Би-Джи», то их встретил хор приветствий. Вопросы посыпались со всех сторон.

— Подождите, ребята. Не все сразу. — Сэм спешился и помог Лэйси спуститься на землю. — Начнем с Расти.

Расти вышел вперед, схватил руку Сэма и радостно потряс ее.

— Не могу поверить, Сэм! Я-то думал, ты в тюрьме. Мисс Лэйси вытащила тебя, старина?

Сэм рассмеялся, представив, как Лэйси штурмует тюрьму.

— Шериф получил доказательства моей невиновности и отпустил меня. Я обязан этим доктору Ларсену. Он извлек пулю из тела Крэмера и понял, что это пуля от ружья, а не от револьвера сорок пятого калибра. То есть я никак не мог бы застрелить Крэмера.

Внезапно Расти нахмурился.

— А что с Энди? — спросил он. — Ничего нового? Где Крэмер спрятал его?

Сэм обнял Лэйси и крепко прижал ее к себе.

— Нет, но мы не собираемся сдаваться. Я не опущу рук, пока не найду его.

— Ты найдешь, я уверен, — поддержал Расти.

— И где же теперь ваш дом, мисс Лэйси? Теперь оба ранчо ваши, — полюбопытствовал Эймос.

— Все очень просто, Эймос. Я остаюсь на «Би-Джи». Мой дом здесь.

— Есть еще кое-что, о чем вы должны узнать, — начал Сэм, подмигивая Лэйси. — Мы сегодня поженились.

— Черт, я полный осел, — расхохотался Расти. — Женились, расходились и снова женились. После всего, что с вами произошло, никто не посмеет сказать, что вы не пара. Мои поздравления. Вот уж Энди порадуется, когда узнает, что теперь у него есть и папа, и мама.

Упоминание об Энди, казалось, уменьшило всеобщую радость. Улыбка Лэйси мгновенно растаяла.

— Энди будет взволнован тем, что случилось. — Она сжала руку Сэма. — Пойдем в дом, надо порадовать Риту.

Рука об руку они направились к дому. Рита, увидев их, всплеснула руками.

— Сеньор! Dios! — Она перекрестилась. — Мы все думали, вы в тюрьме.

— Произошла ошибка, Рита, — успокоил Сэм, обнимая женщину. — Теперь я дома и никуда не собираюсь, кроме как на поиски Энди. — Он подмигнул Лэйси. — Ты сама скажешь или мне…

— Я скажу, — вызвалась Лэйси. — Мы сегодня поженились.

Довольная улыбка расплылась на полном лице Риты.

— Dios! Вот это хорошая новость! Теперь сеньор Сэм сможет заботиться о вас и Энди. Он сильный. Он найдет нашего мальчика. — Рита всхлипнула и отвернулась. — Я приготовлю праздничный ужин, чтобы отметить вашу свадьбу.

Однако у Сэма были другие планы:

— Спасибо, Рита, но я думаю, мы предпочли бы взять что-нибудь в комнату. Лэйси устала, и ей нужно отдохнуть, исчезновение Энди совсем вымотало ее. Не нужно ничего специально готовить, просто оставь поднос у дверей, когда соберешься домой.

Глаза Риты понимающе блеснули.

— Хорошо, спокойной ночи, сеньор и сеньора. Лэйси не возражала, когда Сэм подхватил ее на руки и понес вверх по лестнице. Теперь она не сомневалась, что он отыщет их сына и они наконец смогут быть счастливы. Он такой сильный, такой энергичный, такой несгибаемый, и она его отчаянно любила. Ни годы, ни разлука не могли убить эту любовь, и она знала, что Сэм чувствовал то же самое.

С этим мужчиной она собиралась прожить всю жизнь. У них родятся другие дети, и Энди не придется скучать. Лэйси мечтательно улыбнулась: возможно, она уже носит дитя Сэма.

Сэм вошел в спальню и прикрыл дверь. Он осторожно поставил Лэйси на пол. Она едва успела перевести дух, когда его губы приникли к ее губам в нежном, проникновенном поцелуе. Он целовал и целовал ее, пока ее тело не стало податливым, и она не загорелась ответным желанием.

— Я хочу заняться с тобой любовью, Лэйси, но если ты слишком устала, я пойму.

Соблазнительный тембр его голоса взволновал ее.

— Сегодня наша брачная ночь. Сэм кивнул.

— Я хочу, чтобы ты запомнила ее навсегда.

— Я никогда не забуду ни сегодняшнюю ночь, ни те другие, когда мы были вместе. Ты всегда умел сделать это незабываемым. Даже когда мы были еще слишком молоды, чтобы осознать собственную страсть.

Стон нетерпения вырвался из его груди, пока он нес ее на постель. Он целовал ее с таким чувством, что Лэйси ощущала себя защищенной и окруженной его любовью. Она прервала поцелуй, желая большего.

— Люби меня, Сэм. Я никогда так сильно не нуждалась в этом, как сейчас.

Глава 19

Глаза Сэма пылали страстью.

— Сделать тебя счастливой вполне в моих силах, — шепнул он. — Ты нужна мне так же сильно, как и я тебе.

Лэйси обвила его шею руками и всем телом прижалась к нему. Их обоюдная страсть была настолько сильной, что, казалось, наполняла собой окружающее пространство, и невозможно было дышать, не вдыхая ее. Лэйси, задыхаясь от нетерпения, облизнула пересохшие губы. Она слышала, как билось сердце Сэма, когда его губы коснулись ее рта. Поцелуй был настойчивый и почти грубый. Его дыхание обожгло ее.

Она не могла ни о чем думать следующие несколько секунд, ее сердце зашлось, когда Сэм, прервав поцелуй, начал медленно раздевать ее…

Он возвышался над ней, его тело было непередаваемо прекрасно в своей наготе. Лэйси, боясь шевельнуться, наслаждалась его красотой. Он целовал ее снова, лаская ее груди, дразня бутоны сосков. Прикрыв глаза, она принимала его ласки, и лишь тихие стоны вырывались из ее горла.

Наклонив голову, он приник ртом к ее груди. Огонь желания разрастался в ней, пока его руки ласкали, дразнили, исследовали самые сокровенные места ее тела. Она почувствовала его мужское естество, жаждущее и горячее, ищущее ее лоно. Но вместо того чтобы взять ее, он снова начал целовать ее, целовать, заставляя стонать от нетерпения.

С растущим возбуждением она следила, как его темноволосая голова двинулась вдоль ее тела. Он целовал ее груди, ложбинку меж ними, плоский живот… Его рука легла на треугольник светлых завитков и потом соскользнула ниже.

Закусив губу, Лэйси застонала, сгорая от нетерпения.

— О, Сэм, пожалуйста…

— Да, любимая, — простонал он в ответ, приподнимаясь и входя в ее лоно. Его бедра устремились вперед, вперед… Она вцепилась в простыни, иначе упала бы с постели, и снова, и снова шептала его имя. Взяв ее голову в ладони, он с глухим стоном просунул язык в ее влажный жаждущий рот, зарывшись пальцами в густых локонах.

Наслаждение разрасталось и, зарождаясь в ее лоне, захватывало каждую клеточку ее тела. Крик вырвался из ее горла. Волны экстаза захватили ее и понесли, понесли…

— Милая, — бормотал Сэм, откинув назад голову и прикрыв глаза. — Даже на небесах не найти такого блаженства.

Он взорвался подобно вулкану. Почувствовав, как нутро Лэйси затрепетало вокруг его мужского естества, услышав ее крик, он не смог больше сдерживать себя. Подняв голову, он издал стон блаженства. Все свершилось. Не двигаясь, он долго лежал на ней, прежде чем приподняться и лечь рядом. Его глаза были закрыты. Дыхание оставалось прерывистым и тяжелым. Словно издалека он услышал голос Лэйси:

— Сэм.

С огромным усилием он повернул к ней голову.

— Да?

— Это потрясающе…

— Да, я знаю, я испытал то же самое. Нет слов, чтобы описать, это просто блаженство. Я не заслужил тебя, Лэйси. Я так обижал тебя. Как ты могла любить такое чудовище, как я?

— А ты знаешь, Сэм, иногда мы больше ценим то, что доставляет нам боль. Как ты, например. Ты не совершенство, но ты именно тот, кто мне нужен.

Сэм рассмеялся. Он молился, чтобы Лэйси никогда не изменила своего мнения. Он не сможет жить без ее любви. Он всегда знал, что когда-нибудь братья найдут себе жен и заведут собственные семьи, оставив его в одиночестве.

Братья подсмеивались над его способностью влипать в неприятности. Теперь он понимал, что такая невезучесть была дана ему свыше, как кара за то, что он натворил в Пенсильвании, за то, как он поступил с Лэйси. Господи, каким же он был дураком!

— Проще сказать, что мы созданы друг для друга, — заявил Сэм.

Он закрыл глаза, совсем истощенный. Он мог бы заснуть, если бы Лэйси не проводила пальцами по его груди, соблазняя его возможностью еще одного соития. Она подобралась поближе и стала целовать его шею, плечи, продолжая касаться кончиками пальцев его груди.

— Лэйси! — Проклятие готово было сорваться с его губ, когда Лэйси приникла ртом к его соскам. Жар наполнил его грудь, когда она пробежала языком по жесткой поросли на его груди. Ее язык застыл, исследуя его живот, и стрела удовольствия пронзила его.

Внезапно она встала на колени и склонилась над ним. Он затаил дыхание в предвкушении того, что последует дальше, и не ошибся. Она прикоснулась своим горячим ртом к его мужскому естеству, затем круговым движением провела языком по влажной головке.

Сэм отчаянно пытался сохранить контроль, пока жена дарила ему наслаждение, которое едва ли по силам человеку.

— Прекрати! — простонал он, хватая ее за талию и с силой опрокидывая на себя. — Ты этого хочешь? Этого? На же, получай. — С этими словами он вошел в нее. Он повторял удар за ударом, стараясь проникнуть как можно глубже, и застонал, когда она пустила его в глубину своего влажного лона. Они поймали общий ритм и двигались все быстрее и быстрее, и он пролил свое семя в тот момент, когда она задрожала и зашлась криком.

Сэм почувствовал, что засыпает, а Лэйси по-прежнему лежала на нем, его мягкий жезл все еще был внутри ее. Сэм промычал что-то невнятное, но не двинулся. Лэйси сползла с него и свернулась клубочком рядом.

Голод разбудил Сэма посреди ночи. Он прошлепал босыми ногами по полу, открыл дверь и увидел поднос, предупредительно оставленный Ритой. Он принес его в постель, и соблазнительный аромат пробудил Лэйси. Она открыла глаза, потянулась, приподнялась и села в постели.

— Хмм… Пахнет жареным цыпленком! — воскликнула она. — Я надеюсь, это ничего, что он остыл?

— Сейчас я готов съесть и сырого, — заверил Сэм. На подносе лежали еще куски яблочного пирога.

— Рита ничего не забыла, — улыбнулась Лэйси. — Ты не хочешь сначала сполоснуться?

— Сначала ты, — предложил Сэм:

Он наблюдал, как Лэйси, нагая, прошла к умывальнику, налила воды в таз и с наслаждением начала плескаться. Закончив, она выплеснула воду в открытое окно и наполнила таз свежей водой.

— Твоя очередь.

Сэма не пришлось уговаривать: чем быстрее он вымоется, тем скорее вернется к еде. Лэйси уже уплетала цыпленка. Рита предусмотрела все: здесь были тарелки и приборы, стаканы и кувшин с лимонадом.

— Хмм… Цыпленок что надо, — проговорила Лэйси с набитым ртом.

— Фасоль тоже, — добавил Сэм, поглядывая на ее обиженную грудь. — Не уверен, что смогу спать с набитым кивотом.

Лэйси лукаво улыбнулась ему.

— А что ты сможешь делать с полным животом?

— Я готов продемонстрировать, как только ты поешь.

Они покончили с едой и снова занимались любовью, их страсть не спеша разрасталась и закончилась бурным взрывом.

— Я никогда не забуду эту ночь, Сэм, — вздохнула Лэйси, когда они наконец угомонились и решили поспать. — И только одного не хватает мне для полного счастья.

Сэм знал, что она имеет в виду. Они с Лэйси никогда смогут быть по-настоящему счастливы, пока Энди не вернется к ним.

Сэм проснулся первым. Он хотел поговорить с Расти и другими работниками, прежде чем начать поиски Энди.

Он обещал Лэйси непременно найти их сына и намеревался сдержать слово.

Холодный ветер мешал дышать, и Сэм поднял воротник куртки. Мысль об Энди, который терпел холод и голод, когда он сам находится в тепле и сытости, мучила его. Что, если Крэмер бросил мальчика посреди прерии на произвол судьбы?

— Что ты так рано поднялся? — улыбнулся Расти, пожимая руку Сэма.

— Не могу нежиться в постели, когда Энди скитается неизвестно где, — отрезал Сэм, входя в кухню и потирая озябшие руки. — Мне нужен каждый свободный работник, чтобы начать поиски.

— Все заняты, — развел руками Расти. — Мы чиним заборы и ремонтируем надворные постройки, готовясь к зиме. Ты и миссис Лэйси наверняка захотите увеличить стадо, и мы должны все приготовить. Но это может подождать. Первое, что мы должны сделать, это вернуть Энди домой.

Сэм тяжело опустился на скамью. Он не хотел показывать Лэйси свой страх. Энди всего-навсего маленький мальчик, который не имеет опыта выживания. Что, если он уже мертв? Сэм уронил голову на руки и предался отчаянию.

Расти прочистил горло.

— Мы найдем его, Сэм. Ты не должен падать духом, хотя бы ради Лэйси.

Сэм поднял голову.

— Извини, Расти. Ты прав, слезы не вернут мне сына. Я еду на ранчо Крэмера и сам опрошу его людей. Может, они что-то вспомнят.

— От завтрака осталось много еды, — предложил Люк. — Поешь, Сэм.

— Я не голоден, но с удовольствием выпью кружку кофе.

Люк налил кофе и поставил кружку перед Сэмом.

— Горячий и крепкий, как ты любишь.

— Теряем время, ребята, — поторопил Расти, поднимаясь.

— Подожди, Расти, — окликнул Сэм, когда работники потянулись к дверям. — Как ты думаешь…

Внезапно Лефти ворвался в дверь, расталкивая других. Сэм поднялся из-за стола.

— Лефти! Ты откуда… я думал, ты на другом ранчо.

— Я был там, Сэм, и узнал кое-что, что тебе необходимо знать. Только что вернулся управляющий Крэмера.

— У тебя сложности? — спросил Расти.

— Нет. Узнав, что Крэмер умер, он испугался и решил сделать ноги. Я случайно услышал, как он разговаривал с одним из парней. Он что-то знает, Сэм.

Сэм уже стоял в дверях.

— Скажи Лэйси, что я поехал на ранчо Крэмера. — Он повернулся к Расти. — Больше ничего ей не говори. Я не хочу понапрасну обнадеживать ее.

Сэм и Лефти примчались на ранчо Крэмера. Сэм бросил поводья около барака и, соскочив с Галахада, направился к дверям. Он прибыл как раз вовремя. Харпер уже шагал к выходу, перекинув седельные баулы через плечо. Сэм ворвался в барак.

— Вы управляющий Крэмера? — рявкнул Сэм.

— Ну я, Сид Харпер. А ты кто?

— Как я понял, вы ездили по делам?

— Что за черт? Я не сделал ничего плохого.

— Предположим. Скажите мне, Харпер, вы готовы отвечать за дела своего хозяина?

Капли пота выступили на лбу управляющего. Этот человек определенно что-то знал.

— Я знаю тебя, ты Сэм Гентри. Ты убил мистера Крэмера.

— Вы ошибаетесь, сэр. Я никого не убивал, и шериф имел основание освободить меня. Что вы сделали с моим сыном?

Харпер молча сглотнул.

— Не понимаю, о чем речь. Сэм схватил его за горло.

— Я имею в виду твои делишки, Харпер. Энди — маленький мальчик. Он не мог защитить себя, даже если бы хотел. Ты убил его?

Глаза Харпера вылезли из орбит. Сэм стиснул его шею.

— Нет, клянусь… Я не мог…

— Правду, Харпер, или ты не выйдешь из этой комнаты живым.

Харпер не на шутку перепугался.

— Честно, мистер Гентри, я не причинил зла Энди. Я не убийца и никогда не обидел ни одного ребенка. Когда я отказался убить парнишку, мистер Крэмер заплатил мне, чтобы я отвез его туда, где ни одна живая душа его не отыщет.

Сэм чуть-чуть ослабил хватку.

— Что именно ты сделал с моим сыном? — настаивал Сэм. — Бросил его посреди прерии? Это равносильно убийству, имей в виду.

— Нет, клянусь, я не бросил его!

— Считаю до пяти. Если не скажешь мне, где Энди, прощайся с жизнью. Раз… два…

— Я отвез его в Форт-Уэрт, — признался Харпер. Сэм снова сжал глотку Харпера.

— Куда именно?

— Я не могу дышать, — прохрипел Харпер. Пальцы Сэма разжались.

— Я жду.

— Я отвез Энди в сиротский приют и оставил его на попечение монахинь.

— Сиротский приют! — воскликнул Сэм. — Где это?

— Форт-Уэрт. Сиротский приют при монастыре Святого Лео.

Сэм оттолкнул Харпера с такой силой, что тот упал. Сэм мог запросто убить негодяя, если бы не вмешался Лефти.

— Он не стоит того, Сэм.

Сэм передал Харпера в руки Лефти.

— Отвези мерзавца к шерифу.

— Я не обидел мальчика, клянусь, — трусливо оправдывался Харпер, потирая шею. — Спросите его самого…

— Уж поверь, обязательно спрошу. Уведи его, Лефти. Харпер поднялся с земли, отряхнул колени и, увидев направленный на него револьвер Сэма, замахал руками.

— Я иду, иду…

Никогда Сэм не чувствовал такого душевного опустошения. Энди жив, если можно верить Харперу, и скоро будет дома. Взяв себя в руки, Сэм оседлал Галахада и поехал домой. Он хотел, чтобы Лэйси первой узнала новость, поэтому миновал барак и подъехал прямо к Большому дому. Он взбежал на крыльцо и ворвался в холл, во все горло зовя Лэйси.

— Сэм, что случилось? — крикнула Лэйси, сбегая вниз по лестнице. — Энди? О Господи, только бы он был жив!

Сэм распахнул объятия, и Лэйси упала ему на грудь. Он приподнял ее и закружил.

— Сэм, пожалуйста, не мучай меня. Что с Энди?

— Собирай вещи, любимая, первым же дилижансом мы отправляемся в Форт-Уэрт.

Лэйси нахмурилась.

— Ты в своем уме? Зачем нам ехать в Форт-Уэрт?

— Потому что там наш Энди.

— Сэм Гентри! Если ты сейчас же не расскажешь мне, в чем дело, я тебя стукну.

Схватив ее за руку, Сэм потянул ее в гостиную и усадил на софу. Затем опустился перед ней на колени, взяв ее руки в свои.

— Не тревожься, любимая, наш сын в безопасности. Нашелся человек, который знает, где он. Управляющий Крэмера отвез его в Форт-Уэрт. Наш мальчик скоро вернется к нам.

— Но почему в Форт-Уэрт?

— Крэмер приказал Харперу отвезти Энди в сиротский приют. Мы немедленно должны поехать туда и забрать нашего сына.

Сэм крепко обнял Лэйси.

— Там он в безопасности, милая. Все могло бы быть намного хуже.

— Мы едем сейчас же?

— Как только я упакую вещи.

Они вышли из дома через пятнадцать минут. Им не повезло, дилижанс уже отошел, и пришлось ждать еще день. Они оставили своих лошадей на городской конюшне и пошли в местную гостиницу. Сэм снял номер с ванной и заказал ужин. Они вместе приняли ванну, занимались любовью и провели чудный вечер перед камином. Энди словно уже был с ними, позволяя им впервые крепко выспаться в эту ночь.

Путешествие оказалось очень нудным, миля за милей через дикие необжитые места, унылые холмы. Опустевшие луга и пастбища мелькали перед глазами. Холодный, пронизывающий ветер поднимал пыль. Миновали два дня и одна ночь, и дилижанс прибыл в Форт-Уэрт.

Сэм собирал багаж, а Лэйси осматривалась кругом. Привычные глазу салуны перемежались с парикмахерскими, бакалейными и зеленными лавками, магазинами скобяных товаров и прочими обычными составляющими маленького городка на юге Техаса.

— Что теперь, Сэм? — спросила Лэйси, после того как Сэм взял их багаж и подошел к ней.

— Мы пойдем в контору шерифа. Уверен, он объяснит нам, как добраться до приюта.

Они нашли контору шерифа, но его самого не оказалось на месте. Правда, его помощник объяснил, где находится приют Святого Лео. Он располагался в двух милях к северу от города. Сэм нанял коляску.

Сиротский приют выглядел заброшенным и неказистым, ютясь на скучном клочке земли без единого деревца и тени на выцветших белесых стенах убогого здания. Куры лениво рылись в грязи подле крыльца со сломанными перилами. Сердце Лэйси заныло при мысли о тех несчастных детях, которые должны расти за этими унылыми стенами.

Сэм остановил коляску посреди двора. Он соскочил на землю и подал руку Лэйси, помогая ей спуститься.

— Идем? — проговорил он, ведя жену по ступеням крыльца.

Внезапно она остановилась.

— Что, если Энди здесь нет? Мне страшно, Сэм.

— Есть только один способ узнать это, любимая, — ответил Сэм и требовательно постучал в дверь.

Дверь со скрипом отворилась, и женщина в одежде монахини придирчиво оглядела их через щель.

— Я сестра Мишель. Чем могу помочь?

— Мы бы хотели поговорить с вашей настоятельницей об одном из ваших воспитанников, — отвечал Сэм.

Дверь открылась шире, на пороге показалась миниатюрная, похожая на птичку женщина. Ее фигура едва обозначалась под мешковатым одеянием.

— Пожалуйста, войдите. Вы можете подождать в кабинете сестры Адель, пока я найду ее. Она занимается с детьми.

— О, но мы не…

— Благодарим вас, — поклонился Сэм. Как только монахиня повернулась спиной, он прошипел Лэйси на ухо: — Не пори горячки, пусть все идет своим чередом.

Сумрачные стены действуют угнетающе, подумала Лэйси, следуя за сестрой Мишель. Она не заметила ни ребятишек, ни следов их присутствия. Лэйси вздрогнула: детей где-то прятали?

Их привели в маленькую, бедно обставленную комнату и оставили ждать.

Через несколько минут полная, круглолицая женщина с румяными щеками и яркими голубыми глазами вошла в комнату. Она сердечно приветствовала гостей.

— Я сестра Адель. Сестра Мишель сказала мне, что вас интересует один из наших воспитанников?

— Да, — отвечал Сэм. — Нас интересует ваше недавнее пополнение.

— За последние две недели к нам поступило только двое детей: мальчик по имени Энди и малыш Джон. Как ты узнали о них?

— О Господи, он здесь, — прошептала Лэйси. Ее ноги подкосились, и она рухнула на ближайший стул. — Где он?

— Вам нехорошо, моя милая? — забеспокоилась сестра Адель. — Хотите воды?

— Нет, спасибо. Пожалуйста, я хочу видеть Энди. Я хочу видеть моего сына.

Сестра Адель выглядела растерянной.

— Но в нашем приюте только сироты.

— Позвольте мне объяснить, — вмешался Сэм, стараясь не давать волю чувствам. — Энди увезли силой и отдали в ваш приют. Мы его родители.

— Но мистер Харпер сказал, что родители мальчика умерли и у него нет никого, кто бы мог позаботиться о нем.

— Разве Энди не рассказал вам, что это не тик? Он обычно любит поболтать.

— Бедное дитя, он едва ли вымолвил слово, с тех мор как появился у нас. Он подружился с некоторыми детьми, но не разговаривает ни с одной из сестер. Мы тревожимся за него.

— Где он? — всхлипнула Лэйси.

— В это время дня дети постарше в классах. А те, кто еще мал для занятий, обычно отдыхают.

— Вы не могли бы послать кого-нибудь за Энди? — попросил Сэм.

Сестра Адель внимательно посмотрела на них.

— Вы уверены, что это ваш ребенок? Мы защищаем наших детей. Вы видите, у нас здесь нет многого, но мы делаем все, что в наших силах, как завещал Господь.

— Это так благородно, — воскликнул Сэм. — Энди непременно ответит на ваш вопрос.

— Хорошо, я приведу его.

Монахиня вышла из комнаты, шурша черной юбкой.

— Что, если Энди забыл нас? — прижав дрожащие руки к груди, спросила Лэйси.

— Прошло не так много времени, родная.

— Сестра Адель сказала, что он молчит с тех пор, как его привезли. Что, если… ужасное происшествие повредило его разум?

— Перестань, Лэйси, — резко оборвал Сэм. — Ты делаешь трагедию на пустом месте. Может, Энди еще маленький, но он вполне смышленый парнишка. Возможно, ему просто не о чем разговаривать здесь.

Лэйси не успела ответить, так как в дверях показалась сестра Адель, следом за которой понуро шел Энди. Его голова была опущена, плечи поникли. Крик изумления вырвался у Лэйси. Сэм был потрясен, увидев пустоту в глазах сына. Это был не тот Энди, которого он знал и любил. Это был ребенок с пустыми глазами, мальчик, потерявший надежду.

Ни Сэм, ни Лэйси не могли двинуться с места. Энди смотрел на них так, словно впервые видел.

— Энди, — сестра Адель нежно подтолкнула его, — твои родители приехали, чтобы забрать тебя домой.

Лэйси шагнула вперед, ее лицо светилось радостью.

— Энди, мама и папа хотят забрать тебя домой. Не улыбаясь, Энди заморгал.

— Забрать меня домой?

Лэйси упала на колени и протянула руки к сыну.

— Да, милый! Мы наконец нашли тебя. Мы едем домой. У тебя снова будет семья.

Сэм закусил губу, качая головой. Все случившееся явно повлияло на мальчика не лучшим образом, ребенок был не в состоянии осознать все то, что произошло с ним.

В какой-то момент Сэм испугался, что Энди откажется признать их. Глаза мальчика сначала остановились на Лэйси, потом на Сэме. Но он по-прежнему оставался безучастным, и сердце Сэма разрывалось от боли.

— Энди, ты помнишь меня? — обратился он к мальчику. — Я люблю тебя, сынок. Я не позволю, чтобы с тобой снова случилось что-то плохое. Клянусь тебе, сын.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем безнадежность уступила место радости. Рыдания вырвались из горла мальчика, и он бросился в объятия матери.

— Мама! — Он прижался к Лэйси. — Мамочка! Сэм опустился на колени и обнял жену и сына — Мистер Харпер сказал мне, что вы оба умерли, — прошептал сквозь слезы Энди. — Я знал, что это неправда, но тогда вы не пришли за мной, я подумал, что вы больше не хотите меня видеть, потому что я сбежал. Я знал, что поступил нехорошо, но я очень не хотел, чтобы противный Крэмер стал моим папой.

Голос Лэйси дрожал от волнения.

— О, Энди, ты не захотел выслушать меня. Я никогда бы не вышла за Крэмера. Все это закончилось, солнышко, теперь мы всегда будем вместе: ты, твой папа и я.

Энди улыбнулся Сэму сквозь слезы:

— Это правда, папа? Мы будем вместе?

— Даю слово, сын. Ты готов вернуться с нами домой?

Энди поднял влажные глаза на сестру Адель, которая наблюдала за трогательной сценой с нескрываемым удовольствием.

— Не скрою, у меня были сомнения, когда вы появились, — призналась монахиня. — Но то, как Энди нас встретил, убедило меня. Вы действительно его родители, Я не знаю, как все это случилось, да, собственно, и не хочу знать, я счастлива, что ваше маленькое семейство воссоединилось. Энди хороший мальчик. Мы старались сделать его счастливым, но он тосковал, потому что его сердце остаюсь в другом месте.

Энди улыбнулся настоятельнице:

— Я не хотел плохо себя вести. Просто я скучал по маме и папе. Вы все были так добры ко мне.

Внезапно холл наполнился детским смехом, превратив ветхий приют из мрачной обители в дом, полный убогого счастья.

Лицо сестры Адель засияло.

— Дети закончили свои уроки, хотите пройти во двор и посмотреть, как они играют? Нас не так много, но мы стараемся занимать их и хорошо кормить. Хотя иногда приходится туго, особенно когда городские жители не торопятся с денежными пожертвованиями.

— Я бы хотела, — вызвалась Лэйси, крепко держа Энди за руку. — Кого-нибудь усыновляют?

— Мы относимся очень осторожно к усыновлению, — пустилась в объяснения сестра Адель. — Мы не хотим, чтобы детей использовали как рабов, и внимательно присматриваемся к потенциальным родителям. Некоторые берут ребенка из искренних побуждений, но находятся и такие, кто хочет заполучить бесплатного работника.

Сердце Сэма тронуло сочувствие к детям, которые никогда не знали родительской любви. Он и Лэйси обменялись понимающими взглядами.

— Это Бетси, — воскликнул Энди, кивком головы указывая на белокурую девочку. — Можно мне попрощаться с ней и другими ребятами?

— Конечно, — нежно улыбнулась Лэйси, и Энди побежал к детям. — Мой муж и я очень благодарны вам за заботу о нашем сыне, — с чувством сказала Лэйси, — и мы хотели бы сделать маленькое пожертвование на нужды приюта.

— Это не обязательно, — запротестовала сестра Адель. — Бог нам помогает иной раз, когда мы этого совсем не ждем. Ни разу не случилось такого, чтобы нам нечем было накормить детей.

— Может быть, мы поможем Господу в его деяниях? — задумчиво произнес Сэм. — Мы бы хотели сделать взнос…

— Пять тысяч долларов, — подсказала Лэйси. Сестра Адель покачнулась, и Сэм рванулся вперед, чтобы поддержать ее, если она вдруг вздумает упасть в обморок. Но она устояла на ногах.

— Пять… пять тысяч долларов? — недоверчиво повторяла она. — О мой Бог, я не знаю, что сказать. Мы сможем отремонтировать здание, добавить еще несколько спален, купить игрушки и принять больше детей. Сам Господь послал нам вас.

Энди вернулся через несколько минут, попрощавшись со всеми друзьями.

— Я готов отправиться домой, — улыбнулся он.

Глава 20

На обратном пути Энди сидел в коляске между Сэмом и Лэйси, болтая без передышки. Он рассказывал обо всем, что случилось с ним с тех пор, как он убежал из дома. И спрашивал о своих друзьях на ранчо. Он больше ни словом не упоминал имя Тэйлора Крэмера, Сэм и Лэйси тоже не стали касаться этой темы.

На следующий день они пересели в дилижанс и два дня спустя прибыли в Денисон. Энди никак не мог успокоиться, пока они шли на городскую стоянку, чтобы забрать своих лошадей. Но вдруг мальчик остановился и затих.

— Что такое, сынок? — насторожился Сэм, не понимая своего испуга.

— Там мужчина… — проговорил Энди, указывая на ковбоя, сидящего на корточках у степы салуна с сигаретой той во рту.

— И что же? Ты его встречал прежде? Энди медленно кивнул:

— Я видел его на ранчо в тот день, когда кто-то стрелял в Крэмера. Я собирался спать, но выглянул в окно. Он прятался за сараем. Я видел его лицо, когда он высунулся и целился в Крэмера. Все говорили, что это ты пытался убить его, папа, но я лучше знаю.

— Почему ты не рассказал это раньше? — удивилась Лэйси.

— Никто не спрашивал, — пожал плечами Энди. — Я думал, это секрет. Но я говорил, что папа не стрелял в Крэмера.

— Забери лошадей, Лэйси, — попросил Сэм. — Я иду к шерифу.

— Зачем папа пошел к шерифу?

— Кто-то убил мистера Крэмера, солнышко. Может, это сделал тот мужчина, на которого ты указал. Он однажды стрелял в Крэмера, возможно, мог сделать это еще раз. На этот раз он не сбежит. Поторопись, здесь может начаться перестрелка, когда шериф обратится к нему с расспросами. Не стоит рисковать понапрасну и оставаться на улице.

Лэйси затащила сына внутрь конюшни и, только убедившись, что Энди в безопасности, выглянула наружу.

— Что там происходит, мама?

— Шериф и папа переходят улицу. Ковбой пока их не заметил. Может, обойдется без стрельбы.

Лэйси поторопилась с заключением. Заметив, что к нему направляются Сэм и шериф, ковбой рванулся с места.

— Стой, или буду стрелять! — крикнул шериф, выхватывая свой револьвер.

Но ковбой продолжал бежать. Шериф открыл огонь. Ковбой выхватил пистолет, повернулся и выстрелил. Реакция Сэма была мгновенной. Выхватив свой шестизарядный револьвер, он выбил оружие из рук ковбоя. Тот с воплем схватился за руку, прижимая ее к груди, и разразился площадной бранью. Шериф поймал его, пока он возился со своей рукой, и поволок прямо в тюрьму. Сэм шел следом за ними.

Успокоившись, что все кончилось и никто серьезно не пострадал, Лэйси заплатила владельцу городской конюшни, посадила Энди на Галахада и повела лошадей.

— Мы поедем домой без папы, мама?

— Нет, мы подойдем к тюрьме, милый, и подождем папу.

Сэм последовал за шерифом и ковбоем внутрь помещения.

— Я ничего не сделал. Я просто стоял и обсуждал свои дела, когда вы подошли ко мне. Вы не можете ни за что сажать человека в тюрьму.

— Зачем вы сбежали? — спросил Сэм.

— Не твое дело, Гентри.

— Вы меня знаете?

— Да, знаю. Твой управляющий отказался принять меня на работу, когда этот мерзавец Крэмер меня выгнал.

— Кажется, мы приближаемся к разгадке, — процедил шериф Хейл. — И за что же он вас выгнал?

— Все зовут меня Монк.

— Очень хорошо, Монк. Это ты убил Крэмера?

— Я никого не убивал.

— Видели, как ты стрелял в него.

— Что за чушь! Никто меня не видел! — Сообразив, что выдал себя, он поспешно добавил: — Я ни в кого не стрелял.

— Может, несколько дней в тюрьме развяжут тебе язык, — бросил Хейл. — Давай, Монк, шевелись. Уютная камера давно тебя поджидает.

Сэм не хотел уходить, пока убийца не признается. Когда они проходили мимо камеры, где сидел Сид Харпер, тот окликнул Монка по имени.

— Неужели это ты, Монк! А собственно, чему я удивляюсь? Рано или поздно закон добрался бы до тебя.

— Вы знаете этого человека? — поинтересовался он.

— Конечно. Он работал на мистера Крэмерона и несколько недель назад был уволен за кражу.

— Он не имел права меня увольнять, — огрызнулся Монк. — Я попал в переделку, мне позарез нужны были деньги. Я проигрался в покер и во что бы то ни стало должен был заплатить долг.

— Неудивительно, что Расти тебе отказал, — ввернул Сэм. — Он редко ошибается в людях.

— Крэмеру не следовало увольнять меня, — тупо твердил Монк.

Хейл подтолкнул Монка в соседнюю с Харпером камеру и запер дверь.

— Похоже, что ты имел все основания разделаться с Крэмером, Монк.

— У Крэмера было много врагов, — пробормотал Монк. — Вот кто-то и рассчитался с ним. Зачем все валить на меня?

— Как я уже сказал, у нас есть свидетель.

— Не бери меня на пушку, шериф. Ты блефуешь.

— Я? — Хейл повернулся к Сэму: — Вы разрешите привести Энди, чтобы он опознал преступника?

Сэм колебался.

— Послушайте, Хейл, мальчику и так здорово досталось. Это обязательно?

— Если мы хотим довести дело до суда, то да.

Сэм, скрепя сердце, согласился с шерифом. Энди и Лэйси поджидали его на улице.

— Он признался, Сэм? — спросила Лэйси.

— Нет еще. Энди, ты уверен, что стрелял именно этот мужчина?

— Да, папа.

— Ты не мог бы взглянуть на него еще разок и повторить шерифу то, что только что сказал мне?

Голубые глаза Энди расширились.

— А он не может обидеть меня?

— Нет, сын. Он за решеткой. Помнишь, что я говорил? Я не позволю никому обидеть тебя. Ты веришь мне, правда?

— Сэм, — начала Лэйси, — я не думаю, что Энди следует…

— Пусть Энди сам решает, любимая. Я не стану заставлять его, если он не хочет.

— Я сделаю это, папа. Я хочу, чтобы вы гордились мной.

— Я и без того горжусь тобой. Так ты уверен? Энди кивнул.

— Вот это мой сын! — воскликнул Сэм, снимая Энди с Галахада. — Давай покончим с этим, сынок.

Сэм повел Энди прямо к камере Монка. Лэйси шла за ними. Шериф с нетерпением поджидал их возле камеры.

— Ты знаешь этого человека, Энди? — спросил шериф, отходя в сторону так, чтобы мальчик мог видеть заключенного.

Энди пристально посмотрел на Монка.

— Это тот человек, который стрелял в старого Крэмера, — сказал он с непоколебимой уверенностью. — Я видел его из окна моей спальни.

— Мальчишка врет! — завопил Монк.

— Я никогда не вру! — возразил Энди. — Ведь правда, мама?

— Да, милый, ты никогда не лжешь, — подтвердила Лэйси.

Внезапно Энди заметил в соседней камере Харпера и бесстрашно подошел к решетке.

— Вы отвезли меня в приют. Я узнал вас. Вы нехороший человек.

— Я ведь не сделал тебе ничего плохого, парень. Скажи им, что я пальцем тебя не тронул, — забеспокоился Харпер.

— Вы увезли меня так далеко. Разве это хорошо?

— Мы можем идти, шериф? — спросил Сэм. — Я хочу скорее отвезти Энди домой, хватит с него испытаний.

— Разумеется, Гентри. Но Энди держится молодцом. Предоставьте Монка мне. Я сегодня же выбью у него признание.

Энди покачивался в седле. Измученный долгой дорогой из Форт-Уэрта, мальчик скоро уснул, уютно устроившись рядом с отцом. Он не шевельнулся, пока приветственный крики работников не разбудили его.

— Ну вот мы и дома, сынок, — улыбнулся Сэм.

— Добро пожаловать, маленький беглец, — воскликнул Расти, снимая Энди с лошади и кружа его. — Мы здорово скучали по тебе.

Рита с рыданиями бросилась обнимать мальчика. Сначала Энди был совершенно ошеломлен, но потом обрадовался, ему понравилось быть в центре всеобщего внимания.

— Мама, можно мне пойти в сарай посмотреть, как там котята? — обратился к матери Энди, устав от шума. — Наверное, они уже выросли?

— А ты не устал? — спросила Лэйси.

— Не очень, я спал всю дорогу.

— Тогда беги.

— Я приготовлю на ужин что-нибудь особенное, — пообещала Рита.

— Что-нибудь с шоколадом, ладно? — Энди лукаво взглянул на Риту.

Она громко рассмеялась:

— Ну разумеется, с шоколадом.

Энди побежал в сарай, сопровождаемый несколькими работниками, каждый из которых хотел показать мальчику что-то новое.

— Как же хорошо, что он наконец дома, — вздохнул Расти, украдкой вытирая глаза. — Он не изменился. Большинство ребят в его возрасте не выдержали бы подобных испытаний. Но только не наш Энди. Как он оказался в Форт-Уэрте?

Лэйси и Сэм поведали Расти обо всем, что случилось с тех пор, как они уехали.

— Но это еще не все, — добавил Сэм. — Наконец нашли человека, который стрелял в Крэмера.

— Я же говорил! — воскликнул Расти. — Ты опознал убийцу в городе? Я думал, ты не успел разглядеть его лицо.

— Не я опознал его, — пояснил Сэм. — Мы только приехали на станцию, как Энди заметил ковбоя, сидевшего около входа в салун. Он внезапно вспомнил, что видел его на «Би-Джи» в тот самый день, когда кто-то покушался на Крэмера. Он видел все это из окна своей спальни. Я пошел за шерифом, а Энди подтвердил, что это именно тот самый человек, который стрелял. Так как никто не спрашивал Энди об этом, он ни словом не обмолвился до сегодняшнего дня.

— Ну и ну… — протянул Расти, качая головой. — А где этот негодяй? Он признался?

— Я думаю, ты знаешь его. Его зовут Монк.

— Монк? Высокий и довольно мрачный тип? Да, я помню его. Он искал работу, но я отказал ему. Мне сразу не понравилась его физиономия.

— Похоже, он затаил обиду на Крэмера, уволившего его. — Шериф отвел его в тюрьму, и Энди подтвердил свои показания. — Сэм гордо расправил плечи. — Он такой смышленый для своих пяти лет, ничего подобного я не встречал. Я просто мечтаю показать его братьям.

— Думаешь, суд сочтет его виновным? — спросил Расти.

— А почему бы и нет? У Монка есть основание желать смерти Крэмеру. Я подозреваю, он признается на допросе еще до суда.

Сэм обнял Лэйси за плечи.

, — Поговорим обо всем завтра, Расти. Нам нужно побыть вдвоем.

Лэйси залилась краской.

— Не беспокойтесь, я займу Энди, пока Рита готовит ужин, — понимающе улыбнулся Расти.

— Спасибо, старина, — поблагодарил Сэм, улыбнувшись в ответ.

— Сэм Гентри! — воскликнула Лэйси, когда Расти ушел. — Что ты себе позволяешь?

— Нам нужно пару часов побыть вдвоем, — пробормотал Сэм, обнимая ее за талию. Затем, к удовольствию каждого, кто мог наблюдать эту картину, он подхватил Лэйси на руки и понес вверх по лестнице. И не отпустил ее, пока не вошел в спальню.

— Что у тебя на уме? — спросила Лэйси, когда он опустил ее на пол.

— Мы целую вечность не занимались любовью. А у нас ведь медовый месяц, или ты забыла?

— Хмм… — проворчала Лэйси. — Мы были женаты шесть лет.

— Мои братья упадут в обморок, когда я появлюсь в Денвере с женой и пятилетним сыном.

— Энди скоро исполнится шесть.

Ее лиф упал на пол. Лэйси безуспешно пыталась продолжить разговор, но руки Сэма на ее груди путали все мысли.

— Ты возьмешь нас с Энди в Денвер?

— Я больше никогда не оставлю вас. Я хочу показать тебе и моему сыну моих братьев.

Он спустил ее юбки вниз, и они тяжелой пеной упали на пол.

— Хватит разговаривать, любовь моя. Я больше не в состоянии ждать. Я хочу тебя…

Их слияние было быстрым и бурным. Никто, казалось, не ждал ласк и медлительности. Оба были примитивны и откровенны в своем желании, и готовы к быстрому достижению блаженства, хотя и пришли к нему скорее, чем хотели. Прошла целая вечность, прежде чем Сэм шевельнулся, и, освободив Лэйси от тяжести своего тела, лег рядом на спину.

— Дай мне пять минут, и мы снова сделаем это, но теперь уже без всякой спешки.

— У нас вся жизнь впереди, чтобы заниматься любовью, — проворковала Лэйси, устраиваясь поудобнее рядом с ним.

— Такая щедрость в любви может стать причиной появления на свет братьев и сестер Энди, — предупредил Сэм. — Ты хочешь еще детей, милая?

— Хмм, — сонно проворчала она.

— Детей, Лэйси. У нас еще будут дети? Лэйси сладко зевнула.

— Боюсь, у нас нет выбора. Я уже давно подозревала, а теперь так просто уверена, что у Энди скоро появится братик или сестричка, хотим мы этого или нет.

— Значит, ты… Мой Бог, я снова стану отцом! Почему ты ничего не говорила мне?

— Я была не совсем уверена и хотела подождать…

— Мы должны во всем быть вместе, любимая. В таком случае я не оставлю тебя ни на секунду. И пожалуйста, больше не езди верхом, никакой тяжелой работы, больше не…

Лэйси притворилась разгневанной.

— Ради всего святого, Сэм! Я не фарфоровая кукла. Я родила тебе здорового сына, нет необходимости обертывать меня ватой. Позволь мне родить тебе еще одного здорового ребенка. А теперь я могу поспать?

— Только если ты позволишь мне разбудить тебя через час. Тогда у нас будет время, прежде чем Энди ворвется к нам.

Лэйси улыбнулась сквозь сон.

— Ты такой ненасытный, Сэм Гентри.

— Я такой только с тобой, любовь моя.

Глава 21

Сбор всей семьи


Стоя под хрустальной люстрой в холле гостиницы «Олений рог», Рейф Гентри не сводил глаз с центральной двери. Тревожное выражение не сходило с его красивого лица. Уже два дня как он приехал в Денвер, ожидая встречи со своими братьями. Ожидание измотало его. Год прошел с тех пор, как они расстались, и у него не было возможности узнать что-либо о них. Он не знал даже, живы ли они. Наверное, оба сидели в тюрьме, пока правда не выплыла на свет Божий.

Он невольно улыбнулся, вспомнив, как Анджела набросилась на банкира Уингейта и вернула братьям Гентри их доброе имя. Такой другой, как Анджела, не найти во всем мире. Рейф так хотел привезти ее с собой, но она вот-вот должна была родить, и он побоялся рисковать.

Рейф вынул из кармана часы. Почти два часа, а он стоит в этом холле с полудня. Кругом все время сновали люди, холл был переполнен, но он заметил парочку свободных стульев, откуда можно было бы наблюдать за центральным входом, но сначала Рейф подошел к конторке администратора.

— Вы уверены, что никто по фамилии Гентри не регистрировался в книге приезжих? — в который раз спросил он клерка.

— Как я объяснил утром, сэр, вы единственный Гентри, — ответил клерк.

— Благодарю.

Рейф начал тревожиться не на шутку. Они уже давно должны были появиться здесь! Он повернулся и направился к пустому стулу, решив, что просидит здесь весь день, если нужно. И следующий день тоже, и следующий…

— Рейф! Это ты?

Рейф круто повернулся, и все невеселые мысли тут же вылетели из головы, когда он увидел Джесса.

— Джесс! Слава Богу, я уже начал волноваться.

Братья обнялись, затем долго стояли и смотрели друг на друга.

— А ты совсем не изменился за этот год, — наконец сказал Джесс. — Думаю, я тебя должен благодарить за то, что с нас сняли это проклятое обвинение?

— Не меня, а Анджелу. Она сделала невозможное и не сдалась, пока мистер Уингейт не признался в том, что оклеветал нас.

— Да, я слышал, ты женился. И где же она?

— К сожалению, мне пришлось оставить Анджелу дома, она скоро должна родить. Ты непременно должен познакомиться с ней, Джесс. Она вылитый ангел. Она спасла мне жизнь, — заключил Рейф. — А как ты? Ты по-прежнему практикуешь?

Джесс улыбнулся.

— У меня успешная практика в Шайенне, штат Вайоминг. А где ты в конце концов осел?

— Здесь недалеко, в Колорадо. У Анджелы золотой рудник в Каньон-Сити, Мы жили там какое-то время, пока не купили ранчо. Как ты узнал, что обвинения сняты? — спросил Рейф.

— Я устал скрываться, — начал Джесс, — и вернулся в Додж, надеясь добиться правды. И тогда-то я все и узнал. Как ты думаешь, Сэм знает? Он еще не появился?

— Нет, его пока нет. Но это меня не удивляет, — усмехнулся Рейф. — Как ты помнишь, мы никогда не знали, что сделает Сэм в следующую минуту. Когда он вернулся с войны, его окружала какая-то тайна. Я уверен, что он что-то скрывал от нас.

— Он появится, — заверил Джесс.

Внезапно Рейф сообразил, что Джесс не один. Его взгляд остановился на миловидной зеленоглазой шатенке, которая стояла чуть поодаль от Джесса. Она улыбнулась и протянула руку:

— Я Мэг, жена Джесса.

— О, прости меня, недотепу, — засуетился Джесс. — Я так разволновался, увидев Рейфа, что забыл представить тебя моему брату. Рейф, это моя Мэг.

Рейф протянул руку.

— Добро пожаловать в нашу семью, Мэг. О, да ты, я вижу, тоже постарался, — сострил Рейф, посмотрев на большой живот Мэг. — Мэг и моя Анджела, видно, сговорились. Я удивлен, что ты позволил Мэг путешествовать в таком состоянии.

— Ты забыл? Я ведь врач.

Рейф посмотрел на побледневшее лицо Мэг и сказал:

— Мэг, наверное, устала, Джесс. Давай дадим ей отдохнуть, мы поговорим позже. Встретимся за ужином в ресторане.

— Я действительно устала, — созналась Мэг. — Ванна и сон мне бы не помешали.

— А как же Сэм? — забеспокоился Джесс. — Ты собираешься ждать его здесь?

— Да, я подожду, — кивнул Рейф. — Надеюсь, на этот раз с нашим младшим братом не случилось ничего плохого.

— Сэм столько раз выпутывался из разных переделок, что должен был привыкнуть. Не беспокойся, он появится.

Братья снова обнялись и расстались. Оглядев вестибюль, Рейф вернулся на свой наблюдательный пункт. Он все еще сидел здесь, когда час спустя пришел Джесс.

— Как Мэг? — поинтересовался Рейф.

— Она здорово устала, но чувствует себя хорошо. Сейчас она уснула.

— Садись, — предложил Рейф, придвигая сноб стул. — Нам многое нужно рассказать друг другу. Сначала расскажи, как ты встретился с Мэг?

Джесс рассмеялся.

— Веришь или нет, но Мэг была лучшим охотником за головами во всем Вайоминге. Мы встретились, когда она выслеживала трех головорезов, которые взяли банк в Шайенне и убили охранника. Я стоял лагерем неподалеку от Шайенна, когда двое бандитов наткнулись на меня. Мэг нашла нас и причислила и меня к этой шайке, впрочем, ничего особенного в этом не было. Преступники оказались поопытнее, и один из них ранил ее. Я спас ей жизнь.

— Мэг здорово повезло, что ты оказался доктором. Я думаю, никто не знает, где ждет его любовь.

— Ты можешь сказать то же самое, брат. Я не только получил Мэг, но и процветающую практику, о чем всегда мечтал.

— Медицина не очень прибыльная профессия, — заключил Рейф. — У тебя дела идут хорошо? Мы с Анджелой могли бы помочь тебе. Рудник приносит приличный доход, и у нас больше денег, чем нужно.

— Спасибо, брат, но нам хватает. Приемный отец Мэг неожиданно разбогател, и теперь мы даже даем деньги на детский приют в Шайенне. Деньги не много значили для меня. Гораздо важнее моя семья и медицина.

— Как ты думаешь, что с Сэмом?

— Зная Сэма, я думаю, он сумел поскандалить и погулять в каждом городе, где побывал.

Джесс прыснул в кулак, но тут же стал серьезен.

— У тебя были неприятности, когда ты покинул Додж? — спросил он Рейфа.

— Если ты имеешь в виду сидение под деревом, на котором тебя хотят повесить, то — да. Меня обвиняли в убийстве, пока не пришли разъяснения из Додж-Сити.

— О Господи! Кто бы мог предположить, что ты способен на убийство?

— Пассажиры кареты обвинили меня в воровстве, и после этого я стал мужем Анджелы за один день.

Джесс тихо присвистнул.

— Мои проблемы ничто по сравнению с твоими. К счастью, мы оба вышли победителями. Ты, кажется, так же обожаешь свою Анджелу, как я Мэг.

— А как ты думаешь, Сэм появится с женой? — задумчиво произнес Рейф.

Джесс расхохотался:

— Ты шутишь! Это невозможно. Когда Сэм вернулся с войны, он поклялся, что никогда не женится. Интересно, что с ним такое приключилось, что внушило ему подобные мысли?

— Этого мы никогда не узнаем, — вздохнул Рейф. — Не похоже, что Сэм собирается появиться сегодня, — добавил он. — Я поднимусь в свой номер, переодеться к ужину. Увидимся в ресторане. В шесть нормально?

Пока они говорили, мимо них прошел высокий мужчина с маленьким мальчиком и беременной женщиной. Когда братья направились к лестнице, то мимоходом бросили взгляд на вновь появившуюся семью, которая заполняла листы у конторки.

Внезапно высокий мужчина обернулся и уставился на братьев.

— Рейф! Джесс!

Братья повернулись кругом. Рейф первый заметил Сэма.

— Это ты, Сэм?!

— Как это мы проглядели его? — громко воскликнул Джесс.

— Наверное, потому, что не ожидали увидеть его с женщиной и ребенком, — улыбнулся Рейф. — Мне не терпится услышать его рассказ. Он обещает быть еще более интересным, чем у нас с тобой.

Братья обменивались приветствиями, объятиями, похлопывали друг друга по спине.

— Я знал, что вы объявитесь, — воодушевленный встречей, воскликнул Сэм. — Лэйси говорила мне, чтобы я не беспокоился. Она сказала: «Если твои братья такие же находчивые, как ты, то тебе не о чем беспокоиться». Энди потянул отца за рукав.

— Папа, это мои дяди? Сэм улыбнулся во весь рот.

— Это они, сынок. Рейф, Джесс, я бы хотел познакомить вас с моим сыном Энди. — Он подтолкнул Лэйси вперед. — А это Лэйси, моя жена.

Приветствия посыпались со всех сторон.

— Я вижу, братья Гентри зря времени не теряют, — улыбнулся Рейф, бросив взгляд на живот Лэйси, — наши жены словно сговорились.

Сэм гордо хмыкнул:

— Лэйси ждет второго ребенка. Энди тоже мой сын, ему скоро шесть.

— Как? Разве не пасынок? — не подумав, ляпнул Рейф. Он надеялся, что Сэм простит ему такую бестактность. У Сэма пятилетний сын? Но он же тогда был на войне.

— Я знаю, что удивил вас, но мы с Лэйси поженились во время войны, то есть шесть лет назад. Это случилось в Пенсильвании, потом мы потеряли друг друга. Если в двух словах, то случай свел нас в Техасе, после того как я вынужден был покинуть Додж-Сити. Я узнал, что у меня есть сын… и мы оба поняли, что никогда не переставали любить друг друга.

— Вы поженились во время войны, а мы ничего не знали об этом? — удивился Рейф. — Черт побери, Сэм, как ты мог скрывать это от нас? Почему оставил свою жену и сына?

— Это долгая история, Рейф, а мы проделали большое путешествие. Дай мне сначала проводить Лэйси и Энди в наши комнаты.

— Мы все встретимся за ужином, — объявил Джесс. — Раз нас так много, я попробую организовать наш маленький банкет в отдельном зале. Наши жены должны познакомиться, а мы сможем поговорить по душам.

— Мы здесь все, за исключением Анджелы, — поправил Рейф. — Кажется, у меня есть идея, как познакомить вас с ней. Я все обдумаю и скажу вам об этом вечером.

— Я могу рассказать о моих приключениях? — вмешался в разговор Энди. — Плохой человек увез меня от папы и мамы. Далеко, очень далеко.

Рейф искоса посмотрел на Сэма:

— Это правда? Сэм прикусил губу.

— Правда. Но слава Богу, все закончилось.

— Его убили, — добавил Энди.

Брови Джесса поднялись, и Сэм поспешил объяснить:

— Не я сделал это, Джесс. Кто-то сумел опередить меня.

— Ты расскажешь нам обо всем вечером, Энди, — улыбнулся Рейф. — Твоей маме надо отдохнуть.

Братья расстались, чтобы снова встретиться вечером и поведать друг другу о своих приключениях.

— Мне нравятся твои братья, — сказала Лэйси, когда они поднялись в свой номер. — Как и тебе, им пришлось пройти через большие испытания. Они, кажется, оба преуспели и счастливы в браке.

— Это удивительно, — недоумевал Сэм. — Я думал, что Джесс знать ничего не хочет, кроме своей медицины, а Рейф вообще не проявлял никакой охоты жениться. Они так же счастливы, как и я.

— Вы все особенные мужчины, Сэм.

Мэг проснулась, когда Джесс вернулся в номер.

— Сэм приехал, — объявил Джесс. — Он удивил нас, приготовив нам обоим сюрприз. Представляешь, он не только женат, но у него к тому же пятилетний сынишка!

— Это его пасынок? Джесс залился смехом.

— Да нет! Его собственный сын! Оказывается, Сэм скрывал это от нас. Он женился во время войны.

— И он никогда не рассказывал вам? — недоумевала Мэг. — Почему после войны он не привез своего сына и жену в Канзас?

— Очевидно, он оставил их по какому-то недоразумению. И спустя много лет они случайно встретились вновь. Я не знаю всей истории, но готов поспорить, это ни в какие ворота не лезет. Если бы мы с Рейфом знали, мы бы заставили его подумать о той ответственности, которую песет мужчина перед своей семьей. Сэм всегда был себе на уме, никогда не знаешь, чего от него ждать. Впрочем, мы все услышим за ужином. Я заказал отдельный зал.

— Мне страшно интересно! — воскликнула Мэг.

— Как ты себя чувствуешь, детка? Дорога из Шайенна, наверное, вымотала тебя?

— Все хорошо, Джесс. Правда, пару раз прихватывало… Я сомневаюсь, удастся ли нам вернуться домой до родов. Мы можем застрять здесь надолго.

— Я обдумал это, прежде чем мы поехали, — сказал Джесс. — Новый доктор последит за моими больными до моего возвращения. Город так разросся, что и для другого доктора хватит работы. Он положил руку на живот Мэг.

— Наш малыш сегодня очень активен.

— Как и его отец, — с волнением произнесла Мэг. — Я жду не дождусь, когда мы снова сможем заняться любовью.

— Я тоже, любимая. Я говорил тебе, что жена Сэма тоже в положении?

— Все жены Гентри решили рожать? О Боже, какая же толпа соберется однажды на семейном торжестве?!

— Я надеюсь, мы будем часто встречаться, — задумчиво произнес Джесс. — Мы все живем в разных концах страны. Сэм — в Техасе, Рейф — в Колорадо.

— Я не думаю, чтобы что-то могло надолго удержать братьев Гентри порознь, — сделала заключение Мэг.

Джесс и Мэг последними пришли в небольшой зальчик, отведенный семейству Гентри для встречи. Джесс представил Мэг Сэму и его семье, затем все заговорили одновременно. Будучи старшим, Рейф потребовал, чтобы каждый из братьев по очереди рассказал о своих приключениях, или, скорее, злоключениях, как выяснилось позднее. Разговор прервался, когда подали ужин, но после того как с едой было покончено,: продолжался еще долго. Когда каждый из присутствующих получил ответы на свои вопросы и подробные объяснения, Рейф попросил внимания.

— Я очень хотел бы, чтобы вы все поехали со мной в Каньон-Сити познакомиться с моей женой. Нам придется провести трое суток в дороге, но Анджела будет так счастлива видеть вас. Что вы скажете? Я бы не хотел оставлять Анджелу надолго одну, ей вот-вот рожать.

Сэм и Лэйси немедленно согласились, Джесс и Мэг, поговорив вполголоса между собой, тоже выразили согласие.

— Тогда давайте прямо завтра и тронемся путь? — обрадовался Рейф. — Мы могли бы быть на станции в полдень.

— По-моему, неплохо, — согласился Сэм. Он повернулся к Лэйси: — Ты выдержишь еще три дня в дилижансе?

— Если Мэг выдержит, то я тем более, — поспешила заверить Лэйси.

Мэг потрогала свой живот и покачала головой:

— Боюсь, как бы этот ребенок не захотел выбраться на белый свет во время поездки. Предупреждаю вас, он уже на подходе.

— Значит, все уладилось, — с энтузиазмом заключил Рейф. — Встретимся в вестибюле в одиннадцать часов.

Дилижанс отправлялся только через час. Семейство Гентри разделило места с двумя другими пассажирами. Непривычная к горной местности, Лэйси охала и ахала во время большей части пути, тогда как Мэг оставалась безучастной к невероятным видам. На ее губах блуждала едва заметная улыбка, когда, положив руки на свой большой живот, она предалась воспоминаниям.

Джесс беспокоился. За свою многолетнюю практику он принял достаточно детей, чтобы понять, что Мэг готова рожать. И это тревожило его, потому что, по расчетам, до срока оставался еще месяц. Он хотел бы осмотреть Мэг, но в дилижансе сделать это было никак нельзя.

Они прибыли в Каньон-Сити в прекрасный солнечный день. Рейф суетился и старался устроить всех поудобнее. Он особенно тревожился об Анджеле, которая оставалась одна на ранчо, не считая Бесси и наемных работником. Он знал, что ранчо расположено недалеко от города и что доктор обещал следить за Анджелой, но чувствовал бы себя спокойное, если бы находился дома.

Все расселись по своим местам в колясках, а Рейф следовал сзади в вагончике с багажом. Когда наконец показались ворота ранчо, его беспокойство достигло предела. Что-то здесь не так. Он почувствовал это в тот момент, когда проезжал через ворота и ему на глаза попалась надпись над ними: «Обитель Ангела». Обе коляски обогнали его, и все гости собрались у центральных дверей, поджидая хозяина.

— Мог ли кто-то представить! — воскликнул Сэм, оглядываясь кругом. — У Рейфа тоже ранчо.

Разница только в том, что ты, Рейф, занимаешься лошадьми, а у меня коровы.

Рейф не слышал ничего, кроме стука собственного сердца. Он взбежал по ступеням и взялся за ручку двери.

— Анджела! Бесси!

Бесси появилась наверху лестницы, прижав руки к груди.

— Слава Богу, вы дома, мистер Гентри! Рейф побледнел.

— Что случилось, Бесси? Как Анджела? Она в порядке?

— Я не знаю, как ей помочь. Ребенок не хочет выходить… — Бесси заплакала.

— Вы послали за доктором?

— Еще два дня назад, но он уехал на срочный вызов. Я думала, сама справлюсь, но ничего не получается.

Рейф устремился вверх по лестнице, перепрыгивая через ступени.

— Вы хотите сказать, что схватки у миссис Гентри продолжаются целых два дня? — спросил Джесс экономку.

Слишком взволнованная, чтобы говорить, женщина молча кивнула.

— Если что-то случится с Анджелой, я этого не перенесу, — заявил Рейф.

Джесс схватил его за руку.

— Я врач, Рейф. Позволь мне помочь? Просто покажи дорогу.

Рейф рванулся в спальню в страхе от того, что увидит. Когда он увидел Анджелу, бледную и измученную болью, то бросился к кровати.

— Прости меня, Анджела, мне не следовало оставлять тебя. — Он поднес ее руку к губам.

— Все будет… хорошо, Рейф. Просто это тянется дольше, чем я думала. Ты встретил братьев? У них все в порядке?

— Даже лучше, чем я мог предположить. Я привез их с собой и их жен тоже. У Сэма пятилетний сын, а его жена и жена Джесса в положении.

Анджела вскрикнула, когда подступила очередная схватка. Рейф почувствовал руку на своем плече и освободил место для Джесса.

— Это мой брат Джесс, милая. Он врач. Ты позволишь ему помочь тебе?

— Я должен осмотреть тебя, Анджела, но я не сделаю тебе больно.

Анджела зашлась криком и, не в состоянии ответить, молча кивнула.

— Иди вниз и объясни всем, что происходит. Я буду знать больше, когда осмотрю твою жену. Ты знаешь, брат, что я сделаю все, что смогу.

— Я знаю, Джесс. Если это… Господи, почему все так сложно?

Анджела снова вскрикнула, и Джесс вернулся к пациентке.

— Дай мне пять минут и пока не входи, Рейф, и я буду тебе признателен, если ты последишь за Мэг. Я не удивлюсь, если роды начнутся раньше.

Рейф мялся в дверях.

— Иди, Рейф, — поторопила мужа Анджела, одаривая его вымученной улыбкой. — Займи наших гостей. Я в надежных руках. Ты столько рассказывал об искусстве Джесса, так что доверься ему.

Рейф поцеловал жену в лоб.

— Я скоро вернусь.

— Попроси Бесси, пусть принесет горячую попу, мыло и чистые простыни, — крикнул Джесс вдогонку Рейфу.

Когда Рейф неохотно спустился вниз, увидел Сэма и Лэйси в гостиной, поджидающих новостей стоянии Анджелы. Бесси суетилась в комнате, собирая на стол.

— Как она? — спросила Лэйси.

— Джесс осматривает ее. Беби уже следовало появиться на свет. Да, Бесси… — обратился к экономке Рейф, передавая ей просьбу Джесса.

— Сию минуту, мистер Гентри. — С этими словами Бесси поспешила выйти.

— Я помогу ей, — предложила Лэйси. — У меня есть какой-то опыт.

— Я с тобой, — вызвалась Мэг.

— Нет, оставайся здесь, Мэг, иначе Джесс будет разрываться между вами, — посоветовала Лэйси. — Ты молчишь, но я вижу, что тебе тоже ждать не долго.

— Это правда, Мэг? — Рейф вопросительно посмотрел на нее.

На щеках Мэг проступил румянец.

— Не знаю. — Она пожала плечами. — С прошлой ночи немного болит поясница, но я не знаю, что это значит.

— Это значит, что тебе нужно немедленно лечь в постель… немедленно. Я провожу тебя в комнату, которая предназначена для тебя и Джесса.

— А я отведу Энди на кухню и покормлю его, а потом помогу Бесси, — вызвалась Лэйси. Взяв Энди за руку, она повела его на кухню, пока Рейф и Сэм помогали Мэг подняться по лестнице.

— А вот и вода, — обрадовался Джесс, когда Бесси и Лэйси вошли в комнату, неся все, что он просил.

Он налил горячей воды в таз и тщательно вымыл руки.

— Не могли бы, милые дамы, выйти в холл, пока я осмотрю пациентку? Я позову вас, когда мне понадобится помощь.

Лэйси и Бесси вышли за дверь. Рейф подошел спустя пару минут.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросил он.

— Джесс осматривает Анджелу. Как Мэг?

— Вроде хорошо, но боюсь, у нее тоже скоро начнется…

— Не говори Джессу, — посоветовала Лэйси. — У Мэг еще есть время, все его внимание сейчас нужно Анджеле.

Внезапно пронзительный крик раздался из-за закрытой двери. Рейф задрожал, ужас исказил его лицо.

— Что это?

— Я уверена, все прекрасно, — проговорила Лэйси нарочито уверенным тоном. Она сама легко родила Энди.

— Черт, я пойду, — сказал Рейф, врываясь в комнату. Джесс сердито посмотрел на него.

— Успокойся, Рейф. Ты никуда не годишься.

— Что происходит? Я слышал крик Анджелы.

— Ребенок занял неправильное положение, и мне пришлось развернуть его. Теперь все должно пойти хорошо.

Рейф опустился на колени около постели, беспокойно вглядываясь в лицо Анджелы. Ее прекрасные глаза были окружены тенями и полны боли.

— Как ты, любимая? Джесс говорит, что теперь уже недолго. — Он оглянулся на Джесса. — Что мне сделать?

— То, что делаешь. Дай ей свою руку, позволь ей сжимать ее, и поддержи ее под спину, когда снова начнутся схватки.

— Я могу помочь? — спросила Лэйси.

— Приготовь таз с теплой водой и постели пеленки.

Джесс вернулся к Анджеле.

— Еще немножко, Анджела, собери все силы.

— Я стараюсь, стараюсь, — пробормотала Анджела. И тут же стиснула зубы, когда дикая боль стала раздирать тело.

— Еще, Анджела, еще, — командовал Джесс. — Ты ведь хочешь этого малыша, правда?

— Пожалуйста, Анджела, помоги Джессу, — молил Рейф. — Скоро все кончится.

— Я… я… стараюсь…

Джесс положил ладонь на живот Анджелы.

— Еще одна схватка. Давай, Анджела, тужься.

Лицо Анджелы покраснело от усилия, на лбу вздулись вены. Внезапно Джесс крикнул:

— Он показался! У него светлый пушок на головке. Еще чуть-чуть, милая, и ты сможешь прижать его к груди.

Рейф был так напуган муками, которые испытывала Анджела, что поклялся: это будет их единственный ребенок.

— Он выходит! — крикнул Джесс, когда младенец выскользнул на ждущие его руки. — Это мальчик, Рейф, и приличного размера при этом.

Сын. Его сын.

Джесс взял ребенка за ножки и легонько шлепнул его. Тот набрал воздуха в легкие и издал здоровый крик. Джесс передал ребенка Лэйси и вернулся к Анджеле.

— Можно мне взглянуть на него? — слабым голосом проговорила Анджела. — Он здоров?

Рейф взял ребенка от Лэйси, открыл пеленки и сосчитал пальчики на ручках и ножках. Затем осторожно передал младенца в руки Анджелы.

— Вот он, любимая. Розовенький, и у него все как надо. Все пальчики на месте…

Анджела прижала младенца к груди. Слишком: измученная, она сразу уснула. Рейф забрал ребенка и положил его в колыбель, которую смастерил собственными руками.

— Теперь они будут спать, — вполголоса объяснил Джесс, собирая свои инструменты.

— Я посижу с ней, ладно? — попросил Рейф. — А вы должны отдохнуть. Лэйси хочет вздремнуть. Не знаю, Джесс, что бы я без тебя делал. Ты спас жизнь моей жены и моего сына.

— Для чего нужны братья, если они не могут помочь друг другу? — рассмеялся Джесс. — Я лучше пойду посмотрю, как там Мэгги.

Джесс услышал стон Мэг, прежде чем успел открыть дверь. Дрожа, как осиновый лист, он подошел к постели. Одно дело принять роды у жены брата, а тут его жена. Его ребенок!

Мэг, очень бледная, сидела на краю кровати. Джесс понял, что ей больно.

— И долго ты это чувствуешь?

— Боль началась прошлой ночью, — прошептала Мэг. — Я не хотела ничего говорить, пока не поняла, что это. — Она робко улыбнулась ему. — Джесс… кажется… я…

Джесс тихо выругался и побежал к дверям.

— Бесси! Еще горячей воды, мыло и простыни. Быстро! Лэйси открыла дверь своей комнаты и выглянула в коридор.

— Джесс, это Мэг?

— У нее началось, — сказал Джесс. — Я пока не осматривал ее…

— Я сейчас приду.

— Не знаю, слышала ли меня Бесси. Мне нужна горячая вода, мыло и простыни.

— Не волнуйся, сейчас все принесу, — успокоила Лэйси. Сэм появился в дверях.

— Я могу помочь?

— Займи Энди, — попросила мужа Лэйси. — Он чувствует себя совсем покинутым. Пойди покажи ему лошадей.

Джесс нетерпеливо ждал, когда принесут воду. Он вымыл руки и начал осматривать Мэг. Лэйси стояла в дверях.

— Мой Бог, он уже почти здесь!

— Я знаю, я быстро справлюсь, — обнадежила Мэг.

— Позволь, я раздену тебя, — предложила Лэйси, подходя ближе.

Только Лэйси успела надеть на Мэг рубашку, как раздался ее сдавленный стон:

— Ребенок уже на подходе!

— Тужься, родная, — приказал Джесс. — Умница, ты все делаешь чудесно. Я бы хотел, чтобы все женщины рожали так же легко, как ты.

— Это… не так… уж легко, — простонала Мэг, закусив губу.

— Все! Он уже у меня! Это мальчик, любимая. У нас сын, Мэг!

И уже во второй раз за один день громкий крик новорожденного огласил дом. Не существовало лучшей музыки для Джесса! Два новых Гентри за один день, подумать только! Он посмотрел на Лэйси и не мог удержаться от улыбки, взглянув на ее живот.

— Я надеюсь, ты сегодня не собираешься произвести на свет третьего Гентри?

— Нет, подожду немножко! — рассмеялась Лэйси.

Все Гентри, включая Анджелу и Мэг, собрались в гостиной после ужина. Измученные, но счастливые, они подняли тост за новорожденных.

— Я думаю, Рейф, вам с Анджелой придется терпеть меня и Мэг дольше, чем мы предполагали, — обратился к брату Джесс. — Мэг с сынишкой смогут отправиться в путешествие не раньше чем через месяц или два.

— Нам будет очень приятно, — поспешил заверить Рейф. — Как вы назовете вашего сына?

— Мы собираемся назвать его Джастин. А вы с Анджелой уже придумали имя?

— Анджела выбрала Габриел, и мне кажется, это неплохо. Я буду звать его Габи.

— А я хочу девочку, — мечтательно заметила Лэйси, — и назову ее Эмили Энн.

— У меня еще есть два месяца, чтобы переубедить ее, — рассмеялся Сэм. — Но шутки в сторону, если у нас будет девочка, я думаю, Эмили Энн — прекрасное имя для дочери. Мы собираемся вернуться в Техас для родов, но, пожалуй, могли бы задержаться на пару недель, если ты не возражаешь, Рейф.

— Вы можете оставаться здесь столько, сколько хотите, — улыбнулся Рейф. — Это будет настоящий семейный сбор, который не забудет никто из нас.

Эпилог

Шесть недель спустя


— Я знаю, мы должны были вернуться домой еще две недели назад, — причитал Сэм, глядя, как его жена справляется с последними схватками.

— Прости, Сэм. Эмили Энн не захотела ждать, — словно извиняясь, проговорила Лэйси.

— Уже недолго, — успокаивал Джесс. — Поддержи ее за спину, Сэм.

Мэг и Анджела стояли у кровати, подбадривая Лэйси. Но Лэйси не замечала ничего, что творилась вокруг нее, все свое внимание она сосредоточила на малыше.

— Давай, Лэйси, еще немножко! — командовал Джесс. Лэйси почувствовала сладостное освобождение, когда ребенок скользнул в руки Джесса.

— Она маленькая, — заметил Джесс.

Вдруг крошечное создание издало громкий вопль. Сэм широко улыбнулся.

— Что-что, а легкие у нее в порядке.

— Эмили Энн, — прошептал Сэм, потрясенный невероятным чудом свершившегося. — Наша дочь просто красавица, Лэйси. Такая же красивая, как ее мать.

Мэг взяла девочку и завернула в простынку.

— Там за дверью маленький мальчик, который хочет войти и взглянуть на свою сестренку.

— Пусть Энди подождет, — попросил Джесс, — я еще не все закончил с Лэйси, пока ему не стоит входить.

Мэг передала девочку Сэму. Держа Эмили Энн в руках, Сэм открыл дверь и шагнул в коридор. Энди и Рейф ждали за дверью.

— У меня брат или сестра? — спросил Энди, подпрыгивая от нетерпения.

— Сестра, — улыбнулся Сэм, протягивая девочку так, чтобы Энди мог ее рассмотреть. — Познакомься с Эмили Энн.

Задохнувшись от волнения и восторга, Энди склонился над сестренкой.

— У нее темные волосики, — зашептал он. — Но она вся такая сморщенная… Это ничего, папа, я все равно люблю ее. Можно мне зайти к маме?

— Пока нет, сынок, но скоро будет можно. Я отнесу Эмили Энн в ее постельку. Мы позовем тебя, как только мама будет готова принять поздравления.

Сэм вернулся в спальню. Взяв ребенка из ею рук и положив в колыбель, Анджела вместе с Мэг на цыпочках вышли из комнаты.

— Она красавица, — восхищенно воскликнула Анджела, увидев Энди и Рейфа в коридоре. — Я бы хотела, чтобы у нас в следующий раз тоже была девочка.

— Ну уж нет, — возразил Рейф, — следующего раза не будет. Я не могу позволить, чтобы ты мучилась снова.

— Жизнь покажет, — улыбаясь сказала Мэг. — И потом посмотри, как легко все прошло у Лэйси и у меня. Каждый раз бывает по-разному, и я уверена, в следующий раз у Анджелы все пройдет без проблем.

— Я сказал… — начал Рейф.

— Я знаю, что ты сказал, дорогой, — с тихой улыбкой на устах проговорила Анджела, — но давай не будем загадывать, посмотрим, что будет через год или два.

Дверь спальни открылась, Сэм и Джесс вышли в холл.

— Они обе уснули, — прикладывая палец к губам, прошептал Сэм. — А как насчет того, чтобы поднять тост за новую представительницу семейства Гентри?

Все прошли в гостиную. Рейф откупорил бутылку старого вина, и они выпили за Эмили Энн и Лэйси.

Прошел месяц. Наступило время разъехаться по домам. Накануне отъезда все семейство собралось за праздничным обедом.

Сэм провозгласил тост.

— Мы с Лэйси ждем вас всех у себя на «Би-Джи» ровно через год, — сказал он в заключение.

— А еще через год мы соберемся у нас в Шайенне, — предложил Джесс. — Но, пожалуйста, милые дамы, — добавил он, сокрушенно вздыхая, — позаботьтесь о том, чтобы мне не пришлось принимать роды дважды в день.

Все рассмеялись и, продолжая обмениваться шутками и радостными восклицаниями, выпили за предстоящие встречи своего семейного клана.


home | my bookshelf | | Верю и люблю |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу