Book: Зловещие латунные тени



Глен Кук

Зловещие латунные тени

(Холодные медные слезы-5)

Глава 1

Господи! Вечно я во что-то влипаю. Почти месяц лежал снег, такой глубокий, что в нем по брюхо мог провалиться крупный мамонт, а затем наступила жара, и все растаяло быстрее, чем вы успели бы произнести «клаустрофобия». И вот я бегу по улице, натыкаясь на людей, постоянно рискуя свалиться и расквасить нос, так как все красотки тоже вышли проветриться, являя миру свои восхитительные нижние конечности. С самого начала снегопада я не видел и одной ноги, не то что двух.

Бег? Гаррет? Вот именно. Бегут все его шесть футов и два дюйма, мчатся все его двести фунтов. Поэзия движения. Пусть плохая. Пусть вирши. Но эти вирши мне начали нравиться. Пройдет совсем немного времени, и я стану худым, скромным и отважным морским пехотинцем, каким был в двадцать лет.

Тем, кому за пятьдесят, тридцать покажутся юношеским возрастом. Но если этот юноша задыхается, поднявшись на один этаж, колени его скрипят, а брюхо напоминает стиральную доску, создается впечатление, что он потерял где-то лет двадцать или что время бежало для него значительно быстрее. Когда это случилось со мной, я решил, что пора принимать срочные меры.

Итак, я бежал. И восхищался открывающимися передо мной видами. Кроме того, я пыхтел, фыркал и размышлял, а не послать ли это занятие к дьяволу и не отправиться ли прямым ходом в психушку Бледсо. По правде говоря, мне было вовсе не весело.

Плоскомордый вел себя гораздо умнее. Он сидел на ступенях моего дома с кувшином, который Дин не забывал заботливо пополнять. Впрочем, и Плоскомордый не чурался физической нагрузки – каждый раз, как я пробегал мимо него, он поднимал пальцы, показывая, сколько кругов я ухитрился пережить без сердечного приступа.

Прохожие толкали меня и всячески поносили. Макунадо-стрит от щиколотки до пупка была забита карликами и гномами, гоблинами и бесенятами, эльфами и всякими другими тварями, не говоря о человеческих существах, обитающих по соседству. Голубям в небе не оставалось места, потому что над головами непрестанно проносились сильфы и пикси. Все население Танфера высыпало на улицу – все, за исключением Покойника. Но и он впервые за много недель бодрствовал, разделяя всеобщую эйфорию.

Город, будь он проклят, так и лучился радостью. Крысюки и те лыбились.

Я выскочил из-за угла Дороги Чародея, высоко поднимая колени и бешено работая согнутыми в локтях руками, надеясь, что потрясенный моим видом, изрядно отупевший Плоскомордый собьется со счета и накинет пару лишних кругов. Но не повезло. Точнее, повезло, но не очень. Он показал мне девять пальцев – значит, не жулил, а вел учет точно. Затем Плоскомордый помахал лапой куда-то вбок. Он хотел, чтобы я обернулся. Я сошел с дистанции, извинился перед парочкой влюбленных, совершенно не обративших на меня внимания, и взлетел по ступеням упругими шагами пропитавшейся водой губки. Обернувшись к толпе на улице, я спросил:

– В чем дело?

– Тинни.

– А…

Да, конечно. Моя девочка Тинни Тейт – профессиональная рыжулька. Она выступала в своем наилучшем летнем виде примерно в квартале от нас; мужчины на ее пути замирали и вскидывали подбородки. Огня в ней больше, чем в объятом пламенем доме, а смотреть на нее в десять раз интереснее, чем на пожар.

– Должен быть закон, запрещающий пялиться на чужих женщин.

– Может быть, такое уложение и имеется, но кого в наше время волнуют юридические тонкости?

Я вскинул одну бровь: с чего это он так заговорил?

Тинни чуть за двадцать, крохотулька из крохотуль, но бедра что надо, да и вращаются как посаженные на шарниры. При виде ее грудей даже мертвый епископ взвыл бы на луну. Головку Тинни украшают длиннющие рыжие волосы. Сейчас их разбросал ветер, точно так, как я это сделаю через несколько минут, если удастся прогнать Плоскомордого, избавиться от Дина и убедить Покойника вздремнуть.

Увидев меня, задыхающегося и потного, она приветственно помахала ручкой, мгновенно превратив Гаррета в объект ненависти всех мужчин на Макунадо-стрит. Плевать, это их проблемы.

– Не пойму, как тебе это удается, Гаррет. Урод уродом, манеры как у болотного буйвола. Невероятно!

Друг называется! Но вот он встал на ноги, собираясь удалиться. Все-таки чуткий парень этот Плоскомордый Тарп. Без звука понимает, что приятель хочет остаться наедине со своей девушкой. А может, он просто решил перехватить ее по пути и предупредить, что она зря тратит время с таким уродом, как я.

Урод? Злобная клевета! За прожитые годы моей физиономии, конечно, досталось немало. Однако все на месте и даже примерно на своих местах. Во всяком случае, в зеркало по утрам я смотрю на себя без отвращения. Если не с похмелья.

Едва я взялся за кружку – восполнить потерю жидкости в организме, – какой-то смуглый, смахивающий на хорька человечек с тонкими, словно нарисованными карандашом усиками схватил Тинни левой рукой за подбородок. Другая рука оказалась за ее спиной, но я не сомневался в том, что он делает.

Плоскомордый – тоже. Он затрубил, словно раненый бизон, и помчался вниз по лестнице. Вернее, просто прыгнул, и его подошвы не коснулись ни единой ступеньки. Я ринулся следом, завывая, как саблезубый тигр, которому подпалили хвост. Глаза тигра слепила боль, и он не видел, кого затаптывает на бегу.

Правда, я никого не затоптал. Дорогу мне прокладывал Плоскомордый, расшвыривая тела направо и налево. При этом размер тел не имел значения. Он одинаково непочтительно относился как к двух-, так и к десятифутовым созданиям. Ничто не способно остановить Плоскомордого, когда он сердится. Лишь каменная стена, возможно, смогла бы немного уменьшить его натиск.

Когда мы домчались до цели, Тинни лежала. Толпа вокруг быстро рассасывалась. Никому почему-то не хотелось оставаться рядом с девушкой, у которой из спины торчала рукоятка ножа. Публика начала разбегаться еще поспешнее, завидев рядом с раненой пару безумцев, ревущих что-то нечленораздельное.

Плоскомордый не стал задерживаться. Я остановился, упав на колени рядом с Тинни. Она подняла на меня глаза. В ее взгляде я увидел не боль, а всего лишь грусть и слезы. Она протянула мне руку. Я ничего не сказал, ничего не спросил. Мне перехватило дыхание.

Рядом со мной возник Дин. Не знаю, как он узнал. Скорее всего услышал наш рев. Склонившись над нами, Дин произнес:

– Я отнесу ее в дом, мистер Гаррет. Может быть, Его Милость сможет помочь. А вы делайте то, что следует.

Я издал звук, больше всего похожий на стон, поднял Тинни и передал ее в старые хлипкие руки. Ясно, что Дин не силач, но все же он справился.

Я рванул вслед за Плоскомордым.

Глава 2

Тарп обогнал меня примерно на квартал, но я быстро сокращал разрыв. Я ничего не соображал. Плоскомордый, похоже, сохранил способность мыслить. Он выдерживал ровный темп, не отставая от убийцы, но и не приближаясь к нему – видимо, рассчитывая, что тот приведет его к еще более интересным типам. Мне на это было плевать. Мне было плевать на все. Я не смотрел по сторонам, меня не интересовало, что происходит на улице. Мне нужен был убийца, чтобы посмотреть, какого цвета у него кровь.

Когда я поравнялся с Плоскомордым, он схватил меня за плечо, сдавив так сильно, что боль сдернула красную пелену с моих глаз. Когда я снова смог соображать, он сделал знак рукой. Я понял, чего хочет Плоскомордый, понял первый раз в жизни. Не исключено, что с возрастом я стал умнее.

Тощий тип не знал дороги. Он просто-напросто хотел убежать. В старом Танфере нет прямых улиц. Все они вихляют так, будто их прокладывал пьяный гоблин, ослепленный солнечным светом. Убийца мчался по Макунадо-стрит. Он миновал то место, где она меняет название, становясь Арлекин-уэй, и дальше, сужаясь, переходит в Аллею Дэдвилл.

– Я пошел! – Свернув направо в узкий проулок, я нырнул в подворотню.

Оставив позади закосевшего от выкуренной «травки» крысюка и парочку потерявших человеческий образ алкоголиков, я выскочил на Дэдвилл в том месте, где она делает широкую петлю, огибая Мемориальный квартал. Перебежав через улицу, я остановился у коновязи, сопя, пыхтя и радуясь, что оказался способен покрыть галопом такое расстояние.

Хотя и чувствовал, что мой желудок вот-вот вывернется наизнанку.

Наконец они появились в поле зрения. Урод с усиками обессилел. Он был до смерти испуган и не видел ничего вокруг. Он слышал лишь тяжелый топот у себя за спиной.

Позволив беглецу приблизиться, я выступил навстречу и сделал ему подножку. Он полетел головой вперед, но успел сгруппироваться, перекатиться (видно, у парня приличный опыт по этой части), подняться на ноги и, не снижая скорости, помчаться дальше. Но… Бам! Он добежал лишь до лошадиной поилки. Сила инерции не позволила ему вовремя затормозить, и парень рухнул в воду, подняв тучу брызг. Плоскомордый встал с одной стороны поилки, я – с другой. Тарп шлепнул меня по руке. Он прав: я был чрезмерно огорчен и не мог отвечать за свои действия.

Плоскомордый сграбастал придурка за черные сальные волосы, сунул мордой в воду, вытащил и объяснил:

– С такой одышкой тебе долго не протянуть. – Снова притопив усатого, Плоскомордый продолжил: – Вода холодная, и ты почувствуешь это, когда она потечет тебе в нутро, но сделать ни хрена не сможешь.

Мой друг, ничуть не запыхавшись, дышал ровно, как всегда, парень же в его лапе пыхтел и хрипел даже сильнее, чем я.

Плоскомордый еще разок сунул его под воду, вытянув лишь за полсекунды до того, как тот изготовился втянуть в себя первый галлон.

– Теперь выкладывай все, малыш. Почему ты пырнул девчонку?

Усатик, конечно, ответил бы, если бы мог. Он просто жаждал ответить, но был слишком занят – хватал воздух открытой пастью. Плоскомордый опять погрузил его в воду.

Вынырнув в очередной раз и заглотнув чуть ли не весь воздух в округе, парень выдавил:

– Книга! – Он вдохнул еще немного, и это был его последний вдох.

– Какая книга? – выпалил я. Арбалетная стрела прошила парню горло. Вторая ударилась о край поилки, а третья проделала дыру в рукаве Плоскомордого. Тарп одним прыжком перемахнул через поилку и оказался лежащим на мне. Две, нет, три стрелы просвистели над нами.

Плоскомордый ничего не делал для того, чтобы я смог устроиться поудобнее. Только приподнял на мгновение голову:

– Как только я с тебя скачусь, двигай к той двери.

Мы лежали футах в восьми от входа в таверну. Мне эти несколько футов казались многими милями. Я застонал – единственный звук, на который я был способен, находясь под этой горой мяса.

Плоскомордый скатился. Я пошевелился, но на ноги подняться не смог. Подобрав под себя конечности, я оттолкнулся всеми четырьмя и одним длинным броском головой вперед достиг спасительной двери. Плоскомордый прыгнул следом. Зазвенели тетивы, и стрелы вонзились в захлопывающуюся дверь.

– Ну и ну! – сказал я. – У этих ребят будут большие неприятности.

Использование арбалетов в черте города запрещалось законом.

– Что за дьявольщина? – выдавил я, плотнее прикрывая дверь. – Что за черт? – повторил я, выглядывая через щель в ставнях на улицу.

Улица опустела так быстро, словно Бог прошелся по ней метлой. Осталось лишь шесть довольно зловещего вида типов с арбалетами. Они рассыпались цепью, нацелив оружие в нашу сторону. Двое из них выступили вперед.

Плоскомордый тоже глянул в щелку. Позади раздался вой хозяина:

– Эй там! Я не хочу неприятностей в моем заведении. – Немного подумав, он добавил традиционное: – Убирайтесь отсюда, ребята.

– Три карлика, один гоблин, один крысюк и просто человек, – заметил Тарп. – Необычная компания.

– Точно… – Я обернулся, – Вы уже имеете неприятность, папаша. Если желаете от нее избавиться, протяните нам руку помощи. Какое оружие вы прячете под стойкой для сохранения мира в вашей забегаловке?

У меня с собой ничего не было. Кто вооружается до зубов, выходя порысить вокруг квартала? Тарп вообще никогда не носит оружия, полагаясь на свою силу и ум, то есть он всегда наполовину безоружен.

– Если не уберетесь, скоро узнаете.

– Меньше всего на свете я жажду неприятностей, папочка. Мне они не нужны. Прошу вас, сообщите об этом ребятам на улице. Они уже кого-то прикончили в вашей поилке.

Я снова выглянул в щель. Двое успели вытянуть усатого из воды и теперь внимательно его изучали. Что-то сообразив, они уставились на двери таверны, видимо, размышляя, стоит ли входить внутрь.

Плоскомордый тем временем позаимствовал стол у двух стариканов, попыхивающих трубками и нянчающих кружки, содержимого которых им должно было хватить до вечера. Он вежливо попросил старцев приподнять сосуды, взял стол и оторвал ножку. Бросив ее мне, он вооружился второй; а то, что осталось, превратил в щит. Когда парочка переступила через порог, Плоскомордый двинул карлика по черепку, а гоблина придавил столешницей к косяку, предоставив мне почетное право опробовать ножку стола.

Один из их арбалетов не сломался. Схватив его, я вложил стрелу и, распахнув дверь, с одной руки выстрелил в ближайшую цель. Само собой, промахнулся и сразил карлика, находящегося от меня футах в девяноста. Тот завизжал, а его кореши ударились в бегство.

– Ты не попадешь десятифутовым шестом в зад быка, привязанного в стойле, – проворчал Тарп.

Что он этим хотел сказать? Плоскомордый пытался приподнять не уступающего ему в росте гоблина и вернуть его к жизни. Увы, даже мой дружок Плоскомордый не специалист по общению с покойниками.

С карликом он и не пробовал вступить в контакт. Коротышка после удара стал примерно на фут короче, чем был. Тарп потряс в недоумении головой. Я решил, что это вовсе не плохая идея, и проделал то же самое. Хозяин не переставая выл по поводу убытков, а его клиенты начали потихоньку вылезать из щелей, которые они ухитрились найти в полу.

– Что теперь? – поинтересовался Тарп.

– Не знаю, – ответил я, выглядывая на улицу.

– Они ушли?

– Похоже на то. Народ начинает выползать из нор.

Первый признак того, что события завершились. Теперь любопытные займутся подсчетом трупов и примутся врать друг другу, что видели всю битву от начала до конца. Когда прибудут представители власти – если прибудут, конечно, – в рассказах очевидцев истине будет соответствовать лишь то, что кого-то убили.

– Пойдем спросим у Тинни. Вот оно, подлинное озарение гения.



Глава 3

Тинни Тейт не мышка-домоседка, для которой главное приключение в жизни – ежедневный поход на базар. Но она и не та девчонка, которая якшается с парнями, втыкающими ножи в своих ближних и бегающими шайками, паля из арбалетов в добропорядочных граждан. Она живет в доме своего дядюшки Уилларда. Уиллард Тейт – сапожник. Сапожники, как правило, не обзаводятся врагами, выпускающими из людей кишки. Если ботинок жмет, клиент стонет, бранится и требует возвратить деньги, а вовсе не прибегает к услугам крутых ребят.

Я думал об этом, поспешая домой. Случившееся не имело никакого смысла. Правда, Покойник обожает повторять: если что-то не имеет смысла, значит, в вашем распоряжении не все части головоломки, или вы их разместили не на своих местах. Поэтому, рыся к дому, я твердил себе: не спеши с выводами, подожди, что скажет Тинни. И отгонял мысль о том, что Тинни может оказаться неспособной что-либо сказать.

У нас с ней не совсем обычные и довольно неровные отношения, когда вместе тесно, а врозь – скучно. Ссоримся мы непрерывно. Но наши отношения значат для меня очень много, хотя я и понимаю, что в конечном счете они ни к чему не приведут. Мне кажется, наша связь продолжается только из-за моментов примирения, которые бывают горячее кипящей стали.

Прежде чем я добежал до дома, я твердо знал: какова бы ни была роль Тинни в этом деле, тот, кто с ней так поступил, заплатит – заплатит с такими процентами, которые заставят покраснеть даже самого свирепого ростовщика.

Старина Дин превратил наш дом в хорошо укрепленный форт. Он ни за что не открыл бы дверь, если бы Покойник не бодрствовал. Сейчас-то он наверняка не спал – я ощутил его прикосновение, колотя в дверь и вопя, как поп, возвещающий о божественном откровении.

Дин распахнул дверь. Он выглядел на десяток лет старше, чем обычно, и казался совершенно измотанным. Старик не успел запереть замок за Плоскомордым, как я уже ворвался в комнату Покойника.

«Гаррет!» Телепатический окрик Покойника был похож на удар. Он подействовал на меня как ледяной душ. Мне захотелось кричать. А это могло означать только одно…

Она была распростерта на полу. Я не смотрел на нее. У меня не оставалось на это сил. Я пялился на Покойника, на все его четыреста пятьдесят фунтов, погруженные в кресло. Он оставался в неизменном положении уже лет четыреста – с того момента, когда кто-то пырнул его ножом. Если бы не десятидюймовый хобот, смахивающий на хобот слона, его можно было бы принять за самого толстого человека в мире. Но он – не человек, он логхир, представитель столь редкой расы, что на моей памяти никто не встречал живого логхира. Впрочем, мне хватает забот и с мертвым логхиром, Понимаете, если вы прикончите логхира, он не уходит из нашего мира. Так просто вам от него не избавиться. Он всего-навсего перестает дышать и отказывается от танцулек. Его дух остается в земной оболочке, становясь со временем все сварливее и сварливее. При этом тело не разлагается. По крайней мере с моим Покойником за те годы, что я его знаю, ничего не случилось. Конечно, по краям он немного трачен молью, мышами и всякой другой живностью. Она объедает логхира понемногу, пока тот спит, а рядом нет никого, чтобы эту живность шугануть.

«Не веди себя как дурак, Гаррет. Хоть бы раз за все время нашего знакомства ты подумал, прежде чем что-нибудь предпринять».

В этих словах он весь. Обычно бывает еще хуже. Мой жилец – временами партнер и частенько ментор. Он держал меня под контролем, но я сумел прохрипеть:

– Поговори со мною, Увалень. Поведай, что происходит.

«Успокойся. Страсти порабощают разум. Мудрые существа…» Вот так. Он может продолжать в таком духе бесконечно. Философ. Но только не в трудные моменты… Я начал что-то подозревать. Когда вы привыкаете к определенному логхиру, вы понимаете больше того, что он вкладывает в ваш череп. Покойника рассердило случившееся, но он не впал в ярость и не жаждал мщения, как можно было бы ожидать.

– Неужели опять виноват я?

«Ты, Гаррет, упражняешься в необоснованных умозаключениях больше, чем в беге».

– С ней все будет в порядке?

«Полагаю, да. Однако ей потребуется искусный хирург. Я усыпил ее, и она будет крепко спать до тех пор, пока не станет доступна медицинская помощь».

– Спасибо. Теперь скажи, что ты от нее узнал.

«Она не имеет ни малейшего представления о том, что произошло. Ни в чем не замешана. Человека с ножом не знает».

После небольшой паузы он добавил без обычных для него саркастических комментариев:

«Она шла просто встретиться с тобой. Была безмерно удивлена случившимся».

Он отпустил меня, позволив опуститься в глубокое кресло, специально поставленное для моих визитов.

«Пока ты предавался размышлениям, я пришел к выводу, что это было случайное, немотивированное проявление насилия».

Это означало, что он сумел прочитать мои мысли о недавнем преследовании.

К нам присоединился Плоскомордый. Опершись на спинку моего кресла, Тарп внимательно смотрел на Тинни. Думаю, он пришел к тому же решению, что и я. Его самообладание меня восхищало. Тинни ему нравилась, к тому же у него были особые отношения с ребятами, убивающими женщин. Как-то раз он потерял одну девушку, которую подрядился охранять. Это была не его вина. Пытаясь ее спасти, он истребил полвзвода убийц и сам был умерщвлен процентов на девяносто. С тех пор парень перестал быть самим собой.

– Весельчак уложил ее спать, – сказал я ему. – Считает, что все будет в порядке.

– Сукины дети все равно должны поплатиться за это, – прорычал Тарп, изо всех сил стараясь казаться злобным.

Но в голосе его послышалось облегчение. Я притворился, что не заметил.

«Книга? И это все, что вы оба ухитрились узнать, прежде чем началась стрельба?»

– Все, – без экивоков ответил я. Я сознательно избрал тактику прямых ответов. Он страшно злится, когда я не реагирую на его сарказм и не вступаю в пререкания.

«В ее мыслях ничего не было о книге».

– Зацепиться особо не за что, – вставил Плоскомордый.

Нетерпение его улеглось. Тинни должна выздороветь. И нет острой потребности кого-нибудь укокошить. Но все же мы с ним начнем без устали искать тех, кто виноват в случившемся.

«Не надо. Прежде всего я предлагаю вам успокоиться. Затем попытайтесь припомнить последовательность событий. Даже незначительные детали могут сыграть важную роль. Гаррет, если ты считаешь, что это для тебя так важно, подумай о том, не стоит ли взыскать с Чодо Контагью должок, который, как он полагает, за ним имеется».

Комментарий к моим мыслям.

– Взыщу, если потребуется. Пока об этом думать рано. Прежде чем отправиться в крестовый поход, я должен сделать все, что можно, для безопасности Тинни.

Все тот же прямой подход, который его обычно раздражает. Но на сей раз он предпочел не реагировать.

– Что-то происходит, и она отправляется ко мне. Чодо может быть замешан в… – Не найдя нужного слова, я умело щелкнул пальцами. Я вообще кладезь разнообразных талантов. Чодо Контагью, которого часто зовут Большим Боссом, – король организованной преступности Танфера. В некотором смысле он более могуществен, нежели сам король.

Чодо мне вовсе не друг. Наоборот, он воплощает все то, что мне ненавистно, с чем я сражаюсь всю свою жизнь. Как-то раз, ведя одно дельце, я ненароком оказал ему услугу. Парень одержим каким-то извращенным чувством чести, и если бы я захотел, то по одному моему слову Чодо, ради того чтобы расквитаться с долгом, послал бы на улицу две тысячи головорезов. Я избегал взыскивать долг, так как не хотел, чтобы мое имя ассоциировалось с его. Никоим образом. Если люди заподозрят, что я состою с ним в дружбе, это плохо скажется на моем бизнесе.

Что за черт! Кажется, забыл сообщить, чем занимаюсь. Я тот, кого недоброжелатели называют «соглядатай». Сам я величаю себя конфиденциальным агентом и детективом. Заплатите мне, и я для вас найду все что угодно, главным образом то, о чем вам знать не хотелось бы. Добрых новостей я обычно не приношу. Таков уж характер моей деятельности. Это детективная сторона. В качестве конфиденциального агента я выступаю посредником в расчетах с похитителями заложников или шантажистами, обеспечивая ваши интересы и не давая вас облапошить. Я упорно трудился, создавая себе репутацию честного парня, за которым клиенты чувствуют себя как за каменной стеной. Именно поэтому я не хочу, чтобы у кого-то возникли мысли, будто я работаю на Чодо.

Если Тинни умрет, мне придется изменить правила поведения. Ради Тинни я попру напролом, и пусть тот, кто станет на моем пути, возносит молитвы своим богам. Я не успокоюсь, пока не попробую на вкус печень виновного. Конечно, если Тинни умрет.

Покойник сказал, что она выкарабкается. Надеюсь, он окажется прав. На этот раз. Обычно я тайно лелею мысль, что он ошибается. Но он почти непогрешим и не устает напоминать мне об этом.

Появился Дин с подносом – пиво и более крепкие напитки на всякий случай. Плоскомордый выбрал пиво. Я последовал его примеру.

– Отлично. То, что надо после всей этой беготни.

«Предлагаю тебе немедленно отправиться к ее дяде, – передал мне Покойник. – Проинформируй его о случившемся, и пусть он отдаст необходимые распоряжения. Не исключено, что он сможет пролить некоторый свет на случившееся».

Он все же поднял этот вопрос. А я-то размышлял, кто сообщит печальную весть семье. Похоже, кроме меня, других претендентов не имелось.

«Есть лишь один кандидат – Гаррет».

Оказывается, он пришел к тому же выводу, что и я. Он – гений. Спросите дохлого логхира о его гениальности, и он будет распространяться о ней часами.

В другое время я дал бы ему достойный ответ. Но сейчас надо было спешить. Передо мной замаячил призрак Уилларда Тейта.

– Хорошо, хорошо. Иду.

– Я тоже, – сказал Плоскомордый. – Мне надо кое-что проверить.

«Великолепно. Просто великолепно. Наконец-то я смогу добрать немного сна».

Добрать! Как бы не так! За те годы, что я его знаю, он бодрствовал в сумме не более шести месяцев. Проводив Плоскомордого до дверей, я проследовал в кухню и попросил Дина нацедить его превосходного пива.

– Надо же возместить потерю жидкости, – пояснил я.

Он скорчил недовольную рожу. У Дина своя точка зрения на мой образ жизни. Хотя он работает на меня, я позволяю ему высказываться. Мы достигли своего рода взаимопонимания. Он говорит, а я не слушаю.

Вышел я на улицу без особого энтузиазма. Мы со старым Тейтом отнюдь не закадычные друзья. Когда-то я кое-что для него сделал, и некоторое время он относился ко мне прилично, но за последний год, когда мы с Тинни играли в «приди-уйди», его чувства ко мне несколько охладели.

Глава 4

Вид жилища Тейтов обязательно введет вас в заблуждение. На это, собственно, и рассчитано. Снаружи оно выглядит как целый квартал складов, на сохранность которых всем плевать. Нетрудно догадаться, почему с улицы дома представляются чуть ли не руинами. Во-первых, Холм. Наши правители внимательным оком следят за тем, чтобы чужие капиталы не миновали жерновов юридической мельницы. Во-вторых, трущобы, расположенные в низине. Они порождают вечно голодных и крайне неприятных типов, некоторые из которых готовы выпустить вам кишки за медную монету.

Именно поэтому обитель Тейтов прикидывается юдолью печали и нищеты.

Тейты – сапожники, тачающие сапоги для армии и дорогие туфельки для дам с Холма. Они все мастера своего дела, и у них столько деньжищ, что ребята не знают, как ими распорядиться.

Мне пришлось как следует погреметь воротами. Появился один из юных Тейтов. Он был вооружен. Тинни – единственная представительница племени, выходящая безоружной во внешний мир.

– Гаррет, давненько вас не видел.

– Мы с Тинни опять в ссоре.

Он помрачнел:

– Она ушла пару часов назад. Я-то думал, направилась к вам.

– Так оно и было. Я пришел поговорить с дядюшкой Уиллардом. По срочному делу.

Глаза у парнишки стали как плошки. Затем он осклабился. Похоже, юнец решил, что я пришел к старому Уилларду задать сакраментальный вопрос. Открыв ворота, молодой Тейт сказал:

– Не уверен, захочет ли он вас принять. Вы же его знаете.

– Передай, что дело не терпит.

– Неужели в преисподней повалил снег? – пробормотал он, запирая ворота. – Роза будет в отчаянии.

– Переживет, – ответил я. – Она легко оправляется от потрясений.

Роза – дочь. Уилларда, единственная из его отпрысков, оставшихся в живых. Темперамент у нее жарче, чем три костра, а яда в девице больше, чем в клубке брачующихся змей.

Паренек фыркнул. Никто из Тейтов не любил Розу. От нее можно ожидать любой пакости. К тому же она никогда не учится на своих ошибках.

– Я скажу дяде, что вы здесь.

Я прошел в центральный садик и принялся ждать. Сейчас садик казался заброшенным. Зато летом это было подлинное произведение искусства. Окружающие его дома служили жилищами для Тейтов. Здесь они жили, трудились, рождались и умирали. Некоторые из них за всю жизнь ни разу не покидали цитадели.

Парнишка вскоре вернулся. С совершенно несчастным видом. Уиллард, видимо, прищемил ему хвост за то, что он пустил меня в святыню, но старик все же не приказал родичу вышвырнуть меня вон, рискуя своим здоровьем.

Эта мысль заставила меня ухмыльнуться. В молодом Тейте было не больше пяти футов двух дюймов. Уиллард как-то сказал, что в жилах племени течет кровь эльфов. Именно поэтому все их девицы выглядят столь экзотично и привлекательно, а молодые Тейты мужского пола красивы и настолько малы ростом, что могут продефилировать под брюхом лошади, не ушибив при этом головы.

Уиллард Тейт внешне ничем не отличается от остальных представителей своего клана. Почти гном. Плешив и лишь из-под ушей да на затылке свисают длинные космы седых волос. На носу – очки с квадратными стеклами. Такие линзы стоят больших денег. Низко склонившись, он вколачивал латунные гвоздики в подошву. С темнотой боролась единственная неяркая лампа. Похоже, старец трудился на ощупь.

– Вы погубите глаза, если не улучшите освещение.

Тейт – один из богатейших людей Танфера, но при этом славится своей скаредностью.

– Даю вам одну минуту, Гаррет.

Наверное, его беспокоит люмбаго. Или еще что-нибудь. Не мое же присутствие в самом деле.

– Тогда без предисловий. Тинни ударили ножом.

Только сейчас старик поднял глаза. Отложив инструмент, он проговорил:

– У вас масса недостатков, но есть и достоинства: вы обычно говорите правду. Расскажите.

Я рассказал. Не проронив ни слова, он внимательно смотрел на меня. Я ощутил за своей спиной присутствие многочисленных призраков. Всю жизнь его преследовали потери. Жена, дети, брат – все покинули его раньше предназначенного срока.

Я был немало удивлен тем, что он не попытался возложить вину на меня.

– Вы схватили этого человека?

– Он мертв.

Мне пришлось пересказать вторую часть истории.

– Жаль, что мне не досталось от него ни кусочка.

Уиллард позвонил в колокольчик. Появился один из его племянников.

– Пошли кого-нибудь за доктором Меддином. Немедленно. Собери полдюжины людей и отправляйся к дому мистера Гаррета.

Теперь я превратился в «мистера».

– Есть, сэр! – Парень только что прошел допризывную подготовку.

– Что еще, мистер Гаррет?

– У вас есть предположения, почему кто-то мог захотеть убить Тинни?

– Потому, что вы с ней близки. Чтобы посчитаться с вами.

– Множество людей меня недолюбливает – включая моего собеседника, – но ни один из них не станет так поступать. Если бы они захотели со мной разделаться, то просто сожгли бы мой дом, предварительно убедившись, что я там.

– В таком случае покушение не имеет смысла. Немотивированное нападение, или ее приняли за кого-то другого.

– Вы уверены, что она не влипла в неприятную историю?

– Единственная неприятная история, в которую она попала, – это вы, Гаррет. Она выходила из дома только для встреч с вами.

«Может быть, случившееся послужит ей хорошим уроком», – не сказал, но наверняка подумал он. Это читалось в его глазах.

Я, в свою очередь, молча кивнул. Мне очень хотелось верить, что произошло немотивированное нападение. Танфер кишит людьми, доведенными нищетой до отчаяния и постоянно готовыми на бессмысленную жестокость. Дня не проходит без того, чтобы кто-то не прикончил кого-то топором или не произвел косметическую операцию при помощи молотка. Я мог бы согласиться с этой версией, если бы не ребята, вальсировавшие вокруг меня и Плоскомордого.

– Когда мы прихватили парня, он, прежде чем его пришили, успел произнести слово «книга», – сказал я. – Вам это что-нибудь говорит?

Тейт помотал головой. Седые космы за ушами взметнулись.

– Нет. Проклятие! Если узнаете что-нибудь новое, сообщите. Я тоже буду держать вас в курсе.

– Хорошо.

Предоставленная мне минута изрядно затянулась. Старик желал вернуться к работе.

Появился племянник и объявил, что отряд в сборе.

– Весьма сожалею, сэр, – произнес я. – Лучше бы я оказался на ее месте.

Ясно. Он полностью согласен. Вот и старайся после этого быть с людьми милым…

Глава 5



Усевшись в свое кресло, я доложил все Покойнику, а тем временем ребята Тейты забрали Тинни. Для транспортировки они прихватили тележку, а дома ей был обеспечен первоклассный медицинский уход.

«Ничего нового», – заключил Покойник, когда я закончил.

– Думаю, Тейт попал в точку. Они напали не на ту женщину. Ты торчишь в этом мире довольно давно («Половину вечности»). Слово «книга» тебе ничего не говорит?

«Абсолютно ничего. Имеются книги и книги, Гаррет. Некоторые люди готовы пойти на убийство ради редкого издания и даже ради того, чтобы узнать его содержание. Я не хочу пускаться в необоснованные рассуждения. В данный момент мы не можем быть уверены, что покойный имел в виду книгу как таковую. Он мог говорить о чьем-то личном дневнике или адресной книге. Мы не знаем. Попытайся расслабиться. Подкрепись. Прими ситуацию такой, как она есть, и забудь обо всем».

– Никто не приходил поинтересоваться убитым?

Городская стража – не полиция. Ее основная работа – предотвращать пожары и хранить покой сильных мира сего. Отлов преступников в числе первоочередных задач не значится, но иногда по чистой случайности им удается поймать нехорошего человека. Танфер, по счастью, кишит очень глупыми уголовниками.

«Никто не приходил. Отправляйся питаться, Гаррет. Ублажи свои плотские потребности и позволь своему духу отдохнуть и обновиться. Забудь обо всем. Все хорошо, что хорошо кончается».

Прекрасный совет, даже если он исходит от него. Но он всегда действует разумно и даже мудро, когда не пытается выкидывать номера с моим разумом. Сейчас, будучи холодным и рассудительным, Покойник просто покорил меня, и я отправился на кухню.

Дин все еще пребывал в шоке, он был рассеян – ведь безжалостная судьба нанесла удар так близко от него. Он помешивал какой-то соус, но мысли его витали в тысячах милях от кухни. Не глядя на меня, он передал мне тарелку с едой, которую хранил подогретой. Я питался не ощущая вкуса, что само по себе преступно, учитывая кулинарные таланты Дина. Мои мысли тоже витали в нескольких ярдах отсюда. Я не прерывал горестных размышлений старика. Мне было приятно, что события не оставили его безучастным.

Когда я поднялся, чтобы уйти, Дин обернулся:

– Люди не должны так поступать, мистер Гаррет.

– Вы правы, люди так поступать не должны. Вы религиозный человек. Поблагодарите богов, что все кончилось именно так, а не хуже.

Он кивнул в ответ. Вообще-то Дин – мягкий, трудолюбивый старикан, пытающийся содержать банду неблагодарных племянниц брачного возраста. Девицы доставляют ему горя больше чем достается десятку мужчин от всех их бессчетных родственниц. Но сейчас этот нежный дядюшка жаждал крови больше, чем вампир, постившийся в течение года.

Расслабиться, как советовал Покойник, я был не в состоянии. Все кончилось, но нервы не желали возвращаться в норму. Я прошел в прихожую и, открыв дверь, высунул нос на улицу. Потом заглянул в маленькую комнатку справа от входа, как будто там могла находиться давно забытая мною блондинка.

Ничего не обнаружив, я отправился в кабинет (если так можно назвать помещение размером с большой гроб), поприветствовал висящую на стене Элеонору и решил навестить Покойника. Его комната занимает почти всю левую половину дома. В этом помещении хранится не только Его Милость, но и наша библиотека наряду с казной и всем остальным, что представляет для нас особую ценность. Ничего интересного там для меня не нашлось. Я посмотрел на лестницу, размышляя, не подняться ли в спальню, решил, что не стоит, и снова заковылял в кухню, где принял кружку яблочного сока. Затем повторил весь маршрут, задержавшись немного дольше у входных дверей – проверить, не стало ли мое жилище объектом внимания гномов. Никаких наблюдателей не оказалось.

Время не двигалось.

Я всем действовал на нервы. Вообще-то мне это всегда удается превосходно, но сегодня я, кажется, превзошел самого себя. Мои бездарные шуточки звучали омерзительно. Когда Дин взвыл и испытал на прочность рукоятку своей новой сковороды, стукнув ею о плиту, я удрал наверх.

Там я некоторое время глазел из окна, надеясь увидеть Плоскомордого или кого другого, пялящегося на меня. Это должно было меня успокоить – как известно, горшок, на который смотрят, никогда не закипает.

Когда мне это дело надоело, я отправился в кладовку, где храню наиболее убийственные инструменты своей профессии. В моем маленьком арсенале есть оружие на все случаи жизни и для любой формы одежды. Вам никогда не удастся увидеть меня с оружием, не подходящим к обстоятельствам.

Все было в прекрасном состоянии, и я не сумел успокоить нервы, что-либо затачивая или полируя. Зато проинвентаризировав арсенал, я пришел к неутешительному выводу, что там нет ничего, что позволило бы мне противостоять арбалетчикам.

У меня, правда, имелось несколько маленьких флакончиков, оставшихся с того времени, когда я вел дело для Великого Инквизитора. Сняв коробку с пузырьками, я заглянул внутрь. Три бутылочки – изумрудная, темно-синяя и рубиновая – оказались на месте. Их надо метать. Когда они разбиваются, содержимое вышибает боевой дух из противников. Например, жидкость в красной бутылочке благополучно счищает плоть с костей. Я приберегаю ее для того, кто по-настоящему станет действовать мне на нервы. Если придется когда-нибудь использовать, надо не забыть расположиться подальше от противника.

Убрав коробку, я разместил ножи в секретные места под одежду, а самый длинный – но не противоречащий закону – прикрепил к поясу. Затем взял в руки свой любимый инструмент – восемнадцатидюймовую дубовую дубинку, в рабочий конец которой заделан добрый фунт свинца. Дубинка обычно творит чудеса, делая мои аргументы в споре гораздо весомее.

Но чем же заняться сейчас? Может, отправиться на охоту за всякого рода злодеями просто так, из высших соображений? Ну конечно, Именно так.

Впрочем, таков уж характер у моего ангела-хранителя, что у меня больше шансов погибнуть под развалинами собственного дома, нежели случайно повстречать незадачливого головореза, заслуживающего, чтобы ему испортили настроение.

Так или иначе, бродя без толку по городу, я сумел убить время до ужина. Я не мог понять, почему меня не оставляют тревога и беспокойство. Тинни пострадала, но с ней все будет хорошо. Мы с Плоскомордым, если так можно выразиться, убедили усатого негодяя не вставать на путь рецидива. Все обернулось не столь уж плохо, а будет еще лучше.

Я в этом уверен.

Глава 6

В ту ночь я спал отвратительно. В Танфере наступало странное и жутковатое время. Быть может, была виновата погода. Свихнулся весь мир, а не только я, принявшийся бегать и отправившийся в постель пораньше ради того, чтобы подняться в несусветную рань, когда все разумные люди еще остаются в горизонтальном положении. С городской стены видели мамонтов. Саблезубые тигры разгуливали на свободе в одном дне пути от города. Поговаривали об оборотнях. Ходили слухи, что громовых ящеров встречали в районе Кирч-Хейс – в шестидесяти милях к северу от Танфера и в двухстах милях от мест их постоянного обитания. К югу от нас кентавры и единороги, спасаясь от яростных битв в Кантарде, проникли на территорию Каренты.

Здесь, в городе, каждую ночь небо заполняли дерущиеся моркары – отвратительные существа, обитавшие во влажных лесах, произрастающих в заболоченных долинах страны громовых ящеров. Никто не знал, куда девались моркары днем – по правде говоря, большинству обитателей города было на это плевать, – но по ночам они носились над крышами, сводя древние племенные счеты, а иногда пикировали, для того чтобы ограбить прохожего или утащить плохо закрепленный предмет. Обыватели рассматривали их присутствие как доказательство миграции громовых ящеров. На своей территории моркары обитают на вершинах деревьев, проводя дневное время во сне и превращаясь в легкую закуску для самых больших громовых ящеров (которые, как известно, достигают тридцати футов).

Несмотря на дневные переживания, я отправился в постель в час, который Дин и Покойник по своей извращенности называют приличным. Я разработал теорию, что если рано подняться, то соседи не успеют высыпать на улицу – хихикать и тыкать пальцами в Гаррета, галопирующего вокруг квартала. Но в эту ночь моркары учинили свой воздушный карнавал в округе. Казалось, шла битва столетия. Кровь, мертвые тела, боевые клики и громогласные насмешки над поверженным врагом сыпались на землю. Лишь только я начал уплывать в сон, они затеяли нелепую громкую свару прямо перед моими окнами.

Вот бы кого-нибудь из обитателей Холма осенила бы мысль привлечь моркаров в качестве наемников и отправить в Кантард разобраться со Слави Дуралейником! Пусть негодяй мучается бессонницей, пока они будут драться над его головой.

Скорее всего старикану Слави и без этого не до сна. Карента бросила всю свою мощь в кипящий котел войны. Карентийские силы успешно перемалывали войска Дуралейника, не позволяя ему остановиться, чтобы перевести дыхание и употребить свой военный гений для предотвращения катастрофы.

Война между Карентой и Венагетой тянется со времен моего деда. Она превратилась в такую же неотъемлемую часть существования, как и погода. Слави Дуралейник сначала был капитаном наемников на службе у венагетов, а потом, капитально расплевавшись с их военачальниками, перешел на нашу сторону, дав при этом страшную клятву отомстить всем своим обидчикам, В один прекрасный день, разбив войска тех, кто его оскорбил, он неожиданно провозгласил Кантард – за владение которым и шла свара – независимой республикой. Все негуманоидные племена, обитающие в Кантарде, встали на его сторону. В результате у Каренты и Венагеты возникла общая цель – уничтожение Слави Дуралейника. Когда его не станет, драчка между ними войдет в обычную колею.

Все это больше занимало Покойника, чем меня. Я отбарабанил свои пять лет в морской пехоте и ухитрился выжить. Вспоминать о том времени мне вовсе не хотелось. Для Покойника же Слави Дуралейник стал любимым хобби.

Как бы то ни было, спал я отвратительно и поднялся с постели менее жизнерадостным, чем обычно. А даже самым хорошим для себя утром я остаюсь человеком лишь из-за человеколюбия. Утро, скажу я вам, самое вшивое время дня. И чем ниже стоит солнце, тем завшивленнее.

Шум на улице поднялся как раз тогда, когда я опустил ноги на пол.

Визжала женщина. Чем-то напуганная. Ничто не возвращает меня к жизни быстрее, чем этот звук. Не успев ни о чем подумать, я оказался внизу соответственно вооруженным. Теперь кто-то молотил в дверь, выкрикивая мое имя и умоляя впустить. Я глянул в глазок и увидел женское лицо. Искаженное ужасом. Одна унция моего мозга уже включилась в работу, и, повозившись немного с многочисленными запорами, я распахнул дверь. Мне под ноги рухнула обнаженная женщина. Полминуты я молча глазел на нее, пока оживала оставшаяся часть мозга. Выглянув за дверь, я осмотрел улицу и не увидел ничего, кроме существа размером чуть больше пауковидной обезьяны, но красного цвета и без шерсти, с крыльями, как у летучей мыши, вместо рук и острой пикой на кончике хвоста. Создание с силой ударилось о землю и завопило, забившись в конвульсиях. Едва оно затихло, подошел крысюк и лопатой забросил его в мусорный ящик на колесах. Родичи создания не протестовали и не требовали возвратить тело. Моркары чихать хотели на своих покойников. Итак, они начали выступать и днем. Если можно так говорить только потому, что рассвело. Я лично считаю, что день начинается, когда солнце стоит над головой.

Захлопнув дверь, я обернулся. Женщина потеряла сознание. От увиденного мои волосы зашевелились и сплелись в клубок. На ней, как я уже сказал, не было ни тряпицы, но такое тело, надо заметить, прятать просто грешно. Левой рукой она прижимала к себе растрепанный сверток. Взять его я не сумел, настолько крепко дама его держала. Словечко «сногсшибательная» стало затасканным эпитетом в наш век преувеличений. На самом деле вы редко попадаете в положение, когда оно оказывается уместным. Как сейчас, например. Я просто не знал, что делать.

Поймите меня правильно, я ничего не имею против обнаженных женщин. Особенно когда они красивы и бегают вокруг моего дома. Тем более если я бегу к ним навстречу, а у них нет намерения скрыться. Но еще ни разу нагая красотка не подходила к моим дверям, уже приготовившись принять участие в любовной гонке. Мне не доводилось видеть ни одной обнаженной дамы, которая, упав к моим ногам, немедленно отправлялась бы в страну сновидений, и так далеко, что я не мог ее разбудить.

Я все еще размышлял, как поступить, когда появился Дин. Дин, если вы еще не догадались, – мой повар и домоправитель. У него на роже постоянно кислая мина, но вообще-то он – сентиментальный парень лет тысячи от роду. По-моему, ему следовало родиться женщиной – из него получилась бы классная жена. Он умеет отлично готовить и содержать дом в порядке, а его язычку может позавидовать любая супруга. Бросив взгляд на женщину, Дин произнес:

– Я недавно вычистил ковер, мистер Гаррет. Не могли бы вы ограничить поле своих игр вторым этажом?

– Я только что впустил ее, Дин. Она явилась в таком виде прямо с улицы. Я открыл дверь, а она упала и потеряла сознание. Может быть, на нее напал моркар. Дамочка в обмороке, и я не могу привести ее в чувство.

– И необходимо столь бесстыже пялиться на нее?

– Ты, как я заметил, тоже не предаешься созерцанию мушиных следов на потолке.

Все же он не настолько стар. Никто не может постареть настолько, чтобы не смотреть на то, что открывалось нашим взорам. Леди заслуживала одного-двух взглядов. Такую фигурку мне давненько не доводилось видеть.

– Мы, черт побери, просто обязаны на нее смотреть, – продолжил я. – В кои-то веки боги откликнулись на наши молитвы.

В столь ранний час Дин гораздо больше приспособлен к жизни, нежели я. Он, бедная, заблудшая душа, искренне верит, что раннее пробуждение является добродетелью.

– Я замечаю у вас некоторые проявления фривольности, мистер Гаррет. Замечаю и нахожу их предосудительными. Предлагаю перенести ее на кушетку и прикрыть, после чего вы позавтракаете. Наполнив желудок, вы будете не столь подвержены подростковым фантазиям.

– Язык неверного слуги опаснее жала гадюки.

Дин знал, что я не его имею в виду. Он не был слугой. Скорее работающий по дому партнер.

Старик ухватил женщину за лодыжки. Мне достался более тяжелый конец. Быть может, Дин расстроился потому, что природных достоинств дамы хватило бы на несколько его племянниц.

– Тоже рыжеволосая, – пробормотал я. – Разве это не мило? Я просто млею при виде рыженьких. Правда, положа руку на сердце, блондинки, брюнетки и прочие масти тоже не оставляют меня равнодушным.

Дин может сказать, что я просто безвольный слабак, и в чем-то, видимо, окажется прав. Мы поместили ее на софу в маленькой комнате, неподалеку от входа в правой части дома. Если смотреть от двери, то она окажется слева от вас. Женщина продолжала цепляться за сверток. Устроив ее, я отправился в кухню. Весьма неохотно. Когда она придет в себя, ей наверняка потребуется плечо, на которое можно упасть в поисках утешения.

Дин накормил меня завтраком. Когда я закончил питаться, прибыл Плоскомордый – следить, как я буду добиваться физического совершенства. Или болезненных судорог – смотря что наступит раньше. Мы немного поболтали за чайком, и я почему-то забыл упомянуть о моей ню. Кому хочется говорить о спрятанных сокровищах в присутствии пирата? Затем мы вышли на улицу и предались физическим упражнениям – каждый своим. Я все же оказался крепче. Пальцы у него закончились раньше, чем у меня круги.

Пыхтя, сопя и корчась от боли, я совершенно забыл о своей таинственной гостье. Пыхтение и сопение требуют полной сосредоточенности.

Глава 7

Последний круг. Впереди маячит пиво. От покоя меня отделяют всего несколько ярдов. Я вырвался из-за угла Дороги Чародея на полной скорости, то есть почти шагом, хрипя при этом, словно раненый бизон. Меня бросало из стороны в сторону, как корабль, лишенный руля. Если бы не глазевшие соседи, я встал бы на четвереньки и проделал оставшуюся сотню футов ползком.

Счет кругам я, конечно, потерял. Плоскомордый обжулил меня, подбросив несколько лишних. Я сообразил это всего лишь минуту назад. Если выживу, то рассчитаюсь с ним, даже если это будет моим последним поступком в жизни. Впрочем, если для мести потребуется перейти на бег, то это точно станет моим последним прижизненным действием.

Голова моя была опущена. Хотя этого делать и не положено, я не отрывал взгляда от ног. Если за ними не следить, они могут отказаться служить. Я безуспешно пытался прикинуть, на сколько кругов надул меня Тарп. Я потерял счет, потому что не происходило никаких событий, отличающих один круг от другого. Никто не мог сказать, сколько же кругов я сделал на самом деле. Но я не сомневался, что он меня обманул.

Храпя и хрипя, я достиг подножия ступеней, схватился за перила и подтянулся поближе к кувшину, который обещал забвение.

– Это тот тип, которого я ищу? – Голос был незнакомым.

– Он самый, – ответил Плоскомордый.

– Не шибко впечатляет.

– Ничем не могу помочь. Я не его матушка.

Тот еще друг! Я приподнял подбородок. Хф! Пф! Плоскомордый был не один. Обладая умом незаурядным, это я уже сообразил. Правда, не сообразил, что он беседует с женщиной. Наверное, это все же была женщина.

С первого взгляда она казалась старшей сестренкой Тарпа. Возможно, в ее жилах текла кровь гигантов. Меня она превосходила ростом на целый дюйм. Ее светлые волосы выглядели бы вполне прилично, если бы их хотя бы изредка мыли и расчесывали. По правде говоря, все части ее тела находились на своих местах и смотрелись неплохо, если забыть об их дьявольских размерах. Она была лохмата и казалась весьма крутой.

– Меня зовут Торнада, Гаррет. Я – охотница.

Вид дамы не вдохновлял на то, чтобы приветствовать ее как леди. Леди так не одеваются. Масса потертой кожи и тряпья, нуждавшихся в стирке и чистке не меньше, чем их владелица. На поясе болталась масса металлических предметов. Посетительница действительно смахивала на охотницу. Казалось, она способна одолеть громового ящера одной левой. Если, конечно, не прикончит его раньше запахом изо рта.

Имя мне ничего не говорило. Наверное, она появилась в городе недавно. Иначе я не мог бы не слышать о такой амазонке.

– Ну да, я – Гаррет. Что дальше? – Хватая воздух бушелями, я даже не пытался притворяться вежливым.

– Ищу работу. Только что пришла в город.

– Не шутите?

– Люди, с которыми я толковала, сказали, что мы с вами можем составить хорошую команду. – Взглянув на Плоскомордого и мотнув головой в мою сторону, она добавила: – Слабовато выглядит для такой высокой репутации.

– Искусственно раздута, – осклабился Тарп.

Он явно наслаждался ситуацией. Здоровенный увалень. По его ухмылке я понял: главное – еще впереди.

– Сейчас в городе на охотников не очень большой спрос, – объяснил я. – Мы добываем себе пропитание у мясника на углу.

– Я охотница другого рода, умник. Охочусь за людьми. – Изобразив твердый, уверенный взгляд, стараясь казаться как можно более крутой, она продолжила: – Устанавливаю нужные контакты. Пытаюсь обосноваться. Не хочу, чтобы мои пути с кем-то пересеклись.

Для женщины такого роста у нее оказались маленькие руки с аккуратно обрезанными ногтями. Но было заметно, что ладони привыкли к тяжелому труду, такими можно ошкуривать бревна или спины. Я собрался было захихикать, но, проявив на сей раз мудрость, решил веселиться про себя. Не более десятка тысяч людей утверждают, что я плохо соображаю.

– Итак, что вам от меня надо?

– Почему бы нам не убраться с солнца, не присесть и не опрокинуть пару кружечек, чтобы я могла рассказать, на что я способна?

Плоскомордый за ее спиной ухмылялся от уха до уха. Видимо, она уже пыталась запродать себя ему.

– Правильно. Почему бы и нет? – ответил я со всей серьезностью.

Я забарабанил в дверь, одарив Тарпа парой-тройкой кинжальных взглядов. Напрасно он думает, что обошел меня. Я с ним за это еще посчитаюсь. После того как разберусь с обманом при подсчете кругов и семью-восемью другими приколами, значащимися в моем списке.

Дин открыл дверь и в изумлении воззрился на Торнаду.

– Чего уставился, коротышка? – выпалила она, продолжая изображать крутизну.

– Мы будем в кабинете, Дин. Принесите нам кувшинчик. После того как запрете дверь.

Хватит дармовой выпивки для Тарпа! Я отступил в сторону, пропуская Торнаду.

– Прямо через зал, – сказал я и последовал за ней.

Дин начал запирать дверь. Торнада осматривалась с таким видом, словно хотела запомнить каждую трещину в стенах. Я представил, как Плоскомордый рычит на улице.

– Садитесь в это кресло. – Я указал на место для клиентов. Сиденье было деревянным и твердым как скала. Чтобы визиты не затягивались. Посетителям полагалось сидеть ровно столько, чтобы успеть сказать самое главное, не вдаваясь в мелкие детали. Теоретически. Но это частенько не срабатывало, потому что жалобщики, как правило, получали наслаждение от порции дополнительных страданий.

Торнада по-прежнему оглядывалась по сторонам так, словно тайно пробиралась через вражескую территорию.

– Вы высматриваете что-нибудь определенное? – поинтересовался я.

– Женщине, занимающейся мужским делом, постоянно приходится быть начеку.

Еще одна порция крутости.

– Могу представить. Однако чем я могу вам помочь?

– Я же говорю, я здесь новичок. Мне надо установить контакты. Вам время от времени может потребоваться лишняя пара рук. Например, найти нужного человека. Весьма вероятно.

Ее внимательная напряженность пробудила мою бдительность. У гостьи явно было что-то на уме.

Дин принес кувшин. Я наполнил кружки. Осушив свою одним глотком, Торнада уставилась на картину за моей спиной. Ее тут же начала бить дрожь. Элеонора способна на такое. Человек, написавший ее портрет, несомненно, был безумным гением. Картина внушала зрителям необъяснимый ужас.

Я оглянулся, чтобы бросить взгляд на Элеонору. Движение Торнады было настолько быстрым, что я и обернуться не успел, как она приставила нож к моей глотке. Очень длинный нож. Не шибко отличающийся размером от двуручного меча.

– Я ищу книгу, Гаррет. Большую книгу. Ты, конечно, заявишь, что ее у тебя нет.

Книги у меня не было.

– Хорошо бы иметь ее, – ответил я. Весь ее вид говорил о том, что дама ни на грош не верит моим словам. Она продолжала переть против фактов. Нож уколол мне шею. Ее рука не дрожала. Настоящая профессионалка. Ни малейшей нервозности. Я тоже не нервничал, а если и нервничал, то не сильно.

– У меня нет книги. Почему ты решила, что она здесь?

На вопрос она не ответила, заявив:

– Поищу. Разберу твое логово на части. Если желаешь сохранить здоровье, не путайся под ногами. А если хочешь, чтобы и дом остался в целости, отдай книгу сразу.

Я продемонстрировал ей свой любимый трюк, вздернув одну бровь, и широко улыбнулся:

– Валяй, развлекайся.

Она осклабилась в ответ:

– Считаешь, что справишься со мною? Даже и не думай пытаться.

– Куда мне, малышу! Забудь об этом. Эй, Весельчак, пора вступать в дело.

Торнада оглянулась, но нож не дрогнул в ее руке. Она не могла сообразить, с кем это я беседую.

– Кому ты, дьявол тебя побери, говоришь?

– Партнеру.

Она открыла пасть. Единственное, что успела сделать. Покойник превратил ее в живую статую. В последний момент на ее роже появилось выражение ужаса. Неторопливо отведя руку с ножом в сторону, я уселся в свое кресло.

– У тебя крепкие нервы, – заметил я. (Она должна была все слышать и понимать.) – Но нервная система – еще не все.

Ни один из тех, кто хоть немного занимался мною, не пытался взять меня в моем доме. Покойник хоть и не разгуливает по улицам, но у него сложилась довольно прочная репутация.

Я потрепал Торнаду по внушительному плечу. Плечо было твердым как камень.

– Живи и учись, любовь моя.

Осушив кружку, я прошел в комнату напротив.

– Скажи, Весельчак, какова ее версия?

«Никаких версий, Гаррет, она рассказала тебе все. Девица разыскивает книгу. Это ее первая работа в Танфере. Ее нанял человек по имени Лаббок. Заплатил тридцать марок за то, что она потрясет тебя, и обещал еще сорок, если она доставит книгу».

– Любопытное совпадение. Что ей известно о вчерашней банде?

«Ничего. Видимо, поэтому выбор пал на нее. Она ничего не может сказать, потому что ничего не знает».

– Полагаю, друг Лаббок провел предварительные изыскания?

«Возможно».

– Она говорит с акцентом.

Торнада – бесспорно карентийка, но из каких-то иных мест.

«Хендер. Запад Центральных земель».

– Никогда не слышал.

«Неудивительно. Население – менее сотни душ. Сельская община. Поскольку твое любопытство так же, как и мое, затронуто, предлагаю установить за ней наблюдение. Ее контакты могут представлять для нас интерес. Похоже, что Лаббок – не подлинное имя ее работодателя. Она полагает, что это псевдоним».

Мне все это показалось крайне интересным. Явно заваривалась какая-то каша. А как вам известно, я чрезвычайно не люблю сложа руки ждать развития событий.

– Правильно. Однако Плоскомордого использовать нельзя. Она его видела. Сбегаю к Морли.

«Надеюсь, ненадолго?»

Старый клоун сумел вложить в единственное слово гору сарказма. Логхир решил, что можно перестать беречь мои чувства, и напомнил, какого он мнения о моем обычном образе жизни.

– Я пошел.

Вернулся я скорее, чем кто-либо мог ожидать. Мне просто повезло.

Плоскомордый ловил кайф на ступенях. Он еще не прикончил кувшин, предоставленный ему Дином на время моей пробежки. У него опять была компания, на этот раз в виде местного уголовника по кличке «Бельчонок». Я не знал настоящего имени Бельчонка и ни разу не слышал, чтобы его еще как-нибудь называли. Это был маленький костлявый тип весьма зловещего вида, с острыми чертами лица, кривыми, выдающимися вперед зубами и огромными ушами, торчащими с обеих сторон перпендикулярно черепу. Думаю, ему было нелегко продвигаться даже против не очень сильного ветерка.

Парня прозвали Бельчонком вовсе не из-за его внешности. Просто когда монтировалась его черепушка, туда забыли вложить кое-какие детали. Он был первоклассным придурком.

И второсортным бандитом. Парень работал на Чодо Контагью. Он не был простым бойцом, но и не входил в число тяжеловесов, подобных Садлеру и Краску. Я знал его недостаточно хорошо, но было ясно, что он не принадлежит к числу тех, кто становится украшением вашей округи, поселившись в ней.

Я посмотрел на него, а он в ответ осклабился, продемонстрировав свои потрясающие зубки. Чертовски дружелюбный парень. Хочет остаться вашим корешем вплоть до того самого момента, когда потребуется воткнуть нож вам в спину. Бельчонку отчаянно хотелось всем нравиться. Но еще сильнее он желал попасть в элитную команду Чодо.

– Гаррет, босс слышал о твоих неприятностях. – (Чодо слышит все.) – Прислал меня на помощь. Сказал, если тебе что надо, только крикни погромче. Сказал, что не терпит людей, обижающих женщин.

Конечно, не терпит. Если женщины, работая на него, не начинают проявлять независимость. Хотя возможно, что проституток он к женщинам не причисляет.

Я не хотел ничего принимать от Чодо, но, с другой стороны, использовать Бельчонка было чертовски удобно. Почему бы и нет, и провались все в преисподнюю.

– Ты возник в самое что ни на есть нужное время, Бельчонок.

Бельчонок осклабился. Он обожал похвалу. Если это, конечно, была похвала. Страшноватый человечишка.

– Как твоя женщина, Гаррет? Я должен спросить. Чодо хочет знать. Сказал, что может послать кого-нибудь присмотреть за ней, если желаешь.

– С ней все будет в порядке. Семья позаботится. – Тейты могли обеспечить качество ухода не хуже, чем Чодо. – Если дела пойдут плохо, они дадут мне знать.

Обязательно. Уиллард уверен в том, что, если Тинни умрет, я начну охоту за всеми, кто имел хотя бы отдаленное отношение к ее смерти. Когда я передам ему виновных, он вырежет у них печень и сожрет сырой.

– Значит, я пришел вовремя. Что надо для тебя сделать?

Я содрогнулся. У Бельчонка был визгливо-скрипучий голос, совершенно не вяжущийся с заискивающей манерой поведения. Маленький скользкий хорек. Но опасный. Крайне опасный.

– Сейчас отсюда выйдет женщина. Высокая блондинка, смахивающая на амазонку. Проследи за ней. Посмотри, куда она двинется. Будь осторожен. От нее можно ждать неприятностей.

Я не имел ни малейшего представления, насколько хорош Бельчонок в деле. В его пользу говорило лишь то, что он был еще жив.

– Справлюсь. – Он как бы почувствовал мои сомнения.

– Что творится? – полюбопытствовал Плоскомордый.

– Она угрожала мне ножом. Требовала какую-то книгу. Покойник вогнал ее в ступор.

– Опять книга?

– Ага.

– Неужто ты намерен встрять в это дело, даже если Тинни будет в порядке?

– Скажем так – мне все это крайне любопытно.

Я не собирался встревать ни в какие заварушки. Во-первых, у меня не было клиента. Во-вторых, я в принципе не люблю трудиться. К чему понапрасну расходовать силы, пока над головой есть крыша, а в кладовке – еда.

С другой стороны, из этого дела, быть может, удастся выудить кое-каких деньжат. Они требуются постоянно, хотя бы для того, чтобы платить Дину и поддерживать дом в относительно жилом состоянии.

– Разбегайтесь, – распорядился я. – А ты, Плоскомордый, вообще сваливай: она знает твою рожу.

– Ясно. Если понадоблюсь, найдешь меня у Морли.

Я сделал им на прощание ручкой, вошел в дом и сунул голову в комнату Покойника:

– Можешь ее освободить?

Я говорил шепотом – не хотел, чтобы слышала Торнада.

«Да».

Вернувшись в кабинет, я взял нож из рук Торнады, сел на свое место и принялся чистить ногти. Покойник отпустил вожжи. Если вы никогда не видели, как кто-то выскакивает из своей шкуры, вам следовало бы взглянуть в тот момент на Торнаду.

– Приветствую вас у нас в большом городе, Торнада. Вам не следует забывать, что здесь у каждого в рукаве припрятана пара-другая трюков.

Схватив воздух открытым ртом, она двинулась к дверям.

– Не соблаговолите ли сообщить, где я мог бы найти Лаббока? Не могу сказать, что сердечно отношусь к людям, подсылающим ко мне наемные клинки.

Эти слова повергли ее в еще большее смятение. Ведь она ни единым словом не упоминала о Лаббоке.

Я шел за ней до самого выхода, задавая вопросы, чтобы отвлечь ее внимание от Бельчонка. Оказавшись на улице, она почти побежала.

Я огляделся по сторонам. Ни Бельчонка, ни Плоскомордого видно не было. Я вообще не заметил никого, кто бы проявлял интерес к моему жилищу. Войдя в дом, я отправился к Дину обсудить с ним программу ужина.

Глава 8

Дину мои советы не требовались. Он никогда в них не нуждается, но позволяет мне высказываться. Старик выслушивает предложения только для того, чтобы их отвергнуть.

Я уселся за стол. Дин спросил:

– Что это все означает?

– Не знаю. Некто по имени Лаббок прислал ее, чтобы вытрясти из меня какую-то книгу.

Он нахмурился. Старина Дин мастерски овладел искусством придавать себе мрачный вид. Его физиономия становится похожей на местность, изрезанную глубокими темными каньонами.

– Опять же этот тип, ударивший ножом мисс Тинни…

– Да.

– Определенно что-то происходит.

Еще один гений. В моем доме их что блох на собаке.

– Да.

– Вы намерены узнать, что именно?

– Возможно.

Большого желания у меня не было. Мир полон загадок. Разве я обязан их все разрешить? При этом совершенно бесплатно. И все-таки интересно, почему Торнада пожаловала именно ко мне?

Кто-то принялся молотить во входную дверь. Я пробормотал что-то о необходимости переезда, так как слишком много народа знает, где я живу.

– Это мистер Тарп, – сказал Дин.

– С чего ты взял?

– Я знаю его манеру стучать.

Как бы не так! Все-то он знает. Но к чему спорить? Пусть он лично убедится в ложности своих маленьких фантазий. С этими мыслями я вышел из кухни.

– Вот это да! – Передо мной стоял Плоскомордый. – Что за дьявол?

Похоже, он сам был смущен.

– Она распахнулась, когда я постучал.

Плоскомордый смотрел на дверь так, словно она продемонстрировала ему хищный оскал.

Это невозможно. Я сам запирал ее. Таково мое первое и незыблемое правило. На улицах Танфера всегда сыщутся люди, готовые вломиться к вам без спроса. Среди них найдутся тупицы, не испугавшиеся Покойника. Только что я спровадил одну.

Прошло не меньше полминуты, прежде чем меня осенило.

– Три тупых гения! – завопил я. Плоскомордый в недоумении уставился на меня. Я сунул голову в маленькую комнату у входа. Моя гостья исчезла.

– Дин!

Я совершенно забыл о ней за утренней беготней и приятным времяпрепровождением с красоткой по имени Торнада.

– Мистер Гаррет?

– Кое-кого не хватает. – Я указал на маленькую комнату. – Плоскомордый нашел входную дверь незапертой.

Как и следовало ожидать, лицо Дина выразило изумление. Он вошел в комнатенку, чтобы проверить, все ли на месте. Можно подумать, что там хранятся его личные вещи.

– Одеяло исчезло, – объявил он. Ей было просто необходимо что-то прихватить. Вы можете из кожи лезть вон, но никто не обратит на вас внимания на улицах Танфера. Однако если вы покажетесь голышом, то непременно произведете фурор.

– Что происходит? – спросил Плоскомордый.

– Тебе известно ровно столько, сколько и мне. Дин, обеспечьте мистера Тарпа пивом. Мне необходимо побеседовать с Покойником.

Дин препроводил Плоскомордого в кухню. Я же отправился с визитом к своему постоянному гостю, который – прежде чем я успел промолвить слово – впал в угрюмость.

«Ты ничего не сообщил об исчезнувшем посетителе».

– Но с какой стати я должен был тебе это сообщать?

Логхир всегда и без меня знал обо всех приходах и уходах. Сейчас он был настолько обеспокоен, что даже не пытался скрыть этого.

«Мне не было известно о ее присутствии. Это совершенно беспрецедентно! Даже не подозревал, что такое вообще возможно».

Он погрузился в себя в поисках объяснения невозможному. Итак, жмурик беспокоится. Что же говорить обо мне?

Я пребывал на грани паники. Кто-то мог уйти без нашего ведома! Ведь так и проникнуть к нам сможет каждый, кому не лень.

– Все это выглядит весьма скверно, мистер Гаррет, – произнес у меня за спиной Дин.

– Ты, оказывается, не только гений, но и мастер недомолвок, – заявил я. – Однако далеко уйти она не могла. Лучше схватить ее сразу.

– Кого это? – поинтересовался Плоскомордый.

Пришлось объяснить.

– Обнаженная красотка упала к твоим ногам, едва ты открыл дверь? – с издевкой произнес он. – И как только тебе это удается? Почему такое никогда не случается со мной?

– Потому что ты ведешь неправильный образ жизни. Однако у нас нет времени на пустую болтовню.

– Это у тебя – нет, а у меня – сколько угодно. И как же она выглядела?

– Ты бы обалдел. Представь себе рыжульку, но с выпуклостями чуть большими, чем у Тинни.

– В таком случае в путь!

Но хорек из божественного пантеона, ответственный за дела Гаррета, решил, что за рыжими Гаррету гоняться не надо. Тоже мне бог, который ни черта не смыслит в жизни!

Глава 9

He исключено, правда, что он просто решил поберечь ноги Гаррета и поэтому подослал к дверям еще одну гостью.

Дин уже запирал двери, когда раздался стук. Мы выглянули на звук и увидели, что старик стоит, заламывая руки.

– Что еще?

– Опять женщина!

Распахнув дверь, я взглянул на посетительницу. Это заняло некоторое время. Уж коли вы принялись за дело, то делайте его как следует. Там было на что посмотреть и что оценить, несмотря на небольшой рост гостьи. Интересно, почему округа не полнится воем. Отличный образчик! Все части тела в полном порядке и находятся в нужных местах. Огромные зеленые глаза. При виде смертельно алых и чуть припухших губок хочется вопить. Они, казалось, говорят: «Приди и возьми меня. Ты мне по вкусу». А груди… Неужели для них там хватает места? И как она только ухитряется носить на себе такую тяжесть?

Но… Она была крошечного роста – не более пяти футов двух дюймов, да и то на цыпочках. И, само собой, рыжая. У нее была копна рыжих волос, точно такая же, как у Тинни. Или как у моей обнаженной и столь неожиданно исчезнувшей гостьи. По правде говоря, она копия последней, но – совершенно точно – другая женщина. Не сестры ли они? Или хорек на небесах решил окончательно запутать меня, подсовывая бесконечное число похожих друг на друга рыжих?

Я ничего не сказал. Лишившись дара речи, я провел ее в кладовку, которую величаю кабинетом. Дин без напоминаний принес очередной кувшин. Бедняга выглядел совершенно отупевшим. Очень скоро отупею и я, если кувшины продолжат поступать тем же темпом. Итак, еще одна рыжая. Оставалось надеяться, что на все это дело прольется божественный свет. И пусть это произойдет как можно скорее.

Меня вдруг осенило: усатый тип, вонзая нож в Тинни, считал, что поражает именно эту женщину или ту, голую. Я уселся и, потягивая пиво, принялся ее изучать. Она молча, но смело встретила мой взгляд. Гостья, казалось, не приглашала к сближению, но будь я проклят, если это приглашение не было встроено в нее изначально. Она принадлежала к тем женщинам, которые зажигают огонь страсти, даже штопая дедушкины носки. Такие женщины заставляют вас выбегать на улицу и лаять на луну от того, что вам выпало счастье обитать с ними в одном мире.

– Меня зовут Гаррет, – проквакал я. – Полагаю, вы хотели меня увидеть?

Иногда я сам бываю потрясен своим хладнокровием.

– Да.

Что да? Я отпил пива, чтобы не кинуться на нее. Вообще-то я – сторонник продолжительных ухаживаний. Уж никак не меньше пятнадцати минут. Сделав глоток, я выдавил:

– Итак?

– Надо, чтобы кто-то мне помог. Кто-то вроде вас.

Я улыбнулся от уха до уха. Неужели я не смогу ей помочь? Держу пари… Да я так расстараюсь… Эй! Гаррет! Успокойся немного.

Держи химические процессы в организме под контролем. На что ты рассчитываешь? Этот брак не будет совершен на небесах. Да, она полна огня, но не ты зажег его. Таково уж ее существо. Кем бы она ни была.

– Итак?

– Мне нужен человек, который мог бы кое-что для меня найти.

– Именно этим я и занимаюсь. Нахожу разные предметы.

Правда, клиентам иногда приходится сожалеть, когда я добиваюсь успеха.

Она сидела, все сильнее накаляя атмосферу в помещении. Я уже начинал потеть. Отвернувшись, я краем глаза посмотрел на Элеонору. Эта высокая, холодная и изящная блондинка способна вернуть меня на землю. Я беседую с Элеонорой, когда остальные отказываются меня слушать. Она – мой якорь спасения в бурном море жизни. Интересно, что подумала бы живая Элеонора, узнав о том, что я делаю с ее портретом? Наверное, не возражала бы.

– Она для вас что-то значит? – поинтересовалась рыжая.

– Да. Ее зовут Элеонора Стэнтнор. Она была женой одного из моих клиентов. Он убил ее лет за двадцать до того, как обратился к моим услугам. В результате расследования он получил вовсе не то, что желал. Всплыло его давнее преступление. Картину я взял в качестве гонорара. Эта женщина для меня значит очень много. Если бы она осталась жива, то сейчас была бы в возрасте моей матушки. Но я все равно бы любил ее. – Я повернулся к рыжульке: – Однако вернемся к делу.

– Кажется, я пришла в неудобное время?

– Вы явились очень удачно. Вы – почти близнец моей приятельницы, которую кто-то вчера пытался убить чуть ли не у порога этого дома. Сдается мне, что вы способны пролить свет на это событие.

Она начала было что-то говорить. Но когда смысл моих слов окончательно дошел до нее, ее губки приняли форму большого «О», а глаза стали еще огромнее. Она поднялась, потом села, очень мило потрясая некоторыми частями тела.

– Мою приятельницу зовут Тинни. Она в жизни и мухи не обидела. Ее волосы одного цвета с вашими и рост примерно тот же. Правда, кое-где она не столь пышна, насколько я могу судить со своего места. Но различие не столь велико, чтобы бросаться в глаза. Она шла ко мне, когда какой-то мерзавец вонзил в нее нож. Я не мог понять почему, пока не увидел вас.

– О, боги, – прошептала она. – Мне надо уходить отсюда. Ему все известно. Надо уходить.

– Вы никуда не уйдете, детка. Во всяком случае, пока я не узнаю, что, черт побери, происходит.

Она уселась, призывая богов и повышая уже и без того высокую температуру в помещении. Я решил было попросить Дина вылить на нее ведерко холодной воды, но тут же от этой идеи отказался, опасаясь, что комната наполнится паром и могут отклеиться обои.

– Беда с Тинни выводит меня из себя, – сказал я. – И не только меня. Есть еще несколько опасных ребят. Богатых. Ее родственников. Все они жаждут крови. Судя по вашему виду, вы озабочены состоянием вашего здоровья и, видимо, вам не хочется оказаться среди этих рассерженных людей.

На ее маленьком милом личике появилось выражение неподдельного изумления.

Неужели я пытался запугать ее? Держу пари, что да. Она в ответ протянула:

– Ооо…

Таким тоном, будто мои слова ничего не значили.

– Я считаю, что парень, пырнувший ножом Тинни, принял ее за вас.

Само собой, я пытался ловить рыбку в мутной воде. Однако если не забрасывать удочку, то шансов что-либо поймать вообще не будет.

– Это единственно разумное объяснение. Так что давайте-ка начнем говорить по делу. – Я поднялся с кресла и обошел вокруг стола.

– Я совершила ошибку, явившись к вам. – Она попыталась встать. Усадив ее, я продолжил:

– Вы совершили ошибку тогда, когда сказали кому-то, что подумываете о том, чтобы прийти сюда. Этот кто-то сильно забеспокоился. Выкладывайте. И учтите, мое хорошее настроение куда-то испарилось.

Вообще-то я не сердился. У меня был Покойник. Мне всего-навсего надо было заставить работать ее мозг, чтобы логхир смог вытянуть оттуда все, представляющее интерес.

Она сделала еще одну попытку встать с кресла. На этот раз усадить ее оказалось труднее. Она казалась не столько испуганной, сколько рассерженной. Явное несоответствие.

– Выкладывайте все, леди. Можете начать с вашего имени.

Она взглянула на свои руки. Боже, до чего же красивы эти ручки!

– Меня зовут Карла Линдо Рамада. Я горничная в доме лорда-барона Клеона Ничтожника.

Никогда не слыхивал о таком. Но если вся его прислуга выглядит так же, может быть, стоит подумать о том, чтобы перебраться к нему поближе. Вслух же я произнес:

– Полагаю, что он не из города. Так что же этот барон?

– Все началось как бы с него. Ему, наверное, лет двести, он не встает с постели, ожидая смерти. Но на него наложено заклятие. Он не может умереть. Барон просто продолжает стареть. Впрочем, это не важно. Главное в этом деле – колдунья. Та, которая наложила на него заклятие. Все зовут ее Змеюка. Она тоже живет в замке, но никто ее не видит. Никому, кроме ее ближайшего окружения, не известно даже, как она выглядит. Однако все прекрасно знают, она не снимет заклятия с барона, пока тот не объявит ее своей наследницей.

– Вот как?

– Она желает получить замок. Он стоит высоко в горах Хамадан около границы между Карентой и Терпрой. Оба королевства заявляют на него свои претензии, но ни одно реально не контролирует. Змеюка мечтает о замке, потому что тот неприступен.

Интересно, действительно ли мисс Рамада так глупа, как кажется? Или, может быть, всего лишь наполовину? В поисках ответа я взглянул на Элеонору. Та не дала мне даже намека на ответ. Ну и ладно! Пусть Карла не гений. Что с того? Ей никогда не приходилось по-настоящему пользоваться своими мозгами. В нашем мире женщинам с ее внешностью вовсе не обязательно думать. Им всего лишь следует научиться правильно выбирать время, когда начать крутить хвостом.

– Обратимся к сути дела. Что вы здесь делаете? Мне надо знать, почему Тинни подверглась нападению. Мы вернемся к предыстории, если в этом возникнет необходимость.

Она снова проявила признаки раздражения.

– Змеюка сейчас изготавливает книгу, которую называют книгой видений или книгой призраков. Барон полагает, что она переносит в книгу большую часть своего могущества. Он считает, что если захватит книгу, то сумеет изгнать Змеюку из замка. Старик поручил своим людям украсть творение колдуньи. Те, дождавшись, когда ее стража уснула, забрали книгу. Но все же завязалась схватка. Большинство людей барона пало в бою. Погибло и множество охранников Змеюки. Человек по имени Холм Блейн сумел спастись и унести книгу. Но барону он ее не отдал. Вместо этого он привез ее в Танфер. Барон послал меня добыть книгу, так как я единственная, кому он может доверять. Когда я начала спрашивать, кто бы мог мне помочь, чаще всего упоминалось ваше имя. Я решила с вами встретиться. И вот я здесь. Но боюсь, что это была ошибка.

Я не мог избавиться от ощущения, что она не говорит мне правду, только правду и ничего, кроме правды. Однако Покойник сможет уточнить незначительные детали.

– С какой же целью вы желали со мною повидаться?

– Хочу, чтобы вы нашли книгу видений.

Естественно. Я посмотрел на Элеонору. Та ответила мне пустым взглядом. «Ты мне совсем не помогаешь, детка». Я еще раз внимательно взглянул на рыжульку. Еще немного – и она испепелит меня своим пламенем.

– Так кто же пытался убить мою приятельницу? И почему?

– Люди Змеюки, видимо. Я знаю, что они здесь. Я их видела. Вам удалось их рассмотреть?

Я подробно обрисовал всю банду.

– Человек с усами, похоже, Элмор Флоунс. Даже друзья не станут его оплакивать. Крысюк, должно быть, Ким Потерянный Нож. Еще гнуснее, чем Флоунс. Гоблин скорее всего Захер Хо, охотник и следопыт. Но в услужении у Змеюки есть и другие гоблины. Что же касается карликов… Не знаю. Вокруг нее их вьется несметное множество.

– Хм. По крайней мере есть с чего начинать.

Я надеялся, что Покойник разберется со всем, что она предпочла не сообщать.

Рыжулька начала заламывать ручки. Такое нынче доводится видеть не часто, особенно у молодых. Дин – единственный из моих знакомых, кто предается картинным страданиям. Ее муки показались мне хорошо отрепетированными.

– Вы поможете мне найти Холма Блейна, мистер Гаррет? Поможете вернуть книгу видений? Я просто в отчаянии.

Бедная, отчаявшаяся малышка, противостоящая в одиночку могущественным силам зла. Вернейший способ поднять Гаррета на подвиг. Но дело в том, что я не чувствовал ее отчаяния. Очарование гостьи начало испаряться, притом настолько быстро, что пришлось постараться, чтобы не показать этого. Удержим ее на привязи, Гаррет. Терять нам нечего.

– К сожалению, у меня масса собственных проблем. Но если книженция мне попадется, я ее прихвачу.

Она посмотрела на меня так, что мой позвоночник, несмотря на вернувшийся ко мне природный цинизм, едва не расплавился. Мне захотелось схватить Дина и Покойника за шкирку и выкинуть на улицу. Она же извлекла мешочек из оленьей кожи и вынула пять серебряных монет.

– Мне надо оставить кое-что на жизнь, пока вы станете искать книгу. Сожалею, что не могу предложить вам больше. Это все, что мы смогли наскрести. Змеюка прибирает к рукам все серебро.

Серебро стало редкостью с того времени, как Слави Дуралейник захватил копи в Кантарде. Я хотел было заявить, что с ее внешностью ей не обязательно нищенствовать. Обитающий во мне негодяй окончательно вернулся к жизни.

«Прими деньги».

Покойник редко посылает сигналы за пределы своего помещения. Когда он это делает, я в спор не вступаю. Обычно у него имеются веские мотивы. Но его вмешательство отвлекло меня, и вместо того, чтобы задать женщине сотню вопросов, я всего лишь сказал:

– Мой друг проводит вас туда, где вы остановились.

Плоскомордый наверняка болтался где-то поблизости.

– В этом нет необходимости, – поднявшись, произнесла она.

– Боюсь, что есть. Нож один раз уже был пущен в дело. Скорее всего он предназначался вам. И, как мне кажется, эти люди уже поняли, что ошиблись. Понимаете?

– Думаю, да. – Снова заметное раздражение. – Благодарю вас. Не перестаю изумляться, что люди способны поступать подобным образом.

Вот как? Все-таки она была хороша, надо отдать ей должное. По-настоящему хороша. Я громко крикнул:

– Дин, попросите мистера Тарпа проводить леди домой! И пусть он проверит, нет ли за ней слежки.

Дин вошел в кабинет и кивнул. Похоже, старикан подслушивал у дверей.

– Прошу вас, мисс, – произнес он с улыбкой.

Старец, когда хотел, мог быть очень мил с гостями. Я вспомнил о вопросах, которые хотел задать, лишь после того, как за ней захлопнулась дверь. Что за чертовщина? Видимо, ответить мне сможет только Покойник.

Глава 10

Направляясь к Покойнику, я встретил Дина, успевшего запереть дверь.

– Она лгала, мистер Гаррет.

– Пожалуй, не говорила всю правду.

– Если хотите знать мое мнение, там не было ни единого правдивого слова.

– Не имеет значения. Послушаем, что сумел выудить Весельчак из пустого места между ее ушами.

Дина начала бить дрожь. Никак его не пойму. За все эти годы он так и не сумел привыкнуть к Покойнику.

Добавив монеты Рамады к кучке денег, хранящихся под креслом логхира, я уселся на свое место и огляделся по сторонам. Дин опять манкировал своими обязанностями. В этой комнате он всегда дрожит от страха и не занимается уборкой до тех пор, пока я на него не наору. Частенько мне приходится самому чистить Покойника. Вот и сейчас по нему сновали разнообразные насекомые.

– Как тебе понравилась моя посетительница?

«Неужели ты все еще не вырос из своего подросткового чувства юмора?»

Бах! Это был ответ на мои мысли.

– Надеюсь, что не вырос, Старые Кости. Все взрослые – такие зануды.

«Как правильно заметил Дин, она лгала».

– Ну, а какова же правда?

«Я не осмеливаюсь строить догадки».

Ого. Это звучало довольно зловеще.

«Я не сумел уловить ничего существенного. Всего лишь несколько поверхностных мыслей».

О боги! Что за чертовщина?

– А я-то полагал, что любой мозг для тебя – открытая книга.

Провалы превращаются у него в привычку. Неужели он совсем износился?

«Нет. Только самые примитивные умы».

Ух!

– И ты еще смел критиковать мое чувство юмора? Что все это означает?

«Она – не горничная. Надо бы за ней понаблюдать, но не так, как это делал ты. Хотя пока мы здесь не имеем настоящего дела, и смешивать особенно нечего».

Опять он отвечал на мои тайные помыслы.

– Почему нельзя мешать дело и удовольствие? Она была…

«Да, была. И что же?»

– Эй, постой! Она теперь наш клиент. Платит деньги.

«И совершенно ясно почему. Ты не перестаешь поражать меня, Гаррет. Подумай для разнообразия головой, а не железами внутренней секреции. Хотя бы разок. Изуми друзей и потряси врагов».

Я поразмыслил, не дать ли ему отпор. Можно упомянуть о том, что я не кипел страстью, имея дело с Торнадой. Впрочем… Развитию отношений с ней было лишь одно препятствие – рост девицы.

– Вот уж зелен виноград. Ты зудишь только потому, что сам уже давно ни на что не способен.

Очевидно, это было недалеко от истины, так как он резко сменил тему:

«И каким же образом ты намерен отыскать ей книгу? Ты, столь способный дознаватель, не сумел выжать из нее никакой дополнительной информации».

– Откуда мне было знать, что ты совсем зачах?

«Ты должен учиться стоять на собственных ногах, Гаррет. Я не могу все делать за тебя. Вместо того чтобы затевать ссору, я предлагаю тебе найти мистера Тарпа и попросить его установить постоянное наблюдение за этой женщиной».

– А как насчет книги, о которой она говорила? Должно быть, это та книга, о которой мы уже слышали. Можешь что-нибудь сказать?

«Ничего. Книга видений, книга призраков, говоришь ты? Видимо, нечто мистическое. Впервые слышу. Если бы мы знали о книге, это могло бы пролить свет на остальные события. Посетительница сказала, что с женщиной, названной ею Змеюкой, сотрудничает множество карликов. Это весьма необычно, я бы даже решился сказать – маловероятно. Полагаю, тебе стоит посетить местный анклав карликов. Не исключено, что кто-то из них сможет пролить дополнительный свет на события. Мне кажется, что Гнорст, сын Гнорста, сына Гнорста – все еще их претор. Да. Именно так. Повидайся с ним. Упомяни мое имя. Он мне кое-чем обязан».

Старый мешок с костями наконец расшевелился. Эта история заинтересовала его куда больше, нежели меня. Ну да, ему только подавай головоломки.

– Не валяй дурака, Старые Кости. Даже у карлика не может быть имени, напоминающего приступ сенного насморка. Или нет? И каким образом он может быть тебе чем-то обязан? Мне что-то не доводилось видеть в нашем доме карликов.

«Они – долгожители, Гаррет. У них великолепная память и высокоразвитое чувство долга».

Эта тирада должна была поставить меня на место. Посмотри на себя, Гаррет. У нас, короткожителей, нет времени на такие пустяки, как расчеты по долгам.

«После посещения карликов можешь обратиться к услугам мистера Дотса. Если мистер Тарп ничего не сумеет выяснить и личность, которую ты именуешь Бельчонком, останется в неведении, можешь начать проверку рассказа этой женщины. Пункт за пунктом. Эксперты по геральдике должны знать этого барона и его замок. Торговцы и путешественники, посещавшие те края, тоже способны кое-что рассказать».

– Не учи бабушку разбивать яйца. Ты забрался на мою территорию.

«Неужели? Я говорю о работе ногами, Гаррет. О той стороне дела, к которой ты испытываешь аллергию».

Чушь и лицемерие. Воистину зелен виноград для парня, четыреста лет безвылазно проторчавшего в кресле. С другой стороны, конечно, он прав: приятнее помешивать горшок и смотреть, что всплывает.

– Надо узнать, сможет ли Дин сегодня задержаться. Если он останется, я отправлюсь в Карлик-Форт.

Я прошел в кухню и нацедил себе пива. Дин, естественно, согласился задержаться допоздна. Теперь, когда начались события, будет невозможно прогнать его домой. Тинни – любимица старика. И он жаждал стать свидетелем того, как будет вершиться возмездие за ее страдания.

– В таком случае держать оборону придется тебе, – объявил я. – Его Милость посылает меня в обитель волосатых коротышек.

– Постарайтесь вернуться не очень поздно. Я готовлю большой яблочный пирог. Он будет гораздо вкуснее, если его не придется разогревать.

Сюрпризы, сюрпризы. Старик знает, как отвлечь меня от забот. Если в нем обнаружится еще хотя бы один талант, я на нем женюсь.

Пройдя в оружейную кладовую и подготовившись к выходу на улицу, я покинул дом. Не имея ни малейшего представления о том, что я затеял. Как всегда.

Глава 11

Покойник предложил мне на обратном пути заскочить в «Домик радости», которым владел и управлял мой друг Морли Дотс – профессиональный вегетарианец, убийца и эльф-полукровка. Поразмыслив, я решил не заходить к нему. Морли очень полезен, когда дело начинает принимать крутой оборот, но у него есть слабое место. Женщины. Нет смысла втягивать Морли в дело, чреватое для него столь большими соблазнами. К тому же его отсутствие повышает мои шансы на успех.

«Домик радости». Абсолютно идиотское название для заведения, где меню рассчитано на жвачную скотину. Гораздо лучше звучало бы «Кормушка». Или что-нибудь вроде «Сеновала» или «Стойла»? Такие звучные имена в сочетании с подаваемыми яствами придали бы ему особый шик.


Место, которое люди называют Карлик-Фортом или Домом Карликов, занимает четыре квартала за возвышением, именуемым Детской Площадкой. Площадка граничит с Излучиной – местом, где река круто изгибается на юго-запад и откуда на многие мили тянутся пристани и доки. Легенды гласят, что Площадка была обитаема еще до того, как здесь появились первые человеческие существа. Первоначально это был форт. Затем форт, располагавшийся вблизи слияния трех крупных рек, превратился в крупное поселение. Позже последовало сооружение новых укреплений и началось развитие промышленности, ускорившееся в результате так называемых «Расовых войн», когда люди, страдая комплексом неполноценности, вышибли из округи все более древние расы.

Войны эти полыхали много лет назад. С тех пор история завершила полный оборот. Теперь Площадка заселена негуманоидами, которые явились, чтобы нажиться на бесконечной войне между Карентой и Венагетой.

У меня всегда найдется что сказать против войны и ее последствий. Во-первых, негуманоиды очищают наши карманы. А правители Каренты радостно это поощряют. Настанет время, когда пришельцы очистят территорию от наших костей.

Я вовсе не расист и прекрасно уживаюсь со всеми, кроме крысюков. Наши вожди в их неизбывной мудрости и стремлении к бесконечному соглашательству заключили с другими расами договоры, защищающие тех от военной службы, даже если они обитают в Каренте в течение десяти поколений. Эти расы пользуются всеми привилегиями и не несут никаких обязанностей. Они жиреют, изготавливая оружие, которое используют другие парни. Этих парней нельзя было бы призвать на службу, если бы в экономике страны их не замещали нелюди.

Если вы человек и к тому же мужчина, вам предстоит прослужить пять лет в армии. Сейчас, когда Кантард попал в лапы Слави Дуралейника, его наемников и союзников-туземцев, здесь начинают поговаривать о шести годах службы. Это означает, что еще меньше выживших станет возвращаться домой.

Я преисполнен горечи и не хочу этого отрицать. Я пережил свою пятерку и пришел домой, но оказался единственным в семье, кто ухитрился это сделать. А когда я вернулся, никто не удосужился сказать мне спасибо.

Однако к дьяволу все это! Дом Карликов занимает четыре квартала. С севера на юг его пересекает улица, а с востока на запад – ответвление канала. Ходят слухи, что все кварталы соединены между собой тоннелями. Возможно. В любом случае они соединены мостами высотой с четырехэтажный дом. Я имею в виду человеческие этажи. Поскольку карлики есть карлики, никто не знает, сколько уровней там в действительности.

Здания в Карлик-Форте не имеют выходящих на улицу дверей, и в них крайне мало окон. Людям редко удается попасть во внутренние помещения, Я совершенно не представлял, что меня там ждет. Одно я знал точно: если они меня впустят, а выпустить не пожелают – мне крышка. Пусть даже мой приятель Король явится на выручку. Дом Карликов пользуется практически полной экстерриториальностью.

Прежде чем постучать, я внимательно все осмотрел. То, что открывалось взору, мне крайне не понравилось. И все же я постучал. Кому-то ведь так или иначе приходится заниматься подобными делами. Обычно этот кто-то настолько туп, что ему не хватает ума вовремя сбежать.

Выдержав пристойную паузу, я постучал снова. Они там, видно, не очень привыкли торопиться.

Я постучал в третий раз. Дверь распахнулась вовнутрь.

– Ладно! Ладно! Незачем так ломиться. Я услышал вас с первого раза.

Волосатому коротышке, одетому в красное и зеленое, было по меньшей мере лет шестьсот, а к дверям парня приставили, наверное, в силу его исключительного обаяния.

– Мое имя – Гаррет. Покойник прислал меня поговорить с Гнорстом, сыном Гнорста.

– Невозможно. Гнорст – весьма занятой карлик. У него нет времени развлекать каждого забредшего к нам Долговязого. Уходите.

Я не двинулся, а только выставил ногу, чтобы не позволить ему захлопнуть дверь.

Карлик, как мне показалось, недовольно скривил рожу. Точно сказать было нельзя – я видел только глаза, утопленные в такой огромной бороде, что она без труда могла бы служить гнездом аиста.

– Чего вы хотите?

– Гнорста. Он в долгу перед Покойником.

Карлик вздохнул. Заросли на его лице шевельнулись, что могло означать появление под ними примирительной улыбки. Он проворчал и издал звук, который за обеденным столом сочли бы неприличным.

– Я скажу Гнорсту.

Бам! Он захлопнул дверь, и я едва успел спасти ногу. Затем я позволил себе захихикать. У этих типов вовсе нет воображения. Гнорст – сын Гнорста, сына Гнорста, сына Гнорста? Дьявольщина! Думаю, им не составляет труда запомнить, кто чей родственник. А если Гнорст потеряет голос, наверняка сможет отвечать на все вопросы сморканием.

Держу пари, для карликов эти звуки являются вполне членораздельной речью. Волосяной шар прикатил обратно через пять минут. Не исключено, что он установил новый личный рекорд.

– Входите.

Входите. Одно из двух. Либо упоминание о Покойнике оказывало на них магическое деиствие. либо у них закончился корм для любимых ручных крыс. Оставалось надеяться, что на парня с нелепым именем мои рекомендации произвели должное впечатление.

– Следуйте за мной, сэр. Следуйте за мной. Берегите голову, сэр. Потолки могут оказаться для вас низковаты.

Карлик-привратник оказал мне дополнительную честь, запалив факел от лампы, столь тусклой, что мне от нее не было никакого прока. Он гордо взглянул на меня – мол, мистера Гаррета встречают по первому разряду. Такой прием у них, видимо, устраивается только при визитах членов королевской семьи.

Дом Карликов изнутри состоял из мрака и запаха, как бывает в жилищах, где в одной комнате ютятся по меньшей мере четверо. Только вонь еще покруче. Вентиляции не было и в помине.

Мы поднимались по ступеням. Мы спускались по ступеням. Я, сильно сутулясь, маршировал мимо мастерских, где повзводно трудились карлики. При этом каждый из них работал над чем-то своим. Освещение повсюду было преотвратным, но света факела моего проводника было достаточно, чтобы я мог рассмотреть этих гордых мастеров. Каждый предмет, производимый карликами, был шедевром. Изделия лучше просто не могло существовать. Меч, щит, кираса, часы или заводная игрушка – все являлось подлинным произведением искусства. Каждая вещь была уникальна. Каждый из ремесленников был в своем деле артистом.

Мы не прошли и половины пути, а мой крестец уже начал ныть. Из-за вони мне приходилось дышать ртом. Надеюсь, никто из хозяев не обиделся. Шум стоял невообразимый. Карлики стучали, звенели, скребли и грохотали как сумасшедшие, и все ради того, чтобы выглядеть в моих глазах маленькими трудолюбивыми созданиями. Держу пари, они начнут сачковать в ту же секунду, как я скроюсь из вида.

Глава 12

Карлик с дурацким именем дурнем вовсе не выглядел. Зато выглядел чем-то ужасно волосатым. Я догадался, что борода здесь является символом статуса. Его крошечные, глубоко посаженные глазки сверлили меня из-под разросшегося кустарника седых бровей. За волосами я даже не мог рассмотреть, во что он одет. Правда, на голове у него была традиционная высокая, остроконечная шляпа, украшенная пером, выдранным из фазаньего хвоста.

Гнорст, потомок многих Гнорстов, встретил меня в тенистом саду, разбитом на крыше одного из зданий. Сад с дорожками, посыпанными белой мраморной крошкой, с невысокими деревцами и крошечными деревянными мостиками над заселенными рыбой прудами, выглядел весьма стильно. Такая утонченность у меня обычно ассоциируется с благородными эльфами. Я потер копчик, с глупым видом пялясь на хозяина.

– Этот сад – своего рода каприз, мистер Гаррет. Мои вкусы чрезвычайно не типичны для карликов, но достигнутое положение позволяет следовать своим причудам.

Все это было сказано без взаимных представлений или каких-либо иных светских тонкостей.

– Очень располагающая, мирная обстановка, – заметил я. – Потрясен, увидев подобную красоту на крыше дома.

Мой проводник успел исчезнуть. Еще один волосяной шар принес освежающее. Среди множества напитков нашлось и пиво. Быть может, они слышали обо мне. Я сделал большой глоток.

– Вы варите пиво так же прекрасно, как делаете все остальное.

Пиво было так себе, но следовало вести себя дипломатично. Гнорст остался доволен. Возможно, он лично участвовал в процессе пивоварения.

Карлики не употребляют ни алкоголя, ни наркотиков, поэтому у них отсутствуют точные стандарты для оценки качества продукта.

– Я желал бы иметь больше времени для легкой болтовни, мистер Гаррет. Тогда я с удовольствием выслушал бы ваш рассказ о похождениях моего старого друга – вашего партнера.

– Партнера? – рассмеялся я. – Умоляю вас, забудьте это слово. Мне не хотелось бы внушать ему опасные идеи.

(Наверное, он все-таки партнер, но я не собирался признавать это публично.)

– Не беспокойтесь. Иногда он действительно бывает страшно упрям. Как-нибудь постараюсь к вам заскочить. Но, в свою очередь, умоляю вас быть снисходительным к моей нетерпеливости. У меня, поверьте, нет ни минуты.

– Понимаю. Я тоже спешу.

– Что же привело вас сюда?

– Это идея Покойника. Одного из моих друзей вчера ранили ножом. Банда, совершившая нападение, в основном состояла из карликов.

Гнорст вскочил на ноги.

– Карлики?! Совершили убийство?!

– Покушение на убийство. Пока, – пояснил я.

– Странно. Весьма странно.

Но он заметно успокоился, видимо, решив, что его команда не могла нести ответственность за содеянное.

– Не вижу, чем могу быть вам полезен, – закончил Гнорст.

– Покойник надеялся, что вы сможете помочь мне выйти на тех ребят. Сообщество карликов очень тесное и…

– Да, это справедливо, – прервал он меня. – Но есть карлики, которые в него не входят. Все же… Подобное поведение невозможно оправдать. Оно обостряет имеющиеся в обществе предрассудки. Отрицательно влияет на бизнес. Я поспрашиваю своих людей. Возможно, кто-то знает тех карликов, хотя надеюсь, что нет. Карлик, поступающий скверно, – плохой карлик.

Это звучало пословицей, выражавшей мудрость веков.

– Благодарю за потраченное на меня время, – сказал я. – Еще один вопрос. Слышали ли вы что-нибудь о книге призраков? Или книге видений?

Гнорст подпрыгнул так, словно кто-то воткнул в него раскаленный вертел. Он молча смотрел на меня целую минуту. Не меньше минуты – я не преувеличиваю. Затем проскрипел:

– Книга видений?

– Перед тем как я отправился к вам, мой дом посетила женщина, очень похожая на мою приятельницу, получившую ножевое ранение. Мне кажется, жертвой должна была стать она. Посетительница хотела прибегнуть к моим услугам. Она поведала мне длинную историю о колдунье по имени Змеюка и о похищенной у нее книге видений. Книга, как женщина утверждает, находится сейчас в Танфере.

– Простите, мистер Гаррет, – он подошел к парню, принесшему пиво, что-то пробормотал и, притопав обратно, пояснил: – Я был вынужден отменить кое-какие встречи. Вы теперь располагаете большим временем.

– Что произошло? Я вас чем-то встревожил?

– Испугали. Ввергли в ужас. Полагаю, вы не знакомы с древней историей карликов?

– Как и с историей всех других племен. В чем же дело?

– Вы вернули к жизни старинные кошмары.

– Может быть, вы все-таки поясните? До того, как я хлопнусь в обморок.

– Книга Видений, чаще именуемая Книгой Призраков, пользуется весьма дурной славой в легендах карликов. Для вас это немыслимо далекие времена. Все случилось до того, как человек сделал свои первые шаги.

Для меня и вчерашний завтрак утопал в немыслимо далеком прошлом. Но я не стал упоминать об этом. Зачем казаться более мелкой личностью, чем ты есть на самом деле. Сгони-ка с рожи свою глупую ухмылку, Гаррет.

– В те времена наши волшебники обладали огромным могуществом, мистер Гаррет. Но некоторые из них, увы, прибегали к черной магии. Самым злобным из них и самым черным был некий Полуночный Кромбах, который и создал Книгу Призраков.

Оцените. Я сумел сохранить серьезность. Полуночный Кромбах. Пришлось напомнить себе, что и им наши имена могут представляться такими же идиотскими.

– Полуночный Кромбах?

– Да. Возможно, звучит забавно. Как и имена многих святых в человеческой мифологии. Но он не был бы Кромбахом, если бы его деяния не могли оказывать влияния на будущее.

– Понимаю.

Я действительно понимал, так как совсем недавно вышел живым из дела, касавшегося нескольких религиозных культов Танфера. На этот город наложено проклятие, он заражен буквально тысячами различных вероисповеданий.

– Легенда о Кромбахе побуждала множество потенциальных «властителей мира» пытаться создать собственную Книгу Призраков. Все это было чрезвычайно интересно, но дела вовсе не проясняло.

– Что в ней содержалось?

– Книга магии. Сто латунных листов, выкованных в толщину бумаги и переплетенных в обработанную мамонтовую кожу. На каждой странице записано чудовищно могущественное заклинание. Все заклинания составлены и написаны с типичным для карликов стремлением к совершенству.

Я, кажется, начал понимать, почему пошла охота на эту книгу. Но с какой стати все эти типы открыли охотничий сезон и на меня? Ни в моем доме, ни вокруг него не было ничего магического. Гнорст принял мой задумчивый вид за проявление изумления.

– Эти заклинания весьма специфичны, мистер Гаррет. Каждое из них – по одному на страницу – при правильном употреблении позволит владельцу книги принять новую форму и приобрести соответствующий ей характер. Другими словами, владелец книги может принять один из сотни обликов, обратившись к нужной странице и прочитав ее вслух. Он может стать любым из сотни людей или каким угодно иным созданием, если оно там описано.

– А?..

Я не тупица, но это уже чересчур. Мое воображение представило все возможные последствия использования книги.

– Вы хотите сказать, что эта Книга Видений находилась у Змеюки и теперь кто-то похитил ее? – спросил я.

– Книга Призраков была уничтожена ценой многих жизней наших предков. Все содержащиеся на ее страницах типы были чрезвычайно злобными. Если ваша посетительница не солгала, то упомянутая колдунья пытается создать свою книгу призраков. Чем она могла их подкупить?

– Кого? – Я не успевал следить за ходом его мыслей.

– Карликов. Тех, которых вы повстречали. Книгу видений невозможно создать без нашего мастерства. Но ни один карлик в здравом уме не станет содействовать злу такого размаха… Однако это уже не ваша забота.

Не моя, но в то же время и моя. Меня уже слишком далеко занесло без руля и без ветрил в бурное море, и мне не оставалось ничего другого, как грудью встречать ветер и волны.

Взволнованный Гнорст принялся расхаживать взад и вперед, напоминая волосатое яйцо на коротких ножках.

– Это плохо, мистер Гаррет. Очень плохо, – причитал он, повторяя одно слово по несколько раз.

Я молчал, так как решил, что сказал все, что должен был сказать.

– Это ужасно. Это чудовищно. Это отвратительно, – не унимался Гнорст.

Даже до меня начало доходить, что ситуация и впрямь не очень хорошая.

Неожиданно он спросил:

– Эта женщина говорит, что книга здесь? Здесь, в Танфере?

– Да. Сказала, что так считает.

– Нам следует найти и уничтожить книгу, прежде чем кто-то попытается ее использовать. Она сказала, что книга закончена?

– Она сказала лишь, что книга похищена. Украдена типом по имени Холм Блейн. Это все. В детали она не вдавалась. Просто хотела подрядить меня на поиски.

– Не надо. Не приближайтесь к этому предмету. Такое бесконечное зло… Предоставьте нам возможность разобраться с этим. – Теперь он говорил не со мной. Он беседовал сам с собой: – Это меня разорит. Все мои производственные планы отправятся в преисподнюю. Но выбора у меня нет. – Вспомнив о моем присутствии, он повернулся ко мне и произнес: – Вы – жестокий человек, мистер Гаррет.

– Но почему?

– После вашего рассказа мы не сможем трудиться, пока это чудовище на свободе. Все наше производство рухнет.

Ну да. После того, как луна упадет в море. По-моему, он реагировал слишком остро.

– Я не совсем понимаю.

– Представьте, что вы преисполнены зла. Вообразите, что в вашей власти стать любым из сотни людей, сконструированных, исходя из ваших потребностей. Один из них может быть суперубийцей, другой – гениальным вором. Третий… да кем угодно. Вервольфом, например. Вы понимаете, что я хочу сказать?

– О, да.

Я начал понимать, но все же не до конца. Варианты, которые подсказывало мне воображение, были гораздо более приземленными.

– Вооружившись законченной книгой, эта колдунья станет почти непобедимой. Пока ведьма живет в одном из образов Книги Призраков, она практически бессмертна. Если вы ее убиваете, у нее в запасе остается еще девяносто девять жизней. Если она сумеет как следует приготовиться. Плюс ее собственная жизнь. Она уязвима лишь в своем естественном виде, которого будет всеми силами избегать, чтобы не подвергать себя опасности.

Наконец-то до меня дошло. Вроде бы. В том, что он говорил, было мало смысла. Но мне, признаться, магия всегда казалась бессмысленной.

– Значит, мы влипли в пренеприятную историю, так, что ли?

– Хуже быть не может, если книга закончена. Но даже и в незавершенном виде это – мощное оружие. И практически каждый, кто знает о ее предназначении, может ею воспользоваться, если ваша Змеюка имела глупость написать ее на общеизвестном языке. Вам вовсе не обязательно быть волшебником. Вы просто-напросто открываете нужную страницу и тут же становитесь кем надо.

Я подумал над его словами. Подумал как следует. И чем больше я думал, тем больше мрачных возможностей предо мной открывалось и тем меньше мне начинала нравиться эта книга. Она, пожалуй, даже хуже эпидемии черной чумы.

– Вы полагаете, книга действительно может существовать? Думаете, это не досужие фантазии?

– Что-то определенно существует, если ради этого идут на убийство. Но книга наверняка не завершена. – Голос Гнорста звучал так, будто парень насвистывал в темноте. – В противном случае вор не смог бы к ней подступиться. Но она чрезвычайно опасна в любом виде. Ее необходимо уничтожить, мистер Гаррет. Прошу вас, немедленно отправляйтесь к Покойнику. Уговорите его использовать всю силу своего интеллекта. Мои люди сделают все, что смогут.

Значение Тинни во всей заварушке быстро сходило на нет. Ставки оказались значительно грандиознее. Мне следовало раньше догадаться, что все должно неимоверно усложниться, – всем известно, судьба избирает для Гаррета наиболее сложный вариант.

– Дайте мне знать, если что-нибудь получится.

Гнорст молча кивнул. Он уделил мне времени и предоставил информации больше, чем каждый из нас планировал. Казалось, теперь ему не терпится, когда я уйду.

– Нам следует извиниться друг перед другом и приступить к делу, – сказал я.

– Именно, мистер Гаррет. Моя жизнь с этой минуты бесконечно осложнилась.

Гнорст подал сигнал. Из ниоткуда возник старикан привратник.

Он провел меня к тому месту, откуда мы пришли. Кто-то, видимо, бежал впереди, чтобы предупредить карликов. Они продолжали трудиться столь же ожесточенно, как и тогда, когда я шагал на встречу с Гнорстом.

Не верю. Никто не может работать все время.

Глава 13

Выбравшись на дневной свет, я прислонился к стене в нескольких футах от входа в Дом Карликов – поразмышлять о своем месте в этой взрывоопасной ситуации. Книга Призраков. Отвратительная штука. Возникли ли передо мной какие-либо моральные обязательства? Ведь Гнорст и его банда знают, как поступить.

С каждой минутой я все глубже осознавал опасность. Я уже испытывал сильное искушение завладеть книгой, даже не зная, какую пользу она может мне принести. Нетрудно понять, почему Гнорст был так напуган.

Если я не бросаю этого дела, следует позаботиться о том, чтобы уберечь задницу. В игре участвуют костоломы. Я их не знаю, но они, к сожалению, знают меня. Быть может, сейчас самое время забежать в «Домик радости» и взглянуть, что новенького у Морли.

Я не спеша направился к нему, по дороге пытаясь всесторонне обсосать проблему.

Попасть к Морли мне не удалось.

Передо мною возникла банда карликов. Что ж, значит, у меня преимущество в росте и длине рук. К тому же первый раз за всю свою жизнь я вышел из дома, тщательно подготовившись. В результате мне удалось проломить три черепа и забросить одного коротышку в окно. Владелец окна выскочил на улицу и начал пинать одного из поверженных мною врагов ногами. При этом он нещадно бранился, выл и угрожал. Мы не обращали на него внимания: были слишком увлечены делом.

Я начал схватку, не намереваясь кого-либо сильно покалечить. Мне просто хотелось их разогнать и продолжить путь. Но они держались крепко. Я решил, что пора прибегнуть к более существенным мерам убеждения. Видимо, палка для них не убедительна.

В этот момент кто-то уронил на меня дом. Что еще могло ударить так мощно? Свет для меня померк.


Обычно, после того как меня оглушат, я прихожу в себя очень медленно. Хотя не могу сказать, что имею большой опыт в этих делах. На сей раз я очнулся довольно быстро. Скорее всего потому, что был крайне удивлен, обнаружив себя живым, пусть и немного потрепанным.

Я болтался лицом вниз. Камни мостовой проплывали назад рядом с моим носом. Волосатые коротышки волокли меня в неизвестном направлении, завернув в мокрое одеяло. Ясно одно – сейчас они шли каким-то скрытым от взоров проулком. Наверное, хотели кое с кем познакомить, прежде чем отправить меня в заплыв, привязав к лодыжкам булыжники.


Все это мне крайне не нравилось. Неудивительно. Вам бы такая ситуация тоже пришлась не по вкусу. Но я ничего не мог сделать. Даже заорать – горло болело так, будто я пытался проглотить кактус.

Тем не менее… Карлики остановились и о чем-то закудахтали между собой. Я напрягся и, приподняв голову, огляделся. В висках застучало, глаза налились кровью. Когда зрение прояснилось, я увидел человека, блокирующего наш путь. Он был один, а карликов – восемь. Однако их численное превосходство парня не смущало.

Его звали Садлер, и он был одним из главных подручных Чодо. Ходячая смерть, если хотите. Карлики покудахтали еще немного. Кто-то стоял и позади нас. Я не мог видеть, кто это, но догадаться было несложно. Куда бы ни брел Садлер, за ним следовал Краск. И наоборот.

Описать эту парочку нелегко. Очень рослые парни, начисто лишенные совести. Они перережут вам глотку так же спокойно, как раздавят козявку. Или еще спокойнее. Все это вы можете прочитать в их глазах. Ребята внушают страх. Не исключено, что на завтрак они употребляют щелок.

– Опустите его, – ледяным тоном проскрипел Садлер.

– И мотайте отсюда, – добавил Краск. Различить их по голосу было практически невозможно.

Карлики опустили меня на землю, но мотать никуда не стали. Это бесспорно доказывало, что они не из города. Возможно, они были опытными головорезами, но ни один местный головорез ни за что не пустился бы в спор. Никто, находясь в здравом уме, не противоречит Чодо, если, конечно, за его спиной не стоит армия.

Садлер и Краск действовали безжалостно и эффективно, хотя несколько неспортивно. Они не спорили, не вступали в переговоры – вообще не говорили. Ребята начали убивать карликов и делали это до тех пор, пока выжившие не поспешили ретироваться. Парочка, естественно, преследовать никого не стала. Они получили то, за чем пришли, а именно – слегка побитого конфиденциального агента по имени Гаррет.

Краск схватил край одеяла и дернул, закрутив меня как волчок. А Садлер сказал:

– Ты водишь плохую компанию, Гаррет.

– Это была не моя идея. Хорошо, ребята, что вы оказались на пути.

Я был твердо уверен, что на пути они оказались не случайно. Они бы не пошевелили и пальцем, если бы их специально не послали за мной.

– Может быть, ты решишь, что это не так уж и хорошо, – заметил Краск. – Чодо хочет, чтобы мы задали тебе один вопрос.

– Как вы меня нашли?

– Твой человек сказал, что ты отправился в Дом Карликов.

Дин мог это сделать, даже находясь под защитой Покойника. Храбростью старик не отличался.

– Мы видели, как тебя разделывали. Надо учиться следить за своим языком, Гаррет. (Не помню, чтобы я что-то говорил. Но скорее всего они правы.) Нам жаль будет тебя потерять. – Это все произнес Садлер.

Он хотел сказать, что не хочет видеть меня жмуриком до того, как Чодо решит, что мир станет лучше, если я исчезну. Садлер ждал этого дня с нетерпением, как ждут финальной схватки тяжеловесов на звание чемпиона Каренты.

– Все равно спасибо. Даже если вы и не намеревались меня спасать.

Краск помог мне подняться. Голова кружилась. И болела. Теперь боль пройдет не скоро.

– Быть может, мы теперь в расчете? – спросил я.

Садлер пожал плечами. Ну и здоров же он! На два дюйма выше меня и фунтов на пятьдесят тяжелее. И ни капли жира. Он начинал лысеть. По моей оценке ему было около сорока. Настоящая горилла. Но только вдвойне опасная. Горилла с мозгами.

Краск был копией Садлера. Казалось, он вылез из зеркала, когда тот рассматривал в нем свои прыщи.

Садлер пожал плечами потому, что не хотел выступать от имени босса. Чодо считал, что я являюсь его собственностью, так как пара моих прошлых расследований оказалась для него весьма полезной. Получилось так, что я ненароком спас ему жизнь. Лучше бы я этого не делал. Мир стал бы гораздо чище, лишившись Чодо Контагью. Правда, выхода у меня тогда не было. Альтернатива была еще страшнее.

– Давайте, ребята, прогуляемся, – сказал Краск.

Он встал слева от меня и поддержал локтем. Садлер пристроился справа. Они собирались задать мне несколько вопросов. И на них следовало ответить. Иначе меня могут ожидать неприятности.

В этом как в капле воды отражается вся моя жизнь. Постоянные плавные переходы из огня да в полымя.

Клянусь, даже ценою жизни я не мог сообразить, зачем я им понадобился.

– Что происходит?

– Не происходит, а произошло, Гаррет. Чодо вроде как бы осерчал, узнав, что Бельчонок откинул копыта.

– Бельчонок? Когда?

Я остановился, но чуть было не рухнул, так как они, не отпуская меня, продолжали движение.

– Ты расскажешь нам об этом, Гаррет. За этим мы и пришли. Чодо послал его тебе на помощь. Услуга, потому что он перед тобой в долгу. Затем мы узнаем, что крысюк находит его с выпущенными кишками в каком-то закоулке. Он был не бог весть что, но Чодо считал его членом семьи.

Вы обратили внимание? Только Чодо, и ни разу – мистер Контагью. Я как-то не задумывался над этим. Но сейчас было не время размышлять на эту тему или задавать вопросы. Сейчас наступило время рассказывать.

– Ко мне явилась бабенка. Назвалась Торнадой. Не местная. Приставила мне нож к горлу в моем собственном кабинете. Покойник сказал ей «замри».

Я позволил себе ухмыльнуться, заметив, как вздрогнули Садлер и Краск. Во всем мире есть только одна сила, которая их беспокоит и с которой они не в состоянии совладать. Это Покойник. Проблема в том, что они не могут его убить.

– Я собрался было к Морли Дотсу – попросить его проследить за ней после того, как мы ее вытолкаем прочь. Здесь подвернулся Бельчонок и вызвался помочь. Я попросил его узнать, куда она пойдет и с кем встретится. Покойник сказал, что ее послал некий тип по имени Лаббок.

– Ты знаешь какого-нибудь Лаббока?

– Нет. И бабу я раньше не встречал. Чистая деревенщина.

Они чуть-чуть разошлись в стороны, видимо, истолковав все сомнения в мою пользу. Хотелось бы верить.

– Это как-нибудь связано с нападением на твою женщину, Гаррет? – спросил Садлер.

– Не исключено. Торнада искала какую-то пропавшую книгу. Не знаю, почему она решила, что книга у меня. Деревенщина не сказала, а Покойник ничего не смог из нее вытянуть. Чуть позже появилась еще одна женщина. Хотела подрядить меня найти парня по имени Холм Блейн, который украл какую-то книгу у ее босса. Босс просто мечтал получить книгу обратно. Гостья была рыжей, а ростом и сложением напоминала Тинни. Наверное, кто-то принял Тинни за нее.

Они подумали немного. Затем Краск сказал.

– Что-то здесь не сходится, Гаррет.

Ребята ясно подозревали меня в сокрытии фактов.

– Точно, не сходится. Но, быть может, сойдется, если я найду Холма Блейна.

Парни немного поворчали. Они слишком много времени проводят вместе. Вроде как муж и жена, которые с течением лет все больше становятся похожими друг на друга.

– Зачем ты ходил к карликам? – спросил Садлер.

– Коротышки замешаны в заварухе.

– Точно. Достаточно взглянуть па твоих приятелей. Неужто ты не сумел попридержать язычок, находясь в Карлик-Форте?

– Совсем другая шайка. Не городские.

– Мы так и подумали.

Эти ребята не сомневаются в своей известности.

– И как ты ухитряешься все время влипать в дерьмо, Гаррет? – спросил Садлер.

– Знал бы – не влипал. Оно само на меня сыплется. Вы покажете мне, где замочили Бельчонка?

– Да.

Наконец-то я поступил правильно. Мы оказались на людной улице. Перед лицом свидетелей. Теперь я нервничал меньше. Вообще-то я не сомневался, что они смогут укокошить меня даже в полдень на глазах у всего мира, если решат, что наступил подходящий момент. Половина нераскрытых убийств в Танфере – дело рук ребят Чодо. Ни разу не видел, чтобы кого-нибудь за это когда-нибудь прихватили.

Секрет успеха Чодо в том, что он не встревает в рэкет наших правителей. Он работает на своем конце социальной лестницы. Поэтому главная опасность для него – не закон или государство, а свои же ребята.

Равная справедливость для всех. Верно до тех пор, пока вы самолично ее осуществляете.

К тому времени, когда мы добрались до Бельчонка, я порадовался, что тренировался в беге. Мы преодолели крутой подъем к подножию Холма, на котором наши хозяева воздвигли свои убежища. Я понял, что наш путь закончился, когда мы достигли квартала, где улицы были пусты, а стены домов здесь и там подпирали представители местной шпаны.

Бельчонок нашел свой конец в узком проулке, круто сбегающем вниз по склону. Мы вступили в него сверху.

– Здесь, – сказал Садлер, когда мы прошли футов пятнадцать.

В проулке было довольно темно. Свет сюда проникает, видимо, около полудня – да и то ненадолго.

– Сейчас лишь видно, что кругом все залито кровью. Он откинул копыта там, футах в пятидесяти отсюда. Наверное, хотел убежать, но было уже поздно. Пошли.

Тело лежало в десяти футах от конца спуска. Кто-то очень сильный нанес удар острым лезвием сверху вниз. Бельчонок был разрублен от правого уха наискось, чуть ли не до пупка.

– Последний раз мне доводилось видеть такую рану, когда я служил в Корпусе.

– Да, – согласился Краск. – Неужели двуручная дуэльная сабля?

– Вряд ли, – высказал свое мнение Садлер. – С таким оружием по городу не пройдешь. Но сила удара и острота лезвия…

– Наверное, ты прав. Но как можно подкрасться так близко, чтобы вот так ударить ножом разрешенной длины?

Они пустились в обсуждение технических деталей. Мастера беседовали о тонкостях профессии. Я присел, чтобы получше рассмотреть то, что осталось от Бельчонка.

Некоторые из нас так и не могут привыкнуть к насильственной смерти. Служа в морской пехоте, я видел массу покойников, но так и не зачерствел душой. У меня не образовались мозоли на сердце, как у Краска или Садлера.

Бельчонок, наверное, получил то, что заслуживал. Но мне все равно было его жаль.

– Его не ограбили?

– Нет, просто прирезали, – ответил Краск. – Кто-то очень хотел от него отделаться.

– Какое кощунство! Ведь он был такой милашка.

Если этим ребятам чего и не хватает, так это чувства юмора. Их лучшая шутка пообещать освободить парня, если тот согласится прогуляться по воде в свинцовых сапогах. Мой тонкий юмор до них не дошел.

– Чодо не нравится, что Бельчонка замочили, – сказал Садлер. – Толку от него было кот наплакал, но он – член семьи. Чодо хочет знать – почему и кто.

– Вы что, ребята, используете почтовых голубей?

Чодо живет где-то в чащобе, чертовски далеко от города.

У них абсолютно не было времени смотаться туда и успеть вернуться.

Ребята мой вопрос проигнорировали. Они всегда так поступают, когда речь заходит о профессиональных секретах или когда просто думают, что этого мне знать не положено.

– У тебя есть что-нибудь, нам пока неизвестное? – спросил Краск.

Я отрицательно покачал головой. Я знал точно лишь одно – Бельчонку больше не придется танцевать.

– Ставлю что хочешь, но парень действовал двумя руками, – заметил Садлер. – Двумя, сам знаешь, можно рубануть гораздо сильнее.

– Мы не будем сводить с тебя глаз, Гаррет, – объявил Краск. – Что-то здесь не вяжется. Может быть, ты нам не все рассказал.

Еще бы! Ясно – не все. О некоторых вещах Чодо знать не следует. Пожав плечами, я обронил:

– Если узнаю, кто замочил Бельчонка, вы, ребята, услышите это от меня первыми.

– Смотри не забудь, Гаррет. Заруби это себе на носу. Ложись спать и вставай с постели с этой мыслью. Чодо вне себя. Кому-то придется крепко заплатить.

Повернувшись к Садлеру, он начал дискуссию на тему – бил ли убийца снизу вверх или сверху вниз. Я был забыт. Меня для них больше не существовало. Предупрежден и забыт. Чодо передо мной в долгу, но долг не включал жизнь одного из его людей. Быть может, он вообще был погашен в значительно большей степени, чем я полагал.

Я еще раз взглянул на Бельчонка. Но он по-прежнему не желал делиться со мной своей тайной. Пришлось удалиться.


По пути домой я заметил нечто такое, чего раньше в Танфере мне видеть не доводилось. По улице рысило семейство кентавров. Бои в Кантарде, похоже, приобрели особую ожесточенность, если оттуда побежали даже туземные племена. Я никогда не слышал, чтобы кентавры забирались так далеко к северу.

Дела, наверное, пошли скверно для Слави Дуралейника и его ублюдочной Кантардской республики. Скоро он исчезнет и мир вернется к нормальной жизни, когда карентийцы убивают венагетов в бесконечной схватке за серебряные копи.

Не забыть бы рассказать о кентаврах Покойнику. Слави Дуралейник стал для него чем-то вроде хобби. Бывший наемник провозгласил себя принцем и держится в этом звании дольше, чем ожидал мой постоянный гость-жилец.

Глава 14

Направляясь к дому, я обратил внимание, что небо заполнили летающие существа, хотя для шумных упражнений моркаров время еще не пришло. Похоже, в город со всего мира слетелись сильфы и пикси, и к ним примкнули отдельные экземпляры более редких видов. Заглядевшись на их пируэты, я чуть не растоптал шайку гномов. Гномы выли, орали, сквернословили и призывали увечья на мои большие берцовые кости. Самый высокий из них не доходил мне до колена. Но шум они производили что надо.

Я стоял и глазел на них, пока они не протопали дальше, страшно довольные, что сумели напугать одного из представителей расы гигантов. Я не вступил с ними в спор только потому, что оторопел. Нечасто приходится встречать гномов. Особенно в городе. А вообще-то они смахивают на миниатюрных карликов, выкроивших время на то, чтобы побриться.

– Что дальше? – пробормотал я. – Не надо, не надо. Я не желаю знать.

А то вдруг мой ангел-хранитель кинется исполнять все мои пожелания.

Придя домой, я все доложил Покойнику, но гномы и кентавры интересовали его больше, чем то, что случилось со мной. Я помолчал, пока он пережевывал сведения, полученные от его дружка Гнорста, и переваривал весть о Бельчонке. Поразмыслив, он спросил:

«Почему ты не хочешь, чтобы убийцей была объявлена та женщина, которую ты называл Торнадой?»

– Да потому, что она мне понравилась. Как будто с луны свалилась. Но храбрости ей не занимать. Конь с яйцами.

«Все понятия у тебя перемешались, Гаррет. Ты называл ее имя этим джентльменам – Садлеру и Краску?»

– Да. Я тогда слабо соображал. Это было ошибкой, впрочем, оправданной. Они найдут ее и поставят несколько крутых вопросов. Если она, конечно, уже быстро-быстро не свалила в свою родную деревню. Еще позавчера.

«Надеюсь, ты не упоминал о книге?»

– Конечно, я страдал от боли, но не настолько. Решил сохранить эти сведения для себя.

«Решение мудрое, хотя мотивации ложные. Подумай о могуществе книги и представь ее в руках Чодо Контагью».

Я последовал его совету. Наверное, бессознательно я учитывал это и раньше.

– Гнусное зрелище.

«Для всех, кроме Чодо Контагью. Странные мысли вертятся у тебя в голове. Это может оказаться не столь сложным, как тебе представляется».

– О чем ты?

Он снова поставил меня в тупик.

«О свидетелях кончины типа по имени Бельчонок».

– Ты шутишь? В деле замешан Чодо. Люди будут держать рот на замке.

«Он не способен запугать всех».

Тебя там не было, о Бесстрашный. Те, кого он не сумел запугать, уже похоронены. Или скоро будут.

«Ты заметил в том районе значительную воздушную активность. Часто ли пикси и сильфы привлекают твое внимание? Не чаще, чем домашние животные или дети? Как правило, они лишь остаются частью общего фона, если сознательно не привлекают к себе внимание. Ты в этом не одинок. Убийца существа по имени Бельчонок наверняка позаботился, чтобы свидетелей не было. Но я уверен, что он не подумал о небе над своей головой».

– Да, это идея. Одна из твоих вычурных идей, но все же… И каким, по-твоему, образом я могу соблазнить их вступить в беседу?

«Распространи информацию среди сильфов и пикси, что готов заплатить за сведения о случившемся в том проулке. Эти народы не боятся Чодо Контагью. Более того – они его ненавидят и помогать ему не станут. Если у него возникнет такая же идея, они отвернутся от его людей. Они летают быстрее, чем могут бегать головорезы».

Снова работа для ног. Он все придумывает специально, чтобы заставить меня как можно больше скакать по городу.

С другой стороны, попытаться, наверное, стоило. Только бы удалось распространить слух. С этим народцем крайне трудно контактировать. Они говорят по-карентийски, но иногда я сомневаюсь, тот ли это язык, на котором говорю я. При разговоре с ними надо быть точным и высказываться однозначно. Никаких недомолвок. Ни единого слова или фразы, допускающих двойное толкование. Если вы не будете точны, в девяносто девяти случаях из ста они истолкуют ваши слова неправильно. Думаю, они делают это нарочно, чтобы заставить вас помучиться.

Я никогда об этом не задумывался, но летающий народ действительно не испытывает страха перед Чодо Контагью. Возможно, стоит попытаться завести среди них друзей. Я уверен, что неизбежно, как восход солнца на востоке, наступит день, когда мы с Чодо сшибемся рогами, Я его не тороплю и надеюсь, что Чодо тоже не спешит. Но мы оба понимаем, что природа каждого из нас делает такую схватку неизбежной.

– Краск и Садлер нагнали на меня страху, – заметил я.

«Они принесли тебе добра больше, чем вреда».

– Я уже слышал это. Карлики волокли меня уж точно не на вечеринку.

«Самое время подумать о прикрытии».

– Да. – Он был до отвращения практичен. – Я собирался привлечь к этому делу маленького пожирателя соломы, но не добрался до него. Не всегда удается выходить победителем, когда соотношение сил восемь к одному не в мою пользу.

Я почувствовал, что он немного развеселился.

«Есть другие варианты. Братишки гролли, например. Дорис и Марша могут стать прекрасными телохранителями». – К сожалению, они очень сильно выделяются из толпы.

Гролли – наполовину гоблины, наполовину тролли. Они зеленого цвета, ростом больше двадцати футов, не говорят по-карентийски.

Единственный мой знакомый, знающий язык гроллей, – Морли Дотс. Так что его помощи в любом случае не избежать.

– Почему бы мне сейчас не вздремнуть?

«Да потому, что если ты уснешь сейчас, ты можешь упустить шанс наслаждаться сном в будущем. Тебя убьет не беготня, Гаррет. Тебя прикончит лень».

– Кто протопал сегодня не меньше двадцати миль? А кто оставался дома, предаваясь размышлениям о своей гениальности?

«Я осмысливал тайну Слави Дуралейника».

– Ну это нас наверняка вытянет из дерьма.

Как радуется и хвастается Мешок с костями, правильно предугадав очередной ход бывшего наемника. И как ворчит и скрипит, когда действия Слави оказываются непредсказуемыми.

Стыдно признаться, но я вроде даже тоскую по тем дням прошлого года, когда Дуралейник, выступая на нашей стороне, врезал венагетам и заставил генералов Кареты выглядеть недоумками.

Быть может, стоило интересоваться им активнее. Возможно, Дуралейник – самый значительный из ныне живущих людей. От судьбы его республики зависит будущее как Каренты, так и Венагеты. Если оба королевства не раздавят его и не сумеют восстановить доступ к серебряным копям – объекту бесконечной войны, – маги с обеих сторон скоро окажутся без дела. Серебро, как известно, топливо для магических сил.

Стратегия Дуралейника – продержаться до тех пор, когда чародеи выйдут из игры. Он совершенно не опасается наших придурков генералов. Большинство из них не способны найти собственной задницы даже среди бела дня. Они заняли свои посты, подобрав себе великолепных родителей, а не в результате личных заслуг. Дуралейник, возможно, не гений, но он способен нащупать свой зад любой рукой в полной темноте, а этого достаточно, когда имеешь дело с генералами Каренты или военачальниками Венагеты.

– Если я правильно понял, ты считаешь, что там должно вот-вот что-то случиться, – сказал я.

«Не исключено. И новость может оказаться не слишком приятной для тех, кто выступает в пользу мятежа Дуралейника. И Карента, и Венагета оказывают на него давление, но в то же время не бросаются очертя голову в расставленные им ловушки. Поддержка туземцев, по-видимому, идет на убыль. Ты упомянул, что видел семейство кентавров. Несколько месяцев назад кентавры являлись самыми преданными союзниками Дуралейника и клялись погибнуть, или бороться до тех пор, пока Кантард не станет свободным».

Я как-то не подумал о политическом значении появления кентавров здесь, в городе. Означало ли это начало переговоров или говорило об обыкновенном предательстве? Как правило, я пропускаю подобные рассуждения мимо ушей. Меня преследует романтическая глупая мысль – если я начну упорно игнорировать политиков, политики станут игнорировать меня. Можете не сомневаться, кое-чему я научился, пять лет участвуя в убийстве людей во имя политиков. Не распространяйтесь об этом на Холме, но я – как и большинство тех, кто там не живет, – в глубине души стою на стороне Слави Дуралейника. Если ему удастся совершить невозможное и устоять, он сломает хребет правящим классам двух величайших королевств современности. Для Каренты это может означать крушение государства и либо возвращение императорского семейства из ссылки, либо эволюцию в совершенно новую и уникальную государственность, основанную на расовом плюрализме.

Хватит. Что бы ни случилось на Холме или в Кантарде, это не изменит мою жизнь. На мою долю нехороших людей достанет, и я буду продолжать их преследовать.

«Тебе пора седлать лошадей».

– Ох! Не смей даже упоминать об этих чудовищах.

Ненавижу лошадей. Они платят мне той же монетой. Не исключено, что монстры прикончат меня раньше, чем король преступного мира.

– Ну, я пошел.

Глава 15

Принадлежащий Морли «Домик радости», расположен не очень далеко от моего дома, но добравшись туда, вы начинаете опасаться, что провалились в какую-то дыру и оказались в совершенно ином мире. В моей округе – хотя она далеко не лучшая – негуманоиды и нехорошие существа (в том числе и из людей) появляются лишь случайно, проходом. У Морли же в так называемой Зоне безопасности они торчат постоянно.

Танфер в принципе – город людей, но практически все другие расы там тоже обитают, концентрируясь в определенных районах. Некоторые занимают целые кварталы на манер Города Гоблинов или местечка под названием Ручей Крысюков. Другие ограничиваются единственным зданием. Хотя в принципе никому не возбраняется селиться в любом месте, у каждый расы имеется своя территория, которую они яростно защищают. В обществе имеется масса предрассудков, и частенько возникают серьезные межэтнические трения. Это неудивительно, учитывая необыкновенный талант некоторых племен вызывать к себе неприязнь. В результате сама по себе возникла Зона безопасности – район, в котором относительно мирно могли собираться представители всех рас для установления деловых отношений.

Заведение Морли расположилось в самом сердце Зоны и стало даже чем-то вроде центра ее кристаллизации. А сам Морли приобрел определенный вес, а может быть, даже и власть. Я слышал, что он стал вроде судьи в разрешении межрасовых конфликтов. Дело, конечно, полезное, но на месте Морли я не стал бы очень задаваться. Чодо может увидеть в этом угрозу себе.

Чодо терпит Морли только потому, что находится перед ним в долгу. Морли разделался с предшественником Контагью – и освободил пост босса. Но Чодо нервничает. Если Морли сделал это один раз, то что мешает ему сделать это снова? Во всем городе нет более талантливого убийцы, чем Морли Дотс.

Убийство – главное занятие Морли. «Домик радости» был первоначально задуман как прикрытие. Мой друг не рассчитывал, что заведение станет пользоваться успехом, и совершенно не радовался, когда это случилось. Вот так слепая судьба формирует наш образ жизни. Когда я подходил к дому Морли, начинало темнеть, и первые моркары вылетали на разведку.

– Что теперь? – недовольно пробормотал я, выйдя из-за угла на улицу, ведущую к «Домику радости», но тут же радостно добавил: – Привет, ребята! Как относится к вам этот суровый мир?

Из тени навстречу мне выступила парочка костоломов-переростков. Они помрачнели, не в силах ответить на столь сложный вопрос. Затем из мрака материализовался Садлер И избавил ребят от непривычной и столь трудной необходимости думать. – Как раз вовремя, Гаррет. Чодо хочет видеть тебя.

Они, видимо, заметили меня еще на подходе.

– Я подозревал это.

Перед входом в заведение Морли стояла большая черная карета. Я знал ее лучше, чем мне хотелось. Мне довелось в ней ездить.

Принадлежала она одному известному филантропу по имени Чодо Контагью.

– Неужели Чодо здесь? – Я знал, что он обычно не вылезает из своей норы.

Появился Краск, и вся компания оказалась в сборе. С обеих сторон у меня появились охранники, которые без малейших колебаний задушили бы собственных матерей, едва вспомнив об этом на следующий день и сожалея не больше, чем раздавив жука. Скверные люди эти Садлер и Краск. Очень скверные. Каждый раз, когда я их встречаю – а мне хочется, чтобы это случалось как можно реже, – я трачу половину своего серого вещества (его у меня и без того немного), размышляя, насколько они скверны.

Остается радоваться, что природа создает не очень много им подобных.

– Чодо хочет поговорить с тобой, Гаррет.

– У меня тоже создалось такое впечатление, – произнес я, посмеиваясь про себя. (Вовсе не обязательно объяснять, что Садлер уже известил меня об этом.)

– Он – в карете.

Вряд ли они специально меня ждали. Это было бы не в их стиле. Скорее всего у ребят было какое-то дело к Морли, а я оказался полезным побочным продуктом.

Подойдя к карете, я открыл дверцу, втиснул свое бренное тело внутрь и оказался лицом к лицу с королем преступного мира.

Увидев Чодо впервые, вы наверняка спросили бы себя, из-за чего весь этот шум. Неужели все боятся этого старого урода? Действительно, он вечно пребывает в настолько вшивом физическом состоянии, что вынужден безвылазно оставаться в инвалидном кресле на колесах. Он с трудом может приподнять голову, да и то ненадолго, если не пребывает в ярости. Иногда он говорит настолько невнятно, что понять его почти невозможно. Кожа его лишена какого-либо цвета, и создается впечатление, что она прозрачна. Одним словом, парень выглядит так, словно уже помер лет пять тому назад.

Однако, когда он набирается достаточно сил, чтобы взглянуть вам в глаза, вы начинаете понимать, какое чудовище на вас смотрит. Я встречался с ним несколько раз, но до сих пор помню потрясение, которое испытал, поймав первый раз его взгляд. По сравнению с существом, сидящим у него внутри и сожравшим его плоть, Садлер и Краск представляются милыми уличными филантропами.

Если вы встанете на пути Чодо, то неминуемо пострадаете. Для этого ему не обязательно быть подвижным, как балерина. У него имеются Садлер и Краск. Эта парочка верна ему больше, чем сыновья отцу. Такого рода лояльность в преступном мире вызывает изумление. Интересно, чем он их держит?

У него имеются они и взвод других помощников, в свою очередь, командующих солдатами. У солдат есть союзники и информаторы. Если Чодо недовольно скривится или нахмурится, кого-то ждет скоропостижная и жуткая кончина.

– Мистер Гаррет.

У него достало сил наклонить голову. Венчик жестких седых волос от движения дрогнул. Видимо, сегодня со здоровьем у него было все в порядке.

– Мистер Контагью, – я всегда обращаюсь к нему «мистер Контагью». – Я собирался навестить вас.

Собирался, впрочем, не очень серьезно. Он жил далеко, в отвратительном, безвкусном мавзолее (зелен виноград, Гаррет), перед которым бледнели дома многих наших правителей. Преступление всем приносит хорошие барыши. А Чодо – просто очень хорошие.

– Да, я рассчитывал на это. Мне сказал мистер Дотс.

Спасибо тебе, Морли, ты опять вспомнил о своем друге.

– Я знаю, что вы чувствуете, мистер Гаррет, – продолжил Чодо. – Мне однажды тоже пришлось пережить потерю женщины. Любому мужчине в подобной ситуации не терпится рассчитаться. Восстановить баланс, если можно так выразиться. Я подумал, что мы сбережем время, если я сам приеду в город.

Вот как? Разве он не знает, что с Тинни все будет в порядке? Или знает нечто такое, о чем неизвестно мне? Второе более вероятно, ибо, как я понимаю, каждому ведомо что-то, чего мне знать не дано. Но это не может относиться к Тинни – здесь для меня не оставалось секретов. – Я способен понять вас больше, чем вы полагаете.

Любопытно. У него когда-то была девушка. Я никогда не думал о том, что старик в свое время мог быть не таким, как сейчас.

– Вы поражены, – продолжал он. – Как жаль, что вы столь упорно стремитесь сохранить свою независимость.

Это основная загвоздка в наших отношениях. Я желаю показать миру, что принадлежу только самому себе. Он же хочет прибрать меня к рукам.

– Я восхищен вами, мистер Гаррет. Было бы крайне интересно посидеть с вами и потолковать о том, что было и что могло бы быть. Да… Даже я когда-то был молод. Даже я любил. У меня даже возникала мысль оставить эту жизнь – настолько я был влюблен. Но она умерла. Почти так же, как и ваша любимая. Я до сих пор помню ту боль, которую испытал тогда. Некоторое время дух мой был так же немощен, как сейчас немощно мое тело. Если я смогу чем-то вам помочь, то всенепременнейше сделаю это.

В этот момент я впервые подумал, что между мной и Чодо есть нечто такое, что выходит за пределы симпатий и антипатий или за рамки благодарности в связи со случайно оказанными услугами. Быть может, он видел во мне тонкую пуповину, связывающую его подпольный мир с другим миром – тем, где господствуют более высокие стандарты. А его постоянные попытки соблазнить меня и привлечь к себе – нечто иное, как стремление эту пуповину оборвать.

Вот так-то! Время менять тему, Гаррет.

– Да, конечно. Огромное спасибо. Но, понимаете, Тинни не умерла. Она ранена, но говорят, что пойдет на поправку. Бельчонок должен был вам это сказать, но…

– Бельчонок… – Он помрачнел. – Мистер Краск и мистер Садлер передали мне ваш рассказ. По правде говоря, мне это кажется бессмыслицей.

– Мне тоже. Но у меня впечатление, что весь мир обезумел. Каждую ночь над нами носятся моркары, в округе бродят мамонты и саблезубые тигры, громовые ящеры, судя по всему, мигрируют на юг. Только сегодня я видел на улице кентавров и чуть не растоптал выводок гномов. Все лишилось всякого смысла.

Он слабо взмахнул рукой, что говорило о чрезвычайном возбуждении, – Чодо редко тратит понапрасну силы.

– Расскажите.

– У вас появился профессиональный интерес?

– Расскажите.

Моя мама вырастила своих детишек не такими идиотами, чтобы те отказывали в просьбе Чодо, находясь среди его головорезов. Я выложил ему почти все. В точности, как ранее поведал Садлеру и Краску. Я не противоречил себе ни на йоту. Покойник научил меня запоминать детали. Однако я позволил себе некоторые рассуждения, создавая видимость того, что ради него готов на дополнительные усилия.

Он слушал меня расслабившись, опустив подбородок на грудь. Видимо, копил силы. Какие мысли роятся в его необычном мозгу? Этот человек был гением. Злым, но гением.

– В свете той информации, которой я располагаю, все происходящее не имеет смысла.

– Для меня тоже, – заметил я и тут же выпустил стрелу в основную цель: – Улицы кишмя кишат вооруженными карликами.

– Да. Весьма необычно.

– Есть ли у карликов свое криминальное подполье?

– Есть. Каждая раса имеет свои невидимые миру стороны, мистер Гаррет. Мне приходится вступать с ними в контакты. Ничего особенного, если судить по человеческим меркам. Карлики не играют в азартные игры. Они не способны в отличие от других заставить себя погрузиться в самообман и рискнуть сразиться с теорией вероятности. Они не пьют, потому что, выпив, начинают вести себя глупейшим образом. А любой карлик больше всего на свете боится показаться глупым. По той же причине карлики избегают наркотиков. Конечно, исключения есть, но они крайне редки. Как раса они не страдают большинством наших пороков. Например, мне не приходилось встречать карлика, решившего прибегнуть к услугам убийцы. Как бы возбужден он ни был.

– Довольно унылая компания.

– С вашей точки зрения или с моей. Только работа, только дело, почти никаких удовольствий. Но есть одно удовольствие, которое они ценят превыше всего. Единственная их слабость. Экзотические особы женского пола. Для них годится любая раса, хотя более всего они тяготеют к человеческим женщинам с большим бюстом.

Значит, как и я. Я неуместно пошутил: мол, если вы посмотрите на среднюю карлицу, то…

Он остановил меня недовольным взглядом.

– Карлики не способны противостоять своему влечению, мистер Гаррет, если вы дадите им возможность хотя бы наполовину поверить в то, что о нем никто не узнает. В этом отношении они столь же уязвимы, как и служители церкви. Вокруг Карлик-Форта размещено с полдюжины тайных роскошных борделей, обслуживающих только карликов. Все заведения процветают.

То есть перекачивают золото в карманы Чодо. Интересно, может быть, он хочет этим рассказом что-то сообщить мне? Скорее всего нет. Чодо не тот человек, кто объясняется намеками, если это, конечно, не мягкое предупреждение о том, что ваше здоровье может катастрофически ухудшиться.

– Вам известно что-нибудь насчет книги? – спросил я.

– Они бы ужасно забеспокоились, если кто-либо ухитрился бы похитить книгу, содержащую их тайны. Но это невозможно.

Удивительно категоричное заявление. Видимо, он пытался. В памяти промелькнули слова Покойника. Проклятие! Мне вообще не следовало побуждать его думать о каких-либо книгах.

– Нам не известны способы заставить карлика выдать свои секреты. Возможно, их вообще не существует. Представители этой расы предпочитают смерть.

– Почему бы не подослать вора? – Я попытался перевести разговор на более безопасную тему.

– Книги слишком хорошо охраняются. Их невозможно украсть.

Снова тот же уверенный тон. Он знает, что говорит.

– Их поселение, – продолжил Чодо, – сложнейший лабиринт. Серия уходящих в глубину крепостей. Для того чтобы там передвигаться, необходим проводник. Армия, подкрепленная всеми чародеями с Холма, не сможет захватить Карлик-Форт настолько быстро, чтобы его обитатели не успели уничтожить свои секреты.

– Я говорил по наитию, думал, это поможет пролить свет на происходящее.

– Нет. Здесь происходит нечто совершенно иное. Вы сказали, что ваша юная леди должна поправиться. Означает ли это ваш выход из игры?

Я ответил совершенно честно:

– Не знаю, как поступить. Как только я прихожу к выводу, что меня все это не должно касаться, что-то обязательно происходит. Эти карлики, например, с которыми схлестнулись Садлер и Краск… Они же хотели меня прикончить. Если я это так оставлю, мой бизнес может сильно пострадать.

Чодо посмотрел на меня, словно говоря: я знаю, что ты чего-то недоговариваешь. Однако вслух он произнес:

– Очень верно, мистер Гаррет. Первый принцип: не позволяй никому, кто применил к тебе силу, уходить безнаказанным. Но сейчас я позволю себе посоветовать вам проявить терпение. Разрешите мне изучить, что происходит. Эти люди втянули меня в свои дела. Кому-то из моей семьи наверняка что-то о них известно. Не могу поверить, что они настолько глубоко забились в щель, что их никто не видит. Мои друзья обязательно захватят кого-либо из них и зададут все необходимые вопросы. Если мне удастся выяснить что-нибудь интересное для вас, я немедленно сообщу.

– Благодарю вас.

Я не мог посоветовать ему оставить меня в покое, отправиться домой и в дальнейшем не вмешиваться в мою жизнь. Увы, при всем желании я не мог этого сказать.

– Я попрошу мистера Садлера создать здесь нечто вроде штаб-квартиры, чтобы мои люди знали, куда идти с докладами.

Он имел в виду «Домик радости». Морли будет очень рад. Затея Чодо вполне способна выпустить потроха из его бизнеса.

Прочитав эту мысль на моем лице, Чодо произнес:

– Мистер Дотс ничего не потеряет.

Парень дьявольски хорошо понимает людей.

– Не знаю, как вас благодарить, мистер Контагью. – Я ухитрился полностью придавить готовые вырваться саркастические нотки.

Дин и Покойник были бы просто потрясены. Они думают, что я на такое не способен.

– Не благодарите меня. Вы оказали мне многочисленные добрые услуги. И сейчас, надеюсь, у меня появилась возможность хотя бы частично расквитаться с вами. Это прольет немного благостной кармы на мою душу.

Еще один сюрприз. Старик наполнен ими до ушей. Снова поблагодарив его, я выбрался из кареты, а он немедленно укатил прочь. Большинство телохранителей Чодо убыло вместе с ним.

Глава 16

Заведение Морли напоминало пустыню. Когда я вошел, меня приветствовали лишь полутемный зал и непривычное молчание. Вглядевшись в пустынную даль, я разглядел Рохлю, протирающего стаканы за служебной стойкой.

– Что за черт?

– Мы сегодня закрыты, приятель. Заходите в другой раз.

– Эй! Это же я, Гаррет.

Рохля покосился в мою сторону. Похоже, у него вдруг испортилось зрение. Он демонстративно выразил изумление, но своего мерзкого отношения не изменил:

– А… Да. Ну тогда я должен был сказать, что мы дважды закрыты для тебя, Гаррет. Но уже поздно. Ты успел втравить Морли в свое дело.

– Где все?

– Морли закрыл лавочку. Думаешь, какой дурак зайдет, увидев этот цирк у порога?

– Сам-то он здесь?

– Не.

Рохля не горел желанием делиться информацией. Большинство ребят Морли считают, что я нещадно пользуюсь добротой их босса. Они ошибаются. Он вовсе не добряк. Просто за ним имеется небольшой должок. Однажды, когда он проигрался в дым, я помог ему избежать долгого заплыва с камнем на шее. Морли же вместо благодарности учинил мне пару приколов. Так что долг с той поры только возрос.

– Чего тебе от него надо?

– Просто поговорить.

– Понятно.

Это было сказано таким тоном, будто он сажал меня в дерьмо.

– Он ничего не просил передать?

– Просил. Сказал: «Дай ему пива. И пусть ждет моего возвращения».

– Пива?

В «Домике радости» никогда не водилось ничего такого, что можно было пить, если не считать бренди там, наверху, в комнате Морли. Бренди предназначалось для привилегированных гостей женского пола, которые обычно при моем появлении ныряли под одеяло, опасаясь, что я слежу за ними по поручению мужей.

Рохля выставил перед собой небольшой бочонок и схватил самую большую кружку. Я приблизился, когда он ее уже почти наполнил. Было заметно, что бочонок вскрыли раньше. От Рохли разило пивом. Я ухмыльнулся. Еще одна овца из стада Морли, не исповедующая религии своего пастыря. Рохля притворился, будто не понимает, почему я скалюсь.

– Плоскомордого не видел?

– Не.

– Морли скоро вернется?

– Не знаю.

– Не знаешь, куда он двинул?

В ответ он молча покачал головой, видимо, опасаясь, что от этой безудержной болтовни у него может заболеть глотка. Классный собеседник этот Рохля. Всегда у него наготове остроумный ответ. Чтобы не подвергать себя дальнейшему унижению, я принялся за пиво.

Оно пошло просто отлично. Даже слишком. Позволив Рохле нацедить еще кружку и ополовинив ее, я подумал о том, сколько мне уже пришлось принять сегодня. Какой смысл заниматься беготней по утрам, если я все равно обрекаю себя на то, чтобы стать таким же пузаном, как Рохля?

– У тебя не найдется чего-нибудь пожевать?

По уродливой роже Рохли широко расползлась зловещая улыбка. Он еще не успел направиться в кухню, как я пожалел, что спросил. Вот он – час расплаты за все мои прегрешения.

Рохля вскоре появился, неся нечто холодное и скользкое, размазанное на подстилке из липкой, разваренной лапши.

– Подарок шефа.

Жратва выглядела смертельно опасной, да и на вкус оказалась такой же.

– Теперь я понимаю, почему все ошивающиеся у вас гибриды столь омерзительны. Разве можно быть иным, питаясь вот этим?

Рохля хихикнул, весьма довольный собой. Я доел. Чтобы проглотить эту отраву, надо было припомнить, что мы жрали, служа в Королевской морской пехоте. Тогда я мог ковырять ложкой в дерьме и ощущать сытость.

Ввалился Плоскомордый и с ходу спросил:

– Где ты шлялся, Гаррет?

Я ввел его в курс дела.

– Я слышал о Бельчонке. Ни хрена не понимаю.

– Что с рыжей?

Плоскомордый сразу помрачнел.

– Она скромненько пошла домой. И исчезла. – Покачав головой, он продолжил: – Я пошел вслед за ней. Хотел задать парочку вопросов. Осмотрел весь дом. Там ее не оказалось. Знаю, что она не выходила. Вышли только два человека – совсем другие. Она так и не появилась.

Пожав плечами, он забыл обо всем. Это перестало быть его проблемой.

– Они что, хотели тебя замочить?

– Похоже на то.

Немного помолчав, Плоскомордый вздохнул и крикнул:

– Эй, Рохля! Навали мне двойную порцию того, что ты приволок Гаррету. – Он обернулся ко мне: – Где Морли?

– Не знаю. Рохля не хочет говорить.

– Хм. Теперь и Чодо встрял. Из-за Бельчонка. Ты-то что собираешься делать?

– Не знаю. Правда, у меня имеется зуб кое на кого. А как правильно говорит Чодо, спускать ничего нельзя – плохо отражается на бизнесе.

– Думаешь, Торнада прирезала Бельчонка?

– Может быть. Похоже, Чодо хочет выяснить.

– Сильно дымится?

– Да. Наверное, давно не было повода кого-нибудь пришить.

Плоскомордый высосал примерно с кварту пива, заглотил принесенную Рохлей жратву и, откинувшись на спинку стула, произнес:

– Интересный был денек. Ну, мне пора домой. Меня там ждет девочка.

С этими словами он убыл. Некоторое время я посидел спокойно. На дворе начинало смеркаться. Подождав еще немного, я спросил у Рохли:

– Ты уверен, что Морли не сказал, когда вернется?

– Уверен.

Рохля, похоже, оставался единственным во всем заведении. Куда подевалась остальная прислуга? Где, наконец, Садлер, который должен был открыть штаб-квартиру в «Домике радости»? Где, дьявол его побери, сам Морли Дотс?

Я подождал еще немного. Потом еще. А когда мне больше ничего не оставалось делать, я продолжил ожидание. В конце концов, поднявшись, я бросил:

– Я пошел домой.

– До встречи, – осклабился Рохля, провожая меня к дверям.

Он поспешно запер замок, опасаясь, что я передумаю и решу остаться.

В небе носились моркары, заполняя своими воплями ночь. Я вспомнил, как Дин говорил, что сегодня у нас на ужин яблочный пирог, и выругался. Это же надо – набить себе брюхо речным илом у Морли и не оставить места для приличной стряпни! Вечно со мною так.

Глава 17

Еще чуть-чуть, и я добрался бы до дома без приключений. Я уже пересек Дорогу Чародея и начал верить в счастливый исход, мечтая, как волью в себя еще галлон пива, брошусь в постель и просплю до полудня. К дьяволу бег и все такое прочее! Я имею право на спокойное будущее. Я вполне заслужил его.

Из тени недалеко от ступеней соседского дома кто-то зашипел, привлекая мое внимание.

Я набрал полную грудь воздуха, медленно выдохнул и уставился в темноту, не приближаясь к источнику звука. Мне не было видно, кто там, но удовлетворять свое любопытство я не стал – мама Гаррет не растила своих сыновей дураками, и особенно того из них, которому удалось дожить до тридцати. Итак, я остался стоять на месте.

– Мышка, мышка, покажись! Кем бы ты ни была.

– Боюсь. Они могут следить за мной.

– Очень плохо.

Очень, очень плохо. Мое настроение резко пошло вниз. Я даже не стал спрашивать, кто может следить. Голос казался отдаленно знакомым. Но чей он, я не мог вспомнить. Я потянулся к поясу. Дубинки там не оказалось. Она осталась валяться неподалеку от Карлик-Форта. Пришлось продолжить путь, размышляя, увижу ли я это существо. Оглядываться мне не хотелось. Карликов в городе пруд пруди, и отличить их друг от друга не-, возможно. Не думаю, что были приверженцы идеи: «Убивай нас всех, а Бог разберется, кто свой, кто чужой».

В голове у меня все вертелось и гудело, но что-то я еще соображал.

Из темноты позади меня раздался стон. Послышался звук приближающихся шагов. Бросив взгляд на свой дом, я прикинул, успею ли привлечь внимание Дина, прежде чем кто-то начнет чинить мне неприятности, или старикану останется только почистить мостовую.

До чего же полезная штука – позитивное мышление. Эти размышления настолько меня взбодрили, что мне море показалось бы по колено. От какой малости порой зависит наше настроение!

Без всякой подготовки я отступил в сторону, развернулся и, приняв боевую стойку, выбросил кулак с такой силой, что он, пробив желудок врага, врезался ему в позвоночник. Если бы у меня хватило времени, я схватил бы негодяя за грудь и тряс бы до тех пор, пока у него не отвалятся уши.

Но времени не было, и я плюхнулся вниз мордой на мостовую, превратив в лепешку то, что еще оставалось от моего носа. Очаровательная малютка тоже рухнула, так и не отклеившись от могучего кулака Гаррета.

Я поднялся первым и бросил взгляд по сторонам, предварительно очистив глаза от набившейся в них грязи. Девица осталась лежать, прижав руки к животу и издавая странные звуки. Боже! Гаррет – истребитель женщин. Да, это не самая лучшая неделя в Моих отношениях с дамами. Если и дальше так пойдет, то весь год в этом плане может оказаться худшим в моей жизни.

Я пощупал нос – проверить, осталось ли от него хоть что-нибудь. Сразу сказать было трудно, но над губой что-то возвышалось. Это что-то ужасно болело – пожалуй, нос все же сохранился. Тряхнув головой и приведя мысли в относительный порядок, я опустился рядом с ней на колени:

– Вам не следовало бы так сразу кидаться на молодых людей.

Он издавала такие звуки, словно натягивала чулки. Я сгреб ее в охапку и понес в дом. Замечательная картинка – пещерный человек Гаррет возвращается со своей добычей.

На ощупь нести ее на руках было очень приятно. Жаль, темнота не позволяла рассмотреть, что мне досталось. Пока я поднимался по ступеням, пинал дверь ногой и громогласно звал Дина, над нашими головами кружили любознательные моркары. Их присутствие, однако, меня не трогало. Я позволил Покойнику мысленно прикоснуться ко мне – убедиться, что мимо Дина пытаюсь проскользнуть я, а не чужак, замаскированный под отбивную из очень свежего мяса.

Дин открыл дверь, предварительно посмотрев в глазок.

– Опять повезло, – произнес он, увидев девушку и отступая в сторону.

Я отнес ее в маленькую комнату и уложил на софу.

– Посмотри, что с ней, а я пока приведу себя в порядок.

Я кратко поведал ему, что произошло, а он вместо благодарности изобразил на физиономии привычное презрительное недовольство.

– Вы пропустили ужин.

– Я поел в городе. У Морли. Зажги-ка свет, чтобы можно было ее рассмотреть. Вернусь через минуту.

Оставив его, я взлетел наверх быстрее, чем раненая улитка. Умывшись и проверив, каких частей лица не хватает, я сошел вниз и сунул голову в комнату Покойника.

– У меня опять компания, Весельчак.

«Мне это известно, Гаррет. Попытайся обуздать свои животные инстинкты. Она может оказаться полезной, хотя пока мне ничего не удалось узнать. Она напугана и растеряна».

– Сдержать инстинкты, говоришь? Да я образец сдержанности. Я – тот парень, который изобрел это слово. Ты же видишь, я настолько сдержан, что даже не подумал сжечь дом вместе с тобой.

Редкий момент – он не пожелал оставить за собой последнее слово. Занесем его в анналы истории. Такого может не повториться за всю мою оставшуюся жизнь.

«Ей что-то известно, Гаррет».

Черт. Это было хуже, чем его обычные подковырки. Я понял это по настроению, а не по словам. Он обвинял меня в бестолковости и бездействии.

Я протопал в маленькую комнату у входа. Дин склонился над женщиной, загораживая ее от меня, и что-то говорил нежным тоном. Я постоял, глядя на него с любовью, которую никогда не позволяю проявить открыто. Дин оказался самым удачным приобретением моей жизни. Он делает в доме все то, что я люто ненавижу. Дин готовит как ангел, встает утром до абсурда рано и частенько воспринимает мои проблемы ближе к сердцу, нежели я сам. Чего же еще? Быть может, чуть меньше нравоучений и чуть больше внимания к чистке Покойника.

Самый большой недостаток Дина – он не одобряет мое отношение к труду. Дин верит в благостность труда ради самого труда. Работа, по Дину, – прекрасное тонизирующее средство.

Я негромко кашлянул, давая ему знать о своем появлении. Он не услышал. Оглох, что ли? Возможно. Ему наверняка уже за семьдесят, хотя старикан и не признается в этом.

– Как она, Дин? Приходит в себя?

Он сердито взглянул через плечо:

– Чуть-чуть. Но не вашими заботами.

– Неужели я должен был позволить неизвестному догнать меня и изменить форму моего черепа?

Меня начало одолевать раздражение. С какой стати, спрашивается? Да, физиономия болела. Да, голова раскалывалась. Да, плечо ныло, а ноги сводило судорогой от непрерывной ходьбы и беготни. Но не это выводило меня из себя. Настоящая причина состояла в том, что я ввязался в драку, не будучи уверен, нужно ли это вообще. Ввязался и никак не могу развязаться.

Факты Дина никогда особенно не волнуют. В душе ему все еще пятнадцать лет. Он сохранил романтику, которую детишки носят в себе до тех пор, пока жизнь ее из них не выбьет. Старик одарил меня еще одним сердитым взглядом:

– Дайте мне еще пару минут.

– В таком случае я отправляюсь на доклад.

Пройдя к Покойнику, я рассказал ему о своей экскурсии в тот мир, который истребляет романтику в детских душах.

Логхир воздержался от комментариев. Вместо этого он произнес:

«Отправляйся к девушке, Гаррет. Тебя там ждет сюрприз».

Покойник продолжал набирать очки. Я действительно изумился.

Она была прекрасна. Роскошна. Восхитительна. Я, конечно, подозревал об этом. Ведь мне пришлось нести ее на руках, а с моими тактильными ощущениями, слава богам, все в порядке. Но там не хватало света, чтобы увидеть эти великолепные рыжие волосы.

Да, она была точной копией девицы, поведавшей мне историю о бароне Ничтожнике, которая, в свою очередь, была двойняшкой обнаженной красотки. Но эта отличалась от двух предыдущих. В ней чувствовалась какая-то невинность.

– Похоже, Дин, на нас сегодня обрушился ливень рыжих.

Он что-то буркнул в ответ. Как будто это его не касалось.

Гостья уже сидела, и лицо ее успело утратить синюшный оттенок. Она смотрела на меня. Зелеными глазами. Опять. Потрясающие, огромные зеленые наивные глаза. А о таких губках я мог только мечтать. Веснушки!

Спокойно, парень. Я глубоко вздохнул. Дин возмущенно посмотрел на меня.

– Нам следует дать имя расследованию. Может быть, назовем его «Дело об избытке рыжих»?

– Мистер Гаррет?

Боги! Какой голосок! Совсем как у той, последней рыжульки, но украшенный звоном колокольчиков и преисполненный обещаниями… или…

– Да, перед вами – Гаррет. Бесстрашный борец с драконами и спаситель попавших в беду девиц. И сегодня как раз один из его лучших дней.

Она с изумлением воззрилась на меня.

– Прошу прощения. Сегодня выдался трудный день. Я на грани срыва. Начнем сначала. Обещаю вас не бить, если вы дадите слово не подбегать ко мне сзади в темноте.

На улице, естественно. Мы можем уложить спать Покойника, прогнать Дина, и пусть после этого она носится за мной по дому, сколько ей вздумается. Я не очень буду стараться убежать. В интересах науки, естественно. Скажем, для того чтобы посмотреть вблизи, насколько она похожа на удостоившую нас визитом нудистку.

Она улыбнулась, и веснушки на ее щечках пустились в пляс. Ради одного этого почти стоило прожить сегодняшний день.

Почти.

– Дин мне все объяснил, – сказала гостья.

(Как мило она всех сразу начинает называть по имени.) – Я должна извиниться. Это было глупо с моей стороны. Я не привыкла к городу.

Она встала на ноги, а глаза мои полезли из орбит. Какая грация, какая естественность! Мне захотелось скрипеть зубами и выть. Природа создала ее для того, чтобы разбивать сердца. Из какого бы места она ни явилась, там она явно пропадала зазря. Обитатели той дыры настолько тупы, что позволили ей уехать. Посылайте таких, как она, в Танфер побольше. Заставляйте нас забывать о бедности, войне и несчастьях. Вспомните, что говорят о хлебе и зрелищах. Побольше бы таких зрелищ!

Она протянула руку. Ручка оказалась раза в два меньше, чем моя. Ладошка полнилась теплом и жизнью – у Тинни в последнем рукопожатии не было ни того, ни другого. Это воспоминание вернуло меня на землю.

– Меня зовут Карла Линдо Рамада, мистер Гаррет. Я пришла из… Вот это да!

– Постойте. Я попробую догадаться. Вы пришли из замка барона Ничтожника в горах Хамадан. Барон направил вас следом за парнем по имени Холм Блейн, который уволок книгу у колдуньи по имени Змеюка.

У нее отпала челюсть. Снаружи где-то в небе начали галдеть моркары. Шум стоял невообразимый и так близко, словно твари использовали мою крышу для взлетов и посадок.

– Если они будут продолжать в том же духе, то рискуют утратить свою популярность, – заметил я Дину.

Рыжулька спохватилась, что ее милый ротик полуоткрыт, и сомкнула губки. Но ненадолго. Она смахивала на золотую рыбку, заглатывающую воздух.

– Я не очень ошибся?

– Как вы?..

Я хотел было объяснить, какой я великий детектив. Но, подумав, решил не ударяться в гиперболы:

– Успокойтесь. Я не читаю мысли. – (Читатель мыслей – в комнате рядом.) – Вы по самому скромному счету вторая рыжеволосая женщина по имени Карла Рамада, посетившая меня сегодня. Вы хотите, чтобы я нашел книгу, не так ли?

– Карла ЛИНДО Рамада, – поправила она меня. – (Видимо, это было важно.) – Но… Как?..

– Не имею понятия.

У меня практически не было сомнения, что предо мною не та женщина, которая заходила раньше. И не та, что появлялась в чем мать родила. Не могу объяснить, почему я был в этом уверен. Какой-то эфемерный, неуловимый сигнал. Я даже почти не сомневался, что она подлинная Карла Линдо Рамада. Она пользовалась этим именем как-то более естественно.

Выражение ее личика претерпело ряд изменений, каждое из которых было восхитительным. Я подумал, не вывезти ли ее из города, пока не начались мятежи из-за нехватки таких женщин в Танфере. Таких, как она, здесь всего штуки две-три. Ну от силы четыре-пять. Однако тут же я начал размышлять, откуда их столько появилось. Две-три или четыре-пять. Так много и все рыжие. Не произрастают ли рыжульки на деревьях в Хамадане? Если так, преврати меня в лесника, Боже!

Наконец ее физиономия успокоилась, приняв устойчивое выражение страха.

– Это наверняка она! Одна страница в книге, должно быть, я.

– Что?! – Я чуть не сел. – Враг человечества является сюда в вашем виде?

Так… И еще раз – так… Значит, Змеюка – мой клиент. Более или менее.

– Но каким образом, если книги у нее нет?

Карла Линдо не спросила, откуда мне известно о свойствах книги. Она размышляла над моим вопросом.

– Первый вариант? Или она захватила с собой черновики? Но вы же не принимаете меня за нее?

Оказывается, она не столь уж наивна. Нет, увидев Карлу, я не мог принять ее за предыдущую. Я попытался припомнить прошлый визит. Ничего не получилось. Странно. Покойник научил меня обращать внимание на детали и запоминать их. Но вместе четких, ясных воспоминаний клубился какой-то бесформенный туман.

– Дин, завари-ка чайку. У меня есть предчувствие, что нам предстоит долгая ночь.

Разве можно отдохнуть при том бедламе, что творится за окнами? Надеюсь, скоро они истребят друг друга.

– Нам надо слегка расслабиться, прежде чем приступать к серьезным делам, – добавил я.

Дин бросил на меня тяжелый взгляд, как бы опасаясь оставить дорогое для него существо в опасности. Но, наверное, решив, что на такой срок у меня выдержки хватит, поспешил на кухню.

– Милый человек ваш Дин, – улыбнулась Карла Линдо Рамада. – Он притягателен как редкий цветок.

– Да. Иногда нам с трудом удается отогнать от него пчел. Кроме того, мы используем его в качестве приманки для мух. Старина постоянно переживает, узрев попавшую в беду девицу.

Он-то переживает, а я нет. Что Гаррету какие-то переживания! Гаррет тверд как гвоздь.

– Итак?

– Здесь, в Танфере, я остановилась у знакомых барона. На Холме. Когда я спрашивала, кто мог бы мне помочь, все рекомендовали вас.

Вот те раз! Не думал я, что мое имя стало расхожей монетой там, на Холме. Скверная новость.

– Они сказали, что вы человек честный, хотя и действуете всегда по-своему. У вас репутация крутого охотника.

– У меня? Наверное, они имели в виду кого-то другого. Нет человека чище меня сердцем и душой. Я чист, как отфильтрованные сточные воды.

– Но, надеюсь, не хил телом и умом?

В ее глазах зажглись огоньки. Она быстро оправилась от страха. Держу пари, эта девица заставляла пылать огнем страсти всех обитателей горного замка.

Гостья снова улыбнулась. Веснушки снова заплясали. Теперь я знал, чем она отличалась от других рыжих. У тех не было веснушек. Даже у Тинни. Или совсем мало. И не на местах, открытых для постоянного обозрения.

Мы могли продолжать в том же духе хоть до утра, но дело есть дело. И в любую секунду мог появиться Дин, с неизменно недовольным видом.

– Что ж, признаю – виновен. Со мной это бывает часто. Давайте я расскажу о Карле Линдо Рамаде, которая появлялась здесь до вас. Вы скажете, когда ее повествование начнет расходиться с вашей версией.

Она внимательно слушала. Ее глазки продолжали блестеть, а веснушки танцевать – даже когда Дин принес чай. Он посмотрел на нее, перевел взгляд на меня и вздохнул. Старик все никак не мажет отказаться от надежды свести меня с одной из своих племянниц.

Карла Линдо пригубила чай. Казалось, она приятно изумлена. Дин заварил один из сортов, приберегаемых для особых случаев. Она отпила еще немного:

– Именно так все и происходило, мистер Гаррет. Я так думаю.

– Думаете?

– Меня там не было. Он меня услал оттуда для безопасности.

– Вот как? Он стремился избавить вас от неприятностей дома и в то же время направил в одиночестве в этот чужой и безжалостный город. Что-то не сходится.

– Барон не хотел посылать меня. Наверное, ей удалось добраться сюда раньше, чем мне, именно потому, что он так долго не мог решиться. Но у него не было выбора. Я осталась единственной, кому можно было доверять. Змеюка постаралась перевербовать остальных на свою сторону. Те, кто остался верен, погибли в борьбе за книгу. Меня она не пыталась соблазнить – знала, что я никогда не выступлю против барона.

– Почему же? Все мы подвержены соблазнам.

– Потому что он – мой отец, мистер Гаррет. Мама была горничной, поэтому барон не мог узаконить меня как дочь. Но их отношения ни для кого не были секретом. Он никогда не отказывался признавать меня дочерью – даже перед своей женой. Та ненавидит меня и маму, но не осмеливается причинить нам вред.

Карлу внезапно охватил ужас, и она задрожала. Да, в ее последней фразе было опущено одно слово, словно выписанное огромными буквами, – слово «ПОКА». Если бы Дин не торчал рядом, я обязательно подсел бы к ней, обнял и утешил.

С каждой минутой клубок запутывался все сильнее, особенно там, на том конце нити, где, собственно, вся каша и заварилась. Я чувствовал, что понимаю все меньше.

– Постойте, постойте. Я совсем запутался. Итак, мы имеем жену, колдунью, любовницу и дочь. Не многовато ли для парня, которому, как утверждают, две сотни годков, который прикован к постели и никак не помрет только потому, что на него наложено заклятие?

Она посмотрела на меня как-то странно, хотя я всего лишь суммировал то, что услышал от первой Карлы Линдо и уже рассказал второй. Или она слушала вполуха?

– О, это не совсем так. Отец, конечно, стар и прикован к постели. Но он не всегда был таким. И ему вовсе не двести лет, как она утверждает. Ему – шестьдесят восемь. Ведьма наложила на него заклятие, когда мне было четыре года, тогда он как раз перестал скрывать связь с моей матерью и поселил жену в другой башне.

– А?..

Дин сообразил первым:

– Змеюка, видимо, и была его супругой, мистер Гаррет. И он выслал ее в другую часть замка.

Девушка утвердительно кивнула.

– О… Вот как. Понял. Мог бы сообразить и раньше.

Меняет ли это что-нибудь в сложившейся ситуации? А, собственно, почему это должно меня волновать? Свары обитателей отдаленного замка меня не касаются. Конечно, если эти обитатели оставят меня в покое.

– Похоже, Дин, мы теперь знаем – кто и почему, – подумал я вслух. – Как ты думаешь?

– Да. Это дама, которую называют Змеюкой. Она не желала, чтобы мисс Карла встретилась с вами и получила от вас помощь.

– Это кое-что объясняет. А Бельчонок? Тоже она?

– Может быть, блондинка, – Он пожал плечами.

– Возможно. И что мы теперь будем делать?

Карла Линдо не поправила Дина, когда он назвал ее просто Карлой. Ага, значит, старикану все позволено. Карла прервала мои размышления:

– Так вы мне поможете, мистер Гаррет?

Я хотел ей сказать, что ни на секунду не спущу с нее глаз. Если я ее не смогу видеть, это доставит мне такие же мучения, как потеря зрения. Мои глаза не выдержат тьмы, которая упадет на мир с ее уходом. Но усилием воли я сумел выдержать деловой стиль – надеюсь, что сумел.

– Да. Мне кажется, наши интересы во многом совпадают.

Я решил не создавать прецедента и не отвергать клиента, намерения которого мне не до конца ясны.

Мои слова привели Карлу Линдо в недоумение. Я взглянул на Дина. Тот лишь пожал плечами. Он не сказал ей о Тинни и о том, что фальшивая Карла Линдо уже подрядила меня.

– Мисс Рамада… я оказался вовлечен в это дело вчера по весьма личным мотивам. Моя очень хорошая подруга направлялась ко мне с визитом. Она примерно вашего роста, и у нее рыжие волосы. Какой-то человек пытался ее убить у порога моего дома. Скорее всего один из людей Змеюки. Видимо, принял ее за вас. Так что мне предстоит свести счеты.

Я почувствовал прикосновение Покойника. Приглашение. Он хотел потолковать со мной наедине.

– Простите. Я должен покинуть вас на минуту. Дин, объясни дальше.

Старик кивнул. Его лицо снова выражало боль. Как у Тинни после удара ножом. Он все сможет рассказать лучше меня. Ему не надо прикидываться крутым.

Я же, положа руку на сердце, вовсе не чувствовал себя крутым и неуязвимым.

Глава 18

Я проскользнул в комнату Покойника, начав испытывать к себе жалость. За предыдущие годы моей жизни я не получил причитающейся мне доли этого чувства. Время пришло. Жалость – неотъемлемая часть человеческого существования.

– В чем дело? Еще один двойник?

«Нет. Эта подлинная. Она как открытая книга – весьма легко читать, но, увы, начертано там не очень много. Свет ее разума сияет не ярко. Будь с ней подобрее, Гаррет».

– Что ты предлагаешь, черт побери? Разве с моей стороны это будет порядочно?

Мой череп наполнился его хихиканьем.

«Есть доброта и доброта, Гаррет. Я же не предложил тебе перестать быть человеком».

– Очень мило. Так в чем же дело?

Глядя на его тушу и видя при этом перед собой Карлу, я никак не мог сосредоточиться.

«Ты упустил из виду один важный момент. Нет. Не надо считать себя ущербным разумом, – Как мило с его стороны! – Я тоже сообразил только тогда, когда ты рассказал мисс Рамаде, как мисс Тейт чудом избежала смерти».

В этом он весь. Ничего не скажет прямо. Вот и старайся сообразить самостоятельно.

– Что же?

Он решил не затягивать игру.

«Ты дал полный отчет и предыдущей претендентке. Если то была действительно Змеюка – а я считаю, что это именно так, – тогда она знает, что мисс Рамада не пострадала и даже не знала об угрозе, а значит, ей незачем было скрываться. Предположим, Змеюка имеет отношение к твоим приключениям около Дома Карликов. Хорошо. Допустим, что наш дом не находился под наблюдением во время твоего отсутствия, так как заинтересованные лица не ожидали твоего возвращения…»

– Я понял. Ты полагаешь, она знает о твоем существовании?

«Это не имеет значения. Ни для кого не секрет, что ты делишь жилище с логхиром.

Она могла об этом узнать, как только начала задавать вопросы окружающим».

Я пропустил мимо ушей приглашение поспорить, кому принадлежит этот дом. Я размышлял о том, что нам известно о Змеюке. Чертовски мало. Но если она достаточно могущественна для того, чтобы создать книгу, из-за которой поднялся весь этот шум, у нее наверняка хватит сил доставить нам неприятности. Покойник может творить невероятные вещи, но его возможностей недостаточно. Иногда необходимо бегать и прыгать, а он, честно говоря, не очень легок на подъем. Пребывание в мертвецах имеет свои недостатки, и один из них – невозможность свободно передвигаться.

– Вернемся немного назад и подумаем вот о чем. Зачем она здесь? Чтобы вернуть свою книгу. Это главное. Устранить меня со своего пути – дело второе. Побывав здесь, она узнала все, что мне известно. И выдала мне свою историю потому, что решила нанять для своих целей мои ноги. – («Но если она хотела, чтобы я для нее бегал, то зачем меня убивать?» )– Быть может, она передумала, прослышав, что я встречался с твоим приятелем Чихуном?

«Чихуном?»

– Гнорстом, сыном Гнорста, Гнорста, Гнорста и так далее. Может, у нее задымилось под хвостом, когда она поняла, какую кашу заварила? Из-за Тинни на нее поперли я, ты, Тейты и Плоскомордый, как только поняли, что она не настоящая Карла Линдо. Из-за Бельчонка на нее имеет большой зуб босс преступного мира. Главный карлик верещал как недорезанный, когда я упомянул о Книге Призраков. Он ударился в панику и заявил, что отправит на тропу войны всю свою братию. То есть и карлики на нее охотятся. Ей необходимо что-то предпринять. Возможно, она считает, что, если избавится от меня, остальные на время притихнут, потому что я как бы общий знаменатель для всех враждебных ей сил.

От объяснений я перешел к размышлениям вслух:

– Она не остановится ни перед чем, добывая книгу. Она может устроить на меня еще одно покушение, узнав, что я ушел от ее ребят. После этого налета у меня еще больше оснований задать ей жару.

«Да».

– А может ли действительно существовать книга, прочитав страницу которой ты превращаешься в существо, на этой странице описанное?

«Она верит в это. Гнорст верит в это. Девушка и те, кто ее послал, верят в это. Человек, похитивший книгу, тоже верит. Мисс Тейт была ранена только потому, что множество людей уверены в могущественности книги. Что считаю лично я, значения не имеет. Гонки начались, Гаррет. Ты должен найти эту женщину, прежде чем она найдет книгу».

– А что, если я сначала найду книгу и стану ждать, когда Змеюка сама придет ко мне?

«Превосходная стратегия, Гаррет. Простая и эффективная. Мне самому не стыдно было бы предложить подобное. Надеюсь, у тебя имеется способ ее реализовать?»

Хитрющий, источающий сарказм старый дьявол. Конечно, найти колдунью легче, чем книгу. Она бегает в приметной шайке. Даже в Танфере ее компания будет бросаться в глаза, как панталоны на кобыле.

– Я не должен тратить здесь время. Мне следует сидеть у Морли – вдруг у Садлера появится что-то заслуживающее внимания.

«Заведение мистера Морли может явиться для нас весьма полезным местом. Хотя в данный момент небольшой отдых принесет тебе больше пользы».

– Конечно. Я пошел.

Опять Покойник был прав.


Когда я вошел, Дин вопросительно взглянул на меня.

– Он хотел напомнить, что мы все рассказали той женщине о Тинни. Значит, Змеюке известно, что настоящая Карла Линдо не откинула копыта.

Глаза у нашей рыжей гостьи округлились и стали еще больше. Будь я проклят! Мне захотелось броситься к ней, посадить себе на колени и шепнуть на ушко, что все будет хорошо. Даже если я и знал, что все будет не очень хорошо, я бы не признался, потому что для меня все оставалось бы прекрасным, пока она сидит на моих коленях.

– Мы решили, что оснований для волнений у вас нет. Кот вылез из мешка. Убив вас, назад в мешок она его не загонит. Теперь она сосредоточится на поисках книги.

– Вы не должны позволить ей найти ее!

– Спокойно. Колдунье понадобится фантастическое везение, чтобы добраться до книги раньше, чем найдут ее саму. Примерно через минуту я собираюсь предпринять вылазку и сообщить об этой даме одному человеку. Вы и мигнуть не успеете, как три тысячи ооочень нехороших людей бросятся на ее поиски.

Меня осенила мысль (это со мною случается, а иногда даже вовремя), и я спросил:

– Как она выглядит, когда не является вами?

Карла Линдо молча подняла на меня глаза.

– Я думаю. Не знаю. Мне кажется, что я ее никогда не видела. А если и видела, то не догадывалась, что это она.

– Не может быть. («А Покойник ведь меня предупреждал».) Вы жили с ней под одной крышей и ни разу не видели ее? Она же вас видела, раз одну из страниц книги посвятила вам.

Должна была рассматривать чертовски близко. Из всех особенностей лица Змеюка проигнорировала только веснушки.

– Она сидела запершись в своей башне. Никто без ее желания не смел ступить туда. Ее навещали лишь карлики, гоблины да страшные крысюки. Я уверена, что ни разу с ней не встречалась.

Замок барона, похоже, жуткое место, не хотелось бы мне проводить там время. Хотя, быть может, стоит спросить, не оставила ли она дома других, похожих на нее.

По-видимому, я не сумел скрыть своих мыслей. Карла посмотрела на меня так, словно прочитала их все. Немного попыхтев, я выдавил:

– И вы ничего не можете добавить?

– Нет. То есть да. Я ее не видела, но говорят, что она носит перстень На среднем пальце правой руки. Змея, трижды обвивающаяся вокруг пальца. С головой кобры. Утверждают, что в перстне – мгновенно действующий яд.

– Полезные сведения, – заметил я и, подумав, добавил – У той женщины па пальцах, по-моему, колец не было. – Детали визита по-прежнему оставались как бы в тумане – Дин, ты видел перстень?

– Нет.

Умница. Не упомянул о еще одной рыжей.

– Думаю, при определенных обстоятельствах она его снимает. Что еще?

Карла Линдо покраснела – это выглядело удивительно привлекательно при ее цвете волос. Впрочем, на мой взгляд, любое ее действие на редкость притягательно Даже когда она просто дышит.

– На ней есть татуировка. Так говорят. Именно из-за татуировки она и получила свое прозвище – Змеюка.

– Хм.

Я неожиданно вспомнил одного парня из нашей роты морских пехотинцев. К нему почему-то прилипла кличка «Ослиный Дик». И вот однажды, набравшись до помутнения рассудка, он обратился к татуировщику. В результате мы стали называть его Человекозмеем. Держу пари, что если он еще жив, то страшно жалеет о своей выходке. Если, конечно, не стал выступать в балаганах.

– Вся ее верхняя часть, – продолжила девушка, – как бы голова змеи, а груди – глаза чудовища.

Вот это да! Представляете, вы просыпаетесь и бросаете взгляд на расположившуюся рядом с вами даму. Да такой вид навсегда отобьет у вас всякое желание. Неудивительно, что старина Ничтожник предпочел горничную.

– Живой и весьма впечатляющий образ. Что еще?

Я представил себя бегающим по городу и срывающим блузки со всех вызывающих подозрение женщин.

Она покачала головой. Копна золотых волос колыхнулась, и перед моими глазами возникла другая картина. Но тогда медь волос была рассыпана по булыжникам мостовой.

Неужели образ Тинни будет теперь преследовать меня постоянно? Надо навестить ее и узнать, как идут дела. Завтра.

– Мне надо идти, Дин. К Морли.

Его физиономия даже сморщилась от озабоченности.

– Благоразумно ли это?

– Это необходимо. Размести мисс Рамаду в комнате для гостей. Там она будет в безопасности.

Весь вид Дина говорил, что в безопасности она окажется только после того, как я уйду из дома. Спорить я не стал. Я вообще редко с ним спорю. Заставить Дина изменить точку зрения невозможно. Думаю, ему в свое время надо было стать священником. Его не способны переубедить даже самые очевидные факты. Еще из него получилась бы классная старенькая супруга.

Наверное, это результат длительного проживания под одной крышей с племянницами. Я никому не желаю зла, но мне хотелось бы, чтобы они заарканили себе мужей и оставили старика в покое.

Дин кивнул. Я вышел из комнаты, не обращая внимания на призывы девицы. Поднявшись наверх и вооружившись, я прошел в кабинет попрощаться с Элеонорой.

– Пожелайте мне удачи, леди. Пожелайте мне большой удачи.

В ее деле мне не удалось спасти ни единой души. Хотя, быть может, в некотором смысле я спас себя. После того как утихла боль, я oбpeл новые силы – для еще одной попытки улучшить наш мир.

Глава 19

Если тебе постоянно досаждают, неизбежно появляется усталость. А когда устаешь, даже самая сногсшибательная рыжулька начинает утрачивать свою привлекательность. Не успев пройти и квартала, я почувствовал слежку. Я не знал, кто или что наблюдает за мной. Наблюдатель был очень хорош, засечь я его не мог, сколько ни пытался. Возможно, мой род занятий способствует развитию шестого чувства – чувства опасности. Без него в нашем городе долго не протянуть.

Я решил избегать закрытых мест, из которых невозможно мгновенно сбежать. Ничего выдающегося – обычный здравый смысл


Удачно увернувшись от проносящихся на бреющем полете моркаров и пройдя половину пути до заведения Морли, я вдруг почувствовал, что иду не один.

– Что за дерьмо?! Когда вы, ребята, прекратите ваши фокусы? У меня сердце может не выдержать.

Несмотря на всю свою бдительность, я так и не заметил, откуда вдруг свалились Садлер и Краск. Скорее всего они решили преподнести мне предметный урок – на случай, если я вдруг решу когда-нибудь накатить на них. Ребята обожают подобные игры.

Я решил, что за мною от самого дома следили их люди, которые успели предупредить о моем приближении.

Садлер улыбнулся. Или мне показалось. В темноте было не разобрать.

– Торопились – думали, ты, Гаррет, сумеешь по достоинству оценить хорошую новость. Но если ты не рад встрече…

– Просто дымлюсь от счастья. Я потрясен до кончиков ногтей.

Как если бы они были двусторонней пневмонией, осложненной дизентерией.

– Но почему вы, парни, не могли поговорить со мною как обычные, нормальные люди? Вечно вы выскакиваете из темных проулков и все такое.

– Мне нравится видеть выражение твоей морды, – сказал Краск без тени улыбки. Парень явно не шутил.

– Ой, ой, как мы сегодня колючи. Нам выпал неудачный денек? – спросил Садлер.

– Ладно, удовольствие вы получили, теперь выкладывайте, в чем дело.

– Мы нашли твоего Блейна.

– Вот как?

– Ты делаешь заказ, мы осуществляем поставки.


Поставки они действительно осуществляют, но качество товара при этом не гарантируют. Эту парочку раскусить нелегко, но, направляясь на свидание с Блейном, я нутром чуял, что здесь что-то не так. Поэтому, миновав взвод головорезов и поднявшись в однокомнатную квартиру, я не очень удивился, обнаружив, что здоровье Блейна оставляет желать лучшего.

Какая-то бесконечно заботливая душа прикрыла тело одеялом.

Я огляделся по сторонам. Входная дверь была сорвана с петель. Нет, не выбита, а буквально вырвана с корнем, словно нетерпеливому троллю не хотелось возиться с запорами. В самой комнате царил сущий ад Казалось, здесь резвилась стая взбесившихся вервольфов Но крови видно не было.

– По-моему, вы, ребята, чуточку переусердствовали.

– Это кто-то другой, – покачал головой Садлер. – Нам сообщили, что здесь большой шум.

– Кто же это сотворил?

– Все успели смыться до того, как мы появились. – Он снова покачал головой. – Знаешь, как это бывает. Никто ничего не видел, никто ничего не слышал. Никому не надо беспокоиться о последствиях. Правда, мы прихватили одного тихохода. Тот ничего не знал, кроме имени покойного. У того, наверное, в башке вместо мозгов было одно дерьмо, если он решил использовать свое настоящее имя.

– Умница.

Впрочем, какое все это имеет значение? Ни один из нас не видел Холма Блейна живьем. Жмурик мог быть кем угодно, и никто не знает, кто он на самом деле.

Я еще раз огляделся. При более внимательном взгляде было заметно, что в помещении вовсе не царил дух слепого разрушения.

– Кто-то хотел все выдать за буйство безумца.

Краск взглянул на меня так, словно я был тупой ученик, сумевший наконец узреть свет.

– Точно, здесь кто-то что-то искал. Скорее часть их занималась поисками, а остальные тем временем задавали вопросы. Когда мы явились, они по-быстрому с ним покончили и исчезли.

Ха!

– И где же они сейчас?

– Убежали. Заметили нас на подходе.

Хм. Интересно, почему кто-то постарался скрыть факт обыска и прикончил самого Блейна, чтобы тот ничего не мог сказать? Неужели есть еще некто, разыскивающий книгу и не желающий, чтобы другие, разыскивающие ту же книгу, узнали, что он ее ищет?

Это озарение свалилось на меня неожиданно, и я впал в транс, пытаясь осмыслить почему.

– Если хочешь поупражнять мозги, взгляни-ка сюда. – Садлер сдернул одеяло с тела Блейна.

Я в изумлении открыл рот и только секунд через пятнадцать сумел выдавить односложное восклицание, а еще через четверть минуты:

– Это невозможно.

– Точно. Первоклассный пример массовой галлюцинации.

Это надо же! В наши дни все просто источают сарказм.

Блейн оказался наполовину мужчиной, наполовину женщиной. По правде говоря – больше женщиной, нежели мужчиной. Выше линии, идущей от точки чуть слева от пупка к правому плечу, он был он. Ниже этой воображаемой линии он был она. И еще какая она! К тому же чем-то знакомая. Сдается, я уже видел эту часть.

– Что об этом думаешь? – спросил Краск.

Я пожевал губами, округлил глаза и произнес:

– Похоже, он так и не смог решить для себя, кем быть. – И добавил, пошмыгав носом: – Держу пари, у него были проблемы в любовных делах.

Мне хотелось создать у них впечатление, будто я намерен выступать клоуном в городском цирке и сейчас репетирую свои репризы.

– Первый раз в жизни он не попытался умничать, – заметил Краск.

Уверен, эту фразу он заготовил заранее.

– Что тебе известно об этом, Гаррет? – спросил Садлер.

– Только то, что все выглядит жутковато. Никогда не видел ничего подобного.

Во всяком случае, целиком. Нижняя часть, похоже, побывала в моем доме, в маленькой комнате у входа.

– Я имел в виду совсем другое. А то я не знаю!

– Ничего не известно.

– Ты уверен? Тебе же хотелось заполучить этого парня.

– Он должен был ответить на кое-какие вопросы.

Садлер бросил на меня скептический взгляд:

– Похоже, теперь от него много не получишь?

– Похоже, нет.

Прислонившись к стене – обезопасив себя со спины, – я еще раз внимательно осмотрел комнату. Но ничего интересного не было. Не считая тела, конечно. Те, кто здесь побывал, не оставили следов и наверняка не нашли того, что искали. Иначе к чему им было торчать здесь до прихода Садлера и Краска?

– Свидетелей, значит, нет? Никто ничего не видел.

– Это Танфер, Гаррет. Так что же ты все-таки думаешь?

Я думал, что поймать старика тихохода было для них большой удачей. Этой мыслью я не преминул поделиться с Садлером. В ответ он промычал нечто невнятное.

– Ты уверен, что тебе нечего нам сказать, Гаррет?

– Вообще-то есть. Для вашего сведения. Поймите, у меня нет клиента. Мне нет никакого смысла продолжать дело.

Какое значение может иметь маленькая неточность среди друзей?

– Взгляните-ка на это, – сказал Краск, который полностью отключился от беседы.

– На что? – спросил Садлер. Краск показал на тело. Мы посмотрели. Я ничего не заметил, пока Садлер не произнес:

– Меняется. Сейчас он чуть больше мужчина, чем был раньше.

Краск наклонился и, прикоснувшись к кадавру, объявил:

– Вполне дохлый. Холодеет. Жуть какая-то.

– Это – колдовство, – прошипел Садлер. – И мне оно не нравится. Что скажешь, Гаррет?

– Нечего на меня пялиться. Я не умею превращать воду в лед.

Они оба скорчили недовольные рожи – уверены, что я не до конца искренен. Конечно. Вали все на Гаррета, коль происходят жуткие вещи.

– Не нравится мне все это, – доложил Краск. – Надо сваливать отсюда.

– Весьма привлекательная идея. – Я направился к дверям. – Какие еще новости, ребята? Вам удалось разобраться с этими карликами?

Они обменялись странными взглядами, а Садлер сказал:

– Пока нет. Там тоже сплошная жуть.

– Точно, – добавил Краск. – Ведь должны же они оставить хоть какой-нибудь след? Должны где-то жить?

Верное и весьма любопытное замечание. Оно заслуживало того, чтобы над ним поразмыслить. Где они смогли остановиться, не привлекая внимания работающих на Чодо людей или людей, работающих на работающих на Чодо людей? Таких мест в городе совсем не много.

Задержавшись у дверей, я заметил:

– Кто-то крепко здесь поработал.

– Да, – ответил Краск. – Надеюсь, мне не придется соревноваться с ним в борьбе.

Я еще раз осмотрел обломки и обрывки – в поисках кусочка нитки из шерсти, производимой только на маленьком острове у побережья Гретча, или чего-нибудь столь же полезного для сыска. Частенько приходится поступать таким образом, даже понимая всю бесполезность усилий. Это вопрос профессиональной дисциплины. Изредка подобные упражнения оказываются плодотворными, и поэтому я прибегаю к ним постоянно. Ничего не обнаружив, я не огорчился. Именно этого я и ожидал. Если бы я вдруг что-то нашел, то, наверное, не совладал бы с собой и пустился бы в восторженный пляс – настолько удача превзошла бы мои самые фантастические предположения.

– Не смывайся столь поспешно, Гаррет, – вступил Садлер. – Ты должен нам кое-что сказать.

– Да.

Я колебался. Поделиться информацией – значит уступить преимущество.

– Слушаем.

– Есть еще одна участница событий, которая может знать о них больше, чем мы. Зовут – Змеюка. Это у нее Блейн украл книгу. Будет неплохо, ребята, если вы ею займетесь.

Блейн менялся все быстрее – может быть, потому, что тело холодело.

– Слушаем.

Садлеру следовало бы посоревноваться с Рохлей в ораторском искусстве Яркое мастерство.

– Змеюка – колдунья. Связана с карликами.

Пока я лишь чуть-чуть приподнял завесу. Наверняка им уже кое-что известно, но кто знает, сколько и что именно. Я скажу им все, когда решу, что им следует знать. Пока я еще не понимал до конца, почему вокруг этой книги поднялся такой шум.

– Колдунья, значит? – Краск посмотрел на Блейна. Похоже, магия для него – больной вопрос.

– Татуировка, значит? – заметил Садлер. – Вот бы посмотреть.

Я согласен, это интересно. Но все же удивительно. Он никогда не проявлял интереса к подобного рода материям.

– Полагаешь, это она замочила Бельчонка?

– Может, и не собственноручно, но все равно знает кто.

– Мы ее отыщем и хорошенько спросим.

– Будьте осторожны.

Он посмотрел на меня так, словно засомневался в моих умственных способностях. Он будет осторожным. Он пережил свои пять лет в Кантарде. Он ухитрился прожить на своей работе столько, что достиг высокого положения. «Осторожный» стало одним из его имен наряду с «Отвратительным» и «Опасным».

Я бросил прощальный взгляд на Холма Блейна, не проявившего достаточной осторожности. Он, как и раньше, ничего мне не сообщил. Мне ему тоже нечего было сказать.

Я исполнил свой долг. Настало время сложить бренное тело в постель. Если моркары сжалятся, может, я и смогу чуток поспать.

Глава 20

К Морли было по дороге. Решив наплевать на усталость, шум над головой и возможные выходки ночных обитателей Танфера, я направился в «Домик радости».

Крысюки занимались своими обычными делами. Те из них, кто работал на город, собирали всяческие отбросы, а те, кто трудился на себя, высматривали, что бы украсть. Орков, кобольдов и иных тварей на улицах было больше, чем обычно – очевидно, перемена погоды повлияла и на ночных жителей.

Мне по-прежнему казалось, что за мною следят. И я по-прежнему не мог заметить наблюдателя. Впрочем, я и не очень старался.

Заведение Морли напоминало склеп. Там никого не оказалось, кроме парочки людей Чодо. Даже Рохля ушел – домой или по делам. Это обстоятельство навело меня на размышления. Я не часто думаю о парнях, подобных Краску, Садлеру или Рохле, в обычных человеческих терминах. Дом, черт побери. У ребят могут быть жена, детишки и все такое. Мне это никогда и в голову не приходило. Для меня они не более чем костоломы.

Нет, я вовсе не хотел, чтобы они приглашали меня на ужин познакомить с хозяйкой и маленькими костоломчиками. Просто я пребывал в том настроении, когда начинаешь думать о людях. Как они стали такими, чем занимаются, когда я их не вижу, и тому подобное. Наверное, я начал размышлять на эту тему после того, как Чодо сказал, что у него когда-то была подружка.

Мне вовсе не нравится это настроение. Оно вынуждает меня задумываться о себе, о том, что я так и не нашел настоящего места в системе, именуемой жизнью. Семьи нет. Вряд ли есть друзья. А тех, кого я считаю друзьями, знаю очень слабо. Тем, что мне неизвестно о Морли или Плоскомордым, наверное, можно наполнить много томов. Они меня знают ничуть не лучше. Плата за то, чтобы казаться крутым и суровым – настоящим мужчиной, одним словом. Постоянно на сцене, постоянно вынужден скрывать подлинные чувства.

У меня масса знакомых. Сотни, наверное. И все опутаны сетью взаимных долгов н услуг. Мы их все время стараемся сбалансировать и называем это дружбой, хотя это не что иное, как отражение идеи, которой одержим Чодо Контагью.

Мы все прошли через войну. В этом городе нет ни одного мужчины человеческой расы, не побывавшего в преисподней. Это роднит меня даже с набобами с Холма, потому что, какие бы привилегии они ни получили или ни присвоили, в отношении военной службы для них исключения не было.

Варясь в ведьмином котле там, в Кантарде, все тщательно ведут учет услуг и никто не хочет уходить оттуда должником. Вы можете делиться палаткой, одеждой, ложкой, пищей и даже девочками, но при этом не сближаться с теми, с кем делитесь. Вы знаете, что многие из них обязательно скоро умрут. Вы стараетесь выдерживать дистанцию, чтобы потом не очень страдать.

Вы дегуманизируете врага полностью, а своих товарищей – частично, но достаточно для того, чтобы не открывать им сердца. Вы делаете это, хотя готовы вместе с ними штурмовать небо или ворваться в ад, чтобы вызволить их оттуда.

Все это имеет смысл там, где на вас обрушиваются потоки дерьма. Однако, даже если вам удалось не захлебнуться в этих потоках и вернуться домой, такой характер отношений с людьми остается у вас на всю жизнь. У некоторых, как у Садлера и Краска, когда они возвращаются домой, в душах не остается ничего человеческого.

Любопытно, чем занималась эта парочка на военной службе? Я ничего не слышал об этом, а они никогда не рассказывали. Многие из нас предпочитают молчать, оставляя все в прошлом.


Удивительно, как кругом было тихо и спокойно, а ведь ночные обитатели Танфера ведут себя активнее, чем обычно. Ведь известно, что ночь – не только излюбленное время тех рас, которые не выносят солнечного света, но и любимая часть суток у хищников. Я же тем не менее не замечал ничего опасного или подозрительного.

Наверное, Чодо загрузил делами всех работающих на него негодяев, а те, кто вершил преступления на свой страх и риск, залегли на дно, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. Правда, не исключено, что все, кто мог, остались сидеть дома из-за беспардонного поведения моркаров. Моркары не доставляют большого беспокойства, если вы передвигаетесь поближе к домам и внимательно следите за небом. Вряд ли они станут пикировать, чтобы похитить вашу шляпу, рискуя при этом врезаться в стену.

Кстати о моркарах… Тональность поднебесного шума изменилась мгновенно и весьма радикально. Раздался яростный вопль. Или скорее крик ужаса. Послышалось неистовое биение крыльев. Небо очистилось, и наступила почти полная тишина. Это было настолько невероятно, что я остановился и обратил взор к небесам.

Где-то на востоке довольно низко висел обломок луны, едва освещавший крыши и шпили домов ночного города. Но света оказалось достаточно, чтобы я смог заметить кружащую в воздухе тень.

Крылья существа в размахе достигали тридцати футов. Чудовище плавно скользило, совершая неторопливый вираж над городом. Закончив разворот, оно направилось к северу.

Летающий громовый ящер. Я не знал, что они охотятся по ночам. Мне их даже никогда не доводилось видеть. Этот больше всего смахивал на прототип все тех же драконов, с которыми сражаются ребята в жестяных одежках, изображенные на старинных картинах. Но это все неправда. Драконы – мифические животные и являются единственным плодом фантазии в этом мире, населенном самыми немыслимыми тварями. Вы не поверите, но я однажды даже столкнулся с живым богом, который верил, что он подлинный.

– Гаррет.

Я обернулся, удивившись меньше, чем можно было бы ожидать. Наверное, подсознательно я что-то почувствовал раньше.

– Торнада. Надеялся, что как-нибудь с вами повстречаюсь. Хотел предупредить. Вас разыскивают кое-какие нехорошие люди. И они находятся в скверном расположении духа.

Мои слова ее, похоже, удивили.

– Вы мне все расскажете по пути. Пойдем.

Я не стал спрашивать зачем и куда – ее беспардонность вывела меня из себя.

– У меня уже имеются кое-какие обязательства. Перед моей постелью. Если вы желаете со мной побеседовать, заходите утром. И попытайтесь, пожалуйста, разговаривать вежливо.

– Гаррет, если подумать, вы парень вовсе не плохой. Поэтому не будем бодаться. Давайте без грубостей. Пошли.

У нее какая-то неприятность. Видимо, серьезная. Теперь я уж точно с ней не пойду, хотя чуть раньше еще мог бы.

– Торнада, вы мне даже чем-то нравитесь. В вас есть решительность, есть стиль. Но вы не умеете вести себя с людьми. Это может вам повредить. Если вы желаете преуспеть в большом городе, вам следует учиться уличным манерам. Вам надо привыкнуть предварительно выяснять, на кого вы собираетесь накатить. Если вы замачиваете парня, за которым стоит Чодо Контагью, ваши шансы сохранить здоровье весьма невысоки.

Она казалась изумленной.

– Что, дьявол вас побери, вы несете?

– Я говорю о парне, которого вы прирезали в проулке неподалеку от Жемчужной аллеи. Пара тысяч его друзей вас сейчас разыскивают. И они не намерены одобрительно похлопать вас по спине.

– Хм. Я никого не резала.

– Надеюсь, что так. Но это произошло, когда он следил за вами. Кто, кроме вас, мог лишить его жизни?

Торнада с полминуты размышляла над моим вопросом. Но вскоре ее лицо просветлело, она решила выбросить все из головы.

– Пошли.

– Вы поступаете неразумно, Торнада. Пытаетесь оказывать давление, не ведая, к чему это может привести.

Она оказалась упрямой. И, боюсь, излишне самоуверенной. Быть может, она пришла из мест, где мужчины не способны защитить себя от дам? Быть может, она привыкла, что существа противоположного пола постоянно испытывают сомнения?

Поначалу я тоже мог проявить нерешительность. Но она дала мне возможность поговорить и собраться с мыслями.

Леди выхватила дубинку, смахивающую на мое любимое оружие. Я тут же извлек свою, которой заменил потерянную в схватке у Карлик-Форта. Она сделала несколько ложных замахов, намереваясь ударить меня сбоку по черепу. Я на ее уловки не поддался. Моя бедная головка и без того получила за этот день немало вмятин.

Увернувшись, я сделал выпад и кончиком дубинки слегка стукнул ее по костяшкам пальцев, а затем по локтю. Она на мгновение замерла от боли, и здесь я врезал ей от всей души в солнечное сплетение. Ее дубинка покатилась по булыжникам мостовой.

– Вот как ею пользуются.

Торнада оказалась никудышным бойцом. Только атака. Она не столько огорчилась, что ее разоружили, сколько удивилась:

– Как это тебе так быстро удалось?

– Имеются лишь два вида морских пехотинцев, Торнада. Быстрые, с отличной реакцией или мертвые. Советую твердо усвоить одну вещь, прежде чем вам повстречается не столь мягкосердечный человек. В этом городе вы не найдете ни одного мужчины старше двадцати трех лет, который не был бы достаточно быстр и решителен для того, чтобы выжить в течение пяти лет в Кантарде. Большинство из них, если вы на них нападете, отправят вас на корм крысюкам и даже не обернутся бросить прощальный взгляд. И в первую очередь это относится к команде, которая вас разыскивает. Они просто обожают чинить неприятности ближним.

– Я же сказала, что никого не замачивала. Пока.

– Тогда вам лучше сообщить заинтересованным лицам, кто это сделал. Чем быстрее, тем лучше.

Она вскинула брови. Странная женщина. Ничего не боится. Если у кого-то не хватает здравого смысла опасаться Чодо Контагью, значит, его умственные способности явно не в порядке.

– Советую быть осторожнее. Приходите утром, если у вас еще осталось желание побеседовать.

Я повернулся к ней спиной и направился домой. Будь я проклят! Она снова попыталась напасть на меня. Голыми руками. Кое-какие рефлексы у меня еще сохранились. Услышав позади себя движение, я отступил в сторону, вытянул ногу и, дав ей подножку, схватил на лету за волосы.

– Это уже второй раз, Торнада. Даже самые милые парни могут потерять терпение. Перестань глупить.

Отпустив ее, я продолжил путь. На сей раз мои слова достигли цели.

Глава 21

Когда Дин явился ко мне утром – разбудить для бега, – я чуть не уволил его. Старик совершенно не желает слушать никаких доводов. В этом отношении он даже более безжалостен, чем мама.

– Раз вы начали, то следует довести дело до конца, – заявил он. – Вы будете бегать. Будете бегать ежедневно.

– Грумбл, мумбла прочь впрруг. Уходите пракрта мрикра брыгг, – примерно так я объяснил ему свое отношение к физическим упражнениям любого рода.

Гаррет сражался как лев, пока Дин не отправился за ледяной водой. Сквозь узкую щелочку между веками начал пробиваться свет. Все-таки он добился своего, проклятый дрыгр брыгр. Ну и ладно, не так уж мне и хотелось спать.

Когда я, спотыкаясь, дотащился до кухни, там оказалась Карла Линдо. Воздух от ее присутствия уже успел изрядно накалиться. Я проворчал нечто вроде приветствия.

– Он всегда так светел и радостен по утрам?

– Что вы! Сегодня он оживлен как никогда, – ответил ей Дин.

Спасибо, старина.

Он поставил для меня на стол чай с медом и вернулся к плите, на которой жарился бекон и пеклись бисквиты, распространяя божественный аромат. Я сообразил, что Дин не уходил домой. Никакого смысла – слишком мало времени для сна.

Его племянницы к этому привыкли. Теперь они знают, что я веду какое-то дело. Только бы они не попытались использовать его отсутствие в качестве предлога для визита ко мне. Я представил, как они начнут слоняться по дому, путаясь под ногами, строя мне глазки и пугая всех своим уродством.

Отхлебнув чаю, я вперился в туман, целиком заполнявший мой череп. Карла Линдо молча и довольно мрачно взирала на меня. Боюсь, ее вера в Гаррета дала трещину.

– Вам удалось что-нибудь узнать вчера вечером? – спросил он, подавая бекон.

– Да. Эта Торнада умеет загребать одним веслом.

Я рассказал ему все.

– Не думаю, что она убила того человека, – ухмыляясь, заметил он.

– Нет в мире лучшего судьи человеческих характеров, чем этот старец, – сказал я Карле Линдо. – Но ведь кто-то послал Бельчонка в землю обетованную. И этого типа Блейна тоже.

Карла Линдо встрепенулась. Казалось, она была потрясена.

– Кто-то прикончил его. Сорвал дверь и разметал жилище.

– Из-за книги!

– Думаю, что так.

– Проклятие! Теперь она снова в ее руках.

Вскочив со стула, мисс Рамада принялась мерить кухню шагами. Я был еще настолько погружен в утренний туман, что это зрелище не привлекло моего внимания.

– Что теперь делать? Папочка так на меня рассчитывал.

– Успокойтесь, любовь моя. – Нет, я не прав, когда она вот так возбужденно расхаживает, взглянуть есть на что. – Тот, кто это сделал, книги не нашел. Если, конечно, эти типы искали именно книгу. Они все еще копались в комнате, когда их прервали.

– Значит…

– Это значит, что книги там не было. Карла Линдо, сердце мое, будьте так добры – сядьте. Вы не даете мне сосредоточиться. Вот так лучше. Вы уверены, что сказали мне все? Вы не скрыли ничего такого, что привнесло бы в события хотя бы минимальный смысл?

Она посмотрела на меня огромными глазами, полными страдания, и отрицательно покачала головой. Однако я сомневался, что она говорит правду. Быть может, в ее представлении это и было правдой – единственной версией. Но я просто уверен, что за всем происходящим скрывается что-то еще.

После завтрака мой взгляд на мир обычно становится светлее. Я даже с улыбкой на роже начинал в последнее время свою утреннюю пробежку. Но сегодняшнее утро, похоже, исключение. Мое настроение стало еще мрачнее. Я даже бросил завтракать Когда я резко поднялся из-за стола, Карла Линдо все еще продолжала питаться. Интересно, куда у этих малышек все помещается?

– Отправляюсь к Самому, – возвестил я и вышел.

Дин выглядел оскорбленным, как будто я позволил себе высказать что-то непотребное в адрес его стряпни.

Войдя к Покойнику, я вовсе не лучился радостью. Буркнув что-то вместо приветствия, я спросил:

– Ты не дрыхнешь?

«О нет. Славный борец с силами тьмы, не дрыхну».

– Что?

«Попытка, видимо, безуспешная, вывести тебя из состояния печали. Дальнейшие попытки я оставляю из-за их безнадежности. Поведай мне о событиях прошлого вечера».

Я все рассказал, не упустив ни единой подробности. Закончил я словами:

– Готов выслушать любые предложения. Хотя больше всего мне хотелось запереться в доме и ждать, не отвечая на стук, пока наш мир не исправится сам по себе.

«Вряд ли это практичная идея, Гаррет. Согласен, смерть Блейна – неудача для нас. Однако я разделяю твой вывод о том, что убийцы вряд ли завладели Книгой Видений. Если, конечно, мистер Садлер и мистер Краск были правдивы с тобой до конца».

– А?..

В своем красноречии я был готов сравняться с Рохлей.

«Полагаю, что Чодо Контагью был бы очень заинтересован в книге, если бы знал о ее возможностях и могуществе. Очень, очень заинтересован, учитывая его физическое состояние».

– А?..

Готово. Я – в компании Рохли.

«Думай! – Проблеск нетерпения. – Мы уже обсуждали эту проблему».

Да, черт побери! Да. Если Чодо узнает, на что способна Книга Призраков, он начнет гоняться за ней, как наркоман-крысюк за «травкой». Готов поспорить, среди ста страниц нет ни единой с образом престарелого калеки в инвалидном кресле. Чодо снова сможет стать юным. Сможет отплясывать на свадьбах и похоронах. Главным образом – на похоронах. Он снова сможет гоняться за девками и будет кое на что способен, когда догонит. Не говоря уж о том, какую пользу сможет принести книга его бизнесу.

Да, Чодо и книга несовместимы.

– Я все понял, Весельчак. Медленно, с трудом, но понял.

«Отлично. Итак, ты явился за советом, что делать дальше, желая избежать умственных усилий, связанных с принятием самостоятельных решений. Что же, тогда слушай. Во-первых, постарайся как можно реже вступать в контакт с людьми Чодо. Попытайся создать впечатление, что ты утратил интерес к делу. Для того чтобы это выглядело убедительнее, я рекомендую тебе навестить мисс Тейт. Обнаружив, что ее здоровье идет на поправку, ты получишь возможность объявить о потере заинтересованности в продолжении расследования. Сделай это сразу же после утренней пробежки».

– Какой пробежки? – Мне стало как-то не по себе.

Поднялся шумный спор о том, есть ли необходимость продолжать программу тренировок. Последнее слово осталось за ним. Он сумел переупрямить меня только потому, что у него больше времени. Жмурик, если пожелает, может вести спор до конца моих дней.

«Во-вторых, ты должен встретиться с женщиной по имени Торнада. Свидание с ее работодателем может оказаться весьма полезным».

– Или смертельным.

«Мы пока не знаем, кто он и каким образом вписывается в общую картину. Сам факт его существования может оказаться аргументом в пользу твоего в целом слабо обоснованного предположения о наличии третьей стороны, заинтересованной в Книге Видений».

Ничего не могу от него скрыть. Я-то полагал, что сумел далеко и хитроумно упрятать эту мысль.

Когда он продолжил, я почувствовал, как он самодовольно торжествует.

«Есть еще две заслуживающие дополнительного внимания проблемы. Если позволит время, следует выяснить о передвижениях и контактах Блейна до того, как его постигла неприятность. Кроме того, необходимо узнать местонахождение нашего друга мистера Дотса».

Я почувствовал, что Покойника волнует отсутствие Морли. Я тоже начинал слегка нервничать. Некоторое время его никто не видел. Просто так он не исчез бы… Если, конечно, не ушел в подполье, выполняя очередной контракт, или не имел серьезных оснований опасаться за состояние своего здоровья. Оставалось надеяться, что его здоровье еще не претерпело катастрофических изменений.

Вообще-то беспокоиться было рановато. Дотс исчез из поля зрения не очень давно.

– Возможно, он вообще никуда не девался. Просто отсутствовал, когда я к нему забегал. Нет закона, обязывающего его сидеть дома и ждать, когда я появлюсь.

«Не исключено. Но и в этом случае…»

– Я загляну к нему.

Все это означало еще один полный рабочий день. Я ожидал его с таким же энтузиазмом, как мог ожидать появления артрита.

«Отправляйся. Соверши пробежку. Навести мисс Тейт. Посети заведение мистера Дотса. Не опаздывай к ленчу. Тем временем я проинтервьюирую мисс Рамаду и подготовлю новые предложения».

Обязательно подготовит. Не исключено, что предложит пробежаться до Кантарда и обратно.

«Ах да. Конечно. Спасибо, что напомнил. Прислушайся к тому, что говорят о Слави Дуралейнике. Я жду сообщений о важных событиях».

Неужели он увидел что-то такое, что другие не заметили? Не исключено. В конце концов, удалось же ему предсказать мятеж Дуралейника.

Надо же завести себе такое хобби! Почему просто не коллекционировать монеты, бывшие в употреблении гвозди или что-то в этом роде?

И ради его прихоти придется побродить дополнительно. Я вернулся в кухню выпить еще чашечку чая. Завтрак начал оказывать на меня свое действие. Теперь я несколько лучше мог оценить достоинства Карлы Линдо. Я проявил снисхождение, когда Дин начал бубнить, что я верчусь у него под ногами. Старикан почему-то не говорил ничего подобного Карле Линдо. А ведь мог же? Он молчал, хотя не терпит, когда ему помогают. По его мнению, любая помощь нарушает установленный порядок вещей.

– Ну я пошел заниматься самоистязанием.

Похоже, мои слова никого не тронули.

Глава 22

Оказавшись на ступенях, я набрал полную грудь густого, как похлебка, воздуха Танфера. Сегодня он был прозрачнее, чем обычно, потому что из-за теплой погоды не надо было отапливать дома. Запахи тоже почти отсутствовали. Но я по ним не тосковал.

Я огляделся по сторонам. Хотя солнце только едва-едва поднялось над горизонтом, мне сразу стало ясно, что ничего хорошего от предстоящего дня ожидать не приходится.

Торнада совершенно открыто крутилась около дома, находясь, однако, вне зоны действия Покойника. Видно, на сей раз она старательно выполнила домашнее задание.

Однако девица беспокоила меня значительно меньше, чем несколько типов, старавшихся остаться незамеченными. Карликов среди них не было. Всех их, если быть снисходительным, можно было даже назвать людьми. Однако, думаю, вы не обрадовались бы, если бы ваша дочь вдруг привела любого из них к вам в дом. У всех ребят носы были сломаны или сплющены, а их коллективный разум не превосходил мыслительных способностей неторопливого опоссума. Четверо. В компании с Торнадой? Трудно сказать. Она, кажется, их не замечала. Так же, как и они ее. Ребята Чодо? Не похоже, и я довольно быстро сообразил почему.

Дело в том, что они были крайне неопрятны и выглядели оборванцами, а войско Чодо обладало некоторыми привычками к чистоте, приличной одеждой, а часть из них даже отличалась ухоженностью. Эти же ребята выглядели так, будто слова «гигиена» и не слыхивали. Кроме того, Чодо уважал меня и в случае необходимости прислал бы Садлера и Краска.

Так чьи же они? Люди Змеюки? Но она, судя по всему, предпочитает карликов, гоблинов и иных экзотических созданий.

Все эти мысли пронеслись у меня в голове за какую-то долю секунды. Я подумал, не вернуться ли домой, не запереться ли изнутри и послать всех к дьяволу.

Но тут мною овладела ярость. Оценивая ситуацию, я демонстративно потягивался, зевал и вел себя так, словно ничего не замечал. Спустившись по ступеням, я неторопливо двинулся направо, в противоположную от Торнады сторону. Проделав несколько упражнений, чтобы немного размяться, я перешел на бег, взяв со старта максимальную скорость.

Это вывело их из равновесия. Двое, в чью сторону я помчался, оттолкнулись от стен и обменялись взглядами, в которых сквозил вопрос: «Что будем делать?» Первого я успел миновать, прежде чем они пришли к согласованному решению.

Затем у меня словно выросли крылья. В игру вступила еще одна команда. С крыши дома на противоположной стороне улицы раздался звук спущенной тетивы, и мимо меня просвистели три стрелы. Не знаю почему, прежде чем стрелять, они ждали, когда я начну двигаться. Возможно, им надо было проснуться. Бросив на бегу взгляд назад, я успел заметить, как на плоской крыше дома промелькнул волосяной шар.

Я промчался мимо второго парня, бешено работая руками, ногами и пыхтя изо всех сил. Люди, как испуганные цыплята, разбегались с моего пути. Я промчался по куче конского дерьма, образовавшейся уже после последней уборки. Один из наблюдателей пытался топать следом, но, очевидно, парень вел нездоровый образ жизни. Выдержать темп он смог лишь один квартал.

Нырнув в проход между домами и промчавшись мимо многочисленных алкоголиков, наркоманов, роющихся в отбросах собак, охотящихся кошек и даже мимо одной покалеченной моркары, я выскочил на постоянно оживленную улицу Уодапт и смешался с толпой.

Все как нельзя лучше. Пока не придется возвращаться домой.

Чтобы полностью потеряться среди прохожих, мне потребовалось не менее пары минут. Все это время я пыхтел и хрипел так сильно, что все, оглядываясь, расступались.

На меня снова накатила злость. Что за дела? Какие-то карлики непрерывно пытаются меня замочить. Что я им сделал? Дальше терпеть такое невозможно. Что же касается Торнады – положить на колено и выдрать. Жаль, что она выше меня, и, складывая ее на колено, я могу столкнуться с некоторыми трудностями. Но, так или иначе, я уже сыт по горло. Пора переходить к ответным ударам


Я добрался до дома Тейтов и провел у постели Тинни целый час. Состояние ее здоровья заметно улучшилось, и она вновь источала огонь и уксус. Мы очень миленько повздорили, и, поскольку она была еще не в форме для того, чтобы помириться, я удалился еще более взвинченным.

Только-только миновало время завтрака – и уже такой вшивый день, Прежде чем я успел смыться, меня перехватил один из бесчисленных племянников.

– Дядя Уиллард желает вас видеть, мистер Гаррет.

– Хорошо.

Сейчас мне не хватало только нотаций вождя племени Тейтов. В каком бы скверном расположении духа я ни находился, я не мог позволить себе вступить в спор со стариком. Ему так много и незаслуженно пришлось страдать за последние годы, что причинять ему дополнительные неприятности было бы низко.

Я мирно направился к нему, настроившись выслушать любые упреки. Уиллард сидел за своим верстаком. Где же еще? Как-то он сказал, что в жилах его семейства есть доля крови эльфов. Пожалуй, он слегка приврал, и в жилах Тейтов течет кровь не эльфов, а карликов. Уж больно они трудолюбивы. Какие-то трудоголики.

Он посмотрел на меня с непроницаемым выражением лица.

– Присядьте, если желаете, мистер Гаррет.

Может, он вовсе и не сердит на меня?

– Что вы хотите? – спросил я, присаживаясь.

– Насколько я понимаю, вы разыскиваете людей, виновных в том, что произошло с Тинни.

– Да. Вроде того.

– Как прикажете понимать ваше «вроде того»?

Пришлось объяснить Интересно, сколько раз мне все придется рассказывать и с какими вариациями, прежде чем осядет пыль? Тейт внимательно слушал. Я знал, что Уиллард про себя отмечал те моменты, когда я уходил в сторону, желая сохранить некоторые события в секрете.

– Понимаю. – Подумав полминуты, он добавил: – Мне хотелось бы встретиться с человеком, который подослал убийцу к Тинни, мистер Гаррет.

– Ее приняли за другую женщину.

– Я это прекрасно понимаю, мистер Гаррет. Но Тинни пострадала. И очень серьезно. Она бы погибла, не окажись поблизости вы и ваш друг. Умерла, если бы вы не вмешались. Я желаю встретиться с тем, кто несет за это ответственность. И готов щедро заплатить за подобную возможность.

Хочет посчитаться. А почему бы и нет?

– Я отыщу ее. Или его.

Его? Мне казалось, вы считаете, что это колдунья.

– Змеюка? Весьма вероятно. Но – я уже говорил – убежден, что в деле замешана еще одна сторона. Кто-то работает против Змеюки. И этот кто-то все время вертится под ногами.

– Блондинка, – кивнул он. – Вы могли бы учинить ей допрос.

– Конечно. (Так она мне и позволит.) Кстати, раз о ней зашла речь… Дама утверждает, что ее работодателя зовут Лаббок. Это имя вам что-нибудь говорит? Вы слышали о Лаббоке?

Он начал отвечать не задумываясь:

– Лаббок Кристер – кожевенник. Лаббок Тул – перевозки. Фрит Лаббок – оптовая торговля овощами. Ион Лаббок Дамаскен – корабельный агент. С каждым из них я в то или иное время вел дела. Если обратиться к истории: Маршалл Лаббок – имперский генерал, Лаббок Кандид – чернокнижник и его дочь Аркне. Эти были настолько злобны и отвратительны, что матери до сих пор пугают детей их именами.

– Хорошо, хорошо.

Из всех названных Лаббоков я слышал лишь о двух последних, но понял, что он хотел сказать.

– Согласен. Лаббоков действительно великое множество. А наш к тому же, может, вообще не Лаббок. Не исключено, что он и Змеюка – одно и то же лицо.

Маленький старичок снова кивнул, и его седые космы опять взметнулись. Он нацепил на нос очки, давая понять, что аудиенция закончена. Уилларду не терпелось вернуться к труду.

– Благодарю вас, мистер Гаррет. Прошу держать меня в курсе, особенно если обнаружите что-то необычное. И пожалуйста, найдите время навещать Тинни. У нее так мало друзей.

– Обязательно.

– Лео! – позвал он одного из орды своих племянников, – Проводи мистера Гаррета до калитки.

Видимо, чтобы я не вздумал по пути застрять в убежище Тейтов. Выйдя на улицу, я почувствовал странное облегчение, сродни тому, что вы испытываете, завершив визит к неприятной и нелюбимой тетке, старой деве. Уф! Теперь можно перейти к действительно важным делам. Странно. Тинни – вовсе не старая дева, у которой от одиночества испортился характер. Видимо, следует на досуге подвергнуть свои чувства к ней строгой ревизии. Я остановился и, опершись спиной о стену, начал размышлять, что делать дальше.

Глава 23

Не думаю, что мне удалось установить мировой рекорд по прыжкам в высоту, но ощущение было такое, словно за спиной выросли крылья.

– Гаррет!

Я опустился на землю и оказался лицом к лицу с Торнадой, понимая, что, пожелай она, я был бы уже покойником.

На этот раз повезло. В другой раз боги могут оказаться не столь милостивы, если мне вздумается вздремнуть на улице.

– Привет, Торнада, – бросил я, надеясь, что голос дрожит не слишком сильно.

Как это она так быстро меня нашла? Наверное, домашняя заготовка. Дама прислушалась к моему совету и выполнила домашнее задание. Возможно, она вовсе не так безнадежна, как казалось.

Оглядевшись вокруг, я не заметил ребят, которые бросились за мною вдогонку.

– Где же ваши бруно?

– А?..

Я запамятовав, что она – не городская и не знакома с арго. Бруно – низкопробная шпана на подхвате.

– Те ребята, что толклись вместе с вами у моего дома.

– Они были не со мной. Я их вообще не замечала, пока они не побежали за вами.

– Вот как? – Что ж, боги хранят дураков. – Может, вам стоит подумать о том, чтобы сменить работу? На этой вам долго не протянуть.

– Возможно, – пожала она плечами. – Будь что будет, зато я занимаюсь чем хочу, и мне не надо надрываясь волочить плуг или стареть, вынашивая детей.

Она права. Я занимаюсь тем, чем занимаюсь, в частности, и потому, что могу оставаться сам себе боссом, свободным от паутины обязательств и ответственности.

– Понимаю.

– Завтра наступило, Гаррет. Лаббок начинает проявлять нетерпение.

Опять игра в крутизну, подумал я, а вслух произнес:

– Ладно. Ведите.

Она направилась в сторону Холма. Я молча позволил ей указывать путь и задавать темп. Походочка у нее – словно она все еще шагает за плугом. А девица вовсе не дурна, если вглядеться. Просто смоделирована в несколько увеличенном масштабе. Торнада могла бы стать вообще хорошенькой, если бы согласилась помыться.

– Вам удалось бросить взгляд на клоунов, стрелявших в меня с крыши?

– Не только бросить взгляд, Гаррет, – ухмыльнулась она, – но и врезать, как только они спустились. Выдала им по хорошему пинку в задницу и переломала игрушки.

– Всем?

– Их и было-то всего четверо. Крошечные волосатики. Но упорные. Фокус в том, что надо стоять к ним достаточно близко, чтобы они не могли использовать арбалеты, но чтобы не могли дотянуться до тебя лапками. Я обрабатывала их ногами.

Она отступила в сторону и высоко взметнула ногу. Таких бахил я не видел со времен морской пехоты. Ими и впрямь можно изувечить кого угодно – если достанет сил поднять ногу.

– Почему?

– Они вмешались в мою игру. Мне от вас не будет никакого проку, если позволить утыкать вас стрелами.

– Боюсь, и мне это пользы не принесло бы. Хотелось бы знать, откуда они возникли.

– Кто? Волосатики?

– Они, Торнада, они. Эти ребята нападают на меня уже третий раз.

Вспомнив об этом, я начал с утроенной энергией оглядываться по сторонам. Да, мы двигались все-таки в сторону Холма. Не иначе как ее работодатель – какой-нибудь повелитель огня или властитель бурь… Я попытался вспомнить; кто из крупных чародеев может сейчас находиться в городе. Все, кто хоть что-то да значит и достаточно опытен, торчат сейчас в Кантарде, помогая охотиться за Слави Дуралейником.

Если бы я был политиком, то сообразил, что сейчас самое время делать карьеру. Наши правители не оставили в городе никого, кто мог бы держать нас в строгости. Увы, политическая деятельность меня не интересует. Как и всех остальных. Поэтому нам, видимо, придется существовать так, как мы привыкли, если, конечно, Дуралейник не учинит всем полнейший разгром, и ни один из чародеев не сможет вернуться домой.

Немного поразмыслив, Торнада заявила:

– Мне неизвестно, откуда они появились, Гаррет, но я знаю, куда они направились.

– А?..

Пусти в ход весь свой ум и шарм, Гаррет, и выуди, что ей известно.

– Двадцать марок. Серебром. После встречи с Лаббоком.

Никто не может назвать меня непокладистым:

– Три марки – больше никогда с собой не ношу.

– Поцелуй себя в зад. Пока ты не скажешь, что сведения стоят двадцатки, я слова не промолвлю.

Интересно, почему эти деревенские столь низки – нутром чуют, когда можно нажиться на несчастьях ближнего?

– Ладно, пусть будет пять.

Торнада ничего не ответила, продолжая вести меня к Холму. Хорошо, посмотрим. Она не может не согласиться. Пять марок – огромные деньги для деревенской девицы.

На перекрестке впереди возникла пара карликов.

– Десять! – выпалил я. Карлики даже не взглянули в нашу сторону. Я их не интересовал. Всего-навсего парочка бизнесменов-недомерков. Торнада проигнорировала мое новое предложение. Ну что ж. Своей несдержанностью я себя выдал. Это вполне объяснимо. Я нервничал. Вы тоже забеспокоились бы, если бы в вас начинали стрелять карлики, как только вы высовываете нос из своего дома.

Дин перестанет выпускать меня за покупками.

Я не переставая вертел головой, но не замечал ничего подозрительного или опасного. Только раз вдали промелькнул парень, похожий на Краска. Впрочем, слишком далеко. Тем не менее я позволил себе ухмыльнуться. Может, появится возможность поторговаться.

Глава 24

Я остановился посмотреть, куда мы направляемся.

– Пошли, Гаррет. Хватит портить воздух.

– Не помешает сперва оглядеться. Такое могло родиться лишь в больном воображении – миниатюрный волшебный замок – убежище привидений-недомерков, вервольфов и разучившихся летать вампиров. Размерами он не превосходил стоящие поблизости особняки. Настоящий замок – в четверть натуральной величины. Стены его были сложены из черного камня и имели весьма замызганный вид – Веселенькое маленькое бунгало. Значит, здесь обитает Лаббок?

Конечно, я и раньше видел это строение, но не обращал на него внимания. Еще одна причуда придурка с Холма. Об обитателях замка мне ничего не было известно – Да. Но по правде, мне кажется, что Лаббок – не настоящее его имя.

– Вот как! В самом деле?

Она с сомнением и довольно сурово посмотрела на меня.

– Что вы о нем знаете?

– Занимается выплавкой металлов. Это у него бизнес такой. Королевские контракты. Страшно богатый. Я все узнала, прислушиваясь к разговорам. Он, правда, немного странный.

– Оно и видно.

– Постарайтесь оставаться серьезным.

Я возобновил движение. Очень неторопливо. Мне казалось, что у ворот нас должны встретить часовые-зомби. Быть может, зомби-гномы. На немногочисленных окнах стояли массивные металлические решетки. Игрушечный подъемный мост горбился над игрушечным рвом пяти футов шириной. Клыкастые черепа неизвестных созданий висели над воротами. Из их носовых отверстий валил дым. Несмотря на ясный день, но обе стороны от входа коптили факелы Где-то в глубине невидимые музыканты наигрывали устрашающую мелодию. На стенах, как на насесте, сидело с дюжину моркаров – живых горгулей. Да, странностей здесь хоть отбавляй.

Парни, обитающие на Холме, как правило, покупают или строят дом своей мечты.

Я задержался взглянуть на моркаров. Они, казалось, впали в гораздо более сильную, чем обычно, дневную летаргию.

– Не будем торчать на улице. – Торнада без малейшего колебания вступила на подъемный мост. – Вы идете?

– Иду. Но начинаю сомневаться, что это удачная идея.

– Не волнуйтесь, – рассмеялась она. – Это все показуха. Лаббок просто чокнутый. Он одевается и ведет себя как чародей, но единственный фокус, на который парень способен, – заставить исчезнуть с тарелки жратву.

Видимо, так оно и есть. Если бы владелец замка обладал подлинным талантом, то сейчас находился бы в Кантарде, пытаясь перехитрить Слави Дуралейника.

Встретил нас старикан трупного обличья. Не промолвив ни слова, он провел нас в жутковатую приемную. Стены ее были декорированы плетьми, цепями и какими-то другими предметами. Об их назначении даже не хотелось строить догадки. Из произведений искусства там оказалась портретная галерея разнообразных демонов. Среди демонов была и парочка образов реальных людей, которых я мог бы знать, если бы интересовался прошлым. Судя по их рожам, они должны были оставить заметный след в истории страны.

Вскоре к нам присоединился сам Лаббок.

Покойник в сравнении с ним показался бы стройным и изящным. Будь хозяин замка каменным валуном, он потянул бы сотен на шесть фунтов. На нем висела идиотская мантия чародея, скорее всего сшитая им самим. Затраченной на ее изготовление материи с лихвой хватило бы на палатки для целого батальона. При желании парня можно было бы привлечь к суду за незаконное припрятывание материалов стратегического назначения.

Лаббок улыбался, но улыбка затерялась в складчатом ландшафте его физиономии. Глядя на него, я почему-то вспомнил о хорошо прогоревшей свече с многослойными наплывами воска.

– О Торнада, наконец-то вы сумели доставить сюда этого человека. Моровая Язва, заплати ей.

Карга, смахивающая на бабушку нашего проводника, подала Торнаде маленький кожаный мешочек, и тот мгновенно исчез в складках одежды моей подруги.

– Мистер Гаррет. – Лаббок сделал попытку поклониться.

Я попробовал сохранить серьезное выражение лица. Наши попытки полным успехом не увенчались. Хотя мне кажется, я преуспел больше.

Парень говорил устрашающим голосом. От его тона у меня вдоль спины чуть не растекся холодок страха. Держу пари, он затратил массу времени, чтобы научиться получать должный эффект.

– А я уже начал думать, не совершил ли ошибку, прибегнув к вашим услугам, Торнада, – продолжил он.

Это она совершила ошибку, согласившись на его предложение, подумал я. Но иногда – для того чтобы душа не рассталась с телом – нам приходится делать то, чего в иных обстоятельствах делать не следовало бы.

– Как поживаете, мистер Лаббок? – поинтересовался я.

Он поднял руки и скрестил их у своего сердца, обратив ладони в мою сторону. Затем чудак сжал пальцы в кулаки, оттопырив мизинцы и энергично двигая ими. Я заметил, что ногти на пальчиках достигали двух дюймов. Наверное, в них скрывалась какая-то магическая сила. Все эти манипуляции, очевидно, должны были произвести на меня соответствующее впечатление, Я не впечатлился. Как правильно утверждают некоторые, мое место – в психушке Бледсо. Я, по их мнению, не всегда поступаю адекватно требованиям реальной жизни.

– Ты мог бы хотя бы притвориться вежливым, Гаррет, – прошептала Торнада.

– Разве я не спросил, как он поживает, хотя мне на это глубоко плевать? – тоже шепотом ответил я. – Чего тебе не хватает? Пусть он поговорит.

Во всем, видимо, виноваты нервы. Когда меня пугают, они почему-то начинают давать сбои. Мне надо было задавать ему вопросы, а я вместо этого начал подумывать о том, чтобы слинять.

Он все-таки сумел начать:

– Мистер Гаррет (сколько можно?), добрый день. Я с огромным нетерпением ждал встречи с вами.

– Я тоже рад вас видеть, кем бы вы ни являлись.

Видите, как я вежлив. Ведь не сказал же: «чем бы вы ни являлись».

Еще одна улыбка попытаюсь совершить прорыв, но скончалась в зародыше, задохнувшись в жире.

– Да, как вы справедливо предполагаете, мое имя вовсе не Лаббок. Нет, сэр. Это всего лишь тайное желание, страстная мечта ступить на ту же тропу, которой прошествовал столетия тому назад великий Лаббок.

Он поднес руки к глазам, скрестил ладони, обернув их ко мне тыльной стороной и уставился на меня сквозь кольца, образованные большими и указательными пальцами. С некоторой натяжкой это действо можно было принять за древнее заклинание против дурного глаза.

– Однако, к сожалению, жестокая реальность не позволила моей мечте воплотиться в жизнь.

Я вспомнил, что Уиллард Тейт упоминал о парочке преотвратных мертвецов по имени Лаббок. Колдунов. А у этого парня талантов мага даже меньше, чем у меня. Такова жестокая реальность. Вот он и юродствует, играя в чародея.

Что же, если вы богаты, вам все дозволено.

– Как вы справедливо предполагаете, – повторил он, – мое имя вовсе не Лаббок. Глупо пытаться скрыть истину от человека вашей профессии. Вам стоит лишь спросить соседей, и те сообщат, что здесь живет безумный Фидо Истерман.

– Фидо?

Надо же. Люди даже собакам перестали давать кличку «Фидо».

– Это означает «Верный», мистер Гаррет. Да, сэр, Верный. Мой папенька, да упокоится его душа в мире, был поклонником имперских традиций. Фидо – почетный титул во времена Империи. Как сейчас – рыцарь. Но в отличие от последнего он мог быть пожалован любому, не обязательно аристократу. Да, сэр. Этим титулом обладал человек, имя которого я в своем тщеславии присвоил ради нашего маленького маскарада. Именно, сэр. Как вам, возможно, известно, Кандид Лаббок был одним из моих предков. Сверкающая звезда на вершине фамильного древа. Да, сэр. Но магическое могущество исчезло со смертью его дочери Аркне. Если бы вы знали, сколько проклятий послал я за это небесам!

Боже. Передо мною не просто клоун. Передо мною кипящий эмоциями театр одного актера.

– Но я-то тут при чем? – спросил я, желая поскорее добраться до сути дела – С какой стати я здесь оказался?

Я попытался разглядеть цвет его глаз. Ничего не вышло – органы зрения утопали в складках жира.

– Терпение, мой мальчик, терпение. Не надо торопить своего палача, – зловеще хихикнул он. – Это шутка, сэр. Моя маленькая шуточка. Вам в этом доме ничего не угрожает.

Черта с два. Еще немного, и я начну пускать изо рта слюни и заведу беседу с маленькими зелеными человечками, которых здесь нет.

Я взглянул на его слуг. Замковая челядь толпилась в глубине помещения, желая наблюдать босса в действии. У всех – пугающие костюмы и соответствующий грим. Истерман мог себе позволить платить людям за то, чтобы они поверили, что он мерзавец. Вероятно, он им и был, но только в более земном исполнении. В задних рядах зрителей я обнаружил одного из тех, кто преследовал меня около моего дома. Но не надо называть Истермана сумасшедшим. Истерманы всего мира сумасшедшими не бывают. Когда у вас много денег, вы слывете эксцентриками.

– Да, сэр. Фидо Истерман.

Он сложил кончики пальцев обеих рук и изобразил двух отталкивающихся друг от друга пауков. Покончив с этим, Фидо приступил к новому упражнению. Он начал разводить руки в сторону, как бы преодолевая огромное сопротивление. Пальцы у клоуна тряслись, словно он еще не оправился от тяжелейшей болезни.

– До меня дошли слухи о чудесной книге, мистер Гаррет. Да, сэр, о подлинном шедевре. Я желаю, сэр, эту книгу получить. Торнада бегала вместо меня, ведя поиски. Как вы можете заметить, я плохо скроен для физических усилий, даже если бы и желал действовать самостоятельно. Торнада работала с должным тщанием, надеясь, конечно, избавить меня от существенной части моего состояния. Но судьба отказалась повернуться к ней лицом. Ей всего-навсего удалось узнать, что вы можете располагать кое-какими сведениями о местонахождении указанной книги. – Фидо радостно воззрился на меня. Прежде чем я успел вставить слово, он продолжил: – Насколько я сумел выяснить, вы, сэр, могли бы пожелать стать обладателем весьма существенной суммы. Скажите, в каком металле вы предпочитаете получить вознаграждение.

– С удовольствием получил бы в любом. Жаль только, что мне нечего вам продать. Не знаю, почему вы решили, что мне известно о какой-то книге.

– Не надо, сэр. Не надо. Не будем играть друг с другом. Не будем перебрасываться пустыми словами. Я сказал, что заплачу за обладание книгой, и я действительно готов проявить щедрость. Мое слово надежно как скала, в чем может убедиться любой, задав несколько вопросов людям, занимающимся добычей и переплавкой руд. Но если вы отправитесь наводить обо мне справки, то обязательно узнаете, что я имею репутацию человека, умеющего добиваться своего.

В этом я не сомневался.

– Могу сказать об этой книге только то, что она не закончена – если, конечно, вообще существует. Что же до нее местонахождения, то я не имею об этом ни малейшего представления.

– Не надо, сэр. Неужели вы на самом деле ожидаете, что я…

– Я ожидаю от вас лишь того, что вы оставите меня в покое.

– Сэр…

– Сколько раз можно повторять: мне неизвестно, где находится книга. Вы наводили обо мне справки, так? Вам сказали, что я, как правило, говорю правду? Так вот, правда заключается в том, что я сам искал эту книгу. Для своего клиента. Нашел же я всего лишь укравшего ее человека.

– Прекрасно, сэр. Мы уже кое-куда продвигаемся.

– Мы продвигаемся в никуда. Парень мертв.

– Какая неприятность, – хихикнул он. – Большая неудача.

Мне показалось, что это для него не новость. Я заметил еще одного из гонявшихся за мной парней.

Все сходится. Вот она, искомая третья сила. Этот придурок со своей шпаной. Не исключено, что его парни и отправили Блейна в землю обетованную. А может, они разделались и с Бельчонком.

– Не желаю больше связываться с этой книгой. Из-за нее уже убили несколько человек. Из-за нее жители Карлик-Форта встали на тропу войны. Из-за нее Чодо Контагью жаждет крови, так как погиб один из его людей. – Фидо слегка пошевелился. – Из-за нее колдунья по имени Змеюка носится по городу в сопровождении карликов-ренегатов, палящих во все стороны из арбалетов. У меня нет ни малейшего желания оказаться в центре этой заварухи.

Истерман закрыл глаза и начал говорить. Вообще-то это было нечто вроде речи, но произнесенной не по-карентийски. Я догадался, что он лопочет на Старом Форенсе (этот язык все еще используется для литургий у некоторых наиболее консервативных конфессий из тысяч различных культов, существующих в Танфере). Я не знал и десятка слов на Старом Форенсе, однако мне доводилось его слышать, и я узнал общий ритм и модуляции.

Старый добрый Фидо был таким же скверным лингвистом, как и чародеем. Но отсутствие таланта он компенсировал энтузиазмом. Парень завывал, пуская изо рта пену.

Я пришел сюда с Торнадой только для того, чтобы задать вопросы. Теперь же делать мне здесь было нечего. У меня оставалось единственное желание – убраться как можно скорее Там снаружи существовал разумный мир. Там впервые со дня основания Танфера над городом летали громовые ящеры. И торчали у самых городских ворот Там по улицам бродили кентавры Там водились саблезубые тигры, мамонты, моркары и гномы. Там исчезали мои друзья Но в целом это был разумный мир, в котором я вполне мог существовать.

– Я подумываю переквалифицироваться в каменщика, – сказал я Торнаде. – У них таких проблем не бывает.

Торнада пожала плечами, продолжая пялиться на Истермана, словно на гения, вещающего о тайнах мироздания. Быть может, она его понимала? А что, если и девица тоже слегка со сдвигом.

Я сдался и даже как будто задремал, оставаясь на ногах и сохраняя достаточно внимания для того, чтобы заметить любую попытку подкрасться ко мне сзади и трахнуть по черепу боевой секирой. Оставался я только потому, что Торнада не собиралась уходить. Я не имел права оставить ее один на один с этим страшилой. А вдруг он приносит в жертву девственниц (которой Торнада, полагаю, еще сравнительно недавно была и – чем черт не шутит, – может, еще и остается). К тому же ей было известно нечто такое, что я тоже желал бы узнать.

Закончив свой припадок, Истерман без малейшего смущения произнес:

– Итак, сэр, насколько я понимаю, мы пришли к полному согласию.

– Нет.

Похоже, его люди начали испытывать смущение. Но они сумели это скрыть и не удалились. Наверное, он платил им по-настоящему хорошо, А что бедолаге остается делать?

Он казался озадаченным. Это было заметно, несмотря на складки жира, скрывающие выражение лица.

– Я думал, сэр, что выразил свое пожелание абсолютно понятно.

– Если в ваших словах и были проблески смысла, то я их во всем этом дыму как-то не заметил.

– Гаррет! – заорала Торнада. Истерман улыбнулся. Или, может, мне показалось, что в глубинах его физиономии промелькнула улыбка.

– Хорошо. Попытаюсь говорить словами, которые даже вы, сэр, способны понять. Я хочу получить эту книгу. Я всегда получаю то, что желаю. Те, кто мне поможет в этом, будут щедро вознаграждены. Тех же, кто попытается встать на моем пути, ждет не столь радостный удел. Вам теперь все ясно?

– Да. – Я послал ему улыбку. – Если я случайно встречу Чодо Контагью или Змеюку, непременно передам им ваши слова. Уверен, это настолько их напугает, что они немедленно уберутся с вашего пути, предоставив вам свободу действий.

Угроза и контругроза. Все весьма по-дружески – с ножами, спрятанными за спину.

Торнада начала извиняться за мое варварское поведение. Чем больше я на нее смотрю, тем меньше понимаю ее характер.

– Не имеет значения, мое дитя. Не имеет значения. Этот человек должен поддерживать свое реноме. Как, впрочем, и все мы. Мы все так поступаем. Прекрасно, сэр. Прекрасно. На этом, полагаю, деловую часть нашей встречи можно считать завершенной. Мы поняли друг друга. Я собираюсь отобедать. Не желаете ли присоединиться ко мне? Я держу очень хороший стол.

Я отказался, сославшись на занятость. Мне не хотелось видеть, какой стол держит этот урод. Его яства могут оказаться вредными для здоровья. Да и время ленча еще не наступило.

– Хорошо, сэр. Как вам будет угодно. Надеюсь, что вскоре снова увижусь с вами при обстоятельствах более благоприятных для нас обоих. Чума, – обратился он к труповидному старикану, – вас не затруднит проводить наших гостей к выходу?

Старик поклонился и повел нас с Торнадой к вратам замка. Я не спускал со старикашки глаз – не желая, чтобы меня толкнули в какую-нибудь потайную дверь. Попытки завести беседу о его боссе ни к чему не привели. Он не желал говорить на эту тему. Весьма мудро в его положении.

– Я в тебе разочаровалась, – небрежно бросила Торнада.

– Я и сам в себе сильно разочаровался. Но все же скажи, чем я разбил твое сердце.

– Этот парень – созревший фрукт.

– Не просто фрукт, а целый фруктовый сад, Торнада.

– Если бы мы поперли в нужном направлении…

– Не мог вынести этого клоуна. Возможно, он и сказал бы мне что-то важное, но… Пусть повертится на горячей сковородке.

– Гаррет!

– Ты связалась с ненормальным, Торнада. Из-за него тебя укокошат. Я поверил тебе на слово, что ты не работала с теми парнями, которые гонялись за мною утром. Не заметила некоторых из них среди толпы слуг? Тебе следует держать глаза открытыми.

Подозреваю, что они вели с Торнадой двойную игру с того самого момента, как Истерман нанял ее. Для типа вроде него это естественное поведение.

Я не испытывал к Фидо никакой симпатии. Я не должен ему и ломаного гроша. Теперь было ясно, кто замочил Бельчонка. Когда в очередной раз встречу Садлера и Краска, обязательно поделюсь с ними своими подозрениями.

Когда мы удалялись от этого клоповника, я даже не оглянулся.

– Торнада, ты знаешь что-нибудь об этой книге?

– Только что она вот такого размера, а страницы сделаны из латуни. – Латунь. Латунные призраки. – Это то, что карлики называют Книгой Призраков. Каждая страница посвящена какому-нибудь существу. Тот, кто прочитает текст, в это существо превращается.

– Неужели?

Мы снова были в безопасности. Я чувствовал, что за нами нет хвоста. Мы поднялись по ступеням здания, которое по традиции почему-то считается общественным. Пока. Подданные короля собираются на его ступенях. Некоторые из них даже постоянно живут здесь, если погода позволяет. В этом месте мы могли поговорить, не опасаясь получить удар по голове от уличной шпаны, и отсюда нас не могли прогнать парни, именуемые стражей.

– Подумай об этом, любовь моя.

– О чем? И с какой стати?

– Представь себе человека, который о чем-то мечтает. Не важно, насколько это мечтание безумно или насколько безумен этот человек. Понимаешь? И вот у него появляется шанс воплотить свою мечту в жизнь. Понимаешь?

– Ты совсем заморочил мне голову, Гаррет.

Вот уж не думал, что она так туго соображает. Пришлось развернуть тему и подробнее объяснить, что представляет из себя эта книга:

– Этот урод Фидо больше всего на свете желает стать чернокнижником, злым волшебником. Но у него не хватает таланта добиться этого собственными силами Он так стремится к этому, что просто жалость берет. Но я не хочу его жалеть, когда речь заходит о Книге Видений. Если псих вроде него получает…

– О!

Ее глаза вдруг округлились.

– Вот именно – о! До тебя дошло наконец. Но он книгу не получил. Пока. Иначе этот сумасшедший уже начал бы выкидывать свои фокусы по всему городу.

– Дай мне подумать об этом, Гаррет.

– Ты знаешь его лучше, чем я.

– Сказала же – дай мне подумать.

Ее лоб покрылся морщинами – точь-в-точь как у Плоскомордого, когда тот пытается сосредоточиться. Наверное, она похожа на Тарпа не только ростом. Торнада из тех, кто думает медленно, но верно и кто в результате частенько приходит к более глубоким выводам, чем мы, похваляющиеся быстротой мысли. Немного выждав, я продолжил:

– Ему каким-то образом удалось вступить в контакт с Блейном. Откуда-то он ведь узнал о книге?

– Верно. Думаю, Блейн сначала предложил ему купить книгу. Но что-то случилось, и он отказался от своего предложения.

– И в результате был убит.

– Вероятно, это моя вина. Я отыскала Блейна для Лаббока.

– Вот как?

– Я же тебе говорила, что охочусь за людьми. Он хотел, чтобы Блейна нашли, и я его нашла.

Я посмотрел назад, на берлогу Истермана. Мы были недалеко от нее. Недостаточно далеко. Кто-то торчал на башне, пытаясь подманить летающего громового ящера. Похоже, Фидо решил обзавестись персональным драконом.

Забавно. Логически рассуждая, у Блейна, когда его убивали, книги не было. Но до этого она у него была, и он пытался ее использовать. Когда парень ввалился в мой дом, он был Карлой Линдо. У Змеюки книги тоже быть не могло. А то она не старалась бы меня прикончить, а уже убралась бы из города.

Гнорст? Но ничто не говорило о том, что он вообще приступил к поискам.

Куда же, к дьяволу, она могла подеваться? Но почему это должно меня волновать? Тинни обещала скоро поправиться.

– Как ты думаешь, можно ли кому-либо доверить такое могущество?

– Мне-то можно. Я с ним совладаю. Но никому другому я книженцию бы не доверила.

– А я и в тебе не уверен. Мы еще слабо знакомы.

– Сколько заплатишь за то, что я ее не найду?

– Что?

– Я пришла в город за деньгами, Гаррет, а не заниматься спасением человечества.

– Обожаю людей, которые четко мыслят. Мне нравятся девицы, которые точно знают, чего хотят. Поэтому даю тебе столь же прямой ответ. Ты не получишь и облезлого медяка. У тебя нет ни малейшего представления, где книга.

– Но я узнаю. Я хорошо умею искать. Знаешь что? Когда я ее отыщу, я дам тебе возможность поторговаться за нее с Лаббоком.

– А как насчет Змеюки? Тебе не вредно было бы подумать и о ней. А когда начнешь думать, припомни, что случилось с Блейном.

– Чепуха!

– Послушай, Торнада. Очень глупо ничего не бояться. В этом городе есть весьма неприятные люди. И наиболее неприятные из них сейчас разыскивают тебя. Из-за Бельчонка. Если тебя поймают, ты можешь смело целовать себя под хвост, посылая миру последнее прости.

Я упомянул об этом, увидев вдали кого-то, весьма сильно смахивающего на Краска.

– Я способна сама о себе позаботиться.

– Видел, когда ты накатила на меня.

– Проклятие, Гаррет! Почему ты вообразил, что несешь за меня ответственность?

По тому, как она вела себя и какие слова выбирала, мне начало казаться, что бредущая рядом со мною Торнада – не подлинная Торнада.

– Ладно, ладно. Скажи-ка лучше, куда направились те карлики?

– Двадцать марок.

– Наемница проклятая! Ты готова продать мать родную.

– И продала бы за подходящую цену. Не меньше двух марок. Только чтобы покрыть расходы. Но тебе от нее никакого бы проку не было. Она померла.

– Сожалею.

– О, она еще дышит. Последние тридцать лет она мертва от подбородка и выше. Ничего не соображает. Умеет только ругаться да делать детишек. Прошлый раз я насчитала шестнадцать. С тех пор, наверное, еще парочка прибавилась. На четырнадцатом она чуть было не истекла кровью, но все равно продолжает их клепать. Поэтому я сбежала из дома. Не хочу стать такой, как она.

– Ладно, пусть будет двадцать марок. – Я ее не осуждал. У крестьян, как правило, жизнь коротка и отвратительна. Особенно отвратительна она у сельских женщин. – Но с собой у меня нет.

– Я тебе доверяю. Говорят, ты держишь слово. Только не вздумай позволить себя укокошить, прежде чем расплатишься.

– Выкладывай. Где они?

– Ты сразу туда попрешься?

– Да, если скажешь куда.

– Не возражаешь, если я тебя провожу? Может, я найду там и для себя что-нибудь интересное.

Глава 25

Не успели мы двинуться в путь, как оказались в центре взволнованной толпы. Люди бегали, кудахтая друг на друга, как цыплята в огромной стае. Они не были напуганы, им просто хотелось узнать, что происходит. Я тоже не оказался исключением. Причина всеобщего смущения стала понятна, когда все вдруг остановились, повернувшись в одну сторону и тыча пальцами в небо.

Вначале над нами пронеслись тени. Затем со стороны утреннего солнца появились сами чудовища – числом не менее дюжины. Они не плыли в вышине, а шли крыло к крылу почти на уровне крыш. Их шеи извивались по-змеиному, а головы время от времени дергались вперед. Пролетая над нами, они хрипло кричали. Откуда ни возьмись в небе появились моркары и в целях самосохранения сразу нырнули вниз.

Никто не паниковал. Да и не с чего. Чудища были крупными, но не огромными. Утащить они никого не могли. Может, только кошку или небольшую собаку. Для более серьезной дичи подъемной силы их крыльев явно не хватило бы.

Кто-то рядом заметил:

– Они истребляют голубей.

Значит, вот почему эти выпады головой. Один летит впереди, поднимая в воздух этих пернатых крыс, а остальные бьют их на лету.

– Я слышал, к северу на холмах появились крупные хищники, – произнес кто-то в толпе.

Мрачное известие. Некоторые из этих уродов достигают тридцати футов, и для таких закусить мамонтом – плевое дело. Милое развлечение для фермеров.

– Вот куда тебе надо отправиться зашибать бабки, – сказал я Торнаде. – Я знаю парня, который щедро платит за шкуры громовых ящеров.

Уиллард Тейт использовал выделанные шкуры для подошв армейских ботинок.

Торнада презрительно сплюнула.

– Здесь легче заработать.

Можно подумать, я серьезно. Не очень тонкий человек моя подружка Торнада.

Мы двинулись дальше. Когда мы оказались в более или менее тихом месте, Торнада произнесла:

– Не знала, что у вас здесь водятся эти твари.

– Они здесь не водятся. Как правило. Но сейчас что-то толкает их на юг. А вообще-то им у нас не нравится. Слишком холодно.

Мне в голову пришла неожиданная мысль. Если в холмах к северу от Танфера появились крупные плотоядные, они там долго не продержатся. Хватит единственной холодной ночи. Фермеры нашпигуют их сотнями фунтов отравленной стали – чудовища будут слишком вялыми, чтобы себя защитить. У старого Тейта шкур будет больше, чем он сможет пустить в дело.

Громовые ящеры стараются держаться подальше от разумных рас: понимают, что обязательно окажутся проигравшей стороной. Они усвоили это, несмотря на свою природную тупость. Зубы, клыки и масса – недостаточное оружие против мозгов, магии и острой отравленной стали.

Это еще одна причина, почему никто не выказывает страха. Не говоря уж о том, что Танфер окружен стенами, неприступными для любого громового ящера.

Вся эта суета не позволяла мне определить, кто следит за нами – ребята Фидо или парни Чодо. То, что нас сопровождали, сомнений не вызывало. Клоуны Истермана беспокоили меня гораздо сильнее, нежели войско Чодо. Эти – профессионалы с предсказуемыми действиями. А о шпане известно лишь одно – она может оказаться смертельно опасной. Я продолжал твердить Торнаде о книге, пытаясь достучаться до ее разума. Она никак не могла поверить, что дело может обернуться очень плохо, и не понимала, насколько могущественной может оказаться Книга Видений. А может, просто не желала понять.

Мы миновали ночлежку Летти Фарен, присосавшуюся, как пиявка, к основанию Холма, и я начал рассказывать Торнаде забавные истории, связанные с этим местом. Моя подружка начинала меня беспокоить. Она не хихикала в тех местах рассказа, где было положено… Садлер выступил из прохода между Домами. Всего лишь на миг. Ничего особенного. Для тех, кто его не знал. Но я-то был с ним знаком. За этим парнем слежка не ведется.

Он хотел со мной поговорить. А я? Например, разумно ли оказаться с ним один на один в темном проходе?

Ладно. Быть может, мне удасться стряхнуть его со своего хвоста.

– Торнада, мне надо поговорить с одним человеком насчет собачки. Подожди минутку.

Расстегивая на ходу брюки, я направился к тому месту, где скрывался Садлер. Посторонние наблюдатели поймут все правильно, если я не проторчу там целый день.

Вступая со света в полутьму, я оказывался в невыгодном положении. Если бы Садлер захотел, мне конец.

– Давай по-быстрому.

– Ладно. Слышал, ты еле-еле унес ноги.

– Было дело. Опять карлики.

– Слышал. А это та баба, что мы ищем?

– Та самая. Только не она порезала Бельчонка. Похоже, я знаю, кто это сделал. Шакалы, работающие на парня по имени Фидо Истерман.

– Фидо? – ухмыльнулся он.

– Это такой почетный имперский титул. Не смейся. Да. Псих покруче целого взвода идиотов. Первый кандидат в ха-ха приют. Имеет на Холме дом в виде замка с привидениями. Мечтает стать злым волшебником.

– Значит, пока не волшебник?

– Как булыжник. Просто псих. Может, из-за своего бизнеса? Плавка металлов. Надышался паров из тиглей. Нанял четырех шакалов, которых я тут же просек. Второй сорт. Погнался за дешевизной в ущерб качеству.

Садлер щелкнул языком. Он пребывал в рассеянной задумчивости. Странно. Это он хотел поговорить со мной, а не я с ним.

Весьма вероятно, что они же пришили и Блейна.

Садлер снова щелкнул языком с еще более задумчивым видом. Превращается в философствующего сверчка? Все может быть. У нас в Танфере происходят и более странные вещи.

– Так что? – Я, начал проявлять нетерпение.

Никто не мочится двадцать минут.

– Значит, это все второсортные ребята?

– Похоже на то.

А слушает ли он меня вообще?

– А как насчет той двери? Кто так рубанул Бельчонка? Какой-то слабак?

Я как-то не подумал об этом.

– Да… Думаю, ты прав.

– Думаешь. В этом ты весь, Гаррет. Шибко думаешь, бродя впотьмах, пока обо что-нибудь не споткнешься. А вообще-то я хотел поговорить с тобой, потому что мы напали на след карликов. Правда, пользы тебе от них не будет. Они крепко напылили на Площадке. Битва двух шаек карликов-гангстеров. Одна шайка напала на другую. После побоища часть направилась в Карлик-Форт, а часть – в Бледсо. На данный момент я присуждаю им ничью. Правда, какие-то парни следили за теми, что тащились в больницу. Надеюсь, тебе это интересно.

– Да. Спасибо. – Я забыл сообщить ему, что мы с Торнадой идем по следу. Лучше попытаться двинуть крутых ребят в другом направлении. – Это становится самым долгим мочеиспусканием в истории. У того, кто может за мною следить, возникнут подозрения.

– Не бойся. Краск с ним разберется. А вообще-то можешь шагать. Увидимся.

Он отошел в тень, унося с собой ауру угрозы.

– Да. Позже.

Я выскочил из укрытия, застегивая штаны и покачивая головой.

– Гаррет, у тебя пузырь, наверное, галлонов на пять. – Торнада тяжело дышала.

– Что-нибудь случилось?

– Ничего такого, с чем бы я не могла справиться, – ответила она, глядя на меня с издевкой. – Какой-то парень попробовал на меня накатить. Но я убедила его не делать этого.

– О… В таком случае пошли.

Мне хотелось увидеть как можно больше, прежде чем ребята Чодо снова возникнут на моем пути. Они всегда ухитряются делать это невпопад.

Торнада, похоже, была разочарована, что я не пошутил насчет ее приключения и не пустился в расспросы.

Идти быстро было практически невозможно. Улицы были забиты людьми, глазевшими, разинув рты, на истребление голубей. Одно из чудищ парило вверху, высматривая путь остальным.

– Эти звери, говорят, тянут не больше чем на тридцать – сорок фунтов, – объяснил я.

Разведчик как раз скользил над жилищем Тейтов, которое было неподалеку. Интересно, видит ли его Тинни. Непонятно, почему мне вдруг стало грустно.

– Выше нос, Гаррет! Мы разыщем книгу и станем богачами.

Или покойниками, что гораздо вероятнее.

Глава 26

Пока мы шли, во мне зрела уверенность в необходимости пересмотреть условия договора с Торнадой. Она вышагивала рядом с таким видом, словно бросала миру вызов. В ее браваде было нечто такое, что не могло не нравиться. Ей бы еще немного здравого смысла, и она была бы в полном порядке.

– Эй, Торнада. Не думай, что вот так просто выложу двадцатку. Я не хочу покупать поросенка в мешке. Карликов ты должна мне предоставить.

– Никаких котов, Гаррет. Ты получишь своих карликов.

Поросенок и кот ведут свое происхождение от старинного деревенского мошенничества. В свое время крестьяне доставляли поросят на рынок в мешках. У одного хитреца родилась идея сунуть в мешок кота и загнать его под видом поросенка какому-нибудь простаку, поленившемуся развязывать упаковку. Отсюда и пошло – поросенок и кот в мешке.

Мне требовались карлики, и я их получу, но, похоже, не в первозданном виде.

– Что здесь происходит? – пробормотала Торнада.

Около жилого дома, пережившего свои лучшие дни лет за сто до моего рождения, толпились люди. Этих воздушное представление не интересовало.

– Большие неприятности, – ответил я. – Однако в прошедшем времени. Иначе здесь не было бы ни души.

– А это кто, пожиратели трупов?

– Можно и так выразиться.

Она поперла сквозь толпу, без разбора расталкивая и разбрасывая старых и малых. Казалось, она жаждала драки. Интересно, неужели Торнада из тех, кто на ножах со всем миром?

Первый дохлый карлик попался нам перед входом в здание. Зарубленный и заколотый, он валялся в неестественной позе. В его кулаке была зажата рукоятка сломанного ножа.

– С ним разделались быстро, – заметил я и спросил: – Кто-нибудь видел, что произошло?

Надо же быть таким наивным! Ближайший зритель посмотрел на меня как на безумца.

Оставалось лишь пожать плечами и пройти внутрь. Там людей не оказалось – значит, собравшийся народ с минуты на минуту ждет появления стражи. Пожиратели трупов не хотели, чтобы их застали в доме за сбором вещей, которые жмурикам больше не пригодятся.

Городская стража редко утруждает себя полицейской работой или преследованием преступников, но она частенько хватает людей, оказавшихся на месте события, и превращает их дальнейшее существование в одну сплошную неприятность.

– Нам лучше поторопиться.

– Поторопиться с чем?

Торнада казалась совершенно подавленной. Наверное, думала о всех тех замечательных вещах, которые не сможет купить на не полученные от меня бабки.

– С осмотром помещения. Надо увидеть как можно больше.

– К чему? Мы найдем там лишь еще кучу мертвецов.

Она оказалась права. Один обнаружился на первом этаже и трое – в коридоре второго. Двое из трех, видимо, принадлежали к нападавшей стороне. Они были аккуратнее причесаны и чище одеты. Люди Гнорста, Битва развертывалась вдоль коридора, захватив по пути полдюжины спальных комнат, и закончилась на площадке лестницы черного хода. Ни в одной из спален не осталось дверей. Почти все они были сорваны с петель, как будто кто-то очень торопился провести обыск. Мы нашли тяжелораненых крысюка и карлика. Ничего более.

– Ты это место хотела мне продать?

– Ясно, это.

Все еще в депрессии.

– Ты сделала, что смогла.

– Это не наполнит мои карманы. Что за шум? – Она имела в виду крики, доносящиеся с улицы.

– Наверное, приближается стража, и народ предупреждают о необходимости смываться. По-моему, это вовсе не плохая мысль.

Я затопал к лестнице черного хода. Торнада позади меня бормотала, что дела не могли бы пойти хуже, даже если бы она специально молила об этом богов. Язык ее был достаточно сочным, хотя и не отличался оригинальностью или избытком фантазии.

Дверь черного хода была искорежена. Я протиснулся в щель. Открывшаяся передо мною картина поведала о том, что кто-то пытался сдержать штурмовой отряд Гнорста, пока другие карлики-ренегаты смывались. Один из людей Гнорста был еще достаточно жив для того, чтобы стонать, наполовину зарывшись в кучу отбросов. Я попытался его поспрашивать. Но парень не отвечал – если даже он и говорил по-карентийски, то был слишком поглощен своими страданиями. Он выдавил из себя фразу на своем языке, из которой я сумел разобрать единственное слово – «гоблин».

– Этот выживет, – сказал я Торнаде. – Если, конечно, стражники его не линчуют, дабы убедить всех, что и они занимаются полезным делом.

– Похоже, они уже в здании. Там какой-то шум.

– Пора уходить. Смотри под ноги.

Задние дворы в Танфере используются для разнообразных и незапланированных целей. В первую очередь для свалки мусора и отправления естественных нужд. Качество уборки, осуществляемой крысюками, ухудшается в геометрической прогрессии по мере удаленности от Холма. То, чего не видят правители, не существует. А мы сейчас находились так далеко от капитанской рубки и на столь отвратительном клочке земли, что его избегали даже бездомные бродяги.

Охранник возник на нашем пути, когда мы уже почти вышли на улицу. Я по природе своей человек вежливый и пропустил Торнаду вперед. В охраннике было не более пяти футов шести дюймов, на нем красовалась новенькая красно-синяя униформа. Эдакий симпатичный дьяволенок. На роже у него появилась нехорошая улыбочка, едва он понял, что может кого-то задержать. Он, кажется, даже начал что-то говорить.

Интересно, что он хотел сказать? Никто не узнает. Торнада сграбастала его за глотку, врезала правой по носу и зашвырнула в благоухавшую позади нас кучу отбросов. Как будто он весил не более шести фунтов. Я хотел было поглазеть на него, но сразу передумал. У парня могут оказаться поблизости дружки.

– Хорошо исполнено, Торнада. Просто классно.

Оставалось надеяться, что он не настолько хорошо меня рассмотрел, чтобы узнать при встрече.

Я задал своим нижним конечностям ту работу, для которой их предназначил Бог. Конечности трудились до тех пор, пока не унесли меня на несколько кварталов от места схватки. Пыхтя, сопя и храпя, словно рассерженный дракон, я оглянулся в поисках Торнады. Никаких признаков девицы. Отправилась своим путем. Какая замечательная идея! Очень хотелось верить, что она будет следовать им бесконечно долго.

Когда эта подруга рядом, ни за что ни про что может пострадать хороший парень по имени Гаррет.

Глава 27

«Надеюсь, там было достаточно слабое освещение, – высказался Покойник. Поведение Торнады его заметно развеселило. – Насколько велика вероятность того, что охранник тебя узнал?»

– С какой стати?

«Ты – личность весьма известная».

Этот кусок окаменелого жира наверняка опасался потерять бесплатное жилье! Он не признался бы в этом, даже запали я под ним костер. Но истина так и перла наружу. Если он меня потеряет, ему, чтобы иметь крышу над головой, придется трудиться. В мире нет ничего, что бы он ненавидел сильнее.

Однако его беспокойство меня обеспокоило. Оно не вписывалось в его характер.

Каждый раз, выходя на улицу в поисках скверных парней, я подвергаю свою жизнь опасности, но его это нисколько не волнует. Необычное поведение логхира заставило меня задуматься. Неужели у него появились какие-то предчувствия? Нисколько не удивлюсь, если у Покойника обнаружится способность заглядывать в будущее. Особенно после того как он так ловко научился предсказывать действия Слави Дуралейника.

– Что случилось? – задал я совершенно естественный вопрос, который он проигнорировал. – Ну и черт с тобой! – бросил я и понес свой вопрос Дину.

– Ничего, – ответил Дин. – Если не считать намека на то, что Его Милость ощутил темные вибрации, исходящие из Кантарда. Похоже, он считает, что там происходят какие-то события.

– Ну ясно. Очередная катастрофа. Убежден, что все это плод его разыгравшегося воображения. В конце концов покойникам делать совершенно нечего, кроме как фантазировать. Однако… Если там действительно произошло незаурядное событие, бесспорно, оно связано со Слави Дуралейником.


Когда дела идут скверно, скверным становится все. Когда же становится совсем невмоготу, Гаррет забрасывает ноги на стол и принимается за пиво. Прихватив с собою кувшинчик, я прошел в кабинет и уютно устроился вдвоем с Элеонорой. Мне хотелось у нее по-дружески спросить, остались ли у меня какие-либо обязательства после того, как выздоровление Тинни перестало вызывать сомнения. Элеонора, как всегда, не отличалась красноречием, но через некоторое время, когда в голове началось приятное кружение, я вспомнил, что у меня имеется клиент – милашка, считающая, что Гаррет поможет ей отыскать книгу, способную спасти шкуру ее папочки.

Мне не хотелось верить в существование книги, но люди и карлики дохли как мухи, изображая битвы моркаров, но не в небе, а на земле. Я оказался замешан в свару, нравится мне это или нет. Кто-то страстно желал превратить и меня в дохлую муху.

Явился Дин, притащив с собой пиво и осуждающий взгляд.

– Где Карла Линдо? – спросил я.

– В комнате для гостей. Очень беспокоится, – ответил он, приняв обычную позу спасителя человечества. – Она нуждается не в утешении, а в помощи.

– Это точно. Так же, как и я. Разве мне кто-нибудь помогает? Жду не дождусь, чтобы мне помогли. Я бы принял любую помощь.

Осушив для храбрости еще кружку и проверив свой арсенал, я направился к дверям. Дин трусил следом ухмыляясь. Ухмылка его походила на оскал полуистлевшего черепа.

Его романтическое мировоззрение в конце концов приведет к моей безвременной кончине.

У меня же ко всякой романтике – полный иммунитет. Я не что иное, как твердейший слиток стали, намертво закрепленный в центре пространства, сотканного из здравого смысла и освещаемого лучами разума.

Точно. Посмотрите вверх. Неужели не видите в небе стаи свиней, улетающих на зимовку к югу?


В городе что-то изменилось, хотя я провел дома не так уж много времени. Чувствовалось, что общее напряжение увеличилось. Число людей на улицах заметно поубавилось, а те, кто остался, явно нервничали. Я не мог понять почему.

Я посетил заведение Морли, но Морли там не обнаружил. Сильно недоумевая, я отправился к убогой берлоге Плоскомордого. Тарп тоже отсутствовал. Там даже не оказалось ни единой из его любимых – ростом с мышонка – дам, и никто не смог мне поведать, куда скрылся Плоскомордый. Да, загадка что надо.

Пришлось удалиться, предаваясь мрачным размышлениям. Что-то случилось. Особенно с Морли. Бывало, он исчезал из поля зрения, но никогда не уводил с собой всю команду. Всегда имелся способ вступить с ним в контакт.

Я отправился домой. Почти у самого порога один из соседей поделился со мною новостью.

– В Кантарде, Старые Кости, случилась серьезная заваруха, – объявил я Покойнику. – Только что пришло известие. Говорят, что наши совместно с венагетами прихватили Дуралейника у каньона Сломанный Хребет – не знаю, правда, где это. Пока не известно, чем все закончилось.

Сосед утверждал, что это самая большая битва за всю историю войны. Депеши в Танфер, наверное, были посланы сразу же после вступления в контакт с силами Дуралейника. Это уже само по себе сенсация.

«Я подозревал это. Возникли вибрации, которые я смог уловить даже здесь… Видимо, разразилась битва из битв. И она все еще продолжается. Не ожидал, что Дуралейник окажется способен на такую упорную оборону».

– Крыса, загнанная в угол, – заметил я, хотя Дуралейник всегда действовал непредсказуемо.

«Не исключено. Однако не будем ломать голову, пока не поступит более полная и связная информация. Мне кажется, ты чем-то обеспокоен».

– Гениально. Интересно, и как ты обо всем догадываешься?

Я рассказал ему, как провел день вплоть до последнего момента.

«Отправляйся поесть. Предоставь мне возможность подумать».


– Он получил целый час, – сказал я Дину, который слонялся по кухне, изнывая от моего присутствия. – Этого времени достаточно даже для гения.

Наполнив желудок, я начал взирать на мир с гораздо большим оптимизмом и даже оставил мысль о самоубийстве.

Когда я вышел в коридор, навстречу мне из комнаты Покойника появилась Карла Линдо со щеткой и совком в руках. Я в изумлении замер. Позади меня Дин извиняющимся тоном произнес:

– Она хотела чем-нибудь помочь, мистер Гаррет. Мисс Карла его не страшится.

– Прекрасно.

Дыхание у меня перехватило не при виде щетки. Нет. Мой хребет превратился в желе из-за того взгляда, который она бросила на меня. От этого взгляда, по-моему, в городе должны были сами собой зазвонить все колокола.

Чтобы не закапать ковер слюной, я срочно схватил себя за шиворот и поволок в комнату Покойника.

«А она весьма привлекательна, не так ли?»

– Ага. И ты туда же.

Воистину мы живем во времена чудес. Это чудо произошло впервые за тысячелетие. На моей памяти он ни разу не произнес ничего одобрительного в адрес какой-либо персоны противоположного пола. Карла Линдо, видимо, настолько отличалась от других, что сумела расшевелить даже жмурика.

«У тебя есть, что мне сообщить?»

– А?..

«Докладывай. Может быть, перестанешь сопеть».

– Я тебе уже все рассказал.

«Ах вот как. Значит, рассказал, говоришь?» Кто-то принялся молотить во входную дверь. Покойник не проявил к этому ни малейшего интереса. Кто бы там ни был, пусть убирается к дьяволу. Я уже сыт по горло.

«Я был погружен в размышления, Гаррет».

– Здорово! Счастлив слышать. Особенно учитывая, что тебе именно за это и платят.

«Гаррет, сейчас решающим фактором становится время».

– Так перестань тратить его понапрасну. Может, мне отпущено еще не больше тридцати лет.

«Я размышлял об этой Книге Видений. Мне кажется, что Чодо Контагью скоро узнает, если уже не узнал, о причинах всеобщего возбуждения. Не сомневаюсь, что его интерес к делу значительно возрастет и выйдет за рамки тривиальной мести».

– Что? – В таком духе он может продолжать бесконечно. – Я совсем перестал тебя понимать.

Вообще-то это было не совсем так, но он любит казаться умнее всех, и лучший способ заставить его добраться до сути – обратиться к его тщеславию.

«Чем больше я размышляю о Книге Призраков, тем более зловещей и тем более притягательной она мне представляется».

Чтобы продемонстрировать свою заинтересованность, я произвел соответствующий шумовой эффект.

«Мы постоянно играем какие-то роли, Гаррет. У каждого из нас множество личин, которые мы надеваем в зависимости от ситуации и собеседника или в надежде извлечь определенную выгоду. Как удобно получить возможность стать кем пожелаешь и играть эту роль в совершенстве».

В его мыслях я уловил мечтательную грусть. Кто не загрустит, находясь рядом с Карлой Линдо?

«Как это полезно людям с серьезными физическими недостатками».

Покойникам, например.

– Понимаю. Но я склоняюсь к тому, чтобы выждать, не выходя из дома, и посмотреть, куда дует ветер.

«Неприемлемо. Необходимо восстановить утраченное равновесие. Я даже не упоминаю о том, что мы приняли на себя обязательство оказать помощь мисс Рамаде. Мне необходимо дополнительно все обдумать, чтобы понять, как лучше действовать. Вот тебе мой совет. Пока я буду размышлять, пройди в свой кабинет, куда Дин поместил мистера Тейта. Этому человеку необходимо получить новый заряд уверенности».

– Здесь? Уиллард Тейт?

«Он самый».

– Старик никогда не покидает своих укреплений. Какого дьявола он сюда приперся?

«У тебя есть возможность спросить его самого».

Вот так всегда.

– Хорошо, пошел, – бросил я и направился в кабинет.

Тейт пристроился в кресле, предназначенном для гостей. Кресло было чересчур велико, и Уиллард, смахивающий на седого и сердитого престарелого гнома, испытывал изрядное неудобство. Дин обеспечил его кувшинчиком, и глава клана Тейтов, не забывая прикладываться к пиву, флиртовал с Элеонорой.

– Еще три минуты, н вы не застали бы меня дома. – Я решил создать впечатление страшно занятого парня.

– Тинни стало хуже, Гаррет, – мрачно косясь в мою сторону, пробубнил он, однако сделал при этом успокоительный жест. – Меня заверили, что она не умрет. Но все эти переживания превратили меня в развалину. Я пришел сюда узнать, что вам удалось выяснить.

– Не очень много. – Я рассказал о том, как провел день.

Он сердито покачал головой и, глядя на Элеонору – словно обращался к ней, – произнес:

– Я понимаю, что попусту трачу свое и ваше время. Но я не могу работать. Сижу как на иголках.

По мере того как старик говорил, я видел, что он меняется, вновь превращаясь в слиток стали.

– Я желаю встретиться с женщиной, которая называет себя Змеюкой, – уже совсем другим тоном сказал он. – Мне надо сказать ей два-три словечка.

– Она колдунья, мистер Тейт, и, увы, не из тех, что умеют лишь гадать на кофейной гуще. До нее трудно добраться, и она способна причинить вам серьезные неприятности. Более того, партнер предупредил меня, что Чодо Контагью испытывает к ней интерес. – Я объяснил почему.

Тейт слез с кресла. Он начал бы расхаживать по кабинету, будь там достаточно места.

– Мне не нравится смотреть на страдания Тинни, мистер Гаррет. Как и всем остальным Тейтам. Тем более девочка получила ранение ни за что ни про что. Я этого так не стерплю. Чодо для меня не проблема. У меня есть средства. Я располагаю солидными связями. Если потребуется, я могу прибегнуть к услугам Властителя Бурь.

– Вот здесь мы и попадем из огня да в полымя. Представьте, вы нанимаете мага, а он узнает о возможностях книги…

– Меня это не заботит.

– А следовало бы озаботиться. Меня, например, подобная возможность очень беспокоит. У нас имеются обязанности, вытекающие из…

– Чушь!

– В нашем городе не властвует закон джунглей, который гласит, что выживает сильнейший. Пока. И только потому, что некоторые из нас пытаются совершать правильные поступки. Послушайте. Эта книга – подлинное воплощение зла. Даже если каждый персонаж в ней так же мил и наивен, как Тинни, само творение – инструмент темных сил. И ее использование сулит только несчастья.

Неужели я произношу спич? Ужас, просто ужас! Я начал фантазировать о том, как мог бы сам использовать книгу. Уверен, каждый, кто слышал о ней, принялся бы делать то же самое. Такова природа человека. У кого может хватить воли разумно использовать свалившееся с неба могущество?

– Подумайте. Если бы Книги Призраков не существовало, Тинни не оказалась бы в шаге от врат смерти. А те люди, которые из-за книги уже встретили свой конец? Книга эта – квинтэссенция зла, так как пробуждает в людях самое худшее.

Даже в лучшие минуты жизни Уиллард Тейт выглядит так, будто сосет лимон. А сейчас он переживал не самый светлый момент.

– Боюсь, что вы чрезмерно усложняете, мистер Гаррет. Книга никого не убивала. Принимают решения и действуют только люди. Лишь они убивают других людей.

– Но эти решения – результат существования книги.

– Вы занимаетесь софистикой. Или, вернее, мы оба ею занимаемся. Почему? Неужели вы желаете выжать из меня побольше денег? Почему, черт побери, вы сидите и толкуете со. мной об этом?

Лучший из всех заданных им вопросов.

– Вежливость, мистер Тейт. Вежливость и воспитание.

– Почему вы не выкидываете меня вон? Я всего лишь чирей на заднице, мешающий вам заняться полезным делом!

Ну и настроение у старца!

– И у вас есть предложение, чем именно мне заняться? Может быть, мне арендовать лошадь и, галопируя по улицам города, орать: «Эй ты! Покажись, кто бы ты ни был!»?

Хотя он, кажется, полностью утратил контроль над собой, мой вопрос заставил его задуматься.

– Мне очень хочется что-нибудь предпринять, мистер Тейт. Моя обычная тактика – захватить свободный конец нити и тянуть, пока клубок не размотается до конца. Однако беда в том, что я не вижу свободных концов. Мне остается лишь бродить наугад в надежде куда-нибудь да выбраться. И бродя таким образом, я то и дело натыкаюсь на людей, которые тоже ведут поиски.

Уиллард Тейт не был бы богачом, если бы позволял эмоциям возобладать над разумом. Старик замолчал. Немного поразмыслив, он сказал:

– У вас есть ресурсы, мистер Гаррет. Во-первых, эта девица. Во-вторых, вождь племени карликов. В-третьих, те люди, что работают на Контагью. Найдите эту парочку. Следите за ними. Дайте им возможность поработать на вас.

Что говорить, он, бесспорно, кладезь идей, но идей безумных. Следить за Садлером н Краском? Почему бы сразу просто и без фокусов не привязать булыжник к ногам и не отправиться купаться? Это сбережет всем время и силы.

– Они не более чем люди, мистер Гаррет. И сам Чодо – не более чем человек. Вы бесстрашно бросали вызов Властителям Бурь. Вы разорили гнездо вампиров. Неужели эти подвиги истощили вашу отвагу и вы тоже превратились в старую развалину?

Этот парень, оказывается, ловко умеет манипулировать людьми.

– Нет, не истощили.

Чего он хочет от меня на самом деле? Я все еще не мог уловить, с какой целью он явился. Выведет ли он когда-нибудь свой корабль на главный фарватер?

– Средства и связи, мистер Гаррет. Они у меня есть. Чодо Контагью не способен запугать меня. Я желаю заполучить эту самую Змеюку.. Доставьте ее ко мне. Уничтожьте, если вам хочется, ее книгу. Мне на это плевать. Просто притащите ведьму ко мне. Я наконец решился и готов заплатить любые деньги. Если захотите действовать через Чодо Контагью – действуйте. Скажите мне, что вам требуется для достижения цели, и вы все получите. Но, ради Бога, не сидите здесь, скукожившись от страха.

Хотя я вовсе не скукожился, но спорить не собирался. Его голос начал звучать как у первого кандидата в ку-ку академию. Конечно, приятно ощущать за спиной чью-то поддержку. Но мне хотелось, чтобы он находился от меня как можно дальше и не помогал мне в моих крестовых походах.

И как я только ухитряюсь попадать во все заварухи?

– Почему? – спросил я, глядя на Элеонору.

Нет. С этим бизнесом надо завязывать. Вейдер все еще жаждет заполучить меня для своей пивоварни. Там я сумею обеспечить себе безопасность, работая от и до, и при этом мне не будут попадаться юродивые. И не будут угрожать всякие гнусности вроде этой Книги Видений, при помощи которой можно менять образ чаще, чем я меняю носки. Нет уж, увольте. Мне этого не требуется.

Некоторое время мы с Тейтом молча смотрели друг на друга. Выпили пивка. Его гнев стих, и старик выглядел несколько отрешенным. Мне никогда не доводилось видеть его в таком состоянии, но в нашем мире случается всякое.

Кувшин опустел. Я кликнул Дина. Появилась Карла Линдо, и Уиллард остолбенел. При тусклом свете ее сходство с Тинни было поразительным.

– Эту леди зовут Карла Линдо Рамада, мистер Тейт, – пояснил я. – Именно за вей охотились убийцы.

– Теперь я понимаю, почему они ошиблись, – немного помолчав, произнес он. – Я пришел сюда как раз для того, чтобы найти объяснение этой странной ошибки. В ваших глазах я выглядел глупцом, мистер Гаррет, не правда ли?

Старик поднялся, не сводя с нее внимательных глаз. Карла Линдо смутилась.

Неожиданная смена его настроений поставила меня в тупик. Впрочем, я знал его очень мало, чтобы догадаться, о чем старик думает.

Но у меня имеется Покойник, который сможет все объяснить.

– Позвольте проводить вас до дверей.

Когда я закрывал за Уиллардом дверь, тот все еще пялился на Карлу. Целый взвод родственников ожидал его за порогом. Среди всех Тейтов Тинни была единственной, кто выходил в город без сопровождения. Как мне хотелось, чтобы она в тот роковой день для разнообразия последовала бы семейному обычаю. Еще больше я желал никогда не слышать о Книге Видений.

Глава 28

Вскоре я присоединился к гостю, постоянно обитающему под крышей моего дома.

– Что все это должно означать?

«Он хотел выяснить, не узнал ли ты чего-нибудь нового. Он решает, не взять ли дело в свои руки. Ухудшение состояния мисс Тейт, видимо, вынудило его утратить равновесие».

– Боюсь, равновесие никогда не было устойчивым. Проклятый, твердолобый коротышка. Он может стать причиной огромного несчастья.

«Да, складывается впечатление, что у него именно такие намерения».

– Тебе удалось извлечь хоть что-то полезное из его толстостенного котелка?

«Наступило лучшее время для фьючерсных сделок на кожу. Не желаешь ли заняться сапожным или кожевенным бизнесом?»

– У тебя, Старые Кости, просто потрясный юмор. Ха-ха!

«Гнорст недавно оказался в гуще событий. Навести его и узнай, что ему известно».

– Ясно.

Уже темнело. Для полного счастья мне не хватало только прогулки среди дерущихся моркаров и притаившихся повсюду смертельно опасных карликов.

– С другой стороны, почему бы и нет? На мне еще остались места без шишек и синяков. Может, если я выйду пораньше, меня даже успеют убить.

Но Покойник не ведал жалости.

«Не забудь поспрашивать о последних новостях из Кантарда».

Не исключено, что он держит пари сам с собой. Логхиры способны даже на такое. Им присуща множественность умов – и соответственно множественность личностей.

Выскочив от Покойника, я сообщил Дину, что отправляюсь на прогулку. Карла Линдо обреталась при нем. Я закапал слюной все помещение. А она улыбалась и позировала. Пикантная – вот слово, которое ее прекрасно характеризует. Наряду с парой дюжин других слов. Дин стрелял в меня злобными взглядами. Старикан чересчур хорошо изучил своего босса. Надо бы его уволить и нанять не столь своевольного парня. Но где сыскать такого, который смог бы выполнять хотя бы половину работы старца?

Прежде чем выйти из дверей, я как следует осмотрел улицу. Переступив порог, я осмотрел ее еще раз. Не увидев ничего подозрительного, я изготовился нырнуть в укрытие. Стрелы не летали, шепча о смерти. Шум производили только воздушные клоуны. Этой ночью моркары решили порезвиться в районе порта.

Я направился к Зоне безопасности. Все равно по дороге.

«Домик радости» оказался на запоре, и в окнах не было света. Я зашел со двора. Ничего. Потрясающе! В тех редких случаях, когда парадная дверь оказывалась на запоре, в кухне все равно кто-нибудь да находился.

Отправляясь к Плоскомордому, я уже беспокоился. На этот раз дверь открыли, но не Тарп, а блондинка, настолько миниатюрная, что могла бы свободно разместиться на его ладони. Она сказала, что весь день не видела Плоскомордого. Блондинка ужасно разволновалась из-за того, что я его разыскиваю, – она полагала, что парень проводит время именно со мной. Я посоветовал ей успокоиться, так как мы с ним, возможно, разминулись. Но она продолжала нервничать.

Я тоже. Что-то происходит. И я порхаю в центре этого чего-то, как слепой мотылек между тысячью горящих свечей.

Разумный мотылек, дабы не опалить крылья, опустился бы на землю.

За мной снова образовался хвост. Я почувствовал это, едва отойдя от обиталища Плоскомордого. На сей раз я решил не заводить с преследователем игры. Пусть думает, что его не заметили. Пусть расслабится. Когда придет время стряхнуть его, тогда и начну двигаться проворнее.

Однако пришлось изменить планы. Поначалу я думал встретиться с неприметными типами, которые, как я знал, готовы продать ближнего за медяк. Ни один из этих людей не числился в моих друзьях, но они знали, что я их не заложу. Я лишусь множества информаторов, если даже ненароком наведу кого-то на их след.

Поэтому я направился прямиком в Карлик-Форт. Банда Гнорста способна постоять за себя.

Я подошел к двери. Знакомый старикан – или его столь же злобный близнец – ответил на стук.

– Меня зовут Гаррет, – напомнил я (вдруг у него подкачала память или за знакомой бородищей притаился совсем другой карлик). – Мне необходимо снова повидаться с Гнорстом.

Даже если это другой коротышка, наверняка он осведомлен о предыдущем визите.

Не знаю, был ли это тот самый карлик – талант общения с людьми у него был точно такой же.

– Вы, Долговязые, все на один манер. Ждете, что каждый начнет скакать, едва вы произнесете «лягушка», будь это даже средь ночи. Ладно, ладно, пущу. Если вам необходимо. Если вы настаиваете. Ваш любимый Гнорст да, да, тот самый – распорядился привести вас к нему, если вы вдруг объявитесь.

Все его поведение говорило о том, что он считает своего босса отъявленным дураком.

Войдя в здание, я сказал:

– Позвольте-ка мне закрыть эту дверь.

Оставив небольшую щель, я выглянул через нее на улицу. Того, кто за мной шел, видно не было. Это начинало меня пугать. Я знал лишь одного такого мастера слежки. Но тот умер, и у меня не было сомнений, что парень до сих пор мертв. Гнорст встретил меня в том же саду, что и в первый раз. Наверное, это единственное место, куда допускаются чужаки.

– Чем я могу помочь вам сегодня, мистер Гаррет?

– Просто хочу проверить, не узнали ли вы чего-нибудь новенького за последнее время.

– Совершенно ничего. – Он покачал головой.

Вот это да! Он врал так классно, что хотелось верить. Разве вы не восхитились бы человеком, который не только обводит вас вокруг пальца, но и доставляет вам этим удовольствие? Но мне было не до удовольствия, особенно когда он чуть ли не с издевкой произнес:

– Иначе я обязательно поставил бы вас в известность. Разве я вам об этом не говорил?

Ах вот как. Интересно когда?

– И никто из ваших людей тоже ничего не знает?

– Нет.

– Забавно.

– Почему же?

– Весь день в городе сражаются карлики. Повсюду валяются их тела. Готов поклясться, что некоторые из жмуриков – ваши люди.

– Вы – жертва своих предрассудков и своей предвзятости, мистер Гаррет. Молю Бога, чтобы он приблизил тот час, когда вы перестанете считать нас всех похожими друг на друга.

Я признался бы в этом грехе, если бы не понимал, что маленький клоун пытается втереть мне очки. Он лгал. Я знал, что он лжет. Он знал, что я знаю, что он лжет. И так далее до бесконечности. Но я находился в его доме, и было неуместно пытаться вывести его на чистую воду.

– Когда я приходил к вам прошлый раз, то ничего не знал ни о Книге Призраков, ни о том, какую роль в ее изготовлении играют карлики. Вы согласны?

– Согласен, – кивнул Гнорст. – Что дальше?

– Вы полагаете, что, узнав о книге, я стал представлять собой угрозу для окружающих?

– Возможно. Мало кто, кроме карликов, знает историю книги. Даже среди нас она во многом забыта. Как сказали мудрецы, знание являет собой опасность.

– Я так и думал.

– Вы желаете мне что-то сообщить, мистер Гаррет?

Я не знал, как лучше все изложить. Мне хотелось, чтобы мои слова остались витать в воздухе, после того как я выпущу их из гнезда, но и не воспарили бы слишком высоко.

– До того как я вас посетил, нехорошие существа не обращали на меня никакого внимания. После визита к вам они непрерывно пытаются меня убить. Поневоле задумаешься: что во мне изменилось? И как они об этих изменениях узнали? Я уж не говорю о том удивительном факте, что все схватки между карликами заканчиваются как бы вничью.

Физиономия Гнорста, скрытая в зарослях волос, заметно помрачнела. Он принялся расхаживать по саду:

– Я слышал, что вы подвергались нападениям на улице, но не связал факты воедино. Да. Я понимаю вашу позицию. По крайней мере значительную ее часть. Поначалу они не обращали на вас внимания, но, узнав, что мы встречались, стали угрожать вашей жизни. К моему бесконечному стыду и смущению, мистер Гаррет, я вынужден признать, что кто-то из моих людей, видимо, является их информатором.

Весьма мягко сказано.

– Да, я так и думал.

– Позвольте поинтересоваться из чистого любопытства, мистер Гаррет. Как вы сумели остаться живым, чтобы нанести мне повторный визит? Я полагал, что карлики организуют покушения с присущим нашему племени совершенством.

– Мне просто везло. В первый раз удачно подвернулись люди Чодо Контагью. Во второй раз я побежал раньше, чем они начали стрелять. Надеюсь, третьей попытки не будет. Думаю, им не до меня, они сейчас скрываются от тех, кто разорил их гнездо.

Он хихикнул. Неприятный смешок. В нем слышалось бульканье льющейся из десятигаллонной бутыли воды и скрежет ногтей по грифельной доске.

– Я не нахожу это забавным.

– Убежден, что не находите, мистер Гаррет. И что же вы теперь намерены делать?

Настало время шагать на цыпочках по карнизу.

– Кто-то за мной следил. Я подумал, что смогу взглянуть на него отсюда.

На самом деле это было невозможно. На улице царила такая темень, что парень мог пуститься в пляс посередине мостовой, и никто бы не заметил.

– Но главное, я хотел, – соврал я, – дать вам знать, что в вашем стане завелся предатель.

Гнорст недовольно хрюкнул. Если верить моему жизненному опыту, люди его типа на редкость раздражительны. Между тем Гнорст – образец сдержанности и хороших манер. Наверное, это и позволило ему стать боссом местных карликов.

– Вы принесли новость, которая мне совсем не по вкусу, – сказал он. – И что прикажете делать?

Трудно общаться с существом, взращенным в чужой культуре, и в то же время настолько похожим на человека, что возникает искушение применить к нему людские мерки. Впрочем, я сильно подозревал, что Гнорст не столь несчастен, как хотел казаться. Быть может, он полагал, что из присутствия в Карлик-Форте предателя удастся извлечь какую-то пользу. Я и сам мог придумать несколько вариантов.

– Понимаю, что вы хотите сказать. Я сегодня весь день распространяю дурные новости. Куда бы я ни заходил, я говорил то, чего никто не желал слышать.

Мы еще немного пофехтовали словесами. Он так и не сообщил ничего полезного. Склонив голову перед его упорством, я сказал, что попробую переложить решение загадок на Покойника. Гнорст молча отпустил меня с миром. Почему-то сегодня он не слишком гостеприимен. Отношение босса передалось моему проводнику, и тот ничем не облегчил мне путешествие по лабиринтам Карлик-Форта.

Оказавшись на улице, я на мгновение замер и внимательно огляделся. Гаррет никогда не наступает дважды на одни и те же грабли. Ничего не увидев, я двинулся вперед, приготовившись ко всему.

Когда вы готовы к неожиданностям, с вами ничего не случается.

Тишина над головой казалась чуть ли не угрожающей. Моркары неизвестно почему отправились на покой. Мне их даже как-то не хватало. Они уже успели превратиться в неотъемлемую часть городской жизни.

Глава 29

Вся ночь принадлежала только мне. Если не считать тащившегося за мною хвоста. Одиночество не доставляло радости. Пустынные улицы всегда грозят неприятностями.

Тот, кто следовал за мной, начинал меня пугать. Я не знал ни одного подобного мастера слежки, кроме Шныря Пиготты. Похоже, за мной крался его дух.

Однажды я сумел перехитрить Шныря, когда он за мною увязался. Может, повторить этот трюк? Если бы вы знали, как трудно работать в одиночку. Я начал искать какую-нибудь оживленную таверну с запасным выходом.

Нет, это явно не мой день. Трюк не сработал. Никто не проскользнул во входную дверь, пока я мчался по переполненному залу. Парень, наверное, умел читать мысли. Я добился лишь одного – все присутствующие поняли, что за мной следят. Соревнуйся сообразительно с булыжником, Гаррет. Есть шанс, что булыжник эту схватку умов проиграет.

Слежка вредно сказывается на психике. Она вынуждает размышлять кто и почему. Очень скоро ваше воображение разыгрывается, и вы начинаете кругом видеть вампиров, стаи вервольфов или шайки пожирателей трупов. Вступая в темный проулок, вы от страха зажмуриваетесь…

Да, те еще мысли для ночной прогулки. Черт с ним, с этим клоуном! Пусть шагает, пока задница не отвалится. Вроде нападать на меня он не намерен. Его интересует, что я собираюсь делать. Если я не стану останавливаться, у него не хватит времени доложить о моих перемещениях тем, кто его послал.

Я был раздражен, подавлен и настолько устал, что начал утрачивать интерес к жизни. Со мной такое бывает, когда все идет не так, как мне хочется. Можете считать меня избалованным ребенком.

Проходя мимо Бледсо – благотворительной лечебницы, содержащейся на средства выживших потомков императорской семьи, – я почувствовал, как что-то изменилось. Я не знал, что произошло в ночи. Поменялось что-то невидимое глазу. Мой хвост вел себя тихо. Моркары не поднимали шума. Отдельные громовые ящеры тенями проносились над головой, охотясь на летучих мышей. Улицы оставались пустынными. Интересно, может, у ночных обитателей города сегодня выходной?

Я немного задержался взглянуть на Бледсо – этот памятник добрым намерениям, превратившийся в символ несчастья, в место страха, куда приползали умирать бедняки и где в запертых, переполненных палатах безумцы воплями облегчали боль своих душ. Члены императорского семейства делали все, что могли, но их усилий было недостаточно. Их деньги и другое вспомоществование едва-едва удерживали больницу от полного развала. Это было огромное, серое и уродливое здание, видимо, весьма импозантное в пору своего расцвета лет эдак двести назад. Сейчас вы видели всего лишь очередной совершенно запущенный большой дом, не хуже и не лучше, чем десятки тысяч неухоженных домов Танфера.

Я покачал головой, пораженный неожиданной мыслью – в Танфере совершенно не ведется нового строительства. Неужели война пожирает все ресурсы?

Война полностью определяет жизнь Танфера – не важно, участвуете вы в ней или нет. Каждую минуту она формирует нас и наше окружение, без устали выковывает будущее.

Все события в Кантарде (особенно такие эпохальные, которые Покойник чувствует даже в своем кресле) разрушительно влияют на жизнь обитателей Танфера.

Это меня пугает. Не могу сказать, что я в восторге от текущего состояния дел, но все изменения, насколько я вижу, ведут лишь к их ухудшению. И чем серьезнее изменение, тем ухудшение заметнее.

До меня донесся чуть слышный звук. Краем глаза я уловил какое-то призрачное движение, Я слишком углубился в свои мысли и, осознав это, среагировал на шорох нервознее, чем следовало. С поворотом резко выбросил для удара ногу. А когда она опустилась на землю, сделал нырок, еще раз развернулся и располосовал воздух ножом.

Краска спасло лишь то, что мой каблук, слегка задев физиономию, отбросил его назад, и он ухитрился упасть.

Сидя в пыли, он пялился на меня с идиотским выражением на морде.

– Скажи… – выдавил он, – какая муха тебя укусила?

От чрезмерного количества адреналина в крови меня начала бить дрожь. Действительно, что со мной? Я несколько раз глубоко вздохнул и, спрятав нож, протянул Краску руку.

– Прости. Ты здорово меня напугал. Разве можно появляться без пре…

Увидев, что он протягивает мне левую лапу, я замолчал на полуслове и отдернул ладонь. К тому же мне не понравилось выражение его глаз.

Краск медленно поднялся, опираясь только на левую руку. Я заметил, что правая прижата к брюху.

– Что с тобой?

Освещения маловато, но, похоже, его физиономия тоже не годится для повседневного ношения. Он выглядел не таким устрашающим, как обычно.

Он встал на ноги, потирая ушибленную задницу. Проклятие, парень казался смущенным! Может, это всего лишь игра света, пробивающегося из окон Бледсо?.. Однако ответа он мне не дал.

Меня осенило – не он ли тот придурок, который накатил на Торнаду, пока я толковал с Садлером? Доказательств этому нет, сам он никогда не признается, но я готов спорить на что угодно (уж на пару медяков точно), что это был именно он.

– Тебе не стоило подкрадываться, – ухмыльнулся я.

– Да не подкрадывался я вовсе, Гаррет. Топал к тебе открыто.

Спорить я не стал. С Краском и Садлером спорить не надо.

– Что ты здесь делаешь?

– Тебя ищу. Твой человек сказал, что ты отправился в Карлик-Форт. Я и двинул сюда. Рассчитал, что ты как раз должен возвращаться.

Надо серьезно поговорить с Дином. Хотя вполне понятно, почему старик ответил на вопросы Краска, когда тот сунул в дом свою мерзкую рожу.

– В чем дело?

– Два слова. Ты видел Садлера?

– Нет. С тех пор как… Словом, нет. А что?

– Исчез. – Краск был краток. – Пошел потолковать с Чодо после… – Он тоже избегал упоминать об инциденте. – Потолковал и ушел. Никто его больше не видел. Не сказал, куда направляется. Чодо беспокоится.

Чодо беспокоится. Это слишком мягко сказано. Впрочем, так бывает всегда, когда речь идет о Большом Боссе. В переводе на обычный язык это значит, что Чодо от ярости уже описался.

Не в моих правилах добровольно делиться информацией – особенно с людьми Чодо. Однако на сей раз я решил сделать исключение.

– Все вдруг начали исчезать. Не могу напасть на след Морли Дотса. И Плоскомордый пропал. Можно сказать, что и я беспокоюсь. Не слышно шума на улицах. Ты заметил?

Он покачал головой, и юная плешь на макушке слегка блеснула в свете окон больницы.

– Думал, Дотс свалил, потому что мы использовали его заведение.

– Я тоже так считал. Поначалу. Но ведь это было бы совсем не в его стиле?

– Не. Такой псих, как он, освирепев, раскроил бы нам котелки и вышиб бы пинком под зад.

– Во всяком случае, попытался бы.

Краск улыбнулся. Он делал это настолько редко, что зрелище казалось неправдоподобным.

– Точно. Попытался бы. Ну ладно, Гаррет, у меня есть еще дела. Спешу. Гонялся за тобой, чтобы узнать о Садлере. Давай-ка пройдемся и потолкуем. Напряжем на пару мозги и, может, сообразим, куда деваются люди.

Мне не хотелось его сопровождать, но спорить я не стал. Не потому, что опасался его обидеть. Я подумал, что смогу узнать что-нибудь полезное. Можете считать это интуицией.

К тому же Краск – сейчас по крайней мере – не та личность, которую я знал и ненавидел. Он был чем-то настолько поглощен, что барьеры, отделяющие его от внешнего мира, частично рухнули. Временами он даже казался человеком, но все же не настолько, чтобы я захотел выдать за него свою сестру, если бы она у меня была. Хорошо, что у меня нет сестры. Достаточно того, что заложниками судьбы являются мои друзья.

Глава 30

Несколько часов я носился с мыслью, что Морли и Плоскомордого устранил Чодо, чтобы лишить меня поддержки, если я обнаружу его интерес к Книге Видений. Подобные идеи осеняют вас, когда вы считаете себя пупом вселенной. После встречи с Краском эти измышления рухнули под напором фактов. Что же, когда события лишены смысла, вы хватаетесь за соломинку.

Морли исчез из поля зрения до того, как Чодо понял, что представляет собой книга. Даже сейчас я не мог быть уверен, что Большой Босс знает о книге. А исчезновение Садлера напускало еще больше тумана.

Кто вынуждал людей исчезать? Змеюку эти парни не интересовали. Ей нужна Книга Видений. Охота за головами тут не поможет. То же самое и с нашим добрым другом Фидо.

У кого же могли быть серьезные причины изничтожать моих знакомых?

Вообще-то у многих, если взять по отдельности. И ни у кого, если рассматривать исчезнувших всех вместе. У них не было общих врагов. Краск согласился со мной. Мы неторопливо тащились, и я бубнил о ледяном ветре и жаловался, что не имею ключа к загадке. Затем начал стонать насчет избытка ключей и невозможности выбрать из них нужный.

– Куда мы направляемся?

По-прежнему ощущая слежку и надеясь что-нибудь увидеть, я оглянулся – как будто в этой кромешной тьме можно было что-то рассмотреть.

– В Веселый Уголок, – буркнул Краск. Ветер донимал и его, парень все время пытался уберечь поврежденную руку. – У меня там свидание с кое-какими карликами.

Вот как. И почему это не пришло мне в голову? Веселый Уголок – колыбель всех грехов Танфера. Там дозволено все, там никто не задает вопросов и не вмешивается в дела других. Миссионеров там не привечают. Реформаторы могут проникнуть туда только на свой страх и риск. Впрочем, как и все остальные. Банда Змеюки без труда могла найти убежище в Веселом Уголке, несмотря на то, что все в этом замечательном месте принадлежало Чодо. Только для этого им не надо было бегать шайкой.

Да, мог бы сообразить пораньше. Веселый Уголок раскинулся неподалеку от Карлик-Форта, всего в нескольких кварталах позади Бледсо, а мне сказали, что карлики-ренегаты после схватки с командой Гнорста бежали именно в этом направлении. Если бы я был чужаком и искал укрытие, то лучше Веселого Уголка места не было.

Так почему же я не сообразил понюхать там? Неужели совсем поглупел?

Веселый Уголок никогда не спит, поздней ночью жизнь там лишь немного замедляется. Когда мы прибыли, фонарщики гасили фонари, экономя масло. В часы пик здесь все залито огнями и кругом кипит карнавал, но в затишье владельцы не желают потратить и медяка, если он не приносит десятикратной прибыли.

Веселый Уголок похож на шлюх (которые, кстати, и есть его основной товар) – он подкрашен и загримирован только снаружи. За внешним блеском скрываются гниль, вонь и человеческое горе. Как и шлюха, он не пытается приукрасить и загримировать невидимые с первого взгляда пороки. Когда вы их узрели, уже поздно. Она получила ваши деньги и теперь стремится побыстрее обслужить и избавиться.

С каждой минутой ветер становился все пронзительнее. Может, поэтому моркары решили отдохнуть этой ночью. Их родные долины значительно теплее. Фонарщики, сгорбившись в своих потрепанных одежках, ругались в бороды. Зазывалы веселых домов выглядывали на улицу сквозь узенькие щели чуть приоткрытых дверей. Выждав, когда мы приблизимся, они выскакивали на улицу и заводили свои рапсодии об ожидающих нас внутри чудесах. Увидев, что мы не проявляем интереса, ребята тут же скрывались. Никто не пускался в уговоры. Все узнавали Краска.

Я позволил ему указывать путь, пытаясь придумать хотя бы одну вескую причину бегать по ночам, разыскивая Книгу Видений. Могу ли я себе доверять? А вдруг я тайно желаю получить книгу по тем же мотивам, что Змеюка, Истерман и – вполне возможно – местный вождь карликов. Это была свежая мысль. Она объясняла необщительность Гнорста. Не исключено, что коротышка задумал примерить сапоги Полуночного Кромбаха.

– Ого.

Пока я внутренним оком обследовал вражеские земли, ландшафт вокруг меня претерпел некоторые изменения. Улицы опустели. Краск перестал спешить. Теперь он ступал мягко, стараясь держаться в тени.

Пожалуй, намечается нечто серьезное. Краск опередил меня на несколько шагов. Я отодвинулся в сторону и поднялся по ступеням у фасада старого дома. Краск ничего не заметил. Все его внимание было сосредоточено на чем-то находящемся впереди. Я распластался на площадке перед дверью второго этажа.

Своим предчувствиям я, как правило, доверяю. На сей раз внутренний голос весьма настойчиво требовал от Гаррета, чтобы он поскорее убирался с открытого пространства и тем более не пытался спрятаться в темном проулке. Я постарался исчезнуть, растворившись в ледяной темноте, и остаться лишь парой внимательных глаз.

Предчувствия меня не обманули. Едва я успел растянуться на животе, как открывающийся моему взору темный проулок наполнился крутыми парнями. Краск поднял здоровую руку, подавая сигнал. Парни кучей бросились к дому, на который указывал вождь.

Тут он заметил, что меня нет рядом. В изумлении оглядевшись по сторонам, Краск смачно сплюнул и грязно выругался. Похоже, я ухитрился остановиться лишь в шаге от огромной кучи дерьма.

Уж не вел ли он меня на бойню?

Присоединяться к его отряду, видимо, было неразумно. Я остался лежать на площадке – наблюдать, удивляться и морозить свой хвост.

Что случилось с этой Змеюкой? Все твердили, что тот, кто способен сотворить книгу, выступает на волшебном ринге в тяжелом весе. Змеюка вовсе не походила на тяжеловеса. Если действительно обладаешь могуществом, не станешь прибегать к помощи третьесортной шпаны. Змеюка же бестолково и бесполезно суетилась, и это меня смущало.

Все колдуны, чародеи и им подобные находились в Кантарде, отлавливая Слави Дуралейника. Танфер остался беззащитен, и Змеюка могла творить все, что ей заблагорассудится. Но она вела поиски так, словно была не сильнее безумного Фидо.

Неужели Змеюка вложила всю свою силу в книгу и допустила, чтобы книгу украли?

Звучит убедительно. А тогда мы имеем дело с отчаявшейся колдуньей, злобной, как дракон с больными зубами.

Войско Чодо бесшумно ворвалось в здание. Но тишина долго не продержалась. Почти сразу поднялся страшный шум. Я увидел столько запрещенного оружия, что хватило бы на целую роту. Шум внутри здания превратился в звуки битвы. Похоже, появились первые жертвы…

Схватка скоро закончилась. Бойцы Чодо вытаскивали пленников на улицу и заставляли их разоблачаться.

Ого… Пророчество Покойника реализовалось в полной мере. Я не слышал распоряжений Краска, но в этом не было нужды. Он искал татуировку. Среди пленных я Змеюки не видел, как и Краск. Он топтался вокруг них и театрально ругался. Положив подбородок на руки и дрожа от холода, я принялся размышлять, откуда им стало известно о татуировке. Неужели я сам о ней упоминал? Я не мог вспомнить. Возможно, тогда, когда пытался привлечь внимание Чодо к Змеюке.

Краск не желал признавать поражение. Он заставил свое войско вытащить всех раненых и убитых, выстроил оставшихся в живых и возобновил досмотр. Пленные дрожали и стонали. Ветер сек их безжалостно.

Он таки нашел ее. Змеюка приняла вид крысюка, спрятав татуировку под короткой шерстью. Вычислив бедолагу, он поставил ее вниз башкой. Даме тут же загнали в пасть кляп и обмотали веревкой длиной в сорок три мили, превратив в мумию. Краск не собирался испытывать судьбу, имея дело с колдуньей.

Затем он пролаял новые команды. Ветер относил слова, но мне не обязательно было слышать. Крутые парни повели пленных к реке. Я начал подозревать, что отпущенный им срок жизни весьма далек от бессмертия.

Чодо не из тех, кто умеет прощать. Эти люди наступили ему на мозоль, следовательно… Большой Босс вообще не склонен искать оправданий своим действиям.

Полдюжины головорезов отбыли со Змеюкой. Краск и несколько его приятелей остались на месте.

Что ж, видимо, Чодо пожелал найти что-нибудь для легкого чтения – посидеть у камина холодными зимними вечерами.

У Змеюки книгу ему не получить. Колдунья не имеет ни малейшего представления, где она. Но что-то старик из нее выудит. Ему это всегда удается. А она все-таки ухитрилась превратиться во вполне пристойного крысюка… Краск снова направился в помещение – с таким решительным видом, будто вознамерился обязательно что-то найти.

Наступило самое время удалиться, и я бы сделал это, если бы не болтающаяся поблизости и поглядывающая лениво по сторонам четверка приятелей Краска.

Я устроился поудобнее, чтобы продолжать дрожать дальше, думая о Холме Блейне. Почему он явился ко мне в виде Карлы Линдо? Почему он вообще явился? Как он догадался прийти именно ко мне? Через Истермана? Надо это дело расследовать. Утром. После доброго сна. Если успею оттаять. До чего здорово было бы сейчас забраться в постель. И почему эти клоуны никак не уберутся отсюда?

Они определенно отказывались идти навстречу моим желаниям. Я начал подозревать, что у них на уме – да-да, на их крошечном уме – есть еще что-то, помимо Змеюки и ее фантастической книги. Они разошлись в разные стороны, заглядывая в темные переходы и мрачные углы. Вот так.

Внизу прошел Краск, массируя поврежденную руку. Пробормотав что-то о холоде, он добавил:

– Ничего не понимаю. Парень был рядом и через секунду вдруг исчез. Он же не привидение. Куда он мог подеваться?

Кто этот «он»? Держу пари, вы сообразили так же быстро, как и я.

Ну и компания! Ребята Большого Босса не тратят силы просто так за здорово живешь… Я старался отбросить эту мысль, опасаясь, что она окажется справедливой. Но истина превыше всего. Чодо, видимо, придумал нечто особенное для парня по имени Гаррет. Возможно, решил угостить его первоклассным ужином, после которого можно будет искупаться в домашнем бассейне, до краев заполненном блондинками и брюнетками. А может, хотел пригласить Гаррета дружески поболтать о старых временах, о которых он упоминал в карете. Мне почему-то не хотелось выяснять. Вам не сыскать много парней, которым выпала честь поболтать с Чодо.

Один из ребят Краска подошел к боссу и что-то сказал – я не расслышал. Краск выругался и прорычал:

– Продолжайте искать!

Затем Краск повел себя весьма странно. Он уселся на ступени разгромленного дома, потер руки и, возложив подбородок на неповрежденный кулак, ушел в себя. Если бы он не был Краском из всемирно известного цирка ужасов «Садлер и Краск», я мог подумать, что человек борется с угрызениями совести.

Краск не менял позы все время, пока его ребята вели поиски. Когда им это надоело и они свалили, Краск остался сидеть в мрачной задумчивости. Я, естественно, тоже остался лежать. Я и моя задница. Пробовали ли вы когда-нибудь улечься, подставив свой зад ударам леденящего ветра? Я знал, что не в силах справиться не только с покалеченным Краском, но и с его престарелой бабушкой. Поэтому сразу отказался от этой идеи. Правда, еще меньше мне хотелось встречаться с Чодо или знакомиться с достопримечательностями речного дна.

Гаррет – твердый орешек. У него завидное терпение. Все-таки я сумел переупрямить Краска. По горло насытившись холодом, он удалился. Я оторвал свои заледеневшие кости от площадки и последовал его примеру. В противоположном направлении.

Господи, до чего хорошо, что люди редко догадываются посмотреть вверх.

Глава 31

Проходя через Зону безопасности, я обнаружил именно то, что ожидал. То есть абсолютно ничего. Заведение Морли оставалось темным и казалось вымершим. Я начал подумывать, не пора ли и мне исчезнуть.

К дому я приближался крайне осторожно. Краск мог устроить засаду.

Над этим стоило бы поразмыслить. Я чересчур зависим от своего дома. Если нехорошие парни по-настоящему решат учинить мне неприятность, они просто отрежут меня от базы.

Похоже, поблизости никого не было. Даже мой верный неведомый спутник отсутствовал. Как славно, что этот неизвестный тоже иногда ошибается или нуждается в отдыхе. Взлетев по ступеням, я забарабанил в дверь. Дин открыл замок.

– Почему так долго? – прошипел я. В ответ он одарил меня неодобрительным взглядом, выбрав наиболее выразительный из своей коллекции. По правде говоря, он подошел к дверям почти сразу. В доме царила тишина.

– Карла уже в постели?

– Да. Я тоже отправляюсь спать.

– Где? У ее порога?

– На кушетке.

Не такой реакции ожидал я на свою замечательную шутку. Ну и ладно.

– Спокойной ночи.

Я зашел в комнату Покойника.

– А ты, Старые Кости, часом, не дрыхнешь?

Это он может – заснуть на пару недель в разгар событий.

«Не сплю. Вижу, что ты опять огорчен и рассержен».

– Дела идут все хуже и хуже. Ты можешь что-нибудь предложить?

«Поспи немного. Хотя развитие событий начинает внушать беспокойство, информация по-прежнему остается скудной. Мне надо весьма серьезно подумать».

– Поспать? Это лучшая из твоих идей за многие годы.

«Не позволяй чувству безысходности и беспомощности ожесточить тебя. У каждого из нас могут быть пустые дни».

Ему легко рассуждать. Он может позволить себе даже непродуктивные столетия.

– Твой талант замечать очевидное проявляется на всю катушку.

«Отчаяние, Гаррет, тебе вовсе не к лицу. На смену темной ночи неизбежно приходит рассвет. Выбрось из головы Чодо Контагью. Отдохни. Это самое полезное, что ты можешь сделать в настоящий момент. Успокойся. И ободрись. У него нет самой книги».

Логхир был прав. Жирный гениальный жмурик всегда оказывается прав. Он не может ошибиться, даже если захочет. И тем не менее:

– Но он только что заполучил в свои лапы человека, знающего, как изготовить книгу. Этот сукин сын теперь способен сочинить свою.

Я был в том настроении, когда хочется спорить ради самого спора. Но, наверное, я все-таки немного повзрослел. Я не стал брюзжать дальше.

– Когда начнешь размышлять, попробуй сочинить теорию, объясняющую исчезновение Морли Дотса, Плоскомордого и Садлера. И попытайся определить, кто следует за мной, словно дух. Парень настолько хорош, что я так и не сумел его увидеть.

«Что касается исчезновения, то у меня имеется определенная гипотеза. Даже две, если быть точным. Однако их следует проверить. Я отказываюсь обсуждать этот вопрос до тех пор, пока ты не поспишь».

Пустая трата времени – пытаться что-нибудь из него выжать. Он не уступит. Почему никто никогда не хочет мне уступить? Они или не могут, или не хотят. Я всегда в проигрыше. Интересно, почему так получается?

Видите, сколь мощный разум у вступившего в сражение со злом Гаррета? Так-то.

Он ни за что не уступит. Даже валун, намертво заклиненный в скале, менее упрям, чем дохлый логхир.

Я сдался и заковылял к двери.

«Каковы новости из Кантарда, Гаррет?»

Как будто не мог прочитать мои мысли и узнать, что я даже не пытался задавать вопросы на эту тепу. Он просто пожелал поддеть меня. Мешок с костями частенько делает это, зная, что я не всегда способен достойно ответить. Может, дает мне понять, что, если бы я ему больше потакал, он стал бы мне лучше помогать. Наверное, так и есть. А вообще-то он страшный лентяй. Только из-за лени он остается среди нас. Покойник слишком ленив, чтобы постараться помереть до конца.

Я не стал ему отвечать, а просто поднялся наверх и не раздеваясь рухнул в постель. Сон не шел. Я кряхтел и ворочался, размышляя о жизни, не меньше семнадцати секунд.

Глава 32

Дин опять не дал мне выспаться. Четыре часа я дрых так, что меня не разбудили бы ни пожар, ни землетрясение. Но Дин – катаклизм похлестче этих грозных природных явлений.

Разодрав веки в одном глазу на сотую дюйма, я свесил ногу с кровати. Этих усилий могло хватить на целый день, но старикан не успокоился. Он отправился за ведерком воды, которую специально охлаждал на заднем дворе. Вернувшись, он застал меня уже в сидячем положении.

– Почему ты не сообразил послать сюда Карлу? – сварливо пробормотал я.

– Да потому, что в таком случае вы вообще не вылезли бы из кровати. Сосиски пережарятся, бисквиты подгорят, а чайник выкипит до дна, пока вы будете пытаться сбить ее с пути истинного.

– Ты – страдающий подозрительностью старый козел-мизантроп.

С этими словами я предпринял героическое усилие подняться на ноги. Из этого ничего не получилось.

– Знаю, – противно хихикнул Дин, – если я не встану между вами и мисс Карлой, вы две недели не двинетесь с места. А у вас есть дела.

– У меня все болит. Я страдаю. Почему бы тебе не принести завтрак сюда?

Он поднял ведро с ледяной водой.

– Встаю, встаю!

Окончательно пробудиться могли помочь физические упражнения – и я пару раз через силу моргнул. Дин чуть отошел, слегка смягчившись. Этому человеку не ведомо чувство сострадания.

Он чему-то ухмыльнулся и произнес:

– А идея не так уж плоха.

– А?

– Моя племянница Руфь принесла мне свежую смену белья. Сейчас девочка внизу. Она с удовольствием подала бы вам завтрак в постель.

Я застонал. Этот тип не способен на честную игру. Руфь – прекрасное дитя. В ней что-то есть. Вы наверняка знаете, как этот эвфемизм переводится на нормальный язык. Он означает, что собаки не воют при ее приближении. Они лишь скулят и уползают в надежде, что девица их не заметит.

– Я сегодня не в форме.

Дин снова хихикнул. Что за злобный старикашка! Затем я немного подумал о себе. Я не прав. Руфь на самом деле славная девочка, и не ее вина, что она так выглядит. Приняв вертикальное положение, я дотащился до двери и даже ухитрился спуститься по лестнице, не убившись. Более того, мне удалось улыбкой приветствовать находящихся в кухне дам. Карла и Руфь начали соревноваться, чья улыбка окажется ослепительнее. Словно смотришь на восходящее солнце. Пришлось прикрыть глаза ладонью.

Дин оказался пророком. Завтрак в самом деле состоял из сосисок, бисквитов и горячего чая. Мое настроение радикально улучшилось, хотя до обычного блестящего Гаррета мне было еще далеко. Я поднялся из-за стола и совершил тяжелый переход к Покойнику.

– Я с тобой, Весельчак, – произнес я, обессиленно плюхаясь в кресло.

«Едва-едва».

– Хм.

Интересно, что он хотел этим сказать. По утрам я обычно не в лучшей форме. Впрочем, вы уже могли это заметить.

«У нас остается единственная возможность. Мы должны первыми найти книгу. Я считаю это абсолютно необходимым. Наш провал будет означать для Танфера катастрофу».

– Как это?

Положительно, еще слишком рано. Мои мозги продолжали дремать там, в спальне.

«После упорных размышлений я начал сомневаться в мотивах, которыми руководствуется наш друг Гнорст. Факты, породившие мои сомнения, не бросаются в глаза, но они, бесспорно, существуют. Боюсь, что он не мог устоять перед соблазном».

– Я уже думал об этом.

«В настоящее время мы можем игнорировать Змеюку. Она нейтрализована. Истермана практически можно не принимать в расчет».

– Ты так полагаешь? В его команде играет Торнада.

«Ей повезло, что она до сих пор жива. Но везение долго не продлится. Нет, Чодо Контагью – единственный, кто меня заботит. Центр тяжести переместился к нему и Гнорсту. Обе стороны располагают куда более значительными силами, чем колдунья и сумасшедший. Возникла потенциальная возможность серьезного конфликта, который может подогреваться личной неприязнью, если припомнить кое-что из услышанного тобой при встрече с Большим Боссом».

Я шлепнул себя как следует изнутри по черепушке, чтобы заставить машинку вертеться и понять, что он говорит. Да. В словах Чодо присутствовала желчь, когда он упоминал о карликах и Карлик-Форте. Ему не удалось их подчинить. Насколько я его знаю, он теперь мечтает влезть в Дом Карликов и врезать его обитателям под зад. Чодо недолюбливает тех, кто его не боится.

– Какое блистательное начало дня, да? Уверен, с твоим умом и моими мышцами мы покончим с этим делом еще до ленча.

«Похоже, ты возвращаешься к жизни».

– Легко сказать. Пока я способен лишь дышать.

«У нас есть зацепка, Гаррет. Не очень заметная путеводная нить, но которой не сложно следовать».

– Она как-то прошла мимо моего внимания.

«Допустим, что наш обнаженный гость был Холмом Блейном».

– Нам точно известно, что это именно так.

«Не совсем, но мы вправе допустить это с большой долей вероятности. Ты потратил массу энергии, раздумывая, как он узнал о нашем существовании, но не задумывался о том, почему он вообще решил посетить нас».

Я, видимо, начал приходить в себя, так как сумел уловить смысл его чрезвычайно тонкого замечания.

– Я думал и об этом. Правда, не очень напряженно.

«Следовательно, и ты заметил эту нить. Скорее всего он пришел потому, что ему стало известно о намерении мисс Рамады нас навестить».

– Итак, ты полагаешь, что мне следует встретиться с теми, с кем говорила она, узнать, не беседовал ли с ними Холм Блейн и не оставлял ли у кого-нибудь каких-либо предметов?

«Именно».

– Пожалуй, сначала стоит спросить у нее и лишь после этого седлать коня, отправляясь в священный поход. За домом следят?

«Открытого наблюдения не вижу».

– Ты не знаешь, кто следит за мной?

«Нет».

– Здорово. А что стало с теми, кто исчез?

«А разве мы уже не исчерпали эту тему?»

– Нет. Во всяком случае, я при этом не присутствовал. Иначе бы не спрашивал.

«Ты ленив как всегда».

– Скажу прямо. Я хочу услышать твои соображения. Так что делись плодами своей мудрости и давай без своих обычных шуточек.

«Дотс и Тарп ушли в подполье, опасаясь, что ты оседлаешь своего белоснежного скакуна и кинешься в атаку на Чодо Контагью. Так мне кажется. Они уловили ранние сигналы и начали действовать быстро, чтобы выиграть время».

– Ну и друзья у меня.

«Я и сам начал испытывать сомнения – не скрыться ли. Но я не столь мобилен, как они. Мой выбор крайне ограничен. Я полностью в твоей власти. Мне ничего не остается, кроме как бороться».

Я недовольно фыркнул.

«Это всего лишь гипотеза, Гаррет. Хотя, как мне кажется, достаточно обоснованная. Они тебя хорошо знают. У тебя есть обыкновение переть против требований здравого смысла. Ты действительно веришь, что избавление мира от Чодо Контагью является твоим долгом?»

Я еще раз сердито фыркнул. И почему все считают, что как только какой-нибудь негодяй пукнет, я поднимаю себя за шиворот и хватаюсь за свой заржавленный меч? Проклятие! А то, как Краск вчера пытался захомутать меня, означает, что даже Чодо разделяет это мнение. Дьявольщина! Не хочется верить, что я столь же предсказуем, как и любой другой.

– А как насчет Садлера?

«Здесь сложнее, так как у меня было мало возможностей проанализировать мыслительные процессы мистера Садлера. Скорее всего он увидел, какие последствия может повлечь за собой контроль над книгой со стороны мистера Чодо, и это истощило его терпение».

– Что-что?

«Ты никогда не задумывался о причинах его непоколебимой верности?»

– Не более миллиона раз. Так же, как и все остальные, кто сталкивался с криминальным подпольем.

«Поразмысли об этой неизбывной лояльности в свете того, что мистер Контагью получает книгу».

Я думал целую минуту. Вы же помните, что это все еще раннее утро? Слава Богу, для тугодумия у меня есть предлог.

– Что-что?

Скажите мне, что все князья церкви святые, что наши правители – филантропы, что у адвокатов есть совесть. Скажите, и я, может быть, вам поверю. Но не пытайтесь убедить меня, что Садлер способен выступить против Чодо.

– Не верю.

«Разве я до сих пор не сумел убедить тебя в том, что проблема веры или неверия не имеет никакого значения? Совершенно очевидно, что мистер Краск, судя по его вопросам, подозревает дезертирство. Если он так полагает, то подлинные события и твое мнение о них не имеют ничего общего. Я лично склоняюсь к тому, что предположения мистера Краска справедливы. Некоторые намеки на это содержались в замечаниях мистера Садлера во время твоей последней беседы с ним».

Общеизвестно, что сложившиеся стереотипы представляются нам более убедительными, нежели свидетельства истинного положения дел. Мы, люди, принадлежим к племени, которое упорно не желает считаться с фактами. Однако же…

– Да, но Садлер просто не мог сделать этого.

Неужели действительно не мог? Даже если калека, место которого он надеялся занять, не только найдет способ продлить жизнь, но еще и окажется совершенно здоровым?

«Ага, ты, похоже, иногда начинаешь использовать голову не только как устройство для держания волос, чтобы они не падали в тарелку во время еды. Превосходно!»

– Даже у меня время от времени появляются мысли.

Не очень много, по правде говоря. Но не надо забывать, что утро еще не миновало.

«Снаружи наблюдается некоторое волнение. Возможно, из Кантарда поступили давно ожидаемые вести. Ты не мог бы выяснить?»

Опять его хобби!

– Естественно. Почему бы и нет? У меня же куча свободного времени. Я даже могу позаимствовать у Дина метлу и на досуге помочь крысюкам мести улицы.

Он мысленно ухмыльнулся. Иногда он оценивает мои способности выше, чем я сам.

Итак, здесь я сражение проиграл. Ничего удивительного – еще слишком рано. Пришлось ретироваться на кухню.

– Карла Линдо, любовь моя, мне необходима ваша помощь. Покойник предположил, что Холм Блейн мог встречаться с некоторыми из тех, с кем беседовали вы, выясняя, кто бы мог вам помочь. Мне следует поговорить с ними. Поскорее сообщите имена этих людей.

Она внимательно смотрела на меня секунд десять, полыхая огнем страсти. Домашняя мышка мисс Руфь перестала улыбаться, и я не могу ее осуждать. Вопиющая несправедливость со стороны богов предоставлять одной женщине столь огромное премущество перед другой.

Надо, чтобы боги создавали всех женщин прекрасными. Разве я не прав?

– Вообще-то я спрашивала лишь в том доме, где останавливалась. У друзей отца. И все, кто смог ответить, называли только ваше имя.

Замечательно! Гаррета – в каждую семью!

– Куда мне идти? С кем говорить? Я задам работенку Покойнику. И он уже знает об этом.

– Будет лучше, если я пойду с вами. Это довольно необычное и странное место.

– Мне там что-то угрожает?

– Нет. Конечно, нет. Значит, ваш друг Чодо Контагью захватил Змеюку?

Боже! В моем доме, похоже, нет больше места для секретов. Я попытался отговорить ее идти со мной. Карла Линдо оставалась глуха как пень, отказываясь что-либо сообщать. Или она отправится со мной, или я ничего не узнаю.

– Буду готова через минуту, Гаррет.

Она упорхнула, оставив в кухне нечто вроде вакуума. Дин ухмылялся, глядя на меня. Старик обожает видеть своего босса в замешательстве. На сей раз это было больше, чем замешательство. Я пребывал в полной растерянности. Даже Руфь, кажется, получала удовольствие, хотя и завидовала могуществу Карлы.

Нет спасения, когда Карла Линдо начинает меня обрабатывать. Когда-нибудь, лет эдак через тыщу, у меня, наверное, появится иммунитет к дамским чарам. Не знаю только, с каким чувством ожидать этого.

Я совершил тактическую ошибку, затратив на переодевание и приведение в себя в порядок времени больше, чем она. Дамы никогда не забывают напоминать вам об этом.


Иногда я начинаю думать, действительно ли я такой умник, каким себе кажусь. В словах Карлы содержалось достаточно четкое указание, куда следовало идти. Но я дорубил до этого, лишь очутившись у самой двери дома старины Фидо.

Глава 33

Я замер, уставившись на этот клоповник и думая, что ноги моей там не будет.

– Гаррет! Что с вами?

Карла Линдо обогнала меня на пару шагов и теперь оглядывалась, как всегда, извергая пламя. Как, черт побери, ей это удается? Я, в свою очередь, уставился на нее. Посещение замка Фидо почему-то уже казалось менее отвратительным.

Людей на улице было немного, но все они, похоже, горели желанием растоптать несчастного парня, глазеющего, раскрыв рот, на прекрасную женщину.

– Мне трудно, детка, – прокудахтал я. – Ничего не могу понять. Я похож на цыпленка с отрубленной башкой, который носится, не понимая, что происходит. Я не знаю, что творится, кто что делает, и почему. Я все время плетусь в хвосте событий, постоянно опаздывая.

Не мог же я ей сказать, что просто боюсь возвращаться в логово безумца Истермана. Я, черт возьми, даже себе самому не мог до конца признаться в этом. Я сказал себе то же самое, что и ей, добавив, что не хочу водить дела с ребятами, у которых мозги обитают в стране фантазий.

Не говоря ни слова, она повысила свой накал, дополнив его призывом подойти ближе и суля при этом нечто невероятное. Я успел стереть слюни с подбородка, но она все же заставила меня задрожать.

– Вы уверены, что сами не колдунья?

Как иначе она так легко смогла раскусить мои слабости? Откуда в ней, такой юной, столько мудрости и мастерства? Карла в ответ лишь улыбнулась и подбросила уголька в свое пламя.

– Женщина, своим пряником ты пытаешься заманить меня под чей-то кнут.

– Что?

– Ха! Гаррет! Этого-то клоуна я и ищу.

Черт побери! Торнада. Она плыла, как галион под всеми парусами. Следом за ней семенил труповидный старик дворецкий с нелепым именем. Быть может, они соревновались в беге? Что ж, старик, похоже, достаточно вынослив. Карла Линдо бросила на Торнаду ядовитейший взгляд. Однако уже через мгновение Карла от изумления приоткрыла рот, изо всех сил пытаясь сохранить серьезность.

– Завела себе новый прикид, Торнада? – спросил я.

Торнада остановилась, чтобы исполнить передо мной пируэт.

– Что скажешь?

– Живописно.

Любимый сынок старенькой мамы Гаррет настроен протянуть еще лет сорок. Он старается выдерживать нейтралитет, когда кто-нибудь в подобном наряде интересуется его мнением.

– Знала, что тебе понравится. – Она с подозрением покосилась на меня.

Слово «живописно» не полностью отражало истину. Никто не одевается отвратнее, чем гоблины, и никто не может превзойти их по части отсутствия вкуса в одежде. Но ее наряд вызвал бы шок даже у гоблина. Пятна и полосы кричащего пурпурного и визжащего оранжевого цветов соседствовали с зелеными кляксами настолько ядовитого оттенка, что они опаляли глаза. Когда она дышала и ткань шевелилась, из складок появлялись еще какие-то слепящие краски. Вся эта какофония безумных колеров постоянно менялась, оказывая почти гипнотическое воздействие.

– Держу пари, ты удивился, увидев меня в платье.

– Да, – не то квакнул, не то пискнул я. Я страдал, не смея молить о милосердии. Подобные наряды следует объявлять вне закона. По разряду смертоносного оружия.

– Платье? Вот эта штука так называется? – спросила Карла Линдо.

Вопрос мгновенно стер довольную ухмылку с физиономии Торнады. Я быстренько занял место между дамами.

– Мир, мир. Девочка только что прибыла в город.

– Кто этот навозный жук, Гаррет? Должна же я знать, перед кем извиниться, после того как разотру ее в лягушачий корм.

– Спокойно. Она – друг твоего босса.

– У него нет друзей. Это старое пугало…

Догнавший Торнаду старикан повис на ее руке, дыша так, словно промчался на большой скорости многие мили. Он был не в силах ничего выдавить Вдруг он ослабил свою хватку и начал валиться рожей вниз.

Торнада поймала его за шиворот и дернула вверх.

– Смотри не убейся, папочка.

Карла Линдо неотрывно смотрела на старца. Она, видно, хотела что-то сказать, но не могла вымолвить ни слова.

– Хочешь повидаться с боссом, Гаррет?

– Да.

– Хорошо. Мои дела могут пару минут подождать. Пока вокруг не окажется меньше любопытных ушей.

Развернув старика, она направилась к дому, волоча добычу одной рукой. Чума не оставлял попыток объясниться, но не мог – воротник душил его.

– Что это было? – наконец сумела спросить Карла Линдо.

– Это было Торнадой. Старайтесь не гневить ее. Она похожа на землетрясение. Никаких сдерживающих центров.

– Охотно верю, – произнесла Карла.

– Взгляните-ка! – неожиданно воскликнула она, переключившись сразу, по-детски, на другой предмет.

Я взглянул. Истерман все-таки обзавелся собственным драконом. На стене миниатюрного замка из черного камня скалил зубы летающий громовый ящер. За ним ухаживала банда удивительно похожих на дьяволят моркаров. Истерман облачил их в подобие одежд, но у меня не было желания всматриваться в детали. Увидев, что мы наблюдаем, твари завизжали и взмыли в небо. Громовый ящер начал хрипло вопить. Он казался скорее удивленным, нежели рассерженным.

– Разве не здорово? – спросила Карла Линдо.

У меня начали возникать некоторые сомнения насчет этой девицы.

– Психи, похоже, забирают власть. Может, и мне заняться вырезанием куколок из бумаги или научиться выговаривать слова задом наперед?

До Карлы Линдо мой юмор не дошел. В дверях Торнада отпустила старца. Тот восстановил дыхание, и, оказалось, что, несмотря на муки, он ухитрился не утратить достоинства.

– Следуйте за мной, сэр. И вы, мадам.

Они с Карлой Линдо обменялись странными взглядами. Что бы это могло означать? Старик провел нас в помещение, где я прошлый раз встречался с Истерманом. Интерьер сильно изменился. Пару стен снесли, зал декорировали в красно-черных тонах и внесли туда премерзкий черный трон с резьбой, изображающей множество женских лиц. Эти рожи напоминали страшные физиономии девок, которых вы иногда, просыпаясь, обнаруживаете рядом с собой, сильно перебрав накануне. Помещение заливал багровый свет из скрытых светильников; казалось, что свет истекает непосредственно из преисподней. Безумный хозяин замка увеличил число своих служащих. Теперь среди них была шестерка самых больших, самых отвратных и самых клыкастых гоблинов, каких мне когда-либо доводилось видеть. По залу егозило несчетное количество моркаров, облаченных в официальные вечерние туалеты.

Традиционная прислуга Истермана – заслуженные головорезы, – похоже, была смущена, что оказалась в подобной компании.

Один из них даже прошептал:

– Он и вправду очень хорошо платит.

– Надеюсь, что так, – ответил я. Интересно, не сам ли Фидо подбирал гардероб для Торнады? Истерман выжидал подходящего момента для выхода. На толстяке оказался новый наряд. На сей раз он завернулся в несколько квадратных миль красной материи, яркость которой подчеркивали акры черной ткани. Я вдруг понял, что все черные пятна полностью состоят из крошечных глаз… Боже, оказывается, каждый глаз был живым. Некоторые из них, моргая, косили по сторонам, а другие подмигивали, будто услышали забавную шутку.

Истерман, с трудом преодолев ведущие к трону ступени, наконец уселся. Вот почему я бегаю по утрам, сказал я себе. Мне не хочется стать похожим на него… О Боже (еще раз)! Когда его жирная задница опустилась на сиденье, уродины, вырезанные на троне, разволновались и начали перешептываться.

Я глазел, раззявив пасть, и думал, как это удалось типу, который совсем недавно не мог своей магией заставить камень падать вниз… Меня охватило беспокойство. Неужели выиграл гонку? Неужели заграбастал Книгу Видений?

Я даже предпочел бы, чтобы книгу получил Чодо. Тот по крайней мере предсказуем.

Фидо поудобнее устроился на троне. Он лучился доброжелательностью. Более или менее.

– Мистер Гаррет, я счастлив, что вы решили нанести мне визит. Что скажете, сэр? – Он обвел помещение рукой. – Не правда ли, впечатляюще?

– Бесспорно. – Это соответствовало действительности. – Но мне больше нравилось то, что было.

Раньше это было творением психа всего лишь на девяносто процентов.

– Мы должны меняться со временем, сэр. Мы обязаны меняться. Изменения иногда могут оказаться интригующими, мистер Гаррет, не так ли? Вот вы стоите передо мной в качестве просителя, а еще совсем недавно вы повернулись ко мне спиной, с видом заносчивого петушка. Да, все меняется, сэр.

Карла Линдо изумленно посмотрела на меня. Полагаю, ей не было известно о моем первом визите к Фидо.

– Откуда вы взяли, что я явился к вам умолять о чем-то?

Этот жирный клоун уже истощил мое терпение. Здравый смысл подсказывал забавляться ситуацией, но мне почему-то хотелось взбежать по ступеням и врезать Фидо ногой по харе. Не очень умная затея в присутствии гоблинов, охраняющих челюсть хозяина.

– Чума!

Прискакал старикан. Истерман и старец пошептались о чем-то с мелодраматическим видом, поочередно бросая взгляды в мою сторону. Затем Фидо перевел взгляд на Карлу Линдо. Клоун, казалось, был удивлен. Наверное, ожидал увидеть, как я рухну на колени и уползу прочь. Однако его надеждам не суждено было исполниться. Я даже не понимал, почему он ждет этого.

Мое изумление начало перерастать в беспокойство. Истерман вперился в меня взглядом, сощурив глаза сильнее, чем это казалось возможным.

– Вы пытаетесь издеваться, сэр?

– Я ничего не пытаюсь, просто-напросто стою. Не понимаю, в чем дело, Фидо. Прошу прощения, если веду себя не так, как вам бы хотелось. Я заскочил со своей подругой Карлой, чтобы узнать, кому вы рассказывали о ее делах здесь, в городе.

– Что?!

– Мисс Рамада останавливалась в вашем доме, когда пришла в Танфер, ведь так? Она интересовалась, кто может помочь ей найти крошечную безделушку, украденную кем-то у ее папочки…

– Я никогда прежде не видел этой женщины, сэр!

– Ей посоветовали прийти ко мне. Так? Значит…

В этом месте я оборвал свою болтовню. Фидо, вскочив на ноги, выпучил глаза на Карлу. Изо рта у него текли слюни. Казалось, он вот-вот забьется в конвульсиях. Я ничего не понимал. Карла тянула меня за рукав, тряся головкой. Похоже, из мешка выскочила целая орава котов. Возможно, она и останавливалась в замке, но Фидо здесь ни при чем.

Фидо взревел, призывая на наши головы такие миленькие пустячки, как Глад, Войну и Мор. В промежутках между проклятиями он выбрал момент и приказал гоблинам:

– Вышвырните вон этого человека! Я не желаю более ни секунды видеть перед собой его уродливое лицо.

Отдав команду, он вновь начал пускать пену изо рта. Что ж. Да я никогда… Уродливый, значит? Может, и пообносился слегка по краям, но собаки же при виде меня не воют.

Гоблинов я дожидаться не стал. Схватив Карлу Линдо, я поспешил к выходу. Нет смысла пускаться с гоблинами в пляс. Вообще-то есть настроение расколоть одну-две башки. Но, боюсь, с этими ребятами ничего не получится. Прежде чем я воздам им по заслугам, на меня обрушится небо.


– Это было блестяще, Гаррет, – произнесла Карла Линдо, как только мы выкатились на улицу. – У вас просто золотой язычок.

– Но вы могли мне кое-что сказать заранее. Хотя бы робко намекнуть. Читать мысли умеет Покойник, а не я.

Обернувшись, я увидел выскочившего за порог гоблина. Он смотрел через плечо, ожидая подмоги. Конница вовремя не подоспела, и ему ничего не оставалось сделать, как помахать нам на прощание лапой. Надо же, гоблин, обладающий здравым смыслом. Воистину, времена меняются.

Я снова обратился к Карле Линдо:

– Что еще вы забыли сообщить, сердце мое? Если вы хотите, чтобы я вам помогал, стоило бы снабдить меня надежным инструментом. Что, черт побери, происходит?

Она пожала плечами, уставившись на камни мостовой.

– Не знаю… Ничего похожего раньше не видела. Я там останавливалась у дяди – брата матери. Он – один из слуг. Когда сегодня нас провели в этот зал… Я лишь раз видела этого человека, да и то издали. Дядя сказал, что босс слегка с приветом.

– Именно слегка. Вы стремились создать впечатление, что связаны на Холме с большими шишками.

Я добавил в список еще несколько пунктов, по которым следовало свести счеты с Покойником. Его любимая шуточка – вынуждать меня добираться до истины наиболее трудным путем.

– Да, я правда хотела, чтобы вы так думали..

– Я это уже сообразил.

Но наша беседа была вскоре омрачена. Очень жаль, дело шло к примирению, а примирение между парнем и девушкой – вещь многообещающая.

– Эй, Гаррет! Ну и классное представление ты там закатил. Старикан так очумел, что выпрыгнул из подштанников.

– Не начинай льстить, Торнада, Если тебе чего-то надо от меня, выкладывай сразу. Если нет – вали обратно и проследи, чтобы старина Фидо не подавился насмерть своим языком. Иначе ты рискуешь лишиться жалованья.

– Эй! Я подхожу дружески поболтать, перекинуть мост сотрудничества, а ты намерен учинить свару.

– Желаешь построить мост? – проворчал я. – Тогда скажи, что означают все эти преобразования и зверинец на крыше?

– Старый трепач готовится вступить в новую эру. Приводит хозяйство в порядок, чтобы выглядеть пристойно, когда получит Книгу Видений.

– Вот как?

Гаррет хорош как всегда. Он быстро соображает, что к чему.

– Говорит, ему известно, где она.

– И где же?

– Не знаю. Он мне не доверяет.

Признаться, я не могу его за это осуждать. Торнада, если представится возможность, без колебаний продаст его тому, кто больше заплатит.

– И никаких намеков?

Она покачала головой:

– Говорит, что получит ее, как только найдет способ преодолеть одно серьезное препятствие. Свое неведение о том, где находится книга.

– Змеюку? Так прошлой ночью ее захватил Чодо Контагью.

Наконец-то у меня родился хитроумный план: стану следить за Фидо и отниму у него книгу, как только он ею завладеет, но до того как успеет ею воспользоваться.

– Мы слышали об этом. Кого это колышет? Змеюка его не интересует. Ему надо, чтобы она не путалась под ногами и не зацапала книгу раньше его.

Над нашими головами разразился сущий ад. Наплевав на яркий день, моркары взметнулись с крыши дома Фидо, отправляясь в боевой вылет. Прислуга в человеческом облике орала им вслед, требуя вернуться и угрожая увольнением со службы.

– Что за чертовщина? – спросил я.

– Они иногда так делают, – сказала Торнада. – Наверное, заметили команду из враждебного племени.

– Мне не следовало вылезать из-под одеяла.

Это Дин во всем виноват.

– А ты-то, Гаррет, знаешь, где книга?

– Если бы знал, меня бы здесь не было. Я уже посылал бы от западных ворот прощальный привет друзьям.

Я незаметно пожал ручку Карлы в надежде на взаимный знак внимания. Торнада полностью игнорировала Карлу Линдо.

– Нам с тобой надо посидеть и посмотреть, что получится, если мы объединим мозги, Гаррет.

– Это точно.

Она не уловила моего сарказма. Думаю, у нее на этот счет был иммунитет или она страдала избирательной глухотой наряду с полным дальтонизмом.

– Книга стоит целого состояния, Гаррет. Поговаривают, что карлик готов отвалить за нее большие бабки. Побольше, чем Истерман.

– Хочешь перекинуться к нему?

– Если будут хорошие монеты. Жаль, у меня нет таких деньжищ. Где-нибудь в чулке.

– Клоун не сделал ничего, чтобы завоевать мою лояльность, – продолжила она. – Он даже к этим проклятым гоблинам относится лучше, чем ко мне, А я ведь у него на службе дольше их.

– Таких, как ты, Торнада, – одна на миллион, – фыркнул я.

– Знаю. Не очень надейся. Я еще не готова угомониться. Но ты будешь первым в списке, когда я созрею для семейной жизни.

Меня трудно застать врасплох и оставить бессловесным. На этот раз случилось именно так. Я стоял с открытым ртом, размышляя, действительно ли я так умен, как мне кажется.

– Продолжай заниматься книгой, а когда потребуется помощь, свистни. Я согласна на половину барыша, – объявила она и замаршировала в берлогу Истермана.

– Вы завоевали ее сердце, – хихикнула Карла Линдо.

Я взвыл. Она со смехом бросилась прочь. Я кинулся следом. Люди вокруг глазели. Карла бежала не очень быстро. Я тоже не торопился – со второй позиции мне открывалось очень милое зрелище.

Именно такой и должна быть жизнь. Я схватил ее. Она прижалась ко мне, часто дыша и всем своим видом давая попять, что не возражает быть пойманной. И вот мы оказались рядом посередине улицы, не зная, куда направиться.

Обычная история. Я выигрываю приз, но не имею возможности его получить.

– Нам лучше отправиться домой и подумать, где, по мнению Истермана, может находиться книга.

Мне почему-то казалось, что он действительно знает, где спрятано это ведьмино творение.

– Ваш дядюшка, случаем, не может нам помочь?

– Нет, – с печальным видом ответила она. – Даже если он и знает, все равно ничего не скажет. Боится, что не найдет работу, если Истерман его прогонит. Очень стар.

– Прекрасно.

Мы зашагали домой, тесно прижавшись друг к другу. Я почувствовал себя слегка виноватым, проходя в паре кварталов от дома Тинни. Наверное, старею.

– Вам по-прежнему необходима эта книга? Змеюка у Чодо. Уверен, что она не вернется и не возобновит преследование вашего папы.

Карла немного подумала:

– Я, конечно, могла бы вернуться домой и без нее. Но только если буду уверена, что книга уничтожена. Иначе отец никогда не простит меня.

Проклятие!

Глава 34

Я уже закончил доклад Покойнику и продолжал выслушивать выговор за то, что не схватил Фидо за волосы и не выдавил из него признания, когда в комнату сунул голову Дин и объявил:

– Вас желает видеть какой-то джентльмен, мистер Гаррет.

Я слышал стук в дверь. И надеялся, что это ко мне. Покойник взгромоздился на своего любимого конька и не переставая сердито ворчал. Я не услышал от него ни единого предложения, что же делать в сложившейся ситуации. Похоже, мне вменялось в вину, что я не разобрался с войском Фидо одной левой, правой вышибая признание.

Никакого джентльмена у дверей не оказалось. Просто Дин излил свой сарказм в отношении социального статуса посетителя. Им оказался гибрид неизвестных мне рас, едва достигший подросткового возраста. Его самой выдающейся чертой являлся ужасающий набор зубов. Ничего подобного я еще не видел. Существо вполне можно было принять как за уродливого гоблина, так и за уродливого человека – в зависимости от того, сторону какого вида вы хотите принять.

– Ты и есть Гаррет? – спросил он, презрительно ухмыляясь, и таким тоном, словно слышал обо мне и теперь ужасно разочарован.

– С утра вроде был им.

– У меня для тебя бумага.

Он сунул мне в руку листок и отвалил прежде, чем я успел как следует взять послание. Бумажка упала на ступеньки, и ее понесло ветром. Я бросился за ней и успел поймать. Дверь за мной, естественно, захлопнулась. Щеколда защелкнулась. Выругавшись, я начал молотить в дверь руками и ногами. Дин впустил меня в дом, ничего не сказав и лишь снисходительно усмехнувшись.

– Отправляйся чистить кастрюли! – рявкнул я.

Проследовав в кабинет и погрузившись в кресло, я обратился к Элеоноре:

– Интересно, какого черта я отказался от работы на пивоварне? Что за блажь? Неужели мне доставляют удовольствие постоянные оскорбления? У меня могла бы быть комнатка на заводе. Для тебя и для меня. Я мог бы прикладываться к крану, стоило лишь захотеть. Моя жизнь текла бы там мирно до самого конца.

У Элеоноры ответа не нашлось. Она не отрывала от меня своего загадочного взгляда. Все. На моей стороне никого не осталось. Пришлось развернуть полученный клочок бумаги.

Это оказалась записка, но я не сразу смог расшифровать кривые печатные буквы. До того как листок стал хранителем бессмертной прозы, в него, очевидно, заворачивали жареную рыбу.

«Надо поговорить. Синклер. Статуя. Скоро. Садлер». Любопытно. А я и не знал, что он умеет читать и писать.

Конечно, парень не мог соперничать с авторами выдающихся манускриптов, но вполне мог составить конкуренцию хорошо образованному семилетке. Все слова начертаны без ошибок. Потрясающе!

Садлер. Один из исчезнувших. Я не мог отвергнуть его просьбу.

Но когда мы встречаемся? Он не указал времени. Я не стал вскакивать и мчаться на рандеву очертя голову. Так подобные вещи не делаются, если вы хотите выжить. На случай, если вы получаете таинственные послания, существуют определенные правила поведения, Прежде всего надо направить какого-нибудь лоха… ммм… друга обследовать территорию.

– Эй, Дин!

Больше некого.

– Мне надо перемыть посуду и постирать, мистер Гаррет! Один лишний жилец, похоже, утраивает мою нагрузку, – донесся крик из кухни.

– Эй, постой! Мне…

– У меня нет времени пускаться в странствия.

Интересно, кто в нашем доме главный специалист по чтению мыслей?

– Откуда ты узнал?..

– По вашему просительному тону, мистер Гаррет. Не могли бы вы послать мисс Рамаду?

Он меня умыл. Я не имел права ее посылать. Из этого старик верно заключил, что я отправляю его не на рынок за брюквой для пирога к ужину. В наступившей тишине я слышал, как скрипят его мозги, строя планы мести. Как я посмел подумать о возможности командировать его в опасный поход!

Из комнаты напротив я почувствовал насмешливое хихиканье логхира. Снова я оказался всеобщим посмешищем. Со вздохом поднявшись, я побрел в кухню и нацедил себе пива.

– Вы ведь останетесь здесь после того, как я женюсь? – спросил я у Дина. – Молодой семье понадобится ваша помощь.

Лицо старика просветлело. Он мгновенно забыл о моих намерениях послать его туда, где свирепствуют ледяные ветры. Старина Дин, конечно, понимал, что не сумеет сбыть мне ни одной из своих многочисленных племянниц, но, по его мнению, женитьба на любой женщине явилась бы для меня благом. Он был страстным адвокатом института брака, хотя сам ухитрился избежать мученического венца.

– Для меня будет большой честью служить мисс Тинни, мистер Гаррет.

За издевательство над стариком меня начали мучить угрызения совести. Вернее, почти начали.

– Я вовсе не ее имею в виду.

– Мисс Майя, бесспорно, вам предана. Но не кажется ли вам, что она слишком юна для мужчины вашего возраста?

Моего возраста? Все. Никакого милосердия к старцу!

– Майя здесь ни при чем. Я подумываю попросить руки Торнады. Вы должны признать, что она подходит мне больше остальных. На мрачных улицах Танфера мы явим собой великолепную команду.

Он был ошарашен, он был в ужасе, он быстро катился к апоплексическому удару. Его лицо покраснело. Старик начал хватать воздух открытым ртом.

– Увы, Дин. Я не скроен для этих крошечных милых красоток, – подлил я масла в огонь – Мне нужен настоящий товарищ. Партнер. Опора везде и повсюду. Торнада – именно та девчонка, которую я так долго ждал. Она сможет взять на себя ответственность за все. Сумеет навести в доме порядок.

«Гаррет!»

Похоже, я перестарался. В вопле логхира я уловил ужас.

Я привык, что Дин воспринимает все крайне серьезно. Ему требуется вечность понять, что над ним шутят. Но Покойник…

– Неужели вам не кажется, что я прав? – не унимался я.

Дин стоял молча. Из бессильно опущенной руки свисала сковорода. Рот старика приоткрылся, а глаза закрылись. Он выглядел таким несчастным, что я чуть было не сдался Если бы Карла не находилась наверху, я бы наверняка превратил бы все в шутку. Но ее не было в кухне, и я бросил, направляясь к дверям:

– Пожалуй, сразу же и займусь этим делом.

Глава 35

Интересно, знает хоть кто-нибудь, кем был этот Синклер? И есть ли кому-нибудь до этого дело? Раз ему воздвигли памятник, значит, так надо.

Не исключено, что эта отвратительная каменная глыба торчит здесь со времени основания города. Выглядит она довольно потрепанной. А если кто и знает что-нибудь о Синклере, то держит это при себе. Словом, что бы Синклер ни сотворил, для меня это остается тайной. Польза от него только голубям. Они восседают на его воздетых руках и треугольной шляпе в ожидании подходящей мишени. Когда-то давным-давно монумент был покрыт медью, но воры успели ободрать покрытие задолго до моего рождения.

Синклер возвышается в центре небольшой площади, образованной слиянием пяти улиц, примерно в полумиле к северу-западу от моего жилища. Он обозначает границу между нашим обычным, достаточно отвратным городом и так называемым Дном, по сравнению с которым любой другой район Танфера представляется предместьем рая. Дно – место, где обитают последние нищие. Дно – место, куда не осмелился бы без сопровождения армии вступить сам Чодо Контагью, не говоря уж о недоумках из стражи. Дело дошло до того, что некоторые домовладельцы дрейфят взимать там квартирную плату.

Вообще-то никакой Чодо и не подумает туда заглянуть. Обитатели Дна настолько бедные, что даже не могут позволить себе обзавестись именами. И каждый из них выживает только потому, что кажется беднее своих соседей.

Сущий ад на земле. Во время службы в морской пехоте мне приходилось встречать ребят со Дна. Им нравилось в Кантарде, несмотря на войну. У них была пища, на них была одежда, на ногах – обувь, а продолжительность жизни частенько превышала срок, отпущенный им дома. А богатые парни только и занимались тем, что злились и ныли.

У моих родителей никогда не было ночного горшка, но я рос богачом по сравнению с теми ребятами.

Вы, наверное, считаете, что эти люди стремятся изменить свою жизнь или учинить всеобщий разгром? Ничего подобного. Точно так же, как сейчас никто не желает воспользоваться тем, что наши властители с Холма все как один отправились на отлов Слави Дуралейника. Люди обладают врожденной тягой к порядку и знают свое место. Многие считают, что если они бедны и помирают с голоду, то такова воля богов и это расплата за прегрешения в прошлой жизни.

Странный мир, в котором обитают еще более странные люди. О чем это я? Какое отношение все это имеет к Садлеру или Книге Видений? Абсолютно никакого. Всего лишь самодеятельные социологические изыскания.

Все кругом только и толковали что о Слави Дуралейнике. Поступили давно ожидаемые новости. Люди пересказывали их незнакомцам. Любой прохожий мог схватить вас за грудки и держать, пока не закончит свой рассказ, получая несказанное удовольствие, что просвещает вас первым.

Дуралейник исхитрился спровоцировать столкновение между армиями Каренты и Венагеты. Разгорелась битва воистину апокалипсического масштаба. Но сам Слави, устраивая этот фокус, потерял значительную часть своего войска и обратился в бегство. А может быть, и нет. Факты менялись в зависимости от настроений рассказчика. Я общался с Синклером и впитывал информацию, чтобы пересказать все Покойнику, когда появится возможность. Если она вообще появится.

Я провел целый час, сидя на пьедестале, с которого Синклер посылал свое благословение. И уже начал подозревать, что меня снова облапошили. Во всяком случае, Садлер не торопился облегчить моего положения. Конечно, если записку направил он.

Да, все-таки это был Садлер. В конце концов парень появился. Он подошел, с опаской оглядываясь по сторонам, как будто был по уши в долгах и уже полгода скрывался от кредиторов. Я узнал его только тогда, когда он чуть ли не плюхнулся мне на колени. Садлер выглядел бродягой, а не тем смертельно опасным типом, которого я знал и ненавидел.

Он уселся рядом ссутулившись, чтобы не выдать себя ростом, и принялся кормить хлебными крошками голубей. Никто не узнал бы его, застав за подобным занятием.

– Где ты был?

– В подполье. Надо было подумать. Не мог тянуть лямку, узнав, что Чодо мечтает заполучить книгу.

– Хм.

– Только представь, что он сможет тогда сотворить.

– Уже представлял. Поэтому-то и не хочу, чтобы он наложил на книгу свои лапы.

– Я тоже. И Краск.

– Краск?

– Ему потребовалось больше времени, но он тоже сообразил. Я получил от него известие. Мы встретились и потолковали. Решили, надо что-то делать. Хотим привлечь тебя.

Крошки собрали голубей со всей округи. Птицы копошились, налезая друг на друга. Вдруг мостовая взорвалась, голуби все до единого одновременно взметнулись в небо. Я поднял глаза, ожидая увидеть подлетающего громового ящера. Но оказывается, птички ударились в панику из-за единственной и вдобавок в дымину пьяной моркары. Садлер очень точно выразил мое настроение:

– Уже днем, стервы, летают. Что-то надо делать. Может, объявить награду за их головы? И у детишек появится занятие. Не все же им резать кошельки или обирать пьянчуг. Да. Все стало не так, как в старое доброе время. Когда мы были детьми, мы проявляли больше уважения к старшим…

И так далее и тому подобное. Я знал все эти причитания наизусть.

– Почему вы остановили свой выбор на мне?

– Ты же сказал, что не хочешь, чтобы книгу загреб Чодо.

– И не желаю, чтобы ее загреб любой другой. Ни он, ни ты, ни Краск, ни Змеюка, ни Гнорст, сын Гнорста, ни Истерман. Я, черт побери, не доверил бы ее даже старикану, который ведет мое хозяйство. Нет ни одного живого существа, способного устоять перед искушением.

Он подумал с минуту:

– Я бы тоже, наверное, придумал, что с ней делать, если бы мог прочитать слово «дерьмо»…

– Ты не умеешь?

– Только свое имя. Некоторые слова и знаки, которые всю жизнь торчат перед глазами. У меня никогда не было возможности учиться. В сухопутных войсках парней не учат, не то что у вас – в морской пехоте.

– Это удача.

Некоторое образование было тем полезным, что я вынес со службы. Впрочем, подозреваю, что у меня несколько более сильная тяга к знаниям, чем у Садлера.

– Но ты же сумел составить записку?

– Это Краск писал. Он чего-то поднахватался там и тут. Я-то думал, мы сможем нанять себе учителя, когда Чодо загнется и мы возьмем дело в свои руки. Только, похоже, старик теперь вовсе не планирует брать расчет.

– И вы хотите его рассчитать?

– Что-то вроде того.

– Ты же знаешь, мокрыми делами я не занимаюсь.

– А кто заставил кусаться прежнего Большого Босса?

– Он не кусался, кусали его. И ты знаешь, как все было.

Морли меня подставил. Если бы мы с Плоскомордым знали, что произойдет, рванули бы на другой конец города вместо того, чтобы помогать Дотсу волочить гроб с голодным вампиром.

– Если поможешь нам, Гаррет, получишь друзей, которые когда-нибудь помогут тебе.

– Да? Чодо и сейчас вгоняет меня в краску, действуя так, будто я его любимый сынок.

Садлер сделал вид, что изумился. Почему? Объяснять он не стал, а просто осклабился. У парня оказались гнилые зубы.

– Мож быть, мож быть. Но он уж точно не отдаст тебе эту книгу.

– А ты?

– Я вовсе не умею читать, а Краск лишь едва-едва. Ты скажешь, что ее кто-то для нас прочитает. Ты можешь подумать, что мы получим книгу и начнем учиться. Верно. Но так же верно и то, что в это время весь мир будет на нас охотиться.

– Наверное, ты прав. Но у меня есть сомнения.

Я не занимаюсь убийствами. Я не высокого мнения о Чодо, но мне не хотелось бы участвовать в отправке его на небеса. Передо мной старик не был настолько виноват.

При всем при этом я не горел желанием сказать Садлеру твердое «нет». Он может погрузить меня в вечный покой, опасаясь, что я проболтаюсь о его планах.

– Похоже, у меня небогатый выбор. И как вы собираетесь это дело осуществить?

Я пытался выиграть время.

– Старый Чодо затевает сегодня вечеринку. Будет занят. Его дочь сейчас в городе, и он каждый год устраивает…

– Его кто?!

– Дочь, – рассмеялся Садлер. – Мало кто о ней знает. Тебе бы она понравилась. Красотка. Наверное, похожа на свою мать. Ту я никогда не видел. Еще до меня Чодо с пей лично разобрался, застав в постели с парнем, которого в то время поддерживал. Ну и что? Дело прошлое. Сейчас важно, что сегодня он устраивает вечеринку. Если гульба пойдет как раньше, все упьются до чертиков и отпадут. Мы с Краском рассчитали, что, если нападем в три утра, у нас получится легкая прогулка.

– Так зачем вам я?

Он снова осклабился. Парень сегодня улыбается больше, чем за все время нашего знакомства.

– Гаррет, ты здорово умеешь изображать невинность. Вот бы мне так!

– Рад доставить тебе удовольствие. Но я правда не знаю, о чем ты лопочешь.

– Мы что, сердиты сегодня? Маленькая птичка сказала нам нет? Ладно. Помнишь, как у нас возникли сложности с хреновиной, считавшей себя мертвым богом и пожелавшей вернуться к жизни?

Это происходило совсем недавно. Не хочется вспоминать. Жуткое дело, в котором были замешаны нездоровые люди. Единственный приятный результат того дела – Майя.

– Помню.

– Без шуток? Наверное, стареешь. Помнишь, как ты вышел из дома? С тобой был Дотс. Мы тебе дали маленький камешек. Что-то вроде амулета. А? Думаешь, мы просто забыли взять его назад?

Я надеялся на это. Камень хранился в комнате Покойника среди наших самых больших ценностей. Я считал, что он еще когда-нибудь понадобится.

Это был магический талисман, способный отгонять громовых ящеров. Чодо недолюбливает незваных гостей. Чтобы отвадить их, он обнес свои владения стеной. За стеной он содержит стаю некрупных плотоядных ящеров. Они гораздо эффективнее собак, хотя и последними Большой Босс тоже не брезгует. Громовые ящеры не оставляют ничего, что могло бы напомнить о незваных посетителях. Никому не известно, сколько злодеев перебралось через стену только для того, чтобы стать закуской для чудовищ.

– Значит, вы меня накололи?

– Просто решили, что будет полезно держать одну штуку на стороне.

– Вы, ребята, чересчур мозговиты для меня.

– Само собой.

Это, конечно, сильно сказано. Во всяком случае, они умнее, чем кажутся.

– Хорошо, вам нужен камень, чтобы пробраться в дом, когда все окосеют. А потом?

– Потом Чодо отойдет к предкам во сне. Может быть, пока они будут валяться вповалку, в дом проникнет парочка громовых ящеров и закусит ребятами, которые могли бы помешать мне и Краску занять освободившееся местечко.

– Полагаешь, вы сможете управлять всей оравой?

– На пару сможем. Сильно командовать не придется. Машина отлично смазана и отрегулирована. Чтобы работала ровнее, будем проламывать по черепу в месяц. А может, и того реже. Справимся.

Кто бы сомневался.

– А я, значит, получаю книгу. Так?

– Как только мы узнаем, где она. Обещаю. Мы ее найдем. Ты знаешь это.

Найдут, если захотят. Но выполнят ли обещание? Станут ли тратить силы на то, чтобы отобрать книгу у Фидо Истермана, или всего лишь укажут мне нужное направление?

– Значит, три утра. Так?

– Знаю, что ты соблюдаешь режим, но здесь уж ничего не поделаешь.

Еще одна бессонная ночь. И днем не подремлешь: надо продумать, как принять участие в гангстерской войне, никого при этом не убивая.

Морли Дотс мог бы сказать, что мне предоставляется прекрасная возможность продемонстрировать свою независимость от Чодо. Но он упустил бы из виду, какой рычаг воздействия на меня приобретают Садлер и Краск. И кстати о Морли – где он? Сейчас как никогда мне нужна его дружеская поддержка. Я уж не говорю о Плоскомордом.

– Послушай, ты так и не знаешь, куда подевались Дотс и Тарп?

– Не. Все еще в бегах?

– Похоже на то.

По его ответу я понял, что он действительно не знает, где обретаются мои друзья. Наверное, меня убедило безразличие, с которым он это произнес.

– Уж не думаешь ли ты притащить их сегодня ночью с собой?

На сей раз в его тоне было нечто такое, что заставило меня насторожиться. Над его словами следовало подумать.

– Нет. Просто не видел их с начала заварухи. Беспокоюсь.

– Хм. Ну ладно. Я слишком засиделся. Надо двигаться. Не хочу, чтобы меня узнали. Встретимся у придорожного столба на спуске с Холма по пути к дому Чодо. В два часа. Не забудь амулет.

– Сделаю.

Садлер удалился сгорбившись, словно ему сто десять лет. У него это здорово получалось. Издали его узнать было невозможно.

Интересно, что они предпримут, если я не появлюсь? Он оставил пакет с крошками. Я думал и кормил голубей.

Мои размышления прервал какой-то кретин, горевший желанием поведать мне о последних событиях в Кантарде.

Глава 36

Не успел я пройти и квартал, как рядом со мной зашагала Торнада.

– Ну и везет мне сегодня.

– О чем шла речь? – поинтересовалась она.

До чего же толстокожа эта Торнада! Интересно, возможно ли ее вообще чем-то оскорбить?

– Какая речь?

– Да твоя беседа на ушко с этим Садлером, парнем Чодо.

У девицы, оказывается, острый глаз. Его маскировка не ввела ее в заблуждение.

– К твоим многочисленным очаровательным чертам характера можно приплюсовать и чрезмерное любопытство.

– Да, многие об этом говорят. – Она одарила меня широченной улыбкой, сопроводив ее товарищеским тычком в плечо.

Смогу ли я когда-нибудь к ней привыкнуть? Говоря по правде, я надеялся, что в этом не возникнет необходимости. Иногда мне страшно хочется, чтобы те силы, что выступают против нее, взяли верх.

– Вообще-то я могу догадаться, о чем вы толковали.

– Валяй пробуй.

Я решил ускорить шаг, чтобы она не смогла угнаться. Это мне немного помогло. Я успел прошагать полдороги до дома. Она топала следом, пыхтя и сопя. Бедная деревенская девка-переросток.

– Как тебе такой вариант, Гаррет? Садлер и его дружок сообразили, что их шансы вылезти наверх не будут стоить и ломаного гроша, если босс доберется до книги.

Она насмешливо фыркнула – так, как это умеет только Тарп, когда звук образуется где-то у него в брюхе.

– Парни встретились. Высказали все друг другу прямо и решили, что заслуживают лучшей судьбы. Ну как?

– Так это ты следила за мной все время?

Я ни разу не заметил ее, впрочем, как и никого другого, если это была не она. Очень плохо, если она рядом, а я ее не вижу. Ни ее, ни этого пугающего наряда.

– Нет, только с того времени, как ты ушел от Истермана. Так эти ребята хотят, чтобы ты им помог подняться наверх?

Неужели я чем-то себя выдал? Обычно мне прекрасно удается скрывать мысли.

– Так я и думала! – рассмеялась она. – И когда они собираются это сделать?

– Что ты несешь? Накурилась «травки»?

– Само собой. Мое воображение разгулялось. Ты когда-нибудь видел место, где живет Чодо?

– Я там бывал.

– Держу пари, тот, кто сумеет его обчистить, обеспечит себя на всю жизнь.

– Жизнь того, кто попытается, окажется недолгой.

– Громовые ящеры? Чепуха. У твоих приятелей отыщется способ проскочить мимо них. Я пойду следом, залягу, пока они будут творить грязные дела, набью мешок самым дорогим барахлом и свалю среди общей неразберихи. Тоже мне большое дело!

Неизлечимая оптимистка.

– Как ты выкроила время взглянуть на его дом?

– Сумела. Ты так громко шумел о том, какой он скверный парень, что я решила сама проверить.

– Ты вообще спишь когда-нибудь?

– Во мне масса энергии. Так и должно быть, если человек честолюбив. Ты, Гаррет, похож на сидящую в коробке черепаху. Шагу не сделаешь, если с голоду не дохнешь. Да если и хочешь жрать, все едино далеко не пойдешь. Ты никогда ничего не достигнешь, Гаррет.

Похоже, она начала брать уроки у Дина.

– Ничего, как-то ухитряюсь сводить концы с концами. У меня даже есть собственный дом. Не многие могут этим похвастаться.

– Наслышана, как ты сделал эти деньги. Прежде чем ты сдвинулся с места, в твой зад долго втыкали булавки. Затем нырнул в дерьмо и вынырнул с мешком золота.

Примерно так все и было. Но мне кажется, что я честно заработал те деньги.

Я поднялся по ступеням к дверям. Торнада пошла следом. Я хотел было оставить ее за порогом, но вспомнил свою милую шутку с Дином. К черту! Старику пойдет только на пользу, если его изношенное сердце станет биться чуть чаще. Я постучал.

Дин открыл дверь и поднял глаза на Торнаду. Старик недовольно скривился, но промолчал. Зато Торнада не молчала:

– Как дела, папочка? У тебя не осталось того замечательного пивка? Я высохла, как мумия.

Она дружелюбно толкнула старца в грудь, и тот чуть не рухнул. Восстановив равновесие, он отправился прочь, покачивая головой.

Только заперев за ней дверь, я припомнил, как мне трудно пришлось во время последнего визита Торнады. Надо было поговорить с Покойником, но я не мог оставить ее болтаться в одиночестве – боялся, что кое-что из моих вещей может перекочевать в ее карманы.

– Пошли. Тебе пора познакомиться с моим партнером.

Не следовало использовать слово «партнер» так близко от логхира. Он может этим когда-нибудь воспользоваться.

Партнер возрадовался при ее появлении так, словно ему вдруг объявили, что он явится главным действующим лицом на аутодафе. Карла Линдо ухитрилась на время очаровать его, но и она была женщиной, присутствия которых Покойник принципиально не мог долго выносить. Торнада сильно отличалась от Карлы Линдо. Например, была не так изящна.

– А это что такое?

– Покойник. Мой соратник. Не столь стремителен, как другие, но свою работу делает. Если запалить под ним костер.

– Но это же не человек, Гаррет! Это нечто. Хобот, как у мамонта. Господи, до чего же отвратительный. И жирный к тому же.

Да, весьма тонко чувствующая особа эта Торнада. Сплошное очарование.

«Гаррет!»

Похоже, мы застали его спящим. Я ожидал, что он заведется быстрее.

– Новости из Кантарда, Старые Кости. Твой приятель вроде бы ускользнул еще раз. Сделал так, что большие ребята сшиблись лбами…

«На этот раз ты перешел все границы! Зачем ты приволок это создание в мое жилище?»

Ого! Он вне себя. Покойник всегда очень точно выбирает слова. Если бы он просто хотел завязать свару, чтобы убить время, то сказал бы «в мой дом». Итак, «мое жилище»… Ему действительно это не нравилось. Он чувствовал себя оскверненным.

– С нее ни на секунду нельзя спускать глаз. Не хотелось бы, чтобы неразборчивый в средствах мертвяк прихватил ее, когда…

«Прекрати валять дурака! Играй в эти игры с Дином, если тебе неймется. Я тебя знаю. Делай что надо и гони ее прочь».

Вот это да! Он горел желанием работать, после того как я от нее избавлюсь. Отлично. Наконец-то я нашел способ выкрутить ему руки.

«Гаррет!»

– Хорошо, хорошо.

Торнада смотрела на меня, как на психа, пускающего изо рта пузыри. Покойник не делился с ней своей частью беседы.

– Ты разговариваешь с этим предметом?

– Естественно. Он помер, но он – с нами.

«Докладывай, Гаррет. Кончай с этой чепухой».

Я рассказал ему все в мельчайших деталях.

«Полагаю, что тебе следует включиться в игру».

На сей раз он дал Торнаде возможность услышать свои мысли.

Она подпрыгнула чуть ли не на фут, сжав виски ладонями. Ее глаза расширились. Она была потрясена и пыталась сообразить, не читает ли он ее мысли с такой же легкостью, как передает свои. Думаю, она напала бы на него, если бы не оказалась в шоке.

– Включиться? Использовать все свое искусство? Как я выскочу из игры, не совершив убийства, когда начнется побоище? Или по крайней мере не став соучастником?

Покойник послал мне мысленный эквивалент пожатия плечами.

«Выкрутишься. Ты всегда выкручивался. Лучше расскажи подробнее, что произошло в Кантарде».

Он вернулся к нормальному состоянию. Опять принялся за свое. Так ему казалось.

– Может, ты подскажешь, как поступить, чтобы они меня не прикончили, после того как я им помогу?

«Послушай, Гаррет. Твой упорный отказ самостоятельно думать становится для меня обременительным».

Он выдержал паузу.

«Поскольку тебе симпатично создание по имени Торнада, а она высказывает желание принять участие в экспедиции, то почему бы не взять ее с собой? Она уже показала, что способна совладать с одним из них. Я чувствую, что вы образуете непобедимую команду».

Неужели я сам напросился на это и сам провел всю подготовительную работу? Я не мог поднять шум из опасения, что Торнада тут же примется за меня и поставит на голову.

Мысленный сигнал насмешки. Но только для моего употребления. Старый дьявол!

Это явно не мой день. Это явно не моя неделя. Если я помогу замочить Чодо, вся жизнь может оказаться не тем, что надо.

– Мне это подходит, – заявила Торнада.

Еще бы! Она уже успела пригласить себя участвовать. Теперь у нее имеется на это и благословение Покойника.

Я заметил, что она быстро восстановила душевное равновесие. Покойник перестал быть сенсацией. Торнада выжидательно смотрела на меня – насколько изобретательным я окажусь, пытаясь от нее избавиться.

– Гаррету следовало бы сделаться клоуном, – пробормотал я. – Он давно уже стал всеобщим посмешищем.

Покойник рассмеялся беззвучно, но зловеще. Торнада хохотала громогласно. Услышав позади себя какой-то звук, я оглянулся. В дверях торчал Дин, ухмыляясь от уха до уха. Память уже не удерживала долгов, по которым следовало с ними рассчитаться. Чтобы не забыть все их пакости, мне, видимо, придется вести дневник.

Глава 37

Не знаю почему, спровадив Торнаду, я ушел из дома. Наверное, потому, что Покойник меня оседлал и начал вонзать шпоры в мои бока все глубже и глубже. Шутка о Торнаде оказалась бумерангом. Я теперь не осмеливался войти в кухню – Дин тоже ополчился против меня.

Прогулка на свежем воздухе выглядела заманчиво. Тем более, что Покойник пожелал узнать, как обстоят дела у Гнорста. Я охотно ухватился за эту идею.

Итак, я отправился к Чихуну. Но пришлось ограничиться приветом через привратника. Гнорст не принимал. Мне показалось, что сын Гнорста в первую очередь отказывался принимать людей, связанных со старинными дружками.

Я направился домой. Мне хотелось вытащить Карлу Линдо из ее комнаты и выплакаться у нее на плече. Она такая понимающая и не мучает меня. Чем больше я об этом размышлял, тем сильнее мне казалось, что в недалеком будущем мы станем с ней большими друзьями. Я был преисполнен сладкими предвкушениями.

Вы, наверное, заметили, что, как только у меня возникают положительные эмоции и я начинаю оптимистично мыслить, со мною обязательно что-то случается. Божок, который отвечает за полотенца в небесном сортире, имеет и побочную работу – портить жизнь Гаррету. Лучшего занятия для этого ничтожного, никчемного божишки придумать не смогли Но он так успешно с ним справляется, что его вскоре смогут повысить по службе.

Я находился в квартале от дома, поспешая по Дороге Чародея к Макунадо-стрит. Вдруг я замер.

Они возникли из ниоткуда, тщательно отрезав мне все пути отступления. Шестеро. Я их не знал, но сомнений нет. Наверняка ребята Чодо.

Улица опустела, как по мановению волшебного жезла. Я стал принимать позы, описанные в руководствах по боевым искусствам, сопровождая каждую воинственным кличем. Такое поведение их озадачило и слегка сбило самоуверенность.

Но в деле они оказались хороши. Так, собственно, и должно было быть. Иначе они не играли бы в первой команде Чодо. Их предупредили, чего от меня ожидать – а именно, самого неожиданного. Я славлюсь тем, что в моем рукаве всегда припрятаны хитроумные трюки.

Но сегодня у меня ничего не было в запасе, не считая старомодного блефа. Я заставил одного из парней обернуться, заорав:

– Привет, Морли! Ты как раз успел на вечеринку! – Единственная польза от Морли за всю последнюю неделю.

Уложив парня ударом ноги в прыжке, я бросился бежать и промчался целых шесть футов. Дальше бежать было некуда. Передо мною высился дом.

Они приблизились. Я поднял дубинку. Началась общая свалка. Двоим я сумел врезать очень прилично. Меня не волновало, насколько сильно они пострадали. Очевидно, я им нужен живым. По крайней мере на некоторое время. Само собой, никто никому ничего не пытался объяснить.

Потасовка продолжалась дольше, чем они планировали. Наши танцы и прыжки вызвали любопытство наиболее отважных соседей и в первую очередь ребятишек. Некоторых я знал. Неужели они мне не помогут? Неужели не помчатся к моему дому сказать, что я попал в беду? Нет.

Есть маленькие люди, нуждающиеся в защитнике, рассуждал я в свое время, впервые примеряя скрипучие доспехи идеалиста. Но частенько поведение этих людей отбивает охоту вызволять их из беды. Иногда они делают все для того, чтобы их участь показалась вполне заслуженной любому идеалисту на белом коне.

Я продолжал шоу, пока кто-то не выхватил из моих рук дубинку и не испытал ею на прочность мой череп.

У меня под ногами разверзлось черное озеро. Я не нырнул в него. Я шлепнулся в него плашмя и стал плавать, оставив на поверхности лишь нос, чтобы дышать. С трудом припоминаю, как два костолома волокли меня, а третий подзывал поджидающую поблизости карету. Экипаж подкатил. Мои дружки зашвырнули меня внутрь. Кто-то побарабанил по моему черепку, а затем они навалили на меня раненых.

Моя голова высовывалась из-под кучи тел, и один из уцелевших ребят непрерывно легонько постукивал по ней трофейной дубинкой, словно решил создать полный набор разнообразных синяков и шишек.

Я поклялся воспроизвести на нем весь ассортимент, если у меня появится такая возможность.

Даже мой череп имеет пределы прочности. Вскоре я отправился в царство снов.


И в подобном сне есть светлые стороны. Прежде чем мы выехали из города и до того, как я пришел в себя, чтобы начать страдать от чудовищной головной боли, они успели избавиться от трех наваленных на меня парней. Черт побери. Я их победил. Численное превосходство теперь на моей стороне.

Головная боль усилилась. Я ощущал ее сильнее, чем до этого. Видимо, на сей раз у меня небольшое сотрясение мозга. Я успел облевать весь пол кареты. Наверное, только что. Парень с дубинкой все еще продолжал меня всячески поносить. Его партнер, сидевший спиной к лошадям, заметил:

– Что ты хочешь? Ты же не мог остановиться – все долбал его.

– Наверное, кончится тем, что мы его замочим. А он, гад, устроил здесь такое дерьмо.

– Да, сразу видно, что человек не привык заботиться о ближних.

– Да уж точно. Теперь придется чистить. Почему-то разгребать дерьмо постоянно приходится мне.

Мизантроп и философ. Философ произнес:

– Но ты же не станешь поднимать шум, когда придет твоя очередь рыться в дерьме? Ты просто вежливо согласишься.

– Ни за что, – мрачным тоном.

Философ фыркнул. Интересно, как парень с таким реалистическим подходом к жизни мог существовать в избранной им нише?

– По крайней мере мы знаем, что он пока не помер. Мне не приходилось видеть, чтобы жмурик блевал. Чодо взбесился бы, если бы мы доставили ему мертвеца.

– Почему? Он все равно им станет.

– Нам сие не известно. Босс такого не говорил.

– Дерьмово.

– Ладно. Вообще-то сомнений почти нет. Но Чодо прежде хочет с ним потолковать. Может быть, извиниться. Они раньше были корешами или что-то вроде того.

Что-то вроде того. Я никогда не рассчитывал, что благодарность Чодо окажется бездонной. Сейчас меня больше занимало, есть ли связь между тем, что со мной происходит, и разговором с Садлером.

– Дерьмово. Он просто псих.

– Точно. Но, кроме того, он Большой Босс.

Ворчание, ворчание, обильно сдобренное излюбленными непристойностями. Интересно, догадались ли они, что я пробудился ото сна? Может, просто решили меня развлечь?

Философ начал восторгаться ландшафтом. Любитель природы. Такое иногда случается с городскими парнями, оказавшимися в сельской местности. Вид кривой старой ивы способен привести их в восхищение. Из его замечаний я понял, что мы уже находимся на дороге, ведущей к владениям Чодо. Она шла через лесистые холмы. Значит, мы движемся в одной-двух милях от места, где ночью мне предстояло встретиться с Садлером и Краском. На северных склонах холмов леса уступят место виноградникам, хотя вдоль дороги деревья еще останутся. Если я хочу сохранить остатки здоровья, следует что-то предпринять до того, как мы достигнем виноградников. Там, даже если и убежишь, укрыться будет негде.

Однако мое тело не желало ничего предпринимать. Через неделю оно, быть может, и согласится чем-нибудь заняться. Если к тому времени опадут все опухоли.

Трудно ожидать от организма чего-то иного, если ваш котелок использовали как барабан.

Лошади тянули с большим трудом. Похоже, мы карабкаемся на холм, именуемый Шмелиное Гнездо. Затяжной крутой подъем. Близ вершины дорога описывает петлю в форме буквы «S», взбираясь вдоль почти отвесного склона, и, перевалив через хребет, резко идет вниз, туда, где кончается лес. Прекрасно. Остается только вывалиться из экипажа и, преодолев обочину, скатиться по крутому склону. Я исчезну прежде, чем эти придурки успеют закрыть рты.

Мое тело получило приказ подготовиться. В ответ оно послало меня к дьяволу. Тело не желало двигаться. Каждое движение причиняло боль.

Карета остановилась. Мизантроп, высунув голову наружу, спросил у возницы:

– В чем дело?

– Не знаю, – ответил тот. – Лошади не желают идти дальше.

Это надо же! Мы с лошадьми совершенно не уживаемся друг с другом. Если им предоставляется возможность мне досадить, они не преминут ею воспользоваться. Странно, что они не желают мчаться галопом к месту моей казни. Не исключено, правда, что чудовища захотели расправиться со мной самостоятельно, до того, как это сделает Чодо… Черт побери. Не могу допустить подобного издевательства. Однако чувствовал я себя ужасно скверно.

Философ подтолкнул мизантропа к выходу.

– Пойдем, чучело, посмотрим. Но не тяни лошадей. Может быть, они что-то чуют.

Выбравшись из кареты, они продолжили беседу.

– Может, это банда сапожника? – сказал философ. – Если бы мне поручили устроить засаду, я выбрал бы именно это место. Как раз перед вершиной. Там, где слева скала, а справа – обрыв. Нам там негде будет укрыться.

Началась дискуссия. Унылый готов был спорить, что никакой засады нет и надо катить дальше. Философ стоял на своем.

– Почему бы тебе не подняться и не посмотреть?

Спор разгорелся с новой силой.

– Задница – вот ты кто, – насмешливо объявил мизантроп. – Я тебе докажу.

Послышался звук удаляющихся шагов. На ходу парень продолжал высказывать свое мнение о философе в терминах, заставивших меня покраснеть.

Давай же, Гаррет! Твое время пришло. Они передали тебя в твои собственные руки. Надо всего лишь выпасть из экипажа и скатиться вниз по склону. Или, наоборот, выкатиться из кареты и упасть со склона. Давай. У тебя хватит на это умения.

Тело ответило частичным согласием и позволило приоткрыть один глаз.

Я это сделал, но ни черта не увидел. Они положили меня лицом к глухой стене кареты.

– Что-то происходит, – заметил кучер. – Он почти остановился.

Быть может, у философа было плохое зрение?

– Эй, Обаяша! В чем дело? – прокричал он.

Жаль, не было сил смеяться. Обаяша? Это что, у него кличка такая?

Неужели у Гаррета возникло подсознательное желание смерти? Голос философа доносился откуда-то спереди. Они оставили меня лежать в одиночестве, и мне оставалось всего лишь чуть-чуть повернуть голову и осмотреться.

Ну давай же, Гаррет! Я набрался достаточно сил, чтобы приподнять голову и убедиться, что они не запеленали меня в веревки и не заковали в цепи. Я мог выскочить и убежать, оставив всю блевотину на память злодеям.

Обаяша проорал что-то о зловонии. Я услышал шаги. Будучи не по годам умным, я тихо улегся и прикинулся парнем, намеревающимся прохрапеть еще неделю. Философу, наверное, не часто приходилось встречать ребят, способных так быстро прийти в себя после подобной встряски. Поверив моему несчастному виду, он вытащил из-под сиденья запрещенный законом длиннющий меч и затопал вверх по дороге, бросив через плечо кучеру:

– Оставайся на месте.

Кучер проклинал лошадей. Животные начали проявлять беспокойство.

Тело понемногу подчинялось моей воле. Осторожно, чтобы не раскачать карету и не насторожить кучера, я приподнялся на колени. Затем через открытую дверцу посмотрел на окружающий лес. Вообще-то я не большой любитель природы, но сейчас все эти колючки, сучья и заросли ядовитого плюща казались просто прекрасными. Чуть продвинувшись вперед, я высунул голову и бросил взгляд вверх по ходу дороги.

Один из парней был уже почти у самой вершины. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Его удерживало там лишь бахвальство. Другой, с мечом в руке, тяжело поднимался в гору.

Один быстрый нырок, Гаррет. Лучшей возможности тебе не представится.

«Ха! – заявило тело. – Ничего у тебя не получится».

Но все же понемногу я приходил в себя. Они дали мне для этого достаточно времени. И теперь, толкуя о чем-то там наверху, позволяли оправиться еще больше. Любопытно, что там происходит? Не менее интригующим было и упоминание о сапожнике.

Возможно, я соображу, в чем дело, если только останусь жив.

Глава 38

Если я немедленно не унесу отсюда свою задницу, то потеряю не только значительную часть уважения к себе, но и упомянутую задницу. Мне придется жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Я начал двигаться, вспомнив заповедь морского пехотинца – лучше делать что-нибудь, чем не делать ничего.

Я свесил ноги и утвердил их на дороге. Это отняло почти все мои силы и, к сожалению, разбудило возницу. А я-то надеялся, что у меня будет по крайней мере минута, чтобы подготовиться к спуску. Парень на козлах взревел диким голосом.

Обаяша увидел меня и заорал. Философ завопил. Оба помчались по дороге вниз.

Кучер взвыл снова, но на сей раз обеспокоил его не я. Я заставил себя распрямиться и засеменить вперед. Я не смотрел, куда направляюсь, так как был слишком занят: разглядывал чешуйчатую, размером с бочку зеленую голову с заспанными глазами, возникшую из-за пригорка. Чудовище изумленно ухнуло и осклабилось, обнажив тысяч десять гигантских зубов. Оно пробудилось ото сна и теперь вздымалось все выше и выше.

Лошади начали краткую дискуссию, как быстрее убраться отсюда, и тут подо мной разверзлась земля.

Склон оказался значительно круче, чем я думал. Я полетел вниз. Меня вращало, я скользил, падал, рикошетировал от деревьев и пролетал сквозь кустарник. Каждая ветка или камень оставляли на моем теле автограф. Наконец падение прекратилось, и я замер в кусте прошлогоднего чертополоха в позе распластанного орла. Интересно, оправдает ли конечный результат затраченные усилия?

Там, наверху, лошади нашли способ развернуться и теперь устремились вниз. Кучер размахивал кнутом, будто энтузиазм животных нуждался в дополнительном подстегивании. Футах в пятидесяти за каретой мчались философ и Обаяша, громогласно требуя, чтобы возница их подождал. Большой и страшный зверь поднялся во весь рост. Он тоже выбрался на дорогу и теперь набирал скорость.

Все это выглядело бы забавно, если бы я сам не был участником представления. Я залег в лощине, стараясь слиться с ландшафтом и прикинуться чем-то недостойным внимания и несъедобным.

Ни упряжка лошадей, ни тем более человек не способны убежать от зверя, добывающего средства к существованию при помощи лап длиной в пятнадцать футов. С другой стороны, тридцатифутовому чудовищу непросто мчаться по узкой, извилистой дороге, ширина которой на поворотах не превышает восьми футов. Громовый ящер почти достал Обаяшу, но тот успел нырнуть за поворот, с одной стороны которого шла вверх вертикальная стена, а с другой находился обрыв глубиной в сорок футов. Чудовище врезалось в скалу, от удара его отбросило в сторону, и оно свалилось в ущелье. Я слышал, как зверь во время полета поносил мир на своем громово-ящерном языке.

Зеленое чудище, надо отдать ему должное, оказалось упорным. Оно отряхнулось, вырвало для самоутверждения несколько деревьев и вновь отправилось на лов. Зверь чувствовал, что, претерпев такие страдания, он просто обязан кого-нибудь отловить. Зеленый слегка прихрамывал. Быть может, вывихнул лодыжку (если у громовых ящеров есть лодыжки).

К тому времени, когда охота удалилась от меня на почтительное расстояние и стала неслышной, я едва дышал. Затем осторожно начал двигаться. До меня доходили слухи, что эти твари бегают стаями. Вдруг зверь заметил, как я валился с холма? А что, если он ждет, когда Гаррет сам к нему приползет? Здесь, на холмах, он только и делает, что сидит и поджидает появления из города своих завтраков, обедов и ужинов. Я посмотрел на склон, с которого совершил спуск.

– Нет, надо менять работу, – пробормотал я, пускаясь в путь прихрамывая. – Tем более люди вовсе не желают, чтобы их сцапали.

Предложение Вейдера становилось все более и более привлекательным. Никто не захочет меня бить, не надо будет падать с гор, никто не станет возить меня на расправу. Я смогу пить пива, сколько пожелаю. Открою кран и останусь лежать под ним, пока не стану толстым, как Покойник. Вот это жизнь!

Работенка у Вейдера будет казаться заманчивой, пока не пройдет боль.

Мириады ушибов и синяков на теле вновь пробудили мой гнев, который несколько поостыл, когда стало ясно, что Тинни поправится. Я снова увидел ее лежащей на улице с торчащей из спины рукояткой ножа, и это напомнило мне, что, как бы я ни ныл, во всей этой безумной заварухе у меня есть свои обязательства. Весьма личного характера.

Среди нас всегда будут Змеюки. Как бы мы ни старались, истребить их всех просто невозможно. Да и не все желают, чтобы они были истреблены. В каждом из нас живет часть Змеюки, поджидая момента, чтобы громко заявить о себе.

Взгляните только на типов, разыскивающих Книгу Видений. Ведь ни один из них не был изначально плохим.

А теперь я даже начал сомневаться в благородстве намерений Карлы Линдо.

Мы не можем избавиться от Змеюк, но мы способны уменьшить наши страдания, расчищая время от времени заросли социальной несправедливости. К этому моменту мои взгляды претерпели радикальные изменения, и я заковылял энергичнее. Приоритеты в моем списке дел, требующих отмщения, тоже существенно изменились. Отрицательное отношение к авантюре Садлера и Краска испарилось. Я нес свою боль как боевое знамя. Оно развевалось, ведя меня к Чодо, и ничто не могло меня остановить.

От Шмелиного Гнезда до моего дома не более шести миль – пара часов неторопливой ходьбы. Я двигался более чем неторопливо и в пару часов не уложился. Многочисленные увечья не позволяли увеличить скорость.

Ковыляя домой, я не увидел гнезда, давшего название холму. Даже не заметил ни одного шмеля. Не увидел я и своего друга Обаяшу с его философствующим приятелем. Лишь вдалеке виднелись темные деревянные обломки, похожие на остатки кареты. От поисков выживших я отказался.

Я пришел домой в ярости на себя за то, что позволил Покойнику отправить меня к главному карлику. Ведь я с самого начала понимал, насколько это никчемная затея.

Дин открыл дверь. Старик сразу заметил, что я не в форме и не настроен вступать в дискуссии. Он молча исчез. Я прошел в кабинет, захлопнул дверь и даже не позволил Дину принести пива. Я поговорил с Элеонорой, и мы заключили пакт. Несмотря на боль и страдания, я продолжу раскопки и добуду книгу. Кроме того, сделаю все, чтобы число злодеев уменьшилось. Элеонора одарила меня столь редкой для нее одобрительной улыбкой.

– Знаешь, милая, похоже, что я все-таки не способен перестать быть Гарретом.

По пути наверх я задержался – попросить Дина принести мне кувшинчик пива и аптечку первой помощи.

Глава 39

Хотя до ужина было еще далеко, для меня уже миновал полный событий день. Я решил слегка перекусить и немного вздремнуть. Может, пока я сплю, мое подсознание совершит чудо и авантюра, затеянная против Чодо, покажется благородным делом славных парней. Если ушибы и опухоли позволят передвигаться, я со спокойной совестью смогу принять в ней участие.

Так я планировал, но остальной мир не разделял моих взглядов. Дин растолкал меня прежде, чем я окончательно успел уснуть.

– Его Милость желает вас видеть. Он обвиняет вас в манкировании своими обязанностями.

Да, я не выкроил времени для доклада. Логхир не ощущает боли, не испытывает физической усталости и забывает, что остальные не избавлены от страданий. Плохое настроение и упадок духа Покойник понять способен, так как его существование сведено к психическим процессам.

Пришлось отправиться вниз на доклад. Карла Линдо как раз выскользнула из его комнаты. От ее улыбки мой позвоночник, несмотря на отвратное состояние здоровья, мелко завибрировал. Мешок с костями ухмыльнулся про себя. Общение с Карлой Линдо так подействовало на эго логхира, что он был готов штурмовать небольшие города. Не она ли заставила Покойника вызвать меня? Похоже, девица начинает испытывать нетерпение.

Он быстренько проанализировал мои мысли, избавив от необходимости говорить.

«Ты не сомневаешься, что это были люди Чодо Контагью?»

Увы, я не мог дать ответ, на который он так надеялся.

– Нисколько.

«Я считал, что до этого дело не дойдет».

– Так же, как и я. Мне повезло. Удалось ускользнуть. Мерзавец оказался настолько сентиментальным, что решил объяснить, почему меня необходимо прикончить. В следующий раз такой возможности не представится.

Как только Чодо узнает, что затея сорвалась, он тут же даст команду. Не исключено даже, что объявит открытый контракт на убийство.

«Пока об этом беспокоиться рано. Во-первых, ему еще надо узнать, что тебя не сожрали вместе с другими. Во-вторых, учитывая, что его благорасположение к тебе хорошо известно, Чодо постарается скрыть изменение отношений, так как это вызовет массу вопросов, способных подорвать доверие к нему. Он – существо гордое и тщеславное. Власть его в значительной степени зиждется на распространенном убеждении, что он действует в рамках законов криминального мира. Чтобы убедить всех в необходимости твоей смерти, ему придется привести доказательства. Правду он сказать не сможет. Это означало бы его конец».

– Это, однако, не помешает его ребятам втихую прирезать меня за дополнительное вознаграждение.

«Нет», – признал он.

– Что ты можешь предложить?

«Теперь для нас на первое место выходит проблема выживания. Поиски Книги Видений отходят на второй план».

А некоторые еще удивляются, почему его считают гением.

Сам я, конечно, до столь глубокой идеи никогда бы не дошел.

– Единственный способ для этого – убить Чодо раньше, чем он прикончит меня.

«Естественно».

– Я никогда никого преднамеренно не убивал.

«Знаю», – проворчал Покойник.

– Неужели мое стремление жить так, как мне хочется, стоит жизни другого человека?

Я мог бы уехать из города. Навсегда. Потому что, когда я скроюсь, не останется никого, кто мог бы остановить Чодо – если, конечно, Садлер и Краск не преуспеют в своей затее и без моей помощи.

«Решить можешь только ты сам».

– Мнение твое и Дина тоже много значит.

«Я просуществовал много столетий до того, как мы встретились. Каким бы ни оказалось твое решение, я переживу».

Не сомневаюсь.

– Ты здорово навострился поднимать дух собеседника.

Однако меня волновала не только забота о его благосостоянии. Каков бы ни был выбор, мое эго значительно пострадает. Если я убегу, то всю оставшуюся жизнь буду сомневаться в своем мужестве. Убийство Чодо тоже сильно уронит меня в собственных глазах.

– При любом исходе я терплю поражение.

«В данном случае вопрос о победе или поражении вообще не встает. Так же, как о добре или зле. Твоей смертельно опасной слабостью, Гаррет, является склонность к излишней рефлексии. Ты стремишься усмотреть во всем моральную проблему. Борьба за жизнь не может быть аморальной. Перестань раздумывать. Прекрати переусложнять проблемы. Решай, хочешь ли ты провести остаток жизни в Танфере или где-нибудь еще. Придя к нужному решению, действуй соответственно».

Когда логхир хочет, то может ободрать все мясо с костей и добраться до самой сути. При этом он настолько хорош в логике, что эта суть оказывается вовсе не тем, чем представлялась вначале.

Дин сунул голову в комнату.

– Вас желают видеть, мистер Гаррет.

– Кто?

– Необыкновеннейшая личность, – ответил он с намеком на улыбку.

Я посмотрел на Покойника, но тот мне ничего не подсказал. Выйдя из комнаты, я спросил:

– За дверью?

– Никак не мог решить, впускать ее или нет. Лично мне кажется, что она вовсе не ваш тип.

– Вот как? Вообще-то у меня три излюбленных типа женщин: блондинки, брюнетки и рыжие.

– Как правило, вы испытываете влечение к одному физическому типу, мистер Гаррет. Как заметил мистер Дотс, им всем впору белье одного и того же размера.

– О?

А я-то считал себя человеком широких взглядов – своего рода эклектиком. Я распахнул дверь.

– Наконец-то, – произнесла Торнада. От удивления я открыл рот. Дин рассмеялся, а все волнения этого дня отошли на второй план.

Торнада объявила:

– Я тут подумала и решила. Надо прийти пораньше, затаиться и посмотреть, как эти олухи Садлер и Краск ввяжутся в драку. Нам останется винить только себя, если мы ухитримся подвернуться под шальную стрелу.

В ее словах определенно был смысл, но мне не хотелось размышлять на эту тему.

– Ты будешь держать меня под открытым небом или, может, все-таки пригласишь в дом выпить пивка?

Глава 40

Если серьезно, Дин, конечно, прав. Торнада – не мой тип женщины, она вообще ничей тип. Я провел ее в кабинет, попросив Дина принести пиво. Я уселся. Торнада заняла второе кресло и посмотрела на Элеонору так, словно была способна уловить суть картины. Не исключено, что действительно могла.

– Ее, Гаррет, рисовал странный тип.

– Непризнанный гений по имени Снэйк Брэдон. Полный псих. Почему ты так рано?

Я-то надеялся ускользнуть до ее появления. Она, видимо, догадалась об этом. Эта женщина вовсе не глупа.

– Хороший у тебя дом, Гаррет.

– Парочка удачных дел. Ты чего-нибудь разнюхала, прежде чем явиться?

– Парочка дел? Люди говорят, что ты везунок, но твоим другом быть опасно.

– Вот как?

– У тебя слишком острый язык, разве не так? Поговаривают, что тебя хотят замочить. Советуют не высовываться – может, пыль осядет.

Чтобы не уснуть, я рассказал ей о приключениях, которые пережил с тех пор, как мы расстались.

Вместо Дина пиво принесла Карла Линдо. Она взглянула на Торнаду и замерла с таким видом, словно по ошибке забрела в мужской туалет. Торнада же смотрела на Карлу так, будто пыталась сообразить, что за существо перед нею. Карла Линдо проиграла эту схватку взглядов. Она поставила пиво на стол и ретировалась.

– У тебя с ней что-то есть?

– Нет. Она просто мой клиент.

– Нельзя сказать, что ее шибко много.

Вопрос спорный. Весьма спорный, особенно если смотреть с того места, где я находился. Мне хотелось узнать, что затевает Торнада. Еще сильнее мне хотелось вздремнуть. Пиво не помогло.

– Интересно, что Чодо прихватил тебя сразу после твоего разговора с ренегатами. Ты не думаешь, что он сегодня будет готов к их визиту?

– Он не дурак, – пожал плечами я.

– Хм. Я думала, как лучше разобраться с его домашними животными. Решила поговорить с охотниками на громовых ящеров, поставить им выпивку и выведать пару трюков. Не нашла ни одного. Кто-то нанял их всех до единого. Какой-то сапожник.

Сапожник, значит? Я догадывался кто. Да, да. Именно этот проклятый дурак.

– Сапожники используют шкуры громовых ящеров для пошива армейских ботинок.

– А ты знаешь, что за тобой следят?

– Да. Последние несколько дней я постоянно чувствую слежку. Думал, это ты.

– Не я. Карлики. Каждый раз, как иду к тебе, вижу, что они здесь крутятся. И моркары тоже. Кто-то нанял одно из племен моркаров следить за тобой. Не знаю, правда, кто.

– Моркары?

Все встало на свои места. Неудивительно, что я не видел, кто ведет слежку. Я смотрю в небо не чаще других. Конечно, если бы они вели себя как голуби, доставляя постоянные неприятности прохожим, пришлось бы чаще задирать голову.

Это объясняло и то, что я временами вообще переставал ощущать слежку. Моркары крайне неорганизованы и безответственны. Они следили за мной тогда, когда у них было настроение.

– Хочешь, я их от тебя отважу? Десять марок. Будут держаться от тебя дальше, чем в десяти милях.

– После того как узнаю, кто подослал их ко мне.

У меня имелись некоторые соображения. Наиболее подходящим кандидатом был Гнорст, сын Гнорста. Воздушная поддержка наземных сил. Именно так должен поступить карлик, просчитывающий все возможные варианты. Чодо я тоже включил в число вероятных кандидатов. Он был достаточно хитер и мог сообразить, что моркары останутся вне подозрений.

Когда я встречался с Садлером, в воздухе находилась моркара. Возможно, Чодо должен стоять первым в списке подозреваемых.

– Спасибо за подсказку.

– Долг за тобой. Расплатишься, захватив меня с собой этой ночью.

Поначалу я не собирался, но теперь – когда удар по Чодо приобрел законный характер – почему бы нет? Любой друг лучше, чем полное отсутствие друзей.

Я снова подумал, куда, к черту, подевались Морли и Плоскомордый. Я уже серьезно беспокоился, но развитие событий не позволяло пуститься на поиски.

Торнада еще раз внимательно посмотрела на Элеонору.

– Ведь у тебя с ней какие-то отношения, правда?

Что ответить на это? Если я скажу да, то это вызовет новый поток вопросов, и мне придется объяснять, что я встретил Элеонору через двадцать лет после ее смерти, и смерти не такой, как у Покойника. Как объяснить сердечную привязанность к существу, умершему в то время, когда ты был ребенком?

– Да. Но я не знаю, как это объяснить.

– Картина сама все объясняет. Значит, она видит все, что вложил в портрет этот безумец Брэдон.

Когда же эта женщина перестанет меня изумлять?

– Я могу понять, почему тебе не хочется об этом говорить. Ладно. Скажи лучше, что мы будем делать. Ведь должно же быть что-нибудь такое, что пойдет нам на пользу. Давай подумаем. Ты в форме для ночного похода?

Она явно нервничала – слишком много болтала.

– Нет, не в форме. Но я должен идти. Если мне не солгали, эта ночь единственная, когда у нас есть шанс добиться успеха.

Я рассказал ей о предполагаемом празднестве.

– Это как раз то, о чем я только что говорила. Пусть он даже знает о нашем приходе, но если не отменит вечеринку, то все равно у нас будет преимущество.

Не отменит. Чодо даже богам не позволит вмешиваться в свои планы. Не такой у него нрав.

– Не будем гадать. Увидим.

Настроение мое с каждой минутой становилось хуже и хуже.

– Мы ничего не достигнем, сидя здесь.

– Точно. Вернусь через миг.

Я прошел к Покойнику и взял камень-амулет, размышляя, сколько времени вмещает миг. Покойник на этот счет ничего не сказал. Поднявшись наверх, я вооружился как мог из своего изрядно обедневшего арсенала. На сей раз я взял обитую мягкой подкладкой шкатулку с флакончиками. Сейчас не время размышлять. Надо выполнять свой долг. Торнада поджидала меня в дверях кабинета. Ее глаза сверкали. Я помрачнел. Она еще раз схлестнулась с Покойником. Что теперь? Спрашивать я не стал.

Будучи по природе своей джентльменом, я открыл дверь и пропустил ее вперед. Дама есть дама, даже если она смахивает на Плоскомордого.

Переступив через порог, дама сказала:

– Постой.

– Что?

– Подожди здесь, – произнесла она, оглядев улицу.

Соскользнув по ступеням, Торнада побежала. На бегу она не выбрасывала в сторону колени и локти, как это делает большинство женщин.

Закрыв дверь, я прислонился к стене, борясь со сном и стараясь не думать о разлитой по телу боли.

Стук в дверь. Я выглянул в глазок. На меня смотрела Торнада. Она отступила чуть назад, чтобы я смог увидеть ее ухмылку. Я открыл дверь.

На ее плече висел карлик. Он был без сознания.

– Очень упорный маленький мерзавец.

– А?..

– Следил за домом. Подумала, что ты захочешь с ним потолковать, прежде чем мы пойдем на дело.

– Тащи его сюда. – Я прошел в комнату Покойника. – Эй, Весельчак! Посмотри-ка на это и скажи, что мы имеем.

«Карлика».

– У тебя острый глаз. Может, скажешь еще что-нибудь?

«Он следил за домом три часа. Послал его мой друг Гнорст. Я отправлю его назад с серьезным протестом».

– Прекрасно, отправляй. Зачем Гнорст это сделал?

«Полагаю, на тот случай, если ты найдешь Книгу Видений».

– Что еще?

«Его послали потому, что ему ничего не известно».

Естественно. Гнорст знал Покойника и не хотел, чтобы тот пропустил волосатого коротышку через свои жернова.

– Ладно, увидимся позже.

«Тебе удалось заключить мир со своей совестью?»

– Человек должен делать то, что обязан.

«Правильно», – насмешливо фыркнул он. Мое морализирование его всегда веселит.

Покойник, не терзаясь сомнениями, изрезал бы Чодо на мелкие куски.

– Я все сделаю, как надо. Альтернативы у меня нет.

Гора окаменевшего сала исторгла еще один смешок.

– Чодо сам поставил вопрос – он или я.

«У тебя нет необходимости искать оправдания. Этот день неизбежно должен был наступить. Ты и я знали об этом. Мистер Дотс и мистер Тарп знали. Мистер Краск и мистер Садлер знали тоже. Лишь ты, зная, притворялся, что это не так».

Конечно, я тоже, черт побери, все знал. Но я полагал, что это окажется схваткой один на один. Хороший парень против плохого.

«Береги себя, Гаррет».

– Постараюсь.

Глава 41

Оказавшись на улице, я пошел вслед за Торнадой, погрузившись в собственные мысли. Прошагав несколько кварталов, она спросила:

– Ты боишься?

– Да.

Я боялся и не стыдился этого. Тот, кто не боится Чодо, просто дурак. Или даже хуже.

– А я-то думала, что ты крепкий парень.

– На завтрак я пожираю гвозди и запиваю их кислотой. Затем для разминки даю пинок громовому ящеру. Черт возьми, я настолько крутой, что меняю носки не чаще раза в месяц. Но никакая крутость не поможет, если на тебя попер Большой Босс, а твой единственный друг не может вылезти из кресла, чтобы помочь.

Ее моя речь позабавила.

– Ты уверена, что знаешь, кто такой Чодо?

– Конечно. Нехороший старикан, – рассмеялась она. – Если мы его уделаем, это повысит мою репутацию.

– А его репутации ты не опасаешься?

– Бессмертным все едино не станешь.

Я извлек из кармана маленькую шкатулку и еще раз осмотрел флакончики. Рубиновый, самый смертоносный, казалось, поблескивал сам по себе.

– Что это?

– Нечто, сохранившееся от прошлого дела. Может сгодиться.

– Не надо, не говори.

– И не скажу. От тебя можно ожидать, что ты трахнешь меня по башке и попытаешься их сграбастать. А так я хоть буду уверен, что ты не прикончишь себя, когда станешь с ними возиться.

– И чего ты всех подозреваешь?

– Это позволило мне дотянуть до зрелого возраста в тридцать лет. Куда, дьявол тебя побери, мы двигаемся? Мы тащимся на юг, вместо того чтобы шагать к северу.

– Я же тебе сказала, что кое-что придумала. Нам лучше появиться с той стороны, откуда нас никто не ждет.

– Каким образом?

– Я раздобыла лодку. Мы поднимемся по реке до Переката. Оттуда до владений Чодо мили четыре по холмам, в основном через виноградники.

Я застонал. Я и так еле волочу ноги. Все тело болит и ноет. Голова тоже. Я принял болеутоляющее, но оно помогло слабо.

– Похоже, моя гениальность тебя не потрясла?

– Ха. Знаешь, в чем главная сложность быть боссом, Торнада? Что бы ты ни делал, ты всегда окажешься не прав. Что бы ты ни предложил, твои подчиненные скажут, что это глупость и все можно сделать быстрее, дешевле и лучше.

Она рассмеялась:

– Я это заметила, работая на Истермана. Думала, что соображаю гораздо лучше его.

– Так как видела, что он продемонстрировал всю свою глупость, наняв тебя на работу.

– Ты здорово наловчился говорить приятное.


Лодка оказалась одной из тех, которые обычно используются для перевозки людей на восточный берег в район, иногда именуемый Нижним Танфером. Она принадлежала семейству полукровок, не возражавших грести против течения, если деньги будут выплачены вперед. Я заплатил и свернулся калачиком среди груза и парусины, закрыв глаза. Похоже, мне все-таки удастся немного вздремнуть.

Торнада, кажется, собралась последовать моему примеру. Старший паромщик тронул меня ногой. Его звали Скид, и ему было не менее сотни лет. Несмотря на возраст, Скид был бодр. Ничего удивительного, жизнь на реке полезна для здоровья. Я храпел, ворчал, всеми силами давая понять, что мои умственные способности не превосходят интеллекта черепахи. Приоткрыв один глаз, я спросил:

– Что, уже на месте?

– Нет. За нами идет лодка. Такого быть не должно.

Наверное, Скид жив только потому, что еще не использовал отпущенную ему квоту слов. Торнада – это какой-то каприз природы. Она способна полностью проснуться, едва открыв глаза. Я еще не успел сесть, а моя спутница уже была на ногах и внимательно вглядывалась во что-то за кормой.

– Где?

Позади нас виднелось множество огней. Думаю, что там было сотни две лодок, почти все похожие на нашу. Сухопутные крысы вежливо величают их «грузовыми»; эти посудины служат своим владельцам и домом, и средством заработка.

Скид присел рядом со мной, чтобы я смог увидеть, на что он указывает.

– Корыто Скилара Зеда. Работает восток-запад, как и мы. На север не ходит.

– О…

Само собой, лодки я не видел, не говоря уж о том, кто ею управлял. Пришлось притвориться.

– Это становится возмутительным, – сказал я Торнаде.

Она снова улеглась, не проявляя ни малейшего беспокойства. Эта женщина все больше и больше напоминала мне Плоскомордого, хотя кое в чем существенно от него отличалась. Она казалась более независимой. Тарпа постоянно волновало, что могут сказать и подумать о нем другие. Торнаде же на это было плевать, или она умело прикидывалась, что ей все до фонаря. Наверное, тем, кто так вымахал ростом, приходится подыскивать удобную для себя линию поведения.

Я еще раз посмотрел на нее. В колеблющемся свете лампы Торнада выглядела вполне пристойно. Она просто была чересчур большой.

– Эй. Расскажи мне что-нибудь о Торнаде.

– А что рассказывать? Я родилась и пока живу. Я то, что ты видишь.

– Расскажи что-нибудь. Откуда ты? Кто твои родители? Как ты очутилась здесь, вместо того чтобы сидеть в своем доме с кучей маленьких Торнад?

– Откуда ты, Гаррет? Кто твои родители? Почему ты здесь вместо того, чтобы сидеть дома и играть с маленькими Гарретами?

– Понимаю. Но я могу и рассказать.

Я поведал ей о семье, из которой уже никого не осталось в живых. Рассказал о годах, проведенных в морской пехоте. Я не смог, как ни старался, объяснить, чем мы занимались на службе, – так, чтобы ей было понятно.

– Что же касается детей, то я их люблю. Боюсь только, что из меня получится вшивый отец. Мне еще самому надо стать взрослым, хотя бы по общепринятым стандартам.

– Это нечестно, Гаррет.

– Я просто убиваю время. Ты не обязана рассказывать.

– Мы станем друзьями, Гаррет?

– Не знаю. Возможно. Пока что-то не очень получается.

Она подумала над моими словами, приподнялась, сплюнула за борт, взглянула в сторону кормы и снова улеглась.

– Как ты думаешь, сколько мне лет?

– Ты примерно моего возраста. Может, слегка моложе. Лет двадцать восемь?

– Ты один из самых деликатных, Гаррет. Мне двадцать шесть. У меня есть ребенок. Ему почти двенадцать. Я не могла выдержать той жизни и ушла. Хотя обычно это привилегия мужчин – бросать женщин с детьми.

Я ничего не сказал. Что скажешь, когда тебе говорят такие вещи? Любые слова будут звучать неискренне или банально.

– Я чувствую себя ужасно виноватой. Но ни о чем не сожалею. Смешно, правда?

– Иногда так получается. Мне пришлось пережить подобное.

– Вроде этой нашей увеселительной прогулки?

– А?..

– Тебе не удается до конца спрятаться за ловко подвешенным языком и нарочитой небрежностью, Гаррет. Когда мы замочим Чодо, ты начнешь барахтаться в ощущении своей вины, как в большом чане с дерьмом.

– Но без всяких сожалений.

– Да. Знаешь, почему я встряла в это дело? Конечно, деньги и авторитет мне не повредят. Но я с тобой, потому что считаю тебя хорошим парНем.

– Стараюсь.

– Возможно, даже слишком.

– Но если взглянуть в корень, разница между хорошими и плохими парнями окажется не такой уж и большой.

В качестве иллюстрации я привел несколько своих дел.

Она рассказала, как пришла к своему бизнесу. Это оказалось чуть ли не делом случая. Вскоре после ухода из дома она убила находящегося в розыске известного бандита, который попытался ее изнасиловать. Она обменяла его останки на обещанное вознаграждение и узнала, что ее считают скорее храброй, чем умной, но при этом еще и очень удачливой.

– Репутация, Гаррет, это вещь. Если тебе удалось ее создать и поддержать, ты здорово облегчаешь себе жизнь. Возьмем, к примеру, Чодо. Никто не трогает старикана из-за его репутации.

– Но для нее имеются основания.

– Для этого надо работать. Безжалостность – вот его ключ к успеху. Теперь возьмем тебя. У тебя репутация так, средненькая. Ты больше знаменит тем, что держишь слово и не позволяешь выкидывать фокусы со своими клиентами. Ты, может быть, и тверд, но вовсе не крут. Понимаешь, что я хочу сказать? Тебя нанимают, чтобы избавиться от шантажиста, а ты вместо того, чтобы просто перерезать мерзавцу глотку, пытаешься устроить дело так, чтобы никто не пострадал. Поэтому многие считают, что в глубине души ты слабак. Думаю, они в чем-то правы.

– Да…

Я все понимаю, но не готов пообещать начать в новом году совершенно новую жизнь.

– Думаю, ты опять упустишь свои шанс. Замочишь Чодо и не захочешь, чтобы об этом узнали.

– Ты уже вогнала меня в депрессию.

Она рассмеялась и спросила:

– Ты слышал анекдот о монахинях, медведе и пропавшем меде?

Поведанная мне история полностью отвечала моим ожиданиям. За первым рассказом последовал второй, затем еще и еще. По-моему, она знала все скабрезные и глупые анекдоты, придуманные в нашем мире, где наличие множества рас открывает бесконечные возможности для абсурдных непристойностей.

– Сдаюсь, – взмолился я. – Обещаю не впадать в депрессию, если ты прекратишь свои рассказы.

– Отлично. Теперь давай подумаем, что нам делать с той лодкой.

Я посмотрел вниз по течению, но по-прежнему ничего не увидел.

– Скид, ты не знаешь места, где мы могли бы высадиться незамеченными?

Немного подумав, он ответил:

– Есть такое место. У Заводи Мельника, чуть выше. Минут двадцать отсюда. Но я думал, вы хотите идти до Переката.

– Когда мы высадимся, вы пойдете дальше. Уведите за собой эту лодку.

– Вы оплатили маршрут. Дамы, вы все слышали? Держитесь поближе к берегу при повороте к Заводи. Вам повезло. Там очень узкий фарватер.

Когда настало время, мы быстро соскочили на твердь. Трюк удался. Пробираясь через густые прибрежные заросли, мы слышали скрип уключин второй лодки. Торнада с довольной ухмылкой шлепнула меня по плечу.

Начался наш поход по пересеченной местности. Мое тело заявило, что проклянет своего хозяина, если тот не прекратит столь пренебрежительно к нему относиться.

Глава 42

По моим расчетам было уже за полночь. Мы находились в миле от владений Чодо, и их уже было прекрасно видно.

– Гулянка, видно, в самом разгаре, – заметил я. – Или там бушует лесной пожар.

– Если мы хотим зайти с севера, давай туда и двигаться. К дому начнем подходить позже.

– Да. И останемся с этой стороны склона. Иначе нас могут заметить.

Мы были в винограднике, домики виноградарей располагались поблизости.

– Ты это уже говорил.

– А ты третий раз талдычишь, что надо идти на север.

– Нервничаешь, Гаррет?

– Ужасно. А ты?

– Полные штаны наложила.

– Не заметно.

– Скоро узнаешь.

В небесах над домом Чодо творилось подлинное безумие.

– Тебе не кажется, что моркары перенесли свое представление сюда?

Мы ничего не видели, оставаясь со своей стороны склона.

Мы с Торнадой решили не подниматься посмотреть. Все гости Чодо наверняка высыпали во двор и глазеют на воздушный бой.


Мы нашли удобный исходный рубеж для атаки ярдах в пятидесяти от границы владений Чодо. В небе продолжали носиться моркары.

– Эти летучие крысы способны и мертвого поднять, – проворчал я.

– Нам надо убить время, Гаррет. Что-то мы рано.

Мы хотели дождаться, когда Краск и Садлер, перестав меня ждать, решат нанести удар с противоположной стороны и отвлекут громовых ящеров. Тогда двинемся и мы – в надежде, что амулет сработает.

– Да-а, – протянул я, пытаясь определить характер шума. – Мне это совсем не нравится.

Я поднялся на ноги. Стоя я мог видеть, как время от времени с неба срывалась черная точка и проносилась через освещенное пространство над домом Чодо. Похоже, там шла смертельная схватка.

– Интересно, почему они перебрались сражаться сюда?

– Сядь, Гаррет, и начинай потеть кровью, как я.

Если атаки Садлера и Краска не будет или мы ее не заметим, лучше всего начать движение в три – самое прохладное время ночи, когда громовые ящеры становятся вялыми. Если же еще и амулет подействует, то нам придется опасаться лишь собак, вооруженной охраны, секретных ловушек и всего другого, о чем я не имел ни малейшего представления.

Торнада легла на спину и принялась созерцать звезды.

– Света будет достаточно. С собаками я справлюсь. Вот бы моркары убрались оттуда.

Я что-то буркнул. Я не боюсь собак, но они действуют мне на нервы.

– У тебя есть женщина, Гаррет? Как насчет маленького Живчика, что болтается в твоем доме?

– Живчика?

– Ну да. Морковного цвета. Я придумала ей имя – Живчик.

– Ах, вон что. Да, есть – одна-две.

– Одна-две?

– Тинни Тейт – та, которую ударили ножом. И еще мне нравится одна, по имени Майя. Давно ее не видел.

– Я слышала о ней. Люди поговаривают. И не только об этих двоих. У тебя в этом отношении та еще репутация.

– Уверен, что сильно преувеличена. Слухи обычно раздуваются неимоверно. Нет. Больше никого, кроме, пожалуй, Элеоноры.

– Это кто – Живчик?

– Нет, блондинка на стене в моем кабинете. Она умеет очень хорошо слушать.

– А с Живчиком, значит, – ничего?

– Нет. Мечты и желания. Почему ты спрашиваешь?

– Просто так. Без всяких причин. Нам ведь надо как-то убить время. Вот, значит, что!

– О…

Я действительно стал туго соображать. Теперь мне придется искать оправдания и при этом не оскорбить ничьих чувств.

– Знаешь, положение, в котором я нахожусь…


Господи, вот это да! Кто бы мог подумать?.. Торнада начала собирать свои одежки.

– Кто-то идет. К тому же мы опаздываем.

Верно. Я, битый жизнью, вечно озабоченный делами ветеран морской пехоты, совсем забыл, зачем морожу свое избитое тело в винограднике в столь непотребный час. Что ж, моя вечная слабохарактерность. Оказывается, когда эта Торнада решает превратиться в женщину, она горит огнем и сыплет искрами. Вот уж воистину живчик… Наверняка не хуже Карлы Линдо.

Удивительно. Просто потрясающе.

– Спокойно, Гаррет.

Из темноты ночи выступили две темные тени. Краск и Садлер. Мы с Торнадой привели себя в порядок. Парочка визитеров уселась на склон холма.

– До чего же подлый парень этот Гаррет, – сказал Краск. – Ты должен был встретиться с нами с другой стороны. Мы ни за что не нашли бы тебя, если бы не услыхали пыхтение и храп.

– Спокойно, леди, спокойно, – произнес Садлер. – Шума не будет. Мы не в обиде, что после сегодняшних событий ты не появился.

– Так вы, значит, слышали?

– Да. Чуть-чуть. Но спасать твою задницу было уже поздно. Мы пытались. Однако, услыхав о карете и ящере, решили, что тебе крышка, и списали тебя со счетов.

– Если тебя интересует, скажу, – заметил Краск, – после захода солнца туда явилась банда крестьян. Когда мы двигались сюда, они еще сдирали с ящера шкуру.

– Ближе к вечеру один дружок нам шепнул, что видел, как ты разговаривал с этой девахой. Мы снова приняли тебя в расчет, – продолжил Садлер.

– Ты – самый везучий выродок из всех, кого породил этот мир, – сказал Краск. – Услыхав о карете, мы полностью переиграли план. Но узнав, что ты жив, снова все изменили.

– Подумали, что лучше не показываться в том месте, где договорились, – пояснил Садлер. – Но на случай, если ты там все же объявишься, решили понаблюдать и следовать за тобой туда, куда ты направишься.

– Следовать за мной? С чего вы взяли, что я стану действовать в одиночку?

– А куда тебе податься? Чодо нужен твой зад. Если ты не прихватишь его первым, свободно можешь посылать всем прощальный поцелуй. Хоть ты и слабак внутри, но вовсе не дурак и сделаешь то, что необходимо.

Краск фыркнул. Что за негодяи! И ни капли стыда.

– Мы еще раз изменили план, – сказал Краск. – Теперь мы нападем командой. Там какая-то жуть происходит.

– У вас, ребята, есть хоть какое-нибудь представление, что там творится? – спросил Садлер.

– Война моркаров.

– У дома Чодо?

– Они затевают свару в любом месте, стоит им лишь собраться кучей. – Я пожал плечами.

– Судя по звукам, больше чем свара. Неужто вы не слышите?

Садлер хранил каменное выражение лица. Краск тоже. Нечеловеческая выдержка у этих парней!

– Гаррет, мы выступаем, как только ты будешь готов, – объявила Торнада.

Я с ужасом думал, что будет, если Покойник узнает обо всех событиях этой ночи. Он будет зудеть без конца. Возможно, я это заслужил.

– А вы, парни, не хотите прежде немного передохнуть?

– Мы готовы, – ответил за обоих Садлер. – Ты прихватил камень?

– Может, я туго соображаю, но все же не совсем дурак. Торнада говорит, что разберется с собаками.

– С собаками все будет в полном порядке. Мы классно подготовились.

Темнота не помешала мне убедиться в этом. Они с Краском были вооружены боевыми пиками и двуручными саблями венагетов. Нагружены таким количеством железа, что его вполне хватило бы на небольшую войну.

– Двинемся, когда скажешь, – добавил он.

– Тогда вперед! Давай, Торнада.

Отряд начал движение.

Глава 43

Северная стена во владениях Чодо сильного впечатления на производила. Быть может, намеренно.

– Да, – объяснил мне Садлер. – От нее до дома далеко, и все пытаются проникнуть именно здесь. У собак и ящеров хватает времени, чтобы разделаться с гостями.

Замечательно. Будучи гением, я избрал именно тот путь, который предназначил мне Чодо.

– Похоже, все стихло, – заметил Садлер.

Он был прав, моркары улетели.

– И свет погас, – добавил Краск. Я и не уловил сразу. Все огни вокруг дома были потушены.

– А вооруженные патрули? В темноте заметить их будет сложно.

– Возможно, – сказал Садлер. – Но они останутся вблизи дома. Ящеры, когда разволнуются, становятся непредсказуемыми.

– Спасибо, что предупредил. Хорошо бы амулет сработал и лишил зверюг зрения.

Мы прошли с четверть мили. Садлер и Краск двигались первыми. Они знали дорогу. Краск остановился. Садлер тоже. Краск сказал:

– Что-то не так. Мы уже должны были наткнуться на собаку или ящера.

– Вовсе не страдаю из-за их отсутствия, – заметил я.

– Внимание.

Мы возобновили движение. Почти тут же я споткнулся и рухнул рожей вниз. Только этого не хватало. Синяков на шишки. Я ухитрился свалиться не завопив. – Эй, – прошипел я. – Взгляните-ка на это.

Это было дохлым громовым ящером. В живом виде он был бы с меня ростом. Его здоровье катастрофически пошатнулось из-за множества воткнувшихся в него арбалетных стрел. Трудно сказать когда – эти создания бывают холодными еще при жизни.

Краску и Садлеру мертвый ящер крайне не понравился.

– Видно, кто-то поспел сюда раньше нас, – предположил Садлер.

– Это объясняет тишину, – буркнул Краск.

– Думаете, кто-то уже сделал нашу работу?

– Может, да, а может, н нет. Во всяком случае, одним ящером меньше. Остальные, возможно, свернулись клубочком, плотно набив брюхо.

Эти ребята здорово умеют поднять боевой дух соратников. Мы обнаружили еще пару громовых ящеров, превращенных в подушку для булавок. Потом наткнулись на мертвого пса.

– Здесь что-то не то, – заметил я. – В морской пехоте я был разведчиком и уверен, что одному человеку такое не под силу. Здесь работала команда. Но она не оставила никаких следов. Трава примята животными.

Садлер и Краск что-то промычали. Торнада заметила:

– Все стрелы попали им в спины. Действительно.

– Ну и что?

Она ткнула большим пальнем в небо. Неужели моркары? Мы уже прошли полнуги до дома. Несмотря на отсутствие света, он темным пятном выделялся на фоне темноты.

Тишина внезапно кончилась. Как и темнота.

За домом раздался рев и послышались звуки жестокой схватки. Освещение постепенно усиливалось.

– Давай-ка пока не будем торопиться, Гаррет, – предложил Садлер.

Я тихонько двинулся вперед. Он прав: не следует мчаться галопом в неизвестность. Мы продвигались очень медленно. Звон стали и шум битвы начали постепенно сходить на пет.

Вдруг буквально из ниоткуда выскочили звери. Садлер и Краск уложили по ящеру. Торнада, двигаясь легко, как тореро, на лету вспорола горло прыгнувшей на нее собаке. Повсюду была кровь. Я еще не успел решить, кому прийти на помощь, как все было кончено.

– Похоже, от камня пользы не много, – прохрипел я.

– Но на тебя они не нападали, – бросил Садлер.

– Теперь хоть знаем, что не все зверюги сдохли, – пробормотал Краск. Мы подошли к амбару.

– Давайте посмотрим с сеновала, – предложил Краск.

Мы забрались под крышу, хотя пользы от этого было не много. Свет уже померк, но нам удалось увидеть двух человек около дома и еще шестерых, занятых чем-то у боковой стены ближе к фасаду.

– Я вижу тела, – сказала Торнада. Покойников оказалось множество. Люди, копошащиеся у стены, вносили некоторых из них в дом. Чодо, похоже, пригласил для торжеств целую армию. Кроме вооруженной охраны, контролирующие всю территорию громовые ящеры, собаки и моркары. Судя по всему, схватка была яростной.

– Как бы то ни было, теперь все кончено, – объявил я.

Не успел я закончить фразу, как боги превратили меня в лжеца. В грудь одного из людей Чодо вонзилась стрела. Оставшиеся бойцы кинулись во тьму, кого-то атакуя. Немного пошумев и покричав, они вернулись почти в полном составе. Наверное, ребята приняли решение больше не воевать.

– Карлики, – сказал Садлер.

– Что?

– На Чодо напали карлики. Часть жмуриков – коротышки.

Что, черт побери, здесь произошло? Либо приятели Змеюки попытались ее вызволить, либо Гнорст пожелал отнять ее у Большого Босса. Я склонялся сделать ставку на Гнорста. Однако это, как мне казалось, не объясняло поведения моркаров.

– Надеюсь, Чодо в таком же замешательстве, как и я, и вдобавок пьян.

– Не надейся, Гаррет, – сказал Садлер. – Они все уже протрезвели.

– Ошибаешься. Вспомни, как они набрались в прошлом году.

– Чудищ больше не видать, – заметила Торнада.

– И патрулей тоже, – добавил Садлер. – Значит, он использовал все наличные силы. Тех, кто остался, Чодо держит при себе.

– Думаю, вход перекрыт. Как мы проникнем в дом?

– Сверху. Мы влезем по стене в северо-западном углу и по стропилам выберемся на крышу. Затем пересечем крышу и спустимся на балкон в середине здания. Видишь его? Он не будет охраняться – Чодо настроен на карликов, а тем на крышу не взобраться.

– Мое любимое занятие – карабкаться в темноте по стенам незнакомых зданий.

– Тебе уже приходилось этим заниматься. Сам видел. Я захватил веревку. Полезу первым.

По голосу чувствовалось, что насчет меня у него серьезные сомнения.

Я и сам серьезно сомневался в своих возможностях. Мне казалось, что из-за боли в теле я не смогу забраться на крышу даже но лестнице. Может, отменить операцию? Глупо лезть на рожон, не зная, что происходит.

К дому нам удалось пробраться незамеченными. Садлер, как обезьяна, взобрался на крышу и сбросил веревку. Торнада взлетела наверх, словно карабкание по стенам было ее жизненным призванием.

– После вас, сэр, – произнес Краск. – Красота уступает дорогу возрасту.

– Ладно. Вот только сделаю петлю, накину на шею и крикну, чтобы тянули.

Я вцепился в веревку и начал по ней ползти. Каким-то чудом мне удалось добраться до крыши, хотя половину пути я передвигался зажмурившись. Краск прибыл следом за мной.

– Мне, Боб, начинает нравиться, как идут дела, – сказал ему Садлер.

Оказывается, у него есть имя? Удивительно. А я-то думал, даже мамочка звала сыночка Краском.

– Да. Все выглядит нормально. Пошли вниз.

Мы спускались на балкон, когда вернулся один из моркаров. Один-единственный. Он с шорохом вынырнул из тьмы и пронесся рядом, чуть не вызвав панику в наших рядах. Мы решили, что имеем дело с разведчиком, и ждали, когда вся орава последует за ним. Однако ничего не произошло.

Когда мы начали перемещаться в дом, у центрального входа снова поднялся шум. Мы замерли, прислушиваясь.

– Жуть какая-то, – прошептала Торнада.

– Что? – пискнул я.

– Все люди Чодо убрались в дом. Кто с кем дерется?

Я не знал кто, и мне было наплевать.

– Пусть себе развлекаются. У нас свои заботы.

К моему изумлению, мы проникли в дом без всякого труда.

Глава 44

Наш отряд очутился на третьем – самом верхнем этаже. Краск и Садлер настояли на том, чтобы проверить все комнаты, прежде чем мы начнем путь вниз. Не желали никого оставлять в тылу. Мы с Торнадой взяли па себя одну сторону длинного коридора, а Садлер и Краск – другую. Вскоре мы снова встретились в центре на площадке ведущей вниз лестницы.

– Нашли кого-нибудь? – спросил Садлер.

Я сказал правду:

– Несколько человек. Настолько пьяны, что едва дышат.

Некоторых я знал, и среди них, к моему изумлению, оказалось несколько порядочных, но общему мнению, людей, известных в деловых кругах и в обществе. Да, связи Чодо поистине безграничны.

– То же самое и у нас. Все они способны лишь пищать.

– Двигаем вниз?

Он утвердительно кивнул:

– Пригнитесь. Часть лестницы просматривается из бального зала.

Мне не доводилось бывать в этом крыле. Я вообще бывал лишь в парадных комнатах у входа, не считая посещения парня, заключенного в чем-то вроде подземной темницы замка Чодо.

Прежде чем пуститься в путь, мы прислушались. От парадного входа доносился шум. Где-то внизу громко и яростно ругались. Все это не имело к нам никакого отношения.

Краск двинулся первым. Парень так и не расстался со своим арсеналом. Казалось, двигаться бесшумно с таким грузом железа невозможно, но он как-то ухитрялся. Это удавалось и Садлеру и Торнаде. Я же, тренированный морской пехотинец, шагал практически с пустыми руками, но при этом шумел словно рота барабанщиков. Не знаю, может, мне это просто чудилось.

На втором этаже мы тоже никого не обнаружили. Множество маленьких спален оказалось совершенно пустыми.

– Телохранители и прислуга, – пояснил Садлер. – Они трезвы и находятся рядом с Чодо. Если живы, конечно.

– А где он сейчас может быть?

– В своем офисе.

Мне это ничего не говорило. Я никогда там не был. Краск упал, я последовал его примеру, прижав нос к перилам.

Под нами в направлении главного входа прошагало с полдюжины волосатых, взъерошенных карликов. Едва они исчезли из поля зрения, поднялся страшный шум.

– Коротколапое дерьмо напоролось на засаду, – злорадно хихикнул Краск.

Один из карликов снова появился перед нами. Он, скорчившись, придерживал обеими руками выпадающие кишки. Какой-то прихрамывающий тип догнал его и разрубил пополам тяжелым морским палашом.

– Мы можем миновать засаду?

– Нет, – бросил Краск.

– Ты – морской пехотинец, тебе и карты в руки, – сказал Садлер. – Как вас тогда дразнили? «Не солдат и не матрос и не кошка и не пес. Ты, морпех, курям на смех».

Это звучало так же обидно, как и в старые времена.

– Коротышки потрепали засаду. Иначе за карликом гнался бы не один, – заключил Краск.

Мы спустились на первый этаж, прошли мимо разрубленного карлика и зашагали в сторону танцевального зала и возможной засады. Справа остались кухня и прачечная. Во время одного из предыдущих визитов мне сказали, что, за исключением парадных покоев у входа, бального зала и бассейна, весь первый этаж отведен под подсобные помещения.

Засада оказалась слабенькой. Краск и Садлер подняли ее у входа в большой зал. Из тройки, удерживающей форт, самым здоровеньким оказался хромоногий тип, прикончивший карлика. Краск уложил его, стукнув рукояткой пики по черепку.

– Ничего себе комнатка для вечеринок, – присвистнула Торнада. – Да и вечеринка, видать, была что надо.

Танцевальный зал был в ширину восемьдесят, а в длину – все сто футов. В высоту он занимал три этажа. Повсюду валялись жертвы безудержного веселья. Похоже, битва началась, когда празднество было в разгаре.

Краск и Садлер связали павших в борьбе с алкоголем. После того как ребята захватят власть, им потребуются солдаты.

– Теперь в бассейн! – распорядился Садлер.

– Я прикрою тыл, – сказала Торнада.

Оглянувшись, я увидел, как она что-то заталкивает себе за пазуху.

Оказалось, что танцевальный зал – карлик по сравнению с помещением бассейна и уступает по площади даже заполненному водой пространству. В бассейне было пусто, если не считать трех десятков мертвых тел, валявшихся на полу среди следов разгула. В воде плавали многочисленные обломки. Миновав бассейн, мы направились в приемный зал.

Этот зал тянется до парадного входа, вдоль всего фасада. Дом сооружен в форме каре с внутренним покрытым крышей двором, вмещающим танцевальный зал и бассейн. Поочередно выглянув из-за угла, мы внимательно изучили помещение. Несколько человек охраняли входную дверь. Они казались испуганными и все уже были ранены.

– Не много же их осталось, – заметил Садлер.

– Может, мы попали в ловушку вместе с Большим Боссом? – пробормотал я.

– Возможно. Проверим офис, – ответил Садлер, подбежал к закрытой двери, ведущей в восточное крыло, прислушался и объявил: – Здесь не пройти. Толпа.

Он направился в глубину дома, откуда мы только что пришли.

Я бросил взгляд на Торнаду и, пожав плечами, последовал за ним. Но уже размышлял, как лучше слинять. События принимали слишком кровавый и таинственный оборот.

Мы проникли в восточное крыло через комнаты для прислуги на втором этаже. Садлер провел нас в жилые апартаменты.

– Дочка Чодо живет здесь, когда бывает в городе.

– Никого, – заметил я. Наверное, большая часть дома оставалась неизвестной Чодо. Он мог подняться на верхние этажи только на руках своих приближенных.

– Похоже на то.

Краск и Садлер принялись заглядывать в стенные шкафы и простукивать сами стены. Они нашли, что искали, прежде чем я успел полюбопытствовать, в чем дело. Одна из панелей стены рядом с камином отодвинулась, образовав проход. В доме Чодо, конечно, должны были быть потайные ходы.

– Мы спустимся в секретную комнату рядом с кабинетом. Ни звука.

Как будто кто-то нуждался в предупреждении.

Для секретной комнаты помещение оказалось довольно большим – восемь на двенадцать футов. Глаза Торнады вылезли из орбит, когда она узрела денежные мешки, уложенные в несколько рядов вдоль одной из стен. Она схватила открытым ртом воздух и начала его жевать. «Внушительное зрелище», – подумал я. Но это всего-навсего ежедневный оборотный капитал Чодо – его, так сказать, небольшая наличность.

Пока мы крались потайным ходом, за пределами дома снова поднялся шум. Враги опять пошли па приступ.

Краск и Садлер прямиком направились к стене и открыли секретные глазки. Краск показал мне еще один. Я вытащил затычку и прильнул к отверстию. Моему взору открылось помещение размером примерно сорок на двадцать пять футов. Там находились два человека – Чодо и тип, катавший его кресло. Чодо сидел посередине комнаты, глядя в открытую дверь. Он казался уверенным в себе и не проявлял никаких признаков страха. Два окна позади него были забаррикадированы горой мебели.

Чодо представлялся мне огромным пауком, терпеливо поджидающим жертву.

Из разных концов дома доносился шум битвы. Чодо напрягся, но тут же успокоился, увидев двух вошедших в комнату людей. Они поддерживали с обеих сторон связанную по рукам и ногам обнаженную женщину.

– Ха! – пробормотал я. – Это она.

– Кто? – спросила Торнада.

– Змеюка. Глянь на татуировку.

Она оказалась еще безобразнее, чем я ожидал.

Ведьме повезло, что Чодо был занят подготовкой и проведением вечеринки. Она пока сумела избежать крупных неприятностей.

Чодо, критически изучив колдунью с расстояния в несколько футов, спросил:

– Пять страниц? И это все?

Большой Босс поднял несколько латунных листов, лежавших у него на коленях. Он вел себя так, словно не знал о нападении на его дом.

– Это все, старик, – ответила Змеюка, которую, похоже, сложившаяся ситуация тоже не особенно беспокоила.

– Они повреждены. Бесполезны.

– Конечно.

– Где книга?

В дверях возник здоровенный головорез и объявил:

– Они в доме.

Мое сердце оборвалось. Но парень имел в виду не нас.

– Их слишком много. Не могли сдержать, – добавил он.

– Задержите их в зале. Вы способны справиться с шайкой карликов. Не убивайте Гнорста. Он мне нужен живым.

– Есть, сэр.

Казалось, приказ Чодо невозможно не выполнить.

Я посмотрел на колдунью. Будь я проклят, если вся эта возня не доставляла ей удовольствия.

Чодо тоже. Любопытно. Большой Босс снова взглянул на ведьму.

– Где книга? Последний раз спрашиваю.

– Вот и хорошо. Значит, мне больше не придется тебя слышать.

Чодо не впал в ярость. Он улыбнулся:

– Отведите-ка ее в уголок.

Босс прошептал что-то парню за креслом, и тот отвез его за баррикаду слева от меня, сооруженную из огромного стола. Я потерял старика из вида. Краск показал Садлеру большой палец.

Шум битвы приближался. В кабинет ввалился еще один амбал. Пробормотав: «Прошу прощения, сэр», – он рухнул на пол.

Но и это не огорчило Чодо. В помещение ворвалась шайка карликов, и среди них – Гнорст. Оценив ситуацию, он пролаял команды на своем карликовом языке. В какой-то момент их набилось в кабинет штук тридцать. Затем некоторые начали исчезать, однако большинство не желало уходить, отказываясь повиноваться приказам командующего. Гнорст дымился от злости. Похоже, он не хотел, чтобы соратники узнали о его мечте превратиться в нового Полуночного Кромбаха.

Наконец их осталось не больше дюжины. Гнорст подскочил к Большому Боссу. Его борода зашевелилась, как будто он начал что-то говорить.

Чодо по-прежнему оставался спокоен. Удивительно. Стоит надавить на этого парня, как он тут же находит скрытые резервы.

– По-моему, мы имеем шесть штук одних и полдюжины других? Разве не так, Чет?

Чет был одним из парней, державших Змеюку.

– Может быть, семь одних и пять других.

Карлики были поражены. Чодо, по их разумению, должен был трястись от ужаса.

– Я слишком долго ждал, Гнорст, – произнес Чодо. – Но терпение себя оправдывает. Сегодня я наконец увижу, как ты умрешь.

Карлики начали нервно оглядываться по сторонам. Маленькие злобные глазки Гнорста стали еще меньше. Он лихорадочно размышлял, не угодило ли его войско в ловушку.

Чодо ухитрился хихикнуть.

– Вы сами друг друга прикончите, потому что часть из вас работает на Гнорста, а часть – на нее.

Значит, он сталкивает их лбами. Мужества старику не занимать. К тому же он говорил правду – коротышки с подозрением начали пялиться один на другого.

– Не надо! – завизжала колдунья. Чодо расхохотался. По комнате начала летать шерсть. Как легко ему удалось их завести! Лишь секунду они взвешивали свои шансы и тут же вступили в бой, с визгом носясь по помещению и нанося смертельные удары.

Ребята, поддерживающие Змеюку, двинулись вдоль внешней стены по направлению к Чодо. Теперь колдунья казалась не столь спокойной. Чет задержался на мгновение, чтобы нырнуть ножом коротышку, который, возомнив себя героем, кинулся спасать попавшую в беду не сильно благородную девицу.

Не только карлики превращали друг друга в котлеты. Чет, прежде чем добрался до Чодо и его кули, сумел прикончить еще одного.

Краск вновь поднял большой палец, давая сигнал Садлеру. Оба сосредоточились, приняв исходную позицию.

Сторонники Гнорста задали жару ребятам ведьмы. Последняя пара ее бойцов выскочила из помещения, банда Гнорста кинулась в погоню. Я услышал, как Чодо негромко рассмеялся. На сей раз смех донесся до меня через проход, открывшийся в стене, отделяющей офис от потайной комнаты.

Гнорст опоздал на один шаг. Чодо сумел удачно бежать… Не так уж ужасно. Краск и Садлер уложили двух сопровождающих Чодо парней, хорошенько врезали колдунье и постарались закрыть проход в стене. Само собой, Гнорст остался с другой стороны.

– Привет, Босс, – произнес Краск. Чодо сразу утратил прекрасное расположение духа. Вздохнув, он сказал:

– Вы прекрасно используете все шансы, делая верные ставки, не так ли, мистер Гаррет? Однако не обольщайтесь. Вам не придется долго наслаждаться плодами вашей победы над Организацией. Штурвал надежно зафиксирован в одной позиции.

– Вам виднее.

– Я частенько думал о вас. Мне следовало раньше забрать камень.

Я кинул амулет ему на колени.

– Камень не понадобился. Это они истребили всех ваших домашних животных. – Я кивком указал на стену.

Карлики за стеной почему-то затихли. Я подошел к глазку. Коротышки хранили тишину, но их там было уже штук сорок.

Большинство просто стояло, молча пялясь на Гнорста. Гнорст же не был похож на Гнорста. По-моему, он уделался от страха.

Его приятели накатили на него за то, что он, желая стать новым Полуночным Кромбахом, использовал их для добывания Книги Призраков. Он выдал себя, и теперь его кореши были настроены далеко не всепрощенчески.

Гнорст сам поведал мне, что думают карлики о Кромбахе и его книге.

Он попытался отболтаться, но в его голосе не было надежды, да и его просто никто не слушал. Коротышки, угрюмо рыча, медленно наступали на бывшего вожака. Я поставил затычку на место.

– Итак, – произнес Чодо таким тоном, будто стремился поскорее покончить с делами. Колдунья поднялась на ноги.

– Давайте-ка потрясем ее, – предложил я. – Чодо задал ей вопрос, но ответа не было. Мне хотелось бы лично его услышать.

Чодо слабо улыбнулся:

– Оказывается, и у вас есть своя цена, мистер Гаррет. Видимо, очень высокая. Как я вижу, ничто человеческое и вам не чуждо.

– Я намерен ее уничтожить. Если бы мог, отправился бы в страну громовых ящеров и швырнул бы книгу в жерло действующего вулкана.

Он внимательно смотрел на меня, пока Садлер и Краск возились с удавкой на шее ведьмы. Улыбка у старика исчезла, но тут же появилась снова.

– Думаю, вы действительно так поступили бы. – Он покачал головой. – Вы поняли причину сегодняшних событий?

– Не совсем.

– Охотно верю. Это моя ошибка. Меня дезинформировали, и пришлось действовать, исходя из ложных посылок. Но из нескольких источников следовало, что вам известно местонахождение книги. Я хотел вас об этом спросить. В результате я добился лишь того, что усилил вашу враждебность. Что ж, я виноват, но Организацию вам так или иначе не победить.

– Почему, черт побери, все считают, что я знаю, где эта проклятущая книга? Я сам ношусь как сумасшедший, чтобы ее найти.

– Мы что, собираемся торчать здесь всю ночь? – проворчала Торнада. – Эта мелюзга скоро до нас доберется. Делайте, что надо, и давайте сваливать.

– Думаю, с карликами покончено. Неприятностей от них ожидать больше не придется.

Она отправилась к глазку проверить мои слова.

Я посмотрел на Чодо. Мне было трудно сделать это. И он знал о моей слабости.

Старик улыбнулся, но не с таким видом, словно одержал победу, а так, будто победу одержал я, и его это радовало. Он улыбался, зная, что ему от моей победы не будет никакой пользы. Краск и Садлер моей чувствительностью не обладали. Они не способны ни простить, ни забыть.

По страшной роже старого дьявола улыбка расползлась еще шире.

– Позаботьтесь о моей дочурке, мистер Гаррет.

Я лишь кивнул в ответ.

– С ней все будет в порядке, – сказал Краск.

Сущая правда. Так работают эти ребята. Женщины и дети – вне игры, неприкосновенны.

– О боги, – прошептала Торнада, отходя от глазка.

От потрясения она даже побледнела. Я решил, что не хочу смотреть на то, что смогло потрясти Торнаду.

Краск и Садлер подняли глаза, среагировав на ее мрачный тон…

Змеюка врезала Краску ногой в пах. Тот скорчился, а ведьма тут же кинулась на Чодо.

Глава 45

Должен пояснить, что разумом я очень спор, но во всех остальных отношениях ваш покорный слуга не быстрее обычных людей. А если в события вовлечена женщина, я вообще становлюсь удручающе медлительным. Но когда остро встает вопрос о целости моего хвоста, я оказываюсь способен не только быстро соображать, но и быстро действовать.

Казалось, после того как Змеюка бросилась на Большого Босса, действие начало разворачиваться в замедленном темпе. Я заметил, что она обнажена не полностью. На ней оставался перстень. Огромная отвратительная змея все еще обвивала ее палец. Ребята, видимо, не хотели рубить его, пока колдунья жива.

Я завопил, но было поздно. Когда она сразила Чодо, Краск еще не пришел в себя, а Садлер оборачивался взглянуть, что происходит. Змеюка не знала, куда бежать, но понимала, что задерживаться не стоит. По сравнению с домом Чодо любое другое место было для нее оазисом безопасности.

– Торнада! Вперед! Хватай ее! – взревел я.

Она повиновалась без всяких раздумий – рефлекторно. Умница.

Меня осенило – настал идеальный момент оторваться от Садлера и Краска. Надо смыться, пока они не начали размышлять, кого бы отправить в бесконечный путь вслед за боссом.

Колдунья обладала прекрасным чувством направления. Мы никак не могли загнать ее в угол. Она ухитрялась находить дорогу через темные, незаметные переходы. В конце концов Змеюка сумела выскочить из дома через черный ход.

Я еще топал вокруг здания, а она уже успела обежать его и оказаться у парадной двери, чуть не врезавшись в толпу убирающихся восвояси карликов. Ведьма резко изменила направление и ринулась на восток, навстречу рассвету, едва-едва зарождающемуся за поросшими виноградом холмами.

Теперь мы с Торнадой начали ее доставать. Наши ноги оказались длиннее, и мы не боялись оцарапаться о кусты и ветви.

Вдруг из темноты упала крылатая тень, задев правое плечо Змеюки и заставив ее вздрогнуть. Следом за первой из ниоткуда возникла еще одна тень, затем еще одна. Все они вынуждали колдунью изменить направление.

Торнада схватила меня за руку:

– Притормози. Возможно, нам не придется ее ловить.

– А?..

Неужели я утратил способность мыслить?

– Они ее заворачивают.

Именно. Я перешел на легкую рысь и попытался заставить мозги включиться в работу. Но, боюсь, еще в секретной комнате Чодо я исчерпал суточный рацион сообразительности.

Змеюка перебралась через стену и побежала под укрытие деревьев, росших вдоль небольшого ручья. Когда мы с Торнадой лезли через стену, над Змеюкой все еще продолжали виться моркары. Нас они игнорировали.

Колдунья остановилась, чуть-чуть не добежав до деревьев. С ужасом во взоре она оглянулась, выискивая, куда бы скрыться.

Однако моркары отрезали ей все пути отступления. Из-за деревьев выступили люди. Все как один небольшого роста. Но это были люди – не эльфы, не карлики и не гномы. Они окружили Змеюку. Последним из рощицы вышел маленький человечек в очках.

Уиллард Тейт.

– Ооо… – протянул я. – Замри, Торнада. Отлично. Теперь потихонечку, осторожненько побредем к дороге.

Мне потребовалось не больше секунды, чтобы справиться с порывом подойти к Тейту и воззвать к его здравому смыслу. Такой поступок мог оказаться столь же опасным для здоровья, как и возвращение к Садлсру и Краску. В полумраке начинающегося дня Уиллард Тейт выглядел демонически. Он изготовился свести счеты со всем миром.

– Что происходит? – спросила Торнада.

– Тебе лучше этого не знать.

Старик Тейт тащил с собой свой инструмент. Я продолжал двигаться к дороге, надеясь, что не привлеку к себе излишнего внимания.

– Видишь того старика? Это его племянницу по ошибке ткнули ножом Змеюкины головорезы.

Интересно, сколько он потратил на то, чтобы организовать эту встречу? Интересно, насколько все идет по плану, или это чистое везение? Впрочем, потребности спросить я не испытывал. Уиллард Тейт мог решить, что настал удобный момент облегчить Тинни жизнь, избавив ее от бывшего морпеха.

Змеюка вскрикнула.

– Ты намерен что-нибудь делать?

– Ага. Уносить отсюда свою горячо любимую задницу.

Здесь собралось чересчур много жаждущих крови людей. Я собираюсь отправиться домой и запереться на месяц. Затем начну размышлять, что, дьявол ее побери, случилось с этой проклятой Книгой Призраков. У меня имелась на этот счет одна идея. Она весила пять сотен фунтов, и у нее съехала крыша. Я допер до нее путем отсечения лишнего. У всех остальных заинтересованных лиц книги не было. Следовательно, Истерман либо уже обладал ею, либо представлял, где она находится. Может, он просто ждет, пока осядет пыль, чтобы начать играть роль Фидо Ужасного.

Ну и легкие у этой Змеюки. Она выла не переставая. Я не стал оглядываться.

Через некоторое время я обязательно обрету мир в душе. Как только полностью осознаю, что остался жив.

Глава 46

В шестистах ярдах к юго-западу от поместья Чодо дорога в Танфер проходит по небольшому каменному мосту через ручей, питающий деревья, в тени которых Тейты устроили засаду. На парапете моста, как на шестке, устроилась парочка малопочтенных типов. Над ними на ветвях деревьев сидело множество моркаров, для разнообразия не галдящих. Возможно, все они были членами одного племени, а то и одной семьи.

Тип, что пониже, соскочил с парапета, отряхнул пыль с зада и послал мне широкую улыбку, обнажив две сотни остроконечных зубов темного эльфа.

– Все прошло как надо, Гаррет? До чего же красив этот дьявол!

Я остался холоден. Гаррет-Огурец, называют они меня. Сосульки вместо костей.

– Торнада, перед тобой жалкий тип по имени Морли Дотс.

Морли с нетерпением ждал, что я засыплю его вопросами. Но я ничего не спросил. Испорчу ему весь праздник.

– Ничего особенного.

– Так говорят все девицы.

Плоскомордый остался сидеть. Ухмыльнувшись от уха до уха, он плюнул в ручей и, взглянув вверх по течению, спросил:

– Будь здоров заваруха, правда?

– Обычное дело. Как только я вступил в игру, у них не осталось никаких шансов. Поверьте, ребята, мне нравится торчать здесь и обмениваться байками, но я еще не завтракал.

Плоскомордый встал на ноги и вместе с Морли потащился вслед за нами.

– Обычное дело, говоришь? – спросил Дотс так, словно я нанес ему рану в самое сердце. – Да у тебя последнее время хвост не то что дымился, а просто полыхал. Если бы я не страховал каждый твой шаг…

Песню Морли подхватил Плоскомордый:

– Мы наняли моркару следить за тобой и докладывать нам, чтобы можно было помочь, когда ты по-настоящему начнешь хлебать дерьмо.

– О… Значит, это вы, ребята, вытащили меня из кареты Чодо и спасли от громового ящера?

Морли хмыкнул.

– Ты же знаешь этих моркаров. Не способны на длительное внимание. Тогда они тебя вроде бы потеряли. Но все остальное время мы оставались с тобой.

– Ну, может, половину времени, – признался Плоскомордый. – Или четверть. Ведь людям надо и соснуть чуток.

– Мои кореши, – объяснил я Торнаде. – Заботливые…

– Эй! – возмутился Морли. – Разве не я подвел дело к счастливому концу?

– Не знаю. А разве ты?

Морли не из тех, кто любит распространяться о себе, во всяком случае, делая это, не заглушает трубы судного дня. Он поручил рассказ Плоскомордому.

Морли каким-то образом учуял нечто, предвещавшее близкое столкновение между мною и Чодо. Он перестал ныть и злиться из-за того, что Большой Босс стал командовать в его заведении и приступил к подготовке операции. Негодяй вступил в контакт почти со всеми силами, разыскивающими книгу, и предложил им себя в качестве военачальника. Команда Гнорста не имела опыта в розыске и ведении боевых действий. Как и Тейты. Репутация Морли была достаточно мрачной для того, чтобы заинтересовать и банду Змеюки. Как вы понимаете, мой приятель потребовал со всех плату вперед. После этого он свел все враждебные группировки в одно место для последней всеобщей свалки.

– Думаю, все вышло как надо, – заметил Морли.

– Да, – сказал Плоскомордый. – Это даже частично решило проблему моркаров, наполовину уменьшив их поголовье.

Он осторожно оглянулся – проверить, не слышат ли его слова летучие наемники. Но те уже успели потерять к нам всякий интерес. Тарп облегченно вздохнул.

– Не беспокойся, – фыркнул Морли. – Они сейчас грабят владения Чодо.

Мне нечего было сказать. Пусть Морли думает, что прикрывал меня. Все-таки он мне вроде как бы друг, и он старался. Теперь я знал, что, когда я чувствовал хвост, за мной следила его моркара. Это Морли, Плоскомордый и Тенты следовали за нами по реке. Пусть думает, что хочет. Я был уверен, что его усилия мало повлияли на события. Сущность алчных чудовищ – как людей, так и карликов – осталась неизменной.

Когда мы вошли в город, я спросил у Торнады:

– Ты все еще на службе у Фидо? Имей в виду, я собираюсь продолжить поиски.

– Наверное, он вычеркнул меня из платежных ведомостей, – отдуваясь, сказала она.

– Может, задержимся, найдем для тебя мула? – хихикнул я.

– Зачем? – Она изобразила изумление.

– Чтобы ты не рухнула. Ты же тянешь на себе фунтов сто. Я был потрясен твоей выносливостью, когда мы гнались за Змеюкой.

Она заметно осерчала, но отрицать не посмела. Черт возьми, да она звенит при ходьбе.

Морли в задумчивости протянул:

– Похоже, наступают интересные времена. Кресло Большого Босса ждет хозяина.

– Садлер и Краск умнее, чем кажутся. Кто сможет бросить им вызов?

– Они сами друг другу.

Торнада одарила его жестким взглядом:

– Неужели он настолько наивен, Гаррет?

Я избежал прямого ответа, поскольку сам недавно думал о возможном развитии событий.

– Власть преображает людей. Некоторых начинает обуревать безмерная жадность.

– Им следует бояться внешнего мира, а не друг друга.

– И того и другого. Посмотрим, – сказал Морли и добавил: – Все хорошо, что хорошо кончается. Пойду гляну, что осталось от моего заведения.

Мы уже находились в Зоне безопасности.

– Да, – подхватил Плоскомордый. – И я взгляну, как там Молли. Наверное, немного беспокоится. Я ей ничего не говорил.

Когда он отходил, над нашими головами проплыло звено громовых ящеров. Но это взволновало только голубей. Уличные обитатели не обратили на них никакого внимания. Таков Танфер. Здесь может произойти все что угодно, и ко всему мгновенно привыкают.

Торнада, позвякивая, шагала рядом. Она выглядела так же скверно, как я себя чувствовал.

– Твой друг прав. Все хорошо, что хорошо кончается.

– Это еще не конец. Еще эта проклятая Книга Призраков.

– Давай вначале немного поспим. Ладно?

– Ну да. Несколько недель.

У меня не оставалось сил, а предстояло разобраться еще кое с чем. Тинни. Карла Линдо. Книга. Возможно, Фидо Истерман. Не говоря о Краске и Садлере. Но я исчерпал себя. Здесь, около дома, почти рядом с постелью, я быстро сходил на нет.

Шаг за шагом, нога за ногу с Дороги Чародея на Макунадо-стрит…

– Боже! Что еще?!

Меня качнуло, и я плюхнулся задом на ступени соседского дома. Перед моим жилищем толпа людей занималась тем, что ухала и ахала. Развлечением этому сборищу служила не какая-нибудь банальность вроде громовых ящеров. В двадцати футах над мостовой витало толстенное существо в черной, усеянной звездами мантии. Существо вращалось, извивалось и двигало руками, как бы пытаясь плыть. Заплыва не получалось. Это был Фидо Истерман.

Завидев Торнаду, он начал орать, как аукционер на распродаже картофеля.

Заставив себя подняться, я подошел поближе. Вся банда Фидо тоже была здесь, хотя ни один из них не был вознесен. Все они торчали на улице как одеревенелые чучела. Те, кого столбняк застал с поднятой ногой, валялись на мостовой.

– Что это? – поинтересовалась Торпада. – Что за чертовщина?

– Он чем-то рассердил Покойника.

На ступенях моего дома торчали гоблины. Тоже в ступоре. Дверь была распахнута. Сорвана с петель. Неудивительно, что Мешок с костями разбушевался.

Я решил не напрягаться и поэтому не очень спешил. Покойник держал ситуацию под контролем. Пробравшись через толпу, я остановился и посмотрел па Истермана.

– Спустите меня!

– Зачем? Желаете получить дополнительную порцию неприятностей?

Истерман воспарил выше, толкуя о ком-то, якобы успевшем сбежать. Затем без всякой паузы перешел к угрозам. В результате клоун вознесся еще на пятнадцать футов и тут же резко упал, взвыв при падении. Зеваки прыснули в разные стороны. Фидо начал метаться, как летучая мышь на охоте. Зрители аплодировали, радостно орали и советовали, что ему делать дальше. Похоже, он здорово сумел завести Покойника.

– Что вы натворили? – закричал я. – Хотели силой ворваться в дом? Какой же идиот так поступает?

Фидо, просвистев мимо, ожег меня злобным взглядом. Покойник забросил его повыше и дал упасть, остановив, когда мостовая оказалась в четырех дюймах от носа Истермана. Затем снова вознес толстяка ввысь. Интересно, давно ли это началось? Сила и выносливость Покойника поразительны, но и они имеют свои пределы.

– Книга! – завопил Истерман. – Я хотел завладеть книгой!

– Понимаю. Я и сам не прочь. Но при чем здесь мой дом?

Он ничего не мог сказать. Некоторое время. Покойник закрутил Фидо волчком, и тот поспешно начал опорожнять желудок от пищи, принятой в последние дни. Зрители снова разбежались, громко ругаясь. На сей раз шоу оказалось не столь привлекательным.

– Он с самого начала был убежден, что книга спрятана в твоем доме. Поэтому и посылал меня. Покопаться.

– Хм. Значит, он еще безумнее, чем я думал. Не улетайте далеко, Фидо.

Я подошел к дому и с трудом поднялся по ступеням. По пути я сбросил на решетку сточной канавы что-то зеленое. Там ему самое место.

Входная дверь была превращена в щепки и годилась только на растопку. Мне это крайне не понравилось.

Дверь в маленькую комнату стояла нараспашку. Неужели Покойник, прежде чем разбушеваться, допустил их сюда? Нет. Там находился старина Дин.

– Дин! В чем дело?

Он сидел на софе, постанывая и поглаживая серую тряпицу, которой была обмотана его рука. Ответил старик не сразу:

– О! Мистер Гаррет! Я пытался ее остановить, но не смог. Пригласившая себя в дом Торнада сказала:

– Он ранен, Гаррет.

Действительно, пол под его ногами был залит кровью. Я подскочил к бедолаге, опасаясь, что рана серьезна. К счастью, ничего особенного – просто рука рассечена до кости, как будто он схватил лезвие ножа.

– Что произошло?

– Она взяла книгу, мистер Гаррет. Сразу после того, как те существа попытались ворваться в дом. Я застал ее, когда она стягивала с нее тряпицу. Попытался отнять.

Что он лопочет?

– Что ты лопочешь?

Тут я заметил под его ногой оторванную латунную страницу. Этим листком он и рассадил себе руку.

– Книга Призраков. Была здесь все время. Под софой. Карла узнала об этом.

Она узнала об этом? Каким образом? Почему он сам не обнаружил книги, убирая дом? Видимо, нам предстоит серьезный разговор о качестве его работы. Под софой? Как книга могла туда попасть?

– О боже!

Перед моим мысленным взором снова встала соблазнительная ню, появившаяся как-то утром в моем доме. Она тогда принесла нечто, завернутое в точно такую же тряпицу, какая была сейчас на руке Дина. Я не обратил на сверток никакого внимания, так как меня привлекли совсем иные материи. Да и вспомни я о свертке, все равно решил бы, что она, поспешно бежав, захватила его с собой.

– Карла Линдо стащила книгу? Она узнала, где книга, и взяла ее?

Дин молча кивнул. Наконец-то я все понял. Молодчина.

– Торнада, позаботься о его руке. Мне надо сообщить партнеру все, что я о нем думаю.

«Можешь не стараться, – услышал я. – Я изумлен не менее чем Дин».

– Но это невозможно. Тебе известно, что происходит в головах у других. Ты ведешь какую-то мерзкую игру!

«Я остался в неведении о том, что происходит в более глубоких отделах ее мозга. Только теперь стало понятно, что основным мотивом ее пребывания здесь было желание обнаружить Книгу Призраков. Обрати внимание, что я не сумел проникнуть в мозг Змеюки и не знал о присутствии еще одного существа, когда те находились в образе мисс Рамады. Можно допустить, что эта юная дама обладает весьма необычными свойствами».

– Неужели?

Я был ужасно зол. Да что говорить? Осени меня после исчезновения обнаженной женщины одна-единственная, пусть полоумная мысль, и я был бы избавлен от всех неприятностей. Я мог осмотреть дом, найти книгу и публично ее уничтожить. Комедия окончена. Так нет же! Я позволил себе увлечься акрами и акрами рыжих девок.

«Я делаю свою работу здесь, Гаррет. Но у меня нет ног».

– Поясни.

«С того момента, как бежала маленькая чертовка, не прошло и двадцати минут. Ты знаешь, куда она направляется».

Не знаю, куда направлялась она, но то место, куда шел я, мне было известно точно. На верхний этаж. В постель.

– Желаю ей удачи.

«Гаррет! К моему глубокому сожалению, стало ясно, что эта женщина не принадлежит к числу хороших людей. Предлагаю тебе подумать о том, что она и ее папенька могут натворить, обладая Книгой Призраков и имея в качестве базы неприступный замок».

Логхир чувствовал себя оскорбленным, так как его обманули. Он жаждал крови.

– Хорошо, хорошо.

Погоня за Карлой нужна была мне не больше, чем еще одно путешествие в поместье Большого Босса. Я нуждался в отдыхе, тридцати квартах холодного пива и десятифунтовом кровавом бифштексе с грибным соусом. Горячая ванна тоже не помешала бы.

– Ладно. Пошел.

Скажите, почему я так над собой измываюсь? Пошел. Но куда? За дверью раскинулся целый мир.

«Она должна двинуться на запад, Гаррет».

Это сужало круг поисков. На западе есть всего лишь один выход из города.

Глава 47

Торнада увязалась за мной. Я не протестовал. Будет кому втыкать в меня булавку, если я начну засыпать.

Мы установили дозорный пункт у городской стены за западными воротами среди самых оптимистичных нищих во всем мире. Я хочу этим сказать, что добрая половина всех идущих в город состояла из разорившихся крестьян, надеющихся припасть к золотым источникам на улицах Танфера.

– Думаешь, Гаррет, мы успели?

Я поставил наши жизни на кон, избрав кратчайший путь – через Дно.

– Карла не знает города. Даже если она наняла экипаж, мы должны оказаться здесь раньше.

Если следовать простой логике, я прав. Но после недавних событий логика начала казаться мне штукой ненадежной.

Как могло получиться, что Покойника облапошили три раза? Мне трудно было поверить, но ради мира в семье я решил не ставить его слова под сомнение.

Думаю, только неосуществимые мечтания логхира позволили Карле Лин до надуть его. Она оставалась в доме достаточно долго, чтобы он мог ее раскусить. Покойник ничего не заметил, потому что она сумела его очаровать… Черт побери! Чья бы корова мычала…

– У нее есть деньги? – спросила Торнада.

– Не думаю. Почему тебя это интересует?

– Не могла ли она взять экипаж или купить лошадь?

– Все, что у нее было, она отдала нам в качестве гонорара.

– Значит, топает на своих на двоих. Читать-то она хоть может?

– Какое это имеет значение?

– Я на ее месте, если бы могла читать, открыла бы эту самую книгу и превратилась в кого-нибудь другого, чтобы сбить с толку преследователей.

Я почему-то не подумал о такой возможности. Не помню, умеет она читать или нет. Когда я устаю, память начинает играть со мной злые шутки.

– Будем исходить из худшего. Ищи того, кто несет что-то похожее на книгу.

– Какого размера?

Я показал примерные размеры свертка, который видел в руках обнаженной женщины. Торнада присела на корточки в тени стены, игнорируя недовольные взгляды стоящего по соседству попрошайки. Она закрыла один глаз, как бы желая вздремнуть хотя бы наполовину.

– Не боишься, что поднимется шум из-за того, что твой партнер сотворил с Истерманом?

– Нет. Такое часто случается около нашей поры. Соседи будут рады, что на этот раз все кончилось для них простым развлечением. Однажды в воздух поднялась половина окружающих домов. Видела свежий кирпич и краску? Те, кто не любит подобных забав, съехали. Остальным плевать. Дома не их, они снимают жилье.

– Я заметила, что в Танфере всем плевать на все, кроме самих себя.

Не совсем так, но довольно близко к истине. Пока ничего не происходило. Я вступил в дискуссию с каким-то парнем, тоже бывшим морским пехотинцем, о подвигах Слави Дуралейника в Кантарде. Ночью, когда я был сильно занят, поступило сообщение, что блестящий маневр Дуралейника полным успехом не увенчался. Наши бесстрашные вожди, оказывается, ожидали именно такого хода. Они сделали вид, что клюнули, и вступили в схватку с венагетами, но при этом не забыли оставить мощный резерв, продолжавший преследовать войско Дуралейника. Последний понес большие потери.

Теперь, как я понимаю, в Кантарде не останется доминирующих армий. Мы возвращаемся к обычному бесконечному кошмару, только вместо двустороннего равновесия сил возникает трехстороннее. Ситуация, похоже, станет еще более безумной.

Как я рад, что для меня война осталась позади.

Торнада толкнула меня в бок. Из ворот выходила великолепная рыжулька. Красотка была одета в простой дорожный костюм и в руках держала большой сверток. Девица явно торопилась. Не знаю, умеет Карла читать или нет, но свое обличье она менять не стала.

Она слишком спешила и поэтому не заметила ни нас, ни других обожателей – городскую шпану, считавшую ее легкой добычей. Парни крутились позади путницы, прекрасно зная, что дорога впереди предоставит им массу хороших возможностей. В трех милях за западными воротами начинаются малообжитые земли. Холмы там не годятся под виноградники и с натяжкой подходят только для выпаса овец.

Торнада поднялась на ноги и тут же без всякой подсказки оценила ситуацию.

– У меня есть предложение, которое тебе не понравится.

– Какое?

– Позволим тем трем клоунам сделать свое дело, а потом отнимем у них книгу.

– Ты угадала. Идея мне не нравится.

– Подумай. Ты не знаешь, какой фокус припрятан у нее в рукаве. Так почему не позволить кому-то другому набить себе шишки? Скажи, что я не права.

У этой девицы своеобразное мышление. Но в ее словах имелся определенный смысл.

Я был достаточно зол на Карлу, чтобы согласиться.

– Ты явилась в Танфер этим путем?

– Да. А что?

– В паре миль отсюда дорога делает поворот, огибая отроги вон того хребта, и направляется в сторону городка Свичбек.

– Помню.

– Если пойти прямиком, можно сократить путь мили на полторы и встретить Карлу с той стороны. Мы можем зайти с двух направлений. Думаю, они нападут на нее у оконечности хребта рядом со Святилищем Ангельской Девы или чуть дальше, у ручья.

– Святилище названо в честь меня, что ли?

– Это мысль!

– Есть еще одна. Куда рыжая будет смотреть – вперед или назад? Кого она тут же узнает?

Черт бы побрал ее черное сердце. Торнада права. Карла Линдо узнает меня мгновенно. Я немного помучился, но, когда настало время, полез по склону, проклиная все на свете.

Вниз спускаться было гораздо легче. Никаких усилий. Но времени я затратил больше, чем предполагал, и к Святилищу Ангельской Девы опоздал. Нехорошие парни успели прихватить Карлу Линдо, а Торнада успела прихватить нехороших парней в весьма уязвимых и нескромных позах. Когда я пыхтя присоединился к компании, один из них уже помер, второй был близок к этому, а третий пребывал в бессознательном состоянии. Торнада заканчивала связывать полуголую Карлу, превращая ее в кокон.

– Ты что, Гаррет, задержался глотнуть пивка?

– Ходули оказались коротки для быстрого спуска.

Двигающееся на запад крестьянское семейство изо всех сил делало вид, что ничего не замечает. Они донесут на нас на Станции Адского Путника, где расквартирована кавалерия. Станция находится в паре миль за Свичбеком. Сюда прибудут всадники. Отношение к преступникам здесь не столь снисходительное, как в городе.

Карла Линдо имела вид довольно потрепанный. Далеко не сразу она узнала меня и включила жар своего обаяния. Я, как всегда, раззявил пасть. Торнада сплюнула, покачала головой, одной рукой схватила сверток, а другой вцепилась в меня.

– Ты что, намерен истекать здесь слюной или предпочтешь уносить свою задницу?

Я напрягся, вздрогнул и стряхнул с себя наваждение.

– Буду уносить задницу. Подожди минутку. – Я обратился к Карле Линдо: – Скоро, сердце мое, сюда прискачут конники. Они тебя и развяжут. Если ты не хочешь до конца своих дней объяснять Повелителям Огня и Властителям Бурь, что такое Книга Призраков, скажи солдатам, что на тебя напала эта троица, а спасли какие-то путники, которые тут же удалились, дабы избежать встречи с представителями власти.

– Гаррет! Умоляю.

Неужели Карла не может оставить меня в покое? Нет, положительно она – ведьма. Я начинал плавиться, как воск.

– Гаррет, я должна получить книгу. Я не могу вернуться домой без нее.

Пришлось еще раз напрячься и вздрогнуть. Если я хочу, то могу устоять перед любой красоткой. Даже рыжей.

– Ничего не выйдет, дорогуша. В ней чересчур много зла, и она уже прикончила слишком много людей. Ее следует уничтожить. Это дело я никому не могу доверить. Возможно, даже самому себе.

По совести говоря, книга перестала меня искушать. Я уже претерпел от нее столько страданий, что теперь хотел положить всему конец, и как можно быстрее.

– Прости, любовь моя. – Я погладил Карлу Линдо по щечке. – А ведь нас могло ожидать счастье.

– Гаррет, ты не можешь так со мной поступить. Ты же любил меня! Разве не так?

– Было немного… Но это не значит, что я могу позволить тебе мною манипулировать. Такого я никому не позволяю.

Кроме Тинни, наверное. Я прошел через преддверие ада, чтобы завершить дело. Теперь мне надо с ней обязательно увидеться…

С Карлой Линдо произошла метаморфоза. Маленькая деликатная душечка превратилась в дикую кошку с языком докера. Она до конца распахнула свою темную душу и стала подлинной Карлой Линдо Рамадой, оказавшейся ничуть не лучше двух своих предшественниц.

– Ты готов? – проворчала Торнада. – Или задержишься выслушать еще порцию оскорблений?

Она права. Не обращая внимания на кровоточащую рану в сердце, я повернулся к Карле Линдо спиной и зашагал в сторону Танфера. Почти всю дорогу мы шли молча. Нам нечего было сказать. Все могло обернуться гораздо хуже, внушал я себе. Возникновению более близких отношений между мною и Карлой Линдо помешало только стечение обстоятельств. Мне повезло, и дело кончилось лишь тем, что я получил еще один урок темной сущности человеческих душ.

Снова я убедился, что почти каждый – были бы стимулы и возможности – способен встать на путь зла. А тот, кто уже зол, становится еще злее.

Проповедники всех религиозных конфессий не устают твердить о добре, изначально заложенном в человеке. Они все круглые дураки. Я постоянно вижу, как люди активно ищут возможности сотворить зло.

Большую часть своих невеселых мыслей я высказал вслух.

– Ты вгоняешь в тоску, – сказала Торнада.

– Говорят, со мной это случается. После событий. Если побудешь со мною подольше, сможешь увидеть меня в действительно мрачном расположении духа.

Интересно, как пойдет дело дальше. Сверток Карлы Линдо был у Торнады. У нее может возникнуть соблазн продать книгу Истерману.

Не знаю, каким образом пришла ко мне эта идея. Быть может, под влиянием момента. А может, она уже давно сидела в моем подсознании, и именно поэтому я избрал не самый короткий путь домой через западную часть города. Словом, мы неожиданно оказались на углу Блейз и Эльдоро. Напротив нас одиноко, как бы изгнанное боязливыми соседями, стояло здание из золотистого кирпича. Надо сказать, большинство домов Танфера построено из красного кирпича. Над трубой желтого здания вился дымок.

– Зайдем-ка сюда.

Я толкнул дверь. О нашем появлении возвестил звон коровьего колокольчика. На звук вышел иссохший, морщинистый кобольд. Двуногая белка. Его лапки были сложены у сердца, и он непрерывно потирал их.

– Чем могу быть полезен, сэр, мадам?

Он ухмыльнулся, словно заранее зная ответ. Это племя водит близкое знакомство со смертью.

– Я заметил дым. Вы сильно загружены?

Кобольд удивленно взглянул на меня:

– Нет, сэр. А огонь поддерживается постоянно, чтобы не тратить топливо на разогрев печи.

– Дай-ка мне сверток, – сказал я Торнаде.

Удивленная Торнада неохотно рассталась со своей ношей. Амазонка прибыла из мест, где мало негуманоидов. Если бы она поняла что к чему, могла оказать сопротивление. Я показал сверток кобольду:

– Хочу, чтобы вы приняли это.

– Сэр?

– Плачу обычную цену.

– Хорошо, сэр.

И кобольды ничего не имеют против денег, даже если чего-то недопонимают. Он протянул руку к свертку.

– Я бы предпочел сделать это сам. Чтобы быть абсолютно уверенным. Вы меня понимаете?

– Как пожелаете, сэр.

Он не двигался. Настало время продемонстрировать ему цвет моих монет. Он улыбнулся, высыпал деньги в магически возникший и тут же исчезнувший ящик и, потирая лапки, произнес:

– Следуйте за мной, сэр.

– Что ты затеял, Гаррет? Куда ты меня затащил? И откуда эта отвратная вонь?

Мы прошли через коридор мимо нескольких небольших комнат. В одной из них семейство кобольдов оплакивало неподвижно лежащее на столе тело. Торнада все поняла.

Многие расы и даже некоторые люди предпочитают не хоронить своих мертвецов. Причины могут быть самые разнообразные. Например, для кобольдов погребение в земле дает возможность их жмурикам подняться и начать портить жизнь родственникам и знакомым. По крайней мере они так считают. Для людей главную роль играют затраты. В Танфере не хватает кладбищ и место захоронения стоит дорого.

Кобольд провел нас к печи и что-то проорал на своем языке. Появилось еще несколько кобольдов, скорее всего его родичей, и они начали кидать уголь в топку и энергично качать мехи, раздувая пламя. Уже через несколько мгновений жар ударил нам в лицо.

– Ты хочешь ее сжечь? – спросила Торнада.

– Брошу туда, и все. Кроме шлака, ничего не останется.

В этих печах держится очень высокая температура. Не так просто превратить кости в пепел.

Маленький народец шуровал уголь и продолжал качать мехи. В помещении свободно можно было зажариться. Торнада боролась с собой и даже не слишком скрывала это.

– Гаррет… Я должна выйти. Не могу вынести вони.

Конечно, здесь жарковато, но она искала предлог, чтобы уйти и избежать соблазна. Если она выносит свой дух, то вполне способна вытерпеть и запахи крематория.

Скоро старый кобольд сообщил, что печь готова. Усмирив – после длительной борьбы – темные стороны своей души, я бросил сверток на площадку, куда обычно укладывают тела. Приблизив нос к слюдяному окошку, я стал следить за происходящим.

Упаковка сгорела мгновенно, обнажив книгу. Я увидел ее в первый раз. Она полностью соответствовала описанию – большого формата, толстая, переплетенная в кожу. Огонь быстро охватил ее. Латунные страницы начали скручиваться.

Не сомневаюсь, это был лишь плод моего воображения. Что же еще? Но по мере того как страницы гибли в огне, мне казалось, что я слышу отдаленные крики боли. Мне чудилось, что над пылающем углем бьются в неистовом танце полупрозрачные призраки.

Глава 48

Я вышел из крематория.

– Что ж, дело сделано…

Проходящая мимо парочка посмотрела круглыми глазами на беседующего с самим собой психа. Я тотчас заткнулся. Торнады не было. Я прождал с полминуты с глупым видом. Чувствовал я себя тоже преглупо. Затем я пожал плечами. Что я дергаюсь? У нее есть свои дела. Надо поторопиться заложить вещички, украденные у Чодо, пока условия залога не ухудшились.

Что теперь? Я рассудил, что лучше всего отправиться домой и досмотреть сон. Но решив в качестве наказания еще себя помучить, я направился к обители Тейтов. Короткий визит. На минутку. Только узнать, как чувствует себя Тинни. Если я, конечно, сумею проскользнуть мимо одного из Тейтов, охраняющего врата. После этой ночи семейка может оказаться еще менее дружелюбной, чем обычно.

Но меня пустили, и я увидел Тинни. Она чувствовала себя значительно лучше – сплошной перец и уксус. Снова моя старая рыжулька. Зловеще ухмыльнувшись, она пообещала навестить меня, как только я оправлюсь от пережитого.

– К тому времени ты, парень, наверное, успеешь окунуться в теплую водичку. Сдается мне, все блохи на тебе не только передохли, но уже начали разлагаться.

Я ненадолго (минут на десять) приложился к ее губкам.

– Всю дорогу бежал. Не дай мне состариться, прежде чем…

– Ты и так уже несколько староват для меня. Но еще мне нравишься. Не могу устоять. А вообще-то тебе лучше свалить, пока дядя Уиллард не пронюхал, что ты здесь.

Я свалил. Домой я, конечно, не бежал, но терять времени не стал. Потом мне сказали, что я на ходу напевал. Я сразу отправился в кровать. Не исключено, что я из нее не вылезу никогда, сказав «гуд бай» утреннему бегу, рыжим и всем остальным. Если у меня хватит ума остаться в постели и не высовывать голову из-под одеяла, я, наверное, перестану влипать во всякие безумные истории.


home | my bookshelf | | Зловещие латунные тени |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 38
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу