Book: Возвращение Тэннера Макконела



Возвращение Тэннера Макконела

Сьюзен Мейер

Возвращение Тэннера Макконела

Глава 1

— Не могу поверить, что делаю это, — пробормотал Тэннер Макконел, паркуя свой «мерседес» на стоянке перед недавно реконструированной церковью в городке Уилмор, штат Западная Виргиния.

— Что ты сказал, дорогой?

Осознав, что его ворчание достигло ушей матери, Тэннер притворно закашлялся.

— Ничего, мама. Просто в горле запершило. — Он поспешно выбрался из машины.

Стоял теплый июньский вечер. До торжественного обеда еще оставалось пятнадцать минут, поэтому люди собрались небольшими группами под огромными дубами и вокруг цветочных клумб, окружающих серое здание церкви, и оживленно беседовали.

Мужчины непрерывно поправляли галстуки, чувствуя себя не очень комфортно в официальных костюмах, белых рубашках и галстуках, а вот их жены, в нарядных платьях с красиво уложенными волосами, были рады возможности покрасоваться перед другими.

Тэннер вышел из машины, намереваясь помочь матери, но отец опередил его.

— Не верь, что он закашлялся, — сказал Джим Макконел жене. — Тэннер сердит на нас за то, что мы уговорили его поехать на праздник. — Он подал руку, помогая жене выйти из машины. — Считает небось, что он теперь птица высокого полета, — прошептал Джим, но так, чтобы Тэннер его услышал.

Тэннер унаследовал от отца зеленые глаза и светлые волосы. Джим Макконел и сегодня сохранил прекрасную спортивную форму. Он по-прежнему смотрел на свою жену Дорис влюбленными глазами и не переставал повторять, что она так же прекрасна, как и в день их первой встречи. И Тэннер не мог не согласиться с отцом, глядя на мать, одетую в вечернее платье кораллового цвета, которое она купила несколько месяцев назад в Нью-Йорке, когда приезжала навестить Тэннера. Ее каштановые волосы были уложены в аккуратную прическу, большие карие глаза умело подчеркнуты тенями. Тэннер всегда гордился своими родителями, но при этом совершенно не хотел повторить их путь и прожить всю жизнь в городке Уилмор.

— Ты же знаешь, что дело совсем не в этом, — ответил Тэннер отцу. — Просто у меня нет ни малейшего желания видеть Эмили, вот и все.

— Не понимаю почему. Вы развелись очень давно, — сказала Дорис, поправляя сыну галстук. — Несколько лет назад она вышла замуж за мэра, родила троих детей. Все давно в прошлом.

— В прошлом, — бездумно согласился Тэннер.

Несмотря на то что все мужчины были одеты в черные или темно-синие официальные костюмы, Тэннер абсолютно не комплексовал по поводу своего дорогого светло-коричневого костюма и рубашки цвета слоновой кости, сшитой на заказ. Кроме того, он знал, что горожане горят любопытством увидеть, каким он стал, и был готов к этому.

— На случай, если кто-то из вас забыл, — обратился Тэннер к родителям, — напоминаю, что я только что очень выгодно продал свою автотранспортную компанию и переезжаю во Флориду.

— Мы знаем, дорогой, — примирительно произнесла Дорис. — Ты — бывшая футбольная звезда, а ныне богатый, преуспевающий бизнесмен-миллионер. Ты был вынужден уйти из спорта из-за травмы колена и на денежную компенсацию приобрел автотранспортную компанию, которую недавно выгодно продал. Я ничего не забыла? — Дорис выдержала паузу. — Ах да, ты по-прежнему не женат.

— И у нас нет внуков, — добавил Джим, подавая жене руку, и все они направились к церкви.

— О боже, — простонал Тэннер. — Так вот зачем вы притащили меня сюда? — Он окинул взглядом толпу. — Вы решили, что на этой ярмарке невест я найду себе жену?

— Если хочешь найти хорошую женщину, то лучше места не сыскать, — заметил Джим.

— Здесь по меньшей мере пятнадцать привлекательных молодых, незамужних женщин, которые могли бы составить тебе достойную пару, — добавила Дорис.

Тэннер бросил на отца сердитый взгляд.

— Нечего смотреть на меня. Я полностью согласен с твоей матерью, — заявил Джим.

Раскланиваясь и приветствуя знакомых, Тэннер и его родители приблизились к входу в церковь. В дверях невысокая, изящная блондинка проверяла пригласительные билеты.

Девушка словно сошла с экрана телевизора или обложки журнала. Она была одета в чернильного цвета платье чуть выше колен, подол которого был украшен мелкими сборками; серьги и ожерелье подобраны со вкусом. Что делает такая красавица на благотворительном церковном обеде в маленьком городке, затерявшемся в Аппалачах?

— Здравствуйте, мистер Макконел, миссис Макконел… — Девушка сделала паузу и посмотрела на Тэннера. — Здравствуй, Тэннер, — добавила она мягко.

Ее голос был похож на журчание ручья легкий, нежный и полный тепла. Цвет глаз девушки напоминал лесные фиалки, а светлые волосы, собранные на макушке, заставили Тэннера вспомнить о греческих богинях. Несколько прядей, выпущенных из пучка, красиво обрамляли прелестное лицо. Очарованный, Тэннер смотрел на нее во все глаза.

— Ты помнишь Бейли Стивенсон? — спросила Дорис. — Она теперь владелица салона красоты.

Тэннер улыбнулся. Конечно, кто еще мог выглядеть столь безупречно, как не владелица салона красоты?

— Извини, но я не помню тебя, — сказал он, протягивая руку. Он вдруг обрадовался, что родители настояли на том, чтобы он пошел с ними на это торжество, посвященное успешному восстановлению городка после разрушительного весеннего наводнения.

Бейли подала Тэннеру руку, и он ощутил, как его большой, загрубевшей ладони коснулась нежная маленькая ладошка. Он мог поклясться, что его сердце на миг забыло о необходимости стучать. Изящество и хрупкость этой руки напомнили ему, что он не только намного крупнее и сильнее девушки, но и то, что он мужчина, а она женщина.

По телу Тэннера прокатилась жаркая волна. Смущенный, он смотрел в глаза девушке, не в силах выпустить ее руку. Привыкший к тому, что женщины падают к его ногам — деньги и внешняя привлекательность делали свое, — Тэннер уже забыл, когда сам столь бурно реагировал на женщину. И неожиданно это ощущение ему понравилось.

— Я и не думала, что ты вспомнишь меня, сказала Бейли с улыбкой, которая не была ни кокетливой, ни зазывной. Она улыбалась ему как равному, как человеческой личности, а не как футбольной экс-звезде и миллионеру.

Его интерес и влечение к этой девушке возрастали с каждым мгновением. И не только потому, что она была необыкновенно красива.

— Ведь я немного младше тебя, — добавила Бейли. — Когда ты уехал из города, я только поступила в колледж.

Тэннер быстро посчитал в уме, сколько же ей лет, и с неудовольствием признал, что она слишком молода для него. В это время он услышал, как его отец бормочет проклятия.

— Черт возьми, — ругался Джим, хлопая себя по карманам. — Я забыл дома пригласительные билеты.

— Ничего страшного, — ответила Бейли, улыбнувшись его родителям. — Ваши имена есть в списке приглашенных. Билеты — простая формальность.

— Ты уверена? — спросила Дорис.

— Конечно. Я же возглавляю Комитет, не забыли? — со смехом ответила девушка. — Но если вы хотите реабилитироваться, ваш сын мог бы…

— Сделаю все, что пожелает очаровательная леди, — немедленно откликнулся Тэннер.

— Не давай опрометчивых обещаний, — с улыбкой предупредила Бейли. — Я всего лишь хотела бы, чтобы ты присоединился к Комитету по развитию нашего города.

— Что? — Улыбка сползла с лица Тэннера.

— Члены Восстановительного комитета хорошо потрудились, чтобы ликвидировать последствия наводнения, но городу нужно еще так много, что было решено создать еще один комитет — Комитет по развитию города.

Тэннер молча смотрел на девушку.

Она стала загибать пальцы, перечисляя все, что требуется сделать.

— Нам нужен детский парк с велосипедными дорожками. Еще просто необходим образовательный колледж для молодежи. Дальше — Центр отдыха для пожилых людей. Для всего этого у нас уже есть федеральные деньги и субсидии мы получим, но нам нужен человек, который бы следил за их распределением.

— Я . — начал было Тэннер.

— Мой сын не сможет делать эту работу, — вмешалась в разговор Дорис, ничуть не смущаясь, что Тэннер стоит рядом. — Конечно, он бы идеально подошел для этого — с его-то опытом, но он очень занят собственными делами. Тэннер только что продал свою компанию и сам себя отправил в отставку. Теперь он размышляет о том, чем бы ему заняться в дальнейшем. Он намерен переехать во Флориду, купить яхту и возить клиентов на рыбалку, чтобы иметь деньги на карманные расходы.

— Жаль, — ответила Бейли. — Что ж, желаю приятного вечера. — С этими словами она повернулась к подошедшей группе гостей.

Тэннер рассердился на мать. Конечно, он не собирался работать ни в каком Комитете, но он сам мог бы объясниться с Бейли.

— Спасибо, мама. По меньшей мере я бы мог выслушать, что говорила Бейли о нуждах города.

Он лукавил. Его интересовали не нужды города, а возможность еще пять, десять, а может, и все двадцать минут побыть рядом с девушкой.

Бейли Стивенсон смотрела, как Тэннер идет по залу, украшенному красными, белыми и голубыми гирляндами из гофрированной бумаги. Длинные столы были накрыты белыми одноразовыми скатертями и украшены маленькими флажками и красными свечами.

Она проверяла билеты пришедших на благотворительный обед гостей, а мысли ее были заняты совсем другим. Тэннер Макконел. Она была уверена, что ни одна женщина в мире не способна устоять перед ним. И она, Бейли, ничем от них не отличается, разве что целеустремленностью и четким видением своего будущего, в котором не предусмотрен мужчина.

Во всяком случае, пока. Ей только двадцать пять, Слишком рано, чтобы думать о чем-то постоянном…

Нет-нет, у нее и в мыслях не было, что Тэннер Макконел возмечтает о каких-то постоянных отношениях с ней. С тех пор, как много лет назад он развелся с Эмили, он ни с кем не встречался дольше месяца.

И те женщины, которым он назначал свидания, не были из Западной Виргинии. Они даже не были актрисами и моделями, Тэннер метил выше. Его внимания удостаивались исключительно дочери влиятельных людей: исполнительных директоров благотворительных организаций, которые публично жертвовали свои зарплаты, потому что попросту не нуждались в них, меценатов, спонсирующих балетные и театральные постановки. Бейли не сомневалась, что владелица маленького салона красоты из заштатного городка привлечь внимание Тэннера никоим образом не сможет. Кроме того, она не блистала красотой, как его бывшая жена Эмили, а ведь даже ее он посчитал недостойной поехать с ним в Нью-Йорк и начать новую жизнь.

Хотя последнее — всего лишь слухи.

Ее не должен интересовать ни Тэннер, ни его отношения с Эмили, ни их развод. У нее много дел и много целей. О своей степени специалиста по бизнесу ей пришлось временно забыть, потому что все свое время она вынуждена посвящать развитию своего салона и оттачиванию парикмахерского мастерства, а также работе в Комитете по ликвидации последствий наводнения. Ее жизнь заполнена до отказа, и в ней просто нет места для мужчины.

Когда с последними приглашенными Бейли вошла в зал, она сразу же наткнулась на пристальный взгляд Тэннера. Он не спускал с нее глаз в течение всего торжественного обеда, и Бейли решила, что привела его в замешательство, не пав к его ногам, к чему, без сомнения, он привык. После обеда, когда музыканты стали настраивать свои инструменты, она увидела, что он направляется в ее сторону, и поспешно смешалась с толпой. Но когда зазвучала первая медленная мелодия, Тэннеру удалось найти ее, отрезав пути к отступлению.

— Потанцуем? — спросил он, протягивая руку. На его лице сверкнула улыбка, способная свести с ума любую женщину.

Бейли не стала исключением — она почувствовала, как подгибаются ее колени и пол уходит из-под ног. Глаза Тэннера излучали искреннюю заинтересованность. Не получив ответа, он придвинулся ближе.

— Это всего лишь танец, — уговаривал он, но Бейли так не думала. Когда она смотрела в его глаза, инстинкт подсказывал, что надо держаться подальше от этого мужчины, потому что влюбиться в него так легко. Любой женщине. А поскольку она не была ни красивее, ни утонченнее других, Тэннер непременно бросит ее после одного или двух свиданий. А Бейли не была согласна на случайную связь и временные отношения без будущего. На вкус Тэннера Макконела, она, несомненно, была слишком наивна и неискушенна.

Не отрывая взгляда от его лица, Бейли сглотнула и ответила:

— Не думаю, что это хорошая идея. Кроме того, я должна пойти на кухню и удостовериться, все ли в порядке.

Она повернулась, чтобы уйти, но Тэннер схватил ее за руку и развернул к себе.

— Не стоит дергать персонал.

— Что?

— Не нужно контролировать каждый шаг служащих, — пояснил он, увлекая ее на танцплощадку. Ты — председатель Комитета. — Его рука как бы случайно легла на талию девушки. — И если будешь проверять каждое их действие, люди решат, что ты им не доверяешь.

— А мне кажется, они поймут, что я забочусь о них и хочу хорошо выполнить свою работу. — Бейли говорила спокойным голосом, но внутри у нее все трепетало от его близости. Высокий и мужественный, невероятно красивый, с располагающей улыбкой, Тэннер Макконел вызывал в ней чувства, которые могли бы быть признаны верхом неприличия, узнай кто о них.

Тэннер засмеялся, уверенно кружа ее в вальсе.

— Нет, они подумают, что ты лишаешь их возможности доставить тебе удовольствие, удивив хорошо выполненной работой.

Бейли откинула голову и вопросительно посмотрела на него. Тэннер был настолько красив, что люди порой забывали, что он еще умный и преуспевающий бизнесмен. Однажды и Бейли преуспеет в этой жизни. Может, не стоит пренебрегать его советом?

— Ты именно так ведешь свои дела?

Тэннер кивнул.

— Больше доверяй людям, покажи, что ты веришь в них, и они сделают все, о чем их попросишь.

— Правда? — Бейли улыбнулась.

— Правда.

— Это очень интересно, потому что я как раз взяла на работу очень талантливого стилиста. Единственной, кто доверился ему перед этим мероприятием, была я.

— Почему?

— Боялись рисковать перед столь большим событием. А ведь такие мероприятия, — пояснила Бейли, очень важны для моего бизнеса.

— Понимаю.

— Знаешь, работа в салоне красоты — это как… как работа флориста. Если невесте в день свадьбы понравится сделанный флористом букет, она придет к нему, чтобы купить цветы на День матери. Если девушке понравится прическа, которую ей сделали на бал выпускников, она придет к нам перед свадьбой и приведет своих подружек.

Тэннер кивнул одобрительно, как человек, не просто слушающий, а понимающий суть вопроса, но Бейли неожиданно почувствовала себя глупо. Она танцевала с самым привлекательным мужчиной в мире и, хотя понимала, что тема бизнеса самая безопасная, жалела, что они говорят об этом.

Она облизнула пересохшие губы, собираясь сказать что-нибудь приличествующее случаю, как вдруг поймала взгляд Тэннера, неотрывно следящий за ее язычком. Комната поплыла у нее перед глазами, и Бейли стала тонуть в омуте его зеленых глаз. Она мечтала, чтобы этот танец длился вечно, ощущая себя сказочной принцессой. Бейли почувствовала, что его руки сильнее сжали ее талию, увидела, как губы изогнулись в улыбке. Ей еще никогда в жизни не было так хорошо, но умом она понимала, что это опасная игра, которую следует немедленно прекратить.

Бейли мысленно молила оркестр сыграть еще несколько тактов, чтобы она могла хоть чуточку дольше наслаждаться его запахом, видеть его глаза, чувствовать его руки на своей талии. Потому что, когда мелодия закончится, она сделает то, что должна.

И сделала. С улыбкой посмотрев Тэннеру в лицо, она вежливо поблагодарила за танец и поспешила в сторону кухни.

Кухня сияла чистотой, все стояло на своих местах. Бейли намеревалась спросить Рики Эйвери, все ли задания он выполнил, но вдруг вспомнила совет Тэннера и сказала только:

— Здесь все выглядит просто замечательно.

Долговязый, курчавый Рики широко улыбнулся и с гордостью оглядел кухню.

— Ты так думаешь?

— Конечно. Ты прекрасно потрудился. Молодец!

Парень расправил плечи, отчего стал еще выше ростом.

— Спасибо.

— Это тебе спасибо, — с улыбкой ответила Бейли.

Она взяла с полки свою сумочку, которую оставила на кухне, чтобы не потерять в суматохе. — Увидимся, — попрощалась она, направляясь к двери.

— Уже уходишь? — Рики нахмурился.

— С меня достаточно волнений и забот на сегодня.

Кроме того, завтра с утра мне на работу.

— Завтра же воскресенье!

— Кому-то надо будет разобрать все те сложные прически, которые соорудили наши дамы для сегодняшнего торжества. Я всех предупредила: то, что хорошо с вечерним платьем, будет смешно выглядеть с джинсами и футболкой.

— Но ведь именно ты подготовила все это, а вечер только начался, — снова запротестовал Рики.

Бейли улыбнулась, собираясь ответить, но тут увидела Тэннера, направляющегося на кухню.

— До завтра, — бросила она Рики, выскакивая на улицу.

Ночь была тихой и теплой. Бейли подумала, еще не хватало в спешке потерять туфельку, как Золушка.



А она не Золушка. Она — владелица салона красоты в маленьком городке Уилмор в Западной Виргинии, которая пытается наладить свое дело и помочь родному городу. Она обычная провинциальная девушка, а не титулованная особа, не принцесса, которая обязательно встретит своего принца.

Сев за руль своего джипа, Бейли вставила ключ зажигания и в этот момент увидела Тэннера, вышедшего на улицу из той же двери, через которую только что улизнула. Он махнул рукой. Бейли дернула переключатель скоростей и выжала газ. Один танец.

Одно прекрасное воспоминание. Это все, что у нее останется.

Глава 2

А вот Тэннера воспоминания не устраивали.

Нехотя он вернулся в празднично убранный зал, мысли его тем временем неслись со скоростью звука.

— Прокатила тебя девушка? — со смешком осведомился Джим, когда сын сел рядом.

Тэннер ослабил узел галстука и скривился.

— Она просто уехала домой. Рики Эйвери сказал, что ей с утра предстоит приводить в порядок волосы городских модниц, которым специально для сегодняшнего торжества сделали прически.

— Значит, так и есть, — подтвердила Дорис, отправляя в рот оливку. — Не все такие вольные птицы, как ты.

— Не насмехайся, мама, — попросил Тэннер.

— Дело в том, что она недавно купила этот салон у Флоры Мэй Хаузер. Флора владела им последние тридцать лет. Ты, вероятно, не помнишь ее, но эта женщина…

Тэннер хмуро посмотрел на мать.

— Извини, дорогой, — усмехнулась Дорис. — Я совсем забыла, что мои мужчины терпеть не могут, когда я перескакиваю с одного на другое. Может, нам лучше обсудить то, как Бейли дала понять, что не хочет иметь с тобой дело?

— Если б она не убежала, я бы решил, что вы это нарочно подстроили, — проворчал Тэннер. Ни одна из присутствующих женщин не могла сравниться с Бейли Стивенсон, ни с одной ему не хотелось ни поговорить, ни потанцевать. Конечно, родители поняли, что эта девушка понравилась ему с первого взгляда.

— Я ничего не подстраивал, — отмахнулся Джим Макконел.

— Успокойся, я тоже, — заверила сына Дорис. — Да и Бейли не любительница дурачить людей. Кроме того, посмотри вокруг: здесь очень много интересных женщин. Пригласи кого-нибудь танцевать…

— Я не в настроении, — отрезал Тэннер, поднимаясь со своего места. — Я, пожалуй, поеду домой.

— Ты не можешь, — возразила Дорис. — Мы же приехали все вместе, помнишь?

Тэннер вздохнул, но зато теперь он точно знал, что родители не вступили в заговор с целью свести его с Бейли. Если бы это было так, они бы поехали на своей машине, чтобы он мог отвезти девушку домой.. или преследовать ее, когда она сбежала. Итак, заговора не было. Его родители не намерены женить его на Бейли Стивенсон. Они намерены женить его в принципе.

— Пригласи кого-нибудь, и настроение сразу улучшится, — снова предложила сыну Дорис.

Тэннер решил не спорить. Не объяснять же матери, что если кто и способен поднять ему настроение, так только Бейли? Кроме того, он и себе не мог объяснить своей реакции на эту девушку. Заинтригован?

Очарован? Сражен наповал? Но это нелепо — они всего-то перебросились парой слов и станцевали один танец. Кроме того, девушка явно дала понять, что не хочет иметь с ним дело. Это безумие.

Придя от этих мыслей в еще худшее расположение духа, Тэннер резко поднялся и направился к танцующим. Он потанцевал с несколькими миловидными дамами, но ни одна из них не вызвала у него интереса. Он не мог понять, что же так привлекло его в Бейли, но ведь что-то же привлекло? Она бросила ему вызов…

Последнее, что увидел Тэннер перед тем, как уснуть, были невероятные глаза фиалкового цвета.

На следующее утро, сидя в церкви, Тэннер размышлял о том, что это просто усталость и слишком живое воображение сыграли с ним накануне злую шутку. Он не сомневался, что встретит во Флориде множество красивых женщин и, может, одна из них будет лучше других разбираться в том, как сдавать внаем яхту для прогулки и рыбалки. Ему совершенно нет дела до Бейли Стивенсон. Он молод, свободен, богат и ведет такую жизнь, о которой многие даже мечтать не могут. У него есть все, что ему нужно.

К сожалению, в тот миг, когда Тэннер почти убедил себя в том, что его жизнь прекрасна, в церковь вошли мэр Торп, его супруга Эмили и трое их очаровательных, нарядно одетых детей. Сердце Тэннера замерло. Семья, дети — это было то, о чем они когда-то мечтали с Эмили. Но она оставила его. Тэннер был не настолько примитивен, чтобы считать, что деньги значат больше, чем любовь. Когда-то Эмили действительно любила его, они с ума сходили от страсти друг к другу… И вот она идет по проходу церкви с тремя детьми от другого мужчины.

Спустя десять лет ему все еще было больно. Не столько из-за разрыва с Эмили, сколько из-за ощущения пустоты. Он не смог бы всю жизнь прожить здесь, в городке Уилмор. Ему требовались простор, полет, размах. И он получил все это, но для этого ему пришлось быть жестоким.

Целеустремленным, эгоистичным и жестоким.

И именно Эмили поняла его первой. Она сказала, что ему следует уехать, что ему тесно в этом городе, что она устала ждать его редких приездов домой из «большого мира» и делать вид, что в их жизни все хорошо. Его мир — это большие города, а не тихий, маленький Уилмор. Она посоветовала ему поселиться там, где агрессивность — норма жизни, искусство, а не грех.

Они развелись, и он уехал. Он действительно принадлежал большому городу, все его мечты сбылись, но заплатил он за это высокую цену — потерял жену и «малую родину».

Вот еще одна причина, почему он должен держаться подальше от Бейли Стивенсон, да и любой другой женщины из Уилмора. Ему здесь не место. Он приехал исключительно для того, чтобы помочь родителям восстановить недвижимость, пострадавшую от наводнения, и проститься со старыми друзьями прежде, чем он навсегда уедет за тысячи миль отсюда, во Флориду. Он больше никогда не приедет в Уилмор. Он сделает так, чтобы родители иногда приезжали к нему, а не наоборот. Поэтому нет смысла связывать себя отношениями с кем-то из местных женщин.

Тэннер почувствовал, что все расставил по полочкам, и успокоился. Он нашел детей Эмили очаровательными, а Арти Торпа более подходящим мужем для Эмили, чем был он сам. Он даже решил, что обязательно поговорит с ними после окончания службы.

В этот момент в церковь вошла Бейли.

В отличие от большинства женщин, на головах которых были вчерашние прически, правда слегка примятые и обвисшие, волосы Бейли были уложены безупречно. На ней было узкое платье, подчеркивающее тонкую талию и открывающее длинные, стройные ноги. Бейли Стивенсон показалась ему еще прекраснее.

Тэннер забыл об Эмили, забыл о том, что этот крошечный городок не для него. Вся его теория рухнула в один момент. Он забыл даже, что половина прихожан с любопытством наблюдает за ним. Он смотрел на Бейли и не мог оторвать взгляда.

Девушка села на свободное место и посмотрела на Тэннера и его родителей. Дорис приветственно махнула рукой, Бейли улыбнулась и махнула в ответ, но взгляд ее был прикован к Тэннеру.

Он испытал мгновенное облегчение, заметив по тому, как она смотрела на него, что тоже небезразличен ей. Они оба с видимым усилием оторвали взгляды друг от друга. При появлении Бейли Тэннер забыл о своих горестях, жизнь снова заиграла всеми красками. Он давно взял себе за правило не зацикливаться на неудачах и потерях. И сейчас у него было предчувствие, что судьба дает ему шанс поближе познакомиться с этой потрясающей и при этом скромной девушкой. Тэннер усмехнулся и подумал, что жизнь все-таки добра к нему.

Он с нетерпением ожидал окончания службы я каждые пять минут поглядывал на часы, но преподобный Дэниэлс был этим утром в особо «говорливом» настроении. Глядя на Бейли, Тэннер не сомневался, что она с таким же нетерпением ожидает окончания службы, сразу после которой они бросятся друг другу в объятия. Однако, когда добрый пастор закончил наконец свою проповедь, девушка пулей выскочила из церкви, села в машину… и уехала.

Стоя на ступенях церкви и глядя вслед удаляющейся машине, Тэннер едва удержался от того, чтобы громко выругаться.

— Привет, Тэннер.

Он резко обернулся и увидел Арти и Эмили с тремя белокурыми малышами. Тэннер автоматически улыбнулся своей фирменной улыбкой «для связей с общественностью», поскольку все его мысли были о Бейли, и протянул руку мэру.

— Привет, Арти. — Мужчины обменялись рукопожатием. — Эмили. — Он кивнул бывшей жене. — А кто эти ребята?

— Я — Сэм, — ответил один малыш и шмыгнул носом.

— Господи! — раздраженно воскликнула Эмили. Мы забыли утром принять лекарство от аллергии.

— Ничего. — Сэм снова шмыгнул.

— Сэмюель Юджин Торп! — Стройная красавица с огненно-рыжими волосами и фарфоровой кожей, Эмили являла собой прямо-таки образцово-показательную мать. — Ты можешь не любить эти пилюли, но ты должен их принимать. — Она обернулась к Тэннеру. — Извини, но мы вынуждены поспешить.

— Конечно. Никто не сможет сказать, что я препятствую оказанию медицинской помощи малышу.

— Ты долго пробудешь в городе? — спросила Эмили, внимательно разглядывая его.

— Не знаю.

— Нам надо поговорить, — тихо произнесла она, глядя на мужа, занятого разговором с Дэйвом Банистером, одним из членов муниципального совета.

— После десяти лет? О чем, Эмили?

Он не хотел быть ни жестоким, ни грубым, но воспоминания все еще причиняли боль. Десять лет назад она коротко и сжато объяснила ему, каким плохим мужем он был. Он не стал спорить, потому что она была права: как муж он потерпел неудачу. Но сейчас ему не хотелось снова вспоминать, как самая красивая девочка школы, ставшая его женой, бросила его. Кроме того, ему было неприятно, что до Бейли могли дойти слухи о его разводе. Что ж, его бывшая жена была права: в Нью-Йорке он может делать все что угодно, но здесь, в Уилморе, он всегда на виду. После того как приедет во Флориду, он пошлет Эмили букет цветов с извинением за грубость, но сейчас он очень хотел домой.

К счастью, родители не стали задерживаться ради светской болтовни с соседями. Всю дорогу до дома и после, в ожидании ленча, Тэннер обдумывал план, как увидеться с Бейли. Решение пришло неожиданно. Он выскочил из дома, так и не поев, успев лишь пробормотать извинения. Он на самом деле не чувствовал голода, у него были дела поважнее. Нет, он не собирался принуждать Бейли к чему-либо. Он просто хотел увидеть ее и дать понять, что он неплохой парень, который тем не менее не задержится в городе надолго.

Ворвавшись в свою квартиру, Бейли быстро переоделась в джинсы и футболку и поспешила в дом своих родителей на воскресный ленч, ставший традицией. После этого она поехала в свой салон. Очереди из нетерпеливых клиентов не было. Зато на верхней ступеньке лестницы сидел Тэннер Макконел собственной персоной. Даже в вылинявших джинсах, простой белой рубашке-поло и со взлохмаченными легким ветерком светлыми волосами он был необычайно хорош. Глаза неотрывно наблюдали за ней, пока она парковала машину, выбиралась из нее и подходила к двери.

— Что ты здесь делаешь? — нахмурившись, спросила Бейли.

— Хочу сделать прическу. — Он сказал это с такой искренней серьезностью, что она не сдержала улыбки.

— Не получится. У тебя слишком короткие волосы.

— Тогда стрижку.

Бейли отрицательно покачала головой.

— Не стоит. У тебя очень хорошая стрижка. На самом деле.

Тэннер улыбнулся.

— Тебе действительно нравится? Как профессионалу?

Бейли снова кивнула.

— Кто бы тебя ни стриг, он хорошо знает свое дело.

— Роберто было бы приятно это услышать.

— Что ж, пойди и позвони ему, а у меня много работы.

— Снова пытаешься от меня избавиться?

Избегая его взгляда, Бейли достала ключи и стала отпирать дверь салона.

— Нет, не пытаюсь.

— Отлично, тогда подстриги меня покороче. Стиль сохрани, но срежь этот дюйм, который меня так раздражает.

Вслед за девушкой Тэннер зашел в безупречно чистый зал.

— Ты шутишь? — спросила Бейли.

— Извините, это салон красоты? — Подняв вопросительно бровь, Тэннер оглядел помещение — четыре черных парикмахерских кресла, хромовые ванночки для мытья головы, белые фены для сушки волос.

Бейли кивнула.

— Вы открыты?

На этот раз она обреченно вздохнула. Бейли понимала, что у нее нет другого выхода, как только сделать то, о чем он просит. Если она скажет сейчас, что салон закрыт, а в этот момент придет кто-нибудь из постоянных клиентов, она не сможет обслужить его.

А она не может позволить себе терять клиентуру, поскольку ей надо вернуть заем, который она взяла в банке для покупки салона.

— Открыты.

— Отлично, я очень хочу подстричься.

Бейли молча указала на одно из кресел и достала большую черную накидку, используемую для того, чтобы прикрывать одежду клиентов. Завязывая ее на шее Тэннера, она заметила:

— Я вижу, ты заехал домой после церкви и переоделся. Впрочем, как и я.

— Именно поэтому ты так торопилась? — как бы невзначай спросил Тэннер, но Бейли понимала, что вопрос задан не просто так. По тем взглядам, которые он бросал на нее во время службы, было понятно, что он хотел поговорить, но она снова убежала, наверняка рассердив его этим.

— Да, мне надо было переодеться и забежать на ленч к родителям, — объяснила она, выбирая ножницы.

— Это хорошо. Видимо, ты близка со своими родными. — Его голос звучал заинтересованно, но Бейли не считала благоразумным вести какие-нибудь личные разговоры с этим мужчиной. К чему это, если впереди у них ничего нет? Он ни за что не останется в Уилморе, а она — если даже допустить, что случится чудо и он безумно влюбится в нее, — не сможет уехать отсюда из-за большого долга, который ей предстоит выплачивать еще много лет. Нет, Тэннер Макконел — не ее рыцарь в сверкающих доспехах. Он не увезет ее отсюда на белой лошади. Никто не увезет.

Бейли пропустила между пальцами его действительно хорошо подстриженные волосы, ощущая их шелковистость.

— Ты же сам знаешь, что твои волосы не нуждаются в стрижке.

— Нуждаются, — настаивал Тэннер.

— Ладно, — согласилась Бейли, снова пропуская пряди сквозь пальцы. Она подстригла в своей жизни множество людей, тогда почему же она так по-особенному чувствует его волосы? Они, будто живые, сами так и льнут к ее рукам.

— Я состригу только одну восьмую дюйма.

— Хорошо. Ровно столько, сколько раздражает меня каждое утро, когда я сушу волосы.

Абсурдность этих слов заставила Бейли рассмеяться.

— Прекрати, — сдавленно произнесла она, чувствуя, что ведет себя как глупая школьница, флиртующая с признанным школьным красавцем.

— Почему? Ты не любишь смеяться?

— Я-то люблю, но ты здорово рискуешь, смеша того, у кого в руках ножницы. Я могу испортить твою стильную стрижку.

— Отрастет.

Бейли вздохнула.

— У тебя на все есть готовый ответ?

— Да, — ответил Тэннер, не раздумывая. Он схватил ее руку, когда она поднесла ножницы к его волосам. Крутанувшись в кресле, он повернулся к Бейли лицом. — Да. У меня есть ответ почти на все вопросы, кроме одного: почему ты меня так упорно избегаешь? Скажи мне, мы решим эту проблему и чудесно проведем время, пока я в Уилморе.

— Та-а-к, понятно. — Бейли вырвала руку, положила ножницы и развязала накидку. — Ты никогда не принимаешь отказов?

— Принимаю. Я опытный бизнесмен, а отказы неотъемлемая часть бизнеса. Но это не имеет никакого отношения к нам. Ты мне нравишься, Бейли.

— Ради бога, мы с тобой и двадцати минут не поговорили. — Она прислонилась к рабочему столу и скрестила на груди руки. — Как ты можешь говорить, что я тебе нравлюсь, если ты меня совсем не знаешь?

— А ты не знаешь меня, чтобы вот так безжалостно отказывать. Чем я заслужил такую немилость? парировал Тэннер с улыбкой. — Давай поужинаем сегодня вечером и познакомимся поближе.

— Не получится. — Бейли покачала головой.

— Почему? — Тэннер был обескуражен.

Она могла бы сказать, что у них нет будущего, а значит, не стоит ничего и начинать, но не успела, поскольку дверь салона распахнулась.

— Привет, Бейли! — поздоровалась Норма Александер и увидела Тэннера. Ее глаза удивленно расширились. — Ой, извините! Я думала, салон открыт.

— Он открыт, Норма. Тэннер уже уходит.

— Так и есть, Норма, — подтвердил Тэннер, сверкнув белозубой улыбкой. Ничего не подозревающая Норма оказалась под гипнозом его взгляда и искреннего, теплого голоса. — Если вы не возражаете, я отниму у Бейли еще только пять минут…

— Она возражает! — воскликнула Бейли, хватая Норму за руку и втаскивая в салон. — Ради Бога, Тэннер. Мне здесь жить, понимаешь?

— Понимаю. — Его глаза сузились, он мгновение поколебался, а затем пошел ва-банк. — Я приглашаю тебя на ужин сегодня вечером и отказа не принимаю.

— Ax! — вырвалось у Нормы. Ее глаза горели любопытством.

Бейли отрицательно покачала головой, несмотря на его заявление о том, что отказа он не примет.

— Нет.

— Назови хотя бы одну уважительную причину.

— Сегодня вечером у меня заседание Комитета.

— Разве вчерашнее празднование не означало, что деятельность Комитета окончена? Какие еще могут быть заседания?



— Ты забыл о Комитете развития города, в работе которого, как сказала твоя мать, ты не можешь принять участия, потому что снова уезжаешь из города.

Тэннер вздохнул.

— Не забыл.

— Сегодня у нас заседание.

— В воскресный вечер?

Явно сильно раздраженный, он сделал несколько шагов по направлению к ней. Пульс Бейли зачастил, дыхание стало прерывистым, а кровь понеслась по венам нервными толчками. Она разгадала его тактический ход — приблизившись, лишить ее здравого смысла и заставить согласиться со всем, что он предложит, прежде чем она лужицей растечется у его ног.

Теребя по привычке локон, Бейли посмотрела Тэннеру в глаза.

— Да. На заседании будет много людей, занятых на своей основной работе всю неделю.

Услышав ее сдавленный голос, Тэннер улыбнулся, предчувствуя скорую победу.

— А завтра вечером?

— Я работаю допоздна.

— Вторник?

— Помогаю отцу в баре.

— Отлично. Там и увидимся.

— Ты меня точно увидишь, потому что я работаю там официанткой. У меня не будет времени болтать с тобой.

— А ты вообще бываешь когда-нибудь свободна?

Бейли усмехнулась.

— Не-а.

В этот момент послышался смех Нормы, которая с интересом прислушивалась к их разговору, переводя взгляд с одного на другого.

— Тэннер Макконел, тебе лучше смириться с поражением, пока Бейли окончательно не разрушила твою репутацию Казановы.

Тэннер с улыбкой повернулся к Норме.

— Я бы не спешил делать преждевременные выводы.

Норма хихикнула, а Бейли вдруг ощутила, как сжалось ее сердце от невозможности получить то, чего она смутно хотела. Сердце-предатель уговаривало се отбросить предосторожность и согласиться на заманчивое предложение, но разум убедил, что душевный покой важнее.

— Ну все, Тэннер, — серьезно сказала она, выразительно указывая на дверь. — Смех смехом, а мне нужно работать.

Он улыбнулся.

— Веселье только начинается, Бейли. — С этими словами он развернулся и направился к двери.

Норма восхищенно вздохнула.

Бейли тоже вздохнула и повернулась к клиентке.

— Никаких комментариев, Норма.

Тэннер, довольный тем, что ему все-таки удалось смутить Бейли, вышел на улицу. Но, оказавшись под палящим солнцем, он понял, что радоваться-то особо нечему: свидания он так и не добился и вообще не продвинулся ни на шаг в их отношениях. Очевидно, у Бейли есть свои причины так упорно отказывать ему, но что это за причины?

Первое, что приходило ему на ум, — это сплетни по поводу его давнишнего развода. С другой стороны, в его разводе не было ничего такого, что бы могло испугать такую девушку, как Бейли. Кроме того, Тэннер не сомневался, что она не из тех, кто слепо верит слухам. Тогда что?

Он вздохнул и направился к машине. Вставив ключ, чтобы открыть дверцу, он вдруг услышал, как кто-то окликает его.

— Тэннер! Тэннер Макконел?!

Тэннер обернулся и увидел Джо Джонсона, одного из членов их школьной футбольной команды.

— Привет, Джо! — поприветствовал он спешащего к нему мужчину.

На несколько дюймов ниже Тэннера, с уже наметившейся лысиной, Джо сохранил спортивную форму и выглядел так же подтянуто, как и пятнадцать лет назад.

— Как поживаешь? — спросил он, крепко пожимая руку Тэннера.

— Отлично. Рад, что встретил тебя. Ты один из тех, с кем я хотел повидаться прежде, чем навсегда уеду во Флориду, — сказал Тэннер. — Сколько же мы не виделись?

— Лет десять.

— Трудно поверить. — Тэннер приезжал домой редко и ненадолго и поэтому не успевал повидаться с друзьями. Еще одно последствие его развода, с горечью подумал он. — А почему тебя не было на вчерашнем торжестве?

— По поводу окончания восстановления города? — Джо нахмурился.

Тэннер кивнул.

— Ты шутишь? Какой уважающий себя спортсмен и разгильдяй, пусть и бывший, пойдет на такое нудное мероприятие? — Глаза приятеля подозрительно сузились. — Только не говори, что ты там был.

— Мать уговорила.

Джо расхохотался.

— Мне казалось, что ты из тех, кто давно перестал слушаться мамочку.

— Так и есть. Она уже очень давно не вмешивается в мою жизнь.

Тэннер произнес это безразличным тоном, но под внимательным взглядом приятеля почувствовал, что его репутация в этом городе упала еще на одну отметку. Сначала Норма стала свидетельницей того, как Бейли отвергла его настойчивые ухаживания, теперь Джо решил, что он великовозрастный маменькин сынок.

— Чего на этот раз хочет твоя матушка?

— Я думаю, внуков, — честно ответил Тэннер.

Впрочем, вряд ли события или слухи в городке Уилмор могут повлиять на его дальнейшую жизнь. Его даже не очень волновали сплетни по поводу его развода с Эмили, разве что в связи с Бейли…

— Да, плохи твои дела, парень. — Джо снова рассмеялся.

— Хуже, чем ты думаешь. Я не просто сходил на этот обед, я встретил девушку, которая мне очень понравилась.

— Быть того не может! — воскликнул Джо.

Тэннер покачал головой.

— Ты знаешь Бейли Стивенсон?

— Парикмахершу? — Джо недоверчиво смотрел на Тэннера.

Тот кивнул.

— Забудь, — посоветовал Джо. — Она ни с кем не ходит на свидания.

— Разве я когда-нибудь отказывался от вызова?

— Никогда, — признал Джо. — Но Бейли — не вызов, она — крестоносец. Восстановительный комитет, Комитет по развитию города, строительства парка…

Если бы у нас был Комитет по спасению китов, она бы его непременно возглавила.

— То есть дело не во мне лично…

— Мужчины ее не интересуют. Те, кто имел неосторожность увлечься ею, теперь заседают в Комитетах, и работы у них столько, что они света белого не видят, не то что Бейли. Еще никому не удалось пробить ее оборону.

— Может, никто не пытался использовать с пользой для себя заседания Комитета? — У Тэннера родился план.

— Не знаю. — Джо покачал головой. — Мне известно лишь одно: дать ей понять, что ты заинтересован, — самое глупое, что ты можешь сделать. Если она тебе и нравится, держи это при себе… — Улыбка сошла с его лица. — С другой стороны, если скрывать свой интерес, к чему тогда стараться? Правда?

Тэннер сосредоточенно молчал, и Джо повторил вопрос.

— Правда?

Тэннер не мог и не хотел согласиться со своим приятелем. У него уже родилось несколько идей, как заставить Бейли провести с ним время. Одна из них согласиться поработать в Комитете, а там как-нибудь ухитриться завладеть ее вниманием. План несложный и вполне осуществимый.

С другой стороны, Тэннеру в отношениях с женщинами никогда еще не приходилось прибегать к хитростям и уловкам. Но среди них не было ни одной, похожей на Бейли, — «крестоносца», как назвал ее Джо. Поняв из слов приятеля, что в нежелании Бейли встречаться с ним нет ничего личного, Тэннер воспрянул духом. Он был уверен, что занятость — не повод говорить ему «нет».

Ему действительно понравилась Бейли, и он действительно хотел пригласить ее на свидание. И дело не в том, что ему нечем было заняться в этом тихом городишке, а в том, что ему нравилось то, что он чувствует, когда эта девушка рядом.

Такое чувство он испытывал лишь в юности, когда приглашал девушку на свидание только потому, что она ему нравилась. Оказывается, и в юности можно быть мудрым. Тэннер вдруг почувствовал себя молодым и беззаботным. Может, в неспешной, упорядоченной жизни есть смысл? Стоило ли ему так резко обрывать связи с Уилмором, со своими корнями? Когда и как он превратился в человека, безжалостно обидевшего любившую его Эмили?

Впервые в жизни Тэннер почувствовал желание вернуться к истокам, но единственная проблема состояла в том, что девушка, всколыхнувшая в нем эти чувства, не желала его видеть. Он, конечно, решит эту проблему. Прежде всего ему надо убедить Бейли, что он хороший парень, мечтающий о свидании с ней. Если потребуется, он найдет Комитет по спасению китов, организует его отделение в Уилморс и сам возглавит его.

Тэннер посмотрел на Джо, решив, что помощник ему не помешает. И пусть приятель уверен, что свидание с Бейли несбыточная мечта, Тэннер покажет ему, как мечта становится явью.

Обняв Джо за плечи, Тэннер повел его в небольшой ресторанчик.

— Могу я угостить тебя ленчем?

— Я уже ел, спасибо.

— А как насчет кофе?

— С удовольствием выпью чашку.

— Отлично, — сказал Тэннер и улыбнулся. Он заставит мисс Бейли Стивенсон посмотреть на него другими глазами и понять, что свидание с ним не пытка, а совсем даже наоборот. Большинство женщин, с которыми он встречался, находили его интересным… забавным… одним словом, обладающим массой достоинств, не говоря уже о…

В это же время через неделю Бейли будет благодарить его.

Глава 3

Когда Бейли добралась до церкви, было уже темно. Как она и ожидала, после обеда к ней выстроилась очередь из женщин, желавших, чтобы она вытащила шпильки из сделанных накануне праздничных причесок и вымыла волосы от лака и геля для укладки.

Бейли мыла головы, осторожно разбирала сложные прически и причесывала волосы в течение многих часов, поэтому чувствовала себя очень уставшей. Будучи уверенной, что к тому времени, как она закрыла салон, заседание Комитета давно закончилось, она поехала в церковь только ради очистки совести. Увидев, что в церкви еще горит свет, она мысленно застонала, но чувство ответственности помешало ей развернуть машину и уехать. Припарковав свой джип, Бейли вышла из машины и направилась к входу.

Красные, белые и синие праздничные гирлянды были убраны, и церковь представляла собой обычное серое здание. В зале рядами стояли пустые столы и зеленые складные стулья.

Первым, кого увидела Бейли, войдя в зал, был Тэннер Макконел. Он восседал во главе стола, как король в окружении подданных. Шестеро мужчин, сидящих по обе стороны, внимательно его слушали.

Увидев девушку, Тэннер улыбнулся.

— Привет, Бейли. Проходи, не стесняйся.

— Бейли, где ты была? — спросил Арти Торп с раздражением в голосе.

— Обслуживала наших дам, — ответила она, занимая место за дальним концом стола, чтобы быть подальше от Тэннера. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, зачем он здесь. Он ее преследует.

Не смог добиться своего утром, поэтому явился на заседание Комитета.

— Тэннер вызвался поучаствовать в работе нашего Комитета развития до своего отъезда во Флориду, — сообщил Арти.

Бейли бросила на Тэннера выразительный взгляд, дающий понять, что ее не проведешь. Он шутливо отсалютовал ей чашкой кофе.

— Ты пропустила самое интересное. Тэннер в течение двух часов забрасывал нас интересными идеями.

— Ну, не все они были бесспорны, — с притворным смущением запротестовал Тэннер. — Я просто исходил из своего опыта занятия бизнесом.

— Это именно то, чего нет у большинства из нас, заметил Даг Макдоналд. Почти все сидящие за столом мужчины были рабочими фабрики, расположенной в соседнем городке Они не были владельцами и не занимали ответственных постов на своей фабрике. Единственным человеком, обладающим хоть каким-то опытом ведения дел, была Бейли. Пока не появился Тэннер, именно к ее мнению внимательно прислушивались члены Комитета.

— Я думаю, нам очень повезло, что Тэннер решил присоединиться к нам, — сказал Арти, а Бейли некстати вспомнила, что мэр женат на Эмили, бывшей жене Тэннера.

Как великодушно со стороны Арти простить Тэннера за все, что тот причинил Эмили… С другой стороны, не разведись Тэннер с Эмили, Арти никогда бы не смог на ней жениться. По правде говоря, никто точно не знал, что же произошло между Тэннером и его бывшей женой на самом деле, когда много лет назад он уехал в Нью-Йорк. Эмили сказала только, что Тэннер создан для больших городов и больших свершений, и все решили, что он оставил ее, не позвав с собой. Если бы вдруг выяснилось, что он звал, а Эмили отказалась, все было бы по-другому — пострадавшей стороной оказался бы Тэннер. Впрочем, самое важное сейчас, что у Тэннера с Арти нормальные отношения.

— В любом случае, — услышала Бейли, очнувшись от своих дум, — я тут погулял по городу и окрестностям и понял, что вы установили надежные системы контроля за уровнем воды и осадкой берегов. Даже за домом моих родителей стоит такая. Что ж, теперь надо отремонтировать подъездную дорогу к дому. Тэннер рассмеялся. — После наводнения она вся в рытвинах и колдобинах. Понадобится бульдозер и несколько тонн гравия. Мой «мерседес» уже лишился выхлопной трубы.

— Да, проблема, — протянул Даг. — Утром поговори с Фрэнком, но думаю, у него нет запчастей для «мерседеса».

— Если даже заказать по почте, он получит их не раньше, чем недели через три. Ты пробудешь столько в Уилморе? — спросил Арти как бы мимоходом.

Тэннер улыбнулся и хлопнул его по плечу.

— Не пытайся надуть шулера, — пошутил он. — Ты же рад, что мне придется задержаться и я смогу помочь вам.

Арти засмеялся.

— Не стану лгать, рад.

— Отлично. Тогда я тоже не стану лукавить и скажу: мне приятно, что вы обратились ко мне за помощью.

Неожиданно Бейли почувствовала прилив благодарности и уважения к Тэннеру. Он, конечно, пришел сюда из-за нее, но он действительно намерен помочь Комитету.

Неужели она заинтересовалась им?

Тэннер зевнул и потянулся.

— Извините, я отвык от свежего воздуха маленьких городов и ужасно устал.

— Это все из-за гор, — заметил Даг.

Тэннер кивнул.

— Наверное.

— Тогда давайте на сегодня закончим, — предложил Арти, поднимаясь со своего места.

Поскольку Бейли была председателем Комитета по восстановлению города, было решено, что Комитет развития возглавит мэр. И это было, несомненно, правильное решение.

— Увидимся в среду вечером. Есть возражения? Арти обвел взглядом присутствующих.

У Бейли не было возражений, поскольку вечер среды был ее единственным свободным вечером.

Она порадовалась, что и остальных устроило это время. Единогласно проголосовав за закрытие заседания, члены Комитета потянулись к выходу.

— Тебя подвезти, Тэннер? — предложил Арти.

— Спасибо, Арти. Но мне кажется, будет лучше, если Бейли меня подбросит. Только ее джип-внедорожник сможет без ущерба проехать по дороге к дому. У твоей машины низкая посадка, и с ней может случиться то же, что и с моим «мерседесом». — Тэннер с вопросительной улыбкой повернулся к Бейли. — Ты не возражаешь?

Немедленно откликаться на любую просьбу для Бейли было абсолютно естественно, поэтому она сначала заверила Тэннера, что с удовольствием подвезет его, и только потом сообразила, что же она наделала.

Большинство членов Комитета уже ушли. Бейли и Тэннер последними покинули церковь. Тэннер любезно открыл перед Бейли дверь. Она не привыкла к такой галантности, поэтому бросила на него озадаченный взгляд. Их глаза встретились. На губах Тэннера играла чувственная улыбка.

Но именно эта улыбка — символ мужской самоуверенности — и спасла ее. Внутри Бейли немедленно включились все защитные реакции, не позволяющие ей попасть под его дьявольское обаяние, как попал новый муж его бывшей жены и все остальные члены Комитета. Бейли не могла отрицать, что этот мужчина нравится ей все больше и больше и ей приятна его настойчивость. Еще никто не увлекался ею настолько, чтобы идти на всякие ухищрения ради возможности побыть в ее компании… Но это не должно иметь для нее значения. Она не может допустить, чтобы Тэннер Макконел разбил ей сердце.

Между ними не должно быть никаких отношений, и ей не стоит играть с огнем.

Бейли подошла к своему джипу и открыла ключом дверцу со стороны пассажирского места. Тэннеру ничего не оставалось, как сесть и, дотянувшись, открыть изнутри водительскую дверцу. Не сказав ни слова, Бейли села, завела двигатель и выехала со стоянки.

— Надеюсь, ты не против, что я присоединился к Комитету? — спросил Тэннер.

— Нет. — Бейли понимала, что его помощь» для городка будет неоценима.

— Арти сказал, что ты имеешь степень по бизнесу и являешься признанным экспертом в делах Комитета. Я не хочу, чтобы ты думала, будто я вторгаюсь на твою территорию.

Прозвучавшие слова приятно удивили Бейли своей искренностью. Она бросила на Тэннера внимательный взгляд.

— Для города ценна любая помощь.

— Ты серьезно в это веришь?

Бейли кивнула.

— Мы приложили немало усилий, чтобы получить федеральную помощь и частные пожертвования и завершить наиболее важные восстановительные проекты. Двадцать лет мы рассчитывали только на деньги налогоплательщиков, а когда случилось наводнение, осознали, насколько этого мало. Стихийное бедствие принесло неожиданную выгоду — мы на законных основаниях смогли обратиться к правительству за финансовой помощью. И тут возникла другая проблема: денег мы добились, вот только никто не умеет ими распоряжаться. Но мы научимся. На дворе двадцать первый век, и мы не должны отставать от времени лишь только потому, что наш городок совсем маленький.

— Я поддерживаю тебя на все сто процентов.

— Правда? — Бейли вдруг осознала, как важна для нее его поддержка. И как важна для Комитета его помощь.

— Правда, — подтвердил Тэннер.

Бейли задумалась. Ему скоро уезжать. Плода своих трудов он, скорее всего, не увидит. А что, если его действия принесут не столько пользу, сколько вред?

Свернув на разбитую дорогу, ведущую к небольшой ферме родителей Тэннера, Бейли сказала:

— Знаешь, я подумала, что многие будут разочарованы, когда ты уедешь.

— Ты говоришь от имени Комитета или от себя лично?

Сердце Бейли подсказывало быть честной и заявить: она не хочет иметь с ним никаких дел, чтобы потом не страдать.

— Тэннер, — начала она, — ты сам видишь, что городу нужна помощь. Члены Комитета уважают тебя и признают твое превосходство. Но представь, что начнется, когда ты уедешь. Всю политику придется пересматривать. То, что способен сделать ты, им окажется не под силу. Пожалуйста, дай людям понять, что они смогут и без твоей помощи справиться со всеми трудностями, подбодри их. И не забывай, Уилмор маленький городок, крупные проекты городскому бюджету не по карману.

Бейли затормозила у порога дома родителей Тэннера.

— Для тебя это может быть просто развлечением на короткое время, пока ты гостишь у родителей.

Мне же предстоит собирать и склеивать осколки после того, как ты уедешь, — сказала она.

— Я никогда не бросаю начатое, — ответил Тэннер.

Бейли отчего-то показалось, что он говорит сейчас не о работе Комитета. — И никогда не начинаю дело, если знаю, что не смогу его закончить.

— Чтобы добиться денег под эти проекты, потребуется время, — поспешно возразила Бейли, не давая глупой надежде поселиться в ее сердце после таких искренних слов. Она действительно считала, что он просто не понимает, во что втягивает ее и ее бедный городок. — Ты же не можешь торчать здесь месяцы, а то и годы.

— Не могу, — согласился он. — Но существуют телефон, факс и электронная почта. Если тебе необходимо связаться с кем-то, пусть даже на другом конце света, нет проблем.

Бейли засмеялась.

— Господи, Тэннер, в нашем городе электронный адрес есть только у меня и, по-моему, ни у кого нет мобильного телефона.

— Меня интересуешь только ты.

Бейли подняла голову и внимательно посмотрела на Тэннера. Внезапно на нее накатил страх. Каким бы привлекательным ни был Тэннер, как бы искренне ни звучали его слова, каким бы доброжелательным он ни был по отношению к членам Комитета… как бы ей этого ни хотелось, она не может позволить себе им увлечься. Он уедет, она останется.

Но прежде, чем она смогла что-нибудь сказать, Тэннер произнес:

— Ты понимаешь, о чем я говорю. — Он усмехнулся и открыл дверцу машины. — Со мной можно связаться в любой момент. Все очень просто, Бейли. И не надо усложнять.

С этими словами он выпрыгнул из джипа и захлопнул дверцу. Бейли дождалась, пока он зайдет внутрь, и только потом вырулила на дорогу, чувствуя себя странно одинокой. Но она все сделала правильно, хоть это и слабое утешение.

Тут Бейли неожиданно пришла в голову мысль, что Тэннер не предпринял попытки поцеловать ее.

Более того, он не флиртовал с ней. Почти все время они говорили лишь о делах Комитета. Все это сбивает с толку.

Неужели она ошиблась, самонадеянно полагая, что он присоединился к Комитету ради нее? Почему он не поцеловал ее или хотя бы не попытался сделать это? Почему больше не настаивал на свидании?

— Кора, говорю тебе, это самая неловкая ситуация, в которой я когда-либо оказывалась.

— Пока я не понимаю, почему, — ответила Кора Бет Джонсон.

Высокая, стройная, кареглазая. Кора была лучшей подругой Бейли еще со школы, а теперь еще и лучшей ее сотрудницей. Они вдвоем задержались после работы, чтобы провести инвентаризацию.

— Понимаешь, мы говорили о Комитете. О том, как много нужно сделать и как все расстроятся, когда Тэннер уедет. А он на все реагировал так, будто я делаю из мухи слона.

Кора пристально смотрела на подругу.

— Уверена, именно это ты и делала.

Бейли энергично потрясла головой.

— Ты что, не понимаешь? Он втягивает нас в такие дела, которые мы не сможем завершить без него!

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что со своим опытом и связями он откроет для нас многие двери, а потом уедет во Флориду, и мы не будем знать, как распорядиться полученными возможностями.

— Я так не думаю, — возразила Кора. — Не такие уж мы беспомощные. Мы могли бы и сами решить многие проблемы, просто с помощью Тэннера многие двери для нас раскроются чуть быстрее и чуть шире.

— Вот-вот. Он раскроет двери и оставит нас топтаться на пороге.

Кора недоверчиво смотрела на подругу.

— Бейли, люди в нашем городке, может, и не очень образованны, но они не дураки. Если Тэннер поможет нам, дальше мы уж сообразим, как действовать.

— Надеюсь, — со вздохом произнесла Бейли.

— Ты знаешь, что я права. Во-первых, ты умная, а, во-вторых, ты знаешь наших горожан и веришь в них и не можешь рассуждать подобным образом. Что тебя беспокоит на самом деле, подруга?

— Не знаю.

— Да ладно, — поддразнила Кора и шутливо ткнула Бейли кулачком в плечо. — Мы с тобой дружим двадцать дет. Это я уговорила тебя пойти на курсы парикмахеров и косметологов после того, как ты получила степень по бизнесу. Потом ты смогла купить этот салон и рассчитываешь открыть еще несколько.

Я знаю тебя, как саму себя, и люблю, как сестру. Если ты не можешь сказать мне, то кому?

Облизнув пересохшие губы, Бейли кивнула.

— Ты права. Если не тебе, то кому тогда?

— Ну и?..

— Помнишь, Норма распустила слух, что Тэннер Макконел мною интересуется?

Кора кивнула.

— Так вот, кажется, это не слух.

— Кажется? — Кора выразительно приподняла брови.

— Кажется, потому что я не уверена.

— Как можно не знать наверняка, интересуется тобой мужчина или нет?

— Как видишь, можно. До вчерашнего вечера я была уверена, что да. Он несколько раз приглашал меня на свидание. Когда Норма подслушала нас, он как раз уговаривал меня встретиться, но я отказалась.

— Отказалась? — эхом переспросила Кора.

— Кора, он скоро уедет…

— Я знаю, подружка. Но если он решил помочь Комитету, значит, это произойдет не так уж скоро. А о том, что случится завтра, лучше беспокоиться завтра.

— Я так не могу. Я сегодня думаю о завтрашнем дне. Так поступают все деловые люди.

— То есть ты отказалась встречаться с ним, потому что он когда-нибудь уедет?

— Именно.

— Ты сумасшедшая!

— Нет, я в своем уме. Я просто не хочу страдать.

— А почему ты уверена, что тебе придется страдать? — резонно спросила Кора.

— Потому что он уедет, разве не ясно? — Бейли решительно занялась инвентаризацией, не желая дольше продолжать разговор.

— А может, он возьмет тебя с собой?

Бейли бросила быстрый взгляд на подругу, не издевается ли та.

— А если я не захочу уезжать?

— О чем, ради всего святого, ты говоришь? — недоуменно воскликнула Кора.

— Разве ты не понимаешь? Я не смогу уехать. Если мы оба уедем, как же Комитет?

Кора недоверчиво смотрела на подругу.

— Так, давай все проясним. Ты отказываешься встречаться с Тэннером Макконелом — Тэннером Макконелом! — потому что не хочешь уезжать из города?

— Да. Ну, может, не совсем. Я вовсе не уверена, что он позовет меня с собой. Ведь оставил же он Эмили, а она была его женой.

— Ты обвиняешь его в грехах десятилетней давности? — спросила Кора.

— А разве нельзя осуждать человека за то, как он поступал в прошлом? — вопросом на вопрос ответила Бейли.

— Нельзя, — уверенно проговорила Кора. — Во-первых, никто точно не знает, что произошло между Тэннером и Эмили на самом деле. А во-вторых, с тех пор минуло десять лет. Люди меняются, Бейли.

— Может быть, — согласилась девушка.

— Но ты не хочешь рисковать…

— Я не хочу страдать. У меня есть дело, которым я должна заниматься. У меня есть долги, которые я должна выплачивать. Я думаю, Тэннер принял участие в заседании Комитета ради того, чтобы показать мне, какой он хороший парень, и заставить меня встречаться с ним.

— Так, погоди. — Кора взмахнула рукой, призывая подругу помолчать. — Я опять чего-то не понимаю.

Даже если он решил поработать в Комитете ради того, чтобы завоевать тебя, если он пробудет здесь достаточно долго, чтобы помочь родному городу, ты невольно совершишь подвиг ради всех нас. — Кора замолчала, потом усмехнулась. — Кроме того, если ты правильно разыграешь карты и скажешь ему «да» в тот момент, когда он сообщит, что уезжает, ты задержишь его еще на какое-то время. На несколько недель, а может, и месяцев.

Бейли вздохнула.

— Почему-то мне кажется, что ты надо мной смеешься.

— Вовсе нет, подружка. — Кора обняла Бейли за плечи. — Ну, может, чуть-чуть. Однако ты должна признать, что ведешь себя странно. Самый красивый мужчина из всех, кого мы знаем, приглашает тебя на свидание, а ты отказываешься. Ты сама сказала, что он не привык к отказам, поскольку женщины выстраиваются в очередь за его вниманием. Теперь вдруг ты сочла, что он решил поработать в Комитете не ради того, чтобы помочь родному городу, а ради тебя… Смешно.

— Когда ты так говоришь, все действительно выглядит смешно и глупо.

— Так оно и есть. — Кора была честна и прямолинейна.

— Согласна, я глупа и смешна, — со вздохом согласилась Бейли, желая закончить этот разговор, Кора сурово посмотрела на подругу.

— Ты будешь очень, очень приветлива и любезна с Тэннером Макконелом. Дорогая, он поможет решить множество городских проблем. Пусть через месяц-другой он уедет, но ты-то будешь жить здесь. Ты будешь бегать по дорожкам парка и ездить на велосипеде, твои дети пойдут в новый колледж, а в старости ты будешь играть в бинго в Центре отдыха для пожилых людей. И если Тэннер поможет нам, мы ему ноги должны целовать.

— Ты права, — согласилась Бейли, чувствуя себя ужасно глупо.

Звонок колокольчика возвестил, что в салон кто-то вошел. Бейли и Кора переглянулись.

— Кто бы это мог быть? — шепотом спросила Кора.

— Не знаю, — ответила Бейли.

— Эй, есть кто живой? — Голос принадлежал Тэннеру Макконелу.

Девушки снова переглянулись, потом Кора крикнула:

— Мы здесь, в подсобной комнате, Тэннер. — Она выразительно посмотрела на подругу. — Будь с ним поласковее.

Бейли покорно вздохнула.

— Ты права, права. Я вела себя как идиотка. Сейчас же начну исправляться.

— Отлично, — похвалила Кора, снимая рабочий халат и одергивая футболку. — Вообще-то… если он тебе не нужен, может, я попытаю счастья?

— Кора, этот мужчина скоро уедет отсюда…

Кора улыбнулась.

— Если сильно постараться, то можно уехать вместе с ним.

Ответить Бейли не успела, поскольку подруга уже вышла из кладовой. Бейли вышла вслед за ней.

— Привет, Тэннер. Мы как раз закончили инвентаризацию.

— Знаю. — Тэннер широко улыбнулся. — Мне Джо сказал. Я зашел узнать, не подбросишь ли ты меня домой? Сегодня Фрэнк посмотрел мою машину и сказал, что у него нет запасных частей для «мерседеса». Он может их заказать, но доставят их не раньше, чем недели через три. — Тэннер беспомощно развел руками. — Я три недели буду безлошадный и смогу полагаться только на добрых людей.

— То есть ты пробудешь в Уилморе три недели? вмешалась в разговор Кора, бросая украдкой выразительные взгляды на Бейли.

— Как минимум, — кивнул Тэннер — Я продал свою компанию, — пояснил он для Коры, хотя в городе и так все об этом знали. — Хочу передохнуть прежде, чем начинать новое дело. Может, мне так понравится в Уилморе, что я проживу здесь полгода, кто знает?

При этих словах улыбка Коры стала еще шире.

— Я могу подбросить тебя домой, Тэннер, — с воодушевлением предложила она.

— Спасибо, Кора Бет, — поблагодарил Тэннер. Но у Бейли джип-внедорожник. Только на нем можно проехать к дому родителей. Я даже не стал брать машину отца, хотя тот и предлагал, поскольку ее могла постичь участь моего «мерседеса». А у джипа Бейли, я могу быть уверен, и глушитель, и выхлопная труба останутся на месте.

— Он прав, — вмешалась Бейли, выполняя наказ подруги быть с Тэннером полюбезнее.

В ней снова окрепло чувство, что Тэннер всерьез ею заинтересовался. Она подозревала, что не без совета Джо — кстати, брата Коры — Тэннер решил из поклонника превратиться в друга и просто хорошего парня, но в любом случае ей это только на руку. Как сказала Кора, главное, что она заполучила в Комитет умного и опытного бизнесмена со связями. А если она не будет поддерживать его интерес к ней, городские девушки, и Кора в их числе, могут попытать счастья. В конце концов, поняв, что с Бейли у него ничего не выйдет, он переключится на кого-нибудь посговорчивее.

— С удовольствием подброшу тебя. — Бейли лучезарно улыбнулась. — Мы с Корой почти закончили.

Может, ты пока зайдешь в бар моего отца, выпьешь пива, а я за тобой заеду?

Тэннер отрицательно покачал головой.

— Нет, спасибо. Я подожду здесь. Не хочу создавать лишних проблем…

— А ты и не создаешь, — поспешила заверить Кора, усаживая его в одно из кресел для посетителей. Дать тебе какой-нибудь журнал?

Тэннер бросил взгляд на журнальный столик.

— Прости, но вряд ли я осилю «Космополитэн», со смешком заметил он.

Кора рассмеялась, а Бейли внезапно ощутила нечто очень похожее на ревность. Она поспешила подавить это чувство. Если Тэннер пожелает одарить своим вниманием ее подругу, за нее следует только порадоваться.

Закрыв салон и попрощавшись с Корой, Бейли и Тэннер направились к джипу. Как и прошлым вечером, Бейли отперла сначала дверь со стороны пассажирского места, чтобы пресечь малейшую попытку проявления вежливости со стороны Тэннера.

Но когда она уселась на водительское место, он спросил:

— Что случилось?

— В каком смысле?

— Ты ведешь себя странно. Я сделал что-то не так?

— Все нормально, — жизнерадостно ответила Бейли. — Впрочем, если я веду себя немного странно, то это после разговора с Корой. Мы долго говорили, и я поняла, что опережаю события, напрасно обвинив тебя вчера в том, что ты бросишь нас беспомощными на полпути. Извини меня.

— Извинения приняты. Я рад это слышать, — искренне ответил Тэннер, пока Бейли выруливала на главную улицу спящего города. — Я действительно хочу помочь. У меня есть время и опыт, так что никаких проблем.

Пока они ехали по ночному городу, никто из них не произнес больше ни слова, но, когда они свернули на темную, пустынную дорогу, ведущую к дому родителей Тэннера, он внезапно рассмеялся.

— Что тебя насмешило?

— Вы говорили обо мне, — констатировал он с видимым удовольствием.

— Что?

— Вы обсуждали меня, — повторил Тэннер. — Ты и Кора говорили обо мне.

— Мы говорили о твоем решении помочь работе Комитета.

— Неважно. Все равно вы говорили обо мне.

Щеки Бейли залил жаркий румянец. Они действительно говорили о нем, и, конечно же, не только в связи с Комитетом. Он что, мысли читает?

— Не обольщайся. Мы обсуждали только проблемы города.

Тэннер коснулся пальцем кончика ее носа.

— Вы обсуждали меня. И к какому же выводу вы пришли?

— Что будет очень хорошо, если ты нам действительно поможешь, — ответила Бейли, стараясь не терять самообладания.

— Может, вы и начали с этого, но потом коснулись и другого. Иначе с чего бы Коре флиртовать со мной?

Бейли изобразила негодование, понимая однако, что актриса из нее никудышная.

— Кора флиртовала с тобой?!

— Да… А ты ревновала, — сказал Тэннер, не скрывая удовольствия.

— Ничего подобного, — возмутилась Бейли. Тэннер, конечно же, прав. Она могла обманывать себя, говоря, что просто не хочет мешать подруге, но на самом дела она действительно ревновала и была этим смущена и раздосадована.

— Бейли, меня не интересует Кора Бет, — неожиданно серьезно произнес Тэннер. — Она для меня как сестра. Я не могу смотреть на нес как на женщину.

Кроме того, уверен, что Джо очень ревниво относится к поклонникам сестры, а мне не хотелось бы с ним связываться.

Остаток пути они преодолели в полном молчании. Когда Бейли затормозила у дома, Тэннер не выскочил из машины, как накануне, а потянулся к ключу зажигания, заглушил двигатель и спрятал ключ в карман.

— Эй! — вскрикнула Бейли, но слишком поздно.

Пытаться отнять ключ было бесполезно.

— Единственная женщина в этом городе, которая меня интересует, — это ты, Бейли, — мягко произнес Тэннер. — Однако ты не хочешь встречаться со мной, потому что… не знаю, почему. Ты не оставила мне выбора, кроме как присоединиться к работе Комитета, чтобы иметь возможность видеть тебя.

— Значит, я не ошиблась, — выдохнула Бейли. — Ты решил работать из-за меня!

Тэннер посмотрел на нее и усмехнулся.

— Убей меня — И убью! — воскликнула Бейли. — Теперь я точно знаю, что ты не успокоишься, пока не добьешься своего. Ты не приемлешь «нет», особенно от женщины…

— Верно, — без тени раскаяния ответил Тэннер. Я всегда добиваюсь поставленной цели. Ты действительно уже неплохо меня знаешь, а когда узнаешь еще лучше, то точно не сможешь отказать…

— Ох, Тэннер, — покачала головой Бейли. — На этот раз твои уловки не сработают. Я не из тех девушек, с которыми ты привык встречаться. И меня не проймешь всей этой чепухой.

— А чем тебя можно пронять? — тихо спросил он.

— Не знаю, — честно ответила Бейли и пожала плечами.

— Тогда я спрошу по-другому. Был ли мужчина, которому повезло больше, чем мне?

Бейли задумалась на минутку, потом отрицательно покачала головой.

— Нет. Я ведь трудоголик, поэтому у меня нет времени ходить на свидания.

— Мне такое знакомо, — проговорил Тэннер. — Когда я организовал свою компанию, я работал по шестнадцать часов в день, а иногда — по восемнадцать-двадцать. Если ты собираешься расширять свой бизнес, будь готова к этому.

— Откуда ты знаешь, что я собираюсь расширять его?

— А разве нет?

— Да, но откуда… — Бейли запнулась, вспомнив, что в воскресенье видела Тэннера разговаривающим с Джо Джонсоном. — Ты тоже разговаривал обо мне!

Тэннер пожал плечами.

— Да, и не скрываю этого. Ты мне нравишься, и у меня хватает мужества признать это. — Он развернулся, чтобы видеть ее лицо. — Ты мне нравишься настолько, что я собираюсь поцеловать тебя.

Сказав это, он положил руку ей на затылок и притянул ближе. Бейли растерялась, и тут она осознала, что он дает ей время принять решение — остановить его или выразить свое желание.

Она хотела остановить, на самом деле хотела, но слова замерли на губах. Глядя в его глаза, Бейли поняла, что страстно жаждет этого поцелуя. А то, что он оставил ей возможность отказаться, лишь еще больше расположило ее к нему. Тэннер Макконел оказался совсем не таким, каким она его себе представляла…

Глава 4

Не почувствовав сопротивления, Тэннер замер. Он не рассчитывал добиться от Бейли поцелуя сегодня. Он не сомневался, что она остановит его.

То, что она не сделала этого, привело Тэннера в невероятное возбуждение. Как и в ту ночь, когда он впервые встретил Бейли, юношеская реакция собственного тела поразила его. Тэннер придвинулся ближе, не отрывая взгляда от глаз девушки.

Глядя в ее невероятные фиалковые глаза, он почувствовал, что они оба стоят на пороге чего-то жизненно важного. Он погладил ее щеку, пропустил сквозь пальцы шелковистые волосы. Волны чувственных ощущений накатывали на него одна за другой. Плоть настоятельно требовала не упустить такой шанс. Тэннер мысленно привел сотню причин, по которым он должен заняться с ней любовью здесь и сейчас. Но разум твердил, что если это и случится, то Бейли никогда больше не подпустит его к себе.

Эта мысль неожиданно отрезвила его и расстроила.

От Бейли ему нужно было много больше, чем случайный секс в машине. Он хотел, чтобы она верила ему и уважала его. Нет, он не поддастся искушению и не воспользуется ситуацией, иначе потеряет ее навсегда.

Тэннер убрал руки и отодвинулся.

— Я умираю от желания поцеловать тебя, но не стану этого делать, — сказал он, отдавая ей ключи и открывая дверцу автомобиля. Он спешил, не уверенный, что сумеет держать себя в руках. — Я хочу, чтобы ты верила мне. Хочу понравиться тебе. Когда же поцелую тебя, я должен быть уверен, что ты отдаешься мне целиком, а не только та часть тебя, которая испытывает любопытство или благодарность. Я хочу, чтобы ты принадлежала мне вся.

С этими словами он вышел из машины. Взбегая по ступенькам родительского дома, он не сомневался в том, что поступил правильно, хотя инстинкт твердил, что он просто сумасшедший, раз не воспользовался ситуацией.

На следующее утро Бейли появилась на работе с красными от бессонной ночи глазами и с отвратительным тянущим ощущением в желудке. Никогда еще ни один мужчина не доводил ее до такого возбуждения лишь только обещанием поцеловать и не приводил в такую ярость неожиданным отказом погасить им же зажженный огонь.

Тэннер Макконел просто-напросто посмеялся над ней!

Вскоре в салон влетела Кора Бет.

— Ну?

— Что ну?

— Что было?

— Ничего, — честно ответила Бейли, схватив со спинки кресла рабочую одежду, брошенную накануне.

— Ни-че-го? — простонала Кора. — Не может быть.

Просто ты не хочешь рассказывать. Я бы тебе все рассказала. Он поцеловал тебя?

Бейли с искренним недоумением смотрела на подругу.

— Кора, я думала, ты им заинтересовалась.

— Ну и что. Это как будто играешь в лотерею — кому повезет. Я ведь не единственная, кто купил билет.

— Ты спятила. — Бейли решительно направилась в свой офис, расположенный в задней комнате.

— Нет, это ты спятила, — возразила Кора, направляясь вслед за ней. — Надо понимать, он сделал попытку, а ты пресекла ее.

— Ошибаешься.

— Ты позволила? — радостно воскликнула Кора.

— Он и не пытался. — Бейли покачала головой.

Разочарованная Кора отступила на шаг.

— Значит, действительно ничего не было?

— Действительно, — ответила Бейли, покривив душой. Не объяснять же подруге то, чего она сама не понимала?

— Может, ты ему не нравишься? — высказала предположение Кора.

— Господи, ну почему у тебя все так просто! Ты же не целуешься и не спишь с каждым мужчиной лишь только потому, что можешь. Людям на то и дана голова, чтобы думать и принимать разумные решения.

Разумные, понимаешь? Именно эти слова Бейли повторяла себе многократно этой бессонной ночью. Тэннер не поцеловал ее, потому что рассчитывает на нечто большее. Он хочет, чтобы она доверяла ему. Уважала его. Полюбила его. Он хочет, целуя ее, знать, что она принадлежит ему полностью — телом и душой. И каждый раз, повторяя его слова, Бейли чувствовала, как по ее телу прокатывается волна дрожи.

Она нервничала и не могла лгать самой себе. Этот мужчина разбудил в ней желания и потребности, дремавшие до сих пор. Одна часть Бейли рвалась реализовать их, другая предупреждала об опасности потерять себя. Если даже Тэннер вчера отступил, интуитивно поняв, что следует действовать медленно и постепенно, значит, и он понимает, какая глубокая пропасть между тем, чего они оба хотят, и тем, что они могут дать друг другу.

Итак, она снова вернулась к тому, с чего начала: влюбиться в Тэннера Макконела очень легко, но что потом? Разбитое сердце и глубокая депрессия? Она уже это проходила.

Но, увидев его в среду вечером в церкви, Бейли пришла в такое возбуждение, что с трудом смогла совладать с собой.

— Привет, — сказала она, мысленно отругав себя за то, как сдавленно и пискляво звучит ее голос.

— Привет. — Тэннер улыбнулся.

Со стороны — простой обмен приветствиями, но после их разговора в машине все приобрело другой, интимный смысл. Она нравится ему. Он хочет ее. Хочет всю, а не просто сорвать несколько поцелуев.

— Мы должны сесть, — произнесла она.

— Да. Похоже, Арти готов начать заседание, — согласился Тэннер. Затем он закрыл глаза и глубоко вздохнул, словно избавляясь от наваждения. — Ты снова опоздала, — заметил он с улыбкой.

Она поняла, последние слова он сказал, чтобы все выглядело так, словно они поддерживают обычный, ни к чему не обязывающий разговор.

Бейли кивнула и последовала за Тэннером, объясняя на ходу:

— Как бы четко ты ни спланировал свое время, обязательно кто-нибудь опоздает или попросит соорудить на голове что-нибудь невообразимое, из-за чего весь твой график рушится.

— Понимаю тебя. То же самое было, когда я занимался перевозками. Проколотая шина, пробка на дороге, слишком много остановок на красный свет мелочи, способные испортить самый хороший день.

— И поэтому ты продал свой бизнес? — спросила Бейли, когда Тэннер любезно выдвинул для нее стул, Обескураженная, она огляделась, но собравшиеся были заняты разговорами друг с другом.

Он отрицательно покачал головой и сел рядом.

— Нет. Мне нравилось то, чем я занимался. Я вообще люблю работать. Во Флориде я собираюсь заняться тем, что буду предоставлять людям яхты для прогулки и рыбалки. Просто за мою компанию предложили очень хорошие деньги, а моя интуиция подсказала, что следует принять предложение и заняться чем-нибудь другим.

— Я вижу, ты часто полагаешься на свою интуицию, — заметила Бейли.

Тэннер покачал головой.

— Я поверил в нее совсем недавно. До тех пор я был принципиальным, прямолинейным и весьма предсказуемым. Но теперь все изменилось. — Тэннер поймал взгляд Бейли и задержал его на несколько томительных мгновений.

— Призываю вас к порядку, господа. — Председательствующий Арти стукнул металлическим молоточком, избавив Бейли от необходимости отвечать. Как у нас принято, вам розданы копии протокола нашего предыдущего заседания. Если у кого есть вопросы, задавайте, затем мы утвердим протокол и двинемся дальше.

Все выразили свое согласие, и Арти продолжил заседание.

— Хочу довести до вашего сведения…

Он рассказал о результатах нескольких телефонных переговоров по поводу ряда проектов, что заняло десять минут. Затем целый час все с энтузиазмом обсуждали следующие шаги. Когда все наконец высказались, слово взял Тэннер:

— Я тоже сделал несколько звонков.

— И? — с надеждой спросил Арти, понимая, что его усилия дали незначительные результаты и дело продвигается слишком медленно. Все члены Комитета уповали на Тэннера, надеясь, что тот сможет каким-то чудом преодолеть бюрократические препоны.

— Я нашел частный фонд, который спонсирует строительство парков, — сообщил Тэннер. — Богатая семья Смит из Виргинии основала фонд, единственная цель которого финансировать строительство или восстановление парков в маленьких городках. Насколько я понял, процедура подачи заявления очень проста. Как говорят, после принятия положительного решения, чек можно получить в тот же день.

— Ты смеешься? — Бейли недоверчиво уставилась на Тэннера.

Он покачал головой.

— Это частный фонд. Владельцы могут делать все, что им заблагорассудится. Но поскольку они богаты и ворочают огромными деньгами, то не слишком афишируют свою деятельность. Найти их было не просто…

— Но тебе удалось это за три дня, — заметила Бейли.

— Просто у меня много друзей, в том числе в правительственных кругах, — сказал он с усмешкой. Позволь мне закончить, Бейли. Если мы правильно разыграем наши карты, эта семья полностью оплатит строительство парка. А если мы правильно составим заявку, то велосипедные дорожки тоже можно будет отнести к парку, а значит, оплатят и их.

— Три дня, — протянула Бейли задумчиво, откидываясь на стуле. — Ты сделал за три дня то, что мы не смогли за три месяца.

— Да, мне нет цены, — поддразнил ее Тэннер.

— Не могу поверить, — никак не могла успокоиться Бейли.

Тут и остальные члены Комитета вышли из шока, стали бурно поздравлять Тэннера и обсуждать такую удачу между собой. Бейли с удивлением поняла, что она больше не беспокоится о том, что он уедет. Теперь она не сомневалась, что так или иначе он поможет им довести дело до конца. Еще она осознала, сколько требуется ходов и уловок, чтобы раздобыть денег, пусть Тэннеру это и кажется таким легким.

Бейли почувствовала себя благодарной и в то же время обязанной ему. Обязанной от лица всего города.

— Но здесь есть одна проблема, — прервал ликование Тэннер. — Мы должны произвести впечатление на эту семью и убедить, что их деньги не будут потрачены впустую.

— Мы сможем, — с уверенностью заявил Даг Макдоналд. — Мы — искренние, честные, трудолюбивые люди. Мы обязательно понравимся этим Смитам.

— Эти люди не похожи на тех, с кем вы привыкли иметь дело, — осторожно заметил Тэннер. — Там царит матриархат. Деятельность фонда контролирует мать семейства. А она, по слухам, весьма… своеобразная дама.

— Я чувствовал, что где-то есть подвох. Слишком хорошо все складывалось, — разочарованно сказал Арти.

— Не стоит переживать раньше времени, — поспешил успокоить его Тэннер. — Послушайте, когда я занимался своим бизнесом, мне часто приходилось делать нечто подобное. Главное, выявить основную проблему и постараться свести ее к минимуму. Мы должны попытаться выяснить, какую цель преследует эта семья своей деятельностью и чем таким особенным должен отличаться город, чтобы получить деньги. Как только мы это выясним, мы убедим их, что Уилмор соответствует всем их требованиям. Мы не должны терять веру в успех.

— Ты думаешь, у нас получится?

— Я попросил миссис Смит о встрече от своего лица и лица Бейли. Я думаю, что в этой ситуации мы наиболее подходящие представители города, чтобы встретиться с этой женщиной. Если окажется, что миссис Смит действительно такая сумасбродка, как говорят, и вести с ней дела невозможно, мы вернемся и будем искать другие возможности. Если же окажется, что слухи преувеличены, мы постараемся ее убедить.

— Звучит вполне логично, — заметил Арти.

— Это шанс получить деньги быстрее, чем если бы мы обратились с подобной просьбой к правительству. — Тэннер повернулся к Бейли. — Ты со мной?

— Конечно, — ответила она. Бейли поняла ход его мыслей. Чтобы дела пошли быстрее, необходим толчок. Если они получат деньги на строительство парка, вера горожан и их энтузиазм возрастут, что поможет им реализовать и другие проекты. Например, общественный колледж. — Да, я с тобой.

— Отлично. Завтра летим в Виргинию.

— Великолепно! — воскликнул Арти. — Я думаю, мы должны временно отложить все остальные дела и заняться парком. Что ж, я думаю, на сегодня все.

Увидимся в пятницу вечером. Вы же уже вернетесь к тому времени?

— Я думаю, нет смысла оставаться там дольше, чем на день-два, — ответил Тэннер.

Бейли заморгала.

— День-два?

Тэннер повернулся к ней.

— Да. Мы встречаемся с ней завтра за ленчем и постараемся убедить ее встретиться с нами повторно как можно скорее. Если не получится, вернемся домой. Но если вдруг она захочет встретиться с нами на следующий день или в пятницу, мы не можем отказаться.

— Но мой салон…

— А Кора Бет не сумеет заменить тебя?

— У Коры полно своих клиентов.

— Неужели никто не может подменить тебя… ради города?

Бейли глубоко вздохнула; Дело было не в том, что ее некому заменить — недавно она взяла на работу нового стилиста, который смог бы обслужить ее клиентов под руководством Коры, а в том, что Тэннер обо всем договорился, не посоветовавшись с ней.

Кроме того, два дня наедине с мужчиной, перед обаянием которого она не сможет устоять… И он знает об этом. Именно поэтому он не посвятил ее в свои планы — знал, что она откажется.

— Не волнуйся, — сказал Тэннер. — Я перезвоню миссис Смит и попрошу перенести встречу. Я не должен был договариваться с ней, не переговорив с тобой. Я не подумал, что у тебя на работе могут возникнуть проблемы из-за двух дней. — Он замолчал, что-то обдумывая. — Или я могу поехать один. Точно! Я съезжу один.

Думаю, нет необходимости ехать обоим.

— Я могу отправиться с тобой, — предложил Арти.

Тэннер покачал головой.

— Не стоит. Мне приходилось вести подобные разговоры не один раз, надеюсь, я справлюсь и теперь. Честно говоря, я рассчитывал, что заразительный энтузиазм Бейли произведет впечатление на эту леди. Теперь буду рассчитывать лишь на свое неотразимое обаяние, — пошутил Тэннер. Интересно, он притворяется или на самом деле не понимает, что он действительно неотразимо обаятелен, подумала Бейли.

— Уверен, ты справишься, — с усмешкой заверил его Даг.

— Тогда решено, — заключил Арти и стукнул молоточком. — Заседание окончено.

Послышался скрип отодвигаемых стульев. Тэннер обратился к Бейли:

— Подбросишь?

— Конечно, — ответила она, чувствуя себя отвратительно. К чему лукавить: если бы ей предстояло лететь в Виргинию с подобной миссией с кем-то другим, проблему с работой она бы урегулировала в одну минуту. Значит, она готова подвести горожан из-за пустого каприза?

Всю дорогу до дома родителей Тэннера она молча казнила себя, пока не сказала решительно:

— Я полечу с тобой.

К ее несказанному удивлению, Тэннер сказал:

— Не стоит. Это предварительная встреча, поэтому, думаю, я справлюсь один. Все выясню, вернусь, расскажу, и мы разработаем стратегию. — Он замолчал и посмотрел на Бейли. — Я поторопился и действовал слишком быстро и слишком напористо, хотя на самом деле я достаточно терпеливый человек.

Уже не первый раз в присутствии Тэннера Бейли почувствовала покалывание во всем теле. У него был такой красивый, такой чувственный голос, и говорил он такие замечательные вещи. Он не только демонстрировал понимание и уважение к ее желанию не торопиться в развитии их отношений, но и давал понять, что не замыслил эту поездку исключительно с целью соблазнить ее. Он прекрасно знал, о чем она подумала в первую очередь, когда услышал про поездку в Виргинию, но он действительно неумышленно поставил ее в такую ситуацию, увлекшись идеей помочь городу. Тэннер решил поехать один, чтобы она перестала сомневаться в нем, и впредь постараться не допускать подобных промахов.

— Я все-таки поеду.

Тэннер пристально смотрел на нее, пока она подруливала к дому.

— Ты уверена?

— Абсолютно. Нам нужен парк, колледж и Центр для пожилых людей. Потребовалось наводнение, чтобы привлечь внимание к нашему городу и добиться субсидий. Теперь же, когда перед нами открылась такая возможность, надо быть не знаю кем, чтобы от нее отказываться.

— Точно, — согласился Тэннер. — Но если ты не поедешь, это вовсе не значит, что ты от всего отказываешься. Просто для решения проблемы потребуется немного больше времени.

— Мы не можем рисковать таким шансом.

— Иногда лучше не спешить, — заметил Тэннер.

— Я знаю, — неожиданно охрипшим голосом ответила Бейли и облизнула пересохшие губы. Она прекрасно поняла, что имел в виду Тэннер. Если для того, чтобы убедить ее в том, что он ни к чему не хочет ее принуждать или создавать ситуацию, к которой она не готова, он должен лететь в Виргинию один, он так и поступит. Ему ничего так не хотелось, как ее доверия. — И я верю тебе.

Его рука уже взялась за ручку дверцы, но Тэннер не открыл ее. Бейли вдруг поняла, что своими словами о доверии она как бы устранила ту единственную причину, по которой он не поцеловал ее в понедельник вечером. Если он поцелует ее сейчас, он получит ее целиком и полностью, потому что все изменилось.

Этот поцелуй будет подтверждением того, что их отношения перешли в новую стадию. Теперь она ему доверяет и не станет возражать, если он ее поцелует.

При этой мысли по телу Бейли прошла волна дрожи. Тэннер несколько мгновений удерживал ее взгляд, затем опустил глаза на ее губы, а затем снова посмотрел Бейли в глаза. Казалось, время остановилось. Она чувствовала, что еще немного — и ее сердце выскочит из груди. Ее губы приоткрылись в ожидании.

Но Тэннер не шевелился, и Бейли поняла, что он все еще сомневается. Она могла бы разрешить его сомнения, поцеловав его сама, подтвердив тем самым, что она действительно доверяет ему и что он ей нравится. Она уже потянулась к нему, но прежде, чем ее мозг дал команду остановиться, Тэннер открыл дверцу.

— Спасибо, что подвезла, — сказал он, выпрыгнул из джипа и захлопнул дверцу.

Бейли резко откинулась на спинку сиденья.

— Ты действительно поедешь? — спросила Кора с недоверием.

Утром она уже поджидала Бейли на работе. На этот раз Бейли рассказала подруге все подробности.

Ей требовался совет, поскольку она не представляла, как быть дальше. Ее неожиданно задело, что Тэннер так и не поцеловал ее, хотя она была к этому готова и хотела этого.

— Значит, вы останетесь там ночевать, — вслух размышляла Кора. — Нет, я не думаю, что он попытается соблазнить тебя и тем самым испугает до смерти.

Он благородный человек. Именно поэтому мало кто поверил слухам о том, что он уехал и бросил Эмили одну. Многие в городе любят его. — Кора задумалась, потом добавила:

— Кроме того, не стоит забывать, что он чертовски красив.

— Мне он тоже кажется благородным человеком, согласилась Бейли, перебирая бигуди для химической завивки на своем рабочем столе.

Ей было всего пятнадцать, когда Тэннер разошелся со своей женой, поэтому слухи об этом ее не особенно занимали. Другое дело — Кора. Тэннер дружил с ее старшим братом Джо, и она знала его намного лучше. Если Кора утверждает, что Тэннер честный человек, значит, так оно и есть.

— Он всегда был хорошим парнем, — сказала Кора, поправляя свою прическу.

— И ты считаешь, что он бросил Эмили не потому, что решил, будто ей не было места в его новой жизни в большом городе?

Кора пожала плечами.

— Не знаю. Он никогда не говорил об этом. Даже если причина в этом, с тех пор кое-что изменилось.

Я не сомневаюсь, что Тэннер многое пересмотрел. — Кора вздохнула. — Я хорошо знаю вас обоих и люблю вас. Если ты спросишь меня, я скажу, что вы очень подходите друг другу. Вы составите хорошую пару.

— В том-то и проблема, Кора, что мы не можем быть парой.

— Это еще почему? — Кора удивленно посмотрела на подругу.

— Да, мы нравимся друг другу, нас тянет друг к другу, но по зрелом размышлении ты не можешь не согласиться, что наши жизни идут в непересекающихся направлениях.

— Не понимаю, — произнесла Кора.

— Все очень просто, — пояснила Бейли. — Он собирается поселиться во Флориде. Купить яхту, на которой клиенты смогут совершать прогулки и рыбачить.

Именно так он видит свое будущее.

— Звучит заманчиво, как одно сплошное приключение. Почему ты решила, что такая жизнь тебе не понравится?

— Как мне может это нравиться? — воскликнула Бейли. — Я даже пробовать не стану. Оглянись вокруг, Кора. Именно ты убедила меня закончить курсы парикмахеров и купить этот салон. Я хочу использовать свои мозги и чего-то добиться в жизни. Я не хочу быть чьей-то безмозглой игрушкой и предлагать круизы вдоль побережья Флориды. Разве ты не понимаешь?

Мы абсолютно не подходим друг другу!

— Успокойся, — попросила Кора. — Не надо так кричать.

— Извини, — пробормотала Бейли, отворачиваясь и давая тем самым понять, что разговор окончен.

Горькая правда заключалась в том, что ей очень жаль, что все обстоит именно так. Еще во времена учебы в колледже она влюбилась в Тэннера Макконела. Как несправедливо, что у них такие разные цели в жизни. Бейли злилась на себя за то, что не может совладать с эмоциями. Ей бы следовало трезво оценить ситуацию, сделать правильный выбор и успокоиться, чтобы ее сердце снова билось ровно.

Но на этот раз ее сердце не хотело успокаиваться и следовать доводам рассудка. Бейли не могла этого допустить. Один-единственный раз она дала волю эмоциям, и ее сердце оказалось не просто разбито Бейли потеряла все.

Глава 5

В шесть часов следующего утра Тэннер сидел на качелях на веранде родительского дома и наблюдал за приближением джипа Бейли. Они договорились, что она заедет за ним и они вместе поедут на встречу с миссис Смит. Когда машина притормозила у ступеней, Тэннер поднялся и подошел.

— Доброе утро, — поздоровался он, открыв дверцу и усаживаясь на пассажирское сиденье.

— Доброе, — ответила Бейли, окидывая взглядом его летний костюм светло-оливкового цвета. Она со смущением заметила, что Тэннер сделал то же самое — прошелся взглядом по ее лицу, подобранным вверх белокурым волосам, ярко-синему костюму.

— Прекрасно выглядишь, — сделал он комплимент слегка охрипшим голосом, как будто у него перехватило дыхание.

— Спасибо, — коротко поблагодарила Бейли.

— На самом деле. Ты выглядишь потрясающе.

Заводя двигатель, она бросила на него быстрый взгляд.

— Ты тоже, — заметила она.

Тэннер понимал, что Бейли волнует их взаимное притяжение. Его оно тоже беспокоило. Еще никогда он не чувствовал себя с женщиной так комфортно, пребывая при этом в постоянном возбуждении. Он мог бы заняться с ней любовью, утолив свой голод, но проблема заключалась в том, что он не хотел обидеть ее. Бейли замечательная, искренняя женщина, не приемлющая легких, временных отношений. То, что виделось ему как кратковременный отпускной роман, превратилось в нечто более глубокое и серьезное. Безусловно, большинство мужчин непременно воспользовались бы ситуацией, но только не Тэннер. Он не хотел повторить ошибку, которую допустил с Эмили.

Именно поэтому он удержался и не поцеловал Бейли накануне вечером, поэтому решил сделать их поездку максимально легкой и приятной.

— Итак, куда мы направляемся? — спросила Бейли.

— Мы едем в усадьбу Смитов, расположенную на принадлежащей им плантации. — Тэннер развернулся так, чтобы видеть ее лицо. — Это огромный белый дом, окруженный лесом. Смиты разводят лошадей. Я слышал, они великолепны.

— Из всего этого я делаю вывод, что Смиты друзья каких-то твоих друзей, да?

— Да, — коротко ответил Тэннер, не желая обсуждать эту тему. Смиты действительно были друзьями все еще очень популярного защитника, с которым Тэннер когда-то играл в одной команде. Он вообще не любил разговаривать на тему своей несостоявшейся карьеры игрока-профи. Да, после травмы он получил компенсацию, начал свой бизнес и преуспел, но до сих пор болезненно переживал свой уход из спорта.

— Должно быть, это здорово, — задумчиво произнесла Бейли.

— Что именно?

— Иметь возможность добиваться намеченной цели, одним-двумя звонками решать многие вопросы.

— Да, — не стал спорить Тэннер.

— Ты многое воспринимаешь как само собой разумеющееся.

— Как это?

— Ты воспринимаешь свою способность решать проблемы как данность. Ты привык к этому своему дару и не в состоянии оценить его по достоинству.

— Да нет, я ценю. Особенно в последнюю неделю, — сказал Тэннер, ловя ее взгляд. — Знаешь, я на самом деле испытал гордость сам за себя, когда смог найти деньги для парка. Даже не думал, что проблемы города окажутся мне так небезразличны. Что ни говори, какая-то часть моего сердца принадлежит Уилмору.

— Я думаю, город, в котором родился, навсегда остается в сердце каждого человека, — заметила Бейли, делая поворот по указанию Тэннера.

— Наверное… Хотя я прожил вдали много лет и, честно говоря, никогда не испытывал ностальгии по Уилмору.

— Просто ты любишь родной город больше, чем сам думал.

Если бы Тэннер не увидел, как сжимаются и разжимаются на руле пальцы Бейли, он бы не догадался, что этот разговор для нее не такой уж и легкий. Своим нервным жестом она невольно подтвердила его подозрения: ей хочется, чтобы он признал, что любит свой город, и, может быть, остался в нем. Видимо, она не правильно поняла его слова о том, что ему нужно нечто большее, чем поцелуй, нужна она вся, целиком. Он пожалел о своих словах, давших этой девушке ложную надежду. Он не должен заводить отношений с женщиной, которая хочет привязать его к Уилмору и которую он не может взять с собой во Флориду.

Тэннер решил больше не касаться темы его любви к родному городу и заговорил совсем о другом.

Бейли не заметила или сделала вид, что не заметила этого. Остальные четыре с половиной часа пути прошли в приятной, непринужденной беседе.

Приехав на полтора часа раньше назначенного срока, они решили заглянуть в торговый центр. Тэннер рассчитывал, что этот час они проведут в кафе за чашкой кофе, но Бейли решила пройтись по магазину и задержалась у витрины с женской одеждой. Ее внимание привлек черный костюм.

— Тебе он действительно нравится? — недоверчиво спросил Тэннер, которому костюм показался слишком уж невзрачным.

— Очень.

— По-моему, ничего особенного — Тэннер коснулся рукава. Черная юбка, на его взгляд, была слишком длинной, она полностью скроет великолепные ноги Бейли. Жакет ему показался каким-то мешковатым.

Нет, этот костюм явно не создан для того, чтобы радовать мужской глаз.

— Сейчас это модно.

— Правда? — Тэннер снова недоверчиво посмотрел на девушку. Если это так, то мужчинам предстоят безрадостные годы, пока мода не изменится.

— Правда.

Несмотря на то что костюм ему не понравился, а тенденции в моде разочаровали, Тэннер успел заметить долгий огорченный взгляд, который Бейли бросила на костюм прежде, чем отвернуться.

— Пойдем?

— Ты не купишь его? — удивился Тэннер.

— Нет. — Бейли остановилась и улыбнулась.

— Почему? — Он озадаченно посмотрел на костюм, затем на Бейли. — Он же тебе так понравился.

— Тэннер, я вся в долгах.

— Ты хочешь сказать, что салон не окупает себя и ты не можешь выплачивать ссуду?

— Нет, салон обеспечивает ежемесячную выплату.

Но я хочу как можно скорее рассчитаться с долгами, потому что есть много других вещей, для которых мне необходимы деньги.

— Каких, например?

— Ну, например, для обновления интерьера салона.

Тэннер мысленно представил салон. Черно-белая плитка и блестящие хромовые раковины были новыми, а вот черные кресла и белые фены были действительно старыми. Да, Бейли многое предстояло сделать.

— Ты намерена все переделать?

В фиалковых глазах горел энтузиазм.

— Я хочу почувствовать, что салон действительно мой.

— И он должен стать прототипом, — предположил Тэннер, загораясь ее энтузиазмом. — Прототипом следующих твоих салонов.

— Это идея! — воскликнула Бейли с улыбкой.

Тэннер посмотрел на девушку. Его сердечный ритм учащался уже от одной ее улыбки. И дело было не только в сексуальном влечении. Видя ее улыбку, Тэннер почему-то испытывал счастье. Ее неподдельный энтузиазм всколыхнул его созидательный потенциал, и он вдруг понял, почему с таким удовольствием включился в работу на благо родного города. Бейли вдохновляла его, стимулировала… заставляла чувствовать себя снова живым и нужным.

— Я начинаю понимать, что ты имела в виду, когда сказала, будто я привык к своему умению решать проблемы и перестал ценить его, но ты не права.

— Что ты хочешь сказать? — Бейли смотрела на него с любопытством.

— Да, я привык искать ответы на вопросы и находить их, принимать вызовы и преодолевать препятствия. Это доставляет мне удовольствие, но я просто никогда не задумывался о ценности такого дара. — Тэннер повернулся, чтобы заказать кофе, а затем продолжил: Именно поэтому я с удовольствие включился в работу городского Комитета. Дело не в том, люблю я Уилмор или нет, я соскучился по работе.

— Может, и так, — согласилась Бейли, усаживаясь за столик. — А теперь скажи мне, есть ли что-нибудь, о чем я должна узнать перед встречей с миссис Смит?

То, как легко Бейли приняла его объяснение, успокоило его, и Тэннер расслабился. Он усмехнулся и покачал головой.

— Ничего особенного. Можно сказать, что мы начинаем нашу кампанию вслепую. Все, что мне известно, эта дама очень эксцентрична.

— Ну, с этим мы справимся, — уверенно сказала Бейли.

— Надеюсь.

— Я слышу неуверенность в твоем голосе. Сомневаешься в своем пресловутом обаянии, позволившем тебе достичь того, чего ты достиг?

— Скажем так, оно дремлет, — честно признался Тэннер, с удивлением отметив, что ему было нетрудно признаться в этом. Он точно знал, что при нем остались его деньги, его ум, его опыт и его связи, а вот с умением очаровывать определенно что-то произошло.

Видимо, здесь необходима постоянная практика, иначе умение утрачивается. За последние два года он ни разу не использовал его, потому что бизнес шел по накатанной колее, а Тэннер скучал. Правильно все-таки, что он продал свою компанию, — на этом поприще он исчерпал себя. Пора заняться чем-то новым.

Бейли коснулась его руки.

— Не думаю, что тебе следует волноваться. Твое обаяние при тебе, поверь.

Почувствовав прикосновение ее теплой руки, Тэннер поднял глаза и встретился с Бейли взглядом.

— Твое тоже.

Бейли лукаво улыбнулась.

— Мы сразим эту женщину наповал.

Тэннер не смог сдержаться и улыбнулся в ответ.

— Непременно.

Он вдруг осознал еще одну вещь: они с Бейли команда, две половинки одного целого, вместе им любое дело по плечу.

Но тут же в его мозгу зазвучал сигнал тревоги. В самом начале единственное, чего он хотел, — добиться свидания с этой девушкой. Четыре-пять часов ее безраздельного внимания, долгий, глубокий поцелуй на прощание на первом свидании, а затем головокружительный роман в течение трех-четырех недель.

Если бы удалось довести дело до постели — прекрасно, нет — он не стал бы расстраиваться. Но неожиданно их отношения стали развиваться совсем по другой схеме, спутав все его планы. Когда Тэннер размышлял об этом в тишине своей старой спальни в родительском доме, ему казалось, что будет очень просто вернуться к намеченному плану, но рядом с Бейли его уверенность развеивалась как дым.

Он вдруг почувствовал, что не прочь разделить будущее с этой девушкой, и испугался до смерти.

Однажды он уже обжегся, потерпел крах на поприще «вечной любви, когда только смерть разлучит нас».

Именно он, а не Эмили. Эмили боролась до конца.

Но Тэннер так много и увлеченно работал, так часто оставлял ее одну, так стремился к тому, что ей было абсолютно безразлично… Что позволило ему думать, что с Бейли может быть по-другому? Она привязана к тихому городку Уилмор даже больше, чем его бывшая жена.

Да, Бейли более амбициозна, чем Эмили, более умна, остроумна и интересна, но во многом другом они очень похожи — девушки из маленького городка, которых вполне устраивает тихая, размеренная жизнь. Когда-то, пытаясь навязать Эмили свои устремления, он едва не сломал ее.

Он не может позволить себе провести по этим кругам ада еще и Бейли.

— Здравствуйте, миссис Смит; — поздоровалась Бейли, пожимая хрупкую руку пожилой женщины, которую та протянула для приветствия.

Миссис Смит была настоящей аристократкой Старого Юга. Ее вьющиеся темно-русые волосы были уложены в аккуратную прическу, а розовое платье из крепа красиво облегало почти девичью фигуру.

Она оказалась не такой старой, как ожидала Бейли, но ее манеры и даже некоторая манерность свидетельствовали о том, что она, безусловно, принадлежала ушедшей эпохе.

Миссис Смит пригласила их в богато обставленную столовую, посреди которой стоял длинный дубовый стол. На одном конце он был накрыт на троих.

Тэннер галантно помог сесть сначала миссис Смит, затем Бейли. Пожилая леди развлекала их рассказами о Юге и великом штате Виргиния, как будто она сама участвовала в битвах Гражданской войны и чудом уцелела. У Тэннера и Бейли сложилось такое впечатление, что их кто-то дезинформировал по поводу этой милейшей женщины.

Но все изменилось, когда после ленча они перешли в кабинет, чтобы обсудить деловые вопросы.

Сев за большой рабочий стол из вишневого дерева, милая старушка в мгновение ока превратилась в жесткую бизнес-леди.

— Итак, скажите мне, — начала она, указав Тэннеру и Бейли на стулья с зеленой кожаной обивкой, почему вы считаете, что ваш маленький городок заслуживает моих денег?

Бейли от удивления раскрыла рот, но Тэннер уже вступи. 1 в разговор.

— Мы не думаем, что мы их заслуживаем. Мы даже не знаем, что нужно сделать, чтобы претендовать на них. Мы здесь, чтобы обсудить ваши критерии.

Скажите, чем город должен отличаться от других, чтобы вы вложили в его развитие ваши деньги?

— Хм-м-м… — Миссис Смит смотрела на Тэннера с подозрением. — Бьете противника его же оружием?

Обычно я не столь легко выпускаю инициативу из рук. Вы, молодой человек, оказывается, не так просты, как мне показалось. — Она вытащила сигарету из золотого портсигара.

Тэннер немедленно поднес зажигалку.

— Не стоит обманываться на мой счет, миссис Смит. Может быть, я выгляжу не слишком зрело, но я не только владел преуспевающей компанией, которую не так давно продал за весьма внушительную сумму, но пережил крушение профессиональной карьеры спортсмена и неудачный брак.

Бейли потрясла неподдельная горечь в его голосе.

Она поняла, что развод с Эмили дался ему нелегко.

Видимо, он действительно любил свою бывшую жену. Кроме того, она никогда не задумывалась, как Тэннер пережил свой вынужденный уход из спорта.

Травма и развод случились почти одновременно. Все видели только внешнюю сторону событий — он справился с ситуацией и преуспел на новом поприще, но никто не подумал, какой ценой это ему далось. Как будто он никогда не страдал и не боролся.

— Я знаю, что значит потерять того, кого любишь. — Тэннер обвел взглядом кабинет. — Это был кабинет вашего мужа?

Миссис Смит кивнула, затем тоже медленно оглядела комнату.

— Здесь все осталось так, как было при нем.

— Он обладал отличным вкусом.

— Баловень судьбы с Уолл-стрит. Мидас шестидесятых. Первые три года после его смерти я очень тосковала, не находила себе места, но потом, в память о нем, взяла себя в руки и, как видите, с успехом продолжаю его дело.

— Не сомневаюсь, — ответил Тэннер.

— А вы? Почему распался ваш брак?

— Несовместимость характеров.

Миссис Смит небрежно отмахнулась.

— Вздор! Отговорка для того, кто не хочет сознаться, что и не пытался спасти свой брак.

— На самом деле я пытался. Вернее, думал, что пытаюсь. Решение о разводе приняла моя бывшая жена. Она попросила меня уехать, что я и сделал. Уехал покорять Нью-Йорк.

После этого признания Бейли забыла, где она и зачем. Так хотелось задать Тэннеру массу вопросов.

Из того, что он сказал, она поняла, что никто в Уилморе не знает правды о его разводе. Хуже всего, что это случилось сразу после того, как он получил травму и ушел из профессионального футбола. Сколько же мужества потребовалось ему, чтобы не сломаться.

— Да уж, — протянула миссис Смит с усмешкой. Хотела бы я взглянуть на женщину, которая посчитала себя слишком хорошей для вас.

Тэннер рассмеялся.

— Это чудесная женщина. Ее второй муж — замечательный человек. У них трое очаровательных детей. Арти — мэр нашего города. Он хотел приехать вместе со мной. Хочу, кстати, вам сообщить, что на самом деле «звезда» нашего Комитета и его движущая сила — Бейли. Арти сможет приехать на следующую встречу, если она состоится и если вы сочтете это нужным.

— Вы дружите с новым мужем своей бывшей жены?

Тэннер улыбнулся.

— Мы расстались с ней десять лет назад. Почти все это время я жил не в Уилморе…

— А я родилась и живу в нем, — быстро вмешалась Бейли, увидев удивление на лице пожилой леди. Она понимала, что миссис Смит задает личные вопросы не из-за простого любопытства, а потому, что хочет выяснить побольше о городе и его жителях. И хотя Бейли очень хотелось узнать о Тэннере что-нибудь еще, интересы дела были превыше всего. — Этой весной у нас случилось наводнение. Честно говоря, наводнения случаются каждый год, и мы привыкли выкачивать воду из подвалов, ремонтировать тротуары и дороги. Но в этом году наводнение было неожиданно сильным, и перед нами встала проблема капитальной реконструкции города и замены многих объектов. Это заставило нас взглянуть на наш город по-новому и осознать, как много всего нам требуется. У нас не оказалось ни одного парка, где могли бы играть дети, гулять и отдыхать люди… — Бейли улыбнулась. — Честно говоря, я думаю, что наводнение было знаком свыше, звоночком от Бога.

— Звоночком от Бога? — Миссис Смит усмехнулась.

— Борьба с последствиями наводнения объединила жителей, — добавила Бейли.

— И вернула меня домой, — подхватил Тэннер, давая Бейли возможность перевести дух. — Наводнение нанесло ущерб земле и дому моих родителей. Я приехал, чтобы помочь установить системы контроля эрозии и оседания почвы. Тогда-то я и услышал о деятельности Комитета развития города и решил примкнуть к нему. Строительство парка — один из многочисленных его проектов.

Миссис Смит попросила Бейли рассказать о других проектах и слушала с неподдельным интересом.

Когда время встречи истекло, она заметила:

— Звучит так, будто вы определенно знаете, чего хотите и как этого добиться. — Она вытащила из ящика стола пакет документов и передала его Бейли. Это бланк заявки. Через две недели вы должны появиться на заседании моего Комитета, поэтому советую не тянуть. Заполните и пришлите документы мне как можно быстрее. — Она перевела взгляд с Бейли на Тэннера и обратно. — С кем должен связаться мой секретарь?

— Со мной, — сказала Бейли, вынимая из кошелька визитную карточку.

Миссис Смит взяла карточку и взглянула на нее.

Выражение ее лица изменилось.

— Салон красоты? Вы парикмахерша?

— Да, мадам. После окончания колледжа я занялась экономикой, но моя подруга убедила меня поступить на курсы парикмахеров и косметологов и купить салон красоты…

— И вы сделали это? — недоверчиво спросила миссис Смит.

— Я купила салон, а теперь хочу создать целую сеть…

— Как интересно, — прервала миссис Смит холодным тоном. Губы пожилой женщины презрительно сжались. Когда ее взгляд упал на пакет документов, Бейли показалось, что она сейчас заберет его назад.

Бейли облизнула пересохшие губы, испугавшись, что невольно свела на нет всю работу Тэннера.

— Я вполне компетентна, поверьте мне. Знание законов бизнеса позволяет мне успешно вести дела…

— Разве нужна степень, чтобы намыливать голову и собирать сплетни? Еще скажите, что вы живете в трейлере. — Миссис Смит резко поднялась. — Мой секретарь свяжется с вами в течение двух дней и сообщит, когда будет заседание Комитета, — сухо сказала она, провожая их до двери. — Но не слишком рассчитывайте, поскольку решающее слово за мной. — Она бросила на Бейли презрительный взгляд.

На этой ноте они и расстались. Последние слова миссис Смит повергли Бейли в шок — город может не получить деньги на строительство парка только потому, что она парикмахер и косметолог.

— Дай мне ключи, — попросил Тэннер.

Бейли не сомневалась, что он понял ее состояние, поэтому молча отдала их. Кровь пульсировала у нее в висках, мысли скакали как сумасшедшие, не давая сосредоточиться. Она так много училась и работала, овладевая экономической наукой, затем получила лицензию косметолога, чтобы купить салон. Она же не просто парикмахерша, она — владелица салона и деловая женщина, а миссис Смит отнеслась к ней с таким нескрываемым презрением.

В этом вся суть. Миссис Смит решила, что с ней не стоит иметь дела из-за ее работы. И неважно, что у нее за плечами колледж, неважно, как много и напряженно она работала, неважно, что салон приносит достаточно денег, чтобы расширить бизнес, неважно, что ей нравится ее работа. Сработал стереотип, и миссис Смит отнеслась к ней как к человеку низшего сорта.

Тэннер медленно вел машину по длинной аллее, обсаженной деревьями, затем выехал на автостраду.

Отъехав на достаточное расстояние от дома миссис Смит, он съехал на обочину.

— Бейли, не принимай это так близко к сердцу, проговорил он. — Нас же предупреждали, что миссис Смит особа своеобразная. Вот мы и убедились в этом.

Бейли лишь кивнула.

— Ну давай, — предложил Тэннер, — выругайся, закричи, стукни по чему-нибудь. Ее реакция на то, кто ты, просто нелепа. Ты имеешь все основания быть в ярости.

— Я не в ярости, а в шоке. Сколько раз в своей жизни я наблюдала за тем, как Флора Мэй Хаузер входит в церковь в красивом платье. Она была душой и сердцем нашего города. Она накопила достаточно денег, чтобы выучить своих дочерей на адвокатов и купить дом во Флориде. Она отошла от дел, будучи очень состоятельной женщиной, которая может себе позволить до конца своих дней играть в гольф и охотиться за богатыми стариками. И эти деньги она заработала в салоне. Меня удивило, что такая умная женщина, как миссис Смит, отреагировала на род моей деятельности подобным образом.

— Некоторые люди не видят дальше своего носа, успокаивающим тоном произнес Тэннер. — Многие люди, не знавшие меня, заранее считали меня грубым и недалеким потому, что я занимался грузовыми перевозками, имел дело с водителями…

— Неужели? — Бейли недоверчиво смотрела не него.

— .и был бывшим футболистом. — Тэннер поморщился.

Именно эти слова не дали Бейли впасть в отчаяние. Она стукнула рукой по приборной доске.

— Почему люди — рабы стереотипов? Почему имидж решает все?

— Тебя это волнует?

— Нет, — ответила Бейли, понимая, что затронула тему, которую старательно обходила даже в своих мыслях. Дело было не только в миссис Смит и ее деньгах, но и в Тэннере. Проблема ее взаимоотношений с Тэннером уходила в то, кто она и чем занимается. В глубине души Бейли считала, что недостойна такого мужчины, как Тэннер. И это очень ранило ее.

— Ты не должна беспокоиться на этот счет, — решительно произнес Тэннер, поворачивая к ней лицо и ловя ее взгляд. И в этот миг что-то случилось. Как будто из друга, человека, готового прийти на помощь, он превратился в незнакомца.

— Тэннер, что ты видишь, когда смотришь на меня?

Он сглотнул и ответил, но не сразу:

— Боюсь, я не совсем понял твой вопрос.

— Ты видишь во мне то же, что и миссис Смит?

Мечтательницу из провинциального городка, которая не знала, что делать со своей степенью по бизнесу, поэтому выучилась на парикмахершу, купила салон красоты и лелеет несбыточную надежду когда-нибудь открыть еще несколько?

— Ты вкладываешь свои сомнения в уста миссис Смит.

Бейли не отводила взгляд.

— Нет, я просто озвучиваю то, что увидела в ее глазах. И я хочу знать, ты тоже видишь меня такой?

— Нет, — ответил Тэннер. — Я редко думаю о том, чем ты занимаешься, потому что меня обуревают совсем другие мысли.

— Например?

— Бейли, давай не будем начинать…

— Какие мысли? — настаивала девушка.

— Что ты сильная, умная, решительная. — Он сделал паузу. — Что у тебя необыкновенно красивые глаза, нежная кожа, которой хочется коснуться, а волосы словно молят пропустить их сквозь пальцы. Вот о чем я думаю каждый раз, когда вижу тебя.

— Дважды мне казалось, что ты был готов поцеловать меня, — не отступала Бейли. Смутно она подозревала, что терзает Тэннера потому, что не может схватиться с миссис Смит. — Но так и не сделал этого.

— Видишь ли, ситуация складывается таким образом…

— Вижу. Но поцелуй — это всего лишь поцелуй. И мы оба знаем это. Но оба раза, когда ты хотел поцеловать меня, тебя что-то останавливало, как будто ты вдруг понимал, что со мной что-то не так.

— О чем ты? С тобой все в полном порядке, — произнес Тэннер со стоном. И словно в доказательство своих слов он положил руку ей на затылок, притянул ее голову к себе и сам подался вперед. Бейли успела взглянуть ему в глаза, но тут его рот накрыл ее губы, и она забыла обо всем на свете.

Его губы были твердыми, теплыми и нежными одновременно. Они приникли к ее губам с голодной страстью, без усилий раздвинув их. Поцелуй был долгим, глубоким и невообразимо чувственным. По телу Бейли прокатывались волны наслаждения. Тэннер не делал попыток перейти к более интимным ласкам, он только гладил ее спину одной рукой, а другую запустил в волосы. И все равно он заставлял ее чувствовать, что хочет обладать ею всей, без остатка. Наконец он медленно оторвался от ее губ и убрал руки.

Открыв глаза, Бейли заметила, что он смотрит на нее с любопытством, но, занятая своими мыслями и ощущениями, она не стала задумываться, о чем же он думает. Никто никогда не целовал ее так нежно и так умело. Она не удержалась и провела кончиком языка по губам, как будто хотела еще раз ощутить вкус его поцелуя.

Тэннер отодвинулся.

— Что ж, — хрипло произнес он, — теперь ты не сомневаешься, что я хотел поцеловать тебя?

— Нет. — Голос Бейли тоже был хриплым.

— Как насчет того, чтобы поехать домой?

— Да, конечно, — согласилась Бейли, не зная, как ей теперь вести себя. Тэннер вел себя странно, а она чувствовала себя так… так чудесно.

Он завел машину и выехал на дорогу.

— Ты замечательно целуешься, — сказал он скорее утвердительно, чем желая сделать комплимент.

— Ты тоже, — вернула она похвалу.

Неожиданно Бейли догадалась о причине его странного поведения. Он был потрясен их поцелуем не меньше, чем она, и теперь не знал, что с этим делать. И больше, чем изображать из себя записного ловеласа, ему хотелось поговорить и понять, что же между ними произошло.

— Этому вас учили в колледже?

Бейли рассмеялась.

— Нет. А что касается тебя, я даже не стану спрашивать, где ты научился делать это так виртуозно.

— И не надо, — с улыбкой согласился Тэннер.

Они пообедали в тихом придорожном ресторанчике, беседуя о том, как лучше сформулировать заявку, и больше не касались личных тем. Поскольку было уже поздно, а Бейли надо было явиться на работу завтра рано утром, она предложила Тэннеру доехать до своего дома на ее машине, а на следующий день вернуть ее. Тэннер согласился и подвез ее до дома, не сразу осознав, что ему надо будет выйти и проводить ее до двери.

Он говорил о поцелуе с некоторой долей мужской самоуверенности, но это было наносное. Он был потрясен. В своей жизни Тэннер перецеловал множество женщин, испытывая при этом возбуждение, но не был готов к тому, что почувствовал, целуя Бейли. С сильным желанием он еще мог справиться, а как быть со страхом? Он боялся заняться с ней любовью, и дело было не в страхе оказаться по-мужски несостоятельным. Он боялся, что если сделает это, то уже никогда не сможет ее оставить.

Он снова стал размышлять о судьбе и постоянстве и пришел к неутешительному выводу. Он должен отказаться от Бейли и держаться от нее подальше, если не хочет причинить боль ни ей, ни себе.

Выключив двигатель, он вынул ключ из замка зажигания.

— Тебе не обязательно выходить, — поспешно сказала Бейли.

— Я провожу тебя. А то вдруг кто-то поджидает тебя внутри?

— Я возвращаюсь домой одна каждый вечер, — с улыбкой произнесла она.

— Но не сегодня.

— Мужской шовинизм?

— Ну, не совсем… — Тэннер открыл дверцу и выпрыгнул из машины. — Ты сможешь обвинить меня в шовинизме, когда увидишь, как я навалю на тебя всю бумажную работу.

— Это будет всего лишь справедливое разделение труда, — неожиданно согласилась Бейли. — Я сделаю свою часть. Напишу такой бизнес-план, что миссис Смит будет сражена наповал.

— Именно это я и хотел услышать, — с облегчением произнес Тэннер. — Уверен, ты составишь такую заявку, что причин отказать нам просто не будет.

Они остановились у двери. Трепетные, незнакомые, но очень волнующие чувства охватили Тэннера.

Слово «постоянство» вдруг перестало казаться таким уж страшным, и Тэннер решил, что, если он поцелует Бейли и эти чувства не растают, он не перестанет видеться с ней, а там… как сложится.

Он наклонил голову и приник к ее губам, чувствуя такое наслаждение, такое счастье, что решил никогда не расставаться с этой девушкой. Он обнял ее за плечи и прижал к себе крепче. Его поцелуй стал глубже и требовательнее, но Бейли не делала попыток остановить его.

Тэннер остановился сам.

Он не понял, что произошло, но точно знал, что второй поцелуй лишь подтвердил то, что показал первый. Их отношения не могут быть простыми и временными, и если он не отступит сейчас, кому-то из них придется страдать.

Тэннер коснулся ее губ указательным пальцем.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — прошептала Бейли в ответ.

Несмотря ни на что, Тэннер уходил с чувством счастья и теплоты. Умом он хотел бы вернуться на двадцать четыре часа назад и оставить их отношения с Бейли такими, какими они были. Но сердце не могло и… не хотело.

И все же здравый смысл взял верх. В день, когда он ушел от Эмили, он пообещал себе, что больше никогда не причинит боли ни другому человеку, ни себе. Значит, его единственный выход — уехать как можно быстрее.

Глава 6

— Что она сказала?

Бейли ответила Коре не сразу. Сделав вид, что разговор не слишком ее занимает, она деловито раскладывала ножницы и расчески на своем рабочем столе в ожидании клиентов, которых по пятницам всегда было много. Бейли предстояло сделать две химические завивки подряд, а Коре — пробную прическу для свадебного торжества, чтобы посмотреть, как она будет смотреться с фатой. Синди придет к полудню и возьмет на себя тех клиентов, которые явятся без записи. День предстоял тяжелый, и Бейли не хотелось расстраиваться с утра, но ей было просто необходимо поговорить с подругой.

— Она дала понять, что не удивится, если в придачу к моей работе парикмахерши выяснится, что я живу в трейлере. Для миссис Смит парикмахерши низшее сословие, жалкие отбросы общества.

Кора недоуменно уставилась на подругу.

— Эта женщина случайно не с Луны свалилась?

— Не знаю, — хихикнула Бейли, имитируя веселость, которой вовсе не испытывала. Она была оскорблена до глубины души и выбита из колеи, но не только из-за миссис Смит. Она никак не могла разобраться в том, что же произошло между ней и Тэннером. Дело было не в поцелуе — они оба понимали, что рано или поздно это произойдет, — а в том, что она испытала при этом.

Ощущение было намного более глубоким, сильным и восхитительным, чем она ожидала, и стерло из памяти все, что она испытывала до сих пор.

— Она наверняка не знает, что в маленьких городках владелица салона красоты почти что Бог. И дело не только в деньгах, а в информации, ведь она в курсе всех городских сплетен.

— Именно это святая миссис Смит и поставила мне в вину.

— Тогда она просто старая грубиянка.

— Нет, она богатая, консервативная женщина, оторванная от реальности.

— А что сказал Тэннер?

Бейли замешкалась с ответом, не зная, что сообщить, а что нет, особенно про поцелуй. До того вечера Бейли понимала, что Тэннер находит ее привлекательной, может даже интересной, но она никогда не думала, что он испытывает к ней подлинную страсть, теперь у нее не было в этом никаких сомнений.

Странно, но именно поведение миссис Смит спровоцировало его на решительный шаг. Он не стал делать вид, что ничего не произошло и Бейли может безболезненно стереть из памяти неприятный эпизод. Наоборот, он предложил ей закричать, выругаться или даже стукнуть по чему-нибудь. Как бы она ни старалась делать вид, что произошедшее не слишком ее задело, Тэннер понимал, что она оскорблена, и это тревожило его. Так же как ее тревожила мысль о том, какую боль причинила ему Эмили десять лет назад. Они смогли почувствовать и разглядеть друг в друге то, чего больше никто не видел: ранимость, уязвимость, перенесенные страдания и сердечную боль.

Они видели друг друга в реальном свете. Ведь никто и никогда из окружающих их людей не видел и не понимал всю глубину их проблем. Нет, все видели, как сразу после колледжа Бейли шесть месяцев барахталась, пытаясь выплыть и найти свое место, пока наконец не купила салон и ее жизнь не вошла в нормальную колею. Но никто и не сомневался, что так и будет. Никто не видел боль от потерь, то, как тяжело давались ей многие решения и какого труда ей стоило удержаться на плаву. Все видели только то, что она победила. Из того, что накануне Тэннер рассказал миссис Смит, Бейли поняла, что он страдал от тех же проблем. Все видели его успех, и никто не видел борьбы, боли, потерь. Нет ничего странного, что они с Тэннером так легко поняли друг друга.

— По его мнению, я должна составить такую заявку, чтобы у фонда не было ни единого шанса отказать нам, — сказала Бейли в ответ на вопрос подруги.

— И ты сделаешь это! — с уверенностью воскликнула Кора, на что Бейли лишь уныло улыбнулась.

Даже Кора, ее лучшая подруга со школы, женщина, с которой они проводят бок о бок каждый день, не видела и не понимала тех усилий, которых стоила Бейли каждая победа в этой жизни.

— Да, я смогу, — согласилась она.

— Ну, а он поцеловал тебя?

— На самом деле это я попросила его поцеловать меня, — сказала Бейли, решив не лукавить в этом вопросе.

— Вот так раз! — ахнула Кора.

— Я сделала это.

— И?

— И я получила лучший поцелуй в мире.

— А ты сомневалась? — спросила Кора, глядя на подругу с искренним удивлением.

Бейли рассмеялась.

— Я никогда не сомневалась, что Тэннер Макконел целуется сногсшибательно.

— Что еще? — Кора Бет сгорала от любопытства.

— Ну… — начала Бейли и с трудом сглотнула.

То, что она собиралась сделать, было ужасно. Она собиралась рассказать правду о Тэннере. Да, он не просил ее сохранить в секрете то, что она услышала у миссис Смит, но Бейли подозревала, что он сам не осознавал, как много своих тайн невольно раскрыл.

Если бы осознавал, то непременно попросил бы ее хранить молчание, чтобы правда, которую он скрывал то ли по собственному желанию, то ли по просьбе Эмили, не выплыла наружу. А поскольку он ни о чем не просил Бейли, она решила по собственной инициативе защитить его.

— Я расскажу тебе остальное только потому, что мне нужен твой совет, — тихо сказала она, глядя на подругу с мольбой о понимании. — Но ты должна пообещать мне, что ни слова из услышанного не передашь кому бы то ни было.

— Когда Джун сказала, что у нее рак, и попросила никому не говорить, разве я не сдержала слова?

Бейли кивнула.

— Тогда, — сказала Кора, становясь серьезной, — говори. После двадцати лет дружбы, думаю, мне можно доверять.

— Тэннер Макконел совсем не такой, как мы думали.

Кора вопросительно вскинула бровь.

— Ты хотела сказать, ты думала. Я всегда была его защитницей.

— Я помню. Но даже ты не знаешь, — сказала Бейли, глядя подруге в глаза, — что он не бросал Эмили.

Он не отказывался брать ее в Нью-Йорк. Правда заключается в том, что она сама попросила его оставить ее и уехать.

От удивления Кора открыла рот.

— Это он тебе сказал?

— Не совсем. Именно поэтому мы должны держать это в секрете. В разговоре с миссис Смит он обмолвился, что с трудом пережил тот факт, что больше не нужен своей жене.

— Но это не обязательно значит, что Эмили попросила его уехать. Большинство тех, кто проходит через развод, испытывают боль…

— Нет, — возразила Бейли, качая головой. — Он сам сказал, что инициатива принадлежала его жене. Я это запомнила еще и по реакции миссис Смит. Ей трудно было представить женщину, решившую, будто она слишком хороша для такого мужчины, как Тэннер. Он рассмеялся, но тут же принялся защищать Эмили.

— Ты не шутишь? — Кора недоуменно покачала головой. — Я и представить не могла, что Эмили оставила Тэннера ради Арти…

— Не думаю, что все обстояло именно так.

— А он не сказал?

— Нет.

— Что ж, это все меняет…

— ..и превращает Тэннера Макконела в отличного, но незаслуженно оклеветанного парня, который к тому же оказался богатым и привлекательным, шутливо закончила Бейли.

— Да-а-а, — со вздохом согласилась Кора. — Какая ты все-таки везучая!

— Что?! Как ты можешь такое говорить? — возмутилась Бейли. — Он уедет, а я буду страдать, ведь я, кажется, начала в него влюбляться.

— А если не уедет? — задала Кора неожиданный вопрос. — Если ваши отношения заставят его остаться в Уилморе?

— Ты говоришь ерунду.

— Вовсе нет. Пока это, возможно, звучит нереально, просто вы еще не дошли до того этапа, когда строят совместные планы и дают друг другу клятвы.

Конечно, ты еще не можешь просить его остаться в Уилморе или взять с собой во Флориду. Наслаждайся текущим моментом.

— Но я не могу так жить, ты же знаешь! Я не умею жить, считая, что завтра никогда не наступит.

— Бейли, — остановила ее Кора, — ты не можешь контролировать чувства, как контролируешь все остальное в своей жизни. Подумай, как ты живешь!

Кроме того, ты можешь дать понять Тэннеру, что готова уехать с ним. Просто нужно это сделать в подходящее время.

— С моими-то долгами? — усмехнулась Бейли. — Я намертво привязана к этому городу на ближайшие тридцать лет.

— А если Тэннер заплатит твои долги, что тогда? спросила Кора. — Я понимаю, что ты ведешь себя так, чтобы не повторилась история с Дэнисом, твоим приятелем из колледжа.

— И да, и нет, — признала Бейли. — Да, потому что не хочу снова страдать, а нет — потому что сейчас ситуация совершенно другая. Дэнис меня использовал, а я по наивности считала, что так и надо. Я была молода и не искушена в жизни. Но Дэнис был мальчишкой, а Тэннер мужчина. — Только сейчас Бейли наконец поняла, что же, помимо всего прочего, притягивает се в Тэннере. Он не был неопытным, неуклюжим юнцом, он был зрелым, сложившимся мужчиной. По сути, он был первым мужчиной в ее жизни. Но я тоже теперь взрослая женщина, ответственная за многое в этой жизни, поэтому и вести себя должна ответственно.

— Ответственно — да, но не как арестантка в тюрьме, — снова начала горячиться Кора. — Бейли, ради бога, не все в жизни можно спланировать! Между тобой и Тэннером происходит нечто, что вам обоим неподвластно. Никто не знает, что ждет его в будущем.

Как я уже сказала, он может влюбиться в тебя настолько, что решит остаться. Или ты полюбишь его так сильно, что все остальное перестанет для тебя существовать.

Как бы Бейли ни притворялась, что такие мысли ей даже в голову не приходили, себе-то она могла признаться, что думала об этом, а вторая часть «сценария» Коры попросту пугала ее. До встречи с миссис Смит Бейли считала, что ее жизнь вполне устроена и движется по накатанной колее, а что касается бизнеса, то здесь все распланировано на много лет вперед. Но кто она, собственно говоря, такая, чтобы надеяться открыть целую сеть салонов, вырвавшись за пределы Уилмора? Как она собиралась осуществить это? Она поверила в утопию, которой никогда не суждено стать реальностью. А вдруг она совершила величайшую ошибку в своей жизни, купив этот салон? Может, стоит уехать с Тэннером и начать новую жизнь?

— А вдруг меня потянуло к Тэннеру только потому, что я почувствовала, что в моей жизни все не так?

Кора, раскладывавшая инструменты на рабочем столе, резко повернулась к подруге.

— Боюсь, я тебя не совсем поняла.

— Давай рассуждать логически. Уехать с Тэннером звучит как способ быстро и легко разделаться с салоном, — заметила Бейли, нервно крутя в руках расческу. — А вдруг меня привлекают в нем только деньги?

Кора засмеялась.

— Не думаю. Но если у тебя есть сомнения, при следующей встрече посмотри повнимательнее на этого мужчину. Ты быстро поймешь, что, будь он даже бедняком, немытым и небритым, женщины слетались бы на него как мухи.

Бейли вздохнула.

— Ты права, — согласилась она, и в этот момент звякнул дверной колокольчик, оповещающий о приходе миссис Джеффриз. Бейли улыбнулась первой Кориной клиентке. — Здравствуйте, миссис Джеффриз.

— Доброе утро, девочки, — поздоровалась та, протягивая коробку с пончиками. — Посмотрите, что я принесла.

— О! Пончики! — воскликнула Кора, беря из рук миссис Джеффриз коробку. Протянув женщине черную клеенчатую накидку, она сказала:

— Вы пока надевайте это, а я пойду сварю кофе.

— Отличная идея, — с улыбкой ответила миссис Джеффриз.

Бейли улыбнулась, но ее улыбка быстро погасла.

Она вдруг поняла, что единственным развлечением этого дня будут кофе и пончики, сахар и жир. Сплетни.

Чужие волосы. Она была так занята, обучаясь парикмахерскому искусству и придумывая новые прически, что совсем забыла о таких вещах, как реклама и маркетинг, которым обучалась в колледже. С каждым днем она все больше теряла свою квалификацию специалиста по бизнесу, ей недосуг было думать об экономической ситуации в стране, процентных ставках, читать аналитические обзоры, разрабатывать стратегию развития своего бизнеса. Она очень давно не обновляла программы в своем компьютере, пользуясь им в основном как печатной машинкой.

Вместо этого она ела пончики, мыла головы и слушала сплетни.

Бейли постаралась утешить себя мыслью об отпечатанной заявке на получение субсидии, лежащей у нее в портфеле. Она просидела над ней почти всю ночь. Но, положа руку на сердце, Бейли не могла бы сказать, что ее работа в Комитете развития города слишком тяжела или требует много времени. В большинстве случаев это была элементарная секретарская работа: сводить воедино информацию и печатать ее.

Миссис Смит права: ее жизнь пуста и гроша ломаного не стоит.

Сидя наискосок от Бейли на заседании Комитета тем же вечером, Тэннер не мог отвести взгляда от ее длинной, тонкой шеи в вырезе бледно-голубого свитерка. Волосы, собранные в хвост на затылке, лишь подчеркивали изящество линий. Тэннер чуть не застонал от досады. Ну почему он испытывает такое влечение к той, которая не может ему принадлежать?

Давно он не испытывал ничего подобного. Одна его часть, романтическая, радовалась, что он еще в состоянии испытывать подобные чувства, но другая, более реалистичная его часть неумолимо напоминала, чем все закончилось с Эмили.

Он был не просто ужасным мужем, не просто довел Эмили до того, что она попросила его уехать, он даже не осознавал, насколько он плох. Он не понимал, как ужасно ведет себя, навязывая Эмили жизнь, которой она вовсе не хотела. Этим он не только обижал ее, но и ломал ее характер. Где гарантия, что то же самое он не сделает с Бейли? Проблема состояла в том, что он не мог изменить то, чего не замечал и не осознавал. Он может, сам того не желая, повторить все с Бейли.

После того как Арти открыл заседание, все лица обратились к Бейли. Она улыбнулась и достала из портфеля заявку. Тэннер не смог скрыть удивления, когда увидел, что она не только заполнила анкету и составила заявку, но и отпечатала копии для каждого члена Комитета.

— Давайте последовательно ознакомимся с моими ответами, — предложила она, раздавая листы. — Уверена, вы согласитесь, что это именно то, чего мы хотим.

— Не знаю, — с сомнением произнес Арти, бросив взгляд на свой экземпляр. — Большинство членов Комитета не было в курсе, что ты будешь заполнять анкету и составлять заявку. Мы даже не обсуждали, что хотели бы внести туда. — Он посмотрел на Бейли. — Я думаю, мы должны взять эти бумаги домой, прочесть и все обдумать.

Чувствуя себя уверенно, Бейли отрицательно покачала головой.

— У нас не так много времени, Арти. Эти бумаги должны быть переданы в Фонд миссис Смит как можно быстрее. Они должны рассмотреть нашу заявку в течение двух недель до заседания. Давайте сделаем это сегодня.

— Я согласен с Арти, — неожиданно вмешался Даг, откладывая в сторону свой экземпляр. — Я уверен, что ты хорошо со всем справилась, но дело ведь не в том, чтобы ответить на элементарные вопросы и отпечатать их на бланке. На этот документ должен взглянуть кто-нибудь знающий.

Тэннер наблюдал, как сменяются эмоции на лице девушки. Но она не дала выхода своим чувствам и спокойно спросила:

— Ты хочешь сказать, что я в Комитете всего-навсего секретарь-машинистка?

— Что ты, Бейли! — воскликнул Даг. — Мы все знаем, как много ты делаешь. — Он покачал головой и робко улыбнулся. — Но ты еще очень молода и не знаешь город, как знают его Арти и доктор Дженнингс.

— Да, Бейли, — вразнобой поддержали Дата остальные члены Комитета.

Тэннер быстро пробежал глазами анкету, поднял голову и поймал взгляд Бейли.

— То, что я успел просмотреть, на мой взгляд, замечательно. Но если вы хотите взять документы домой и прочитать их повнимательнее, давайте так и сделаем, предложил он, ободряюще улыбаясь Бейли. — Сегодня вечером и завтра мы изучаем бумаги и возвращаем их Бейли к воскресному заседанию, идет?

Он увидел облегчение в глазах девушки, но было в них что-то еще. Печаль, возможно.

— Да, так и поступим, — сказала она. — Я все обобщу, внесу в компьютер, распечатаю и в понедельник отправлю миссис Смит.

— И до заседания Совета директоров у них будет время все изучить, — добавил Арти одобрительно. Что ж, поскольку других срочных дел нет, закрываем заседание и встречаемся в воскресенье вечером.

Бейли широко улыбнулась. Арти закрыл заседание, а Тэннер попросил Бейли подвезти его.

В машине он повернулся к ней.

— Я готов.

— Готов к чему? — небрежно спросила Бейли, но Тэннер не сомневался, что реакция членов Комитета больно ранила ее.

— В этом Комитете главная движущая сила — ты.

Ну, может, еще Арти. Все остальные просто присутствуют на заседаниях. И вдруг сегодня, когда полдела было уже сделано, они выразили свое недоверие.

Их решение проверить твои ответы было оскорбительно. Я считаю, у тебя были все основания разозлиться на них. Так что вперед!

Бейли смотрела на него со странным выражением.

— Я вовсе не разозлилась. Самое странное, я даже обрадовалась. Я всегда ругала их за инертность и безынициативность.

Тэннер засмеялся.

— Ладно. Давай посмотрим на это с другой стороны. Прекрасно, что члены Комитета вдруг проявили интерес к работе, но они должны были это сделать более тактично.

— Мы же неформальный Комитет, Тэннер. Мы все равны, кроме, пожалуй, Арти. Почему со мной должны обращаться как-то по-особенному?

Тэннер покачал головой.

— Никто не говорит об особом отношении, но тебя обидели. Я видел выражение твоего лица. Не стоит делать вид, будто ничего не произошло или что тебя это не волнует.

— О чем ты говоришь?

— Вот видишь! Я слышу сарказм в твоем голосе. Ты рассержена, и твоим эмоциям требуется выход. Ты попыталась это сделать после того, как мы уехали из дома миссис Смит, но этого было явно недостаточно. Тэннер замолчал, вспомнив, что они перестали обсуждать эту тему, потому что он ее поцеловал. — Я думаю, ты должна высказаться до конца, а потом выкинуть это из головы и жить дальше. Я готов стать «ушами», и все сказанное останется между нами.

— Мне этого не требуется.

— Конечно, требуется. Ты внутри кипишь, как вулкан. Ты должна дать выход своим эмоциям.

— Ладно, ладно, — согласилась Бейли, судорожно сжимая и разжимая руки на руле. — Ты хотел моей исповеди, тогда слушай. Я — двадцатипятилетняя женщина, опытный экономист, купившая салон красоты в надежде стать когда-нибудь кем-то вроде Пола Митчела или другого известного стилиста. Но прежде, чем я смогу открыть хотя бы еще один салон где-нибудь за пределами Уилмора, я должна зарекомендовать себя как профессионал или найти великолепного стилиста, благодаря которому мои салоны стали бы известны и престижны. Я понимаю, что на это уйдет не один год и мой диплом можно будет выбросить в мусорную корзину. Но прежде, чем я это осознала и забила тревогу, случилось наводнение, город встал перед необходимостью решать множество интересных проблем: получение государственной субсидии, поиск денег на различные проекты. Я подумала: «Отлично! Вот здесь-то я и найду применение своим знаниям», но, увы… не получилось. — Бейли замолчала.

— Почему ты так решила?

— По-моему, сегодня мне дали ясно понять, что в Комитете я не более чем секретарь. И так считают не только члены Комитета. Реакция миссис Смит была весьма красноречива, когда она узнала о моей профессии. А этим утром я и сама пришла к подобному же выводу. Сегодня я — парикмахерша и секретарша в одном лице, а о том, что окончила колледж, можно забыть.

— Бейли, ты не должна принимать критику миссис Смит так близко к сердцу, — сказал он в тот момент, когда Бейли сворачивала на отремонтированную дорогу, ведущую к дому его родителей.

— Должна! — воскликнула она. — Разве ты не видишь? Пока ты не присоединился к Комитету, пока я не поговорила с миссис Смит, мне казалось, что я на верном пути и все мне по плечу. Теперь я понимаю, что была глупой мечтательницей. — Она затормозила у крыльца и повернулась к Тэннеру. — Тэннер, я наконец взглянула правде в глаза. — Она перевела дыхание. — И чувствую себя дурой.

— Ты не дура и не мечтательница, — решительно возразил Тэннер, но сказанные ею слава как молотом били в его голове: «Пока ты не присоединился к Комитету, пока я не поговорила с миссис Смит, мне казалось, что я на верном пути и все мне по плечу».

Тэннеру стало страшно. История с Эмили повторяется, он, сам того не желая, причинил боль Бейли, непрошено вмешавшись в ее жизнь. Найдя этот Фонд и познакомив ее с миссис Смит, он спровоцировал взрыв. Скорее всего, Комитет, пусть и не так быстро, сам бы вышел на этот Фонд, и тогда Бейли чувствовала и вела бы себя более уверенно. И это его вина, что она ощущает себя проигравшей на всех фронтах, что потеряла веру в себя.

Он обнял ее за плечи.

— Послушай меня, Бейли. Каждый имеет право на мечту. И никто не заслуживает того, чтобы его мечту разрушила высокомерная богачка, далекая от реальной жизни. Ты не должна чувствовать себя сломленной из-за мнения одного-единственного человека.

— Ты думаешь, мне не стоит все бросать?

— Ни в коем случае! — воскликнул Тэннер. — Ты должна продолжать делать то, что делала бы, не появись я в твоей жизни.

Бейли насторожили не столько слова, сколько голос Тэннера и выражение его лица.

— Ты хочешь сказать, что уезжаешь?

— Да. — Он не отвел взгляд. — И как можно скорее.

Но не потому, что ты мне не нравишься, — сказал он, пытаясь донести до нее то, что и сам не до конца сознавал, — а потому что слишком нравишься.

— О да, тогда, конечно, нужно ехать, — с горькой насмешкой протянула она.

— Я — самый плохой выбор, который ты могла бы сделать. И как любовник, и как муж. — Тэннер взялся за ручку дверцы. — Я уже вовлек тебя в дела, которые чуть не разрушили твою уверенность в себе. Вот что я натворил, Бейли, пусть и невольно. Наши отношения стали бы огромной ошибкой. Я настолько сконцентрирован на себе, своих целях и желаниях, что иногда не замечаю ничего вокруг. — Он открыл дверцу. — Я должен исчезнуть, пока еще можно все поправить.

Глава 7

Тэннер шел в магазин скобяных товаров своего отца, и его путь пролегал мимо салона Бейли. Всю дорогу он призывал себя к спокойствию и равнодушию. В гараж доставили запчасти для его «мерседеса», а значит, он сможет уехать, как только машину отремонтируют. Впрочем, надо выполнить обещание и поприсутствовать на заседании Комитета миссис Смит, после чего он будет свободен. Он поступил правильно, своевременно предупредив Бейли, что уходит с ее пути.

К сожалению, их последний поцелуй не шел у Тэннера из головы.

Ему даже не надо было закрывать глаза, чтобы представить, как мягкие губы Бейли прижимаются к его губам, как в интимном танце сплетаются их языки. А если все же закрыть глаза, то телу становится жарко от воспоминаний и исчезают все сомнения в том, что они должны быть вместе.

Перебрав в памяти вес события и проанализировав их, Тэннер почти поверил, что их встреча была предопределена. И все же была ошибкой. Организовав аудиенцию с миссис Смит, он неумышленно вовлек Бейли в ситуацию, к которой она не была готова, а ведь хотел как лучше.

Вместо этого он превратил жизнь Бейли в хаос.

Его стремление помочь принесло ей только горе.

Вмешавшись в работу городского Комитета и желая встречаться с Бейли, он чуть не разрушил мечту всей ее жизни. Не доказывает ли это, что он абсолютно не подходит этой девушке?

Тэннер тяжело вздохнул, наблюдая за белокурой головкой Бейли через большое окно салона. Вот она подошла к кассе, заговорила с клиенткой… Нет, им не бывать вместе.

Бейли подняла голову, посмотрела в окно и увидела уходящего Тэннера. Голова опущена, спина сутулая, он походил на человека, несущего на плечах тяготы всего человечества. Бейли замолчала на полуслове, сжимая в руке сдачу миссис Элсхаус, которую только что обслужила.

Бейли смотрела на Тэннера и вспоминала их поцелуй. Но не тепло его нежных губ пришло ей на память первым. Не ощущение его сильных рук, обнимающих ее и прижимающих к твердой, мускулистой груди. Она вспоминала выражение его лица, потемневшие глаза, затуманенный взгляд. Невозможно было ошибиться: он был потрясен их поцелуем не меньше ее. В тот момент он не сомневался, что что-то важное и особенное происходит между ними или вот-вот может произойти.

Но он не позволил ничему случиться. Даже не поговорив с ней, Тэннер решил отойти в сторону. Он заявил, что так будет лучше для нее, что он — наихудшая из кандидатур на роль мужа и любовника, поскольку привык думать только о себе.

Бейли понимала, что Тэннер считает свой поступок благородным и жертвенным. Она же думала, что он не оставил им ни единого шанса. Даже после его признания в том, как трудно ему дался развод и уход из профессионального спорта, Бейли почему-то надеялась, что он решится предпринять вторую попытку, несмотря на все препятствия…

И вот он уходит. Бейли знала, что трусом его назвать нельзя, слабым или подлым тем более. Значит, он просто легкомысленная пустышка, утешила она себя, чтобы было не так больно. Как Дэнис.

— Бейли, милая, — раздался умоляющий голос миссис Элсхаус. — Я устала стоять с протянутой рукой. Не забывай о моем артрите.

— О господи! Простите меня, — поспешно извинилась Бейли и протянула пожилой леди сдачу — четыре доллара двадцать пять центов.

— Можно прийти в следующий вторник? — спросила миссис Элсхаус, вкладывая в руку Бейли свернутую долларовую купюру.

— Можно. Записываю вас на вторник. А чаевые мне давать не нужно, ведь я теперь владелица салона.

— Я знаю, детка, но я знаю также, что тебе потребовалась закладная, чтобы купить его. И пока ты не расплатишься, любые деньги не будут лишними.

— Спасибо, — с улыбкой поблагодарила Бейли, решив, что лучше не спорить.

— Пожалуйста, милая. Передавай привет маме.

— Сегодня у них в баре «вечер крылышек». Почему бы вам не прийти? Первая дюжина за мой счет.

Миссис Элсхаус усмехнулась.

— Первая же дюжина поджаристых острых крылышек убьет меня. Кроме того, вечером очередная серия «Скорой помощи», и я должна наконец выяснить, хороший или плохой человек доктор Бентон.

— Расскажете мне потом, — со смехом попросила Бейли, провожая клиентку до двери.

Все еще улыбаясь, она смотрела вслед уходящей женщине и вдруг снова заметила Тэннера. Сердце Бейли замерло. Как бы она хотела, чтобы все было по-другому, чтобы он был другим. Но Тэннер Макконел был тем, кем был. В его понимании хорошие отношения с женщиной — это легкий флирт, поцелуи и веселье. А поскольку жизнь с ней, Бейли, не обещала быть легкой и забавной, он оставил ее. Что ж, тогда и ей он не нужен.

Она должна думать о процветании своего бизнеса.

Может, ей никогда не сравняться в известности с Видал Сэссун, но постараться угнаться за Полом Митчелом она должна попробовать. И первый шаг — визит Рэгги О'Рейли, которая должна прийти через пятнадцать минут. Бейли сама не знала, как ей удалось уговорить бойкую старшеклассницу, школьную заводилу, попробовать сделать новую стрижку. Бесплатно, конечно. Она не сомневалась, что популярная девушка станет ходячей рекламой ее мастерства и фантазии.

— Что ты сделала?

Бейли вздохнула, глядя в открытое окошко, разделяющее кухню и зал в баре ее родителей. Еще не было шести, и любители крылышек еще не подтянулись. Бейли тоже не собиралась приходить так рано, но после ее позорного фиаско с Рэгги ей хотелось выговориться и чтобы родители ее пожалели. Из-за этого Бейли попросила Синди заняться ее последней клиенткой, а сама сбежала в тихий бар к родителям.

Несколько завсегдатаев сидели в углу, обсуждая последний бейсбольный матч, в целом же полутемный зал был пуст.

— Я пообещала ей сделать чудесную стрижку, с которой она станет похожа на фею, и она согласилась. В конце она чуть не плакала, прося меня приклеить волосы обратно.

Родители добродушно рассмеялись. Невысокая полноватая женщина около пятидесяти и высокий, крупный мужчина лет пятидесяти пяти были отличной дружной семейной парой. Стивенсоны открыли бар и ресторан сразу, как только поженились. Джони Стивенсон научила своего мужа готовить скорее по необходимости, когда один за другим стали рождаться их дети. После того как дети подросли и Джони вернулась к работе в ресторане, муж так поднаторел в кулинарии, что у них установился дух здоровой конкуренции. Джони прославилась своими острыми куриными крылышками, а Тодд, отец Бейли, неповторимым соусом для пиццы. Иногда они бесплатно угощали завсегдатаев своими блюдами и просили голосовать, чье же оказалось вкуснее. Поскольку никто не знал, в какой вечер состоится подобная «акция» и можно будет бесплатно поужинать, ежедневно к семи часам вечера бар родителей был полон.

Именно «бесплатная» проба блюд навела Бейли на мысль о бесплатной пробной прическе в качестве рекламы.

— Итак, полный провал, — сказала Джони, словно прочитав мысли дочери.

— Полный. Рэгги в ужасе от своей новой прически.

— Не та ли это рыжая девчонка, которая в церкви сидит через два ряда от нас? — спросил Тодд, колдуя над пиццей.

— Она самая, — со вздохом подтвердила Бейли.

— Так она уже была очень коротко подстрижена, смущенно заметил Тодд.

— Коротко, но из-за того, что волосы у нее вьются от природы, голова выглядела неухоженной. Я подстригла ее так, чтобы ей было легче управляться с волосами.

— Чем же тогда она недовольна? — спросила Джони.

— Слишком коротко.

— Побрила ты ее, что ли?

— Ну, не то чтобы…

— Почти побрила, — констатировал отец, еле сдерживая смех.

В этот момент дверь бара открылась, и вошел Тэннер Макконел. Краем глаза Бейли заметила, как мама ткнула отца локтем в бок.

— Теперь ты быстро забудешь о злосчастной стрижке.

— Вряд ли. Моя карьера кончена, и ни один, даже самый красивый мужчина не заменит мне ее.

— Детка, ради всего святого, где ты набралась этих феминистских идей? — спросил отец со смешком.

— Это были твои слова, когда ты сам укладывал мои вещи, чтобы отправить в колледж, — парировала Бейли, поднимаясь и направляясь к углу стойки, где сел Тэннер.

— Что будешь? — тихо спросила она, избегая встречаться с ним взглядом. Больше всего Бейли хотелось, чтобы под ее ногами сию же минуту разверзлась земля и поглотила ее. Наверняка о ее позоре знает уже весь город. Даже заезжие миллионеры прослышали об этом.

В ожидании заказа она положила на гладкую деревянную поверхность стойки картонный кругляшок — подставку под пиво. Тэннер молчал, и она заставила себя поднять глаза. Когда их глаза встретились, колени у Бейли подогнулись. Одетый в джинсы и рубашку с расстегнутым воротом, с чуть растрепанными волосами, Тэннер смотрел на нее, как будто она была десертом, а он — умирающим от голода.

Сердце Бейли пустилось вскачь.

— Я слышал о твоей проблеме.

Сердце тут же замедлило свой ритм.

— Слухи в нашем городке быстро распространяются. Видишь, даже до тебя дошли. Пора закрывать салон. Давай, Тэннер, что будешь заказывать?

— Пинту разливного. — Он назвал марку, и Бейли отошла, чтобы наполнить кружку.

Тэннер сам не понимал, что здесь делает. Услышав о ее неудаче, он решил прийти и подбодрить Бейли.

Но Бейли, судя по ее виду, нисколько не нужна его помощь. В узких джинсах и топе, оголяющем плоский живот, с длинными белокурыми волосами, собранными в конский хвост высоко на затылке, она словно нарочно искушала его, дразнила тем, что никогда не будет ему принадлежать.

Бейли поставила на стойку пиво. Тэннер полез в карман и достал доллар, но она предложила:

— Почему бы тебе не пересесть за столик? У нас сегодня «вечер крылышек».

— Да? — переспросил он, неожиданно обрадовавшись, что станет участником самого большого события недели в Уилморе. Пятница в баре Стивенсонов считалась «вечером свиданий», по субботам родители Бейли иногда приглашали музыкантов и танцы продолжались до поздней ночи, но гвоздем программы все-таки оставались «вечера крылышек».

— Твои родители до сих пор устраивают соревнования, бесплатно угощая завсегдатаев своими фирменными блюдами, чтобы те голосовали, кто из них лучший повар?

Бейли с трудом сдержала усмешку.

— Две недели назад они соревновались в приготовлении кукурузных лепешек такое. Отец приготовил такой ядреной крепости соус, что, отведав его, Джордж Петерсон был вынужден обратиться в больницу.

В этот момент в бар зашло семейство О'Доннел, решив, видимо, как и многие другие семьи в городе, поужинать в этот вторник пресловутыми крылышками. Бейли потянулась за своим маленьким фартучком со множеством карманов. Она стала завязывать его вокруг талии, и у Тэннера сбилось дыхание от вида гладкой кожи ее плоского живота. Когда Бейли направилась к столику О'Доннелов, Тэннер с шумом выдохнул.

Он ругал себя последними словами. Он мог без труда заполучить любую женщину, которую бы только пожелал, но почему-то прикипел к одной-единственной, демонстрируя чудеса выдержки и хорошего поведения. Эта странная одержимость стала его раздражать.

Дверь бара распахнулась, впуская новых посетителей. Поскольку Бейли все еще была занята с О'Доннелами, Тэннер встал со своего места, зашел за барную стойку, взял с полки стопку меню и направился к вновь прибывшим.

Когда он проходил мимо Бейли, она, закладывая карандаш за ухо, прошептала:

— Ты не должен этого делать.

— Я знаю, — с улыбкой согласился Тэннер. — Я просто дам им меню. К тому времени, как ты освободишься, Фишеры и Джонсоны как раз будут готовы сделать заказ.

— Ладно, — сказала Бейли, решительно направляясь в кухню.

— Эй, Тэннер! — окликнул Марк Фишер, рассаживая за столом сыновей. — Ты решил посетить места, где собирается простой люд?

— Прошу. — Тэннер подал меню, проигнорировав колкость.

— Нам не нужно меню, — ответила Дженифер, жена Марка. — Нам три дюжины не слишком острых крылышек, жареную картошку и колу, — заказала она.

— Отлично, — сказал Тэннер, собирая невостребованные папки с меню. Он повернулся к Джонсонам, которые заняли соседний с Фишерами столик, подал меню им и направился в кухню. — Фишеры заказали три дюжины не очень острых крылышек, картошку и колу. Что делать?

— Напиши заказ на одном из этих бланков, — деловито ответил Тодд Стивенсон, как будто не было ничего странного в том, что этим вечером Тэннер Макконел решил подработать у него официантом. — Это для главного налогового управления, — пояснил он с многозначительным видом, и Тэннер рассмеялся. Повесь бланк вот на эту вращающуюся доску, и мы с женой начнем готовить. Ты пока отнеси клиентам напитки, разложи салфетки и приборы. Когда все будет готово, мы позвоним в этот колокольчик. — Он подбородком указал на серебряный колокольчик.

— Отлично. — Тэннер взял один из бледно-зеленых блокнотов с отрывными бланками заказов.

— Надень фартук с карманами, — посоветовала Джони, методично опуская куриные крылышки в яичную смесь, а затем обваливая в панировочных сухарях.

— Я не стану надевать фартук, — отказался Тэннер, надеясь, что это не прозвучало так, будто он хотел сказать: «Настоящие мачо не носят фартуков !» — Я не боюсь испачкаться.

— Дело не в этом. В карманы удобно класть блокнот и деньги, — пояснила Джони, не прерывая своего занятия. — Но если не хочешь, не надо. К чему спорить с добровольцем?

Успокоенный тем, что старшие Стивенсоны с радостью приняли его помощь, Тэннер расслабился и тут же наткнулся на враждебно настроенную Бейли.

— Ты не должен этого делать.

— Знаю, но мне хочется. — Он взял несколько высоких стаканов и стал наливать в них колу. — Я уже и забыл, когда последний раз занимался чем-то столь полезным и легкомысленным одновременно.

— Я не хочу, чтобы ты развлекался за наш счет, резко ответила Бейли, ставя на поднос кружку пива и три стакана с содовой. — То, что для тебя забава, Тэннер, для нас — обычная жизнь. Ты приезжаешь, вмешиваешься во все, поскольку у тебя возникло такое желание, а потом бросаешь, тем самым унижая нас.

Я говорю не только о баре, но и о Комитете.

Пораженный Тэннер смотрел вслед Бейли. Хвост, в который она собрала свои роскошные волосы, задорно раскачивался из стороны в сторону и бил ее по спине.

Он почувствовал, как его кровь стала закипать. Конечно же, она говорит об их взаимоотношениях, которые он прекратил, не дав им развиться. Но ведь он поступил так ради ее же блага! Ведь он ей все объяснил.

Тэннер действительно не понимал, почему се так рассердило это взвешенное, разумное решение, можно даже сказать, жертва с его стороны.

Наблюдая за работой Бейли, Тэннер понял, что в фартуке работать действительно удобнее, поэтому он зашел за стойку и взял с полки один.

— Насколько я вижу, нам стоит по очереди обслуживать вновь прибывающих, — сказал он, проходя мимо Бейли с напитками для Фишеров. — Это значит, что следующий клиент мой.

— Отлично, — бросила Бейли, не глядя на него.

Тэннер заметил одну интересную вещь — столики стояли так близко друг к другу, что Бейли, чтобы проскользнуть мимо него, делала глубокий вдох и втягивала живот, но все равно они то и дело касались друг друга то грудью, то животом, то спиной. Тэннер не мог не заметить, что это ее ужасно раздражает, и тихо посмеивался про себя. Им предстояло так провести несколько часов, и он думал о них с удовольствием.

Он с самого начала знал, что их притяжение взаимное, но сейчас, когда это стало совсем уж очевидным, не мог избавиться от приступа мужского самодовольства. Затем о том, что им предстоит провести эти несколько часов, непрерывно касаясь друг друга, он подумал уже с тревогой, потому что только при одной мысли об этом он начинал испытывать сильнейшее и очевиднейшее возбуждение. Усилием воли Тэннер взял себя в руки, велев себе не зацикливаться на опасной мысли, иначе ему грозил позор перед лицом всего города.

Он сделал глубокий вдох и повернулся к двери как раз в тот момент, когда в бар вошли трое мужчин и направились к стойке. Тэннер насторожился, однако Бейли отнеслась к их приходу спокойно. Она приняла заказ на напитки и через несколько минут уже поставила перед мужчинами по кружке разливного пива. Когда они заказали по порции крылышек, она немедленно отправилась на кухню. Бейли очень легко и естественно справлялась с работой официантки, в то время как Тэннер то никак не мог вытащить блокнот из кармана, то ронял карандаш, к вящему удовольствию посетителей.

Когда он записывал очередной заказ, в зал вошли еще две группы. Одна группа заняла столик у музыкального автомата и, бросив монетку, тут же включила музыку, добавив шума в какофонию разговоров и смеха. Пока первая группа изучала меню, Бейли подошла ко второй, разместившейся за свободным столиком недалеко от стойки. Направляясь к кранам с пивом и прохладительными напитками, она повесила на вращающуюся доску очередной бланк с заказом, взяла стаканы, наполнила их, отнесла и разложила салфетки и приборы. Затем Бейли направилась к группе у музыкального автомата, но Тэннер, только что закончивший с предыдущими клиентами, остановил ее:

— Я сам ими займусь.

Между ними началось что-то похожее на соревнование. Бейли, злясь на все на свете, хотела доказать, что он медлительный и неуклюжий, а Тэннер не желал с этим согласиться. Да, он впервые работал официантом, но он не был ни медлительным, ни неуклюжим. Пусть в этом поединке он не станет победителем, но и проигравшим не будет. Между ними будет ничья.

Дальше события стали напоминать бесконечную круговерть: Тэннер принимал заказы, разливал напитки, раздавал меню, раскладывал салфетки и приборы и разносил еду, как будто всю жизнь только этим и занимался. При этом и он, и Бейли не забывали глубоко вдыхать и подтягивать животы, чтобы не дай бог! — не коснуться друг друга даже случайно.

Они демонстрировали просто чудеса ловкости с элементами хореографии.

Когда в зал вошла Рэгги О'Рейли с родителями, Тэннер быстро сказал:

— Ими займусь я. — Он успел заметить, что Бейли прямо-таки приросла к полу при виде этих людей.

— Я сама, — резко ответила она, как будто он предложил что-то подлое и непотребное, и схватила папки с меню.

— Успокойся. — Тэннер положил ладонь на ее руку в тот момент, когда она собиралась взять пластиковые подставки под стаканы. — Не думаю, что тебе стоит делать это.

— А я думаю, что это прекрасная идея.

Тэннер покачал головой.

— Нет. Еще одна неудачная рекламная акция, и на твоей карьере можно ставить крест.

— Что вы говорите, мистер Большая-Шишка-вБизнесе? А что, если они специально пришли выяснить со мной отношения? Ведь все знают, что по вторникам я всегда здесь.

— А если они пришли, чтобы просто поесть крылышки? — В пылу спора они позабыли обо всем на свете.

— Эй вы, двое! Брысь отсюда! — крикнула из кухни мать Бейли. — Думаю, вам пора сделать перерыв.

Тодд и я пока заменим вас в зале.

— Мы уже закончили, — сказал Бейли, поправляя фартук.

— Да, миссис Стивенсон, — подтвердил Тэннер с покаянным видом.

— Слишком поздно, — ответила Джони со смешком. — Я сказала: перерыв — значит, перерыв.

— Отлично. — Бейли дернула завязки фартука, бросила его на стойку и устремилась к двери черного хода. Проходя мимо доски для заказов, она в сердцах стукнула по ней, отчего та несколько раз крутанулась вокруг своей оси.

Бейли уже выскочила на улицу, когда Тэннер нерешительно последовал за ней. Услышав, как хлопнула дверь бара, Бейли резко обернулась.

— Даже и не думай читать мне нотации!

Он смотрел на нее, в который раз кляня себя, что снова вмешивается. С другой стороны, он вовсе не собирался отчитывать ее, а просто дать дружеский совет.

— О чем ты говоришь?

— Думаешь, ты знаешь все на свете, да?! Может, так оно и есть, но это не означает, что ты должен меня поучать каждый раз, когда становишься свидетелем того, как я села в очередную лужу.

Тэннеру показалось, что он понял первопричину ее гнева.

— Ты не можешь пережить, что я стал свидетелем твоих неудач?

— Да плевать мне на это! Ради бога, уже весь наш чертов город знает о том, как я опозорилась со стрижкой. — Она стала нервно вышагивать по аллее.

— Что ж, остается только одна причина, по которой ты не выносишь, когда я рядом.

— Неужели? — Бейли остановилась и посмотрела на него.

— Ага.

— И какая же?

— Ты хочешь заняться со мной любовью.

Тэннер произнес это с самой невинной улыбкой, нарочно дразня Бейли, потому что был уверен: она может взорваться в любую минуту. Хуже всего, срыв мог произойти в баре, на глазах у всех. Не то чтобы она могла поссориться с Рэгги и ее родителями, а наоборот, стала бы извиняться перед ними. Уж пусть лучше выпустит пар сейчас.

— Да ты… ты просто самовлюбленный болван!

— Тогда докажи, что это не так, — вкрадчивым голосом сказал Тэннер, медленно сокращая расстояние между ними.

— Запросто!

— Ну же, — настаивал он, кладя руки ей на плечи для того, чтобы она не убежала, во-первых, а во-вторых, чтобы доказать свою правоту. Ведь они не то что касаться не могли друг друга без дрожи, даже от одних взглядов между ними грозил вспыхнуть пожар.

— Я совершенно не хочу заниматься с тобой любовью. — На последнем слове голос Бейли предательски дрогнул.

— Именно так я и думал, — рассмеялся Тэннер. Мы с тобой та еще парочка. Я пытаюсь вести себя правильно и разумно, держаться от тебя подальше, и ты стараешься игнорировать меня, но мы оба потерпели неудачу.

— Тебе хорошо, ты потерпел неудачу только в этом, а я во всем!

— Не правда! У тебя не получилась всего одна прическа. Нельзя же из-за этого терять веру в себя, жизнь продолжается!

— Я так не могу, — ответила Бейли, злясь на себя. У меня нет ни денег, ни времени делать подобные ошибки.

— Бейли, тебе придется свыкнуться с мыслью, что ошибаться ты будешь и впредь. Начиная любое новое дело, нельзя избежать ошибок. Даже унаследовав клиентуру вместе с салоном, ты все равно новый для них человек. У тебя будут успехи и неудачи, хорошие и плохие дни. Ты должна радоваться, что еще один плохой день прошел, а завтра будет все по-другому.

Слова Тэннера были такими искренними и убедительными, что Бейли вдруг подумала, глядя на него, что же она будет делать, когда он уедет. Почему Тэннер вдруг решил, что он эгоист и не думает о других? Всегда, когда она нуждается в нем, он оказывается рядом.

Почему же тогда он не хочет, чтобы они были вместе?

Он, такой умный и проницательный, чего-то недопонимает, что-то останавливает его, принося боль обоим.

Его руки лежали на ее плечах, и Бейли оставалось лишь сделать шаг, чтобы очутиться в его объятиях.

Она обхватила Тэннера за талию, приникла к нему всем телом и прижалась щекой к его груди.

— Тэннер, ее прическа выглядит просто замечательно. Почему же она плакала?

— Не знаю, Бейли. — Он крепче прижал ее к себе. Она же еще ребенок. Может, просто испугалась.

— Наверное, — согласилась Бейли, вдыхая его запах и наслаждаясь силой и теплом обнявших ее рук. — Я должна была догадаться, что такое может произойти.

— Как? Ведь ты совсем недавно занимаешься этим. — Тэннер слегка отстранил ее от себя, чтобы заглянуть в лицо. — В новом деле надо быть готовой к риску. Ты пытаешься утвердиться и доказать, что ты лучше конкурента. Иногда ты предлагаешь более низкую цену за такое же качество услуги, или обосновываешь более высокую цену тем, что и услуга твоя лучше. В бизнесе много подводных камней, и не всегда можно предусмотреть веяния моды, характер и реакцию клиента. А уж женщины, поверь мне, — он улыбнулся, — никогда не пощадят друг друга.

Бейли не сдержалась и рассмеялась.

— Ну что, тебе лучше? — спросил Тэннер, снова привлекая ее к себе. Его подбородок терся о ее макушку.

Бейли была готова провести вот так всю жизнь, но ее ждала работа. Она должна лицом к лицу встретиться с Рэгги и ее родителями. Кроме того, Тэннер скоро уедет. Она нравится ему, он хочет ее, но что-то мешает ему быть с ней, и, как бы она ни хотела отговорить его от отъезда, она не смогла бы. Тэннер Макконел сделал свой выбор. Бейли отступила, высвобождаясь из кольца его рук.

— Нам действительно пора.

— Эй, ты не станешь развязывать со мной третью мировую войну из-за того, что я не уступаю тебе в обслуживании посетителей? — поддел ее Тэннер.

— Если мне удастся справиться с Рэгги и ее родителями, ты мне будешь на один зуб.

— Это угроза? — Тэннер картинно схватился за сердце.

— Просто знай свое место, парнишка, и тебе ничего не грозит, — со смехом ответила Бейли, направляясь к двери. Она хотела, чтобы Тэннер увидел, что она справится без него, что с ней все в полном порядке. У нее есть дело. Есть, правда, и долги. Есть работники, которые от нее зависят. Она справится с трудностями и преуспеет. Должна.

Тэннер еще закрывал дверь, а Бейли с блокнотом уже направлялась к столику Рэгги. В первую секунду он запаниковал, но, увидев, как сердечно родители девушки поздоровались с Бейли, успокоился. Он не слышал, о чем они говорили, но было очевидно, что Рэгги уже не расстроена, а очень даже довольна своей новой стрижкой. Она проводила рукой во коротким кудрям, и они каждый раз послушно ложились по-новому, придавая девушке новый облик.

Скрестив руки на груди, Тэннер наблюдал за оживленной беседой между матерью Рэгги и повеселевшей Бейли. Да уж, владеть салоном красоты даже посложнее, чем заниматься грузовыми перевозками. Тэннер был уверен, что справиться с шестью разъяренными мужчинами легче, чем с одним подростком.

Он повернулся, чтобы взять свой фартук с барной стойки, куда он его бросил, и в этот момент увидел Эмили, Арти и их троих детей, сидящих за угловым столиком. Эмили заметила его и помахала рукой.

Тэннер замер. У него появилось странное чувство, что после десяти лет молчания Эмили решила стать ему если не лучшим другом, то доброй приятельницей, и почему-то у него возникло желание поскорее уехать во Флориду. Он ничего не хотел менять в их отношениях ни сейчас, ни в будущем. И дело было даже не в том, что эта женщина причинила ему боль, а в том, как она это сделала, какие обидные слова говорила. Да, слухи о том, что он не захотел брать ее с собой в Нью-Йорк, спасли его самолюбие, но теперь Тэннер стал понимать, что Эмили от этого выиграла даже больше. Поскольку они не распространялись по поводу своего развода, весь Уилмор считал ее своей любимицей, несчастной принцессой, незаслуженно обиженной и нуждающейся в жалости. Но все было не так! Обвиняя в случившемся его одного, она не посчиталась ни с его чувствами, ни с желаниями. Она не захотела дать ему второй шанс, не позволила попытаться все исправить, хотя видела, как он хочет спасти их брак.

Тэннер посмотрел на фартук и покачал головой.

Эмили бы это понравилось — он в фартуке принимает заказы, изображая официанта. И он вдруг почувствовал, что ни за что не сделает ничего такого, что бы понравилось его бывшей жене.

Он отложил фартук и огляделся вокруг. Бейли вполне пришла в себя, даже начала улыбаться. Зал почти полон, значит, новых посетителей будет немного и Бейли справится одна. Тэннер почувствовал, что на сегодня выполнил все добрые дела, приведшие его в бар. Теперь он может уходить — Бейли в нем больше не нуждается.

И вдруг от этой мысли чувство разочарования охватило его. Он больше не нужен ей. И как бы он ни убеждал себя, что сама судьба свела его с Бейли Стивенсон, это самообман. Он ей не нужен и потому может идти.

Никем не замеченный, Тэннер выскользнул через заднюю дверь.

Глава 8

Направляясь к дому Макконелов, чтобы забрать Тэннера и ехать на заседание Совета директоров Фонда миссис Смит, Бейли не замечала ничего вокруг: ни красивого рассвета на горизонте, изрезанном пиками гор, ни пробуждения всего живого в лесу по обеим сторонам дороги. Она думала о предстоящей встрече, которая должна стать для нее моментом истины. Или, может быть, временем принятия судьбоносного решения. Она очень надеялась на здравомыслие членов Совета и на то, что ей удастся убедить их, что ее маленький городок заслуживает денег на строительство парка — всего лишь небольшого парка. Если не удастся, ей нечего даже мечтать о развитии своего бизнеса.

Она должна смотреть правде в глаза.

Подъехав к дому, она не увидела Тэннера. Через стекло передней двери пробивался тусклый свет.

Бейли решила, что Тэннер забыл о назначенной встрече.

Вчера она заметила, когда и как он покинул бар ее родителей, и знала: он опасался, что те несколько минут их разговора внушат ей ложные надежды. Он не переменит своего решения. Между ними не может быть ничего, кроме дружбы, — это еще один факт, который она должна принять, но Бейли не сомневалась, что Тэннер не бросит их Комитет, не выполнив взятые обязательства.

Бейли выпрыгнула из джипа и взбежала по ступенькам. Прежде чем она успела постучать, дверь открылась.

— Здравствуй, Бейли, дорогая. — На пороге стояла мать Тэннера.

— Здравствуйте, миссис Макконел, — поздоровалась Бейли, разглядывая ее прическу. — Завивка хорошо держится.

— Это потому, что я часто подбираю волосы и не слишком их вытягиваю, — ответила та, открывая дверь шире, чтобы Бейли могла войти. — Тэннер завтракает. Присоединишься?

— Нет, спасибо, — автоматически ответила Бейли, но тут она уловила восхитительный аромат и состроила гримасу. — Да, я с удовольствием съела бы что-нибудь. Уж очень аппетитно пахнет.

— Отлично. — Дорис улыбнулась и проводила гостью в просторную солнечную кухню. Вся утварь и мебель были выдержаны в зеленоватых тонах, пол выложен в шахматном порядке зеленой и белой плиткой…

Тэннер сидел за кухонным столом и читал утреннюю газету. Одетый в официальную кремовую рубашку и галстук — пиджак висел на спинке пустого стула, — он выглядел преуспевающим бизнесменом, каковым, конечно, и являлся. Достаточно взрослый, чтобы иметь опыт, но не настолько, чтобы разница в возрасте с Бейли бросалась в глаза. В нем идеально сочеталась молодость и зрелость. В Тэннере было все, что Бейли хотела бы видеть в мужчине, но этот мужчина не для нее. Он продолжает утверждать, что отказывается от нее ради ее же блага, чтобы защитить ее. Да, Эмили причинила ему боль. Он признался в этом миссис Смит, но ничего не сказал ни ей, ни кому бы то ни было другому в Уилморе, поэтому она не имела права обсуждать эту тему, а, значит, не могла сказать ему, что она не такая, что никогда не причинит ему боли.

— Доброе утро, Бейли, — поздоровался Тэннер, немедленно закрывая газету. — Извини, я еще не готов.

— Не извиняйся, — ответила Бейли, усаживаясь за стол. — Благодаря этому мне обещан завтрак.

— Какой у нас план?

— Ты разве не придумал? — изумилась Бейли.

Он отрицательно покачал головой.

— Я сегодня — группа поддержки, а лидер — ты.

Это твой город, Бейли, и твое шоу. Я здесь всего лишь гость.

Когда он произнес последние слова, Бейли снова подумала, что именно это мешает их отношениям.

Он не останется в Уилморе, он здесь «всего лишь гость». Узнав Тэннера поближе, она была уверена, что он уезжает в большей степени из-за Эмили, а не из-за горячего желания начать новый бизнес во Флориде. Что же такого ужасного произошло между ним и его бывшей женой, что даже спустя десять лет он не может жить с ней в одном городе?

— В таком случае я не напрасно полторы недели занималась этой презентацией, — продолжила Бейли разговор. — Я сделала серию электронных картинок, чтобы показать наш город и то, каким видится нам парк. Я взяла свой портативный компьютер и созвонилась с Амандой, секретарем миссис Смит, чтобы она подготовила экран. Мой компьютер может работать вместе с проектором…

— Ты уже на «ты» с секретаршей миссис Смит? — спросил Тэннер с усмешкой.

— Ты же ищешь союзников и друзей, где только можно, — парировала Бейли. — А учитывая отношение миссис Смит ко мне, хотя бы один союзник в ее лагере мне не помешает.

Пока они разговаривали, миссис Макконел принесла Бейли горячие тосты.

— Верная стратегия, — похвалил он, передавая Бейли кленовый сироп.

— Я тоже так думаю.

Дорис тоже села за стол, заняв место между Тэннером и Бейли.

— Итак, я слышала о новой прическе Рэгги.

Тэннер чуть не выронил вилку при этих словах, удивляясь, как его тактичная мать могла затронуть столь болезненную для Бейли тему.

Но Бейли улыбнулась.

— До сих пор не опомнюсь, какую широкую рекламу я получила, и всего благодаря одной стрижке.

— Рэгги популярная в школе девочка, все ее знают.

А значит, все заметили ее замечательную стильную стрижку.

Тэннер переводил взгляд с матери на Бейли и обратно.

— Теперь это называется «замечательная стильная стрижка»? — спросил он, но тут же вспомнил, что, уходя из бара родителей Бейли, видел, что Рэгги изменила мнение и была очень довольна своим новым обликом.

— «Замечательной» ее стрижка была с самого начала, только она этого не поняла. Подружки же увидели ее рыдающей и тут же разнесли сплетню.

— Да уж, — протянул Тэннер, порадовавшись, что не имеет дела с салоном красоты. Этот бизнес ему был бы явно не по плечу. Он поднялся из-за стола. Я буду готов через десять минут.

— Я тоже, — заверила его Бейли, кивая на полную тарелку французских тостов, которую принесла для нее Дорис. — Хотя вряд ли смогу съесть все.

— Бейли, нужно больше есть, — проворчала Дорис. — Ты слишком худая.

— Я так не думаю, — пробормотал Тэннер, выходя из кухни. Перескакивая через ступеньку, он взбежал по лестнице в свою комнату, нашел запонки, почистил зубы и через десять минут, как и обещал, спустился вниз. Зайдя в кухню, он не мог не заметить, что его мать сидит, слегка подавшись вперед, и с огромным интересом слушает то, что говорит Бейли.

— Извините, дамы, что прерываю вас, — произнес он, — но нам с Бейли пора ехать.

— Да, действительно. — Бейли встала. — Спасибо за угощение, миссис Макконел.

— Можешь называть меня Дорис, — сказала мать Тэннера, чем повергла своего сына в изумление. Он бросил на нее скептический взгляд, потому что Дорис никому моложе пятидесяти лет не позволяла называть себя по имени.

Он испугался было, что мама решила вновь заняться сватовством, но затем вспомнил, что его машина отремонтирована, системы контроля эрозии почвы и осаждения земли установлены, сегодня закончатся его дела в Комитете, а это значит, что вскоре он сможет уехать.

Мысль об отъезде внезапно огорчила его, но он решительно подавил непрошеное сожаление. Тэннер заставил себя думать не о том, что он теряет, а о том, что приобретает. Как может человек сожалеть о чем-то, если он переезжает туда, где всегда тепло, чтобы начать новое дело. Да он просто с ума сошел!

Заседание Совета директоров фонда проходило в конференц-зале офиса корпорации, контрольный пакет акций которой принадлежал семье миссис Смит.

Улыбающаяся Аманда проводила Тэннера и Бейли в большую комнату, где вокруг длинного стола стояло шестнадцать стульев. Жалюзи были опущены. На небольшом столике рядом стояли серебряный кофейник и фарфоровые чашки и блюдца.

— Мисс Стивенсон, мистер Макконел, — произнесла миссис Смит, поднимаясь со своего места.

Все присутствующие тоже встали. Бейли отметила, что мужчин и женщин было примерно поровну, точно так же как молодых и пожилых. Она не знала, хорошо это или плохо. Присутствующих было четырнадцать человек, значит, у миссис Смит большая семья, и ей, Бейли, необходимо убедить хотя бы половину из них.

Они с Тэннером направились к стоящим рядом двум свободным стульям как раз посередине стола, чтобы все присутствующие могли хорошо видеть и слышать соискателей. Тэннер отодвинул стул для Бейли, но та отрицательно покачала головой.

— Миссис Смит, я сказала Аманде, что хотела бы показать слайды…

— Да, дорогая. Экран опускается сверху. — Она посмотрела на присутствующих. — Харви, будь любезен.

Бейли быстро установила свой компьютер, сделала глубокий вдох и улыбнулась миссис Смит.

— Готова, дорогая? — В голосе пожилой женщины слышалась снисходительность, словно она разговаривала с непроходимой дурочкой.

Бейли чувствовала, как в ней закипает гнев, но старалась держать себя в руках, решив отнестись ко всему происходящему как к экзамену, которых она сдала немало. Впрочем, это и было экзаменом, вернее, испытанием. Если ей не удастся получить от фонда субсидию на строительство парка, тогда и все остальные ее жизненные планы сплошная утопия.

— Я готова, миссис Смит, — ответила Бейли с улыбкой. Она пробежала пальцами по клавиатуре компьютера, и на экране возник прекрасный вид осеннего Уилмора. Аккуратные домики в лучах заходящего солнца, золотая листва… Некоторые члены Совета издали вздох восхищения.

— Мой город находится в Западной Виргинии, начала Бейли, обводя взглядом присутствующих.

Она нажала кнопку, и картинка сменилась. — Вы видите, мы живем в окружении гор. — На экране появился третий вид города. Видимо, снято было в обеденное время — улицы полны людей, двери магазинов открыты. — Большинство магазинов маленькие и принадлежат местным жителям. А вот и салон красоты, принадлежащий мне. — Бейли ткнула указкой в дверь своего салона.

Тэннер наблюдал за Бейли со все возрастающим удивлением и восхищением. Слайды сменяли друг друга, а она рассказывала историю красивого маленького городка. Слайды были подобраны таким образом, чтобы убедить членов Совета в том, что люди, содержащие свой город в таком порядке, достойны маленького городского парка, где бы могли играть дети, отдыхать старики, веселиться молодежь.

Закончив свою увлеченную речь о роли зоны отдыха в жизни жителей Уилмора, Бейли показала на экране схему-макет предполагаемого парка. Уважение Тэннера все возрастало. Схема включала в себя павильон, сцену, ряды скамеек в окружении кустов и деревьев.

Затем на экране возникла карта Уилмора. Наверняка ее предоставил Арти, мелькнуло в голове Тэннера. Бейли наложила схему парка на карту города, иллюстрируя таким образом, что он будет доступен и удобен всем жителям.

Тэннер был восхищен. Она не только представила Уилмор и его жителей в выгодном свете, но привела убедительные доводы, почему им так необходим парк и каким именно он должен быть. Бейли проявила себя не просто заслуживающим доверия, творческим исполнителем, но настоящим лидером, который не потратит напрасно ни цента из денег фонда.

Довольный, Тэннер откинулся на спинку стула, скрестил на груди руки и стал наблюдать за Бейли.

Ее волосы были собраны в тугой пучок, неяркий макияж подчеркивал красоту тонко вылепленного лица. Такая женщина способна остановить движение, но она никогда не пользуется своей внешней привлекательностью, считая, что главное в женщине ум и образованность. Бейли была находчивой, подкованной, настоящей деловой женщиной. Ее манера держаться, то, как она подготовила презентацию, не оставляли сомнений в этом. Она почувствовала аудиторию и смогла найти подход к каждому члену Совета.

Она убеждала их ненавязчиво, но с помощью фактов и резонных доводов.

Тэннер улыбнулся. Бейли вела себя удивительно естественно. Пусть она не была прирожденным лидером, но она обладала деловым чутьем. Подготовила великолепную презентацию и мастерски провела ее. И сама она была великолепна.

Великолепна!

Именно так Тэннер воспринимал эту девушку с первого момента их встречи, когда она пробудила его любопытство. Она неодолимо притягивала его, хотя он сопротивлялся этому, как мог. Бейли Стивенсон не была среднестатистической блондинкой с милым личиком. Она была личностью.

Тэннер задумался о том, как далеко она может пойти, как высоко взлететь, и по его телу прошла волна дрожи. Он был горд, что смог увидеть в ней то, чего не замечали другие. Впрочем, он смог это сделать лишь потому, что сам прошел подобный путь.

Он мечтал сделать ее своей.

Это удивило Тэннера. Он никогда не смешивал бизнес и удовольствие. Впрочем, у них с Бейли нет деловых отношений, а вспышка его желания спровоцирована личными, очень интимными чувствами.

Чтобы вспыхнуть, ему было достаточно просто смотреть на нее. Смотреть и понимать, что никто другой не видит в ней того, что разглядел он. Тэннер понимал ее, как никто, но и она понимала его, как никто.

И это возникшее между ними взаимопонимание было очень ценно.

Когда Бейли осмелилась посмотреть на Тэннера, его взгляд не только придал ей уверенности, но и вызвал совсем неуместные мысли и желания. По се телу прокатилась жаркая волна сексуального вожделения. И дело было не только в том, что она вот уже который день мечтала заняться любовью с Тэннером Макконелом, но еще и в том, что он смог разглядеть в ней человека, личность, которой она иногда себя представляла, глядя в зеркало, и которой мечтала стать.

Осознав это, Бейли почувствовал себя сильной, живой и… очень сексуальной, что было крайне неуместно перед лицом четырнадцати человек. Но это чувство не покидало ее, мешая сосредоточиться на презентации. Тэннер смотрел на нее таким греховно-призывным взглядом, что она стала терять нить повествования, не очень понимая смысл произносимых фраз.

Бейли закончила презентацию раздачей копий заявления, к которому прилагались ксерокопии картинок, которые она использовала по время презентации, включая план парка, чтобы члены Совета могли взвешенно обдумать и решить судьбу парка маленького городка Уилмор.

Но миссис Смит неожиданно отмахнулась от предлагаемых бумаг.

— Мне это не нужно, — резко сказала она, и Бейли замерла на полпути к ней. Она заметила, как подобрался Тэннер, собираясь встать, и быстро качнула головой, прося не вмешиваться и позволить ей справиться самой.

— Я надеялась, что это поможет вам принять решение, — спокойно ответила Бейли, глядя на пожилую женщину дружелюбно и в то же время твердо.

Миссис Смит тяжело вздохнула.

— Дорогая, я уже приняла решение, — произнесла она, поднимаясь со своего места.

Сердце Бейли остановилось. Миссис Смит не просто встала, она решительно направилась к двери.

Потрясенная и этой грубостью, и осознанием провала, Бейли молча стояла посреди конференц-зала.

— Совету можно было и не собираться, — добавила миссис Смит уже у самой двери. Трое мужчин вскочили, чтобы открыть перед ней дверь. Она царским жестом усадила их обратно. — Насколько я помню нашу беседу, я сказала, что решающее слово за мной, поэтому не станем усложнять. — Она замолчала и посмотрела Бейли прямо в глаза, удержав ее взгляд. — Вы получите деньги. Если вы подождете, Аманда сходит в бухгалтерию и выпишет вам чек в качестве первого взноса… Не возражаете?

От изумления Бейли словно парализовало, поэтому она с трудом выдавила из себя:

— Нет, не возражаем.

— Отлично. Но хочу заметить, что ваши чертежи ужасны. Я настаиваю, чтобы вы наняли профессионального архитектора, который бы спроектировал парк. Для этого я добавлю еще сто тысяч долларов, остаток которых ваш Комитет сможет потратить по своему усмотрению. Остальные деньги вы получите после того, как архитектор и подрядчики составят смету расходов. Мои юристы подготовят контракт, и я перешлю его вам по почте. Всего доброго, Бейли.

С этими словами она открыла дверь, но на пороге остановилась и снова посмотрела на девушку. Ее губы искривились, а затем неожиданно растянулись в улыбку.

— Приятно было снова встретиться.

Вслед за миссис Смит к двери потянулись и другие члены Совета директоров. Один за другим они покидали конференц-зал, поздравляя Бейли с прекрасной презентацией и заслуженным получением денег Фонда. Последней выходила Аманда.

Коротко стриженная рыжеволосая женщина с карими глазами и в костюме изумрудного цвета, Аманда была воплощением идеального секретаря.

— Мои поздравления, — сердечно сказала она, пожимая руку Бейли. — Миссис Смит крайне редко меняет мнение, если невзлюбит кого-то. А твоя презентация была безупречна.

— Прежде всего я была искренна, — призналась Бейли. — Что нам теперь делать?

— Подождите здесь. Я схожу в бухгалтерию и постараюсь ускорить дело. Я думаю, минут через двадцать уже вернусь с чеком.

Аманда вышла, и внезапно Бейли осознала, что они с Тэннером остались наедине.

— Ты была великолепна, — сказал он, и его слова гулким эхом отдались в пустом зале.

— Спасибо, — ответила Бейли, смутившись, и стала убирать свой портативный компьютер. Она очень остро чувствовала присутствие Тэннера. — Но в этом не только моя заслуга. Уилмор говорил сам за себя.

— Нет, — возразил Тэннер с улыбкой. — Уилмор чудесный маленький городок, но ему нужен был человек, который бы убедительно говорил от его имени.

И таким человеком стала ты. — Тэннер поднялся со стула и подошел к ней. — Знаешь, наблюдая за тобой сегодня, я подумал, что ты должна точно так же рекламировать свой салон и всю сеть, когда ты начнешь ее создавать. Тогда успех тебе гарантирован.

— Правда? — В голосе Бейли смешались восторг и недоверие.

— Конечно. — Он взял ее за плечи и развернул к себе лицом. — Однажды ты станешь известной всему миру.

Бейли потрясла головой, не столько опровергая его слова, сколько пытаясь стряхнуть наваждение, вызванное прикосновением его рук.

— Иногда я горячо верю в успех. А иногда, особенно когда преследуют неудачи, у меня опускаются руки.

— Так и должно быть. Мгновений отчаяния, сомнений никому не избежать. Просто не надо позволять отрицательным эмоциям управлять собой, надо упорно двигаться к намеченной цели и помнить такие мгновения, как сейчас.

Они стояли лицом к лицу, неотрывно глядя в глаза друг другу. Когда Тэннер сказал, что нужно помнить «такие мгновения, как сейчас», Бейли знала, что так и будет. Но совсем не по той причине, о которой думает он. Она забудет безымянных членов Совета директоров, забудет со временем даже миссис Смит, невзлюбившую ее с первой встречи и все-таки решившую дать деньги для города. Но она никогда не забудет, что Тэннер разглядел и признал се талант, нашел слова, чтобы подбодрить, поддержать се и даже подстегнуть ее самолюбие. А еще она будет помнить, какой он красивый, милый и целуется лучше всех мужчин на свете. Пусть он вошел в ее жизнь всего на несколько недель, но он был послан ей судьбой. Он навсегда останется в ее сердце, и воспоминания о нем будут самыми дорогими. Бейли знала, никого лучше, чем Тэннер Макконел, ей никогда не. встретить.

Видимо, ее чувства отразились на лице, потому что Тэннер посмотрел на нее вопросительно. Затем его взгляд затуманился, как будто он прочитал ее сокровенные мысли.

— Бейли, твой взгляд мне очень приятен, даже лестен, но ты играешь с огнем.

— Неужели? — Она хотела произнести это непринужденно, а получилось сдавленно, с затаенной надеждой.

— Именно. — Тэннер улыбнулся с видом мужчины, привыкшего к лести в свой адрес. И вдруг, сама не зная почему, Бейли решилась на отчаянный поступок.

Она сделала шаг еще ближе и поправила узел его галстука.

— Думаю, мне надо поработать над своей мимикой. Предполагалось, что взгляд будет всего лишь благодарным.

— Благодарным? — спросил Тэннер.

Бейли пожала плечами.

— Да. Ты мне очень помог в последние недели. Я знаю, все выглядело так, будто я возмущалась твоим вмешательством, но это не правда. Я благодарна за все, что ты сделал для нас. И особенно за Фонд миссис Смит.

— Ерунда, мэм. Мне это ничего не стоило, — шутливо ответил Тэннер, поддразнивая ее.

Но несмотря на его шутливый тон и нежелание, чтобы его благодарили, Бейли чувствовала, Тэннеру важно, чтобы его усилия были замечены и оценены — Стоило Для начала нужно заиметь хороших друзей, которые, когда тебе требуется, придут на выручку и помогут встретиться с нужными людьми.

— Бейли, — запротестовал Тэннер, — всю работу ты выполнила сама.

Она отрицательно покачала головой.

— Ничего бы не было, если б ты не вывел нас на миссис Смит.

— Я не сделал ничего особенного. А друзья… Это одно из преимуществ быть богатым и знаменитым, пусть и в прошлом.

— Это не так, — горячо возразила Бейли. — Хорошие друзья есть только у того, кто и сам является хорошим другом. Не принижай свих достоинств. Дружить по-настоящему умеют очень немногие. И ты один из этих немногих.

Сейчас, глядя в ее глаза, Тэннер был уверен, что она действительно так думает. Осознание того, какие чувства она испытывает к нему, захлестнуло его радостью. Как только увидел Бейли впервые, он подумал, что, если между ними возникнет что-то, это будет глубоким и настоящим.

Он погладил ее по щеке.

— Спасибо.

— Не за что. — Бейли улыбнулась.

Тэннер ощутил, как в нем просыпаются чувства, которые он считал давно умершими и погребенными. Он вдруг поверил, что у него может что-то сложиться с этой девушкой, потому что она была честной и безыскусной. Если между ними возникнут проблемы, она первой заговорит о них и не станет молча копить в себе обиду, дожидаясь, когда уже невозможно будет что-либо исправить. Она не станет швырять ему в лицо обвинения, не давая ни слова сказать в свое оправдание. Если он решится вверить ей свое сердце, она не бросит его небрежно под ноги несколько лет спустя.

— Бейли? Тэннер? — В дверях конференц-зала стояла Аманда.

Они отскочили друг от друга, как застигнутые врасплох подростки, и повернулись к двери.

— Да? — сдавленно произнесла Бейли.

— Вот ваш чек, — сказала Аманда, направляясь к ним через зал. — Еще раз поздравляю.

— Спасибо, — ответила Бейли. — Сто тысяч долларов. Я не могу поверить…

— Похоже, все идет очень хорошо, — заметила Аманда. — Я провожу вас.

— Спасибо. — Бейли сложила чек и спрятала его в кошелек. Тэннер наблюдал за ней в каком-то трансе.

Одна часть его души отчаянно надеялась, что все между ними может сложиться, но другая, опытная и рассудительная, отвергала эту мысль. Теперь, когда она получила деньги для города, ее работа в Уилморе только начинается. Она не сможет никуда уехать, а он уедет во Флориду, как только сложит свои вещи.

— Не забудь, ты должна найти хорошего специалиста по ландшафту, — напомнил он.

— Я помню. — с улыбкой ответила Бейли. — И у меня на примете уже есть один парень.

— Парень? — спросил он, идя вслед за ней и Амандой.

— Мой друг по колледжу. Его зовут Дэнис.

Тэннер резко остановился, будто наткнулся на невидимую преграду.

— Дэнис?

— Да, Дэнис, — подтвердила Бейли, не замечая, что Тэннер словно примерз к полу.

Нет, он не может уехать, зная, что Бейли намерена совершить самую большую ошибку в своей жизни. Не может!

Глава 9

В полном молчании они поехали домой. Движение на дороге требовало от Бейли полной концентрации внимания, поэтому она сначала даже не заметила, что Тэннер мрачен и о чем-то сосредоточенно думает. Она решила не ехать по скоростному шоссе, потому что тогда они слишком быстро вернулись бы в Уилмор и… все бы закончилось. Как только они вернутся, Тэннер уедет. У него больше нет причин задерживаться в городе: его машина отремонтирована, датчики эрозии и осаждения почвы на участке его родителей установлены, обязательства перед городским Комитетом выполнены.

Он мог уехать в любой момент, и Бейли очень хотела думать, что его мрачное настроение, которое она наконец заметила, было вызвано сомнениями в том, хочет ли он уезжать.

— Поверни здесь! — неожиданно скомандовал он.

— Где здесь? — недоуменно спросила Бейли.

— Прямо здесь. — Он указал на извилистую дорогу На съезде висел указатель «Уиндмсрский гольфклуб».

— Ты хочешь поиграть в гольф?

Тэннер глубоко вздохнул.

— Не особенно. Но мне нужно кое о чем подумать, а думается лучше всего на свежем воздухе.

— В спортклубе? — с подозрением спросила Бейли, но с главной дороги свернула.

— Да. Играя в гольф, — подтвердил Тэннер.

Бейли почему-то стало очень смешно.

— А что ты предлагаешь делать мне, пока ты будешь играть в гольф и думать?

— Ты тоже поиграешь, — ответил Тэннер, выскакивая из джипа, поскольку Бейли уже припарковалась на стоянке клуба.

Бейли последовала за ним по направлению к главному зданию. Окрашенный в бледно-желтый цвет, со ставнями темно-зеленого цвета, он походил скорее на жилой дом, чем на офис.

— Тэннер, посмотри на меня, — скомандовала Бейли, переходя на легкий бег, чтобы угнаться за ним. Мало того, что я в деловом костюме и туфлях на каблуках, я еще и… в колготках!

Тэннер немедленно остановился и одарил ее такой медленной и насмешливо-сексуальной улыбкой, что у нее подогнулись колени.

— Ну так сними все это.

— Ага. И играй в гольф голой, — выпалила Бейли, околдованная этой улыбкой. И только потом осознала, что же она сказала.

— А что, неплохая идея, — бросил Тэннер, придерживая для нее входную дверь. — Но, с другой стороны, в таких деревенских клубах основной контингент — благовоспитанные старички, решившие погреться на полуденном солнце. Мне не хотелось бы каждые десять минут вызывать «Скорую помощь».

Уж лучше я раскошелюсь и куплю тебе в спортивном магазинчике шорты и футболку.

Когда он говорил, все казалось таким легким и естественным. Впрочем, для него оно таковым и было: двести долларов за то, чтобы поиграть в гольф, сто пятьдесят — за две пары шорт и пятьдесят — за рубашку для гольфа, которую она, Бейли знала точно, больше не наденет ни разу в жизни.

— Это безумие, — бормотала Бейли, держа в руках покупки, к которым добавились две пары специальной обуви для гольфа, пока Тэннер рылся на полке с козырьками.

— Подожди, пока увидишь, сколько мне придется заплатить за козырьки. — Он показал ей ценник, прикрепленный к белому козырьку из махровой ткани с розовой символикой клуба.

— Это преступление! — ахнула она.

— Нет, это прибыльный бизнес. Оглянись, Бейли, — призвал он ее. — Это место для людей, имеющих деньги. Не хочешь платить пятьдесят долларов за безобразную рубашку, не плати и вообще не приезжай сюда.

— Я и не собиралась, — проворчала она, направляясь вслед за Тэннером к кассе.

Не дожидаясь, пока кассир, пожилой мужчина, назовет общую сумму, Тэннер протянул кредитку.

— Я сама за себя заплачу, — сказала Бейли, кладя покупки на маленький, хрупкий столик возле кассового аппарата и доставая кошелек.

— Ни в коем случае, — возразил Тэннер и остановил ее руку. — Это была моя идея, мне и платить.

— Ты так говоришь, потому что знаешь, что я банкрот.

Он рассмеялся.

— Нет. Я просто подкупаю женщину, которая когда-нибудь в телеинтервью будет рассказывать о том, как она добилась успеха и с чего все началось, вскользь упомянет и мою скромную персону.

— Значит, подкуп?

— В надежде на твою благосклонность.

Со смехом они покинули спортивный магазин. В холле они спросили у служащего, где находятся раздевалки, за возможность воспользоваться которыми Тэннер выложил еще сотню долларов. В женской раздевалке Бейли сняла костюм, колготки и туфли, сложила их в шкафчик и закрыла на ключ. Облачившись в обновки — шорты цвета хаки, футболку ужасной зеленобордово-оранжевой расцветки и козырек, — она взглянула на себя в зеркало и рассмеялась.

— Ты отлично выглядишь, — сказал Тэннер, выходя из мужской раздевалки.

— Ты тоже, — поддразнила Бейли, Его футболка резала глаз не менее диким сочетанием цветов, но даже в ней он выглядел бесподобно. Никакая аляповатая одежда не могла испортить его. Он выглядел как преуспевающий молодой бизнесмен, решивший на досуге поиграть в гольф. Впрочем, все именно так и было. И эти несколько полуденных часов он будет принадлежать ей.

Усилием воли Бейли прервала полет своей фантазии. Да, Тэннер сказал, что должен подумать, но с чего она взяла, что он решил пересмотреть свое решение об отъезде. В лучшем случае он решил оттянуть неизбежное — ведь, когда они вернутся в Уилмор, его больше ничто не будет держать в городе. Они вряд ли увидятся когда-нибудь снова, и это вызывает у него грусть так же, как и у нес. Сейчас они здесь, чтобы наслаждаться каждой минутой, проведенной вместе, потому что их время неумолимо истекает.

Что ж, она поступит так же, как он: сохранит прекрасные воспоминания об их знакомстве, об этом солнечном дне. Никакой грусти. Никакого выяснения отношений. Одно сплошное удовольствие.

— Ты на самом деле выглядишь очень мило, — сказал Тэннер.

— Спасибо.

В это время служащий принес клюшки, взятые Тэннером напрокат. Последовав его примеру, Бейли взяла сумку с клюшками, повесила се через плечо и пошла вслед за ним по направлению к стоянке картов.

— С чего ты взял, что я играю в гольф? — спросила Бейли, когда юркая белая машинка тронулась с места по направлению к первой метке.

— Ты ведь играла в колледже, — просто ответил Тэннер, но что-то в его словах смутило Бейли.

— А что ты еще знаешь обо мне, чего я не знаю, что ты знаешь? — спросила она, легко выпрыгивая из карта, поскольку они приехали к месту начала игры.

— Не очень много, — честно признался Тэннер.

Он воткнул свою метку в землю и на ее верхушку положил мяч. Выбрав драйвер — специальную длинную клюшку, он примерился, размахнулся и, рассекая воздух, сымитировал удар. Затем, заняв позицию, он одним сильным, но неточным ударом стукнул по мячу. Тот взмыл в безоблачное голубое небо и приземлился, не долетев даже до грина — зеленой лужайки, окружающей лунку.

— Черт, — пробормотал Тэннер, выдергивая метку из земли.

— Почему ты чертыхаешься? — спросила Бейли с искренним недоумением, глядя на место приземления его мяча. — Мяч не долетел до грина всего фут.

— Для меня это не всего, а целый фут.

— О, извините меня, мистер чемпион. Мы с вами из разных весовых категорий.

Она сделала пробный замах и подошла к мячу.

Примерившись, Бейли ударила и стала наблюдать, как летит ее мяч. Больше всего это походило на полет камня через лужу.

Тэннер одарил ее сочувствующим взглядом.

— Я думал, ты играла в колледже.

— Я никогда тебе этого не говорила, — с улыбкой заметила Бейли, укладывая клюшку в сумку. — Тебе сказал об этом кто-то другой.

Тэннер сел за руль карта.

— Тебя это беспокоит?

— Немного.

— Я думал, ты будешь польщена, узнав, что ты мне небезразлична и что я пытался узнать о тебе побольше. — Нажав на газ, он направил карт по направлению к ее мячу.

— А это на самом деле так? — спросила Бейли, стараясь не сбиться с легкомысленного, дружелюбного тона и не дать волю своим надеждам.

Тэннер остановился на дорожке неподалеку от места приземления ее мяча.

— Что-то вроде того.

— А ты, оказывается, любопытен.

— Не без этого, — без тени раскаяния согласился Тэннер.

— Ты собрал всю интересующую тебя информацию?

— Никто не знает тебя настолько хорошо, Бейли, с усмешкой сказал он. — Иди бей по своему мячу.

Бейли выпрыгнула из карта, выбрала клюшку и пошла по траве к своему мячу.

— Что ж, я хотя бы попала в допустимые пределы, — крикнула она Тэннеру, который лишь покачал головой в ответ. Размахнувшись, она поддела мяч снизу и подбросила его вверх. Несколько секунд он летел очень красиво, затем сделал дугу и приземлился в нескольких футах справа от мяча Тэннера.

— Хороший удар, ничего не скажешь, — прокомментировал он, когда Бейли снова уселась на пассажирское сиденье.

— С каждым хоть раз в жизни случаются чудеса, небрежно заметила она, но в душе была очень горда собой. В колледже она хоть и не была лучшим игроком, но всегда была на уровне. — Знаешь, если ты дашь мне несколько советов и потренируешь немного, может, я и восстановлю былое мастерство.

— Ты думаешь? — Тэннер внимательно посмотрел на нее.

— Конечно. Ты имеешь что-то против?

Не я, а мой здравый смысл, подумал Тэннер. Еще немного, и он его просто-напросто лишится. Он привез Бейли сюда, чтобы подумать, как поступить, зная, что она собирается нанять в качестве архитектора своего бывшего жениха, мужчину, разбившего ей сердце. Но он вообще не в состоянии думать, когда она рядом — такая восхитительная в этой ужасной футболке. Милая. Остроумная. Способная придать очарование самым обычным вещам. Именно с такой женщиной он мечтал прожить всю жизнь. Теперь Бейли хочет, чтобы он поправлял положение ее тела: рук, бедер и бесконечно длинных, стройных ног.

Чтобы проверить и поправить положение ее рук на клюшке, ему придется встать сзади вплотную к ней, прижаться и практически обнять.

Отлично! Он приехал и привез ее сюда, чтобы подумать о том, как уберечь Бейли от неминуемой ошибки, а вместо этого он вообще ни о чем не думает, а лишь изыскивает способы, чтобы быть поближе к ней. И отнюдь не эмоционально или умственно, а на самом что ни на есть примитивном физическом уровне.

Тэннер ударил по мячу и проследил, как тот приземлился на зеленую траву в футе от лунки.

— Не боишься быть освистанным? — шутливо поддела его Бейли.

— Это была разминка, — буркнул Тэннер, направляясь к карту, чтобы положить клюшку с железной головкой и взять паттер — короткую клюшку. Он надеялся, что за это время Бейли сделает свой удар, но он ошибся. Она стояла позади него и улыбалась.

— Что? — спросил Тэннер.

— Мне нужна твоя помощь, — просительно сказала она. — Научи меня своему удару.

Тэннер испустил глубокий вздох — не объяснять же ей, что он попросту боится прижиматься к ней, поскольку его и так целый день обуревают весьма провокационные мысли и желания. Но больше всего пугает мысль о скором расставании. В его памяти и так останется слишком много воспоминаний о ней, чтобы к ним добавились еще и сегодняшние.

— Просто ударь по мячу. Уверен, у тебя все получится.

— А я не уверена, — хныкающим голосом ответила Бейли. — Не упрямься, Тэннер. Мне очень нужно попасть в лунку.

Судя по всему, Бейли не понимает, что происходит с ним, и он засомневался, не пригрезились ли ему все те чудесные вещи, которые он увидел в ее глазах несколькими часами раньше. Если она на самом деле испытывает к нему те чувства, отражение которых он разглядел в ее прекрасных фиалковых глазах, то не может не понимать, что малейший физический контакт между ними способен привести к взрыву, катастрофе. С другой стороны, даже если Бейли пока не понимает его поведения, продолжи он отказываться, она сообразит, в чем истинная причина его отказа, а это смутило бы его. Уж лучше преподать ей пару уроков.

— Так и быть, — сказал он, с демонстративным вздохом выбираясь из карта. Он стал позади нее, мысленно проанализировал путь, который должен сделать мяч, чтобы попасть в лунку, затем положил руки ей на бедра и слегка наклонил, чтобы ей было удобнее целиться. — Сдвинься чуточку влево.

— Так? — уточнила Бейли, двинув бедрами.

— Именно, — сквозь стиснутые зубы процедил Тэннер.

— Что теперь?

Он вздохнул, встал позади Бейли, положил руки поверх ее рук, корректируя их положение на клюшке. Чувствуя, как его грудь прижимается к ее спине, Тэннер посмотрел на их руки, сжимающие клюшку, и на него снизошло чувство, что так должно быть всю жизнь.

— Ты все делаешь правильно, — произнес он, поспешно отступая. — Теперь медленно отведи клюшку назад и постарайся поддеть мяч снизу, а ни в коем случае не сверху.

— Хорошо, — сказала Бейли и снова вильнула бедрами. Она всего лишь пыталась принять более удобную стойку, но Тэннер отреагировал на это движение отнюдь не «по-спортивному». — Я смогу, я сделаю это, — бормотала тем временем Бейли, войдя в азарт.

— Конечно, сможешь. И сделаешь!

У Тэннера был свой резон — если она хорошо ударит, ему не придется снова прижиматься к ней, испытывая танталовы муки.

Бейли замахнулась, и Тэннер зажмурил глаза, вознося молитвы. Она поддела мяч, белый шар взмыл вверх и приземлился ровно в центре грина.

— Ура! — издала Бейли ликующий вопль и исполнила победный танец. — Следующим ударом я загоню мяч в лунку!

— Только удар должен быть очень легким, — напомнил Тэннер.

— Конечно. — Бейли помчалась к карту, чтобы поменять клюшку. — Ты должен мне помочь.

— Бейли, ты прекрасно справишься сама, — запротестовал Тэннер.

— Нет. Сейчас мне просто повезло, да и то потому, что ты помог мне. — Бейли умоляюще смотрела на него. — Я так хочу загнать мяч в лунку. Пожалуйста, Тэннер. — Она была такой искренней и трогательной, что его сердце не могло не дрогнуть.

— Ладно, — со вздохом согласился он, выходя на лужайку. Поскольку ее мяч был дальше от лунки, чем его, ей предстояло бить первой. Тэннер внимательно изучил ситуацию, прикинул высоту и густоту травы, намечая траекторию. — Мяч, скорее всего, уйдет вправо из-за небольшого уклона, который тебе не виден.

— Я должна сама посмотреть, — решительно заявила Бейли.

— Не стоит, я уже сделал это. — Тэннер встал позади нее. — Чтобы этого не случилось, сдвинься немного и целься в эту маленькую коричневую точку. Мяч здесь повернет и закатится в лунку.

— Поняла. — Бейли кивнула и прислонилась к Тэннеру, чтобы тот помог принять ей правильную позу.

Он закрыл глаза, но вместо желания поскорее покончить с этим, наслаждался каждым моментом происходящего. Именно такими виделись ему отношения с любимой женщиной — вместе делать и получать удовольствие от, казалось бы, самых обыденных вещей. От гольфа в деревенском клубе, например.

Тэннер вдыхал аромат ее волос, впитывал ощущение от прикосновения ее спины и плеч к его груди, ягодиц к… Он не смог удержаться и ласкающим жестом погладил ее предплечья, затем поправил положение ее рук на клюшке.

— Вот так, — не сказал, а хрипло прошептал он.

— Спасибо, — сдавленно ответила Бейли, как будто ей не хватало воздуха.

Тэннер догадался, что в пылу игры она только сейчас осознала, что происходит между ними, и поспешно отступил на пару шагов назад.

— Теперь медленно отведи клюшку назад примерно на двенадцать дюймов и легонько стукни по мячу, а трава сама задаст импульс ускорению.

Бейли точно выполнила его инструкции — отвела клюшку примерно на двенадцать дюймов и легонько ударила по мячу. Он покатился сначала медленно, а затем, как и предсказывал Тэннер, повернул направо у коричневой метки, набрал скорость, катясь под уклон и… вкатился в лунку.

— Ура-а-а-а! — закричала и запрыгала Бейли. — Попала! Попала! Я играю в гольф впервые за три года, и я попала!

— Молодец, — похвалил Тэннер, направляясь к своему мячу. Он оценил его положение, прикинул скорость, ударил, и его мяч тоже оказался в лунке.

— Ты тоже попал! — Бейли захлопала в ладоши, как будто они выиграли Кубок мира.

Ее энтузиазм и неподдельная радость ножом полоснули Тэннера по сердцу. Он так отчаянно нуждался в этом. Он мечтал разделить жизнь с кем-то, кто бы радовался бессмысленной игре, кто умел; бы хлопать в ладоши и прыгать от радости. И при этом он собирался не просто отказаться от всего этого, но и позволить вернуться в ее жизнь бывшему бой-френду, пусть и в качестве ландшафтного архитектора. Тэннер не представлял себе, как заговорить об этом с Бейли. Этот парень обидел ее, причинил боль.

И во всем этом все равно виноват он — не найди он миссис Смит, не поспособствуй получению денег, не надо было бы искать архитектора и Дэнис не возник бы снова на ее горизонте.

— Я в восторге, — уныло пробурчал Тэннер.

— Должен был бы быть, — уточнила Бейли, — но это почему-то не так.

— Я в порядке, — сказал он, чувствуя мучительную боль в сердце. — Пойдем к следующей метке.

Бейли не сдвинулась с места.

— Эй, постой! Не изображай из себя мученика. Тебя никто не тащил сюда на аркане. Это была твоя идея поиграть в гольф, а не моя. Это ты купил всю экипировку, включая ужасные футболки. Поэтому не надо на меня ворчать и рычать. Черт возьми! Ты только что попал в лунку и должен радоваться…

Конечно, Бейли права. Просто она говорила о том, что было на поверхности, не представляя, что творится в его душе.

— Я не ворчу, — сказал Тэннер, стараясь, чтобы его голос звучал беззаботно. — Яс утра несколько задумчив и рассеян. Я уже говорил, что специально решил остановиться здесь, чтобы подумать в тишине, на свежем воздухе. А ты все превратила в игру.

— Ну и что? Это и есть игра.

Как бы он хотел, чтобы это на самом деле было так.

— Ты не можешь так думать, — наставительно сказал он, сильнее вдавливая педаль акселератора, поскольку они уже ехали к следующей метке. — Если ты намерена чего-то добиться в этой жизни, ты должна быть серьезнее.

— Тэннер, о чем ты?! — Бейли смотрела на него во все глаза. — Я всегда очень серьезно и здраво смотрю на жизнь. И ты прекрасно знаешь об этом!

— Неужели? — Тэннер выпрыгнул из карта. — Тогда как ты можешь нанимать бывшего бойфренда в качестве архитектора?

От удивления и неожиданности Бейли раскрыла рот. К этому добавилось негодование на Тэннера, который не стал дожидаться ее ответа, как будто его это не интересовало, а установил мяч возле метки и с силой ударил по нему драйвером. Поскольку травяная дорожка здесь была длинной и изогнутой, Тэннер даже не увидел, где он приземлился.

— Я собираюсь пригласить Дэниса, поскольку он действительно очень, очень хороший архитектор.

— Да, если забыть о том, что он причинил тебе боль.

Бейли посмотрела на него с изумлением.

— Тэннер, это возмутительно, что ты так много знаешь обо мне.

— При этом ты знаешь обо мне совсем немного, да?

— Ты очень скрытен, поэтому никто ничего о тебе толком не знает. Мы столько раз так или иначе касались истории с твоим разводом, но ты так и не рассказал мне всей правды. Говоря о бизнесе, ты давал мне советы, ссылаясь на собственный опыт, но ни разу не сказал ничего конкретного — сколько грузовиков было в твоей компании, где располагался твой офис, сколько у тебя было сотрудников… кто, наконец, купил твою компанию. Ты воздвиг вокруг себя стену, за которую никому нет хода.

— Ладно, если для тебя это так важно… — Тэннер засунул клюшку в мешок. — Ты хочешь знать, что случилось между мной и Эмили? Я тебе расскажу. Я повредил ногу, ушел из спорта, в течение года перенес несколько операций на колене и мучительно искал ответ, как мне жить дальше и куда вложить деньги, доставшиеся мне в качестве компенсации. При этом я совсем забыл о жене. К тому времени, как я пришел в себя, она уже ненавидела меня и попросила развода.

Он замолчал и перевел дыхание. Боль, всколыхнувшаяся в нем, была готова пролиться слезами, но он взял себя в руки, зная, что жалеть себя бессмысленно.

— Теперь довольна?

— Господи, Тэннер! — Она знала, что ему не нужно ее запоздалое сочувствие, но ничего не могла с собой поделать. — Весь твой мир рухнул, и ты имел все основания быть немного… не в своей тарелке.

— Но я не имел права унижать и обижать другого человека. Особенно человека, которого, как мне казалось, я любил.

— А ты никогда не думал, что Эмили виновата не меньше тебя? Что она должна была поддержать тебя, а не наблюдать со стороны, а потом еще и стать в позу обиженной?

Тэннер сглотнул.

— Нет. Вся вина лежит на мне. Эмили зависела от меня, и я предал ее.

— Для танго нужны двое, Тэннер. — Бейли покачала головой.

— Именно поэтому ты решила простить Дэниса и пригласить его на работу? Потому что ты чувствуешь себя виноватой в том, что он украл у тебя деньги?

— С его точки зрения, он ничего не крал. Я считала, что дала ему взаймы, чтобы он оплатил годовое обучение. А он решил, что я просто подарила их ему.

— Очень интересное объяснение, — раздраженно заметил Тэннер, сам не понимая, из-за чего он так злится.

— Но это правда. Мы жили вместе, и это дало ему возможность предположить…

— А когда вы расстались, ему не пришло в голову вернуть тебе деньги?

— Что я могу сказать? Мы не оформляли никаких бумаг, не подписывали никакого соглашения. Я не могу доказать, что дала деньги взаймы. Обратись я в суд, Дэнис заявил бы, что считал эти деньги совместной собственностью.

Тэннер недоверчиво смотрел на нее.

— Бейли, неужели ты так наивна? Да он просто обобрал тебя! А теперь ты решила дать ему еще один шанс.

— Нет, я решила дать ему работу, — холодно парировала Бейли. Она тоже разозлилась, но Тэннер уже не мог остановиться. Он злился и ревновал, поэтому набросился на девушку с новой силой.

— А место в своей жизни ты тоже решила ему дать?

— Тебя это волнует?

— Да, это волнует меня, потому что я думал, что ты деловой человек, а ты… Ты совершаешь огромную ошибку. Нельзя доверять тому, кто не заслуживает доверия.

— Это твое профессиональное мнение? Сейчас ты говоришь как бизнесмен?

— Да. — Остатки здравого смысла посоветовали Тэннеру ухватиться за эту подсказку, иначе как он мог объяснить такое настойчивое вмешательство в ее жизнь.

— Что ж, я не согласна с тобой с деловой точки зрения. А что до остального… Я думаю, это тебе нет места в моей жизни, Тэннер. — Она решительно засунула клюшку в мешок. — Поехали домой.

Тэннер отрицательно покачал головой.

— Нет. Поезжай одна, — тихо сказал он.

— А как ты доберешься?

— Как-нибудь доберусь. Я всегда нахожу выход, Бейли. Поезжай, я не нуждаюсь в тебе.

Бейли вздернула подбородок.

— В этом-то все и дело, Тэннер. Ты ни в ком не нуждаешься. Ни в ком.

Глава 10

— Что ты делаешь?

Тэннер поднял голову и посмотрел на мать.

— А ты как думаешь?

— Судя по раскрытым чемоданам и разложенной одежде, ты либо проводишь инвентаризацию, либо собираешься куда-то ехать.

— Второе.

— И куда же ты направляешься?

— Во Флориду.

— А-а-а… — Дорис прошлась по комнате. — И надолго?

— Навсегда.

Тэннер посмотрел на мать, которая задумчиво поправляла воротник на его сложенной рубашке. Впрочем, ему не надо было видеть ее глаз, чтобы знать, о чем она думает, и испытать мгновенное чувство вины.

— Ради бога, мама! Мы обсудили это несколько месяцев назад. Я собираюсь купить большой дом прямо на берегу Мексиканского залива. Ты и отец будете приезжать ко мне. Захотите, можете жить там всю зиму.

— В Уилморе зимой слишком красиво, чтобы мы могли уехать так надолго.

— В Уилморе зимы холодные и влажные. Во Флориде вам будет намного лучше.

— Нет. — Дорис покачала головой. — По-моему, единственный, кому будет там лучше, это ты. Вернее, ты так думаешь. А почему, позволь спросить?

— Ты знаешь.

— Нет. Вернее, не уверена. Помимо теплого климата, я не вижу других преимуществ жизни во Флориде.

Тэннер тяжело и выразительно вздохнул.

— Мам, я не хочу снова начинать этот разговор.

— Ладно. Объясни только, чем вызвана такая поспешность, ведь еще утром даже речи об отъезде не было.

— Просто утром я не был уверен, что Фонд миссис Смит выделит деньги для города. Теперь, когда Бейли получила эти деньги, я могу уехать.

— А-а-а… — снова протянула Дорис и присела на краешек кровати. — Значит, ты можешь ехать, поскольку Бейли получила деньги, так?

— Так.

— А эта Бейли славная девушка, ты не находишь?

— Нахожу.

— Милая, простая… и очень талантливая. Она настоящая бизнес-леди.

— Это лишь малая толика ее достоинств. — Тэннер покачал головой. — Эта девушка — настоящий феномен. Она мечтает создать целую сеть салонов красоты, и я думаю, рано или поздно сделает это. Она знает, чего хочет, и крепко стоит на ногах. Падает, ушибается, но встает и снова идет вперед. Когда-нибудь мы все с гордостью будем говорить, что знали ее.

Дорис Макконел изумленно взирала на сына.

— Тогда почему ты не хочешь остаться и помочь ей?

— Потому что она мне слишком нравится, — с горьким смешком ответил Тэннер.

— Будь это так, ты бы не уезжал. Кроме того, ты ей тоже нравишься, я в этом уверена.

— В том-то все и дело. Я знаю, что нравлюсь ей.

Но если она свяжется со мной, я сделаю ее жизнь невыносимой. Начну командовать, давать советы, в которых она вовсе не будет нуждаться. Принесу ей одни неприятности.

Именно это он и сделал сегодня днем. После блистательной презентации, где она еще раз продемонстрировала свою компетентность, он проявил грубое неверие в ее способность самой выбрать нужного специалиста. Он влез не в свое дело, затеял ссору, обидел ее. Нет, Эмили была во всем права, а вот Бейли не права, когда говорила, что он ни в ком не нуждается. Он просто боится причинить боль дорогим ему людям, как когда-то Эмили, как сегодня самой Бейли. Он приревновал ее к бывшему бой-френду, разозлился за то, что она решила пригласить Дэниса на работу и в свою жизнь. Он отказал ей в праве поступать по своему усмотрению, хотя этот проект от начала и до конца был ее детищем. Он не имел права навязывать ей свое мнение, но не сдержался.

— Тэннер, ты только что за много миллионов продал свою компанию и сейчас свободен. Ты не задумывался, что мог бы быть очень полезен Бейли в ее становлении? Ты компетентен в правовых и бухгалтерских вопросах, знаешь даже, как справиться с Главным налоговым управлением. Ты мог бы ей помочь тысячью способов. Ведь ты знаешь, как тяжело бывает на старте. Тем более, если ты будешь рядом, станешь помогать, у вас могут сложиться личные отношения.

— Мне не стоит вмешиваться в ее жизнь, — гнул свою линию Тэннер, хотя слова матери смутили его.

Честно говоря, он никогда не рассматривал возможность такого развития их отношений. И все-таки он не сомневался в своей правоте. Он ревнив, стремится навязать свое мнение и настоять на своем. — Кроме того, я сам себя отправил в отставку, на пенсию.

Я заработал это право. Я мечтал поехать во Флориду, купить яхту и катать туристов по морю. Я твердил об этом в течение последних десяти лет. Я не хочу предавать свою мечту.

— Хорошо, раз ты видишь себя молодым пенсионером и не хочешь вмешиваться в чужую жизнь, давай взглянем на проблему с другой стороны.

— С какой?

— Если ты не сомневаешься, что Бейли преуспеет в своих начинаниях, ты можешь пригодиться ей в качестве отца се детей и «домохозяина».

Неожиданные слова матери снова выбили его из колеи. Вот уж кем он никогда себя не представлял, так это неработающим отцом гипотетических детей.

Он даже никогда не думал, что у них с Бейли могут быть общие дети. Мысль об этом взволновала его, привела в трепет. Тэннер вскочил с кровати и начал мерить комнату шагами.

— Тебе не понравилась идея стать неработающим отцом? — спросила Дорис с едва заметной иронией.

— Нет, — быстро ответил Тэннер и вдруг понял, что не солгал. У него возникло странное ощущение, что неожиданное предложение матери могло бы стать решением всех его проблем. Он не будет с налета вмешиваться в дела Бейли, а станет ее надежным тылом. Он не станет управлять ею, разрушая тем самым ее жизнь.

Он сможет просто любить ее и помогать во всем. А если помимо заботы о паре детишек ему захочется заняться каким-то делом, он всегда может организовать небольшой чартерный бизнес.

Чувство облегчения теплой волной окатило Тэннера. Он больше не будет один. Ему нужно только протянуть руку, ведь его счастье так близко.

— Итак… — ободряюще сказала Дорис.

— Итак, я думаю, что люблю ее. — Он наклонился и звонко поцеловал мать в щеку.

— Скажи это не мне, а Бейли — Скажу. — Тэннера переполняла радость, но прежде, чем покинуть спальню, он обернулся к матери. — Мам, даже если Бейли согласится выйти за меня замуж, это не означает, что Флорида отменяется.

— Как это?

— Я по-прежнему мечтаю о яхте. Мечта о ней была моей путеводной звездой на протяжении десяти лет, пока я занимался перевозками грузов, и я ни за что не откажусь от нее. Я думаю, было бы неплохо иметь свой небольшой бизнес, чтобы не лезть в дела Бейли. Кроме того, я уверен, что у Бейли намного больше шансов преуспеть, если она будет жить в крупном городе, где больше возможностей, больше клиентов. Я уверен, — сказал Тэннер, удивляясь, как ему раньше не пришла в голову мысль о том, что отъезд во Флориду нужен не только ему, но и ей, что переезд во Флориду положительно скажется на ее карьере.

На лице Дорис появилось выражение неподдельного ужаса.

— Но Бейли связывает свою судьбу с Уилмором!

— Уилмор эксплуатирует Бейли, — резко сказал Тэннер, осознавая, что так оно и есть. — Ей нужен я, а мне — она, но это будет равное партнерство. Ни один из нас не будет использовать другого в своих целях, поэтому нам просто необходимо уехать из этого городка. Он душит Бейли, и я всегда знал, что здесь мне не место.

Проезжая мимо салона Бейли по пути к ее дому, он заметил свет в окнах. Решив, что Бейли в офисе занимается бумажной работой, он проехал чуть дальше и притормозил, увидев, что ее джип припаркован у задней двери. Тэннер взбежал по ступенькам и обнаружил, что дверь заперта.

Чтобы не испугать Бейли, поскольку шел уже одиннадцатый час ночи, он решил воспользоваться звонком, который, как он знал, имелся у главного входа. Тэннер обошел здание и только поднял руку, чтобы позвонить, как заметил, что дверь не заперта.

Он был уже готов громко окликнуть кого-нибудь, как услышал женский смех, донесшийся из задней комнаты. Ревность затуманила разум Тэннера прежде, чем ему в голову пришла хоть одна разумная мысль. Этот приглушенный смех должен звучать только для него. Представив, что другой мужчина мог вызвать у Бейли этот смех, Тэннер сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Джун, ты выглядишь просто потрясающе.

— Спасибо, Бейли, — услышал Тэннер голос Джун Хармон и испытал чувство неимоверного облегчения, на смену которому пришла злость на собственную глупость. Как он мог подумать, что, проведя весь день в его обществе, глядя на него с любовью, Бейли могла прыгнуть в объятия другого мужчины.

Тэннер глубоко вздохнул. Ему стоило испытать этот приступ ревности, чтобы понять, как он боится, что Бейли его не любит.

— Бейли, не знаю, как смогу расплатиться с тобой за… — начала Джун, но Бейли прервала ее.

— Ты ничего мне не должна! — твердо сказала девушка. — Мне так и так нужно было попрактиковаться в подборе волос и найти специалиста, умеющего делать хорошие парики, поэтому это ты меня выручаешь, согласившись взять его.

— Не знаю, что и сказать, — ответила Джун дрожащим шепотом.

— Ничего и не надо говорить.

— Ты не понимаешь, Бейли. Все считают, я должна радоваться, что химиотерапия помогла и я осталась жива. И я рада, очень рада, — быстро добавила Джун. — И сначала я не очень расстраивалась, что из-за этого у меня выпали волосы…

— Джун, ты не должна мне ничего объяснять…

— Должна, потому что ты единственная, кто понял, что каждый раз, выходя из дома с безволосой головой, я снова и снова напоминаю людям, как тяжело я больна. Да, все и так знают об этом, но я хочу, чтобы меня перестали жалеть и пугать моих детей.

Парик поможет мне дожить до того момента, пока отрастут мои собственные волосы и все забудут о моей болезни.

— Правильно. И я рада, что смогла помочь. — Бейли старалась говорить непринужденно, но Тэннер слышал, что она еле сдерживает эмоции. Он растерялся, не зная, как поступить, ведь он невольно подслушал очень личный разговор. Обнаружить себя значит смутить обеих женщин.

Бесшумно Тэннер вернулся к двери, осторожно открыл ее, позвонил в звонок и крикнул:

— Эй! Есть кто живой?

Прошло несколько секунд, прежде чем раздался голос Бейли:

— Мы здесь, в задней комнате.

Тэннер прошел через зал и отдернул занавеску, отделяющую подсобные помещения.

— Бейли, — поприветствовал он кивком. — Джун, добавил он и улыбнулся женщине. — Хорошая прическа. Это Бейли тебя подстригла?

Джун застенчиво коснулась парика, но Бейли опередила ее с ответом:

— Да, только что закончила. Мы долго решали, какая стрижка подойдет к ее типу лица.

— Отличная работа, — похвалил Тэннер.

— Спасибо, — поблагодарила Джун. — И тебе, Бейли, спасибо. — Женщина поднялась, и Тэннер невольно обратил внимание, какой старый и ободранный был стул, на котором она сидела. — Я должна идти, а то дети станут волноваться.

— Подвезти? — спросил Тэннер.

— Спасибо, я живу совсем рядом и с удовольствием пройдусь.

— Я… — снова начал Тэннер, но Бейли прервала его, незаметно качнув головой. Он понял, что она просит его дать Джун возможность сохранить остатки гордости. — Что ж, счастливо!

— Спасибо. Бейли, и тебе спасибо еще раз, — с этими словами Джун покинула салон.

Когда женщина ушла, в маленькой подсобной комнатке повисла тишина. Бейли схватила веник и стала собирать в кучу волосы, которые она, видимо, состригла с парика. Тэннер не знал, что сказать, потому что в очередной раз был удивлен: только ему начинало казаться, что он хорошо знает Бейли Стивенсон, как она снова преподносила ему сюрприз.

— Это было очень благородно с твоей стороны.

Бейли пожала плечами.

— Я часто иду навстречу работающим женщинам и задерживаюсь допоздна.

— Бейли, я находился здесь некоторое время и слышал ваш разговор.

— Тогда никому не говори об этом, — попросила она. — Джун пришлось очень нелегко. Когда я поняла, что она ужасно мучается из-за того, что косынки и шляпки, которые ей приходилось носить, не снимая, напоминают всем о ее болезни, я решила сделать ей парик и хотя бы этим помочь.

— Поэтому я и назвал твой поступок благородным.

— Это сделал бы любой на моем месте. У меня была возможность, не более того.

Не зная, что говорить или делать дальше, Тэннер молча наблюдал за тем, как Бейли подметает.

— Итак, зачем ты пришел? — нарушила она затянувшуюся паузу.

— По двум причинам. Во-первых, извиниться.

— Ну, тогда извиняйся. — Девушка прервала свое занятие и теперь в упор смотрела на него.

— Я прошу прощения, — со вздохом произнес Тэннер.

— Извинения приняты. Знаешь, ты как заноза в…

— Теперь о занозе, — решительно начал Тэннер, но по мере того, как он говорил, его решимость таяла.

Он вдруг вспомнил притчу о человеке, который из самых добрых побуждений освободил бабочку из кокона раньше срока, нарушив естественный ход событий, и бабочка умерла.

— Сегодня я разговаривал о тебе с моей матерью.

— Правда? И о чем же именно шла речь?

— Она считает, что я должен помочь тебе.

— А ты как считаешь?

— Теоретически я с ней согласен, но… не знаю, одним словом.

— И как же теоретически ты сумеешь мне помочь?

Тэннер растерялся. То, что казалось логичным и убедительным при разговоре с матерью, вдруг перестало быть таковым. Он не может просить ее выйти за него замуж, связать ее детьми и воскресными прогулками на яхте во Флориде. Это было бы эгоистично и несправедливо по отношению к Бейли. Он не имеет права увозить ее отсюда, это будет самым худшим, что он может с ней сделать.

— Первой моей мыслью было выплатить твой долг.

— И тогда салон перестал бы мне принадлежать? Она вопросительно посмотрела на него.

— Он и сейчас тебе не принадлежит. Он принадлежит тебе и банку.

Тэннер испытал чувство облегчения, выкрутившись из затруднительной ситуации. Вырвать ее из привычной среды значило бы подчинить ее жизнь своим желаниям, а это именно то, в чем его обвиняла Эмили.

Еще Эмили говорила, что своими поступками он принижает значимость других людей, ломает их жизни…

Даже спустя десять лет эти слова жгли его.

Тэннер сделал глубокий вдох и отступил на шаг.

— Ты права, это плохая идея. — Он безуспешно попытался выдавить из себя улыбку, затем сглотнул ком в горле и отступил еще на шаг. — Мне жаль, Бейли, что я вмешался в твою жизнь, лез с советами и учил, как надо поступать. Я, как ты меня назвала, заноза… Я самонадеян и нетерпим, считая, что я, и только я, знаю, как следует поступать… На счастье или на беду, — продолжал он, удивляясь, откуда берутся слова, — я таков, каков есть. И измениться я не смогу, прости. — Он сделал еще шаг назад. — Мне действительно очень, очень жаль.

— Тэннер, постой! — крикнула Бейли, поскольку при последних словах он отдернул занавеску и быстро пошел к выходу. — Подожди! — Она бросилась за ним.

Когда он остановился в дверях салона, Бейли сказала:

— У меня такое ощущение, что ты говоришь о чем-то большем, чем мой салон.

— Это была глупая идея.

— Не знаю. Ведь мы не попытались ничего обсудить, не попытались найти компромисс.

Бейли знала, что ее голос звучит умоляюще, но ничего не могла с собой поделать. Что же, черт возьми, произошло между ним и Эмили, если он даже спустя десять лет по-прежнему боится связать себя обязательствами с другой женщиной. Он несколько раз был на грани того, чтобы сломать барьеры, но каждый раз его что-то останавливало. И тогда она пошла ва-банк.

— Тэннер, я люблю тебя. Мне кажется, я влюбилась в ту же минуту, как взглянула на тебя впервые. Увидев его лицо, Бейли воспрянула духом. — Ради тебя я готова отказаться абсолютно от всего…

— Не говори так, пожалуйста, — простонал Тэннер, закрыв глаза.

Она подбежала к нему и схватила за руку, не давая уйти.

— Это правда. Клянусь Богом, я очень люблю тебя. Я сделаю для тебя все. Просто скажи, что тебе нужно, и я сделаю это.

— Тебе нужно найти кого-то, кого ты могла бы любить без всяких компромиссов и жертв. — Он замолчал, глядя ей в глаза. — Я не тот человек, который тебе нужен. — Его руки поглаживали ее предплечья, вверх-вниз, вверх-вниз. Затем со стоном он привлек ее к себе и прижался к ее губам. Это был долгий, полный отчаяния и безнадежности поцелуй, которым он признавался ей в любви и прощался. Затем он резко отпустил ее, распахнул дверь и выбежал в душную ночь.

Бейли бросилась за ним.

— Нет, Тэннер! Не уходи! — кричала она, но он не Остановился.

Широкими, решительными шагами он уходил из ее жизни. Бейли приросла к месту. Он не вернется, значит, так тому и быть. Если ее признания и мольбы не заставили его изменить решение, то в ее арсенале больше не осталось средств переубедить его. Тэннер никогда не будет принадлежать ей полностью, а если так, то задерживать его не имеет смысла.

Бейли поднялась по ступеням, вошла в салон и тихонько закрыла дверь. Она изо всех сил закусила губу, чтобы не расплакаться. И все-таки не удержалась.

Встреча с Тэннером Макконелом — лучшее, что случилось в ее жизни.

Глава 11

Тэннер вернулся в отель уставшим и измученным после того, как целый день смотрел яхты. За двенадцать часов он выяснил две вещи: во-первых, он ничего не понимает в яхтах, во-вторых, у него морская болезнь. Самая что ни на есть настоящая морская болезнь, из-за которой ему придется пересмотреть свои планы на будущее.

Тошнота, прочно обосновавшаяся в его желудке, непрестанно напоминала ему, что в его жизни все идет наперекосяк, начиная с развода.

Дверь лифта открылась, и Тэннер засунул руку в карман в поисках магнитной карточки-ключа. Он не сразу заметил, что у его двери стоит Эмили Торп, его бывшая жена и последний человек на земле, которого ему хотелось бы сейчас видеть.

— Как ты узнала, в каком номере я остановился? спросил он первое, что пришло ему на ум.

Эмили мило улыбнулась.

— Я использовала старый трюк Тэннера Макконела — зеленую банкноту.

— А ты знаешь, я могу потребовать, чтобы служащего, давшего тебе эту информацию, уволили?

Молодая женщина передернула плечами.

— Я знаю, что ты этого не сделаешь, — сказала она, наблюдая, как он открывает дверь. — Кроме того, тебе пришлось бы разозлиться на собственную мать, которая сказала, в каком отеле ты остановился. Я могу войти?

— Нет! — неожиданно даже для самого себя рявкнул Тэннер. В следующий раз, когда он увидит мать, он попросит ее быть более осмотрительной и не рассказывать кому попало о его местонахождении. — Ты решила, что десять лет назад не все высказала мне?

Хочешь добавить что-нибудь еще?

Лицо Эмили исказилось, а на глазах выступили слезы.

— О, Эмили, — с раскаянием простонал Тэннер.

Почему он каждый раз причиняет ей боль? — Прости меня.

— На самом деле это я хотела попросить у тебя прощения. Мне действительно очень жаль, Тэннер. И она разразилась рыданиями.

— Ради Бога, Эмили! — воскликнул Тэннер, обнимая ее за плечи и заводя в свой номер. — Я не хотел тебя обидеть, но мы как масло и вода — несовместимы. Ты каким-то образом заставляешь меня проявлять наихудшие мои черты.

При этих словах Эмили бросила на него затравленный взгляд и зарыдала еще громче.

— Ради всего святого! Перестань, Эмили! — уговаривал Тэннер, не представляя себе, что говорят и делают в подобных ситуациях. — Я еще раз приношу свои извинения. Может, дать тебе воды или еще чего-нибудь?

Она отрицательно покачала головой.

— Нет, спасибо. Я сейчас успокоюсь. Есть кое-что, что я обязательно должна тебе рассказать, но ты не захотел говорить со мной в Уилморе…

— Эмили, мы разошлись десять лет назад. Ты замужем уже девять лет, У нас нет ничего общего, и нам не о чем говорить.

— Нам нужно поговорить о многом. Это действительно очень важно, поверь. — Справившись с рыданиями, Эмили протянула руку и выдернула несколько бумажных носовых платков из коробки, стоявшей на прикроватной тумбочке. — И самое главное — это то, что я лгала тебе, когда мы разводились.

— В чем? — недоуменно спросил Тэннер, не понимая, какое это может иметь значение теперь. Однако это действительно должно быть важно, иначе мать никогда не дала бы ей его адрес во Флориде.

— Я лгала тебе по поводу причин, по которым хотела развестись с тобой. Моим единственным оправданием может служить отчаяние, в котором я тогда пребывала. — Она с мольбой посмотрела на Тэннера. — Пока тебя не было в городе, я не просто встречалась с Арти Торном, я забеременела от него.

— Что?! — ошеломленно спросил Тэннер. Вот это новость!

— Я должна была заставить тебя уехать, получить развод, чтобы мы с Арти могли немедленно пожениться. А ты настаивал на том, чтобы попытаться спасти наш брак, все наладить… Я не знала, что мне делать, и поэтому повела себя низко, стала обвинять тебя во всех грехах.

— Ты говорила, что я заставляю тебя чувствовать себя никчемной. Ты кричала мне в лицо, что я безответственный, невнимательный к другим людям, эгоцентричный. Что лучше тебе умереть, чем жить со мной. Я чувствовал себя последним мерзавцем.

— Прости, мне очень жаль.

— Жаль?! — Тэннер не верил своим ушам. — Ты кричала, что задыхаешься рядом со мной, что я не имею понятия, что такое семья, что я подлый и жестокий.

— Я помню…

— Все эти годы я старался измениться, но не мог, потому что не знал как… А дело, оказывается, было в том, что мне и не надо было меняться? Что я совсем не такой?

Несмотря на виноватый вид, Эмили возразила:

— Нет, Тэннер. У нас были большие проблемы, но я свалила всю вину на тебя, хотя была виновата не меньше.

— А ты могла просто признаться, что вы с Арти любовники?

— Чтобы ты учинил страшный скандал? — Она шмыгнула носом. — Я боялась.

— И поэтому сделала из меня мерзавца?

— Тэннер, но ты на самом деле был эгоистичным, навязывал людям свое мнение… Я просто немного сгустила краски, чтобы убедить тебя в том, что у нас нет никаких надежд сохранить наш брак. Иначе ты бы принялся настаивать… — Эмили запнулась. — Я знаю, что поступила очень плохо, Я давно хотела тебе во всем признаться, но у меня не было возможности.

— А что случилось с ребенком?

— У меня был выкидыш. — Эмили тяжело вздохнула и снова потянулась за бумажным платком. — Когда я рассказала Арти, что наговорила тебе, он очень разозлился. Но мы оба понимали, что, когда моя беременность станет очевидной и потом, когда родится ребенок, люди начнут подсчитывать и поймут, что я была беременна, будучи еще замужем за тобой. Ты тоже понял бы, что я изменяла тебе… Но на пути в Лас-Вегас, где мы намеревались пожениться, у меня началось кровотечение… После этого мы с Арти стали официально встречаться и поженились год спустя, выждав приличествующий срок после развода.

— И ты даже не побеспокоилась сообщить мне об этом?

— Я хотела. Я написала тебе несколько писем, но так и не осмелилась послать их. Я хотела все сказать тебе лично. Кроме того, ты всегда выглядел таким благополучным. Как будто не поверил мне или тебе это было безразлично, а потом… я увидела тебя с Бейли. Потом пошли сплетни, а потом ты уехал.

Помолчав немного, Тэннер задумчиво произнес:

— Женщина не станет… изменять мужу, если только тот сам не подтолкнет ее к этому.

— Вот я и считаю, что мы одинаково виноваты, устало и печально ответила Эмили. — Ты был потерян для меня. Ушел. Отстранился, Ты с ума сходил, не зная, как тебе жить дальше. А я была юной и легкомысленной, не знающей, как тебе помочь. — В ее глазах была мольба о понимании и снисхождении. Но я изменилась. Я выросла. И очень счастлива с Арти и детьми. Я желаю тебе того же.

— Чего?

— Быть честным с самим собой и обрести счастье, тогда я перестану считать себя виноватой.

Тэннер не смог удержаться от смеха.

— Не могу поверить в это!

— Должен, потому что я говорю правду. Я не сомневаюсь, твоя главная проблема в том, что ты разуверился в любви, правда, я немного тебе в этом помогла. Но ты изменился.

— С чего ты взяла?

— А разве ты сам так не думаешь?

— Не знаю. — Тэннер испытывал смущение. Конечно, он чувствовал облегчение из-за свалившегося с его плеч десятилетнего груза вины. Нет, он во многом виноват, но все-таки не такой мерзавец, каким считал себя много лет. Он настолько привык тащить на себе бремя вины за неудавшийся брак, что теперь не знал, как жить, сбросив его.

— Тэннер, ты можешь жить так, как ты хочешь, как подсказывает тебе сердце. И всегда мог.

— Да, мог, — согласился Тэннер, глядя на Эмили другими глазами. Она отнюдь не была хрупкой фарфоровой куклой, которую он жестоко обидел. Она была женщиной из плоти и крови, которая причинила ему не меньшую боль, чем он ей. И она была совсем чужой. — Итак, теперь ты счастлива?

— Очень.

— И теперь ты хочешь, чтобы я тоже был счастлив?

— Мне это необходимо.

Растерянный и смущенный, Тэннер провел рукой по лбу.

— Я чувствую, как будто начинаю жить заново.

— С чистого листа, Тэннер. Мы оба были виноваты, но моя вина, быть может, даже больше твоей, сказала Эмили и поднялась с кровати. — Я ухожу с чувством выполненного долга и наконец-то со спокойной душой.

У двери номера она остановилась, чтобы попрощаться. Тэннер улыбнулся ей в ответ и пожелал всего доброго, но он был в смятении. Десять лет он потратил на то, чтобы преуспеть, быть лучше хотя бы в бизнесе, считая себя плохим человеком и не позволяя любить и быть любимым. Развод с Эмили, ее слова были его непреходящей болью. А теперь оказывается, что все было не так…

— Я слышала, Тэннер Макконел страдает морской болезнью.

— Без шуток? — спросила Кора Бет, отрезая очередную прядь волос миссис Мерфи. Короткие и вьющиеся локоны были послушны рукам мастера. — Кто вам сказал?

— Его мать.

Бейли изо всех сил старалась не прислушиваться к разговору, касавшемуся единственного человека, которого она когда-либо любила. Ее чувства к Тэннеру были такими обостренными и всепоглощающими, что теперь она не сомневалась, что никогда не любила Дэниса по-настоящему Очевидно, что причина многих проблем Тэннера таится в его неудавшемся браке. Но она бессильна помочь ему или что-либо изменить. Им никогда не быть вместе. Каждое утро она повторяла себе это снова и снова, надеясь наконец смириться и забыть его. Но пока это ей не удалось.

Джимми Фарра, сын владельцев цветочного магазина, ворвался в салон с длинной белой коробкой.

— Эй, Бейли, это тебе!

Она подошла к кассе, достала несколько монет, протянула их парню и взяла коробку — О-о-о… — протянула Кора над ее ухом. — Цветы!

И от кого бы это?

— От тебя, должно быть, — уныло ответила Бейли, поскольку за последние две недели Кора делала все возможное, чтобы развеселить ее. И хотя настроение Бейли не улучшалось, она научилась хорошо притворяться.

— Я не посылала тебе цветы, — возразила Кора.

И она, и миссис Мерфи выжидательно уставились на Бейли.

— Да, конечно. Я пошутила. — Она направилась в подсобное помещение. — В любом случае я открою это там.

— Ах, Бейли! — воскликнула миссис Мерфи. — Я заслужила право увидеть, кто прислал тебе цветы, ведь я принесла пирожные к чаю.

— И вы думаете, я поблагодарю вас за это? — со смешком спросила Бейли. — Да я заставлю вас и Иду Ринглер оплачивать мои занятия аэробикой.

— У тебя изумительная фигура, и тебе не требуются никакие спортивные тренировки.

Услышав этот голос, Бейли резко повернулась к двери.

— Тэннер?

— Тэннер! — в унисон воскликнули Кора и миссис Мерфи. Обе выглядели так, будто собирались упасть в обморок.

— А вот насчет того, чтобы пройти в офис и открыть коробку, ты права.

— А что здесь? — спросила Бейли с подозрением.

— Небольшая безделица, которую мужчина обычно покупает женщине, на которой собирается жениться.

— О-о-о! — простонали снова в унисон Кора и миссис Мерфи, на этот раз собираясь свалиться с сердечным приступом.

Глаза Бейли сузились в еще большем подозрении.

— Ты же говорил, что никогда не сможешь измениться.

— Я хорошо подумал и решил, что все-таки смогу. — Он широко улыбнулся.

— Я ведь тебе говорила… — начала Бейли, но Тэннер прервал ее:

— А я не слушал, как ты сейчас не слушаешь меня и не спешишь открыть коробку. Значит, мы сравняли счет.

— Если я сейчас пойду и открою эту коробку, ты объяснишь мне все?

— Во всех восхитительных подробностях.

— Отлично, — сказала Бейли и направилась в комнату, служащую ей офисом.

Кора и миссис Мерфи заохали.

— Выпейте чаю, я скоро вернусь. — Бейли действительно так думала, потому что была полна решимости не прощать Тэннера Макконела. Во всяком случае, так скоро. Дважды в жизни мужчины причинили ей боль, но если Дэнис украл деньги, то Тэннер украл се сердце. Ему придется очень постараться, чтобы она простила ему свои двухнедельные муки.

В то же мгновение, когда за ними опустилась занавеска, Тэннер схватил Бейли за плечи, рывком развернул к себе и приник к ее губам в долгом, голодном поцелуе. Волна счастья захлестнула ее с головой, она не надеялась еще когда-нибудь ощутить его запах, его вкус, тепло его рук.

— Господи, как же я люблю тебя! — простонал он, с трудом отрываясь от ее губ. — И я знаю, что ты была ужасно зла на меня.

— Верно, была, — ответила Бейли, недоумевая, куда же подевались ее решимость и здравый смысл. Я и сейчас очень зла на тебя.

— И ты права, ведь я так и не объяснил тебе всего.

Но дело в том, что я и сам не понимал.

Бейли смотрела на него в полном недоумении.

Его красивое лицо, его прекрасные глаза, пряди волос, еще больше выгоревшие под солнцем Флориды… Как же она рада его видеть!

— Я слышала, у тебя обнаружилась морская болезнь.

— Да. Ужасная, неизлечимая морская болезнь. Я больше не хочу переезжать во Флориду. Это прекрасное место, но боюсь, не для меня.

— Поэтому ты здесь? Оттого, что тебе не нравится Флорида?

Он рассмеялся. Его смех был низким и волнующим.

— Нет. Я здесь потому, что люблю тебя и отчаянно хочу на тебе жениться. Завести детей. Создать дом…

Знаешь, я готов сидеть дома с нашими детьми, ведь я сам себя отправил в отставку… или на пенсию.

Он сказал это таким безразличным тоном, что Бейли с сомнением посмотрела на него.

— Ты дразнишь меня?

— Нет. Я люблю тебя. Люблю больше, чем когда-либо и кого-либо в своей жизни. Но я боялся, что разрушу наши отношения, как разрушил когда-то брак с Эмили. Но оказалось, что она завела интрижку с Арти, еще будучи замужем за мной, поэтому вовсе не я разрушил наш брак. Мы оба виноваты, но у меня хотя бы было оправдание — моя травма. Я говорю немного путано, но…

— Они с Арти были любовниками?

— Да. Когда-нибудь я расскажу тебе все в подробностях, а сейчас сделай милость, открой коробку.

Бейли поставила коробку на стол и развязала большой красный бант. Сняв крышку, она увидела дюжину алых роз на длинных стеблях.

— Ты имел в виду розы, говоря о подарке для женщины, на которой собираешься жениться?

— Их и то, что под ними.

Бейли посмотрела на него с подозрением.

— А то, что под ними, не слишком травмировало психику семейства Фарра? — спросила она, подозревая, что он мог попросить спрятать под цветы какое-нибудь вызывающе-красное неглиже.

— Нет, — со смешком успокоил ее Тэннер. — Я сам упаковывал коробку, они же только доставили.

Бейли осторожно вытащила цветы, затем подняла тонкую папиросную бумагу. Под ней лежало нечто дикой зелено-бордово-оранжевой расцветки.

— О боже, это футболка для гольфа, и она… ужасна.

— Неужели? — Тэннер улыбнулся.

— По-твоему, именно это мужчина дарит женщине, на которой намерен жениться?

— Это символ, — ответил Тэннер, с любовью глядя на футболку. — Во-первых, я мечтаю о множестве самых обычных дней, наполненных повседневными заботами и радостями. Во-вторых, если я нашел тебя привлекательной и сексуальной в этом, то я действительно от тебя без ума.

Неожиданно из глаз Бейли хлынули слезы.

— О, Тэннер! Я, должно быть, полюбила тебя в ту самую минуту, как увидела, потому что я тоже нашла тебя безумно привлекательным в той чудовищной футболке.

— Что ж, — он раскрыл объятия, — теперь мы точно знаем, что любим друг друга достаточно сильно, чтобы пожениться.

— Да, — согласилась Бейли и шагнула к нему.

Чувство глубокого и радостного удовлетворения охватило все ее существо. Она подумала, что инстинкт не подвел ее — как бы она ни уговаривала его остаться, у них бы ничего не получилось, если бы только он сам так не решил. И он решил. И вернулся. А значит, это навсегда. Такие, как Тэннер, не меняют своих решений.

— Ты поможешь мне?

— Добиться успеха? Конечно, только когда не буду занят с детьми.

— Я уверена, у нас все получится. — Бейли счастливо улыбнулась.

— Не сомневаюсь.

— Мы должны показать футболку Коре и миссис Мерфи?

Тэннер рассмеялся.

— Не стоит. Пусть думают, что это было самое непристойное красное белье на свете.


home | my bookshelf | | Возвращение Тэннера Макконела |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу