Book: Бегство на запад



Маринин Дмитрий

Бегство на запад

Дмитрий Маринин

Рассказ из цикла "Хроника вампиров"

Бегство на запад.

Сельвия и Флоримон не спеша прогуливались по ночному Парижу. Честные горожане уже спали, уютно устроившись в своих постелях, а кто побогаче, отправлялись в театры, трактиры и кабаки. Флоримон был доволен - час назад он был в гостях у одной графине и хорошо подкрепился, попив ее кровь. Эта графиня принадлежала к очень знатному роду, ее дом полный слуг, находился в квартале Лес Рон. Флоримон был вампиром, он жил как вампир и питался естественно тем, чем питаются вампиры.

Он умел выбирать жертвы и знал, как добыть средства к существованию. Обычно он опустошал карманы своих жертв, которых поджидал на улице, правда иногда ему приходилось ходить на званые обеды и ночью когда многие гости расходились по домам, он выслеживал их и убивал прямо у них дома. После этого наступал черед слуг и конюхов, Флоримон оставлял после себя только горящие руины. Грабеж - был единственным средством чтобы добыть деньги. Обворовать дом - это значит раздобыть деньги на несколько месяцев вперед. Правда иногда он охотился по-другому. В этом случае он убивал незнакомых людей, которых случайно встретил на улице. Перед его глазами мелькали множество лиц: очаровательных незнакомок, юных и прекрасных дам, женщин средних лет, молодых юнцов, гордых дворян, он не трогал только пожилых людей, считая их кровь невкусной. Правда здесь была еще и другая причина: Флоримон как и любой другой вампир любил сначала развлечься со своей жертвой и только потом ее убить. А пожилые люди были ворчливыми и скучными, а главное старыми.

Вот и в этот вечер он отправился на званный обед к госпоже де Шуази, где и следовательно плотно пообедал, естественно на обед была сама госпожа Шуази.

Что же касается Сельвии, то она как и положено знатной даме присутствовала во дворце, там показывали комедию Мольера, сам король остался доволен выступлением, Сельвия была довольна тоже. Когда она покидала Версаль, и отправлялась на улицу Фобур Сен-Антуан, где жила в отеле, к ней подошел один молодой щегол и предложил проводить ее до дома. Юнец кусал себе губы, явно предчувствую впереди ночь огней и страсти, Сельвия тоже предчувствовала удовольствие. Они не стали садиться в карету и Сельвия предложила пройтись по улицам, погулять по Новому мосту, побродить по маленьким магазинам, которые работают даже ночью. Когда они завернули на темный переулок, и девушка убедилась, что вокруг никого нет, обняла своего кавалера за шею, говоря при этом, что хочет его поцеловать. Юнец обнял ее за талию. Сельвия почувствовала его полные губы, она позволила чтобы эти губы целовали ее лицо, шею, грудь. Потом она взяла инициативу в свои руки и сама стала целовать его, когда ее губы добрались до горла, ее спутник даже не понял, что произошло, его тело до сих пор лежит в конюшне, спрятанное в стогу сена.

Башня Шантра использовалось Сельвией и Флоримоном, что-то вроде места встречи. Они часто встречались здесь, иногда сюда приходили и другие вампиры. Сельвия слышала о нескольких вампирах, которые живут во Франции, некоторых знала в лицо, с другими была знакома лично. Париж славился во всем мире, поэтому сюда приезжали вампиры со всего света. В многолюдном и огромном городе было легко затеряться. Правда в последнее время среди вампиров появилась странная тенденция - многие стали покидать Старый Свет и отправлялись в Америку.

Сама Сельвия была родом из Швеции, у нее даже был личный дом в Стокгольме, она жила в Париже шесть месяцев в году, и возвращалась к себе на родину только зимой. Причины которые заставили ее жить в Париже были следующие - во всех скандинавских странах наступали белые ночи и вампир просто не мог спокойно разгуливать по городу под палящим солнцем, поэтому каждый год ей приходилось перебираться или во Францию, или в Англию. Сельвия использовала имя русской княгине, хотя никогда не была в России, просто ей было необходимо объяснить свой иностранный акцент. В высшем свете она использовала русское имя Анастасия, однако все вампиры называли ее истинным именем - Сельвия.

Иногда в одиночестве, иногда вместе с Флоримоном она прогуливалась по ночным улицам, ходила по тем кварталам, где не было ни души, только отдельные бродяги попадались на ее пути. Обычные горожане боялись сунуть сюда нос. По тухлому запаху, исходящих из сточных канав, она быстро могла сориентироваться и определить свое местонахождения, это место не зря называли мертвым. В этих кварталах царила нищета с нечистотами, крысами, которые переносили заболевания и здесь вечно стоял смердящий запах. Только смертный считал этот запах однообразным, Сельвия как и любой вампир, знала, что эта вонь состоит из множества запахов, из гниющих крыс, из разлагающихся тел, из обычных человеческих отходов, поэтому она могла узнать каждый уголок в этом мире нищеты.

Сельвия прекрасно могла разговаривать как на светском языке и на языке воровского мира. Сюда она заглядывала только по одной причине - ей нужна была пища. Убивать людей голубой крови - это приятно, но частые смерти знатных людей могли вызвать суматоху в высшем свете и навести подозрения, поэтому обычные нищие люди были жертвами вампиров гораздо чаще, чем богатые. Кто будет искать убийцу какой-нибудь нищенки? И кому это нужно?

II

Сельвия остановилась, облокотившись на разрушенные и прогнившие перила старой лестницы, одного из домов. Флоримон, направляясь следом за Сельвией, в это время держал в руке шпагу и вырисовывал в воздухе странные фигуры. Он остановился и посмотрел в сторону, в которую ему указала Сельвия. Они находились около самой реки, недалеко была видна шайка оборванных ребят, которые ловили рыбу (в двенадцать часов ночи?), но Сельвия указывала не на них, она указывала на странного типа, который стоял в тени огромного полуразрушенного дома. Время от времени он шагал из стороны в сторону, как шагают солдаты. По его одежде было видно, что он не принадлежит к жителю этого квартала.

- Ты видишь того типа? Что он тут делает?

- Это полицейский. Если бы ты повнимательнее осмотрелась по сторонам, то увидела, что рядом прячутся его товарищи.

Действительно, как она могла не заметить! В тени дома, прислонившись к деревянной стене стояли еще два человека. Напротив, около самого крыльца на корточках сидел еще один.

- Интересно, кто они ищут? Все это, очень похоже на засаду.

Она почувствовала, что сейчас наступит одно из тех "развлечений", ради которых она вместе с Флоримоном и направились сюда. Именно поиск развлечений гнали ее в самые авантюрные приключения, а наблюдать как полиция будет ловить очередного преступника - чего еще можно придумать, по крайне мере ей еще не приходилось видеть это. По видимому ее спутник не очень обрадовался этому развлечению. "Ты, что никогда не видела, как ловят преступника?" - проворчал он под нос, но все-таки остался и стал ждать.

Они стояли и смотрели на этих полицейских. Девушка занимала Флоримона тем, что рассказывала ему о том, что происходит во дворце. В основном ее рассказ сводился к одному, а именно к новой фаворитке короля, некой госпожи де Пронсаль. За один вечер проведенный во дворце, Сельвия узнала столько слухов и сплетен про новую фаворитку короля, что ей понадобилось около часа, чтобы рассказать их своему спутнику. Флоримон очень заинтересовался этой дамой.

- Госпожа де Пронсаль, - задумчиво произнес он, - мне знакомо это имя, только не могу припомнить, где я про нее слышал.

- Мне не удалось ее увидеть. Про ее внешность ходило тоже много разговоров. Одни считают ее невероятно красивой, а другие - уродиной. Если ты знаешь ее, то познакомь меня с ней или скажи где она живет. Мне очень хочется взглянуть на новое развлечение короля!

- Ах да, я вспомнил где я слышал имя мадам де Пронсаль, она пользовалась услугами одной проницательности, знатные дамы часто прибегали к ее помощи, если нужно было извести свою соперницу или зачаровать своего мужа. Обычно светские дамы и господа одевают неприметную одежду, надевают маску и отправляются к этой колдунье. Откуда я про нее узнал? Знаешь, когда-то я думал, что эта колдунья тоже является вампиром, потому что она покупает детей. Я думал, что она их использует в качестве пищи, но потом понял, что она как и многие другие просто перепродавала их. У нее есть дом, на окраине Парижа, оттуда каждую ночь исходит плач детей. Там находятся бездомные и ворованные дети. Поэтому господа прибегающие к ее услугам, платят ей не деньгами, а детьми. Сама же колдунья изготовляет разные зелья и снадобья. Госпожа де Пронсаль тоже несколько раз ходила к ней. Ой, смотри, кажется господа полицейские оживились.

В самом деле, на улице появился одинокий бродяга, который не спеша шел прямо в лапы полицейских. Где-то раздался звон колоколов. Бродяга был одет в серый пиджак, старый разорванный плащ был накинут через плечо, хотя его одежда была старой и порванной, она плохо вписывалась в одежду нищих кварталов. Обычные нищие, калеки, бездомные дети и старики обычно были одеты гораздо хуже.

Полицейские как по команде спрятались и стали ждать удобного момента, чтобы напасть на этого бродягу.

- У него даже нет оружия! - удивленно воскликнула Сельвия, вампир видел гораздо лучше обычного смертного и сейчас девушка могла прекрасно разглядеть этого типа, на которого начала охота полиция.

Уже три часа, как Париж погрузился во тьму. Издалека доносились крики пьяных гуляк, веселившихся в каком-нибудь кабачке. В это время бродяга подошел к дому около которого прятались полицейские. С громким криком они набросились на него, на ходу вынимая шпаги, стали его окружать. Любой дворянин, видевший всю эту сцену со стороны, непременно вмешался бы. Все очень просто - четверо вооруженных до зубов людей набросились на безоружного прохожего, при этом полицейские были сами похожи на бандитов использующие грязные методы. Дворянская честь требовала заступиться за обиженного даже если последний был преступником. Но здесь не было знатных господ из книг, которые всегда приходят на помощь бедным, что же касается Флоримона, то он не проявил никакого желания вмешаться в эту драку, очень похожую на избиение.

Сельвия с замирающим сердцем смотрела как бродяга сначала пытался отбиться от нападающих, но потом увидев, что их очень много, бросился наутек, правда убежать ему не удалось - один из полицейских смог его ранить. Через несколько минут бродяга лежал на земле обливаясь кровью. Трудно представить себе, какое впечатление эта сцена произвела на девушку. Сначала она с интересом смотрела на это, но потом неизвестно по каким причинам ей стало жаль бродягу, все-таки здесь был нечестный бой.

Тем временем бродяга получил еще два удара шпагой. Острие полицейского прошло через его легкое и теперь он громко стонал.

Один из полицейских прикрывал свое лицо носовым платком. Эта предосторожность доказывала, что он не хотел быть узнанным, ко всему прочему остальные опасливо оглядывались по сторонам, словно боялись, что их работу кто-то может увидеть.

- Давай вмешаемся, - сказала Сельвия и дернула своего кавалера за руку. Флоримон что-то проворчал себе под нос, но все-таки выхватив шпагу он поспешил к месту происшествия.

Четверо полицейских заметили, что к ним приближаются два человека, когда они подошли на расстояние десяти шагов, стало понятно что один из них женщина, а другой молодой господин, явно из благородных.

- Что вам угодно, сударь? - произнес один из полицейских, по его манерам можно было догадаться, что он среди них главный.

Другие трое явно замешкались, увидев, что в их операцию вмешиваются посторонние, но разглядев даму сообразили, что у них только один соперник поэтому успокоились. Вчетвером они спокойно справятся с этим занудой, если он соизволит вмешаться в их дело.

- Не соизволите мне разъяснить, в чем провинился этот человек? И почему вы убили его без суда?

- Это опасный преступник, сударь, а вы мешаете нам исполнить приказ короля. Мы бежали за ним несколько кварталов, он два раза выстрелил в моего человека и слава богу промахнулся.

Сельвия обратила внимание на свернутый клочок бумаги, лежавший около убитого. Девушка наклонилась и подняла его, развернув и прочитав, она передала бумагу Флоримону. Там были написаны какие-то стихи.

- Ты лжешь! Я прекрасно видел, как вы поджидали его словно бандиты и потом набросились на него. Он даже был не вооружен. Вы - поганые собаки. Как ты смеешь мне врать.

- Сударь! - воскликнул полицейский, отступая на один шаг назад, - как я виду вы слишком много знаете. Придется мне устранить эту оплошность.

- Вы, никак, ищете ссоры?

Трое других полицейских прикинули, как подойти к новому противнику и быстро с ним покончить. Двое из них стали подкрадываться к нему сзади, один направился к Сельвии.

- Что-ж, вы сами на это напросились, - воскликнул собеседник Флоримона и обнажил шпагу.

- Ах, ты подонок! А тебе уши отрежу! - принимая вызов воскликнул Флоримон, наступая на него.

Клинки со звоном скрестились. Сколько лет Флоримон не дрался на дуэлях? Двадцать или все сорок, хорошо что он еще помнит в какой руке держать шпагу. Ему попался опытный противник, соперник был явно профессионалом в этом деле. Но куда ему справиться со скоростью вампира, Флоримон угадывал заранее все движение своих соперников, а их было трое. Краем глаза он посмотрел как там Сельвия - она оказалась в порядке, один из полицейских попытался справиться с ней, но у него ничего не получилось. Железные объятия подруги уже обняли драчуна и теперь ее зубы добрались до горла соперника.

Звенели шпаги, сыпались искры, за две минуты Флоримон обезвредил одного противника, последний рухнул на землю как сноп. Он или мертв, или без сознания. Теперь это уже не важно. Через пять секунд из боя вышел второй. Оставался только один, но самый сильный.

Начальник полиции, а именно такое звание имел противник, дрался как лев. Осторожно прощупав защиту, Флоримон стал постепенно убыстрять темп, стремясь утопить противника в круговороте финтов и выпадов. В один из таких выпадов он сумел выбить шпагу из рук противника.

- Итак, сударь, - издевательским тоном произнес Флоримон, - ваша игра закончена, теперь извольте разъяснить мне в чем виноват это человек. Хотя мне кажется я и сам знаю.

- Ах ты гад! - сквозь зубы произнес полицейский, в следующую секунду он выхватил пистолет и выстрелил в Флоримона.

Сельвия громко вскрикнула но сразу же успокоилась - ее спутник продолжал стоять как ни в чем не бывало.

- Жаль, очень жаль. Придется мне убить тебя, - таким же издевательским тоном продолжал говорить Флоримон, потом он наклонился, поднял начальника полиции и вцепился в его горло.

Глаза полицейского наполнились ужасом, именно в этот момент Флоримон любил убивать своих жертв, а именно когда они понимали, кто стоит перед ними.

- Довольно вкусный экземпляр! - сказал он, когда насытился, - интересно, у нас городская полиция питается отборным хлебом и вином? Никогда не думал, что среди полицейских попадаются такие вкусные экземпляры. Я уже начал подумывать: не перейти ли мне с простых нищих на полицию.

- Я что делать с ним? - спросила Сельвия.- Ты знаешь этого человека?

- Я слышал о нем. Это Голос, поэт. Он появился в Париже лет десять назад, мне иногда попадали на глаза его листовки. Помню в 1658 году он сочинил поэту "Веселый Париж", где высмеивал некоторых высоких господ. Помню, тогда целую неделю горожане при упоминании некоторых господ ни могли скрыть улыбки. Листовки этой поэмы валялись везде: на улицах, во дворах, даже в Версале они были разбросаны.

- Почему я о нем ничего не слышала?

- Он исчез на несколько лет, говорят, что его посадили в тюрьму и только недавно он снова дал о себе знать. Почитай, - Флоримон передал девушке скомканный листок бумаги, который она подняла несколько минут назад, перед дракой. - Он высмеивает короля и весь королевский двор. Я слышал, что Голос является любимчиком простого народа.

- Высмеивал короля? - удивленно переспросила Сельвия, этот бродяга в самом деле был удивительным человеком, жаль, что он умер, хотя...

Девушка наклонилась над поэтом и перевернула его на спину. Он был весь в крови, из раны на груди продолжал течь речей густой крови. Поэт открыл глаза и тихонько застонал.

- Он жив! Помоги мне.

- Что ты собираешься делать?

- Разве не понятно, я хоту вылечить его. Он поправиться. Мне интересен этот человек. Я хочу побольше про него узнать.

- Постой, ты знаешь, что мы не должны связываться со смертными, этого не одобрят другие вампиры, путь лежит. Ты все равно ему не поможешь.

- Если не хочешь помогать, тогда уйди, не мешай мне.

Флоримон знал характер Сельвии, если ей что-нибудь взбредет в голову, то это надолго. Если она хочет заняться этим жалким поэтом, то пусть занимается это ее право. Все рано у нее ничего не выйдет. Флоримон простоял еще некоторое время и потом направился в сторону Нового моста, ему больше тут нечего делать.



- Неужели ты просто так уйдешь? - крикнула вдогонку Сельвия.

- Сельвия, я не понимаю тебя. Зачем тебе это нужно? Твоя природа говорит тебе убивать, ты все равно ему не поможешь, прощай! - ответил ее спутник и зашагал прочь. Пройдя несколько шагов, он обернулся, но увидев что девушка продолжает сидеть около раненого поэта, ушел прочь.

III

Сельвия нагнулась и попыталась его поднять, поэт оказался невероятно тяжелым. Что ей теперь делать? Оставить здесь и уйти восвояси. Жестоко. Хотя какая разница, она каждую ночь убивает людей, какое ей дело до этого поэта? Но внутри нее появилось новой чувство, если бы она была человеком, но назвала бы это чувство - жалостью и сочувствием. Это чувство говорило ей, что нельзя оставить просто так человека умирать на улице.

Может быть его отнести к врачу? Хотя сейчас все лекари давно спят, к тому же начнутся расспросы, кто он, откуда, возможно его знают в лицо, поэтому полиция сможет его легко отыскать. Отнести к себе в отель, в комнату? Интересно, и как это будет выглядеть? Она тащит на себе полумертвого человека к себе в комнату, что может быть еще подозрительнее? Посторонние люди могут поинтересоваться, заглянуть в ее комнату. Этого еще не хватало, у нее в комнате лежит ее собственный гроб, в котором она спит каждый день, поэтому отель отпадает. Можно его отнести к себе в загородный дом, который она купила три года назад. Это казалось разумно. Правда она не появлялась в этом доме больше года, к тому же ей придется выхаживать его в одиночестве пока он не выздоровеет. И что ей делать с ее вампирской жизнью? Как объяснить этому человеку, что она вампир? Она не может ему помочь, так сказал Флоримон, хотя девушка думала по-другому.

Она понятия не имела как следует лечить людей. За свою вампирскую жизнь, она впервые столкнулась с этой проблемой, она даже не знала, можно ли его поднимать. Лишние движения раненого могут вызвать сильное кровотечение, а если он потеряет много крови, значит он умрет.

- Ты можешь говорить? - не зная зачем спросила она.

Раненый не ответил. Он еще жив?

Кажется он еще дышит. Или это только кажется. Сельвия знала, что если приложить палец к запястью можно проверить пульс. Но что толку? Она сама несколько раз пыталась так сделать, и у себя, и у очередных жертв. Судя по показателям пальца, можно сказать, что все ее люди были покойниками. Девушка приложила ухо к его груди стала слушать. Она уловила биение его сердца, но она билось с большими промежуткам, казалось оно готово вот-вот остановиться.

Ладно, что будет то будет. С таким решением она взяла его на руки и потащила к себе. Ей приходилось таскать мужчин, правда только для того, чтобы спрятать их тела в стоге сена или каком-нибудь подвале, где их съедят крысы. И она таскала только мертвых мужчин, после того как выпивала их кровь, иногда она оставляла их умирать прямо на улице, а иногда прятала от посторонних глаз. Но ей никогда не приходилось таскать раненых, нести и беспокоиться о том, чтобы не уронить его на следующем шаге.

Нет, это глупо. Далеко она так его не донесет. Сельвия оглянулась в поисках какой-нибудь телеги или еще чего-нибудь, что можно было использовать в качестве транспорта. У крайнего дома стояла телега с сеном, бедняки покупали за несколько су пучок сена, чтобы использовать его в качестве постели. Поэтому в этом районе жило несколько торговцев сеном. А если есть телега с сеном, значит есть и лошадь. Надо только поискать.

Если полазить в соседних дворах, то вполне возможно удастся найти лошадь. Сельвия постучала в первый попавшийся дом.

- Соломы! - потребовала она.

За воротами недовольно заворчали, но ей открыли. Жильцы этого дома, как и предполагала Сельвия ложились спать поздно.

- Обратитесь к торговцу сеном. У нас нет соломы.

- Где я могу его найти?

- Улица Сен Руи, второй дом, в двух кварталах отсюда вниз.

Сельвия побежала на указанную улицу. Торговца сена оказалось найти легко, это был единственный двор с пристроенной конюшней, а если есть конюшню, значит есть и лошадь. Вообще то человек владевший лошадью в этом районе считался чуть ли не богачом.

Стараясь не шуметь, девушка вывела лошадь и направилась обратно. Несколько минут ушло на то, чтобы запрячь лошадь и перетащить поэта, потом она хлестнув кнутом направила телегу в сторону Сен-Жерменс, где и находился ее дом. Честно говоря, этот дом в самом деле принадлежал ей, но она никогда в нем не жила, используя его, как говориться на крайний случай.

IV

Прошло около получаса, прежде же она добралась до своего особняка. Раненый поэт лежал на стогу сена и не шевелился, но Сельвия знала, что он еще жив. Девушку поразила его полная неподвижность, это можно было объяснить только сильным кровотечением. Как было уже сказано ей никогда не приходилось лечить людей, но Сельвия прожила столь бурную жизнь, что знала все понемножку.

Она уложила его в свою постель. Флоримон сказал, что его зовут Голос, странно, хотя это наверное не настоящее имя. Девушка разорвала на нем рубашку и обнажила его грудь. Мокрым платком смыла кровь и оглядела рану. Два сквозных ранения нанесены шпагой в правое легкое, вроде больше тяжелых ран нет, правда нельзя исключать сотрясение организма и большую потерю крови.

Какие разрушения произвели на своем пути лезвие шпаги? Какие органы были задеты? Сейчас главное - немедленно перевязать раны. Нужно остановить кровь, но нельзя допустить скопление гноя внутри, поэтому раны не должны быстро срастаться, вернее вообще нельзя допустить срастание ран.

Для начала надо промыть раны. Сельвия решила, что не нужно вызывать новое кровотечение, поэтому промыла раны холодной водой. Теплая вода могла вызвать новое кровоизлияние.

Что дальше? Кормить его с ложечки? Постоянно заботится о нем и ждать пока он не поправиться? Сельвия подумала, что за всю свою жизнь никогда ни о ком не заботилась. Впервые в ее жизни появилась возможность показать себя с другой стороны. Впервые в ее жизни на ней лежал груз ответственности.

"Странно все это" - подумала она, - "Я каждую ночь убиваю человека, а теперь как какая-то сестра милосердия ухаживаю за раненым, ухаживая за человеком которого даже не знаю. Я главное, он - смертный!" Вампирам запрещено связываться со смертными, ибо они могли выдать их. Этому правилу придерживались все известный ей вампиры, а она его нарушила.

Сельвия зажгла в камине огонь. Сама она не ощущала жары или холода как смертные, но раненый должен находить в тепле. Затем на раны поэта были положены холодные компрессы. У этих компрессов было одно преимущество - они позволяли остановить кровь и избавить человека от частых перевязок. Любое движение могло привести к тяжелым последствиям. Девушка около часа смачивала раны холодной воды и подкладывала в камин дрова. Воздух в доме прогрелся.

За окном раздался звук проезжающей кареты. Высунув голову в окно, Сельвия разглядела герб на дверце, карета принадлежала мадам де Ларен. Девушка побежала на улицу, на ходу рвя свою одежду, в которой была у короля. Выбежав на улицу она подошла к луже и со всего размаха плюхнулась туда, пачкая свое платье. Теперь она похоже на нищенку и в ней трудно узнать знатную даму. Все ее лицо было в грязи. Карета проехала мимо нее, кучер даже не обратил внимание на странную женщину в грязных лохмотьях или мужчину, сейчас было трудно в Сельвии узнать женщину. Как только карета удалилась, девушка бросилась по темным парижским улицам, надеясь настигнуть мадам де Плюсси на другой улице. Она знала направление экипажа и правильно выбрала дорогу, чтобы оказаться около моста раньше.

Когда карета госпожи де Ларен, заворачивала за переулок в сторону моста, Сельвия бросилась под лошадь. Конь встал на дыбы и чуть не выскочив из упряжки остановился. Дама выглянув из окна поинтересовалась, что случилось. Сельвия тем временем, достав свой нож, быстро подскочила к дверце, рывком открыла ее и потребовала золото и драгоценности. Дама сначала пыталась сопротивляться, но увидев, острие ножа около своего горла послушно сняла все драгоценности. Сельвия так же быстро выскочила из кареты, не забыв вырвать у еле живого кучера кнут и хлыстнув, спрыгнула на землю. Карета, грохоча колесами, поехала в сторону моста.

"Надо будет вызвать доктора" - подумала девушка, рассматривая добычу. Здесь хватит денег не только на лечение, но и на целый месяц вперед.

Потом она побежала к себе домой. Поэт лежав в постели, где его и оставила Сельвия. Она уловила запах крови, человеческой крови, рана продолжала кровоточить, хотя и не так сильно. Девушка посмотрела на поэта, улыбнулась и спустилась в подвал.

В отеле, в ее комнате, которую она снимала в течение пяти лет, лежал ее собственный гроб. Собственный гроб, в котором она спала в течение последних двадцати лет. Мягкая атласная внутренняя обшивка. Сейчас не было времени бежать в отель, пришлось использовать запасной гроб, тот самый, лежащий в подвале. Обычный деревянный гроб, Сельвия редко заходила в этот дом, купленный за тридцать тысяч луидоров, предпочитая ему просторный апартаменты в отеле и спать она предпочитала в своем гробу, шикарном, отполированном до блеска, она иногда часами сидела около него и медленно полировала до тех пор пока на крышке гроба можно было разглядеть свое отражение.

Солнце всходило. Девушка чувствовала приближение рассвета, оставалось всего несколько минут, когда солнечные лучи ударят в окна и комнаты наверху зальются светом.

Сельвия посмотрела на свое разорванное платье. Она подошла к гробу и стала раздеваться, ей не хотелось ложиться в грязной одежде. Правда сам гроб не сверкал чистотой и в отличие от гроба в отеле, этот покрылся слоем пыли, а сбоку его успели погрызть мыши. Девушка сняла юбку расстегнула корсаж и осталась в одной рубашке. В таком виде она легла внутрь гроба. Ее веки слипались, воспоминания сегодняшнего дня нахлынули на нее. Перед тем как заснуть, она некоторое время смотрела в крышку гроба, зевнула и потом погрузилась в глубокий сон без сновидений.

За окном начался рассвет.

V

Сельвия любила Париж, только по одной причине - по ночам тут ходит много народу, со стороны кажется, что город погруженный в ночную мглу, продолжает жить. Такого нет ни в одном городе Европы, середины XVII века.

По правде говоря, девушка очень смущалась, предвидя приход врача и не знала как объяснить доктору причины ранения своего пациента. Обычные воры использую длинные ножи или другое холодное оружие, но раны были нанесены шпагой, а шпагу используют только полицейские и дворяне. Сказать, что он получил ранения на дуэли? В это никто не поверит. Человек лежащий в ее доме не принадлежал к дворянам, оставалось только последнее - надеяться что господин Андре умеет держать язык за зубами.

В следующий вечер, Сельвия первым делом направилась к торговцу, чтобы прикупить кое-какую одежду. В отеле у нее лежала целая куча разных нарядов, но отправляться туда, идти через полгорода она не хотела, к тому же надо было успеть вернуться перед приходом господина Андре.

Девушка забежала к торговцу одежды, купила у него скромное платье из зеленого сукна, пару перчаток и веер. Весь этот маскарад был затеян по одной причине - она не могла себе позволить такую роскошь, как предстать перед доктором в одежде знатной дамы. Это сразу бросится в глаза. В этом случае пришлось убить врача, а она этого не хотела, если учесть, что в будущем ей возможно снова прибегнуть к его помощи. А в этой невзрачной одежде она похоже на супругу какого-нибудь мелкого чиновника или буржуа.

Ее дом, был построен еще в средние века, и старинный стиль архитектуры сохранил свою первозданную прелесть. Когда она вернулась обратно, господин Андре, известный если не на всю Францию то по крайне мере на весь Париж доктор, ждал ее около подъезда. Сельвия игриво подошла к нему. Она знала как нужно общаться с мужчинами и сейчас готовила все способы, чтобы уломать этого человека помощь ей. Наверное мадам де Плюсси невесть что наговорила об этом вызове, нужно быть готовой ко всему. Но доктор не любил лишних вопросов, он сразу же решил перейти к делу.

- Где больной?

- Хорошо, пройдемте, больной наверху, у него ранение.

Господин Андре, к изумлению Сельвии, пришел сюда пешком, единственные вещи принесенные им состояли из одной сумки, больше ничего у него не было. Сам доктор был уже пожилым человеком, за свою жизнь он перевидал столько раненых и больных людей, что даже вид человека лежащего в постели, неумело обвязанный бинтами, не вызвал у него никаких эмоций.

К сожалению, девушка до сих пор не знала настоящего имени поэта.

Господин Андре, задал всего один вопрос:

- Когда он получил ранения и какое лечение было принято?

Девушка решила, что врать не следует, она сообщила приблизительное время ранения и сообщила как промывала его раны.

- Он приходил в себя?

- Насколько я помню - нет. Меня весь день не было дома, мне приходится работать на рынке, поэтому я вернулась только сейчас и застала вас около подъезда.

- Ладно, ладно. Поставьте греть воду и принесите мне чистые бинты.

После этого он оказал помощь раненому. Перед уходом он сообщил девушке, которую принял за жену, следующие инструкции:

- Пусть побольше пьет вина, он потерял слишком много крови, я не рекомендую ему вставать с постели в течение ближайшей недели. Одна рана сквозная, поэтому я удалил с помощью трубки оттуда весь гной, а так нет ничего страшного. Ваш супруг поправиться, - закончил доктор, надевая на голову шляпу.

Потом он собрал вещи и напоследок заявил, - "я попросил бы вас, чтобы днем за ним кто-то присматривал, наймите сиделку или попросите родственников. Всего хорошего!"

"Жена" - хихикнув, Сельвия улыбнулась, - "я даже не знаю его имени"

После ухода врача, Сельвия подумала, что одна из причин по которой она решила оставить этого раненого у себя, заключалась в том, что ей хотелось за кем-нибудь ухаживать. За всю свою жизнь, она никогда не за кем ни ухаживала и ни заботилась, только убивала. Во-вторых ей было одиноко, очень одиноко, она хотела внести какие-нибудь изменения в свою жизнь, посмотреть на себя с другой стороны.

Простояв так некоторое время около двери она накинула на плечи платок и выскользнула в ночную тьму. Нужно было найти служанку и поесть.

VI

- Госпожа, сегодня ваш супруг несколько раз приходил в себя, но потом снова впал в беспамятство. Последний час он молча лежит в постели и ничего не говорит, словно воды в рот набрал.

Аккуратно одетая служанка в белом чепчике открыла дверь девушке и рассказала о дневном происшествии. Обычная служанка, нанятая Сельвией еще вчера, согласилась сидеть около постели с раненым за два луидора в день. Еще в обязанности служанки входила забота о доме и приготовление пищи. Прошлой ночью Сельвия подробно обсудила с ней все ее обязанности и подписала с ней договор сроком на один месяц. Прислуге, скорей всего не понравилась хозяйка, поэтому она потребовала договор. Сельвия умолчала о свой работе, заявив что у нее весь день занят и она возвращается домой только поздно вечером. На вопрос, кем и где вы работаете, девушка не ответила. Поэтому служанка, потребовала составления договора, прямо заявив, что не собирается работать на незнакомых людей под честное слово. Насколько Сельвия разбиралась в людях, а она разбиралась очень хорошо, договор показался ей справедливым, правда возникли трудности насчет подписи - девушка просто не знала каким именем подписаться, в конце концов она расписалась своим шведским именем, настоящим.

"Супруг" пришел в себя около полудня, попросил воды и спросил где он находится. Это все что произошло за сегодняшний день. Отпустив служанку Сельвия поднялась на второй этаж. Поэт лежал в постели, окутанный со всех сторон одеялом. Он пришел в себя. Его глаза были открыты и смотрели в пустоту.

- Это твой дом? - равнодушно спросил он.

Она никак не ожидала такого разворота. Она была готова ожидать благодарности, слушать похвалу в свою честь, расспросы, но никак не ожидала, что разговор начнется таким образом, с таких холодных и равнодушных слов. Словно ее гостя не волновало ни ее происхождение, ни кто она такая, как он сюда попал, его слова были холодные как лед.

- Да, - ответила она, потом добавила, - что-то нет так?

Поэт поднял с подушки голову и посмотрел ей в лицо.

- Это вы меня принесла сюда?

- Да, ты был ранен на улице, я нашла тебя...

- Понятно, не продолжай.

Поэт откинулся на подушки и опять стал смотреть в потолок. Сельвия не знала как продолжить разговор, ее собеседник явно не был расположен к общению.

"Я принесла его домой, вызвала лекаря, наняла сиделку - и не какой благодарности. Флоримон был прав, простые смертные не могут совершать благородные поступки, эти недолговечные человеческие существа слишком эгоистичны и жадны".

- Как вас зовут? - неожиданно нарушив молчание произнес поэт.

- Сельвия, а тебя как?

- Клаин, кажется на этот раз мне досталось гораздо сильнее. Извини меня за первые слова. Сиделка рассказала мне о так называемой "супруге", я очень удивился так как никогда не был женат. На некоторое время мне стало казаться, что сошел с ума. Просыпаюсь в незнакомом доме, служанка, жена. Тут есть с чего можно лишится рассудка.



- Я понимаю.

Девушка села в огромное и глубокое кресло, недоверия и холод возникшие в первые минуты разговора растаяли без следа.

- Знаешь, сегодня утром, когда я очнулся и окинул взглядом комнату, то ничего не понял, к тому же боль мешала мне разумно мыслить. Я не понимал где нахожусь и что случилось. Меня начали терзать различные догадки когда открылась дверь и вошла сиделка. Она сообщила, что ее наняла моя "супруга" я подумал, что сошел с ума. Смешно, правда? Вы здесь живете? - спросил он закончив свой рассказ.

- Да, нравиться?

- Очень. Это вы меня подобрали?

- Тоже верно, вот видишь, ты теперь можешь разумно мыслить. Ты лежал на улице, раненый, весь в крови. Я вызвала доктора, потом наняла служанку, чтобы она присматривала за тобой и вот ты здесь.

- Мне можно здесь остаться?

- Конечно.

- Но у меня нет денег!

- Это заметно, хотя какая разница деньги как вода - их много приплывает и много уплывает.

- Я не стесняю вас? Мне не хотелось бы, чтобы я доставал вам хлопоты. Я не знаю чем могу тебя отблагодарить, Я толком ничего не умею делать. Я плохо дерусь, но довольно хорошо танцую, умею играть на арфе, хорошо кидаю ножи, играю в карты, знаю несколько жульнических способ выиграть в покер. Пишу стихи и на этом пожалуй все. Я не знаю чем мне тебя отблагодарить?

- Ты можешь оставаться сколько хочешь.

- Благодарю вас. Вы очень добры, в наше время редко встретишь такого человека.

- Если хочешь то можешь перейти на "ты".

- Что? - Клаин не понял.

- Я говорю, что ты можешь обращаться ко мне по имени.

- Хорошо. Сельвия.

- Почему тебя ловили полицейские?

Клаин был поражен этой фразой.

- Откуда вы знаете? Хотя можешь не отвечать. Мои сведения очень скудны. Мои стихи сильно насолили королю и всему Версалю, за мою голову назначена награда в тысячу луидоров. Король подписал указ о моем аресте и приказал полиции арестовать меня, если не удастся то убить. Без суда и следствия. Меня в Бастилии ждет приятная камера откуда никто не возвращается.

- Но Бастилия - тюрьма для знатных.

- Кто вам сообщил, что я из простолюдинов?

- Никто, я сама так решила.

- Вот именно Сама. На самом деле я принадлежу к дворянскому роду. Если бы вы знали как прошло мое детство! Мой отец был нищим. Все его владения состояли из старого разрушенного замка и прилегающего к нему полю, на котором крестьяне пасли овец. Доход моего отца не превышал пятисот ливров. А у меня была еще старшая сестра, которая воспитывалась в монастыре и за ее обучения нужно было вносить двести ливров ежегодно. У меня не было никакой прислуги, просто не хватало денег чтобы содержать ее. Каждый день я либо ловил раков в реке, либо ходил в лес и собирал орехи, тяжелее было зимой, наш замок не был надежным укрытием, у нас иногда не было дров, чтобы растопить камин. Полная нищета и разруха, бедность я прознал еще в детстве.

- А что случилось потом?

- Отец окончательно разорился. Замок и последний клочок земли, принадлежащей моей семье конфисковали, я сначала пристроился к банде разбойников, мы грабили торговцев и знатных сеньоров, но когда наступила зима стало еще хуже. В лесу жить хорошо только летом, когда наступили холода я перебрался в город. Париж поглощает таких людей как я, я познал нищету, прошел через огонь и воду, просил милостыню, грабил, потом начал писать стихи.

- Ты убивал людей?

- Нет, я не пал так низко. Я был вором, нищим, но никогда не был убийцей. Жизнь жестоко обошлась со мной. Я возненавидел богатых. Я высмеивал их. Посмотри на этих разукрашенных сеньоров, они как попугаи наряжаются в шелка, надеваю парики, их дамы мажут лицо кремом, падают в истерику когда у них на лицо вскочил прыщ. Они не знают настоящей жизни. Живут в своих шикарных домах, каждый день спешат в Версаль, чтобы отличиться перед королем, завязывают интриги, слушают глупые сплетни.

- Зачем ты говоришь мне это? Ты не боишься, что я выдам тебя? Мне ничего не стоит сообщить полиции твое местонахождение.

Наступила пауза.

Сельвия неподвижно сидела в кресле около постели. На столе, где стояла кружка с водой, бутылка дешевого вина и нетронутый обед, горела свеча в бронзовом подсвечнике, пламя слабо освещала комнату.

- Зачем тебе это? - нарушив молчание сказал Клаин.

- Хотя бы из-за денег.

- Ты можешь это сделать. Мне уже все равно. Мне вериться что ты не сделаешь это. Ты - другая, ты не такая как все, я это понял когда ты вошла в комнату.

Сельвия ничего не ответила.

Через некоторое время они продолжили разговор. Они говорили долго и по пустякам. Девушка сообщила ему, что она работает в трактире весь день, поэтому уходит из дому раним утром и возвращается только поздно вечером, поэтому он не должен удивляется ее отсутствию весь день. Эта была читая ложь, но придумать что-то более оригинальное она не смогла.

- Ты раньше писал стихи?

- Я продолжаю писать и сейчас. Я хочу добиться славы и известности, хочу вернуть свой титул, свои земли.

Вдвоем они поговорили до самого рассвета. Когда до восхода осталось около часа Сельвия заявила что ей пора.

- Ты не будешь спать? Ты же не спала всю ночь, извини, это кажется моя вина. Вместо того чтобы дать тебе отдохнуть, я всю ночь разговаривал с тобой.

- Не беспокойся, мне это не впервой. Прощай!

Когда она вышла на улицу, вдалеке зазвенели колокола, объявляя заутреню. Она прибавила шагу, ругая себя что придется ложиться спать голодной, в эту ночь она никого не убила. Позже, лежа в гробу и засыпая, она подумала, что давно так не проводила время, давно она не разговаривала с простым смертным на равных.

"Интересно, что будет, если он узнает, кто она такая?" - с этой мыслю она погрузилась в сон.

VII

Следующим утром Сельвия проснувшись у себя, долго не могла понять где находится и что происходит. Мысли в голове ходили ходуном, в желудке стояла жгучая боль. Почему болит живот? Вампиры не чувствуют холода или жары и тем более никогда не болеют, а сейчас желудок просто кричал от боли. Некоторое время она глупо смотрела в крышку гроба, потом вспомнила вчерашнюю ночь. Она вспомнила что легла спать голодной и голод дал о себе знать.

Потянувшись девушка вылезла из гроба и осмотрелась. Ее комната в отеле. Это комната стала настолько привычной, что казалось она здесь живет целую вечность. Кровать в углу, на которой она никогда не спала. Стенной шкаф набитый ее одеждой, большая часть которой была ворованной, и бывшие дамы носившие ее давно лежат в канаве с перекушенным горлом. Фортепиано, за которым она часами сидела и играла музыку, чтобы отвлечься от городской суеты, от забот простых смертных.

Девушка полазила в шкафу, надела новое платье, потом подумав взяла с полки несколько книг. "Для Клаина", - решила она, - "будет о чем поговорить, он же поэт".

Выйдя на улицу она моментально растворилась в толпе простых смертных, которые постоянно кружили около отеля. По этой причине, она несколько лет назад и поселилась в этой гостинице, здесь всегда было много народу, некоторые приезжали, другие наоборот уезжали, третье жили здесь постоянно. Здесь легко затеряться в толпе и никто не спрашивает, почему ты возвращаешься к утру, а покидаешь только вечером, почему ты никогда не появляешься днем? Это было одно из самых безопасных мест в Париже. Здесь тебя очень трудно выследить.

Нужно было найти новую кровь, боль в желудке постоянно давала о себе знать. Луна светила высоко на звездном небе. Горожане спешили по своим делам, они не обращали внимание на одинокую девушку, которая шла по ночному Парижу и кого-то искала. В конце концов Сельвия подобрала жертву. Ее оказалось одна из молоденьких девушек, почти девочек, которые гурьбой стояли около моста и торговали цветами, сейчас уже поздно и большая часть из них ушла домой, остались только самые стойкие, которые продавали цветы до самой ночи. Но и они уже спешили домой.

Сельвия поспешила за своей жертвой. Когда они оказались на пустынной улице Сельвия решила, что настал момент действовать. Схватив ее за руку и откинув голову, она с наслаждением укусила ее в сонную артерию - кровь хлынула теплой из раны. Она стояла и с упоением пила ее кровь. Боль в желудке исчезла, как исчез и весь окружающий мир. Новая жизнь хлынула в вены Сельвии, потому что вампир питается ни сколько кровью, сколько чужой жизнь, которая течет в нее вместе с кровью. Когда все было окончено, Сельвия посмотрела на свою жертву, ей было жаль ее, жаль что она испортила ее жизнь, но такова природа вампира.

За спиной послышались шаги. Неужели кто-то видел все это, видел как она убивала, девушка мгновенно обернулась готовясь убить неожиданного свидетеля. Но это был Флоримон.

- Сельвия, ты слишком далеко зашла, прекрати это.

- О чем ты? Ты же тоже убиваешь беззащитных женщин.

- Я не об этом. Я о поэте. Зачем тебе он? Почему ты держишь его у себя?

- Какая тебе разница! Мне так нравиться, пожалуйста, не вмешивайся в мои дела. Это моя жизнь! Не тебе решать!

- Сельвия, пожалуйста!

- Что, пожалуйста?

- Прекрати это! Ты наведешь беду на себя и на всех нас. Некоторые из других вампиров прослышали, что ты притащила к себе смертного и лечишь его. Ты хочешь чтобы он стал одним из нас? Это не возможно! У тебя не слишком мало сил, чтобы сделать его вампиром, а никто из старших не хочет тебе помогать!

- Я не собираюсь его делать вампиром.

- Тогда зачем?

Девушка посмотрела на своего собеседника. Она не боялась Флоримона, она слишком хорошо его знала. Знала уже шестьдесят лет, с тех пор когда он нашел ее умирающей от холеры. Она до сих пор не знала, по какой причине он решил дать ей свою кровь, зачем он сделал ее вампиров? Она никогда об этом не спрашивала, а он никогда не начинал разговор на эту тему. Флоримон был для нее почти старшим братом, учителем, она обращалась к нему за советом, бежала к нему в трудную минуту.

- Флоримон, не мешай мне!

Флоримон был старше ее. На сколько? Она не знала, может быть на пятьдесят лет, может быть на сто. Как-то раз он начал ей рассказывать об Сигизмунде II, королем польским и великим князем литовским, который правил в середине XVI века. Рассказ был очень правдоподобен, Флоримон случайно оговорился, что видел короля в Вильнюсе живьем, если это правда, то Флоримону больше ста лет. Это был один из старых вампиров, которых Сельвия знала. Правда из разговоров она узнала, что есть вампиры гораздо старше его, некоторым из них далеко за триста лет.

- Сельвия!

- Что, Сельвия? Я уже пятьдесят лет Сельвия! Мне можно пожить одной? Если я и затеваю какую-нибудь авантюру, то ты всегда вмешиваешься и все портишь!

- Но это тебе не какая-то придворная интрига! А по интригам ты у нас специалист! Это смертный! Простой смертный, сотни тысяч таких ходят по Парижу. Чем он тебя привлек? Ты же знаешь, нам нельзя встречаться с простыми смертными. А если он выдаст нас? Ты об этом подумала? Тогда всем станет ясно, почему каждую ночь пропадают несколько людей.

- Он не выдаст нас! Ты же знаешь, он даже не может встать с постели! неохота объяснила Сельвия, сейчас она хотела побыстрее закончить эту беседу.

- Сельвия, мы потеряли тебя.

- Прощай, Флоримон, мне пора!

Она хотела повернуться и уйти, но ее собеседник схватил ее за руку и не отпустил.

- Пообещай мне одну вещь. Обещай! Обещай, что он никогда не узнает кто ты такая, иначе нам всем конец!

- Хорошо, я не скажу ему, что я - вампир. Прощай!

- Прощай Сельвия! Я хотел тебя предупредить, чтобы ты не делала глупостей. Ты у меня единственный друг.

Встреча с Флоримоном слегка озадачила ее. Никто до сего дня не угрожал ей. Что он имел, когда говорил, что старшие вампиры не довольны этим? Что хотел сказать Флоримон? Что ей угрожает опасность? От кого? Сельвия никогда не слышала, чтобы вампиры убивали друг друга. Она никогда не слышал о вампирских войнах. Такого не было. Это чушь.

Невозможно себе представить чтобы один вампир дрался с другим. Сила вампира растет с возрастом, чем старше вампир тем он сильнее, вампир-новичок почти ничем не отличается от простого человека, но со временем он становиться сильнее. Некоторые вампиры могли лазить по стенам, без труда запрыгивать на крышу трехэтажного дома, ломать железные решетки, но это касается только старших вампиров. До девушки доходили слухи, что древние вампиры умеют летать, но она в это никогда не верила и не встречала летающего вампира. Вернее сказать, что она вообще никогда не встречала других вампиров, она знала Флоримона, знала еще нескольких вампиров в лицо, но с ними не общалась и не знала кто из них новичок, а кто старший.

Она шла по городу, оглядываясь по сторонам, словно из-за угла выскочит другой вампир и убьет ее. В ее душе поселился страх, но этого она никогда ничего не боялась. Вампиру нечего боятся кроме солнечного света.

Она не хотела больше видится с другими вампирами.

Она вбежала в свой дом, словно за ней шла погоня. Затем сделав улыбку поднялась к Клаину, чтобы он не догадался об ее душевных муках.

VIII

- Привет, я вернулась! - сказала она заходя к нему в комнату.

Клаин продолжал лежать в постели, на коленях он держал деревянную доску. Через секунду Сельвия поняла, что он писал стихи. Клаин подтянул ноги к груди и положил на колени доску, на ней лежал лист бумаги, на котором он калякал слова.

- Я попросил, чтобы мне принесли бумагу и чернила, - пояснил он.

Честно сказать он довольно неплохо устроился. На столе, на расстояние вытянутой руки, стояла ваза с фруктами, чернила, кувшин с водой и кипа бумаг. Служанка сделала все, чтобы он мог без труда дотянуться до них, если ему захочется попить или он проголодается. Правда сама она ушла к себе домой, сейчас одиннадцать часов, Сельвия договорилась с ней, что она будет работать только до девяти.

- Почему ты так поздно?

- Вечером в таверне самый разгар, приходят много людей, вот и меня попросили остаться подольше, чтобы я помогла на кухне.

- Ты давно работаешь в таверне?

- Почти два года. Почему ты спрашиваешь?

- Да так, я иногда захожу в трактиры и мелкие забегаловки и там знаю почти всех. Но тебя я никогда не видел. Как называется твой трактир?

- Это имеет значение? Ты все равно в тем не был, таверна в которой я работая в основном для богатых людей, там большие цены, поэтому ты никак не мог к нам зайти.

- Большая птица? Это один из самых дорогих мест в Париже. Обед там стоит несколько экю, ты там работаешь? Я пытался туда однажды зайти, но меня не пустили.

Большая птица? Сельвия никогда не слышала о таком месте, хотя она знала почти все дорогие таверны в Париже. Она сама иногда заходила в них. Ей просто было необходимо пообщаться с простыми смертными, вставить реплику в разговор, послушать сплетни или просто посидеть в кругу людей, которые окружены своими заботами, до которых Сельвии нет никакого дела. Что ответить Клаину? Подтвердить или назвать другой трактир? Если она назовет другой, то он может сказать, что был в нем, если она подтвердит и скажет что работает в Большой птице, то он спросит где он находится, а она никогда не слышала про этот трактир.

- Да, я работаю в Большой птице, - сказала Сельвия и чтобы побыстрее сменить тему разговора спросила, - как твоя рана?

- Спасибо, мне уже лучше. Я думаю, через пару дней смогу встать.

- Что ты пишешь?

- Посмотри.

Клаин передал Сельвии лист бумаги.

Там было написано стихотворение. Несколько слов в каждой строчке, неровный почерк и внизу подпись - Голос. В стишке шел разговор по современную Францию, простой народ любил подобные вещи, народу нравилось когда высмеивают Мазарини и короля. Стихотворение назвалось "Молоко". Мазарини был изображен в виде управляющего молочной фермы, доярки пытаются подоить дряхлую корову и не понимают, что молоко уже давно кончилось, а корова стара и обессилена. Когда Мазарини догадывается, что молока больше нет, он идет к хозяину и сообщает об этом говоря что корову пора пустить под нож. Хозяин соглашается и приказывает убить корову, не понимая, что именно эта корова кормила его на протяжении многих лет.

- Я написал это сегодня, - произнес Клаин и хотел было объяснить замысел, но увидев на лице Сельвии странное выражение, замолчал.

Под коровой подразумевается простой народ, из которого налоги высосали все силы, народ нищ и обессилен, больше не может платить налоги так же как и корова больше не может давать молока. Хозяин - это сам король, который во всем подчиняется Мазарини, как и здесь подчиняется он без колебания дают распоряжение управляющему даже не задавая вопрос как будет жить дальше, если корова умрет. Было особое очарование в оригинальном замысле стиха, но здесь было и множество ошибок. Сельвия сразу увидела все слабые стороны стихотворения, она вообще не уловила рифму, за исключение тех мест где Мазарини называли "поганым итальянцем". Слишком много было простых слов, оскорблений в сторону двора.

Девушка отложила лист и выразила свое мнение. Ее критика была справедливой, эти стихи были полезны только для фронды.

- Пойми, тебя никогда не признает Франция, - сказала она, - эта правда, что народ уже ропщет, но двор, отделенный от него дворянством и чиновниками не слышит его ропота. Стихи насыщены гневом и издевками.

- Разве ты не понимаешь, я хочу поднять простой народ, чтобы свергнуть Мазарини.

- А что потом? Король слишком юн, разве он сможет? Вся власть перейдет к приемникам Мазарини. Ничего не измениться. Твои стихи никто не прочитает, ты так и останешься неизвестным. Если хочешь писать - пиши, но убери все оскорбления, знающий человек поймет твое творения. Так ты никогда не добьешься славы.

- Это жизнь, настоящая жизнь, разве народ не нищ?

- Я не об этом, ты неправильно пишешь. Вот возьми, - девушка достала книги, принесенные с собой, у нее в номере было много книг.

Иногда она сидя до самого рассвета читала какую-нибудь книгу. Некоторые авторы ей нравились, других она ненавидела, ей очень смущало то, что такие бездарные произведения пускали в продажу. Хотя в последнее время книг стало гораздо больше, чем скажем пятьдесят лет назад. Несколько столетий назад, все книги состояла из церковной литературы, художественные книги появились совсем недавно.

Сельвия продолжала что-то говорить, но Клаин не слушал ее, он рассматривал принесенные книги в толстом переплете.

- У тебя ужасный стиль, - заявила она в конце своей пламенной речи.

- А если я хочу создать свой стиль, новый. Стиль простого народа.

Девушка засмеялась.

- Милый мой Клаин, я не удивлюсь если в один прекрасный день тебя поймают и повесят. Знать никогда не согласиться с твоим творением. Они не позволят унижать себя.

Клаин хотелось прочесть несколько свои поэм, которые он помнил наизусть, но он не отважился. Впервые в его жизни, его кто-то критиковал. Но сейчас он увидел кое-что новое. Когда Сельвия засмеялась он увидел ее клыки. Клыки вампира. Он еще не понял кто его новая знакомая, но подозрения появились, подозрения что она не такая как все. Он еще не сопоставил ее исчезновения днем и появления ночью, но был близок к разгадке.

На подозрения навело и то, что девушка сказала, что работает в трактире Большая птица, хотя на самом деле такой трактир даже не существовал, Клаин сам выдумал его.

IX

Гость Сельвии поправлялся, через четыре дня, он смог встать с постели, но ходил еще с трудом. Раны оказались слишком болезненны. Один день шел за другим. Клаин больше не спрашивал почему Сельвия приходя к нему ночью и никогда не спит. Сама Сельвия не обращала на это внимание, она даже не заботилась об этом, не завала себе вопроса, почему он не удивляется ее ночной жизни. Однажды вечером, он оперся на нее, и они вышли на улицу. Прохожие изредка поглядывали на странную девушку и мужчину, которые стояли около подъезда, обнявшись, и смотрели на проезжавшие мимо кареты.

Одна неделя сменяла другую. Вскоре Клаин мог спокойно ходить по дому, правда с трудом, но услуги служанки больше не требовались, расплатившись с ней, Сельвия возложила все домашние обязанности на Клаина, а он казалось не возражал. Иногда он сам готовил еду, но после увольнение служанки, ему пришлось готовить всегда самому. Как-то раз Клаин приготовил обильный обед для Сельвии и попросил разделить с ним трапезу. Девушка не обратила внимание, как он все время смотрел на нее и следил сколько и чего она съела. Он даже сделал замечание насчет того, что она даже не притронулась к еде, но девушка поблагодарила его и сказала:

- Спасибо тебе, ты хорошо готовишь, но я не голодна.

Этот случай Клаин запомнил надолго и казалось он уже догадался кем является Сельвия, но ничего не сказал.

Каждый вечер, когда она приходила к нему, он протягивал свои новые творения. Писать он стал гораздо лучше. Все слабые стороны стихов, характерные для новичка, исчезли. Стихи так и текли из-под пера. Клаин вскоре стал писать поэмы. Это были произведения, светлые и красочные, полные романтики. Он писал и о простом народе, и о природе, и о короле. Простые слова постепенно исчезали, на их замену приходили высокие фразы, высокий стиль. Он прочитал принесенные Сельвией книги и попытался писать в том же душе. Клаин понял, что людям нравиться возвышенный стиль, нравиться когда концовка поэмы счастливая, когда правда и справедливость восторжествовала, когда все хорошо заканчивается.

- Это гораздо лучше! - сказала Сельвия прочитав его новую поэму.

Клаин не отошел от своей главной темы - высмеивание Мазарини и восхваления простого народа. В поэму он вложил скрытый смысл, простой читатель не сможет догадаться, что поэма призывает простой народ подняться на борьбу с богачами. В поэме он выступал противником деспотизма и феодальных порядков. Но все это было скрыто.

- По крайне мере, за это тебя не будут преследовать! Не каждый сможет понять истинный смысл поэмы, а знающие люди поймут и оценят тебя.

Кто мог знать, что через много лет, многие писатели возьмут его поэму за основу своих новых убеждений. Кто мог знать, что Клаин на несколько десятилетий опередил других писателей и философов, восхваляя свободу, равенство и собственность. Правда он не боролся с монархией, он писал, что страной должен править добрый и справедливый король.

X

К концу месяца, когда она как всегда пришла к нему после захода солнца, он протянул ей небольшое стихотворение. В нем шла речь о вампирах. Сельвия причитав его подняла глаза и посмотрела на поэта. Тот все знал. Он догадался кто она, почему она соврала сказав, что работает в таверне, который даже не существует.

- Значит это правда?

- Да. - Сельвия поняла, что скрываться больше нельзя и рассказала всю правду.

- Почему ты не сказала мне этого раньше?

- А как ты бы отреагировал?

- Не знаю.

Они помолчали, девушка попыталась сменить тему разговора, но Клаин попросил рассказать о вампирах.

- Расскажи мне о них. Кто такие вампиры? С чего все началось? Как появился первый вампир? Откуда?

И здесь Сельвия нарушила самое главное правило вампиров. А именно никогда не рассказывать смертным о себе. Сельвия не только рассказала о себе, она рассказала и о других вампирах, как она стала бессмертной, где родилась.

- А кто был первым вампиров? Если для этого нужно выпить кровь другого вампира, то кто же родоначальник? Кем был первый вампир?

- Я не знаю. В этом и главная проблема. Я не знаю. Скажем его создал Бог, а что дальше? Для чего и зачем? А где же сам Бог? Существует ли Сатана и Господь? Реальные ли они персонажи, или вымысел человеческого разума?

- Если Бог реален, то значит реален и Сатана.

- А что такое Сатана? Противник Бога? Знаешь мы с Флоримоном как-то разговаривали на эту тему. Его вообще забавляют разговоры о библии. Церковная инквизиция еще сильна, но она слабее, слабее с каждым годом. Многие вампиры радуются этому. Сколько людей было сожжено на костре за последние годы? Правильно не одного! Церковь слабеет. А как насчет протестантства? Столетия назад никто даже не мог подумать, что церковь так низко падет. Ты говоришь, что Бог реален, тогда почему он не вмешивается? А может быть ему просто не нужно вмешиваться, может быть Бог это и есть весь мир!? Вода, земля воздух!

- Сельвия, ты богохульствуешь!

- Ха-ха, Я каждую ночь убиваю невинных людей, меня испугает наказание с небес? Пойми, Бога нет, как и нет Сатаны. Я видела много церквей, храмов, мечетей, но нигде не встречала Бога.

- А каково истинное значение вампиров? Для чего вы созданы?

Тут девушка сообразила, что зашла слишком далеко, она не только рассказал простому смертному о вампирах, но и рассуждает с ним. Такого не прощают! Прошло уже несколько недель, с последней встречи с Флоримоном, никто их других вампиров не навещался к ней, казалось их даже не интересует, что она привела к себе домой смертного, но девушка знала что это не так. Она чувствовала чужое присутствие. Словно кто-то заглядывает в ее комнату и слушает их разговор.

- Извини, нам следует прекратить этот разговор.

С этими словами Сельвия подошла к окну и посмотрела на улицу. Ее опасения оправдались, на противоположной стороне стояла человеческая фигура. Девушка стразу догадалась, что это вампир! Некоторые вампиры умеют подслушивать чужие разговоры через стену, а некоторые даже умеют читать мысли. Но эта фигура ей показалась слишком знакомой, приглядевшись, она поняла, что там стоял Флоримон.

- Что случилось? Сельвия?

- Мне надо бежать.

Девушка выскочила на улицу и подошла к Флоримону. Тот вышел на освещенную часть улицы и пошел к ней навстречу.

- Сельвия ты делаешь большую ошибку.

- Он ничего не расскажет. Я его хорошо знаю.

- Меня интересует не это. Мне все равно, что ты призналась, что являешься вампиром. Этого и следовало ожидать. Меня интересует он сам, ваши отношения, почему он так привлек тебя?

- Он пишет стихи. Он поэт. Мне нравиться это творчество. Оставь его, пожалуйста.

Флоримон положил руки к Сельвии на плечи и обнял ее.

- Я не хочу, чтобы ты навредила себе. Я не буду вас трогать, но другие вампиры, они рано или поздно все прознают. Я не хочу терять тебя, Сельвия.

XI

Наступил ноябрь.

Прошло больше двух месяцев, как Сельвия нашла Клаина на улице и принесла в свой дом. Он уже свыкся с ней, свыкся, что она является вампиром. Как ни странно, Клаин хранил полное молчание, он никогда больше не спрашивал ее о других вампирах, может быть увидел, как она разговаривала с Флоримоном на улице и понял, что Сельвия сделала что-то плохое, может быть просто не хотел говорить на эту тему. Он продолжал жить с ней, а она больше не оправлялась каждое утро в отель, теперь она спала в подвале. Лишь однажды Клаин спросил ее о вампирах:

- Сколько вас?

- Не знаю, в Париже живут несколько, может быть еще в Лондоне и Риме, насколько я знаю, некоторые вампиры стали уезжать в Новый Свет, их почему-то называют "проклятыми".

Больше он никогда не заводил разговор о вампирах.

Клаин принялся вновь за свою поэму, и он непременно написал бы ее, если бы его не отвлекло желание писать стихи. По ночам он продолжал беседовать с Сельвией. Девушка была знакома с поэзией, она читала много книг, некоторые произведения знала наизусть. Конечно, ей было около восьмидесяти лет, за такой промежуток времени можно прочесть уйму книг. Она была настоящим критиком, показывала все ошибки в стихах Клаина, говорила как правильно ставить обороты, как можно вложить скрытый смысл в текст.

Полиция никогда не навещала их. Как-то раз Клаин вышел на улицу и отправился на рынок. Это было рискованно, но продукты кто-то должен покупать, а рынок работал только днем. Но его никто не узнал, за это время он сильно изменился. Клаин отрастил волосы до плеч и бороду. Его даже не узнали бывшие знакомые. Казалось Париж забыл о нем. Он расспрашивал торговцев о Голосе, о самом себе, но многие считали его умершим.

- Я слышал, что его посадили в тюрьму.

- Он был повешен две недели назад.

- Голос? Этот тот кто писал стихи? Нет, я давно о нем не слышал, наверное его поймали.

- А кто это?

Такие фразы он слушал в ответ. Вечером он рассказал все услышанное Сельвии.

- Вот видишь, твои произведения носят кратковременный характер. Не прошло и двух месяцев, как о тебе все забыли. Ты должен написать что-то величественно, что останется на века, о чем будут говорить потомки, - с такими словами девушка вышла на улицу, ей нужно было найти очередную жертву.

Потом наступил декабрь. Раны Клаина давно зашили, остались только несколько розовых шрамов. Теперь он мог делать все сам. Однако Сельвия не хотела расставаться с ним. Между ними завязалась дружба. Она привыкла к нему, привыкла к ночным разговорам. Вдвоем они много говорили, и каждый вечер их беседа вспыхивала с новой силой, они говорили о политике, об искусстве, о поэзии. Клаин несколько раз хотел уйти, говоря что ему стыдно жить за ее счет, в основном деньги в дом приносила она. Но девушка простила его остаться еще на недельку, потом еще на одну а время шло и они не заметили что живут уже вместе несколько месяцев.

Она не хотела чтобы он уходил, а ему просто некуда было идти. Что ждет его на улице? Опять нищета и голод. Разбросанные листовки по городу с его стихами. Пьяные дебоши в кабаках. Как далеко были эти два мира друг от друга. Дом Сельвии и улица. Нищета и богатство.

- Сельвия, я раньше задавал себе вопрос: каким это образом простая кухарка может содержать такой дом? - сказал он однажды Сельвии, когда они разговаривали о жизни городских нищих, - твой дом находится в богатом районе, а ты мне говорила, что работаешь в трактире.

Девушка только улыбалась в ответ.

Ночью Сельвия гуляла вместе с Клаином по Парижу. Они прогуливались около Сены, смотрели на замерзшую воду, наблюдали за прохожими.

"Как странно раньше я всегда здесь ходила вместе с Флоримоном, и никогда не замечала окружающей красоты".

Время шло.

Вскоре умер Мазарини. Вся Франция вздохнула с облегчением. Юный король объявил по всей стране траур, а сам в душе радовался его кончине. Последние годы, король слишком завидовал своему кардиналу, зато теперь он стал полноправным властителем Франции. Два дня по Парижу был слышен звон похоронных колоколов.

После того как была отслужена панихида, Людовик XIV позвал к себе во дворец всех министров. Он объявил, что отныне является единственным и полноправным повелителем Франции и произнес свою фразу, которая позже вошла в историю:

- Государство - это Я!

Париж - это не город, это целый мир, мир со своими законами и порядками. Он хранит много тайн и легенд. Парижское общество вампиров, иногда выходит в люди. Некоторые вампиры появляются во дворе, другие стараются избежать королевское окружение и живут в тени. Сельвия не очень удивилось, когда однажды им пришло приглашение на бал, в Версаль. Девушку знали во дворе, она относилась к тем вампирам, которые живут среди людей, которым просто необходимо некоторое время пообщаться с обычными смертными, послушать их проблемы, улыбнуться молодому человеку.

Она иногда заходила в какой-нибудь кабачок, где сквозь завесу табачного дыма можно было разглядеть пьяных гуляк с полуголыми девками на коленях, иногда ее приглашали в гости на званный обед, где она заводила знакомство с каким-нибудь молодым человеком, который потом неожиданно исчезал. Только Сельвия знала, где похоронено его тело. Такой был Париж, город вампиров.

Сельвия старалась быть в курсе всех придворных сплетен. Приглашение на бал, спутало все ее планы. Она хотела взять с собой Клаина, но тот категорически отказался.

- Ты никогда не был на приеме короля, не упускай такой шанс!

- Что я там буду делать?

- Ты можешь рассказать дамам свои стихи. Другие, те самые, которые ты написал мне вчера. Им должно понравиться.

- Эти стихи для тебя.

На этом их разговор закончился. Клаин в последнее время много писал, он писал поэмы, писал стихи, сочинял рассказы, ему не нужно было заботиться о деньгах, каждую ночь девушка давала ему несколько монет, чтобы он днем купил себе все необходимое, поэтому Клаин мог уделять больше времени литературе.

Он много читал. Сельвия принесла ему все книги, которые были у нее, потом купила еще. В этот вечер, как и обычно, он взял книгу и удобно устроился в кресле, стал читать. Девушке пришлось оправляться на бал одной.

Версаль поразил ее. Весь королевский двор изменился до неузнаваемости. Было даже странно, что за такой промежуток времени могут произойти такие перемены. После смерти Мазарини, весь королевский двор как будто воскрес.

Сельвия как и раньше, вставала после захода солнца, но она так долго отсутствовала во дворе, проводя целые ночи с Клаином, что с трудом узнала Версаль. Гораздо больше изменения произошли среди дворян. Мадам де Пронсаль, которая совсем недавно была любимой фавориткой короля, как в воду канула.

После долгих расспросов Сельвия смогла узнать следующие: в один прекрасный день господа де Пронсаль играла в мяч со своими служанками. Сельвия слышала про эту игру, но никогда сама не играла и была незнакома с правилами. А правила были просты - нужно просто перекидывать друг другу мяч и стараться поймать его. Это упражнение требовало большой ловкости и один из играющих кинул мяч с большой силой, что он угодил в лицо госпожи де Пронсаль. Хотя фаворитка короля играла не считая очков и перекидывала мяч ради забавы, она не смогла увернуться, в результате чего у нее оказался сломан нос и появился огромный синяк под глазом. И как назло король приказал этим же днем явиться ей во дворец. Огромное количество косметики не смогли скрыть синяк и Людовик XIV потерял всякий интерес к этой даме. Аналогичные сплетни вскружили голову Сельвии. Она снова окунулась в мир королевских интриг и забав.

Как-то получилось, что она не вернулась назад к себе домой, к Клаину, а оправилась к себе в отель. Там она остановилась. В следующий вечер Сельвия снова оказалась в Версале, она болтала с другими дамами, играла в карты, танцевала до самого рассвета, не замечая как летит время. Этот мир, мир роскоши, захватил ее, она в течение нескольких месяцев не была во дворе и соскучилась по этой жизни. В следующую ночь, она опять не навестила Клаина, получив приглашение на ночной бал. Девушка даже не удивилась, когда сам король стал оказывать ей внимание, правда заводить любовную связь с самим королем она не решилась.

Через три дня, Сельвия решила написать Клаину письмо, но не смогла ничего придумать, в итоге она просто послала ему деньги, надеясь, что тот ответит ей. Она ожидала получить в ответ какую-нибудь поэму или стихотворение, Клаин довольно часто посвящал ей стихи, но ответного письма не пришло.

Прошла неделя, прежде чем она снова пришла на улицу Сен-Жерменс, где жила. Клаина там не оказалось.

Что случилось? Он ушел? Ушел, не попрощавшись? Даже не поблагодарив? Почему? Девушка не знала, как оценить его поступок. За это время она сильно с ним подружилась, доверяла ему все свои тайны, он посвящал ей стихи, их дружбе ничего не мешало. Сельвия даже задумывалась о том, не стоит ли его тоже сделать вампиром? Да, он знал ее тайну, знал, что она - вампир, но не смотря на это, Клаин относился к этому спокойно. Почему же он ушел? В последнее время этот человек стал ей очень дорог, и она... она любила его!

Что?

Любовь? Это чувство?

К сожалению, это оказалось правдой, только сейчас Сельвия поняла, что любила его. Ночные разговоры, рассуждение о боге, о смерти. Это было больше чем просто дружба, эта была любовь.

XII

Через сутки, Сельвия снова вышла на улицы ночного Парижа, но теперь она не ходила по городу просто так, она имела определенную цель. Она хотела найти его, найти Клаина. Девушка ходила везде, заглядывала в чужие дома, смотрела на всех улицах, где по ночам скапливаются бродяги, надеясь найти его.

Даже острое вампирское чутье не помогло. Клаина нигде не было. Казалось он покинул Париж или очень хорошо прячется. Когда она потеряла всякую надежду найти его или выйти на след, Клаин сам дал о себе знать.

Гуляя около башни Шатра, Сельвия вдруг почувствовала гниющий запах. В Париже много запахов, но этот чем-то отличался от остальных. Этот запах не может учуять простой смертный, его может чуять только вампир. И он показался Сельвии очень знакомым. Слишком знакомым.

Клаин?

Девушка подошла к ближайшему дому, откуда по ее предположению исходил запах. Она просунула руку под деревянный ставень и открыла его. Посреди комнаты лицом вниз лежал мужчина. Это был Клаин. В обычной своей одежде, сером плаще и кипой бумаг под мышкой. Его тело уже начало разлагаться, было видно, что он умер несколько недель назад.

Подняв его голову, Сельвия увидела на шее раны, раны вампира. Не было никаких сомнений, что его убил один из бессметных. И сразу же девушка вспомнила слова Флоримона: "Я не хочу, чтобы ты навредила себе. Я не буду вас трогать, но другие вампиры, они рано или поздно все прознают. Я не хочу терять тебя, Сельвия."

Так он был прав?

Словно безумная она выбежала на улицу и бросилась бежать. Дом Флоримона находился на другом конце Парижа, но девушка пробежала это расстояние за считанные минуты. Гнев бушевал в ней. Она была готова вызвать всех остальных вампиров на поединок. Прямо сейчас! Прямо здесь! В голове вертелась только одна фраза: "За что?"

- Пойми, Сельвия, - Флоримон ничуть не удивился смерти поэта от укуса вампира, - многие с подозрение смотрела на вас. Другие вампиры решили, что вы слишком опасны, он мог нас всех выдать. Единственное, что я смог уговорить их - это оставить тебя в покое.

- Так, ты знал? Ты все знал? - Сельвия чуть не сорвалась.

- Это я прислал тебе приглашение на бал. Тебя нужно было отвлечь от него. Если бы они пришли к тебе домой, ты непременно бы вмешалось, пролилась не только его, но и твоя кровь.

- Кто это сделал? Я убью их!

- Сельвия, - Флоримон попытался ее успокоить, он взял ее за руки, неизвестно почему, но девушка почувствовала облегчение. - Ты не сможешь их убить. Они сильнее тебя. Гнев появился в твоем сердце. Гнев пустил слишком глубокие корни. Тебе надо отдохнуть.

Девушка посмотрела на него, в ее глазах был гнев, но винить Флоримона она не могла, он и так заступился за нее.

- Что мне делать?

- Не знаю, уезжай к себе в Швецию. Говорят там хорошо. Поживи там пару месяцев и все уляжется.

- Прощай, Флоримон, я поеду в Америку.

- Сельвия, не глупи, ты мой единственный друг.

Девушка ничего не ответила, она смотрела в окно, смотрела на пустынную улицу, смотрела как одинокие птицы сидели на ветвях старого дуба, росшего во дворе. Почему-то ей был грустно.

- Ты тоже мой единственный друг, - ответила наконец Сельвия и тихонько про себя добавила, - пока единственный, но нас будет больше.

Через три дня, Сельвия покинула Францию и перебралась в Лондон. Оттуда она села на корабль, отправляющийся в Америку. Она знала, что некоторые вампиры, которых называли "проклятыми" тоже бегут туда.

"Проклятыми" потому что их выгнали отсюда. А ей осталось только одно.

Найти их, найти тех, кто противостоит этим старым вампирам из Европы, тех кто сможет бросить им вызов. Она обязательно найдет их, среди них тоже должны быть древние вампиры, они научат ее. Потом они вернуться назад и вырежут всю эту глупую кучку вампиров, учащих как надо жить, запрещающих заводит дружбу с простыми смертными. А затем, на руинах создадут новое общество вампиров, другое, где нет предательств и недоверия.

А пока, ей нужно найти их. Теперь она понимала, почему их называли "проклятыми", ибо теперь она тоже одна из них. Обратного пути нет.


home | my bookshelf | | Бегство на запад |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу