Book: Поцелуй на бис



Мэри Кей Маккомас

Поцелуй на бис

Глава 1

Известие о том, что в Тайлервилл возвращается сам Скотт Хэммонд, привело жителей этого славного, тихого городка в необычайное волнение. Еще бы! Ведь теперь, если, конечно, верить слухам, спокойной, сонной жизни городской общины пришел конец. Из того же авторитетного источника стало известно, что человек этот способен творить чудеса, как-то: одним мановением руки возводить дома или превращать все, до чего ни дотронется, в золото. Но главное, он был способен восстановить порядок и справедливость в системе школьного образования!

Августа Миллер вовсе не относилась к числу скептиков. Ей хотелось верить в чудо не меньше всех остальных. Но жизненный опыт подсказывал, что чудеса бывают только в сказках. К тому же в отличие от нее остальные обитатели городка не жили по соседству с этим самым Скоттом Хэммондом.

— Лидия, он вернулся, — громко прошептала Августа в телефонную трубку.

— Кто?

— Ты знаешь кто. Это чудовище из соседнего двора. Он вернулся. Уже в третий раз за эту неделю. Как ты думаешь, могу я теперь позвонить в полицию?

— Нет, — категорично возразила Лидия. — В маленьких городках так не принято. Что он делает?

— То же, что и раньше, — Августа наклонилась к невысокому окну, чтобы получше разглядеть захватчика. — Сидит посреди моего заднего двора, разбросав повсюду свой мусор. Смотрит вокруг. Исходит слюной.

— А ты не можешь просто не обращать на него внимания? В конце концов ему надоест и он уйдет домой.

— Оставив тут все свое барахло, — закончила за сестру Августа, смахивая со стола в мусорную корзину хлебные крошки. — Если он потопчет мои новые клумбы, я пристрелю его. И вообще, этот новый сосед мне совершенно не нравится.

— Ну, не знаю… Попробуй поговорить с ним.

— С кем?

— С тем, кто сидит на твоем заднем дворе, разумеется. Поговори с ним любезно, и, может быть, он уберется обратно на свою территорию.

— Не воспользоваться ли при этом в качестве решающего аргумента ручкой от швабры, как ты считаешь? — Августа снова с опаской взглянула на незваного гостя. Пожалуй, этому чудовищу ничего не стоит перекусить зубами десять таких ручек.

— Думаю, что можно, — прокомментировала Лидия. — Едва ли кто-нибудь будет на тебя в претензии, если ты выгонишь его со своего двора шваброй.

— А если он нападет на меня?

— Вот тогда будет в самый раз звонить в полицию.

В голосе сестры явно прозвучали иронические нотки, показавшиеся Августе совершенно неуместными.

— Твоя помощь просто бесценна, Лидди. Большое тебе спасибо, — укоризненно произнесла она.

— Гасти, дорогая, ты — моя любимая сестра…

— Я — твоя единственная сестра.

— И тебе надо научиться относиться к жизни проще, — продолжала Лидия, не обращая внимания на реплику сестры. — Иногда ты очень напоминаешь маму, и это пугает меня.

— Но, послушай…

— Здесь ведь не большой город. Здесь просто необходимо терпимо относиться к соседям и улаживать конфликты мирным путем.

— Знаешь что, терпимость терпимостью, но я не собираюсь позволять разным негодяям, поселившимся по соседству, вторгаться на свою территорию и устраивать тут помойку.

— Ну что ж, тогда давай, выйди наружу и объясни ему, кто здесь хозяин, — подбодрила ее Лидия.

— Именно это я и собираюсь сделать, — Августа дернула за телефонный шнур, чтобы дотянуть его до чулана. — Как раз беру швабру. Так, на всякий случай.

Она подумала, что будет выглядеть довольно глупо, но другого оружия у нее все равно не было.

— Вот и молодец, — прокомментировала Лидия. — Позвони мне, когда уляжется пыль.

Повесив трубку, Августа подошла со шваброй к задней двери и отдернула миткалевые шторки, чтобы лучше разглядеть непрошеного гостя. Во дворе сидел и пускал слюни самый огромный пес, какого ей только приходилось видеть в своей жизни. Сглотнув застывший в горле комок, она бесшумно повернула дверную ручку, открыла наружную дверь и… замерла на месте, встретившись с хмурым взглядом пса.

— Послушай, — сказала она, собравшись наконец с духом и выйдя из дома, — не хотелось бы тебя злить, но нам надо прийти к взаимопониманию, мы ведь соседи. — Августа старалась говорить как можно более убедительным, твердым тоном.

Пес продолжал ее разглядывать и, казалось, внимательно слушал, склонив голову набок.

— Ладно, — продолжала решительно Августа, — давай уточним кое-что. Прежде всего, это мой двор. Ты живешь на соседнем участке. Не знаю, как тебе удается открывать калитку, но ты не должен больше этого делать. Понял? Ты должен жить у себя во дворе. Так что иди домой и… пожалуйста, забери с собой весь этот мусор.

Бертрам Т. Гудфеллоу, для друзей просто Берт, был вполне разумным псом. Он не вполне понял, чего хотела от него стоявшая перед ним девушка, но, проследив за ее указующим перстом, сквозь открытую калитку увидел среди травы в своих владениях миску своего любимого собачьего корма. Поэтому, к удивлению застывшей неподвижно Августы, пес поднялся, отряхнулся с головы до хвоста и побрел прочь по лужайке в сторону калитки, словно понял ее требования и счел их вполне разумными.

Пораженная тем, как просто все разрешилось, Августа пришла в себя лишь через несколько секунд. Она быстро подошла к калитке, захлопнула ее и подперла большим камнем.

— Что ж! Прекрасно!

Августа была вполне удовлетворена. Давно уже у нее не возникало ощущения, что она сама контролирует собственную жизнь. Она и сама не понимала, как ей удалось так быстро справиться с собакой, но все равно испытывала от этого небывалое воодушевление, которое, впрочем, тут же сменилось гневом, когда, оглянувшись, она увидела мусор, разбросанный по всему заднему двору.

— Ну вот. Так я и знала! — Августа подняла пустую банку из-под пива и со злостью швырнула ее через соседский забор. — Послушайте! Мне все равно, кто вы такой! Я устала каждый день убирать ваш мусор со своего двора!


В забор с белой облупившейся краской полетели пустая упаковка из-под чипсов и еще две пивные банки.

— Если это случится еще раз, я позвоню… — Августа застыла с занесенной для броска бутылкой и задумалась.

Станет ли полиция арестовывать местного героя за то, что он позволяет своей собаке перетаскивать мусор на ее двор? Нет, они наверняка ограничатся предупреждением. Августа поморщилась. Так к кому же в таком случае обращаться за помощью?

— Я позвоню кому-нибудь… кому-нибудь, кто объяснит вам, куда приличные люди выбрасывают мусор.

Августа понимала, что ей следует самой поговорить с соседом. Но пока она доберется до его дома, пройдя через свой и его участки, гнев ее наверняка утихнет и она не осмелится произнести то, что могла бы сказать в запале. Нет, проще побросать мусор обратно через забор.

Августа уже как-то раз видела своего соседа. Это был рослый, необычайно привлекательный мужчина, к тому же энергичный и уверенный в себе. А Августа не считала себя решительной женщиной, такой, как ее сестра Лидия, хотя и не была излишне застенчивой, скорее неопытной и неискушенной. Пожалуй, у нее все же хватит решимости отругать этого высокого, красивого мужчину за мусор на своем дворе, но лучше было бы этого избежать.

Но и молчать она тоже больше не собирается!

— Я ведь ни слова не говорю по поводу громкой музыки, — продолжала она, обращаясь к забору. — По-моему, я весьма терпелива. И я не жалуюсь, что вчера вечером ваш друг припарковал машину на моей дорожке. Я все равно никуда не собиралась ехать. — Она брезгливо подняла двумя пальчиками гнилую банановую кожуру и перекинула ее через забор. — Но всему есть предел. Разбрасывайте мусор по собственному двору, если вам угодно. Не косите траву. Не подстригайте кусты. Не красьте годами этот жалкий забор. — Еще одна бутылка и несколько банок из-под содовой полетели, на соседний участок. — Мне наплевать, если придется жить по соседству с самым неопрятным домом в городе. Наплевать. Это ваше дело. Но мой двор — это мой двор.

Августа замолчала и, отряхнув руки, с гордостью оглядела аккуратно подстриженный газон, засаженный первоцветом, лиловым ирисом и розовым люпином. Над всем этим высился, отбрасывая тень, огромный вяз. Садик был небольшим, но радовал глаз чистотой и сочными красками.


А в это время по другую сторону злополучного забора Скотти с улыбкой подсчитывал перелетавшие с той стороны банки и пакеты. Шестнадцать. Как и вчера. Банановая кожура, конечно же, была идеей Берта. Но он сам охотно вернулся за второй порцией корма, так что не стоит его ругать. Теперь, если все и дальше пойдет так же, как в предыдущие дни, его очаровательная соседка вот-вот исчезнет за дверью.

Ее монолог оказался приятной неожиданностью, и Скотти остался вполне доволен мелодичными звуками голоса девушки. Хорошо, что она начинает злиться. Возможно, пора сделать следующий шаг…

Осторожно, стараясь не шуметь, Скотти поднялся из шезлонга, в который уселся сразу после того, как перебросил мусор через забор. Оставив на сиденье томик Шекспира, он крадучись обошел низкие кусты и приник к щели в заборе.

Его юная соседка была самой очаровательной девушкой из всех, кого ему приходилось видеть. При этом не была сногсшибательно красивой, просто очень хорошенькой. Милой. Целеустремленной. Энергичной. Все эти слова подходили к портрету, но их было явно недостаточно, чтобы передать ее прелесть. Девушка была весьма сексуальна — хотя, очевидно, сама об этом не подозревала.

«Восхитительная, необычная женщина!» — так думал Скотти, глядя, как Августа присела на корточки, чтобы оборвать поломанные головки цветов с клумбы.

Садик выглядел также прелестно, как и сама девушка. Аккуратный, просто идеальный, словно с журнальной картинки. Пожалуй, слишком аккуратный. Немного беспорядка, который говорил бы о присутствии мужчины, не повредил бы ни садику, ни его хозяйке. Скотти давно пытался привлечь ее внимание и затеять разговор, но девушка либо не замечала его, либо загадочно улыбалась, отводила глаза и быстро скрывалась в доме. Одетая обычно в облегающее платье с длинным рукавом, с волосами, завязанными в хвост, и почти всегда босая, она казалась такой естественной и в то же время очень юной и уязвимой.

— Ну вот, — произнесла Августа, — этот отвратительный мусор и этот невоспитанный пес заставили меня забыть о том, зачем я на самом деле собиралась во двор, — она обращалась к цветам. — Вас ведь надо полить, правда?

Скотти вышел из-за кустов так, чтобы она могла его увидеть, и громко кашлянул, привлекая к себе внимание. А когда девушка, тихо ойкнув, обернулась к нему, спокойно окинул взглядом двор и лишь затем спросил:

— Вы, кажется, разговаривали со мной?

— Что? Нет… Вернее, да. Разговаривала. То есть… не совсем, — растерянно пробормотала Августа, поднимаясь на ноги.

— Но ведь это вы бросали мусор мне во двор? — строго спросил он.

— Нет… То есть да. Бросала. Но это… не мой мусор.

— Не ваш? Так вы взяли его взаймы? Или украли?

— Нет. Конечно, нет. Это… это ваш мусор!

Августа была слишком ошеломлена тем, что сосед стал свидетелем ее неподобающего поведения: говорит сама с собой, бросает мусор через забор и… господи, что она только что ему наговорила! И в то же время ее совершенно обезоруживала его неотразимая улыбка и приветливый взгляд темных глаз. Девушка окончательно растерялась и почувствовала себя провинившейся школьницей.

— Вы уверены? — Скотти любовался ее прелестным румянцем, испытывая при этом знакомый жар разгорающегося желания.

— В чем? — недоуменно переспросила Августа.

— Вы уверены, что это мой мусор? Что-то я его не узнаю. — Повернувшись, он подмигнул Берту.

Огромный ротвейлер зевнул и отвернулся со скучающим видом. Какие все-таки чудаки эти люди. Все ходят вокруг да около, все говорят, говорят… Берт предпочитал более прямой подход к делу.

Августа нахмурилась. Затем взглянула на дом миссис Фальконетти, находившийся по другую сторону. Такой милый, недавно побеленный домик с голубыми ставнями и увитыми плющом окошками. Августа снова с сомнением посмотрела на мужчину за забором.

— Ведь весь мусор выглядит примерно одинаково, вы со мной согласны? — произнес он все с той же неотразимой улыбкой, демонстрируя ямочки на щеках. — Я, в общем, не возражаю, чтобы вы бросали его через забор — чуть больше мусора или чуть меньше — какая разница. Только поосторожнее, когда я сижу во дворе, хорошо?

— Я не знала, что вы там сидите, — пробормотала Августа, чувствуя себя преглупо. — И я перебросила все это в ваш двор, потому что это ваш мусор. Его перетащила ко мне ваша собака.

Скотти с деланным сомнением посмотрел на девушку, откровенно наслаждаясь ее смущением.

— Ну, если вы это утверждаете… тогда конечно… — И он снова повернулся к Берту, лениво развалившемуся в тенечке с видом пса, честно выполнившего свой долг.

— Берт, — позвал Скотти, залезая в пакет за очередным крекером. — Неужели ты снова рылся в помойке?

Берт завилял хвостом и залаял, чтобы получить награду.

— Вот паршивец, — покачал головой Скотти и вновь обернулся к девушке.

— Да уж, — сказала Августа, призывая на помощь всю свою выдержку. — И я буду очень признательна, если вы станете держать и его, и весь этот мусор подальше от моего двора.

— Хорошо, — просто ответил Скотти, облокачиваясь о калитку. — Отличный сегодня денек, как вы думаете?

— Да. День сегодня ясный, — кивнула Августа. — Наверное, осталось еще недели две хорошей летней погоды.

— Сегодня просто необыкновенный день. Вот скажите, когда вы в последний раз видели такое голубое небо? — спросил Скотти.

«Вчера», — едва не ответила Августа, но все же послушно посмотрела на небо, а затем вновь перевела взгляд на соседа. Ей вообще почему-то трудно было отвести от него взгляд.

Высокий, широкоплечий, с темно-каштановыми волосами, уверенный в себе и в то же время приветливый. Но больше всего ее притягивали к себе его глаза. Темные и глубокие, словно бездна. В таких глазах запросто можно утонуть, исчезнуть навсегда в их пучине…

— Вспоминается детство, — снова улыбнулся Скотти. — Яркое синее небо, я имею в виду. Долгие летние дни, когда совершенно нечего делать.

Детство Августы прошло в Сиэтле, где небо чаще было облачным… Девушка едва не фыркнула. Делать ему, видите ли, нечего! Лучше бы забор свой покрасил или выбросил мусор наконец…

Холодно кивнув соседу, Августа направилась к двери. Цветы можно полить и позже.

— Вы ведь родом не из Тайлервилла? — спросил Скотти. Определенно нет. Иначе он наверняка бы ее запомнил. Не каждый день видишь такие глаза. Ясные и влекущие. Зеленовато-карие, насколько он успел разглядеть с этого расстояния. Широко и доверчиво глядящие на мир. И все же в них невозможно прочесть, о чем она думает.

— Нет, — ответила Августа. — Я родилась в Сиэтле. Потом жила в Нью-Йорке.

Она не привыкла рассказывать незнакомым мужчинам историю своей жизни. Но раз уж им предстоит быть соседями и если она хочет, чтобы его собака и его мусор находились подальше от ее двора, следовало быть более дипломатичной.

— А теперь Тайлервилл? — усмехнулся Скотти. — Уж не прячетесь ли вы от кого-то?

— Что? — удивленно переспросила Августа.

— Никто не переезжает в Тайлервилл, штат Индиана, не имея на то достаточно веских причин. Конечно, сейчас модно жить в деревне, но… Тайлервилл?

— А мне здесь нравится. — Августе не хотелось обсуждать с ним этот вопрос. У нее действительно были причины переехать в Тайлервилл, и ни одна из них совершенно его не касалась. А кстати, разве сам он не приехал сюда жить и работать?

Настойчивые вопросы Скотти заставляли Августу нервничать. Он смотрел на нее так, словно хотел проникнуть в душу, выведать все ее тайны.

— Я вырос здесь, — сообщил Скотти. А затем, увидев, что на девушку это сообщение не произвело ровным счетом никакого впечатления, добавил:

— В этом самом доме. Мои родители умерли несколько лет назад. Я решил вернуться и привести это место в порядок.

Скотти дал ей прекрасную возможность расспросить, где он был все это время, что делал, почему не вернулся раньше, собирается ли он выкрасить дом и забор, счастливое ли у него было детство, — но Августа, к его огорчению, не воспользовалась этой возможностью.

— Мне очень жаль… я имею в виду ваших родителей, — только и сказала она. Да, пожалуй, его соседка была не слишком разговорчива. А Скотти как раз ничего не имел против женской болтовни. Особенно если женщина хорошенькая.

И уж если Скотти знал что-нибудь в этой жизни, то лучше всего он, безусловно, знал женщин. Такое количество сестер, что еще чуть-чуть — и можно было создать семейную баскетбольную команду, бывшая жена, дочь и несколько дюжин знакомых женщин — вполне достаточно, чтобы стать настоящим экспертом в этом вопросе.

— Вы многое переделали здесь, на своем участке, — решил он сменить тему. — Мне очень нравятся ваши цветы. У старого мистера Пейнза, нашего прежнего соседа, была аллергия, поэтому мама сажала цветы с другой стороны дома. И все равно, насколько я помню, Пейнзы постоянно на что-то жаловались. Чаще всего на меня. Я разбивал окна в этом доме не реже двух раз в течение бейсбольного сезона.



— Очень милый маленький домик, — заметила Августа, делая еще несколько шагов в сторону своей задней двери и внимательно разглядывая дом Скотти. Пожалуй, она не удивилась бы, узнав, что забор был воздвигнут тоже как дань вежливости Пейнзам. Только непонятно, почему калитка вела во двор Скотти — чтобы легче было развлекаться с бейсбольной битой на чужом участке?

— Вы ведь здесь недавно? — уточнил Скотти. — Когда я приезжал на похороны отца, в доме жил кто-то другой.

— Да, я действительно живу здесь совсем недолго, — еще несколько шагов к двери.

— Но вы все здесь преобразили, — Скотти начинал повторяться. — Выкрасили дом. Разбили цветник.

И внутри она тоже все переоборудовала. Скотти видел, как она носилась с ведрами краски, столиками и полочками. За один вечер Августа раз сто проделала путь вверх-вниз по лестнице, чтобы выкрасить потолок у себя в столовой, окно которой было расположено прямо напротив его окна. Но отношения их не зашли еще настолько далеко, чтобы Скотти мог признаться, что следил за соседкой.

— Если вам понадобится моя помощь, только позовите. Я всегда в вашем распоряжении.

— Спасибо.

Скотти рассмеялся:

— Держу пари, вы подумали сейчас, что лучше бы я позаботился о собственном доме, прежде чем предлагать помощь вам.

Августа не могла сообразить, что ему ответить — Скотти ясно видел это. И все же ждал, что она скажет что-нибудь. Все равно что.

— Это уж ваше дело, мистер… Но очень мило было с вашей стороны предложить мне помощь.

— Хэммонд. Скотт Хэммонд. И вы действительно всегда можете ко мне обратиться. Буду рад помочь.

— Я знаю. — За последние несколько недель Августа сотни раз слышала его имя. И как это она не вспомнила его сразу? Впрочем, сейчас она, казалось, не воспринимала вообще ничего, кроме лучезарной улыбки красавца-соседа. — То есть я хотела сказать — спасибо. Приятно было познакомиться, мистер Хэ…

— Скотти.

Едва выдавив из себя улыбку, девушка открыла дверь и кивнула:

— Скотти. Я рада нашему знакомству.

Он был не из тех, кто верит в любовь с первого взгляда. В страсть — может быть, но любовь… Однако сейчас с ним происходила что-то странное…

— Вы действительно рады? — неожиданно спросил он. В глазах девушки мелькнуло удивление, затем любопытство. — Действительно рады, что мы познакомились? Ведь я посылал к вам Берта и бросал мусор к вам во двор именно для этого — чтобы познакомиться с вами. И я обещаю, что не стану снова прибегать к подобным мерам… если существует другой способ привлечь ваше внимание.

«Какой странный человек», — подумала Августа, но, вместо того чтобы скрыться за дверью, позволила ей захлопнуться.

— Привлечь мое внимание?

— Конечно. Не каждому везет жить рядом с такой красивой женщиной. Я не мог просто подойти, постучать к вам в дверь и завязать обычное знакомство, вот и пришлось придумать… что-нибудь такое… оригинальное. Не занимать же у вас стакан сахара — вы могли решить, что я постоянно буду приходить и разорять вашу кладовую. Можно было испечь пирог и пригласить вас на чай, но я не очень в этом силен. Если бы была зима, я расчистил бы вашу дорожку от снега, но сейчас лето, так что я не смог придумать ничего лучше… Честно говоря, вот уже неделю я бросаю одни и те же банки и пакеты.

— Я это заметила, — задумчиво произнесла Августа. — И что ж? Теперь, когда вы привлекли мое внимание, вы хотите мне что-то предложить?

Скотти любил открытых, прямодушных женщин.

— Да. Мне кажется, мы должны стать друзьями.

— Друзьями? — с сомнением в голосе повторила Августа.

Взгляд, которым окинул ее Скотти, явно подразумевал нечто большее, чем дружба. Она знала не слишком много мужчин, но была прекрасно знакома с той их разновидностью, к которой явно принадлежал Скотти. Эдакие смазливые красавчики, которые и дня не могут прожить без флирта. Бездна самодовольства — и куда меньше серого вещества. И все же, несмотря на эту дурацкую затею с собакой и мусором, она готова была дать ему шанс. А теперь…

— Ну конечно, друзьями. Друзей ведь никогда не бывает слишком много, правда?

На этот раз улыбка засветилась не только на губах, но и в глазах девушки. У Скотти перехватило дух от этого зрелища.

— На самом деле, Скотти, — сказала Августа, — друзей бывает подчас слишком много. Именно в таком положении я сейчас и оказалась. Придется вам подождать, пока кто-то из моих друзей умрет или откажется со мной общаться.

Скотти улыбнулся в ответ. Что ж, он принимает этот вызов.

— Я выжидал неделю, чтобы только поговорить с вами. Так что сами видите, я очень терпеливый человек.

— Возможно. Но должна предупредить, что большинство моих друзей — люди молодые и здоровые и весьма терпимые к слабостям своих ближних.

— Это я уже заметил.

Девушка с подозрением взглянула на Скотти.

— Все эти милые детишки, которые приходят к вам в дом, — пояснил свою мысль Скотти, — ваши ученики. Когда открыты окна, я слышу, как они учатся играть на скрипке. Должен заметить, вы — весьма терпеливая учительница. Я бы давно избавил парочку ребят от их тяжелой участи. Самый ужасный урок — в пятницу в два. Чудовищные звуки!

Августа невольно усмехнулась, вспомнив бедняжку Леви, почти начисто лишенного музыкального слуха.

— Это мать привела его ко мне. Парнишка с куда большим удовольствием играет в футбол.

— И наверняка это у него лучше получается.

Оба почувствовали себя немного неловко, осознав, что только что незаметно для себя перешли на легкий, непринужденный тон словно старые приятели. Скотти был очень доволен этим обстоятельством, но Августа почувствовала некоторое раздражение.

Не то чтобы девушке не нравился ее новый сосед. В Нью-Йорке и Сиэтле ей доводилось иметь соседей и похуже. Пожалуй, Скотти можно было даже назвать приятным мужчиной. Но он не скрывал того, что не прочь пофлиртовать с ней и готов на любые глупости, чтобы привлечь внимание к своей персоне. Надо было быть слепой и глухой, чтобы не понять его истинных намерений — они читались в его взгляде, улыбке, манере поведения, включающей грубую лесть.

Что ж, наверное, на кого-то это оказывало должное воздействие, не могла не признать Августа.

— Леви наверняка был бы благодарен вам за сочувствие, — произнесла она, снова открывая дверь. — Но он вынужден подчиняться матери. — Девушка улыбнулась. — А как вы сами избавляетесь от нерадивых учеников?

Так вот оно что! Значит, она прекрасно знает, кто он и почему вернулся в Тайлервилл. Что ж, если местные сплетницы уже удовлетворили ее интерес, отсутствие любопытства легко объяснимо. На самом деле она, пожалуй, и так уже знает больше, чем ему бы хотелось.

Скотти постарался улыбнуться ей своей самой обворожительной улыбкой.

— Обычно я их убиваю. Правда, только тех учеников, которые слишком напоминают мне самого себя в молодые годы. Инстинкт самосохранения.

Августа серьезно кивнула и повернулась, чтобы поскорее скрыться в доме.

— Эй! Одну секунду. А как насчет друзей постарше? — Он с надеждой взглянул на девушку.

— Извините, но вакансии отсутствуют, — Августа шагнула внутрь и, не удержавшись, рассмеялась.

— Подождите! Вернитесь. Скажите хотя бы, как вас зовут!

Так просто было закрыть за собой дверь. Но какой-то бесенок вселился вдруг в Августу, заставив ее поступать против ее обыкновения.

Открыв дверь, она улыбнулась обескураженному соседу и медленно, с вызовом произнесла:

— Зовите меня… мисс Миллер.

Более опытная женщина поняла бы по выражению лица Скотти, какую беду только что накликала на себя. Ведь совершенно ясно, что теперь он не может не принять этот вызов. Более того — он собирается не просто познакомиться с ней поближе и посмотреть, что из этого выйдет. О нет! Слишком поздно для такого развития событий. Ему по-настоящему нравится эта девушка. Гордая, решительная, остроумная. Хотя, пожалуй, немного высокомерная… Черт возьми! Похоже, он безумно и безнадежно влюбился!

Придя к такому выводу, Скотти в изумлении покачал головой. Все было именно так, как обещали поэты, — когда по-настоящему влюбишься, закачается земля под ногами и ангелы запоют в небесах. Конечно, ничего этого не произошло, но что-то все же изменилось. Что-то словно вырвалось на свободу, появилось удивительное ощущение полета. И он вдруг ясно понял, что встретил сегодня женщину, которой суждено изменить всю его жизнь.

Весь остаток дня Скотти находился в прекрасном расположении духа. Он радостно насвистывал что-то себе под нос, уверенный, что Августа тоже думает о нем. Он также не сомневался, что она смотрит теперь в окно куда чаще, чем раньше, и всякий раз с улыбкой качает головой, вспоминая о беспардонном поведении соседа. О! Скотти хорошо знал женщин. Он даже предпринял кое-что на этот счет. Однако он вдруг ясно осознал, что сильно рискует и испытывает судьбу, когда к дому подъехала вызванная им группа поддержки.

Глава 2

— Нет, вы только посмотрите! — возмущенно воскликнула Августа, отходе от окна. — Утром он флиртует со мной, а теперь — пожалуйста, принимает у себя красоток, да еще сразу двух! В обрезанных шортах, в коротких топиках… сразу видно, что женские ножки — его слабость.

Августа только что с возмущением наблюдала, как обе девушки, поднявшись на крыльцо, были встречены самой обаятельной из арсенала Скотти улыбкой и жарким поцелуем в губы. Сосед был явно очарован своими хорошенькими гостьями, и от этого Августе стало вдруг почему-то очень тоскливо.

— Вот бабник! — пробормотала она в сердцах. Впрочем, чему же тут удивляться? С чего бы Скотти отличаться от остальных мужчин, которых она обычно привлекала? Все они негодяи, обманщики и плейбои. Взять хотя бы Нельсона Форджа. Чарующая музыка, мягкий свет, воздушная пена в ванной. В общем, мягко стелет…

— Нет, на этот раз у вас ничего не получится, мистер Скотт Хэммонд, — вслух произнесла Гасти. — «Беби», — передразнила она Нельсона. — Нет уж, спасибо! Все это мы уже проходили.

И она отправилась в кухню налить себе лимонада.

Как правило, Гасти старалась не давать больше двух уроков в день, но сегодня ей предстояло встретиться с тремя учениками, поскольку накануне пришлось назначить другое время для Молли Беннет, у которой был день рождения. Все три урока оказались тяжким испытанием для ее терпения и преданности своему делу. И не потому, что один ребенок только начал заниматься, а двое не выполнили домашнее задание. Все дело было в Скотте Хэммонде.

Сначала ее рассердило, что, как только Эндрю прибыл на урок, в соседнем доме резко смолкла музыка. Конечно, очень любезно с его стороны, но мог бы не демонстрировать так открыто, что пристально следит за всем, что происходит в ее доме.

А тут еще мальчик спросил с ухмылкой:

— Мисс Миллер, в соседнем доме, кажется, вечеринка?

Августа не стала поворачиваться к окну, в которое смотрел Эндрю. Женский визг и крики из соседнего дома наводили на мысли об оргии, и это крайне смущало ее. Ни стыда, ни совести у этого Скотти Хэммонда. А у женщин — ни грамма гордости. Как можно устраивать такое средь бела дня!

— Нет уж, постойте, — ясно услышала она голос соседа. — Если вы думаете так быстро от меня отделаться, даже и не надейтесь. Мы еще не все закончили в спальне.

Августа тут же с опаской посмотрела на Эндрю, пытаясь понять, заметил ли ребенок, как прилила кровь к ее щекам.

— Знаешь, Эндрю, — она изо всех сил старалась говорить спокойно. — Когда я работала в филармонии Нью-Йорка, кругом было множество людей, которые играли на разных инструментах, издавая множество различных звуков. Иногда это очень отвлекало. Но я научилась сосредоточиваться. Не обращать внимание на другие звуки, других людей, а думать только о своем инструменте, а том, что я делаю. Давай попробуем сегодня научить этому тебя, хорошо?


Спустя почти два часа Августа прервала объяснение и, опустив скрипку, строго спросила ученицу, которая неожиданно захихикала:

— Что такое, Молли, почему тебя так развеселила эта музыка?

Она запнулась, а Молли рассмеялась снова, теперь уже громче.

И тут Гасти увидела, что девочка смотрит мимо нее в окно. Быстро обернувшись, она увидела стоящего у своего окна Скотти Хэммонда, играющего на несуществующей скрипке уверенными движениями эстрадного мима. Заметив, что Августа смотрит на него, Скотти перестал «играть» и поднял руку, словно желая принести клятву. Но вместо этого он, лучезарно улыбнувшись, помахал Августе, которая поспешила снова повернуться к Молли.

— Знаешь, Молли, когда я работала в филармонии Нью-Йорка, кругом было множество людей, которые играли на разных инструментах. Это меня очень отвлекало…


Но хуже всего получилось с женой священника миссис Матракс, когда она пришла после урока за своим сыном Стивеном.

— На сегодня все, Стиви, — произнесла Августа, закрывая ноты и отдавая их мальчику. — Постарайся не забывать держать голову прямо, следить за осанкой. Ты должен стать продолжением своего смычка. Тогда музыка будет плавной, а не порывистой, а каждая нотка будет петь для тебя красиво и долго.

— Гораздо легче было бы играть на трубе, чем на этой штуке, — скептически отреагировал Стиви.

— Возможно. Но, чтобы научиться играть на любом музыкальном инструменте, требуется усердие. Даже на трубе. — Гасти взглянула на мать мальчика, которая стояла в дверях, не сводя глаз с соседнего дома. Оттуда по-прежнему слышались визг и смех, но Августа закрыла все окна, чтобы им не мешали. — Мы ведь договаривались на шесть месяцев, помнишь? Если за это время ты не полюбишь скрипку, я поговорю с твоей мамой насчет трубы, хорошо?

— Идет, — согласился мальчик.

— Стиви делает успехи, — сообщила Гасти, поднимаясь на ноги. Хотелось почему-то извиниться за то, что приходится наблюдать бедной женщине. — Ему надо заниматься хотя бы понемногу каждый день, работать над техникой…

Голос девушки дрогнул, когда, подойдя к двери, она увидела то, за чем наблюдала несчастная жена священника. Скотт Хэммонд и две его красотки сражались посреди газона, брызгая друг в друга из садовых шлангов.

— О господи, — пробормотала Гасти. Кэрри Матракс быстро взглянула в ее сторону.

— Я знаю этого человека почти всю жизнь — и он нисколько не изменился. — Она улыбнулась. — В юности я была просто без ума от Скотти и, хотя я очень люблю своего мужа, должна признать, что мои чувства к вашему соседу не слишком переменились с тех пор.

Гасти, нахмурившись, внимательнее присмотрелась к жене священника. Симпатичная леди с тонкими правильными чертами лица, известная своей преданностью мужу и работой на благо церкви. Она выглядела вполне вменяемой и рассудительной.

— Когда Скотт женился и уехал… — Кэрри покачала головой. — Я так рада, что он снова здесь. Это благо и для него, и для всех нас. Вы меня понимаете?

— Не совсем, — призналась Августа, снова взглянув на возмутительную сцену в соседнем дворе. Она тут же отвернулась, решив про себя, что ни за что не станет уделять Скотти больше внимания, чем он заслуживает. А он вообще не заслуживал ее внимания.

Миссис Матракс улыбнулась ей.

— В маленьких городках, — сказала она, — существует множество разных традиций. И неспроста. Если что-то и помогает жить, так это традиции. Хэммонды всегда работали в Тайлервилле. До того как мистер Кингсли стал директором высшей школы, ею заведовал Джо Хэммонд. А когда он ушел на покой… ну, мистер Кингсли — это, конечно же, не Джо Хэммонд. Он не был так предан делу, не горел таким энтузиазмом, как Джо. И постепенно школа стала какой-то… тусклой. Не только школа — все наше общество. Тайлервилл хорош лишь для того, чтобы создать здесь семью, вырастить детей или удалиться сюда на покой. Джо умел сделать так, что все в городе занимались школьными делами. И если Скотти не слишком изменился, он наверняка сумеет добиться того же.

— Вы так думаете?

— О да. Когда Скотти согласился стать директором высшей школы, все были просто в восторге.

Гасти снова бросила быстрый взгляд на стоящую рядом женщину, все больше сомневаясь в ее здравом смысле.

— Вы имеете в виду этого самого Скотти Хэммонда? — уточнила она.

— Да. Разве он не чудо? Надеюсь, вы уже познакомились?

— О да!

— Стивен, дорогой, ты готов? — спросила Кэрри сынишку, не сводя глаз с объекта своего школьного увлечения. — Вы глазам своим не поверите, Августа, когда увидите, как изменится здесь все с приездом этого человека. Во всех Хэммондах есть нечто такое, что заставляет людей следовать за ними. Они прирожденные лидеры.

Когда Августа вновь взглянула на соседний участок, словно желая убедиться, что они говорят об одном и том же человеке, Скотти явно этого ожидал. Опустив на землю шланг, он помахал им обеим из-за забора.

— Кэрри Матракс, это ты? — прокричал Скотти зычным голосом. — Иди сюда — дай рассмотреть тебя как следует. Еще не надоело быть замужем за этим старым занудой-священником?

— Еще нет, — ответила Кэрри, спускаясь по лестнице за руку с сынишкой. — Но как только надоест — ты узнаешь об этом первым!



Стоя за приоткрытой дверью, Августа наблюдала, как Скотти и жена священника обнялись, расцеловались, затем снова обнялись. Когда они наконец покончили с приветствиями, Скотти нагнулся и сказал что-то Стиви, после чего оба посмотрели на Августу.

— Добрый день, мисс Миллер, — произнес Скотти. — Надеюсь, мы не слишком шумели?

Августе захотелось послать его куда подальше, но здесь был ребенок. И жена священника.

— Вовсе нет. Отличный день для битвы на шлангах.

— Хотите к нам присоединиться?

— Спасибо, не сегодня. До встречи на следующей неделе, Стиви. — Августа, войдя в дом, закрыла за собой дверь.


— Что происходит в этом городе? Все с ума посходили, что ли? Чтобы такого человека сделать директором высшей школы? Да еще и ликовать по этому поводу? — с возмущением говорила Августа по телефону своей сестре.

— Ты преувеличиваешь, Гасти, — попыталась успокоить ее Лидди. — Алан говорит, что Скотти Хэммонд квалифицированный специалист. Я читала его резюме. Мне кажется, он даже слишком хорош для такого маленького городка, как Тайлервилл.

— Лидия, этот человек — извращенец, — прямо заявила Августа. — Сегодня днем он забавлялся с двумя полуголыми девицами.

— С двумя? — Последовала недолгая пауза. — Ну что ж, их можно понять — он ведь такой красавчик!

— Лидия! — В этот возглас Августа вложила все свое возмущение. Неужели она одна сознает, как опасен для общества этот человек?

— Но Скотти действительно необычайно хорош собой. И если бы ты приехала на обед к Говарду две недели назад — помнишь, я ведь так тебя уговаривала, — то могла бы познакомиться с ним в непринужденной обстановке. Это был бы прекрасный повод.

— Ты приглашала меня к Говарду Мансу на обед с членами школьного совета, чтобы посмотреть на нового директора высшей школы. Но ты ничего не сказала о том, что этот самый директор — мой сосед.

— А я и не знала об этом. Скотти жил тогда у одной из своих сестер, и никто не думал, что он захочет поселиться в старом доме.

— Одной из сестер? И сколько же их? — Августа выглянула в окно, удивляясь про себя неожиданно наступившей во дворе тишине.

— Хм-м… — Лидия замолчала, очевидно, пытаясь сосчитать в уме всех сестер Скотти. — Семь или восемь только здесь, в городе. У всех разные фамилии, так как они замужем. Но насколько я понимаю, семья очень большая и дружная. Отец Скотти был директором школы за много лет до того, как мы с Аланом здесь поселились.

— Знаешь, — задумчиво произнесла Августа. — Ты ведь гораздо болтливее меня. Если честно, я не знаю человека, который любил бы поговорить больше тебя. Кроме, наверное, мамы. Но об этом мужчине ты ухитрилась почти ничего мне не рассказать.

Лидия многозначительно хихикнула на другом конце провода.

— Разве? Наверное, это потому, что я рассчитывала, если ничего не получится с Говардом, переключить тебя на Скотти Хэммонда.

— О боже, — застонала Августа. — Лидия, если ты не перестанешь сводить меня с каждым одиноким мужчиной в этом городе, я лучше вернусь в Нью-Йорк. Буду приемщицей в химчистке или официанткой в кафе. А маме скажу, что это была твоя идея.

— Вот это здорово! А то она до сих пор винит меня за твой переезд в Тайлервилл.

— Но ведь это твой муж — член школьного совета, это ты рекомендовала меня на должность преподавателя музыки в начальной школе, и ты же обещала уладить все с матерью, если я соглашусь переехать сюда.

— И разве я плохо поступила? Разве ты не получила в прошлом году бездну удовольствия, обучая детишек петь, слушать музыку и звенеть тамбуринами?

— Да, это было здорово, — согласилась Августа.

Честно говоря, самое замечательное что произошло с ней после переезда в Тайлервилл, это общение с детьми. До этого Августа редко сталкивалась с малышами. Теперь же она готова была заниматься с ними день и ночь. Они были такими искренними, милыми, и с ними было так радостно и легко заниматься.

— И разве мама не успокоилась в конце концов?

— Да, она приняла тот факт, что я больше не буду профессиональным музыкантом Но мне кажется, она хотела бы, чтобы я преподавала в Йеле или в Джулларде… или даже в Макфайле. Хор в младшей школе и частные Уроки игры на скрипке явно не соответствуют ее представлению о служении искусству.

— Но кто же лучше послужит искусству как не тот, кто обучает музыке детей? За ними будущее. Твоя и мамина проблема в том что вы воспринимаете жизнь слишком серьезно. Вас все тянет на великое, большое Маленькие города, маленькие люди, маленькие победы — они ведь не менее важны.

— А твоя проблема, — после минутного раздумья заметила Августа, — всегда была в том, что ты слишком приземленно мыслишь и, к сожалению, ты всегда права.

— Это уже две проблемы.

— Вот видишь, ты опять права, — засмеялась Августа.


Если бы кто-нибудь ее спросил, Августа вынуждена была бы признаться, что ходит на церковные службы скорее чтобы отдать дань традициям, чем из религиозных побуждений.

К тому же ей нравилось, когда ее узнавали. Так было с тех пор, когда она стала первой скрипкой Нью-Йоркской филармонии и солисткой камерного оркестра, широко известного в узких кругах и выступавшего только на избранных приемах.

Конечно, теперь она была лишь мисс Миллер для своих маленьких учеников и Августой для приветливо кивающих ей родителей, которые знают ее лишь в качестве учительницы музыки. Однако Гасти хорошо помнила времена, когда люди, которых она считала коллегами и друзьями, старались ее не замечать и поспешно отворачивались и отводили взгляд, встретив ее где-нибудь на улице.

Приехав впервые в Тайлервилл, она пошла в церковь с Лидией, Аланом и их тремя детьми. Вскоре после этого Лидия пригласила Говарда Манса на семейный пикник, чтобы познакомить со своей незамужней сестрой. А потом Говард решил, что просто обязан садиться рядом с ней в церкви.

Она не солгала Скотту Хэммонду, когда сказала, что у нее и так уже слишком много друзей. Вот, например, Говард — лысеющий фармацевт сорока с лишним лет, который заседал с ее зятем в школьном совете и любил произносить длинные монологи о преимуществах и недостатках противоаллергической терапии с использованием современных антигистаминов. Были еще Билл Вексел, застенчивый учитель третьего класса, и Луис Грин, менеджер местного супермаркета.

Все они были замечательные, добрые люди, все лезли из кожи вон, чтобы ей угодить. И со всеми было так скучно!

В результате она стала завтракать у себя в кабинете, ходить за покупками в другой супермаркет и попозже приходить по воскресеньям в церковь, чтобы занять последнее свободное место среди незнакомых людей. Но сегодня последним в церковь пришел Скотт Хэммонд, который опустился рядом с Августой, когда священник уже начинал проповедь.

— Вот удача, — прошептал он, улыбаясь, и Августа вдруг почувствовала, как замерло ее сердце, а затем отчаянно забилось. Скотти был просто неотразим в строгом черном костюме и белой рубашке. Верхние пуговицы на рубашке были расстегнуты, и любопытному взору Августы предстала мощная мужская грудь, покрытая вьющимися черными волосками. Августа вспыхнула и опустила взгляд. Словно не замечая ее смущения, Скотти продолжал:

— Обычно мне лень одеваться для похода в церковь, но сегодня, когда я увидел вас в окно такую нарядную, я подумал, что стоит попытаться. Вы не против?

Августа словно лишилась дара речи, у нее даже дыхание перехватило от такой наглости. И это после всех своих вчерашних увеселений! Как будто ничего и не было! Но отвечать ей, к счастью, не пришлось. Как раз в этот момент все встали, чтобы спеть первый гимн.

— Кажется, нам придется подпевать, — шепнул ей Скотти, продолжая улыбаться своей неотразимой улыбкой. — Не возражаете?

Гасти опустила глаза, чтобы не выдать своего раздражения, открыла сборник гимнов и положила его между собой и Скотти, который тут же воспользовался поводом, чтобы придвинуться поближе.

У мистера Хэммонда был почти классический чистый тенор, он пел с воодушевлением, пожалуй, чересчур наигранно, и, когда Гасти решилась поднять на него глаза, Скотти тут же лукаво подмигнул ей.

Наконец отзвучал последний торжественный аккорд, они сели, и Гасти тут же почувствовала, как тесно ей рядом со Скоттом, хотя она и так уже едва не сидела на коленях своей соседки слева.

— Кажется, в следующем ряду побольше места, — шепнула Августа, бросив беглый взгляд через плечо.

— Не стоит верить всему, что кажется.

— Думаю, вам было бы там удобнее…

— Мне удобно здесь, — он расправил плечи и довольно улыбнулся. — Кстати, мне очень нравится, как пахнут ваши волосы. — Чуть склонившись к девушке, он с шумом втянул в себя воздух. — Они пахнут звездной летней ночью.

Никто, кроме нее, не мог слышать этих слов, и все же Августа залилась краской. Сердце ее продолжало отчаянно колотиться, она изо всех сил старалась сосредоточиться на проповеди, но против воли все ее мысли и чувства были поглощены сидящим рядом мужчиной. Она ощущала, как его бедро прижимается к ее бедру, его плечо — к ее плечу. Она чувствовала запах и жар его тела… Поняв, какое направление приняли ее мысли, Августа вспыхнула и, борясь с искушением прижать руки к пылающим щекам, чуть не подпрыгнула, когда мужская рука накрыла ее руку. Скотти решил остановить девушку, которая, сама того не замечая, довольно шумно открывала и закрывала сборник гимнов, привлекая внимание окружающих.

— Нервничаете? — сочувственно прошептал Скотти.

Насколько можно было судить по ее напряженной позе, нервным движениям и выражению глаз, Августа чувствовала себя словно пчела, попавшая в бутылку.

Августа уставилась на проповедника, всем своим видом давая понять, что не обращает на Скотти никакого внимания.

— Я ведь не кусаюсь.

Ха! Пожалуй, с этим она готова была поспорить. Наверняка он пускает в ход зубы, лаская женскую шею, грудь… О боже!

Августа резко выпрямилась. О чем только она думает! Ее это совершенно не касается! Пусть об этом беспокоятся те красотки, что посещали его вчера. Ее это вовсе не интересует. Господи, но как же здесь жарко!

И вот они снова пели, а рука Скотти лежала на спинке скамьи за ее спиной, и она чувствовала щекой его горячее дыхание.

— Передвиньте руку, — процедила Августа сквозь плотно сжатые зубы и тут же почувствовала, как ее обнимают за плечи. — Уберите руку! — уточнила она. Рука снова переместилась на спинку скамьи. Скотти продолжал петь. — На нас смотрят, — прошипела Августа.

— Я знаю, — прошептал Скотти в самое ухо девушки. — Они думают о том, что мы — отличная пара.

— Мы вовсе не пара, — Августа резко повернула голову и оказалась нос к носу со Скотти.

— Пока, — многозначительно улыбнулся ей Скотти.

Августа не могла продолжать петь — она была слишком смущена или… слишком рассержена. Она дала бы этому нахалу пощечину и убежала, но не могла же она устраивать сцену в церкви! Очень хотелось врезать ему локтем под ребра, но ей почему-то показалось, что это лишь порадовало бы Скотти Хэммонда.

Сегодняшняя проповедь к тому же никак не делала чести преподобному Матраксу. Она была длинной, утомительной и совершенно невыразительной. Однако последний гимн Августа пела с большим воодушевлением в предвкушении скорого бегства.

В нескольких рядах позади она заметила Дороти Вайс, владелицу магазинов «Косметика» и «Мелочи быта». Неплохой предлог ускользнуть.

— Я хочу извиниться за вчерашнее, — произнес Скотти, когда еще не стихли последние звуки органа — он очень боялся, что Августа снова ускользнет, прежде чем им удастся поговорить. — Мне жаль, что я отвлек детей от урока. Извините.

— Да, вам есть о чем пожалеть, — произнесла девушка, отложив сборник гимнов и закрывая свою сумочку. Она старалась не смотреть на Скотти, но ее приятно удивило его раскаяние. Что ж, возможно, он все же пришел в церковь не зря. Он отлично выглядел в воскресном костюме. Чистый, безукоризненно выбритый. И чудовищно сексуальный.

— Еще раз прошу меня простить. Кстати, вчера вечером я не слышал, как вы играете. Пожалуйста, никогда не надо сердиться на меня так сильно. Не знаю, почему между нами все пошло наперекосяк, но я, наверное, чем-то вас обидел. Неужели это из-за мусора?

Августа терпеть не могла долгие выяснения отношений. И вообще, это ее личное дело — что она делает и как себя при этом чувствует.

— Мистер Хэм… Скотт…

— Близкие друзья зовут меня Скотти.

— Пожалуйста, пропустите. Мне пора идти.

— Конечно, — Скотти подошел к краю ряда, но перегородил собой проход. — Я только хотел извиниться и сказать, что мне очень нравится слушать вашу игру. То есть не подумайте, что я подслушиваю… просто у вас все время открыты окна… и я никогда не слышал, чтобы из скрипки извлекали столь восхитительные звуки.

— Я рада, что вас не раздражает моя игра. И поверьте, играю я или нет, вы тут совершенно ни при чем. Мне доводилось преодолевать куда более серьезные препятствия, чем вы, чтобы поиграть на скрипке.

— Я заметил, что вы пришли сюда пешком. Подвезти вас до дома? Как раз еду туда.

— Нет. Но спасибо за предложение. Миссис Вайс! Как поживаете?

Скотти прекрасно знал Дороти Вайс, и ему немедленно захотелось спастись бегством, но тут он увидел в глазах Гасти вызывающий огонек.

— Удар ниже пояса, — пробормотал Скотти, глядя, как к ним приближается Дороти.

— Августа, дорогая, как чудесно ты сегодня выглядишь! А ведь заказываешь всегда только ароматическую соль для ванн. Определенно она отлично тебе помогает. Ты такая свежая, такая расслабленная.

— Спасибо за комплимент. Ты знакома со Скоттом Хэммондом? — тут же, не задумываясь, добавила Августа. — Он недавно вернулся в дом своих родителей, который долго простоял пустым. Так долго, что… ну, ты знаешь, какими грязными становятся дома, если в них не жить.

— О боже, ну конечно! — Дороти ощутила прилив энергии, который у нее обычно появлялся при виде потенциального клиента. — Я знаю Скотти с тех пор, как он был совсем крошкой. Как дела, парень? Я слышала о твоем возвращении в город. — Дороти завладела рукой Скотти, а Августа злорадно улыбнулась. От нее он не скоро вырвется. — И подумать только — ты будешь делать ту же работу, что и твой отец! Я была так рада это слышать!

— Спасибо, миссис…

— А этот твой старый дом… Боже правый, какой это, должно быть, для тебя кошмар. Могу себе представить — въевшаяся грязь, пыль… А в это время года активно цветет плесень, грибки… знаешь, у меня есть отличное средство…

Августа начала медленно отступать назад, надеясь оставить их вдвоем и выбраться из церкви. Он заслужил все это, подумала Августа, после того как Скотти послал ей взгляд, означавший, что ей еще предстоит ответить за это вероломство.

Руки ее невольно сжались в кулаки. Августа покрутила ими в разные стороны, чтобы расслабить кисти, и разжала пальцы. В общем, она делает этому человеку одолжение. Когда-нибудь он сам будет благодарен ей за то, что она не проявила к нему интереса. Она ведь не из тех женщин, с кем можно завязать ничего не значащую интрижку. А нечто большее… даже если допустить, что Скотти хотел большего… он не найдет в ней того, что ищет, уж она-то это хорошо знает.

Что у Августы получалось очень хорошо, так это разочаровывать людей. Конечно, она делала это ненамеренно, но когда разочаровываешь всех подряд, постепенно привыкаешь к такому положению вещей, и это становится нормой твоей жизни. За свою жизнь, пока еще не слишком долгую, Августа умудрилась разочаровать всех, кто был ей дорог, включая саму себя.

Кроме Лидии.


Несколько часов спустя она наблюдала за своей сестрой через плечо Говарда. Держа на руках младенца, Лидия успевала одновременно поворачивать в гриле гамбургеры и терпеливо разъяснять старшим детям, что во время игры в футбол надо следить, чтобы мяч не залетел на клумбу с цветами.

Лидия была, вне всяких сомнений, самой преданной и самой трезвомыслящей из всех на свете сестер. За всю свою жизнь она умудрилась не разочаровать никого. Ни мужа. Ни детей. Ни сестру. Ни учителей. Ни друзей. Ни…

— …а потом в команде появился Скотти Хэммонд…

— Что? — переспросила Гасти, внезапно очнувшись от своих мыслей. Она почувствовала легкое головокружение и невольно огляделась по сторонам, словно забыв, где находится. Они по-прежнему сидели на ее аккуратном заднем дворике. Сегодня была очередь Августы устраивать у себя барбекю. — Кто, ты говоришь?

— Скотт Хэммонд, — повторил Говард. — Лидия говорила о том, что он переехал в дом своих родителей по соседству с тобой, — Говард кивнул в сторону дома Скотти.

— Да, переехал. Я знаю. Но мы вроде бы говорили об астме.

Лидия и Алан рассмеялись.

— Извини ее, Говард. Творческие натуры всегда витают где-то в заоблачных далях, — Лидия покачала головой. — Они возвращаются к реальности лишь время от времени, и им очень трудно уследить за нитью разговора простых смертных.

Говард добродушно усмехнулся, а Алан пошел в дом за питьем для детей.

— Мы действительно говорили об астме, Августа, — Говард тщательно произносил все три слога, составлявшие ее имя. — У Ларри Мастерсона началась быстро прогрессирующая астма, но он все равно продолжал играть. Он был потрясающим баскетболистом, вот только быстро уставал. Ларри на пару лет старше Скотти Хэммонда. Но когда Скотти наконец пришел в команду, надо было видеть этих двоих на площадке. Скотти был словно ртуть, легкий, подвижный. А Ларри забивал любой попавший к нему мяч. Они два года подряд участвовали в чемпионате штата.

— Вы говорите о мэре Ларри Мастерсоне? — уточнила Августа. Она никогда не видела мэра, но много слышала о нем от Алана и Лидии.

— Именно он. Они со Скотти были как братья. Ходят слухи, что это Ларри уговорил Скотти вернуться и взять на себя руководство высшей школой.

— Я смотрю, ты большой поклонник Хэммонда? — с чуть заметной иронией спросила Августа.

И почему бы им сразу, при жизни не канонизировать этого человека?!

Говард взял тарелку с гамбургером из рук Лидии, которая посылала сестре отчаянные взгляды, призывавшие вести себя прилично, одновременно рассаживая детей вокруг стола. Алан вернулся из дома с напитками.

— О его удачливости ходят легенды. Все, чего касается этот человек, обращается в золото, — заявил Говард. — Трудно не стать его поклонником.

Только не для нее.

— Лидия говорила, что у него семь или восемь сестер, которые по-прежнему живут в городе.

— Нет, нет, не так много. Всего только пять. Хотя, конечно, и это многовато. Скотти родился третьим или четвертым. Это большая, дружная семья. И очень активная. Кажется, что они везде. Я года на два старше Донны, поэтому не всех их хорошо знаю.

И в этот самый момент из-за соседнего забора раздался долгий оглушительный свист, от которого у Августы заложило уши и перехватило дыхание. Ей с испугу показалось, что все словно замерло вокруг: умолкли птицы, перестали жужжать пчелы, застыли листья на деревьях.

Остальные, казалось, не были ни удивлены, ни взволнованы происходящим — они только с любопытством посмотрели в сторону забора, явно ожидая, что над ним вот-вот появится физиономия ее злополучного соседа. Интересно, насколько неприлично будет выгнать его со двора шваброй?

Свист неожиданно прекратился. Все с нетерпением ждали развития событий, но тщетно. Ни звука. Ни шороха. Все молча переглянулись и снова уставились на забор.

К сожалению, Алан — прекрасный зять и опытный менеджер местной фабрики вентиляторов — был человеком действия.

— Скотти Хэммонд? — закричал он. — Это ты там, что ли?

— Ну, конечно, — раздался из-за забора спокойный, даже равнодушный голос. — А кто спрашивает? — И тут над забором действительно появилась его любопытная физиономия. — О, да вы только посмотрите! — с деланным изумлением воскликнул Скотти, хотя Августа готова была поспорить, что он наблюдал за ними уже довольно долго. — Говард. Алан. Лидия. Привет, ребята, — обратился он к детям. — Мисс Миллер. Мне показалось, отсюда пахло барбекю.

— Ты уже ел? — Пожалуй, Лидия была самой глупой из всех сестер на свете. — А то давай к нам. На всех хватит.

Сделав вид, что задумался, Скотти произнес:

— Не хотелось бы вторгаться на чужую вечеринку. Все это похоже на семейный обед.

— Не говори глупости, — прервала его Лидия. — Мы тебе всегда рады. Ведь так, Августа?

Ей понадобилось очень много времени, чтобы заставить себя кивнуть и что-то невнятно пробормотать.

— Ну, в таком случае я с удовольствием, — заявил этот нахал. — Только отведу Берта домой.

— Да тащи его сюда. — Лидия притворилась, что не замечает отчаянного взгляда сестры. — Мы обожаем собак.

— Еще лучше. Пошли, Берт. Только веди себя прилично.

— Лидия, — грозно промычала Августа, не разжимая губ.

— Ну, дорогая, бедняга живет один. Надо же ему как-то питаться, — прошептала Лидия, подвигаясь поближе к своему среднему сыну Джейку на случай, если Августа решит чем-нибудь в нее запустить.

— У него же тысяча сестер, с которыми можно пообедать в воскресенье, — прошептала та.

— Он что — тебе не нравится? — спросил Говард и тут же вопросительно взглянул на Алана. Видимо, по его мнению, только сумасшедший мог не восхищаться Скоттом Хэммондом. — Никогда еще не видел человека, которому бы не нравился наш Скотти.

— Я едва знаю своего соседа, — холодно сказала Гасти. — И мне не совсем удобно приглашать его на воскресный обед.

Говард улыбнулся:

— А, так все дело в этом. Ну, это можно быстро исправить. Никогда не встречал человека, которому не понравился бы Скотт Хэммонд. Все, чего касается этот человек, превращается в золото. Разве он может не понравиться?!

Господи! Говард опять повторяется. Гасти чувствовала в висках тяжесть, возвещавшую о приближении мигрени. Похоже, сегодняшний вечер станет для нее настоящим кошмаром.

Глава 3

— Как это мило с вашей стороны — пригласить меня, — сказал Скотти, отпирая со своей стороны калитку. Это всегда раздражало Августу — получается, что у нее нет никакой возможности скрыться от этого человека в собственном саду. — Я работал целый день и очень проголодался. Запах барбекю просто сводил нас с Бертом с ума. Я собирался сходить за гамбургерами в кафе, ваше любезное приглашение подоспело как нельзя кстати. — Скотти прошел по ее аккуратно подстриженной лужайке. Берт лениво вышагивал за ним. — Ничто не может сравниться с домашней кухней. Правда, Говард?

— Это уж точно. Особенно если ты холостяк, — согласился, улыбаясь, Говард. — Всю неделю с нетерпением жду воскресенья.

Скотти нахмурился, изображая смущение.

— Воскресенья? Так вы и мисс Миллер… О, надеюсь вы не из тех, кто готовит только по воскресеньям, мисс Миллер? Моя мама часто говорила сестрам, что кратчайший путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Хотя сказал он все это легкомысленным, шутливым тоном, его внимательный, серьезный взгляд, обращенный на девушку, свидетельствовал, что его интересуют вовсе не ее кулинарные привычки, а отношения с Говардом.

— Ну что ж, — неохотно вступила в разговор Августа. — Ваша мать была права. Как я поняла, в городе живут несколько ваших сестер, и все они замужем. Наверняка все отлично готовят. Честно говоря, я думаю, вы могли бы…

— Вы правы, обычно я обедаю у кого-нибудь из сестер, — с обезоруживающей улыбкой произнес Скотти. — Езжу по очереди ко всем, кроме Донны. Нет, Донна тоже замужем и тоже отлично готовит, но только она не живет больше в Тайлервилле.

— Как интересно!

— А, кстати, как там поживает Донна? — с искренней заинтересованностью спросил Говард.

— Прекрасно. Пару недель назад видел ее и все ее семейство. У них все здорово. Но нам так ее не хватает.

— Мне тоже, — не подумав, выпалил Говард и тут же покраснел, понимая, что привлек, возможно впервые в жизни, всеобщее внимание. — То есть… я хочу сказать… она была младше меня… но я… ну, я просто голову потерял из-за нее в высшей школе, — неловко рассмеявшись, Говард откусил кусочек гамбургера.

Скотти сочувственно усмехнулся:

— Ты не одинок, Говард. Улицы этого города были просто завалены сердцами, разбитыми моими сестрами. Больно было видеть. Кстати, никогда не мог этого понять.

Говард покачал головой.

— Ты их брат, — авторитетно заявил он. — Братья никогда не понимают, что находят другие мужчины в их сестрах.

— Ну, допустим, теперь я это понимаю, но тогда… — в голосе его послышалась неожиданная нежность. Встав рядом с Августой во главе стола, Скотти протянул руку за бумажной тарелкой с сочным гамбургером, которую как раз передала ему Лидия. — Тяжело быть единственным мальчиком в семье. Спасибо, Лидди. Выглядит и пахнет потрясающе.

— Как у тебя дела с домом? — спросил Алан, передавая вслед за гамбургером тарелку с картофельным салатом. — Когда мы подъезжали к дому Августы, я почувствовав запах краски. Требуется помощь?

Краска? Но Августа не чувствовала запаха краски — кроме той, которой пользовалась сама. Однако, стоя близко рядом со Скотти, она заметила на его руках крошечные разноцветные пятнышки, которые, видимо, не отмылись, когда он мыл руки.

Гасти подняла глаза, и Скотти выжидающе посмотрел на нее. Он твердо решил сидеть рядом и не двигался до тех пор, пока Августа не пододвинулась, освобождая для него пространство, так как за столом просто не было другого места.

— Знаете, — сказал Скотти, усаживаясь рядом с хозяйкой, — я и забыл, какой этот дом большой. — Усмехнувшись, он потянулся за кетчупом, не упустив возможности коснуться при этом руки Августы. Она тут же придвинулась ближе к Говарду, который казался ей далеко не таким опасным. — Я могу красить и клеить обои до судного дня, и все равно не успею закончить. Не знаю, как отцу удавалось все эти годы поддерживать дом в приличном состоянии. Вчера две мои сестры приезжали мне помочь.

— Так это были ваши сестры? — воскликнула Августа и тут же смутилась. — Я хочу сказать… если это были ваши сестры… интересно, знаю ли я кого-нибудь из них. Кажется… не знаю.

Если бы сегодня был день исполнения желаний, она одним мановением руки стерла бы с его наглого лица эту отвратительную, всепонимающую улыбку. Но день был самый обычный, и Августе оставалось только заняться едой, проклиная предательский румянец, пылающий на ее щеках. А тут еще Скотти специально норовил коснуться бедром ее ноги.

— Узнаете, — пообещал Скотти, решив про себя, что никогда не видел, чтобы кому-нибудь так шло смущение. — Если заставить их работать, они здорово помогают. Но вчера им хотелось только брызгаться водой, играть и вспоминать всякие забавные случаи из детства.

— Должно быть, здорово расти в такой большой семье, — сказала Лидия, глядя на собственных отпрысков, которые уже доели гамбургеры и теперь бросались друг в друга картофельными чипсами. — Нас было только двое, и… ну, я выросла совсем не такой, как Августа. — Лидия сочувственно улыбнулась. — Она оказалась талантливой, поэтому детства у нее вообще не было — одни бесконечные занятия.

И снова всеобщее внимание сосредоточилось на Августе. Она обреченно вздохнула и отложила вилку. Гости явно были намерены обсудить ее жизнь, и не в ее силах было им в этом помешать.

— Тебе было не легче, — напомнила она сестре. — Наша мать уверена, что святая обязанность каждого американца делать что-то на благо общества. — Она старалась смотреть на Говарда, а не на Скотти — это было куда безопаснее. — Если верить маме, у каждого есть свой талант, который необходимо развивать на благо человечества или, на худой конец, родного города. — Гасти улыбнулась Лидии. — Помнишь, нам рассказывали, как все члены маминой команды герлскаутов перешли в группу миссис Макаби, потому что мама настаивала, чтобы на Рождество родители не покупали елки, а привозили саженцы, которые можно посадить во дворе. Августа рассмеялась:

— А как насчет того случая, когда она заявилась к тебе в школу с собаками, которых пыталась спасти от лабораторных опытов.

— Это было не смешно, — и все же Лидия усмехнулась. — Мама умела быть очень убедительной. Ребята просто не смогли объяснить ей, что родители убьют их за попытку привести в дом бродячих собак. В общем, одноклассникам пришлось разобрать несчастных животных по домам, не рискуя навлечь на себя гнев моей матери.

— Бабушка ведь не собирается нас навестить? — с опаской спросил старший сын Лидии, Эрик. Гасти узнала на его лице расстроенно-сосредоточенное выражение, которое появлялось и у нее всякий раз, когда звонил междугородний телефон.

— Нет, дорогой. Она ведь была у нас всего несколько недель назад. Или ты забыл?

— Нет, — Эрик встал из-за стола. — Просто подумал: вдруг она хочет приехать снова.

Джейк направился вслед за братом донимать беднягу Берта, который, похоже, считал детей неизбежным злом в своей, в общем, благополучной собачьей жизни.

Проводив детей взглядом, Лидия покачала головой и стала убирать со стола.

— Мама стояла в дверях и давала каждому ребенку по поводку. Так ей удалось раздать всех собак, прежде чем директор успел ее остановить.

Она предложила Скотти третий гамбургер, от которого он с улыбкой отказался и потянулся за картофельным салатом. Его пытливый взгляд встретился с глазами Августы. Он словно пытал ее своим взглядом.

— Колоритная личность ваша мама, — прокомментировал Говард рассказ Лидии.

Куда проще было отвечать на его вопросы, чем избегать взгляда сидящего с другой стороны Скотти, вдыхать запах его одеколона, ощущать тепло его тела, с восхищением следить за его уверенными сильными движениями.

— Да, — произнесла Августа, резко вставая. — Пожалуй, эти слова как нельзя лучше характеризуют нашу мать. Не правда ли, Лидди?

— О да! Но жить с ней было тяжеловато.

Августа взяла пустую тарелку Говарда и направилась с ней к мусорному баку рядом с небольшим гаражом.

— Так вы, в общем, и не росли вместе, — уточнил Говард. — Я помню, как Августа сказала однажды, как ей приятно было познакомиться с тобой заново.

— Правда, Гасти? — Лидия была явно польщена.

Августа кивнула, поворачиваясь к гостям.

— Пока бедную Лидди готовили к служению обществу, меня мучили музыкой.

— Мучили? — удивилась Лидия. — Да ты сама схватилась за папину скрипку в четыре года, а когда тебе исполнилось десять, в Сиэтле уже не нашлось преподавателя, который мог бы тебя чему-то научить. Даже не десять, а восемь — потому что твоего последнего учителя выписали из Сан-Франциско.

— Ну ладно, хватит обо мне, — Августа вновь почувствовала, как немеют руки. — Куда интереснее вместо всех этих старых историй послушать о планах мистера… Скотти на предстоящий школьный год. В церкви сегодня только об этом и говорили.

— Неужели? — изобразил удивление Скотти. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: от него явно не укрылось замешательство девушки. — Жаль, что пропустил эти разговоры. Обычно никогда не упускаю возможности побыть в центре всеобщего внимания, — сказал он, глядя в упор на Гасти. — Ну, так вот насчет моих планов… Кстати, если вам нужны моющие средства или средство от плесневых грибков, то мне на той неделе привезут.


Прикрыв глаза, Скотт вслушивался в мелодию Вивальди, понятия не имея, как называется это произведение. Его увлекало то чувство, с которым исполнялась вещь. Музыка напоминала мягко падающий снег и в то же время вызывала мысли о горячем летнем солнце и листьях, дрожащих на осеннем ветру.

Августу Миллер не зря мучили уроками музыки.

Качнув установленные на крыльце качели, Скотт положил руку на грудь.

У мисс Августы Миллер был настоящий талант. Перед закрытыми глазами стояло ее лицо. Смеющееся. Серьезное. Дразнящее. Печальное. Для такой музыки мало одного таланта.

Выманить приглашение на обед было для него детской игрой. Он получил возможность побыть рядом с Августой, но в то же время вызвал ее раздражение своим бесцеремонным вторжением. Скотти никак не предполагал, что после этого волнение, сжимавшее его грудь последние три дня, превратится в тупую боль. Не знал, что крохи информации о ее прошлом заставят жаждать большего. И никак не мог догадаться, что, посидев немного рядом с Августой, будет чувствовать весь оставшийся день запах луговых цветов.

Скотти приехал домой из церкви, мучимый желанием снова увидеть соседку. Попытался отвлечься, крася стены, но краска на кисточке высохла, пока Скотт наблюдал за Августой и ее гостями, мучаясь беспричинной ревностью и завистью к совершенно безобидному Говарду, хотя было ясно, что тот ее нисколько не интересует.

И еще одно… Хотя Скотти видел, что Гасти отнюдь не равнодушна к нему, она ясно дала понять, что не собирается поощрять его попытки к сближению, и вряд ли он может рассчитывать на нечто большее, нежели доброе соседство.

— Кстати, не согласитесь ли дать мне пару советов относительно сада? — спросил он Августу, когда после десерта они остались одни за столом для пикника. Лидия пыталась укачать младенца в тени деревьев, Алан и Говард с остальными детьми затеяли возню на лужайке перед домом.

— Нет, не думаю, — холодно отвечала Августа.

— Я сам буду делать всю работу. Просто не знаю толком, какое растение где лучше сажать. Ну, знаете, кто любит свет, а кто тень и все такое.

— Возьмите в библиотеке книгу по садоводству. Там все написано.

Скотти быстро посмотрел на Лидию, но тут же решил, что ему все равно, услышит она его следующую реплику или нет.

— Вы не собираетесь облегчить мою задачу, не так ли?

Августа подняла глаза от куска дыни, которую ела, почти не ощущая вкуса.

— Облегчить что? Ваши попытки заняться садоводством? А почему я должна их облегчать?

Скотт покачал головой:

— У меня другая задача, гораздо более сложная. Я бы хотел узнать вас поближе.

Августа отвела глаза и вздохнула, убирая руки под стол.

— Тут нечего особенно узнавать, мистер… Скотт.

— Почему вам так трудно называть меня Скотти?

Теперь Августа взглянула на сестру и явно пришла к тому же заключению, что и Скотти.

— Это будет звучать так, словно мы близкие друзья. А я не хочу больше заводить друзей. Кажется, я уже говорила вам об этом.

— Хорошо. Уж не хотите ли вы сказать, что заинтересованы в дружбе Говарда больше, чем в моей?

Гасти нахмурилась:

— Нет. Вовсе нет. Он скорее друг Алана и Лидии.

— Но вы называете его Говард. Почему же меня так трудно называть Скотти?

Девушка поглядела на него так, словно собиралась возразить, но вдруг усмехнулась и пожала плечами.

— Хорошо, — сказала она, потянувшись к стоящей перед ней тарелке. — Я сдаюсь. Пусть будет Скотти.

Почувствовав себя победителем, Скотт завладел рукой Августы, твердо намереваясь не отпускать ее до тех пор, пока девушка не улыбнется, и тут пальцы его нащупали рубец шрама на гладкой коже запястья.

Не подумав, что делает, он перевернул руку Августы ладонью вверх. Как метка отчаяния, контрастируя с бледной матовой кожей, на запястье виднелся ярко-розовый шрам. Должно быть, изумление Скотти отразилось на его лице, потому что Августа поспешила отдернуть руку и посмотрела на него так, словно над ней совершили насилие.

— Простите, — чуть растерянно пробормотал Скотти, не зная, что еще сказать. — Я…

— Не торопитесь с выводами, — сказала Августа, снова протягивая руку к тарелке. — Вы ведь ничего обо мне не знаете.

Но он очень хотел узнать об этой девушке все и непременно сказал бы ей об этом, если бы Августа не избегала его весь остаток вечера. Она играла с детьми, беседовала с Аланом и Говардом, а потом с Лидией о приближении нового учебного года.

Покачиваясь на качелях, Скотт потер ладонью занывшую грудь. Как ему хотелось снова быть рядом с этой загадочной женщиной!

Если бы это было в его власти, то он снес бы забор между их участками, а потом взломал дверь ее дома, чтобы между ними не было никаких преград.

Он ворвался бы в ее дом и ее душу. Он сжал бы ее в объятиях и не отпускал долго-долго. Целовал бы эту упрямую женщину до тех пор, пока ей не надоест сопротивляться, а потом целовал бы еще и еще, пока не заставил бы забыть о боли и сожалении, о тех страданиях, которые заставили ее перерезать себе вены. Если бы это только было в его власти!

Тяжело вздохнув, Скотт снова качнул качели и уставился в темноту. Тяжело быть влюбленным в беспомощную, ранимую женщину!

В беспомощную? Да она упрямее любого мула!

Августа была словно китайская головоломка без конца и начала. Он не мог постичь ее умом, но сердце его было полно ею. Новый учебный год должен начаться всего через три недели. Надо было готовиться к новой работе, приводить в порядок дом, организовывать жизнь для себя и своей дочери. Совершенно некогда было влюбляться.

Но он был влюблен. И прекрасно сознавал это.

Скотт снова посмотрел на соседний дом. Музыка стихла. Последнюю ноту, плывущую в воздухе, подхватили сверчки и цикады, начинавшие свою ночную песню. Скотти почувствовал странное облегчение, словно ему вернули на секунду его сердце.

Он попытался составить в уме список того, что надо сделать, нахмурился, когда в голову пришла мысль выкрасить спальню Хлои в розовый цвет. Или лучше разрешить ей самой выбрать краску для своей комнаты? И все же мысли упрямо возвращались к женщине в соседнем доме со скрипкой в руках. Он почти видел ее, тихо стоящую у окна и молча любующуюся звездами.

Наконец он встал и направился внутрь дома. Может быть, стоит покрасить еще пару стен, прежде чем лечь и ворочаться в постели, мечтая о том, как будет касаться ее тела, ласкать, целовать ее, слыша, как она стонет в темноте от страсти.

— Черт побери, — выругался он, открывая дверь, и услышал, как захлопнулась дверь на соседнем участке.


«Четыре времени года» Вивальди всегда нагоняли на нее меланхолию — хотя это и была ее любимая вещь. Наверное, потому, что эта музыка напоминала о течении времени, о бренности всего земного. Августа вышла на задний двор, чтобы привести в порядок свой сад после визита назойливых соседей с их собаками.

Августа невольно улыбнулась, вспоминая, как мальчики играли с Бертом. Каким ласковым и терпеливым оказался этот огромный зверь. Складывая и убирая в гараж шезлонги, она вспоминала, как первое время боялась Берта.

У крыльца валялась банка из-под содовой. Подняв ее, Августа едва поборола искушение перебросить банку через забор, чтобы… да просто перебросить. Поквитаться со Скоттом Хэммондом за то, что он заставил ее пережить. Она до сих пор не может прийти в себя, стала чудовищно рассеянной, постоянно испытывает беспокойство и волнение… Августа поборола искушение и бросила банку в мусорный мешок.

Скотт Хэммонд. Скотти. Имя вертелось в голове, словно назойливый припев популярной песенки.

— Вы любите детей? — спросил он ее, запыхавшись от игры с мальчишками Лидии. Августа только что была вознаграждена полным любви поцелуем за то, что завязала шнурочки Джейку, и вопрос застал ее врасплох.

— Конечно, — сказала она. — В большинстве случаев… Смотря какие дети, конечно.

— У меня есть дочь. Ей пять лет.

— Эрику почти шесть, — сказала Августа, вспоминая свой опыт общения с пятилетними. — Мне нравится заниматься с детишками из детского сада и начальной школы. Они такие трогательно доверчивые…

Скотти кивнул, внимательно наблюдая за Августой. Он не сводил с нее глаз весь день, и это все больше действовало ей на нервы. Она для него что, подопытный кролик? Почему Скотти не может смотреть на нее, когда она отвернется, как делала это она сама? Августа успела внимательно изучить его фигуру и прийти к выводу, что никогда еще не видела такого широкоплечего, длинноногого и вообще отлично сложенного мужчины. Но она же не изучает его так открыто и нагло!

— Дочка приезжает ко мне на выходные раз в две недели, — продолжал Скотти.

— Должно быть, это тяжело для вас обоих, — Августа вспомнила собственное детство без отца. Он устал сражаться с ее матерью, когда Августе исполнилось семь, и с тех пор избегал контактов с бывшей семьей.

— Да, тяжело, — признал Скотти, глядя на приближающегося к ним Говарда. — Очень тяжело. Мне хотелось бы, чтобы она все время была рядом. А самое ужасное, что она, кажется, переживает разлуку куда легче, чем я.

Теперь и Августа невольно посмотрела на Скотти в упор. Он говорил так просто и искренне, казался таким уязвимым. Было ясно, что это все его сильно тревожит, и ему хочется с ней поделиться…

— Наверное, женщины переносят развод легче мужчин, — вступил в разговор подошедший Говард. — Я имею в виду в общем и целом. Это болезненно для всех, но я заметил, что женщины приходят в себя гораздо быстрее.

Скотти покачал головой. Насколько он мог судить из собственного опыта, все это очень болезненно для обеих сторон.

— Я говорил о Хлое. Жена не возражает, чтобы мы виделись по выходным. Ей кажется, что так и надо. Только я знаю, что на самом деле все должно быть иначе. Я мучаюсь все то время, что не могу видеть дочь рядом.

— Видимо, это еще одна причина твоего переезда сюда, не так ли? — спросил Говард. — Чтобы быть поближе к дочери. Мы все тут гадали, что ты будешь делать, когда узнали, что Дженис переехала в Спрингфилд.

Скотти пожал плечами, и Августа вдруг прочла в его глазах что-то вроде… смущения? Он сам завел этот разговор, но, видимо, вовсе не собирался обсуждать подробности своего развода с Говардом.

— Я ничего не мог поделать.

— А что будешь делать теперь? — спросил Говард.

Скотти вяло улыбнулся — ему явно не хотелось отвечать.

— Мы с Дженис встречаемся на нейтральной территории — в часе езды от каждого из нас — по пятницам и воскресеньям.

— У вашей девочки нет аллергии? — спросила Гасти, не понимая, почему ей вдруг захотелось помочь Скотти, защитить от лишних переживаний.

— Нет, — Скотти недоуменно пожал плечами.

— О, не скажи, тут никогда нельзя ответить с уверенностью. — Говард сел на своего любимого конька, и теперь его уже больше ничего не интересовало. — Аллергия у ребенка может развиться за одну ночь. На лекарства. На пищу. Процесс протекает скрытно довольно долго, а потом — бац! — и ходи дважды в месяц к аллергологу. В легких случаях педиатры прописывают лекарства, но иногда без больницы не обойтись…

Уже через минуту Скотти смотрел на девушку с благодарностью. Она улыбнулась и тут же отвела глаза, чувствуя, что между ними словно возникла невидимая связь.

Она знала, что не стоило этого делать. Однако, поразмыслив над отношением Скотти к дочери, к своим сестрам, к родному городу, Августа вдруг подумала, что, возможно, в этом мужчине есть что-то еще, кроме неотразимой улыбки и самодовольства. И очень жаль. Куда проще было представлять его себе легкомысленным самовлюбленным эгоистом, чем серьезным человеком с глубокими чувствами, принципами и идеалами.

Стол для пикника оказался очень тяжелым, Августа с трудом тащила его к гаражу, переступая маленькими шажками.

— Подождите! — От неожиданности она чуть не подпрыгнула на месте. — Я вам сейчас помогу.

Она и сама не могла бы объяснить, почему так удивилась, услышав этот голос! Ведь весь вечер он слышался ей в темноте пустого дома — рассказывающий о дочери, о сестрах, о планах на школьный год. Несколько раз Августа оборачивалась, чтобы посмотреть, не стоит ли Скотти рядом с ней. И вот теперь он действительно был рядом.

Перейдя через двор, Скотти взялся за противоположный конец стола, и они быстро водворили его на место.

— Спасибо, — сказала Августа и улыбнулась, но тут же поспешно отвела глаза, чтобы не видеть довольного выражения на лице Скотти. Он был в восторге оттого, что снова смог привлечь ее внимание.

Ну уж нет! Ничего у него не выйдет! Но отчего так пересохло в горле? Как глупо! Августа уже не помнила, когда последний раз так волновалась.

— Рад был помочь. Возможно, мой дом нуждается в покраске, а мы с Бертом напрашиваемся к соседям обедать, но от нас тоже есть кое-какой толк.

— Пожалуй, иногда. — Августа попыталась снова улыбнуться, но мышцы лица отказывались повиноваться. — Говорят, вы еще можете одним мановением руки возводить дворцы и обращаете в золото все, к чему прикоснетесь.

— Да, — кивнул Скотти. — А еще я зажигаю месяц в небе — по крайней мере, так я говорю Хлое.

Августа нервно рассмеялась. Пожалуй, Говард был прав. Этот человек просто не может не нравиться.

— Наверное, она тоже вам верит.

— Конечно. Если очень сильно хотеть, можно поверить во что угодно. — Августа взялась за скамейку, и Скотти тут же подхватил ее за другой край. — Разве нет таких вещей, в которые вы верите, какими бы невероятными они ни казались?

— Нет. Больше уже нет, — печально произнесла Августа.

— Полное разочарование в жизни, мисс Миллер? — Подняв глаза, она увидела, что Скотти внимательно изучает ее лицо. — Очень жаль. — Августа не могла понять, что прозвучало в его голосе — неодобрение или сочувствие.

Но в любом случае ей это не понравилось.

— Почему? Почему жаль? Люди вовсе не обязаны верить в сказки и супергероев. Притворяться, что жизнь лучше, чем она есть на самом деле. Что плохого в том, чтобы быть реалистом? Жизнь несправедлива, а люди — всего лишь люди. Вот и все.

Скотти не испытывал ни сочувствия, ни раздражения, но им владело любопытство. Перед ним была вовсе не жалкая неудовлетворенная женщина, обиженная на весь мир, — нет, перед ним была женщина, испытавшая боль. Измученная и побитая жизнью, но сильная женщина, цепляющаяся, чтобы выжить, за негативные стороны жизни, потому что они были ясными и понятными, и еще потому, что они не могли принести разочарования.

— А как же мечты? — спросил Скотти, прекрасно понимая, что их скорее всего не осталось.

— А что мечты?

— Разве мечты не дают пищу человеческому воображению? Разве люди могут жить, не мечтая? Пусть мечты эти подчас несбыточны, они нужны, чтобы двигаться вперед. Придавать жизни смысл.

— Зачем же для этого мечты? Можно просто иметь четко поставленные цели — реальные цели — и двигаться к ним постепенно, шаг за шагом. А мечты часто уводят от действительности. Глупо верить в то, что никогда не сбудется.

— Глупо или больно?

Августа уже собралась было ответить, но передумала. Зачем? Он и так все знает. Прошло лишь два дня, а он уже понял, что она — неудачница. Ну и что же? Она и не собиралась этого скрывать.

— Да, — кивнула Августа. — Это и глупо, и больно. — Она отвернулась, чтобы продолжить уборку, но, к сожалению, на дворе уже царил образцовый порядок. Однако мысль о том, чтобы снова взглянуть в глаза Скотти, казалась просто невыносимой.

Августа так и стояла, отвернувшись, обхватив себя за плечи руками, когда теплая ладонь Скотти коснулась ее плеча. Августа вздрогнула.

— Что с вами случилось? — тихо спросил он, и в голосе его прозвучала такая нежность, что на глаза Августы навернулись слезы. — Кто обидел вас?

Хотелось развернуть ее к себе лицом сжать в объятиях, но все тело девушки так напряглось от его прикосновения, что Скотти понял: он может все испортить. Снова заныло в груди от щемящего чувства нежности и желания защитить ее.

— Никто, — пробормотала Августа, которой явно не хотелось касаться этой темы и было неловко оттого, что он находился так близко. Она попыталась отойти, но Скотти мягко развернул ее к себе, чтобы видеть лицо.

— Скажите мне, — прошептал он, глядя на нее бездонными темными глазами.

Если бы голос его не звучал так нежно, так сочувственно, Августа не оттолкнула бы его так резко.

— Послушайте, я ценю вашу помощь, но это не дает вам права вмешиваться в мою жизнь. Почему бы вам не пойти превратить что-нибудь в золото? А меня оставьте в покое.

Августа снова попыталась отойти от Скотти, но он успел схватить ее за запястье. — Я не могу уйти просто так, — сказал он. — Видит бог, мне давно следовало бы это сделать. Вы — капризная злючка, но… я не могу оставить вас в покое.

Она считала этого человека странным? Да он просто сумасшедший. Неужели он не видит, что она пытается спасти его от проклятия, тяготеющего над ее жизнью. Неужели не понимает, что лучшее, что он может сделать, это уйти и никогда не возвращаться больше.

— Я причиню вам боль, — попыталась объяснить Августа.

— Так давайте. Я все равно не уйду.

Августа сокрушенно покачала головой. Ничего-то он не понимает.

— Нет. Это будет настоящая боль.

Скотти нахмурился, заметив, как серьезно она это произнесла, и отпустил ее руку. Августа сделала несколько шагов в сторону.

— Оставайтесь, если хотите, Скотти, но я иду в дом. И поверьте, я оказываю вам этим большую услугу. Когда-нибудь вы это оцените.

Что ж, прекрасно! Единственное, что ему остается, это мысленно похвалить девушку за оригинальный ход и молча смотреть, как она скрывается за дверью.

Так, значит, она делает ему одолжение, отказавшись раскрыть перед ним душу? Она боится причинить ему боль, а не наоборот? Что ж, это что-то новенькое. Неужели они поменялись ролями?

Фонарь на ее крыльце не гас, пока он не вышел за ворота. Значит, Августа продолжала наблюдать за ним. Но когда Скотти обернулся, во всем доме было темно, и он не мог понять, за каким же окном притаилась девушка.

— Я вас не боюсь! Вы слышите меня, мисс Миллер? — прокричал он в темноту. — Вы не испугали меня. Я все равно вернусь.

Глава 4

В понедельник Скотти решил дать Августе день на обдумывание своего поведения. Пусть пожалеет, что оттолкнула его, пусть с волнением ждет его следующего шага. Он дал ей этот понедельник, чтобы разобраться в себе, а еще потому, что и сам не знал, что же ему дальше делать.

Когда Скотти был мальчиком, домашние часто шутили, что отцу надо называться не директором школы, а мистером На-все-руки-мастером. «Директор должен уметь все, — часто говорил отец. — Тебя называют директор Хэммонд независимо о того, в школе ты или нет, и ждут от тебя решения самых неожиданных вопросов».

Скотт во многом походил на своего отца и с возрастом понял, что должность директора школы была для того настоящим призванием. Работа не ограничивалась часами, проведенными Джо Хэммондом на службе. Она была частью его личности.

Поэтому, принимая должность директора высшей школы Тайлервилла, Скотти хорошей представлял, на что идет. Он знал, какую важную роль играет высшая школа в развитии и воспитании подростков. Он знал, что у школ в небольших городках ограниченный бюджет, не хватает персонала и множество: других проблем. И все это придется решать ему, не рассчитывая на чью-нибудь помощь.

— Я обнаружил, что в школе совершенно не уделяется внимания спорту. Школьная газета скучна и официозна. Драмкружок закрылся, клуб дебатов и хор влачат жалкое существование благодаря мистеру Кингсли, который думает только о том, чтобы уложиться в бюджет. В общем, все, что может хоть как-то заинтересовать детей, привлечь их к школе, уничтожено, — сообщил Скотти настороженно разглядывающей его группе сотрудников во время своего первого совещания.

Учителя с подозрением поглядывали на нового директора, они не слишком верили в его способность что-то изменить здесь к лучшему. Настороженность их объяснялась еще и тем, что всего каких-нибудь двадцать лет назад Скотти был первым забиякой и драчуном и доставлял много неприятных минут многим из тех, с кем теперь ему предстояло работать.

— Поверьте мне, — говорил Скотти, стараясь не подать виду, как сильно он нервничает, — я понимаю, что такое бюджет. И такие сокращения просто необходимы, чтобы сохранять на должном уровне самообразование. Однако все мы знаем, что не каждый ученик способен раскрыть свои таланты в рамках основных школьных дисциплин. Разве я не прав, миссис Фиске?

Миссис Фиске, преподававшая в школе английский с незапамятных времен, сказала, чуть приподняв одну бровь:

— Когда-то, мистер Хэммонд, я и не надеялась, что из вас получится что-нибудь стоящее. Как обманчива бывает видимость!

Скотти рассмеялся, и пожилая учительница дружелюбно улыбнулась.

— Время покажет. Но поскольку сам я поздно обнаружил, в чем мое призвание, я с особым сочувствием отношусь к детям, которым надо проверить все свои способности, прежде чем остановиться на какой-то профессии. И мне кажется, что наш долг — дать всем учащимся возможность попробовать себя в самых разных областях. А для этого необходимо попытаться внедрить у себя кое-какие новшества. Например, организовать тестовые группы по различным дисциплинам.

Он выждал несколько секунд, чтобы слушатели переварили эту мысль, и, когда увидел, что некоторые закивали головами, продолжал:

— Мне пришла в голову одна идея, и я хотел бы услышать ваше мнение по этому вопросу, — Произнося это, Скотти прекрасно понимал, что мог бы навязать свою волю, не спрашивая ничьих мнений. — Я не знаю пока, что нам делать с запущенной спортивной работой, но Мне хотелось бы восстановить в нашей школе одну давнюю традицию. Ежегодный спектакль силами учащихся старших классов.

Наступила зловещая тишина. Жители маленьких городков не любят перемен, и учителя старших классов не исключение.

— Я знаю, что раньше драмкружок устраивал спектакли раз в году. Предлагаю примерно то же самое, с той только разницей, что подготовка спектакля будет происходить в неурочные часы, и отвечать за все будут сами старшеклассники. А доход от этого пойдет на устройство летнего лагеря.

— Летний лагерь? В лесу? Мальчики и девочки вместе? — В возгласах педагогов послышался неподдельный ужас.

Дождавшись тишины, Скотти продолжал:

— Вся школа может помогать в постановке пьесы. У ребят будет шанс проявить актерские таланты и вокальные — если мы решим ставить мюзикл. Художники смогут рисовать декорации, кто-то будет рабочим по сцене, костюмером, кто-то возьмет на себя постановку, кто-то рекламу. Тут хватит дела ребятам с самыми разными способностями.

— Но все вместе? Ночь напролет?

— Только старшие классы и под присмотром. И с разрешения родителей. Все они так или иначе вскоре поедут в колледж, где будут предоставлены сами себе.

Как и предполагал Скотти, гораздо больше возражений вызвал летний лагерь, а не постановка пьесы. Учителям мерещились всевозможные опасности, травмы, несчастные случаи и прочие ужасы походной жизни. В результате решено было ставить пьесу, а остальные вопросы обсудить позже. На этом совещание закончилось, и у Скотти осталось достаточно времени, чтобы обдумать свой дальнейшие планы.


В конференц-зале начальной школы Тайлервилла за две недели до начала учебного года было так же душно, как за две недели до конца предыдущего. Прошло три месяца, а в школе почти ничего не изменилось.

Лето показалось Августе до обидного коротким. А как приятно было думать в июне о том, что она может наконец-то позволить себе отделать как следует дом. К концу июля энергии у нее поубавилось, но дело двигалось. Дом приобретал постепенно собственную индивидуальность — он стал жизнерадостным и уютным.

Августа любила просыпаться по утрам в своей спальне с бледно-желтыми стенами, лениво потягиваться, радуясь тому, что у нее есть наконец собственный дом, и повторяя про себя, что теперь она абсолютно счастлива.

Была ли она счастлива когда-нибудь раньше? Наверное, да, но, видимо, в прошлом она была слишком занята, чтобы замечать это.

Не хватало времени на то, чтобы ощутить собственное счастье? Звучит странно, но, видимо, так оно и было.


— О, Скотти! Мистер Хэммонд! — воскликнула директор начальной школы, прервав речь, бичующую страховую политику в отношении детей.

Сердце Августы бешено заколотилось. Она судорожно вздохнула, ей вдруг показалось, что в комнате совсем не осталось воздуха.

Как и все остальные, она повернула голову в сторону ворвавшегося в конференц-зал Скотти. В бежевых брюках, белой рубашке с расстегнутым воротом и закатанными рукавами — он был невероятно, просто возмутительно красив. А когда он улыбнулся… по телу Августы побежали мурашки… Господи, как же он раздражал ее!

— Миссис Пеннифезер, пожалуйста, извините за вторжение, — произнес Скотти, старательно изображая раскаяние. Августа едва не фыркнула. — На меня снизошло сегодня утром что-то вроде озарения. И я хотел бы заручиться вашей поддержкой — потому что ваших учеников это тоже касается. Но я, конечно же, подожду, пока вы закончите.

— Вот как? — В миссис Пеннифезер явно боролись любопытство и досада. Победило любопытство. — Мы уже заканчиваем. Но что же это за идея? Хотите обсудить ее приватно?

Скотти оглядел собравшихся, словно только теперь сознавая, куда он, собственно, ворвался. Его открытый дружелюбный взгляд едва скользнул по Августе, и все же она почувствовала себя крайне неуютно. И у этого нахала еще хватило наглости ей подмигнуть! — Нет, нет, в этом нет ничего тайного. Мы с таким жаром обсуждали это на нашем совещании, что к обеду будет знать уже весь город, — произнес Скотти, подходя к кафедре. Улыбка его сияла, словно маяк в тумане, все глаза были обращены в его сторону. — Признаюсь, я был просто поражен тем энтузиазмом, с которым мои коллеги приняли эту идею. Стоило только заронить искру — и они раздули из нее пламя.

— Ну же, не томите нас, — потребовала Беверли Джонс, учительница первых классов. Она с обожанием посмотрела на Скотти. — Жестоко — дразнить нас вот так.

Августа закатила глаза, призывая небеса дать ей силы. Она не позволит втянуть себя в одну из его безумных затей, что бы это ни было. Ни за что! Она даже смотреть на него не станет, решила Августа, нервно вращая под столом кистью левой руки.

— Тебя всегда было забавно дразнить, Бев, — мгновенно отреагировал Скотти.

Августа все же подняла глаза, неприятно пораженная симпатией, с которой Скотти обращался к молодой учительнице. Он стоял, засунув руки в карманы, и тепло улыбался ей. Было очевидно, что Скотти чувствует себя легко и уверенно, как, впрочем, и все присутствующие. Августа готова была возненавидеть его за это, ведь сама она едва дышала от напряжения.

Тем временем новый директор высшей школы быстро, но четко изложил свои идеи по поводу спектакля и ближайшие планы. Августа старалась не слушать, но у Скотти был очень приятный голос. Низкий, глубокий, он зачаровывал звучавшими в нем искренними, теплыми интонациями. Такой голос трудно было игнорировать. И невозможно забыть.

Мысли Августы невольно возвращались к той ночи — таинственной и волшебной, полной обещаний и призрачных надежд. Скотти стоял так близко, его теплые сильные руки лежали на ее плечах…

И как объяснить этому чертову мистеру Мидасу, что не каждый обладает даром превращать все, чего коснется, в золото. От прикосновения некоторых личностей все, напротив, обращается в пепел. И неважно, что он смог утешить ее той ночью на несколько часов. Она не может, не имеет права рисковать.

Как объяснить человеку вроде Скотти Хэммонда, что некоторые просто созданы быть одинокими. Что есть женщины, которые не имеют ни малейшего понятия, как сделать мужчину счастливым. Что их пугает будущее. Что нельзя доверять им свои надежды и мечты.

Нарисовать ему график? Провести карандашом через всю ее жизнь линию неудач? Или рассказать правду?

— …работать в тесном контакте с вашей учительницей музыки.

Августа подняла голову и увидела, что Скотти Хэммонд внимательно смотрит на нее. Девушка смутилась.

— Что, простите? — едва слышно переспросила она.

— Ну, мы еще не решили, что именно будем ставить. Сначала выбрали «Сон в летнюю ночь», потом подумали, что Шекспир для начала — это слишком сложно. А когда возникла идея «Волшебника страны Оз», это показалось нам почти идеальным решением. Пение, танцы, сказочный реквизит и костюмы… и огромная массовка. Аудитория обеспечена. — Скотти усмехнулся, подумав о том, что ни одна мама, бабушка или тетя не упустят случая посмотреть на свое драгоценное чадо, одетое в костюм жевуна или мигуна.

— Конечно, если это кажется вам слишком серьезным проектом, чтобы сочетать его с повседневными занятиями в школе… — продолжал он, не отрывая взгляда от Августы. — Ну что ж, мы можем подобрать что-нибудь попроще. Конечно, это уже не вызовет того энтузиазма, который необходим для осуществления подобных идей, особенно в самом начале… но… — Он с деланной беспомощностью пожал плечами.

Августа медленно повернула голову и только тут обнаружила, что все собравшиеся внимательно на нее смотрят. Она всего только год проработала в школе, ее все еще воспринимали как новенькую, и сейчас на лицах коллег отразились неуверенность и надежда.

— Думаю, я могла бы разучить с детьми песенки… — наконец выдавила из себя Августа, стараясь не встречаться взглядом со Скотти.

Она собиралась добавить, что это все, что она может сделать для спектакля, но Скотти поспешно перебил ее:

— Прекрасно, мисс Миллер, я так и знал, что могу на вас рассчитывать.

Их взгляды наконец встретились, и Августа увидела в его глазах надежду, сомнение, а затем в них появилось что-то вроде понимания. И Августа чуть заметно кивнула — ведь то, что делается, делается, в конце концов, на благо детей Тайлервилла.


Конечно, прежде всего надо было думать о детях. И он думал, все время думал. Но ведь вовсе не обязательно, чтобы это противоречило его личным планам.

Нет, совсем не обязательно, решил Скотти, прибивая последний кусок кровельного железа, чтобы заделать дыру в крыше прямо над спальней Хлои. А все же идея была превосходной. Когда он покидал начальную школу, зал заседаний гудел, как растревоженный улей. Такое нечасто увидишь в конце лета.

Ну а теперь можно было заняться и крышей, пока его не разморило или пока снова не пошел дождь и не испортил только что покрашенный потолок спальни.

В голове Скотти роился миллион поводов побеседовать с мисс Миллер с глазу на глаз, и предстоящая постановка была отнюдь не на последнем месте. Да он просто гений! И если теперь действовать осторожно — очень осторожно, — то, возможно, удастся хоть ненадолго выманить Августу из ее раковины. Заставить ее смеяться, разговаривать с ним. По-настоящему разговаривать. А потом, может быть, он сможет снова подобраться к ней поближе и коснуться ее, а может, даже…

Скотти отложил молоток в сторону, чтобы деть волю воображению, но тут заметил еще один участок прогнившей кровли.

— Черт побери! Что мне действительно необходимо, так это новая крыша, — произнес он вслух, спускаясь к краю. Дом был старым, и в этом месте крыша казалась совсем ненадежной. Он использовал последний кровельный лист, и новую дыру все равно нечем будет заделать. — Надо всего лишь выиграть в лотерею и купить новый дом, правда, Берт? Лежащий в тени на лужайке Берт и ухом не повел. Он-то хорошо знал, что его хозяин был мечтателем.

Скотти невольно взглянул на крышу мисс Миллер, покрытую аккуратно подогнанной черепицей. И тут же улыбнулся, заметив в чердачном окне птичье гнездо. Когда начнется дождливая осень, Августа наверняка захочет убрать его, подумал Скотти, пытаясь нащупать рукой молоток. Когда это не удалось, пришлось обернуться и поискать его глазами. За молотком надо было тянуться, и в последний момент он случайно подтолкнул его. Инструмент полетел с крыши в водосток.

Со вздохом, отражавшим всю горечь поражения, Скотти откинулся на спину и стал смотреть на ветвистые кроны деревьев над головой, любуясь причудливой игрой света и тени. Не получится из него плотника! Лучше полежать на крыше и полюбоваться природой.

Сквозь рубашку он чувствовал тепло нагретой солнцем жести. Сложив руки за головой, он закрыл глаза. А на крыше не так уж плохо! Можно лежать и думать… например, о мисс Миллер. О том, что у нее был самый красивый рот на свете — чуть припухлая нижняя губка, которую он мог бы целовать часами. И разморенный солнечным теплом, Скотт погрузился в приятные мечты.

Сегодня утром Августа сидела, опустив голову, чтобы не встречаться с ним глазами. Солнце освещало ее затылок и шею, золотило прядки выбившихся из высокой прически волос, рождая в душе Скотти безумные желания. Когда эта недотрога будет наконец принадлежать ему — а Скотти не сомневался, что рано или поздно это произойдет, — он не отпустит ее долго-долго.

Глубоко вздохнув, он закинул ногу на ногу и… о, ужас! — быстро поехал к краю крыши.

— А-а-а! — Скотти пытался остановить падение, цепляясь ногами, но тщетно. Он слышал шорох листьев, треск сучьев, перед его внутренним взором в одно мгновение промелькнули яркие картины из его богатой событиями жизни. Он был почти уверен, что катится навстречу своей смерти.

Но вдруг все замерло. Время. Движение. Его сердце. Когда Скотти немного пришел в себя и почувствовал, что может поднять голову, он осторожно поглядел на собственные ступни. Каблуки его летних туфель уперлись в край водостока… а задний двор дома виднелся, казалось, в нескольких милях внизу.

Запрокинув голову, он тяжело дышал. Лишь через несколько минут Скотти нашел в себе мужество оглядеться, чтобы оценить обстановку.

Ничего утешительного. Лестница упала и зацепилась за ветви растущего рядом с домом дуба. Во времена его бесстрашной юности по этому дубу он частенько спускался из своей спальни, когда надо было незаметно улизнуть из дома, теперь же Скотти казалось, что ветви дерева не толще карандашей.

Скотти вновь откинулся навзничь, чувствуя, как душой постепенно овладевает отчаяние. Единственный его шанс на спасение — это пролезть через дырку на чердак, но как это сделать? Рискнуть ли снять ноги с водостока или лучше сначала попытаться перевернуться на живот?

И тут Скотти услышал, как между двумя домами остановилась машина. Он тяжело вздохнул и закрыл глаза. Вряд ли стоило надеяться, что это приехала одна из его сестер. Хлопнула дверца. Надо было быстро на что-то решаться.


Августа очень устала. За лето она успела забыть, как тяжело для человека, предпочитающего уединение, пробыть целый день на публике. Воспитанная в строгости, Августа была необщительной и замкнутой, не то что ее веселая, дружелюбная сестра.

К тому же она изнывала от жары. Августовский зной и духота способны довести до безумия кого угодно. Надо срочно принять холодный душ и прилечь отдохнуть, включив перед этим кондиционер.

Она вышла из машины и захлопнула за собой дверцу. Этот идиот, ее сосед, испортил ей весь день. Проходя по дорожке, она взглянула на дом Скотти. Если он искренне увлечен идеей постановки спектакля, его, конечно, можно было извинить. Но зачем портить все дело этими нелепыми подмигиваниями и непристойными намеками? Она не сомневалась в том, какие именно мотивы руководили им, когда он объявил о желании привлечь ее к постановке.

— Мисс Миллер? — послышался вдруг с соседнего двора хриплый шепот. Скотти откашлялся и позвал чуть громче. — Мисс Миллер.

Никакого ответа.

— Мисс Миллер, это вы? — Молчание. — Если вы не мисс Миллер, но слышите меня, пожалуйста, ответьте. Мне нужна помощь, — Скотти постарался произнести это как можно спокойнее. Он снова прислушался, но не услышал ничего, кроме пения птиц в ветвях дуба. — Эй! Есть тут кто-нибудь?

Августа остановилась и медленно огляделась, пытаясь понять, откуда слышит голос.

— Эй! Мэри? Бет? Элен? Кристи? — сначала он перечислил своих сестер и лишь потом повторил, словно это была его последняя надежда. — Мисс Миллер?

— Что вы затеяли на этот раз? — раздраженно спросила девушка. — Это еще один ваш глупый трюк с целью привлечь мое внимание?

— Нет. Нет.

— …Так вот, на этот раз у вас ничего не получится.

— Нет. Подождите! Пожалуйста.

— Просто не могу поверить, что жители этого города доверили человеку вроде вас такое важное дело, как воспитание детей. Какой пример вы можете им дать? Вы сами ведете себя как капризный, испорченный ребенок. Да где же вы?

— Неважно. — Скотти в отчаянии прикрыл глаза. — Ничего не нужно. Просто позвольте мне спокойно умереть прямо здесь, на ваших глазах.

— Я не шучу, Скотт Хэммонд. Мне бы хотелось расставить все точки над «i», но если вы не покажетесь сейчас же, я ухожу.

— Я не могу.

— Что значит — не можете? Немедленно выходите. — Августа начала терять терпение. — Я хочу знать, что означал весь этот сегодняшний фарс в школе. Или для вас нет ничего святого? У меня было время подумать. И если вы затеяли все это лишь только для того, чтобы добраться до меня, вам должно быть очень стыдно.

Жизнь Скотти сейчас зависела от его ответа. Он хорошо это понимал. Но существовали ведь еще и принципы.

— Вам кажется, что это очень умно, да? — крикнул он, — Так знайте — идея школьной пьесы пришла мне в голову еще до того, как я увидел вас. Признаюсь, я склонялся скорее к Шекспиру, но «Волшебник страны Оз» оказался действительно куда лучшей идеей.

— Тогда почему вы подмигивали мне все утро? Вы это делали нарочно, чтобы я подумала, что вы что-то затеяли. Вы хотели позлить меня.

Интересно, сколько еще он сможет продержаться на этой крыше?

— Да, разумеется, я сделал все это, чтобы позлить вас. Мне это доставляет огромное удовольствие.

— Где же вы, черт побери!

— Пожалуйста, не извольте беспокоиться. Мне начинает здесь даже нравиться.

— Где здесь?

— На крыше.

— Где-где?

Набрав в легкие побольше воздуха, Скотти отчетливо произнес каждое слово.

— Я на крыше собственного дома. Хотел заделать дыру и случайно столкнул лестницу.

— Какую лестницу?

Скотти решил про себя, что скорее свалится отсюда, чем скажет еще хоть слово. Сложив на груди руки, он прислушивался к ее шагам и скрипу садовой калитки.

Берт важно тявкнул. Он хотел таким образом приветствовать гостью, но Августа явно восприняла это как угрозу. Берт никак не мог понять, почему эта женщина так его боится. Он старался изо всех сил выглядеть дружелюбным, когда она оказывалась поблизости. Но Берт знал, что некоторые люди не отличаются общительностью — значит, ему самому следует сделать первый шаг. И Берт поднялся на ноги и приветливо помахал хвостом.

Августа с опаской подошла к огромному псу, явно подозревая, что он собирается ее укусить. Она поглядывала время от времени на крышу, но ничего не смогла разглядеть, пока не подошла вплотную к Берту.

— О господи! — воскликнула девушка, изо всех сил стараясь не рассмеяться. Но Берт расслышал смех в ее голосе и решил, что заслужил награду за то, что развеселил ее. Он дружелюбно потерся о ногу Августы.

Скотти поднял голову, досадуя на нее за это неуместное веселье, а еще больше на себя, за то что предстал перед ней в столь нелепом виде. Он уже собрался высказать ей, что думает о людях, радующихся чужому несчастью, но замолчал с открытым ртом. Как же она была красива в этот момент, под ветвями старого дуба, освещенная летним солнцем, игравшим в ее глазах и волосах. Она улыбалась и была потрясающе, невообразимо прекрасна.

— И что вы хотите этим сказать? — Скотти надеялся, что выглядит не таким уж жалким.

— Я многое хотела бы сказать. Но дайте мне пару секунд, чтобы опомниться.

— Знаете, — произнес Скотти, продолжая любоваться девушкой. — Не очень-то хорошо с вашей стороны так откровенно выражать свое удовольствие по поводу моего бедственного положения.

— Разве? А по-моему, все в порядке. — Августа сложила руки на груди. — Когда еще представится такая возможность.

— Хорошо, — процедил сквозь зубы Скотти, ложась спиной на кровлю, чтобы уменьшить нагрузку на шею. Он слишком хорошо изучил женщин и понимал, что уговорами ничего не добьешься. Нет, он просто не сдвинется с места, пока сама Августа не будет умолять его об этом.

Берт улегся у ее ног, он явно был очень рад тому, что гостья осталась во дворе.

— Так что же вы там делаете, на крыше? — ехидно поинтересовалась Августа. — Решили позагорать?

Обращаясь к небесам, Скотти рассказал, как оказался прикованным к водостоку. Ответа не последовало. Приподняв голову, он увидел, что Августа вытащила на лужайку шезлонг и устроилась в нем поудобнее, скрестив свои длинные красивые ноги и одернув на коленях юбку.

— Удобно?

Августа улыбнулась:

— Да, спасибо. А вам?

Скотти поморщился:

— Чего вы от меня хотите?

— Ничего. Может быть, это вам что-то надо?

Несмотря на унижение, Скотти не мог не оценить комизм ситуации. Он понимал, что повел бы себя примерно так же, если бы они поменялись местами. Но сейчас он разозлился не на шутку. Скотт терпеть не мог признаваться в своей беспомощности — тем более женщине.

— Послушайте, что я должен пообещать, чтобы вы согласились приставить к крыше лестницу?

Августа покачала своей изящной ножкой; и снова улыбнулась:

— Приятно иметь неограниченные возможности. Когда надо выбирать из пяти-шести вариантов — это одно. Но бесконечное количество… тут нетрудно запутаться, как вы думаете?

На какую-то секунду Скотт пожалел в глубине души, что бросал мусор через ее забор, дразнил в церкви и мешал ее музыкальным урокам.

— Может быть, вы ограничите мой выбор и скажете, что вы сами готовы сделать, чтобы я согласилась приставить лестницу?

Хм-м… да он сделал бы все что угодно.

— Я знаю, что вы не особенно щепетильны и готовы на многое, чтобы добиться своего. Но где-то ведь есть граница? Так где же?

На случай, если переговоры затянутся, Скотти подогнул одну ногу, пытаясь обрести равновесие, и стал подтягиваться по крыше вверх.

— Интересный я задала вопрос, не так ли? Насколько далеко зайдет Скотт Хэммонд, чтобы получить то, что хочет?

Скотти удалось приподняться и посмотреть на Августу.

— Я всегда иду до конца, когда хочу добиться чего-то действительно для меня важного. А что в этом плохого?

Ей нечего было возразить. Вроде бы ничего плохого. Некоторое время назад и она ответила бы на этот вопрос так же — когда еще существовали вещи, имевшие для нее особую ценность.

— И что же для вас важно, Скотт Хэммонд? — Августой овладело любопытство. — Чего вы так сильно хотите?

Наконец-то она задала ему личный вопрос. Хоть как-то проявила к нему интерес. Что ж, очень хорошо. Лиха беда начало.

— Для меня важны люди. Люди, которых я люблю. Кто я и что делаю — зависит от их влияния на меня. — Он замолчал на мгновение, словно собираясь с мыслями, затем продолжил:

— Я хочу… жить полной жизнью. Ничего особенного, грандиозного, просто приятно иметь работу, которая наполнена смыслом, которая чего-то стоит. И очень важно иметь рядом дорогих тебе людей, с которыми можно поделиться победами и поражениями. — Подогнув колени, он оперся на руки. — Я не великий ученый, который надеется найти лекарство от неизлечимой болезни. И не очень амбициозный человек. К тому же рабочие навыки не слишком мне даются. — Он кивнул на дыру в крыше. — Я просто — человек, полный добрых намерений. Мне нравится быть счастливым. И мне нравится видеть счастливыми других. Я простой человек и хочу простых вещей.

Достойная цель в жизни и близкие люди рядом? И это все, чего он хочет? Все, что для него важно? Действительно все? Но ведь и Августа хотела того же самого. Что же тогда случилось? Что в ее жизни пошло не так? Что Скотти умудрился сделать правильно, а она — нет? Все обожают Скотти Хэммонда. Все, за что он берется, у него получается. В чем же его секрет? Или некоторым людям просто на роду написано всегда добиваться успеха и любви окружающих?

Августа невольно почувствовала, как в ней поднимается волна раздражения. Она завидовала Скотти куда больше, чем хотелось признаться. Больше всего ее раздражало то, как он говорил о своей удачливости. Он был везунчиком и не сомневался, что это в порядке вещей.

— А как насчет вас, мисс Миллер? — спросил Скотти. Девушка почувствовала, что он внимательно смотрит на нее. — Что важно для вас? Чего хотите вы?

— Не, знаю, — сказала Августа, поднимаясь на ноги. Все это перестало казаться ей таким уж забавным. Скотти явно был лучшим из них двоих и даже в этой трудной ситуации не терял чувства собственного достоинства. Ее месть показалась Августе мелкой и глупой.

— Не помните? Или не хотите мне говорить? — уточнил Скотти, глядя, как она лениво направляется к лестнице.

— Да тут и говорить не о чем.

Августе стоило немалого труда поднять и прислонить к стене дома тяжелую лестницу.

— Тогда расскажите мне об этих шрамах у вас на запястье, — сказал Скотти, не двигаясь с места. Он внимательно глядел на Августу в ожидании ее ответа.

Августа посмотрела на шрамы на левом запястье, погладила их пальцем, затем улыбнулась и взглянула вверх на Скотти.

— Они так сильно вас интересуют?

— Меня интересует, как и почему они появились.

— Вы будете разочарованы, — предупредила Гасти, вновь опуская взгляд.

— Стоит проверить.

Девушка глубоко вздохнула. Скотти слишком много внимания уделял этим шрамам. Ну что ж, приподняв завесу тайны, она покажет ему, что здесь нет ничего загадочного или романтичного. Все вполне обыденно. Так ему и надо, пусть привыкает к тому, что в отношении ее лучше не питать иллюзий.

— Больше трех лет назад, — начала Августа, разглядывая шрамы, — я перенесла операцию на этой руке. Ничего трагического. Ничего серьезного. Обыкновенная операция» чтобы ослабить давление на зажатый нерв.

— И что же на него давило? — спросил Скотти, начиная осторожно подбираться к лестнице.

— Там есть хрящики. Они начинают болеть и распухать, потом давить на нерв. Это называют синдромом перетренированных рук. Обычно это происходит в результате множества повторяющихся одинаковых движений.

— Вроде игры на скрипке?

Скотти внимательно смотрел на лестницу. Августа взялась за нее обеими руками, чтобы обеспечить устойчивость.

— Вот именно.

— И что происходит после такой хирургической операции? Насколько я знаю, вы по-прежнему можете играть на скрипке.

— Да. — Тяжело вздохнув, она отступила от лестницы, убедившись, что ее поддержка больше не требуется. — После реабилитационного периода, лекарственной терапии, упражнений, щадящих нагрузок на запястье. После этого можно играть на скрипке.

Ступив на землю, Скотти взял руку Гасти, внимательно посмотрел на шрамы, затем попытался заглянуть в глаза девушки.

— Но…

Ее кожа горела в том месте, где к ней прикасалась его рука.

Августа вдруг почувствовала себя слабой и уязвимой. Теперь Скотти известно все о ее поражении.

— Но, — тихо продолжала она, — никогда уже не будешь играть так, как прежде. — Августа старалась изо всех сил унять дрожь в голосе. — Или репетировать часами. Или убедить тех, от кого зависит твое будущее, что еще немного — и твоя игра снова достигнет прежнего совершенства.

У Скотти сжалось сердце, когда он смотрел в ее глаза, полные слез. Ему захотелось прижать ее к себе, взять на себя часть ее боли. Но девушка испуганно заморгала и опустила глаза. Затем медленно, очень неохотно отняла у него руку. Он попытался задержать ее, но понял, что момент упущен.

— Жаль, что разочаровала вас, — произнесла Августа, когда между ними исчезла неловкость. — Знаю, вы предпочли бы услышать что-то более волнующее. Ну, может, рассказ о несчастной любви или…

— Я вовсе не разочарован, — заверил ее Скотти, гадая про себя, что сделает девушка, если он прямо сейчас ее поцелует. — Я лишь надеялся, что это больше не причиняет вам боли.

Ну уж нет, хватит! Если он собирается жалеть ее, попытаться разделить с ней ее боль, то лучше сразу уйти.

— Нисколько. — Августа повертела рукой перед самым носом Скотти. — Видите? Как новенькая!

Но его невозможно было провести. Скотт прекрасно понимал, что боль еще совсем свежа и раны ее до конца не зажили. На секунду Августе даже показалось, что Скотт заподозрил главное: боль ее вызвана не только крушением карьеры музыканта.

— Что ж, теперь, когда вы крепко стоите на земле, мне пора, — сказала Августа.

— Но я ничего не дал вам.

— Ничего мне не дали? — озадаченно переспросила девушка.

— Ну, за то, что вы помогли мне слезть с крыши. Вы спасли мне жизнь. Итак, чего вы хотите? Что я должен сделать?

— О, забудьте об этом, — ей вдруг захотелось уйти как можно скорее. И зачем это он все время подходит к ней так близко? Можно разговаривать с разных концов двора.

— Забыть? Ни за что. Я всегда плачу свои долги — а перед вами я в огромном долгу.

Августа понимала, к чему он клонит. Понимала, что Скотти ни за что не упустит подвернувшейся ему счастливой возможности.

— Да. Если задуматься, так оно и есть. Но мне нужно время, чтобы придумать для себя достойную награду.

— Хорошо. — Скотти хотелось побыть с ней подольше, но придется довольствоваться обещанием новой встречи. Он понимал, что Августа приоткрыла ему сегодня душу, поделилась самым сокровенным и теперь, возможно, испытывает неловкость в его обществе.

Что ж, он отпустит ее — на время, — a сам попытается обдумать все, что узнал от нее сегодня. Он чувствовал — дело не только в операции, которая оборвала ее карьеру. Девушка явно чего-то недоговаривала.

Освободив руку, Августа быстро направилась к калитке, нисколько не сомневаясь, что на этот раз он не станет ее задерживать. Черт побери, хорошо ли быть таким предсказуемым?

— Мисс Миллер, — окликнул девушку Скотти. — Теперь, когда вы спасли мне жизни и вас так полюбила моя собака, не кажется ли вам, что пора мне начать называть вас Августой? — Он забежал вперед и преградил ей дорогу. — А еще лучше Гасти.

Скотти произнес ее имя так нежно, что у Августы сладко защемило сердце. Темные глаза его казались бездонными, они словно втягивали ее в свою глубину. Его взгляд скользнул по ее губам, потом снова впился в глаза. Он хочет поцеловать ее? Нет, это невозможно. То есть вполне возможно, но наверняка ей не понравится. Или даже понравится, но тогда непременно сделает ее несчастной. А может быть…

— Да, да, конечно, — поспешно произнесла она. — Зовите меня Августой.

Скотти легко коснулся губами ее губ. Августа застыла, боясь пошевелиться. Он чуть отстранился, посмотрел на нее и вновь приник к ее губам. И тут ее захлестнула горячая волна возбуждения. Последнее, что она видела, это как закрылись глаза Скотти. Его поцелуй был властным и нежным, он не умолял, он требовал ответить с той же страстью. И Августа ответила…

Дальше она уже ничего не помнила. Ветер вдруг стих, птицы замолчали, весь мир замер и стал медленно уплывать куда-то. Руки и ноги сделались вдруг ватными. Долго сдерживаемые эмоции завладели всем ее существом.

Скотт крепко сжал руки в кулаки, борясь с искушением прижать Августу к себе. Если он не остановится сейчас, пока еще способен рассуждать здраво, он не остановится вообще.

Он смотрел, как открылись глаза Августы, полные сдерживаемой страсти. Она была напугана — причем больше своим откликом на его поцелуй, чем его дерзостью, — и выглядела при этом просто очаровательно.

Скотти улыбнулся.

— Знак моей признательности, — произнес он, имея в виду поцелуй.

Неуверенный кивок.

— Можете называть меня Гасти. Выбирайте, как вам больше нравится, — у девушки вырвался нервный смешок. — Но только не Гусси, — предупредила она, делая шаг назад. — Моя бабушка называла меня Гусси. Она умерла. С тех пор меня так никто не называл. — Августа улыбнулась. — Я ненавидела, когда меня так называли, но приходилось терпеть. — Она быстро открыла калитку и проскользнула в свой двор. — Мне кажется, мне просто не подходит имя Гусси. Гасти еще куда ни шло…

С той стороны забора еще несколько минут слышалось растерянное бормотание, затем раздался звук закрываемой двери. Скотти коснулся пальцами собственных губ, еще хранивших вкус поцелуя. И улыбнулся Берту. — Вот так, мой друг, рождаются мечты, — заявил он, потрепав пса по голове.

Глава 5

Бертрам Т. Гудфеллоу очень скучал по маленькой девочке. Так было не всегда. Сначала он рад был от нее избавиться. Но потом обнаружил, что с нетерпением ждет следующего приезда малышки.

После того как они с хозяином переехали в большой дом, девочка уже не таскала его за хвост и не пыталась на нем прокатиться. Удовольствие, которое она получала, пытаясь завязать ему на ухе бант или накормить попкорном, видимо, осталось в прошлом.

Теперь девочка каталась по двору на колесах. Иногда они с хозяином играли на ковре в спальне. Их возня сопровождалась смехом и визгом до тех пор, пока хозяин не притворялся мертвым. Тогда малышка испуганно убегала в ванную. Иногда они садились рядом и хозяин читал вслух книжку с яркими картинками. Или играли во дворе в какую-то игру с мячом и палкой. А сегодня они красили стены в одной из комнат второго этажа.

Берт несколько раз поднимался проверить их работу. Но и без этого он знал, что в комнате царит чудовищный беспорядок. Эти двое всегда переворачивали все вверх дном.

Спускаясь в очередной раз по ступенькам, Берт услышал легкие шаги девочки. Поскольку в обязанности Берта входило присматривать за Хлоей в отсутствие хозяина, он поспешил за ней и нашел ее на заднем дворе, всю вымазанную красной краской.

Сначала ему показалось, что малышка пытается покрасить забор собственным платьем. Берт не стал раздумывать, зачем ей это надо, его дело было следить, что с девочкой ничего не случилось. Когда же он убедился, что все в порядке, и собрался уже было улечься в тени, малышка подтащила к забору шезлонг и открыла калитку, ведущую в соседний сад.

Им обоим нравился этот сад. Такой красивый, ухоженный. Цветы источали райский аромат, и Берт с удовольствием наблюдал, как девочка рвет их. Он забеспокоился, только когда Хлоя открыла дверь соседнего дома и вошла внутрь — и то только потому, что соседка явно не одобряла незваных гостей, во всяком случае, четвероногих.


Августе показалось, что кто-то вошел через заднюю дверь. Но все произошло так быстро, что она не могла бы сказать с уверенностью. В доме было тихо, и Августа продолжала играть. Концерт си минор Бруха поглотил все ее чувства и помыслы. Это было очень романтическое произведение, которое она не играла уже несколько лет. Но сейчас концерт как нельзя лучше отражал царившее в ее душе смятение.

А виной всему был Скотти. Именно из-за него она чувствовала это самое смятение. Весь день она лихорадочно поправляла картины на стенах, стопки нот, диванные подушки, книги на полках — и все равно не могла избавиться от снедавших ее беспокойства, чувства тревоги и раздражения.

Она специально выбрала произведение, которое редко играла, чтобы можно было полностью сосредоточиться. Чтобы прогнать из памяти вчерашний поцелуй. И почему она позволила этому случиться? Из любопытства? Если так, то это просто глупо. Теперь, когда она знает, как целуется этот мужчина, ей ничуть не легче жить с ним рядом.

Однако и Брух не помогал. Она несколько раз прерывала игру, пытаясь стряхнуть с себя воспоминания.

— Вы что — сделали ошибку? — послышался вдруг за спиной тонкий детский голосок.

Августа чуть не подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Перед ней стояла маленькая девочка, вымазанная с ног до головы красной краской. Коротко стриженные темные волосы, карие глаза, синяя футболка с надписью «Папина дочка».

— Ты кто? — ошеломленно спросила Августа.

— Я — Хлоя. Так вы сделали ошибку, правда? — девочка понимающе кивнула. — Я-то знаю, что это такое.

— Знаешь? — переспросила Августа, оправившись ровно настолько, чтобы подойти к окну и посмотреть, нет ли рядом отца девочки, который наверняка был инициатором этого вторжения. — Ты знаешь эту музыку? Слышала ее раньше?

Вряд ли, учитывая музыкальные вкусы ее отца, — но спросить никогда не лишне.

— Нет. Но когда фальшивят, у меня болят уши. — Хлоя зажала уши ладошкой и кулаком второй руки, в которой сжимала цветы. — Как если кто-то громко кричит неподалеку.

Августа понимающе кивнула и, не обнаружив в своем саду соседа, снова повернулась к девочке.

— Какие красивые цветы. Где же ты их взяла?

— Я собрала их для вас. — Хлоя протянула Августе букет, с которого падали на чисто вымытый пол комья земли. — Если поставить их в воду, они не умрут.

— Спасибо, — Августа не могла сердиться на малышку. — А знаешь еще один секрет про цветы?

— Какой?

— Ладно, скажу. Если срывать цветы, а не вытаскивать их с корнем, они вернутся к тебе на следующий год. И можно будет снова их собирать. Пошли, покажу тебе, как надо.

— А вы целыми днями только играете и больше ничего не делаете? — поинтересовалась Хлоя, следуя за Августой.

— Почему же. Еще я преподаю музыку.

— Мой папа тоже учитель.

— Да, я знаю. — Августа обернулась и увидела, что девочка, встав на цыпочки, внимательно разглядывала лежащие в раковине цветы. — Краска уже высохла?

— Да. — Хлоя потерла руками футболку и подняла их вверх, демонстрируя, что на руках не осталось новых пятен. — Это все равно старая футболка. Папа заставил меня надеть ее на случай, если запачкаемся краской.

Девочка наклонилась, чтобы почесать коленку.

— Хорошая идея, — одобрила Августа. — И что же вы красили? — спросила она, открывая ящик и доставая кухонные ножницы. Заодно она прихватила баночку из-под желе, запас которого держала для племянников. — В такой красивый красный цвет.

— Я сама выбирала краску, — гордо заявила малышка. — Папа сказал, что это моя спальня и я могу сама выбрать для нее цвет. Кроме черного. И кроме потолка. Его он уже выкрасил в белый цвет. О, — Хлоя закатила глаза, услышав жалобное поскуливание за дверью. — Это Берт. Он тоже хочет войти.

— Хм… нет, — поспешно сказала девушка, видя, что Хлоя направилась к двери. — Давай я покажу тебе, как срезать цветы, а потом ты можешь поиграть с ним возле дома. Хорошо?

Она постаралась как можно доходчивее объяснить внимательно слушавшей Хлое, что корни надо оставлять в земле.

— А если ты забыла взять с собой ножницы, надо зажать стебелек здесь и здесь и обломить его. Тогда цветы поживут еще немного в воде.

— Мне не разрешают играть с такими ножницами, — пожаловалась Хлоя. — Они слишком острые — я могу выколоть себе глаз. У меня есть свои ножницы, но они даже бумагу режут плохо.

— Ну, тогда тебе надо обламывать стебельки, следя за тем, чтобы корни оставались в земле. Это очень легко.

— А вы будете еще играть? — спросила Хлоя. — Можно мне послушать? Я слышу вашу музыку из дома, но здесь ведь лучше.

— Но что скажет твой папа? Он знает, что ты здесь?

В этот момент Берт сердито зарычал за дверью и послышался голос Скотти, зовущего дочь.

Они встретились на пороге.

— Хлоя, — сказал, нахмурившись, Скотт. — Я ведь говорил тебе, что нельзя уходить со двора без спросу.

— Знаю, знаю, — девочка явно не боялась отцовского гнева. — Но если открыть калитку, получается, что это один большой двор, а не два маленьких.

— Нет, — Скотти покачал головой. — Калитка должна оставаться закрытой, пока тебе не разрешат ее открыть. Этот двор принадлежит мисс Миллер. И только с ее разрешения ты можешь сюда заходить, спросив перед этим меня. Понятно?

— Разрешение, разрешение… — капризно протянула девочка. — На все, чего мне хочется, я должна спрашивать разрешение!

Скотти наклонился к дочери так, чтобы видеть ее лицо.

— Мне очень жаль, детка, но так будет и дальше. У всех людей есть правила, которым они вынуждены подчиняться. Некоторые правила существуют для нашей безопасности. Некоторые просто для того, чтобы мы не забывали быть вежливыми с другими людьми. Для тебя тоже есть свои правила, и ты должна знать о последствиях, когда их нарушаешь.

Хлоя презабавно нахмурилась, став похожей на маленького сердитого зверька. Августа тихонько рассмеялась, заметив, что недовольная гримаска девочки точно повторяет выражение лица самого Скотти.

Скотти и девочка повернулись в ее сторону.

— У вас тоже так много правил, мисс Миллер? — спросила Хлоя.

— Конечно, — кивнула Августа. — Но это совсем другие правила. Взрослые. Их тоже очень много.

— Могу я попросить попить? — вежливо попросила малышка.

Скотти открыл было рот, чтобы напомнить ей, что в чужом доме неприлично что-то просить, но Августа жестом остановила его.

— Конечно. Хочешь сок?

— А какой? Я больше всего люблю яблочный.

— Какая удача! У меня как раз есть яблочный.

Когда Августа отошла от столика, который до этого загораживала, Скотти увидел баночку из-под желе со стоящими в ней маргаритками. Он быстро взглянул в окно на сад, затем глаза его встретились с глазами Августы. До конца жизни она будет вспоминать этот взгляд, в котором читался неподдельный ужас.

— Хлоя, — сказал он. — Надеюсь, тебе не пришло в голову рвать цветы в саду мисс Миллер?

— Ну конечно, она нарвала мне цветов, — Августа поспешила прервать Скотти, пока девочка не поняла по его тону, что ею недовольны. — Смотрите, какие они милые! Правда, Хлоя вырвала несколько кустиков с корнями, но мы договорились, что в следующий раз она будет осторожнее. Правда, Хлоя?

— Правда, — улыбнувшись, девочка быстро выпила весь сок.

Скотти внимательно посмотрел на Августу, но ничего не сказал. Дождавшись, когда Хлоя закончит пить, он напомнил, что надо поблагодарить хозяйку, и объявил, что им пора домой.

— Но я хочу послушать музыку, — возразила Хлоя.

— Ты можешь послушать ее от нас.

Да… Когда Скотт Хэммонд исполнял роль отца, он становился просто другим человеком. Тот прежний ужасный Скотт Хэммонд искал любой предлог, чтобы нарушить ее покой. Директор Хэммонд спокойно и по-деловому делал то же самое. Но папа Скотт Хэммонд хотел уйти отсюда поскорее.

— Знаешь что, Хлоя, — произнесла Августа, глядя, как Скотти почти тащит девочку к двери. — Я дам тебе время дойти до дома, выбрать удобное кресло или лечь, а сама открою окна и сыграю песенку специально для тебя. Идет?

— Какую? — Хлоя не желала вступать в переговоры, не обладая всей полнотой информации.

— Я знаю одну песенку о девочке, которая выкрасила свою комнату в красный цвет. Только она была помладше тебя — ей было пять лет.

— И мне пять!

— Пять? А я была уверена, что шесть. Может, даже семь!

— Нет, мне пять, — Хлоя была явно польщена.

— Ну вот, и той девочке в песенке тоже пять. Хочешь, чтобы я сыграла ее для тебя?

— Да. Только не отрывок — а всю целиком!

— Конечно. Только знаешь — в этой песне нет слов. Ты должна закрыть глаза и представить себе эту девочку. Сможешь?

— Конечно. Я многое умею делать в голове. Пошли, папа!

Но папа не сразу повернулся к выходу. Он не мог отвести глаз от Августы. И во взгляде его горело уже знакомое ей желание. Скотти тоже не забыл вчерашний поцелуй.

У Августы вдруг закружилась голова и чуть онемели кончики пальцев.

— Может, мне подождать? — спросила она. — Пока вы ее вымоете. Она так измазалась!

Скотти молча покачал головой, затем пояснил:

— Через три часа ей все равно пора купаться. Еще через час — спать. А в девять я выйду на крыльцо.

Августа не знала, что на это ответить. Скотт не просто делился с ней информацией — это было откровенное предложение, которое она не могла не понять.

Прежде чем она успела придумать ответ, Скотти ушел. Что ж, у нее хоть есть время на раздумья. Она и так уже думает о Скотте Хэммонде куда больше, чем хотелось бы. Пожалуй, для обоих будет лучше, если теперь она станет его избегать. Обходить или переходить на другую сторону улицы, едва завидев его вдалеке.


Если человек проиграл несчетное число этюдов и теперь запястье больно ноет, а по телевизору ничего нет, и трижды прочитана одна и та же страница в книге — что плохого в том, чтобы выйти ненадолго на крыльцо подышать воздухом?

Августа выключила свет и постаралась не хлопнуть дверью. Вместо того чтобы сесть на плетеный стул, на котором ее было бы слишком хорошо видно, она опустилась на верхнюю ступеньку и устало прислонилась к перилам.

Впервые Августа увидела свой дом вот таким же теплым летним вечером и влюбилась в него с первого взгляда. И дом, и все, что его окружало, словно существовали в другом времени, по-хорошему наивном и спокойном. В том времени, когда достаточно было просто быть таким, какой ты есть, и совсем не обязательно становиться кем-то более важным и значительным. Чудное время, когда можно было бездумно валяться на траве, греясь на солнце, когда вечерние сумерки таили очарование, а не угрозу, и когда городок, где живешь, казался целой Вселенной.

А впрочем, была ли ее жизнь когда-нибудь такой простой и безмятежной? Или воспоминания о детстве — лишь сон, зыбкий мираж? Кто и когда запретил кататься возле дома на роликовой доске? В какой момент скрипка полностью заменила игры со сверстниками?

Ей нравился район, где стоял ее новый дом. Нравилось, что по субботам соседи подстригали свои газоны. Нравилось смотреть, как детишки катаются на велосипедах и играют с мячом на улице. Августе даже нравилась отведенная ей роль старушки мисс Миллер, которая, делая вид, что сердится, вытаскивает из своих клумб залетевшие туда мячи. Ей нравилось слушать, как мамы зовут своих детей ужинать, и наслаждаться тишиной по вечерам, когда всех маленьких обитателей улицы укладывали спать.

Нравилось думать о том, что ее район — один из миллиардов таких же небольших пригородных районов, где люди ведут размеренный образ жизни, занимаются простыми, обыденными вещами, которыми занималась и она, пока хирургические инструменты не изменили так круто ее жизнь. Человечество двинулось дальше без нее, но все же мир изменился не настолько, чтобы она не могла найти в нем нового места.

Странно, как это ей раньше не приходила в голову одна очевидная мысль: возможно, музыка изменила ее не так уж сильно, как ей казалось. Если ведешь другой образ жизни, это вовсе не значит, что ты меняешься изнутри.

Честно говоря, она не слишком задумывалась над всем этим в последнее время, просто плыла по течению. Все случилось так быстро. Боль. Операция. Жалостливые взгляды. Полный крах карьеры. Затем приезд в Тай-лервилл. Школа. Только теперь жизнь ее начала налаживаться, и она могла спокойно подумать о дальнейшем, наметить какие-то планы.

В соседнем доме тихо хлопнула дверь, и Августе вдруг захотелось стать невидимкой.

Да что же она делает? Неужели так и будет прятаться, чтобы избежать любых перемен в своей жизни?

Ей захотелось дать понять Скотти, что она принимает его вызов, что она не боится его, что хочет быть рядом с ним. При мысли о том, что он ждет ее на крыльце своего дома, кровь быстрее побежала по жилам, тело напряглось, изнывая от желания. Да, она хотела его. Глупо было себя обманывать. Хотела с самого начала, с тех пор, как увидела.

Закрыв лицо руками, Августа стала мерно раскачиваться взад-вперед. Она просто не могла больше бороться ни с ним, ни с собой.

Услышав шорох шагов на дорожке, девушка вздрогнула от неожиданности. Боже, что же ей теперь делать? Спрятаться? Убежать? Остаться?

Скотти вздрогнул, когда Августа появилась прямо перед ним, словно материализовавшись из сгущающейся тьмы.

— Вы напугали меня, — усмехнулся он, протягивая руки, чтобы обнять ее.

— Извините, я не хотела, — Августа отстранилась, избегая объятия.

— Ничего, — Скотти покорно сложил руки на груди. — Я не думал… то есть, я думал… — И он вдруг громко рассмеялся.

Августа тоже едва не засмеялась, но побоялась, что смех ее покажется Скотти истеричным.

— Добрый вечер, — сказал Скотти, словно начиная все сначала.

— Добрый вечер.

— Я пригласил бы вас погулять, но мне не хочется оставлять Хлою одну. Как насчет того, чтобы покачаться на качелях?

— На качелях? А, — догадалась девушка. — У вас на крыльце? Почему бы и нет.

— Вообще Хлоя спит крепко, — пояснил Скотти. — Но все-таки для нее это незнакомый дом в незнакомом городе с незнакомыми ночными звуками.

— Понимаю.

Он взял ее за руку, и Августа нервно вздрогнула от этого невинного прикосновения.

— Я оставил бы на крыльце свет, но… насекомые — вы понимаете.

— О, я тоже, — воскликнула Августа. — Я хочу сказать — именно поэтому я тоже не включила свет у себя. Жаль, что сейчас не полнолуние.

Они шли в полной темноте. Гравий громко хрустел у них под ногами. Действительно, полная луна была бы сейчас как нельзя кстати. Воздух, казалось, был пропитан романтикой, и им обоим было почему-то неловко.

— Осторожнее, — предупредил Скотти. — Здесь где-то валяется велосипед Хлои.

— Я видела вас вечером во дворе, — сказала Августа. — Хлоя неплохо катается. Скоро уже можно будет снять дополнительные колеса.

— Возможно. Но они с матерью живут в городском многоквартирном доме, и у нее нет возможности потренироваться. Поэтому она все забывает в промежутках между визитами ко мне и чувствует себя неуверенно на велосипеде.

— Говорят, что, когда научишься, уже никогда не забудешь приобретенных навыков. — Августа почувствовала, как ее тихонько тянут за руку, и последовала за Скотти на крыльцо. — Лидди до сих пор умеет ездить на велосипеде. Пока не родился Тодд, они с Аланом сажали двух старших мальчиков на специальные сиденья и отправлялись в долгие велосипедные прогулки. У них даже были специальные детские шлемы и все такое.

— А вы научились кататься?

— Не было времени, — пожаловалась Гасти. — Надо было много репетировать.

Скотти подозревал, что Августа была лишена многих детских радостей, и не стоит напоминать ей об этом сейчас — это только испортит им обоим настроение. Он подвел девушку к качелям и предложил сесть, но сам продолжал стоять рядом.

— Можно спросить вас кое о чем?

— Конечно.

— Ваши цветы… Вы не очень рассердились? Я объяснил Хлое, что нельзя рвать цветы в чужом саду. Жалею, что не сделал этого раньше. Я не ожидал…

— Ох, лучше бы вы этого не делали! — с жаром прервала его Августа, вскочив с качелей. Ей требовалось движение, она просто не могла усидеть спокойно под его пристальным взглядом. — То есть хорошо, что вы объяснили все это Хлое, но лучше бы вы этого не делали. Она ведь хотела как лучше…

— Как лучше?

— Ну, она ведь нарвала цветы для меня. Чтобы сделать мне приятное. И я бы не хотела, чтобы у Хлои сложилось впечатление, что я недовольна ее подарком.

Августа подошла к перилам веранды и стала смотреть на освещенные окна соседних домов. А Скотти с раскаянием думал, что зря поспешил отчитать дочь, не разобравшись, в чем дело. Для женщины, не имевшей собственных детей, Гасти удивительно тонко чувствовала их нужды и настроения. А может быть, эта чувствительность объяснялась именно тем, что у нее нет своих детей?

— Тогда я дважды перед вами в долгу, — сказал Скотти. Девушка вопросительно посмотрела на него через плечо. — Сначала лестница, теперь цветы.

Августа рассмеялась, снова повернувшись к перилам.

— Хлое понравилась песенка, которую вы для нее сыграли. — Скотти присел на перила рядом с девушкой. — Она сказала, что слышит в этой музыке звуки счастья.

— Я тоже любила эту песенку, когда была маленькой. Ее играл для меня отец. — Августа на мгновение замолчала, улыбаясь своим мыслям. — Конечно, эта песенка вовсе не о маленькой девочке, покрасившей свою спальню в красный цвет. Как вы думаете, Хлоя будет очень разочарована, когда узнает об этом?

— Конечно, нет. — Между ними снова повисла неловкая тишина. Первым ее решился нарушить Скотти. — Каким он был, ваш отец?

— Спокойным, добрым, — пожав плечами, Августа сделала несколько шагов в сторону лестницы. — Никогда не считал себя скрипачом. Просто говорил, что играет на скрипке, но не называл себя музыкантом. Отец был самоучкой. Играл по слуху, не умел читать нот. Он играл с небольшим оркестриком в основном в ирландских пабах, иногда в барах в западном стиле. Играл все — от джаза до музыки кантри времен шестидесятых.

— Но он не был так талантлив, как вы, — предположил Скотти.

Привалившись спиной к белой колонне, поддерживающей навес, девушка задумчиво посмотрела на него и покачала головой:

— Это не совсем так. Кое в чем он был даже лучше. Я люблю музыку и уважаю свой талант. Но отец еще очень нежно относился к самому инструменту. Я часто думаю, что с таким же успехом могла бы научиться играть на пианино или флейте. Для отца же существовала только скрипка. Ее звук, форма, ощущение дерева под руками… Лицо его светлело всякий раз, когда он брал в руки инструмент, и он… он словно был не с нами, когда начинал играть. Может быть, на небесах. Это видно было по выражению его лица, по тому, как он двигался… — Девушка вдруг рассмеялась. — Извините, наверное, я говорю больше, чем вы хотели бы услышать.

— Вовсе нет. Люблю слушать истории о других людях. Они просто завораживают меня. Я ведь экстраверт, если вы помните.

— И вы, вне сомнения, заметили, что я, напротив, очень замкнута, не люблю открываться перед людьми…

— Нет. Вовсе не заметил. Здесь все любят вас, а дети так просто обожают. — Скотти с любопытством поглядел на Августу. — А какой считаете себя вы сами?

Августа не спешила с ответом.

Это была чудесная ночь, спокойная, ясная. Такая ясная, что звезды в небе напоминали огромные бриллианты, рассыпанные по черному бархату. Такая тихая, что можно было говорить шепотом и все же расслышать друг друга. Она вздохнула.

— Сейчас я уже не знаю, — призналась она.

— Хорошо, тогда расскажите, какой вы были раньше.

— Я была довольно поверхностной особой. Иначе я оказалась бы лучше подготовлена к тому, что со мной случилось.

— Готовой к чему? — уточнил Скотти.

— Не знаю. К тому, наверное, чтобы прожить остаток своей жизни так, как я живу сейчас.

И снова он разглядел в ней растерянность и уязвимость, так не вязавшиеся с образом сильной, решительной женщины. Скотти сжал руки в кулак, стараясь справиться с вдруг охватившим его желанием обнять девушку, привлечь ее к себе, встряхнуть как следует за плечи, а потом доходчиво объяснить, сколь многого ей удалось добиться в жизни и как много она значит для людей, искренне заботящихся о ней. Таких, как он.

— А как бы вы хотели прожить остаток жизни? — поинтересовался Скотти, от души надеясь, что в этой жизни найдется местечко и для него. — Я уже спрашивал вас, но вы сказали, что ни в чем больше не уверены…

— Так оно и есть. Я просто… — Августа долго молчала, прежде чем продолжить. Но в конце концов решила, что Скотти должен знать. — Я просто не хотела бы никого больше разочаровывать.

Скотти с трудом отвел взгляд от ее лица. Ему не хотелось смущать ее.

— Кого же вы успели разочаровать?

Он подозревал, что Августе не слишком приятна его назойливость, но просто не мог не задать этот вопрос.

— Проще перечислить тех моих знакомых, кто избежал этой участи. — Августа медленно перешла на другую сторону лестницы, неосознанно пытаясь отгородиться от него, не подпустить слишком близко… Затем она тихо заговорила, надеясь, что Скотти не расслышит и поленится переспрашивать:

— Это мое основное занятие. Видите ли, я всегда всех разочаровываю, причиняю боль. Я не хочу никому зла, но так уже получается, причем постоянно. Мне удается как-то убедить окружающих потратить на меня свои знания, опыт, свою любовь и изрядную часть своей жизни. А потом я подвожу их, фактически предаю.

Скотти не мог больше этого переносить. Медленно подойдя к девушке, он взял в ладони ее лицо и повернул его так, чтобы на него падая свет.

— Я честно пыталась предупредить вас, — продолжала Августа, надеясь, что он поверит по крайней мере в ее искренность. — Я плохо лажу с людьми. Мне приходится притворяться общительной, а для меня это непросто. И самые близкие мне люди всегда… — Августа запнулась. Господи, неужели он собирался ее поцеловать? Скотт медленно водил большими пальцами по ее щекам, и от его прикосновений горела кожа. — Я и вас разочарую в конечном итоге. Обязательно. Не потому, что хочу этого, просто…

— Как вы можете разочаровать кого-то? — мягко прервал он ее. — Вы так талантливы. Умны. Красивы. Вы добры и отзывчивы, когда хотите быть доброй и отзывчивой. С вами весело. Вы сильная и независимая. Не понимаю, о чем это вы только что говорили.

— Пожалуйста, не трогайте меня, — взмолилась Августа, высвободившись из его рук. — Я и пытаюсь объяснить вам так, чтобы вы поняли. Я… — девушка глубоко вздохнула. — Все учителя, которые занимались со мной, считали, что я стану скрипачкой мирового класса, что во мне есть что-то особенное. Они работали со мной часами, месяцами, годами. День за днем. Они научили меня всему, что знали сами. Они жертвовали для меня своим временем и энергией. А я никогда… никогда не поднималась выше просто хорошего уровня. Ничего выдающегося. Ничего феноменального. Я так их всех разочаровала. Всякий раз, когда очередной учитель признавал, что не может больше ничему меня научить, он передавал меня следующему, считая, что подвел меня. И все были разочарованы тем, что не смогли найти ключ, чтобы открыть во мне этот особый дар. Мой папа быстро отстранился от этого, догадываясь, что будет дальше. Но мама не сдавалась. Она наняла агента и специалиста по связям с общественностью. — Августа заложила руки за спину. — Но я не была вундеркиндом, и из меня не получилось виртуоза. Я стала просто хорошей скрипачкой. Одной из многих. Маме пришлось удовлетвориться моей работой в труппе Карнеги-Холл и местом первой скрипки филармонии. И я старалась изо всех сил, чтобы удержаться на этих позициях, потому что… я вовсе не была единственной хорошей скрипачкой в городе.

— Но почему вы так презрительно говорите о своих успехах? — Скотт сделал шаг в ее сторону. — Многие даже ради этого готовы…

— Нет, нет. Не подходите ко мне. Я хотела бы закончить. Понимаете, через несколько лет мне удалось заслужить уважение коллег. Я была одной из самых молодых скрипачек в оркестре. Никогда не опаздывала, никогда не пропускала репетиции или концерты. Усердно работала, не поддавалась собственным настроениям. Через какое-то время дикое напряжение первых лет ослабло, и у меня появились пять свободных минут, чтобы без памяти влюбиться в одного удивительного саксофониста, Нельсона Форджа, который верил в свободу самовыражения. Он показал мне, как получать удовольствие от моей скрипки, играя самую разную музыку. Мы гастролировали по Европе, он таскал меня в разные кабаки и пабы, где скрипачи и саксофонисты выделывали чудеса на своих инструментах. Их музыка так отличалась от того, к чему я привыкла… Все это было так чудесно, так романтично. Мое первое путешествие в Европу. Мой первый роман…

Скотти не понравились мечтательные нотки в ее голосе, когда она заговорила об этом саксофонисте. Совсем не понравились.

— И что же случилось потом? — спросил он, не вполне уверенный в том, что хочет услышать ответ.

— Мы вернулись домой. Мои пять минут истекли. Гастроли закончились. Европа осталась далеко. Я пыталась остаться с ним. Честно пыталась. Но мы оба были заняты почти каждый вечер. У меня начало болеть запястье… Наступил сентябрь, а наш сезон длился обычно с октября по май. До августа, если включить сюда концерты на стадионах. Я не могла… Я стала для него огромным разочарованием. — Последовал короткий хриплый смешок. — Я играла, превозмогая боль в запястье, пока это было возможно. И довела себя до того, что малейшее движение руки причиняло дикую боль. — Тяжелее всего было сказать Скотти о том, что она не смогла удовлетворить мужчину, которого любила. Но ему необходимо было это знать. Августа набрала в легкие побольше воздуху. — Я… я не смогла сделать его счастливым, не смогла удовлетворить его… я не смогла… В общем, однажды я застала его с другой женщиной.

Августа замолчала, ожидая, что знакомая боль вновь захлестнет ее. Но боли не было. Она вообще ничего не чувствовала. И тогда она осторожно перевела дух.

— Я даже не удивилась, — продолжала Августа. — Мне было очень больно, но я все понимала. Ведь это случилось не в первый раз, и Нельсон был не первым человеком, которого я разочаровала, и, как я скоро обнаружила, далеко не последним. Моя мать рыдала в то утро, когда мне сделали операцию. Я слышала это. Она рассказала доктору всю историю моей жизни и заплакала, когда он сказал, что, приложив усилия, я смогу когда-нибудь играть довольно хорошо.

Скотти был поражен историей Августы. У него внутри словно что-то надломилось. И дело было даже не в том несчастье, которое с ней произошло. Его потрясло, что эта хрупкая девушка добровольно взвалила на себя непомерный груз вины. Он никак не мог понять, как, когда это началось. Скорее всего еще в детстве, когда девочкой она взяла на себя ответственность за реализацию чужих надежд и мечтаний.

— Остальное вы знаете, — уныло закончила Августа. — Я рассказала вам все это, чтобы избавить нас обоих от лишней боли и разочарований. Совершенно очевидно, что нас… тянет друг к другу.

— Совершенно очевидно, — с этим он просто не мог не согласиться.

— Но если мы не станем действовать, повинуясь минутным порывам, эти чувства постепенно угаснут. Так будет лучше для нас обоих.

— Гасти, — попытался прервать ее Скотт.

— Я не хотела бы причинять боль еще и вам, Скотти. Думаю, я могла бы в вас влюбиться, но мне горько сознавать, что и вам я могу сделать больно…

— Августа!

— Поэтому, как вы и сами видите, будет гораздо разумнее не начинать роман, заранее обреченный на неудачу.

— Мисс Августа Миллер, — властный тон Скотти заставил ее обернуться и посмотреть на него.

— Что?

— Идите-ка сюда.

Глава 6

Она никак не ожидала, что Скотт Хэммонд окажется таким глупцом!

Разве она только что не объяснила ему, что было бы ошибкой связываться с ней? Разве не растолковала подробно, почему сама не хочет иметь с ним дело? Или он не слышал ни слова из того, что она сказала?

Темное пространство между ними словно сгустилось и звенело от охватившего обоих желания. Как же ей спасти его от разочарований, если он не хочет прислушаться к ее словам?

— Подойдите сюда, — снова попросил Скотт, и на этот раз голос его был тихим и мягким.

— Скотти.

— Подойдите!

Нервно сглотнув, девушка медленно, с трудом сделала шаг в его сторону.

— Вы совершаете ошибку…

— Ближе.

— Мы пожалеем об этом, вы пожалеете об этом.

Но каждый следующий шаг казался чуть легче предыдущего. И ей вовсе не хотелось останавливаться.

— Еще ближе.

Она почти физически ощутила, что оказалась в пределах его личного пространства. Здесь было теплее, воздух вокруг словно накалился от едва сдерживаемой страсти и неутоленного желания. Она почувствовала на талии руку Скотти. Затем он коснулся ее щеки, властно положил ладонь на затылок, привлекая ближе к себе.

— Вы делаете глупость, — последнее, что смогла произнести Августа, прежде чем у нее перехватило дыхание.

— Не думаю, — прошептал Скотти, вдыхая аромат ее волос. — У меня множество недостатков, но глупость не входит в их число.

И он завладел ее губами, дразня и лаская, бросая вызов несговорчивой судьбе. От этого можно было сойти с ума.

— Но это не правильно, — пробормотала Августа, отрываясь на миг от его губ.

— Тогда почему это так приятно? — последовал еще один поцелуй. — И почему кажется таким правильным?

Хороший вопрос. Но ей придется подумать об этом потом. А сейчас все ее чувства слились в одно горячее желание — касаться Скотти, ощущать всей кожей его горячее сильное тело, чувствовать вкус его губ.

Нет, он был вовсе не глуп. Он свел ее с ума своими долгими страстными поцелуями, затормозившими ее мыслительный процесс и возбудившими до предела давно дремавшую чувственность. Поцелуи эти перенесли ее в другой мир, где реальностью был только Скотти, и в этом мире она хотела бы остаться навсегда. А Скотти едва сдерживал свое яростное желание, стараясь не напугать девушку. Но как же он хотел ее, как изголодался по ней!

Его поцелуй был горячим, глубоким и страстным. Потом стал медленным и эротичным. А руки поднимали тем временем складки ее юбки, обнажая красивые стройные ноги и упругие ягодицы.

Кожа Скотти под тонкой тканью рубашки была такой теплой. Августе не терпелось прикоснуться к ней. Скотти резко прижал девушку к стене, склонился ниже. Его горячее дыхание обжигало ей щеки. Пальцы его проникли под тонкие шелковые трусики, и тело Августы пронзило острое желание.

Вырвавшийся у нее сдавленный стон послужил Скотти сигналом, что его ласки достигли цели. И она тоже хочет его, теперь он был уверен в этом. Он обрел целый мир, целуя эти теплые губы, и ему не хотелось останавливаться, ведь впереди ожидали новые открытия. Очень хотелось продолжить, но он не мог оторваться от ее манящих губ.

Августа едва держалась на ногах. Как сквозь туман она почувствовала, что ее ведут по крыльцу к двери дома, и заволновалась. Если он собирался ограничиться поцелуями, то на крыльце было достаточно темно. Но если…

— О боже! — произнесла она, понимая, что сейчас произойдет неизбежное.

Скотти лишь усмехнулся в ответ, открывая дверь и пропуская ее вперед. Он понимал, что спорить с Августой бесполезно. Она считала себя неудачницей, приносящей всем одни разочарования, и не поверит ему, что бы он ни говорил. Гораздо быстрее и проще — а главное, приятнее — будет просто показать ей, насколько она не права. На самом деле она особенная, неподражаемая…

Августе даже не пришло в голову сказать ему, что она не хочет идти с ним в дом. Это было бы ложью, и Скотти имел все основания этому не поверить. Они были обречены на это грехопадение, и Августа никогда не чувствовала себя такой счастливой. Но в то же время ее душил страх.

— А как же Хлоя? — прошептала она, чувствуя, как обнимают ее сильные руки Скотти, как губы его касаются чувствительного места на шее.

— Она крепко спит у себя наверху. — Скотти расстегивал уже верхние пуговицы ее платья, его губы ласкали плечо.

— Что, если девочка проснется?

— Не проснется.

— Если все-таки? Что ты тогда будешь делать?

Скотти развернул девушку к себе лицом, обхватил ладонями ее щеки и нежно поцеловал.

— Если Хлоя проснется, мне придется пойти к ней. Я дам ей стакан воды и расскажу сказку. Потом дождусь, пока она заснет. А что будешь делать ты?

Августа улыбнулась и ответила первое, что пришло в голову:

— Я тебя подожду.


Она чувствовала, что попала во власть таинственных, магических сил, которые могут в любой момент овладеть ею снова. Унести за собой. Разрушить ее привычный мир.

Она слышала щебетание птиц, чувствовала на лице теплый солнечный свет, но боялась, что, если откроет глаза, закончится прекрасный сон, который она видела этой ночью.

Ей было тепло и удобно. Во всем теле ощущалось удовлетворение, мускулы сладко заныли, когда Августа потянулась.

— Не двигайся, прошу тебя, — раздался рядом мужской голос.

Августа застыла на несколько секунд, затем рассмеялась. Скотти застонал, повернулся и обнял ее.

— Давай еще поспим.

Повернув голову, она увидела, что глаза его полуоткрыты, и в них можно прочесть отблески вчерашней страсти.

— Думаю, мне лучше уйди, — Августа шутливо потерлась носом о его нос. — Скоро проснется Хлоя.

— До восьми она будет смотреть мультфильмы. В восемь и уйдешь. — Он крепче обнял Августу и закрыл глаза.

— Но тогда она увидит меня. Скотти снова открыл глаза и внимательно посмотрел на нее.

— А у нас что — тайный роман?

— Тебе не кажется, что так будет лучше? Хотя бы на первых порах. Пока мы не убедимся, что подходим друг другу.

Скотти широко улыбнулся:

— Знаешь, что я тебе скажу — ты прекрасно мне подходишь.

Августа тихо рассмеялась и снова потерлась носом о его нос.

— Ты мне тоже.

— Так о чем же тогда беспокоиться?

— Просто не хочу, чтобы вслед за пробудившимися надеждами наступило разочарование, если у нас ничего не получится.

Скотти чуть отстранился, чтобы лучше видеть ее лицо.

— Так ты надеешься, что у нас получится?

Августа немного опешила. Неужели он думает, что она легла бы с ним в постель, будь это не так.

— Честно говоря, да… — тихо произнесла Августа, задумавшись лишь на секунду. Скотти быстро поцеловал ее в губы.

— Я тоже. Просто мечтаю увидеть тебя в облике чопорной замужней дамы с вечно недовольной гримасой на лице. Послушать, как ты ругаешь меня за то, что я весь вечер носил свою вставную челюсть в кармане на свадьбе нашего сына и…

— Нашего?..

— Сына. Нашего младшего сына, — уточнил Скотти, приподнявшись на локте, он внимательно посмотрел на нее. — Наверное, пора сообщить тебе, что я хотел бы иметь сыновей. Столько, сколько ты посчитаешь возможным мне подарить. Я отчаянно нуждаюсь в мужском обществе.

— И ты хочешь их прямо сейчас?

— Как только ты будешь готова.

— А может, тебе лучше вступить ради мужского общества в бейсбольный клуб?

Обхватив ногой бедра девушки, Скотти склонился над ее грудью. Сердце ее билось ровно и громко. Скотти получил ответ, которого так ждал. Он прочел его в глазах Августы. Он знал этот странный, мягкий свет, который появляется в глазах женщин, когда они думают о младенцах. Конечно, Августа хотела ребенка.

— Это не одно и то же. — Рука его проникла под простыню и коснулась мягкого живота Августы. — Мне нужен кто-то, кто еще не умеет бриться и стоять перед писсуаром. Кто еще не умеет играть в бейсбол. Не знает, что такое изолента и молоток. И я бы смог научить его всему этому.

Августа улыбнулась:

— Ну да, Хлою ведь нельзя научить размахивать бейсбольной битой и издавать эти отвратительные звуки, которые так любят мальчишки.

— Да уж, пожалуй, не стоит. — Августа рассмеялась, и Скотти поспешил обнять ее за плечи. — Теперь ты понимаешь?

— Понимаю. Перед тобой стоит очень серьезная проблема.

— И я очень серьезно к ней отношусь.

Этого он мог бы и не говорить, Августа и сама видела, что, несмотря на шутливый тон, глаза его были абсолютно серьезными.

— Тогда скажи мне вот что, — продолжал он. — Учитывая надежды, которые я на тебя возлагаю, — и, как мы только что узнали, ты тоже надеешься, что у нас получится, — как ты думаешь, кто будет больше всех разочарован, если это окажется не так? Ты? Я? Или все остальные?

Августа никак не могла понять, на что намекает Скотти.

— Конечно же, мы, — ответила она. — Я хотела только сказать, что мы должны считаться с Хлоей, с моей матерью и…

Скотти зажал ей рот поцелуем.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, и ты, наверное, права насчет Хлои. Она уже знает, что взрослые не всегда ладят друг с другом, и нам, видимо, не стоит торопить события. Вы двое только что познакомились, вам нужно время привыкнуть друг к другу. — Взгляд его скользил по ее губам, подбородку, груди. Какая же она красавица! — Но кроме этого, кроме нас троих, совершенно не имеет значения, кто и что подумает по поводу наших отношений. Больше всего потеряем в случае неудачи мы. И, — продолжал он, прижимая палец к губам Августы, которая хотела что-то сказать. — И заплатить нам придется поровну. Понимаешь? Ты не испытаешь ни большей боли, ни большего счастья, чем я. Наши мечты одинаково важны для нас обоих.

Августа была, пожалуй, согласна с его словами, но понимает ли он сам до конца, о чем говорит? Скотти коснулся губами ее губ. Игриво и нежно. Что он вообще может знать о разочарованиях? Этот везучий человек по прозвищу Мидас? Разве он когда-нибудь кого-нибудь разочаровывал? Правда, Августа пока что тоже не принесла ему разочарований, но все же…

— Расскажи мне о своей жене, — попросила она. — Можешь объяснить, почему вы расстались?

Скотти медленно поднял голову и внимательно поглядел на нее.

— Прямо сейчас?

Августа сразу заметила голодное выражение в его глазах и тихонько рассмеялась.

— Если не возражаешь. Очень коротко, не больше пятидесяти слов.

Скотти усмехнулся, лег поудобнее, затем нахмурился.

— В общем, ничего такого не случилось. Не то чтобы мы изменяли друг другу или часто ругались. Мы поженились очень молодыми, и жизнь наша была довольно сложной — Хлоя появилась чуть раньше, чем мы рассчитывали, нам обоим надо было закончить учебу. Я учительствовал и готовился к экзаменам на магистра, а Дженис только что сдала на магистра экономики и собиралась продолжить обучение в юридическом колледже. Но мы были счастливы тогда. Я получил свою степень и стал работать полный день. Дженис начала учебу на семестр позже из-за родов, но к следующему лету все нагнала. При школе, где я преподавал, был детский сад, и я часто брал туда Хлою, чтобы Дженис могла заниматься. Если между нами возникали проблемы, всегда находился способ их разрешить. Чем более сумасшедшей становилась наша жизнь, тем счастливее мы себя чувствовали, тем больше нуждались друг в друге, уважали и ценили друг друга.

— Так что же все-таки случилось?

Скотти покачал головой:

— Наверное, жизнь стала легче. Я получил пост директора большой высшей школы, Дженис была многообещающим клерком юридической фирмы. Хлое исполнилось три года, она пошла в детский сад. Мы наконец смогли позволить себе небольшой отпуск. Оставили дочку с матерью Джен и отправились на пять дней на Багамы. На четвертое утро мы проснулись в объятиях друг друга и… почувствовали себя совершенно чужими. — Он нахмурился, вспоминая. — Мы лежали в одной постели, но у нас не было ничего общего — ни целей, ни привязанностей, — мы хотели от жизни совершенно разных вещей. Мы хорошо относились друг к другу, но любви больше не было. И ничьей вины в этом тоже не было. Просто мы как-то отошли друг от друга.

— И все? Никаких ссор? Никаких обид и упреков? — удивилась Августа.

Скотти чуть отодвинулся от девушки, утратив вдруг игривое настроение.

— Нет. Мы попытались не обращать внимания на растущее отчуждение. Оставались вместе еще какое-то время, просто по инерции, не желая ничего менять. Ради Хлои. Ради семьи. Посетили несколько консультантов по вопросам брака, исповедника ее матери… Но ничего уже нельзя было сделать.

— И тогда вы разошлись.

— Примерно так. — Скотти прямо смотрел на Августу, и в глазах его не было ни гнева, ни боли, ни сожаления. — В один прекрасный день Дженис вернулась домой с работы и сообщила, что она, кажется, влюбилась в другого мужчину. К тому времени и я стал иногда заглядываться на других женщин, — он улыбнулся. — Рано или поздно один из нас должен был положить этому конец.

— А она до сих пор с тем человеком?

— Да, наверное. Развод пока еще не оформлен, но мне кажется, да. Джен бросила работу, перекроила наши жизни и переехала в Спрингфилд, чтобы быть рядом с ним. Наверное, она что-то чувствовала к этому мужчине. — Рассмеявшись, Скотти стал накручивать на палец выбившуюся прядку волос Августы. — Знаешь, если бы я чуть более философски относился к жизни, то сказал бы, что мой брак закончился именно так и тогда, когда должен был закончиться.

— Но почему?

Он провел пальцем по ее нижней губе, снова испытывая прилив желания.

— Потому что теперь у меня есть работа, о которой я мечтал всю жизнь. Я живу в родительском доме, который, как оказалось, мне очень дорог. И я встретил тебя.

Августа улыбнулась, чувствуя, как ею вновь овладевает страсть. Протянув руку, она погладила заросшую за ночь щеку Скотти, удивляясь собственной смелости. А потом приподнялась и поцеловала его в губы.

Она не была философом, ей было все равно, почему они оказались вместе. Главное, что они вместе. Ощущение счастья поражало своей глубиной, и Августа не собиралась подвергать его сомнению. Она будет наслаждаться этим чувством. Холить и лелеять его. Постарается, чтобы оно продлилось как можно дольше. Неделю? Месяц? Может быть, даже год — если действительно есть на свете удача.

Положив ладонь ей на грудь, Скотти медленно сдвинул вниз простыню, скрывавшую ее тело. От прикосновения холодного воздуха по телу девушки пробежали мурашки, но горячие губы Скотти уже завладели ее грудью, согревая и возбуждая ее. Волны удовольствия захлестнули Августу. Выгнув спину, она отдавалась во власть чувств, забыв о сомнениях. Она хотела этого. Она хотела быть счастливой. Она хотела любить и быть любимой — даже если это ненадолго. Она имела право на счастье и собиралась воспользоваться этим правом.

Августа подвинулась к Скотти, просунула ногу между его ног, и губы их слились в поцелуе. Затем он перевернулся на спину, продолжая прижимать к себе девушку, так что она оказалась сверху.

И вдруг все в один миг изменилось. Они замерли, прислушиваясь к возне Берта наверху, где Хлоя проснулась, приветствуя новый день.

— О боже! — Августа поспешно вскочила и принялась собирать разбросанную где попало одежду, сгорая от желания исчезнуть и в то же время остаться. — Быстрее. Я должна идти. Я пришла с сумочкой? Нет, конечно, нет. Скорее всего я даже не закрыла свою входную дверь.

Скотти не смог удержаться от смеха. Августа напоминала ему птицу, случайно залетевшую в окно и метавшуюся в поисках выхода. Он потянулся к брюкам. Надо помочь ей, пока бедняжка совсем не обезумела.

— Да, конечно, сейчас ты смеешься, — громко прошептала она. — Посмотрим, что ты скажешь, когда придется объяснять все Хлое. У меня нет времени одеваться. Можно я возьму твою простыню? Принесу ее потом обратно.

— Приноси к завтраку, — с улыбкой предложил он.

Августа застыла в изумлении. Ей такое никогда бы не пришло в голову. Ну, что ж, отличная идея! Она радостно засмеялась.

— Все это — чистое безумие!

Проходя мимо нее к двери, Скотти чмокнул ее в губы и подтвердил:

— Полное безумие. И тебе это нравится.

Августа улыбнулась, не в силах отрицать очевидное, и направилась было мимо него в коридор. Схватив девушку за руку, Скотти развернул ее в сторону задней двери.

— Сейчас ты смеешься, но посмотрим, что ты станешь делать, когда придется объяснять всем нашим соседям твое появление на улице в таком виде.

Августа, не выдержав, прыснула от смеха. Тайные свидания, после которых приходилось пробираться домой, завернувшись в простыню, были для нее в новинку. Но ей это и в самом деле нравилось! Волосы ее, должно быть, были в чудовищном беспорядке, но Августе было на это наплевать. Кто бы мог подумать, что правильная, воспитанная в строгих правилах Августа Миллер окажется такой беззаботной и сладострастной особой?

Скотт открыл перед ней заднюю дверь, вышел на крыльцо, придержал вторую дверь, чтобы Августа могла выскользнуть, а затем проводил до калитки.

Прежде чем скрыться в своих владениях, Августа остановилась, с опаской оглянулась на окна дома, из которого только что так поспешно бежала, и положила ладонь на грудь Скотти.

— Спасибо, — произнесла она, чувствуя, что это звучит глупо. Но что еще можно сказать человеку, вызволившему тебя из тюрьмы, давшему тебе надежду, разбудившему тебя от столетнего сна поцелуем, словно принц в волшебной сказке?

Скотти улыбнулся, и на щеках его, как всегда, появились ямочки. Он прекрасно понял, что она хотела ему сказать.

— Возвращайся скорее — я варю на твою долю кофе и жарю яичницу. Августа рассмеялась:

— А я-то считала тебя нехозяйственным. Что это я с тобой сделала?

Взяв девушку за подбородок, Скотти нежно поцеловал ее в губы.

— Ты сделала меня очень, очень счастливым. — Он снова прижал ее к себе и поцеловал, его руки скользнули по ее спине, обхватили ягодицы. — Как ты думаешь, мы поместимся под этой простыней вдвоем. Давай попробуем.

— Ну уж нет. Не стоит устраивать представление для соседей. — Августа поспешно открыла калитку. — Мне принести яблочного сока?

— Хлоя была бы рада.

Скотти смотрел на нее так, что Августа почувствовала себя неловко под его взглядом. Она не привыкла, чтобы на нее смотрели как на редкий и ценный подарок. Это немного смущало.

— Что еще принести? Молока? Хлопьев?

Скотти покачал головой:

— Ничего не надо. Просто возвращайся скорее.

Глава 7

Августе всегда было обидно, что сентябрь считается осенним месяцем, ведь на самом деле сентябрь — это еще часть лета, месяц, отчаянно цепляющийся за ранние рассветы, теплые деньки и ясные ночи, которые продолжаются иногда до середины октября.

Начался учебный год, но в сердце Августы все еще жило очарование прошедшего лета. Дивного, романтичного лета, полного жизни и особого смысла. Никогда еще девушка не чувствовала себя такой живой, страстной, никогда еще так тонко не чувствовала биение жизни вокруг себя.

Дети тоже не могли остыть от летних впечатлений, расстаться так быстро со свободой. И поэтому поддерживать дисциплину в классе было довольно сложно.


— Веди себя как следует, — сурово произнесла Августа. — Держи руки при себе, иначе тебе придется сидеть на них, пока не прозвенит звонок.

— Но я не хочу, и вы не можете меня заставить.

Августа чуть не задохнулась от подобной наглости.

— Подумай хорошенько над своим поведением, — посоветовала она. — Если я — учительница музыки, это вовсе не значит, что у меня нет тут поблизости линейки, которой я могу дать тебе по пальцам.

— Не имеете права. Я подам на вас в суд за оскорбление действием.

— Вот как! А я подам на тебя в суд за… нравственную жестокость.

— Нравственную жестокость? — руки Скотти скользнули под ее юбку и теперь подбирались к своей заветной цели. — Что-то не заметно, чтобы вы особенно страдали.

— Буду страдать, если дети застанут нас в таком виде.

Скотти прижал ее к доске прямо в классе и теперь покрывал поцелуями лицо и шею. Напрасно девушка пыталась выскользнуть из его объятий.

— В своей школе ты ведешь себя так же безнравственно?

— С кем же мне вести себя так безнравственно в своей школе? С миссис Фиске? — фыркнул Скотти, представив себе эту картину, но опустил на всякий случай подол юбки.

— А Кэролайн Горман? Я видела ее на последнем школьном совете. Думаю, эта дамочка не случайно выбрала биологию…

— Согласен. Но от нее пахнет не так вкусно, как от тебя.

Августа была во власти охватившей ее страсти и не сразу поняла до конца смысл его слов.

— А откуда ты знаешь, как от нее пахнет? — среагировала она через несколько секунд, освобождаясь от объятий Скотти.

— Ты имеешь в виду формальдегид? — рассмеявшись, Скотти отпустил Августу, осознав что желание чуть поддразнить ее едва не заставило забыть о благоразумии. Но ему приятно было видеть легкий румянец гнева на ее щеках, а в глазах — живое выражение, которое появлялось в последнее время все чаще и чаще. — Уверяю тебя, этот запах можно почувствовать с расстояния в десять метров.

— Какие ужасные вещи ты говоришь! — Августа на всякий случай отошла на безопасное расстояние. Теперь их разделяло пианино. — Когда я видела мисс Горман, она вовсе не показалась мне такой уж… пахучей.

На лице Скотти появилась довольная улыбка.

— Ты случайно не ревнуешь?

— Я? Конечно, нет! — Августа возмущенно вздернула подбородок, но тут вспомнила, как выходила из себя, когда впервые увидела Скотти с его сестрами, и тихо добавила:

— Я доверяю тебе.

— Правда? — Это признание не могло его не порадовать, он уже успел убедиться, что Августа вообще мало кому доверяла.

— Конечно, — кивнула Августа, немного слукавив. Да, она верила ему, и все же какое-то беспокойство заставляло Августу с тревогой приглядываться к Скотти, не появятся ли в выражении его лица признаки раздражения или скуки. Она знала, что Скотти любит ее и будет любить пока… пока не разочаруется в ней. Пока не обнаружит так или иначе, что она совершенно обыкновенная, довольно скучная особа, не обладающая никакими особенными талантами.

— Тогда отдай мне свои трусики.

— Что? — Августе стало вдруг жарко, кровь бросилась ей в лицо, хотя она и была уверена, что ослышалась.

— Твои трусики. Быстрее. Отдай их мне. — В это время в коридоре прозвенел звонок.

— Нет. Зачем? Нет. Для чего? — бормотала Августа, пятясь от Скотти, который, обойдя рояль, приближался к ней с дружелюбной ухмылкой волка, собирающегося пообедать.

— Ты ведь доверяешь мне, не так ли?

— Но зачем тебе мое нижнее белье?

— Просто отдай их мне. Хочу весь день носить с собой в кармане.

— Но это глупо!

— Пожалуйста, Гасти! — его мягкий голос завораживал, настойчивый взгляд требовал повиновения. — Сними. Прямо сейчас.

Смущенная и встревоженная, Августа закусила нижнюю губу, пытаясь разгадать смысл происходящего. Дело было не просто в доверии. Просьба его была полна скрытого сексуального смысла, это было так же восхитительно неприлично и захватывающе страшно, как заниматься любовью в лифте.

— Это будет наш секрет, — сказал Скотти. — Что-то такое, о чем будем знать только я и ты.

Девушка нервно сглотнула слюну.

— Гасти, — умоляюще прошептал Скотти.

Дыхание ее сделалось порывистым, сердце отчаянно билось в груди, мысли путались, зато телом владело возбуждение. Августа медленно взялась за подол платья. Руки ее дрожали. Скотти склонился над пианино, чтобы видеть их отражения. Было что-то отчаянное и в то же время чисто женское, эротичное в том, как она подняла одну ногу, затем другую, не снимая босоножек. И вот она уже протягивала ему свои трусики.

— Если не прекратишь смотреть на меня так, мне придется сидеть на руках уже совсем по другой причине, — пообещал Скотти и тут же рассмеялся, но в глазах его по-прежнему горел огонь страсти. — Ну вот, теперь я знаю наверняка, что ты будешь думать обо мне целый день.

— Я и так думаю о тебе постоянно, — с этими словами Августа облокотилась о крышку пианино, словно предлагая Скотти снова поцеловать ее.

— Нет, теперь ты будешь думать обо мне по-настоящему. О том, как я ласкаю тебя, целую, вхожу в тебя…

Тут внимание Августы привлекло движение за дверью, и она поспешно спрятала трусики за спину, словно пианино было прозрачным.

Заметив, как изменилось выражение ее лица, Скотти быстро повернулся к двери, которая как раз в этот момент открылась. Беверли Джонс держала дверь перед своими учениками, быстро заполнявшими класс. Улыбнувшись Августе, она с откровенным любопытством посмотрела на Скотти.

— Доброе утро, мисс Джонс. Как идут дела? — Скотти буквально ослепил ее своей знаменитой улыбкой, а сам быстро зашел за пианино, взял трусики, которые прятала за спину Августа, и запихнул в карман брюк. — Привели на занятия своих воспитанников?

— Да, — кивнула Беверли, не сводя глаз со Скотти. — Это лучший из всех первых классов, какие у меня когда-либо были.

Даже если это было и не совсем так, никогда не вредно приободрить малышей.

Они обменялись еще парой слов, но Августа была слишком растерянна, чтобы следить за нитью разговора. Где-то в глубине души она была в ужасе от собственного поведения. И все же приятно было чувствовать себя женщиной-вамп. Сексуальной и соблазнительной. Полной чувственных секретов.

Скотти, с другой стороны, стало вдруг не по себе. Конечно, он добился своего — трусики Августы лежали в его кармане, но его сильно беспокоило мечтательно-чувственное выражение лица девушки, ее чуть затуманенный взгляд. Августа улыбалась томной улыбкой. Черт побери, да она же возбуждена до предела, а он, Скотти, не имеет возможности сжать ее в объятиях!

Через открытую дверь в коридор он перекинулся парой слов с мисс Грей, второклашки которой рассаживались, как и все остальные, прямо на полу, но взгляд его все время возвращался к Августе, застывшей с выражением легкой эйфории на лице. Привели еще два подготовительных класса. Кабинет музыки становился все более шумным и многолюдным местом. Скотти решил воспользоваться этой суматохой, чтобы хоть как-то поправить ситуацию. Сняв куртку, он перекинул ее через пианино, а сам обошел вокруг инструмента и встал рядом с Гасти. Он закатал правый рукав, затем левый и только после этого наклонился к Августе и прошептал:

— Ты в порядке?

Девушка кивнула, улыбаясь ученику, отчаянно размахивающему руками, чтобы привлечь ее внимание.

— Что ж, посмотрим, — прошептал Скотти, касаясь сквозь платье ягодиц Августы. Девушка продолжала кивать и улыбаться входящим ученикам, но зрачки ее расширялись всякий раз, когда Скотти снова и снова поглаживал ее тело. — Хм-м. Не хотите ли выйти со мной в коридор, мисс Миллер?

Громко рассмеявшись, Августа покачала головой. Всем вокруг должно было показаться, что чинная и чопорная учительница музыки отказывается от фривольного предложения известного в городе сердцееда Скотти Хэммонда, осторожно отодвигаясь от него.

— Этот мальчишка никогда не изменится, — пробормотала мисс Фелдауэр, подходя к Августе. — Но мне кажется, вы нравитесь ему, милочка.

— Мы соседи, — сообщила Августа, надеясь, что это все объясняет.

— Что ж, если правильно разыграть все карты, здесь можно чего-нибудь добиться, — закивала головой учительница подготовительного класса. — Никогда не забуду, как учила его в воскресной школе много-много лет назад. Он был чудесным ребенком — и, вообразите, очень скромным.

— Трудно в это поверить, — заговорщически улыбаясь, Августа взглянула через плечо на Скотти.

— Вы несправедливы к нему, — энергично возразила пожилая дама. — Скотт Хэммонд — по-прежнему один из самых милейших молодых людей, которых я знаю. Я так рада, что он вернулся к нам.

— Хм-м, — Августа нисколько не сомневалась, что не смогла бы доказать ни одному из жителей Тайлервилла, что их кумир, их святой Скотт Хэммонд — мистер Мидас — ходит с ее трусиками в правом кармане. Ни за что. Даже если бы ей пришло в голову предъявить доказательства.

Не то чтобы это не нравилось Августе. Было даже приятно иметь близость с человеком, которого все любят, о связи с которым мечтает любая незамужняя женщина города — и некоторое количество замужних. И приятно было думать, что, имея такой огромный выбор, Скотти выбрал именно ее. Она не понимала, что это пришло ему сегодня в голову, но сейчас ей почему-то нравилось, что человек, которого она любит, способен на неожиданные сумасбродные поступки.

— Мальчики и девочки, — громко произнесла Августа, помигав лампой над доской, чтобы привлечь внимание. — Пора начать говорить потише и подыскать для каждого место на полу. Когда огоньки перестанут мигать, наступит время сидеть тихо и слушать.

Слова эти служили для остальных учителей знаком того, что она приняла на себя ответственность за их классы и они могут отправляться на перерыв.

— Обычно мы ведь не собираемся вот так, все вместе, не правда ли? — громко сказала Августа, чтобы перекричать нескольких учеников, на которых не действовали другие доводы. Когда и они наконец угомонились, Августа продолжала:

— Но сегодня у нас особенный гость. Это мистер Хэммонд, директор высшей школы нашего города. И он пришел, чтобы обратиться к вам с просьбой.

В другом месте подобное заявление вызвало бы бурю аплодисментов, но малыши явно еще не знали, кто такой мистер Скотт Хэммонд, поэтому они ограничились тем, что стали внимательно разглядывать пришедшего.

— Мисс Миллер, — произнес Скотти, изображая удивление. — Вы не говорили мне, что у вас так много учеников, умеющих отлично себя вести. Я потрясен.

Августа и детишки обменялись гордыми улыбками, и Скотти отметил, что между учительницей и учениками существуют взаимопонимание и симпатия.

— Зато мисс Миллер говорила мне, что вы замечательно поете. Это правда?

Августа молча смотрела, как Скотти без особого труда завоевывает расположение ее учеников. Для девочек у него была припасена его знаменитая улыбка, для мальчиков — понимающие взгляды, которыми обмениваются мужчины. Не вызывало сомнений — Скотти умел ладить с детьми не хуже, чем со взрослыми, и Августа завидовала этому его таланту. Скотти всегда знал, кому что необходимо: уважение или положительная оценка, шутка или немного сочувствия, кого похлопать по плечу, а кого сурово отчитать. Интересно, сумеет ли он когда-нибудь так же хорошо понять и ее? Понять и принять.

Вздохнув, Августа прислонилась к стене и стала слушать, как Скотти объясняет ребятишкам идею пьесы. Стена была холодной, и девушка подложила сзади обе руки. Вполне возможно, что Скотти уморит ее своими выходками раньше, чем она успеет его разочаровать. Что ж, не так уж это плохо — быть объектом безумной страсти самого Скотти Хэммонда… пусть и ненадолго.

Скотти раздал детям бумажки, на которых их родители должны были написать, разрешают ли им участвовать в спектакле, попросил ребят напомнить учителям, что первое организационное собрание состоится сегодня после уроков, и повернулся к Августе.

— Вы ведь будете сегодня на собрании, мисс Миллер?

— Конечно, мистер Хэммонд. Ни за что не пропущу, — пообещала Августа, подавая ему пиджак.

— А по мне вы будете скучать? — тихо, так, чтобы только она могла его услышать, спросил Скотти.

— Всякий раз, когда стану вспоминать о своих трусиках.

Оказалось, что это происходит примерно каждые пять минут. Августа и не догадывалась раньше, как часто натыкается на какие-нибудь иглы, прислоняется к стене, использует бедро, чтобы открыть дверь, присаживается на краешек стола…

Вести машину без нижнего белья — тоже оказалось делом не совсем обычным, а работающий кондиционер еще добавлял пикантности ее острым ощущениям.

К четырем часам мало было сказать, что Августа соскучилась по Скотти. Она вся истомилась, извелась. Он был необходим ей, как воздух, и она была в состоянии думать только об одном: скорее бы покончить с этим чертовым собранием и очутиться дома вместе с любимым.

Высшая школа была длинным приземистым зданием. Кабинеты администрации и конференц-зал находились в одном коридоре с буфетом и спортивным залом. Августа немного опоздала, но все же рассчитывала увидеть Скотти в его кабинете до начала собрания. Ей просто необходимо было его увидеть. Сейчас она могла думать только об этом и не сразу отреагировала на раздававшиеся откуда-то звуки. Остановившись, она удивленно оглядела пустой коридор. И снова услышала приглушенный голос, который привлек ее внимание к находившемуся неподалеку хозяйственному чулану.

Августа осторожно двинулась дальше и тут обратила внимание, что дверь в чулан закрыта и свет внутри погашен. Она остановилась в растерянности. Звуки повторились. Кто-то словно пытался привлечь внимание, но вокруг не было ни души.

Она подошла к двери чулана, размышляя о том, что там вполне могли запереть собаку или кошку или даже самого завхоза. Но тогда непонятно было, почему он не зажег свет. Хотя, конечно, могла перегореть лампочка.

Постучав в дверь, Августа окликнула предполагаемого пленника. Ответа не последовало, значит, там заперли какое-то животное или скрывается парочка влюбленных подростков, или вор, или…

— А! — невольно вскрикнула Августа, когда дверь неожиданно распахнулась и чьи-то руки быстро втянули ее внутрь.

— Ш-ш-ш… много же тебе потребовалось времени, — услышала она в темноте шепот Скотти, продолжая по инерции отбиваться от его рук, быстро скользящих по всему ее телу. Казалось, они были везде.

— Скотти? — Августа едва не задохнулась, сердце ее неистово билось, по телу волнами пробегала дрожь.

— Ш-ш-ш-ш. Я жду тебя здесь целую вечность. Ты почему так долго? Я уже начал сходить с ума. — Губы его нашли в темноте ее губы. Скотти издал стон голодавшего три дня человека, добравшегося до буфета, и Августа невольно засмеялась.

— Скотти… собрание, — попыталась вставить она в промежутках между поцелуями. Но сама уже расстегнула его ремень и подобралась к пуговице на брюках.

— Напомни, чтобы я никогда больше не носил твои трусики в кармане брюк, — пробормотал Скотти, уткнувшись носом в мягкую кожу ее шеи. — Мне пришлось весь день просидеть за столом. Я пропустил ленч.

Ключи и мелочь, лежавшие в карманах, звякнули, когда брюки упали на пол. Спустив бретельки платья Августы, он расстегнул ей лифчик. Девушка буквально задохнулась от наслаждения, почувствовав, как его жадные губы ласкают ее сосок.

Они, казалось, совершенно обезумели. Сейчас для них не существовало ничего, кроме сжигающей их страсти. Скотти поднял Августу, и она обвила ногами его бедра. Оба изнемогали от желания. Хозяйственный чуланчик вряд ли был когда-нибудь раньше свидетелем такого упоительного восторга и такой безудержной страсти, с которой отдавались друг другу эти двое. Ни один король не знал такого счастья. Ни одна звезда — такого яростного накала. Ни один океан — такой глубины чувств. Еще нигде и никогда на земле желания другого человека не исполнялись так быстро и охотно и наслаждение не правило бал столь полно и безраздельно.

Тяжело дыша, они продолжали прижиматься друг к другу, пока души их медленно возвращались на землю.

— Я люблю тебя, Гасти, — произнес Скотти, едва только смог перевести дыхание. Он жадно вдыхал ее запах, гладил волосы, старался запомнить гладкую кожу и горячее тело. Сегодня днем, думая об Августе, Скотти вдруг понял, что больше всего на свете ему хочется увидеть, как зажигаются восторгом ее глаза, услышать ее смех, почувствовать ее в своих объятиях. — Я люблю тебя, Гасти.

— О Скотти, — пробормотала Августа, проглатывая застрявший в горле ком. — Я тоже люблю тебя, но только я…

Августе хотелось сказать ему, что, если бы это зависело от ее желания, вся его дальнейшая жизнь была бы полна счастья. Он забыл бы, что такое боль, грусть, беспокойство. Никогда не испытал бы ужаса одиночества. Если бы она могла, она наполнила бы каждый день его жизни любовью и нежностью. Радостью и восторгом. Если бы она только могла…

— Что ты только? — переспросил Скотти, с трудом отрываясь от нее.

— Я только хотела, чтобы ты знал, как сильно я тебя люблю.

Обхватив ладонями лицо Августы, Скотти нежно поцеловал ее в лоб.

— Ты слишком много беспокоишься. Ведь все равно нельзя измерить, кто и кого насколько любит.

«Может быть, — подумала Августа, поправляя на себе одежду. — Может быть, проще познать меру терпения и понимания или гнева и отчаяния, которые способен перенести человек. Но если любовь их затмила все остальные эмоции, значит, как-то можно измерить и ее».

— К тому же, — игриво продолжал Скотти, — много ли существует на свете мужчин, которым ты отдала бы свои трусики?

— Ни одного, — твердо ответила она.

— Вот видишь, я знал это. Готова?

— Сначала иди ты. Я до сих пор пытаюсь выровнять дыхание.

Усмехнувшись, Скотти стал шарить в темноте в поисках дверной ручки. Включив свет, он проверил, все ли в порядке с его одеждой, открыл дверь пошире, посмотрел, нет ли кого в коридоре, и только после этого вышел наружу.

— Да, мисс Миллер, — произнес он, протягивая девушке руку. Другой рукой он поправил несколько прядок, выбившихся из ее прически, затем взял под руку, захлопнул ногой дверь чулана и повел ее к конференц-залу. — Я очень, очень рад, что вы смогли выбраться к нам сегодня.

— Ни за что на свете не упустила бы такую возможность, мистер Хэммонд.

Глава 8

— Даже не знаю, малышка, — произнес Скотти, глядя на личико дочки, покрасневшее от крика. — Сегодня жарко. У Августы закрыты все окна и наверняка включен кондиционер. Боюсь, она вообще нас не услышит.

— Обязательно услышит, когда закончит играть, — не сдавалась Хлоя. — Как ты думаешь, сыграет она ту песенку про девочку, которая покрасила свою спальню в красный цвет?

— Вполне возможно. Если ты вежливо ее попросишь, думаю, наверняка сыграет.

— Красиво, правда, папа? — облокотившись о выкрашенный белой краской подоконник, девочка закрыла глаза, прислушиваясь к пению скрипки и рисуя в своем богатом детском воображении самые разные картины.

Скотти погладил дочурку по волосам.

С самого момента ее рождения он не уставал удивляться своему маленькому чуду. Как же так случилось, что эта прелестная девочка — его собственная дочь?

— Да, очень красиво, — сказал он, глядя на окна соседнего дома. Августа стояла спиной к окну, зажав подбородком скрипку. — Очень, очень красиво.

Еще одно чудо, которое ему предстояло постичь. Он не знал, за что бог так возлюбил его, но, наверное, он сделал что-то очень хорошее, если ему послан этот шанс на счастье. Вздохнув, Скотти подпер рукой подбородок и стал наблюдать за Августой. И как только эта хрупкая девушка вмещает в себе столько таланта, красоты, доброты. И столько женственности.

Она вкладывала себя целиком и полностью не только в музыку — в любое дело, которым считала нужным заняться. В уроки музыки. В свой дом. В приготовление еды. В разговоры с Хлоей. В свою любовь к Скотти. Она ничего не делала наполовину. И конечно же, она не была неудачницей. Неудачи только закалили характер Августы, сделали ее сильнее, научили смотреть на все происходящее глазами других людей, сочувствовать и сопереживать им.

Скотти видел это всякий раз, когда Августа разговаривала с Хлоей или со своими учениками. Она всегда старалась подбодрить, убедить малышей, что они чудесно справились с той или иной задачей. Она была довольно замкнутым человеком, но Скотти вовсе не удивился, узнав, что все в городе очень любят ее.

— Ну вот, папа, она снова останавливается. Готов?

— Можешь не сомневаться. Но не проще ли все-таки позвонить Августе по телефону?

— В соседний дом? Когда мы видим ее в окно?

Так он, чего доброго, очень скоро начнет казаться занудой собственной дочери.

— Ты скажешь раз-два-три, — велела Хлоя.

Скотти повиновался, и затем они прокричали два раза:

— Ав-гус-та!

Никакой реакции.

— О! — сказал вдруг Скотти. — Подожди меня здесь. У меня есть замечательная идея. Спустя несколько минут он вновь появился на крыльце, держа в руках красно-белый мегафон.

— Августа Миллер! — неожиданно прогремело из пустоты, словно сам господь бог решил к ней обратиться. Августа опустила скрипку. — Мы знаем, что вы в доме. Откройте окно и положите руки так, чтобы мы могли их видеть!

Наконец Августа догадалась повернуться к окну и увидела напротив смеющиеся довольные физиономии Скотти и Хлои.

— Мы знаем, что вы слышите нас. Положите скрипку. Медленнее. Если будете сотрудничать с нами, никто не пострадает, — говорил Скотти в мегафон.

Августа, улыбаясь, покачала головой. Что подумают соседи? Впрочем, ей все равно. Она видела сейчас только сияющее личико Хлои, девочка явно получала огромное удовольствие от происходящего.

— Сдавайтесь, и мы смягчим вашу участь! — не унимался Скотти.

Смеясь, Августа распахнула настежь окно.

— Сдаюсь, — крикнула она. — Интересно, я такая же сумасшедшая, как вы двое?

— Дай, ну дай мне, папа, — Хлоя от нетерпения прыгала и тянула отца за руки.

Скотти передал мегафон дочери и произнес одними губами, глядя прямо в глаза Августе: «Я люблю тебя».

— Августа. Это Хлоя. Ты меня слышишь? Я хочу прийти к тебе в гости. Хорошо?

За спиной девочки Скотти знаком показал Августе, что минут через двадцать готов присоединиться к дочери.

— Ну, конечно, приходи, — прокричала в ответ Августа. — Я как раз ждала твоего визита. Иду встречать к калитке.

— Хорошо. До встречи. — Отдав мегафон отцу, Хлоя исчезла из виду, так и не заметив загадочных взглядов и улыбок, которыми обменивались за ее спиной взрослые.

— Привет, — через несколько минут Хлоя и Берт уже входили в сад Августы. — У тебя был такой смешной вид, когда мы тебе кричали.

— Я подумала, что за мной приехала полиция, и приготовилась к крупным неприятностям. — Сообщение девушки привело Хлою в восторг. — Но это оказалась ты, а я как раз думала о тебе.

— Правда?

— Да. Я надеялась, что мы сможем повидаться до твоего отъезда в Спрингфилд. Хотела поблагодарить тебя за то, что ты пригласила меня вчера на прогулку в парк. Я отлично провела время.

— Я тоже. Хотя там и не было никакой музыки голубой травы, как обещал папа.

— Он просто перепутал число. — Августе даже и в голову не пришло, что это так разочарует ребенка. — Я не знала, что ты так любишь музыку кантри. Если хочешь, у меня есть кассеты…

— Да нет, — перебила ее Хлоя. — Я даже не слышала никогда этой музыки. Просто хотела потанцевать на голубой траве и сделать сюрприз папочке.

Августа нахмурилась:

— На самом-то деле нет никакой голубой травы. О ней только поется в одной из песен.

— Нет? — Хлоя на мгновение нахмурилась, но затем повеселела. — Тогда я могу потанцевать и в любом другом месте.

— Ну да, конечно. Я бы с удовольствием посмотрела, как ты танцуешь. Но как ты собиралась удивить папу?

Хлоя оглянулась на дом, не идет ли отец, потом совсем близко подошла к Августе и прошептала:

— Я хожу на уроки.

Августа сделала круглые глаза:

— Уроки танцев? И папа ничего пока не знает?

— Я хотела сделать ему сюрприз. Мама сказала, что это будет хороший сюрприз.

— Она права. Но тебе ведь не обязательно нужна музыка. Ты можешь потанцевать для папы и так.

Хлоя скорчила гримаску и покачала головой:

— Это будет не то. У моей учительницы много пластинок, а иногда она играет мне на пианино. Так получается гораздо красивее.

— Ну, тогда, может быть, ты помнишь название какой-нибудь песенки?

— Конечно, помню. Я еще и спеть могу.

— Какая же ты умница. И, конечно, твой папа обязательно должен это увидеть. Напой мне песенку. Может быть, я знаю ее и смогу тебе сыграть.

Хлоя выгнула одну руку так, что ладошка оказалась на уровне плеча, другую уперла в бок и начала:

— Я маленький чайник…

— О, Хлоя, — прервала ее Августа. — Конечно, я знаю эту мелодию. Подожди немного.

Вернувшись через несколько минут со скрипкой, Августа обнаружила, что Хлоя и Берт валяются в траве животом вниз. Хлоя обрывала лепестки маргаритки.

— Хочешь отвезти цветов маме? — спросила Августа, вспоминая, как увидела Хлою первый раз. Она сама была как маргаритка — нежный, невинный ребенок.

— Хорошо.

Несмотря на то что осень уже вступила в свои права, на клумбе было несколько растений с нераспустившимися бутонами. Хлоя успела оторвать несколько бутонов, прежде чем Августа объяснила ей, как правильно сорвать цветы. Когда в саду появился Скотти, они нарвали уже целый букет.

— Вас двоих нетрудно найти, — сказал он. — Надо просто идти туда, где громко хихикают. Так что же вы нашли тут такого смешного?

Хлоя рассмеялась, указывая на Августу:

— У нее две левых ноги.

— Правда? — Скотти лукаво поглядел на девушку. — Давай-ка посмотрим!

Августа стояла на коленях, скрестив сзади ноги, которые до половины скрывало платье.

Скотти посмотрел, нахмурившись, на ее ступни, затем нежно погладил каждую ногу.

— Даже не знаю, Хло. Мне кажется, они в порядке.

— Вот и я так говорю. Но Августа сказала, что внутри они обе левые и делают все не правильно. Например, не дают ей танцевать.

— О-о-о! — разочарованно протянул Скотти и посмотрел на Августу. Их взгляды встретились, и каждый прочитал любовь и нежность в глазах другого. — Но, может быть, ей просто необходима практика? Мы поработаем над этим в следующий раз. Научим старушку Августу танцевать. — Скотти не сводил глаз с лица девушки, продолжая ласкать пальцами ее ступни.

— Мы можем начать прямо сейчас. — Хлоя захлопала в ладоши от восторга. — Я буду учить ее. Я умею танцевать. Хочешь посмотреть?

Скотти улыбнулся энтузиазму дочурки.

— У нас нет времени, малышка. Пора ехать.

— О нет! — выразительно взглянув на Скотти, сказала Августа. — Время еще есть. Я очень хочу посмотреть, как танцует Хлоя. И у меня здесь случайно оказалась скрипка. Как насчет танцев под музыку, Хлоя?

Малышка снова выгнула в воздухе одну ручку, подбоченившись другой. Девушка взяла скрипку, сыграла небольшое вступление и подала девочке знак начинать.

Повторяя слова детской песенки, Хлоя протанцевала танец маленького чайника, который недавно разучила. Все это продолжалось не больше двух минут.

— Вот это да! — Скотти был искренне поражен. — И где же ты всему этому научилась?

В восторге от собственного успеха, Хлоя уселась на колени отцу и принялась, оживленно жестикулируя, рассказывать ему о своих уроках.

Положив скрипку на колени, Августа откинулась на спинку стула и молча, с улыбкой наблюдала за ними. И чем дольше она смотрела, тем острее чувствовала свое одиночество. Это была обыкновенная сценка — разговор между отцом и дочерью. Но откуда берется такая абсолютная вера и полная безоговорочного доверия любовь? Останется ли Скотти на всю жизнь героем для собственной дочери? И будет ли она для него вечным, непостижимым сюрпризом? Конечно же, да. Августа опустила глаза и сглотнула подступившие к горлу слезы.

А что, если ей родить дочку или сына? Ее не впервые посещала такая мысль, но сейчас эта жажда материнства была острой. Разве можно когда-нибудь разочароваться в таком беззаветно любящем, радостном и чистом существе, как ребенок? Или разочаровать его, всегда нуждающегося в твоей любви и понимании и готового поделиться тем же. Разве может поджидать разочарование на этом пути? Ошибки, неудачи — да, но не разочарование.

Августа улыбнулась и закрыла глаза. Подбежавшая в этот момент Хлоя обняла ее и поцеловала, прощаясь перед отъездом. Августа, продолжая улыбаться, открыла глаза, когда Скотти подмигнул ей на прощанье и пообещал скоро вернуться. Она смотрела, как Скотти и Хлоя удаляются рука об руку. Два очень близких человека, связанных между собой общими надеждами и мечтами, общим отношением к жизни. Даже их манеры казались иногда одинаковыми.

Интересно, было ли у нее с матерью так когда-нибудь?


От Скотти не укрылось выражение глаз Августы, наблюдающей за ним и Хлоей. Оно преследовало его весь день. Вообще мысли о девушке не оставляли его ни на секунду.

В жизни Скотти Хэммонда бывали времена, когда нечем было платить по счетам. Бывало и по-другому. Ему не раз выпадал случай стать одним из тех толстосумов, в гараже которых стоит столько машин, что они не успевают покататься на каждой больше одного раза, а будущее детей и внуков обеспечено трастовыми фондами.

Несколько раз ему даже хотелось этого. Но Скотти родился и вырос простым человеком. Самой большой радостью для него было общение с чистыми детскими душами, самые большие надежды возлагал он на людей, которых любил и которые любили его. Самый большой восторг и благоговение испытывал он от таинства продолжения жизни и чувствовал полное удовлетворение, защищая и оберегая эту новую жизнь.

Поэтому мысль о ребенке, их общем ребенке с Августой, приводила его в восторг. Он мечтал по крайней мере о двух малышах, чтобы в старости вспоминать, глядя на взрослеющих детей, моменты бешеной страсти, пережитые в ее объятиях.

Он хотел такого же простого счастья, какое было у его родителей. Их жизнь была насыщенной и плодотворной, полной смеха и любви, больших и маленьких радостей. На что же он должен был это променять? На амбициозное желание иметь больше, чем тебе требуется? На стремление манипулировать судьбами других людей? На власть и возможность изменять своей волей устройство мира?

Скотти улыбнулся своим мыслям, припарковывая машину на дорожке между своим домом и домом Августы. Для того чтобы быть полноценной и приятной, жизнь не обязательно должна быть сложной.

Если Августа не задумывалась никогда об этом, то она по крайней мере это чувствовала. Скотти ясно видел это по тому удовольствию, которое получала Августа, работая в саду, играя на скрипке, занимаясь с учениками, прислушиваясь к тихим ночным звукам. Или выбегая после душа в осенний сад пробежаться босиком по траве.

Скотти вылез из машины и пошел на свет фонаря, оставленного зажженным на крыльце специально для него. Секунду спустя он уже заключил в объятия выбежавшую ему навстречу Августу, пританцовывавшую в такт какой-то необычной классической мелодии, которую она слушала, когда вошел Скотти. Заливистый смех Августы был словно дар господень. Скотти сжал ее в объятиях, наслаждаясь ощущением ее теплого упругого тела, и закружил девушку по комнате.

— Что это на тебя нашло? — спросила Августа, переводя дыхание.

— Я схожу от тебя с ума, — произнес Скотти, крепче прижимая Августу к себе. — Две левых ноги — это было неподражаемо. Выходи за меня замуж.

— Что?

— Выходи за меня замуж, Гасти. Ты и я — мы будем жить долго и счастливо. Это как раз написано про нас. У нас есть для этого все. — Он коснулся губами губ Августы. — Выходи за меня замуж. Раздели со мной остаток своей жизни. Состарься вместе со мной. Позволь мне любить тебя. Позволь мне… — Он нахмурился, удивленно глядя на отталкивающие его руки.

Скотти не отпустил Августу, но замолчал ровно настолько, что она успела спросить:

— Ты это серьезно?

— Еще как серьезно. Как укус змеи. Как сердечный приступ. Как налоги.

— Скотти…

— Как доска объявлений. Как родиться заново министром. Как…

— Скотти!

Он лишь рассмеялся в ответ.

— Я серьезно, Гасти. Мы же просто созданы друг для друга. Мы хотим от жизни одного и того же. Ты подарила мне счастье, так что я теперь — самый счастливый человек на свете. Я люблю тебя.

— О Скотти, — наконец Августе удалось высвободиться из его объятий. Сердце ее болезненно сжалось — он по-прежнему считал ее особенной. А у нее еще просто не было времени все испортить, чудовищно разочаровать его. — Мы ведь едва знаем друг друга. Это такой серьезный шаг, — бормотала она, отводя взгляд. Скотти возненавидит ее, если она позволит ему совершить эту ошибку. Надо дать ему время разглядеть ее получше. И может быть, тогда…

Скотти лишь рассмеялся над растерянным выражением ее лица.

— Это огромный шаг, — раскинув руки в стороны, он поймал Августу и снова сжал в своих объятиях. — Но я знал, еще когда увидел тебя впервые, что мы будем вместе. С Джен у меня не было такой уверенности. Все было иначе. Я любил ее, но… Я никогда не видел нас вместе в старости, в окружении выросших детей. Может быть, именно поэтому рождение Хлои было для меня таким сюрпризом — чудесным, неожиданным сюрпризом.

— Ты просто был погружен в мечты о других вещах, когда она родилась. Ты был моложе, перед тобой лежала вся жизнь.

— Нет, — возразил Скотти, садясь на кушетку и усаживая Августу к себе на колени. — Я всегда видел себя в окружении детишек, стареющим рядом с любимой женщиной. Даже когда был еще совсем зеленым юнцом, — с этими словами Скотти стал медленно расстегивать пуговицы на ее платье. Ему нравилось это платье — кипенно-белое с крошечными желтыми цветочками и зелеными листьями того же цвета, что глаза Августы. — Но нам не обязательно обсуждать это сейчас, если ты еще не готова. Думаю, я… — Он заглянул в глаза девушки. — Я просто хотел, чтобы ты знала о моих чувствах. Надеюсь, и ты расскажешь мне, что у тебя на уме. — Августа скорчила в ответ забавную гримаску и покачала головой. — Но тебе не обязательно…

Августа повернулась так, чтобы сесть верхом на колено Скотти к нему лицом. Обхватив ладонями его лицо, она медленно поцеловала его в губы. Чуть отстранилась, а затем еще раз поцеловала.

— Вообще-то я не собираюсь стариться, так и знай, — сообщила девушка. — Но если бы все-таки собралась, ты — единственный мужчина, чье общество меня бы устроило. И если у меня когда-нибудь будут дети, надеюсь, ты будешь их отцом. — Августа снова поцеловала Скотти, который продолжал сражаться с пуговицами на ее платье. — Но сейчас мне трудно поверить в собственное счастье. Я как-то не заметила его приближения. Никогда не думала, что так бывает. Неужели мы обязательно должны торопиться? Может, лучше двигаться медленнее, наслаждаясь каждой секундой?

Скотти улыбнулся. Что ж, пока ему достаточно сознавать, что Августа счастлива. Расстегнув наконец ворот платья, он стал покрывать поцелуями ее шею и грудь. Желание нарастало почти стремительно. Двигайся медленнее, наслаждайся каждой секундой, повторял он себе, лаская кончиком языка напрягшиеся соски Августы.

Августа мгновенно расслабилась, тая oт его ласк. Значит, у нее еще есть время. Есть время любить его, ласкать, наслаждаться его любовью, прежде чем весь мир снова обрушится вокруг нее. Она ведь просила лишь немного времени. И немного удачи. А потом, долгими одинокими ночами, когда все произошедшее между ними будет казаться не более чем сном, она будет лелеять в памяти восхитительные мгновения, подобные этому.

— Нет, — произнес наконец Скотти. — Нам вовсе не обязательно торопиться. — Взяв Августу за плечи, он осторожно уложил ее на диван. — На самом деле…

— Скотти!

— Ш-ш, — одна рука его скользнула вниз к животу Августы, другая же продолжала расстегивать пуговицы, тянущиеся до самого низа. — Не надо ничего говорить. Позволь мне любить тебя. Я хочу видеть, как глаза твои становятся темными и…

— Скотти!

Теперь он ласкал языком ее живот.

— …и как ты дрожишь в моих руках и…

— Скотти!

— М-м-м?

— У этого платья есть «молния». На спине.

Он растерянно поглядел на пуговицы, с которыми так упорно боролся. Живот Августы дрожал от смеха. Она закусила нижнюю губу, стараясь сдержаться, но было слишком поздно.

— …и щекотать тебя, пока ты не запросишь пощады.

Смеясь и визжа, они боролись на узком диване, пока не скатились на пол. Тогда Скотти уселся поверх Августы, сжав обе ее руки над головой.

— Вы испытываете мое терпение, мисс Миллер, — сообщил он хихикающей Августе. — Пуговицы, «молнии», крючки. Давно пора было приковать тебя к кровати голой. И делать с тобой в любой момент все, что захочется. Никакой лишней суеты.

— Как это скучно, — смех постепенно исчезал из глаз Августы, уступая место томному выражению. Заинтригованный, Скотти ослабил хватку, и Гасти тут же высвободила руки.

— Обожаю тебя раздевать, — она начала с ремня на брюках. — Ты такой горячий. — Руки Августы проникли под рубашку. — Обожаю чувствовать, как дрожит твой живот, когда я касаюсь его пальцами. А еще люблю считать твои ребра и слышать, как бьется под моей ладонью твое сердце. Твои мускулы, твои широкие плечи — я чувствую себя в безопасности, и в то же время кажусь сама себе такой слабой. — Августа села, а Скотти чуть наклонился назад. — А эти мышцы у тебя на руках… Как же я люблю, когда ты обнимаешь меня.

Скотти быстро стряхнул с себя рубашку и принялся буквально срывать платье с Августы.

— Кто здесь кого соблазняет? — рассеянно спросил он, скользя взглядом по груди Августы, обнажившейся под его руками.

— Трудно сказать, не так ли? — ответила она, улыбаясь. Взгляд ее был полон любви и желания.

Они занимались любовью долго и нежно, их тела сплелись в одно, ноги и руки переплетались, губы скользили по теплой коже, их близость была пронизана старыми как мир инстинктами, вечными, словно рассвет и закат.

Скотти довел Августу до грани забвения и только затем последовал за ней к вершине наслаждения. Сжимая в объятиях ее истомленное сладкой пыткой тело, он спросил:

— И почему мы не занялись этим в постели?

— Я ведь предупреждала, что ты пожалеешь, — пробормотала Августа.

Скотти нахмурился, припоминая, что она говорила на эту тему.

— Насколько я помню, ты сказала, что обожаешь меня раздевать, и я просто не мог отодрать от себя твои руки. Потом ты напала на меня, и у нас не было времени добраться до кровати.

— Хм. А что я могла поделать? Ты возился с этими дурацкими пуговицами, когда сзади имеется отличная «молния».

Грудь Скотти затряслась в беззвучном смехе.

— Думаю, лучше тебе носить платья без застежек, что-то такое, что можно просто снять через голову, как футболку.

— Лучше тебе научиться обращаться с «молниями».

— А я думаю, мы умрем прямо здесь.

— Вполне возможно.

— Но знаешь, я предпочел бы жить так еще долго-долго. — Скотти улыбнулся, а Августа тихонько рассмеялась в ответ.

— Кстати, — сказала она, меняя тему. — Из Хлои получился бы отличный жевун.

Рука, гладившая ее от плеча к локтю, внезапно замерла.

— Ты так думаешь?

— А ты не согласен?

Скотти затих на секунду, прокручивая эту идею в своем расслабленном мозгу.

— Это даст ей возможность поучаствовать в моей повседневной жизни, — задумчиво произнес он. — Ты разучишь с ней песенки? — Он потрепал Августу по волосам и посмотрел на нее одним глазом.

— Конечно. Я тут думала, что ей будет неловко чувствовать себя чужой, со стороны. Но я включила в список жевунов четырех ее кузин.

— Так ты уже думала об этом, — Скотти постарался произнести это как ни в чем не бывало, но сердце его переполняла горячая благодарность.

Августа пожала плечами:

— Она так здорово пела и плясала для тебя. Спектакль даст ей еще одну возможность себя проявить.

— Ты решила дать всем маленьким девочкам возможность выступить перед своими папами, не так ли?

Августа кивнула. Скотти взял ее за подбородок и повернул к себе. Он нежно провел пальцем по нижней губе девушки, откинул со лба прядь волос и утонул в зеленых озерах ее глаз. На секунду Августе показалось, что он хочет что-то сказать, но Скотти лишь крепко прижал ее к себе, словно отдергивая от края пропасти. Словно очень боялся ее потерять.

Глава 9

По поводу даты спектакля было очень много споров. Кто-то считал, что надо назначить премьеру на зиму или весну — это даст больше времени для репетиций. Но Скотти настоял на том, что в сезон простуд и гриппа после Рождества детишки будут много болеть, а весна слишком напряженное время для старшеклассников, готовящихся к экзаменам в колледж. Поэтому премьеру спектакля, который должен был идти две недели, назначили на последний уик-энд перед Днем благодарения. У них оставалось восемь недель.

Скотти сказал, что этого больше чем достаточно. Только человек по прозвищу Мидас мог сказать такое.

Честно говоря, у Августы было не так уж много обязанностей, связанных со спектаклем, но она, как всегда, делала все предельно серьезно и методично. Для начала она принесла в школу попкорн и лимонад и просмотрела вместе с детишками весь фильм. На следующий день она проиграла для малышей только сцены с жевунами. На третий день они прослушали отдельно песни и отдельно диалоги. Потом Августа раздала детям слова трех песенок, которые им предстояло спеть.

Они репетировали все это следующие шесть недель. Жевуны и мигуны оставались на час после уроков по вторникам и четвергам, а те, у кого были роли побольше, — еще и по средам.

Но Скотти придерживался совсем другой методики — ему хотелось всего сразу. Вместо того чтобы использовать облегченную, театральную версию спектакля, он решил как можно точнее придерживаться сценария фильма с Джуди Гарланд.

Итак… репетициями актеров, исполнявших главные роли, руководил дирижер оркестра, миссис Фиске и ее добровольцы с кафедры английского языка написали первый вариант сценария, а Кэролайн Горман, суперсексуальная учительница биологии, и ее пять учеников-хореографов стояли у них за спиной, подавая интересные идеи. Скотти выпросил в местном магазинчике стройматериалов бракованные доски и передал их кафедре физического развития для изготовления декораций. Футбольный тренер со своей командой, к которой присоединились некоторые родители, строили сиденья по чертежам Джейн Нивенз и ее группы художников, которые также красили их, когда сиденья были закончены. Вместе с баскетбольным тренером и его командой Скотти перерыл весь город сверху донизу, выманил у Дианы Ватте своей очаровательной улыбкой половину тканей в ее магазине и побудил таким образом Лестера Финча, которому не хотелось, чтобы его обошли по части пожертвований, отдать на нужды школы целый рулон зеленой материи для добрых жителей Изумрудного города.

— У нас в общей сложности пятьдесят жевунов и мигунов, — объяснял он леди и джентльменам в доме престарелых Шейди Гроув. — Они приблизительно одного размера, так что шить можно по одним лекалам. Вы можете кроить по три-четыре костюма на линии типа конвейера, если вам так удобнее. О тех немногих, кому нужны были костюмы побольше или поменьше или вообще другие наряды, позаботились Кэрри Матракс, жена священника, которая работает в тесной связке с мисс Августой Миллер, отвечающей за мигунов и жевунов, — закончил он, широко раскинув руки. — Да, мистер Хейз, у вас есть какие-то вопросы?

— Я хотел еще раз уточнить. Вы сказали, что пришлете за нами автобус в день последнего спектакля? И мы получим десятипроцентную скидку на билеты? А от нас требуется всего-навсего сшить пятьдесят костюмов?

— Все именно так, — подтвердил Скотти. — Плюс эксклюзивное представление жевунов и мигунов прямо здесь. Что-то вроде генеральной репетиции в костюмах.

Пожилой джентльмен задумался и произнес:

— Меня можете записать. Только дайте иголку с ниткой.

— Старый дурак, — пробормотала сидящая рядом с ним женщина. — Ты сарай посреди дороги едва можешь разглядеть. Как ты собрался управляться с иголкой?

— Хм. Но если это так, почему я прекрасно тебя вижу? Или ты сарай на дороге?

— В общем, хватит, — объявила женщина по имени Салли Грейви, явно беря на себя руководство, к облегчению Скотти. Слава богу, в любой группе людей всегда находился такой человек. — Джордж, ты видишь достаточно хорошо, чтобы гладить костюмы, когда они будут сшиты. Кто еще участвует?

Скотти с улыбкой слушал, как Салли поручала пациентам, не страдающим артритом, кроить костюмы, а одному близорукому джентльмену — вдевать нитки в иголки. Можно было спокойно отправляться к электрикам, посмотреть, что они могут сделать для освещения сцены.


— Ну вот, — гордо произнес Скотти. — Теперь леди из садового клуба займутся костюмами Канзаса, Добровольный женский клуб — нарядами для главных персонажей из страны Оз. А Дочери пионеров сошьют одеяния граждан Изумрудного города. — Скотти сидел в гостиной Августы, сняв ботинки и задрав ноги на журнальный столик, вычеркивал отдельные пункты из своего списка, на котором были разбросаны в беспорядке газеты, журналы и разные бумаги. — Джерри Дивайн, наш неутомимый консультант, работает с детишками над билетами, плакатами и программками. А хозяин «Пейпер энд Принте» обещал дать напечатать все это в своей типографии. Итак, остается… Остается только решить, что делать по поводу вечеринки для участников спектакля… Что такое? — спросил он у хмуро глядящей на него Августы.

— Не зря тебя прозвали Мидасом, — с наигранным раздражением произнесла та. — Торопыга несчастный!

— О чем это ты? — недоумевал Скотти.

— О тебе, — Августа в притворном отчаянии покачала головой. — Исключительно о тебе.

Подняв одну бровь, Скотти отложил блокнот и вопросительно взглянул на девушку, давая ей возможность развить свою мысль.

— Ты заставил всех в городе работать над пьесой, идея которой принадлежит тебе.

— И что же?

— Выманил у людей обманом материалы, заставил торговцев соперничать друг с другом в щедрости, а бедных стариков работать за скидку на билеты.

— Причем все это без единой капли крови.

— Ты как продавец дождя, как…

— И что же?

— А то, что я нахожусь под огромным впечатлением, — перестав изображать гнев, Августа лучезарно улыбнулась. — Это больше не пьеса старших классов, а совместный проект всей городской общины. Тебе удалось втянуть всех горожан, объединив их общей целью. И это…

Что такое? Неужели она действительно это увидела? Скотти отвел взгляд, теребя лежащие рядом с ним бумаги, и щеки его залились краской.

— Ты покраснел!

— Вовсе нет.

— Покраснел, покраснел. — Гасти вскочила с кресла, в котором сидела, чтобы лучше разглядеть лицо Скотти. — Так ты стесняешься похвалы! О, что за зрелище. Великий и ужасный Скотти Хэммонд краснеет, как…

Скотти быстро схватил ее и повалил на диван прямо поверх бумаг.

— Ты ведь не смеешься надо мной, дорогая? — угрожающе произнес он, пригвождая к подушкам ее руки.

— Я? Что ты! Никогда! — Августа рассмеялась.

— Это хорошо. Потому что ты знаешь, что случается с людьми, которые надо мной смеются.

— Нет, нет. Только не китайская пытка щекоткой!

— Ну конечно, — кивнул Скотти, сверкая глазами. — Итак, тебе, конечно же, ясно, что я вовсе не покраснел?

— Ну… — Августа чувствовала его большие пальцы на своих ребрах. — Мне показалось так на одну секунду, но, очевидно, я ошиблась.

Скотти снова кивнул с довольным выражением лица.

— Только очень сильные люди умеют признаваться в своей не правоте. — Скотти поменял позу, чтобы можно было дотянуться до губ Августы. — И я люблю одну такую женщину, которая только что призналась, что не права.

— Правда любишь?

— Правда. — Скотти медленно склонялся к ней, продлевая муку ее ожидания. Вот он коснулся губами ее губ, почувствовал, как она чуть покусывает его нижнюю губу. Не прерывая поцелуя, Скотти просунул руку под спину Августы и смел на пол все, что лежало под ней на диване.

Августа обвила руками его шею и позволила перенести себя в тот особый мир, который принадлежал только им двоим. В мир, где реальность уступала место волшебству.

— А я люблю мужчину, который умеет краснеть, — едва слышно прошептала Гасти.

Приятно было осознать, что любишь мужчину, просто обыкновенного мужчину. И пусть сплетники говорят все что угодно. Пусть отцы города верят в то, что им больше нравится. Она узнала секрет Скотти Хэммонда. И секрет этот так же прост, как он сам. Скотти привык усердно работать. Он вовсе не возводил здания мановением руки — он, как и все, таскал на верхние этажи кирпичи. Просто не позволял никому увидеть свой трудовой пот.


К Хэллоуину Августа готова была начать репетиции в зале высшей школы. Удобнее всего оказалось делать это утром по субботам.

— Все в порядке, Джереми. Ты можешь приходить только на те репетиции, которые не пересекаются с футбольными тренировками, — объяснила она девятнадцатому ребенку, который подошел к ней с этим вопросом. Затем она встала и помахала руками, чтобы привлечь внимание столпившихся на сцене жевунов. — Мальчики и девочки! Послушайте меня, пожалуйста! Мы организовали эти субботние репетиции, чтобы вы привыкли находиться на сцене. — «А не только для того, чтобы дать Хлое возможность подружиться с ребятами», — добавила она про себя. — И чтобы убедиться, что вы поете достаточно громко и вас будет слышно зрителям. Это очень важно. Я понимаю, что у многих из вас по субботам тренировки по футболу и баскетболу, а у ребят постарше — даже игры, поэтому приходите на те репетиции, на которые сможете. Хорошо? Мы по-прежнему будем репетировать песенки в школе, а чуть позже я раздам вам расписание общих репетиций с ребятами из высшей школы. До этого момента приходите, когда сможете, и ни о чем не беспокойтесь.

Она увидела, как Кэрри Матракс выводит на сцену нескольких заблудившихся в кулисах малышей, и улыбнулась про себя. Ей нравилось работать с этими детьми. Они были такие маленькие, так легко отвлекались и все же вкладывали в пение весь свой энтузиазм. Каждый хотел быть самым лучшим жевуном и очень волновался, все ли правильно делает. Любой режиссер отдал бы очень многое за работу с такими увлеченными актерами.

— Ну хорошо, у нас есть еще несколько минут, прежде чем за вами придут родители. Давайте прорепетируем песенку «По дороге из желтого кирпича». Помните — Дороти будет ходить расширяющимися кругами, вы не должны попадаться ей под ноги. Сегодня Дороти будет миссис Матракс. А где же мои трое чтецов?

Сзади поднялись две руки, а Хлоя выпрыгнула прямо из толпы и объявила:

— Я здесь, Августа.

— Очень хорошо. Теперь вы трое должны внимательно прислушиваться и вставлять свои реплики громко и в нужный момент. Приготовились? — Когда все встали по местам, Августа нажала кнопку на магнитофоне.

Дети пели, а Августа отбивала такт.

— Вы — самые лучшие на свете жевуны, — похвалила она, когда музыка закончилась.

Пока Августа собирала вещи, к ней подходили родители с вопросами насчет того же футбола и где купить билеты. В конце концов Августа, Хлоя и Кэрри остались в зале одни.

— Спасибо за помощь, Кэрри, — поблагодарила Августа. — Я никогда бы не справилась одна.

— Шутишь? Да я получаю здесь истинное наслаждение. Каждый раз, когда я вспоминаю песенку леденцовых человечков, мне хочется смеяться. Они такие милые. И я так горжусь собой. Я искала для их костюмчиков полосатые колготки и наконец нашла их в Спрингфилде, куда ездила навестить свою мать.

— А я живу в Спрингфилде, — вставила Хлоя, радуясь возможности принять участие в разговоре. — Со своей мамой.

— Я знаю, дорогая. И это так здорово, что твой папа решил дать тебе роль в нашем спектакле. Теперь у тебя будут друзья и в Спрингфилде, и в Тайлервилле.

— Я знаю, — сказала девочка. — Но папа сказал, что это была идея Гасти. А мама сказала, что папе очень повезло, что у него есть Августа.

— Она так сказала? — Кэрри явно хотелось услышать побольше. — Это потому, что Гасти приходят в голову такие замечательные идеи?

Хлоя посмотрела на полную дурных предчувствий Августу.

— И поэтому тоже. Но, наверное, больше всего потому, что мама не хочет, чтобы папа чувствовал себя одиноким.

— Понимаю, — Кэрри улыбнулась девочке. — Так значит, твой папа и Августа проводят много времени вместе?

— Ну да. Папа говорит, что рядом с ней он по-настоящему счастлив. — Девочка замялась, потом добавила:

— Но и я тоже очень счастлива, когда Августа рядом.

— Твоему папе очень повезло, что у него такая дочка. — Кэрри выразительно посмотрела на покрасневшую Августу.

— Я знаю, — серьезно кивнула девочка и схватила Августу за руку.

Теперь не пройдет и недели, как все будут так же многозначительно улыбаться за ее спиной, особенно после упоминания о Скотте Хэммонде. Августа не стала ни подтверждать, ни отрицать слов Хлои — это все равно не могло ничего изменить.


— Как ты думаешь, долго ли нам удастся скрывать свои отношения в таком городке, как наш? — спросила Августа, разглядывая остатки молока в стакане.

Берт давно уже недовольно ворчал по поводу этих ночных хождений. Он только что закончил свой вечерний обход, когда женщина вышла из спальни. Маленькая девочка делала так довольно часто, и Берт привык к этому. Но сейчас хозяин тоже не спал. Над плитой в кухне горел огонь. Они что-то готовили и разговаривали. Не очень вежливо с их стороны заставлять его ждать, подумал Берт, позевывая и сворачиваясь калачиком под столом.

— Все равно рано или поздно все бы об этом узнали, — беспечно заметил Скотти.

— Я понимаю. — Августа уселась напротив него за кухонным столом, нервно вращая левой кистью. И когда наконец Скотти разочаруется в ней, об этом также узнает весь город. Августе часто снились в ночных кошмарах косые взгляды и сочувственные похлопывания по плечу, как это было после окончания ее предыдущего неудачного романа. Теплое молоко вряд ли заменит необходимые в таких случаях антидепрессанты. — Я просто думала, что у нас больше времени, — тихо сказала она, отводя взгляд.

— Времени для чего? — спросил Скотти и тут же сам ответил:

— Для нас двоих? Для того чтобы спрятаться в кокон, храня от всех наш маленький секрет? Жить в нашем собственном маленьком мире? — Он накрыл рукой руку Августы. — Признаю, мне будет не хватать немного наших переглядываний в комнате, полной народу, или наших тайных свиданий в общественных местах. Но, думаю, мне будет не менее приятно взять тебя за руку при всех. Пригласить в кино. Или на романтический ужин в ресторан.

Как он не понимает, что это только осложнит их расставание? Ему же самому будет плохо, когда он не захочет больше ее видеть, но не сможет бросить только из-за того, что открыто демонстрировал их близкие отношения. Августа не могла пережить даже мысли о подобном унижении.

— А как насчет твоей репутации? — спросила она.

— Моей… что?

— Ты ведь директор высшей школы. Люди смотрят на тебя, видят в тебе пример для подражания…

И снова Скотти рассмеялся:

— Так ты думаешь, я собираюсь содрать с тебя платье в парке, чтобы мы могли заняться любовью в фонтане? — Он сделал вид, что задумывается над подобной перспективой. — Возможно, мне и сошло бы это с рук. Нанимая меня на работу, в школьном совете знали, что я — холостой мужчина из плоти и крови. К тому же я вовсе не собираюсь нападать на тебя посреди школьной площадки для игр, но я также не собираюсь вести монашеский образ жизни только потому, что работаю директором школы. Я мужчина. Я человек. Я влюблен и горжусь этим.

Августа глубоко вздохнула. Скотти играет нечестно. Но тут она увидела на его лице выражение такой искренней, такой наивной веры в то, что он говорил, что можно было лишь развести руками. Скотти ничего не поймет, пока не случится самое страшное. Это напоминало крушение двух локомотивов, снятое в замедленном темпе. Двух локомотивов на параллельных рельсах, едущих в одном и том же направлении, одинаковых по размеру и силе — вот только рельсы впереди сходятся.

— Ну же, Гасти, — уговаривал ее Скотти. — Поверь, все не так уж плохо. Давай вернемся в постель, и я заставлю тебя забыть все твои тревоги. — Августа скептически улыбнулась. — Нет, правда. Для этого и существуют на свете маленькие городки. Дети вырастают, женятся, сами рожают детей. Через две недели новость о нашем романе перестанет быть новостью.

Августе очень хотелось поверить Скотти, хотелось забыть о том, что их разрыв снова привлечет к ним всеобщее внимание. И ей это почти уже удалось, как вдруг она вспомнила, что приближается новое несчастье, и отчаяние с новой силой овладело ее сердцем.

— Через неделю приезжает моя мать, — упавшим голосом сказала Августа.

Скотти не смог сдержать смеха, услышав нотки отчаяния в ее голосе.

— Согреть тебе еще молока? — сочувственно спросил он.

— Подожди. Вот познакомишься с моей матерью, и посмотрим, захочется ли тебе смеяться.

— Послушай, все то время, что она пробудет здесь, я буду носить свои сияющие доспехи. Тебе достаточно вскрикнуть — и я прискачу на помощь.

— А кто спасет тебя?

— Меня! — возмутился Скотти. — Да она полюбит меня с первого взгляда.

— Хм-м. Какая самоуверенность!

— Я ведь неотразим. — И он лучезарно улыбнулся Гасти, словно подтверждая свои слова. Затем взял у Августы пустой стакан, поднял девушку на ноги и взял ее под руку. — Не знаю, как ты не заметила до сих пор, но женщины за сорок просто не могут передо мной устоять. — Женщины до сорока тоже не могли перед ним устоять, но вряд ли стоило напоминать ему об этом. — Я неподражаем, как румба в субботу вечером. — Скотти повел ее в спальню с таким видом, словно на нем был по меньшей мере фрак, а вовсе не полосатые трусы. — Неотразим, как яблочный пирог, — добавил Скотти, покрывая поцелуями ее шею.

— Да уж, — засмеялась Августа, падая вместе с ним в постель. — Я это заметила.


— Ты — самая замечательная сестра на свете.

— Не забудь, что в следующий раз мы с Аланом хотим на месяц поехать на побережье. Одни, — мечтательно произнесла Лидия. — Это будет после Дня благодарения, когда уедет мама. Я сказала Эрику, что ему придется поспать немного в комнате Джейка и Тодда, и он закатил такую истерику! Даже не спросив почему.

— Бедный ребенок. Я прекрасно понимаю его чувства. Но если он так расстроен…

— Я шучу. К тому же маме гораздо удобнее будет остановиться у нас. Тебя ведь целый день нет. Бог знает, во что она ввяжется без постоянного наблюдения.

— Да уж. О господи, а что, если она вызовется помогать нам с постановкой?

— Слишком поздно. У каждого в городе уже есть свое задание. Придется ей удовольствоваться участью зрителя.

— Да уж. На это стоит посмотреть. Мама в роли стороннего наблюдателя. Я… подожди, Лидди, кто-то стучит в дверь.

Сегодня у нее не было уроков, а Скотти и Хлоя обычно пользуются задней дверью. Августой овладело любопытство, особенно когда, выглянув в окно, она не увидела перед домом машины.

— Мама!

— Августа, дорогая, помоги мне, — тяжело выдохнула Ванда Миллер, ставя перед дочерью огромную картонную коробку. — Можешь себе представить, водитель такси отказался поднести мои вещи к дому! Просто сгрузил их на обочине. — Она быстро чмокнула дочь в щеку, открывая дверь пошире, чтобы внести внушительных размеров чемодан. — Куда катится этот мир?! Люди забыли, что такое манеры. Мужчины перестали походить на мужчин. — Ванда быстро окинула взглядом дочь. — Чем занимаешься, дорогая? Выглядишь ты отлично.

— Да? То есть я хотела спросить, что…

— Знаю, мы все договорились, что я остановлюсь у Лидии. Но я подумала, что перед спектаклем и Днем благодарения нечего мне путаться у нее под ногами. Я должна разделить свое внимание между вами поровну. Знаю, ты привыкла жить одна, но я обещаю ни во что не вмешиваться. О, какую чудесную краску ты выбрала для этой комнаты. Это персиковый?

— Королевский абрикос.

— Яблоки и апельсины, — рассмеялась Ванда, с грохотом опуская на пол тяжеленный чемодан. — Я не так уж ошиблась.

Августа подняла на стул коробку и удивленно спросила:

— Что это?

— Пять тысяч шестьсот экземпляров книги «Мои тропические леса». По одному для каждого в городе, — пояснила Ванда, не переставая восхищаться краской. — И ты все это сделала сама?

— Да. — Августа оглядела комнату, словно никогда не видела ее раньше, чувствуя себя растерянной и смущенной. — В основном сама.

— Тебе нужны сюда шторы. Но ты, наверное, просто пока еще не выбрала нужную расцветку? Я так устала. Дорогая, могу я попросить тебя налить мне чаю? Трудно признаться в этом, но нервы у меня уже не те. Помню времена, когда мне ничего не стоило проехать на автобусе из Сиэтла до Оклахомы, а оттуда до Августы, в Джорджию, в самый разгар лета, только чтобы принять участие в марше борцов за права человека. Теперь же восьмидесятиминутный авиаперелет повергает меня в дрожь.

— Да… конечно. Чаю… Хорошо. Я даже не спросила тебя, как ты долетела, мама. — Можно подумать, ей дали возможность вставить хоть слово. — О господи! Я ведь оставила Лидди на телефоне. Проходи… проходи в кухню. Вон туда. Можешь поздороваться с ней. Пока я грею воду.

Одно недоразумение за другим. Две недели без секса, расспросы по поводу Скотти, бесконечные пустые разговоры, когда обе они будут избегать любых упоминаний о крахе музыкальной карьеры Августы. Обвинения в отказе служить обществу… Тайлервилл не в счет. И все это свалилось на нее именно в тот момент, когда она наконец поняла, что самое важное в ее жизни — это ее будущее со Скотти Хэммондом. Сколько же еще препятствий ее ждет впереди?

— Августа! — закричала Хлоя, врываясь через заднюю дверь без обычного в таких случаях звонка. — Угадай, что у меня есть. Только угадай. Мне разрешили держать ее у папы в доме. Угадай, что это. Угадай, где это. — Девочка восторженно засмеялась. — Ты только угадай! — Заметив Ванду, девочка нахмурилась, затем быстро спросила:

— Кто это разговаривает по твоему телефону?

— Это моя мама, Хлоя. Мама, — произнесла Августа, видя, что мать ее с интересом разглядывает незнакомого ребенка. — Это Хлоя Хэммонд из соседнего дома.

— Как дела, Хлоя? — улыбнулась девочке Ванда.

— Просто здорово! Угадайте, что у меня есть. И угадайте, где это.

— Погоди минутку, Лидия, — сказала Ванда в телефонную трубку. — Итак, Хлоя, что же у тебя есть? И где же это? — Она играла в эту игру как настоящий профессионал.

Хлоя снова рассмеялась, засунув руку в накладной карман своей курточки с капюшоном.

— Ни за что не догадаетесь. У меня в кармане мышь. Смотрите.

Хотя мышка была не больше маленького кулачка Хлои, длинный розовый хвост, похожий на крысиный, исторг у Ванды вопль, напугавший девочку до смерти. Она уронила мышку, которая — вполне естественно — поспешила убежать.

— Моя мышка!

— Боже правый, мышь!

— Моя мышка!

— Куда же она теперь побежит?

— О господи, мышь!

— Там! Там!

— Моя мышка!

— Быстрее. Лови ее!

— Вон там.

— Что здесь происходит? — раздался среди всеобщего хаоса и женских криков мужской голос.

— Со мной все в порядке, Лидия. Я перезвоню тебе позже. Вон… вон она — там.

— Лови ее, Хлоя! Упс. Вот она.

— Моя мышка! Папа, смотри!

— Вон она. Ловите! Ловите!

Августа зажала мышку в углу, когда та побежала к ней, и схватила первое, что попалось под руку. Это оказалась пластмассовая миска. Медленно и осторожно, как укротительница тигров, она прикрыла миской несчастного грызуна.

— Поймала, поймала!

— Хлоя, как я велел тебе нести мышку, чтобы показать ее Августе?

— В клетке.

— И где же клетка?

— Кто эти люди?

— Дома, но я несла ее в кармане и держала очень крепко. А потом она закричала, — Хлоя с видом обвинителя ткнула пальцем в Ванду.

— Августа? Это твои друзья?

— Она испугала мою мышку, — враждебно нахмурилась Хлоя. — И она вывернулась у меня из пальцев.

— Здравствуйте, я — Скотт Хэммонд, — ямочки на щеках остались неоцененными, все внимание Ванды было сосредоточено на ребенке.

— Ты испугала меня. Я не привыкла, чтобы мне совали в лицо мышей. Можно ожидать чего-то подобного от маленького мальчика, но…

— Мама, это мои соседи. Мои друзья. Мои… — Как бы преподнести это поделикатнее?

— …А это моя дочь, Хлоя.

— Ну да, — кивнула Августа.

— Мне очень жаль, что так случилось. Мы и не знали, что вы уже приехали. Как прошло путешествие?

— Таксист попался совершенно невоспитанный, но, в общем, ничего. — Она впервые взглянула в лицо Скотти. — Есть еще и другие?

— Кто? Дети? Нет, только мы с Хлоей.

— Ах да. Сосед… — И хотя Августа ни словом не обмолвилась о Скотти, в глазах Ванды мелькнуло понимание. Лидия…

— А это ваша дочь, — Ванда оглядела Скотти с ног до головы. — Я люблю маленьких девочек. У меня было две своих, но теперь они выросли. А знаете ли вы, что я спасла однажды сотни тысяч мышей от неминуемой гибели? Их закупила фармацевтическая компания. Сотни тысяч, и все такие, как эта. Я вообще люблю животных, — добавила она, явно подлизываясь к Хлое.

Подружиться с ребенком, чтобы завоевать расположение отца — старый испытанный способ. Августа густо покраснела, ей было неловко за мать.

— Почему бы тебе не забрать… Как ты назвала свою мышку?

— Аннабель.

— Почему бы тебе не забрать Аннабель из-под миски и не пойти в гостиную, чтобы я могла спокойно попить чаю. А потом я расскажу тебе, как надо спасать мышей, — она повернулась к Скотти. — Насколько я поняла, это вы…

Глава 10

Несправедливо было бы сказать, что Ванда грубо вмешалась в жизнь Августы. Просто она прекрасно чувствовала себя в этой жизни. Гораздо лучше дочери. Но, в конце концов, так было всегда. Ванда руководила жизнью Августы, ведя ее от репетиции к репетиции, от прослушивания к прослушиванию, к следующему концерту, к следующей неудаче…

— Ни о чем не беспокойся, родная, — сказала она в то утро. — Когда вы трое вернетесь с генеральной репетиции, обед будет на столе. Потом я отведу малышку Хлою домой, выкупаю, уложу и прочитаю ей пару сказок перед сном. Я могу посмотреть телевизор там не хуже, чем здесь, а вы двое сможете побыть наедине… да хоть несколько часов, если хотите. Я не такая старая — я еще помню, что такое любовь.

Августа раздраженно подумала, что лучше бы мать этого не помнила. Иногда забывчивость бывает настоящим благословением. Ванда выглядела куда моложе своих пятидесяти шести лет, несмотря на многие годы фанатичного поклонения разной ерунде. Она казалась молодой и полной жизни.

— Мама, — торопливо одеваясь, сказала Августа. — Пожалуйста, не надо. Скотти придется уйти из школы пораньше, чтобы забрать Хлою, затем гнать, как сумасшедшему, чтобы успеть на генеральную репетицию. Во-первых, вечером он будет как выжатый лимон. Во-вторых, тебе совсем не обязательно к нему подлизываться. Он хорошо к тебе относится. И Хло тоже. — Августа повернулась спиной к матери и подняла волосы, ожидая, пока Ванда застегнет ей «молнию». — А в-третьих, не кажется ли тебе, что это выглядело бы так, словно все подстроено.

Ванда застегнула «молнию».

— Во-первых, не говори глупости. Во-вторых, я вовсе не подлизываюсь к Скотти — просто чувствую себя немного обязанной ему.

Августе потребовалось несколько секунд, чтобы переварить сказанное.

— Почему это ты чувствуешь себя обязанной? — с подозрением спросила она.

— Он помог в рассылке моих памфлетов о тропических лесах. Забрал их все и сказал, что знает в этом городе место, где они разойдутся лучше всего.

— Мама! Не смей этого делать! Только не сейчас, когда Скотти так занят! Хлоя. Пьеса. Высшая школа. Дом…

Ванда хмуро посмотрела на дочь:

— Я знаю, что на уме у этого молодого человека, и распространение нескольких сотен памфлетов не охладит его пыл, можешь мне поверить.

— Мама!

— Августа!

— Я серьезно.

— И я тоже. Кстати, у него это тоже серьезно. Никогда не видела более влюбленного мужчины.

— Ты так думаешь? — после долгой паузы переспросила Августа.

— Я это знаю.

Августа только покачала головой и, вздохнув, вышла из комнаты. Как бы ей хотелось иметь хотя бы десятую долю такой уверенности. Верить, что настоящая любовь способна победить неудачи и разочарования… Но зачем обманывать себя. Она знала, что все это неизбежно кончится. Вот только лучше бы это испытание чувств закончилось до того, как придется прибегнуть к лекарственной терапии.


— Что происходит с нашими детьми? — прервала ход ее мыслей усевшаяся рядом Кэрри Матракс. — Только посмотри на них. Жевуны и мигуны словно не в себе. Дороти забыла половину своих реплик. Железный Дровосек постоянно спотыкается. А Лев — не трус, а просто идиот какой-то. Никак не может попасть в такт.

— А ведь вчера мы прошли всю пьесу без единой заминки. Может, они наглотались таблеток? Или мы видели бы их другими, если бы сами наглотались таблеток? — Обе женщины рассмеялись. — Остается поверить, что генеральная репетиция всегда проходит черт-те как, а завтра все будет идеально.

Скотти и три его ассистента ходили в толпе на сцене, разговаривая то с одним, то с другим актером, поправляя реквизит и выкрикивая команды осветителям.

— Судя по тому, как идут дела сегодня, завтра просто не может быть хуже, — сказала Кэрри, погрозив пальцем своему маленькому мигуну. Детишки сидели прямо перед ними на двух рядах. — Что это с вами сегодня? — спросила Кэрри серьезного маленького первоклассника — точную копию своего старшего брата Стиви, — поправив желто-розовую шляпу у него на голове. — Вы устали сидеть? Проголодались? Я думаю, мы почти закончили, осталось совсем немного посидеть тихонько.

— Я сижу тихонько, тетя, — ответил мальчик, переглядываясь с одноклассниками.

— Дорогой, ты все время пересаживаешься с места на место. Я ведь слежу за тобой.

— Эта девчонка, мам. Она испачкает мой костюм. Или заразит меня. Что? Какая девчонка?

— Хлоя. Подружка мисс Миллер из другой школы. Она вся красная и говорит, что, кажется, заболела. Я не хочу заразиться.

Хмуро переглянувшись, обе женщины встали со своих мест и направились к тому месту, где сидела Хлоя. Вокруг нее образовалось пустое место, другие дети предусмотрительно отсели подальше. Лицо девочки действительно было красным, глаза — полузакрыты.

— Хлоя? — Августа подошла к девочке, переступив через несколько пар коротких ножек. — Хлоя, дорогая. Тебе нехорошо?

Влажные карие глаза с несчастным видом смотрели прямо на нее. Сердце Августы больно сжалось. Присев рядом, она обняла несчастного ребенка.

— Да ты вся горишь, дорогая. Почему ты ничего не сказала?

— Я хочу участвовать в пьесе.

— Знаю, милая. Но это невозможно, если ты больна. Пойдем. Пойдем со мной, Хлоя. Скажем твоему папе, а потом один из нас отвезет тебя домой.

— Но я хочу участвовать в спектакле. Мне станет лучше завтра?

— Не знаю. Надо подождать и посмотреть. А сейчас пойдем. Э, да тебе совсем плохо!

Низко опустив голову, Хлоя последовала за Августой. Кэрри, которая сразу поняла, что ребенок болен, пошла сообщить об этом Скотти, который уже приближался к ним уверенными шагами.

— Что здесь такое? Больной житель страны Оз, не так ли? — Скотти опустился на одно колено рядом с дочерью. — Что с тобой, Хло?

Девочка снова покачала головой, затем уткнулась личиком в плечо отца. Скотти подхватил ее на руки и стал мерно покачивать.

— Я отвезу Хлою домой, — сказал он, бегло окидывая взглядом сцену, словно желая убедиться перед отъездом, что вверенная ему территория в порядке.

— О, я могу отвезти ее сама, — предложила обеспокоенная Августа. — Или, может быть, в больницу? Хлоя вся горит и выглядит такой… Вообще-то лучше я прослежу здесь за всем, а ты отвези ее в больницу. Я приеду к вам, как только освобожусь.

— Нет, нет. Пока что я отвезу ее домой. Но буду очень признателен, если ты останешься здесь последить за моими режиссерами. Они знают, что делать, но им может потребоваться помощь.

— Да, конечно. Поезжай. Если надо будет, позвони маме. Она незаменима в критических ситуациях. И позвони мне… хотя нет, не надо. Я скоро сама буду дома. Не волнуйся. Генеральные репетиции всегда ужасны. Завтра все будет хорошо. Сейчас главное — Хлоя.

К всеобщему восторгу, Скотти вдруг наклонился к Августе и накрыл ее рот поцелуем.

— Все будет нормально, — сказал он. — Дети часто болеют, но быстро выздоравливают. Позвони мне, если что не так. Увидимся позже.

— Хорошо, — сказала она. Хлоя на прощанье погладила Августу по руке, а та послала ей воздушный поцелуй.

Августа смотрела вслед удаляющимся Скотти и Хлое, вдруг осознав, что они уносят с собой частичку ее сердца. Ей открылась неожиданная истина — без этих, самых дорогих ей людей ее жизнь будет пуста и никчемна.

— Пойдем, — тронула ее за рукав Кэрри. — Чем скорее мы приведем в порядок эту комедию ошибок, тем скорее попадем домой.

— Как ты думаешь, с ней все будет в порядке? Я ведь почти ничего не знаю о детях. Я чувствую себя такой…

— Беспомощной? Что ж, добро пожаловать в стан матерей, мисс Миллер. Скоро привыкнешь. Пока они маленькие, ты можешь склеить суперклеем любую их сломанную игрушку. Залепить их раны пластырем и вылечить шишку поцелуем. Они видят в тебе героиню. Но чем старше становятся дети, тем более беспомощной ты себя чувствуешь. И не только когда они больны. Ты ведь не можешь помирить их с друзьями, защитить от жестоких слов, от неудач и разочарований и поэтому часто чувствуешь себя беспомощной. С Хлоей все будет в порядке. Надо сварить ей вкусное желе, обнять покрепче и читать сказки, пока она не почувствует себя лучше. Это легко. Но ты ничем не сможешь помочь ее горю, когда малышка поймет, что не будет участвовать в завтрашней премьере. Вот это очень неприятно.

С этими словами Кэрри отправилась наводить порядок в Изумрудном городе.

А Августа со вздохом подумала о том, что ее идея взять Хлою участвовать в спектакле обернулась неприятностями для близких ей людей. И это была полностью ее вина. Если бы она держала тогда рот на замке, ничего подобного не случилось бы. Хлоя была бы сегодня с матерью. Может, она даже не заболела бы и… О! Ведь мать Хлои отправилась со своим бойфрендом в романтический отпуск в честь Дня благодарения, думая, что с Хлоей все будет в порядке, что она примет участие в постановке, а потом отпразднует это вместе со своим отцом. Что, если Хлоя действительно серьезно больна? Смогут ли они вовремя связаться с Дженис? Или… но даже если это обыкновенная простуда, девочка все равно не сможет участвовать в представлении. Достаточно ли будет их сочувствия, чтобы утешить ее? И не покажется ли малышке, что она подвела и разочаровала отца и Августу тем, что не может играть в пьесе? Важно дать ей понять, что ее болезнь невозможно было предотвратить. Что Августа предложила ей участвовать в спектакле ради ее же удовольствия, хотела видеть ее счастливой. А Скотти… Он так радовался возможности сделать Хлою участницей своей повседневной жизни. Очень важно, чтобы он дал ей понять, что расстроен вовсе не из-за того, что она не будет участвовать в постановке. Просто ему обидно за нее. Девочке всегда так важно было угодить ему, произвести хорошее впечатление.

Выражение горя и грусти на лицах любимых людей всегда больно ранило Августу. Ей казалось, что это лишь отражение их отношения к ней. Августа помнила выражение разочарования в глазах своей матери. Раз за разом, неудача за неудачей. Сердце ее больно сжалось от одной мысли, что Хлоя может разглядеть то же самое на лице Скотти.

Всю дорогу до дома Августа думала об этом. О чувстве собственного бессилия. О том, как несправедлива бывает иногда судьба, несмотря на все приложенные тобою усилия. Так в чем же тогда дело? Зачем беспокоиться? Какая разница? Это ведь так же бесполезно, как пытаться поймать луну в ведре с водой или строить песочный замок на берегу моря во время отлива.

Она вспоминала, как неудачи одна за другой валили ее с ног. Но Августа вставала, отряхивалась и отправлялась за новой мечтой — только лишь для того, чтобы снова набить себе шишек. Все эти нечеловеческие усилия приносили одну только боль. Для чего все это? Только для того, чтобы позволить провидению окончательно выбить ее из седла, загнать в угол, оставить истекать кровью в Тайлервилле?

Но странное дело, Августа больше не чувствовала себя несчастной и потерянной. Она подумала о Скотти, Хлое, о детишках в школе. Вспомнила, с каким удовольствием играла произведения, которые хотелось играть, и только тогда, когда было настроение, — просто для самой себя. А чего стоят те редкие счастливые моменты, когда лица ее учеников озарялись радостным сознанием того, что они могут извлекать из скрипки такие красивые звуки! Августа улыбнулась. И снова, уже в который раз за последние дни почувствовала с изумлением, что она счастлива.

Значит… возможно, провидение было не так уж сурово к ней. Возможно, самой ей было назначено обрести счастье в Тайлервилле. Просто провидение знало, что нужно Августе, куда лучше, чем она сама.

А как же свобода воли? Как же ее мечты, потраченные силы и те результаты, которых все же удалось добиться? Интересно было думать о том, чему она научилась у разных учителей. Приятно вспоминать, как ее считали уникальным ребенком. Наверное, существует некий баланс между свободой воли человека и его судьбой. Наверное, подлинного величия достигают лишь те, кто способен переломить свою судьбу. Или те, кто с самого начала послушен ей и понимает, что судьба предназначила его для какой-то совершенно определенной цели в жизни.

Наверное, она достигла вершины своего таланта в детстве и всегда знала, что ей уже не добиться большего. А потом Августа потеряла все, потому что судьба предназначила ей совсем иное. И, может быть, она никогда не смогла бы оценить своего настоящего счастья, если бы ей не пришлось так долго двигаться совсем в ином направлении.

Да, наверное, Тайлервилл, Скотти, Хлоя с самого начала были ее судьбой. Но Августа не поняла бы, как счастлива здесь, рядом с ними, если бы не знала, какой несчастной можно быть без них.


— Как она? — спросила Августа, быстро пройдя прямо в дом Скотти. — Ты звонил врачу? Температура спала?

Прежде чем Скотти успел что-то ответить, она уже склонилась над девочкой, гладя ладонью ее щеку.

— Я дал ей немного тайленола, потом зашла твоя мама. Она говорит, что это ветрянка.

— Ветрянка?! Скотти кивнул.

— Пока я звонил Дженис и выяснял, были ли у Хло контакты с больными детьми, твоя мама смазала лосьоном сыпь. Она говорит, завтра пятнышек будет еще больше.

— О, бедняжка! — Глаза девочки приоткрылись. — Как ты себя чувствуешь, малышка?

— У тебя такая прохладная рука, — пробормотала Хлоя. Она по-прежнему была в полузабытьи и выглядела очень несчастной!

Августа положила вторую руку девочке на лоб.

— Знаешь, что я сейчас сделаю? Схожу домой, переоденусь, а потом вернусь и сделаю для тебя что-то особенное. Моя мама всегда делала это для меня, когда я болела. Хочешь?

Хлоя пожала плечами. Ей было слишком плохо, чтобы отвечать. Но поскольку это было одно из самых приятных детских воспоминаний Августы о матери, она решила, что обязательно протрет лицо девочки розовой водой.

— Ее мама приедет? — спросила Августа, взглянув на Скотти полными слез глазами. — Должно быть, это так ужасно для нее.

Скотти ухмыльнулся в ответ:

— Вовсе нет. Кажется, она даже испытала что-то вроде облегчения. Конечно, извинилась за то, что прислала девочку сюда, зная о ее контакте с больным ребенком, но инкубационный период кончился два дня назад, и Хлоя чувствовала себя нормально. Так что Дженис решила, что на этот раз пронесло. Она предложила приехать ухаживать за Хлоей, но я сказал, что вполне способен справиться с детской болезнью — наверное, на этот раз моя очередь. Мы договорились, что Джен останется пока на месте и мы подождем, как будут развиваться события. Хлоя совсем не расстроена ее отсутствием, так что, может быть, ей и вовсе не стоит приезжать.

— Вы так спокойно к этому относитесь! — удивилась Августа.

— Потому что мы уже проходили через это раньше. Конечно, это была не ветрянка, но нам хорошо знакомы отиты, простуды и грипп. Дети гораздо выносливее, чем кажутся. Если знаешь, что с ними, все можно вылечить довольно быстро.

— Но это просто ужасно! Она выглядит такой слабой, такой несчастной. Больно смотреть! Уж лучше бы лазила по деревьям, чем лежать вот так…

Скотти только усмехнулся в ответ:

— Вот подожди, пока у нее спадет температура. Придется сидеть рядом, чтобы она не вскакивала с кровати, и завязывать ей руки, чтобы не чесалась. И тогда Хлоя сразу перестанет казаться тебе несчастной и беспомощной.

Это было еще впереди, но пока им предстояло столкнуться совсем с другими проблемами.

— Она говорила что-нибудь о том, что пропустит спектакль?

— Хлоя считает, что завтра ей станет лучше. Хочешь кофе? — Скотти направился к лестнице.

— Когда назавтра Хлое не станет лучше, ты ни за что не должен показать ей, что разочарован тем, что она не сможет играть.

— Что-что? — переспросил Скотти, даже не оглядываясь на идущую за ним следом Августу. — Почему Хло должна решить, что я разочарован этим больше, чем она сама? Я позволил ей участвовать в спектакле, только чтобы доставить малышке удовольствие.

— Я знаю это. И ты знаешь. Но понимает ли это Хлоя?

— Конечно. Почему нет? Может быть, ты предпочитаешь чай?

Скотти явно не понимал, о чем идет речь.

— Я ничего не хочу. Может быть, когда вернусь. Я просто думаю, мы должны позаботиться о том, чтобы Хлоя не приняла наше сочувствие за разочарование по поводу того, что она заболела и не сможет играть в спектакле.

— Она и не примет, — почти рассеянно ответил Скотти, делая себе кофе. Затем он вдруг застыл неподвижно и лишь спустя несколько секунд повернулся к Августе.

В глазах его появилось какое-то странное выражение, которого она никогда не видела раньше. Что-то похожее на холодное предупреждение. У нее даже мурашки побежали по коже.

— Кажется, я понимаю, о чем ты, — тон его был спокойным, но таким же суровым и холодным, как выражение лица. — И я бы не хотел, чтобы ты забивала головку Хлои такими понятиями, как неудача и разочарование. Пока эти слова еще не стали частью ее словаря. Чувство вины, мысли о том, что ты разочаровала всех и вся — это твоя проблема, а не ее.

Каждое слово Скотти словно кинжалом пронзало ее сердце. К глазам подступили слезы. Горло предательски сжалось. Августа попыталась оправдаться, но голос у нее задрожал.

— Я… — она невольно отвела взгляд. — Я не хотела…

— Я знаю, — Скотти тепло улыбнулся, и в его глазах засветилось понимание. — Я знаю, что ты никогда не причинишь ей боль намеренно. — Подойдя к Августе, он взял ее за плечи. — Но я же вижу, как ты обвиняешь себя во всем, что бы ни происходило вокруг, и… я не хочу этого для своей дочери. И для тебя я тоже этого не хочу.

Хлоя была его дочерью. Конечно, он не сказал этого вслух, но Августа поняла и без слов — нечего вмешиваться в чужую жизнь.

И Скотти увидел это. Он сразу догадался, почему Августа ушла в себя и избегает его взгляда. Он обидел ее, оттолкнул, а ведь она просто пыталась предупредить его, что надо быть осторожнее.

— Не забудь поблагодарить свою маму за обед, хорошо? — Он поднял за подбородок голову Августы, чтобы взглянуть ей в лицо. В его тоне ей послышалась мольба о прощении, и в его глазах Августа прочитала ту же мольбу. — Она принесла мне его прямо сюда. Извини, что не подождал тебя, но миссис Миллер сказала, что тогда все остынет, а я был так голоден…

— Ну что ты, — быстро произнесла Августа, радуясь возможности сменить тему и скрыть от его проницательного взгляда, насколько она расстроена. — Я рада, что ты поел. Ведь я могла не вернуться с репетиции еще очень долго.

— Господи, я и забыл о репетиции, — рассмеялся Скотти. — Удалось что-нибудь исправить?

— Мы пытались. Но вскоре родители стали приходить за детьми, и все вообще пошло кувырком.

Августа задержалась на несколько минут, чтобы предупредить Скотти о подводных камнях, которые могут ожидать их завтра, а затем отправилась домой. Чтобы переодеться, поесть и взять розовой воды у матери, которая предавалась воспоминаниям о том, как болели ветрянкой ее девочки.

— Ну как, Хлоя? Тебе нравится? — спрашивала Августа полчаса спустя, промокая лицо девочки холодной, ароматно пахнущей салфеткой. Пока она ходила домой, у девочки снова подскочила температура, и Скотти опять пришлось дать ей жаропонижающего.

Когда пришла Августа, он спустился вниз сделать кое-какие телефонные звонки.

— Если тебе не нравится, я больше не буду.

Хлоя замотала головой по подушке.

— Так хорошо пахнет.

— Да, розами. Может быть, на следующий год мы посадим у меня в саду несколько розовых кустов и сможем нюхать их все лето. Хочешь?

Девочка равнодушно кивнула. Ее апатия просто убивала Августу. Она не могла понять, почему Хлоя не говорит — потому ли, что у нее нету сил, или из-за того, что очень расстроена по поводу спектакля.

— Знаешь, Хлоя, — начала она. — Вполне может случиться, что ты не поправишься завтра настолько, чтобы участвовать в пьесе. — Больше всего ей хотелось убедиться в том, что Скотти прав. — Если так случится, я хочу, чтобы ты знала — никто не обвинит тебя в том, что ты заболела. В этом нет твоей вины. Мы все очень расстроены, что с тобой случилось такое.

— Я знаю, — угрюмо произнесла девочка. — Все дети иногда болеют.

— Вот именно, — Августа была поражена неожиданной мудростью ребенка. — И почти никогда ничего нельзя сделать, чтобы это предотвратить. Просто так случилось. И это никак не меняет нашего отношения к тебе.

— Я знаю. Сделай мне снова холодно, Августа, пожалуйста.

Быстро намочив и отжав салфетку, Августа снова приложила ее к щекам девочки.

— Твои папа и мама очень-очень сильно тебя любят. И я тоже.

— Несмотря ни на что, — произнесла девочка без малейшего намека на вопросительную интонацию.

— Вот именно, — глаза Августы невольно наполнились слезами. — Несмотря ни на что.

Она не смогла удержаться, чтобы не позавидовать Хлое. Девочка так уверена в любви близких, так безгранично верит в эту любовь. Неужели так бывает у всех детей? И лишь вырастая, они теряют эту уверенность? Или это результат особых отношений между ребенком и его родителями?

— Мои мама с папой развелись, — удрученно сообщила девочка, — не потому что они плохие. В этом никто не виноват. Просто так случилось. Но мы все равно любим друг друга. Несмотря ни на что.

— Правильно. — До Августы не сразу дошел смысл сказанного. Оказывается, Хлою научили этой самой вере в любовь. Родители медленно и упорно воспитывали в ней это. И девочка жила с этим чувством с самого рождения, не считая его чем-то необычным. Августа закрыла глаза, снова подавляя в себе желание заплакать. Мать любила ее. И отец тоже по-своему любил. Она всегда знала это. Так что же случилось? Или неудачи ее оказались слишком велики? Она отчаянно пыталась вспомнить хоть один случай, когда мать открыто выразила бы свое разочарование, негодование… хоть какие-то негативные эмоции в ее адрес. Нет. Никогда. Только это выражение бесконечной грусти в глазах матери. А потом она начинала суетиться, организовывать новые прослушивания, нанимать новых учителей, заявлять дочь на участие в новых конкурсах.

— Августа, — жалобно позвала Хлоя. Снова обмакнув салфетку в розовую воду, Августа продолжила протирать девочке лицо.

— А знаешь, ты очень счастливая маленькая девочка, Хлоя.

Прошло несколько секунд, прежде чем Хлоя пробормотала:

— Да, почти всегда, но только не с ветрянкой.

Лицо и руки Ванды покрывали красные точки, нарисованные губной помадой.

— Мы с Хлоей страдали весь день вместе, — сообщила она, разрезая пополам сандвич, который приготовила для Августы. — Девочка немного волновалась по поводу этих пятнышек, но как только такие же появились у меня, сразу перестала обращать внимание.

— И ты планируешь ходить так, пока не пройдут пятна у Хлои? — Августа присела у кухонного стола.

— Конечно, нет! Она уже пережила первый шок, и температура наконец упала. Но как раз теперь все будет ужасно чесаться. Никогда не видела столько пятен на одном ребенке. Нам всем придется тяжело. — Августа невольно улыбнулась тому, как Ванда, не задумываясь, включила себя в решение общих проблем. — Я обещала ей, что, как только болячки подсохнут, мы соединим точки волшебным фломастером.

— Ты всегда умела шуткой сгладить тяжелые моменты, мама.

— А ты всегда была такой серьезной, — рассмеявшись, Ванда обняла Августу за плечи, прежде чем поставить перед ней тарелку супа.

— Очень мило с твоей стороны остаться сегодня с девочкой, чтобы Скотти мог пойти на работу. — Августа вдруг почувствовала неловкость.

Она весь день размышляла о матери и пришла к печальному выводу, что, оказывается, знает ее совсем не так хорошо, как ей казалось.

— А ведь сегодня ты пропускаешь спектакль, чтобы остаться с ней. Эрик расстроится, что тебя нет.

— Эрик даже не заметит, есть я там или нет. Он будет очень взволнован. Я увижу его в завтрашнем спектакле. Что такое? — спросила она, поймав на себе пристальный взгляд Августы. — Нет, не говори мне. Я знаю, что выгляжу по-идиотски с этими точечками, но мне все равно. Я…

— Конечно. Я помню, как ты сделала то же самое для нас с Лидди, когда у нас была ветрянка.

— И у меня был такой же дурацкий вид?

Августа кивнула, продолжая изучать мать, словно видела ее впервые.

— Не злись на меня, дорогая. Я уверена, что это тут же отойдет, если протереть холодными сливками. Я использовала бы смываемые фломастеры, но у тебя их нет. Или кетчуп, если бы была уверена, что он будет держаться. А в косметике теперь применяют более легкие красители. Мне не придется ходить в пятнах несколько дней, как было в прошлый раз…

— Мама! Я вовсе не сержусь. Мне даже нравятся твои точечки.

— Правда?

Августа кивнула:

— Я много думала в последнее время…

— О нет! — воскликнула Ванда, опускаясь на стул напротив дочери. — Только не это!

— О чем ты?

— Каждый раз, когда ты говоришь, что много думала в последнее время и у тебя на лице появляется это выражение, я понимаю, что быть беде. Я думала, ты здесь счастлива.

— Я действительно здесь счастлива. Ты дашь мне сказать? Никогда не даешь сказать!

— Ты обычно не хочешь ничего говорить, — вставила Ванда. — Но продолжай, я слушаю.

— Я думала в последнее время, — снова начала Августа, — что, наверное, недостаточно часто говорила и показывала тебе, что я очень люблю тебя и…

— Ну, я тоже очень люблю тебя, дорогая. Я…

— Мама!

— Извини.

— Я хочу извиниться за то, что столько раз подводила тебя. Я знаю, сколько времени и энергии ты посвятила мне и моей карьере. А я ни разу не сказала тебе спасибо. Мне очень жаль, что я не смогла стать тем, чем ты хотела меня видеть… Хотелось бы, чтобы все было по-другому. С другой стороны, я даже рада, что карьера не получилась, что я приехала сюда, в Тайлервилл, что встретила Скотти… Но я знаю, что разочаровала тебя, и мне очень жаль…

Ванда, нахмурившись, смотрела на дочь. Затем смущенно отвела глаза.

— Не понимаю, о чем это ты говоришь, дорогая. — Она замялась. — Ты права в одном — мы редко показываем друг другу свои чувства. Но так бывает во многих семьях. Люди так долго живут вместе, так хорошо знают друг друга, что чувства не упоминаются, а просто подразумеваются сами собой. Это вовсе не значит…

— Но так не должно быть! Не надо ничего подразумевать! Ты должна знать наверняка, что я люблю тебя, и ты должна знать, что Эрику будет не хватать тебя сегодня. Ванда смущенно улыбнулась.

— Я рада все это слышать. Кстати, может быть, тебе интересно узнать, что я тоже тебя люблю.

— Я знаю. Но, наверное, не понимала до последнего времени, насколько сильно.

Ванда улыбнулась, предаваясь воспоминаниям:

— Вы с Лидди всегда удивляли меня. Вы были совсем другими, ничего общего со мной. — Рассмеявшись, Ванда поднесла ко рту ложку супа. — Даже одевались по-разному. Ты всегда носила строгие платья, Лидия — элегантные брюки и блузки. А я… вечно джинсы и рубашки, серьги до плеч, перекрашивала раз в полгода волосы. Все так удивлялись, когда видели нас рядом. — Она посмотрела прямо на дочь. — И я жила в постоянном страхе. Лидди была такой деловой, организованной, практичной. А ты — такой талантливой и умной, всегда стремилась к совершенству. Не тихой, отстраненной от жизни, как твой отец, не громкой и напористой, как я с моим желанием изменить мир. Мы с отцом никак не могли понять, каким образом смогли произвести на свет двух таких разных девочек, совершенно не похожих на нас самих.

— И отец был настолько разочарован, что предпочел нас оставить.

В глазах Ванды появилась тревога.

— Ты второй раз произносишь это ужасное слово — разочарован. Я же говорила тебе, Августа, он просто искал спокойной жизни. И ушел потому, что знал — он никогда не получит ее рядом со мной. Я просто сводила его с ума, — Ванда рассмеялась. — Участвовала то в уличных беспорядках, то в маршах протеста. Если это происходило в городе, где мы жили, я и вас брала с собой, но обычно это бывало далеко. Отец постоянно вносил за меня залоги, вызволяя из тюрьмы. Это были шестидесятые годы. И семидесятые тоже. Он просто наелся всего этого больше, чем смог переварить. Но отец ни в ком не разочаровывался. Даже во мне. Он говорил, что гордится моей работой, моим отношением к жизни. Просто он хотел совсем другого — и поэтому ушел.

— Отец знал… обо мне? Об операции?

— Понятия не имею. Я давно потеряла с ним связь. И это грустно. Иногда я жалею, потому что знаю — он очень гордился бы тобой. Так же, как горжусь я.

Горжусь? Так Ванда гордится ею до сих пор?! Августа недоверчиво покачала головой, водя ложкой по тарелке.

— Не знаю, как это получилось, — Ванда говорила, продолжая есть суп. — Но когда он ушел, ты уже играла на скрипке лучше, чем это когда-либо получалось у него. И это очень нравилось отцу.

И снова они ходили вокруг да около темы ее неудач. Говорили о жизни до и жизни после, но не о самом провале ее карьеры.

— Мама, — оставив в покое ложку, Августа положила руки на стол. — Я ведь провалилась с позором. Свела на нет всю твою работу. Все эти стипендии, которые ты для меня добывала, прослушивания, учителя… переезд в Нью-Йорк, время, деньги, твои надежды и мечты. Я все это растратила зря. Я подвела тебя. — Августа сглотнула подступившие слезы. Ей было очень больно, но в то же время она испытывала облегчение, впервые высказав все это вслух. — Прости меня за это. Мне действительно очень жаль.

Ванда отложила сандвич и энергично замотала головой:

— Ты ни разу не разочаровала меня, юная леди. Наоборот, ты всегда была источником вдохновения. — Теперь настал черед смутиться Августе. — Ведь это не я выбивала тебе стипендии, дорогая. Ты зарабатывала их. Все, что я сделала для тебя, — это дала возможность развивать свои способности. Остальное твоя заслуга. Это ты репетировала по многу часов, совершенствуя свой талант. Ты поражала своими способностями учителей. Вовсе не я. Ты так красиво играла на скрипке и так переживала, когда что-нибудь шло не так. А я могла только стоять рядом и наблюдать, чувствуя собственную беспомощность.

— Беспомощность? — Снова это слово. Теперь Августа знала, что такое чувствовать себя беспомощной, когда близкий тебе человек испытывает боль. Кэрри Матракс тоже знала это. И Скотти.

Ванда снова принялась за суп.

— Поверь мне, нет ничего ужаснее, чем чувствовать, что ты бессильна помочь тем, кого любишь, — сказала она. — Я смотрела, как рушатся твои мечты, и так за тебя переживала. Но тебе всегда было тяжелее всех, потому что ты была очень к себе строга. — Лицо Ванды вдруг словно осветилось изнутри. — Но потом в один прекрасный день ты говорила: «Мама, я тут подумала…» — и устремлялась ловить следующую мечту. Это качество всегда поражало меня. Я никогда больше не встречала такой сильной и целеустремленной особы, как ты. Даже в последний раз, после операции. — Она посмотрела на дочь влажными глазами. — И потом, хотя все знали, что ты никогда не сможешь играть, как раньше, ты продолжала упражняться. Я думала, что умру, наблюдая за тобой. Ты так усердно работала. И так надеялась на лучшее, — Ванда смахнула слезы. — А теперь — надо же. Совершенно новая жизнь. Никогда еще не видела тебя такой счастливой и довольной. И я очень этому рада!

Взгляд Августы медленно скользил по столу, по стоящей перед ней тарелке. Новые кусочки головоломки вставали на свои места, создавая простую картину, изображавшую мать, любящую своего ребенка.

— И ты никогда не чувствовала себя обманутой? — спросила Августа. — Не чувствовала, что у тебя украли время и энергию?

— Конечно, чувствовала, — призналась мать. — Переезд в Нью-Йорк создал чудовищную массу неудобств. Я очень скучала без тебя, когда ты все дни проводила в колледже. И мне пришлось научиться быть матерью профессиональной скрипачки — куда ходить, с кем встречаться, что делать, — а ведь меня это, должна признаться, совершенно не увлекало. А все эти концерты, прослушивания — слушать пятьдесят других скрипачей, когда я пришла послушать только тебя… — Она проглотила ложку супа. — Но когда у тебя дети, всегда приходится идти на подобные жертвы. Ради них. Потому что ты любишь их. И об этом никогда не жалеешь. Ты узнаешь это чувство, когда сама станешь матерью, Августа. — Ванда посмотрела на часы. — Кстати, о детях, мне пора поторопиться. Скотти надо скоро выезжать. А я еще не вырезала для Хлои фигурки из желатина. А ты…

— Мама!

— Да?

— Я люблю тебя!

— Ну конечно. А теперь поторопись, а то опоздаешь.

Глава 11

— Вот теперь я беспокоюсь по-настоящему, — прервал царившую в машине тишину Скотти. — Ты такая тихая сегодня. Волнуешься за своих мигунов и жевунов? Не волнуйся. Даже если они забудут все слова, у них такие классные костюмы. Взрослых всегда забавляет гораздо больше, когда дети все путают. Родителям есть потом о чем говорить. Я был когда-то деревом во втором классе. Так мои родители до самой смерти вспоминали, как я почесывался и утирал нос, вместо того чтобы стоять неподвижно. А теперь у всех есть камеры, так что все будет запечатлено навеки. Эмоциональный шантаж. Родители просто живут ради таких моментов. — Последовала короткая пауза. — Конечно, это выглядит мило, только когда дети маленькие. Ребята постарше ожидают от себя большего. И когда они начинают что-то путать… это такой удар по их самолюбию.

— Так кто же из нас тут волнуется — ты или я?

Скотти внимательно поглядел на Августу.

— Я, — честно признался он. — Может быть, зря я так торопил события. Еще пара недель репетиций никому бы не повредила.

— Скотти!

Он снова посмотрел на Августу.

— Мои мигуны и жевуны знают свои роли назубок, а твои ребята получают от всего, связанного со спектаклем, огромное удовольствие. Если бы мы стали ждать Рождества, то утратили бы импульс. Всем наскучило бы заниматься одним и тем же столько времени. Они готовы к премьере сегодня. А если что-то и перепутают, так им будет что вспомнить лет через пятьдесят на встречах с одноклассниками. — Глаза ее встретились с глазами Скотти, и Августа улыбнулась. — Ты не можешь всякий раз создавать им идеальные условия. Не можешь все время ждать правильного расположения звезд. Ты даешь им возможность реализовать себя, но воспользоваться этой возможностью они должны сами. Ты ведь хотел, чтобы этот спектакль научил их чему-то. Пусть почувствуют на себе, что такое успех и неудача.

— У них впереди вся жизнь, чтобы усвоить подобные уроки.

— Но им надо как можно скорее научиться с этим справляться, — перебила Августа. — Ведь не всегда их будет кому поддержать. Впрочем, я уверена, что сегодня все пройдет отлично. Но если наши юные актеры и сделают какие-то ошибки, жизнь все равно не остановится.

Скотти недоверчиво посмотрел на Августу, словно совершенно не ожидал услышать от нее такое.

— Поэтому не надо демонстрировать свое волнение, — продолжала она. — Ребята ведь смотрят на тебя, ища поддержки. А у тебя сейчас такой вид… словно перед приемом у дантиста.

Скотти усмехнулся, затем вздохнул. Августа видела, что он мысленно приказывает своему телу расслабиться. И тут глаза его вдруг удивленно сузились, и Скотти в упор посмотрел на нее:

— Как это не похоже на твои обычные, полные фатализма речи! Ведь это тебе, а не мне мерещится неудача за каждым углом, Неужели мне удалось изменить твои взгляды на жизнь? — Скотти самодовольно улыбнулся.

— Ну вот еще, — шутливо фыркнула Августа.

— Хорошо, тогда скажи мне, когда ты успела так поумнеть?

— Я всегда была умницей, — сказала она, улыбаясь, а про себя добавила: «Просто раньше я не знала об этом».


Алиса Дамарк поразила всех своим танцем, полосатые колготки леденцовых человечков произвели фурор, а Дороти умудрилась не наткнуться ни на одного жевуна и мигуна, выходя из города. Дети пели как никогда. В общем, та часть представления, за которую отвечала Августа, была выше всяких похвал.

Они с Кэрри отвели детишек в библиотеку, где те должны были дожидаться финала. Вздохнув с облегчением, Августа тут же принялась волноваться за остальных участников спектакля.

Накануне она посоветовала Железному Дровосеку всякий раз, когда он спотыкается, делать вид, что так и надо. И сегодня он последовал ее совету. Это очень понравилось зрителям. А когда плюшевый Тото выпал случайно из корзинки Дороти, она, не растерявшись, отчитала его за плохое поведение. Лиза Витт, игравшая злую волшебницу Запада, говорила противным скрипучим голосом, который никак не получался у нее на репетиции. А Хетер Престон, изображавшая добрую волшебницу Гленду, ни разу не остановилась в нерешительности, величаво проплывая по сцене.

Августа стояла в правой кулисе и внимательно наблюдала за юными актерами, за родителями в зале, их друзьями, помогавшими за сценой. Один раз из-за другой кулисы ей улыбнулся Скотти, но он был слишком занят, чтобы уделить ей больше внимания.

После стольких лет сомнений и страха внутри нее словно забил фонтанчик радости и веры в себя.

Августа вдруг увидела себя со стороны. Она знала, кто она, кем была и кем хочет стать. Она гордилась собой — это было совершенно незнакомое ей чувство. И она холила и лелеяла его, подкармливая воспоминаниями, которые раньше казались неважными.

Возможно, впервые в жизни она почувствовала себя на удивление свободной. Августа вдруг поняла, что она вовсе не какая-то ошибка природы, разрушающая мечты и надежды других людей.

Она — обыкновенная женщина, которая превосходно умеет играть на скрипке, которая влюблена по уши в своего мужчину и его маленькую дочку. И у которой достаточно сил, чтобы быть счастливой.

Возвращаясь в библиотеку, чтобы вывести жевунов и мигунов на финальную сцену, она уже точно знала, что произойдет в ее жизни в ближайшее время.

— О, тетя Эм, как хорошо дома! — воскликнула на сцене Дороти. Это была ее финальная реплика.

Аудитория взорвалась аплодисментами. Занавес закрылся и открылся снова перед вышедшими на поклоны мигунами, жевунами и жителями Изумрудного города.

А потом актеры и публика принялись вызывать на поклон Скотти.

Августа наблюдала за ним из-за сцены, и сердце ее переполнилось любовью и гордостью. Вышедший на сцену Скотти сгорал изнутри от волнения и в то же время старался выглядеть уверенным.

Конечно, он вовсе не Мидас. Теперь Августа знала, что кажущаяся удачливость Скотти зиждется на упорном труде. Но было в этом мужчине что-то такое, что всякий раз заставляло ее сердце петь.

Он был настоящим мастером манипуляций и сейчас постарался напомнить сидящим в зале об упорном труде актеров и о том, что каждый член городской общины внес свой вклад в то, что происходит на этой сцене. Заодно Скотти не забыл упомянуть, что рассчитывает на их не менее активное участие в проекте следующего года. Дойдя до признания заслуг Кэрри Матракс и Августы, Скотти остался недоволен тем, что они лишь помахали залу из кулис, и призвал их выйти на сцену.

Улыбаясь, Августа взялась за протянутую руку Скотти и снова помахала залу. Затем Скотти попросил встать дам из Садового клуба, похвалив их за отлично сшитые костюмы жителей Канзаса. Поймав взгляд Скотти, Августа улыбнулась ему.

— Что такое? — спросил он, уловив странное выражение ее глаз. — Что происходит?

— Ничего, — с загадочной улыбкой ответила Гасти.

Скотти чуть нахмурился, не переставая изъявлять благодарность местным бизнесменам.

Пока зал аплодировал, он бросал на Августу вопросительные, полные подозрения взгляды.

— Я просто думала, что ты станешь делать, если вместо мальчиков я нарожаю тебе еще девочек. — Скотти не поверил собственным ушам. — Что, если у нас родится двенадцать дочек и ни одного сына?

Оторвав взгляд от Августы, Скотти поблагодарил за помощь родителей, которые помогали оборудовать сцену.

— Ты имеешь в виду план Б, да? — сказал он Августе с таким видом, словно они подробно обсуждали все планы от А до Я. — Семейный женский оркестр, с которым мы станем ходить по дорогам?

Августа рассмеялась.

Теперь наступила очередь леди из благотворительного комитета, шивших костюмы для главных персонажей.

— Так ты все еще хочешь на мне жениться? — спросила Августа, даже не глядя в сторону Скотти, когда раздался очередной шквал аплодисментов.

— Конечно. — Скотти улыбнулся толпе. — Причем немедленно.

— Хорошо, — кивнула в ответ Августа.

Тогда Скотти повернулся к ней, быстро обнял за плечи и поцеловал в губы. Перед всем городом, перед соседями и друзьями, перед мигунами, жевунами и жителями страны Оз.

Новый шквал аплодисментов был адресован уже им двоим. Взглянув в глаза Скотти, Августа словно впервые увидела в них собственное отражение. Свои надежды и слабости, свои радости и страхи. Она знала, что способна на великие свершения и огромные ошибки. Это было правильно, из этого состояла жизнь. И добро всегда побеждало зло.

Их окружили с поздравлениями ученики и друзья. Августа сжала руку Скотти, чтобы еще на несколько секунд завладеть его вниманием.

— Обещаю — ты не будешь разочарован!

— Никогда не сомневался в этом, — улыбнувшись, уверенно произнес он.


home | my bookshelf | | Поцелуй на бис |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу