Book: Кофе в постель (сборник рассказов)



Ильичёв Валерий Аркадьевич

Кофе в постель (сборник рассказов)

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Кофе в постель

(сборник рассказов)

Артист - домушник

Прочитав обвинительное заключение, адвокат Витов поморщился? "Подзащитного задержали с поличным во взломанной квартире среди разбросанных вешен. А он. ДУРОЛОМ Резин, ранее СУДИМЫЙ за кражу, несет околесицу. Тухлое дело. Но отказаться не МОГУ. ЕМУ положен за счет государства адвокат, а сейчас, как назло, моя очередь отбывать обязательную повинность".

Витов подошел к доставленному под конвоем подзащитному:

- Павел, скажи честно, на какой срок ты рассчитываешь? Что мне просить у судьи?

- Какой ещё срок?! Меня должны отпустить вчистую. Я в ту квартиру попал случайно. Шел записываться в общество охраны природы. Поднялся на второй этаж, а там дверь полуоткрытая. Зашел. Вижу, вещи по полу раскиданы. Понял, что перепутал подъезды. Хотел выйти. А тут менты накатили. Повязали. Никаких объяснений слушать не стали. Завели дело. А я не виноват.

- Ты всех за дураков считаешь? Кто ж тебе, уже отбывшему наказание за кражу, поверит? И чего тебе не хватало? Освободился, устроился работать дворником, получил комнату в общежитии. Живи - не хочу! А ты за старое взялся!

Внезапно Витов осекся. По искаженному страданием лицу Резина текли слезы:

- Даже вы, мой адвокат, мне не верите. Что же мне делать?!

Витов почувствовал смущение: "Неужели иправда недоразумение? Ну нет! Такого совпадения не могло быть!"

Раздосадованный Витов вернулся на место. Вглядевшись в лица судьи и прокурора, расчетливо прикинул: "У судьи настроение приподнятое. Это на руку. А вот баба в прокурорской форме неприветливая. Будет просить на полную катушку. Так что шансы пятьдесят на пятьдесят".

В зал вошла бедно одетая старушка и передала повестку девушке-секретарю.

"Потерпевшая явилась. В исковом заявлении перечислила все: от разбитой вазочки до сломанного замка в шкафу. Ее причитания, пожалуй, перевесят все доводы подзащитного, пропал парень".

Как только подсудимый начал излагать свою версию, судья нахмурилась:

- Объявляю перерыв. Адвокат, подойдите ко мне. Предчувствуя недоброе, Витов подошел к судейскому столу.

- Объясните своему подзащитному, что я могу учесть при вынесении приговора лишь чистосердечное раскаяние. Пусть не раздражает меня ложью.

Витов объяснил ситуацию. И был поражен мгновенным преображением своего подзащитного. Теперь перед судом стоял искренне переживающий свой проступок человек, Дрожащим голосом он проникновенно рассказывал о своей жизни.

Граждане судьи, я полностью признаю себя виновным. Но поймите и вы меня, оставшегося сиротою в четырнадцать лет. Никому не нужен в целом мире. Сдали меня в интернат. Там меня все время обижали. Заставили принять участие в краже. Получил срок. Отбыл наказание. Освободился. Стал встречаться с девушкой. У неескоро день рождения. Подарок хотел купить. Ау кого денег попросить? Залез в чужую квартиру. Прошу прощения у этой бедной старушки за причиненные ей страдания.

"Какой артист в парнишке живет! Еще минуту назад уверял, что ни при чем. А сейчас, похоже, всех разжалобил", - восхищенно отметил Витов.

И словно подтверждая его мысли, старушка вскочила с места:

- Я отказываюсь от иска. Жалко паренька.

И Витов уже не удивился, когда прокурор начала перечислять смягчающие вину Резина обстоятельства, попросив назначить ему легкое наказание.

Витов не стал затягивать процесс. Его речь свелась к тому, что ведь не всем везет родиться в обеспеченной семье. И напомнил, что совсем недавно вся страна торжественно отмечала День защиты детей. Хотя Резин, возвышающийся над скамьей подсудимых, мало был похож на беззащитного ребенка.

Судья с заседателями удалились в совещательную комнату. Заметив направляющегося к нему секретаря, Витов принял решение: "Надо подыграть этому артисту. Откажусь от гонорара. Эта сумма все равно меня не спасет".

Выслушав адвоката, секретарь удивленно вскинула брови.

"Сейчас она доложит судье о моем отказе от оплаты, и общая картина сочувствия будет завершена".

Расчет Витова оказался верным. Но он едва не присвистнул от удивления, услышав приговор: два года лишения свободы в колонии общего режима.

"Парня судят повторно за квартирную кражу и дают срок ниже низшего предела. Этот артист всех разжалобил. Похоже, он из тех людей, что постоянно врут и сами верят в свои выдумки. Он единственный, кто спокойный в зале. Остальные чутьли не плачут от собственного благородства. Ну и умора!"

Заметив, что конвой собирается увести осужденного, Витов подошел к Резину.

- Послушай, одно непонятно; откуда у тебя дурацкая версия о вступлении в общество охраны природы?

Резин небрежно пожал плечами:

- В этом доме на первом этаже висел плакат с призывом беречь леса. Когда менты меня повязали, я и ляпнул первое пришедшее на ум. А потом уж и на допросах это повторял. Все просто.

И равнодушно скользнув взглядом по больше ненужному ему адвокату, Резин ушел, окруженный конвойными.

Глядя ему вслед, Витов подумал; "Для этого парня судебное заседание было спектаклем, который окончился вместе с вынесением приговора. Теперь, когда занавес опущен, какую же следующую роль сыграет этот несостоявшийся артист? Кто прольет слезы, а кто и поаплодирует? Для него вся жизнь - сцена и роли на ней только отрицательные! А жаль..."

Зачем вы, девочки, красивых любите?

Поднимаясь вслед за молодой женщиной на второй этаж по выщербленным ступеням, Джокер посматривал на крутые бедра новой знакомой: "Для легковерной провинциалочки командированный по делам фирмы из Москвы лакомый кусочек. Судя по её взглядам, меня ждет хлопотная ночка. Ну мне не привыкать. Интересно, сколько я тут сумею взять на добрую память? Всегда интересно играть втемную, не зная, вытянешь ли пустой номер? Судя по обшарпанным стенам, на много рассчитывать не приходится". Нинка суетливо вставила ключ и широко распахнула дверь, пропуская вперед гостя. Протискиваясь в квартиру, Джокер невольно прижался к мягкому женскому телу и почувствовал, как кровь прилила к голове.

.. .Утром сквозь сон он лениво прислушивался, как хозяйка торопливо позвякивает на кухне посудой, готовя ему завтрак. Подойдя к гостю, ласково прошептала:

- Поспи еще, родной. Я тебе бутерброды и кофе оставила на столе.

Дверь за хозяйкой хлопнула, и Джокер в одних трусах поспешно начал обследовать квартиру. Через пару часов он пришел к неутешительному выводу: "Негусто. В шкатулочке на дне шкафа лишь пара золотых сережек, браслетик с недорогими камушками и три перстенька. Небось, годами деньги откладывала, чтобы прикупить. А под матрасом в целлофановом пакете пятьсот баксов на "черный" день. Надолго этого не хватит. Но зато баба жаркая. Будет о чем вспомнить. Пожалуй, отдохну дней пяток, а потом "прости меня, как я прощаю".

Но Джокер задержался в гостях у Нины дольше, чем предполагал. Заканчивалась вторая неделя, а он все не мог решиться покинуть теплый, уютный дом. Лежа в постели, с удивлением предавался размышлениям: "Старею я, что ли? Хотя, конечно, тут неплохо: и водка каждый день, и жратвы навалом. А ночью ласки до упаду. Чем не счастье? Неужели Нинка не догадывается, кого пригрела? Я ей врал, что командировочный, а сам целыми днями в постели прохлаждаюсь. Скорее всего она уже давно все усекла, но по-бабьи глупо надеется, что все обойдется. А может, и вправду встать здесь на прикол? Пойду шоферить. Живут же так миллионы мужиков и ничего довольны!"

Джокер представил себя деловито поедающим завтрак и спешащим на работу с термосом. А вечером скучающим у телевизора рядом с Нинкой в цветастом халате и бигу-дях. Воображаемое было настолько реально, что его передернуло. Он поспешно вскочил и начал одеваться. Раскрыв шкатулку, запустил руку внутрь, но внезапно остановился: "Цена им невелика, а возни со сбытом будет много. Оставлю Нинке побрякушки за её ласки. Заслужила баба. Пусть моей добротой пользуется".

И распираемый гордостью от собственного благородства Джокер резко откинул матрас. Пакетик с баксами небрежно сунул в карман. Подойдя к столу, вырвал лист из блокнота и размашисто написал: "Срочно вызвали в Москву. Люблю, тоскую, уже соскучился. Вернусь к Новому году". И поставил замысловатую закорючку. "По крайней мере сразу баба не щекотнется и в ментовку с заявой не побежит. Я ей за её "зеленые" подарил три месяца надежды. А это немало. Так что мы квиты! Ну вот и все. Волка ноги кормят!"

Уже стоя а дверях, с сожалением посмотрел на квартиру, дышащую безмятежным уютом. И отгоняя непривычное желание остаться, решительно шагнул за порог. Прислушался к звуку захлопнувшейся двери и побежал вниз по лестнице, весело постукивая каблуками в предвкушении новых приключений.

О простом человеческом счастье он уже не думал.

Мозговая атака

Выйдя из ресторана. Барс повелительно позвал машину. Но тут же по-звериному ЧУТКО уловив опасность, попятился в уютный зал. наполненный ритмичной музыкой, и опоздал - пуля, выпушенная в упор, пробила ему ГРУДЬ. Безжизненное тело безвольно опрокинулось на мраморную ступеньку. Барс уже не мог видеть, как подбежавший киллер, сделав КОНТРОЛЬНЫЙ выстрел, на ходу вскочил в "Жигули". ТУТ же нырнувшие в темень переулка. Оправившись от шока, немногочисленные свидетели расстрела боязливо сгрудились возле неподвижного тела, по лицу которого суетливо пробегали отсветы подмигивающей сверху неоновой рекламы. Всполохи на застывшем лице жертвы создавали жуткое впечатление насмешки мертвеца над толпившимися вокруг зеваками.

Узнав о гибели брата, Тихон пришел в ярость: "Накануне Барс успел предупредить, что ему угрожает Мосол. Я должен отомстить! Прикончу гада прямо в его офисе. Охрана там немногочисленная, но одному соваться туда нечего. Нужны минимум ещё трое ребят; двое нейтрализуют охранника у входа, а я с напарником поднимусь в кабинет к Мосолу. На дело приглашу знакомых парней из охраны нашего рынка. Пообещаю каждому по две тонны. За такие деньги они кого хочешь замочат".

Принятое решение не успокоило. Жажда мести мутила Тихону рассудок.

А зря! В тот же день о планах Тихона узнал контролирующий рынок Муса. После некоторого раздумья Муса набрал номер телефона Мосола:

- Привет, уважаемый. Это Муса. Хочу предупредить. У меня в охране рынка работает Тихон. Совсем глупый человек! У него брата убили. Так он, дурья башка, решил, что ты к этому делу палец приложил. Мстить будет. Ребятам из охраны баксы предлагает.

- Ну, а твой тут резон в чем?

- Ты хороший человек. Тебя все уважают. И я тебя уважаю. Зачем мне неприятности? Тихон с тремя другими баранами завтра днем в гости к тебе подъедут. Не подумай, что это я своих людей к тебе подослал.

- Ты, Муса, умный человек, Понимаешь, что уважающие друг друга люди должны уметь ладить. Обещаю - войны не будет.

Положив трубку, Мосол в задумчивости прошелся по кабинету: "Завалить отморозков - не проблема. Труднее будет потом с ментами договориться. Как им объяснишь, почему Тихон ко мне претензии имеет? Да и среди братвы у Барса много сочувствующих осталось. Нельзя допустить, чтобы мое имя напрямую связывали с его расстрелом. Надо что-то придумать".

Нажав кнопку селектора, Мосол вызвал к себе начальника собственной безопасности Корта и юриста фирмы Григория Семеновича: "Этот старый крючкотвор наверняка подберет ловкий ход. Он уже не раз выручал".

Выслушав хозяина, юрист на несколько минут прикрыл морщинистые веки и сделался похожим на спящего филина. Мосол терпеливо ждал. Наконец старик открыл глаза и назидательно произнес:

- Задача решается просто. Нападение представим как обычный рэкет отморозков. А вот жаждущий мститель Тихон по любому должен погибнуть. Одного из его парней оставим в живых: нужен свидетель со стороны нападающих, который даст показания в нашу пользу. А теперь обсудим детали,

По мере изложения юристом плана грядущих действий Мосол смотрел на него со все возрастающим восхищением.

- Ну что скажешь, Корт? Молодец все-таки у нас Григорий Семенович! У него не голова, а Госдума. Не зря обвальные бабки получает.

Корт неохотно согласился:

- План неплох. Не споткнуться бы только при исполнении.

- Будем надеяться. С чего начнем, Григорий Семенович?

- Прямо сейчас вы направитесь а местный отдел милиции и подадите письменное заявление о том, что последние два дня вам постоянно звонят по телефону неизвестные и требуют выплатить сто тысяч долларов в обмен на спокойствие. У фирмы таких денег отродясь не было. А рэкетиры угрожают физической расправой. Особо надо отметить - не исключен глупый розыгрыш, и потому пока от милиции не требуется активных мер защиты. Разве что вы вынуждены будете усилить охрану фирмы. И все! Больше ничего лишнего не пишите. Этот документик после нападения подтвердит наши завтрашние показания об обычном рэкете.

Глядя вслед фигуре, шаркающей походкой покидающей кабинет, Мосол продумывал, как лучше оповестить милицию о нависшей над его фирмой опасностью.

На следующий день, ближе к обеду, в кабинете у Мосола зазвонил телефон. Он нервно сорвал трубку. Гудки сигнализировали отбой. Корт понимающе кивнул:

Это Тихон убедился, что ты на месте. Значит, он со своими парнями уже близко.

И тут же мобильник проиграл "Прощание с родиной". Охранник снизу доложил:

- Они прибыли. Выходят из машины. Корт жестко приказал:

- Действуйте строго по плану. Первых двух пропустить наверх, а двух других нейтрализовать, как только приблизятся. Одного оставьте в живых. Он нам нужен. Все поняли? Тогда до связи!

Повернувшись к Мосолу, доложил:

- Все готово! Мои люди проинструктированы. Вам рисковать не стоит. Лучше перейдите в другой конец здания.

Не подозревающий о ловушке Тихон вместе с напарником приблизился к входу фирмы и достал заранее заготовленный пакет, адресованный лично Мосолу. Молодой охранник, бегло взглянув на предъявленные документы, разрешающе кивнул в сторону лестницы:

- Поднимитесь на второй этаж и оставьте в приемной.

Перешагивая через две ступеньки, сопровождаемый боевиком Тихон поспешил наверх. И внезапно остановился, пораженный невероятной догадкой: "Что-то не так! Очень уж легко нас пропустили. Либо здесь охранное дело плохо поставлено, либо нас ждет засада. Но отступать уже поздно. Да и мои ребята наверняка вошли в здание, чтобы блокировать пост охраны. Будь, что будет".

Близкое присутствие врага, отдавшего приказ об уничтожении его брата, заставило забыть об осторожности. Миновав пустую приемную, Тихон достал пистолет и, распахнув дверь ударом ноги, шагнул в кабинет,

Мысль в подсознании о том, что его ждет засада, помогла. Боковым зрением заметил у стены фигуру и успел отскочить в сторону, Направленная в голову пуля прошла мимо. Понимая, что пропал, Тихон вскинул пистолет, но повторный выстрел сразил его наповал. Как его напарника добивали в приемной, Тихон уже не слышал.

Выйдя из укрытия, Мосол перешагнул через труп одного из нападавших и приблизился к обезоруженному киллеру, прикованному наручниками к отопительной батарее:

- Вот что, сынок, слушай меня внимательно. От этого зависит твоя дальнейшая судьба, а может быть, и жизнь. О претензиях ко мне Тихона молчок! Притворишься валенком и будешь твердить одно: приехал с приятелями требовать возврата долга. Ни о каком наемном убийстве речь на следствии не пойдет. В зону отправишься по легкой статье за незаконное хранение оружия. Такой вариант тебя устраивает?

Проглотив комок, тот согласно кивнул, радуясь, что остался в живых. Из боковой двери вывернулся Григорий Семенович:

- Ну что, все обошлось? Признайте: я, как всегда, был прав!

Ничего не ответив, Мосол последовал к себе в кабинет и передал юристу пачку банкнот. Этот человек слишком много знал и многое умел. И Мосол понимал, что давно зависит от его мозгов и потому вынужден терпеть и прощать то, что никогда бы не позволил никому другому.

Оперативные тайны

Клубов был расстроен: "Меня распределили в уголовный розыск. А подполковник Седов уже третий день заставляет с участковым инспектором по квартирам шастать. Как будто я и без этого занудства не смогу изучить жилой сектор. Разве можно чему-нибудь научиться у этого простоватого увальня Лыкова? Ну зачем мне разбираться в ссоре двух бабулек в коммунальной квартире? Тьфу!"

Внезапно Лыков, молча стоявший посреди кухни, с размаху рубанул ладонью:

- Все, милые женщины, понятно. А теперь слушай мое решение: составлю протоколы на каждую. Обе заплатите штраф.

- Да как же так, Семен Иванович?! Она же первая начала!

- Я сказал - молчать! Вы не маленькие девочки. Моя мудрая бабка в деревне всегда говаривала: "Если двое людей поссорились, то виноваты оба!" Так и есть. Не умеете жить в мире - платите штраф.

- Не надо, Семен Иванович! Мы уж сами разберемся промеж собой!

- Ладно, на первый раз прощаю. Но если хоть одна из вас ещё раз на имя начальника жалобу накатает - накажу обеих. У меня и без вас хлопот хватает: за последнюю неделю два вооруженных разбоя залепили. А тут вы со своими сковородками голову морочите.



- И не говори, Семен Иванович! Это мы по глупости. Уж вы не серчайте. Давай, Петровна, расскажи участковому, что вчера видела.

- Зачем языком зря мелешь? Боюсь, пристукнут меня, старуху.

Лыков вновь сердито разрубил воздух:

- Никто вас не тронет. Не стану же я всей округе разглашать, что Петровна мне подсказку дала. Обещаю!

- Вчера вечером возвращаюсь из булочной, захожу в подъезд, а там Колька Мухин перед пацанами огромным пистолетом хвастается. Увидел меня и спрятал "оружию" под пиджак. Я сделала вид, что сослепу не разобрала, что к чему, и прошмыгнула к лифту.

- Постой, этот Колька не сын ли нашей дворничихи Любы?

- Он самый. Живет на соседней улице, а к нам в дом повадился к приятелям ходить.

- А пистолет-то у него настоящий? Может, зажигалка какая?

- Так откуда же мне знать? Только для зажигалки очень уж здоровый будет: с две твоих ладони,

- Ну ладно, гражданки, проверим. А вы тут живите миром, не ссорьтесь.

Выйдя из квартиры, Лыков повернулся к Клубову:

- Ну, сыщик, нам повезло, Похоже, два последних разбоя Колька Мухин залепил. Ну это уже ваши оперативные дела. Беги к подполковнику Седову и доложи. Постой, я тебе адресок дворничихи Любы запишу. Жаль бабу старательная, а сынок у неё сволочью оказался.

Выслушав сообщение Клубова, подполковник спросил:

- Ну и как тебя учили в школе милиции поступать в таких ситуациях?

- Надо писать план мероприятий по изъятию незаконно хранимого оружия.

- Вот садись и пиши. Потом мне доложишь.

Гордый оказанным доверием, Клубов засел за подготовку документа. Фантазия не знала границ. Он представил, как организует за Колькой Мухиным круглосуточное наблюдение. Дождется момента, когда ствол будет у него при себе, и под предлогом проверки документов опера проведут молниеносный захват с поличным.

Подготовленный документ Клубов понес подполковнику. Но Седова на месте не оказалось. Он появился только через час и сразу вызвал Клубова в кабинет. Прочитав план мероприятий, довольно хмыкнул:

Ну ты, Клубов, молодец. Ловко закрутил. А теперь посмотри на ствол, изъятый у Мухина.

Достав из ящика стола пистолет ТТ, он покрутил им перед носом молодого сыщика:

- Запомни на будущее: чем проще действуешь, тем ближе к цели. В школе милиции тебя правильно учили: надо разрабатывать сложные оперативные комбинации. Но только если речь идет о законспирированной опасной группе, А тут пацан-одиночка. Мы с опером Беловым пошли домой к Мухину и взяли его за жабры. Он и ствол выдал, и в разбоях признался.

- Значит, я зря план составлял?

- Не сердись: в другой раз пригодится. Только на круглосуточное наблюдение за глупым пацаном никто санкцию не даст. Так что в будущем рассчитывай исключительно на свои силы. Все понял?

- Да. А где Колька ТТ взял?

- Помогал матери контейнеры очищать и среди мусора наткнулся на ствол. Припрятал. Вспомнил фильмы и пошел прохожих грабить.

- Просто!

- Проще не бывает. И еще, сынок, есть одна тонкость: забудь, что о стволе тебе с Лыковым старушка поведала. Белов от имени своего агента эту информацию оформит. С тебя, новичка, пока спрос за показатели невелик, а у него в графе "раскрытие по оперативным данным" уже несколько месяцев ноль значится. У сыщиков должна быть взаимовыручка. В следующий раз он поделится с тобой информацией, Согласен? Ну и молодец. Иди служи дальше.

Глядя вслед молодому оперу, подполковник подумал: "Чем скорее салага узнает нашу оперативную "кухню", тем лучше. Вернуть ему его фантастический план или оставить на память? А через пару лет показать, чтобы вместе посмеяться? Хотя у меня и так сейф забит всякими бумажками. И подполковник, порвав план Клубова, ухмыльнулся, представив, каким станет начинающий оперативник через несколько лет милицейской жизни.

Поезд на Воркутю

Толян спрыгнул с подножки на раскаленный солнцем перрон и РИНУЛСЯ к ТОРГОВОЙ палатке; "Это последняя остановка перед Москвой. Если не запасусь пивком, то умру от жажлы в ДУШНОМ вагоне". Встав в очередь, нервно поглядывал на часы. Мимо ПРОШЛИ двое парней, одетых не по погоде в черные костюмы и кепки. Едва взглянув на исколотые синими перстнями пальцы. Толян с неприязнью определил: "Блатная шантрапа. Я таким в Норильске в обшаге морлы чистил. Не столько ВОРЫ. сколько наглые бакланы. Так и ИЩУТ на свою задницу приключений".

Проходя мимо сидящей на чемоданах молодой женщины в косынке, высокий блатняга толкнул локтем своего спутника: - Смотри, Бык, какая телка! Я бы её через Житомир в Пензу с удовольствием протянул! - Не гоношись, Сурок, нам ещё на поезд надо пристроиться, а то опять здесь заночуем. И парни пошли вдоль состава, уговаривая проводниц захватить их до Москвы. "Хоть бы в мой вагон не попали. Не выдержу, схвачусь с урками. А мне шурум-бурум ни к чему: с собою сумма приличная, на Северах ценою здоровья заработанная". Тут подошла его очередь, и Толян, купив две бутылки пива, устремился к своему вагону. Едва поезд тронулся, в проходе появились увиденные им на перроне уголовники. "Это наша проводница - косоглазая мымра их впустила за пару сотен. Вот сволочь! Конец покою. Похоже, ребятки только с зоны освободились и теперь гуляют. Не буду с ними связываться, если лично меня не заденут". Сурок, пританцовывая, шел по вагону и визгливо выкрикивал шутку из старого анекдота:

- Поезд на Воркутю отправится с третьего путю. Внезапно остановившись, Сурок схватил за плечо сельского труженика с мешком и грубо сорвал с места.

Посидел, нагрел место, теперь можешь постоять до Москвы. Дай авторитетным людям отдохнуть. Плюхнувшись на освободившееся место, уголовники достали из сумки бутылку водки и свежий огурец. По очереди выпили прямо из горлышка несколько глотков и смачно захрустели огурцом. "Может быть, угомонятся и доеду без приключений", - понадеялся Толян и тут же понял, что ошибся. Сурок вытер тыльной стороной ладони рот и, взяв бутылку, пошел по вагону. В жертву он выбрал молодого мужика в синей футболке. Протянув ему бутылку, с нарочитой любезностью предложил:

- На, глотни за мое освобождение! Мужик помотал головой:

- В такую жару не пьется.

И тут же пожалел о своем отказе. Сурок влепил ему увесистую оплеуху и презрительно плеснул водкой в лицо.

- Не уважаешь меня, лох поганый!

Мужик испуганно втянул голову в плечи. Но Сурок уже вышагивал дальше по вагону, продолжая выкрикивать свою прибаутку.

- Пока я тут с вами шутю, поезд на Воркутю ушел с другого путю.

Толян попробовал себя успокоить; "Не буду вмешиваться! Этот крепкий бугай сам был обязан себя защитить. Нельзя мне в драку влезать. Никак нельзя! Или урки убьют, или в ментовку попаду. А там меня обшмонают и отнимут все "бабки". И тогда, считай, три года жизни впустую. Придется терпеть! О, только не это!"

Сурок внезапно юркнул на боковую полку, где сидела испуганная женщина с молоденькой девушкой:

- Какой ребеночек! Хочешь я тебя удочерю? И тут Толян не выдержал и как можно миролюбивее вмешался:

- Слушай, кореш, зачем людям отдыхать мешаешь? Иди к своему другану и допивай водку.

Что?! Ты мне указываешь? На, получи, гаденыш!

Толян еле успел отбить кулак, направленный ему в лицо. И тут же, не раздумывая, схватил со стола бутылку с пивом и донышком влепил в лоб Сурку, сбив его с ног. Мгновенно сбоку на него вихрем налетел Бык, и они, сцепившись в схватке, начали метаться по узкому коридору среди сразу опустевших полок. Испуганные пассажиры жались по краям вагона, наблюдая за дракой. Наконец Толяну удалось скрестить на шее противника края ворота пиджака. Не обращая внимания на сыплющиеся на него удары, Толян все сильнее сжимал получившуюся удавку, и лицо Быка начало синеть. Услышав прерывистый хрип, Толян ослабил хватку и отбросил в сторону обессиленное тело.

Притихшие пассажиры начали опасливо возвращаться на свои места. И тут очкарик с козлиной бородкой, который во время художеств Сурка сидел съежившись у окна и боялся взгляд поднять, начал ругать Толяна:

- Зачем вы затеяли драку? Ребята веселились, шутили, а вы их бутылкой бить начали. Тем более что вас лично не трогал и. Нехорошо!

"Вот это да! Я ещё и виноват оказался! Если появятся менты, то этот бородатый козел, похожий на депутата, даст показания против меня. И продажная проводница на их стороне выступит".

Заметив, что Сурок зашевелился и начал подниматься, Толян обрадовался: "Оклемался урка. Может быть, все обойдется?" Поддерживая друг друга, уголовники скрылись в тамбуре. Не прошло и пяти минут, как они вновь вернулись в вагон и направились прямо к Толяну.

"Надо же, живучие гады! Идут как ни в чем не бывало". Толян напрягся и придвинул поближе свое единственное оружие - бутылку с пивом.

Остановившись перед Толяном, Сурок неожиданно миролюбиво предложил:

- Давай выпьем. Я уважаю смелых мужиков. Ты бы предупредил, что можешь бутылкой в лоб влепить, и я бы оставил тебя в покое. Скажи, что я могу для тебя сделать?

Взгляд Толяна упал на сидящего неподалеку "сердобольного" типа с бородкой:

- Слушай, займись вон тем козлом у окна.

- С удовольствием!

Сурок подскочил к гуманисту и, сорвав с него очки, начал бить лицом о столик.

- А ну-ка трижды крикни: "Я - вонючий козел".

И задыхаясь от страха, "защитник" визгливо повторил оскорбительную для себя фразу. Удовлетворенный Сурок вернулся к Толяну:

- Ну что, теперь выпьем?

- Не буду я вашу водку пить! У меня пиво есть.

- Ах, не уважаешь! Зарежу, падла! Заметив, как Сурок сунул руку в карман, Толян вскочил и занес над головой бутылку:

- Не подходи!

Бык силой утянул дружка в сторону:

- Оставь его, Сурок. Не видишь разве, что мужик серьезный?! И ему, и нам неприятности не нужны.

Для виду сопротивляясь, Сурок позволил увести себя на место. Продолжая выпивать, Сурок матерился и время от времени выкрикивал угрозы в сторону Толяна.

Толян облегченно вздохнул, когда за окном замелькали пригородные московские дома. Заметив толстуху, с трудом тащившую огромный чемодан, Толян подхватил свою спортивную сумку и поспешил вперед к выходу: "Теперь между мной и урками преграда. И у меня будет время подготовиться, если они опять начнут свое. Как поезд остановится, соскочу и скроюсь в толпе. Наплевать на гордыню. Лишь бы ускрестиеь отсюда без потерь".

Выбравшись наконец на привокзальную площадь, Толян вздохнул свободно. Сурка и Быка рядом не было. Стоя в очереди за такси, Толян продолжал переживать недавнюю схватку; "Хорошо хоть сам уцелел и деньги на месте".

Внезапно в текущей толпе Толян заметил распухшее от побоев лицо бородатого защитника разбушевавшихся уголовников. Встретившись взглядом, обиженный попутчик поспешно отвернулся. Настроение Толяна несколько улучшилось. Отпуск начинался не так уж и плохо.

Списать в графу издержки!

Узнав о требовании Пана передать пол его "крышу" Фирму. Ром пришел в ярость. - Булем его кончать, раз по-мирному договариваться не хочет. И сделаем это сегодня: он каждый четверг по вечерам ходит париться в сауну на старом стадионе. Тай.дго и угрохаете. Это сделаешь ты. Зев, вместе с Серой. А волилой возьмите новенького Кита. Пора приучать десантника-дембеля к настоящему делу.

Посмотрев на искаженное гневом лицо шефа, Зев обреченно подумал: "Страх потерять фирму лишил Рома разума. Бесполезно отговаривать". И боевик направился выполнять опасное задание.

...Лихо вписавшись в поворот, Кит затормозил у металлической ограды. Поморщившись от резкого визга тормозов, Зев выругался:

- Потише ты, Шумахер хренов! Ты же не на гонках Формулы-1! Зачем внимание привлекаешь? Мокрое дело тишины требует. Продвинь машину чуть вперед, чтобы вход в спортзал лучше видеть.

Сера, нервно осмотревшись, доложил:

- "Джипа" Пана нет на стоянке, Шеф сказал, что он обычно подъезжает к восьми часам. Так что скоро должен появиться. Ты его хорошо знаешь?

- Видел пару раз, когда они с Ромом ещё окончательно не рассорились.

- Узнать сможешь?

- Да разве этого плечистого с кем-нибудь спутаешь?

Кит облизнул пересохшие от волнения губы:

- А почему бы его сразу не кончить, когда подъедет к спортзалу?

- Молодой ты, Кит, и необученный. Сейчас по-летнему светло. Бежать отсюда по открытому пространству - самим под пули его охраны подставиться. К тому же и его ребят, распаренных после бани, легче застать врасплох.

"И угораздило меня ввязаться в кровавые разборки! Теперь придется крутиться между ментами и братвой, не зная, откуда придет погибель".

И, понимая, что надежд на спасение мало, Кит попытался отключиться от пугающих его мыслей.

И в этот момент Сера шепотом, словно его могли услышать в подъезжающем к спортзалу "Джипе", предупредил:

- Внимание, объект прибыл!

Подождав, пока приземистый крепыш Пан зайдет в спортзал, сопровождаемый двумя охранниками, Зев приказал:

Будем следить за выходом по очереди, меняться каждые десять минут. Он пробудет в сауне часа полтора. У нас есть время, но расслабляться нельзя. Начинаешь ты, Сера.

Опытный Зев прикрыл глаза, приготовившись к ожиданию. А Кит нервно барабанил пальцами по "баранке", понимая, что чувство беспокойного ожидания развязки его теперь не покинет.

... Кузин ходил в спортзал три раза в неделю, Его накаченные гирями и штангой рельефные мускулы неизменно вызывали восхищение дам на пляже и в бассейне.

Но в этот вечер, увидев, как через зал в сауну важно шествует в сопровождении телохранителей крепкий здоровяк в темном спортивном костюме, Кузин понял, что останется без парилки. Судя по набитым спиртным и закуской тяжелым сумкам, веселая компания заняла баню надолго.

Кузин зло посмотрел вслед людям, лишившим его удовольствия. И в этот момент поймал себя на мысли, что богатенький бизнесмен с охраной очень напоминает его самого: такого же роста, широкоплечий с круглым лицом и обрамленный на висках короткими волосами лысиной.

"Вот только его сытое пузцо совсем не похоже на мой мускулистый пресс. На мне студенты-медики могут анатомию изучать", - самодовольно подумал Кузин,

С момента, когда Пан с телохранителями вошел в спортзал, прошло более часа. Внезапно Сера толкнул локтем напарника:

- Смотри, вышел и направляется к своему "Джипу".

Всмотревшись в приземистую фигуру, увенчанную большой круглой головой с крупной лысиной, Зев кивнул;

- Точно это он. И чего понесло одного без охраны к машине? Наверное, забыл что-нибудь. Да нам какое дело? Такой случай упускать нельзя! Я пошел, Сера, прикрой меня, если появятся его гориллы. Держи выход из спортзала под прицелом.

Схватив автомат, Зев быстро выскочил из машины и бросился наперерез жертве.

Ничего не подозревающий Кузин торопливо шел к своей "Оке", приютившейся рядом с могучим "Джипом". Он чувствовал, как спортивный костюм прилипает к потному телу, и с ненавистью думал о наглом богаче, блаженствующем сейчас вместо него в парилке.

Кузин не видел, как подбежавший сзади киллер направил ствол ему в спину напротив сердца и нажал на курок. Тело Кузина повалилось вперед, словно он неловко споткнулся и потерял равновесие. Для верности Зев ещё дважды выстрелил в уже мертвое тело и, не оглядываясь, побежал к припаркованным возле рекламного щита "Жигулям". Вскочив на заднее сиденье, крикнул:

- Гони!

Нервно оглянувшись, успел заметить, как из спортзала выскакивают люди и бегут к лежащему телу. Мелькнула злорадная мысль: "Опоздали, ребятки. Ликвиднули вашего шефа".

Машина, набрав скорость, скрылась за поворотом, оставив позади зевак, окруживших мертвое тело. Телохранитель Пана, выбежавший на грохот выстрелов, тут же поспешил назад в сауну и доложил:

- Хреновые дела, шеф. Только что завалили мужика возле твоего "Джипа". Надо срочно делать ноги, а то скоро сюда менты нагрянут, а нам лишний раз светиться ни к чему. Но прежде взгляни на жмурика.

- Это ещё зачем?

- Сам увидишь.

Пан наскоро обтерся простыней и, натянув спортивный костюм на ещё покрытое испариной тело, направился к выходу. Настороженно оглядываясь по сторонам, они прошли к "Джипу", грубо раздвигая толпу зевак. Увидя неподвижно лежащее тело, Пан остановился. Он сразу понял, почему охранник советовал ему увидеть жертву.

"Да, этот мужик - точная моя копия! Наверняка Ром по мою душу послал гонцов. Быстро же он ответил. Действительно, надо мотаться отсюда быстрее".

Пан поспешно втиснул свое громоздкое тело в услужливо открытую дверцу "Джипа". Машина, сердито урча, надвинулась на толпу, заставляя зевак расступиться, и, набрав скорость, помчалась подальше от места разыгравшейся недавно трагедии.

...Узнав об ошибке киллеров, Ром, злобно матерясь, дал волю своей ярости:

- Вы не профессионалы, а пара отмороженных придурков. Завалили у спортзала какого-то "качка-одиночку! А мне доложили, что Пана уже нет в живых!

- Так что же делать?

- Исправлять ошибку! Чего вскочил, Зев? Не прямо же сейчас надумал ехать Пана мочить! Теперь надо ждать другого удобного момента. А пока отдыхайте, а то вы очень утомились!

Выйдя из офиса, Зев и Сера сели в машину:

- Вези в кабак, Кит.

- А что случилось?

- Ошибка в объекте вышла. В темноте у спортзала мы не Пана шлепнули, а какого-то похожего "качка".



- И что теперь?

- Задание прежнее. Только выполнить его будет труднее.

- А как тот мужик у спортзала?

- Это ты о ком? Да какое нам дело до плешивого чудака, оказавшегося не в том месте и не в то время?! Спишем в графу "издержки" и забудем. Давай, гони - горло пересохло!

"Ну и сволочи! Убили человека и хоть бы что! Так и меня когда-нибудь спишут, как отработанные издержки!"

И Кит, резко набрав скорость, помчал в сторону ресторана.

Шапочная чехарда.

Пузиков с утра чувствовал себя неважно: мутило и слегка кружилась голова. Но жена Сима настаивала на походе по магазинам, и он сдался. Критически окинув взглядом стоящего в дверях мужа, Сима строго приказала:

- Сегодня воскресенье, а ты вырядился в старье. Надень хотя бы новую бобровую шапку. Ее надо на морозе проветрить, а то моль в шкафу весь мех потратит.

Пузиков подчинился, но вскоре проклял себя за податливость. Ему становилось есе хуже. В животе бушевал вулкан. Оставив жену возле универмага, он кинулся к туалету невдалеке. Промчавшись по ступеням, пронесся мимо бесцельно стоявшего обросшего субъекта и еле успел влететь в кабину.,.

Едва перевел дух, как дверь распахнулась и тот самый неопрятный мужик сорвал с головы Пузикова бобровую шапку, напялив взамен грязную, засаленную кепчонку. Гадливо улыбнувшись, заметил:

- Этим делом можно заниматься и в кепочке.

Пока растерявшийся от такой наглости Пузиков натягивал штаны, дерзкого грабителя и след простыл.

Увидя мужа, вернувшегося в кепке из букле со сломанным козырьком, Сима нелепо всплеснула руками:

- Тебя, дурака, нельзя одного даже в туалет отпускать, Ушел в "бобре", а вернулся черт знает в чем! Сними эту дрянь, не позорь меня!

- Как же я сниму, если на улице мороз? Хочешь, чтобы я застудил лысину?

Ладно, пойдем заявлять в милицию. Пусть отыщут грабителя.

Но дежурный капитан досадливо отмахнулся:

- Нашли с чем прийти! Да у нас зимой каждый день шапки срывают. Не хватало в каждом туалете милицейский пост выставлять.

Всю дорогу до дома Сима костерила мужа. И не выдержав, Пузиков зло огрызнулся:

- С тебя самой в любой момент могут твою "норку" сорвать. И оглянуться не успеешь.

Встревоженная словами мужа Сима весь вечер пришивала к своей норковой шапке длинные тесемки. Пузиков недоумевал:

- Это ещё зачем?

- Ты, дурачок, даже сообразить не можешь. Я пропущу тесемки под мышками, и никакая сволочь с меня шапку не сорвет.

Посрамленный недогадливостью Пузиков ушел в соседнюю комнату и прилег на диван: "Подумаешь, возгордилась. Как бы хуже не вышло!" И словно накликал беду.

На следующий вечер после работы Сима направлялась костановке. Увидя вынырнувший из-за угла автобус, ускорила шаг, скользя по наледи. В этот момент её обогнал нетрезвый мужичонка. Да, видно, не рассчитал своих сил, поскользнулся и, падая, сбил Симу с ног. Обругав недотепу, Сима с ужасом обнаружила, что норковая шапка слетела с её головы. "Наверное, тесемки развязались", - мелькнула догадка. И увидев покатившуюся по льду шапку, Сима успела её поймать, водрузить на голову и вскочить на подножку уходящего автобуса. А вот сбивший её мужичонка не успел. В ярости он несколько раз ударил по закрывшейся дверце и в остервенении грозил кулаком водителю.

С трудом отдышавшаяся Сима не сразу обратила внимание на странные взгляды пассажиров: "Наверное, тушь с ресниц потекла.

Ну ничего, до дома близко. Доберусь как-нибудь".

Едва вошла в квартиру, как Пузиков вылупил от изумления глаза:

- А где же твоя "норка"? Что это у тебя на голове?

Сима подбежала к зеркалу и замерла: на её голове красовалась кроличья, вся в проплешинах чужая шапка...

"Так вот почему тот пьяный мужик так долго бежал за автобусом. Второпях я его шапку на себя напялила. А где же моя "норка"?"

Сима повернулась к зеркалу боком и облегченно вздохнула: норковая шапка свисала сзади на шелковых тесемках.

- Ой! Да я чужую шапку нечаянно схватила! Что теперь делать?

Пузиков злорадно ухмыльнулся:

- Надо идти в милицию.

Выслушав объяснения странной пары, дежурным критически осмотрел свалявшийся кроличий мех:

- Был тут у нас полчаса назад заявитель. Плел какую-то чепуху про банду, орудующую в районе автобусной остановки. Утверждал, что главарем у них женщина. А на вопрос о её приметах сдуру брякнул: "Очень быстро бегает". Так, значит, он о вас говорил? Ну вы, Пузиковы, даете! Вчера с вас шапку сняли, а сегодня вы мужика грабанули!

Заметив испуганный взгляд Симы, дежурный смягчился:

- Ладно, не переживайте вы так! Эта драная кроличья шапка и копейки не стоит. У моей тещи в огороде на чучеле и то поприличнее ушанка болтается. Пишите заявление и оставьте эту лохмоту. Может быть, тот чудак ещё раз к нам зайдет, вернем ему "ценность".

Дома Сима грустно пошутила:

- Мы с тобою, Миша, за одни сутки из потерпевших в разбойники переквалифицировались.

Супруги расхохотались. Но навсегда исчезнувшую бобровую шапку Пузикова было все-таки жаль.

ИСКУССТВЕННЫЙ ЖЕМЧУГ

В камере стоял специфический запах дезинфицирующих веществ, влажного свежевымытого дерева и человеческих тел. Павел Холодов не спал. Казалось, что кошмар последних, сумбурно и глупо прожитых суток будет терзать его всю жизнь.

Холодов и раньше ревновал жену, а в последнее время, когда она почти перестала скрывать отчужденность, мучился особенно. Неделю назад Марина внезапно взяла горящую путевку и уехала отдыхать на юг.

И вот теперь, заняв денег, он решил лететь вслед за ней, чтобы убедиться, насколько верны его подозрения. Перед отлетом, как обычно, когда ему было трудно, встретился с другом детства Володькой Шпыревым. В глубине души понимая опрометчивость поступка, нуждался в совете друга. В небольшом кафе было тихо и уютно. В последний раз они встречались здесь с Володькой три года назад, когда тот разводился с Ниной. Павел говорил тогда в общем-то правильные слова о необходимости терпения в семейной жизни. Володька мог сказать ему сейчас то же самое, но тот, умудренный опытом двух женитьб, утешать не стал. "Стоит ли за тысячу верст тащиться, чтобы познать горькую истину? Живи лучше в слепой вере. Билет на самолет сдай, а на вырученные деньги купи Маринке подарок и вручи в день возвращения с курорта".

Павел понимал правоту друга, но сдавать билет не собирался. Он знал, что не отступит, и лишь хотел, чтобы хоть один человек на свете понял его до конца, если там, на юге, произойдет что-нибудь чрезвычайное.

И теперь, лежа на нарах в камере, Павел ясно понимал, что уже тогда настраивался на исключительные обстоятельства и недаром положил в карман складной нож с тяжелой металлической рукояткой.

Накануне отлета и потом, в самолете, он пытался представить, как все произойдет. Но с самого начала все пошло не по его сценарию. Прежде всего пришлось отказаться от попытки найти её днем среди множества полуголых тел на пляже и до вечера скрывался в кустах возле столовой санатория. Со своего наблюдательного пункта видел, как Маринка прошла на ужин, а затем вернулась в свой корпус. Пока все шло нормально и возле неё никто не увивался. Но он ждал главного - танцев.

Павел аж задохнулся от ярости, увидев жену в компании накрашенных, разодетых девиц. Она была в новом платье и, что его особенно возмутило, на шею надела бусы, подаренные им ещё в студенческие годы, когда только начинал за ней ухаживать. Бусы были из искусственного жемчуга, стоили дешево, но имели вполне солидный вид и очень ей шли.

"Ишь ты, расфуфырилась, словно семнадцатилетняя", - зло думал он, незаметно следуя за подругами в приморский парк. Возле танцверанды собралась молодежь города, и емувсе время приходилось напряженно следить за женой, чтобы не упустить из виду. Марина станцевала всего два раза и то с пожилым лысоватым типом, которого всерьез принимать нестоило.

Вечер уже близился к концу, когда к ней прицепился молодой настырный парень. Почти на голову выше Павла, стройный и загорелый, с тонкими усиками на смуглом лице, он представлял .реальную опасность.

По гибкой фигуре и ловким, точно рассчитанным движениям чувствовалась спортивная сноровка, и Павел прикинул, что если дело дойдет до драки, то ему придется не сладко. Невольно рука в кармане сжала нож: "Раскрывать не буду, так врежу, - подзадорил себя, - а может быть и попугаю лезвием. Пусть Маринка полюбуется, как её кавалер хвост подожмет!"

Вынужденный скрываться, Павел вел наблюдение с противоположной стороны танцплощадки. И когда этот хлюст внезапно, не дожидаясь окончания очередного танца, повел её к выходу, по-хозяйски обняв за плечи, Павел устремился сквозь толпу, но не успел перехватить их до того, как они скрылись. Он бросился наугад, продираясь сквозь колючие кусты. Глаза, постепенно привыкшие к темноте, вдруг разглядели их совсем рядом, тесно прижавшихся к дереву. Не раздумывая, он ринулся навстречу своей судьбе...

Об убийстве женщины в приморском парке помощник прокурора Кругов узнал рано утром. Его вызвали прямо из дома, поскольку прокурор как раз накануне уехал в областной центр на совещание. Недавно окончивший университет, Крутов не успел ещё свыкнуться с мыслью, что живет и работает в городе-курорте, куда так стремятся люди, в представлении которых это место постоянного яркого праздника. Теперь-то он хорошо знал, как обманчива безмятежность омываемого морем солнечного города.

Такое жестокое убийство встретилось в его практике впервые. Он здорово нервничал и старался не смотреть на труп, хотя раздробленный затылок был прикрыт длинными выкрашенными в белый цвет волосами, а лицо жертвы, бледное и спокойное, не исказила гримаса боли и ужаса.

На месте происшествия уже действовал следователь прокуратуры Балабин. Вместе с работниками уголовного розыска он обследовал прилегающую местность и собрал все, что попалось под руку: две изжеванные сигареты, бутылку из-под вина, обрывок квитанции на купленный в универмаге костюм. Все это, пожалуй, не имело отношения к убийству, но для очистки совести было приобщено к протоколу осмотра. И лишь когда судмедэксперт стал переворачивать труп, в левой руке жертвы обнаружили две бусинки искусственого жемчуга. Это была хоть какая-то реальная зацепка.

Начальник отдела уголовного розыска Сытенко, низкорослый, плотный, выглядел озабоченно. Документов у потерпевшей никаких. Хорошо, если прибыла по путевке: из санатория или дома отдыха сигнал об исчезновении человека поступит обязательно. Если же приезжая остановилась на частной квартире, то установить её личность будет нелегко. Скорее всего и убийца - не местный житель. Попробуй, найди' его среди такой массы приезжих. Так же пессимистично был настроен и следователь - прокуратуры. Лишь Крутов в молодом азарте предлагал: "Надо немедленно блокировать вокзал, аэропорт, морской порт, автостраду, чтобы преступник не ушел из города". Сытенко иронически хмыкнул: "Это мы мигом распорядимся, а кого хватать будем? Высокого или низкого, толстого, как я, или тонкого, как вы, Виктор Константинович?" Крутов обидчиво встрепенулся: "Вы меня, Иван Семенович, за чудака не принимайте. У преступника па одежде кровь и мозговое вещество вполне могли остаться. Пусть ваши ребята и патрульно-постовая служба посмотрит повнимательнее!"

"Какие там следы на одежде, - скептически подумал Сытенко. - Кости затылка раздроблены, но чтобы кровь фонтаном била, это вряд ли". Однако ссориться с прокуратурой не хотелось и, подойдя к патрульной машине, по рации связался с РОВД, дав необходимые распоряжения. Надо было срочно организовать первоначальные оперативно-розыскные мероприятия, и Сытенко, договорившись встретиться через два часа в кабинете Балабина, уехал в райотдел.

Вопреки ожиданиям события начали развиваться довольно бурно. Слух об убийстве разнесся по городу, и уже через час они знали личность потерпевшей. Ее соседки по комнате с вечера не подняли шум, так как считали, что их подруга по собственному желанию развлекается с так удачно подвернувшимся красавчиком. Но, узнав об убийстве, явились в отдел милиции и по фотографии опознали погибшую. В протоколах их допросов были подробно зафиксированы приметы парня, лихо танцевавшего современные танцы. И подчиненные Сытенко начали методичный обход частного сектора и всех здравниц города.

Сам Сытенко не успел включиться в поисковые мероприятия, так как появился новый подозреваемый: в отдел явился муж убитой, узнавший от подруг жены о трагическом происшествии. Его рассказ был похож на выдумку. По крайней мере, Сытенко верил ему лишь до того момента, как он, якобы, подлетев к стоявшей у дерева парочке, обнаружил, что в темноте обознался. Поспешно извинившись, он помчался дальше. Но безуспешно проблуждав по ночному парку ещё часа два, вернулся в санаторий и до утра просидел возле дверей её корпуса.

В нем тогда ещё теплилась надежда, что пока он бегал по парку, жела вернулась. Но наступило утро, а её не было. И лишь когда её подруги появились утром после посещения отдела внутренних дел, он осмелился подойти и поинтересоваться, где же его жена. Узнав о трагедии, поспешил в милицию. Оказалось, что все его проклятия жене теперь обернулись против него: он безмерно виноват, что думал о ней плохо. Отвергнутый ею негодяй с красивой внешностью убил её.

Обидно, что ему не поверили и задержали. Но он бы и сам в такой ситуации заподозрил в первую очередь ревнивца-мужа. Временами ему начинало казаться, что он виноват в смерти жены, так как его настойчивые поиски могли вспугнуть Марину, и её убили, когда она пыталась уйти. Эх, прав был Володька - не надо было сюда лететь. Так он лежал и казнил себя, ещё не зная, что красавец-танцор Александр Птицын найден, опознан, водворен в соседнюю камеру и теперь тоже клянет себя за вчерашний вечер: "Сколько раз говорили, что бабы меня погубят. Так нет, все лезу куда не нужно и ищу себе дурацких приключений. И кто теперь поверит в столь невероятное стечение обстоятельств?"

Вечером на совещании в кабинете Крутова собрались участники розыска. В отсутствие прокурора Крутову невольно приходилось брать на себя ответственность. А ситуация сложилась щекотливая: задержаны двое, и вина одного автоматически исключает ответственность другого.

Трудный разговор начал Сытенко:

- Пожалуй, надо отпускать мужа: виновный не стал бы сидеть с утра возле её жилого корпуса.

- Ну, не скажи, - перебил Балабин. - Он мог это сделать для отвода глаз, понимая, что все равно его установят через кассу аэрофлота!

- Слишком уж сложный ход для неопытного преступника. К тому же следов крови и мозгового вещества ни на одежде, ни на изъятом ноже не обнаружено. Правда, сам факт приезда в город и чувство ревности говорят о многом.

- Вот видишь, - вновь перебил Балабин, - в таком состоянии вполне мог убить.

- "Мог" и "совершил" - разные вещи, - решил вмешаться Кругов. - А что у нас есть в отношении Птицына?

- Здесь улики весомее. - Сытенко, найдя нужное место в протоколе допросов, зачитал: "Марина согласилась с моим предложением прогуляться по парку после танцев. Недалеко от смотровой площадки, под деревом я взял её за плечи и попытался поцеловать. При этом неловким движением случайно разорвал нитку бус. Женщина вскрикнула и кинулась подбирать рассыпавшиеся бусинки, наощупь отыскивая их в траве. Почувствовав осложнение ситуации, я предложил бросить это бесполезное занятие и, вернувшись сюда с утра, продолжить поиски. Но она упорствовала. Не желая уходить от красивой женщины, я пообещал ей купить на другой день новые. Но она резко отказалась. Тогда я спросил: "Что они, такие уж дорогие?" Женщина ответила: "Дороже не бывает. Им цены нет", Я сделал попытку приподнять её и обнять, но Марина резко оттолкнула меня и сказала: "Да убирался бы ты отсюда!" Я очень рассердился на такое обращение и, повернувшись, быстро пошел вниз, к морю. В темноте, не заметив низко склонившуюся ветку дерева и наткнувшись на нее, исцарапал лицо. Кровь из разодранной щеки капала на рубашку. Вернувшись в санаторий, я выстирал под краном рубашку и лег спать. На вопрос товарищей по комнате о ссадинах на лице, не желая признаться в неудаче с женщиной, объяснил, что подрался с неизвестными. На другой день после завтрака решил на пляж не ходить из-за оцарапанного лица, остался лежать в комнате, где меня л нашли работники милиции",

Сытенко, закончив читать протокол, начала подводить итоги. Конечно, подозрение падало на Птицына. Здесь и случайное знакомство, и его вполне определенные намерения, и ночная стирка окровавленной рубашки, и повреждения на лице. Слишком много совпадений! Но нельзя сбрасывать со счетов и Холодова. Существует ещё одна, правда сомнительная, возможность: было ещё третье, пока нам неизвестное, лицо, но это уже из области фантазий. Пока из двух задержанных Пти-цын* - более подходящая фигура для обвиняемого.

Последняя фраза резанула слух Крутова - эти рассуждения Сытенко, хотя и логичные, но были довольно циничны.

- Вы, Иван Семенович, все вроде бы говорите правильно. Наибольшие подозрения вызывает поведение Птицына. Ну, а если здесь случайное .стечение обстоятельств? В нашем распоряжении ещё почти двое суток. И если ничего нового мы не добудем, то придется освобождать Птицына. Что же касается Холодова, то его мы обязаны отпустить немедленно.

- Если работать с оглядкой, как вы, то с преступниками вообще бороться будет невозможно. - Сытенко понимал, что сейчас наговорит лишнего, но его уже понесло, - С приобретением опыта вы, Виктор Константинович, хорошо узнаете, что на практике редко когда удается собрать полные доказательства. Преступник - не такой уж дурак, и следы, а тем более отпечатки пальцев, нам нарочно не оставляет. А между прочим, в судах такие вот дела на одних лишь косвенных доказательствах беспрепятственно проходят.

- И меня и вас учили, что лучше отпустить девять виновных, чем осудить одного невиновного. И пока это зависит от меня, я сделаю все, чтобы это положение выполнялось.

Но Сытенко сдаваться не собирался.

- Послушай, Виктор Константинович, у нас всегда с прокуратурой были великолепные отношения. И мы вас никогда не подводили. Хотите освободить Холодова - ваше право, хотя можно было бы и не торопиться. Что же касается Птицына, то тут вопрос принципиальный. Нам с вами работать вместе, и совсем небезразлично, как быстро мы найдем общий язык. Чем скорее, тем лучше!

- Для кого лучше, для вас или для дела?

- А зачем противопоставлять, Виктор Константинович? Разве мы для себя стараемся, разыскивая и изобличая преступников? Одно дело делаем и мыслить должны в одном направлении.

- Говорить вы великий мастер. Я даже почувствовал себя формалистом, наносящим вред общественным интересам, а всего лишь выступил за соблюдение законности. Так вот: Холодова освободим немедленно, а Птицына - по истечении положенных по закону трех суток, если не будет добыто новых доказательств.

До этого момента Балабин дипломатично молчал. Ему было интересно, как поведет себя Крутов в сложной ситуации. "Новенький помощник прокурора молодец", - подумал он. А вслух кратко согласился с коллегой: "Да, надо честно признать, что доказательств в отношении Птицына у нас, действительно, недостаточно. Его рассказ мы пока опровергнуть не можем".

Сытенко промолчал. По многолетнему опыту допускал, что ничего нового его подчиненные не добудут, и тогда эти законники отпустят преступника. А это противоречило его представлению о справедливости. Но впереди, действительно, ещё двое суток, и надо работать.

На следующий день у Сытенко забрезжила слабая надежда. Коллеги из далекого сибирского города, где жил Птицын, сообщили, что, ещё будучи несовершеннолетним, он привлекался к ответственности за попытку изнасилования. .Правда, после освобождения в течение уже трех лет к нему претензий у милиции нет, так как ведет себя безупречно. Сытенко, узнав о прошлой судимости подозреваемого, атаковал помощника прокурора: "Виктор Константинович, не делайте ошибки. Мало того, что нераскрытое преступление ухудшит статистику состояния преступности в городе, да еще, это самое главное, убийца уйдет от наказания и, почувствовав безнаказанность, вновь совершит что-либо подобное, Как тогда мы с вами посмотрим в глаза родственникам очередной жертвы? Эх, Виктор Константинович, я, в отличие от вас, уже заканчиваю службу в правоохранительных органах и со всей ответственностью заявляю, что собранных доказательств вполне достаточно для привлечения Птицына в качестве обвиняемого".

Откровенно говоря, когда Сытенко предположил, что от -

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309

XML error: Invalid character at line 309


home | my bookshelf | | Кофе в постель (сборник рассказов) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу