Book: Старомодная любовь



Старомодная любовь

Никола Марш

Старомодная любовь

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Флер Адаме вбежала в кафе, пытаясь удержать в руках папку для документов, ноутбук, зонтик и сумку и одновременно стряхнуть капли дождя со своих кудрявых волос. Она мысленно проклинала неустойчивую мельбурнскую погоду, отвратительную работу общественного транспорта и всех мужчин.

— Привет, милашка. Тебе как обычно? — Билли подмигнул из-за стойки и одобрительно окинул ее взглядом. Впрочем, он всегда так вел себя с посетительницами.

Флер благодарно улыбнулась, ощутив запах кофе и свежеиспеченных булочек.

— Ты мой спаситель! Да, и сделай мне сегодня двойную порцию. Она мне не помешает.

— А ты не перевозбудишься? Ну, если ты решишь избавиться от лишней энергии…

— Я схожу в спортивный зал!

Сальности, которыми одаривал ее Билли, сначала раздражали Флер, но потом она смирилась, тем более что этот человек был довольно добродушен. К тому же здесь выпекали лучшие во всем Мельбурне булочки, а ради них вполне можно было потерпеть и ненавязчивый флирт.

— Ну как хочешь, — он пожал плечами и включил кофеварку. — Кстати, Лив уже здесь.

— Спасибо.

Флер стала осматриваться, пытаясь найти свою подругу в гуще все увеличивающейся толпы посетителей — время ланча! — и обнаружила ее за угловым столиком. Как обычно, Лив сидела, уткнувшись в очередной любовный роман.

Изо всех сил стараясь никого не толкнуть, Флер добралась до столика, села на свободный стул и положила свои вещи рядом на пол, прислонив их к стене.

— Дай-ка я угадаю. Привлекательный, смуглый герой собирается сорвать с героини лифчик и всунуть свой…

— Нет! Герои романов никогда так не поступают. Это же не порнография, а современная литература. Сколько раз я это тебе говорила?

Лив посмотрела на Флер сквозь свои очки без оправы. На ее щеках играл легкий румянец.

— Все эти книги совершенно одинаковые. У главного героя всегда широкая обнаженная грудь и большой…

— Ладно. Это твоя точка зрения, — оборвала ее Лив, с шумом захлопнув книгу. — Хватит литературной критики. Как прошла презентация?

Флер, вспомнив о своем недавнем провале, перестала улыбаться.

— Лучше не спрашивай, — пробормотала она, проследив взглядом за официанткой, которая поставила перед ней большую чашку кофе и булочку.

— Все было настолько хорошо?

— Хуже не бывает.

С наслаждением сделав глоток, Флер подумала о том, что не нужно было отказываться от стабильной предсказуемой работы ради попытки осуществить мечту, которая, судя по всему, скоро превратится в настоящий ночной кошмар.

— Неужели никто не согласился переосмыслить свой бизнес и достойно вступить в двадцать первый век?

Флер покачала головой.

— Никто. Такое ощущение, будто им не знакомы понятия «подкрепление интеллекта интуицией» и «взаимовыгодное партнерство». Видимо, эти слова слишком современны для таких жутких ретроградов. Правда, один исполнительный директор все-таки дал мне свою визитную карточку и предложил позвонить. Но я сомневаюсь в том, что его вообще интересует интуиция или интеллект — он все время не отрываясь смотрел на мои ноги.

— Черт возьми! Еще одна озабоченная свинья…

— Я так устала от постоянных бессмысленных попыток показать людям, что им действительно нужно. — Она откусила кусок булочки, думая о том, что взялась за изначально провальное дело.

Флер уже побывала во многих компаниях, данные о большинстве из которых собрала, работая бухгалтером. И теперь она тщетно пыталась объяснить их руководителям, в чем заключается ее проект.

Чтобы увереннее чувствовать себя в жизни, Флер закончила экстернатом психологический колледж. И только потом ей в голову пришла потрясающая идея: можно изменить политику большинства компаний, увеличив заинтересованность их работников в результатах своего труда. Тогда значительно возрастет и прибыль. Некоторые директора, к которым она обращалась, с оптимизмом принимали ее проект. Но как только речь заходила о том, что для этого нужно выделить деньги да еще нанять Флер на работу, они тут же отказывались.

Лив придвинулась к подруге.

— Покажи-ка мне материалы, которые ты используешь во время своих презентаций. Может, мне удастся как-то помочь тебе.

— Мои дела настолько плохи, что я буду рада любой помощи.

Флер нагнулась, взяла свою папку и достала оттуда кипу листов. Выпрямляясь, она ударилась головой о локоть проходившего мимо человека. Споткнувшись, мужчина потерял равновесие и сильно взмахнул рукой — в «результате бумаги разлетелись по полу.

— Проклятье! — раздалось где-то недалеко от уха Флер, когда она нагнулась, чтобы собрать упавшие страницы. — Позвольте мне помочь.

— Не трогайте! — огрызнулась она, посмотрев на неуклюжего тупицу, окончательно испортившего ее настроение.

— Ммм… Интересно.

Флер знала, что многие мужчины считают ее привлекательной, хотя до сих пор так и не смогла выяснить, почему. Она ничем не отличалась от обычных девушек. Вот разве только прекрасные кудрявые каштановые волосы до плеч да большие карие глаза. Да, а еще у нее неплохая фигурка с длинными ногами. Наверняка и этот тип сейчас разглядывает ее ноги. Она бросила быстрый взгляд на мужчину и искренне поразилась, заметив, что «тупица» вообще не смотрит на нее. Вместо этого он пристально рассматривал ее бумаги, щелкая по каждой из них пальцем.

— Вы уже закончили? — Она протянула руку, чтобы забрать свои материалы.

Незнакомец наконец поднял глаза и окинул ее испытывающим взглядом.

— Вы Флер Адаме, упомянутая в этих документах?


Именно в этот момент Флер ощутила то щемящее чувство, о котором грезили героини любовных романов Лив. Это сводящее все внутренности ощущение говорило лишь об одном: вот он, единственный!

Его нельзя было назвать сногсшибательным красавцем или даже просто привлекательным. Темные волосы, голубые глаза. Упрямый подбородок чисто выбрит — наверняка аккуратист и зануда. А тонкие губы могут свидетельствовать о том, что их обладатель крайне нетерпелив. В общем, ничего необычного, кроме какой-то исходившей от него энергии, какой-то властности, на которую Флер не могла не обратить внимание. Такого с ней не происходило уже давно, очень давно…

— Ну и?.. — Он нахмурил брови так, будто разговаривал с ненормальной.

Флер наконец кивнула.

— Да, я Флер Адаме. А кто вы?

— Некто, заинтересовавшийся вашим предложением, — он еще раз посмотрел на бумаги, а потом снова перевел взгляд на нее. — А у вас достаточно опыта для реализации этого проекта?

Расправив плечи, она посмотрела прямо в глаза незнакомца.

— Я в состоянии обосновать каждое слово, написанное в тех документах, которые вы только что так внимательно изучили. Если вам это кажется интересным, то я могу официально представить вам свои идеи, мистер…

— Дарси Ховард, — он протянул ей руку. — Рад познакомиться с вами.

Как только Флер вложила свои пальцы в его ладонь, ей показалось, будто все ее нервы стали посылать мозгу сигналы, умоляя о помощи. Из-за этого рука Флер дрогнула. Но хуже всего было то, что мужчина, судя по тому, что его по-детски голубые глаза слегка расширились, тоже заметил это.

Пытаясь побороть желание быстрее оказаться как можно дальше от него, она сумела изобразить на своем лице дежурную улыбку и осторожно освободить руку.

— Если вы оставите мне свои координаты, мистер Ховард, я позвоню вам, чтобы назначить удобное для нас обоих время. Тогда мы и обговорим все детали и потребности вашей компании.

Зовите меня Дарси, — он улыбнулся, и в какой-то момент Флер чуть не поддалась сумасшедшему желанию вскочить и по-дружески обнять его.

— Вот. Вы найдете меня по любому из этих номеров.

Он подал ей визитную карточку, и она с трудом удержалась от того, чтобы тут же прочесть ее и узнать все об этом странном человеке. Вместо этого она важно положила визитку в свою сумочку.

— Спасибо. Я свяжусь с вами.

Он кивнул и направился к двери. Флер ошарашенно смотрела на удаляющегося высокого человека в черном плаще.

— Молодец, девочка!

Лив зааплодировала, и Флер вернулась из забытья. Она опустилась на свое место, пытаясь сделать вид, будто ничего необычного не произошло.

— Наконец-то мне повезло. Что ж, будем надеяться, ему понравятся мои идеи.

— Тоже мне! — Лив взяла свой роман и передразнила Флер: — «Будем надеяться, ему понравятся»…

— Что ты хочешь сказать?

— Если ты не заметила, этот парень просто потрясающий! И, судя по всему, ему очень понравилась… ты.

Флер ощутила, как ее сердце подпрыгнуло. «Значит, есть надежда, — решила она. — Разве я не видела блеск в его глазах?» Мысленно она тут же заставила себя успокоиться — сейчас нужно думать не об этом. Необходимо сосредоточиться на том, чтобы показать человеку, с которым она только что познакомилась, свои лучшие профессиональные качества. Она пожала плечами.

— Потрясающий? Кажется, ты прочитала слишком много любовных романов. Он староват для меня.

Лив хитро улыбнулась.

— А я-то считала, что тебе нравятся парни постарше.

— Да. Но я же не собираю антиквариат.

— Ух ты! Судя по всему, он действительно привлек твое внимание. И когда же ты собираешься позвонить ему?

— Завтра утром.

Лив одобрительно кивнула.

— Звучит неплохо. Хотя я не стала бы ждать так долго. Такие шансы, как Дарси Ховард, судьба дарит нечасто, — она закатила глаза. — Уж поверь мне. Я-то знаю.

Вспомнив его блестящие голубые глаза, Флер поняла, что готова схватить этот шанс судьбы и не отпускать его всю жизнь.


Дарси влетел в свой кабинет и захлопнул за собой дверь. Он радовался тому, что впервые за весь месяц сумел выбраться из офиса во время обеденного перерыва и спокойно поесть. Но теперь ему предстояло решить кучу проблем.

«С каких это пор моя жизнь превратилась в нескончаемую череду неприятностей?» — мысленно спросил себя он. Началось это в девятнадцать лет, когда, потеряв родителей, Дарси должен был растить своего девятилетнего брата и выплачивать многочисленные долги, которые, реализуя свои безумные идеи, оставил его отец.

Дарси опустился в свое кожаное кресло и тоскливо посмотрел на кипу отчетов, скопившихся на его столе. Несмотря на то что в его компании работал высококвалифицированный персонал, прибыль продолжала неумолимо падать с ужасающей скоростью. Это удручало его и приводило в недоумение. Дарси уже перепробовал все: занятия по сплочению персонала, разговоры, направленные на повышение энергичности сотрудников, комплекс тренингов, повышавших мотивацию к работе, — ничего не помогало. Странная вялость, напавшая на его работников, разрушала компанию изнутри.

Дарси провел рукой по лбу, откинулся назад и закрыл глаза. Тотчас же перед его мысленным взором предстала Флер Адаме, и он начал сомневаться в правильности своего решения нанять ее ради спасения компании. Ему понравились — нет, он был просто в восторге! — те предложения, которые он успел увидеть в ее бумагах. Ему даже показалось, будто Флер читает его мысли о том, как именно нужно действовать.

«Ладно, — признался он себе, — поразили меня не только ее идеи». Взглянув тогда на девушку, которую он толкнул локтем, Дарси был приятно удивлен. На него воззрились два негодующих карих глаза. Незнакомке было немного больше двадцати. Именно поэтому он сначала усомнился в том, что она сама придумала то, о чем шла речь в ее бумагах, ведь у человека в ее возрасте не может быть большого опыта.

«Хотя я в ее возрасте…» Остается лишь надеяться, что этой милой молодой женщине не придется столкнуться с тем, что пришлось пережить ему. Несмотря на свои тридцать восемь лет, он уже успел устать от негостеприимного мира. Он слишком рано стал взрослым…

Покачав головой, Дарси принялся за отчеты.


Каблуки Флер цокали в такт биению ее сердца, когда она шла по паркетному полу в офисе компании «Инновационный импорт». Она уже провела более тридцати подобных презентаций, но сейчас была, как никогда, уверена в себе. Правда, она все равно волновалась, но не из-за того, насколько хорошо все пройдет, а потому, что ей снова придется увидеть Дарси Ховарда.

К ее удивлению, секретарь, ведущий прием посетителей, едва взглянула на нее.

— Простите. Я Флер Адаме. Я пришла на встречу с Дарси Ховардом.

Девушка подняла на нее глаза, и Флер успела заметить, что она выглядит и усталой, и скучающей одновременно (если такое вообще возможно).

— Посидите пока здесь, а я свяжусь с ним и сообщу, что вы пришли.

Флер благодарно улыбнулась, на что девушка ответила вежливым кивком, а затем отвернулась и стала набирать номер. Флер была уверена: по первому знакомству с компанией можно многое сказать о состоянии дел в ней. Если эта девушка — воплощение работоспособности остального персонала фирмы, то вполне понятно, что именно нужно здесь сделать. «Только бы он нанял меня», — взмолилась Флер.

Она едва успела сесть, как тот человек, о котором она только что думала, открыл ближайшую дверь и подозвал ее кивком головы.

— Проходите, мисс Адаме. Я ждал вас.

Флер поднялась, схватила свою папку и пошла вслед за ним, чувствуя себя как нашкодившая школьница, которую ведут в кабинет директора.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — он указал на мягкий, обтянутый кожей стул, который, впрочем, не показался Флер особенно удобным. — Вам принести что-нибудь. Чай? Кофе?

— Нет, спасибо. И называйте меня, пожалуйста, Флер, — она опустилась на краешек стула.

Ее опасения оправдались: Флер показалось, что долго сидеть на нем она не сможет. Чтобы откинуться на спинку и расслабиться на таком стуле, не могло быть и речи. Флер здесь только пять минут, но уже успела понять, что нужна этому человеку: только она может преобразить каждую мелочь в его компании. Ей придется заняться не только служащими Дарси, но и его мебелью.

Он сел за ужасный стол из красного дерева и скрестил руки на груди, напомнив ей старого школьного директора. Флер мысленно уже готовилась услышать что-то вроде: «Мисс Адаме, вы опять курили в туалете?» — или еще почище: «Мисс Адаме, вы надели слишком короткое платье».

— Я сказал что-то смешное?

Пытаясь сдержаться от озорной улыбки, Флер изо всех сил старалась придать себе вид воплощенного профессионализма.

— Нет. С чего мне начать?

Дарси улыбнулся, но как-то странно: движение его губ никак нельзя было назвать отражением царившего в его душе веселья.

— Я хотел бы услышать, что вы можете сделать для моей компании.

— Это зависит от вас.

— От меня?

— Мистер Ховард, дело в том, что я должна знать все о сильных и слабых сторонах вашей компании, ее возможностях и грозящих ей опасностях. Только тогда я скажу вам, смогу ли помочь. Давайте начнем с акционеров и приоритетных направлений деятельности…

— Давайте не будем!

— Простите?

Дарси поднялся и стал «мерить шагами свой кабинет, заставляя ее смотреть на дорогой костюм, скрывающий его мускулистое тело. Этот человек определенно выкраивал время на занятия спортом.

— Я не хочу слушать общие рассуждения о том, что вы можете сделать для моей фирмы. Все это я уже видел в ваших бумагах и могу подписаться под каждым словом, — он замолчал и присел на краешек стола, не переставая смотреть на нее. — Расскажите мне о себе.

Флер постаралась сосредоточиться на кратком рассказе о своих профессиональных качествах. Прочистив горло, она кратко пересказала Дарси то, что, по ее мнению, он хотел услышать.

— Я работала бухгалтером, но эта профессия всегда казалась мне слишком узкой. Потом я получила диплом психолога, но не для того, чтобы работать психологом, а для себя. Меня вообще всегда интересовала психология. После этого я решила, что полученные мною знания можно довольно успешно скомбинировать.

Дарси снова посмотрел на нее так, будто видел насквозь.

— А почему вы решили, что рамки бухгалтерского дела слишком узки для вас?

— Я не люблю действовать в ограниченных рамках. Мне все время хочется сделать все сразу, а бухгалтер не имеет на это права. Он должен следовать дурацким правилам, а я так не умею.

Разговор становился все менее официальным. В какой-то момент Дарси потянулся к ней, и в голове Флер возникла совершенно безумная мысль, что он собирается поцеловать ее. Она тряхнула головой, пытаясь понять, не сошла ли она с ума, и мысленно проклиная Лив за то, что та заставила ее поверить в чушь, написанную в любовных романах.

Но он просто встал и протянул ей руку.

— Хорошо. В таком случае вы приняты.

Флер вымученно улыбнулась и вложила свою руку в его ладонь. На этот раз она была готова к тому, что ее может слегка ударить током.

— Большое спасибо. Я вас не подведу, — ей почему-то показалось, будто он держал ее руку немного дольше, чем положено. — Когда я должна приступить к выполнению своих обязанностей?

— Когда хотите.

— Скажем, сегодня вечером?

— Сегодня вечером? Прекрасно. Почему бы нам не поужинать вместе? А за едой я смог бы посвятить вас в дела компании.

Он перетасовал лежавшие на столе бумаги, всем своим видом пытаясь показать, что его не интересует ее ответ.



Сердце Флер подпрыгнуло от одной только мысли о том, что она проведет вечер с мужчиной, который, сам о том не подозревая и не прилагая к этому никаких усилий, задевал потаенные струнки ее души.

— Конечно. Где и когда мы встретимся?

Дарси посмотрел на нее. Появившееся на его лице выражение облегчения немного смягчило жесткие черты его лица.

— Скажем, в «Поттер Лоунж», в восемь?

Флер оставалось только надеяться на то, что он не заметил выражения искренней растерянности, появившегося на ее лице. Он только что назвал самый престижный и дорогой ресторан в Мельбурне.

— Мне надеть деловой костюм или вечернее платье?

— Что захотите, — он скользнул взглядом по ее телу, и по коже Флер тут же побежали мурашки. — Хотя я уверен, вы будете прекрасно выглядеть во всем.

Флер почувствовала, что ее щеки покрывает румянец, и не успела она сказать в ответ какую-нибудь колкость, как он пересек комнату и открыл дверь. Это значило только одно: разговор окончен.

— Что ж, увидимся вечером.

Сунув папку под мышку и схватив сумку, Флер прошла мимо него.

— Увидимся. И еще раз спасибо за то, что дали мне шанс, мистер Ховард.

— Я просил вас звать меня Дарси.

Она с трудом изобразила вежливую улыбку и кивнула.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дарси давно уже не приглашал женщину на ужин. Ему пришлось пожертвовать своей личной жизнью для того, чтобы успеть справиться с делами. К тому же еще ни одна женщина не привлекала его настолько, чтобы он забыл обо всем, кроме нее.

Но теперь… Он покачал головой, пытаясь отогнать от себя эти мысли. Флер Адаме — его подчиненная, а не предмет воздыханий. Дарси понимал, что, если он забудет об этом, его компания погибнет.

«Да, я решил нанять ее еще до собеседования. И что с того? — подумал он. — Да, для ужина я выбрал самое модное место в городе. И что с того?» Дарси напомнил себе, что любит вкусную еду и хорошее вино. Лучше заранее точно знать, что вечер пройдет по высшему разряду.

Подойдя к ресторану, он передал ключи от машины работнику, отгонявшему их на стоянку, и почти взбежал вверх по ступеням. «И кто вообще придумал это дурацкое правило, согласно которому дела нельзя совмещать с удовольствием?» — спросил он себя. Дарси решил, что сегодня он должен сделать все, чтобы нарушить его.


Флер глубоко вдохнула, задрала подбородок и вошла в шикарный зал «Поттер Лоунж», изо всех сил стараясь не разинуть рот от удивления и восторга. Приглушенный свет канделябров мягко озарял антикварную мебель и заставлял блестеть столовое серебро, создавая теплую, приятную атмосферу. Хрустальные бокалы сверкали, купаясь в дрожащих отблесках свечей. Казалось, будто вся обстановка ресторана создана с одной целью — поразить воображение посетителей. Это место было предназначено для романтических ужинов, а не для деловых переговоров, и Флер никак не могла понять, почему Дарси пригласил ее именно сюда.

Она позволила метрдотелю проводить себя к столику, который заказал для них Дарси. Оказалось, он выбрал самый удобный стол, расположенный в дальнем конце зала и скрытый от любопытных взоров изысканной ширмой.

— Великолепно, — на выдохе пробормотала она, подумав о том, что деловой ужин может оказаться не совсем деловым.

Как только Флер приблизилась, Дарси поднялся со своего места, и ее сердце резко подпрыгнуло. Она заметила, что его наряд мало изменился: Дарси снова выбрал классический темный костюм и галстук в полоску.

Дарси выдвинул стул для того, чтобы она смогла сесть. Этот странный, старомодный жест заставил ее почувствовать себя настоящей женщиной.

— Вы потрясающе выглядите, — прошептал он ей на ухо, когда она села.

Сердце Флер снова сделало кульбит.

— Спасибо, — ответила она, с ужасом почувствовав, как по ее шее и щекам забегали мурашки.

— Значит, вы все-таки решили остановиться на платье для коктейля.

— Вроде того. Маленькое черное платье — главная составляющая гардероба любой женщины.

— А… — кивнув, произнес он и попросил подошедшего официанта принести французское шампанское.

— Расскажите мне о своей компании. Итак, вы занимаетесь импортом…

— Да, и с некоторых пор что-то перестало ладиться в нашей работе. Мы перестали получать прибыль.

— Почему?

Дарси покачал головой.

— Если бы я знал ответ, мне не пришлось бы нанимать вас. Я хотел сказать, что мои работники почему-то трудятся не так продуктивно, как раньше. Мне иногда кажется, что все они впали в летаргический сон, и, несмотря на то что я перепробовал многое, мне так и не удалось вытащить их из этого состояния. — (Вспомнив секретаршу, Флер быстро поняла, что он имеет в виду.) — Раньше они получали от работы удовольствие, но теперь почему-то все изменилось.

Перед ее мысленным взором сразу же появился кабинет Дарси.

— А вы сами получаете удовольствие от работы?

Он посмотрел на нее так, будто она говорила на другом языке.

— Простите?

Флер отпила из своего бокала и почувствовала, как пузырьки щекочут ее горло. Дарси помолчал и жестко произнес:

— Работа есть работа. Если бы я хотел получать от нее удовольствие, то нанял бы труппу клоунов.

— Что ж, возможно, вам нужно сделать именно это.

— Вы что, так шутите?

Флер выпрямилась и возмущенно посмотрела на него. И только тогда Дарси понял, что она говорит всерьез.

— Нет, я просто хочу, чтобы вы сами помогли мне найти нужное решение, — Флер глубоко вздохнула. — Ладно, послушайте. Знаете, какое впечатление произвела на меня ваша компания? Она, честно говоря, похожа на тихое, спокойное, скучное болото, где ничего не происходит. Причем это чувствуется во всем, начиная от сотрудников и заканчивая мебелью. Вы должны многое изменить. Срочно.

Дарси не просто вышел из себя — он был в бешенстве. Он придвинулся к ней, положив локти на стол.

— Значит, вы считаете меня скучным?

— Я говорила о вашей компании, — Флер понятия не имела, что потянуло ее за язык, но добавила: — Я еще слишком мало знаю вас для того, чтобы делать такие выводы.

Он не обратил внимания на эту колкость.

— Продолжайте.

— Большинство работников хотят быть нужными, но помимо этого они должны быть заинтересованы в своей работе. Только тогда люди станут стремиться выполнять ее как можно лучше, — она на секунду замолчала и поправила локон, выпавший из-за ее уха. Флер так и не смогла понять, как осмелилась высказать ему все, что думает о его фирме. — Я могу говорить, руководствуясь только первыми впечатлениями, но, по-моему, ваши служащие не чувствуют этого.

— И почему же, позвольте вас спросить? — Дарси нахмурился, и Флер показалось, что он стал лет на пять старше.

Она сделала несколько больших глотков шампанского, пытаясь собрать все остатки своей воли.

— Честно? Они берут пример с вас.

Дарси застыл. Наконец он с трудом произнес:

— И что вы хотите этим сказать?

— Ну… вы кажетесь немного… самовлюбленным.

— Влюбленным?

Казалось, что его брови вот-вот уползут куда-то на затылок. В другой ситуации Флер засмеялась бы — уж слишком комично выглядел Дарси в этот момент.

— То, как вы выглядите, как одеваетесь, как держитесь, — все это просто кричит: «Недоступен, как скала!» И если вы не получаете удовольствия от вашей работы, почему ваши служащие должны в этом чем-то отличаться от вас?

Флер замерла в ожидании взрыва. «Если он выскажет все, что думает обо мне, то я даже ответить не смогу. И это после первой же встречи», — удрученно подумала она. Но вместо этого Дарси откинулся на спинку стула, сложил руки и пристально посмотрел на нее.

— Вижу, диплом психолога выдан вам не зря. Теперь, после того как вы проанализировали мои изъяны и недостатки моей компании, расскажите о том, как вы предполагаете решить эту проблему.

Флер почувствовала, как ее живот болезненно сжался. Она начинала по-настоящему волноваться. Разве можно думать, когда Дарси смотрит на нее так, как сейчас? Что-то в глубине его голубых глаз сбивало ее с толку.

— Это просто, — она заставила себя улыбнуться. — Мы начнем с самого верха и будем постепенно спускаться вниз.

— Вот это уже довольно интересное предложение.

Флер увидела едва заметный блеск в его глазах, который мог обозначать интерес, и ее сердце бешено заколотилось в ответ. Для человека, который кажется жутким занудой, он обладал неоспоримым достоинством: умел превратить во фривольный намек невинное замечание.

— Предпочитаю рассматривать это как вызов.

В любом случае вы, судя по всему, не принадлежите к той категории людей, которые с легкостью принимают перемены.

— Неужели меня так легко раскусить?

Дарси наклонился над столом, и Флер показалось, что он старается сократить расстояние между ними, подчеркивая особенность этого момента.

— Можете считать это интуицией.

Пытаясь спрятаться от его испытующего взгляда, Флер схватила меню. Дарси протянул руку и отнял его у девушки.

— Давайте, прежде чем делать заказ, закончим наш разговор. Что нужно сделать для того, чтобы выйти из этого положения?

«Боже! Как же я хочу как можно дальше убежать от тебя и твоих чертовых глаз!» — подумала она. Теперь эта работа уже не казалась ей такой уж перспективной. Конечно, Флер отчаянно нуждалась в ней и знала, что нужно предпринять для того, чтобы дела компании пошли на поправку. Но стоило ли это того возбуждения, той неуверенности в себе, которые она испытывала, находясь рядом с этим человеком?

— Может, через несколько дней я представлю вам бизнес-план и мы проанализируем его, а затем начнем реализовывать?

— Но вы говорили, что собираетесь начать сверху. Ведь вы имели в виду меня. Я абсолютно уверен в этом.

Флер кивнула.

— У меня возникли кое-какие идеи. Но, прежде чем рассказать о них, я должна поговорить с некоторыми вашими служащими. Я всегда работаю таким образом.

Она солгала ему, но ей не хотелось говорить, что это ее первое настоящее дело.

— Хорошо, — он вернул ей меню. — Буду с нетерпением ждать того момента, когда вы представите мне этот план. И запомните. Я многого жду от вас. И еще. Я не люблю, когда меня подводят.


Дарси повернул ключ в замке и с удивлением обнаружил, что дверь не заперта. Он мог поклясться, что, уходя из дома, закрыл ее. «Может, мысль о предстоящем вечере с Флер подействовала на меня больше, чем я ожидал?» — спросил себя он.

Войдя внутрь, он услышал громкий бас, разносящийся по всему дому. Дарси помчался вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступени и мечтая обнять своего заблудшего брата, а потом задушить за то, что его так долго не было дома. Дверь комнаты Шона была открыта, и из-за нее раздавались душераздирающие звуки, воспроизводимые солистом какой-то «металлической» группы, название которой Дарси наверняка никогда не слышал.

— Привет, братик! Давно не виделись.

Шон соскочил с кровати, держа в одной руке пиццу, а в другой — кружку пива. Он широко улыбался. Прежде чем ответить, Дарси уменьшил звук.

— Это так ты говоришь про три года? Давно не виделись?

Улыбка тотчас же сползла с лица Шона.

— Да ладно тебе… Не строй из себя курицу-наседку. Неужели ты не рад меня видеть?

Дарси почувствовал, как гнев разливается по всему его телу. Он растил Шона одиннадцать лет, но за это время его брат так и не повзрослел. Шон никогда не узнает, чем пришлось пожертвовать Дарси для того, чтобы вырастить его. Младший брат предпочитал считать его жестоким, черствым человеком.

И сейчас, когда Шону исполнилось уже двадцать восемь лет, он все еще вел себя как безответственный подросток.

— Всего два телефонных звонка за три года. Неужели ты думаешь, что я не заслужил того, чтобы обо мне заботились?

Шон покачал головой и сделал глоток пива.

— Вижу, ты мало изменился.

— Ты тоже, — Дарси сжал кулаки, тщетно пытаясь понять, почему за столько лет его брат нисколько не повзрослел. — И как долго ты собираешься остаться здесь на этот раз?

Шон пожал плечами. Казалось, что ничто происходящее в мире его не интересовало.

— Кто знает? Решил вот поошиваться здесь какое-то время. Хочу узнать, что интересного может предложить мне нынешний Мельбурн.

— А твои финансы позволят тебе это?

Как бы ни старался Дарси, он никак не мог отделаться от роли заботливого отца, вытягивающего из своего переростка-сына жалкие крупицы информации о его жизни. Он знал, что Шону это не нравится, но никак не мог побороть себя.

— Не волнуйся, братец. С каких это пор у тебя появились седые волосы?

— Нет у меня никаких седых волос!

— А я говорю, есть. Вон там, — Шон кинул пиццу обратно в коробку и подошел к Дарси, показывая на его затылок. — Вот, пожалуйста. Он совсем белый.

— Щенок! — Дарси отбросил руку Шона и наконец улыбнулся.

— Да, я тоже скучал по тебе, братик.

Шон неуклюже обнял его, и Дарси благодарно обхватил брата за плечи. Через секунду они оторвались друг от друга и спрятали глаза, не зная, чем заполнить неловкую паузу, всегда возникающую после того, как мужчины позволяют себе нежности. Дарси направился к двери и остановился на пороге.

— Я очень рад, что ты вернулся, Шон.

— Я тоже очень рад вернуться, даже несмотря на то что мне приходится лицезреть твою отвратительную физиономию.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Флер всегда тщательно анализировала свои свидания с мужчинами. Ее интересовало все: от того, как он смотрел на нее, до того, что говорил. Но, к несчастью, ее свидание с Дарси привело ее аналитический ум в тупик.

«Свидание? Кто сказал, что это было свидание? Он просто пригласил меня на деловой ужин, а не на свидание. И чем чаще я буду вспоминать об этом, тем лучше», — думала она.

«Да, он угощал меня вкусной едой и хорошим вином, задавал вопросы личного характера, всеми силами пытаясь показать, что я нравлюсь ему. И что с того?» — спрашивала себя Флер. Она прекрасно знала, что на его месте любой начальник стал бы задавать ей такие же вопросы, особенно если учесть, сколько сил, времени и денег он должен был вложить в ее план по спасению компании.

«И все-таки нельзя сказать, будто я совсем не интересую его», — решила Флер, вспомнив, что несколько раз замечала в его взгляде неприкрытое желание.

С того вечера, когда они вместе ужинали, она почти не видела Дарси. Она общалась с его сотрудниками, а он безвылазно сидел в своем мрачноватом кабинете или уезжал заключать какую-нибудь торговую сделку. В любом случае это позволяло ей не только пользоваться полной свободой в офисе, но и держать в узде остатки своего разума.

Правда, сегодня это должно было закончиться. Флер обещала показать Дарси свой бизнес-план. Почему-то раньше эта перспектива не пугала ее так, как теперь. Она прекрасно поработала и могла гордиться собой. Но Флер так и не придумала, как скажет ему то, что собиралась, не задев его гипертрофированное чувство собственного достоинства. Флер боялась, что если она разозлит его окончательно, то он уволит ее и глазом не моргнув.

Она постаралась одеться так, чтобы произвести на него впечатление. Однако, когда Флер вошла в кабинет Дарси и он посмотрел на нее оценивающим взглядом, она искренне пожалела о том, что не надела что-нибудь более консервативное. На ней была юбка бутылочно-зеленого цвета до колен и такой же расцветки пиджак, под которым был виден черный топик.

— Будете кофе? — спросил он.

Флер отрицательно покачала головой — она и так была слишком возбуждена.

— И как же выглядит ваш план? — Дарси, как и в первый раз, указал ей на неудобный стул, и Флер подумала о том, что это пыточное кресло станет первым предметом мебели, от которого она с огромным удовольствием избавится.

— Все готово, — ответила Флер, садясь и стараясь натянуть юбку на колени, причем как можно ниже, — она знала, что он следит за каждым ее движением.

Дарси, усмехнувшись, опустился в свое кресло.

— Позвольте мне взглянуть на него.

Флер уставилась на его губы. «И как мне могло показаться тогда, когда мы с ним столкнулись в кафе, что они узкие?» — спрашивала себя она. Они были великолепны, и чем дольше Флер смотрела на них, тем больше ей хотелось узнать, что она почувствовала бы, если они прижались бы к ее губам…

Он потянулся, взял чашку кофе, стоявшую перед ним на столе, и сделал небольшой глоток.

Флер прочистила горло.

— До того как я представлю вам план, я должна убедиться в том, что вы готовы к этому.

— Готов и жду с нетерпением.

Посмотрев на документы, Флер перетасовала их, наверное, в сотый раз.

— Этот план я приготовила только с одной целью — чтобы снова поставить ваше дело на ноги, как вы и просили. Составляя его, я проводила очень много времени с вашими работниками, которые оказались более чем просто добры ко мне. Поэтому я и смогла увидеть то, что не видно вам.

— Да? — Улыбка сползла с лица Дарси, и он нахмурил брови.

— Ваши служащие очень любят свою работу. Они знают, какие цели вы преследуете, и разделяют их. Они верят в то, что компания может развиваться, и хотели бы, чтобы так оно и было.

— Но?..

Пытаясь оттянуть время, Флер опустила бумаги на стол и положила скрещенные руки на колени. Она решила сначала рассказать Дарси о хорошем и приберечь худшее на потом.

— Но этого недостаточно.



Флер отвела взгляд и стала смотреть на безвкусную картину, висевшую за спиной Дарси.

— Скажите мне, Флер. Я хочу знать все.

— Вы потеряли свой блеск. Мне показалось, что вашим служащим с трудом удается выражать заинтересованность в своей работе. Ведь их начальник каждый день ходит по офису с таким видом, будто на его плечах лежит ответственность за весь мир.

Дарси немного расслабил узел галстука. Казалось, будто он вкупе с ее словами душит его.

— Продолжайте.

— Хотя сотрудники прямо не говорили об этом, я поняла, что они имели в виду. Тяжело казаться веселым, когда вы ходите туда-сюда с таким видом, будто работа — это самое последнее место из всех тех, где вы хотели бы находиться. — Флер говорила быстро, стараясь как можно скорее закончить эту неприятную беседу. — И дело тут не только в вас. Возьмем в качестве примера ваш кабинет, — она обвела рукой комнату. — Здесь все унылое и безжизненное. Любой, кого занесет сюда судьба, тотчас же захочет как можно быстрее выбраться на волю, — она изогнулась на своем стуле, будто пытаясь доказать свою правоту. — Включая меня. Я просто ненавижу этот стул!

— Вы все сказали?

Флер покраснела. Его холодная интонация очень испугала ее.

— Вот. Здесь все записано.

Дарси выхватил бумаги из ее рук и бросил их на свой стол.

— Я прочту это позже. Значит, вы ознакомились с моей проблемой. И как же вы предлагаете ее решить?

Дарси оперся руками о стол и навис над Флер.

— Я научу вас развлекаться.


Дарси, озадаченный предложением Флер, снова опустился в свое кресло. Она посмотрела на него своими карими глазами, в которых не было ни тени насмешки, и он с ужасом понял, что эта девушка говорит совершенно серьезно.

— Вы шутите, не так ли? Вы хотите научить меня развлекаться?

— Совершенно верно.

Она кивнула, заставив колыхаться плохо закрепленный на ее голове странный пучок. Дарси больше нравилось, когда ее волнистые волосы свободно падали на плечи, как тогда, во время ужина, или, что еще лучше, соблазнительными витками обрамляли ее лицо, как во время их первой встречи.

— Давайте говорить начистоту. Неужели вы думаете, что мне нужно учиться развлекаться?

Флер покраснела, и Дарси с трудом поборол желание провести рукой по ее щеке.

— Возможно, вы больше нуждаетесь в небольшой разминке, которая поможет вам вспомнить, как это выглядит.

Он с трудом подавил улыбку. Флер не сказала Дарси ничего, что он не знал бы сам, но он удивился, услышав, какого мнения о нем его работники. Да, он перестал искать в работе приятные моменты. Порой ему казалось, будто изо дня в день он просто проделывает один и тот же набор ничего не значащих движений. Он хотел бы походить на Шона, который мог плюнуть на чувство ответственности и пуститься в кругосветное путешествие в поисках чего-нибудь нового. Но Дарси был другим. Он уже видел, чем это заканчивается. Таким человеком был его отец, весьма плачевно закончивший жизнь и потянувший за собой и свою жену, мать Дарси.

Дарси старался не оглядываться назад, он целиком погрузился в работу и с каждым годом все глубже уходил в себя. Он редко выбирался в общественные места, не ходил на свидания или куда-то еще, если это не было связано с работой. «Компания превратила меня в настоящего зануду, — подумал он. — Может, рядом с такой женщиной, как Флер Адамс, я смогу все изменить?»

— Ладно. Давайте чисто теоретически представим себе, что вы правы. И как же вы собираетесь проводить со мной эту… разминку?

Флер теребила верхнюю пуговицу своего пиджака, привлекая его внимание к черному топику. Теперь-то Дарси точно знал, как его новая потрясающая подчиненная поможет ему развлечься.

Флер была средоточием всего того, чего он стремился избегать: порывистая, не боящаяся перемен, стремящаяся выйти за рамки условностей и шаблонов. Она больше походила на Шона и отца, а сильнее всего на свете Дарси боялся стать такими, как они.

— Вы должны развлечься. И я собираюсь показать вам, как это делается, — она поднялась на ноги и взяла свою сумочку и портфель. — Встретимся завтра в восемь перед зданием офиса. Наденьте что-нибудь из того, что вы носите обычно.

Дарси смотрел, как она подходит к двери. Он не мог отвести взгляда от ее стройных ног и бедер, которые плотно облегала юбка.

— Но ведь завтра суббота, — произнес он.

Флер замерла, положив руку на ручку двери.

— И что с того? Или вы предпочитаете начать сегодня?

Дарси взглянул на нее и увидел вызывающий блеск в ее глазах. «Что ж, — подумал он, — пришло время узнать больше и понять, что же она приготовила для меня».

— Чем раньше, тем лучше.

— Прекрасно. Тогда я заеду за вами сегодня, в десять часов вечера. Условия насчет костюма остаются прежними.

«В десять? — с ужасом подумал Дарси. — За два часа до полуночи?» Обычно в это время он предпочитал видеть седьмой сон, а не разгуливать по городу.

— Тогда увидимся. Дом 20, Террас, Южная Ярра.

— Без проблем.

Флер открыла дверь и вышла в коридор, оставив Дарси сгорать от любопытства в одиночестве.


Лив развалилась на кровати подруги и, пока та одевалась, забрасывала ее вопросами, ни на один из которых Флер не могла ответить.

— Он пригласил тебя на ужин в «Поттер Лоунж». А теперь ты ведешь его в ночной клуб. Тебе не кажется, что это больше напоминает свидания, а не рабочие встречи с начальником?

Флер надела серьги и посмотрела на отражение Лив в зеркале.

— Может, ты наконец сменишь тему? Я собираюсь на работу, а не на свидание.

Лив фыркнула.

— Нуда, конечно. Неплохой наряд для… работы.

— Мы же идем в клуб. Я просто обязана надеть что-то вроде этого.

Флер провела руками по бедрам. Она прекрасно знала, что обтягивающие черные брюки и топик с воротником-хомутиком покажутся большинству завсегдатаев клубов, в которые она хотела отвести Дарси, консервативными.

— Хотела бы и я такую работу! Крутить любовь со своим потрясающим начальником. Девочка моя, я не знаю, как ты делаешь это, но, кажется, все блага этого мира сами падают тебе в руки.

— Дарси не упал мне в руки. Он ударил меня локтем по голове. Разве ты забыла?

— Нет, я помню. Может, мне тоже стоит как-нибудь воспользоваться твоим опытом?..

— А что, если я не справлюсь? Если его нельзя научить отдыхать?

— Тогда соблазни его.

Флер кинула своего любимого плюшевого щенка Рипли, целясь прямо в голову подруги.

Дарси ходил по гостиной, периодически посматривая на часы. Еще никогда в жизни он не чувствовал себя так глупо.

— Ты куда-то собираешься? В это время? — Шон, широко улыбаясь, выглянул из-за дверного проема.

— А тебе-то что? — почти рыкнул на него Дарси, уже сожалея о том, что согласился на предложение Флер заехать за ним.

Шона почти все время не было дома. Но сегодня, как раз тогда, когда Дарси так хотелось остаться одному, его брат решил никуда не ходить.

— Не злись. Считай это братской заботой. Значит так, слушай меня. Не засиживайся допоздна, старайся как можно меньше пить и не попасть в беду, — перечислив каждый пункт этого списка, Шон загибал палец, копируя интонацию, с которой Дарси так много раз читал подобные лекции брату, когда тот был подростком. — И позвони мне, если я тебе понадоблюсь!

— Ладно, мудрец. Хватит.

Дарси подошел к окну и выглянул наружу. Шон присвистнул.

— Ухты! Наверное, эта цыпочка действительно стоит того, раз она смогла тебя так задеть. Кстати, когда ты вообще последний раз был на свидании?

— Это не свидание, — не подумав, произнес Дарси и тотчас же мысленно укорил себя за неосторожность.

— А что тогда?

— Не твое дело.

Раздался звонок, и Шон понесся к двери. Подавив желание застонать от досады, Дарси последовал примеру брата, с возрастающим нетерпением наблюдая за тем, как тот открывает дверь.

— Привет. Дарси дома?

Дарси неподвижно застыл посреди коридора. От взгляда Флер его скрывали спина брата и старинные дедушкины часы. Он удивленно уставился на Флер: Дарси и представить себе не мог, что порой она может превратиться в страстную соблазнительницу.

Конечно, он и раньше восхищался ее прекрасной фигурой, но сегодня на ней стоило бы повесить табличку, гласящую: «Осторожно, впереди опасные изгибы!» Одежда сидела на ней как влитая, и Дарси хотелось провести рукой по каждому сантиметру этого обтянутого тканью тела. Флер с помощью косметики подчеркнула глаза и губы, придав им какую-то экзотичность, делающую ее похожей на сирену, а волосы каким-то таинственным образом заставила виться до безумия тугими крупными кудрями. Она выглядела ошеломляюще, хотя это слово и показалось Дарси слишком слабым для того, чтобы выразить весь его восторг. «И вся она принадлежит мне, — подумал он. — По крайней мере до тех пор, пока не выйдет срок подписанного ею контракта».

Шон открыл дверь еще шире.

— Да, мой старший братик-зануда дома. Кстати, меня зовут Шон. Очень рад с вами познакомиться.

Дарси с большим трудом подавил желание удушить брата, когда тот осторожно поцеловал руку Флер. Она посмотрела на Шона, и ее глаза заблестели. «Как бы я хотел, чтобы она посмотрела так на меня, — подумал Дарси, — хотя бы раз».

— Меня зовут Флер. Приятно познакомиться.

— Хорошее имя для хорошенькой девушки. Кажется, по-французски это слово означает «цветок»? Мне нравится.

Шон ничуть не изменился. Он всегда вел себя с женщинами легко, и Дарси это очень злило, но сейчас — особенно.

— Спасибо. Но я не хотела бы, чтобы меня посадили в землю, как какую-нибудь фиалку.

Дарси улыбнулся: «Вот она, моя Флер. Никогда не полезет за словом в карман». Правда, он тут же одернул себя: «Моя Флер? С чего это я взял?» Он решительно направился к двери и отодвинул своего сладкоголосого брата.

— Привет, Флер. Пошли?

Она окинула его взглядом, и Дарси с облегчением заметил одобрение в ее глазах.

— Конечно. Вперед!

Шон похлопал Дарси по спине.

— Оторвитесь как следует, ребята.

— Ваш брат совершенно безобиден, — ответила Флер, открывая автомобиль.

— Да. Если вам нравятся акулы.

Она засмеялась, села в машину и завела двигатель.

— Сегодня вечером вы должны развеяться. Вы еще не забыли об этом?

— Я постараюсь.

Когда машина съезжала с тротуара, он отвернулся к окну, стараясь не смотреть на то, как Флер с легкостью и нежностью управляется с рычагом переключения скоростей. Это зрелище оказало слишком сильное воздействие на его воображение.

— Я и не знала, что у вас есть брат, — заявила Флер.

Вы многого обо мне не знаете, — ответил он. «Хотя бы того, что я так хочу поцеловать вас сейчас».

— Почему бы вам не рассказать мне что-нибудь о себе? — Она резко затормозила, когда они подъехали к оживленному шоссе, и из-за толчка Дарси оказался в довольно неудобной позе.

— Я думаю, что вам это покажется очень скучным.

— Что ж, я согласна рискнуть.

Несмотря на ее легкомысленный тон, Дарси понял, что разговор принимает неожиданный оборот, и решил отвечать ей в том же духе:

— А вы разве не знали, что риск — это мое второе имя?

Флер остановила машину перед красным сигналом светофора и посмотрела на Дарси. На ее подкрашенных губах играла озорная улыбка.

— Тогда для вас еще не все потеряно, — заявила она.

— Меня еще рано списывать на свалку. Я пока в состоянии удивить вас.

Дарси показалось, будто в ее глазах загорелся мечтательный огонек. Он подумал о том, что больше всего на свете хотел бы, чтобы она всегда смотрела на него так.

— Что ж, я очень люблю сюрпризы.

— А может, начнем с того, что вы наконец расскажете мне, куда мы едем в столь поздний час?

— А может, лучше вы скажете мне, куда ходят в поздний час такие парни, как вы, чтобы развлечься?

Дарси редко выходил куда-либо после семи, но не хватало только, чтобы Флер знала об этом.

— Я люблю получать удовольствие от жизни. Флер фыркнула.

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Ну… Обычно я хожу в художественные галереи, на фуршеты и так далее, — он замолчал, пытаясь понять, почему те мероприятия, которые он обычно посещал с таким удовольствием, сейчас казались ему глупыми и бессмысленными.

— В таком случае советую внимательно наблюдать за всем происходящим, — заявила Флер, поворачивая на узкую боковую улицу и останавливая машину. — Там, куда мы сейчас пойдем, нет ничего похожего на скульптуры или картины.

Дарси осмотрелся. Они оказались в старой части Мельбурна, где на узких, плохо освещенных улицах размещались ночные клубы и стриптиз-бары.

— Я весь в вашей власти, — произнес он, мысленно мечтая о том, чтобы когда-нибудь его слова воплотились в жизнь, причем буквально.

— Как же мне повезло! — улыбнувшись, воскликнула Флер. — Наступило время приступить к нашему первому уроку.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Вы часто здесь бываете? Флер прыгала и кружилась вокруг него.

— Ах, это вы, — подавляя усмешку, произнесла она, когда Дарси протянул ей выпивку.

— Ну и? — снова спросил он.

Они чокнулись, и Флер долго не могла понять, что за прозрачную жидкость он пьет: водку или обычную воду. Зная этого парня, она могла с полной уверенностью сказать, что верным было ее второе предположение.

— Пришло время сменить модель поведения. В наши дни на женщин это не действует. Честно говоря, такой стиль общения с противоположным полом сгинул в небытие вместе с крутящимися шарами для дискотек и газовыми юбками.

— Это не модель поведения. Просто я хотел понять, почему вы все время делаете подобные вещи. Ради собственного удовольствия? — Он указал на танцплощадку, на которой извивающиеся тела двигались по спирали под новейшие мелодии в стиле техно.

— Я была здесь несколько раз.

— А что вы делаете, кроме этого? — Он снова указал на танцплощадку и скорчил такую рожу, что можно было подумать, будто там выплясывают не люди, а пришельцы с какой-то далекой планеты.

— А вы сами когда-нибудь пробовали это? — задала она провокационный вопрос.

Флер даже представить себе не могла, как Дарси двигается под ритмы, отличающиеся от песен Фрэнка Синатры, звучащих в пору молодости его родителей.

— Нет, но вряд ли это так уж сложно. Пошли, — он схватил Флер за руку и потащил в направлении танцплощадки, едва дав ей возможность поставить свой пустой стакан на ближайший стол.

— Помедленнее, Джон Траволта, — пробормотала она, когда он протискивался сквозь толпу к самому центру площадки.

— Вот видите, в этом нет ничего сложного, — прошептал он ей на ухо, когда его бедра тесно прижались к ней, заставляя все тело содрогаться в непреодолимом приступе желания. А затем Дарси притянул Флер к себе еще ближе, если такое было вообще возможно. Это заставило ее обвить руками его шею. Наслаждаясь каждым мигом близости, она почувствовала, как прижимается к ней его тело, и мечтательно подумала о том, что неплохо было бы, если вдруг исчезла бы преграда из одежд, мешающая им ощутить друг друга всей кожей.

— Вот теперь это кажется мне забавным, — заметил Дарси, двигаясь под музыку.

Флер удивилась, заметив, какое прекрасное у него чувство ритма. Хотя удивительного тут было мало: она так старательно двигала бедрами в такт музыке, что становилось вполне понятно, почему он считает это забавным.

Но набраться смелости и посмотреть ему в глаза Флер так и не смогла. Она неожиданно оттолкнула Дарси и заявила:

— Все. Первый урок закончен. — Затем прокричала, пытаясь заглушить орущую музыку: — Пришло время сделать перерыв.

Он кивнул и последовал вслед за ней. Раздвигая толпу, они с трудом добрались до тихого места около бара.

— Я только начал разогреваться. Как я справился с заданием?

Его глаза сверкали в флюоресцирующем свете, не позволяя ей определить, дразнит ли он ее или говорит серьезно.

— Для первого раза очень даже неплохо. — Флер старалась говорить как можно спокойнее.

— И что же ожидает меня на втором уроке? — поинтересовался он, придвигаясь ближе и накручивая на палец кудрявую прядь ее волос.

Флер задержала дыхание. Собрав волю в кулак, она заявила:

— Может, отложим второй урок до завтра?

— Не будьте такой занудой, — возразил Дарси, приблизил свой рот к уголку ее губ и поцеловал ее.

Мужчины и раньше целовали Флер, но не так. Его долгий медленный поцелуй заставил ее замереть и окончательно потерять способность думать. Губы Дарси оказались мягкими, но требовательными. Остатки трезвого разума подавали Флер тревожные сигналы о том, что не надо целовать своего начальника. Но ее тело не обращало внимания на эти отчаянные призывы, и Флер сосредоточила все свои силы на том, чтобы ответить на поцелуй. Она закрыла глаза и еще теснее прижалась к нему, наслаждаясь ощущением, вызванным нежностью гладивших ее спину рук, которые, казалось, прожигали кожу через тонкий материал ее топика. Когда он наконец оторвался от нее, Флер не могла дышать, а тем более — говорить.

— Получилось неплохо, — пробормотал он, проведя подушечкой пальца по ее щеке. — Очень даже неплохо.

К своему ужасу, Флер поняла, что ее горло не подчиняется ей, да она и не могла придумать ничего остроумного, что можно было бы произнести сейчас. Дарси подорвал ее уверенность в себе, да и она сама теперь не хотела становиться прежней. Ни сейчас, ни впредь.

— С вами все в порядке? — спросил Дарси, отойдя от нее на шаг.

Глубоко вздохнув, Флер изобразила улыбку.

— Что ж, вы быстро учитесь. С такой скоростью вы быстро научитесь получать удовольствие.

Дарси провел рукой по волосам. Выглядел он немного смущенным.

— Послушайте… Насчет этого поцелуя…

— В этом нет ничего страшного. Должна сказать, вы сумели произвести на меня впечатление. Сильное впечатление.

На лице Дарси появилось некое подобие улыбки.

— Считать это за комплимент?

— Так оно и есть.

В этот момент чьи-то руки, высунувшиеся из-за спины Флер, закрыли ей глаза.

— Угадай кто, красавица?

Флер с трудом подавила готовый сорваться с ее губ стон. Первым в списке людей, которых она не хотела бы встретить сегодня, стоял ее бывший приятель.

— Привет, Митч. Как дела?

Митч потянулся к ее талии, пытаясь обнять.

— Здорово… что ты здесь, — он прижался к ней ближе и прошептал на ухо: — Это кто, твой дедушка?

Флер отстранилась и с трудом справилась с желанием как следует врезать ему.

— Дарси, познакомьтесь с Митчем, моим… старым другом.

— Привет, парень, — Митч пожал Дарси руку, и Флер чуть не стошнило от отвращения.

— Приятно с вами познакомиться, — сквозь зубы процедил Дарси.

— Потанцуем? — поинтересовался Митч, схватив ее за плечи так, будто она была его собственностью.

Флер вырвалась.

— Нет, спасибо. Мы уже уходим.

— Что, пора в постельку и баиньки? — ехидно спросил Митч, уставившись на Дарси.

Флер прекрасно поняла, на что он намекает. «Неужели разница в возрасте настолько заметна?» — мысленно спросила себя она. Дарси выглядел на все свои тридцать с небольшим, хотя сегодня, одетый в простые брюки и белую рубашку, оставлявшую шею открытой, а не в повседневный похоронный костюм, он казался моложе.

Не успела она открыть рот, чтобы сказать в ответ какую-нибудь колкость, как Дарси опередил ее:

— Вообще-то ты прав, приятель. Когда стоишь рядом с такой женщиной, как эта, ни о чем другом думать уже не можешь.

После этих слов он схватил Флер за руку, ослепительно улыбнулся оторопевшему Митчу и направился к выходу, заставляя ее следовать за собой.

Когда они выбрались наружу, она высвободила свою руку.

— Что все это значит?

— Что именно? — с невинным видом поинтересовался Дарси.

— Тот самонадеянный вздор, который вы несли только что.

Флер никогда не осмелилась бы признаться Дарси, но ей, наоборот, понравилось то, как он обошелся с этим наглецом Митчем.

— Извините. Вы не заслужили такого обращения. Просто ваш… приятель заставил меня почувствовать себя старой развалиной, и я решил поставить его на место. Кроме того, мне не понравилось его поведение: он обращался с вами так, будто вы принадлежите ему.

— По крайней мере он очень хочет, чтобы так оно и было.

Флер всегда не нравилось то, как Митч вел себя еще тогда, когда они встречались. И, судя по всему, с тех пор ничего не изменилось. Он все еще считал, что пришел в этот мир только для того, чтобы сводить женщин с ума и делать их счастливыми. Правда, у него все получалось с точностью наоборот: все его пассии уходили от него глубоко несчастными.

— Ладно, поехали. Сегодня я и так узнал слишком много для одной ночи, — произнес он.

Проклиная всех мужчин вообще, она открыла дверцу своего автомобиля, села на сиденье водителя и повезла Дарси домой.


Дарси пил кофе и вздыхал, пытаясь вспомнить, когда в последний раз проводил воскресное утро вот так — расслабившись, читая газету.

«Слишком давно», — решил он, заметив, какое наслаждение ему доставляет просмотр спортивного раздела.

— Ну и как прошло свидание? — Шон, спотыкаясь, зашел на кухню, и Дарси успел заметить, что глаза у его брата краснее, чем обычно.

— Я думал, ты вчера собирался остаться дома, — сказал Дарси, поставив на стол кружку.

— Ш-ш-ш. Не так громко. О-о, как у меня болит голова!.. — Шон, массируя затылок, подошел к буфету, покопался там и достал аспирин.

— Тяжелая выдалась ночка?

Дарси ухмыльнулся. И тотчас же удивился тому, насколько хорошо он себя чувствует для человека, который лег спать в два часа ночи, до этого наслушавшись музыки, из-за которой его барабанные перепонки чуть не лопнули.

— Все решилось в последнюю минуту. Я пошел в новый ночной клуб, — заявил Шон, бросив в рот таблетку аспирина и запив ее апельсиновым соком. Только после этого он взял стул, сел на него и опустил голову на руки. — Я хочу услышать детали, братик. Прямо сейчас.

— Я прекрасно провел время.

— «Я прекрасно провел время», — передразнил его Шон, превосходно копируя интонацию брата. — Да ладно тебе. От меня все равно бесполезно что-либо скрывать. Флер классная. И что она делает рядом с таким человеком, как ты?

Дарси улыбнулся, пытаясь убедить себя в том, что ничто не испортит его прекрасное настроение.

— Неужели ревнуешь? — Он перевернул страницу и сделал вид, будто внимательно изучает результаты последних футбольных матчей. Шон внезапно поднял голову.

— Я понял, почему ты сегодня такой счастливый. Между вами что-то было прошлой ночью. Я прав?

Хорошее настроение Дарси тут же куда-то испарилось. Он готов был избить брата за то, что тот осмелился подумать, будто Флер одна из тех женщин, которые спят с мужчинами после первого же свидания.

— Успокойся, — заявил Дарси, надеясь на то, что его холодный тон заставит Шона отказаться от дальнейших расспросов.

Шон молитвенно сложил руки, пытаясь показать тем самым, что он сдается.

— Ты просто не из тех, кто распространяется о своей личной жизни, не так ли?

В ответ на это Дарси встал, вышел из кухни и направился в единственное место, где он мог успокоиться, — в свой кабинет.


Крадучись, Флер вошла в гимнастический зал, когда занятия аэробикой были уже в самом разгаре, и облегченно вздохнула. «По крайней мере хотя бы на какое-то время я отделалась от вопросов Лив о том, как прошел вчерашний вечер, — подумала она. — Правда, она все равно накинется на меня сразу же после тренировки». Больше всего на свете сейчас ей нужно какое-то время, чтобы понять, что же все-таки произошло прошлым вечером.

Она не учила Дарси расслабляться. Это он преподал ей хороший урок, показал, что в искусстве соблазнения он настоящий ас.

Она заранее все запланировала. Приведя его в ночной клуб, Флер надеялась на то, что он почувствует себя там не в своей тарелке и захочет уйти. Таким образом она собиралась доказать ему, насколько занудным и чужим он кажется всем окружающим. Но Дарси, к удивлению Флер, не жаловался ни на громкую музыку, ни на грубость посетителей, ни на царящую в зале полутьму. Вместо этого они танцевали и целовались до умопомрачения, то есть занимались тем, для чего как раз и открываются подобные заведения.

Она мысленно застонала, пытаясь вспомнить, когда в последний раз кто-нибудь целовал ее вот так, в ночном клубе, никого не стесняясь. «Скорее всего, тогда я еще училась в старших классах школы», — заметила про себя Флер. Даже Митч никогда не действовал настолько открыто, а это что-то да значило.

После занятия, как она и опасалась, подскочила Лив, не дав ей ни малейшего шанса улизнуть в боковую дверь.

— Не так быстро. Как все прошло прошлым вечером? — Лив оперлась рукой о дверь, закрыв тем самым Флер путь к отступлению.

— Хорошо. А теперь, если ты, конечно, не возражаешь, я бы с удовольствием приняла душ, — она безуспешно попыталась оторвать руку подруги от двери.

Просто хорошо, и все? Я совершенно уверена, что ты от меня что-то скрываешь. В конце концов, если бы я оказалась в подобной ситуации с таким парнем, как этот потрясающий Дарси, я бы… — Лив пошевелила бровями и несколько раз почмокала губами. В ее исполнении все это выглядело довольно нелепо.

— Вечер прошел намного лучше, чем я рассчитывала, — сдалась Флер. — Теперь я планирую второй урок, который собираюсь провести на следующей неделе. Такой ответ тебя устраивает?

— Не совсем. Дарси, наверное, казался очень смешным в том, что было на нем надето. Как от него пахло — небось дорогим одеколоном? Вы танцевали? Неужели между вами не произошло ничего, даже отдаленно напоминающего романтические отношения?

Флер улыбнулась, но решила ничего не рассказывать подруге о постигшем ее несчастье.

— Да, да, да и нет, — ответила она.

— Совсем ничего? Ты не врешь? — с подозрением в голосе поинтересовалась Лив.

Флер вспомнила, какими на вкус были губы Дарси, когда он поцеловал ее, как приятно было ощущать их тепло. Тотчас же она почувствовала, как кровь побежала по ее телу с невероятной скоростью.

После того как Флер отвезла Дарси домой, она так и не смогла заснуть. Лежа в постели, девушка вспоминала каждое прикосновение, каждую деталь, каждое слово, сказанное ими за то время, пока они были вместе этим вечером.

— Ладно, считай, что ты победила, — отмахнулась Лив от подруги. — Но я же не дура. Я знаю, ты от меня что-то скрываешь. Поверь, я сделаю все возможное для того, чтобы выяснить, что именно. Может, пирожные или булочки развяжут тебе язык?

— Взяточничеством ты от меня точно ничего не добьешься. Буду молчать как партизан.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— С первого урока прошла целая неделя. Вы готовы приступить к следующему?

— Он будет таким же веселым, как и первый? — Дарси кинул ручку на стол, сцепил пальцы и потянулся.

Флер удивленно приподняла бровь.

— Вы на самом деле получили удовольствие?

— Да. Тем вечером действительно произошло кое-что очень приятное, — он пристально посмотрел на нее.

Его голубые глаза, казалось, видели ее насквозь, и Флер стала сомневаться в том, правильно ли она поняла своего начальника. Она с досадой заметила, что ее щеки покрывает румянец. «И как у него получается так воздействовать на меня? — спросила себя она. — Я никогда не реагировала настолько остро на заигрывания мужчин. Почему с ним все по-другому?» Но через несколько секунд она укорила себя за эти мысли: «Заигрывания? Разве он заигрывает со мной?»

— Второй урок будет намного более напряженным и, возможно, даже покажется вам немного… грязным.

Дарси поднял бровь.

— Звучит интригующе.

— Так оно и есть. Ручаюсь, что раньше вы никогда этого не делали.

— Знаете ли, я все-таки умею развлекаться. Обычно я хожу в музеи, галереи, на винодельни.

— Скукотища, — заявила она, подумав о том, что в обществе Дарси любое из этих заведений не показалось бы ей таким уж скучным.

Он пожал плечами.

— Я и не надеялся на то, что молодая девушка сумеет оценить тонкие вещи.

Конечно, Флер понимала, что он просто дразнит ее. Но, впервые за все время их знакомства, она вдруг осознала, насколько глубокая пропасть лежит между ними.

— Кстати, а сколько вам лет? — поинтересовалась она.

Улыбка, скрывавшаяся в уголках его губ, внезапно исчезла.

— Тридцать восемь, — обреченно ответил он.

— Да вы просто ходячий антиквариат, — пошутила Флер, пытаясь разрядить атмосферу.

— Иногда мне тоже так кажется, — он отвел взгляд, и Флер показалось, будто он вспоминает о чем-то давно прошедшем. — Вряд ли вы, юные и беззаботные женщины, сможете понять это.

Знаете ли, мне пришлось рано повзрослеть, — возразила она. — Я жила с чересчур степенными родителями. Атмосфера в их доме была настолько удушающей, что я убежала. Оставшись в одиночестве, я поняла, что этот большой, недружелюбный мир вовсе не рад принять меня в свои объятия. Я так и не смогла научиться бороться с ним. Думайте, что хотите, но вряд ли мою жизнь можно назвать беззаботной.

— Простите. Я не хотел потревожить старые раны. Я говорил о вашем поведении в данный момент. Я не смогу жить так, как вы. Даже если очень захочу.

— Почему? — Она вытянула шею, чтобы уловить каждое его слово, которое могло бы помочь вдохнуть в ее удивительного начальника немного уверенности в себе.

— Я слишком привязан к старым представлениям о мире. Они слишком прочно застряли в моем сознании. Короче, я старомоден.

Его голос звучал настолько грустно, что Флер в этот миг отдала бы все, чтобы утешить его. Хуже всего было то, что она так и не смогла понять причину его печали.

— Я не сказала бы, что быть старомодным — это плохо, — она вспомнила его поцелуй. Тогда он сначала робко прикоснулся губами к ее рту, будто опасаясь, что она отвергнет его. Флер было очень приятно, нет, она была потрясена до глубины души таким деликатным обращением. — Я бы сказала, что в этом тоже есть ряд преимуществ.

— Но ваш доклад говорит об обратном, как, впрочем, и мои служащие. Если уж об этом зашла речь.

— Что ж, зато у вас есть повод доказать им, что они ошибаются. Попробуйте начать со второго урока, который состоится завтра.

— Укажите время и место. Я приду. Флер поднялась на ноги и направилась к двери.

— Я снова заеду за вами. Тогда у вас не будет повода отказаться.

— Неужели вы считаете меня трусом, мисс Адаме?

Дарси улыбнулся, и Флер подумала: «Ему надо делать это чаще». Простая улыбка освещала его лицо, делая его младше лет на десять.

— Ну, это мы еще посмотрим, — заявила она, пожав плечами и изо всех сил пытаясь заставить его еще раз улыбнуться. — Увидимся завтра, ровно в девять. Наденьте что-нибудь старое.

Как только за ней закрылась дверь, он откинулся на спинку кресла и стал думать о том, что эта неделя, наполненная мечтами о женщине, которая не подходила ему ни по одному параметру, превратилась в настоящий ад. Дарси прекрасно знал, что между ними разверзлась непреодолимая пропасть. Сегодня Флер окончательно убедила его в этом, спросив о его возрасте, осудив его увлечения и рассказав о своих родителях. По сути, он был таким же, как они, — любил покой и тихо старел. Именно на это она и намекала, пытаясь показать, что слишком сильно отличается от него.

«Что бы я отдал за то, чтобы мои родители были похожи на ее мать и отца! — размышлял он. — Эх, если бы мой папа не был безответственным прожигателем жизни, постоянно придумывавшим то один, то другой безумный план, ведущий их семью к неизбежной катастрофе!» Еще в раннем детстве Дарси поклялся, что никогда не будет похожим на него. И когда его родители погибли в Непале в результате совершенно дурацкого несчастного случая, он взял свою жизнь, да и жизнь Шона, в свои руки, тщетно пытаясь привить брату другие приоритеты. К несчастью, через некоторое время выяснилось, что на развитие Шона большее влияние оказала наследственность, чем среда. Он во всем следовал примеру их отца.

На столе зазвонил телефон внутренней связи.

— Пришел ваш брат, мистер Ховард. Ему нужно поговорить с вами, — произнесла секретарша.

— Спасибо, Шерри. Пусть войдет.

Шон давно уже не появлялся в его кабинете. Точнее говоря, после той ужасной ссоры, которая случилась, когда он взял брата на работу, тот поклялся никогда больше не переступать порога компании Дарси. Шон хотел бросить работу и отправиться путешествовать. И, хотя Дарси был против, Шон, как и их родители, плюнул на его мнение и уехал, следуя за своей мечтой.

— Привет, братик. Это не Флер выходила из твоего кабинета пару минут назад? Наверное, ты очень увлечен ею. Иначе просто не позволил бы ей заходить в свой кабинет в рабочее время и отвлекать от важных дел, — Шон неторопливо прошел от одной стены комнаты к другой и жестом указал на кипы бумаг, лежавшие на столе. — Кстати, мне очень приятно видеть, что в этом мире есть вещи, которые остаются неизменными.

Дарси задумчиво почесал переносицу. Сейчас он был не в том настроении, чтобы что-то доказывать брату. Сегодняшняя встреча с Флер расстроила его больше, чем ему хотелось бы. Сейчас он мечтал только об одном: пойти домой, купить по дороге обед в тайском ресторанчике и, устроившись поудобнее перед телевизором, посмотреть свою любимую викторину.

— Что ты хочешь этим сказать? — поинтересовался он.

— Обстановка, люди, — Шон помолчал, а затем, хитро улыбнувшись, продолжил: — Ты.

Дарси выпрямился и попытался привести бумаги, лежавшие на его столе, в некое подобие порядка.

— Денек сегодня выдался не из легких, Шон. Зачем ты пришел?

— А разве братья не должны заботиться друг о друге?

— Три года назад, если, конечно, мне не изменяет память, ты, уходя отсюда, заявил, что ноги твоей не будет в этой компании. Следовательно, ты хочешь сказать мне что-то очень важное. Иначе не стал бы нарушать установленный тобою же закон.

Шон отвернулся, будто пытаясь припомнить слова, которые произнес тогда.

— Я хотел попросить тебя об одном одолжении.

Дарси почувствовал резкую боль в сердце. «Наивно было бы думать о том, что Шон вернулся только потому, что соскучился по дому», — подумал он. Он знал, что его брату, скорее всего, просто нужны деньги. Собственно, ради них Шон и заявился к нему в кабинет.

— Что на этот раз? — спросил Дарси, изо всех сил стараясь не показать брату свое разочарование.

Шон опять стал ходить по комнате. С каждой секундой Дарси беспокоился все больше: его брат напоминал тигра в клетке.

— Я подумываю вернуться в университет. Хотелось бы все-таки получить диплом. Но для этого я должен устроиться на работу в какую-нибудь компанию, — Шон прочистил горло, а затем продолжил: — Ну, ты знаешь… Мне нужно место, где я мог бы проходить практику.

Дарси удивленно уставился на своего брата, пытаясь поверить в то, что Шон говорит правду. Но брат даже не дал ему возможности ответить, продолжив свой монолог:

— Поэтому я подумал, что ты вполне сможешь снова взять меня на работу. Я знаю, что несколько лет назад наговорил тебе кучу глупостей. Но я надеюсь, что ты сможешь забыть о них и простить меня.

— Хорошо. Но тебе придется попотеть — здесь работают, а не, развлекаются.

— Так ты хочешь сказать, братец… Ты снова возьмешь меня на работу? Дашь второй шанс?

Дарси поднялся на ноги, подошел к брату и хлопнул его по спине. Сейчас он был горд, как никогда.

— Да. Но постарайся, чтобы я не пожалел об этом.

— Не пожалеешь! — Шон по-медвежьи неуклюже обнял его, а сам Дарси в этот момент изо всех сил пытался бороться с охватившими его эмоциями, прилив которых привел к тому, что на его глаза стали наворачиваться слезы.


— Выходит, я плачу вам деньги за это? — Дарси покачал головой, огляделся, и на его лице появилось озадаченное выражение. — Неужели все эти люди настоящие?

Флер улыбнулась и наставила на него пистолет.

— Ага. Я и не предполагала, что вы раньше никогда не играли в пейнтбол. Так что получается, я очень удачно выбрала место для проведения следующего урока. Что ж, пришло время как следует повеселиться.

— Мы битый час добирались до этого проклятого болота, которое и на карте-то не разглядишь, переоделись в камуфляж, взяли пистолеты, заряженные краской, и начали стрелять друг в друга, надеясь остаться на ногах, когда все противники будут валяться в грязи. И все это для того, чтобы получить удовольствие?! Я правильно понял?

Флер захлопала в ладоши.

— Возьмите с полки пирожок, понюхайте и положите обратно.

— Наверное, я свихнулся, — печально произнес Дарси, приложив пистолет к плечу и осматривая других участников сражения. — Да, кстати, как только мы вернемся назад, считайте себя безработной.

А вы умеете испортить удовольствие окружающим, — улыбнулась Флер, восхищаясь тем, как хорошо он смотрелся в брюках и куртке цвета хаки: для человека, который всю жизнь провел за письменным столом, его тело выглядело очень даже неплохо — нет, просто потрясающе!

— Прекратите смеяться надо мной. Я и так чувствую себя полным идиотом.

— О, бедненький маленький Дарси, что же вы будете делать вон с тем здоровенным парнем? — поинтересовалась она, изо всех сил стараясь подражать голосу и интонациям маленькой девочки.

— А вот это!

Она могла бы заметить, что в его глазах появился азартный блеск и он сменил позу. Но ей слишком нравилось дразнить его, и поэтому она не успела отреагировать и после первого же выстрела упала в грязь. Некоторое время Флер пролежала неподвижно, но затем с трудом села и удивленно посмотрела на подол своей куртки, по которому растеклось огромное пятно оранжевой краски.

— Так-так-так. Вы только посмотрите. Вроде бы очень неплохой выстрел для новичка, — широко улыбаясь, съехидничал Дарси, который возвышался над ней, как скала.

— Все, Рэмбо. Война так война!

Пока Флер вставала и отряхивалась, Дарси успел забежать за дерево и надеть защитные очки. После этого он поманил ее пальцем.

Внезапно другие участники игры ожили, стали стрелять друг в друга, прятаться и надрывно кричать.

Флер даже не пыталась уклоняться от выстрелов остальных противников. Сейчас ее интересовал только Дарси. Она не собиралась позволить ему победить, особенно если учесть, что он впервые участвует в подобном мероприятии. Правда, она и сама не была профессионалом в этой игре, но одна мысль о возможной победе парня, который никогда не был на пейнтбольном поле, страшно злила ее.

— Ой, как я боюсь! — поддразнил он Флер, высунувшись из-за дерева, а затем спрятавшись обратно.

— Сам нарвался! — прокричала она, подняв пистолет и прицелившись в черневший между деревьями силуэт.

— Отличный выстрел, — засмеялся он, указав на ствол ближайшего дерева, по которому растекалась выпущенная из ее оружия краска. — Может, вам стоит потренироваться?

Дарси вышел из-за дерева и исполнил нечто напоминающее победный танец.

— Готовься, целься, огонь!

Флер сузила глаза и прицелилась. Она никак не могла понять: почему он вдруг превратился в настолько легкую добычу — вышел из-за дерева и стал кружиться по поляне. Через несколько секунд она выстрелила. Заряд попал в правое плечо Дарси, а затем взорвался и растекся красным пятном по его лицу.

— Глаз как у орла! — торжествующе заявила Флер, выстрелив в воздух и запрыгав на месте, как счастливый ребенок.

Уже очень давно она так не веселилась. Взявшись учить Дарси развлекаться, она стала замечать, что и сама узнает много интересного.

Но ее радость испарилась после того, как она увидела, что все его тело обмякло и он упал на землю. Флер с ужасом заметила, что он не шевелится.

— Дарси, вы в порядке?

Она подошла к нему, на всякий случай держа пистолет наготове. Но с каждым шагом она волновалась все больше и больше.

— Эй, хватит притворяться! Это не смешно!

Дарси не шевелился. Она присела рядом с ним, пытаясь унять бешено бьющееся сердце. «Пожалуйста, пусть с ним все будет в порядке!» — взмолилась Флер. Она попробовала потрясти Дарси, но безуспешно. От страха на ее глазах выступили слезы. «Неужели его так серьезно ранил заряд из краски?» — спрашивала себя она.

— Дарси, вы слышите меня? — Она посмотрела ему в лицо, все еще надеясь на то, что он вот-вот откроет глаза и закричит что-нибудь вроде: «Ага! Попалась!»

Но вместо этого Дарси неподвижно лежал перед ней, и с каждой минутой ее надежды становились все призрачнее. Флер ничем не могла ему помочь. Она когда-то проходила курс первой медицинской помощи, но там не учили справляться с тем ужасом, который охватил ее, заставляя сердце тоскливо ныть и не позволяя ей трезво мыслить.

— Сосредоточься, — шепотом приказала она себе, пытаясь измерить пульс Дарси.

Флер никак не могла понять, бьется ли его сердце, и приложила щеку к его губам. Она вовремя вспомнила о том, что в случае отсутствия зеркала, которое можно приложить ко рту потерпевшего, нужно прикоснуться щекой к его губам и таким образом определить, дышит или нет человек.

Флер облегченно вздохнула, заметив, что ее щеку согревает теплый ветерок. «Теперь осталось только перевернуть его и…» — подумала она, но закончить свою мысль так и не успела.

— Где я? — с трудом произнес Дарси, открывая глаза.

Он посмотрел на Флер, и она заметила, что его глаза не заволок туман, как это обычно бывает у людей, только что пришедших в себя после обморока. Он просто притворялся!

Но прежде чем она успела отпрыгнуть от него и высказать все, что думает по этому поводу, Дарси обхватил ее обеими руками.

— Вы проверили кое-какие жизненные функции моего организма, но мне кажется, кое о чем забыли.


— Отпустите меня! — закричала Флер.

Она не собиралась признаваться себе в том, что чувствовала себя в его объятьях просто превосходно.

— Начнем с этого, — произнес Дарси и положил ее руку на свое сердце. К своему удивлению, Флер почувствовала, что оно бьется так же часто и сильно, как и ее.

Он начал осторожно целовать ее губы. Его нежные поцелуи только распаляли ее, заставляя желать большего.

— Не думаю, что это вам так уж необходимо, — пробормотала она, когда Дарси притянул ее к себе еще ближе (если такое вообще было возможно) и стал целовать ее затылок.

— Если речь идет о вас, то я хочу получить все, что только смогу, — заявил он, снова поцеловав ее.

Флер уже перестала думать о том, что пора бы остановиться. Наоборот, она еще теснее прижалась к нему. Наслаждаясь его близостью, она думала о том, как хорошо было бы сейчас оказаться в каком-нибудь другом, более приятном и подходящем месте.

Наконец Дарси оторвался от нее и улыбнулся.

— Уроки, которые вы разрабатываете для меня, нравятся мне с каждым разом все больше и больше.

— А вы мне нравитесь все меньше и меньше, — заявила Флер.

— Что я, собственно говоря, такого сделал? — виновато пробормотал он, поднявшись с земли.

— Вы когда-нибудь слышали историю о мальчике, который кричал, что на стадо напал волк, хотя никакого волка и в помине не было? Вы обманули меня. Я чуть не умерла от страха. Старый олух! — ответила она, убирая растрепавшиеся волосы в хвост.

— Я просто пытался немного развлечься, — Дарси попытался улыбнуться, — вы же сами учите меня этому.

Флер хрюкнула в ответ и отвернулась. Она постоянно задавала себе вопрос: «Что привлекает меня в этом Дарси? Он ведь не подходит мне по всем параметрам: слишком степенный, слишком приземленный, слишком скучный, слишком старый». Он во многом напоминал ей ее отца.

«Да, я прекрасно чувствую себя в его объятиях. О его поцелуях и теле можно только мечтать. Ну и что? Подумаешь! — пыталась урезонить она себя. — Он совершенно не подходит мне, и чем быстрее я смогу признать это, тем лучше. Не стоит играть с огнем».

— Кстати, у вас все лицо в краске. Позвольте-ка… — Дарси вытащил из кармана носовой платок — Флер снова подумала о том, насколько он старомоден, ведь эти тряпки никто уже давно не использовал, — и потянулся к ней.

— Ерунда, — возразила она.

Дарси смотрел на нее и тихо улыбался.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Дарси вошел в здание своего офиса и, вопреки обыкновению, приблизился к столу, за которым сидела секретарша.

— Доброе утро, Шерри. Как дела?

Шерри, привыкшая не обращать ни малейшего внимания на босса, подняла брови, оторвалась от газеты, которую только что читала, и удивленно уставилась на него.

— Хорошо, мистер Ховард. А у вас?

— Лучше не бывает, — Дарси улыбнулся ей, продолжая с огромным удовольствием следить за ее реакцией. — Вот, попробуйте. Они просто потрясающие! — Он положил на стол коричневый бумажный пакет с булочками, а затем направился к двери своего кабинета. — Да, кстати, сегодня я буду отвечать на все звонки.

Закрывая дверь своего кабинета, Дарси еще раз взглянул на секретаршу. Она так и сидела с открытым ртом. Да, в компании все надо менять.

«А как насчет личной жизни?» Дарси постарался отогнать эту мысль, решив, что в данных обстоятельствах она будет только мешать. Флер за последние несколько недель и так внесла в его упорядоченное существование такой хаос, что он не знал, как с ним разобраться. О том, что ожидает его на следующем уроке, он вообще старался не думать.

И, как назло, кто-то постучал в дверь его кабинета.

— Входите.

Дарси посмотрел на свой новый стол, наслаждаясь его миниатюрностью и удобством. Вся прочая обстановка его кабинета также изменилась до неузнаваемости. Он вынужден был признать, что раньше даже не мог представить, насколько ему нравятся столь разительные перемены.

— Дарси, у меня появились новые мысли, о которых мы… — начала Флер, едва успев закрыть за собой дверь, но тут же запнулась, удивленно озираясь по сторонам. — Вот это да! Когда вы успели?

— За выходные, — ответил он и тут же поинтересовался: — Вам нравится?

— Просто потрясающе! — Флер прошлась по комнате, рассматривая развешенные по стенам картинки, ультрамодную мебель и смонтированное по новейшей технологии освещение. — Можно сказать, что вы наконец вступили в двадцать первый век. Должна признаться, я просто поражена.

— Все это входило в ваш план, — пожал он плечами, делая вид, будто ее комплименты ничуть не польстили ему, и в то же время стараясь не показывать ей, насколько он горд собой.

Флер посмотрела на него с такой теплотой, что он задержал дыхание.

— Всегда нелегко последовать чьему-то совету, особенно если речь идет о необходимости полностью изменить свою жизнь. Но вы сумели заставить себя сделать это. При этом вы делаете большие успехи, — она замолчала, будто пытаясь подобрать правильные слова, и Дарси с трудом поборол желание схватить ее в охапку и закружиться вместе с нею в радостном танце. — Вы должны гордиться собой.

— Спасибо вам за все, — он обвел рукой комнату. — И это только начало. Подождите — скоро вы увидите, что еще я приготовил для вас.

— Жду с нетерпением, — тихо ответила она.

— Кстати, об ожиданиях. Когда же все-таки состоится третий урок? Прошел целый месяц с тех пор, как я победил вас в пейнтбол.

Дарси тысячу раз вспоминал тот поцелуй, мечтая лишь о том, чтобы он повторился. Только на этот раз одежда не должна отделять его от Флер…

— Вы играли нечестно.

Дарси заметил, что на ее щеках заиграл румянец. «Значит, она тоже вспоминает поцелуй», — подумал он.

— В любви и на войне все средства хороши, — заявил он в ответ.

— Ну, в таком случае, к счастью, это была война.

Не так ли? — Флер засмеялась. — Ладно, а теперь давайте вернемся к делу.

Дарси пытался сосредоточить внимание на подготовленных ею отчетах, но цифры плыли у него перед глазами. Он хотел прикоснуться к ней, поправить выпавшую из прически кудрявую прядь, разгладить складочку, которая образовалась между ее бровей. Он глубоко вздохнул, но это тоже не помогло. Наоборот, ощутив запах ее цветочных духов, он вспомнил о том, при каких обстоятельствах в прошлый раз был настолько близок к ней…

Дарси хотел ее. Хотел больше, чем какую-либо другую женщину, но торопиться нельзя. «Если Флер нравится, когда события развиваются медленно, так тому и быть. Только как справиться с тем ураганом страсти, который возник во мне, когда она появилась в моей жизни?» — думал Дарси.

— Вы свободны в эти выходные? — сам того не ожидая, спросил, он, когда она делилась с ним оценками объемов прибыли.

— Возможно, — ответила Флер, перебирая документы и даже не посмотрев на него.

— Открылась новая винодельня. Я как раз хотел туда сходить и подумал, что вы, возможно, не откажетесь составить мне компанию.

— Звучит неплохо, — ответила Флер, но, судя по тому, с какой интонацией она говорила, его предложение совершенно не заинтересовало ее.

«Конечно, я не думал, что она понесется туда сломя голову. Но хотелось бы, чтобы она приняла мое предложение с большим энтузиазмом», — мысленно заметил он.

— Надеюсь, вы не собираетесь попытаться обратить меня в свою веру? — ехидно поинтересовалась она.

— Обратить вас?

— Вдруг вы решили сделать из меня ценительницу хорошего вина, произведений искусства и консервативного стиля одежды — твидовых костюмов, например?

Дарси попытался не показывать, насколько его разочаровали ее едкие слова.

— То есть сделать такой, как я?

— Ну, я ни разу не видела вас в костюме из твида.

— Послушайте, если вы не хотите идти, откажитесь. Я не обижусь.

— Нет, почему же? Я не против.

— Отлично. Итак, на чем мы остановились?

«Наверное, она подумала, что мои увлечения давно устарели, — решил Дарси. — Но и в винодельне может быть так же весело, как и в тех местах, куда она водила меня, — я докажу ей это».

— Так значит, ты влюбилась в него?

Флер подняла на подругу глаза и одарила ее таким взглядом, который должен был отбить у Лив всякую охоту лезть в чужие дела.

— Я не хочу говорить об этом.

— Но ведь это замечательно! Когда в последний раз у тебя был роман?

Флер пожала плечами.

— Я не героиня одного из твоих любовных романов.

Конечно, нет, — улыбнулась Лив. — По крайней мере, они намного более чувствительны, чем ты. Когда в их жизни появляется мистер Совершенство, они хватают его и не отпускают, какие бы трудности ни ожидали их впереди.

Флер взяла свою кружку, наполненную холодным кофе со сливками, и сделала небольшой глоток.

— А что, если мистер Совершенство превратится в мистера Кошмар?

От удивления брови Лив резко поползли вверх.

— Но ведь Дарси — само совершенство! Как он может испортить твою жизнь?

Флер сотни раз задавала себе этот вопрос. Ей было понятно только одно: чем больше времени она проводила с Дарси, тем сильнее влюблялась, несмотря на все различия между ними. Конечно, порой он казался невыносимо занудным, но даже это его качество стало постепенно нравиться Флер. Она восхищалась тем, что он не разочаровался в своих старомодных ценностях, тем, с какой ответственностью подходил ко всем жизненным вопросам. Она обычно встречалась с парнями, которые были намного моложе Дарси и проживали каждый день так, будто он был для них последним.

— Я боюсь, Лив.

Это была правда. От одной только мысли о попытке построить отношения с таким консервативным человеком, как Дарси, ее прошибал холодный пот.

— Тебя пугает мысль о том, что он тебе потом и шагу не даст ступить, не так ли?

Флер кивнула. Они с Лив всегда понимали друг друга с полуслова. Единственное, что отличало подругу, — это чересчур романтические представления о жизни.

— Я не хочу повторить судьбу своей матери, которая вышла замуж за человека, превратившего всю ее жизнь в беспросветную рутину.

— Но ведь ты любишь своего отца…

— Конечно, он же мой отец. Но ты только представь себе, каково это — любить кого-то и жить с ним так…

Флер пожала плечами. Монотонное существование, свойственное многим парам, а не только ее родителям, медленно убьет ее: скучные дни постепенно превратятся в беспросветные месяцы, а те — в бесконечные года.

Лив придвинулась к подруге. На ее лице застыло беспокойное выражение.

— Как ты думаешь, Дарси похож на твоего отца?

— Честно говоря, я не знаю ответ на этот вопрос. Есть в его поведении кое-какие схожие черты, и это, надо сказать, очень пугает меня. Зачем рисковать, пытаясь завязать отношения с парнем, прекрасно понимая, что ничего хорошего из этого не выйдет?

— А разве мимолетное счастье, о котором ты потом будешь помнить всю оставшуюся жизнь, не стоит этого? При условии, что сейчас у тебя вообще никого нет. Неужели тебе так проще? — спросила Лив.

Флер сделала глоток кофе и покачала головой.

— Хотелось бы мне знать ответ на этот вопрос. Правда…

— На этот раз прислушайся к тому, что говорит твое сердце, а не разум. И все будет хорошо, — посоветовала Лив.

Флер с трудом улыбнулась подруге. Она очень надеялась на то, что та права.

Флер легла на покрывало, которое они захватили для пикника, и закрыла глаза, с удовольствием чувствуя, как лучи солнца гладят ее кожу, проникая сквозь ветки старого эвкалипта.

— Надеюсь, вы засыпаете не оттого, что вам скучно в моем обществе? — поинтересовался Да реи.

Звуки его голоса согревали ее так же, как и солнечный свет, причудливым узором ложившийся на кожу.

— Я не сплю. Я расслабляюсь, — ответила она, открыв глаза и бросив на него быстрый взгляд.

Сегодня он выглядит просто потрясающе. Ему очень шли шорты цвета хаки и белая рубашка поло, обтягивающая его мускулистый торс. Флер еще не видела, чтобы он был одет так. И нужно сказать, таким он нравился ей еще больше.

— Вам понравилась еда, которую я припас для пикника? А вино? — поинтересовался он.

Флер шутливо схватилась за живот и застонала.

— Не стоит выбивать из меня комплименты. По-моему, и так ясно, что мне все очень понравилось — хотя бы по количеству съеденной мною еды и выпитого вина. — Она опять прикрыла глаза.

— В том, что у вас хороший, здоровый аппетит, нет ничего предосудительного, — голос Дарси вдруг стал хриплым, и Флер поняла, что он имеет в виду не только еду.

Вот подходящий шанс обсудить его поведение, поговорить хотя бы о тех потрясающих поцелуях.

— Я просто шутил, знаете ли.

Флер резко открыла глаза, почувствовав его ласковое прикосновение, когда он осторожно провел рукой по ее щеке. Она заметила нежность в его глазах, которая чуть не заставила ее окончательно сдаться.

Она перевернулась на бок и оперлась на локоть.

— Может, пришло время закончить шутить? — поинтересовалась она.

Дарси улыбнулся, и она заметила, как в ответ на это ее сердце бешено застучало.

— Я думал, что мы проводим время вместе для того, чтобы я развеялся. И вы предлагаете мне перестать шутить? Я вас не понимаю…

— То есть вы хотите сказать, что пригласили меня сегодня сюда только из-за работы?

Улыбка сползла с его лица.

— Не совсем.

— Тогда почему? — Она задержала дыхание, боясь услышать его ответ и одновременно отчаянно нуждаясь в нем.

— Просто потому, что я подумал: неплохо бы было нам провести этот день вместе. И все, — Дарси отодвинулся от нее, и Флер почувствовала, что ей не хватает его осторожных прикосновений.

— Да. Но на этот раз вы пригласили меня.

Флер поняла, что сказала глупость, как только произнесла эти слова. Выражение лица Дарси изменилось: только что он был спокоен, а теперь смотрел на нее с убийственной враждебностью.

— Ну и что? Если я не нанял бы вас, вы вообще никуда не ходили бы со мной. Так что не все ли равно, кто кого пригласил?

— Скорее всего, вы правы. Если вы не наняли бы меня, я никуда с вами не пошла бы. По одной простой причине: мы слишком разные. У нас с вами почти на все прямо противоположные точки зрения. Ничего не выйдет.

— Что не выйдет?

— У нас с вами ничего не получится, — объяснила она, пытаясь понять: действительно ли он так туп или просто получает удовольствие, проворачивая вонзенный в ее сердце нож.

Дарси провел рукой по волосам и произнес:

— А вам никто не говорил, что противоположности как раз и тянутся друг к другу для того, чтобы впоследствии сойтись? Хотя, наверное, я опять кажусь вам слишком старомодным…

— Я не отрицаю того, что нас тянет друг к другу. Но мне почему-то кажется, будто вы хотите большего. Разве вас устроит обычный, ни к чему не обязывающий роман?

— Но ведь я мужчина, не так ли? — горько засмеялся Дарси, стараясь не смотреть ей в глаза.

К тому же еще и довольно старомодный человек, который не собирается менять свои привычки. А я, со своей стороны, не собираюсь никому отдавать свою свободу, — заявила Флер. Она хотела добавить: «Каким бы потрясающим человеком он ни был. Это касается даже вас», — но что-то ее остановило.

— Вы считаете, что, завязывая отношения с мужчиной, вы автоматически отказываетесь от своей свободы?

Флер кивнула, вспоминая беспросветно скучную жизнь своих родителей. Ни за что на свете она не хотела бы оказаться на их месте.

— Давайте попробуем расставить все точки над «i». Вы не хотите, чтобы между нами было что-то более сильное, чем просто кратковременный роман. Я правильно вас понял?

— Д… да. Наверное.

Дарси резко поднялся, и Флер заметила: подсознательно она восхищалась его движениями.

— Замечательно. Если вы так считаете, Флер… — сказал он, протягивая ей руку и помогая подняться. — Но не забывайте: вы сами сказали мне это. Что бы ни случилось, вспоминайте свои слова.


Флер включила настольную лампу, и свет упал на разложенные перед девушкой только что напечатанные документы, . Она не собиралась оставаться на работе так долго, но, услышав в коридоре, недалеко от своего кабинета, голос Дарси, решила, что еще немного подождет, пока он не уйдет. Ей казалось, что только тогда она сможет спокойно улизнуть домой, не встречаясь с ним. «Ну, раз уж я осталась здесь, не помешало бы еще немного поработать», — подумала она и углубилась в чтение документов, прекрасно понимая, что в четверг вечером нашла бы множество других, более интересных дел.

Обычно в четверг вечером они с Лив ходили по клубам и ультрамодным ресторанам. Но после того, как Флер взялась за эту работу, она проводила все вечера в офисе, а потом с трудом добиралась до дома, смотрела какой-нибудь фильм и ложилась спать.

«Может, я становлюсь похожей на Дарси?» — с ужасом спрашивала себя она.

— Эй! Почему такая потрясающая девушка сидит здесь взаперти в четверг вечером? А?

Флер подняла глаза и улыбнулась.

— Здравствуй, Шон. Я тебя не заметила.

— Это потому, что ты превратилась в такую же трудоголичку, как и мой братец.

— Ни за что! — возмутилась она. — Вот возьми и развлеки меня.

Шон присвистнул и сел напротив нее.

— Это лучшее предложение из всех, которые я получал в жизни. Как дела?

— Неплохо.

— То есть хорошо. Я правильно тебя понял?

Флер пожала плечами, стараясь не показывать ему, что чувствовала себя сейчас далеко не лучшим образом.

— Работа продвигается неплохо. Я скоро добьюсь того, что «Инновационный импорт» снова вернет себе лидирующие позиции на рынке.

— Вообще я говорил не о работе, — он пристально посмотрел на нее, и она не могла не заметить, насколько он похож на своего старшего брата.

— А что тогда ты имел в виду?

— Не делай вид, будто я тебя чем-то смутил. Ты прекрасно знаешь, о чем речь. Ты и мой брат. Я спрашиваю тебя, что происходит между вами.

Флер почувствовала, как ее сердце подпрыгнуло. «Неужели мои чувства к Дарси так заметны? Если об этом знает Шон, то уже весь офис в курсе событий. Как в таком случае я буду изображать из себя профессионала? Они же наверняка смеются надо мной за моей спиной».

Флер посмотрела на Шона, надеясь, что он купится и поверит ей.

— Между нами ничего нет. С чего ты вообще решил, что у меня с ним роман?

Он хохотнул.

— Ну, я, конечно, не Эйнштейн, но и не так глуп, чтобы не видеть то, что происходит у меня перед носом. Мой брат, который уже много лет ни с кем не встречался, теперь похож на влюбленного болвана, который бесцельно шатается туда-сюда, а ты просто светиться начинаешь, когда он в комнату входит. Так что ты, конечно, извини, но тут не надо быть великим сыщиком для того, чтобы все понять.

— Ты все неправильно понял!

— Ты в этом уверена?

Может, было слишком поздно, может, Флер просто устала, но она неожиданно почувствовала, что должна во всем признаться Шону.

— Ладно, допустим, между нами действительно возникло некое притяжение. Но я думаю, что из этого все равно ничего не выйдет. И, честно говоря, так даже лучше. Уж слишком мы с ним разные.

— Это точно. Я до сих пор не могу понять, что ты нашла в таком древнем ископаемом, как мой братец.

— Ну, не такой уж он и старый, — бросилась защищать Дарси, при этом улыбка, не сходившая с лица Шона, стала еще шире.

— В чем тогда проблема?

— Дарси хочет от меня слишком многого. Я хочу сохранить свою свободу, а Дарси нужны более крепкие отношения. А в остальном… — она запнулась, решив не говорить: «Зачем начинать то, что я не смогу закончить?»

— Все это полная чушь, — заявил Шон, на лице которого появилось очень странное выражение. — Слушай… Если я могу чем-нибудь помочь… — Он встал, обошел вокруг стола и положил руку ей на плечо.

— Спасибо, Шон, — сказала Флер, опустив голову на его руку.

Она никак не могла понять, почему такие потрясающие мужчины, как Дарси и Шон, до сих пор одиноки.

— Так-так-так. Как мило! Прямо-таки полная идиллия. Конечно, я одобряю своих сотрудников, которые продолжают трудиться и после окончания рабочего дня, но вам не кажется, что это уже слишком?

Флер резко отпрянула и выпрямилась, как только увидела Дарси, неожиданно зашедшего в ее кабинет. Он, надо сказать, выглядел настолько разъяренным, что она даже испугалась.

— Успокойся, Дарси, — произнес Шон, осторожно убирая руку с плеча Флер.

Но Дарси не обратил ни малейшего внимания на слова брата. Вместо этого он одарил Флер таким пронизывающим холодным взглядом, что у нее кровь застыла в жилах.

— Пожалуйста, выйди, Шон. Мне нужно поговорить с Флер. Наедине.

— Только потом не говори, что я не предупреждал, — пробормотал Шон, отступая к двери.

Флер так и не смогла понять, кому предназначались эти слова: ей или Дарси.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Так о чем вы хотели со мной поговорить? — поинтересовалась Флер.

В ее тоне ему послышалась такая нежность и невинность, что он ощутил, как у него вскипает кровь. «Она говорит так, будто я своими глазами не видел руку Шона, лежащую на ее плече».

— Ну, и что вы тут делали? — спросил он, сделав три шага и оказавшись прямо напротив ее стола.

— Мы с Шоном работали. Вы пришли как раз в тот момент, когда мы обсуждали одно очень важное дело.

Она сцепила руки и посмотрела на него. На ее лице была бесчувственная маска, выражение которой он так и не сумел раскрыть. Это раздражало его сильнее, чем он хотел бы.

— Но он прикасался к вам! — закричал Дарси, и его слова показались смешными даже ему самому.

К. его удивлению, Флер подвинулась к краю стула и перегнулась через стол, так что ее лицо оказалось в нескольких сантиметров от его.

— Вы мой начальник, а не надзиратель. И я не хочу, чтобы вы врывались сюда вот так, делая к тому же поспешные выводы. Просто оставьте меня в покое. Понятно?

Дарси не мог побороть восхищение ее силой, ее страстностью. Она выглядела потрясающе: карие глаза опасно сверкали, а соблазнительные губы были приоткрыты. Еще никогда ему так не хотелось запечатлеть поцелуй на этих разгневанных губах.

Он слегка отпрянул назад.

— Я схожу с ума… из-за тебя.

Он обошел стол, нарушая ту незримую границу, которая отделяла их друг от друга, наклонился и поцеловал ее, будто подтверждая сказанное.

Как только губы Дарси прикоснулись к ее рту, Флер поняла, что это больше не ласковое соблазнение, не нежная лесть. Она ощутила, как все ее тело загорается от одного его прикосновения. Она понимала, что должна сопротивляться, бороться с ним, с охватившими ее чувствами. Но вместо этого она схватила его за лацканы пиджака и притянула ближе к себе. Так они и стояли, не разрывая поцелуя до тех пор, пока не поняли, что вот-вот задохнутся.

— Черт возьми, — пробормотал он, отодвигаясь.

На его лице застыло слегка озадаченное выражение. Дарси понимал, что у него еще есть шанс пойти на попятную, сказать что-нибудь про гормоны, посмеяться над глупой ситуацией. Но он ничего не сделал для того, чтобы выпутаться из создавшегося положения.

Флер подошла к нему и положила руки на его грудь. Тепло мужского тела жгло ее ладони даже через хлопковую рубашку. Она мучительно медленно водила пальцами по его груди, опускаясь ниже, к животу, и дальше — к поясу его брюк. Она сама удивлялась своей смелости, заставлявшей ее еще ближе прижаться к нему.

— Флер, это…

— Настоящий рай, — пробормотала она, целуя его подбородок и постепенно подбираясь к губам.

Она никогда не была искусной соблазнительницей, но не могла не ощутить некоторую гордость, услышав, как он тихо застонал и почти затащил ее на стол, раскидав при этом все бумаги.

Сейчас Дарси казался человеком, умирающим от жажды и от лишений, но страстно хватающимся за жизнь. Флер отвечала ему с той же горячностью. Его руки ласкали ее тело, раскаляя атмосферу между ними.

— Думаю, это плохая идея, — пробормотал он, снова прикасаясь губами к ее рту, покрывая поцелуями ее лицо, а затем и шею.

Еще никогда и никто не целовал так Флер. Все ее тело изгибалось от желания, охваченное томлением, которое мог вызвать в ней только этот мужчина.

Она закинула голову, помогая его губам добраться до самых чувствительных участков своей шеи.

— Тогда просто не думай…

Дарси нашел молнию на ее платье и, снова припав к ее губам, уже готов был расстегнуть ее, но Флер вовремя успела прийти в себя. Она разорвала поцелуй и слегка оттолкнула от себя Дарси.

— Здесь не место, да и время не самое подходящее.

Он вздохнул и прижался лбом к ее лбу.

— Вы правы.

— Ну почему вы всегда оказываетесь настолько чувствительным?

— Кто-то из нас должен быть чувствительным, — заметил он, уворачиваясь от ее объятий и делая шаг назад. — Послушайте… Простите меня. Я обещаю, что это больше не повторится.

«Еще неизвестно, кто из нас должен просить прощения», — подумала она.

По какой-то непонятной причине на глаза Флер стали наворачиваться слезы, и ей пришлось отвернуться от него и схватить свою сумку. «Ведь я сама хотела, чтобы он остановился. Не так ли?» — спросила она себя. Но почему-то ее не оставляло чувство, что она совершила большую ошибку. Хуже всего было то, что Дарси вел себя так, будто ничего не произошло, будто их встреча ничего для него не значила.

Когда она копалась в своей сумке в поисках платка, он положил руку ей на плечо.

— Я же извинился. Давайте забудем обо всем, что произошло.

— Знаете что? Я всегда считала вас умным человеком, но иногда вы ведете себя как настоящий идиот.

Сказав это, она вытерла глаза рукой и направилась к двери, даже не обернувшись.


Флер, нажав кнопку автоответчика, застонала.

— Привет, дорогая. Это твой папа. Я просто хотел убедиться в том, что в эти выходные ты приедешь на годовщину тетушки Руби. Все ждут тебя с нетерпением. Мы слишком давно тебя не видели, соскучились. Приезжай, милая. Скоро увидимся. Пока.

Флер легла на диван и попыталась придумать какой-нибудь убедительный повод не ходить на этот юбилей. Она умудрилась пропустить целых три семейных праздника, проходивших в маленьком селении, где до сих пор жили почти все ее родственники. Четвертый отказ вряд ли обрадует их.

— Просто потрясающе. Только этого мне сейчас не хватало, — пробормотала она, прекрасно понимая, что ее появление заставит родителей засыпать ее кучей неуместных вопросов и комментариев вроде: «Когда ты выходишь замуж, милая?», или «Ты уже нашла себе парня?», или «Не слишком медли с детьми. Тебе как раз пора остепениться». И так далее, и так далее, и так далее…

Флер каждый раз с ненавистью вспоминала эти допросы. Именно из-за этого унижения она сбежала в Мельбурн и с головой ушла в учебу. Только так, как ей казалось, она могла отделаться от своих скучных родственников.

— Проклятье!

Она схватила подушку и дала волю чувствам, колошматя ее двумя кулаками. «Господи, если бы Дарси только знал, каким нежным и сексуальным он может быть порой, то расслабился бы и согласился, что идея приятно провести время в обществе друг друга, не задумываясь о планах на будущее, — не самая худшая затея».

А может, стоит показать Дарси, кто он на самом деле, познакомив его с ее отцом? «Может, увидев моих родителей, он поймет, почему я так боюсь серьезных отношений? И может быть, после этого у нас появится второй шанс?»

Впервые за весь вечер Флер улыбнулась и потянулась к телефону, думая о том, что юбилей тетушки Руби может оказаться не таким уж скучным.


— Вы не говорили мне, что приехали из деревни.

— А вы не спрашивали, — ответила Флер, исподтишка посматривая на внимательно следившего за дорогой Дарси.

Ей нравилось наблюдать за тем, как он водит машину. Он настолько уверенно чувствовал себя на дороге, что она ощущала себя в полной безопасности рядом с ним.

— Ручаюсь, я еще многого не знаю о вашей жизни.

— Не волнуйтесь — мои родственники моментально введут вас в курс дела.

Он усмехнулся.

— Жду — не дождусь. Хотя ваши слова прозвучали так, будто эта перспектива вас вовсе не радует.

— Я предупредила: они сразу же начнут делать о нас самые непредсказуемые выводы, изо всех сил будут стараться меня задеть.

Флер знала: судя по тому обходительному тону, с которым ее отец разговаривал с ней по телефону (если надиктованное на автоответчик послание можно считать разговором), Дарси ждут очень тяжелые выходные, хотя он еще не догадывается об этом.

— Не беспокойтесь. Я постараюсь это пережить. А вот насчет вас я не уверен.

— Просто постарайтесь не шокировать их, ладно?

— Что вы такое говорите? Разве я способен на это? — спросил Дарси, и Флер, несмотря на то что он сосредоточенно смотрел на дорогу, заметила: на его лице появилась улыбка.

— Еще как! — засмеялась она, наслаждаясь той легкостью, с которой они в последнее время стали находить общий язык.

Флер боялась, что не сможет так просто взять на работе отгул. Но, к ее удивлению, Дарси был так же, как и она, рад перспективе провести лишний день вне офиса. Когда она пригласила его поехать вместе на семейное торжество, он с удовольствием согласился. «Может, он решил продолжить то, что мы начали тогда в офисе?» — спрашивала себя Флер.

Она очень надеялась на это. И Лив поддержала подругу в ее начинании, решив, что дальняя поездка может стать идеальным поводом для соблазнения.

Флер все спланировала заранее. Она заказала один номер в мотеле, придумала причину, по которой они не могут остановиться в доме ее родителей. При таком раскладе ей оставалось только ждать, когда же Дарси наконец подарит ей один из своих страстных поцелуев.

Правда, весь ее безупречный план был мгновенно разрушен. Родители даже и слышать не захотели о мотеле и тут же предложили поселиться им с Дарси у них, а это могло означать только одно: жить им придется в разных комнатах.

Флер с грустью отказалась от номера в мотеле, мысленно попрощавшись с возможностью показать Дарси, что он значит для нее, а заодно и с мечтами об общей комнате с огромной постелью. Вместо этого она решила доказать свою правоту, познакомив его со своими родителями и показав ему, что их старомодные взгляды на жизнь не принесли им счастья. Флер надеялась на то, что Дарси изменит свою точку зрения на отношения между мужчиной и женщиной и бросится в ее объятия сразу после возвращения в Мельбурн.

— Нам случайно не здесь поворачивать? — спросил он. — Семейка Адаме, говорите?..

Флер покачала головой, пытаясь побороть охватившие ее воспоминания.

— Просто не верится, что они до сих пор не сменили табличку. Еще в школе меня постоянно дразнили, называя мою семью сборищем монстров и уродов.

— Ну, я видел вас в самые худшие моменты вашей жизни. Должен признаться, даже тогда вы… очень милы.

Флер улыбнулась.

— Вы еще не видели мою маму. Я совершенно не похожа на нее. Вот увидите ее утром в бигуди и розовой ночной рубашке с ворсом… Просто жуть!

— Неужели женщины до сих пор закручивают волосы на бигуди?

— Вот вы и ответьте на этот вопрос. Она же примерно в вашей возрастной категории.

Вместо того чтобы обидеться на нее, как это произошло несколько недель назад, Дарси засмеялся.

— Возраст на самом деле не помеха. Вот я, например, люблю хорошее вино, а оно, как известно, нуждается в длительной выдержке: чем оно старше — тем лучше.

— Да. Но если оно слишком долго хранится в погребе, то начинает портиться и погибает.

Дарси свернул с дороги, подъехал к высокому эвкалипту и заглушил двигатель, а затем повернулся к Флер и протянул руку, чтобы нежно провести ладонью по ее щеке.

— Что ж, наверное, мне тоже пора погибнуть.

Глаза Флер удивленно расширились, а сердце тоскливо вздрогнуло — она слишком хорошо поняла его намек.

— Обещания… Обещания, — произнесла она и нагнулась, чтобы прикоснуться губами к его большому пальцу.

В ответ он провел пальцем по ее верхней губе, а затем — вниз, до самого подбородка.

— Мы, старики, умеем хранить обещания. Разве вы не знали?

— Я очень надеюсь на это, — ответила Флер и, приоткрыв рот, поймала губами его палец.

Еще никогда она не вела себя так развязно. По его расширившимся зрачкам она поняла: Дарси тоже охвачен страстью. Он застонал, закрыл глаза и откинул голову на подголовник сиденья.

— Ты даже не представляешь, что ты делаешь со мной…

— Скажи мне… — произнесла она.

И тут Флер весьма вовремя успела заметить своих родителей, изо всех сил торопившихся подойти к машине.

— Что за…Пришло время для представления, — ответила она, указав на неожиданно возникшую помеху и изображая на лице улыбку.


Дарси держался молодцом. Флер не ожидала от него такого терпения. Она очень любила своих родителей, но не могла выносить их общество дольше получаса, а он с невозмутимым видом слушал комментарии, которые отпускал ее отец по поводу футбольного матча с участием местных команд, и бесконечные рассказы ее матери о Сельской женской ассоциации. Дарси даже смог с честью ответить на их вопросы по поводу его «намерений в отношении их дочери». Флер как-то умудрялась регулировать ситуацию. До того, как…

— Лепесточек, вы с Дарси уже допили свой чай, а значит, можете пойти отдохнуть и привести себя в порядок перед вечеринкой. Если, конечно, хотите.

Отец называл ее «лепесточком», сколько она себя помнила. Ему казалось, что это удачное дополнение к ее «цветочному» имени. Правда, сама Флер так не думала.

— Прекрасная идея, папа, — сказала она, вскакивая на ноги в надежде как можно быстрее убежать от царящей в этом доме тоски.

— А теперь насчет комнат… — отец Флер пошаркал ногами.

Это могло значить только одно: ему неприятно поднимать эту тему. И Дарси снова пришел на помощь:

— Я не хочу стеснять вас, мистер Адаме. Я с большим удовольствием сниму номер в ближайшем мотеле.

Отец Флер облегченно вздохнул.

— Замечательно, Дарси. Просто у нас здесь многовато народу. Вы же понимаете: собралась вся семья. И вообще…

— Если вы не возражаете, то возьмите, пожалуйста, с собой Флер, — прервала своего мужа ее мать, и все удивленно посмотрели на нее. — Я просто хотела сказать, что дом у нас маленький, а мы созвали слишком много гостей. Ты ведь не возражаешь, дорогая? А вы, Дарси?

Флер опустила голову, стараясь не показывать, что ее щеки покрылись румянцем, а глаза радостно загорелись. Она могла бы поклясться, что ее мать решила позволить им с Дарси побыть наедине. «Это невероятно! — с удивлением подумала Флер. — В телефонном разговоре родители яростно возражали против мотеля».

— Нет проблем, мам. Мы с Дарси поселимся в мотеле, — произнесла она и обняла мать, впервые за много лет. — Увидимся на вечеринке, пап.

Флер поцеловала отца в щеку и посмотрела на Дарси, привлекая его внимание, а затем перевела глаза на дверь, надеясь, что он поймет намек и поторопиться распрощаться.

К счастью, он все понял.

— Было очень приятно познакомиться с вами. Увидимся на вечеринке.

Он пожал руку ее отцу, который все еще выглядел так, будто его вот-вот схватит удар, и поцеловал зардевшуюся маму Флер в щеку.

Флер сохраняла невозмутимое выражение лица до тех пор, пока они не дошли до машины и не скрылись в тишине ее салона. Только тогда она позволила себе радостный возглас.

Дарси посмотрел на нее, и Флер заметила блеск в его глазах.

— Что ж, кажется, остались только мы с тобой, деточка.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Флер задержала дыхание и подошла к стойке. Она старалась выглядеть так, будто каждый день заказывала номера в мотелях. Правда, на самом деле у нее тряслись колени от одной только мысли о том, что ей придется провести ночь с мужчиной, который перевернул всю ее жизнь с ног на голову.

С того самого момента, как она пригласила Дарси поехать вместе с ней на праздник, ее постоянно мучили одни и те же вопросы: «Правильно ли я поступаю? Не решит ли он, что я жду от него больше, чем есть на самом деле?» Но больше всего Флер мучило другое: не влюбилась ли она в него сильнее, чем считала раньше? Несмотря на принятое ею когда-то решение — при любых условиях постараться сохранить свою свободу и не впутываться в отношения, которые в перспективе могут закончиться женитьбой, открывающей дорогу в скучную рутину, она понимала, что Дарси вполне может заставить ее передумать. И это пугало, пугало до смерти.

Флер ждала, что ее приглашение провести эти выходные вместе шокирует Дарси, но он очень хорошо спрятал свое удивление, видимо решив ничего не спрашивать у нее до начала путешествия. «А вдруг он подумал, что я сначала отшила его, а потом тотчас же пригласила провести парочку развратных деньков вместе?» — спрашивала себя она. От одной только этой мысли мужчина должен почувствовать себя не в своей тарелке. «Или он просто подумал, что не стоит связываться с женской логикой?» — продолжила свою мысль Флер. К счастью, Дарси спокойно принял ее приглашение.

А потом произошло это. Ее мама внезапно вспомнила, что на дворе двадцать первый век, и буквально вытолкала их из дома в местный мотель. Флер так и не смогла понять, чем руководствовалась ее мать, но расстояние от дома до мотеля она преодолела с рекордной скоростью, опасаясь, что ее предки могут передумать и папа, схватив ружье, бросится догонять Дарси и свою нерадивую дочь.

Когда хозяин наконец-то появился за стойкой, Флер постаралась изобразить безразличное выражение лица, хотя на самом деле в ее душе царила настоящая буря.

— Я забронировала номер, но потом отменила свой заказ. Я просто хотела бы узнать: комната еще свободна?

— Флер Адаме? Вы, кажется, дочурка Фло и Мори?

— Совершенно верно. Скажите, комната еще свободна?

Владелец мотеля кивнул.

— Конечно. Хотите, я покажу вам ее?

— Было бы очень неплохо.

Флер повернулась к Дарси и с удивлением заметила, что он чем-то встревожен.

— Вы не против?


Он уже готов был подхватить Флер на руки и понести вверх по лестнице, чтобы поскорее попасть в их комнату. «Нашу комнату», — от одной только этой мысли у него подгибались ноги. Он не чувствовал себя так странно уже очень много лет. «Ради этой женщины можно сделать все что угодно», — подумал Дарси.

Она была очень красива. Но Дарси поразило в ней не только это. Флер была потрясающе жизнелюбива, весело смеялась над собой, умела получать от жизни удовольствие. Все это делало ее особенной, не такой, как остальные. «И в эти выходные я покажу ей, как много она значит для меня», — решил Дарси.

Вслед за ней он стал подниматься по лестнице, стараясь не обращать внимания на осторожные взгляды хозяина мотеля, смотревшего на него так, будто он собирается разрушить репутацию самой известной в городе девственницы. Дарси действительно чувствовал себя немного виноватым: новость о том, что блудная дочь Адамсов вернулась в Спрингвуд, да еще и в сопровождении поклонника, который намного старше ее, и поселилась с ним в одной комнате, распространится по городу очень быстро.

Чувство вины улетучилось сразу после того, как Флер захлопнула дверь перед носом назойливого хозяина и повернулась к нему лицом.

— Ну, вот мы и пришли.

Дарси поставил сумки с их вещами на пол и подошел к окну. Он смотрел на бесконечные холмы и зеленые пастбища, но восхищаться их красотой был не в состоянии.

— Кажется, вы подмочили свою репутацию, — заметила Флер, пытаясь улыбнуться, причем уголки ее губ предательски подрагивали.

— Я волнуюсь не о своей репутации. Боюсь, кое-кому еще придется оправдываться перед всем Спрингвудом, — Дарси улыбался.

— Не говорите так. Я не стала бы заказывать нам общую комнату, если бы мне было дело до того, что скажут люди.

— А как насчет ваших родственников?

— Теперь я не в их доме, а значит, могу делать все, что захочу.

Дарси подошел к ней и положил руку на плечо.

— Это можно расценивать как небольшое восстание?

— Никакое это не восстание, — ответила она, сбросив его руку и схватив свою сумку.

Флер взялась за молнию, делая вид, будто пытается расстегнуть ее. Дарси понял, что должен продолжить тему:

— Я плохо знаю твоих родителей, но даже мне понятно, что они очень любят тебя. Почему же ты так к ним относишься?

— Хочу напомнить, что психолог тут я, — заявила она, с силой расстегивая молнию на сумке. — К тому же, вряд ли ты сможешь понять меня. — И Дарси смог расслышать то, что она пробормотала себе под нос: — Ты мало отличаешься от них.

Эти жестокие слова разозлили его так сильно, что он еле сдержался. «Неужели она до сих пор считает меня черствым, скучным стариком? Зачем же тогда пригласила меня провести с ней выходные?» — с раздражением спрашивал себя Дарси.

Покачав головой, он направился к двери.

— Пойду погуляю по городу. Флер лишь выдавила из себя:

— Хорошо.

— Мы идем на вечеринку в семь? — спросил Дарси.

Флер кивнула, стараясь не смотреть ему в глаза.

— Я пойду туда пораньше: я обещала маме помочь с приготовлением угощения.

— Ладно. Встретимся там, — ответил Дарси, тихонько прикрывая дверь, хотя ему казалось, будто он с силой захлопнул ее.


Флер знала, что слишком остро отреагировала на вопросы Дарси, но ничего не могла с собой поделать. Она понимала лишь то, что ей не стоило снова приезжать в этот город. Кроме того, она и так была сильно раздражена, думая лишь о том, что будет говорить и делать, когда они окажутся наедине. Планировать соблазнение было не так уж сложно, а вот приводить план в исполнение…

Она хотела быть приветливой и спокойной, а вела себя будто обиженный ребенок. Теперь им придется провести вечер вместе, обсуждая характер их отношений, о которых он так красиво говорил перед тем, как уйти, громко хлопнув дверью. «А ведь нужно еще пережить свидание с кучей никчемных, навязчивых людей, то есть моими собственными родственниками!» — заметила она.

После того как тетя Руби, держа за руку дядю Джека, взобралась на сцену и удостоверила присутствующих в том, что в течение всех пятидесяти лет своей жизни просто обожала их, она уставилась прямо на Флер и пробормотала что-то вроде: «Я не могла ожидать лучшего подарка. Хотя современная молодежь все-таки должна разобраться в своих приоритетах». Почти все сидевшие в зале посмотрели на Флер, и ей захотелось провалиться сквозь землю. К счастью, Дарси крепко сжал ее руку, и она благодарно улыбнулась ему.

— Давай выбираться отсюда, — пробормотала она, стараясь придать как можно больше убедительности своему взгляду.

— Да, вечеринка, кажется, подходит к концу.

— Ошибаешься. Наоборот, веселье только начинается.

Глаза Дарси сначала расширились от удивления, а потом потемнели. Он положил руку ей на спину и осторожно подтолкнул к выходу.

Сердце Флер бешено колотилось, когда они попрощались со всеми и, держась за руку, направились в мотель.

— Спасибо, что приехал сюда сегодня, — произнесла она, пытаясь завязать обычный светский разговор.

— Спасибо, что пригласила меня, — вежливо ответил Дарси.

Это не помогло: наоборот, Флер теперь совершенно растерялась, не зная, как продолжить беседу. Она посмотрела на звезды и внезапно почувствовала себя робкой, наивной девочкой, какой была когда-то. Сейчас она шла с Дарси по главной улице Спрингвуда и вспоминала, как давным-давно Ник Дэйви, ее первый поклонник, держал ее за руку и пытался поцеловать. Тогда она сильно смущалась. И вот сейчас, рядом с Дарси, она чувствовала себя так же. Именно это и заставило ее решиться пригласить его в свой родной город.

— Какая красивая ночь, — произнес Дарси, остановившись возле входа в мотель. — Но ты все равно намного красивее.

— Спасибо. Что ж, может, поднимемся? — спросила она, стараясь говорить как можно более обыденно, так, будто она каждый вечер приглашала к себе домой мужчину.

Дарси кивнул и крепче сжал ее руку, притягивая ее ближе к себе и обнимая за плечи. Они молча поднялись по ступеням.

— Ты уверена, что хочешь этого? — спросил он, открывая дверь и впуская ее в комнату.

Флер ни в чем и никогда не была настолько уверена, как в том, что хочет провести эту ночь с Дарси. Ей даже казалось, что в мире нет ничего более естественного, чем это. Она хотела быть счастливой.

Она обняла его за шею и посмотрела ему в глаза.

— Хватит благородства, Дарси. Хотя бы на сегодня.

Дарси обещающе улыбнулся. Сначала Флер почему-то с ужасом представила себе, что он сейчас поцелует ее. Но вместо этого он осторожно провел пальцем по ее лбу, носу, подбородку и ключице. Почувствовав, что он расстегивает пуговицу, Флер задержала дыхание. Охваченная желанием, она почувствовала, что ноги вот-вот подогнутся.

— Я хочу заниматься этим всю ночь, — пробормотал Дарси, осторожно расстегивая пуговицы ее блузки и одновременно целуя мочку ее уха, щеку, а затем и губы.

Когда его руки наконец коснулись ее обнаженной кожи, Флер застонала. В тот же момент он поцеловал ее. Она хотела чувствовать его, вдыхать аромат его кожи, провести с ним эту ночь. Дарси, будто угадав ее желание, стал целовать ее еще крепче, одним уверенным движением расправившись с застежкой ее лифчика. Флер заметила, что ее кожа загорается от одного лишь прикосновения его рук. Она вздрогнула, когда он взял в руки ее грудь и стал осторожно ласкать. Флер почувствовала, как все ее тело наполняется стремлением слиться с ним воедино. Она еще никогда и никого не желала так сильно, еще никогда не страдала оттого, что не может утолить свою страсть. «А ведь мы только начали», — пронеслось у нее в голове.

Дарси оторвался от Флер и посмотрел на нее. Страсть в его взгляде смешалась с неподдельным интересом.

— Если ты все-таки хочешь завязать со мной какие-то отношения, то давай. Я не стану тебя останавливать.

— Спасибо за одобрение моих действий, — ответила она, стягивая с него рубашку.

Флер с восхищением посмотрела на его загорелую грудь. Она стала осторожно целовать его шею, обследуя руками его мышцы. Дарси застонал и еще теснее прижался к ней.

— Ты сводишь меня с ума, — произнес он, перенося ее к кровати.

Тебе очень повезло — ведь я психолог, — пробормотала она, водя руками по его спине и прижимаясь носом к его шее. — И я собираюсь проконсультировать тебя в индивидуальном порядке…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Теперь Дарси знал то, о чем раньше мог только догадываться. Он по-настоящему полюбил Флер, и прошлая ночь была очередным доказательством этого. Они занимались любовью всю ночь. Ее ненасытность сводила его с ума, заставив забыть о своем возрасте. «Ничего себе, — подумал он, — а я хотел, чтобы все шло как можно медленнее». В ту минуту, когда они вошли в комнату, Дарси понял, что не сможет сдержаться. И, нужно заметить, Флер не очень-то возражала.

Он еще никогда не встречал женщину, которая находилась бы в такой гармонии со своим телом, и это пугало его. Ночью она не позволила ему подумать об этом, но утром его стали мучить сомнения. Дарси никак не мог понять, что такая женщина, как Флер, нашла в таком мужчине, как он.

Пока Дарси не решался заговорить о том, что произошло между ними и как теперь они будут жить дальше, Флер вела себя так, будто этой ночью между ними ничего не было. «А может, для нее это действительно ничего не значит?» — спрашивал он себя.

Дарси понял о Флер лишь то, что она старалась жить полной жизнью и не очень хорошо относилась к тем, кто придерживался другого мнения. «Но разве я могу быть абсолютно уверен в том, что действительно знаю ее? — продолжал спрашивать себя Дарси. — Не важно. Я обязательно выясню, почему она так странно реагирует. В конце концов, я должен знать все о женщине, на которой собираюсь жениться».

— Вот мы и приехали, — сказала Флер, остановив машину возле его дома, но не заглушая двигатель.

— Может, зайдешь ненадолго? — предложил Дарси, думая о том, что было бы здорово, если бы это «ненадолго» превратилось в «навсегда».

— Нет, спасибо. У меня куча дел, — ответила она, даже не взглянув на него.

— Но ведь сегодня воскресенье, — запротестовал он, обещая себе, что не отпустит ее так просто.

Дарси хотел дать ей понять, что прошлая ночь не была случайной, что ее можно повторять вновь и вновь. Он мечтал лишь о том, как снова заключит Флер в свои объятия, как растворится в ней, как сделает ее частью своей жизни и больше никогда не отпустит.

— Послушай. Мы прекрасно провели время. Но теперь пора снова возвращаться в реальный мир, — отрезала Флер.

Ее резкость удивила его. Они, правда, почти не разговаривали на обратном пути в Мельбурн, но она по крайней мере не показывала, что он чем-то неприятен ей. Внезапно ему в голову пришла ужасная мысль.

— Не хочешь ли ты сказать, что прошлой ночью всего лишь преподала мне очередной урок?

Флер слегка нахмурилась.

— Я не понимаю, о чем ты.

— Ты сейчас сказала, что мы прекрасно провели время. Ведь ты имела в виду и прошлую ночь? Неужели для тебя это всего лишь один из способов показать старому, занудному Дарси, как надо вести себя в современном мире?

Флер покачала головой, но так и не осмелилась взглянуть ему в глаза.

— Зря ты так думаешь.

— В чем же тогда дело? Почему ты изо всех сил пытаешься отделаться от меня? И скажи мне, ради бога, при чем тут реальный мир? — спросил он, приготовившись услышать в ответ самое худшее.

Она наконец посмотрела на Дарси, и он понял, что вся его злоба куда-то улетучилась: на ее глаза наворачивались слезы.

— Реальный мир — это то место, где живем мы с тобой, два очень разных человека, которые могут сосуществовать бок о бок очень недолго, а потом все равно будут вынуждены расстаться. Жизнь, в отличие от прошлой ночи, не похожа на сказку.

Слова «будут вынуждены расстаться» рассеяли все сомнения Дарси.

— Но почему мы должны расставаться? Разве ты не веришь в то, что люди действительно могут жить долго и счастливо вместе?

От удивления Флер приоткрыла рот.

— Ты ведь говоришь о стабильных и прочных отношениях?

— Да, черт возьми! — почти закричал Дарси.

Он пытался держать себя в руках, но тщетно. — А почему бы и нет?

Он с удивлением заметил, что Флер смеется. Этот звук, с горечью отдававшийся в его сердце, разрушил все его надежды.

— Попробую все объяснить. Мы провели вместе выходные, а ты уже собираешься жениться на мне? Господи! Да ты действительно до безобразия старомоден!

Дарси удивленно уставился на нее. Он не понимал, как мог так ошибаться, и чувствовал себя при этом полным идиотом.

— Извини, Дарси. Просто…

— Увидимся на работе, — бросил Дарси, выходя из машины.

Он захлопнул дверцу и зашагал по дорожке, ведущей к дому.


С тех пор прошла уже целая неделя, которую Флер провела, по уши закопавшись в работу — вместо того, чтобы шляться по городу вместе с Лив. Правда, в этом были свои плюсы. Всю неделю ей удавалось избегать телефонных разговоров с подругой, которая обязательно стала бы требовать от нее подробный рассказ о проведенных вместе с Дарси выходных. Она не могла даже думать об этом, не то что обсуждать.

«Это настоящая катастрофа! — сокрушалась Флер. — Я, конечно, знала, что Дарси старомоден. Но ожидать установления каких-то прочных отношений после того, как мы провели вместе выходные, — это уж слишком!» Она никак не могла понять это.

«Ладно, признаюсь: я покривила душой. То, что я назвала совместно проведенными выходными, на самом деле было одним из незабываемых моментов моей жизни», — призналась себе она. Правда, Флер тут же нашла себе оправдание: только так она могла заставить Дарси отказаться от дурацкой идеи, что они созданы друг для друга.

Конечно, они идеально ладили, причем как в постели, так и вне ее. Но только из-за этого Флер не собиралась связывать себя узами брака. Ее не интересовало даже то, что речь шла о таком особенном человеке, как Дарси. Поездка в Спрингвуд, к ее родителям, только подтвердила ее точку зрения.

Флер честно признавала, что ее план полностью провалился. Она не только не смогла показать Дарси, насколько он похож на ее родителей, но вместо этого сама забыла о мерах предосторожности и поняла то, что очень долгое время не хотела признавать. Она влюбилась в человека, который совершенно не подходил ей.

И вот теперь Флер занялась работой, которая неумолимо двигалась к концу. Персонал «Инновационного импорта» изменился до неузнаваемости — работа в компании теперь просто кипела. Ежедневно повышались и производительность труда, и прибыли. По-хорошему Флер должна была бы гордиться собой, но вместо этого ее охватила непонятная грусть, смешанная с легкой долей облегчения.

Флер закрыла глаза и помассировала виски. Уже поздно, и пора заканчивать работу, но ей почему-то не хотелось возвращаться в свою пустую квартиру. «По крайней мере здесь мне некогда думать о своей жизни». Стоило ей только приехать домой, как ее осаждали мысли, мешавшие ей заснуть. После того как они вернулись из Спрингвуда, Флер не могла спать дольше трех часов. «Неудивительно, что Дарси избегает меня, — подумала она. — Я выгляжу просто ужасно».

— Так, все, хватит. Почему ты избегаешь меня?

Услышав голос Лив, Флер широко распахнула глаза.

— Что ты делаешь здесь? — спросила она, пытаясь говорить как можно жизнерадостней, хотя это ей не удалось.

— Да-а, подруга… Выглядишь ты отвратительно! Что случилось?

Лив, как всегда, попала в яблочко. Флер указала на аккуратно разложенные на столе бумаги.

— Работа тяжелая, но ведь кто-то должен ее выполнять.

— Нет уж, давай разберемся. Ты не отвечала на мои звонки, игнорировала мои сообщения и всю неделю не появлялась ни в кафе, ни в спортзале. Так что же все это значит, милочка?

Флер с раздражением заметила, что по ее щекам покатились слезы.

— Эй, видимо, дела совсем плохи. Тебя не так-то легко заставить распускать нюни, — Лив покопалась в сумочке и извлекла оттуда носовой платок. — В чем дело?

— Дарси хочет, чтобы мы были вместе, — вырвалось у Флер, и она тут же пожалела об этом.

— Что он хочет? — Лив упала на ближайший стул.

— Глупо, не правда ли? — спросила Флер, промокая платком глаза.

Она заметила, что на самом деле перспектива быть вместе с Дарси не кажется ей такой уж ужасающей.

— Но это же здорово! Вспомни, как вы познакомились в кафе. Эта случайная встреча закончилась тем, что два одиноких человека обрели друг друга. Как романтично! Это же судьба!

— Ага, прямо как в одном из твоих слащавых романов.

— Не такие уж они и слащавые. Посмотри на себя. Ведь вся твоя жизнь превратилась в один сплошной роман.

Флер покачала головой.

— Нет, у моей истории не будет счастливого конца.

Лив удивленно уставилась на подругу.

— Неужели ты отшила его?

— Конечно, — произнесла Флер, уже сожалея о том, что вообще открыла рот. — Мы не сможем быть вместе.

— Это еще почему?

Флер уже собиралась забросать подругу кучей выдуманных причин, начиная с «Да я вообще его не люблю» и «Он не принадлежит к тому типу мужчин, который мне нравится» и заканчивая «Я и представить себе не могу, как мне удастся провести с ним всю жизнь». Но все это не было правдой, а лгать Лив она не могла и поэтому сказала подруге то, в чем пыталась убедить себя всю неделю:

— Он слишком стар для меня. У нас с ним нет ничего общего. К тому же он напоминает мне моего отца.

Но теперь и эти причины даже ей самой показались совершенно неубедительными.

— Неужели ты до сих пор злишься на своих родителей?

Флер тяжело вздохнула.

— Я не злюсь на родителей. Я просто не хочу жить так, как они.

— То есть быть счастливой? — тихо переспросила Лив, и Флер не стала ей перечить, понимая, что ее подруга знает, о чем говорит. — Далеко не все созданы для светской жизни. Почему ты не можешь понять, что они любят друг друга и им нравится, как они живут? Что тебе мешает последовать их примеру?

— Я боюсь, что закончу так же, как и они, — буду вести бессмысленную, скучную жизнь.

— И ты считаешь, что общение с Дарси сможет довести тебя до этого? — поинтересовалась Лив, скептически приподняв бровь.

Флер кивнула. Лив вскочила со стула и схватила свою сумочку.

— Пошли. Пришло время нанести сокрушительный удар.

— Но… Я не в настроении, Лив.

Лив практически выдернула подругу из кресла.

— А я в настроении. Пошли!


Дарси подождал, пока девушки выйдут, а затем запер дверь и поехал домой. Случайно услышав часть их разговора, которая привела его в бешенство, он чуть не выгнал их из офиса. «Так вот почему Флер повезла меня к своим родителям. Она решила, будто я такой же скучный обыватель».

«Какой же я идиот! — думал Дарси. — Она наверняка спала со мной из-за того, что пыталась себе что-то доказать. А я-то решил, будто между нами действительно возникло нечто особенное». Еще тогда, в ночном клубе, впервые поцеловав ее, он почувствовал, что эта встреча не случайна, и решил повиноваться судьбе, хотя и не собирался так сильно влюбляться. «Неужели я полюбил женщину, которая считает, что я слишком стар для того, чтобы испытывать это чувство?» Дарси вспомнил, сколько раз она намекала на это, а он старался не обращать на ее слова внимания.

Войдя в дом, он сразу же направился в сторону бара. Дарси не был любителем выпить, но сейчас ему просто необходимо было осушить пару рюмок бренди.

— Странно. Раньше я не замечал, что ты не прочь приложиться к бутылке, — сказал Шон, входя в комнату. Дарси безучастно посмотрел на него и сделал большой глоток бренди. — Что случилось?

— Неужели тебе больше нечем заняться? Или тебе просто нравится издеваться надо мной? Шел бы ты делать уроки.

Шон сел на диван, а затем растянулся на нем в полный рост.

— Совсем смешно.

— Шел бы ты отсюда, — сквозь зубы процедил Дарси.

— Проблемы в личной жизни? Скорее всего. И не говори мне, что я не прав. Флер в последнее время бродит по офису с такой же кислой миной, как и у тебя.

— Я не хочу обсуждать это, — отрезал Дарси, делая еще один глоток бренди.

— Пойми, тебе нужно выговориться. Облегчи душу.

Дарси с удивлением подумал, что откровенный разговор с Шоном уже не кажется ему такой уж плохой идеей.

— Она считает меня нудным, скучным и старым. Черт подери, она думает, что я похож на ее отца!

— Так докажи ей, что она не права, — Шон произнес эти слова очень тихо, и Дарси даже решил, что ослышался. — Если ты любишь эту женщину, а я в этом не сомневаюсь, то докажи ей, что она ошибается насчет тебя. Покори ее! — (Дарси уставился на Шона, как баран — на новые ворота.) — Это совсем несложно. Покажи ей ту часть своей души, которую она хочет увидеть. Удиви ее. Порази. В конце концов, что ты теряешь?

«Все», — угрюмо подумал Дарси. Он постарался загнать эту мысль на задворки своего сознания, опасаясь, что она может оказаться правдой.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Флер ненавидела возиться с растениями. Она с омерзением натянула перчатки, сгребла в охапку те немногие инструменты, которые были в ее распоряжении, и направилась к оранжерее. Именно из-за своей нелюбви к цветоводству она отказалась от идеи снять дом. Но перед окнами ее квартиры в маленьком палисаднике все равно оказались несколько крошечных клумб, требовавших постоянного ухода.

— Черт возьми, — пробормотала она, случайно срезав бутон розы.

Услышав шум, Флер обернулась. Неожиданно перед ее домом остановился мотоцикл. Она вскочила на ноги и прикрыла глаза рукой, пытаясь рассмотреть, кто это. Шум превратился в тихое урчание. Флер не без восхищения разглядывала новенький блестящий «харлей».

А потом она подняла глаза на человека, сидевшего на этом чуде техники, и приоткрыла рот от удивления. Сначала Флер увидела длинные мускулистые ноги, плотно обтянутые кожаными брюками, затем — широкую грудь и плечи. На голове загадочного незнакомца красовался шлем, поэтому она не могла рассмотреть его лицо. «Наверное, он заблудился и решил спросить у меня дорогу», — предположила Флер. Ни у кого из ее знакомых мотоцикла не было. Даже Митчу, который чуть ли не всю жизнь мечтал об этой чудо-машине, она была не по карману.

Она подошла к человеку, с головы до ног затянутому в кожу, и ее любопытство тотчас же было вознаграждено: мужчина медленно и осторожно снял шлем, и Флер застыла на месте.

— Не хочешь прокатиться? — спросил Дарси, улыбаясь так, будто был маленьким мальчиком, только что получившим на день рождения долгожданный подарок.

Флер не могла пошевелиться. Этот человек, восседающий на убийственно мощной машине, и ее зануда-босс — одно лицо!

— Что ты делаешь… на этой штуке? — с трудом выдавила она из себя, изо всех сил стараясь не таращиться на него.

— Понимаешь ли, я всегда мечтал о «харлее». И теперь я наконец решил, что пришло время осуществить свою мечту. Он тебе нравится? — (Флер кивнула, с трудом борясь с огненной волной, прокатившейся по всему ее телу от одной только мысли о мужчине, восседающем на своей новой игрушке.) — Так ты едешь или нет? — снова спросил Дарси.

— С удовольствием, — робко ответила она, снимая перчатки и вешая их на ограду.

После этого Флер запрыгнула на мотоцикл и взяла из рук Дарси шлем.

— Держись крепче, — произнес он, включая двигатель и заставляя мотоцикл резко сорваться с места.

Флер ничего не оставалось, как последовать его совету, и она судорожно схватилась за него. Она обхватила руками его талию. Ощущение, создаваемое быстро движущейся адской машиной, слилось с радостным чувством, порожденным тем, что Дарси был рядом с ней и она могла прижаться к нему. Флер раньше никогда не каталась на мотоцикле. Она подумала о том, что и представить себе не могла, насколько это захватывающее приключение. «Или мне так кажется только из-за мужчины, к которому я сейчас прижимаюсь?» — спрашивала она себя.

Прокатившись вокруг дома, Дарси выехал за ворота, не выключая при этом двигатель. Флер слезла с мотоцикла.

— Спасибо. Это было потрясающе, — заметила она, снимая и возвращая ему шлем.

Флер провела рукой по своим кудрям, пытаясь хоть как-то их пригладить, — ей казалось, что сейчас она похожа на растрепанную ведьму. Правда, Дарси смотрела на нее так, что она тут же забыла о своей внешности.

— Обращайся в любое время, — ответил он.

После этого Дарси надел шлем и неожиданно рванул с места. Флер осталась стоять в растерянности, пытаясь понять, что все-таки произошло. Ответа на этот вопрос она так и не нашла.


Следующим утром Дарси шокировал всех сотрудников костюмом — еще никто из работников «Инновационного импорта» не видел его затянутым в кожу. Он боялся, что все будут смеяться над ним, но вместо этого его подчиненные собрались в холле и закидали его всевозможными вопросами, всячески демонстрируя свой интерес к новому облику шефа. Еще интереснее стало, когда он вытащил игрушку, которую он заказал через Интернет и которая называлась «дьяболо». Его сотрудники с удовольствием включились в игру, снова и снова умоляя показать, как эта штука работает.

Дарси почувствовал, что Флер вошла в офис, хотя и не видел ее. Интересно, что она скажет по поводу всего этого?

— Все, ребята. Пора возвращаться к работе, — с улыбкой произнес он.

Он вошел в свой кабинет и, сняв кожаный костюм, облачился в обычный, висевший в шкафу. Как только он закончил завязывать галстук, в дверь постучали.

— Войдите, — произнес он, думая о том, как здорово было бы, если бы это была Флер.

В комнату вошла женщина, о которой он только что мечтал. Дарси слабо улыбнулся.

— Привет. Как дела?

— Хорошо, спасибо, — ответила она.

Выглядела она тем не менее неважно. Видно было, что она устала. «А вдруг она, как и я, не может заснуть по ночам?» — спрашивал себя Дарси.

— Из-за чего все так веселились? — поинтересовалась Флер.

— Ничего такого. Я просто показал девочкам свой «дьяболо».

— Что? — переспросила она, улыбаясь.

Дарси с удовольствием заметил, что ему удалось сбить ее с толку. Ему очень нравилось, когда она так удивленно смотрела на него, робко улыбаясь.

— Хочешь посмотреть? — предложил он, стараясь сохранять серьезное выражение лица и опуская руку куда-то под стол.

Передав игрушку Флер, он поинтересовался:

— Ну как, впечатляет?

— Что это? — спросила она, и Дарси пожалел, что их словесная игра так быстро завершилась.

— Вообще-то эту штуку изобрели в Китае две тысячи лет назад. Идеальная игрушка для человека, который целый день заперт на работе. Нужно просто вырваться в парк и попрактиковаться в обращении с ней хотя бы в течение двадцати минут в день.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила Флер.

Увидев блеск в ее глазах, Дарси подумал о том, как хорошо было бы начать все сначала, но уже без всех этих вспышек недопонимания и предвзятых суждений.

— Никогда еще не чувствовал себя лучше. Жизнь слишком коротка для того, чтобы запереть себя в определенных границах и не пробовать что-то новое. Как ты думаешь?

Флер кивнула. Но Дарси мог отдать голову на отсечение, что она ему не поверила.

— Кстати, о новом. Вот последние цифры, по которым можно судить о доходах и положении компании на рынке. Думаю, они тебе понравятся, — она помедлила, но затем все-таки передала ему документы. — Это также значит, что моя работа здесь закончена. Я думаю, что смогу завершить дела к пятнице. Ты не против?

Дарси взял подготовленные ею документы. Больше всего на свете ему хотелось ответить, что он возражает. Его жизнь потеряет всякий смысл, если из нее исчезнет Флер.

— Отлично, — ответил он, даже не подняв глаза от бумаг, которые просматривал. — Может, ты согласишься поужинать со мной? Считай это проявлением моей благодарности за все то, что ты здесь сделала.

— Звучит неплохо. Где и когда?

— Оставь это мне. Да, и спасибо за превосходную работу, Флер. Это было просто потрясающе, — он снова стал рассматривать бумаги.

— Спасибо.

Флер вышла из кабинета. Дарси глядел ей вслед и улыбался.


— Помоги мне, Шон! Я не знаю, куда пойти с ней ужинать. Нужно придумать что-то особенное, необычное! — вскричал Дарси, без стука врываясь в комнату брата — настолько ему был нужен его совет.

Вообще Дарси давно не интересовался мнением своего заблудшего брата, но сейчас очень надеялся на его помощь.

— Остынь, приятель. Дай-ка мне подумать… — Шон плюхнулся на кровать, лег на спину и заложил руки за голову. — В остальном наш план работает?

— «Харлей» произвел на нее впечатление. Но вот насчет «дьяболо» я не уверен…

— Значит, ей нравятся высокие скорости и крутые тачки. Учтем… — Шон сел и щелкнул пальцами. — Я знаю! Как насчет загадочного полета?

Дарси задумался, а затем на его лице заиграла радостная улыбка.

— Да. Неплохая идея, братик. Лучший способ доказать ей, что я тоже люблю рискованные приключения, — это заказать рейс неизвестно куда. Ей должно понравиться.

Ему было все равно, куда ехать. Ведь в любом случае он проведет время с Флер. Шон улыбнулся.

— Ну, что я могу сказать? Когда речь заходит о женщинах, я настоящий гений.

— Кстати, а как дела у тебя самого? Ты ведь не привык к одиночеству…

— Я же говорил, что решил полностью измениться. Теперь я сосредоточился на учебе и построении карьеры. Мне некогда отвлекаться.

Дарси удивленно поднял бровь.

— С каких это пор Казанова Ховард отказался от маленьких удовольствий?

К удивлению Дарси, выражение лица его брата стало на удивление серьезным.

— Один раз я уже подвел тебя, брат. Этого больше не повторится, — он замолчал, будто пытаясь подобрать правильные слова. — Хочу, чтобы ты знал: я не похож на отца.

Дарси решил, что ослышался. Шон признал, что их отец вовсе не был образцом добродетели?

— Раньше мы никогда не говорили об этом, — произнес Дарси, гордясь тем, что все-таки сумел вырастить своего брата достойным человеком.

— Ну да… Мы всегда очень боялись поднимать эту тему — она была слишком трудной для нас. К тому же меня долго не было рядом с тобой. И если я не говорил тебе этого раньше, то спасибо тебе за то, что ты вырастил меня, брат. Наверное, я был далеко не самым хорошим ребенком, но ты никогда не жаловался. Даже не знаю, как ты умудрялся справляться со мной.

Дарси улыбнулся, пытаясь скрыть выступившие на глаза слезы. Он боялся показаться Шону слишком сентиментальным.


Последняя неделя работы Флер в «Инновационном импорте» пролетела незаметно. Ей казалось, будто только вчера был понедельник, а уже пришло время собирать вещи, прощаться с сотрудниками компании и готовиться к удивительному ужину, который приготовил для нее Да реи. Она оделась так, чтобы произвести на него впечатление, но при этом понимала, что ей не стоит поражать его слишком откровенным туалетом. Дарси нравились дорогие чопорные рестораны, где ее слишком вызывающий наряд могут не оценить. Вот почему Флер остановилась на длинном топике, юбке такого же цвета и босоножках.

В дверь позвонили, когда она вставляла в ухо сережку. Флер слегка побрызгалась своими любимыми духами и направилась к выходу. Ее совершенно не удивило, , что Дарси прибыл ровно в восемь.

— Привет… — сказала она, но тут же замолчала, увидев, что он одет в джинсы и рубашку поло. Дарси громко присвистнул.

— Ты выглядишь великолепно!

— Но, кажется, я перестаралась с нарядом. Вот видишь, как плохо, что ты не сказал мне, куда мы идем. Подожди минутку — я переоденусь.

— Ну… Наши планы немного изменились. Извини.

У Флер бешено застучало сердце.

— Что это значит?

Сегодняшний ужин заменяется завтраком завтра утром. В аэропорту. Ты не против? — поинтересовался он, улыбнувшись.

Она скрестила руки на груди и сурово посмотрела на него.

— Нет, я против! Ты мог бы позвонить мне и сказать об этом, — заявила она. Больше всего на свете Флер хотелось попрощаться с Дарси и навсегда выбросить его из своей жизни. Но вместо этого она решила напоследок произвести на него впечатление — сходила после работы к парикмахеру и сделала маникюр. «И это не говоря о той куче времени, которое я потратила на макияж», — мысленно возмутилась она. — Что здесь смешного? — Внезапно ее терпение лопнуло, и она выплеснула на него накопившееся за все это время напряжение: — Не знаю, что ты хочешь мне доказать, но нельзя говорить человеку, которого ты куда-то пригласил, о смене планов, стоя у него на пороге. Это вовсе не смешно, а очень даже грубо. А что касается завтрака в аэропорту… я не могу. И все!

Дарси застыл как вкопанный. Улыбка исчезла с его лица, и он потянулся, чтобы прикоснуться к ней, но она увернулась.

— Завтрак — это прелюдия к главному событию дня. Я решил сделать тебе сюрприз и заказал загадочный полет. Это же сюрприз!

— Что ты сделал?! — почти завизжала Флер, но потом, с трудом заставив себя успокоиться, продолжила: — С чего ты решил, что я вообще полечу с тобой куда-нибудь?

Дарси нахмурился.

— Тебе же нравится жить сегодняшним днем.

Я думал, что ты сможешь оценить это неожиданное приключение.

Внезапно у Флер появилось пока еще призрачное подозрение, которое с каждой минутой становилось все более ясным, а потом окончательно заполнило собой весь ее разум.

— Подожди-ка. Сначала мотоцикл, потом эта странная игрушка, а теперь это… Ты хочешь таким образом произвести на меня впечатление?

Дарси вздрогнул. Флер решила, что попала в точку: сейчас он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— В этом нет ничего такого. Я просто решил, что пришло время попробовать что-нибудь новое, посмотреть на жизнь по-другому. Ты же сама хотела, чтобы я сделал это.

Флер покачала головой. Сейчас, как никогда, ей хотелось захлопнуть дверь перед его носом и положить конец их отношениям.

— Ты не должен меняться для кого-то, Дарси. Всегда нужно оставаться самим собой.

— Тогда к чему была вся эта возня с попытками научить меня отдыхать? — спросил он, пристально посмотрев на нее.

— Все дело в работе, — ответила Флер.

— Дело не только в работе. Мы уже давно стали близки друг другу/ Или это тоже был один из твоих уроков?

Услышав горечь в его голосе, Флер подумала о том, что сейчас было бы неплохо провалиться сквозь землю. Теперь ей захотелось броситься в его объятья, не задумываясь о том, что будет дальше.

— Не делай этого, Дарси!

— Не делать чего? Не бороться за то, что кажется мне правильным? Черт возьми, да я люблю тебя! А ты каждое мое слово понимаешь превратно.

«Он любит меня? Но этого не может быть! Этого не должно было случиться! Мы слишком разные. Я просто не могу сменить мимолетное счастье на беспросветно скучную совместную жизнь в будущем. Со временем мы возненавидим друг друга или, того хуже, будем вместе тихо стареть, как мои родители».

Дарси взял ее за плечи.

— Ну, давай же. Скажи мне, что ты ничего не чувствуешь ко мне. Скажи, что я ошибаюсь насчет нас, — Флер попыталась вырваться, но он крепко держал ее. — Скажи, что ты не любишь меня.

Она знала, что ей придется солгать ему. Это ее последний шанс сохранить свою свободу. Она отвела глаза и прошептала:

— Не люблю.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Мать Флер, будто понимая, что с ее дочерью произошла беда, позвонила ей сразу после того, как Дарси исчез из ее жизни. Флер не сумела скрыть свои эмоции и разревелась. Не понимая, что делает, она тут же согласилась приехать в выходные к родителям. К своему удивлению, уже выезжая на дорогу, ведущую к их дому, Флер поняла, что с нетерпением ждет встречи с ними. Невыносимая тяжесть, мучившая ее последнее время, перестала давить на ее сердце, и Флер осознала, что только здесь она сможет исцелить свою боль, забыть об охватившей ее после расставания с Дарси тоске. Она удивилась, когда родители не выбежали ей навстречу. Мама открыла дверь только после того, как Флер постучала.

— Входи, милая. Папа уехал в город.

И только после этого Флер оказалась в объятиях матери, с удовольствием вдыхая запах роз, смешанный с ароматом свежей выпечки. Эти запахи запомнились ей с самого детства. Раньше они никогда не нравились ей, но сейчас она жадно вдыхала их и никак не могла надышаться.

— Спасибо, мама. Мне действительно нужно немного отдохнуть.

Флер отстранилась и прикоснулась к покрасневшим от постоянных слез глазам. За последние сутки она только и делала, что рыдала, как двухлетний ребенок.

Она села за кухонный стол и осмотрелась. За многие годы здесь почти ничего не изменилась — стояла все та же мебель, которая принадлежала еще ее прабабушке. Пожалуй, лишь увеличилась и без того обширная коллекция кружек. «Здесь же дом, — заметила Флер. — Мой настоящий дом. А я никогда не замечала этого. Я всегда пыталась убежать отсюда, хотела найти что-то более интересное, лучшее».

— Мама, как ты умудрялась справляться со мной?

Ее мать улыбнулась и поставила перед ней чашку чая и тарелку с домашней выпечкой.

— Ты же моя дочь. У меня просто не было выбора. Не так ли?

— Но я была настоящей занозой. Да и сейчас не лучше, — пробормотала она и сделала глоток чая.

Мама села рядом с ней и положила руку ей на плечо.

— Ты очень рано решила, что должна уехать от нас, дорогая. Помнишь, ты когда-то упала со стога сена и сломала руку? Тогда тебе было всего четыре года, но я сразу же поняла, что ты слишком свободолюбива для этого маленького городка, — она улыбнулась и отвела взгляд, все глубже погружаясь в воспоминания. — В тот день ты сказала мне, что хотела улететь вместе с птичками и что когда-нибудь ты все-таки сделаешь это, — она погладила дочь по щеке. — Тогда ты выглядела настолько уверенной, что я поняла: рано или поздно ты осуществишь свою мечту и покинешь нас.

Флер заметила, что на ее глазах выступили слезы, и поспешила стереть их.

— Ты считаешь, что мы с папой застряли в этом маленьком городишке, погрязли в рутине и скуке.

Флер покраснела от стыда.

— Неужели это так заметно?

Ее мать засмеялась.

— Может, я уже и стара, но еще не окончательно выжила из ума.

— Я столько всего натворила… — произнесла Флер.

Теперь она знала: что бы ни случилось, она постарается наладить отношения со своими родителями. «Жаль, что также просто нельзя решить и другие проблемы», — подумала она.

Будто читая ее мысли, мама спросила:

— А как твой кавалер?

— Он не мой, — ответила Флер.

— Но ведь ты не будешь против, если он станет твоим кавалером?

Флер уже сотни раз задавала себе этот вопрос, но так и не смогла набраться смелости для того, чтобы честно ответить на него.

— Не знаю.

— Он, похоже, очень хороший человек. Не говоря уже о том, что очень красивый, — заметила мама Флер и с блеском в глазах, сильно удивившим ее дочь, добавила: — И, ручаюсь, он превосходен в постели.

— Мам!

Флер никак не могла поверить в то, что ее мать могла сказать такое. Она удивленно уставилась на нее.

— Не такая я уж старая, как ты думаешь, дорогая. Ты любишь его?

— Наверное.

— Тогда в чем проблема?

— Мы слишком разные. Он намного старше меня. Я боюсь, что рано или поздно мы возненавидим друг друга.

Ее мама покачала головой.

— Совсем не обязательно. Вот посмотри на нас с отцом. Я знаю, что ты никогда об этом не задумывалась, но я тоже была молода. И я прекрасно знаю, откуда ты унаследовала свою страсть к путешествиям — от меня.

— Ты шутишь!

Флер была просто поражена. Сначала ее мама признала, что в сексе нет ничего плохого, а теперь заявила, что сама когда-то была юной бунтовщицей, стремящейся, как и ее дочь, сбежать от рутины.

— Не шучу. Ты знаешь, что мы с отцом познакомились в старших классах. Он хотел остаться здесь, а я была против. И я уехала в Сидней. Там я целый год жила и работала… — на секунду она отвела глаза, вспоминая былое, а Флер в это время изо всех сил старалась не открыть рот от удивления. — Я прекрасно проводила время и встречалась с несколькими мужчинами, но твоего отца среди них не было. А потом я вернулась… В конце концов от жизни, полной приключений, рано или поздно придется отказаться, а хороший человек останется с тобой навсегда.

Флер уставилась на мать так, будто видела ее впервые в жизни. Мама разложила все по полочкам, и теперь Флер понимала, что та совершенно права.

— Дарси — хороший человек, — с трудом произнесла Флер, борясь с нахлынувшими чувствами.

— Тогда хватай его и не отпускай, — сказала ее мать и, потянувшись вперед, стерла со щек дочери слезы.

— Спасибо, мама. За все, — произнесла Флер, медленно отстраняясь.

— Я всегда готова выслушать тебя, дорогая.

Флер чувствовала себя так, будто с ее плеч свалился огромный груз. Она не спеша допивала чай, а в ее голове в это время кружился целый рой мыслей. «Надеюсь, еще не поздно все изменить», — думала она.


Поднявшись на ноги и потянувшись, Дарси подошел к окну и посмотрел на озарившие Мельбурн огни. Всю эту неделю он работал, как настоящий маньяк, окунувшись в дела с удвоенным энтузиазмом. Благодаря Флер и ее идеям, компания восстала из пепла, и, казалось бы, сейчас он должен был радоваться этому. «Но почему же тогда меня не покидает ощущение пустоты?» — спрашивал себя он.

Несмотря на то что его сердце разрывалось от боли, Дарси все-таки был благодарен ей. Он изменился и теперь пожинал плоды этого. Он с удовольствием ходил на работу, общался со своими сотрудниками. Да и «харлей», который когда-то был предметом мечтаний, но на который он раньше, подавляя свой бунтарский дух, не рискнул бы даже присесть, теперь стал главным предметом его гордости.

В дверь осторожно постучали, и Дарси повернулся. «Странно, — подумал он, — что в такой час кто-то еще остался на работе». Всю эту неделю он сидел в своем кабинете до полуночи.

— Входите.

— Мистер Дарси Ховард? — В комнату вошел курьер. Он приблизился к Дарси и протянул ему конверт. — Срочная доставка. Распишитесь, пожалуйста, здесь.

— Приятно узнать, что еще кто-то работает допоздна, — произнес Дарси, думая о том, что же такое срочное не могло подождать до утра.

— Да, это точно, — пробормотал курьер, сунув папку под мышку и выходя из комнаты.

Дарси, мысленно пытаясь подбодрить себя, стал открывать конверт кремового цвета. Внутри оказался такой же расцветки лист бумаги со словами: «Галерея искусств „Оливия“ имеет честь пригласить Вас на частный показ, который состоится 27 октября в десять часов вечера. Форма одежды повседневная. После показа предполагается ужин».

Он с удивлением смотрел на приглашение и никак не мог понять: что такого важного может быть в этом показе, что даже потребовался курьер. Дарси постоянно захаживал в несколько мельбурнских галерей, но об этой никогда раньше не слышал, хотя, судя по адресу, она располагалась недалеко от его работы. Чтобы заинтриговать посетителей еще больше, устроители выставки не стали указывать на приглашении имена художников, ради работ которых, собственно говоря, и затевался весь этот сыр-бор.

Запихнув приглашение в портфель, Дарси решил, что обязательно сходит на завтрашнюю выставку.


— Ты уверена, что поступаешь правильно? — в тысячный раз спросила Лив, добавляя последний штрих к прическе подруги.

После этого она отошла и критически осмотрела свою работу.

— А что мне терять? Сейчас или никогда, — ответила Флер, осмотревшись вокруг.

Она не без удовольствия отметила, что приглушенные лампы и несколько зажженных ею свечей создают атмосферу загадки, а тяжелые гардины, висящие на окнах, скрывают комнату от любопытных глаз.

— Не очень-то надейся. Может, он вообще не придет.

Флер пожала плечами, пытаясь успокоить натянутые, как струна, нервы.

— Если он не придет, я просто позвоню ему, все расскажу и позову сюда. Он в любом случае окажется здесь, даже если мне придется притащить его насильно. В крайнем случае я сама приеду к нему.

Лив обняла ее.

— Только не слишком увлекайся романтикой обстановки, а то забудешь запереть дверь. Ладно?

— Не волнуйся. А теперь уходи. Он скоро придет.

Лив чмокнула Флер в щеку и оставила подругу наедине с ее мыслями. И опасениями. Возвращаясь домой из Спрингвуда, Флер придумала потрясающий план: она знала, что для того, чтобы привлечь внимание Дарси, ей придется разыграть сцену из любовного романа. «В конце концов, в последнее время он постоянно пытался произвести на меня впечатление. Почему бы теперь мне не последовать его примеру?» — думала она. Флер знала, что Дарси любит ходить в художественные галереи, а сегодня она собиралась устроить для него такой показ, который он никогда не забудет.

Зазвонил колокольчик. Это могло означать только одно — кто-то вошел внутрь. Глубоко вздохнув, она спряталась за занавеску, отделявшую помещение галереи от задней комнаты. Увидев Дарси, одетого в обтягивающие черные джинсы и футболку, она чуть не бросилась в его объятия. Он выглядел просто потрясающе, даже лучше того Дарси, которого она помнила, а ведь с момента их расставания прошла всего неделя.

— Эй! Здесь есть кто-нибудь? — Дарси огляделся и нахмурился.

Поправив в последний момент платье, она вышла из-за занавески, готовясь сыграть роль, от которой будет зависеть вся ее дальнейшая жизнь.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Я очень рада, что ты пришел, — Флер, высоко подняв голову, подошла к Дарси.

— Что ты делаешь здесь? — спросил он, уставившись на нее так, будто она была привидением.

Флер пожала плечами.

— Я знаю, что тебе нравится ходить по галереям, вот я и подумала, что, возможно, ты захочешь посмотреть на шедевры, которые хранятся в этой.

Дарси нахмурился еще сильнее, и вся показная уверенность Флер тотчас же улетучилась.

— Ты что, свихнулась?

— Вообще-то нет. Я бы сказала, что наконец решила следовать своим чувствам. Следуй, пожалуйста, за мной, — она на ватных ногах подошла к двери и заперла ее, желая окончательно удостовериться в том, что никто не побеспокоит их, когда они станут заниматься тем, что было частью ее плана.

— Я не в настроении играть в игры. Ты сама еще не устала от них?

В ответ на это она схватила его за руку, готовясь в случае необходимости втащить его в заднюю комнату. Правда, он охотно последовал за ней.

«А что, если он все равно уйдет? — испугалась она. — Даже после этой ночи?» Всю прошлую неделю Флер просто сходила с ума. Она раньше и представить себе не могла, что будет по кому-то так сильно скучать.

— Что, черт возьми, здесь происходит? — спросил он, остановившись на пороге, как только она задвинула занавеску.

Флер встала посреди комнаты и сняла платье, стараясь вести себя так, будто она каждый день только и этим и занималась.

— Ты еще не забыл, что это частный показ?

Она увидела его глаза, в блеске которых отражался свет свечей, но так и не смогла понять, что они выражают.

— Это плохая идея, Флер, — выдавил Дарси.

— Правда? — переспросила она и, собрав последние остатки смелости, приподнялась на цыпочках и прижалась к нему.

Даже сейчас Флер казалось, будто его одежда превратилась в стену, разделяющую их.

Дарси не шевелился. Тогда она положила руку ему на грудь и стала осторожно водить ею.

— Я думал, что ты не хочешь этого. Не хочешь, чтобы мы были вместе.

Дарси все еще стоял неподвижно, но Флер чувствовала, с каким трудом и как глубоко он дышал.

— Я ошибалась, — ответила она, обхватывая руками его шею и стараясь заставить его нагнуть голову. — Мне показалось, что это лучший способ заставить тебя поверить.

Он приоткрыл рот, готовясь ответить, но она, прижавшись губами к его губам, не дала ему вымолвить ни слова. Флер пыталась вложить в этот поцелуй всю свою душу, всю свою любовь. Схватившись за его плечи, она прижалась к нему, стараясь доказать, насколько сильно любит, доказать, что эта любовь продлится вечно.

Заметив, что Дарси пытается отстраниться, она еще крепче сжала его в своих объятиях.

— Дарси, пожалуйста…

— Нет, этого не должно случиться, — отрезал он, отрывая от себя ее руки и отходя на несколько шагов. — Да. И надень что-нибудь.

Флер, тщетно пытаясь побороть слезы, натянула платье. Сейчас больше всего на свете ей хотелось провалиться сквозь землю. Она думала, что они займутся любовью…

— Не хочешь ли поужинать? — как можно спокойнее предложила она и, чтобы разрядить напряженную ситуацию, добавила: — Я, как настоящая покорная жена, весь вечер простояла у плиты.

Дарси это ничуть не позабавило.

— В чем все-таки дело, Флер?

Неожиданно почувствовав страшную усталость, она опустилась на ближайший стул. «Да кого я обманываю? — спросила себя Флер. — Я не могу ничего сделать, и мужчина, которого я люблю, не хочет меня».

— Я думала, что мы поговорим.

— Тебе не кажется, что ты уже сказала достаточно?

— Я была не совсем честна с тобой. Когда мы виделись в последний раз, ты сказал, что любишь меня. А я ответила, что ничего к тебе не чувствую. Что ж, должна признать, что это была не совсем правда. Да. Кое-что все-таки есть. На самом деле я люблю тебя.

В комнате воцарилась мертвая тишина. Флер с нетерпением ждала, когда же он наконец скажет хоть что-нибудь. В противном случае она опасалась, что просто не сможет справиться с охватившим ее страхом. Вместо этого он просто неподвижно стоял на месте и смотрел на нее.

— И что же, по-твоему, я должен делать со всем этим? — произнес он.

— Я — Я думала, что, возможно… ты захочешь начать все сначала и…

Забудь об этом, — отрезал он. — Мне надоело постоянно что-то тебе доказывать. Того, что я уже сделал, вполне достаточно. И вообще, с чего ты решила, будто теперь все изменится? Я все еще тот же человек, которого ты знала, и, как вижу, ты тоже мало изменилась.

Дарси ухмыльнулся, и, увидев эту жуткую улыбку, Флер вздрогнула.

— Что ты хочешь сказать?

— Все то же, — ответил он, пересекая комнату. — Ты продолжаешь играть в игры, пытаешься жить в придуманном мире. Вот только одного понять не могу: в каком именно? Если ты хотела поговорить, то почему просто не приехала ко мне домой? — Он покачал головой, и на его лице появилось выражение отвращения. — Но ведь это было бы слишком скучно для тебя, не так ли? Ты все время ищешь приключений. Ты просто не можешь жить без того, чтобы не принять какой-нибудь вызов, который смог бы взбодрить тебя, пощекотать твои нервы. Все, хватит! Мне это уже надоело.

— Ты не понимаешь. Я изменилась, — прошептала Флер, чувствуя, как по ее щеке ползет слеза.

— Скажи это тому, кому есть до этого дело, — произнес он, а затем повернулся на каблуках и вышел.


Лив всегда была идеальной подругой. И на этот раз она пришла на помощь Флер, пытаясь отвлечь ее от грустных мыслей. С момента расставания с Дарси в галерее прошел целый месяц, и Флер наконец поняла, что пора прекращать оплакивать то, чему, видимо, не суждено было случиться, и начинать жизнь заново. Она приняла решение: после сегодняшнего ланча все должно измениться.

— Привет, красавица. Вот твой каппуччино.

Билли поставил перед ней чашку дымящегося кофе и подмигнул.

— Спасибо, Билли.

— Что-то я давно тебя здесь не видел. Спорим, ты променяла меня на другого парня?

— Ни за что. Кто еще готовит такой превосходный кофе? — произнесла она и сделала большой глоток.

— Все так говорят, — он закатил глаза. — Пойду-ка я лучше работать дальше. Я очень рад, что ты возвратилась, детка.

Билли вернулся к своей стойке, и Флер глубоко задумалась: «Когда это я успела превратиться в затворницу?» Конечно, денег, которые она получила за работу у Дарси, оказалось достаточно для того, чтобы целый месяц ничего не делать, как, впрочем, она и хотела.

— Здравствуй, незнакомка. Рада видеть тебя здесь, — заявила Лив, плюхаясь на кресло, стоявшее напротив стула Флер, и ответив на невысказанный вопрос подруги.

— Меня не было настолько долго?

— Даже медведи впадают в спячку на более короткое время, чем ты!

— Я не впадала в спячку. Я пыталась зализать рану в сердце.

— Ну и как, удалось? — поинтересовалась Лив, кинув в кофе сразу два кусочка сахара и поболтав в чашке ложкой.

— Да. Мне намного лучше. Спасибо.

— Эй. Не так уж много я для тебя сделала.

— Ты сделала достаточно. Спасибо, Лив. Лив покраснела.

— Ну… Ты тоже кое в чем мне помогла.

— И в чем же?

— Я перестала читать романы. Они совсем не похожи на жизнь. Просто бред!

— Если у нас с Дарси ничего не вышло, это не значит, что все романы плохие.

— Но вы так хорошо подходили друг другу… — Лив замолчала, явно чувствуя, что сболтнула лишнее. — Ладно, давай не будет об этом. Что ты собираешься делать? Наверняка тебе уже предложили какую-нибудь шикарную работу.

Флер кивнула.

— Недавно по почте пришло одно очень заманчивое предложение. Одна только что созданная фирма собирается принять меня на работу, пока не встанет на ноги. Я должна убедиться в том, что они все делают правильно.

— Звучит заманчиво. Ты возьмешься за нее?

— Возможно, — пробормотала Флер, рассматривая гущу, оставшуюся на дне чашки.

Сейчас она думала о том, насколько ее жизнь похожа на этот осадок. Теперь все для нее потеряло смысл, даже работа.

— Думаю, тебе стоит взяться за это дело. Считай мой совет частью формулы Лив по спасению судна, терпящего бедствие.

Флер внезапно поняла, что ее подруга права и пришло время заканчивать прожигать жизнь и начинать приводить свою жизнь в норму. «Я слишком долго валялась без дела и жалела себя. Хватит», — приняла она решение.

— Ты права. Я тотчас же заключу с ними контракт.

Только произнеся эти слова, она почувствовала, что полна энтузиазма. «Жизнь должна продолжаться, даже без присутствия в ней Дарси Ховарда», — подумала Флер.

— Вот. Так намного лучше. А что мы будем есть на ланч?

Когда Лив схватила меню и стала его внимательно читать, Флер облегченно вздохнула. Она снова чувствовала себя в своей тарелке и понимала, что пора браться за ум.


Флер надела черный костюм от одного из лучших дизайнеров, купленный по настоянию Лив, считавшей это частью лечения от сердечных мук. Она как следует уложила волосы, сделала макияж и взяла свою новую сумочку. Посмотрев в зеркало, Флер не узнала» себя. Она выглядела на миллион долларов. «А разве бывает что-то лучше, чем выглядеть на миллион долларов?» — спросила себя она.

Сегодня она должна была посетить компанию, куда собиралась устроиться на работу. Кроме названия «Как теперь», которое ничего ей не говорило, Флер знала только то, что они собираются расширять свой бизнес. Ответ на ее объявление о поиске работы пришел в письменном виде, причем в присланных ей бумагах не был указан даже телефонный номер, что показалось Флер крайне странным. Правда, письмо было написано на специальном бланке, что в конечном итоге и заставило ее отправить им по факсу ответ, в котором содержалась просьба принять ее в их офисе, расположенном в деловом центре города, сегодня, в десять утра.

Флер приехала на пять минут раньше и поднялась на лифте на пятнадцатый этаж, с интересом и удивлением рассматривая интерьеры нового огромного здания. «Видимо, деньги для них не проблема», — мысленно заметила она. Флер прекрасно знала расценки на аренду недвижимости в этом районе. Открыв тяжелые стеклянные двери, она заметила, что офис еще не обставлен и из-за этого кажется, что здесь очень много свободного места.

— Здесь есть кто-нибудь? — спросила Флер, и эхо понесло ее голос по комнате.

— Я рад, что ты все-таки пришла, — произнес высокий человек, вышедший из боковой комнаты.

Флер даже приоткрыла рот от удивления.

— Шон? Что ты здесь делаешь? — спросила она, не понимая, как он мог оказаться в этом офисе.

Флер надеялась на то, что где-нибудь неподалеку не обнаружится его брат.

— Я тоже очень рад тебя видеть, — произнес Шон и подошел к ней. — Добро пожаловать в святая святых моего нового рискованного предприятия. Ну и что ты обо всем этом думаешь?

«Спокойно, девочка», — скомандовала Флер. Пока Шон даже не упомянул имя брата, а она не настолько глупа, чтобы спрашивать, не участвует ли тот в этом деле.

— Замечательный офис. Весьма навороченный.

— Но не такой, как ты. Хороший костюм, — заметил он, восторженно посмотрев на нее.

— Спасибо. Так в чем же тут все-таки дело?

— Заходи в мой кабинет, и мы все обсудим.

Она последовала за ним в крохотную комнатку, в которой стояло только все самое необходимое: стол, два стула и факс.

— Как ты, наверное, уже поняла, я только наполовину обжил это место, — произнес он, садясь на стул напротив нее и сложив руки, причем на его лице играла странная улыбка. — Как дела?

— Неплохо, — соврала Флер. — Расскажи мне о своем деле, — быстро сменила она тему, пытаясь предотвратить новые вопросы Шона.

— Все та же Флер? Ну-ну. Как всегда, готова схватить мир и как следует встряхнуть его.

— В амбициях нет ничего плохого. Посмотри хотя бы на себя.

Шон улыбнулся.

— Да уж. Блудный сын возвращается назад и становится владельцем компании. Трудно поверить.

— Так что насчет компании?

— Ах, этой, — он махнул рукой, и Флер показалось, будто его дело совершенно ничего не значит для него. — Я позову своего менеджера по проектам, и он разъяснит тебе все детали. А кстати, вот и он.

Флер встала и протянула руку, готовясь к встрече с человеком, который видит перспективу развития целой фирмы.

— Шон, что, черт побери, здесь происходит?

Флер почувствовала, как ее сердце бешено заколотилась, а приготовленная для пожатия рука опустилась. Сейчас она могла только стоять и смотреть на мужчину, которого все это время изо всех сил старалась забыть.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

— Ну? Кажется, я задал вам вопрос, — Дарси сердито уставился на Шона, изо всех сил стараясь не смотреть на Флер.

— Я делаю тебе одолжение, — самодовольно ухмыльнулся Шон. — Так что на твоем месте я снизил бы тон.

— Забавно.

— Я даже не верю, что ты произнес это слово, — съехидничал Шон. — А теперь, пожалуй, если вы, конечно, извините меня, я вас оставлю наедине. Думаю, вам нужно многое обсудить.

— Не о чем нам говорить, — заявил Дарси, зачем-то посмотрев на Флер.

Она очень побледнела и осунулась за этот месяц, ее карие глаза казались еще больше и ярко блестели. Дарси с трудом подавил желание подойти к ней и заключить в свои объятия.

— Это что, какая-то шутка? — спросила Флер.

Шон покачал головой.

— Извини, Флер. Никакая это не шутка, просто только так я мог собрать вас обоих вместе.

— Но зачем?!

И тут Дарси понял, что Флер чувствует себя так же плохо, как и он сам. Вырвавшийся из ее груди крик отразился от стен, разрушая барьер, который он когда-то возвел между ними. Дарси стоял неподвижно, потрясенный этой мыслью.

— Потому что вы любите друг друга, и вы просто обязаны наконец разобраться со всей этой неразберихой, которую сами и устроили, — Шон говорил тихо и уверенно, как будто высказывал неоспоримую истину. — И, кстати, меня уже тошнит от совместной жизни с ним, когда он в таком состоянии. Он просто невыносим.

— Ты, как всегда, все неправильно понял, — заявил Дарси. — А теперь убирайся отсюда!

— Как скажешь, братик, — Шон прошел мимо него к двери. — Только на этот раз не скандаль!

Дарси подождал, пока за Шоном закроются двери лифта, и только потом повернулся к Флер. Она вжалась в стул, и ему показалось, что она сейчас упадет в обморок.

— Извини. Я даже не знаю, что сказать, — произнес он, с ужасом думая о том, насколько она хрупкая.

«Что же произошло с жесткой, непокорной девушкой, которая никому не позволяла стоять на своем пути? — думал он. — Флер, которую я знал, долго смеялась бы над этим происшествием, решив, что все дело в дурацком чувстве юмора Шона».

Флер подняла глаза и грустно посмотрела на него. От одного этого взгляда все его защитные механизмы вышли из строя.

— Это не твоя вина.

И вдруг он понял, что это неправда. Случившееся — полностью его вина. Он был слишком самонадеян, слишком горделив, слишком уверен в своей правоте для того, чтобы понять и простить. Даже когда Флер сказала ему, что любит его, он просто не поверил ей и оттолкнул. За этот месяц Дарси придумал целый список ее дурных качеств, которые якобы должны были помочь ему выкинуть ее из своей памяти: она оказалась слишком непостоянной, слишком молодой, слишком похожей на его родителей.

А еще Дарси боялся. Нет, он был просто в ужасе от одной лишь мысли о том, что если он все-таки полюбит, то она рано или поздно оставит его в полном одиночестве, наедине с болью и отчаянием. «Даже смешно, — подумал он. — Ведь так и получилось. Я остался один, и меня мучит невыносимая боль».

— Возможно, Шон прав. Нам нужно поговорить, — произнес Дарси, задержав дыхание.

Он боялся даже подумать о том, что та вспышка надежды, которую он увидел в ее глазах, была всего лишь плодом его больного воображения.

— Неужели ты думаешь, что нам все еще есть что сказать друг другу?

Дарси пересек комнату и присел на краешек стола, так близко, чтобы показать ей: он хочет, чтобы она дотянулась до него и обняла, чтобы снова заколдовала его с помощью своих чар, чтобы помогла возродить те воспоминания, которые он так тщательно пытался забыть.

— Может, у нас еще есть шанс? — произнес он. Но Флер ничего не ответила. Она просто сидела и смотрела на него. — Я вел себя как полный придурок, Флер. В ту ночь в галерее я был настоящим старым ослом. И прошу тебя простить меня. Ты сказала, что любишь меня, а я просто швырнул твое признание тебе в лицо, тогда как я должен был…

— Что?

Вместо ответа Дарси опустился на колени, обнял ее и, застонав от облегчения, поцеловал.

Флер знала, что должна бороться, должна оттолкнуть его. Но, как только он прикоснулся к ней, она поняла, что принадлежит этому человеку. Сейчас и во веки веков.

Она только теснее прижалась к нему. Уже никогда не сможет она отпустить его. Его руки были везде: скользили по ее груди, путали ее волосы, изучали каждый сантиметр ее тела. Страсть, которую они так долго скрывали от самих себя, разгорелась до предела. Они уже почти перестали понимать, что делают, отдаваясь на волю этому охватившему их обоих огню.

Собрав все остатки своего разума, Флер перестала целовать его и вырвалась из его объятий.

— Что-то разговор не получается.

— Просто ты отвлекаешь меня, — Дарси поцеловал кончик ее носа и отстранился от нее, не поднимаясь с колен. — Но ты права. Нам нужно поговорить.

Флер глубоко вздохнула. Она до сих пор не могла поверить в то, что они сидят сейчас рядом и разговаривают.

— Мои чувства к тебе не изменились.

— И мои тоже.

Дарси посмотрел ей в глаза, и ее сердце подпрыгнуло, когда она увидела, сколько любви в этом взгляде.

— Ну, и что мы будем делать дальше?

— Как насчет того, чтобы закрутить роман? Настоящий роман, без каких-либо уроков и попыток доказать что-то друг другу. И, если тебе действительно это нужно, без всяких обязательств.

Сердце Флер бешено заколотилось.

— Почему это без обязательств?

Дарси взял ее за руки.

— Я знаю, что мы очень разные. И я понимаю и принимаю то, что ты очень ценишь свою свободу, даже несмотря на то, что у меня другое мнение по этому вопросу. Лучше я разделю с тобой часть твоей жизни, чем никогда не увижу тебя. Так что, если ты когда-либо решишь уйти, то просто скажи об этом, и я без всяких возражений отпущу тебя.

— Ты готов пойти на это ради меня? — переспросила Флер, не веря собственным ушам.

«Неужели он любит меня настолько сильно, что готов пожертвовать ради меня своим собственным счастьем?» — подумала она.

— Я люблю тебя. Конечно, моя жизнь может показаться тебе тихой и скучной, но я сам хотел этого. Еще совсем маленьким я потерял родителей. Тогда я решил, что изо всех сил буду стараться подавлять свои эмоции. Зачем жить чувствами, если они приносят одну лишь боль? А потом… Я полюбил тебя, полюбил и испугался той боли, что испытаю, когда ты отвергнешь меня, — Дарси слегка сжал ее руки. — Так что, отвечая на твой вопрос, скажу еще раз: да, я готов пойти на это ради тебя. Я не хочу подавлять или пытаться изменить тебя. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

Флер не стала стирать слезы, катившиеся по ее щекам.

— Ты удивительный. Я постоянно сравнивала тебя со своими родителями и не понимала одной простой вещи: быть уравновешенным, ответственным человеком не так уж плохо. Честно говоря, я тоже хочу попробовать так жить. Я хочу тебя. Всего.

— Даже несмотря на то, что я старый, скучный и занудный? — спросил Дарси, улыбаясь и стирая ее слезы.

— Забудь о том, что я когда-то говорила тебе это. Ты самый потрясающий мужчина из всех, которых я когда-либо встречала, и я буду любить тебя вечно, — она прикоснулась к его лицу и запечатлела нежный поцелуй на его губах. — И можешь забыть об отсутствии обязательств. Теперь ты от меня так просто не отвяжешься.

— Что ж, в таком случае, раз уж я тут стою… — Дарси расправил плечи и взял ее за руки. — Флер, ты выйдешь за меня замуж?

Флер удивленно посмотрела на него. Сейчас ее охватило чувство, которое, как ей казалось ранее, она никогда не испытает, — любовь.

— Да!

— В таком случае подойди сюда и поцелуй как следует своего старомодного жениха, — сказал Дарси и обнял ее.

ЭПИЛОГ

— Не многовато ли для обычной свадьбы? — поинтересовалась Лив, вылезая из коляски мотоцикла и пытаясь разгладить свое шелковое платье.

— Но ведь ты ненавидишь все обычное, — заметила Флер, опуская вуаль и думая о том, не унесет ли ее ветер. — Кажется, это ты предложила арендовать «харлеи» для того, чтобы добраться сюда?

— Возможно, — сдалась покрасневшая от смущения Лив. — Но это было до того, как я узнала, что здесь будет столько мужчин, а я, должно быть, выгляжу просто ужасно. Оглядись вокруг, подруга. У меня хорошее предчувствие. Судя по всему, у Дарси довольно интересные друзья.

— Ты, кажется, собиралась помогать мне, а не охотиться за парнями. К тому же у тебя для этого будет еще куча времени. А сейчас ты мне нужна.

Лив закатила глаза и с трудом отвела взгляд от группы мужчин в смокингах.

— Какая же ты все-таки эгоистка. Почему бы тебе не сосредоточиться на том, как пройти к алтарю, а я займусь тем, что попытаюсь найти себе приятеля для того, чтобы впоследствии сделать то же самое.

— Шон скоро приедет.

— И?.. — Лив покраснела, и Флер улыбнулась.

С того самого момента как эти двое познакомились, Лив старательно делала вид, будто ее совершенно не интересует брат Дарси. Это был верный знак того, что она неравнодушна к нему.

— Я просто подумала, что тебе будет интересно узнать об этом. В конце концов, почетная подружка невесты и шафер должны проверить маршрут перед тем, как по нему пройдут жених и невеста, убедиться в том, что все в порядке, напиться и устроить на вечеринке…

— Тихо! Кто-нибудь может услышать тебя.

Лив, на лице которой застыло паническое выражение, огляделась, и Флер поняла, что Шон попал в большую беду. Ее подруга никогда так сильно не волновалась, если, конечно, парень ей по-настоящему не нравился.

— А что в этом плохого?

— Хватит. Давай выдадим тебя замуж, — Лив уложила прядь волос, торчавшую из-под диадемы Флер, и вставила ей в уши хрустальные серьги. — Тогда по крайней мере жизнь ты будешь портить ему, а не мне. Теперь нам нужно идти. Дарси уже, наверное, заждался.

Глубоко вздохнув, Флер перешла лужайку, направляясь в сторону терпеливо ожидавшего ее отца.

— Готова, лепесточек?

— Готова, как никогда, пап.

— Тогда пошли, — он взял ее под руку и стал ждать.

Несмотря на то что они старались организовать что-то, не похожее на большинство свадеб, Флер настояла на том, чтобы к алтарю ее повел отец. К тому же она хотела показать этому человеку, которого она столько лет осуждала без вины, свою любовь.

Как только раздались первые аккорды музыки, Лив помахала им рукой и медленно пошла в сторону алтаря.

— Теперь наша очередь, — отец крепко сжал ее руку, и они пошли вслед за Лив.

Флер все время смотрела вперед, пытаясь разглядеть своего жениха. Когда они миновали старый дуб, на который она с огромным удовольствием залезала в детстве, она увидела его. Дарси стоял на берегу небольшой речушки, рядом со священником. Она подошла к нему, и в толпе гостей раздались благоговейные вздохи и приглушенный радостный шепот. Но Флер почти не замечала этого — она не отводила глаз от человека, который вот-вот станет ее мужем.

— Она твоя, — произнес ее отец, вложив ладонь Флер в руку Дарси.

Она улыбнулась, наслаждаясь его восхищенным взглядом.

— Тебе уже весело? — прошептал ей на ухо Дарси, пытаясь поцеловать ее в щеку.

В последний момент Флер резко повернула голову и подставила ему губы. И лишь после этого прошептала:

— Милый, для нас веселье только начинается.


home | my bookshelf | | Старомодная любовь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу