Book: Кто спрятался, тот и виноват



Татьяна и Александр Дихновы

Кто спрятался, тот и виноват

Глава 1

В которой героиня, уставшая от вынужденного безделья, наконец обзаводится выгодными клиентами вкупе с интересным делом и новой целью в жизни, призрак подслушивает под дверью, а привлекательный юноша безуспешно пытается облапошить начинающего частного детектива


«Детективное агентство "Зенедина"» – гордо гласила вывеска, висящая над боковым входом в мой трехэтажный особнячок. На ней еще не полностью высохли капли от шедшего большую часть сегодняшнего летнего дня монотонного дождя, и покрытые свежей яркой краской буквы блестели в лучах заходящего солнца. Я прислонилась к перилам недавно появившегося горбатого мостика, ведущего с боковой улочки к парадному входу, расположенному на набережной канала и теперь использующемуся мной как дверь домой. Боковой же вход в особняк вместе с частью холла превратился в рабочий кабинет агентства. С места, где я стояла, была лучше всего видна буква «А» после имени дракона – все, что я оставила от своего имени, хотя, по мнению старого оборотня, я еще и на одну букву не заработала.

При воспоминании о нашей последней беседе в подобном ключе, имевшей место около полудюжины дней назад, я возмущенно фыркнула и, усевшись на ступеньки, спускающиеся к темной воде канала, принялась перебирать в голове все успехи своего очень молодого еще агентства. Да, стоило признать, что похвастаться значительными достижениями я вряд ли могла. Если отбросить в сторону многочисленные мелочи и глупости, без которых редко проходил день, то за три месяца, с момента основания агентства до сегодняшнего дня, мне удалось получить всего два нормальных дела, потребовавших хоть какого-то напряжения дедуктивных способностей.

Первое подкинул мне бессменный и бесспорный глава столичного наркобизнеса, мсье Эндрю, которого крайне позабавила новость об открытии мною, волшебницей с незаконченным образованием, подобного агентства. Но это не помешало ему почти сразу обеспечить меня первым серьезным клиентом, и пару недель я плотно общалась с одной из подруг его пожилой, но милой мамочки, утверждавшей, что в ее доме то и дело пропадают различные вещи. Первое время я упорно считала, что немолодая уже мадам просто забывает, куда она засунула ту или иную финтифлюшку, но, пообщавшись со слугами, выяснила, что таинственный вор не обошел и их.

Все мои попытки проследить за домом и поймать за руку преступника ни к чему не привели, и лишь когда у повара исчез в неизвестном направлении половник, вряд ли представляющий какую-то ценность, мне наконец пришло в голову поднапрячь мозги и немного подумать. Результатом этого стал вызов на подмогу живущего в моем особняке призрака, мсье Генри, выселить которого у меня до сих пор не получилось, несмотря на прилагаемые к этому усилия. После того как я, прибегнув местами даже к неприкрытому шантажу, убедила на редкость принципиальное привидение, что моя просьба не являет собой прямого вмешательства в жизнь людей, мсье Генри согласился и довольно быстро обнаружил укрытие крайне редко встречающегося в наших местах существа – феррига. Стандартным местом их обитания являются горы, причем богатые рудами. И именно из-за природной тяги к металлу ферриг и утаскивал к себе все попадающиеся ему на глаза металлические мелочи.

Дальнейшее было делом техники: обездвижив отчаянно верещащее существо при помощи парализующего заклятия, я вернула вещи их законным владельцам, весьма пораженным этим обстоятельством, а феррига поручила заботам капитана одной из грузовых барж, плывущих вниз по Каппе в сторону Льона. Капитан должен был на подступах к городу освободить феррига от заклятия, так что тот, оказавшись практически в лесу Риона, несомненно, сумел добраться до гор.

Крайне довольная результатами моей работы, мадам отвалила щедрый гонорар и обещала непременно порекомендовать меня всем своим друзьям и знакомым.

Ох… лучше бы она этого не делала, поскольку примерно через месяц у очередной старой подруги невесть куда пропала любимая собачка. Несмотря на несерьезность проблемы, я, донельзя уставшая от банальной слежки за неверными супругами и поиска информации про злобных, несомненно нечистых на руку конкурентов, ухватилась за нее с неподдельным энтузиазмом. Кроме ожидаемого, очень неплохого гонорара, еще и потому, что в рассказе убитой горем хозяйки мне почудилась некая недоговоренность, мадам явно что-то скрывала, и мое любопытство разыгралось не на шутку.

Увы, первая же беседа с прислугой расставила все по своим местам – бойкая горничная, не отягощенная особой стеснительностью, словоохотливо сообщила мне, что очень породистая собачка, оказывается, была глубоко беременна. Ситуация осложнялась тем, что никого чужого во владениях хозяйки давным-давно не было, а на улицу любимицу ни в коем разе не выпускали. Точнее, не должны были выпускать, но, посоветовавшись с Зенедином, я как следует надавила на повариху и не без труда добилась от той признания, что зверушка предательски ускользнула через заднюю дверь, показав при этом невероятные для ее деликатного положения скоростные данные. Обливаясь слезами, женщина умоляла меня не выдавать ее хозяйке, утверждая, что в живых ей после этого остаться никак не удастся. Пообещав, что сделаю все от меня зависящее, я занялась самым простым в данном деле: взяв немного собачьей шерсти, чудом оставленной на подстилке излишне ретивой горничной, которая ежедневно вылизывала весь дом, я отправилась к магу, специализирующемуся на поиске пропавших. К вечеру собачка, прибившаяся к заднему двору небольшого ресторанчика, была водворена на место, а наутро осчастливила свою хозяйку еще шестью маленькими, отчаянно пищащими комочками.

Единственное, что осталось для меня загадкой, – почему убитая горем хозяйка сама не пошла к магу, а обратилась к частному детективу; логика в таком поведении, на мой взгляд, отсутствовала напрочь. Но дракон весьма популярно мне разъяснил, что в среде богатых пожилых дам есть вещи модные в этом сезоне и нет, а я с некоторых пор перекочевала в разряд модных. Мое несколько фальшивое возмущение таким безалаберным отношением к домашним любимцам полностью сошло на нет в тот момент, когда я увидела обозначенный на чеке размер гонорара. Согласно традиции вместе с чеком я получила ворох благодарственных и хвалебных слов, а также торжественное обещание самых лучших рекомендаций. Вот только, несмотря на это, уже почти пять дюжин дней я занималась совсем не тем, чем хотела, открывая агентство.

– Смотри, – раздался с боковой улочки женский голос. – Похоже, мы все же добрались до цели. Это же дом номер двадцать три? Да, вот и вывеска, правда, она какая-то страшная. Знаешь, как-то не внушает мне это все доверия. Может, пойдем поищем другое агентство, посолидней?

Чем это ей моя вывеска не угодила? Я за нее лучшему мастеру кучу марок отвалила, между прочим.

– Ну уж нет, – резко возразил своей спутнице невидимый собеседник. – И прошу, прекрати так нервничать. Вывеска сделана с несомненным вкусом, да и рекомендации этому агентству мы получили блестящие.

– Вот так уже лучше, – довольно мурлыкнула я себе под нос. – Пожалуй, стоит все же их принять.

Поднявшись на ноги, я открыла недовольно скрипнувшую парадную дверь особняка как раз в тот момент, когда в холле раздался звонок: пение птиц в предрассветном лесу. Он составлял приятный контраст канонаде, которая сообщала о прибытии гостей старым владельцам дома. По дороге я не забыла подмигнуть вечно радующему меня отражению в зеркале, машинально поправила выбивающуюся из гривы волос непокорную прядь и двинулась к двери, испытывая легкое сожаление о тех временах, когда впускать посетителей являлось одной из обязанностей местной экономки.

– Ничего, – довольно легкомысленно пообещала я себе, – и мы доживем до лучших времен, когда наши доходы позволят нанять прислугу, а то, честно говоря, мне порядком надоело самой себе готовить. Трудишься больше часа, а исчезает все за дюжину минут, да еще и посуду потом убирать приходится…

– А теперь прекрати мечтать и впусти наконец посетителей! – суровым окриком вернул меня к реальности возникший невесть откуда мсье Генри.

– Непременно, – фыркнула я. – Надеюсь, вы помните про данное мне не так давно обещание не пугать потенциальных клиентов прямо на пороге агентства?

– Помню, помню, не переживай, – недовольно огрызнулся призрак, просачиваясь сквозь потолок.

Убедившись, что он скрылся полностью и наверху не торчит никаких новых декораций в виде полупрозрачных ступней, я отодвинула щеколду и, придав лицу серьезное, но вместе с тем располагающее к доверию выражение, распахнула на удивление тяжелую створку. Судя по взглядам стоящей на пороге пожилой пары, они уже и не надеялись этого дождаться.

– Добрый вечер, проходите, прошу вас.

Я посторонилась.

– А мадам Айлия Нуар дома? – вызывающе поинтересовалась посетительница, буравя меня серыми глазами.

– Мадемуазель Айлия Нуар, и она в настоящий момент как раз находится перед вами.

– Не скажешь, что у вас много опыта, – чуть скривилась мадам, но через порог все же перешагнула.

Проводив визитеров до кабинета, я усадила их в удобные кресла и предложила чай. Пожилая пара охотно согласилась, и я получила желанную возможность их изучить в то время, пока насыпала отборную заварку в чайник и сервировала поднос. Сразу скажу, мужская составляющая семьи – а в том, что это именно семья, я нисколько не сомневалась – вызвала у меня значительно больше симпатии.

На вид посетитель был лет шестидесяти, может, чуть старше. Совершенно обычного телосложения, в меру высокий и с лицом практически лишенным морщин, он выглядел очень ухоженно. Впечатление усиливалось безупречно отглаженным коричневым костюмом в светлую вертикальную полоску, в тон темно-карим глазам. Легкая седина, изящные длинные пальцы… все говорило о надежности и порядочности. Спутница отличалась от него разительно. Начать хотя бы с одежды: слишком яркий костюм с затейливым рисунком плотно облегал расплывшуюся с возрастом фигуру. На довольно коротких руках сверкали перстни с большими, но не очень дорогими камнями. Кстати, к маникюру у меня не нашлось претензий, он оказался безупречен, так же как и прическа. Похоже, одевается она сама, по своему вкусу, а остальным занимаются профессионалы. По большому счету, закончив осмотр, все, кроме выражения лица, я охарактеризовала бы как вполне приемлемое. Возможно, это обусловливалось тем, что посетительница нервничала, но более кислого и вместе с тем вызывающего взгляда мне давно не доводилось видеть. Губы, накрашенные коричнево-оранжевой помадой, были сжаты в еле заметную ниточку, а их уголки то и дело опускались вниз. Похоже, у потенциальных клиентов серьезные проблемы.

Поставив поднос на столик между ними, я взяла третью чашку, заняла место за своим рабочим столом и чуть улыбнулась.

– Итак, приступим. Для начала хотелось бы узнать, с кем я имею честь разговаривать. Повторюсь – мое имя Айлия Нуар.

Мужчина, только что отпивший первый глоток и с удовлетворением и легким удивлением покачавший головой, чуть не расплескал чай.

– Ох, простите, мы и правда не представились. Это моя жена, мадам Ромена Пуррье, я же соответственно, мсье Даниэль Пуррье.

– Очень приятно, – отозвалась я и глотнула уже немного остывший чай, в очередной раз восхитившись его вкусом. Возможно, кому-то он кажется странным, но лично я безумно полюбила аромат свежей дыни в хорошем чае.

Выпив еще немного, я неожиданно поняла, что в кабинете повисла пауза. Очень странно. Все предыдущие кандидаты в клиенты выдавали массу нужной и ненужной информации без какой-либо помощи с моей стороны, мне оставалось лишь слушать и изредка направлять рассказ, дабы он не забрел в не имеющие отношения к проблеме дебри. Неужели меня наконец-то ждет серьезное дело? Я отставила чашку подальше, совершенно позабыв о приличиях, оперлась локтями на стол и, чуть наклонившись к посетителям, поинтересовалась:

– Так что же привело вас ко мне?

Мадам Пуррье вместо ответа лишь крепче сжала губы, но ее муж соизволил меня просветить:

– Наш сын, Ральф, пропал.

Да, это действительно не потерявшаяся собачка или украденный половник. Немедленно потеряв всю уверенность в собственных силах, я постаралась никак не проявить это внешне и, достав из ящика листок бумаги, с послушно зависшим над ним пером, готовым зафиксировать все, что будет дальше сказано в стенах кабинета, вновь повернулась к клиентам.

– Я внимательно слушаю. Расскажите мне все по порядку.

На сей раз рот открыла мадам Пуррье. Если убрать из ее монолога огромное количество несущественных подробностей, без которых, как я уже поняла, обойтись не мог никто из пострадавших, то ситуация в целом выглядела так.

Всю свою жизнь семья Пуррье прожила в Йерре, что уже говорило мне о многом. Ближайший к острову друидов город всегда населяли немного странные и не от мира сего жители, увлеченные познанием окружающего мира. Две дюжины лет назад у четы Пуррье родился сын, названный Ральфом в честь самого известного родственника со стороны отца. Также в честь этого родственника был назван один из колледжей Йерра, который через много лет и закончил пропавший молодой человек. Детство и отрочество Ральфа были совершенно безоблачными. Несмотря на то что, в отличие от большинства сверстников, в подростковом возрасте более увлекающихся флобтом, нежели толстыми книгами, Ральф не занимался самой популярной игрой, он был среди них заводилой. Именно к нему вся квартальная команда прибегала за советами касательно тактики на ближайший матч или способа выполнить домашнее задание. Особых изменений ситуация не претерпела и в уже упомянутом колледже. Быстро назначенный старостой группы юноша закончил учебу с отличием, всеми вокруг уважаемый и любимый. Правда, насколько я смогла понять из рассказа гордой мамочки, начавшей примерно на середине повествования даже улыбаться, с личной жизнью были некоторые сложности. Ни малейшего упоминания о девушках я так и не услышала, а на прямой вопрос мне сообщили, что мальчик был слишком занят учебой и не отвлекался на глупости, четко понимая, что всему свое время. Свое мнение по данному вопросу я благоразумно оставила при себе.

После блестящего окончания Ральфом колледжа на семейном совете было принято решение послать сына для продолжения учебы в столицу, и нагруженный багажом юноша впервые за двадцать лет покинул пределы родного города, направляясь в Теннет. Тут он без всяких проблем поступил в Академию, где учились желающие поднатореть в политике и связях с общественностью, и около года исправно радовал родителей сообщениями о своих успехах и продвижении к цели. Но ближе к концу апреля письма перестали приходить, и вот совершенно ничего не понимающие мадам и мсье Пуррье сидели передо мной и просили найти их мальчика.

– А вы знаете, где Ральф жил весь последний год? – уточнила я.

Супруги дружно закивали.

– Да, – пояснил отец. – Он снимал уютную квартирку недалеко от места учебы. Прибыв в город, мы первым делом направились туда, но выяснилось, что он съехал пару месяцев назад и никаких координат для связи не оставил.

– Это на него совсем не похоже, – крепко сжимая ладони, покачала головой мадам Пуррье. – Я чувствую, случилось что-то страшное.

Перегнувшись через столик, супруг успокаивающе погладил ее по руке.

– Не стоит зря нервничать, дорогая. Мадемуазель Нуар найдет нашего Ральфа, я совершенно уверен, что он жив.

– Но тогда почему он не пишет? – жалобно прошептала растерянная мать, утратившая весь свой запал возмущения и подозрительности.

– Тому может быть сотня разных причин, – вмешалась я. – Ваш супруг прав, постарайтесь взять себя в руки и не представлять зря всякие ужасы. Действительность обычно оказывается намного прозаичнее, поверьте моему опыту. А зря тратить силы на переживания – дело совершенно неблагодарное, в этом у меня опыт тоже имеется. Мсье, – повернулась я к клиенту, – у вас есть изображение Ральфа?

– Да, – неожиданно засуетился тот, – конечно. Минуточку. – И, открыв довольно объемистый портфель, принялся в нем рыться. Вскоре из недр была извлечена на свет магическая пластинка, которую мсье Пуррье протянул мне. – Вот, возьмите. Ральф прислал ее вместе с одним из последних своих писем.

Я с любопытством уставилась на изображение. Оттуда на меня смотрел юноша, несомненно, сын своего отца, только рыжей масти. Достаточно длинные, почти до плеч, волосы горели ярким пламенем, затмевая все вокруг, даже довольно симпатичную девушку, стоящую рядом с Ральфом. Запечатлена парочка была на центральной площади, неподалеку от здания городского совета. Именно там в выходные во множестве собирались художники, промышлявшие созданием подобных картинок.



Вдоволь насмотревшись, я подняла глаза:

– Вы же говорили, что Ральф не интересуется девушками. Тогда кто же стоит с ним рядом?

– Понятия не имею, – пожала плечами мадам. – В письмах не было о данной мадемуазели ни слова.

– И вам не стало любопытно? – не поверила я.

– Стало, конечно, – усмехнулся мсье Пуррье. – Ромена пару недель пытала сына, но он просто игнорировал все расспросы на эту тему.

Очень интересно… Сначала посылать родителям пластинку с незнакомой девушкой, а потом не отвечать на вопросы. Зенедину это точно понравится.

Отложив картинку в сторону до лучших времен, я спросила:

– А к волшебникам, профессионально занимающимся поиском пропавших, вы обращались?

– Конечно! – воскликнула мадам. – Мы с этого начали, побывали аж у троих лучших специалистов, но они все хором твердят, что в непосредственной близости от столицы Ральфа нет.

– Понятно, – протянула я. – У вас есть что еще добавить к рассказанному? Какую-нибудь мелочь, которая может оказаться полезной?

Супруги растерянно переглянулись.

– Вроде как нет, – не вполне уверенно покачал головой мсье Пуррье.

– Тогда давайте на этом пока закончим. Оставьте мне координаты для связи, и если что-то вспомните, то немедленно сообщите.

– То есть вы беретесь за наше дело? – тут же уточнил дотошный супруг. – Какого размера аванс вас устроит?

– Пока никакого. Я хочу для начала разведать обстановку, задать несколько вопросов, а потом уже приму окончательное решение. Такой вариант вам подходит?

– Хотелось бы, конечно, больше определенности, – сознался собеседник, – но выбора особого у нас нет. Когда вы сообщите о своем решении?

– Завтра к вечеру непременно, – пообещала я, вставая.

После того как за посетителями захлопнулась входная дверь, я вернулась в кабинет, плюхнулась в одно из освобожденных ими кресел и в который раз оглядела помещение, на интерьер которого потратила немало сил, времени и, к сожалению, денег. Вся мебель была сделала из натурального полированного дерева, что, на удивление, оказалось самым экономичным вариантом. Как я ни облизывалась на стол из резного дуба, его покупку пришлось отложить до с нетерпением ожидаемых мной лучших времен. Единственное, на чем я не позволила себе экономить, – это кресла для гостей. И без того дергающимся и нервничающим клиентам должно быть комфортно. В тот момент, когда я задержала взгляд на висящей как раз напротив моего стола картине, живо напоминающей мне подробности приобретения особняка, рядом с ней на покрашенной в светлый тон стене проявился нечеткий контур, вскоре, конечно же, превратившийся в вездесущее и изрядно мне надоевшее привидение.

– Только не надо меня спрашивать, что хотели посетители, – предупредила я. – Вы же наверняка подслушивали.

– Не подслушивал, а слышал. – немного обиженно возразил призрак.

Вместо ответа я лишь тихо вздохнула, поскольку давно смирилась с тем, что от любопытного мсье Генри ничего из происходящего в доме не скроешь. До недавнего времени мне это не очень мешало и я особенно не возражала, но вот появись на горизонте серьезные намеки на личную жизнь – и с соседом по особняку придется провести серьезную беседу. Поймав выжидательный взгляд привидения, я спросила:

– И что вы думаете о моих новых клиентах?

– Думаю, что их сынок вляпался в какую-то нехорошую историю и тебе не стоит повторять его ошибки.

– Да, конечно, – усмехнулась я. – А завтра вы вообще предложите мне цветочки выращивать за городом, мотивируя это заботой о моей безопасности. Я уже давно не глупая девочка и прекрасно представляю, чем чревата работа частным детективом, так что, если вы не против, давайте закроем данную тему. Договорились?

– Нет проблем, – под нос проворчал мсье Генри и немедленно просочился сквозь наружную стену на улицу. Обиделся.

Пробормотав: «Ну и ладно», я пожала плечами, проводила его взглядом и, пролевитировав к себе лежащие на столе записи, уткнулась в них, дабы уложить в голове всю полученную во время беседы с клиентами информацию и составить план ближайших действий. Довольно быстро мне стало совершенно очевидно, что начинать стоит с посещения последнего места жительства Ральфа Пуррье, и, аккуратно сложив бумаги в верхний ящик стола, я покинула кабинет и направилась прямиком в кухню, выбросив из головы работу до завтрашнего утра.

Наутро, выбравшись сквозь предусмотрительно мной расширенное чердачное окно на крышу, я зажмурилась от слепящего солнца, которое, несмотря на раннее время, уже вскарабкалось над домами и, отражаясь от воды канала, создавало на стенах окрестных домов огромное количество весело скачущих солнечных зайчиков.

Безусловно, владелице детективного агентства не пристало лазать по крышам, пусть даже и собственным, но около месяца назад я окончательно убедилась, что это лучшая взлетно-посадочная площадка для моего скурра, да и вид с высоты четвертого этажа открывался просто замечательный. Как раз в районе моего дома канал поворачивал, так что, стоя на крыше, я могла созерцать вереницу домов, уходящую вдаль и теряющуюся в утренней дымке. При особо хорошей видимости можно было разглядеть и Каппу, вливаясь в которую канал Дэннире прекращал свое обособленное существование, становясь частью широкой реки. В другой стороне канала ничего особенного видно не было, поскольку смотреть приходилось под крайне неудобным углом, стоящий сзади высокий дом тоже закрывал весь обзор, но вот часть города, расположенная на другом берегу, лежала передо мной как на ладони. Я частенько выбиралась наверх только для того, чтобы лишний раз полюбоваться зрелищем крыш, крытых красной черепицей и поросших мхом. Непонятно почему, но на меня эта картина навевала умиротворение. Вот и сейчас, вместо того чтобы сразу погрузиться на доску и отправиться по делам, я некоторое время стояла и разглядывала уходящие вдаль улочки. Затем, вспомнив, что вечером предстоит общаться с мадам и мсье Пуррье, поморщилась и двинулась в направлении навеса, под которым хранился скурр. Странно вообще-то. Вроде как я заскучала без работы, а тут наклевывается интересное дело, я должна только что не рыть копытом землю от энтузиазма и жажды бурной деятельности, а я направляюсь на первую разведку, кривясь и позевывая. Хотя есть шанс, что во всем виновато непривычно раннее время. В любом случае отступать некуда, пора лететь.

В районе, где располагалось бывшее жилище пропавшего, мне бывать уже доводилось, правда, в тот раз я беседовала с полуобнаженным юным распространителем наркотиков, подручным мсье Эндрю. На сей раз подобного экстрима не предполагалось, и то хорошо. Несколько кварталов, застроенных довольно невзрачными домами, в массе своей заселяли именно молодые люди, еще учащиеся или только начинающие подъем по карьерной лестнице. И не случись чуда в виде наследства моего убитого, точнее, покончившего жизнь самоубийством преподавателя, не избежать бы и мне квартирки в одном из этих домов. Но меня сие, тьфу-тьфу-тьфу, миновало, и сейчас, гордо задрав голову, я вошла в нужный подъезд. В отличие от прошлого посещения, никаким консьержем тут и не пахло, но, вопреки моим опасениям, лестница оказалась чистая и светлая. Левитируя за собой скурр, я поднялась на третий этаж и позвонила в правую из двух расположенных друг напротив друга дверей. Практически сразу же за спиной раздался легкий шорох, но, оглянувшись, я ничего не увидела.

– Доброе утро, – приветствовала меня открывшая дверь девушка. – Вы ко мне?

Уфф… честно говоря, направляясь в гости столь рано, я не была уверена, как это будет воспринято, но, придя через пару часов, я рисковала никого не застать, и, судя по тому, что стоящая напротив меня девушка оказалась полностью одета и причесана, так бы оно и случилось.

– Боюсь, что нет. Дело в том, что я ищу мсье Ральфа Пуррье, он жил тут некоторое время назад. Вы не знаете, как с ним можно связаться?

Собеседница озадаченно наморщила лоб и покачала головой.

– Возможно, он оставил какой-либо адрес, – не сдавалась я. – Или его кто-то еще разыскивал?

– К сожалению, ничем не могу вам помочь, – вновь помотала головой девушка. – Я только три дня как въехала в эту квартиру, так что с соседями не общалась и никаких сведений о прошлом жильце не имею.

– Но хоть адрес хозяйки, сдающей площадь, вы знаете? – Я понуро вздохнула. – Она в этом доме живет?

Ответом мне была язвительная усмешка.

– Да что вы! Кто же, имея хоть немного денег, поедет жить в подобные трущобы, где самая большая из двух комнат еле дюжину метров насчитывает. Нет, мадам Роккоро обитает в центре столицы, в элитном районе.

Зависть, кругом зависть… Моей собеседнице едва за двадцать, а неизвестной мадам Роккоро, думается мне, сильно за пятьдесят. Было бы чему завидовать.

– А адрес не подскажете? – повторила я.

Получив желаемое, я вручила девушке свои координаты вместе с настоятельной просьбой сообщать обо всех, пусть даже самых незначительных новостях, касающихся ее предшественника, попрощалась с новой обитательницей квартиры и поспешила обратно в центр города. Интересно, а как Ральф каждое утро добирался до места учебы? Пешком тут не меньше двух дюжин минут, а если тратиться на извозчика, то дешевле снять квартиру непосредственно у Академии связей с общественностью. Хотя это настолько не важно, что и голову над этим ломать не стоит, лучше за дорогой следить, во избежание, так сказать…

Последовав собственному мудрому совету, я без приключений достигла места жительства хозяйки квартиры и не смогла не согласиться с недавней собеседницей – тут, безусловно, есть чему завидовать. Сравнительно небольшой, всего в два этажа белоснежный дом был отделен от улицы потрясающим садом, находящимся в данное время года в пышном цвету. Сквозь огромные, сплошь усыпанные распустившимися бутонами кусты роз было крайне сложно разглядеть хоть что-то. Я и подумать не могла, что такое практически девственное великолепие можно встретить в центре столицы. Сдержав завистливый вздох, я сказала себе, что теперь мне есть куда стремиться, а иметь стимул – это всегда хорошо, и нажала на панель звонка на калитке.

Практически сразу на вымощенной желтым камнем тропинке, петляющей между кустов, появилась девушка в форменном платье и, открыв еле слышно скрипнувшую створку, осведомилась, с кем имеет честь беседовать. Я, не тратя лишних слов, внятно изложила цель своего визита, после чего меня впустили в сад, проводили до небольшой полянки перед крыльцом и, усадив в кресло перед столиком, сообщили, что хозяйка скоро будет. Собственно, так оно и оказалось: не успела я толком сосчитать количество окружавших меня сортов роз, как из дома появилась дородная мадам. Ей действительно было далеко за пятьдесят, но выглядела она на пять с плюсом: аккуратно уложенные короткие, совершенно белые волосы, минимум декоративной косметики на лице, светлый брючный костюм, чистые, ухоженные руки с коротко обрезанными ногтями. Оно и понятно – с маникюром а-ля хищная птица в саду не очень повозишься.

– Добрый день, я Айлия Нуар, – встав, представилась я. – Позвольте заметить, что у вас просто роскошный сад.

– Спасибо. Меня зовут Габриель Роккоро, – присаживаясь, ответила мадам, не сдержавшая довольной улыбки. – Да, сад – это мое детище и моя гордость. Своих детей иметь не пришлось, вот и пестую на старости лет цветы. Но, думаю, вы не о редких сортах роз пришли поговорить. Или я ошибаюсь?

Вновь опустившись в кресло, я покачала головой.

– Не ошибаетесь. Дело в том, что я разыскиваю вашего бывшего жильца, Ральфа Пуррье. Вы не можете мне помочь? – В этот момент мой пустой желудок требовательно и совершенно неприлично заурчал.

– Простите, – охнула собеседница. – Что-то я совсем забыла о приличиях. Выпьете чаю или кофе?

– Чаю, если вас не затруднит, – тут же согласилась я. Полеты туда-сюда совершенно выветрили из меня воспоминание о завтраке, и есть действительно хотелось.

– Тогда прошу меня извинить. – На удивление легко для ее возраста и телосложения хозяйка поднялась со стула и скрылась в доме.

Довольно быстро она вернулась и, вновь заняв свое место, выжидательно на меня взглянула.

– Итак, на чем мы остановились? Вы ищете Ральфа Пуррье? Боюсь, ничем существенным помочь вам не смогу.

– Но он хоть снимал у вас квартиру?

– Конечно, – кивнула мадам Роккоро. – Причем жил там довольно долго, около года.

– А как жилец он вас во всем устраивал? – поинтересовалась я. – Расскажите мне немного о нем.

– Много и не получится. Ральф пришел сюда по рекомендации одного из учащихся Академии связей с общественностью, он показался мне аккуратным и заслуживающим доверия мальчиком, и я согласилась пустить его в квартиру. Должна сказать, я крайне редко ошибаюсь в людях, и на сей раз чутье меня не обмануло: как жилец юноша заслуживал всяческих похвал, вовремя вносил арендную плату, шумных гулянок не устраивал, на лестнице не сорил, квартиру тоже содержал в порядке.

– То есть это не вы попросили его съехать?

– Нет, конечно, – замахала руками собеседница. – Я даже предлагала ему немного снизить плату как долгосрочному клиенту, но Ральф объяснил мне, что нашел жилье ближе к месту учебы.

В моей голове мелькнула еще не оформившаяся толком мысль, но тут появилась горничная с нагруженным подносом, и суета расстановки чашек и вазочек на столе совершенно не дала мне сосредоточиться. Когда все угомонилось и я отпила первый глоток излишне крепкого, надо заметить, чая, мадам Роккоро вновь заговорила:

– Так вот, несмотря на все мои уговоры, Ральф все же съехал, и с тех пор я о нем ничего не слышала.

– Неужели он не оставил никакого адреса или другой возможности для связи? – совершенно искренне изумилась я.

Собеседница отрицательно махнула рукой.

Вот и первый тупик. К счастью, я и не ожидала, что все будет просто, а ниточек, за которые можно подергать, у меня еще достаточно. Протянув руку, я взяла очередной мини-круассан, начиненный шоколадом, и использовала паузу, необходимую для его потребления, чтобы немного сосредоточиться.

– Скажите, мадам, – продолжила я, когда на языке осталось лишь воспоминание о приторном шоколадном вкусе, – вы не знаете, кто приходил к Ральфу в гости? Вообще, его квартиру часто посещали визитеры?

– Милая, да откуда мне знать? Я там бываю раз в месяц, забрать плату да порядок проверить. Мне недосуг за гостями следить, на это… Да неважно. – Прервавшись, хозяйка отломила половинку миндального печенья. – Хотите еще чаю?

– Спасибо, но я пока с первой порцией не справилась, – ответила я и, наклонившись к сумке, принялась в ней рыться. Найдя же магическую пластинку с изображением Ральфа и неизвестной девушки, протянула ее собеседнице.

– Вы никогда не встречали эту девушку?

Мадам Габриель подошла к делу со всей ответственностью: взяв пластинку, она внимательно в нее вгляделась и, подняв глаза, уверенно ответила:

– Нет, никогда.

Что ж, ничего неожиданного, в сущности.

– Позвольте последний вопрос. Никаких вещей Ральфа случайно не осталось? Возможно, он что-то забыл?

– Это вряд ли. Ральф очень аккуратный мальчик. По крайней мере, мне ничего не попадалось, – уже в который раз порадовала меня мадам отрицательным ответом. Похоже, здесь более ничего полезного выяснить не удастся.

Встав с удобного кресла, я рассыпалась в благодарностях за потраченное на меня время и, попрощавшись, покинула благоуханный сад. Контраст с улицей оказался столь разительным, что, выйдя за калитку, я некоторое время простояла столбом, растерянно оглядываясь по сторонам, ни одна из которых не казалась мне привлекательной. Но повернуть обратно не было никакой возможности, не поселюсь же я, в самом деле, у мадам Роккоро.

После того как ступор прошел, я уселась на скурр и полетела в сторону Академии связей с общественностью, в которой обучался загадочно пропавший Ральф. Только вот перспективность этого действия вызывала у меня некоторые сомнения, все же на дворе еще не закончилось лето, а вместе с ним и заслуженный отдых учащихся. Но всегда оставался шанс, что несколько особенно ретивых студентов уже вернулись из отчих домов, а то и вовсе никуда не уезжали и сидят в библиотеке, штудируя толстенные книги да старую подписку столичных новостей.

В любом случае стоило начать с визита в учебную часть, находящуюся на первом этаже большого здания, недавно пережившего капитальный ремонт, который скорее стоило назвать реставрацией. За сплошняком заваленным бумагами столом в полном одиночестве восседал пожилой мужчина, точнее, даже старичок, и сурово взирал на меня из-под густых бровей.

– П-простите. – Непонятно почему я начала заикаться. – Я ищу вашего студента, Ральфа Пуррье. Вы не подскажете, к кому мне следует обратиться?

– А зачем он вам? – подозрительно поинтересовался бдительный старик.



Вздохнув, я вытащила из сумочки удостоверение, полученное при регистрации детективного агентства, и протянула его собеседнику:

– Позвольте представиться, частный детектив Айлия Нуар. Ко мне пришли родители мсье Пуррье-младшего и попросили отыскать их сына.

– Детектив, говорите? – На меня уставились выцветшие глаза. – Не женское это занятие. Вы хоть одно-то дело раскрыли?

– Безусловно, – кивнула я, подавив остальные, уже совсем готовые сорваться с языка слова. – Так вы мне поможете?

– Обязанность такая, – с недовольным видом проворчал старичок, вставая с места и направляясь к веренице стеллажей с личными делами аспирантов. Подходя к каждому из них, он нажимал на кнопку и всматривался в возникающую проекцию. Просмотрев таким образом три первых стеллажа, он повернулся ко мне и взмахнул рукой.

– Такой у нас не учится. Похоже, вы что-то напутали. Ох… не женское это занятие, говорил же.

Глубоко вздохнув, я попросила:

– А вы не могли бы посмотреть среди отчисленных?

Ворча что-то себе под нос, дед проковылял к другим стеллажам, буквально на первом из них обнаружил требуемую папку и протянул ее в мою сторону.

– Вот, изучайте.

Наверное, он ожидал, что я подойду к нему, дабы взять папку, и в обычное время я, без всяких сомнений, так бы и поступила, но все сетования насчет неженского занятия вывели меня из состояния равновесия. Ехидно и немного мстительно усмехнувшись, я ограничилась тем, что пролевитировала к себе личное дело Ральфа и, усевшись за ближайший стол, углубилась в его изучение. Старик, еле слышно буркнув: «Ух, какая», вернулся на свое место.

Довольно быстро обнаружилось, что мне снова ничего нового выяснить не удалось, – да, мсье Пуррье-младший без всяких сложностей поступил в Академию связей с общественностью, да, великолепно отучился там год, после чего совершенно неожиданно для руководства подал документы на отчисление по не указанной в деле причине. Никаких проступков или особых достижений во внеучебной деятельности замечено не было. С легким разочарованием я закрыла папку и вновь подошла к уткнувшемуся в свежую газету дежурному.

– Простите, вы не знаете, где я могу найти знакомых мсье Ральфа Пуррье?

Вместо ответа старик лишь покачал головой.

– Вы можете посмотреть в личном деле какого-нибудь его бывшего сокурсника домашний адрес?

– Адреса учащихся нам давать категорически запрещено, – язвительно сообщил все же соизволивший оторваться от газеты собеседник. – А я правила соблюдаю – если каждый будет делать все, о чем его просят, такой бардак начнется.

– Но вы же позволили мне заглянуть в личное дело Ральфа, – удивилась я. – А там есть его адрес.

– Позволю себе обратить внимание частного детектива на тот факт, что Пуррье уже не является нашим учащимся, – парировал старик. – А у меня, между прочим, только что начался обеденный перерыв, на который я имею полное право. Если остались вопросы, заходите через час. – И, всем видом выражая готовность полностью меня игнорировать, он вновь уткнулся в газету.

– Но хоть подскажите, где библиотека, – жалобно попросила я.

– Второй этаж, налево, – не поднимая глаз, буркнул дежурный.

– Спасибо, – собрала я остатки вежливости и, не мешкая, покинула помещение.

Обнаружив в холле прямо напротив входной двери широкую лестницу, ведущую наверх, я, следуя полученным от неприветливого собеседника инструкциям, поднялась по ней на два пролета и практически сразу же увидела открытую дверь с надписью: «Читальный зал».

Внутри стройными рядами располагалось около двух дюжин столов, за которыми сидели, склонившись над книгами, шестеро студентов, все, как на подбор, представители сильного пола. Временно их проигнорировав, я подошла к стойке, за которой виднелось совершенно невероятное количество стеллажей, плотно заставленных различного рода литературой, и поинтересовалась у скучающей там библиотекарши, нет ли в настоящий момент в зале кого-нибудь из учащихся третьего курса. К моей радости, такой обнаружился, я подошла к нужному столу, присела на соседний свободный стул и вполголоса обратилась к довольно привлекательному юноше:

– Добрый день. Меня зовут Айлия. Не уделишь мне минутку?

– Нет проблем, – располагающе улыбнулся тот. – Я Оскар. О чем ты хочешь со мной поговорить?

Немного поколебавшись, я в который раз за день достала удостоверение и протянула его собеседнику.

– Дело в том, что я работаю частным детективом, и недавно ко мне обратились родители твоего сокурсника, Ральфа Пуррье с просьбой его найти.

– А он пропал? – В голосе Оскара звучало настолько неподдельное изумление, что я сначала ему не поверила, а потом очень удивилась. Правда, ненадолго, поскольку ничего странного в том, что однокурсник не знает об исчезновении Ральфа, не было – на дворе стояло лето, ни о какой учебе уже более двух месяцев речи не шло. В такой ситуации совершенно естественно, что люди, общающиеся лишь во время занятий в Академии, ничего друг о друге не знают.

– Пока это точно не ясно, – ответила я. – Возможно, просто произошло некое недоразумение, которое в ближайшем будущем прояснится. Но на данный момент вся информация, которой я располагаю, заключается в том, что я, как и родители Ральфа, понятия не имею о его местонахождении.

– Тогда можете принимать меня в ваш клуб, – криво усмехнулся собеседник. – Я тоже не могу подсказать, где именно он сейчас изволит пребывать.

– На это я особо и не надеялась. Но вы наверняка можете рассказать мне, с кем он общался. – Вытащив из сумочки магическую пластинку, я положила ее на стол. – Для начала скажите, возможно, вам доводилось встречать эту девушку?

Взяв в руки изображение, Оскар взглянул на картинку и буквально через секунду очень уверенно ответил:

– Нет, в первый раз вижу. Но это, в сущности, ни о чем не говорит, я вообще крайне мало общался с Ральфом Пуррье и его окружением. Вам стоит поговорить с кем-то из его близких друзей.

– Это я прекрасно понимаю, но где мне их найти?

– Дайте подумать, – пробормотал Оскар, уставившись в окно: снаружи так маняще светило солнце, а на карнизе, важно надувшись, прогуливалась голубиная парочка, причем самец явно тратил много сил, пытаясь понравиться подружке, – раздувал переливающиеся перья и выпячивал грудь. Я так засмотрелась на эту душещипательную сценку, что вновь заговоривший Оскар застал меня врасплох.

– Думаю, вам стоит поговорить с Ваннейром. Они с Ральфом вроде как дружили. Сейчас напишу адрес.

Получив от собеседника бумажку с интересующей меня информацией, я поблагодарила его и отправилась дальше, резво, словно хорошая гончая, бегущая по следу.

Вышеупомянутый след привел меня в район, куда заглядывать приходилось не часто, поскольку мой небольшой особнячок тут служил бы чем-то вроде домика для прислуги. Интересно, кто такой этот Ваннейр, точнее, члены его семьи, если они живут в подобном месте?

Несколько кварталов, в начале которых я вскоре оказалась, занимали дома самых видных людей столицы, не пожелавших обосноваться в просторных пригородных виллах. Меня всегда удивляло, что сюда беспрепятственно пускали простых смертных, а собственно охрана особняков начиналась за их дверьми. Хотя Теннет с самого момента основания, в отличие от большинства прибрежных городов, в силу своей специфики густо населенных потомками беглых преступников из-за гор, мог похвастаться минимальным уровнем преступности и особого смысла в неусыпном бдительном наблюдении за прохожими, гуляющими по разноцветным мостовым, не было.

Восхищенно оглядываясь по сторонам, я без всяких проблем отыскала нужный дом, номер которого, представлявший собой стилизованную пару бронзовых журавлей, красовался на самом видном месте, и приземлилась. Очень вовремя – из огромных, в два мои роста, дверей как раз появился юноша в светлом льняном костюме и светлых же ботинках, по возрасту вполне подходящий на роль Ваннейра. Невысокий, с темно-каштановыми волосами и довольно крупными чертами приятного лица, он спустился со ступенек и, подняв голову, взглянул на небо, словно проверяя, не собирается ли дождь.

Быстро взбив волосы, я тряхнула получившейся копной, улыбнулась и сделала несколько шагов ему навстречу.

– Простите, вы, случайно, не Ваннейр?

В тот же момент дверь за спиной юноши приоткрылась и оттуда выглянул сурового вида охранник.

– Что здесь происходит?

– Все в порядке, Невилль, – успокоил его предполагаемый приятель Ральфа, сопроводив свои слова кивком головы.

Бросив на меня предупреждающий взгляд, телохранитель вернулся в дом.

– Да, – протянув мне руку, подтвердил юноша. – При рождении меня назвали именно так, за что я, признаюсь откровенно, до сих пор на родителей немного обижен.

– Почему же? – поддержала я предложенный тон. – По-моему, Ваннейр – это просто отличное имя.

– А вас как зовут? – усмехнувшись, наконец поинтересовался собеседник.

– Айлия Нуар.

– Очень приятно. Простите, мадемуазель, – он запнулся, – или, может, мадам? Неужели я опоздал и столь привлекательная особа, только сейчас повстречавшаяся на моем жизненном пути, уже опутана узами брака и честного слова?

Не сдержав улыбки, я покачала головой.

– Не опоздали. Пока еще мадемуазель.

– Уфф… – С облегчением выдохнув, Ваннейр прижал руку к сердцу и шутливо поклонился. – Всегда к вашим услугам, мадемуазель, но, увы, не в данный момент, поскольку меня ждут неотложные дела.

– Ну, мое дело не настолько неотложное, – несколько неискренне улыбнулась я. – Возможно, вы найдете для меня время несколько позже?

– Я ни в коем случае не имел в виду дать вам от ворот поворот, – тут же отмел мои подозрения собеседник. – Просто хотел предложить составить мне компанию и прогуляться немного под ярким летним солнышком.

– Ах, в этом смысле, – рассмеялась я. – Отлично, пойдемте.

Движением руки прихватив скурр, я зашагала вперед по цветным булыжникам мостовой бок о бок с весело щурящимся спутником.

– Так что привело ко мне столь очаровательную мадемуазель? – с любопытством осведомился он, не пройдя и пары шагов.

– Ваш друг, Ральф Пуррье.

– Да? И как он поживает? Надеюсь, как всегда, замечательно? Я, честно говоря, уже волноваться начал, не ожидал, что Ральф столько сможет просидеть в своем родном захолустье в обществе родителей.

– Можете продолжать.

– Что продолжать? – Замедлив шаг, юноша непонимающе уставился на меня.

– Волноваться, – спокойно пояснила я. – Дело в том, что Ральф не появлялся у своих родителей.

– Что значит не появлялся? – опешил Ваннейр. Но почти сразу его лицо прояснилось. – А-а, понятно, очередная шуточка, как раз в духе Ральфа. И какой розыгрыш он на сей раз изобрел?

– Боюсь, никакого, – вздохнула я. – Ваннейр, поверьте, родители Ральфа правда не получали от него вестей уже более двух месяцев и, потеряв всякую надежду, что он сам неожиданно объявится, обратились ко мне с просьбой помочь им найти сына.

– А вы тут при чем? При всем моем уважении, – спутник поклонился, – вы не похожи на опытную магичку, специализирующуюся на поиске пропавших.

– Я ею и не являюсь, это правда. Но, – я игриво подмигнула, – подозреваю, что на частного детектива, коим в действительности являюсь, я похожа еще меньше.

– На кого? – Юноша споткнулся о чуть выступающий из мостовой булыжник и чудом удержался на ногах. Вернув равновесие, он с неподдельным интересом на меня уставился. – Вы действительно самый настоящий частный детектив? Никогда их не встречал. И много дел вам удалось распутать?

Похоже, мне начинает надоедать этот вопрос.

– Достаточно. Но сейчас речь не об этом. Вы не проясните для меня несколько моментов из жизни Ральфа? Ведь, насколько я понимаю, вы с ним дружили и много времени проводили вместе.

– Можно и так сказать, – фыркнул спутник. – Но если говорить объективно, наши отношения скорее стоит назвать взаимовыгодным сотрудничеством.

– Да? – заинтересовалась я. – И в чем же состояла эта самая взаимная выгода?

– Для начала Ральф, будучи по сути своей весьма амбициозным и далеко смотрящим, очень хотел завести разнообразные полезные знакомства. Но, к его огромному сожалению, для человека, приехавшего из провинции, большинство дверей оказались закрыты и попасть на нужные приемы не было никакой возможности. И тут крайне вовремя подвернулся я, благодаря влиятельному папочке не испытывающий никаких сложностей с приглашениями на все вечера и презентации.

И кто же у Ваннейра папа? Задавать столь бестактный вопрос я благоразумно не стала, решив, что выяснить это самостоятельно не составит особого труда.

– Отлично, с выгодой Ральфа прояснилось, а вам что перепадало?

Ваннейр немного смутился.

– Дело в том, что учеба в Академии никогда не была моей первостепенной целью. Это скорее временная уступка категорическому требованию родителей, ссориться с которыми весьма неразумно, так что я, как человек крайне разумный и прагматичный, использую любую возможность облегчить себе столь тоскливый период обучения.

– Ну, это скорее финишная прямая, что само по себе не может не вдохновлять. – Я чуть улыбнулась. – Теперь мне все понятно. Значит, Ральф использовал вас на манер универсальной отмычки, дабы получить шанс познакомиться с влиятельными мира сего. И что в итоге? Ему удалось обзавестись столь желанными связями?

– Вы должны понимать, такие дела быстро не делаются. Ральф, без всякого сомнения, постепенно становится узнаваемым в кругу политиков, но путь до того момента, когда его начнут считать своим, еще очень долог.

Я вздохнула.

– Какие сложности… А чем еще Ральф занимался, кроме учебы в Академии и походов за бесплатной едой вкупе со связями?

– Особенно ничем. Да и времени ему катастрофически не хватало.

– Даже на личную жизнь? – изумилась я.

Спутник пожал плечами.

– Люди, подобные Ральфу, редко интересуются девушками.

– Вы уверены? – осторожно переспросила я, доставая из сумочки изображение пропавшего вместе с неизвестной особой. – А данную персону вы никогда не встречали в его непосредственной близости?

Едва взглянув, собеседник отрицательно помотал головой.

– Не доводилось.

Хм… так я ему и поверила. Ваннейр на протяжении всей нашей беседы проявил себя как весьма любопытный человек, и сам факт, что он не взял пластинку в руки, чтобы рассмотреть ее получше, говорил мне о многом.

В этот момент мы вышли на небольшую симпатичную площадь, спутник остановился и, указав рукой в направлении открытого недорогого ресторанчика на другой ее стороне, сообщил:

– Вот я и пришел.

– Приятно было пообщаться. Если у меня появятся новые вопросы, можно вас еще раз навестить?

– Да ради бога, – широко взмахнул Ваннейр рукой. – Всегда приятно провести время в обществе столь красивой девушки, да еще и в ближайшем будущем известнейшего частного детектива.

Издевается… Ослепительно улыбнувшись на прощание, я уселась на доску и взлетела. Когда скурр оказался на уровне крыш, я осторожно оглянулась. Ваннейр стоял на пороге ресторанчика и смотрел мне вслед. Это, вкупе с моей благоприобретенной за последнее время подозрительностью, еще более укрепило меня в желании еще некоторое время с ним не расставаться, и, скрывшись с его глаз, я резко увеличила скорость, облетела половину площади и осторожно выглянула с другой стороны. Вовремя – напрочь проигнорировав дешевое заведение, совершенно не соответствующее его статусу, юноша спешил прочь по одной из отходящих от площади улочек, и я последовала за ним. Буквально через квартал мой объект свернул в очередной ресторанчик, на несколько порядков круче предыдущего. Повинуясь разыгравшейся интуиции, я уселась на крыше напротив в готовности терпеливо ждать. Не пришлось – менее чем через дюжину минут в двери ресторанчика вошла… девушка с магической пластинки. Про которую Ваннейр, кстати, ничего не знает. Милое такое совпадение, правда?

Глава 2

В которой главная героиня совершенно случайно находит возлюбленную пропавшего юноши, дракон вселяет в нее оптимизм, а клиенты, дав денег, отправляются восвояси


Первым моим порывом было немедленно изобразить из себя пусть и небольшой, но донельзя возмущенный тайфун, влететь в ресторан и высказать Ваннейру все, что я думаю про ложь, глядя прямо в глаза очаровательной мадемуазели, но здравый смысл, пусть с трудом, сумел возобладать, и я сдержалась. Основной причиной столь редкого для меня разумного поведения явилось то, что мне ну совершенно не хотелось быть выставленной за дверь под изумленными взорами всех посетителей ресторана, а именно этим со стопроцентной вероятностью закончился бы мой рейд во имя справедливости и защиты угнетенных. Подобные заведения никогда не позволяют тревожить покой своих состоятельных клиентов. Кроме того, нельзя не признать, что было бы весьма полезно немного перевести дух и понять, что именно я хочу получить от неожиданно оперативно обнаруженной девушки. Найти место, где в данный момент находится потерявшийся Ральф Пуррье, конечно, являлось верхом моих тайных желаний, но стоило вернуться к реальности и несколько поумерить запросы. К счастью, на всестороннее обдумывание сложившейся ситуации времени у меня оказалось вполне достаточно. Обедать парочка изволила более чем плотно – прошло целых два часа, и я успела совершенно замерзнуть к тому моменту, когда Ваннейр со спутницей появились на улице.

Дойдя до площади, они наняли извозчика и уютно расположились рядышком на заднем сиденье, спиной ко всему происходящему позади повозки, так что я комфортно и беспрепятственно последовала за неторопливо перемещающимся по улицам транспортным средством. Направлялось оно в тот район, из которого мы с Ваннейром недавно пришли, но до дома юноши парочка не доехала, остановившись на квартал раньше у не менее роскошного особняка, вызвавшего у меня очередной приступ черной зависти. И что сегодня за день? Куда ни глянь, все время тыкают носом в более роскошную и обеспеченную жизнь, да еще и врут заодно…

Пока я предавалась безмолвным стенаниям, Ваннейр галантно подал руку, помогая своей спутнице спуститься на мостовую, и расплатился с извозчиком. После чего кавалер, к моему искреннему изумлению, потянулся было поцеловать на прощание девушку в губы, но она ловко повернула голову, получила дружеский поцелуй в щеку и легко, почти как птичка, вспорхнула по ступенькам, взмахнув на прощание рукой перед тем, как скрыться в дверях, предусмотрительно распахнутых бдительным дворецким. Юноша же, напротив, вовсе не поспешил вслед за ней покинуть крыльцо. Прислонившись к перилам, он продолжал в задумчивости стоять, глядя в никуда.

Интересная картина постепенно вырисовывается… Ваннейр совершенно очевидно питает романтические чувства к бывшей возлюбленной своего друга. Но почему в таком случае он просто не сказал мне, кто она? И кстати, кто же она? Судя по антуражу, ее семья, как и родственники друга-ухажера, далеко не последние люди в столице. Но тогда не очень понятно, почему Ральф не захотел рассказать о своем романе родителям, и еще менее понятно, почему этот роман завершился. При амбициях пропавшего, он всеми руками должен был вцепиться в подобные отношения…

Уфф… Ваннейр наконец ушел, и я, прервав свои уже почти пошедшие по новому витку спирали размышления, слетела вниз и отправилась выяснять, что же вокруг меня происходит.

Примерно на третьей ступеньке меня посетило неожиданное соображение, что я, в общем-то, понятия не имею, как зовут девушку, и не очень представляю реакцию дворецкого на подобную ситуацию, когда посетительница не может толком объяснить, с кем именно она желает пообщаться. Но всегда стоит верить в лучшее. Например, что наглость города берет. Отыскав в сумочке удостоверение, я заготовила грозную фразу: «детектив Нуар, будьте добры, позовите мадемуазель», но тестировать мои актерские способности не пришлось – дверь открылась практически моментально, и на пороге я узрела бывшую пассию Ральфа Пуррье, взиравшую на визитершу удивленными глазами.

Стоило признать, что в девушке несомненно чувствовалась порода, причем вживую это было более очевидно, чем на картинке. Несмотря на общую неяркость облика юной особы, ее никак нельзя было назвать серой мышкой, слишком уж уверенной в себе и словно светящейся изнутри она выглядела. Внимательные серые глаза, длинные гладкие русые волосы, собранные на затылке в затейливый хвост, легкое, с виду совсем простое, но на самом деле очень дорогое светлое платье и классические туфли-лодочки на невысоком каблучке составляли весьма и весьма гармоничный ансамбль, засмотревшись на который я, сама того не желая, создала неловкую паузу.

– Что вам угодно? – не слишком-то довольным голосом поинтересовалась девушка, видимо отчаявшись дождаться от странной посетительницы каких-то осмысленных действий.

– Честно? Узнать, где находится ваш бывший возлюбленный.

– Так это вы… – Собеседница, чуть сникнув, запнулась на полуслове.

– Я так понимаю, Ваннейр вам за обедом все рассказал? – Немного хищно улыбнувшись, я подтвердила: – Да, я не кто иной, как частный детектив, по просьбе встревоженных родителей разыскивающий мсье Пуррье-младшего. Надеюсь, вы не откажетесь со мной поговорить?

Быстро оглянувшись на пустой холл, мадемуазель выскользнула на крыльцо и прикрыла за собой дверь. Затем она отошла к перилам и, прислонившись к ним, спросила:

– Вы не возражаете, если наша беседа пройдет здесь? Длинной она не получится, поскольку мне особо нечего вам сообщить.

– Посмотрим, – ответила я, подходя к ней поближе и демонстративно устраиваясь поудобнее. – Для начала представьтесь.

На лице собеседницы отразилось явное удивление.

– А вы не знаете, как меня зовут? Хороший же вы в таком случае частный детектив, нечего сказать.

– Извините, – немного раздраженно фыркнула я, – но больше суток все вокруг, как сговорившись, упорно твердили мне, что понятия не имеют даже о вашем существовании, не то что об имени. Нашла же я вас совершенно самостоятельно, благодаря отлично развитой интуиции, столь ценной в моей профессии, и невольной любезности вашего нового ухажера Ваннейра.

– Он мне не ухажер, – неожиданно огрызнулась собеседница и, с вызовом на меня взглянув, сообщила: – У меня еще много дел, так что переходите к сути визита.

– Так я к ней давно перешла, если вы не заметили, – поддержала я предложенный тон. – Возможно, мне все же будет позволено узнать ваше имя? Замечу, теперь мне его довольно просто выяснить, поскольку я в курсе вашего местожительства, но хочется не совершать лишних действий, ибо у меня тоже достаточно дел.

– Мадемуазель Ротани Поддриго, – признав временное поражение, неохотно представилась девушка.

– Очень приятно. Переходим к следующему пункту программы. Не знаете ли вы, где в настоящий момент находится мсье Ральф Пуррье?

– К огромному вашему сожалению, нет, – усмехнулась собеседница.

Ну, на быстрый успех я, в сущности, и не рассчитывала, подобная наивность мне совершенно не свойственна. Зайдем с другой стороны.

– А когда вам довелось видеть его в последний раз?

Ротани наморщила безупречно гладкий лоб и уставилась на стену соседнего дома, на удивление старательно вспоминая. Наконец ее лицо разгладилось.

– Да, точно. Это было в конце весны, на дне рождения Ваннейра. Мы как раз окончательно расставили все точки в наших отношениях.

– Можно с этого момента поподробнее? – живо заинтересовалась я. – Про эти самые загадочные отношения. Честно говоря, меня сильно удивил тот факт, что Ральф послал своей семье ваше с ним совместное изображение на площади, а потом отказался рассказать хоть что-то.

– Тут нет ничего удивительного, – мрачно сообщила девушка. – Мало кто захочет лишний раз вспоминать о недавней потере.

Вновь удобно прислонившись к перилам, я, проявляя завидное упорство, уточнила:

– Так почему вы расстались?

Опустив голову и тщательно изучая мраморную облицовку крыльца, собеседница заговорила:

– Причина донельзя банальна. Ушло то, что мы, наверно ошибочно, принимали за любовь, а вместо былых чувств ничего не осталось, только безразличие друг к другу. Поэтому мы с ним больше и не общались – ни у Ральфа, ни у меня просто не возникало желания.

Похоже, я вытянула пустышку. Мадемуазель Поддриго действительно не в состоянии сообщить мне ни грамма полезной информации.

– Позвольте последний вопрос. Не подскажете, с кем бы мне поговорить из людей, более осведомленных о последней паре месяцев жизни Ральфа?

Собеседница пожала плечами.

– И тут я не смогу вам ничем помочь. Больше всего Ральф проводил времени – не скажу, что дружил – с Ваннейром, с которым вы уже говорили. А с остальным кругом его общения я не знакома. Не довелось как-то.

– Жаль, – вздохнула я. – Что ж, спасибо за уделенное мне время. Если Ральф все же появится, передайте ему, что родители очень волнуются, хорошо?

– Непременно, – кивнула Ротани и, сухо попрощавшись, скрылась за дверью семейного особняка.

Я же встряхнула совершенно разметавшимися волосами в попытке избавиться от несколько гнетущего впечатления, оставленного закончившейся беседой, и, усевшись на скурр, воспарила над черепичными крышами. Там, наверху, под порывами свежего, пока еще летнего ветерка, мне всегда отлично думалось. Вот и сейчас, некоторое время пофланировав над самым фешенебельным районом столицы, я разложила в голове по полочкам события последних двух дней. В результате, поняв, что срочно нуждаюсь в хорошем, дружелюбно настроенном собеседнике, резко развернула доску и полетела в сторону излучины Каппы, где на каменной площадке у реки томился в заточении символ моего агентства, дракон Зенедин, по которому я, кроме всего прочего, еще и соскучилась.

Путь мой пролегал над Ауири – городком Высшей академии магии, в которой я успешно проучилась целых два курса, за это время успела расследовать убийство, точнее самоубийство, завести нескольких друзей, в основном среди призраков, и даже влюбиться. Сдуру. К счастью, предмет моей пламенной страсти мне удалось довольно быстро выбросить из головы, и сейчас, пролетев над домиком Георга, я лишь ехидно усмехнулась, вспоминая о собственной глупости.

– Айлиии! – раздался торжествующий вопль, и мне на грудь приземлился пушистый комок радости и ликования, в обычном состоянии являющийся в меру спокойным ручным оцелотом Фарькой.

– Соскучился? – поглаживая светлую шелковистую шубку, поинтересовалась я. – Неужели созрел и поедешь жить в особняк?

– Нет! – вякнул зверек и для надежности отскочил примерно на фут.

– Спокойно, силком тебя в столицу никто не тащит, до наступления первых холодов еще есть время.

– Он раньше к тебе запросится, – предупредил меня неожиданно проявившийся из скалы дракон. – Тем более что у нас тут тоска смертная, а у тебя, судя по недовольно-озадаченному выражению лица, наклевывается интересное дело.

Я вздохнула.

– Кошмар… вы опять читаете по мне, как по раскрытой книге, причем с очень крупными печатными буквами. Придется мне старательно учиться сохранять непроницаемый вид. В жизни пригодится.

– Это безусловно, – подтвердил дракон, выходя на середину каменной площадки и согревая точно направленной струей пламени мой любимый валун, на который я тут же забралась. – Только меня вряд ли удастся провести, как ни старайся. А теперь рассказывай, я слушаю.

– Дело в том, – начала я, привычным жестом срывая травинку и засовывая ее в рот, – что вчера вечером ко мне в особняк пришла пожилая пара…

Довольно быстро я изложила Зенедину все события последних двух дней, закончив монолог животрепещущим вопросом:

– Как вы считаете, я сумею отыскать Ральфа?

– Позволь, я для начала подведу итог, – оборачивая тело шипастым хвостом, проворчал дракон. – Насколько я понял, к тебе обратилась семья, специально приехавшая из Йерра с целью найти сына. Юноша прибыл в столицу год назад для учебы, успешно поступил в Академию, все это время исправно писал своим родителям, а недавно прислал фотографию неизвестной девушки и пропал. Причем проделал это он весьма качественно – никто, кроме родителей, сего выдающегося факта даже не заметил.

– Лишь потому, – вмешалась я, – что сейчас перерыв в учебе.

– Согласен, – кивнул Зенедин, – время выбрано очень удачно. Если ты позволишь, я продолжу.

Сгребая в охапку ловко запрыгнувшего мне на колени оцелота, который требовал немедленной ласки, я милостиво кивнула, за что схлопотала угрожающий взгляд круглых желтых глаз. Состроив невинную рожицу, я срочно изобразила на лице полнейшее внимание. Так сказать, от греха подальше.

– Итак, в настоящий момент никто из самых близких друзей пропавшего, и даже его бывшая девушка, не имеют ни малейшего понятия о местонахождении юного Ральфа. Весь год до этого он в основном занимался учебой в Академии связей с общественностью, перемежая занятия походами на светские рауты, дабы завести полезные знакомства, но об успешных результатах этого гениального плана выяснить ничего не удалось. Жил объект в съемной квартире, но покинул ее приблизительно в то же время, как и послал родителям последнее письмо, вложив в него изображение своей возлюбленной, но ни словом не намекнув на грядущие перемены. Насколько я понял, – уточнил оборотень, – на этом вся раздобытая тобой информация исчерпывается?

Я возмущенно фыркнула, но практически сразу же опустила глаза долу и честно признала:

– В сущности, да. Очень мало, вы считаете?

– Безусловно, немного. Но, – подмигнул дракон, – надо признать, что за столь короткий срок сложно было узнать больше.

– Неужели мне удалось услышать похвалу, пусть даже хорошо замаскированную? – удивилась я.

Зенедин, как водится, полностью пропустил мимо ушей мою последнюю реплику и как ни в чем не бывало перешел к следующему вопросу повестки дня:

– Что же до того, сумеем ли мы отыскать Ральфа Пуррье, то в настоящий момент я оцениваю вероятность такого исхода как достаточно высокую.

– После моих сплошь отрицательных результатов? – распахнула я глаза, не вполне понимая ход мыслей оборотня.

– Нет, – покачал головой дракон. – После одного крайне положительного.

Взглянув на меня и обнаружив, что я отнюдь не потрясена снизошедшим вдруг с безоблачного неба гениальным озарением, собеседник недовольно фыркнул, но все же попытался пояснить:

– Подумай немного и ответь, в каком случае почти невозможно обнаружить пропавшего? – Выждав пару секунд, он добавил: – Ты совсем недавно столкнулась с похожей ситуацией.

– Надеюсь, вы не беременную собачку имеете в виду, – усмехнулась я и послушно приступила к использованию логики. Довольно быстро я догадалась, что имеет в виду дракон. – Я так понимаю, вы намекаете на неудачного похитителя жемчужины, который неожиданно для себя оказался в придорожной канаве, сбитый ретивым извозчиком, сразу же покинувшим место происшествия, не вдаваясь в подробности.

– Именно, – поднял Зенедин хвост вертикально вверх. – Самые сложные пропажи бывают именно тогда, когда человек погибает совершенно неожиданно и даже по-дурацки. В любом другом случае, даже если он успевает покинуть зону чувствительности магов, всегда остаются еле заметные ниточки. Люди не исчезают просто так, без причин.

– Насколько я успеваю следить за ходом вашей мысли, вы совершенно уверены, что мы имеем дело не с несчастным случаем, а именно с заранее запланированным исчезновением? Но почему?

– А самой не догадаться? – проворчал оборотень.

– А просто не рассказать? Без бесконечных попыток обучения? – в предложенном тоне ответила я.

Шумно выдохнув, дракон с дюжину секунд пялился в пронзительно синее вечернее небо, видимо до тысячи считал, затем, переведя взгляд на меня, достаточно спокойно заговорил:

– Я, безусловно, могу постоянно водить тебя за ручку и страховать от всяческих неудач, но какая от этого будет польза? Или ты собираешься всю жизнь, чуть что непонятно, бегать ко мне за советом? Не уверен, что мне это не наскучит. Прояви фантазию, благо ее у тебя в избытке. Давай представим – юный Ральф просто вышел теплым летним вечером побродить по городу и случайно свалился с моста. Что-нибудь изменилось бы в полученной тобой информации?

Признавая правоту дракона, я кивнула:

– Кажется, я понимаю, куда вы клоните. Когда человек неожиданно влипает в неприятности, то его друзья недавно с ним виделись, в доме полно разбросанных вещей и недопитого пива. Но все же, кроме того, что Ральф съехал невесть куда, никаких подтверждений этой довольно привлекательной теории нет. Он мог просто решить, что раз собирается посетить родителей или какого-нибудь приятеля в другом городе, то не имеет смысла платить хозяйке квартиры за лишний месяц. И вы не можете не согласиться с тем, что это крайне разумно с его стороны.

– И по-твоему, человек, поступивший столь разумно, не оставил ни друзьям, ни родителям возможности с ним связаться, отправившись в простой отпуск?

Спустив оцелота с коленей на валун, я, красуясь перед своим требовательным учителем, взлетела в воздух, описала над полянкой плавную дугу и мягко приземлилась на краю обрыва, прямо над несущейся по узкому руслу Каппой. Сразу после излучины бурный горный поток, словно по волшебству, превратится в степенно катящую свои воды судоходную реку, но под обиталищем Зенедина подросшие за лето выдры весело плескались в бурунах. Поболтав ногами в воздухе, я неожиданно поинтересовалась:

– Скажите, а Каппа сама по себе в районе столицы остепеняется или ей помогли при помощи нескольких заклинаний?

– Да, без магии там не обошлось, – буркнул дракон, – но какое это имеет отношение к обсуждаемому нами вопросу?

Вот так всегда. Я тоскливо вздохнула.

– Тогда могу предложить вам на выбор два варианта. В первом Ральф оставил кому-то свои новые координаты, но они по непонятной пока причине безвозвратно утратились, или же молодой мсье Пуррье сам пожелал скрыться в неизвестном направлении. Какой вам больше нравится?

– Ты явно делаешь успехи, – одобрительно махнул лапой оборотень. – Что же до предложенного тобой выбора, то очевидно, что гораздо более перспективным для нас является второй вариант, поскольку в первом Ральф уже давно покоится на дне реки или в глубокой яме. И хорошо, если хищные звери еще не растащили его белые, подчистую обглоданные кости по всему лесу.

– Хватит рассказывать всякие страсти, – поморщилась я. – Тем более на ночь. И как же вы предлагаете искать добровольно скрывшегося и тщательно заметшего за собой следы человека?

– Стандартно. Найти причины, побудившие его так поступить. – Высказав очередную указующую мысль, Зенедин некоторое время помолчал, но, поняв, что я выступать не собираюсь, задумчиво выпустил пару неровных колечек дыма, медленно растаявших в начинающем темнеть небе, и продолжил: – Пойми, в жизни так не бывает. Люди не срываются с насиженного, нагретого собственным телом места в никуда и ни с чего. Всегда есть причина, вынудившая объект поменять привычный уклад жизни, и нам просто надо ее отыскать.

– Но как? – несколько растерянно переспросила я. – С самыми близкими Ральфу людьми я уже поговорила, и ничего полезного выяснить не удалось.

– И ты сразу сдаешься? Лапки кверху и глазами хлоп-хлоп, – недовольно фыркнул собеседник. – Знаешь главное качество успешного человека?

– Вера в собственные силы? – рискнула предположить я.

– Это, безусловно, очень важный момент, – согласился оборотень, – но значительно более важным является способность изобретать самые разнообразные способы добиться желаемого, и, когда не помогает первое, пятое, десятое, не падать духом, а немного поразмыслить и придумать одиннадцатый вариант.

Я громко фыркнула и закашлялась, стараясь замаскировать еле сдерживаемый смех. Не удалось. Недовольно на меня взглянув, оборотень поинтересовался:

– Сделай одолжение, поясни, что именно тебя так рассмешило.

С неохотой я заговорила:

– Вообразите картину: сочинил какой-нибудь талантливый волшебник новое заклинание. Прошептал его себе под нос, руками в нужном порядке взмахнул, замер в напряженном ожидании и… ничего. Ну, он, пожав плечами, проделал эти манипуляции второй раз, пятый, десятый – все с аналогичным эффектом. И что, вы всерьез предлагаете ему попробовать в одиннадцатый раз или все же, что более разумно, честно признать свою неудачу?

Оставаясь на удивление спокойным, дракон повернулся к пристроившемуся у входа в пещеру оцелоту:

– Фарь, как ты думаешь, она это серьезно или издевается?

Мой оцелот повел себя на удивление разумно, шмыгнув вместо ответа в кусты неподалеку, и Зенедину не оставалось ничего иного, как вернуть свое внимание к моей скромной персоне.

– Так вот, для особо непонятливых личностей разжевываю: все эти одиннадцать способов должны быть разнообразными, то бишь отличаться друг от друга (применительно к нашей проблеме) не только набором вопросов, но и личностей, к которым эти вопросы адресованы. Я доступно излагаю?

– Вполне. – Я согласно кивнула. – Насколько я поняла, мне предлагается найти еще кого-нибудь и с ним поговорить.

– Как ни банально, да. Пока что это самый разумный путь распутывания сложившейся ситуации. Только не стоит с энтузиазмом бросаться опрашивать всех и каждого, действовать надо с умом. Скажи мне, Ральф Пуррье привлекательный молодой человек?

Сорвав с растущего рядом куста листик, я кинула его вниз и, с интересом наблюдая, как он, кружась в воздухе, приближается к поверхности воды, ответила:

– На мой вкус – да!

– Замечательно. Кроме того, наш пропавший обладает достаточно яркой внешностью, учится в очень престижном учебном заведении, воспитан и образован. Короче, завидная партия.

Я оторопела.

– Погодите, вроде я ищу не мужа, а пропавшего юношу по просьбе его родителей. Кроме того, мне покамест нравится оставаться свободной, и у меня все в порядке с личной жизнью, спасибо.

– Что, Антей по-прежнему водит тебя по презентациям с бесплатными банкетами? – съязвил дракон.

– Не ваше дело, – разозлившись, огрызнулась я. – Кроме того, он нашел себе работу, будет вам известно, и даже учится готовить.

– Грандиозный успех. Может, тебе открыть колледж для воспитания хороших мужей? – Менее язвительным тон собеседника, однако, не стал.

– Давайте закроем эту тему? – почти жалобно попросила я.

– Воля твоя. – Примиряюще махнув лапой, оборотень продолжил: – Итак, возвращаясь к бесцеремонно прерванной тобой мысли, повторяю: Ральф наверняка считался выгодной партией, и много симпатичных девушек строили ему глазки.

– И где мне их искать? Ходить по улицам с плакатом?

– Нет, такие крайности оставим про запас, – показав впечатляющих размеров клыки, усмехнулся дракон и тут же придирчиво уточнил: – Ты что, в самом деле не понимаешь, к чему я веду?

Похоже, придется сознаваться…

– Честно говоря, не совсем. Моя интуиция говорит, что исчезновение мсье Пуррье-младшего вряд ли связано с матримониальными планами одной из столичных прелестниц. Скорее уж стоит пообщаться с завсегдатаями приемов, на которые он с помощью Ваннейра попадал.

– Умница! – В голосе собеседника звучало столь явное одобрение, что даже Фарь, осмелев, появился из ближайших зарослей и с нахальным видом вспорхнул на мой любимый валун. – Но в твоем предположении есть одно слабое место: остальные приглашенные на приемы вряд ли обращали особое внимание на амбициозного студента, чего не скажешь про хорошеньких официанток. Уловила мысль?

– Вполне, – подтвердила я, глядя на Зенедина широко распахнутыми глазами. Нет, не зря в названии агентства семь восьмых в его честь. Мне еще предстоит многому научиться и поднабраться опыта. Идея с официантками, в сущности, почти очевидна и лежит на поверхности, ан нет, самой додуматься не удалось.

– Прекрасно. Тогда с этим мы временно закончили. Кстати, – привычным движением обернув вокруг задних лап хвост, уточнил оборотень, – раз уж сегодня беседа коснулась истории с Розовым Солнцем, из Льона нет никаких известий?

Я недовольно поморщилась. Воспоминания о моем грандиозном провале сложно было отнести к разряду приятных. Хотя… нельзя не признать, та недавняя запутанная история кроме неприятных эмоций имела и некоторые положительные результаты, к примеру, я обзавелась своим ненаглядным особняком и даже бонусом – ухажером в лице его бывшего обитателя, мсье Антея Фау.

Вкратце, дело обстояло так: получив неожиданное наследство, я вплотную занялась реализацией моей давней мечты, а именно приобретением собственной жилплощади в столице. Довольно быстро выяснилось, что дело это совсем не такое простое, как я по своей девичьей наивности считала. Недвижимость Теннета удивительным образом делилась на очень дорогую или очень дешевую, первая была мне совершенно не по карману, а во вторую я, даже если мне серьезно приплатить, все равно бы не поехала. И вот, когда я уже почти сдалась, на продажу выставили небольшой трехэтажный особнячок на канале Дэннире, и я, вихрем примчавшись на просмотр из Ауири, оказалась первой в веренице клиентов. Казалось, тут и сказке конец, банальная до зубовного скрежета история просто обязана благополучно завершиться хеппи-эндом с торжественным перерезанием атласной ленточки при парадном входе в дом. Но, увы, действительность, как ей и свойственно, пошла вразрез с моими чаяниями: пока ночью после подписания договора о намерениях я сладко спала и видела сны, хозяин особняка, вместо того чтобы мирно почивать, отправился на кухню за поздним ужином, но не дошел – навернулся с лестницы, да так неудачно, что сломал шею. Казалось бы, для меня ничего страшного не случилось, договор же подписан, но наследники совсем не горели желанием немедленно продать семейное гнездо, а при упоминаниях о законе морщились, но позиций не сдавали. После беседы с адвокатом, сообщившим мне целый ворох радостных известий, я полетела плакаться в жилетку к дракону, и извечно подозрительный Зенедин предположил, что в особняке вместо несчастного случая имело место заранее запланированное убийство, которое я, если хочу получить дом в собственность, просто обязана расследовать.

Не в силах ни в чем отказать ворчливому оборотню, я с энтузиазмом взялась за дело и вскоре выяснила аж две крайне интересные вещи. Во-первых, семья покойного не желает продавать мне дом потому, что там якобы спрятан клад, а во-вторых, как минимум одно убийство под этой черепичной крышей действительно произошло. Около четырех дюжин лет назад хозяина особняка, самого известного столичного ювелира мсье Мориха зарезали в собственной мастерской, прихватив заодно находящуюся в тот момент у него в работе самую крупную из когда-либо добытых ихтиандрами розовую жемчужину, более известную как Розовое Солнце. Быстро смекнув, что раз жемчуг до сих пор не обнаружен, то на нем можно неплохо заработать, я, под мудрым руководством дракона, рьяно взялась за поиски, попутно нанявшись в телохранители к дочери покойного владельца особняка, поскольку Зенедин вбил себе в голову, что мадемуазель Энниль грозит опасность, и упорно твердил мне об этом при каждой возможности. Замечу, что оборотень, как обычно, оказался совершенно прав, и лишь наше с бдительным оцелотом присутствие несколько раз спасло Акси от неминуемой гибели.

Но речь не об этом… В поисках Розового Солнца мне, к несчастью, довелось познакомиться с детективом, расследовавшим смерть мсье Мориха, Верном Руаппи. Старичок уже вышел на пенсию, но хватки не потерял – мигом догадавшись, чем вызваны мои осторожные расспросы, он решил сам наложить лапу на пропавший жемчуг и, выпроводив меня восвояси, отправился прямиком в дом к бывшему городскому мафиози, а я, проследив за ним, умудрилась глупо засветиться, в результате чего вскоре оказалась у этого самого мафиози в плену. Будучи уверенным в моей скорой гибели, он чванливо поведал мне, что Розовое Солнце находится не где-нибудь, а прямо у него в доме и там останется. Но мне удалось впоследствии несколько подкорректировать планы моего зазнавшегося захватчика. Чудом избежав гибели, благодаря недавно обретенным друзьям среди деятелей столичного наркобизнеса я заключила с бывшим детективом сделку с целью выкрасть жемчужину. А дабы найти ей затем должное применение, не в сейф же жемчуг прятать, я отправилась в Льон к законным владельцам Розового Солнца, договориться о вознаграждении. После бесед с двумя претендентами я сделала выбор, утрясла детали и, довольная собой, отправилась обратно в столицу. По возвращении же в Теннет обнаружилось, что мафиози мертв, мертвее не бывает, а наше с Зенедином разыгравшееся чутье кричало, что произошло столь радостное для нас событие не без деятельного участия мсье Руаппи. Но тот все мои намеки холодно игнорировал, и предположения так и остались лишь предположениями.

Затем мы с компаньоном, честно выполнившим свою часть работы и нашедшим способ проникнуть на виллу мафиози, не стали зря мешкать, занялись претворением планов в жизнь и отправились в ночной рейд. В результате, преодолев несколько препятствий и избежав хитроумных ловушек, я сумела для начала полюбоваться на лежащий в сейфе огромный розовый шарик, таинственно отсвечивающий перламутром, а затем на валящий из того же сейфа дым и осколки внутри. Несолоно хлебавши, мы с мсье Руаппи понуро переглянулись и покинули виллу покойного. А вот на обратном пути то ли у меня воображение слишком разыгралось, то ли бывший компаньон и на самом деле предпринял достаточно неуклюжую попытку меня убить…

Обсуждение ситуации с драконом привело нас к мысли, что меня развели, как девчонку, взрыв в сейфе был подстроен самим мсье Руаппи, а Розовое Солнце он преспокойно унес в кармане, не намереваясь делиться со мной вознаграждением. Полная праведного негодования, я хотела немедленно рассчитаться с нечистым на руку компаньоном, но Зенедин благоразумно удержал меня, и разработанный план дальнейших действий был донельзя прост: предупредив законных владельцев жемчужины, спокойно ждать, пока мсье Руаппи осмелеет и прибудет к ним за обещанным вознаграждением.

– Эй, ты там, часом, случайно не заснула? – Чешуйчатый хвост ощутимо похлопал меня по спине, чуть не сбросив в бурлящую воду. – Это не самое лучшее место для почивания: не ровен час, вниз сверзишься.

Очнувшись от задумчивости, я встряхнула волосами, пытаясь максимально быстро вернуться в окружающую меня реальность, центром которой в настоящий момент является терпеливо… нет, увы, судя по выражению морды, уже не совсем терпеливо дожидавшийся осмысленной реакции дракон.

– Нет, – отвечая на предыдущий вопрос, поспешно замотала я головой. – Никаких вестей из Льона не приходило.

– А пора бы, – пробормотал Зенедин. – Ты загляни на досуге к детективу, справься о его самочувствии.

– Как скажете, – не стала я спорить, хоть подобная идея и не вызывала у меня бурного прилива энтузиазма.

– Что же касается пропавшего мсье Пуррье, то поговори с его родителями, скажи, что берешься за поиски, и отправь их домой, дабы под ногами не путались. Да, аванс взять не забудь.

Я согласно кивнула и, вновь воспарив над площадкой, приняла в воздухе устойчивое вертикальное положение. Уже практически стемнело, и для пущего удобства я создала небольшой, ярко горящий шарик. После чего, подвесив его над полянкой, повернулась к задремавшему на камне оцелоту:

– Фарька, ты там не передумал? Не хочешь домой?

Лениво приподняв ухо, зверек капризно отозвался:

– Не-а…

– Ну и зря. Вы с мсье Генри друг другу понравитесь. А уж как меня повеселит ваше совместное проживание…

Совершенно не испытывающий приязни к призракам оцелот скорчил недовольную мордочку и от греха подальше скрылся в пещере.

– Нет так нет. – Пожав плечами, я повернулась к дракону. – Тогда я полетела? Как будут новости, сообщу.

– Ты осторожно, смотри, не упади, – пробурчал оборотень, незаметно сливаясь с листвой.

По привычке беспрекословно выполняя указания дракона, я не стала подвергать свою жизнь риску, лавируя в сгустившихся сумерках над бурунами Каппы, а изобразила законопослушную девушку и вылетела на дорогу, ведущую от Ауири к столице. В данный час никакого движения на ней не наблюдалось, для свободных абитуриентов время возвращаться к месту учебы еще не наступило, и я в гордом одиночестве скользила в трех ярдах над землей.

Супруги Пуррье остановились в очень простой, недорогой гостинице, которая, соответственно, располагалась в одном из самых некотирующихся районов столицы – на северо-западе, так что мне пришлось преодолеть почти половину города, прежде чем я приземлилась у небольшого, отдельно стоящего в густом салу здания. Поскольку время в пути я использовала с толком, а именно тщательно спланировала предстоящую беседу, то сейчас, пребывая во всеоружии, сразу прошла внутрь гостиницы. Оказавшись в довольно скромных размеров холле, я в растерянности огляделась – неожиданно вокруг не обнаружилось ни одной живой души.

– И что предлагается теперь делать? – вздохнула я. – Стучаться во все двери в поисках моих клиентов? Не слишком радужная перспектива.

К счастью, меня от нее избавили – не успела я сделать пару шагов к лестнице, как из одной из дверей появилась маленькая, сухонькая старушка, с интересом на меня уставившаяся.

– Добрый вечер, мадам, – поздоровалась я. – Не подскажете, где я могу найти супругов Пуррье?

В глазах собеседницы мелькнула подозрительность.

– А они вас ожидают? – с легкой угрозой поинтересовалась она.

– Очень на то надеюсь.

Подойдя к стене, мадам вытащила из небольшого стенного шкафа пухлый журнал и… оставив его висеть в воздухе, принялась при помощи магии ловко перелистывать страницы. Я широко распахнутыми глазами следила за ней. Вот уж кого я не ожидала найти в дешевой гостинице, так это волшебницу. Причем довольно умелую, стоит заметить. Хотя, возможно, особыми способностями она не блещет, а ловкость обусловлена лишь многолетним опытом.

Пока я совершенно неприлично пялилась на пожилую женщину, она нашла нужную страницу, внимательно ее изучила, захлопнула журнал и, водворив его на место, сурово взглянула на меня.

– Могу я узнать ваше имя?

– Айлия Нуар, – тут же отчиталась я.

Собеседница, немного подобрев, милостиво кивнула:

– Все верно, вы есть в списке. Проходите. Вам на первый этаж, номер четыре, налево по коридору до конца.

– Спасибо большое, – поблагодарила я и, бормоча себе под нос все, что я думаю о подобных строгих правилах в гостиницах, где в любой номер можно банально залезть через окно, удалилась в указанном направлении.

На легкий стук в дверь створка немедленно распахнулась, создавая впечатление, что мсье Пуррье дежурил у входа, подкарауливая появление нанятого детектива. Жена же его при виде долгожданной посетительницы тут же вскочила со стоящего на веранде уютного плетеного диванчика и уставилась мне прямо в глаза, стараясь найти там ответы на терзавшие ее вопросы.

– Добрый вечер, мадемуазель, – гостеприимно приветствовал меня хозяин. – Прошу вас, проходите на свежий воздух, присаживайтесь. Не желаете горячего белого вина с ромом и специями?

Унюхав аппетитный запах, исходящий от графина на столике, я кивнула и в предвкушении облизнулась.

– С удовольствием.

Пока мсье Пуррье доставал из бара толстый стеклянный бокал и наполнял его ароматным напитком, я заняла свободное место на кресле рядом с диванчиком мадам Ромены. Получив же в руки угощение, обхватила теплое стекло ладонями и, взглянув в несчастные лица клиентов, не стала ходить вокруг да около.

– Сегодня я провела небольшое расследование и теперь готова сказать, что принимаю ваше предложение и сделаю все возможное для того, чтобы в кратчайшие сроки отыскать Ральфа.

Когда смысл моих слов дошел до устроившейся на диване пары, выражение их лиц изменилось словно под действием меняющего настроение заклинания. Будто бы хмурая туча сбежала с мадам Пуррье, а в ее глазах вспыхнула такая безумная надежда, что мне на какую-то секунду стало неуютно. А что, если я не сумею вернуть ей сына? Стоп! Это еще что за пораженческие настроения? Я хоть раз терпела поражение? Найду я блудного студента, никуда он от меня не денется.

Пока я проводила сама с собой мысленные дискуссии, мсье Пуррье отставил бокал, который держал в руке, в сторону и сосредоточенно поинтересовался:

– Какая помощь от нас требуется?

– На данный момент лишь ответить на несколько вопросов.

– А вы что-то уже узнали? – взволнованно уточнила мадам Ромена. – Скажите правду, мой сын жив?

– Полных гарантий, как вы понимаете, я в настоящий момент дать не могу, но вероятность благополучного исхода оценивается мной очень высоко, – осторожно ответила я, сделав еще один глоток согревающего напитка.

– Если не секрет, расскажите нам, из чего вы сделали такие выводы? – уточнил отец пропавшего.

Немного поерзав на кресле, я созналась:

– Понимаете, не в моих правилах сообщать клиентам о ходе расследования, но ваша ситуация немного отличается от всех предыдущих. Дело в том, что, если бы с Ральфом произошел банальный несчастный случай, мне бы удалось найти людей, видевших его за день до этого, квартиру, с разбросанными вещами…

– Мой сын был очень аккуратен! – возмущенно воскликнула мадам.

– Я образно. Надеюсь, смысл вы уловили.

– Безусловно, – кивнул мсье Пуррье.

Вот он, практически идеальный клиент, мечта любого детектива. Не спорит, схватывает все на лету, хорошо обеспечен. Еще более идеальным он стал бы, будь холостяком. Но, увы, в моем положении клиентов, как и родственников, не выбирают.

– Тогда позвольте, я перейду непосредственно к деталям, требующим уточнения. Вопрос первый: как Ральф собирался провести лето? Неужели он не планировал наведаться в родной дом?

– Конечно, планировал! – тут же отреагировала оскорбленная в лучших чувствах мать. – Мой сын был любящим свою семью, домашним мальчиком.

– И в какие именно сроки он собирался к вам заехать?

Мой вопрос вызвал у собеседницы некоторую заминку, и, ища поддержки, она оглянулась на мужа, который немедленно пришел ей на помощь.

– Видите ли… Айлия, кстати, могу я вас так называть?

– Да, вполне, – сопроводив для наглядности свои слова коротким кивком, подтвердила я.

– Отлично, итак, основная сложность в том, что моя жена немного неточно выразилась. Приезд Ральфа летом, навестить родителей, подразумевался нами как нечто само собой разумеющееся, но с ним мы это обсудить не успели, и никаких конкретных сроков пока определено не было.

– Но это ничего не значит, – с упорством добавила мадам Ромена. – Мой сын точно бы приехал в Йерр.

– Отлично. Значит, будем рассматривать это как установленный факт, – поспешила согласиться я. – Продолжим. Скажите, у Ральфа в Йерре были близкие друзья? Такие, с кем он мог вести постоянную переписку?

Глядя на лица супругов, было нетрудно догадаться, что мой вопрос их сильно удивил и раньше подумать об этом им в голову не приходило.

– Вполне вероятно, что да. Конечно, у него были друзья, – медленно кивнул мсье Пуррье. – Но я не думаю, что, перестав писать нам, сын продолжал бы обмениваться посланиями с Матье.

– Я тоже так не думаю. Но в предыдущих посланиях упомянутому вами Матье он мог вскользь упомянуть о своих планах на лето. Кстати, надеюсь, его письма у вас с собой? Мне они нужны.

– Но как же так, – растерянно и даже огорченно пробормотала мадам Ромена. – Это же личное…

– Дорогая, – супруг успокаивающе похлопал ее по руке. – Пойми, мадемуазель Нуар нужна полная информация, а в письмах Ральфа ее наметанный глаз может обнаружить зацепки, которые мы проглядели и которые помогут найти сына.

– Ты так считаешь? Тогда… хорошо.

Моя клиентка встала и удалилась внутрь номера. Супруг проводил ее взглядом и повернулся ко мне:

– Предлагаю, пока моя жена отсутствует, решить финансовые вопросы. Какого размера аванс вас устроит?

– Пятисот марок будет вполне достаточно, – сообщила я. – Скорее всего, столько мне потратить не удастся, но люблю иметь некий стратегический запас.

– И это очень правильно, с вашей-то профессией. – Одобрительно кивнув, мсье Пуррье полез во внутренний карман куртки и, вытащив оттуда толстую пачку денег, отсчитал требуемую сумму. – Надеюсь, наличные принимаются? – с легкой усмешкой поинтересовался он.

Я пожала плечами.

– Почему вдруг нет? У вас найдется листок с ручкой? Я напишу расписку о приеме денег.

– Вот еще не хватало, – отмахнулся собеседник. – Вы же не станете нас обманывать, правда?

С легким удивлением я поинтересовалась:

– Вы всегда верите людям на слово?

– Частенько, – улыбнувшись, подтвердил клиент. – И тому, поверьте, есть веские основания. Во-первых, за свою довольно долгую жизнь я научился неплохо разбираться в людях, а во-вторых, я далеко не беспомощен, и в тех немногих случаях, когда меня пытались обмануть, ничем хорошим это не оборачивалось. – Заканчивал фразу мсье Пуррье уже без всякого намека на улыбку, словно предупреждая меня, что делать глупости не следует.

Я сидела, толком не зная, как отреагировать на последнюю фразу. От затянувшейся неловкой паузы нас спасла мадам Пуррье, вернувшаяся с толстой пачкой писем, крест-накрест перевязанных сиреневой лентой. Подойдя, она с недовольным видом протянула их мне.

– Вот, возьмите.

– Спасибо. Будьте уверены, я верну вам все в целости и сохранности.

– Очень надеюсь, – под нос пробурчала клиентка и заняла свое место.

Убедившись, что собеседники готовы продолжать разговор, я заговорила:

– Итак, прошу вас, расскажите мне немного подробнее об упомянутом вами Матье. Кто он, чем занимается.

– Да рассказывать особенно нечего, – отозвался мсье Пуррье. – Они с нашим Ральфом одногодки и заодно соседи, так что у них в сущности не было иного выхода, как стать закадычными друзьями. Насколько я помню, в детстве они все время проводили вместе, разве что во флобт Ральф играть отказывался. Не нравилось ему по мячу бить. Но, в отличие от нашего сына, Матье довольно рано женился, тоже на одной из ближайших соседок, и, соответственно, не смог покинуть Йерр, дабы продолжить обучение. Вместо этого он, заняв у семьи супруги некоторую сумму, открыл свою нотариальную контору. Астрономических доходов пока его бизнес не приносит, но жена с ребенком, да и сам Матье совсем не бедствуют.

– Это точно, – вмешалась в его рассказ жена. – Они такой ремонт недавно отгрохали, никогда не поверите, даже если увидите собственными глазами. Надстроили третий этаж и сделали там зимний сад, привезли какие-то экзотические растения… Денег им девать некуда…

– Дорогая, – накрыв ладонью ее руку, мягко прервал излияния супруг, – вряд ли Айлию заинтересуют столь несущественные для поиска Ральфа подробности. – Скажите, мадемуазель, – обратился он уже ко мне, – а мы можем иногда заходить к вам и интересоваться ходом расследования?

Ох… только не это.

– Вы что же, – я преувеличенно изумилась, – не собираетесь домой?

– Как мы можем поехать домой, когда наш сын неизвестно где? – страдальчески заломив руки, воскликнула клиентка.

– Дело в том, – спокойно пояснила я, – что, находясь в Йерре, вы можете принести гораздо большую пользу делу. Совершенно не исключено, что мне рано или поздно придется наведаться в ваш город, и я могу там столкнуться с проблемами, которые вы решили бы одним словом. Кроме того, вы, наверно, уже обнаружили, что проживание в столичной гостинице – довольно дорогое удовольствие.

– Вы думаете, нам стоит вернуться домой? – нерешительно пробормотала немного успокоившаяся клиентка.

– Более того, я совершенно в этом уверена.

Супруги переглянулись, и мсье Пуррье уточнил:

– Но вы же будете держать нас в курсе дела?

– Естественно, – поспешно подтвердила я, чувствуя, что победа близка. Последнее, чего мне хотелось при расследовании, – это чтобы мадам Пуррье каждый вечер посещала мой особняк.

– Хорошо, – кивнул собеседник. – Мы завтра же выедем в Йерр.

– Кстати, – отставив наконец опустевший бокал, спросила я, – а каким именно образом вы с Ральфом привыкли путешествовать?

– Обычно на повозках. Это достаточно комфортно и совсем недорого, – сообщил мсье Пуррье.

И этот человек заявляет мне о своей обеспеченности… Возможно, в провинции это и так, но мне лично, даже в бытность студенткой, подобный способ передвижения в голову не приходил. Вслух же я ограничилась коротким:

– Понятно.

После чего поднялась с кресла и попрощалась. Сразу уйти не удалось, мадам Ромена еще раза четыре вытянула из меня обещание регулярно сообщать ей о том, как идут поиски, но со временем мне удалось вырваться из пут.

Оказавшись на улице, я плюхнулась на жалобно скрипнувший от такого неподобающего обращения скурр и почти простонала:

– Домооой…

Глава 3

В которой героиня, с переменным успехом продолжая начатое расследование, неожиданно натыкается на труп молодой девушки, дракон прослушивает лекцию о политическом устройстве страны, а под занавес сложного дня в особняк приходят долгожданные и не очень вести


Почти всю ночь я, вместо того чтобы благоразумно отправиться в постель… Точнее, в постель-то я как раз благоразумно отправилась почти сразу после плотного ужина, но стоило мне залезть под одеяло, как любопытство возобладало, и, достав из сумки аккуратно перевязанные ленточкой письма Ральфа к семье, я углубилась в их изучение, благо материала для обработки было предостаточно. Через шесть часов, зевая, я вынесла вердикт: ничего, что могло бы мне помочь в его поисках, преданный сын родителям не писал. В длинных, обстоятельных посланиях в подробностях описывались жизнь молодого человека в столице, его успехи в учебе, некоторое продвижение в вопросах кулинарии и приводилось очень много пространных рассуждений на самые разнообразные темы. Прочитав их все, я стала намного лучше разбираться в том, что представляет собой пропавший как личность, – на редкость уверенный в себе, крайне амбициозный, но способный к сопереживанию, разносторонне образованный, Ральф мне скорее нравился, чем нет, но каким именно образом это могло поспособствовать его поискам…

Насчет же планов сына на лето мадам Ромена сказала мне чистую правду – в письмах достаточно часто проскальзывали фразы типа: «вот приеду, накормите меня, матушка, вашими фирменными блинами с рыбой» или «как мне не терпится вновь посидеть теплым летним вечерком на берегу моря, слушая, как волны катают гальку». Безусловно, примерный сын собирался вернуться на лето в отчий дом, но сроков они, к сожалению, обговорить не успели. Сладко зевнув в несчетный уже раз, я сложила письма в хронологическом порядке и, утешив себя мыслью, что отрицательный результат – тоже результат и ничего никогда не дается легко, крепко заснула.

Как ни печально, ненадолго. Уже через четыре недолгих часа пришлось неохотно вылезать из-под одеяла и, с трудом разлепив глаза, двигаться в направлении кухни, поскольку спасти меня могла только внушительных размеров чашка крепкого кофе. Да уж… похоже, славные времена, когда я с легкостью проводила ночь без сна и с утра весело щебетала, как беззаботно порхающая с ветки на ветку птичка, безвозвратно ушли, и с новыми привычками организма нельзя не считаться. А это, несомненно, значит лишь одно: если я хочу нормально функционировать днем, то ночью нужно спать не меньше полудюжины часов.

Проведя с собой небольшую организационную беседу, я допила кофе, кое-как впихнула в дрыхнущий желудок два круассана с шоколадом и, за приемлемое время одевшись, направилась продолжать начатое расследование, не испытывая на тот момент ни малейшего желания это делать.

Но выбора особого не было – клиенты нетерпеливо ждали результата, и, приземлившись у особняка, принадлежащего семье Ваннейра, я уверенно позвонила в дверь. Вскоре после того, как вышколенный дворецкий проводил меня в небольшую, но роскошно обставленную гостиную, в ней появился и Ваннейр, застегивающий последнюю пуговицу безупречно отглаженного светлого шелкового пиджака. Хоть дворецкий наверняка доложил, кто именно желает с ним пообщаться, при виде меня юноша весьма правдоподобно изобразил на лице искреннее удивление и радостно улыбнулся:

– Мадемуазель Айлия, какими судьбами? Весьма польщен и рад, но, увы, похоже, это становится нашей скверной традицией – у меня опять практически нет времени.

– Это не страшно, – отмахнулась я. – Надеюсь, для того чтобы ответить на один небольшой вопрос, его хватит.

– Безусловно. – Аккуратно усевшись на краешек стола, собеседник внимательно на меня взглянул: – Слушаю вас!

– Скажите, откуда берется обслуживающий персонал на разнообразных приемах высшего света? Как я подозреваю, туда допускают только отлично обученных и проверенных слуг.

– И только после взятия у них отпечатков пальцев и магического слепка ауры, – согласно усмехнулся Ваннейр, но практически сразу же перестал ерничать и почти серьезно ответил: – Есть несколько специальных фирм, обеспечивающих для подобных целей поваров и официантов. Насколько я помню, чаще всего прибегают к услугам «Белого кота». А зачем вам такая информация? Неужели собрались прием организовать? Надеюсь, я буду в числе приглашенных?

– Мсье, могу вам торжественно пообещать, что, когда я действительно соберусь ввязаться в подобное мероприятие, вас стороной ни в коем разе не обойду. – Обещание далось мне легко, поскольку я с трудом представляла, что может подвигнуть меня на амплуа хозяйки званого вечера. – Что же до моих сиюминутных целей, то, оказавшись в процессе поисков Ральфа Пуррье в небольшом тупике, я решила, что поговорить с официантками, обслуживающими приемы, будет не самым глупым действием с моей стороны. Прислуга часто замечает те детали, что проходят мимо внимания сильных мира сего.

– Мысль весьма перспективная, – с неким удивлением согласился собеседник, и в этот момент раздался звонок в дверь. – Простите, Айлия, подозреваю, что это за мной. Позвольте, я вас провожу.

– Да, конечно.

Выйдя в холл в сопровождении галантного кавалера, я обнаружила стоящую там с недовольным выражением на лице мадемуазель Ротани Поддриго, разодетую в пух и прах. Ваннейр, своим внешним видом ничуть ей не уступавший, тут же просочился из-за моей спины и поцеловал девушке руку.

– Прости за небольшую задержку, но на то была причина.

– Вижу, – капризно откликнулась та и наконец соизволила мне кивнуть. – Доброе утро, мадемуазель Нуар.

– Вы знакомы? – с наигранным удивлением воскликнул юноша.

Я усмехнулась.

– Да, вчера удалось пообщаться, несмотря на чинимые этому препятствия. Что ж, мсье Ваннейр, спасибо за познавательную беседу, мне, к сожалению, уже пора. – И, взмахнув на прощание рукой, я проскользнула в дверь.

Прибыв в городскую справочную, я довольно быстро узнала адрес «Белого кота» и заодно решила удовлетворить гнетущее меня любопытство, выяснив, кем же являются родители Ваннейра и Ротани. Когда я открыла агентство, Зенедин в категоричной форме заявил, что каждый уважающий себя детектив всегда в курсе всех последних новостей и сплетен, так что хочу я или нет, а газеты мне читать придется, в том числе и разделы о политике. Сжав зубы, я повиновалась и теперь была почти уверена, что фамилия отца Ваннейра мне будет знакома. Чего, кстати, не скажешь о фамилии Поддриго.

Ожидания меня не обманули – Ваннейр оказался ни больше ни меньше, как сыном Лаянна Оньерри, члена правительства страны, одного из руководителей правящей в данный момент в парламенте фракции. Ротани же являлась дочерью некого Руаха Поддриго, слышать или читать о котором мне до этого не приходилось. Но вот поиск по адресу привел меня к несколько более полезной информации: дед Ротани таки имел отношение к большой политике. Приняв данную информацию к сведению, я решила обдумать ее попозже и перешла к следующему пункту программы, от которого ожидалось несколько больше практической пользы.

Фирма, предоставляющая виртуозных поваров и вышколенных официантов для светских приемов высшего света, находилась на первом этаже красивого, свежеокрашенного в ослепительно белый цвет здания. Толкнув дверь, в которую был вставлен витраж с их символом: белым котом с черной бабочкой на шее и изящной тросточкой в передних лапах, – я оказалась в небольшом холле, где ко мне тут же подошла приветливо улыбающаяся девушка.

– Добрый день. Чем могу вам помочь?

Если это демонстрация возможностей их обслуживающего персонала, то нельзя не признать, очень удачная. Мне даже вдруг захотелось устроить прием. Я явственно представила себя в роли хозяйки шикарного вечера, принимающей гостей, стоя на ступеньках своей лестницы, и чтоб шлейф платья спускался по ступенькам. Но эта картина мелькнула в моей голове лишь на мгновение, а в следующее я уже вернулась к цели своего визита.

– Моя подруга, мадемуазель Ротани Поддриго посоветовала обратиться к вам. Я хочу организовать небольшой званый вечер, и мне понадобятся две симпатичные девушки, разносить закуски и напитки.

Улыбка собеседницы стала еще шире.

– Позвольте, я отведу вас к нашему управляющему, принимать заказы – его прерогатива.

После того как меня проводили в кабинет, усадили в кресло напротив полноватого мужчины, скрытого за грудой бумаг, и предложили стакан свежевыжатого ягодного сока, я повторила:

– Я собираюсь устроить небольшой званый вечер, и мне понадобятся две девушки, разносить закуски. Желательно те же, что обычно обслуживают приемы в особняке семьи Поддриго.

Управляющий наконец осмысленно на меня взглянул, машинально пригладил торчащие на макушке волосы и предупредил:

– Должен сразу сказать, это самый дорогой вариант из предлагаемых нами. Мы можем предоставить большой выбор обслуживающего персонала, мы ориентируемся на самые разные слои населения.

– Но, насколько я понимаю, этот вариант лучший? А на меньшее я не согласна, тем более что деньги – не проблема. – С максимально самовлюбленным видом я выпила примерно половину стакана и, чуть поморщившись, поставила его на столик.

Наградив столь замечательный подход клиентки профессиональной улыбкой, собеседник порылся в бесчисленных бумагах, отыскал там объемистый фолиант, раскрыл его примерно посередине и выжидательно на меня уставился.

– На какое число запланирован прием?

– Ровно через дюжину дней, – бойко ответила я.

Пролистнув пару страниц, управляющий строго сообщил:

– В тот вечер свободны Нади и Дальена. Они вас устроят?

– Это девушки, регулярно обслуживающие особняк семьи Поддриго? – уточнила я, за что справедливо удостоилась быстрого негодующего взгляда.

– Мадемуазель, мне кажется, вы именно с этого начали. Поверьте, в нашей фирме вас не станут обманывать, это совершенно не нужно, репутация дороже.

– Тогда две упомянутые вами персоны меня, скорее всего, устроят, – не осталась я в долгу.

– Замечательно, – пробормотал собеседник и, черкнув пару строк в своем фолианте, снова поднял глаза. – Предоплата ровно половина суммы. Когда сможете внести?

Ответив ему прямым, уверенным и капризным взглядом, я, как само собой разумеющееся, выдала:

– Как только лично поговорю с девушками и окончательно решу, что они меня устраивают в качестве официанток.

Несколько растерянно мужчина возразил:

– Дело в том, что у нас подобное совершенно не принято…

– Но вы же не откажете мне в такой малости? – Придав голосу умоляющие нотки, я пояснила: – Поймите, это мой первый самостоятельный прием, и я хочу быть уверена, что все пройдет совершенно гладко, как по маслу. А если нет – тогда, опять же, кроме себя винить будет некого.

На лице собеседника отразилась недолгая внутренняя борьба, но в результате он пошел на уступки.

– Хорошо, будь по-вашему. – Взяв небольшой листок, он написал на нем несколько строчек и протянул его мне. – Вот, возьмите, это домашний адрес Нади. Но предупреждаю, сегодня она работает и дома окажется не раньше десяти вечера.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я, более не скованная необходимостью играть богатую наследницу.

Когда я оказалась в дверях, управляющий неожиданно добавил:

– Только с предоплатой долго не тяните, иначе мы отменим заказ.

Вместо ответа я оскорбленно фыркнула и удалилась, гордо задрав подбородок. Неужели он все же понял, что никакого приема я устраивать не собираюсь? Нет, это крайне маловероятно, не похож мой недавний собеседник на человека, который хоть пальцем шевельнет просто так, дабы безвозмездно помочь совершенно незнакомой мадемуазели. Да это и не особо важно, если вдуматься. Адрес официантки у меня, и сегодня вечером ничто не помешает мне устроить ей допрос с пристрастием. Вот только до десяти вечера еще уйма свободного времени, которое необходимо чем-то занять… Немного поразмыслив, я стремительно взлетела над крышами, направляясь к дому. Иногда, в перерывах между работой детектива, стоит хоть немного изображать из себя прилежную хозяйку. Антей, конечно, не выказывает желания учинить особняку придирчивый осмотр, поднявшись с первого этажа, но разыгравшаяся интуиция подсказывала мне, что подобная расслабляющая ситуация долго не продлится и вскоре придется поддерживать в порядке все, от чердака до последней пылинки на моем девичьем ложе. Так что, пожалуй, стоит немного потренироваться.

В холле меня встретил ехидно ухмыляющийся призрак и порадовал сообщением, что заходил мсье Антей Фау и, не застав никого дома, крайне огорчился.

– Я, безусловно, не преминул сообщить, что вы иногда работаете, – язвительно добавил зависший примерно на середине лестницы мсье Генри.

– Премного вам благодарна, – фыркнула я.

Да уж… похоже, все-таки придется найти свободные средства и завести помощницу, иначе вместе с ухажерами мой сосед, по собственной инициативе исполняющий обязанности секретаря, всех клиентов распугает.

К счастью, в мою спальню доступ призраку был строго-настрого запрещен, поэтому умыться и переодеться в уютный домашний костюмчик мне удалось в тишине и покое, но стоило спуститься на кухню и приступить к приготовлению обеда на несколько дней вперед, как началось… С комфортом расположившись над плитой, мсье Генри с энтузиазмом и непередаваемым выражением читал мне пространную лекцию о подобающем молодой девушке поведении. Основными пунктами его выступления являлись приемлемый род занятий, к которым никоим образом нельзя было отнести работу частным сыщиком, своевременное замужество и произведение на свет многочисленного потомства. В процессе слушания передо мной открылись крайне заманчивые перспективы…

Из вежливости дотерпев до конца, я оторвалась от разделки филе и невинным тоном поинтересовалась:

– Скажите, мне показалось или действительно некоторое время назад вы безапелляционно утверждали, что приняли твердое решение никак не вмешиваться в жизнь людей?

– А это тут при чем? – подозрительно буркнул призрак.

– А при том! – немного мстительно парировала я. – Неужели вы в самом деле считаете, что, рассказывая мне, как именно следует строить жизнь, нисколько в нее не вмешиваетесь? Или когда отпускаете Антею ехидные замечания?

Мой вопрос собеседнику явно не понравился. Он открыл было рот, потом закрыл его, через некоторое время снова открыл и твердо заявил:

– Я передумал. Имею, между прочим, полное право.

Хм… вообще-то я планировала несколько другой результат своего выступления. Например, что призрак, обидевшись, гордо удалится и будет дуться на меня минимум пару дней. Вместо этого я дала ему новый отличный повод бесконечно крутиться поблизости, надоедая бесполезными советами до зубовного скрежета. Но, увы, уже поздно давать задний ход.

– Конечно, имеете, – мило улыбнувшись, согласилась я. – Но, если не секрет, что же подвигло вас на столь мужественное решение?

– Ты, естественно, – смутившись, пробормотал собеседник. – Не могу же я безучастно наблюдать за тем, что ты творишь.

А что, интересно, такого особенного я творю? Внутреннее чутье подсказывало мне, что подробности по данному вопросу лучше не выяснять. Свернем-ка мы на более безопасную тему.

– Расскажите мне про Антея! Вы же знаете его с самого рождения.

Призрак немедленно оживился, и мы вполне приемлемо провели следующие несколько часов, а отправляя меня беседовать с Нади, мсье Генри даже снизошел до пожелания удачи. Правда, звучало это не совсем искренне.

Сама не знаю, по каким причинам, но, совершенно для себя несвойственно проигнорировав находящийся на крыше особняка скурр, я вышла через парадную дверь и отправилась пешком. Точнее, одной из причин было время: звезды, только появившиеся на небосклоне, однозначно свидетельствовали, что десяти еще нет, а сидеть дома мне порядком надоело, так что получасовая прогулка показалась отличным вариантом. Кроме всего прочего, летний вечер несомненно стоил того, чтобы уделить ему внимание, – в теплом воздухе еле чувствовался легкий, лениво дующий ветерок, луна, ярко светившая с неба, создавала на воде канала постоянно меняющееся блестящее покрывало, а воздух одуряюще пах вьюнками, облепившими стены моего дома и как раз начинавшими цвести в полную силу. Некоторое время я постояла на ступеньках, глядя, как небольшие, словно игрушечные волны бьются о берег, и пропитываясь умиротворяющей атмосферой, но затем вспомнила о необходимости работать, вдохнула полной грудью и со свежими силами отправилась по делам.

Дом, в котором жила одна из постоянно обслуживающих приемы официанток, я нашла быстро и, поднявшись в мансарду, нажала на панель звонка. Некоторое время ничего не происходило, и я нажала еще раз. Ни звука. Странно, эта дверь не выглядит настолько звуконепроницаемой, разве что на нее наложено специальное заклятие. Хотя есть вариант попроще… Усмехнувшись, я с силой постучала по двери.

Почти сразу же внутри раздались шаги, и створка распахнулась, явив моему взору полноватую рыжеволосую девушку, на первый взгляд мою ровесницу. Она приветливо улыбнулась, хотя в ее серых глазах читалась усталость.

– Добрый вечер, – заговорила я. – Простите за поздний визит, если вы устали, я могу зайти в другой раз.

– Боюсь, в другой раз ничего не изменится, – скривилась Нади и посторонилась. – Проходите.

Вслед за гостеприимной хозяйкой я прошла в небольшую, не сказать чтобы крохотную, кухню, выглядевшую неожиданно опрятно. Но это и не удивительно: при том минимуме мебели и утвари, что предстали моим глазам, устроить тут беспорядок – это надо серьезно постараться. Похоже, хваленая фирма «Белый кот» подавляющую часть дохода с работы лучших официанток забирает себе, иначе Нади не жила бы в подобных условиях. Кстати…

– Простите, насколько я понимаю, вы – Нади? – решила для надежности уточнить я.

– Дурацкое имя, правда? – с тоской вздохнула девушка. – Да вы присаживайтесь. Извините, угостить мне вас нечем, до магазина сегодня не добралась.

Действительно, зачем тратить лишние деньги, если можно спокойно перекусить остатками банкета. Я махнула рукой.

– Ничего страшного, я к вам не есть пришла, а по делу. Меня зовут Айлия Нуар, я частный детектив, агентство «Зенедина», – вытащив удостоверение, я продемонстрировала его непонятно чего испугавшейся собеседнице.

– Но я ни в чем не виновата, – прошептала она.

Убрав удостоверение обратно в сумочку, я с готовностью кивнула:

– А вас никто ни в чем и не обвиняет.

– Но зачем тогда вы пришли? – непонимающе взглянула на меня Нади.

– Задать вам несколько вопросов. – Я протянула ей табличку с изображением Ральфа и Ротани. – Скажите, вам знаком кто-то из этих людей?

Девушка, наморщив лоб, вгляделась в парочку, и уже через мгновение воскликнула:

– Да это же внучка старого мсье Штрайна, мы у него довольно часто работаем. С ней что-то случилось?

– А ее спутника вы не узнаете? – вместо ответа поинтересовалась я.

На сей раз изучение таблички длилось дольше, около минуты. Затем Нади подняла на меня усталые глаза и немного неуверенно проговорила:

– Мне кажется, это парень Джинни.

– В каком смысле парень? – ошарашенно спросила я, чуть не упав с пошатывающейся табуретки.

– Точнее, – тут же поправилась собеседница, – не совсем парень. – Она кокетливо улыбнулась. – Понимаете, на работу официантками в богатых домах в основном идут незамужние девушки, в надежде заполучить кого-то из молодых завсегдатаев приемов. Конечно, в большинстве своем развлекающиеся богатые сынки глядят на нас просто как на смазливенькие мордашки, с которыми можно неплохо провести время, но при известном везении правильно рассчитавшая последовательность действий девушка вполне может стать женой. Двум моим подругам это удалось, а у меня никак не получается найти кого-то подходящего на роль мужа.

Глядя на сидящую напротив девушку, я незаметно вздохнула. Вряд ли у Нади и в будущем получится захомутать кого-то из богатых столичных женихов, особенно если она и впредь будет придирчиво подходить к этому вопросу. С ее внешними данными выбор не окажется велик, а шансы заинтересовать понравившегося ей юношу и вовсе минимальны. Но не будем брать пример с мсье Генри и советовать собеседнице опустить ищущий взгляд чуть пониже и обратить свое внимание на простой народ. Это ее жизнь и ее ошибки, не стоит перекладывать ответственность за чьи-то неудачи на свои хрупкие плечи.

– Я все поняла, но какое отношение это имеет к некой Джинни?

– Так вы не дослушали, – спокойно сообщила Нади. – Джинни тоже очень хотела удачно выйти замуж, соответственно на каждом приеме тщательно изучала всех подходящих по возрасту мужчин. И в один прекрасный день она в прямом смысле нос к носу столкнулась с этим юношей, уронив поднос с пустой посудой. К нашему искреннему удивлению, молодой человек, ничуть не разозлившись на неловкую официантку, помог ей все собрать, спросил ее имя и представился сам. К сожалению, как его зовут, я не помню, мы не слишком близко общаемся с Джинни.

– А что было дальше, вы не знаете? Вы потом видели Ральфа на приемах, где работали?

– Время от времени. Не знаю, как это удалось Джинни, но тем не менее она обслуживала почти каждый вечер, где тот был в списке приглашенных. Думаю, вам стоит поговорить с ней.

Гениальная мысль! Сама бы я никогда не догадалась. Поумерив язвительность, я поинтересовалась:

– А вы не знаете случайно ее адрес?

– Конечно, – кивнула Нади. – Мы со всеми девочками обменялись координатами на случай, если кому-то срочно понадобится замена. Понимаете, в жизни бывают самые разные неожиданности.

Уж это я очень хорошо понимаю.

– Подождите, я сейчас принесу записную книжку, – сказала девушка и, поднявшись с жалобно скрипнувшего табурета, прошла в комнату.

Оставшись одна, я тоже встала с места и подошла к приоткрытому окну, из которого доносились звуки вечернего города. Квартирка Нади выходила во двор, освещенный тусклой светлячковой лампой, и видно мне было немного. К моему удивлению, лишь в нескольких окнах горел свет, остальных жильцов или не было дома, или они уже спали.

– Любуетесь? – раздался голос вернувшейся хозяйки. – Но вид у меня не ахти, посмотреть особенно не на что.

– Зря вы так, – возразила я. – Очень мило. Такой уютный, старенький дворик. Во мне просыпается ностальгия по далекому детству.

– Старенький, это точно, – вздохнула Нади. – Интересно, выберусь ли я когда-нибудь из этой дыры? – Досадливо поморщившись, она встряхнула волосами, вспыхнувшими, как яркое пламя, и, через силу улыбнувшись, протянула мне небольшой, сложенный вчетверо листок бумаги. – Вот адрес Джинни, но, думаю, сейчас не стоит к ней идти, лучше с утра. Она ранняя пташка.

– Спасибо за совет. – Убрав добычу в сумку, я попрощалась и покинула мансарду, предоставив хозяйке возможность спокойно отдохнуть.

Прибыв утром по нужному адресу, я обнаружила, что в отличие от Нади Джинни живет вместе с довольно многочисленной семьей: когда мне открыли дверь, то в большом коридоре за спиной девочки-подростка я увидела весело возящихся с котенком детей лет пяти и семи.

– Доброе утро. Не подскажете, где я могу найти Джинни?

Вместо ответа девочка ойкнула и прикрыла рот рукой. Некоторое время подождав, я повторила:

– Ты не знаешь, где Джинни?

– В больнице, – выйдя из ступора, сообщила мне предполагаемая младшая сестра официантки. – И мама там с ней.

– А в какой именно больнице? – предчувствуя недоброе, уточнила я.

– Так в старой, что на углу с улицей Кроно, – живо откликнулась девочка и добавила: – Она, похоже, вчера на работе устрицами отравилась, пришла домой и за живот схватилась. Матушка ее углем отпаивала и настойкой водорослей, но не помогло ничего, позвали соседку-магичку, та только взглянула и велела в больницу везти. Вот уже часов шесть, как все уехали.

Судя по виду, говорившая была не слишком озабочена судьбой Джинни, и это вполне объяснимо – в ее возрасте сложно представить, что действительно случилось что-то плохое. Слишком сильна еще вера во всемогущество взрослых, скорее всего девочка втайне завидует сестре, вокруг которой ближайшие несколько дней все будут бегать, суетиться и которую станут всячески баловать, что в большой семье случается редко. Мне этого не понять, я у брата всегда была единственной и самой любимой.

– Спасибо, – поблагодарила я собеседницу, явно собирающуюся рассказать мне еще что-то. – Пойду проведаю твою сестру.

Судя по отсутствию возражений, вид родственных связей я угадала.

На входе в больницу мне пришлось выдержать беседу со скучающим охранником, но в результате он не нашел никаких причин меня не впускать, бдительно записал все данные, и я, толкнув легко поддавшуюся дверь, прошла внутрь, оказавшись в просторном квадратном холле. К моему удивлению, даже утром в больнице оказалось полно посетителей. Некоторые неторопливо перемещались вдоль стен, внимательно изучая висевшие там плакаты; часть спокойно сидела в креслах, часть, находясь в этих же креслах, нервно сжимала руки; детишки различного возраста, в количестве около полудюжины, сгрудились в дальнем углу, вокруг магической проекции человека, то и дело переходящей от состояния скелета к общепринятому. Поморщившись при виде постепенно исчезающих мышц, я растерянно огляделась, лишь в этот момент обнаружив, Что напрочь забыла поинтересоваться у сестры Джинни ее фамилией, и как теперь искать официантку или ее родственников, представляю с трудом. Ни одна из сидящих в холле женщин не напоминала мою недавнюю собеседницу, но это и неудивительно. Вряд ли, имея минимум четырех детей, от пяти до двадцати лет, можно сохранить черты, соотносящиеся с внешностью тринадцатилетней девочки.

Пока я стояла на пороге, напрочь перегораживая вход, из дальней двери показался врач и громко поинтересовался:

– Кто здесь родственники мадемуазель Джинни Стеар?

С одного из кресел тут же вскочила одетая в балахонистое светлое платье женщина, одна из тех посетителей, кто явно нервничал.

– Я Мари Стеар, доктор.

– Прошу вас пройти за мной.

Мать Джинни послушно направилась к поджидающему ее эскулапу, в моей же голове завертелся вихрь мыслей. Самостоятельно найти окно, под которым мне удастся подслушать предстоящую беседу, я вряд ли смогу, а узнать, что именно собирается сообщить врач, было крайне необходимо, да еще и любопытно. После секундной заминки я бросилась вслед за женщиной:

– Мадам Мари, подождите!

Мать Джинни удивленно обернулась, а я, остановившись перед ней, самым искренним тоном пояснила:

– Я Нади, вы не помните? Меня из «Белого кота» прислали, узнать, как Джинни.

В глазах женщины промелькнула растерянность, но она все же кивнула:

– Да, хорошо. Пойдемте, сейчас доктор нам все расскажет.

Судя по тону, мадам Стеар, как и ее тринадцатилетняя дочь, верила во всемогущество врачей и надеялась, что с Джинни ничего страшного не произойдет. Я же, мельком взглянув в глаза врача, в коих отсутствовало всякое выражение, и на его крепко сжатые губы, не была склонна к оптимистичным прогнозам.

Проведя нас в небольшой кабинет, залитый солнцем и заполненный многочисленными цветами в необычного вида горшках, его хозяин заботливо предложил посетительницам два кресла, сам уселся на свое место за столом и задумчиво сцепил руки. Было совершенно очевидно, что начинать разговор ему совершенно не хочется.

– Доктор, как там моя дочка? Когда я смогу ее увидеть? Ей уже лучше? – глядя на врача широко раскрытыми глазами, заговорила мадам Стеар.

Я, честно сказать, почувствовала себя не совсем уютно.

– Хм, – потирая ладони, пробормотал врач, но затем, вздохнув, с выражением лица как перед прыжком в пропасть, заговорил: – К сожалению, мы не смогли ничего сделать. Ваша дочь скончалась.

В глазах женщины ничего не отразилось, она лишь повторила:

– Так когда я смогу ее увидеть?

Похоже, придется вмешаться мне.

– Доктор, расскажите, пожалуйста, что именно произошло, а я потом передам все мадам Стеар.

Взглянув на меня с искренней благодарностью, эскулап заговорил:

– Как вы, наверно, знаете, девушка поступила в больницу рано утром со всеми симптомами острого отравления. Возможно, если бы ее привезли сразу, не пытаясь экономить деньги и заниматься самолечением, ситуация сложилась бы иначе, но вряд ли. Слишком сильной оказалась реакция организма. Мы сделали все, что могли, вплоть до магического удаления всего содержимого желудка, но яд уже проник в кровь, и не помогло даже срочное переливание.

– К вам не может быть никаких претензий, – горячо заверила я врача, который, поняв, что женской истерики с обвинениями, похоже, удастся избежать, немного расслабился. – Но скажите, разве можно так сильно отравиться устрицами?

– Конечно, – тут же воскликнул собеседник. – Знали бы вы, как часто нарушаются условия хранения сырых морепродуктов. Как минимум раз в дюжину дней к нам поступает пациент с сильнейшим отравлением, и спасти его удается, только если помощь оказана достаточно быстро.

Во время нашего диалога мадам Стеар сидела не шевелясь, молчала и даже немного улыбалась, что меня очень пугало. Такая реакция говорила не о полном безразличии к смерти одного из четырех детей, а о сильнейшем шоке, который рано или поздно даст о себе знать и прорвется наружу. Бросив быстрый взгляд в ее сторону, я осторожно поинтересовалась:

– Скажите, а на теле Джинни не было никаких следов насилия?

– Нет, – мгновенно отреагировал врач, а затем, удивленно на меня взглянув, уточнил: – А почему, собственно, вы спрашиваете?

– Просто хочу выяснить все подробности для отчета семье покойной.

Услышав слово «покойной» по отношению к своей дочери, мадам Стеар наконец отошла от ступора, дико вскрикнула и забилась в истерике.

– Энн, – тут же позвал эскулап.

В кабинете без малейшей паузы появилась средних лет женщина, прошептавшая над несчастной матерью успокаивающее заклинание, в результате которого та затихла и села, полностью выпрямившись.

– Вы сможете отвести ее домой и рассказать о случившемся семье? – с надеждой поинтересовался у меня врач.

– Безусловно, – кивнула я. – А что с… Джинни? – Выговорить слово «тело» у меня так и не получилось.

– Энн произнесла нужные заклятия, все будет в полном порядке, пока семья не определится с похоронами, на этот счет не волнуйтесь.

– Спасибо вам. – Встав с кресла, я подошла к молчавшей матери Джинни и, осторожно взяв ее под руку, позвала: – Мадам Мари, пойдемте домой, вас дети ждут.

– Да, конечно, – безучастно отозвалась та, поднимаясь со своего места и покорно следуя за мной.

Следующий час обернулся настоящим кошмаром – не найдя дома никого из взрослых, я спросила у сестры Джинни, с кем из соседей ее мать дружила, отвела мадам Стеар к приятельнице, рассказала той о происшедшем и, окончательно убедившись, что все будет в максимально возможном порядке, осмелилась отбыть. К тому моменту уже мне требовалась неотложная квалифицированная психологическая помощь, и, дабы ее получить, я направилась на берег Каппы.

Осторожно опустив скурр на площадку, я скатилась с доски на нагретый солнцем камень и, уставившись в змеящуюся прямо под моим носом трещину, поросшую мхом, громко пожаловалась:

– Вы даже представить себе не можете, что мне сегодня пришлось пережить.

– Да куда уж мне, – раздался откуда-то сверху знакомый голос, в котором явно слышались ворчливые нотки. – За шестьсот лет мне пришлось повидать всего-то войну между лучшими волшебниками и самыми отважными из драконов-оборотней, это совершенно не способствует развитию соображения, равно и как полутысячелетнее выслушивание самых различных историй из уст молодых волшебниц.

– Все равно, – продолжала я упорствовать, глядя, как деятельный муравей тащит в лапах лист, размером в несколько раз больше, нежели он сам. Уткнувшись в расщелину, насекомое некоторое время постояло, затем, прямо с листом, провело попытку исследования неожиданного препятствия и, проявив чудеса сообразительности, свернуло под прямым углом. К дальнему концу щели, естественно. Кого-то это мне напомнило… Вздохнув, я перекатилась на живот, уткнулась носом в мох и продолжила: – Вы просто не можете понять, каково это – оказаться единственной поддержкой для совершенно незнакомой женщины, только что потерявшей свою дочь.

– С этим сложно не согласиться, – издеваясь, абсолютно невозмутимо кивнул дракон, уютно устроившийся напротив входа в свою пещеру. – Но, насколько я могу заметить, ты с ситуацией справилась без особых потерь.

– У меня моральная травма, – жалобно пискнула я и, услышав, как это прозвучало, сама не смогла удержаться от смеха.

Зенедин, решив присоединиться к моему веселью, тоже усмехнулся, но поперхнулся клубом дыма и закашлялся. Наконец, выпустив целое облако пепла, красиво спланировавшего вниз, к бурным водам Каппы, дракон в последний раз кашлянул и повернулся ко мне:

– Надеюсь, ты пришла в себя и уже можешь связно рассказать, что именно произошло с момента нашего последнего разговора.

– Опять издеваетесь, – глядя в бездонное небо, вздохнула я. – Посмотрела бы я на вас, окажись вы в той больнице вместо меня.

– Ох, не начинай… эту тему мы уже обсудили.

– И, как всегда, никакого сочувствия, – фыркнув, я соизволила-таки подняться на ноги и вскарабкаться на валун. Поискав на ближайшем кусте смородины остатки ягод, засунула парочку в рот и, жуя, поинтересовалась: – Кстати, где мой любимый оцелот? Я, между прочим, вам его не подарила, а временно отдала на хранение и хочу получить обратно в целости и сохранности.

– Получишь, не переживай, – успокоил меня сохраняющий изумительную выдержку дракон. – В данный момент этот неугомонный зверь с шилом во всех местах отправился учиться у выдр ловить рыбу.

Да, это меня испокон веку удивляло. Оцелоты крайне любят купаться, используют для этого любую возможность, но рыболовы из них при этом совершенно никудышные. Может, стоит завести на крыше особняка бассейн с карпами, дабы заманить Фаря домой? Задумавшись о столь насущных проблемах, я случайно поймала взгляд оборотня и, тут же вытянувшись в струнку, принялась скороговоркой рапортовать о своих встречах с мадам и мсье Пуррье, а также управляющим «Белого кота», Нади и семьей погибшей Джинни.

Ближе к концу мое повествование как-то совсем незаметно от меня вновь свелось к жалобам:

– А ведь официантки – была наша последняя ниточка. И что теперь делать? Я так уверенно пообещала родителям найти их сына, а сейчас?

– Для начала успокойся! – рыкнул Зенедин. – Истерика никогда не способствовала успешной мозговой деятельности. Давай по порядку. Насколько я понял, ты не обнаружила ничего подозрительного в смерти официантки?

– Не обнаружила, – вздохнув, согласилась я. – Банальное отравление несвежими устрицами.

Дракон укоризненно взмахнул хвостом.

– Нельзя быть такой легковерной. Для начала, если устрицы были несвежими, то почему отравилась только мадемуазель Стеар? Остальные их, что ли, не ели? Очень сомневаюсь…

– Возможно, там попался несвежий край, например лежавший при перевозке ближе всех к дверце холодильной сумки. Или морозильное заклинание было плохо наложено… Всякое может случиться, жизнь полна нелепых совпадений.

– Безусловно. Но работа хорошего детектива как раз и заключается в том, чтобы отделять простые совпадения от чьего-то злого умысла, и вот что я тебе скажу: до поры до времени не стоит верить ни в какие совпадения. И сама увидишь, со временем их станет все меньше и меньше.

– Вашими бы устами… – вздохнула я. – То есть вы предлагаете мне покопаться в обстоятельствах смерти Джинни?

– Лишним это точно не будет.

– Что-то не слышно в вашем голосе особой уверенности.

– Прости, – неискренне извинился оборотень, – но я пока не ясновидящий и не могу со стопроцентной уверенностью предсказать, где именно мы найдем необходимую информацию. Одно знаю точно – ее нужно кропотливо искать.

– Убедили, – усмехнулась я. – Полетела искать.

И, пролевитировав к себе скурр, я попыталась с новыми силами устремиться к столице. Не тут-то было.

– Погоди немного, – проворчав, придержал дракон лапой уже зависшую над обрывом доску.

Обернувшись, я с удивлением уставилась на оборотня.

– Вы поосторожнее, а? Я ведь могу не удержаться на доске и упасть.

– И что? – с напускным безразличием махнул хвостом Зенедин. – Ну, проверили бы твою реакцию. Мне лично кажется, что тебе удалось бы остановиться примерно посередине полета.

Взглянув вниз, я признала:

– Да, это вполне реально. Так что вы забыли мне сказать?

– Не то чтобы забыл, – пробурчал дракон, – просто до последнего момента не был уверен, стоит ли вообще тебе говорить подобное.

В целях собственной безопасности я вернулась обратно на валун и, подогнув под себя ноги, поинтересовалась:

– И что именно склонило чашу весов в сторону откровенности?

Весьма неохотно собеседник сознался:

– Твой искренний энтузиазм. Когда ты собралась улететь, глаза горели так, что я испугался, не наворотишь ли ты дел.

– Как любопытно… – Я немного помолчала и подбодрила все еще сомневающегося компаньона: – Переходите уже к сути, не то опять передумаете, а я не смогу этого пережить, я же любопытная.

Мой компаньон пару раз задумчиво махнул хвостом, с явной тоской взглянул в голубое небо и предложил:

– Бросила бы ты это дело.

Хм… Попытайся я угадать, к чему именно ведет Зенедин, ни за что бы не справилась. Подобная идея в устах дракона-оборотня, принявшего личное участие в самой грандиозной битве за право вернуться на родину и точно знающего, с какими опасностями мне удавалось справиться, звучала… нелепо. И от этого еще более пугала.

После того как ненадолго утраченный дар речи ко мне вернулся, я очень осторожно поинтересовалась:

– А по какой причине я должна бросить расследование, вы мне не соблаговолите сообщить?

– Почему же нет, соблаговолю. – Несмотря на всю серьезность темы, Зенедин не смог удержаться от усмешки. – Не нравится мне все это…

– Вы даже представить не можете, как все это не нравится мне, – фыркнула я. – Но я же не рвусь возвращать клиентам аванс при возникновении первых трудностей на пути расследования.

Поднявшись с нагретого местечка, дракон грузно прошлепал к моему валуну, прилег так, чтобы огромная морда, на которой кое-где уже отлетело несколько зеленых чешуек, оказалась на уровне моего лица, и, обдавая меня не совсем чистым дыханием, размеренно заговорил:

– К моему глубокому сожалению, ты столкнулась не просто с трудностями. Эта история не понравилась мне с того самого момента, как я услышал про друзей пропавшего, чьи родители почти наверняка играют в политике города не последнюю роль.

– Да, тут вы правы, – не утерпев, вмешалась я, – и даже больше чем не последнюю, но…

– Погоди, – остановил меня дракон, – так вот, просто грязные политические игры еще Можно пережить, но когда неожиданно начинают погибать свидетели…

Он замолчал, а я столкнулась со сложной проблемой – возразить мне хотелось сразу по двум пунктам, и было не совсем понятно, с какого лучше начинать. Наверно, с более спорного.

– Но почему вы считаете, что тут обязательно имеют место грязные политические игры?

– Нет, не обязательно, – спокойно ответил собеседник, – но мой весьма богатый жизненный опыт подсказывает, что любое, пусть даже самое безобидное соприкосновение с семьями друзей политиков приводит к весьма и весьма плачевным последствиям, а шансы их избежать мизерны.

– Хорошо, почти убедили, – кивнула я, – тем паче, что ваша правота подтвердится или нет со временем. Но почему вас так напугала смерть официантки?

– Потому что, если это действительно убийство, значит, ты вляпалась во что-то очень серьезное и, главное, опасное.

Я с досадой поморщилась.

– Ох, только не начинайте ту же вечную песню, что и мой полупрозрачный сосед по особняку. Уж вы, соглашаясь вместе со мной основать детективное агентство, не должны были питать иллюзий касательно того, что работа сыщика несколько отличается от взращивания пионов.

– Да, – буркнул дракон, – но это не повод самолично совать голову в петлю и шептать заклинания, уничтожающие левую ножку табуретки.

Я прыснула.

– Почему именно левую?

Зенедин ничего не ответил, лишь пристально взирал на меня абсолютно круглыми глазами. Некоторое время я пялилась на него, затем пару раз сглотнула, поерзала и гораздо тверже, чем сама от себя ожидала, попыталась расставить точки над «i».

– Хорошо, ваше мнение я услышала и, безусловно, приняла к сведению, но отказываться от поиска мсье Ральфа Пуррье не буду. Прежде всего, это непорядочно по отношению к его родителям, которые на меня надеются.

– Это твое окончательное решение? – на всякий случай уточнил дракон.

– А вы как думаете? – огрызнулась я.

Зенедин понуро пожал плечами.

– Что ж, не попытаться я не мог. Раз уж ты уперлась из каких-то дурацких соображений порядочности, придется мне контролировать процесс, а то без сдерживающего фактора ты точно прямиком в неприятности угодишь.

Вот умеет же оборотень так сообщить о своем намерении помогать… что его удушить хочется. Но я лишь улыбнулась.

– Спасибо, с вашей поддержкой я всегда чувствую себя намного спокойней. Теперь я могу лететь?

– Задержись немного, – остановил меня компаньон.

Давая понять, что мы снова переходим к делу, Зенедин чуть взмахнул крыльями и переместился к краю площадки. Я машинально поправила растрепанные порывом ветра волосы и выжидательно уставилась на собеседника. Не став меня выдерживать в ожидании, тот заговорил:

– Ты вроде пыталась мне рассказать о родственниках замешанной в дело молодежи, точнее, об их месте в политической жизни города.

– Да, – отозвалась я. – Хм… скажите, а вы что знаете о политике?

– Считай, что ничего, – проинформировал меня оборотень.

– Как хотите. – Усевшись поудобнее, я приступила к импровизированной лекции. – Итак, общеизвестно… – начала было я и осеклась. – Ах да, к вам же это не относится. Короче, по сравнению с соседними государствами Мэйншор был основан совсем недавно и весьма немногочисленным количеством колонистов, объявленных в своих странах преступниками. Эти два фактора в основном и обусловили тот факт, что в стране всего пять относительно крупных городов и практически никаких рассеянных между ними деревушек. Соответственно, вся власть, как и население, сосредоточена в этих самых городах и представляет собой городские советы. Они занимаются регулированием всех вопросов, не выходящих за пределы городской юрисдикции, как-то: пошлины на товары, провозимые местными судами, минимальный размер оплаты труда членов профсоюзов, поддержание улиц в чистоте силами городского бюджета, ну и тому подобное. – Остановившись, я сорвала с куста еще пару ягод смородины, тщательно их разжевала и, проглотив, продолжила: – Но, как несложно догадаться, существуют проблемы, затрагивающие интересы двух и более городов, а то и сразу всей страны. Некоторое время назад предпринимались неуклюжие попытки решать их общим голосованием, но это создавало такую неразбериху и повальное недоверие, что, уставшие от невозможности принимать решения цивилизованно, жители основали в центре страны столицу. Именно поэтому в Теннете кроме городского совета присутствует еще и парламент, которому и вменяется в обязанности решать межгородские вопросы, к примеру, какой именно город обязан починить прохудившийся кусок дороги.

– И это все обязанности так называемого парламента? – подал голос до сих пор внимательно слушающий дракон.

Я возмущенно фыркнула.

– Нет, конечно. Он, кроме всего прочего, занимается вопросами внешней торговли и иммиграции. Кроме того, именно парламент принял закон, позволяющий женщинам трудиться наравне с сильной половиной, а совсем недавно и второй закон, уравнявший исконных жителей страны в правах с людьми. Теперь наконец эльфы, дриады, друиды, гномы и вообще все желающие имеют возможность воспользоваться доселе считавшимися только нашими правами и обязанностями. – Я хмыкнула. – По слухам, во время принятия закона самые оживленные дебаты касались ихтиандров, но здравый смысл победил, и они были приравнены к остальным нелюдям. – Взглянув на Зенедина, я замолчала, искренне пораженная донельзя странным выражением его лица… точнее морды. – С вами все в порядке?

Вместо ответа длинный шипастый хвост взлетел вверх и раздраженно хлестнул по деревьям, сломав пару толстых веток. Затем дракон издал оглушительный рык и выпустил в небо огромную струю пламени, ничуть не заботясь о пожарной безопасности. Результат последовал незамедлительно: старая смолистая сосна с удовольствием загорелась, превратившись в довольно большой факел. Увидев это, дракон с недовольным ревом принялся бить по ней хвостом, и пылающие иголки полетели во все стороны. Я же, решив не ждать, пока досадное недоразумение перерастет в глобальную катастрофу, прошептала заклинание, и над поляной немедленно сгустились дождевые тучки, оросив место бедствия полноценным летним дождем. Мне, заблаговременно окружившей себя защитным полем, ничего не досталось, а вот оборотень мгновенно вымок. Не знаю уж, насколько это доставляло Зенедину неудобства, но буйствовать он перестал. Опустившись на землю, дракон оглядел поляну и, повернувшись ко мне, зло, но вместе с тем немного виновато вопросил:

– Ну, а чем же мы хуже ихтиандров? Нас тоже создали древние волшебники, так почему закон обошел людей-драконов стороной?

Убедившись, что огня нигде не видно, я ликвидировала тучи и обвела рукой место бедствия.

– А сами-то как думаете?

Дракон открыл было пасть, но, так ничего и не сказав, с лязгом ее захлопнул. Помолчав некоторое время, он сварливо спросил:

– А что из себя представляет этот ваш великомудрый парламент? Из кого конкретно он состоит?

Я с облегчением вздохнула, поняв, что буря пронеслась, да и развивать опасную тему не придется. Вернувшись в удобное положение, я продолжила:

– Поскольку парламент создан городскими советами, то и членов в его состав выдвигают именно советы. Раз в дюжину месяцев каждый совет имеет право дать отставку любому своему протеже, но в действительности этого почти не происходит. А вот каждые шесть лет пересматривается количество мест для представителей городов и состав парламента меняется почти полностью.

– Очень интересно, – прервал меня собеседник, – а как именно определяется количество мест в парламенте для каждого города? Неужели голосованием старого парламента?

– Не совсем, – оскорбленно взвилась я. – Возможно, вам это и не известно, но каждые шесть лет в городах происходит подсчет населения, и именно на основании процентного соотношения и принимается решение.

– Этот вариант, безусловно, сложно счесть оптимальным, но он хотя бы приемлем, – благосклонно кивнул оборотень. – А каков состав парламента в плане враждующих группировок? Вряд ли там каждый просто тянет одеяло на себя.

– Конечно, все не так. Парламент испокон веков состоит из нескольких соперничающих партий. Самой сильной, лишь иногда уступающей преимущество, является партия людей, на пятки ей наступает коалиция волшебников, время от времени протаскивающая через парламент разрешение на повсеместное использование очередного магического изобретения. Последним из таких явился скурр. – Я усмехнулась, вспоминая. – Сначала наш консервативный парламент встал на дыбы – нет, и точка. «Мы не позволим юным безголовым волшебникам летать по воздуху и падать оттуда по собственной дурости!» Но затем приведенные сторонниками скурров аргументы, как-то: освобождение улиц от излишнего количества повозок и обещание со временем доработать скурр так, дабы им могли пользоваться и не имеющие магических способностей люди, поколебали парламент, и было дано согласие. Но лично мне кажется, – добавила я, – что основным аргументом послужила качественно запущенная в массы мысль о том, что благодаря скуррам многие любители магических фокусов, вроде хитро замаскированных луж и возмущенно вопящих при соприкосновении с ногой булыжников, сломают себе шеи.

– Значит, – подытожил дракон, – партия людей и волшебников. И это все? Как-то скучновато.

– Если вы не будете меня постоянно перебивать, то я смогу закончить рассказ, – буркнула я.

– Совершенно в этом не уверен, – мгновенно отбил воображаемый мяч дракон. – Ты как-то растекаешься мыслью по древу и упорно сворачиваешь в сторону.

– Да ладно вам, – обиженно надула я губы, – не все так страшно. Кроме вышеупомянутых двух партий в парламенте еще есть представители независимых женщин, моряков, борцов за девственную природу и всякое такое. Но единственные, кто хоть как-то составляет конкуренцию, это корпорация нелюдей, пробившаяся в парламент после принятия памятного закона. Поскольку во всех прибрежных городах, кроме разве что Оршо, процент исконных жителей очень высок, то оказаться в парламенте особого труда им не составляло. Вот, вкратце, и все.

– Не совсем чтобы вкратце, – пробурчал собеседник, – И тем не менее я пока не услышал главного: а какое ко всему этому имеет отношение наше дело?

– Самое непосредственное, – заверила я. – Дело в том, что лучший друг Ральфа, Ваннейр, сын… одного из лидеров ведущей партии парламента, а дед Ротани не кто иной, как бывший член той самой коалиции магов, нынче в силу возраста заседающий лишь в совете города.

– Весьма познавательно, – с глубокомысленным видом кивнул Зенедин. – Но я пока не вижу, как это может нам помочь. Судя по твоим рассказам, юная парочка никаких заговоров не плетет, да и их родители совершенно не враждуют между собой.

– Да, ничего подобного я не заметила.

Дракон некоторое время помолчал, водя лапой по подсыхающей после внезапного дождя луже.

– И все равно мне это не нравится, – недовольно пробурчал он.

– Ничем не могу помочь, этот вопрос мы уже всесторонне обсудили. Будут какие-либо более конструктивные предложения?

– Будут, – тут же кивнул собеседник. – Просто, чтобы меня успокоить, выясни, что в настоящий момент творится на политической арене города.

– Как скажете, – согласно пожала я плечами. – Главное, чтобы вы были довольны, а остальное приложится.

– А ну брысь отсюда, – рыкнул дракон.

– С превеликим удовольствием, – отозвалась я и, взлетев на скурре, описала над каменной площадкой пару кругов. Затем, из чистого озорства, соорудила небольшую тучку, оставив ее на часик беспорядочно плавать над поляной.

Полет к дому прошел совершенно незаметно, я перебирала в голове подробности сегодняшнего, донельзя насыщенного впечатлениями утра и больше всего хотела поужинать в тишине и покое. Куда там… прямо напротив входной двери маячил хитро улыбающийся сожитель.

– Ох, – вздохнув, я прислонилась к стенке, – только не вы… Плакал мой спокойный ужин.

– Это точно, – бесстрастно подтвердил мсье Генри. – Особенно если учесть тот факт, что в почтовом ящике тебя поджидают аж два сообщения.

Призрак еще не успел договорить, как я молнией кинулась на лестницу и уже через секунду держала в руках два послания. Причем оба совершенно неожиданные. Одно от некой мисс Дени, а вот второе от мсье Лонтекки, реального и законного владельца Розового Солнца.

Глава 4

В которой героиня, получив две новости, оказывается на распутье, но усилием воли принимает решение, закончившееся катастрофой на дороге. А перед этим у нее происходят некие изменения к лучшему в личной жизни, к неудовольствию соседа, в его отсутствие


Некоторое время я пребывала в легкой задумчивости, так и эдак крутя письма в руках и пытаясь решить, с какого именно начать изучение. Первым потерял терпение зависший над лестницей мсье Генри.

– Вскрывай уже, чего ты ждешь? – ворчливо поинтересовался он.

– Откровения, очевидно, – фыркнула я. – Зачем вскрывать, стараться, а потом еще и читать, если можно узнать содержимое просто силой мысли. Тем более, мне кажется, о чем написано в письме из Льона, я и так знаю.

– Тогда хватит изображать из себя великую прорицательницу, – распорядился призрак, явно чувствующий себя в доме полноправным хозяином. Со временем с этим непременно надо будет что-то делать, но не сейчас.

Закрыв почтовый ящик, я прошла в кухню, налила себе горячего шоколада и открыла первое послание. Так и есть – мсье Ланцио Лонтекки, единственный, на мой взгляд, законный хозяин раритетной жемчужины, счел возможным любезно уведомить меня, что детектив Верн Руаппи, одержимый то ли жаждой наживы, то ли восстановлением справедливости, прислал ему письмо, в котором сообщалось, что я занята и передала все вопросы по возвращению Розового Солнца в его ведение. Но, соблюдая достигнутую нами ранее договоренность, мсье Лонтекки ничего ему не ответил, решив сначала узнать непосредственно у меня, соответствует ли утверждение, изложенное в письме, действительности.

– Есть же еще на свете порядочные люди, – восхитилась я. – А мой неверный компаньон скоро очень пожалеет о своих коварных выходках.

Последнюю фразу я пробормотала себе под нос, но мсье Генри все равно ее расслышал и съехидничал:

– Какие мы сегодня грозные, аж оторопь берет. А что, интересно, ты сможешь противопоставить детективу, в знакомых у которого ходит половина столицы и чей опыт многократно превышает твой?

– Не переживайте, – язвительно успокоила я собеседника, – думаю, вам представится возможность это выяснить. А сейчас позвольте напомнить, что, несмотря на весь его опыт, мсье Руаппи не удалось ни убить меня, ни обвести вокруг пальца. – Фыркнув для пущей убедительности, я перешла ко второму письму.

Оно сильно меня порадовало. Как выяснилось, мадемуазель Дениза Дени – это новая жиличка в старой квартире Ральфа Пуррье, и она сообщала, что во время уборки нашла не отправленное им письмо и решила, что самым правильным будет, не читая, передать его мне. Не могу даже выразить, как сильно мне понравилась эта идея. Половину ночи я придумывала различные варианты содержимого послания Ральфа, и, едва в окошке, отбрасывая от зеркала несколько зайчиков презабавной формы, показались первые солнечные лучи, я скинула с себя остатки утренней дремы, вылезла из-под одеяла и, влив в организм пару чашек крепкого кофе, отправилась за добычей.

На сей раз дверь мне открыли практически сразу.

– Доброе утро, – улыбнулась, как и в прошлый раз, безупречно причесанная и одетая девушка. – Проходите на кухню. Кофе будете?

– Спасибо, – сдерживая зевоту, согласилась я. – Не откажусь.

Оказавшись на залитой солнцем кухне, я увидела стол, на котором исходили паром свежеиспеченные булочки с желированными взбитыми сливками, и изумилась:

– Во сколько же вы встаете, что уже столько успели?

– В шесть, – пожала плечами собеседница. – Я выросла в Льоне, моя семья работала на рынке, там другого режима себе и не представляешь, а в Теннете он тоже удобен: я столько всего могу переделать с утра. – Успев за время объяснений налить две чашки кофе, Дениза пододвинула одну ко мне и, усевшись напротив, кивнула на блюдо с плюшками. – Угощайтесь, прошу вас.

Не заставив долго себя упрашивать, я взяла одну булочку и впилась в нее зубами. Упоительно. Но, увы, рассиживаться я не могла себе позволить, да и у хозяйки наверняка день расписан, так что, проглотив примерно половину лакомства, я сделала в завтраке перерыв и перешла к делу:

– Насколько я поняла из вашего письма, вы нашли что-то, принадлежащее Ральфу?

– Да, конечно! – Спохватившись, собеседница вскочила и унеслась в глубь квартиры. Быстро вернувшись, она вручила мне белый конверт, весь в грязных разводах. В ответ на мой несколько недоуменный взгляд Дениза пояснила: – Дело в том, что, когда я его нашла, он был весь в пыли, ну я и протерла.

– Понятно. – Я кивнула и задорно улыбнулась, начиная просыпаться. – Честно говоря, мне совершенно все равно, в каком виде пребывает это письмо, главное значение имеет его содержание. Расскажите мне, будьте любезны, где вы его нашли?

– Да без проблем, – тут же откликнулась собеседница, но, вместо того чтобы немедленно приступить к рассказу, взяла с блюда булочку и в два впечатляющих укуса ее уничтожила.

Понимая, что ей завтрак необходим, я терпеливо ждала, время от времени ерзая на стуле и не забывая при этом следовать примеру хозяйки, благо выпечка отличалась выдающимися вкусовыми качествами.

– Так вот, – прожевав, заговорила Дениза. – Как вы знаете, в эту квартиру я переехала совсем недавно и до сих пор толком не успела все прибрать. Как раз вчера я принялась наконец за коридор и, отодвинув стоящую перед входом тумбочку, нашла за ней некоторое количество бесполезного мусора и этот конверт. Думаю, предыдущий жилец положил его, чтобы при выходе бросить в ящик внизу, но письмо случайно упало в щель между мебелью и стеной, и он про него просто забыл.

– Хотите сказать, что в этой квартире нет почтового ящика? – изумилась я.

– Конечно нет, – раздраженно фыркнула девушка. – Тут вообще много чего нет. Зато цена низкая, этого никак нельзя отрицать.

Допив кофе, я поставила кружку на стол и уточнила:

– Кроме письма вы не обнаружили более ничего интересного?

– Нет, – покачала головой Дениза, – обычный мусор: обертки от булочек, обломанные карандаши и много пыли.

– В таком случае я не буду больше отнимать у вас время. – Я встала. – Спасибо большое за письмо, надеюсь, оно пригодится.

– Сообщите мне, если найдете пропавшего, хорошо? – попросила девушка.

Пообещав выполнить ее просьбу, я покинула квартиру.

Оказавшись на улице, я привычно взлетела на крышу и нетерпеливо вскрыла конверт, разодрав его при этом почти в клочья. Внутри оказалось ожидаемое: исписанный аккуратным, ровным, уже очень знакомым мне почерком листок бумаги. Расположив себя и скурр на поросшей мхом древней черепице поудобнее, я погрузилась в чтение.


«Приветствую вас, мои драгоценные предки!

Знаете, вот написал сейчас эту строчку и поймал себя на мысли, что большая часть моих столичных знакомых пришла бы в ужас от столь неподобающего обращения к родителям. В этом, несколько отличном от привычного нам с вами мире многие называют матерей и отцов по имени, а то и по имени-отчеству, и частенько еще и на «вы». Короче, сплошной официоз. А у меня в голове не укладывается, как можно разводить церемонии со своими самыми близкими друзьями! А вы ведь мои самые близкие друзья.

Что-то меня поздним вечером, с любопытством заглядывающим в окна, занесло не в ту степь. С момента последнего письма, которое, как вы помните, было отправлено не далее как две дюжины дней назад, моя жизнь и ближайшие планы претерпели достаточно серьезные изменения, о которых я и спешу вам сообщить.

Во-первых, оно же в-главных, я успешно закончил очередной этап обучения и решил на этом остановиться. О причинах, побудивших меня поступить столь неожиданным для вас образом, я сообщу при встрече, поскольку не испытываю желания доверять подобные вещи бумаге, тем более что некоторые соседки в моем доме – особы весьма любопытные и с них станется вскрыть это письмо, дабы подпитаться новостями из чужих жизней. Честно говоря, эти своеобразные эмоциональные вампирши мне порядком надоели. К счастью, обитать с ними под одной крышей мне осталось недолго, поскольку я твердо решил по возвращении в столицу сменить место проживания на более приличное.

Собственно, вот мы и подошли ко второй новости, которую я хочу вам сообщить, и надеюсь, она вас порадует. Через пару дней я отправляюсь в путь и вскоре уже буду потреблять румяные оладьи на завтрак под надежной крышей отчего дома. Уповаю на то, что моя комната еще свободна, поскольку у меня на это лето большие планы.

Засим прощаюсь ненадолго. До скорой встречи.

Ваш любящий, но не слишком почтительный сын

Ральф».


На этом письмо заканчивалось. Пару раз я перевернула листок, дабы убедиться, что не пропустила ничего важного. Нет, кроме весьма оптимистичного послания человека, явно довольного жизнью, в нем ничего не было. Ни одной, пусть даже маленькой странности. Скорее наоборот – оно расставило многое по местам. Ральф действительно собирался переехать в другую квартиру и в связи с этим покинул вотчину мадам Роккоро. Также очень похоже, что он покинул и пределы столицы, направляясь в сторону Йерра, и несчастье случилось с ним по дороге. Я понуро вздохнула. Кажется, наши с Зенедином логические построения оказались совершенно ненужными – с юным мсье Пуррье произошел банальный несчастный случай, после которого никаких следов не найти. Точнее, их крайне маловероятно найти, а значит, ничего вразумительного я клиентам сообщить не смогу.

Очень медленно я сложила письмо Ральфа пополам, потом еще пополам и уставилась прямо перед собой. Но не красоты летней, густо заросшей высокими деревьями столицы, на которую открывался чудесный вид с крыши, занимали мое воображение, отнюдь. Удрученная, я гадала, почему же событие, которого я с нетерпением ждала более двух месяцев, произошло столь не вовремя. Я надолго перестану себя уважать, если позволю мсье Руаппи вот так, запросто обставить меня в истории с Розовым Солнцем, но и от обещания разыскать сына четы Пуррье тоже отмахнуться не смогу ни при каких обстоятельствах. И что мне теперь, раздваиваться? Несомненно, это было бы лучшим выходом из положения: отправить одну мадемуазель Нуар в Кохинор, на грандиозные разборки с нечистым на руку компаньоном. Вторая же Айлия в это время занялась бы поиском следов мсье Пуррье-младшего на тракте из Теннета в Йерр, поскольку из всего моего опыта однозначно следовало, что пропал Ральф именно на пути к родителям. Но, к сожалению, создать двойника было явно не в моих силах, на втором курсе Высшей академии магии необходимых заклинаний, увы, не преподавали. Хотя, возможно, искушенный в черной магии дракон и знает про что-то подобное.

Зенедин… Действительно, как это я сразу не вспомнила про своего консультанта. Оборотень, прагматичный уж точно не меньше, чем я, наверняка сможет всесторонне оценить ситуацию и выдать мне свежую порцию инструкций. Привычно избавившись от проблемы с помощью большой чешуйчатой головы, я с облегчением улыбнулась и перевела было взгляд на скурр, но неожиданно для себя самой остановилась. Последнее время дракон не уставал повторять, что я должна хотя бы иногда действовать самостоятельно, не перекладывая на него ответственность и груз принятия важных решений. Внутренне я с этим согласилась, и что теперь получается? Я не могу сделать выбора в не самой сложной ситуации.

– Нет, уж, дорогая моя, – для пущей убедительности я заговорила вслух, – с этой ситуацией ты как-нибудь справишься сама. Хватит уже изображать из себя маленькую беспомощную девочку, только и способную, что хлопать глазами, доверчиво повторяя под руководством оборотня слова нового заклинания. Всю жизнь тебя никто за ручку водить не будет. Кто пообещал найти Ральфа? Ты. Кто захотел нажиться на жемчужине? Снова ты. Вот ты и действуй.

Отповедь, совершенно неожиданно для меня, возымела действие. Некоторое время я еще посидела на теплой крыше, пялясь в голубое небо и лучше осознавая ситуацию, но вскоре губы уже шептали заклинание, изменяющее внешность. Дело в том, что я собралась нанести своеобразный визит вежливости детективу на пенсии, и мне не очень хотелось предстать перед ним в своем истинном обличье.

Превратившись в пожилую, одним своим видом внушающую полнейшее доверие провинциальную жительницу, я потратила некоторое время на создание правдоподобной легенды. На пенсии детектив или нет, неожиданный бесцельный визит незнакомой дамы его несомненно насторожит. Дабы избежать этого, я прогулялась по магазинам и вскоре обзавелась красиво перевязанной коробочкой с чуть подкопченными лесными орехами, одним из самых дешевых лакомств, в избытке присутствующим на Льонском рынке. К счастью для ушлых бизнесменов, наладивших их поставки в столицу, большинству жителей Теннета не доводилось бывать в лесу Риона вообще, и в период сбора урожая в частности. Увидь они хоть раз рощу ореховых деревьев, сплошь усыпанных этим «редким, изысканным деликатесом», о цене в пять марок за коробку и разговора бы не было. Марка за ящик – вот реальная цена данного лакомства.

Но для меня в настоящий момент подобные детали были совершенно несущественны – проверив, что на подарке от давно забытого детективом льонского друга нет никаких разоблачающих место покупки надписей, я направилась на бульвар Дюбарри, где в уютном пансионе для обеспеченных людей коротал дни мой непутевый, скорее даже нечистоплотный компаньон.

Увы, все мои приготовления оказались напрасными – мсье Руаппи на месте не обнаружилось, а из краткой, но информативной беседы с хозяйкой пансиона выяснилось, что как раз с утра пожилой детектив отбыл в Кохинор, сообщив, что в ближайшее время вряд ли вернется. Интересно, чем вызван такой пессимизм. Неужели мсье Руаппи всерьез опасается, что я начну вставлять ему палки в колеса? Это кажется весьма маловероятным, поскольку в подобной ситуации со мной давно бы произошел несчастный случай. А раз ничего подобного до сего времени не случилось, оставалось предположить, что детектив просто слишком расслабился и поверил, будто своим любительским представлением со взрывом сейфа на самом деле смог меня одурачить. Не очень лестно, конечно, но зато удобно.

– Значит, – под нос пробормотала я, – будем исходить из того, что мсье Руаппи просто решил на старости лет устроить себе небольшую экскурсию. С его стороны это совсем не глупо, особенно если он собирается изучать красоты Кохинора с круглой суммой в кармане, половина которой по праву принадлежит мне. Остается решить лишь один небольшой, но довольно существенный вопрос: что именно я планирую предпринять в сложившейся ситуации.

Как никогда мне хотелось посоветоваться с драконом, но часом ранее я сама же в категоричной форме запретила себе это делать.

«А зачем тебе дракон, – вмешался в мои размышления внутренний голос. – Мы и так прекрасно знаем, что он говорит в таких ситуациях: сначала глубокомысленно морщит нос, а потом произносит длинную тираду, основной смысл которой сводится к тому, что Ральф уже давно пропал и дюжина дней все равно ничего не решит, а деньги – они лишними не бывают. Согласен, эта точка зрения немного странна для оборотня, более полутысячи лет заточенного над обрывом и не имеющего ни малейшей возможности воспользоваться теми благами цивилизации, доступ к которым открывает наличие круглого счета в столичном банке».

– Ничего странного! – поморщившись, высказалась я вслух. В самом деле, в его положении естественно утрачивалась ценность как времени, так и денег, и рассуждать об этих понятиях дракон мог лишь теоретически. Меня же все это касалось на практике, и, кроме двух вышеупомянутых вещей, в данной ситуации был еще один немаловажный факт – взволнованные родители, ждущие, что я, как и обещала, верну им любимого сына. И вот для них не только дюжина, а каждый день ожидания имеет значение.

«Так если ты уже все решила, то зачем же мне голову моро…»

– Извините, – меня настойчиво потрясли за плечо, – с вами все в порядке?

Подняв голову, я увидела тревожно смотрящего на меня мужчину и чуть виновато улыбнулась.

– Да, спасибо, все нормально. – Затем, не дожидаясь рвущегося уже у столичного жителя вздоха: «Ох уж эти провинциалки!», встала со скамьи и резво пошагала прочь, к концу улицы, где оставила скурр. Да, мужчину можно понять, на улицах Теннета не часто увидишь даму, уставившуюся в одну точку и разговаривающую сама с собой.

«Молодых недоученных волшебниц из меркантильных соображений подрабатывающих частным детективом, тоже не уйма, – фыркнул внутренний голос, – так что ты в любом обличье эпатируешь честных граждан».

– Заткнись, а, – миролюбиво попросила я. Затем скинула личину, распустила копну волос и, воинственно ими тряхнув, направилась прямиком в магазин магических принадлежностей.

Через час без нескольких минут, сидя на собственной кухне в обществе только что приготовленного вкусного обеда, дюжины пока еще чистых магических пластин и с любопытством наблюдающего за мной из-под потолка мсье Генри, я неожиданно поинтересовалась у него:

– Скажите, а как это угораздило вас стать призраком? Вы, часом, не были при жизни магом, простите за бестактный вопрос?

– Нет в нем ничего бестактного, – усмехнулся призрак. – Это вы, живые, почему-то считаете, что любое упоминание о смерти должно быть нам неприятно, но на самом деле все обстоит совершенно противоположным образом. Это вас сей процесс страшит до икоты и помутнения рассудка, мы же, те, кто через это прошел, с улыбкой вспоминаем о столь полезном опыте. – Закончив, привидение сделало круг по кухне и выжидательно на меня уставилось.

– Вы так и не ответили на мой вопрос, – сообщила я, отрезая себе еще кусок горячего пирога с сыром.

– На какой? Ах, как я дошел до такой жизни? Очень просто. Как тебе должно быть известно, многие маги обладают возможностью не покидать этот мир после собственной смерти.

– Так вы все же были волшебником до своей гибели, – уточнила я. – Но тогда почему магический дар не проявился ни у кого из ваших потомков?

– Все очень просто – потому что я не был волшебником, – хитро подмигнул мне полупрозрачный собеседник.

Вместо ответа я одарила его таким взглядом, что улыбка мсье Генри заметно увяла, и он, видимо вспомнив, что хозяйка особняка, в котором он обосновался, все же я, а заклинаний, препятствующих доступу призраков, еще никто не отменял, поспешно перешел к объяснениям:

– Так вот, как уже упоминалось, многие маги в состоянии стать привидениями. Но такая же участь ждет тех из обычных людей, кто совершенно не хочет умирать, всеми силами стараясь остаться в мире живых.

Я поперхнулась фруктовым чаем, разбрызгав его по всей поверхности стола и чудом не задев только что купленные магические пластинки.

– Вот, значит, как. Оказывается, чтобы не умирать, достаточно просто очень хотеть жить. Полезная информация.

– Неужели тебе этого в Академии магии не сообщили? – недоверчиво взглянул на меня призрак.

– Знаете, преподаватели как-то больше о другом рассказывали, а все местные призраки в Ауири при своей жизни обладали изрядной волшебной силой, даже покойная супруга нынешнего ректора. – При воспоминании о мадам Паоле я скривилась. – Кстати, к вопросу о магии. Мы тут с вами заболтались, а мне делом заниматься надо.

Стряхнув с рук оставшиеся от обеда крошки, я пролевитировала к себе сумочку, вытащила из нее изображение Ральфа с Ротани, тщательно его изучила, а затем, взяв первую из чистых табличек, попыталась перенести на нее образ мсье Пуррье-младшего. К моему искреннему удивлению, получилось неплохо. Я давно не практиковалась в подобном умении и успела позабыть, что копировать рисунок на несколько порядков проще, чем создавать его с натуры. Приободрившись, я проделала подобную операцию еще с парой пластинок, в результате чего стала счастливой обладательницей целых трех портретов пропавшего, без всяких отвлекающих факторов наподобие фонтана за спиной или внучки видного общественного деятеля в непосредственной близости.

– Что, в деле появился просвет? – с любопытством уточнил до сих пор молча наблюдавший за моими манипуляциями призрак.

– Много будете знать, скоро состаритесь, – забыв подумать, ляпнула я и, не дожидаясь обоснованно ехидных комментариев соседа, сгребла все пластинки в сумочку и покинула особняк.

Путь мой лежал прямиком на станцию, с которой отправлялись магические повозки в другие города. Как уже упоминалось, это был самый долгий и некомфортный способ путешествовать. Но он же и самый дешевый, а юноша, снимавший квартиру, более похожую на клетку, вряд ли обладал финансами, необходимыми для найма ковра-самолета или, того круче, телепортации.

По дороге я обдумывала основную линию своего поведения и довольно быстро пришла к выводу, что не стоит пугать людей, работающих на станции, немедленной демонстрацией своего удостоверения частного детектива, а лучше сыграть на жалости. Поэтому еще на подлете я начала тренироваться в создании несчастного выражения на лице, получалось не очень успешно, но вот после того, как для маскировки прошагала пешком квартал, я в этом вполне преуспела: район, откуда отправлялись повозки, оказался довольно-таки грязным, и мне приходилось тщательно обходить оставшиеся от ночного дождя лужи. Тут явно экономили на магической уборке, позволяющей за короткий срок привести мостовые в идеально сухое состояние.

Но, несмотря на все препоны, я таки добралась до цели и, войдя внутрь одноэтажного здания, решительно направилась к единственному имевшемуся там окошку, являвшемуся одновременно и билетной кассой, и справочной, да заодно, как выяснилось, и буфетом, правда, с небольшим ассортиментом, но все-таки…

Мне пришлось отстоять небольшую очередь, выслушивая жалобы на непомерно высокие цены, так что, когда я наконец наклонилась к окошку, глядя на выражение моего лица, прослезился бы самый твердолобый бюрократ.

– Простите, – срывающимся голосом заговорила я, протягивая сидящей за стеклом женщине пластинку с изображением Ральфа. – Вы не могли бы мне помочь?

– Постараюсь, – на удивление сочувственно улыбнулась та, – но мне будет значительно проще это сделать, если вы расскажете, что именно случилось.

Тут она заметила картинку в моей руке и, взяв ее, пристально уставилась на изображение Ральфа.

– Это мой брат, мсье Ральф Пуррье, – пояснила я. – Дело в том, что он давным-давно должен был вернуться домой, в Йерр, но так и не приехал. Семья попросила меня выяснить, что произошло. Скажите, вы его не помните?

Ситуация усложнялась тем, что никаких имен при покупке билетов не требовалось, и основная моя надежда сводилась к достаточно яркой и врезающейся в память внешности Ральфа. Так и оказалось.

– Конечно, помню, – радостно заулыбавшись, воскликнула собеседница. – Это тот милый юноша, который… погодите, – посерьезнела она, – вы сказали, что он не объявился дома? Очень странно, ведь отбыл он довольно давно…

– Милый юноша, который что? – заинтересованно уточнила я. – Если не сложно, конечно, расскажите мне в подробностях, все, что вы помните о моем несчастном пропавшем братце.

Женщина, чуть привстав на своем стуле, взглянула мне за спину, убедилась, что в очереди более никого нет, и, водрузив на окошко табличку «обеденный перерыв», открыла находящуюся рядом дверь.

– Заходи.

С трудом втиснувшись в помещение, лучшим определением которого являлось слово «каморка», я присела на свободную табуретку.

– Есть будешь? – радушно предложила хозяйка, умудрившись при своей довольно внушительной комплекции каким-то чудом проворно сновать меж торчащих повсюду мелочей. – Кстати, меня Нателлой зовут.

– Очень приятно, я Айлия. – И, памятуя о необходимости играть роль небогатой девушки, я сказала: – Есть буду, да, спасибо.

Нателла вскипятила чай и весьма ловко соорудила несколько простых по составу, но весьма аппетитных на вид бутербродов. Пристроив поднос с угощением посередине между нами, она откусила впечатляющий кусок и, ничуть не стесняясь, заговорила с набитым ртом:

– Итак, теперь про твоего брата. Я его хорошо запомнила, потому что он пришел за билетом с букетом собственноручно нарванных им полевых цветов.

Не скрывая удивления, я перебила:

– Неужели такие проблемы с билетами на магические повозки? Вот уж никогда бы не подумала.

– Да нет никаких проблем, – махнула рукой женщина. – Вот когда я работала на вокзале в Кохиноре, там да, были сложности. Но столичные богатеи от наших тележек кривят нос. Они, видите ли, слишком хороши для такого средства передвижения. Тоже мне, особы голубой крови.

Не став вдаваться в бессмысленные дискуссии, я осторожно напомнила:

– Так что там с моим братцем?

– Ах да, извини, – спохватилась кассирша. – Просто это для меня больная тема. Твой брат, как я уже упоминала, принес с собой цветы и галантно, как истинный столичный кавалер, преподнес их. Представь себе, как я была удивлена, когда выяснилось, что он отнюдь не житель столицы.

Тут я не удержалась:

– Если вдуматься, в этом как раз нет ничего удивительного. Вы же сами недавно сказали, что столичные снобы глядят на повозки свысока. Вряд ли кто-то из них мог сообразить преподнести кассирше цветы.

– Твоя правда. Они меня и за человека-то не считают. Вынь да положь им нужный рейс в определенное время. А то, что в связи с непопулярностью половину рейсов поотменяли, никого не интересует. Вот рыжик твой, он был не такой. Узнав, что в ближайшие пару дней повозки в Йерр не планируется, он согласился поехать с пересадкой.

– Как именно? – заинтересованно уточнила я, видя, что собеседница явно ждет от меня реплики.

– О, очень просто. – Оживившись, Нателла вытащила из стола изрядно потрепанную карту Мэйншора и взгромоздила ее на опустевшее блюдо из-под бутербродов. – Гляди сюда. Дорога до Кохинора и Йерра из столицы выходит одна, и лишь на полпути она раздваивается. А транспортное сообщение между ними довольно оживленное, так что, сойдя на развилке, в тот же день можно пересесть на повозку, следующую в Йерр. Я именно это твоему брату и присоветовала, да еще билет в этот день был самый дешевый.

Собеседница многозначительно замолчала, явно надеясь, что я спрошу о причинах подобной дешевизны. Мне не сложно, я спросила.

– Дело в том, – немного смущенно приступила кассирша к объяснениям, – что совсем неподалеку от Кохинора, как тебе, должно быть, известно, находятся острова, населенные ихтиандрами. И этим самым ихтиандрам иногда приходится по самым разным причинам наведываться в столицу. Не скажу, чтобы их самих эта необходимость очень радовала, но надо, значит надо.

– Почему я их тогда ни разу не встречала? – живо заинтересовалась я.

– Так они же не дураки шастать в своем истинном обличье, – с довольным видом пояснила Нателла. – У нас при вокзале есть специальный волшебник. Он, конечно, не ахти какой мастер и выпить любит, но со своими обязанностями справляется: меняет внешность ихтиандров и нейтрализует испускаемую ими вонь.

Да, кассирша явно знала, о чем говорит. То, что все справочники осторожно именовали «возможно, неприятным для человеческого обоняния ароматом, несколько схожим с запахом несвежей рыбы», она охарактеризовала емко и точно – вонь. Хотя лично я, побывав некоторое время в гостях у ихтиандров непосредственно на облюбованном ими для постоянного обитания материке Филант, с удивлением для себя выяснила, что вполне могу переносить непривычное амбре, а со временем вообще перестаю обращать на него внимание.

– А какое ихтиандры имеют отношение к ценам на проезд в ваших повозках? – продолжила я разговор.

– Самое непосредственное. Для достаточно продолжительного путешествия им совершенно необходим бассейн, и мы сделали несколько специально оборудованных фургонов. Остальные же путешественники, несмотря на проводимую нашим местным магом блокировку запаха, не слишком хотят путешествовать с этими, как они их именуют, полурыбами, полулягушками, и, чтобы не гонять практически пустую повозку, нам приходится существенно снижать цену. Твоего брата, кстати, – одобрительно заметила Нателла, – предполагаемое общество ихтиандров ничуть не смутило, он даже обрадовался возможности пообщаться со столь необычными попутчиками. Пришлось его даже немного разочаровать сообщив, что бассейн отделен от остальных пассажиров. Это сделано для того…

– Простите, – прервала я рассказ, – но меня в данный момент больше всего волнует судьба Ральфа, и я не думаю, что строение повозок имеет к ней хоть какое-то отношение. Лучше подскажите, где мне найти сопровождающего той повозки, в которой отбыл мой брат?

Ничуть не обидевшись, собеседница махнула пухлой рукой в неопределенном направлении.

– Где-то на дороге между столицей и Кохинором, ясное дело.

Я открыла было рот, дабы уточнить, но тут в окошко совершенно бесцеремонно забарабанили.

– Эй, работать собираетесь или будете только языком чесать? Я уже битую дюжину минут тут слоняюсь.

Охнув, кассирша повернулась ко мне.

– Мы и вправду заболтались. Прости, но меня ждет работа. Все, что знала, я уже рассказала, – скороговоркой произнесла она, выпихивая меня за дверь. – Буду рада, если с твоим братом ничего страшного не случилось, он хороший мальчик.

– Погодите, – еле успела я воскликнуть, перед тем как Нателла захлопнула дверь. – Но как мне узнать нужную повозку? У нее есть какие-нибудь особые приметы?

– Ой, а я не сказала? – изумилась собеседница. – Узнать ее тебе будет не сложно, поскольку ее сопровождающий, Дратр, единственный в своем роде в нашем деле. Видишь ли, он гном. Еще раз удачи. – И, прикрыв дверь, кассирша вернулась к своим прямым обязанностям, приветливо улыбнувшись очередному клиенту.

…Гном? Осмыслив полученную информацию, я не нашла дальнейшего смысла в пребывании на вокзале и двинулась восвояси, стараясь не выйти из роли самой несчастной девушки на свете. Лишь оказавшись под ярко пламенеющим закатным небом, я позволила себе довольно улыбнуться. Все-таки я хороший частный детектив. Дело за малым: отыскать гнома Дратра и узнать, добрался ли Ральф до развилки дорог. Хотя, если вдуматься, что могло случиться по пути? Путешествие на повозках, хоть и занимает много времени, считается самым безопасным.

Всю дорогу до дома я обдумывала детали предстоящего путешествия. Несмотря на мое извечное нежелание передвигаться на длинные расстояния при помощи верного скурра, было совершенно очевидно, что на сей раз без его помощи мне не обойтись. Ковер-самолет – транспорт, безусловно, быстрый и комфортный, но не делает остановок. Есть начальный и конечный пункты маршрута. Сейчас же была крайне необходима мобильность и возможность приземлиться в тот момент, когда мне заблагорассудится.

За всеми этими размышлениями я почти добралась до особняка и чуть не пропустила маячившую на моем пороге фигуру. Круто развернув в воздухе доску, я не удержалась от небольшого хулиганства: спустилась прямо за спиной Антея и как ни в чем не бывало произнесла:

– Привет!

От неожиданности юноша вздрогнул и выпустил пушистый букет, который держал в левой руке. Подхватив его на полпути к земле, я пролевитировала цветы к себе и зарылась носом.

– Это мне? Как мило. Спасибо.

– Тебе, кому же еще, – усмехнулся отошедший от непродолжительного столбняка поклонник. – Собственно, и я тоже к тебе.

– Ой, прости, – смутилась я. – Я понимаю, что мы с дюжину дней толком не виделись, но сегодня у меня совершенно нет времени. Понимаешь, я завтра уезжаю.

– Какое совпадение, – фыркнул Антей. – Я тоже.

– Как уезжаешь? Куда уезжаешь? – В полном шоке я уставилась на кавалера.

Надо же, ведь до настоящего момента я не отдавала себе отчета, насколько к нему привыкла. Я даже никогда об этом не задумывалась, просто знала, что в Теннете живет всегда готовый провести со мной время юный мсье. Теперь же выясняется, что с завтрашнего дня эта на сто процентов устраивающая меня ситуация претерпит коренные изменения.

– К-куда ты уезжаешь? Зачем? – повторила я, злясь на предательски дрогнувший голос.

Похоже, моя реакция была Антею приятна, он лукаво улыбнулся и подмигнул мне:

– В Льон. Туда вскоре прибывает один из известнейших художников, и он обещал дать несколько платных индивидуальных уроков. У меня не было возможности тебе сообщить, но в последнее время я снова серьезно занялся рисованием и не могу упустить подобную возможность.

– Понятно, – с облегчением выдохнула я. – Значит, это ненадолго?

– На пару дюжин дней, – подтвердил собеседник и предложил: – Я заметил, что лодка так и болтается на волнах. Давай покатаемся?

Напрочь забыв о якобы полностью отсутствующем у меня времени, я с энтузиазмом кивнула:

– Да, конечно.

Пока я парковала скурр на крыше и ставила букет в вазу, Антей отвязал лодку, и вскоре мы, сидя друг напротив друга, уже скользили по гладкой, как зеркало, воде канала. Закатные краски к этому моменту являли собой совершенно ошеломляющее зрелище, и затейливые, ежесекундно меняющиеся переливы оранжево-бордовых оттенков отражались в окнах домов, стоящих по обоим берегам канала.

Ловким движением направив лодку под нависший над водой ажурный мостик, спутник поинтересовался:

– А ты куда уезжаешь?

Опустив руку в неожиданно теплую воду канала, я зачарованно наблюдала за ручейками, струящимися между пальцев. Кроме всего прочего, этот маневр дал мне возможность некоторое время не встречаться с Антеем глазами.

– Тоже по делам, – неохотно созналась я, прерывая повисшую было паузу. – Ты же знаешь, какая у меня работа.

– Знаю, – на удивление спокойно кивнул кавалер. – Кстати, должен тебе сообщить, что я немного пересмотрел свое к ней отношение.

– Да? И в какую же сторону? – осторожно поинтересовалась я.

– Тебе понравится. Поговорив с одним умным человеком, я пришел к выводу, что жизнь каждого из нас принадлежит лишь ему и, соответственно, право ею распоряжаться тоже. Кроме того, ты нравишься мне такой, какая есть, и возможно, если насильно запереть тебя в защищенную от всех житейских бурь клетку, от нынешней Айлии очень быстро ничего не останется. Но это не значит, что я перестану о тебе беспокоиться, – неожиданно добавил спутник.

Не слушая последней фразы, я уставилась на него во все глаза. Да уж… с момента нашей первой встречи Антей изменился столь разительно, что, пользуясь его оборотами, от того прежнего юноши уже совершенно ничего не осталось. И нельзя не признать, нынешний вариант привлекал меня на порядок больше. Наконец я обрела дар речи и немного ехидно уточнила:

– Так я тебе нравлюсь?

– Нет, – фыркнул Антей, – мне просто по каналу покататься было не с кем, а тут подвернулась несносная кудрявая девчонка. Перестань молоть ерунду и расскажи мне лучше подробнее о деле, вынуждающем тебя покинуть столицу.

Я улыбнулась и рассказала. Потом спутник поведал новости про свою кузину, потом я… Короче, когда наша лодка мягко коснулась причала у его бывшего, а моего нынешнего дома, уже полностью стемнело.

Антей привязал наше суденышко, помог мне вылезти, и, не отпуская рук, мы поднялись на парадное крыльцо и остановились там, глядя друг на друга.

– Не хочешь зайти? – неуверенно предложила я. – Я приготовлю нам ужин.

– Ужин – это хорошо, – согласился кавалер, удивительно нежно сгребая меня в охапку. – Но что-то подсказывает мне, что с ним придется немного подождать.

Перед тем как поцеловать его, я зачем-то на мгновение вспомнила Георга. Но всего на мгновение.

Ввиду того что вечерние события развивались совершенно не по сценарию, запланированному мной при возвращении домой со станции, сборы пришлось перенести на утро, и уже целый час после пробуждения я резво сновала вверх и вниз по дому, сопровождаемая вездесущим, но весьма недовольным привидением. Основной же причиной его недовольства был именно сбой в вездесущности: вернувшись домой после ночного отсутствия, мсье Генри обнаружил в холле покидающего особняк Антея и понял, что умудрился-таки пропустить самое интересное.

Теперь призрак неотступно следовал за мной по пятам, изо всех сил стараясь наверстать упущенное. Я же холодно игнорировала град сыплющихся на меня вопросов и примерно раз в дюжину минут совершенно будничным тоном информировала своего излишне любопытного соседа, что мое воистину ангельское терпение отнюдь не так беспредельно, как ему по наивности кажется. Услышав подобную тираду раз в пятый, мсье Генри вздохнул и признал свое поражение.

– Хорошо, я все понял. Но поскольку именно мне предстоит в твое отсутствие общаться с толпой разочарованных временной недоступностью детектива клиентов, то я считаю, с твоей стороны было бы очень разумно поставить меня в известность касательно длительности этого самого отсутствия. И вообще, скажи, в конце концов, куда тебя несет, – не сдержавшись, недовольно потребовал призрак.

В качестве жеста доброй воли я решила ему уступить.

– Ваша формулировка немного хромает. Меня никуда не несет, я просто в рабочем порядке направляюсь в сторону Йерра по следам пропавшего Ральфа Пуррье. Что же касается предполагаемых сроков отсутствия на рабочем месте, то вряд ли оно продлится более полудюжины дней. Теперь вы удовлетворены, мсье? – В качестве завершающей точки я церемонно поклонилась.

– Более чем, – поддержал мсье Генри предложенный тон. – Смею заверить, что без вас в доме не случится ничего непредусмотрительного.

Не сдержавшись, я весело фыркнула, и через секунду мы с привидением уже хохотали в полный голос. После того как основной запал сошел на нет, я пригладила волосы и попросила:

– Теперь, если вы позволите, я хотела бы закончить сборы в дорогу. Они и так весьма затянулись.

В этот момент почтовый ящик, предназначенный для переправки более объемных вещей, нежели письма, загудел, сообщая о приходе посылки. Столь удобным, но, увы, весьма дорогим способом я пользовалась только в исключительных случаях.

– О, – заметила я, сбегая вниз по лестнице, – а вот и последняя, самая важная часть моего багажа.

– Что это? – поинтересовался призрак, озадаченно взирая на небольшой, примерно с литр, бочонок, который я бережно прижимала к груди.

– Это, – пояснила я, поглаживая полированное до блеска дерево, – взятка должностному лицу, находящемуся при исполнении служебных обязанностей. – Увидев по лицу привидения, что моих объяснений оказалось недостаточно, я вздохнула. – Дело в том, что мне придется разговорить гнома, а способа лучше, чем изготовленная его собратьями в горах наливка семилетней выдержки, я не придумала. Вчера вечером я отправила в Льон, лучшему другу моего брата письмо, и вот результат.

– А клиент давал разрешение на подобные расходы? – искоса на меня взглянув, уточнил собеседник.

По его тону я поняла, что стоимость этого багажа призраку прекрасно известна и юлить нет смысла.

– Ну… во-первых, я приобрела наливку по себестоимости, а во-вторых, в счет я включу лишь пятьдесят процентов от этой суммы, поскольку питаю виды на половину содержимого данного сосуда.

Разом перестав полагаться на свои способности в левитации, я нагнулась и с преувеличенной осторожностью упаковала бочонок в дорожную сумку с вещами первой необходимости. Одним из радующих меня моментов было отсутствие надобности тащить с собой дорожный паек, поскольку цены на еду в провинции существенно отличались от столичных и даже здоровое трехразовое питание в придорожных тавернах не могло оказать сколь-либо значительное воздействие на состояние моего счета.

Остановившись, я огляделась по сторонам. Похоже, ничего важного не забыла.

– Значит, пора в дорогу, – не вполне решительно заметила я, подняла с пола сумку и, закинув ее на плечо, направилась вверх по лестнице на крышу.

– Айлия, – неожиданно окликнул меня призрак, о присутствии которого я уже успела забыть и теперь чуть вздрогнула от неожиданности. – Счастливого пути… и будь осторожна.

Получив несколько неожиданное напутствие от обычно ворчливого и недовольного соседа, я ощутила прилив боевого духа и, более не мешкая, выбралась на крышу. Ярко светившее солнце явно свидетельствовало, что рассвет давно миновал и, если я хочу до вечера оглядеть хоть какую-то часть тракта, мне стоит перейти к боевым действиям. Что я, собственно, и проделала.

В результате уже через тройку дюжин минут мой скурр на приличной скорости пересек городскую черту. Сумку с вещами я надежно прикрепила снизу доски, дабы ничто не мешало мне вальяжно, со всеми возможными удобствами устроившись сверху, обозревать окрестности с высоты полета. Причем высота регулировалась, как несложно догадаться, лишь сиюминутными желаниями.

Довольно быстро обнаружилось, что дело обстоит не вполне лучезарным образом. Движение в пригороде столицы даже в столь неурочный час оказалось весьма оживленным, и примерно каждые семь минут мне приходилось спускаться практически к земле и убеждаться, что очередной встреченный на пути фургон не имеет никакого отношения к перевозке ихтиандров по маршруту Тенет-Льон. Проявив редкие чудеса сообразительности, я с некоторым опозданием поняла, что стоило бы настойчивее поинтересоваться на вокзале, как именно выглядит нужная мне повозка. Конечно, я еще не настолько удалилась от города, чтобы не могла вернуться и это выяснить, но природная жадность не позволила мне терять пару часов на полеты туда-сюда, и путь продолжался.

Через несколько минут в мою голову прокралась еще одна светлая мысль, и, увидев очередной встречный фургон, я с энтузиазмом взялась за ее воплощение.

После того как мой скурр оказался на уровне сиденья возницы, я отрегулировала его полет на спокойное скольжение рядом с повозкой и обратилась к невозмутимо восседающему на облучке хмурому мужчине:

– Доброго вам дня. Вас не очень затруднит ответить на один вопрос?

После нескольких секунд молчания, в процессе которых, видимо, потенциальный собеседник проводил осмысление услышанного, возница на мгновение повернул ко мне голову, моргнул и поинтересовался:

– Чего?

Понятно, изначально стиль общения был выбран категорически неверно. Осознав свою ошибку, я залезла в карман, достала оттуда монетку и кинула ее мужчине. Тот на удивление ловко ее сграбастал и удостоил меня чуть более заинтересованного:

– Чего?

– Я ищу повозку, управляемую гномом. Не встречали?

– Кем? – продемонстрировал собеседник богатый словарный запас.

– Гномом, – терпеливо повторила я. – А в пассажирах у него ихтиандры.

– Кто? – прозвучало ожидаемое.

– То есть вы их не встречали?

– Нет, – помотал головой возница и, засунув руку в карман, порадовал меня длинной тирадой: – Но денег не отдам.

– До свидания, спасибо за помощь, – вздохнула я и, не задерживаясь более, взмыла в небеса.

Да уж, идея пообщаться с народом оказалась крайне плодотворной, нечего сказать. Придется справляться самой. Приняв этот несколько удручающий факт как данность, я расправила плечи и полетела вперед, пристально вглядываясь в расстилающуюся подо мной действительность.

Как уже неоднократно упоминалось, колонизация Мэйншора беглыми преступниками проходила вдоль побережья, и именно там располагались все крупные города, окруженные многочисленными деревнями и фермами. В отличие от них Теннет начали строить целенаправленно как столицу, соответственно и все население принадлежало к совершенно конкретному слою, а для образования деревень не было ни времени, ни возможностей. Не находилось среди жителей города любителей копаться в грядках, пестуя помидоры с кабачками, или принимать роды у кроликов с их последующим забиванием. Но, несмотря ни на что, несколько ферм организовать все же пришлось, поскольку получать на завтрак свежие яйца, а на ужин аппетитно зажаренных кабанчиков членам правительства хотелось. И именно между вышеуказанными фермами и столичным рынком сновали все встреченные мною фургоны, заставляя то и дело спускаться к земле.

Когда же я миновала последнее из работающих на благо столичных желудков поселений, трафик на дороге резко закончился и подо мной раскинулись не тронутые человеком просторы, лес тянулся во все стороны, прерываемый лишь тонкой ленточкой дороги и очень на нее похожей ленточкой Каппы, змеящейся среди холмов и то и дело блестящей на солнце по левую руку от меня.

Долгое время мне не попадалось ни одного фургона, но затем парочка все же повстречалась. Памятуя о неудачном опыте общения даже с жителями пригородов Теннета, приставать с расспросами к обитателям провинций я не стала, лишь спустилась на высоту, необходимую для того, чтобы убедиться, что высокий худощавый мужчина и следующий далее коллега по цеху, более всего напоминающий винную бочку, гномами ну никак не являются, и полетела дальше.

Достаточно долгое время ничего интересного не наблюдалось и в помине. Я, позевывая от скуки, летела над дорогой, следя, как солнце сползает налево в лес. Несмотря на то что я давно спеклась под его лучами, а встречающиеся то и дело лесные озерца манили к себе прохладой зеркальной глади, на которой живописно расположились ярко-оранжевые кувшинки, приходилось уныло лететь вперед. Существовал минимальный, но все же шанс пропустить нужный фургон, изображая из себя расшалившегося оцелота. Хорошо Фарьке, он-то может плескаться в свое удовольствие… Возможно, оцелот прав, и я совершила ошибку, перебравшись в столицу? Хотя, с другой стороны, вряд ли мне позволили бы открыть детективное агентство непосредственно в Ауири, так что выбора никакого не было, и ручной зверь зря на меня дуется который месяц кряду.

За такими конструктивными размышлениями время летело почти незаметно, и наступил момент, когда однообразие пейзажа наконец сменилось первой из деревень, разбросанных неподалеку от развилки дорог между Йерром и Кохинором. В лучах заходящего солнца я безошибочно вычислила постоялый двор и пошла на снижение.

Рассудив, что вряд ли нужный фургон проедет мимо, не сделав остановки хотя бы на дюжину минут, я заказала себе пару простых деревенских блюд и в процессе их поглощения расспросила оказавшуюся на удивление разговорчивой хозяйку. Та поведала мне, что интересующая меня повозка ей хорошо знакома, но последний раз она проезжала достаточно давно, так что фургону пора бы уже и вернуться. Но, несмотря на мою робкую надежду, выяснилось, что останавливается на ночлег гном не здесь, а в деревне южнее, милях в десяти отсюда. Поняв, что если я не хочу блуждать в сумерках, то следует поторопиться, я скоренько закончила ужин, поблагодарила хозяйку и, расплатившись, взмыла в небеса. Следующая деревня обнаружилась быстро, хотя и не без проблем. Вернее, я чуть было не пролетела мимо, но затем до меня дошло, что, вполне возможно, моей целью являются именно эти полдюжины домов. Так и оказалось. Только вот фургона в ней не оказалось, и я, чувствуя близость цели, направилась дальше.

Как там говорится? Кто ищет, тот всегда найдет? Могу подтвердить со всей ответственностью. Миль через двадцать я увидела странного вида повозку и, почти на все сто процентов уверенная в успехе, ринулась вниз. Так и есть – за рычагом управления сидел самый настоящий гном весьма сурового вида.

Но дальнейшие события развивались по несколько неожиданному сценарию: не успела я, радостно улыбаясь, оказаться на расстоянии, годившемся для приветственного слова, как возница неожиданно поднял левую руку, взмахнул ею, и… я кубарем полетела вниз, на землю. Преодолевая отделявшие меня от дороги несколько ярдов, я только и успела подумать, что мой новый знакомый отличается редкостным дружелюбием и гостеприимством. Впрочем, как и остальные его сородичи.

Глава 5

В которой героиня находит-таки общий язык с гномом, правда, не без ущерба для здоровья, а затем узнает, что пропавший юноша совершил очень большую глупость


Следующей осознанной мыслью, посетившей мою многострадальную голову, было: «Как-то вокруг подозрительно темно». Приподнявшись на локте, я застонала и ухватилась второй рукой за затылок. Осторожное, но скрупулезное ощупывание показало, что никаких видимых повреждений нет, и это, несмотря на весьма неважное общее самочувствие, придало мне некоторый заряд бодрости. Стеная и охая, я поднялась на ноги, кое-как соорудила себе волшебное освещение и, оглядевшись по сторонам, обнаружила валяющийся в придорожных кустах скурр.

– Бочонок!!! – воскликнула я и опрометью бросилась к своему багажу. На удивление, все имущество оказалось совершенно целым, видимо, доска с сумкой упали прямиком в пышно цветущий куст, основательно смягчивший их приземление. Мне повезло гораздо меньше – я сверзилась непосредственно на дорогу, хорошо утрамбованную многочисленными повозками, проезжающими по ней много лет подряд. Хм… пожалуй, не стоит рассказывать подробности этого эпизода Зенедину, иначе придется отвечать на вполне резонный вопрос: а куда же улетучились все тщательно выпестованные им знания в области самолевитации. Боюсь, дракон не забудет напомнить мне, что в пору, когда я, учась в Академии магии, оказалась в гораздо более критической ситуации, мои действия отличались некоторой разумностью, чего никак не скажешь про историю на тракте. И все оправдания, которые я буду лепетать, а мне есть что сказать, не возымеют ни малейшего эффекта. Зенедин презрительно сморщит кожаный нос и напомнит мне, что я не на загородную прогулку собралась, и, отучившись даже два курса в столь высокочтимом учебном заведении, неплохо бы помнить, что хоть магия гномов проста и примитивна, но владеют ею они в совершенстве. Кроме того, по природе своей горный народ ответствен, а также весьма и весьма подозрителен, особенно при выполнении работы, за которую платят живыми деньгами, и совершенно неудивительно, что при попытке резко приблизиться к фургону я получила щелчок по носу.

– Да, вы, как всегда, правы, – огрызнулась я, забыв, что никакого дракона рядом нет и в помине. Затем вернулась к реальности, взгромоздилась на скурр и констатировала: – Неприятность эту мы переживем. Кости целы, бочонок цел, значит, ничего еще не потеряно. Полетели восстанавливать мир со старым гномом.

Судя по тому, что, когда я очнулась, никакой повозки уже не было в пределах видимости, провалялась без чувств я довольно долго. Это предположение также косвенно подтверждалось тем, что и стемнеть за это время успело почти полностью. Соответственно, суровый проводник и тщательно охраняемые им подопечные уже должны были достигнуть окраины деревни и в недалеком будущем уютно расположатся за ужином в трактире при гостинице. Здравый смысл подсказывал, что именно в этот момент мне и стоит появиться на сцене. Тогда гном хоть немного расслабится от тепла, уюта и горячей пищи и, стоит надеяться, окажется более разговорчивым, хотя так можно охарактеризовать практически любое его состояние. Все лучше, чем неожиданное магическое нападение, пусть и считаемое гномом за оборону. Сориентировавшись в пространстве, я не торопясь взлетела в воздух и двинулась в том направлении, откуда не столь давно прилетела.

Мое размеренное путешествие привело меня к цели, и я с удовлетворением убедилась, что предсказала развитие событий совершенно правильно. Пустая повозка мирно стояла у околицы, а в самом большом доме деревушки горел свет и слышался шум. После недолгих колебаний я решила, что спасаться бегством из гостиницы мне вряд ли придется, и от греха подальше замаскировала скурр на раскидистом дереве, надеясь, что там он сможет переночевать почти в безопасности. Затем, в качестве превентивной меры, немного изменила свою внешность, дабы не оказаться вновь атакованной подозрительным выходцем с гор, и, прихватив с собой сумку, в которой мирно лежал бочонок с настойкой, зашагала в сторону трактира.

Обстановка внутри в точности соответствовала моим ожиданиям: довольно большое, почти на весь первый этаж, помещение по всему периметру стен было обшито неумело отполированным деревом. Деревянный пол, старательно вымытый, но с не оттертыми полностью пятнами от красного вина и темного пива, несколько столов, застеленных неопределенного цвета скатертями, вдоль столов мягкие скамейки с мягкими же спинками. И на удивление хорошее освещение светлячковыми лампами. На комфорте посетителей здесь явно не экономили, оно и понятно – на тракте довольно большая конкуренция, и если не можешь взять фешенебельностью обстановки, нужно искать другие способы привлечения клиентуры.

За накрытыми столами сидело около дюжины посетителей, весьма похожих друг на друга, – так называемый средний класс, у которого нет денег на иной способ путешествия, кроме фургонов. Чисто, но недорого одетые, с явным удовольствием поглощающие нехитрую стряпню и чуть свысока поглядывающие на соседа, заказавшего более дешевое блюдо.

Мой будущий собеседник обнаружился в дальнем углу залы, в обществе зажаренной целиком дикой утки. С завидным аппетитом он дочиста обгладывал косточки и кидал их в живописную кучку на середине стола. На многострадальной скатерти от этой самой кучки уже расплывалось жирное пятно весьма неаккуратного вида. Время от времени гном шумно прихлебывал из стоящего перед ним глиняного кувшина и после каждого глотка бдительно оглядывал комнату.

После полного уяснения диспозиции я подошла к стойке, за которой возвышалась не в меру полная женщина, по-хозяйски скрестившая руки на груди. В результате нашей краткой беседы я отошла в тот же угол, где расположился гном, и уселась за соседний стол в ожидании своего заказа. Поскольку я не так давно ела, то сильно шиковать не стала, и вскоре тарелка овощного салата с чуть подкопченным домашним сыром уже стояла передо мной, а сбоку дымился чайник, источающий умопомрачительный аромат лесных трав. Этот напиток был выбран мной по настойчивой рекомендации хозяйки трактира, и, едва сделав первый глоток, я с превеликим удовольствием признала ее правоту. Чай оказался сладким, с насыщенным вкусом и легкими нотками кислинки. Почти залпом выпив первую кружку, я притормозила и принялась за салат. Да уж… похоже, я сильно ошиблась, обозвав местную кухню «нехитрой». Ничего вкуснее мне еще не доводилось пробовать. Хотя, возможно, некоторую роль в моих оценках сыграл день, проведенный на свежем воздухе, и, как следствие, отменный аппетит даже при невиданной для меня частоте потребления пищи. Как бы то ни было, я, не отвлекаясь на внешние раздражители, поглотила почти половину салата и лишь тогда вспомнила, зачем здесь нахожусь. Быстро повернув голову, я обнаружила, что гном расправился уже с большей частью утки и двумя кувшинами выпивки. Что ж, мне это было только на руку.

Пододвинув к себе один из двух принесенных хозяйкой пустых стаканов, я наклонилась, достала из сумки, мирно расположившейся под скамьей, бочонок и раскупорила его. Едва первые капли настойки упали в стакан, как мой сосед явно забеспокоился. Сначала гном поднял левую бровь, потом потянул носом воздух, затем зашевелилась его спутанная борода, вся сплошь в бренных останках утки, и, в конце концов все его тело, словно непроизвольно, повернулось в мою сторону. Удовлетворенная результатом, я лукаво улыбнулась и протянула ему стакан.

– Не желаете присоединиться?

Не удостоив столь щедрое предложение ответом, гном проявил неожиданную для его возраста и комплекции резвость: вскочил со своего места, одним движением переместил обглоданный скелет утки на мой столик и, ухватив в каждую руку по кувшину, плюхнулся напротив.

– Прошу вас, угощайтесь, – пододвинула я к нему стакан.

Не дожидаясь, пока я налью себе, будущий собутыльник сделал впечатляющих размеров глоток, и на его, как правило, совершенно невозмутимом лице проступило выражение абсолютного блаженства.

– Дратр, – буркнул он.

Я повторила его маневр с настойкой, показывая, что тоже не лыком шита, и, довольно облизнувшись, соизволила сообщить:

– Айлия.

– Где ты взяла этот напиток?

Да, узнаю типичную манеру гномов общаться. Ни тебе спасибо, ни здравствуй… И это еще после нескольких пинт пива.

– Мой друг прислал из Льона.

– В Льоне его не производят, – отрезал собеседник.

Понятно… придется дать полный отчет, иначе гномью природную подозрительность не усыпить.

– Дело в том, – начала я, – что у меня есть хороший друг, торгующий самыми разнообразными напитками из всех частей страны на Льонском рынке, а у него давние связи с гномами, живущими в Драконьих горах…

Часа через два алкоголь сделал свое дело, гном, разобравшись с уткой, заказал себе форель, не забыв при этом ворчливо добавить: «Чтоб рыбина была прямо из реки», и принялся развлекать меня рассказами о перипетиях своей нелегкой жизни в обществе людей. Не слишком вслушиваясь в подробности, я старательно сворачивала разговор к его настоящей работе.

– Наверно, вы очень ответственно относитесь к своим обязанностям, ведь в пути все пассажиры целиком зависят от вас, и, случись что, вам придется отвечать и компенсировать полученный ущерб.

– Еще чего, – махнул рукой Дратр. – Мое дело везти их по дороге и охранять от внешних неприятностей, а если у кого опилки в голове вместо мозгов, я тут совершенно ни при чем. Пока что ни разу претензий не было.

– А неприятности случались? – с неподдельным интересом уточнила я.

– Как без них. Кругом сплошные идиоты. – Тяжелый кулак с силой опустился на стол, и посуда, подпрыгнув, жалобно звякнула. – Вот один раз, зимой дело было, задумала одна глупая курица камин у себя в номере затопить, романтики ей захотелось. Затопила, заслонку закрыла и спать улеглась. И не проснулась, представляете, какая неожиданность! Или, пару месяцев назад, остановились мы в городке на горе, что на развилке, чуть дальше по южной дороге, знаешь? – Не желая прерывать рассказчика, я просто кивнула. Удовлетворившись этим, гном продолжал: – Высадил я, значит, пассажиров, разместил, в трактир на ужин отвел. Ну и сам в уголке пристроился, отдохнуть после пути. Поначалу все как обычно шло, пассажиры желали выпить и пообщаться на сон грядущий. Ну я посидел немного для надежности и спать отправился. А утром, на тебе, сюрприз, да еще какой. Один рыжий мужик спьяну вообразил о себе невесть что и поспорил с тамошним жителем, что спустится в бочке по ихнему водопаду. А водопад в городке не зародыш какой-то, вполне основательный, полноценный водопад. Ну спуститься-то он спустился… Но больше уже никогда ни с кем не поспорит. И вот скажи, как я могу нести ответственность за таких безголовых. Нет, мне неприятности не нужны, я, когда устраивался на работу, так сразу и сказал, мое дело…

Тут до моего ума, несколько затуманенного бальзамом, который я поглощала наравне с опытным гномом, дошел смысл услышанного. Конечно, Ральфа вряд ли можно было назвать мужиком, но проверить стоило. Наклонившись, я достала из сумки пластинку с изображением своей пропажи.

– Что это? – Не отягощенный воспитанием, зато любопытный, гном выхватил ее у меня из рук и уставился, щуря глаза. Через мгновение его густые брови удивленно поползли вверх. – Ба! Да это тот самый псих с водопада. А откуда у тебя его изображение? – Он с вновь появившимся подозрением уставился на меня. – Кто ты вообще такая? Одинокие путницы на этой дороге никогда не появляются.

Придется сознаваться. Опустив голову, я прошептала обратное заклинание и вернула себе настоящую внешность. Не успели мои глаза встретиться с глазами Дратра, как он взревел:

– Так и знал! Ты шпионка!

И гномы еще удивляются своей репутации и отсутствию толп людей, желающих вступить с ними в близкий контакт… Прошептав заклинание, рассеивающее внимание, я с максимально возможной скоростью покинула помещение и поспешила к своему скурру, опрометчиво запрятанному далеко от гостиницы. Убедившись же, что преследовать меня никто не собирается, запрыгнула на доску и, привычно соорудив персональную луну, полетела к упомянутому гномом городку на вершине холма.

К счастью, мне быстро удалось отыскать гостиницу со свободными местами, и, оплатив весьма недорогой, без претензий номер, я завалилась спать, благоразумно посчитав, что подумать обо всем происшедшем можно и наутро.

Правда, утро меня не слишком порадовало, и основной причиной были последствия вчерашнего потребления бальзама в немного превосходящих стандартные количествах. Нет, не могу сказать, что я плохо себя чувствовала, до такой степени алкоголь никогда на меня не действовал, просто полной ясности в голове не ощущалось, а она была мне крайне необходима. Зевая во весь рот и вздыхая, я кое-как умылась, спустилась вниз и потребовала большую чашку кофе. И чем скорее, тем лучше.

После того как половина принесенного кофе попала ко мне в желудок, а лишь немногим позже и в кровь, жить стало легче, я в последний раз зевнула и заказала себе полноценный завтрак. Буквально через дюжину минут передо мной дымилась весьма аппетитного вида яичница с колбасой и поджаристыми гренками. Плотоядно улыбнувшись, я взяла вилку и с энтузиазмом принялась за дело. В процессе еды я не забывала размышлять, благо было о чем. Хотя с первого взгляда дело выглядело закрытым – вечером гном Дратр вполне определенно рассказал мне о печальной судьбе Ральфа Пуррье, и, теоретически, я могла вернуться в Теннет и написать клиентам отчет о проделанной работе. Но было несколько моментов, мешающих мне это предпринять. Главным из них являлось лично мной составленное представление о пропавшем юноше. Я читала его письма, разговаривала с семьей, с друзьями, даже с бывшей девушкой. И в голове совершенно не укладывалось, что этот серьезный, уверенный в себе и по прямой идущий к намеченной цели человек погиб по собственной глупости. Хотя Зенедин часто повторял, что в мире много неожиданного и даже непостижимого. Второй причиной, по которой я не собиралась прямо сейчас лететь обратно, стало неожиданно появившееся желание тщательно все изучить, дабы не мямлить на каждый второй вопрос: «Я не знаю» – под пристальными взглядами родителей Ральфа. Если уж приносить весть о смерти сына, то будучи осведомленной обо всех возможных подробностях случившейся трагедии.

Придя к этой мысли, я дожевала и проглотила последний кусок завтрака, большим глотком прикончила кофе и подошла к стойке, дабы расплатиться и задать несколько вопросов. В результате краткой, но плодотворной беседы выяснилось, что повозки, следующие в столицу, чаще всего останавливались в гостинице под странным названием «Сонный лес». Хозяин немного посетовал на то, что столь выгодные клиенты ему редко попадаются, но затем глубокомысленно заметил, что зато гостиничное имущество целее, да и нервы вместе с ним, зарабатываемых же денег семье на жизнь и так вполне хватает, а излишек материальных благ еще никому на пользу не пошел. Жена сразу захочет новое платье, дети – каких-нибудь модных игрушек, а он – пару новых комнат пристроить. В результате все поругаются, и любым исходом большинство останется недовольно. Сочувственно покивав, я пополнила запас ненужных материальных благ хозяина и покинула гостиницу, предупредив, что, возможно, еще вернусь.

На улице ярко светило солнце, и, прищурившись, я оглядывала Каллирон. Бывать здесь мне доводилось несколько раз, но очень давно, и с тех пор многое изменилось. Раньше более напоминавший деревню, Каллирон разросся до состояния Ауири. Он действительно весь помещался на вершине огромного холма, и почти из любой точки открывался впечатляющий вид на расстилавшиеся окрест леса да луга. Улицы, пересекавшиеся под самыми разнообразными углами, представляли собой хорошо утрамбованную землю, ни о каких булыжных мостовых пока и речи не шло. Дома же, в подавляющем большинстве построенные из дерева, коего в окрестностях было в избытке, прекрасно гармонировали с мостовыми, составляя единый сельский ансамбль внутри городка.

В Каллироне кипела и бурлила жизнь. Кто-то сосредоточенно спешил по своим делам, но не настолько, дабы не остановиться и не купить у бойкой старушки пончик с яблоками, щедро посыпанный пудрой, кто-то подметал площадку перед домом, а кто-то и вовсе выгуливал довольных, откормленных гусей. Такая своеобразная провинциальная идиллия, не нарушаемая никакими треволнениями. Точнее, почти никакими, тут же мысленно поправила я себя, вспомнив про гибель Ральфа. Как и многие прохожие, не устояв перед ароматом пончиков, я купила парочку и заодно поинтересовалась у продавщицы месторасположением интересующей меня гостиницы. На редкость приветливо женщина объяснила мне дорогу в мельчайших подробностях, и, вонзив зубы во все еще теплое, нежное тесто, я пустилась в путь.

Вооруженная подробной инструкцией, до «Сонного леса» я добралась без всяких проблем и с интересом уставилась на гостиницу. Очень длинное, но всего двухэтажное здание оказалось почти полностью покрыто пышно цветущим вьюнком. Причем если слева бутоны были нежно-белого цвета, то правая сторона дома радовала глаз насыщенным красным оттенком. На лужайке перед крыльцом располагалось несколько плетеных столиков, за которыми завтракали немногочисленные постояльцы. Видимо, если какой-то фургон и останавливался на ночь в гостинице, то уже давно отправился восвояси. Что ж, мне это только на руку.

Провожаемая любопытными взглядами вкушающих пищу людей, я прошла внутрь и оказалась у затейливо отделанной стойки, за которой, с вышивкой в руках, восседала седовласая дородная дама, видимо, хозяйка гостиницы. Ее серые глаза внимательно осмотрели меня с макушки до кончиков каблуков, после чего, удовлетворенно кивнув, мадам осведомилась:

– Чем могу быть полезна?

В считанные секунды поменяв основную линию поведения, я достала из сумки удостоверение и протянула его собеседнице.

– Добрый день. Я Айлия Нуар, частный детектив из Теннета.

При этих словах глаза женщины чуть расширились, она немедленно отложила в сторону вышивку и, даже встав со стула, церемонно произнесла:

– Добро пожаловать в Каллирон. Позвольте представиться: мадам Дорантель Урриен, жена владельца гостиницы. А что занесло столичного детектива в наши края? Мы живем тихо и мирно, у нас ничего не происходит.

И куда подевалась вся величественность и еле уловимая надменность? При слове «Теннет» поведение собеседницы кардинально изменилось, она чуть ли не лебезила передо мной. Мысленно поморщившись, я уточнила:

– Так-таки и ничего?

Но никакого понимания в глазах мадам Дорантель не промелькнуло. Пришлось переходить к тяжелой артиллерии. Достав изображение Ральфа, я протянула его женщине и мягко поинтересовалась:

– Вам никогда не доводилось встречать этого мсье?

Едва взглянув на пластинку, собеседница сдавленно охнула, прижала пухлую руку к груди и тяжело опустилась обратно на свое кресло. Некоторое время она молча обмахивалась подобранной со стойки бумагой, затем взглянула на меня и пробормотала:

– Я так и знала, что эта история принесет неприятности. Вы пришли арестовать нас с мужем?

Еле удержавшись от смеха, я покачала головой.

– Честно говоря, пока я не вижу никаких на то причин.

– А мы ни в чем и не виноваты, – с чувством воскликнула мадам.

– Тогда вам совершенно нечего бояться, – резюмировала я и перешла к конструктивным предложениям. – Я бы хотела узнать подробности того происшествия, лучше всего прямо на месте. Это возможно?

Лицо женщины отразило некоторую задумчивость, затем совершенно неожиданно она заорала:

– Тимка, иди сюда.

Дабы отпустило заложенные уши, я тряхнула головой. Ну и голосина…

Достаточно быстро на зов появился вышеозначенный Тимка, оказавшийся подростком дюжины лет от роду.

– Да, мама. Ты звала? – едва войдя в холл, поинтересовался он.

Как будто зов его мамочки можно было с чем-то перепутать.

– Звала, – подтвердила строгая родительница. – Отведи мадемуазель к водопаду и расскажи ей про погибшего мсье. И смотри, без своих обычных штучек, – сурово закончила мадам Дорантель.

Честно говоря, последняя фраза меня несколько встревожила. Опытом общения с подростками с высоты своего возраста я совершенно не обладала и не знала, чего именно следует ожидать от подобного провожатого.

– Пойдемте, мадемуазель, – весело воскликнул Тимка, бросаясь к выходу. – Я вам все покажу.

Не слишком уверенно я двинулась следом. Оказавшись же на улице, осторожно уточнила у своего верткого спутника:

– Ты не возражаешь, если мы полетим на скурре, а не пойдем пешком?

– На скурре? Ух, ты, – радостно подпрыгнул мальчуган.

После краткого инструктажа по правилам безопасности мы взлетели и определились с направлением; вслед за тем, выждав пару минут, я перешла к делу.

– Скажи, Тимка, а откуда тебе известны подробности того происшествия? В городе судачили о нем на каждом углу?

Мгновенного ответа не последовало, и я почувствовала, как сидящий за моей спиной мальчик смущенно заерзал. Предположив, чем это могло быть вызвано, я ответила за него сама:

– Ты подсматривал? Не бойся, маме я ничего не расскажу, это не в моих интересах. Тем более что я сама в детстве еще и не такое творила. Понимаешь, я путешествовала с братом, бродячим торговцем, и время от времени мы с друзьями устраивали ночные набеги на палатки торговцев.

– Правда? – с восхищением поинтересовался мальчишка.

– Чистейшая. – Я усмехнулась и поведала ему парочку забавных историй, после которых Тимка полностью уверился в моей искренности.

– А вы точно маме не расскажете? – для надежности поинтересовался он и, увидев мой подтверждающий кивок, заговорил: – Я не подсматривал, это скучно. Когда у нас в гостинице останавливаются фургоны, я всегда немного гримируюсь и выхожу в общий зал в разгар веселья. Родители в суматохе ничего не замечают, и можно полночи просидеть вместе с гостями, слушая их рассказы обо всем на свете. Правда, – недовольно добавил он, – интересные истории попадаются редко, беседы обычно крутятся вокруг урожая. Но все равно интереснее, чем спать.

– С этим нельзя не согласиться, – фыркнула я. – Значит, в тот вечер ты, как обычно, оказался среди гостей?

– Угу. Сворачивайте по тропинке в лес, – распорядился Тимка.

Выполнив его указание, я обратила наконец внимание на внешний мир и совершенно ясно услышала шум водопада. Удивительно, но в прошлые визиты сюда Дэйв не сподобился показать мне местную достопримечательность, и увидеть массу падающей с обрыва воды мне предстояло впервые.

На некоторое время наша познавательная беседа прервалась, поскольку спутник вжился в роль штурмана и с энтузиазмом руководил нашим движением при подлете к нужной точке. К моему искреннему изумлению, мы каким-то чудом умудрились не заплутать в затейливом переплетении тропинок, просек и дорожек и выбрались из леса точно у сооруженного явно в экскурсионных целях деревянного настила на берегу реки. Спрыгнув на землю, я с некоторой поспешностью забралась на него и замерла в изумлении. Было от чего, кстати. Справа от меня неслась не слишком в этом месте разлившаяся, не более дюжины ярдов в ширину, Каппа, и выглядела она примерно так же, как под пещерой дракона: вместо воды взору представала сплошная масса белой пены, взбитой при встрече потока с многочисленными камнями. Но вот слева… Слева обнаружился обрыв, над которым висело облако из капель воды, ярко светившихся всеми цветами радуги на ослепительном солнце.

Настил, на котором стояли мы со спутником, примерно на ярд выходил за край обрыва, явно держась на заклинаниях. Тщательно проверив их прочность, я несколько неуверенно прошлась до конца и ахнула. Вся пусть и сравнительно небольшая масса воды падала с неописуемо огромной высоты. Становилось даже не совсем понятно, откуда в этой, по сути не холмистой, местности взялся столь впечатляющий обрыв. Озеро, в которое изливалась река, еле-еле различалось внизу, а столб брызг, казалось, поднимался вверх где-то на две дюжины ярдов. Некоторое время я молча изучала это зрелище, затем повернулась к Тимке и спросила:

– Ты хочешь убедить меня, что кто-то добровольно спрыгнул в этот водопад?

Мальчик открыл рот и что-то сказал. Не расслышав ни слова, я досадливо поморщилась и пробормотала нужное заклинание, в результате чего вокруг нас образовалось шумонепроницаемое поле. Тишина резко ударила по ушам.

– Что это? – испуганно воскликнул Тимка, прижав руки к голове.

– Ничего особенного, – лукаво улыбнулась я и пожала плечами. – Просто так несколько удобнее разговаривать, не находишь?

– Да. Класс, – оживился мой юный гид и, немного смутившись, спросил: – А на вашем скурре мы не могли бы спуститься вниз? Обычно мама этого не разрешает, но вы же, наверно, хотите все осмотреть.

– Безусловно, – сохраняя серьезный вид, кивнула я. – Но учти, во время спуска тебе надо очень крепко держаться за меня. Договорились?

– Я же не психованный самоубийца, – фыркнул мальчуган.

Притянув скурр, я на него уселась и, все же несколько беспокоясь, заставила Тимку расположиться спереди меня и крепко ухватила его одной рукой. Держа наготове левитационное заклятие, я двинулась вниз, к подножию водопада. В результате приземлились мы все же довольно далеко от озерца, поскольку на полпути я поняла, что неплохо бы еще обзавестись щитом от брызг, а творить его, летя рядом с массой стремящейся вниз воды, при всем своем опыте не рискнула. Береженому бес не страшен, как говорится.

Снизу водопад смотрелся еще более фантастично. Я стояла на берегу и, задрав голову, пялилась вверх, на низвергающиеся струи. Некоторое время Тимка находился рядом, но вскоре начал нетерпеливо ерзать, давая мне понять, что стоит переходить к делу. Оглядевшись по сторонам, я не обнаружила никакого подобия скамейки, видимо, подножие водопада и впрямь не было широко посещаемым местом, и, за неимением лучшего, предложила спутнику расположиться на скурре, после чего он послушно присел на зависшую над травой доску, при этом оживленно болтая ногами. Устроившись рядом, я заговорила:

– Ну что ж, рассказывай. В тот вечер ты, как обычно, дождался разгара веселья и присоединился к гостям, надеясь, что родители этого не заметят. Я правильно излагаю события?

– Угу, – кивнул подросток. – Спервоначалу все шло как обычно, гости выпивали, хвастались своими успехами, то и дело хлопали друг друга по плечу и извинялись перед немногочисленными женщинами за свое поведение. Те шутливо краснели и подставляли стремительно пустевшие кружки.

Да уж, излагает он неплохо. Явно не по возрасту. Интересно, так на нем сказывается постоянное общество проезжих?

– А что делал мсье Пуррье? – спросила я.

– Это кто? – недоуменно наморщил лоб Тимка. – А, тот псих, что утопился? Честно говоря, не знаю… До момента, когда спор разгорелся не на шутку, я его толком не замечал, мужик сидел на другом конце стола, а у нас он знаете какой длинный.

– То есть причину, из-за которой они поспорили, ты тоже не знаешь? – вздохнула я. Похоже, много информации Тимка мне не сообщит.

– А вот и знаю, – хвастливо приосанился собеседник. – Об этом потом всю ночь говорили не переставая. Ваш Пуррье сидел, уткнувшись носом в кружку, молчал-молчал, потом поднял голову, обвел всех сумасшедшим взглядом и сказал что-то вроде: «Вы все слабаки, тут нет ни одного нормального мужчины».

Я охнула и чуть на землю не свалилась. Если изложение Тимкой с чужих слов верно, а мне все же кажется, что оно несколько преувеличено, то не вполне понятно, каким образом после такого заявления Ральф еще до водопада добрался. По идее его тут же должны были завалить. Предполагаю все же, что, излагая ночные события, свидетели и любопытствующие несколько приукрасили действительность.

– Что же было потом? – Я протянула было руку чтобы по старой привычке сорвать травинку и пожевать ее для стимуляции мыслительного процесса, но вовремя вспомнила, что в настоящий момент имею дело с подростком и мне не стоит выходить из роли взрослой, серьезной волшебницы.

– Потом? Потом у этого психа вежливо поинтересовались, чем же он отличается от остальных. Ну, он в ответ заявил, что многим, и в первую очередь, тем, что не трус, и докажет это, спустившись в бочке по местному водопаду. В этот момент его похвальбу слушала уже вся гостиница, и некоторые пытались образумить этого пьянчугу, явно не сознающего, что он несет, но их здравый смысл потонул в восторженном реве других посетителей, предвкушавших неожиданное развлечение. Быстро обсудив подробности и достав у местного винных дел мастера крепкий бочонок, вся толпа резво двинулась к водопаду.

В этот момент в струе падающей воды показался внушительных размеров обломок дерева. Достигнув поверхности озера, он скрылся из виду и вновь всплыл лишь в том месте, где Каппа, вытекая из озерца, становилась рекой и продолжала свое путешествие по стране с Драконьих гор до самого Льона. Проследив глазами за обломком, Тимка повернулся ко мне и мрачно сообщил:

– Вот примерно то же самое произошло с тем идиотом. Под разного сорта напутствия он забрался в винную бочку, весело помахал всем собравшимся рукой и отпустил перила настила. Примерно через три ярда его средство передвижения перевернулось, и они расстались. Бочка, как вы только что видели, благополучно вынырнула у конца озера, а хвастуна больше никто не видел.

– То есть, – для надежности уточнила я, – тело так и не нашли.

– А его и не искали, – махнул рукой подросток в сторону озера. – Вы можете представить себе того, кто будет искать труп какого-то пьяного приезжего под самым водопадом, рискуя собственной жизнью? Да наверняка он внизу в камнях застрял, и его давно рыбы съели.

Ну, тут Тимка несколько погорячился. Какие еще рыбы – под самым водопадом! Кстати, стоит уточнить еще один интересный момент.

– Разве на дне озера много камней?

– Понятия не имею. – Собеседник пожал плечами, явно показывая, что его этот вопрос не слишком интересует. – Они же сверху сползают и падают, правда?

– Вероятно, – не могла не согласиться я. – Но бочка вынырнула целая, так?

– Так, – буркнул паренек, не слишком довольный тем, что я указала на слабое место в его утверждениях.

Пожалуй, стоит признать, что он не совсем не прав.

– Хотя, конечно, бочка не заныривает так глубоко, как человек, и могла просто не достать до камней.

Тимка заулыбался, и я, поняв, что мир восстановлен, предложила:

– Полетели домой? Тут вроде уже нечего делать.

– Да. И матери помочь надо. – Перекинув одну ногу через скурр, Тимка крепко обхватил меня руками и после небольшой паузы добавил: – Только вы не говорите, что мы вниз спускались, а то мне влетит по первое число.

– Не бойся, я тебя не выдам.

Вернувшись в гостиницу, я с удивлением выяснила, что отсутствовали мы довольно долгое время и дело катится уже почти к обеду, а мне еще хотелось пообщаться с мадам Дорантель. Как выяснилось, это желание было взаимным, потому что стоило нам переступить порог гостиницы, как она позвала меня в свой, точнее, мужнин кабинет. Прикрыв за нами массивную, не пропускающую звуков веселья дверь, она немного неуверенно начала:

– Мне кажется, вы ответственный и внушающий доверие человек…

– Безусловно, – решила поддержать я ее в этом весьма для меня полезном мнении. – Моя репутация как частного детектива совершенно безупречна.

Видимо, убедить собеседницу мне удалось, поскольку она, решительно тряхнув волосами, продолжила:

– Я так понимаю, вы увидитесь с родственниками погибшего?

– Непременно.

– А вы не смогли бы передать им его вещи? После трагической гибели несчастного юноши возница категорически отказался иметь какое-либо к ним отношение и оставил чемодан в номере, снятом покойным на ночь. – В голосе собеседницы слышалось явное раздражение, которое, впрочем, не шло ни в какое сравнение с эмоциями гнома после столь идиотской выходки вверенного его заботам пассажира.

– Конечно, я передам веши семье. Но почему же вы сами не попробовали отыскать родственников мсье Пуррье?

– Да потому что я только сейчас узнала, как его зовут! – со злостью воскликнула мадам. – Представляете, что за кретины работают на вокзале, даже не поинтересуются именами своих клиентов. А ведь у него мать есть, она все это время волновалась, наверно…

– Знаете, лучше уж волноваться, чем получить известие о столь нелепой смерти сына, – осторожно заметила я.

– И верно, – осеклась собеседница и, взглянув на часы, спохватилась. – Ох, обед скоро, мне на кухню пора. Так вы отвезете вещи? – Вытащив из-за дивана потрепанный чемодан, она протянула его мне.

Крепко ухватив добычу, я поинтересовалась:

– Мадам Дорантель, у вас есть свободная комната, в которой я могла бы отдохнуть и пообедать?

– А как же. В нашей гостинице всегда найдутся свободные места на любой вкус и кошелек, – заученно профессионально отреагировала хозяйка. Керрин вас проводит. – Выпустив меня в холл, она кликнула горничную и вручила ей ключ от полагающегося мне номера.

Оставшись наконец в одиночестве, я с довольным стоном раскинула руки и рухнула на мягкую, идеально застеленную кровать. Около двух дюжин минут я пролежала не шевелясь, с закрытыми глазами, чувствуя на коже прикосновение легких порывов ветра с юга и слушая щебетание птиц, свивших свое гнездо на крыше, неподалеку от моего нараспашку открытого окна. Но вскоре мое блаженное ничегонеделание и ниочемнедумание прервал приход Керрин с подносом, нагруженным благоухающими блюдами. Ловко накрыв стоящий перед окном столик, девушка удалилась, а я с не очень искренним недовольным ворчанием сползла с кровати и приступила к трапезе.

Вскоре на скатерти образовалась небольшая гора пустых, разве что не вылизанных начисто керамических мисок, на фоне сытого желудка и отдохнувшего тела природное любопытство расцвело пышным цветом, и, более не отвлекаясь по мелочам, я перешла непосредственно к чемодану Ральфа Пуррье. Как только я откинула не защищенную никакими вошедшими в моду приспособлениями крышку, стало совершенно очевидно, что ничего интересного я тут не обнаружу, но работа есть работа, и я, зевнув, приступила к тщательному изучению вещей погибшего. Действительно, ничего хоть сколько-нибудь существенного отыскать не удалось. Стандартный набор одежды и белья, зубная щетка, пара потертых полотенец, несколько книг, посвященных самым разным темам, пакет с недорогими сувенирами из столицы. Обычный багаж небогатого студента, направляющегося на лето домой. Сложив вещи обратно в чемодан, я закрыла крышку, подошла к окну и после недолгих колебаний залезла с ногами на подоконник. Этакая суррогатная замена полета на скурре под порывами ветра, лучшего катализатора моего мыслительного процесса. А подумать было о чем.

Итак, попробуем свести воедино все, что мне удалось выяснить к настоящему моменту. Подав документы об отчислении из Академии связей с общественностью, Ральф Пуррье написал родителям, что скоро выезжает, вероятно, в целях экономии денег съехал со снимаемой в течение года квартиры, причем куда он при этом дел вещи – тайна, покрытая мраком. Разобравшись таким образом с текущими делами в столице, мсье Пуррье-младший действительно отбыл в направлении отчего дома и, судя по косвенным признакам, находился при этом не в самом лучшем расположении духа. Почему иначе молодой человек стал бы сидеть весь вечер молча, уткнувшись в кружку с элем? Только вот я понятия не имела о причинах его плохого настроения, а следовало бы. Хотя непосредственного отношения к случившемуся в Каллироне перипетии жизни Ральфа не имеют. Юноша попросту напился и, оказавшись в непривычном ему окружении, не выдержал и захотел утереть собутыльникам нос. Получилось, прямо скажем, неудачно.

Повозившись на подоконнике, я спустила ноги на улицу. Плевать, что обо мне подумают прочие постояльцы, куда больше меня волновало, как именно я сообщу мадам и мсье Пуррье плохие новости. Да, дальше обманывать себя не было никакого смысла… похож этот поступок на нарисованный мной характер Ральфа или не похож, особого значения не имеет. Недавний студент погиб по собственной глупости, и мне придется сказать об этом его семье.

Тяжело вздохнув, я уставилась в пронзительно синее небо, словно надеясь, что там неожиданно появится добрый фей, который избавит меня от всех проблем. Но, естественно, ничего подобного не произошло, и, вздохнув для надежности еще раз, я перестала смущать население, забралась в комнату и занялась сборами в обратный путь. Но не успела сделать и пары шагов, как со стороны коридора раздался осторожный стук. Резко развернувшись на пятках, я крикнула:

– Войдите!

Створка двери, чуть слышно скрипнув, повернулась, и в комнату скользнула Керрин. Пройдя около ярда, горничная остановилась и, пробормотав: «Нет, не стоило мне приходить», попыталась покинуть помещение. Не тут-то было. Движением руки я захлопнула дверь, да еще стоящее сбоку кресло к ней придвинула для надежности. Очень медленно девушка повернулась ко мне с выражением такого ненаигранного ужаса в глазах, что мне на секунду стало ее жаль и захотелось немедленно разбаррикадировать дверь и выпустить из номера неожиданную посетительницу. Но вместо этого я мягко улыбнулась и пояснила:

– Понимаешь, я от природы создание очень любопытное и просто так никого не отпускаю. Лучше сообщи, зачем пришла. Ведь ты зачем-то пришла, я не ошибаюсь?

– Нет, – помотала головой Керрин, – не ошибаетесь. Но вряд ли вам будет интересно то, о чем я хотела рассказать.

– Давай присядем и проверим. – Я кивнула в сторону дивана, но никакой осмысленной реакции не последовало.

Мысленно сосчитав до двух дюжин, я выдохнула, отодвинула кресло и приоткрыла дверь.

– Силой тебя здесь никто держать не будет. Не хочешь общаться, уходи, препятствий нет.

Удивительно, но сработало. Мельком оглянувшись и убедившись, что дверь действительно открыта, горничная обрела уверенность, вздернула подбородок и, пройдя к окну, уселась в плетеное кресло.

– Я слышала, вы весьма интересуетесь подробностями смерти того симпатичного рыжего юноши?

Любопытно, об этом уже весь городок знает или пока только половина? Но вслух я своего недовольства местными сплетницами выражать не стала и ограничилась простым кивком.

– Да, интересуюсь. А у вас есть какая-то информация?

– Есть, – подтвердила Керрин и замолчала.

С непривычки меня это удивило, но затем я правильно истолковала смысл происходящего и, достав из сумки пять марок, протянула собеседнице.

– Вот, держи в качестве благодарности.

Выглядевшая не слишком счастливой и явно смущенной, девушка деньги все же взяла, и, засунув их поглубже в карман, заговорила:

– Я работаю в гостинице, а живу по соседству, так что в тот вечер, когда случилась трагедия, отсутствовала. Но утром, как обычно придя около шести часов, застала тут форменный бедлам. Хозяйка то норовила упасть в обморок, умудряясь при этом отмахиваться от хлопочущего вокруг нее врача, то вскакивала, полная сил, и принималась на всех орать. Хозяин же тихо сидел в сторонке, а завидев меня, подозвал к себе, кратко рассказал о случившемся и отправил в комнату погибшего, упаковать вещи и вообще убрать любые воспоминания о столь неудачном жильце. Подойдя к комнате, я услышала внутри шум и не рискнула заходить, а решила завернуть за угол и немного подождать. Вскоре дверь приоткрылась, в образовавшуюся щель осторожно выскользнула женщина, приехавшая на том же фургоне, что и покойный юноша, и скрылась в другом номере. Не очень понимая, что произошло на моих глазах, я выполнила указания хозяина, благо в комнате, занимаемой погибшим, с виду все было в полном порядке, а потом просто выбросила это странное происшествие из головы, рассудив, что не стоит добровольно лезть в историю, связанную со смертью.

– Почему же вы решили мне все рассказать? – поинтересовалась я.

Керрин смущенно поерзала в кресле.

– Прошло уже довольно много времени, и мне казалось, что эта история благополучно забылась, но тут появились вы, и я поняла, что больше просто не имею права скрывать имеющуюся у меня информацию, иначе я спать спокойно не смогу.

– Ну, уж… – протянула я. – Не стоит себя накручивать. Возможно, в вашем городке подобные происшествия редкость, но факт есть факт – люди умирают, и зачастую очень странно.

– Спасибо, – непонятно за что поблагодарила меня девушка и встала. – Я могу теперь идти?

– Не совсем, – коротким жестом остановила я ее. – Мне бы очень хотелось услышать, как именно выглядела женщина, вышедшая из номера.

Собеседница смешно наморщила небольшой носик.

– Вроде обычно. В длинном, до пят, махровом халате лилового цвета.

– Одежда меня не очень интересует, – прервала я модный экскурс. – Как вы понимаете, это очень ненадежная примета.

– Действительно, – коротко рассмеялась Керрин. – Что же до внешности, мне больше всего запомнились волосы. Светлые, очень длинные, спадали ниже пояса. Лицо я плохо помню, хотя когда я вечером провожала приехавших в комнаты, то заметила, что у нее слегка кривовата нижняя губа, словно там шрам какой…

– И все? – растерянно переспросила я. – Как же мне ее искать?

– Я вспомнила! – вдруг ликующе вскричала девушка. – У нее были длинные ногти странного зеленоватого цвета, да еще духи были чудные, я даже удивилась. Пахло то ли крабами, то ли корицей, очень необычный запах, но ей подходил. – Запнувшись, Керрин вдруг помрачнела. – Правда, вам ее все равно не найти… Зря я это затеяла.

– Совсем не зря, – отрезала я. – Вы, по крайней мере, попытались.

– Разве что, – не слишком оптимистично вздохнула собеседница.

После того как за ней щелкнул замок, я, оставшись одна, радостно воскликнула:

– Вот!

«Что вот? – тут же ворчливо переспросил зануда внутренний голос. – Что ты такого ценного узнала? Вроде Ральф живой и невредимый на пороге не объявился. И в чем же причина столь бурного ликования?»

Немного покопавшись в себе, я почему-то вслух, но зато совершенно честно ответила:

– Просто у меня появился вполне приемлемый повод не сообщать неприятную новость родителям, а несколько повременить с этим под более чем благовидным предлогом, да заодно еще и в Кохинор слетать, а там Розовое Солнце вместе с вероломным детективом Руаппи.

Победно улыбнувшись, я двинулась к двери.

Глава 6

В которой героиня сначала мокнет под дождем, затем разочаровывается в своих надеждах, оказывается на дне морском и под занавес не сложившегося дня теряет крупную сумму денег


Кохинор встретил меня обычным для города проливным дождем. Когда-то в колледже нам рассказывали, почему именно в этом районе страны столь неблагоприятный климат, но полученные тогда сведения из головы благополучно выветрились, и, подлетая к городу под защитой силового поля, я недовольно морщилась и ворчала:

– Вот дурочка наивная… думала по дороге рассветом полюбоваться, на – любуйся. Можно еще в интересную игру поиграть, называется «Я угадаю, где солнце, всего с дюжины попыток»… – Ну и далее в таком же духе.

Крайне позитивное поведение, нельзя не признать. Но остановиться я была не в силах, поскольку неприятности начались уже с вечера, когда я обнаружила, что дотемна никак не успеваю добраться до цели и мне придется искать ночлег в окрестных деревнях. Тут, как назло, этих самых деревень стало днем с огнем не сыскать, и мне ничего не оставалось, кроме как попросить приюта на небольшой ферме, на отшибе цивилизации. За сравнительно небольшую сумму меня накормили еле теплым, но очень жирным ужином и положили спать прямо на полу на втором этаже. Про отопление, естественно, и речи не было. Проворочавшись полночи, я все-таки умудрилась задремать, но уже через час сну пришел конец, и причиной этого послужило семейство фермера, дружно вставшее и вывалившее во двор на повседневную работу. Злая, как дюжина бесов, я выбралась из хм… постели, ополоснула лицо холодной водой, нашла в себе остатки вежливости, дабы поблагодарить хозяев за ночлег, и отправилась восвояси. Через полчаса полета на голодный желудок пошел дождь. До кучи, так сказать…

Совершенно очевидно, что, когда на горизонте появились серые от дождя ракушечные крыши Кохинора, никакой радости я не испытала, лишь откомментировала это событие чем-то вроде: «С каждым годом этот город становится все тоскливее, никакого прогресса. Пора срочно менять руководство».

Так… теперь меня еще и в политику понесло! Мне уже доводилось жаловаться Зенедину, не преисполнявшемуся, правда, сочувствия, что в связи с новой работой приходится быть в курсе всех свежих течений в городском правлении, поскольку моими клиентами становились люди, имеющие некоторое отношение к элите. Вот и в последний раз, словно подтверждая правило, дело, выглядевшее поначалу совершенно невинным: у семьи провинциалов сын пропал, – снова привело меня к общению с членами советов, будь они неладны.

Ох… резко остановившись в воздухе, я чуть с доски не свалилась. Дракон же велел мне тщательно проштудировать газеты, а я и не подумала последовать его наказу. Ладно, этим займемся по возвращении, сделав вид, что тщательно выполняем все инструкции. Хотя до сих пор такой номер никогда не проходил, но чем бес не шутит… Улыбнувшись при мысли, что мне, возможно, удастся провести оборотня, я обнаружила сразу две, точнее, даже три веши. Во-первых, дождь как-то незаметно закончился, и даже намек на солнце появился. Во-вторых, зрелище засиявших всеми цветами радуги крыш несколько улучшило мое настроение, а в-третьих, появление этих самых крыш означало, что я прибыла на место. Только вот забыв про одну немаловажную деталь. В Кохинор я прилетела в том числе для того, чтобы поставить на место Верна Руаппи, а пожилого детектива ни в коем случае не стоит недооценивать. То, что после неудавшейся попытки меня убить более никаких покушений не происходило, совсем не означает, что противник сдался и я могу спать спокойно, нет, отнюдь. Бывший компаньон, вероятно, вполне справедливо полагал, что я не столь беззащитна и приняла некоторые меры предосторожности, что, впрочем, так и было. Но вот в Кохиноре ситуация несколько поменялась, и рассекать на скурре в своем собственном облике не казалось хорошей идеей.

Резко развернув скурр, я вылетела за городскую черту, где спрятала доску в лесу, надежно защитив ее от сырости заклинанием, и немного поменяла внешность, превратившись в суровую блондинку, на дюжину лет себя старше. Предположительно, новый имидж призван был помочь мне завоевать доверие и не допускать никаких даже предположений о непорядочности. После того как в меру довольное отражение подмигнуло мне из зеркальца, я взяла сумку и зашагала к тракту, мысленно готовя себя к тому, что в ближайшие дни ходить придется много. Но, увы, тут ничего не поделаешь – в Кохиноре скурры являлись почти что раритетом, и столь открыто заявлять о прибытии молодой волшебницы было по меньшей мере глупо.

Не меньшей глупостью оказалась и прогулка по лесу сразу после дождя. Нет, все, на что падал взгляд, изумительно сияло в свете проглянувшего из-за облаков солнышка, умытые деревья пахли свежестью, цветы на полянке радовали глаз буйством красок, но это все чисто визуальные ощущения. А были еще и тактильные, а именно – вода, капающая на меня при каждом движении с тех веток и травинок, которых мне доводилось коснуться. В результате рейда я выбралась на дорогу насквозь мокрая, но, сообразив, что это к лучшему – ведь сухая одежда после дождя вызовет ненужные в моем положении подозрения, – несколько приободрилась и перестала обращать внимание на досадные мелочи, сосредоточившись на задаче достижения города. Путем обнаружения неторопливо ползущей по тракту повозки и установления полного взаимопонимания с ее возницей этот вопрос оказался быстро решен, я развалилась в тележке, рядом с грудой ящиков, полных свежих овощей, и уставилась в небо, где плотные серые тучи, одним своим видом создававшие мрачное настроение, постепенно сдавали позиции более оптимистичным белым, перистым облакам.

Похоже, мне удалось задремать, что, в сущности, после недавней ночи было совершенно неудивительно, и весь недолгий путь к городу прошел незамеченным. Заплатив за дорогу, я отправилась на поиски временной базы, сиречь гостиницы, пребывая в значительно более бодром расположении духа, нежели какой-то жалкий час назад. А всего-то – надоедливый дождь закончился и поспать дюжину минут удалось. Нехорошо так сильно реагировать на внешние факторы; волшебницам, пусть и с незаконченным образованием, это по рангу не положено.

Но, увы, ничто человеческое мне не чуждо, и со всей определенностью это подтвердилось еще примерно через час, когда я, вдоволь наплескавшись в пенной ванне и завернувшись в белоснежный махровый халат до пят, сидела у уставленного цветами распахнутого окна и плотно завтракала. Согласна, поедать на завтрак мясо – не слишком разумно, но я имела все основания полагать, что в следующий раз возможность перекусить может представиться не скоро.

Как бы там ни было, я пребывала в самом благостном расположении духа, и даже необходимость подумать о ближайших планах не испортила установившегося наконец хорошего настроения. В основном, конечно, это происходило потому, что, несмотря на скудность выданных горничной примет, я хорошо представляла себе, где и как искать шарящую на рассвете по чужим комнатам мадам. Если для Керрин, за всю жизнь наверняка и носа не казавшей с вершины холма, запах крабов с корицей был лишь неудачными духами, то я точно знала, о чем идет речь. Путешествуя с братом-торговцем, мне довелось столкнуться практически со всеми товарами, продаваемыми на рынках страны, в том числе и с излюбленной приправой ихтиандров, производимой ими из морских водорослей. Несмотря на небольшие количества приправы, дорогой она так и не стала, большей частью потому, что использовалась в основном для употребления с сырой рыбой, а любителей подобной экзотики пока что находилось не очень много. Сами посудите – дорогие, пользующиеся доверием рестораны мало кому по карману, а потреблять что-то сырое в средней руки забегаловке? Увольте. Еще одним краеугольным камнем моей теории служило описание ногтей женщины, полученное от той же горничной. Такой зеленый цвет был характерен для всех, часто имеющих дело с данной приправой, поэтому большинство поваров использовало перчатки, но, видимо, в данном случае природная лень оказалась сильнее желания сохранить руки в первозданном состоянии.

Соответственно, начало поисков казалось простым до банальности – отправиться на местный рынок и расспросить других торговцев, благо примет в моем распоряжении оказалось вполне достаточно. Встав со стула, я всласть потянулась, до хруста в спине, и, взглянув в зеркало, сказала себе:

– Вперед, на подвиги.

Куда, соответственно, и направилась.

Но в первом эпизоде, несмотря на мой на редкость боевой настрой, ничего героического меня не ждало. Выйдя на улицу, я покрутила головой в разные стороны, пожала плечами и, признав неизбежное, отправилась в ближайшую лавку за картой города. Конечно, опытному частному детективу полагалось с закрытыми глазами ориентироваться в любом крупном городе страны, но до подобной опытности мне было еще очень и очень далеко. Поэтому я предпочла изучать один из крупных городов при помощи гида.

В лавке я восхищенно застыла перед магической трехмерной проекционной картой, дающей заодно краткую справку об основных городских достопримечательностях, но, увы, платежеспособность моего нынешнего клиента находилась совсем не на том уровне, и пришлось поумерить аппетиты и ограничиться простым бумажным вариантом, обладающим весьма ограниченными волшебными свойствами. Собственно, кроме как для того, чтобы отобразить на карте нужный объект, показать нынешнее месторасположение и проложить маршрут, моя покупка больше ни на что не годилась. Но и то хлеб, так что, удобно свернув ее, дабы нужный фрагмент оказался у меня перед глазами, я изучила ближайшие несколько поворотов и отправилась в путь, увлеченно осматривая городской пейзаж. Не в карту же уткнувшись, по Кохинору ходить, в самом деле.

Без проблем добравшись до того, что местные гордо именовали рынком, я убедилась, что в нем за много лет к лучшему ничего не изменилось и мои воспоминания по-прежнему актуальны. Как и в Льоне, сие сооружение находилось в районе порта, но на этом сходство заканчивалось, так толком и не успев начаться. Три крытых, что в климате этого города являлось первейшей необходимостью, ряда, заполненных товарами с окрестных ферм, рыбный магазинчик и… и все. То есть вот совсем все.

Осторожно потянув носом и не учуяв никаких подозрительных запахов, я прошла через ворота с заметно покосившимися створками и оказалась в начале первого ряда. На ближайшем лотке в изумительном порядке возлежали перцы, переливающиеся всеми цветами от зеленого до красного. По одному взгляду на сухонького старичка, чьим товаром они являлись, я поняла, что он не тот, кто мне нужен для расспросов о местных завсегдатаях, и медленно двинулась дальше вдоль самых разнообразных овощей. Медленно не потому, что приходилось тщательно изучать ассортимент товаров и лица продавцов – это я была способна делать в несколько более динамичном режиме, – а из-за того, что совсем непросто оказалось продираться сквозь толпу людей, заинтересованных поиском более дешевых покупок. Интересно, как при весьма активном спросе рынок представляет собой настолько жалкое зрелище? Не в плане ассортимента, конечно, ассортимент-то как раз был на уровне. Но жалкие три ряда…

Как бы там ни было, на их преодоление я потратила довольно много времени, но ни лотка с приправой ихтиандров, ни женщины с кривой губой так и не обнаружила. В легкой растерянности повертев головой, я узрела рыбный магазинчик и отправилась туда в полной уверенности, что мои поиски сейчас подойдут к концу.

Ох… едва войдя в двери, я поняла, почему рыбу сослали за преграды стен. Аромат внутри магазинчика стоял такой, что я чуть было не выскочила обратно на свежий воздух, и плевать, пусть там даже ливень стеной вместе со шквальным ветром. Хотя тут я загнула, как раз сильными ветрами окрестности Кохинора похвастаться не особо могли. К счастью, я вовремя вспомнила о существовании в моем распоряжении такой вещи, как магия, задержала дыхание и прошептала нужное заклинание, разом лишившее мой нос какой-либо пользы. Результат сказался незамедлительно, и, жадно вдохнув, я огляделась. Вокруг на кучах колотого льда лежали свежепойманные рыбины всех форм, цветов и размеров, крабы, омары, каракатицы. А в дальнем углу действительно обнаружился лоток с приправами, к которому я немедленно и направилась. Но вот, увы, никакой средних лет светловолосой женщины тут не нашлось, рядом с батареей стеклянных мисок восседала упитанная старушка со спицами в руках и сосредоточенно вязала. При моем приближении она отложила рукоделие и уставилась на потенциальную покупательницу, забавно сощурив глаза.

– День добрый. Что ищете? У меня есть всевозможные приправы для самых разных видов рыбы, в том числе и весьма редкие. Вот сегодня с утра поступили свежие порции душистого горного перца и гринии. Не желаете немного?

– Простите, но я ищу одну женщину. Мне сказали, что она тут работала, такая, среднего возраста, с кривой губой. Вроде как она продавала на рынке каньолу. Вы не знаете, где ее найти?

– А зачем она вам? – недовольно отозвалась собеседница. – Каньолу вы вполне можете приобрести и у меня.

Судя по реакции старушки, разыскиваемую мной даму она знала и недолюбливала. А значит, вполне может захотеть устроить ей неприятности.

– Дело в том, что эта мадам задолжала моей знакомой, и та, узнав, что я еду в Кохинор, попросила меня взыскать давний долг.

Губы у продавщицы специй поджались.

– Забудьте как страшный сон, никаких денег от этой дамочки вам вовек не получить, хорошо хоть свои сохраните.

– Да? – изобразила я на лице явную заинтересованность, что, впрочем, вполне соответствовало действительности. – А если не секрет, откуда такое мнение? На чем оно основано?

– Не секрет, что уж тут секретничать, когда весь рынок об этой истории только и говорит. – Бабулька уселась поудобнее и с блеском в глазах приступила к рассказу: – На самом деле я тут временно сижу, пока замену Вейде не нашли. Я бы в жизни не согласилась на подобное место, но меня Ренье попросил, он внучатый племянник младшей Анни, а ей я отказать никак не могу, потому как ее брат, Георг…

– Стоп, стоп, – умоляюще взмахнула я рукой, – я уже запуталась. Пока поняла только, что задолжавшую денег женщину зовут Вейда, до недавнего времени она здесь работала, а теперь на ее месте временно сидите вы, так?

– Точнехонько, – несколько раздосадованно подтвердила прерванная на середине мысли собеседница. – Вейда Торн зовут эту бесстыдницу. У нас отродясь ничего подобного не случалось, с тех самых пор как старый глава совета ленточку на воротах рынка перерезал. Правда, после этого он довольно быстро в могилу сошел, в ту зиму болезни на всех навалились, а личный лекарь тоже слег, вот и случилась незадача. Хотя поначалу всем казалось…

Пришлось повторить маневр со взмахом руки, поскольку иначе старушка так и норовила погрязнуть в воспоминаниях о различных мелочах.

– Так что же конкретно натворила мадам Торн? – чуть повысив голос для убедительности, уточнила я.

– Я к этому и веду, – тут же сообщили мне. – Чуть больше месяца назад одна покупательница, упаковывая специи, обронила у лотка крупную купюру, а когда обнаружила пропажу и вернулась, ее уже не было, а эта прохиндейка, Вейда, делала невинные глаза и говорила, что не видела никаких денег.

Ох… история вполне в духе такой вот бабушки-сплетницы, причем вопросов она порождает больше, чем дает ответов.

– Но как женщина определила, что обронила купюру именно в павильоне? И почему вы поверили, что деньги у нее действительно были? Кроме того, сидя за лотком, достаточно сложно заметить лежащую на полу перед ним вещь. Мне не кажется, что имеющихся в наличии фактов достаточно, чтобы обвинять человека.

– Э-э, милочка, – вздохнула собеседница и весьма выразительно на меня взглянула, заставив почувствовать себя умственно отсталой. – Естественно, с пострадавшей беседовал дознаватель, который выяснил, что она говорит чистейшую правду и на самом деле потеряла на рынке крупную сумму денег. Так что Вейда таки воровка, – закончила бабушка и с победным видом на меня уставилась.

Ничуть не стушевавшись, я отбила удар:

– Нет, пока что пострадавшую можно назвать лишь растеряхой. А что ваш дознаватель выяснил после разговора с подозреваемой?

Мне удалось одержать небольшую победу, поскольку следующая фраза прозвучала несколько смущенно, но вместе с тем не без вызова:

– Что он мог выяснить, ели эта дрянь наотрез отказалась с ним общаться? И вы еще утверждаете, что она невиновна! Невиновный от беседы не откажется.

– Это как посмотреть, – возразила я. – Когда все скопом начинают на тебя нападать ни за что ни про что, можно на принцип пойти. Обидеться. – Продолжая спор, внутренне я уже почти согласилась с виновностью мадам Торн, все же отказ от возможности оправдаться наводит на вполне обоснованные подозрения.

– Но это еще не все! – с триумфом продолжила старушка. – После того как ее попросили с рынка, не желая поминутно оглядываться и проверять, на месте ли деньги, Вейда отправилась в столицу. Вот скажите, откуда у нее деньги на билет, а?

Звучало логично, хотя небольшой червячок сомнений продолжал грызть меня. Тем не менее я кивнула, соглашаясь:

– Да, судя по всему, вы правы и мадам Торн не самый честный и порядочный человек. Но я не могу не попытаться выполнить пожелание подруги. Пожалуйста, скажите мне, как ее найти.

Победив в споре, собеседница тут же подобрела и словоохотливо выдала мне подробные инструкции, включающие в себя все, кроме адреса. Затем, еще пару раз повторив, что ходить к этой прохиндейке Вейде совершенно бессмысленно, она отвлеклась на появившегося наконец в магазинчике покупателя, и я ретировалась.

Следуя полученным путаным инструкциям, я по выходу из рынка свернула налево, двинувшись в сторону порта. И если от Льонского он опять-таки разительно отличался размерами в пользу последнего, то грандиозным плюсом местного кораблепристанища можно было назвать почти идеальный порядок и чистоту.

Когда забор, окружавший порт, закончился, я пошла по спускающейся вниз, к морю, извилистой улочке и почти сразу признала, что действительно, несмотря на магическую карту, адрес мне ничем бы не помог – тут тайный маршрут надо знать. А улицы, по которой я двигалась, вообще на карте не обнаружилось. К счастью, объяснять продавщица специй умела хорошо, и нужный дом я нашла быстро, всего-то с третьей попытки, слишком уж много почти одинаковых полуразвалившихся зданий красовалось по обеим сторонам дороги, да еще и прячась за деревьями.

Сказать, что обитель мадам Торн произвела на меня впечатление, – не сказать ничего. В тени густых тополей притаилась… да, лучшим словом будет «избушка». Маленькая одноэтажная постройка, судя по виду, являлась ровесницей Кохинора. Но стоило мне приглядеться получше, и, несмотря на изрядно обветшавший и покосившийся вид, впечатление поменялось. Старые доски были пропитаны защитным средством, стекла вымыты до блеска, на окнах белоснежные занавески и цветы в глиняных горшках. Хозяйка явно заботится о своем жилище, и это делает ей честь. Не меньшей заботы удостаивался и сад – справа и слева от дорожки располагались ухоженные, тщательно прополотые клубничные грядки, густо усыпанные созревающими красными ягодами, при одном взгляде на которые я голодно сглотнула, хоть завтракала не так уж и давно.

В этот момент из-за дома донесся шум, очень напоминающий процесс рубки дров. Обогнув ветхое строение по утоптанной тропке, я убедилась в правильности своих предположений: около поленницы светловолосая женщина и впрямь колола полешки, и, как только она, заслышав мое появление, подняла голову, я констатировала, что описание, данное горничной, полностью соответствует действительности.

– День добрый, – вежливо поздоровалась я. – Насколько я понимаю, вы мадам Вейда Торн?

– Именно, – утирая пот со лба, кивнула собеседница. – Простите, мне нужно отдышаться. Я уже отвыкла махать топором, а наложенное на него заклинание утром дало сбой. Надо бы, конечно, наведаться к магу, но денег нет.

– Возможно, я смогу вам помочь. – Закрыв глаза, я проверила топор и быстро обнаружила, что заклинанию требовалось всего-то немного энергии. О том, что в какой-то момент это понадобится, владелицу наверняка предупреждали, но, как и многие простые люди, она выбросила информацию из головы: зачем думать о том, что еще неизвестно когда случится! Без всяких проблем я подкачала запас энергии и, поставив полено на пенек для колки, сообщила ожидающей молча женщине: – Готово.

Та, не тратя лишних слов, привычно взмахнула рукой, топор послушно вознесся над поленом и упал точнехонько посередине, расколов его на четыре одинаковые аккуратные части. Вот теперь я удостоилась удивленного взгляда и благодарности:

– Спасибо. Но заплатить я вам не могу, как уже говорила, нет денег.

– Я помню. Никаких денег мне не надо, это было совершенно не сложно. Но если вы напоите меня чаем с клубникой и ответите на несколько вопросов, то уже я буду вам очень благодарна.

– Да, конечно, – встрепенулась мадам Торн. – Проходите в дом, пожалуйста. – Двинувшись вперед меня к крыльцу, она на ходу сказала: – Располагайтесь, а я пока руки ополосну.

В некотором оцепенении я наблюдала за удаляющейся в угол двора женщиной. Подойдя к неожиданно обнаружившемуся там колодцу, она принялась самолично вращать ручку, опуская деревянную бадейку к воде. Этого я стерпеть не могла и резво двинулась вслед за хозяйкой. Картина с колодцем в точности повторяла историю с топором – стоило мне пополнить энергетический резервуар заклинания, как ворот прекрасно завертелся сам, и вскоре бадья с холодной чистейшей водой показалась в поле нашего зрения. Наблюдая, как мадам Торн ловко стаскивает ее на землю и наполняет стоящий рядом умывальник, я ошеломленно спросила:

– У вас что, в доме воды нет?

– В этом-то? – с веселой иронией кивнула хозяйка на свою избушку. – Боюсь, когда ее возводили, сама идея воды в доме показалась бы строителям странной. Да я и рада, честно говоря. Из кранов течет непонятная бурда, которой и руки мыть противно, не то что чай на ней заваривать и суп соображать. А моя водичка – сама по себе вкусна. Хотите попробовать?

– Нет, спасибо, – отозвалась я, делая заметку в уме. Нет, то, что в деревнях еще не везде царит цивилизация, я знала. Но сам факт наличия подобных жилищных условий в городе приводил меня в состояние шока и напрочь отказывался укладываться в мозгу, даром что находился прямо перед глазами.

– Пойдемте в дом, – обтерев кисти полотенцем, позвала мадам Торн. – Я теперь должна вам в два раза больше чая и ответов на вопросы.

Когда мы вошли в чистенькую прихожую, мне вручили тапочки и велели переобуться. Я несколько удивилась, но, как только увидела полы в доме, признала правоту хозяйки. Старое дерево было натерто до блеска и лучилось теплым, очень уютным светом. Интересно, сколько же времени надо проводить со щеткой в руках, чтобы добиться столь потрясающего эффекта? В момент ухода с рынка мое мнение о мадам Вейде Торн сложно было охарактеризовать как положительное, но с начала пребывания в ее саду я чувствовала, что симпатия моя к хозяйке этого островка спокойствия неуклонно растет. Человек, постоянно поддерживающий в своем доме подобную атмосферу, просто не может быть плохим.

Усадив меня на кухне за стол, покрытый солнечно-желтой льняной скатертью, мадам Торн поставила на середину миску со свежей клубникой, на которой весело блестели капельки воды, и занялась чаем. Я, одним глазом наблюдая за ее ловкими перемещениями по сравнительно небольшому пространству, приступила к поглощению так и просящихся в рот ягод.

– Так о чем же вы хотели со мной поговорить? – осведомилась хозяйка, когда две дымящиеся чашки заняли свои места на столе. – Я, безусловно, попытаюсь вам помочь, но пока не вижу, как бы мне это сделать. Вряд ли в моих силах сообщить вам хоть сколь-либо полезную информацию.

После этой фразы я четко поняла, что настораживало меня на протяжении всего нашего общения. Речь собеседницы разительно отличалась от говора бабушки, продающей специи, да и вообще каждого первого торговца на рынке. Изъяснялась мадам Торн вежливо и даже интеллигентно. Приобрести такую манеру речи, проведя всю жизнь на… хм, почти в прямом смысле слова окраине жизни, просто невозможно. Что же такое случилось в судьбе этой женщины, в результате чего она оказалась вынуждена поселиться здесь и заниматься, честно скажем, не самым приятным делом – возней с приправами ихтиандров. Но каким-то чудом мне удалось подавить вечно меня терзающее любопытство, и, признав, что жизненные повороты мадам Торн к смерти Пуррье-младшего вряд ли имеют какое-то отношение, я перешла непосредственно к делу. Для начала, правда, выпила несколько глотков чая и, оценив его необычный, но вполне приятный вкус, достала изображение Ральфа и протянула его собеседнице.

– Я разыскиваю вот этого человека. Вам доводилось его встречать?

Взяв в руки пластинку, хозяйка оценивающим взглядом ее изучила, откомментировала результат короткой фразой: «Хорошенький какой», и совершенно для меня неожиданно покачала головой:

– Нет, этого юношу я никогда не видела. Вы об этом хотели со мной поговорить?

– Именно, – спокойно подтвердила я и уточнила: – Вы совершенно уверены, что данный человек вам никогда не встречался? Подумайте хорошо. – Интересно, услышала хозяйка угрозу, которую я попыталась вложить в последние слова?

Судя по реакции – нет, поскольку мадам Торн, не меняя выражения лица, бесстрастно повторила:

– Я совершенно уверена, что никогда его не видела.

Вся симпатия, которую я испытывала к собеседнице, мгновенно улетучилась. Одна из немногих вещей, которые я просто не выношу, – это ложь прямо в лицо. А тут именно такая ситуация и имела место. К счастью, опыт подобных бесед у меня уже был, и действовала я испытанным способом: одним движением руки захлопнула дверь, придвинула к ней тяжелую тумбу, задернула занавески, создав в комнате легкий полумрак, и, чуть приподняв стул, на котором сидела обманщица, язвительно поинтересовалась:

– Этой демонстрации моих способностей достаточно или продолжить?

– Д-для чего д-достаточно? – прозаикалась моя жертва.

– Для того, чтобы вы поняли, что не стоит врать мне в глаза, и мы смогли бы поговорить более конструктивно, поскольку в настоящий момент вы находитесь полностью в моей власти. Я не знаю, что именно привело вас в эту лачугу, но будьте уверены, разрушить ее – дело нескольких минут.

– Это не ваше дело, почему я тут живу! – воскликнула мадам Торн.

– Мне кажется, я именно это и сказала, разве нет? – по-прежнему спокойно осведомилась я. – А теперь приступим, если вы не возражаете.

Ответа не последовало. Пришлось повторить:

– Разговаривать будем или как?

– А у меня есть выбор? – огрызнулась собеседница.

Я хищно улыбнулась, забыв, что при имеющемся скудном освещении моя мимика остается неразличимой для собеседницы.

– Вот! Наконец я слышу что-то разумное. Итак, попробуем еще раз. Вы встречали молодого человека с пластинки?

– Сами же знаете, что да!

– Знаю. Но хотелось услышать это от вас. Удалось всего лишь с третьей попытки. Удачно, нельзя не признать. Поехали дальше. Не сочтите за труд, поделитесь со мной подробностями вашей встречи.

– Может, вы для начала опустите меня на пол? – проворчала мадам Торн. – Я не умею связно излагать мысли в подвешенном состоянии.

Просьба была вполне осмысленна, и я аккуратно вернула стул туда, где ему полагалось находиться.

– Такая диспозиция вас устроит?

– Лучшего все равно не предвидится, – криво усмехнулась собеседница и буркнула: – Устроит.

– Тогда внимательно вас слушаю, – сообщила я, откинувшись на спинку стула.

Моя пленница скривилась, но рот все же открыла.

– Мы с вашим юношей ехали вместе в фургоне от столицы до Кохинора, но, насколько я поняла из разговоров, на полдороге он собирался пересесть, поскольку конечной его целью являлся Йерр. Большую часть пути ничего интересного не происходило, он вел себя как обычный путешественник: читал книги, вертелся от скуки на месте, пялился в окошко, ворчливо осведомлялся у возницы, сколько мы еще будем тащиться с такой выдающейся скоростью. Но когда мы прибыли в Каллирон, случилось нечто неожиданное: этот идиот прыгнул в водопад, не иначе как от несчастной любви голову потерял. Хотя раньше о его мрачном расположении духа никакие признаки не говорили. Вот, собственно, и все, последний раз я его видела в гостинице за ужином, а утром узнала о столь кретинской выходке. Честно скажу, юноша произвел на меня очень положительное впечатление, я была удивлена, услышав, каким глупцом он на самом деле оказался.

Я задумчиво накрутила на палец прядь волос. М-да… внешность сменила, а привычки остались старые, с этим ничего не поделаешь.

– Сдается мне, вы что-то недоговариваете. В первую очередь, я никогда не поверю, что вы не в курсе подоплеки прыжка в водопад, это наверняка обсуждалось всю дорогу до Кохинора. Но раз вы утверждаете, что ушли спать, то на этом эпизоде останавливаться не будем. Вы совершенно уверены, что больше ничего не хотите мне рассказать?

– Не желаете еще чаю? – вдруг вежливо осведомилась мадам Торн, в неурочный час вспомнив про обязанности хозяйки.

Я хотела было развернуто откомментировать подобную идею, но ограничилась коротким:

– Думаю, не стоит.

После этого короткого диалога на кухне повисло молчание. Заскучав, я уже начала подумывать, не повторить ли номер с поднятием стула в воздух, но тут мадам визгливо воскликнула:

– Да, заходила я к нему в комнату, и что?

– В сущности, ничего.

– Вот именно, что ничего, – не успокаивалась собеседница. – У этого чокнутого самоубийцы даже взять оказалось нечего, ни ценных вещей, ни денег. После того как я целый час мучилась, решаясь пойти к нему в комнату, там не нашлось совершенно ничего!

Надо же, какая неприятность. Очень непорядочно со стороны Ральфа Пуррье так обидеть пожилую воровку.

– А вам никогда не говорили, что красть нехорошо? – осведомилась я.

– Красть? У кого, интересно, я пыталась украсть? У покойника? Или у подозрительного вида горничной, пришедшей вслед за мной в номер? Неужели вы думаете, что, найди она что-то ценное, не захапала бы?

На это я не нашлась что ответить, тем более что, по сути, собеседница была совершенно права, и к тому же не мне, все детство баловавшейся посягательствами на чужое имущество, осуждать попытку обогатиться. Тем более попытку, произведенную человеком, который обитает в подобных условиях.

– Скажите, – как можно более миролюбиво произнесла я, – а вы не заметили в вещах покойного чего-либо странного, необычного?

– Нет, – очень уверенно покачала головой мадам Торн. – Лишь совершенно ожидаемый, никому, кроме владельца, не нужный хлам.

Понуро вздохнув, я открыла окно, отодвинула тумбочку, распахнула дверь и, быстро попрощавшись, покинула домик. Оказавшись на улице, отошла за пределы видимости и присела на валяющееся у забора бревно, ощущая ужасное разочарование. Я летела в Кохинор, надеясь узнать что-то, что поможет мне в деле, а теперь придется понуро возвращаться в Теннет и сообщать чете Пуррье о нелепой смерти сына. Хотя… у меня же есть еще одно дело. Похоже, настало время нанести визит мсье Лонтекки и поговорить с ним о местонахождении детектива вкупе с Розовым Солнцем. А киснуть в тоске – это всегда успеется. Вздернув нос, я поднялась и почти бодро зашагала вверх по улочке.

Мне вообще всегда больше нравилось двигаться вверх. Да, подобная траектория, бесспорно, требовала физических усилий, зато и морального удовлетворения приносила намного больше. Сами посудите, ну какое удовольствие можно испытывать, безвольно катясь с горки? Мало того что за вас трудится сила земного притяжения, так еще с каждым мгновением опускаешься все ниже. Брр… То ли дело неуклонный подъем. Все выше, и выше, и выше…

Размышляя подобным образом, я в похвальном темпе форсировала улицу, попутно еще и напевая себе под нос что-то смутно знакомое. Сию идиллию прервали самым бесцеремонным образом: стоило мне завернуть за очередной угол, как из ближайших кустов вылетела сеть, пущенная чьей-то ловкой рукой. К сожалению, нападение я заметила слишком поздно и толком среагировать не успела, так что единственным заклинанием, которое сумела сотворить, оказалось силовое поле, малоэффективное в сложившихся обстоятельствах. Но именно – мало, а не совсем неэффективное, ибо ловчая сеть обмоталась вокруг защитного кокона на расстоянии четырех дюймов от моего тела. Польза от этого была сомнительная – убежать я не могла. Но руки остались свободными, и, едва завидев вылезающую из кустов парочку, я попыталась продемонстрировать рослым амбалам без тени интеллекта на лице, что со мной не стоило связываться и ничего, кроме больших неприятностей, они не получат.

Не тут-то было. Первое из использованных мной заклинаний, призванное отшвырнуть захватчиков обратно в кусты, не оказало на них ровно никакого воздействия. Решив, что в стрессовой ситуации не исключена ошибка, я повторила попытку. С тем же результатом. Что там недавно говорил дракон? Успешный человек в состоянии изобрести много разных способов достичь желаемого? Что ж, придется проверить себя на успешность, благо ситуация позволяет.

Стоило мне прийти к подобному выводу, как амбалы достигли месторасположения своей опутанной веревками жертвы, то бишь меня, и тот, что помельче, неприятно усмехнулся:

– Что, колдовать не получается, а, ведьма? – Не дождавшись ответа, он засунул руку себе за шиворот и извлек шнурок, на котором болтались специальным образом соединенные камни. – Как видишь, мы не беспомощны, этот амулет охраняет нас от любого магического воздействия.

– Поверю на слово, – поняв, в чем дело, отозвалась я. – А обрушить прямо на ваши головы дерево он мне тоже помешает?

Говоривший несколько озадаченно оглянулся на стоявшего чуть позади напарника. Видимо, мысль о том, что магией можно пользоваться опосредованно, доселе ни одному из них не приходила в голову, и на мою ловлю они отправлялись, чувствуя себя в полной безопасности.

Стоп! А откуда, интересно, амбалам известно, что я волшебница? Честно говоря, до сего момента я полагала, что стала жертвой разбойного нападения с целью обогатиться, и не сильно испугалась, поскольку твердо знала, что худшее, что со мной может случиться, – потеря энной суммы денег, а это, согласитесь, неприятно, но в ранг трагедии вселенского масштаба никак не может быть возведено. Если же на улочке разбойники ждали именно меня, то дела обстоят совсем не так безоблачно. Хотя всегда есть маленький шанс на то, что тупость амбалов не беспросветна и вывод о моей принадлежности к касте волшебников они сделали, узрев силовое поле. В таком случае, прежде чем приступить к обрушиванию деревьев, можно попробовать договориться. Придав лицу дружелюбное выражение, я повернулась к молчавшим и непонятно чего ожидавшим мужчинам.

– Простите, а можно узнать, как вас зовут? Я привыкла обращаться к своим собеседникам по имени.

– Ка… – открыл было рот крупный, но напарник его резко прервал:

– Тебе это знать совершенно незачем, беседовать мы в любом случае не собираемся.

– Но, Вейд, мы же все равно ее замочим, какой вред от наших имен?

Взгляд, которого удостоился крупный, напугал даже меня. Хотя, возможно, дрожь, предательски пробежавшая по телу, была вызвана информацией о том, что меня определенно собираются замочить. Да, шансов на успех переговоров все меньше… Но пытаться я все равно буду.

– Итак, Вейд и Ка. Очень приятно. А я мадемуа… точнее, мадам Нуар. Скажите, вы не хотите обсудить коммерческое предложение?

– Ваши предложения нас совершенно не интересуют, – отрезал Вейд и, подойдя вплотную, попытался закинуть меня на плечо. Успеха его попытка не возымела – старательно укрепленное силовое поле твердо держало форму кокона, обхватить который было совсем не просто. Пока Вейд пыхтел, Ка поинтересовался:

– Что, ты говоришь, за предложение?

Обнаружив заинтересованного слушателя, я живо повернулась в его сторону и ответила:

– Полагаю, оно прозвучит очень банально от человека, оказавшегося в моем положении: отпустите меня – и получите вознаграждение.

Переглянувшись, захватчики дружно расхохотались на редкость неприятным смехом. Неприятным в первую очередь потому, что подобная реакция не оставляла никаких надежд на успешный итог переговоров. Вздохнув, я перешла к плану «Б»: отыскала взглядом валяющийся на обочине камень и отправила его прямиком в голову меньшего по размерам хохотуна. Начинать надо с мозгового центра, даже при видимом отсутствии мозгов. Увы, точность меня подвела – вместо головы булыжник с характерным звуком вступил в соприкосновение с плечом амбала. Мгновенно прекратив смеяться, тот взвыл.

– Ах ты, сучка! Вот я тебя!

Вместо ответа я отправила в полет еще один снаряд, поставив синяк на втором плече. Для симметрии, так сказать.

Взвыв еще раз, Вейд повел себя несколько необычным образом: принялся раздеваться до пояса да еще и спутнику своему кивнул:

– Снимай рубашку.

– Зачем это? – опешил тот. – Ты что, ее насиловать собрался? Это не самая хорошая мысль. – Не успела я порадоваться высокоморальности Ка, как он все испортил, добавив: – Здесь не самое подходящее место для развлечения, давай поищем другое?

Рассердившись на такие рассуждения, я и второго захватчика огрела булыжником. Ка заорал, а его коллега, мстительно улыбнувшись, почти в унисон воплю рявкнул:

– Сказано тебе, сымай рубаху!

Закончив разоблачение, Вейд подошел ко мне и начал сосредоточенно обматывать кокон одеждой. Поняв, что лишаюсь обзора, а вместе с ним и возможности хоть какого-то воздействия на захватчиков, я быстро заговорила:

– Посудите сами, какой смысл вам меня убивать? Давайте сделаем вид, что вы выполнили задание, я вручу вам чек на кругленькую сумму, и на этой радостной ноте разойдемся в разные стороны. По-моему, неплохой план, как считаете?

– Может, и в самом деле неплохой, – не прекращая обматывать меня рубашкой, согласился амбал. – Но лишь для всякой швали, для которой честное слово ничего не значит. А мы с другом люди порядочные – если обещали выполнить задание, то непременно выполним.

В ответ на эту тираду я смогла лишь фыркнуть:

– Порядочные люди женщин не убивают.

К сожалению, сей справедливый пассаж оказался проигнорирован, а через несколько секунд я ощутила, как меня подняли и куда-то понесли. Попытки выяснить, куда именно мы направляемся, особого успеха не возымели, мне лишь сообщили, что пункт назначения, он же мое последнее пристанище, я скоро увижу. Не могу передать, как меня порадовала подобная перспектива.

Путешествие и правда оказалось недолгим – в какой-то момент до моих ушей явственно долетел шум волн, затем меня положили на землю, и в следующие несколько минут вокруг происходила странная возня, смысл которой оставался мне недоступным. Поскольку никак осознанно воздействовать на окружающую действительность я не могла, то оставалось смирно лежать, копить силы и надеяться, что, когда подвернется шанс на спасение, мне удастся им воспользоваться. Временами я даже удивлялась собственному абсолютному хладнокровию в столь критической ситуации.

– Рубашки-то будем снимать или как? – наконец раздался голос Ка. – Ты как хочешь, а я желаю получить свою одежду назад. Мне воротник мама вышивала, она будет недовольна утратой.

– Нравится камнями по шее получать? – ворчливо осведомился Вейд.

– Так тут нету камней, мы груз-то сколько времени искали, – возразил его спутник и сдернул с кокона творение любящей матушки.

Картину, представшую передо мной, приятной не мог назвать даже самый отъявленный оптимист. Я, по-прежнему обмотанная вокруг силового поля ловчей сетью, лежала на краю обрыва, под которым, примерно в дюжине ярдов внизу, плескалось пронзительно синее море, радующее глаз вспенивающимися то тут, то там белыми барашками. Но основные плохие новости ждали меня впереди – когда второй захватчик забрал веши, дабы прикрыть густо поросший рыжеватыми волосами торс, я обнаружила, что в районе моих ног к сетке привязана веревка, прикрепленная к внушительных размеров булыжнику. Что ж, намерения противника стали предельно ясны.

– Вы собираетесь скинуть меня вниз? – непонятно зачем уточнила я и без того очевидный факт. Просто молча ожидать развития событий было выше моих сил, а ничего другого в голову не пришло.

– Собираемся, – ухмыльнувшись, подтвердил Вейд. – И никакие магические штучки тебе, ведьма, не помогут. Утонешь как миленькая.

На этот счет у меня были свои соображения, но делиться ими я не собиралась, поскольку имеющее место развитие событий давало мне приличный шанс на благоприятный исход. Как можно более презрительно я поинтересовалась:

– Ну и чего стоим? Кого ждем?

– Да, в сущности, уже никого. Просто нам показалось, что вы захотите напоследок попрощаться с миром, – любезно сообщил Вейд. – Но нет так нет, ваше право. – И, далеко занеся ногу, он как следует пнул защищающий меня кокон. В результате удара я покинула обрыв и пустилась в недолгое путешествие вертикально вниз.

Летя к воде, я полностью сосредоточилась на задаче поддержания поля в целости, даже отверстие для беспрепятственного прохода воздуха закрыла. В результате я достигла воды, раздался оглушительный плюх, и под весом камня кокон начал быстро погружаться в прохладную воду. Правда, глубина под обрывом оказалась небольшая, и ярдов через семь спуск закончился.

После недолгих колебаний на тему обоснованности траты сил, создавая себе освещение, я все же повесила над головой небольшой шарик. Привлеченные его светом, со всех сторон к кокону подплыли небольшие рыбки и принялись с любопытством тыкаться в сеть носом. Я бы с удовольствием полюбовалась на них подольше, но, увы, мое поле, так надежно не пропускающее воду, не пропускало также и воздух, и, если я не хочу погибнуть от удушья, мне следовало немедленно что-нибудь предпринять.

Очевидно, что в первую очередь следует избавиться от груза, и тогда кокон сам прекрасно всплывет на поверхность, что он демонстрировал, покачиваясь на натянутой веревке под воздействием движения воды. Только вот отчетливо наблюдались небольшие сложности: поле отлично защищало меня от внешних воздействий, но зато я не могла ничего поделать с тем, что находилось снаружи. Почесав в затылке, я не придумала ничего иного, как расширить поле, пусть даже путем соприкосновения с холодной водой.

Дальнейшее было делом техники: я создала второе поле, захватывающее лежащий на дне импровизированный якорь, и, понадеявшись, что ничего не перепутала, убрала первое из них. Плюх, с которым я сверзилась с высоты ядра в мгновенно хлынувшую в нижнюю часть поля воду, конечно, проигрывал недавнему падению с обрыва, но сам по себе был очень неплох. По итогам падения я умудрилась рассечь ногу об острый булыжник и запутаться в наконец добравшейся до моего тела сетке. Короче, успешными мои действия можно было назвать с очень большой натяжкой.

Кряхтя, как вечно всем недовольная старуха, я потерла ушибленную ногу, отметила, что соленая вода уже начала разъедать царапину, и приняла устойчиво-вертикальное положение, вытащив из воды приблизительно половину тела. Следовало избавляться от опостылевшего уже булыжника, а у меня не наблюдалось ни одной плодотворной идеи касательно способа. Отвязать очевидным образом не получится, я точно не в силах в воде на ощупь размотать тщательно затянутые Вейдом узлы. Пару секунд я потопталась на месте, а затем радостно подпрыгнула. Зря, кстати, – ноги снова запутались в сетке, и я рухнула обратно на булыжник, заполучив на многострадальной ноге еще одну царапину. Но на сей раз никаких стенаний это не вызвало, свобода была слишком близка, чтобы отвлекаться по мелочам. Очень аккуратно я вытащила из уха давний подарок старшего брата – сережку многофункциональную. В последний раз я использовала ее как отмычку, теперь же, двумя руками крепко ухватившись за концы, при помощи особым образом заточенной цепочки принялась методично перепиливать веревку, чувствуя, что действовать стоит быстро, поскольку в воздухе поля уже начинала чувствоваться спертость. К счастью, подарок Дэйва не подвел, и уже через полдюжины минут я с торжеством отшвырнула от себя обрывок веревки.

Дело за малым – оказаться на поверхности. Но тело мое, пусть даже и избавленное от лишнего груза, совершенно не собиралось всплывать. Что, в сущности, совсем не удивительно – если раньше внутри поля находились лишь я и воздух, то теперь там наличествовало изрядное количество воды да еще добавился и злополучный булыжник. То есть избавиться-то от него я избавилась, но как-то совсем неубедительно.

– Думай, голова, – сердито сказала я. – А то скоро будет поздно, да и некому.

Сей трогательный монолог неожиданно возымел действие: поняв, что именно надо делать, я пролевитировала себя на ярд над поверхностью воды и принялась за создание очередного поля. В процессе меня посетила любопытная мысль – если я так легко оторвала от дна себя, то что мне мешало проделать то же самое с камнем и спокойно подняться на поверхность. Наверно, две вещи. Первое – мне это просто не пришло в голову, и второе – я не уверена, что смогу левитировать предмет, не видя поверхности, от которой надлежит отталкиваться. Оправдавшись таким образом, я продолжила спасение на водах: создала маленькое поле, ликвидировала большое и прекрасным образом всплыла на свежий воздух, нигде по пути не задерживаясь.

Оказавшись на волнах, я мгновенно проделала в поле вентиляцию и, жадно глотая свежий воздух, удовлетворенно отметила, что течение несет меня к берегу. Кроме того, хотя визуально булыжник стоял на месте, меня отнесло от точки глобального плюха на значительное расстояние, и пристать предстояло на ровный песчаный пляж, что вскоре и случилось. Едва ощутив первое прикосновение дна, я ликвидировала свою защиту, на поддержание которой у меня уходило много сил, избыток коих отнюдь не наблюдался, и, путаясь в порядком поднадоевшей сетке, выбралась на берег.

Не знаю, сколько времени я, обездвиженная, пролежала на чуть нагретом солнцем песке, изучая проносящиеся по небу облака, но со временем до отключившегося сознания все же дошло, что на чудесном спасении проблемы отнюдь не закончились, а как раз наоборот, только начинаются. И если мне хочется вернуться в Теннет живой, действовать надо начинать прямо сейчас.

Насчет того, что именно произошло на дороге, а затем на берегу, у меня не осталось никаких сомнений – детектив таки сумел выследить меня, прибегнув к помощи волшебников, и, дабы лишить его в будущем этой возможности, я собрала последние силы и установила вокруг себя экран, непроницаемый для магии. Сделать это по-настоящему качественно мне удалось первый раз в жизни, но не зря говорят, что экстремальные ситуации выявляют в людях их реальные возможности, а я действительно хорошая волшебница, просто пока неопытная.

Решив таким образом самую животрепещущую проблему, я, как сумела, отжала мокрую одежду, затем, поскольку на сушку сил уже не осталось, нацепила ее обратно на себя и зашагала прочь от моря, надеясь, что, пока достигну обитаемых мест, ветерок и клонящееся к горизонту солнце хоть немного ее подсушат.

Мне несказанно повезло: каким-то непостижимым образом я умудрилась не заблудиться и довольно быстро вышла в оживленное место, где наняла первого попавшегося извозчика и приказала отвезти меня в гостиницу, обещав приплатить за скорость. Тот был немного удивлен столь необычным для Кохинора подходом, но свое дело выполнил, так что я, заказав по дороге в номер плотный ужин, со стоном рухнула в горячую пенную ванну, не дождавшись, пока вода наберется хотя бы до половины.

Теплая вода, ароматное, зажаренное на вертеле мясо и полграфина подогретого вина со специями сделали свое дело: я расслабилась, перестала дергаться, и ко мне вернулась возможность здраво рассуждать. Прихватив остатки вина, я отправилась в холл, где кроме любезного, готового услужить администратора, снабдившего меня конвертом и бумагой, находился почтовый ящик. Отправив письмо, я уселась на уютный диванчик в углу, ожидая ответа от мсье Лонтекки.

Обладатель законных прав на Розовое Солнце не заставил меня долго ждать, и вскоре администратор вручил мне запечатанный конверт. Разорвав его, я с предвкушением пробежала глазами по строчкам:


«Дорогая мадемуазель Нуар, я крайне рад наконец получить о вас вести и должен сообщить, что встреча с мсье Руаппи назначена на сегодняшний вечер, в десять часов на морском берегу, напротив главного городского собора. Я весьма сожалею, что нарушил данное вам обещание ничего не предпринимать, но вы молчали, а я не могу упустить реальную возможность вернуть в семью фамильную реликвию. Безусловно, если вы придете сегодня на встречу, то получите свою половину вознаграждения».


– Ни в коем разе, – пробурчала я, складывая листок вчетверо. – Я получу все.

Поднявшись с низкого диванчика, я еще раз поблагодарила администратора, огорчила его сообщением, что сегодня съезжаю, и отправилась наверх экипироваться. До десяти времени оставалось мало, а дел еще было предостаточно.

За полчаса до назначенного времени прежняя Айлия Нуар взмыла над лесом на любимом скурре. Точнее, не совсем прежняя, поскольку облик мой немного отличался от обычного: я облачилась в обтягивающий тело черный костюм, только что купленный в лавке, собрала волосы на затылке в тугой узел и дополнила получившийся образ вызывающим макияжем. К сожалению, возможности оценить результат не представилось, а жаль, я бы взглянула. Думается, мне еще не скоро представится возможность лицезреть себя в подобном виде. Можно, конечно, и дома перед зеркалом переодеться, но вряд ли мне удастся правдоподобно сыграть до краев переполняющую меня жажду мести, сейчас явно находившую свое отражение на лице.

С трудом сориентировавшись в спустившихся сумерках, я определила, в какой примерно из групп огоньков должен располагаться главный, он же, по сути, единственный собор в городе, и устремилась туда, наслаждаясь резкой сменой обстановки. Всего несколько часов назад я, в чужом облике, лежала на морском дне, а сейчас лечу над лесом, рядом с птицами, и ночной ветер обдувает мое родное, а не благоприобретенное при помощи магии лицо. Кроме того, чудом избежав гибели, я, вместо того чтобы испугаться за свою жизнь и, трусливо поджав лапки, вернуться в столицу, не на шутку разозлилась и собираюсь, встретившись с противником лицом к лицу, собственными руками восстановить справедливость.

В таком вот на редкость боевом настроении я без проблем достигла собора и по кратчайшей полетела к морю, призывно шумевшему невдалеке. Довольно быстро я разглядела весело горящий на берегу костер и, правильно угадав его автора, пошла на снижение.

Мсье Лонтекки сидел на поваленном бревне и задумчиво жег в пламени мокрую ветку, выброшенную волнами на берег.

– Добрый вечер, – поприветствовал он меня. – Весьма рад нашей новой встрече, мадемуазель Нуар.

– Взаимно, – подлетая ближе и зависнув над самой землей, ответила я. – Но что за странное место для передачи денег вы выбрали? Здесь, того и гляди, вляпаешься в неприятности, порт совсем рядом.

– Вы не правы, – покачал собеседник головой. – Видите сарайчики за моей спиной? Много лет моя семья хранит в одном из них старое барахло, так же поступают и все наши соседи. Я сюда с раннего детства бегал купаться, знаю на берегу каждую расщелину и могу подтвердить, что никого из порта на этом пляже отродясь не водилось и нам совершенно ничего не грозит.

– Вы меня успокоили, – чуть улыбнулась я. – А теперь я, пожалуй, скроюсь в тень и подожду мсье Руаппи вне досягаемости его глаз, а то, боюсь, бдительный детектив может и не появиться.

– Хорошо, – не меняя выражения лица, кивнул мсье Лонтекки, видимо прекрасно понимавший все происходящее.

Взмыв на скурре вверх, я отлетела к близстоящим деревьям и пристроилась в густой тени их листьев на толстой ветке. Изображать из себя птичку пришлось недолго, у меня успела затечь всего-то левая нога, когда за спиной раздался шум шагов и в свете костра появилось трое – вероломный вор мсье Руаппи и уже знакомые мне два амбала, не совсем удачно проведшие операцию по моей ликвидации. Завидев гостей, мсье Лонтекки весьма выразительно взглянул на мое дерево, но беспечная троица не усмотрела в этом ничего подозрительного. И это было хорошо, поскольку досрочное появление на песчаной сцене совершенно не входило в мои планы.

– Приветствую вас, – высокопарно заговорил детектив. – Насколько я понимаю, вы и есть мсье Лонтекки?

– Именно, – сухо кивнул тот.

– Надеюсь, наш договор в силе и вы принесли честно заработанное мной вознаграждение?

Еще один взгляд в сторону дерева. Никакого понятия о конспирации. Да и откуда, если вдуматься.

– А вы мою жемчужину? – парировал законный владелец Розового Солнца.

Вместо ответа детектив, чувствующий себя при соотношении сил три к одному в полной безопасности, сделал пару шагов в сторону костра, ближе к свету.

– Какой вы, однако, быстрый. Я, между прочим, много сил положил на ваше сокровище, а теперь предлагается просто так, за минуту, его отдать.

– По-моему, не я первый заговорил о деньгах, – поддел детектива мсье Лонтекки.

Не найдя подходящего ответа, Берн Руаппи обвел взглядом окрестности костра и заметил валяющуюся на песке бутылку.

– Давайте же отпразднуем сие знаменательное событие! – Вытащив пробку, он поднес бутылку ко рту, но вдруг замер и недовольно поинтересовался: – Это еще что за вонючая дрянь?

– Жидкость для разведения огня, – сообщил ему собеседник. – На влажном песке вечернего морского берега сложно развести костер без подручных средств.

Детектив не глядя отшвырнул бутылку за спину и перешел к делу. Засунув руку за пазуху, он достал оттуда сверток.

– Вот она, ваша жемчужина.

Отлично. Самое время мне начать действовать, благо сил для борьбы с предателем я уже подкопила предостаточно, и в мгновение ока Розовое Солнце вознеслось на высоту макушек деревьев.

– Что за бес? – не сразу осознав происшедшее, выругался детектив.

– Это не бес, о мсье Руаппи, мой неверный компаньон, – слевитировав себя на землю, подала я голос. – Представьте себе, это я, живая и невредимая, несмотря на все усилия ваших подручных.

– Но вы же… – со злостью в голосе повернулся детектив к амбалам.

Парочка выглядела растерянной, но оправдаться все же попыталась.

– Босс, мы… – заговорил было Вейд.

– Вижу, что вы, – тут же перебил его мсье Руаппи. – Что стоите, как два истукана? Прикончите ее.

Интересный план… А если просто прихватить жемчужину и смыться? Это будет весьма достойный ответ прохиндею-компаньону. Перспектива показалась мне настолько привлекательной, что я немедленно пролевитировала к себе скурр. Точнее, попыталась пролевитировать, но, едва завидев мелькнувшую тень, Ка сделал неуловимое движение рукой, и остро заточенный диск легко перерезал мою доску точнехонько пополам. Тут я так рассердилась, что забыла даже испугаться. С практически звериным оскалом на лице я повернулась к убийце скурра.

– Ты! Это был подарок от любимого брата! Ну, погоди!

Мой взгляд заметался по земле в поисках подручного метательного средства, но амбалу несказанно повезло – на чистом песке ничего не нашлось. Ка тем временем потянулся к поясу за новым снарядом. Поняв, что особо размышлять некогда, я не придумала ничего умнее, как запустить в противника вяло догорающими остатками костра. Результат превзошел мои самые смелые ожидания: и одежда, и волосы нападавшего мгновенно вспыхнули, и тот с воплем ринулся в сторону, где, упав на песок, принялся кататься, сбивая пламя.

Убедившись, что один противник повержен, я повернулась к Вейду и широко улыбнулась.

– Не узнаешь меня, да? А вот я тебя прекрасно узнаю. И скажу честно: устроенное вами купание мне совершенно не понра…

Я заткнулась, поскольку выяснила, что противник и не думает меня слушать, а что-то достает из накладного кармана, а я очень сомневалась, что защитное поле выдержит прямой выстрел. Приподняв остатки покойного скурра, я разогнала их и врезала Вейду по башке с двух сторон. Голова, увы, не треснула, но противник рухнул как подкошенный.

Я удовлетворенно потерла руки и продолжила разборки:

– Теперь вы, мсье Руаппи.

– Что теперь я? – откликнулся совершенно не выглядевший напуганным детектив. – Глупая магичка, думаешь, одна ты заклинаниями владеешь? Давай посмотрим, как ты справишься с моей защитой.

Наш увлекательный диалог был прерван слегка истеричным смехом мсье Лонтекки, про которого все временно забыли. Синхронно повернувшись, мы с детективом обнаружили, что за нашей спиной ярким пламенем пылают сарайчики, а мсье Лонтекки смотрит на них и хохочет.

– Что случилось? – раздраженно поинтересовался детектив.

С трудом успокоившись, мсье Лонтекки заговорил:

– Сначала вы окропили все вокруг поджигающей жидкостью, затем Айлия устроила из вашего подручного костер, а он совершенно случайно побежал тушиться в созданные вами лужи, и вот результат.

– Я все понял, – буркнул мсье Руаппи, – кроме одного. Что именно в происшедшем вас так рассмешило?

– Дело в том, – немедленно последовали пояснения, – что в сарайчике я спрятал положенное вам вознаграждение.

Едва услышав скверную новость, детектив предпринял попытку спасти деньги, но, объективно оценив силу пламени, остановился, церемонно поклонился и со словами: «Пожалуй, я пойду», ретировался с поля боя.

Когда его силуэт растворился в темноте, я после секундного колебания спустила сверху сверток, достала оттуда Розовое Солнце и протянула его мсье Лонтекки:

– Вот, возьмите вашу жемчужину.

– Айлия, вы что, не поняли? У меня больше нет денег.

– Нет так нет, – пожала я плечами. – Как-нибудь и без них проживу, до сих пор это получалось.

Ничего мне не ответив, мсье Лонтекки взял свое сокровище и убрал его за пазуху.

– Вы проводите меня? А то скурра больше нет, а пешком я сама, боюсь, не найду дорогу.

– Конечно, – кивнул спутник и зашагал во тьму.

Через час, лежа на несущемся к столице ковре-самолете, я подумала о Верне Руаппи и вспомнила сказанную недавно драконом фразу: «Совесть – товар штучный и в наше время редкий. Выдается не каждому».

Глава 7

В которой героиня, облагодетельствованная новыми инструкциями дракона, неукоснительно следует им, проводит время за чтением, а затем вальсирует в свое удовольствие на светском приеме и называет все это детективным расследованием


– Вот такие дела, – закончила я плакаться. – В итоге у меня нет ни жемчужины, ни денег.

– Очень тебя жалко, я прямо слезу пустил, – рыкнул нежащийся в лучах утреннего солнца дракон. – Насколько я помню, раньше у тебя тоже не было ни жемчужины, ни денег, так что ничего плохого, в сущности, не произошло, а расстраиваться из-за того, что не приключилось очередного легкого обогащения, – несколько глуповато…

Наверно, уже очевидно, что, всласть выспавшись во время полета, я ненадолго заскочила домой, переоделась, глотнула кофе и поспешила на берег Каппы. Совещание в верхах, вот что мне сейчас требовалось. Хотя развивалось оно пока не по самому тривиальному сценарию. Зенедин не ругался, не указывал на мои очевидные промахи, не издевался и даже почти не язвил. Нет, вопреки всем своим набившим мне оскомину привычкам оборотень меня утешал. В обычной для него ехидной манере, но, несомненно, утешал.

– Странный у вас взгляд на жизнь, – проворчала я. – Ничего плохого не случилось – уже хорошо.

– А разве это не так? – деланно удивился оборотень.

– Сами знаете, что не так. Точнее, все сильно зависит от того, что принято считать плохим. Вот если пресловутый пункт «ничего не случилось» причислить к плохому, то я с вами полностью согласна. А тихо сидеть в своих помидорных грядках и радоваться отсутствию житейских бурь и нашествия жучков могут лишь безвольные неудачники вроде Вейды Торн!

– Это еще кто такая? – осведомился, напрочь проигнорировав мое предыдущее выступление, чешуйчатый собеседник.

Я охнула, спохватившись.

– Так я же вам еще самого главного не рассказала. Я узнала, что случилось с Ральфом Пуррье.

Зенедин при этом известии аж на лапы привстал. Правда, практически сразу же опустился обратно, обернулся хвостом и провозгласил:

– Слушаю.

Я, не спеша с ответом, оборвала пару гроздей уже совершенно созревшей смородины и, по ягоде засовывая импровизированный завтрак в рот, приступила к обстоятельному рассказу.

– Что же мне теперь остается? – вопросила я, закончив тоскливое повествование о глупой гибели моего пропавшего мсье Пуррье. – Совершенно не хочется сообщать клиентам о таком завершении расследования. И что делать с деньгами? Неужели надо сказать: «Ваш сын мертв, и за эти ценные сведения, будьте любезны, выплатите мне столько-то марок». Нет, я так не могу. – Обреченно вздохнув, я улеглась на спину и уставилась в бледно-голубое небо, на котором со всех сторон начали собираться предательские тучки, намекая на скорый дождь. Нельзя не признать, погода очень точно уловила мое настроение и пыталась ему соответствовать.

– Ну, начинается, – протянул дракон, долгое время молча и очень внимательно меня слушавший. – Я вроде как предупреждал, причем не раз, что перед тем, как очертя голову бросаться в частные детективы, следует хорошо подумать. Это совсем не только захватывающие приключения и восторженные благодарности, иногда неудачи тоже подстерегают на вполне тернистом пути. Тебе надо уметь обуздывать эмоции, оставаться спокойной и здравомыслящей в любой ситуации, а кроме того, не стесняться брать плату за проделанную работу, каким бы плачевным ни был результат. Ты выполнила то, для чего тебя нанимали? Я не помню в задании обязательного пункта, гласящего, что юный мсье Пуррье должен быть доставлен родителям живым. Нет, они хотели знать, что с ним случилось. Они узнают. Ты честно заслужила гонорар, не стоит стесняться.

– Вашими бы устами… То есть вы совершенно уверены, что Ральф мертв?

– А ты сомневаешься? – парировал дракон.

Я помотала головой.

– Уже нет.

– Тогда хватит вести себя как только что вылупившийся из яйца дракончик! – рассердился Зенедин. – Хотя наши отпрыски и то разумнее. – Затем, уже более спокойно, собеседник продолжил: – Правда, прекрати дергаться. Я понимаю, что это твоя первая неудача, и та относительная. Надо смириться. Лети домой, возьми все материалы по этому делу, упакуй в коробку и отнеси на чердак. Затем соберись с мыслями, напиши своим клиентам и дождись от них заслуженного чека. А как только появится следующее дело, это уйдет в прошлое и останется там просто одним из.

– Вам легко… – начала было я и осеклась. Ведь дракон совершенно прав, причем по всем пунктам. Я, всю жизнь являвшая собой пример для подражания в области здравомыслия и практичности, неожиданно потеряла почву под ногами и впала в совершенно непонятную панику. Полученная же справедливая выволочка вернула меня на бренную твердую землю. – Спасибо за ценные советы. Пожалуй, я немедленно начну им следовать и полечу домой.

– Вот и правильно, – ободряюще взмахнул хвостом собеседник. – Не забудь по итогам наведаться и сообщить, все ли в порядке.

– Договорились, – подмигнула я, взмывая на новенькой, купленной по дороге от дома до пещеры доске в небо, откуда, несмотря на мое исправившееся настроение, уже начал накрапывать неуверенный дождик.

Приземлившись на улице, я осторожно приоткрыла парадную дверь, но в холле никаких признаков вездесущего полупрозрачного соседа не обнаружилось, так что, приободрившись, я прошла на кухню, нагрузила поднос самой разнообразной снедью и, балансируя им в воздухе, отправилась в рабочий кабинет. Там, расположившись за столом, совместила приятное с полезным – обед со сборами весьма немногочисленных бумаг по делу Ральфа Пуррье. Увы, после того как они все были аккуратно уложены в коробку, оттягивать неизбежное оказалось более невозможно, и, достав бумагу и перо, я приступила к созданию отчета для клиентов. Впервые мне приходилось делать это письменно, да при этом еще сообщать плохие вести. Получалось, прямо скажем, плохо. Написав пару строчек, я грязно ругалась, зачеркивала их и с силой левитировала скомканный листок в корзину для мусора. Раз на третий начались промахи, так что через полтора часа пол в кабинете густо усеивали плоды моих творческих мучении, но зато в руках у меня находился вполне приемлемый вариант послания супругам Пуррье. Написано оно было очень подробно, с необходимым минимумом эмоций и сочувствия. Я поначалу хотела вообще ограничиться голым изложением фактов, но, справедливо обвинив себя в трусости, не пошла по этому весьма заманчивому пути.

Запечатав листки в конверт, я неторопливо двинулась к почтовому ящику, все еще надеясь, что по дороге произойдет хоть что-нибудь и у меня появится приемлемый повод немного потянуть с отправлением финального отчета. Надежда была, конечно, совершенно дурацкая, но, как ни удивительно, мои чаяния сбылись: на крышке почтового ящика горел сигнал о приходе корреспонденции. Удивительное дело – обычно я, согласно давно выработавшейся привычке, сразу по возвращении в дом проверяю почту, но сегодня мои мысли были заняты предстоящей неприятной обязанностью и заглянуть под лестницу я забыла. А зря. Сэкономила бы себе много времени, поскольку в ящике обнаружилось не что иное, как записка от моих клиентов. Мсье Пуррье интересовался ходом расследования и кратко сообщал, что они с женой послали запрос в столичный банк, в котором у Ральфа был открыт счет, и выяснили, что все деньги их сын оттуда снял аккурат через дюжину дней после своего последнего письма.

Я понимала, что в который раз малодушно цепляюсь за соломинку, но что-то не позволило мне просто так отмахнуться от этого известия, и, вскочив на скурр, я понеслась обратно к пещере дракона.

– Внимательно слушаю, – без всяких предисловий заявил оборотень, расположившийся на краю обрыва.

Не растекаясь мыслью по древу, я вытащила письмо и зачитала его вслух.

– И что вы… – попыталась я было выяснить, но Зенедин остановил меня предостерегающим взмахом хвоста.

– Погоди. Мне надо подумать.

Надо так надо. Я уселась на скурр и взлетела вверх, справедливо полагая, что, когда понадоблюсь, мне об этом сообщат, а торчать на каменной площадке, изучая малоподвижное, покрытое чешуей тело, не было ни малейшего желания. Сейчас же я кружила под порывами ветра, отгородившись от дождя магическим щитом, и предавалась воспоминаниям, которым была сама не рада. Не скажу, что это самый подходящий момент для того, чтобы перебрать в голове все, связывающее меня с Ауири вообще и с Георгом в частности. Хорошего настроения точно не прибавилось. К счастью, дракон впадать в состояние грогги не стал, и вскоре в небо вознесся столб дыма, который я истолковала как приказ: «Брысь немедленно на место, слушать мои гениальные идеи». Не привыкшая спорить с детективными авторитетами, я так и поступила.

– Я тут немного поразмыслил, – сообщил мне Зенедин, словно без него я бы никогда об этом не догадалась. – Похоже, мы с тобой немного поспешили с окончанием расследования. В смерти молодого Пуррье не все так ясно, и мне кажется, прежде чем отчитываться перед клиентами, стоит уточнить еще несколько немаловажных деталей. Точнее, стоит это сделать с точки зрения профессиональной этики, но отнюдь не здравого смысла, поскольку лишний раз влезать в политику за весьма небольшую плату я тебе не советую.

– Мне кажется, или аналогичную тему нам уже доводилось обсуждать? – прищурила я глаза.

– Доводилось, – совершенно бесстрастно согласился оборотень.

– Результат вы помните? Тогда зачем начинать второй круг? Мой ответ останется все тем же.

Дракон молчал. Вот просто лежал на краю обрыва и молчал. Пришлось извиняться:

– Ну, хорошо, простите. Я понимаю, что вами движет забота о моей безопасности, но я сама себя уважать перестану, если буду отказываться от расследования при появлении трудностей. Дело же не только в деньгах.

– Как скажешь, – подняв с лап голову, проворчал Зенедин. – В таком случае у тебя есть целых четыре направления для поисков, различной степени сложности и привлекательности. Во-первых, стоит наведаться в банк, узнать, что именно произошло с деньгами Ральфа Пуррье.

– Так они мне и скажут, – хмыкнула я. – Это же банк.

– А ты найди способы. Далее. Ты покопалась в политической жизни столицы, как я тебе… советовал?

Могу поклясться, дракон хотел сказать «велел», но в последний момент справился с собой и заменил глагол на более нейтральный. Но смысл вопроса от этого не сильно изменился, и я опустила глаза долу.

– Времени не было.

– Не времени у тебя не было, – подозрительно миролюбиво заметил оборотень. – Ты просто упорно не веришь, что чтение газет может принести ощутимую пользу, и, похоже, до первого серьезного промаха мне так и не удастся тебя переубедить. Короче, сделай мне личное одолжение и разузнай, нет ли каких-то напряжений, неожиданных поворотов или просто громких сенсаций. Хорошо?

– Угу. – Кивнув, я осмелилась поднять взгляд.

– Последним пунктом программы остается смерть мадемуазель Джинни Стеар. Поговори с ее подружками, узнай, не произошло ли во время последнего приема, на котором она работала, чего-либо странного.

– То есть вы думаете…

– Ничего я не думаю, – прервал меня собеседник. – Просто количество непонятных событий в этом деле превысило некую критическую норму, и теперь мне хочется хоть часть из них перевести в раздел несчастных случаев, не имеющих непосредственного отношения к смерти юноши.

– Как скажете, – покладисто согласилась я и принялась подсчитывать задания. – Значит, банк, политика, – тут я скривилась, – и убийство. Погодите, но вы же говорили, что у меня есть четыре направления, а их всего три.

– Четвертое я оставлю про запас, авось оно нам и не пригодится, – любезно проинформировал меня Зенедин.

– Но хоть сообщите мне, о чем речь.

– Непременно. Но немного позже, если не возражаешь.

– А если я и возражаю, полагаю, от этого мало что изменится. Вариантов-то всего два: сообщите позже или не сообщите вовсе?

Вместо ответа дракон самодовольно усмехнулся.

– Тогда я полетела?

– Смотри, в реку не упади, – привычно напутствовал меня оборотень.

В вопросе с банком меня утешало только одно: мы с семьей Пуррье использовали один и тот же, лучший в столице, да, наверно, и в стране. В любом другом случае меня тут же послали бы в сторону выхода, едва я заикнулась бы про информацию о чужом счете, здесь же я надеялась, что служащие еще помнят про размер полученного мной наследства, пусть даже уже потраченного, и есть хоть маленький шанс.

Войдя в дверь, оснащенную заклинанием, которое сканировало каждого на предмет оружия и плохо замаскированных преступных намерений, я осмотрелась, обнаружила свободный кабинет одного из знакомых управляющих и резво двинулась туда. Мсье Хореш принял меня, сияя профессиональной улыбкой, усадил в кресло и предложил кофе, чаю или прохладительных напитков. От всего отказавшись, я вытащила из сумочки свое удостоверение частного детектива и пластинку с изображением Ральфа. Затем встала, подошла к столу, за которым восседал управляющий, положила все перед ним и, заискивающе улыбнувшись, заговорила:

– Мсье Хореш, я прекрасно понимаю, что вам строжайше запрещено выдавать хоть какую-то информацию касательно клиентов, но, уповая на ваш здравый смысл, я рискну задать простой вопрос. Правда ли, что около двух месяцев назад к вам пришел мсье Ральф Пуррье, – я указала на пластинку, – и снял со своего счета все имеющиеся там средства?

После небольшой паузы управляющий заговорщически взглянул на меня:

– Мадемуазель Айлия, как вы сами упомянули, сказать я вам ничего не могу, придется ограничиться этим. – И он выразительно кивнул.

– Спасибо, – прочувствованно поблагодарила я, сгребла свое имущество обратно в сумочку и покинула банк. С первым пунктом программы мы блистательно разобрались, только вот никакой практической пользы пока не наблюдалось.

Продолжив следовать плану, намеченному Зенедином, я наведалась в гости к Нади, но, как и следовало ожидать, в разгар рабочего дня девушки на диване с книжкой в руках не оказалось. Вряд ли она ограничивается тем, что вечерами разносит канапе разряженным в пух и прах светским львицам, наверно, «Белый кот» и днем предоставляет своим официанткам возможность заработать. Похоже, мне таки придется лететь домой читать газеты, как ни мрачно выглядит подобная перспектива.

В это сложно поверить, но я и правда весь вечер читала злополучные газеты, благо их уже скопилась внушительных размеров стопка. По итогам я, как это обычно и бывает, признала правоту дракона, настоятельно советующего мне регулярно засовывать свой нос в газетные развороты, причем желательно в тот момент, когда они еще пахнут свежей краской. Чтиво оказалось достаточно интересным, даже несмотря на то, что ничего особенно ценного мне выяснить не удалось. Главной новостью последних трех дюжин дней была смена главного редактора «Столичного вестника», самой популярной в Теннете газеты, которую читали все желающие быть в курсе политической жизни. Причем, как и следовало ожидать, если первые публикации, этому посвященные, являли собой пространные рассуждения о правах и обязанностях обычных граждан вообще и руководителей различных организаций в частности и носили явную печать недовольства, то в какой-то момент газета порадовала своих читателей статьей о том, что, к огромному сожалению всего коллектива, бывший редактор «Вестника» по состоянию здоровья взял бессрочный отпуск и отправился лечиться на морской берег, но в его отсутствие газета под мудрым руководством нового лидера продолжит процветать и сообщать столичным жителям самую свежую и беспристрастную информацию. Скажу честно, я немало повеселилась, следя за перипетиями этого конфликта и многое находя между строк. По итогам лично для меня неясным осталось одно: к какой политической силе принадлежал старый редактор «Вестника» и на чью марионетку его сменили. Дабы это выяснить, я продолжила изучение кричащих заголовков.

Довольно быстро ответ на мой вопрос нашелся. Около полудюжины дней назад вышел новый закон, согласно которому на кораблях, ведущих торговлю с другими странами, категорически запрещалось присутствие представителей каких-либо населяющих страну рас, кроме чистокровных людей. Причем в любом качестве, от поломоек до привилегированных пассажиров и даже торговцев, самостоятельно сопровождающих особо ценный груз. Мотивировал парламент такой запрет просто: дескать, суровые и не слишком воздержанные на язык гномы оскорбляют нежный слух грузчиков в заморских портах, а дриады и вовсе вносят смуту в командный состав. Шуму это нововведение вызвало немало, и в целой череде статей красочно расписывались беспорядки, последовавшие в Льоне и Кохиноре сразу за претворением запрета в жизнь. Так же нелестно журналисты отозвались об умственных качествах проголосовавших за новый закон, ибо из этого прямо следовало, что, лишившись привычного заработка на кораблях, нелюди хлынут в города и начнут отнимать рабочие места у чистокровного населения. А самое смешное, что гномы, из-за которых весь сыр-бор начался, на кораблях вообще отродясь не плавали и даже при погрузке товара с явной опаской ступали на трап, стремясь поскорее вернуться на твердую землю.

История эта говорила мне о многом. Совершенно очевидным становилось, что партия людей явно утратила такой важный рычаг управления общественным мнением, как пресса, но и вариант, что «Столичный вестник» прибрали к рукам нелюди, казался мне крайне сомнительным. Скорее уж партия магов затеяла очередную интригу и, здраво понимая, что последователи Адриана Роха им в этом не помощники, пытается перетянуть на свою сторону третью силу, могущую оказать решающее влияние на расклад голосов. В подтверждение моих подозрений в газетном выпуске трехдневной давности обнаружилось развернутое интервью с лидером волшебников мсье Арианом Поньоллой, средней силы магом, обладающим вместо волшебного просто фантастическим даром убеждения и виртуозным умением вести дебаты.

На изображении, предваряющем статью, маг был запечатлен у себя в рабочем кабинете, на фоне стеллажей, сплошь заставленных книгами. Среднего, даже невысокого роста, полноватый, с обрюзгшим, асимметричным лицом, мсье Поньолла по первому впечатлению никакой симпатии не вызывал. Но стоило попристальней вглядеться в его лицо, как вы замечали цепкие, чуть смеющиеся и очень внимательные глаза, улыбку, притаившуюся на губах, но в силу специфики работы редко появляющуюся, и становилось ясно, что первое впечатление ошибочно. С этим человеком как минимум стоит пообщаться лично и лишь тогда выносить окончательное суждение. Вся беда состояла в том, что лично пообщаться с обычными людьми мсье Поньолла не имел возможности, и электорат уже несколько лет пребывал в неком недоумении касательно главы партии магов и поддержку ей оказывал неохотно.

Я, кстати, всегда интересовалась, каким именно образом происходит слежка за отсутствием магического жульничества при голосованиях и выборах, и совсем недавно мне разъяснили, что здание городского совета, где заседал и парламент, просто напичкано самыми различными заклинаниями, не позволяющими применять магию и, того хуже, чутко реагирующими на откровенную ложь. Правда, с последним неудобством члены совета научились вполне успешно бороться путем недомолвок и иносказаний. Я бы даже сказала, в искусстве словесного лавирования они достигли потрясающих успехов. Те же, кому это не по силам, долго в руководящем органе не задерживаются. Но, возвращаясь к статье…

В развернутом интервью глава партии долго и пространно рассуждал на самые разные темы, но основной идеей было желание вводить в обиход жителей страны самые разнообразные новшества. Мсье Поньолла замечал, что многие боятся магии в повседневной жизни, и последовательно перечислял изобретения, с которыми обывателю в свое время пришлось смириться. Как основной пример он привел аккумуляторы с магическим зарядом, обеспечивающие энергией разнообразную домашнюю технику, как-то: стиральные и посудомоечные машины, холодильники. Почта тоже нашла свое упоминание, ибо, как не забыл заметить рассказчик, еще в прошлом столетии письма разносили птицы, и способ этот был гораздо менее надежен, чем простая телепортация, снискавшая в свое время огромное количество противников. Весьма благоразумно на скуррах, до сих пор остающихся довольно острой темой, внимание заострять не стали. В общем и целом интервью вышло вполне мирное и совершенно неинформативное. Основной целью публикации явно было напомнить электорату о своем существовании и начать подготовку почвы для осуществления каких-то далеко идущих планов.

Дочитав последнюю строчку, я откинулась на спинку своего рабочего кресла и шумно выдохнула. Безусловно, чтение выдалось довольно интересным, но кроме этого никакой практической пользы извлечь не удалось. Никаких тебе шумных скандалов, межпартийных распрей. Даже переход крупнейшей газеты города в новые руки прошел чуть ли не незамеченным. Все выводы, которые мне удалось сделать, исчерпывались следующим: партия людей временно уступила лидирующие позиции коалиции магов, но никаких практических последствий это пока не имеет. Парламент же относится к происходящему с безразличием стороннего наблюдателя. Такое поведение членам правительства, в общем-то, было свойственно на протяжении всего существования парламента. Умудренные опытом и тяжелые на подъем старики рассуждали весьма практично – пока нас прямо это не касается, и вмешиваться не стоит. Мысль же о том, что иногда может банально оказаться поздно предпринимать какие-либо активные действия, им, похоже, в голову ни разу не приходила. Ну, или отбрасывалась как несерьезная. Только вот мне от этого всего ни горячо ни холодно. Я вздохнула еще раз и привстала, пораженная посетившей меня мыслью. Газеты – вещь, безусловно, хорошая и читать их надо. Я даже перестану этим манкировать. Но лучше всего у меня получалось собирать информацию при личном общении. Тем более в этой истории мне столько раз приходилось сталкиваться с упоминанием приемов в высших кругах, что явно пора там побывать и посмотреть на все собственными глазами. И в плане понимания психологии Ваннейра с Ротани это полезно.

Но вот, хм… как туда попасть? Вряд ли родная сестра рыночного торговца, частный детектив с незаконченным магическим образованием имеет шанс вот так просто взять и заполучить приглашение на прием для избранных. Придется искать ходы. Первую мысль: взять и попросить помощи у Ваннейра, я отвергла. И не столько из-за смутных подозрений – вот я рассказала ему про идею с официанткой, и на тебе, труп, – сколько от нежелания, чтобы хоть один замешанный в пропаже Ральфа человек из присутствующих на приеме знал, кто я такая. Тем более что внешность для данного мероприятия я собиралась сменить кардинально.

Значит, надо поискать кого-то, кто сам приемы практически не посещает, но вот приглашение туда достать сможет… Долго ломать голову мне не пришлось, благо с матерью крупнейшего столичного наркоторговца я уже успела познакомиться и даже немного подружиться. Не теряя времени даром, я тут же написала мадам Гайриоль Салливари письмо, где кратко изложила суть проблемы и попросила о встрече. Дальше оставалось только ждать и посвятить себя последней из поставленных драконом задач – расследованию смерти Джинни Стеар.

На сей раз Нади оказалась дома, правда, выглядела еще более уставшей, чем в нашу прошлую встречу. Проявив понимание, я не стала долго рассиживаться в гостях, лишь попросила координаты девушек, обслуживающих вместе с Джинни последний прием, на котором она работала, и, получив желаемое, отправилась восвояси.

Следующая официантка, мадемуазель Софи Цейлин вместе с родителями проживала неподалеку от меня, в поделенном на четыре части доме. После первого взгляда на обстановку становилось очевидно, что они с Нади из совершенно разных прослоек и ее работа официанткой скорее развлечение, нежели способ заработать на жизнь. Открывшая мне двери приятная женщина представилась Варьей, матерью Софи, и, несмотря на мое не слишком активное сопротивление, утащила на кухню, где затеяла кормить ужином. В самый разгар приготовлений прибыла с работы и сама Софи, но о деле еще с полчаса поговорить не представлялось никакой возможности. Лишь когда мы прикончили последний кусок теплого пирога с корицей, мадам Цейлин удовлетворенно вздохнула и, погладив нас обеих по головам, удалилась со словами:

– Вы, деточки, поболтайте, а у меня еще дела.

Вот только интересно, какие дела могут быть у честной замужней женщины в девять часов вечера?

Проводив матушку взглядом, Софи повернулась ко мне:

– Так о чем вы хотели поговорить?

– О вашей подруге, Джинни Стеар.

– Ой, – совершенно непосредственно воскликнула девушка, – так она же умерла. И она мне не подруга, так, работали вместе. О чем нам с ней говорить? Джинни никогда не соглашалась куда-нибудь с нами выбраться, всегда была чем-то занята.

И это понятно, если вспомнить, что у мадемуазель Стеар минимум три младших сестры и всего одна мать. Тут не до гулянок, хоть бы время на сон найти, и то счастье. Но объяснять собеседнице я ничего не стала, лишь уточнила:

– Да, я в курсе, что Джинни умерла. Мне бы хотелось услышать, как прошел ее последний рабочий вечер.

– А зачем вам? – с неприкрытым любопытством поинтересовалась Софи.

В этот момент я разозлилась на уютно устроившуюся в жизни девочку и решила, что ее стоит немного встряхнуть. Достав из сумки удостоверение, я резким движением сунула его собеседнице под нос и сообщила:

– Айлия Нуар, детектив. Занимаюсь делом о смерти мадемуазель Стеар.

– Ой, – резко изменившись в лице, только и вымолвила Софи. Видимо, это было ее любимое слово в ситуации, когда она не знала, что сказать.

– Прошу вас выдать мне необходимую информацию, – продолжала я гнуть свою линию, изображая строгого полицейского.

– Да, конечно. – Девушка, демонстрируя готовность к сотрудничеству, даже непроизвольно выпрямилась на стуле и сложила руки на коленях. – А что именно вы хотите узнать?

Я повторила:

– Меня интересуют подробности последнего приема, на котором вы с Джинни работали вместе.

– Подробности? – немного растерянно переспросила собеседница. – Да вроде все было как обычно.

– Вот и расскажите мне это «обычно» по порядку, – проявила я редкое терпение.

Получив простую и понятную задачу, девушка оживилась.

– Сейчас. Значит, мы пришли, как полагается, за час до назначенного времени прихода гостей. Следуя указаниям, переоделись в предоставленную хозяином приема форму, красивую такую: короткие синие платья с золотой отделкой. Затем администратор вечера провел краткий инструктаж, объяснил, что и в какое время разносить. К слову сказать, там оказалась весьма сложная подборка вин по закускам.

Девушка прервалась, видимо вспоминая подробности, и мне удалось вклиниться с интересующим меня вопросом:

– А где, собственно, проходил прием?

– Вы не знаете? – как-то даже слишком удивилась Софи. – Так в особняке старого мсье Роддьери. Праздник был посвящен дню рождения его жены, Полетты. Именно поэтому гостей обслуживать было так сложно. На обычных вечеринках все куда как проще.

– Неудивительно. Но давайте вернемся к событиям того вечера.

– Я отвлекаюсь, да? Меня постоянно упрекают в том, что я не могу сосредоточиться на главной теме и то и дело отпрыгиваю в стороны. Ой… – Запнувшись, Софи с испугом на меня взглянула. – Простите.

– Продолжайте, – успокаивающе кивнула я.

– Получив инструкции, мы разошлись по залу, изучить обстановку и распределить маршруты. Знаете, у неопытных официанток часто образуются позабытые уголки зала, а в нашей фирме строго-настрого приказывают за этим тщательно следить. Соответственно, весь оставшийся вечер мы с Джинни и Ольей практически не пересекались, каждая была занята своим делом.

Замечательно. То есть один из двух людей, которые видели Джинни Стеар, толком мне ничего сказать не может.

– Но краем глаза вы же отслеживали их, правда?

– Конечно. Это чисто машинальное действие. Хорошая официантка всегда готова подстраховать напарницу. Но ничего не понадобилось. Джинни весьма профессионально, как и всегда, лавировала с закусками по залу, приветливо улыбалась и приседала в легком реверансе, протягивая поднос. Я даже позавидовала той легкости, с которой она проводит весь вечер на ногах. Лично у меня через три часа начинает бесовски ломить ступни.

Поняв, что, если я не хочу здесь заночевать, стоит брать течение нашего диалога под контроль, я уточнила:

– Значит, все время, что были гости, Джинни вела себя совершенно нормально. А потом она ничего не говорила о своих планах?

– Нет, – покачала головой собеседница. – Когда гости ушли, мы собрали еду и по традиции устроили себе маленький импровизированный банкет. Почти все заказчики «Белого кота» предпочитают давать официанткам чаевые таким образом. И не успела Джинни съесть даже пару устриц, являвшихся гвоздем вечера, ей принесли записку, и она сразу убежала.

– Что еще за записку? – переспросила я, ощущая сильное желание поднять вверх несуществующий хвост, как это обычно делал Зенедин, когда я сообщала ему что-то сверхинтересное. – И кто ее принес?

– Дворецкий мсье Роддьери. Он сказал, что в дверь позвонил какой-то юноша и попросил передать. Еще он добавил, что не собирается носить прислуге письма от любовников, такое поведение обслуживающего персонала совершенно возмутительно и ни в какие ворота не лезет. Джинни, пунцовая от смущения, заявила, что у нее нет никаких любовников и она понятия не имеет, от кого эта записка. В подтверждение своих слов она распечатала конверт и зачитала вслух его содержимое.

Чувствуя, что сейчас начну рычать и плеваться огнем, я из последних сил взяла себя в руки и почти спокойно спросила:

– И что же было в письме?

– Какая-то чушь, – отмахнулась Софи. – Я точно не помню, что-то вроде – если хочешь заработать, то на углу тебя ждет женщина в темном плаще.

– И все? – удивленно уточнила я.

Девушка пожала плечами.

– Все. Мы с Ольей даже внимания на это особого не обратили, настолько смешным нам показалось письмо. Но Джинни, хоть и не поняла, о чем речь, восприняла его всерьез и засобиралась. Она вообще никогда не упускала возможности заработать.

– И вы, узнав, что Джинни погибла, не обсудили ситуацию? Не рассказали о ней начальству?

– А что обсуждать? Она же устрицами отравилась, и вообще я в темные делишки лезть не собираюсь.

Ох… Мысленно вздохнув, я уточнила:

– А почему вы так уверены, что делишки именно темные?

Но, увы, узнать ответ на этот вопрос мне было не суждено – в кухню вплыла мадам Цейлин и недовольным тоном сообщила, что время позднее, так что мне пора и честь знать. Пообщаться можно и завтра, а сейчас время спать ложиться. Признав справедливость данного утверждения, я попрощалась и ретировалась, благо все интересное уже выяснила, а сил на дальнейший разговор с Софи у меня оставалось весьма немного.

Добравшись до дома, я ощутила себя выжатой до капли, даже на препирательства с мсье Генри, поджидавшим меня в холле, запала не осталось. Отмахнувшись от призрака, я кое-как вскарабкалась по лестнице и завалилась спать.

Следующий день тянулся, как постоявший пару дней в холодильнике цветочный мед. Точнее, утром кое-что все же произошло: я получила послание от матери мсье Эндрю, содержащее уведомление о том, что она ожидает меня завтра утром на чашку чая. Таким образом, в моем распоряжении оказались долгие двадцать часов, которые было совершенно нечем занять. То есть совершенно нечем. Я привела в порядок все рабочие бумаги, затем пересортировала их по другому, показавшемуся мне более удобным принципу. Послонявшись по дому с дюжину минут, вооружилась метелкой и усовершенствовала свои способности в левитации, стерев пыль со всего, что попалось на глаза. Признаюсь без ложной скромности, скорость, с которой метелка летала по полкам, приятно удивила меня саму. Закончив уборку, я наконец выбралась на свежий воздух, сиречь в магазин. Проблема с провизией в моем вместительном холодильнике грозила встать в полный рост в самое ближайшее время, и, дабы ее предотвратить, необходимо было принять меры. Чем я и занялась, вернувшись через час домой, нагруженная, как тележка самого ретивого работника столичного порта. Свалив гору покупок на кухонный стол, я занялась их разбором и приготовлением еды под присмотром объявившегося блудного призрака. С появлением мсье Генри атмосфера в доме изменилась: получив в свое распоряжение вечного оппонента, я воспрянула, и остаток дня прошел весьма живенько. К моему искреннему удивлению, до отхода ко сну мы с соседом умудрились не поругаться, и его «спокойной ночи» прозвучало дружелюбно и на редкость искренне.

Вскочив практически с первыми лучами солнца, я позавтракала, привела себя в порядок и полетела в гости к мадам Салливари. Дабы появиться на ее вилле в приемлемое время, пришлось сделать несколько кругов по периметру столицы, что, не стану скрывать, доставило мне удовольствие, и главное, импровизированная прогулка на свежем воздухе поспособствовала появлению аппетита, а это было весьма кстати – меня же на чай звали, а не просто о делах поговорить.

Разговор тем не менее долгим не оказался. Подав блюдо с вкуснейшими свежими пирожными, хозяйка любезно осведомилась о моем здоровье и остальном, получила ответ, что, дескать, спасибо, все в порядке, и сразу же перешла к делу. Умело ставя вопросы, мадам Салливари быстро выяснила, что мне нужен не просто абы какой прием, а тот, на который придут члены партии магов, а лучше, вообще вся политическая верхушка. Не утаила я также и тот факт, что собираюсь появиться на вечере в чужом облике. И под чужим именем. К счастью, мою собеседницу, явно обладающую сыщицкой жилкой, это ничуть не удивило. Она заговорщически улыбнулась, сообщила: «Нет проблем», и перешла к очередному пункту. Когда ее вопросы, а одновременно с ними и пирожные подошли к концу, хозяйка подмигнула мне и с довольным видом сообщила:

– Вам очень повезло. Как раз сегодня вечером в столице состоится грандиозный праздник по случаю юбилея супруги нашего мэра, и я уверена, что сумею раздобыть для вас приглашение. Будьте готовы к восьми вечера, я пришлю посыльного.

Все мои расспросы – куда идти, нужен ли подарок и тому подобное – мадам Салливари отмела взмахом руки и снизошла лишь до уточнения, что не стоит так волноваться, все будет в полном порядке, и она тоже имеет право на маленькие тайны. Довольно быстро придя к выводу, что ничего добиться не удастся, я сдалась и покинула гостеприимный сад. Если вдуматься, до восьми вечера оставалось не так много времени, а еще надо было платье на вечер найти. Вздохнув при одной мысли о предстоящих сборах, я взяла курс на бутик, в котором работала знакомая мне продавщица, время от времени дававшая одежду в аренду на один вечер. Единственным условием, кроме устраивающей обе стороны суммы денег, было возвращать платья в целости и сохранности, и, пока мне это удавалось, в моем распоряжении был практически неисчерпаемый гардероб. На полпути я очень пожалела, что не расспросила матушку мсье Эндрю о принятой на подобных мероприятиях форме одежды, но разворачиваться было глуповато, и справляться с поставленной задачей явно придется самостоятельно.

Около половины восьмого вечера я вертелась перед зеркалом, изучая результат многочасовых усилий. Зенедин был бы мной доволен – заклинание, меняющее облик, я освоила с блеском. Еще бы, после стольких тренировок. К сожалению, полученное в бутике золотое струящееся платье, очень открытое сверху и доходящее почти до лодыжек, не накладывало никаких ограничений на образ, и я перепробовала около десятка привлекательных молодых особей, прежде чем меня удовлетворила полученная картина. Теперь же я не без удовольствия взирала на пышногрудую, немного полноватую блондинку с гривой чуть вьющихся волос, спускающихся до пояса, с надутыми пухлыми губками и сиреневыми глазами в обрамлении загнутых длинных ресниц. С одной стороны, ничего особенно выдающегося в созданной мною девушке не было, с другой же – быстро обнаруживалось, что от нее весьма сложно оторвать взгляд.

От самолюбования меня отвлек раздавшийся звонок в дверь. Оглядев себя в последний раз и задержав глаза на безупречной формы ногтях, в тон платья сияющих золотом, я быстро сбежала вниз по лестнице и распахнула створку. Любопытство разыгралось вовсю, и я спешила узнать, что за сюрприз мне подготовила мадам Салливари.

Да уж, сюрприз оказался что надо – на пороге стоял ее сын, глава столичного наркобизнеса, мсье Эндрю Салливари собственной персоной. Да еще и разряженный в пух и прах. Нельзя не признать, смокинг цвета самого мрачного неба над Кохинором сидел на нем идеально, а цвет рубашки так гармонировал с моим платьем, что я заподозрила в этом совпадении отсутствие случайности. В сущности, что стоит для мсье Эндрю узнать, в каком платье я собираюсь пойти? Так, одним пальцем пошевелить, и ему в кратчайшие сроки сообщат даже цвет моего нижнего белья.

– Вы мне не рады? – поняв, что я так и собираюсь стоять столбом на пороге, поинтересовался посетитель. – Кстати, можно поинтересоваться, с кем имею честь разговаривать?

– А то вы не знаете? – улыбнулась я.

– Вас, Айлия, я узнаю в любом обличье, – поклонился собеседник. – Но вот псевдоним на сегодняшний вечер запамятовал, хотя порядочный джентльмен, согласитесь, должен знать имя своей прелестной спутницы, а вы сегодня воистину прелестны. Просто бальзам для моих глаз. Знали бы вы, как мне надоело стремление всех столичных дам превратиться в скелеты, обтянутые кожей. Нет, привлекательная женщина должна выглядеть иначе. Вот как вы, например.

– Спасибо. – Польщенная, я не удержалась от улыбки. – Но что значит – спутницы? Что именно вы имели в виду?

Мсье Эндрю удивленно поднял одну бровь.

– Как это что? Вы же хотели попасть на прием к мэру, я правильно понял?

– Да, – кивнула я.

– Так вот, девушкам не пристало появляться на подобных мероприятиях без сопровождения. А раз я туда тоже приглашен… – Собеседник поклонился. – Мадемуазель, вы окажете мне честь сопровождать вас на этот вечер?

Что ж, это превосходит мои самые смелые ожидания. На такое я и надеяться не могла. Присев в ответном реверансе, я улыбнулась:

– С вами, мсье, хоть на край света. Кстати, зовут меня мадемуазель Ноилия Торр.

– Очень приятно. – Подав руку, мсье Эндрю отвел меня к поджидающей за его спиной повозке, и мы отправились на вечер.

По дороге спутник даром времени не терял и вкратце перечислил мне имена самых важных гостей, мотивировав это тем, что в сутолоке приема запомнить всех, кому тебя представляют, совершенно невозможно, а некоторые имена знать просто обязательно. Я, в сущности, даже не пыталась спорить и, как губка, впитывала полезную информацию. Наконец наша повозка подъехала к крыльцу особняка мэра. Широкая мраморная лестница была покрыта светло-зеленой ковровой дорожкой, явно защищенной от грязи с помощью магии, поскольку даже самый тщательный осмотр не обнаружил бы на ней ни единого пятнышка. Опершись на своевременно подставленную руку своего галантного кавалера, я спустилась из повозки, и мы зашагали вверх по ступенькам, где у гостеприимно распахнутых дверей нас поджидал хозяин дома. Вслед за мсье Эндрю шествовали двое его подчиненных. Один нес огромную, красиво упакованную коробку, а второй – совершенно невероятных размеров корзину цветов.

Достигнув окончания лестницы, мы предстали перед мэром, оказавшимся человеком неожиданно маленького роста, зато весьма живым и обаятельным. Старательно демонстрируя, что прием абсолютно неофициальный, он сначала долго тряс руку моего спутника, затем, после того как мсье Эндрю представил меня, рассыпался в самых изысканных комплиментах. Спасло от лавины обязательной вежливости нас лишь появление следующих гостей – уже направляясь, дабы их поприветствовать, хозяин не забыл добавить, что его супруга принимает подарки в гостиной, а разделавшись с оставшимся официозом, мы просто обязаны чувствовать себя как дома.

Собственно, предложенный план нас вполне устроил, и мы действовали согласно ему: вручили подарки, добавив их к уже имеющейся в наличии внушительной груде, наговорили оживленной юбилярше кучу приятностей и проследовали в зал, где был сервирован стол. К нам тут же подскользнули две официантки с выпивкой и прохладительными напитками. Выбрав два бокала, спутник отвел меня к одному из небольших столиков, причудливо разбросанных по дальней стороне зала вдоль огромных окон, и, заботливо усадив, отправился добывать провиант.

Пока мсье Эндрю в задумчивости бродил меж череды заставленных самой разнообразной снедью столов, я с интересом оглядывала зал. При всем моем богатом жизненном опыте, бывать на подобных мероприятиях мне еще не доводилось. А я очень люблю новые впечатления. Огромное помещение, в котором я сидела, смотрелось феерически. Зал, со светлыми стенами и высоченным потолком, казался доверху заполнен цветущими растениями, они стояли вдоль стен, на столах, некоторые даже свисали с потолка вперемежку с магическими лампами. В этом доме явно деньги не экономили и банальных светлячков не держали. Слева от входа вдоль стены стояли накрытые опять же светло-зелеными скатертями столы, заполненные источающими аромат блюдами. Далее шло огромное пустое пространство, предназначенное для танцев, запланированных на недалекое будущее, а вслед за натертым до блеска паркетом начиналась зона отдыха, где были расставлены столики, в частности и мой.

После тщательного изучения я обнаружила, что часть окон оказалась дверьми, которые вели на террасу, огибающую дом и также заставленную столиками для гостей. Кои, кстати, не прекращали прибывать. Я как раз критическим взглядом окинула вход и заметила появившуюся в дверях пару, облаченную в ярко-красные наряды. Это были глава партии людей Адриан Рох и его неожиданно молодая супруга. Высокая, пронзительно черноволосая, она напоминала молодую азартную ведьмочку. К моему искреннему удивлению, они с мужем трогательно держались за руки. Я все еще рассматривала их, когда вернулся мсье Эндрю, уставивший наш столик тарелками, при виде которых я облизнулась, даже не стараясь скрыть своего энтузиазма. Продегустировав салат из мяса кохинорского тигрового краба и чуть неспелой мускусной дыни, я удовлетворенно кивнула и сказала с увлечением жующему спутнику:

– Вам совершенно не обязательно меня опекать. Я думаю, здесь со мной не случится ничего плохого. – Тут я осеклась, поскольку в дверях показался не кто иной, как мсье Верн Руаппи, уже дважды пытавшийся меня убить. В сущности, его приход был вполне предсказуемым, и даже странно, что раньше я не подумала о возможном появлении детектива. С трудом подавив порыв нырнуть под стол, я вовремя вспомнила, что нахожусь в чужом обличье; и вообще, если я погибну в столице, возмездия детективу не избежать, о чем он, кстати, прекрасно осведомлен. Эти мысли меня немного успокоили, и я смогла воздать должное маринованным помидорам-виноградинкам.

Спутник же, не заметивший моего недолгого замешательства, усмехнулся:

– За это вы не переживайте. Как только процесс пойдет, я перестану путаться у вас под ногами. О, а вот и хозяева.

Действительно, в дверях появился мэр, ведущий под руку свою сияющую супругу. Остановившись в центре залы, чета произнесла приветственную, подобающую случаю речь, после чего мэр взмахнул рукой, и небольшой оркестр, расположившийся в нише, прямо напротив входа, заиграл. Вечер начался.

Собственно, дальше ничего неожиданного не происходило. Я пила, ела, танцевала. Даже с ничего не подозревающим Ваннейром удалось повальсировать. Он, кстати, вел себя на удивление прилично, видимо, ему нравятся именно скелеты, обтянутые кожей, а мой нынешний вид не пробуждал в нем эмоций. Ротани тоже на вечере присутствовала, в сопровождении подтянутого и строго на нее взирающего деда. Но парочка друзей Ральфа сегодня меня не интересовала. Я старательно пыталась услышать обрывки разговоров, могущих быть для меня интересными, прочесывала темные уголки, пряталась на заставленной пальмами веранде. Все без толку. Точнее, один раз мне показалось, что рыбка поймана: я увидела, как заместитель главы партии магов за рукав увлекает своего коллегу на воздух, и, ускользнув от партнера по танцу, проследовала за ними. Но беседа, проходившая в самом дальнем краю веранды, посвящалась лишь личной жизни собеседников, а точнее, попыткам второго заместителя ухлестывать за супругой еще одного члена партии. Первый долго распинался на тему, что внутренние проблемы из-за женщины ему категорически не нужны и коллеге стоит поумерить свои аппетиты и поискать счастья на стороне. Я же сидела под ближайшим к ним столиком, слушала беседу, более напоминающую монолог, и ругалась про себя. Такая была плодотворная идея, а никакого результата нет. И что теперь? Искать женщину в черном плаще? А лучше иголку в стоге сена. Где там у нас ближайший стог? Осторожно выбравшись из-под столика, я признала очередное поражение и стала отступать в направлении веселящихся… ну или ближайшего стога.

Глава 8

В которой поход на прием высшего света приносит свои плоды, затем героиня переходит на новый этап отношений со своим полупрозрачным соседом, но, не успев толком закрепить успех, безалаберно вляпывается в ловушку


Отступление мое оказалось бесцеремонным образом прервано – совершенно неожиданно меня толкнули в спину. От удара я покачнулась на тонких каблуках и, не удержав шаткое равновесие, оказалась на вымощенном плиткой полу. Сверху тут же раздалось виноватое:

– Ох, простите великодушно, я задумался и вас не заметил.

Опершись на резные перила террасы, я поднялась на ноги и повернулась к говорившему.

– Ох, – сглотнув, ошарашенно повторил тот. – И как я мог вас не заметить? Решительно непонятно.

– Полагаю, что вы, как и я, перемещались спиной вперед. – Я улыбнулась. – Так что предлагаю считать инцидент исчерпанным.

– Вы великодушны, мадемуазель, – поклонился мужчина. – Позвольте представиться, Мортин Варк, потомственный волшебник.

Я оглядела его с головы до ног. Ничего особенного – мужчина средних лет, ближе ко второй половине жизненного пути, смуглый брюнет, худощав, с густыми усами и блестящими карими глазами. Короче, почти полная противоположность моему сегодняшнему облику.

– Очень приятно, Ай… Ноилия Торр к вашим услугам. – Я чуть склонила голову.

Мсье Варк рассмеялся.

– Услуги от столь привлекательной девушки мне пока не нужны. Разве что одна. Вы окажете мне честь выпить со мной?

– Конечно, – тут же кивнула я, усаживаясь за ближайший к перилам столик, с которого открывался прекрасный вид на цветущий ночной сад, искусно подсвеченный светлячковыми лампами.

– Что желаете?

– На ваш вкус, что-нибудь легкое.

Получив инструкции, потомственный волшебник удалился, и я осталась в одиночестве. В отличие от нас с ним большинство гостей предпочитали проводить время в оживленном общении и танцах и, соответственно, находились в самом зале или на веранде ближе к входу. На том же краю, где сидела я, не было никого, даже представители партии магов закончили обсуждение животрепещущих проблем, грозящих расколоть их коалицию изнутри, и удалились восвояси.

– Я все раздобыл, – гордо сообщил мсье Варк, появившись из-за пальмы в сопровождении левитируемого им подноса с едой и напитками. Опустив его на стол, волшебник расположился напротив меня и протянул мне один бокал. – Вот, прошу. Это не что иное, как розовое мускатное вино, собственноручно изготовленное дриадами. Надеюсь, вам понравится.

Я не стала уточнять, что предложенный им напиток хоть и был весьма хорош, но к настоящему творению дриад даже на вид не имел никакого отношения. Так, легкое вкусовое сходство, не более того. Вместо этого я пригубила бокал и восхитилась выбором собеседника.

– Спасибо, – приосанился тот. – Но почему очаровательная мадемуазель проводит время в одиночестве, вместо того чтобы наслаждаться высшим обществом?

– Я наслаждалась. Причем довольно долгое время. Просто решила взять небольшую передышку. А вот что вы делаете на веранде? Неужели с соратниками по партии не о чем поговорить?

Мсье Варк нахмурился.

– По какой партии?

– А вы разве не член партии магов? – удивилась я.

– Ах, вы об этом. Нет, к счастью, к политике я никакого отношения не имею. А вот к этой партии да, вы угадали, имею. Но немного опосредованное.

– Какое же? – чуть игриво глядя на собеседника поверх ободка бокала, поинтересовалась я.

– Хм… – Волшебник неуверенно поерзал на стуле. – Вообще-то меня просили этого не говорить, но…

– Я никому не скажу, – поспешила я его успокоить. И, в качестве демонстрации честных намерений, обольстительно улыбнулась и наклонилась вперед.

Довольно большое количество выпитого и сила земного притяжения сделали свое дело – мужчина вновь сглотнул и решительно качнул головой.

– Ладно, слушайте. Дело в том, что я, как уже говорил, потомственный волшебник и с самого юного возраста интересуюсь магическим прогрессом. Долгое время ничего особенного у меня не получалось, так, мелкие улучшения уже созданных вещей, но во время дипломной работы я мельком затронул тему существующей сейчас почты.

Замолчав, рассказчик потянулся за очередным бокалом и парой аппетитных канапешек, и я смогла задать вертевшийся на языке вопрос:

– А где вы учились?

– В Льоне, где же еще. Там весьма неплохая Высшая школа научной магии, – пояснял мсье Варк и вернулся к прерванной мысли. – Как я уже упоминал, с почтой я столкнулся давно, но продолжительное время об этом не вспоминал, пока несколько лет назад мне не пришло в голову, что, в сущности, пользоваться для общения лишь письмами – глупо. Если мы можем перенести на огромное расстояние предмет, то же самое вполне реально проделать и с голосом, и с изображением. Вы понимаете, к чему я веду?

Понять-то я поняла, но была слишком удивлена, да и от роли красивой, но недалекой блондинки нельзя было отступать, поэтому я просто помотала головой, поощряя рассказчика продолжать.

– Все очень просто, – снисходительно усмехнулся тот. – Мне захотелось изобрести способ передавать разговор на расстоянии. Чтобы вы, находясь, к примеру, в столице, могли поговорить со своей тетей из Льона, глядя ей глаза в глаза.

– Потрясающе, – только и вымолвила я, ничуть не покривив при этом душой.

– К сожалению, далеко не все так думают, – поморщился волшебник. – В самом начале исследований я пришел с этой идеей в Школу научной магии, надеясь, что мне там окажут всяческую поддержку и выделят нескольких помощников. Но совершенно неожиданно руководство приняло меня в штыки, заявив, что я сам не понимаю, куда лезу и к каким последствиям это может привести.

– А к каким? – тут же с любопытством уточнила я.

Получив возможность выговориться, мой не вполне трезвый собеседник оперся на стол и начал жаловаться:

– В качестве вопиющего примера мне привели появившуюся бы у всех возможность подсматривать за остальными.

– Это же глупо! – возмутилась я. – Насколько я поняла, связь устанавливается по взаимному желанию.

– Вы не совсем правы. Дело в том, что, разработав прибор, действующий только в двустороннем порядке, совершенно несложно создать устройство, которое будет передавать информацию с места своей установки постоянно, вне зависимости от желания присутствующих там людей и нелюдей.

Я в задумчивости покачала головой.

– А вам не кажется, что они правы? Ведь и впрямь появится возможность подсматривать за личной жизнью других. Хотя такой прибор был бы очень полезен…

Изобретатель понуро вздохнул.

– Вы еще очень молоды… наверно, не помните все дебаты по поводу скурров. Дескать, с них можно будет камнями в головы прохожих швыряться. Вот и аргументы, которые я услышал в Школе научной магии, из той же области. Нельзя ориентироваться только на идиотов, тогда нормальные люди ни с чем останутся. Короче, я понял, что от моих бывших учителей ничего не добиться, а так как задуманное в одиночку было осуществить совершенно нереально, стал искать другие варианты и написал в упомянутую вами партию магов. Те отнеслись к моей идее с гораздо большим энтузиазмом и без лишних проволочек выдали все необходимое для работы.

Я поперхнулась розовым мускатным вином.

– Вы хотите сказать, что добились своего и создали задуманный прибор?

– Естественно, – оскорбленно взвился собеседник и тут же грузно опустился обратно на стул. Если в начале нашей беседы он выглядел вполне адекватным, то сейчас потребляемый им алкоголь действовал с ужасающей скоростью. Укрепившись в кресле, волшебник продолжил: – А ваши сомнения, они просто… оскорбительны. Когда я берусь за дело, я всегда довожу его до победного конца. Около полугода назад прибор был завершен и начата тестовая эксплуатация, а вскоре его повсеместное применение будет одобрено парламентом. И это сделает меня известным, меня наконец…

Собеседник говорил еще что-то, я же сидела как громом пораженная. У меня получилось. Я выяснила то, о чем просил дракон. Да уж, появление такого прибора станет настоящим шоком для большинства ничего не смыслящих в магии людей, и, честно говоря, перспектива прохождения патента через парламент казалась мне крайне маловероятной. Если уж там аргументы прошвыряться камнями со скурров приводятся… Но зато стало намного понятней, что именно заставило партию магов активизироваться и начать подминать под себя прессу и мелкие партии.

– А пойдемте погуляем! – неожиданно предложил мсье Варк и, схватив меня за руку, попытался поднять с кресла.

– Простите, – вывернула я кисть, – меня, наверно, спутник заждался.

– Я… я рассказал как на духу всю мою жизнь, а вы отказываетесь прогуляться со мной по лунным дорожкам. Вот она, людская неблагодарность. Нет уж, мы пойдем!

От рукоприкладства на первом в моей жизни приеме в высшем обществе меня спас вовремя появившийся в нашем углу веранды член партии магов. При виде полностью утратившего человеческий облик волшебника он радостно вскрикнул:

– Вот вы где прячетесь! А мы вас обыскались. – Затем, здраво оценив обстановку, строго поинтересовался: – Мадемуазель, с вами все в порядке? Наш собрат не позволил себе лишнего?

– Все нормально, – неопределенно махнула я рукой и поспешно удалилась, предоставив двум мужчинам разбираться между собой.

По возвращении в зал выяснилось, что за время моего достаточно долгого отсутствия там ничего не изменилось. Гости все так же кружились под звуки, извлекаемые искусными музыкантами из инструментов, а в перерывах между танцами потребляли щедрое угощение. Но, несмотря на высокое качество и музыки, и еды, присоединяться к бездумно развлекающейся толпе мне нисколько не хотелось, а всю возможную информацию я уже выяснила, так что, с трудом отыскав мсье Эндрю, сообщила тому, что устала от шума и удаляюсь. Обрубив на корню попытки наркомагната проводить меня до дому, я поблагодарила его за компанию и максимально незаметно ускользнула из залы в летнюю ночь. Тут передо мной возникла очередная проблема, но, к счастью, ушлые столичные извозчики не упустили возможности подзаработать, и у ворот особняка мэра их скопилось изрядное количество. Запрыгнув в первую попавшуюся повозку, я указала пункт назначения и вскоре уже входила в родные пенаты.

Весь остаток вечера я просидела на окне спальни, напряженно размышляя. С одной стороны, все указания, выданные мне драконом, я успешно выполнила, а с другой – понятнее ничего не стало. Да, Ральф сам снял со счета в банке деньги, далее непонятно куда испарившиеся, да, в политической жизни страны назревает крупный скандал, да, Джинни после работы ждала какая-то незнакомая женщина, и устриц она толком не ела. И что с того? Хотя одно я все же могла сказать точно: уверенности в смерти Ральфа по его собственной глупости у меня сильно поубавилось. Только вот какое к юноше имеет отношение новый чудодейственный прибор, который партия магов собирается запустить в массы, и как, скажите на милость, можно отыскать женщину, про которую известно лишь одно: она ждала официантку на углу улицы и была в черном плаще? Неплохо бы последовательно проверить всех особ женского пола, с коими поддерживал знакомство мсье Пуррье-младший, но кто окажется столь любезен и напишет мне подробный список? Все ближайшие друзья в один голос твердили, что никого не знают, кроме тех, с кем я уже общалась. Удобно, не правда ли? Выругавшись, я сделала единственно разумную в сложившейся ситуации вещь: отправилась спать.

Стоило мне открыть глаза под воздействием предательского лучика солнца, как сразу же появилось ощущение, что мне снилось что-то очень важное. Ведь не зря считается, что во сне наше подсознание работает над решением сложных задач, непосильных для бодрствующего мозга. По крайней мере, за моим подсознанием такое ранее замечалось, и сейчас я привычно прикрыла глаза, уносясь в легкую дремоту.

Сработало. Практически сразу же я оказалась в саду хозяйки квартиры, в которой жил Ральф Пуррье. Только на этот раз вместо мирного чаепития, происходившего в реальности, я, слегка помахивая лопатой, требовала у растрепанной, с испачканными землей руками женщины полный список всех дам, с которыми встречался ее жилец.

– Да не знаю я! – Жертва отмахивалась от меня вырванным из земли с корнями кустом роз с неправдоподобно большими шипами. – Сказано же – я не занимаюсь слежкой за жильцами, на это есть…

– Доброе утро! – раздался слева жизнерадостный голос, напрочь прогнав старательно выпестованную мной легкую дремоту.

Открыв глаза, я прорычала:

– Я же запретила вам входить в мою спальню.

– А я и не входил, – парировал призрак, покачиваясь на улице напротив открытого окна. Сама виновата, если забыла с вечера затворить створку и задернуть занавеску.

– Отлично… значит, мне придется переформутировать свое требование, – не успокоившись, огрызнулась я. – А теперь вы позволите, я оденусь?

– Ох, прости… ты за чью нравственность переживаешь, вот только неясно.

С этими словами мсье Генри предусмотрительно ретировался в направлении крыши, поскольку я уже была готова запустить в него чем-нибудь тяжелым. И неважно, что бестелесному соседу даже обрушивание на него рояля ничем бы не повредило, мне позарез требовалось выпустить пар. Но, увы, пришлось ограничиться умыванием ледяной водой да подбором одежды агрессивных тонов.

За завтраком я читала нотации призраку, который, узнав, что прервал меня на самом интересном месте, не выказал ни малейшего раскаяния и даже наоборот – проворчал, что если я хочу снискать успех на детективном поприще, то должна быть в состоянии обходиться без вещих снов и предсказаний гадалок. Эта тирада вызвала у меня очередную бурю негодования, и вторая половина завтрака прошла в одиночестве. Это оказалось на редкость удачно, потому как после исчезновения в стене обиженной спины привидения я смогла сосредоточиться и припомнить наш в реальности случившийся разговор с хозяйкой квартиры Ральфа. Она ведь действительно что-то подобное мне говорила. Так кто же следил за молодыми жильцами? Задав себе этот вопрос, я поперхнулась соком и, стряхнув с одежды желтые капли, вымелась из-за стола. И как, ну вот как я раньше не вспомнила о подозрительно скрипнувшей двери на площадке пропавшего юноши? Где, спрашивается, была моя голова все это время?

Не снижая темпа, я плюхнулась на доску и за какую-то дюжину минут долетела до бывшего обиталища мсье Пуррье-младшего. Затем вихрем поднялась по лестнице и забарабанила в дверь квартиры напротив. Практически сразу же она отворилась, и на пороге показался сухонький старичок, ростом едва доходящий мне до плеча.

– Что тута за шум? – сурово поинтересовался он. – Не видишь, что ль, звонок есть. Ежели все начнут по двери лупить… она, меж прочим, не казенная.

Оторопев от такой отповеди, я опустила глаза долу.

– Че молчишь? Говори, зачем пришла.

Выйдя из ступора, я извлекла из сумочки удостоверение и как можно более официально отчеканила:

– Детектив Нуар, занимаюсь расследованием смерти мсье Ральфа Пуррье. Явилась получить ответы на интересующие следствие вопросы.

– Коль явилась, заходи. – Немного стушевавшись, дедок посторонился.

Апартаменты, в которых он проживал, являлись точной копией квартиры Ральфа, с учетом зеркального отражения. Вот только в порядке разнообразия меня не оставили в коридоре и не провели на маленькую кухоньку. Декорациями для предстоящей сцены «строгий детектив Нуар допрашивает ни в чем не повинного старичка» была выбрана большая из двух комнат, по меткому выражению девушки, проживающей через площадку, «едва насчитывающая дюжину метров». Правда, количество мебели, которое хозяин умудрился впихнуть в весьма ограниченное пространство, поражало воображение. Вдоль трех стен стояли шкафы, под завязку наполненные всякой всячиной, от толкователей снов до раковин с берега моря. Посередине же комнаты располагался массивный стол, окруженный явно антикварными стульями. Не в плане исторической ценности, конечно, а лишь в плане весьма почтенного возраста.

Весьма непочтительно рухнув на один из них, старичок указал на соседний.

– Сядай уже.

Из детского упрямства выбрав другой стул, ровно напротив собеседника, я уселась, пристроила на столе сумку и попросила:

– Представьтесь, пожалуйста.

– Патрик Роккоро, – без лишних слов ответил хозяин, явно с пиететом относившийся к любой власти и не понявший, что я-то никакую власть не олицетворяю.

Ах Роккоро… значит, моя догадка верна на все сто процентов. Дедуля – родственник хозяйки квартиры, причем, судя по условиям его проживания, дальний. Что-то вроде двоюродного дяди мужа – на улицу выкинуть совесть не позволяет, а тратить лишние деньги жалко. Вот мадам Габриель и пристроила родственничка в одну из квартир, находящихся в ее собственности, за оставшимися жильцами следить. Что ж, это мне только на руку. Решив не растекаться мыслью по древу и пойти ва-банк, я чуть наклонилась над столом и заговорила:

– Мадам Габриель поведала мне о вашей роли в этом доме. Будьте любезны, расскажите поподробнее о жизни Ральфа Пуррье.

– Так вы за этим? Тут нет проблем, – оживился дедок и даже облегченно заулыбался. Интересно, какие грешки скрывает он в своих вместительных шкафах? – Короче, тут и говорить особо не о чем, жил рыжий скромно, тихо, компаний к себе не водил, свистоплясок не устраивал.

Ну уж нет. Без добычи я с этого стула не встану.

– Но к нему же ходили посетители? Я никогда не поверю, что молодой человек жил совсем затворником.

– Ходили, конечно, – закивал собеседник, – как не ходить. Ща, дай вспомнить. – Он смешно наморщил лоб. – Значится, так. Попервоначалу, когда рыжий токмо заселился, к нему никто не наведывался, видать, еще знакомств не завел. Далее осенью стали заглядывать разные молодые люди, но никто из них не зачастил. В начале зимы девица пару раз появлялась, такая тощая, манерная вся…

Вытащив из сумки изображение Ральфа с Ротани на площади, я протянула ее собеседнику.

– Точно! – воскликнул он, чуть подпрыгнув на стуле. – Она. Так если вы все знаете, чего спрашиваете?

– Я знаю далеко не все, – успокоила я старика. – Продолжайте, пожалуйста.

– Так я почти закончил. Кроме однокурсников и этой тощей девицы тут появлялась только одна особа. Странная до беса. Я даже Габриели говорил, что это подозрительно как-то, но она от меня просто отмахнулась, сказала: мальчик хороший и поводов к недоверию не давал.

– А вы можете описать мне эту странную особу?

– Увы, не могу. Она все время в плащ куталась, длинный, с капюшоном. Одно могу сказать: денег у бабенки куры не клюют, это я и по обувке, и по меховому плащу точно определил.

Так… в деле определенно появилась загадочная женщина в плаще. Но, увы, по этой примете мне ее ну никак не обнаружить.

– Неужели вы больше ничего не можете про нее сказать? – почти умоляюще протянула я. – Какую-нибудь мелочь. Когда она появлялась, на чем приезжала…

– Первый раз я заметил ее в самом начале весны, и с тех пор она наведывалась минимум раз в неделю. Я уж было подумал, – принялся объяснять дедуля, – что у них с рыжим роман, но та тощая тоже никуда не делась. Дамочка в плаще приходила пешком, обычно где-то во второй половине дня, но не очень поздно. Она всегда засветло раскланивалась и удалялась восвояси.

– Все? – понуро уточнила я. – Больше вы ничего важного припомнить не можете?

– Вроде нет. Я все рассказал, – покачал головой собеседник.

– Тогда спасибо. – Встав, я протянула хозяину свою карточку. – Если что-то припомните, будьте любезны, сообщите.

– Ага, – жизнерадостно кивнул дедок, закрывая за мной дверь.

В не самом умиротворенном расположении духа я вернулась домой. Вид маячившей у бокового входа незнакомой женщины тоже оптимизма мне не прибавил, но такова работа частного детектива: принимать клиентов следует в любом настроении, особенно если учесть, что им, как правило, еще хуже. Покорившись неизбежному, я приземлилась хм… на крыше, пристроила скурр на положенное место и спустилась в холл, по дороге не забыв поглядеть в зеркало и пригладить спутанные волосы.

– Тебя там ждут, причем давно, – доложил вездесущий мсье Генри, стоило мне показаться на лестнице.

– Я видела, спасибо.

Кивнув, я подошла к входу для посетителей и распахнула дверь.

– Ой, – покачнулась беззаботно опершаяся на ее створку женщина. – Откуда вы взялись? Я же несчетное количество раз в дверь звонила.

Чуть усмехнувшись, я пояснила:

– Вы же не всерьез думаете, что в детективном агентстве всего лишь один вход?

– Действительно. – Пожав плечами, собеседница вспомнила, что пришла сюда по делу. – Я, собственно, к вам. Вы позволите мне войти?

– Да, естественно.

Пропустив замешкавшуюся на пороге женщину вперед, я проводила ее в рабочий кабинет и усадила в кресло для клиентов. Затем расположилась за своим столом и с уверенным в себе видом осведомилась:

– Чем могу быть полезна?

Вместо ответа посетительница залезла в объемистую сумку и вытащила оттуда конверт.

– Позвольте представиться: мадам Робредо, я пришла к вам по поручению мсье Пуррье.

– Ральфа? – изумленно выдохнула я.

– Увы, нет, – покачала головой женщина. – Его отца. Это от него записка. – И она протянула мне конверт.

Не вставая с места, я пролевитировала его к себе и, разорвав, прочитала находящееся внутри сообщение. Буквально в паре строчек мсье Пуррье просил меня проинформировать собирающуюся к ним родственницу о ходе расследования, мотивировав это тем, что устная передача всегда более подробна и наглядна, чем письменное изложение.

– Вам известно, что здесь написано? – подняв глаза, осведомилась я у молча ожидающей моей реакции мацам Робредо.

– Да, – подтвердила та еще и кивком головы. – Вы расскажете мне про Ральфа?

Делать это мне крайне не хотелось, но и выбора особого не было. В конце концов, я совершенно определенно обещала держать родителей Ральфа в курсе хода расследования, а сама за это время не написала ни строчки. Придется, похоже, отчитаться, но далеко не полностью. Для откровений время еще не настало.

Быстренько уложив в голове ориентировочные опорные пункты предстоящего рассказа, я приступила:

– К сожалению, никаких хороших новостей я сообщить не могу. Разве что к разряду таких отнести отсутствие у меня уверенности в смерти Ральфа.

– Значит, он жив? – взметнулась слушательница.

– Этого тоже утверждать нельзя, – терпеливо объяснила я. – Повторяю: я всего лишь не уверена в его смерти. Кроме того, что мне так и не удалось обнаружить труп, я пообщалась со всеми друзьями пропавшего и его бывшей девушкой…

– И что они? – весьма несдержанно перебила меня посетительница. – Вам удалось хоть что-нибудь выяснить?

– Существенного – опять же нет. В этом расследовании вообще одни сплошные нет. Вот и Джинни Стеар тоже больше нет…

Мадам Робредо недоуменно на меня взглянула:

– А это еще кто?

– Одна из официанток со званых приемов, на которые Ральф часто ходил, – пояснила я. – Она хотела выйти за него замуж, но, увы, так и не претворив свой план в жизнь, отравилась.

– Как отравилась? – В тоне слушательницы сквозило полное недоумение.

– Очень просто. Поела несвежих устриц, оставшихся после приема, и вот…

Рассказывать о наших с драконом подозрениях, уже почти перешедших у меня в уверенность, я не стала. Главным образом потому, что расследование этой смерти совершенно определенно зашло в тупик, а кто же станет радостно рапортовать о собственных неудачах. Зато про поиски следа пропавшего юноши по дороге к отчему дому я изложила все подробности (до определенного момента, конечно), закончив историю утренним исчезновением Ральфа. Про водопад я опять же ни словом не упомянула.

– Но тогда почему вы здесь, а не в том городке? Ральф же там пропал, а отнюдь не в Теннете! – с возмущением поинтересовалась женщина.

– Потому как весь мой опыт однозначно утверждает, что для такого развития событий есть всего два варианта: или юношу похитили, или он по непонятным причинам скрылся сам, и в любом из этих случаев Ральфа уже нет на развилке. Причины же произошедшего следует искать там, где он обитал в последнее время, и именно этим я в настоящий момент занимаюсь.

– Как-то небогато у вас с информацией, – осуждающе поджала губы дальняя родственница моей пропажи.

Хотя любой на ее месте наверняка отреагировал бы на столь скудные сведения подобным образом, я не сдержалась и ответила достаточно резко:

– Уж как могу. Как я понимаю, остальные в вопросе поиска Ральфа и настолько не продвинулись. А сейчас, простите, мне пора, дела ждут. – И я с шумом выдвинула и захлопнула верхний ящик стола.

– Хорошо.

Никак не отреагировав на колкость, посетительница встала и, более ничего не сказав, просто кивнула мне на прощание и удалилась. Я же, так по-хамски выставив ни в чем не повинную женщину за дверь, раздраженно фыркнула и направилась на кухню, готовить обед. Ко мне немедленно присоединился мсье Генри, как у него заведено, подслушавший нашу с мадам Робредо беседу.

– И тебе не стыдно? – обвиняющее вопросил привычно расположившийся над плитой призрак.

Не знаю уж, что хорошего он находил в столь близком соседстве с брызгами масла и паром из кастрюль, но тем не менее, когда мы находились на кухне, мсье Генри непременно пристраивался именно над плитой.

– А с чего мне должно быть стыдно? – попыталась я возразить, заранее зная, что эта затея обречена на провал.

– С того, что ты только что наплела с три короба, а родители Ральфа, между прочим, за сына волнуются, переживают.

Я отвлеклась от готовки и пристально взглянула на призрака.

– Откуда, интересно, вы взяли, что я наплела с три короба? Вы же сами ничего не знаете про ход расследования.

– Так расскажи мне. – В голосе мсье Генри явственно звучали просительные нотки.

Это удивило меня настолько, что я вновь оторвала глаза от рыбы и внимательно всмотрелась в полупрозрачное лицо дедушки Антея. Выражение его соответствовало тону, которым были произнесены недавние слова, и мое желание просто насмешливо фыркнуть в ответ неожиданно улетучилось, и в голову пришла неожиданная мысль: а почему бы мне, в самом деле, не поделиться информацией с мсье Генри. Трепать направо и налево языком он вряд ли начнет, а обстановка в доме станет более миролюбивой.

– Вы обещаете мне, что больше никому это не расскажете? – на всякий случай уточнила я, немного опасаясь обидеть призрака таким вопросом.

Но нет, тот не обиделся, а лишь провозгласил:

– Торжественно клянусь. – После чего опустился пониже.

– Договорились, – кивнула я и приступила к подробному изложению.

Посиделки на кухне с соседом по особняку весьма затянулись. Любопытный призрак выспросил у меня все подробности, ничуть не смущаясь тем, что параллельно я пыталась пообедать. К счастью, в самом начале беседы я в категоричной форме дала понять, что в практических советах не нуждаюсь, да и ехидные комментарии не особо приветствуются, так что их количество свелось к вполне приемлемому минимуму, который я благополучно пропускала мимо ушей. В процессе отчета я успела доделать еду, потребить ее, убрать со стола, выпить пару чашек чая, а вопросы у призрака все не иссякали. Но наконец собеседник удовлетворенно кивнул и, сообщив, что у него имеются определенные планы на вечер, ретировался, по традиции просочившись сквозь наружную стену. Ни тебе спасиба, ни до свидания. Вот она, привиденческая благодарность за мою откровенность. Надо будет в качестве ответного жеста выспросить у мсье Генри, что же за дела такие постоянно случаются у призрака, твердо решившего не вмешиваться в жизнь людей. Хотя, судя по последним данным, это решение уже утратило актуальность.

Пожав плечами, я покинула кухню и отправилась в кабинет, где, расположившись в кресле, старательно проштудировала утреннюю газету. Да, знаю, я клятвенно обещала себе впредь делать это за завтраком, но сегодня тому помешали разнообразные внешние факторы, впрочем, в первую очередь стоит сознаться хоть перед собой, я просто о ней забыла. Придется отдуваться сейчас.

К моему удивлению, свежая пресса оказалась неинтересной, даже более того – скучной. Кроме красочного описания вчерашнего приема, более похожего на восторженную оду мэру Теннета и его повзрослевшей на год супруге, ничего всерьез заслуживающего внимания я между строчек обнаружить не смогла, но старательно прочитала газету до последней точки. Мало ли в каком месте удастся разыскать зацепку, кроме того, делать все равно было решительно нечего, даже Антей в городе отсутствовал. Покончив с последним абзацем, я зевнула, а бросив взгляд за окно, выяснила, что там уже начало темнеть. Что ж, разбудили меня сегодня рано, вполне можно и спать пойти…

– Доброе утро! – раздалось слева.

– Ох, нет, – простонала я и, отвернувшись от окна, накрыла голову подушкой.

– Нет так нет, – вздохнул мсье Генри, явно решивший добавить к роли моего секретаря еще и обязанности будильника. – Но прими к сведению, что в почтовом ящике тебя дожидается письмо, которое, я уверен, имеет самое непосредственное отношение к текущему расследованию.

– Работа не волк, – пробурчала я, но сонливость при подобном известии рассеялась почти мгновенно. Любопытство всегда было моей самой слабой стороной. Или самой сильной, это смотря что считать слабостями. В любом случае я, морщась, вылезла из уютного гнездышка, наскоро умылась, накинула присланный недавно братом в подарок халат и спустилась в холл.

Внизу меня действительно ждало письмо, кроме того, призрак оказался прав и насчет его содержания. Мадам Робредо сообщала, что вчера вечером получила интересные сведения, которые могут помочь мне узнать больше о судьбе Ральфа. Для этого следовало добраться до старых каменоломен и отыскать тамошнего сторожа, Хаджа. Очевидно, что после такой информации я позавтракала с поистине молниеносной скоростью, торопясь очутиться лицом к лицу с указанным сторожем. Призрак же, напротив, моего энтузиазма совершенно не разделявший, завис над плитой и вешал, что все это выглядит очень странно и не иначе как происки врагов.

– У меня нет врагов, – отмахнулась я. – Только детектив, а тот предупрежден о последствиях неуемного желания убить меня в окрестностях столицы.

– Но ты хоть будешь осторожна? – почти просительно промолвил мой полупрозрачный сосед.

Ответствовав, что я вообще всегда максимально осторожна, я через две ступеньки поднялась на крышу и отбыла.

Старые каменоломни находились в районе Ауири. Во времена основания столицы именно там, в месте, где скальные породы торчали наружу, бери не хочу, добывался камень для постройки первых городских зданий. С течением выработки скала превратилась в настоящую паутину хитро переплетенных коридоров – необразованные рабочие не утруждали себя составлением карт или хоть какой-то синхронизацией совместной работы и продвигались внутрь в совершенно произвольном, лично им удобном направлении. Собственно, именно поэтому, а вовсе не из-за иссякших ресурсов вырубку камня перенесли, а внеплановый лабиринт закрыли, дабы избежать надоевших руководству поисков не только расшалившейся молодежи, регулярно желающей острых ощущений и играючи преодолевающей охрану, но и собственных рабочих. История о том, как одного особо ретивого добытчика искали добрых три дня, переполнила чашу терпения городского совета, и, несмотря на внушительные материальные потери, добыча строительного материала переехала на другой берег реки. Кстати, я совершенно не удивлюсь, если выяснится, что как раз в это время камень заметно подорожал и на самом деле никаких денежных потерь у города не было, даже наоборот.

Погруженная в свои мысли, я не заметила, как долетела уже практически до излучины реки, и теперь следовало вплотную заняться поисками каменоломен. Быстро сориентировавшись на местности, я свернула направо, и через несколько минут глазам моим предстали полдюжины заброшенных домиков без всякого следа разумной жизни. Интересно, а сторож что, в пещерах обитает? После того как мои ноги коснулись твердой земли прямо напротив перегороженного тонкой веревкой входа, я огляделась и, по-прежнему не обнаружив никаких признаков присутствия человека, решила предпринять самое разумное в данной ситуации – просто открыла рот и достаточно громко поинтересовалась:

– Эй, есть кто живой!

– Чего орешь? – проворчал крупный мужчина, тут же появившийся из темного провала каменоломен.

– Вас ищу, – ответила я и уточнила: – Если вы, конечно, сторож данной территории, мсье Хадж.

– Тогда вы по адресу, – буркнул тот и сурово взглянул на меня из-под насупленных седых бровей. – Чего желаете?

– Мне сказали, что у вас есть информация о пропавшем мсье Ральфе Пуррье, а я, по просьбе родителей, занимаюсь поисками юноши. Возможно, вы расскажете мне то, что вам известно?

– А что мне за это будет? – поинтересовался находчивый сторож.

Что ж, я не могла осуждать его за желание подзаработать. Совершенно очевидно, что зарплата сторожа заброшенных пещер вряд ли может порадовать своего получателя, а позволить себе разные приятности всем хочется. Вот удивительно… на протяжении первых двух месяцев работы я в основном имела дело с вполне обеспеченными людьми, а в процессе поисков Ральфа то и дело натыкаюсь на очередного обделенного жизнью индивидуума. Это очень странно еще и потому, что сам пропавший вращался в основном в высших кругах столицы, и разумно было ожидать, что и все расследование пройдет там, ан нет. Уже в который раз я общаюсь с простым людом и, положа руку на сердце, не скажу, чтобы это доставляло мне удовольствие. Вздохнув, я достала из сумочки пять марок и протянула их ожидающему моей реакции мсье Хаджу.

– Вот аванс. Остальное после получения информации.

– Что это? – наморщив лоб, переспросил он.

– Предоплата, – перевела я. – Так сказать, демонстрация моих добрых намерений.

Мсье Хадж кивнул.

– Понятно. Тогда пойдемте.

– Куда?

– В пещеры, конечно. Или вы думали тут все увидеть?

Я машинально попятилась подальше от каменоломен.

– А это обязательно? Может, вы мне просто расскажете, что именно находится в пещерах?

– Мне-то несложно, – мотнул головой сторож. – Но вроде как сыщики предпочитают все увидеть лично.

Тут он был совершенно прав. Верить на слово представителю рабочего сословия мне не очень хотелось, но альтернатива была еще менее привлекательна. Некоторое время я безуспешно боролась с собой, пытаясь уговорить. Но затем рассердилась и мысленно рявкнула: «Это еще что за детский сад?! Ну-ка шагом марш на место преступления, нечего тут беспочвенную панику разводить, стыдно должно быть».

Помогло. Я тряхнула волосами, собрала их в узел, дабы не запачкать, и, сделав первый шаг в сторону пещеры, сказала сторожу:

– Ведите.

Тот удовлетворенно кивнул, словно и не сомневался в результате (что, в сущности, довольно логично), и бодро двинулся в нужном направлении. Дойдя до ограждающей вход веревки, он взял из стоящего там ящика обрубок полена, при ближайшем рассмотрении оказавшийся факелом, и попытался его зажечь.

– Погодите, – жестом остановила я мужчину. – Возможно, я смогу предложить более удобное освещение.

– Попробуйте.

Привычным движением вытянув руку вперед, я сотворила на ней светящийся шарик и легком взмахом подбросила его в воздух. Наш переносной светильник послушно всплыл вверх и замер в метре надо мной.

– Такой вариант вас устроит? – чуть самодовольно уточнила я у спутника.

Но тот не выказал никакого удивления, лишь кивнул:

– Вполне.

Затем, убедившись, что я готова, сдернул веревку и сделал первый шаг в темноту. Поежившись, я последовала его совершенно не заразительному примеру.

Едва я переступила порог, как на меня явственно пахнуло холодом и сыростью. Внутри каменоломни оказались именно такими, как я и представляла, – мрачными и давящими со всех сторон. Такое ощущение, что на меня навесили груз минимум в несколько дюжин фунтов. Но выбор мне забыли предоставить, и оставалось одно – угрюмо шагать вслед за проводником, пытаясь не удариться о предательски попадающиеся выступы и хоть как-то запомнить повороты. Это оказалось совершенно бесперспективным занятием, и я его быстро забросила, смирившись с мыслью, что ежели со сторожем что-то случится, я отсюда никогда не выберусь. В унылом расположении духа я повернула в очередной коридор, и вдруг мимо моего лица, чуть его не задев, что-то пронеслось. Я заорала и вжалась в стенку.

– Что за шум? – повернулся ко мне спутник. – Летучих мышей, что ли, никогда не видели?

– В-видела, – выдохнула я. – А это была просто летучая мышь?

– Естественно, здесь их много живет. Тихо, темно, сыро, никто не беспокоит.

– Вот спасибо, хорошо, – пробурчала я, отлепляясь от стенки. – Значит, надо морально готовиться к новым встречам.

Но мне повезло: больше на пути никаких мышей не повстречалось до того самого момента, как проводник остановился перед очередным провалом и махнул рукой:

– Прибыли, заходите.

Поманив светильник, я прошла в низкий проем, для чего пришлось наклонить голову, – и ничего там не увидела.

– Но что… – повернувшись, начала я, но запнулась на полуслове, поскольку в этот момент сверху над входом рухнула каменная глыба, намертво забаррикадировав проем. От удара пол сотрясся, и я не удержалась на ногах. Когда же все вокруг перестало дрожать и пыль улеглась, я вскочила, бросилась туда, откуда совсем недавно пришла, и замолотила руками по камню.

– Эй, мсье Хадж, вы меня слышите? С вами все в порядке?

Но ответа не было. Я еще довольно долго стучала и кричала, пока наконец окончательно не уверилась, что никакого толку от этого не будет. Тогда, резко обессилев, я опустилась на пол, и на меня неожиданно нахлынула волна паники. Я вспомнила, как лет в одиннадцать оказалась случайно запертой в винном погребе. Грузчики привезли товар, а я, любопытствуя, околачивалась вместе с ними, пытаясь выглядеть полезной. Тогда мне доверили снести вниз корзинку с упаковкой, и маленькая девочка, гордая полученным поручением, поспешила его выполнить. Оказавшись в погребе, я так изумилась его размерам и количеству бочек и бутылок, что, позабыв про все на свете, отправилась исследовать помещение. И хм… немножко заисследовалась, так что грузчики, закончив работу, напрочь позабыли про какую-то маленькую девочку и спокойно заперли дверь. Очень толстую, стоит заметить.

Когда я обнаружила, что выхода больше нет, я даже не особенно испугалась, ребенку сложно сразу представить серьезность случившегося. Мне казалось, что вот уже сейчас придет Дэйв со своим другом и выпустит меня. Но время шло, а никто не приходил, и в какой-то момент, услышав в углу шорох, я ужасно испугалась. Как и здесь, я долго стучала, кричала, но никто не услышал. Потом со мной приключилась форменная истерика, но способность рыдать отнюдь не беспредельна, и, кое-как успокоившись, я уснула. Проснувшись же, снова немного поплакала и поняла, что хочу есть и пить, а в округе навскидку нет ничего, кроме нескончаемого количества алкоголя. Тщательный обыск погреба показал, что именно так дело и обстоит, а пить к тому моменту захотелось практически нестерпимо. Пришлось наудачу вскрыть один из бочонков и продегустировать его содержимое, оказавшееся сладким белым вином, достаточно вкусным даже для маленького ребенка, так что надегустировалась я всласть. Дэйв, когда он соизволил поинтересоваться, где же его сестренка, обнаружил вместо нее нечто, совершенно утратившее человеческий облик. Как потом выяснилось, провела я в заточении чуть больше двух суток и за это время потребила пять пинт лучшего вина, за что меня даже отругали. Потом, примерно через неделю, когда я окончательно протрезвела.

Но сейчас, в очередной раз запертая под землей, я вспомнила не вкус этого напитка, а именно свой панический страх и вновь ему поддалась. Качественная истерика продолжалась довольно долго, а затем, следуя традициям, обессиленная, я уснула.

Проснувшись в полной темноте, я перво-наперво не придумала ничего умнее, как снова поддаться приступу паники, но каким-то просто фантастическим чудом умудрилась взять себя в руки и соорудила светящийся шарик. В его свете я попыталась здраво оценить обстановку. Помещение, в котором я оказалась заперта, представляло собой пространство практически квадратной формы, примерно пять на пять ярдов, с крайне низким потолком, до которого я при желании могла достать рукой. Кроме голых каменных стен и такого же пола тут вообще больше ничего не было, так что мой осмотр довольно быстро завершился, и я вернулась к входу. Его, как и ранее, намертво перекрывал монолитный каменный обломок. Интересно, как вообще могло произойти такое? Неужели это просто мое невезение? Крайне маловероятно, нельзя не признать. По здравом размышлении ситуация очень походила на очередные происки детектива. И что ему никак не утихомириться, я вроде мстить не пытаюсь, нет же, упорству в желании меня убить можно только позавидовать. Но как мсье Руаппи удалось подстроить такую ловушку? Ведь для этого нужно было узнать, что ко мне вчера приходила мадам Робредо с целью выяснить про Ральфа. И почему, спрашивается, я так сразу поверила в это письмо? Почему не послушала мудрого призрака??

Поняв, что снова крайне близка к истерике, я прервала размышления и заставила себя медленно досчитать до ста. Помогло. Находясь в почти спокойном состоянии, я открыла глаза, встала с холодного пола и… поняла, что ужасно хочу пить. Это обещало стать проблемой, поскольку в отличие от погреба никакого вина в каменоломнях и в помине не наблюдалось. В легкой растерянности я обвела взглядом стены и пол, но ничего нового там не обнаружилось.

«Ничего страшного, – легкомысленно сказала я себе. – Вот сейчас выберусь и найду в лесу родник со свежей ледяной водой».

Эта мысль придала мне сил, и я решительно подошла к камню, перегородившему дорогу наверх. Тут-то все и закончилось, ибо, во-первых, я понятия не имела, что с ним поделать, а во-вторых, в голове крутилась, как заводная, одна-единственная мысль: ПИТЬ! В полной растерянности я подняла глаза туда, где в обычной ситуации располагалось небо, и заметила, что в свете моего шарика потолок как-то подозрительно блестит. Подняв же к нему руку, убедилась, что да, он влажный и если поводить рукой, то в ладони скопится вполне приличное количество драгоценной влаги. Чтобы утолить жажду, мне хватило совсем немного воды, буквально около двух чайных ложек, и это явно говорило о том, что я, несмотря на все свои усилия, все же поддаюсь панике.

Вернувшись к выходу со свежими силами, я в раздражении уставилась на валун и даже пнула его ногой. В результате – отбитые пальцы и никакого толку.

«Значит, так, – разозлившись, сказала я себе. – Прекрати. Если не начнешь вести себя разумно, то никогда отсюда не выберешься».

– Да я и так отсюда не выберусь, – мрачно буркнула я себе же в ответ, но за дело все же взялась.

Не скоро, но все же пришлось признать, что я оказалась права. Никакие мои усилия не смогли оказать на камень заметного воздействия. Я пыталась и отшвырнуть его, и приподнять, и расколоть, но все без толку. Не хватало моих сил на такой массивный предмет. А то, что силы я истратила почти полностью, лучше всего подтверждалось шариком, который еле-еле мерцал. Вздохнув, я опустилась на пол и разревелась.

Затем я снова и снова пыталась побороть камень, давно поняв, что все равно это не удастся. Просто делать в каменном мешке было больше нечего, разве что воду с потолка собирать, чем я периодически занималась. Через некоторое время появилась еще одна проблема: голод, постепенно поднявший голову и заставивший мой желудок требовательно бурчать. Но тут, увы, я ничего не могла сделать. Постепенно силы мои полностью закончились, и, прекратив попытки освободиться, я просто сидела у стены, потом лежала, потом, сдавшись, закрыла глаза…

Глава 9

В которой, счастливо избежав гибели, героиня мирится с заклятым врагом, обзаводится ворохом поручений, перекинув часть на нового союзника, и проводит успешное изучение «верхов»


Очнулась я от давно позабытого ощущения: мокрый шершавый язык оцелота вылизывал мою щеку.

– Фарька, уйди в туман, не мешай спать, – проворчала я, отмахиваясь от назойливого зверя.

– В'тавай, – безапелляционно заявил тот и проехался по моему лицу хвостом. В порядке разнообразия сухим. – Х'атит спать.

Тут до моего не проснувшегося, еще мутного сознания дошло, что происходит что-то странное. Я же должна быть в каменоломнях.

Нашаривая оцелота, дабы убедиться, что он мне не снится, я поинтересовалась:

– Фарь! А как ты меня нашел? Под камнем есть щель?

– В'тавай! – Для убедительности меня еще раз огрели хвостом.

– Да, Айлия, просыпайтесь, – раздался голос мсье Генри.

В этот момент я со всей определенностью почувствовала, что лежу не на голом холодном камне, а во вполне теплой и уютной постели. Это открытие потрясло меня настолько, что я распахнула веки и рывком уселась на постели. Тут же закружилась голова и потемнело в глазах, но за несколько осознанных мгновений я успела заметить, что в спальне, кроме уже обозначенных оцелота и нарушившего мой категорический запрет призрака, находятся еще двое мужчин. Один из них был мне совершенно незнаком, а вот вторым, сидящим в дальнем углу, оказался не кто иной, как детектив Верн Руаппи.

– Вы, – возмущенно воскликнула я (и откуда только для справедливого негодования силы взялись). – Как вы посмели прийти сюда после того, как я по вашей вине чуть не погибла в этом каменном мешке от голода и жажды. Даже утопить куда гуманнее, но нет, вам мучительную смерть подавай. Хотя топить вы уже безуспешно пытались. Решили использовать новые методы?

– Погоди, Айлия… – прервал меня призрак. – По-моему, ты немного не так восприняла ситуацию. Давай доктор тебя осмотрит, а затем мы все объясним.

При этих словах незнакомый мужчина, до сих пор молчавший, повернулся к остальным присутствующим и попросил:

– Будьте любезны, покиньте помещение.

Троица, одарив его одинаково недовольными взглядами, потянулась к выходу. Когда за замыкавшим их ряды детективом захлопнулась дверь, врач подошел ко мне, быстро и профессионально осмотрел и задал несколько вопросов о моем самочувствии. Но любые попытки пациентки (сиречь меня) поинтересоваться чем-либо кроме состояния здоровья полностью игнорировались, и любопытство пришлось поумерить. Просканировав мою ауру и удовлетворенно кивнув, доктор сообщил, что до завтрашнего утра мне вставать с постели запрещается, а затем он зайдет и вынесет вердикт. На сем эскулап ретировался, оставив мне на прощание две бутылки с микстурами, которые следовало принимать по расписанию. Я как раз изучала их тоскливым взглядом, ибо болеть ненавижу, а лечиться еще больше, когда вернулись изгнанные.

Фарька бесцеремонно запрыгнул ко мне на постель и свернулся клубочком в районе коленей, мсье Генри завис напротив окна, а мсье Руаппи пододвинул поближе кресло и сел на расстоянии пары ярдов от изножья кровати, не обращая внимания на мой не самый ласковый взгляд.

– Вы, как я вижу, удобно устроились, – прокомментировала я происходящее. – Теперь кто-нибудь соизволит объяснить, что произошло?

– Да, – вякнул Фарька.

– Безусловно, – одновременно с ним кивнул призрак.

Лишь детектив, сидящий с бесстрастным выражением лица, даже не шелохнулся.

– Для начала скажите мне, сколько времени прошло с моего отбытия, – обратилась я к мсье Генри.

– Неделя, – не слишком охотно сообщил тот.

– Что?! – Я подскочила в кровати чуть ли не на ярд.

– Но из них четыре дня ты пролежала здесь, – поспешил уточнить призрак.

Мне немного полегчало, но, честно скажу, не то чтобы очень сильно.

– Это я те'я нашел! – поспешил заполнить паузу мой оцелот.

– Но без меня вы бы вообще ничего не узнали! – возразил ему призрак.

– А вот и нет, – Фарька от возмущения даже из клубка развернулся.

– Тихо! – подняла я руку. – Заслугами будете меряться потом. А сейчас я хочу узнать в максимальных подробностях весь процесс, предшествовавший моему перемещению из пещеры в родные пенаты.

– Позвольте мне высказаться? – наконец вмешался в нашу беседу детектив. – Мсье Генри, Фарь, я нисколько не умаляю ваших заслуг, но мне кажется, мое изложение будет наиболее объективным и подробным.

– Валяйте, – с сарказмом пробурчал призрак и скрестил руки на груди.

– Спасибо, – с самым серьезным видом кивнул ему Верн Руаппи. – Итак, Айлия, некоторое время назад я захотел с вами пообщаться и не придумал ничего иного, кроме как заявиться в гости без предупреждения. На пороге меня встретил ваш полупрозрачный секретарь и поинтересовался, кто я такой и чего желаю.

– Правильно. Я же не буду пускать в дом первого встречного, но просто так отправлять посетителя восвояси тоже не годится, а вдруг это выгодный клиент, – пояснил свою и без того предельно ясную позицию мсье Генри.

– Вот-вот, – продолжил рассказ детектив. – Узнав мое имя, ваш сосед взвился, словно полноценный тайфун. Бушевал он довольно долго, я услышал много самых разных вещей, начиная от того, что у меня нет ни грамма совести, если я посмел явиться в этот дом, и заканчивая обещанием устроить мне серьезные неприятности в случае повтора подобного инцидента.

Я удивленно взглянула на призрака. Никогда бы не подумала, что он настолько ко мне привязался и мог так рьяно ринуться на защиту. Похоже, я была совершенно права, пойдя соседу навстречу и рассказав про ход расследования.

– По ходу вашего изложения мне совершенно непонятно, каким же образом вы пришли к текущей ситуации.

– Просто мы разумные люди, – пояснил мсье Руаппи. – После того как боевой запал мсье Генри иссяк, я получил слово и смог достаточно убедительно пояснить, что умею признавать свои ошибки и хочу оставить все разногласия в прошлом. Сейчас же мне надо видеть вас по важному делу. Со временем мы с вашим секретарем поняли друг друга, и тогда мне с несколько неуверенным и понурым видом сообщили, что вас уже более суток как не было дома.

– Да, я беспокоился, – громогласно заявил пойманный за хорошими делами и потому чуть смущенный призрак. – Я же предупреждал тебя, что не стоит очертя голову бросаться в каменоломни, это письмо выглядит крайне странно.

– И вы были правы. – Завернувшись в одеяло, я кивнула и обратилась к детективу: – Продолжайте.

Тот встал с кресла, прошел до двери и обратно, затем, подойдя к дальнему окну, присел на подоконник и заговорил:

– После сообщения мсье Генри я не особенно обеспокоился, решив, что вы просто задержались по делам, но, когда и вторую ночь особняк провел без хозяйки, стало понятно, что стоит предпринять более активные шаги. Посовещавшись, мы приступили к розыскам, действуя сразу в двух направлениях. Мсье Генри отправился к пещере дракона, справедливо рассудив, что ему, как существу не обладающему телом, тот ничего плохого сделать не сможет, я же посетил столичного мага и обзавелся шаром-проводником.

Детектив умолк, движением головы передав слово призраку. Тот не замедлил воспользоваться представившейся возможностью.

– Моя задача была несколько сложнее: отыскать логово дракона и уговорить того меня выслушать. Возможно, в одиночестве я бы не справился, но, как это ни забавно, и в загробном мире все решают связи, а в данном случае я обладал практически бесценным знакомством с мсье Бьореком, оказавшимся хорошим приятелем оборотня. Как только я изложил ситуацию бывшему ректору Высшей академии магии, тот без всяких проволочек отвел меня к Зенедину, и нам удалось достигнуть взаимопонимания. К сожалению, особых дивидендов это не принесло: запертый у Каппы оборотень ничем не смог нам помочь, только оцелота позвал и ввел его в курс дела. После краткого совещания Фарь был отправлен на разведку к каменоломням, я же, поблагодарив собеседников, вернулся в особняк, дабы встретиться там с мсье Руаппи.

– Да'ше я! Мож'о? Ну мож'о? – подпрыгнул на мне оцелот.

– Давай ты мне потом все расскажешь? – предложила я зверьку. – Ведь, насколько я понимаю, обратно к дракону ты не собираешься?

– Нет, – твердо помотал головой Фарька. – За то'ой с'едить на'о.

– Вот и договорились, – подтвердила я и выжидательно взглянула на детектива.

Тот пожал плечами.

– Дальше все было достаточно просто. Следуя за проводником, мы, как и ожидалось, прибыли к каменоломням, где нас встретили оцелот и сопровождавший его мсье Бьорек, в ответ на наши удивленные взгляды сообщивший, что он тоже за тебя беспокоится, в конце концов именно с его подачи ты вообще ввязалась в расследования и в результате стала частным детективом. Мы, понятное дело, совершенно не возражали и, вооружившись веревкой, накрепко привязанной ко входу, вошли в пещеры. Премерзкое, я вам доложу, местечко.

– То'но! – поддакнул оцелот, зарываясь поглубже в складки одеяла.

– Это вы еще там взаперти несколько суток не сидели, – вздохнула я и поежилась при воспоминаниях о пережитом кошмаре.

– Теперь я во всеуслышание признаю заслугу Фаря в ваших поисках, – чуть улыбнулся мсье Руаппи. – Как вы знаете, шарик-проводник – вещь достаточно примитивная и для блуждания по лабиринтам совершенно не предназначенная, так что, если бы не чуткий нос оцелота, не знаю, когда бы мы достигли цели. А возглавляемые идущим по запаху зверем, добрались до завала очень быстро.

– Как это быстро? – возмутилась я. – Мы кучу времени по лабиринтам блуждали.

– Мне тоже так поначалу показалось, – успокоил меня детектив. – Но после того как мы по веревке прошли до выхода и обратно несколько раз, я убедился, что это лишь психологическое впечатление, не более того. Но вернемся к делу – у камня, преграждающего вход, проводник вспыхнул и превратился в обычный шар, явно демонстрируя, что объект рядом, и, немного пораскинув мозгами, мы поняли, что произошло в пещере.

– И что же? – заволновалась я. – Вы не обнаружили там тела сторожа?

Детектив и призрак, переглянувшись, синхронно вздохнули, поражаясь такой наивности. Затем взгляд мсье Руаппи вновь обратился ко мне.

– Айлия, если вы еще не поняли, я уточню: произошедшее с вами в пещере не несчастный случай, это попытка убийства.

– Но кто хочет меня убить? – жалобно вопросила я. – Сидя в заточении, я была уверена, что это именно вы, но, судя по всему, ошибалась.

– Кто именно автор этого плана, вам должно быть виднее. Я был свидетелем лишь спасения. После того как мы поняли, где вы находитесь, мы попытались докричаться, но, похоже, вы уже были без сознания. Тогда мсье Бьорек слетал в Ауири и привел помощь. Объединив магию и грубую силу, мы сумели отодвинуть камень и за ним обнаружили вас, лежащую без чувств.

– Естественно… трое суток под землей без еды… тут кто угодно сознание потеряет, – буркнула я.

– Я с вами совершенно согласен, – признал детектив. – То, что вы сумели выжить, лишенная воды и пищи, – просто чудо. Как бы то ни было, в группе спасателей присутствовал и врач, тут же взявший ситуацию в свои опытные руки. И, должен заметить, вы в настоящий момент совершенно не напоминаете тот бледный полутруп, который мы обнаружили под землей. Кстати, после того как вас вынесли на свежий воздух, по моему настоянию камень придвинули обратно, дабы решившие проверить убийцы ничего не заподозрили, и поспешили доставить вас домой. Собственно, на этом все.

Повозившись, я сумела сесть прямо и заговорила:

– Позвольте мне высказать вам всем свою искреннюю признательность. Нет ни малейших сомнений, что, не озаботься вы моей судьбой, меня бы ждал скорый конец, при этом совершенно бесславный. Ох, – опомнилась я. – Зенедину кто-нибудь сообщил о том, что вы меня нашли?

На двух лицах и одной морде появилось растерянно-смущенное выражение.

– Мы подумали, что мсье Бьорек догадается… – пояснил призрак.

– А если нет? Неужели это так сложно – слетать к пещере дракона, который волнуется, и успокоить его. Мсье Генри, сделаете мне одолжение?

– Как скажешь, Айлия, – пробормотал тот и вылетел в окно.

Проводив призрака глазами, я повернулась к оцелоту.

– Фарь, мне надо переговорить с детективом наедине. Могу я попросить тебя пока что обойти дом и убедиться, что все в порядке.

– А он те'я не уб'ет? – с подозрением взглянув на мсье Руаппи, спросил оцелот.

– Уверена, что нет, – усмехнулась я. – Вы же меня не убьете, детектив?

– Торжественно обещаю, что в ближайшие два часа не убью, – прижав руку к груди, обратился тот к Фарьке.

– То'да я с'оро вер'усь, – сообщил оцелот и выскользнул в приоткрытую дверь. Только кончик хвоста мелькнул.

Убедившись, что мы остались вдвоем, я пристально взглянула на стоящего напротив пожилого мужчину и спросила:

– Так зачем вы хотели меня видеть?

Мсье Руаппи потоптался на месте, тоскливо вздохнул, вернулся в кресло и, наконец взглянув мне в глаза, начал издалека:

– Для начала я должен заверить вас, что более не стану предпринимать попыток хоть как-то вам повредить.

– Очень на то надеюсь, – хмыкнула я. – Тем более что делить нам теперь нечего – Розовое Солнце возвращено законному хозяину, наше же вознаграждение сгорело… и не по моей вине.

– Да, – вскинул собеседник руки, – я был не прав, признаю. Сам не знаю, что это на меня нашло, возможно, старческий маразм начинается. Но, надеюсь, еще не поздно заключить перемирие?

Как ни хотелось мне помучить детектива, рассчитываясь за все, что мне пришлось пережить за последнее время, но умом я понимала глупость и неконструктивность подобного поведения, поэтому выдавила из себя улыбку и кивнула:

– Хорошо. Мир.

Мсье Руаппи встал с кресла и протянул мне руку, но вместо ожидаемого дружеского пожатия склонился и коснулся моей руки губами.

– Вы уж простите глупого, вздорного старика.

Незаметно вытирая руку об одеяло, я взмахнула другой:

– Проехали. Переходите к цели визита.

Поняв, что слез умиления и радостных плясок он не дождется, детектив опять занял свое место в кресле и таки соизволил сообщить изнывающей от любопытства больной (сиречь мне) подоплеку происходящего:

– Как вам должно быть известно, некоторое время я отсутствовал в окрестностях столицы и, соответственно, никакой информации о творящихся здесь событиях не имел. На следующий день после возвращения в пансион я отправился в гости к своей старой подруге, и она, причитая и охая, рассказала мне, что у нее, отравившись устрицами, погибла троюродная внучка.

Так. Многое стало понятно. Оказывается, мсье Руаппи тоже занялся смертью бедной Джинни и, судя по его появлению в особняке, довольно быстро обнаружил мой след, который, в сущности, я и не думала скрывать.

В подтверждение моих мыслей собеседник продолжил:

– Услышав слово «смерть», я по старой неискоренимой привычке сделал охотничью стойку и немедленно выяснил все подробности, известные моей подруге.

– И как? – решила я подыграть собеседнику. – Вам удалось обнаружить что-нибудь интересное?

Встав с кресла, непоседливый детектив принялся прохаживаться взад-вперед по комнате.

– Представьте себе, да. Но то, что я услышал, мало кого бы насторожило, поскольку с виду все происшедшее действительно выглядит как банальное отравление морепродуктами, но вот я за бытность свою детективом сталкивался с такими случаями около дюжины раз, и только один из них действительно обернулся просто несчастным случаем.

– А остальные? – уже искренне заинтересовалась я.

Мсье Руаппи наконец остановился, присел на подоконник у открытого окна и, нахмурившись, сообщил:

– Остальные же действительно оказались умышленными отравлениями, причем очень необычным способом. Убийца, заранее приняв лошадиную дозу противоядия, раскуривает особую траву, и если жертва вдохнет хоть немного дыма – все, она обречена.

Ничего себе… Теперь, боюсь, я долго буду от курящих шарахаться.

– Что это за трава такая?

– Вы не поверите, но я не знаю, – неохотно ответил собеседник. – Это кажется невероятным, но, несмотря на достаточное количество раскрытых дел, никому не удалось выяснить название растения. Все преступники рассказывали одно и то же: им его дала ведьма, причем адреса и приметы они называли разные, и ни по одному из них ничего похожего нам обнаружить не удалось. Поверьте, на некоторое время у полиции развилась просто мания – мы обыскали весь город, кидали самые разные наводки, но так и не нашли ни малейших следов злосчастной травы. Поэтому, сами понимаете, услышав про смерть Джинни Стеар, я насторожился и решил изучить вопрос тщательнее.

– И что же вы узнали? – Я ограничивалась короткими репликами по нескольким причинам: от еще присутствующей в теле слабости до нежелания покамест выдавать детективу хоть каплю имеющейся в моем распоряжении информации. Несмотря на правдоподобно звучащие объяснения доверять человеку, несколько раз пытавшемуся меня убить, я не собиралась.

– Сначала все звучало очень буднично и действительно весьма походило на простое отравление устрицами. Но в тот момент, когда я уже практически поверил в то, что все сам придумал, в деле обнаружился еще один немаловажный фактор, усердно сующий повсюду свой симпатичный носик.

– На меня намекаете? – перешла я к открытой игре, устав от хождений вокруг да около, которые, исходя из моего опыта общения с мсье Руаппи, могли продолжаться несчетное количество времени.

– Именно, – довольно кивнул собеседник. – А простым совпадением это быть никак не могло, значит, смерть Джинни была не трагической случайностью, а тщательно спланированной акцией. И я очень подозреваю, что причина этого в ее работе. Но, увы, докопаться до сути самостоятельно мне не удалось, и, как ни пытался я долгое время этого избежать, стало понятно, что придется идти к вам, признавать свои ошибки и предлагать сотрудничество.

– Как и в прошлый раз, односторонне выгодное? – подозрительно нахмурилась я. – Сознавайтесь сразу, что за камень вы утаили за пазухой, дабы пустить в ход в самый неподходящий момент?

Мсье Руаппи показательно развел руки:

– Смотрите, я чист. И в доказательство своих добрых намерений уже рассказал вам гораздо больше, чем услышал в ответ.

– Мне предлагается немедленно начать мучиться угрызениями совести? – рыкнула я и, прикрыв глаза, откинулась на подушки.

Что это со мной творится? Раньше я никогда такой злой и нервной не была. Стоит принять срочные меры по самореморализации. Виновато взглянув на детектива, я заговорила:

– Простите, но я в настоящий момент не очень хорошо себя чувствую и не в состоянии нормально соображать. Как вариант рассмотрите такое предложение: я за пару дней оклемаюсь и навещу вас, тогда мы всесторонне обсудим все интересующие нас темы и составим план действий, устраивающий обе стороны.

– Договорились. – Гость встал и направился к дверям. Остановившись на пороге, он добавил: – Выздоравливайте быстрее. И позволю себе обратить ваше внимание на одну небольшую проблемку – раз мы считаем доказанным факт, что замурованной в пещере вы оказались не по моей вине, то стоило бы найти истинного виновника. Или хотя бы вести себя более осторожно.

Не дожидаясь моей реакции, мсье Руаппи открыл створку и покинул комнату, я же осталась ошарашенно глотать ртом воздух. Затем тряхнула волосами, не обращая внимания на предательские попытки головы закружиться, вылезла из кровати, подойдя к окну, залезла на подоконник и отгородилась от своего дома плотной портьерой. Получилась такая маленькая уютная келья с потрясающим видом из окна. Над крышами столицы медленно садилось огромное, идеально круглое солнце, придавая старой, замшелой черепице невероятный розовый оттенок. Верхние ветви деревьев колыхались под действием небольшого ветерка, чьи порывы достигали и моего лица, а на воде канала плавала по глупости забравшаяся сюда с реки пара уток. Расслабленно улыбнувшись, я откинулась назад и попыталась уговорить голову поработать. Следовало подумать как о последних словах детектива, так и об информации, полученной от него касательно Джинни Стеар. Да, мсье Руаппи лишь укрепил мою уверенность в насильственной смерти девушки, но кроме этого подкинул еще одну ниточку. Точнее, даже не еще, а просто одну, поскольку все доступные мне способы подобраться к убийце я уже использовала. Как известно, без всякого успеха.

Довольно быстро стало очевидно, что идея подумать была хорошей, правильной, но, увы, совершенно неосуществимой. Еще не отошедший от нервного и физического потрясения организм напрочь отказывался функционировать в требуемом мне режиме.

«Придется покорно следовать рекомендациям врача», – вздохнула я и, утешив себя мыслью, что утро вечера мудренее, отправилась обратно в постель, где и забылась глубоким сном.

Сон этот оказался достаточно продолжителен и весьма полезен – привычно разбуженная Фарькой, наутро я чувствовала себя практически здоровой, что подтвердил удовлетворенным кивком врач, выполнивший угрозу и заявившийся с утренним осмотром.

– Я разрешаю вам передвигаться, – милостиво заявил эскулап, – но лишь в пределах дома и по возможности на не очень продолжительные расстояния.

– А где я вам в доме возьму марафонские дистанции? У меня не особняк мэра, – съязвила я.

Пропустивший мимо ушей мою реплику доктор невозмутимо продолжал перечислять список необходимых предосторожностей, выдал полную рекомендацию касательно здорового, обогащенного витаминами питания и, получив чек в оплату своих услуг, удалился с чувством хорошо выполненного долга.

Отметив это радостным, но не очень громким воплем, я тут же вылезла из-под изрядно надоевшего одеяла и отправилась в ванну. Мыться и готовиться к неумолимо грядущим подвигам. Которые, впрочем, и в самом деле не заставили себя ждать. Точнее, завтрак еще прошел в относительно тихой обстановке, всего-то оцелот прыгал по кухне и требовательно верещал, выпрашивая самые вкусные кусочки, а призрак, отчитавшийся об информированности дракона касательно моей целости и сохранности, то и дело назидательно делал зверьку замечания о недопустимости подобного поведения. Но вот когда я недвусмысленно пошла к входной двери, началось… Два недавних врага единым фронтом встали на пороге и заявили, что я и шагу не посмею сделать из особняка, пока на то не будет соответствующего разрешения врача, а в настоящий момент оно отсутствует.

– А вы, мне вот интересно, откуда об этом знаете? – угрожающе осведомилась я.

Парочка чуть сникла, но ненадолго.

– Да, мы подслушивали, – вздернув подбородок, признался мсье Генри. – Но у нас не было иного выхода.

– Да, – подскочил Фарька. – Не бы'о.

Я выдохнула… надо помнить о том, что эти двое, несомненно, действуют мне во благо.

– У вас не было выбора, что ж, верю. Теперь выбора нет у меня. Поймите, мне необходимо срочно поговорить с драконом.

– О чем? – недоверчиво осведомился призрак. – Ральф пропал давно, лишние два дня уже ничто не изменят.

– Тут вы безусловно правы, – признала я, осторожно делая шаг в сторону двери. – Но, кажется, от вашего бдительного взора ускользнул один нюанс: меня пытались убить. Так что в моих интересах как можно скорее выяснить, кто именно посягнул на мою жизнь, и попытаться предотвратить повторный инцидент.

– Как у'ить? – взвизгнул оцелот и, прижавшись к стене, принялся лихорадочно озираться по сторонам. – Го'орил 'е я, не 'адо в го'од переез'ать.

Наклонившись, я погладила дрожащего зверька.

– Успокойся. Город тут совершенно ни при чем, а с остальным я быстро разберусь, если вы меня выпустите. Выпустите?

– Придется. – С хмурым лицом мсье Генри отплыл в сторону. – Ты уверена, что справишься? Неужели тебе не нужна помощь?

– Спасибо, но мне не привыкать. Справлюсь, куда денусь. – Перешагнув через порог, я обернулась и добавила: – Спасибо вам обоим. Мне очень приятно, что обо мне кто-то заботится.

Не дожидаясь ответа, я закрыла дверь и зашагала по улице в сторону небольшой площади, на которой собирались свободные извозчики в поисках клиентов. Несмотря на всю браваду перед призраком и оцелотом, я не чувствовала полной уверенности в собственных силах и не рискнула лететь на скурре. Кстати… а где, интересно, моя доска? Кто-нибудь додумался вернуть ее от каменоломен в особняк? Вот и еще один насущный вопрос возник на повестке дня… Пожалуй, с него я и начну.

Обнаружив на площади свободную повозку, я немного поторговалась с восседающим на ней бойким мужчиной и, достигнув относительного взаимопонимания в вопросе оплаты поездки, заняла свое место на заднем сиденье.

Довольно быстро я прониклась сочувствием к людям, вынужденным изо дня в день пользоваться столь тихоходными и неповоротливыми средствами передвижения. Но что оставалось делать лишенным волшебного дара жителям столицы, если обещанные для них скурры еще только разрабатывались, да и то я сомневаюсь, что союз магов когда-нибудь сдержит свое слово касательно летающих досок для обычного люда. И нельзя сказать, чтобы я очень хотела обратного. Сейчас в небе было просторно и спокойно, а что начнется, если вся молодежь в едином порыве ринется к облакам? Ох, а если дородные матроны тоже захотят испытать радость полета? Страшно даже представить. Хорошо, что у них есть повозки… Не сдержавшись, я погладила отполированный деревянный борт и откинулась на мягкую спинку.

Мимо неторопливо проплывали окрестности столицы, где вместо построек преобладала буйная растительность средней полосы. Наслаждаясь минутами покоя, которые выдаются крайне редко, я прикрыла глаза и подставила лицо солнечным лучам. Благодаря умело наложенным на повозку заклинаниям, на нашем движении нисколько не отражались время от времени встречавшиеся неровности дороги, скамья просто чуть заметно покачивалась при езде, не нарушая моего комфорта.

– Приехали, мадемуазель! – привлек мое внимание возглас возницы. – Вот они, старые каменоломни.

– Спасибо, подождите здесь.

Я ловко, сама себя удивив, выскочила из транспортного средства и двинулась в направлении входа, неподалеку от которого оставила свой скурр. Странно, но я не испытывала никакой дрожи и страха, приближаясь к месту, где чуть не погибла. Удивительно все же устроен мой организм. Пока ничего плохого не случилось, я боялась пещер до дрожи в коленках, а после столь ужасного приключения – страха ни в одном глазу. Я усмехнулась – с другой стороны, это крайне логично, ведь ничего страшнее уже произойти не может, так чего теперь бояться?

– Вот он, – вслух воскликнула я, заметив валяющийся под раскидистым деревом скурр. Видимо, кто-то из спасательной экспедиции просто отшвырнул его в сторону, дабы под ногами не путался.

Подняв доску с земли, я отряхнула прилипшие листья и тщательно осмотрела скурр со всех сторон. Видимых повреждений нет, а дождей в последнее время, если судить по пересохшей почве, не наблюдалось.

– Рискнем? – вопросила я в небеса и велела скурру зависнуть в ярде над землей, что он послушно и сделал. Уже хорошо. Очень осторожно я уселась сверху и взлетела еще на ярд. Вроде все в порядке, но это совершенно не значит, что в доске нет никакой бомбы замедленного действия. Я слишком хорошо помню недавнее падение с высоты трехэтажного особняка, чтобы лишний раз рисковать. Да, крайне маловероятно, чтобы новым убийцам пришла в голову та же мысль, что и прошлым, кроме того, вряд ли предполагается, что я так быстро вернусь за скурром, а он меня дождется. Но опять же этот риск излишен. С сожалением вздохнув, я спустилась на землю и, левитируя скурр за собой, двинулась к повозке, где пристроила доску между сиденьями, залезла на место и сообщила заскучавшему кучеру:

– К главному въезду в Ауири, будьте любезны.

– Сейчас сделаем, мадемуазель, – бодро откликнулся он и нажал на рычаг.

Давно я не ходила пешком по городку, в котором прожила и проучилась целый год, и сейчас не могла не отметить, что под чутким руководством призрака бывшего ректора, вернувшегося к власти не без моей помощи, на территории Ауири произошли многочисленные изменения к лучшему. Чистейшие дорожки, яркое освещение, указатели для званых и незваных гостей… к слову сказать, гостей, как и жителей, на дорожках городка не наблюдалось. Лето, оно и есть лето, студенты все разбежались по домам, а вместе с ними и большая часть профессоров, ведь, к моему искреннему удивлению, большая часть преподавательского состава не желала проживать в Ауири вместе со своей семьей и ограничивала общение с родными лишь каникулами и праздниками. Вероятно, это специфика мышления настоящих ученых – любовь и семейный комфорт, они от работы отвлекают. Взглянув последний раз в сторону обновленного учебного корпуса, еле проглядывающего за деревьями, я углубилась в лес, двигаясь по кратчайшему маршруту к пещере дракона.

Ох… и по лесу к дракону я тоже давно не ходила, успела забыть про многочисленные препятствия, встающие на пути. Корни предательски лезли под ноги; ветки, на которых еще не высохла роса, сначала хлестали по лицу, а потом следовал освежающий душ; подлые кусты так и норовили зацепиться за юбку. Когда я, сама не веря в совершенный подвиг, выбралась на площадку на берегу реки, из меня разве что дым не валил от злости, а из застрявших в волосах веток и листьев можно было собрать неплохой гербарий. Даже не оглядываясь по сторонам, я прошла непосредственно к валуну и принялась яростно расчесываться.

– Вижу, ты не в лучшем расположении духа, – меланхолично заметил дракон, высунувший голову из пещеры. – Но, несмотря на это, должен заметить, что я рад видеть тебя живой.

– Взаимно, – буркнула я, вытащив последнюю ветку и постепенно приходя в приемлемое расположение духа.

Зенедин, обладающий богатым опытом общения со мной, никуда не торопился. Лежал себе, наполовину показавшись из пещеры, да пением птиц наслаждался, выжидая, когда я захочу поделиться с ним новой информацией. И такой момент наступил достаточно быстро: собрав локоны в крепкий узел, я развалилась на камне животом вниз и с места в карьер сообщила:

– А я знаю, что за сенсация назревает в политической жизни страны! И еще, представляете, ко мне детектив мириться приходил. А Джинни Стеар убила неизвестная женщина в черном плаще, она же время от времени появлялась в квартире Ральфа Пуррье. Ну, то, что меня пытались убить, вы и сами знаете.

– Спасибо, – чуть усмехнулся дракон. – А теперь, после того как ты обозначила основные моменты нашего будущего разговора, предлагаю обсудить все более подробно. И начни, если тебе не сложно, с политической жизни Теннета. Что тебе удалось такого раскопать, после чего противники обеспокоились и зашевелились?

– Партия магов собирается ввести в обиход прибор, позволяющий общаться на расстоянии. Я лично беседовала с изобретателем.

– А, что-то вроде проекции? – тут же вник в суть дела оборотень. – Давно пора. Я, честно говоря, ожидал такой новинки минимум пару дюжин лет назад. Но партии магов будет сложно протолкнуть ее через парламент, даже несмотря на…

– На что? – Заинтересовавшись, я даже приподнялась с уютно належанного, нагретого местечка.

– Ты же сама говорила, что партия магов постепенно отвоевывает сильные позиции, – неопределенно махнул лапой дракон.

Явно опять что-то скрывает, но к такой манере поведения своего компаньона я уже привыкла и пусть с трудом, но смирилась.

– Переходим к мадемуазель Стеар и неизвестной особе предположительно женского пола, – распорядился Зенедин и пристроил голову на лапы, приготовившись внимательно слушать.

Быстро и внятно я поведала компаньону о двух своих попытках расследования, завершившихся тупиком и принесших мне не очень-то много полезной информации, по окончании плавно перейдя к вчерашнему визиту мсье Руаппи и его рассказу.

– Полагаю, теперь ты не сомневаешься, что я с самого начала был прав и смерть официантки случайностью не являлась, – немного злорадно поинтересовался дракон, когда поток информации иссяк.

– Да, конечно, вы всегда правы просто по умолчанию, – подняла я вверх руки. – Куда уж нам, убогим…

– Судя по тому, как легко ты засунула голову в сляпанную наспех ловушку, ты и впрямь убогая, – не остался в долгу оборотень. – Вот скажи, как можно было вообразить, что письмо от вчерашней посетительницы – правда. Какой там был обратный адрес?

– Главная почта, – пряча глаза, признала я. – Наверно мне слишком хотелось, чтобы это оказалось правдой, и я проигнорировала все детали, просто кричащие: это ловушка.

– Впредь будешь осторожнее? – уточнил Зенедин.

– Буду, – с готовностью кивнула я.

– Прекрасно, значит, эту тему закрыли, – снизошел собеседник, понимая, что мне не хочется лишний раз обсуждать свои ошибки. – Переходим к поискам молодого мсье Пуррье. Надеюсь, в настоящий момент ты не испытываешь никаких сомнений касательно причин его пропажи?

Я помялась, поизучала несколько облачков, лениво ползущих по небу, и неохотно согласилась:

– Как раз сомнений я испытываю великое множество, и определенно могу сказать лишь, что Ральф пропал по собственному желанию, а эпизод на водопаде был неуклюжей попыткой замести следы.

– Тут ты не совсем права, – перебил меня оборотень. – Попытка как раз очень уклюжая. Вот как, по-твоему, он сумел это провернуть?

– Подозреваю, что навел очень сильную иллюзию, – предположила я.

– Кто? – Зенедин усмехнулся. – Юный амбициозный мальчик, никогда не проявлявший никаких способностей к магии?

– Тогда… – Я вновь устремила свой взгляд к небесам.

– Вот-вот. Никогда не ляпай с уверенным видом то, что не можешь подтвердить серьезными аргументами. Что же касается эпизода с водопадом, то я почти уверен, что Ральф действительно в него прыгнул, но в начале падения активировал магический амулет, создавший вокруг него мощное силовое поле. Это и позволило ему выжить и продержаться под водой до того момента, как его отнесло на почтительное расстояние от водопада и зрителей, тем более что в сумерках скрыться было достаточно просто.

– Тогда надо просто узнать про амулет, – встрепенулась я. – Подобных диковинок существует не так уж и много.

– Тут ты безусловно права, – признал собеседник. – Но у меня будет несколько иная просьба. Будь добра, в кратчайшее время собери мне, пожалуйста, информацию про все семейные пары, стоящие во главе столичной политики.

– Для вас все что угодно, но зачем? – изумилась я. – Сейчас, когда появилась реальная возможность найти Ральфа?

Зенедин вздохнул, с некоторым трудом вытащил свое грузное тело из пещеры и улегся на зеленый травяной ковер, ненароком примяв оказавшийся в районе правой задней лапы куст.

– Я отдаю себе отчет, что ты в настоящий момент находишься не в самой лучшей своей форме, но немного подумать все же стоит. Вот нашла ты след амулета. К примеру, его из частной коллекции украли, и что? Где мсье Пуррье? Я же предлагаю тебе менее лобовой, но более короткий путь.

– Все бы было хорошо, если бы я понимала, чем этот путь короче, – фыркнула я. – Но, полагаю, просить о каких-либо объяснениях бессмысленно.

– Есть такое, – без тени смущения признал Зенедин. – Просто я пока не хочу вводить тебя в курс своих подозрений, мне нужна совершенно объективная информация, не окрашенная личными сомнениями или же неуклюжими попытками притянуть версию за уши.

– Короче, признайтесь честно, сделали из владелицы детективного агентства девочку на побегушках.

Я нахмурилась и обиженно отвернулась в сторону воды. Как заведено, на дракона эти маневры не произвели ни малейшего впечатления, и он бесстрастно продолжил давать указания:

– Также мне нужно узнать, когда планируются первые слушания по вопросу ввода в обиход этого так называемого проектора и предварительный расклад голосов в парламенте.

– И еще луну с неба, полагаю? – съязвила я. – Откуда я раздобуду подобную информацию?

– А ты поручи это детективу, – весело предложил компаньон. – Он же пошел на мировую, вот пусть пользу приносит делу.

Предложение мне понравилось, и я почти миролюбиво спросила:

– Чего еще изволите?

– Осталось немного, не переживай. Во-первых, хочу помочь тебе выполнить твое обещание быть осторожнее. Возможно, и даже достаточно вероятно, что твои несостоявшиеся убийцы еще ничего не знают про чудесное спасение, но если ты начнешь с пылом рыскать по столице и задавать разнообразные вопросы, они вполне могут заподозрить, что ловушка дала сбой.

– И что вы предлагаете? Сидеть дома и не высовываться? Так они и за домом могут установить наблюдение.

– Думаю, это крайне маловероятно. У соратников Ральфа не так много людей, и просто так ими разбрасываться они не будут. Но лезть на рожон не следует. Боюсь, применить магическую смену внешности тебе тоже не удастся – слишком велика вероятность столкнуться с детекторами магии и таким образом привлечь внимание.

– Похоже, вы мне не оставили выхода. Сидеть дома не надо, менять внешность нельзя, но и как есть разгуливать не стоит. Остается только повеситься.

– А ты будь проще, – посоветовал дракон. – Неужели в детстве никогда не переодевалась?

– Переодевалась, – кивнула я. – И карнавалы очень любила.

– Отлично, значит, здесь проблем не будет. Теперь последняя на сегодня просьба: слетай… ах, ты же не можешь… сходи в гости к Албене и попроси ее навестить старого дракона.

– Зачем вам? – От такой просьбы я просто опешила. Зенедин отродясь избегал общаться с какими-то обитателями городка, состоящими из плоти, за исключением молодых зеленоглазых девиц. А тут – подавай ему Албену.

– Хочу задать потомственной ведьме несколько сугубо профессиональных вопросов, – снизошел компаньон до объяснений. Впрочем, понятнее мне не стало.

– Она нужна вам прямо сейчас? – уточнила я, слезая с камня и разминая затекшие от долгого сидения ноги.

– Не обязательно. Когда ей будет удобно.

Еще раз удивившись, я махнула на прощание рукой и храбро отправилась форсировать заросли в обратном направлении.

Ведьму я отыскала без всяких проблем – рядом со своим домиком на краю городка она занималась совершенно неподходящим для ее положения и профессии делом: прихорашивала свои и так выглядящие безупречно клумбы. При виде меня идеальные брови удивленно взлетели вверх, а на лице появилась дружелюбная улыбка – с Албеной у нас всегда были неплохие отношения, и их не смогла испортить даже предшествовавшая моему уходу из Высшей академии магии история.

С сожалением отказавшись от предложенного чая, который ведьма заваривала на одной ей известных травах, я изложила просьбу дракона. Брови собеседницы поднялись еще выше, но она, не задавая лишних вопросов, просто кивнула и пообещала сегодня непременно наведаться в гости к Зенедину. Услышав подобное обещание, я сочла свою миссию успешно выполненной и удалилась в направлении выхода из городка, где меня поджидал изрядно заскучавший извозчик. Хм… если я в скором времени не верну себе возможность летать, деловые поездки пробьют изрядную брешь в моем бюджете. Хотя… всегда же можно включить их в счет клиентам как накладные расходы. И даже не можно, а нужно. Так и сделаем.

Добравшись до города, я отпустила извозчика и сдала свой скурр на всестороннее исследование. Вот так всегда – не успеешь купить новое средство передвижения взамен утраченного, как и с ним приходится расставаться, пусть даже на время. Но стоило мне покончить с столь неприятной обязанностью, как впереди замаячила еще менее привлекательная: визит к мсье Руаппи. Хочется не хочется, а надо. Мало того что я ему обещала, так еще и с поручением дракона мне самостоятельно не справиться. Я немного повздыхала и направилась в ближайшее кафе: подкрепить силы перед решительным марш-броском на бульвар Дюбарри.

Складывалось ощущение, что детектив меня ждал: в беседке среди пионов стоял дымящийся чайник с двумя чашками. Все, как раньше, словно и не было нескольких месяцев вражды и попыток меня уничтожить. Наверно, удобно жить с такими моральными устоями, мне до подобного еще далеко. Мсье Руаппи же, ничуть не смущаясь, гостеприимно махнул рукой в сторону столика.

– Добрый день, Айлия. Надеюсь, не откажетесь от свежего чая.

Сделав над собой усилие, я кивнула:

– Не откажусь.

– Вот и славно.

Улыбнувшись, хозяин зашел в беседку и принялся хлопотать, накрывая на стол. После того как мы расселись и отпили по нескольку глотков, не скрою, вкусного чая, я, не расположенная к долгим дружеским посиделкам, заговорила:

– Как я и обещала, мы с компаньоном всесторонне обсудили сложившуюся ситуацию и решили, что вас стоит ввести в курс дела, тем более что у нас к вам в связи с текущим делом будет небольшая просьба.

– Внимательно вас слушаю, – отозвался детектив.

Я рассказала ему ту же историю, что и мадам Робредо. Поскольку полной уверенности в чистоте помыслов мсье Руаппи у меня пока еще не было, не стоило открывать сразу все карты. Всегда надежнее оставить пару джокеров в рукаве. Тем паче что собеседника более интересовали подробности, связанные с гибелью Джинни, чем пропажа мсье Пуррье-младшего.

– То есть вы полагаете, что во всем виновата неизвестная женщина? – переспросил меня собеседник по окончании рассказа.

– А кто же еще? Других подозреваемых совершенно не наблюдается. Но дракон, вместо того чтобы бросить все силы на ее поиски, попросил меня узнать, какой расклад голосов в парламенте по вопросу проектора. И тут мне будет весьма проблематично обойтись без вашей помощи.

– Поня-ятно, – протянул детектив, барабаня пальцами по безупречно белой скатерти. – Что ж, в качестве демонстрации своих добрых намерений я попытаюсь выяснить то, о чем вы меня просили. Как быстро вам нужна информация?

– Достаточно срочно, – не стала я вилять. – Думаю, со своей частью поручения дракона я управлюсь примерно за сутки.

– Разве же это срочно? – усмехнулся детектив. – Суток мне хватит с запасом. Вы сами приедете за результатом?

Я демонстративно приложила руку ко лбу.

– Честно говоря, я еще не вполне хорошо себя чувствую и была бы вам очень признательна, если бы вы прислали полученную информацию письмом.

– Зря вы не хотите со мной общаться. Я же заверил вас, что более не желаю зла и не собираюсь хоть как-то вставлять палки в колеса.

Да, в проницательности мсье Руаппи не откажешь. Что ж, ответим честно.

– Я вам поверила. Но вряд ли вы можете осуждать меня за то, что я не питаю теплых чувств к человеку, несколько раз пытавшемуся меня убить. Спасибо за чай, мне пора.

Без каких-либо эмоций детектив поднялся, дабы меня проводить, и пообещал:

– Как только что-нибудь узнаю, сразу сообщу.

– Буду весьма вам признательна, – кивнула я и покинула густо цветущий внутренний двор пансиона.

Дальнейший мой путь лежал в городскую справочную, для удобства совмещенную с архивом. Выпросив у администратора под залог нужные мне информационные сборники вкупе с подшивками газет за последний год, я подхватила добычу и наконец направилась домой.

Весь остаток вечера и следующие полдня до самого обеда, заказанного в одном из моих любимых кафе с доставкой прямо в кабинет, я просидела, склонившись над газетами. Мсье Генри и Фарька поначалу пытались отвлекать меня разными глупостями, но после того как я, потеряв всякое терпение, в резкой форме высказала, что думаю про подобное поведение, как-то мгновенно затихли, угомонились и с обиженным видом разошлись по углам. Налаживать отношения с сожителями еще придется, но в данный момент меня значительно больше интересовало другое.

Выполняя поручение дракона, я решила собрать информацию по следующим заметным в жизни Теннета и всей страны парам.

Мэр города мсье Патрик Прейс и его супруга Оливия.

Лидер партии людей мсье Адриан Рох и его супруга Наварра.

Лидер партии волшебников мсье Ариан Поньолла и его супруга Жизель.

Лидер партии нелюдей мсье Котьери Нье и его супруга Клемани.

На этом, в сущности, можно было и остановиться, но я решила побаловать Зенедина и раскопала еще сведения про родителей Ваннейра и Ротани, так, на всякий случай. В результате к списку оказались добавлены:

Мсье Лаянн Оньерри и его супруга Полена.

Мсье Руах Поддриго и его супруга Зара.

На составление пусть даже беглых биографий у меня ушло довольно много времени, так что, когда прибыл обед, я чувствовала себя выжатой, как лимон. Но оценить, что же мне удалось найти, очень хотелось, и, пододвинув к себе миску с горячим супом, я раскрыла записи. Для начала на последнем пункте, выдавшемся самым неинтересным, в сущности, совершенно бесполезным.

Мсье Руах Поддриго и его супруга Зара.

Как выяснилось, родители Ротани уже практически дюжину лет пребывали в разводе, и девушка жила со своим дедом, занимающим место в городском совете лишь по старой памяти. Отец Ротани, приезжий из провинции, довольно легко очаровал юную дочь Ориена Штрайна и женился на ней.

Но особых звезд с неба он не хватал, жил за счет семьи, и, когда Ротани подросла, ее мать не выдержала, подала на развод и вышла замуж за мэра Льона, с которым до сих пор живет душа в душу. Совершенно очевидно, что бывшего зятя Штрайн терпеть больше не стал и, выдав небольшую сумму, достаточную для открытия собственного дела, спровадил того обратно на историческую родину. Ротани же осталась с дедом, поскольку никто из любящих родителей не выказал большого желания продолжить воспитание дочери.

Короче, вряд ли родители Ротани имеют хоть какое-то отношение к моей истории. Идем дальше.

Мсье Лаянн Оньерри и его супруга Полена.

Тут ситуация совершенно иная – чета Оньерри познакомилась в далеком детстве, поскольку будущие супруга жили в соседних особняках и дружили семьями. Затем последовали совместное обучение в школе и очень ранняя свадьба. В результате муж продолжает свое обучение, пристроенный сердобольными родителями в Академию связей с общественностью, жена же переходит в разряд домохозяек, сидит дома, растит детей. Оказывается, у Ваннейра есть еще и младшая сестра.

По окончании учебы мсье Оньерри вполне успешно занимается политикой и со временем надежно обустраивается в совете как член партии людей. Никаких грязных слухов и порочащих сплетен мне найти не удалось, похоже, чета Оньерри являла собой пример для подражания.

И тут пустышка. Единственное, чем будет полезна эта информация, – научит меня скрупулезно выполнять все инструкции дракона, не пытаясь до поры до времени проявлять собственную инициативу. Вот у руководителей партий картина куда как интереснее.

Лидер партии нелюдей мсье Котьери Нье и его супруга Клемани.

Мсье Котьери Нье был полуэльфом. Самым настоящим полуэльфом, от чистокровной эльфийской матери, что случается не часто, обычно все ровно наоборот: мужская половина расы эльфов приходит в города в поисках приключений, а затем у человеческих женщин рождаются крылатые дети.

Лидером своей партии Котьери Нье являлся с самого дня ее основания, и власть его казалась совершенно незыблемой. Чего не скажешь про семейную жизнь. Из прочтенных газет у меня создалось полное впечатление, что брак мсье Нье был фиктивным, исключительно для того, чтобы никто не судачил на тему его одиночества. Ну не принято политику быть холостяком, и точка. В качестве жены он выбрал дриаду, вытащив ее непосредственно из леса Риона. Как факт, ни о каком участии мадам Нье в политической жизни страны речь не шла. Не получившая даже намека на светское образование, дриада на приемах не появлялась, детей у пары тоже не было. А если верить свежим сплетням, то мадам Клемани и вовсе давно вернулась в родную чащобу.

И какое ко мне, точнее, к Ральфу это имеет отношение? Да, наличие пропавшей дриады выглядит крайне подозрительно, о ядовитой траве она тоже вполне могла знать, но если дриада на самом деле нигде не появлялась, то как они с Ральфом вообще познакомились? Не сходится. Да и партия нелюдей вряд ли рискнула бы впутаться в связанные с магией и патентами разборки. Надо поискать в другом месте.

Лидер волшебников мсье Ариан Поньолла и его супруга Жизель.

История этой пары чем-то была сходна с предыдущей. Мсье Поньолла с самого детства подавал большие надежды в плане магии, заковыристые заклинания мальчик схватывал на лету, но, как это часто бывает, наличествовал талант, но не было ни малейшего желания его развивать. Единственное, чего юноше всегда хотелось, – это руководить, отдавать приказы, стоя во главе группы. И именно к этому он и стремился, прилагая максимальные усилия.

По настоянию родителей Ариан Поньолла рано женился на такой же, как он, подающей надежды волшебнице и практически сразу полностью подавил свою супругу. Вместо того чтобы стать ему верной помощницей, она осела дома и принялась рожать детей. Но звезды были против – сначала юной мадам Поньолла никак не удавалось забеременеть, затем она родила мертвого младенца, а последние роды оказались смертельными. Дочь пережила свою мать ровно на дюжину дней. Пару лет мсье Поньолла в одиночестве пытался пробиться на самый верх, но, поняв, что холостякам туда путь закрыт, сдался и второй раз соединил себя узами брака с полной своей единомышленницей, таким же членом партии магов, как и он. Союз оказался плодотворен. Но не в плане детей, а в смысле политического роста. Уже через полтора года партия магов приобрела нового руководителя и, нельзя не признать, под его крылом набрала силу.

Тут вроде все чисто. Я, даже применив все воображение, не могла представить, в какой политической игре супружеской чете мог понадобиться Ральф Пуррье, к волшебству не имеющий ни малейшего отношения.

Лидер партии людей мсье Адриан Рох и его супруга Наварра.

Уроженец Теннета, мсье Адриан Рох был раритетом. Он оказался единственным из всех, кто сумел прийти к вершине власти не обремененный супругой. Свою нынешнюю жену он встретил на одном из приемов год назад и буквально потерял голову. Период ухаживания пролетел вихрем, и через месяц влюбленные сочетались законным браком. Союз этот сильно пошатнул позиции лидера партии людей, но они были слишком уж крепки и сумели пережить встряску. Дело в том, что мадам Рох не просто казалась похожей на ведьму, она именно ею и была, причем потомственной. Юная Наварра прибыла в столицу из Оршо по приглашению своих дальних родственников, поскольку ее семья справедливо полагала, что с подобной внешностью девушка сможет найти выгодную партию. Собственно, именно так оно и оказалось.

Интересно, а не приворожила ли ведьма мсье Роха. Как-то очень подозрительной мне кажется внезапно вспыхнувшая в холодном мужчине страсть. Хотя вряд ли она стала бы держать его ворожбой так долго, а на приеме у мэра пара выглядела безумно влюбленной и трогательно держалась за руки. Единственное, что я могла вменить чете Рох в вину, – это ведьмовское происхождение мадам. Но этого, увы, крайне мало.

Мэр города мсье Патрик Прейс и его супруга Оливия.

Жизнь супругов Прейс почти полностью повторяла историю четы Оньерри. Будущие супруги также познакомились в далеком детстве, также рано поженились, но мадам Оливия не осела дома, а продолжила свое обучение вместе с мужем и довольно долгое время занималась своей карьерой, заседая в городском совете, и лишь недавно сочла возможным уйти на покой и родить сына. Отпрыску мэра исполнилось пять лет, и почти все время он пребывал на попечении бабушек, пока родители продолжали всецело отдаваться политической жизни столицы. Изредка появлялись статьи с намеками на предполагаемые интрижки мэра, но никакой конкретной информации никто не предоставил, а слухов было недостаточно для существенного общественного резонанса.

Дочитав последнюю строчку, я проглотила и последний кусок обеда. Затем, откинувшись на спинку кресла, выдохнула. Вот я выполнила поручение дракона, и что? Какую я извлекла полезную информацию? Мне надо искать пропавшую дриаду?

В этот момент в холле коротко звякнул почтовый ящик, и я резко вскочила с кресла, бросаясь на звук. У меня даже коленка хрустнула. Под лестницей, как и следовало ожидать, обнаружилось обещанное детективом письмо. Надо же, какой он пунктуальный… Я уже приготовилась разорвать конверт, когда поняла, что очень устала от почти суточного бдения над газетами и справочниками и хочу устроить себе небольшой перерыв. Пара часов сна пойдет мне только на пользу.

Глава 10

В которой дракон перестает играть в прятки, рассказывает героине, что именно произошло, и, воодушевившись, та начинает активные действия


Поснулась я около девяти вечера, когда за окнами уже почти полностью стемнело. Кроме изменений во внешней среде, изменилось и мое внутреннее состояние: я чувствовала бодрость, готовность к продолжению расследования, а главное, желание его продолжать. От недавней тоски и усталости не осталось и следа. В порядке тренировки я слевитировала себя с кровати на пол, на пару мгновений завернула в ванну, плеснула в лицо холодной водой и спустилась вниз. Зрелище, которое я застала в холле, поразило меня настолько, что я чуть было не прослезилась: на невесть откуда взявшемся скурре возлежал оцелот и увлеченно рассказывал о моей жизни зависшему перед ним призраку, причем лицо мсье Генри выражало полнейшее внимание. Похоже, в особняке настал долгожданный и почти невероятный период мира и покоя.

Заметив меня, оба сожителя повернулись в сторону лестницы с совершенно одинаковыми выражениями на лицах… точнее, мордах… точнее… неважно. Поморщившись, я поинтересовалась:

– Не подскажете, откуда взялся мой скурр?

– Его принесли, – охотно пояснил призрак. – Но ты так сладко спала, что рука не поднималась будить, и, посовещавшись, мы с Фарем решили взять на себя ответственность и позволить занести его в дом.

– Да, мысль неглупая, – согласилась я, спускаясь по ступенькам. – А человек, принесший скурр, сопроводил это какими-либо комментариями?

– Да, – довольно вякнул Фарька.

Мсье Генри оказался более многословен:

– Вам просили передать, что транспортное средство пребывает в идеальном состоянии и следов какого-либо вмешательства извне не обнаружено. Можете смело взмывать на ту высоту, на которую позволяют правила полетов на скуррах.

Да, призрак остался верен себе, не упустил возможность опять меня повоспитывать. Но, назло расхулиганившемуся соседу пропустив его тираду мимо ушей, я сообщила, что лечу повидать Зенедина, и, подняв с пола вновь обретенную доску, вышла на улицу. Тут же пришлось вернуться обратно, ибо я умудрилась забыть как свои записи, так и полученное письмо, чье содержание до сих пор не удосужилась выяснить. Сделаю приятное оборотню, хоть о чем-то мы получим информацию совершенно одновременно.

Наконец, полностью экипировавшись, я воспарила ввысь и двинулась в направлении пещеры дракона. По пути мысли мои были заняты предвкушением выговора, который устроит мне Зенедин, узнав, что я пренебрегла его наставлениями касательно маскировки. К счастью, оправдание придумалось быстро: мне же было велено не появляться в своем облике в тех местах, где меня могут заметить сообщники Ральфа, а городскую справочную к таковым сложно причислить. Сейчас же вообще уже темно, и меня разглядеть нереально, так что можно хоть обнаженной летать.

Как выяснилось, репетировала оправдательную речь я совершенно зря – мой внешний вид дракона не интересовал ни на йоту. Едва я опустилась на каменную площадку, как Зенедин тут же дыханием согрел мне валун и спросил:

– Ты все узнала?

– Сесть разрешите? – поинтересовалась я, устраиваясь на камне. Затем, никуда не торопясь, повесила над площадкой пару светящихся шариков и, поймав весьма укоризненный взгляд дракона, пояснила: – Мне сейчас читать придется, а в темноте с этим могут возникнуть некие сложности.

– Так читай уже, чего ждешь? – нетерпеливо рыкнул оборотень.

– Уже, уже. – Достав свои записи, я приступила к отчету.

Пока я зачитывала вслух информацию про самые видные семейные пары столицы, дракон пару раз перелег с места на место, шумно вздыхал, морщился, но слушал молча, ни разу не перебив и ничего не уточнив. Когда же я, закончив, сложила листки, оборотень вновь не удостоил меня комментариями. Полюбовавшись некоторое время ночным небом, я не выдержала и раздраженно спросила:

– Вы так и собираетесь молчать?

– А что говорить? – с самым невинным видом повернул ко мне голову дракон. – Все же совершенно очевидно.

В этот момент мне, как никогда, хотелось улететь в столицу и больше к излучине реки не возвращаться. Но каким-то чудом я удержала себя на месте, понимая, что на данной стадии без помощи дракона вряд ли смогу удержать детективное агентство на плаву, а значит, придется терпеть выходки распоясавшейся ящерицы-переростка. Я мило улыбнулась и просительно поинтересовалась у собеседника:

– Возможно, вы просветите меня, что именно кажется вам совершенно очевидным? Я не вполне поспеваю за остротой вашей мысли.

– И с кем я связался? – с мученическим видом поднял дракон глаза к звездам. – Погоди немного. Лучше скажи, ты выяснила, что происходит в парламенте?

– Сейчас узнаем. – Достав письмо детектива, я вскрыла конверт и вслух продекламировала написанные мсье Руаппи несколько строчек:


«Айлия, добрый день! Простите, что немного задержался с сообщением, но выполнение вашей просьбы потребовало чуть больше времени, нежели я ожидал. Зато в настоящий момент я могу сообщить стопроцентно достоверную информацию. Да, как вы и предполагали, парламент планирует рассмотреть вопрос касательно введения в обиход „проекторов“, и слушания начинаются на днях. Но несмотря на все усилия партии магов, расклад мнений не в их пользу – слишком уж сильную позицию до сих пор занимает партия людей. Реально магов поддерживает лишь партия нелюдей, остальные мелкие объединения пока не готовы принять их сторону. Очень надеюсь, что моя информация вам поможет. Засим остаюсь искренне ваш, Верн Руаппи».


Подняв глаза, я встретила пристальный взгляд дракона.

– Тебе и этого недостаточно? – осторожно уточнил он.

Я демонстративно улеглась на валун и заговорила:

– Позвольте вам напомнить две вещи. Во-первых, я не так давно чудом избежала смерти и в настоящий момент сижу здесь, пренебрегая указаниями врача о домашнем режиме. А во-вторых, не стоит сравнивать ваш опыт и способности с моими. То, что вам действительно очевидно, мне вполне может никогда не прийти в голову. Как следствие, я предлагаю вам перестать тыкать меня лицом в мою полную несостоятельность в качестве частного детектива, а проявить чуткость и просто объяснить, что же, на ваш взгляд, произошло и где в эту секунду находится Ральф Пуррье.

– Надеюсь, ты не ожидаешь, что я в самом деле отвечу тебе на последний вопрос? – невозмутимо уточнил Зенедин. – Что же до остального, возможно, ты права и я слишком многого от тебя требую. Было бы, безусловно, лучше вывести тебя на правильные ответы путем нужных вопросов, но я не наблюдаю на твоем лице желания думать.

Я пробормотала что-то виновато-несчастное.

– Ладно-ладно, – махнул собеседник лапой. – Все бывает. Итак, слушай внимательно, я попытаюсь донести до тебя свое видение событий.

Неужели дракон сдался? Не веря своим ушам, я приподнялась на валуне, уселась поудобнее и довела до сведения собеседника:

– Я вся внимание.

Убедившись в этом, Зенедин приступил.

– Жила на свете молодая красивая девушка. Всем окружающим казалось, что у нее нет никаких причин не наслаждаться жизнью – с такой внешностью в Оршо нет проблем с поиском хорошего мужа, а приобретя семью, только и остается, что растить детей и жить в свое удовольствие. Но нет, нашей героине такая перспектива казалась не заслуживающей внимания, а осложняло ситуацию то, что девушка была ведьмой, причем очень неплохой. Поняв, что родной город для нее слишком мал, юная Наварра, а, надеюсь, ты поняла, что речь я веду о ней, направляется искать свое счастье в столицу.

Да, дракон был прав, героиню его рассказа я узнала сразу, но вот согласиться с тем, что она замешана в пропаже Ральфа, никак не могу. Интересно, чем объяснит Зенедин все неожиданные повороты в моем расследовании…

– Прибыв в Теннет, девушка без проблем попала в высшее общество и, быстро в нем сориентировавшись, решила, что под ее уровень подходит не кто иной, как холостой мсье Рох. Замечу, что этот выбор меня немало удивил – будучи ведьмой, Наварра должна бы тянуться к обладающим магическим дарам людям, а не наоборот.

– А вы спросите у нее при случае, – съехидничала я.

– Непременно, – в тон мне откликнулся оборотень. – Итак, я продолжу, если позволишь. Достаточно быстро Наварра вскружила мсье Роху голову, причем я, как и ты, далек от мысли о приворотном зелье – лидер партии отнюдь не дурак и, понимая, что попытки приворожить одинокого мужчину непременно будут предприниматься, позаботился о собственной защите. Так что в устроенной личной жизни мадам Рох лишь ее собственная заслуга.

Но в скором времени после свадьбы девушка обнаружила, что муж совершенно не собирается плясать под ее дудку или хотя бы приходить за советом, а относится к ней как к красивой картинке, отлично вписывающейся в его окружение, или, того хуже, как к матери детей. Осесть дома, утирая носы отпрыскам, совершенно не входило в планы молодой амбициозной ведьмочки, соответственно, она принялась искать варианты изменения устоявшегося положения вещей. В самом начале года, на одной из вечеринок она познакомилась с юным Ральфом Пуррье, и в ее голове начал оформляться план. Было бы очень удобно иметь в качестве мужа марионетку и, своевременно дергая за ниточки, руководить таким образом самой большой и влиятельной парламентской партией.

– Погодите, – вмешалась я. – Вы же это не серьезно, да?

– Совершенно серьезно, – без тени улыбки возразил дракон. – Если ты не будешь перебивать, а послушаешь, то поймешь ход моей мысли.

– Валяйте, объясняйте, – недоверчиво отозвалась я.

– Так вот. Познакомившись, Наварра и Ральф достаточно быстро поняли, что нашли друг друга. Причем каждый из них наивно полагал, что именно он собирается использовать другого, без памяти влюбленного, в своих корыстных целях. Наварра хотела обрести удобного мужа, а Ральф более всего на свете желал получить в руки реальную власть и влияние. А красивая жена – что ж, это неплохой бонус. Правда, для этого пришлось бросить любимую девушку, но без жертв достижение высоких целей никогда не обходится. Убедившись, что намерения обоих серьезны, пара начала действовать. Для этого требовалось убить Адриана Роха, и Наварра это проделала, после чего Ральф, долгое время изучавший прототип, занял место лидера партии людей.

До меня, пусть медленно, но начало доходить.

– Погодите. Вы хотите сказать, что Адриан Рох на самом деле не Адриан Рох, а замаскированный Ральф Пуррье?

Дракон кивнул, очень собой довольный.

– Именно так.

Да, это объясняло многое. Я бы сказала, практически всё. Но одновременно с возрастающим недоверием во мне поднималась злость.

– И когда же вы об этом узнали?

– Смотря, что именно ты вкладываешь в понятие «узнать», – заметил дракон, не выказывающий никаких признаков смущения. – Если подтвержденное доказательством знание, то этого не происходило вообще. Я просто понял, что случилось с мсье Пуррье, в тот момент, когда узнал про снятые со счета в банке деньги. Это неопровержимо свидетельствовало, что исчезновение юноши – дело сугубо добровольное. А если приложить к сему факту историю с водопадом, явно состряпанную для отвода глаз, становится совершенно очевидно, что силы к исчезновению юноши подключены немаленькие, а значит, и цель должна быть соответствующая.

Несмотря на длинное и весьма подробное объяснение, я продолжала кипеть, как самое опасное зелье из всех, что мне приходилось творить.

– Но что мешало вам взять и поделиться своим знанием со мной? От вас же, наверное, не убыло бы.

Вот теперь на зеленой чешуйчатой морде явственно проступило виноватое выражение, которое я и не чаяла когда-либо лицезреть.

– Знаешь, в чем основная проблема всех великих детективов? – неожиданно спросил Зенедин.

Вопрос, неужели он себя к таковым причисляет, я благоразумно оставила при себе, вслух же задала лишь немного менее опрометчивый:

– А у них вообще есть проблемы?

– Представь себе, – раздраженно фыркнул собеседник. – Помнишь поговорку про собак: все понимают, но сказать не могут. Вот и у нас так же – обычно мы все знаем, но доказательств нет.

Ага. Вот и ответ на мой невысказанный вопрос.

– Но при чем тут доказательства? – удивилась я.

– При том. Во-первых, я всегда могу ошибаться, пусть это и весьма маловероятно. А во-вторых, ты еще молодая, неопытная и увлекающаяся, а это очень опасно – искать подтверждение своей теории. Сама не заметишь, как начнешь подтасовывать факты.

Да, это популярный нынче аргумент.

– Тогда что сейчас заставило вас изменить свое мнение и изложить мне видение событий?

– После неудачи со смертью официантки я потерял надежду на то, что, тычась в разные стороны, как слепые котята, мы сумеем отыскать неопровержимые улики. Кроме того, принесенный тобой отчет вкупе с информацией, полученной от детектива, дает понять и кем стал мсье Пуррье, и почему.

Чувствуя, что лодыжки и икры начинают затекать, я слезла с камня, пару раз прошлась взад-вперед по полянке, затем вытащила из пещеры дракона подаренную ему подушку и, положив ее на краю обрыва, пристроилась сверху, свободно болтая ногами, свешенными вниз, к шумящей в темноте воде.

– Хорошо, – заговорила я, закончив обустройство на новом месте, – кем стал Ральф, я поняла. Но что со вторым вопросом? Почему? И кстати, мне не менее интересно было бы услышать, что именно заставило вас предположить, что наш пропавший скрыт именно в теле мсье Роха.

– Твоя формулировка не совсем верна, – поправил меня дракон, – но об этом позже. Начну по порядку. Тебе не показалось странным, что после более чем годового брака супруги Рох на людях трогательно держатся за руки? Насколько я понимаю, в столице не принято столь явно выражать свои чувства.

– Но они просто очень любят друг друга, – попыталась возразить я.

– Для начала я очень сомневаюсь в присутствии у мадам Рох теплых чувств к своему мужу, это для нее явилось бы слишком большой удачей. Но даже в случае взаимной любви, неужели ты и в самом деле допускаешь, что столь видный и опытный политик, как Адриан Рох, не удержал бы себя и супругу в рамках приличий?

– Да, тут вы совершенно правы, – согласилась я, вспоминая газетные статьи о свадьбах и юбилеях. Даже сочетаясь законным браком, молодые не позволяли себе ничего большего, чем практически невинный поцелуй.

Обернувшись хвостом, дракон добавил:

– Если же в тебе остались сомнения, то можешь провести небольшое расследование и разузнать, как вели себя супруги Рох, к примеру, зимой.

– Мысль неплоха, – я усмехнулась, – но вы со всем своим опытом и знанием не учли одной маленькой детали. Даже у пары, прожившей вместе дюжину лет, вполне может случиться внеплановый медовый месяц. Чувства не угасают, они просто дремлют в ожидании повода проснуться и разгореться с новой силой. Но, – поспешила я уточнить, видя, что собеседник собирается вступить в дискуссию, – это не значит, что вы не правы. Просто предложенный способ проверки не вполне надежен, вот и все.

Настроившийся на миролюбивый лад дракон удовлетворенно кивнул.

– Отлично. Что же до причины столь нестандартного поведения этой пары, то, как я предполагаю, они оба изо всех сил стараются убедить друг друга в том, что сгорают от пламенной страсти, хотя в действительности ни один из них подобных чувств не испытывает.

– Я всегда говорила, что любовь – наихудшая из основ для брака. Решение связать свою жизнь с другим человеком нужно принимать головой, а не руководствуясь животными инстинктами к размножению.

– С этим я мог бы поспорить, – заметил Зенедин, украдкой бросая взгляд на подушку, украшенную великолепной вышивкой с изображением драконихи, цвет чешуи которой полностью совпадал с цветом моих глаз – травянисто-зеленым. Еще в самом начале нашего знакомства, получив от меня этот подарок, дракон сознался, что, когда его соплеменники оборачиваются в людей, глаза у них становятся цвета чешуи. И именно поэтому он, будучи прикованным к пещере вблизи Высшей академии магии, выбирал для общения девушек моего типа внешности – они напоминали оборотню его первую и последнюю любовь, оставленную в Драконьих горах.

Очнувшись от задумчивости, я поймала на себе пристальный взгляд крупных желтых глаз.

– Если собираешься спать, так сразу и скажи. Дома в постели это делать несравнимо удобнее.

– Простите. – Я встряхнула волосами. – Я немного отвлеклась. Так на чем мы остановились?

– На причинах, побуждающих Ральфа с Наваррой изображать внезапно вспыхнувшую страсть, – невозмутимо напомнил собеседник.

– Но это же глупо. Куда как проще прямо и честно рассказать другому о своих намерениях.

– Не скажи, – тут же возразил дракон. – Я весьма сомневаюсь, что в планы хоть одного из этой амбициозной парочки входит долгая совместная жизнь. Нет, первоочередная цель Ральфа – оказаться у власти, а с влюбленной в него опасной дурочкой, как полагает юноша, он со временем разберется. Наварра же в настоящий момент превыше всего ставит возможность помочь партии магов в достижении их цели – протолкнуть проектор через совет.

– Зачем ей это?

– Очень просто, она, как ты помнишь, ведьма и по природе своей недолюбливает простых смертных, зато с пиететом относится к полноценным магам. Полагаю, план с ликвидацией супруга окончательно сформировался после очередной эмоциональной тирады мсье Роха касательно этих магических выскочек и их дурацких идей, не имеющих ни малейших шансов на реализацию.

Зенедин так похоже изобразил заносчивого политика, что я не удержалась и рассмеялась, отдавая должное удачной пародии. Затем, вспомнив, что время позднее, вернулась к делу.

– С Наваррой понятно, но почему вы решили, что Ральф тоже преследует какие-то конкретные цели? Мадам Рох весьма и весьма привлекательная молодая женщина, и Ральф, расставшись с мадемуазель Поддриго, вполне мог снова влюбиться.

Из самых недр объемистой груди дракона вырвался протяжный то ли вздох, то ли стон. Затем оборотень второй раз за вечер поднял глаза к небу и что-то пробормотал себе под нос. После чего, уже практически с адекватным выражением на морде, наставник повернулся в мою сторону.

– Спасибо, что обошлись без попыток спихнуть меня вниз, – на полном серьезе поблагодарила я.

– Сам себе удивляюсь. Но, похоже, я уже окончательно смирился с тем, что сегодня о существовании мозгов в голове ты просто забыла. Придется напомнить. Айлия, скажи, почему погибла официантка?

– Джинни? – непонятно зачем переспросила я. – Так вы же все знаете. Вечером после работы ее позвала на тайную встречу неизвестная женщина в черном плаще и отравила дымом.

– Да, я, безусловно, это знаю, следовательно, спрашивал о другом. Почему мадемуазель Стеар убили именно в этот вечер? К тому моменту Ральф уже пару месяцев существовал в облике мсье Роха, и на то, чтобы разделаться с официанткой, у заговорщиков было достаточно времени.

– Возможно, – несколько неуверенно пробормотала я, – им до этого момента не приходило в голову, что Джинни может представлять угрозу для инкогнито новой пассии Ральфа.

– Угу. И вдруг озарило. Как раз в тот день, когда ты решила пообщаться с официантками. Какое невероятное совпадение. Мне долго еще повторять, что совпадений не бывает? – прорычал дракон, обнажая внушительного размера клыки.

Их вид встряхнул мои мыслительные способности, и я воскликнула:

– Значит, Ральфу сообщили о моем намерении. Но я рассказала о своих планах лишь Ваннейру. Неужели Ральф ему доверился?

– Конечно нет, – уже совершенно спокойно заговорил оборотень, – но, если мне не изменяет память, в холле особняка Оньерри ты встретила еще одно действующее лицо нашей пьесы.

– Ротани… – поняв, о чем речь, прошептала я. – И она, выспросив про цель моего прихода у Ваннейра, тут же рассказала обо всем Ральфу. Так вот почему вы так уверены, что мсье Пуррье остался равнодушен к женским чарам Наварры Рох. Потому что он до сих пор любит другую.

– Именно. – Хвост дракона встал вертикально вверх. – И, не в силах отказаться ни от первой любви, ни от шанса заполучить реальную власть, Ральф посвятил Ротани в свои планы.

Я вдруг ужаснулась.

– Это же опасно. Узнай Наварра об обмане, она немедленно убьет девушку.

– Не посмеет. Она же не дура и понимает, что на этом ее сотрудничество с мсье Пуррье-младшим завершится. Скорее ее неверного супруга подстережет несчастный случай, но уж точно не раньше, чем примут закон о проекторах. Что мадам Рох умеет в совершенстве, так это обуздывать свои сиюминутные желания ради достижения более значимой и глобальной цели.

– То есть вы полагаете, что на решающих прениях по вопросу проектора Адриан Рох неожиданно поменяет свое мнение и как минимум половина членов партии, не успев оправиться от неожиданности, поддержит позицию своего лидера?

– Именно так, – качнув головой, подтвердил собеседник. – И ты не можешь не признать, что план мадам Рох весьма неплох, он просто обязан сработать.

– Нет! – Пораженная внезапной догадкой, я вскочила на ноги. – Зал заседаний парламента защищен от магии, и находящийся в чужом обличье Ральф Пуррье просто не сможет проникнуть внутрь.

– Понятно. – Хлестким движением обернув хвост вокруг лап, Зенедин прокомментировал: – Период временного просветления закончен. Очень прошу, сделай над собой одно, совсем небольшое усилие, – подумай еще немного. Ральф пропал из виду и превратился в Адриана Роха около двух месяцев назад, так?

– Очень на то похоже, – согласилась я.

– И что, за это время он ни разу не посетил зал заседаний? Сама-то в это веришь?

– Но как же тогда…

– Довольно просто. Точнее, – поправился Зенедин, – совсем не просто. Некоторое время назад ты сказала, что Ральф живет в теле мсье Роха…

– Но я же иносказательно, – перебила я дракона, совершенно забыв, чем грозит подобное поведение. Расплата не заставила себя ждать.

– Сядь на место и слушай! – рявкнул оборотень и для убедительности выпустил в небо струю пламени.

Убедившись, что на сей раз драконья ярость не привела к пожару и создавать тучи не понадобится, я послушно заняла место на подушке. Убедившись, что ему готовы внимать, Зенедин заговорил:

– Совершенно очевидно, что старое тело Адриана Роха уничтожено вместе с его обладателем, но все же ты была намного ближе к истине, чем в предположении, что Наварра решила использовать для своих целей банальное заклинание, меняющее внешность. Как ты помнишь, мадам Рох является потомственной ведьмой и ей ведомы многие секреты сего сложного, мало изученного остальными мастерства.

До меня дошло.

– Так вы за этим звали к себе Албену, – вновь не сумев сдержаться, выпалила я и съежилась, ожидая взрыва негодования со стороны в очередной раз перебитого собеседника.

Но его не последовало.

– Я все ждал, когда ты поймешь, – усмехнулся дракон. – Да, именно за этим. И Албена полностью оправдала мои ожидания, сообщив о древнем способе принять облик другого человека, выпив зелье. Причем в ведьмовском варианте ни о каких иллюзиях речи не идет, меняется именно тело.

– И сколько длится действие этого зелья? – заинтересовалась я.

– Всю жизнь.

– Но… но почему тогда им не пользуются повсеместно?

– Есть одна незначительная деталь, – спокойно пояснил Зенедин. – Зелье это является тщательно скрываемым фамильным секретом. Но, как ты понимаешь, это не основная причина. Все дело в том, что основным компонентом данного зелья является сердце того, в кого нужно превратиться. А это по большей части представляет собой неразрешимую проблему.

Мозг мой наотрез отказался переваривать услышанное, и, дабы отвлечься, я чисто машинально спросила:

– А про яд в дыме вы у Албены, случайно, не выяснили?

– Я пытался, – не выказав удивления, ответил дракон. – Но, увы, тут она оказалась бессильна мне помочь.

Встав с места, я сделала несколько кругов по площадке, затем, пролевитировав подушку к пещере, залезла обратно на валун и сообщила:

– Хорошо, вы меня убедили. Под личиной Адриана Роха действительно скрывается юный Ральф, который собирается сделать все возможное для прохождения проектора в парламенте. Но у меня возник интересный вопрос: а в чем именно состоят наши ближайшие планы?

– Я подозреваю, ты предлагаешь и это придумывать мне, ссылаясь на свою полнейшую беспомощность? – ворчливо осведомился Зенедин.

С немного смущенным видом я кивнула, на что получила энергичное мотание чешуйчатой головой.

– Нет, – пояснил свои совершенно не требующие комментариев действия дракон. – Так дело не пойдет. Давай хоть для видимости ты предложишь хоть пару работоспособных идей.

Довольно понуро я признала справедливость сказанного и сделала над собой героическое усилие.

– Насколько я понимаю, вы уверены, что мсье Адриан Рох мертв, причем окончательно и бесповоротно. Но тогда мы могли бы попытаться обнаружить труп и с его помощью доказать всем, что Ральф – самозванец.

– Идея значительно превосходит все, что я ожидал от тебя услышать, – удовлетворенно признался собеседник. – Но ты, как обычно, не додумала ее до конца. Я понимаю, что это уже привычный тебе стиль работы: вывалить на кого-нибудь более умного случайно забредшую в голову мысль, а этот кто-то пусть дальше разбирается, выйдет из нее что-нибудь путное или нет.

Да уж, в наблюдательности дракону не откажешь, я и правда всегда любила озвучивать наметки, самый начальный этап работы, чтобы не делать лишнего, если ее забракуют. Причем, где я этого набралась, совершенно непонятно, ибо Дэйв, долгие годы служивший для меня примером, до того момента, как не проработает мельчайшие детали, тщательно скрывал то, чем занимается.

– Ладно уж, – вздохнул оборотень, видимо поняв, что мои мысли устремились не в том направлении, – я дам небольшой намек. Вот скажи, если бы ты, не ровен час, совершила убийство, смог бы кто-нибудь обнаружить труп?

– Нет, конечно, – возмутилась я. – Процесс нашего с вами общения достаточно познавателен в области черной магии, и развеять тело я сумею.

– Правильно. Так неужели ты и правда полагаешь, что это станет проблемой для достаточно опытной ведьмы? Нет, про столь легкий путь забудь навсегда. Нам нужно что-то более оригинальное, чего Наварра не смогла предусмотреть.

– Ладно, сейчас изобретем, – весьма самоуверенно заявила я и отправилась гулять по периметру площадки, проводя рукой по кустам. Думалось так лучше, и довольно быстро мне в голову пришла другая идея.

– Ротани! Если вы правы и относительно нее, то почти наверняка мы сумеем склонить мадемуазель Поддриго на свою сторону. Поверьте на сей раз моему опыту, чем сильнее она любит Ральфа, тем меньше ей нравится его затея, особенно если учесть, что для этого ему приходится вести семейную жизнь с другой женщиной.

– Но она же на это согласилась, – возразил дракон, поворачивающий свою голову вслед за моими перемещениями вдоль кустов.

– Так это нам только на руку, – воодушевляясь, пояснила я. – Значит, она настолько сильно любит его. И пойдет практически на все, чтобы получить мсье Пуррье-младшего обратно в свое полное пользование. Главное – объяснить Ротани, что Ральф никогда не узнает про ее участие в его низвержении с поста руководителя партии людей.

– А вот с этим уже сложнее. – Дракон, на удивление, не выказал особого энтузиазма. – Тогда я не вижу особой пользы от привлечения мадам Поддриго. Все, что она может нам рассказать, я и так знаю.

Я поморщилась. Ох уж мне эта Зенединова самоуверенность. Когда-нибудь она его до добра не доведет, надеюсь лишь, что не сейчас.

Собеседник, к счастью не заметивший моей гримасы, тем временем невозмутимо продолжал:

– Вот если бы Ротани появилась на заседании парламента и во всеуслышание разоблачила своего неверного возлюбленного… Но это совершенно не совпадает с формулировкой: «Ральф никогда не узнает, чьих это рук дело».

Я весело фыркнула, представив себе подобную сцену во время парламентских прений, но уже через секунду все мое веселье бесследно улетучилось, и, резко остановившись, я повернулась к дракону и спросила:

– Скажите, а существует противоядие? Зелье, которое вернет Ральфу его истинное обличье?

На морде дракона проступило редко там появляющееся выражение – растерянность пополам со смущением. С видимой неохотой он сознался:

– Знаешь, я как-то забыл поинтересоваться у Албены.

– Что ж вы так, непогрешимый детектив? – не удержавшись, съязвила я. – Вот представьте себе: выходит мсье Адриан Рох произносить свою главную речь, после которой результаты голосования должны кардинально измениться, и в самый решающий момент на сцене вместо него оказывается никому не известный Ральф Пуррье. – Тут мой неподдельный энтузиазм неожиданно увял. – Правда, предсказать результаты подобной коллизии я не возьмусь.

– Но попробовать стоит.

– Думаете? – Я в сомнении уставилась на Зенедина.

– Уверен, – энергичным кивком подтвердил тот. – Главное, прежде чем бросаться действовать, утрясти некоторые детали, но мне думается, это мероприятие разумнее отложить на потом, поскольку мы еще не выяснили основного: существует ли зелье, которое в состоянии вернуть внешность мсье Пуррье-младшему.

– Я почти уверена, что да. Иначе Ральф вряд ли согласился бы на подобную авантюру. Разом лишиться и красивого тела, и пары дюжин лет жизни… Никто в здравом уме на такое не пойдет, пусть даже ему золотые горы и абсолютную власть взамен пообещают. – Я задумалась. – Хотя на таких условиях…

– Не отвлекайся от главного, – осадил меня, уже успевшую замечтаться, оборотень. – Сейчас главное – выяснить, существует ли противоядие и сможешь ли ты достать все необходимые ингредиенты и изготовить зелье.

– Честно говоря, в последнем вопросе я очень надеюсь на помощь Албены, она же как-никак лучший специалист по зельям из всех, кого я знаю, да к тому же ведьма. – Запнувшись, я добавила: – Собственно, и во всех остальных сопутствующих вопросах я тоже на нее надеюсь.

Зенедин коротко кивнул:

– Понятно. Что ж, навести завтра свою бывшую преподавательницу, а сейчас – марш спать!

Словно загипнотизированная, я зевнула, ощутив, что и в самом деле испытываю насущную потребность спешно оказаться под одеялом, и, подозвав скурр, отправилась в направлении постели. Не забыв пожелать дракону спокойной ночи, естественно.

На следующее утро я запаслась своим лучшим чаем и горячим пирогом с сыром, купленным в небольшой частной булочной. Владелец ее обладал небольшими магическими способностями, с успехом применяемыми им в области создания совершенно фантастической выпечки. Очень надеясь, что за время моего отсутствия в Ауири вкусы Албены не слишком изменились, я полетела в городок.

В порядке разнообразия ведьма обнаружилась не в районе тщательно пестуемых ею клумб, а абсолютно по-людски загорающей в мягком шезлонге на берегу бассейна.

– А, Айлия, – завидев меня, она приветливо улыбнулась, – что-то вы зачастили. Не хотите искупаться? Вода сегодня просто потрясающая.

Я покачала головой.

– Предложение, не скрою, весьма соблазнительное, но в настоящий момент я придерживаюсь мнения, что работа превыше всего. Надеюсь, вы уделите мне немного времени?

Ведьма махнула рукой.

– Да хоть весь день! В отличие от вас, у меня как раз наблюдается перерыв в работе, и за время вынужденного отпуска я уже порядком заскучала. – Тут ее взгляд упал на принесенный мной сверток, и Албена потянула носом. – О, свежий пирог! Так что же вы молчите? Сейчас я заварю чай.

Через весьма непродолжительное время мы с накинувшей легкомысленное платьице хозяйкой сидели в оплетенной буйно цветущими вьюнками беседке и пили чай.

– Так о чем вы хотели поговорить? – поинтересовалась ведьма, закончив нарезать выпечку аккуратными ромбиками. – Полагаю, это имеет непосредственное отношение к моей недавней беседе с Зенедином. Не скрою, ваш дракон меня очень удивил, и я рада, что смогла быть ему полезной.

– Вы можете принести еще больше пользы, – сообщила я, – если расскажете мне все, что знаете про возможность вернуть человеку, принявшему оборотное зелье, его истинный облик.

Ведьма сморщила лоб и с неприкрытым сожалением вздохнула:

– Увы и ах, но тут я вам с драконом не помощник, я и о превращении-то в другого человека знала совершенно случайно, довелось в далеком прошлом пообщаться с попутчицей в фургоне.

– А имени той попутчицы вы, конечно, не запомнили? – со вздохом уточнила я.

Албена несколько виновато покачала головой.

– Простите…

– Ничего страшного. – Я задорно улыбнулась, сама себя подбадривая. – Для достижения цели всегда есть несколько путей, вот я и пойду другим.

– Но если вы узнаете рецепт, то сообщите?

Я прижала руку к груди:

– Торжественно вам это обещаю. И даже более – мы весьма рассчитывали на вашу помощь непосредственно при создании противоядия.

Я, хоть и сдала все экзамены, особой уверенности в своей готовности к сотворению столь серьезной вещи не испытывала.

– Да, конечно, – тут же согласилась собеседница. – Это будет крайне интересно. Новый опыт всегда полезен.

– Тогда договорились.

Оглядев стол, я констатировала, что за время, не принесшее никакой новой информации, сырный пирог и чай совершенно незаметно закончились и делать в гостеприимном коттедже ведьмы более нечего, разве что можно принять предложение и искупаться, но что-то внутри подсказывало, что в настоящий момент особо медлить и отвлекаться на отдых не стоит. С легким сожалением я встала из-за стола.

– Как только появится новая информация по зелью, мы с вами непременно ею поделимся.

– Жду с нетерпением, – поднимаясь, дабы меня проводить, сказала хозяйка. – Я ни секунды не сомневаюсь, что у вас, Айлия, с вашим природным упря… упорством, все получится.

Лестно, конечно, но мне бы подобную уверенность.

По дороге домой меня терзали противоречивые мысли. С одной стороны, если мы с драконом ошиблись и Ротани состоит в сговоре с Наваррой Рох, то так уж явно демонстрировать свое присутствие в мире живых мне не стоило, ибо это чревато переходом в другое состояние, но иного способа узнать про контрзелье я просто не видела. Безусловно, можно устроить глобальное исследование, последовательно обойти всех ведьм столицы, забросать своих близких и дальних знакомых просительными письмами, перелопатить кучу литературы, но это потребует много времени, а успех совершенно не гарантирован. При этом, как я ранее уверенно сообщила Зенедину, Ральф не дурак и не пустился бы в эту авантюру, не будучи полностью уверенным в том, что есть возможность дать обратный ход, а раз Ротани смирилась с его не вполне честными, в первую очередь по отношению к ней, намерениями, то ей практически наверняка тоже доподлинно известно, как ликвидировать мсье Адриана Роха и получить назад Ральфа Пуррье.

Интересно, почему я могу убедить всех окружающих за исключением себя? Дракон совершенно поверил, что Ротани любит Ральфа достаточно сильно для перехода на другую сторону баррикад, я же в настоящий момент сомневалась в этом. Но при всех очевидных минусах похода к Ротани, этот план все равно нравился мне более прочих, так что, признав неизбежность засовывания головы в петлю, я отправилась в магазин мужской одежды. На радость дракону, ибо при любом исходе нашей беседы с мадемуазель Поддриго маячить в районе ее дома в собственном облике все же не стоило.

К моему искреннему удивлению, я сумела отнестись к процессу переодевания как к сборам на карнавал, благодаря чему даже получила от маскарада некоторое удовольствие. А разглядывая свое отражение в зеркале, и вовсе пришла к выводу, что из меня получился очень даже привлекательный юноша. Стройный, с растрепанными волосами цвета спелой соломы и внимательными зелеными глазами. Да, увы, с цветом глаз без применения магии я ничего не могла поделать. Подмигнув своему отражению, я оседлала скурр и полетела к дому Ротани.

Разговор предстоял нелегкий, и по пути я старательно пыталась придумать сильные аргументы, которые позволят мне склонить мадемуазель Поддриго на… ее сторону, убедив, что по жизни в первую очередь следует думать о себе, а лишь потом о другом, пусть даже самом любимом, человеке. Но, увы, кроме общих слов, в голову ничего не приходило, и. перестав требовать от себя слишком многого, я решила в данном случае целиком и полностью положиться на интуицию и свои способности к импровизации. Хоть делать так и не следовало, но до сей поры они меня еще не подводили. Оставалось лишь надеяться, что и мадемуазель Поддриго меня не подведет, оказавшись дома.

Первая часть прошла по плану: Ротани и правда проводила время в семейном особняке, что было весьма любезно с ее стороны, и даже, как и в прошлый раз, открыла дверь сама. Дворецкого, что ли, ее дед не держит? Не дожидаясь приглашения, я довольно нагло протиснулась в немного узкую щель.

– Что вам надо? – глядя на меня чуть расширившимися глазами, поинтересовалась девушка.

Я усмехнулась.

– С прошлого раза ничего не изменилось, по-прежнему мною движет желание повидать мсье Пуррье-младшего.

Стоит отдать должное невесте Ральфа – соображала она быстро. Практически не изменившись в лице, девушка произнесла:

– Мадемуазель Нуар, добрый день. Не скрою, меня весьма удивил ваш вид, и главным образом потому, что, как вы верно заметили, с прошлого раза ничего не изменилось и мне совершенно нечего вам сказать.

– Это неважно, – сообщила я ей. – Но если вы обладаете небольшим запасом времени, то, возможно, не откажетесь выслушать меня?

После недолгих, но заметных колебаний Ротани коротко кивнула головой:

– Хорошо, пойдемте.

Настал мой черед удивляться, поскольку хозяйка дома проводила меня… на крышу. Правда, в отличие от меня, в особняке Штрайнов к отделке крыши отнеслись более тщательно – по всему периметру стояли расписные кадки с растениями, а в правом углу под полупрозрачным тентом расположились стол, пара диванчиков и легкие качели. Надо будет воспользоваться столь замечательной идеей и соорудить у себя нечто похожее, благо место позволяет.

После того как я села на диванчик, моя спутница устроилась на качелях и, легонько оттолкнувшись ногой, поощрительно произнесла:

– Я вас внимательно слушаю.

– Великолепно, – не удержалась я и бодро изложила заинтересованной слушательнице версию, услышанную мною вчера из уст дракона. Но для пущего эффекта я добавила красок в описание смерти Джинни Стеар и трогательного поведения четы Рох на приеме у мэра. То, что Ротани видела нежные отношения Ральфа с Наваррой на публике, как-то вылетело у меня из головы. За все время, пока я говорила, девушка не издала ни звука, да и вообще внешне никак не выказала своего отношения к моим речам. Понимая, что терплю поражение, я судорожно пыталась придумать слова, способные пробить броню, в которую прочно упаковалась покачивающаяся напротив мадемуазель Поддриго.

– Ротани, я вас совсем не знаю, но полностью уверена, что затея Ральфа вам не по нутру. И дело даже не в том, что он спит в одной постели с привлекательной ведьмой, да и не только спит… это не самое важное. По вашей вине погибла ни в чем не замешанная девушка, просто хотевшая счастья, и я подозреваю, что это не последняя смерть. Вы пока еще в силах остановить Ральфа, убедить его, что добиться успеха можно, оставаясь самим собой, и, главное, удовлетворение от такого достижения получаешь намного больше. Это я проверяла на собственном опыте.

Замолчав, я с надеждой уставилась на собеседницу, но та сидела, опустив глаза на плитку, которой была замощена крыша, и продолжала отталкиваться ногой от пола. Совершенно не понимая, что следует делать, я вновь заговорила:

– Ротани, я же вижу, что ситуация вам в тягость. Верните себе своего мужчину.

– Я не могу, – глухо произнесла она, так и не подняв головы.

– Можете, – воодушевляясь, возразила я.

– Нет. Я обещала поддерживать Ральфа, а вы предлагаете мне его предать.

И это говорит умная, образованная девушка…

Один раз я услышала такую фразу: «Любовь делает нас настоящими», но согласиться с подобным утверждением смогла, лишь когда добавила в конец еще одно слово – «идиотами». И сейчас происходящее лишь подтверждало выведенную мной незамысловатую истину.

– Скажите, а если мсье Пуррье вообразит, что умеет летать, и решит прыгнуть с обрыва, вы тоже будете его поддерживать?

– Это не одно и то же, – вскинув наконец голову, воскликнула Ротани.

– Почти одно. Просто сейчас Ральф роет себе могилу чуть более завуалированно. Но, поверьте, конечный результат сильно отличаться не будет. Сами посудите, ведь ваш жених отнюдь не собирается плясать под дирижерскую палочку мадам Рох, пылая к ней неутолимой страстью. Он преследует свои цели, и я очень сильно сомневаюсь, что в тот момент, когда Наварра Рох это поймет и, главное, перестанет нуждаться в услугах Ральфа как супруга, у него останется много шансов выжить. Двух человек искусная ведьма уже убила, причем не вызвав при этом подозрений.

В глазах собеседницы мелькнул испуг, зародив во мне надежду на благоприятный исход переговоров. Ревность вкупе со страхом создают смесь, которую не всем под силу выдержать, и Ротани не стала исключением. Медленно, с трудом выговаривая слова, она произнесла:

– Хорошо. Я согласна вам помочь.

Глава 11

В которой свидание с Ральфом Пуррье оборачивается полным провалом, зато совершенно иначе заканчиваются поиски его родителей, а в результате героиня получает все необходимое для создания противоядия к оборотному зелью


Прежде чем я, окрыленная первым за долгое время успехом, открыла рот, мадемуазель Поддриго добавила:

– Но сотрудничать с вами я буду лишь при одном условии – если Ральф никогда не узнает о моем участии в срыве выпестованного им гениального плана. Надеюсь, это реально?

Не могу сказать, что я была так уж согласна с позицией девушки. Все же начинать совместную жизнь со лжи, пусть и во благо… Окажись я в аналогичной ситуации… Точнее, попасть на место Ротани я не могла в принципе, но если предположить столь невероятное стечение обстоятельств, то мне гораздо ближе прямая и открытая линия поведения: вызвать жениха на серьезный разговор, внятно, четко и без лишних эмоций изложить свое видение неблагоприятного развития событий и далее уповать на то, что выбранный мной для совместной жизни мужчина достаточно разумен и сможет, поборов гордыню вкупе с принципиальностью, отказаться от задуманного в целях сохранения жизни. Но, как известно, все люди разные, и мешать Ротани действовать по-женски, более хитрым способом, я не собиралась.

Взглянув на девушку, я кивнула:

– Да, конечно. Непосредственное участие от вас не потребуется, всего лишь информация.

– Какая именно? – Перестав раскачиваться и выпрямившись, мадемуазель Поддриго наглядно продемонстрировала полную готовность к сотрудничеству и вдумчивому решению вопросов.

Вплотную подойдя к решающему моменту, я не спешила. Очень не хотелось вот так, сразу, выяснить, что мои теоретизирования оказались ошибочны и ни о каком противоядии невеста Ральфа и понятия не имеет.

– Что конкретно вы хотите узнать? Спрашивайте, – проявила легкое нетерпение Ротани.

Молчать дальше было не просто глупо, а скорее близко к абсурду, и я, задержав дыхание словно перед прыжком в ледяную горную реку, заговорила:

– Думаю, вам известен способ, при помощи которого мсье Пуррье превратился в Адриана Роха.

Перекосившееся лицо девушки однозначно свидетельствовало не только о знании способа, но и об отношении к нему. Скорчив гримасу отвращения, Ротани передернула плечами и кивнула.

– Да.

Уже легче. Итак…

– Скажите, – выдержав небольшую паузу, продолжила я, – а как добиться обратного результата, вы знаете?

И вновь кивок.

– Да.

Немногословно, зато весьма оптимистично. Ничем не выдав внутреннего ликования, я совершенно бесстрастно попросила:

– Если вам не сложно, поделитесь со мной технологией.

– Для того чтобы вернуть собственную внешность, также требуется зелье. Перед тем как Ральф превратился в мсье Роха, я заставила его в категоричной форме потребовать от мадам Рох рецепт. Если вы подождете, я спущусь в свои комнаты и принесу его.

– Буду вам очень признательна, – не стала я кривить душой.

Поднявшись с качелей, Ротани удалилась вниз, в особняк, я же принялась рассматривать окрестности. В сущности, вид с этой крыши не сильно отличался от пейзажа, открывающегося с моего особняка, только лучшая видимость была как раз в сторону канала Дэннире.

Едва я успела отыскать среди множества домов свой, как вернулась мадемуазель Поддриго, держа в руках свернутый в трубочку и перевязанный тонкой бечевкой листок. Подойдя к перилам, у которых я стояла, девушка протянула мне свиток.

– Вот, прошу. Это одна из копий, которые я сделала на всякий случай, поэтому можете оставить ее себе.

С благодарностью кивнув, я стянула бечевку и принялась изучать рецепт. Большая часть ингредиентов никакой проблемы не представляла, при изготовлении зелья главное было – точно соблюсти весьма непростую технологию. Но последним пунктом списка шла… кровь родителей или, в случае, когда это невозможно, любых других членов семьи, состоящих с объектом в кровном родстве. Но в этом случае рекомендовалось использовать как можно большее количество доноров, иначе точность результата не гарантировалась. Да уж, вот типичный пример ведьмовства – самые серьезные вещи всегда основываются на крови. Собственно, о необходимости подобного ингредиента я и сама могла бы догадаться, но еще один момент поставил меня в тупик: доноры крови не должны были и понятия иметь о последующем ее применении, более того, получить кровь добровольно было весьма нежелательно…

Глядя на мое несколько вытянувшееся лицо, Ротани испуганно уточнила:

– Все плохо? Вы не сумеете приготовить такое зелье? Или, несмотря на все предосторожности, нас тем не менее обманули?

Я поспешила успокоить девушку:

– Не волнуйтесь. С зельем полный порядок. Вот только мне потребуется некоторое время для того, чтобы раздобыть все необходимые компоненты.

Следовало ожидать, что вопрос о крови родителей весьма заинтересует собеседницу, но нет, Ротани лишь коротко кивнула, принимая к сведению мои слова, и задала следующий вопрос:

– А как вы подсунете Ральфу зелье? Помните, он же не должен ни о чем знать.

Я вскинула открытые ладони в знак своих честных намерений.

– Это я хорошо усвоила, поверьте, вам совершенно не о чем беспокоиться. Что же до способа, то на то, чтобы придумать самый удачный и проделать это в подходящий момент, у меня еще достаточно времени. Сейчас же я вплотную займусь созданием зелья, и очень вас прошу, если появится новая информация, незамедлительно ее сообщить.

– Хорошо, – после небольшой заминки произнесла Ротани, словно обуреваемая какими-то сомнениями.

Не дав ей времени и возможности их озвучить, я поблагодарила девушку за содействие, заверила, что вскоре с Ральфом обязательно все будет в полном порядке, и торопливо ретировалась.

По дороге домой я некоторое время просто ругалась, костя на чем свет стоит всех ведьм на белом свете вместе с их изощренными зельями, приворотами и общими принципами мастерства. Вот почему, скажите, нельзя колдовать без этих дурацких «плоть слуги, отданная добровольно». Столько проблем бы отпало… ан нет, мучайся теперь.

Примерно на полпути я выпустила пар до такой степени, что смогла начать рассуждать более конструктивно. Итак, мне необходимо разжиться двумя пузырьками с кровью супругов Пуррье. Интересно, а где гарантии, что они настоящие родители, а не приемные? Точнее, на отца Ральф слишком похож, чтобы я испытывала хоть какие-то сомнения, но вдруг мсье Пуррье загулял по молодости? А в рецепте ничего не сказано касательно результата приема подобного противоядия. Хотя если рассуждать, опираясь на принципы действия подобных вещей, результат будет нулевым, так же как если правильно изготовленное противоядие вместо Ральфа выпьет любой другой человек. Или не человек, не важно. Короче, примем как факт то, что Ральф сын своих родителей, если же это не так, стребую с клиентов неустойку за сокрытие важной для следствия информации.

Вариантов дальнейших действий насчитывалось всего два: или самой лететь в Йерр, или вызвать супругов Пуррье в столицу. Положа руку на сердце, идея смотаться в Йерр, под покровом ночи нацедить два пузырька с кровью и тихо вернуться обратно нравилась мне больше, но следовало признать – покидать Теннет в настоящее время было весьма и весьма опрометчиво. Ситуация слишком неустойчивая, и оставлять ее без контроля просто нельзя. Похоже, придется под каким-то невинным предлогом вызвать клиентов в столицу. Ох… как не хочется…

Но, увы, особого выбора у меня не было, и по прибытии в особняк я, не мешкая, накропала короткое послание мсье Пуррье, да заодно и детективу. Пусть Верн Руаппи через свои каналы узнает, как продвигаются дела с обсуждением закона о проекторе и когда планируется решающее голосование. Если до этого момента я не сумею вернуть Ральфу его прежний облик и как-то нейтрализовать Наварру, то супруги Пуррье могут не получить своего сына назад В добром здравии. Что-то подсказывало мне – раз Наварра попыталась убить меня просто для того, чтобы подстраховаться, то и Ральф, после того как ведьма добьется какой-то локальной цели, увы, не жилец. Точнее, он мог бы пригодиться и дальше, но это было бы слишком опасно.

Остаток вечера прошел совершенно будничным образом: я слонялась по дому, обсуждала с призраком текущую ситуацию и выгуливала Фарьку на крыше. Точнее, я предложила оцелоту полетать над городом, полным разгорающихся огней, но зверек наотрез отказался, и мы ограничились легким моционом.

Утром первое, что я сделала, – это бросилась проверять почтовый ящик. Пустым он, конечно, не оказался, нет. Только главного послания, которого я ждала, там не обнаружилось – ответа от мсье Пуррье, увы, не пришло, а вот детектив, напротив, – выяснил все, о чем я просила, весьма оперативно и теперь порадовал меня известием, что прения уже длятся несколько дней, а итог будет подведен сразу после следующих выходных. То есть на все про все у меня остались какие-то жалкие шесть дней. Ничего не осталось, проще говоря. Подстегиваемая беспокойством, я отправила супругам Пуррье еще одно письмо и следующие два часа провела как на иголках, чутко прислушиваясь к любому звуку, который с натяжкой можно было счесть сигналом о приходе ответа от клиентов, но безрезультатно. Не знаю уж, что на меня нашло, но я просто физически чувствовала, как утекают секунды, оставшиеся до решающего заседания парламента. Закончилось мое ожидание крайне просто: я покидала в сумку кое-какие вещи, взгромоздилась на скурр и с максимально возможной скоростью вылетела в сторону Йерра. Ну вот не верилось мне, что чета Пуррье просто поехала в гости, не оставив никакой возможности оперативной связи!

Подстегиваемая расшалившимися мыслями о самых разнообразных критических поворотах событий, я летела над уже хорошо изученной дорогой, как на крыльях. Но ближе к вечеру стало очевидно, что за один прием мне Йерра не достигнуть, и пришлось остановиться на ночлег. Проспав несколько часов на сеновале, я, голодная и вся исколотая сухими травинками, двинулась дальше и около семи утра была у цели – маленького городка, уютно расположившегося у подножия гор.

Йерр стоял на берегу небольшой бухты, в самом окончании которой располагалось пресное озеро, густо заселенное птицами и заросшее разнообразной растительностью. Сам же городок, несмотря на весьма южное расположение и соседство друидов, большим количеством зелени похвастаться никак не мог: все побережье бухты густо заполняли белые домики с рыжими черепичными крышами и наглухо закрытыми ставнями со специальными отверстиями, пропускающими солнечный свет. Лишь изредка то тут, то там мелькала зелень деревьев, на вид чуть ли не ровесников большинства домов. Это очень хорошо объясняет, почему соседи четы Пуррье истратили огромные по меркам городка деньги на создание в своем жилище зимнего сада.

Немного покружив над городом, я опустилась на главную улицу. Приятная новость состояла в том, что, как выяснилось, проживали мои клиенты именно на ней, правда, в противовес пусть маленькой, но удаче на мои звонки и стуки в двери не последовало никакой реакции. Не скажу, что я ожидала чего-то другого. Так что, не сильно обескураженная, я спустилась со ступенек и позвонила в дверь дома, стоящего вплотную к жилищу моих клиентов. Тут мне повезло больше, но ненамного – хоть хозяева и оказались на месте, но вся информация, которой они располагали, сводилась к следующему: супруги Пуррье покинули свой дом позавчера утром, и, вопреки их давней привычке, ключей вместе с просьбой проверять, все ли в порядке, не оставили, и когда планируют вернуться, не сообщили.

Поблагодарив приятную женщину за информацию, я неторопливо пошла обратно к крыльцу, принадлежащему семье Пуррье, и, несмотря на внешнее спокойствие, внутри меня все кипело. Не знаю уж почему, но разговор с соседями окончательно укрепил меня в мысли, что с клиентами случилось нечто из ряда вон выходящее, и просто сидеть и ждать, когда они самостоятельно соизволят вернуться в родное гнездо, – занятие совершенно бесперспективное.

А выход виделся только в одном – в дополнение к пропавшему сыночку разыскать еще и его непутевых родителей. И чтобы потом не ругать себя за нелюбовь к очевидным простым путям, нередко приводящим прямиком к желаемому результату, начать следовало с самого банального – общения с магами. Но вот в этой связи маячила прямо перед моим носом одна небольшая загвоздка – для сего мероприятия требовались личные вещи, хранящие ауру людей, которых необходимо отыскать, а ничего подобного в моем распоряжении не было. Точнее, подходящие предметы находились неподалеку (я воровато оглянулась на дом Пуррье), но вот ключ оставить никто не позаботился. Опять придется осуществлять проникновение со взломом? К сожалению, другого выхода из ситуации я не видела, а веские основания для столь противозаконного действия несомненно имелись.

Нерешительно потоптавшись на месте еще пару минут, я уговорила себя и, тряхнув волосами, прочитала заклинание, рассеивающее внимание. Увы, я владела им намного хуже, нежели домовые и схожие с ними создания, и при легком напряжении разглядеть меня было более чем реально. Оставалось уповать на то, что никто не задержит взгляд на соседском крыльце и уж точно не сосредоточит там свое внимание. Так и получилось: пока я доставала из уха универсальную сережку, которая в последнее время стала как-то подозрительно часто использоваться, ковырялась ею в допотопном замке и, осторожно приоткрыв дверь, проскальзывала внутрь, никто меня не побеспокоил, и в холле я оказалась без всяких проблем. Убедившись в отсутствии охранной сигнализации, я выдохнула и спокойно огляделась.

Внутри жилище семье Пуррье ничем особенным не выделялось из общей массы. Обычная обитель обычной семьи. Проведя небольшую обзорную экскурсию, я констатировала, что хозяева покинули эти стены не в спешке, но и не после обстоятельных сборов. То есть грязной посуды на кухне не осталось, но вот про белье на кровати такого сказать было никак нельзя. И это меня порадовало – значит, ничего страшного или сверхъестественного не произошло, иначе картина, представшая моим глазам, выглядела бы несколько иначе. И уж тем более моих клиентов не уволокли отсюда силой. Я хмыкнула, представив себе, как бандиты скрывают следы, подметая пол, на котором в пылу схватки разбился горшок с цветком. Кстати о цветах… Обнаружив на одном из подоконников лейку, я полила позабытые-позаброшенные комнатные растения, радующие глаз буйством зелени самых разнообразных оттенков, и перешла непосредственно к делу, ради которого и забралась в чужой дом. Довольно быстро мне удалось отыскать шейный платок мсье Пуррье и пудреницу его супруги. Вещи для поиска хозяев почти идеальные – не слишком личные, но достаточно часто соприкасавшиеся с их телами, дабы сохранить точную ауру. И, главное, не являющиеся особо серьезной потерей в том случае, если мне не представится возможность вернуть их на место, а такая вероятность, безусловно, существует, и, более того, я расцениваю ее как достаточно высокую.

Осторожно приоткрыв входную дверь, я убедилась, что на улице так никого и нет, видимо, ранние подъемы у жителей города были не в чести, и, выскользнув на крыльцо, захлопнула створку, благо устройство замка позволяло не возиться второй раз с отмычкой. Тут все. Идем далее.

А далее случился… хм… как бы это помягче… облом, в общем. Несмотря на всю любовь к чистой и правильной речи, подобрать другое, более мягкое слово мне не под силу. Два лучших мага города, поколдовав над принесенными мной вещами, в один голос заявили, что их владельцев в обозримых окрестностях Йерра нет. Причем нет уже минимум сутки. Что ж, сие подтверждало информацию, полученную от соседей, но разве это мне было нужно? Отнюдь. Выйдя от второго волшебника, я плюхнулась на скамейку и выругалась в полный голос, за что схлопотала несколько возмущенных взглядов прохожих. Нельзя сказать, что они были не правы, но сдерживаться тоже не было никаких сил. Основной причиной моей вспышки являлось то. что я совершенно не представляла себе, куда могли подеваться клиенты, почему они не предупредили об этом меня и что именно теперь следует предпринять, если я не хочу, чтобы мой тщательно выпестованный план пошел ко дну, так толком и не сойдя с верфей.

Самым реальным казалось предположение, что супруги Пуррье не выдержали-таки сидения дома и отправились в столицу, ближе к центру событий. Возможно, чуткое материнское сердце почувствовало грядущую развязку. В любом случае мне все равно не оставалось ничего другого, как вернуться домой и там уже лелеять коварные замыслы. Так я и поступила.

Точнее, ни о каких замыслах некоторое время и речи не шло – за один присест преодолев расстояние от Йерра до столицы, я рухнула в постель, оставив призраку категорическое распоряжение любыми средствами разбудить меня не позже девяти утра. Мсье Генри саркастически усмехнулся, но справиться обещал.

Сосед из разряда тех, которых не выбирают, он же по совместительству секретарь и будильник в одном лице, не обманул, и в десять утра я, позавтракавшая и почти бодрая, отправилась к очередному магу, практически уверенная, что примерно через час буду требовать от клиентов объяснений. Ничего подобного. Если верить лучшему в стране специалисту по поиску пропавших, в последнее время и духа семьи Пуррье не присутствовало в окрестностях столицы. Вот так вот. Озадаченно повертев головой из стороны в сторону и не увидев нигде стоящую с виноватым видом мадам Ромену, я сделала единственное, что могла в сложившейся ситуации: взгромоздилась на скурр и полетела посоветоваться с драконом. Правда, перед этим завернула домой и захватила с собой оцелота. Пусть зверек по травке побегает.

– Я даже спрашивать не собираюсь, что у тебя на сей раз приключилось, – зевнул развалившийся по всей площадке Зенедин. Его хвост при этом живописно свисал вниз с обрыва.

– Тогда и ответа не услышите, – ловко парировав, я приземлилась точно на валун, спустила с плеча оцелота, тут же кинувшегося приветствовать закадычного чешуйчатого приятеля, и пояснила свою позицию: – Я вам просто расскажу о возникших сложностях, а вы сами решайте, хотите с этим связываться или нет.

– Излагай, – рыкнул оборотень, лениво переваливаясь на бок.

После того как я закончила, Зенедин приподнял морду и уставился на меня с крайне заинтересованным видом.

– Вы услышали что-то любопытное? – тут же уточнила я. – Я опять умудрилась проморгать важную информацию?

– Не совсем, – тоном, не предвещающим ничего хорошего, начал собеседник. – Ты просто, как это уже не в первый раз за последнее время случается, забыла подумать. Нельзя не признать – добывать информацию и уговаривать людей сотрудничать у тебя получается прекрасно. Но кроме этого настоящий детектив должен еще осознавать причины, побуждающие людей к неожиданным поступкам.

Ну, если я так замечательно получаю нужную информацию и вербую сторонников, то должен же и дракон пользу приносить. В конце концов, агентство названо в его честь, а совсем не в мою. Но это соображение я благоразумно оставила при себе, ограничившись лишь виноватым взглядом.

– И нечего глазками моргать, – не проявил дракон и намека на снисхождение. – Лучше ответь на один простой вопрос: что могло подвигнуть твоих клиентов в подобной ситуации бросить все и уехать в неизвестном направлении, не сообщив ничего детективу, занимающемуся розыском их сына, и даже не оставив соседям ключей, как всегда делали?

Вот в чем Зенедину не откажешь, так это в умении ставить вопросы. В подобном ключе я ситуацию еще не рассматривала, поскольку не имела достаточного количества времени для размышлений в спокойной обстановке, и сейчас не могла не признать, что недовольство оборотня имеет под собой веские основания, поскольку ответ на его вопрос лежал на поверхности. Прямо, так сказать, под моим носом.

– Только вести от Ральфа, – уверенная в своей правоте, произнесла я. – Но и в таком случае совершенно не ясно, почему они мне не сообщили о своем отъезде и, главное, о его причине.

– Полагаю, что мсье Пуррье-младший, отправляя письмо, это предусмотрел, – сменил собеседник гнев на милость. – Памятуя о том, как легко ты попалась на подобный крючок и очертя голову бросилась прямиком в ловушку, Наварра вполне могла уломать Ральфа подстроить аналогичное и для его родителей. Не с целью уничтожить их, нет конечно. Просто временно убрать со сцены. От греха, так сказать, подальше. А она явно не дура, эта мадам Рох.

– Дура не дура, а радоваться ей осталось недолго, – пробурчала я.

– И что же ты планируешь делать? – с невинным выражением на морде поинтересовался дракон.

– Как что? Немедленно отыскать своих клиентов, сварить зелье и обставить ведьму, естественно.

Зенедин затянул хвост обратно на каменную площадку, элегантно обернул его вокруг тела и практически промурчал:

– Прекрасный план. А где ты найдешь супругов Пуррье?

Интересная мысль. Единственное, что я определенно могла сказать по данному вопросу: искать родителей Ральфа следует на максимальном удалении от столицы. И пусть таких точек в стране и не великое множество, но даже в таком случае самый разумный способ поиска – это обзавестись нанятым магом, специализирующимся на сканировании аур, и двинуться с ним из Йерра к примеру в Кохинор, останавливаясь через каждую дюжину километров (в зависимости от радиуса чувствительности волшебника) и проверяя, не обнаружится ли след пропавших. И к моему огромному сожалению, для подобного мероприятия я просто не обладала нужным запасом времени, а других способов, не сходя с места, придумать была не в состоянии.

– И тишина, – весьма метко откомментировал происходящее дракон.

– А у вас есть конструктивные предложения? – огрызнулась я.

– Как же иначе. Предлагаю тебе поговорить с Ральфом начистоту и поинтересоваться, куда именно он отправил своих родителей.

– Так он мне и скажет!

– А ты прояви настойчивость вкупе с изобретательностью. Попытайся убедить мсье Пуррье-младшего, что, если он не хочет в недалеком будущем последовать за прежним супругом мадам Рох, ему стоит быть осмотрительным, а еще лучше – передать заботу о своей безопасности профессионалу, то есть тебе.

Я неуверенно повела плечами.

– Думаете, получится?

– Думаю, стоит попытаться, других вариантов все равно нет.

Оптимистично, нечего сказать. Показательно вздохнув, я позвала оцелота и полетела домой, не забыв на прощание отпустить шпильку:

– Не поминайте лихом.

Все хорошо, но я не могу понять одного. Если я действительно уговорю Ральфа сотрудничать, убедив его в том, что от Наварры он ничего хорошего не дождется и, оставаясь в обличье мсье Роха, сильно рискует собственной жизнью, то весь мой план теряет смысл. Юноша совершенно добровольно примет контрзелье и пойдет с повинной в полицию.

А что, собственно, меня в этом не устраивает? Покопавшись в себе, я честно призналась, что такой вариант развития событий просто кажется мне скучным и, кроме всего прочего, донельзя умаляет мои будущие заслуги. А ведь так приятно было бы сознавать: я, это все я. Увы, с самоутверждением придется потерпеть до следующего дела. А сейчас просто выполнить то, за что взялась.

Легко сказать…

– Вы что… это же совершенно невозможно! – Это было самое мягкое из того, что вырвалось из уст Ротани, когда я сообщила ей о жизненной необходимости срочно увидеться с Ральфом.

Я пыталась вставить хоть слово, но девушка, не замечая моих усилий, продолжала паниковать.

– Мы же с вами договорились… – выдохнула она напоследок и прислонилась к перилам крыльца.

– А я ни от чего не отказываюсь. Ротани, послушайте меня еще раз. Спокойно и внимательно. Хорошо?

Собеседница кивнула.

– Дело в том, что недавно я попыталась связаться с родителями Ральфа и не получила от них ответа. Слетав же в Йерр, выяснила, что они за пару дней до этого неожиданно отбыли в неизвестном направлении. В столице их тоже нет. Конечно, существует некоторая вероятность, что в настоящий момент супруги Пуррье находятся на дороге между Йерром и Теннетом, но, скажу честно, я в этом очень сильно сомневаюсь. И на то есть веские причины. Единственное возможное объяснение происшедшему – мадам Рох заподозрила неладное и решила убрать родителей Ральфа подальше от места основного действия.

– Но Ральф никогда не согласится убить папу с мамой! – с возмущением возразила мне Ротани.

– А я этого не говорила. Об убийстве речи не идет, это совершенно ничем не оправданная мера. Вот сделать так, чтобы мои клиенты все время, оставшееся до решающего заседания, проблуждали по глухим деревням в поисках сына, – эта мысль вполне могла показаться Наварре Рох заслуживающей внимания. Собственно, мне тоже не хочется, чтобы в момент заседания клиенты присутствовали в столице, но увидеть их до того времени совершенно необходимо. Вы, зная подоплеку происходящего, не можете со мной не согласиться.

Тяжело вздохнув, Ротани признала:

– Да, не могу. Но тогда Ральф узнает, что я участвовала в заговоре против него, и что будет, если он так и не простит меня?

Пришла моя очередь вздыхать.

– Ротани, я же не прошу вас взять Ральфа за ручку и привести ко мне на свидание. Отнюдь. Я не привыкла так просто, походя, нарушать свои обещания, тем более что в настоящий момент в этом нет никакой насущной потребности. Просто скажите мне, где я смогу застать Ральфа одного.

– Ладно, – пожала плечами собеседница. – В конце концов, глупо останавливаться на полпути. Сегодня Наварра собирается в гости к одной из своих подруг, и мы с Ральфом планировали увидеться. Но я пожертвую одним из немногочисленных свиданий ради дела.

Привычно выдержав небольшую паузу, Ротани сообщила мне место и время, где у них с возлюбленным была назначена встреча. В ответ я искренне поблагодарила ее за сотрудничество и отправилась домой. К предстоящему непростому разговору с Ральфом Пуррье следовало подготовиться получше, а не рассчитывать, как за мной водилось, на свои способности к импровизации.

Попытки урвать немного покоя и подумать привели к небольшому домашнему скандалу, ибо Фарь с мсье Генри, одичав за время моего отсутствия, настойчиво требовали внимания и начисто игнорировали вполне мирные просьбы на некоторое время оставить меня в покое. Наконец я не выдержала и полноценно выплеснула накопившиеся за последнее время эмоции в возмущенном крике. Результат последовал незамедлительно: взглянув на меня с явно выраженной обидой, призрак с оцелотом покинули комнату, удалившись при этом в диаметрально противоположных направлениях. Ох… еще и с непонятливыми сожителями придется разбираться для урегулирования трехстороннего конфликта. Но это потом.

Сейчас же я сменила маскировку, превратившись из юноши, заходившего в особняк пожилого Ориена Штрайна, в молодую девушку. Все же общаться с Ральфом следовало в женском облике, пусть и не совсем похожем на мою природную внешность. Не стоит вносить в душу собеседника раздрай и смятение, вполне объяснимые в ситуации, при которой видишь перед собой паренька, а разговаривать надо с девушкой. Интересно, это когда-нибудь закончится? Я уже соскучилась по возможности оставаться просто собой, забыв про маскировку. Но, как заметил бы дракон, об этом стоило думать до того, как бросать учебу и открывать детективное агентство. В очередной раз признав правоту умудренного грузом прожитых лет компаньона, я бросила взгляд на почти полную луну поднявшуюся над крышами домов, неохотно слезла с облюбованного подоконника и отправилась на свидание с Ральфом Пуррье.

Юношу следовало перехватить примерно на полпути от особняка семейства Рох к назначенному месту встречи с Ротани в районе порта. И я очень надеялась, что рассчитала время правильно и прибуду в нужную точку примерно за дюжину минут до момента выхода Ральфа из дверей. Успела я только-только… стоило мне занять удобную наблюдательную позиции на крыше соседнего дома, как юноша (точнее, мужчина, но я упорно пыталась воспринимать данного человека лишь как Ральфа Пуррье) показался на крыльце и, кивнув дворецкому, с совершенно будничным видом двинулся вдоль по улице. Вроде как просто прогуляться вышел. Интересно, донесет дворецкий об этом настоящей хозяйке особняка? Вряд ли. Установи Наварра за своим супругом круглосуточную слежку, их свидания с Ротани давно бы закончились. Или же мадам Рох настолько умна и дальновидна, что тягаться с ней просто смешно.

Но теоретически порассуждать об этом можно и позже. Сейчас же я слетела с крыши и последовала за объектом на некотором отдалении, искренне надеясь, что со временем на его пути обнаружится подходящий для разговора участок. И мои надежды не замедлили сбыться: где-то через пару километров Ральф свернул на пустынный широкий бульварчик, плотно засаженный деревьями, густая тень которых надежно скрывала все происходящее на вымощенной желтым булыжником дорожке. Лучшего сложно было желать, так что я, не мешкая, пошла на снижение.

Неожиданно появившись прямо на пути мсье Пуррье-младшего из-за толстого дерева, я подошла поближе, пристроилась сбоку и, зашагав рядом, представилась:

– Добрый вечер. Или ночь, как вам больше нравится. Я – Айлия Нуар. Вам что-то говорит мое имя?

Юноша еле заметно вздрогнул. Нехорошо. Если решаешься выдавать себя за другого, надо постоянно держать эмоции и движения под контролем. Именно такие мелочи могут свести на нет все титанические усилия. Заминка Ральфа, сколь бы мимолетной она ни была, сказала мне о многом.

– Ваше имя должно мне о чем-то говорить? – не выказал особого (да что там, никакого) желания к переговорам спутник.

А вот с голосом все в порядке. В меру раздраженный и усталый после тяжелого рабочего дня. Но тем не менее с необходимым количеством вежливости, естественной для политика, общающегося с электоратом.

– Смотря кого вы подразумеваете под словом «мне», – спокойно продолжила я. – Мсье Роху, безусловно, нет. Было бы весьма лестно, если бы столь видный политик слышал имя начинающего детектива, но мои амбиции так далеко не простираются. А вот Ральф Пуррье, я уверена, знает о существовании мадемуазель Нуар.

Знает, знает… судя по тому быстрому взгляду, которого я удостоилась, точно знает. Я же, буквально на одно мгновение встретившись глазами с Ральфом Пуррье, окончательно перестала видеть перед собой чуть обрюзгшего мужчину средних лет. Теперь рядом со мной шел молодой рыжеволосый юноша, в глазах которого, помимо удивления от весьма неожиданного облика детектива Нуар, ясно присутствовали сомнение и некоторая неуверенность. Попробуем извлечь из этого пользу.

– Понимаю. Вы немного не так представляли меня. Но дело в том, что после недавнего покушения, чуть не ставшего для меня фатальным, я избегаю появляться в городе в собственном обличье. Превентивная мера, так сказать…

– Как вы меня нашли? – явно пропустив мимо ушей мои объяснения, задал вопрос спутник.

В этом момент я, совершенно неожиданно для себя самой, ощутила внутреннее ликование. А ведь и правда, я выполнила поручение клиентов и отыскала их сына. Я смогла, сколь невероятным это бы ни казалось. Но праздновать успех будем потом. Сейчас же надо закончить дело.

– То есть вы признаете, что являетесь Ральфом Пуррье? – дабы исключить недопонимание, уточнила я.

– А у меня есть выбор? Глупо отрицать очевидное.

В этот момент мы прошли мимо запрятанного в кустах скурра. Я сделала еле уловимое движение рукой, и доска поплыла за нами следом.

– Приятно иметь дело с разумным человеком. Хотя по остальным вашим поступкам этого и не скажешь.

Юноша резко остановился и уставился мне в лицо:

– Что вам нужно? Вы отдаете себе отчет, что вряд ли останетесь живой, прознай Наварра про нашу встречу?

Напрочь проигнорировав угрожающий тон, я съязвила довольно жестоко:

– Судя по последней фразе, известие о трагической смерти Джинни Стеар новостью для вас не станет.

Но этим собеседника оказалось не пронять. Продолжив движение, Ральф достаточно спокойно заметил:

– Что бы вы ни думали, я был против этого убийства.

– Как насчет моего? Тоже возражали?

Молчание было мне ответом. Понятно. На мое уничтожение Наварра получила санкцию от сообщника. Что ж… это ничего не меняет.

– Достаточно многозначительно. А что вы скажете, если я предоставлю веские доказательства того, что и вам жить осталось недолго?

Собеседник весело рассмеялся.

– Скажу, что это полный бред. Наварра любит меня.

Блажен, кто верует… На сей раз уже я ускорила шаг, пересекла линию движения юноши и, повернувшись, уставилась ему в глаза.

– Ральф! У меня к тебе всего одна просьба. Я расскажу, как мне видится ситуация, а ты просто послушай и прими решение.

Мсье Пуррье сделал шаг в сторону и, таким образом обойдя меня, неторопливо двинулся дальше по тропинке. Я в спешке начала подыскивать новые слова, которые позволят мне убедить несговорчивого молодого человека, как вдруг раздалось:

– Я слушаю.

Подпрыгнув при известии о пусть маленькой, но победе, я быстро догнала ушедшего вперед спутника и, вновь зашагав рядом, быстро заговорила.

Рассказ мой начался с прихода родителей Ральфа в агентство. Я в красках описала, как нервничала мадам Ромена и с каким достоинством держался мсье Даниэль. Далее, сочтя, что эмоциональный фон создан вполне достаточный, перешла к изложению теории дракона, касательно целей и намерений Наварры Рох и самого Ральфа. Несоответствия картинки, создаваемой ими на публике, истинным чувствам и мыслям.

– Ведь вы же ее не любите, так? Просто пользуетесь ею. Так почему весьма опытная в политике и интригах ведьма не может действовать схожим образом? Особенно сейчас, когда она добралась до ваших родителей.

Ральф снова вздрогнул.

– Что с моими родителями? Где они?

Неужели до него все же можно достучаться? Несмотря на вспыхнувшую надежду, я пошла в совершенно обратном для достижения взаимопонимания направлении.

– Неужели вас это на самом деле интересует? После того как вы пропали неведомо куда? После того как вы заставили свою семью думать, что погибли, и оплакивать вас? И особенно после того, как согласились на уговоры ведьмы, с которой живете, и написали родителям письмо, дабы заманить их в ловушку?

– Это была не ловушка! – воскликнул Ральф. Затем более спокойно произнес: – Просто родителям на самом деле лучше не вмешиваться в происходящее и не попадать в гущу событий. Ничего хорошего из этого не выйдет.

– А с чего они должны вмешаться? – удивилась я. – Они же понятия не имеют о вашем местонахождении.

– Сие явление временное. Иначе никак было не предотвратить ваши попытки поставить их в известность и таким образом сорвать наши планы.

– Да, – себе под нос пробормотала я. – Наварра Рох, и правда, совсем не дура. – После этого, уже громко, я осведомилась у Ральфа: – Вам не приходило в голову, что таким хитрым образом вас лишают возможности вернуть себе истинный облик и тем самым дать задний ход? Да-да, – пояснила я, перехватив удивленный взгляд собеседника, – мне все известно касательно зелья, с помощью которого вы приняли облик Адриана Роха, и, более того, касательно противоядия. Не у одного вас есть знакомые опытные ведьмы.

– Теперь я многое понял, – порадовал меня спутник. – Кроме одного: от меня-то вы чего хотите?

– Спасти вас, – прямо ответила я. – Мне очень хочется вернуть своим клиентам живого сына.

– В таком случае все, что могли, вы сделали. Кто предупрежден, тот вооружен. Спасибо за информацию, я буду осторожен. А теперь мне пора.

– Подождите! – воскликнула я. – Скажите хотя бы, где ваши родители!

В этот момент бульвар неожиданно закончился и мы с Ральфом вышли на небольшую, ярко освещенную площадь. Прямо посередине которой стояла… Наварра Рох.

С нехорошей улыбкой на губах ведьма сделала пару шагов нам навстречу и поинтересовалась:

– Значит, стоит мне ненадолго отлучиться из дома, как любезный муженек тут же следует моему примеру? За юбками шляешься? Или что похуже?

Наварра пристально на меня взглянула, ее глаза угрожающе сузились, и я машинально отступила на шаг.

– И что мне теперь с вами делать? Испепелить на месте или сначала помучить?

Словно напряженно размышляя, ведьма переводила взгляд с Ральфа на меня, я занималась примерно тем же самым и краем глаза заметила, что губы юноши чуть шевелятся. После небольшого напряжения зрения в попытках прочитать по губам я поняла – Ральф шептал: «Кохинор».

Чуть улыбнувшись, я с благодарностью кивнула, и в эту секунду, мгновенным движением достав из кармана амулет, ведьма прошептала пару слов и вытянула руки в нашем направлении. Из ее ладоней вырвались зеленоватые лучи. Я каким-то чудом успела пролевитировать себя на пару ярдов вверх, Ральф же, которому досталась основная порция лучей, рухнул как подкошенный. Более не медля, я вступила в соприкосновение со скурром и вихрем унеслась прочь от площади. Ральфу я помочь ничем не могла, а о себе позаботиться стоило.

Похоже, пришла пора удалиться на годик от мира и поднатореть в создании порталов. При количестве путешествий, которых требует моя работа, подобное искусство точно будет не лишним. Только вот есть один минус – сил портал отнимет столько, что несколько часов я все равно не смогу быть активным членом общества, а значит, по времени то на то и выйдет. К чему это я? Да к тому, что в настоящий момент передо мной маячили крыши Кохинора в (о, чудо!) лучах показавшегося за морем солнца. Удивительно это – жить в небольшой стране. В Йерре волны океана окрашиваются во все оттенки багряного вечером, в пору заката, а в Кохиноре невыразимо прекрасны утренние часы не омраченного облаками дня, когда на глади воды появляется розовая блестящая дорожка. Правда, случается это крайне редко. Но, похоже, кто-то там наверху посчитал, что я заслужила награду, и любезно предоставил мне возможность лицезреть красоту восхода солнца над океаном во всем его великолепии. Очень мило с его стороны, только вот я бы предпочла получить награду за свои мытарства несколько другим способом – двумя наполненными кровью флакончиками, к примеру.

Нащупав в кармане две пустые стеклянные емкости, я досадливо поморщилась при одном воспоминании о вчерашнем вечере, когда трусливо удрала с поля боя. Безусловно, это было самое умное, что я могла сделать в сложившейся ситуации, но от неприятного осадка осознание сего факта избавить меня не могло. Улетев с площади, подальше от Наварры, я заглянула домой, покидала в сумку необходимые вещи и направилась прямиком в Кохинор. Вряд ли ведьма заподозрила, что Ральф раскрыл мне местопребывание его родителей, но рисковать и задерживаться в дороге в любом случае не стоило.

Ох… Ральф… я крайне надеялась, что с юношей все будет в порядке и вспышка Наварры была лишь свидетельством ревности. Ведь применила же она простое парализующее заклятие, наверняка имея в арсенале кое-что посерьезнее. До принятия закона о проекторах фальшивому Адриану Роху вряд ли угрожает смертельная опасность, зато потом… А вот потом – это уже мои проблемы. Кстати, интересно, а почему ведьма так старается помочь партии волшебников? Неужели только потому, что сама имеет непосредственное отношение к магии? Или Наварра таким образом хочет получить выгоду в дальнейшем? Увы, паря на скурре в воздухе, решить эту задачу чисто умозрительно я не могла, да и не особенно хотела, если честно. В настоящий момент меня больше всего интересовало контрзелье, и именно добычей всех необходимых для него ингредиентов и следовало заняться.

Уже привычно я направила свой полет к магу, специализирующемуся на поиске пропавших, благо в Кохиноре мне уже доводилось пользоваться подобными услугами, и к кому следует обратиться, я знала точно. Пока маг колдовал над вещами супругов Пуррье, я сидела в приемной, не шевелясь и практически не дыша. Ведь если я опять вытянула пустышку и волшебник не сможет найти след моих клиентов, то придется признать свое поражение, а делать этого очень не хотелось. Конечно, всегда можно пойти по лобовому пути: раз Наварра была той женщиной в черном плаще, то, если очень хорошо покопаться, наверняка можно найти доказательства ее виновности в смерти Джинни Стеар, кроме того, вопреки утверждениям Зенедина, есть еще вопрос: а что она сделала с телом мужа… но подобный метод выяснения займет крайне много времени, а вряд ли бдительная ведьма позволит мне беспрепятственно рыть ей могилу.

Я уже накрутила себя почти до взрыва, когда из рабочего кабинета появился маг, несущий в руках светящийся шарик-проводник.

– Все готово, – порадовал он меня. – В городе обнаружились ауры обоих ваших пропавших, но аура мужчины намного четче, так что я настроил проводник на него. Но если хотите, я могу создать и второй шар. За отдельную плату, конечно.

А что я буду делать со вторым шаром? Особенно если они вдруг решат полететь в разные стороны? Нет уж, благодарю покорно. Отказавшись от щедрого предложения, я расплатилась и прямиком направилась вслед за парящей в воздухе пародией на луну. После кратковременного блуждания по улицам Кохинора я вышла к маленькой одноэтажной гостинице на окраине города, у дверей которой мой проводник устроил небольшой фейерверк и затих навсегда. Удивительно… неужели пока я волнуюсь и места себе не нахожу, мои клиенты спокойно сидят в номере и пьют утренний кофе? Гадать бессмысленно, проще выяснить. Подбодрив себя этой мыслью, я двинулась вокруг здания, осторожно заглядывая в каждое окно, многие из которых в связи с хорошей погодой были открыты настежь. Видимо, хозяева гостиницы воспользовались возможностью впустить в номера свежий морской воздух.

Вскоре из очередного широко распахнутого окна раздался голос моей клиентки. Мадам Ромена, как обычно, пребывала в недовольном жизнью состоянии.

– Долго мы еще тут будем торчать? Мне скучно! А по магазинам ты ходить запрещаешь…

– Дорогая, тебе налить еще кофе? – Судя по тону, на мсье Пуррье трагические излияния супруги не производили особого впечатления.

– Не хочу я никакого кофе! Напомни мне, что там Ральф написал? Где его носит, этого негодного мальчишку?

– Он сообщал, что вынужден скрываться от всех. По причине, доверить которую бумаге не решается. Он бы не стал нас беспокоить, но срочно нуждается в помощи. Если мы хотим ее оказать, то должны прибыть в Кохинор, зарегистрироваться в любой маленькой гостинице как мсье и мадам Руах, после чего спокойно ждать. Он сам нас найдет, когда представится возможность.

И почему Зенедин всегда оказывается прав? Дело обстояло именно так, как и предсказывал дракон: Ральф вызвал родителей, заставив их уехать подальше от дома и столицы, соседям они ключей не оставили, мало ли еще письмо от сына придет, а те его выдадут. И мне ничего не сообщили по той же самой причине. Умно. Весьма. Но как бы хитра и изворотлива ни была Наварра Рох, я пока что опережала ее и имела все шансы победить. И следующий шаг к будущей победе сделаю прямо сейчас.

Сознаюсь честно, то, что я собиралась предпринять, мне не очень нравилось. Отдавало некоторой нечестностью по отношению к собственным клиентам. Но перспектива предстать перед ними, выложить все как на духу, признавшись в том числе, что я собираюсь выдать их сына городской общественности прямо на решающем парламентском заседании, потратить кучу времени на уговоры… А затем еще и лицезреть обеспокоенных родителей непосредственно в столице… Нет уж, увольте.

Осторожно заглянув в окно, я прошептала заклинание, благодаря которому мои клиенты тут же погрузились в крепкий и здоровый сон. Остальное было делом техники: ловко перебравшись через подоконник, запрыгнуть в комнату, достать шприц, набрать у мирно похрапывающей четы немного крови и заморозить пузырьки. Когда с этим было покончено и миссия оказалась выполнена, я обратилась к клиентам, пусть они и не могли меня слышать:

– Извините… Но так будет лучше для всех. Надеюсь, с течением времени вы со мной согласитесь.

Глава 12

В которой заседание парламента принимает весьма неожиданный оборот, а в финале все действующие лица нашей истории отправляются в полицию


Моё возвращение в Теннет сложно было назвать триумфальным. Ни тебе ликующей толпы с корзинами, полными лепестков роз, ни оркестра, исполняющего марш победителя. Но отсутствовало все это лишь потому, что я не посчитала нужным сообщить о своем скором прибытии. Просто приземлилась под покровом ночи на крыше родного особняка, вот и все. Хотя далее как раз последовали восторженные приветствия от моих домочадцев. Фарька и мсье Генри были крайне рады видеть меня живой и невредимой, а тот факт, что я успешно раздобыла необходимые ингредиенты, вселил в них надежду на скорое окончание дела, вслед за которым наступит относительный покой. От покоя, кстати, и я бы не отказалась. Но ненадолго, буквально на пару дюжин дней, не более того. Раздав обитателям особняка четкие указания не беспокоить меня, пока я сама не проснусь, а всех посетителей безжалостно выпроваживать, будь то хоть мэр города или Ральф Пуррье собственной персоной, я отправилась спать.

Сплю я довольно крепко, и, как следствие, сны вижу в порядке исключения. Но эта ночь именно таким исключением и стала. Оставшиеся до рассвета часы я ворочалась с боку на бок и при этом была вынуждена созерцать разную ерунду. Основную часть ее я запомнила плохо, но под утро мне явился Ральф, с самым серьезным видом предложивший стать его законной супругой и сообщивший, что от Наварры с Ротани он уже избавился. Под впечатлением от столь необычного ночного кошмара я и проснулась. Оставалось надеяться лишь на то, что к вещим снам это безобразие не имеет ни малейшего отношения.

В процессе пития утреннего кофе я быстро пришла в бодрое состояние духа и по окончании завтрака, посадив Фарьку на плечо, отправилась в Ауири, полная решимости наглядно показать Наварре, что со мной не стоило связываться. В сущности, по сравнению с уже проделанным, для достижения цели осталось совершить совсем немногое.

В Ауири меня встретили, можно сказать, с распростертыми объятиями. Если дракон, хоть и выглядел донельзя довольным, на словах этого никак не проявил, то Албена, получившая рецепт противоядия к оборотному зелью вкупе с необходимыми для работы ингредиентами, напрочь позабыла о своем преподавательском статусе и радовалась, как ребенок. Она обняла меня несчетное количество раз, примерно вдвое меньше, чем перечитала рецепт, и удостоверилась, что в ее запасниках есть все необходимое. Наконец ведьма немного успокоилась и сообщила, что зелье будет готово за день до планируемого решающего голосования. Это меня более чем устраивало, так что я пожелала Албене успеха и отправилась обратно к Зенедину. Следовало обсудить менее приятные вопросы. К примеру, недавнюю стычку с Наваррой Рох.

Вопреки моим ожиданиям, сильно ругаться дракон не стал. Да и вообще не стал. Он лишь заметил, что риск был необходим, а теперь, не мешкая, стоит выяснить, какие сейчас отношения между Ральфом и Наваррой Рох. Будет довольно смешно, если мы придем во всеоружии на заседание и обнаружим, что Ральф отказался сотрудничать и давно сидит в полиции под замком, после явки с повинной. Хотя вероятность такого развития событий оценивалась нами крайне невысоко.

– Ладно, – рыкнул Зенедин, – давай уйдем из области предположений. Я ее не очень люблю.

– Да что вы, – деланно удивилась я. – А как же тот вопиющий факт, что вся работа частного детектива находится именно в области предположений?

– Не путай гадание на кофейное гуще и дедукцию, – осадил меня оборотень. – Лучше скажи, как именно ты собираешься заставить Ральфа принять противоядие? Если он в виде Адриана Роха появится на голосовании, сложно ожидать, что зелье будет выпито добровольно.

– Честно? Я об этом еще не думала, все предыдущее время при наличии животрепещущих проблем как-то не до того было, – созналась я.

– Понятно… – протянул собеседник. – Что ж, подумай.

– Неужели вы еще не знаете лучший способ?

– Знаю, конечно.

– Но мне не скажете. Опять же в воспитательных целях. Так? – Мне явно не удалось скрыть раздражение. – Очевидно, за последнее время я крайне мало сделала, совершенно не устала и не заслуживаю никаких послаблений.

Зенедин шумно выдохнул, а после небольшой паузы неохотно кивнул:

– Ладно. Я расскажу тебе свою идею. В здании городского совета я никогда не был, но сильно подозреваю, что проникнуть во время заседания или непосредственно перед ним в помещения для избранных тебе не удастся. Значит, остается лишь один вариант, и он где-то тут бродит. Эй, Фарь!

Я уставилась на дракона широко раскрытыми глазами:

– Вы же это не серьезно, правда? Вы же не хотите поручить решающий этап операции моему безмозглому оцелоту?

– Я не вижу иного выхода. – разрушил мою последнюю надежду собеседник. – Если можешь придумать альтернативный план – милости прошу. Кроме того, твой зверек отнюдь не глуп. Ты просто не давала себе труда это заметить, а я провел в его обществе несколько месяцев.

– Да, – вякнул появившийся из кустов оцелот и жизнерадостно поинтересовался: – А ч'о с'училось?

– Потом расскажу, – смирившись с неизбежным, проворчала я и обратилась к дракону: – Значит, мне нужно поговорить с Ротани, раздобыть зелье, вбить в голову Фарю план здания и просто ждать?

– Примерно так, – подтвердил тот. – Надеюсь, ты справишься.

Я фыркнула:

– Очень постараюсь. – После чего пролевитировала оцелота на плечо и удалилась восвояси.

Состоявшаяся вскоре краткая беседа с Ротани ничего глобального в ситуации не изменила, разве что мне пришлось успокаивать разнервничавшуюся девушку. Основной причиной ее расстройства был тот факт, что с момента памятной стычки на площади им с Ральфом не удавалось встретиться. Юноша просто не приходил на свидания, хотя на заседаниях Совета появлялся исправно. Видимо, Ральфу удалось задурить Наварре голову, и сейчас он держался тише воды, ниже травы, дабы ведьма не заподозрила неладное.

В очередной раз я порадовалась тому, что не стала общаться с клиентами и не привезла их в столицу. Приди Наварре в голову идея проверить, как там родители Ральфа, она убедится, что чета Пуррье мирно сидит в Кохиноре и ждет вестей от сына. Сие нам было только на руку.

С планом здания городского совета проблем тоже не возникло, более того, в свободные от заседаний часы мы с Фарькой сходили на экскурсию по всем помещениям, открытым для свободного доступа. Оцелот, гордый от сознания важности порученной ему миссии, вел себя на удивление спокойно и охотно воспринимал информацию. Правда, этого все равно было недостаточно, чтобы я перестала нервничать и перебирать в голове различные пути, ведущие к полному провалу. Даже когда крайне довольная Албена передала мне зелье, заверив, что оно сварено по всем правилам и скорый результат гарантируется, это не сильно меня успокоило. Но, увы, выбор мне предоставить забыли. Оставалось нервно ходить по дому из угла в угол в тоскливом ожидании.

Решающее для многих утро ничем особенным не выделялось в череде предшествующих. Только мсье Генри, видимо решив, что перед последним броском я имею право спокойно выспаться, не беспокоил меня вплоть до того самого момента, как я, сладко потянувшись и в последний раз зевнув, выглянула в окно. На улице, кстати, тоже ничего нового не обнаружилось: солнце светило, немногочисленные облака продолжали свой путь невесть откуда неведомо куда, пара воробьев на соседней крыше деловито ковырялась во мху, а на воде канала покачивался гордый, но совершенно одинокий селезень.

– Проснулась? – слетая откуда-то сверху, осведомился призрак, словно это было не очевидно.

– Нет, – фыркнула я, – все еще сплю. И вижу ночной кошмар с вами в главной роли и Фарем на подпевках. Кстати, где Фарька? Он помнит, что является самым главным участником сегодняшнего действа?

– Еще как помнит, – притворно вздохнул мсье Генри. – Я всю ночь объяснял этому глупому зверю, что он прекрасно справится с задачей. Кажется, около семи утра он мне поверил и удалился почивать.

Оцелот нервничает? Это Фарька-то, который до сего момента казался мне самым взбалмошным и решительным созданием на земле? Кто, как не оцелот, бесстрашно следовал за мной в любой ситуации, смело лазал в чужие окна? И теперь вдруг выясняется, что и Фарь умеет бояться. Несказанно удивившись, я уже совсем собралась разразиться горделивой тирадой касательно крепости своей нервной системы, как вдруг ощутила, что мои коленки начинают предательски дрожать.

– Ой, – пробормотала я и плюхнулась на подоконник. Дабы не плюхнуться куда-нибудь подальше.

– О, нет! – Со страдальческим видом призрак закатил глаза. – И ты туда же. Я понимаю, оцелот, ему ведь сегодня выходить на арену, но ты-то… Все готово, осталось лишь наблюдать.

– Так это же самое сложное, – возразила я. – Пока занимаешься делом, нет времени перебирать в голове всевозможные варианты провала, а вот когда не остается никаких занятий, отвлекающих от дурных мыслей…

– Общую идею я понял, – прервал меня призрак, влетая в комнату. – Похоже, придется брать ситуацию в свои руки. Значит, так – тщательно умываться и шагом марш на кухню за завтраком. Затем приведешь себя в прилично-незаметный вид, и мы отправимся к зданию совета. Всегда полезно иметь небольшой люфт во времени. Задачу усвоила?

– Так точно, – улыбнувшись, подтвердила я.

– Тогда почему ты еще не в ванне? – ехидно осведомился призрак и просочился через пол.

К правительству Теннета в частности и страны вообще у меня, как и у любого обитателя Мэйншора, было много претензий, но, по крайней мере, заседания они начинали в адекватное время. Я успела и умыться, и поесть, не забыв при этом и про Фарьку (едва учуяв запах сыра, оцелот продрал глаза и приплелся на кухню на заплетающихся со сна лапах), и перемерить несколько костюмов, один другого строже… хотя, возможно, если бы не призрак, примерка могла бы занять намного больше времени. Но как бы то ни было, наша дружная команда прибыла к зданию совета за несколько дюжин минут до официального начала заседания.

Отыскав удобную скамейку, мы с Фарем расположились в тени раскидистого дерева, спасаясь от палящих лучей вовсю разыгравшегося солнца, мсье Генри же, практически незаметный в подобном освещении, отправился на разведку.

– Ты готов? – поинтересовалась я у зверька, рассеянно поглаживая его шелковистую шкурку.

– Да, – энергично кивнув, вякнул тот. Видимо, даже недолгий сон коренным образом сказался на настрое Фаря.

– План здания хорошо помнишь? Мсье Генри, безусловно, постарается найти ближайшее к залу заседаний окно, но, сам понимаешь, гарантировать ничего нельзя, и есть немаленький шанс, что тебе придется плутать по коридорам, стараясь при этом никому не попасться на глаза. Справишься?

– Не во'нуйся, – отрезал зверек и, взмахнув хвостом, в мгновение ока оказался на дереве.

Да уж… что-то я на самом деле разошлась. Все эти вопросы мы обсуждали уже не один раз, и, как справедливо замечал призрак, если я настолько сомневаюсь в способностях Фаря, не стоило ничего затевать. Если же я доверила оцелоту ответственную миссию, то обратного хода нет, и остается лишь уповать на разумность моего домашнего любимца. В конце концов, это я его воспитывала, к себе, в случае чего, и надо предъявлять справедливые претензии.

– Фарь, – начала я извиняться, но в этот момент вернулся мсье Генри, и следовало заняться более насущными проблемами, чем налаживание контакта со зверьком, который в любом случае не способен долго дуться.

– Я нашел окно, пойдемте, – сообщил призрак, и мы послушно двинулись за полупрозрачным проводником.

Следующая часть плана прошла как по маслу: вручив оцелоту в зубы флакон с зельем, я поцеловала темный нос и пролевитировала уже привыкшего к таким полетам зверя прямо до открытого окна на последнем этаже. Оставалось надеяться, что ко времени начала заседания Фарь, согласно своим утверждениям, сумеет найти зал совета и влить зелье в графин с водой, который затем отнесут на трибуну.

– Хватит стоять как истукан, – в привычной, не слишком почтительной манере обратился ко мне мсье Генри. – Иди уже, а то все лучшие места займут.

– Что-то я очень сомневаюсь, что найдется много желающих поглазеть на дебаты парламента, – хмыкнула я, но к входу послушно направилась.

Когда строилось это здание, его назначение было известно изначально, и проект учитывал все ошибки прошлых построек и современные нужды. Так уж получилось, что к моменту основания столицы жители страны проявляли живой интерес к большой политике и не удовлетворялись слухами о заседаниях, полученными из третьих рук. Нет, люди хотели самолично присутствовать при вынесении главных решений. Но вот, увы, ни одно из помещений, в которых заседали городские советы, не могло вместить в себя хоть какое-то количество наблюдателей, не говоря уже о том, что пускать заинтересованных лиц непосредственно на соседние ряды с членами совета было… ну, как минимум не вполне безопасно. Случались инциденты.

Соответственно, когда возводилось здание, по коридорам которого я в настоящий момент двигалась, то желания простого народа учли и наряду с амфитеатром зала парламентских заседаний предусмотрели и балкон – для зрителей. С него как на ладони просматривался весь зал, от огромных входных дверей, сплошь напичканных магическими сканерами, до маленькой дверцы за сценой – она вела в подсобную комнатушку, приспособленную для технического персонала. Вместе с резными перилами балкон от остального помещения отделяло силовое поле. Да, безусловно, охранники на входе проверяли посетителей на предмет оружия или магических амулетов, но до маразма никто не доходил, и, соответственно, некоторое содержимое женских сумочек, к примеру, маникюрные ножницы или сок, представляло опасность для выступающих. Точнее, при наличии поля эти вещи как раз никакой опасности уже не представляли. Поле также при желании могло стать звуконепроницаемым, но на моей памяти это его свойство никогда не использовалось – столичная публика вела себя на редкость прилично, и никаких жестких мер воздействия не требовалось. Присутствующие просто сидели в удобных креслах и, тихо переговариваясь, наблюдали за процессом управления страной.

Хм… похоже, в пророческих замечаниях о количестве зрителей я ошиблась. У дверей, ведущих на балкон, маячил не один, а целых два охранника. И, замечу, они отнюдь не в потолок плевали, а тщательно осматривали всех желающих попасть внутрь, из коих уже образовалась небольшая очередь. Вздохнув, я покорно пристроилась в ее хвост.

Стоит отдать охране должное – осмотр проходил весьма расторопно, и, убедившись, что я не собираюсь снести здание совета до фундамента при помощи небольшой магической бомбы, меня пропустили внутрь. Едва я вошла в широкие двустворчатые двери и обвела глазами несколько заполненных людьми рядов кресел в поисках свободного места, как меня окликнули:

– Мадемуазель Нуар, идите к нам!

Повернув голову, я похолодела. Дружелюбно улыбаясь, мне махали руками супруги Пуррье. Откуда, вот откуда они здесь взялись? Сидели бы тихо в гостинице на краю Кохинора да видами местного пруда любовались. Неужели им на самом деле интересно заседание парламента? А мне что теперь предлагается делать? Спешно менять планы? Безусловно, я могу заорать на весь зал: «Не пейте из этого графина», но вряд ли это возымеет должный эффект, и в любом случает, выпьет Ральф или нет, внимание общественности мне обеспечено, а, как верно замечалось, хороший детектив – незаметный детектив. Надо изыскать способ удалить чету Пуррье из зала заседаний.

Улыбнувшись, я двинулась навстречу клиентам.

– Добрый день. Какими судьбами? Вот уж никак не ожидала вас тут увидеть.

– Это зря. В смысле, что не ожидали, – пояснил мсье Пуррье. – Мы прибыли вчера, специально чтобы здесь присутствовать. Весь город гудит в предвкушении сегодняшнего заседания. Никто толком не знает, что именно планируется, но все уверены, что нечто крайне важное. А вы, Айлия, часом не в курсе? Ведь хорошему детективу по статусу положено обладать такой информацией.

Хм… теперь я понимаю, от кого у Ральфа талант к политике. Мсье Пуррье только что весьма качественно припер меня к стенке. Причем, я полагаю, сделал это совершенно непреднамеренно. С одной стороны, я, безусловно, знала, в чем дело, и испытывала некоторое желание похвастаться своей осведомленностью. С другой же, расскажи я клиентам правду – их никакими силами отсюда не уберешь, а перспектива того, что родители Ральфа станут свидетелями грозящей разыграться на заседании сцены, приводила меня в состояние, близкое к паническому ужасу. Но колебалась я недолго.

– Да, вы совершенно правы, информацией про повестку сегодняшнего дня я обладаю. И могу со всей ответственностью заявить вам, что не планируется совершенно ничего хоть сколько-нибудь интересного.

– Но как же так, – разочарованно потянула мадам Ромена и обвела рукой заполненные ряды для зрителей. – Почему же собралось столько народу?

Я пожала плечами.

– Полагаю, они тоже попались на закинутую кем-то из газетчиков утку. И если мне еще имеет смысл посещать заседания, просто в силу профессиональных обязанностей, то вам, мне кажется, совершенно незачем тут находиться. Лучше музей посетите.

– В музее мы уже были, – огорчил меня мсье Пуррье. – А вот находиться на подобных мероприятиях еще не приходилось. Новый опыт…

Я собралась было продолжить уговоры, но тут в дверях, ведущих на балкон, появился распорядитель и провозгласил:

– Уважаемые зрители! Заседание начинается. Убедительно прошу всех занять свои места и соблюдать тишину. Нарушители удаляются без предупреждения. – Чуть поклонившись, он сделал два шага назад и, оказавшись в коридоре, закрыл за собой створки двери.

– Айлия, садитесь, – любезно указал мсье Пуррье на свободное кресло по левую руку от себя.

Поняв, что спорить дальше бессмысленно, я сдалась, заняла предложенное место и взглянула вниз. Оказывается, пока я беседовала с супругами Пуррье, парламентарии заполнили зал практически до отказа. По меньшей мере сомнений в кворуме не испытывал никто из сидящих в помещении. Как вверху, так и внизу.

Тщательно осмотрев амфитеатр, я обнаружила всех заинтересованных лиц: главный герой дня, мсье Ариан Поньолла вместе со своими соратниками занимал переднюю правую часть кресел. Лицо руководителя клана магов не выражало совершенно ничего, лишь губы время от времени сжимались в тонкую ниточку. Еще бы – получи проекторы сегодня одобрение, и мсье Поньолла быстро станет одним из самых богатых людей страны. Я была почти стопроцентно уверена, что минимум половину хлынувшего в партию денежного потока за право использования патента он отведет себе в карманы. И не то чтобы сильно незаслуженно.

В самом центре зала, как и следовало ожидать, с комфортом расположились хм… люди. Просто люди. Точнее, если судить по мсье Роху, снисходительно взиравшему на окружающих, не совсем просто. Предводитель партии выглядел таким вальяжным и уверенным в себе, что я на секунду засомневалась, а Ральф ли это. Неужели юноша не испытывает ни малейшей нервозности перед первым серьезным выступлением в роли мсье Роха? И последним, кстати. Только я до сих пор не уверена, догадывается ли Ральф об этом факте.

Самый красивый лидер трех противоборствующих партий восседал у левой стены с максимально отсутствующим видом. Любому стороннему наблюдателю показалось бы, что вопросы управления страной – это последнее, что интересует мсье Нье. Просто он случайно зашел вместе со всеми в зал, и теперь воспитание не позволяет ему пробираться к выходу, и не остается ничего иного, как терпеливо ждать конца представления. Весьма скучного представления. Но, несмотря на откровенно не располагающее к себе выражение лица полуэльфа, я невольно засмотрелась на него. Отрицать глупо – мсье Нье был красив. На мой вкус, просто ошеломляюще красив. И газетные изображения не передавали даже десятой доли этой красоты. Природной, завораживающей.

Не знаю, сколько еще времени я бы рассматривала тонкие черты полуэльфа, но шум, раздавшийся сзади, привлек мое внимание. Двери, ведущие на зрительский балкон, приоткрылись, и в образовавшуюся щелку пыталась протиснуться мадам Рох, ругающаяся с распорядителем. Тот очень старался, но Наварра оказалась настойчивее и наглее, а применять к женщине физическую силу распорядитель не решился, так что супруга Ральфа Пуррье проникла на балкон, уверенным шагом подошла к переднему ряду и обратилась к одной из сидящих женщин:

– Уступи мне место.

Та, бросив лишь один взгляд на Наварру, покорно поднялась и скользнула к свободным креслам в четвертом раду. А ведь женщина наверняка пришла пораньше, чтобы увидеть заседание с хорошего места. Но такие мелочи молодую ведьмочку совершенно не интересуют.

Я же, напротив, неожиданно заинтересовалась зрителями и пробежала глазами по рядам. Сразу становилось совершенно очевидно, что политика интересует самые разные слои населения. И это, честно сознаюсь, оказалось для меня совершенно неожиданным. Вроде бы я давно живу в столице и должна бы уже постичь специфику местных жителей, ан нет. Оказывается, знать, что происходит в правительстве, желают не только умудренные опытом джентльмены средних лет, но и пожилые домохозяйки наряду с молодыми светскими львицами. Зрители, расположившиеся на балконе, представляли собой весьма пеструю массу, и я едва приступила к ее подробному изучению, как резко прекратились всяческие шевеления и по ушам ударила полная тишина. В поисках причины я торопливо обвела глазами зал и выяснила, что распорядитель спустился к заседающим и занял место оратора на трибуне. Заодно, кстати, он принес с собой долгожданный графин с водой, вот только, увы, издалека я никак не могла определить, выполнил ли оцелот свою миссию. Кроме того, каждый взгляд вбок, на родителей Ральфа увеличивал мое желание убедиться, что Фарька не справился. Но сделать я ничего не могла, оставалось лишь, с силой вонзив ногти в ладони, наблюдать за развитием событий.

Развитие, впрочем, шло весьма неторопливо, словно никто и не планировал обсуждать животрепещущие проблемы: парламентарии по очереди поднимались с места и произносили короткие речи по самым будничным вопросам. Затем следовало голосование, более для галочки, поскольку все выдвинутые партией людей предложения блистательно прошли, а идею нелюдей выделить для им подобных в столице специальный квартал завалили на корню.

После того как были подсчитаны результаты четвертого голосования, распорядитель объявил об отклонении предложения нелюдей и под легкий гул сообщил, что далее последует короткий перерыв, а затем парламент возобновит свою работу. Сейчас же зрители могут выйти в холл, где работает небольшой буфет, и подкрепиться.

Большая часть зрителей последовала столь своевременному совету и, предусмотрительно оставив на своих местах платки, газеты или предметы гардероба, потянулась к выходу. Я же, напротив, осталась сидеть на месте, пристально вглядываясь вниз, где заседатели, вставшие со своих кресел, оживленно переговаривались. Лишь Ральф, как и я, не принимал участия в общем действе. Юноша сидел с закрытыми глазами и практически не шевелился. Интересно, что за буря бушует в настоящий момент у него в душе? В этот миг Ральф встрепенулся и, разомкнув веки, повернулся в сторону балкона. Я немедленно отвернулась. Во-первых, не следовало обнаруживать перед мсье Пуррье-младшим своего присутствия… Кстати, крайне удачно, что мои клиенты прошли в буфет, ибо лично я не берусь предсказывать развитие событий, которое последует, если Ральф углядит своих родителей. Хотя… если разобраться, он не сильно-то заботится об их душевном благополучии: сначала пропал в неизвестном направлении, затем позволил думать, что мертв. Вряд ли присутствие мадам Ромены на балконе в силах изменить планы юного амбициозного политика. Второй же причиной резкой смены моего положения было желание узнать, что же понудило Ральфа выйти из нирваны. Причина оказалась до банального проста: на зрительском балконе появилась Ротани Поддриго. Как и все герои сегодняшнего дня, девушка сохраняла совершенно каменное выражение лица и, ничем не показав, что заметила меня, пристроилась в последнем ряду. Так сказать, почувствуйте разницу между ней и Наваррой Рох.

Тем временем толпа из буфета дружно двинулась обратно на балкон и весьма расторопно расселась по своим местам. Распорядитель, вновь появившийся на сцене, убедился, что в зале царит тишина и полнейшее внимание, и заговорил:

– Итак, следующий вопрос, стоящий на повестке дня, – принятие законопроекта, регулирующего использование устройств, называемых проекторами. Слово для начала обсуждения предоставляется мсье Ариану Поньолле. – При этих словах лидер партии волшебников встал со своего места и двинулся к сцене, распорядитель же добавил: – Поскольку мы уже неделю бьемся над этим вопросом, я убедительно прошу вас быть покороче.

Но мсье Поньолла не обратил на это заявление никакого внимания и, легонько оттолкнув распорядителя, занял место на трибуне. Совсем рядом с пока что нетронутым графином.

– Дорогие мои коллеги! – высокопарно начал главный волшебник. – Сегодня наши прения входят в решающую стадию…

Мсье Поньолла говорил еще что-то, я же сверлила глазами злосчастный графин, терзаемая сразу двумя противоположными вопросами. Что будет, если, к примеру, мсье Поньолла выпьет его весь или просто уронит? И еще, что будет, если Ральф пить не захочет? Но тут я тоже сделать ничего не могла, ибо заклинание, вызывающее жажду, мне хоть и было известно, но применить его возможности не предвиделось.

Наконец пытка закончилась, оратор, так и не притронувшись к воде, поклонился и покинул трибуну, которую тут же вновь занял распорядитель.

– Ни у кого не возникло желания высказаться перед голосованием? Тогда… – продолжал было вести заседание по накатанной распорядитель, но вдруг в плавное течение процесса вмешался непредвиденный фактор в виде поднятой руки мсье Адриана Роха, сиречь Ральфа Пуррье.

Краем глаза я заметила, как напряглась Наварра. Вероятно, и Ротани утратила свою обычную невозмутимость, но проверять это я не решилась, лишь, как и псевдожена, вперилась взглядом в Ральфа. То же самое проделал и несколько удивленный произошедшим распорядитель.

– Мсье Рох, вы желаете получить слово?

– Именно, – подтвердил тот.

– Это не вполне по процедуре, конечно, но я обязан вам его предоставить. Будьте любезны, покороче.

Глядя, как распорядитель с недовольной гримасой на лице покидает трибуну, уступая ее мсье Poxy, я гадала, каким уровнем реальной власти обладает этот незаметный с виду человек. Слишком уж открыто он позволял себе проявлять недовольство и указывать на место лидерам партий. Хотя существует вероятность, что подобное поведение – это просто традиция, существующая для того, чтобы члены правительства держали себя в рамках и не превращали заседание в балаган. А еще способ напомнить им, что они не абсолютные монархи, а просто временно избранный народом орган принятия решений в рамках страны. Тоже неглупо.

Тем временем Адриан Рох, он же Ральф Пуррье, достиг трибуны, оперся на нее и обвел взглядом зал. К моему огромному сожалению, я находилась далеко и не смогла толком разглядеть выражение его глаз. Затем Ральф открыл рот, собираясь заговорить, но после небольшой паузы передумал, захлопнул челюсти и потер руки. По всем признакам даже стороннему наблюдателю становилось понятно, что он нервничает. И это меня весьма обнадеживало, поскольку означало, что Ральф еще не полностью закостенел и мой план имеет некоторые шансы на успех. Ведь, превратись юноша полностью в Адриана Роха без прежних, свойственных молодежи чувств и эмоций, достучаться до него оказалось бы невозможно, и, вернув ему на глазах общественности реальный облик, я бы оказала всем заинтересованным лицам плохую услугу. А вот нервничающий и сомневающийся Ральф – совсем другое дело.

В полной тишине ожидающего начала речи зала почти громом прозвучало покашливание распорядителя, таким образом напоминающего оратору про строгий временной регламент. Вздрогнув, Ральф пробормотал:

– Да, да, я сейчас, – и вновь обвел глазами зал в поисках непонятно чего.

Когда же его взгляд упал на графин с водой, лицо приняло осмысленное выражение – юноша нашел, как еще немного потянуть время, и, о чудо, налил себе половину стакана. Глядя, как первый глоток начинает свое путешествие в желудок, я едва сдержала то ли вопль, то ли стон. Мы это осуществили. Теперь дело за малым: остается просто ждать. Ральф же прикончил воду, поставил стакан на трибуну и, крепко опершись на нее руками, наконец заговорил:

– Уважаемые коллеги! Как вам, наверно, известно, всю последнюю неделю я выступал ярым противником предложения уважаемого мсье Поньоллы… – Легкий поклон в сторону лидера волшебников. – Честно признаюсь, основной причиной этого было наше извечное соперничество, а отнюдь не нежелание привнести в жизнь обитателей страны предлагаемое партией магов новшество. Но, поняв, что прения вышли на финишную прямую и, по сути, от позиции нашей партии зависит исход голосования, я не счел более возможным опираться на личные противостояния и понял, что наша прямая обязанность – думать о благе простого народа.

Интересно, а кто Ральфу речи пишет? У юноши на самом деле блестящее будущее в политике. Ведь, сколько бы ни уверяли в обратном, главное – это выдающиеся ораторские способности, умение расположить к себе слушателя, заставить его внимать и сопереживать. А этим молодой и неопытный Ральф владел в совершенстве. Речь его лилась, как уважающая себя полноводная река по весне, заполненная запахом луговых цветов, а бархатистый звук голоса немного гипнотизировал. Интересно, сколько в этом наследства мсье Роха, а сколько заслуги Ральфа?

Пока я предавалась размышлениям, находясь в легкой прострации и перестав прислушиваться к смыслу произносимой оратором речи, в зале наметилось легкое беспокойство, выражающееся пока лишь в том, что некоторые из присутствующих заерзали на своих местах и шепотом начали обмениваться с соседями комментариями. Едва я подняла взгляд, причина стала совершенно ясна – Фарька, не знаю уж как, но справился со своей миссией. Иначе метаморфозы, происходящие со стоящим на трибуне мужчиной, было не объяснить. Такого мне до сих пор видеть не приходилось: оратор, кем бы он ни был, в настоящий момент не походил ни на Адриана Роха, ни на Ральфа Пуррье – его черты плавали, постоянно изменяясь, волосы тоже никак не могли определиться, что им ближе, благородная седина или ярко-рыжее пламя. Контуры тела находились в максимальной статичности, видимо, до них время еще не дошло. Полагаю, именно этот факт позволял юноше до сих пор не замечать происходящего, ибо он как ни в чем не бывало продолжал свою речь, уже переходя к основной ее части.

Но, увы, узнать, чем закончится пламенный спич в поддержку проекторов, присутствующим было не суждено – сохраняя полную невозмутимость, распорядитель поднялся со своего места сбоку от сцены и осведомился:

– Мсье Рох, с вами все в порядке?

– Конечно, – немного озадаченно кивнул юноша. – А почему вы спрашиваете?

Но тут началось главное – изменение тела. Весьма внушительные габариты мсье Адриана Роха испарялись на глазах, уступая место худощавому телосложению, свойственному роду Пуррье. И эти изменения Ральф игнорировать уже не смог – почувствовав неладное, он бросил один лишь взгляд на собственные пальцы и мгновенно осознал происходящее. Глаза его заметались по балкону, и, судя по краске, залившей лицо, а затем мгновенно схлынувшей, Ральф наконец заметил и меня, и Ротани с Наваррой, и собственных родителей. Но, вопреки моим прогнозам, имя, слетевшее с его губ в момент паники, принадлежало отнюдь не любимой девушке или родной матери. Нет, Ральф обратился к той, которая втянула его в эту передрягу, – Наварре Рох. Хотя вряд ли кто-то кроме меня это заметил, а уже через мгновение к юноше вернулось самообладание, он вновь оперся на трибуну и, обратившись к так и стоящему столбом распорядителю, язвительно и немного обвиняющее поинтересовался:

– До этого момента я считал, что зал заседаний надежно защищен от применения какой-либо магии.

На какую-то секунду мне показалось, что этот номер у Ральфа пройдет и ему удастся убедить всех, что его превращение – происки конкурентов, но столь шикарный, подготовленный в закритической ситуации план напрочь испортила мадам Ромена. Услышав фразу, сказанную голосом сына (оказавшимся, кстати, весьма похожим на голос мсье Роха), она отошла от легкого ступора, вызванного столь неординарными событиями, и, мертвой хваткой вцепившись в руку мужа, вскочила с места и закричала:

– Ральф, сынок! Ты живой! Живой!

Услышав ее голос, юноша вновь вздрогнул, но самообладания не потерял и совершенно спокойно обратился к распорядителю:

– Мсье, я могу продолжать?

– Как мне попасть вниз? Пропустите меня к сыну! – не унималась мадам Ромена.

Распорядитель наконец вышел из столбняка и покачал головой:

– Простите, мсье, но перед тем, как позволить вам закончить речь, я должен утихомирить зрителей. – И, подняв взгляд к балкону, поинтересовался: – Мадам, вы можете разговаривать спокойно?

Мадам Ромена собралась было продолжить кричать, но тут с места поднялся мсье Пуррье, деликатно зажал своей супруге рот и сообщил:

– Если вы не против, я буду за нее.

– Отлично, – кивнул мужчина, поняв, что разборка с истеричной женщиной если не отменяется, то хотя бы откладывается. – Так о чем пыталась сообщить эта мадам уважаемому собранию?

Перед тем как ответить, мсье Пуррье бросил взгляд на неподвижно застывшего перед трибуной сына. Под его взглядом Ральф утратил всяческую невозмутимость и отступил на шаг.

– Дело в том, – глухо заговорил мсье Пуррье-старший, – точнее… я не знаю, что именно произошло на наших глазах, но находящийся в настоящий момент на сцене молодой человек как две капли воды похож на нашего сына, не так давно без вести пропавшего.

Мадам Ромена попыталась было что-то вставить, но зажавшая рот рука бдительного супруга не дала ей вымолвить не слова.

Распорядитель повернулся к Ральфу:

– Вам есть что ответить?

– Естественно, – оскорбленно вскинулся тот. – Я в первый раз вижу эту супружескую чету и совершенно не понимаю, что за инсинуации тут творятся. Кроме того, я настоятельно прошу выяснить, каким образом оказалось возможным применение магии в зале парламентских заседаний, и требую вернуть мне мой настоящий облик. Как всем присутствующим известно, я не кто иной, как мсье Адриан Рох, и тому есть немало свидетельств. В частности, это может подтвердить моя любимая жена.

При этих словах Ральф указал на Наварру Рох, которая нервно сжимала руки. Увидев обращенный на нее взгляд сообщника, ведьма встала и кивнула:

– Да, это мой супруг. И тот, кто виновен в творящихся тут событиях, еще очень пожалеет, что решился на такое. Мой любимый муж же…

– Нет, – раздался сзади возмущенный возглас.

Обернувшись, я увидела, что Ротани вскочила со своего кресла и пробирается к Наварре. Причем в глазах ее полыхало такое пламя, что мне очень захотелось немедленно оказаться как можно дальше от здания совета.

– Это не твой муж, – встав лицом к лицу с Наваррой и глядя ей прямо в глаза, отчеканила Ротани. – И тебе это известно лучше, чем кому бы то ни было. Поскольку именно ты отравила мсье Роха и развеяла по ветру его прах.

Выступление Ротани явилось своеобразным катализатором: до сих пор молчавшие и замершие в напряженном ожидании зрители дружно вскочили с мест и начали кричать, причем каждый свое. Бедный распорядитель, видимо, впервые в своей практике столкнулся с подобной ситуацией и не очень представлял, как на нее реагировать. Я же судорожно пыталась одновременно уследить за всеми участниками событий и решить, где моя помощь требуется больше всего. Ральф точно не занял бы никакого призового места, ибо он просто продолжал стоять на сцене с весьма отсутствующим видом. Мадам Ромена же, напротив, отошла от растерянности и, потянув за собой на буксире мужа, двинулась к выходу с явным намерением добраться до сына. А вот с Ротани и Наваррой все обстояло отнюдь не так безоблачно: взвизгнув, Наварра позабыла о своем статусе безупречно воспитанной супруги члена правительства и, с воплем бросившись на Ротани, вцепилась той в идеально уложенные волосы.

– Ты, мразь. Да как ты смеешь клеветать мне в лицо!

Я на какое-то мгновение испугалась за мадемуазель Поддриго, но та не осталась в долгу: изо всех сил приземлив ногу, обутую в классическую лодочку с длинной тонкой шпилькой, на ступню соперницы, Ротани парировала:

– А ты воровка. Воруешь чужих мужчин.

– Уйй! Мышь серая, да он сам от тебя ушел! – отбила подачу Наварра, прыгая на одной ноге.

– Убийца! Недолго тебе осталось, – сквозь зубы прошипела ее соперница, пытаясь высвободить из цепкой хватки свои пряди.

Не знаю, кто бы вышел из боя победительницей, но поскольку я не имела ни малейшего желания наблюдать за развитием событий в подобном ключе, то вмешалась в перепалку и, крепко ухватив ведьму сзади за талию, из последних сил оторвала ее от Ротани и оттащила на пару ярдов.

Извернувшись, та увидела, кто именно посмел вести себя подобным образом, ипрошипела:

– Ты… ну погоди. Ты у меня еще попляшешь.

Я собрала всю силу воли, чтобы не последовать примеру Ротани и не отдавить Наварре вторую ногу, и в этот момент в широко распахнутые двери влетел Фарька!

– А'ли! Я с'елал э'о! Ты 'идела? Я по'лил зе'ье в г'афин!

– Молодец, – не отпуская ведьму, протянула я, чувствуя, как на мне сходятся взгляды всех находящихся на балконе. От нового витка разборок меня спасло прибытие полиции. Немного запоздавшее, надо заметить.

Получив поддержку в лице представителей закона, распорядитель, временно ушедший в тень, воспрянул духом и, поднявшись на сцену, где о чем-то беседовали Ральф с родителями, заговорил:

– Прошу тишины!

Я было насмешливо фыркнула, но, как оказалось, зря. Словно под действием заклинания, все как один остановились, замолчали и, повернувшись к сцене, ожидали продолжения.

– В связи с непредвиденными обстоятельствами и прозвучавшими достаточно серьезными обвинениями я вынужден просить полицию взять под стражу и удалить из зала заседаний несколько лиц.

И, дабы не тратить время зря, распорядитель указал на семью Пуррье в полном составе и нас с Ротани и Наваррой. Ральф с родителями, не сказав ни слова, проследовали за представителями власти, мы с мадемуазель Поддриго, не чувствуя особой опасности, тоже спокойно передали себя в руки правосудия, а вот мадам Рох… Увидев приближающегося к ней мужчину в форме, ведьма вздрогнула, ее взгляд заметался из стороны в сторону, и, бросившись к перилам, Наварра истошно закричала:

– Ариан, любимый, помоги! Не оставляй меня! Ведь все это я сделала только для тебя! Дорогой…

Но, увы, лидер партии волшебников не соизволил даже головы повернуть в ответ на мольбу влюбленной женщины.

После того как полицейские, крепко ухватив Наварру за локоть, повели ее к выходу, я, двинувшись следом в сопровождении другого конвоира, услышала облегченный выдох распорядителя и его слова:

– Итак, если больше никто не желает высказаться, переходим к голосованию.

Эпилог

В котором героиня успокаивает родителей Ральфа, получает честно заработанное вознаграждение, а кроме того, целых два сюрприза – приятный и неясно какой


Шло время. С момента последнего заседания парламента, прошедшего не по годами расписанному сценарию, минула дюжина дней. Суд, рассматривавший дело об убийстве мсье Адриана Роха и мадемуазель Джинни Стеар, признал Наварру виновной.

Безусловно, им не хватило бы доказательств, но ведьма, поняв, что любимый человек, точнее, маг сделал из нее такую же марионетку, какую она пыталась сотворить из Ральфа, утратила всякий запал, перестала упорствовать в отрицании и полностью признала свою вину. Как предположил дракон, у Наварры просто пропало желание жить, и, к огромному для нее сожалению, суд не дал ей времени вновь обрести его – уже через пару дней после слушаний ведьму казнили. Слишком гуманно, на мой взгляд: магия подарила любительнице распоряжаться чужими жизнями мгновенную смерть.

Единственное, что хоть немного оправдывало Наварру в моих глазах, – ее категорическое нежелание оправдаться за счет своего сообщника. Несмотря на сильное давление, ведьма до самого конца утверждала, что убийства были задуманы и осуществлены ею одной. Что ж, тем лучше для Ральфа.

Мсье Пуррье, вернувшего себе прежний облик, обвинили лишь в принятии внешности и полномочий другого человека, что грозило не слишком долговременным лишением свободы. Слушания, посвященные этому вопросу, должны были состояться сегодня, но, несмотря на то что меня убеждали дракон, призрак, оцелот, да и внутренний голос вполне решительно примешивался к их хору, я так и не сумела уговорить себя отправиться в суд и встретиться глазами с мадам Пуррье в тот момент, когда ее единственный сын сидит на скамье подсудимых по моей вине.

Вместо этого я проснулась на рассвете, некоторое время поворочалась и, поняв, что не могу в подобных условиях безмятежно спать, выбралась из кровати и занялась уборкой особняка. Под удивленными взглядами Фарьки и мсье Генри я яростно оттирала грязь повсюду, начиная с чердака, и лишь изредка помогала себе заклинаниями, когда требовалось, к примеру, сдвинуть с места особенно тяжелый сундук. В результате к семи вечера дом, оставшийся без единой пылинки, просто сверкал, а я, запыхавшаяся и взмокшая, лежала в кресле, чувствуя, как капли пота стекают по вискам, и размышляя, имеет ли смысл позавтракать. Я так усиленно отвлекала себя от мыслей о суде, что и про насущную потребность организма получать еду забыла.

Поднявшись с кресла, я направилась в сторону кухни, но не тут-то было. Стоило мне выйти в холл, как раздался звонок в дверь. Для клиентов.

– Мсье Генри, – позвала я призрака, – сделайте одолжение, посмотрите, кого там бес принес. Возможно, удастся сделать вид, что меня нет дома.

Но, увы и ах, моим робким надежам не суждено было сбыться: едва высунув голову сквозь стену, призрак тут же втянул ее обратно и, с явным сочувствием глядя на меня, сообщил:

– К тебе чета Пуррье.

– Сейчас? Зачем? Но я не могу, – непонятно почему запаниковала я.

Сосед с понимающим видом вздохнул и твердо сказал:

– Можешь. Открывай дверь.

Как под гипнозом, я оттерла со лба пот, сделала несколько шагов и распахнула перед клиентами створки.

Да, призрак не обманул – на моем пороге действительно, как и парой дюжин дней раньше, стояли мсье и мадам Пуррье. Но кроме этого ничего общего с их прежним визитом не наблюдалось – в глазах мсье Пуррье не искрилась надежда, а его жена сменила яркое кричащее платье на строгий серый костюм.

– Добрый вечер, Айлия, – склонил голову мсье Пуррье, даже в таких обстоятельствах оставшийся образцовым клиентом. – Вы позволите нам войти?

– Да, прошу вас, проходите в кабинет. – С этими словами я сделала шаг в холл, и посетители последовали моему примеру, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Усадив чету Пуррье в кресла, я в легком замешательстве остановилась на полпути к своему столу. Опыта поведения в подобных ситуациях у меня не было, и что следует делать, я совершенно не представляла. С целью как-то заполнить повисшую в кабинете паузу я предложила:

– Хотите чаю?

– Да, пожалуй, это хорошая мысль, – кивнула мадам Ромена. Затем, спохватившись, добавила: – Спасибо.

Решив, что экономить не время, я достала из запасов самый лучший, полученный в подарок на новоселье чай и насыпала точно отмеренное количество в заварочный чайник. Доставая чашки и разливая напиток, аромат которого чуть дурманил, я гадала, в каком настроении и зачем пришли ко мне клиенты. Поймав же взгляд мадам Ромены в тот момент, когда отдавала ей до краев наполненную чашку, я вздрогнула, словно рядом молния ударила, ибо поняла цель визита. Супруги Пуррье искали у меня утешения. У меня. Утешения.

Пришедшее озарение придало мне сил. Да, я могу и дальше заниматься самобичеванием, обвиняя себя во всех смертных грехах, но наличие рядом со мной людей, которым неизмеримо хуже, придало мне сил и мобилизовало невесть откуда взявшиеся внутренние резервы.

Решив, что имею моральное право на применение магии, я незаметно прочла заклинание, улучшающее настроение, и с удовлетворением заметила, как прямо на глазах исчезает похоронное выражение с лиц людей, сидящих напротив.

– Как прошли слушания по делу Ральфа? – поинтересовалась я.

Мсье Пуррье с признательностью на меня взглянул, супруга же его заговорила:

– Как и было обещано. Никаких неожиданностей. Ральфу присудили две с половиной дюжины месяцев отбытия наказания, скорее всего, на горных шахтах, но в конце следователь намекнул, что если мой сын будет вести себя хорошо, то уже через полтора года сможет вернуться в столицу свободным человеком.

Я не сдержала восхищенный возглас:

– Так это же отличная новость! После того, что случилось с Наваррой.

– Да, Айлия, вы, вероятно, правы. – Подстегиваемый действием заклинания, мсье Пуррье даже чуть улыбнулся. – На столь благоприятный исход после всего, что Ральф натворил, сложно было рассчитывать. Полагаю, дело в том, что с момента памятного заседания мы уже успели свыкнуться с мыслью, что наш сын жив, и восприняли даже мягкий приговор как трагедию. Хотя скажи нам кто месяц назад, что Ральф цел и невредим, просто пару лет поработает в горах, радости не было бы предела.

– Но эта история поставит крест на его карьере! – Вместе с приемлемым настроением к мадам Ромене вернулось и желание играть главную роль в трагическом спектакле под названием «Жизнь мадам Ромены Пуррье как она есть».

– Не скажите, – со знанием дела возразила я. – Если мне не доверяете, поройтесь в биографиях политических деятелей средней руки. У некоторых из них можно найти в прошлом эпизоды похлеще.

– Правда? – Клиентка с загоревшейся в глазах надеждой уставилась на меня, словно мои слова могли гарантировать Ральфу успех на политическом поприще.

– Вы же понимаете, что загадывать ничего нельзя. Но я твердо уверена, что будущее Ральфа лишь в его руках.

– А знаете, эта девочка с пластинки, Ротани, она обещала ждать моего сына. А если получится, то даже приехать его навестить. Правда, она милая? Нам с мужем они показались отличной парой.

Ничего себе. Подобного поведения от Ротани Поддриго я никак не ожидала. Неужели она не побоялась гнева семьи? Хотя семья-то была – один дедушка, который вполне мог решить, что деньги и положение у внучки уже есть, а замешанный в самом большом за последний год скандале муж лишь добавит ей популярности. Или же старый Штрайн мудро полагал, что Ротани, получив под его крылом достойное воспитание, должна иметь право принимать решения самостоятельно.

– Вот видите, – улыбнулась я ожидающей моей реакции клиентке. – Жена у Ральфа уже есть, а когда он вернется, то популярность, полученная в результате его выходки, сыграет вашему сыну на руку.

– Да, тут вы правы, – прикончив свою порцию чая, кивнул мсье Пуррье. – Думаю, мы достаточно успокоились, чтобы выслушать ваш отчет. Айлия, сделайте одолжение, расскажите нам все. Без купюр, так, как оно в действительности было.

Я не могла не признать, что клиенты имеют на это полное право. Их и так достаточно долгое время держали в неведении. Заварив свежую порцию чая, я вернулась на свое место и приступила.

Чета Пуррье слушала меня завороженно. Единственный момент, когда они позволили себе прервать изложение, был эпизод с приходом в особняк мадам Робредо.

– Но я не посылал вам никакой записки, – едва услышав о просьбе посетительницы, воскликнул клиент.

– Естественно, не посылали, – успокоила я его. – Это Наварра Рох захотела выяснить, много ли я знаю, дабы решить, не пора ли уже устранить лезущего не в свое дело детектива, – объяснила я и продолжила рассказ, не умолчав и о своем заключении в пещере каменоломен.

– Но, – пробормотала мадам Ромена, – о покушении на вас в обвинении этой Рох не было ни слова.

– А зачем? Суровей приговора добиться вряд ли бы удалось, мне же совершенно не хочется, чтобы мое имя лишний раз трепали на всех углах. Хороший детектив – незаметный детектив.

Мсье Пуррье кивнул, соглашаясь.

– Простите, – как-то робко заговорила мадам Ромена, – а нельзя мне получить письмо сына? То самое, неотправленное.

– Конечно, можно. – Порывшись в верхнем ящике стола, который за дюжину дней так и не потрудилась или чисто психологически так и не смогла разобрать, я нашла нужный конверт и пролевитировала его клиентке. Она тут же жадно впилась взглядом в строчки.

– Да, что касается письма, – уточнил мсье Пуррье. – Айлия, вам не кажется странным, что Ральф о нем забыл? До этого момента мой сын не был замечен в растеряйстве. И вдруг, инсценируя собственную гибель, почти впервые в жизни он теряет письмо. Что-то тут не так.

– Нет, тут как раз все понятно, – достаточно охотно пояснила я. – Дело в том, что Ральф сам спихнул конверт за тумбочку. Ему нужно было, чтобы те, кто будет его искать, обязательно