Book: В ритме сердца



Хуршилова Мадина , Дроздов Юрий

В ритме сердца

Мадина Хуршилова, Юрий Дроздов

В РИТМЕ СЕРДЦА

Мы в ответе за тех, кого приручили.

Сент-Экзюпери.

...Ты имеешь одну душу и много воплощений, а у Эрмиджад одно обличье, но много душ...

Майкл Муркок

***

Я боюсь тишины, хоть считают молчание - золото,

Лучше пусть веселятся-бушуют пожары страстей,

Но не знаю, не знаю, как вышло, что сердце расколото

И не на две - на столько уже несложимых частей.

И, наверно, за то называют меня беззаконницей,

Что на каждую боль отзывается болью душа...

Может быть, в прошлых жизнях бывала я огнепоклонницей,

Только новые боги теперь наши судьбы вершат.

КОРОЛЕВА МЕЧЕЙ

Королева Мечей движима любовью или ненавистью, то есть ее действиями управляют эмоции. Это человек, действующий не от избытка, а гонимый недостатком, нехваткой того, что ему жизненно необходимо.

20 ИЮНЯ

Картина Репина "Поправь свою безнадегу". Сегодня на меня снова накатила депрессия, а моя любимая жилетка, то есть Ромка, как назло, в Москве. Чтобы хоть немного поднять себе настроение, я намарафетилась поярче, нацепила свое любимое черное платье, которое, по выражению моего брата, заканчивается, не успев начаться.

Проделав все это, я устроилась за столом у окна и разложила карты.

Ну конечно - выпали "Нищие", то есть пятерка пентаклей. Я полезла в книгу с толкованием значений. Итак, что там? "Я погуляю по садику, водочки выпью, закушу, лягу в светелке наверху. Яблони цветут, дух легкий, птички поют, а мысль - тук-тук-тук, а не повеситься ли мне?"

Очень точно. Внешне все просто замечательно, а на самом деле так тошно, что хоть в петлю. И еще этот разговор с Владом...

Я вытащила следующую карту. "Рыцарь Посохов". Этот человек может принести вам что-то новое, или же его активность будет иметь тот результат, что вы обратитесь к доселе неизведанному для вас. Не исключено, что этот человек откроет вам нечто внутри вас самих. Он может существенно расширить ваши горизонты... "Ну вот, опять кто-то новый. Я и со старыми-то никак не разберусь...

Я почувствовала, что кто-то смотрит на меня, и подняла голову. Под окном стоял какой-то парень. Шатен, чуть выше среднего роста, в очках... Нет, не похоже, чтобы мы уже встречались. Он таращился на меня так, будто узрел призрак. Заметив мой взгляд, он улыбнулся и подошел ближе. Я тут же мысленно обругала себя за тупость.

- Вы, наверное, ищете Рому? - спросила я, придвинувшись к самой сетке.

- Рому? - На мгновение он нахмурился, но потом снова улыбнулся. ? Да, действительно.

- А его нет, - сообщила я. - Он еще не приехал. Но если он обещал что-то оставить...

В этот момент в мое поле зрения вплыла "сладкая парочка" - Андрей и Саша. Оба были явно навеселе, а потому в прекрасном расположении духа.

- О, Юрчик, - протянул Андрей, подходя к парню, с которым я разговаривала. Я так и не вспомнила его, но к Ромке ходит так много народа, что это и неудивительно.

- Привет, Аленка, - небрежно бросил мне Андрей и снова повернулся к нему. - Какими судьбами?

- Да так, надо было увидеть одного человека.

- Понятно, - Андрей одарил меня многозначительным взглядом. Его серые глаза весело блестели.

- Не радуйся, он пришел к Ромке, - разочаровала я его. - Значит, вы знакомы?

- Учились в одном классе, - сказал Андрей.

- Кажется, дождик начинается... - наконец подал голос Саша, до тех пор молча терзавший сигарету. - А у Андрюхи ключей нет...

Дождь собирался еще с утра, и сейчас действительно начинало накрапывать.

- Намек понят, - сказала я. - Заходите ко мне. - И, видя, что Юра в нерешительности остановился, добавила. - И ты тоже. Не мокнуть же теперь.

Я сползла с подоконника и пошла встречать гостей.

- Пустите доброго человека, а не то он выломает дверь! - вежливо попросил Саша. Он обожает плагиаторские шутки.

- Какие вы оба хорошие, - сказала я, когда они вошли.

Я имела в виду Андрея и Сашу - их штормило.

- Мы у Сани гудели, - объяснил Андрей, тщетно пытаясь избежать столкновения со шкафом. - Я вчера вечером ушел и только сейчас домой иду.

- Все ясно. - Я состроила глубокомысленную мину и понимающе кивнула.

Проводив их в свою комнату, я пошла ставить чайник. Гости появились весьма кстати - в подобном состоянии мне лучше не сидеть одной. Андрей наш сосед, а Саша - его однокурсник. Вчера они с горем пополам сдали очередной экзамен и, очевидно, бурно отпраздновали это событие.

Тем временем на улице начался настоящий ливень. Когда я вернулась в комнату, Андрей настраивал гитару, а Саша упал на уши Юре, который с интересом рассматривал развешанные по стенам картины. Если, конечно, можно назвать картинами мою дилетантскую мазню.

- Это все ваши? - спросил Юра.

- Во-первых - лучше на ты. Я еще не такая старая. Ну а картины...

"Поцелуй вампира" и "Инкубус" копии с Валледжовских, а "Король снов" мой.

- Не "Король снов", а садомазохизм, - поправил меня Саша с ехидной улыбкой.

Я пропустила его реплику мимо ушей. На картине был изображен демонический воин - этакая белокурая бестия с черными перепончатыми крыльями - и отчаянно цепляющаяся за него полуголая девица. Все это безобразие дополняли рваные цепи, двуручный меч и алая роза.

- Саня, не оскорбляй Зверя! - заявил Андрей, не переставая бренчать.

Саша скривился, как от зубной боли, а я фыркнула. Все почему-то считают, что мне позировал Зверь... Но о нем отдельный разговор.

- Ты гадала? - спросил Андрей, глянув на разбросанные по столу карты. Кстати, Юрка тоже гадает.

- Да? И насколько хорошо?

- Не так чтоб очень, но кое-что могу, - сказал Юра.

- Он у нас знаешь кто? - встрял Андрей. - Мастер Кульбин, гений мира и его окрестностей.

Юра непонимающе воззрился на него, а Саша заржал. Кульбин - персонаж из нашей с Мариной книги. Колоритнейшая фигура - великий маг и законченный шизик.

- Значит, в нашем "Клубе шизов" пополнение? - спросила я.

- Помнишь, говорил тебе про наш клуб, - снова влез Андрей. - Туда входят те, кто интересуется всем потусторонним. Короче, шизик, как и ты.

- Ты интересуешься магией? спросила я.

- Вообще-то, я адепт белой магии.

Саша протяжно свистнул.

- Кульбин ты, Кульбин, - ласково заверил Юру Андрей.

- Подожди ты. Андрюха, дай мне с человеком поговорить! - в конце концов не выдержала я.

Андрей вытаращил глаза и зажал рот обеими руками. изображая третью фигуру из скульптурной композиции "Ничего не вижу. ничего не слышу, ничего никому не скажу". Я улыбнулась и обратилась к Юре:

- Ты не заметил ничего необычного в этой комнате?

Я хотела выяснить, как надо воспринимать его заявление насчет белой магии - в шутку или всерьез. Что до меня, то мне. как и Ромке, ближе черная.

- Если ты имеешь в виду то, что кроме нас здесь есть кто-то еще.

то я это знаю.

- Кто? - встрепенулся Саша.

- Где? - нарушил Андрей свой обет молчания. - В шкафу, что ли?

- Нет, - возразил Юра. - Вон там.

Он показал в сторону запаленной книгами тумбочки возле кровати.

- Фу, так вы про Мишку, - облегченно вздохнул Саша - А я-то думал...

- Он действительно там? - спросил у меня Андрей.

- А я знаю? Его же сейчас не видно. Слишком светло. А переключаться на астральное зрение мне неохота.

Мишка - это наш домовой, или призрак. В общем, нечто, производящее непонятные шорохи и звуки, периодически роняющее вещи и видимое в темноте как силуэт человека. В нашей книге он фигурирует под именем Мишель.

Андрей подмигнул Саше и нарочито громким голосом произнес:

- А не пора ли нам покурить?

Лежавшие на тумбочке книги слетели на пол, а по комнате пронесся порыв ветра. Мишка балдеет от табачного дыма.

- Гляди-ка - угадал, - протянул Андрей, глядя на Юру.

Значит, насчет магии было сказано серьезно. Чем дальше, тем интереснее.

- Мишка, а Мишка, хочешь в бутылку? - задушевным тоном спросил Саша. Ветер вторично прошелся по комнате, что-то завозилось под диваном, и все стихло.

- Таящийся-Под-Диваном занял свою позицию, - изрек Андрей.

Мишка почему-то панически боится Сашу, а тот бессовестно этим пользуется.

Чайник громко засвистел. Я пошла на кухню, раздумывая над происшедшим. Значит, еще один шизик.

- Тебе помочь?

Как и следовало ожидать, Саша приперся за мной.

- Не стоит. Не хочу, чтобы ты разгрохал остатки нашего сервиза.

- Почему ты мне не доверяешь? - спросил он, как всегда, немного растягивая гласные. Ромка говорит, что у него долгоиграющий голос.

- Кстати, забыл сказать - ты сегодня здорово выглядишь, - добавил он, окинув меня оценивающим взглядом.

- Благодарю, - сказала я, разливая кофе по чашкам. Опять... Этот бабник ни одну юбку мимо не пропустит.

- А у меня идея, - заявил Саша. - Ты понесешь чашки, а я понесу тебя. Идет?

- Надорвешься, радость моя, - я рассмеялась. Он повыше меня, но не слишком сильный. Зато самоуверенный до ужаса. Как обычно, он был облачен в яркую футболку и джинсы. Нахальные светло-зеленые глаза, легкий загар, голливудская улыбка - этакий американизированный представитель золотой молодежи. Саша решительно преградил мне дорогу.

- Перестань дурака валять, а то Зверю скажу. - пообещала я. - Давно в бассейне не купался?

Вспоминать о принудительном купании в бассейне ему ятю не хотелось. Он скрестил руки на груди и с независимым видом привалился к холодильнику, пропуская меня вперед.

- Зоофилия есть зоофилия, - горестно изрек он, глядя в потолок.

- Благодари дьявола, что у меня руки заняты. И вообще, я же ничего не говорю про то, что Андрей почему-то снова у тебя ночевал.

- Опять! - Саня схватился за голову, изображая отчаяние. Все постоянно подкалывают его и Андрея, намекая на их подозрительную привязанность друг к другу. На самом деле никакого криминала там нет, но они так бесятся, что невозможно удержаться.

Мы вернулись в комнату. Андрей вовсю расписывал свои ночные похождения, но после нашего появления сразу переключился на еду. Что мне в нем нравится - так это неизменно превосходный аппетит.

Наш дальнейший разговор крутился вокруг магии, но Саша и Андрей все время сбивались на иные, более близкие им темы, и получился ничего не значащий треп.

- Кого я вижу! - протянул вдруг Андрей, приподнимаясь со стула и выглядывая в окно. - Посмотрите: вот перед вами маленький беззащитный кролик...

Я посмотрела туда, куда он указывал, и увидела быстро приближающегося Зверя. Если здоровенного детину этак под два метра ростом можно назвать кроликом, то я - агент ЦРУ.

- А вот и злодей-Антиплащ, - прокомментировал Андрей появление преследующей Зверя милицейской машины.

Значит, Влад... Этого еще не хватало!

Влад медленно ехал вдоль тротуара и что-то внушал Зверю, а тот злобно огрызался.

- Г'м... Кажется, нам пора, - небрежно сказал Саша и поднялся на ноги. К тому же и дождь почти кончился...

Когда мы были уже в коридоре. Юра задержал на мне взгляд и произнес странную фразу:

- Вот мы и встретились...

Он сказал это тихо, и я не была уверена, что правильно услышала.

- Жаль, что не получилось встретиться с Ромой, - сказал он.

- Он будет на той неделе, так что заходи.

Не успела я их проводить, как появились братья. Удивительно, как они не столкнулись.

- Отцепись! - буркнул Зверь, резко сбрасывая руку Влада со своего плеча.

Глаза Влада моментально начали светлеть.

- Влад, все в порядке, - попыталась я успокоить его.

- Видит бог, я пытался его задержать,- тихо произнес Влад, и они вошли в дверь.

Эти два гиганта заняли почти весь коридор. Оба высокие, загорелые, с короткими светлыми волосами, они очень похожи друг на друга, только у Зверя нос перебит и глаза голубые, а у Влада - темно-синие, и лишь когда он в бешенстве, они светлеют. Очевидно: Влад еще не заходил домой, так как на нем была милицейская форма. Зверь же, как обычно, вырядился в черную майку, позволяющую демонстрировать накачанные бицепсы.

- Нам надо поговорить, - заявил Зверь, подходя ко мне.

Я поняла, что его снова перемкнуло, и сейчас он может выкинуть все, что угодно.

- Хорошо, - сказала я по возможности спокойно, - Давай поговорим.

- Оставь нас, - резко бросил он Владу.

Один вид старшего брата вызывает у Зверя аллергию. Впрочем, Влад "любит" его не меньше.

- Не пойдет, - отрезал Влад. - Тебя в таком состоянии вообще без намордника выпускать нельзя.

Зверь зашипел и напрягся, но я тут же повисла у него на руке.

- Остыньте оба. Влад, не бойся, ничего страшного не случится. Я поговорю с ним.

- При мне, - сказал он, глядя на меня без улыбки.

С некоторых пор я избегаю смотреть ему в глаза.

Я поняла, что спорить бесполезно. Если Влад что-то решил, переубедить его практически невозможно.

- Предлагаю компромисс, - сказала я. - Мы все выйдем на улицу, но ты подождешь нас в машине.

Влад кивнул. Зверь тоже согласился, хотя и без особого восторга. К счастью, во дворе никого не оказалось. Влад сел в машину и демонстративно хлопнул дверцей.

- Я уезжаю на север, - заявил Зверь.

Это было для меня полной неожиданностью.

- Куда?

- В Тюмень.

- Но там же колотун и белые медведи!

- Нет там никаких медведей.

- Но с чего это вдруг ты решил уехать?

- Все надоело. Все надоели. - Он бросил испепеляющий взгляд в сторону Влада.

- И я тоже?

- Нет. Ты поедешь со мной.

Мои глаза вмиг оказались в области лба.

- Одну минуточку. Только за сапогами сгоняю.

- Алена, я не шучу.

Я вздохнула. Ну вот, очередная бредовая идея, требующая немедленного воплощения.

- Ну а если серьезно, то ничего не получится.

- Почему? Едут же другие.

Его, как и брата, трудно переубедить.

- Мой нежный и ласковый Зверь, мне ведь еще год учиться

Похоже, мои слова заставили его задуматься.

- А если бы Влад предложил тебе то же самое? - спросил он, немного помолчав.

- С ним бы я тоже никуда не поехала.

- Только не надейся, что у вас что-нибудь получится... - снова начал заводиться Зверь, но вдруг сам оборвал себя.

- Счастливо, - бросил он мне и, круто развернувшись, пошел к машине.

Братья уехали. Больше в этот вечер никто не появлялся. А ночью мне снились суровые берега холодного северного моря.

21 ИЮНЯ

Ромка все еще в Москве, Андрей и Саша готовятся к последнему экзамену. Я никого не ждала и устроила генеральную уборку. Моя комната приобрела более-менее приличный вид. То есть комната у меня хорошая, мне нравится: темные шторы, темная мебель и, конечно же, гитара и картины, придающие моей берлоге некоторую богемность. Царящий здесь вечный бардак я тоже списываю на богемность и гордо именую хаосом.

Покончив с делами, я попыталась читать, но, кажется, у меня, как у филолога, развилась профессиональная болезнь - отвращение к книгам.

Хотя это не мешает мне графоманствовать. Я подумала о том, что в последнее время мой круг общения сильно изменился. Светка вышла замуж и перевелась на заочное, другие тоже как-то разбежались. Осталась Марина.

Вместе учимся, вместе пишем книги. Но с некоторых пор наши отношения стали несколько натянутыми. И все из-за ее братьев - Владислава и Станислава. Они оба друзья Ромки, и мы все давно знакомы. Но дело в том, что у нас с Владом был бурный роман и мы всерьез собирались пожениться после того, как он вернется из армии. Теперь-то я понимаю, что в моей первой любви было много придуманного. Но тогда мне казалось, что это и есть то самое настоящее и неповторимое. А когда Влад вернулся, у меня уже был Зверь...

Кстати, о прозвище. Станиславу было лет четырнадцать, когда он как-то услышал наш с Ромкой разговор про Апокалипсис, про приход Зверя и все, что с этим связано. Из всего сказанного он усвоил лишь то, что три шестерки число дьявольское, а значит - неугодное богу. Влад никогда не увлекался религией, но крест носит, и вот ему назло Стае тогда выколол себе на правой руке 666. Отлупил его тогда Влад по страшному... Но с этих пор его стали звать Зверем. Он тоже входит в наш "Клуб шизов". Как Ромка, Марина, Саша, Андрей и Вася, еще один наш сосед. Но последний вообще не от мира сего. Еще есть Олег, мой однокурсник, но он не так уж часто здесь появляется.

Вроде бы, не маленькая компания, но иногда мне бывает одиноко.

Раньше я со всеми своими проблемами шла к Ромке. Но теперь брату не до меня - челночные рейсы в Москву съедают почти все время.

С Андреем мы знакомы с детства. Он сочиняет песни и здорово играет на гитаре, но его нельзя воспринимать всерьез. С ним хорошо валять дурака - и только.

Сашу я немножко побаиваюсь, потому что вообще-то он мне нравится, но таким, как он, я не доверяю и потому стараюсь держаться от него на расстоянии. С Олегом же меня связывает лишь совместная подготовка к экзаменам.

А братья... С ними полнейший маразм. От них одни проблемы, с ними очень сложно, а без них - невозможно. Самое ужасное, что они нужны мне оба. И я ничего не могу с этим поделать. Вот так.

Я подошла к зеркалу и продекламировала:

- Ну кто же ты, отступник богомольный,

Обретший все и вечно недовольный,

Сдружившийся с луной и тишиной?

Из зеркала на меня смотрела довольно высокая девица с буйной черной гривой и темными глазами. Я всегда завидовала брату - у него глаза зеленые, кошачьи... А Влад говорит, что имя Алена мне не подходит. По его мнению, я похожа на купринскую Олесю. Что ж. не мне судить об этом.

Итак. Елена-Алена-Олеся, двадцати лет от роду, имеющая все необходимое и вечно жалующаяся на судьбу, окончательно запутавшаяся в проблемах, которые сама же себе и создала, - что же тебе нужно?



Наверное, ремня.

26 ИЮНЯ

Несколько дней ничего особенного не происходило. Заходили Олег и Марина, забрали мои лекции. Я получила оценку автоматом, так что последний экзамен мне не нужно сдавать. Пару раз появлялся Юра, но одновременно с ним обязательно притаскивался Андрей, поэтому я так до сих пор и не поняла, насколько он сведущ в магии. Юра взял почитать нашу с Мариной писанину - "Хроники Эскейпа", а сегодня пригласил меня к себе.

Я предполагала, что меня ждет нечто интересное, но такого не могла представить даже я. Но обо всем по порядку.

Дело было так. Мне открыл некий субъект лет пятнадцати, который мог бы быть довольно симпатичным, если бы так не хмурил брови и не глядел на меня, как Ленин на буржуазию.

- Юра дома? - спросила я, поздоровавшись.

- Бу-бу-бу, - донеслось в ответ нечто нечленораздельное.

"Нет его", - наконец разобрала я. Субъект уже хотел закрыть дверь, когда появился Юра.

- Славка! - рявкнул он. - Еще раз так сделаешь - я тебе отрежу...- Он покосился на меня. - Уши.

Бормотание усилилось. Славка еще раз сердито зыркнул на меня и с видом оскорбленной добродетели проковылял в глубь двора.

- Не обращай на него внимания, - сказал Юра, приглашая меня в дом.

- Это мой брат. Он всегда такой. У него даже прозвище - Вечно Недовольный, или для краткости Бу-бу-бу.

Я вспомнила стихотворение Гумилева про вечно недовольного и улыбнулась. Мы вошли в комнату с наглухо зашторенными окнами.

Посередине стоял стол, на нем лежала раскрытая книга с пожелтевшими страницами и горели тонкие церковные свечи. В воздухе чувствовался смешанный запах серы и ладана. В руке Юра держал ритуальный нож, используемый для вызывания духов. Перехватив мой взгляд, он поспешно спрятал нож за спину. Он вообще выглядел довольно растерянным.

Вдруг из-за пианино, из самого темного угла появился некто в черном. В темноте я разглядела бледное лицо и ярко-алые глаза. Я невольно отступила назад, но вспыхнул свет, и я облегченно вздохнула.

- Познакомьтесь: Леша, Алена, - Юра представил нас друг другу.

Все встало на свои места. Леша никакой не дух, а человек, хотя и не совсем обычный - альбинос. Честно говоря, никогда бы не подумала, что альбиносы могут быть такими симпатичными. Правда, в отличие от тех, кого я видела раньше, у него была бледная кожа и русые, а не белые брови и ресницы.

- А что, собственно говоря, тут происходит? - поинтересовалась я, оглядывая комнату. Юра захлопнул книгу и погасил свечи.

- Ничего особенного. Вспоминаем прошлые воплощения.

О том, что человеческая душа, когда умирает тело, переселяется в новое, мне было известно. Но я никак не думала, что свои прошлые жизни можно вспомнить.

- Такое тоже возможно?

- Вполне.

- А откуда ты знаешь, как это делать?

- Работа у меня такая, - улыбнулся он. - Я ведь Наблюдатель.

- Кто?

- Ты не знаешь, кто такие Наблюдатели? - удивился Юра.

- Понятия не имею, - честно призналась я.

- То, что все подобные нам шизики связаны либо с силами Хаоса, либо с силами Порядка, ты, наверное, знаешь?

Я кивнула. Ромка, Зверь, Андрей, Саша и я относимся к Хаосу, а Марина, Влад и Вася - к Порядку. А что такое Хаос и Порядок знает каждый, кто хоть иногда читает "фэнтези".

- Так вот, - продолжал он. - Кроме того, есть те, кто не относится ни к Порядку, ни к Хаосу.

- Ага, ни рыба, ни мясо.

- Скорей уж и рыба, и мясо. Наблюдатели находятся как бы посередине. Они должны наблюдать за Равновесием, чтобы ни одна сторона не могла взять верх.

- Оригинально, даже очень. А ты тоже Наблюдатель? - спросила я у Леши.

- Нет, я за Порядок.

- Здравствуй, враг мой, - изрекла я и протянула ему руку, которую он церемонно пожал.

Его бледное худощавое лицо казалось мне смутно знакомым, но воспоминание ускользало от меня.

- И что, вспоминать свои прошлые воплощения может каждый? поинтересовалась я.

- Да, только надо знать, как, - сказал Леша.

- Но, наверное, это очень сложно.

- Смотря для кого. - Юра посмотрел на меня. - Для тебя, например, просто. Гораздо проще, чем для других. Нужно лишь сосредоточиться на биении сердца и воспринимать те образы, которые начнут всплывать в памяти.

Это будет похоже на прокручивание киноленты - сначала очень быстро, потом медленнее, и, наконец, события начнут происходить с той же скоростью, что и в реальности.

- Не совсем так, - поправил его Леша. - Насколько я могу судить по собственному опыту, субъективное время будет сильно расходиться с объективным. То есть для окружающих пройдет лишь несколько мгновений, а ты за это время успеешь прожить чуть ли не целую жизнь.

- Звучит заманчиво.

- Если тебе интересно, можешь попробовать прямо сейчас, - сказал Юра, прислушиваясь к доносящемуся из соседней комнаты бормотанию рассерженного павиана. Бу-бу-бу уже пару раз заглядывал в комнату. По его хмурым взглядам можно было подумать, что мы его заклятые враги.

- Думаешь, у меня получится?

- Обязательно, - убежденно заявил Юра и показал кулак заглянувшему в дверь Бу-бу-бу.

- Ну что ж...

Я села поудобнее, глубоко вздохнула и стала слушать сердце.

Сначала ничего не происходило. Потом удары сердца стали отдаваться в висках, и вскоре этот ритм заполнил собой все. Никаких других ощущений не осталось.

Перед моими глазами вспыхнула ослепительным светом перевернутая пентаграмма. Люциферова звезда... Распахнутое звездное небо, всадник на белом коне, волки под луной, деревянный корабль с драконьей мордой на носу, стекающая по мечу кровь, какое-то чешуйчатое существо, пронзенный стрелой человек, мрачное сырое подземелье, деревянное распятье, знак Хаоса...

Я помотала головой, отгоняя наваждение.

- Бред какой-то.

- Что ты видела? - спросил Юра.

Я рассказала.

- Сейчас тебя носило по разным жизням. Теперь можно остановиться на какой-нибудь одной.

- Каким образом?

- По-разному. Например, так. Можно слушать сердце и одновременно смотреть на какого-нибудь человека. Тогда ты вспомнишь именно то воплощение, где вы встречались.

- А если мы не встречались?

- Тогда не вспомнишь ничего. Но так редко бывает. Только учти - ты будешь переживать все как наяву.

- Здорово! - У меня, как говорится, глаза и зубы разгорелись.

- Не всегда, - проронил Леша. - Воспоминания могут принести боль.

- Черт возьми! - В сердцах я хлопнула себя по лбу. - Чуть не забыла! Мне же надо дома быть - Ромка будет звонить. Интересно с вами, ребята, но что поделаешь...

Я поднялась.

- Проводишь? - спросил Юра у Леши.

- С удовольствием, - ответил тот и улыбнулся мне.

В коридоре нам снова встретился Вечно Недовольный. Надутый Бу-бубу сердито пробубукал что-то нелестное в наш адрес и неспешно удалился.

- Вы давно знакомы? - спросила я у Леши, когда мы вышли на улицу.

Он надел темные очки и улыбнулся.

- Примерно тридцать тысяч лет.

- А если серьезно?

- Серьезно. Я имею в виду не только эту жизнь.

- Это ты научил его вспоминать?

- Как ни странно, не я его, а он меня. Ты не смотри на его молодость. Он пользуется знаниями, полученными в прошлых воплощениях.

- Очень удобно, - отметила я. - В одной жизни научишься чемунибудь, а в следующей просто вспомнишь.

- Удобно, - согласился Леша. - Если уметь вспоминать.

Лорд с громким лаем бросился к нам, но, увидев меня, сменил гнев на милость, разулыбался и завилял хвостом. Он немного смахивает на волка, но у него шерсть коричневого цвета.

- Это Лорд. Он у нас дворянин. То есть дворняга.

Я увидела знакомую милицейскую машину. Мое настроение несколько упало. У подъезда стоял мотоцикл. Настроение стало еще хуже.

- Над седой равниной степи благозвучный слышен мат, пробормотал Леша, заслышав доносящиеся из подъезда вопли.

Представляю, что потом соседи будут рассказывать моим предкам.

- Так я и знала!

Я побежала вперед. Оба брата были у нашей двери. Они явно собирались устроить мордобой.

- Влад, Зверь, перестаньте!

Они оба развернулись в нашу сторону и в один голос спросили:

- Кто это?

Разумеется, ни о каких правилах приличия не могло быть и речи.

- Мой знакомый, - сообщила я им с приторно-вежливой улыбкой.

Позабыв о собственных распрях, Влад и Зверь с одинаковой неприязнью смотрели на Лешу.

- Владислав? - не очень уверенно сказал он.

- Да... - Влад сдвинул брови. Черт, Леха! Мы вместе служили, - объяснил он нам.

В очередной раз я убедилась, что мир тесен. Со второго этажа спускался Андрей. Он явно куда-то спешил, но все же глянул на Лешу столь же сумрачно, как и братья. Остановившись возле Зверя, он тихонько сказал:

- Дай, Зверь, на лапу счастье мне.

- Не в деньгах счастье, - брякнул Зверь на весь подъезд, но все же полез в карман.

Андрей получил желаемое и испарился, а остальных я провела к себе.

- А я знаю, как вспоминать свои прошлые жизни, - поделилась я своей радостью.

- Фуфло все это, - скривился Влад.

Братья сидели на диване напротив меня, а Леша устроился в кресле возле книжного шкафа. Я машинально тасовала колоду Таро.

- Ну-ка, посмотрим, что про нас скажут карты, - сказала я и вытащила три наугад. - Хм, совпадение, хотя и занятное.

Я показала карты Леше. Все три карты принадлежали к одному аркану:

Рыцарь Мечей, Королева Мечей и Король Мечей.

Королеву я сразу отложила, а оставшиеся две протянула братьям.

- Тяните.

Не раздумывая. Зверь вытащил Рыцаря Мечей и лишь тогда спросил:

- А зачем?

Так он обычно и поступает. Он разглядывал карту. На ней был изображен всадник в алом плаще и с мечом в руке, скачущий на вороном коне.

- Тебе остается Король, - сказала я, протягивая последнюю карту Владу.

На этой карте тоже был изображен воин в алом плаще и с мечом, но он сидел на троне. В отличие от карты Рыцаря Мечей, здесь превалировал не черный, а белый цвет.

- Черт! Как всегда, мне меньше! - искренне возмутился Зверь.

Я посмотрела на одного брата, потом на другого. Соперники всегда и во всем, но как похожи...

Гулкие удары сердца отдавались в висках. Сильнее, сильнее... А что, если... Люциферова звезда, оранжевые языки пламени, завывания ветра...

***

Когда уйдешь ты, как сон мятежный,

К земле иной,

Я стану тенью - прохладной, нежной

В палящий зной.

Звездой я стану - звезда укажет

Тебе родник,

Чтоб ты, усталый, томясь от жажды,

К нему приник.

Всегда незрима, я буду рядом,

Чтобы сберечь

Тебя от пули, клинка и яда,

От черных встреч.

Тебя, мой милый, от зла укрою,

Спасу от бед...

А мир все тот же - и запах хвои,

И лунный свет.

В сожженном сердце нет места мести

Уже давно.

С тобой - навеки, ни врозь, ни вместе ...

Так суждено.

КОРОЛЬ МЕЧЕЙ

Сильный энергичный человек, хотя подчас излишне жестокий и прямолинейный, Король Мечей обычно больше полагается на себя, чем на других. Физически более сильный, чем большинство людей, его окружающих, он, тем не менее, прекрасно осознает пределы своих возможностей. Часто Король Мечей являет собой личность героического склада. Мы находим людей, которые соответствуют духу этой карты, среди лидеров, утверждающих свою власть с помощью откровенно силовых методов. Он может выступать, как миротворец, но и здесь он будет действовать с позиции силы. Вспомните персонаж вестерна - удалого шерифа.

РЫЦАРЬ МЕЧЕЙ

Довольно порывистая личность, которая яростно бросается вперед, не размышляя, часто без особых причин, но с большой отвагой и желанием что-либо совершить. Этим он осложняет жизнь себе и окружающим. Этакий благородный хулиган-разбойник, который страстно (в глубине души, конечно) мечтает, чтобы его перевоспитали. В роли воспитателя обычно выступает Король или Королева Мечей.

ВОИН СВЕТА, ВОИН ТЬМЫ

Я сидела у огня, прислушиваясь к грозным завываниям ледяного северного ветра.

Корис ушел еще утром и до сих пор не появлялся. Я начала беспокоиться. Что, если он зашел слишком далеко в горы и замерз, или встретился с волками, или на него напали великаны? Последний раз он так отделал Гейрреда, что тот еле уполз в свой Етунхейм. Несомненно, он захочет отомстить.

Я сосредоточилась, глядя на оранжевые языки пламени, и представила лицо Кориса. Холодное дуновение ветра, колючий снег, темные ели... Я видела то, что видел в этот момент Корис. Значит, жив.

Для моего народа подобные штуки в порядке вещей, но здесь меня считают колдуньей. Впрочем, по мнению местных жителей, вообще все ворлоки колдуны. А я не понимаю, как можно не почувствовать того, что чувствует любимый человек?

- Корис, - прошептала я и улыбнулась.

В переводе с древнего языка его имя означает "воин". И оно очень ему подходит. Я вспомнила нашу первую встречу. Я стояла на берегу моря и ждала. Руны сказали мне, что в этот день я должна встретить того, кто станет моей судьбой. И когда к берегу подошел корабль с вырезанной на носу драконьей мордой и в прибой спрыгнул светловолосый синеглазый гигант в кожаных штанах и алом плаще, небрежно наброшенном прямо на голое тело, я поняла, что предсказание сбылось.

Огромный рост, резкие черты лица, прямые волосы цвета светлого золота все сильно отличало этого северянина от бледных темноволосых ворлоков. На мгновение мне показалось, что это кто-то из асов сошел на землю. Как выяснилось потом, я не слишком ошиблась.

События развивались так, словно все было предопределено. Через неделю я стала его женой, а еще через несколько дней он увез меня сюда, в суровую северную страну, которая является его родиной.

И ни разу с тех пор не пришлось мне пожалеть о принятом решении.

Мы поселились в доме на перевале, на границе двух миров: Мидгарда и Етунхейма, мира людей и мира великанов. Он охотился, а я вела хозяйство, и мы были счастливы. Каждый человек ищет свою половину, но не каждый находит ее. Нам это удалось, и мы считали это величайшей милостью богов.

Правда, нашу жизнь нельзя назвать спокойной. Коварные и жестокие великаны часто пытались напасть на Мидгард, а Корис сам взял на себя обязанности стража перевала. Я не могла не тревожиться за него, но что поделаешь - воин есть воин...

Наконец раздался громкий стук в дверь. Я отодвинула тяжелый засов, и дверь распахнулась. На меня пахнуло холодным ветром, и Корис вошел в дом. На его волосах искрились редкие крупные снежинки. Он улыбнулся, когда я повисла у него на шее. От его одежды пахло снегом и свежестью.

Но не успели его губы коснуться моих, как я все поняла.

- Локи, кого ты надеялся обмануть? - спросила я, пытаясь высвободиться, но он не отпускал меня.

- Ты так летела навстречу - можно подумать, что вы только что поженились или не виделись целую вечность, - насмешливо проговорил Локи, принимая свой обычный облик. Теперь это был худой рыжеволосый человек с хитрющими светлыми глазами и улыбчивым ртом.

- Корис того стоит, - гордо сказала я, выскальзывая из его рук.

Как ни в чем не бывало, он подошел к столу и уселся на скамью у очага. Протянув руки к огню, он спросил:

- Неужели он настолько хорош?

- Лучше всех!

- А есть с кем сравнивать? - поддел меня он.

Хоть Локи и бог, а похабник, каких свет не видывал, но ссориться с ним слишком опасно, поэтому я старалась не обращать внимания на его шутки.

- Не с кем, - успокоила я его и поста-ила на стол блюдо с мясом и хлебом.

- А зря, - заявил он.

- От добра добра не ищут.

- Но все познается в сравнении, - не унимался он. - Возможно, тогда бы ты еще больше ценила своего мужа.

Он весело улыбнулся и принялся за еду. Никто, даже Локи, не может упрекнуть меня в недостатке гостеприимства.

- Локи, ты, конечно, мастер болтать языком... - начала я.

- ...Но ты, конечно, догадываешься, что мой язык годен не только для болтовни, - живо продолжил он.

Дверь открылась. Оказывается, я забыла ее запереть. На этот раз это был действительно Корис.

- Здравствуй, Дядюшка Лис, - приветствовал он Локи.

Особой радости на его лице я не заметила. Локи испустил разочарованный вздох, всем своим видом показывая, как не вовремя Корис появился.

- А мы с твоей женой как раз обсуждали способы использования языка, сообщил он Корису с самым невинным видом.

- Что ты хочешь этим сказать? - невозмутимо спросил Корис, сбрасывая плащ и подходя к огню.

В руках у него была шкура огромного волка, вероятно, только что им убитого.

- У меня благие намерения, - заявил Локи, скользнув взглядом по развешанному на стене оружию. Отблески пламени заставляли ярко загораться холодный металл. - Я хочу сказать, что ты сильно рискуешь, подолгу оставляя Морег одну. Разве ты не знаешь, что длительные прогулки вдали от дома способствуют росту рогов? Ты не боишься, что скоро тебя будут звать не Корис-охотник, а Корис-олень?

Корис спокойно сел за стол и с улыбкой посмотрел на Локи:

- Ну, не знаю, удастся ли мне превратиться в оленя, но в одном я абсолютно уверен: в отличие от некоторых, мне никогда не придется совокупляться с конями и рожать восьминогих жеребят.

Я фыркнула. Локи покраснел и вскочил на ноги. Его глаза гневно засверкали.

- Да как ты смеешь?..

Корис тоже поднялся. Он был по крайней мере на голову выше Локи и чуть не вдвое шире. Он ничего не сказал, но его рука коснулась рукояти меча довольно внушительных размеров.

Локи хотел что-то добавить, но лишь многозначительно улыбнулся и вышел, громко хлопнув дверью. Все это мне очень не понравилось. Я не сомневалась, что у этой истории будет продолжение. Локи очень мстителен, а Корис затронул больную тему. Бог Огня не любит, когда ему напоминают про то время, которое он провел в облике кобылицы.



- Зря ты это сказал, - проговорила я, закрывая дверь.

- А сколько можно терпеть эти издевательства? - возмутился Корис.

- Мне не нравится, когда он говорит о тебе в таком тоне.

Он снова опустился на скамью и снял перевязь с мечом. Потрескивало пламя в очаге, а за стеной все так же выл ветер. И от того, что там было холодно и летели хлопья мокрого снега, здесь, дома, казалось еще уютнее.

- Ты ведь знаешь, что это просто пустая болтовня, - сказала я, подходя к нему.

- Знаю, поэтому и злюсь.

- Ax так, значит, тебе бы хотелось, чтобы те байки, которые рассказывает про меня Локи, имели под собой реальную основу?

Корис рассмеялся и, обняв меня за талию, усадил на колени.

- Только попробуй. Тогда ему придется рожать ежа.

Я тоже засмеялась, а потом мы забыли о Локи, потому что были слишком заняты друг другом. Заснули мы лишь под утро, а когда я проснулась, Кориса рядом не было. Меня разбудил шум снаружи. Оттуда доносилась отборнейшая брань, а иногда в стену ударялись камни.

Я быстро оделась и, накинув подбитый мехом плащ, выскочила наружу.

Конечно же, это были великаны. В грязных шкурах, заросшие неопрятными бородами, они не вызывали ничего, кроме отвращения. В хмуром свете начинающегося утра они выглядели еще хуже.

Корис едва доставал до плеча самому низкорослому из них, но я знала, что один на один он справится с любым великаном. Но в этот раз их было слишком много. Я еще никогда не видела столько великанов сразу.

- Страж перевала! Почему те всегда мешаешь нам? Кто дал тебе право не пускать нас в Мидгард? - вопрошал Гейрред, угрожающе наступая на Кориса с мечом в руках.

Этот громила был похож на покрытую медвежьими шкурами гору мяса.

- Ну если вы сами не понимаете, что вам туда нельзя, должен же кто-то это вам объяснить, - сказал Корис с улыбкой и легко отклонился от выпада Гейрреда.

Тот сердито заревел.

Великаны - существа неблагородные. Они предпочитают швыряться камнями, стоя на безопасном расстоянии. Что они и делали сейчас.

- Ведьма! Дочь ворлока! - послышались голоса из толпы. Значит, они заметили меня. Нет, все же их слишком много.

- Здравствуйте, дорогие гости! - крикнула я им. - Не хотите ли погреться?

Они недоверчиво уставились на меня. Великаны были уверены, что ничего хорошего от меня ждать нельзя - и они были правы. Я произнесла заклинание огня, и с неба спустился огненный занавес, отгородивший толпу от нас. По эту сторону остались лишь мы с Корисом и Гейрред.

Великанам это явно не понравилось.

- Не бойтесь, - крикнул им Гейрред. - Колдовство Морег недолговечно.

Я нахмурилась. Он был прав. Скоро огненный занавес исчезнет, и какое-то время я не смогу его вызвать. Я снова вошла в дом и прибегла к средству, которое мы использовали лишь в крайних случаях: я вызвала Тора.

- Зачем ты, человек, зовешь меня? - загремел этот рыжебородый силач, появляясь посреди комнаты.

Наконец он увидел меня:

- Вот тебе на! Морег?

- Корис в опасности! Кажется, пол-Етунхейма сбежалось сюда.

- Тем хуже для них, - заявил Тор и, взмахнув своим гигантским молотом, пошел к двери. У порога он задержался:

- Оставайся здесь. Битвы - не женское дело. Несмотря на его предупреждение, я осторожно выглянула из дверей. Я увидела, как раненый Гейрред упал на истоптанный снег, обагряя его своей темной дымящейся кровью. Великаны завопили. Корис и Тор, два воина в огненных плащах, врубились в их ряды. Сверкал меч Кориса, а Мьельнир - молот Тора поражал то одного, то другого и снова возвращался к своему хозяину. Мне с трудом верилось, что Тор приходится Корису прадедом.

Наконец великаны обратились в бегство. Весьма довольные одержанной победой, Корис и Тор вернулись домой.

У меня было большое подозрение, что Гейрреда и его дружков науськал Локи, и я боялась, что он этим не ограничится.

* * *

Наступила весна. С юга возвращались птицы, бежали ручьи, и там, где снег сошел, пробивалась первая весенняя трава, а кое-где даже зацвели цветы. С каждым днем солнце все дольше задерживалось на небе и становилось все теплее. Локи больше не появлялся, и мы забыли о нем.

В один из таких безветренных солнечных дней Корис сидел на камне у дома и чистил оружие, а я устроилась возле него с шитьем. Мы разговаривали, и мне было хорошо просто оттого, что он рядом. Иногда я откладывала работу, чтобы полюбоваться изумрудно-зелеными склонами гор и далекими голубыми вершинами, покрытыми вечным льдом. Я слышала, как на ветвях дуба, вокруг могучего ствола которого построен наш дом, лопаются почки, а где-то далеко в сосновом бору трубит олень, а еще дальше, в низине, начинается разлив.

Фригг появилась как всегда бесшумно, но мы сразу почувствовали присутствие этой светлой богини и приветствовали ее.

- Приятно приходить в дом, где царит любовь, - произнесла она, и голос ее звучал, как нежная музыка. Ее светлые лучистые глаза улыбались нам, а от золотых волос словно исходило сияние.

- Но я пришла к вам по делу. Я должна обойти всю землю и взять клятву со всех людей, животных, растений и даже вещей. Каждый должен поклясться мне, что не причинит вреда Бальдру.

- Разве кто-то осмелится поднять руку на бога весны? - удивилась я.

Фригг улыбнулась, и мне показалось, что от ее улыбки в доме стало светлей.

- Я знаю, что вы неспособны на такое, но я не могу сделать исключение даже для вас.

Мы поклялись. А когда Фригг ушла, мы с изумлением обнаружили, что все ветви старого дуба покрылись молодыми зелеными листьями.

* * *

В полуоткрытую дверь веял теплый смолистый ветер, а зеленые ветки, которыми я украсила комнату, напоминали мне давно покинутую родину, где солнце светило жарче и природа не была такой суровой.

Устроившись в углу на скамье, покрытой волчьей шкурой, я смотрелась в начищенный до блеска щит Кориса, висящий на стене. Я надела ожерелье из светлого медового янтаря и пыталась украсить свою прическу алыми цветами, которые, по мнению Кориса, красиво смотрятся в моих темных волосах.

Со двора раздался жуткий грохот, стук копыт и пронзительный свист.

Даже не оборачиваясь, я поняла, что это Тор. Последовали приветственные возгласы, подтвердившие мою догадку.

Корис и Тор вошли в дом. Сразу стало шумно и тесно. Они оба такого огромного роста, что, разговаривая с ними, я должна была сильно запрокидывать голову, чтобы видеть их глаза.

- Я за вами приехал, - объявил Тор, опускаясь на дубовую скамью.

Та жалобно заскрипела и подозрительно прогнулась. Хорошо, что дерево было заговоренное.

- В Асгарде будет праздник в честь Бальдра. Ведь он теперь неуязвимый! Вы тоже приглашены.

Вдруг Корис издал громкий вопль и ринулся во двор.

- Мой дракон! - воскликнул он.

Мы вышли за ним. На земле была разложена чешуйчатая шкура недавно убитого им дракона. Точнее, даже не шкура - она была слишком огромна, чтобы тащить ее сюда, - а один кусок вместе с головой. Точнее, даже не кусок, а то, что от него осталось.

- Твои козлы съели моего дракона, - сообщил Корис Тору.

Два громадных козла, запряженных в железную повозку, с видимым аппетитом доедали то, что некогда было грозным чудовищем.

- Не беда, - успокоил его Top. - Я покажу тебе, где живет другой дракон, еще больше этого.

- Не надо! - испуганно запротестовала я, и Тор рассмеялся.

- Но это потом. А сейчас отправляемся в Асгард.

Мы взошли на двухколесную повозку и в мгновение ока перенеслись в мир асов. Золотая крыша Валгаллы ослепительно сверкала на солнце, расставленные в тени деревьев длинные дубовые столы ломились от яств, откуда-то лилась дивная музыка, а посреди широкой поляны стоял вечно юный бог весны. Сегодня любой мог сам убедиться в его неуязвимости.

Все собравшиеся здесь воины были сильны и отважны, а женщины прекрасны и нежны. Боги и любимцы богов...

Я разговаривала с золотоволосой Фригг, когда к нам подошла древняя старуха. Седые неопрятные космы свешивались на ее пергаментный лоб, а беззубый рот западал внутрь.

- Твои братья напали на Бальдра, - сердито прошамкала она, глядя на Фригг слезящимися светлыми глазами.

Богиня тихо рассмеялась.

- Ему никто не может причинить вреда.

- Этого не может быть, - проворчала старуха.

Интересно, кто ее пригласил?

- Может. Я взяла клятву со всего на земле, - сказала Фригг.

- Со всего? - недоверчиво переспросила старуха.

- Да. - Фригг задумалась. - Только веточка омелы, растущая на севере Етунхейма, не давала мне клятвы. Но она была тогда совсем маленькая.

Старуха покачала головой.

- Значит, я зря беспокоилась, - пробормотала она себе под нос и пошла прочь.

Больше мы ее не видели.

Тяжелые кубки снова и снова наполнялись медом, гости все больше хмелели.

Краем уха я слышала, как пересказывали историю победы Кориса над драконом, причем с каждым разом размеры дракона увеличивались, а количество голов непременно удваивалось. Истории о подвигах других героев приобрели столь же невероятный вид.

Я пошла на поляну - туда, где боги и люди нападали на Бальдра, а он стоял целый и невредимый и безмятежно улыбался.

Ухе изрядно захмелевший Корис сидел на траве под деревом и мирно беседовал с Локи, который тоже порядком набрался. То есть говорил Локи, а Корис просто кивал время от времени. Можно было подумать, что они закадычные друзья.

Локи поднял голову и сосредоточил взгляд на мне. Его лицо расплылось в улыбке.

- Пытаюсь уговорить Кориса выстрелить в Бальдра, - весело сообщил он мне. - Интересно, правда? Ни меч, ни стрела ему нипочем.

В руках Локи держал лук и стрелу.

- Я не стреляю в людей ради развлечения, - проронил Корис и привалился спиной к стволу дерева.

- Э, да ты, наверное, просто не умеешь стрелять из лука! - заявил Локи и рассмеялся. Корис подался вперед:

- Кто не умеет? Я не умею?

Я бросила подозрительный взгляд на Локи. От него всегда ожидаешь какой-нибудь пакости.

- Не стоит, - попросила я.

- Почему же?

Он взял лук из рук Локи и проверил тетиву.

- Я не хочу, чтобы ты это делал.

Локи презрительно хмыкнул и ткнул его в бок.

- Конечно, Морег не хочет, чтобы ты стрелял в него. Посмотри, Корис, как твоя жена глядит на Бальдра! Он ведь просто неотразим...

Я махнула рукой.

- Делайте, что хотите.

Корис схватился за толстую ветку дерева и поднялся на ноги. Все разбрелись кто куда, и только Бальдр смотрел в нашу сторону. Наверное, этот светловолосый красавец и вправду неотразим, но что мне до него?

Мое сердце навсегда отдано Корису.

Корис натянул тетиву и, прицелившись, выпустил стрелу. Безмятежная улыбка исчезла с юношеского лица бога весны. Он удивленно посмотрел на Кориса, потом на торчащую из груди стрелу и упал в траву.

Со всех сторон к нему бросились люди и боги. Корис уставился на лук так, будто не мог понять, откуда он взялся. Локи бесследно исчез.

- Как это вышло? - прошептал Корис. - Клянусь черепом Мимира, я этого не хотел...

Я вспомнила про ветку омелы и странную старуху. И про то, что Локи любит менять облик. Стрела...

Словно ниоткуда появилась колесница, запряженная двумя козлами - черным и белым.

- Быстро садитесь! - крикнул нам Тор, натягивая поводья.

Все были слишком заняты Бальдром, чтобы обращать на нас внимание.

Но мне было страшно даже думать о том, что будет, когда они опомнятся.

Мы влезли в повозку.

- Тангниостр, Тангриснир, вперед! - скомандовал Тор, и волшебная колесница перенесла нас на край соснового леса.

- Это Етунхейм, - сказал Top. - Здесь вас будут искать в последнюю очередь.

- Тор, Корис ни в чем не виноват, - обратилась я к нему. - Локи подбил его выстрелить в Бальдра и подсунул ему стрелу.

- Не надо. - Тор вскинул руку, останавливая меня. Его густые медно-рыжие брови были сурово сдвинуты. - Я все видел. Я верю вам.

- Что нам теперь делать? - растерянно спросила я.

- Не знаю. Я расскажу Одину, как все было, но вряд ли это поможет... Прощайте. Я сделал все, что смог.

- Спасибо, - сказал Корис, глядя Тору в глаза, и крепко пожал ему руку.

- Я возвращаюсь в Асгард. Попробую объяснить им, - проговорил Тор и отвернулся.

Мы спустились на землю. Тор резко свистнул, и козлы умчали его прочь. Мы остались одни.

- Морег, - позвал меня Корис. - Ты знаешь, что может быть с тем, кто нарушил клятву, данную богам? С тем, кто убил бога?

Я обняла его и прижалась щекой к его груди.

- Не знаю, но догадываюсь, что ничего хорошего.

- Морег, я слишком люблю тебя и не хочу, чтобы ты страдала. Уходи, тебя они не тронут.

- Как ты можешь так говорить? - возмутилась я и подняла голову. - Ты забыл? Мы поклялись друг другу, что всегда будем вместе, и ничто, кроме смерти, не разлучит нас.

- Я освобождаю тебя от всех клятв, что ты давала мне, - глухо проговорил он.

- Мне не нужна такая свобода. Мы не можем разлучаться. Ведь мы с тобой как две половинки одного сосуда...

- Ты что - не понимаешь? - резко спросил он. - Оставаться со мной для тебя верная смерть!

- Ну и пусть. Без тебя мне ничего не нужно, - тихо сказала я, крепче обнимая его.

Он вздохнул.

- Но пойми...

- Нет, - я приложила палец к его губам. - Мы любим друг друга, а все остальное - неважно.

Мы углубились в лес. Под ногами шуршала опавшая рыжая хвоя, а высоко над нашими головами кружили две черные птицы. Они начали спускаться. Это были два громадных черных ворона.

- Проклятье! Хугин и Мунин, - процедил Корис, узнав священных воронов Одина. - Они выследили нас.

- Это еще не все, - сказала я и начала читать заклинание.

Вскоре нас окутал густой туман, и дальше мы двигались почти на ощупь.

Лес становился все гуще. Я вздрагивала, когда бороды лишайников неожиданно касались моей кожи, но не издавала ни звука, боясь привлечь чье-нибудь внимание. Я постоянно оглядывалась. Мне казалось, что кто-то злой следит за нами из тумана. Вдруг что-то впереди зашевелилось, и незнакомый мне великан преградил нам дорогу.

- Так это ты?! - завопил он, вытаращившись на Кориса. - И ты еще смеешь являться сюда?!

Он чуть не задохнулся от возмущения. Корис выхватил меч. Великан сделал то же самое. Исходящий от него запах звериных шкур и давно не мытого тела ударил мне в нос. Я отступила назад.

Великан яростно размахивал мечом, изрыгая проклятья, Корис же дрался в полном молчании, но лицо его было страшно. Он двигался намного быстрее великана. Когда тот ринулся вперед, надеясь снести ему голову, Корис отскочил в сторону и сам обезглавил его.

- Бежим! - крикнул Корис, хватая меня за руку.

Туман рассеивался, и если великаны обнаружат нас рядом с трупом, нам не поздоровится.

Отбежав на достаточное расстояние, мы снова перешли на шаг. До нас донесся далекий протяжный вой. С каждым мгновением он становился все громче.

- Это не обычные волки, - сказал Корис.

- Почему ты так думаешь?

- Меня не зря называют Корис-охотник. Я знаю голоса животных.

- Значит, Гери и Фреки? - в ужасе прошептала я.

- Ради нас Один не пожалеет даже своих волков, - усмехнулся Корис.

Мы бежали, выбиваясь из сил, но разве кто-нибудь может состязаться с волками Одина?

Внезапно лес кончился. Впереди была узкая полоса травы, а дальше ничего. Обрыв, пропасть...

- Я задержу их, - бросил мне Корис и, обнажив меч, развернулся лицом к лесу.

Два чудовищных волка выскочили из-за деревьев и с воем бросились к нему.

Внезапно с неба раздался цокот копыт. Над пропастью повисла яркая радуга, и по ней, как по мосту, скакал светловолосый всадник на белом коне. На груди всадника висел серебряный рог.

- Хеймдалль! - крикнула я, умоляюще простирая к нему руки. - Хеймдалль, ты всегда был добр к людям, я знаю. Прошу тебя, спаси Кориса. Ведь он ни в чем не виноват!

Хеймдалль остановился у края радуги и, спешившись, ступил на траву. Его голубые глаза встретились с моими. Я увидела, как сверкнули в улыбке его ровные зубы - такие же золотые, как и волосы. А потом все померкло. Я слишком поздно вспомнила, что взгляд Хеймдалля имеет магическую силу.

На холме перед Валгаллой сидели трое: седобородый Один в небесноголубом плаще, могучий Тор и Фрейр, рядом с которым устроился его золотой вепрь Слидругтанни. У подножия холма расположились остальные боги, а также некоторые великаны, гномы и неизвестно кто еще. А перед ними стояли мы.

- Этот человек, - грозно сказал Один, указывая на закованного в цепи Кориса, - осмелился нарушить клятву, данную Фригг. Он убил Бальдра и достоин самого сурового наказания.

Толпа зашумела.

- Женщина может уйти, - продолжал Один. - Она не нарушала клятвы.

Я упала на колени.

- Великий Один! Я не осмеливаюсь возражать против решения бога, но прошу тебя лишь об одном - дай мне возможность разделить все, что выпадет на долю моего мужа. Умоляю тебя.

- Безумная! Ты не знаешь, что его ждет.

- Что бы там ни было, я хочу всегда быть рядом с ним, - сказала я и разрыдалась.

Один замолчал. Тор что-то тихо сказал ему, но он лишь покачал головой. Потом к нему подошел Локи и тоже что-то сказал. Один снова молча покачал головой.

- Я принял решение, - изрек он наконец и поднялся на ноги. - Что ж, пусть будет так, как ты хочешь. Корис не умрет. Вы всегда будете вместе. Но, боюсь, скоро ты пожалеешь, что просила об этом. Только будет поздно.

- Я сделала свой выбор, - твердо сказала я.

Один вытянул руку в сторону Кориса, и того окутала серебристоголубая дымка. Казалось, чья-то ледяная рука сдавила мне сердце. Дымка рассеялась. Перед нами стояли два совершенно одинаковых человека, только один из них был в черно-красном, а другой в бело-красном.

- Нарекаю вас Инкорис и Деймкорис - Воин Света и Воин Тьмы, - медленно проговорил Один, глядя на них. - Отныне вы забудете все, что с вами было прежде, но всегда будете любить Морег и ненавидеть друг друга. Да будет так.

_________

Все сбылось. Шли годы, тысячелетия, но почти в каждом своем воплощении Инкорис и Деймкорис неизменно враждовали друг с другом и любили одну женщину - Морег. Где бы они ни оказались, какая-то таинственная сила вновь и вновь сталкивала этих троих, обреченных на вечную муку. Ни врозь, ни вместе - такова их судьба.

* * *

... - Ничего страшного не случилось. Она просто вспоминала.

- От просто воспоминаний не ревут в три ручья! Она же бледная как смерть... Занимаетесь всякой дрянью...

Голоса доносились, как сквозь вату.

- Если вы перестанете мне мешать, я выведу ее из транса.

Все стихло.

Я с трудом открыла глаза и увидела склонившегося надо мной Лешу.

Длинные белые пряди свешивались ему на лоб.

- Успокойся, - тихо сказал он. - Все в прошлом.

Я все еще сидела на стуле, но моя голова была откинута назад. Меня трясло, как в лихорадке.

- Где у вас валерьянка? - спросил Леша.

- Там, в тумбочке, - выдавила я.

Еще минуту назад я была Морег. Возвращение в настоящее оказалось медленным и болезненным. Леша осторожно сжал мои ледяные пальцы. Мне показалось, что через это прикосновение он передал часть своего спокойствия. Я взяла протянутый кем-то стакан и проглотила таблетку.

- Все пройдет, - сказал Леша. - Первый раз всегда так, потом будет легче. Наблюдателям проще - они на все смотрят со стороны и могут оставаться равнодушными.

- Что с тобой было? - спросил Влад.

- Ты вправду вспомнила? - не выдержал Зверь.

Оба брата глядели на меня с неподдельной тревогой. Инкорис, Деймкорис... Я закрыла лицо руками.

- Я не могу... - К горлу подкатил комок. - Оставьте меня сейчас...

- Алене надо прийти в себя, - сказал Леша. - Поверьте мне, я знаю, что такое воспоминания в ритме сердца.

Это было сказано с такой спокойной убежденностью, что, вопреки своему обыкновению, братья не стали возражать и ушли. Через некоторое время ушел и Леша.

Ромка позвонил и сказал, что, наверное, немного задержится. А сразу же после него позвонил Юра.

- Я так и. думал, что у тебя получится, - сказал он, когда я вкратце пересказала ему увиденное мной - все, вплоть до того момента, когда Один разделил Кориса на двух человек.

- А знаешь, что с вами было дальше? - вдруг спросил Юра и поведал мне то, что я записала в своем дневнике в виде эпилога к своим воспоминаниям. Поэтому нет смысла снова приводить его слова.

- Но откуда ты знаешь? - удивилась я.

- Работа такая, - уклонился он от ответа. - Знаешь ли, Наблюдателю положено наблюдать.

- Значит, мы трое встречались в каждом воплощении?

- Почти. А когда по какой-то случайности вы жили в разное время, примерно та же ситуация - то есть треугольник - воссоздавалась для каждого из вас по отдельности. Но это было очень редко.

- Что же нам теперь делать? - беспомощно спросила я.

- Помилуй, я всего лишь Наблюдатель, а не господь бог. Я не знаю.

Мы помолчали. Потом он произнес:

- Научиться вспоминать не так уж сложно. Научиться жить с этим гораздо трудней.

30 ИЮНЯ

Я люблю гостей, мне нравятся шумные компании, но иногда гости появляются некстати. Как, например, в этот раз.

- Хеллоу,- приветствовал меня Саша, когда я открыла дверь. Он обожает косить под американца.

- Привет.

- Где Зверь? - настороженно спросил он.

- У меня в кармане, - сообщила я, похлопав по карману на шортах.

- А, значит, его нет. - Саша облегченно вздохнул и показал в улыбке все тридцать три зуба. - Я Андрюху ищу, Он не у тебя случайно? |

- Случайно нет.

- Ну я зайду, - скорее сказал, чем спросил он. - А этот, Круз Кастильо доморощенный, - Саша подвигал челюстью, подражая то ли Крузу, то ли Владу. - Не появлялся? |

- Нет пока.

Войдя в зал, Саша повернулся ко мне и произнес голосом героялюбовника из мелодрамы:

- Дорогая, наконец-то мы одни!

- Любимый, я так ждала этого момента! - в тон ему ответила я.

Он немедленно попытался меня обнять, но я вовремя увернулась. Саша рассмеялся. Он снова валял дурака.

- Кого это ты там прячешь? - протянул он, указывая на шкаф, из которого торчал галстук.

- Не там ищешь, - сказала я с улыбкой, - он в моей комнате. Прошу.

Я открыла дверь. Он, то есть Леша, действительно был там. Саша уже был с ним знаком, но почему-то очень удивился, увидев его у меня.

- Кстати, раз уж ты здесь, проведем один эксперимент,- сказала я, протягивая Саше колоду карт Таро.

- А что мне за это будет? - немедленно поинтересовался он.

- А что ты хочешь?

- Что я хочу? - Он снова продемонстрировал свою киношную улыбку.

- Только без похабщины, поручик.

- Я же еще ничего не сказал! - возмутился он. - И вообще - не виноват я, это все знак Венеры.

Он ткнул пальцем в ямочку на своем подбородке.

- Так она метит своих любимцев.

- И правда, - глубокомысленно согласился Леша. - Есть в тебе чтото венерическое.

Я фыркнула. Саша сразу поскучнел.

- Ладно, какую там карту тянуть? - небрежно спросил он.

- Любую.

Он вытащил карту Хозяина. На фоне огненного неба и острых скал был изображен сидящий на троне грозный тип. Я вспомнила значение этой карты. Что ж, подходит...

Я внимательно посмотрела на Сашу. Он тряхнул головой, откидывая со лба светло-каштановую челку, и улыбнулся мне своей голливудской улыбкой.

- Что это значит? - спросил он.

- Сейчас посмотрим.

Я настроилась на ритм сердца. Перевернутая пентаграмма, звездное небо, зубчатые стены, перепончатые крылья, кровь, темная комната с узкими окнами...

***

Во взгляде, обычно веселом и дерзком,

Тоска, и она неподдельна.

И слово любое становится резким,

Бессильным, а значит бесцельным.

Исчезли мечты в акварели небесной,

И в этом не я виновата. Помочь?

Но пойми, это слишком нечестно,

И горькою будет расплата.

Мятежной удачи мятежный искатель,

Прости, я пройду без участья,

Ведь каждый из нас - непременно предатель

В стране сладко-горького счастья.

ХОЗЯИН

Эта карта представляет этакого анархиста, который отрицает авторитеты, не желает принимать участие в жизни общества и наплевательски относится к близким людям. Ему претит все легализованное, упорядоченное.

Чаще всего эти люди являются шестерками, ибо эта карта означает еще зависимость от людей сильных, способных полностью подчинить себе.

ЧЕРНЫЙ ДРАКОН

- Так кто же этот лорд Вальтазар? - спросил могучий темноволосый человек с резкими чертами лица и пронзительными серыми глазами.

- Моррис, если судить по тому, что о нем говорят, он настоящий демон, откликнулся другой, невысокий и смуглый, имени которого никто не помнил, и которого все звали Кудеяром.

- А на самом деле?

- На самом деле он еще хуже, - бросил третий, не отрывая взгляда от огня.

Золотистые блики делали его бледное лицо более живым. Его звали Гай Берг.

Моррис покачал головой и непроизвольно сжал кулаки.

- Да, он хуже, и я это знаю. Но почему вы позволяете этому мерзавцу творить все, что ему вздумается? Неужели нельзя объединиться и покончить с ним раз и навсегда?

- Думаешь, до тебя никто не пытался это сделать? - спросил Гай.

- И что же?

- Те, которые пытались, уже ни о чем никому не расскажут, - Кудеяр невесело усмехнулся, глядя на Морриса поверх свечей в тяжелых бронзовых канделябрах.

Я сидела у камина, не принимая участия в разговоре, и смотрела на Морриса. Иногда мой взгляд скользил по развешанным на стенах гобеленам, но потом вновь возвращался к тому, кого я ждала не один год.

- Моррис, тебя долго не было, - заговорил Кудеяр. - Ты плохо представляешь себе то, о чем говоришь. Вальтазар умен и хитер, а его смелость может сравниться лишь с его же жестокостью. К тому же, он отлично владеет мечом, а наши клинки не причиняют ему особого вреда. Но и это еще не все. Как ты слышал, он держит в замке страшного черного дракона, который подчиняется только ему, и если кто-то отказывается платить дань, он выпускает свое чудовище на волю. Нет, Моррис, люди слишком запуганы, они не пойдут за тобой.

Я подавила невольный вздох. После возвращения Морриса прошло уже несколько дней, а мы до сих пор ни разу как следует не поговорили. То есть мы разговаривали, но не так, совсем не так, как это было раньше...

Создавалось впечатление, что его не интересует ничего, кроме лорда Вальтазара и его дракона. Но иначе и быть не могло: вернувшись из похода, Моррис узнал, что Вальтазар обесчестил его сестру и убил отца.

А Моррис не из тех, кто умеет прощать.

- Прекрасно! - Моррис вскочил с кресла и заметался из угла в угол.

- Значит, будем делать вид, что ничего не происходит, что все замечательно. Давайте забудем сожженные поля, ваши стада, которые сожрал дракон, ваших невест и сестер, над которыми надругался его хозяин...

- Остановись, Моррис, - оборвал его Гай.

- Почему? Если вам все равно...

- Если бы нам было все равно, нас бы здесь не было, - резко оборвал его Кудеяр. - Просто мы хотим, чтобы ты знал, что нас ждет.

Если мы пойдем против Вальтазара, нам придется идти до конца. Он не оставит нам возможности для отступления. Но мы не можем рассчитывать на легкую победу. Нельзя, чтобы иллюзии мешали тебе.

Губы Морриса дернулись в усмешке. На мгновение мне показалось, что передо мной чужой, незнакомый человек.

- Кудеяр, мы были с тобой друзьями...

- Мы и сейчас друзья.

- Я знаю. Но я не о том. С тех пор я сильно изменился. Знаешь ли, служба в наемной армии не оставляет места иллюзиям. Так вы со мной?

- Да, - сразу ответил Кудеяр.

- Я тоже, - присоединился Гай. - И да поможет нам Бог.

- Сегодня уже поздно предпринимать что-либо, - сказал Кудеяр. - Отложим дела до завтра.

В комнату вошел слуга.

- Проводи гостей в их комнаты и вели оседлать двух лошадей, - приказал ему Моррис. - Хочу немного прогуляться. Надеюсь, миледи составит мне компанию? обратился он ко мне, чуть заметно улыбнувшись.

- С удовольствием, - ответила я, не покривив душой.

Мы вышли из зала и спустились вниз по широкой тускло освещенной лестнице.

- Клэр, - тихо произнес он, остановившись. - Можно мне еще так называть тебя?

- Конечно,- улыбнулась я. Мне всегда нравилось, когда он называл меня так - не Клариссой, как все, а Клэр.

- Прости меня, Клэр, - глухо сказал он через некоторое время. - У меня упало сердце.

- За что?

- Я вернулся ни с чем. Этот поход не принес мне ни богатства, ни славы. У меня по-прежнему нет ничего, кроме доброго имени.

- Твои слова обижают меня. Ты ведь знаешь, что все это меня не волнует. Мне нужно нечто большее.

Мы ехали стремя в стремя. Кругом было тихо и пустынно, и только далекие костры говорили о том, что мы не одни на этой земле.

- Большее? - Моррис натянул поводья.

- Да. Твое сердце.

- Оно всегда принадлежало тебе.

- Тогда... - Я в нерешительности замолчала.

- Что? Говори.

- Если ты действительно меня любишь, то прошу тебя, не связывайся с Вальтазаром!

- Клэр, я не могу выполнить твою просьбу, и ты знаешь почему.

- Я все понимаю. Но пойми и ты - это страшный человек. Я не переживу, если он убьет тебя.

- Ты даже не представляешь, как много значит для меня то, что ты сейчас сказала. И все же я не переменю своего решения.

Я хлестнула коня и поскакала вперед. Моррис что-то крикнул, но я не остановилась. Я знала, что он меня догонит.

Откуда-то сверху донесся странный шум, похожий на взмахи огромных крыльев. Я подняла голову и похолодела от ужаса. С неба спускался черный дракон. Его чешуя тускло блестела под луной, а глаза горели зловещим зеленым огнем. С диким ржанием моя лошадь взвилась на дыбы и сбросила меня на землю.

А когда я пришла в себя, то обнаружила, что земля где-то далеко внизу, словно я смотрела с самой высокой колокольни. Чешуйчатые драконьи лапы держали меня крепко, но осторожно. Этого хватило, чтобы снова -потерять сознание.

* * *

Почувствовав прикосновение теплых солнечных лучей, я открыла глаза и ужаснулась. Я была не дома! Эта просторная комната с изысканной мебелью и дорогими приборами на столе была мне незнакома. Я поняла, где нахожусь, и пришла в ужас.

Дверь распахнулась, и в комнату вошел высокий стройный человек во всем черном. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять, кто это. Чисто инстинктивно я глянула на себя. Выяснилось, что я спала одетой. Это несколько успокоило меня.

- Доброе утро, миледи, - произнес лорд Вальтазар и улыбнулся.

Я ничего не ответила, а он продолжал:

- Как вы себя чувствуете после ночи, проведенной в столь необычном месте?

- Неужели это вас волнует?

Я оглядела комнату. Как выяснилось, она имела только один выход, к которому, конечно, меня не пропустят.

- Разумеется. Я всегда внимательно отношусь к своим гостям.

- Гостям? Гостей не притаскивают силой, - заявила я, обнаглев от страха.

-Здесь я устанавливаю правила, - отрезал Вальтазар, останавливаясь передо мной. Слишком пристальный взгляд его светло-зеленых глаз заставил меня смутиться, хотя чисто внешне он не вызывал ни страха, ни отвращения. Его можно было назвать даже красивым.

- Ну так что же? Получу я ответ на свой вопрос?

Он наполнил вином два изящных бокала и протянул мне один. Я сделала вид, что не заметила.

- Если вы настаиваете... Так вот. С той самой минуты, как я очнулась и поняла, где нахожусь, я чувствую себя так плохо, как никогда.

- Ну почему же? - спросил он с наигранным сочувствием. - Вам не нравится еда или обстановка недостаточно хороша?

- Дело не в обстановке, а в обществе.

Только злость мешала мне заплакать.

- Чем вас не устраивает мое общество? Кажется, я не успел еще сделать ничего дурного, - сказал он с улыбкой и пригубил вино.

- О да, еще.

Я" хотела сказать это с иронией, но голос предательски задрожал.

- Если бы ты знала, как это больно, когда очаровательная девушка смотрит на тебя так, словно ты какое-то чудовище. Я не желаю тебе зла.

- Тогда зачем я здесь?

- Потому что ты мне нравишься, Кларисса, - сказал он, глядя мне прямо в глаза. - Очень нравишься. Я давно наблюдаю за тобой.

- Это должно мне льстить?

- Почему бы и нет? - насмешливо спросил он и, пододвинув кресло, сел рядом со мной. - Ты много значишь для меня. Я могу дать тебе все, что ты пожелаешь, только скажи.

- Отпусти меня, - попросила я.

Он залпом осушил бокал и поставил его на стол.

- Этого не будет. Скажи, что тебе нужно? Золото, власть?

- Не старайся, меня нельзя купить.

- Ерунда, - он небрежно махнул рукой. - Нет таких, что не продаются есть те, кто мало платит.

- Я докажу тебе, что это не так.

Просеянный сквозь витражи солнечный свет расцвечивал комнату яркими бликами, и на руке Вальтазара алело неровное пятно, напоминающее плохо отмытую кровь.

- Тогда, может быть, тебе понравится грубая сила? - задумчиво проговорил он, поднимаясь на ноги.

Я отпрянула назад, но он взял меня за плечи и рывком притянул меня к себе. Я стала вырываться, но он был сильнее. На столе лежал нож. С его стороны было глупо оставлять здесь то, что может послужить оружием.

Недолго думая, я схватила нож и полоснула по руке Вальтазара. Я была уверена, что он смог бы остановить меня, если бы захотел, но почему-то не сделал этого.

- Отпусти меня.

- Нет.

Я резанула второй раз и снова попыталась высвободиться. Он стоял и молча смотрел на меня, хотя его рукав уже намок от крови.

- Что же ты остановилась? Продолжай. Доводи начатое до конца.

Я поняла, что не способна хладнокровно убить человека, который и не пытается защищаться. Даже если этот человек - мой заклятый враг.

Тогда я решила направить свое оружие против себя, но он выбил нож у меня из рук.

- Ненормальная, - со злостью бросил он и привалился к стене.

Наверное, я рассекла ему вену, потому что даже сквозь легкий загар было видно, как он побледнел. Вдруг мне стало его жалко.

- Сядь в кресло, я перевяжу тебя, - сказала я, оглядываясь в поисках чего-нибудь годного для повязки.

На глаза мне попались тонкие простыни из дорогого полотна. Я разорвала их на полосы. Пока я перевязывала его, он не сказал ни слова.

Наконец кровь перестала течь.

- Спасибо, - проронил он спустя некоторое время. - Ты удивительная девушка, Кларисса. Я готов сделать ради тебя все, что угодно. Только не проси вернуть тебя домой.

- Я не хочу быть развлечением.

- Скажи, смогла бы ты полюбить меня? - внезапно спросил он.

Я нервно рассмеялась.

- Полюбить? Тебя?!

- Я не шучу, - бросил он. - Я хочу, чтобы ты стала хозяйкой этого замка.

- Лучше скорми меня своему дракону!

- Ах так? Чего же мне не хватает? - Его зеленые глаза сузились от злости. - По-твоему, этот лорд Мордоворот лучше меня? Может, он умнее, обходительнее?..

- Не смей так говорить о Моррисе Ворде! - возмутилась я. - И ты еще сравниваешь себя с ним? - От волнения я вскочила на ноги. - Да он в тысячу раз лучше тебя! Он честный, добрый, благородный...

Вальтазар тоже поднялся. Если до сих пор он держал себя в руках, то теперь разозлился не на шутку.

- Хорошо же, пусть он лучше меня, - процедил он, больно сжав мои запястья. - Но ты будешь моей, а не его. Запомни - я всегда получаю то, что хочу. Из этого замка еще никто не вышел живым, и для тебя не будет сделано исключение. Выбирай: или моя, или ничья.

- Ничья, - сразу ответила я.

- Я передумал, - сказал он и, невзирая на все мои отчаянные трепыхания, крепко поцеловал меня.

Я заплакала от отчаяния, а он смотрел на меня с жестокой улыбкой.

- Не плачь. Поверь, тебе не будет плохо со мной.

- Как я тебя ненавижу! - крикнула я, пытаясь оттолкнуть его от себя.

Где-то далеко раздался звук, похожий на звон лопнувшей струны.

- Проклятье! - пробормотал Вальтазар и выпустил меня из рук.

Теперь его искаженное злобой лицо действительно могло испугать.

- Я скоро вернусь, - бросил он, подобрав с пола нож, и вышел из комнаты, напоследок громко хлопнув дверью.

Я упала в кресло и дала волю слезам. Я была полностью во власти этого человека и не могла рассчитывать на чью-либо помощь. И, зная по слухам взрывной характер Вальтазара, я боялась, что он убьет Морриса.

Подойдя к двери, я размахнулась и со всей силы ударила по ней кулаком, хотя и понимала, что это ничего не даст. Странно - дверь была не заперта. Вероятно, Вальтазар верит своим охранникам.

Я вышла наружу и пошла по широкому коридору, каждую минуту ожидая появления стражников или самого Вальтазара, а может, чего и похуже.

Говорят, он колдун и, кроме дракона, у него в подчинении много другой нечисти.

Я шла из зала в зал, но мне никто не встретился. Роскошное убранство комнат говорило не только о богатстве хозяина, но и о его тонком вкусе. Не могу сказать, чтобы мне стало от этого легче. Я случайно глянула в зеркало. Оно отразило растрепанную перепуганную девицу в мятом алом платье.

Я вышла в сад, где цвели розы и какие-то неизвестные мне цветы с дурманящим запахом. То ли от аромата маленьких белых соцветий, то ли от перенесенных волнений у меня начала кружиться голова. Конечно, Вальтазар мог быть спокоен - мне никогда не выбраться отсюда. Очень высокие и абсолютно гладкие стены из черного камня не оставляли мне никакой надежды.

Впереди за деревьями что-то темнело, и оттуда долетал запах моря.

Я подошла ближе. Вдруг из листвы показалась огромная драконья голова на длинной гибкой шее. Я закричала и отскочила к стене.

- Помогите, кто-нибудь! Вальтазар, убери его!

Чудовище шумно вздохнуло.

- Не бойся меня, - глухо сказал дракон.

От неожиданности я перестала вопить.

- Не бойся, - повторил он.

Я продолжала дрожать.

- Если бы я собирался тебя съесть, то давно бы уже сделал это.

- Да, конечно, - сказала я, когда оцепенение прошло. - Ты не можешь сделать этого. Наверняка твой хозяин приказал тебе охранять меня, а ты всегда подчиняешься ему.

- Не всегда, - возразил дракон, опуская голову ниже.

Теперь наши глаза были на одном уровне.

- Но ведь если я попытаюсь выйти отсюда, ты меня остановишь?

- А ты действительно так хочешь уйти? - спросил он в свою очередь.

- Да.

- Почему?

- Странный вопрос. Я здесь пленница.

Поразительно! Никогда не думала, что когда-нибудь мне придется беседовать с драконом.

- Но Вальтазар любит тебя.

- Любит? О нет, это не любовь.

- Откуда ты знаешь?

- Хорошо, пусть я ошибаюсь. Все равно у меня он не вызывает ничего, кроме ненависти. Я никогда не буду принадлежать ему.

Дракон помолчал.

- Хорошо. Садись мне на спину. Я верну тебя домой.

Я не поверила своим ушам.

- Торопись, если ты решила уйти. Скоро вернетея Вальтазар.

Последние сомнения исчезли. Я с трудом взобралась на спину дракона. Даже в лежачем виде он был выше любой лошади.

- Держись крепче, - сказал он мне, поднимаясь на ноги..

Я покачнулась и вцепилась в костяной нарост у него на холке.

Дракон расправил крылья и взмыл в небо. Сначала испугалась, но он летел так плавно, что скоро совершенно успокоилась.

Высокие зубчатые стены и мощные башни замка Вальтазара остались позади. Ярко светило солнце, я подставляла лицо встречному ветру и все никак не могла поверить в реальность происходящего. Я не слышала, чтобы кому-нибудь удалось сбежать из этого замка, не имеющего даже ворот.

Внизу шумел лес, и узкая речка вилась серебристо-голубой лентой, а идущие по дороге люди задирали головы и провожали нас долгими взглядами.

Дракон знал дорогу. Возле нашего замка он осторожно спустил меня на землю и, не сказав больше ни слова, улетел.

* * *

- Все, я больше так не могу! - Я уронила голову на руки. - Эти перешептывания слуг за спиной, сочувствующие и осуждающие взгляды родных и знакомыхї Невозможно!

- Клэр, успокойся. - Моррис коснулся моего плеча.

- Они мне не верят - никто! Они считают, что я не могла вернуться от Вальтазара просто так.

Моррис осторожно взял меня за руку.

- Я тебе верю, а до остальных мне нет дела. Если хочешь, можешь не возвращаться домой. Ты знаешь: мой дом - твой дом.

Ночь, проведенная в замке Вальтазара, изменила всю мою жизнь.

Словно какая-то невидимая стена отгородила меня от окружающих.

Я рассказала Моррису, как все было, опуская некоторые детали:

например, как я перевязывала Вальтазара. Мне не хотелось, чтобы Моррис знал, как глупо я вела себя. Он, как и я, был удивлен странным поведением дракона.

С тех пор Моррис словно обезумел. Он не мог думать ни о чем, кроме мести. Вместе с Кудеяром и Гаем они дни и ночи безуспешно пытались выследить Вальтазара. А тот продолжал безобразничать, и его развлечения становились все более жестокими.

- О чем ты думаешь? - спросил Моррис.

Я вздрогнула от неожиданности.

- Я приняла решение.

- Какое?

- Я возвращаюсь к Вальтазару.

- Что?! - Моррис подался вперед, а его серые глаза внезапно потемнели.

- Не перебивай меня, - попросила я. - Дело в том, что я случайно услышала ваш разговор с Кудеяром. По-моему, он прав. Мы не должны упускать такую возможность выведать тайны Вальтазара. Если бы его можно было убить, как простого человека, он давно бы уже гнил в земле. Тебе известно, сколько раз его пытались подстрелить или проткнуть мечом.

Значит, здесь какая-то тайна.

- Послушай, Клэр, это моя битва, и я должен выиграть ее сам. Я не могу пожертвовать тобой.

- Никто не говорит о жертве. Просто я знаю, что ты все равно не успокоишься, пока один из вас не умрет.

- Это так, - согласился он.

- Значит, у нас нет выбора.

Моррис колебался. Потом к нам присоединились Гай и Кудеяр. Было решено, что я иду к Вальтазару. Мы попрощались, и я уехала. Я подумала о том, как часто, слишком часто приходится нам расставаться...

Когда я подъехала к уже знакомой крепостной стене, полил дождь, и мне стало еще тоскливей. Тяжелые серые тучи почти касались высоких темных башен. Я в нерешительности остановилась, раздумывая, как дать о себе знать. Вдруг послышалось хлопанье крыльев, и из-за стены вылетел черный дракон. Его чешуя влажно блестела.

- Я почувствовал, что ты здесь, - заявил он.

Его глухой голос еще в первый раз показался мне знакомым, но я никак не могла понять, кого же он мне напоминает.

- Мне нужно видеть твоего хозяина, - выпалила я, глядя на него уже без страха.

Наверное, его оскал у людей соответствовал бы улыбке. Он подогнул ноги и лег брюхом на мокрую траву. Я подошла к нему.

- Своего хозяина ты тоже так переносишь через стену? - спросила я, усаживаясь на скользкую от дождя драконью спину. От него пахло водорослями.

- Почти, - ответил он и взмахнул широкими перепончатыми крыльями.

Перелетев через стену, он приземлился посреди пустынного двора, мощеного серым камнем. То там, то здесь в просветах между плитами пробивалась молодая трава.

- Поднимайся наверх. Вальтазар будет в зале с -мраморными колоннами, сказал дракон и тихо добавил:

- Он ждет тебя.

Я не успела ничего ответить. Дракон сложил крылья и, громко стуча когтями по каменным плитам, пошел к большому строению в глубине двора.

Наверное, там он жил.

Я бы еще долго топталась перед дверьми, но дождь помог мне принять решение. Я замерзла, а мой плащ промок насквозь. Как и в прошлый раз, мне никто не встретился. Я боялась заблудиться в галерее залов и коридоров, но этого не случилось. Как и сказал дракон, Вальтазар ждал меня, сидя в кресле у камина.

Заслышав мои шаги, он обернулся. В руке он держал тяжелый золотой кубок, а его светло-каштановые волосы блестели от воды и казались темнее. Вероятно, он только что пришел. Вальтазар поставил кубок на стол и пошел ко мне, глядя на меня без улыбки.

- Идем к огню. Тебе надо согреться и обсохнуть.

Я промолчала и не двинулась с места. Вальтазар медленно поднял руку и расстегнул брошь, скалывающую мой плащ у шеи. Плащ упал к ногам.

- Зачем ты пришла, Кларисса?

- Зачем? А ты не догадываешься?

Я положила руки ему на плечи и коснулась губами его щеки.

Вальтазар обнял меня. Вероятно, он счел мое объяснение исчерпывающим и больше не задавал вопросов.

- Обещаю, ты не пожалеешь ни о чем, - сказал он.

* * *

Так началась моя жизнь в замке лорда-демона. Почти все время он проводил вместе со мной. Вальтазар дарил мне красивые платья и изящные украшения, сам же предпочитал черную одежду из какой-то легкой блестящей ткани, а из украшений носил лишь медальон в форме неизвестного мне магического знака на золотой цепи.

Вальтазар старался делать все, чтобы я не скучала. Мы охотились, гуляли в лесу, а в ненастные дни сидели у камина и разговаривали. Он рассказывал мне странные истории - немного пугающие, не всегда понятные, но интересные. Я продолжала побаиваться его, и если случайно он замечал это, то приходил в бешенство.

Он разрешал мне делать все, что заблагорассудится. Я не имела права только плакать и ходить в то помещение, где жил дракон. Но когда он отлучался из замка, я непременно делала и то, и другое. Мне удалось подружиться с драконом, как бы странно это не звучало. Оказалось, что страшное чудовище обладает тонкой и доброй душой. Перед Вальтазаром мне всегда приходилось играть, а с драконом я отдыхала. С ним я могла говорить о чем угодно и знать, что он меня поймет. Теперь мне просто смешно было вспоминать свой ужас при нашей первой встрече. Но я никогда не предполагала, что зверь может оказаться намного человечнее некоторых людей.

В замке не было никого, кроме нас, да еще охотничьих собак и породистых лошадей. Я долго не могла понять, кто же занимается хозяйством, пока случайно не выяснила это.

Однажды ночью мне не спалось, как это часто бывает в полнолуние. Я слышала мерное дыхание спящего Вальтазара и думала о том, как мало мне удалось узнать. Я выяснила лишь то, что в замке есть подземный ход, достаточно широкий, чтобы провести по нему даже лошадей. Но о самом хозяине замка мне было известно примерно столько же, сколько и раньше, то есть почти ничего.

Вдруг я почувствовала чье-то присутствие. Ярко светила луна. В ее сиянии я смогла разглядеть смутный призрачный силуэт, напоминающий человеческую фигуру.

- Вальтазар, что это? - испуганно прошептала я.

Он сразу проснулся.

- Где? - Он приподнялся на локте и огляделся.

- Там. - Я показала на стоящую в углу полупрозрачную фигуру.

- А ну пошел вон отсюда, - резко сказал Вальтазар призраку. - И если ты еще хоть раз посмеешь зайти сюда ночью, сразу посажу в бутылку.

Запомни и другим передай.

С горестным стоном призрак вошел в стену и исчез.

- Испугалась? - ласково спросил Вальтазар, поворачиваясь ко мне.

Лунный свет отражался в его глазах.

- Да. Что это было? Кто это был?

- Развоплощенный. Бывший человек, - пояснил он, обнимая меня. Когда-то он был слугой в этом замке и посмел непочтительно разговаривать со своим хозяином. После чего стал призраком. Теперь все наши слуги такие. Я решил, что это удобно. Их существование полностью зависит от меня, и они это сознают.

В дальнейшем мне не раз приходилось сталкиваться с призраками, но больше я не боялась их. Хотя я так и не смогла понять, что сотворил с ними Вальтазар, каким образом он превратил живых людей в бестелесных духов, которые к тому же продолжали выполнять свою работу.

После того, как Вальтазар показал мне подземный ход, время от времени я пользовалась им, чтобы встречаться в лесу с Моррисом. От него я узнала, что меня поливают грязью на каждом углу, потому что все уверены, что я продалась лорду-демону, а после того, как меня пару раз видели летящей на драконе, стали поговаривать, что я и сама связана с темными силами. Все это больно ранило Морриса, который считал себя виноватым. Мне тоже было небезразлично, что обо мне говорят, но его это заботило гораздо больше. Он осунулся, а его глаза постоянно горели каким-то мрачным огнем. Я лгала ему, говоря, что мы с Вальтазаром не были близки. Я намеревалась признаться потом, когда все будет кончено.

Сейчас у него и без того много проблем, и мне не хотелось увеличивать его страдания.

Один раз Вальтазар исчез из замка вместе с драконом и вернулся лишь поздно ночью, весь избитый и израненный. я решила, что настал подходящий момент для того, чтобы узнать, что может его убить.

Я заботливо перевязала его раны, а потом напустила на себя задумчивый вид. Не зря в детстве отец часто дразнил меня комедианткой.

- О чем ты грустишь? - спросил Вальтазар, как я и ожидала.

- Я боюсь за тебя, - сказала я, заглядывая ему в глаза. - Ты ввязываешься во все лраки подряд.

- Ну и что? - Он пожал плечами. - Иначе скучно жить.

- Но подумай обо мне - что я буду делать, если тебя; убьют?

Он сразу стал серьезным.

- Для тебя это действительно важно?

- Да, очень. Ты самый близкий мне человек. Никто и никогда не значил для меня столько, сколько ты, - солгала я.

- Кларисса, я не ослышался? Неужели ты это сказала?

Я молча кивнула.

- Сегодня я самый счастливый человек на свете, - сказал он и улыбнулся. - Не беспокойся, меня не убьют. Я почти неуязвим.

- Но только почти...- вздохнула я.

Его раны заживали неправдоподобно быстро, но я знала, что он тоже человек из плоти и крови, ему можно причинить боль так же, как и другим.

- Пойдем. - Он взял меня за руку. - Я хочу тебе кое-что показать.

С замирающим сердцем я пошла за ним. Он повел меня в нежилое крыло замка, где мы никогда не бывали. Как-то раз я забрела туда в отсутствие Вальтазара, но не обнаружила там ничего, кроме сов и летучих мышей.

Возле одной двери он остановился и, нажав особым образом на чуть выступающий камень, открыл ее.

Посреди комнаты стоял большой стол, а на нем - прозрачный ящик, напоминающий по форме гроб. Вальтазар подвел меня к столу.

- Смотри. Вот моя смерть.

Он показал на длинное серебряное копье с выгравированными на древке магическими символами.

- Только им можно убить меня.

- Почему ты показал его мне?

- Потому что я тебе доверяю.

Я подумала о том, что должна буду рассказать о копье Моррису, и вдруг поняла, что не хочу этого делать.

- Обними меня, - попросила я Вальтазара.

Он немедленно выполнил мою просьбу.

- Сегодня ты какая-то другая. Почему?

- Не знаю... Скажи, почему бы тебе не уничтожить это копье?

- Копье Даргара - не просто оружие. Мы слишком тесно с ним связаны. Если я попытаюсь его уничтожить, это будет равносильно самоубийству.

- Жаль.

- Пока оно здесь, мне нечего бояться. А пока я жив, оно будет здесь.

Весь следующий день я провела в раздумьях, но так и не решилась рассказать о копье Моррису. А вечером случилось нечто странное.

Мы гуляли в саду, когда из-за стены прилетела стрела. Она упала в розовый куст, и Вальтазар, чертыхаясь и обдираясь о колючки, полез за ней. Стрела с белым оперением напоминала те, которые использовал Моррис. К ней была привязана записка. Вальтазар развернул ее, пробежал глазами и сложил, не сказав ни слова.

Потом он заявил, что у него важное дело, и исчез. Его не было весь следующий день. Дракон тоже куда-то делся, я осталась одна. Я бродила по замку, спускалась в сад и снова возвращалась, но не могла найти себе места. Если раньше я радовалась отлучкам Вальтазара, то теперь я вдруг с удивлением обнаружила, что мне его не хватает. Порой он резок и груб, но я успела привязаться к чему. Наверное, раньше ему было очень одиноко. Пожалуй, он и вправду любит меня, а то, что я испытываю к нему, нельзя объяснить только привычкой. Это нечто большее. Вальтазар может быть внимательным и нежным, он знает много интересного, и с ним никогда не бывает скучно. Размышляя обо всем этом, я и сама не заметила, как оказалась перед дверью той комнаты, в которой хранилось копье Даргара. Сразу вспомнился Моррис, но я постаралась отогнать от себя тревожные мысли. Я прошла немного дальше и толкнула соседнюю дверь. Она поддалась.

В этой комнате был свален всякий хлам: сломанная мебель, какие-то тряпки и еще бог знает что. На глаза мне попалась небольшая шкатулка, красиво инструктированная драгоценными камнями. Я открыла крышку. Лучше бы я этого не делала. Внутри оказались кружевные платочки с разными инициалами, медальоны с женскими портретами и всякие другие мелочи, которые обычно мужчины берут на память.

Шкатулка выпала у меня из рук. Некоторых изображенных на портретах женщин я знала. Как мне было известно, их в свое время Вальтазар похитил и убил. Были здесь и другие, о которых я ничего не могла сказать.

Что ж, я сама виновата. Вообразила, что я для него - единственная и неповторимая, и совсем забыла о том, что такие люди, как он, не способны любить по-настоящему. Они могут только развлекаться. Наверное, он уже наметил очередную жертву, ведь среди изображенных на портретах были и ныне здравствующие...

- Прости меня, Моррис, - прошептала я и вышла из комнаты. У нас была назначена встреча в лесу. Я решила рассказать ему про копье Даргара. Вальтазар все не появлялся, поэтому я беспрепятственно смогла воспользоваться подземным ходом.

- Отлично, - обрадовался Моррис, выслушав меня. -Ты молодец.

Теперь мы точно покончим с этим мерзавцем.

Ветер прошел по кронам. Мы едва успели спрятаться, когда над нами, почти задевая верхушки деревьев, тяжело пролетел дракон. Я поспешно возвратилась в замок. Предварительно мы договорились, что через три дня я должна привести Вальтазара в условленное место, где будет ждать Моррис с копьем.

Дракон лежал посреди двора. Его бока тяжело вздымались, а из многочисленных ран сочилась кровь. Его глаза были закрыты. Я заплакала.

Я не знала, что делать с раненым драконом, и боялась, что он умрет.

Раздался звон лопнувшей струны. Я так и не узнала, что это за звук, регулярно нарушающий тишину замка. Дракон с трудом поднял голову.

- Уходи...- прохрипел он.

- Нет.

Я опустилась на камни рядом с ним.

- Уходи, я прошу тебя... Ты не должна это видеть...

- Я хочу помочь тебе, но не знаю как, - сказала я, погладив чешуйчатую морду в жестких костяных наростах.

Он застонал. Вдруг я почувствовала странное покалывание в пальцах.

Я отдернула руку. Очертания дракона начали оплывать, вокруг него появилась какая-то мерцающая дымка, а когда она исчезла, передо мной лежал израненный Вальтазар.

- Я не хотел, чтобы ты знала... - прошептал он и потерял сознание.

А я-то думала, что разучилась удивляться. Теперь понятно, кого напоминал мне дракон.

Я позвала призрачных слуг и приказала перенести Вальтазара в комнату.

Как всегда, на следующее утро от его ран остались лишь едва заметные следы. Правда, так сильно ему еще никогда не доставалось.

- Почему ты скрывал от меня, что ты и есть дракон? - спросила я, когда он проснулся.

- Это не совсем так, - возразил он. - Я и дракон -не одно и то же.

Понимаешь ли, моя душа словно бы разделена на две части, которые не могут проявляться одновременно. Одна из них является главной, когда я в образе дракона, другая - когда я в образе человека. Мне сказали, что так будет до тех пор, пока я не полюблю и меня не полюбят. Тогда части соединятся. А не говорил я тебе ничего по вполне понятным причинам. Я не хотел быть зверем в твоих глазах.

А ведь действительно - дракон и Вальтазар сначала были полными противоположностями: человек с душой зверя и зверь с душой человека.

Теперь же Вальтазар стал меняться...

- Но какой облик является твоим истинным?

- И тот, и другой. Я могу превращаться по собственному желанию, но есть определенные часы, которые я должен проводить в облике дракона, а другие в облике человека.

- Значит, струна...

- Сигнал, - подтвердил он мою догадку. - Сигнал, который дает мне знать, что пришло время превращения.

В этот день он был особенно ласков со мной. Он говорил, что теперь между нами не осталось никаких тайн. Я спросила про шкатулку с медальонами, и он сказал, что это все в прошлом, потому она и оказалась среди ненужного хлама.

Во мне боролись противоречивые чувства. Я понимала, что должна была рассказать Моррису о копье, и в то же время жалела, что сделала это.

* * *

Настал назначенный день. Я ничего не сказала Вальтазару.

- А не пойти ли нам прогуляться? - неожиданно предложил он.

- Нет! - вырвалось у меня.

- Почему? - удивился он.

Ну как я могла объяснить ему?

- Просто... У меня болит голова, - сказала я первое, что пришло мне на ум.

- Ерунда, - заявил он. - На свежем воздухе тебе сразу станет лучше.

- Но мне никуда не хочется.

- Ты забываешь - мы живем по моим правилам, - со смехом сказал он и поднял меня на руки. - Если ты не хочешь идти сама, придется тащить тебя силой.

Во дворе он превратился в дракона. Перелетев через стену, он направился к лесу.

- Давно мы не были на нашей поляне, - сказал он.

- Прошу тебя, только не туда! - испугалась я.

Ведь это и было условленным местом. Но Вальтазар считал, что все должно быть так, как он решил - и никак иначе.

Спланировав на траву, он снова принял человеческий облик. В кустах трещали цикады, ветер приносил запахи трав и цветов, и все вокруг казалось таким мирным, что мне не верилось, что в двух шагах от нас затаилась серебряная смерть. Может быть, им что-то помешало, может, ничего не получится?.. Впервые я надеялась, что неудачи, преследующие Морриса всю жизнь, не оставят его и на этот раз.

Ветви можжевельника чуть заметно пошевелились. Вот здесь я должна пропустить Вальтазара вперед...

Он не чувствовал надвигающейся опасности и продолжал идти, болтая всякую ерунду.

- Кларисса, где твои мысли? - весело спросил он, оборвав себя на полуслове и оглянувшись на меня через плечо. Он расположился как нельзя более выгодно для Морриса.

- Вальтазар, подожди! - крикнула я, но поняла, что не успею.

Слишком поздно. И тогда, словно в каком-то забытьи, я бросилась ему на шею, оказавшись между ним и Моррисом.

Боли не было. Просто что-то резко толкнуло меня в спину, и еще я успела увидеть безграничное удивление в зеленых глазах Вальтазара и подумала если нам не суждено вместе жить, так хотя бы умрем вместе .

А когда Моррис, шатаясь от свалившегося на него горя, вышел на поляну, они так и лежали: молодая женщина и громадный черный дракон - двое, навеки соединенные копьем Даргара.

* * *

...На этот раз шок был не таким сильным, но встряска получилась хорошая. Находясь еще под впечатлением только что пережитого, я смотрела на Сашу.

- Ну и взгляд! - внезапно охрипшим голосом произнес он и судорожно сглотнул. Потом он почти умоляюще посмотрел на Лешу:

- JIexa, будь другом, выйди, а?

- Это не то, что ты думаешь, - охладил его тот.

- Я вспомнила. Мы с тобой уже встречались.

- Да? - Саша улыбнулся. - И как я тебе тогда?

Странно было видеть перед собой человека, который умирал вместе со мной минуту назад.

- Ты был человек-дракон... Вальтазар...

- Что? - протянул он. - Какой еще Вальтазавр? Вальтанутый динозавр, что ли?

- Почти.

"Нетрудно научиться вспоминать, труднее научиться жить с этими воспоминаниями." Я глянула на Лешу. Его присутствие действовало на меня успокаивающе.

Раздался звонок. Немного пошатываясь, я подошла к телефону и сняла трубку.

- Привет! - раздался голос Андрея.

Тут же позвонили в дверь.

- Валь... Саша, открой, пожалуйста, - попросила я.

- Что, Саня у тебя? - поинтересовался Андрей.

- Да, - подтвердила я, вполуха слушая доносящиеся из коридора голоса. Кажется, Марина.

- Как там твой белобрысый? - ехидно спросил Андрей.

На пороге появилась Марина в сопровождении Саши. Этот шут гороховый опять сделал все, чтобы меня скомпрометировать: расстегнул пару пуговиц на своей рубашке и придал себе расхристанный вид.

- Прекрасно, лучше не бывает, - ответила я Андрею и кивнула Марине.

- Говорят, он к тебе вчера опять приходил?

- Да. - Я немного отодвинула трубку. - Леша, пусть Марина карту вытащит. Объясни ей.

- Так он еще у тебя?! - возмутился Андрей, услышав мою реплику.

- Ага, со вчерашнего дня, - серьезно сказала я.

Андрея понесло. Он весьма экспрессивно погнал какую-то ерунду, поминая недобрым словом Зверя, Влада, Лешу и еще черт знает кого.

Наконец послышались частые гудки.

- Алена, можно тебя на минутку, - спросила Марина.

- Не скучайте, мы скоро вернемся, - сказала я Леше с Сашей, и мы вышли в другую комнату.

- Сколько это может продолжаться? - без обиняков начала Марина, как только мы вышли в зал. - Долго ты будешь Стасу и Владу голову морочить?

- Я никому не морочу голову.

- Конечно! Еще немного - и они перегрызут друг другу глотки. Тебе это нравится?

- Нет. Совсем нет, но что я могу сделать?

- Оставить их в покое.

- Не могу.

- Тогда выбери, наконец, кого-нибудь одного! Твой гарем и так увеличивается с каждым днем.

- Ну что поделаешь, если они все такие хорошие? - пожаловалась я.

Марина тяжело вздохнула и заговорила уже спокойнее:

- Алена, ну пойми ты, одно дело, когда это касается других, но ведь они мои братья!

- Так суждено. И я ничего не могу с этим поделать, - сказала я, вспомнив проклятие Одина. - И в конце концов, я же не говорю, что ты Ромке мозги делаешь.

Она посмотрела на меня почти с испугом. Тоненькая, изящная, длинные светлые волосы собраны в хвостик - по сравнению со мной она кажется совсем девчонкой.

- Роман для меня все, - вдруг сказала она, и эти простые слова повергли меня в изумление.

- Это шутка?

- Нет.

- Если бы он только слышал!

Я знала, как Ромка к ней относится, и очень переживала за него, потому что эта ненормальная девица вбила себе в голову, что не способна никого полюбить.

Мы еще немного поговорили, а напоследок она обронила такую фразу:

- Лавры Клеопатры по-прежнему не дают тебе покоя, но, знаешь ли, для нее все плохо закончилось...

Когда она ушла, я позвонила Юре и рассказала, что мне удалось вспомнить. И снова он дополнил картину, поведав мне о том, что произошло после нашей с Вальтазаром гибели.

2 ИЮЛЯ

Я пришла к Юре, чтобы уточнить кое-что, связанное с вызыванием духов. То есть меня интересовало не то, как вызвать духов - это я уже умею, а то, как их потом изгнать.

Во дворе я была встречена лаем собак и сердитым бурчанием Бу-бубу.

Юра оказался дома, а через некоторое время появился Леша. И странное дело - в его присутствии мое настроение начало меняться в лучшую сторону. Не хватало еще снова влюбиться на старости лет...

- Спей что-нибудь, - попросил Юра, протягивая мне гитару фирмы "Шарп", то есть обшарпанную до беспредела.

- Ты поешь? - спросил Леша.

- Ага. Когда никто не слышит, - ответила я, но все же взяла гитару.

- Может, для нас будет сделано исключение? - спросил Леша с улыбкой.

- Будет, - согласилась я.

Вчера вечером я накатала новую песню, и мне самой не терпелось продемонстрировать ее кому-нибудь. Я окрестила свое творение "Клеопатрой".

Рук не отнять от бледного лица,

Глаз не поднять, а говорят - царица...

Ни суд людской, ни гордый блеск венца

Не помешает сердцу жарко биться.

Среди шелков, на пышном царском ложе

Устало веки томные смежит,

Но под ее атласной лунной кожей

Отравленная страстью кровь бежит.

О сколько их - и мертвых, и живых,

К ногам ее в безумьи припадая,

Молили о минутах огневых

И грезили о снах земного рая.

Цветные разгораются каменья

В мерцаньи оплывающих свечей,

Она припомнит всех без сожаленья

В плену иных костров, иных ночей.

Припомнит всех - кто лгал и кто любил,

Средь них того, кто, не подвластен страху,

Секиру палача благословил

Вчера, склоняя голову на плаху.

Сказал так странно: "Рая мне - не надо,

Он лишь для тех, кто прожил, не любя,

Рай ложь, а я пройду дорогой ада,

Я знаю, что в аду найду тебя."

Скользнула по плечам волна волос,

И улыбнулась бледная царица...

Змея-минутка в куще душных роз

Ей с каждой ночью все яснее снится.

Не успела я допеть, как раздался телефонный звонок. Юра поднял трубку.

- Да... У меня... Что?... Тебя, - сказал он и протянул трубку мне.

- Алло?

- А ты что там делаешь? - осведомился Андрей.

- Тебе скажи...

- И все-таки?

- Про вызывание духов спрашиваю. Ты сегодня появишься у меня?

- Нет. Сегодня никак не могу. Ни минуты свободной. Ты домой собираешься?

- Зачем? Ты же не придешь... - Я притворно вздохнула.

- Ну, передавай Акеле привет, - издевательски вежливым тоном сказал он.

Я рассмеялась.

- Леша, тебе привет от Андрея.

- Ему тоже.

- Он тебе тоже привет передает.

- Так он там?!

- Да. А что?

- Ничего, - сердито буркнул Андрей. - Аленка, выполнишь мою просьбу?

- Смотря какую, - осторожно ответила я.

- Славка! - Юра сорвался с кресла и вылетел в соседнюю комнату, где находился параллельный телефон. - Слезь с телефона немедленно!

Послышался грохот, ругань и какая-то возня.

- Так ты выполнишь мою просьбу?

- Хорошо, хорошо...- рассеянно ответила я.

- Поцелуй Акелу, - вдруг заявил Андрей.

- От тебя? - поддела я его.

- Конечно, нет! Еще чего не хватало!

- Ах да, у тебя же есть Саша...

- Спасибо, Аленка, одна ты нас понимаешь, - язвительно поблагодарил он. - Ну так как насчет моей просьбы? Ты обещала.

- Зачем тебе это?

- Просто. Ладно, позови лучше Леху.

Я позвала. Леша молча слушал Андрея и улыбался. Потом он выглянул в другую комнату и спросил у меня:

- Где Юра?

Бу-бу-бу по двору гоняет, по-моему. Подойди-ка сюда, - позвал Леша.

Я подошла.

- Твой друг так просит - может, не будем мучать человека?

- Ну, если очень просят, надо выполнить, - поддержала я игру. - Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не плакало.

Из трубки донеслись возмущенные вопли. Леша обнял меня свободной рукой за шею и поцеловал. Я могла бы сказать, что растерялась, но это была бы не вся правда. Мне вовсе не хотелось останавливать его.

- Сделано, - серьезно сообщил он Андрею. - Он говорит "бис", - сказал Леша мне, и мы не заставили себя упрашивать.

Из трубки донесся голос Андрея.

- Третий - лишний, - сказал ему Леша и повесил трубку.

Как выяснилось, мы прекрасно могли обойтись и без советов Андрея.

Со двора донесся дикий рев. Мы выглянули в окно и увидели, как большой белый петух несется по двору сломя голову, а за ним, держась за клюнутое место, гонится Вечно Недовольный. Раздался удар - и отфутболенный петух взмыл в воздух.

Юра и Бу-бу-бу вошли в дом.

- Садись, Славик, - елейным голосом сказал Юра, услужливо придвигая брату стул.

- Пешком постою, - пробурчал Вечно Недовольный.

- Славик, что я тебе говорил? - спросил Юра, и тот сразу выдавил из себя улыбку.

- А что ты ему говорил? - поинтересовалась я.

- Я пообещал ему, что если он сейчас же не улыбнется, то я сделаю так, что ему придется улыбаться всю оставшуюся жизнь.

Не прошло и пяти минут, как пришел Андрей. Странное дело - оказывается, время у него есть...

- Великий Бдун приперся бдить, - угрюмо прокомментировал Бу-бу-бу, и тут же снова нацепил на лицо улыбку.

Хмуро поздоровавшись со всеми, Андрей сел в угол и сидел там такой же надутый, как Бу-бу-бу. Никогда в жизни я не видела его таким. Будь на его месте кто-то другой, я бы подумала, что он ревнует меня к Леше.

Только после того, как Леша ушел, он немного оттаял и даже спел "Охоту на волков". Домой мы шли вместе.

- На фиг он тебе нужен? - спросил Андрей, продолжая хмуриться.

- Просто так.

- Не надо просто так! Что, делать нечего? - снова начал заводиться он.

- Постой-ка, Андрей, а ты-то что так психуешь?

- Он мне не нравится! - заявил он, и на его живом лице отразилось все, что он думал о Леше.

Как всегда, когда он злился, его глаза начали менять цвет, и вскоре из серых стали почти желтыми.

- Ну и что? Какое это имеет значение? Мне-то он нравится.

Он воззрился на меня и скроил удивленно-презрительную рожу.

- Какой у тебя извращенный вкус! Он же альбинос, - Андрей хмыкнул и с издевкой протянул:

- Акела... Акела промахнулся, Акела промахнулся...

- ...Акела не промазал, - прервала я его тираду.

- Аленка, не встречайся ты с ним больше, ладно?

- Извини, но, по-моему, тебя это никак не касается. Разве нет?

Тебе же он не мешает?

- Мешает! - отрезал он. - Может, я за Зверя беспокоюсь. Друзья все-таки.

- Тогда тем более не будем об этом. Зверь сам о себе позаботится.

А с Лешей я буду встречаться.

Мы уже подходили к дому. Вдруг Андрей круто развернулся и пошел прочь.

- Ты куда?

- К черту! - буркнул он, даже не обернувшись.

Но это было только начало маразма.

Через пару часов ко мне заявился Саша. Он был зол, как черт. Или как Вальтазар.

- Из-за тебя Андрюха в ментовскую попал! - выпалил он с порога.

- Что ты несешь?

- То самое, - огрызнулся он. - Ты его довела. Он психанул и витрину разбил.

- Причем здесь я?

- Она еще спрашивает! Ни с того ни с сего витрины не бьют.

Думаешь, ему приятно смотреть, как ты Лешке глазки строишь?

- По-моему, это не должно его волновать. У нас всегда были чисто дружеские отношения.

- Как же, как же, - скривился Саша. - К тебе вообще нельзя испытывать только дружеские чувства, не получится...

Это было для меня полной неожиданностью.

- Погоди... Ты сказал, его забрали?

Саша кивнул.

- Ему еще припаяли сопротивление милиции, оскорбление словом и еще черт знает что. Вобщем, Андрюхе грозит астрономический штраф и пятнадцать суток.

Я сорвалась с места.

- Ты куда?

- Владу звонить.

К счастью, он был дома.

- Алена? - удивленно спросил он.

Я сто лет ему не звонила.

- Да. .Владик, миленький, ты мне срочно нужен. Можешь подъехать?

- Хорошо, - сразу ответил он. - Что случилось?

- Андрей в милицию загремел.

- Ах вот оно что...

Не знаю, было ли в его голосе разочарование, или мне только показалось. Я обрисовала ему ситуацию.

- В каком он отделении?

- Отделении?

- В Советском, - подсказал Саша.

- Хорошо. Попробую что-нибудь сделать. Я еду прямо туда. Когда все выясню, позвоню.

Потянулось ожидание. Наконец, когда уже начало темнеть, заявились оба и Влад, и Андрей.

- Вот, привел вашего опасного преступника, сообщил Влад.

Андрей закатил глаза:

- Он меня достал! Наверное, легче пятнадцать суток отсидеть, чем всю дорогу слушать это мозготутство!

Его рука была забинтована.

- "Тут" - цензурная вставка, - пояснил Саша специально для Влада.

Тот глянул на них обоих, как на идиотов.

- Андрей, что на тебя нашло? - поинтересовалась я.

- А, бывает, - небрежно отмахнулся он. - Просто перемкнуло, без всяких причин.

- Ты был навеселе?

- Да нет, не совсем, - серьезно возразил он. - Скорее, бухой в зюзю.

- Когда ты успел? - поразилась я.

- Долго ли умеючи... Это я сейчас еще отошел. Кстати, говорят, Саня когда-то вальтанутым динозавром был?

- Вальтазаром, олух! - возмутился Саша, который уже знал свою историю в общих чертах. - Меня называли лорд-демон. Я умел превращаться в черного дракона.

- Круто! - восхитился Андрей. - А я, интересно, ни в кого не превращался?

- Давай проверим. Только сначала тяни карту. Такова традиция.

Ему выпал Дурак. Потом я смотрела в его серые глаза со странным желтоватым отблеском, а образы вспыхивали и гасли в ритме сердца.

Полная луна, ветка дерева, протяжный волчий вой...

**

Прощались спокойно. Ну что же,

Уходишь? Храни тебя боже.

Поверь, мне уже все равно.

А в сердце - "Останься! Быть можетї"

Как это, наверно, смешно.

Уже не поверю я чуду,

За страсть не приму я причуду

И стану подругой врагу...

Жестокость твою я забуду,

Но нежность забыть не могу.

ДУРАК

Основными характеристиками этой карты можно считать любопытство, дух экспериментаторства, поиски перемен. Могут раздражать и вносить дисгармонию расплывчатость целей, мечтательность, инфантильность, безответственность. Неумение рассчитывать последствия , в крайних случаях - приступы бешенства.

ВОЛКИ

Ветер гнал по небу легкие перистые облака, и их тени стремительно проносились по траве, серебряной в ярком свете полной луны.

Густой прохладный сумрак под деревьями и мерцание светлячков, тихий плеск реки и шепот листвы, аромат хвои и ландышей, осторожные шаги ночных хищников, робкие голоса птиц и десятки других, недоступных человеческому восприятию звуков и запахов создавали завораживающую симфонию ночи.

На поляну вышла волчица. Так это выглядело со со стороны. На самом деле это была я. До меня донесся звук шагов. Я прислушалась. Кто-то приближался ко мне со стороны березовой рощи. Я зашла в тень дерева и стала ждать.

Вскоре он появился. Человек шел, низко наклонив голову, и не смотрел по сторонам. Вот и жертва. Что ж, он сам виноват - нечего разгуливать в одиночку по ночному лесу. Я приготовилась к прыжку.

Но что это? Человек остановился и прошептал что-то, глядя на луну.

Я узнала его. Но самое интересное произошло дальше: он склонился к земле, и очертания его фигуры стали меняться. Спустя несколько секунд передо мной стоял молодой волк с мощным загривком и сильными лапами.

Теперь его зрение было намного острее. Он тут же увидел меня и насторожился. Прятаться не имело смысла, и я вышла на свет.

- Подходящая ночь для прогулки, верно? - начал он разговор, всем своим видом показывая, что не собирается нападать.

- О да, полнолуние, - согласилась я. - Луна всегда действует на меня особенным образом.

- На меня тоже.

Если бы случайный прохожий услышал наш разговор, он бы не разобрал ни слова. Но мы прекрасно понимали друг друга.

- Мы встречались раньше? - спросил он. - Я тебя не помню.

- Неудивительно, я здесь недавно, - сказала я, и мы побежали туда, откуда доносился протяжный волчий вой.

Что может быть лучше этого легкого стремительного бега, когда ветер свистит в ушах, и ты наслаждаешься ощущением собственной силы и фантастической свободы! Если бы другие только знали, чего они лишены!

- Между прочим, я уже собиралась тебя съесть, - сообщила я своему спутнику. - Вовремя ты перекинулся.

- Хорошо, что не съела. Я очень ядовитый.

- Ах, пан Анджей...

- Что?

Услышав свое имя, он на лету развернулся и приземлился на все четыре лапы, преградив мне дорогу. Я прикусила язык, но было поздно.

- Откуда ты знаешь?

- Мы не знакомы, но я видела тебя пару раз в городе.

- Где, например?

- На балу у пани Барбары.

Еще тогда я обратила на него внимание. Но я никак не думала, что пан Анджей, этот известный всему городу сердцеед, - оборотень.

- Это нечестно, - заявил он. - Ты меня знаешь, а я тебя нет.

- Всему свое время, - сказала я, пытаясь обойти его.

- Э нет, так не пойдет. Я должен знать, с кем имею дело.

- Пан Анджей, мы так мало знакомы, - протянула я с притворной скромностью. - Я пока не могу доверять вам.

- Рано или поздно я все равно узнаю, кто ты, - уверенно сказал он, и мы снова побежали.

На нашей поляне собралось уже человек двадцать. То есть не человек, а волков. Только нескольких из них я знала в человеческом обличии. С остальными мы встречались лишь здесь, в лесу.

Я поглядывала на Анджея и чувствовала, как сладко замирает мое сердце. Наша встреча не могла быть случайной. Может, это судьба?

Анджей был знаком почти со всеми, и он никому не давал скучать. Он повел меня, Яна и Вацлава к ближайшей деревне, и там мы подняли такой вой, что .собаки просто посходили с ума. Было весело, но закончилось это веселье весьма плачевно. С десяток вооруженных вилами и кольями крестьян пытались взять нас в кольцо. Мы бросились врассыпную. Я была уже на краю деревни, когда услышала глухое ворчание из-за амбара.

Здоровый бородатый мужик попытался ударить Анджея вилами, но тот крепко вцепился ему в руку. Все было бы ничего, но Анджей не видел, что сзади подкрадывается еще один с топором. Он взмахнул своим оружием, и остро отточенное лезвие зловеще сверкнуло в лунном свете. Не раздумывая, я прыгнула ему на спину и вцепилась в шею. В нос мне ударил кислый запах пота и грязной одежды.

Мужик выпустил топор из рук и покатился по земле, пытаясь оторвать меня от себя, но я лишь плотнее сжала челюсти. Во рту появился знакомый солоноватый вкус. Горячая кровь хлынула на траву, и вскоре он затих.

- Спасибо, - сказал Анджей, подходя ко мне.

Глаза его светились янтарным светом.

- Ты спасла мне жизнь. Я у тебя в долгу.

- Сочтемся как-нибудь, - бросила я и потрусила к лесу.

Он не отставал.

Начинался рассвет. Как всегда, все снова собрались на поляне, а потом разбрелись в разные стороны. Пришла пора возвращаться домой, в мир людей.

Отойдя подальше, я перекинулась.

- В таком виде ты нравишься мне еще больше, - сообщил мне Анджей, выходя из-за дерева и оценивающе разглядывая меня.

Не очень высокий, но хорошо сложенный, с живым лицом и желтосерыми глазами, он понравился мне с первого взгляда. Потому-то я так обрадовалась, встретив его здесь.

- Ты не должен был следить за мной. Это нарушение традиций, рассердилась я.

- Но ты не оставила мне выбора. - Он улыбнулся и откинул со лба русую прядь. - Должен же я знать имя человека, которому обязан жизнью.

- Не будет тебе имени.

- Будет, - со смехом заявил он и сгреб меня в охапку.

- Имя.

- Ни за что! - сказала я уже из чистого упрямства и начала отбиваться.

- Имя, или я тебя поцелую.

- Тоже мне, нашел, чем испугать!

- Вот как? - Он удивленно приподнял одну бровь и склонил голову на бок.

- Именно так. - Я улыбнулась ему.

- Ответа не будет? .

- Нет.

Тогда он поцеловал меня в губы, и его поцелуй заставил меня дрожать.

- Ирена Ганьская, - сказала я, переводя дыхание.

* * *

А на другой день я получила приглашение на бал. Разумеется, от Анджея. Я была на седьмом небе от счастья. Перебрав весь свой гардероб, я остановила свой выбор на огненно-красном платье с черной отделкой.

Если я хочу завоевать его сердце, то на балу я должна выглядеть лучше всех.

А потом был бал, и огни свечей дробились в зеркалах и заставляли играть драгоценные камни в украшениях и вина в бокалах, и пары кружились под звуки нежной мелодии, и я ловила восхищенные взгляды мужчин и завистливые - женщин, и видела многозначительные улыбки на их лицах, но я улыбалась Анджею, а он улыбался мне, и это было самое главное.

Правда, несколько раз я замечала, как он поглядывал в сторону пани Ванды - высокой светловолосой девушки с темными, почти черными глазами и очень яркими губами. Но что поделаешь - на то он и мужчина, чтобы засматриваться на красивых женщин. А в красоте ей не откажешь. Потом я увидела, как пани Ванда вышла из зала с паном Брониславом, и успокоилась.

- По-моему, здесь слишком людно, - заявил Анджей, подходя ко мне.

В своем черно-сером изысканном наряде он смотрелся просто великолепно.

- Предлагаю прогуляться по саду.

Я только улыбнулась в. ответ и взяла его под руку. Мы спустились в сад. От ярко освещенных окон по траве тянулись длинные золотые полосы, но в аллеях царил полумрак. Из глубины сада показались две фигуры.

Девушка в легком белом платье шла, низко опустив голову, и молчала. Ее спутник, темноволосый мужчина с аскетическим лицом, облаченный во все черное, что-то тихо ей говорил. Кажется, это пан Любомир. На балу он оказывал мне всяческие знаки внимания, но разве я могла смотреть на кого бы то ни было, когда рядом Анджей? Девушку я тоже узнала - это была Ванда. Нас они не заметили.

- ... Простите, но я не могу ответить на ваши чувства - донесся до нас голос Любомира.

- Я все равно буду любить вас...- тихо ответила Ванда, и они прошли мимо.

Глаза Анджея сухо заблестели, а его тонкие губы искривила презрительная усмешка.

- Боже, как это скучно, - процедил он сквозь зубы и повернулся ко мне. - А что если нам бросить их всех и сбежать?

- Куда? - удивилась я.

- В лес. Ирена, сегодня зацветает папоротник.

- Убедил, - заявила я.

Мне было известно, что это за ночь.

Минуту спустя две стремительные серые тени пронеслись по аллее и заскользили в сторону леса. Я заранее знала, что будет там, и ждала, и боялась этого. Но я решила, что эта ночь должна быть нашей.

Мы вернулись лишь под утро. Многие к этому времени уже разъехались, а другие порядком устали.

Вдруг раздался истошный женский крик. Музыканты перестали играть.

В зал вбежала обезумевшая от ужаса пани Барбара. Ее высокая прическа съехала на бок, а подол светлого платья был вымазан соком травы.

- Что случилось? - спокойно осведомился Анджей.

- Там, в саду, мертвый человек! - выпалила она и упала в обморок.

Чьи-то руки заботливо поддержали ее.

Когда труп принесли, я узнала молодого пана Бронислава. Именно с ним я видела Ванду выходящей из зала. На его шее багровело маленькое пятнышко с белыми краями. След, хорошо мне знакомый. Нет сомнений - здесь поработал вампир.

Я поискала глазами Ванду, но ее нигде не было. А впрочем, какое мне дело до того. что кто-то у кого-то выпил кровь? Мне и самой известен ее запах и вкус теплой, еще трепещущей человеческой плоти...

Вечер был безнадежно испорчен. Гости разъехались в угрюмом молчании. Никто из них не хотел привлекать к себе внимание инквизиции.

Но я не испытывала страха. Я была слишком счастлива.

* * *

Несколько дней мы с Анджеем не виделись. От него не было никаких вестей, и в конце концов я начала беспокоиться, не угодил ли он в лапы инквизиции. Я не выдержала и пошла к нему.

- Прекрасная пани так взволнована, что не замечает ничего вокруг, раздался у меня над ухом глубокий звучный голос.

Я подняла глаза на говорящего.

- Пан Любомир... Простите, я действительно вас не заметила.

- Что ж, я привык, - он вздохнул и развел руками. - Меня редко замечают. Кстати, тогда на балу вы исчезли так внезапно, что я даже не успел сказать, что вы были самой очаровательной из всех присутствовавших там дам.

- Благодарю вас, вы очень любезны, - сказала я с вежливой улыбкой.

- А что вы думаете о той ужасной истории? Как по-вашему, кто мог так жестоко расправиться с этим молодым человеком?

Он говорил о пане Брониславе. Но мне об этом говорить не стоило.

- Я здесь совсем недавно, и мне трудно судить о том, кто способен на такое, - сказала я, невинно захлопав ресницами. - Я бы с удовольствием побеседовала с вами еще, но мне нужно идти.

- Было приятно с вами увидеться, - искренне сказал он.

- Взаимно.

Интересно, что Ванда нашла в нем? Высушенный, как богомол, взгляд колючий - ничего интересного. То ли дело мой Анджей...

- Надеюсь, мы еще встретимся.

- Я тоже.

- Пани Ирена, если вам когда-нибудь понадобится помощь, вы всегда можете обратиться ко мне. Это не светская любезность, я говорю серьезно.

Я поблагодарила его, и мы разошлись. И тут же меня чуть не сбил с ног Вацлав, знакомый мне оборотень.

- Что у тебя общего с инквизицией? - спросил он, вытаращив на меня глаза.

- О чем ты? - не поняла я.

Его усыпанное веснушками плоское лицо отражало самый настоящий страх.

- Не о чем, а о ком, - огрызнулся он. - О пане Любомире, конечно!

- Так он инквизитор? - поразилась я.

- А ты не знала?

- Нет... Но теперь буду.

- Держись от него подальше, он не знает ни жалости, ни сомнений, и может сжечь на костре родную мать, если заподозрит ее в связи с дьяволом.

- Я это учту.

Наконец я добралась до стоящего на краю города особняка Анджея.

Сразу за ним начинался лес. Наш лес...

Я обнаружила, что улыбаюсь своим воспоминаниям. Мне сказали, что Анджей в саду, и я пошла туда.

Спускаясь по мраморной лестнице, я услышала разговор. Анджей говорил с Вандой. Я остановилась за' розовым кустом. Я не считаю зазорным подслушивать: на моей совести уже столько грехов, что хуже не будет.

- ...А как же пани Ирена? - спросила Ванда. - Весь вечер вы ухаживали только за ней. ;

- Неужели вы не понимаете? - с . жаром перебил ее Анджей. - Это делалось только для того, чтобы привлечь ваше внимание!

- Напрасно, - сказала Ванда с мягкой печальной улыбкой. На Анджея она не смотрела. - Есть много других женщин, которые только и ждут, когда вы обратите на них свой взор.

- Но мне не нужны другие женщины, мне нужны только вы! '

Мои глаза наполнились слезами, но я не двинулась с места. Анджей, Аиджей...

- К сожалению, мы не всегда получаем то, к чему стремимся, - грустно сказала Ванда и тихо вздохнула.

- Только не я, - бросил Анджей. - Стоит вам сказать "нет" - и инквизиция немедленно узнает, кто был тот таинственный вампир.

Я не могла больше это слушать. Неслышно отступив назад, я пошла прочь. Мне было так плохо, так тяжело, как никогда.

Когда мне было грустно, я шла в лес. Так случилось и на этот раз.

Я перекинулась и пошла на ту поросшую папоротником поляну, где мы были вместе с Анджеем. Совсем недавно - а кажется, прошла целая вечность.

Высокие деревья замерли, словно изваяния, и лишь на осине дрожал каждый лист. Над самой высокой елью висела ущербная луна. Как всегда, она притягивала к себе мой взгляд.

Я взобралась на большой плоский камень и завыла. Я выла долго и самозабвенно, изливая в этих нечеловеческих звуках всю свою боль и тоску.

Откуда-то донесся ответный вой. Я замолчала и прислушалась. Ближе, ближеї Неужели?...

На поляну вышел Вацлав.

- Предательница! - процедил он.

Его длинные острые клыки влажно блеснули, а глаза вспыхнули недобрым желтым огнем.

- Что ты говоришь? Кого я предала? - растерялась я.

- Анджея, конечно! И после этого ты еще осмелилась появиться здесь и оповестить об этом весь лес?

Он подошел ко мне вплотную. Я смотрела на него сверху вниз.

- Что с ним, Вацлав?

- Уж наверное, ничего хорошего, - буркнул он. - Твой Любомир постарается.

- Я ничего не понимаю, объясни наконец, что произошло? - не выдержала я.

- Не прикидывайся, - оборвал меня Вацлав. - Сегодня вечером Анджея схватили люди Любомира. Это ты его выдала, больше некому.

- Нет, нет, не может быть! - Я хотела заплакать, но волки не плачут. Клянусь тебе, я ничего не говорила Любомиру. Сам посуди, какой смысл мне делать это? Ведь в таком случае Анджей мог бы выдать нас всех...

- Тебе-то нечего бояться, ты с инквизицией накоротке, - скривился Вацлав.

- Ты не все знаешь, Вацлав. Я бы никогда не выдала Анджея, потому что я люблю его.

Вацлав недоверчиво помотал головой.

- Не знаю. не знаюї Может, я и ошибся, но все говорит против тебя.

- Я должна спасти его! - воскликнула я, осознав наконец, что произошло.

Я спрыгнула с камня и побежала.

- Сумасшедшая! - крикнул мне вслед Вацлав. - Остановись, оттуда нет возврата.

Значит, он поверил мне. Не разбирая дороги, я неслась по росистой траве. И все мои мысли были об Анджее, и даже кровь в висках выстукивала его имя.

* * *

- Мне необходимо видеть пана Любомира, - обратилась я к охраннику у входа в мрачное серое здание.

Было раннее утро, и он, по всей видимости, очень хотел спать.

- Кого? - протянул он. - А, это он в миру пан Любомир. А здесь - брат Иоанн.

- У меня есть для него важное сообщение.

Охранник окинул меня подозрительным взглядом, но все же пустил внутрь. Мы пошли по мрачным темным коридорам. Время от времени откудато снизу доносились тяжкие стоны и вопли, а в воздухе висел застарелый запах крови. На мгновение мне захотелось бросить все и бежать отсюда куда глаза глядят, но я вспомнила об Анджее, и страх отпустил меня.

Охранник привел меня в большой темный зал с очень высоким потолком. На возвышении находился покрытый черной тканью длинный стол, на котором лежали толстые книги и стояла чернильница с пером. За столом сидел Любомир.

- Пани Ирена? - заговорил он, когда мы остались одни. - Не ожидал увидеть вас так скоро.

- Я пришла к вам по делу, - сказала я, опускаясь в предложенное Любомиром кресло. Я дрожала как осиновый лист, но старалась скрыть это.

- Я слышала, что к вам попал пан Анджей.

- Совершенно верно, - подтвердил Любомир. - Нам сообщили, что именно он повинен в смерти пана Бронислава.

- Но он не вампир, я знаю.

- Пани Ирена, при всем уважении к вам, в данном случае я не могу с вами согласиться.

- Но я не лгу.

Он помолчал, задумчиво разглядывая меня.

- Кто он вам, что вы так за него беспокоитесь?

- Он приходится мне братом по отцу, - солгала я. - И поверьте, он никогда никого не убивал, а в ту ночь вообще не отходил от меня.

- Но кто-то же сделал это?

Я заколебалась.

- Вы знаете, кто это сделал, так? - резко спросил Любомир. - Говорите.

Я продолжала молчать.

- Так да или нет?

- Да, - выдохнула я. - Я знаю, кто это сделал. Пани Ванда.

Любомир недоверчиво улыбнулся.

- Не может быть. Именно она сказала, что пан Анджей - вампир.

- Она лжет! Анджей добивался ее любви, и она решила избавиться от него таким способом!

Любомир поднялся и подошел ко мне. Он был в черной сутане, а на груди его красовался массивный золотой крест.

- Пани Ирена, брат много значит для вас? - медленно проговорил он.

- Да, - ответила я, не раздумывая.

- Вижу, что так. Наверное, ради него вы многое могли бы сделать?

- Все, что угодно.

- Хорошо. - Он кивнул. - Считайте, что пан Анджей уже свободен. Но здесь останетесь вы. Всего лишь до вечера. Вы понимаете меня?

- Да, - прошептала я, не поднимая глаз.

- Вы согласны?

- Согласна.

Он снял со стены чадящий факел, взял меня за руку и повел по крутой винтовой лестнице наверх - туда, где располагались кельи.

У одной двери мы остановились, и Любомир впустил меня внутрь. Я успела заметить темное деревянное распятье, иконы на стенах и маслянистый блеск в его глазах.

- Как я мечтал об этом, - прошептал он внезапно охрипшим голосом и коснулся рукой моей щеки.

Я вздрогнула.

Меня утешало лишь одно - что я делаю это ради спасения Анджея. Я решила, что он никогда не узнает, на что мне пришлось пойти...

* * *

- Скажи что-нибудь, не молчи, - все просил меня Любомир, когда вечером мы вышли во двор.

Только что прошел дождь, и последние тяжелые капли гулко разбивались о каменные плиты.

Я продолжала молчать. На меня напало какое-то оцепенение.

- Я выполнил свое обещание, - сказал он, кивнув в сторону охранников, ведущих кого-то к воротам.

- Анджей!

Тяжелые железные ворота с лязгом распахнулись, и он не услышал меня. Почувствовав взгляд Любомира, я повернулась к нему.

- Мы еще увидимся? - со странной мягкостью и даже какой-то неуверенностью спросил он.

Что-то новое появилось в его взгляде, обычно таком жестком.

- Никогда. - Меня трясло от воспоминаний о последних часах. - Мы в расчете. Ты получил то, что хотел.

- Что ж. - проронил он с горькой усмешкой,- Я снова проиграл.

Эта фраза показалась мне странной, но все мои мысли занимал Анлжей. Я бросилась к нему и повисла у него на шее.

- Ирена, откуда ты здесь? - удивился он.

- Я узнала, что ты арестован... Анджей, я так боялась за тебя.

Он снисходительно улыбнулся.

- Ерунда! Как видишь, меня не так-то просто отправить на тот свет.

Мы вышли на улицу. Анлжей оглянулся на мрачное серое здание и с наслаждением вздохнул полной грудью.

- Представляешь, они обвинили меня в том, что я вампир! - громко возмутился он и добавил уже гораздо тише:

- В то время как я всего-навсего оборотень. - Он внимательно посмотрел на меня. - Что с тобой? У тебя круги под глазами. Такое впечатление, что не я. а ты провела ночь в тюрьме. Знаешь, что я придумал? Если у тебя нет никаких срочных дел, мы прямо сейчас пойдем в лес. Прогулка на свежем воздухе нам не помешает. К тому же, мы давно не были на нашей поляне.

Я хотела отказаться, но разве я могла? Вскоре красные черепичные крыши с вычурными флюгерами и острые шпили соборов остались позади. Мы медленно шли к лесу. осторожно обходя заполненные дождевой водой выбоины на дороге. Нам некуда было спешить.

Стемнело. На поляне Анджей развел костер. Зажигались первые звезды, в кустах звенели цикады, а из чащи леса доносился голос иволги.

Анджей болтал всякий вздор, а мне было грустно и жалко себя и всех тех, кто, как и я, не сумел сделать правильный выбор. Я решила, что Анджей никогда не узнает о том, кто навел на него Любомира.

Мое платье из темно-зеленого шелка намокло от росы. Я сорвала несколько маленьких белых цветов и украсила ими волосы.

- Ты похожа на лесную фею, - с улыбкой сказал Анджей, обнимая меня за плечи. Ласковый ветер шевелил его длинные русые волосы, а в его янтарно-серых волчьих глазах плясали отблески костра.

- Не надо, Анджей, - попыталась я отстраниться, когда он хотел поцеловать меня.

- Почему? Разве тебе было плохо со мной?

- Нет.

- Тогда в чем же дело?

Он медленно повлек меня вниз на расстеленный на земле плащ. Я не смогла сказать ему "нет". А вскоре весь мир перестал для меня существовать. Я видела только его.

Взошла луна. Я чувствовала, как моей шеи касаются острые волчьи клыки, а мои быстро растущие когти оставляют полосы на его спине...

Мне показалось, что между деревьями мелькнула чья-то тень, но горячая волна темной страсти смыла все остальные мысли и чувства.

* * *

Проклиная себя за слабость, я снова пришла на поляну. Я думала, что то свидание было последним, но он позвал меня, и я пришла. А потом еще и еще раз...

Было тихо и солнечно. Я присела на нагретый солнцем плоский камень и стала ждать. Наконец появился Анджей. Он шел, шатаясь, как пьяный, но от него не пахло вином.

- Как ты могла, Ирена? - выдохнул он, больно сжав мою руку повыше локтя. Его глаза горели гневом. Зачем ты сказала Любомиру, что Ванда вампирка? Зачем?

Я не стала отрицать.

- Я поступила так только потому, что люблю тебя.

- Ведьма! - с ненавистью выговорил он.

- Ax так? А ты знаешь, что своему знакомству с подземельями инквизиции ты обязан именно Ванде? Она сказала, что вампир - ты. Теперь понятно, почему тебя забрали?

- Ты лжешь. Ванда не могла поступить так. Она нежная, добрая...

- Могла, и еще как.

- Я не верю...Это ты убила ее, ты! - Его лицо исказила болезненная гримаса. - Мы здесь предавались животным радостям, а она в это время горела на костре...

- Так ее сожгли?

- Что, довольна? - Он грубо встряхнул меня и медленно процедил: - Если бы ты знала, как мне хочется задушить тебя!

С этими словами Анджей отшвырнул меня от себя.

- Прощай, Ирена, и будь ты проклята!

- Аиджей, я люблю тебя! Если ты уйдешь, я этого не вынесу... - сказала я, глотая слезы.

Он ничего не ответил, продолжая шагать вперед.

- Куда ты, Анджей?

- К Любомиру. Я найду этого подонка и убью его, -отрывисто бросил он и добавил, обернувшись через плечо:

- Волчица!

Мне показалось, что он ударил меня. Я обессиленно прислонилась к стволу дуба. "Мы не всегда получаем то, к чему стремимся"...Ванда, ты права...

Я перекинулась и весь день бродила по лесу, а к вечеру ноги сами принесли меня на нашу поляну.

В густой высокой траве лежал человек. Я подошла и склонилась над ним. Анджей... Стрела с серебряным наконечником насквозь пробила его горло.

Из моей глотки вырвался хриплый вой. А с высокого ясного неба на нас холодно взирала луна, такая же яркая, как и прежде, такая же равнодушная к страстям и бедам человеческим, и ее свет отражался в широко раскрытых мертвых глазах Анджея...

А утром пришли дровосеки. Это были мужики из той самой деревни, куда бегали мы с Анджеем в первую нашу ночь в лесу. У меня уже не было сил ни сопротивляться, ни перекидываться в человека. Они затолкали меня в пыльный мешок и принесли на городскую площадь. Там они меня выпустили.

Яркий свет больно резанул по глазам. Со всех сторон меня окружали озверевшие мужики, вооруженные кольями и топорами.

- Ведьма проклятая!

- Убить ее! - послышались крики с разных сторон.

В меня полетели камни.

Я метнулась в сторону и угрожающе оскалилась, но они лишь теснее сомкнули ряды. Наверху кто-то был. Я подняла голову и увидела стоящего на балконе Любомира. Наши глаза встретились. Я поняла, что он все знает. Это было спасение.

- Кто жил, как зверь, пусть и умирает, как зверь, -бесстрастно изрек он и отвернулся, не обращая внимания на мой умоляющий взгляд.

Камень рассек мне лоб, и кровь стала заливать мне глаза. Сквозь алую пелену я увидела, как вперед вышел могучий детина с острым осиновым колом в руках.

_____________

Любомир вцепился в перила так, что побелели костяшки пальцев. Его дыхание со свистом вырывалось сквозь до боли стиснутые зубы. Перед его глазами снова встала омерзительная сцена - сплетающиеся в экстазе полулюди-полузвери, стоны которых все больше становились похожи на волчий вой...

Он посмотрел вниз. Осиновый кол вонзился в сердце волчицы, и она тяжело рухнула на бок, обагряя своей кровью серые каменные плиты...


home | my bookshelf | | В ритме сердца |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу