Book: Дракон — детектив



Дракон — детектив

Татьяна и Александр ДИХНОВЫ

ДРАКОН-ДЕТЕКТИВ

Лирическое отступление

для сознания правильного настроения

Над городком Ауири шел дождь. С самого обеда все небо заполонили серые, мрачные тучи, и нигде, как ни вытягивал свою длинную шею старый дракон, не было даже намека на скорое прекращение подобного безобразия. Оглядев окрестности, выученные за много сотен лет заточения до мельчайших подробностей, Зенедин шумно вздохнул, выпустив из широких ноздрей две струи дыма, быстро уничтоженные дождем, и, взмахнув хвостом, на конце которого искрящаяся на солнце изумрудная чешуя местами начала выпадать, уполз в свою пещеру на скалистом берегу реки Каппы. Там дракон свернулся калачиком и, накрывшись правым крылом, заснул под мерный стук капель на площадке у входа, дабы проснуться завтра и провести еще один, до зубовного скрежета похожий на все предыдущие, день на окраине академического городка. Да и на окраине жизни, стоит признаться. Скучно было старому Зенедину, скучно… настолько, что он уже начал подумывать, не сотворить ли что-нибудь воистину ужасное. Так, в качестве небольшого развлечения, чтобы ну хоть как-то расшевелить то сонное царство, которое в последнее время представлял собой Ауири.

Собственно, городком Ауири было назвать сложно. Одно большое здание, где находился административный корпус, лекционные аудитории, помещения для практических опытов, библиотека, спортзал и столовая, около двадцати коттеджей для преподавателей да примерно тридцать домиков, каждый на двух аспирантов. И сейчас все это безжалостно заливал дождь, который и не думал интересоваться назначенным на вечер финалом по флобту. Даже деревья, коих между домиками было в избытке, и те недовольно шевелили ветками да время от времени сбрасывали в знак протеста пару листьев на радость оцелотам, весело резвящимся в попытках их поймать. В текущий момент оцелоты были практически единственными обитателями Ауири, кого погода устраивала на все сто процентов, да оно и понятно — им не приходилось, вздымая кучу брызг, прыгать в бассейны, а наплескавшись вдоволь, вылезать оттуда, безуспешно цепляясь когтями за скользкие ступеньки. Тучи, казалось, специально для них извергали на землю галлоны великолепной теплой воды, и оцелоты задорно носились по опустевшим дорожкам, взвиваясь в затейливом прыжке в погоне за каким-нибудь очень симпатичным листочком. Но вот двое замерли, ушки их приподнялись, шерсть на спине встала дыбом. Тихонько зашипев, парочка бесшумно двинулась к одному из коттеджей.

Аспиранты, решившие отшлифовать свои способности, и их преподаватели сидели у горящих каминов, листали многостраничные фолианты и время от времени с тоской поглядывали в окно, в тщетной надежде, что дождь закончился и в каплях воды, покрывающих все вокруг, уже ярко сияет солнце, разбиваясь на тысячи маленьких осколков. В таком бесплодном ожидании подошел к концу вечер, луна, скрываясь за тучами, выползла на небо, и разочарованные обитатели Ауири залезли под пуховые одеяла. Лишь один из них, наоборот, выбрался на улицу, обуреваемый жаждой мести и жгучей ненавистью, остудить которую были не в силах теплые капли, стекающие ему за шиворот. Ливень же, испугавшись подобной компании, потихоньку пошел на убыль, и через несколько часов первые неуверенные лучи солнца осветили насквозь вымокший и на первый взгляд как будто вымерший городок.

Глава 1

В которой главная героиня начинает учебный день с обнаружения трупа, а затем, следуя совету призрака, оказывается беззастенчиво посланной


— Од'ем! — раздалось у левого уха, и по моему лицу проехалась пушистая мокрая метелка.

Недовольно заворчав, я перевернулась на другой бок, лелея слабую надежду урвать еще немного сна, но не тут-то было…

— Айлия, в'тавай, — вновь прозвучал требовательный писк, за отсутствием видимого результата практически сразу же перешедший в жалобный скулеж: — Ну в'таваай…

С тоской вздохнув, я признала, что придется просыпаться, и, повернувшись на спину, рассеянно погладила светлую шкурку тут же радостно вскочившего мне на живот ручного оцелота Фарьки, из которого, помимо прочего, получился еще и отличный будильник.

— Ну и зачем меня вытащили из кровати в такую рань? — зевая, осведомилась я, оценив по положению бьющих в окно солнечных лучей, что до начала занятий еще добрых два часа. С детства меня, как и остальных, приучили, что частое использование часов делает человека несчастным, портя его ауру, и я в совершенстве овладела искусством определения времени по другим признакам.

— Т'аэр, — весело помахивая хвостом, вякнул Фарь.

— О черт, действительно, мсье Траэр просил зайти, — согласилась я, заслоняясь подушкой от мелких брызг, летящих с хвоста оцелота во все стороны. — Интересно, что ему понадобилось? Вроде я никогда не входила в число его любимых учениц, что, в общем-то, неудивительно, ведь при всех моих способностях занудные переговоры с древесной корой, прежде чем получить силу, нагоняли сон. Да, если хочешь стать могущественным магом, этому приходится долго учиться, но можно хоть процесс обставить более занимательно?

Выслушав мою жалобную тираду, зверек сочувственно кивнул и тут же перешел к более насущным вопросам:

— Ыр!

Усмехнувшись, я открыла дверцу холодильника.

— И что же ты желаешь сегодня? На завтрак предлагаются три сорта сыра: крамер, фиассо и лантэ.

На мордочке моего немногословного собеседника отразилась настоящая мука выбора, но довольно быстро он принял решение.

— К'амер, — вскочив на стол, распорядился Фарька, получив же внушительных размеров ломоть, впился в него зубами и продолжал командовать: — А ты соби'айся.

— Слушаюсь. — Фыркнув, я повиновалась.

Не прошло и часа, как мы с Фарем вышли на крыльцо и вновь застыли в нерешительности.

— Пешком или на скурре? — поинтересовалась я, бросив мечтательный взгляд в сторону новенькой летающей доски, полученной в подарок на день рождения меньше месяца назад.

— Про'улки по'езны для фи'уры, — назидательно изрек удобно устроившийся на моем плече оцелот. Затем, видимо посчитав, что его реплика не слишком убедительна, привычно проехался хвостом по моему лицу и скомандовал: — Впе'ед!

— Аккуратнее, — осадила я разыгравшегося зверя, — макияж испортишь, зря я, что ли, столько времени старалась. — И, удостоверившись при помощи оконного стекла, что все на месте, двинулась в сторону коттеджей преподавателей.

Все вокруг еще несло отчетливые следы шедшего вечером дождя. Но если капли, задорно искрящиеся на листьях стоящих вдоль дороги деревьев, лишь привносили в мое настроение оптимизм, то лужи, встречающиеся через каждые полметра, и не успевшая толком подсохнуть почва, в которой вязли мои каблуки, исключительно раздражали. Фарька, правда, подобных настроений не разделял — покинув насиженное местечко на моем правом плече, он кубарем скатился в придорожную траву и, довольно отфыркиваясь, скакал от лужи к луже.

— Выпачкаешься — мыть не буду, — пригрозила я.

— То'да по'тель испач'аю, — отозвался этот пушистый поросенок.

Утешало лишь одно — вода в лужах была в меру чистой, да и постоянно забегая в траву, Фарь принимал импровизированный душ.

Вплоть до коттеджа мсье Траэра я не повстречала ни одной живой души. Обитатели Ауири никогда не любили ранние подъемы, это лишь мне пришлось изображать из себя восторженного жаворонка. И все же интересно, что именно понадобилось от меня в такой час преподавателю природных сил? Собственно, это скоро станет ясно — справа показалась дорожка, ведущая к его входной двери.

— Фарька! — позвала я. — Уй!

Этот негодник мигом взлетел ко мне на плечо, в полной мере использовав для этого свои маленькие, но чертовски острые коготки.

Обидевшись, я шепнула пару слов, в результате которых мой домашний любимец взмыл ввысь, наподобие воздушного шарика.

— Пусти! — возопил он.

Не обратив на его крики ни малейшего внимания, я обдала оцелота струей теплого воздуха, поскольку не желала промокнуть насквозь. Сочтя же урок достаточным, плавно опустила зверя на его законное место.

Тем временем мы оказались почти у самой двери из резного пробкового дерева, и, сделав еще пару шагов, я нажала на панель звонка.

— Симпатичная брюнетка и подозрительного вида зверь, — раздалось изнутри.

— Никогда не любила эти говорящие звонки, — пожаловалась я. — Не оставляют места для сюрпризов. Идешь открывать дверь и точно знаешь, кого увидишь на пороге.

— А ты за'еди зво'ок, кото'ый бу'ет шутить, — посоветовал Фарь.

— Отличная мысль. Он сообщает — стройный красивый блондин интеллигентного вида, ты в предвкушении распахиваешь створку и обнаруживаешь за ней рыжего увальня с бочонком эля. Бр-р. — Поежившись, я вновь надавила на панель.

— Все еще симпатичная брюнетка с ручным оцелотом, — отрекомендовал звонок.

Подождав пару минут, я пожала плечами.

— Может, он забыл?

— Или у него нет хо'ошего будильника?

— Да, — хмыкнула я. — В этом с тобой сложно сравниться.

— А то, — довольно махнул Фарь хвостом.

Во избежание дальнейшей дискуссии я толкнула дверь. Та послушно распахнулась.

Задумчиво пробормотав: «Странно все это», — я все же вошла внутрь, надеясь, что мой поступок нельзя отнести к незаконному проникновению.

С первого взгляда внутреннее убранство коттеджа Галя Траэра ничем особенным не поражало, да и большого желания глазеть по сторонам я не испытывала, так что, не задерживаясь, пересекла прихожую и позвала:

— Мсье Траэр! Мсье, вы дома?

Ответа не последовало, и я пошла дальше. Недоумение же мое потихоньку сменялось раздражением. Неужели я встала на два часа раньше лишь для того, чтобы обнаружить своего лектора мирно спящим?

— Хочешь, я его укусю? — любезно предложил Фарь, очень точно прочувствовавший мое настроение.

Попытавшись представить себе реакцию разбуженного таким образом преподавателя и перспективы в дальнейшем удачно сдать ему экзамен, я содрогнулась и помотала головой.

— Нет, спасибо. Думаю, нам не придется применять столь радикальные меры.

Тут я невольно втянула носом воздух.

— Ты чувствуешь?

— Что? — уточнил мой зверек, заинтересованно оглядываясь.

Если бы я знала что… В спальне, где я сейчас находилась, в воздухе витало нечто странное и смутно знакомое, но не обнаружилось ни малейших следов хозяина.

— Мсье Траэр! — съежившись, испуганно позвала я.

Фарьке тем временем наскучило мое плечо, и он спрыгнул на пол.

— Ты куда? — Обернувшись вслед неугомонному зверю, я наконец заметила, что спальня Галя Траэра выглядит… как бы помягче выразиться… немного неприбранной. Но если вглядеться внимательнее, становилось понятно, что царящий в комнате жуткий бардак вряд ли мог быть следствием просто хронической неряшливости. Согласитесь — если валяющийся на полу стул еще можно объяснить походом впотьмах на кухню за стаканом молока, то находящаяся под кроватью подушка, усыпанная землей из опрокинутого цветочного горшка, явно не относится к понятию «небольшого беспорядка, когда я точно знаю, что ножницы валяются под столом у правой ножки». Толком оглядевшись, я попыталась тихо присвистнуть, но, как обычно, получилось лишь шипение.

— Помнишь, я говорила, что все это очень странно? — вопросила я у невесть куда исчезнувшего Фарьки. — Так вот, я не ошиблась. Происходящее уже совсем не напоминает «Ой, извините, Айлия, я проспал». — Фарь молчал. — Ты куда подевался? — позвала его я и, заприметив открытую дверь, вышла на веранду в поисках этого непоседы.

За первый из семи семестров учебы в Высшей Академии Магии мне еще не доводилось хотя бы полуофициально побывать во внутренних дворах домиков преподавателей, а к ночным вылазкам моих немногочисленных сокурсников я не присоединялась, считая преодоление заборов в темноте не слишком увлекательным занятием. Соответственно сейчас мне представилась прекрасная возможность удовлетворить свое любопытство при свете солнца.

Первое впечатление отлично описывалось одним словом — миленько. Зеленый газончик, пара начинающих цвести клумб, белые скамеечки, и главное — бассейн. Круглый, с ярко-голубой водой. Завистливо вздохнув, я направилась к нему, дабы разглядеть поближе, попутно радуясь канувшему в небытие ощущению тяжести, которое навалилось на меня в спальне Галя Траэра.

— Мсье Траэр! — в очередной раз позвала я, уже не надеясь, в общем-то, получить ответ, но как раз в этот момент я увидела своего преподавателя.

Мсье Траэр плавал в том самом бассейне… облаченный в махровый красный халат.

— Вам плохо? — Я наклонилась поближе к воде и замолчала, обнаружив, что ответить мне он при всем желании не может — на волнах тихо покачивался труп с перерезанным горлом.

Охнув, я закрыла рот рукой, пытаясь не переполошить всю округу истеричным воплем, и постаралась понять, что же теперь следует делать, поскольку при всем моем богатом жизненном опыте обнаруживать труп мне еще не приходилось. Очевидным казалось только, что стоять столбом посреди двора не стоит, но, увы, перестать этим заниматься пока не получалось. Из легкого ступора меня вывел Фарь, неожиданно обнаружившийся в районе моих ступней и увлеченно с чем-то играющий.

— Что за гадость ты опять подобрал? — Нагнувшись, я подхватила клочок мягкой серой шерсти, в ту же секунду отшвырнула его подальше и, забыв о недавних благих намерениях, завизжала в голос: —Мышь! Мамочка, помогите! Мышь!

Фарька возмущенно мявкнул и унесся за утраченной добычей, я же, наконец сообразив, что мой отчаянный вопль имеет неплохие шансы привлечь живущих по соседству преподавателей, поспешно ретировалась через заднюю калитку и углубилась в лес. Для надежности.

Где-то в районе первой развилки я остановила беспорядочное движение и повернула к Академии, здраво рассудив, что при всех моих способностях, знаниях и талантах есть люди, в чьи непосредственные служебные обязанности входит расследование причин появления трупов в бассейнах.

Чем ближе подходила я к кабинету ректора, тем отчетливее понимала, что ввязываться в это дело, пусть даже путем простого сообщения о трупе, мне совершенно не хочется, более того, лишь здравый смысл удержал меня от немедленного бегства при встрече в приемной с привидением бывшего руководителя Академии — мсье Бьорека. Тем более что почти за год обучения в Академии я толком не привыкла к зрелищу полупрозрачного старика, еще при жизни прославившегося весьма своеобразным чувством юмора.

— Доброе утро…— наморщил призрак лоб. — Айлия, кажется?

— Да, мсье. У меня срочное дело к ректору Клеачиму. Он свободен?

— А что за срочность? Дом горит или домашнее задание Кидда сделать забыли? — Перестав строить предположения, временно исполняющий обязанности секретаря просунул голову в стену и, вернувшись, сообщил: — Думаю, если ты его отвлечешь, это пойдет лишь на пользу фигуре Урио. Заходи.

С понятным подозрением приоткрыв дверь, я не обнаружила за ней ничего из ряда вон выходящего и проскользнула внутрь. Мсье Урио Клеачим, являющий собой престарелого толстяка с выпирающим вперед круглым животом и торчащими по бокам головы во все стороны клочьями седых волос, сидел за столом и пил чай с печеньем. Заметив, что он уже не один, ректор вопросительно взглянул на меня и улыбнулся, поощряя. Не став испытывать его терпение, я заговорила:

— Доброе утро, ректор. Возможно, вы меня не помните, я Айлия, студентка второго курса…— Дойдя до этого места, я запнулась, не зная, как продолжить. Все же мне не каждый день приходилось сообщать о смерти преподавателей.

— Почему же, — фальшиво возразил хозяин кабинета. — Я прекрасно вас помню. А почему вы не на занятиях?

— Дело в том, что мсье Траэр просил меня перед лекциями зайти к нему. Когда же я это сделала, то обнаружила в бассейне его труп с перерезанным горлом, — выпалила я на одном дыхании и облегченно выдохнула.

— Правда? — раздалось сзади, и мсье Бьорек просочился сквозь стену. — Как интересно.

— Не вижу ничего интересного. — В кабинете появилось еще одно привидение, при виде которого ректор побледнел и чуть заметно съежился, а его супруга, чуть колышась под действием сквозняка, обратилась ко мне: — Большое спасибо за информацию. Думаю, теперь вам стоит все же отправиться на лекцию. И, милочка, постарайтесь не болтать языком попусту.

— Тем более что ничем хорошим это не кончится, — чуть слышно пробурчал себе под нос мсье Бьорек.

Ректор же, получив от супруги очевидные указания к действию, решительно кивнул:

— Да, возвращайтесь к занятиям.

Признав превосходство противника, я вежливо попрощалась и поспешила последовать указаниям вышестоящего начальства.

В качестве издевательства занятие, на которое мне в столь категоричной форме велели явиться, было по истории страны. Зачем вообще в курсе обучения серьезной магии оказался этот предмет, понять не мог никто, даже его преподаватель, мсье Килд Голльери, постоянно вещающий не в меру занудным тоном и немедленно жестко пресекающий любые попытки подремать или заняться более важными вещами. А перед его экзаменами успокаивающего в лазарете хронически не хватало.



Выслушав от мсье Голльери все, что он думает по поводу получасового опоздания, я села на место, понуро приготовившись к тоскливому часу впереди. Сегодняшняя лекция посвящалась событиям пятисотлетней давности, которые интересовали меня необычайно. Но тут случилось неожиданное — стоило лектору заикнуться о войне с драконами-оборотнями, как мой сосед, Эльрон, один вид рыжих кудрей которого сразу выдавал в нем прирожденного шутника и балагура, поднял руку.

— Слушаю вас. — При всех своих недостатках мсье Голльери всегда был безукоризненно вежлив со студентами.

— Мсье, — бодро начал Эльрон. — Уже восемь месяцев нам твердят, что к излучине реки ходить нельзя, поскольку там живет злой и свирепый дракон-оборотень. Я согласен, возможно, на первом курсе этой информации было вполне достаточно для неопытных студентов, но теперь мы подросли, возмужали, может быть, даже поумнели и готовы узнать правду. Вокруг появления этого дракона по соседству с Академией ходит очень много надуманных историй, а вы, как преподаватель истории страны, наверняка знаете правду. Тем более, если я не ошибаюсь, история оборотня тесно связана с темой нашего урока.

Пока Эльрон говорил, лицо мсье Голльери отображало самые разные чувства, от легкого раздражения до веселого ехидства. К сожалению, узнать, что он думает, нам не удалось, поскольку в аудиторию вплыл мсье Бьорек и, подмигнув мне, что-то прошептал на ухо преподавателю. Причем я догадывалась о содержании сообщения. Мсье Голльери сглотнул, спал с лица и твердым тоном сделал попытку продолжить лекцию на том месте, где его прервал Эльрон, но не тут-то было. Еще двое моих сокурсников, набравшись храбрости, с воодушевлением потребовали раскрыть завесу тайны и избавить нас от необходимости строить догадки. Минут пять попрепиравшись с ними, лектор неожиданно для всех сдал позиции и заговорил:

— К сожалению, ваша просьба достаточно осмысленна, и мне придется ее выполнить. Но не ожидайте подробного доклада. Те, кого заинтересует полученная информация, смогут найти в библиотеке достаточно мелких фактиков. Вкратце же дело обстояло так…

Мсье Голльери удобно устроился в кресле за преподавательским столом, оглядел нас и продолжил:

— Как я уже упоминал сегодня, в те времена среди безответственных волшебников царила безудержная страсть к экспериментам на живых существах, они жаждали встать на одну доску с природой и вовсю упражнялись в создании новых жителей… Кто назовет мне хотя бы парочку?

— Оцелоты и ихтиандры, — тут же влезла Льенна.

— К следующему разу приготовьте мне конспект про историю появления ихтиандров, — спокойно заметил мсье Голльери. — Но оцелотов магам показалось мало, и однажды несколько молодых идиотов поставили значительно более рискованный и опасный эксперимент — они задумали стать оборотнями, получив возможность превращаться…— Тут рассказчик умело выдержал театральную паузу. — В драконов.

Парочка девушек с плохой нервной системой испуганно ойкнули.

— Эксперимент удался, — невозмутимо сообщил мсье Голльери, — и среди нас появились драконы-оборотни. Некоторое время они вели себя прилично, балуясь лишь поеданием овец у ближайших фермеров, но затем ситуация начала выходить из-под контроля. По-видимому, длительное пребывание в драконьем обличье оказало необратимое воздействие на психику магов, они перестали быть людьми и вести себя в соответствии с человеческими ценностями. Параллельно этому у драконов находилось все больше последователей, таких же молодых дурней, а спустя несколько лет их дети обнаружили врожденные способности оборачиваться в драконов. В сочетании с возросшим числом жертв это стало последней каплей, но власти страны проявили преступную мягкость. — Встав, рассказчик принялся возбужденно ходить взад-вперед. — Вместо того чтобы уничтожить этих исчадий ада, они категорически приказали тем убираться на почти безжизненный полуостров, отделенный от обитаемой части страны горами. Естественно, оборотни добровольно улетать не согласились, и потребовалась помощь сильнейших светлых волшебников тех времен. Около ста лет ничего не происходило, жители постепенно начали забывать этот кошмар, но тут драконы предприняли попытку вернуться. С большими потерями их нападение удалось отбить. Нам хватило одной ошибки, чтобы утратить беспечность и заняться изобретением оружия против драконов-оборотней. В процессе его создания оборотни атаковали еще раз, но вновь были наголову разбиты, поскольку оружие уже худо-бедно функционировало. Но вот через полвека драконы, возглавляемые молодым Зенедином, нашли способ обойти нашу защиту и прорвались к Теннету. Это была страшная битва, извините за банальность, но ключевым моментом стала дуэль Зенедина с одним из самых могущественных волшебников тех времен — Сугиамом. После многих часов Сугиаму удалось окружить противника заклинанием кольца, удерживающим оборотня внутри и не позволяющим ему колдовать, но в последний момент подлый Зенедин метнул черный фурикен, поразив сердце светлого мага. Потеряв предводителя, остальные оборотни ретировались, а их вождь остался на берегу Каппы в качестве заложника. Власти того времени полагали, что его наличие удержит драконов от новых нападений, и последние триста лет это подтверждают.

Преподаватель замолчал, сел на место и осведомился:

— Надеюсь, я сумел отбить у вас желание сходить его проведать?

Эльрон, поерзав, все же поднял руку:

— Мсье, неужели дракон уже триста лет сидит на скале в одиночестве? Так и свихнуться недолго.

Килд Голльери, усмехнувшись, покачал головой:

— Нет конечно. Эти твари для подобного слишком хитры. Около века обитатели Ауири боялись оборотня и избегали бродить в окрестностях его логова, но потом битва подзабылась и любопытство пересилило.

— И что же, — не унимался Эльрон. — Дракон беседует с каждым встречным? Пожалуй, стоит его навестить.

— Не советовал бы. Дело в том, что Зенедин общается лишь…— Речь учителя прервал стук в дверь.

— Войдите.

В класс суетливо вошла мадам Мэрион Хоури — правая рука ректора. Оглядев класс, она поджала тонкие губы и сообщила:

— Айлию срочно вызывают к ректору.

— Хорошо, — кивнул мсье Голльери и, повернувшись ко мне, ехидно сообщил: — Ввиду того что вы не застали ни начала, ни конца сегодняшней лекции, к следующему разу будьте любезны принести конспект.

Оказавшись второй раз за день в святая святых Академии — кабинете ректора, временно пустом, я смогла наверстать упущенное утром и толком оглядеться. Обстановка всячески напоминала мсье Клеачиму, что его супруга хоть и ушла в мир иной, но очень недалеко — повсюду лежали кружевные салфетки и стояли фарфоровые статуэтки, изображающие домашних животных. Пол покрывал ковер, в районе стола сплошь испещренный следами плохо отмытых пятен от разлитого кофе. Мебель же отличалась практичностью, и на окнах, сквозь которые ярко светило солнце, не стояло ни единого цветочка.

— Садитесь, Айлия, — велела мадам Хоури. — Инспектор Орно скоро будет.

— Какой еще инспектор? — поперхнулась я глотком воздуха, но, поняв, облегченно вздохнула. — Из полиции, да?

— Естественно. Он расследует убийство Галя Траэра. — И мадам вновь поморщилась, явно осуждая мсье Траэра, давшего себя убить на территории городка Ауири.

От ее пространной тирады меня спас вошедший инспектор, от которого подозрительно несло лучшим элем из нашего бара. Устроившись на месте ректора, он потер руки и довольно на меня взглянул.

— Ну что ж, мадемуазель, начнем. У меня есть пара вопросов.

«Пара» вопросов затянулась на пару часов. Инспектор интересовался буквально каждой мелочью сегодняшнего утра, особенно же его внимания удостоилась причина, по которой мсье Траэр просил меня зайти. Когда я примерно в сотый раз спокойно повторила, что не в курсе, зачем понадобилась преподавателю, что прежде он никогда меня к себе не звал и вообще такое не в правилах Академии, и инспектор открыл рот, чтобы продолжить допрос, в кабинет вошла мадам Хоури с сообщением о наличии в приемной терпеливо ожидающего своей очереди садовника Тьорка. Затем, понизив голос, она добавила:

— Только учтите, он полуихтиандр и не очень быстро соображает. Урио держит его из жалости.

Инспектор скорчил недовольную гримасу и жестом указал мне на дверь.

— Спасибо, мадемуазель. Если у нас возникнут новые вопросы, мы к вам еще обратимся.

— Естественно, — через силу улыбнулась я, сдерживая раздражение, и покинула камеру пыток, по пути задержав дыхание, чтобы дружески поприветствовать Тьорка, который ответил мне испуганной гримасой.

Оказавшись вне пределов административной части здания, я облегченно выдохнула и отправилась на поиски одногруппников. Надо же узнать, не пропустила ли я чего интересного.

Быстрый рейд до аудитории показал, что вторая утренняя лекция закончилась довольно давно, поскольку никого из знакомых я не обнаружила. Оглядевшись для верности еще раз, я двинулась в направлении кафе. Пообедать бы совсем не помешало.

Войдя в царство отбивных и плюшек, я помахала рукой найденным приятелям и пристроилась в хвост небольшой очереди. В предвкушении вдыхая дразнящие ароматы, я краем уха услышала обрывок беседы старшекурсников.

— Что за черт, — жаловался один из них. — Представляете, нигде не могу найти продолжение «Манолы». Читать совершенно нечего.

Повернувшись, я предложила Георгу:

— У меня есть вторая часть. Если хочешь, могу принести.

Удивленно уставившись на меня темно-карими глазами, Джо, как звали его почти все в Академии, усмехнулся:

— Ну давай.

— Хорошо, — кивнула я, отвлекаясь на подбежавшую ко мне Мэрион.

— Айлия, давай скорее, — затеребила меня она. — Знаешь, что рассказал мсье Голльери, когда ты ушла? Представляешь…

— Подожди, — остановила я разошедшуюся подружку. — Дай хоть дух перевести и еды нагрести.

Сложив же сей нехитрый стишок, фыркнула и принялась ставить на поднос тарелки. Отлевитировав низкокалорийный салат и свежую уху за любимый угловой столик, я слопала пару ложек и с набитым ртом поинтересовалась:

— Ну и что такого потрясающего сообщил вам мсье Голльери?

Глаза Мэрион загорелись, и, подскочив на стуле, она оживленно защебетала:

— Представляешь, оказывается, этот ужасный дракон последние двести лет общается лишь со стройными неглупыми девушками, обладающими копной вьющихся темных волос и зелеными глазами.

От неожиданности я поперхнулась, ибо Мэрион только что описала картину, каждое утро предстающую передо мной в зеркале. Разве что глаза мои были слишком светлыми, даже немного желтоватыми.

— Айли, — возбужденно продолжала приятельница, — пойдем на берег, познакомимся с драконом? Учитель рассказал, что его последняя пассия как раз в прошлом полугодии, защитившись, покинула Академию, и Зенедин уже три месяца ни с кем не разговаривал. Прикинь, как тебе повезло!

Да уж. При одной мысли о подобных перспективах я поежилась и довольно резко заявила:

— Не говори глупостей. Никуда я не пойду.

Мэрион обиженно надулась, но надолго ее не хватило — через пару секунд она уже вновь весело болтала, расспрашивая меня о причинах отсутствия на занятиях. Я крепилась как могла, и вскоре Мэрион, убедившись, что ничего интересного выпытать не удастся, фыркнула и оставила меня в покое. Помимо воли из моей груди вырвался облегченный вздох. Закончив в тишине и покое обед, я отнесла тарелки в посудомоечное устройство и неторопливо пошла в сторону павильона для практических занятий по зельям.

Оказавшись наконец дома, я плюхнулась на кровать и, немного поднапрягшись, сумела-таки, не вставая, доставить из холодильника молоко с сыром. — Воистину, лень — великая вещь, — поделилась я с Фарькой, пока продукты плыли от двери к тумбочке. Иначе черта с два я бы столь блистательно овладела левитацией. Ох… Тут обнаружилось, что местонахождение хлеба мною напрочь забыто, а в подобных условиях раздобыть его лишь силой магии было решительно невозможно, так что я все же прошлепала на кухню, где обнаружила остатки буханки в самом подходящем месте — сушилке для посуды. Недоуменно подняв брови, я прихватила нож и вернулась в спальню, где принялась-таки за анализ всего произошедшего за день.

Собственно, касательно обнаружения мною трупа Галя Траэра и самого факта его убийства думать было особенно не о чем — по моему глубокому убеждению, расследование убийства — прямая обязанность полиции, вот пусть она им и занимается, я же все, что знала, — рассказала. Но оставался еще вопрос с драконом-оборотнем. Если я что-то понимаю, то так просто мне от одногруппников не отделаться, и предложения поближе познакомиться с нашим чешуйчатым соседом будут поступать еще довольно долго. Проблема только в том, что я не испытываю ни малейшего желания вступать в какие-либо отношения с сильным темным магом, пусть и лишенным временно возможности колдовать. Интересно, а что подвигло моих предшественниц стать подружками старого дракона? Какую они в этом нашли пользу? Хотя… силу оборотень утратил, но знания остались при нем. Может, все же стоит прогуляться к излучине Каппы? Парочка заклинаний мне бы не помешала… Мечтательная улыбка расплылась на моем лице, когда я попыталась представить себя в роли темной волшебницы, но мои размышления грубо прервали. Причем самым банальным образом.

— Ыр! — вякнул невесть откуда взявшийся Фарька, вскакивая на кровать.

— Брысь, — смахнула я с покрывала это чумазое чудовище. — И в каких лужах ты валялся? Пошли купаться.

Встав, я направилась в ванну, и оцелоту ничего не оставалось, как, недовольно ворча себе под нос, потрусить следом.

Весь остаток вечера я корпела над конспектом для мсье Голльери, поскольку никаких сомнений в том, что он не забудет проверить свое задание, я не испытывала, а, зная его нрав, быть пойманной с недоделанной работой мне совершенно не хотелось.

Утром Академия гудела, словно растормошенный улей. Об убийстве преподавателя стало известно всем и каждому, так что при виде оживленно обсуждающих что-то студентов можно было сразу понять, о чем спич. К счастью, моя роль во вчерашних событиях осталась за кадром, и мне удалось сравнительно спокойно прибыть на лекцию, где мсье Голльери, ехидно ухмыляясь, пролистал мой конспект и недовольно признал:

— Неплохо. Но постарайтесь в дальнейшем занятий не пропускать.

— Да, мсье, — потупив взор, кивнула я.

Потеряв ко мне всякий интерес, преподаватель вернулся к событиям полутысячелетней давности, и подавляющая часть студентов послушно склонилась к конспектам, лишь самые смелые продолжали перекидываться записками с предполагаемым именем Убийцы.

Через два часа, в перерыве между лекциями, я только собралась забежать в кафе, дабы перехватить чашечку шоколада, как снизу раздалось:

— С'ой!

Привычно пролевитировав Фаря на плечо, я осведомилась:

— Стою. Что дальше?

— Пош'и на у'ицу, — распорядился временный главнокомандующий.

Зная из предыдущего опыта, что задавать вопросы или, упаси господи, спорить совершенно бессмысленно, я выбралась из здания и тут же получила следующие указания:

— На'ево. И тихо.

После того как мы, пробираясь вдоль стены, преодолели треть здания, Фарь вновь велел:

— С'ой. — А затем, совсем тихо: — С'ушай.

В легком недоумении я огляделась и уже совсем было собралась снова поиграть с ним в воздушный шарик, как до меня долетел разговор из окна первого этажа.

— Итак, господа, думаю, ситуация предельно ясна. — Этот голос был мне незнаком, но вот недовольное контральто, которым была произнесена следующая реплика, точно принадлежало мадам Паоле.

— Куда уж яснее. Если убийцу не найдут, то Академия станет богаче на двести тысяч марок. Если же обнаружится умник, разоблачивший преступника, то половина достанется ему.

Фарька возбужденно подпрыгнул, я же не успела толком осознать услышанное, как раздался обиженный голос ректора:

— Какое-то глупое у Галя завещание. А нельзя ли его опротестовать?

— К сожалению, нет. — Снова незнакомец.

Возникла пауза, в течение которой из окна, изобразив небольшое облачко, высунулся мсье Бьорек, подмигнул мне и, втянувшись обратно, заговорил:

— А вы, коллега, найдите убийцу своего сотрудника, глядишь, и деньги из Академии не утекут.

— Неплохая мысль, — оживился ректор, но уже через секунду стушевался и пробормотал: — Только вот времени у меня совершенно нет.

— Способностей у тебя нет, — еле слышно буркнул мсье Бьорек. — А вот у Зенедина, между прочим, их на троих хватит. Кстати, — продолжил он во всеуслышание, — а не пройти ли вам в столовую? Думаю, Эйджи уже приготовил легкие закуски.

Судя по начавшемуся шуму, мысль эта присутствующим в кабинете понравилась, и дружной толпой они двинулись к выходу. Я же, вспомнив о времени, опрометью бросилась на следующую лекцию.



Все время, пока нам вещали о скрытых опасностях использования магии в повседневной жизни, я задавалась вопросом, с чего вдруг Фарька привел меня под это окно, а в подсознании билась лишь одна мысль: «сто тысяч марок… сто тысяч». Всего-то делов — найти того, кто перерезал горло Галю Траэру. Другое дело, что я, равно как и ректор, не чувствовала уверенности в том, что мне это удастся. До этого момента мне как-то не приходилось изображать из себя частного детектива. Но… как-то все слишком одно к одному складывается, как в плохой пьесе.

— Что ты сказала? — пихнул меня локтем в бок Эльрон.

— Я? Ничего, просто задумалась.

Вновь углубившись в свои мысли, я осознала, что мсье Бьорек совершенно ясно дал мне понять, что дракону-оборотню вполне по силам раскусить подобный орешек, а я, как вчера выяснилось, идеально подхожу под внешний облик той, с кем он может поделиться своими выводами. Осталась только одна небольшая проблема — я-то совершенно не горю желанием общаться со старым драконом.

«Сто тысяч марок…»

Выругавшись под нос, я приняла решение.

Войдя с толпой в кафе, я отмахнулась от предложений приятелей и направилась к столику, за которым виднелась знакомая вьющаяся шевелюра.

— Привет. Вот книжка.

Георг, только сейчас меня заметив, обернулся, и его глаза приняли привычное уже чуть озадаченное выражение. Дескать, ты кто? Но уже через мгновение, улыбнувшись, он взял протянутый том и лениво поблагодарил:

— Спасибо. Скоро верну.

— Это не срочно, — заметила я и, пробормотав что-то о неотложных делах, направилась к выходу.

На пороге любопытство взяло верх, и я обернулась — Джо, напрочь забыв о моем существовании, резал мясо.

Идти, так сейчас… Вздохнув, я закинула на плечо сильно полегчавшую сумку и двинулась к реке, повторяя про себя: «Сто тысяч, сто тысяч…»

В лесах, окружающих Ауири, мне приходилось бывать довольно часто. Главным образом это обусловливалось тем, что полноценного уединения в другом месте добиться оказалось совершенно невозможно. Даже когда я запиралась в своей половине домика и вешала на дверь самодельную табличку, вежливо рекомендующую не беспокоить меня по пустякам, это ничуть не смущало Мэрион и ей подобных, а я никогда не могла набраться достаточно наглости и заявить: «Извините, но я занята». Ничего не оставалось, как поить незваных гостей чаем и слушать сетования Мэрион: мол, в дождливую погоду ее светлые волосы торчат во все стороны, персиковая кожа приобретает зеленый отлив и даже глаза тускнеют. Сжав зубы, я из последних сил выражала сочувствие и пару вечеров после подобных набегов бродила по лесу, благо осенью там в изобилии водились грибы и ягоды, а вертящийся вокруг Фарька не давал скучать.

Сейчас же, в середине марта, деревья уже вновь зеленели, а на земле, среди остатков прошлогодних листьев, вовсю пробивалась свежая, сочная трава, на радость зайцам, которых в окрестностях городка встречалось на удивление много. А вот различные виды грызунов оцелоты исправно истребляли, так что урожай ощутимых потерь не нес.

Некоторое время я просто брела между деревьев, наслаждаясь покоем, но затем вспомнила, что обеденный перерыв отнюдь не бесконечен, и почти уверенно развернулась в сторону излучины Каппы, где река угрожающе бурлила, зажатая двумя высоченными скалами. Путь туда оказался совсем не прост — удобные тропинки проложить как-то забыли, и мне пришлось пробираться практически по бурелому, причем большую часть пути вдоль берега реки. Хорошо хоть я утром обрядилась в длинную юбку и туфли на низком каблуке, а не то от зрелища меня,. ковыляющей по лесному ковру на шпильках, старый дракон наверняка бы прослезился. Кстати, а где он? Стоя на широкой каменной площадке, прямо над шумящей водой, я озадаченно оглядывалась. Честно говоря, никаких следов драконьего присутствия заметно не было.

— Может, он все же легенда? — вопросила я ближайшее, внушительных размеров дерево. — Или же оборотень просто скончался? — Это предназначалось ближайшей елке, которая вдруг качнулась из стороны в сторону, став подозрительно похожей на чешуйчатый, покрытый шипами хвост.

— Щас! Я еще из шкур покойных ректоров себе коврик перед пещерой сделаю, — послышался сзади ворчливый голос.

Медленно обернувшись и не отрывая при этом глаз от зеленой чешуи, прямо за своей спиной я обнаружила пару круглых золотистых глаз и пасть, украшенную внушительного размера зубами. Милый, можно сказать, идиллический пейзаж прекрасно дополняли струйки дыма, аккуратными колечками вылетающие из ноздрей дракона и постепенно растворяющиеся в солнечных лучах.

— Меня не предупреждали, что вы огнедышащий.

— Надо же, какие негодники, — укоризненно покачал головой Зенедин. — Думаю, вам стоит вернуться к ним, дабы сообщить об этом небольшом промахе. — И зеленый хвост приглашающе указал в направлении леса.

— Погодите, — стушевалась я, — как-то все неправильно получилось. Может, попробуем еще раз?

— Дерзайте. — Дракон выпустил мне в лицо струю дыма, заставив зажмуриться. Когда же я открыла глаза, никаких следов оборотня вновь не наблюдалось.

— Что за идиотские шутки? Если все драконы-оборотни такие, то я не удивляюсь, что вас изгнали. Ой…— осознала я, что несу. — Извините.

Почему-то заболел живот и запершило в горле. «Успокойся, ты же не на экзамене», — велела я себе и, откашлявшись, заговорила:

— Добрый день. Мсье Зенедин, простите, что я вас беспокою, но мне очень нужно поговорить. — И я неуклюже изобразила что-то отдаленно напоминающее реверанс.

Пару минут ничего не происходило, затем елка вновь стала хвостом, а следом, словно из ниоткуда, проявился весь дракон, и я опять все испортила, ошарашенно выдохнув:

— Ох, ничего себе. И как это у вас получается? Вам же запрещено колдовать.

Дракон возмущенно рыкнул, выпустив ввысь два совершенно одинаковых облака дыма.

— Запрещено, как же. Посмотрел бы я на человека, рискнувшего мне что-то запретить. Это все чертов Сугиам, сгореть ему в раю.

— Простите, а разве в раю можно сгореть?

Огромная голова склонилась набок, и круглые глаза с явным неудовольствием взглянули на меня.

— Конечно. Причем если вы немного пораскинете мозгами, вам это станет очевидно. Безусловно, если мозги у вас есть, — уточнил собеседник. — Сгореть можно, валяясь на пляже, а их в раю полно.

— Ах, в этом смысле. — Странный какой-то дракон. После полутысячелетнего заточения вроде как шутить пытается. И главное, я не вижу никакого энтузиазма в связи с моим появлением.

И, словно отвечая на подобные мысли, Зенедин предложил:

— Давайте все же перейдем к сути вашего визита. Чему обязан?

Я замешкалась, подбирая точные слова.

— Понимаете… Дело в том, что нам буквально вчера рассказали, что вы общаетесь лишь с девушками моего типа внешности, а ваша предыдущая компаньонка перед Новым годом закончила Академию. Вот я подумала: почему бы не зайти поболтать?

— Хороший вопрос, — подозрительно легко согласился дракон. — А у меня есть встречный: с чего вдруг я должен хотеть с вами… гм… болтать?

— Хороший вопрос, — эхом повторила я. — А разве вам не скучно в одиночестве?

Показательно зевнув, Зенедин свернулся в кольцо и пристроил морду между шипами хвоста.

— В каком таком одиночестве? Неужели вы думаете, что в лесу больше никто не живет?

Он меня что, совсем за дурочку держит? Неожиданно для себя самой я разозлилась.

— Ну да, жуки всякие и кролики. Может, лисы с оцелотами иногда пробегают, а они такие интересные собеседники, аж жуть берет.

— Уже лучше, — пробормотал в правую переднюю лапу дракон. Затем, уже более внятно, продолжил: — С чего, собственно, вы решили, что общение с вами более интересно, нежели беседа с оцелотом? Вы с ними вообще разговаривали?

— Мельком. За исключением того, что один их представитель обитает у меня дома и лопает мой сыр. — Фыркнув, я машинально отломила ветку от ближайшего дерева и начала покусывать ее кончик. — Соответственно, льщу себя надеждой, что смогу все же превзойти многих, и не только бегающих на четырех лапах. Все же у меня есть какой-то жизненный опыт.

— Любопытно послушать, — куда более миролюбиво отметил Зенедин. — Расскажите вкратце о вашей жизни до Академии.

Честно говоря, делать это мне совершенно не хотелось, но не обижать же темного мага-оборотня отказом.

— Кстати, — спохватился хозяин. — Садитесь, прошу вас— И, мотнув головой в сторону одного из валунов, он выпустил на него небольшую струю пламени.

Осторожно устроившись на камне, я с опаской взглянула на шумящую прямо подо мной воду и, ощутив исходящее от импровизированного кресла приятное тепло, поблагодарила:

— Спасибо.

— Не стоит, это мелочи, — проворчал Зенедин и напомнил: — Я слушаю.

Поерзав, располагаясь поудобнее, я вздохнула и начала:

— Родилась я, как несложно догадаться, двадцать пять лет назад в небольшой деревушке на морском берегу. Но совсем не потому, что в ней жила моя семья, отнюдь. Просто именно там мою матушку застали роды. Она надеялась успеть доехать до города, но я решила иначе. Если конкретнее, — уточнила я, бросив еще один взгляд на несущуюся внизу Каппу, — родилась я не в самой деревне, а в море.

Зенедин удивленно приподнял морду. Пришлось пояснить.

— Дело в том, что единственной акушеркой, которую удалось раздобыть, оказалась пожилая ихтиандриха, и она категорично велела мамочке сигать в волны, отказавшись в ином случае ей помогать. — Усмехнувшись, я добавила: — С тех пор матушка всем рекомендовала производить на свет потомство исключительно в море. Короче, как только я родилась, семья тронулась в дальнейший путь, и мое крещение состоялось уже в Оршо, где я и прожила до семи лет. — Замолчав, я слезла с камня и попросила: — Не могли бы вы еще его подогреть?

Выдав шикарную струю пламени, дракон спросил:

— А как ваши родители вообще оказались в той деревушке? И кто они? Чем занимаются?

Перед ответом я несколько раз сморгнула.

— Они умерли. Девятнадцать лет назад. И, к сожалению, я их очень плохо помню, большей частью по рассказам брата.

Будто прочувствовав мое настроение, дракон не стал приносить соболезнования и вообще лежал не двигаясь, так что мой рассказ продолжился:

— Отец наш был магом, и тот переезд состоялся по причине перемены места работы. Мама же… она нас растила. Сначала Дэйва, а потом, когда ему исполнилось десять, нежданно-негаданно появилась я.

Чем-то заинтересовавшись, дракон сел, размял лапы и сообщил:

— У магов дети никогда не появляются «нежданно-негаданно». Отчего погибли ваши родители?

— Сгорели. — Пожевав ветку, я добавила: — Вместе с домом, в котором мы жили.

Зенедин вновь никак не отреагировал, молчала и я. Когда же пауза слишком затянулась, дракон все же соизволил продолжить беседу, но отнюдь не самым вежливым образом.

— Мне показалось, или вы действительно говорили, что ваша жизнь была интересной и полной впечатлений. Пока я ничего занимательного не услышал. Вам есть что еще сообщить?

Подавив возникшее сильное желание послать оборотня куда подальше, я сказала себе: «Сто тысяч», обхватила плечи руками под порывом ветра и покорно заговорила:

— После пожара городские власти хотели отдать меня в детский дом, поскольку никаких других родственников у нас с братом не было, но Дэйв попросту стащил меня из больницы, и мы сбежали. Родители оказались предусмотрительными, свои сбережения они хранили вне дома, в конторе отца. Забрав ночью все деньги, Дэйв купил небольшой торговый фургон, и мы принялись колесить по всей стране, покупая и продавая различные мелочи.

— То есть вы попали в Академию магии прямиком из фургона бродячего торговца? — Дракон совершенно явно был изумлен, и я удовлетворенно усмехнулась.

— Не совсем. Большую часть жизни торговцы проводят в пути, и я все это время тратила на чтение книг. А на их покупку — все карманные деньги. Так что, когда у Дэйва пошло дело и появилась наличность, я оказалась в школе и довольно быстро освоила все, чего не понимала ранее. Закончив ее с отличием, я поступила в Центральный Магический Колледж Теннета, после которого его руководство настойчиво рекомендовало мне отправиться в Академию Магии, шлифовать свое мастерство и развивать теорию волшебства.

— Захватывающая и поучительная история, — махнув хвостом, съязвил Зенедин. — Если я правильно понял, ваш отец обладал магическими способностями, а мать нет. Как насчет вас с братом?

Не сдерживая гордости, я созналась:

— Дэйв очень этого хотел, но, увы. Он уродился в маму. Я же обнаружила склонность к магии уже года в три, совершенно случайно превратив вечернее молоко в шоколад. С тех пор папа начал со мной заниматься, а разъезжая с братом, я не упускала ни малейшей возможности получить очередной урок и не пропускала ни одного встречного волшебника. Правда, не все из них воспринимали подобные идеи с энтузиазмом, но мало кто мог устоять против универсального аргумента, а за мое обучение брат пусть неохотно, но исправно платил, так что поступить в колледж, а затем в Академию мне не составило особого труда.

Собеседник довольно неохотно изобразил аплодисменты.

— Впечатляюще, весьма впечатляюще, — поздравил он. — В качестве финальной точки хотелось бы изучить ваши планы на будущее.

Ответ на этот вопрос был мне известен давно, и сейчас, не шибко задумываясь, я выпалила:

— Я всегда собиралась продолжить дело папы, обосновавшись в Теннете. Это очень красивый город, только жилье дороговато, а мне очень хочется иметь небольшой домик на берегу канала. Вот если мне удастся заполучить эти сто тысяч…

— Так-так-так. — Хвост дракона отбивал на камне нехитрый ритм. — Про какие это сто тысяч идет речь?

Отведя взгляд в сторону, я пробормотала:

— Да ни о каких пока, в общем-то. Просто такой суммы точно хватит на домик.

— Безусловно, — кивнул дракон. — Позвольте предложить вам выбор. Или через секунду я услышу правду о ста тысячах и истинных причинах вашего появления, или чтобы через ту же секунду вашего духа в радиусе километра не было.

— Но я…

— Секунда прошла, — совсем не дружелюбным тоном отрезал Зенедин.

Хм… похоже, ничего не остается, как сознаться. Знала же, что запудрить мозги темному магу с почти тысячелетним стажем не удастся, но нет, попыталась… Вот и расхлебывай теперь. Взглянув на дракона, я истолковала выражение его приоткрытой пасти как нетерпеливое ожидание и приступила к чистосердечному признанию.

— Дело в том, что в Академии вчера произошло убийство преподавателя, а по условиям его завещания нашедший преступника получит сто тысяч марок, если же убийцу не обнаружат, все двести тысяч отойдут Академии. Вот я и подумала…

— Явиться сюда и разжиться капиталом без всяких усилий, — прервал меня Зенедин. — Понятно. А с чего вдруг я должен вам помогать? Из чистого альтруизма? Вынужден огорчить, но ничего подобного за мной ранее замечено не было.

— Я ведь уже предложила себя в собеседники. Этого недостаточно? И к тому же, вот учили вы девушек различным магическим ухищрениям, а что получили взамен?

Зеленый хвост с силой хлестнул по земле.

— Не надо сравнивать! Это были мои друзья.

— Да? — немного язвительно осведомилась я. — И где же теперь эти друзья? Что-то я не замечаю большого количества посетителей. — Для наглядности я покрутила головой по сторонам, но, кроме деревьев и все еще пугающей меня воды, ничего не обнаружила.

— Заткнись! — немного поздновато, поскольку я и так уже молчала, взревел дракон, вскочив с места.

— Вроде на «ты» мы еще не перешли, — несколько необдуманно высказалась я.

Опешив от такой наглости, Зенедин вновь сел и, обернув хвост вокруг лап, поинтересовался:

— И кого же убили?

— Мсье Галя Траэра, преподавателя основ природной энергии, — проинформировала я. — А мы с Фарькой обнаружили труп. — И, предвосхищая следующий вопрос, добавила: — Это тот самый оцелот, подарок от директора колледжа на окончание оного.

— От чего наступила смерть? — как заправский следователь продолжил допрос дракон.

— Ему перерезали горло в собственном бассейне.

— Да? А вы там как оказались? Если мне не изменяет память, студентам не положено находиться у бассейнов преподавателей. Или вас связывали интимные отношения?

Я чуть не свалилась с валуна.

— Он же старый! Ему больше пятидесяти!

— Я, стало быть, уже вообще полусгнивший труп? — фыркнул дракон. — Ладно, речь не о том. Если я правильно понял, между вами ничего не было. Тогда как же вы там оказались?

Я вздернула подбородок и ответила:

— Мсье Траэр попросил меня зайти. При этом не сказал зачем. Я думала, у него есть какое-нибудь поручение.

— Сам, говорите, попросил? А кто-нибудь может это подтвердить?

— Да, — кивнула я. — Фарька в этот момент сидел на моем плече.

— Крайне надежный свидетель, нечего сказать. И главное, объективный.

Вспылив, я заявила:

— Да что вы так прицепились к тому, как я там оказалась? Лучше скажите, поможете ли мне найти убийцу.

— Нет, — отрезал Зенедин, помотав для убедительности головой.

— Как нет?! Но, но я же… А с кем вы тогда будете разговаривать?

— Найдется кто-нибудь, — беззаботно махнул лапой дракон. — Кто не будет смотреть на меня как на источник дармовых ста тысяч марок или детективное агентство.

— Погодите, но я же…

— Вы повторяетесь, — с недовольством отметил собеседник. — Сформулируйте, пожалуйста, мысль получше.

Призвав на помощь все свое красноречие, я высказалась:

— Я совсем не хотела использовать вас как способ заработать эти деньги. Просто здраво понимая, что одной мне не справиться, я решила обратиться за помощью к магу, значительно более мудрому и опытному, нежели я. Да и мсье Бьорек считает, что вам это вполне по силам. Правда, — фыркнула я, — он рекомендовал вас в консультанты ректору.

Дракон усмехнулся.

— Здравая мысль. Рад слышать, что старый Бьорек не утратил ни толики своего ехидства. Ну, раз это с его подачи вы оказались здесь, придется…— я затаила дыхание, — дать вам несколько полезных советов касательно техники раскрытия преступлений.

Пройдя к краю обрыва, Зенедин улегся на фоне неба. Я невольно залюбовалась игольчатым силуэтом и чуть не пропустила начало импровизированной лекции.

— Во-первых, стоит выяснить, действительно ли произошло именно то, что кажется с первого взгляда. В нашем случае это убийство Галя Траэра.

— То есть? — непонимающе переспросила я.

Осуждающе фыркнув, Зенедин осведомился:

— Вы совершенно уверены, что произошло именно убийство и жертвой стал Галь Траэр?

— Конечно. Я ведь не слепая.

— Ну, хорошо, это я так, для проформы, — примирительно махнул он хвостом. — Теперь о главном. Думаю, вы догадываетесь, что людей и даже магов просто так не убивают. Для этого должна быть причина. То есть, — дракон приподнял кончик хвоста, — мотив. Вы должны очертить круг тех, кто получил от смерти Траэра выгоду. Причем выгоду практически любую. Даже банальный экзамен нельзя списывать со счетов. Это раз. Далее, возможность совершить убийство. Чисто физическая. Хрупкая женщина не в силах перерезать горло мужчине, значит, стоит поискать следы снотворного, а найдя, выяснить, откуда оно могло взяться. Кроме того, оружие. Это два. И третье, тоже довольно существенное — кто мог прийти ночью в коттедж мсье Траэра?

— Да кто угодно, — скривилась я. — Любой житель городка, да и до Теннета не ахти как далеко. Так что ваш третий пункт мне не очень поможет.

— Тут вы правы, — кивнул Зенедин. — Но и первых двух вполне достаточно. Причем если для обнаружения мотива следует подумать головой, то вопрос с оружием чисто практического свойства. Беритесь за то, что кажется поначалу более привлекательным. — И с чувством выполненного долга дракон зевнул, пристраивая голову на лапах.

— Погодите, — забеспокоилась я. — Но я не представляю, как за это браться.

— Учитесь. Пробуйте, — закрыв глаза, пробормотал дракон и показательно захрапел.

Посидев еще пару минут, я слезла с камня и пошла к городку, находясь в легкой прострации.

Подобного исхода я совсем не ожидала. Прочитать мне лекцию и выставить восвояси? С негодованием я оглянулась на старого дракона, спящего на берегу. В этот момент он приоткрыл один глаз и пробормотал:

— Знаете, а чешуя драконов в точности совпадает с цветом их глаз в человечьем обличье. — И Зенедин вновь засопел.

— Что это было? — поинтересовалась я у ближайших деревьев. Ответа не прозвучало, и я продолжила поход, перебираясь через корни и перепрыгивая ямы.

На полпути впереди раздался странный шум. Спрятавшись в кустах, я увидела, как ректор Клеачим, подгоняемый призраком его жены, неуклюже продвигался туда, откуда меня только что выставили. Да уж, дракон будет рад такой компании, сомнений нет…

Глава 2

В которой героиня впервые осторожно ступает на детективное поприще и тут же попадается с поличным, привидения ведут себя подозрительно, а дракон, получив взятку, меняет отношение к ситуации


Оказавшись вечером дома, все еще под впечатлением от внушительной взбучки, полученной за опоздание на практические занятия, я прямиком направилась к холодильнику. Хоть готовить что-то выдающееся и не было никакого настроения, но поесть следовало, тем более что Фарька, прочно обосновавшийся на моем плече, неустанно об этом напоминал. Соорудив нам обоим по бутерброду, до боли смахивающему на Пизанскую башню, и плеснув молока себе в стакан, а прожорливому зверю в блюдце, я уселась за стол, вооружившись листком бумаги и пером. Обеими руками вцепившись в сандвич, я пристально посмотрела на перо, и оно, послушно воспарив над бумагой, расчертило ее на две части, озаглавленные «мотив» и «оружие». Пункт «возможность» я решила пока не рассматривать как малосущественный. Перо замерло, наклонившись в мою сторону.

— Все правильно, — подтверждающе кивнула я с набитым ртом.

— Так, что там у нас с мотивом? Первое — деньги. Как показало завещание, они у мсье Траэра имелись, причем немалые, а это вполне могло послужить причиной его трагической смерти. Значит, в круг подозреваемых мы включим руководство Академии. «Урио Клеачим, Мэрион Хоури» — послушно вывело перо. Прочих членов совета пока рассматривать не будем, все же они прямого доступа к средствам Академии не имеют. Идем далее. Вполне возможно, что родственники покойника не подозревали о тонкостях завещания, искренне ожидая получить в результате его смерти наследство, и если кому-то из них срочно понадобилась крупная сумма денег… «Родственники» — нацарапало перо и после небольшой заминки добавило знак вопроса.

Какие еще есть мотивы? Месть? Карьера? Откусив от Пизанской башни, я перешла ко второй части листка. Тут понятно было лишь одно — оружием послужило что-то режущее.

— Гениальная мысль, правда, Фарька?

Оцелот, сосредоточенно жевавший, не обратил на мои излияния ни малейшего внимания.

— Ну и ладно, — обиженно отмахнулась я. — Справлюсь как-нибудь одна.

Прогресса, несмотря на мои уверенные заявления, пока не наблюдалось.

Неплохо бы, конечно, узнать, не был ли мсье Траэр действительно усыплен перед убийством. Хотя… если вспомнить бардак, который я застала у него в спальне… Картина более напоминала последствия ожесточенной борьбы.

Стоп! Поняв, что вскоре окончательно запутаюсь, я глотнула молока и решила все же попытаться сформулировать ситуацию получше.

Значит, вариантов происхождения бардака в спальне мсье Траэра всего три. Первый — он всегда такой неаккуратный, второй — это все же следы борьбы, предшествующей убийству, и третий — отправив хозяина на тот свет, помещение обыскали. И в двух из трех вариантов вполне могло иметь место снотворное. Короче, ясно, что ничего не ясно.

— И что мне теперь делать? — откинувшись на спинку стула, жалобно вопросила я.

— По'ти и посмо'еть, — немедленно откликнулся закончивший ужин Фарька.

Я подняла на него глаза.

— Интересная мысль. А как я попаду внутрь?

Оцелот насмешливо фыркнул и вскочил мне на плечо.

— Что ж, — вздохнула я. — Ответ предельно ясен.

Погладив пушистого попутчика, я убрала остатки еды, отправила посуду мыться и, непонятно зачем осторожно выглянув наружу, вышла на улицу.

Соблюдая разумную осторожность, я достигла коттеджа мсье Траэра со стороны внутреннего дворика. Калитка оказалась закрыта, и я, вспомнив далекое детство, перемахнула через забор. К счастью, во дворе никого не оказалось, а то хорошо бы я смотрелась, приземлившись в теплые объятия проводящей обыск полиции. Тоже мне, великий начинающий детектив.

Стараясь не повторять прошлых ошибок и вообще проявляя всякую осторожность, чему немало помогали сгущавшиеся на глазах сумерки, я подошла к задней двери, дернула ручку и констатировала:

— Заперто. — Затем, не мешкая, вытащила из уха сережку, которую носила со времен бродячих торговцев просто по привычке, без какой-либо практической цели, в считанные секунды вскрыла замок, очень напоминающий бутафорский, и скользнула внутрь.

Постояв с пару минут, чутко прислушиваясь, я решила, что горизонт чист, и приступила, собственно, к обыску.

Осложнялась моя задача тем незначительным фактом, что я с трудом представляла вещь, которую неплохо бы найти. Бутылочку из-под снотворного? Нож? Визитку, случайно оброненную убийцей? И, безусловно, все это не в силах оказались отыскать полицейские. Правдоподобное предположение, нечего сказать…

Да, похоже, сыщика, увлеченно ползающего вокруг места преступления с лупой, из меня не получится — одна перспектива методично заглядывать во все щели нагоняет тоску.

— Пожалуй, стоит подумать, — пробормотала я себе под нос— Фарь, ты как считаешь?

Оцелот высунул из-под дивана перепачканную в пыли мордочку, подтвердил:

— С'оит, — и нырнул обратно.

Хорошо, будем думать. Итак, полиция, конечно, все обыскала, и считать, что они полуслепые идиоты, мы не будем. Значит, имеет смысл рыться лишь там, куда при беглом осмотре заглянуть невозможно. К примеру — все бумаги мсье Траэра они точно не перебирали. Окрыленная этой мыслью, я направилась в глубь коттеджа, а зайдя в кабинет лектора, поразилась контрасту. В отличие от полностью разгромленной спальни, тут царил порядок. Книги на полках стояли строго по размеру, а бумаги на столе были сложены в аккуратные стопочки.

Сложно придумать лучшее начало, чем рабочий стол, — с оптимизмом я уселась в кресло, стоящее в углу у окна, и принялась выдвигать ящики, тщательно осматривая все бумажки. Через час пришлось признать — ничего. Полный ноль, без всяких признаков палочки.

— Так же не бывает, — вслух пожаловалась я. — Не может содержимое стола сплошь состоять из одних деловых документов.

Может, не может… Состоит же.

Вздохнув, я протянула руку к лежащей на углу пачке работ, написанных нами накануне. Ведь если мсье Траэр позвал меня зайти, то наиболее вероятно, что он хотел обсудить содержание данных листков. В задумчивости я перелистывала работу, пытаясь понять, что же в ней вызвало такую реакцию, но ничего не находилось. Наконец, уже в самом конце, около рассуждений касательно энергии ручьев, я обнаружила пометку: «Взглянуть в книге „Основные ошибки древних волшебников“, глава 12». Говорят — взглянуть, пойдем взглянем. Поднявшись, я направилась к книжным полкам, но в этот момент до меня донеслись голоса.. Мигом замерев, я прислушалась.

— Ты уверен, что это правильный ключ? — совершенно явственно раздалось привычное недовольное ворчание мадам Паолы.

Интересно, а зачем привидению, которое умеет просачиваться сквозь стены, ключ? Ответ на свой вопрос я получила буквально через секунду.

— Да, дорогая, — как обычно смиренно сообщил ректор, подтвердив свои слова звуком открываемой двери.

Не слушая дальше, я лихорадочно огляделась и нырнула за кресло, на котором недавно сидела. Очень вовремя, поскольку практически сразу же в кабинет вступил Урио Клеачим и ворчливо поинтересовался:

— Ну и зачем мы сюда пришли? Что мы можем без помощи дракона? Старая вредная ящерица…

Уфф… Как я и ожидала, Зенедин не стал помогать ректору. Уже хорошо. Обнаружив щель между креслом и занавеской, я осторожно выглянула.

— Что можем, что можем…— отозвалась его бывшая супруга. — Время покажет. Лучше поищи хорошенько.

— Ладно. — Покряхтывая, ректор наклонился и взял с нижней полки шкафа одну из валяющихся там книг. — Смотри-ка, Галь, оказывается, интересовался применением магии в супружеской жизни.

— Не отвлекайся, — почти что рявкнула мадам Паола. — Особенно на подобные глупости.

— Да, дорогая, — привычно вздохнул ректор, вжал голову в плечи и, подойдя к столу, принялся перебирать наши работы. Его супруга вплыла в шкаф, видимо осматривая подобным образом его содержимое. Я же, тихо сидя в укромном уголке, судорожно пыталась придумать, как оттуда выбраться, поскольку мои ноги уже начали затекать и становилось ясно, что долго я так не просижу. Нежданные же пришельцы совершенно не собирались освобождать плацдарм.

Мои проблемы решил Фарька, правда, не совсем удачным способом. Когда мадам Паола закончила осмотр шкафа и вновь выплыла на середину ковра, он с воплем: «А'ли!» влетел в кабинет и в растерянности замер, испуганно глядя на мсье Клеачима. К слову сказать, при появлении моего зверька ректор вздрогнул.

— Это что еще такое? — с подозрением протянула мадам Паола.

Фарька, жалобно вякнув, попытался было скрыться, но глава Академии, несмотря на объемный живот, проявил недюжинную проворность и ухватил его за хвост.

— Бойно! — заверещал мой любимец, стараясь увернуться и удрать.

— Погоди. Ты, случайно, не Фарь? — ядовито осведомилась мадам.

— Угу, — с энтузиазмом закивал этот глупыш.

— Очень хорошо. Айлия, хватит прятаться!

Здраво рассудив, что найти мое укрытие совсем не сложно, я вылезла из-за кресла и отряхнулась.

— Добрый вечер. Будьте любезны, верните моего оцелота.

— Айлия… что вы тут делаете? — вытаращился мсье Клеачим, машинально разжав пальцы.

Фарька, клубочком упав на пол, обиженно на него обернулся и почти мгновенно смылся из коттеджа, бросив меня одну.

— Ну погоди, я тебе это еще припомню. И никакого ужина, — пробурчала я.

— Что вы сказали? — переспросил ректор.

— Да так. — Я отмахнулась. — Ничего особенного.

— Вы не ответили на вопрос, — решительно вмешалась мадам Паола. — Что вы тут делаете?

— Понимаете… У меня пропала цепочка, и я подумала, что могла обронить ее, когда обнаружила труп мсье Траэра. Это событие на меня так повлияло, что я толком не помню ничего из произошедшего тогда, вот и решила зайти поискать.

Мсье Клеачим, вытерев лоб платком, опустился на стул.

— Цепочка? — с облегчением уточнил он. — Если ее найдут, то вы непременно ее получите. А сейчас можете идти. — И ректор махнул рукой в сторону выхода.

— Ну уж нет. — Его величественная супруга загородила собой проем, видимо забыв, что с некоторых пор преодолеть преграду из ее тучного тела не составит особого труда. — Никуда вы пока не пойдете. Цепочки просто так с шей не падают. И еще мне очень хотелось бы знать, как вы проникли в дом. Вряд ли полиция забыла закрыть за собой дверь или окно, так что, похоже, вы, милочка, попались на взломе.

Дохлая стерва! Надеюсь, магических способностей ректора недостаточно, чтобы подслушать мои мысли. С другой стороны (тут я не смогла сдержать усмешки), вряд ли его мнение по данному вопросу сильно отличается от моего. Сами подумайте — ваша располневшая, ворчливая, привыкшая командовать супруга наконец отходит в мир иной, вы вздыхаете с облегчением, скорбите, но тут жена возвращается, выбрав существование в виде привидения. Неудивительно, что у ректора слегка испортился характер.

— Что вы нашли такого смешного? — холодно осведомилась мадам Паола.

— Ничего, — поспешно ответила я, приняв решение.

— Так нам вызывать полицию или вы все же расскажете, с какой целью влезли в коттедж покойного преподавателя?

Помощь ректора лучше, чем чинимые им препоны, правда? Утвердительно ответив на собственный вопрос, я присела на краешек кресла, за которым пряталась, и заговорила:

— Вышло так, что я случайно узнала об условиях завещания мсье Траэра и сумела уговорить дракона помочь мне в расследовании убийства. Но по здравом размышлении я поняла, что без вашей поддержки мне все равно не справиться, ведь Ауири — ваша вотчина. — Чуть лести нам явно не повредит. — И, соответственно, у меня есть предложение.

— Мы вас очень внимательно слушаем. — Воспарив к потолку, мадам Паола сложила на груди руки и буравила меня не в меру подозрительным взглядом.

Почувствовав себя провинившимся младенцем, я вжалась в кресло, но голос мой звучал все так же уверенно.

— Если вы не будете чинить мне разнообразные препоны, а, наоборот, поможете, то мы поделим полученные за поимку преступника сто тысяч. Подумайте сами, рано или поздно какой-нибудь энтузиаст найдет убийцу, а скорее всего, полиция всех опередит, и вам придется удовольствоваться лишь половиной наследства. А так еще за что-то удастся зацепиться. Тем более что вы ничем не рискуете. — Замолчав, я выжидающе уставилась на необычную семейную пару.

Ректор, вновь промокнув вспотевший лоб платком, рассеянно комкал его в руках, устремив взгляд на супругу. Ее же лицо выражало глубокую задумчивость.

— А как мы узнаем, что вы не врете? — решила уточнить она.

— В каком именно пункте? — не осталась я в долгу.

— Что вы заручились поддержкой оборотня. Нам он ничего подобного не…— Осекшись, мадам Паола прикусила язык, здраво рассудив, что мне об их визите к Зенедину знать не обязательно.

— Можете его спросить, — улыбнулась я, прекрасно понимая, как собеседники отнесутся к подобному предложению.

Но тут-то меня поджидала не очень приятная неожиданность.

— Мсье Бьорек, — позвала бывшая мадам Клеачим.

Призрак предыдущего директора немедленно просочился сквозь потолок, и это однозначно свидетельствовало, что он уже достаточно долгое время ошивался поблизости, теша свое любопытство.

— Мсье, будьте любезны, посетите дракона и поинтересуйтесь у него, правда ли он обещал Айлие помощь в расследовании убийства.

— А он обещал? — обратился ко мне призрак.

После мимолетного колебания я кивнула:

— Да.

— Вы слышали, — возвестил дух мсье Бьорека и всосался в потолок.

Икнув, мадам Паола набросилась на мужа:

— Какого лешего ты молчишь? Скажи что-нибудь!

— Айлия, а как вы предлагаете делить деньги? — без раздумий поинтересовался ректор.

О! Перешли к практическим вопросам. Это обнадеживает. Скромно потупив глаза, я переплела пальцы и созналась:

— На многое я не претендую. Просто домик в Теннете на берегу канала со всей внутренней обстановкой.

— Однако губа не дура. — Набычившись, мадам Паола рявкнула: — Мы согласны.

Теперь уже к чисто практическим вопросам перешла я.

— Тогда давайте завтра с утра обсудим главные аспекты, а сейчас я, с вашего позволения, закончу обыск.

— Погодите, — засуетилась супруга ректора. — Только если мы найдем преступника сами, вы ничего не получите.

— Разумеется, — поспешила я успокоить сребролюбивое привидение.

Позанудствовав еще некоторое время, парочка все же покинула коттедж, оставив меня в долгожданном одиночестве. Я с трудом вспомнила, на чем остановилась, но затем без проблем нашла на книжной полке «Основные ошибки». Примерно посредине книжки торчала закладка, отмечая начало главы о речных источниках. Пробежав текст глазами, я не нашла в нем ничего интересного и разочарованно отшвырнула томик на стол. Закладка, вывалившись на полпути, спланировала на пол. Наклонившись, я подняла ее и, задумчиво вертя в руках, размышляла, что же делать дальше. В какой-то момент мой взгляд упал на ее обратную сторону, где рукой мсье Траэра было написано: «Друэрье 24-11».

— Ну хоть что-то, — пробормотала я. — Правда, еще непонятно, будет ли от данной находки толк. К сожалению, разнообразные заметки на полях, закладках и прочих подобных предметах редко бывают осмысленными.

Стоп! Ведь если у кого-то есть привычка писать себе напоминания на закладках, то далеко не в одном томе из библиотеки мсье Траэра должны найтись подобные улики, ценность которых можно определить лишь практическим путем.

Оглядев внушительных размеров шкаф, я с энтузиазмом взялась за дело, и результат не заставил себя ждать: через пару часов кабинет напоминал горы — повсюду громоздились книжные холмы, верхушки которых опасно колыхались при приближении разыгравшегося Фарьки. Я же, сидя в кресле, перебирала коллекцию обнаруженных закладок, практически на каждой из них было что-нибудь написано, и я занялась сортировкой. Получилось три кучки: одна с девственно чистыми закладками, вторая (самая внушительная) — с пометками типа «не забыть купить батареи», и третья, состоящая всего из трех экземпляров. Возглавлял ее тот трофей, с которого все, собственно, и началось, — закладка, повествующая о некоем Друэрье, затем шло упоминание о докторе Риче и под самый конец я обнаружила адрес кафе в центре Теннета. Решив, что на сегодня вполне достаточно, тем более что темень за окном стояла поистине непроглядная, а ведь еще надо было договор с ректором составить, я сгребла достаточно богатый улов, подозвала Фарьку, и мы с ним в боевом расположении духа двинулись к дому.

Утро порадовало Фаря моросящим дождем. Как только мы оказались на улице, он немедленно спрыгнул с моего плеча и исчез в мокрой траве. Я же, оценив обстановку, решила ног не мочить, пролевитировала скурр, уселась на него, затем, несколько поднапрягшись, окружила себя водонепроницаемым куполом и полетела на беседу с ректором.

Мсье Урио Клеачим восседал за своим столом с не слишком радужным видом, что и понятно — в связи с форс-мажорными обстоятельствами ему приходилось вставать значительно раньше обычного, а подобная необходимость кого хочешь ввергнет в состояние дождливых туч, окруживших Ауири.

— Садитесь, Айлия. — Ректор кивнул в сторону стула.

Расположившись на предложенном месте, я достала из сумки несколько листков, протянула их собеседнику и начала:

— Вот, взгляните. Я подготовила несколько вариантов договора, но основная идея во всех одинакова — я покупаю домик, обставляю его, а оставшуюся сумму передаю вам. Все правильно? — Вопросительно взглянув на ректора, я заметила на его лице тень смущения.

— Понимаете ли, Айлия… У меня было время подумать, и я все же вынужден отказаться от вашего предложения. Мне кажется, вам лучше заняться учебой и не тратить время ни на что постороннее.

Чего-то подобного я чисто подсознательно и ожидала, слишком уж легко вчера все получилось, но на поверку к ситуации оказалась совершенно не готова и несколько секунд молчала, обдумывая возможные аргументы. Видимо, лицо мое приняло совершенно несчастное выражение, поскольку ректор сочувственно предложил:

— Хотите чаю с печеньем? Оно сегодня особенно удачное.

— Нет, спасибо, — поспешила отказаться я, памятуя о необходимости блюсти фигуру, да и просто не испытывая ни малейшего желания есть печенье. — А что тогда будет с деньгами? Их заполучит какой-нибудь особенно ретивый полицейский?

— Это не ваша забота, — осадил меня ректор.

— Как сказать… я же останусь без домика на берегу канала.

— А это уже не моя. — Мсье Клеачим продолжал упорно гнуть свою линию.

— Сложно спорить. Значит, вы…— На полуслове меня прервало появление мадам Паолы. На этот раз она для разнообразия выплыла из-под стола.

— Вы уже все обсудили? — поинтересовалась у ректора его супруга. — И какие окончательные условия?

— Как интересно… Я была уверена, что за отказом ректора от сотрудничества стоит мадам Паола, а выясняется, что это ему денег стало жаль.

Спав с лица, мсье Клеачим пробормотал:

— По некотором размышлении наша вчерашняя договоренность показалась мне несколько необдуманной, и я сообщил Айлие, что в ее услугах мы не нуждаемся.

— Ты ид…— в сердцах воскликнула мадам, но, прервавшись, довольно спокойно попросила: — Айлия, будь любезна, обожди в приемной.

Возражать было глупо, я принялась сгорать от любопытства перед закрытой дверью. Правда, продолжалось это недолго — уже минут через пять мадам Паола просунула сквозь дверь голову и позвала:

— Заходите.

Стоило мне вновь оказаться на стуле, как ректор протянул мне один из принесенных договоров, украшенный внизу его подписью.

— Пожалуй, я немного погорячился, — весьма неохотно произнес он. — От нашего сотрудничества будет несомненная польза для обеих сторон.

В легком недоумении я оглянулась на мадам Паолу и обнаружила, что та довольно улыбается. Решив не вдаваться в подробности причин столь быстрой смены ректором мнения, я в свою очередь подписала договор и попросила:

— Во-первых, мне нужно ваше письменное разрешение задавать вопросы, связанные с убийством. Иначе со мной вряд ли станут беседовать.

— Что правда, то правда, — согласился ректор. — Вы его получите.

— Далее, — не снижала я напора, обнаружив в себе невесть откуда взявшуюся детективную жилку. — Мне крайне необходимо узнать, какими сведениями располагает полиция.

Насмешливо фыркнув, мадам Паола возразила:

— К нашему сожалению, боюсь, приказать инспектору поделиться с вами информацией мы не можем. Так что, увы…

Действительно… но мое недоумение длилось не более секунды. Затем, озорно улыбнувшись, я внесла предложение:

— Тогда поступим проще. Вы сами поговорите с инспектором, а я спрячусь в шкафу и подслушаю.

Мсье Клеачим, не успев заметить хмуро сведенные брови супруги, воскликнул:

— Отличная мысль! Это я смогу устроить.

— Да уж, замечательная, — резюмировала его жена. — А сейчас, Айлия, вам определенно пора на лекции.

Бросив взгляд на окно, я вскочила.

— До встречи.

— Будем ждать с нетерпением, — съехидничала мадам Паола.

Не удостоив ее ответом, я ретировалась.

Как только я присоединилась к одногруппникам, у меня немедленно обнаружились проблемы — информация о том, кто именно обнаружил труп, стала-таки достоянием общественности, и сейчас эта самая общественность рьяно насела на меня, жаждая услышать подробности из первых уст. Пришлось, вяло отбиваясь, отвечать на вопросы. Этот процесс оказался настолько увлекательным, что даже приход преподавателя мы умудрились не заметить, за что и поплатились. Мсье Жубер, обучающий нас искусству составления заклинаний, деликатно покашлял, привлекая к себе внимание, и немедленно озадачил нерадивых студентов внеплановой проверочной работой. Я себя пострадавшей не сочла, поскольку данный предмет очень любила и, соответственно, никаких проблем, отвечая на вопросы, предложенные ректором, не испытала. Остальные же строчили, ворча и не переставая перетирать животрепещущую тему убийства мсье Траэра.

Обсуждения эти продолжались и в перерыве, и во время второй лекции, скучнейшей истории великих волшебников, во время же обеда я попросту сбежала от приятелей, сославшись на неотложные дела. Дела действительно имели место, и я прямиком направилась в кабинет ректора, где мадам Хоури, привычно поджав губы, вручила мне письменное распоряжение мсье Клеачима касательно права задавать вопросы и сообщила, что ректор будет ждать меня сразу после окончания практических занятий. Высказав свою признательность и разобравшись таким образом с делами, я, старательно обходя стороной людные места, преступно сбежала в лес, где провела весь остаток обеденного перерыва. Причем основным вопросом, занимающим мою голову, было странное поведение мадам Паолы. Вроде она-то совершенно не должна желать моего вмешательства, а на тебе… Вряд ли она возразила супругу просто из чувства противоречия, тут другая причина. Но вот какая… Так и не придумав ничего путного, я вернулась в Академию.

Стоило мне в назначенный час переступить порог кабинета ректора, я немедленно попала в лапы обоих призраков, забросавших меня инструкциями касательно того, как следует правильно сидеть в шкафу. Я благоразумно молчала, ограничиваясь своевременными кивками, и изо всех сил делала вид, что внимательно слушаю. Наконец поток советов иссяк; и меня водворили в предварительно освобожденное от книг укрытие, а чтобы я не задремала в уютной полутьме, мсье Бьорек последовал за мной и до прихода ректора в сопровождении инспектора Орно развлекал меня забавными байками из прошлых лет. Мы заболтались, и мадам Паоле пришлось дважды повторить, что главные действующие лица на подходе. Едва же мы замолкли, как раздался звук открывающейся двери.

— Проходите, инспектор, — гостеприимно пригласил ректор.

Далее я слышала лишь сопение, перемежаемое стуком передвигаемой мебели. Наконец мсье Клеачим подал голос:

— Хотите что-нибудь выпить? Печенье сегодня очень удалось.

— Эля, если не сложно, — с энтузиазмом отозвался инспектор Орно. — Так зачем вы меня позвали?

— У нас же чрезвычайное происшествие, — картинно изумился ректор. — И меня весьма интересует, как далеко продвинулась полиция в расследовании этого прискорбного события.

— Безусловно, вас это интересует, — съехидничал инспектор. — Особенно в условиях столь неординарного завещания покойного.

Мсье Клеачим ощетинился.

— А что такого в завещании Галя? Родственников он не имел, Академия стала для него домом. Так что желание оставить нам весь свой капитал совершенно закономерно.

— Тут с вами сложно не согласиться. Но как вы прокомментируете тот факт, что количество денег на счету Академии значительно меньше, нежели ее бюджет на текущий учебный год, и без вливаний извне вам не справиться?

Вот это новость. Ректор и мадам Хоури немедленно вернулись в первые ряды списка подозреваемых. Настораживал лишь тот факт, что они позволили мне взяться за расследование убийства и, более того, посадили в шкаф, позволяя услышать о денежных сложностях. Хотя ректор вряд ли мог предположить, что полиция столь оперативно раскопает этот компрометирующий факт… Я было собралась поделиться своими выводами с мсье Бьореком, но он предостерегающе приложил палец к губам и жестом предложил мне слушать дальше.

Я вернула свое внимание к происходящему снаружи, и очень вовремя. Мадам Паола пришла на помощь к временно впавшему в ступор и утратившему дар речи ректору.

— И что из этого? — ничуть не утратив обычной самоуверенности, осведомилась она. — Где вышеупомянутые деньги? Когда мы их получим?

— Да, когда? — поддакнул мсье Клеачим.

— Это, конечно, свидетельствует в пользу того, что вам не имело смысла его убивать, — признал инспектор. — О, а вот и эль, — радостно заметил он.

После того как собеседники получили напитки и печенье, разговор продолжился уже в более миролюбивом русле.

— Вернемся к нашему трупу, — любезно предложил гость. — Что вы хотите узнать?

— Для начала скажите, не обнаружили ли вы на месте преступления каких-либо улик?

— Как ни странно, но нет. Такое ощущение, что убийца был бесплотен, — проворчал инспектор, явно обескураженный таким положением дел.

Надо же, какие безответственные пошли преступники, никаких следов не оставляют. И как прикажете работать полиции? Призывать на помощь телепатию?

В разговор вновь вмешалась весьма недовольная последней репликой мадам Паола.

— Это на что вы намекаете? Еще скажите, что я самолично прирезала Галя. А?

— И в мыслях не было, — испуганно вжался в кресло мсье Орно.

— Да? А кто только что сообщил, что, по мнению полиции, убийство совершило привидение? — грозно осведомилась супруга мсье Клеачима.

— Это же была метафора, — поспешил успокоить ее инспектор.

— Попрошу вас впредь подобных… хм… метафор избегать, — тоном, не оставляющим места возражениям, заявила мадам. — Урио, продолжай.

— Да, дорогая. Мсье Орно, а как насчет свидетелей? Может, кто-либо видел, не наведывались ли к Галю в злополучный вечер гости.

— Куда там, — презрительно фыркнул инспектор. — Все обитатели городка, испугавшись дождика, сидели по домам, страшась высунуть нос. Не сахарные же, не растаете, чего бояться?

Комментировать обвиняющую тираду ректор не стал, поскольку, как прошептал мне на ухо явно забавлявшийся ситуацией мсье Бьорек, он сам этот вечер безвылазно просидел дома.

— Погодите, а Тьорк? Вы садовника допросили? Дождь же его стихия.

— Допросили… тьфу… Издеваетесь, что ли? — проворчал инспектор. — Он же двух слов связать не может, а еще этот запах…

— Да, с Тьорком есть некоторые трудности в общении, — не мог не согласиться ректор. — Но мне сдается, что вы несколько преувеличиваете. Не настолько уж он глуп.

— Разве? А я не заметил, — с сарказмом ответствовал мсье Орно. — Давайте продолжим, мое время все же не резиновое.

— Конечно-конечно, — засуетился мсье Клеачим. — Может, еще эля?

— Не откажусь, — без малейшего стеснения кивнул его собеседник.

— Вот и хорошо. Скажите, вскрытие тела Галя делали?

— А как иначе. Но результатов я еще не получил.

— Жаль, — протянул ректор в явной задумчивости. Похоже, у него закончились вопросы. Но на помощь немедленно пришла его супруга.

— Надеюсь, вы обнаружили орудие убийства?

— Нет. И, боюсь, уже не найдем. Но у нас есть предположение, что им послужил украденный из вашего музея кинжал.

— Интересно… а на чем основано такое предположение?

— Слишком уж совпали по времени эти два события. Насколько я понимаю, до сих пор у вас не случалось ни краж, ни убийств?

— Да, — подтвердил ректор. — Это так.

— И к тому же, насколько я усвоил из беседы со смотрителем музея, особой ценности кинжал не представляет и его использование иначе чем в качестве режуще-колющего оружия затруднительно. Соответственно, мы сделали выводы…

— Логичные. Похоже, полиция не дремлет, — с удовлетворением признал мсье Клеачим.

— Еще бы, — фыркнула его жена. — Ради ста тысяч марок кто угодно забегает. А как вы собираетесь их делить?

Инспектор оскорбленно зашипел сквозь зубы:

— Деньги нас не интересуют. Мы просто ответственно относимся к своей работе.

— Это, безусловно, похвально. Могу обещать вами вашим сотрудникам всяческую поддержку.

Далее разговор перешел в обмен вежливыми уверениями в полнейшем почтении. Продолжалась подобная пытка моих ушей недолго, вскоре хлопнула дверь, и мсье Бьорек, разведав предварительно обстановку, милостиво разрешил мне вылезать. Я не замедлила покинуть шкаф, попутно огласив кабинет ректора стоном облегчения.

— И как вам беседа? — с заинтересованным видом осведомился мой недавний сосед по заточению.

— Не слишком информативно, — пожаловалась я. — Сплошные нет.

— Из отрицаний порой можно сделать очень много выводов, — поучительно заметил призрак.

— Вы, как обычно, правы, — согласилась я и не вполне вежливо попрощалась: — До встречи. Пойду делать эти самые выводы.

— Удачи, — со всей серьезностью пожелал мсье Бьорек и удалился. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру.

Снаружи уже совершенно стемнело, а я, несмотря на детство, проведенное в разъездах по стране, и случавшиеся время от времени ночевки в лесу, боялась темноты. Так что сейчас, остановившись на пороге, с опаской вглядывалась в дорожку, тускло освещенную фонариками из светлячков.

— До'ой? — бодро раздалось снизу.

— Фарька! — Наклонившись, я подхватила зверька. — Как я рада тебя видеть.

— Пош'и, — выпутываясь из объятий, профырчал он.

В компании оцелота я быстро и легко добралась до дому, где в порядке разнообразия истратила час на приготовление полноценного ужина. Но и о деле не забывала — чистя рыбу и кроша овощи, я выдавала инструкции перу, продолжая исписывать листок. В пункте «оружие» появился кинжал, родственников пришлось вычеркнуть, вопрос о снотворном остался открытым.

— Короче, прояснить ничего не удалось, — со вздохом констатировала я и, засунув рыбу в печь, взялась за закладки. Мадам, доктор, кафе и Друэрье 24-11. С первыми тремя пунктами все было более-менее ясно, но вот что означала надпись на четвертой? Судя по тому, где я ее обнаружила, эта заметка из последних и требует самого тщательного изучения.

— Как-то подозрительно похоже на адрес, — пробормотав столь гениальную мысль, я приволокла из гостиной план Теннета и углубилась в его изучение. Действительно, улица Кейла Друэрье, протяженностью в три квартала, обнаружилась в самом центре столицы.

— Придется поехать взглянуть, благо завтра выходной. — Приняв решение, я выбросила из головы мысли об убийстве, с аппетитом слопала рыбу и провела остаток вечера с книжкой в постели.


— Нет, Фарь, ты со мной не летишь, — в тысячный раз повторила я.

Оцелот обиженно отвернулся и застыл как изваяние, нервно подергивая хвостом.

— Я не могу взять тебя с собой. Это же город, ну чего ты там не видел?

Спина домашнего зверька хранила угрюмое молчание. Пришлось срочно искать компромисс.

— Давай по-хорошему? Я привезу тебе халвы, а в следующий раз поедем вместе. Договорились?

— Да, — фыркнул подлый тип и, махнув на прощание хвостом, нырнул в заросли.

— Ох, сдам я тебя когда-нибудь в зоопарк, — пригрозила я вслед.

— Тойко поп'обуй, — послышалось сзади, но, обернувшись, я увидела лишь колышущиеся кусты,

Взяв себя в руки, я пару раз глубоко вздохнула, успокоилась и верхом на скурре отправилась в путь.

Денек для начала весны выдался на редкость теплый и безоблачный, так что, поднявшись вверх ярдов на пятьдесят, я могла обозревать окрестности на несколько миль вокруг. Повинуясь внезапному порыву, я повернула в сторону излучины Каппы, к пещере дракона. Сверху каменная площадка перед пещерой Зенедина выглядела идеально круглой, а вот хозяина нигде видно не было. Покружив еще пару минут и не обнаружив более ничего интересного, я вылетела на середину реки и, следуя ее изгибам, направилась к городу. Вообще-то, конечно, всеми правилами настойчиво рекомендовалось летать исключительно над дорогой, но мне совершенно не хотелось приветственно перекрикиваться и перемахиваться со всеми, решившими смотаться в город в выходной день.

Над окраиной Теннета я оказалась через четверть часа. От аналогичных районов крупных городов она отличалась кардинально. Вместо деревянных полуразвалившихся частных домиков с пасущимися между ними козами я оглядывала впечатляющих размеров особняки городской элиты, стоящие по обеим сторонам Каппы. К сожалению, правила движения в городе следовало соблюдать безукоризненно, поскольку пренебрежение ими грозило потерей права полетов на скурре в пределах Теннета, так что я снизилась к первой же подходящей для этого улице, и дальнейшее путешествие проходило на высоте футов пятнадцати. Опять-таки в отличие от остальных городов Теннет, сразу строящийся как столица, блистал чистотой. Улицы были почти что вылизаны, фасады домов радовали свежей краской, намытые стекла блестели на солнце.

Улица Кейла Друэрье оказалась зеленым бульварчиком. Дом двадцать четыре нашелся в самом конце третьего квартала и являл собой практически небоскреб — целых семь этажей. Первый отводился под своеобразный гараж, где хранились скурры и более безопасные средства передвижения, а остальные этажи объединялись в двухэтажные пентхаусы. Но, несмотря на царящую вокруг роскошь, признаки которой лезли из всех щелей, я не испытала ни малейшего укола зависти, ведь жить в подобном месте мне не хотелось никогда. Пределом моих мечтаний уже долгие годы оставался скромный домик на берегу канала. Я представляла, как вечерами сижу на подоконнике с кружкой горячего чая в руках и слежу за каплями дождя, будоражащими воду канала.

Очнулась я от радужных мыслей, врезавшись в один из балконов и банально рухнув на стоящий там цветочный горшок. Уй! Кряхтя и кляня собственную задумчивость, я встала на ноги, приготовившись извиняться перед рассерженными хозяевами, но никто не спешил с возмущением выскакивать на балкон. В ожидании я оглядела фасад дома, изучая квартиры. Очень похоже, что я удачно приземлилась в столь необходимую мне одиннадцатую квартиру. Точнее, не могу сказать, что это удача, поскольку прямой контакт с ее обитателями в мои планы пока не входил, я собиралась под благовидным предлогом пообщаться с обслуживающим персоналом. Но какой смысл сейчас об этом вспоминать… Пригладив непослушные волосы, я подошла к двери, ведущей в квартиру, и позвала:

— Простите! — После чего сделала еще пару шагов, осторожно заглянула внутрь и не сдержалась: — Ох, ничего себе! Что-то мне это напоминает…

Кухня, а балкон вел именно на нее, походила на поле боя — пол, столы и стулья были сплошь усыпаны осколками банок и сыпучими продуктами.

Это специально, да? Надо мной изощренно издеваются? Но на то, чтобы противостоять любопытству, моих сил не хватило — пристроив скурр на перилах, я осторожно вошла в квартиру, внутренне готовая к самому худшему. Что, собственно, и произошло — в следующей комнате я таки обнаружила очередной труп. На сей раз, правда, женский. Шею погибшей плотно обматывал шелковый шарфик, явно послуживший орудием убийства.

Старательно удерживая завтрак в желудке, я подошла поближе и всмотрелась в погибшую. Представить, как она выглядела при жизни, оказалось довольно сложно, но кое-какие выводы я все же смогла сделать. Женщине было около сорока, некрасивая, плотного телосложения, безумно холеная брюнетка с неожиданно светлой кожей. Большие кисти с короткими, толстыми пальцами украшали длиннющие ногти, покрытые светло-розовым лаком, и несколько незатейливых с виду, но дорогущих колец. Тело покойницы слегка прикрывал полупрозрачный халат, явно купленный в одном из самых роскошных магазинов бульвара Олори.

Завистливо вздохнув, я успокоила себя тем, что хоть и не ношу подобной одежды, но в качестве бонуса жива и невредима, и с облегчением отвернулась от не слишком приятного зрелища, перенеся свое внимание на обстановку. Все же меня сюда привело не новое убийство, а убийство, так сказать, второй свежести. Даже, собственно, не сам труп, а его предсмертные заметки. Вот будет смешно, если эта дамочка окажется любовницей мсье Траэра.

Смешно-то смешно, но что искать, я по-прежнему совершенно не представляла. Пришлось, руководствуясь не так давно полученным небольшим опытом, провести поверхностный осмотр. Занял он довольно много времени, поскольку хоть изобилия мебели в комнатах не наблюдалось, но вот этих самиx комнат насчитывалось больше десятка. По прошествии часа выяснилось, что ничего, имеющего хоть отдаленное отношение к мсье Галю Траэру или Академии Магии, обнаружить не удалось, так что я вернулась к трупу в легком недоумении. Ну не мог же мсье Траэр написать этот адрес на закладке просто так.

В растерянности оглядевшись, я заприметила дамскую сумочку из светло-бежевой кожи.

Как-то нехорошо рыться в чужих вещах… Задумчиво покусав губы, я осторожно расстегнула замок и, перевернув сумку, вытряхнула ее содержимое на кресло. Внутри оказалась обычная дребедень, которую, по моим предположениям, таскают с собой женщины подобного возраста с достатком сильно выше среднего, — набор косметики, зеркальце, пилка, кошелек, несколько визиток, пара расчесок, заколка из натуральной кости, упаковка таблеток и записная книжка. Пока я рассматривала россыпь вещей, снизу раздались мужские голоса. Слов было не разобрать, да я и не особо пыталась — схватив, точнее стащив, записную книжку, я вихрем вылетела на балкон, плюхнулась на скурр и поспешно смоталась за пределы видимости.

После пары поворотов я оказалась на одной из Центральных улиц, по которой в обе стороны тек поток гуляющего народа. Сие, хм, будничное зрелище в прямом смысле слова вернуло меня на землю — я спустилась, пристроила скурр на одной из отведенных для подобных целей площадок, убрала похищенную книжку в собственную сумочку и отправилась пройтись. Через несколько ярдов я с удивлением обнаружила, что совершенно спокойна, никакого тебе учащенного пульса или сильного сердцебиения. Видимо, мой организм, привыкший к постоянной перемене обстановки, успешно адаптировался к новым впечатлениям, и обнаруженный труп уже не повергал меня в состояние шока. Более того, я с удовольствием брела по мощенной разноцветными булыжниками улице, глазея на витрины, за стеклами которых меня дразнили роскошные платья и туфли, мягчайшие домашние халаты и переливающиеся всеми цветами радуги кольца с колье.

«Ничего, — успокоила я себя, заходя в книжную лавку. — Может, после покупки домика немного денег останется, тогда я и оторвусь…»

— Будьте любезны, мсье, мне нужна «Новейшая история ведьмовства». — Это уже продавцу.

Разобравшись с познавательной литературой, я решила все же немного себя побаловать и завернула в один из небольших магазинчиков, торгующих всем — от расписных иголок до сломанных старинных часов. Если толком покопаться в недрах многочисленных пыльных ящиков, практически всегда можно было отыскать что-нибудь милое и необычное за приемлемую цену, так что сейчас я с воодушевлением устремилась в дальний угол лавки. Но несмотря на тщательные поиски, мне попадались совершенно неинтересные товары вроде керамических оцелотов и миниатюрных ковров-самолетов. А зачем мне такой ковер, если я вполне в состоянии собственными силами пролевитировать из кухни к кровати поднос с едой, не прибегая к помощи различных магических игрушек?

Когда я, разочарованно вздохнув, отложила в сторону музыкальную шкатулку, владелец магазинчика, явно углядев на моем лице отсутствие покупательского интереса к его товарам, устремился в мою сторону, сияя профессиональной улыбкой.

— Добрый день, мадемуазель. Не нашли ничего подходящего?

— Увы, — покачала я головой.

— А что вам хочется приобрести?

— Если бы я это знала, то и проблем бы не было.

— Понятно, — оживился хозяин. — Тогда позвольте предложить вам нашу вчерашнюю новинку, привезенную с юга? Одну минутку. — Развернувшись, он резво убежал в заднюю комнату, но вскоре вернулся, таща в руках весьма объемистый тюк, при ближайшем рассмотрении оказавшийся неправдоподобно больших размеров подушкой.

— А теперь главное. — После небольшой паузы лавочник повернул вещь ко мне лицевой стороной, и я не смогла сдержать изумленного вздоха — всю поверхность подушки покрывала затейливая вышивка, сделанная перламутровыми нитками. Но это еще мелочи. Основное впечатление оставалось от сюжета картины — на переднем плане бушевало пронзительно синее море с белыми барашками пены, сзади вздымались вверх горы с не менее белыми вершинами, а на морском берегу, практически закрывая собой все пространство до горных вершин, лежал дракон светло-зеленого цвета, практически в тон моим глазам. Разыгравшаяся же интуиция подсказала, что это не дракон, а, хм, дракониха. Наверное, так называются у них особи женского пола.

— Вам нравится? — прервал мое зачарованное изучение переливающейся вышивки продавец.

— Очень… необычно, — отозвалась я. — Сколько вы за нее просите?

Лицо торговца отразило с детства знакомую гамму чувств — и высокой ценой отпугивать не хочется, и сразу называть нижнюю планку глуповато. Но, хорошо представляя достаток волшебниц, посвятивших себя совершенствованию мастерства вместо зарабатывания денег, он остался верен здравому смыслу; и вскоре, с трудом волоча покупку, я вышла из лавки. На улице же меня посетила конструктивная мысль — вместо того чтобы играть в маленького грузового слоника, я воспарила подушку на высоту четырех ярдов и поспешила к скурру. Кое-как примотав приобретение предусмотрительно захваченной в лавке веревкой, я уселась на свободный краешек доски и взлетела, искренне надеясь, что сумею добраться до Ауири, не оказавшись на земле сама и ничего не уронив. Кое-как балансируя на краю, я ругалась на чем свет стоит. Ну скажите: разве кто-то в состоянии поверить, что все происходящее — это случайное совпадение? Убийство, дракон, общающийся лишь с девушками определенного типа, завещание, содержание которого мне буквально впихнули в уши, второй труп и, как завершающий штрих, подушка с драконом цвета моих глаз. Можно предположить, что меня кто-то разыгрывает, но вот, кроме Дэйва, думать совершенно не на кого, а все, что я за двадцать пять лет узнала про своего брата, совершенно противоречило подобным измышлениям. Но ведь таких совпадений просто не бывает!

Продолжая по сотому кругу повторять про себя одно и то же, я вполне благополучно добралась до рынка, на котором постоянно покупала некоторые продукты, в частности разнообразные сорта сыра, столь любимого Фарькой. Во избежание потерь подушку вместе со скурром пришлось оставить на хранение в одном из специальных платных отделений. Денег, конечно, жаль, но еще жальче будет выйти с уймой пакетов и обнаружить, что домой лететь не на чем. Сейчас же я вернулась в Ауири с изрядно похудевшим кошельком и всем купленным за день. Перегруженный скурр в полете угрожающе раскачивался.

Приземлившись, я обнаружила перед дверью обиженного Фарьку.

— Ха'ва? — облизываясь, поинтересовался он.

— Угу, — буркнула я, волоча неподъемные пакеты. Об их левитации и речи не было. Мои способности и силы все же не беспредельны.

Где-то через час я оставила объевшегося зверя сопеть в кресле и, сопровождаемая купленной подушкой, отправилась проведать Зенедина.

Выйдя в центр каменной площадки, я огляделась и естественно, никого не обнаружив, заговорила:

— Добрый вечер. Понимаю, что вы не очень хотите со мной разговаривать, но я принесла вам подарок. — С этими словами я повернула подушку вышивкой вверх и, поворачивая вокруг, добавила: — Мне показалось, что вам жестко лежать на голых камнях.

Некоторое время ничего не происходило, потом, как водится, сзади раздалось ворчливое:

— Вообще-то меня так просто не подкупить. — Но, говоря это, дракон сцапал подушку и с явным удовольствием ее разглядывал.

— А никто и не пытается вас подкупить, — с самым невинным видом сообщила я, — Просто, увидев подушку сегодня в лавке, я не удержалась и приобрела, а принеся домой, выяснила, что места для нее в моих двух комнатах решительно нет. Но если вам не нравится, то могу забрать. — Я протянула руку.

Зенедин загородил подарок хвостом и рыкнул:

— Зачем это? У тебя же все равно нет места. Кстати, можно я буду обращаться к тебе на «ты»?

Я кивнула, и он добавил:

— Спасибо.

— Пожалуйста. — Улыбнувшись, я обошла полянку и уселась на валун.

Дракон проводил мои перемещения взглядом, но ничего не сказал. Пауза затягивалась, и поскольку молчать мне довольно скоро надоело, то ничего не оставалось, как перейти к делу.

— Знаете, я сегодня нашла еще один труп. И наврала ректору, что вы согласились мне помочь. Просто, — перешла я к оправданиям, — они с мадам Паолой застали меня в момент обыска коттеджа мсье Траэра, и выбора не оставалось. А еще мадам Паола запретила ректору аннулировать нашу договоренность о сотрудничестве. Это так странно…

Поток сведений иссяк, и я замерла, ожидая реакции Зенедина.

Тот пару раз резко взмахнул хвостом, затем улегся мордой на подушку и осведомился:

— Что еще за второй труп?

Уфф… Похоже, мне удалось его заинтересовать, а это главное. Если я что-то понимаю в жизни, то теперь Зенедину станет слишком любопытно и он не сумеет остановиться. Старательно скрывая радость, я ответила:

— Позавчера вечером я решила осмотреть коттедж мсье Траэра и обнаружила на своей контрольной работе упоминание о книге, стоящей на одной из полок его кабинета. В ней нашлась закладка с пометкой «Друэрье 24-11». Отправившись сегодня по этому адресу, я наткнулась на труп женщины лет около сорока. Обыск ее квартиры ничего не дал, а ближе к концу меня вообще спугнули, я лишь успела стащить записную книжку.

— Это потом, — прервал меня дракон. — Давай начнем непосредственно с начала. И во всех подробностях.

Отличная идея. Может, он посоветует что-то полезное. Сунув в рот кончик сорванной травинки, я приступила. Зенедин внимательно слушал… в перерыве между вопросами.

— Значит, кроме беспорядка, ты ничего странного не заметила? Подумай хорошенько.

Зажмурившись, я попыталась сосредоточиться.

— Вроде ничего. Вот только… ощущение странное. Такое, будто тебя со всех сторон облепили чем-то противным.

— Так-так, — выпустил струйку дыма Зенедин. — Давай проведем небольшой эксперимент.

И он принялся растолковывать мне тонкости незнакомого заклинания. Удостоверившись, что суть я уловила и все делаю правильно, скомандовал:

— Пробуй.

Я попробовала. Ярдах в пяти над землей возникла небольшая тучка, из которой прямо мне под ноги ударила молния.

— Ой! — Отскочив, я взглянула на дракона. — Да, вы были правы. Это именно то самое чувство. — И съежилась.

Зенедин дыхнул на тучку огнем, и она обиженно испарилась.

— С этим разобрались. Идем дальше.

Я справедливо возмутилась:

— Вы, возможно, и разобрались. Но мне тоже хотелось бы оказаться в курсе дела. Введете?

— Придется, — с не слишком довольным выражением на морде буркнул дракон. — Заклинание, которое ты произнесла, относится к разряду черной магии, и это «липкое» ощущение в месте ее применения стандартно для неподготовленных.

— К-какой магии? — От шока я даже заикаться начала. — В следующий раз меня спросите сначала.

— Но ничего страшного же не произошло? — Круглый глаз подмигнул мне. — Я по-прежнему жду продолжения. Итак, в комнате ты никого не нашла…

Мысленно махнув рукой на подобные выходки, я продолжила рассказ, закончив на своем отнюдь не героическом побеге.

— Почему ты оттуда так быстро ушла? — уточнил слишком проницательный Зенедин.

— Я испугалась, закричала и не захотела, чтобы застали преподаватели, привлеченные шумом.

— Разумно. Но что тебя так напугало?

Весьма неохотно я созналась:

— Фарька внизу с чем-то играл. Вначале я подумала, что это меховая игрушка, но, взяв в руки, поняла, что это дохлая мышь. А я боюсь мышей.

Кончик драконьего хвоста встал почти вертикально, и его обладатель уточнил свистящим шепотом:

— А кровь на шкурке грызуна ты заметила?

— Нет, — растерянно покачала я головой. — А это так важно?

— При расследовании убийства важна любая мелочь, — поучительно заметил Зенедин. — Что ты сделала потом?

— Пришла в себя, немного подумала и сообщила ректору о трупе. Затем отправилась просить у вас совета. Получив же, — я усмехнулась, — постаралась ему последовать. И вот что удалось узнать: оружие на месте преступления не обнаружили, но полиция практически уверена, что горло мсье Траэру перерезали похищенным из музея кинжалом. Мотив же… основное, конечно, деньги. А Академия Магии как раз сейчас остро в них нуждается.

Хвост вновь принял вертикальное положение.

— Да? А зачем Академии деньги?

— Вроде у них проблемы с бюджетом. Но источник проблем неизвестен.

— Плохо. Надо бы узнать, — велел оборотень.

— Я попытаюсь. Но, согласитесь, довольно затруднительно копать под ректора, одновременно с ним сотрудничая.

— Разве кто-то обещал, что будет легко? — с явным сарказмом вопросил дракон.

Проигнорировав это выступление, я довольно быстро завершила рассказ. Зенедин изредка позевывал, и поток его вопросов ощутимо иссяк.

— Дай мне подумать, — проворчал он наконец. — Сама же полистай записную книжку второго трупа. — И, свернувшись в клубок, дракон захрапел, выпуская клубы дыма.

— Оригинальный способ думать, — фыркнула я, вытаскивая книжку.

Снова пусто. Сложно представить, но на пятидесяти страницах я не нашла ничего, могущего представлять хоть какой-нибудь интерес. Боясь тревожить чешуйчатого мыслителя, я принялась изучать книжку в четвертый раз, но тут Зенедин развернулся и, убедившись, что я готова внимать, осведомился:

— Нашла что-нибудь?

Я отрицательно махнула волосами.

— Тогда основная идея такова — если мотивом послужили деньги, то полиция это все равно рано или поздно раскопает, тут с ней соревноваться глупо. Значит, мы пойдем другим путем — будем искать мотив в прошлом Галя Траэра. Тебе что о нем известно?

— Практически ничего.

— Значит, начнешь с нуля. Помни — если один человек ненавидит другого настолько, что дело доходит до убийства, это не может остаться незамеченным. Всегда кто-то что-то видел, слышал, подозревает, на худой конец. Вот такие следы ты и должна отыскать. — Заметив на моем лице явную неуверенность, Зенедин дал слабинку: — Для затравки можешь сузить круг подозреваемых, узнав, кто имел доступ к кинжалу.

Я оживилась.

— Это хорошая идея.

Вот и замечательно, — снисходительно зевнул Дракон. — А теперь мне пора спать. — И, прихватив подушку, он исчез в пещере.

— Хоть без дыма в лицо обошлось, — прокомментировала я, слезая с камня. — И то прогресс.

Глава 3

В которой выясняются интересные подробности личной жизни нового преподавателя, городок ночью навещают незваные гости и, несмотря на все усилия лечащего врача первого трупа, героиня выясняет, что дни его были сочтены


Сидя следующим утром в аудитории, мы с одногруппниками гадали, кто же заменит погибшего мсье Траэра. Предположений было множество, вплоть до того, что ректор уговорит мсье Бьорека вновь встать у доски, но действительность превзошла все ожидания, по меньшей мере мои — стоило замолчать звонку, как в дверь вошел… Георг. Подойдя к преподавательскому столу, он сложил на него принесенные книги и, повернувшись к нам, заговорил:

— Добрый день. Для тех, кто не знает: меня зовут Георг Йерр и я выступаю в качестве временной замены погибшего мсье Траэра. — Заметив на некоторых лицах законное недоверие, он продолжил: — Ректор попросил заняться этим именно меня, поскольку в прошлом году мое исследование, посвященное теме природной энергии, стало, безусловно, лучшим среди всех работ в Академии, а на каникулах меня пригласили сделать по нему доклад на ежегодной ассамблее волшебников. Так что не беспокойтесь, в предмете я худо-бедно разбираюсь.

Взяв со стола пособие, он осведомился:

— Где вы остановились?

— На четвертой главе, — подала я голос, заработав от приятелей парочку удивленных взглядов.

Подняв взгляд, Георг улыбнулся.

— Спасибо, Айлия. Итак, начнем.

И он приступил к лекции. Справедливости ради надо заметить, что изложение получалось значительно более сбивчивым, чем у мсье Траэра, но, как ни странно, и более захватывающим. Чувствовалось, что Георг старается донести до нас суть, добиться хоть проблеска интереса и понимания.

Эта сторона его личности оказалась для меня полной неожиданностью. Если раньше я поглядывала на Джо как на симпатичного старшекурсника, постоянно тусующегося в компании таких же, как он, молодых безалаберных волшебников, обучающихся в Академии чисто из-за ее престижности, то теперь неожиданно обнаружилось, что он умен, коммуникабелен и весьма работоспособен. Оторвавшись от конспекта, я осмотрела новоиспеченного преподавателя с другой стороны и поняла, что он меня очень привлекает. Не визуально, нет — при всей своей внешней симпатичности Джо далеко не являлся моим идеалом красоты. А вот к людям, выделяющимся из толпы, меня всегда тянуло.

Пока я занималась само— и Джо-анализом, лекция подошла к своему логическому завершению и лектор осведомился:

— Есть вопросы?

Мэрион тотчас вскинула руку.

— А вы женаты? — выпалила она.

Ее соседка захихикала, но Георг, опять-таки безмерно меня удивив, вполне серьезно ответил:

— Да. Причем уже восемь лет, и даже успел обзавестись сыном. К большому сожалению, моя семья в данный момент проживает в Льоне и мы давно не виделись. Еще кто чем интересуется?

— Перед убийством мсье Траэра мы писали работы, — влез Эльрон. — Они будут проверены?

— Я с этим разберусь. До встречи.

И Георг, собрав со стола книги, вышел, оставив меня в легком трансе. Жена? Ребенок? Сколько же ему лет? И почему все привлекательные мужчины уже заняты? Как это ни печально, но Джо — не вариант…

Закинув после конца скучнейшего учебного дня сумку домой, я прямиком отправилась продолжать расследование, попутно сетуя на малое количество часов в сутках. В создавшихся условиях желание заработать на собственный домик с живописным видом из окон может помешать нормальному получению знаний — со всеми вытекающими. Но совершенно неожиданно я обнаружила, что бросать детективное поприще мне уже совершенно не хочется. Природное любопытство разыгралось вовсю, и, кроме того, появился охотничий азарт. Прихватив письменное распоряжение ректора о сотрудничестве, я приступила к делу.

Что там говорил Зенедин? Оружие, деньги и прошлое Галя Траэра. Пожалуй, копать под мсье Урио Клеачима я погожу, попробовав для начала разобраться с первыми двумя пунктами. А значит, нужно найти мадам Хоури, уж она-то точно в курсе, с кем более всего был дружен погибший.

Небольшой бонус — самым близким приятелем мсье Траэра оказался, как ни странно, смотритель музея, слабенький волшебник Ред Катрн, так что оба моих пункта совершенно замечательным образом объединились в один. Сочтя это хорошим предзнаменованием, я пошла в гости к смотрителю.

Музей городка Ауири являлся чуть ли не ровесником Академии Магии. Основали его сразу же после великой битвы, в результате которой Зенедин оказался в заложниках, и первоначальным назначением данного заведения было сохранить в среде студентов и преподавателей страх перед драконами, память об отбитом нашествии, и единственный в то время зал изобиловал пугающими предостережениями. Но не прошло и года, как началось грандиозное расширение — словно сговорившись, обитатели городка тащили в музей старинное оружие, одежду да невесть откуда взявшиеся чучела животных и птиц. Совет Академии принял решение расширить музей, превратив его в наглядное пособие по истории страны, и в настоящее время в нем насчитывалось целых пятнадцать залов, каждый со своей тематикой.

Пройдя мимо витрин, посвященных Теннету и истории Туманных гор, я свернула в подсобные помещения и постучалась в жилище смотрителя, который удобства ради жил непосредственно в музее.

Мсье Катрн приветствовал меня очень дружелюбно.

— Здравствуйте. Проходите, садитесь, пожалуйста, сюда, вам тут будет удобнее, — суетился он. — Выпьете чаю или кофе?

— Чаю, пожалуйста, — согласилась я, кляня себя, что не додумалась захватить что-нибудь вкусное. — Позвольте вам помочь.

— Сидите, сидите, — замахал руками хозяин. — Разливать чай, не прилагая усилий, я научился в совершенстве.

Действительно — посуда немедленно пришла в движение, так что вскоре перед нами стояли две дымящиеся чашки и блюдо с плюшками.

— Боюсь, выпечка сегодня не слишком удалась, — посетовал хозяин.

Взяв плюшку, я откусила и интенсивно замотала головой:

— Неправда, это замечательно.

— Да? — просиял смотритель. — Тогда ешьте, не стесняйтесь. Вы просто так или по делу?

Дожевывая булочку, я протянула ему распоряжение ректора. Одного взгляда мсье Катрну оказалось достаточно, и он вернул мне бумагу со словами:

— Это лишнее. Убийцу Галя я помогу вам обнаружить по собственной воле. Спрашивайте.

Начнем с чего попроще.

— Я слышала, из музея незадолго до убийства пропал кинжал. Это правда?

Собеседник, поморщившись, кивнул:

— Да. Но, если честно, я очень сомневаюсь, что его исчезновение связано с преступлением. Данный кинжал не слишком подходящее для перерезки горла оружие.

— А его могли украсть для чего-то другого?

Мсье Катрн развел руками.

— Честно говоря, даже представить не могу. Никакой практической или серьезной исторической ценности он не представляет. В нашей коллекции есть значительно более любопытные экземпляры.

— Но тогда выходит, что, кроме как убийце, он никому не мог понадобиться, разве нет? — уточнила я.

С легким раздражением смотритель повторил:

— Любой острый нож с кухни был бы удобнее. Поймите, этот кинжал — отнюдь не режущее оружие.

— Хорошо, — легко согласилась я. — Вам виднее. Но подумайте все же, кому могла представиться возможность его украсть.

— Вы полагаете, я об этом не думал? — искренне возмутился собеседник. — Вот только пользы от моих размышлений немного. Это мог сделать практически любой преподаватель и немало студентов старших курсов. Все экспонаты музея защищены слабенькими темными заклятиями, но при наличии определенных знаний, опыта и сноровки их вполне реально обойти.

Хм… полученная информация конкретностью действительно не отличалась и не помогала ничем, поскольку студентов я и так всерьез не подозревала. Экзамен экзаменом, но не вопрос же это жизни и смерти, в самом деле.

Ладно, с кинжалом покончили. Переходим, собственно, к жертве.

Парой слов подогрев остывший чай, я взяла очередную булочку и, прожевав кусочек, попросила:

— Мсье Катрн, расскажите мне, пожалуйста, о мсье Траэре. Очень сложно искать мотив убийства, ничего не зная про личность жертвы.

— Что именно вас интересует?

Я пожала плечами.

— Да все. Кто он, откуда, чем занимался до переезда в Ауири, как жил в последние годы, были ли у него враги. Пригодиться может любая мелочь.

— Это надолго, — предупредил меня смотритель.

— Я никуда не тороплюсь. — Для наглядности я сцапала еще одну плюшку, пристроив ее на блюдце. — А вы?

— Вроде тоже. — Собеседник последовал моему примеру. — Спрашивайте.

Спрашивайте… Убить дракона мало. Ну откуда я знаю, какие вопросы следует задавать? Среди книг, которые я проглатывала, разъезжая с братом в фургоне, детективов не встречалось.

Разозлившись на собственную нерешительность, я тряхнула спутанными волосами и осведомилась:

— Откуда мсье Траэр родом?

— Вы выбрали неудачное начало, — усмехнулся собеседник. — Мы с Галем общались довольно близко, он знал о моей жизни практически все, а вот рассказов про свое детство старательно избегал, эта тема негласно считалась запретной. Но из редких оговорок я сделал вывод, что первые лет тринадцать его жизни прошли под Льоном.

— Понятно. А о его родителях вам что-нибудь известно?

— Увы. Вот о них Галь даже словом не обмолвился, такое ощущение, что подобных персонажей в его жизни вообще никогда не существовало.

— Как странно. — В задумчивости я принялась накручивать локон на палец. — Разве такое бывает, чтобы человек ни разу не упомянул о тех, кто его родил и вырастил. Может, он их стыдился?

— Ничего не могу сказать по данному вопросу. И думаю, никто в Академии не сможет, — порадовал меня хозяин.

— Да это, скорее всего, не важно, — решила я. — Давайте продолжим. Насколько я поняла из завещания, мсье Траэр владел довольно крупной суммой денег, и, судя по вашему рассказу, вряд ли он получил ее в наследство от родителей. Вам известен источник его доходов?

— Да, — кивнул мсье Катрн. — Магия, само собой. Галь создавал удивительно долговечные и миниатюрные источники энергии. Он в юности изобрел какой-то новый способ консервации, но никому его не сообщил. Около пяти лет он работал сам по себе в Льоне, но затем заключил контракт с компанией, производящей домашнюю технику, и переехал в Теннет.

— И что? — искренне удивилась я. — Неужели на энергии можно заработать такую сумму? Верится с трудом.

— Нет, конечно, — усмехнувшись, признал смотритель музея. — Эти деньги послужили лишь стартовым капиталом. Пятнадцать лет назад, начав преподавательскую деятельность в Академии Магии, Галь параллельно занялся игрой на рынке ценных металлов. У него обнаружился настоящий талант. Галь совершенно безошибочно определял моменты, наиболее подходящие для продажи и покупки. За пятнадцать лет это принесло неплохие дивиденды. Мне тоже перепало. — Заметив мой недоуменный взгляд, собеседник пояснил: — Я доверил Галю свои сбережения, и он вполне успешно их преумножил. Жаль, что с его смертью мое обогащение закончилось.

Мсье Катрн закончил, я тоже молчала, обдумывая услышанное. Очень может быть, что в этом месте стоит покопать получше. Занимаясь много лет подобными вещами, довольно сложно не перейти ничью дорожку.

— А вы не знаете, через кого мсье Траэр играл? Вряд ли он сам занимался всем, наверняка должен быть посредник.

— Тут вы правы, — с удовлетворением подтвердил смотритель. — В таком качестве выступал Арно Бэйви, владелец ювелирного магазинчика на площади Тьерэ.

Усвоив полученную информацию, я уточнила:

— А вы лично с ним, случайно, не знакомы? Можете что-нибудь рассказать мне об этом мсье Бэйви?

— Нет, — помотал головой собеседник. — Кроме имени и адреса, мне больше ничего не известно.

Нет так нет. Сразу всего тоже не бывает.

— А чем еще занимался мсье Траэр, помимо преподавания и игры с металлом? К примеру, у него была любовница?

— В настоящий момент нет. С женщинами в Ауири у него не сложилось хороших отношений, уж не знаю по какой причине.

Угу. Еще одна ниточка, за которую стоит потянуть. Если волшебник питает к кому-то неприязнь, то автоматически получает чувство такой же силы в ответ. Исключения крайне редки. А может, его убили все женщины Академии, обидевшись на полное игнорирование их прелестей? Правдоподобное предположение, дракону понравится.

Тем временем чай с вкусными булочками практически закончился. Похоже, и мне пора закругляться, я явно засиделась, даже гостеприимный хозяин уже еле заметно ерзает на стуле.

— Последний вопрос на сегодня, — поспешила я его обнадежить. — Были ли у мсье Траэра враги? Кого вы подозреваете в совершенном преступлении?

— Это целых два вопроса, — ворчливо заметил смотритель. — Ну да ладно. По поводу личности убийцы я вам ничего подсказать не смогу. Честно говоря, для меня смерть Галя явилась полнейшей неожиданностью, буквально гром среди ясного неба. Что же до врагов, то, безусловно, некоторые его недолюбливали, но не до такой степени, чтобы убивать.

— Кто, например? — заинтересовалась я.

Собеседник замешкался, сомневаясь. Пришлось его подтолкнуть.

— Вы хотите найти убийцу? Невиновным от ваших слов хуже не станет.

— Точно? — Еще мгновение помявшись, мсье Катрн сдался. — Самой заметной была неприязнь со стороны мадам Хоури и, хм, мадам Арно. Причем вторая старательно пыталась быть дружелюбной, но ее реальное отношение постоянно прорывалось наружу.

Любопытно… незамужняя секретарша учебной части, которую все звали не иначе как мадам, Гретель Арно, казалось, имела с обитателями Ауири прекрасные отношения. Наполовину дриада, она обладала поистине неистощимым терпением, кротким нравом и тонким чувством собеседника. Мысль о том, что она могла кого-то недолюбливать настолько, что это бросалось в глаза, просто не укладывалась у меня в голове. Но оснований не верить смотрителю не было.

— Хорошо. А к кому питал неприязнь мсье Траэр?

— О, — отозвался хозяин. — Он, безусловно, отвечал взаимностью обеим дамам. Но, кроме того, у него не сложились отношения с Киддом Голльери.

— Это совершенно неудивительно, — фыркнула я. — У мсье Голльери со многими не складываются отношения. Прямой результат на редкость приятного характера.

На этом мои вопросы иссякли, и, встав, я искренне поблагодарила собеседника за информацию.

— Не стоит, право, не стоит, это мой долг перед Галем, — повторял он, тряся мою руку. — Если вас еще что-нибудь заинтересует, непременно заходите.

Наконец мне удалось вырваться и сбежать. С тоской подумав о перманентной нехватке времени, я направила свои стопы к дому. В детектива поиграли, пора снова превращаться в примерную студентку.

Обычно, уходя вечером из дома, я выношу лампу в прихожую и ставлю ее у самого входа, но сегодня, видимо в спешке, я о ней совершенно забыла и оказалась вынуждена на ощупь добираться до стола в гостиной. Кое-как нашарив сосуд, я его потрясла, и светлячки, живущие внутри, недовольно засияли.

— Добрый вечер, — раздалось из угла.

Вздрогнув, я повернулась и обнаружила в креслах у окна двоих мужчин. Род их деятельности по одежде определить было трудновато — свободного покроя брюки и широкие плащи заслуженно пользовались любовью многих.

— Что вы здесь делаете? — несколько удивленно поинтересовалась я. — Наверное, вы ошиблись крыльцом.

— Вы Айлия Нуар? — небрежно уточнил сидящий ближе ко мне.

— Да, — недоуменно отозвалась я.

Он довольно улыбнулся.

— Вот видите. А вы говорите — дверью ошиблись, никогда не ошибаемся. Сейчас зададим вам вопрос, и вы опять ответите положительно. Давайте попробуем?

Ничего не понимая, я кивнула.

— Случалось ли вам бывать по следующему адресу — улица Друэрье, дом двадцать четыре, квартира одиннадцать?

— Ответ положительный, — выдавила я, пытаясь сообразить, что же надо моим непрошеным гостям.

— Вот и славно. Я сразу понял, что ты умная девочка. А теперь не порть впечатление, верни порошок.

— Что? Какой порошок?

Собеседник выразительно побарабанил пальцами по ручке кресла.

— Ай-ай-ай. Ты такая симпатичная, и мне совсем не хочется делать тебе больно. Ты ведь тоже не склонна до этого доводить, правда?

— Скажите толком. — Разозлившись, я уперла руки в бока. — О чем речь? И как, кстати, вы меня нашли?

— Да, — подумав, согласился незнакомец. — Пожалуй, я тебе это с удовольствием расскажу. Может, хоть таким образом получится добавить нашей беседе серьезности. Ты не против, я закурю?

Почти машинально я вновь кивнула, и он, достав из рюкзака трубку, набил ее и с видимым наслаждением затянулся. Пока продолжалась процедура закуривания, я, получив небольшую передышку, почти полностью пришла в себя и с интересом рассматривала незваных гостей, пытаясь понять, как себя следует вести и чего ожидать.

Выглядели они почти что близнецами — мощные, плотные, с коротко стриженными светлыми волосами и колючими серыми глазами. Практически единственным отличием молчащего была борода и ногти пугающего черного цвета.

— Вы не стесняйтесь, присаживайтесь, — радушно предложил главарь, выпустив первый клуб ароматного дыма.

— Спасибо, — опускаясь на ближайший стул, проворчала я, — В моем же доме мне милостиво позволили сесть. Вовек не забуду.

— Слушай, а она мне нравится, — обратился безбородый к своему товарищу. — Мы ее в угол зажали, а она огрызается. Молодчина.

Я картинно огляделась.

— В угол? Вроде я сижу посредине комнаты.

Молчавший до сих пор визитер хохотнул, но его товарищ сей порыв не поддержал, наоборот — стукнув кулаком по колену, он отрезал:

— Хватит! Слушай сюда, шутница. Придя вчера в квартиру Жанет, мы сразу поняли, что кто-то неизвестный смотался совсем незадолго до нас, а единственным имеющимся в его распоряжении выходом был балкон. Опрос жильцов дома напротив оказался плодотворен, и вскоре мы уже имели основные приметы воровки.

— Но я…

— Молчать! Найти в Теннете след красивой девицы на скурре — сложнее, но ненамного, так что к вечеру стало известно и направление, в котором ты улетела. А дальше — чуть-чуть логики да изображения всех похожих девушек из архивов Академии Магии, продемонстрированные соседям. И, вуаля! Мы у тебя в гостях. — Затянувшись пару раз, рассказчик осведомился: — Впечатляет?

— Более чем, — с неохотой признала я, ничуть не покривив душой. Чтобы найти в Теннете человека, начиная лишь с предположения, что он удалился через балкон… Надо обладать воображением, логикой и обширными связями. Но вслух я лишь спросила: — И какой из этого следует вывод?

— Довольно простой, — криво усмехнулся собеседник уголком рта. — Верни порошок, девочка, и, возможно, мы оставим тебя в живых.

Настала моя очередь усмехнуться.

— Заманчивое предложение. Но я по-прежнему не понимаю, что вам от меня нужно. Никакого порошка я в глаза не видела, а на балкон случайно упала, задумавшись в полете.

Несмотря на показушную браваду, я была довольно сильно напугана. Мои визитеры совершенно не походили на людей, которые, услышав в пятый раз «нет», извинятся и уйдут.

Так и оказалось. Повинуясь еле заметному знаку главаря, бородатый встал, спокойно зашел мне за спину и неуловимым движением вывернул мою руку.

— Уй! — взвыла я, тщетно пытаясь освободиться. — Пустите.

— Непременно, — пообещал ведущий садист, кивая подмастерью.

— У-уй…— Нет, с меня хватит.

Злобно взглянув на главаря, я прошептала заклинание, в результате которого он, вместе с креслом, отлетел к противоположной стене. Мебель было жалко, но что делать…

— Отпусти ее, — скомандовал тот, выбираясь из-под кресла.

Рука моя немедленно оказалась свободна, и я схватилась за горящее огнем плечо, еле сдерживая слезы.

Некоторое время мы играли в гляделки, затем он заговорил немного иначе.

— Значит, договоримся так: сроку тебе месяц. Если по его истечении порошка у меня не окажется, пеняй на себя. Все усекла?

— Да, — ответила я, несколько удивленная такой реакцией на продемонстрированные мной возможности.

— Тогда до встречи. — Встав, мужчины направились к выходу.

— Погодите, — воскликнула я. — Как же я вас найду?

Остановившись, гости медленно обернулись.

— Не волнуйся, — пообещал главарь. — Мы тебя сами найдем.

Нечего сказать, успокоил.

Едва за незваными гостями хлопнула дверь, как я выпрыгнула в окошко и, вскочив на скурр, унеслась к излучине Каппы так, что ветер в ушах свистел. Оказавшись на месте, я резко затормозила, практически кубарем скатилась на каменную площадку и, задыхаясь, запричитала:

— Они, они требуют какой-то порошок… труп зовут Жанет. Они убьют меня, а я… я не знаю, что за порошок…

На этом полном патетики месте меня подхватила покрытая зеленой чешуей лапа. Достаточно аккуратно Зенедин усадил меня на валун и строго приказал:

— Давай-ка все по порядку.

Я открыла было рот, но он рявкнул:

— Сначала успокойся.

Изо всех сил постаравшись выполнить полученные четкие инструкции, я села поудобнее и несколько раз глубоко вздохнула. Дракон, внимательно следящий за моими манипуляциями, вопросил:

— Ты готова?

— Да.

— Тогда излагай, — велел Зенедин и для пущей убедительности добавил: — Связно.

Я честно старалась. Поскольку титаническими усилиями приступ всепоглощающей паники вскоре сошел на нет, то я, вполне доступно для драконьего понимания, рассказала о непрошеных гостях и их требованиях.

— Значит, так, — резюмировал Зенедин. — Во-первых, повторюсь, успокойся. Желай они тебя убить, они бы уже убили. Во-вторых, хоть и непонятно, о каком порошке идет речь, но если бы визитеры действительно считали, что он у тебя, то ни про какой месяц они бы и не заикнулись. Просто не ушли бы не получив желаемого.

С этим я не могла не согласиться, ведь и меня столь долгий срок удивлял до крайности. Но тогда становилось непонятно, какой смысл требовать от меня того, чего я при всем желании отдать не могу.

Выпустив пару клубов дыма пополам с пламенем, дракон, правым глазом внимательно на меня глянув, уточнил:

— Уже не собираешься в могилу? — И, получив отрицательный ответ, продолжал: — Тогда расскажи, что сегодня удалось узнать касательно смерти мсье Траэра.

Ох. Я про это совсем забыла. В каком-то плане сей факт даже обнадеживает — значит, невредимость собственной персоны для меня значительно ценнее, чем виртуальные сто тысяч марок. Довольно улыбнувшись этой мысли, я попросила Зенедина подогреть мне валун. Сама же, пока он этим занимался, подняла валяющийся посреди площадки скурр, прислонила его к дереву и, вновь уютно устроившись на теперь теплом камне, попыталась восстановить в голове ход сегодняшних разговоров.

— Смотритель категорически утверждает, что пропавшим кинжалом никого не зарезали, следовательно…

— Забудь слова «следовательно», «значит», «я думаю», — резко оборвал меня оборотень. — Надо учиться анализировать голые факты, не приукрашенные субъективностью. — Затем, уже несколько мягче, он добавил: — Попробуй выводы оставить на потом. Мы их обязательно обсудим. А теперь перескажи мне диалог со смотрителем. По возможности максимально близко к тексту.

Ничего себе задачка… Я, конечно, очень старалась, но получилось достаточно невнятно. Речь смотрителя музея вообще сложно передать дословно, поскольку он все время пытался сбиться на личные воспоминания, имеющие мало отношения к теме разговора, а многие фразы начинал по нескольку раз. Но кое-как я все же продралась сквозь дебри нашей беседы к моменту ее окончания.

Стоило мне замолчать, из леса пулей вылетел белый комок, взлетел на меня и принялся вылизывать мое лицо маленьким мокрым язычком. Каким-то чудом он при этом еще умудрялся восклицать:

— Ты г'е бы'а?

Раз на десятый я сгребла его в охапку и, проворчав: «Я тоже по тебе скучала», перешла к процедуре знакомства.

— Зенедин, позвольте представить, это Фарь, мой ручной оцелот. Фарька, это Зенедин, злой и ужасный дракон.

— Неп'авда, — пискнул Фарь и, повернувшись к Зенедину, добавил: — Очень п'иятно.

— Взаимно. — Дракон, выглядящий несколько удивленным, вновь выдохнул в небо струю пламени и преувеличенно вежливо осведомился: — Если не секрет, как вы узнали, что Айлия здесь?

Зверек поднял голову и затараторил:

— Я п'ишел до'ой. Там все от'рыто. Нико'о нет. Я в лес. Друз'я ска'али. Ты г'е бы'а? — Последняя, обвиняющая, фраза предназначалась мне.

— Большое спасибо, — церемонно поблагодарил Зенедин.

Интересно, оборотень это серьезно или просто забавляется, пользуясь случаем? Пока я гадала, предмет моих раздумий вновь заговорил:

— Итак, насколько я понял, с голыми фактами мы успешно покончили. Самое время перейти к столь любимым тобой выводам. — И он, обвернувшись хвостом, выжидательно на меня уставился.

После небольшой заминки я залезла в карман, вытащила оттуда изрядно помятый и испачканный чернилами листок, на котором пыталась свести воедино все сведения, и протянула его дракону, пояснив:

— Вот тут все расписано…

Слегка повернув голову, дракон выпустил филигранную струю пламени, и бумага в моих руках осыпалась на камень кусочками пепла.

— Не стоит носить с собой подобные вещи, — проворчал очаг пожара. — Кроме того, мне такие мелкие надписи все равно не разобрать. Уже достаточно темно, так что, если хочешь наглядности, создай проекцию.

— Но… я плохо это делаю, — в легком шоке пробормотала я, рассматривая чудом уцелевшие пальцы.

— Вот и потренируешься заодно, — фыркнул занудный зеленый ящер. Но до совета все же снизошел: — Попробуй закрыть глаза, написать все перед собой и лишь потом произноси заклинание.

Кивнув, я сомкнула веки и приступила к выполнению инструкций. Пункт первый, возможность. Накорябав, как курица лапой, одиннадцать букв, я подчеркнула их и задумалась. Теоретически перерезать преподавателю горло могли все обитатели Ауири и большинство жителей Теннета. Предположим это была… хм… мадам Гретель Арно. Но не стоит забывать о такой вещи, как алиби. Глупо предъявлять обвинение, если она, к примеру, провела ночь с Джо. Он вполне мог клюнуть на ее хорошенькое личико, ведь известно, что дриады стареют иначе, чем люди, и даже в вековом возрасте смотрятся как картинки. Кстати, и Джо тоже мог убить, по крайней мере мотив у него имелся — он же получил место мсье Траэра, пусть и временно.

Тут что-то осторожно коснулось моего плеча. Вздрогнув, я открыла глаза и увидела ехидно ухмыляющегося дракона.

— Это что? — кивнул он направо.

Я повернулась посмотреть. На фоне темного леса сияло: «Джо».

— Эт-то чт-то? — эхом повторила я, мгновенно уничтожив компромат.

Все еще с трудом сдерживая смех, Зенедин предложил:

— Попробуй еще раз, только постарайся не отвлекаться.

Разозлившись на себя, я в мгновение ока разделила пространство на три колонки, озаглавив их «возможность», «оружие» и «мотив».

— Неплохо, — похвалил новоявленный учитель. — Давай дальше.

— С оружием все просто, — заговорила я, сопровождая свои слова надписями. — Если это действительно был украденный кинжал, то заполучить его мог или преподаватель, владеющий темными заклинаниями, или талантливый студент (Джо, как вариант). Возможности выглядят примерно так же впечатляюще. — В течение моей речи дракон кивал. — Остается мотив.

— Потрясающе, я просто поражен. И какие же ты откопала возможные мотивы? — осведомился собеседник.

Поерзав, я поджала под себя ноги и вывела в третьей графе: «деньги».

— Ради двухсот тысяч на этот шаг мог пойти любой член совета Академии. Но только при условии знакомства с условиями завещания. Также нельзя полностью сбрасывать со счетов близких людей, могущих полагать, что получат небольшое наследство.

— Это крайне маловероятно, — возразил Зенедин.

— Я в курсе. Но кто-то неоднократно повторял, что при расследовании убийства важна любая мелочь. Я и поверила. Но если этот вариант учитывать не будут, то ладно…— И я неторопливо стерла пару букв.

— Стой, — поднял дракон хвост. — Оставь пока. Что еще?

— Еще работа. Некто мог убить мсье Траэра, желая получить его должность. — Сие предположение никак прокомментировано не было, и я перешла к последнему пункту: — Под конец хотелось бы упомянуть о зафиксированных случаях личной неприязни. Это, конечно, слабоватый повод для убийства, но плохие отношения могут быть следствием мотива, до которого мы пока не докопались.

— Ты сама до этого дошла? — усмехнулся оборотень.

Я ринулась на свою защиту:

— Вы же говорили, что ненависть, достаточно сильная, чтобы довести до убийства, всегда проявляется, вот я и подумала…

— Молодец, — оборвал меня неудавшийся критик. — И кто у нас в этом списке?

Добавив в проекцию имена мадам Хоури, мадам Арно и мсье Голльери, я уставилась на получившуюся картину и, не сдержавшись, воскликнула:

— Знаю, я знаю! Это мадам Мэрион Хоури! Она подходит по всем трем пунктам, причем идеально.

— Погоди, — охладил дракон мой пыл. Привстав, он дошел до обрыва, уселся на самом краю и, чуть помахивая хвостом из стороны в сторону, спросил: — Как, по-твоему, мадам Хоури, которая, если я не ошибаюсь, довольно тщедушная, могла такое провернуть? Вроде никаких следов снотворного пока не обнаружено, даже наоборот — обстановка спальни явно свидетельствует — там боролись. И неужели мадам победила?

Я ненадолго задумалась.

— А черная магия, остатки которой ощущались в комнате? Может, это было оглушающее заклятие?

— Возможно, — признал Зенедин. — Только при условии, что она ею владеет. Владеет?

— Не знаю, — пожала я плечами. — Но ведь все три пункта на ней сошлись… Значит, этот метод раскрытия преступлений не стопроцентно надежен?

— Не совсем так, — возразил собеседник. — Всегда стоит еще и головой думать, когда пользуешься стандартными приемами. Я практически уверен, что если убийца из Ауири, то он есть в твоем списке.

— Но это не мадам Хоури? Тогда остаются всего двое.

Бросив взгляд на яростно бурлящую внизу воду, Зенедин вернулся к входу в пещеру, лапой вытащил на площадку подаренную мной подушку и, удобно на ней расположившись, проворчал:

— Я не сказал, что это не она. Я лишь советовал думать головой и не хвататься за очевидное. Ведь необычный для Траэра бардак в комнате имеет место. Тебе теперь нужно тщательно расспросить этих троих, по возможности избегая вопросов вроде: «А что вы делали в ночь убийства?», да и вообще любых тем, касающихся их взаимоотношений с покойником. Идея ясна?

— Более чем, — кивнула я. — Но только есть еще одна, небольшая, можно сказать, проблема. Сегодняшние гости довольно определенно пообещали меня убить, а вашего «не беспокойся» как-то совершенно недостаточно для достижения внутреннего состояния, подобного поверхности лесного озера в утренней тишине.

Дракон вяло махнул лапой.

— Ах, это. Погоди немного. — И, положив голову на лапы, он принялся выпускать облачка дыма.

Я спокойно ждала, рассеянно поглаживая Фарьку. К счастью, процесс размышлений занял у Зенедина всего около десяти минут, и я даже заскучать не успела, когда он открыл глаза и попросил:

— Напомни, какие еще ты нашла заметки на загадках книг Траэра?

Я без запинки сообщила:

— Адрес кафе, где обычно встречаются в городе студенты, и упоминание о некоем докторе Риче.

После небольшого анализа Зенедин резюмировал:

— Думаю, тебе стоит пообщаться с доктором. Требуемый порошок может иметь к нему отношение. Кафе же для нас интереса не представляет.

Я послушно кивнула.

— А о чем мне беседовать с доктором? И с какой стати он станет отвечать на мои вопросы?

Шипастый хвост раздраженно хлестнул по камню.

— Опять покорно расписываешься в полной непригодности к профессии детектива? Может, тебе сразу имя убийцы назвать? Деньги нужно заработать, не умеешь — учись, тем более что пока все довольно неплохо получается.

Толком не зная, как реагировать — то ли обидеться, то ли поблагодарить за комплимент, я просто снова кивнула.

— Вот и славно, договорились, — остался доволен дракон. — А теперь ступай прочь с глаз моих. Спать.

Пожелав спокойной ночи, я прихватила Фарьку, уселась на столь нелюбимый зверьком скурр и вскоре мирно дремала.

Утром, расплескав спросонья вокруг стакана молоко и вооружившись двумя подгоревшими булочками, я взяла монету в одну марку и подбросила ее. Орел. Значит, летим в город, беседовать с доктором. Первой лекцией сегодня снова была природная магия, и я надеюсь, Джо простит мне прогул. Позавтракав, я максимально строго оделась и, привычно оседлав скурр, отправилась в Теннет.

Везло мне как утопленнице — первые две справочные, куда я залетела, оказались закрыты. Одна на ремонт, вторая по непонятным простому обывателю и нигде не обозначенным причинам. К счастью, узнать, что бы я сделала, постигни та же судьба и третий пункт, куда я обратилась за информацией о докторе, не пришлось. Он был открыт, и сурового вида бабушка, полистав толстенный том, сообщила мне адрес практики Адофа Рича, и я, проверив наличие в кармане письменного распоряжения ректора, порулила в нужном направлении.

Приемная доктора выглядела богато, но ни одного желающего поправить пошатнувшееся здоровье пациента там не обнаружилось. Возможно, время было неподходящее и все больные еще нежились в кроватях. Мельком осмотревшись, я обратилась к сидящей за стойкой блондинке, лет от силы восемнадцати:

— Доброе утро. Мсье Галь Траэр…

— Секундочку, — почти сразу же прервала она меня, встав, выдвинула один из длинных ящиков за своей спиной и достала оттуда личную карточку пациента. Затем, вновь усевшись, сообщила: — Я вас слушаю.

Мгновенно перестроившись, я заговорила:

— Понимаете, мсье Траэр больше не сможет к вам прийти.

Девушка ойкнула.

— Неужели он уже…— Осекшись, она закрыла рот рукой.

— Что уже? — насторожилась я.

— Ну… мсье Траэр вроде собирался в Кохинор…— забормотала блондинка. — Он же туда уехал, да?

— Не совсем. — Я усмехнулась в душе. — Простите, мне бы хотелось поговорить с доктором Ричем.

— По какому поводу? Собственно, кто вы такая? — наконец сообразила спросить секретарша.

Подумав, что пора перестать путать еще толком не проснувшуюся девушку, я протянула распоряжение ректора. Схватив, она впилась в него глазами.

— Я, ректор… Айлии… помощь в расследовании убийства… Ой! — С явным испугом взглянув на меня, блондинка вместе с бумагой унеслась в кабинет врача. Когда же через пару минут она вернулась, лицо ее хранило обиженно-виноватое выражение.

— Проходите, — буркнула она, устраиваясь на своем месте.

Доктор Рич оказался типичным представителем своей профессии — полноватый мужчина средних лет, слегка щурящий глаза, словно пристально вглядываясь внутрь пациента. Добродушно улыбнувшись, он указал на кушетку:

— Присаживайтесь.

— Но я же не на прием к вам пришла…

— Ничего страшного. Мне так привычнее, — пояснил он, поднимая со стола подписанную ректором бумагу. — Я так понимаю, это ваше?

— Да, — подтвердила я, мимоходом пролевитировав распоряжение к себе.

— Позвольте полюбопытствовать, что же случилось с мсье Траэром? — проигнорировал мою выходку собеседник.

— Ему перерезали горло в собственном бассейне, — спокойно ответила я.

— Господи! — вырвалось у доктора. — Какой кошмар. И преступника, я так понимаю, пока не нашли?

— Нет. Именно поэтому я к вам и пришла. Вдруг вы сможете рассказать что-нибудь полезное.

Мсье Рич принялся молча переплетать пальцы.

— Простите, — вдруг спохватился он. — Какой я невнимательный. Хотите чаю или кофе?

— Чаю, спасибо. — Совместные чаепития располагают к откровенности, а это мне сейчас на руку. Судя по заминке доктора, он отнюдь не собирается выложить мне информацию на блюдечке с голубой каемочкой. Врачебная этика и все такое…

Звонком вызвав блондинку, доктор сообщил ей наши пожелания и, извинившись, покинул кабинет на пару минут. Оставшись одна, я тут же огляделась, ничего интересного обнаружить не смогла — помимо кушетки, на которую меня почти силой усалили, в кабинете присутствовали: стол доктора из резного дуба, два кресла, стоящие по разные стороны от него, и большой закрытый шкаф, о содержимом которого я могла только догадываться.

Хозяин вернулся в кабинет буквально за пару секунд до прибытия чая. После того как все приборы оказались розданы, я отпила пару глотков и начала с совершенно невинного вопроса:

— Насколько мне известно, мсье Траэр уже долгое время являлся вашим постоянным пациентом?

Похоже, доктору не хотелось давать мне даже такие сведения, но благодаря недавним действиям секретарши пришлось. Вряд ли для случайных клиентов заводят карточки в дюйм толщиной.

— Да, — наконец неохотно кивнул эскулап. — Он наблюдался около года.

— И какие у вас сложились отношения?

— В смысле? — непонимающе моргнул собеседник.

Пришлось пояснить:

— Вы общались только как доктор и пациент или стали приятелями? Разговаривали ли вы на темы, не касающиеся его состояния?

Доктор отрицательно покачал головой:

— Крайне редко. У меня очень обширная практика, я просто не могу себе позволить тратить рабочее время на что-то постороннее. Понимаете?

Заверив, что да, я продолжила:

— Но иногда такое все же случалось? Он не упоминал о ювелире Арно Бэйви?

Ненадолго задумавшись, мсье Рич ответил:

— Нет. Такого имени я не слышал.

— А про рынок ценных металлов? Может, мсье Траэр иногда ворчал по поводу каких-либо проблем в этой области?

Ответ доктора не изменился

— О чем же он тогда вообще говорил? — с легким раздражением спросила я.

— В основном о работе, о студентах, о жизни Академии Магии.

Уже лучше.

— Как насчет преподавателей? Он о ком-нибудь упоминал? — осведомилась я, готовясь к очередному «нет».

Услышанное поразило меня до крайности:

— Да, пару раз он произносил имя Гретель. Вроде как она ему очень нравилась, но взаимности не случилось.

Как интересно… Смотритель музея очень убежденно утверждал обратное. Но, возможно, отношение мсье Траэра к мадам Арно круто изменилось после того, как он получил от ворот поворот.

Допив чай, я отставила пустую кружку. Похоже, скоро терпение хозяина лопнет и он отправит меня восвояси. Надо бы заканчивать…

— Скажите, а про кого-то еще из обитателей Ауири мсье Траэр с вами беседовал?

— Кроме Гретель я слышал еще о мсье Реде Катрне, причем только хорошее. Вроде он в Академии музеем заведует.

Да уж… много из эскулапа не вытянешь. Перейдем к другому трупу.

— Доктор, вам случайно не знакома женщина около сорока лет, некая Жанет?

Ни секунды не колеблясь, собеседник покачал головой. Вид у него, правда, был удивленный и немного лукавый.

— Точно? Может, вам приходилось бывать на улице Друэрье дом двадцать четыре, квартира одиннадцать?

— Увы, не приходилось. А что там находится?

Проигнорировав вопрос собеседника, я, находясь легком замешательстве, настойчиво переспросила:

— Вы совершенно уверены? — Неужели Зенедин все же ошибся, и доктор Адоф Рич не имеет никакого отношения к порошку и трупу по имени Жанет? Похоже, все нити постепенно обрываются…

— Простите, Айлия, я, конечно, не молод, но точно знаю, где был, а где нет. Подобный же адрес я вообще впервые слышу.

Тупик. Не очень понимая, о чем еще безобидном можно спросить, я взяла быка за рога и ляпнула:

— А от чего вы лечили мсье Траэра?

Сдвинув брови, мсье Рич отрезал:

— Мадемуазель, я добровольно отвечал на ваши предыдущие вопросы лишь потому, что они не касались моей работы. Но мсье Траэр совершенно точно не желал, чтобы о подробностях его состояния стало кому-нибудь известно, и я не могу не выполнить волю моего пациента.

Я, собственно, чего-то подобного и ожидала, но все же попробовала запротестовать:

— Погодите…

В этот момент, предварительно постучав, в дверь заглянула блондинка.

— Доктор Рич, пришла мадам Фрикс.

— Передай, что я приму ее через минуту, — ответил эскулап и, повернувшись ко мне, развел руками: — Очень сожалею, но работа ждет. Если у вас появятся еще вопросы, не касающиеся моей врачебной практики, заходите. — И он распахнул дверь. — Прощу вас, мадам Фрикс, проходите. Как самочувствие?

Мне ничего не оставалось, как покинуть кабинет доктора несолоно хлебавши. Оказавшись в приемной, я растерянно остановилась

— Выход там, — немного злорадно подсказала секретарша.

Недобро взглянув в ее сторону, я внезапно заметила, что карточка мсье Траэра так и валяется на столе.

Недолго думая, я спросила:

— Простите, а что это у вас на потолке? — и указала на дальний угол.

Блондинка послушно взглянула в том направлении, а карта мгновенно пролетела разделяющие нас два метра и оказалась зажата между моим боком и сумочкой.

— Я ничего особенного не вижу, — растерянно протянула секретарша.

Пожав плечами, я признала:

— Похоже, мне показалось. До встречи.

Как только я скрылась из зоны прямой видимости блондинки, то мгновенно схватилась за добычу. Толстенная стопка листов была густо исписана, но вот только я не смогла понять практически ни одного слова. К примеру, странице на десятой обнаружился предварительный диагноз — коллендия. Я о такой болезни отродясь не слышала. И все остальное в том же духе. Еще через пару страниц я окончательно пришла к выводу, что дальнейшее изучение карточки смысла не имеет, оседлала скурр и полетела назад, в библиотеку Академии.

Снедавшее меня любопытство было столь сильно, что я прогуляла и вторую лекцию. Около часа я листала различные медицинские справочники. Одна из найденных мной статей начиналась так:

«Коллендия — смертельная, крайне редко встречающаяся болезнь, поражающая по большей части людей с выраженными магическими способностями. Инкубационный период может длиться сколь угодно долго. Первыми симптомами можно назвать бессонницу, ночные кошмары и плохой аппетит. В дальнейшем больной полностью перестает спать и есть, его мозг отказывается функционировать в нормальном режиме. Около трех месяцев перед смертью больной проводит, уже не реагируя на внешние раздражители, попросту превращаясь в растение…»

Также там писалось, что заразиться этой болезнью практически невозможно.

Покончив со статьей, я откопала таблицу симптомов и анализов, с помощью которой можно было выяснить, сколько человеку примерно осталось жить. Сопоставив ее с информацией из карточки мсье Граэра, я тихо присвистнула — при самом благоприятном прогнозе похороны в Ауири состоялись бы через полгода.

Глава 4

В которой героиня с переменным успехом проводит допросы трех подозреваемых и в итоге сама оказывается под следствием


Толком осознав полученную информацию, я подавила первый порыв кинуться сообщить сногсшибательную новость Зенедину и попробовала немного подумать. Результатом внепланового раскидывания мозгами стала простая, по сути, мысль — для нас это ничего не меняет. Мсье Траэр погиб не из-за смертельной болезни, а по причине перерезанного горла, и деньги я получу вне зависимости от того, больным или здоровым он отправился на тот свет. Значит, расследование нужно продолжать. Но… но для начала стоило бы посетить практические занятия, а то риск остаться без защищенной научной работы вкупе с перспективой большой зарплаты уже начал приобретать вполне зримые очертания. Собравшись с духом, я встала, вернула охапку книг библиотекарю и отправилась постигать тонкости плетения заклинаний.

Одногруппники были несколько удивлены. Не знаю уж чем больше — мои утренним отсутствием или теперешним появлением. Все семеро немедленно обступили меня, расспросов избежать опять не удалось, а рассталась наша теплая компания лишь после ужина. Это, честно сознаюсь, меня довольно сильно порадовало, ведь убийство убийством, учеба учебой, но простые человеческие радости мне совсем не чужды, а в последнее время их как-то совершенно не наблюдалось, я была слишком занята, курсируя от пещеры дракона до Ауири, и теперь с удовольствием провела пару часов в дружеской компании. Но все хорошее быстро кончается…

В приемной ректора, куда я заглянула в поисках мадам Мэрион Хоури, ее не оказалось, лишь мсье Бьорек задумчиво парил под потолком, мурлыкая себе под нос какой-то старый мотивчик.

— Простите, мсье, — осторожно позвала я. — Вы не подскажете, где я могу найти мадам Хоури?

Медленно повернувшись в мою сторону, призрак открыл глаза и, растягивая слова, произнес:

— Если судить по времени, то у вас, Айлия, есть немаленький шанс застать ее дома. Все же даже правой руке ректора иногда надо отдыхать.

Хм… действительно. Я настолько привыкла видеть мадам исключительно в рабочей обстановке, что мне и в голову не пришло вообразить ее, мирно пьющей вечерний чай у камина.

— Спасибо, — поблагодарила я мсье Бьорека, который, начисто забыв про мое существование, вновь напевал, раскачиваясь в такт, и мне ничего не оставалось, кроме как, пожав плечами, отправиться в сторону коттеджа заместительницы ректора.

К счастью, дверь, у которой я вскоре оказалась, не была оборудована говорящим звонком, и после нажатия на панель я услышала лишь мелодичную трель, сообщившую хозяйке о моем появлении. Улыбаясь, мадам Хоури распахнула створку, но как только она увидела, кого занесла к ней в гости нелегкая, то немедленно приняла серьезный вид.

— Добрый вечер, Айлия. — И она отступила на шаг, давая мне пройти.

Вежливость, однако… Никаких тебе «зачем, почему». Нет, сначала впустить, обогреть, накормить, а потом уже переходить к делу.

— Будете чай? — словно эхом отозвавшись на мои мысли, спросила хозяйка, пододвигая тапки.

С удовольствием скинув новые тесноватые туфли, я влезла в пушистые шлепанцы из натуральной шерсти и кивнула:

— Да, спасибо.

Проведя меня на кухню, мадам Хоури, отказавшись от помощи, принялась собственноручно накрывать на стол, снуя между ним и шкафом, я же с любопытством рассматривала обстановку. Уютной ее было назвать сложно — все явно свидетельствовало, что основное назначение мебели — функциональность. Но легкие элементы кокетства присутствовали — к примеру, очень необычные занавеси из переплетенных белых и бежевых полосок и пара явно экзотических растений на подоконнике.

Наполнив чашки горячим напитком с ароматом лесных ягод и пододвинув ко мне вазу с печеньем, мадам поинтересовалась:

— Чему обязана? Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы хотите расспросить меня об убийстве.

— Не ошибетесь, — подтвердила я, грея руки о теплую кружку. — Насколько мне помнится, мсье Траэр не пользовался вашей особой любовью, и очень бы хотелось разобраться в причинах этой неприязни.

Взгляд, который бросила на меня хозяйка коттеджа, добрым мог обозвать только отъявленный оптимист.

— Айлия, — поджала она губы. — Вам сколько лет?

— Двадцать пять, — ответила я, не очень понимая, какое это имеет отношение к делу.

— Отличный возраст. Вот лет через двадцать вы, возможно, поймете, откуда возникает необъяснимая неприязнь между мужчиной и женщиной. И очень прошу этой темы больше не касаться.

Закончив отповедь, она взяла в руки симпатичный керамический чайник, недоуменно оглядела почти доверху наполненные чашки, поставила его назад и почти миролюбиво осведомилась:

— Что еще вас интересует?

— Все, имеющее отношение к убийству мсье Траэра, — мгновенно отреагировала я, проглотив половинку печенья.

— А почему вы считаете, что я вам буду это рассказывать? — совершенно бесстрастно спросила хозяйка.

Я несколько опешила.

— Разве вы не хотите посодействовать разоблачению убийцы? А как же стремление к справедливости?

— Вы только что совершенно справедливо заметили, что в последнее время к Галю я не испытывала особой любви. Так почему я должна помогать искать человека, избавившего меня от его общества?

Лукавая улыбка помимо воли вылезла на мое лицо.

— Причин тому несколько. Первая вот. — Я вытащила из кармана распоряжение ректора и выразительно им помахала. — Это достаточно убедительно?

— Достаточно…— неохотно кивнула собеседница. — Но очень бы хотелось услышать об остальных побуждающих мотивах.

— О, один довольно прост. Как бы вы ни были благодарны убийце, все же жить бок о бок с человеком, способным перерезать другому горло… Лично мне будет элементарно страшно ходить вечерами в темноте.

На лице мадам Хоури мелькнула тень сомнения. Взяв чашку, она принялась вроде бы спокойно и даже немного безучастно прихлебывать чай, но было очевидно, что слова достигли цели и хозяйка поглощена размышлениями.

— Спрашивайте, — все же решилась она.

Сграбастав печенье, я перешла к первому из подозреваемых.

— Поведайте мне о мсье Голльери. Вам ведь, в силу специфики должности, наверняка известно практически все обо всех. — Немного лести никогда не повредит.

Сказанное заместительнице ректора явно понравилось — она не сдержала довольной улыбки.

— В целом да. Но вот мсье Голльери является в некотором роде исключением. Боюсь, особо ценной информацией о нем я не располагаю.

— Давайте проверим. При расследовании убийства могут помочь любые сведения. Тем более что не все способны на подобное и в прошлом преступника наверняка должно найтись что-нибудь этакое.

— Придется вас разочаровать. В детстве и отрочестве Килда нет ничего особенного. Хотя судить, конечно, вам, — добавила она. — Слушайте.

Родился мсье Голльери в Теннете, в очень благополучной семье известного ученого Эдварта Голльери. Далее все банально — няня, гувернантка, частная школа, лучший колледж, завершение образования в Высшей Академии Магии, успешная научная деятельность и возврат в нашу Академию, но уже в качестве преподавателя. Никаких темных пятен в его прошлом мне не известно.

— Погодите, — не смогла я скрыть удивления. — Он же прожил сорок лет. Так не бывает. У мсье Голльери были женщины?

— Конечно. — Мадам Хоури усмехнулась. — В двадцать семь он женился на нашей ученице, двумя курсами младше. Их брак оказался довольно удачным, но три года назад супруга неожиданно оставила мсье Голльери, сбежав с любовником в Кохинор.

— Это с тех пор у него такой приятный характер?

— Что вы, — махнула рукой хозяйка. — Суровый нрав Килд унаследовал от дедушки. Он был таким, сколько я его знаю.

Глотнув еще чая, я спросила почти что для проформы:

— А имя любовника жены мсье Голльери вы не помните?

Мадам Хоури покачала головой.

— Сложно помнить то, что никогда не было известно. Килд весьма неохотно распространяется о своем прошлом. Да и о настоящем тоже.

— Да уж. — Я вздохнула. — Полезной информации действительно немного. Но хоть о причинах, по которым мсье Траэр его невзлюбил, вы догадываетесь?.

— Возможно. Но, по-моему, вам нужны факты, а не догадки.

— Факты, это, конечно, хорошо. Но за их неимением сойдут и догадки.

Немного помявшись, заместительница ректора сообщила:

— Во-первых, как вы уже заметили, характер Килда не очень располагает к хорошему к нему отношению, а во-вторых, он достиг некоторых успехов там, где Галь потерпел полное поражение. — Тут рассказчица прервалась, но, заметив мой непонимающий взгляд, пояснила: — Килд тоже ухаживает за Гретель Арно, и с ним она не столь сурова.

Как интересно… Нити неожиданно сошлись. А я даже не догадывалась о теплых чувствах этих двоих.

Протянув руку, я взяла последнее печенье из вазочки и глотнула окончательно остывший чай, напрочь забыв об умении его подогреть.

— Раз уж мы коснулись этой темы, поведайте мне о мадам Арно.

— Какие-то странные вы выбираете персоналии для изучения, — заметила собеседница. — Неужели у вас действительно есть основания подозревать Килда или Гретель в убийстве? Но какой мотив?

Знала бы она, что я и ее подозреваю… Усмехнувшись, я ответила:

— Я пытаюсь раскрыть первое преступление, но уже твердо усвоила некоторые правила. Первое — это цепляться за все мелочи, и второе — совершенно никому не рассказывать о ходе расследования. Так что извините, но…

— Понятно, — немного разочарованно протянула хозяйка. — Должна сказать, что это довольно разумно. Значит, Гретель… Как вы, думаю, догадываетесь, в ней очень сильна кровь дриад. — Я кивнула. — Родилась и жила Гретель под Льоном, в одном из немногих существующих в стране приютов, которым руководила ее мать. В возрасте пяти лет, в результате несчастного случая, она осталась сиротой и далее росла все в этом же приюте, но уже при новом руководстве. Предвосхищая ваш вопрос, отвечаю — никаких особенных романов у нее не было, что, не скрою, более чем странно — потомки дриад всегда пользовались у мужчин огромной популярностью.

— Вроде и мадам Арно вниманием не обделена, — заметила я.

— Согласна. Но тем не менее никому из уделявших ей внимание мужчин она до сей поры взаимностью не отвечала, это непреложный факт.

Факт так факт, обдумаем его позже, равно как и то, что у нас с мадам Арно обнаружились схожие вехи в биографии — мы обе в раннем детстве потеряли родителей, и я очень хорошо представляю, что ей пришлось пережить. Сейчас же стоит выяснить очень интересный вопрос:

— А как мадам Арно жила, пока не оказалась в Академии Магии? И что ее подвигло на переезд в Ауири?

— До последнего года Гретель трудилась в том же приюте, что и выросла, — на удивление охотно принялась рассказывать хозяйка. — Но нельзя же всю жизнь просидеть на одном месте, любое разумное существо обладает стремлением к самосовершенствованию. Узнав, что в Академии Магии освободилось место, она сообщила нам о желании занять вакансию. Ее опыт внушал уважение — той, кто справляется с толпой подростков разных рас, не составит труда поладить с аспирантами, так что я с восторгом согласилась и с тех пор ни разу не пожалела о принятом решении.

Выдохшись, мадам Хоури закончила оду дриаде, встала и направилась к шкафу — наполнить вазу свежей выпечкой, я же воспользовалась паузой, чтобы пораскинуть мозгами, так что когда хозяйка с новой порцией аппетитных плюшек вернулась к столу, вопрос был наготове:

— Мадам Арно знакома с черной магией?

Мне удалось сильно удивить собеседницу, она надолго задумалась.

— Думаю, да. Но лишь в общих чертах.

— Из чего вы делаете такой вывод? Безусловно, я доверяю ему на сто процентов, но и основания хотелось бы услышать.

— Никаких точных данных, просто общее впечатление плюс знание людей. Если вы спрашиваете, не видела ли я, чтобы Гретель применяла черную магию, то отвечаю — нет, не видела.

Нет так нет. Идем далее.

— Скажите, а какие у мадам Арно сложились отношения с мсье Траэром?

— Ну…— Задумчиво покрутив в руках изящную чайную ложечку, собеседница неумело попыталась уклониться от темы. — Повода для убийства Галь ей не давал, это я могу сказать совершенно определенно. Скорее наоборот — до недавних пор он оказывал ей всяческие знаки внимания.

— Эти знаки принимались благосклонно? — уточнила я, несмотря на то что подобной информацией уже обладала.

Ложка вновь оказалась в руках хозяйки кухни. Помявшись некоторое время, она мотнула головой.

— Нет. — Затем добавила: — Меня это очень удивляло. Галь был весьма привлекательным мужчиной, и я не видела никаких оснований не принимать его, к слову сказать, весьма настойчивые ухаживания. Однако Гретель не дала ему ни единого шанса. Совершенно необъяснимо…

Мадам Хоури замолчала и после небольшой паузы почти неуловимо изменившимся тоном предложила:

— Думаю, на сегодня хватит. Время уже позднее, а у меня еще достаточно дел. Если появятся еще вопросы, не стесняйтесь, заходите. А сейчас…

Ох, не люблю я, когда меня так бесцеремонно выпроваживают… Пойдем против указаний Зенедина.

— Хорошо. — Я кивнула. — Тогда скажите для проформы, где вы были в ночь убийства.

Собеседница возмущенно фыркнула.

— Здесь, естественно. Занималась повседневными нуждами Академии.

— И никуда не выходили? — не отступала я.

— Должна заметить, — перешла хозяйка на менторский тон, — приличные женщины в темноте не бродят. Тем более под дождем.

— Спасибо. — Я встала. — Это все, что мне хотелось выяснить.

С легким вздохом облегчения мадам Хоури проводила меня в коридор и, выставив на крыльцо, плотно закрыла дверь.

— Ну и что теперь? — громко вопросила я у кустов на ближайшей развилке. — Домой или к мадам Арно?

Заявляться поздно вечером к мсье Голльери мне не хотелось совершенно. Вряд ли он, уютно расположившись с книжкой на диване, отнесется к моему визиту благосклонно. Потоптавшись еще несколько минут, я решила прогуляться до коттеджа мадам Арно, расположенного на самой границе городка, и уже на месте действовать по ситуации. Стараясь не думать о страшилках, рассказанных мной мадам Хоури, я двинулась в нужную сторону. Луна светила ярко, так что было достаточно светло и опасаться неожиданного нападения из-за ближайшего дерева маньяка-убийцы не приходилось. Да и холод, свойственный ранней весне в Теннете, уже отступил, так что ночная прогулка выдалась на редкость приятной.

Пребывая в совершенно благостном расположении духа, я прибыла на место и обнаружила Гретель Арно на лужайке перед домом, поливающую цветы. Зрение дриад значительно острее человеческого, и для нее не составляло труда разглядеть, куда следует лить воду. В нерешительности я остановилась неподалеку, гадая, подходящий ли выбран момент для допроса с пристрастием, но тут мадам Арно подняла взгляд и приветливо улыбнулась:

— Добрый вечер, Айлия. Вы чего-то хотели?

— Поговорить, — кивнула я и, тут же спохватившись, добавила: — Добрый вечер, мадам. Надеюсь, я не помешала.

— Проходите, — махнула дриада рукой в сторону крыльца, сплошь увитого распустившимся уже темно-зеленым плющом. — Или вы предпочитаете беседовать на свежем воздухе?

Я зябко поежилась. На дворе, конечно, не зима, Но уже достаточно поздно и в воздухе распласталась сырость.

Правильно истолковав мой жест, хозяйка гостеприимно распахнула двери, и я не мешкая прошла внутрь, поражаясь значительному контрасту атмосферы данного коттеджа с жилищем заместительницы ректора. Способность дриад создавать вокруг себя ощущение девственного леса меня всегда удивляла безмерно. Вот и сейчас я в легкой прострации замерла на пороге небольшой гостиной, где вместо засилья столь нелюбимых мной кружевных салфеточек, статуэток и других подобных безделушек царили настоящие джунгли. Везде, куда падал взгляд, стояли или висели бесчисленные кадки с самыми разнообразными растениями, примерно половина из которых была усыпана яркими цветами. Под ногами скользил до блеска натертый и словно светящийся изнутри деревянный пол, а роль обычных ламп выполняли светлячки, свободно порхавшие у потолка, отчего освещение постоянно менялось.

Явно довольная произведенным на гостью впечатлением, мадам Арно легонько подтолкнула меня в спину и усадила в мягкое гобеленовое кресло. Чай или кофе, к моей вящей радости, не предлагались, хозяйка просто расположилась во втором кресле и, вновь улыбнувшись, уточнила:

— Я так понимаю, вы хотите побеседовать со мной об убийстве мсье Траэра? Что ж, возражать не буду, тем более что и мне самой кое-что интересно. Может, заодно объясните, что побудило вас заняться поисками преступника. Мне казалось, это совсем не в вашем стиле.

Я удивилась:

— Неужели вы не в курсе условия завещания? Я девушка меркантильная и очень хочу получить пятьдесят тысяч.

Мадам Арно недоуменно нахмурилась, но довольно быстро понимающе вскинула голову и воскликнула:

— О! А вторые пятьдесят тысяч марок, очевидно, получит ректор? Так вот почему он с вами заодно, но каким образом вы сумели его на подобное подбить? Урио же всегда был жаден до глупости.

— Все довольно просто, — усмехнулась я, — дело в том, что у меня есть внушающий уважение и весьма опытный напарник, напрочь отказавшийся от сотрудничества непосредственно с ректором.

— И кто же он? — явно заинтересовалась дриада.

Уфф… хоть чего-то она не знает. А то я уже подумала, что именно ей, а вовсе не мадам Хоури известно все и вся.

— Дракон-оборотень Зенедин, живущий неподалеку, — с легкой самодовольной ухмылкой сообщила я.

— Вот это да! — абсолютно искренне восхитилась мадам Арно. — Правда?

— Совершеннейшая, — подтвердила я.

— Тогда все понятно. Ректор, оказывается, повел себя очень разумно. И как продвигается ваше расследование? Успешно?

Напустив на себя деловой вид, я ответила:

— На данный момент в самом разгаре стадия опроса свидетелей.

Мадам Арно встала и принялась практически неслышно прохаживаться по комнате. Я следила взглядом за ее перемещениями, пытаясь понять, нервничает она или просто не привыкла подолгу сидеть на одном месте.

— Свидетелей, да? — спросила дриада после очередного поворота. — Но я тут при чем? Мой коттедж находится на отшибе, той трагической ночью я ничего не могла увидеть или услышать. Возможно, вы думаете, что я люблю гулять под дождем? Позвольте уверить вас в обратном.

— Значит, вы весь вечер и всю ночь провели здесь в одиночестве?

Хозяйка сделала еще пару шагов и кивнула.

— Именно.

— Тогда будем считать, что у вас железное алиби, и поговорим о чем-нибудь другом, хорошо?

Дриада села в кресло и опять улыбнулась. Я не сумела сдержать завистливый вздох — при всех прожитых годах она смотрелась моей ровесницей… Ладно, на пару лет моложе, красивее и свежее. Но не будем жалеть о невозможном. Оторвав взгляд от шеи хозяйки, я спросила:

— Кто, по-вашему, мог убить мсье Траэра?

Картинно возведя глаза к потолку, мадам Арно пожала плечами.

— Понятия не имею. Я, как вам должно быть известно, тружусь в Академии Магии совсем недавно, немногим больше года, и еще толком не успела влиться в местный на редкость сплоченный коллектив.

Не успела, как же. Очень правдоподобно. Не хотела, если точнее. При всем видимом дружелюбии и веселости дриады среди людей всегда были одиночками, предпочитая общение лишь с себе подобными.

— Но, — продолжала мадам Арно, — расскажу все, что смогу.

Быстренько прокрутив в голове список возможных вопросов, я решила начать с наиболее нейтральной темы.

— Тогда посвятите меня, пожалуйста, в сложности взаимоотношений мадам Хоури с покойным мсье Траэром.

Дриада озорно фыркнула:

— В недавнем прошлом они очень близко общались. Затем Галь решил, что она ему надоела, и переключился на меня. Но безуспешно.

— Простите, что перебиваю, — вмешалась я.—Если не секрет, почему? Все представительницы женской половины населения городка считают мсье Траура завидным женихом.

Мадам Арно звонко расхохоталась.

— Женихом? Вот еще, придумали. Да скорее оцелоты замолчат, чем этот интеллигентный прохиндей женится.

Я осторожно заметила:

— Но ведь за плечами мсье Траэра уже был один супружеский союз.

— И что? Разве это привело к чему-то хорошему? Нет, поверьте мне на слово, семейные узы нисколько не входили в ближайшие жизненные планы Галя. Он хотел свободы и приятных, ни к чему не обязывающих отношений, которые можно прервать так же легко, как начать. А я… не то чтобы принципиальная противница такого подхода, просто мсье Траэр совершенно не в моем вкусе.

— Ясно, — облокотившись на спинку кресла, кивнула я. — Давайте вернемся к мадам Хоури. Насколько я понимаю, именно она взяла вас на работу в Академию. Вы были знакомы ранее?

— Нет. — Собеседница сильно мотнула головой, и светлые золотистые волосы, собранные на затылке в аккуратный пучок, рассыпались по ее плечам, вызвав у меня новый приступ зависти. — По ее словам, я оказалась, безусловно, лучшей кандидаткой из всех желающих занять освободившееся место.

— Каким, кстати, образом вы о нем узнали?

— Тут нет ничего необычного, — сообщила мадам Арно, собирая локоны. — В Льоне есть специальная городская служба занятости, они-то и прислали мне информацию об освободившейся в Академии Магии вакансии, выступив заодно в качестве гаранта моих рекомендаций.

Да, явно ничего подозрительного. Вернемся к заместительнице ректора.

— Как вы считаете, могла мадам Хоури таким кардинальным образом отомстить своему неверному возлюбленному?

Дриада ахнула, в ужасе прикрыв рот рукой.

— Перерезав горло? Вы что? Мадам Хоури на подобные ужасы не способна, это совершенно не в ее стиле. Да и до мелких пакостей она никогда бы не опустилась, женская гордость не позволит.

Я задумчиво намотала прядь на палец.

— А черной магией она владела?

— Конечно, как же иначе? Человек, занимающий столь высокий пост в Высшей Академии Магии, не может оставаться несведущим и беззащитным. Мэрион Хоури проходила в Теннете специальный курс.

Очень интересно… никогда бы подобного не предположила. Похоже, мадам Хоури совсем не такая слабая и хрупкая, какой кажется. Надо обязательно сообщить это Зенедину, столь саркастично высмеявшему высказанные мной подозрения в адрес заместительницы ректора. Глаза мои загорелись, и я продолжила исследования:

— Мадам Арно, вы можете рассказать мне про личную жизнь мадам Хоури?

— Увы, — вздохнула собеседница. — Мы не настолько близки. Я даже историю ее взаимоотношений с Галем знаю из чужих уст. Тут я вам не помощник. Вот про местных мужчин, — хитро прищурилась она, — я знаю больше.

На месте вышеупомянутых мужчин я бы при виде столь ехидного и лукавого выражения лица дриады немедленно заплатила за молчание крупную сумму. В качестве превентивной меры. Но я была на своем месте и, оживившись, ухватилась за представившуюся возможность.

— Это прекрасно. В таком случае, признаюсь, меня очень интересует прошлое и настоящее мсье Голльери.

— Килда? — нахмурила дриада идеальной формы брови. — Он-то какое отношение имеет к убийству?

Приняв серьезный вид, я изрекла:

— Пока преступник не обнаружен, хороший детектив обязан подозревать всех окружающих, имевших физическую возможность совершить убийство, а у мсье Голльери, как и у остальных живущих в Ауири, она, несомненно, была.

— Всегда стоит чувствовать меру, — твердо заявила мадам Арно. — Килд, конечно, нелюдимый и ворчливый, но Галя он не убивал. Вы даже мотива никакого придумать не сможете. Нет, это точно не он. Возможно, вам это неизвестно, Килд в детстве пережил страшную трагедию — мама утонула в реке. Мачеха старалась воспитывать его как собственного сына, но это событие сильно повлияло на формирование характера Килда и сделало человеческую жизнь невероятно ценной в его глазах. Он не мог убить! — Дриада с силой хлопнула ладонью по подлокотнику кресла.

Любопытно. Глядя на то, с какой горячностью мадам Арно защищает мсье Голльери, я здраво понимала, что полностью положиться на ее слова не могу — она слишком субъективна. Другое дело, что в излагаемые ею факты все же стоит верить, явно лгать дриада бы не стала. Только вот в плане допроса перспектив никаких — ничего порочащего преподавателя точно услышать не удастся.

— Ладно, — легко согласилась я. — Не мог, значит, не мог. — И, взглянув за окно, спохватилась: —Уже ночь на дворе. Извините, что отняла столько времени.

— Ничего страшного. — Убедившись, что я не бегу в полицию с доносом на мсье Голльери, хозяйка вновь стала милой и приветливой. — Вас проводят.—Она прошептала несколько слов на эльфийском диалекте, которым пользовались и дриады, в результате чего часть светлячков, покинув насиженное местечко под потолком, образовала небольшое светящееся облачко над моей головой, в сопровождении которого я легко добралась до своего крыльца, Перед тем как скрыться за дверью, я поблагодарила провожатых, и стайка, ярко вспыхнув на прощание, унеслась.

Общение с дриадой, несмотря на практически полное отсутствие полезных сведений, произвело на меня огромное впечатление, ввергнув в состояние полной удовлетворенности, так что ни анализировать полученную информацию, ни тем более делать выводы я была не в настроении. Ужинать тоже не хотелось, и, прихватив легкую книжку, я юркнула в кровать, под пуховое одеяло. Фарька тут же свернулся клубочком на моем животе. Короче, полная идиллия.

Атмосфера пробуждения от царившей вечером значительно отличалась, причем не в лучшую сторону. Начать хотя бы с того, что на улице гремел гром, сверкали молнии и лило как из ведра. К тому же совершенно неожиданно обнаружилось, что в доме закончилось молоко. Фарька, услышав подобную новость, недовольно махнул хвостом, своротив на пол цветочный горшок с пересаженной на днях аралией, а я, стоя в тот момент спиной, не успела предотвратить катастрофу. Как результат — пришлось полчаса чистить ковер, ворча на весело скачущего вокруг бесстыжего зверя, который, к слову сказать, не выказывал никаких признаков вины. Закончив чертыхаться и убираться примерно одновременно, я обнаружила, что практически безнадежно опаздываю на лекцию, и вихрем вылетела из дома. Кинув скурр у входа в Академию, я вбежала внутрь и за третьим поворотом врезалась в чью-то спину и, не удержавшись, оказалась на полу.

— Уй, — взвыла я, ощупывая щиколотку.

— Осторожнее надо, — раздался знакомый голос, Джо, чуть усмехаясь, протянул мне руку. — Вставай уже.

Схватившись за него, я поднялась, кое-как пригладила волосы и, заискивающе улыбнувшись, заговорила:

— Георг, я очень извиняюсь за вчерашний прогул. Больше такое не повторится, честное слово.

— Да ладно, — отмахнулся он. — Пустяки. Я, честно говоря, даже не заметил. А теперь извини, мне пора.

Джо удалился, а я некоторое время тупо пялилась в его спину, размышляя, с чего это вдруг он торчал в пустом коридоре, если вчера не обратил внимания на мое отсутствие. Затем очнулась, словно на меня вылили ведро воды, и ринулась в аудиторию. Обошлось — лектор сегодня был еще менее пунктуален, чем я.

После окончания двух лекций, оказавшихся весьма увлекательными, я снова подвергла обед остракизму и отправилась на поиски последнего из подозреваемых. Расписание гласило, что второй лекции у него сегодня не было, а значит, мсье Голльери вполне способен к переговорам и недовольного ворчания на тему «я голоден и хочу отдохнуть», скорее всего, не последует.

Так и получилось. Конечно, особого счастья от перспективы разговора мсье Голльери, обнаруженный мной в своем кабинете, не выказал, но и от бурчания себе под нос воздержался. Усадив меня в кресло перед заваленным бумагами столом, он в меру дружелюбно осведомился:

— Что вам угодно, Айлия?

Привычно достав из кармана распоряжение ректора, я протянула его преподавателю и спокойно ответила:

— Поговорить.

Мсье Голльери взял бумагу, пробежал ее глазами усмехнулся в рыжие усы и желчно вопросил:

— Значит, вы оказались настолько самоуверенны, что вообразили, будто этот орешек вам по зубам?

— Нет. Мне — нет. Но вот старому Зенедину вполне по силам. Или вы с этим не согласны?

Мне удалось удивить собеседника. Потерев нос пальцем, мсье Голльери внимательно взглянул на меня и пробормотал:

— Вот как… Значит, вы все-таки решились. Похвально. Но как вы умудрились уговорить оборотня помочь?

Я фыркнула.

— Банально. Попросту дала ему взятку.

Теперь настала очередь лектора фыркать.

— Банально, говорите? Лично мне подобная идиотская выходка в голову бы не пришла… Но, с другой стороны, это не так и важно, — задумчиво протянул он и продолжил: — Я не очень понимаю, мадемуазель, какие соображения привели вас сюда, поскольку об убийстве Галя мне ничего не известно, но сотрудничать придется. Все же указания свыше…— Сделав паузу, он выжидательно на меня посмотрел.

— В данный момент я собираю информацию о жителях Ауири, точнее, об их отношениях с покойным. И для начала у меня вопрос — расскажите мне о прошлой жизни мадам Хоури.

— Сплетни, значит, собираете? Похвально. Должен вас разочаровать — оперировать буду лишь объективными фактами. — Я кивнула, показывая, что подобный вариант меня вполне устраивает. — Биографию мадам Хоури интересной не назовешь, — профессиональным лекционным тоном начал вещать мсье Голльери. — Родилась и выросла она в Кохиноре, но затем, проявив редкостное упорство, приехала учиться в Высшую Академию Магии. Особых способностей к волшебству замечено не было, но вот управленческая жилка в ней оказалась о-го-го, и предыдущий ректор, мсье Бьорек, умудрился не упустить столь ценный кадр, оставив ее работать в Академии, сначала делопроизводителем, потом начальником, и, наконец, мадам Хоури стала правой рукой мсье Клеачима. Причем лично я уверен, что она значительно больше подходит на пост ректора, чем его нынешний владелец. Но это, конечно, только мое мнение.

Когда мсье Голльери привычно перешел на темы внутренней политической борьбы за власть, я, слушая его вполуха, оглядела кабинет. Удивительно, но, вопреки моим ожиданиям, тут царил отнюдь не безупречный порядок, проще говоря — бардак. Повсюду валялись помятые бумаги, раскрытые книги, перья, в большинстве своем весьма покусанные. Видимо, дурной привычкой что-то в задумчивости грызть обладала не только я. В отличие от коттеджей, посещенных мною вчера, в этом кабинете неуловимо веяло богатством. Вроде ничего особенного, но разные мелочи цепляли глаз: кожаный переплет записной книжки, новехонькое удобное кресло, банка кофе по цене, при виде которой я в магазине испуганно шарахалась, чашки из костяного фарфора. Поняв по наступившей тишине, что собеседник договорил и ждет моей следующей реплики, я закончила осмотр комнаты и вернула к нему внимание, спросив:

— А что насчет личной жизни? Мадам Хоури была замужем?

— Насколько мне известно, нет. Но это не значит, что она все время провела в одиночестве, совсем наоборот. Мужчины вокруг нее не переводились.

Я недоуменно уточнила:

— Тогда почему она так и не вышла замуж?

— Айлия, вам сколько лет…— начал было собеседник, но я совершенно невежливо перебила:

— Все, поняла, поняла. Вырасту — перестану задавать глупые вопросы, так?

— Тише, — успокаивающе поднял ладонь мсье Голльери, — не надо шуметь и обижаться. Просто Мэрион Хоури относится к тому редкому и чрезвычайно ценимому умными мужчинами типу женщин, которых совершенно не привлекает семейная жизнь. Она целиком посвящает себя работе, и для разрядки ей вполне достаточно приятных отношений, не переходящих в брак. Более близкое общение непременно станет ей в тягость.

— Очень познавательно, спасибо, — съехидничала я. — А вы не в курсе, нет ли у нее какого-нибудь дорогостоящего увлечения? Может, она играет на скачках или коллекционирует черепа драконов?

— Богатая у вас, однако, фантазия, — похвалил меня лектор. — Нет, ничего подобного. Точнее, — поправился он, — хобби-то у нее было — она увлекалась магическими игрушками. Но, мне кажется, это не то, что вам нужно.

— Почему же? — Я, словно гончая, почуявшая след, втянула носом воздух. — Что еще за игрушки?

— Тут нет ничего особенного, — со скучающим видом пояснил мсье Голльери. — Просто многие известные маги прошлого баловались, изготавливая различные амулетики, приколы и украшения. Например, кружка, напиток в которой постоянно меняется, и никогда не знаешь, что выпьешь: шоколад, бренди или родниковую воду. Или кольцо, делающее хозяина на полчаса невидимым, если повернуть в нем камень. Кольцо, конечно, к разряду дешевых отнести сложно, но это единичные варианты. Здесь вам искать нечего, Мэрион Хоури весьма разумно распоряжается своими финансами.

Предположим, конечно… но я, после всего услышанного, не была в этом столь уверена. Из моего богатого опыта общения с коллекционерами следовало, что эта братия не от мира сего и порой за маленькую безделушку, на которую обычный обыватель даже не взглянет, готова выложить поистине астрономические суммы. Все же стоит покопаться получше…

Мсье Голльери взглянул в окно, пытаясь определить время, но, узрев лишь тучи, поморщился и предложил:

— Давайте дальше. Перерыв все же не бесконечен.

— Согласна. — Я кивнула и без предупреждения выдала: — Что случилось с родителями мадам Арно?

Лектор резко откинулся назад, скрестив руки на груди.

— А при чем тут Гретель? — весьма недовольно поинтересовался он.

В который уже раз я терпеливо повторила:

— Да особенно ни при чем, просто я цепляюсь за мелочи и тяну за любые ниточки, кончики которых оказываются в поле моего зрения. Мадам же Арно привлекла к себе внимание откровенной неприязнью к покойному, и это тем более странно, если учесть, что с остальными обитателями Ауири у нее великолепные ровные отношения.

— Это связано лишь с личными качествами Галя Траэра, тем более что никакая нелюбовь не является поводом для убийства, — заметил собеседник.

— Безусловно, вы правы. Но будьте добры, ответьте на мой вопрос.

— Все равно же докопаетесь, — недовольно проворчал мсье Голльери. — Уж в пробивном характере вам точно не откажешь. — (Интересно, это комплимент или как?) — Родители Гретель сгорели вместе с частью приюта, в котором они жили. Причем причину пожара установить так и не удалось. Вы удовлетворены?

Я кивнула, пребывая в легком оцепенении. Да уж… общего у нас с мадам Арно все больше, родители не просто погибли, но и одинаково мучительной смертью. Кому, как не мне, знать, что происходит с ребенком после такой трагедии… Страсти к убийству это точно не вызывает.

— Айлия, с вами все в порядке? — уточнил собеседник. — Вы ужасно побледнели, хотите воды?

— Нет. — Я встряхнулась, отгоняя воспоминания о той ночи. — Извините, я, пожалуй, пойду…

— Конечно, конечно, идите, посидите на свежем воздухе, — с налетом заботы отозвался мсье Голльери, но уже через секунду вновь стал самим собой: — Только на занятия не опоздайте.

За пять минут до начала практики, когда я, уже вполне бодрая, находилась в двух шагах от аудитории, сзади раздался оклик:

— Айлия, подождите!

Обернувшись, я увидела мадам Хоури, за тощей спиной которой с хмурым и пугающим видом стояли двое мужчин в полицейской форме. Один из них был мне уже знаком, правда, больше по голосу, а вот спутника инспектора Орно я видела впервые, и выражение его лица мне очень не нравилось. Назовите это женской интуицией, но мне мгновенно захотелось дать деру. Громадным усилием воли подавив столь неподобающее желание, я сделала пару шагов им навстречу.

— Добрый день, мадам, добрый день, мсье. Чем могу служить?

Заместительница ректора закашлялась.

— Айлия, это инспектор Орно и констебль Реукрист. Инспектор…— Отступив, она предоставила слово мужчинам.

Инспектор, распространяя, как водится, вокруг аромат свежего эля, вышел вперед, оглянулся, убедившись, что, кроме нас четверых, никто не слышит, и официальным тоном провозгласил:

— Мадемуазель, вы арестованы по подозрению в убийстве мадам Жанет Моризо. Констебль, проводите мадемуазель…— Тут он запнулся, видимо несколько ошарашенный выражением моего лица.

— Чт-то? — удалось мне все же выдавить. — Я арест-тована? По подозрению в убийстве? — Покачнувшись, я прислонилась к стене.

— Эй, девушка! — Констебль помахал рукой. — С вами все в порядке?

— Практически, — фыркнула я. — Разве что тот факт, что через час я окажусь за решеткой, несколько омрачает мое существование.

Но, похоже, чувства юмора у мсье Реукриста отродясь не бывало — напрочь проигнорировав мои излияния, он совершенно нейтрально произнес:

— Тогда пройдемте. — И для пущей убедительности взял меня под локоть.

Пришлось сдаться на милость превосходящих сил. Под любопытными взглядами окружающих мы покинули здание Академии, погрузились в служебную повозку и отбыли в… хм… участок.

Через час, сидя в камере предварительного заключения, я несколько свыклась с новым положением и в ожидании допроса попробовала свести в единую картину результаты моих бесед в последние два дня. Собственно, особо никаких положительных эмоций по вопросу полезности этих встреч я не испытывала. Точнее, несколько странных и необъясненных фактов все же обнаружились, но вот насколько они перспективны… Попробуем по порядку. Итак, мадам Хоури.

Старой девой ее назвать сложно, прошлое заместительницы ректора оказалось весьма бурным, но все же факт остается фактом — в своем уже далеко не юном возрасте мадам Хоури жила одна, и каких-либо изменений не предвиделось. В такой ситуации обида брошенной женщины вполне могла послужить поводом для убийства. Плохонький, конечно, но мотив. Второй, значительно более веской причиной, возможно толкнувшей мадам на преступление, были деньги. Все же коллекционирование — страсть, которая плохо поддается контролю, и чрезмерное желание засунуть себе в пыльный шкаф какой-нибудь раритет толкает людей на слабо предсказуемые поступки. Единственным аргументом, говорящим в пользу правой руки ректора, была ее физическая хрупкость, но при применении для нейтрализации жертвы черной магии и он сходил на нет, а бардак в спальне вполне мог быть устроен для отвода глаз. Другое дело, что у меня в голове упорно не укладывалось, что мадам Хоури может выступать в роли убийцы. Равно, собственно говоря, как и мадам Арно. Причем в случае с ней денежные мотивы стоило отбросить без колебаний — к материальным благам дриады испокон веков относились с полным пренебрежением, и дом мадам Арно служил тому отличным подтверждением. Других же мотивов тоже не наблюдалось, а явную неприязнь к покойному все объясняли лишь назойливостью мсье Траэра, хотя мне упорно казалось, что есть тут более глубокая причина. Но, так или иначе, никаких явных оснований подозревать дриаду я не обнаружила, и пожар, уничтоживший ее родителей, не оказал на психику мадам Арно разрушительного воздействия и не сделал ее убийцей-маньяком.

Значит, из текущего круга подозреваемых остался лишь мсье Голльери. Характер его, безусловно, покладистостью никогда не отличался, но для убийства этого маловато. Мотивов же наблюдалось еще меньше, чем у женской части населения Ауири. Вряд ли место мсье Траэра являлось настолько желанным, а никаких тайных дорогостоящих страстей ректора выяснить тоже не удалось, разве что убранство кабинета навевало легкие подозрения, да и возлюбленных у него мсье Траэр тоже не уводил, скорее наоборот. Короче, эта задачка явно не для моих, пока еще не привыкших к подобному мозгов. Пора идти на берег Каппы, на свидание с Зенедином. Честно говоря, я уже соскучилась по старому ящеру и очень радовалась поводу вновь навестить старого дракона. Хотя… я вроде в тюрьме, отсюда как-то затруднительно прогуляться до пещеры. Вздохнув, я прилегла на полку и закрыла глаза.

К реальности меня вернул скрип открывающейся двери. «Неужели так сложно смазать петли…» — мелькнула в голове непрошеная мысль.

— Мадемуазель, прошу вас пройти со мной.

Приподнявшись на локте, я взглянула в сторону выхода и обнаружила там констебля с магическим шнуром наперевес. Увидев, что я проснулась, он подошел и захлестнул один кончик шнура на моем запястье, а второй конец на своем. Теперь моих способностей волшебницы было совершенно недостаточно, чтобы освободиться. Пришлось послушно следовать за констеблем, как зверушка на поводке, а в качестве напоминания, что я не на свободе, шнур легонько покалывал кожу.

После недолгого путешествия по полицейским коридорам, вид которых, к моему удивлению, тоски не навевал, мы оказались в кабинете инспектора Орно. Он восседал за небольшим столом и легонько постукивал по его обшарпанной поверхности неровно обрезанными ногтями.

— Садитесь, — подтолкнул меня констебль, сам же встал за спиной.

— Итак, — потер инспектор ладони, — начнем.

— Да, — немедленно взвилась я. — Отличная идея. Скажите тогда, чего ради вы меня сюда притащили? С какой стати мне убивать?

— Это и меня интересует, — без тени улыбки сообщил собеседник. — В качестве прелюдии давайте разберемся хотя бы, что вы делали в ее квартире.

— А откуда вы…— Я осеклась, вспомнив, как легко прошли по моему следу незваные ночные гости. Естественно, и опытная в таких вещах полиция должна быть в состоянии проделать все то же самое.

Боюсь, вы мне не поверите… Но я просто летела на скурре, замечталась и случайно упала на балкон мадам Жанет Моризо. Погибшую ведь так звали?

Инспектор кивнул, а затем очень незаметно кивок трансформировался в сокрушенное покачивание головой.

— Боюсь, ваши объяснения очень невразумительны. Вот вы просто так, случайно оказались на той улице, непонятно с чего вдруг упали на балкон, залезли в квартиру и, обнаружив труп, не завизжали и не кинулись со всех ног прочь, а, проявив потрясающую выдержку и самообладание, обыскали помещение. Ну? — Собеседник выразительно на меня взглянул.

Я пожала плечами.

— Любопытство, конечно, порок, но не преступление, и за него в тюрьму пока не сажают, иначе города бы опустели. А падение на балкон вряд ли можно отнести к незаконному проникновению.

— Боюсь, Айлия, вы недооцениваете серьезность ситуации, — заговорил было мсье Орно, но тут дверь его кабинета распахнулась и внутрь величественно вплыл ректор в сопровождении мадам Хоури.

Я удивленно на них воззрилась, инспектор молчал и следовал моему примеру. Ничуть не смущаясь таким холодным приемом, мадам Хоури прошествовала к столу, уселась на второй стул, расправила плечи и, выразительно глянув сначала на ректора, а затем на меня, заговорила:

— Добрый день еще раз, инспектор. Мы, безусловно, понимаем, что ваш долг перед обществом состоит в поимке преступников, но во время расследования совершенно не обязательно держать мою студентку под стражей. Она никуда не сбежит, слово ректора. Да, мсье Клеачим?

Ректор, очнувшись от каких-то своих мыслей, кивнул, и она продолжила:

— Так что огромная просьба освободить нашу подопечную.

После недолгих раздумий инспектор встал и, сообщив, что вскоре вернется, вышел. Я, напрочь забыв про констебля, повернулась к ректору и открыла рот, но мадам Хоури движением руки остановила меня:

— Погодите, Айлия, поговорим позже.

Пару минут мы просидели в тишине, затем вошел инспектор, имевший несколько озадаченный вид, расположился в своем кресле и со вздохом сообщил:

— Думаю, мы сможем пойти вам навстречу. Но допрос все же придется закончить. Прошу посторонних очистить помещение.

Мадам Хоури, недовольно поджав губы, встала и пошла к выходу, ректор проследовал за ней.

Убедившись, что они покинули кабинет, инспектор взглянул на меня и поинтересовался:

— Так на чем мы остановились?

Вопреки моим опасениям, дальнейшая беседа проходила в несколько другом тоне, нежели ее начало. Вопросы приобрели более нейтральный и стандартный характер, но, к большому сожалению инспектора, на большую их часть я, ничего не зная об убитой, могла ответить только отрицательно, так что допрос действительно быстро подошел к логическому концу.

— Констебль, будьте добры, наденьте трайсер и позовите ожидающих.

Коротко кивнув, констебль отстегнул свою часть шнурка, нас соединяющего, и вышел. Но вскоре он вернулся, вертя в руках тонкий металлический браслет.

— Вашу ногу, мадемуазель.

— Что? — непонимающе уставилась я.

— Ногу, — повторил констебль, наклонившись, ухватил меня за лодыжку и застегнул на ней принесенный браслет.

— Это зачем? — Я вскочила и уставилась на инспектора.

Тот развел руками.

— Похоже, вы забыли, что обвиняетесь в убийстве. Трайсер поможет нам знать ваше местонахождение в любой момент времени. Понятно?

Я кивнула, впервые осознав, что мой арест — это всерьез. До этого момента я как-то не могла представить, что меня действительно считают способной на убийство, но блестящая полоска металла на моей ноге однозначно свидетельствовала — я под стражей и само собой это не рассосется.

— Можно идти? — обратилась я к инспектору, борясь с почти непреодолимым желанием немедленно оказаться под крылом старого дракона.

— Да, — отозвался тот. — Но учтите, что вскоре вы нам вновь понадобитесь.

Но последние слова повисли в воздухе: едва услышав «да», я развернулась и ринулась прочь.

Глава 5

В которой героиня храбро бросается в самую гущу криминального мира Теннета, отклоняет подученное предложение о работе и успешно избавляется от надзора полиции


Всю дорогу до Академии Магии я молчала, глядя на мрачноватый пейзаж вокруг. Слишком силен оказался шок, испытанный мной, когда я осознала, что меня всерьез подозревают. Подобный факт, как я ни старалась, напрочь отказывался укладываться в голове. К счастью, спутники тоже не горели желанием поддерживать беседу, лишь время от времени перекидывались друг с другом ничего не значащими Фразами.

Когда повозка остановилась у въезда в городок и мы слезли на землю, ректор впервые за все время обратился ко мне:

— Айлия, прошу вас учитывать, что именно я являюсь гарантом вашего освобождения из-за решетки, и вести себя соответственно. Надеюсь, я могу рассчитывать на ваше сотрудничество?

— Разумеется, — поспешила я подтвердить и уточнила: — Можно идти?

— Да, пожалуйста, — махнул рукой мсье Клеачим. — Но завтра с утра извольте посетить лекции

Соорудив на лице выражение в стиле «как вы могли такое обо мне подумать», я развернулась и пошагала к реке.

Зенедин, видимо узнав меня по шагам, тратить силы на маскировку не стал и в качестве своеобразного приветствия выпустил в небеса впечатляющий клуб дыма вперемешку с огнем. Увернувшись от кусочков пепла, планировавших вниз в результате импровизированного салюта в мою честь, я обошла полянку, плюхнулась на камень и, сорвав травинку, принялась ее покусывать.

— Я так понимаю, у тебя есть новости? — с самым невинным и беззаботным видом осведомился дракон.

— Во-первых, я только из полицейского участка и меня собираются посадить в тюрьму.

Выдав столь неординарное известие, я нетерпеливо взглянула на собеседника, дабы увидеть его реакцию, но ее толком и не было — лениво отмахнувшись лапой, Зенедин буркнул:

— Это я знаю. Еще что-нибудь можешь мне сообщить?

Я от удивления проглотила половину травинки и тут же закашлялась. Отдышавшись же, взвилась:

— Что значит «еще»? Этого мало? Или вы по привычке заявите, что полиция шутит, хотели бы посадить, уже бы посадили, и так далее… И откуда, собственно, вам известно о моем аресте? — чуть более миролюбиво закончила я.

— Отвечаю по пунктам. О визите полиции я узнал от твоего оцелота, который примчался сюда, не разбирая дороги и вереща от ужаса.

— Вот как… А не может ли быть, что идея миссий по спасению невиновных, заключающейся в визите в управление полиции, принадлежит совсем не ректору или мадам Хоури? С легким подозрением я уставилась на дракона, но на его чешуйчатой морде совершенно явно читалось полнейшее нежелание слышать мои догадки на подобную тему, так что пришлось прикусить язык и робко поинтересоваться:

— А что со следующим пунктом? Меня же посадят в тюрьму. Или вас это не волнует? Найдете другую стройную зеленоглазую компаньонку, и жизнь потечет дальше, день за днем… Так, да? — почти выкрикнула я.

Зенедин неожиданно дохнул на меня дымом и, пока я возмущенно фыркала и терла глаза, заговорил:

— Итак, второй пункт. Несмотря на брошенные мне в лицо обвинения, я не считаю, что это несерьезно. Убийством мадам Жанет Моризо стоит заняться как минимум потому, что разобраться с ним проще, чем ждать, пока это сделает полиция. А поскольку, не получив убийцу, инспектор станет чинить тебе различные препятствия, то расследовать смерть мсье Траэра со шпиками на хвосте будет довольно затруднительно.

Услышав, что меня не бросят на произвол судьбы, я несколько успокоилась, сорвала очередную травинку и деловым тоном поинтересовалась:

— С чего начнем?

Шипастый хвост качнулся направо-налево.

— Нет, Айлия. Так дело не пойдет. Я не могу все время водить тебя за ручку и направлять каждый шаг. Точнее, безусловно, могу, но смысла в этом особого не вижу. Тогда и деньги себе заберу. Так что давай сама. Учись. — Положив голову на лапы, он фыркнул: — Поехали. Для начала расскажи, что за порошок у тебя требовали.

— А откуда…— Решив не изображать дурочку, я уткнулась и попыталась пораскинуть мозгами.

Дорогущий дом, ухоженная, но не слишком красивая задушенная женщина, и одновременно с убийством пропадает какой-то порошок. Что первое приходит в голову? Подняв глаза, я спросила Зенедина:

— Думаете, речь о наркотиках?

— Долго до тебя доходило, — буркнул тот. — Это же очевидно. Или ты о порошке от кашля подумала?

— Очевидно, говорите? — недоверчиво переспросила я. — Тогда зачем вы посылали меня к доктору? Ой… погодите, я совсем забыла…

— Что еще? — ворчливо спросил дракон, вытянувшись во всю длину.

Замечу, что размера площадки еле-еле хватило, а кончик хвоста все же исчез в гуще кустов.

— Я стащила у доктора карточку мсье Траэра. Оказывается, он был неизлечимо болен, ему оставалось жить не более полугода.

— Вот как, — задумчиво протянул Зенедин и закрыл глаза лапой.

— Неужели…

— Тихо, — оборвал он меня. — Я должен подумать.

— Отличная мысль, — пробормотала я кусту смородины справа от валуна. — Вот только что делать мне? Готовиться к жизни в камере? Бодрящая перспектива.

— Нет… что-то не сходится… или…— Невнятно буркнув еще пару слов, дракон поднялся и сел.

— Что не сходится? — немедленно спросила я.

— А ты еще не поняла? Хотя… странно…

— Да что такое? Что странно? — Выведенная из себя, я вскочила с места, подошла к нему вплотную и пристально взглянула в круглые глаза.

— Не приставай, ничего особенного. Может, я заблуждаюсь. Скажи лучше, чем был болен мсье Траэр.

— Коллендией. Но все же, что…

— Да утихомирься ты, — прервал меня потерявший терпение Зенедин. — В данный момент есть более важные вопросы.

С этим сложно было спорить, и я, вернувшись на валун, предложила:

— Продолжим. Вы не хотите узнать о моих беседах с тремя подозреваемыми?

— Хочу. И максимально близко к тексту.

Фыркнув: «Это я уже усвоила», я приступила к подробному изложению допросов. Получалось довольно невнятно, дракон то и дело переспрашивал с недовольным видом. Правда, нельзя не признать, его вопросы помогали мне лучше вспоминать и заостряли внимание на важных деталях. Закончив, я спросила:

— Есть зацепки?

— Сама-то как думаешь?

Опять тренировки? Ладно.

— Мне кажется, максимальным мотив был все же у мадам Хоури, хотя и мсье Голльери живет явно не по средствам. Возможно, у него есть возможность воспользоваться деньгами из бюджета Академии Магии. Мадам же Арно, на мой взгляд, в убийцы не годится, да и подходящего мотива я так и не обнаружила. Все верно? Вы согласны со мной? — Чувствуя себя как на экзамене, я ожидала оценки.

— Скажем мягко — не совсем, — с легкой иронией заметил Зенедин. — Я продолжаю настаивать, что причина таится в прошлом Галя Траэра.

— Возможно, — признала я. — И, скорее всего, это связано с его работой. Предлагаете навестить ювелира?

Зеленый хвост весьма выразительно хлестнул по кусту.

— Не думаю, что от этого будет прок. Нет, корни надо искать раньше. Где родился Галь Траэр?

— По мнению смотрителя музея, в Льоне или под Льоном. Я склонна доверять этому мнению но…— Я продемонстрировала свою окольцованную лодыжку. — Вряд ли я смогу туда отправиться.

— Это что? — с искренним недоумением спросил Зенедин. Действительно, вряд ли за столетия жизни на полянке ему приходилось лицезреть подобные вещи, собственно, как и мне до сегодняшнего дня.

— Трайсер. Полицейское следящее устройство. И стоит мне, пусть даже с совершенно невинными целями, покинуть окрестности Теннета, как меня немедленно сцапает полиция и водворит в камеру предварительного заключения. По-вашему, реально в подобных условиях искать следы мсье Траэра?

— Подойди ко мне, — велел дракон вместо ответа на мой, риторический в общем-то, вопрос.

Я послушно слезла с валуна и сделала несколько шагов в его сторону. Зенедин опустил морду, пристально изучил мое новое украшение, затем дотронулся до него лапой и мотнул головой:

— За это не беспокойся, снимем. Но в одном ты права — сначала стоило бы хоть немного разобраться с этим дурацким обвинением.

— Приятно слышать здравые мысли, — повеселела я. — И как будем разбираться?

Оборотень, шумно вздохнув, присел на краю площадки и заговорил:

— Очевидно, что у этого убийства мотивы могут быть как профессиональные, так и бытовые. Выяснить, что конкретно имеет место, совсем несложно, особенно если учитывать пропажу товара из квартиры мадам Моризо. Если предположить, что ее придушили конкуренты лишь затем, чтобы забрать наркотики, то эта партия должна со временем поступить в продажу.

— А тогда, — понимающе влезла я, — об этом станет известно всем, кто занимается в Теннете наркобизнесом, и с меня автоматически снимутся подозрения. Но, боюсь, о столь хорошем исходе не стоит мечтать, тем более что порошок уже всплыл бы.

— Но проверить все равно надо. Ты сможешь найти своих ночных гостей?

Вопрос, скажу честно, поставил меня в тупик. Но опыт жизни бродячих торговцев дал о себе знать, и я тут же занялась последовательной прокруткой в голове мест, откуда стоило бы начать поиски.

— Айлия! — Дракон затейливо повертел кончиком хвоста перед моим носом. — Ты, часом, не уснула?

— Нет, — встрепенулась я. — Да, думаю, что смогу.

— Хорошо. Тогда тебе стоит поинтересоваться у них, не обнаружилась ли пропажа, да и вообще по возможности расспросить о покойной.

— А если они скажут, что про наркотики ничего не слышали? — уточнила я и добавила: — Это, кстати, очень вероятно.

— Тогда будем отрабатывать вторую версию — мадам по личным причинам отправил к праотцам кто-то из близких знакомых и, решив, что такие деньги на дороге не валяются, прикарманил порошок.

— Но как он планирует его сбывать, не имея выходов? — Сарказм в моем голосе расслышал бы даже глухой.

— Вот! — Хвост вновь указал вертикально вверх. — В этом-то и состоит идея. Надо выманить убийцу, представившись потенциальным покупателем.

— Мне что же, предлагается ходить по всем адресам из записной книжки и изображать из себя начинающего наркодельца?

— Для начала предлагается мыслить менее банально.

Услышав подобное, я обиженно фыркнула и отвернулась к реке. Некоторое время единственными звуками, раздававшимися на полянке, был шорох кустов, когда по веткам прохаживался драконий хвост, но со временем мне надоело маяться дурью и, повернувшись обратно, я спросила:

— А что, если разослать им какое-нибудь письмо, содержание которого заинтересует лишь владельца похищенных наркотиков?

Дракон немного помолчал, видимо, назло мне, но вскоре все же соизволил отреагировать.

— Ты сможешь придумать такой текст, который не насторожит преступника? Это довольно-таки сложно. Но сама идея очень даже неплоха и перспективна, — снизошел он до комплимента.

— Справлюсь, скорее всего. Фантазия у меня богатая. Но в случае чего вы же мне поможете?

— Там видно будет. Когда ты отправишься на поиски информации?

Видимо, Зенедин действительно заинтересовался нашим делом. Обдумывая ответ на его вопрос, я замялась.

— Ректор велел мне завтра лекции не прогуливать, но с практики я смоюсь. — Я вздохнула. — И откуда бы взять лишние десять часов?

— Есть парочка способов, — спокойно заметил Зенедин. — Но мне не кажется, что ситуация требует их немедленного применения. Значит, пока тебе все ясно? Тогда отправляйся домой, учись и изображай из себя примерную заключенную, а с трайсером мы завтра вечером разберемся.

— Хорошо, — кивнула я, чувствуя, что разговор придал мне уверенности и довольно сильно успокоил. Затем слезла с валуна и пошагала в направлении дома. У кромки же леса остановилась, обернулась и добавила: — Спасибо, Зенедин.

— Не за что, — проворчал дракон, сливаясь с молодой листвой.

К утру в моей голове созрел вполне приличный план действий, необходимых для поиска моих ночных визитеров, основным достоинством которого являлась возможность осуществить первую его половину, не покидая пределов Ауири. Да и начать предполагалось с Георга, отношение которого к себе я не могла понять, хоть убей. То он приветливо и чуть ли не зазывно улыбается, а потом совершенно безразличен и еле одаривает меня взглядом. Но уж от чисто делового разговора ему отвертеться никак не удастся. В предвкушении подмигнув своему отражению в оконном стекле, я погладила Фарьку и полетела (не в прямом смысле) на учебу.

Оглядывая одногруппников во время лекций, я так и не смогла вычислить того, кто, возможно, балуется наркотиками, и еще больше укоренилась во мнении, что выходы следует искать среди старшекурсников. А это напрямую означало, что без Георга не обойтись (тут я, безусловно, немного лукавила, но всегда проще обратиться к кому-то знакомому, чем, размахивая бумагой от ректора, приставать к каждому встречному). Лишь только мсье Голльери кивнул: «Все свободны», я поднялась и не мешкая направилась в соседнее крыло, где, согласно расписанию, должна была заниматься группа Джо. В результате этого маневра мне удалось перехватить его по дороге к кафе.

— Георг! — позвала я, завидев среди аспирантов знакомую уже шевелюру. — Мне нужно с тобой поговорить.

Под смешки и задорные подталкивания приятелей он отделился от них и подошел ко мне.

— Здорово, Айлия.

— Пойдем, присядем где-нибудь? — непонятно от чего смутившись, предложила я. — В коридоре не совсем удобно общаться.

Кивнув, Георг двинулся к выходу, и вскоре мы расположились на одной из скамеек в тени окружавших учебный корпус деревьев.

— И ради чего ты лишила меня обеда? — с тенью улыбки осведомился он.

Разговор предстоял далеко не романтический, и ходить вокруг да около смысла я не видела, поэтому выпалила:

— Мне нужно выйти на поставщиков наркотиков в Теннете.

Особого удивления, равно как и других эмоций, на лице собеседника не отразилось, он просто уточнил:

— Каких именно наркотиков? И главное, зачем тебе это? Подобные увлечения до добра не доводят, уж поверь.

— Верю. Это не увлечение, а, так сказать, производственная необходимость. Ты, наверное, знаешь, что я пытаюсь найти убийцу мсье Траэра, и в связи с этим мне необходимо задать несколько вопросов наркодельцам.

Георг покачал головой:

— Думаю, ты ошибаешься. Мсье Траэр не мог иметь отношения к сбыту наркотиков, это совершенно точно.

Я показательно вздохнула:

— Ты счастливый человек — я вот ни о чем не смогла бы сказать так уверенно. — И я довольно похоже передразнила: — Это совершенно точно.

Мне удалось рассмешить Георга — фыркнув, он изрек:

— Не занудничай.

— А ты не уходи от темы, — парировала я. Как-то подозрительно много раз в последнее время меня обвиняют в занудстве, стоило бы прислушаться к мнению масс— Скажи лучше, поможешь или нет.

Применять грубую силу в форме письма ректора пока не хотелось, ведь это немедленно уводило нас от человеческих отношений к деловым.

Пристально на меня взглянув, Джо встал и протянул руку.

— Помогу. Пойдем.

Едва же я поднялась, как он передумал.

— Хотя нет, подожди здесь. — И, усадив меня обратно, скрылся в дверях учебного корпуса Академии Магии.

Проводив его глазами, я машинально сорвала очередную травинку и задумалась. Предположим, я даже найду распространителей наркотиков, и что? Нужно как-то убедить их сотрудничать, а я при всей своей самоуверенности все же понимала, какое впечатление произведу на главаря наркобизнеса, заявившись к нему в офис с предложением совместных действий. Хм… может, тогда просто вручить им записную книжку мадам Моризо, и пусть законные владельцы порошка сами ищут убийцу, а вместе с ним и свою драгоценную пропажу? Вариант казался мне безумно привлекательным, но ровно до того момента, когда я сообразила, что до моих проблем наркодельцам, вернувшим товар, не будет никакого дела, и навряд ли они предоставят полиции преступника вкупе с впечатляющими доказательствами. Да… похоже, отмазаться не удастся и все же придется заняться ловлей на живца с… хм… собой в главной роли. Обреченный вздох вырвался из моей груди, но погрузиться в сожаления о своей несчастной судьбе мне помешал вернувшийся в компании одного из старшекурсников Георг.

— Мойри, познакомься с начинающей наркоманкой, это ей позарез требуется твоя консультация.

— Айлия, это Мойри. Человек, знающий о наркотиках не понаслышке. — Поймав мой настороженный взгляд, он уточнил: — Не переживай, Мойри завязал год назад. Ну, вы поболтайте, а я пошел обедать.

И Джо удалился, оставив меня наедине с типом, встретив которого на темной тропинке, я бы сильно испугалась. Но лишь только он, усевшись на другой конец скамейки, улыбнулся, я кардинально поменяла мнение. Хрипловатым голосом Мойри спросил:

— Я так понял, вас интересует, как связаться с местным главарем наркобизнеса. А с каким именно?

— Их что, много? — поперхнулась я.

Собеседник одарил меня недоуменным взглядом.

— Ты вообще что-нибудь знаешь про этот бизнес?

— Совсем немного, — призналась я. — Но давай для чистоты эксперимента считать, что я полный ноль. Расскажи все в подробностях.

Скривившись, Мойри уселся поудобнее и начал:

— Теннет, в силу специфики населения, является очень своеобразным рынком сбыта. Никакие серьезные средства среди местной богемы и интеллигенции отродясь спросом не пользовались, в ходу лишь баловство, игрушки, можно сказать, — лединье и моуфри, причем на каждый вид монополия. Соответственно, и пирамид распространений две. Тебя какая именно интересует?

Хороший вопрос. Ни ночные визитеры, ни Зенедин названия наркотика сообщить не удосужились, ограничившись туманным «порошок».

— Чем отличаются эти два сорта? — решила выяснить я.

— Главным образом формой. Действие и степень привыкания примерно одинаковы, но моуфри — это жидкость, которую смешивают с алкоголем, а лединье — порошок, лучше всего проникающий через слизистые. Хотя можно и просто в кожу втереть.

Да уж, век живи, век учись. Но хоть название прояснилось. Воодушевившись, я сообщила:

— Думаю, меня интересует группа, занимающаяся сбытом лединье.

Лицо собеседника вытянулось.

— Именно его я и принимал. Очень не советую пробовать, быстро затянет.

Тут я уже несколько разозлилась и рявкнула:

— Я не дура и не собираюсь принимать наркотики. Информация мне нужна для дела! Извини…я не…

— Ладно тебе, я пошутил. — Достав из сумки перо с бумагой, Мойри написал несколько строк и протянул ее мне. — Вот адрес моего поставщика. Сеть в Теннете не очень обширна, и он сможет вывести тебя на лиц, имеющих право принимать решения. При случае можешь сослаться на меня.

— Весьма признательна, — сообщила я, с трудом разбирая неряшливый почерк. — Это вроде в центре?

— На самой южной оконечности, — подтвердил Мойри, вставая. — Что ж, желаю тебе удачи в важных делах, а я, как и Джо, пошел обедать. — Подмигнув, он удалился в сторону кафе, я же направилась к дому, оставить книги и забрать скурр. Похоже, на практику я действительно не попаду…

Южный край центра грандиозными особняками с колоннами и портиками глаз не поражал, скорее наоборот — здесь царствовали дома со сравнительно небольшими квартирами, в которых селились одинокие молодые люди. И если я не заполучу мой домик на берегу канала, тоже окажусь здесь после окончания Академии. Хотя с Дейва станется наложить вето на эту идею. Подобные, хм, беспутные поселения он никогда не жаловал. Но что это за пораженческие мысли? Я обязательно заполучу свой будущий дом и сделаю пару шагов к нему прямо сейчас. '

Воодушевившись, я отыскала нужный дом, приземлилась и, сдав скурр на хранение консьержу, сообщила, что хотела бы видеть Лонка Кудцли, проживающего в квартире номер пятнадцать. Осуждающе поджав губы, консьерж профессионально-официальным тоном поинтересовался:

— По какому вопросу? Он вас ожидает?

— По личному вопросу. Нет, я нагрянула неожиданно, — отрапортовала я, еле удержавшись от того, чтобы вытянуться в струнку.

— Сейчас я его спрошу, — сообщил консьерж и порадовал меня, добавив: — Надеюсь, он уже проснулся. Как вас представить, мадемуазель?

— Айлия Нуар, — сообщила я и, присев на скамейку, стала ждать результатов переговоров.

Вскоре консьерж выглянул из подъезда и позвал меня:

— Проходите, мадемуазель. Четвертый этаж.

Поблагодарив, я начала подниматься по лестнице, когда за спиной послышалось неразборчивое:

— А с виду такая приличная девушка.

Интересно, что же за личность этот Лонк Кудцли, если даже сам факт, что я к нему пришла, уже переводит меня в разряд подозрительных особ? Несколько настороженно я нажала на панель звонка.

— Заходи, не заперто, — тут же раздалось изнутри. И действительно, от легкого толчка дверь распахнулась и я оказалась в холле. Ничем особенным от своих прочих собратьев он не отличался, беспорядок был в меру, порядок также, даже подобную обувь носили многие представители среднего класса Теннета.

— Я в спальне, — позвал меня невидимый хозяин квартиры.

Тапки отыскались с трудом, но я все же справилась и, чуть шаркая ногами, прошла в спальню. Хм… утро Лонка Кудцли являло собой довольно привлекательное зрелище — стройный шатен лет тридцати от роду, завернувшись в белоснежный махровый халат, возлежал на скомканном одеяле, покрывавшем огромную кровать, и пил кофе из большой чашки с отколотыми краями. Широко улыбнувшись, красавчик продемонстрировал великолепные зубы.

— Привет, детка. Чему обязан столь приятной встречей?

Мгновенно поняв, с какой категорией мужской половины человечества имею дело, я одарила хозяина ответной улыбкой и ответила:

— Я, в общем-то, с просьбой. Твой адрес мне подкинул Мойри из Высшей Академии Магии.

— Нужен порошочек? — игриво поинтересовался сбытчик наркотиков. — Для такой очаровательной девушки мне ничего не жалко. — И он как бы случайно повернулся таким образом, что большая часть весьма привлекательного — загорелого, мускулистого — тела оказалась ничем не прикрыта.

Стараясь не смотреть в том направлении, дабы не отвлекаться от рабочего настроения, я отрицательно помотала копной волос.

— Увы, это, возможно, у нас с тобой в будущем. А сейчас я бы хотела пообщаться с руководством по вопросам, не касающимся приобретения новой партии наркотиков, но имеющим непосредственное отношение к старым запасам.

— В каком смысле? — непонимающе взглянул на меня Лонк еще не вполне проснувшимися глазами.

— Они сообразят, — не выказала я желания вдаваться в подробности. — Просто сообщи им мое имя и желание пообщаться.

— Ну не знаю…

Еще бы. Спорим, до сей поры красавчику не приходилось сталкиваться с подобным, и он не мог сообразить, как следует вести себя в нештатной ситуации.

— Короче, — решила я ему помочь. — Давай сделаем так. Ты просто передашь, что в течение двух часов я буду ждать известий в уличном кафе на площади Лейн. Вреда же от этого никакого не будет.

— Вроде нет, — повеселел Лонк.

— Тогда чао. — И, послав воздушный поцелуй, я удалилась, заработав на обратном пути еще один неодобрительный взгляд консьержа.

Кафе, которое я обозначила как место встречи, оказалось практически пустым, все же будний день на дворе, основная масса граждан делом занята, а не бродит невесть где в поисках сбытчиков наркотиков. Выбрав местечко, защищенное от ветра, я пристроилась на солнышке и приготовилась терпеливо ждать. Но номер не прошел — у столика практически сразу возник вышколенный официант, вручивший мне меню. А взгляд его явно говорил, что просто занимать место мне не позволят и придется что-нибудь заказать. Вспомнив о полном отсутствии в моем желудке чего-либо, хоть отдаленно напоминающего обед; я решила раскошелиться и выбрала пару впечатляющих блюд.

В результате ожидание получилось совсем не скучным, я доела салат из теплого мяса с грибами и не успела расправиться с запеченной рыбой, как в дальнем конце площади появились мои старые ночные знакомые, теперь уже не являющиеся незваными гостями. Войдя в кафе, они оценили обстановку на моей тарелке и со словами: «Доедайте, мы подождем» — уселись за соседний столик. Официант немедленно возник рядом, услужливо улыбаясь, но у него лишь потребовали счет за мой обед.

Когда от рыбы остались одни косточки, я встала и взглянула на ожидающую меня парочку:

— Вы просто так зашли или по делу?

Синхронно усмехнувшись, мужчины встали, заняли позиции по обе стороны от меня, и главарь скомандовал:

— Двинулись.

Ушли мы, правда, недалеко — отказавшись бросать скурр, я поставила спутников перед необходимостью ехать на повозке. Безбородый поморщился, но все же подозвал ближайшего таксиста, и дальше мы передвигались на колесах.

Примерно на полпути меня поджидала неприятная неожиданность — главарь повернулся ко мне и со словами: «Надеюсь, вы понимаете, что это необходимо, и не будете глупить» — активировал простенький магический димм, и в результате освобожденного заклинания я перестала видеть, куда меня везут. Немного покопавшись в памяти, я обнаружила, что вполне в состоянии снять действие димма, но делать этого не стала — зачем сердить верхушку наркобизнеса. Это вряд ли расположит их к сотрудничеству, так что я тихо сидела, прислушиваясь к звукам улицы, когда же мы остановились, не удержалась и съехидничала:

— А дальше что? Предупреждаю, я наверняка споткнусь.

— Не переживайте, — буркнул спутник. — Это не проблема.

И меня, подхватив на руки, понесли вверх по лестнице. Наконец все закончилось, мои ноги оказались на твердом полу, и в качестве небольшой демонстрации я, прошептав пару слов, вернула своим глазам способность видеть.

Комната, в которой я оказалась, хм, немного удивляла. В первую очередь тем, что огромные, почти во всю стену окна были плотно занавешены, Причем меня терзали некие сомнения насчет того, что единственной целью дизайнера было помешать мне выглянуть на улицу, скорее уж, это просто являлось одной из деталей, создававших нужную атмосферу удаленности от остального мира. Да и назвать помещение плохо освещенным язык не поворачивался — под потолком уместилась внушительных размеров коллекция светлячков, порхающих в затейливой прозрачной конструкции. Несколько меньших поселений расположились по стенам, прямо над диванами, покрытыми медвежьими шкурами. В комплекте к каждому дивану предлагались стеклянные столики, середину же комнаты занимал большой ковер, сшитый из шкур.

Мое удивленное хлопанье глазами по сторонам в попытках понять, как можно добровольно жить в такой комнате, прервал приход хозяина дома, причем появился он совершенно бесшумно. Просто за моей спиной вдруг раздалось:

— Приветствую вас, прекрасная мадемуазель, в моей скромной обители. Надеюсь, ваши сопровождающие не позволили себе ничего лишнего?

Хитро прищурившись, я лукаво посмотрела на вытянутые физиономии старых знакомых и не удержалась от озорного подмигивания. Затем повернулась к хозяину и дружелюбно ответствовала:

— Добрый вечер, мсье. И мне очень приятно оказаться в этом доме. Ваши люди были очень любезны, даже угостили меня обедом.

— Вы свободны, — кивнул он, и мои конвоиры, вытянувшись в струнку, удалились. — Давайте познакомимся, — обратился он уже ко мне. — Вы, как мне сообщили, Айлия Нуар. Мое же имя — Эндрю Салливари. Мсье Эндрю, проще говоря.

Что ж, имя ему, без всякого сомнения, подходило. Мсье Эндрю выглядел совсем не так, как должен в моем представлении выглядеть расчетливый и успешный наркоделец,—хозяин дома оказался среднего роста, полноватый, с короткими, чуть рыжеватыми волосами. Губы его, казалось, вот-вот расплывутся в улыбке, но пока в истории нашего общения подобных прецедентов не зафиксировано. Одет воротила был в уютный светлый домашний костюм, без всякого намека на галстук. Короче — типичный добрый дядюшка из детских сказок. Брр… пришлось напомнить себе, что внешность обманчива и в данный момент я имею дело именно с таким вариантом.

Придав своему лицу должное выражение серьезной почтительности, я чуть склонила голову:

— Очень приятно.

— Прошу вас, присядем. — И мсье Эндрю, подав мне руку, подвел к одному из диванов. Когда же мы расположились на его разных концах, поинтересовался: — И с какой целью вы хотели меня видеть?

Сглотнув, я начала:

— Думаю, это именно вы прислали недавним вечером двух головорезов, дабы меня как следует припугнуть. Безусловно, если бы предположение, что партию лединье стащила я, выдерживало хоть какую-то критику, то так просто мне отделаться бы не удалось. Значит, вы преследовали свои, не понятные для меня, идеи, вроде как использовать вместо палки для ворошения осиного гнезда. Задумка неплоха, с этим сложно не согласиться. Вот только я неожиданно повела себя не в соответствии с вашими планами, напрочь отказавшись влезать в гущу этого дела.

— И что же тогда, как не желание влезть, привело вас сюда? — с легкой иронией уточнил собеседник.

— Обстоятельства за последнее время немного изменились. Полиция, не обладающая должной широтой мышления, прошла по тому же пути, что и ваши подчиненные, и, обнаружив факт моего пребывания в апартаментах мадам Моризо, не мудрствуя лукаво решила, что я и есть убийца. Так что мне, оказавшейся под следствием, не осталось выбора, кроме как попытаться обелить себя.

Брови мсье Эндрю удивленно приподнялись, придав его лицу комичное выражение.

— И вы пришли ко мне, чтобы я нашел убийцу и сдал его полиции на блюдечке с голубой каемочкой?

— Нет, — фыркнула я. — Я не настолько глупа и, главное, вполне способна самостоятельно разобраться с ситуацией. Но это лишь при условии, что случившееся — не внутренние разборки наркодельцов.

— А что же вы от меня хотите?

— Ответьте мне всего на один вопрос — пропавшая партия лединье появилась на рынке или нет? Ведь если ее похитили распространители моуфри, то держать товар про запас им нет смысла.

— Понятно…— протянул мсье Эндрю. — Вы разрешите, я закурю?

Получив мое согласие, он вытащил из ящика столика трубку, набил ее и принялся выпускать колечки. К моему удивлению, в комнате оказалась на редкость хорошая вентиляция, и никаких следов дыма до моей стороны дивана не долетало. После нескольких затяжек собеседник выдал следующее:

— Знаете, Айлия, а вы мне нравитесь. Редко в красивой женщине можно встретить способность здраво рассуждать. Не хотите на меня поработать?

Пару секунд я переваривала услышанное, затем, убедившись, что мне не показалось, с сожалением покачала головой.

— Боюсь, карьера продавца наркотиков — это совсем не то, ради чего я столько времени училась. Спасибо, но пока нет.

— Обижаете, — развел руками делец. — Я же не роль сбытчика предлагаю. Нам нужны способные маги.

— Это, конечно, более лестно, но все равно нет. Возможно, со временем я пересмотрю свои взгляды, а пока ответьте лучше на мой вопрос.

— О партии Моризо? Нет, о ней пока ничего неслышно. А у вас есть какие-то плодотворные идеи касательно поиска убийцы и вора?

Хитрый какой. Ну уж нет, со мной такие фокусы не пройдут.

— У меня вообще богатая фантазия, — ухмыльнулась я и, глядя на недовольную складку, появившуюся на лбу собеседника, добавила: — Конечно, если вы захотите сотрудничать, то я не откажусь, все же в данном вопросе наши интересы совпадают. Вам нужен лединье, мне убийца с доказательствами.

Мсье Эндрю отложил докуренную трубку и постучал ногтем по кольцу-печатке на правой руке.

— Я так понял, что планы вы все равно не выболтаете, и это похвально. Но могу я узнать самые общие ваши соображения?

Хм… не могу сказать, что от откровений наверняка не будет никого вреда, но если я откажусь, то это мне точно не принесет никаких дивидендов. Устроившись поудобнее, я заговорила:

— Лично мне кажется, что в связи с убийством мадам Жанет Моризо стоит рассмотреть два варианта. Первый — преступление является делом рук конкурентов, но это маловероятно. Вряд ли им нужны разборки с вами, а если они и действительно похитили наркотики, то партия уже оказалась бы на рынке. А по вашим же словам, это не так. Значит, остается только одно — мадам убита по личным причинам, лединье же преступник прихватил с собой лишь для наживы. Но у среднестатистического жителя столицы вряд ли есть легкие выходы для сбыта большого количества порошка. И сейчас, по идее, у него должны образоваться сложности — хранить наркотики боязно, а выбросить жалко. — Сочтя, что информации достаточно, я закончила. Остальное пусть наркодельцы додумывают сами.

— Что ж, спасибо, — после небольшой паузы произнес мсье Эндрю. — Очень познавательно. Обещаем, что мы не станем вам мешать.

Отличная новость. И, главное, очень располагает к расспросам о мадам Моризо. Похоже, самое время откланяться, не дожидаясь, пока меня выгонят.

Я встала и осведомилась:

— Обратно меня тоже повезут с закрытыми глазами?

Вопрос вызвал у собеседника легкую заминку, но колебался он недолго.

— Не вижу в этом особого смысла. Мы же теперь сотрудничаем.

Мило. Значит, подход, характеризующийся как «мешать не будем», нынче считается плодотворным сотрудничеством. Вслух я ничего подобного говорить не стала, лишь улыбнулась и заверила:

— Вскоре я смогу порадовать вас хорошими новостями.

— Не сомневаюсь, — склонил голову мсье Эндрю и позвал дворецкого, дабы тот проводил меня на выход.

По дороге я поймала любопытные взгляды моих недавних провожатых, скучающих в холле первого этажа. Дружески махнув им рукой, я уселась на скурр и отправилась в магазин. Обновить запас продуктов да порадовать дракона пятью-шестью фунтами шоколадной нуги.

— Спасибо, — пробурчал Зенедин, проглотив последний кусочек. — Давай переходить к делу.

— Ну да, — съехидничала я. — После получасового наблюдения за вдумчивым поеданием сладостей я как раз нахожусь в подходящем настроении.

— Не язви, — предостерегающе махнул хвостом оборотень, и солнечные зайчики, отразившись от сверкающей чешуи, попали мне в глаза. — Иначе я тоже потеряю всякое желание сотрудничать, и ты так и останешься с железкой на ноге, а этот импровизированный браслет совсем не красит твою лодыжку.

Я примиряюще подняла ладони.

— Все молчу, молчу. И внимательно слушаю.

— Люблю конструктивный подход. Скажи мне теперь, как ты собираешься освободиться от трайсера?

Вот опять. Вместо помощи допрос с пристрастием. Как будто я в курсе разнообразных возможностей черной магии.

— А нельзя его просто уничтожить? Испарить, например.

— Все время тебя тянет к лобовым решениям, — рыкнул Зенедин. — Сама-то слабых мест у подобного предложения не видишь?

Усмехнувшись, я парировала:

— А я не предлагала. Я спрашивала.

Без каких-либо эмоций дракон отреагировал:

— Извини, не понял. Отвечаю — уничтожить можно. Сделать вообще можно практически все. А теперь скажи, почему мы так не поступим.

К этому моменту я уже была готова и изрекла:

— Потому что полиция немедленно поднимет панику.

— Дальше, — подбодрил меня Зенедин.

— Вешать трайсер на ближайший сучок тоже неразумно, вдруг кому-нибудь в участке придет в голову проследить за моими перемещениями, а постоянное пребывание подозреваемой на одном месте кого хочешь насторожит. Значит, остается только одно — переместить его на другого обитателя Ауири. Но вот кто на подобное добровольно согласится…

— Одного такого я знаю, — сообщил довольный проведенным мной мозговым штурмом дракон. — Фарь, вылезай.

Из пещеры немедленно показалась перепачканная в земле, хитрая мордочка моей домашней зверюшки.

— Похоже, вы двое втайне от меня плетете коварные заговоры, — возмутилась я. — И не стыдно?

— Ет, — вякнул Фарька, вскакивая мне на колени,

— Полнейшая идиллия. — Зенедин скривил морду и отвернулся. — Позвольте напомнить вам, что пора заняться трайсером, а то я прослезиться боюсь.

— А вы умеете? — недоверчиво уточнила я.

— Это к делу не относится, — осадил меня дракон. — Ты слушать собираешься?

— Вся внимание. — Для наглядности я села прямо и уставилась в круглые глаза оборотня.

— Предупреждаю сразу, будет сложно.

Я фыркнула:

— Трудности созданы, чтобы их с успехом преодолевать.

— Это похвальная позиция. Действовать будем так…

Весь следующий час я была целиком поглощена тщательным выполнением подробных указаний, так и сыплющихся из пасти дракона. Несколько первых попыток произнести заклинание к успеху не привели, я порядком вымоталась и утратила большую часть первоначальной самоуверенности.

— Да уж, — понуро прокомментировал Зенедин очередную неудачу. — Я так и предполагал, что у тебя ничего путного не получится. Для реализации этого совсем не простого заклинания нужно обладать недюжинными магическими данными и способностями к самоконтролю.

— Погодите, — возмутилась было я, но вовремя поняла, что демонстрирую пресловутое отсутствие самоконтроля, глубоко вздохнула и позвала: — Фарька, шагом марш ко мне, попробуем еще раз.

— Был не прав, — признал дракон через некоторое время, оглядывая со всех сторон новехонький ошейник моего оцелота. — Приношу свои извинения.

Мне было не до реверансов — знакомое ощущение тяжести вновь навалилось на мои плечи.

— Это была черная магия? — поморщившись, спросила я, гадая, почему сия элементарная мысль не посетила мою голову раньше.

— Конечно. А ты искренне считала, что обойти полицейское заклинание можно при помощи стандартного содержания школьных учебников?

Я тряхнула волосами, пытаясь избавиться от липкой гадости, распластавшейся в воздухе. Дракон, наконец заметивший выражение моего лица, почти участливо поинтересовался:

— Что, опять плохо?

Я кивнула.

— Так не пойдет. Надо привыкать.

— Поделитесь методами, если не сложно, — довольно резко огрызнулась я, находясь не в самом миролюбивом расположении духа.

— Основной метод довольно прост — опыт и тренировки. Но для начала попробуй мысленно окружить себя защитной сеткой, должно помочь.

— А не проще убрать это, как в первый раз? — жалобно поинтересовалась я.

Дракон укоризненно покачал головой.

— С точки зрения сиюминутной ситуации, безусловно, проще. Но это абсолютно недальновидно. Тебе же и в дальнейшем придется пользоваться подобными заклинаниями, и нельзя каждый раз приходить в нерабочее состояние.

Я несколько удивленно взглянула на собеседника.

— Я, в общем-то, не собираюсь часто прибегать к столь радикальным мерам.

— Ты не болтай, а последуй совету умного волшебника.

Закрыв глаза, я старательно представила рыболовную сеть, покрашенную в цвет молодой листвы, и набросила на себя, укутав от макушки до кончиков пальцев на ногах. Стало немного лучше, и я расслабленно улыбнулась.

— Получилось? — осведомился Зенедин. — Вот и хорошо. А теперь расскажи, что ты имеешь против использования черной магии.

— Умный вопрос, — не сдержалась я. — А что вы имеете против убийств себе подобных?

— Ты это серьезно? — Круглые глаза дракона стали еще круглее.

— Вполне. Черная магия никого до добра не доведет. От нее один вред.

— Особенно, — заметил собеседник, — сейчас, когда ты, совершенно не виновный в убийстве человек, обманула полицию, сняв трайсер.

— Но я же не сделала ничего плохого!

— Вот! — Зенедин даже привстал с места. — Об этом и речь. Не бывает плохих или хороших заклинаний, бывают плохие или хорошие цели. Это как с кухонным ножом — можно нарезать им хлеб для голодного друга, а можно чье-то горло перерезать. Нож в данной ситуации лишь инструмент. Так и с магией.

— С такой точки мне смотреть еще не приходилось, — созналась я. — А почему тогда возникает этот ужасный осадок? Если я не делаю ничего страшного, то почему мне становится плохо?

— Увы, но на этот вопрос я тебе не смогу ответить. Уже несколько сотен лет некоторые ученые бьются, пытаясь разрешить задачку, но безуспешно. Самых популярных версий две. Первая — один из давным-давно живших волшебников, слишком сильно разделяющий черное и белое, отобрал все неподходящие, на его взгляд, заклятия и наложил на них чары. С той поры каждый, кто творит черное волшебство, вынужден за это платить.

— А вторая версия?

— Она значительно прозаичнее. Вот представь — если ты порежешь ножом хлеб, то ничего не случится, если же убьешь человека — то будет лужа крови и угрызения совести. В случае с магом эти угрызения и создают неприятную ауру. А со временем маг привыкает, и совесть перестает его мучить.

— Довольно неубедительно, — пробормотала я.

— Не нравится — можешь посвятить свою жизнь поиску ответа на этот вопрос, — огрызнулся Зенедин. — Я не исключаю, что у тебя это получится лучше, чем у многих до сего момента.

Пожалуй, стоит обдумать на досуге это предложение. Правда, вот досуг в ближайшем будущем как-то не планируется, сплошные убийства.

— Кстати, об убийствах. — Успокоившись, дракон улегся. — Ты уже придумала, как расставить ловушку для убийцы мадам?

— Да. Нужно написать письмо примерно следующего содержания: «Если вас интересует, как избавиться от проблем, приходите туда-то тогда-то».

— Идея неплоха. Но теперь представь, что все знакомые Жанет, как страдающие без наркотиков, так и просто те, у которых не все хорошо в жизни, ринутся к тебе валом. Как ты будешь среди них искать преступника?

Я замялась. Как-то подобные мысли без помощи Зенедина в мою голову не приходили. Мне явно рановато пока пускаться в свободное плавание по водам дедуктивных расследований. Но, сочтя момент не очень подходящим для углубленного самоанализа, я понуро взглянула на собеседника и признала:

— Хороший вопрос. Тогда надо как-то изменить текст, чтобы было понятно, что речь идет только о покупке.

Зевнув, дракон изрек:

— Люблю, когда мысли напарника текут в правильном направлении. Давай порассуждаем вместе.

Предложение мне понравилось. Я довольно улыбнулась и выразила полнейшую готовность к сотрудничеству. В результате нам удалось соорудить вполне приемлемый текст: «Начинающий предприниматель интересуется пропавшим имуществом Жанет Моризо. Предложения шлите на адрес А12-ДЕ24» (это номер почтового ящика Дэйва, который он арендовал на главном почтовом отделении Теннета, а у меня был к нему доступ). К счастью, аренда ящиков — дело анонимное: приходишь, платишь и пользуешься, так что вычислить меня таким образом было совершенно невозможно. Зенедин, правда, пытался перестраховаться и уговаривал меня обзавестись новым ящиком, но я смогла убедить его, что это значительно опаснее, ведь вряд ли кто-то помнит про Дэйва, а меня могли и заметить.

— Да, — усмехнулся дракон, услышав подобный аргумент. — Ты девушка красивая, мужчины должны обращать на тебя внимание. А молодой человек имеется?

— Что это за вмешательство в личную жизнь? — с шутливой угрозой поинтересовалась я. И, вздохнув, добавила: — Есть один, но он уже женат.

— Для тебя это проблема? — удивился Зенедин.

— Жена — нет. Но там еще и ребенок. К сожалению, Георг — не вариант, как бы мне ни хотелось оказаться с ним рядом. Так что, если не сложно, давайте закроем эту тему.

— Нет проблем. Тогда иди и пиши письма, — распорядился дракон, устремив взгляд на бушующую воду. Неужели обиделся?

— Да, — неожиданно подпрыгнул Фарька, до сих пор мирно лежащий на моих коленях. — До'ой.—Он устроился на плече в полной боевой готовности.

— Слышала? Твой зверек скоро совсем одичает. Ступай уже, ужин ждет.

Точно обиделся. Ну и ладно, я тоже так могу.

— До встречи, пойду ловить убийцу.

Ответа не было, и, развернувшись, я двинулась к дому. Честно говоря, ощущение было двойственное. С одной стороны, обижать дракона мне совсем не хотелось, но и раскрывать душу, выплескивая чувства и эмоции малознакомому оборотню, я была совершенно не готова. Может, повернуть обратно и все объяснить? Задаваясь этим вопросом, я дошла до дома, ругаясь на все лады, поставила чайник и засунула в гриль мясо.

Пока все готовилось, я залезла на подоконник и принялась перелистывать записную книжку Жанет Моризо, изучая фронт работ. В результате обнаружилось шестьдесят три адреса, и перспектива провести вечер за строчением писем предстала передо мной во всей красе. Услышав сигнал, призывающий меня слопать вкусный ужин, я встрепенулась и отправилась немного подкрепиться перед тем, как закидывать в наркоболото столицы удочку с собой в роли червяка.

Глава 6

В которой героиня все же закидывает крючок для поимки второго убийцы, раскрывает небольшой заговор среди привидений, помогает садовнику пересаживать тыквы и пролетает мимо мороженого


На следующее утро я выбралась на крыльцо, таща в руках постоянно стремящуюся рассыпаться охапку писем. Поскольку выдался долгожданный выходной, да еще на редкость теплый и солнечный, я решила несколько ускорить процесс доставки приманки к адресатам и отвезти вчерашнюю писанину непосредственно в главное почтовое отделение, да заодно и абонентский ящик проверить на предмет весточек от Дэйва. Кое-как упаковав письма в рюкзак, я подозвала Фарьку (обещания нужно выполнять… иногда) и, после того как он уютно устроился у меня на плече, оседлала скурр и взлетела в голубое, совершенно безоблачное небо.

Находясь в прекрасном расположении духа и не желая искать неприятностей, правил движения нарушать я не стала, послушно расположившись над дорогой. Час стоял довольно ранний, и большая часть потенциальных желающих попасть в выходной в Теннет еще мирно дрыхла, но несколько скурров вместе со своими хозяевами уже двигались в столицу; по делам или без оных.

— Доброе утро, — неожиданно послышалось сзади, и Джо, поравнявшись со мной, полетел рядом.—Отличный скурр.

— Спасибо. — Я польщенно улыбнулась. — Брат подарил на день рождения, до этого я передвигалась на старой скрипучей развалине.

— Правильный у тебя брат, завидую. Как, кстати, продвигается твое детективное расследование? Уже нашла преступника? — съязвил Георг.

— Практически, — лукаво ухмыльнулась я. — Но все равно буду благодарна, если ты поделишься информацией. Ты сам-то кого-нибудь подозреваешь? Что говорят про убийство на старших курсах?

— Честно? Что тебе не справиться, ведь если бы это было просто, то полиция давно арестовала бы преступника и заполучила денежки мсье Траэра. Но лично я так не считаю, — поспешно добавил он. — Да и способности Зенедина преуменьшать не стоит, его опыт дорогого стоит.

Что ж, ничего нового. Такое мне уже не раз приходилось слышать на протяжении лет примерно двадцати трех. И все, утверждавшие, что я не смогу, не справлюсь, не выдержу, позже извинялись. Самым приятным из воспоминаний было покаянное лицо директора школы, которую я, придя необразованной бродяжкой, закончила лучшей ученицей. Вручая мне диплом, а меня Дэйву, мадам Пролизьени хмуро сообщила:

— Если Айлия не продолжит образование, это будет просто преступлением. Я написала ей блестящие рекомендации

— Айли, — неожиданно подскочил у меня на коленях оцелот. — Следи за дорогой, а то вместо столицы окажемся в больнице.

Очнувшись от задумчивости, я поправила полет скурра, чтобы он не задевал за ветки растущих на обочине платанов, и повернулась к Джо, на чьем лице блуждала его стандартная полуулыбка-полуухмылка

— Насчет оценки своих способностей я все поняла. А касательно личности преступника есть какие-нибудь соображения?

— Да ничего особенного, — пожал он плечами. — Основные версии примерно такие: убийство из-за наследства, мадам Хоури вне себя от ревности наняла киллера, он и пришиб мсье Траэра. Хотя призрак Бьорека с нами не согласен. Он утверждает, что мы мыслим банально и скучно.

Где-то я уже слышала подобные, отнюдь не беспочвенные, но порядком поднадоевшие обвинения. Хотя одну ценную идею Джо мне все же подбросил — из его слов следовало, что мсье Бьорек явно что-то затевает и с ним стоило бы поговорить.

— Тебе не надоело разговаривать об этом убийстве? — прервал спутник мои размышления. — Смотри, какой замечательный день. Давай сходим в парк, побродим, поедим мороженого.

Мысль сама по себе была неплоха, да и столь любимое мной кокосовое мороженое я давно не ела. Но…

— Джо, неужели у тебя в городе нет никаких дел? Ты туда летишь просто отдохнуть и повеселиться?

Георг немного смутился.

— Вообше-то мне есть чем заняться.

— Представляешь, мне тоже. Так что давай все же не будем бестолково убивать столь ценное время, его и так мало. Мороженое поесть можно вечером в Ауири. Надеюсь, ты в ладах с замораживающим заклятием?

— Не беспокойся об этом, — самоуверенно изрек Джо, ехидно щуря глаза. — Получишь самое холодное мороженое в мире. Кокосовое сойдет?

Удивленно глядя на провидца во все глаза, я медленно кивнула и тут же чуть не слетела на землю, зацепившись подолом юбки об очередную ветку. К чести Джо, он даже не подумал смеяться, как наверняка сделал бы Эльрон, и уж тем более испуганно охать наподобие Мэрион. Спутник мгновенно метнулся в мою сторону и вниз, будучи в полной готовности ловить потерявшее опору тело. Я же, в мгновение ока восстановив равновесие, взмахнула головой, убирая разметавшиеся по лицу волосы, и поспешила успокоить несостоявшегося спасителя.

— Не волнуйся, а привыкай. Я постоянно за все цепляюсь, но никогда не падаю.

— Забавная привычка.

Я шутливо погрозила Джо.

— Ничего забавного. И неужели у тебя нет своих маленьких слабостей?

— Уела. Сдаюсь. — Он поднял руки.

— И какие же? — снедаемая любопытством, поинтересовалась я. — Читать перед сном по одной умной книжке за вечер?

Георг расхохотался в голос, чуть не расставшись со своим стареньким и жалобно поскрипывающим в воздухе скурром.

— Практически угадала. Нет, я играю на результаты спортивных соревнований и сам немного принимаю ставки.

Час от часу не легче. Только начинаешь тешиться иллюзиями, что хоть немного знаешь и понимаешь летящего рядом мужчину, как он, совершенно ненавязчиво, предстает новой, неожиданной гранью. Угадывает мои вкусы, сознается, что занимается совершенно непредсказуемыми вещами. И тот факт, что эти разнообразные грани совершенно не собирались заканчиваться, не слишком обнадеживал. Хотя… так даже интереснее. Точнее, было бы интереснее, не имей Джо два очень существенных недостатка — большой и поменьше.

— Георг, а как зовут твоего сына?

Задумавшийся о чем-то своем попутчик чуть вздрогнул и пару секунд соображал, о чем это я. Дескать, какой такой сын? Но затем по его лицу расплылась гордая и счастливая отцовская улыбка.

— Карл. В честь одного из древних магов, посвятивших жизнь изучению волшебства. Хотя жена совершенно уверена, что это имя мы выбрали в память о ее дедушке.

Вот. Уже лучше. Значит, у них с женой нет полного доверия и взаимопонимания.

Хм… что это еще за мысли? Семейные мужчины не для меня. Пора взять себя в руки, а то так далеко можно зайти.

— Джо, извини, — обратилась я к достопочтенному отцу семейства. — У меня много дел, и надо спешить.

— Лети, конечно, — вроде как с облегчением махнул он рукой. — Для моей развалюхи эта скорость почти предельная.

Улыбнувшись на прощание, я унеслась вперед, не прекращая возмущаться, как это можно быть таким притягательным, если имеешь жену и ребенка. И главное, зачем он со мной заигрывает?

— Ха'ва, — требовательно вякнул проснувшийся Фарька.

— Будет тебе халва, будет, — поспешила я его успокоить. — Вот письма отправим и сразу в магазин.

Оцелот запрыгнул на мое плечо и лизнул шершавым языком щеку. Интересно, а что будет, когда Фарька решит завести семью? Я стану бабушкой и буду нянчить маленьких непоседливых внучат? Перед лицом подобной перспективы утешало только то, что в любом случае впереди у меня еще несколько спокойных лет

На почте я вывалила ворох писем из рюкзака в главный терминал, откуда их часа через два, предварительно рассортировав, телепортируют в почтовые ящики адресатов, и проверила абонентский ящик. В нем среди кучи дожидающихся прибытия брата бумаг от его многочисленных партнеров нашлась-таки и записка для меня, примерно такого же содержания, как и все ее предыдущие товарки: «Все в порядке, скоро не жди, учись хорошо. Целую. Дэйв».

Засунув листок в карман, я пожаловалась:

— Такое ощущение, что я все еще маленькая глупышка с тощими хвостиками, ходящая в начальную школу.

— А ра'ве нет? — робко поинтересовался Фарька, прикрывая морду хвостом.

— Вроде тут кто-то недавно халвой поинтересовался…

— Нет, коне'но, — немедленно сдал позиции пушистый подлиза. — О'ибся, с кем не бы'ает.

Устало от него отмахнувшись, я подумала, что. какие-то полезные сведения из коротенького послания Дэйва все же удалось извлечь — в окрестностях Теннета он в ближайшем будущем не появится, и это хорошо. Реакция братца на сообщение о моих развлечениях на детективном поприще вместо посвящения себя учебе была слабо предсказуема, и мне совершенно не хотелось приближать момент, когда до него дойдет эта информация. Лучше всего выложить ему эту новость в гостиной собственного дома, купленного на честно заработанные деньги.

Сложив многочисленные письма, предназначенные Дэйву, обратно, я заперла ящик и отправилась выполнять неосторожно данные когда-то обещания — выгуливать оцелота по столице и пичкать его объемистое брюшко свежей халвой. Процесс этот несколько затянулся, поскольку мое неугомонное сокровище откопало в одном из дворов огромную детскую площадку с обилием разнообразных заборов, лабиринтов и различных дырок, и увести его оттуда было решительно невозможно. Но моя настойчивость вкупе с закончившейся халвой сделали свое дело, и запыхавшийся Фарь с весьма недовольным видом залез на скурр.

— Неблагодарная душа, — с чувством попеняла я. — Тебя выгуляли, накормили, а ты дуешься. Больше с собой никогда не возьму.

Вместо ответа мне снова доверчиво облизали щеку.

Домой мы вернулись, когда уже начинало темнеть, так что я быстренько перекусила и отправилась на поиски полупрозрачного бывшего ректора Академии.

Обнаружился мсье Бьорек там же, где и обычно, — в приемной мсье Клеачима. С одной стороны, я вполне его понимала — ведь большая часть его жизни прошла в этом кабинете, но не в приемной же. Так чего ради он тут торчит? После недолгого размышления сделала вывод, что виной тому главным образом банальное любопытство. В приемной значительно интереснее, туда то и дело заглядывают аспиранты с различными глупыми вопросами, а если вдруг центром событий окажется кабинет, так сквозь стенку просочиться недолго. И к тому же там с некоторых пор прочно обосновалась мадам Паола… На этой мысли я не сдержалась и громко фыркнула.

— Что такое? — открыл глаза мсье Бьорек. — Айлия, это снова вы? Напоминаю — сегодня выходной, все работают, сидя в коттеджах.

Проглотив готовое сорваться с языка: «Спасибо, у меня еще нет старческого склероза», я улыбнулась и сообщила:

— Я, собственно, к вам.

На полупрозрачном, немного морщинистом лице призрака явно проступило довольство, и он ехидно вопросил:

— Сообразила наконец, что старый Бьорек может рассказать много интересного. Долго же до тебя доходило.

«А вы действительно можете?» — чуть не ляпнула я, но вовремя одумалась и просто уточнила:

— Где мы можем поговорить? Не думаю, что обитель мадам Хоури самое подходящее место.

— Это верно. — С легкой опаской призрак оглянулся на дверь, ведущую в кабинет ректора, он же царство его покойной супруги. — Пройдемте на улицу, я знаю несколько милых местечек.

Одним из таких местечек по версии любящего пошутить призрака оказался огромный, потрескавшийся от времени валун, одиноко возвышающийся посредине небольшого поля, метрах в трехстах к лесу за учебным корпусом. Насколько я поняла, основной прелестью выбранного собеседником места являлась полная невозможность незаметно подкрасться и подслушать.

Заботливо, как любящий дедушка, усадив меня на довольно удобный, но прохладный каменный уступчик, мсье Бьорек скрестил ноги, завис на уровне моего лица и, для надежности оглядевшись, заговорил:

— Приступим. Какую страшную тайну Академии вы собираетесь выпытать у меня первой?

Признаюсь, такой подход призрака немало меня позабавил. Каждый раз в последнее время, сталкиваясь с мсье Бьореком, я жалела, что привидениям не доверяют руководство. Такой ректор, пусть и полупрозрачный, принес бы Высшей Академии Магии гораздо больше пользы, чем ярый поклонник печенья мсье Клеачим и его не в меру сварливая супруга. Да и жизнь в городке, несомненно, была бы веселее.

— Что вы сказали? — переспросил собеседник.

Черт, опять я в задумчивости болтаю вслух. Придется сознаваться.

— Что с вами на должности ректора в Академии Магии стало бы значительно забавнее. Но, боюсь, призрак на столь ответственном посту — это слишком экстремальный шаг, и совет никогда не даст на него разрешения.

Мсье Бьорек с ловкостью юного циркача перекувырнулся в воздухе, балансируя резной, полупрозрачной, как и он, тростью.

— Будет вам известно, я сам отказался от должности. Примерно треть членов совета почти на коленях умоляла меня продолжать руководить Академией Магии, но я категорично заявил, что беру бессрочный отпуск по случаю смерти. А если возникнут сложности, то Урио всегда может рассчитывать на квалифицированный совет не только от своей дражайшей половины. — При этих словах призрак скривился и тоскливо вздохнул. — Хотя в последнее время я что-то заскучал, все чаще с ностальгией вспоминаю ректорские хлопоты и действительно начинаю подумывать о возвращении. — Улыбаясь, собеседник мечтательно закатил глаза, но быстро очнулся от изучения открывающихся перспектив.—Хотя вы вроде совсем не о проблемах руководства Академией Магии хотели поговорить. Я, конечно, всегда рад дружески поболтать с симпатичной образованной девушкой, но скоро совсем стемнеет, а в нынешней ситуации вам не стоит бродить по ночам в одиночестве. Вдруг маньяк встретится.

Это же мой аргумент! Интересно, мсье Бьорек таким образом намекает, что подслушивал мой разговор с мадам Мэрион Хоури? Что ж, с него вполне станется. Решив сразу взять быка за рога, я спросила:

— Зачем вы велели моему оцелоту привести меня под окошко, позволив таким образом подслушать подробности завещания мсье Траэра?

С насквозь фальшивым удивлением призрак воскликнул:

— С чего вдруг вы так решили?

— Надеюсь, вы не думаете, что я восприму вашу реплику как возмущенное отрицание? — с неприкрытым сарказмом уточнила я. Никаких комментариев со стороны старого мсье Бьорека не последовало, и я продолжала: — Очень хорошо. Тогда отвечаю на вопрос. Самому Фарьке в голову подобное никак прийти не могло, значит, его кто-то надоумил, а во время разговора с адвокатом именно вы выглянули наружу и, убедившись, что я на месте, дали ценный совет обратиться за помощью к старому, вредному, но умному и проницательному дракону.

— Погодите, Айлия, — попробовал возразить собеседник. — Куда-то не туда вас занесло. Я советовал Урио, а не вам.

— Может, хватит? — склонив голову набок, поинтересовалась я. — Мне вполне достаточно проверок на сообразительность, которые постоянно устраивает Зенедин. Если уж вы решили, что моих способностей хватит для расследования убийства мсье Траэра, то такие простые намеки я должна понимать с полуслова, словно вы мне их полчаса на пальцах растолковывали. Давая ректору совет обратиться за помощью к дракону, вы прекрасно знали, что, во-первых, Зенедин никогда не станет беседовать ни с кем, кроме девушек моего типа внешности, а во-вторых, что и мне об этом факте уже сутки как известно. И я не удивлюсь, если выяснится, что вы и Эльрона надоумили устроить мсье Голльери допрос с пристрастием.

— Нет, — весело сощурившись, помахал тростью призрак. — Как ни странно, но я тут ни при чем. Это целиком и полностью его идея. Весьма своевременная, надо признать. В остальном же вы совершенно правы.

— Просто бальзам для моего самолюбия, — фыркнула я, располагаясь поудобнее на жестком камне. — Но давайте вернемся к началу. Зачем вы устроили так, что я услышала подробности завещания?

— А сами-то как думаете? — немедленно парировал мсье Бьорек, очень напомнив в этот момент дракона.

Я устало вздохнула и, сорвав травинку, принялась ее задумчиво покусывать, глядя в темнеющее небо. Довольно быстро собеседник сдался, утратив тем самым пугающее сходство с чешуйчатым оборотнем.

— Ладно, — проворчал он. — На самом деле все довольно просто. В последнее время я, как уже упоминалось, изрядно заскучал, и тут наконец хоть что-то произошло. Конечно, я не хочу сказать, что рад смерти Галя Траэра, но раз так уже случилось… После поверхностной оценки обстановки мне стало очевидно, что к простым и быстро раскрываемым это преступление отнести невозможно, следовательно, полиция с ним справится не скоро. Когда же я тайком прочел условия завещания Галя, то понял — вот оно. В Академии Магии как раз учится вдумчивая, многообещающая девушка, которая на пару с драконом может обнаружить убийцу.

Комплимент призрака весьма мне польстил, но, строго-настрого велев себе не отвлекаться по мелочам, я уточнила:

— Но я же никогда не проявляла детективных наклонностей. Почему вы решили, что я займусь расследованием убийства?

Бывший ректор вновь хохотнул.

— Правильно. Детективных способностей и интереса к подобным вещам за вами действительно замечено не было, и нужно было привлечь чем-то более серьезным. Сто тысяч марок подвернулись как нельзя более кстати, поскольку именно к звонкой монете у вас имеется ярко выраженная склонность.

Обиженно наморщив нос, я уж было собралась праведно возмутиться, но мсье Бьорек успокаивающе поднял руку.

— Я же не сказал, что это плохо. Наоборот. Здоровый практицизм всегда вызывал мое живейшее понимание.

— И на том спасибо.

— Именно поэтому вы выступили на моей стороне, когда мадам Паола послала вас уточнить у Зенедина подробности нашего соглашения?

— Частично, — после небольшой заминки сознался призрак.

— Странно, — медленно произнесла я. — Вроде как вы с мадам Паолой в силу одинакового, так сказать, способа существования должны бы поддерживать друг друга, находиться по одну сторону баррикад, а на самом деле имеет место ровно противоположная ситуация.

Мсье Бьорек поперхнулся и сдавленно закашлялся.

— Айлия, вроде мы договорились, что вы здравомыслящая и понимающая очевидные вещи волшебница. Ведь так?

Я кивнула, подтверждая.

— Тогда как вы можете выдвигать абсурдные предположения о моем сотрудничестве со старой, толстой, ворчливой да еще и мертвой стервой?

Решив, что не стоит заострять внимание собеседника на том, что и он довольно давно не очень-то жив, я пробормотала:

— Все так. Но почему-то именно мадам Паола помешала ректору расторгнуть заключенное накануне вечером устное соглашение, а если исходить из вашего описания ее милого характера, она и близко не должна никого подпускать к наследству…— Я осеклась, заметив, что собеседник едва сдерживает ухмылку. — Погодите… Мсье Бьорек, неужели вы и к этому имеете отношение?

— Все равно правда со временем выплывет, — еле слышно, одними губами проворчал призрак и обратил на меня лучащийся ехидством взгляд. — Да, вы правильно догадались. Когда рано утром, после вашей вечерней встречи в коттедже Галя, ректор ушел на работу, я решил подстраховаться и отыскал его супругу. Паола, естественно, уже передумала о чем-то договариваться, аргументируя свое мнение тем, что вам, с драконом или без, все равно убийцу не найти, а значит, заморочиваться на разные соглашения совершенно не стоит, тем более что денег на ваш дом будет жалко. Очень последовательный подход, не находите? Будучи вполне готов к подобному повороту событий, я слово за слово заключил с ней пари. Супруга Урио утверждала, что вам убийство нипочем не раскрыть, я же стоял на том, что вы справитесь. Естественно, необходимым условием для пари было ваше с ректором сотрудничество.

Так вот чем объясняется столь удивившее меня поведение мадам Паолы. Оказывается, я не замечала очень многого из происходящего вокруг. Пожалуй, стоит на досуге потренировать наблюдательность, чтобы не оказываться более в глупом положении несмышленыша, которому приходится все разъяснять.

— Если это не очень личное, расскажите, на что вы с мадам Паолой поспорили? Надеюсь, не на пост ректора?

Горделиво приосанившись, мсье Бьорек изрек:

— Практически. Я давно хочу внести в жизнь Ауири некоторые изменения. Обнаружишь убийцу — воочию увидишь какие. Сейчас же об этом рано говорить.

— Как это рано? А если мне не понравятся ваши хваленые изменения? Может, имеет смысл признать поражение в поимке преступника.

Призрак погрозил мне тростью.

— Глупости. Во-первых, ничего плохого я не предложу. Ты же наверняка не откажешься, например, от более ярких фонарей на дорожках городка. А во-вторых… я что-то краем уха слышал про домик на берегу канала. Или жизнь в съемной квартире на окраине столицы тебя больше привлекает?

— Все-все, — сдавшись, подняла я ладони. — Уже никто ничего не бросает. Точнее, бросает все свои силы на расследование убийства мсье Траэра. Проявите добрую волю, подскажите, к примеру, как предлагается искать свидетелей, если все обитатели городка, будто страдая водобоязнью, дружно сидели по домам, не смея даже нос наружу высунуть. И надо было дождю пойти как раз в вечер убийства.

Мсье Бьорек, чей полупрозрачный силуэт в лучах взошедшей луны сиял красивым серебристым светом, наставительно произнес:

— Для начала, вам не приходило в голову, что мсье Траэра убили конкретно той ночью именно по причине дождя? А кроме того, далеко не все жители Ауири боятся дождя, некоторые скорее наоборот.

— Да уж, — хмыкнула я. — От Фарьки и его соплеменников толку ноль. Они весь вечер и ночь резвились в лесу, отрываясь по полной программе. А Тьорка полиция допросила в первую очередь и никакой полезной информации не выяснила.

— Так то полиция, — глубокомысленно заметил собеседник.

— Предлагаете мне лично с ним поговорить?

— Не мое дело что-то предлагать, — резво пошел призрак на попятную. — Замечу лишь, что довольно странно с вашей стороны до сих пор так и не пообщаться со свидетелем, который вполне мог оказаться в нужное время в районе места преступления. Неужели в вас говорит снобизм и расовая неприязнь?

Интересно, если бывший ректор такой хороший детектив, что помешало ему вместе с драконом взяться за это дело? На кой черт понадобилась я? Озвучивать столь ценные идеи я не стала, вдруг такая мысль мсье Бьореку просто в голову не приходила и он за нее с энтузиазмом ухватится? Плакал тогда мой домик. Пару секунд задумчиво потеребив локоны, я взглянула на собеседника и, старательно соорудив на лице просительное выражение, заговорила:

— Я, безусловно, понимаю, что это несколько поколеблет честный дух вашего с мадам Паолой пари, но не могли бы вы поделиться со мной своими соображениями касательно убийства? Замечу также, что ни снобизмом, ни неприязнью к другим расам не страдаю, так что ваши замечания совершенно беспочвенны.

— На пути к победе над Паолой все средства хороши, — заявил призрак. — Знали бы вы, как она меня достала. Что же касается убийства… Я довольно много времени провел, размышляя на эту тему, и пришел к однозначному выводу, что все это очень странно. — Замечательный вывод. Очень мне поможет. — С одной стороны, я готов поклясться, что виновен один из наших преподавателей, с другой — в упор не вижу никакого реального мотива.

— Но некоторые все же питали по отношению к мсье Траэру ярко выраженную неприязнь, — вставила я.

— Согласен. Однако легкий негатив — еще не повод перерезать горло.

— А как же огромное наследство? Двести тысяч марок уж точно не могут не считаться поводом.

— И кому они достались? — фыркнул мсье Бьорек. — Нет, тут все не так просто, для расследования этого дела совершенно необходим хороший психолог. Вы хороший психолог, Айлия?

Я вспомнила годы, проведенные в поездках по стране, в постоянном общении с самыми разнообразными созданиями, и кивнула.

— Думаю, неплохой.

— Вот вам и карты в руки, — резюмировал собеседник.

Повисла пауза. Поняв, что больше никакой ценной информации мне сообщать не собираются, я слезла с валуна, поморщилась, чувствуя, как в затекшие конечности вонзилась тысяча иголок, и обратилась к раскачивающемуся под порывами прохладного ночного ветра привидению:

— Благодарю за содержательную беседу. Торжественно обещаю сделать все возможное, чтобы вы выиграли спор.

— Не сомневаюсь, — самоуверенно ухмыльнулся мсье Бьорек и, изображая непоседливое облачко, взмыл в темное небо.

Оставшись одна в кромешной темноте, я растерянно огляделась по сторонам и разочарованно пробормотала:

— Вот так всегда. Сначала пламенный спич о ярких фонарях, а потом взял и испарился, даже не сообщив, в какую сторону идти.

Тут я, безусловно, несколько лукавила, поскольку свое месторасположение в пространстве знала отлично, и наблюдавшаяся в моих рядах нерешительность касательно дальнейшего направления движения имела в своем первоисточнике совершенно другую дилемму — здравый смысл или кокосовое мороженое.

С одной стороны, мы с Георгом вроде как договорились, с другой — ну не связываюсь я с женатыми мужчинами. Потом мне же хуже будет. Я к нему привяжусь, возможно, даже влюблюсь по неосторожности, а довольствоваться придется редкими встречами, в лучшем случае примерно раз в три дюжины дней, да осознанием того, что я лишь приятное времяпрепровождение и, стань мы видеться больше и чаще, я ему быстро надоем. Нет уж, подобное удовольствие не для меня, увольте.

Решительно развернувшись, я направилась прочь от Ауири, к берегу Каппы, где располагалось жилище нашего садовника.

Собственно, от настоящих ихтиандров Тьорк отличался не сильно — и внешность, и привычки совершенно явно были унаследованы им от матери. Папочка же отметился лишь в вопросе продолжительности пребывания на воздухе да меньшей интенсивности рыбного амбре.

Многие в Ауири искренне удивлялись тому, что Тьорк покинул свой родной архипелаг Филант, предпочтя жизнь среди людей, но это были лишь те, кому никогда не доводилось видеть поселения чистокровных «нелюдей». Ихтиандры, гномы, эльфы, друиды и даже дриады не могли похвастаться даже намеком на терпимость в отношении полукровок, всячески напоминая тем даже о еле заметных отличиях и самую малость утраченных способностях. Мне же, побывавшей ненароком в одной из деревень ихтиандров, казалось совершенно очевидным, что в кругу людей Тьорк чувствует себя менее чужим, чем среди сородичей матери. Дом его, правда, был выстроен с соблюдением всех традиций их рода. Два входа — один с берега, другой под водой, и, соответственно, часть помещений тоже располагалась ниже уровня Каппы. Каким-то непостижимым образом Тьорку удалось отыскать в шумной речке относительно спокойную заводь, и его домику не угрожало быть унесенным бурлящими водами.

Тщательно выбирая, куда бы поставить ноги на болотистом берегу, я добралась до его двери и постучала.

— Тьорк, добрый вечер, это Айлия со второго курса. Открой, пожалуйста, я хочу тебя кое о чем спросить.

Услышав за дверью хлюпающие шаги хозяина, я, как обычно вовремя, подумала о том, что стоило бы принести ему гостинец. Все же даже среди отличающихся потрясающей терпимостью жителей Академии Тьорку должно быть одиноко, неуютно и катастрофически не хватает простого человеческого внимания и общения.

Как только ихтиандр открыл дверь, на меня пахнуло невероятным ароматом тухлой рыбы, и я лишь каким-то совершенно непостижимым образом сумела сохранить невозмутимое выражение лица.

«Старайся дышать ртом», — напомнила я себе и, наклонив голову, чтобы не удариться о низкую притолоку, шагнула внутрь.

Вопреки моим опасливым ожиданиям, в сухопутной части дома Тьорка оказалось вполне уютно, симпатично и отсутствовали даже намеки на сырость. Как ему это удавалось, было совершенно непонятно, наверно, ихтиандры за время своего существования изобрели и отладили до совершенства технологию постройки подобных жилищ.

Внутри помещение очень напоминало гостиную мадам Арно, и я была почти уверена, что дриада приложила руку к убранству обиталища Тьорка, слишком уж все вокруг дышало любовью к лесу, а от ихтиандра скорее следовало ожидать водной тематики.

Когда хозяин аккуратно прикрыл за мной дверь, я дружелюбно улыбнулась, не забывая о необходимости избегать вдохов носом, и заговорила:

— Добрый вечер, Тьорк. Надеюсь, не помешала.

— Я пересаживал водяные тыквы в более просторные горшки, — настороженно глядя на меня, сообщил садовник.

— Давайте я вам помогу. Разговор совсем не требует полной сосредоточенности, и совместить его с работой будет даже полезно.

Коротко кивнув, хозяин неторопливо прошлепал в глубь помещения, я же, поискав тапки и не обнаружив ничего, хоть отдаленно их напоминающего, двинулась следом как есть.

Довольно неожиданно на меня пахнуло сыростью, и практически сразу же Тьорк с довольно громким всплеском нырнул в воду. Хм… как-то о том, что водяные тыквы находятся не на суше, я забыла подумать. Но что делать? Совершенно бесстрашно я нырнула следом, и тут же обнаружилось, что воды в комнате всего по пояс и я совершенно спокойно могу стоять.

Пока я отжимала непонятно зачем намоченные волосы, ихтиандр прошелся по периметру комнаты и достал из воды большие раковины, тут же засиявшие ровным голубым светом, по совокупной яркости не уступавшим освещению, получаемому от более привычных для меня светлячков.

— Сюда, — подозвал меня Тьорк, остановившийся в дальнем углу у стола, сделанного из грубо отесанных досок.

Подойдя, а точнее подбредя, к нему, я обнаружила, что стол заставлен разнообразными горшками. Из тех, которые поменьше, весело извиваясь, торчали ростки тыквы, большие же пустовали.

— Смотри, — привлек хозяин мое внимание и весьма ловко пересадил одну лозу в подходящую ей по размеру емкость.

— Понятно.

Технология оказалась довольно проста, и мне удалось воспроизвести ее без особых проблем.

— Я все правильно делаю? — уточнила я у Тьорка.

Удовлетворенный увиденным, садовник кивнул, и мы вдвоем принялись за дело. После того как я справилась еще с парой горшков, мои руки пообвыкли, и я смогла параллельно вести беседу, не боясь напортачить. Начав засыпать землю в следующий горшок, я перешла к цели своего прихода:

— Тьорк, ты наверняка знаешь, что недавно в Академии Магии был убит один из преподавателей, мсье Галь Траэр.

Да, — подтвердил хозяин, скривив гримасу. — Полицейский, допрашивающий меня, сказал.

— А как ты относился к мсье Траэру? Тебя расстроила его смерть?

Садовник пожал плечами.

— Я не придал значения. Тьорк не замечал учителя, учитель не замечал Тьорка. Их друг для друга не существовало.

Забавный подход. Мне бы не помешало такому научиться в отношении некоторых обитателей городка. Завистливо вздохнув, я спросила:

— Тьорк, будь добр, расскажи мне, как ихтиандры относятся к убийствам? Это допустимо?

Собеседник яростно замотал головой, и брызги воды с его голого черепа полетели во все стороны.

— Нет. Нас и так очень мало. Нельзя убивать.

Расправившись с последним тыквенным саженцем, я подавила первый порыв сполоснуть руки в воде, отряхнула их над столом и тщательно обтерла найденной там же тряпочкой. Взгляд Тьорка, исподлобья наблюдавшего за мной, приобрел удивленно-одобрительный оттенок.

— Значит, — продолжила я, — ты тоже считаешь, что убийца мсье Траэра должен быть арестован и призван к ответственности за это деяние?

— Да. Только его не найдут.

Это что-то новенькое. Тьорк говорил очень уверенно.

— Почему же не найдут? О полиции Теннета ходят самые положительные отзывы, мало преступлений остаются нераскрытыми.

Несколько секунд садовник с сомнением на меня смотрел, затем опустил плечи и принялся по одной возвращать ракушки обратно в воду, медленно погружая комнату во тьму.

— Тьорк, — взмолилась я. — Подожди. Я боюсь темноты.

Презрительно фыркнув, ихтиандр подошел ко мне и протянул одну из ракушек. С легкой опаской взяв ее, я неожиданно ощутила приятное тепло.

— Так лучше? — глядя снизу вверх, спросил хозяин.

— Да, спасибо.

Наблюдая за дальнейшей топкой светильников, я осторожно, стараясь говорить максимально дружелюбно, поинтересовалась:

Прости, а где ты был в ночь убийства? Может, ты случайно видел, кто заходил в коттедж мсье Траэра?

— Нет, — квакнул ихтиандр. — Не видел. Я делал клумбы в конце Ауири, сейчас самое подходящее время для высадки астр.

Как-то очень неубедительно это прозвучало. Да и слишком уж быстро садовник дал ответ. Попробуем уточнить.

— Тьорк, ты уверен? С твоей помощью, возможно, удастся покарать убийцу. Не стоит скрывать подобные сведения.

Лицо собеседника приняло самое каменное выражение.

— Я не мог видеть, — твердо проговорил он. — Спасибо за помощь с тыквами, но мне пора спать.

— Извини, что побеспокоила. — Я с трудом вылезла из воды на сухой пол и, кое-как отжав одежду покинула жилище неразговорчивого садовника, крепко сжимая в руке ярко горящую ракушку.

Оказавшись снаружи и задрожав под порывом ночного ветра, я признала:

— Да, мокрый свитер это не шкурка Фарьки. Себя мне быстро не высушить. Придется бежать домой, переодеваться.

А домой, положа руку на сердце, совершенно не хотелось. Стоило представить, что я обнаружу на перилах заждавшегося меня Джо в компании растаявшего кокосового мороженого, как перспектива ночевки в лесу, даже в мокром виде, начинала казаться вполне привлекательной. Но, сказав себе пару крепких ласковых слов, я все же сумела направить стопы в сторону аспирантских домиков.

Интересно, какого черта я приперлась прямехонько к крыльцу Георга? Остановившись на дорожке напротив его коттеджа, я в задумчивости изучала звездное небо, но, так и не найдя там ответа на этот вопрос, замотала ракушку в мокрую юбку и, как заправский лазутчик, незаметно подкралась к ярко горящему окну. А заглянув в него, чуть не свалилась от изумления на тщательно выпестованные Тьорком клумбы. Джо сидел и весело трепался, поедая мое кокосовое мороженое в компании Мэрион, этой сверх меры симпатичной мамзельки, в недобрый час оказавшейся моей соседкой по домику. И где в мире справедливость? Одним пухлые губки, нежная кожа, смазливая мордочка и кокосовое мороженое, а другим?

— А другим пятьдесят тысяч марок и мозги вместо опилок, так что немедленно прекращай жалобный скулеж и марш домой переодеваться. Иначе эти некоторые получат еще и воспаление легких.

Одарив себя столь поучительной тирадой, я презрительно фыркнула в сторону окна Джо и, достав вновь засветившуюся ракушку, пошла к дому.

К счастью, Фарьки там не оказалось, иначе мое на редкость замечательное настроение вкупе с надоедливостью и бесцеремонностью оцелота практически стопроцентно гарантировали серьезную ссору. А так я всего лишь немного побушевала, швыряя мокрую одежду в стирку, а когда переоделась в сухое и выпила чашку горячего шоколада, практически окончательно пришла в обычное бодрое расположение духа.

— Пошли они к черту, женатые мужчины! — Провозгласив сей нехитрый, но полезный девиз, я вновь прихватила подаренную Тьорком ракушку вместо светильника и вымелась из уютного, теплого дома, отправившись на ночь глядя посовещаться с большим, зеленым и чешуйчатым.

По традиции, сложившейся в последнее время, Зенедин не стал прятаться, и меня встретили два глаза, ярко светящиеся в темноте.

— Я вас не разбудила?

— Нет, — рыкнул дракон и струей пламени согрел валун. — Садись.

Осторожно, боясь поскользнуться в темноте, я достигла привычного уже импровизированного кресла и с удовольствием на нем расположилась. Какие-то странные я в последнее время выбираю места для бесед — или камни, или вода, да, еще и воздух сегодня с утра наблюдался. Хотя… это скорее они меня выбирают, и остается лишь благоразумно смириться с таким положением дел.

— Драконы по природе своей прекрасно приспособлены к ночному образу жизни, — менторским тоном проинформировал Зенедин, как только я уселась. — Чего о людях и даже лучших магах не скажешь. Что ты ночами колобродишь, вместо того чтобы мирно спать? Личная жизнь опять дала трещину?

Интересно, это случайная догадка или дракон всегда такой проницательный? Вот уж кто точно хороший психолог, так необходимый для раскрытия тайны гибели мсье Траэра, к чему пока, по моим грубым прикидкам, мы не приблизились ни на дюйм. Расправив плечи и старательно приняв бодрый вид, я улыбнулась:

— Да ну ее, эту личную жизнь. Сплошные неприятности и никаких дивидендов. Похоже, меня ожидает судьба мадам Хоури.

— Так-так… что за пораженческие настроения?

Круглые глаза, оказавшись на уровне моего лица, приблизились вплотную, и тоном, не предвещавшим ничего хорошего, Зенедин велел:

— Рассказывай. По порядку.

— И желательно близко к тексту? — не сдержавшись, хмыкнула я и пересказала на редкость внимательному слушателю все перипетии сегодняшнего дня. — Короче, больше никогда не приближусь к женатому мужчине, пусть даже его семья обитает за тридевять земель, в Льоне. Так хочется куда-нибудь уехать…

— Отличная идея, — поддакнул дракон. — К примеру, в тот самый Льон, отвлечешься, познакомишься заодно с супругой своего ухажера.

Я расхохоталась, но довольно быстро обнаружила, что веселья на морде Зенедина не наблюдается. Немного опешив, я уточнила:

— Вы это серьезно?

— Я редко шучу, — буркнул оборотень. — Разве ты больше не хочешь расследовать убийство?

— Хочу. Ой…

— Мышь увидела? — саркастически уточнил собеседник.

— Нет. — Я нетерпеливо отмахнулась. — Я же сегодня беседовала с мсье Бьореком и садовником.

Зенедин, шумно вздохнув, привстал, обернул шипастый хвост вокруг лап и снова распорядился:

— Рассказывай.

— По порядку и близко к тексту, — закончила я, и мы хором весело фыркнули.

Кое-как настроившись на серьезный лад, я приступила к изложению имевших недавно место допросов свидетелей.

— И вот стоило мсье Бьореку заявить, что для расследования преступления необходим хороший психолог, как Тьорк тут же сообщает мне очень странные вещи. Если он ничего не знает, то почему столь уверенно утверждает, что убийцу не найдут. А если знает, то тем более…

— Погоди, — приподнял дракон хвост. — Дай подумать.

И, привычно свернувшись клубком, ящер захрапел. Я же в легкой прострации прислушивалась к шуму воды несущейся внизу Каппы, чьи белые барашки были едва различимы этой совершенно безлунной ночью, ведь вряд ли тусклый полумесяц, виднеющийся на небе, можно было счесть луной. С благодарностью вспомнив о ракушке, я поднапряглась, но все же сумела пролевитировать наверх горсть воды, окропив ею начинающий подсыхать светильник.

— Впечатляюще, — похвалил дракон, уже вернувшийся в реальность и исподтишка наблюдавший за мной.

— Чем ехидничать, обучили бы лучше какому-нибудь приличному осветительному заклинанию. В вашей всезнающей голове такие наверняка имеются.

— Безусловно. Но ты вроде еще вчера была категорически против использования черной магии.

Хм… ну да… была… и что с того? На всякий случай я уточнила:

— А разрешенных заклинаний подобного плана нет?

— Есть. И, думается мне, ты их уже изучала. Так почему не пользуешься? — Судя по ехидной ухмылке, ответ на этот вопрос Зенедину был прекрасно известен.

— Света чуть, а сил требуется много, — пожаловалась я.

— Ох… маломощные пошли волшебники, то ли дело в наше время, — тоскливо вздохнул дракон, явно издеваясь. — Хорошо, расскажу тебе парочку заклинаний, но потом. Сейчас давай про дело.

Я немедленно изобразила полнейшее внимание.

— Напомни, где, по словам садовника, он провел вечер и ночь убийства?

— На краю городка, цветы сажал.

Зенедин взглянул на меня, словно ожидая чего-то, но, ничего не увидев, махнул хвостом и продолжил:

— А кто у нас живет на самом краю?

— Мадам Гретель Арно, — машинально ответила я и наконец поняла: — Но ведь тогда она непременно должна была его заметить. Значит, Тьорк мне соврал? Нужно допросить его еще раз.

— Не торопись, — решительно пресек Зенедин мои попытки немедленно отправиться вытряхивать из Тьорка правду. — У каждой медали две стороны. Допустим на секунду, что садовник тебя не обманул.

Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы понять.

— Но тогда мадам Арно лукавила и ее не было дома в это время. А как же нам узнать, как обстояло все в действительности?

Дракон, выглядевший на редкость довольным вальяжно развалился на краю обрыва и изрек:

— Спешить совершенно некуда. Пока нам вполне достаточно этого небольшого, но существенного расхождения в показаниях. И в этом свете тебе тем более стоит съездить в Льон. Отвечай зачем.

Приготовившись долго слушать, я вздрогнула от неожиданности, но сообразила и бодро отчиталась:

— Во-первых, поискать тех, кто знал мсье Галя Траэра, а во-вторых, покопаться в прошлом мадам Арно.

— Замечательно. Налицо явный прогресс. Попробуй выяснить, с чего вдруг мадам Арно решила покинуть приют и пойти на работу в Академию Магии.

— Хорошо. — Я кивнула. — А еще неочевидные советы будут?

— Не хочу мусорить тебе мозги своими предположениями. Ориентируйся по ситуации. Надеюсь, тебе уже доводилось бывать в Льоне?

Я вспомнила, как весело было нам с Дэйвом на льонском рынке. Брат покупал мне сахарных улиток и водил кататься на карусели… Сообразив, что дракон ждет моего ответа, кивнула:

— Неоднократно к тому же. Местный рынок один из двух крупнейших в стране, и со многими из тамошних торговцев я хорошо знакома.

— Значит, — резюмировал Зенедин, перемещаясь к пещере, — проблем с ориентировкой не ожидается. Перейдем к вопросам освещения.

Глава 7

В которой путешествие в Льон начинается с катастрофы, но затем уцелевшая героиня проводит обзорную экскурсию по городу, придирчиво выбирает сыщика, кормит оцелота волшебным обедом и устраивает вылазку в приют дриад


Вернувшись вчера вечером (точнее, сегодня ночью) от дракона, я отправила нашим с Дэйвом старым льонским друзьям послание, и утром в моем почтовом ящике уже лежало, краснея грифом «сверхсрочно», письмо. В нем совершенно недвусмысленно сообщалось, что моя троюродная тетушка, обитающая в деревне под Льоном, очень серьезно больна и перед смертью желает повидать любимую племянницу, чтобы завещать ей свой разваливающийся деревянный домик в деревне и пару стареющих коз. Вооружившись сей душещипательной бумажкой, я последовательно обошла всех профессоров, объясняя, почему меня не будет на занятиях пару дней, и клятвенно обещая по возвращении наверстать упущенное. Естественно, к тем, кто был в курсе моего нахождения под следствием — ректору и его заместительнице, я не совалась, робко надеясь, что они будут слишком заняты и моего отсутствия не заметят. Надежда эта по большей части базировалась на появившемся на всех углах объявлении, гласившее что двадцать третьего числа состоится ежегодный бал, посвященный дню рождения Академии Магии. Если учесть, что на дворе было девятнадцатое, то предположение о плотной занятости руководства становилось весьма правдоподобным.

Как только вторая на сегодня, она же последняя, практика подошла к концу, я тут же направилась домой. Ночью у нас с Фарькой состоялась долгая дискуссия на извечную тему «брать или не брать». Все мои попытки убедительно рассказать неуступчивому зверю про сложности предполагаемого совместного путешествия натыкались на хмурую, напряженную спину, и достаточно быстро он вышел победителем. Когда на мой вопрос, как же мы поступим с его новым красивым ошейником, мне заявили, что это совершенно не проблема и завтра меня обеспечат добровольцем, на которого мы переоденем сие незатейливое украшение, я лишь махнула рукой и сдалась. Теперь же, после того как Фарь лишился трайсера, он с горделивым видом, довольный собой и окружающим миром, возлежал на диване рядом с подружкой, наблюдая за моими сборами.

— И кто останется за старшего? Кто проследит за домом в отсутствие хозяйки? — уже сидя на скурре, укоризненно вопросила я.

На безмятежной мордочке Фарьки не мелькнуло ни малейших сомнений.

— Мэрион, — ни секунды не колеблясь вякнул он.

Я собралась было насмешливо фыркнуть, но вовремя вспомнила, что в отличие от умственных хозяйственные способности моей соседки выше всяких похвал, и от развернутых комментариев по данному вопросу воздержалась, сказала лишь:

— Держись крепче, — и взлетела, направляясь к излучине Каппы.

Зенедина в сгущающихся уже сумерках разглядеть было невозможно, но после того, как я описала над каменной площадкой третий круг, вверх взметнулся столб пламени. Усмехнувшись, я произнесла изученное вчера заклинание, соорудив на ладони небольшой светящийся шарик, и сбросила его вниз, второй раз за вечер поморщившись от ослабевшего, но все еще ощутимого следа темного заклятия. После того как моя маленькая луна благополучно зависла ярдах в пяти над площадкой, я помахала невидимому дракону рукой и, не тратя более попусту время, устремилась к столице.

Способов попасть из Теннета в Льон насчитывалось несколько. Особые экстремалы могли воспользоваться скурром, но я на подобное мероприятие вряд ли когда-нибудь отважусь, несколько часов быстрого полета, сидя на небольшой доске, — слишком уж напряженно. Далее существовали столь привычные для моего детства трясущиеся и медленно ползущие от города к городу по разбитым дорогам фургоны. Несколько комфортабельнее, но такими же по скорости были и баржи, неспешно спускающиеся вниз по Каппе, которая вскоре после Ауири неожиданно забывала о своем горном прошлом и превращалась в приличную, уважающую себя широкую реку. Но, увы, эти два способа подходили для тех, у кого или очень мало денег, или много времени, я же тратить два с половиной дня на путешествие в одну сторону себе позволить никак не могла. С завистливым вздохом я подумала о порталах, способных перенести меня в Льон за доли секунды, но подобный вариант годился лишь отъявленным богатеям — слишком мало магов были способны оказывать подобные услуги, и слишком много сил у них это отнимало. Соответственной трудозатратам была и цена.

Так что мне оставался лишь один способ передвижения — поморщившись при мысли о реакции брата на подобные незапланированные траты, я приземлилась у взлетно-посадочной площадки ковров-самолетов. После недолгой процедуры взвешивания меня, сумки, скурра и Фаря, очень довольного вниманием, уделяемым его персоне, проводник предоставил мне минимальный для наших габаритов ковер, и мы, с грехом пополам разместившись, отправились в путь.

Скорость наше летучее транспортное средство развивало вполне приличную — около семидесяти миль в час, так что часов через девять подобного полета мы должны были прибыть в Льон.

Силовое поле, расположенное спереди, кое-как защищало от сильного встречного ветра, но только если я не вытягивалась во всю, пусть даже и небольшую, длину ковра. В который раз проклиная свою извечную дурацкую привычку к экономии, не позволившую мне взять современный ковер, оборудованный трехсторонним полем, я сползла на передний край, завернулась в любезно прилагаемый фирмой плед и в свете взошедшей луны оглядывала проплывающие внизу окрестности. Ничего интересного, правда, так и не обнаружилось — лес да река, так что это занятие мне очень быстро наскучило, и я, свернувшись калачиком посредине, завела с Фарькой неспешную беседу на отвлеченные темы, довольно быстро перешедшую в сон.

Пробуждение оказалось хуже некуда — на посадочную площадку транспортной фирмы в Льоне ковер приземлился наподобие топора, немилосердно тряхнув мое замерзшее и отекшее за ночь тело. Фарька отреагировал на подобное обращение пронзительным недовольным визгом, к которому довольно быстро присоединилась моя возмущенная ругань, стоило только мне обнаружить свежую царапину, идущую почти через весь скурр. При виде выражения моего лица представитель принимающей стороны, с любезной улыбкой появившийся было из близстоящего здания, как-то сразу увял и робко попятился. Не тут-то было…

— Простите, можно вас на минуточку? — тоном, не предвещающим ничего хорошего, окликнула я.

— О, конечно, — отозвался он с профессиональной вежливостью, делая несколько неуверенных шагов навстречу.

Где-то через полчаса я, успокоенная и вполне умиротворенная, сидела на мягком диване и пила вторую чашку горячего травяного чая со штруделем, а насытившийся Фарь, с неприлично раздутым брюхом, дремал рядышком.

Когда чай подходил к концу, в комнате появился знакомый уже любезный юноша с чеком наперевес.

— Надеюсь, двухсот марок в качестве компенсации понесенного вами по нашей невнимательности и расхлябанности морального и материального ущерба будет достаточно? — осведомился он.

Я вполне удовлетворилась бы и сотней, благо эта сумма почти втрое превышала стоимость билета, но знать об этом никому не обязательно. Милостиво кивнув, я убрала чек в сумочку и попросила:

— Будьте добры, достаньте мне самую свежую карту города.

Требуемое я получила довольно быстро и, доедая достойный всяких похвал штрудель, изучала хитросплетение улиц. Констатировав, что особых перемен со времени моего последнего посещения не произошло, я закинула на одно плечо сумку, на другое Фаря и, выйдя на улицу, оседлала пострадавший скурр.

Найти дом Журио Аскольетти, старого приятеля Дэйва, с первой попытки не получилось, и я порядком поплутала в узеньких темных переулках. Когда же мне это окончательно надоело, то, сдавшись, я взлетела над крышами, сумела толком сориентироваться и за пять минут прибыла на место. Журио как и следовало ожидать, дома не оказалось, но меня ожидали. Хрупкое, молчаливое создание, представившееся его дочерью, проводило меня в отведенную комнату и сообщило, что все, находящееся в доме, к моим услугам. Собственно, в этом я и так не сомневалась.

Жаль, но в данный момент ничего из вышеупомянутого всего мне не требовалось. Наскоро распаковав немногочисленные вещи, я привела себя в порядок и отбыла по делам. С надоедливым, прилипчивым Фарем на плече, естественно. Оцелот наотрез отказался оставаться один в, как он выразился, «новом, незнакомом городе, сплошь пропитанном пугающими запахами». Тут ему было сложно возразить, поскольку от Теннета Льон отличался кардинально. Начать хотя бы с того, что основан был этот первый в стране большой город более тысячи лет назад колонистами, приплывшими из-за северных гор, и с тех пор неумолимо рос во всех направлениях. Сообразно этому формировалась и архитектура: район активно действующего и по сей день порта больше всего напоминал трущобы — маленькие одно— и двухэтажные домики, построенные по большей части из досок, ранее бывших кораблями, узкие, загаженные улочки, поперек почти каждой из которых валялся обкуренный грузчик или в стельку пьяный матрос. Один раз, лет в шестнадцать, под конвоем Дэйва и двух его самых внушительных друзей, я сходила на ознакомительную экскурсию и с тех пор старательно обходила район порта стороной.

Слева от гавани вдоль берега тянулись бесчисленные рыбачьи поселения, на несколько миль утянутыe сетями и уставленные лодками. Люди, здесь живущие, редко выбирались в город, и в основном лишь для того, чтобы продать свой улов и прикупить продуктов, так что частью города эту территорию было считать довольно затруднительно, все рассматривали поселки рыбаков как пригород, по недоразумению расположившийся слишком близко, и каждую осень, когда начинал дуть северо-западный ветер, совет города рассматривал вопрос об их переселении, но безуспешно.

Настоящий же Льон располагался к югу от порта. Именно в центральном районе находились самые красивые дома, чистые парки, тенистые бульвары и гуляли местные аристократы, в карманы которых стекалась большая часть крутящихся в Льоне денег. За центром, максимально далеко от приносящего доход моря, селились люди победнее, средний класс, так сказать. Именно они занимались строительством домов, пошивом одежды, выпечкой хлеба и прочими маловажными с точки зрения не замечающей их аристократии работами и обеспечивали город дворниками и трубочистами.

Но самое сердце Льона находилось справа от порта, между ним и рекой. Территорию, сравнимую размерами с портом, занимал рынок, на котором можно было купить практически все, что угодно. Правда, сначала приходилось хорошенько поискать и виртуозно поторговаться, но результат превосходил все ожидания. Именно отсюда началось мое знакомство с городом, и я до сих пор помнила, как поразило меня столь огромное пространство, на котором каждую минуту совершалось несколько сделок на сумму от пенни до не одной тысячи марок. На льонском рынке пересекались все торговые пути, за счет него процветал город, и именно там целыми днями пропадал Журио.

Население города своим разнообразием поражало воображение ничуть не меньше, чем архитектура: более пеструю толпу сложно было себе представить. Фарька, рожденный и выросший в Теннете изначально строившемся как город для людей, в буквальном смысле потерял дар речи и судорожно глотал ртом воздух в тщетных попытках издать хоть какой-нибудь, не обязательно даже осмысленный звук. И немудрено — толпа на улицах практически целиком состояла из полукровок — туда-сюда, спеша по своим неотложным делам, сновали потомки эльфов, гномов, дриад. Мне показалось даже, что я разглядела парочку чистокровных вампиров, а уж пожилой эльф, порхавший над толпой, точно не был плодом моего невыспавшегося воображения. Хорошо хоть, никто из эльфийских полукровок крыльев не унаследовал — представив себе летучего гнома, я расхохоталась так, что чуть не свалилась со скурра.

Закончив импровизированную обзорную экскурсию для оцелота, я опустилась на один из центральных бульваров, уселась на скамейку в тени толком пока не распустившихся деревьев и попыталась составить план ближайших действий. Времени у меня мало, а успеть надо много, следовательно, гулять по парку в ожидании конца рабочего дня Журио нельзя, придется искать другие пути, нежели испросить помощи у аборигена, знающего все ходы и выходы в Льоне.

Прямо сразу лететь в приют дриад мне совершенно не хотелось, сначала стоило бы прозондировать почву и хоть в чем-то разобраться.

— Фарь, — позвала я безмятежно прыгающего по газону оцелота. — Как найти в городе следы человека, зная лишь его имя?

Зверек на секунду замер, недоуменно на меня взглянул с выражением вроде «а сама думать никогда не пробовала?» и, гордо задрав нос, изрек:

— По'иция.

После чего шмыгнул в кусты.

— Тоже мне мыслитель нашелся! — крикнула я вслед. — Как я пойду в полицию, если мне под арестом в Теннете смирно сидеть положено?

Но здравое зерно в совете Фарьки все же имелось. Полиция, конечно, даже не рассматривается, но вот от детективного агентства хуже точно не станет… никому, кроме Дэйва, которому оплачивать счет. Хотя, стоп! У меня же есть честно заработанные двести марок. Повеселев, я подозвала Фарьку и полетела в центр, искать внушающую доверие вывеску.

Да уж, привередливость до добра точно не доведет. Первое агентство показалось мне слишком обшарпанным, у второго не устроило название, в третье я даже вошла, но, завидев внутри потного, одышливого да еще и неряшливо одетого мужчину, со скучающим видом разглядывающего потолок, поспешно ретировалась, сопровождаемая ворчанием оцелота, явно недовольного подобной придирчивостью. Эхом выговора, учиненного мне Фарькой, где-то в глубине подсознания плескалась мысль, что детективных агентств в городе отнюдь не десятки и возможные варианты скоро грозят закончиться.

— Хорошо, — сдалась я. — Зайдем в первое более-менее приличное.

Данное оцелоту обещание пришлось сдержать, и вскоре я, хоть и без большого энтузиазма, все же перешагнула порог очередной конторы. Юноша, в одиночестве расхаживающий по несуразно большой комнате с чашкой кофе в руках, тут же обернулся ко мне.

— Добрый день, мадемуазель. — Он широко улыбнулся, но затем, похоже, вспомнил, что к детективам просто так не обращаются, и тут же придал лицу чересчур похоронное выражение. — Чем могу вам помочь? Хотите кофе? — И, явно окончательно запутавшись, протянул свою чашку.

— По'дем о'сюда, — испуганно глядя на сыщика предложил Фарька.

— Ни за что, — прошипела я и, отказавшись от кофе, уселась на диван. Детектив тут же пристроился на стуле напротив, ненароком выплеснув по пути на ковер часть содержимого своей чашки.

Сгорая от желания вернуться в одно из посещенных ранее агентств, я взяла себя в руки и заговорила:

— И вам добрый день. Позвольте представиться, Айлия Нуар. — Выжидающе взглянув на собеседника, я обнаружила на его лице совершенно отрешенное выражение и помахала рукой. — Мсье?

— Простите, — очнулся он. — Что вы сказали?

— Ничего особенно важного, — не удержавшись, съязвила я. — Просто назвала свое имя — мадемуазель Айлия Нуар.

— Очень приятно. — Собеседник вскочил с места и ринулся ко мне с явным желанием пожать руку, но, быстро стушевавшись, вернулся к стулу, уселся и все же сообразил представиться: — Пьер Кре.

— Взаимно, — улыбнулась я, еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться в голос или, того хуже, не поинтересоваться, удалось ли ему помочь хотя бы одному клиенту решить возникшие проблемы.

Пока я боролась с собой, мсье Кре вспомнил о профессиональных обязанностях и услужливо осведомился:

— Чем мы можем вам помочь?

Достав из кармана пластинку с кое-как сооруженным мной магическим изображением мсье Траэра, я сообщила:

— Мне крайне необходима вся информация, которую вы сможете найти об этом человеке. Его имя — мсье Галь Траэр. Пятнадцать лет назад он появился в Теннете, а до той поры, по имеющимся у меня сведениям, предположительно проживал в Льоне. Главным образом меня интересуют его враги. Не вступал ли он в конфликты, не переходил ли кому дорогу. Надеюсь, вы понимаете, о чем я?

— Безусловно, — горячо заверил меня воодушевившийся сыщик. — Как срочно вам нужны эти сведения?

— Вчера. — Я усмехнулась: — Если серьезно, то завтра. Крайний срок послезавтра. Успеете?

Ни секунды не колеблясь, мсье Кре кивнул, нахлобучил на голову видавшую виды шляпу и, галантно пропустив меня вперед, вышел на улицу.

— Ну, я пошел работать, — потирая ладони, сообщил он.

— До встречи.

Я двинулась было к скурру, как вдруг меня совершенно бесцеремонно схватили за плечо.

— Мадемуазель, а как мне с вами связаться? — поинтересовался мсье Кре, боязливо отдернув руку.

— Я сама к вам зайду. Завтра, около двух.

— Договорились. — Развернувшись, сыщик резво унесся вдаль, придерживая сползающую набок шляпу.

Проводив его несколько ошарашенным взглядом, я спросила Фаря:

— И какие будут идеи насчет дальнейшего времяпрепровождения?

— О'едать, — с энтузиазмом подпрыгнул зверек на моем плече.

Мысль действительно была весьма и весьма неплоха, так что я не мешкая полетела в сторону рынка, в квартале от главного входа в который находился самый необычный трактир из всех, что я встречала в жизни, да еще и с самой вкусной кухней в придачу. Заправляло этим выдающимся заведением семейство эльфов, по неизвестным причинам покинувшее Риони и обосновавшееся в Льоне практически одновременно с основанием города. В процессе готовки они вовсю использовали магию, так что разобрать из каких ингредиентов приготовлено то или иное блюдо, зачастую оказывалось совершенно невозможно. Цены в трактире кусались, но я уже лет десять входила в число любимых клиентов, которых кормили практически даром, да и то только потому, что мы с Дэйвом наотрез отказывались есть бесплатно и настойчиво требовали счет. Мотив же подобного поведения, с первого взгляда очень неразумного, был прост — как верно заметил брат, когда подобное достается бесплатно, его перестаешь ценить, а по отношению к кухне дядюшки Юниэля это тягчайшее из преступлений.

В предвкушении вкусного и необычного обеда, украшенного хорошей компанией, я приземлилась около небольшого палисадника и с удовольствием констатировала, что прошедшие годы не оставили видимого следа на моем любимом трактире. Газон, одинаковый во все сезоны, так же зеленел, натертое до блеска дерево, из которого было построено здание, лучилось теплым светом, а из дверей тянуло умопомрачительными ароматами эльфийской стряпни.

Проглотив слюнки, я покрепче схватила Фарьку, шагнула внутрь и оказалась в полутьме большого зала. Несколько секунд я стояла на пороге, давая глазам возможность привыкнуть к резко изменившемуся освещению, и уже почти собралась отправиться за угловой столик у стойки, как ко мне подлетел дядюшка Юниэль и, толком не дав опомниться, поднял в воздух.

— Айлия, девочка! Как давно мы тебя не видели. Дай посмотрю, какая ты стала. — С этими словами он прямо в воздухе выпустил меня из объятий и отлетел на пару шагов. Я приготовилась падать, но тут же с удивлением обнаружила, что тело мое парит в паре ярдов от пола, не испытывая никакого желания подчиняться силе тяготения. Хитро подмигнув, хозяин соизволил вернуть меня на пол и, усадив на привычное место, удовлетворенно заметил:

— Выглядишь замечательно. Дэйв, к слову сказать, тоже. Он недавно заезжал, все мечется из города в город, хотя уже вполне мог бы осесть на одном месте. Что есть-то будешь, а то я болтаю, а ты наверняка голодная? — спохватился он.

Я пожала плечами.

— Положусь на ваш вкус. Совершенно уверена: за пару лет моего отсутствия на вашей кухне появились новые шедевры.

Лицо собеседника озарила довольная улыбка.

— Как же без этого? Мы не стоим на месте, ведь и конкуренты не дремлют. А что будет твой спутник?

— Фарька-то? Как обычно, примется таскать еду из моей тарелки. Но от вашего липового мёда он уж точно не откажется.

Снова одарив меня радушной улыбкой, дядюшка Юниэль полетел на кухню отдавать распоряжения. Я же наконец смогла спокойно оглядеться.

Народу в зале, как и следовало ожидать в середине дня, было совсем немного, и среди посетителей преобладали потомки эльфов, как в первом поколении, так и лишь с легкой примесью крови древнего летающего народа. За дальним столиком расположилась парочка гномов, очевидно так же, как и я, только сегодня утром прибывших в Льон и подкрепляющих свои силы перед походом на рынок. А в самом центре сидела компания заезжих издалека, похоже даже из-за Туманных гор, туристов, немного неуверенно обрывающая лепестки роз цветом от красного до белого, лежащих перед ними на блюде. Лепестки, правда, мгновенно отрастали заново. Поймав удивленный взгляд одного из незнакомцев, я понимающе усмехнулась. Потребляемое ими ассорти из особо приготовленных тончайших ломтиков рыбы я попробовала в одно из первых моих появлений у Юниэля и до сих пор помню свой восторг, когда обнаружилось, что вкус отросшего лепестка не имеет ничего общего с недавно съеденным.

Тем временем, устав от ассорти, туристы протянули руки к картофельным крокетам, взрывающимся во рту фейерверком разнообразных начинок. Я в предвкушении уставилась на них, стараясь предугадать выражения лиц, но в этот момент появившийся с кухни хозяин трактира заслонил мне весь обзор.

— Начни с этого, — посоветовал дядюшка Юниэль, ставя передо мной внушительных размеров фарфоровое блюдо, над которым парило облачко чего-то совершенно непонятного, больше всего похожего на миниатюрные желтые тучки. Привыкнув, что здесь спорить и тем более задавать вопросы совершенно бесполезно, я поднесла к блюду ложку, и небольшое количество общей тучи перекочевало на нее. Отправив кушанье в рот, я благодарно кивнула ждущему моей реакции хозяину.

— Уже можно просить добавки? Фарька, приступай.

Обычно храбрый оцелот, свернувшись в клубок на моих коленях, с явным подозрением косился на предлагаемую пищу.

— Не бойся, дурачок, — поспешила я его успокоить. — Это просто сыр. Точнее, не совсем просто, но тебе понравится.

Услышав, что на обед предлагается его любимое кушанье, Фарь, больше не сомневаясь, вспрыгнул на стол, быстро подскочил к блюду, цапнул кусочек и молнией отскочил в сторону, чем вызвал ироничную улыбку дядюшки Юниэля. Убедившись, что ничего плохого не случилось, он отважился прожевать добычу и уже через секунду, сидя к тучкам вплотную, деловито их поглощал.

Мы с автором вкуснейшей закуски синхронно усмехнулись, после чего повар, удостоверившись, что еда пришлась гостям по вкусу, неторопливо уселся на стул напротив и потребовал:

— Рассказывай. Какие за два года накопились новости?

Я вкратце изложила главные повороты своей жизни, имевшие место в последнее время. Собственно, кроме факта поступления для повышения мастерства в Высшую Академию Магии, ничего особо заслуживающего внимания там не было, поскольку о расследовании упоминать я не стала — кто его знает, когда Дэйв снова завернет в Льон. Ближе к концу моего рассказа с кухни появилось следующее блюдо — на изрезанной ножами деревянной доске лежал румяный молочный поросенок, с виду выглядевший совершенно прозаично. Но пока я на него пялилась, решая, с какого бока подступить, очертания моего обеда начали таять, и через пять секунд к съедению предлагалась выглядевшая не менее аппетитно утка, начиненная яблоками с клюквой. Не мешкая я отрезала нам с оцелотом по кусочку, и пока мы их с урчанием жевали, на блюде появилась баранья нога, источающая аромат трав и чеснока.

Довольный произведенным на не подготовленных к подобному столичных жителей впечатлением, хозяин ухмылялся, я же, увлеченно попробовав от всех реинкарнаций поросенка, устало откинулась на спинку стула, резная поверхность которой была на это не рассчитана, и спросила:

— А у вас как? Непослушная молодежь все так же упорно не желает продолжать семейное дело?

— И не говори, это любимая мозоль…— печально вздохнул пожилой эльф. — Ариэн на корабль нанялся, ловко взлетает там на самый верх мачт, а Вариена и вовсе в бумажки подалась. Сидит в службе занятости Льона, стараясь обеспечить работой всех городских лоботрясов.

От неожиданности я чуть не выколола поросенку глаз.

— И давно она там работает?

— Около двух лет, — возмущенно фыркнул собеседник. — Аккурат после твоего прошлого приезда набралась храбрости и заявила: дедуль, прости, но готовить я ненавижу, так что не обессудь, и тому подобное…

— Но у вас все равно остается достаточно преемников, — пролила я немного бальзамчика на застарелые раны собеседника. — Трактир никогда не останется без присмотра и будет все так же поражать посетителей.

— Это точно, некоторые внуки меня все же радуют, — с энтузиазмом кивнул дядюшка Юниэль. — К примеру, Лаянн демонстрирует явный талант к искусству приготовления пиши. Вот, кстати, и он.

С кухни появился молоденький эльф, держащий в руках аквариум с плавающими в нем разноцветными рыбками. Поставив его на стол, Лаянн молча удалился, а я уставилась на предполагаемый десерт.

Хитро подмигнув, собеседник сунул руку в воду, ловко поймал ярко-фиолетовую рыбку и протянул ее мне.

— Ешь. Это последнее и одно из самых удачных творений Лаянна.

Привыкнув доверять местной пище, я осторожно взяла рыбку, тем более что, оказавшись на суше, она перестала подавать признаки жизни, и откусила. На вкус это чудо напоминало черничную пастилу с ароматами луговых цветов.

— Давай, Фарь, не тушуйся.

Увидев, что в десерте нет ничего страшного, оцелот храбро ринулся в воду, превратив процесс поедания сладостей в увлекательную игру, в результате которой половина содержимого аквариума оказалась на столе.

С усмешкой наблюдая за его развлечениями, я уточнила:

— Дядюшка Юниэль, скажите, а Вариена сейчас на службе?

— Где же ей еще быть? Пашет, как молодая кобылка, от звонка до звонка, да еще и дома только и рассказов, как она воссоединила страждущего гнома или полуэльфа со столь желанной им работой.

Поймав и съев последнюю, кокосовую, кстати, рыбку, я погладила доверху набитое брюшко, тяжело вздохнула и встала:

— Спасибо за обед. Как всегда, бесподобно. Дядюшка, подскажите, где находится эта самая злополучная служба занятости?

Одарив меня подозрительным взглядом, хозяин пробурчал что-то вроде: да вы все сговорились, что ли, но адрес дал. Не забыв сунуть плату за обед симпатичной молодой официантке с крылышками, я отправилась на нужную улицу.

Царство бумаг и безработных, куда сбежала с кухни молодая эльфийка, находилось в одном из наиболее приличных кварталов Льона и занимало целых два этажа внушительных размеров особняка.

Вот уж никогда бы не подумала, что в Льоне так много желающих найти новую работу, но количество народа, которое клубилось в коридорах, явственно свидетельствовало, что я не вполне представляю себе ситуацию с занятостью в стране. С трудом протиснувшись к окошку справочной, я уточнила, где именно принимает Вариена, и двинулась к ее кабинету, гадая, каких размеров там окажется очередь.

Везение сегодня оказалось на моей стороне — перед дверью неверной внучки Юниэля уныло сидел пожилой гном, с недовольным бурчанием перебирающий в руках ворох разнообразных бумажек.

— Меня? Меня в портовые грузчики? Ишь чего удумала. — Сопровождался монолог недовольными взглядами из-под угрюмо сведенных лохматых бровей.

После очередной громкой тирады дверь кабинета распахнулась, из нее выглянула фантастической красоты девушка и, тряхнув розовыми, переливающимися перламутром волосами, успокаивающе сказала:

— Мсье Борк, я понимаю вашу реакцию, но повторяю еще раз — морской воздух полезен вашим больным легким, а угольная пыль шахт, куда вы так стремитесь, загонит вас в могилу менее чем за полгода.

В этот момент гном, словно в подтверждение ее слов, сильно закашлялся и, отдышавшись, сообщил:

— Передайте, что я согласен, — после чего, собрав все свои листки, угрюмо зашагал прочь.

— Вот так всегда. Никакой благодарности, — вздохнула Вариена и, повернувшись в мою сторону, дежурно улыбнулась. — Вы ко мне? Но я не занимаюсь чистокровными людьми, моя специализация —другие расы, представителям которых значительно сложнее найти себе место по душе.

— Вариена, вижу, ты меня не узнала. Я Айлия, сестра Дэйва. Помнишь?

— Ой, извини. Конечно помню, — совершенно непосредственно воскликнула эльфийка. — Ты за два года сильно изменилась.

Глупо не признавать очевидное. Печально вздохнув, я сказала лишь:

— Про тебя такое не скажешь. Разве что ты стала еще красивее.

Кокетливо блеснув глазами, Вариена наконец вспомнила, что коридор не самое подходящее место для беседы, и позвала меня зайти в кабинет, оказавшийся неожиданно маленьким, точнее сказать, тесным. Заметив, что мои глаза недоуменно распахнулись, эльфийка немного смущенно пояснила:

— К сожалению, в нашу службу не так часто обращаются чистокровки, и начальство решило, что с меня хватит и небольшого рабочего места.

— Это не самое страшное, — усмехнулась я, усаживаясь в кособокое кресло, — В коридор же не посадили, и то хлеб.

Вариена звонко рассмеялась.

— Боюсь, даже местные бюрократы сочли бы подобное рабочее помещение некоторым перебором. Но, думаю, ты сюда не условия моего труда изучать пришла. Или тебя дедушка прислал на разведку?

— Ни то и ни другое, — сообщила я. — Хотя побеседовать с твоим начальством на предмет размеров кабинета было бы полезно. Пришла же я задать тебе вопрос, непосредственно касающийся твоей работы.

Мгновенно утратив всю легкомысленную веселость, эльфийка выпрямилась и уставилась на меня огромными светлыми глазами.

Слушаю.

Дядюшка Юниэль сказал, что ты устроила бунт и отказалась провести жизнь на семейной кухне около двух лет назад. Он не ошибся?

Не сдержавшись, Вариена фыркнула.

— Нет, дедуля прав. Это был мой день рождения, и я таким своеобразным образом отметила юбилей. А почему тебя это интересует?

— Дело в том, — приступила я к объяснениям,—что примерно в это же время дриада по имени Гретель Арно неожиданно поменяла работу, переехав из приюта под Льоном в Высшую Академию Магии.

— Я ее помню, — неожиданно перебила меня эльфийка. — Это было одно из первых моих дел. Крайне простое для выполнения и вместе с тем очень необычное.

Я мгновенно насторожилась, чувствуя себя, как хорошая охотничья собака при приближении к лисьей норе, и пробормотала что-то поощряющее собеседницу рассказывать дальше.

— Представляешь, — даже не обратив на меня внимания, продолжала Вариена. — Сижу я, совершенно еще неопытная, страшно всего боюсь, и тут вплывает дриада, раза в два меня старше, с великолепным опытом административной работы, и выражает настойчивое желание устроиться на работу в Высшую Академию Магии, что под Теннетом, причем должность ее совершенно не интересует.

— Как не интересует? — опешила я. — Вряд ли она была согласна мыть чашки от кофе и тарелки от печенья, в несметных количествах оставляемые ректором.

Эльфийка подняла ладонь, придавая важность своим словам.

— В том-то и дело. Уборщица, секретарша, повар, официантка в столовой. Ее устраивало совершенно все.

Очень любопытно, если не сказать больше… Мадам Арно совершенно не походила на личность, готовую возить шваброй по полу ради каких-то отвлеченных идей. Что же такое случилось, из-за чего дриада решила резко поменять свою, в общем-то, устроенную жизнь и очертя голову ринуться в неизвестность?

— Скажи, Вариена, а как она объяснила столь странное пожелание? Судя по недавней сцене с гномом, вряд ли ты принялась подыскивать ей работу, не уточнив некоторые подробности.

— Безусловно, — несколько самодовольно согласилась собеседница. — Так никогда не делается. Какой смысл устраивать работника на должность, с которой он через пару дюжин дней сбежит или тихо загнется от ипохондрии.

— Да, конечно, — прервала я поток сведений. — Но все же, что именно сказала тебе мадам Арно?

Вариена совершенно явственно замялась.

— Честно говоря, сначала я подумала, что это своеобразная проверка, которую устроили мне работодатели. Но когда никаких вразумительных объяснений не последовало, я поменяла свое мнение. Дриада бросила пару слов на тему разбитого сердца и желания круто изменить свою жизнь и на все дальнейшие расспросы отделывалась аналогичными заявлениями.

— И ты ей поверила?

Взглянув на себя в стекло доверху забитого бумагами шкафа, собеседница взбила прическу и мотнула головой.

— Нет. И, естественно, не кинулась сломя голову предлагать первую попавшуюся вакансию. Пришлось ждать около двух месяцев, пока в Академии Магии не понадобился новый администратор.

— То есть ты, попросту говоря, взяла и обманула клиентку, не пойдя навстречу ее пожеланиям? —уточнила я и тут же добавила: — Стоит сказать дядюшке Юниэлю, что ты великолепно справляешься со своими обязанностями, совсем не шаблонно и бездумно подходя к работе.

Вариена польщенно вздернула точеный подбородок, заслуженно гордая собой, но тут дверь кабинета распахнулась, и в нее заглянул еще один гном, весьма недовольно поинтересовавшийся:

— Мне тут до ночи торчать или как? Эй, я вас спрашиваю.

Одарив не слишком вежливого визитера профессиональной улыбкой, эльфийка повернулась ко мне и извиняющимся тоном проговорила:

— Прости, но я больше не могу беседовать с тобой, любимая работа ждет. Если захочешь еще что-нибудь узнать, заходи вечером в трактир, поболтаем. — Она усмехнулась. — Да и поужинаешь заодно.

— Заманчивое предложение. — Осторожно встав со скрипящего кресла, я попрощалась: — Собственно, все меня интересующее я уже выяснила. Спасибо, Вариена.

Покинув кабинет, я опасливо прошла мимо гнома, резво вскочившего со скамьи при моем появлении и на полных парах двинувшегося в сторону бедной Вариены. Последнее, что я услышала, было громогласное:

— Девушка, работать планируем или как?

Мысленно посочувствовав эльфийке, самоотверженно трудящейся в таких условиях каждый день, я принялась пробираться к выходу.

Фарька, совершенно заскучавший за время моего довольно продолжительного, надо признать, отсутствия, мирно дремал на скурре.

— Лежебока, вставай, — легонько потрепала я его по холке.

— Ч'о… г'е. — Подлетев вертикально вверх чуть ли не на полметра, мой ручной зверек принялся испуганно озираться по сторонам. Наконец его взгляд сфокусировался на наблюдающей за ним с усмешкой хозяйке, и оцелот облегченно выдохнул. После этого последовало несколько секунд напряженного размышления, не стоит ли обидеться, но, здраво решив, что ситуация для этого не слишком подходящая, Фарь залез мне на плечо и осведомился:

— Ку'а мы те'ерь?

— Хороший вопрос. — Решив подумать, я плюхнулась на неподвижно висящий где-то в ярде от земли скурр. Времени было около пяти вечера, а каких-либо перспективных занятий совершенно не наблюдалось. От мсье Кре новости поступят не ранее чем завтра, сама я предпринять в городе никаких толковых шагов не в состоянии, а столь поздний визит в приют, где провела большую часть своей жизни мадам Гретель Арно, вряд ли будет воспринят благосклонно его руководством. Хотя… небольшая разведка точно не помешает, а попадаться этому самому руководству на глаза совсем не обязательно. Да и любопытство снедало меня по полной программе, честно говоря. Очень хотелось посмотреть на заведение, пребывания в котором я благодаря ночному похищению, устроенному Дэйвом много лет назад, счастливо избежала.

— Ты согласен? — обратилась я к Фарьке, снова задремавшему и превратившемуся в этакий меховой воротник, совершенно неуместный в мягком морском климате Льона. Здесь никогда не было ни очень холодно, ни невозможно жарко.

Не открывая глаз, оцелот, которому в настоящий момент было совершенно все равно, что делать, лишь бы не трогали, лениво кивнул и заворочался на моих плечах, устраиваясь поудобнее и, главное, понадежнее. Безусловно, я после года обучения в Академии Магии вполне в состоянии не дать сорвавшемуся зверьку упасть на землю, но лишний раз проверять мою реакцию все же не стоило.

Полет в условиях незнакомой местности прошел вполне благополучно, лишь раз, пролетая над очень широкой поблизости от моря Каппой, я попала в сильный поток бокового ветра, но смогла быстро выровнять скурр, и уже минут через тридцать мы с оцелотом разглядывали с высоты полета небольших птичек детский дом, возглавляемый дриадами. Собственно, никакой особо выдающейся архитектуры я не увидела, примерно такою картину и следовало ожидать — низкое, всего лишь двухэтажное здание представлявшее собой большой корпус с тремя длинными крыльями, пряталось в густой тени высоченных вековых деревьев, на фоне коих приют казался значительно меньше, чем был на самом деле. Перед одним из крыльев располагалась большая площадка для игр, заполненная примерно тридцатью вовсю куролесящими детьми возрастом от трех до девяти лет. Их соученики постарше развлекались с другой стороны здания, где на площадке для флобта в данный момент шла баталия, а зрители, стоящие по краям поля, оживленно поддерживали играющие команды. С одной стороны, это было даже хорошо — все так увлечены, что меня не заметят, но с другой — момент, чтобы отловить кого-нибудь из болельщиков, был явно неподходящий, придется ждать, пока игра закончится.

Снизившись ярдах в трехстах от приюта на симпатичной полянке, окруженной разлапистыми пихтами, я вновь оставила дрыхнувшего оцелота за сторожа и пошла в сторону детских игрищ, стараясь случайно не наступить на змею, коих в окрестностях леса Риона водилось множество. Обошлось — с ворчанием преодолев пересеченную местность, я выглянула из-за куста можжевельника и с удовлетворением констатировала, что до конца третьего, последнего сегмента игры осталось совсем немного времени. И правда — не успела я толком рассмотреть участников, как раздался финальный удар гонга, и около половины болельщиков с восторженным визгом кинулись на поле поздравлять победителей, а оставшаяся часть ребят несколько разочарованно побрела прочь, оживленно обсуждая перипетии прошедшего матча. Заприметив двоих пареньков, оказавшихся неподалеку от моего укрытия, я вышла из-за куста и придав лицу наивно-соблазнительное выражение, заговорила:

— Привет, мальчики. Меня зовут Айлия. Можно вас на минутку?

На их лицах отразилось совершенно объяснимое недоумение пополам с опасением, и я поспешила добавить:

— Надеюсь, я не похожа на злого маньяка или, того хуже, насильника?

Не сдержавшись, парочка дружно фыркнула, и один из друзей, повыше и, на первый взгляд, поувереннее в себе, ответил:

— Здравствуйте. Чем мы можем вам помочь?

Несмотря на недавний смех, в глазах ребят плескалась настороженность, и ситуация, нельзя не признать, к этому очень располагала. Представляете — уже начало темнеть, и вдруг в обычно свободном от незнакомцев месте из-за привычного для взгляда куста появляется неизвестная девушка и хочет непонятно чего. Вы бы не насторожились? Здраво понимая, что нужно всеми способами и быстро расположить их к себе, я улыбнулась и неопределенно махнула рукой.

— Да так, просто поговорить. Дело в том, что я выросла в этом приюте и теперь, через десять лет, вернувшись из дальних стран, захотела узнать, изменилось ли что-нибудь за эти годы. Такие же ли старые грымзы загоняют в постели на несколько часов раньше, абсолютно не понимая, что в тринадцать лет организм совершенно не хочет отдыхать в столь детское время.

Тут я попала в точку. Мальчишки переглянулись оживленно заговорили, перебивая друг друга:

— Да, представляете… а мадам Тосси совсем уже то… вмешалась позавчера в середине старого оборотня, всех разогнав… да, а мне как раз третий золотой дракон пришел! — Последнее прозвучало с такой искренней незаживающей обидой, что я не смогла не улыбнуться.

— Понимаю. Слушайте, у меня же печенье есть, — И я жестом фокусника достала купленную по дороге пачку и протянула ее парочке, чьи глаза при виде лакомства загорелись. Похоже, дриады нечасто баловали воспитанников вкусной, но не очень полезной пищей.

Жадно схватив гостинец, мальчишки разорвали обертку и немедленно слопали по нескольку штук. Затем, виновато взглянув на меня, предложили:

— Хотите?

— Ешьте, — улыбнулась я. — Мне нельзя портить фигуру.

Мальчишки вновь смущенно переглянулись, будто совещаясь о чем-то, потом тот, который повыше, предложил:

— Не хотите посидеть? У нас на примете есть укромное местечко.

— С удовольствием. Ведите. Кстати, — уточнила я, — мне будет удобнее, если вы скажете, как вас зовут.

— Извините, — слаженно произнесли они. — Я Марио (это тот, что повыше), я Бренн (его товарищ).

— Очень приятно. — Я, честно говоря, пока не знала, как именно следует вести себя в компании двух сирот переходного возраста, и чувствовала себя не вполне уверенно и непривычно. Ведь одно неверное движение, и мальчики сбегут, словно пара испуганных зверьков. Но успокаивало то, что даже их исчезновение было бы просто мелкой неприятностью, которая толком ни на чем не скажется.

— Мы пришли, — сообщил Марио, останавливаясь под одной из огромных пихт, и запнулся. — А… а вы умеете лазать по деревьям? — спросил он, причем мордашка его выражала уверенность в отрицательном ответе.

Состроив обиженную гримасу, я проинформировала, что умею, и, совершенно не прибегая к магии, ловко вскарабкалась примерно до середины дерева, где на трех толстых ветвях был сооружен шалаш. Забравшись внутрь, я подождала мальчишек и, когда они присоединились, похвалила:

— Замечательное местечко. Уютно и построено на славу.

Физиономии моих собеседников расплылись в довольных улыбках. Слопав последнее печенье, Марио уселся поудобнее, молчаливо показывая, что они готовы к разговору, и я взяла инициативу в свои руки.

— Расскажите мне о ваших преподавателях. Насколько я помню, воспитанники обычно обо всем происходящем знают лучше, чем взрослые, от них не ускользают никакие нюансы взаимоотношений в приюте.

Друзья привычно переглянулись, и сведения полились потоком.

— Ну, директор, вы ее, наверно, помните, мадам Хемена Кулатон, она… странная. Иногда добрая и ласковая, а иногда очень напоминает страшную черную колдунью из сказок. Мы ее редко видим, в основном только на общих собраниях. С нами больше общается мадам Шеремета, заместительница. Вот она постоянно только ворчит и терпеть не может мадам Кулатон.

— А фамилия у мадам Шереметы есть?

Марио растерянно пожал плечами:

— Не знаю… все зовут ее просто мадам Шеремета, без всякой фамилии. Она наверняка все про всех знает, и от нее невозможно спрятаться.

— Точно, — немедленно поддакнул Бренн. — Мы еще шутим всегда, как она умудряется при таких габаритах бесшумно скользить по коридорам, подслушивая под каждой дверью. Не иначе как колдует.

Я вежливо усмехнулась и продолжила расспросы. К сожалению, больше ничего путного узнать не удалось, отношения среди преподавательниц оказались совершенно стандартными: кто-то влюблен, кто-то исходит завистью, вымещая плохое настроение на воспитанниках, но по большей части атмосфера детского дома действительно поражала дружелюбностью и… умиротворенностью, что ли. Местные обитатели любили свою работу и растили оставшихся без родителей детей с заботой и лаской.

— Ой, — спохватился Марио на середине очередной фразы, — нам пора на ужин.

— Конечно бегите, — фыркнула я. — Ужин — это святое.

Быстро спустившись с дерева, мы попрощались, и мальчишки на всех парах припустили к приюту, я же совсем не так быстро двинулась в направлении полянки, где на скурре спал стопроцентно разобидевшийся вконец Фарька. Похоже, для примирения мне придется отдать ему минимум половину собственного ужина.

Глава 8

В которой страдающая с похмелья героиня прячется от тигра под музыкальным инструментом, оцелот обретает полетные качества, а совместный налет на приют заканчивается грандиозным успехом


Хм… Ох… если выразиться мягко, то никакой особенной бодрости и готовности к свершениям с утра и в помине не наблюдалось. Основной причиной моего достаточно плачевного состояния были многочисленные настойки на травах и ягодах, потребленные вчера вечером. Именно эти настойки являлись основным товаром, с успехом продаваемым Журио в его лавке. Производились они жителями небольших деревень по всей стране, а самыми дорогими считались изделия гномов, выдерживающиеся в глубине гор, в полной темноте.

Примерно десять лет назад молодой, начинающий алкогольных дел воротила самолично, без продыху курсировал по стране, выискивая золотые крупицы необычных вкусов, теперь же разбогатевший Журио прочно осел в Льоне, а товар ему поставляла разросшаяся до неприличия сеть агентов, постоянно добывающая что-то свеженькое. Эти разнообразные новинки мне вчера и вменялось в обязанность продегустировать. Нет, против первых пяти я нисколько не возражала, а вот где-то в конце второй дюжины запросила пощады.

С ужасом вспомнив, что окончание банкета перенесено на сегодня, я слезла с кровати и, сфокусировав взгляд, обнаружила на ее дальнем краю жалобно раскинувшего во все стороны лапы Фаря. Этот глупыш вчера не хотел ничего слушать и дегустировал товар Журио практически наравне со мной. Результат не замедлил сказаться — столь трогательно несчастным мой оцелот не выглядел никогда.

— Ты там как? Живой? — стараясь сохранить серьезный вид, осторожно поинтересовалась я.

— Угу, — еле заметно кивнул Фарька и тут же потребовал: — Мо'око.

— Будет тебе молоко, будет. И сыр тоже. Но сначала я приму душ.

Вскоре достаточно посвежевшая я и корчащий умирающую мордочку оцелот сидели в столовой и завтракали. Начиняя паштетом очередной профитроль, я решала сложную для пребывающих в проспиртованном состоянии мозгов проблему. Появляться в агентстве мсье Кре в ближайшие два часа не имеет никакого смысла, а на то, чтобы слетать в приют, этого времени маловато. Так что нам с Фарем предстояло чем-то себя занять, и самым подходящим местом для подобных занятий был льонский рынок.

— Обещаешь вести себя прилично? — вопросила я у перемазанного паштетом оцелота. — То есть сидеть на плече, ни шагу в сторону. И главное, молчать.

Занятый профитролем с сыром Фарька энергично кивнул. Меня это, конечно, не убедило, но и выбора особого не было. Если оставить в приказном порядке это пушистое чучело дома, потом дней шесть извиняться придется.

— Доедай и пошли гулять, — вздохнув, резюмировала я.

Несмотря на довольно раннее по моим личным меркам время, рынок кипел и бурлил. В очередной раз предупредив оцелота о необходимости сродниться с моим плечом, я засунула деньги поглубже в карман и вошла в ворота.

Практически сразу на меня накинулись лоточники, предлагающие разнообразные закуски, особым образом приготовленные морские деликатесы и сладости. На пастилу и шербет я даже не взглянула, а вот пару рулетов из водорослей слопала. Оцелот сначала тоже рвался заполучить кусочек, но, понюхав, брезгливо сморщился и отвернулся. Вытерев руки и выбросив салфетку в ближайший уничтожитель, я двинулась дальше, попутно удивляясь прогрессу — еще в мой прошлый приезд два года назад на рынке обходились простыми корзинами для мусора.

Собственно, изменилось не только это. Как я ни старалась отыскать что-нибудь знакомое, но даже следа от старых лавок не осталось — все рыночные торговцы постоянно переезжали или просто совершенствовали свое торговое место, придумывая все более затейливые и привлекающие покупателей интерьеры.

Не утерпев, я завернула в одну из лавок, торговавшую детскими игрушками, изготовленными с применением магии, и в полном восторге уставилась на двух светлых плюшевых зайцев, дерущихся из-за большой меховой морковки, а трусливое создание на моем плече испуганно ойкнуло при виде огромной кобры, то и дело с угрожающим шипением раздувающей капюшон. Решив порадовать зверька, я, немного, больше для вида, поторговавшись, купила ему парочку пушистых мышек, иногда воображавших себя мячиками и высоко подпрыгивающих.

Сопровождаемая горячими призывами не слишком довольного хозяина скупить еще половину ассортимента лавки, я сумела ретироваться и, оказавшись под открытым небом, облегченно вздохнула. Все же процесс покупки в больших магазинах нравился мне больше, несмотря на обретенное в детстве виртуозное умение сбивать цену на рынке. Моему характеру больше соответствует тихий, спокойный поход мимо витрин с товарами и возможность выбрать все необходимое без назойливого внимания со стороны материально заинтересованных продавцов. А ведь когда-то, будучи подростком, я весьма активно торговалась, доводя лавочников чуть ли не до сердечного приступа.

Свернув в очередной проход, я вскоре вышла к небольшой площади, в центре которой выступал оркестр, как оказалось при ближайшем рассмотрении, состоящий только из дирижера при полном отсутствии музыкантов. Инструменты, висевшие в воздухе, играли совершенно самостоятельно, а сидящий сзади задорно улыбающийся старичок руководил ими и ловко ловил монетки, то и дело летящие из толпы, окружившей импровизированную труппу. Когда мы с Фарькой приблизились, как раз зазвучала новая заводная мелодия, и я остановилась послушать. Заметив новое лицо, дирижер приветливо подмигнул, и мне не оставалось ничего другого, кроме как полезть в карман за мелочью. Приплясывая в такт музыке, я кинула ему несколько монеток, и старик, без особых усилий поймав их все, снова мне подмигнул. Я улыбнулась в ответ и повернулась к Фарьке, посмотреть, как зверек реагирует на столь непривычную обстановку, но в этот момент мои глаза заметили нечто странное даже для шумной базарной круговерти. То есть толкающиеся, махающие руками и что-то выкрикивающие люди были тут в порядке вещей, но при этом они, как правило, улыбались и двигались в разные стороны, сейчас же довольно большая толпа с явными следами паники на лицах бежала в нашем направлении, не замечая никого и ничего на своем пути. Не очень понимая, что происходит, я настороженно следила за ними, вместо того чтобы благоразумно убраться подальше, и когда причина паники появилась в поле моего зрения, оказалось немного поздно — два весьма сурового вида саблезубых тигра вышли из-за угла. Особой агрессии они пока не проявляли, но одного взгляда на торчащие из пасти клыки было вполне достаточно, чтобы понять тех, кто поспешно ретировался. Тем временем тигры дружно сделали еще несколько шагов, и тут вслед за ними из-за того же угла показался отчаянно ругающийся гном, приступы нецензурной брани которого сменялись призывами к спокойствию и утверждениями, что присутствующим совершенно ничего не грозит и бояться зверей не следует.

— А ну стоять, вы, кошки-переростки! — зычно гаркнул гном.

Вышеупомянутые кошки оглянулись и, фыркнув, грациозно отпрыгнули в направлении от своего преследователя и, соответственно, к толпе, замершей на площади. Люди, по объективным причинам не слишком доверяющие словам гнома, испуганно охнули и в едином порыве кинулись наутек, сметя меня по дороге. Чудом сумев перекатиться на живот, я заприметила укромное местечко под неподвижно зависшим в воздухе барабаном и немедленно забралась туда, а оказавшись в сравнительной безопасности, смогла оглядеться и оценить ситуацию более-менее объективно. Тигры, выскочив на мигом опустевшую площадь, недоуменно озирались, не в силах сделать выбор между практически одинаковыми, расходящимися во все стороны улочками, а сзади к ним по-прежнему бранясь на все лады, ковылял гном' Как только он оказался в опасной близости, хищники определились и попытались по-тихому слинять, но вдруг, неожиданно для самих себя, повисли, беспомощно болтая лапами, примерно в ярде над землей. Преследующий их гном, завидев, что беглецы в его досягаемости, ускорился, кое-как дотянувшись до полосатых черно-серебристых загривков, надел на зверей ошейники и, крепко зажав концы цепочек в руке, кивнул кому-то за моей спиной:

— Спасибо. Можете опускать.

Убедившись, что никаких признаков опасности больше не наблюдается, я вылезла из-под барабана и оглянулась. Улыбающийся дирижер вытер вспотевший лоб и напутствовал удаляющуюся троицу:

— Впредь рекомендую быть осторожнее. Вашим крошкам не стоит гулять в одиночестве. Мало ли что может случиться…— Затем, отряхнув с безупречно отглаженных брюк воображаемые пылинки, дирижер взмахнул рукой, заставляя оркестр вновь заиграть. Постепенно площадь заполнилась народом, и многочисленные гуляющие как ни в чем не бывало продолжили развлекаться.

— Фарька, ты цел?

Молчание было мне ответом, я растерянно взглянула на плечо и позвала:

— Фарь! Фарька! — Нигде, ни на мне, ни в окрестностях, не обнаружилось даже кончика светло-шоколадного хвоста.

— Простите, — обратилась я к дирижеру. — Вы не видели моего оцелота?

Не отвлекаясь от игры, старик просто махнул в направлении одной из узких, тесных улочек.

— Спасибо, — благодарно кивнув, я проследовала в гущу лавок.

Интересно, куда мог подеваться мой глупый непоседливый зверек? Испугавшись толпы и тигров, Фарька наверняка нырнул в ближайшую укромную дырку, но природное любопытство должно было довольно быстро взять верх, и он стопроцентно отправился на поиски чего-нибудь интересного, да и меня заодно. А поскольку с ориентацией на льонском рынке у моего оцелота явный пробел, то никакой логикой его не найти. Остается одно — идти на шум.

Фыркнув, я медленно побрела вдоль лавок, изучая содержимое витрин и попутно поглядывая, нет ли где пушистого беглеца. Но ни среди одежды, отражающей настроение своего владельца, ни среди разнообразных духов, ни даже в стае копченой рыбы Фарьки не обнаружилось, и я немного растерялась. Не мог же этот безмозглый зверь убежать далеко? Дойдя до очередного перекрестка, я огляделась, и тут наконец издали донесся шум, выбивающийся из обычного звукового фона активного рыночного дня, и я резво двинулась туда.

Так и есть! Глаза мои узрели замечательную, смешную даже сцену — рассерженный, изрядно заплывший жирком торговец подпрыгивал, стараясь поймать Фарьку, который, отчаянно вереща, плавал в воздухе над его головой, с головы до лап обсыпанный какими-то блестками.

— Ты мне за все заплатишь, — пыхтел лавочник, подтаскивая табуретку. — Дай только я до тебя доберусь.

— Помогите! — жалобно взвыл оцелот, когда толстые пальцы схватили его за хвост. Углядев на сверкающей мордочке неподдельный ужас, я решила, что проучен Фарь достаточно и пора вмешаться.

— Что случилось? Зачем вы пугаете моего оцелота?

— А! — Хитро блеснув глазами, лавочник немедленно повернулся ко мне, попутно чуть не свалившись с табуретки. — Так это ваше животное? Вы в курсе, что он натворил? Я разорен!

Я усмехнулась и успокаивающе подняла руку.

— Не думаю, что все так страшно, и, скорее всего, мы, затратив совсем немного усилий, сможем мирно урегулировать этот неприятный инцидент. Особенно если вы успокоитесь, слезете с табурета, отпустите моего любимого оцелота и расскажете по порядку, что именно случилось.

Оглядев окружающих и обнаружив, что никто из собравшихся не разделяет его праведного негодования, владелец магазинчика вздохнул, кое-как спустился на пол и разжал руку. Пискнув, Фарька воспарил к потолку. Напрягшись, я снизила зверька и, крепко схватив в охапку, обратилась к лавочнику:

— Итак, я вас слушаю. Что стряслось?

Обведя рукой совершенно целехонькую, за исключением одной валяющейся на полу коробочки, лавку, торговец возмущенно начал:

— Ваше животное ворвалось сюда, как осенний тайфун, все опрокинуло, рассыпало левитационный порошок и распугало мне всех покупателей. Кто заплатит за ущерб, причиненный моему имуществу?

— Я, — поспешно успокоила я вновь начинающего закипать лавочника. — Но все же особых повреждений я не вижу, да и распуганных покупателей в лавке полно. — В подтверждение своих слов я кивнула в сторону довольно впечатляющего количества любопытствующих, стоящих по периметру. — Насчет рассыпанного порошка… В какую сумму вы оцениваете потери?

Первая сумма, тут же названная пострадавшим, к реальности не имела ровно никакого отношения, и вместо ответа я лишь возмущенно фыркнула. Правильно трактовав выражение моего лица, хозяин присел на жалобно пискнувший табурет, и мы приступили к живейшему обсуждению вопроса. Когда одна десятая озвученной первоначально суммы перекочевала из моего кармана в кассу лавочника, я поинтересовалась у крайне довольного исходом дела толстяка:

— А когда действие вашего порошка прекратится? Мне не улыбается провести следующий месяц в обществе летающего домашнего любимца.

— Не переживайте, — махнул тот рукой. — К утру этот ужасный зверь снова встанет на свои четыре лапы.

— Спасибо, успокоили.

— Всегда пожалуйста. Рекомендую вам впредь не выпускать его из виду, а то в следующий раз можете так дешево не отделаться.

— Слышал? — фыркнула я, затем, подавив желание привязать к оцелоту веревочку и поиграть в воздушный шарик, крепче ухватила новый подвид летающих обитателей Льона в охапку и направилась к выходу с рынка. Стоило признать — пару свободных часов мы блистательно потратили.

Убив еще пять минут на выговор виновато молчащему зверю, я забросила Фаря в дом Журио, оставив тренировать полетные качества в одиночестве, и направилась в офис мсье Пьера Кре. Надеюсь, он уже подготовил мне подробный отчет и я смогу в ближайшее время вернуться в Ауири. Неожиданно Для самой себя я обнаружила, что там осталось довольно много людей, и не только тех, по которым я скучаю, и первое место в списке занимал старый, ворчливый и не в меру язвительный дракон. Поразившись этому открытию, я приземлилась у крыльца агентства и с облегчением отметила, что оно открыто.

— Добрый день, мадемуазель, — радостно кинулся мне навстречу детектив и сшиб вешалку. — О, бес. Погодите немного.

Суетясь, сыщик поднял вешалку, собрал разлетевшиеся по округе шляпу и зонт, водворил их на место и, сделав широкий жест: «Прошу вас, садитесь», — снова своротил все обратно на пол.

Еле сдержав смех, я опустилась на кресло, гадая, каким непостижимым образом этот нескладный человек до сих пор не разорился. Но, возможно, у него действительно редкий талант сыщика. Посмотрим.

— Надеюсь, мсье, вы меня порадуете? — спросила я у детектива, умудрившегося без каких-либо потерь занять свое место за столом.

Лицо собеседника отразило неподдельное возмущение.

— Конечно, мадемуазель! Неужели вы во мне сомневались?

— Естественно, нет. Ни в коем случае, — поспешила я его заверить. — Это просто такой речевой оборот.

— А-а. — Выдохнув, мсье Кре открыл верхний ящик своего стола, с озадаченным взглядом заглянул туда, затем открыл еще два и, достав из последнего внушительного размера стопку, с гордым видом протянул ее мне: — Вот, прошу.

— Вы всего за сутки сумели накопать столько? — Мои брови удивленно приподнялись, и я принялась перелистывать полученные бумаги, попутно гадая, как детектив умудрился успеть еще и упорядочить все полученные сведения. Ведь просто на то, чтобы просто написать такое количество строк, требовалось несколько часов. Собственно, равно как и пролистать.

Отложив стопку, я поинтересовалась:

— Простите, мсье Кре, а не могли бы вы вкратце изложить содержание этих листков? Так будет удобнее, чем если вам придется ждать, пока я их сама изучу.

— О, никаких проблем. Начнем в обратном порядке, если вы не возражаете.

Я энергично помотала головой и уселась поудобнее, приготовившись слушать.

— Как вы мне и сообщили, двадцать лет назад, в тысяча шестьсот тридцатом году мсье Галь Траэр, получив предложение от одной из крупнейших энергетических фирм, покинул Льон и переехал в Теннет. За шесть лет до этого он добился значительных успехов в области энергетики, став в городе благодаря этому довольно известным жителем. Изобретенный им совершенно новый способ консервирования энергии произвел настоящий фурор на рынке, но долгие годы мсье Траэр отказывался сообщить какие-либо подробности метода, производя самостоятельно лишь небольшое количество батарей. Личная же жизнь его в годы после изобретения ничем выдающимся не отличалась, никаких подозрительных связей или порочных знакомств я не обнаружил.

— Погодите, — вмешалась я. — Но должны же были осуществляться попытки раздобыть его секрет. С трудом верится, что ничего подобного не происходило.

Мсье Кре скорчил смущенно-виноватую гримасу.

— Я, честно говоря, склонен с вами согласиться, но в моем распоряжении было совсем немного времени, и некоторые подробности я просто не успел выяснить.

Да уж… действительно глупо требовать предоставить за сутки всю возможную информацию. И так, судя по объему текста, ночью детектив не спал.

— Ну, хорошо, — улыбнулась я. — Думаю, это мы еще успеем уточнить. Продолжайте, пожалуйста. Чем занимался мсье Траэр до того, как сделал свое великое открытие?

Собеседник озадаченно наморщил лоб, оглянулся, достал записную книжку и, бегло ее пролистав облегченно откинулся на спинку стула.

— Значит, так. С тысяча шестьсот двадцать второго по двадцать четвертый год мсье Траэр провел в роли ученика-подмастерья нашего самого искусного городского волшебника, постигая искусство магии на серьезном уровне, и одновременно проходил обучение в вечернем колледже волшебства.

Ничего себе! Оказывается, наш уважаемый профессор практически кустарь-самоучка. И откуда он, такой способный, взялся?

— До этого же, — продолжал мсье Кре, — юноша два года провел у другого волшебника, рангом пониже, но вскоре понял, что там больше ничему научиться не удастся, и покинул своего первого наставника.

— Почему первого? — удивилась я. — Люди обычно не начинают заниматься магией в… сколько было мсье Траэру в тысяча шестьсот двадцатом году?

— Около четырнадцати лет.

— Вот именно. Вам не кажется, что это довольно странно? И куда смотрели его родители?

— Боюсь, по этому поводу я не смогу вам ничего сообщить, — огорошил меня сыщик-самородок.

Послушно огорошившись, я сглотнула и недоверчиво переспросила:

— В каком это смысле не можете? Неужели, совершив невероятное и раскопав такое неимоверное количество сведений за одни сутки, вы забыли поинтересоваться, когда и у кого объект появился на свет и чем занимался в первые четырнадцать лет своей жизни. Или это тайна, покрытая мраком?

Задумчиво перебрав несколько бумажек, кучей валяющихся на столе, собеседник моргнул и подтвердил:

— Именно так. Никто из тех, кто общался с мсье Траэром, понятия не имеет, откуда он взялся и что делал до тысяча шестьсот двадцатого года. Если честно, у меня сложилось впечатление, что объект или с неба свалился, или одной прекрасной ночью таинственным образом материализовался на пристани из густого тумана.

Какие образы, однако… просто поэт, а не сыщик…

Я принялась лихорадочно перебирать полученные от мсье Кре отчеты, пытаясь отыскать их начало. Действительно, первое упоминание о мсье Траэре относилось к тысяча шестьсот двадцатому году. Очень странно. Так просто не бывает! Выпрямившись, я настойчиво уточнила:

— Но люди не возникают из ниоткуда. Не верю я, что за столько лет мсье Траэр никому ни разу не обмолвился о своем прошлом.

Хотя… вспомнив рассказ смотрителя музея, я вполне была готова поверить в полную неизвестность прошлого мсье Траэра.

— Понимаю ваши сомнения, — кивнул детектив, и сам выглядевший довольно обескураженно. — Я, до того как взялся за ваше дело, тоже не сталкивался с подобным, а тут на тебе… Мне даже несколько неудобно перед вами.

— Вот это совершенно зря. Вы проделали грандиозную работу, за что от меня огромное спасибо. И надеюсь, вы на этом не остановитесь, накопав еще что-нибудь любопытное, если оно, конечно, существует в прошлом мсье Траэра.

— Безусловно, — кивнул мсье Кре с энтузиазмом. — Я уже сам заинтересовался этой странной историей.

— Совершенно неудивительно. — Я встала. — К сожалению, я вынуждена вас покинуть, впереди сегодня еще много дел. Сколько я должна за работу?

Сыщик покрылся красными пятнами и принялся мямлить что-то вроде:

— Н-ну… если учесть, что расследование еще не закончено…

Я, будучи девушкой прагматичной, соответственно не желающей просто так переплачивать, а цен на подобные услуги не знающей, помочь ему ничем не могла. Пришлось молча стоять и ждать, пока мсье Кре придет к консенсусу с собой и огласит сумму. Наконец это случилось, и, вручив детективу весьма скромный, по моему мнению, гонорар, я распрощалась, не забыв дать ему адрес абонентского ящика в Теннете на случай, если удастся узнать еще что-нибудь стоящее.

Так просто уйти не удалось. Я еще примерно дюжину раз повторила, что работа проделана прекрасно, результатами расследования я целиком и полностью довольна и не забуду порекомендовать его детективное агентство всем своим друзьям и знакомым. И только когда совершенно смущенный сыщик в очередной раз своротил вешалку, я смогла, улучив удобный момент, ретироваться.

Недолгое совещание в моих верхах сформировало решение захватить с собой в приют оцелота. Главным образом потому, что очень не хотелось весь вечер пререкаться с надутым и угрюмо огрызающимся Фарем, причем без всякой возможности вышвырнуть его за дверь. Нет уж, увольте.

Оказавшись в доме Журио, я заглянула на кухню выпить молока с печеньем и, подкрепившись, пошла в предоставленную мне комнату. Фарь, летучести у которого за время моего отсутствия нисколько не поубавилось, обнаружился плавающим в районе потолка. Завидев меня, зверь радостно вякнул:

— Айли! Сотри, как я у'ею! — И, энергично двигая хвостом, оцелот принялся довольно ловко перемешаться в пространстве, на каждом повороте ярко сверкая в лучах солнца.

— Потрясающе, — признала я. — А теперь предлагаю спланировать на мое плечо, или я отправляюсь по делам в одиночку.

Угроза возымела действие — на редкость точно приземлившись, Фарь улегся на свой излюбленный насест и горделиво задрал нос. Оставив это без внимания, я прижала зверя рукой, вышла из дома и, осторожно усевшись на скурр, взлетела.

На улице было достаточно светло, и, несмотря на действительно имеющиеся вечером дела, я позволила себе поглазеть по сторонам. Солнце висело над морем огромным красным светящимся шаром, придавая облакам тот же невероятный оттенок, а оголенные силуэты мачт на их фоне смотрелись почти романтично. Добавляла такого настроения и солнечная дорожка, бежавшая от горизонта к берегу по почти зеркально гладкой воде. С восторгом я загляделась на открывшуюся панораму и не заметила, как долетела до реки. Сегодня ветра не было, и я смогла разглядеть ее, не отвлекаясь на проблему сохранения равновесия. Даже точно зная, что нахожусь над той же Каппой, что протекает и под пещерой Зенедина, я все равно не могла в это поверить.

На другом берегу практически отсутствовали какие-либо признаки цивилизации и начинался лес Риона, простирающийся вплоть до Туманных гор и населенный самыми диковинными существами. Эльфы, дриады и оцелоты мирно в нем уживались, поделив поистине огромные чащобы. Порадовавшись, что приют стоит на самой окраине леса, где есть еще следы обитания человека, я ускорила полет, и вскоре моя цель появилась в поле зрения.

К приюту мы с Фарькой прибыли на час раньше чем вчера, и, судя по отсутствию снаружи толпы резвящихся детей, занятия еще шли полным ходом. Оставив Фаря сторожить скурр, привязав зверя к доске для надежности, я, на сей раз ничуть не маскируясь, вошла через главный вход, оказавшись в учебно-административном корпусе. Три крыла же, как гласил висящий на стене план, отводились под жилые помещения для младших групп, старших групп и преподавателей.

Пользуясь отсутствием в холле воспитанников, я смогла спокойно оглядеться. Обстановка очень напоминала коттедж мадам Арно в Ауири — полированное до блеска дерево и неимоверное количество растений. Полы покрывали пушистые, цвета темного меда ковры, уменьшающие риск разбить лоб или коленку, а по углам тут и там цветными пятнами виднелись забытые игрушки. Вдохнув свежий лесной воздух, я почти физически ощутила атмосферу уюта и спокойствия, царившую в приюте. С трудом подавив желание немного подремать на ближайшем диванчике, я еще раз взглянула на план и пошла к лестнице, ведущей на второй этаж, к кабинету директора. Из вчерашнего разговора с Бренном и Марио следовало, что наиболее перспективно в плане получения и информации о мадам Гретель Арно побеседовать с директором, мадам Хеменой Кулатон, и ее заместительницей, мадам Шереметой. Причем я была совершенно убеждена, что сведения, полученные от них, окажутся диаметрально противоположными и толк будет только от одного, но вот от какого — пока оставалось неясным.

Остановившись перед дубовой дверью, сплошь покрытой затейливой резьбой, я постучала. Несколько секунд ничего не происходило, затем тяжелая створка неожиданно тихо распахнулась, и я оказалась лицом к лицу с дриадой, как водится, неопределенного возраста.

— Здравствуйте, мадемуазель, — хорошо поставленным голосом произнесла она. — Вы ко мне?

— Если вы — директор приюта мадам Хемена Кулатон, то да, — сообщила я, проходя внутрь кабинета. — Добрый день.

— Присаживайтесь, — указала хозяйка на стоящее у огромного окна кресло.

Я присела и уставилась на нее. Если мадам Арно, не желая отличаться от остальных жителей Ауири, одевалась, как принято у людей, то про мадам Кулатон такого сказать было нельзя. Платье цвета светлой древесной коры мягко струилось по ее безупречной фигуре, на талии прихваченное тонким зеленым пояском в цвет лентам затейливой прически. Бесшумно ступая в мокасинах из полосок кожи, дриада подошла ко второму креслу и, заняв его, спросила:

— Могу я узнать, кто вы?

Вопрос был, в общем-то, совершенно закономерный и ожидаемый, но я представилась с видимой неохотой:

— Меня зовут Айлия Нуар, я работаю в Высшей Академии Магии в Теннете.

В глазах дриады засветилось понимание.

— Я ничего не путаю, это к вам уехала Гретель?

— Именно, — кивнула я.

— Надеюсь, с ней ничего не случилось? — немного обеспокоенно осведомилась мадам Кулатон.

— Нет-нет, — поспешила я ее заверить. — Дело в том, что у Академии Магии на днях юбилей, и мы собирались выпустить альбом, посвященный этому знаменательному событию. А поскольку мадам Арно весьма неохотно распространяется о своем прошлом, то ректор Клеачим послал меня собрать информацию для статьи…— Я осеклась и замолчала, обнаружив, что собеседница с трудом сдерживает усмешку. Довольно долго мы молча пялились друг на друга, затем директор поправила выбившуюся из безупречной прически воображаемую прядь и, чуть улыбнувшись уголком губ, поинтересовалась:

— Скажите, Айлия, вы считаете меня настолько глупой? Или просто сами не смогли придумать ничего более правдоподобного?

Да, удар пришелся точно по больному месту. Не зная толком, как нынешний директор приюта относится к дочери ее предшественницы, я оказалась в довольно странном положении, и изобрести универсальную легенду так и не получилось, точнее, она блистательно провалилась в первые же секунды. Чувствуя на себе острый взгляд темных глаз, я поняла, что выбора не осталось.

Поежившись, я намотала один из непокорных локонов на палец, попутно усмехнувшись при мысли, какой контраст представляют наши с хозяйкой приюта прически, и неожиданно для себя самой выложила правду. Про убийство, завещание покойного и наше с Зенедином расследование. На сей раз слушали меня более внимательно, а главное, серьезно.

— Я правильно вас поняла? — уточнила мадам Кулатон. — Гретель подозревается в убийстве преподавателя из Высшей Академии Магии, и вы здесь, чтобы выяснить темные пятна в ее прошлом?

— В принципе, все обстоит именно так, как вы изложили. Но не только, — пошла я на попятную. — Основной целью моего визита в Льон было раскопать что-нибудь о покойном мсье Гале Траэре.

— И как? — снова легонько усмехнулась дриада. — Раскопали?

— Не очень-то много, — честно созналась я. — Детектив не смог найти никакой информации о покойном вплоть до тысяча шестьсот двадцатого года.

По лицу мадам Кулатон пробежала тень.

— Да, я хорошо помню этот год. Именно тогда я возглавила приют.

— То есть, — переспросила я, — именно в том году в доме случился пожар?

Собеседница явно удивилась.

— Вы, оказывается, в курсе? Да. И недавно у нас в приюте был собственный своеобразный юбилей, правда весьма печальный, — ровно тридцать лет со времени той ночной трагедии.

— А ее причины до сих пор остались неизвестны? И вы так и не знаете, отчего возник пожар?

— Нет, — ни секунды нераздумывая, покачала головой дриада. Слишком быстро, чтобы я ей полностью поверила. Но, не желая на столь ранней стадии даже намека на конфликт, я не стала высказывать свои сомнения, а просто перешла непосредственно к самому интересующему меня вопросу:

— Мадам Кулатон, как вам кажется, что побудило мадам Гретель Арно покинуть этот уютный, с детства привычный дом и уехать за тридевять земель, в Академию Магии, где у нее не было никаких знакомых?

Дриада хмуро на меня взглянула и выдала следующее:

— Понимаете, Айлия, я совершенно не разделяю ваше желание расследовать убийство, произошедшее в Академии Магии. Это работа полиции, а вам следует заняться учебой и не гнаться за легкой наживой. Но не в моих привычках наотрез отказывать в помощи, поэтому я по возможности отвечу на ваши вопросы, но прошу задать их быстро. Мое время мне достаточно дорого.

Вот так вот. Совершенно будничным тоном меня безупречно вежливо поставили перед фактом, да еще и припечатали. Красиво. Но я тоже не лыком шита — ни один мускул не дрогнул на моем лице, я лишь коротко кивнула и повторила:

— Так по какой причине мадам Арно переехала в Академию Магии?

— Да не было никаких особенных причин. Просто никто не сможет провести всю жизнь на одном месте. Если бы пожар не сгубил ее мать, судьба Гретель сложилась бы совсем по-другому — хорошая школа, престижный колледж, интересная работа. Пожар все перечеркнул, надолго оставив в приюте маленькую, одинокую, очень испуганную девочку. И я очень рада, что произошедшее не сломило Гретель. Нам, дриадам, и так сложно адаптироваться в мире людей, но она смогла это сделать, и даже больше — нашла в себе силы поменять устоявшееся за много лет положение вещей и совершенствоваться дальше. Это достойное всяческого уважения решение.

Впечатляюще. Особенно если вспомнить недавнюю тираду про невероятно ценное время. Но не стоит испытывать терпение собеседницы — после недолгих раздумий я задала следующий вопрос:

— Как обстояли у мадам Арно дела с личной жизнью?

— Да никак, — поморщившись, сообщила директор. — В нашем приюте днем с огнем не найдешь подходящих кандидатур, а в город Гретель практически не выбиралась, предпочитая возиться с грядками и клумбами. Я неоднократно пыталась с ней поговорить, но эффекта беседы не возымели. Кстати, еще и потому я целиком поддержала ее в желании переехать в Теннет. Уж там-то у Гретель наверняка не будет отбоя от ухажеров. — Наконец замолчав, дриада с любопытством на меня взглянула, видимо ожидая, что я немедленно начну выплескивать все свежие сплетни, но на сей раз уже я не располагала временем на несодержательный треп, а настроение мадам Кулатон совершенно ясно говорило, что более ничего сколь-нибудь полезного я не услышу и, соответственно, делать в кабинете директора мне нечего.

— Что ж, не буду больше отвлекать ваше внимание. Спасибо, что уделили мне время. — Попрощавшись и обменявшись с мадам Кулатон дежурными любезностями, я направилась к дверям.

Стоило мне приоткрыть дубовую створку, как по ушам ударила звуковая волна. Занятия на сегодня закончились, и повсюду бегали и оглушительно галдели дети всех рас, возрастов и размеров. С легкой опаской я вышла в коридор и, спустившись в холл, принялась вглядываться в проносящиеся мимо лица, высматривая наиболее разумное. В итоге, схватив за плечо светленькую девочку лет десяти, я спросила:

— Скажи, милая, где я могу найти мадам Шеремету?

— Она у себя в комнате, — ответила та и, махнув рукой в направлении крыла, где жили преподаватели, умчалась по одной ей ведомым делам.

Я же, смотря под ноги, осторожно двинулась на поиски заместительницы директора, надеясь, что та окажется более разговорчивой и менее принципиальной.

Часть приюта, в которой обитали взрослые, была оформлена более строго и нейтрально. На полу отсутствовали ковры, стены украшали любительские картины, видимо созданные на досуге детским населением дома. На дверях же висели таблички, гласящие, чье именно жилище за ними находится, причем квартиры по правой стороне принадлежали немногочисленным мужчинам, а слева селились дамы. Неторопливо я шла по коридору, читая имена, и вдруг замерла как вкопанная — на одной из дверей сияло: «Мадемуазель Гретель Арно». Странно, дриада давно покинула приют, а ее комната осталась. Возможно, директор просто постеснялась попросить мадам Арно забрать все вещи, или же мадам. Кулатон боялась, что, полностью разорвав связь своей воспитанницы с приютом, являющимся для мадам Арно домом, нанесет ей слишком сильную психологическую травму. Подавив желание вскрыть комнату и хорошенько в ней покопаться, я пошла дальше и через пару дверей отыскала-таки нужную, оказавшуюся гостеприимно приоткрытой. Не желая врываться без предупреждения, я постучала по косяку..

— Хто тама шумит? — послышался скрипучий ворчливый голос. — Заходите, не бойтесь, не съем.

Как и следовало ожидать, едва услышав «не бойтесь», я тут же заподозрила неладное и с растущим подозрением вошла внутрь.

— Я туточки, на кухне, — крикнула мадам Шеремета.

Повернувшись на звук, я учуяла незнакомые ароматы стряпни и, немного приободрившись, шагнула в следующую дверь.

Кухня оказалась сплошь заставленной всевозможной посудой, в немногочисленных же свободных пространствах клубились облака пара и муки, а посредине этого бедлама, с шумовкой наперевес, стояла низкорослая, коренастая пожилая гномиха в колпаке и фартуке с нашитыми кое-как яркими аппликациями, изображающими зайцев, резвящихся на зеленой полянке.

Бес, мне следовало бы догадаться раньше. Ведь только гномы и ихтиандры изначально категорически отказывались пользоваться именем и фамилией, утверждая, что их язык достаточно богат, чтобы избегать повторений, и путаницы с именами не возникнет.

— Вы хто? — несколько удивленно вопросила гномиха, принимаясь что-то яростно помешивать в кастрюле.

— Я? Ай-йлия. — Непонятно с чего я вдруг начала заикаться, но, прокашлявшись, взяла себя в руки и внятно ответила: — Мое имя — Айлия Нуар, я хотела бы поговорить с вами о мадам Гретель Арно.

— Мадам? — на всю кухню фыркнула хозяйка. — Быстро же она успела. И кто этот несчастный?

— Насколько я понимаю, в настоящий момент мадам Арно не замужем, просто в Академии Магии ее все так называют.

— Понятно. Уважения к себе решила прибавить, иначе-то никак. Чего ты на пороге-то стоишь, заходь, сядай. — Мадам Шеремета взмахнула шумовкой, обдав меня веером жирных пахучих брызг.

Чудом увернувшись, я прошла к окну и осторожно присела на невесть откуда там взявшуюся свободную табуретку между стеной и столом, ставшим преградой, худо-бедно защищающей меня от кулинарных изысков на плите. Почувствовав себя несколько уверенней, я открыла рот, но меня опередили.

— Гретель опять нашкодила? Что на сей раз? Я завсегда говорила, что зря она затеяла этот переезд, столица до добра не доведет.

— А почему, если не секрет, вы так считали? — тут же поинтересовалась я, внутренне радуясь. Похоже, легенда не пригодится, объяснять мне ничего не придется, главное тут — внимательно слушать.

Достав из кастрюли какие-то странные кругляшки, мадам Шеремета вывалила их на огромную деревянную доску и начала крошить на мелкие кусочки. Ловко орудуя ножом, она заговорила:

— Я ету прохиндейку знаю с ейного детства. Так она всегда была какая странная, с самого пожару. Все время по углам пряталась, что-то вынюхивала выспрашивала. Зуб даю, что она сама подожгла кабинет матери, больше некому.

Ощущение такое, словно на меня сверху свалился мешок муки. Я даже подняла глаза, дабы убедиться, что это лишь не на шутку разыгравшееся воображение.

— Простите, а какие у нее были для этого основания? Вряд ли, даже будучи донельзя избалованным ребенком, она решила так поразвлечься.

— Так ее непутевая мамаша как раз в это время себе хахаля завела, чуть ли не замуж собралась. Заревновала, видать, девчушка, ну и отомстила по-своему. Допускаю, ничего плохого она не хотела, просто пыталась таким образом мамку образумить, к себе внимание привлечь, а вот что вышло.

Хм… похоже, собеседница на сто процентов уверена, что пожар устроила мадам Арно. Очень неожиданный результат дала моя поездка. Интересно, что по этому поводу скажет Зенедин?

Тем временем хозяйка, завершив крошить, стряхнула стряпню на сковородку и принялась засыпать туда же кучу специй, часть из которых присоединилась к пару и муке, сделав кухонную атмосферу еще более острой, так сказать, с перчинкой. Закончив, гномиха резко повернулась, и вся сотворенная ею взвесь оказалась в районе табуретки и моего рта с носом в том числе. В результате я сильно закашлялась. Успокоившись через несколько минут, я вытерла с глаз выступившие слезы и разглядела у самого лица кружку с бледно-красной жидкостью.

— На вот, глотни, полегчает, — настойчиво произнесла гномиха, ткнув мне кружку в самый нос— Экие вы, люди, хлипкие.

Послушно глотнув, я обнаружила, что предложенный напиток весьма вкусен и чем-то напоминает земляничную настойку на ароматных травах.

— Вы уж простите за обстановку, — немного виновато извинилась мадам Шеремета. — С этими охламонами у меня совсем нет свободного времени, и если я не приготовлю еду, то опять придется питаться в общей столовой, а наши повара ничегошеньки не смыслят в хорошей кухне.

Представляю… один раз мне довелось попробовать, чем питаются уважающие себя гномы, и никакого желания повторять эксперимент я не испытывала. То блюдо напоминало жесткие и совершенно безвкусные резиновые грибы, плавающие в острейшем склизком соусе. Содрогнувшись при одном воспоминании, я допила оставшийся в чашке напиток и продолжила разговор.

— Мадам Шеремета, как по-вашему, почему мадам Арно покинула приют?

— Так испужалась она, — фыркнула собеседница. — Поняла, что продолжи в том же духе, и правда о пожаре неминуемо выплывет наружу.

— В каком таком духе? — Заинтересовавшись, я даже привстала с табуретки.

— Науськивала она всех, свары сеяла. Я ей столько раз твердила — перестань, утихомирься, недругов себе наживешь, а она ни в какую. Ну и что мне оставалось, кроме как обнародовать правду? Ведь другие-то ей верили. Но подобная особа не должна воспитывать детей.

Так… а вот это уже из области банальной ревности. И рассказы мадам Хемены Кулатон, и мои личные впечатления от общения с мадам Арно категорически отрицали возможность подобного поведения Дриады. Значит, последние откровения гномихи слишком серьезно воспринимать не следует.

— А еще она с полицией какие-то делишки замутила, — неожиданно добавила мадам Шеремета.

— Что вы имеете в виду?

— Постоянно разные запросы посылала, отчеты получала. Нет, вы не подумайте, что я шпионила просто когда живешь бок о бок, невольно многое замечаешь.

— Да уж… чем дальше, тем интереснее.

— Простите, вы уверены, что мадам Арно общалась именно с полицией? — уточнила я.

— А с хем же еще? — совершенно искренне изумилась гномиха.

— Может, это было какое-то частное агентство? Все же маловероятно, что полиция будет отвечать на чьи-то запросы, тем более пространно.

Развернувшись, хозяйка вновь занялась содержимым сковороды, попутно пожав плечами.

— Наверное, вам виднее. Мы, честные гномы, в подобных подробностях не сильны.

Похоже, я чем-то разозлила гномиху, слишком уж недобрым взглядом она меня одарила, яростно встряхивая стряпню.

— Ишо есть вопросы? А то мне к детям пора, — сообщила мадам Шеремета, снимая с плиты брызжущую во все стороны смесью жира с перцем сковородку.

Поплотнее вжавшись в угол, я помотала головой:

— Вроде нет.

Точнее, вопросов-то возник воз и маленькая тележка, но вот мадам Шеремета в качестве источника информации более не вызывала у меня прилива энтузиазма, да и за окнами начинало темнеть, а у меня в связи с этим появилась одна интересная и не вполне законная идейка.

С явным облегчением услышав отказ, хозяйка проводила меня до дверей.

Успешно преодолев все препятствия, я добралась до скурра и вновь совершенно искренне восхитилась искусством, с которым мой летучий оцелот выписывает в воздухе пируэты. Вдоволь насмотревшись на блестящего зверя, я словила его в охапку и вкратце изложила свой план.

— С ума сош'а? Я те'е кто? Вз'омщик?

— Тише, — попыталась угомонить я вконец разверещавшегося зверя. — Халвы хочешь?

Сглотнув слюну, Фарь с энтузиазмом кивнул.

— Тогда залезь для меня в комнату мадам Арно. Чего ты, глупыш, боишься? Там же никто не живет. И к тому же обыскивать коттедж мсье Траэра ты не побоялся.

На этот аргумент у оцелота конструктивных возражений не нашлось, и, обсудив количество халвы, мы перешли к шлифовке деталей плана, попутно дожидаясь полной темноты. В отличие от Теннета, где тучи считались, в общем-то, редкостью, небо над Льоном практически постоянно затягивали облака. Вот и сегодня ни луна, ни звезды не мешали нам красться в сумерках.

Достигнув преподавательского крыла, я остановилась и попыталась сориентироваться в окнах. Особых проблем это не вызвало — обнаружив подряд три темных окна среди ярко горящих остальных, я показала Фарьке:

— Видишь? Вон туда.

— Ви'у, — очень недовольно откликнулся зверь. — Что ис'ать-то?

Вздохнув, я терпеливо повторила:

— Я тебе уже сто раз объясняла — не знаю. Ты же у меня умный, интеллигентный зверь, можно сказать, правая рука двух величайших детективов современности. Неужели ты не справишься с такой, далеко не самой сложной задачей?

Оскорбленно хмыкнув, Фарь вывернулся из моих рук и взлетел. Ловко добравшись до темных окон, он проверил их все и пискнул, стараясь сделать это шепотом:

— Запе'то.

Этого следовало ожидать, не оставят же комнату без хозяйки нараспашку, но в качестве серьезного препятствия подобное мной не рассматривалось — прошептав пару слов, я расплавила стекло на одной из форточек.

— Осто'ожно, — вякнул оцелот, отскакивая от горячего окошка.

— Не бойся, — усмехнулась я. — Уже все остыло. Вперед!

С подозрением вильнув хвостом, зверек вплыл в дыру, и мне ничего не оставалось, как ждать и надеяться, что мое пушистое чучело не напортачит.

Ждать пришлось долго. Прошло около часа до момента, как сверху раздался противный скрежет, створка окна распахнулась, и из нее неуклюже вывалился кувыркающийся оцелот, четырьмя лапами вцепившийся в портфель из белой кожи. Подъемной силы блесток хватило лишь на то, чтобы вся конструкция не падала камнем вниз, а хоть как-то планировала. Пришлось прыгать по клумбам и ловить.

— Ты цел? — спросила я, неловко схватив Фарьку.

— Да, — с гордостью кивнул он.

Не желая разочаровывать новоявленного сыщика, я открыла портфель и наугад вытащила одну из заполнявших его бумажек. Первыми словами, попавшимися мне на глаза, были: «Мсье Галь Траэр».

Глава 9

В которой героиня возвращается в Ауири, узнает много нового об истории изгнания драконов, делает первые успехи в использовании черной магии без тяжелых последствий для здоровья и собирается преступить закон, поспособствовав побегу убийцы из лап правосудия


Прошло не более половины суток с того момента, как оцелот выпал на меня из окна приюта, вцепившись в полный чемодан улик.

— И из найденных Фарькой документов непосредственно следовало, что Галь Траэр до тысяча шестьсот двадцатого года жил в том же приюте, что и мадам Арно, под именем Эмиль Этони, а года три назад мадам Арно обратилась в детективное агентство, чтобы его найти, — рассказывала я Зенедину, удобно расположившись на подаренной ему подушке. Спина моя прислонялась к подогретому валуну, в руках я держала бутылку с шоколадным молоком и отхлебывала время от времени. Если бы не два убийства, жизнь казалась бы такой прекрасной.

— И какие ты сделала выводы? — спросил дракон, сидящий на самом краю обрыва и пристально вглядывающийся в воду, как будто там было что-то интереснее принесенных мною новостей.

— Честно говоря, у меня было не очень много времени, чтобы толком поразмышлять над находкой. Не мешкая убравшись из окрестностей приюта, мы залетели к Журио, попрощались и, собрав вещи, поспешили обратно. На ковре я только прочитала отчеты агентства, потом же меня сморил сон, и прикинуть, что к чему, я смогла только по дороге из Теннета до Ауири, а, как вам должно быть известно, тут совсем недалеко.

— Айлия, — рыкнул начинающий терять терпение оборотень. — Переходи к делу, а не то отправлю спать.

— Простите, — усмехнулась я. — Отвлеклась немного. Все же на ковре сложно толком выспаться. Так вот, достаточно очевидно, что отъезд мадам Арно из приюта обусловлен именно тем, что она наконец-то нашла мсье Траэра и сумела устроиться на работу в Академию Магии, чтобы быть к нему поближе. Можно было бы предположить глубокую романтическую привязанность, но дальнейшие события однозначно свидетельствуют против данной версии.

На сей раз рык звучал громче:

— Айлия! Прекрати выпендриваться, говори человеческим языком и не стесняйся признаться, что понимаешь не все.

Невинно хлопнув совершенно не накрашенными ресничками, я пожала плечами и продолжила:

— Так вот, особой любовью, очевидно, тут и не пахнет, тем более что, когда мсье Траэр покинул приют, мадам Арно было лет шесть, а в таком возрасте больше интересуют куклы, нежели взрослые юноши. Я бы предположила, что она хочет отомстить ему за какие-то детские обиды. Вы сочтете мое предположение странным, но, возможно, он и был тот самый мужчина, в которого влюбилась ее мать. Маленькая ревнивая дриада подожгла детский дом, а узнав, что обидчик уцелел, не успокоилась.

Услышав какие-то очень странные звуки, я огляделась и обнаружила, что дракон корчится в приступе неудержимого хохота.

— Ты книжки писать не пробовала? — поинтересовался он, отдышавшись. — С такой богатой фантазией можно далеко пойти. Денег заработаешь, не понадобится больше копаться в подробностях чужой смерти.

— Отлично. — Я обиженно фыркнула и ехидно поинтересовалась: — Есть другие правдоподобные идеи?

— Удивишься, но есть, — парировал Зенедин. — Но пока выкладывать их я не буду, хочется еще поразмыслить.

— Так я, пожалуй, тогда пойду? Очень хочется в душ попасть с дороги. Я, глупая, сюда спешила, а вам, оказывается, думать надо…— Разглагольствуя подобным образом, я беспрепятственно достигла края полянки и почти скрылась в лесу, но в этот момент меня подхватила покрытая жесткой чешуей лапа и водрузила обратно на подушку.

— Сиди смирно, — буркнул Зенедин. — Обидчивые какие пошли нынче детективы. Я действительно не готов так, с бухты-барахты высказывать различные предположения и предпочитаю все осмыслить в тишине и покое. Уж не беспокойся — ты будешь первой, кто узнает о сделанных мной выводах. Причем, скорее всего, и единственной. А сейчас у нас есть более важные дела. Ты не смотрела, пришли ли ответы на разосланное письмо?

Как обычно перестав дуться, едва лишь собеседник начал конструктивный разговор, я кивнула.

— Да, причем целых шесть. Только вот прочитать их еще не успела, не до того было.

— Что такое? — От удивления Зенедин даже привстал. — А где твое хваленое любопытство?

— Спало всю дорогу вместе с Фарькой. И даже тихо посапывало.

— Интересно, как ты умудрилась не выспаться если, по твоим же словам, все время пути от Льона дрыхла? — Я собралась было прокомментировать, но дракон продолжал: — Тогда прочитаешь письма после долгожданного душа. Не думаю, что там больше чем два заслуживают внимания.

С этим я была совершенно согласна, но перестать ехидничать было выше моих сил. Видимо, недосып сказывался.

— И что мы будем делать, отобрав эти два? Двинемся по нужному адресу, вооружившись группой захвата? Ах да, — неожиданно вспомнила я. — Будем думать, стараясь при этом мыслить менее банально.

— Делаешь успехи, — выпустив струйку пламени, похвалил оборотень. — Именно так.

Непонятно почему, но я разозлилась.

— Меня не было три дня. Очень, знаете, любопытно, чем вы таким занимались, лежа на обрыве, что не имели времени придумать план дальнейших действий. Размышляли о своей несчастной доле и возможных поворотах в судьбе мира?

— А если и так? — огрызнулся дракон. — Имею право, между прочим. И не тебе мне указывать. Вот окажешься в заточении на несколько сотен лет, там и посмотрим, как будешь себя вести.

Я чуть воздухом не поперхнулась.

— Я вроде по юношеской глупости никаких запрещенных экспериментов не ставила, людей не ела и сотнями их не убивала. За что меня в заточение?

Неожиданно на берегу реки стало очень тихо, даже шум воды, бурлящей внизу, еле доносился до каменной площадки. Дракон-оборотень пристально смотрел на меня, и выражение его застывшей морды мне совершенно не нравилось.

— Значит, юношеская глупость и каннибализм? О что ж ты тогда со мной общаешься? Деньги иначе не получить? — наконец вымолвил он.

Если собеседник хотел меня пристыдить, то не получилось — спокойно глядя прямо в круглые глаза, я ответила:

— Это было давно, и не в моих привычках судить людей по их прошлым ошибкам. А сейчас вы другой, съесть никого не пытаетесь, мне нравится с вами разговаривать… И я скучала, когда была в Льоне, сами видите, примчалась прямиком к вам, как только вернулась.

Снова повисла пауза, на протяжении которой Зенедин несколько раз шумно вздохнул. После примерно пятого вздоха он лег на землю и изрек:

— Я не знаю и знать не желаю, как в людском изложении выглядит история моего пленения, подозреваю, что сильно отлично от реально имевших место событий. Но, если хочешь, могу рассказать, как все было на самом деле, хотя бы просто для того, чтобы больше не слышать никаких глупостей про каннибализм и тому подобное.

— Хочу, и даже очень, — кивнула я. — Но тогда давайте начнем с самых истоков данной истории — откуда вообще взялось племя драконов-оборотней.

Пробурчав что-то одобрительное, Зенедин пристроил голову на лапы и заговорил:

— Нынче эту тему старательно обходят стороной, но в давние времена существовало довольно много магических орденов, часть из которых сохранилась и по сей день.

Я, заинтересовавшись, уточнила:

— И какие именно? Чем они занимаются?

— Давай обсудим это как-нибудь потом? — предложил дракон. — Сейчас нас немного другое интересует. Так вот — один из орденов, тихий и незаметный, довольно долго изучал возможности людей оборачиваться в иных существ, и, замечу, эти исследования сильно интересовали совет города, в котором базировался орден, и никто не думал их запрещать. Лет через пятьсот работа волшебников ордена завершилась успехом — они нашли способ становиться драконами, существами, давно вымершими, и примерно половина адептов ордена воспользовались открытием, превратившись в драконов-оборотней. Кроме прочих полученных возможностей, их привлекала перспектива продлить свою жизнь, ведь драконы существуют несоизмеримо долго по сравнению с людьми.

— Это очевидно, — усмехнулась я и брякнула: — А сколько вам лет?

— Довольно нескромный вопрос. Скажем так — по меркам моих соплеменников я довольно молод, — принялся юлить Зенедин.

Забавная мысль. Мне она как-то в голову не приходила, дракон всегда казался невообразимо старым. А было бы любопытно взглянуть на него в человеческом обличье, вдруг это молодой, красивый принц? Фыркнув, я не отступилась:

— И все же?

— Семьсот, — недовольно буркнул собеседник. — Но учти, средняя продолжительность жизни драконов, обитающих за горами, — около двух тысяч лет, а я последнее время веду исключительно здоровый образ жизни — питаюсь хорошей пищей, дышу свежим лесным воздухом, избегаю стрессов.

— Да, — ошарашенно пробормотала я, не очень слушая дальше, — вы действительно молоды, практически мой ровесник.

— Не язви, — одернул Зенедин. — Так вот, превратившись в драконов-оборотней, члены ордена продолжали мирно существовать, занимаясь интересными исследованиями, влюбляясь, рожая детей. К их радости, через несколько лет выяснилось, что дети унаследовали способность родителей оборачиваться драконами. Около сорока лет все текло своим чередом, но затем жители окрестных деревень стали проявлять недовольство, видите ли, драконы поедали их домашний скот.

— А они это не делали?

— Делали, конечно. Чем им было питаться, находясь в облике драконов? Не леденцами же.

Благоразумно оставив при себе комментарии насчет принятия человеческого обличья для приема пищи, я поинтересовалась:

— И что было дальше?

Зенедин раздраженно плюнул огнем.

— Дальше совет города заявил, что подобного поведения не потерпит, и либо орден распускается, и всем его членам запрещается колдовать до конца их дней, или племя драконов будет изгнано за горы. Естественно, орден, будучи на тот момент достаточно серьезным противником, не мог никому позволить предъявлять себе подобные ультиматумы и категорически отказался переезжать. Тогда всех адептов выгнали силой, погубив при этом несколько драконов.

— А люди, конечно, не пострадали? По-вашему, злые людишки вышвырнули поганой метлой бедных, беззащитных оборотней, пришибив по дороге несколько особей, а они, несчастные, понурили головы и улетели.

— Ты это серьезно? — прищурил Зенедин правый глаз. — Безусловно, драконы оборонялись. А что оставалось делать, когда тебя выгоняют с места, где ты родился, вырос и где живут все твои родственники и знакомые. Понурить голову и покорно уйти?

— То есть в этом эпизоде стороны квиты, — резюмировала я. — Но почему же вы попытались вернуться больше чем через сто лет? Родственников и знакомых уже не осталось в живых.

— Это не важно. Если ты немного пораскинешь мозгами, то сама все поймешь. А на сегодня достаточно информации. Думаю, я убедил тебя, что драконы не такие плохие, как принято считать.

— Сейчас посмотрим. — Вытянув руку, я приготовилась загибать пальцы. — Коров драконы убивали?

— Нам же надо было есть.

— Понятно, значит, первое — коров убивали. Идем дальше — употребляли ли вы в пищу людей?

— Что за дурацкие мысли приходят тебе в голову? — совершенно искренне возмутился Зенедин. — Айлия, пойми хоть ты, мы не драконы, мы люди. Такие же, как и вы… ну, или были когда-то такими же.

— Учту. Продолжим? Когда совет города, в котором и вы, между прочим, обитали, предложил вам перестать портить окружающим жизнь, как вы поступили? Попытались прийти к компромиссу или перебили тучу народа?

Зенедин угрюмо молчал, показывая тем самым, что орден оборотней никак нельзя причислить к числу несправедливо обиженных. Как и в любой другой войне, не правы обе стороны, а какая больше — совершенно неважно, истории же всегда свойственно приукрашивать события, излагая происшедшее в нужном русле. Сейчас же самое время сменить тему, не переводя наши с Зенедином отношения в противостояние людей и драконов.

— Можете рассказать мне о жизни ордена за горами? У вас там есть дома, школы или все существуют в обличье драконов?

Хмуро на меня взглянув, Зенедин сообщил:

— Не думаю, что сейчас подходящий момент для подобных разговоров. Сходи лучше в душ, поспи немного, прочитай письма, отметься перед начальством Академии и возвращайся.

Я усмехнулась:

— И тогда будет подходящий момент? Ладно, намек поняла, удаляюсь. Размышляйте дальше о судьбах Вселенной, ситуация очень располагает.

Вернувшись в домик, я долго и с наслаждением плескалась под душем, отмывая дорожную грязь и напевая себе под нос что-то воинственно-решительное. Затем, завернувшись в мягкий халат и обмотав голову полотенцем, продолжала оттягивать момент переноса трайсера на свою лодыжку, придумывая себе срочные дела и полностью игнорируя при этом развалившихся на диване Фаря с подружкой. Порывшись в сумке, я сдалась, вытряхнула содержимое на стол и, только тогда отыскав письма от знакомых мадам Моризо, погрузилась в их изучение.

Из шести писем четыре оказались полным бредом наподобие: «Душечка, а не могли бы вы продать мне чайный сервиз Жанет, тот, золотой с красными розами», а содержание оставшихся двух вполне соответствовало моим ожиданиям — пара строк вроде: «Предложение интересует, изложите условия». Будь я на месте похитителя, ровно такой была бы и моя реакция. Хотя вряд ли для меня возможно оказаться в подобной ситуации, я откровенных глупостей обычно не делаю. Ну да не о том речь… Написав ответы, в которых содержалась лишь просьба назначить время и место встречи, я отправила письма, причесалась, оделась и, предварительно скривившись, подозвала оцелотов.

Похоже, опыт берет свое — справилась я быстро, привычная липкая гадость не показалась мне такой уж гадостью — из дома я не сбежала в панике, а спокойно вышла, предварительно убедившись, что ничего не забыла.

Одногруппники приветствовали меня радостными воплями и, как и следовало ожидать, забросали вопросами, В общем и целом день прошел на отлично, удалось даже избежать объяснений с ректором и мадам Хоури на тему моего отсутствия. Они его или не заметили, или сочли, что раз уж я все-таки вернулась, то их мои прогулки невесть где не очень-то и касаются.

Как только закончилась вторая практика, на которой мы тренировались в превращении бессмысленной дощечки в пышный и сочный бисквит и профессор совершенно определенно заявил, что в следующий раз заставит нас съесть собственные произведения, я вместе с увязавшейся следом Мэрион немедленно двинулась к дому. Точнее, к почтовому ящику. Развив на скурре почти невероятную для темной дороги скорость, я все же успела на центральное почтовое отделение за целых полчаса до закрытия и с удивлением обнаружила там оба ответа, в каждом из которых назначались встречи на завтрашний вечер. К счастью, разница во времени между ними была три часа, и опасность опоздать на вторую мне не угрожала.

Чуть вздрагивая от нетерпения, я привычно взгромоздилась на скурр и отправилась к Зенедину за инструкциями. Грядущее разоблачение убийцы, из-за которого меня чуть не засадили за решетку, обострило мои чувства, я словно впервые заметила, как хорошо ночью в окрестностях городка. Луна сияла ярко-ярко, и в ее свете бурлящие воды Каппы переливались серебром, а верхушки самых длинных пихт торчали загадочными темными силуэтами на фоне неба, на котором уже проступили первые звезда на коже прохладное дуновение ветерка, я пошла на снижение к пещере дракона…

Вечером следующего дня я подошла к одному из небольших кафе на западной окраине столицы и нерешительно замерла в двух шагах от двери. То, что вчера в разговоре с Зенедином казалось простым и понятным, сегодня, за пару секунд до встречи с возможным убийцей и похитителем наркотиков, таким совершенно не выглядело, скорее наоборот. Ну как я, скромная и прилежная девушка, сумею предложить преступнику выкупить у него партию наркотиков? Еще месяц назад подобная ситуация не могла мне привидеться даже в самых страшных снах, а теперь, похоже, придется проделать это наяву. Или не придется… Сморщив нос, я повернулась на носках и задумчиво оглянулась через плечо. Какая-то дверь подозрительная, да и окна давно не мыты.

— Нет, не пойду. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, — твердо сообщила я высокому дому напротив и через секунду, закусив губу, уже открывала тяжелую дверь кафе.

Остановившись посреди полутемного помещения с низким, словно над самой головой висящим потолком, я оглядывалась по сторонам в поисках мужчины, назначившего мне первую на сегодня встречу. В письме было указано, что следует высматривать шатена в темно-синем пиджаке и светлом шарфе. Наконец в дальнем углу похожий персонаж обнаружился, и я, подойдя к деревянному столу, решительно уселась напротив предполагаемого убийцы на длинную скамью, стоящую вдоль стены.

— Добрый вечер, мадемуазель, — сразу же поздоровался он. — Я так понимаю, вы по поводу мадам Жанет Моризо?

Продолжая буравить его настороженным взглядом, я кивнула.

— Отлично. И какое же имущество Жанет вас интересует? Вы, кстати, в курсе, что она скончалась?

— Угу. Такая трагическая скоропостижная смерть…— не сдержалась я и попросила у ожидающего поблизости официанта: — Стакан тыквенного сока, пожалуйста.

Коротко подтвердив, что заказ принят, он исчез, а я, подвинувшись на отчаянно скрипнувшей при этом скамейке чуть ближе к выходу, уточнила у терпеливо молчащего собеседника:

— Так на чем мы остановились?

На лице мужчины промелькнуло странное выражение, охарактеризовать которое я не берусь. Но, справившись с собой, он спокойно повторил:

— О каком имуществе Жанет идет речь?

— А то вы не знаете, — фыркнула я.

— Знаю. Но, — пояснил он, — мне хочется услышать это от вас.

Как-то странно развивается разговор. По нашим с Зенедином предположениям, убийца должен желать избавиться от, образно выражаясь, жгущих ему руки наркотиков и чуть ли не кинуться мне в объятия. А тут? Сплошные хождения вокруг да около. Так и на вторую встречу опоздать недолго. Надо срочно что-то менять в разговоре. Отхлебнув принесенный расторопным официантом сок, я оперлась локтями на стол и, наклонившись к собеседнику, предложила:

— Давайте поговорим более конкретно. Раз уж вы откликнулись на мое письмо, значит, у вас есть товар, который вы хотите продать. Прекрасно. У меня, в свою очередь, есть деньги и желание его приобрести, так что в наших обоюдных интересах совершить взаимовыгодную сделку и разойтись, как в море корабли. Вы с этим согласны?

Повернувшись, чтобы взять стакан с соком, я вдруг заметила через столик тощего типа, вроде как внимательно прислушивающегося к нашему разговору. Поймав мой взгляд, он немедленно принял беззаботный вид и вернул свое внимание стоящей перед ним тарелке с едой.

— Совершенно согласен, — подтвердил тем временем предполагаемый убийца.

— Отлично, — несколько воодушевилась я. — Тогда, чтобы не тратить зря время, назовите вашу цену и время сделки.

— Понимаете, — несколько смутился собеседник. — Такие вопросы так сразу не решаются, тут многое нужно обдумать.

Как любопытно… прийти продавать наркотики и не знать, какую сумму хочешь за них получить. Тут нужно быть или идиотом, или… Краем глаза заметив, что подозрительный тип за соседним столиком снова заинтересованно глядит в нашу сторону, я поднялась и, сказав: «Простите, я отлучусь ненадолго», — ушла в направлении туалетов.

Завернув за угол, я тут же остановилась и осторожно выглянула в зал. Так и есть. Парочка оживленно переговаривалась. Как-то мне это все меньше нравится. Я, конечно, мало видела убийц и наркодельцов, но не похожи они на желающих продать похищенную партию наркотиков, действия этих двоих больше напоминают попытку выяснить, что происходит. Ну я им покажу… Заглянув в туалет и взлохматив перед зеркалом прическу, я вернулась в общий зал и села на свое место. Невинно улыбнувшись собеседнику, я несколько раз хлопнула ресничками и сообщила:

— Что ж, время подумать у вас было. Давайте поступим так. Или мы переходим к обсуждению цены на товар, или я встаю и ухожу. Терять время на бессмысленные разговоры я не намерена. — Одним глотком допив сок, я поставила стакан на стол чуть сильнее, чем следовало бы.

— Я вас хорошо понимаю, — начал скользкий тип. — Но и вы меня поймите. Ведь очень не хочется продешевить. Давайте сначала вы предложите свою цену, а я подумаю, приемлема ли она.

— Не пойдет, — помотала я волосами и, открыв сумочку, принялась искать в ней деньги — заплатить за сок. — Даю вам десять секунд.

Отсчитав требуемую сумму, я положила ее рядом со стаканом и выжидательно взглянула на собеседника:

— Итак.

— Ну какая вы быстрая! — заискивающе улыбнулся тот.

Мне все надоело, и, не дожидаясь продолжения, я встала.

— Постойте, девушка, куда же вы, — засуетился мужчина, подавая под столом знаки своему напарнику.

Обернувшись через плечо, я отрезала:

— Туда, где вас нет! — И поспешно покинула кафе.

Оказавшись на улице, я вихрем метнулась к скурру и уже через секунду была на крыше противоположного дома. Там я собрала волосы в хвост и завязала блузку узлом на животе, изменив по возможности свой облик, и принялась наблюдать за происходящим внизу. Практически сразу, едва я успела перевести дыхание, из дверей показался мой недавний собеседник. Воровато оглядевшись по сторонам, он резво удалился в сторону площади, где ждали таксисты. Соблазн проследовать за ним был велик, но интуиция настойчиво твердила, что от слежки за вторым мужчиной будет больше пользы, а я привыкла слушать свой внутренний голос, он редко оказывался не прав.

Минуты через три будущий объект наблюдения вслед за своим соратником покинул кафе, но в отличие от него, напрочь проигнорировав всех таксистов, довольно резво двинулся на своих двоих. Не зная, радоваться или огорчаться, я неторопливо летела над крышами, не спуская глаз с подопечного и попутно роясь в памяти, пытаясь понять, не встречала ли я его раньше. Если учесть, что преследуемый обладал самой неприметной внешностью, задачка была не из легких. Нисколько не помогало и его облачение — серые брюки и еще не снятое с зимы черное легкое пальто встречались на улицах достаточно часто. Безуспешно промучившись некоторое время, я забросила малоперспективное занятие и вернула внимание к проблеме не потерять объект из виду, поскольку, как уже было замечено, одежда его в толпе ничем не выделялась, а мы как раз вырулили на одну из людных улиц.

Тут темп нашего перемещения значительно упал, поскольку мужчина перешел на прогулочный шаг, кроме того, он то и дело подруливал к многочисленным лоточникам, живо интересуясь предлагаемыми товарами, и, возможно, мне это казалось, но с некоторыми при этом он перебрасывался парой слов. Время от времени незнакомец оглядывался, словно проверяя, нет ли слежки, и, ничего не обнаружив, спокойно двигался дальше. Интересно, как скоро ему придет в голову изучить крыши? Похоже, мой первый опыт наружного наблюдения проходит успешно.

Тем временем объект закончил общение с лоточниками и свернул в один из узких переулков, крыши над которым почти сходились. Чтобы не отстать, Мне пришлось расстаться с прикрытием и лететь прямо над ничего не подозревающим подозрительным типом. К счастью, солнце светило с нужной стороны, и моя тень не маячила на земле перед его носом Еще пара поворотов, и мужчина, поднявшись по ступенькам, скрылся за смутно знакомой мне дверью. Пристроившись на крыше напротив крыльца я принялась ждать, не выйдет ли он в ближайшее время, и тут меня как током ударило. Я вспомнила, чем мне знакома эта дверь — за ней находилась приемная доктора Адофа Рича, не так давно меня отшившего. Вихрем слетев вниз, я обогнула здание и осторожно заглянула в окошко кабинета преуспевающего доктора. Так и есть — сидя за столом хозяина, заставленным разными вкусностями, мужчины пили кофе и явно дружески беседовали. Боясь оказаться замеченной, я сразу же покинула наблюдательный пункт и направилась обратно на крышу обдумать происходящее.

Ситуация выглядела подозрительно. Если встреча в кафе не была предпринята с целью продать мне наркотики, похищенные у мадам Моризо, то единственной ее причиной могло стать лишь желание человека, заинтересованного моим письмом, выведать что-нибудь ценное. А кому это могло понадобиться? Единственным приходящим мне в голову вариантом были наркодельцы, занимающиеся моуфри. Ведь подчиненные мсье Эндрю должны быть в курсе моей затеи, и им подобные выходки не требуются, а со стороны кого-то другого подобное поведение смотрелось бы более чем странно.

Но почему тогда парочка не попыталась у меня ничего выпытать? Вряд ли, чтобы разобраться в ситуации, им могло хватить содержания нашего короткого разговора в кафе ни о чем. Хотя… стоит признать, я вела себя довольно-таки резко, напористо и ничего сообщать не собиралась, Но тогда им стоило попытаться за мной проследить, а они не предприняли никаких попыток.

Запутавшись, я недовольно поерзала по крыше. В результате сидения на черепице, ставшей от воздействия ветра, дождя и времени неровной и довольно острой, у меня заболели части тела, с ней соприкасающиеся, и основательно затекли ноги. Чтобы немного поразмяться, я принялась прогуливаться по крыше и в процессе старательно размышляла. Наконец мне в голову пришел вполне правдоподобный вариант произошедшего — в настоящее время среди городской мафии я была более-менее известным персонажем, и, как только я плюхнулась на скамейку в кафе, мужчины тут же меня узнали. Это объясняло отсутствие каких-либо попыток меня разговорить и выяснить, что я буду делать после встречи. Глупо лезть в прямые разборки с мсье Эндрю, даже больше чем просто глупо — опасно для здоровья.

Устав ходить по столь неудобному покрытию, я осторожно, стараясь не соскользнуть вниз с крыши, уселась на скурр. Все понимаю, кроме одного — при чем тут лечащий врач мсье Траэра? И, раз уж я о нем задумалась, почему он так странно реагировал на мои вопросы о здоровье своего пациента? Понимаю, тщательное соблюдение врачебной этики, безусловно, весьма похвально, но не в том же случае, когда пациент уже мертв. Нет, похоже, у доктора рыльце в пушку, он каким-то образом связан с наркобизнесом и захотел побыстрее от меня избавиться, поэтому и отказался обсуждать тему, где мог сообщить хоть что-то существенное.

Бросив осторожный взгляд в сторону центральной площади, где на одной из башен самого высокого дома — здания совета города — находились практически единственные в столице уличные часы, я обнаружила, что до второй встречи осталось совсем немного времени, и если я не хочу безнадежно опоздать, то пора бросать наблюдательный пост и отправляться на рандеву. Местечко второй респондент выбрал то еще — зимний сад Теннета, в котором произрастало множество удивительных растений, значительная часть из которых обладала своеобразной магией. Но находилось это чудо ровно на противоположном от Ауири конце города, и даже от крьши, на которой я в данный момент сидела, лететь было довольно далеко. Легкий стон вырвался у меня, когда я поднялась и растерла свои пострадавшие конечности. Кое-как взгромоздившись на скурр, я поморщилась и, бросив, прощальный взгляд на приемную доктора Рича, взлетела прямо в стремительно темнеющее небо.

Зимний сад работал круглосуточно, и, заплатив практически символическую сумму, я прошла внутрь, где меня уже ждали — на скамейке в первом зале сидел одетый, как и было обещано, в светлый костюм мужчина интеллигентного вида. Завидев меня, он стремительно вскочил и бросился навстречу.

— Добрый вечер. Очень любезно с вашей стороны уделить мне время.

Да уж, я ожидала встретить кого угодно, но не приличного, дружелюбно улыбающегося вероятного убийцу. Пока я молчала, пытаясь понять, как себя вести в такой ситуации, он продолжал:

— Позвольте представиться, меня зовут Эрик.

— Очень приятно, я Айлия, — только и вымолвила я.

— Прекрасное имя, — шумно выдохнул собеседник и махнул рукой в сторону следующего зала. — Давайте прогуляемся во время разговора. Поверьте, сад того стоит, он очень красив.

Нет, я люблю знакомиться с интересными людьми и получать новый опыт, но это уже слишком, вам не кажется? Недоуменно пожав плечами, я двинулась в предложенном направлении.

Вокруг было и правда невероятно красиво. Зал при входе в сад был посвящен хвойным растениям, и как раз сейчас у них был сезон бурного роста — всю темно-зеленую хвою покрывали бесчисленные светлые ростки, создающие изумительно радостную, весеннюю атмосферу, но мне оказалось не до того — голова была слишком занята текущими проблемами с убийством, наркотиками и павшими на меня подозрениями, и, практически не глядя по сторонам, я неторопливо шла по каменной дорожке, параллельно собираясь с мыслями.

— Пожалуйста, простите, что отвлекаю вас от местного великолепия, — заговорил Эрик. — Я бы с удовольствием погулял тут сколь угодно долго, но именно сегодня вечером мне надо еще успеть поработать над докладом, так что, если вы не возражаете, давайте перейдем к делу.

Никаких возражений я не имела и, немного повернувшись в его сторону, прямо спросила:

— Насколько я понимаю, у вас есть интересующий меня товар. — Вести вторую беседу на эту тему оказалось значительно проще, я уже знала, что и как говорить.

В глазах Эрика мелькнул испуг, но после недолгих колебаний он кивнул, соглашаясь с моим утверждением.

— Отлично. А я готова его приобрести и хочу выслушать ваши условия.

Собеседник задумался, и мы продолжали идти в молчании. Оказавшись во втором зале, я изумленно ахнула — стены и потолок сплошняком увивали лианы всех оттенков зеленого цвета. Их листья были затейливо вырезаны, а на стеблях через каждые несколько дюймов завязывались бутоны. Когда же мы сделали пару шагов, бутоны на ближайших лианах начали распускаться и скоро радовали взгляд пышными цветами, которые, к моему глубокому разочарованию, исчезли, стоило нам отойти на несколько ярдов. Но расстраивалась я недолго — те лианы, у которых мы оказались, последовали примеру своих товарок, и всю прогулку по залу нас сопровождали гирлянды ярких цветов.

— Условия…— задумчиво пробормотал Эрик, — А как насчет гарантий? Вы же понимаете, о чем я…

Понимала-то я прекрасно, и что с того? Какие я могу дать гарантии человеку, которого планирую засадить в тюрьму? Придется по примеру моих недавних собеседников из кафе походить вокруг да около.

— Ваше желание логично и вполне обсуждаемо, — стараясь говорить искренне, заверила я собеседника. — Но гарантии должны быть взаимные, я все-таки тоже рискую головой, и ничуть не меньше вашего.

— Разумно.

Мы уже вошли в третий зал, и, внезапно оживившись, спутник указал на неприметную с виду траву, увенчанную желтым шариком из плотно сомкнутых лепестков.

— Знаете, что это за растение?

Я отрицательно покачала головой, и Эрик продолжал:

— Перед нами один из самых почитаемых на острове Фарад цветов — калльп. Главное его свойство, столь ценимое друидами, — накапливать воду. Смотрите.

Наклонившись, он нажал на один из шариков, и тот немедленно раскрылся, приняв вид чашки с водой. Эрик опустился на одно колено, выпил воду, после чего, взяв стоящую неподалеку лейку, полил растение. Как только цветочная чашка заново наполнилась водой, она сомкнулась, опять превратившись в симпатичный желтый шарик. Встав, спутник отряхнул светлые брюки и предложил:

— Не хотите попробовать? Это довольно вкусно.

Ни секунды не сомневаясь, я проделала все те же действия и убедилась в правдивости слов Эрика. Вода, на удивление прохладная, обладала освежающим, чуть кисловатым привкусом. Когда я выпрямилась, Эрик протянул мне лейку.

— Наполните его. На острове довольно засушливо, и временами лишь калльпы помогают выжить, благо растут они там в изобилии.

— А что происходит, если, выпив воду, не обеспечить следующую порцию? — заинтересовалась я.

— Ничего особенного. Калльп так и будет стоять раскрытым в ожидании дождя. Это очень терпеливые цветы.

Пройдя несколько метров, я сочла, что пора вернуться к делу. Хотя прогулка оказалась интересной и познавательной, я здесь не на экскурсии.

— Хотелось бы узнать вашу цену. Для начала, так сказать.

— Насколько я понимаю, цена на подобный товар в Теннете стандартная, разве нет? — продолжил игру словами Эрик.

— Цена, может, и стандартная, но ситуация уж точно нет, вы не находите? — тут же парировала я, вызвав на лице собеседника улыбку. Поскольку он молчал, пришлось продолжать самой: — Эрик, поверьте, мне очень приятно гулять с вами по саду, слушать занимательные рассказы о редких, доселе мне неизвестных цветах, но, как вы уже верно заметили, вечером нам есть чем заняться, кроме легкого моциона. Я отдаю себе отчет, что положение для нас обоих не слишком приятное и даже довольно опасное, но мы никуда не продвинемся, если не будем хоть немного доверять друг другу. Для начала могу пообещать, что соглашусь практически на любые предложенные вами условия по месту и процессу совершения сделки.

Собеседник задумчиво почесал нос.

— Хорошо. Тогда для начала вот мое условие — давайте говорить прямо.

С некоторым удивлением выслушав эту просьбу, я пожала плечами.

— Ваше право. Итак, какого размера партия лединье и сколько вы за нее хотите?

При этих моих словах собеседник споткнулся и чуть не упал на клумбу с хищными мухоловками, опушка которых почти что зловеще поблескивала в свете многочисленных светлячков.

— Осторожно, — воскликнула я. — Только травм нам и не хватало. Да и администрация сада точно не порадуется, если мы покалечим их экспонаты. Придется вам оплачивать ущерб из денег, полученных за наркотики.

Вернув равновесие, Эрик тщательно отряхнул на сей раз так и не соприкоснувшиеся с дорожкой брюки.

— Скажите мне, Айлия, а как я узнаю, что вы действительно хотите приобрести наркотик, а не сдать меня полиции в момент передачи товара?

— Хороший вопрос. Неужели я похожа на агента полиции?

— Не очень, — признал спутник. — Но и на нарколеди вы тоже не смахиваете.

— А я пока начинающая, — фыркнула я, потом обогнала его на пару шагов, остановилась, повернулась лицом и, улыбнувшись, изрекла: — Но выбор сделать все же стоит. Как вы считаете, я настолько глупа, чтобы помогать полиции, или настолько алчна, чтобы заняться распространением лединье?

Некоторое время Эрик пристально меня рассматривал, водя взглядом сверху вниз, затем тряхнул головой и, продолжив движение, спросил:

— А откуда вы узнали, что наркотики у меня?

Для достижения столь желанного мною доверия на этот вопрос стоит ответить.

— Вы сами признались, — сообщила я, усмехнувшись. — Общаясь с мадам, я знала, что она занимается сбытом наркотиков; более того, она неоднократно предлагала мне присоединиться к ней, поскольку круги нашего общения довольно сильно различались и таким образом мы могли охватить значительно большую часть рынка сбыта. Не скрывала мадам от меня и недавно полученную партию, которую по привычке хранила дома. Как только до меня дошло известие о смерти мадам Моризо, я обыскала ее квартиру, но, ничего не обнаружив, сделала вывод, что в пропаже виновен кто-то из подсуетившихся быстрее, чем я, знакомых. Но, рассуждала я, далеко не у всех, с кем мадам находилась в приятельских отношениях, есть выходы на наркодельцов. Чтобы проверить мое предположение, я выждала некоторое время и, разослав по всем адресам из найденной мною ее записной книжки письма, принялась ждать реакции. Таким вот образом мы с вами и встретились, — закончила я, надеясь, что мой рассказ звучит правдоподобно.

Спутник шел молча, видимо тщательно обдумывая мой рассказ со всех сторон, и, лишь когда мы оказались в предпоследнем зале, посвященном всевозможным кактусам, многие из которых цвели пышными, невероятно красивыми цветами, принял сложное решение. Остановившись у самого впечатляющего экспоната, он тяжело вздохнул, смиряясь с происходящим, и заговорил:

— Что ж, вы меня убедили. Я продам вам наркотики.

Я облегченно выдохнула и чуть улыбнулась, предложив:

— Давайте обсудим детали.

Примерно через час, паря в воздухе над Теннетом, я занималась придирчивым самокопанием.

Несмотря на то что первая часть нашего с Зенедином плана завершилась грандиозным успехом, победителем я себя не чувствовала и никакого морального подъема не испытывала, скорее даже наоборот. Не так давно в разговоре с мсье Бьореком я обозвала себя хорошим психологом и сейчас могла поклясться, что Эрик — не безжалостный, хладнокровный убийца. Скорее всего, преступление было совершено им в состоянии аффекта, и я, как ни старалась, не могла себя уговорить сдать Эрика полиции. Он мне поверил.

«Стоп! — попробовала я призвать на помощь здравый смысл. — Этот милый, приличный человек убил свою подругу и присвоил партию наркотиков, движимый только желанием наживы. Из-за него тебя собираются посадить в тюрьму. И после все этого ты хочешь ему помочь?»

«Хочу», — покаянно созналась я. Но вот дракона ставить в известность о моих планах точно не стоит, не оценит прагматичный Зенедин подобной мягкосердечности. Лучше уж я ему постфактум обо всем расскажу, тогда пусть ругается, будет уже поздно. Утвердившись в принятом решении, я полетела в направлении дома мсье Эндрю. Порадовать наркобарона нежданным возвращением пропажи.

Но дома хозяина особняка не оказалось. Пришлось провести конструктивный диалог с охранником, убеждая того, что мне жизненно необходимо именно сегодня переговорить с мсье Эндрю и тот непременно расстроится, если наше свидание не состоится. Последний аргумент оказался достаточно действенным — задумчиво почесав затылок, охранник удалился в дом, видимо, на совещание с начальством, а вернувшись, сообщил мне адрес казино где в настоящий момент проводил свой досуг воротила с внешностью доброго дядюшки.

Подобная картина повторилась и у дверей игорного заведения, с той лишь разницей, что консультироваться охрана ушла непосредственно с мсье Эндрю и, получив его согласие, проводила меня в зал для особо важных персон. За единственным имеющимся там столом, задумчиво перебирая горку валяющихся перед ним пирамидок, каждая из которых являлась эквивалентом некоторой суммы денег, сидел наркобарон собственной персоной. Окинув меня с головы до ног раздевающим цепким взглядом, он одобрительно кивнул и указал на стул рядом с собой. После того как я аккуратно присела на краешек, он сделал очередную ставку и, пока улыбчивая девушка-крупье сдавала карты, недовольно поинтересовался:

— И что за спешка? Прошу вас учесть на будущее, что если вы хотите со мной встретиться, то для начала следует послать письмо и лишь по получении положительного ответа появляться в окрестностях моего дома. Надеюсь, это понятно?

— Безусловно, — согласилась я. — Но вы не дали мне адрес своего ящика, и я при всем желании не могла отправить письмо.

Удвоив ставку, мсье Эндрю поменял одну карту и, хмыкнув, признал:

— Да, с этим подучилась небольшая промашка. Скажите охране в моей повозке, они дадут вам номер. — Прервавшись, он сгреб выигрыш и переспросил: — Итак, что заставило вас так срочно искать встречи? Вы нашли мои наркотики?

Последнее предположение прозвучало довольно язвительно, так что я удовлетворенно улыбнулась и призналась:

— Представьте себе, да.

Брови собеседника удивленно поползли вверх. Жестом отправив девушку передохнуть, он повернулся ко мне.

— В самом деле? Тогда я вновь предлагаю вам войти в штат моих сотрудников. Вы просто находка.

С сожалением помотав головой, я отказалась.

— Простите, но ответ снова нет. В ближайшее время я собираюсь посвятить себя получению образования, но кто знает, чего мне захочется через несколько лет. Надеюсь, ваше предложение не сиюминутно и имеет срок годности?

— Для вас у меня всегда найдется вакансия, — галантно заверил меня мсье Эндрю. — Но давайте вернемся к похищенному у Жанет. Где партия?

— Для начала обещайте мне, что вы не станете вредить похитителю,

— Обещаю, — подозрительно быстро и легко согласился собеседник и, заметив мой недоуменный взгляд, пояснил: — Я ему, честно признаться, даже благодарен немного. От Жанет в последнее время стало больше хлопот, чем пользы, и в какой-то мере убийца оказал мне услугу. Так что если я верну свое имущество, то ни о каких претензиях более и речи быть не может.

— Что ж, вы меня, безусловно, успокоили, — чуть расслабилась я. — Завтра вечером я встречаюсь с временным владельцем партии лединье и предлагаю вам составить мне компанию.

— Первый раз в моей жизни привлекательная девушка приглашает меня на встречу, и, заметьте, я соглашаюсь.

Что ж, все когда-то бывает впервые. Я же, улыбнувшись, второй раз за вечер предложила:

— Давайте обсудим детали.

Утро следующего дня началось на полтора часа раньше, чем обычно, поскольку после всех вечерних перипетий у меня не осталось сил на общение с драконом, и я перенесла это, без сомнения, полезное мероприятие на завтра. К слову, когда Фарька разбудил меня, привычно заехав мокрым от росы хвостом по лицу, я долго не могла понять, почему не поговорила с Зенедином вчера и с чего вдруг взяла, что утром буду бодрее. Ворча на весь мир, я выползла из кровати и, кое-как приведя себя в порядок, полетела на берег Каппы, вооруженная кувшином горячего кофе.

Беседа затянулась, и я с трудом успела на первую лекцию, почти сгибаясь под ворохом полученных инструкций, вываленным драконом после того, как мои вчерашние действия получили полнейшее одобрение с его стороны. Страшно подумать, что бы было, найди Зенедин в услышанном им рассказе изъяны, — предположительно в Академии я бы появилась в лучшем случае к началу второй лекции. Но поскольку действия мои были одобрены, я просидела как на иголках полный учебный день, не пропустила даже в меру скучную практику, в течение которой больше раздумывала над словами дракона, нежели над тонкостями варки зелья, излечивающего аллергию у шести больных из десяти.

Услышав о причастности доктора Адофа Рича к наркобизнесу в Теннете, Зенедин довольно хмыкнул, пробормотал, что чего-то подобного ожидал, и пустился в пространные рассуждения, основной смысл которых состоял в том, что если бы доктору было нечего скрывать и бояться, он бы просто рассказал мне про болезнь мсье Траэра. Следовательно, его стоит потрясти, хотя бы просто для того, чтобы он не подумал, что нас можно запросто обвести вокруг пальца. Последний аргумент вслух, конечно, высказан не был, но я уже достаточно хорошо научилась понимать, что хочет сказать дракон, когда из его пасти доносятся лишь невнятные полунамеки. В конце беседы мы с Зенедином единогласно решили сначала разобраться с назначенной на вечер встречей, а диалог с доктором оставить на завтра, благо перед балом был целый свободный день.

Закончив с учебой, я забросила домой книги, слопала пару бутербродов, торжественно пообещав желудку, что издевательство едой на бегу скоро закончится, и, мужественно выдержав скандал с Фарькой, в одиночестве улетела в Теннет. Курс был взят на посвященный истории города музей, о существовании которого я узнала вчера от Эрика. Находился он в самом центре, с обратной стороны здания совета столицы.

Приземлившись у площадки для скурров, я с удовлетворением убедилась, что люди мсье Эндрю стоят на нужных позициях и, судя по полученному мной знаку, утром они разведали все ходы и выходы, так что Эрик вряд сможет чем-то их удивить.

Несмотря на все случившееся за последнее время, я так и не смогла пока привыкнуть к себе в роли детектива, расследующего убийство да попутно разбирающегося с проблемами потерянных наркотиков, и шла к входу в музей очень неуверенно. Оказавшись внутри здания, я обнаружила, что на сей раз Эрика еще нет, и это было совершенно неудивительно. На его месте я бы тоже сидела где-нибудь снаружи, наблюдая, одна ли я прибуду и не обнаружится ли в районе музея какой-нибудь подозрительной активности. Оставалось надеяться, что люди мсье Эндрю достаточно профессиональны и не дали повода для беспокойства.

В ожидании незадачливого убийцы я прогуливалась по назначенному им для встречи последнему залу, витрины в котором были посвящены народному творчеству Теннета, по моему личному убеждению отсутствующему в столице напрочь. Опровергая мое мнение, администрация музея нашла материалов на небольшой зальчик, большая часть из них представляла собой картины с различными видами города, но встречались и более интересные экспонаты, к примеру более чем столетние бонсаи большинства деревьев, растущих в лесах вокруг города, или искусно сделанные чучела местных зверьков, оживленные затем с помощью магии, в результате чего они выполняли ограниченный набор движений. Пока я наблюдала за двумя очаровательными детенышами выдры, ныряющими в небольшой пруд и весело выпрыгивающими оттуда, появился Эрик. Заметив его отражение в стекле витрины, я повернулась и, крепко прижимая к себе сумку с выписанным чеком, поздоровалась:

— Добрый вечер, Эрик. Вы принесли лединье?

— Конечно. — Он даже немного удивился. — Мы же договорились.

Хм… ну и как мне предлагается сдать это чудо в руки полиции? Глубоко вздохнув, я кивнула в сторону скамейки:

— Давайте присядем. Мне нужно с вами поговорить.

Несколько настороженно на меня взглянув, Эрик все же принял мое предложение, и мы расположились в углу зала, у окна.

— В чем дело? — поинтересовался он. — У вас возникли проблемы с деньгами?

— Не совсем так, — покачала я головой. — Точнее, совсем не так. Это у вас, если мы ничего не придумаем, вскоре возникнут проблемы с полицией.

Лицо собеседника стремительно побледнело, и, схватившись за сердце, он пробормотал:

— Что вы имеете в виду?

— А вы и не догадываетесь? — хмыкнула я. — Хорошо, памятуя вашу любовь к прямоте, скажу — то, что наркотики появились у вас после того, как вы собственноручно задушили Жанет Моризо.

— Нет, — поспешно поправился собеседник. — Вы меня не так поняли. Я спрашивал, что вы подразумеваете под возможностью что-нибудь придумать.

Пока я молчала, формулируя ответ, нервы Эрика сдали, и он, вскочив, разразился сбивчивой тирадой:

— Айлия, поймите, я не хотел убивать Жанет, совсем наоборот, я любил ее, хотел заботиться о ней, оберегать, а она…— Обессиленно упав обратно на скамейку, Эрик закрыл лицо руками.

Некоторое время я молчала, обдумывая ситуацию, затем, как можно более мягко, попросила:

— Эрик, я вас понимаю. Расскажите мне, что случилось в квартире мадам Моризо тем злополучным утром.

Так и не отрывая рук от лица, собеседник глухо заговорил:

— Я давно любил Жанет и не раз предлагал ей выйти за меня замуж. Конечно, вы можете подумать, что мы не пара, она была значительно богаче меня, но деньги в наше время — это далеко не все. Жанет, кстати, тоже так считала и всегда говорила, что как только она окажется достаточно обеспеченной, то бросит наркобизнес и мы будем вместе. А до тех пор она не хочет давать врагам возможность давить на нее и не собирается демонстрировать свои душевные привязанности.

Интересно, Эрик действительно искренне верит в то, что говорит? Ведь даже самому неискушенному в сердечных делах человеку должно быть очевидно, что это лишь сказочка для удержания на крючке преданного, на все готового поклонника. Гораздо любопытней было другое — чем смогла совсем не привлекательная на мой взгляд мадам Моризо привлечь такого мужчину, как Эрик? Неужели это еще один пример того, что скромные, интеллигентные представители сильной половины человечества тянутся к волевым, уверенным в себе, несгибаемым женщинам? Уточнять я не стала и продолжила слушать рассказ Эрика.

— Накануне вечером мы договорились, что я приду к ней днем, после одиннадцати часов, предварительно закупив продукты, но я немного не рассчитал время и прибыл на пятнадцать минут раньше. Дверь мне Жанет открыла, натягивая халат, а когда я прошел на второй этаж, направляясь на кухню разобрать пакеты, из ее спальни вышел полуголый мужлан и, сыто улыбнувшись, попросил меня сварить чашечку кофе, мотивировав это тем, что Жанет его совсем измотала. — На этом месте Эрик поднял голову, и я увидела краску, медленно заливающую его лицо. — Стыдно сказать, но тут я сорвался. Сам не знаю, что за бес в меня вселился, но я переколотил всю посуду на кухне, швыряя ее в этого альфонса. Жанет, чудом меня утихомирив, выставила своего ухажера за дверь и попыталась спокойно поговорить, объясняя, что это ничего не значит, я ей все равно дорог и мы непременно будем вместе, но не сейчас. Раньше ей прекрасно удавалось заболтать меня, но утреннее потрясение оказалось слишком сильным, слово за слово мы поругались, я схватил валяющийся поблизости шарф и с криком, что привяжу к кровати и никуда не отпущу, набросился на нее. Жанет, посмеиваясь, сопротивлялась, видимо, она не воспринимала происходящее всерьез. Подробности совершенно не отложились у меня в голове, просто, когда я очнулся от временного умопомрачения, она уже была мертва. — Обхватив голову, Эрик перешел почти на шепот. — Так страшно мне еще никогда не было. Сам не помню, как я, непонятно зачем прихватив с собой наркотики, почти сбежал из квартиры Жанет. Следующие два дня я просидел, не выходя из дома и вздрагивая при каждом шорохе. А потом пришло ваше письмо, и я подумал: почему бы мне не продать эти проклятые наркотики? Все же деньги будут не лишние, у меня сейчас очень важные исследования стоят. — Эрик замолчал и понурил плечи. Выдержав небольшую паузу, я осторожно начала:

— Я вам очень сочувствую и рада бы не раскрывать полиции имя преступника, но тут есть небольшое препятствие. — Продемонстрировав свою окольцованную лодыжку, я пояснила: — Дело в том, что полиция нашла мои отпечатки пальцев в квартире мадам Моризо и я обвиняюсь в ее убийстве.

Эрик снова вскочил.

— Как же так? — бегая взад-вперед вдоль скамейки, заволновался он. — Разве можно посадить за решетку невинного человека?

— Выходит, можно, — констатировала я. — Но не на сей раз.

Эрик, напрягшись, загнанно оглянулся, и я сочла своим долгом предупредить:

— Сожалею, но сбежать вам не удастся, у каждого выхода из здания стоят люди мсье Эндрю. Слышали о таком?

Собеседник резко, словно кто-то сверху отрубил невидимые ниточки, рухнул на скамейку.

— Что вы предлагаете? — обреченно поинтересовался он.

Поняв, что почти победила, я уверенно заговорила:

— Во-первых, вы отдаете мне наркотики, и я передаю их мсье Эндрю, решив наши проблемы с наркодельцами. После этого мы идем к нотариусу и заверяем там ваше признание, забрав которое я даю вам ночь для побега, а утром отправляю письмом в отделение полиции. — Помолчав немного, я уточнила: — Но если вас такой вариант не устроит, боюсь, мы не сможем найти компромисс.

Встав, Эрик прошел в другой конец зала, где довольно долго смотрел на резвящихся за стеклом детенышей выдр. Когда прошло уже столько времени, что я начала сомневаться в его решении, незадачливый убийца расправил плечи, почти чеканным шагом подошел ко мне и, достав упаковку с лединье, протянул ее.

— Я согласен. Идемте к нотариусу.

Глава 10

В которой ситуация с убийцей приходит к логическому завершению, из доктора удается вытряхнуть весьма неожиданные сведения, дриада рыдает на плече у дракона, а героиня, напившись, устраивает свою личную жизнь


Мсье Эндрю, к которому нас с Эриком в приказном порядке отвезли, был довольно любезен, а получив от меня упаковку лединье, своим довольным урчанием напомнил толстого оцелота в обнимку с миской сметаны. Благодарность его зашла так далеко, что нам даже предоставили повозку, чтобы добраться до нотариуса, но, прежде чем удалось покинуть сверх меры гостеприимный дом наркобарона, я еще пару раз отказалась от предложений пойти к нему на работу или просто поужинать на днях. Последняя идея, безусловно, плохой не была, просто свободного времени в моем ближайшем будущем категорически не предвиделось. Ограничившись стребованным с меня обещанием, что как-нибудь мы непременно поужинаем, мсье Эндрю все же вызвал дворецкого, и тот проводил нас вниз, к повозке, велев охране погрузить на нее скурр. По дороге я ворчала, жалуясь на тряску, которой никогда не бывает при полетах на скурре, но, поймав себя на мысли, что подобное поведение имеет несомненную нервную подоплеку, заткнулась на полуслове, и оставшуюся треть пути мы проделали в молчании.

В кабинете нотариуса мне пришлось ждать еще полчаса, пока Эрик строчил подробное признание, испытывая при этом, судя по его гримасам, настоящие муки творчества. Наконец, перечитав густо исписанные три листа в пятый раз, он констатировал:

— Готово.

Не теряя больше времени, мы заверили признание у зевающего нотариуса, с нетерпением поджидавшего конца рабочего дня, и Эрик отдал мне залог моей будущей свободы.

Осторожно взяв листки через рукав, предотвращая проявление на бумаге моих отпечатков пальцев, я заговорила:

— Послушайте, мне правда очень неудобно, что так получилось, но у меня просто нет выбора. Я не хочу в тюрьму.

— Не оправдывайтесь, — прервал мои излияния горе-убийца. — Не стоит. Вы в отличие от меня ничего плохого не сделали, я же должен заплатить за свой поступок. А тюрьма Теннета — далеко не самое плохое место. Поверьте, в лабораториях, где я провожу большую часть своего времени, обстановка значительно неприятнее, да и сбалансированное тюремное питание пойдет на пользу моему желудку.

Слушая, как Эрик успокаивает меня, я вдруг поняла, что мне следует сделать. Достав листок и перо, я написала адрес Дэйва в Кохиноре и, добавив небольшую записку с пояснениями для брата, протянула бумагу преступнику, сделавшись тем самым его сообщницей.

— Ни в какую тюрьму вы не отправитесь. Летите в Кохинор, найдите там моего брата. У него всегда есть работа, и, думаю, вам там понравится.

Лицо Эрика просветлело.

— Спасибо. Я всегда мечтал побывать в Кохиноре. — Немного помолчав, он добавил: — Айлия, простите меня за то, что вы оказались втянуты в эту не очень приятную историю. Если бы я мог, непременно повернул бы время вспять…

— Но это, увы, невозможно, — продолжила я. — И не стоит предаваться сожалениям о случившемся, надо идти вперед, не оглядываясь. Просто учесть ошибки и не повторять их. Я верю, у вас все сложится замечательно.

Реакция Эрика меня удивила.

Как-то моментально увяв, он пробормотал: «Прощайте, Айлия», резко повернулся и направился к выходу, по дороге зацепившись о собственную ногу и чуть не упав.

Не став его останавливать, я вышла следом и кивнула охране, показывая, что Эрика можно отпустить. Посмотрев некоторое время, как он, опустив плечи и склонив голову, бредет вдаль по узкой улочке, я поблагодарила людей мсье Эндрю и сообщила, что в их услугах больше не нуждаюсь. Они мигом сгрузили мой скурр и отбыли, я же, оставшись на крыльце нотариуса в одиночестве, сказала себе: «Не стоит переживать. Просто когда нервное напряжение отпустило, Эрик впервые понял, что он натворил. К тебе его поведение не имеет отношения. Кроме того, согласись, было бы странно, если бы человек, убивший любимую женщину и вынужденный покинуть родной дом, улыбался да шутил».

Собственная глубокомысленная тирада меня несколько успокоила, и я, пребывая уже во вполне бодром состоянии духа, полетела домой. Бедный брошенный Фарь там наверняка уже совсем одичал.

Утро началось с того, что я, походив в сомнениях из угла в угол и основательно на себя порычав, все же решила быть последовательной — раз заставила Эрика сорваться и уехать, то и его признание в полицию стоит отправить, иначе зачем вообще было затевать так успешно завершившуюся операцию? Или все еще в тюрьму хочется? Взяв себя в руки, я при помощи салфетки положила письмо в ящик и набрала код полицейского управления. В отличие от обычной корреспонденции, которая шла через огромный почтовый телепорт, срочные официальные послания можно было прямо из дома отправить непосредственно адресату.

Разобравшись с единственным неприятным моментом, я позволила себе в полной мере насладиться прелестью весеннего выходного утра. Нагрузив поднос разнообразными вкусностями, я позвала Фарьку, и мы отправились завтракать на крыльце. Моя сторона домика выходила к лесу, и никто, случайно или не очень, проходящий мимо, нам не мешал. Прихлебывая в меру горячий кофе со сливками и жуя круассаны с луком, я любовалась заботливо выпестованными Тьорком клумбами, которые начинали радовать глаз яркими красками, обещая летом поистине изумительное зрелище. Листья на деревьях тоже уже полностью распустились, не оставив и следа от печального зимнего зрелища. Разделив с Фарем по-братски последний кусок сыра, мы закончили завтрак, заглянули в почтовый ящик в ожидании ответа из полицейского управления, ничего там не нашли и, усевшись на скурр, отправились на консультацию к великому и чешуйчатому.

Зенедин, как и я, находился в изумительном расположении духа и, лежа на краю обрыва, принимал ванны из солнечных лучей, в изобилии льющихся с неба, да прислушивался к птичьим серенадам.

— Что-то ты сегодня рано. Вроде у вас выходной перед балом, — не соизволив даже глаза приоткрыть, поздоровался он в своей излюбленной манере.

Не моргнув глазом я парировала: «Я тоже рада вас видеть» — и, прошествовав к валуну, удобно на нем расположилась.

— Не дерзи. Лучше расскажи в подробностях, как вчера прошло, — соизволил дракон перейти к разумной беседе.

— В общем-то, именно такой и была одна из целей моего прихода, — фыркнула я и, внутренне дрожа от перспективы грядущей реакции Зенедина на мои самовольные выходки, приступила к изложению.

Вопреки моим паническим настроениям, особого недовольства на морде дракона заметно не было, и, внимательно меня выслушав, он потянулся и пробормотал:

— Да, чего-то подобного я и ожидал.

— Как? — Я даже немного опешила. — Вы не сердитесь? Не будете читать нотаций, объясняя, что я кругом не права?

— Я похож на идиота? — риторически поинтересовался Зенедин.

Зажав рот уже собиравшемуся прокомментировать происходящее Фарьке, я на всякий случай отрицательно помотала головой.

— Так почему я буду учить тебя жить так, как мне кажется правильным? Совсем немногие в состоянии недрогнувшей рукой отправить человека в тюрьму. Так что по людским меркам ты не так уж и не права, — снизошел оборотень до легкого одобрительного комментария.

— И на том спасибо, — усмехнулась я, будучи в душе более чем довольной подобным исходом.

Решив, что солнца чешуя впитала достаточно, дракон неуклюже встал и, аккуратно ставя затекшие лапы, дабы не раздавить скачущего во всех направлениях одновременно Фарьку, переместился поближе к пещере, чтобы дать моим глазам возможность отдохнуть, смотря в направлении, противоположном солнцу. Привалившись к стене своей пещеры, Зенедин осведомился:

— Надеюсь, ты собираешься сегодня навестить доктора Рича?

— А как же, — чуть ли не плотоядно улыбнулась я. — И это как раз вторая цель моего появления здесь в несусветную рань выходного утра. Очень хотелось бы услышать ваши умудренные опытом рекомендации насчет того, как себя следует вести с доктором, чтобы он испытал непреодолимое желание поделиться со мной имеющейся у него ценной информацией.

Глаза Зенедина опасно сверкнули, и я поспешила уточнить:

— Для начала давайте попробуем обойтись без силового воздействия. Тем более что его физическая кондиция несколько получше моей.

— Ты же волшебница. Какая разница, чьи мышцы сильнее?

Чуть усмехнувшись, я парировала:

— Боюсь вас разочаровать, но меня как-то забыли научить заклинаниям, пригодным для пыток. Они не включены в программу ни школы, ни колледжа.

— Какое досадное упущение, — съязвил дракон. — Ничего, это не страшно, я покажу тебе парочку.(Нечего сказать, успокоил.) — Теперь что касается так не любимого тобой воздействия. Для начала можешь попробовать припугнуть его, мол, если он не выдаст требуемую информацию добровольно, ты пойдешь в полицию, с которой у тебя после поимки убийцы мадам Моризо сложились прекрасные отношения, и расскажешь им, что уважаемый всеми доктор Адоф Рич распространяет наркотики. Правда, я очень сомневаюсь, что доктор на это купится, так что тебе представится возможность попытаться его уговорить, используя разнообразные аргументы и построения. Когда же и этот план успешно провалится, придет пора переходить к заклинаниям.

Хм… звучало все довольно логично. Вздохнув, я покорно признала:

— Похоже, вы всегда правы. Давайте ваши заклинания.

— Хотелось бы побольше уважения к знаниям и опыту, — буркнул Зенедин, но к обучению все же приступил.

Через час, гордая от собственных успехов в постижении черных заклинаний и очень довольная тем, что они больше не оказывают на меня столь пагубного воздействия, как раньше, я вернулась в домик и первым делом метнулась к почтовому ящику. В нем лежало письмо, вскрыв которое я не сдержала победного вопля. Инспектор Орно в сугубо официальной форме приглашал меня посетить управление, дабы снять с моей ноги опостылевшую уже железку.

Потратив некоторое время на спор с Фарькой, я признала, что на этот раз проиграла словесную дуэль, и, посадив самого занудливого оцелота на свете на плечо, полетела в гости к полиции.

Несмотря на внешнюю любезность и принесенные сквозь зубы извинения, инспектор никаких подробностей касательно причин, по которым с меня вдруг снялись подозрения, не выдал, и намеков на личность убийцы я от него тоже не дождалась, хоть и пыталась разговорить полицейского по мере возможностей. Констебль снял с меня трайсер и, мельком убедившись, что моя лодыжка в целости и сохранности, проводил к выходу. Пришлось удаляться, так сказать, в полном неведении. Но, по крайней мере, на всех углах объявления о розыске Эрика не висели, и это хоть немного обнадеживало.

Освободившись от браслета на ноге, я провела беседу с оцелотом на животрепещущую тему «Как вести себя в обществе подозрительного доктора» и, убедившись, что зверь все понял, полетела к офису мсье Рича.

На сей раз в приемной наблюдалось легкое столпотворение — на кресле, неестественно вытянув ногу и постанывая, сидел довольно крупный, плотного телосложения мужчина, а вокруг суетилась целая толпа. Две хрупкие молоденькие девушки махали журналами, создавая поток свежего воздуха, юноша, немного их старше, поил пострадавшего чаем, а дама, телесами под стать мужу, поглаживала его по голове. Создаваемый при этом шумовой эффект был совершенно потрясающим, и блондинка за стойкой выглядела так, словно ей вскоре тоже понадобится врач.

— Простите, — привлекла я к себе внимание замученной девушки. — Мне необходимо переговорить с доктором Ричем.

Блондинка подняла ничего не выражающие, замученные глаза и с сожалением покачала головой:

— Боюсь, это невозможно. У доктора очень напряженный график, и он не сможет выкроить даже минуту.

— Пусть попробует, — мягко возразила я. — Иначе неприятности с полицией ему гарантированы.

Секретарша изумленно взглянула на меня и собралась возразить, но тут с кресла раздался недовольный вопрос:

— Девушка, нам тут до следующего года сидеть? При таких гонорарах, которые берет ваш лекарь, меня должны были принять сразу, а не заставлять сидеть в приемной. Интересно, сколько пациентов до меня умерли прямо в этом кресле, так и не увидев хваленого доктора?

Некоторое время блондинка ошарашенно переводила глаза с меня на скандального пациента, затем встала и почти бегом скрылась за дверью, ведущей в кабинет.

Довольно быстро она вновь появилась в приемной, осторожно ведя под локоть почтенную матрону преклонного возраста. Почтительно проводив пациентку до двери и не забыв поинтересоваться, когда та соизволит посетить доктора в следующий раз девушка мышкой юркнула за стойку и принялась сосредоточенно копаться в бумагах. Заметив возвращение жертвы, мужчина открыл рот, собираясь разразиться очередной гневной тирадой, но тут из кабинета вышел доктор. В руках он беззаботно крутил внушительных размеров шприц, при одном взгляде на который поежилась даже пребывающая в полном здравии я.

— Ну-с, — заговорил доктор, оглядывая диспозицию. — Кто тут у нас буянит? Вы? — Направившись к побледневшему пациенту, он успокаивающе продолжил: — Ничего страшного, сейчас сделаем укольчик, и нога перестанет так болеть.

— К-какой укольчик? — Глядя на шприц, как кролик на удава, мужчина вскочил и вполне бодро поковылял к выходу. — Спасибо, доктор, все уже прошло. Пришлите счет за услуги почтой.

Вслед за отцом семейства, благодарно кивнув мсье Ричу, к дверям потянулись все его многочисленные домочадцы, и вскоре приемная опустела. После того как в помещении установилась не привычная уху тишина, секретарша осторожно подняла голову и с облегчением выдохнула:

— Что, ушли?

— Безотказный прием, — усмехнулся эскулап. — Кстати, не забудь отправить счет. Ногу-то мы вылечили. — И он весело рассмеялся над собственной шуткой.

Желая привлечь к себе внимание, я осторожно кашлянула.

— О! — Все еще усмехаясь, мсье Рич ловко повернулся на каблуках. — Мадемуазель Нуар, если я не ошибаюсь. Я не очень понял послание, переданное вами через Эльрику. Поясните, если не сложно.

— Может, мы пройдем в ваш кабинет? — предложила я. — Там как-то удобнее разговаривать, мало ли какой очередной покалеченный сюда заглянет.

Согласно кивнув, доктор открыл дверь кабинета, пропуская меня вперед.

Когда мы расположились по разные стороны стоила, собеседник сплел пальцы и немного напряженно поинтересовался:

— Так что за глупости вы наговорили моей секретарше?

Закинув ногу на ногу, я откинулась на спинку и улыбнулась, демонстрируя полную уверенность в своих силах.

— Я бы не стала так сразу утверждать, что это были глупости. Неужели у вас нет никакого скелета в шкафу и полиция вам совершенно не страшна?

Во взгляде доктора промелькнуло раздражение.

— Послушайте… Айлия, кажется. Я не очень понимаю ваши цели. Нам будет проще разговаривать, если вы прямо поясните, зачем явились.

— Все для вас, — ухмыльнулась я. — Явилась я, как вы изволили выразиться, чтобы задать два простых вопроса. Первый — почему в прошлый раз вы понавешали мне на уши первосортной лапши, не пожелав, кроме того, рассказать о болезни мсье Траэра. Вроде коллендия не такое заболевание, факт которого следует тщательно скрывать.

— В прошлый раз я уже отвечал, — продолжил доктор играть в несознанку. — Диагноз пациента — это врачебная тайна, и к смерти мсье Траэра его болезнь отношения не имеет.

— Вы в этом уверены? — саркастически уточнила я.

Проигнорировав мое замечание, мсье Рич нервно постучал пальцами по столу и осведомился:

— А что за второй вопрос?

— Он довольно интересен, — порадовала я собеседника. — Вам понравится. Особенно в свете нашей предыдущей беседы. Скажите, если вам совершенно нечего скрывать, зачем вы подослали людей встретиться со мной в кафе и попытаться что-нибудь разнюхать?

Как ни старался собеседник сохранять невозмутимость, гримаса недовольства по его лицу все же скользнула.

— Честно говоря, — буркнул он, — я не вижу особого смысла продолжать этот разговор. Тем более что у меня рабочий день в разгаре.

— Для начала, в приемной, как вы помните, никого нет, — парировала я. — Но, если вы настаиваете, я могу покинуть этот гостеприимный кабинет, отправившись прямиком в управление полиции. После того как я недавно сдала им убийцу, у нас наладились чудесные отношения. Как вы думаете, они обрадуются сообщению, что благонравный лицензированный доктор занимается сбытом моуфри?

Руки доктора Рича непроизвольно сжались в кулаки. Нахмурив густые брови, он уставился в точку на стене, напряженно о чем-то размышляя. Наконец он повернулся ко мне и решительно изрек:

— Мадемуазель Нуар, как я уже говорил, у меня в разгаре рабочий день и мне некогда с вами разговаривать.

И почему Зенедин всегда оказывается прав? Чуть привстав, я оглянулась на дверь и повернула ключ в замке. Затем вернулась на место и улыбнулась немного удивленному хозяину кабинета.

— Очень жаль, что вы не воспринимаете меня всерьез. Скажу сразу — я не намерена покидать это кресло, не получив ответов.

— И как вы их из меня достанете? — усмехнулся ничуть не напуганный доктор. — Будете прижигать пятки?

Я скривилась

— Это банально, и запах совершенно неаппетитный. У меня есть идеи получше.

Скрестив для более угрожающего вида руки на груди, я произнесла одно из выученных сегодня заклинаний. Предполагалось, что от него по всему телу оппонента забегают маленькие, невидимые, но очень быстрые существа, наподобие паучков. Но сработать это могло, лишь если доктор боится щекотки. Некоторое время он сидел с задумчивым видом, затем заметил:

— Знаете, это даже приятно.

— Наслаждайтесь, — пожала я плечами, думая, что бы из моего немногочисленного пыточного арсенала применить дальше, но тут доктор вскочил и принялся дико отряхиваться. Секунд через несколько он мешком упал на пол и принялся корчиться там, время от времени издавая нечленораздельные звуки. Немного подождав, я остановила заклинание.

Со стоном облегчения доктор заполз в свое кресло и мрачно на меня уставился.

— Будете отвечать на вопросы? — ласково поинтересовалась я.

— А может, это мне стоит написать в полицию и рассказать, чем вы тут занимаетесь? — предложил собеседник.

Тут на нем сказался результат примененного мной темного заклинания — доктор поморщился и встряхнулся, пытаясь избавиться от липкой гадости, которую я уже почти не замечала. Поскольку в мои планы это не входило, то я, вспомнив уроки Зенедина, испарила ее и располагающе улыбнулась.

— В полицию? Давайте. Посидим тут рядышком, подождем их приезда.

Неожиданно эта идея доктору разонравилась, по крайней мере с места он не сдвинулся, лишь нахмурился еще больше.

— Ну что,—задумчиво вопросила я. — Давайте продолжим?

И паучки снова забегали по несговорчивому доктору.

— Нет, — только и смог выдавить снова оказавшийся на полу оппонент. — Хватит!

Выждав для верности еще около полминуты, я остановила дающую отличные результаты импровизированную пытку, и мсье Рич, вернувшись в кресло и в изнеможении откинувшись на спинку, прохрипел:

— Что вы желаете знать?

Я ворчливо огрызнулась:

— Вроде как вам это уже неоднократно повторялось. Хочу знать причину, по которой вы наврали мне в прошлый раз.

Тут моя позиция была немного слаба, поскольку не факт, что мне врали, возможно, мсье Траэр действительно не обсуждал своих личных дел с лечащим врачом и единственное, в чем он провинился, — это нежелание рассказать мне про болезнь преподавателя Академии Магии. Но реакция доктора оказалась неожиданной — не сделав даже попытки возразить, он отрезал:

— Да потому что меня об этом попросили, ясно вам?

Я, не обращая внимания на тон, которым со мной разговаривали, — все же глупо ожидать дружелюбия в подобной ситуации, — покачала головой.

— В общем-то, совершенно не ясно. Поясните, если вам не сложно. Кто и, главное, зачем вас об этом просил.

Видно было, что отвечать на данный вопрос доктору совершенно не хочется, но и перспектива оказаться на полу с очередным приступом щекотки энтузиазма не вызывала.

— Килд Голльери, — буркнул он.

Я в прямом смысле этого слова чуть с кресла не свалилась, хорошо хоть дикий вопль «кто?» сумела удержать. Пару раз глубоко вздохнув, я прикинула, что к чему, и высказала показавшееся мне разумным предположение:

— Он что, тоже моуфри занимается?

Эскулап кивнул.

— Да, причем довольно долго. Собственно, именно поэтому его и бросила жена, не пожелав жить с человеком, добровольно губящим здоровье других

— Но мне говорили, что она сбежала с любовником, — возразила я, не очень поверив в рассказ собеседника.

— Как же, сбежала она. Рената была влюблена в мужа до потери сознания. Но, кроме того, она оказалась слишком порядочным человеком и не пожелала жить с наркодилером. Ни о каких других мужчинах там и речи не шло.

Я снова скрестила ноги, приготовившись к долгому разговору, и уточнила:

— Я понимаю, что мсье Голльери просил вас ничего о нем лично не рассказывать, но почему он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал подробности о состоянии мсье Траэра? Кстати, а сам-то он знал про коллендию?

— Да, — кивнул собеседник.

Я не удержалась и съязвила:

— А как же врачебная тайна? Или вы привыкли рассказывать знакомым все подробности болезни своих пациентов?

— Нет, естественно, — оскорбленно взвился эскулап. — Сколько раз вам повторять, что есть понятие врачебной тайны?

— И как это коррелируется с тем, что вы обо всем разболтали мсье Голльери?

— Траэр сам виноват, — рявкнул собеседник. — не так давно он заявился к Килду и сообщил, что знает все про моуфри и, кроме того, накопал улик достаточно, чтобы засадить его за решетку.

Да уж… чем дальше в лес… Слушая рассказ доктора, я постепенно сползала по креслу. Получаемая информация напрочь отказывалась укладываться у меня в голове.

— Простите, а зачем мсье Траэру это понадобилось? Почему он просто не отнес улики в полицию?

Мсье Рич злобно сплюнул в стоящую на его столе каменную пепельницу.

— Эта скотина пыталась шантажировать Килда. Он требовал денег. И что Килду оставалось делать?

— Вы хотите сказать, что это мсье Голльери убийца?

Собеседник уставился на меня как на ненормальную.

— Вы что, с ума сошли? Нет, конечно. Я имел ввиду, что Килд принялся раскапывать данные про чертового шантажиста и, естественно, пришел за помощью ко мне. Он же знал, что я лечащий врач Траэра. А услышав про смертельную болезнь, Килд попросил меня никому ничего о ней не рассказывать, отговариваясь врачебной тайной. Безусловно, я не мог не пойти ему навстречу. Мы же друзья.

Ну что тут скажешь? У каждого свое понимание дружбы, и уже поздно переучивать мсье Рича, да и не мое это дело.

Встав, я дошла до двери и, открыв замок, сказала:

— Спасибо за информацию. Жаль, что вы не рассказали мне все добровольно, но в этом сложно вас обвинить.

— Предупреждаю, — вклинился в мою речь доктор, — если вы используете эти сведения против Килда, то я ни за что не ручаюсь.

— Не стоит мне угрожать, — улыбнулась я и, сняв заклинание полностью, выскользнула за дверь.

От приемной доктора я полетела прямиком к дракону, причем нарушив по дороге все мыслимые и немыслимые правила. Но Зенедин, к моему искреннему удивлению, совсем не воспылал желанием немедленно сдать мсье Голльери полиции и, приняв сообщение к сведению, отправил меня готовиться к балу, безапелляционно велев отдыхать и веселиться, пообещав досконально разобраться во всем завтра. Особого энтузиазма у меня его предложение не вызвало, но дракон, фыркнув, что он все сказал, закончил беседу и уполз в пещеру. Некоторое время я потратила на возмущенный монолог, но довольно быстро мне это надоело, и я двинулась к дому. По дороге все мысли об убийстве каким-то непостижимым образом выветрились из моей головы, оставив место лишь хорошему настроению.

Чуть ли не летая от сознания, что обвинение снято и тюрьма мне в ближайшем будущем не грозит, я собиралась на бал в честь дня рождения Академии. После часа тщательного наведения марафета и придирчивого выбора наряда я с удовлетворением разглядывала свое отражение. Рассыпанные по плечам и доходящие почти до пояса кудри чуть переливались и создавали импровизированную накидку, несколько скрывающую обнаженные плечи. Платье цвета шерсти Фарьки, совершенно открытое сверху, мягко струилось до лодыжек, облегая мою, без ложной скромности сознаюсь, безупречную фигуру, правое предплечье обвивала серебряная змейка, то и дело подмигивающая глазами из зеленого камня, практически совпадающего цветом с моими.

— Пусть только он попробует не оценить, — довольно улыбнувшись, проворчала я, отходя от зеркала.

— Айлия, ты готова? — ворвалась Мэрион, в платье, на изготовление которого хватило бы трети моего. — Ух ты, шикарно выглядишь.

— Ты тоже, впрочем, как обычно, — вернула я комплимент. — Пойдем, нужно успеть занять местечко поуютнее.

Оказавшись на улице, я мечтательно вздохнула:

— Почему так не может быть всегда?

Хоть на дворе и стоял темный, еще безлунный вечер, но территория Ауири сияла, как днем. Ветви стоящих вдоль дорожек кустов и деревьев опутывала магическая светящаяся сеть, повсюду порхали, то и дело поблескивая, привлеченные лакомствами светлячки, а на каждой развилке расположили затейливые, невиданных форм фонари. Возможно, Мэрион и остальные обитатели городка, на чьих глазах происходили приготовления, не слишком удивились, но я, будучи в последнее время слишком занята, чтобы глазеть по сторонам, в полном шоке замерла посреди тропинки, восхищенно оглядываясь.

— Эй, мы опоздаем к началу действа, — дернула меня за платье Мэрион. — Рассмотришь все по дороге.

Тряхнув волосами, я вернулась в реальный мир, и мы зашагали по переливающимся дорожкам к учебному корпусу, превращенному сегодня в бальный зал. Но, увы, добраться до средоточия веселья не удалось — едва мы поднялись на крыльцо, по обеим сторонам которого били фонтаны из вишневого пунша, ко мне направилась мадам Хоури, размахивающая каким-то листком.

— Айлия, добрый вечер. — Одарив сразу напрягшуюся Мэрион рассеянным кивком, она продолжала: — У меня будет к вам небольшая просьба. К сожалению, девушка, ответственная за прием приглашенных гостей, запаздывает, не могли бы вы ненадолго заменить ее? Вот список.

Она протянула мне густо исписанный листок, а я мысленно взвыла. Ну почему, почему подобные поручения всегда достаются мне, несчастной? Все одногруппники будут расслабляться, соревнуясь в разнообразных волшебных фокусах, обсуждать свежие сплетни и флиртовать направо и налево, а мне придется торчать на крыльце в бессмысленном ожидании. Тьфу…

— Конечно, мадам Хоури, — улыбнувшись, ответила я, взяла список и пристроилась в уютном кресле, стоящем поблизости. Собственно, если разобраться, мне даже повезло — все, как идиоты, толкаются в душном, тесном помещении, а я сижу, дышу свежим воздухом и наслаждаюсь огромными магическими цветами, вырастающими и медленно тающими на центральной полянке.

— Привет, ты где пропадала? — раздался сбоку насмешливый голос.

Вздрогнув от неожиданности, я повернула голову и увидела сидящего на корточках рядом с креслом Георга, чья густая шевелюра находилась примерно на уровне моей груди. По поводу праздника одет он был в светлые брюки и рубашку, одного тона с моим платьем, темные глаза, так меня волнующие, задорно искрились, а на губах блуждала рассеянная улыбка. Мгновенно просияв, я фыркнула:

— А ты заметил мое отсутствие? Как странно…

Джо, к счастью, не успел никак отреагировать, поскольку в этот момент на подходе к крыльцу появилась группа гостей, с первого взгляда вполне похожих на тех, кого мне велено было встречать, и я дисциплинированно поднялась им навстречу. Так и есть — к нам пожаловал один из городских советников Теннета в сопровождении семьи. Сверившись со списком, я проводила их в предоставленную комнату и вернулась на пост. Джо все так же сидел рядом с креслом, задумчиво потягивая из высокого стакана вишневый пунш, благо источник напитка находился недалеко. Минут десять мы просидели практически молча, лишь время от времени перебрасываясь ничего не значащими фразами, затем появившаяся мадам Хоури все же освободила меня от несения вахты на крыльце и, поблагодарив, напутствовала:

— Идите, развлекайтесь, вы это заслужили.

Немедленно встав, Джо крепко ухватил меня за руку и потащил внутрь. Я покорно следовала за ним, удивляясь таким переменам. Мы до этого вечера еле парой слов перекинулись — я ему книжку дала, он помог мне с наркодельцами, а тут такое внимание… Нет, не скажу, чтобы мне это было неприятно, но никакого разумного объяснения найти я не могла. Да и черт с ним… Увлеченная спутником танцевать, я выбросила из головы дурацкие мысли и целиком отдалась ощущениям, возникающим от непосредственной близости привлекательного мужского тела.

Где-то через час, когда собравшиеся натанцевались до упаду, потребили невероятное количество спиртного и обсудили вечер и присутствующих гостей во всех подробностях, нас позвали на банкет. В связи с полной невозможностью усадить такое количество народа стол сервировали в саду, расставив в непосредственной близости от него скамейки, стулья, диванчики и прочие подобные предметы. Предполагалось, что, нагрузив тарелки, гости рассядутся кто где и, вкушая угощение, уделят внимание происходящему на импровизированной сцене, сотворенной перед учебным корпусом. Все развивалось по плану — открывая вечер, на сцену взобрался ректор, за спиной которого немедленно возникла мадам Паола, немало повеселив публику своим появлением. Размахивая бокалом, мсье Клеачим произнес длинную речь, от всей души поблагодарив собравшихся за то, что они пришли разделить с ним этот праздник, и выразил надежду на то, что мы все увидимся еще не раз, и прочая, и прочая. Конец спича был встречен бурными и совершенно искренними аплодисментами изрядно заскучавших гостей.

— А сейчас вас ждет шоу-программа. Отдыхайте, — провозгласил ректор и слез со сцены, вернувшись к столу для важных персон.

Джо, воспользовавшись ситуацией, немедленно уволок меня танцевать, шепнув на ухо, что всех магов, призванных для нашего развлечения, он в гробу видел. Не желая с ним спорить, я подчинилась, и мы вернулись в зал. Когда же снаружи заполыхало что-то непонятное, я в ультимативном порядке, немного пошатываясь, вернулась на улицу и с неподдельным восхищением уставилась на сцену, где пара искусных магов, мужчина и женщина, облаченные в красную кожу и металл, гоняли разноцветные языки пламени, заставляя их принимать разнообразные формы и составлять фантастические фигуры. Неожиданно меня словно толкнули, я вспомнила пожар, сгубивший моих родителей, и, отпустив руку ничего не понявшего Джо, опрометью кинулась прочь, к ближайшим деревьям. Оказавшись за толстым дубом, я прислонилась к стволу, перевела дух и с удивлением заметила, что не одна — спиной ко мне стояла мадам Гретель Арно, плечи которой подозрительно вздрагивали.

— Простите, — неуверенно спросила я, — мадам, с вами все в порядке?

— Кто здесь? — вздрогнула она и повернулась.

Едва увидев выражение ее перекошенного лица, я поняла, что в порядке далеко не все, а вишневый пунш, которого я выпила совсем немало, развязал мне язык, и, не очень думая, я брякнула:

— Вижу, вы тоже вспомнили пожар, да? И как, совесть не мучает?

— В-вы о чем, Айлия? Я вас не понимаю. — Дриада нервно комкала в руках платье цвета чуть пожухшей листвы.

— Ой, да ладно. Я недавно из приюта под Льоном, и мадам Шеремета мне все рассказала. Ревность — плохое чувство. Кстати, мне ужасно интересно, за что вы убили мсье Траэра? Он отверг вас в шестилетнем возрасте?

В свете оплетающей листву сетки было прекрасно видно, как от лица мадам Арно мгновенно отхлынула вся кровь. Покачнувшись, она обхватила голову руками, в результате чего ее сложная прическа рассыпалась и придерживающие локоны шпильки оказались на земле.

— Айлия, — удивительно твердым голосом произнесла дриада. — Я не знаю, что втемяшилось вам в голову, но это полный бред.

— Да? — язвительно поинтересовалась я. — Хотите сказать, что ваше появление в Академии не имеет ничего общего с мсье Траэром? И детективов, чтобы его найти, вы не нанимали? Тогда извините за беспокойство. — И, пожав плечами, я немного неуверенно пошла обратно, на поляну с закусками.

— Постойте. — Холодные пальцы мадам Арно крепко ухватили меня за руку. — Вы сильно заблуждаетесь, уверяю вас. Все обстоит совсем не так, как вам кажется, и я никого не убивала.

— Неубедительно, — фыркнула я, и тут мне в голову пришла неплохая идея. — Давайте спросим, кто прав, у беспристрастного арбитра?

— Кого вы имеете в виду? — обеспокоенно огляделась она.

— А куда же подевалась ваша хваленая сообразительность? От страха разоблачения думать не в состоянии?

Хм… похоже, дриада сильно напугана, раз пропускает мимо ушей все мои грубости. И на этот раз она, не моргнув глазом, поправила волосы и спросила:

— Мы идем или как?

Не оставшись в долгу, я развернулась и молча пошла в глубь парка, направляясь к реке. Через несколько шагов мадам Арно осведомилась:

— А дракон не рассердится, что мы потревожили его в столь поздний час?

Еле слышно фыркнув, я ответила:

— Думаю, нет, в крайнем случае поджарит чуть-чуть, ничего страшного, — и, коротко рассмеявшись, пошла дальше, то и дело спотыкаясь о невидимые в темноте корни.

Зенедин, как водится услышавший мое приближение, решил не производить сокрушительного впечатления на мою спутницу и встретил нас, развалившись на излюбленном краю обрыва.

Одного взгляда ему хватило, чтобы примерно понять обстановку.

— М-да, — рыкнул оборотень. — Я всегда считал, что алкоголь для людей чрезвычайно вреден. Надеюсь, дамы, вы добрались благополучно?

Дриада просто кивнула, я же проворчала:

— Да, конечно, но вообще-то не мешало бы проложить более удобную тропинку.

— Учту на будущее. Присаживайтесь, мадам, — пригласил он мою спутницу, подогрев ей мой (мой!)валун. — Да, и ты тоже. Подушка в пещере.

Оскорбленно вскинув голову, я все же вытащила подушку и плюхнулась на нее. Ну… сначала, конечно, мимо, но со второй попытки получилось.

С трудом сдержав смех, Зенедин оглядел нас.

— Вижу, дамы, вам вполне удобно. Итак, что вас привело сюда? Вряд ли желание со мной потанцевать.

Какой-то дракон сегодня подозрительно разговорчивый, совсем не похожий на того нелюдимого монстра, о котором нам рассказывал мсье Голльери.

— Дело в том, — заговорила дриада, — что Айлия обвинила меня в поджоге детского дома, в котором я выросла, и убийстве Галя Траэра.

— А разве это не так? — немедленно влезла я.

Фыркнув в меня клубом дыма, отчего я закашлялась и временно утратила способность видеть, Зенедин преувеличенно вежливо обратился к дриаде.

— Давайте для начала выясним факты. Из слов Айлии я понял, что после пожара в детском доме ваше поведение сильно изменилось и вы превратились в нелюдимую девочку. Затем же подняли на ноги половину детективов Льона, чтобы отыскать пропавшего соприютника, а обнаружив, что он работает в Академии Магии, немедленно устроились сюда на работу, в результате чего мы имеем труп волшебника, к которому вы питали весьма негативные чувства. Я все верно излагаю?

— В общем, да, — вынуждена была согласиться мадам Арно. — Но из этого ничего не следует.

— Пытаетесь убедить меня, что это все простое совпадение?

— Смотря что. — Было видно, что мадам Арно судорожно пытается взять себя в руки. — Его смерть уж точно ко мне не имеет отношения.

— Но вы хотели ее? Желали уничтожить Траэра?

— Да! — неожиданно резко выкрикнула дриада. — Да, хотела! — И, уронив голову на колени, разрыдалась.

Зенедин сразу же предостерегающе взмахнул хвостом, чтобы я не вздумала как-то выражать свое сочувствие. Подчинившись, я осталась сидеть на подушке и довольно долгое время слушала звуки ночного леса вперемежку с всхлипами дриады. И, замечу, шум бурлящей воды, редкие плески рыб, неугомонное птичье общение и шорох старой сухой травы под чьими-то невидимыми лапками нравились мне значительно больше. Со временем слезы утихли, мадам Арно вытерла заплаканные глаза и, вымученно улыбнувшись, извинилась:

— Простите, не сдержалась.

— Ничего страшного, — успокаивающе произнес Зенедин, незаметно пододвигаясь таким образом, чтобы практически загородить меня и создать впечатление приватной беседы. — Со всеми бывает. Чувства и эмоции нельзя слишком долго таить в себе, это ни к чему хорошему не приводит. Итак, вы успокоились?

— Да, — кивнула дриада.

— Тогда самое время поговорить спокойно. Насколько я понял, вы собирались убить Галя Траэра, но не успели. Чем же он вам насолил?

— А вы даже не догадываетесь?

— Я, безусловно, догадываюсь. Даже просто знаю. Но хотел бы услышать все из ваших уст.

Интересное что-то здесь происходит. Раньше за драконом не замечалось склонности к прямой лжи, а значит, он действительно знает, что произошло в далеком прошлом между маленькой Гретель Арно и Галем Траэром, носящим в те времена другое имя. При этом я пребываю насчет тех давних событий в полнейшем неведении… Возможно, стоило немного поразмыслить на досуге, вместо того чтобы посвящать столько времени прическе для бала?

Пока я предавалась самобичующим мыслям, дриада вздохнула, обхватила руками колени и заговорила:

— Я никому и никогда об этом не рассказывала, но раз вы все равно все знаете… Давным-давно я, гуляя на опушке леса у приюта, обнаружила в траве маленького, раненного соколом мышонка с очень необычным окрасом шкурки — он был светло-бежевым, только хвост и мордочка темные. Он беспомощно лежал в траве и плакал. Схватив находку в ладошку, я бегом кинулась в мамин кабинет, чтобы она вылечила рану на его шее. Мамы в кабинете не оказалось, но я застала там Эмиля, читающего какие-то листки. Когда я спросила, что он тут делает и где мама, он взглянул на меня совершенно диким взглядом, наорал и выбежал вон, отбросив бумаги. Забравшись на кресло, где мне иногда позволялось сидеть, я решила подождать маму и от нечего делать начала читать один из листков, выкинутых Эмилем. — Тут мадам Арно подняла голову. — Я по сей день помню его содержание практически наизусть. — Закрыв глаза, она принялась излагать по памяти: — «Дорогой сынок. Надеюсь, мадам Арно выполнила мою просьбу и передала это письмо в день твоего шестнадцатилетия. Прости, что не сообщала о себе раньше, но мы с бабушкой сочли, что это будет правильно. Я очень тебя люблю, но обстоятельства сложились таким образом, что я вынуждена тебя оставить, надеюсь, в приюте тебе понравится. По всем отзывам, это лучшее место в стране. Сынок, я буду очень по тебе скучать и надеюсь, что ты приедешь меня навестить. Твоя любящая мама, Сара Этони». Дриада замолчала, глядя прямо перед собой невидящим взором, и Зенедин вынужден был спросить:

— А что было во втором листке?

После паузы мадам Арно ответила:

— Сообщение от одного из советников Теннета, повествующее о трагической смерти в водах Каппы матери Эмиля. Правда, фамилия у нее была уже другая…— Она наморщила лоб. — Нет, не помню.

— Это пока не объясняет, почему вы желали Траэру смерти, — очень мягко уточнил Зенедин.

Вздрогнув, мадам Арно обхватила себя крепче, словно защищаясь от призраков прошлого, и продолжила:

— Мышонка мама подлечила и до полного выздоровления поселила у меня. Через пару дней поздно вечером ему стало хуже, и я пошла искать маму, чтобы она что-нибудь сделала. В смежной комнате ее не обнаружилось, и я направилась в кабинет, находящийся неподалеку. Тогда строение приюта было еще другое, и кабинеты администрации находились в том же крыле, только на первом этаже. Спустившись по лестнице, я увидела, как мимо, в сторону кабинетов прошел Эмиль, и, испугавшись, спряталась за дверью, наблюдая за ним в щелку. — Голос дриады сорвался. — Я увидела, как он поджег мамин кабинет. Я слышала, как она кричала, но была так напугана, что не могла стронуться с места, просто сидела и дрожала. Лишь когда пламя разгорелось во всю силу, обитатели приюта проснулись и принялись бегать туда-сюда с ведрами воды, я очнулась. Сама не помню, как я выползла из своего укрытия и вышла на улицу, выпустить мышонка, чтобы он не сгорел. Там меня и нашла мадам Шеремета. — Повисла пауза… Наконец, спустив ноги с камня и даже чуть расслабившись, дриада с вызовом спросила: — Теперь вам все ясно?

— Мне и до этого было ясно, — сознался дракон. — Что-то подобное я и предполагал.

— Тогда, надеюсь, глупости с обвинением меня в убийстве закончены и я могу идти?

— Не спешите. Раз уж вы все равно здесь, ответьте на несколько вопросов.

— Давайте, — вздохнув, согласилась дриада.

Честно говоря, вопросы были и у меня, но из-за спины дракона задавать их было чрезвычайно неудобно, пришлось молча слушать. В конце концов, Зенедин старше, мудрее и лучше меня знает, какие вопросы нужно задавать свидетелю. Будем учиться да наматывать на несуществующий ус.

— Скажите, Гретель, детективное агентство, в которое вы обратились, сообщило вам только место пребывания объекта или еще снабдило информацией о его жизни?

— Понимаете, я никогда не отличалась особым достатком, соответственно и заказать толковое расследование я не могла себе позволить. Мне сказали лишь имя и место пребывания. Такая у нас была договоренность.

— Жаль. Но, возможно, пообщавшись с Траэром в Академии Магии, вы в состоянии предположить, по какой причине его убили?

Дриада молча покачала головой, но Зенедина это ничуть не обескуражило, и он продолжал:

— Мой вопрос, вероятно, покажется вам странным, но не отвечайте сразу, подумайте. Не замечали ли вы неприязни со стороны Траэра к другим обитателям городка? Не было ли конфликтов, угроз?

Мадам Арно, выполняя просьбу, некоторое время молчала, морща лоб, затем снова мотнула распущенными волосами:

— Нет, ничего подобного не припоминаю. А какое это имеет отношение к его убийству?

— По всей видимости, никакого. Так, была одна мыслишка.

Ага, и тут врет. Я нисколько не сомневалась, что Зенедин почти наверняка знает, кто виновен в преступлении и какой был мотив, и просто ищет неопровержимые доказательства, попутно мороча мне голову и обучая думать. Практик-любитель на мою голову.

— И последний вопрос. Вспомните, пожалуйста, видели ли вы в вечер убийства у своего коттеджа садовника, Тьорка.

После небольшой заминки дриада кивнула.

— Да. Мы вместе сажали маргаритки. Но он ушел около восьми часов, сославшись на другие дела.

— И не возвращался? Вы уверены?

— В такой ливень ни в чем нельзя быть уверенной, но я довольно долго сидела под дубом на лужайке. Видите ли, я люблю дождь. И до полуночи я у своего коттеджа никого не заметила.

— Что ж. — Зенедин поднялся и сладко потянулся, огласив окрестности оглушительным треском суставов. — Спасибо за помощь и извините, что пришлось расстроить вас, разворошив воспоминания, но иначе наш начинающий детектив ни за что бы не поверил, что вы тут ни при чем.

Замечу, что после всего услышанного я в невиновность мадам Арно верила еще меньше, чем раньше.

— Ничего страшного. — Не очень искренне улыбнувшись, дриада встала и, попрощавшись, скрылась в зарослях.

— Кстати, — рыкнул дракон вслед. — Я бы на вашем месте не стал близко общаться с Килдом Голльери.

— Это еще почему? — заинтересовалась я. — Что, все же мсье Голльери перерезал горло своему коллеге? Кстати, сомневаюсь, что мадам Арно услышала ваше заботливое предупреждение.

— Перестань гадать на кофейной гуще. Или лучше развлекайся и проспись. А еще раз заявишься ко мне в подобном виде — скину в реку. Тьфу!

— Ну и ладно. — Обидевшись, я в молчании ретировалась.

Когда я вернулась на поляну перед Академией, там все еще вовсю веселились обитатели городка вкупе с приглашенными гостями. Сграбастав с одного из столов пару слоеных пирожков с брынзой и зеленью, я прошла в зал, где обнаружила совершенно нетрезвого Георга. Заметив мое появление, он отделился от группы приятелей и, подойдя ко мне, собственническим жестом обхватил за талию.

— Пойдем потанцуем.

Хоть я никогда не любила общаться с пьяными мужчинами, но противиться не стала. Причин тому было две — во-первых, мне нравилось танцевать с Джо, а во-вторых, даже в таком виде он сохранял свою совершенно неуловимую притягательность. Мне просто хотелось быть с ним рядом, чувствовать его руки на своем теле, глядеть в насмешливые глаза… Короче, я пошла танцевать, пить пунш и вообще превесело проводить время.

Около пяти утра Георг с трудом открыл дверь своего домика и, впустив меня внутрь, провел прямиком в спальню, где, даже в полном сумраке, я сумела разглядеть с утра не застеленную двуспальную кровать.

Пока я осматривалась, стоящий у тумбочки Георг расстегнул и снял рубашку.

— Иди сюда, — настойчиво позвал он, протягивая руку.

— Погоди, — остановила я, — дай хоть туфли сниму.

Скинув четырехдюймовые шпильки, я с наслаждением пошевелила ступнями и сделала шаг к Джо.

— Так ты, оказывается, мелкая, — обнаружив мою макушку примерно на уровне носа, насмешливо фыркнул он и сгреб меня в охапку.

— Какая есть, — только и успела пробормотать я перед тем, как мои губы оказались заняты.

Глава 11

В которой доктор и садовник вынуждены сказать правду, разоблачив тем самым убийцу, а героиня совмещает кражу с чтением стихов под светом луны


Проснулась я далеко за полдень оттого, что солнце лениво доползло до моего лица, и, сладко потянувшись, неожиданно наткнулась рукой на что-то постороннее, чего в моей кровати находиться совершенно не должно. Повернувшись в ту сторону, я еще не очень четко видящими глазами разглядела дрыхнущего рядом Георга, и пришлось довольно сильно поднапрячь память, чтобы восстановить события прошлого вечера. Вспомнив много интересных подробностей, я охнула и, спокойно полежав несколько минут, в качестве плана дальнейших действий наметила душ, завтрак с парой чашек очень крепкого кофе и поход на Каппу в гости к Зенедину. Нам с драконом следовало обсудить довольно много произошедшего вчера.

Окончательно проснувшись, я прикинула, что душ и завтрак будут значительно приятнее вдвоем, и попыталась разбудить Джо. Минут через пятнадцать, перепробовав все способы, от ласкового покусывания уха до отчаянного толкания в бок, я, сдавшись, махнула рукой, оставила дышащего отборным перегаром лежебоку досыпать в одиночестве, натянула платье и пошла домой. По пути, к моему глубокому удовлетворению, никого не встретилось, иначе любопытных взглядов и ненужных вопросов избежать бы не удалось: согласитесь, ни в чем таком ранее не замеченная девушка, в два часа пополудни неуверенно идущая домой в помятом вечернем платье и со спутанными волосами, — явление для Высшей Академии Магии не совсем ординарное. Хотя… руководство само виновато — ну зачем они соорудили такой вкусный вишневый пунш?

Вернувшись в родной дом, я обнаружила там полное отсутствие оцелота и, соответственно, неотъемлемых от него в подобной ситуации строгих и справедливых нотаций. Хоть одна приятная новость. В легкой прострации кинув платье на диван, я обнаружила, что забыла у Георга чулки. Значит, ему придется зайти и вернуть их. Лукаво улыбнувшись этой мысли, я, напевая на ходу, отправилась в душ, восстанавливать подорванное здоровье.

Еще около часа я, завернувшись в уютный халат до пят, пила кофе и читала незатейливый детективчик исключительно в попытках заставить одурманенный алкоголем мозг хоть как-то соображать. После того как это начало получаться, я влезла в брюки и легкий свитер, собрала подсохшие волосы в приличный хвост и пешком отправилась к излучине реки, надеясь, что за время дороги солнце и свежий воздух сделают мой вид менее помятым.

Не получилось. Едва взглянув на меня, Зенедин склонил голову и сочувствующе протянул:

— Вижу, вечер удался. А как насчет ночи?

Черт… он ясновидящий, что ли, этот оборотень? Помимо воли я вспомнила о времени, проведенном с Георгом, и мечтательно улыбнулась.

— Все понятно, можешь не отвечать. Скажи только, куда подевалось возмущение женатыми мужчинами?

Точно ясновидящий. Вздернув подбородок, я отрезала:

— С кем я сплю — мое личное дело и никого больше не касается. А возмущение женатыми мужчинами легко нейтрализуется большой дозой вишневого пунша.

— Да ладно, — махнул хвостом Зенедин, чуть не выворотив с корнем смородиновый куст. — Не заводись так, я же шучу.

— Хороши шуточки, — проворчала я, устраиваясь поудобнее на нагретом солнцем камне. — Хватит уже про мою личную жизнь, ладно? У нас есть темы поважнее.

— Да? — изумленно дыхнул дымом дракон. — А я не догадывался. И какие же?

Напрочь проигнорировав выходки распоясавшегося оборотня, я приняла позу напряженно о чем-то размышляющего детектива и спросила:

— Так кто же убил мсье Траэра?

— А ты что, даже не догадываешься? По-моему, это очевидно. Или у тебя после пунша извилины работать не в состоянии?

Я, в общем-то, и до пунша не могла с полной уверенностью ткнуть пальцем в предполагаемого убийцу, но сознаваться в этом не спешила. Накрутив конец хвоста на палец, я рассудительно предположила:

— Если выбирать из всех подозреваемых, то на данный момент наиболее предпочтительной выглядит кандидатура мсье Голльери, — все же, как мне удалось выяснить, он имел вполне серьезный мотив.

— А ты поверила в рассказ доктора? — тут же уточнил дракон.

Я усмехнулась:

— Вы бы видели этот рассказ. Изобретенная нами пытка оказала на болтливость доктора потрясающее действие. Не думаю, что в тот момент он выдумал бы подобное, да и смысл какой? Подставить мсье Голльери? Не очень правдоподобно, если честно. Хотя… я совершенно не представляю мсье Траэра в роли шантажиста. Это на него ну совершенно не похоже.

— Правильно, — чуть ли не облизнулся Зенедин. — И какой ты из этого склонна делать вывод?

Я честно попыталась, но практически сразу сдалась, жалобно взвыла и, спустившись с валуна, уселась прямо на хорошо продуваемом крае обрыва, болтая ногами над бурлящей рекой.

— Ну не знаю я! Кто из нас умнее и опытнее? К тому же у меня вчера был праздник, можно проявить немного сочувствия и понимания?

— Вниз не свались, — заботливо предостерег дракон. — Так уж и быть, поделюсь с тобой некоторыми соображениями.

— Мадам Арно не забудьте, — попросила я, откинувшись назад и подставляя лицо солнцу.

Оборотень недовольно фыркнул:

— Сам бы никак не догадался. — И, устроившись поудобнее, заговорил: — Начну, пожалуй, действительно с мадам Арно, благо тут никаких сложностей больше нет. Кстати, не вздумай еще раз выкинуть номер наподобие твоей вчерашней пьяной выходки. В следующий раз, чтобы оправдать репутацию великого и ужасного, мне придется зажарить непрошеного визитера и съесть.

— Вы не отвлекайтесь от существа дела, — не открывая глаз, изрекла я, за что тут же получила порцию дыма в область уха.

— Итак, мадам Арно. Ее вчерашнему рассказу я верю на сто процентов. И кроме того, реши дриада убить мсье Траэра, вряд ли она воспользовалась бы ножом.

— Кинжалом, — поправила я.

— Не суть, но, возможно, кинжал был похищен из музея для отвода глаз. Мнение смотрителя не стоит сбрасывать со счетов.

Перекатившись на живот, я подперла подбородок ладонями и заинтересованно спросила:

— А как убивают дриады?

— Интересуешься для повышения образованности? Да будет тебе известно, что в Рионе растет величайшее множество растений, чьи свойства совершенно не исследованы людьми, но прекрасно известны дриадам, и за столетия они научились в совершенстве изготавливать различные яды, чье действие весьма разнообразно, а следы в организме найти практически невозможно, даже если бы вы знали, что именно следует искать. Соответственно, мадам Арно скорее отравила бы Траэра. Или, решив, что месть должна быть полной, подожгла бы ночью его дом.

— Практически убедили. Но тогда получается, что она тем вечером действительно была дома и не могла не увидеть Тьорка, если садовник, как он упорно утверждает, и правда сажал цветы.

— И зачем было выдумывать про больную голову? — ехидно уточнил дракон. — Соображаешь ты очень даже неплохо, так что не прибедняйся. А с садовником придется рано или поздно серьезно поговорить.

— Мне его привести? — приготовилась я вскочить.

Он остановил меня движением хвоста.

— Погоди нестись сломя голову. Тьорк никуда не денется, а ты еще в себя толком не пришла.

— Что-то мне кажется, что вам прекрасно известно, кто убил мсье Траэра, — с подозрением сообщила я. — Может, поделитесь?

— Не стоит. Несмотря на то что я практически уверен в правильности своих логических выкладок, доказательствами мы еще не располагаем, а искать тебе их лучше, будучи объективной.

Шумно выдохнув, я кое-как взяла себя в руки и поинтересовалась:

— Интересно, против кого я должна искать улики, если как только появляется более-менее приличный мотив, так вы сразу безапелляционно утверждаете, что конкретно этот человек не убивал, а все аргументы, говорящие, что убийца именно он, — не более чем происки врагов. Готова поспорить, если я обнаружу под подушкой мадам Хоури окровавленный кинжал, вы заявите, что его туда подбросили.

— А ты, естественно, предположишь, что она сама его туда засунула и забыла? — хмыкнул дракон.

Признавая поражение, я встала, отряхнула прилипшие иголки и, усевшись обратно на валун, спросила:

— Как вы думаете, почему мсье Траэр поджег кабинет директора приюта?

Зенедин ответил не сразу и поначалу старательно подбирал слова.

— Насколько я понимаю, в приюте дриад было очень мало действительно одаренных детей, и Траэр должен был с самого появления там чувствовать себя одиноко, мечтать по ночам, представляя себе, что у родителей его просто украли и в один прекрасный день они приедут за ним и заберут в большой дом, где будет много игрушек, книжек, вкусной еды и, главное, любящая мама, которая будет гладить по голове и целовать на ночь. Ты выросла в полноценной семье и не можешь этого понять. — Тут до дракона таки дошло, что он сморозил что-то не то. — Извини.

— Да ладно, — великодушно простила я неосторожного собеседника. — Но на самом деле я прекрасно понимаю, о чем вы только что говорили. Только мне, наверное, было еще хуже — я точно помнила, что такое родительская ласка, и знала, что чуда не случится и никакого дома с игрушками и мамой не будет.

— Вот и Траэр это тоже со временем понял, и в этот момент оказалось, что он остался в одиночестве, без близких друзей и заветной мечты. Естественно, когда он случайно нашел в кабинете директора письмо и обнаружил, что многие годы у него была живая мама, которая сама от него отказалась, а затем узнал о ее недавней смерти, которую директор скрыла, это стало непоправимым ударом по нежной, неустойчивой подростковой психике. Траэр обиделся на весь мир и решил по-своему этому миру отомстить. Лучшим пришедшим ему в голову способом стала идея лишить родителей единственную имеющую в приюте семью девочку — дочку — так подло обошедшейся с ним дриады. Хотя, возможно, мое предположение неверно и Траэр просто хотел уничтожить кабинет вместе со свидетельствами того, что родители его бросили, и смерть дриады — лишь трагическая случайность. Как бы то ни было, после пожара Траэр покинул приют, сменил имя и начал новую жизнь в качестве вполне милого и обходительного человека. Вот только с женщинами отношения у него так и не сложились.

Круглыми глазами я смотрела на Зенедина. Интересно, как можно, просидев пятьсот лет в одиночестве на скале, так вот просто разбираться в самых разных жизненных ситуациях, раскладывая по полочкам действия, чувства и мысли других. Мне до такого еще расти и расти.

— К сожалению, как в действительности было дело, мы никогда не узнаем, — резюмировал дракон.

— Это не так уж и важно. В основном вы практически наверняка правы. — Сорвав веточку смородины, я продолжила: — Кроме одного. Я не верю что мсье Траэр, покинув приют, не интересовался своей семьей. Ему же должно было хотеться узнать, ради кого или чего мама его бросила.

— С тобой сегодня приятно разговаривать, — весьма одобрительно отозвался дракон. — Я вот только еще не придумал, с какого бока подойти к решению этой проблемы.

— Можно последовать примеру мадам Арно и обратиться в детективное агентство, — предложила я.

Зенедин оглушительно фыркнул и аж привстал от возмущения:

— Приехали… а ты мне тогда на что? Или после вчерашней попойки ты больше не детектив?

— Опять вы за свое… Как я могу восстановить действия мсье Траэра?

— Повторяю в последний раз — я еще не придумал, — на удивление спокойно пояснил дракон, неторопливо прогуливающийся по краю площадки.

— Конечно, куда нам торопиться, — буркнула я. — Подумаешь, полиция со дня на день обнаружит убийцу, и мы лишимся пятидесяти тысяч марок. Это же совсем не повод немного подумать, значительно интереснее задумчиво лежать над рекой и пускать затейливые колечки дыма.

Мгновенно остановившись, Зенедин уютно лег на краю обрыва и принялся… пускать затейливые колечки.

Теперь, похоже, уже я сморозила что-то не то. С тяжелым вздохом я слезла с насиженного камушка и, обойдя лежащую ко мне хвостом зеленую чешуйчатую громаду, присела рядом с его головой, свесив ноги с обрыва.

— Я была не права. Извините.

— Ох, скинуть бы тебя с обрыва, — мечтательно протянул дракон. — Но пока воздержусь, тем более что в чем-то и я действую не совсем лояльно по отношению к тебе.

— Довольно мягкая формулировка, — саркастически заметила я.

— Предлагаю пикировку временно прекратить, а то у полиции действительно появятся шансы нас опередить.

— Согласна, — с энтузиазмом откликнулась я. — Тогда я пошла за садовником?

— Вот неугомонная, — вздохнул Зенедин. — Давай тащи сюда эту благоухающую полурыбину.

— Терпимее надо быть, терпимее, — съязвила я и скрылась в лесу.

Поиски Тьорка неожиданно заняли кучу времени. Для начала я забыла подумать и зачем-то отправилась к нему домой, мне даже в голову не пришло, что садовник вчера пуншем не напивался и сегодня в отличие от большей части населения городка совсем не лежит, тихо постанывая, а, как обычно, роется в клумбах. Сообразила это я после того, как минут десять настойчиво стучала в дверь домика ихтиандра, и, выругавшись, пустилась в обратный путь по кочкам и торчащим из травы в самых неожиданных местах корням. Про кротовые и мышиные норы я вообще молчу…

Дальше потребовалось безрезультатно обойти почти весь городок, пока я не достигла окраины в районе коттеджа мадам Арно. Тут-то Тьорк и обнаружился, как и следовало ожидать, в обществе своих лелеемых клумб, вскапывающим очередную и сажающим на нее цветы в только ему известном порядке. Подойдя ближе, я опустилась на корточки и поздоровалась.

Уговаривать Тьорка пойти со мной пришлось долго. Упирался он очень качественно, то и дело придумывая различные причины для отказа. И работы много, и обед пропускать не годится… Но я проявила потрясающее упорство и, совершенно обнаглев, поинтересовалась у садовника, не хочет ли он потерять работу за такой безапелляционный отказ от сотрудничества с посланцем ректора. После этих слов ихтиандр устало вздохнул, сложил инструменты в сумку и, встав, буркнул:

— Ведите. Но это чистое принуждение. Я разочарован, ранее вы мне казались одним из немногих приличных людей в этом городке.

Разочарование ихтиандра я как-нибудь переживу… за пятьдесят тысяч марок. Хотя я не очень любила плохое к себе отношение и по возможности старалась это предотвратить, но нельзя нравиться всем. Рассуждая подобным образом, я неторопливо шла рядом с Тьорком и вдруг обнаружила, что он опасливо посматривает на коттедж мадам Арно. Резко оглянувшись, я заметила в окне кухни шевельнувшуюся занавеску, — похоже, дриада проявляет любопытство. Глупо ее за это осуждать, ведь, как ни крути, мадам Арно ситуация касается достаточно близко.

— Добрый день, — приветствовал нас дракон.

К появлению ихтиандра Зенедин подготовился основательно: извлек подушку из пещеры, пристроил ее на краю обрыва и улегся на ней в самой величественной позе, возвышаясь темным силуэтом на фоне безоблачного голубого неба.

— И вам того же. Может, хоть вы объясните, зачем меня сюда завели? Я знать не знаю ничего про убивца, и не спрашивайте.

Пока эти двое обменивались любезностями, я сочла свою миссию выполненной и, пройдя по краю площадки, уселась на валун, с предвкушением приготовившись наблюдать, как дракон без проблем расколет несговорчивого свидетеля.

— А я все-таки спрошу, и, надеюсь, вы соизволите мне ответить. — Тон Зенедина нисколько не напоминал вчерашний, мягкий, вкрадчивый и немного ироничный, при разговоре с дриадой. Наоборот — дракон был совершенно серьезен и холоден, даже немного угрожают. — Итак, где вы были в вечер убийства?

— Так я ей уже говорил, — небрежно кивнул садовник в мою сторону. — Сажал цветы на окраине городка.

Глаза дракона хищно блеснули.

— Это неподалеку от коттеджа мадам Гретель Арно?

— Да, — подтвердил Тьорк немного обескураженно. Мне его, честно говоря, было немного жаль, я-то знала, какое продолжение последует. Дракон не замедлит опутать ихтиандра сетями, уличив в прямой лжи.

— Очень интересно, — протянул Зенедин. — А вы в курсе, что сама мадам Арно категорически отрицает, что видела вас там после восьми вечера, и заявляет, что не могла не заметить, если бы вы там действительно находились?

Вот и началось. Услышав слова дракона, Тьорк вздрогнул от неожиданности, ему не приходило в голову, что дриада опровергнет его алиби. Но так легко сдаваться ихтиандр не собирался.

— Дело в том, что я обрабатывал клумбы с противоположной от крыльца домика стороны, и, конечно, мадам Арно меня не было видно.

— Предположим, — совершенно спокойно согласился дракон. — А какая погода стояла тем вечером, не напомните?

После небольшой паузы садовник покачал головой.

— Точно не скажу. Обычная погода.

— Айлия, может, ты нам подскажешь? — обратился детектив ко мне.

Без малейшей запинки я отрапортовала:

— Тем вечером и ночью был ливень. Хлестало как из ведра.

— Ах да! — картинно воскликнул дракон. — И как я запамятовал? Мадам Арно тоже говорила, что сидела под дубом, любуясь на дождь. Простите, но я не очень смыслю в садоводстве и не понимаю, как в такую погоду можно что-то сажать. — Закончив, Зенедин выжидающе взглянул на Тьорка.

— Что вы ко мне пристали! — неожиданно возмутился тот. — Это мое дело, где я был и чем занимался. А вас это совершенно не касается.

— Лично меня, возможно, и нет. Но вот мсье Клеачима, притом что на вверенной ему территории совершено зверское убийство преподавателя, очень даже касается. А он посчитал нужным передать полномочия по разрешению ситуации мадемуазель Айлие Нуар. Если я ничего не путаю, ей вы тоже правды не сказали.

Тьорк сжал губы и повернулся, собираясь уйти.

— Не советую так поступать, — предостерег дракон.

Ихтиандр остановился и исподлобья уставился на оборотня. Удовлетворившись маленькой победой, тот продолжал:

— Я понимаю, вы, как и многие в Ауири, напуганы происходящим и не желаете ни во что вмешиваться — во избежание, так сказать. Это разумная и понятная всем позиция, которую сложно поколебать. Но я попробую. Говорить буду прямо, чтобы мои слова нельзя было трактовать неправильно.

Дракон поднялся, думая, что так он выглядит более внушительно, и приступил:

— Итак, вариантов всего два. Или вы добровольно рассказываете правду про тот вечер, или я превращу вас в… жабу. Будете коротать дни, квакая на листе кувшинки в обществе миловидных квакушек.

Услышав такое из пасти дракона, я от изумления чуть с валуна не свалилась. Мне на месте Тьорка точно стало бы не по себе. Садовник же приосанился и глазом не моргнув парировал:

— Вы меня за дурака держите, но это не пройдет. Всем известно, что вам запрещено колдовать.

Плохой аргумент. Зенедин тоже так считал — усмехнувшись и выпустив при этом струю едкого дыма, он согласился:

— Мне-то нельзя, а вот Айлии можно. Я ее научу, и вы поселитесь в камышах. Подтверди, — повернулся он ко мне.

Не тратясь на голословные утверждения, я без всякого напряжения вспомнила самое первое заклинание, рассказанное мне оборотнем, и на полянке появилась тучка, из которой прямо под ноги Тьорку ударила молния.

— Поняли? — ласково поинтересовался удовлетворенный нашей маленькой демонстрацией Зенедин. — Судьбы жабы не избежать. Лучше расскажите правду добровольно.

Коротко всхлипнув, Тьорк опустился на траву и обреченно заговорил:

— Вы правы. Не было меня у коттеджа мадам Арно в тот вечер, в другое место занесла нелегкая…

Ихтиандр запнулся, и дракону пришлось его подтолкнуть:

— И кто же зашел в коттедж мсье Траэра?

Некоторое время садовник молчал, затем, решившись, выдавил:

— Мсье Голльери.

На лице Зенедина не дрогнул ни один мускул, я же едва удержалась от победного вопля. Вот они, мои пятьдесят тысяч! Я сделала это!

— Так почему вы молчали до этого момента? — поинтересовался дракон, не выказывая особых признаков радости.

— Неужели непонятно? — ворчливо отозвался садовник. — Профессор пришел ко мне, когда всем стало известно об убийстве, и пригрозил, что если я открою свой вонючий рот, то сильно пожалею об этом.

Скривившись, я узнала выражения, в которых мсье Голльери разговаривал с подсобными работниками в те моменты, когда был чем-то недоволен.

— А я ничем не обязан мсье Траэру, — продолжал Тьорк. — И моя голова мне сильно дороже чьих-либо корыстных интересов.

— Очень разумный подход, — похвалил дракон. — Но я буду признателен, если вы расскажете мне, как выглядел мсье Голльери в тот вечер.

Садовник пожал плечами.

— Как-как, обычно. Прячась от дождя под силовой сферой, он, не таясь и ни о чем не беспокоясь, кроме как не ступить в глубокую лужу, прошел по дорожке и позвонил в дверь коттеджа убитого профессора. Открыли почти сразу же, и он скрылся внутри.

— И сколько он там пробыл? Не слышали ли вы подозрительного шума? — продолжал Зенедин допрос.

— Какой еще шум? Вода заглушала все, я даже себя с трудом слышал. Кроме того, я практически сразу же покинул это место, отправившись домой. Работать стало невозможно, а в моей гостиной очень уютно в дождь.

Чешуйчатый хвост несколько раз прошелся по основательно ободранному уже кусту смородины.

— Что ж, спасибо за сотрудничество, пусть и недобровольное. Если вам больше нечего добавить к сказанному, то можете идти.

Ихтиандр не замедлил воспользоваться полученным разрешением и, не произнеся ни слова, покинул полянку дракона.

Некоторое время мы с Зенедином молчали. Не знаю, чем уж занимался дракон, я же, с трудом сдерживая радость от раскрытого дела, пыталась придумать, как максимально быстро найти остальные улики против мсье Голльери. И теперь даже понятно было, что искать — документы, в которых доказана причастность преступника к сбыту наркотиков. Ведь именно их наличие у мсье Траэра вкупе с попыткой шантажа подтолкнуло мсье Голльери к убийству. Кроме того, я пока не была уверена, на чьей стороне в этой истории находятся мои симпатии, убивать, безусловно, нехорошо, но и шантаж тоже сложно причислить к благим деяниям.

— И какие будут идеи? — прервал мои размышления дракон, как обычно прочитавший по моему лицу, что думать о деле я перестала, перекинувшись на отдаленно касающиеся ситуации размышления о морали и смысле жизни.

Не шибко вдумываясь в свои слова, я ляпнула:

— Самое время навестить ювелира.

— И зачем тебе я? — несколько разочарованно пробормотал оборотень. — Похоже, ты вполне способна и сама закончить дело. Да, совершенно верно. Наиболее правдоподобное предположение касательно местонахождения так и не обнаруженных пока бумаг Траэра — это то, что он, опасаясь держать столь важные улики в Ауири, передал их на хранение человеку, которому доверял, а деловой партнер, проверенный многими годами сотрудничества, является одним из самых предпочтительных вариантов, тем более что в силу профессии у него должен быть надежный сейф.

Не став комментировать драконьи попытки самоуничижения, я просто пропустила их мимо ушей и уточнила:

— А по-вашему, полиции подобная мысль в голову не пришла, и они до сих пор не изъяли документы?

Тут от реки раздался на редкость громкий всплеск. Глянув вниз, я обнаружила в воде возмущенно барахтающегося подростка оцелота, правда уже через секунду он скрылся под водой, а когда вновь показался на поверхности, то в зубах держал аппетитную на вид рыбку. Машинально погладив пустой живот, я усмехнулась, наблюдая, как зверек гордо карабкается на берег, и вернула свое внимание собеседнику, терпеливо дожидавшемуся этого момента.

— Так вот, — сразу же заговорил тот, — если бы полиция получила документы, то мсье Голльери уже бы арестовали. В том, что они еще не вышли на ювелира, я очень сомневаюсь, а значит…

Поняв по паузе, что продолжать придется мне, я вздохнула и закончила фразу Зенедина:

— Значит, или у мсье Бэйви нет никаких бумаг мсье Траэра, или он не выдал их полиции. Второй вариант смотрится намного привлекательнее, но тогда ювелир и мне вряд ли их покажет.

— Это как раз совсем не факт. Мало людей относятся с доверием к полиции, тем более что ее служащие редко отличаются особым тактом и сообразительностью. Ты же вполне можешь убедить ювелира сотрудничать, давя на дружеские чувства к покойному и попросту расположив к себе собеседника.

Дракону удалось придать мне немного уверенности в себе и даже пробудить жажду действий.

— Тогда я полетела в столицу?

Чешуйчатый хвост незамедлительно намертво пригвоздил меня к месту.

— Сейчас? Вот так, с бухты-барахты? А что ты предполагаешь делать, если разговор не удастся и тебе наотрез откажут?

— Как что? — рассеянно пожала я плечами. — Залезу к нему в дом и поищу необходимое сама.

— Скажи еще, вскрою современный сейф одной левой, — насмешливо фыркнул дракон и лукаво поинтересовался: — А где, кстати, живет ювелир?

Я открыла рот и тут же в задумчивости его закрыла.

— Вот-вот. Прежде чем куда-то нестись, подумай о запасном плане. Желательно даже о двух запасных. Понятно?

— Понятно, — кивнула я, чувствуя, что от недавней уверенности в себе не осталось и следа.

— Тогда действуй. И не пей больше.

Скривившись при одном воспоминании о вчерашнем, я поднялась и, жизнерадостно подмигнув соратнику, отправилась домой за скурром.

До площади Тьерэ удалось добраться без потерь и даже не создав по дороге ни одной аварийной ситуации. Этот успех, признаюсь, немало меня удивил, ведь до сего дня мне не приходилось испытывать свои полетные качества после такого количества вишневого пунша, и, садясь на скурр, я немало сомневалась в успехе предприятия. Теперь же, вновь очутившись на ровной и твердой булыжной мостовой, я оглядывалась в поисках нужного магазинчика.

Ранее в этом уголке Теннета я бывала лишь мельком и теперь обнаружила, что много потеряла, — на небольшой уютной площади царила атмосфера, совершенно отличная от обычного официально-делового, даже немного показушного духа столицы. По периметру стояли разноцветные узкие дома с остроконечными крышами. Окна зданий ярко горели желтым и голубым светом, в сочетании с розовыми и зелеными фонарями создавая на площади изумительное освещение, в котором бьющий посредине фонтан казался творением искусного мага. Я так засмотрелась на него, что даже забыла, зачем тут оказалась, но, к сожалению, лишь на время, поскольку ювелирный магазинчик вскоре обнаружился. Вздохнув, я очнулась от задумчивости, осторожно подошла к сверкающей витрине и заглянула внутрь, старательно игнорируя так и лезущие в глаза соблазны из золота и серебра. За прилавком, мечась между двух покупателей, суетился долговязый продавец, одного взгляда на которого мне оказалось достаточно, чтобы поклясться, что этот нескладный юноша не имеет никакого отношения к мсье Бэйви. Тщательно проверив окрестности магазинчика и удостоверившись, что никаких запасных выходов из него не предусмотрено, я завернула в соседнее кафе, отгороженное от площади уже распустившейся живой изгородью, и, заказав чашечку кофе, приготовилась к терпеливому ожиданию, надеясь, что оно в силу достаточно позднего времени окажется не очень долгим.

Так и получилось — примерно через час продавец, погасив предварительно большую часть ламп, покинул магазинчик, а не запертые им двери еще больше убедили меня, что я не ошиблась и интересующий меня персонаж пока находится внутри. Заплатив за кофе, я неожиданно решила себя побаловать и попросила порцию кокосового мороженого, которое в прошлый раз досталось Мэрион. Как и следовало из закона подлости, едва мне принесли лакомство, как в дверях лавки ювелира показался новый персонаж, щеголяющий в дорогом пальто и с эксклюзивной резной тростью в руках. Кроме как владельцем, он, по моему мнению, не мог быть никем, и, с чертыханиями проглотив пару ложек мороженого, я бросила на столик деньги и неторопливо направилась к скурру, продолжая по дороге наблюдать за объектом. Он, оправдывая мои ожидания, спокойной и размеренной походкой двинулся к окраине города, в сторону отдельно стоящих вилл. Слежка со скурра вскоре стала затруднительна, поскольку никаких крыш, в прошлый раз отлично меня скрывающих, не осталось, и пришлось, уповая на острое зрение, отлететь довольно далеко от дороги. Спасло меня лишь одно — никакого преследования мсье Бэйви не опасался и отнюдь не собирался то и дело подозрительно оглядываться, скорее наоборот — с видимым удовольствием совершая вечерний моцион по зеленым бульварам, он достиг одной из вилл и скрылся внутри. Выждав некоторое время, я снизилась, немного покружила и, убедившись, что место я запомнила и охраны на небольшой вилле нет, сочла сегодняшнюю миссию успешно выполненной и полетела обратно в Ауири.

Приземлившись у крыльца, я водворила на место скурр, без всякого энтузиазма взглянула на темные, обычно любимые, но сегодня вдруг показавшиеся неприветливыми окна собственного домика, затем на яркую полную луну и, развернувшись, отправилась в сторону коттеджа Георга. Зачем меня туда несло, я сама не понимала, но решила, что ногам виднее, и не сопротивлялась. Глупо спорить с самой собой, все равно останешься побежденной.

Хм… окна Джо освещенностью мало отличались от моих. В легкой прострации я присела на поваленное дерево и задумалась, что же делать теперь. Куда-то не туда забрели наши с Джо отношения. С одной стороны, я очень хотела продолжения, а с другой — понимала, что это будет несусветной глупостью. Я же непременно им увлекусь, буду дорожить и хотеть видеть, а такие чувства к женатому мужчине не вполне разумны и ведут лишь к понурым ночным прогулкам в лесу и плетению стихов, преисполненных горячей жалости к самой себе. Подняв лицо к темному, сплошь усыпанному звездами небу, я с чувством продекламировала:


Дрожащая нежность той ночи

Разбита в прах одним словом.

Мне больно? Да, больно и очень.

Но это, увы, не ново.

Дрожащую нежность той ночи,

Что крепче всех пут на свете,

Рассыпало утро в клочья,

А клочья развеял ветер…


Когда пресловутый ветер унес последнее слово, я выругалась:

— Тьфу! Не дождетесь. — И, резко встав, направилась к дому, клятвенно пообещав выбросить Джо из головы.

По крайней мере на остаток вечера получилось неплохо.

Следующий день я провела как приличная молодая волшебница, больше всего на свете желающая защититься и закончить Высшую Академию Магии. Спешить мне было некуда, до конца рабочего дня ювелира оставалось довольно много времени, и после второй практики я даже успела толком поужинать перед тем, как отправляться в Теннет для мирного разговора с ювелиром. Вспомнив о реакции дракона на мой план, я скривилась. Зенедин, как обычно считающий, что все сведения нужно вытряхивать силой, поднял меня на смех и безапелляционно заявил, что с таким подходом мне в детективах делать нечего, я же отбивалась утверждениями, что силу применить я всегда успею, тем более что если у ювелира есть ценные бумаги, они почти наверняка хранятся в надежном сейфе, который самостоятельно мне ни за что не вскрыть. Этот аргумент на пару секунд поставил оборотня в тупик, но затем он проворчал, что всегда можно заставить пытаемого открыть все, что угодно, главное — методы знать. Несмотря ни на что, я, к сильнейшему его недовольству, от ознакомления с вышеупомянутыми методами категорически отказалась и упорно стояла на своем — сначала мирный разговор. Ведь если мсье Траэр действительно оставил своему партнеру бумаги на хранение, то ему нет смысла не отдавать мне документы, могущие разоблачить убийцу друга. В итоге мы с драконом остались каждый при своем мнении, и, летя в столицу, я искренне хотела оказаться правой.

Приземлившись на знакомой уже площади и пристроив скурр у боковой стены магазинчика, я, не таясь, вошла внутрь. Долговязый продавец дежурно мне улыбнулся и с профессиональной проницательностью двинулся к витрине с недорогими украшениями, но я остановила его на полпути.

— Добрый вечер. Мне бы хотелось переговорить с мсье Бэйви. — И, предвосхищая реплику юноши, уточнила: — По личному вопросу.

Коротко кивнув, продавец на секунду скрылся в подсобных помещениях, а вернувшись, сообщил:

— Будьте любезны, подождите пару минут. Мсье Бэйви вскоре освободится и уделит вам немного времени.

Развлекая себя изучением ассортимента магазинчика, я обнаружила, что подбор товара на удивление грамотен. Наряду со стандартными изделиями присутствовал очень неплохой выбор дорогих, эксклюзивных украшений и экстравагантных авторских изделий, надеть которые отважится далеко не всякая женщина. Я как раз разглядывала набор, стилизованный под извивающуюся змею с отрубленной головой, когда продавец позвал меня и проводил внутрь магазинчика.

Мсье Бэйви полностью соответствовал моему вчерашнему впечатлению. Чуть полноватый, невысокий, но преисполненный чувства собственного достоинства и осознания значимости собственной персоны. Восседающий за столом ювелир не поленился встать при моем появлении, демонстрируя кроме прочих своих достоинств еще и безукоризненное воспитание.

— Рад приветствовать вас, мадемуазель, присаживайтесь. — Он указал на обитое натуральной светлой кожей кресло, стоящее перед его столом. Когда же я в нем расположилась, хозяин кабинета тоже вернулся на свое место и поинтересовался: — Могу ли я узнать ваше имя и причину появления в моей скромной обители?

— Зовут меня Айлия Нуар, и в настоящее время я обучаюсь в Высшей Академии Магии под Теннетом.

Лицо собеседника помрачнело, из чего я сделала вывод, что он уловил связь между мной и собой. Но, не желая играть с ним в угадайку, я продолжала:

— Предполагаю, вы уже в курсе трагической гибели нашего преподавателя, мсье Галя Траэра.

— Да, — утвердительно кивнул ювелир. — До меня дошли сии в высшей степени печальные сведения. Но я все же не вполне улавливаю смысл нашей беседы.

Еще бы. Вряд ли, глядя на меня, можно было представить себе, что эта молодая привлекательная девушка на самом деле начинающий детектив, почти распутавший свое первое, достаточно сложное дело. Улыбнувшись, я приступила к разъяснениям:

— Смысл достаточно прост. По поручению ректора Академии Магии мсье Урио Клеачима я занимаюсь поиском убийцы мсье Траэра, и нить расследования привела меня к вам. Мне известно, что вы долгое время сотрудничали с мсье Траэром в области рынка ценных металлов, но сейчас речь не об этом. Хотя, если вы можете сообщить мне что-нибудь важное, то внимательно слушаю. — Замолчав, я всмотрелась в глаза собеседника, стараясь уловить его реакцию.

Но улавливать оказалось нечего — расслабленно пожав плечами, мсье Бэйви чуть ли не зевнул и изрек:

— Нет, увы, не могу. Продолжайте, пожалуйста.

— Так вот. После того как я выяснила, что незадолго до своей смерти покойный обладал довольно ценными для него и еще одного человека бумагами, которые в данный момент нигде не обнаружены, то вариантов их местонахождения всего два — или их забрал убийца, что для меня наихудший из возможных исходов, или мсье Траэр отдал их на хранение человеку, которому доверял. Естественно, я тут же подумала о вас.

— Бумаги, значит…— пробормотал ювелир себе под нос и, искоса на меня взглянув, спросил: — Простите…

— Айлия, — подсказала я, мгновенно отреагировав на его замешательство.

— Да, спасибо. — Соединив кончики пальцев, собеседник неожиданно резко спросил: — Айлия, простите, а почему вы взялись за расследование? С виду вы не похожи на опытного сыщика. Вряд ли ректор Академии Магии совершенно добровольно нанял вас для поисков убийцы.

Проницательный какой нашелся. К счастью, скрывать мне было нечего. Меркантильность, конечно, не то качество, которым стоит гордиться, но порядочную девушку оно не позорит. Не став ломаться, я вкратце изложила историю с завещанием мсье Траэра и с легким удовлетворением констатировала, что мне удалось наконец-то удивить собеседника.

— Вы меня не разыгрываете? — переспросил ювелир, в очередной раз нервно переплетя пальцы. — Это очень не похоже на Галя.

— Можете поинтересоваться у его адвоката, — парировала я. — Или, знай вы о завещании раньше, давно притащили бы убийцу в полицию и получили вознаграждение?

— Мадемуазель, сто тысяч для меня не являются суммой, ради получения которой я буду носиться по столице в поисках преступника.

— А ради того, чтобы покарать человека, перерезавшего горло вашему другу? Мсье Траэр был вашим другом?

— Да, — кивнул ювелир, которого мои слова явно заставили задуматься. — Нас с Галем связывали долгие и прочные отношения, думаю, можно сказать, что за это время мы стали друзьями и научились доверять друг другу.

— Тогда помогите найти того, кто отправил мсье Траэра на тот свет. Отдайте мне документы.

— Боюсь, не получится. — Собеседник почти искренне вздохнул. — Часть хранимых бумаг Галь забрал за пару дней до своей смерти, а остальные просил уничтожить, если с ним что-то случится. Я, конечно, посмеялся над его словами, но обещал сжечь бумаги.

— И сожгли? — чуть не взвыла я.

Интересно, мне показалось или мсье Бэйви действительно задумался, перед тем как дать утвердительный ответ?

— Сжег. Сразу после того, как узнал о смерти Галя.

— И даже бегло их не просмотрели? Может, все же знаете, что за информация там содержалась? — упорно цеплялась я за последнюю соломинку.

Но собеседник держался твердо, и повода сомневаться в своих моральных качествах не давал — отрицательно покачав головой, ювелир с сожалением сказал:

— Нет, увы. Не в моих привычках рыться в чужих секретах. К моему великому разочарованию, я ничем не могу вам помочь, уж извините.

Нет так нет. Не став больше тратить зря время, я вежливо откланялась. Дел сегодня вечером было еще предостаточно.

Приземлившись у виллы ювелира, я не обнаружила ни одного горящего окна, чему немало порадовалась, ведь то, что вчера наблюдалась аналогичная картина, запросто могло оказаться случайностью, и сегодня все домочадцы, не зная о моих преступных планах, мирно собрались в столовой за семейным ужином, а прислуга, полная рвения, снует по спальням, стирая скопившуюся за сутки пыль. Обойдя для надежности здание по периметру и так и не услышав ничего подозрительного, я взлетела на балкон второго этажа и, вытащив из уха сережку, без особых проблем вскрыла дверь, надеясь, что мсье Бэйви верит в надежность своего сейфа и не стал ставить никаких охранных заклятий.

Честно говоря, в нашем с драконом плане было слишком много слабых мест. Одно из них — предположение о том, что бумаги, обличающие мсье Голльери, мсье Траэр действительно хранил у ювелира, неожиданно оказалось правдой, но вот наличие в доме сейфа, а в сейфе бумаг, часть из которых мсье Бэйви, по его словам, отдал владельцу, а часть уничтожил, все еще оставалось под большим вопросом. Но от задумчивого переминания на пороге толку точно не ожидалось, и, глубоко вздохнув, я таки совершила настоящее незаконное проникновение в чужие владения.

Что ж, получилось совсем не так страшно. Звона обличающих колоколов не раздалось, и стая сторожевых псов на меня с рычанием не накинулась. Стараясь ступать потише, я прошла на середину комнаты и огляделась, хоть в сгущающихся сумерках что-то толком разглядеть было непросто. После полуминутных безуспешных попыток я сдалась и зажгла себе личную маленькую луну, зависшую в футе от моей ладони. Этого неяркого, но далеко проникающего света было вполне достаточно, чтобы осмотреться и понять, что в спальне, в которой я оказалась, никакого сейфа нет и в помине. А жаль.

Выйдя в коридор, я не мудрствуя лукаво перешла к плановой проверке всех комнат второго этажа. Вилла ювелира хоть с первого взгляда и выглядела внушительно, но при ближайшем рассмотрении размерами не впечатляла, и за полчаса я сумела доподлинно убедиться, что на втором этаже искомого мной сейфа нет, да и вообще, не зная, чем занимается хозяин дома, о его материальном положении было не догадаться — довольно простая мебель, совершенно невыдающиеся ковры и лишь репродукции известных картин на стенах. Наверно, именно этим и объяснялось отсутствие охраны — зачем тратить на нее лишние деньги, когда красть нечего.

Достигнув лестницы совсем не из резного дуба, я спустилась на первый этаж и, прикинув время, ускорила осмотр, дабы успеть до возвращения хозяина занять стратегически выгодную позицию у до сих пор не обнаруженного сейфа. Ведь весь мой гениальный план, изобретенный в магазинчике ювелира, зиждился на том, что мсье Бэйви солгал и бумаги на самом деле еще не уничтожены, но после моего визита он таки поспешит выполнить данное убитому другу обещание и любезно вскроет мне сейф.

Хищно улыбнувшись в предвкушении этого момента, я обошла стол в просторной столовой, дежурно заглянула за каждый шкаф и, убедившись, что здесь делать нечего, отправилась дальше, гадая, за какой дверью наконец обнаружится хозяйский кабинет, в котором я и ожидала найти все самое интересное.

Собственно, мои ожидания блистательно оправдались — первым, что я увидела, добравшись до кабинета ювелира, был как раз таки сейф, надежно вмонтированный в стену, причем довольно старой конструкции. Мне от этого не было никакого толку, поскольку найти сейфы, защищенные магическим экраном, я вполне могла, а больше ничем они от представленного моему изучению экземпляра не отличались. Подергав крышку на случай, если ее случайно забыли запереть, я направилась к столу порыться в ящиках. Вдруг бумаги мсье Траэра не были удостоены чести храниться в сейфе.

Как же. Ничего подобного — содержимое стола оказалось неинтересным настолько, насколько возможно, и достаточно быстро я закончила обыск и принялась подыскивать себе укрытие. Звезды, первые из которых уже светились на небосводе, сегодня были на моей стороне — прямо напротив сейфа, словно специально, стоял наполовину пустой шкаф для бумаг, и, вытащив нижнюю полку, я убедилась, что могу довольно комфортно расположиться в освободившемся пространстве. Затем, после небольшого совещания с совестью, я испортила чужое имущество, проделав небольшую дырочку в дверце шкафа, дабы видеть происходящее в кабинете, а не ориентироваться только на слух. Разобравшись с диспозицией, я провела еще одни небольшие дебаты и, во избежание неприятных инцидентов, связанных с возможным неожиданным возвращением хозяина, погасила свет, залезла внутрь и прикрыла дверцы, приготовившись к долгому скучному ожиданию.

Но на сей раз моя интуиция подкачала, а вот здравый смысл и предусмотрительность оказались на высоте — не успели мои ноги толком затечь, как дверь кабинета распахнулась и вошел мсье Бэйви, на ходу расстегивая дорогое пальто. Аккуратно сложив одежду на кресло, ювелир двинулся к сейфу, что-то бурча себе под нос. Слов было не разобрать, но я примерно догадывалась о содержании монолога.

Подтверждая мои мысли, хозяин дошел до сейфа, дежурно оглянулся, не обнаружив ничего подозрительного, со скрипом открыл дверцу и, держа в руках объемную стопку бумаг, двинулся к столу. Но дойти не получилось — на полпути ноша предательски разлетелась по всем углам кабинета, и, ворча уже на полную громкость, мсье Бэйви принялся собирать листки, попутно раскладывая их на две кучи. Одну из них, более объемную, по завершении ликвидации последствий аварии хозяин дома вернул в сейф и, крепко ухватив меньшую часть, направился к выходу из кабинета в гостиную, где в процессе обыска я заприметила красивейший камин.

Сочтя, что до свидания бумаг с огнем лучше не доводить, я вылезла из шкафа и поинтересовалась у застывшего при моем появлении ювелира:

— Я ошибаюсь или именно эти бумаги вы уничтожили, узнав о смерти мсье Траэра?

Глава 12

В которой героиня похищает документы у ювелира, а выяснив, что искомых там нет, совершенно случайно находит столь необходимые улики, в результате чего оказывается сброшенной с лестницы и заново ищет убийцу. В принципе, успешно


Не обращая внимания на стоящего неподвижно ювелира, я встала, отряхнулась и, подойдя к нему, протянула руку за бумагами.

— Позвольте полюбопытствовать?

Очнувшись от столбняка, хозяин резко отдернулся и тоном, полным праведного негодования, вопросил:

— Как вы тут оказались? Это незаконно. Я полицию позову.

— Давайте, — спокойно махнула я рукой в направлении почтового ящика. — А я расскажу им, что вы утаили от следствия важные улики.

— Да с чего вы взяли, что тут есть какие-то интересные вам и полиции сведения, — взвился потерявший все же самообладание собеседник. — Вам не приходило в голову, что это просто личные письма Галя?

— Мне послышалось или недавно вы сказали, что не читали бумаг мсье Траэра? — невинно поинтересовалась я и добавила: — К тому же, будет вам известно, нет ничего более важного при расследовании убийства, чем личные письма погибшего. Или вы точно знаете, что трагическая гибель мсье Траэра вызвана его деловыми конфликтами, а совсем не личной жизнью?

— Послушайте, мадемуазель, что вы хотите?

От так приятно меня удивившего безупречного воспитания не осталось и следа, дружелюбием в тоне говорившего тоже и не пахло. Не будь я уверена, что смогу за себя постоять, испугалась бы, настолько сильно даже внешне изменился приятный мсье, будучи не то чтобы загнанным в угол, но как минимум застигнутым врасплох. Зенедин наверняка счел бы ситуацию достаточной для применения силы, но я решила пойти немного другим, мирным путем и, отступив на пару шагов, заговорила:

— Мсье Бэйви, давайте рассуждать логично. Оттого, что я загляну в бумаги мсье Траэра, ему хуже не станет, уже некуда, зато мне это поможет найти и наказать убийцу вашего друга. Неужели вам этого не хочется?

Ювелир в задумчивости пожевал собственные губы. На какую-то секунду мне показалось, что мои слова достигли цели и я получу желаемое, но не тут-то было. Твердо сжав зубы, так что даже обычно округлый подбородок приобрел мужественные очертания, собеседник мотнул головой.

— Нет. Я обещал Галю и сдержу обещание.

— Но вы же уже его не сдержали, — попробовала я его переубедить. — Вы же не уничтожили бумаги сразу после смерти мсье Траэра и, более того, их прочитали.

— Я же должен знать, что скрываю от следствия. Если бы содержимое могло помочь разоблачить убийцу, я бы отдал бумаги полиции, — продолжал весьма уверенно отбиваться ювелир. — А уничтожить их никогда не поздно, и сейчас я это проделаю. — С этими словами мсье Бэйви шагнул к камину.

И почему Зенедин всегда оказывается прав? Вздохнув, я произнесла парализующее заклинание, ожидая, что собеседник неподвижно рухнет на ковер, но не тут-то было — и глазом не моргнув тот продолжал движение.

Несколько удивленная, я принялась лихорадочно соображать, что произошло. Слова перепутать я не могла. Или могла? Для надежности я попробовала снова, с тем же эффектом. Похоже, мсье Бэйви защищен амулетами, и с помощью магии мне с ним не справиться, что несколько обескураживает, поскольку никаких других способов отобрать у ювелира бумаги мне в голову не приходило. Он сильнее физически и находится на своей территории, где знает каждый закоулок, в отличие от меня, проведшей лишь беглый осмотр дома. Хотя… Быстро оглянувшись, я обнаружила, что дверь в столовую открыта, а по моим смутным воспоминаниям ровно посредине стола находился набор неплохих специй. Жаль их, конечно, но что же делать. Без особых усилий я телепортировала баночку со жгучей кохинорской приправой и высыпала ее прямо в лицо уже дошедшего до камина ювелира. Результат получился просто потрясающий — полностью утратив показное достоинство и уверенность в себе, хозяин дома с диким воплем отбросил столь вожделенные мною бумаги и бросился на кухню, к раковине. Я не стала ждать последствий внепланового умывания, а, схватив листки, опрометью ринулась на второй этаж, на балкон, где оставила свой верный скурр.

Чуть сбавила дикую скорость я уже на подлете к Ауири. Оглянувшись и убедившись, что никакой погони нет и в помине, я позволила себе чуть расслабиться и наконец выдохнула. Как-то слишком остро мои нервы отреагировали на сегодняшнее нарушение закона — поджилки до сих пор тряслись. Здраво рассудив, что стоит принять меры, я направилась прямиком к дому, где в буфете стояла почти полная бутылочка сливочного ликера с корицей.

Старое испытанное средство помогло — уже после пары глотков я чуть успокоилась, залезла на диван и, завернувшись в плед, принялась изучать добычу. Поначалу результат меня немало удивил, но ничего не прояснил. Зачем мсье Траэр хранил в сейфе ювелира ворох газетных вырезок со статьями, в которых упоминалась семья Голльери? Вроде информацию о том, что известный ученый Эдварт Голльери претендует на пост советника Теннета, или изображение его же с любящей супругой Сарой и маленьким розовощеким Килдом на руках сложно счесть компрометирующей. В легком недоумении я продолжала перебирать бумаги и тут наткнулась на очень старый и потрепанный листок, оказавшийся судьбоносным письмом от матери мсье Траэра, пробежав который глазами я выяснила лишь, что мадам Арно действительно помнила содержание этого послания наизусть. А вот следующая находка действительно поразила меня до глубины души, объяснив, зачем именно мсье Траэр хранил эти старые бумаги, — в моих руках оказалось извещение о смерти матери мсье Траэра, Сары Этони, в замужестве Сары Голльери…

Перестав тупо пялиться в стену, я вскочила с дивана, мигом сложила все бумаги в стопку и заметалась по комнате, гадая, куда бы понадежнее спрятать найденное сокровище. Не знаю почему, но меня неотступно преследовала мысль о том, что содержащаяся в имуществе покойного информация весьма ценна и заслуживает всестороннего обдумывания, на которое я в сложившейся ситуации была совершенно неспособна. В итоге успокоилась я, лишь смотавшись в лес и засунув пакет в глубокое дупло, в котором его вряд ли кто-нибудь сумеет найти без моей помощи.

Несмотря на тщательно запрятанные улики, не знаю уж против кого, выспаться мне толком не удалось — всю ночь я ворочалась, вздрагивая при каждом подозрительном шорохе, а часов в пять всерьез подумывала, не переместиться ли в домик Джо, где меня никаким ночным визитерам, желающим отомстить за непочтительное обращение с мсье Бэйви, нипочем не обнаружить. Но несмотря на разыгравшуюся интуицию, до самого утра меня никто не потревожил, так что невредимая, но злая и сонная я появилась в Академии Магии за полчаса до начала лекции, причем единственной мыслью, крутившейся в моей голове, был вопрос, куда же покойник запрятал изъятые у ювелира накануне смерти бумаги. В коттедже мсье Траэра их точно не было, так неужели оправдаются самые нежелательные прогнозы и мсье Голльери, перерезав зарвавшемуся шантажисту горло, забрал разоблачающие его улики и не замедлил их уничтожить? Как ни грустно, но других вариантов я не видела, разве что у мсье Траэра тоже было хранилище наподобие моего дупла и стоит отправить Фарьку с друзьями обыскивать лес.

День прошел достаточно скучно, но только закончилась практика и я собралась навестить Зенедина и разжиться у него новыми плодотворными идеями, как на выходе из павильона меня перехватила посланница от мадам Хоури, сообщившая, что меня желает безотлагательно видеть мсье Клеачим. Наверное, ректор хотел поинтересоваться моими успехами, а мне не то что бы нечем было его порадовать, но вот настроение мое, мало с утра улучшившееся, к беседам совсем не располагало, вполне соответствуя затянутому тучами небу над городком. Но не сообщать же об этом ректору? Понуро добредя до приемной начальства, я, как и следовало ожидать, обнаружила там лишь мадам Хоури, как обычно погруженную в работу.

— Айлия, добрый вечер, — подняв голову от бумаг, поприветствовала она меня. — Ректор не ожидал вас так рано, придется подождать.

— Понимаю, — кивнула я, после чего мадам проводила меня в кабинет мсье Клеачима, предложила чай или кофе и, получив отрицательный ответ, удалилась по своим многочисленным делам.

Оставшись одна, я огляделась и неожиданно заметила, что еще одна дверь, ведущая в смежное помещение, обычно запертая, в данный момент приоткрыта, и, не удержавшись, с любопытством зашла внутрь. На первый взгляд ничего интересного внутри не обнаружилось — просто еще одна рабочая комната, заставленная стеллажами, полными книг и бумаг. Свободные места на стенах были закрыты портретами видных научных и политических деятелей. Очевидным образом не желая, чтоб меня тут застали, я развернулась и двинулась было обратно, но вдруг застыла, словно накрытая парализующим заклятием, медленно, почти не дыша, на одних каблуках повернулась обратно и уставилась на портрет Кейла Друэрье. Затем крадучись подошла к картине вплотную, осмотрела со всех сторон и, чуть поколебавшись, откинула ее, как импровизированную дверцу, в сторону и уже не сильно удивилась, обнаружив в стене сейф, причем код, его открывающий, мне был, без сомнения, известен — «24-11».

Внутри сиротливо лежала одинокая тоненькая папочка, и я, ни минуты не колеблясь, засунула ее в свою сумку, закрыла сейф и в спешке покинула кабинет, сообщив немного опешившей мадам Хоури, что забыла запереть домик и скоро вернусь. Но, естественно, ни в какой домик я не отправилась, скорее наоборот — углубилась в лес, в сторону моего дупла, где, усевшись на поваленное дерево, взялась за изучение добычи, уже подозревая, что именно нашла.

Да, это были именно они — бумаги, из которых ясно следовало, что мсье Голльери имеет самое непосредственное отношение к распространению моуфри в Теннете, и если я что-то понимаю, то имеющейся в документах информации вполне достаточно, чтобы засадить его за решетку надолго. И это, безусловно, очень веский побудительный мотив для убийства. Дочитав последний листок, я присоединила папку к уже спрятанным в дупле бумагам и направилась обратно в учебный корпус. Несомненно, стоило поговорить с ректором, раз он сам меня позвал. Хотя в сложившейся ситуации я слабо представляла, что ему сказать. Вроде как необходимые улики на месте и пора триумфально идти в полицию да делить честно заработанное наследство, но что-то внутри меня говорило, что не стоит вот так сразу выкладывать все мсье Клеачиму.

Так ничего путного и не придумав, я вошла в здание, и тут же сбоку раздалось:

— Айлия, подождите.

Оглянувшись, я обнаружила прислонившегося к стене мсье Голльери и испуганно пролепетала:

— Слушаю вас.

Конечно, демонстрировать столь явную перемену в отношении не стоило, откуда профессору было знать, как много мы с драконом накопали, но что-то во взгляде лектора пробирало меня до мозга костей, заставляя испуганно съеживаться.

— Мне нужно поговорить с вами, — спокойно сообщил тем временем мсье Голльери, словно не замечая моей реакции. — Давайте пройдемся.

Прекрасная идея. Бродить по пустынным лесным тропинкам в компании человека, не так давно перерезавшего другому горло. Пусть даже за дело, в корне положения это не меняло.

— Может, здесь поговорим? — предложила я. — Занятия уже закончены, нам никто не помешает.

— Что такое? — фальшиво удивился лектор. — Неужели вы меня боитесь?

— А не должна? — в лоб спросила я, избегая взгляда собеседника.

Проигнорировав мой, в сущности, риторический вопрос, он поинтересовался:

— И как продвигается ваше расследование?

В ответ я рассеянно махнула рукой в неопределенном направлении, стараясь вести себя максимально естественно.

— Да так как-то. От сдачи убийцы в полицию мы с драконом достаточно далеки. — Ох, не стоило мне этого говорить.

Слышащий между строк собеседник криво усмехнулся и немедленно уточнил:

— Неужели вы никого не подозреваете?

Оглянувшись в пустынном коридоре, я убедилась, что помощи ждать неоткуда, и неуклюже попыталась походить вокруг да около.

— Ну почему же никого? Подозреваемых довольно много, но достойного мотива так и не нашлось. Лучший повод для убийства, что мы обнаружили, был у мадам Арно, но, не знаю уж почему, Зенедин поверил, что она не убивала.

Собеседник резко стукнул кулаком о кулак.

— Оставьте Гретель в покое, она совершенно ни в чем не виновата.

— Кажется, я уже сказала, что с нее сняты подозрения.

Сделав еще пару шагов в сторону окна, за которым уже сгущались сумерки, мсье Голльери перешел к основной части беседы.

— Айлия, я знаю, что вы врете. Вы выпытали из Адофа много сведений, ставящих меня под серьезное подозрение, да и Тьорк не устоял перед вашим напором. Но, поверьте, я не убивал Траэра.

— Верю, — тут же согласилась я, гадая, как скоро найдут мой труп. И почему я так и не сподобилась написать завещание…

Спутник остановился и, повернувшись ко мне, заговорил:

— Прекратите лукавить. Я же вижу, что вы подозреваете меня, и нельзя сказать, что у вас нет на то оснований. Похоже, придется рассказать вам, как обстояло дело в действительности. Вы готовы меня беспристрастно выслушать?

Возражать было глупо, и я покорно кивнула. Первый испуг прошел, меня до сих пор не прикончили и, судя по развитию беседы, дадут пожить еще немного, так что природное любопытство взяло верх, и мне стало даже интересно, каким именно образом мсье Голльери попытается убедить меня в своей невиновности.

— Как вы, наверное, уже знаете от Адофа, незадолго до убийства Траэр заявился ко мне с угрозами. Он продемонстрировал собранные им улики и потребовал плату за молчание. Я посоветовал ему не искать неприятностей, суя нос не в свое дело, и вернуться к книгам, в которых он понимает больше, чем в жизни. На первый взгляд мои советы вроде как принесли пользу, и Траэр успокоился, но вечером, накануне смерти, пригласил меня зайти. Я долго сомневался, но все же счел возможным согласиться и повторить аргументы еще раз. К сожалению, глупый садовник, не испугавшийся ливня, заметил меня, входящего в коттедж Траэра, да еще и язык не смог удержать за зубами, так что теперь мне приходится оправдываться перед вами, а я, бес все подери, ни в чем не виноват. Когда я уходил, определенно заявив Траэру, что ни пенни не выложу, он был живехонек.

Совершенно неубедительно, надо заметить. Должно быть, мое лицо отразило все сомнения, и преподаватель продолжал:

— Я не ожидаю, что вы поверите мне на слово, поэтому предлагаю честную сделку. Насколько я понимаю, за раскрытие убийства вы получите около пятидесяти тысяч марок. Это так?

— Не совсем, — возразила я, не очень понимая, к чему клонит собеседник. — Просто из наследства мсье Траэра мне выделят сумму для покупки собственного домика на берегу канала в Теннете.

— То есть, — прервал мои излияния собеседник, — как раз около уже упомянутых мной пятидесяти тысяч. Если же вы прекратите расследование, я выпишу вам чек на семьдесят тысяч марок, и хоть дом покупайте, хоть канал — дело ваше.

И как подобные предложения согласуются с недавним заявлением о невиновности? Невиновные люди не пытаются подкупить детектива. Я уже совсем собралась высказать это ждущему моего ответа лектору, но неожиданно пришедшая мне в голову мысль заставила несколько поумерить пыл и попробовать пересмотреть некоторые жизненные принципы. Собственно, почему я ввязалась в расследование? Поначалу исключительно из-за денег, это уже в Льоне меня охватил настоящий азарт сыщика. Так что мне мешает сейчас, когда убийца уже найден и самолюбие может почивать на лаврах, спокойно забрать предложенные деньги, сохранив таким образом жизнь и честное имя мсье Голльери. Ведь за убийство шантажиста сложно сильно осуждать: если человек решился вымогать деньги, то должен быть готов к такому повороту событий. Тем более странно смотрится такой поступок по отношению к собственному брату.

Но тогда получается, что убивать — это правильная в сложившейся ситуации самозащита. С моими взглядами, устоявшимися за двадцать пять лет, это шло вразрез, и, неуверенно посмотрев на все еще неподвижно стоящего мсье Голльери, я решительно покачала головой.

— Сожалею, но вынуждена отклонить столь щедрое предложение. Не думаю, что вам стоит бояться результатов расследования, если вы не убивали.

Сохраняя каменное выражение лица, собеседник поинтересовался:

— Вы совершенно уверены в принятом решении? Даже если я предложу сто тысяч марок за эту небольшую услугу?

Несмотря на то что на самом деле ситуация обстояла немного иначе, я собралась с духом и подтвердила:

— Да.

— Жаль, — только и бросил мсье Голльери, перед тем как развернуться и удалиться в направлении выхода из учебного корпуса.

Когда его спина скрылась за поворотом, я чуть не рухнула на пол и облегченно выдохнула. Все же моим нервам явно не идет на пользу общение с практически разоблаченным мною убийцей. Я действительно очень сильно испугалась и впервые за все расследование задумалась, что кроме денег могу заполучить серьезные неприятности, если после ареста мсье Голльери его коллеги по наркобизнесу решат мне отомстить. На какую-то секунду мне захотелось его догнать и забрать предложенные деньги, но это желание быстро испарилось. И зачем Дэйв привил мне самоуважение и дурацкую гордость? Для торговца, каким он является, эти качества совершенно лишние.

Ворча подобным образом, я продвигалась в сторону кабинета ректора, решив все же сообщить мсье Клеачиму, что преступление раскрыто и пора звать полицию, но моему благому начинанию не дали осуществиться — едва я вошла на лестницу, как сзади послышался какой-то шум. Поскольку мои нервы и так были на пределе, то, вскрикнув, я оглянулась и обнаружила там невесть откуда взявшегося мсье Голльери. Точнее, почти успела обнаружить, поскольку уже через секунду на меня обрушилась вся ярость искусного мага, облеченная в форму спрессованного воздушного тарана, и, не сумев защититься, я кубарем полетела по лестнице вниз в подвал.

Чем это пахнет? Ужас… Опять мой невозможный оцелот какую-то гадость приволок. Недовольно заворочавшись, я пробормотала:

— Фарька, уйди…

— Айлия! — раздался мягкий голос— Айлия, вы меня слышите? — И мое плечо легонько потрясли.

Как-то на оцелота это не похоже, на «вы», да еще и так четко… Приоткрыв глаза, я огляделась и с изумлением обнаружила, что нахожусь совсем не в своей постели, за окном ни разу не солнечное утро, а вокруг кровати, на которой я лежу, с обеспокоенными лицами стоит целая делегация.

Увидев мой, надеюсь, осмысленный взгляд, сразу трое из присутствующих собрались заговорить, но главный врач Ауири мсье Крокуфи пресек все попытки и завладел моим вниманием.

— Как вы себя чувствуете?

Думаю, это его действительно интересовало, но у меня были встречные вопросы, которые я не замедлила задать:

— Что произошло? Как я здесь оказалась?

— Это и нам хотелось бы узнать, — тут же влез показавшийся из-за спин остальных инспектор Орно.

Я уже собралась поинтересоваться, не хотят ли они сказать, что я просто материализовалась на этой кровати в бессознательном состоянии, как заговорила до сих пор спокойно наблюдавшая за ситуацией мадам Хоури.

— Айлия, инспектор неточно выразился. Дело в том, что, уходя с работы, я обнаружила вас валяющейся внизу лестницы и, естественно, тут же сообщила об этом ректору, инспектору и позвала врача. Вопрос же, на который от вас хотят получить ответ, — в результате чего вы оказались под лестницей. Вряд ли просто споткнулись и упали, направляясь к ожидающему вас ректору?

— Я, кстати, так и не дождался, — не замедлил заметить тот.

— Господа, вы не о том, — снова вмешался врач. — Айлия, вы уверены, что с вами все в порядке? Никакого сильного дискомфорта не ощущаете? Падение с лестницы — вещь довольно опасная.

Вняв наконец словам эскулапа, я внимательно прислушалась к собственному организму, тщательно ощупала тело и помотала головой:

— Нет. Вроде все нормально, переломов нет.

— Переломы я проверил в первую очередь, а синяки сами пройдут, — порадовал меня мсье Крокуфи. — Думаю, уже утром вы совершенно оправитесь. Но, — повернулся он к остальным, — помните, никаких длинных или волнующих разговоров. Айлие сейчас необходим полный покой.

Собравшие согласно кивнули, и доктор, коснувшись напоследок моего лба, вышел из комнаты. Сопровождающий инспектора констебль с видом заправского охранника встал у дверей, а три начальствующие особы синхронно, как по команде, сделали шаг к моей постели.

— Итак, — потер руки инспектор. — Мы вас внимательно слушаем.

Слушают они. Даже идя к ректору, я толком не знала, как построить рассказ, что уж говорить о моем нынешнем состоянии.

— Короче, — решилась я. — Я знаю, кто убил мсье Траэра, и у меня есть убедительные доказательства.

За реакцией собеседников было интересно понаблюдать. Инспектор непонимающе нахмурился, совершенно очевидно мне не поверив, тонкие брови мадам Хоури удивленно взлетели вверх, а ректор расплылся в счастливой улыбке, видимо немедленно начав серьезно размышлять, что он сделает со своей половиной награды. Единственное, что объединяло всех троих, — они не проронили ни слова, продолжая пристально на меня смотреть в ожидании продолжения столь самоуверенного заявления. Что ж… придется пойти у них на поводу.

— Собственно, именно убийца и отправил меня валяться без сознания.

— То есть,—тут же профессионально уточнил инспектор, — он совершил еще и попытку убийства? Хотя это неважно… Два раза же не казнишь.

— Так кто это был все-таки? — сварливо уточнил ректор.

— Мсье Голльери, — созналась я.

Вот тут уже реакция всех троих совпала до мелочей — собеседники сначала взглянули на меня с явным недоверием, а затем переглянулись между собой, мол, падение явно даром не прошло, бредит бедолажка. Нарушила возникшую паузу мадам Хоури, безапелляционно заявив:

— Если это Килд, то он Айлию убить точно не пытался. Попытайся он — мы бы с ней сейчас не разговаривали.

Эта, хм, внушающая оптимизм мысль мне тоже в голову приходила. Но с другой стороны, если я буду трупом, то никто не узнает об имеющихся в наличии уликах и соображениях, так что если уж спускать меня с лестницы, то прямиком на тот свет. Для надежности.

Я уже собралась поделиться этими соображениями с собравшимися, но поймала взгляд мадам Хоури, которая, выразительно кивнув на инспектора, одними губами произнесла: «Дракон».

Действительно, Зенедина убить никак не получится, поэтому и меня не стоит. Просто оглушить, выиграв таким образом время, и сбежать.

— Инспектор, — поинтересовалась я, — разве вы не собираетесь послать констебля арестовать мсье Голльери? Хотя, думаю, спешить некуда, все равно в коттедже вы его уже не застанете.

Подняв глаза к потолку, инспектор все же дошел до дверей и выдал скучающему там констеблю соответствующие инструкции, после чего вернулся на пост у моей кровати и сообщил:

— Внимательно слушаю. Что за убийственные улики у вас имеются? И откуда вообще взялась столь неожиданная мысль о виновности всеми уважаемого преподавателя Академии Магии?

Интересно, а что все это время делала полиция, если мсье Голльери они даже не подозревали? Но задавать этот вопрос инспектору я не стала, а лишь уселась поудобнее и приступила к долгому повествованию. Естественно, о налете на ювелира, путешествии в Льон и последнем разговоре с преступником я собиралась умолчать, но и без этого было достаточно неизвестной собеседникам информации.

В процессе слушатели потребовали стулья, воду и даже потребили небольшое количество сыра. Но стоит отдать им должное — ни на что более они не отвлекались, внимая каждому моему слову. Где-то на первой трети изложения вернулся констебль, подтвердив, что мсье Голльери и след простыл, после чего интерес к моему рассказу заметно возрос, и заканчивала я под удивленно-уважительными взорами инспектора с мадам Хоури и мечтательным — ректора.

— И где же находятся вышеупомянутые документы? — спросил полицейский, стоило мне замолчать.

Оказывается, когда доходит до дела, инспектор перестает быть отвлеченным любителем эля и превращается в уверенного в себе профессионала.

— Документы я предъявлю лишь в присутствии адвоката мсье Траэра и свидетелей, которые подтвердят, что я выполнила условия завещания покойного.

— Когда вы сможете это устроить? — тут же повернулся инспектор к мсье Клеачиму, но за него, как водится, ответила заместительница.

— Думаю, завтра днем более чем реально.

— Вас устроит? — обратился полицейский ко мне. — Успеете достать улики?

— Да, — кивнула я.

— Тогда увидимся завтра. До встречи, господа. — И инспектор ушел, прихватив с собой констебля.

— И мы, пожалуй, пойдем, — протянула мадам Хоури. — Отдыхайте. Завтра с утра я сообщу, во сколько состоится встреча.

— Должен заметить, — открыл наконец рот ректор, — я порядком удивлен, что вы добились успеха. Но удивлен приятно. Спокойной ночи.

Оставшись в одиночестве, я осторожно слезла с кровати и сделала несколько пробных шагов. Результат оказался успешным — на пол я не свалилась, лишь голова предательски кружилась. Но, мужественно преодолевая сложности, я добралась до дверей и попыталась по-тихому смотаться домой. Не тут-то было — через пару ярдов меня перехватил доктор Крокуфи и в приказном порядке водворил на место, зафиксировав мое стабильное пребывание в кровати легким сонным заклинанием.

Проснувшись, я признала правоту врача — состояние мое коренным образом улучшилось, и от вчерашнего падения не осталось никаких воспоминаний… если синяки по всему телу не рассматривать. А раздобыв зеркало, я обнаружила заметную и совсем меня не красящую шишку на лбу, один вид которой вызвал желание собственными руками задушить мсье Голльери. Неужели нельзя было оглушить меня поаккуратнее? Но развить эту мысль возможности мне не предоставили — вошедшая с завтраком сиделка сообщила, что уже через час заинтересованные лица ждут меня в кабинете мсье Клеачима в обнимку с доказательствами, так что времени оказалось в обрез, ведь нужно было еще умудриться добраться до дома, переодеться и привести свой внешний вид в хоть сколь-нибудь приличное состояние.

С успехом справившись с поставленной задачей, за пять минут до назначенного времени я вошла в приемную ректора и обнаружила там лучащегося довольством мсье Бьорека.

— Доброе утро, Айлия. С вами все в порядке? — участливо поинтересовался он, опустившись из-под потолка ближе к полу.

— Да, спасибо.

— Выглядите вы хорошо, — заметил призрак и наповал сразил меня извинениями. — Мне очень жаль, что я вчера ничем не смог вам помочь, но в столице ежегодное собрание призраков, и мы с мадам Паолой отсутствовали в Ауири.

Я так удивилась, что сделала пару глубоких вздохов перед тем, как ответить:

— Как видите, я жива и почти невредима, так что ничего страшного не произошло. А где, кстати, мадам Паола?

Бывший ректор сдавленно хрюкнул, старательно сдерживая смех, и, ребячась, подпрыгнул в воздухе.

— Урио отчитывает. Мол, куда он смотрел, как допустил, что ты сумела-таки раскрыть преступление. Надеюсь, — нахмурился он, — ты действительно справилась, ректорша меня не разыгрывает?

— Никоим образом. — Я помахала папкой с раздобытыми документами. — Вот они, неопровержимые улики.

Снова довольно подпрыгнув, мсье Бьорек поинтересовался:

— Так чего мы ждем? Вперед!

И, показывая пример, немедленно просочился сквозь стену в кабинет ректора. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним, посредством двери, естественно.

Внутри меня уже поджидали. Мсье Клеачим, его заместительница, инспектор Орно и незнакомый мне мужчина, по всей вероятности тот самый адвокат, сидели вокруг стола и пили кто чай, кто кофе. Над плечом мужа с недовольным видом возвышалась мадам Паола, одарившая меня злобным взглядом. С ее стороны это было совершенно необъяснимо, ну пусть она проиграла пари, но зато приобрела деньги, точнее муж приобрел, мадам Паоле в ее нынешнем состоянии они без надобности.

Незнакомый худощавый мужчина действительно оказался адвокатом, и, после того как нас представили, мсье Ризотти встал и с таким видом, словно он выступал перед присяжными заседателями в суде, заговорил:

— Как вам должно быть известно, я представляю интересы покойного клиента нашей конторы, мсье Галя Траэра. Моей основной обязанностью на данный момент является проследить за безукоризненным выполнением условий его завещания. Судя по полученному мной сообщению, вы, мадемуазель, утверждаете, что можете назвать убийцу?

При этих словах мсье Бьорек горделиво напыжился и свысока подмигнул бывшей супруге ректора, ответившей ему сумрачным взглядом.

— Собственно, — заметила я в ответ на тираду адвоката, — имя убийцы я вчера уже назвала. А вот доказательства, точнее, достаточно веский мотив.

И я положила перед инспектором папку. Тот немедленно ее схватил и погрузился в изучение.

— Так-так…— постучал мсье Ризотти пальцами по столу. — Вкратце мне уже изложили ваши доводы, и я нашел их достаточно логичными и убедительными. Но без улик слова остаются лишь словами. Инспектор, вы переговорили с садовником? Он подтвердил заявление мадемуазель Нуар?

Поглощенный полученными от меня бумагами, мсье Орно, не поднимая головы, кивнул и пробурчал что-то утвердительное.

— Продолжим. — Адвокат наконец-то сел, закинул ногу на ногу и задал следующий вопрос: — А как насчет папки, которую вы так заинтересованно читаете? В ней есть что-нибудь стоящее?

— Что-нибудь? — несколько экспрессивно воскликнул инспектор и чуть спокойнее продолжил: — Скажу просто — если бы мсье Траэр обнародовал эти бумаги, то Голльери пришел бы конец. Никакой, пусть даже самый подкупленный судья не посмел бы вынести оправдательный приговор. Так что мотив и возможность у нас в наличии, а кроме того, есть косвенное признание самого мсье Голльери. Кстати, Айлия, хотел у вас уточнить. Почему преступник попытался с вами поторговаться именно вчера? Как он узнал, что расследование практически закончено? Ведь, насколько я понимаю, вы не кричали о своих успехах на всех углах, а обличающие документы, окончательно вас убедившие, и вообще нашли за полчаса до того, как сверзились с лестницы.

— Да, — согласилась я, — я об этом тоже думала и кое-что вспомнила. Дело в том, что, когда я уводила садовника от коттеджа мадам Арно для разговора с драконом, за мной наблюдали из окна, а если учесть довольно близкие отношения между ней и мсье Голльери, то он вполне мог нас видеть или дриада ему рассказала.

— Понятно. Это мы легко выясним, допросив мадам Арно.

Откинувшись на спинку, инспектор вернулся к изучению папки, всем своим видом показывая, что в данный момент ее содержимое ему максимально интересно.

Я же взглянула на адвоката и поинтересовалась:

— Когда же мы получим деньги? Думаю, вы убедились, что условия завещания мсье Траэра выполнены.

— Не совсем так, — с равнодушным видом огорошил меня адвокат.

— Что это вы имеете в виду? — немедленно взвилась на защиту благосостояния супруга мадам Паола, переместившись поближе к оппоненту.

— Да, объясните, будьте любезны, — поддакнул ректор.

Мсье Ризотти взглянул на меня, ожидая схожей реплики, но я не оправдала его ожиданий и сидела молча, ограничившись непонимающим взглядом.

— Объясню, — сообщил адвокат, порывшись в объемистом портфеле, извлек копию завещания мсье Траэра и, пробежав по нему глазами, начал читать: —«Сто тысяч марок будут выплачены тому, кто найдет моего убийцу, после вынесения судом обвинительного приговора и смерти преступника». Так что, как видите, — пояснил он, — пока на наследство моего клиента вы претендовать не можете.

Что ж, этого следовало ожидать. Молча я размышляла, сможет ли полиция отыскать сбежавшего преподавателя в разумные сроки. Честно говоря, если отталкиваться от их успехов в расследовании убийства, то это крайне сомнительно.

Оглядев собравшихся, мсье Ризотти уточнил:

— Я так понимаю, на сегодня собрание закончено? Напоминаю, что если за три дюжины дней убийца не понесет наказание, вся сумма перейдет в распоряжение Академии Магии. А теперь, если вопросов больше нет, я откланяюсь. В городе меня ждут дела.

Воспользовавшись легкой суматохой, связанной с отбытием адвоката, я тоже покинула кабинет ректора, направляясь к дракону, где, говоря откровенно, мне стоило оказаться давным-давно. Возможно, выслушай я вовремя соображения Зенедина, сейчас ситуация сложилась бы несколько иначе.

Оборотень приветствовал меня недовольным ворчанием, не замаскировавшим, впрочем, радость от моего появления. Хотя, возможно, это я себе льщу и дракон просто разомлел на солнышке, что не помешало ему разглядеть так тщательно заретушированную мною шишку.

— Так-так-так, — заговорил Зенедин, постукивая хвостом в такт словам. — Могу я узнать последние новости? Думаю, не ошибусь, если предположу, что в Академии Магии стало на одного профессора меньше.

Вместо ответа я понурилась и уныло уселась на валун. Такое поведение немного обеспокоило дракона, и он задал вопрос, который за последние два дня надоел мне до чертиков:

— Ты себя нормально чувствуешь? Цела?

— Практически, — ответила я. — Да, вы, как обычно, совершенно правы. Мсье Голльери сбежал, предварительно попытавшись меня не то убить, не то оглушить. Хотя нет, вру. В первую очередь он попытался меня подкупить, обещая дать семьдесят тысяч марок за прекращение расследования, и при этом клялся, что ни он, ни мадам Арно не имеют к преступлению ровным счетом никакого отношения.

— И ты отказалась? — изумился дракон. — Вот уж никогда бы не предположил. Ты до сих пор способна меня удивить, это не многим удается.

— Хотите, попробую еще раз? Из документов, действительно найденных, точнее, похищенных мной у ювелира, следует, что мсье Траэр и мсье Голльери братья. Их родила одна и та же женщина, ныне, к сожалению, покойная. — Сделав небольшую паузу, я уточнила: — Ну как, получилось?

— Не совсем, — хмыкнул дракон. — Зато ты, несомненно, дала мне ответ на один из наиболее интересных вопросов. Теперь все сошлось.

— Что сошлось? — спросила я, сильно подозревая, что мне, как всегда, никто ничего не объяснит.

Так и вышло.

— Разве не очевидно? — немного лукаво поинтересовался дракон. — Кстати, где ты нашла документы, обличающие мсье Голльери?

— А вот это вы никогда не угадаете, — рассмеялась я. — В сейфе, находящемся за портретом Кейла Друэрье в кабинете ректора. Оказывается, та заметка на закладке не имела никакого отношения к улице в столице, это было просто совпадение.

Вместо ответа Зенедин только устало вздохнул, всем своим видом демонстрируя, что, общаясь с такой непроходимой тупицей, как я, проявляет недюжинную выдержку и достойное похвалы самообладание. Но к подобному обращению я уже привыкла и, махнув рукой, перешла к самому животрепещущему вопросу.

— Все хранимые в вашей голове догадки, конечно, весьма любопытны, но меня в данный момент волнует другое. По условиям завещания мсье Траэра просто разоблачить убийцу мало. Если его не казнят, денег я не получу.

— А это никуда не годится, понимаю, — сочувственно покивал головой Зенедин, с трудом удерживаясь от смеха.

— Не вижу поводов для веселья, — хмуро заметила я. — Мсье Голльери отнюдь не дурак и наверняка уже находится далеко от Теннета, причем неизвестно в какой стороне.

— Весьма маловероятно. Просто представь себя на месте мсье Голльери. Стала бы ты бездумно бежать сломя голову? Ну, предположим даже, ты доберешься до безопасного места, и дальше что? Ни денег, ни знакомых. Тупик, проще говоря. Ни один здравомыслящий человек так не поступит, тем более что искать его будут тщательно и по всей стране.

— Что значит нет денег? — удивленно переспросила я. — Мсье Голльери — более чем обеспеченный человек, и деньги у него, безусловно, есть.

— А где они, эти самые деньги? — с легкой усмешкой уточнил дракон, явно готовый отсеять все мои возражения.

— В банке, очевидно. И именно туда он и отправился прямо из Ауири. — Тут я запнулась, поняв, что, когда вчера меня спускали с лестницы, все банки были уже закрыты, а с утра пойти за деньгами мог только отъявленный идиот, которым мсье Голльери точно не являлся. — Хорошо, — согласилась я, — денег у преступника нет, а без них сматываться из города глупо. К отцу за помощью он вряд ли пойдет, значит, остается только одно: из Ауири мсье Голльери мог отправиться лишь к своим коллегам по распространению наркотиков и попросить тайком вывезти его из страны. Если они контрабандой провозят моуфри, то и с человеком должны справиться.

— Ход твоих мыслей мне нравится, — одобрительно заметил Зенедин. — Но даже если принять за аксиому, что ни порталом, ни ковром-самолетом, ни более простыми средствами передвижения Голльери е воспользовался, предпочтя не скрываться невесть уда, а все тщательно взвесить и уже потом действовать, как ты предлагаешь его искать? Устроить обыск на всех кораблях, стоящих в порту?

Я горделиво приосанилась.

— Вы забыли, что у меня очень хорошие отношения с главой противоположной группировки, и я имею все основания предполагать, что мсье Эндрю состоянии указать мне нужный корабль.

— А что дальше?

— Дальше? По-моему, это очевидно — разве нет? — съязвила я. — Пойду в полицию и скажу, где можно арестовать беглого преступника, выполнив ем самым все условия завещания мсье Траэра.

— Действуй, — как-то подозрительно ехидно вздохнул Зенедин. — О результатах расскажешь.

Вернувшись домой, я первым делом отправила мсье Эндрю сообщение с пожеланием встречи, ведь в прошлый раз мне совершенно четко сказали больше не сваливаться как снег на голову, и было глупо не следовать пожеланиям наркобарона, а то его хорошее ко мне отношение не ровен час бесследно испарится. В ожидании ответа я занялась приготовлением и поеданием обеда и успела покончить с большей частью мясного острого супа-пюре до того, как почтовый ящик коротко звякнул. Прочитав ответ мсье Эндрю, я оставила недоеденный обед оцелоту и устремилась к окраине столицы, где была назначена встреча.

Стоящую у обочины дороги повозку наркобарона я заметила издалека и, приземлившись, уселась рядом с ним на мягкое сиденье.

— Добрый вечер, мадемуазель, — приветствовал меня мсье Эндрю. — Чем обязан? В послании вы сообщили лишь, что хотите задать вопрос, касающийся моих конкурентов. Не скрою, меня гложет любопытство, обычно мне совершенно несвойственное.

Услышав подобное, я несколько замялась, но уходить от ответа не стала и прямо созналась:

— Собственно, вопрос касается лишь меня и весьма далек от рынка сбыта наркотиков. Как вам известно, я пыталась расследовать убийство, и когда же обнаружила преступника, он сбежал. У меня есть веские основания полагать, что он уже в столице и собирается выбраться из страны при помощи организации, распространяющей моуфри, на одном из их кораблей. Возможно, вам известно, на каком именно из стоящих в порту судов он планирует это осуществить?

Замолчав, я взглянула на собеседника, но, к моему удивлению, смеяться или отмахиваться он не собирался, наоборот — наморщив лоб и немного поразмышляв, мсье Эндрю подозвал одного из сопровождающих его людей и задал ему аналогичный вопрос, и после секундного размышления тот, вытянувшись в струнку, сообщил, что корабль противоположной группировки под названием «Быстрый» отбывает уже сегодня вечером, и времени на подготовку и тщательное планирование операции по захвату мсье Голльери у меня практически не осталось. Поблагодарив мсье Эндрю, я поспешила в полицейское управление, надеясь, что инспектор Орно окажется на месте.

Вскоре я стояла у выхода из управления в довольно обескураженном состоянии. Нет, инспектор-то на месте оказался и даже довольно быстро соизволил меня принять. Но на этом все хорошее и закончилось. Выслушав информацию о местонахождении мсье Голльери, он рассмеялся, отмахнулся и посоветовал мне предоставить полиции заниматься ее работой и не путаться под ногами. Мотивировал свое неверие инспектор достаточно просто — находящаяся на службе в полиции волшебница, поработав с некоторыми вещами сбежавшего убийцы, с полной уверенностью заявила, что он давно покинул пределы города и движется в направлении Йерр. Это сообщение меня несколько обескуражило, но, немного поразмыслив, я пришла к выводу, что больше поверю в способность мсье Голльери замаскировать свое местонахождение, чем в искусность работающей в управлении волшебницы, и это не повод, признав поражение, вернуться в Ауири ни с чем. Тряхнув волосами, я полетела в сторону дома наркобарона, искать там добровольцев, способных помочь водворить преступника за решетку.

Дверь мне открыл уже знакомый вышколенный дворецкий, на лице которого при виде меня не отразилось ни следа эмоций.

— Добрый вечер, мадемуазель. Чем могу служить? — бесстрастно поинтересовался он.

— Простите, а…— Тут я запнулась, поскольку неожиданно обнаружила, что не имею ни малейшего понятия об именах моих ночных визитеров, для встречи с которыми я, собственно, и пришла. Несколько секунд я беспомощно молчала, но затем дворецкий чуть посторонился, и я заприметила в холле за его спиной скучающую парочку и указала их сторону: — Они. Мне нужны они.

Такое сообщение не оставило равнодушным даже наверняка повидавшего за время службы и не такое дворецкого. Чуть приподняв брови, он повернулся к подручным мсье Эндрю:

— Это к вам.

Переглянувшись, мужчины встали, вышли на улицу, и дворецкий закрыл за ними дверь. Отойдя на десяток ярдов, мои старые знакомые остановились и, повернувшись ко мне, заинтересованно уточнили:

— И зачем мы вам вдруг понадобились?

Не став ходить вокруг да около, я тут же поинтересовалась:

— Заработать хотите?

Вопреки моим ожиданиям, немедленного согласия не последовало — собеседники настороженно переглянулись, и безбородый рассудительно сообщил:

— Смотря что придется делать и как долго. Шеф отпустил нас до утра, но ввязываться в сомнительные мероприятия нам не положено.

— До утра управимся, — поспешила я их успокоить и, прежде чем ввести новообретенных подельников в курс дела, наконец решила познакомиться. — стати, вам мое имя известно, давайте восстановим справедливость?

Мгновенно поняв, что я имею в виду, безбородый ответил:

— Я Клайд, а это Олаф, — кивнул он в сторону своего молчаливого спутника, обладающего молниеносной реакцией, которую мне уже довелось испытать на собственной шкуре. — Итак, мы внимательно вас слушаем.

В двух словах я изложила мужчинам суть дела. Не скажу, что идея выкрасть с корабля беглого волшебника пришлась им очень по вкусу, но и не испугала. Обсудив полагающуюся им за помощь сумму и незначительные подробности предстоящей операции, мы скрепили договор рукопожатием и, погрузившись на два скурра, двинулись в сторону порта, находившегося чуть за городской чертой, в противоположной от Ауири стороне.

В отличие от льонского столичный порт размерами не поражал совершенно — три квартала в центре, не больше. Оно и понятно — на звание торгового центра Теннет никогда не претендовал, да и много товаров по Каппе не доставишь, так, по мелочи. Соответственно, и порт большой в городе не нужен. Я всегда подозревала, что место для постройки столицы специально было выбрано вдали от моря, чтобы избежать ажиотажа с торговлей.

Удивив меня, спутники приземлились у служебного входа и, оставив наши скурры на стоянке, уверенно повели меня внутрь. Все мои вопросы были проигнорированы, когда же я раз в пятый поинтересовалась, что за план ими выбран, Клайд соизволил сообщить, что раз я наняла профессионалов, то должна полагаться на их опыт и не мешать, то и дело отвлекая глупыми вопросами и предложениями. Свое мнение на сей счет я благоразумно оставила при себе и следовала за мужчинами молча, изучая происходящее практически со стороны.

Завернув в одно из помещений, Олаф радостно приветствовал находящегося там работника порта и после трех минут переговоров вполголоса нас отвели в гардеробную и обрядили в спецодежду, в которой мы стали совершенно неотличимы от местных обитателей.

— Двинулись, — скомандовал Клайд, прихватив нагруженную несколькими ящиками тележку.

Как только мы оказались под открытым небом, мне по ушам ударил ужасный грохот. Несмотря на то что день давно закончился и от солнца осталось только воспоминание в виде слабого красноватого отблеска на воде, работа по погрузке и разгрузке немногочисленных кораблей шла полным ходом, туда-сюда сновали рабочие, толкающие перед собой огромные, зависшие совсем невысоко над землей нагруженные и отвратительно скрипящие платформы. Сооружения эти были ужасно неповоротливы, и приходилось тщательно следить за своим маршрутом, чтобы не пересечься ненароком с одним из них. К счастью, мои спутники оказались бывалыми и перемещались по незнакомому мне пространству уверенно и ловко, так что мы довольно быстро покинули самую опасную зону и двинулись вдоль берега, читая названия пришвартованных у причала кораблей. Искомый обнаружился в самом конце и с первого взгляда ничем особым не поражал, создавалось даже впечатление, что его сознательно строили с целью не задерживать на себе внимание. Среднего размера, из потемневшей от времени древесины, с полуспущенными парусами и сравнительно небольшим магическим винтом за кормой, корабль не выглядел, хм, быстрым. Остановившись в отдалении, мужчины некоторое время пристально осматривали прилегающую к судну часть пристани, на которой шла погрузка, и через некоторое время Клайд констатировал:

— Два охранника на суше, и три расставлены по борту корабля. Какие будут идеи?

Его сообщение явилось для меня громом среди ясного неба, ибо до этого момента никаких охранников я не видела и в помине. Похоже, идея обратиться за помощью к профессионалам себя оправдала.

— Пока никаких, — честно созналась я. — Надо подумать. Солнце практически зашло, скоро стемнеет, и проникнуть на судно будет проще.

Пожав плечами, Клайд вернулся к своему напарнику, и они, достав трубки, принялись молча курить и лишь время от времени перебрасывались короткими фразами, я же изучала корабль и рабочих, пытаясь вычислить среди них охранников. Едва мне показалось, что я могу с уверенностью на них указать, как выбранные мной персонажи, в компании своих товарищей, захватили опустевшую платформу и двинулись к зданию, а двое наименее для меня подозрительных, окинув территорию цепким взглядом, поднялись на борт. Я собралась печально вздохнуть, но тут заметила вдали группу, чье появление напрочь отбило у меня желание думать о чем-то, кроме того, что же подвигло недавно рассмеявшегося мне в лицо инспектора Орно вылезти из своего уютного кресла и заявиться в порт чуть ли не после конца рабочего дня. Волшебница неожиданно передумала? Подозвав спутников, я указала им на приближающуюся процессию и коротко растолковала, что к чему. Клайд ничего не сказал, лишь довольно усмехнулся.

Подойдя к трапу, инспектор что-то властно сказал, но до нас долетело лишь неразборчивое эхо.

— Сейчас усилю звук, — шепнула я и собралась произнести заклинание, но Олаф резким движением руки остановил меня.

— Видите женщину рядом с инспектором? — спросил он в ответ на мой удивленный, непонимающий взгляд.

Я кивнула, уже боясь рот открыть.

— Это их волшебница. Она отлично обучена улавливать малейшее применение магии, и ваше заклинание нас немедленно выдаст. Нам и так примерно известно, о чем пойдет речь, полиция сделает всю работу, остается лишь дождаться, пока вспугнутая дичь покинет нору.

Уважительно посмотрев на бородача, я снова кивнула и продолжила наблюдение за происходящим у трапа. Недолгие переговоры завершились тем, что полиция поднялась на борт корабля.

После того как они скрылись из виду, мужчины выждали несколько минут, затем встали, вытряхнули трубки и неторопливо двинулись в сторону судна по широкой дуге. Мне ничего не оставалось, как следовать их примеру. Шестое чувство моих подельников не подвело — мы находились ярдах в тридцати от цели, когда из окошка чуть ниже кормы сбросили веревочную лестницу и на ней появился бывший профессор Высшей Академии Магии. Клайд и Олаф с самым беззаботным видом, насвистывая, продолжали движение, рассчитав скорость так, что когда нога мсье Голльери коснулась причала, мы как раз показались из-за округлого борта корабля и почти хором поздоровались:

— Здрасьте!

Сама не знаю, откуда я откопала подобное приветствие, но в сочетании с совершенно естественным звучанием в устах моих спутников получилось более чем забавно, и я чуть не смазала все впечатление, еле удержавшись от смеха. Правда, уже через секунду ситуация перестала казаться мне смешной, поскольку лицо повернувшегося ко мне преподавателя перекосилось, он утробно прорычал: «Опять вы!» — и метнул в меня за секунду созданный файербол впечатляющих размеров.

«Что за глупости, магию же полиция засечет», — тут же подумала я, ошарашенно глядя на приближающийся шар, и лишь в последний миг поставила охранный щит. Одновременно с этим Олаф, схватив меня в охапку, попытался нырнуть за тележку. Не получилось ничего — и наспех сооруженный щит не выдержал, и скрыться мы не успели, так что уже через мгновение я оказалась на земле, оглушенная и обожженная. Пока я пыталась понять, почему еще жива, события продолжали стремительно развиваться — Клайд с диким воплем бросился на убийцу, а Олаф, шипя сквозь зубы от боли, достал из сапога кинжал и, прицелившись, швырнул его.

Эффект нулевой — мсье Голльери увернулся от кинжала, воспарил в воздух, изрек: «Айлия, я до вас еще доберусь» — и принялся формировать очередной файербол, надежнее предыдущего.

Жалобно взвыв, я повернулась к Олафу, ища защиты, но обнаружила, что на бросок мимо цели ушли его последние силы и спутник лежит, безжизненно раскинув руки, а его комбинезон дымится. Схватив мужчину за кисть, я попыталась утащить Олафа под прикрытие тележки, но тут же выяснила, что в силу его веса и моего плачевного состояния это занятие совершенно безнадежное, и бросила все свои силы на охранный щит для нас обоих, надеясь, что его хватит, чтобы не сгореть дотла. Закрыв глаза, я покорно ждала результата, как вдруг послышался странный звук. Выждав время, достаточное для того, чтобы убедиться, что жечь нас не будут, я привстала и огляделась. Картина коренным образом переменилась — мсье Голльери, пронзенный стрелой из арбалета, лежал в луже крови, по трапу с корабля к нему бежал инспектор Орно в сопровождении двух полицейских с оружием наизготовку, а Клайд, с перекошенным лицом, спешил к нам с Олафом. Его слова: «Повезло вам, этот глупец не знал, что комбинезоны несгораемые» — были последним, что я услышала перед тем, как бесславно хлопнуться в обморок.

Эпилог

Поскольку число тринадцать у многих народов, за исключением разве что ихтиандров, считается несчастливым, а конец у всякой уважающей себя истории должен быть хорошим, то мы решили немного переименовать последнюю главу, в которой дракон расставит все точки над «i», а героине останется лишь слушать


Через две дюжины дней, ясным солнечным утром, я проснулась в изумительном настроении. Состоявшийся пару дней назад суд безоговорочно и единогласно признал мсье Голльери виновным в убийстве, присяжным понадобился всего час на совещание. После же того, как прозвучал обвинительный приговор, адвокат, все-таки сдавшийся под нажимом железной мадам Хоури с маячившими за ее спиной ректором и мадам Паолой, признал, что не важно, как именно погиб убийца, деньги нам все равно положены, так что сегодня я должна была получить заветный чек и приступить к выбору своего будущего жилища. Весело напевая, я плеснула молока в миску совершенно одичавшего и шляющегося невесть где оцелота, неторопливо собралась и направилась в учебный корпус, узнать результаты вчерашнего экзамена. Не то чтобы я сомневалась в благополучном исходе, но все же в процессе расследования убийства довольно много пропустила и, разгребая завалы, кучу времени просидела над книгами, в буквальном смысле не поднимая головы. Успехи на детективном поприще не давали мне никаких скидок в глазах преподавателей, и, наверстывая упущенное, пахать пришлось по полной программе. Каждый раз, открывая книгу, я думала, не сменить ли мне профессию, продолжив совершенствоваться в области расследования убийств, но Зенедин пресекал эти попытки, убеждая меня хотя бы второй курс закончить.

Погруженная в размышления о перспективах данного мероприятия, я поднялась по крыльцу в учебный корпус и, протиснувшись между четырьмя аспирантами, загородившими проход, подошла к доске объявлений, на которой располагались все оценки. Что ж… результат не выдающийся, но, безусловно, положительный. Уже хорошо. Подбодрив себя самодовольной ухмылкой, я двинулась к ректору за обещанным чеком. В этот момент в холл сверху спустилась группа старшекурсников, и один из них воскликнул:

— Айлия, здорово!

Повернувшись, я заметила Георга, с которым мы так и не виделись с самого дня рождения Академии Магии, остановилась, стараясь унять резво скачущее сердце, и радостно улыбнулась в ответ.

— Слышал, ты обнаружила убийцу и получила наследство?

— Да, — кивнула я, глядя на него во все глаза.

— Молодец, — бросил Джо и, присоединившись к товарищам, вышел на улицу, оставив меня в полном недоумении.

— И что это было? — пробормотала я, прислонившись к стенке и стараясь не расплакаться от разочарования. Значит, когда в голове пунш, я привлекательна и желанна, а в обычное время так, парой слов перебросился и ладно? Глубоко вздохнув, я напомнила себе, что не стоит связываться с женатыми мужчинами. Нет, ничьи выходки не испортят мне сегодня настроения.

Странно, за две дюжины дней я почти забыла о существовании Джо, а стоило его увидеть, так меня снова тянет как магнитом? Глупости какие-то. Я раздраженно фыркнула и принялась подниматься по лестнице к кабинету ректора.

За несколько метров до входа в приемную послышались громкие голоса.

— Вы с ума сошли?

— Мадам, прошу, не срывайтесь на оскорбления. Давайте обсуждать наши разногласия конструктивно.

— Но вы же несете бред! Я не собираюсь тратить деньги на зеленых юнцов без всякого опыта в обучении аспирантов. Знакомый Урио профессор Гауди согласился занять пост преподавателя. Это превосходный вариант.

— Не вижу ничего превосходного в том, что учить талантливых волшебников будет старая развалина, понятия не имеющая о практическом волшебстве. И позволю себе напомнить, Паола, что за вами должок. Или вы считаете, что установкой новых фонарей полностью выплатили проигранное пари?

— Ненавижу вас, Бьорек, — сквозь зубы прошипела мадам Паола, признавая свое поражение.

Поняв, что беседа закончена, я вошла в приемную и дружелюбно подмигнула бывшему ректору, принимающему столь рьяное участие в судьбе Академии Магии.

Ответив мне тем же, он поинтересовался:

— Айлия, вы к ректору? Проходите, чек давно готов. И даже Паола не скажет, что вы его не заслужили.

Проигнорировав выпад в ее сторону, супруга ректора вперед нас просочилась в кабинет, и я, немного побаиваясь предстоящей беседы, прошла следом.

Но ничего страшного не случилось, и вскоре, крепко сжимая в руке честно заработанную награду, я, широко улыбаясь в предвкушении покупки домика, отправилась навестить дракона и похвастаться сразу двумя хорошими новостями.

— Вижу по твоему донельзя довольному лицу, что с первым экзаменом ты кое-как справилась, — приветствовал меня Зенедин.

— Положим, не кое-как, а более чем удовлетворительно, — сообщила я, плюхаясь на любимое местечко и утыкаясь носом в цветущий куст смородины. Запах одуряющий…— А кроме того, я получила свою часть наследства мсье Траэра. Вот! — с торжеством продемонстрировала я чек.

Дракон грузно опустился на землю и уточнил:

— Но вы с ректором вроде договаривались о доме, а не о деньгах?

Я фыркнула:

— Мсье Клеачим не захотел ждать, пока я осуществлю покупку, и выдал мне шестьдесят тысяч сразу.

— Понятно. Это довольно разумно с его стороны, ведь, насколько я тебя знаю, выбор недвижимости предстоит долгий, сложный, и не одного агента ты своими придирками доведешь до сердечного приступа.

— Но дом же не платье, его через сезон не выкинешь, с легкостью заменив, — попробовала заранее оправдаться я.

— Не начинай, — мотнул головой Зенедин. — Я тебя ни в чем не обвиняю, так… беседу поддерживаю. Значит, деньги теперь твои и никто их не заберет?

— Что за странные вопросы? — тут же насторожилась я. — Или опять так… беседу поддерживаете?

Собеседник никак не соизволил прокомментировать мою реплику и молча смотрел на бурлящую реку внизу. Достаточно хорошо изучив привычки оборотня, я показательно вздохнула и ответила:

— Да, деньги полностью мои, совершенно законно. Мадам Хоури свое дело знает. Теперь вы скажете, почему вас это заинтересовало?

— Скажу. Вот только, боюсь, тебе это не понравится. — Зенедин широко зевнул, продемонстрировав мне впечатляющих размеров клыки, и предложил: — Ты располагайся поудобней, разговор будет долгий.

Не вполне понимая, что происходит, я последовала совету дракона и, наполовину улегшись на нагретый ярко светящим солнышком валун, сообщила:

— Я готова, можете приступать к операции.

Хмыкнув, собеседник спросил:

— Ты совершенно уверена, что мсье Голльери действительно перерезал своему брату горло?

Я чуть не скатилась кубарем на землю, но, чудом удержавшись на валуне, несколько секунд хватала ртом воздух, а обретя дар речи, вымолвила:

— Что значит уверена? Во-первых, вы сами мне это сказали, а во-вторых, суд согласился с нашим выводом. — Где-то на середине фразы мое удивление несколько поугасло, и почти жалобно я закончила: — Или… вы постоянно мне на что-то намекали, говоря, что правда очевидна, речь именно об этом, да? Чего же я так и не заметила?

— Нескольких бросающихся в глаза вещей, — спокойно констатировал дракон. — Помнишь нашу первую встречу, когда я рассказывал, с чего нужно начинать расследование?

Судя по тому, что собеседник замолчал, вопрос был не риторический и следовало немедленно порыться в памяти.

— Нужно понять, действительно ли произошло то, что кажется, — с победным видом отрапортовала я.

Замечательно. Итак, что увидели все? Плавающий в бассейне труп с перерезанным горлом, полное отсутствие оружия и следы борьбы и применения черной магии в спальне. С первого взгляда сомнений нет — мсье Галь Траэр был зверски убит.

— А со второго? — не очень понимая, к чему клонит Зенедин, влезла я.

— Скажи, пожалуйста, у вас в коттеджах водятся мыши?

— Причем тут мыш…— Заметив взгляд дракона, я осеклась и просто покачала головой. — Нет.

— Тогда скажи, как в спальне преподавателя оказался мертвый мышонок, обнаруженный оцелотом? Судя по твоему же описанию, зверек был совершенно сухой, а значит, вряд ли провел ночь на улице, а отсутствие крови на шкурке говорит, что убил его не Фарь. Следовательно, он просто нашел мышь в комнате. Замечу, совершенно целую, но мертвую мышь.

— И наличие мыши заставило вас усомниться в том, что мсье Траэр был убит? Бр-р…— Я поморщилась. — Можете счесть меня временно отупевшей, но я не очень понимаю, на какую мысль вы хотите меня натолкнуть. Что случилось той ночью?

— Рассказываю, — глазом не моргнув сообщил Зенедин. — Той ночью мсье Траэр, которому оставалось жить не более полугода, лишил себя жизни с одной-единственной целью — отомстить мсье Голльери.

— Но за что? — воскликнула я, пораженная настолько, что даже не стала вступать в дискуссию по вопросу отсутствия оружия на месте предполагаемого самоубийства.

— Если ты хоть немного помолчишь, то я сумею изложить все по порядку.

— Уже молчу, — немедленно согласилась я.

— История эта началась, как ты понимаешь, довольно давно. Конкретно — в тот момент, когда юный Эмиль Этони, в будущем Галь Траэр, обнаружил в кабинете директора приюта письмо от своей матери и узнал, что она оставила его, просто чтобы облегчить себе жизнь. С этого момента в нем что-то изменилось. Отомстив дриаде, скрывшей от него информацию о семье, Галь поджег приют и сбежал в Льон, где обучался магии и параллельно собирал всю информацию о семье Голльери. Представь себе, что он почувствовал, поняв, что мать бросила его ради другой семьи и другого сына. Всей душой он возненавидел человека, лишившего его семейного тепла и уюта, и больше всего на свете захотел сломать Голльери жизнь, так же как, по мнению Галя, тот поступил с ним.

Психолог нашелся… Хотя какая-то здравая мысль в изложенном Зенедином присутствует, тем более что на примере мадам Арно можно убедиться, сколь сильны детские обиды и жажда мести у воспитанников приюта дриад.

— Со временем желание смешать собственного брата с пылью в Гале поутихло, он вел обычную жизнь, добившись признания общества и заработав достаточно денег, но в один прекрасный день в Академии Магии появился счастливый и довольный Килд Голльери, подписавший себе тем самым приговор. Одного взгляда на лицо брата Галю хватило, чтобы все старые чувства вспыхнули с новой силой.

Почти два года он собирал сведения, надеясь накопать что-то способное навсегда перечеркнуть карьеру Голльери, но затем, обнаружив, что неизлечимо болен, изобрел другой, значительно более коварный план. Не желая постепенно превращаться в беспомощное растение, он решил покончить с собой и вместе с тем отомстить брату, обставив свою смерть как зверское убийство и подкинув убедительные улики против Голльери. Мне сразу показался подозрительным способ, которым Траэра отправили на тот свет. Слишком уж нарочито, вызывающе. Вряд ли кто-то из жителей Ауири воспользовался бы для убийства кинжалом, да еще и перерезав им жертве горло. Здешние обитатели смотрят на мир по-другому.

— А вы не передергиваете? — недоверчиво уточнила я. — Не было же никаких убедительных, на поверхности лежащих улик. На поиски папки с документами мы потратили кучу времени и нашли лишь благодаря случайности.

— Т