Book: Сломанный брегет



Ильичёв Валерий Аркадьевич

Сломанный брегет

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Сломанный брегет

Архивный агент

Дежурный капитан приоткрыл дверь в кабинет:

- Тут один тип заявился. Хочет потолковать с тем, кто знал Русова. Я сказал, что из оперов только ты, Удачин, с ним работал. Потолкуешь?

- Пусть заходит.

Взглянув на посетителя, Удачин безошибочно определил; "Наш клиент. Пальцы все в наколках. На вид лет пятьдесят. Из старых уголовников".

Нежданный гость неторопливо присел на стул и, достав пачку "Беломора", закурил. Изучающе посматривая на опера, хрипло спросил:

- Значит, знал Сергея Константиновича? "Проверяет меня, урка", догадался Удачин и отпарировал:

- Что-то путаешь. Русова звали Николаем Сергеевичем.

- Да, верно. С годами памятью слабею. Только кажется, ты слишком молод, чтобы с ним в связке работать: его уже лет семь как похоронили.

- Я пришел в уголовный розыск, когда он на пенсию уходить собрался. Всего полгода с ним вместе по земле бегали. Тогда мы, молодые, на него, как на живую легенду, смотрели,

- Да, справедливый был мент. Свое дело знал, Я с ним долго работал. И до моей последней отсидки, и после того, как из зоны откинулся. Псевдоним у меня "Сомов" был. Не слыхал?

- Нет.

Заметив разочарование на лице бывшего агента, Удачин поспешно добавил:

- Умел Русов хранить секреты. Когда мы, опера, в его кабинет заходили, он свои секретные материалы вниз текстом клал. Старой школы был сыщик.

- Вот и я о том же толкую, когда приносил ему шпаргалку, он сразу спрашивал, кто кроме меня о преступлении знает. И задерживал, лишь убедившись, что мне не грозит провал, Без совета со мною ничего не предпринимал.

"Наверняка архивный агент информацию интересную приволок и прощупывает, можно ли со мною дело иметь".

Удачин кивнул:

- Правильно! Я тоже у старых оперов учился. И для меня безопасность работающего со мною человека прежде всего. Если у тебя проблема, давай вместе обмозгуем, как её решить.

- Это хорошо, что ты с понятием. Только проблема не у меня, а у одной телки. Я уже пять лет в завязке. Работаю водителем. Нашел хорошую бабу. Живу - не тужу. Но о моем прошлом многие знают. Вот и обратилась ко мне Верка - соседка моей сожительницы. Предложила три тысячи баксов за мокруху.

- И кто же ей так не угодил?

- Повадился её муж к молодой девахе в постель залазить. Верка от ревности к этой продавщице из универмага с ума сходит. Боится, что мужик насовсем от неё уйдет. Хотел я сначала в отказ пойти. А потом прикинул: она легко замену найдет. Сейчас отморозков, податливых на мокрые дела, найти раз плюнуть. Вот и надумал к вам заявиться.

- Так, давай адрес заказчицы и кого она казнить собралась.

Подожди, опер! Сначала ты слово дай, что никто не пострадает. Не только неразумную Нинку, связавшуюся с женатиком, не убьют, но и Верку-заказчицу в зону не направят. Не хочу больше никому зла причинять. Ну и, разумеется, я должен в стороне остаться. Не хватало еще, чтобы мои старые дружки прознали о моем приходе в ментовку. Сразу припомнят прежние провалы и разберутся, что к чему.

- Хорошо, даю слово, что без совета с тобою ни один шаг не сделаю.

- Я тебе верю, как человеку, знавшему Русова. Его уважал и, надеюсь, ты меня не подставишь!

Обсудив детали, опер подвел итоги:

- Нам на руку, что Верка о своих намерениях болтала и на работе, и в доме. Для начала я тайно опрошу пару-тройку свидетелей. Пусть Верка подумает, что мы узнали все из-за её длинного языка. Но ты попробуй принести собственноручно ею написанную записку с адресом и именем соперницы. Да и пусть захватит задаток в пятьсот баксов. Задержим тебя вместе с нею при встрече. Ты в сознанку, конечно, не пойдешь, А её мы при таком раскладе дожмем и заставим под угрозой ареста отказаться от преступного замысла. За пару дней управимся?

- Если не раньше. С тобою можно работать. Ты все с полуслова понимаешь. Невольно Русова вспомнил. Когда дело кончим, сядем, помянем Николая Сергеевича. Не против? Ну и ладно!

Задержанная с запиской и долларами Верка вела себя скандально. Твердила, что соперницу ненавидит, но к рецидивисту обратилась с просьбой лишь попугать наглую девку.

На очной ставке "Сомов" в бешенстве орал на Верку;

- Ты чего, дура, мелешь? Ни о какой Нинке промеж нас разговора не было. Я попросил деньги в долг. Ты принесла. А что у тебя на уме крутилось, я не знаю и знать не хочу. Зачем на меня напраслину возводишь?

Пристыженная Верка поспешила подтвердить показания "Сомова", заявив, что действительно принесла деньги в долг и только ещё намеревалась попросить нового знакомого припугнуть Нинку.

Отпустив "Сомова", Удачин вызвал в отдел милиции Веркиного мужа и его любовницу. Разъяснив ситуацию, впрямую спросил у мужа, с кем он останется. Тот клятвенно заверил, что семья - главное. А связь с Нинкой - блажь и "бес попутал". В ответ любовница обозвала его старым козлом, который своей нерешительностью ей надоел.

Довольный тем, что удалось предотвратить заказное убийство, Удачин отпустил всех по домам,

Через два дня к нему в кабинет явился "Сомов". Заговорщицки подмигнув, достал пузатую бутылку заморского коньяка:

- Ну что, опер, отметим успех?

- Зачем такое дорогое пойло приволок?

- Зря обо мне так плохо думаешь. Это Верка приходила извиняться за причиненные неприятности. Она и преподнесла коньяк.

- Ничего не заподозрила?

- Наоборот, довольна выше крыши, что без кровопролития мужика себе вернула, Так что все тип-топ. Давай, закрывай дверь и будем разливать.

Темно-коричневая жидкость заполнила стаканы. В кабинете запахло разрезанным яблоком. "Сомов" предложил:

- Давай, не чокаясь, за память хорошего мента Русова Николая Сергеевича. Земля ему пухом.

Перед глазами Удачинэ всплыло худое, вечно усталое лицо старого опура: "Надо Же, человека давно уже нет в живых. А завербованный им много лет назад агент предотвратил заказное убийство! Наверняка это ему там зачтется!".

Удачину хотелось в это поверить.

Белые воротнички всех достали!

Полковник Котов возбужденно ходил по кабинету; - Опять мы, Будов, выстрелили из пушки по воробьям: арестовали мелких сошек, а заправилы остаются на свободе. Невольно пожалеешь о прошедших временах. Разве при вожде всех времен и народов подобных типов отпускали?

- Ну это у тебя, Коюв, профессиональная болезнь; сажать всех без разбора по одному подозрению. Раз нет доказательств, значит, мы недоработали!

- Это я понимаю. Но все равно иногда мечтаю, что настанет день "X". Сверху дадут наконец команду, и в одночасье мы арестуем всех до одного членов криминальных группировок. Сейфы, вон, ломятся!

- А не боишься, что потом наступит день и уже арестуют нас с тобой по ложным донесениям. В истории это бывало.

- Но ведь обидно, когда к заведомо виновной сволочи из разряда "неприкасаемых" подступиться нельзя, Ну что дальше делать будем?

Будов молчал: "Есть ещё один козырь против разрабатываемого чиновника. Но, передавая видеопленку, источник информации предупредил, что пустить её в ход можно только в крайнем случае. К тому же любые наши действия против Галстука вызовут такие ответные меры, что мало не покажется. И нет гарантий, что мы с Котовым уцелеем в неравной схватке".

Наконец Будов решился:

- Слушай, Котов, есть у меня одно документальное свидетельство. Но очень уж опасное для нас обоих. Говорить?

- Давай, а потом мы вместе подумаем и решим, слышал ли я что-нибудь и говорил ли ты со мной вообще.

- Имеется в заначке видеопленка. Как она ко мне попала - разговор особый. На ней зафиксирован интересный факт. Разрабатываемые фигуранты привезли Дону "темный" контейнер с ценным грузом прямо в офис да ещё на служебной машине Галстука. Ребята, проводившие съемку, свое дело знают: номер машины зафиксирован на пленке, и лицо водителя четко видно. Может, попробуем его расколоть на то, что указание доставить посылку дал лично Галстук? Ну что скажешь?

Полковник некоторое время сидел молча. Потом поднял голову и посмотрел Будову в лицо:

- Насколько я понимаю, ты пользуешься материалами другого ведомства, а это означает, что мы ввяжемся в чужую игру. Надо ли нам это?

- Только что ты заявлял, что ждешь дня "X", когда можно будет хватать всех без разбора. Сейчас у нас есть шанс, а ты боишься его использовать. Ладно, давай забудем.

- Подожди, не гони волну! Я не против! Но задерживать и проводить допрос водителя самого Галстука не могу. Это значит подставитъся и быть уволенным в двадцать четыре часа. Не обижайся, но без санкции руководства я на такое не могу решиться...

- Но ты же сам знаешь, идти к начальству - значит допустить утечку информации. А тут весь расчет на внезапности. Иначе от этого водителя нам ничего не добиться.

- Лучше допустить провал, чем с позором лишиться работы. Так я пойду, поговорю с начальством?

- Делай, что хочешь!

Полковник вышел из кабинета, а Будов подошел к окну. Было тревожно на душе: "Может, начальство запретит задерживать водителя, и нам не надо будет ввязываться во всю эту кутерьму?" подумалось ему с боязливой надеждой. Но он тут же переборол минутную слабость: "Нет, раз уж ввязались, пойдем до конца. Хоть скверно на душе!".

В кабинет вернулся Котов. Лицо его было хмурое:

- Никто не хочет рисковать. Говорят, мы не возражаем, но напишите обоснование и согласуйте действия с прокуратурой. Тем более что это дело у них там на контроле.

- Ну что ж, так и сделаем. Только боюсь, когда приедем брать водителя, он уже будет готов к встрече с нами.

- Да что обсуждать, если начальство приняло решение! Сегодня уже поздно: в прокуратуре никого нет. Завтра к девяти часам утра подъедем в прокуратуру и оттуда направимся задерживать этого парня. Если он хоть что-нибудь знает, мы его расколем.

Будов не разделял оптимизма своего коллеги.

О готовящемся аресте своего водителя Галстук узнал в тот же день к вечеру. Он тут же связался с Марсом. Надо было срочно спасать положение. Приехавший на встречу уголовный авторитет был мрачен. Ему не хотелось ввязываться в опасное дело. Да еще, похоже, под угрозой провала. Но и бросать высокопоставленного чиновника, обеспечивающего ему финансовую "крышу", он не мог. После долгого раздумья Марс процедил: "Хорошо, я помогу. Но просто убрать твоего водителя мы не можем: сразу станет ясно, что ты лично замешан. А потому его должны ликвидировать в момент покушения на тебя самого И чтобы все поверили в реальность происшествия, пуля должна тебя тоже слегка зацепить. Не бойся, есть один отличный стрелок - муху на лету из "Вальтера" сбивает. Этот отставной капитан многим мне обязан. Он тебе ни малейшего вреда не причинит; знает свое дело".

"План хорош. В случае удачи можно поднять в прессе вой, что противоборствующая сторона устраняет конкурентов уголовными методами. А заодно избавимся от опасного свидетеля".

Все было логично. Но Галстука не покидало опасение, что хваленый стрелок случайно не угробит и его. Заметив его колебания, Марс подбодрил:

- Не бойся, ты нам ещё нужен, и потому мой человек не промажет.

И Галстук вяло махнул рукой в знак согласия. Марс деловито начал объяснять детали предстоящей акции, объясняя , как он должен вести себя завтра утром во дворе дома.

После ухода гостя Галстук позвонил водителю: завтра намечена ранняя встреча, и он просит подать машину к шести утра. Положив трубку, он с тоской подумал: "Все! Теперь деваться некуда. Остается только надеяться на удачу!"

От страха его передернуло: он всегда боялся крови. А своей особенно.

Капитан действовал хладнокровно, Приглушив мотор метров за тридцать до угла дома, где жил объект, он на руках вкатил гоночный мотоцикл во двор и поставил в кустах возле детской площадки. Затем с неприязнью осмотрелся вокруг: "Элитный дом. Их дети живут как в раю. Вон сколько качелей понастроили и теремки повсюду стоят, персонажи из народных сказок. Но для меня это кстати: есть, где выбрать точки наблюдения и стрельбы".

Только начало рассветать, и капитан прикинул: "Машина объекта заедет скорее всего через ту арку - в другом месте поворота нет, следовательно, водитель окажется с моей стороны. Значит, первые пули попадут в него, а не в хозяина. Пожалуй, лучше всего подойдет та мощная фигура".

Капитан направился к скульптуре царевны-лягушки с криво сидящей короной на массивной голове. Он бегло взглянул на светящийся циферблат часов. До начала стрельбы оставалось чуть больше двадцати минут.

"Первые пули должны попасть в водителя, - размышлял капитан, - третью выпущу мимо чиновника, чтобы дать ему возможность добежать до арки. Лишь бы не запаниковал и не сорвал операцию".

Последние минуты тянулись томительно. Наконец из арки вынырнула иномарка с известным киллеру номерным знаком. И тут же из подъезда вышел чиновник.

"Надо начинать, пока он не сел в машину: так ему будет легче убегать", - решил капитан. Выскочив из-за толстобрюхой лягушки, он побежал к машине, на ходу открыв огонь. Стрельба на бегу была его любимым приемом, он всегда выполнял его на "отлично". И в этот раз попал в цель с первого выстрела. Из пробитой головы водителя вылетел маленький кровавый фонтанчик. Тут же капитан, выстрелив в воздух, начал огибать машину спереди, давая возможность чиновнику отбежать подальше.

Тот, гонимый страхом, рванулся к выходу из двора. Теперь промахнуться нельзя даже на сантиметр. Привычно легко восстановив дыхание, капитан поймал в прицел место на пояснице убегающей мишени, чуть выше почки, и плавно нажал спусковой крючок.

Пронзительный визг достиг верхних этажей дома. Чиновник, зажав рукой рану, упал на асфальт. Однако вопреки разработанному заранее сценарию он не замер неподвижно, как ему объяснял Марс, а продолжал корчиться от нестерпимой боли, издавая истошные вопли. Но это уже не было заботой капитана. Вскочивна сиденье мотоцикла, стрелок резко тронул с места, и некоторое время ехал, подняв мотоцикл на одно заднее колесо.

Затем, бросив машину вперед, обогнул угол дома и с огромной скоростью исчез в переплетении улиц.

Кроме гордости за профессионально хорошо выполненную работу, он ничего не испытывал. Последствия учиненной кровавой расправы меркли перед острой нуждой в деньгах, которых государство лишило его, высококлассного офицера.

...Узнав об утреннем происшествии, полковник Котов с облегчением вздохнул: ему очень не хотелось затрагивать интересы высокопоставленных деятелей, с головой погрязших в криминальном бизнесе.

Герои нашего времени

Звонок будильника звучал рсэкд и требовательно. С трудом отбросив остатки сна. Мнрон заставил себя подняться с постели. За окном ещё было темно. Обычно он так рано не вставал. Но сегодня ему предстояло увидеться со Стахом. Охранник настаивал на этой встрече накануне намеченного налета на обменный пункт.

В мерно покачивающемся вагоне метро Мирон без конца прокручивал в воображении предстоящее ограбление. Словно в кино он ясно видел безропотно позволяющего разоружить себя охранника и испуганное лицо кассирши, суетливо укладывающей в сумку пачки зеленых купюр.

"Только бы не совершить ошибку. Весь расчет нападения на обменный пункт рассчитан на помощь Стаха. И мне это не нравится: не люблю я ни от кого зависеть. Интересно, зачем он меня вызвал на встречу. Неужели возникла неожиданная преграда?"

Мирон всю дорогу мучился сомнениями, не зная, огорчится или обрадуется, если возникнут обстоятельства, делающие ограбление невозможным.

Выйдя из станции метро, Мирон направился к небольшому скверику. Стаж его ждал, сидя на низкой скамеечке за нелепой деревянной фигурой сидящего на корточках волка. Заметив Мирона, охранник привстал и начал обеспокоенно оглядываться по сторонам.

"Боится, не привел ли я "хвоста". Это хорошо, что парень осторожен: меньше шансов, что будет болтать лишнее".

- Привет, Стах. Что головой зря крутишь? Я проверялся - все в порядке. Если боишься, то зачем звал? Вроде бы все уже оговорено.

- Береженого Бог бережет. Твои братаны обо мне не знают.

Будут нервничать. Могут в спешке открыть пальбу, когда я ещё буду на посту возле "обменника". Ты уж их попридержи до нужного момента.

- Я же сказал, что сам буду там на месте вместе со своими людьми. Нападение начнем ровно без пятнадцати пять. Минута в минуту. как договорились.

- Это хорошо. Я последние три дежурства приучаю напарника и кассира к тому, что точно в это время иду в булочную на соседней улице. В магазине все уже знают, что из-за язвы желудка я вынужден принимать лекарство и перекусывать.

- Не волнуйся, мы начнем действовать, как только ты свернешь за угол и скроешься из виду. Воз и Злак разоружат твоего напарника, а я возьму на себя кассиршу. Люфт будет ждать нас в машине с включенным мотором. Если вдруг осечка, не спеши на шум. Дай нам отъехать. А уж потом вслед пальни в воздух. Да не задень ни нас, ни прохожих. Ато в прокуратуру затаскают. Не отмоешься.

- Это я и без тебя понимаю.

- Не огрызайся. Б нашем деле мелочей не бывает. Лучше скажи, зачем заставил в такую рань тащиться? Не ради же пустого трепа о том, что давно решено.



- Это ты, Мирон, прямо в точку. Я решил, что зря рисковать свободой мне ни к чему.

- Почему зря?! Я тебе обещал десять процентов от "зелени", срубленной при налете. Что, мало?

- Не в этом дело. Если все сорвется, то ничего я не получу. И мне нужны гарантии.

- Какие же?

- Тысячу долларов наличными, прямо сейчас.

- А больше ничего не хочешь? Откуда мне знать, что мы там возьмем больше десяти тысяч?

- Там меньше к концу дня не бывает. Обменный пункт находится в крупном универмаге на бойком месте.

- Это ты так говоришь. Посмотрим, что будет на самом деле. Но ты прав, и аванс не помешает. Вот возьми двести "баксов" и успокойся.

По решительному тону Мирона охранник понял, что возражать бессмысленна. Передавая доллары Стаху, бандит строго предупредил: "Учти, при окончательном расчете эту сумму я у тебя вычту".

Стах молча поднялся и пошел прочь. Глядя вслед высокой в ладно сидящей камуфляжной форме фигуре, Мирон со злостью подумал; "Ишь ты, гарантий захотел секьюрити поганый. Тебе, сынок, надо не о выгоде думать, а о собственной жизни. А я ещё подумаю, оставлять её тебе или нет".

Мирон наверняка очень удивился, если бы знал, о чем сейчас думает охранник. А Стах, разозленный жалкой бандитской подачкой, прикидывал; "Ну погоди, попробуй только меня "кинуть". Тебе это будет дорого стоить. Я не уличный лох, И знаю, как подстраховаться. В обменнике надеешься хапнуть "баксы", а можешь потерять жизнь!"

Как бы то ни было, а двести "баксов" уже покоились в нагрудном кармане его форменной куртки.

Заступив на дежурство, Стах привычно прохаживался по небольшому зальчику, расположенному справа от входа в универмаг. В сознании автоматически отсчитывались шаги: восемь влево, поворот и восемь в обратную сторону до глухой стены, окрашенной раздражающей глаз грязно-желтой краской. Проходя мимо дверей в небольшой зальчик обменного пункта из просторного торгового зала, он видел покупателей, разглядывающих освещенные ярким светом витрины. Люди, пришедшие в магазин за крупной покупкой, часто брали с собой для удобства доллары и, выбрав понравившуюся вещь, торопливо шл" к окошку обменного пункта. Стаха раздражала тщательность, с которой клиенты по несколько раз пересчитывали полученные купюры, боясь, что их обсчитают. Он люто ненавидел всех этих ликующих и покупающих дорогие вещи людей: "Я за копейки вынужден охранять чужое богатство. В свои двадцать пять лет даже одеться не могу поприличнее! Ладно, недолго осталось прозябать в нищете!"

Стаху показалось, что висящие в торговом зале часы сломались, и большая минутная стрелка уже никогда не перескочит на соседнее деление. Он пристально вгляделся в циферблат, пока не убедился, что все в порядке, механизм исправно отсчитывает медленно текущее время. Взвинченные нервы заставляли безостановочно ходить взад и вперед перед окошком кассы.

"Я не должен выдавать волнение и беспокойство. Это может вызвать подозрения у ментов. Надо умерить шаг и стараться вести себя естественнее".

До намеченного срока оставалось чуть более пяти минут. Стах старался не смотреть в сторону высоко висящих под самым потолком часов. Его рука непроизвольно погладила кобуру. Стах поймал себя на желании ещё раз проверить, дослан ли патрон в патронник, хотя хорошо помнил, что передернул ствол перед самым дежурством.

"Хоть бы все прошло благополучно и не пришлось стрелять!"

В этот момент Стах и сам не знал, к кому обращается с мольбой: к Господу или антихристу. Предчувствие беды возрастало с каждым дерганым скачком большой черной стрелки.

Едва дождавшись нужного момента, Стах направился в сторону второго охранника.

- Подстрахуй меня, Гриша. Я отлучусь минут на десять перекусить, а то желудок опять разболелся.

- Иди, не волнуйся. Я пригляжу. Может, купишь мне пару булочек с вареньем? Сам знаешь: хорошего человека должно быть много. Мне моя баба обычно говорит: Гриша, у тебя только одно положительное качество.,.

- Ладно, Гриша, потом доскажешь, за что тебя жена любит. А я побежал, сейчас вернусь.

Стах поспешил к выходу: из-за Тришкиного трепа он нарушил обговоренный график налета на целую минуту. Выскочив из магазина, быстро осмотрелся вокруг.

"Этот Мирон - полный идиот! Корчит из себя "крутого", а "Жигули" припарковал чуть ли не вплотную к дверям магазина. Хотя чего ему опасаться, если машина только что угнана?"

Дойдя до угла, Стах, вопреки договоренности, вновь оглянулся: Мирон вместе с двумя громилами, Возом и Злаком, уже входили в магазин, а маленький чернявый парень, по кличке Люфт, остался сидеть в машине.

Быстро сманеврировав, Стах перебежал через узкую полоску переулка и вошел в кабину телефона - автомата, из которого отчетливо были видны ожидающие бандитов "Жигули",

"Отсюда до неё метров двадцать. В случае тревоги я успею добежать и ликвиднуть Мирона, Все сделаю, как на учениях в армии: пробежка - выстрел, пробежка - выстрел. Не промахнусь!"

Стах расстегнул кобуру и чуть вытянул вверх пистолет, чтобы в случае необходимости вытащить его без задержки. Ощущение холодной стали под рукой успокоило и придало уверенности: "Ну, Мирон, теперь постарайся все сделать аккуратно. Похоже, что пока все идет гладко".

...Стах заблуждался. В тщательно разработанный план вмешался Его Величество Случай,

...Старший оперуполномоченный уголовного розыска Теплов не любил ходить по магазинам. Но приближался день рождения жены, и ему позарез надо было купить подарок. В тот момент, когда бандиты вошли в магазин, сыщик стоял как раз возле прилавка с парфюмерией, расположенном рядом с зальчиком, где находился обменный пункт. Убедившись, что здесь с его деньгами ничего, кроме дешевых пробных духов, не купишь, он, было, повернулся, чтобы уйти, И замер, увидев двух вооруженных людей, направивших стволы на толстого потного от страха охранника.

Мгновенно сработал инстинкт опера. Не раздумывая, Теплов выхватил пистолет и выстрелил в стоявшего к нему боком бандита. Увидев, как тот неловко падает, быстро перевел ствол в сторону второго высокого грабителя. Но его опередил выстрел мужика в серой кепке, стоящего до этого с равнодушным видом чуть в стороне. И зажав рану в левом боку, сыщик медленно осел на пол.

Полный охранник воспользовался возникшей заминкой. Резко рванувшись в сторону, он попытался достать из кобуры пистолет. Воз тут же сразил его выстрелом в спину. И в ужасе осознал: "Ну все, мок-рянку залепил! Надо делать ноги, пока не поздно! Вот Мирон уже линяет". Держа оружие наготове, Воз побежал вслед за своим вожаком. Он уже был возле дверей, когда пуля, пущенная собравшим остатки сил Тепловым, сбила его с ног. Падая, он подтолкнул в спину своего вожака, словно торопя подальше от этого неудачного для них места. Выскочив из магазина, Мирон увидел ожидающие его "Жигули" и с облегчением подумал: "Молодец Люфт: не сбежал после начала перестрелки. Есть шанс уйти".

И вдруг страшная боль разорвала грудь. Мирон обернулся на звук выстрела и увидел бледное искаженное лицо Стаха, целящего ему в голову. Он хотел плохо слушающимися губами попросить о пощаде, но не успел, и уже не услышал второй контрольный выстрел.

Увидев гибель всесильного главаря, Люфт взвизгнул и отчаянно бросил машину вперед. Заметив внезапно вынырнувший из-за угла грузовик, попытался резко затормозить. Но не успел: страшной силы удар оглушил всех, кто был в это время на улице. Собравшиеся вокруг люди смотрели на искореженное, зажатое погнутым железом тело. Примчавшиеся на место происшествия проворные журналисты наперебой расспрашивали героя охранника, сидящего на ступеньках универмага. Стах постепенно приходил в себя и с неожиданным удовольствием припоминал все новые и новые подробности разыгравшейся драмы.

Журналисты торопливо записывали в блокноты каждое слово доблестного стража, оттесняя друг друга тянули к нему руки с диктофонами. Все это озаряли вспышки блицев...

И никто из присутствующих не обратил особого внимания, как вместе с телами убитых в перестрелке вынесли из магазина носилки с сыщиком Тепловым, тяжело раненным бандитской пулей.

"Труповозка" скрылась за углом, а косилки с Тепловым все ещё устанавливали в "Скорую помощь". Он так и не успел купить сувенир к дню рождения жены.

Глухой висяк

Оперуполномоченный Донов пребывал в ЛУРНОМ расположении духа. "Правильно ПРО волку говорят: "Чем лучше с вечера, тем хуже с утра". Свадьба богатая была. ПРОПИЛ я племяша Коляна. Ну и гудит же голова. ВОЗЬМУ ОТГУЛ".

Едва взглянув на помятое лицо вошедшего в кабинет сыщика, полковник Зудов недовольно поморщился:

- Ну что, головка бо-бо, а денежки тютю?!

- Деньги тут ни при чем. Вчера на свадьбе гулял. Работать не могу. Дайте на сегодня отгул за переработку. Их у меня немерено накопилось.

- У нас провал по всем показателям раскрываемое, а ты отгул на пьянку требуешь. Совесть есть?

- Все у меня есть. Но отгул дайте. Я сегодня работать все равно не смогу.

- Вы - сыщики, как малые дети: с вами одни заботы. Ладно, иди! Хотя постой, а что со стажером твоим делать? Пусть хотя бы без дела не шатается: займи его чем-нибудь и будешь свободен.

Обрадованный сыщик направился к себе в кабинет. Подойдя к сейфу, наугад вытащил толстую папку и протянул стажеру:

- Вот, возьми это дело. Объясню вкратце: три года назад исчезла некая Кусова. По показаниям её мужа, Кусова якобы имела любовника и с ним сбежала. Подтверждения эта версия не нашла. Обычно в таких случаях мы заводим розыскные дела на без вести пропавших. Но у Кусовой высокопоставленный брат, и мы вынуждены были возбудить уголовное дело по факту убийства. Это глухой "висяк".

- А может быть, она действительно жива и где-то с любовником прохлаждается?

- И за три года никому из родных о себе никаких вестей не подала? Так не бывает! А впрочем, разберись сам. Я получил особое задание и сейчас уезжаю. Завтра утром доложишь свои соображения.

Взглянув на коротко стриженный затылок стажера, Донов иронически прикинул: "Ему этого чтива надолго хватит. А я сейчас прямо на углу возьму "пивка для рывка" и домой отсыпаться".

На следующее утро Донов, войдя в дежурную часть, заметил оживленную суету: "Судя по всему готовится реализация, кому-то наши опера сели на хвост".

Дежурный капитан приветливо махнул рукой:

- Ну, Донов, поздравляю, твой стажер вчера отличился. Старое убийство за один день самостоятельно раскрыл.

- Это как же он ухитрился?

- Прочитал материалы и поехал допрашивать какого-то свидетеля. А тот возьми и выложи ему всю правду-матку. С этим свидетелем сейчас полковник Зудов беседует.

Скептически хмыкнув, Донов направился в кабинет начальника. Зудов махнул ему рукою, чтобы не прерывал рассказ теребящего кепку сорокалетнего мужика с испитым лицом.

- Так вот я и говорю. Приехал Кусов к нам в тот понедельник утром. Разбудил мою сестру Настену и объявил, что теперь свободен и готов на ней жениться.

- Пьяный был?

- Вроде бы нет. Говорил, правда, громко. Но водкой от него не пахло. Да я и не принюхивался.

- Ну а дальше что было?

Настя спросила: "А куда твою Марину денем?" Ну он в ответ и брякнул, что поскольку о покойниках говорят либо хорошее, либо ничего, то о Марине надо помолчать. Но увидев, что Настена с лица спала, начал выкручиваться: "Это я образно выражаюсь, поскольку после бегства с любовником она для меня умерла".

- А ты ему и поверил?

- Сомнения, конечно, были, но через два дня Кусов приволок к нам чемодан с Марин-киными нарядами и подарил Настене золотые сережки, которые его жена из ушей никогда не вынимала. Сказал, что их надо спрятать, так как их наличие в его доме может вызвать подозрения у милиции. Тогда вот все стало ясно: какая баба без дорогих сердцу тряпок из дома убежит?

Ну, а сестра твоя что же?

- Она все сделала, как просил Кусов. Надеялась, что он теперь на ней женится.

- А что произошло на самом деле?

- Да натрепался, заяц. Два года свадьбу откладывал, говорил, что не хочет навлекать на Настену подозрения. И надо подождать. А потом, козел, закрутил любовь с какой-то торгашкой с рынка.

- А почему твоя сестра, узнав об этом, не выдала нам убийцу?

- Так ведь эта сволочь в ответ на её угрозы сказал, что она сядет вместе с ним на скамью подсудимых за пособничество. А куда тут денешься, если Маринкины вещи она укрывала? Да и серьги её до сих пор в ушах таскает.

А труп куда дел, не знаешь?

- Как-то по пьяни Кусов вякнул, что на даче убил. Там и закопал.

- Да искали мы там. Ничего не нашли.

- Знаю. Кусов хвастался, что не поленился вырыть в сарае яму глубиной более двух метров. Еще сказал, что менты поленились и проформы ради неглубоко копнули.

- Ну что же, спасибо за сведения. А теперь объясни, почему умолчал об этом три года назад, когда тебя допрашивали?

- Это и ежу понятно: хотел, чтобы сестра свою судьбу устроила. Ну а теперь, когда Кусов прекратил с Настеной встречаться, зачем мне его прикрывать? Только Настену не сажайте, она же в убийстве не участвовала.

- За это не беспокойся! Ее по делу свидетелем пустим. В крайнем случае условный срок схватит как мать-одиночка. Ну а теперь скажи честно, если бы наш сотрудник к тебе не пришел, ты бы сам явился к нам с этими сведениями?

- Пожалуй, нет. Зачем мне же лишние хлопоты?

- Ну что же, понять тебя можно. Вот возьми лист бумаги. Иди в дежурную часть и опиши подробно все, что нам рассказал.

Как только свидетель вышел из кабинета, полковник кивнул Донову:

- Собирай весь оперативный состав. Поедем одновременно в три адреса. Задерживать Кусова, проводить обыск на его даче и изымать сережки у Настены.

К вечеру все было кончено. Кусов после очных ставок и предъявления сережек жены дал признательные показания. Подоспело сообщение о раскопанных в сарае останках.

На оперативном совещании полковник сдержанно похвалил Донова за умелое руководство стажером. А Донов, испытывая неловкость, поспешил выступить с предложением:

- А знаете, какой главный урок этого старого дела? Объясню: мы за повседневной текучкой забываем о преступлениях, совершенных в прошлые годы. А за истекшее время меняются отношений между людьми. Раньше кто-то боялся или надеялся извлечь выгоду из преступления, совершенного другим человеком. И, естественно, давал показания в пользу виновного. Ну а теперь может рассказать нам правду.

- Ну и что ты предлагаешь?

- Давайте пройдемся по нераскрытым преступлениям за последние пять лет, где есть конкретные подозреваемые. Может быть, что-нибудь и важное надыбаем.

Полковник задумчиво побарабанил пальцами по столу:

- Похоже, ты дело говоришь, Правда, всех сыщиков на проверку я бросить не могу. Но двух оперов освобожу на месяц от забот. Только прошу, подойдите к заданию не формально.

Через три месяца на совещании в управлении при подведении годовых итогов генерал всем в пример поставил возглавляемый полковником Зудовым отдел за раскрытие в пять раз больше преступлений прошлых лет.

Донов, поглядывая на счастливо-смущенного Зудова в президиуме, про себя подумал: "Ишь ты, расплылся полковник. Да если бы не мое похмелье после свадьбы племяша, вряд ли довелось бы поручить старое дело стажеру и выбиться нам в передовики. Что-то затянулось совещание. Скорей бы закончилась вся эта бодяга, хоть можно будет грянуть по пивку!"

И Донов нетерпеливо посмотрел на наградные часы, врученные накануне за высокие показатели в работе.

Если пожар оптом - то скидка!

Лифт затормозил, и опаздывающий Соков поспешно выскочил на улицу. И тут же в ярости выругался:

- Эти вонючие козлы опять загородили выезд со двора. После вчерашнего скандала из-за парковки они будут назло ставить свои тачки теснее, чтобы мой "мерс" не мог пролезть между ними. Вот сволочи!

Из соседнего подъезда вышел владелец потрепанного "Жигули" и, не торопясь, занял водительское место. В бессильной злобе Соков вынужден был ждать, пока этот рыжий амбал прогреет мотор. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем амбал подал "Жигули" назад, позволив иномарке выехать. Весь кипя от злости, Соков посылал проклятия: "Неужели трудно свои колымаги ставить так, чтобы можно было разъехаться!"

И всю дорогу до офиса Соков разыгрывал в воображении сцены жестокой расправы с обидчиками, Пустые фантазии помогли ему немного успокоиться. Уже приближалось время обеда, когда в офисе появился молодой плечистый парень в спортивном костюме. Спросив хриплым, надтреснутым от курения голосом шефа, нежданный посетитель направился в его кабинет.

Соков насторожился: "Не похож пришелец на наших клиентов. А что если конкуренты подослали киллера?!" Соков приблизился к открытой двери кабинета шефа. Первые же фразы нежданного посетителя его заинтересовали,

- Сразу предупреждаю: я работаю не сам по себе, а от фирмы "Феникс". Мы принимаем заказы только от солидных людей.

- Что за заказы?

- Обыкновенные: машины сжигаем.

- Как машины?

- Разные: от "Запорожца" до "Линкольна". Выбор за заказчиком.

- А мне это зачем?

- У тебя враги есть?

- Вроде бы нет - Ну ты это брось. Подумай хорошенько и наверняка кого-нибудь вспомнишь.



- Я подумал и вынужден вас огорчить: врагов у меня нет.

- Тогда вспомни о друзьях. Мы можем "тачку" и для шутки сжечь. Если мужик с юмором, то не обидится.

- Некогда мне шутить: дел невпроворот.

- Зря отказываешься. Берем недорого: триста "баксов" за одну сожженную ма-ш и ну ."Если оптом - то скидка.

- Большая?

- За три машины, припаркованные рядом, возьмем всего семьсот "зеленых". Можно и поторговаться.

- Да, забавно, но мне пока не надо.

- Напрасно ты отказываешься. Мы работаем чисто, без всяких сбоев. Я все-таки зайду через пару месяцев. Может быть, ещё надумаешь.

Гость направился к выходу. Соков догнал его у выхода:

- Слушай! У меня к тебе дело!

- Заказ крупный?

- Как раз три "тачки". Все стоят вместе в одном дворе.

С ценой согласен? Тогда диктуй адрес.

Сделав запись в блокноте, "пиротехник" предложил:

- Двести "баксов" отдашь сейчас, остальные после выполненного заказа. Срок - максимум неделя. Работаем без выходных - только ночью, Сбоев пока не было. Мы заинтересованы в новых клиентах и дорожим репутацией. Так что не сомневайся!

Поколебавшись, Соков вручил аванс: "Похоже, этот отморозок не врет, Сегодня вечером отгоню "мерс" в автосервис на профилактику дней на десять. Если менты заподозрят неладное, то получат объяснение, почему в момент поджога моя "тачка" там отсутствовала". И Соков энергично потер ладонью о ладонь: он был доволен совершенной сделкой.

Теперь каждое утро Соков, проснувшись, нетерпеливо бросался к окну в надежде увидеть результаты своего заказа. Но напрасно! Шли дни, и к концу второй недели он понял, что его нагло "кинули": "Я сам виноват - поверил первому встречному отморозку! А все из-за этих козлов, ставящих свои напротив моего "Мерса". Хорошо еще, что хоть рыжий амбал укатил в отпуск и теперь я смогу выезжать без особых усилий. Но ведь он все равно вернется!"

От предчувствия новых скандалов Соков мрачнел. С момента неудачного заказа прошел месяц, и Соков стал забывать о двухстах долларах, Но однажды под утро его разбудил не будильник, а телефонный звонок. Знакомый с хрипотцой голос звучал с неподдельной гордостью:

- Посмотри в окно, Заказ выполнен. Извини, что задержались: у нас были неприятности и пришлось залечь на дно. Сейчас все нормально! Можешь посмотреть на нашу работу. Красота - сам любуюсь!

Мучимый дурными предчувствиями, Соков бросился к окну и застонал от горя: костер из его любимого "Мерса" полыхал ярче, чем соседние потрепанные "Жигули".

- Эй, ты где там? Ошалел, что ли, от радости? Давай договоримся, где и как передашь остальные "баксы". Да что же ты молчишь? Слышишь меня?

- Да, слышу. Приходи завтра в офис.

Положив трубку, Соков подошел к окну и обречёно прислонил пылающий лоб к прохладному оконному стеклу. Пламя догорающих машин постепенно ослабевало и лишь едкий, дурно пахнущий дым беспощадно заполнял узкое пространство двора, окруженного равнодушными домами-исполинами.

Капустный пирог для неприкаянных

Дежурный выслушал Веру с раздражением:

Неужели вы думаете, что милиция обязана искать обокравшего вас любовника?

Может, оперуполномоченный Дыбин возьмется за это дело? Зайдите к нему.

В кабинете Вера увидела невысокого, лысоватого мужчину с округлым брюшком. Сыщик проворно встал и галантно подставил молодой женщине стул. "Приятно, что ещё кому-то нравлюсь", - подумала Вера и, смущаясь, рассказала о неудачном любовном приключении.

- Вы не подумайте, я раньше никогда не знакомилась на улице, Но прошло уже полгода, как рассталась с прежним женатым поклонником. И нет никаких перспектив завести новое знакомство. А тут накануне приснился сон, будто я познакомилась с мужчиной и эта встреча принесла счастье. Когда Николай уступил место в автобусе и пошел меня провожать, я поверила, что сон сбывается. Он вел себя безукоризненно. Сыпал комплименты, искренне хвалил капустный пирог, говорил, что готов его есть всю жизнь.

- И вы эти слова приняли как предложение руки и сердца? Неужели таких пустяков достаточно, чтобы лечь в постель с первым встречным?

Упрек сыщика разозлил Веру:

- Вам легко рассуждать. У вас наверняка есть жена и каждый вечер ждет теплый дом.

- Я был женат дважды. С последней расстался пять лет назад. И я никого не осуждаю: какая женщина не взбунтуется, если мужа не видит неделями. Так что я давно позабыл вкус капустного пирога. Ладно, давайте вернемся к делу. Когда в последний раз вы видели золотые серьги?

- Когда спать ложились, я их сняла и положила на тумбочку возле кровати. Утром проснулась, а его уже нет. И серьги исчезли. Обыскала все бесполезно.

- Когда это было?

- Три дня назад. Все надеялась и ждала его звонка.

- А что он говорил о себе?

- Да ничего особенного. Сказал, что работает поблизости на автобазе рядом с вокзалом.

- Не густо, а приметы какие-нибудь у него заметили?

- Высокий, с усами. На пальце выколот синий перстень.

"Ого, наш клиент! А что если он сказал правду и действительно работает на автобазе возле вокзала? Тогда отыскать Николая с усами и татуировкой на пальце уж не так и сложно! И преступление раскрою, и эта дамочка живет недалеко. Если налажу контакт, то можно будет и пирог попробовать!"

- Хорошо, попробую вам помочь. О результатах сразу сообщу.

Дыбин позвонил на следующий день:

- Вера Петровна, нашли вашего обидчика. Серьги у него с собою в кармане оказались. Скажите, вы ему жаловались, что замки в украшениях слабые и вы боитесь их потерять?

- Да, он ещё сказал, что сможет их починить.

- Ну тогда этот тип выбрал правильную линию защиты, Он утверждает, что хотел сделать сюрприз: исправить замочки, а потом вернуть сережки,

- А почему сразу не принес?

- Объясняет просто: зарабатывал прощение у жены, разгневанной отсутствием его дома в ту ночь.

- Так он женат?

- Да ещё как: двоих детей воспитывает. Похоже, этот субъект специализируется на кражах у доверчивых дамочек, Ну так что будем делать?

- Гоните этого подлеца. Я не хочу привлекать его к ответственности. Но пусть забудет мой адрес, А за серьгами я заеду после работы.

Вручая Вере под расписку украшения, сыщик мучительно пытался уловить в глазах женщины хоть какой-то интерес к своей личности. Но Вера была поглощена вернувшимися серьгами. Уже в дверях она спохватилась и полезла в сумочку:

- Я хочу отблагодарить вас за беспокойство. Сколько я вам должна?

- Ну что вы! Я выполнил свою работу. Вот пригласите на капустный пирог. Это и будет наградой.

- Хорошо, я подумаю. Может, и соберусь с духом.

Прошла неделя. Обида постепенно стала забываться, и окружающий Веру мир снова стал привычным, Телефонный звонок почему-то заставил забиться сердце. В трубке нарочито бодро звучал голос Дыбина:

- Кто-то грозился пригласить на капустный пирог. Почему бы не сегодня?

",.,Не вечно же проводить время одной в ожидании принца" - мелькнуло в голове. И Вера решилась:

- Хорошо, заходите. К вашему приходу все будет готово.

Она вгляделась в свое изображение в зеркале и подумала: "Какая все-таки странная штука жизнь - может быть, это и правда судьба из того сна, только почему надо было впутывать в неё эту мерзкую личность?"

Как всякая женщина, Вера не любила обобщений. А на самом деле вокруг настолько перемешалось черное и белое, что никогда не угадаешь - попадешь ли в цвет?

Кто в доме хозяин?

Небо потемнело. Пророкотал гром, и сразу хлынули холодные струи дождя, Оперуполномоченный Силов выругался: "Проклятая работа! Умные люди сидят в офисах, а я тащусь на встречу с агентом, который вряд ли придет в такую погоду". Силов завернул за угол и удивленно присвистнул: "Надо же, явился Пашка! Наверняка душа горит и надеется разжиться деньгами. Если пришел пустой, без ценной информации, то ничего не получит!"

Пашка, увидя издали опера, поспешил юркнуть в подъезд. Силов, убедившись, что за ним нет "хвоста", вошел следом. Здесь, между третьим и четвертым этажами старого, наполовину выселенного дома, он мог без опаски пообщаться с источником. Заметив на лице агента торжественную ухмылку, сыщик обрадовался: "Неужели принес хорошие вести?"

Едва сдерживая нетерпение, Пашка, дыша густым перегаром, начал трещать без умолку. По мере его рассказа лицо Силова темнело: "Вот идиот! Я от него жду оперативных данных, а он мне о своих скотиньячных забавах с актрисой рассказывает".

А Пашка, распаляясь все сильнее от недавнего приключения, живописал, как три дня назад заметил на Мосфильмовской улице голосующую под дождем женщину и подсадил её в свою машину. Узнав в пассажирке популярную актрису, разразился комплиментами. И она, растаяв, пригласила его домой попить чайку. Раздуваемый мужским хвастовством, Пашка расписывал детали. И Силов невольно ощутил острый укол ревности: "Надо же! Красивая умная женщина, в которую влюблены миллионы, отдалась первому встречному, да ещё ранее судимому мужику. Хотя Пашка - парень видный. Могла, конечно, на него и запасть от скуки или из желания отомстить кому-то за измену".

Раздосадованный Силов резко прервал агента:

- Ладно, хватит о своих кобелиных подвигах легенды слагать. Переходи к делу. О краже из офиса иностранной фирмы что-нибудь выяснил?

- Да, толковал кое с кем. Никто ничего не знает. Люди болтают, что фирмачи кражу сами инсценировали для получения страховки. Потряси их, Силов, хорошенько, и они признаются, что кражи не было.

- Не городи ерунды! Там одной аппаратуры на сотни тысяч вынесли. А машины во дворе, между прочим, замечено не было. Как ни крути, а это местные ребята двери в офисе взломали и всю оргтехнику за ночь на руках вынесли и где-то в близлежащих домах попрятали.

- Ну тогда, Силов, дай денег. За выпивкой я местной братве язык развяжу.

- Ни хрена ты не получишь, пока ценную информацию не принесешь. Не за пустые же байки про актрису тебе платить.

- Силов, будь человеком! Дай денег! Позаре? нужно!

Силов внимательно посмотрел на агента: "У него душа горит, и без денег он не уйдет. Если хоть что-то знает, то обязательно выложит. Надо его дожать".

Ты, Паша, правило знаешь: нет информации - нет денег. Как пришел, так и уйдешь!

- Постой, Силов. Я кое-что вспомнил. Из офиса видик пропадал?

- Да.

- Ну так бы и сказал, а то "оргтехника, оргтехника". Мне сразу и невдомек! Вчера малолетки Кнут и Тихон загнали видик врачу из пятой квартиры нашего дома.

- Вот это иной разговор. Откуда они видак приволокли?

- Вроде бы на чердак за ним лазали. Точно не знаю. Мы с мужиками сидели в беседке и ждали, когда малолетки вернутся с деньгами.

- Почему сразу не рассказал?

- Накануне перебрал, и башка у меня сегодня плохо соображает.

Вручив агенту деньги и получив взамен коряво написанную расписку, Силов поспешил в отдел милиции. Сидя в вагоне метро, сыщик предвкушал триумф: "Сейчас парни, виновные в краже, ещё сидят в своих квартирах или спешат в магазин за водкой, а может быть, играют во дворе в карты. И даже не подозревают, что через полчаса я начну дергать за веревочки и они все до одного будут плясать под мою музыку. И не только воришки, но и заслуженный врач республики, купивший краденый видик, станет униженно молить о снисхождении. Все они у меня покрутятся!"

Заметив испуганно-настороженный взгляд сидящей напротив девицы, сыщик усилием воли погасил невольную улыбку торжества: "Наверное, я сказал последнюю фразу вслух. А девчонка, сидящая напротив, совсем даже ничего. Чем-то напоминает актрису, о которой рассказывал Пашка. Жаль, что работа с творческой интеллигенцией не по нашему ведомству. Уж я бы использовал компру на полную катушку. Хотя скорее всего Пашка обознался, встретив недалеко от киностудии женщину, похожую на известную актрису. Дамочка, клюнув на льстивое сравнение и сыграв в знаменитость, отдалась незнакомцу. А Пашка-дурачок теперь трубит всему свету о своей победе. Ну пусть потешится!"

Притянутая за уши догадка погасила его ревность к Пашкиной удаче. И сыщик стал настраиваться на схватку с ворами, обокравшими офис.

Последующие несколько часов Силов вместе с другими операми проводил задержание, "раскалывал" и отводил написавших чистосердечное признание воришек в кабинет к следователю. И каждый раз, деловито проходя по коридору, снисходительно ловил просительно молящие взгляды родственников залезших в офис подростков. Последним признался в ночном налете упрямец Тихон и рассказал, где спрятал вынесенную из офиса аппаратуру "Все. Теперь полгода можно трубить в отчетах о раскрытии опасного преступления по оперативным данным. А на десерт займусь заслуженным врачом республики, уже два часа покорно ожидающим своей участи возле моего кабинета. Он покупку дешевого видика не отрицает, но клянется, что не знал о краже. Скорее всего пройдет по делу свидетелем. Но, для профилактики, надо его слегка припугнуть".

Силов открыл дверь и повелительным жестом пригласил высокого седовласого врача к себе в кабинет.

- Ну что будем с тобой делать?

- Я уже раз десять объяснял, что не знал о криминальном происхождении купленной вещи.

- Если понадобится, то объяснишь и в сотый раз, как дошел до жизни такой, что вместе с сопливыми воришками на скамье подсудимых сидеть будешь.

- Это не я дошел, а государство наше родное расстаралось: у меня в клинике обыкновенных канцелярских скрепок нет. Зарплата у медиков мизерная, а мы ещё вынуждены за свой счет необходимые для исследований вещи покупать. А о видеоаппаратуре только мечтать приходится.

- Ну не прибедняйся! Сейчас всем нелегко. Значит, видик не в личное пользование купил, а для нужд клиники? Если так, то пойдешь по делу только свидетелем. Но в следующий раз думай хорошенько, прежде чем ворованные вещи по дешевке покупать.

- Я могу идти?

- Давай, дуй к своим пациентам.

Глядя вслед поспешно покидающему кабинет врачу, Силов сокрушенно покачал головой: "А ведь эскулапа понять можно. Но к государству претензий не предъявишь: оно - миф, призрак. Его к уголовной ответственности не привлечешь, а за все просчеты отдуваются простые люди".

От тяжелых раздумий Силова оторвал дежурный Тисков. Зайдя в кабинет, он весело хохотнул: Слушай, Силов, тут доставили мужика, возжелавшего в кустах возле детсада справить малую нужду. Одна бдительная старушка заметила нарушителя и шум подняла: дескать, маньяк свои причиндалы детям демонстрирует и развращает подрастающее поколение! Мимо патруль проезжал, и мужика по её указке задержали. Разберись ты с ним. Силов не любил иэвращенцев и потому с охотой согласился:

- А ну-ка давай его сюда!

В кабинет Силова ввели худощавого сорокалетнего человека в дорогом, хорошо сидящем костюме.

"Такому лощеному типу надо в иномарке ездить, а он на детской площадке срамными делами занимается".

Словно угадав его мысли, задержанный заговорил нервной скороговоркой:

- Послушайте, офицер. Произошло чудовищное недоразумение! Как можно такое обо мне подумать! Этой выжившей из ума старухе везде маньяки мерещатся.

- Но факт нахождения в кустах с расстегнутыми штанами отрицать не будете?

- Я сегодня в обед слишком много пива выпил, ну и приспичило. Еле до кустов добежал .

- А почему я должен вам верить?

Опасливо оглянувшись, словно их кто-то мог подслушать, задержанный понизил голос:

- Я занимаю высокую должность в управе и обычно езжу на служебной машине, Но сегодня отпустил шофера из-за свидания. Как мужик меня поймете: у дамы муж уехал в командировку и нельзя было упускать такой классической ситуации. А после свидания она пошла меня провожать до метро. Тут мне и приспичило. Нина все видела и может подтвердить.

- Хорошо, диктуйте её адрес.

"Судя по тому, как охотно он называет свою партнершу, похоже, говорит правду. Придется ехать и опрашивать его партнершу".

Но в этот момент в кабинете вновь появился дежурный Тисков:

- Тут дамочка к нам заявилась. Вся в золотых кольцах, а с шеи длинные деревянные бусы свисают ниже некуда. Хочет дать в пользу этого типа показания.

- Хорошо, сейчас выйду в дежурную часть и поговорю с ней.

Вернувшись в кабинет, Силов сел напротив задержанного и принялся пристально его рассматривать: "Эта расфуфыренная дамочка подтвердила показания задержанного до мельчайших деталей. Придется его отпускать, да не очень-то хочется. Надо сбить спесь с зажравшегося в своей управе чинуши!"

- Послушайте, что вы молчите? Что сказала Нина?

Нина, естественно, вас защищает. Но она лицо заинтересованное. Так что её показания не в счет. И я обязан для профилактики сообщить о сегодняшнем инциденте в вашу управу. И ещё подключу средства массовой информации, Им только дай поиздеваться над человеком, занимающим высокую должность.

- Зачем вам меня губить? Пользы никакой!'Лучше скажите, сколько я должен заплатить за молчание?

- Тут ты промахнулся. Я - честный мент и взяток не беру.

- Вы меня неправильно поняли. Речь шла не о взятке, а о спонсорской помощи нашим правоохранительным органам.

Силов без сочувствия смотрел на подрагивающие от страха руки чиновника: "Пожалуй, с него хватит. Пора этого типа отпускать. А может, и вправду заставить его сделать что-нибудь полезное для людей? Моя теща уже два года пишет жалобы с просьбойперенести автобусную остановку поближе к пенсионному отделу. А то старикам приходится ковылять полквартала от метро. Вот пусть этот Дон Жуан хренов о благом деле и позаботится".

Услышав предложение сыщика, задержанный, казалось, искренне обрадовался. Силов недоумевал: "Неужели для него такая задача представляется совсем нетрудным делом? Интересно будет посмотреть, выполнит ли он обещание!"

Прошли две недели, чехарда криминальных событий постепенно вытеснила образы юных воришек, врача, купившего у них краденый видик, и чиновника из управы, ставшего жертвой чересчур бдительной старухи. Выпросив, наконец, у начальства выходной день, Силов в приятном безделье сидел ^ервд телевизором и вяло нажимал на кнопки дистанционного пульта'. На телевизионном экране одно изображение сменяло другое. Внезапно Силов замер. Сомнений не было: по кабельному каналу выступал знакомый сыщику представитель упраеы.

"Надо же! Этот лощеный самоуверенный тип совсем не похож на жалкого, дрожащего от страха в моем кабинете человека, униженно умоляющего не предавать гласности его кобелиные похождения".

Силов усилил громкость, и комнату заполнил сочный баритон:

- А ещё могу с гордостью сообщить, что мы, идя навстречу пожеланиям населения, решили изменить маршрут автобуса и сделать остановку возле отдела социального обеспечения. Это решение нашей управы лишь доказывает, что подлинным хозяином является население, простые люди, а мы, чиновники, лишь призваны соблюдать их интересы!

Силов усмехнулся и, утопив кнопку пульта, погасил экран. Уж он-то знал точно, кто подлинный хозяин в районе.

Мент и пес Буран.

Оперуполномоченный Котов закончил писать рапорт, сладко потянулся и встал из-за стола. Из окна был виден вольер, по которому деловито бегал неровными кругами служебный пес Буран. Злые языки поговаривали, что сначала его хозяин Лешка Волов, стремясь досадить придирчивому подполковнику Бурову, назвал щенка Буром. И лишь после строгого предупреждения согласился добавить к раздражающей начальство кличке ещё две буквы. Вообще пес был с неплохим чутьем и немало помогал раскрытию преступлений. Но при работе на месте происшествия постоянно отвлекался на запах сучек, метался и тянул в сторону, противоположную той, куда на самом деле направились преступники. Но Лешка, защищая своего четвероногого друга, в отчетах о применении собаки постоянно указывал: "Кобель на месте преступления работал заинтересованно". Сыщики, зная кипучий темперамент Бурана, посмеивались и каждый раз, когда речь шла об очередном любовном приключении кого-нибудь из сотрудников, многозначительно перемигивались и повторяли эту ставшую знаменитой формулировку.

Словно в очередной раз подтверждая свою славу, Буран внезапно прекратил суетливую беготню, на мгновение замер и затем бросился к ограждению вольера, ожесточенно царапая передними лапами по металлической сетке. Котов весело хохотнул. "Надо же, симпатичная рыжеватая сучка вывернулась из подворотни, а кобель уже беспокойство проявляет. Молодец Буран - мужского достоинства пока не теряет! Настоящий оперативный пес. Он как сыщик с утра до вечера в ментовке на службе, и только одна отрада: подложить кого-нибудь под себя. А без баб и жизнь-то особенно не нужна. Кстати, не позвонить ли какой-нибудь старой связи?"

Котов достал потертую на углах телефонную книжку и начал неторопливо перелистывать страницы.

В дверь кабинета робко постучали. Выждав многозначительную паузу, Котов властно пригласил: "Заходите, кто там скребется?"

И тут же расплылся в любезной улыбке: в кабинет не вошла, а впорхнула стройная, молодая женщина.

"Вот это фигура! Нечто потрясающее! Не удивлюсь, если с такими формами она топ-моделью работает. И ведь знает проказница, что хороша. Напялила платье в обтяжку для восхищения мужиков".

А посетительница, уловив впечатление, произведенное на сыщика, нарочито выставила напоказ красивые длинные ноги.

- Чем могу быть полезен?

- Я Нина Тимофеева. Только сегодня прилетела в Москву, узнав о гибели мужа. Мне сказали, что у вас его паспорт и другие документы, необходимые для захоронения. Могу я их забрать?

Котов помедлил с ответом: "Так вот какая жена у этого несчастного, убитого позавчера в притоне у Соньки Беловой. Ну и ну! Разве можно сравнить эту красавицу с опустившейся от пьянства бабой? Хотя и Тимофеева понять можно: очень уж переживал, что жена без него укатила на юг. Вот и решил отомстить, познакомившись возле магазина с шалавой Сонькой. Интересно, эта красотка знает, как и где погиб её муж?"

Женщина, следя за выражением лица сыщика, чутко угадала ход его мыслей:

- Вы можете говорить со мною откровенно. Я полностью в курсе дел моего муженька и знаю, как он нарвался на удар сковородкой по голове от сожителя случайной знакомой.

И никакой ревности?

- А почему она должна быть? Мы - современные свободные от условностей люди. К тому же накануне моего отъезда между нами произошла крупная ссора. Так что у меня были все основания отплатить ему за строптивость.

- И удалось?

- К сожалению, сорвалось. Из-за сообщения о его гибели такую возможность я там на юге упустила.

- Вам обидно, что интересного партнера на юге оставили, а мне до слез жалко такую роскошную женщину упустить. Вот вы сейчас уйдете и останутся лишь пустые и бесполезные воспоминания о волшебном появлении в этом сером казенном учреждении такой неземной красоты!

- Ну ваше положение лучше моего: упущенный мною партнер отсюда далеко, а я здесь рядом. И могу доказать, что не являюсь игрой воображения.

Тимофеева мягко, стараясь не обидеть симпатичного ей сыщика, пообещала:

- Нет, сегодня надо документы оформлять. Да и тело мужа не предано земле. Спешить незачем, никуда я не денусь. Да и зачем? Я теперь женщина свободная: отчет держать не перед кем. Запишите лучше мой телефон и позвоните через неделю.

Когда за женщиной закрылась дверь, Котов некоторое время сидел в задумчивости: "Неужели ей действительно наплевать на смерть мужа?! Красивая телка, но сволочь! Могла бы хоть для виду слезу выжать: все-таки прожила со своим мужем семь лет. Неужели и моя Ольга с таким же безразличием может встретить печальное известие?".

Больна кольнуло в сердце, и, стараясь поскорее избавиться от мрачных мыслей, Котов встал и подошел к окну. Пытаясь поднять настроение, он игриво подмигнул псу: ну что, браток, завидуешь? И правильно делаешь; не каждый день такую телку зало-' вить удается!

Но почему-то чувства радости не было: Шикарная, красивая женщина, а стерва. Даже идти к ней не хочется: в самый неподходящий момент незримо будет присутствовать тень её убитого мужа. До чего же жизнь паскудная. Хуже собачьей. Невольно позавидуешь Бурану. Ему-то все равно, к кому бежать на свидание.

И отрезая себе путь к отступлению, Котов старательно на мелкие кусочки порвал листочек с записанным номером телефона.

За окном обуреваемый инстинктом жизни Буран продолжал азартно терзать металлическую сетку вольера.

Милиця и СМИ - два берега у одной реки

Оперуполномоченный Трошин возвращался после сытного обеда в отдел милиции в прекрасном расположении духа. Он едва успел вставить ключ в дверь кабинета, как к нему подлетела юная девица, пахнущая духами:

- Простите, вы здесь работаете?

- Да, я из уголовного розыска.

- А я - журналистка из газеты. Меня очень интересует дело подростков, задержанных два месяца назад за срыв шапки у Кулешова. Не помните, кто тогда отличился из ваших сотрудников?

Трошин радушно пригласил журналистку в кабинет...

- Как же, как же! Это дело мне известно. Пишите в блокнотик: Я капитан милиции, Трошин Николай Петрович, лично принимал участие в захвате опасной преступной группы. Вообще-то за этими ребятами много эпизодов, но по делу они пошли только за рывок шапки у Кулешова.

- А как вам удалось раскрыть это преступление?

- Ну милая барышня, вы же понимаете, что существуют профессиональные тайны, и мы не обо всем можем говорить.

- А я слышала, что потерпевший через два дня после грабежа случайно увидел этих ребят возле кинотеатра и сообщил в милицию.

"Надо же, эта "папарация" успела кое-что вынюхать. Ну я сейчас юной красотке мозги проканифолю":

- Это только на первый взгляд все просто получается. А на самом деле из наших секретных источников мы уже знали об их "художествах". И должны были взять грабителей со дня на день. А тут удачный случай подоспел, когда жертва ограбления их случайно опознала. Ну и пришлось раньше приступить к реализации материалов, собранных за многие месяцы кропотливой работы.

- Эти материалы вы мне, конечно, не покажете?

- Зря вы иронизируете. Я уже говорил, что говорить о служебных тайнах не могу.

- Хорошо, оставим эту тему. Можете подробно описать, как проводилось задержание?

- Вот это - пожалуйста! В своей статье отметьте, что мы подготовились к операции основательно. Выехали к кинотеатру втроем: Я, Вася Соломин и Петр Слушков. Они хоть сыщики молодые, но уже кое-какой опыт имеют, Руководил их действиями лично я. Все-таки капитан и уже почти десять лет на оперативной работе.

- Ну и как же вы руководили?

- Прежде всего мы перекрыли преступникам пути отхода. Я подошел к ним и потребовал документы, Соломин и Глушков меня страховали с двух сторон.

А задержанные сопротивления не оказывали и безропотно подчинились?

- А что им оставалось делать, если мы их в мгновение ока в машину запихали.

- Так, как! Очень интересно! А дальше что было? Они сразу признались?!

- Нет, конечно. Но мы на них надавили как следует. Я им свой кулак продемонстрировал. Кто перед ним устоит? Так что они сразу поплыли. А чего вы удивляетесь? Поглядите, какой он у меня: пожалуй, с вашу очаровательную головку.

И Трошин, встав во весь гренадерский рост, наглядно потряс перед лицом журналистки огромным кулачищем. Довольный произведенным впечатлением сыщик вновь присел за стол.

Журналистка с интересом посмотрела на Трошина:

- И неужели у вас не возникло и тени сомнений, что Кулешов мог обознаться и указать на этих ребят ошибочно?

- Да вы что? Пацаны чистосердечно признались во всем. Какие могут быть сомнения?

- Хорошо. У меня больше нет вопросов.

- Счастливо вам. Не забудьте указать в своей статье кроме меня Соломина и Глуш-кова. Ребята тоже заслужили похвалы.

- Не сомневайтесь! Их мужество будет отмечено. Как и ваша потрясающая скромность!

Трошин поднялся, довел девушку до дверей кабинета и галантно поцеловал руку.

Требовательно зазвонил телефон. Подняв трубку, Трошин услышал встревоженный голос начальника Бутова:

- Мне доложили, что из твоего кабинета только что выпорхнула журналисточка. Это правда?

- Да, была она у меня. Я ей все рассказал в подробностях. Так что скоро будем читать о себе в центральной прессе. Страна должна знать своих героев!

Мы не успели тебя предупредить! Она же за нашими скальпами сюда прикатила. Сегодня утром выпустили прямо в зале суда всех троих отморозков, задержанных за грабеж шапки у Кулешова. Они дружно отказались от своих признаний, сославшись на незаконные методы ведения допроса. Интересно, что ты ей наговорил?

- Да ничего особенного. Рассказал, как дело было. И все.

- Хвастаться тут нечем. Лопухнулись здорово. Копать глубоко не стали. А кроме пустых признаний пацанов, у нас ничего не было. Так что жди от журналистки пачкотни. И я, старый дурак, с вами в дерьмо вляпался. Смотри мне, если сболтнул лишнее, первым ответ держать будешь.

Начальник раздраженно бросил трубку. Встревоженный Трошин начал перебирать в уме подробности визита журналистки.

А вернувшаяся в редакцию труженица пера прокручивала тайно сделанную звукозапись: "Я им свой кулак продемонстрировал. Кто перед ним устоит?"

Появившаяся вскоре в популярной газете статья выставила сыщиков в неприглядном свете, но их спас счастливый случай. На следующий день после публикации опьяненные свалившейся на них свободой подростки совершили новое нападение на прохожего и были задержаны с поличным. Праведный гнев начальства на этот раз миновал Трошина.

Но с тех пор каждый раз перед отправлением дела в суд полковник Бутов тщательно проверяет, подкреплены ли признательные показания виновных убедительными доказательствами. И если сыщики настаивают, что дело и так легко пройдет в суде, Бутов, матерясь, напоминает им об интервью Трошина той самой журналистке. И сыщики, скрипя зубами, старательно выискивают дополнительные факты.

А поседевший на оперативной работе полковник ворчливо признает: Иногда и от журналистов бывает польза. Только жаль, что редко! Но от журналистов по прежнему предпочитает держаться подальше.

Миниатюра из жизни братвы

Увидев вошедших в комнату амбалов, Евстихей внутренне сжался: "Пришли браты ставить на "бабки". Но он ошибся.

- Слушай, ясновидец, сюда внимательно. У нашего пахана неприятность: угнали новый "Мерс". Это для Шурфа - копейки. Но важен принцип. Надо найти тачку. Вот Федул от своей бабы слышал, что ты все предсказать можешь. Укажешь, где искать, - огребешь тысячу "зеленых". Половину получишь прямо сейчас. Согласен?

Евстихей откинулся на спинку стула, прикрыл глаза и, раскачиваясь, начал бормотать бессвязные фразы. Обычно это производило сильное впечатление на легковерных посетителей. Братки почтительно замерли, наблюдая за колдовскими пассажами колдуна,

А Евстихей мучительно размышлял: В любом случае пора из гостеприимной Москвы линять. Уже появились первые недовольные клиенты. Да и участковый мент зачастил за подношениями, Буду "делать ноги", И эти браты с их "зеленью" подвернулись очень кстати".

Приняв решение, Евстихей четко и ясно произнес; "Вижу "Золотое кольцо". Небольшой старый город. Церковь. Вокзал, Длинная грязная улица. Высокий дом. Третий этаж. Квартира слева. Там живет человек, угнавший "Мерседес".

Открыв глаза, Евстихей деловито потянулся к листу бумаги и уверенным размашистым почерком написал адрес, где следует искать угонщика. Прочитав записку, высокий верзила строго предупредил: "Вот твой аванс, но если только наврал, шкуру спустим! Понял?"

Спустившись вниз, братки сели в джип и погнали в соседний город. Сидящий рядом с водителем Ким ещё раз перечитал сделанную колдуном запись и недоуменно спросил:

- А при чем здесь "Золотое кольцо"?

- Ты что не знаешь, что город, где живет отморозок, угнавший тачку, входит в "Золотое кольцо" вокруг Москвы?

- Ты бы лучше, Федул, не вякал. Если ясновидец нас зря проветриться заставил, то лично перед Шурфом ответишь.

Федул благоразумно промолчал. Его самого терзали сомнения: "А что, если ясновидящий ошибся? Или, что ещё хуже, нас нагло "кинул"? И зачем н браткам про него ляпнул? А все Клавка, дура, мне все уши про этого кудесника прожужжала! Похоже, я здорово влип".

Внезапно шоссе вздыбилось на вершину холма, и перед ними как на ладони открылся небольшой городок. Высокие новые здания словно неаккуратные заплатки вклинились между добротными уютными старыми постройками,

"Вон и церковь виднеется, как и говорил ясновидец", - попробовал успокоить себя Федул. И совсем воспрянул духом, когда случайный прохожий показал, где находится Вокзальная улица, на которой, по предсказанию, и следовало искать угонщика.

"Хотя, конечно, улицы с такими названиями почти в каждом городе встречаются. Но посмотрим, что дальше будет". Федул ещё не терял надежды.

Когда подъехали к нужному дому, Ким деловито приказал;

- Со мной пойдут Жорик и Тяпа, а ты, Федул, сиди в машине и следи по сторонам. В случае чего атас по мобильнику. Ну все: мы пошли!

Поднявшись на нужный этаж, позвонили. Дверь открыла молодая полноватая женщина в синем цветастом переднике. Грубо оттеснив её в комнату, Ким без всяких вступлений угрожающе спросил:

- Где твой мужик? Куда "Мерседес" заховали?

- Какой ещё "Мерседес"? Я ничего в делах мужа не знаю. Он сейчас обедать приедет. Вот у него и спросите.

Ким уже хотел взорваться и попереть напролом, но его остановил Жора:

- Погоди чуток. А ну-ка, хозяйка, чей это милицейский китель с полковничьими погонами со стула свисает?

- Как это чей? Мужа моего. Он начальник отдела милиции.

Требовательно зазвонил мобильник. Голос Федула звучал встревоженно:

- Слушай, Ким. Подъехала ментовская машина. Из неё полковник выполз и сразу в подъезд. Что делать?

- Сиди и жди. Сейчас выйдем. Ким примиряюще махнул рукой:

- Извини, хозяйка. Ошиблись домом. Передавай привет мужу.

Рыхлый, с большим животом, тяжело дышащий полковник столкнулся с братками на втором этаже и подозрительно посмотрел им вслед: "Откуда в нашем доме такие омерзительные типы шастают?"

Мучимый нехорошими предчувствиями, полковник ускорил шаг. Еще не дослушав сбивчивый рассказ жены, бросился к телефону. Матерясь на частые гудки, недобро помянул дежурного; "Опять Кондратов со своими бабами отношения выясняет. А эти бандюки уже успели смотаться из города. Ну ладно: пусть убираются подальше. И кто их на меня навел?"

Откуда было знать полковнику, что самозваный экстрасенс Евстихей назвал им первый пришедший на ум адрес.

Всю обратную дорогу до Москвы ехали молча. Сидящий за рулем Федул гнал машину в бессильной злобе: "Ну погоди, Евстихей. Сейчас ты у меня попляшешь!"

Дверь в квартиру кудесника открыла старушка с веником в руках.

- Где Евстихей?

- Уехал он. Заплатил за аренду квартиры, попрощался и вещички свои забрал.

- Куда уехал?

- Да откуда же я знаю? Федул в отчаянии забегал по комнате. За метив в корзинке обрывки фотографии, достал их и сложил. Старуха охотно пояснила:

- Он карточки свои клиентк|м продавал, как амулет от сглаза.

Рваная линия исказила изображение ясновидца, и казалось, что он издевательски смеется. С яростью отбросив обрывки фотографии, Федул отправился вслед з4 братками к выходу.

Уже сидя в машине, Жора ехидно подковырнул:

- А вы заметили, что мы обратно АО Москвы доехали вдвое быстрее, чем когда ехали туда?

Братки давились от смеха. А Федул угрюмо молчал: его ждало тяжелое объяснение с разгневанным Шурфом за доверчивость к бабьему трепу и вдобавок кидок "ясновидца". Шугаф никому и никогда не прощал ошибок.

Острый каблучок ножа страшней

Покинув обворованную квартиру, "домушники" поспешили избавиться от краденых вещей. Таз ухитрился загнать видеоаппаратуру азеру из продуктовой лавки. Теперь можно было развлечься. Ресторан выбрали в старом московском парке. Пока Таз с Углом изучали меню, Люська заприметила пристальный взгляд одетого в светлый костюм парня с густыми слегка вьющимися волосами: "А этот франт явно на меня глаз положил. Жаль, что я с Тазом".

Угол и Таз жадно набросились на коньяк. А равнодушной к алкоголю Люське вскоре стало скучно. Едва оркестр заиграл веселый ритм, Люська вскочила, и тут же рядом с ней вырос высокий парень в светлом костюме. Вскипев от ярости, Таз уже хотел ринуться в драку, но Угол его остановил: "Не спеши, браток. Он никуда не денется".

А тот, воспринимая всерьез женское кокетство, решил, что обязательно уведет отчаянную деваху от её простоватых спутников. Улучив момент, предложил:

- Давай ускользнем отсюда минут на десять!

- Я приезжих не люблю: отдуплитесь и в сторону. Мне нужен москвич для регулярных встреч.

- Значит, я тот, кого ты ищешь. Могу и прописку показать, если не веришь.

Распаленный желанием парень вытащил из пиджака паспорт и покрутил перед Люсь-киным носом и тут же спрятал в нагрудный карман. Люська согласно кивнула.

- Иди на улицу и зайди за ресторан с задней стороны. А я через пару минут приду.

Когда Люська вернулась за столик, Таз встретил её белыми от бешенства глазами. Люська поспешно объяснила:

- Подожди возникать. Я ради дела стараюсь. У этого лоха с собою паспорт. А нам ксива с московской пропиской позарез нужна.

- Это ещё зачем?

- Так я вам все время толкую, мы загоняем украденное барахло за бесценок. А по паспорту с московской пропиской будем сдавать шмотье в комиссионку или в ломбард. А у нас ещё с прошлой кражи золотые цацки лежат. Ты, Таз, вклеишь свое фото в паспорт, и менты к тебе уже не придерутся за отсутствие регистрации.

- Слышишь, Таз, она дело говорит.

- Какие тут сомнения? Я этого лоха здорово раскрутила. Он меня сейчас ждет за рестораном в кустах. Небось уже и штаны расстегнул. Вот умора! Да и деньги у парня наверняка с собою имеются.

Последний аргумент заставил Таза согласно кивнуть:

- Давай, Люська, двигай. А через пару минут мы подоспеем,

В темной зелени кустов Люська позволила заключить себя в объятия. "А он здорово целуется! Жаль, что для души удовольствия не будет!"

Парня оторвали от неё и сбили на землю. Слабая попытка закричать была пресечена сокрушительным ударом по голове. И тут же обрушился град ударов ногами. Первым опомнился Угол:

- Остынь, Таз, забьешь лоха до смерти.

Тяжело дыша, Таз нагнулся и вывернул карманы жертвы. Раскрыв паспорт, удовлетворенно хмыкнул:

- Не наврал, паскуда. Прописан Ерошин Кирилл в столице. И по возрасту мне подходит. Ты у меня, Люська, молодец: не голова, а Госдума!

Лежащий на земле Ерошин пошевелился и сделал попытку встать. И тут Люська с размаху больно ударила его острым каблучком в грудь:

- Лежи тихо, падла! И не рыпайся, пока мы не уйдем!

Выждав минут пять после ухода своих палачей, Ерошин, изнемогая от боли в переломанной руке, стал звать на помощь.

...Через три дня в больницу к Ерошину пришел пожилой следователь и сообщил, что его обидчики задержаны. Заканчивая допрос, майор ворчливо упрекнул:

- Ты тоже нашел с кем связаться. Эти трое отморозков без прописки в Москве больше года жили. Налепили несколько десятков краж. Да и разбоями не брезговали.

- И эта девица Люська?

- Так она у них заводилой и наводчицей была. Смазливая и дерзкая бабенка. Но с твоим паспортом промахнулась. По нему они сдали в ломбард золотые украшения. Не учли, что похищенный паспорт мы на учет поставили. Как получили информацию, сразу предположили, что после очередной кражи они вновь с твоим паспортом понесут краденое в ломбард, либо в комиссионку. Предупредили приемщиков, Ну и взяли их, когда они принесли сдавать золотые часы из квартиры известного гомеопата.

- И Люську взяли?

- А куда она денется! Только ты зря ею интересуешься. Она о тебе без смеха говорить не может. В красках рассказывает, как ты её в кустах ждал. Ладно, Кирилл, давай подписывай показания. Мне ещё сегодня две очные ставки провести надо.

После ухода следователя Ерошин долго лежал неподвижно: "То, что избили меня мужики за бабу, - дело понятное. Но ей-то, подлой шлюхе, надо голову снести!"

Прислушиваясь к себе, с недоумением ощутил: "Странно, все тело избито. Рука сломана. А вот сильнее всего боль в ребрах, куда эта подлюга ткнула со всего размаха своим каблучком".

На какое-то мгновение показалось, что боль в потревоженных Люськой ребрах останется на всю жизнь. И Кирилл бессильно откинулся на жесткую больничную подушку.

По разные стороны времени

Оперуполномоченный Орлов уже несколько часов ходил по подъездам многоэтажного дома и предъявлял настороженно встречающим его жильцам цветное фото шарфа с символикой динамовского клуба. И с каждой проверенной квартирой мрачнел все больше: "До чего же нудное и бессмысленное занятие. За два года работы не помню ни одного случая раскрытия преступления по отработке жилого сектора. Видела бы меня сейчас Ольга! Наверняка бы разочаровалась. Она думает, что у нас в уголовном розыске каждый день задержания и перестрелки. До начала свидания осталось менее часа и опаздывать никак нельзя: Ольга - девка с характером! Если обидится, то вновь все сорвется! Надо поспешить. Опрошу ещё несколько жильцов, а последний, третий подъезд проверю завтра. Мир от этого не рухнет!"

В очередной квартире дверь открыли сразу. На пороге стояла опрятно одетая седая женщина в переднике с теркой в руке.

- Что же вы открываете, не спросив, кто пришел? В городе краж и грабежей полно, а вы беспечность проявляете! А нам потом сутками бегать и обидчиков ваших искать. Я - из уголовного розыска. Вот мое удостоверение.

- Да у нас брать-то нечего! От зарплаты до зарплаты копейки считаем.

- Так они сначала по башке тяжелым предметом огреют, а уж потом убедятся, что не туда зашли. Вы уж будьте поосторожнее. Накануне вечером на соседней улице был грабеж. Трое парней напали на прохожего, избили и кошелек отобрали. Один из них потерял шарфик с символикой динамовского клуба. Они скорее всего местные и живут где-то рядом. Посмотрите на фото шарфика. Не видели его раньше?

- Нет, не видела, А внук мой на шее красно-белый спартаковский стяг таскает.

- Извините, но мне надо продолжить обход. Спасибо за помощь!

"Если её не остановить, то она будет долго рассказывать о своем внуке! А меня время поджимает. Ольга пяти минут ждать не будет". Для очистки совести Орлов обежал ещё несколько квартир и вполне удовлетворился поспешными ответами из-за закрытых дверей. Нервно посматривая на часы, ои с тревогой следил за толстой неповоротливой стрелкой, она, как назло, быстро приближалась к цифре "6".

"Из-за какого-то формального, никому не нужного мероприятия опять упущу девчонку", - раздраженно махнув рукой, Орлов поспешно выскочил из подъезда. Мысли были уже у Никитских ворот, где его ждала Ольга.

Утром следующего дня Орлова перехватил дежурный:

- Вчера патруль задержал с поличным за разбойное нападение в районе Комсомольской площади Виктора Сотова. Этот тип нанес ножевое ранение водителю, занимающемуся частным извозом. Сотов признался ещё день назад в ограблении. Это его шарф на месте происшествия остался. Беда в том, что живет этот Сотов как раз в том доме, жильцов которого ты вчера проверял. Так что готовься: подполковник уже тебя ждет.

Не ожидая ничего хорошего, Орлов вошел в кабинет начальника:

- Вызывали?

- Да. Ты вчера весь жилой сектор отработал?

- Кроме третьего подъезда, в котором жил Сотов.

- Значит, уже знаешь. Ну и что скажешь в оправдание?

- Да ничего. Раз виноват, то наказывайте.

- Ишь ты какой быстрый. Я не привык, как вы, молодняк, рубить с плеча. Значит, все остальные подъезды обошел, а в этот почему поленился?

- Не поленился я, а времени не было.

- Это почему же? Пожар в квартире?

- Нет, у меня было свидание с девушкой. Я же не знал, что какие-то отморозки отнимут у мужика кошелек.

- Получается, "нас на бабу променял"! Хорош гусь!

- А что у нас в уголовном розыске личная жизнь совсем отменяется?

- Вон ты куда клонишь! Женись и не будешь за каждой юбкой носиться.

- А как я могу жениться, если с девушками нет времени встречаться? Вы ,что ли, сосватаете?

- Ну-ну, не груби мне. Я старше тебя вдвое и за двадцать пять лет работы в уголовном розыске много чего повидал. Такие Дон-Жуаны, как ты, редко хорошо заканчивают службу в милиции. Отменить свидание нельзя было?

- Я её целый месяц готовил к этому дню.

- В общем, "судьба моя решается: сегодня Нинка соглашается!"

- Почему Нинка? Ее Ольгой зовут.

"Ну вот, приехали: он даже известной в наши дни песни не знает. Совсем другое племя выросло. Между нами не четверть века разницы, а десять лет реформ. А это похлеще целого века будет. Разве я мог в молодости бросить поиск преступника по горячим следам даже ради самой красивой девахи?! А ему хоть бы что. Хорошо хоть сбежал не левые деньги у фирмачей сшибать, а к девке. Это ещё можно понять".

- Скажи, Орлов, во сколько ты обход квартир бросил?

- Ровно в шесть, потому что свидание было назначено на половину седьмого. Я и так едва успел.

Если действительно так, то это тебя спасает. По показаниям Сотова, его мать пришла домой в пять часов и сказала, что по подъездам ходит милиция и ищет парня, потерявшего шарфик динамовского фаната.

Эту новость ей бабки во дворе сообщили. И он тут же слинял из дома. Сотов ранил водителя, подвезшего его к вокзалу в половине шестого. И ты все равно бы его не застал. Так что крови водителя на твоей совести нет. Благодари судьбу! И запомни этот урок на всю жизнь. А сейчас иди работай. Но в следующий раз тебе подобные фортели с рук не сойдут.

Орлов вышел из кабинета и направился на улицу: "Устарел подполковник, пытается жить по понятиям семидесятых годов. Но ничего мужик: не стал раздувать скандал. Зря ребята на него обижаются. Даже подставить хотят, чтобы на заслуженный отдых отправить! Жаль старика, но сам должен понять и уступить место более энергичным и хватким".

И Орлов представил себя в кресле начальника уголовного розыска. Подсказанная воображением картина ему понравилась и сгладила неприятное впечатление от выволочки.

А подполковник, оставшись один, привычно потер ладонью ноющую грудь: "Надо уходить. Это уже не мое время. Между мною и этими парнями глубокая пропасть. Мне через нее'не перепрыгнуть, а от них тем более не дождешься. Я ведь не просто помню, когда слово "спекулянт" было ругательным, а физически продолжаю ощущать справедливость такой оценки. А у них уже другие представления о том, что можно делать и чего нельзя! Уйду, непременно уйду! А куда? В охрану к тем же фирмачам или, что ещё хуже, в адвокаты? Тьфу, даже думать не хочется!"

Подполковник встал и подошел к окну. По улице двигались люди, озабоченные своими повседневными делами. Они ничего не знали о судьбе раненого водителя, погубившем свою жизнь подростке Сотове и переживаниях поседевшего на оперативной работе подполковника. И это неведение позволяло людям сохранять до поры душевное спокойствие.

Повышение квалификации

Металлический скрежет больно резанул по нервам. Ошарашенный Долгов оцепенело наблюдал, как из иномарки, в которую он врезался, вылезают два дюжих громилы. "Ну все, я влип. И сказать нечего: "поцеловались" по моей вине. Резко свернул из первого ряда к голосующей у тротуара бабе. Жаждал срубить денег по-легкому".

Один из здоровяков открыл дверцу "Оки" и рывком вытащил Долгова наружу:

- Ну что, земляк, делать будем? Ты посмотри на поврежденное крыло "мерса", Да твоя колымага даже в новом виде и половину ремонта не окупит. Ее даже на запчасти не пустишь. Так что гони деньги.

- Не отрицаю, я виноват. Но у меня ни копейки: уже два года без работы. Извозом только на бензин и еду зарабатываю. Отпустите, братки, с миром.

- Ну тогда без жилья останешься!

- И квартиры нет: при разводе жене с детьми оставил. А сам у сестры в коммуналке временно прописан. Вот посмотрите паспорт - не вру!

- Значит, взять с тебя нечего? Рано радуешься, дядя. Мы как раз заказ получили на здоровую почку. Станешь донором для богатенького клиента.

- Да вы что, братки, за чуть погнутое крыло погубить меня хотите?

- Не суетись зря! И с одной почкой жить можно! А по справедливости мы тебе за неё за вычетом ремонта ещё пару тысяч "баксов" отвалим. Гуляй - не хочу. Все по понятиям. Куда его повезем, Колян, в Склиф или к доктору Боткину?

До этого молчавший водитель "мерса", включаясь в игру, хмуро покачал головой: "Боюсь, не пригоден он в доноры. Ему уже за сорок, а шеф приказал здорового паренька подыскать лет двадцати".

- Тогда что делать будем?

- Отвезем его все-таки к хирургу. Пусть ему ногу отрежет, а потом посадим в переходе на гармошке играть. За пару недель он нам на новое крыло насшибает, Да не плачь, дурачок: под общим наркозом больно не будет, .

- Проявите милость, братки. Я отдам, обязательно отдам. Побегаю по знакомым и насобираю.

- Ты совсем свихнулся! Зачем нам лишние свидетели? Ладно, не будем тебя калечить. С твоей жалкой помятой рожей и так подавать будут.

Дело говоришь, Колян. Можно попробовать. Паспорт и права твои, папаша, забираем. Вернем, когда расплатишься. А сейчас отвезем тебя на точку, где будешь работать. Это, правда, не центр, но за день насшибаешь в переходном тоннеле достаточно. Каждый вечер часов в восемь буду подъезжать и забирать выручку.

- Да вы что ребята. Совсем офонарели?

Я - кандидат технических наук, специалист по оптическим приборам. Не стану я с протянутой рукой стоять!

- Ох, какие мь| гордые! Ну так выбирай между почкой *и нищетой. У тебя пять' секунд.

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541

XML error: Invalid character at line 541


home | my bookshelf | | Сломанный брегет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу