Book: Фея радуги



Айрис ДЖОАНСЕН

ФЕЯ РАДУГИ

Глава 1

И его глаза – красивого оливково-зеленого цвета, – и саркастическая улыбка на циничном лице не оставляли сомнений: это настоящий колдун, чародей, которому подвластны как светлые, так и темные силы.

Чародей взглядом выхватил Кендру из толпы, собравшейся в гостиной, и, встретившись с ним глазами, девушка вздрогнула. У нее вдруг перехватило дыхание; она невольно сжала бокал. Эти странные, глубоко посаженные глаза обладали такой гипнотической силой, которой Кендра не могла противостоять.

Кто-то из окружавшей Дэймона компании заговорил с ним, и тот, отвечая собеседнику, наконец отпустил Кендру и дал ей возможность перевести дух.

О Господи… Что происходит? Она с трудом заставила себя разжать онемевшие пальцы. Должно быть, она устала даже сильнее, чем ей казалось. Все знают, что Джоэл Дэймон – прекрасный режиссер и ничего загадочного в нем нет. Скандальные истории о его отношениях с женщинами шокировали даже привычных ко всему жителей Тинсел-Тауна; так что этот обжигающий взгляд в упор – всего лишь прием хищника, высматривающего новую жертву. Пора бы ей уже к этому привыкнуть…

Кендра машинально растирала ноющую поясницу; как только она осознала, что делает, – отдернула руку. Что-то с ней сегодня не то. Очень многие могли бы заметить у нее внезапный приступ слабости и разгадать его причину, а этого любой ценой надо избежать. Ничего: пятнадцать минут назад она приняла болеутоляющее, и, когда оно подействует, обязательно станет легче. Шум и суета вечеринки так ее утомили, что сейчас боль казалась невыносимой.

– Кен! Ты потрясающе выглядишь, – пропел подошедший к ней Дэйв Болдинг. Сегодня он еще больше, чем обычно, напоминал неожиданно возникающего из ничего джинна.

Еще одно загадочное существо, подумала Кендра. Ее губы дрогнули в улыбке:

– И ты тоже, Дэйв, – весело ответила она. – Впервые вижу тебя в смокинге. Тебе очень идет!

– Брось, Кен, – поморщился Дэйв. – Будет тебе врать. Слишком давно мы знакомы… Шейла и то сказала, что я в этом шедевре портновского искусства похож на беременную пингвиниху. Шейла сама ждет ребенка, так что уж она знает!

– А разве пингвины бывают беременны? Шейла здесь? – Кендра окинула взглядом комнату, но Дэйв, отпив глоток из своего бокала, покачал головой:

– Нет, ей такие шумные сборища не по вкусу, а сейчас – тем более. В толпе с ней случаются настоящие приступы клаустрофобии. – Он помрачнел. – Не хотел я оставлять ее одну, но пришлось – иначе обидел бы великого человека. – Он насмешливо кивнул в сторону Джоэла Дэймона. – Меня вроде берут ассистентом продюсера, только это не означает, что я начну плясать под его дудку. Майкл Донован говорит, что для съемок «Приключения в пустыне» Дэймон получит все, что потребует.

Эти слова удивили Кендру – продюсер Майкл Донован, «Донован продакшнс, лтд.», всегда сам контролировал съемки дорогостоящих фильмов, производимых его компанией. Хотя формально режиссеры и обладали полной свободой действий, железная рука Донована неизменно чувствовалась за каждым кадром.

– Странно, правда? – спросила Кендра.

– Да, но таков уж Джоэл Дэймон. – Дэйв пригубил вина. – Он диктует свои условия всем голливудским киностудиям. В прошлом году получил второго «Оскара».

– Да? – Почему-то обернуться вслед за Дэй-вом в сторону Джоэла Дэймона оказалось очень трудно. Высокий, стройный, в надетом с неуловимой небрежностью и одновременно элегантностью смокинге, он был живым воплощением власти и силы. Дэймон полностью затмевал своих собеседников; лениво и цинично улыбаясь, он, казалось, не замечал усилий какой-то женщины, отчаянно пытавшейся привлечь его внимание своей беспомощной болтовней. Зеленые глаза чародея, прикрытые густыми ресницами, время от времени вспыхивали, и эти яркие вспышки словно электрическим током поражали Кендру. Она снова почувствовала, будто ее закогтил свирепый хищник.

Сейчас его властный взгляд скользил по шее и плечам Кендры, по ее груди, обрисованной шифоном платья, по тонкой талии и бедрам. Она ощущала этот взгляд, ощущала физически, и испытала невероятное облегчение, как только Джоэл отпустил ее и впился глазами в Дэйва. Тот тихо присвистнул.

– Кен! Так ты знакома с Дэймоном? Значит, моя помощь не потребуется?

– Что?.. – Она дернула головой, словно просыпаясь. Да что с ней сегодня творится? – Я его никогда прежде не встречала. Наверное, его секретарша нашла мое имя в списке актеров студии, вот меня и пригласили. Это не великосветский прием, сюда позвали всех вплоть до вахтеров и осветителей. – Обведя глазами черно-белую гостиную, Кендра снова вгляделась в блондинку, стоявшую около Дэймона. – Не говоря уж обо всех этих юных голливудских созданиях!

– Джоэл завтра уезжает в Седихан; он всегда устраивает такие вечеринки перед отъездом на съемки и приглашает всех подряд. Мне кажется, сам он от этого не в восторге – такая суета его явно утомляет, – сказал Дэйв. – А ты уверена, что вы не знакомы? Этот наш властелин и повелитель взглянул на меня сейчас с такой угрозой!

– Тебе показалось. – Кендра отвернулась от Дэймона. Это не помогло: она все равно спиной чувствовала на себе его пристальный взгляд. – Насколько я знаю, Джоэл Дэймон обычно обращает внимание на женщин… На всех женщин. – Она выпила шампанского. – Например, вон на ту маленькую блондинку, которая ловит каждое его слово.

– Да, а ты предпочитаешь держаться в тени. – Некрасивое лицо Дэйва озарилось улыбкой, и он восхищенно скользнул взглядом по ее длинным каштановым волосам. – Кен, сколько мужчин при одном взгляде на тебя тут же теряют голову и мечтают лишь об одном – провести с тобой ночь! Сам удивляюсь, как за все эти годы ты меня не соблазнила!

– А я знаю, – шоколадные глаза Кендры блеснули. – Вы с Кейси стали играть со мной, как только я научилась ходить. А говорят, старых друзей со временем начинаешь презирать.

Дэйв посерьезнел.

– Презирать? Нет. Кендра, – тихо сказал он и ласково погладил ее по щеке, – я уважаю тебя больше чем кого бы то ни было… Как себя чувствует Кейси? – спросил он после небольшой паузы.

– Лучше, намного лучше. – На ее лицо набежало облачко. – Сначала он едва не сошел с ума, да это и неудивительно. Ведь его парализовало, пришлось привыкнуть к мысли, что с карьерой каскадера покончено навсегда. – Кендра попыталась улыбнуться. – Представляешь, он теперь изучает право! Язык у моего брата всегда был хорошо подвешен, так что Кейси, пожалуй, приступит к работе в Верховном суде еще до того, как полностью поправится!

– Не сомневаюсь, – мягко ответил Дэйв, – ведь Кейси всегда удавалось все, за что бы он ни брался. Он все еще в санатории в Долине?

Кендра кивнула.

– Да, и доктор Дистрон назначил ему еще один курс физиотерапии. На полгода. Кейси так не терпится поскорее уехать оттуда и вернуться к нормальной жизни… Только я ему не позволю покинуть санаторий прежде, чем он научится ходить. Причем без палки! – Кендра решительно сжала губы. – Как он снова встретится с ребятами? Да и к доктору ему будет тяжело ходить каждый день. Понадобятся всякие сиделки, сестры…

– Знаешь, – задумчиво сказал Дэйв, – когда мы все были детьми, и я, и Кейси вовсю тебя гоняли. Иногда трудно было поверить, что он твой родной брат! Мы и не заметили, как ты превратилась в настоящую красавицу…

– Просто я выросла, – ответила Кендра. – Когда с Кейси произошел несчастный случай, выбора у меня не оставалось, пришлось взвалить все на свои плечи. Кейси нужен был не ребенок, а взрослый человек, на которого можно было опереться.

– Когда он сломал позвоночник, тебе только исполнилось девятнадцать. Кто-то должен был тебе помочь. Но ты одна прошла через этот ад – три операции, потом больницы, одна за другой… – Он помрачнел. – Мы же все хотели вам помочь, Кен, ну почему ты нам не позволяла?

– А что вы могли сделать? – устало спросила Кендра, снова начиная машинально растирать поясницу. – Все друзья были с ним, в его палате всегда толпилось больше ребят, чем в массовке у Де Милла. Для него такая поддержка очень много значила, а уж остальное – это была моя забота. – Она улыбнулась. – А мне вы помогли уже тем, что подыскивали роли. Так что без работы я не сидела и сама оплачивала все медицинские счета… Почти все. За операции я уже заплатила, осталось только его пребывание в санатории.

– Что касается ролей, Кен, – не знаю, так ли это замечательно. Ты готова была работать где угодно, лишь где требовалась каскадерша, и не думала о своей безопасности! Все ребята говорили то же самое. Я слышал, полгода назад ты повредила поясницу. Не стоило так рано возвращаться к работе. А что, поясница еще побаливает?

– Ничуть, – солгала Кендра и отдернула руку. – Просто я сегодня утром упала с лошади. Постановщик напутал в расчетах, вот меня и сдернуло арканом.

– Хорошо, хоть кости целы, – мрачно сказал Дэйв. – Я же говорю – ты нисколько не заботишься о своей безопасности! У плохого постановщика каскадеры могут и погибнуть! Вы наверняка снимали без репетиции?

– Режиссер очень торопился и не желал терять ни минуты. – Она грустно улыбнулась. – Время – деньги, сам знаешь… Вот и Кейси никогда не репетировал свои трюки. Иначе он бы не врезался тогда на машине в каменную стену, я уверена.

– Могла бы учиться на его ошибках, – сказал Дэйв. – Вот окажешься сама в больнице, и кто тогда присмотрит за Кейси?

– Каскадеры не спорят с режиссером, – мягко ответила Кендра. – И ты это знаешь не хуже меня, Дэйв. Иначе прослывешь «неуживчивым», и конец карьере. А сколько любителей острых ощущений с радостью пойдут на что угодно, лишь бы сниматься! Кого-нибудь и возьмут на твое место…

– Ну почему обязательно нужно рисковать жизнью? – упорно стоял на своем Дэйв. – Да тебе эта профессия и не подходит! Ты же не получаешь от своих трюков такого удовольствия, как Кейси.

– Зато я работаю профессионально, – обворожительно улыбнулась она. – А это важнее всего. Иначе мне не стоило и соваться в «Приключение в пустыне», правда? И не тревожься, с каскадерами в этой картине занимается Скип Лоуден. Я уже снималась у него; он классный специалист.

– Еще бы. В «Приключении» головокружительных номеров будет побольше, чем в любом фильме про Джеймса Бонда, вот я и нашел для Джоэла самого лучшего постановщика… Тебе принести еще выпить?

– Да, спасибо.

Кендра проследила, как Дэйв пробрался сквозь толпу к бару. Обычно она растягивала бокал шампанского на весь вечер, но теперь подумала, что спиртное притупит боль, раз таблетки совсем не помогают. Ее охватил страх – а что, если она снова повредила поясницу при падении с лошади? Нет, только не это! Ведь ей так необходима сейчас эта работа в «Приключении»! Она не сказала Дэйву всей правды. Зачем ему знать, что она должна еще 10 тысяч за последнюю операцию брата, а счет из санатория представляет собой поистине астрономическую сумму?..

– Дэйв сказал, что тебя хотят включить в съемочную группу. Но я не ожидал тебя здесь встретить, – протяжный выговор и худощавое лицо неожиданно подошедшего к Кендре Скипа Лоудена выдавали его южное происхождение. Скипу было немного за сорок, но он выглядел значительно моложе, только на висках белела седина. Был он собранным, подтянутым, резким и властным. Все эти качества отражались в стальных серых глазах, смотревших Кендре прямо в лицо. – Ты, я слышал, сегодня упала с лошади?

«Конечно, он уже в курсе», – подумала Кендра. В обособленном мире каскадеров-профессионалов ничего нельзя скрыть, особенно от Скипа Лоудена, одного из корифеев этого мира.

– Пустяки, – виновато ответила Кендра. – Со второго дубля мы все отсняли.

– Со второго. А должны были с первого! – жестко произнес он. – Тебе следовало настоять на репетиции! Тем более что Бодайн, отвечающий у вас за каскадерские номера, – просто дилетант, и ты сама это понимаешь, Кен.

Как она устала от этих упреков! Хорошо Скипу говорить: с его положением он имеет право и требовать, и получать все что захочет.

– В «Приключении» я буду разумнее, – улыбнулась Кендра. – К тому же я точно знаю, что ты рассчитаешь до мельчайших деталей каждую сцену, Скип. Я буду дублершей Билли Каллахан? Никогда о ней не слышала…

– Она снимается впервые, – ответил Скип. – Билли – новое открытие Джоэла Дэймона. В главной роли Бренна Донован, но все каскадерские трюки приходятся на роль этой инженю. – Скип Лоуден окинул Кендру внимательным взглядом. – Вы примерно одного роста, но у тебя грудь намного больше, придется утянуть корсетом. Билли совсем не такая… женственная. Кендра поморщилась.

– Сомнительное преимущество, особенно если приходится исполнять трюки за актера-мужчину. Разве что, когда сидишь в автомобиле, это совсем не важно… – Ее глаза сузились. – Я знаю, в фильме есть сцена, когда героиня на автомобиле перелетает ущелье. Сколько за нее полагается?

– Восемь тысяч.

Восемь тысяч. Вместе с основным гонораром как раз хватит, чтобы заплатить за операцию Кейси.

– Я очень хочу получить эту работу, Скип. – Ее голос дрожал от напряжения. – Она мне необходима.

– Я еще не решил, кому ее дать, – отрезал Скип. – За нее готовы взяться пятеро опытных мужчин.

– У меня получится. Ты же знаешь, получится! Я прекрасно справляюсь с автомобилями, почти так же, как Кейси! Дай мне эту роль, и, вот увидишь, Скип, я не подведу! У меня получится с первого дубля, обещаю тебе.

– А второго и быть не может. Либо ты перелетишь ущелье на автомобиле, либо разобьешься насмерть. Не буду скромничать – с каскадерами, когда они работают под моим руководством, не происходит несчастных случаев, как с Кейси.

Она все еще смотрела на него с надеждой, но он покачал головой:

– Я не хочу тебе ничего обещать, Кен. Последний раз мы с тобой работали два года назад, и с тех пор я слышал о тебе разные, не очень приятные вещи. Я подумаю, но сначала мне нужно снова посмотреть твою работу. Поговорим об этом в Седихане, – бросил он, уходя.

Он ушел так же быстро и неожиданно, как и появился, и Кендра проводила его взглядом. Разочарование смешивалось в ней с надеждой: в конце концов, он не отказал ей прямо, а это уже кое-что. Пока он не отдал роль еще кому-нибудь, у нее есть шанс. Скип – человек порядочный, и если удастся перед ним хорошо себя зарекомендовать, тогда роль достанется ей.

– Извини, что заставил ждать. У бара была такая толпа… – Дэйв протянул Кендре бокал. – Я видел, как ты разговаривала со Скипом, вот и не стал спешить. Уговаривала его взять тебя в съемочную группу?

– Все-то ты знаешь. – Она покачала головой. – Он еще не решил, но я пока не отчаиваюсь.

– Конечно. – Дэйв улыбнулся. – Давай-давай, прыгай… Все-таки не понимаю, чего ради вы, каскадеры, так рветесь свернуть себе шею?

– Из-за денег. А еще из-за честолюбия, желания побить прежние рекорды. – Кендра сделала глоток шампанского. – Понимаешь, некоторым нравится вот так ходить по краю пропасти… В общем, есть много причин, почему мы всегда готовы рисковать.

– Причин много, но ни одна не может прийти в голову нормальному человеку, – сухо сказал Дэйв. Он заглянул ей в лицо. – Ну вот, теперь тебе вроде получше, хоть какой-то румянец появился. Еще полчаса назад ты была такая бледная и измученная, что я испугался.

Удивительно, но ей действительно стало легче; болеутоляющее явно подействовало – поясница совсем перестала болеть. Кендра сияла и чувствовала себя лучше, чем когда-либо в жизни. Она взглянула на свой бокал с шампанским и широко улыбнулась. Радость закипала в ней, как маленькие пузырьки в золотистом вине, и это ощущение было необыкновенно приятным. Кендра подумала – уж не выпила ли она лишнего? Да нет, глупости, – всего один бокал шампанского! Просто она радуется открывшейся перед нею замечательной возможности.

– Я себя отлично чувствую. – Она широко улыбнулась Дэйву. – Все хорошо. Скажи, а как сейчас дела у вас с Шейлой?..

С каждой минутой Кендра чувствовала себя все более счастливой, эйфория раскручивалась. Строгая черно-белая обстановка дома Джоэла Дэймона в Лорел-Каньоне больше не казалась ей холодной. Замечательная гостиная! И все вокруг замечательно! И какое красивое у Дэйва лицо: яркие синие глаза, теплая, дружеская улыбка… Кендра вдруг заметила, что никакой улыбки нет.

– С тобой все в порядке, Кен? – заботливо спросил Дэйв.

Она взглянула на него непонимающе: что за дурацкий вопрос!

– Конечно! Только сначала мне было немного не по себе, но теперь все прошло!

– Что-то не похоже… Сколько ты выпила перед тем, как я тебя нашел в этой толпе?

Кажется, он считает ее пьяной? Сама мысль об этом так ее развеселила, что двое каких-то людей, стоящих рядом с ними, обернулись, услышав ее смех.

– Всего один бокал! – ответила Кендра и звонко чмокнула Дэйва в щеку – для этого ей пришлось встать на цыпочки. – Я больше двух за вечер никогда не выпиваю, сам знаешь!

– Не знаю. – Он нахмурился и внимательно посмотрел ей в лицо: карие глаза сверкали почти безумной радостью. Дэйв обнял Кендру за талию:



– Ты сияешь, как неоновая реклама! Ты что, под кайфом?

– Под кайфом? – переспросила она.

– Ну, кокаин, амфетамин или…

– Чушь! – возмутилась Кендра. – Я достаточно нагляделась на то, как эта дрянь губит людей, так что сама боюсь ее как огня!

Наркотик… Да, она ведь приняла болеутоляющее. Но скорее всего лекарство ни при чем. Оно сняло боль, этим объясняется ее такое радостное, кипучее настроение. Однако Кендра не стала задумываться на эту тему, слишком она была счастлива. Ей казалось, что она всю свою жизнь была вот такой беззаботной и веселой.

– Отвезу-ка я тебя домой, – предложил явно обеспокоенный Дэйв. – Где твой плащ?

– Наверху, наверное… – рассеянно ответила Кендра. – Не могу я сейчас ехать домой, я еще не засвидетельствовала своего почтения магу. А если он обидится и превратит меня в лягушку? – Она задумчиво покачала головой и вдруг снова заливисто расхохоталась. – Нет. Он принц и обращает внимание только на принцесс, так что я могу быть спокойна.

– Что за маг? – не понял Дэйв. Он ласково, но твердо подтолкнул Кендру к лестнице.

– Тут только один и есть. – Она обернулась и посмотрела туда, где Дэймона все еще окружала кучка людей. У нее хватило осторожности не взглянуть прямо на Джоэла, но она чувствовала его присутствие, даже не видя его самого, словно их связывала некая нить. А может, они и вправду связаны, вдруг подумала она. Ведь способны же волшебники на такое? Прежний страх перед Дэймоном отпустил Кендру – сейчас она не боялась никого и ничего в мире. – Джоэл Дэймон, великий маг! – Она торжественно подняла бокал.

Он смотрел на нее, она это знала. Весь вечер он не сводил с нее глаз, и именно в этом – причина ее бурного веселья.

Он желал ее, и это желание сквозило в его взгляде. Но, помимо желания, Кендра уловила и другие чувства – гнев и душевную боль, настолько ясные и сильные, что девушка, несмотря на свою уверенность, поежилась.

– Пожалуй, ты прав, не стоит испытывать судьбу. – Она улыбнулась. – Может, он как раз считает меня принцессой.

– Он уставился на тебя, как удав на кролика. Лучше уедем, прежде чем он тебя проглотит. – Дэйв потащил ее по лестнице. – Пора домой.

– Как скажешь, – весело согласилась Кендра. – И все равно я не понимаю, что ты за меня беспокоишься.

* * *

Каждый шаг Дэйва Болдинга и его спутницы болезненно отдавался в сердце Джоэла, наблюдавшего за ними с площадки перед лестницей. Эта влюбленная парочка не расставалась весь вечер, а сейчас они, конечно, ищут, где бы уединиться! Не в силах больше смотреть на них, Джоэл отвел взгляд и заметил Рона Уиллета, своего ассистента.

– Кто это такая? – спросил Джоэл, нарушая данное самому себе обещание не расспрашивать никого о девушке в светлом шифоне. – Что ей надо от Дэйва Болдинга, он ведь, насколько я знаю, женат!

– Еще как женат, – Рон насмешливо поднял брови. – И жена у него просто замечательная. Но, очевидно, это его не останавливает…

От внимательного взгляда Рона не укрылся болезненный интерес его хозяина к высокой шатенке, направляющейся в эту минуту в спальню в обществе Дэйва Болдинга. Странным Рону казалось только одно – почему Джоэл еще не атаковал ее. Насколько он успел изучить босса за несколько лет совместной работы, тот не останавливался ни перед чем, если речь шла о хорошенькой женщине. А уж эта девица, без сомнения, просто околдовала Дэймона.

– Вообще-то это твой дом, – с легкой издевкой заметил Рон. – Ты что же, сам не знаешь, кого к себе пригласил?

– Составлять список гостей я поручаю секретарше, – пожал плечами Джоэл, – а она пригласила чуть ли не всю киностудию. Я и половины этих людей не знаю… По мне, так они все на одно лицо.

– Ну, одну маленькую блондинку ты все же выделяешь, – посмеиваясь, сказал Рон. – Ты, кстати, уже поработал с ней? В фильме или в постели?

– Нет… Хотя она надеется и на то, и на другое. Почему-то все эти дамочки готовы ублажать меня в постели любыми способами, лишь бы получить хоть эпизодическую роль в «Приключении». – Джоэл залпом выпил виски из пластикового стаканчика и продолжал:

– Как же я от этого устаю!.. Хоть бы скорее с распределением ролей было покончено, может, тогда они от меня отстанут.

– Мне бы твои проблемы! – громко захохотал Рон. – Впрочем, осаждают все-таки не тебя одного. Например, та красотка выбрала для этих целей Болдинга: наверное, решила, что его легче окрутить. – После паузы Рон восхищенно добавил:

– Какая у нее фигура!.. Как ты думаешь, может, попробовать убедить ее, что от тебя она добьется большего?

Джоэл почувствовал неприятный укол в сердце. Почему эти слова причиняют ему такую боль? Ведь он и сам несколько часов назад понял все намерения этой высокой шатенки… По крайней мере, так ему казалось.

– Послушай, я говорю вполне серьезно. Почему бы тебе не попробовать вмешаться? Вон как она ведет себя с Болдингом! Разве не ясно, чего она добивается?

Невольно взглянув на закрытую дверь спальни, Джоэл с трудом ответил:

– Да, ты прав. Яснее и быть не может.

«Почему же, черт побери, я так ревную к Болдингу какую-то смазливую девицу?» – спросил Джоэл себя и, не найдя ответа, тяжело вздохнул. Что с ним сегодня творится? Неодолимая сила тянула его к этой незнакомке, и, не в силах сопротивляться этому притяжению, он совсем потерял голову.

Уиллет несколько секунд пристально смотрел на Дэймона и в конце концов сказал:

– Отбить у Болдинга эту девицу для тебя не составит труда, ведь он – ничтожество в сравнении с тобой!

– Ты, я смотрю, уверен в моей неотразимости, – саркастически произнес Джоэл. – А впрочем, я последую твоему совету. Чего-чего, а опыта в обращении с юными актрисами у меня достаточно…

А ведь она нарочно заигрывает на его глазах с Дэйвом, чтобы возбудить его ревность, заставить обратить на себя внимание. Что ж, она своего добилась…

Джоэл боролся с последними сомнениями, когда Рон спросил:

– Ну так как, ты включаешься в игру? Или оставляешь шифоновую красавицу Дэйву Болдингу?

– Нет! – вырвалось у Джоэла. Мысленно он уже видел Болдинга с ней в постели, и это было выше его сил. Его губы исказились в горькой усмешке; он понял, что просто не может не пойти за этой незнакомкой.

Отдав Рону пустой стакан, Джоэл решительными шагами поднялся по лестнице.

* * *

Роясь в ворохе одежды, сваленной на огромной двуспальной кровати, превращенной в «гардероб», Дэйв сказал с усмешкой:

– Вот и хорошо, что ты согласилась уехать. Действительно, вдруг магу придет в голову превратить тебя в лягушку? – Он прикрыл дверь спальни и продолжил прерванные поиски, бесцеремонно отбрасывая в сторону чужие плащи и жакеты.

– Не боюсь я никакого мага! Я же тебе сказала, что они заколдовывают только принцесс, – ответила Кендра.

– Твоего плаща нигде нет, – сказал Дэйв, не обращая внимания на ее слова. – И куда ты только его засунула? Боюсь, придется все перевернуть…

– Подожди, я сейчас сама поищу, – сказала она. Она подошла к кровати и через несколько секунд выудила из-под груды вещей свой светлый шелковый плащ.

– Ура, вот он! – испустила она победный крик. Намотав плащ, как чалму, на голову, она склонилась перед Дэйвом в глубоком поклоне – настоящая восточная женщина.

– О, возьми же меня с собой в Касбах… – театрально прошептала она.

– Кен, ну перестань валять дурака, – взмолился Дэйв, поднимая ее с колен.

– Ах, какое разочарование, мистер Болдинг! – вдруг раздался чей-то голос позади них. Кендре не нужно было оборачиваться, чтобы узнать голос Джоэла Дэймона. Услышав его, она почему-то даже не удивилась.

– Леди приглашает вас в спальню, а потом сама же пытается идти на попятный, – продолжал Джоэл, закрывая дверь. Его натянутая улыбка показалась Кендре звериным оскалом. – Очень, очень обидно!

– Джоэл. – Дэйв выпустил Кендру и сделал шаг вперед. – Боюсь, вы ошиблись с выводами. Я собирался отвезти леди домой, а здесь мы искали ее плащ.

– Да-да, конечно, – Джоэл, усмехаясь, подошел ближе и снял с головы Кендры импровизированную чалму. Теперь он смотрел ей прямо в глаза, и она снова почувствовала, что его взгляд ее гипнотизирует. – Искали плащ. Ну разумеется… Должно быть, вы очень весело проводили время вдвоем. Право, мне жаль прерывать вас, но, к сожалению, я вынужден это сделать: там внизу полно репортеров, а мне не хочется, чтобы назавтра все газеты писали об оргиях в моем доме…

Оргии? Оргии – у нее и Дэйва? Ну это уж слишком! Кендра расхохоталась.

– У вас необыкновенно сексуальный смех, – заметил Джоэл. – Но я еще ни разу не слышал вашего голоса. Так не соблаговолите ли вы сказать мне хоть пару слов, моя красавица?

– Меня зовут Кендра Майкле, – сказала она, улыбаясь и прищуриваясь. – И я не принцесса.

– О, как жаль. Но я уверен, у вас много других достоинств. Например, голос… Что-то в нем заставляет вспомнить, как мурлычет котенок, когда его гладят за ушком.

– Джоэл, она выпила лишнего, и теперь ей лучше уехать, – нетерпеливо вмешался Дэйв.

– Глупости! Я выпила всего два бокала шампанского и вполне трезвая, – с негодованием сказала Кендра.

– Ну вот, – сказал Джоэл, – леди сама заявляет, что с ней все в порядке, слышите?

– Конечно, я в порядке!

Зеленые глаза нестерпимо сверкали; Кендра подумала, что чародей все-таки заколдовал ее, и вовсе не обязательно, оказывается, быть знатного происхождения. Почему она не может отвести от него взгляда, почему чувствует, что вот-вот упадет в обморок?.. Определенно, он чародей.

Попытавшись взять себя в руки, она добавила:

– Впрочем, Дэйв прав, мне нужно ехать домой.

– Да, нам пора, – сказал Джоэл и, обернувшись к Дэйву, бросил:

– Я о ней позабочусь, а вы идите вниз. Прошу вас, побудьте пока хозяином дома вместо меня.

– Вы сами ее отвезете? – недоверчиво спросил Дэйв, не спеша уходить.

– Нет, зарежу ее и спрячу труп в спальне, – угрюмо откликнулся Джоэл. – Конечно, через несколько минут мы уедем. Я лишь хочу подождать, пока мисс Майкле окончательно придет в себя.

– Кендра? – вопросительно посмотрел на нее Дэйв.

Бедняга Дэйв, подумала она, он нисколько не доверяет Джоэлу, но боится его обидеть. Скажи он хоть слово поперек великому режиссеру – и тот не задумываясь вышвырнет его из своего фильма.

– Не тревожься за меня, Дэйв, – мягко сказала она, – мистер Дэймон сейчас отвезет меня домой. А ты иди вниз.

– Что ж, как скажешь, – с нескрываемым облегчением произнес Дэйв. Выходя, он обернулся:

– Завтра утром я тебе позвоню.

Едва дверь за ним закрылась, Джоэл подошел вплотную к Кендре и положил обе руки ей на плечи. Они замерли на несколько секунд.

– Хорошо, что он ушел, – наконец пробормотал он, убирая руки. Кендре почему-то стало холодно и неуютно. – Если бы ты попыталась его задержать, боюсь, здесь произошла бы настоящая драка. Ты очень сексапильная женщина, Кендра, а Дэйв так настойчив… – Они сидели на кровати так близко друг к другу, что Кендра чувствовала тепло его тела сквозь тонкий шифон. Свежий запах мыла и одеколона дразнил ей ноздри. Она ответила:

– Да, Дэйв всегда знает, чего хочет, и достигает своей цели… Меня восхищает в нем это качество.

– Это заметно. Что ты им восхищаешься. У вас, наверное, очень близкие отношения? А тебе известно, что он женат?

– Конечно, известно! – Она удивилась: что за странный вопрос? – Но я не понимаю, при чем тут его жена?

– Совершенно ни при чем, – невесело рассмеялся он. – Не думаю, что сегодня вечером вы вспоминали о ее существовании. Ты, конечно, уже добилась от него, чего хотела, правда?

– Добилась?.. От него?

– Я имею в виду работу, – нетерпеливо ответил он. – Он наобещал тебе золотые горы? Или потребовал, чтобы сначала ты дала ему то, что он желает?

Кендра непонимающе смотрела на Джоэла.

– Ну да, он дал мне работу, – наконец сказала она. – Контракт уже подписан…

– Понятно. – Он сжал губы так, что они превратились в тоненькую полоску. – Я хотел предложить тебе выгодную сделку. Видишь ли, я обладаю большей властью, чем Болдинг, и могу предоставить тебе дополнительные льготы… – Его лицо постепенно смягчилось, и, ласково гладя ее по голове, он спросил:

– Ну как, ты согласна?

Она не понимала, о чем он говорит. Какие дополнительные льготы, что он от нее хочет? Впрочем, она не могла думать о том, что происходит, и вся отдалась блаженному покою. Так приятно было просто сидеть рядом с ним, ощущать его ласковые прикосновения… Она потерлась лицом о его руку. Удивительно красивая рука – загорелая, с длинными тонкими пальцами. Рука творца.

– Я так странно себя чувствую, – пробормотала Кендра. В том, что зеленоглазый маг заколдовал ее, она уже не сомневалась.

– Я тоже.

Эта Кендра Майкле оказывала на него совершенно непостижимое действие. Она не была красавицей: у нее была чересчур поджарая, даже по голливудским стандартам, фигура с высокой грудью; карие глаза, горящие огнем, и яркие полные губы скорее назовешь чувственными, нежели миловидными. Правда, золотистая кожа и шелковые каштановые волосы были действительно прекрасны…

Она облизнула пересохшие губы, и при виде этого движения Джоэла захлестнула волна жгучего, неодолимого желания. Он ясно вспомнил, что то же чувство возникло у него в тот момент, когда он увидел ее впервые. Сердце бешено забилось в его груди. «Она будет моей», – пообещал он себе.

– И я чувствую себя как-то странно… – Он провел пальцем по ее шее. – Как только я увидел тебя, со мной что-то произошло. – Слова давались ему с трудом. Кендра удивленно посмотрела ему прямо в глаза.

– Ты зол на что-то, я это чувствую. На что, скажи?

– Я ни на что не злюсь, – быстро возразил он, сам понимая, что лжет. Да, внутри него закипала непонятная ярость и злость – злость на самого себя. Ему казалось, он сходит с ума. – Понимаешь, я просто не могу понять, что происходит. Со мной такого еще никогда не было…

– И со мной тоже, – призналась Кендра. Проведя указательным пальцем вокруг его губ, она прошептала:

– У тебя очень красивый рот, ты об этом, конечно, знаешь?

Он захватил ее палец губами и тут же отпустил, и Кендра почувствовала легкий озноб, хотя ей совсем не было холодно.

– Так бы и съел тебя. – Он улыбнулся и приблизил свои глаза к ее глазам. – Правда, я тебя съем прямо сейчас, милая, – я так голоден, а ты выглядишь невероятно аппетитно… – Она ощущала его дыхание – каждое его слово было словно жаркий поцелуй. – Я хочу смаковать тебя – медленно, узнавая, какая ты на вкус…

Она и не поняла, когда их губы соединились. Джоэл впивал ее мелкими глотками, словно ценитель тонких вин, наслаждающийся новым ароматным букетом. Кендра уже не ощущала ничего, кроме его губ и языка.

– Великолепно, – произнес он дрожащим шепотом, наконец оторвавшись от нее. Он полуприкрыл глаза, чтобы погасить их сияние, и притянул Кендру поближе к себе. Теперь он ощущал ее мягкую грудь сквозь тонкий шифон. – Я не могу остановиться, Кендра.

И снова он впился ртом в ее губы – но на этот раз поцелуй был не столько нежным, сколько страстным. Не сдержавшись, Кендра застонала от наслаждения, но ее стон лишь распалил Джоэла: его движения стали еще более настойчивыми, словно он стремился проникнуть в глубь нее. Они исследовали друг друга со всевозрастающей страстью, и в какой-то момент Джоэл сам издал приглушенный стон.

Сознание того, что она подчинила себе великого мага, заставила его стонать, сильнее приникать к ней и дрожать в ее объятиях, усиливало возбуждение Кендры. Она полностью властвовала над ним.

– Как это чудесно! – неожиданно сказала она и тихо засмеялась. – Я будто лечу в облаках… – Она обхватила его за шею, и они снова слились в бесконечном поцелуе.

Джоэл с трудом оторвался от ее губ. Глотнув воздуха, он спросил:

– Кендра, скажи, ты всегда так настойчива и прямолинейна в общении с людьми?

– Я стараюсь… К сожалению, у меня не всегда получается, – ответила она, вспомнив, как сегодня солгала Дэйву. Впрочем, задумываться о своих проблемах Кендре сейчас не хотелось, и она добавила:

– Я не люблю лукавить. А почему ты спрашиваешь?

Глядя в ее широко распахнутые, почти по-детски наивные глаза, Джоэл испугался, что обидел ее. Но он уже не владел собой и поэтому не мог остановиться. Он жестко продолжил:

– Мне необходимо это знать. Если ты собираешься меня надувать, нам лучше не быть вместе. Ты поняла меня?

Он обнял ее – страстно, почти грубо, не думая о том, что может сделать ей больно.

– С этого дня, Кендра, у тебя будет очень мало свободного времени… – сказал он и, не дожидаясь ответа, снова прижался к ее губам. Страстный, жгучий поцелуй продолжался так долго, что Кендра начала задыхаться. Джоэл, услышав ее тихий, почти жалобный стон, дал ей глотнуть воздуху. С каждой секундой его возбуждение нарастало. Кендра это чувствовала.

– Ты необыкновенно искусно расставляешь сети, Кендра. Я попал в них… – пробормотал он.

– Сети? – не поняла она.

– Не обращай внимания, я и сам не понимаю, что говорю. – Джоэл резко встал с кровати и, подавая Кендре руку, громко сказал:

– Пойдем отсюда.



Он заботливо подал ей плащ и открыл дверь.

– Пойдем? Но куда, Джоэл? – Она ничего не понимала. Зачем уходить куда-то, если им так хорошо здесь?

– Останься мы в этой комнате еще на пять минут – и все эти тряпки окажутся на полу под кроватью. А мы – на ней. – Джоэл слабо улыбнулся. – И внизу, в гостиной, все сразу поймут, чем мы с тобой здесь занимаемся. Я не желаю, чтобы кто-то из них даже думал о тебе – ты моя, и только моя! Я никому не позволю отнять тебя у меня. – Пропуская ее вперед, он снова сказал:

– Пойдем, Кендра.

– Мы возвращаемся к гостям?

– Нет! – Он поморщился, увидев на лестнице какую-то парочку. – Мы немедленно уедем из этого сумасшедшего дома!

– Так ты отвезешь меня домой? – спросила Кендра. В голове у нее осталось одно: их сказочное блаженство закончилось и больше никогда не повторится. Она отвернулась, стараясь скрыть подступившие к глазам слезы, и не увидела, как на лице Джоэла мелькнула загадочная улыбка.

– Можно и так сказать… – Они спустились по лестнице, прошли через гостиную, стараясь не попасть на глаза никому из гостей. – Да, Кендра, – сказал он, распахивая перед ней входную дверь, – мы едем домой.

Глава 2

Машина приблизилась к высоким металлическим воротам, и свет фар выхватил из темноты выгравированную на них надпись.

– «Illusion de l'Arc en Ciel», – вполголоса прочитала Кендра. – «Иллюзия радуги»? Какое странное название для дома…

Приподняв бровь, Джоэл нажал на кнопку, и железные ворота открылись.

Как только они выехали из Лорел-Каньона, Кендра сразу поняла, что Джоэл везет ее не в Фул-лертон, где находилась ее квартира, а куда-то в неизвестном направлении. Куда? – это ее не интересовало. Откинувшись на мягкую серебристо-серую спинку сиденья, она просто смотрела в окно. Небо сияло звездами.

– Illusion de l'Arc en Ciel, – повторил Джоэл, и это были его первые слова за все время пути. – Так ты знаешь французский?

– Совсем немножко, – ответила Кендра. Они въехали во двор, и ворота бесшумно затворились. – Учила в школе. Но почему ты так назвал свой дом?

Он рассмеялся:

– Это первый вопрос, который ты мне задаешь. Ты доверилась совершенно незнакомому человеку. А вдруг я собираюсь затащить тебя в подвал и…

Затащить? Нет, настоящий волшебник, конечно, не станет прибегать к силе: воспользовавшись своими чарами, он и так добьется всего, чего пожелает.

– Просто я тебе верю, – ответила она безмятежно. – Почему же все-таки этот дом называется «Иллюзия радуги»?

Он пожал плечами:

– По-моему, самое подходящее название. Радуга – это мираж, мечта: она появляется на небе, но пройдет мгновение – и ее уже нет. Если задуматься, такова и вся наша жизнь. Она длится лишь один миг… – Его губы изогнулись в горькой улыбке. – Поэтому когда я создаю что-то для меня важное, я всегда напоминаю себе о мимолетности радуги. Ни к чему нельзя привязаться надолго, ведь все когда-нибудь исчезает.

Какая невероятная усталость и горечь слышались в этих словах! От них словно рассеялось золотое сияние вокруг, и к горлу Кендры подкатил ком.

– А этот дом… Он много для тебя значит? – осторожно поинтересовалась она. – Я никогда не слышала о его существовании и думала, что у тебя есть только дом в Лорел-Каньоне.

– В общем-то ты права, – осторожно ответил он, и Кендру отчего-то захлестнула волна почти материнской нежности. – Мне было нужно место, где я мог бы отдыхать от всей этой фальши. Этот дом я перевез буквально камень за камнем из Франции – из Нормандии, если быть точным. И выстроил здесь, в Америке, то, о чем всегда мечтал. – Насмешливо взглянув на нее, он добавил:

– Подземелье здесь действительно есть, но комнаты для пыток нет. – Вдруг посерьезнев, он продолжал:

– Это убежище я держу втайне от всех, о нем не знает даже моя секретарша. Прознай кто-нибудь про «Иллюзию радуги» – и сюда толпой повалили бы репортеры… Но это мой – и только мой дом, черт возьми.

«Мерседес» внезапно повернул, и у Кендры перехватило дыхание от того, что предстало ее глазам.

То, что Джоэл назвал домом, скорее напоминало старый нормандский замок с подъемным мостом. Его каменные стены отсвечивали тусклым серебром в лунном свете – настоящий замок из прошлых веков. И это был не сказочный дворец, а крепость спокойствия, уединения. Последний бастион военачальника.

– Это очень… впечатляюще, – наконец сумела выговорить Кендра. «Впечатляюще», – не то слово, думала она, проходя по опущенному мосту во внутренний двор.

Кендра догадалась, что сейчас видит настоящего Джоэла, а не обычную циничную маску. Ей захотелось лучше понять его, побольше о нем узнать. В эту минуту она была уверена в одном – ее неодолимо тянет к нему.

– И давно ты выстроил этот замок?

Он вышел из машины и открыл перед Кендрой дверь.

– Я впервые увидел замок, когда мне было семь лет. Он находился в нескольких километрах от места, где мы с матерью жили, и при первой возможности я убежал и провел возле него целый день. – Обняв девушку за талию, он повел ее к огромной дубовой двери. – Настоящая крепость произвела на меня большое впечатление. Я был совсем маленьким и, вырвавшись из благопристойной атмосферы отеля, вдруг почувствовал, что замок будет принадлежать мне. Стоило мне один раз взглянуть на него – и я понял, что он мой.

Он открыл дверь ключом, который казался крошечным по сравнению с тяжелым железным замком. Внутри было темно, и голос Джоэла отдавался эхом.

– Мечта о нем стала для меня чем-то вроде навязчивой идеи. Еще в школе я начал копить деньги. Когда набралось достаточно, я купил на аукционе обстановку и красивые безделушки из этого замка… – Он нащупал выключатель в темноте, и огромный зал осветился электрическими свечами в большом канделябре. – А около семи лет назад сам замок пошел с молотка, и я купил его, перевез через океан и собрал заново.

– Долго же тебе пришлось ждать, – прошептала Кендра, разглядывая зал.

Неудивительно, что их голоса подхватывало гулкое эхо: потолок был футов в пятьдесят высотой. Обшитый роскошным дубом, он создавал неповторимый ансамбль с широкой резной лестницей, ведущей на балкон. Грубоватую красоту каменного пола и стен оттеняло богатство кремовых и бордовых ковров. Над огромным камином висел средневековый гобелен. Сам камин был достаточно велик, чтобы зажарить в нем быка; возможно, для этого он и использовался в прошлом. Джоэл прикоснулся к ней, оторвав ее от восхищенного созерцания.

– В моей жизни мало по-настоящему ценных вещей, но на то, чтобы их приобрести, я не жалею ни времени, ни сил. – Они поднимались по лестнице. – Хотя терпеливым человеком меня не назовешь… К счастью, сейчас терпение и не требуется, – усмехнулся он. – Мы отлично понимаем друг друга, Кендра. По-моему, это сильно упрощает наше общение.

«Понимаем друг друга»… Может, он и понимал ее, но сам пока оставался для нее загадкой. Эта неизвестность только усиливала волнение и радостное возбуждение, которое она испытывала, позволяя вести себя по освещенной стилизованными под старину электрическими факелами лестнице. «Настоящая средневековая башня», – мелькнуло у нее в голове.

Все это было похоже на прекрасный сон. Она шла по стене древней крепости вместе с Джоэлом; он вел ее через гулкие коридоры к таинственной комнате на вершине мира. Будут ли в замке чародея дымящиеся котлы и хрустальные шары? В тот момент ей казалось, что возможно все, и ее переполняло предчувствие будущих чудес.

Но реальность превзошла все ее ожидания. Они поднялись на самый верх, и Джоэл распахнул перед ней дверь. Ни хрустальных шаров, ни котлов с волшебными эликсирами она не увидела, но комната со сводчатыми стенами была волшебной сама по себе. Вся она была залита светом, и Кендра сначала подумала, что освещение искусственное. Но потом поняла, что это лунное сияние, проникая сквозь цветные стекла витражей, рисует на полу и стенах причудливые узоры, в которых переплетались свет и тень. Витражи начинались в нескольких футах от пола и уходили вверх футов на тридцать. Кендре показалось, что она находится в оранжерее – или в гигантском сказочном ларце.

Всю обстановку составляли широкая кровать и старинный кованый сундук.

– Боже, это великолепно! – воскликнула она. – Никогда не видела ничего подобного. – Она повернулась к Джоэлу, который наблюдал за ней, стоя у двери. – Я понимаю, почему этот замок для тебя так важен. – Чувствуя, что совершенно теряет голову, Кендра поспешно продолжила:

– Спасибо за то, что ты показал мне это чудо. Но ведь ты скрываешь его ото всех… Почему же ты привел сюда меня?

– Сам не знаю. – Он закрыл дверь. – Говорят, что я подвержен случайным порывам. Возможно, это один из них. – Он пожал плечами. – Наверное, потому, что, впервые увидев тебя, я испытал то же чувство, что и при первом взгляде на этот замок. Радужная принцесса для моего радужного жилища. Я просто хотел увидеть вас вместе.

Он протянул руку к перламутровому выключателю на стене:

– Не шевелись, любимая, и исполни мою прихоть. Я включу свет.

При ярком искусственном освещении Кендра увидела, что витражи выполнены из стекла розового, салатного, лазурно-голубого, темно-синего и фиолетового цветов. Радужный свет лился в комнату как сияющие лучи нездешнего солнца. Они превращали серые камни пола и простую белую шерсть покрывала на огромной кровати в море цветов, и Кендре стало понятно, почему комната была обставлена аскетично: любые украшения в радужном свете совершенно излишни.

– Ах! – восхищенно выдохнул Джоэл, взглянув на нее. Она купалась в луче чистого золотого света, превращавшего ее кожу в темно-желтый янтарь, а каштановые волосы в яркое пламя. – Да, именно поэтому я привел тебя сюда. Я хотел увидеть этот мираж. Ты восхитительное видение, Кендра Майкле. Боюсь, что ты нереальна. – Джоэл подошел так близко, что Кендра почувствовала тепло его тела. В луче яркого света он напоминал золоченую статую Люцифера. – Но я привык к иллюзиям. А теперь одна иллюзия готова выполнять все мои прихоти… – Он наклонил голову и слегка коснулся губами ее обнаженного плеча, заставляя ее глубоко вдохнуть.

Кендра пыталась унять сердцебиение, ощущая его язык, движущийся вдоль шеи, а потом легкое прикосновение его зубов к мочке уха. Она снова услышала его аромат, так же как в спальне дома в Лорел-Каньоне. Она была оглушена потоком чувств. Что может быть прекраснее, чем волнующие прикосновения Джоэла здесь, в тончайшем радужном тумане? Она не представляла себе, что ласки могут быть такими эротичными. Раньше ей казалось, что она слишком холодна, что ее воспитали как мальчишку. Чувствительность спала в ней до этого момента, может быть, потому, что в ее жизни еще никогда не встречались чародеи. Джоэл Дэймон разбудил в ней женщину.

Она запрокинула голову, позволяя его губам исследовать нежную шею.

– Ты отзываешься на каждое мое движение. О чем еще может мечтать мужчина? – Его губы касались чувствительной кожи под подбородком. – Ведь ты желаешь этого, не так ли, радужная принцесса?

– Да, – выдохнула она.

Он засмеялся, и в его смехе слышались нотки триумфа, который ее покоробил. Сегодня вечером она вела себя совсем не так, как обычно, но какое это имело значение? Важно было лишь поймать этот прекрасный момент, прежде чем он ускользнет прочь и она снова погрузится в напряженную суету повседневной жизни. Она помнила, с какой горечью Джоэл говорил о себе. Теперь Кендра чувствовала какое-то смутное возмущение, и даже его ласки не могли заглушить это тревожное чувство. Что-то было не так. Что-то еще должно было быть сказано.

– Джоэл, я думаю, мы…

– Не думай. – Джоэл ласково перебирал ее локоны, и его голос внезапно стал суровым. – Радужные принцессы не думают. Они должны только чувствовать… – Он прижался губами к ее губам, его язык вторгся в ее рот. Джоэл судорожно вцепился в ее волосы. – Прикоснись ко мне. Прикоснись ко мне, Кендра. Я хочу ощутить твои руки… У нее снова перехватило дыхание, ей казалось, что она растворяется в его руках.

– Я тоже этого хочу, – тихо произнесла Кендра. Она положила ладони на его грудь; ее пальцы раздвинули лацканы смокинга. Его сердце учащенно билось; нетерпеливо расстегнув пуговицы его рубашки, она скользнула внутрь. Кендра закрыла глаза, наслаждаясь его теплом, восхитительной твердостью его мускулов. Ее ладони вздрагивали, когда кровь приливала к их чувствительной поверхности. Она прикасалась к жестким темным волоскам, к крошечным соскам, которые мгновенно твердели. Кендра провела по его груди кончиками пальцев и вдруг услышала его смех. Она открыла глаза.

– Полагаю, прелюдия затянулась… Ты слишком настойчива, – Джоэл сделал шаг назад и глубоко вздохнул. – Настало время, чтобы выполнить еще одну мою фантазию. Позволь мне увидеть, как ты выглядишь в одеждах из радуги, моя принцесса. – Он снял смокинг и бросил его на низкий сундук у кровати. – Я хочу сам раздеть тебя.

Он протянул руки, чтобы обхватить ее груди через тонкий шифон. Кендра отозвалась на это прикосновение. Его взгляд остановился на темной ложбинке:

– Боже, я не могу больше ждать, я хочу увидеть тебя, – сказал он хрипло. – Я хочу спрятать лицо у тебя на груди, хочу попробовать тебя на вкус, почувствовать, как ты отзываешься на мои прикосновения… – Он провел большим пальцем по ее потемневшим соскам и сказал:

– Рад, что ты испытываешь то же самое, что и я, любимая.

Он притянул ее ближе, ища застежку на платье. Его губы легко касались ее виска, пока он медленно расстегивал «молнию».

– Я чувствую тебя, – прошептал он, лаская языком внутренний завиток ее уха.

По ее телу пробежала дрожь. Но ей не было холодно – ей казалось, что она загорается; кровь неслась по венам, почти причиняя ей боль. Кендра ослабела, ее колени дрожали так же, как перед первым в жизни прыжком с парашютом. Когда его рука скользнула под платье, чтобы дотронуться до ее обнаженной талии, она вздрогнула, словно от ожога. Тихий стон сорвался с ее губ; она обвила его руками и теснее к нему прильнула.

– Джоэл, это безумие, – сказала она. – Я никогда…

– Ты думаешь, я не знаю? – прервал он. Его умелые руки жарко гладили атласную кожу ее спины. – Все это не важно. Я так сильно хочу тебя, что испытываю боль…

Она услышала в его голосе возмущение, смешанное с желанием. Ей не хотелось больше ни о чем думать, ее переполняли чувства; и тогда Джоэл потянул ее платье вниз. Оно упало к ее ногам лужицей прозрачного шифона.

Джоэл задержал дыхание, а потом шумно выдохнул, глядя на нее с томительной жаждой обладания. Кендра стояла перед ним в одних шелковых трусиках и в босоножках на высоком каблуке.

Тем не менее она не испытывала ни смущения, ни страха. У нее была прекрасная фигура – ведь профессия каскадера обязывала ее заботиться о своем теле. Кендра горела желанием, которое не оставляло места никаким сомнениям.

Он медленно протянул руку к ее груди и воскликнул:

– Господи, я весь дрожу!

Она едва могла дышать. Внезапно она нетерпеливо, не в силах больше медлить ни секунды, наклонилась вперед и хрипло проговорила:

– Дотронься до меня! Прошу. Я не могу больше ждать.

– И я… О Боже, и я тоже. – Джоэл страстно, почти до боли сжал ее грудь. Он опустил голову, его лицо исказилось от желания. – Ты нужна мне, нужна мне вся. – Его губы охватили ее сосок. Через несколько секунд Джоэл поднял голову. – Я говорил, что хочу проглотить тебя, – сказал он хрипло. – Думаю, нам лучше перейти в постель, пока я окончательно не потерял над собой контроль.

Его рука обвилась вокруг ее талии. Кендра не знала, несет ли он ее или она идет сама – их бедра соприкасались, а его указательный палец ласкал бархатистый розовый кружок вокруг соска.

– Я не отпущу тебя ни на мгновение. Господи, я так жажду тебя…

Джоэл уложил ее на кровать и опустился сверху. Приподнявшись на руках, он смотрел на нее, смотрел, как падает на белоснежную простыню нежно-розовый луч, освещая кожу Кендры и окрашивая ее соски в густой карминный цвет.

– Прекрасно, – пробормотал он, опускаясь, чтобы прижаться к ее нежной груди. – Этот цвет, и… – Его лицо внезапно исказилось болью, а мускулы напряглись. – Черт, я знал, что не смогу больше ждать. Я слишком сильно хочу тебя. – Внезапно он встал, с отчаянной скоростью стянул с себя одежду, не отрывая взгляда от лица Кендры. – Смотри на меня, – мягко потребовал он, отбрасывая одежду в сторону. – Смотри, ты должна видеть, как сильно я хочу тебя. – Он лег рядом с Кендрой и пристально посмотрел ей прямо в глаза, словно гипнотизируя. – Я хочу видеть твое лицо. Сейчас я осуществлю все свои мечты… все, о чем я мечтал с той минуты, когда увидел тебя впервые.

Медленная, жаркая чувственность была в его движениях. Он страстно поцеловал ее, а когда он отодвинулся, его взгляд был затуманен желанием. Джоэл произнес:

– Вот то, что я хотел увидеть. Желай меня, моя радужная принцесса!..

О да, она желала его. Она поняла, что сгорает заживо. Теперь только кусочек атласа отделял его горячее тело. Джоэл терся об нее, как огромный кот, его взгляд остановился на ее лице, чтобы видеть, как разгорается ее страсть. Ее голова начала метаться по подушке, а дыхание стало прерывистым. Тогда Джоэл произнес внешне спокойно, с трудом сдерживаясь:

– О моя сладкая радужная принцесса, готова ли ты к моей любви?

– Да. – Ее руки сомкнулись на его плечах, когда он снимал с нее тоненькие шелковые трусики – последнюю преграду между ними.

– Я рад, что ты согласна. – Он раздвинул ее бедра и скользнул между ними. – Я не смог бы выдержать, если бы ты сказала «нет». – Он перебирал мягкие завитки на ее лоне. Это было одновременно возбуждающе и немыслимо нежно. Джоэл наклонился, все еще лаская ее рукой, и подарил ей бесконечно сладкий поцелуй. Потом с дикой, яростной страстью он подался вперед. Его сила и мощь потрясли Кендру.

В первый момент была лишь страшная, режущая боль; но потом, когда Джоэл вошел в нее, ее крик перешел в стон удовлетворения.

Он замер в неподвижности, и Кендра услышала слова восхищения. Он попытался поднять голову, но она обняла его за шею, ища ртом его губы и одновременно сжимая ногами его бедра.

Бешеный темп его движений сначала оглушил Кендру, и она просто прижималась к нему в агонии желания. Но потом сама в экстазе начала двигаться навстречу ему. При этом она смотрела прямо в лицо Джоэлу, с наслаждением замечая, что полностью властвует над его желаниями. Джоэл поднял голову с глухим стоном, и тогда Кендра почувствовала всплеск почти животного удовлетворения. – Ты сводишь меня с ума. – Его слова утонули в водовороте ее чувств. – Так, любимая. Двигайся. Иди ко мне.

Он впитывал ее, пронзал ее, но не только своим телом, но и глазами. Она видела прекрасные радужные лучи розового, золотого и фиолетового цветов за его бронзовыми плечами; радужный туман придавал всему происходящему какую-то особую, иллюзорную утонченность. Но нет, Джоэл ошибался. Это не иллюзия и не мираж. С каждым движением, каждым вздохом они взмывали все выше и выше, и наконец Кендра достигла пика блаженства. Она почувствовала, как напрягся Джоэл, и услышала его низкий, дикий крик. Он тоже чувствует это, подумала Кендра радостно. Эта радость принадлежала им обоим.

Он замер, прижав ее всей своей тяжестью. Кендра слышала биение его сердца у своей груди. Потом он скатился с нее, но не разомкнул объятий.

Он водил языком по ее виску. Она положила голову ему на плечо, словно доверчивый ребенок, и внезапно почувствовала страшную усталость. Глаза ее сами закрылись. Но она поняла, что должна что-то сказать волшебнику, подарившему ей неземное наслаждение.

– Благодарю… – сонным шепотом сказала она и крепче прижалась к нему. – Благодарю тебя, Джоэл.

Кендра услышала его довольный смех:

– Всегда к вашим услугам, радужная принцесса, – ответил он. – Спасибо тебе. Ты подарила мне не меньшее счастье… Или это ты поблагодарила меня за роль в фильме? Тебе должна была достаться другая роль, любимая. Ты не похожа на остальных женщин. А то, что ты девственница, возбудило меня еще больше. Ты правильно этим воспользовалась. – Кендра почувствовала, что он напрягся. – Но не беспокойся, дорогая, ты ничего не потеряла из-за своей неопытности. За удовольствие я всегда готов заплатить достойную цену. Я уверен, что следующая твоя роль сможет удовлетворить даже самый изысканный вкус… – В его голосе появилась издевка. – Как бы то ни было, обещай мне оставаться в моей постели. Хорошо?

Она не отвечала, и его голос стал жестким, как сталь:

– На твоем месте я не стал бы торговаться, Кендра. Ты поймешь, что я могу быть непреклонным, даже беспощадным. – Он приподнял ее подбородок и остановил взгляд на ее лице. – Ты дашь мне все, что я…

Джоэл замолчал: он заметил, что ее ресницы опущены, а дыхание – глубокое и ровное. Услышала ли она хоть слово из его тирады, прежде чем заснуть? Вероятно, нет… Он криво улыбнулся, поняв, что снова она победила его. Но почему вместо возмущения он испытывал странную нежность и желание ее защитить? Во сне Кендра выглядела беззащитной, даже беспомощной, что у Джоэла комок подошел к горлу. Он набросил на нее одеяло и прижал к себе.

* * *

Прежде чем открыть глаза, Кендра ощутила знакомую боль в пояснице. Она вздохнула и прижалась ближе к Джоэлу, наслаждаясь теплом его тела.

Джоэл?

Окончательно проснувшись, Кендра ужаснулась. О Боже, что же она наделала? Все ощущения этой ночи беспорядочно обрушились на нее. Она все вспомнила.

Радужные туманы, волшебные зеленые глаза, уводящая в неведомые дали магия… Сколько раз он овладел ею за эту ночь?

Она закусила губу. Какая разница, сколько раз они занимались любовью! Главное, что это вообще произошло! Как могла она так поступить? Лечь в постель к совершенно незнакомому человеку – возможно, для некоторых это обычное дело. Но не для нее! Джоэл Дэймон – ее начальник. Большей глупости она не могла совершить.

Может, причиной внезапного безумия послужило сочетание лекарства и алкоголя? Вчера Кендре казалось, что это не так, а теперь она засомневалась. Может быть, всему виной сам Джоэл? Может быть. Впрочем, причина сейчас уже не важна.

К Кендре вернулось ее обычное прохладное здравомыслие. Она осторожно отодвинулась от Джоэла. Если ей повезет, она сможет уйти, не разбудив его и избежав неприятного разговора. Но удача сегодня ей не сопутствовала; Кендра пыталась застегнуть «молнию», когда Джоэл неожиданно приоткрыл глаза.

– Собираешься куда-то? – спросил он, садясь в постели и пристально глядя на нее. – Твои манеры оставляют желать лучшего… Настоящая женщина не меняется с наступлением утра и так же готова на все, как и ночью. Сними платье и иди обратно в постель, Кендра.

Кендра почувствовала, как румянец заливает ее щеки. «Молния» не поддавалась.

– Боюсь, это невозможно, мистер Дэймон, – ответила она, оглядываясь в поисках туфель. – Я должна уйти отсюда.

– Мистер Дэймон? – повторил он. – Не поздновато ли для таких формальностей? Если я не ошибаюсь, несколько часов назад эти длинные, стройные ноги…

– Это я совершила ошибку, – прервала его Кендра, чувствуя, как пылают ее щеки. – Я бы хотела, чтобы вы забыли эту ночь. – Наконец она увидела под кроватью одну босоножку и нагнулась за ней. – Я понимаю, что виновата так же, как и вы. Этого не должно было произойти. Где же, черт возьми, вторая? Подумайте об этом еще раз. Вы согласны, что личные отношения будут лишь затруднять наше сотрудничество? – Кендра наконец разыскала туфлю – та лежала под покрывалом. – Я обещаю как можно реже попадать вам на глаза в Седихане.

Джоэл пробормотал какое-то ругательство. Его лицо потемнело:

– Уже пытаешься отказаться от меня, Кендра? Мне кажется, я предупреждал тебя. Это не встреча на одну ночь. – Его зеленые глаза излучали холодное пламя. – Ты получаешь роль в этом фильме и все остальные роли, какие я только смогу для тебя выбить. Но я всегда требую платить по счетам. Теперь снимай одежду и возвращайся ко мне.

– Черта с два! Я не понимаю, о чем вы говорите, мистер Дэймон, но будь я проклята, если останусь здесь и позволю вам меня запугивать. Я была в вашей постели первый и последний раз, и хорошо бы вы осознали этот факт. Как только закончу работу, я приложу все усилия, чтобы избежать участия в ваших фильмах. – Она раздраженно тряхнула головой, застегивая босоножки. – Я не терплю эгоистов. Исполнив все трюки, я больше не встречусь с вами.

– Трюки? – его глаза сузились.

– Трюки, – повторила она раздраженно. – Вы же режиссер, так должны знать, что я имею в виду!

– Да, я знаю, что ты имеешь в виду, – ответил он угрюмо. – Я думаю, тебе лучше вернуться и сесть. У нас есть о чем поговорить. Итак, ты не актриса?

– Актриса? – от удивления она широко распахнула глаза. – Конечно, нет. Почему вы так решили? Я каскадер, меня наняли исполнять трюки за Билли Каллахан в «Приключении в пустыне»… – Она осеклась на полуслове, внезапно поняв, что он имеет в виду. Никогда она не испытывала такой ярости! – Так ты… ты решил, я спала с тобой, чтобы получить роль!

– Спать – не самое подходящее слово для того, чем мы были заняты… – сказал он, растягивая слова. – Но ты права, я думал, ты именно поэтому соблазняла сначала Болдинга, а потом меня. – Он сжал губы. – Если подумать, все это не лишено здравого смысла. У тебя полно конкурентов, а гонорары в моем фильме солидные…

– Продавать себя ради роли? Я профессиональный каскадер, а не шлюха, – возмутилась Кендра. – Мне не нужно зарабатывать дополнительные льготы в чьей-то постели. – Она глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. – Что касается Болдинга, он и его жена – мои давние друзья. Сама мысль о том, что я могу его соблазнить, показалась бы ему смешной.

– Так ты меня дурачила?! – сказал он, сердито глядя на нее. – Вы двое были вчера вечером заняты лишь друг другом.

– Привязанность – не желание, – сказала она язвительно. – Впрочем, вы вряд ли поймете разницу. Вы ведь заняты рисованием всяких грязных картин в своем богатом воображении… А меня использовали как дешевую проститутку. И, насколько я поняла, не собираетесь просить прощения.

– Нет. – Джоэл откинулся на подушки, спокойно наблюдая за ней. – Я думаю, что ты и так меня простишь. Ты была не против того, чтобы тебя заманили в постель, Кендра, и вела себя очень неплохо… – Он сделал паузу. – Для дилетанта…

Ее словно ударили.

– Я сказала, что эта ночь была ошибкой. Возможно, Дэйв был прав вчера: я слишком много выпила. – Она старалась говорить спокойно. – Я не буду перекладывать всю вину на вас. Давайте спишем это на временное помрачение рассудка и продолжим наши отношения так, как будто ничего не произошло.

– Я хочу… – сказал он быстро. – Кендра, вернись в постель, и мы попробуем начать все сначала.

– Да ты что, не слышал меня? – Она сжала кулаки. – Это больше никогда не повторится! Меня тоже не устраивает связь на одну ночь! И уж тем более я не намереваюсь стать твоей любовницей! У меня нет ни времени, ни желания играть в те игры, по которым вы специализируетесь, мистер Дэймон.

– Меня зовут Джоэл, черт возьми! – выкрикнул он. – Желание, по крайней мере, у тебя было прошлой ночью. Дай мне пять минут, и я гарантирую, что оно у тебя появится снова. – Его голос смягчился до бархатного шепота. – Помнишь, как это было, радужная принцесса? Вспомни, как тебе нравились мои прикосновения. – Его зеленые глаза мягко мерцали. – Как ты сходила с ума, когда я заставлял тебя ждать? Но ведь я не мучил тебя слишком долго, не так ли, Кендра? Я не мог, я должен был…

– Нет! – Она слишком ясно увидела те картины, о которых с тех пор, как проснулась в его объятиях, старалась не думать. Теперь все виделось так ярко: мускулистое тело Дэймона, склонившееся к ней; мягкие лучи света всех оттенков; его лицо, сумрачное от страсти; его руки… Нет! Она не должна возвращаться к этому. Все закончилось и больше не повторится.

Но яркие лучи все еще заливали комнату! Очевидно, ночью, пока она спала, Джоэл встал и выключил свет, и сейчас комната утонула в ярком солнечном свете. Так даже еще лучше, подумала она мечтательно. И сам Джоэл был прекрасен. Глаза его сияли, словно драгоценные камни, и Кендра почувствовала, как в ней снова пробудилось волнение. Она вспомнила, как эти глаза, горевшие желанием, смотрели на нее… Она тряхнула головой, отгоняя это воспоминание.

– Нет, – повторила она. – Не помню. Не буду помнить. Я не радужная принцесса или как вы там меня называли. Я реально существую. И я весьма прагматична. Ваши причудливые иллюзии мне не нужны, равно как и работа в вашей съемочной группе. – Отбросив прядь волос со лба, она утомленно продолжала:

– Я уверена, вам быстро стало бы скучно со мной. Я не могла бы ублажать вас… Моя жизнь – не иллюзия. Она весьма буднична и серьезна. А теперь, с вашего позволения, я уйду. Не беспокойтесь, не вставайте; я вызову такси по телефону.

– Я и не беспокоюсь, – сказал он. – Тебе не удастся позвонить. Здесь нет никакого телефона. – Она обернулась и удивленно взглянула на него; он же пожал плечами. – Ведь я же говорил, что здесь могу полностью расслабиться… Телефон был бы первой брешью в крепостной стене Замка. – Его губы изогнулись в иронической улыбке. – Итак, раз ты в безвыходном положении, почему бы тебе не устроиться поудобнее? – Когда она собралась что-то возразить, он поднял руку. – Одетой и застегнутой на все пуговицы, если ты так настаиваешь. Надеюсь, ты понимаешь, что с моей стороны это большая уступка. – Он похлопал рукой по покрывалу. – Садись, мы еще не договорили.

Кендра осторожно приблизилась к кровати:

– Я думаю, единственную тему, интересовавшую нас обоих, мы исчерпали. – Она остановилась в нескольких футах от него.

– Мы к ней даже не приступали, – сказал он прохладно. – Очевидно, я должен снова начать переговоры, раз ты не актриса… Я должен лететь в Седихан сегодня вечером, чтобы наконец заняться фильмом, и я приглашаю тебя полететь со мной. Что мне предложить тебе, чтобы ты согласилась? Я дам тебе все, что возможно. И даже более того. Обещаю. Попробуй.

Она покачала головой, не веря своим ушам. Этот человек невероятно упрям.

– Послушайте, – медленно произнесла она. – Я не торгуюсь. Я говорю – нет. Нет. Понятно? Я буду в Седихане через месяц, как и предусмотрено в контракте, не раньше. Когда приеду, я выполню свою работу. – Она повернулась и пошла к двери. – И закончим с этим.

Дверь закрылась за ней с громким щелчком.

Джоэл весело улыбнулся. Он сбросил покрывало, встал с кровати. Да, Кендра Майкле – действительно крепкий орешек, но он был уверен, что справится с ней. Джоэл неторопливо оделся и лениво спустился по лестнице. Ключи от машины были у него. Далеко Кендра на высоких каблуках не уйдет, а на «Мерседесе» он догонит ее прежде, чем она выйдет за ворота. И тогда они продолжат дискуссию. И уж на этот раз он выйдет победителем!

Его благодушие разбилось вдребезги, когда он открыл входную дверь. Первое, что он услышал, был низкий рев «Мерседеса», а потом озорной смех Кендры, когда она развернула машину и проехала перед ним через двор.

Она сияла.

– Я угнала вашу машину! – крикнула она через окно. – Я же говорила, что я очень прагматичный человек, мистер Дэймон…

Насмешливо махнув ему рукой, она выехала из двора и помчалась вперед по грохочущему деревянному мосту.

Глава 3

Едва сойдя с самолета в аэропорту Марасефа, Кендра заметила по другую сторону таможни какую-то девушку в джинсовом костюме. Девушка махала Кендре рукой и звала ее, стараясь перекричать шум толпы:

– Кендра Майкле? Я Билли Каллахан. Когда пройдете таможню, я отвезу вас к нам, хорошо?

– Хорошо, – благодарно улыбнулась в ответ Кендра. Вообще-то ей уже случалось бывать на съемках в ближневосточных странах, и она сомневалась, что понадобится помощь Билли. На таможне они наверняка застрянут… Но все-таки очень мило со стороны этой актрисы найти время и приехать за дублершей в аэропорт.

Как ни странно, таможенные процедуры заняли всего несколько минут, и вскоре Кендра уже забирала свой багаж.

– Удивительно, как проворно здесь работает таможня! – сказала она.

– В Седихане многому приходится удивляться. Я живу здесь уже больше месяца, но каждый день открываю для себя что-то новое! Седихан – на редкость стабильное государство. Это абсолютная монархия, сейчас правит шейх Алекс Бен-Рашид…

– Вы здесь больше месяца?.. – озадаченно прервала девушку Кендра. – Я думала, к съемкам приступили только три недели назад!

– Да, съемки идут всего три недели, но я специально попросила у Джоэла, чтобы он позволил мне приехать раньше. Я очень люблю путешествовать, – призналась Билли, взяв Кендру за руку. – Пойдем, моя машина припаркована неподалеку. – Билли что-то сказала по-арабски носильщику, ожидавшему их. Тот погрузил чемоданы Кендры на тележку и повез, лавируя в толпе.

– Вы знаете арабский? – удивленно спросила Кендра.

– Не очень хорошо, – поморщилась Билли, – это чудовищно трудный язык. Но первые две недели я жила вместе с одной арабской парой, вот и выучила кое-что. Объясняться, по крайней мере, могу. – Она внимательно посмотрела на Кендру и вздохнула. – Да вы настоящая красавица! А вот я – совсем как мальчишка, никакой сексапильности… Иногда мне даже непонятно, что такого нашел во мне Джоэл.

Кендра расхохоталась. Было в Билли что-то невероятно привлекательное, и, конечно, Джоэл не мог этого не разглядеть. Прав был Скип, Кендре действительно придется бинтовать грудь. Обе женщины были примерно одного роста, но худенькая Билли по сравнению со своей дублершей казалась маленькой и по-детски хрупкой. При этом хрупкость сочеталась с необыкновенной живостью, которую Билли излучала всем существом. Девушка не была красива в строгом смысле этого слова, но ее лицо, на котором выделялись глубокие темно-синие глаза и нежный алый ротик, безусловно, было ярким и запоминающимся. Сейчас на ней были светлые джинсы, свободная красно-розовая полосатая рубашка и сандалии. Небрежно разметавшиеся по плечам волосы оттеняли ее своеобразную, чуть диковатую прелесть.

– Для хорошей актрисы красота – не самое главное качество, – серьезно сказала Кендра. – Гораздо важнее – умеешь ли ты играть…

– Ну зачем вы это говорите? – засмеялась Билли. – Я – плохая актриса и вряд ли после «Приключения» буду сниматься где-нибудь еще. Я и сейчас так боюсь разочаровать Джоэла!

– Расстаться с карьерой вам, я вижу, совсем не жаль. Значит, кино – не самая важная вещь в вашей жизни?

– Да, это интересное занятие, но мне оно скоро надоест – я уверена. Я никогда не могла подолгу заниматься одним и тем же.

Билли и Кендра подошли к машине. Билли стала помогать носильщику укладывать чемоданы в багажник, и оказалось, что при кажущейся хрупкости девушка обладает недюжинной физической силой. С багажом управились быстро, и Билли вывела джип на шумную улицу.

– Будь я каскадершей, я, может быть, и не думала бы о перемене занятий, – задумчиво сказала она. – Это ведь, наверное, так здорово – самой проделывать головокружительные трюки да еще получать за них деньги! А как вы стали каскадершей?

– Я выросла среди каскадеров. Мой отец всю жизнь этим занимался, и вместо скакалочек и санок мы с братом учились прыгать в бассейн с тридцатифутовых вышек, – ответила Кендра и улыбнулась, вспоминая детство. – Мы были совсем малышами и не понимали, как это опасно… А когда поняли, было уже поздно.

– И ваша мама спокойно смотрела на все это?

– Ну да. Она сама была каскадершей до замужества и бросила сниматься, только когда родились мы с Кейси – решила, что кто-то должен сидеть с нами дома. – Кендра погрустнела. – Родители так боялись оставить нас сиротами… Даже странно, что это в конце концов произошло. Они погибли в автокатастрофе – в их машину врезался какой-то пьянчуга.

– А ваш брат тоже каскадер?

– Сейчас – нет, – пробормотала Кендра и добавила:

– Он учится, чтобы стать юристом…

Она с удивлением смотрела в окно. Джип проезжал по широкой оживленной улице, и Кендра поразилась, заметив множество одетых по-европейски пешеходов, автомобилей последних моделей, небоскребы.

– Да это настоящий современный город! – вырвалось у нее.

– Считается, что у жителей Седихана самый высокий доход в мире. Здесь столько нефти! Я слышала, у них есть специальное министерство, которое придумывает, на что можно потратить деньги! – Рассмеявшись в ответ на недоверчивый взгляд Кендры, Билли продолжила:

– Ну, может быть, это и не совсем так. Но Бен-Рашид говорит, что его страна должна прорваться из прошлого века в будущий. Сейчас вы поймете, что я имею в виду: стоит свернуть с главного проспекта, и окажешься в стране ковров-самолетов и волшебных ламп…

– А мы свернем?

Билли кивнула, заруливая на маленькую боковую улочку.

– Съемочная группа заняла почти целый поселок, но по главной дороге мы никогда туда не доедем. Я знаю другой путь, намного короче… Ну, может, и ненамного, но зато мы увидим настоящий Марасеф. – Билли понизила голос до драматического шепота:

– Кендра, это фантастическое зрелище. Чудовищно интересно!

«Чудовищно»… Любимое слово Билли. А при этом сама она просто прелестна, вдруг подумала Кендра.

Улицы, по которым они ехали, становились все уже; вместо небоскребов появились маленькие дома со стрельчатыми окнами. Билли пришлось несколько раз останавливаться и пропускать погонщиков ослов.

Но все же для настоящего восточного колорита не хватало женщин в чадрах, и Кендра иронически предположила, что феминистское движение, очевидно, уже проникло и в этот край.

– Люди, живущие в городе, почти отказались от старых порядков. Хотя большинство мужчин все еще придерживаются традиционных взглядов относительно положения женщины в семье…

– Джоэл Дэймон, должно быть, чувствует себя здесь как дома? – спросила Кендра и тут же прикусила язык, рассердившись на себя за эти нечаянно вырвавшиеся у нее слова. Джоэлу не должно быть места в ее памяти!

– А вы с ним хорошо знакомы? – Очередной раз поворачивая на кривую пустынную улочку, Билли пристально взглянула на спутницу. – Знаете, он собирался поехать в аэропорт вместе со мной, но в последний момент… О Боже!.. – Прервав себя на полуслове, она резко затормозила и выскочила из машины. Кендра чуть не врезалась головой в лобовое стекло. – Они же его убьют!..

Кендра бросилась бежать вслед за Билли и остановилась, разглядев ужасную сцену, которая и привлекла внимание ее спутницы. Двое крепких парней прижали какого-то мужчину, явно местного жителя, к стене дома и жестоко его избивали. У несчастного текла кровь по лицу, и прямо на глазах у оцепеневшей от ужаса Кендры к нападавшим присоединился еще один. Он приставил к горлу жертвы зловеще блеснувший кривой нож.

Билли закричала, и трое бандитов испуганно обернулись. Один из них – бородатый громила с ножом в руке – бешено зарычал, и этот звук вывел Кендру из шока.

– Билли, нет! – завопила она, но девушка не услышала ее, молнией метнувшись к бородатому и перехватывая его руку, державшую нож. Головой она ударила его в лицо. Кендре казалось, что она уже видит Билли на земле с ножом в теле. Черт побери, да зачем она это делает?!

И. тут неожиданно пришла помощь. Истекающий кровью араб собрал все свои силы и одним махом ноги выбил у бородатого из руки нож. Парни, державшие свою жертву, ослабили хватку, потрясенные неожиданным поворотом событий.

Воспользовавшись этой заминкой, Кендра бросилась вперед и подобрала нож. Она попыталась оттащить Билли от бородатого бандита – безоружный или нет, он все равно смертельно опасен!

– Черт возьми, Билли, нам вдвоем их теперь не одолеть! Нужно позвать на помощь!

Но помощи не понадобилось: освободившись от своих мучителей, араб, казалось, полностью овладел ситуацией. Бородатого он держал за горло, а двоих парней сбил с ног, и теперь они валялись на земле без сознания. Казалось невероятным, что раненый, избитый человек мог так легко расправиться со своими врагами. Но как бы там ни было, араб не стал наслаждаться созерцанием своей победы, а схватил за руки обеих женщин и ринулся бежать.

Они добежали до машины и, когда Билли уже заводила мотор, вдруг услышали сзади страшный крик. За ними гнался бородатый. Билли резко развернула машину и на бешеной скорости понеслась вперед, не разбирая дороги. Через несколько минут они остановились.

– Мы оторвались от них! – переводя дыхание, воскликнула Билли. – О Боже, как я испугалась!

– Скажи, а ты часто затеваешь драки с вооруженными бандитами? Или сегодня ты специально решила показать мне всю прелесть местного колорита? – Кендра вдруг расхохоталась. – Но не могу не признать, это было чудовищно интересное зрелище!.. – Взглянув на араба на заднем сиденье, она поинтересовалась:

– А что ты собираешься делать с этим сокровищем?

– Не знаю пока… Наверное, высажу его где-нибудь в пригороде, – неуверенно произнесла она. – Там, где убийцы не станут его искать.

– А ты еще говорила, что у меня опасная профессия! – Кендра хохотала, не в силах остановиться. – Но я, по крайней мере, хотя бы деньги получаю!

– Понимаешь, я просто не могла вот так проехать мимо и не помочь ему. Ведь его могли убить!

– Мне он не показался таким уж беззащитным, – заметила Кендра. – Говоря откровенно, не хотела бы я встретиться с ним в темном переулке… – Она пристально вгляделась в араба; он был одет в длинную белую рубашку и черные штаны. По виду – настоящий бедуин!

– Я уверена, что в костюме и при галстуке он выглядел бы вполне цивилизованно, – вступилась за него Билли. – Впрочем, какая разница? Нам нужно ехать дальше, и пусть пока наш победитель едет с нами!

Некоторое время Кендра с любопытством вслушивалась в разговор Билли с арабом. Слов она не понимала, но в голосе Билли улавливала нотки возмущения – судя по всему, девушка пыталась в чем-то убедить своего собеседника, но безуспешно.

– О чем вы с ним говорите? – наконец спросила она.

– Он сказал, что его зовут Юсуф Бен-Ибрагим. И он, кажется, собирается меня удочерить или что-то в этом роде. – Проведя рукой по спутанным волосам, Билли сказала:

– Я не все понимаю, но он говорит, что обязан мне жизнью… Господи, – почти простонала она, – а я-то считала, что только китайцы способны вести такие разговоры!

– Он хочет тебя удочерить? Но ему вряд ли больше тридцати лет! – Кендра старалась говорить серьезно, но сдерживать смех становилось все труднее. – Может быть, ты его не правильно поняла?

– Да нет… В нем, видишь ли, живет потребность кого-нибудь защищать, о ком-нибудь заботиться. Собственно, из-за этого его и избили сегодня: Юсуф работал вышибалой в каком-то борделе и попытался выгнать одного из клиентов. Юсуф говорит, что тот очень плохо обошелся с одной из девушек… Ну и в результате Юсуф сломал руку излишне требовательному клиенту, а тот позвал на помощь местных бандитов.

– Похоже на сцену из боевика тридцатых годов! Но все же, как ты теперь собираешься поступить с этим человеком?

– Отвезу его к нам в поселок, пусть поживет там пару недель. В городе ему показываться опасно, к тому же я надеюсь за это время убедить его, что мне не нужен покровитель. Только вот не знаю, что скажет Джоэл… Он и так, должно быть, на меня сердит, ведь я без спросу уехала в город, чтобы встретить тебя!

– Как это – «без спросу»? – не поняла Кендра.

– У Джоэла в последнюю минуту обнаружилось какое-то неотложное дело. В аэропорт хотел поехать Рон, его ассистент, но я сказала, что сама тебя встречу. В конце концов Дэйв Боддинг собирается поселить тебя со мной в коттедже, естественно, что я хочу скорее познакомиться со своей соседкой и дублершей! Но Джоэл почему-то боится отпускать меня одну в город…

– Вот уж действительно непонятно, почему! – Кендра больше не могла сдерживать смех. – Ты же ни за что не станешь впутываться ни в какие происшествия!

– Об этом я и думаю, – вздохнула Билли. – Многие называют меня безответственной, а разве я виновата, что такие вещи всегда происходят именно со мной?..

– Конечно, не виновата, – утешила ее Кендра. Она подумала, что Билли, конечно, непредсказуема и импульсивна, но назвать ее безответственной никак нельзя. Скорее наоборот, Билли взваливает на себя слишком большую ответственность. Сегодняшнее происшествие красноречиво свидетельствовало об этом: ведь девушка рисковала жизнью, чтобы спасти незнакомого человека. Причем намерена оказывать ему помощь и дальше.

Видя, что Билли побаивается предстоящей беседы с Джоэлом и Дэйвом, Кендра пообещала, что поговорит с ними сама. Похоже, ограничить общение с Джоэлом Дэймоном короткими встречами на съемках не удастся, вздыхая, подумала она. Но ни Билли, ни Юсуф в этом не виноваты, сказала сама себе Кендра, машинально растирая спину. Это движение не укрылось от девушки:

– Кендра, ты не ушиблась, когда я резко тормознула? – спросила Билли.

– Нет, конечно, – поспешно ответила она и отдернула руку. – Просто я несколько месяцев назад повредила поясницу, и она иногда начинает ныть.

– Понятно, – облегченно вздохнула Билли. – Если бы я причинила тебе какой-нибудь вред, Джоэл бы меня просто убил! Ты же знаешь, как он заботится о своих близких!

– Откуда мне об этом знать? – небрежно сказала Кендра. – Я с ним едва знакома…

– Правда? – изумилась Билли. – А мне показалось, что вы близкие друзья! Интересно, почему же он тогда так разозлился, когда не смог поехать за тобой в аэропорт? Он ни одного из актеров не ездил встречать – даже звезде экрана, Брэнне Донован, самой пришлось добираться до поселка!

– У Брэнны, я слышала, главная роль, – поспешила Кендра перевести разговор на другую тему. – Она тебе нравится?

– Очень нравится, – ответила Билли, и ее лицо осветилось улыбкой. – Вообще все в съемочной группе – замечательные люди. За исключением разве что Дирка Дэнфорда, партнера Брэнны. Вообразил себя настоящим соблазнителем и никому не дает прохода!

– У тебя с ним неприятности?

– У меня – нет, я для него недостаточно сексуальна… А вот Брэнне нелегко.

Кендра присвистнула.

– Дэнфорд, похоже, самоубийца. Приставать к жене продюсера! Донован обожает Брэнну, и, как только он об этом узнает, Дэнфорд может поставить крест на своей карьере. Неужели он сам не понимает?

– Дело в том, что Майкл застрял в Лондоне и не смог приехать. А Джоэлу Брэнна ни за что не станет жаловаться… Вот Дирк и чувствует себя совершенно безнаказанным. Бедная Брэнна! Ей нужно как-нибудь помочь…

При этих словах Кендра вздрогнула. В сравнении с перспективой участия в еще одной спасательной экспедиции предстоящий прыжок через ущелье показался ей детской забавой. Размышляя о том, какие сюрпризы ожидают ее в Седихане, она откинулась на спинку сиденья и стала смотреть в окно.

Глава 4

Белый оштукатуренный коттедж ничем не выделялся среди остальных домов на небольшой грязноватой улице. А плоская крыша и стрельчатые окна, как успела заметить Кендра, были характерны почти для всех домов в округе Марасефа.

Алого цвета двери распахнулись, и на порог вышел Дэйв Болдинг – потный и пыльный. Он приветливо улыбался, но, как только заметил огромного мужчину на заднем сиденье автомобиля, лицо его вытянулось.

Из джипа вышли Кендра и Билли. Рассеянно обняв первую, Дэйв хмуро обернулся ко второй:

– Из-за чего ты так задержалась? Джоэл уже собирался снаряжать экспедицию на поиски. Какой номер ты отколола на этот раз?

– Ничего веселого здесь нет, – возмутилась Билли, – я не могла не…

– Знаю, знаю, – со вздохом перебил ее Дэйв. – Никогда ты не можешь… Но у меня сейчас нет времени слушать твой рассказ. Джоэл велел мне доставить к нему Кендру немедленно, как только вы приедете.

Кендра старалась побороть охватившее ее волнение. Конечно, им придется увидеться. Почему же одна только мысль об этом повергает ее в панику?..

– Но мне самой нужно немедленно видеть Джоэла! – запротестовала Билли. – Я должна рассказать ему о Юсуфе и попросить устроить его на ночлег!

– Собираешься оставить его при себе как комнатную собачку? Едва ли ему это подойдет. А впрочем, это вполне в твоем стиле – купила же ты недавно львенка на базаре. Только вряд ли Джоэл позволит тебе держать его… как того львенка.

– При чем тут львенок! Юсуфу нельзя сейчас возвращаться в Марасеф, там ему грозит смертельная опасность! – Билли нервно кусала губы.

– Дэйв, Билли права. Ей действительно очень важно сейчас поговорить с Джоэлом, а наш с ним разговор может и подождать. Джоэл скорее всего просто хочет соблюсти формальности и поприветствовать нового участника съемок. – Кендра почувствовала облегчение из-за того, что их встреча откладывается. – А я приму душ с дороги, переоденусь и приду к нему. Где он живет?

– Его фургон на краю поселка, через две улицы отсюда. Мы все живем здесь в фургонах – все, кроме Билли. Она готова на что угодно, лишь бы жить в настоящей, как она говорит, «домашней атмосфере». Кстати, мне кажется, что Джоэл хотел бы поговорить сейчас с тобой, а не с Билли. Он злится, когда его поручения не выполняют.

– Глупости, – отрезала Кендра. – Помоги мне внести в дом сумки, а потом пойди вместе с Билли и Юсуфом к Дэймону. – Обернувшись, она увидела, что араб взял в обе руки по большой сумке и выразительно кивает в сторону двери. Кендра послушно открыла ее и вошла в дом.

Юсуф прошел через гостиную и, по-хозяйски раздвинув в конце комнаты бамбуковый занавес, служивший дверью, оказался в спальне. Там стояли комод и две кровати, около одной из них он поставил сумки Кендры. В этой маленькой комнатке араб казался настоящим великаном.

– Спасибо, – устало поблагодарила Кендра. Юсуф, казалось, понял ее, хотя выражение его лица не изменилось. Он вышел, и Кендра последовала за ним.

– Ты говорила, что для Юсуфа очень важно о ком-нибудь заботиться, – обратилась она к Билли, – и теперь я тебя понимаю. Он сейчас ухаживает за мной, как за маленьким ребенком!

– Я же тебе говорила! – Билли сияла, словно счастливая мамаша. – Но все будет прекрасно, Юсуф быстро приспособится. Давай, Дэйв, пойдем скорее вместе с ним к Джоэлу!

«Юсуф-то приспособится, но вот как отреагирует на его появление в поселке съемочная группа?» – размышляла Кендра, глядя вслед удаляющемуся джипу. Она с улыбкой вошла в дом и закрыла дверь.

В спальне ее улыбка погасла. Она чувствовала себя невероятно разбитой и мечтала лишь об одном; рухнуть на кровать и проспать целую неделю. Ну если не неделю, то хотя бы минут пятнадцать. Она взглянула на столь соблазнительную постель, но покачала головой, подняла одну сумку и водрузила ее на комод. Нет, засыпать сейчас нельзя: она так устала, что через пятнадцать минут никак не проснется, а проспит весь вечер.

Она снова постаралась подавить возникший где-то в глубине сердца страх. Все в порядке. Через несколько дней она отдохнет и с новыми силами примется за работу. Бодайн, у которого она снималась перед отъездом, – просто дилетант, Скип был абсолютно прав, и она понимала, что именно Бодайн, не умеющий правильно организовать съемки, и довел ее до такой чудовищной усталости. Отдыхать по-настоящему – хоть целый месяц – она будет после «Приключения». А сейчас надо собраться с силами.

Кендра достала из сумки чистую одежду – брюки цвета хаки и просторную рубашку. Войдя в ванную, она вспомнила слова Дэйва: «Билли готова на что угодно». Небольшую нишу позади спальни занимали раковина, туалет и старенькая обшарпанная ванна. «Вот интересно, горячая вода здесь когда-нибудь бывает?» – про себя проворчала Кендра. Когда из крана потекла ржавая холодная струйка, она поморщилась. Что ж, душ придется отложить. Наверняка в округе у кого-нибудь найдется приличная душевая…

Кое-как умывшись, Кендра надела брюки, рубашку и собрала волосы в хвост на затылке. Неожиданно она услышала, как кто-то вошел в коттедж.

– Кендра! – раздался из комнаты властный голос.

Это был Джоэл Дэймон. Она вздохнула: вести себя холодно и резко в его собственном фургоне-офисе было бы легче…

– Я сейчас! – крикнула она и подумала, что в спальню его не пустит. Но, выйдя из ванной, она увидела, как Джоэл с хмурым выражением лица раздвигает бамбуковый занавес между спальней и гостиной.

У Кендры бешено забилось сердце, но она старалась взять себя в руки. Она уверяла себя, что эта обычная женская реакция на неожиданное появление красивого мужчины. В черных джинсах, подчеркивающих его стройность, и в оттеняющем темные волосы светлом свитере Джоэл, казалось, мог покорить любую женщину.

– Здравствуй, Джоэл, – холодно приветствовала его Кендра. – Зря ты беспокоился: я собиралась прийти к тебе и доложить о своем приезде, как только переоденусь с дороги. Я понимаю, сколько у тебя дел.

– Доложить? – саркастически переспросил он. – Дэйв передал мне твои слова. Думаю, тебе будет приятно узнать, что ты достигла цели: я действительно обиделся. Какого черта ты не пришла ко мне сразу же?

– У Билли был к тебе разговор поважнее, чем все мои формальные проявления вежливости. Кстати, где Билли?

– В медпункте. Ее новому другу понадобилась помощь.

– Ты позволишь Юсуфу остаться здесь?

– А что мне еще остается делать? Отпустить Билли вместе с ним в город, чтобы она там за ним ходила? Здесь, по крайней мере, я могу присмотреть за ними обоими. – Джоэл глубоко вздохнул. – Теперь, когда мы обсудили и Билли, и ее дикаря, может, скажешь мне, где ты была весь прошлый месяц? Каждый вечер я звонил из Седихана тебе домой!

– Ты звонил мне домой? – у Кендры от удивления округлились глаза.

– Я же сказал, что да, ты меня не расслышала? Мы должны были закончить наш разговор – после того, как я по твоей милости шел пешком пять миль до ближайшего поселка! Там я взял такси и вернулся в Лорел-Каньон. «Мерседес» оказался на месте, но ты исчезла. Честное слово, в тот момент я готов был тебя растерзать!

– Тебе пришлось идти целых пять миль?! Ах, как жаль… А впрочем, ты это заслужил, – строго ответила Кендра. – Ты слишком высокомерен, Джоэл Дэймон. Ты не умеешь критически оценивать свои поступки.

– В ту ночь тебе нравилось все, что я делал… – Джоэл говорил тихо, и в его голосе слышалась грусть. – Так где же ты была все это время?

– Снималась в одном фильме на киностудии в Колорадо. – Кендре было нелегко выдержать этот пристальный взгляд зеленых глаз. – Джоэл, нам с тобой больше не о чем говорить. И не надо было меня разыскивать и обрывать телефон. Прости меня, если я задела твое самолюбие.

– «Задела самолюбие»… Ты заставила меня по-настоящему страдать, Кендра. Но я не об этом хотел с тобой поговорить. Как только у меня прошел первый приступ гнева, я начал беспокоиться.

– Но почему? – не поняла она.

– Как ты не понимаешь? Ведь я тогда не защитил тебя. Я думал, ты принимаешь какие-нибудь таблетки… Откуда же я мог знать, что ты – последняя девственница в Голливуде?.. Я очень боялся, что ты забеременела.

– Понятно.

Эти слова оглушили Кендру. Она никогда не задумывалась об этом; все, что было как-то связано с Джоэлом, она постаралась выкинуть из памяти сразу же, как уехала из его радужного дворца. И только сейчас осознала, что он прав: основания для беспокойства есть. А впрочем, тут же подумала она, не стоит поддаваться панике. Да, у нее была небольшая задержка, но такое случалось часто, и всему виной перенапряжение и усталость. Кендра заставила себя беззаботно улыбнуться.

– Да, я поняла, почему ты так беспокоился. Бедный Джоэл! Ты боялся, что я заставлю тебя признать ребенка и жениться на мне? Или ты надеялся отправить меня – за твой счет, разумеется, – в какую-нибудь дорогую клинику на аборт?

– Замолчи! – воскликнул Джоэл. – Разве так трудно поверить, что я волновался за тебя? Я не хотел, чтобы ты расплатилась страданием за то наслаждение, которое я испытал с тобой… Которое мы оба испытали. – Его голос сел от нервного напряжения, но он не обратил на это внимания и продолжал:

– И еще я хотел сказать тебе, что в случае необходимости ты всегда можешь на меня рассчитывать. Так есть ли сейчас необходимость, Кендра?

– Как это мило с твоей стороны. – Кендра не смотрела ему в глаза. Почему она снова чувствует какую-то странную боль?.. – А я и не знала, что в тебе так развито чувство ответственности… – Она прервалась на полуслове: Джоэл, подойдя к ней вплотную, грубо тряхнул ее за плечи.

– Да ответь же мне прямо, черт побери! Ты беременна?

Кендра посмотрела на него с вызовом:

– Конечно, нет. – Говорить ей было трудно, но она пересилила себя и добавила:

– Так что зря ты боялся, что я начну взывать к твоим чувствам или требовать денег.

То, что Джоэл не скрывал своего облегчения, больно укололо Кендру.

– Ты… Ты уверена?

– Абсолютно уверена, – солгала она и издала что-то похожее на смех. – Не хочу тебя обижать… Но в конце концов это была всего одна ночь.

– Слава Богу! – выдохнул он. – Любимая, как я боялся. – Джоэл ласково обнял ее и легко коснулся губами виска. – Все это время я думал только о тебе. Я чуть не сошел с ума… Но теперь, обещаю, я буду вместе с тобой всегда. Я буду о тебе заботиться, – тихо говорил он, гладя ее по волосам. – Как ты похудела, Кендра. Ты хоть что-нибудь ела там, в Колорадо?

Кендра таяла в его объятиях. Джоэл больше не был ни груб, ни требователен. В его мягких движениях сквозили лишь нежность и желание защитить ее от всех бед – реальных и воображаемых.

– Иногда ела, – сказала она и потерлась о его подбородок. – Но вообще-то было не до того. Как же я там уставала!..

– Ты выбрала для себя слишком тяжелую работу, – сказал он ласково. – Знаешь, я попросил у Рона Уиллета записи с твоими последними фильмами. То, что ты там вытворяла, привело меня в ужас… – Продолжая гладить Кендру по голове, он распустил ее волосы. – Какие чудесные волосы… Словно нежный душистый шелк. Знаешь, любимая, когда я вспоминал твои волосы, у меня начинали дрожать ладони… И не только ладони…

Кендре казалось, что ее обволакивает облако его любви и нежности.

– Я вспоминал каждую твою черточку, каждый изгиб твоего сильного тела. Но чаще всего я видел в мыслях твои волосы и слышал твой тихий, чувственный голос. О, как я люблю этот голос!

– Ты правда попросил Рона достать для тебя кассеты? – недоуменно спросила Кендра. – Но зачем?

– Я и сам не знаю. Я работал над подготовкой «Приключения» по шестнадцать часов в сутки. У меня не было ни одной свободной минуты, и иногда мне казалось, что я вот-вот рухну. Но я не мог заснуть, не посмотрев на тебя. Эти кассеты стали для меня каким-то наркотиком. – Джоэл намотал на палец прядь ее длинных волос. – И все же они не приносили мне настоящей радости, Кендра. Я не мог разглядеть твоего лица, твои волосы скрывал парик… От этих страшных трюков я весь покрывался холодным потом. Хуже всего было знать, что и сейчас ты продолжаешь заниматься тем же… Мне снились кошмары. В них я пытался и не мог тебя спасти. Любимая, – он тяжело вздохнул, – с этим должно быть покончено. Наконец-то мы вместе. И теперь ты в безопасности.

Она насторожилась. О какой безопасности он говорит?

– Я навел справки. В Лос-Анджелесе есть одна каскадерша, ее зовут Венди Линч. Она отлично подходит для исполнения трюков в «Приключении», – холодно сказал Джоэл. – Она прилетит сюда, как только я ее вызову. Но ты, – добавил он, – конечно, материально не пострадаешь: тебе заплатят гонорар, который и обусловлен в контракте, а кроме того, большую неустойку.

– Венди Линч, – медленно повторила Кендра это имя. – Венди Линч исполнит мои трюки? – Она вырвалась из объятий Джоэла. – Нет, нет, я должна это сделать сама!

– Их исполнит Венди Линч. Смирись с этим, Кендра. – Джоэл смотрел ей прямо в глаза. – Я уже сказал тебе, как на меня действовали те видеозаписи… И я просто не могу сам заставлять тебя проделывать такое. У тебя нет выхода, моя радужная принцесса, – закончил он.

Кендра отступила на шаг назад.

– Кажется, я просила так меня не называть! – сквозь зубы произнесла она. – Думаю, глупо было бы пытаться понять, почему ты лишаешь меня работы…

– Я ведь объяснил: чтобы уберечь тебя. Да не все ли тебе равно? Ведь ты получишь свои деньги, но при этом не подвергнешься смертельному риску!

– Как у тебя все просто! Интересно, а тебе понравилось бы, если бы я наняла тебя в качестве жиголо?

– Жиголо? – Он внезапно побледнел и как-то странно, горько улыбнулся. – Да, я понимаю, что это такое. Мой отец всю жизнь… – Он махнул рукой и договорил:

– А впрочем, сейчас мы говорим о тебе.

– Нет, – возразила Кендра, – мы говорим о свободе. Свободе выбора, которой ты меня пытаешься лишить! – Ее глаза горели, голос прерывался от гнева. – Да как ты собираешься обо мне заботиться? Ты даже не знаешь меня как следует, не знаешь, что мне нужно, не имеешь понятия о моих мыслях, о чувствах!.. Я же вижу, что тебе просто-напросто нравится мое тело, поэтому ты хочешь всегда иметь меня при себе! Но поверь, я знаю себе цену!..

– Кендра, что ты говоришь? – Джоэл беспомощно пожал плечами, пытаясь найти нужные слова. – Ты не такая, как все остальные женщины. Да, я всегда желал тебя, но ведь есть и что-то большее… – Он покачал головой. – Я боюсь за тебя и чувствую, что обязан подумать о тебе. Да, ты права, я не очень хорошо тебя знаю, но хочу узнать! Дай же мне шанс, Кендра!..

– Дать тебе шанс – получить еще одну наложницу в гареме? – спросила она. – Спасибо, что выделяешь меня среди других женщин, но только вряд ли ты ради кого-то станешь ломать свои привычки! К тому же, – насмешливо заметила она, – согласись я на это предложение, я осталась бы в проигрыше: ненавижу сидеть взаперти!

– Ну конечно, ты же и дня не можешь прожить без своей любимой работы!..

– Джоэл, я профессиональный каскадер. Нравится тебе или нет, но этим я зарабатываю себе на жизнь. Кстати сказать, я умею не только бегать и прыгать: я занимаюсь верховой ездой, я умею управлять самолетом, машиной, подводной лодкой – я профессионал! По своей спортивной подготовке я не уступлю и лучшим атлетам! Да, черт побери, я очень многое умею делать! – с вызовом крикнула она. – Ты сказал, у меня сексуальный голос? А ты задумывался когда-нибудь, почему я так говорю?

– Я всегда думал, что такой голос у тебя от природы…

– От природы? Да нет. Когда мне было девятнадцать, я снималась в одном боевике. Я скакала на лошади, и вдруг у меня на горле затянулось лассо. Меня спасли, я осталась жива и не свернула шею. Но гортань была необратимо повреждена. Этот низкий тембр остался у меня на всю жизнь! А сколько я переломала костей за все эти годы – я уже перестала считать. Но я ни о чем не жалею. Я добилась успехов, теперь я настоящий профессионал!.. И не надейся, Джоэл, что я все оставлю ради того, чтобы стать твоей куклой!

– О Господи… – прошептал Джоэл, который, казалось, не услышал ее последних слов. – Тебя протащило за скачущей лошадью? – Он закрыл глаза, стараясь скрыть свою боль. – Мне кажется, я вижу этот кошмар. И ты хочешь, чтобы я позволил тебе снова так рисковать? Да никогда в жизни!

– Джоэл, я подписала контракт с «Донован лимитед» и собираюсь его выполнить. Ты не можешь просто так меня уволить. – Кендра судорожно вздохнула. – Я получила все трюки… Надеюсь, что Скип отдаст мне и прыжок через ущелье.

– Нет! – в его мягком голосе послышалась угроза. – Нет! Никаких прыжков. Пусть даже мне придется уволить и Скипа, и тебя, и всех остальных.

– Ты блефуешь. Я знаю, что ты порядочный человек. И ты никого не уволишь из-за наших личных споров!

– Ты так думаешь? – Джоэл закусил губу. – Что ж, посмотрим. До сих пор ты все делала по-своему, но я так просто не сдамся. Твои последние съемки в Колорадо еще покажутся тебе приятным отдыхом! Эти две недели станут для тебя адом, и ты сама будешь умолять меня скорее пригласить Венди Линч.

– Ты проиграешь, Джоэл. Мне приходилось работать со многими режиссерами. Могу заверить – все вы одинаковы, – устало сказала Кендра. – А теперь, если можешь, уйди. Я приступлю к работе с завтрашнего дня, а сегодня должна разобрать вещи и как следует выспаться. Завтра – я к твоим услугам. Но сейчас оставь меня в покое. До свидания.

Он грязно выругался, и у Кендры просто перехватило дыхание: никто еще не произносил при ней таких слов.

Когда дверь с шумом захлопнулась за ним, Кендра со стоном рухнула на кушетку. Только сейчас она поняла, как устала за этот день. Она и представить себе не могла, что встреча с Джоэлом отнимет у нее все силы. Он застал Кендру врасплох: она ожидала всего, но не этой странной нежности и нескрываемого страдания. Только когда она сама стала кричать, Джоэл вышел из себя.

Мысль о возможной беременности тоже не доставила ей никакой радости. Родить ребенка сейчас было бы для нее настоящей катастрофой: никак не поправится Кейси, а он так нуждается в ней. Взваливать на себя ответственность еще за одну жизнь она просто не в силах.

Кендра резко поднялась на кровати. К чему думать о том, чего еще нет? Благодаря Джоэлу у нее и так проблем хватает… Кендра принялась массировать себе виски, чтобы унять головную боль. Ей казалось, что в объятиях Джоэла она сможет найти отдых от постоянной борьбы – с самой собой, со всем миром. Сейчас она была готова спрятаться на его груди. Навсегда…

Нет, хватит думать об этом, одернула себя Кендра. Слова «навсегда» для Джоэла Дэймона не существует: пусть сейчас он говорит о любви, но его чувство угаснет очень скоро. Собственно, он хочет одного – подчинить Кендру себе. И вот доказательство – как только она не согласилась на его предложения, Джоэл стал ей угрожать.

Но ей придется справиться со всеми неприятностями. Завтра, как следует отдохнув и выспавшись, она с новыми силами вступит в борьбу и выйдет победительницей из любой схватки. А сейчас – спать… Она закрыла глаза и свернулась калачиком, словно маленький ребенок.

Ребенок. Против своей воли Кендра представила, каким может быть ребенок Джоэла Дэймона: такие же, как у его отца, черные волосы, такая же улыбка и волшебные зеленые глаза…

Глава 5

В комнате стоял полумрак, свет горел только в гостиной – за окнами была ночь. Кендра услышала звук гитары и чей-то голос – мгновением позже она узнала голос Билли. Кендра встала с кровати.

Есть остров вдали, где лишь ветры гуляют,

Есть реки вдали – нет конца этим рекам,

Есть горы вдали, что не видели снега,

И кто-то зовет меня – это мой милый,

Он имя мое повторяет вдали…

Билли сидела по-турецки прямо на полу, на огромной диванной подушке, и пела, аккомпанируя себе на гитаре. На ней была длинная ночная рубашка с яркой надписью на груди: «Я из Ирландии, поцелуй меня». Подняв голову, Билли весело улыбнулась:

– Привет! Я тебя разбудила?

– Нет-нет, я просто немного вздремнула. Что это за прелестная песня? Я ее никогда раньше не слышала.

– Еще бы, ведь я сама ее только что сочинила. – Билли перебирала струны. – Мне нравится сочинять всякие песенки. Тогда не так скучно одной. А в пути ты всегда в одиночестве…

– А ты часто бываешь в пути?

– Понимаешь, мне всегда интересно: а что там, вдалеке? – Билли смотрела куда-то поверх гитары. – Иногда кажется, что что-то ждет меня прямо здесь, у двери, или за горизонтом… А когда я подхожу, это отодвигается еще дальше. – При последних словах она взяла красивый аккорд. – И я снова отправляюсь в путь.

– И в пути встречаешь много интересного, – подхватила Кендра. – Кстати, ты нашла жилище для Юсуфа?

– Можно и так сказать. Он сейчас лежит на нашем крыльце в спальном мешке. Дэйв предложил поставить для него кровать в палатке с костюмами, но Юсуф не согласился – сказал, хочет меня охранять от какой-то неведомой опасности. Я умоляла Джоэла поставить для него кровать сюда, но безуспешно. Он говорит, что не позволит какому-то бандиту жить вместе с нами. Да, Юсуф здесь не единственный, кто умеет настоять на своем…

– Я вижу, ты совсем просто общаешься с Джоэлом, – заметила Кендра. – Вы давно знакомы?

– Почти три месяца. Но общаться с ним «просто» не удается никому. Да, он иногда слушает меня, но это потому, что мы с ним близкие друзья. Мы понравились друг другу с той самой минуты, когда он подобрал меня на шоссе. Так иногда бывает…

– Он подобрал тебя на шоссе?!

Билли отложила гитару.

– Ну, не совсем так… Возьми с кресла подушку, я тебе расскажу, как все было. – Всплеснув руками, она перебила сама себя и воскликнула:

– Я совсем забыла, ты же наверняка умираешь с голоду! Я принесла тебе из нашей столовой термос с супом и пакет крекеров. Они вон там, на столике. Мне не хотелось тебя будить. Ты так крепко спала, что я решила – ужин может и подождать.

– Благодарю, мне и правда нужно было немного поспать. – Кендра взяла со столика суп, крекеры и пластиковую ложку и снова села на пол, придвинувшись со своей подушкой ближе к Билли. – Но теперь я чувствую, проголодалась. Так расскажи мне, как вы познакомились с Джоэлом, – попросила она, открывая термос.

– У меня сломался мотоцикл на одном шоссе в Орегоне, и надо было как-то добраться до ближайшей автостанции. Я стала «голосовать», и передо мной остановился «Мерседес» – чудовищно красивый! Из него вышел Джоэл. Он сначала прочитал нотацию – как опасно девушке ездить на мотоцикле одной – и подвез меня. А закончилось все тем, что он неожиданно предложил мне роль в «Приключении». – Билли улыбнулась, вспоминая тот день. – Я подумала: смеется он, что ли? А он показал свои документы и уговорил поехать вместе к Майклу Доновану в Твин-Пайнс. И я согласилась сниматься! Меня даже не пришлось долго убеждать: я к тому времени только что уехала от Людей Радуги и понятия не имела, чем заниматься дальше.

– Людей Радуги? – У Кендры от удивления перехватило дыхание, и это не укрылось от Билли.

– Вот и Джоэл так же странно отреагировал на это название, – заметила она. – Это большой индусский клан, они владеют землей в Пуджет Саун-де. Никому не под силу выговорить их настоящее имя, вот их и называют Людьми Радуги. Я жила у них полгода.

Снова радуга. Снова напоминание о той ночи. Неужели это всегда будет преследовать ее?..

Кендра внимательно разглядывала что-то на дне термоса.

– Итак, Джоэл пригласил тебя сниматься, – вернулась она к прерванному разговору.

– Да, и тогда я сказала, что совершенно не умею играть, – продолжала свой рассказ Билли, – а он ответил – это не важно, потому что моя роль почти целиком состоит из каскадерских трюков – совсем как в фильме «Паулину подстерегает опасность». Но их исполнит дублерша. Зрители должны видеть на экране мое лицо в главной сцене, сказал он, а как я буду перелетать на машине через ущелье, никто не поинтересуется… Точнее, как ты будешь перелетать, – хмуро поправилась Билли. – Ну вот, так я прожила в Твин-Пайнсе целую неделю, пока Джоэл и Майкл Донован обсуждали все детали. Там, в Орегоне, жизнь чудовищно скучная, так что по вечерам нам оставалось только беседовать друг с другом. Мы говорили обо всем на свете! Он рассказал мне про свою жизнь, и я ему тоже, и скоро мы стали очень близкими друзьями.

– Понятно, – проговорила Кендра. Она вдруг почувствовала укол ревности. Зачем Билли рассказывает о том, как они сблизились? Джоэл не способен ни на какую душевную щедрость, убеждала себя Кендра, кроме красивой внешности, в нем мало привлекательного! Да, да, именно так нужно думать, а иначе – неизвестно, что может случиться!

– Никогда не думала, что Джоан выйдет хоть на минуту из своего образа холодного циника.

– Понимаешь, Кендра, это ведь просто его защитная маска. На самом деле он совсем другой! Он очень хочет делать людям добро, но боится снова стать жертвой предательства.

– Снова?.. – переспросила Кендра.

– Его предавали не один раз, – с нескрываемой горечью в голосе произнесла Билли. – Его детство – сплошной кошмар. Мать Джоэла шесть раз выходила замуж и каждый раз после свадьбы отправляла его в какую-нибудь закрытую частную школу. Джайлз Дэймон, его отец, был очень крупным бизнесменом. Он мечтал о наследнике, и ему пришлось заплатить этой стерве, своей жене, чтобы она согласилась родить ребенка! – Билли сжала губы так, что они побелели.

– Как ты жестока по отношению к ней.

Кендра старалась подавить в себе неожиданно возникшую жалость к несчастному, покинутому ребенку, страдающему за грехи родителей.

– Она этого заслуживает!.. Эта, с позволения сказать, мамаша познакомилась с одним итальянским графом, который жил на Французской Ривьере. Он был обыкновенный жиголо и очень неплохо этим зарабатывал. Они поженились, а семь месяцев спустя родился Джоэл. Граф официально признал ребенка своим, после чего мать щедро ему заплатила и с ним развелась. Она принялась кричать направо и налево, что ребенок – ее единственное утешение после неудачного брака… Теперь, когда ты все это знаешь, скажи – разве можно упрекать Джоэла за недоверие к людям?

Кендра вспомнила, как больно ранило Джоэла слово «жиголо», в гневе брошенное ею. Он не смог скрыть этого. Теперь понятно, почему.

Она помимо воли представила все, о чем сейчас говорила Билли, но строго приказала сама себе не обращать внимания на эти мысли.

– Пожалуй, я пойду спать, а то утром буду сама не своя, – поспешно сказала она, поднимаясь и ставя на столик термос и пакет с остатками крекера. – Завтра мне надо встать в шесть часов… Да, Билли, я так хотела спать, что не спросила, какая кровать – моя.

– Ложись на любую, это не важно. Ты не возражаешь, если я еще поиграю? – спросила она и снова взяла гитару. – Я все равно не смогу сейчас заснуть.

– Конечно, поиграй. Я сплю очень крепко.

– Я уже заметила, – Билли принялась перебирать струны. – Днем ты с ног валилась от усталости. Ты уверена, что завтра приступишь к работе?

– Вполне. – Уже зайдя в спальню, Кендра добавила:

– Тебе разве не говорили, что каскадерам, как старой дубленой шкуре, все нипочем?..

* * *

– Еще один дубль, Кендра, – невозмутимо сказал Джоэл.

Кендра стиснула зубы, чтобы подавить готовые вырваться проклятия. В двадцати футах от нее с каменным выражением лица стояло настоящее чудовище. Кендра села на землю, отряхнула джинсы и поправила парик. Она уже в пятый раз сбегала вниз по склону! «Но он не услышит от меня ни одной жалобы, – пообещала она сама себе, – и его издевательства не достигнут цели». За последние две недели ей пришлось вынести столько, что одним испытанием больше, одним меньше – значения уже не имело. Джоэл – режиссер; каковы бы ни были его капризы, он не станет снимать ее до бесконечности, попусту тратя время и пленку.

– Ты в порядке? – спросил Скип, помогая ей подняться. Сквозь обычный холод его больших серых глаз проглядывало сочувствие. – Какая утомительная сцена!

– Ничего, – коротко ответила она. – Утомительных и изматывающих сцен здесь больше, чем в Лос-Анджелесе. Мне на всю жизнь хватит.

– Я тебя понимаю. – Скип взял ее за руку, и они вместе пошли наверх. – У тебя хорошо получается, но в последнем дубле ты забыла прижать к туловищу левую руку. Будь осторожнее, если не хочешь сломать кисть.

– Ладно. – Кендре казалось, что она все делает правильно, но раз Скип заметил ее ошибку, значит, так и есть. Она была так измучена, что не могла ни на чем сосредоточиться. А малейшая неточность на съемках этого трюка может стоить ей жизни. – Буду следить за собой, Скип.

– Просто помни, что я сказал, – рассеянно ответил тот. – Ты молодец… Съемки слишком уж затянулись, мне и самому это не нравится. Но тут я бессилен: ведь формально он не нарушает правил безопасности. Когда дело доходит до по-настоящему опасных трюков, он даже чересчур осторожен и методичен…

– Ну, возвращаться к одному и тому же – вполне в характере Джоэла, – мрачно сказала Кендра, оборачиваясь к Скипу. Они остановились на вершине склона. – Уж кому и знать, как не мне, – сам видишь, что он со мной вытворяет. Я понимаю, что от тебя это не зависит. Да и как можно обвинять режиссера в длительной подготовке сцены? Обратись я в Гильдию киноактеров, меня сочли бы сумасшедшей. В любой профессии есть свои трудности…

– В Гильдии киноактеров тебя никак не признали бы жертвой домогательства, – кивнул Скип, – все знают, что Дэймон в этих вопросах человек щепетильный. Вот я и не могу понять, – озадаченно продолжал он, – что, черт возьми, сейчас происходит? Никогда на него не находило ничего подобного. Наоборот, он все время был настолько доброжелателен по отношению ко всем актерам, что начал мне по-настоящему нравиться.

Кендра подумала, что если бы Джоэл не мучил ее так ужасно, он мог бы понравиться и ей. В последние две недели она хорошо его изучила. Во всем, что не касалось ее самой, Джоэл проявлял безупречную честность, порядочность и внимание к окружающим его на съемках людям. Он действительно горел на работе, в этом Кендра была права, и старался зажечь такой же огонь энтузиазма во всех остальных. Еще Кендра обнаружила в нем какое-то своеобразное чувство юмора, зачастую переходившее просто в мальчишеское веселье. Все это разрушало образ холодного циника, который он себе создал. Первый раз она услышала, как он хохочет, когда проходила мимо них с Билли. Ей почему-то стало неприятно.

– А как ты сама думаешь, почему он к тебе так придирается? – поинтересовался Скип, прищурившись, как от яркого света.

– Какая разница… Главное – мне не сорваться. Через несколько дней этот кошмар закончится, и мы приступим к съемке скачек по пустыне на коне… – Она прервалась. – И прыжка через ущелье.

Бледная улыбка тронула лицо Скипа.

– Кендра, я еще не решил, кому отдать эту сцену. – Улыбка исчезла. – На прошлой неделе Дэймон специально пришел ко мне и сказал, чтобы я пригласил не тебя, а кого-нибудь другого.

– И что? – Ее голос задрожал.

– Я ответил, что не позволю никому указывать мне и сам подберу каскадера на эту сцену. – Увидев, как в карих глазах Кендры загорелся огонек надежды, Скип прибавил:

– Это вовсе не значит, что я приглашу именно тебя. О своем окончательном решении я сообщу после скачки по пустыне. Но ты молодец, Кендра. – Он ободряюще погладил ее по щеке. – Держись так и дальше. И не забудь прижимать левую руку к туловищу!

– Не забуду! – неожиданно весело рассмеялась Кендра. Усталость и плохое настроение куда-то исчезли, и она, широко улыбаясь, крикнула:

– Готовы, мистер Дэймон?

– Ждем только вас, – насмешливо отозвался он.

– Ну так начнем! – Безошибочно она посмотрела Дэймону прямо в глаза за темными стеклами солнечных очков.

Набрав в грудь побольше воздуху, Кендра бросилась вниз по склону, не забывая держать руки, прижатыми к туловищу.

Она летела все быстрее, быстрее, разгоняясь с каждым шагом. Ветер свистел у нее в ушах, и ей казалось, что на пути ее нет никаких препятствий.

Кендра не сразу услышала отчаянный крик Скипа:

– Остановись! О Господи, Кендра, да остановись же!!

Не понимая, в чем дело, она взглянула вниз, под ноги. Ей стало нехорошо: перед ней была не расчищенная заранее гладкая дорожка, а груда камней! Кендра не успела даже подумать, откуда здесь взялись камни, – ее вдруг пронзила страшная боль, и несколько секунд спустя она осознала, что лежит на острых камнях, а холм с дорожкой – в пяти ярдах от нее…

К ней подбежал Скип.

– Только не двигайся, – сразу же приказал он. Он мог бы и не говорить этого – любое движение и так причиняло Кендре страшную боль. Ощупывая ее, он спросил:

– Где болит?

– Спина… И рука. Что… произошло? – Каждое слово давалось ей с трудом.

– Ты не смотрела под ноги и свернула с дорожки. Надо было быть внимательнее!

Кендра понимала, что Скип прав. Никогда раньше она не позволяла себе отвлечься во время съемок, а теперь, засмотревшись на Джоэла, не увидела, куда бежит. Ну как можно быть такой дурой? – в ярости подумала она.

– Ты ничего не сломала? Нужны носилки?

– Нет, Скип, спасибо. Я просто ушиблась. Помоги мне встать, пожалуйста…

Скип обнял Кендру за плечи и усадил на землю. Боль не проходила, но Кендра поняла, что, по счастью, ничего не сломала. Похоже, она и в самом деле просто сильно ушиблась.

– Как только у меня заживет рука, я вернусь на съемки, – пообещала она.

– Ну еще бы! – вдруг раздался голос Джоэла. Бесцеремонно растолкав собравшихся вокруг людей, он подошел к Кендре. Его глаза бешено сверкали. – Но на сегодня, пожалуй, уже достаточно! Ей нужен доктор? – резко обернулся он к Скипу.

– Нет, не нужен. Скорее всего это обыкновенный ушиб. Через несколько часов Кендра сможет приступить к работе.

– Никаких съемок. Сегодня она больше не будет работать! – Отдав это короткое приказание, Джоэл высвободил Кендру из рук Скипа и продолжал:

– Я сам о ней позабочусь. Скажите Рону, что съемки откладываются.

Джоэл помог Кендре дойти до машины, припаркованной неподалеку. Она покорно шла с ним, но когда он усадил ее на пассажирское сиденье джипа, словно очнулась и запротестовала:

– Ты зря отменил съемки. Я прекрасно могла бы закончить эту сцену сегодня, мне надо только переодеться и сделать перевязку. Незачем терять целый день из-за одного неудачного дубля!

– Замолчи, – процедил Джоэл, включая зажигание. – Ты просто идиотка. Посмотри только на себя! Ты вся в крови, в грязи, у тебя каждая косточка болит! Бегала все утро вверх-вниз по склону по чьему-то приказу! И еще не такие приказы бы выполнила! Делала бы все, что тебе только не скажи!

– Не понимаю, что тебя так взбесило, – откликнулась Кендра. – Разве это не ты отдаешь распоряжения? Естественно, я выполняю все, что мне велит Его Императорское Величество Режиссер…

– Могла бы и отказаться! – Джоэл не уловил насмешки в ее голосе. – Да и отказалась бы, обладай ты хоть каплей здравого смысла.

– Вряд ли тебе это понравилось бы. И потом, только начни я жаловаться, и ты лишний раз уверишься в своей правоте: Кендра Майкле – очередная маленькая дурочка, которая сваливает на других свои проблемы. Прости, что я не оправдала твоих ожиданий! – Кендра старалась унять дрожь. – Все же я не понимаю, чего ты злишься. Этот трюк – вовсе не самый опасный. В фильме, если помнишь, это будет очень красиво: Билли бросается бежать вниз, как только видит Джона Уильямса, и падает ему на грудь… А за кадром звучит марш.

– Радостная встреча, – пробормотал Джоэл. – Лучше помолчи, Кендра, а то я сам тебя искалечу.

– Все равно это глупо – откладывать сегодняшние…

– Кендра. – Он произнес ее имя с холодной угрозой в голосе. Кендра поняла, что продолжать спор не стоит и лучше поберечь силы.

До самою поселка никто из них не произнес ни слова. И лишь когда они остановились у фургона, который занимал Джоэл, Кендра осторожно поинтересовалась:

– Ты не хочешь отвезти меня в медпункт?

– Я же сказал, что сам о тебе позабочусь! – Джоэл вышел из машины и открыл дверь перед Кендрой. Она хотела было выйти, но Джоэл подхватил ее на руки и внес в фургон. – Я должен убедиться, что с тобой все в порядке. Никто тебе не позволит разгуливать с переломанными костями и доказывать всем, какая ты сильная и выносливая! – Укладывая ее на кушетку, он добавил:

– А теперь лежи тихо, я сейчас достану мазь и бинты. Пока я не приду, не двигайся. Поняла?

Не дожидаясь ответа, он захлопнул дверь и вышел в другую комнату.

Оставшись одна в тускло освещенной, прохладной комнате, Кендра подумала, что самое главное сейчас – не показать Джоэлу, как же ей плохо. Осмотревшись по сторонам, она увидела в углу кондиционер, а напротив кровати – портативный видеомагнитофон.

– Так, значит, с тобой все в порядке, да? Только ты вся дрожишь, словно в приступе малярии! – Эти резкие слова неожиданно вошедшего в комнату Джоэла вывели Кендру из оцепенения. Она увидела, что в руках у него таз с водой, походная аптечка и полотенца.

– Конечно, со мной все в порядке, – поспешно ответила она, – просто здесь намного холоднее, чем на улице. Слишком резкий перепад температуры… Уже через пару минут я приду в себя.

– Если раньше не развалишься на составные части, – добавил Джоэл. Он достал из маленькой прикроватной тумбочки шерстяной жакет и набросил его на плечи Кендре. Она почти рефлекторно воспротивилась и сбросила с себя жакет:

– Не надо, Джоэл, я же его перепачкаю кровью.

– Не шевелись, – буркнул он, опускаясь на пол перед кроватью. Он достал из аптечки бинты, ножницы, антисептик и принялся расстегивать на Кендре рубашку.

– Пятна крови очень трудно… – снова начала она.

– Да, да, разумеется, – перебил ее Джоэл. – Только мне сейчас не до того. Господи, – изумленно воскликнул он, – что это на тебе надето?

– Корсет. Очень удобная вещь: он совсем не давит и при этом дает надежную защиту. Такие корсеты разработали в НАСА специально для космонавтов.

– Очаровательно, – сухо сказал он. – Действительно весьма прочный… Вот только на рукаве почему-то прорвался.

– Так это же не кольчуга. Корсет просто смягчает удары. Я и не предполагала, что там могут быть острые камни!

– Никто не предполагал. Как ты думаешь, стал бы я гонять тебя туда-сюда, если бы знал об опасности? – Сняв наконец с Кендры рубашку и защитный корсет, Джоэл ласково положил ей руку на плечо.

– А это еще что такое? Второй корсет? – спросил он, обнаружив, что под майкой на ней еще что-то есть.

– Нет, это эластичная ткань, которой я бинтую грудь. Ведь у Билли фигура подростка, а зрители не должны заметить разницы. Под одеждой бинтов не видно, да и сейчас они вовсе не мешают сделать мне перевязку. Не надо их снимать.

– Нет, надо. Иначе я не смогу перевязать тебе плечо. Пожалуйста, не волнуйся, я не собираюсь переступать границы. Да, меня переполняют чувства, но это не вожделение. – С этими словами он снял эластичную повязку. Его лицо при этом ничего не выражало. Стаскивая с ее головы парик, он улыбнулся:

– Вот так уже лучше. Ну вот, кажется, и все, а я уж было думал, что твоим одежкам не будет конца.

Обмакнув полотенце в таз с теплой мыльной водой, Джоэл принялся мягкими движениями очищать лицо и шею Кендры, а потом – грудь и живот. Она полностью расслабилась, но когда он снял с нее жакет, сразу покрылась гусиной кожей. От Джоэла это не укрылось, поэтому он протер ее плечи как можно быстрее и снова накинул жакет.

– Действительно ничего серьезного, – сказал он, накладывая на бинт антисептическую мазь и делая перевязку, – просто ссадина. Но очень сильно шла кровь.

– Я же говорила, что откладывать съемки ни к чему! Послушай, может, ты все же отвезешь меня обратно, позовешь всех остальных и мы докончим эту сцену?

– Опять ты про съемки! Сегодня ты должна побыть дома и как следует выспаться, а то завтра будешь чувствовать себя совсем разбитой. – Джоэл вытер ее сухим полотенцем.

– Тем более нужно закончить сегодня! – Не обращая внимания на его слова, она встала, сняла с вешалки длинную черную рубашку и попыталась ее надеть. Но Джоэл быстро вернулся и, увидев, как Кендра безуспешно пытается застегнуть пуговицы дрожащими пальцами, проворчал себе под нос проклятия:

– Хватит строить из себя сверхчеловека, – громко сказал он, подходя к ней ближе и помогая справиться с пуговицами. – Ты же опять вся дрожишь… Кендра, – тихо произнес он, – нельзя же постоянно доказывать свою независимость. Позволь мне хотя бы сейчас помочь тебе.

Кендра заметила, что и Джоэла тоже бьет дрожь – его пальцы не попадали на пуговицы. Его лицо было мертвенно-бледным, и лишь зеленые глаза сверкали.

– Что с тобой? – спросила она обеспокоенно. – Тебе нехорошо?

– О да. – Так и не совладав с двумя верхними пуговицами, он закрыл глаза и прижал Кендру к себе. – Да, мне нехорошо…

– Джоэл, я не понимаю… – Не отдавая себе отчета в том, что делает, Кендра начала гладить его склоненную голову.

– Ты такая мягкая… Такая женственная. – Он прижался щекой к ее груди, словно ища успокоения. – За эти две недели я почти забыл, какая ты. – Он нежно поцеловал ее. – Кендра, Господь свидетель, я никогда, ни одной секунды не желал тебе зла. Поверь мне, пожалуйста…

– Конечно, я тебе верю, – прошептала она, пытаясь справиться с подкатившим к горлу комком.

– Не знаю, как ты можешь мне верить – после всего, что я сделал. – Джоэл прижимал ее к себе все крепче. – Ты и сегодня пострадала из-за меня.

Господи, если бы с тобой что-то случилось, только я был бы виноват! Я пытался убедить себя, что действую в твоих же интересах. – Он невесело усмехнулся. – Но в глубине души я и сам сознавал, что все это просто эгоизм. Ты права, я недооценивал тебя. Я старался подчинить тебя себе – не только ради твоего спасения, но и ради своего собственного. Мое тело уже принадлежало тебе; но незаметно для меня самого ты завладела и моим сердцем. Ты понимаешь меня?

Она понимала. Она словно слышала эхо своих собственных мыслей и чувств: такая же внутренняя борьба происходила и в ней самой, начиная с той ночи в Радужном Замке. Их чувства были так схожи, так близки, что Кендра не могла оттолкнуть Джоэла. Его простые, честные слова оказались тем оружием, против которого Кендра была бессильна…

– Ты не виноват – ты просто выполнял свою работу, – сказала она, пытаясь его как-то успокоить. – Я это хорошо понимаю.

– Зачем лгать? – Джоэл поднял голову и пристально взглянул ей в лицо потемневшими от душевной боли глазами. – Я вел себя как настоящий подлец. Я видел, как ты мучаешься, и мне хотелось закричать. Я думал, что охраняю тебя от зла всего мира, – но главным злом был я сам! Ты похудела, у тебя появились мешки под глазами. А я ведь переживал твои страдания, как свои собственные. Я и сейчас могу сказать, что ты чувствовала. – Джоэл провел пальцем по ее подбородку. – Старик Фрейд наверняка порадовался бы, глядя на меня! – Он опустил голову.

– Ты в любой момент мог прекратить…

– Не мог. – Ласково обведя пальцем вокруг ее губ, он продолжал:

– Понимаешь, я совсем потерял голову. С каждой минутой, что я видел тебя, ты становилась для меня все дороже. Я видел не только твои страдания: я видел и твою стойкость. Ты оказалась невероятно сильной и решительной… И такой внимательной ко всем… Кроме меня. Господи, как же я ревновал, когда видел тебя с Билли! Вы шутили, смеялись, ты была похожа на беззаботную маленькую девочку. Но стоило тебе заметить меня – и ты мрачнела. Все это ранило меня в самое сердце.

Снова эхо ее мыслей. После небольшой паузы она сказала:

– Я закрывалась от тебя, потому что боялась. Боялась не только того, что ты причинишь мне боль, – боялась привязаться к тебе и стать зависимой. Для меня это неприемлемо.

– Я чувствовал то же самое. Пытался как-то бороться с собой, но безуспешно. Кендра, теперь ты больше не кажешься мне радужной феей. Ты реальна, более реальна, чем все остальное в моей жизни. И я оставил борьбу: сегодня, когда ты упала, я проиграл последнюю битву. Да, я сделал все, чтобы ты считала меня законченным мерзавцем. Но прошу тебя, дай мне шанс доказать, что это не так!..

– Для чего? Все равно наши отношения не имеют перспективы. Слишком многое против нас…

– Не знаю, как ты, но у меня уже нет выбора. Я не прошу тебя немедленно стать моей невестой, да ты бы и не согласилась. – У него задрожали губы. – На этом сейчас я не настаиваю. В конце концов моя холостяцкая жизнь скоро мне надоест… Кендра, ты знаешь, как сильно я тебя хочу. – Взглядом Джоэл скользил по ее груди, соблазнительно выглядывающей в вырезе рубашки. Он правильно истолковал ответный взгляд Кендры. – И ты… И ты также хочешь меня, любимая. Не знаю, кто дольше будет сдерживаться, но это и хорошо. Пусть все станет на свои места, и только тогда секс будет для нас наслаждением. – С этими словами Джоэл, полностью овладевший собой, застегнул на ее рубашке верхние пуговицы и снова сел перед ней на пол. – Но почему ты молчишь?.. В его взгляде сквозила такая страсть, такая любовь, что все возражения, которые еще оставались у Кендры, исчезли окончательно. Пусть она поступает неразумно – для себя она уже все решила.

– Давай-ка проясним ситуацию, – с обворожительной улыбкой предложила она. – Пока что ты сказал, чего не хочешь.

– Что ж, давай я расскажу и об остальном. – Джоэл встал и обнял ее. – Будь со мной, Кендра. Я отложу твою сцену на неделю, но все это время я хочу ни на минуту с тобой не расставаться. Мы должны быть вместе на всех съемках, чтобы я мог брать тебя за руку – вот как сейчас. И целовать… – Он нашел ртом ее губы. Этот поцелуй был необыкновенно нежен, и Кендра почувствовала, как по ней разливается живительное тепло. – Давай не будем строить никаких планов и отдадимся на волю судьбы.

– Да, Джоэл, – ласково прошептала Кендра, и они снова застыли в поцелуе.

– Для нас обоих это будет очень непривычно… Особенно для тебя, моя прагматичная фея. – Он вздохнул. – А теперь тебе пора домой. Я отвезу тебя и вернусь на съемки, заодно договорюсь со Скипом о перенесении сцен с твоим участием.

Кендра начала было протестовать, но Джоэл предостерегающе поднял руку.

– Не говори ни слова. – Он обнял ее за талию и почувствовал, что она опять дрожит. – Кендра, тебе плохо?

– Пустяки, – небрежно бросила она. – Дома Юсуф заварит мне крепкого чаю, и все будет прекрасно.

– Ах да, я и забыл про вашего домашнего любимца! У вас с ним не возникает никаких проблем?

– Никаких. Он ходит за Билли повсюду – ни дать ни взять преданный сенбернар. Юсуф взял на себя всю домашнюю работу – он и убирает, и стирает, и даже готовит. Считает, что Билли недостаточно хорошо кормят в нашей столовой… Часть его заботы перепадает и мне, – засмеялась Кендра.

– Вы уже наверняка переселили его с крыльца в комнату?

– Да, Билли перенесла спальник Юсуфа в гостиную через день после того, как мы приехали. Боялась, что он простудится. Я уже не понимаю, кто из них над кем больше трясется! Кстати, оказалось, что Юсуф немножко говорит по-английски, так что теперь они с Билли все время беседуют. Похоже, она наставляет нашего разбойника на путь истинный… Смотри, как бы она не попросила тебя подыскать для него работу!

– Ни капельки не удивлюсь, – пробурчал Джоэл, распахивая входную дверь. Они вышли на залитую солнечным светом лесенку фургона. – Надеюсь лишь, что Билли не потребует взять его на роль… Нет, пусть уж лучше он сидит в доме и приглядывает за тобой.

Глава 6

– Этого я не потерплю! – заорал Дирк Дэн-форд, размахивая перед собой какой-то черной тряпкой. – Дэймон, ты меня слышишь?!

Кендра и Билли, сидевшие чуть поодаль, в глубине павильона, смотрели на Дирка во все глаза. Сейчас никто не мог бы сказать, что Дирк и есть тот прекрасный Адонис, от одного взгляда которого трепетало сердце любой женщины. Он был в бешенстве: глаза налились кровью, губы были сжаты в узкую полоску.

В последнее время Кендра начала понимать, почему этого актера называют не иначе как самоуверенным развратником. Но тем не менее она удивилась: еще никто не позволял себе говорить с Джоэлом Дэймоном в таком тоне. Он что, окончательно тронулся? Джоэл тем временем прервал разговор с директором по свету и с ледяным выражением лица обернулся к Дирку.

– Джоэл, или ты выяснишь, кто это сделал, или я уеду! – продолжал орать Дирк.

– Не думаю. – Джоэл не повысил голоса, его слова прозвучали почти ласково; но всех вокруг словно обдало холодом. – Вряд ли ты действительно так глуп. Сегодня мы снимаем последнюю твою любовную сцену с Брэнной. После этого можешь делать что хочешь… Да, а это еще что такое? – спросил он, заметив комок черной ткани.

– Мои трусы! – Дэнфорд высоко поднял руку, выставляя белье на всеобщее обозрение. – Ты только посмотри! Черт возьми, эти узлы мне придется развязывать часами! И точно так же завязаны все мои вещи!

– Это твои трусы? – изумленно спросила Кендра.

– Ну да, – так же ответила Билли, – Дирк очень разборчив в белье. Сексуальное божество!..

– И это еще не все: два дня назад какой-то подонок запер меня в фургоне. Я орал целый час, пока меня не выпустили!

– Повезло, что не целый месяц – с твоей-то популярностью, – пробормотала Билли.

– А что произошло вчера с моими ботинками? Исчезло по одному из каждой пары! Ты только взгляни. – Он поднял сначала левую ногу, потом правую. Глядя на теннисную туфлю, красующуюся на левой ноге, и мокасину – на правой, трудно было сдержать смех, и Кендра тихонько прыснула. Дирк тут же обернулся в ее сторону, а заметив рядом с ней Билли, взъярился еще сильнее.

– Эй, ты! – Его взгляд был поистине испепеляющим. – Ты знаешь, кто это сделал!

– Может, это полтергейст? – предположила Билли, невинно глядя на Дирка.

– Очень смешно, – процедил Дирк. – А об этом, я полагаю, тебе тоже ничего не известно? – Он достал из кармана несколько исписанных блокнотных листков. – «Вожделение – это смертный грех». «Не возжелай жены продюсера твоего», – прочитал он вслух и в ярости бросил листки на пол. – Вот это я уже несколько дней подряд нахожу у себя в костюмерной, а вчера я наткнулся на такую записку в душе!

Кендра подозрительно взглянула на Билли. Что она там говорила о том, что Брэнне нужна помощь? Полтергейст, как же!..

– Дирк, ты так зол… По-моему, тебе просто жмут ботинки, – сказала Билли и тут же зажала себе рот рукой. – Ой, прости, я совсем забыла, что про ботинки тебе лучше не напоминать!

– Дирк, если ты закончил свою обвинительную речь, то позволь мне вернуться к съемке и сам займись каким-нибудь делом. – Джоэл весь исходил сарказмом. – Например, повтори свою роль, а то утром ты дважды сбивался.

– Но я видел, как ее араб ошивался около моего фургона, так что это наверняка…

– Дирк, иди, – с неприкрытой угрозой прервал его Джоэл. Дэнфорд грязно выругался, резко повернулся и направился в костюмерную. Джоэл подождал, пока он выйдет, и обратился к Билли:

– Ну а ты, я полагаю, совсем ничего об этом не знаешь?

– Кто, я? – Она широко раскрыла глаза от удивления. – Сам подумай – я похожа на девчонку, которая будет хозяйничать у мужчины в комнате, пока тот моется в душе? Я, может, единственная из женщин в съемочной группе чувствую себя в безопасности в присутствии обнаженного Дирка Дэнфорда!

– Мне кажется, что тебе изменяет чувство меры, – заметила Кендра, но в ее глазах плясали веселые искорки.

– Верно. Что бы там ни было, Билли, но этого типа нельзя доводить до такого состояния, пока мы не закончили съемки фильма, – нетерпеливо сказал Джоэл.

– Не волнуйся, – Билли встала со стула и схватила его за руку, видя, что он собирается уходить. – Ему просто не хватает терпения, но все это скоро прекратится.

– Что, черт возьми, скоро прекратится? – спросил он у Кендры, так как Билли, не дожидаясь, что он скажет, ушла.

– Лучше, боюсь, не спрашивать…

– Да, ты права. – Он сел рядом с ней на стул, где только что сидела Билли, и болезненно поморщился. – Вот только ссоры двух актеров мне и не хватало. Билли здесь устроила детский сад, и боюсь, это еще не конец.

– Но ты все уладишь, – успокоила его Кендра. Последние несколько недель они практически все время проводили вместе, и Кендра хорошо его изучила. Да, без сомнения, он сможет справиться с любыми трудностями, даже такими, которые повергли бы в ужас любого режиссера. – Мне кажется, что тебе даже нравится разрешать всякие проблемы.

– Конечно, я справлюсь. Хотя проблем у меня сейчас хватает и без того. Кендра, за эту неделю мы с тобой ни разу как следует не поговорили… И ни разу…

– Ни разу – что? – с дразнящей улыбкой поинтересовалась она.

Сексуальное желание росло в них обоих с каждым днем. Плотный график не оставлял им почти ни минуты свободного времени, и эта невозможность уединиться, с одной стороны, только подогревала страсть, а с другой – радовала Кендру: ей вполне хватало его мимолетной улыбки, прикосновения, ласкового слова в перерыве между дублями. Она сопровождала Джоэла повсюду, и пока он был занят на съемке, тихо сидела где-нибудь в уголке. Он подходил к ней, когда только мог – иногда он рассказывал о сегодняшних съемках, иногда молчал, обдумывая решение очередного неотложного вопроса. В такие моменты он рассеянно целовал ее в щеку и возвращался к камерам. Кендре это даже нравилось: представлять, будто они – нежно любящие друг друга супруги, женатые уже лет десять.

– Ты понимаешь, о чем я. – Зеленые глаза не отрывались от ее губ. – В последние дни я даже не прикоснулся к тебе. – Он погладил ее по руке и тихим голосом произнес:

– И я не могу больше так, Кендра.

С трудом отведя глаза, она спросила:

– У тебя было очень много дел, но ведь сейчас съемки уже заканчиваются?

– Сегодня днем снимаем последнюю любовную сцену, – кивнул он и сжал ее руку. – Вечером придется выкроить время, посмотреть уже отснятые пленки, вдруг надо будет что-то переделать. Если окажется, что все в порядке, Брэнна и Дирк уже завтра смогут улететь из Седихана. Надеюсь, они здесь не задержатся: Майкл и так не в восторге от того, что отпустил сюда жену одну. Он обычно присутствует при съемках всех ее постельных сцен… – Джоэл поцеловал Кендру в лоб. – Но, Кендра, даже если сегодня я буду занят до глубокой ночи, завтра мы сможем наконец побыть наедине друг с другом, – твердо пообещал он ей.

С этими словами он ушел: его позвал второй оператор, работавший с камерой, установленной возле огромной двуспальной кровати.

– Привет, можно мне сесть сюда? Или Джоэл еще вернется?

Кендра подняла голову: около нее стояла Брэнна Донован.

– Нет, они сейчас начали снимать. Так что Джоэл будет занят еще по меньшей мере несколько часов.

Брэнна очень нравилась Кендре. Общались они нечасто – съемки занимали слишком много времени, но Кендра понимала, что Брэнна не только хорошая актриса, но и приятная в общении женщина.

В ярко-желтом пеньюаре она выглядела прелестно: желтый цвет очень шел к ее темно-каштановым волосам, и Кендра не удержалась от комплимента.

Присаживаясь рядом, Брэнна устало сказала:

– Хорошо, что хоть пеньюар непрозрачный. Бесплатного стриптиза Дирк не дождется… Как же мне неприятно, когда он на меня смотрит!

– Скоро начнется съемка вашей сцены. Ты боишься?

– Немножко, – призналась Брэнна. Она не отрываясь смотрела на огромную кровать. – Обычно со мной в таких случаях бывает Майкл, но сейчас он решил, что мне хватит поддержки Джоэла, и не приехал. Он очень уважает Джоэла и доверяет ему.

– Билли сказала, что с Дирком тебе трудно работать.

– Трудно – это еще мягко сказано, – вздохнула Брэнна. – Ты и представить себе не можешь, до чего это самовлюбленный тип! Стоит мне подумать о том, что он будет делать в этой постели, – мне становится нехорошо. И на то, что вокруг соберутся человек сорок, ему наплевать!

– Расскажи обо всем Джоэлу. Он тебе поможет, но ты должна сама объяснить ему, что происходит.

– Нет. Ни Майклу, ни Джоэлу я ничего не скажу. Это моя проблема, и я сама постараюсь обуздать Дирка.

– Да, другого выхода нет, – грустно заметила Кендра. – Я знаю, твой муж придет в ярость, если Дирк станет к тебе приставать.

– Это точно, – улыбнулась Брэнна. – Господи, как же я соскучилась по Майклу! Не могу дождаться завтрашнего дня, когда наконец улечу в Лондон! Знаешь, мы никогда еще не расставались так надолго с тех пор, как поженились. А на прошлой неделе он хотел прилететь сюда вместе с малышами! Я уже жалею, что не позволила ему.

– Так у вас есть дети?

– Да, Рэнди и Джанина. Мы обычно берем их с собой на съемки, но побоялись, что здешние условия окажутся для них слишком тяжелыми. Так что на этот раз малыши остались с Майклом в Лондоне.

«Несчастная Брэнна, – подумала Кендра, – ей и так тяжело переносить разлуку с семьей, а тут еще этот Дирк издевается над ней, как хочет…»

– А вот и сам мистер Настоящий Мачо, – с усмешкой заметила Брэнна, увидев, как к ним приближается Дирк, одетый теперь в бархатный ярко-красный халат. Тяжело вздохнув, она поднялась со стула и поправила пояс на пеньюаре. – Пожелай мне удачи, Кендра, – попросила она и ушла в другой конец павильона.

Тут же Кендра заметила неожиданно появившуюся откуда-то Билли.

– Брэнна выглядит просто потрясающе! – Девушка села на стул, скрестив ноги.

– А, так ты решила вернуться! Думаешь, Джоэл настолько занят, что не станет учинять перекрестный допрос?

– Ага, – кивнула Билли, пристально следя за Дирком, Брэнной и Джоэлом. – С этого места я смогу наблюдать за ними так, что меня никто не заметит. Увижу своими глазами настоящее разоблачение!

– Разоблачение?..

– Понимаешь, тут двое из массовки вчера рассказали мне, что Дирк отколол один трюк – похлеще любого из твоих. Думаю, сегодня он его повторит – фантазии нашей знаменитости явно не хватает. Сама увидишь.

Ничего не понимающая Кендра озадаченно посмотрела на Билли, но, так как та явно не собиралась продолжать, перевела взгляд на актеров.

Брэнна снимала пеньюар, прежде чем лечь в постель, и слушала Джоэла – он давал какие-то указания. В это же время Дирк Дэнфорд по другую сторону постели снял халат и оказался совершенно голым! Кендра не поверила своим глазам.

– Ну я же говорила! – воскликнула Билли.

Все вокруг тоже заметили, что Дирк разделся догола, и павильон наполнился возмущенным гулом. Один Джоэл оставался невозмутимым.

– Боже мой, Дирк, ведь я тебе все объяснил. Раздеваться совершенно ни к чему, мы же будем снимать от пояса! Ты забыл?

– Ничего я не забыл, – бросил Дирк, – но стараюсь войти в роль – насколько это возможно. Ты, надеюсь, и сам понимаешь, что хороший актер должен целиком войти в образ.

– Честно говоря, мне решительно все равно, есть на тебе что-нибудь или нет, – Джоэл уже не скрывал раздражения, – так что съемку я откладывать не собираюсь. Если, конечно, Брэнна не возражает, – полувопросительно добавил он, обернувшись к актрисе.

– Нет у меня никаких возражений, – едва сдерживаясь, ответила Брэнна, – ведь это… – она оценивающе оглядела обнаженного Дирка, – это вполне обычная вещь.

Дэнфорд собрался было что-то сказать, но Дэймон, изображая улыбку, не дал ему раскрыть рта:

– Отлично. Раз все в порядке – начинаем! Дирк, ложись в постель.

– С удовольствием. – Дирк нырнул под одеяло и прижался к Брэнне. – Вот о чем я все время мечтал!

Неожиданно к постели подошла Билли.

– Дирк, милый, придвинься к ней еще чуть-чуть поближе, – ласково попросила она, и Дирк не заставил долго себя упрашивать: он еще теснее прильнул к своей партнерше.

И вдруг в его глазах вместо страстного сексуального взгляда, а-ля Ричард Гир, возник неподдельный ужас. Вскочив с постели, он заорал так, что затряслись стены павильона. Он пытался прикрыть руками обнаженные ягодицы, словно жестоко выпоротый мальчишка.

– Пожар! Огонь! Я обжегся! – кричал он. – Черт подери, Джоэл, да не стой ты на месте! Погаси огонь!

Все смотрели на него, не понимая, что с ним произошло. Дирк бросился к постели, сорвал покрывало и швырнул его на пол.

Кендре показалось, что кровать и вправду горит, потому что над тем местом, где только что лежало покрывало, вился дымок. Но, присмотревшись, она заметила что-то блестящее и поняла, что это всего-навсего большая пластина сухого льда.

– Билли, – прошептала Кендра, – это ты сделала?

Ответа не последовало, и Кендра увидела, что на стуле рядом с ней никого нет. Она успела заметить, что кто-то выскользнул в дверь. Теперь у нее не было сомнений. Снова вглядевшись в жертву катастрофы, она не смогла сдержаться и расхохоталась.

Ее смех потонул в общем взрыве: смеялись все присутствующие. Откинувшись на подушки, сотрясалась в приступе почти истерического смеха Брэнна; против воли расплылся в улыбке и Джоэл. Это взбесило Дэнфорда, и он взревел:

– Где Каллахан, черт возьми?! Где она? Я ей горло перережу! – Безумными глазами он оглядел павильон, готовясь немедленно привести приговор в исполнение.

Джоэл принял серьезное выражение лица, что стоило ему невероятного усилия, и ответил, подавая Дирку его халат:

– Боюсь, леди упорхнула. – В его голосе слышался смех. – Я бы не советовал сейчас искать Билли, если только ты не хочешь иметь дело с ее телохранителем. Лучше всего тебе сейчас пойти в костюмерную, одеться и прийти в себя.

Снова раздался взрыв смеха. Джоэл, мужественно сдерживаясь, закончил:

– Уверяю тебя, Дирк, для меня все это так же неожиданно, как и для тебя.

Дэнфорд, пробормотав какое-то ругательство, влез в халат и вышел.

– На сегодня все, – объявил Джоэл. – Мы не сможем продолжать, пока Дэнфорд не залечит рану, нанесенную его самолюбию… Прошу всех быть здесь завтра в шесть утра. – Он подал руку Брэнне, помогая ей встать с кровати, и сказал:

– Прости, я знаю, что ты собиралась завтра улететь в Лондон.

– Ничего, – с улыбкой ответила Брэнна, – по-моему, сегодняшнее происшествие все окупает. Жаль только, что камера не засняла этого момента! Я бы очень хотела еще раз взглянуть на то, как Дирк словно ошпаренный выскакивает из постели… Джоэл, – попросила она, – не будь слишком строг к Билли. Пусть сегодняшний день пропал, но ради такого великолепного зрелища ничего не жалко! Обязательно позвоню сейчас Майклу и все ему расскажу в подробностях!

– И где только Билли достала лед? – спросила Кендра, едва Брэнна вышла. Она все еще смеялась и никак не могла успокоиться.

– Кто же знает? – ответил Джоэл. – Может быть, соблазнила какого-нибудь мороженщика? Но Брэнна права: зрелище было незабываемое, такое не часто увидишь! Кендра, – неожиданно спросил он, – сколько времени тебе потребуется, чтобы зайти домой и переодеться?

– Разве мы куда-то идем?

– Да, – кивнул он, – на сегодня у меня больше нет никаких дел, так что я полностью свободен. – Желание, мелькнувшее в ее взгляде, не ускользнуло от него, и он, ласково погладив ее по щеке, спросил:

– Не желает ли леди составить мне компанию?

У нее внезапно перехватило дыхание. Она поняла, что они с Джоэлом думают об одном и том же: единственное, что им обоим сейчас нужно, – поскорее очутиться в объятиях друг друга. Стараясь унять сердцебиение, она ответила:

– О да, желает.

– Господи, спасибо, что ты честна со мной. Ответь ты сейчас по-другому, клянусь, я просто схватил бы тебя за волосы и поволок за ближайший куст. Но я хочу, чтобы сегодня все было как полагается: романтический ужин, неспешная беседа… – Его взгляд спускался все ниже и ниже. Наконец, овладев собой, он сказал:

– Я закончу с делами и зайду за тобой через час. Хорошо?

– Хорошо, – ответила Кендра и вышла под палящие лучи южного солнца.

* * *

Стоя в ванной, Кендра вглядывалась в свое отражение в зеркале. Длинное белое платье, приталенное, с высоким лифом, удивительно шло ей. Белая льняная ткань оттеняла золотистую кожу и каштановые блестящие волосы. Впервые за несколько недель Кендра почувствовала себя настоящей женщиной: ведь все время, что шли съемки, она ходила только в джинсах или леггинсах.

Тщательно расчесанные волосы красивой волной лежали по плечам. Надевая белые туфли на высоком каблуке, Кендра подумала, что именно сегодня она должна быть настоящей женщиной. Она чувствовала то же волнение, что и в тот вечер, когда впервые встретила Джоэла; но теперь это не было связано ни с алкоголем, ни с действием таблеток – ее возбуждала сама мысль о предстоящем свидании с Джоэлом. Странно: в ней не было ни застенчивости, ни страха перед предстоящей ночью. То время, когда физическая сторона любви нисколько ее не интересовала, минуло; теперь в ней по-настоящему разгорелись страсть и желание. Разумеется, это заслуга Джоэла: до встречи с ним она и не знала, на что способна.

Брызнув на себя духами и накинув на плечи белый кружевной шарф, она вышла из ванной и прошла в гостиную. Там она увидела Юсуфа.

– Юсуф, передай Билли… – начала она. Вдруг комната бешено завертелась у нее перед глазами, и, вскрикнув, она почувствовала, что проваливается куда-то во тьму. Но Юсуф подхватил ее, не дав упасть, и усадил на ближайший стул. Сам он опустился около нее на колени и взял обе ее руки в свои. Вскоре, все еще судорожно хватая ртом воздух, она открыла глаза.

– Тьебе надо… надо – вратш? – Юсуф запнулся, забыв нужное слово.

– Нет, – быстро ответила Кендра. В ее сознании сейчас оставалась лишь одна мысль: она должна провести сегодняшнюю ночь с Джоэлом, чего бы это ей ни стоило. – У меня просто на секунду закружилась голова, наверно, это переутомление…

Но в последнее время у нее не было никакой работы. А несколько дней назад, внезапно вспомнила она, с ней случилось то же самое – вот так же «на секунду закружилась голова», хотя она и не упала в обморок.

Нет, нельзя об этом думать. Ей стало лучше, и она постаралась беззаботно улыбнуться:

– Со мной все в порядке, Юсуф. Ты извини, что я тебя так испугала.

– Ты увьерен? – недоверчиво спросил тот. – Лутше ляг отдыхай. А то снова упадать в обморок.

К ее удивлению, он говорил с ней так, как будто бы прекрасно знал, что следует делать в таких случаях. Кендра подумала, что в борделе, где он работал, Юсуф, должно быть, привык видеть несчастных больных женщин. Но она-то здорова!

– Я прекрасно себя чувствую, – резко сказала она. – Я встречу мистера Дэймона. – Ей совсем не хотелось, чтобы Юсуф рассказал Дэймону об обмороке – ни к чему волновать Джоэла. – Все в порядке, Юсуф, – улыбнулась она, – мистер Дэй-мон обо мне позаботится.

– Мистер Дэймон, – повторил араб. Его лицо осветилось:

– Да, он надежный мушчина. Он тебе помогать.

– Конечно, – весело ответила Кендра, – а ты присматривай за Билли.

– Да, ей отшень нужно забота, – заметил Юсуф, – но и к тебье нужно тоже. Я рад помогать, когда твой мушчина занятый.

Ее мужчина… Да, ни Джоэл, ни она сама не скрывали своих чувств друг к другу, но Кендра тем не менее удивилась, когда Юсуф назвал Джоэла «твой мужчина». Странно думать так о нем. Но эти слова наполнили ее сердце какой-то невыразимой нежностью, и, повторяя их про себя, она вышла из дома и плотно закрыла за собой дверь.

Глава 7

Джоэл распахнул перед Кендрой дверь номера и улыбнулся, уловив ее вопросительный взгляд.

– Отвечу тебе, не дожидаясь вопроса. Нет, отель выбрал не я, это Билли посоветовала мне отправиться сюда. Поехать в Марасеф, говорила она, и остановиться в «Хилтоне» вместо того, чтобы насладиться настоящей атмосферой здешних мест – это «просто чудовищная глупость». – Сделав театральный жест рукой, он добавил:

– Смотри! Вот это и есть настоящий Марасеф.

Небольшая гостиница очень понравилась Кенд-ре, о чем она не замедлила сообщить Джоэлу. Конечно, это не роскошный пятизвездочный отель, но комната, в которую они зашли, была чистой, уютной и необыкновенно очаровательной. Смеясь, Кендра поинтересовалась:

– Ты ведь мог направиться прямиком в «Хилтон», как только увидел, где оказался. Так почему же ты этого не сделал?

– «Хилтон» в Марасефе мне не нравится, я останавливался там на несколько дней до начала съемок. Понимаешь, я сейчас весь погружен в мечты, а здесь… Здесь все по-настоящему, все реально, а мне сейчас именно это и нужно.

– Да, ты и в самом деле мечтатель, – отозвалась Кендра. – Я поняла это, лишь увидев твой Радужный Замок, – хозяин такого дома просто не может быть трезвым реалистом.

Кендра вышла на балкон и взглянула вниз, на город: ей показалось, что она видит перед собой картинку из «Тысячи и одной ночи».

– Вот поэтому я и привез тебя сюда. – Подойдя к ней сзади, он обнял ее и тихо повторил:

– Здесь все реально… Кендра. – Он посерьезнел:

– Мы с самого начала все делали не правильно. В нашу первую ночь мы оба не понимали, что делаем, – что-то свело нас с ума, и мы уже не могли ни о чем думать. – Целомудренно поцеловав ее в лоб, Джоэл продолжил:

– Но сейчас все будет по-другому. Никаких иллюзий, никакого самообмана или непонимания. И я не позволю тебе выпить ни капельки: твоя голова должна быть ясной, как и все, что будет происходить между нами. Сегодня, сейчас мы найдем ответы на многие вопросы. – С этими словами Джоэл поцеловал Кендру в нос, и она, рассмеявшись, сказала:

– А я-то думала, что ты собираешься меня соблазнить! Но настоящие соблазнители никогда не бывают так серьезны.

– Я и в самом деле собираюсь. Но только… Только разве это соблазн? Нет, Кендра, – он снова поцеловал ее, – это нечто совсем другое.

Гипнотизирующему взгляду его зеленых глаз было невозможно не подчиниться. Кендра медленно произнесла:

– О да, Джоэл. Это совсем другое…

Она была влюблена в него. Странно, что это стало для нее по-настоящему ясно только сейчас. Она влюбилась в него с первого взгляда, еще не зная ни о Радужном Замке, ни о чем. Но тогда физическое влечение мощно вытеснило все остальные чувства. А может быть, подумала Кендра, она просто боялась признаться самой себе, что на нее подействовали чары колдуна. Лишь в Седихане Кендра окончательно поняла, что Джоэл если и не чародей, то действительно человек необыкновенный. Он мог быть и мягким, и страстным; ему случалось ошибаться и сожалеть 6 своих поступках. Но главное – он, как и всякий нормальный человек, заботится о тех, кого любит, он умеет посмеяться над собой. Чародей воспламеняет страсть; человек же пробуждает любовь.

– Эй, обрати же внимание и на меня, – ласково окликнул ее Джоэл, увидев, что она задумчиво смотрит вниз. В его глазах плясали веселые огоньки. – Леди не должна выходить на холодный балкон, когда мужчина ведет с ней важный разговор. Похоже, сегодня ночью говорить с тобой будет трудновато.

С этими словами он, не выпуская Кендру из кольца сомкнутых рук, втащил ее в комнату.

– Я заказал ужин в номер. Наконец-то ты поешь как следует: несмотря на целую неделю отдыха, ты не прибавила ни грамма!

– Если я не снимаюсь, это не значит, что я позволяю себе выйти из формы, – весело ответила Кендра. – По утрам, как всегда, три часа ездила верхом: при моей работе я просто не могу расслабляться!

– Вопрос о твоей работе – один из самых важных. Сегодня мы к нему еще вернемся. – Увидев, как она напряглась, Джоэл ласково улыбнулся. – Но не прямо сейчас… Сначала я хочу рассказать тебе о том, как ты прекрасна. Я хочу слушать твой шепот, который сводит меня с ума. – Сев в глубокое кресло с мягкой высокой спинкой, он притянул Кендру и посадил к себе на колени. Бесконечная нежность была в каждом его движении. – Я хочу и смотреть на огни Марасефа, и держать тебя в своих объятиях…

Она потерлась щекой о его рубашку и сквозь мягкую льняную ткань ощутила его запах – столь знакомый ей свежий запах мыла и терпкий – одеколона. Рассмеявшись, Джоэл порывисто обнял ее:

– Когда ты так прижимаешься ко мне, то похожа на маленького котенка. И я почти забываю, что в этом хрупком создании заключены и ум, и необыкновенная сила… – Губами он нашел на ее шее пульсирующую точку и пробормотал:

– Какая же ты сладкая… Но, любимая, – судорожно вздохнув и оторвавшись от нее, попросил Джоэл, – давай поговорим о чем-нибудь. Мне надо как-то отвлечься… Иначе все мои благие намерения не увенчаются успехом: я просто потащу тебя в постель, грубо и совсем неромантично.

– Может, и неромантично, – обворожительно улыбнулась Кендра и еще теснее прижалась к нему, – но меня вполне бы устроило. Знаешь, – ее глаза на мгновение сверкнули, – в ту ночь я плохо понимала, что происходит, но одно помню ясно: своим первым опытом я осталась довольна.

– Довольна? – с шутливым негодованием воскликнул Джоэл. – Это все, что ты можешь сказать? Как ты смеешь! Да ведь я настоящий супермен, ты, видно, об этом забыла? Ничего, я с удовольствием тебе напомню…

Он ласкал ее грудь, и сквозь тонкую ткань платья она ощущала тепло его рук. Кендра уже с трудом сдерживала себя.

– Боюсь, расслабиться не получится, – выдохнула она. У Джоэла так же, как и у нее самой, учащенно билось сердце, и, не переставая ласкать ее, он прошептал:

– Вот и хорошо. Пусть кое-что в тебе останется напряжено… – Он весь пылал, и, ощутив этот жар, Кендра невольно вскрикнула.

– Я сделал тебе больно? – замерев, спросил он и тут же по-мальчишечьи засмеялся, увидев, как к ее лицу прилила кровь. Он наклонился к ней, и их губы слились в поцелуе. Джоэлу казалось, что он пьет густой медовый напиток. Через какое-то время он, ласково взяв Кендру за подбородок, отвел ее лицо в сторону. С тихим стоном наслаждения она подалась чуть назад, а он, обхватив ее талию, сказал:

– Кендра, ты так же томишься желанием, как и я. – Он приблизился к ней, и она даже сквозь одежду чувствовала его напрягшуюся плоть. – Видишь? А ты, любовь моя, скажи – ты так же желаешь меня? – Осыпая ее поцелуями, он продолжал:

– Со мной никогда такого не случалось, раньше я просто использовал женщин, взамен давал им то, чего они хотели, и не задумывался об их чувствах. С тобой все по-другому. Я объят пламенем и хочу, чтобы ты сгорала в нем вместе со мной. Сгорим в нем вместе – или я сойду с ума! – Не останавливаясь, его руки спускались все ниже: он гладил ее живот, бедра, а она двигалась навстречу ему и, ощущая с каждой минутой растущее желание наконец слиться с ним, шепотом выдохнула:

– Я сгораю вместе с тобой. Джоэл, я хочу, я должна прикоснуться к тебе. – Дрожа от возбуждения, она начала расстегивать на нем рубашку. – Помоги мне!

Джоэл быстро расстегнул рубашку, и Кендра порывисто прижалась к его груди. Это было настоящее блаженство – снова ощутить, как волосы на его мускулистой груди щекочут ей щеки, возбуждая страсть еще сильнее. Прикрыв глаза и уже не стараясь сдержать себя, Кендра чувствовала, как его тело отзывается на каждое прикосновение ее рук. Она слышала, кончиками пальцев ощущала удары его сердца, готового, казалось, выскочить из груди.

– Открой глаза, посмотри, что ты сделала со мной, маленькая ведьма, – хрипло прошептал Джоэл. И, взглянув на него, Кендра уловила веселые искорки смеха в его глазах, хотя лицо было искажено сладкими муками страсти. – В твоих объятиях я становлюсь горящим факелом… Давай поскорее перейдем в постель, иначе, клянусь, я не смогу дольше сдерживаться и овладею тобой прямо здесь, ведь…

Он не договорил: в дверь неожиданно постучали.

– Кто это? – испуганно спросила Кендра.

– Очевидно, – мрачно ответил Джоэл, зажмуриваясь, – марасефский вариант вмешательства высших сил ради спасения невинной девушки… – Он вздохнул. – Нам несут ужин, который я зачем-то заказал.

Стук повторился, и Кендра робко предложила:

– Давай сделаем вид, что нас здесь нет, может, тогда они уйдут…

– Нет, – решительно возразил Джоэл, второпях застегивая пуговицы. – Пусть все будет именно так, как я и хотел: романтический ужин и неспешная беседа. Хотя, откровенно говоря, я не очень уверен в себе…

Джоэл распахнул дверь. Официант вкатил в номер сервированный столик. Кендра постаралась скрыть разочарование: за несколько минут до этого неожиданного вторжения они с Джоэлом были готовы слиться друг с другом, а сейчас он, казалось, об этом и не думает. Как можно сейчас думать о еде? Впрочем, Кендра не стала сердиться: в конце концов, перейти в постель они еще успеют, так почему бы сейчас не насладиться «романтическим ужином», тем более что для Джоэла это так важно?

Тем временем официант, пройдя вместе со столиком на балкон, достал хрустальный подсвечник и, вставив в него свечу, водрузил среди блюд. Интересно, Джоэл специально заказал свечу? Кендру вдруг охватила волна какой-то щемящей нежности по отношению к нему, и эта нежность почти вытеснила собственно вожделение.

Конечно, Джоэл так же, как и она, горел желанием скорее оказаться с ней в постели. Но тем ценнее для Кендры была сейчас его сдержанность – Джоэл хотел доставить ей не только радости секса.

Официант вышел, и Кендра с улыбкой села за столик.

– Ты, я вижу, вполне довольна таким поворотом событий, – заметил Джоэл, наливая себе вина.

– Вовсе нет. Я чувствую то же, что и ты, Джоэл. Но я надеюсь, что мы все-гаки перейдем когда-нибудь к… более интересным занятиям? – Кендра положила в тарелку жаркое и несколько секунд сосредоточенно его дегустировала. – Очень вкусно. Только соус, по-моему, слишком острый.

– Здешние повара умеют приготовить мясо, – ответил Джоэл.

Она глянула вниз. Напротив отеля, среди домов под красной черепицей, возвышался минарет. В сгущающихся сумерках он выглядел очень красиво и даже таинственно.

– Джоэл, – наконец произнесла она, – то, что ты говорил о наших отношениях, – верно. Мы должны сейчас начать все сначала. Теперь я и сама это поняла…

– Я рад, любимая. Так ты согласна?

– Да. – Кендра больше не смотрела вниз – ее взгляд остановился на его лице. – Я хочу быть совершенно честной перед тобой. Поэтому я говорю, что хочу тебя – хочу прямо сейчас. Или мы займемся любовью, или я сойду с ума. Помнишь нашу ночь в Радужном Замке? Мы должны повторить это. Все время мне так не хватало тебя – твоих рук, твоих губ, твоих…

– Остановись, – с трудом сказал он. – Я не могу этого слышать… Не могу…

– Вспомни, ты сам настаивал на полной откровенности.

– Я не это имел в виду! – воскликнул Джоэл, овладевая собой. – Нам многое нужно серьезно обсудить. За эту неделю мы ни разу не могли толком поговорить! Я так и не спросил у тебя, что хотел, да и у тебя, я вижу, есть ко мне вопросы.

Кендра хотела возразить: пусть у них не было времени поговорить, но она очень многое узнала о Джоэле, просто наблюдая за ним. Она хорошо изучила его своеобразный юмор, его отношение к работе и к коллегам. Как он радовался каждой удачно отснятой сцене! Кендра привязалась к нему, и теперь она знала настоящего Джоэла Дэймона. Нет, она не понимала, о чем им еще нужно друг друга спрашивать.

– Не смотри на меня так! – взмолился Джоэл. – Взглядом ты умеешь выразить больше, чем словами. Прошу тебя, пусть у нас этим вечером будет настоящий тихий ужин при свечах! – Он отпил еще вина из хрустального бокала. – Я вижу, пора мне взять инициативу в свои руки, если я еще на что-то надеюсь…

– Инициатива – это замечательно, – безмятежно ответила Кендра. – Давай я расскажу, чего от тебя жду.

– Нет! Ты должна рассказать мне о своей семье, понимаешь? В анкете написано, что ты сирота, но у тебя есть брат. Как его зовут? Вы с ним общаетесь?

Кендру словно окатило холодной водой. Ну почему, почему в эту волшебную ночь она должна думать о Кейси и их беде? Она так надеялась сегодня отвлечься от всех тревог и полностью раствориться в блаженстве…

– Его зовут Кейси, – тяжело ответила она. – Да, мы общаемся, мы очень близки.

– Тебе не очень-то приятно о нем говорить, да? – Глаза Джоэла сузились. – Он старше или моложе тебя?

– Ему двадцать шесть, – сказала Кендра и тут же добавила:

– Джоэл, почему ты ничего не ешь? Ты же сам так настаивал на тихом романтическом ужине. Налить тебе еще вина?

– Чем он занимается? – Джоэл не обратил внимания на ее попытки переменить тему.

– Теперь моя очередь спрашивать, – сказала Кендра. – Живы ли твои родители?

На его лицо набежало облачко.

– Странно, что ты спрашиваешь. Я думал, о моих милых родителях тебе все рассказала Билли… Моя любимая мамочка еще жива и процветает в Ницце, а про папочку я слышал, что он в Аргентине. Очевидно, щедрые и темпераментные латиноамериканки пришлись ему по вкусу, и он не собирается возвращаться.

– Так вы все-таки поддерживаете связь? Я думала, что он исчез еще до твоего рождения…

– Так и есть. Как только он понял, что больше ничего не выжмет из своего старого папаши, он все бросил и уехал. Но мне всегда было интересно на него посмотреть. Став студентом, я осуществил эту мечту и приехал к нему в Барселону, где он жил с какой-то вдовушкой. – Джоэл горько улыбнулся. – Я прожил с ними почти месяц и понял, что мой папочка – просто прелестный человек. Он стал меня убеждать, что несчастная жертва – это он, что это над ним, бедным страдальцем, всегда все издевались… Говорил, что искренне любит меня. Я тогда поверил ему. Господи, каким же наивным я был в юности!

– Но почему? Может быть, он говорил правду и действительно тебя любит? – мягко спросила Кендра. – Большинство мужчин очень привязаны к сыновьям.

– Да неужели? – он скривился в усмешке. – Что я знаю наверняка – так это то, что большинство женщин используют беременность как средство шантажа. Моему отцу повезло, он сумел этого избежать… Кстати, он не стал меня удерживать, когда узнал, что я не имею доступа к своим банковским счетам до двадцати пяти лет. И все-таки мой отец научил меня многому. Можно сказать, я теперь дипломированный специалист в области человеческих отношений.

В его глазах сквозила боль, которую не в силах исцелить время. И эта боль передалась Кендре: ей не казалось, что она что-то ощущает, нет, это была настоящая физическая боль… Она сделает все, что в ее силах, лишь бы помочь Джоэлу и себе освободиться от этой боли.

– У меня кончилось терпение, – прошептала Кендра, откладывая вилку. – У нас был и ужин при свечах, и тихая беседа. – Отодвинув стул и поднявшись, она решительно сказала:

– Джоэл, я иду в постель. Жду тебя через три минуты.

– Ты могла бы совратить и святого, – улыбаясь, ответил Джоэл, и Кендра ушла с балкона.

* * *

На самом деле она вовсе не чувствовала себя готовой к занятиям любовью. Сидя на широкой двуспальной кровати в одной комбинации, она неожиданно поняла, что боится. Она дрожала, словно юная девушка перед первой брачной ночью. Странно, ведь у нее уже есть опыт…

– Три минуты, как и было сказано! – Джоэл вошел в комнату – он успел снять свитер и расстегнуть рубашку и теперь, в этом сумеречном освещении комнаты, был похож на могучего льва. Кендра шумно вздохнула.

– Ни минуты промедления. – Он оказался возле нее, и его сверкающие зеленые глаза усиливали сходство со львом. – Ты и сама больше не можешь ждать… Ведь ты… – Он остановился, заметив страх в ее глазах. – Что с тобой, любимая? Ты… ты не хочешь этого? Ты боишься?

– Глупо, да? Ведь это даже не первый раз. – Она облизнула губы. – Прости меня, Джоэл…

Он ласково провел рукой по ее волосам, лицу, шее.

– Не извиняйся. Мне даже приятно, что я смогу снова пробудить в тебе страсть. Сейчас ты так похожа на отдыхающую тигрицу…

– О, Джоэл… – Она не договорила: что-то подбросило ее вверх, она приподнялась на кровати и порывисто обхватила его за шею. Она и сама не понимала, что произошло. Одно было ясно:

Она любит его сильнее всех на свете, и эта любовь заставила ее устремиться ему навстречу. – Джоэл, я не тигрица, я не радужная фея – я просто женщина. Все, что мне нужно, – это твоя любовь. Люби меня, Джоэл!

– Да, любимая. – Он чуть отодвинулся. К лицу его прилила кровь, и он прерывающимся от напряжения голосом сказал:

– Я сдерживаю себя из последних сил, но сначала все же скажу тебе одну вещь. Ты не любишь, когда я называю тебе радужной феей. Больше я не буду тебя так называть – ведь с этого дня мы начинаем все снова. – Он поцеловал ее в ложбинку на шее и продолжал:

– Но знай, что для меня ты навсегда останешься радужной феей: твоя красота, твой свет озаряют всю мою жизнь. И этот свет никогда не исчезнет, Кендра…

Она ничего не ответила, но слова были не нужны. Он и так понял все, что осталось недосказанным.

– Теперь мы можем перейти от слов к делу, – сказал он, тихо рассмеявшись. – Я докажу свою гениальность… – Некоторое время он безотрывно смотрел на то, как ее лицо наливается краской, жаркое дыхание учащается. – Любимая, ты просто великолепна, – прошептал он, взял ее руку и положил на главное доказательство своей страсти. – Прикасайся ко мне. Люби меня. Смотри, что ты со мной делаешь…

Он захватил губами ее сосок и начал ласкать его. Кендра подалась навстречу Джоэлу; каждое его движение словно отдавалось в ней электрическим током. Казалось, что если он немедленно не войдет в нее, она лишится разума.

– Ты сводишь меня с ума, – прошептал Джоэл, поднимая голову. – Я хочу оказаться внутри тебя. Чтобы твои ноги…

– Не говори ничего. – Кендра тяжело дышала, ее голос прерывался. – Иди ко мне, Джоэл.

– Да, любимая. – Слова давались ему с таким же трудом. – Но не надо спешить. Той ночью я так хотел тебя, что не мог ждать ни секунды, но чем медленнее мы будем делать это сейчас, тем лучше…

Он снял и отбросил в сторону рубашку и зажег лампу над кроватью. Тотчас же лицо Кендры озарилось золотым светом. Джоэл дрожащими пальцами принялся расстегивать брюки.

– Я готов продолжить наш разговор. Слушай меня внимательно, любимая, я расскажу тебе, что собираюсь сделать. Мой отец научил меня и еще кое-чему – в области отношений между мужчиной и женщиной он был профессионал, а я – примерный ученик. Сегодня я на практике применю все знания, которые получил тогда… – Он смотрел на нее, и она кожей, как страстные прикосновения, ощущала этот взгляд. Он опускал глаза все ниже и ниже… – Что за прелестный уголок твоего тела! Я сейчас исследую его… – Кендре казалось, что она уже чувствует его дыхание там, внизу живота. Но Джоэл не двигался.

– Джоэл, я больше не боюсь ничего, – сдавленным голосом произнесла она. – Иди ко мне. Скорее, я больше не могу ждать!

– Больше ни минуты промедления. – Он улыбнулся, не отводя от нее взгляда. – Я и сам сдерживаюсь из последних сил, любимая, но чем дольше ожидание, тем слаще потом удовольствие…

Полностью раздетый, он сел на постель.

– У тебя потрясающие бедра. Сильные, крепкие… Я помню, как впервые оказался там, внутри. Но сейчас у меня больше нет сил просто смотреть на тебя, Кендра. Сейчас я наконец снова войду в тебя…

Его слова усиливали, если только это еще было возможно, возбуждение Кендры. Ей казалось, что она слышит прекрасную музыку – то изысканно нежную, то страстную. Если он немедленно не прикоснется к ней, она сойдет с ума…

И тогда Джоэл, который говорил правду, – он больше не мог ждать ни секунды, – не докончив фразы, опустился на кровать и прижался губами к ее животу.

– Вот теперь я действительно перехожу от слов к делу, – пробормотал он.

И вдвоем они отправились в волшебное путешествие по стране неземного блаженства, забыв обо всем на свете. Каждое движение, каждый поцелуй становились для них одновременно болью и блаженством. Джоэл сдержал обещание и сделал с Кендрой все, что обещал. И когда они взмыли на вершину наслаждения, он глухо застонал и услышал, что и она стонет вместе с ним. Несколько секунд после этого они лежали, не двигаясь, утомленные, словно после битвы.

– Не уходи, – прошептал Джоэл, обнимая ее и поглаживая по груди. – Пусть эта ночь никогда не закончится…

– Тогда мы оба получим инфаркт, – тихо рассмеялась Кендра. – А впрочем, дело того стоит.

– Ты права, – ответил Джоэл, крепче прижимая ее к себе. – Кстати, по-моему, ты все же прибавила в весе за эти дни…

– Это ужасно. Просто позор. – Она скорчила гримасу.

– Очень приятный позор! – Джоэл провел языком по ее груди. – Теперь мы можем и отдохнуть. Впереди еще вся ночь…

– К шести часам надо быть на съемках, – вспомнила Кендра, поудобнее устраиваясь у него на груди.

– Что ж, значит, каждая минута на счету, – ответил Джоэл. Кендра с грустью подумала, что эта волшебная ночь закончится слишком скоро, и Джоэл прав – надо использовать каждый оставшийся момент…

* * *

– Пора вставать, любимая, – сквозь сон услышала Кендра голос Джоэла. Она приоткрыла один глаз, зевнула и только сейчас увидела, что Джоэла рядом с ней нет. Открыв окончательно глаза, она тревожно оглядела комнату и увидела его – он уже собрался и теперь, стоя около окна, надевал ботинки. Приподнявшись на кровати и натянув на себя простыню, она провела рукой по спутанным волосам и спросила:

– Нам уже пора уезжать?

Джоэл кивнул.

– Сейчас без пяти четыре. Я завезу тебя домой, а сам отправлюсь на съемку. – Он подошел к постели и сел. – Ты сейчас так похожа на маленького ребенка в колыбельке…

– …Которого неизвестно зачем разбудили с самого утра, – подхватила она. – Ох, как не хочется вставать!

– Неудивительно, я порядком утомил тебя, – Джоэл поцеловал Кендру в плечо. – Это было замечательно… Хоть бы уж эти съемки поскорее закончились. – Поцеловав ее еще раз, Джоэл сказал:

– Знаешь, у одного моего друга есть яхта, и я иногда ее беру. Яхта называется «Морской ветер»… Кендра, ты была когда-нибудь на островах в Греции? Греки, насколько я знаю, очень любят радужных фей, у них даже есть легенды о богине радуги. Ты хочешь поехать со мной туда, любимая?

– Это было бы прекрасно, Джоэл… В Греции я была всего один раз, да и то – проездом. Делала пересадку в афинском аэропорту… – Кендра зевнула.

– Отлично! Значит, в среду, после съемок скачки я сажаю тебя на самолет, ты прилетаешь в Афины, ждешь меня несколько дней, пока я закончу здесь все дела, и мы уже в воскресенье отправляемся в плавание!

– Подожди, Джоэл, какое плавание? Я сказала, что очень хотела бы поехать в Грецию, но ведь сейчас это невозможно! – Слова Джоэла полностью вырвали ее из сонной неги. – И потом, я не могу уехать в среду: скорее всего у меня на этой неделе будет съемка прыжка через ущелье. – Она внимательно смотрела прямо ему в глаза. – Или ты собираешься похитить меня и силком увезти в Грецию?..

– А что, это неплохая идея. Я бы убил сразу двух зайцев, – холодно заметил Джоэл.

– Джоэл, я вовсе не против поехать с тобой в Грецию, – мягко сказала Кендра, – просто сейчас это невозможно. Но у меня после съемок «Приключения» будет три свободных дня. Как тебе идея провести в Греции восхитительно долгие выходные?

– Ты уверена, что сможешь выбраться без ущерба для себя? – саркастически осведомился Джоэл. – Или ты собираешься поехать в плавание, только чтобы потренироваться в прыжках в воду и управлении подводной лодкой – это у тебя, кажется, было в прошлой картине?

– В позапрошлой, – поправила Кендра.

Она подумала, что своими словами Джоэл перечеркнул все, что произошло в эту ночь. Господи, ну зачем он так говорит?

– Прости, но я не распоряжаюсь своим временем… В отличие от всех твоих знакомых. У меня все-таки есть некоторые обязательства.

– Ах да, конечно, – с горечью в голосе произнес Джоэл и тут же, вздохнув, добавил:

– Прости меня, любимая. Я обещал себе не начинать снова… Но я не могу равнодушно думать об этом прыжке через ущелье. Ничего не могу с собой поделать…

– Джоэл, эти разговоры абсолютно бесполезны. – Кендра спустила ноги на пол. – Через пять минут я оденусь, и мы уедем.

– Прежде чем уезжать, мы выясним этот вопрос. Признай, наконец, что ты просто упрямишься! Зачем тебе попусту рисковать жизнью?

– Мне кажется, мы все уже обсудили, и торговаться сейчас ни к чему…

– Кендра, ты вообще-то слушала меня вчера? – Он провел рукой по ее волосам. – Я тревожусь за тебя! Ты и сама должна это понимать… – Он замялся. – И еще… Я думал, там, в Греции, мы могли бы пожениться.

– Пожениться? – Кендра удивленно раскрыла глаза. Эта мысль до сих пор не приходила ей в голову, и теперь она боялась поверить своим ушам.

– Да, я понимаю, что ты еще не готова дать ответ. – Джоэл был очень серьезен. – Ты очень ценишь свою независимость, но ведь сейчас между нами происходит что-то особенное. Ты не можешь уйти от меня!

Уйти… Кендра подумала, что Джоэл для нее – единственная опора в жизни, и разве можно покинуть его – тем более сейчас? Но она тут же вспомнила о Кейси: пока она нужна брату, ей нельзя думать о самой себе. Кендра и раньше размышляла над этой проблемой, но теперь, когда она оказалась в ситуации выбора, ей надо принять окончательное решение. Если она выйдет замуж, то не сможет отдавать всю себя Кейси. Но и Джоэл имеет на нее право, а главное, Кендра сама не может без него жить…

Она должна сделать выбор. Это мучительно, но иначе нельзя. Кендра закрыла глаза, собираясь с силами, чтобы произнести свое решение.

– Кендра, – окликнул ее Джоэл. – Что случилось?

Нужно сказать эти слова. Нужно. Пусть ей будет больно…

– Ничего не случилось. Просто я подумала, что у нас снова разногласия… Джоэл, я не выйду за тебя, я считала, ты и сам это понимаешь. – Чтото в его лице заставило Кендру внутренне сжаться от боли. «Господи, – взмолилась она, – Господи, пусть вся тяжесть ляжет на меня одну! Я должна вынести это за нас двоих!» Где-то в глубине ее мозга мелькнула мысль: «Он ведь не говорил, что любит меня, значит, он не будет мучиться так, как я…» Ухватившись за эту мысль, как утопающий за соломинку, Кендра продолжала окрепшим голосом:

– Но это не значит, что я уйду от тебя. Мы очень подходим друг другу; я искренне восхищаюсь тобой, ты очень мне нравишься. И я буду рада проводить с тобой как можно больше времени… Пока это не станет мешать нашей работе. Но сделать наши отношения постоянными – невозможно. Невозможно, Джоэл!

На его лице больше не было боли – лишь рассеянная, циничная улыбка, видеть которую было еще тяжелее.

– Ах да, конечно, – сказал Джоэл, – как это я забыл о твоей знаменитой работе! Мне-то казалось, что ты испытываешь ко мне что-то еще, кроме физического влечения… Я просто глупец, прости меня. Все же должен сказать, что любой мужчина на моем месте обиделся бы за то, что из двух зол, из двух возможностей – выйти за него замуж или сломать себе шею – ты выбрала второе!

– Джоэл, но я…

– Замолчи! – Кендру поразил и этот окрик, и внезапная вспышка ярости в его глазах. Впрочем, он тут же овладел собой и продолжал ровным, чуть насмешливым тоном:

– Если нетрудно, оденься, и поедем наконец отсюда. Честно говоря, этот разговор мне действует на нервы.

Словно беспомощный ребенок, взглянула Кендра ему в лицо. Через несколько секунд она, плотнее закутавшись в простыню, молча прошла в ванную.

– Я подумаю над твоим предложением продолжить наши отношения, – услышала она, уже входя в ванную. – Я готов перерезать тебе горло… Но не стану этого делать. Слишком сильно я тебя хочу, Кендра, – даже сейчас! Я связан по рукам и ногам. – Горько усмехнувшись, он поинтересовался:

– Это, должно быть, весьма льстит твоему самолюбию?

– Нет! – вырвалось у нее. Она попыталась улыбнуться дрожащими губами:

– Говорят, ничто не вечно… Может быть, ты и прав был тогда, говоря о радужной фее…

– Может быть. – В его лице что-то дрогнуло. – Да нет, что я говорю! Я готов снова и снова повторять все, что сказал этой ночью. От этих слов я не откажусь никогда… – Он отвернулся. – Я понял, что радужные феи таят опасность для простых смертных. Особенно некоторые… – Уже с порога он добавил, не оборачиваясь:

– Жду тебя в холле.

Дверь закрылась за ним с тихим щелчком.

Глава 8

Кендра бросилась в ванную, внезапно почувствовав тошноту. Она едва успела добежать до раковины и теперь, после приступа, несколько минут стояла, опершись о ее край. Она не могла сделать ни одного движения.

– Кендра, что с тобой? Тебе помочь? – услышала она сквозь шум в голове голос Билли. На заспанном лице девушки ясно читалась тревога.

– Нет, – с трудом выговорила Кендра, – иди, ложись. Я просто чем-то отравилась… Прости, что разбудила тебя.

– Все равно уже пора вставать. – Билли поглядела в окно: всходило солнце, и небо на востоке постепенно светлело. – Через пару часов начнутся съемки… – Вспомнив о съемках, Билли помрачнела и добавила:

– Но ты сегодня должна будешь сидеть дома. Я скажу Джоэлу, что ты заболела, пусть перенесет съемку на несколько дней.

– Нет! – крикнула Кендра и тряхнула головой. От этого резкого движения приступ рвоты тут же повторился. На этот раз силы окончательно оставили Кендру; она словно издали слышала восклицания Билли, потом почувствовала, как ее обхватили чьи-то сильные руки. Это, конечно, был Юсуф. «Неудивительно, что я всех перебудила, – мелькнуло у нее в голове, – в этом коттедже каждый шорох слышен». Немного придя в себя, Кендра поспешила заявить, что с ней все в порядке, но Юсуф, пропустив это мимо ушей, вымыл унитаз и раковину, намочил в холодной воде и положил Кендре на лоб полотенце – при этом ухитрялся действовать одной рукой, а другой придерживал Кендру.

– Как хорошо, – пробормотала она, ощутив влажный компресс на лбу.

– Скоро будьешь здоровая, – улыбнулся Юсуф. Он отнес ее в спальню, словно маленького ребенка, и устроил на кровати полулежа. – Сиди тихая. Скоро я принесу чай и тост. – Не смущаясь, Юсуф одернул на ней ночную рубашку и погладил по голове, убирая с лица спутанные волосы. – А в следующий раз, когда плохо, зови. Не иди одна. Иначе падаешь без сознанья!

– В следующий раз? – повторила Кендра. – Что ты имеешь в виду? У меня просто отравление. Разве нет?

– Нет. Это ребенок. – Юсуф ласково улыбнулся Кендре и спросил у нее:

– Я прав?

Только сейчас Кендра поняла, что знала о ребенке с самого начала, но отказывалась признать очевидное. Все признаки беременности были налицо, а она не замечала их и старалась вообще об этом не думать. Однако теперь скрывать что-то от себя или от других было уже бессмысленно, и Кендра, глядя Юсуфу прямо в глаза, медленно произнесла:

– Да, ты прав. Это ребенок.

– Ребенок? Ты беременна? Это же замечательно! – радостно воскликнула Билли. Но ее улыбка сразу погасла, и девушка, помрачнев, добавила:

– Впрочем, может быть, мне только так кажется… Скажи, Кендра, ты сама хочешь этого ребенка?

– О да, очень, – ответила Кендра.

Да, она безумно хотела родить ребенка и уже видела его перед собой: волшебные зеленые глазки, темные кудри… «Ребенок Джоэла», – мечтательно подумала Кендра. Он будет похож на отца, но никогда, никогда его лицо не исказится циничной усмешкой. Кендра не допустит этого, она окружит своего ребенка любовью, и в его жизни не будет места печали и заботам.

– Я, должно быть, сумасшедшая, – грустно сказала она. – Я очень хочу ребенка, а ведь это значит взять на себя ответственность еще за одну жизнь. Теперь мне будет намного тяжелее….

Кендра и Билли за последнее время сблизились настолько, что поверяли друг другу все самое сокровенное; и сейчас Билли сразу поняла подругу.

– Ты имеешь в виду Кейси? – мягко спросила она. – Знаешь, мне кажется, что ты не должна бояться. С рождением ребенка все образуется само собой.

– Скоро мне придется оставить работу, чтобы не рисковать. – Кендра думала вслух. – Но что же я буду делать до рождения ребенка?..

– Твой мушчина поможет, – сказал Юсуф. – Мистер Дэймон будет не хочет, чтобы ты работала, когда носишь его ребенка.

– Юсуф прав, – поддержала его Билли. – Ведь это ребенок Джоэла?

– Да, – кивнула Кендра и плотно сжала губы. – Но я не буду просить у него никакой помощи. Я в состоянии справиться и сама. – В карих глазах Кендры сверкнул недобрый огонек, и она сказала:

– Он не должен ни о чем знать. Билли, не говори ему ни слова, понятно?

– Конечно, я ничего ему не скажу, – поспешила ответить Билли. – Ты сама выбираешь свою дорогу. Но знай, что на меня ты всегда можешь рассчитывать.

– Да, я это знаю, – благодарно сказала Кендра, и ее взгляд потеплел.

– Нет, твоему мушчине надо говорить! – продолжал настаивать Юсуф.

– Он не «мой мужчина». Я не хочу связывать его, не хочу, чтобы он считал, будто что-то мне должен. – Вспомнив слова Джоэла об его отношении к отцовству, она вздрогнула. Быть отцом ребенка для него значило запереть себя в клетку – ну что ж, она не будет ни к чему его принуждать.

– Кендра, да ты что, слепая?! Он же тебя по-настоящему любит! Почему ты говоришь о каких-то долгах?

– Я знаю, что он меня любит, – устало сказала Кендра. – Но его чувство может пройти, когда он узнает о моей беременности.

– Нельзя от него скрывать! – Юсуф все еще пытался переубедить Кендру. – У мушчины право…

– Перестань, Юсуф, – прервала его Билли. – У нее тоже есть право… Понимаешь, Кендра, хоть Юсуф и жил долгое время в городе, он настоящий восточный мужчина с соответствующим образом мыслей. И в Марасеф он приехал не так давно.

– Он очень добр ко мне, – Кендра благодарно улыбнулась Юсуфу. – И он, и ты, а я только расстраиваю вас своими проблемами…

– У моих друзей нет «своих» проблем. Ты должна делиться со мной всем, что тебя тревожит, ведь у друзей иначе и не может быть! – Скорчив гримаску Юсуфу, она добавила:

– А наш друг сумеет прекрасно о тебе позаботиться. Он мне рассказал, что у него в семье семь сестер!

– Восемь, – поправил ее Юсуф, – и четырнадцать племянников и племянниц.

– Тогда понятно, почему ты умеешь так хорошо управляться с беременными женщинами, – сказала Кендра, к которой понемногу начали возвращаться силы, а с ними и чувство юмора.

Проблема работы больше не казалась ей неразрешимой: конечно, она подыщет себе какое-нибудь занятие, главное сейчас – не отчаиваться.

– Я с радостью приму вашу помощь, но…

– …Ты в ней не нуждаешься, да? – договорила за нее Билли. – А вот я думаю иначе! Например, ты не сможешь сниматься сегодня днем. Ты не то что скакать на лошади не можешь, ты и встаешь-то с трудом!

– Нет, я уже через полчаса буду в форме и пойду на съемки. Юсуф, ты заваришь мне своего знаменитого крепкого чаю?

– Кендра, ради Бога, какие съемки! Ты же беременна! Твоя работа очень опасна, ты можешь повредить ребенку!

– Я не могу оставить работу прямо сейчас. Кстати, моя мать, когда ждала меня, исполняла трюки до четвертого месяца беременности. А я буду очень осторожна, и, конечно, больше не допущу никаких несчастных случаев.

– А как же прыжок в автомобиле? – встревоженно напомнила Билли. – При приземлении ты можешь сильно удариться!

– Вряд ли. Я ведь пристегнусь к сиденью ремнем.

– А что, если на ремне безопасности откажет застежка?

– Будем надеяться, что не откажет. Не тревожься: Скип тысячу раз проверит все детали, прежде чем я сяду в автомобиль.

– Господи, мне кажется, что я с ума сойду, когда ты будешь выполнять этот ужасный прыжок! – Билли нервно кусала губы. – Лучше бы я сама прыгнула через ущелье!

– Но ты не сможешь, – Кендра выдавила из себя улыбку. – Это моя работа. Единственное, о чем я тебя прошу, – это никому не говорить о моей беременности… И ругать меня во время прыжка, если, конечно, Скип отдаст его мне. Он должен объявить о своем решении сегодня.

– Я сделаю все, что в моих силах, – заверила ее Билли.

– Спасибо тебе.

Кендра выпрямилась в кровати и посмотрела в окно. На синем небе ярко сияло солнце. Она подумала, что времени до начала съемок ей хватит, чтобы собраться с силами.

* * *

«Еще несколько минут – и все закончится», – ободряла себя Кендра. Она неслась вперед, крепко вцепившись в поводья. Ей казалось, что ни одна сцена еще не давалась ей так тяжело. Сейчас она вся собралась, чтобы не упасть с лошади. Второго дубля ей просто не вынести. Сильный ветер швырял песок прямо в лицо, и она ничего перед собой не видела.

Позади нее раздался взрыв, и Кендра вспомнила, что ружейные выстрелы решили снимать прямо на натуре. Она не испугалась – ее мысли были заняты другим. «Каждый шаг приближает меня к прыжку через ущелье», – повторяла она себе.

Кендра привстала в стременах – выстрел служил еще и сигналом для нее переменить позу. Сохранять равновесие было очень трудно, но Кендра не упала. Она неслась вперед, не сбавляя скорости, а услышав где-то далеко звук хлопушки, поздравила себя с победой. Дубля не будет!

Она спешилась и пошла назад, ведя коня на поводу за собой. Она тяжело дышала; по ее лицу струился пот. От бешеной скачки Кендра и так обессилела, а тут еще жара…

* * *

Джоэл сидел в машине около камеры. Он увидел, как Скип разговаривает о чем-то с тренером лошади, но не слышал ни одного слова. Увидев, что Скип в победном жесте выставил вперед два пальца, Джоэл почувствовал невероятное облегчение и понял, что все это время сжимал кулаки от страшного напряжения.

Тренер подошел к Кендре.

– Ну, как наша лошадка? – с волнением спросил он.

– Лучше и быть не может, Джим, – ответила она, поглаживая коня по холке. – Такой умный, все понимает! Он даже выстрела не испугался! А когда я… – Она не договорила. Внезапно побледнев, она схватилась за поводья, чтобы не упасть: у нее кружилась голова. К ней тут же подбежала Билли – все это время она стояла на площадке рядом с операторами и вместе с остальными внимательно следила за Кендрой.

– Билли, мне очень плохо, – прошептала Кендра, закрывая глаза.

– Что же ты… Я же говорила, что тебе нельзя сниматься сегодня! – Билли была в отчаянии.

Сделав над собой усилие, Кендра открыла глаза и увидела, как к ней приближаются Джоэл и Скип. Она все еще дрожала – не столько от слабости, сколько от страха; лицо ее было залито потом, и она едва не потеряла сознание.

– Что с тобой? – воскликнул Джоэл. Его глаза нестерпимо сияли.

– Ничего… – с трудом ответила Кендра. – Голова закружилась…

– У Кендры снова заболела спина, – поспешно вставила Билли. – С ней это иногда бывает. Кендра, хочешь, я принесу тебе из дома твои таблетки?

– Таблетки? – ледяным голосом переспросил Скип.

Билли слишком поздно поняла, что этого говорить ни в коем случае не следовало. Она хотела отвлечь Джоэла, но вместо этого сама навредила Кендре!

– Какие таблетки, Кендра? – продолжал Скип ровным голосом.

– Даворсет. – Она не то вздохнула, не то всхлипнула, но заставила себя смотреть прямо ему в глаза. – Сто миллиграммов. В Седихане я принимала это лекарство всего один раз после того, как упала на камни. И на следующий день я не работала. Я знаю твои правила, Скип.

– Знаешь? Тогда почему ты их нарушаешь? Ведь тебе отлично известно, что я запрещаю каскадерам на съемках принимать любые таблетки, кроме аспирина. Кроме того, в плохой форме выходить на съемки просто непозволительно! Лекарства притупляют внимание. С тобой мог произойти несчастный случай!

– Я приняла всего одну таблетку. После этого ты сам хвалил меня. Да и как бы я могла исполнять трюки, если бы сидела на лекарствах?..

– Черт возьми, расскажет мне кто-нибудь, что такое даворсет? – сквозь зубы произнес молчавший все это время Джоэл.

– Сильное обезболивающее. – Скип покачал головой. – Кое-кто поговаривал, что ты слишком быстро вышла на работу после ушиба… Я не обращал на эти разговоры внимания. Как ты могла совершить такую глупость, Кен?

– Это не глупость, а необходимость! – ответила она. – Ты и сам прекрасно понимаешь, зачем я это сделала.

– Кейси, да? – спросил Скип. – Думаешь, ты ему поможешь, если сама убьешься?

– Господи, по-твоему выходит, что Кендра настоящая наркоманка! В конце концов она приняла эту проклятую таблетку всего один раз! – с негодованием вмешалась Билли.

– Один раз или не один, какая разница? Ты думаешь, я не знаю, что это значит? Несчастье может случиться даже тогда, когда ты предельно внимателен, – ты думаешь, я не испытал всего этого на своей шкуре? Но у каскадеров, когда они снимаются у меня, практически нет шансов получить перелом. – Скип обернулся к тренеру, который молча стоял рядом, не понимая, что происходит. – Большое тебе спасибо, Джим. Скоро ты еще раз мне понадобишься… – Джим ушел, уведя коня с собой, а Скип продолжал, обращаясь к Кендре:

– А вот тебя, Кен, я не могу поблагодарить. Ты знаешь, я не терплю никаких нарушений.

– Давай проясним вопрос. – В голосе Джоэла слышалась угроза. – Кендра все это время мучилась от болей в спине, поэтому ей приходилось принимать болеутоляющее. Так?

– Нет! – воскликнула Кендра. – Я приняла таблетку всего один раз. А теперь я почти в полном порядке!

– «Почти», – повторил Джоэл. – Значит, все эти дни ты страдала от страшной боли и не сказала мне ни слова… Ты или идиотка, Кендра, или мазохистка! Почему ты не бросила съемки?

– Ну, это как раз понятно, – сказал Скип. – Все знают, что Кендра очень нуждается в деньгах, Ее брат сломал позвоночник при съемках «Расы убийц» и теперь лежит в больнице. Поскольку в его контракт не входила страховка от несчастных случаев, Кендре приходится оплачивать самой все операции… – Скип невесело улыбнулся. – Теперь ни один профессиональный каскадер не работает на той студии. Но только Кейси от этого не легче…

– Ты говоришь, все знают? – спросил Джоэл, бросив на Кендру испепеляющий взгляд. – Нет, не все. Мне Кендра об этом не сочла нужным рассказать.

– Какая разница, почему я продолжала сниматься, – устало сказала Кендра. – Теперь ты все знаешь. Ну и что это меняет?

– Очень многое. Кендра, нам нужно поговорить, и немедленно, – сквозь зубы ответил Джоэл.

– Джоэл, я не хочу с тобой ни о чем разговаривать, – отрезала Кендра. – Дело касается только Скипа и меня.

Чувствуя, как голова перестает кружиться, Кендра подошла ближе к Скипу и сказала:

– Да, Скип, я скрывала от тебя кое-что. И всякий раз я неплохо справлялась с поставленной задачей, ты сам говорил. Я очень старалась. И теперь я просто заслужила, чтобы ты дал мне прыжок через ущелье. Заслужила, понимаешь?

Джоэл что-то выкрикнул, но Кендра не обратила на это внимания. Она видела только Скипа и не мигая смотрела ему в лицо. Так прошло несколько секунд.

– Заслужила… Но если я отдам его тебе, я дискредитирую себя. Все решат, что я нарушаю собственные правила и позволяю человеку в плохой форме исполнить опаснейший трюк. Разве я могу так поступить? – тяжело сказал Скип, нарушая повисшее молчание.

– Не можешь! – закричал Джоэл. – Кендра не должна участвовать в этой сцене.

– Что значит – «не должна»? – спросил Скип. – Я уже сказал, что никому не позволю мне указывать. Такие решения принимаю я, а не ты.

– А я не позволю снимать в своем фильме нездоровых людей! Ведь это вопрос жизни и смерти!

– Да, но Кендра сама сказала, что приняла лекарство только один раз, – спокойно сказал Скип. – А виноват в этом ты. Я помню, как ты заставлял ее сбегать вниз снова и снова, хотя дублей совершенно не требовалось.

– Господи, – простонал Джоэл, – да разве я сам не понимаю, что вел себя как свинья!

– Ваши с Кендрой личные отношения меня не касаются, – отрезал Скип. Он громко вздохнул и, повернувшись к Кендре, сказал:

– Да, ты права. Ты заслужила прыжок. И я отдаю его тебе. Я буду тебе помогать, и, конечно, ты со всем справишься. И будь я проклят, – добавил он, решительно сжав губы, – если позволю кому-то в это вмешиваться!

– Ты… ты отдаешь мне прыжок? – тихо спросила Кендра, не смея поверить его словам.

– Да, ты его получила, – коротко ответил Скип и кивнул. – Теперь пойдем отсюда. Мы обсудим все детали прямо сегодня, в моем фургоне лежат несколько диаграмм, мы посмотрим их…

– Черт побери, Скип. – Джоэл говорил так свирепо, что Кендра испугалась. – Если с ней что-нибудь случится, я сам тебя придушу.

– Ничего с ней не случится, – ответил Скип. – Я имею обыкновение заботиться о своих людях… Я подожду тебя в машине, Кен, – бросил он уходя.

Видя, что Кендра повернулась, чтобы уйти вслед за Скипом, Джоэл больно схватил ее за руку.

– Я же сказал, что хочу поговорить с тобой! – сказал он и обернулся к Билли. Все это время она стояла позади них, боясь произнести хоть слово. – Ты извинишь нас, Билли?

Девушка беспомощно посмотрела на Кендру.

– Я буду недалеко, если что-то понадобится, позови меня! – сказала она и ушла.

– Она что, думает, я собираюсь тебя избить? – поинтересовался Джоэл, глядя вслед Билли. – А ведь неплохо было бы… Впрочем, я надеюсь, что и без применения силы смогу уговорить тебя не рисковать жизнью. Так что пусть она не беспокоится.

– Она и не беспокоится. Но ты же знаешь, как Билли любит все преувеличивать… Она думает, мне понадобится какая-нибудь помощь.

– Все равно от самой себя никто тебя не защитит, – медленно, «с разрядкой», сказал Джоэл. Он обнял Кендру за талию и продолжал:

– В ту ночь… Ты действительно почти ничего не пила. Но из-за этих проклятых таблеток совсем соскочила с катушек, да?

– Не знаю, – пожала она плечами. – Может быть, я зря смешала лекарство и алкоголь…

– Великолепно. Да как ты додумалась принять лекарство после того, как выпила? Ты что, не понимала, к чему это может привести? Хорошо еще, что тогда все обошлось!

– Согласна, я поступила глупо. Но ведь в конце концов со мной ничего не случилось!

– Как это «ничего не случилось»? – воскликнул Джоэл. – И почему ты мне не рассказала о Кейси? Ведь я дал бы тебе любые деньги и ничего не потребовал взамен. Или ты считала, что я потом стану тебя домогаться? – В его зеленых глазах была боль.

– Я не прошу ни у кого милостыни. Я сама в состоянии заработать деньги на лечение своего брата!

– Заработать своим здоровьем? Своей жизнью?!

– Но это моя жизнь… – начала было она и смолкла на полуслове. Теперь ее жизнь принадлежала не только ей, но и ее ребенку! «Господи, Господи, – горячо взмолилась Кендра про себя, – не дай мне потерять его! Пусть завтра со мной ничего не случится!»

Джоэл не понял, почему она не договорила. Решив, что Кендра просто не слушает его, он сказал:

– Прекрасно. Если ты не желаешь продолжать наши отношения, я не буду тебя ни к чему принуждать. – Его лицо превратилось в непроницаемую маску. – Но я предъявляю тебе одно условие, Кендра.

– Это что, ультиматум? – медленно переспросила она.

– Да, если угодно. Пообещай мне сейчас, что откажешься от этого прыжка. Пообещай, что примешь мою помощь и позволишь мне заплатить за лечение Кейси. Если хочешь, мы можем больше никогда не встречаться. – Кендра отрицательно покачала головой, а Джоэл, не дав ей ничего сказать, продолжил:

– Я еще не закончил. Теперь – мой ультиматум. Если ты все же решишь завтра сниматься в сцене с прыжком, я сделаю так, что ты попадешь в «черный список» на всех киностудиях. Надеюсь, ты понимаешь, что связей у меня достаточно. Я расскажу всем, что ты принимаешь сильнодействующие препараты. Если этого окажется мало, я скажу, что ты старалась соблазнить меня, чтобы получить работу в «Приключении». И ни один режиссер в мире больше не согласится взять тебя в свой фильм.

– Ты этого не сделаешь, – прошептала Кендра.

– Сделаю, – усмехнулся он. – Можешь не сомневаться. Вот я посмеюсь, когда мисс Независимость окажется совсем одна, без средств к существованию! Да, сейчас мне больно об этом думать, но очень скоро это пройдет.

– Я не верю, что ты порадуешься, лишив меня возможности зарабатывать деньги. Ты все-таки порядочный, цивилизованный человек, Джоэл.

– Ничего, я люблю преподносить людям сюрпризы. К тому же я окончательно потерял голову с тех пор, как встретил тебя. Ну, так что ты выбираешь?

Он все еще держал Кендру в объятиях. Она вырвалась, отступила на несколько шагов и тяжело сказала:

– Джоэл, ты волен делать все, что тебе заблагорассудится. – Она медленно побрела к машине, где ее ждал Скип, и, обернувшись, добавила:

– Так же, как и я.

Глава 9

На фоне серого предрассветного неба Билли заметила силуэт Джоэла – он стоял в полном одиночестве на самом краю обрыва, и сильный ветер трепал его волосы. Девушка ускорила шаги.

– Привет, – сказала она. – Рон послал меня за тобой и сказал, где найти. Он еще сказал, что весь вечер ты готовил съемку. Теперь все ждут только тебя.

Джоэл смотрел вниз, в пропасть. Он кивнул, не оборачиваясь, и глухо сказал:

– Глубина ущелья – восемьсот футов, я специально узнавал. Думаю, сцена получится потрясающе сильная…

– Я уверена в этом, – ответила Билли. – Как страшно смотреть вниз!

– Да, я специально выбрал такое место. Зрители будут задерживать дыхание, когда на экране маленькая героиня отважно бросится вперед, прямо навстречу рассвету, чтобы через несколько минут приземлиться на другой стороне ущелья. Все будут в восторге от моего таланта, будут восхищаться тобой… Но никто не станет интересоваться той, что в действительности совершит прыжок. Я и сам не думал о ней, когда готовил сцену. Смешно, правда?

– В твои обязанности и не входит подготовка трюков, – Билли смотрела Джоэлу прямо в глаза. Его тревога передалась ей, и она пыталась успокоить его и себя. – Ты отвечаешь за все остальное, ты приглашаешь актеров…

– Да. Например, Кендру Майкле.

– Она прекрасный каскадер, может быть, одна из лучших в Америке. Иначе ее бы не пригласили.

– Ты знаешь, сколько каскадеров погибли за последние десять лет? Я специально изучал статистику, – Джоэл без отрыва смотрел на нагромождение камней внизу.

– Послушай, Кендра совсем не боится, – сказала Билли. – Вчера они со Скипом до полуночи сидели у него и обсуждали каждую деталь.

– Кендра считает себя чуть ли не суперменом женского пола. Но большинство несчастных случаев случаются не по вине самих каскадеров, подводит техника. Будь она хоть сам черт в юбке – если в механизме что-то откажет, ей уже ничто не поможет!

– Но ничего не произойдет! – горячо заверила его Билли. – Кендра очень доверяет Скипу. Он обязательно проверит машину несколько раз, прежде чем позволит Кендре в нее сесть. Все будет хорошо, Джоэл, ты должен в это верить!

– Я должен верить, – повторил он. Должен.

Иначе ему не пережить этот вечер… – Но я разучился верить чему-либо еще в детстве. Все оказывалось фальшью – от Сайта-Клауса до нежной материнской любви… Вся моя жизнь казалась мне пустой и нереальной, пока… Пока я не встретил Кендру. И теперь я должен учиться верить. – Он глубоко вздохнул. Из-за облаков, серой пеленой затянувших небо, выглянул яркий луч солнца, и Джоэл продолжал:

– О Боже, я должен, должен верить, что у нее все получится!

– Джоэл, но ты… – начала Билли.

– Пойдем отсюда, – жестко прервал он ее. – У нас мало времени: через пятнадцать минут Кендра должна стартовать. Вертолет с камерой на борту уже готов взлететь, и пилот дожидается лишь моего сигнала.

Джоэл взял Билли под руку, и они вдвоем пошли по тропинке вниз, туда, где их уже ждали. Девушка почти бежала, чтобы поспеть за Джоэлом, – настолько быстро он шел.

– Послушай, – сказала она, когда они уже почти пришли, – Кендра нисколько не боится перелететь через ущелье. Вот только одно ее беспокоит… Что, если отойдет пристяжной ремень?

Джоэл до боли сжал ее руку. Рассеянная улыбка исчезла с его лица. Взглянув на суетящихся вокруг камер операторов, он увидел позади них Кендру – она стояла возле джипа, слушая последние наставления Скипа.

– Что будет, если расстегнется ремень? – раздельно произнес Джоэл. От звука его голоса Билли сделалось страшно. – Автомобиль на огромной скорости врежется в землю. Кендра получит удар, как при падении с многоэтажного здания. – Он сделал паузу и потом добавил таким же страшным, ровным голосом:

– В лучшем случае – она сломает позвоночник.

* * *

Сигнал был подан. Один из каскадеров неуклюже обнял Кендру и прошептал в оба уха: «Удачи тебе, Кен». Это была лишь старая традиция, и Кендра сотни раз сама произносила эти слова; и теперь ей стало теплее на сердце. Она села в маленький автомобиль, и ей не было ни одиноко, ни страшно – крепкие объятия и слова мужчины, которого она едва знала, не давали ей отчаиваться. Тот каскадер, сам не зная, оказал ей неоценимую помощь.

Перед ней пронеслись все события прошлых дней. Она снова слышала то ласковый, то гневный голос Джоэла… Кендра отталкивала его, но сама мечтала лишь об одном: снова оказаться в его объятиях. Гордость не позволяла ей согласиться на его предложения. Джоэл говорил о своей любви – но вечной любви не бывает. Если он охладеет к ней, они не смогут больше быть вместе… Сейчас, сойдя с горы, словно великий Моисей, Джоэл даже не оглянулся в ее сторону. Она и не ожидала другого. Вчера она оттолкнула его, не понимая, какую боль причиняет самой себе.

Кендра тряхнула головой, отгоняя эти тяжелые мысли. Сейчас нужно сосредоточиться и думать только о прыжке.

– Кен, – услышала она голос Скипа, – мы только что проверили механизм в последний раз. Все в полном порядке. Прыжок будет просто замечательным!

– Не сомневаюсь! – весело ответила Кендра. – У тебя, Скип, иначе и быть не может!

– Вот-вот. Помни это, когда будешь лететь над пропастью. Если ты разобьешься или выкинешь еще какую-нибудь глупость, моя репутация будет подорвана, – рассмеялся Скип. Он редко смеялся, и теперь его веселые слова почти развеяли страхи Кендры. – Сегодня ты побьешь все рекорды!

– Конечно. Я пролечу над пропастью, словно на крыльях! – пообещала она.

– Удачи тебе, Кендра, – сказал Скип, крепко обнимая ее. – До встречи на той стороне!

Эти слова имеют и другой смысл, внезапно мелькнуло у нее в голове. Ее обдало холодом.

– Через две минуты включаем камеры, – раздался около нее бесстрастный голос Джоэла. – Рон по рации передаст тебе сигнал трогаться, и тогда же взлетит вертолет с оператором на борту. Я буду вместе со всеми на той стороне ущелья. Будь готова стартовать через несколько секунд. Я не хочу терять времени, мы должны успеть застать рассвет. Эффект получится потрясающий.

– Хорошо, – она попыталась улыбнуться. – Я не испорчу тебе главную сцену фильма. К тому же мне и самой очень нравится встречать рассвет в машине. В последнем фильме…

– Помолчи, пожалуйста, – буркнул Джоэл. – Мне надоела вся эта болтовня. С тобой все прощаются так, будто собираются принести в жертву.

«Пусть он уйдет, – взмолилась про себя Кендра. – Пусть уйдет, я не могу больше видеть его лицо».

– При чем тут жертва? – сказала она вслух. – Мои друзья хотят меня поддержать, они мне помогают… Не понимаю, почему это тебя так задевает.

– Меня задевает не это, – сказал он севшим от волнения голосом. Куда девалась его бесстрастность? – Я не могу понять, почему ты принимаешь чью угодно помощь, только не мою. – Как и все остальные, Джоэл обнял ее и поцеловал. Ему показалось, что он держит в руках хрупкую фарфоровую вазу. – Не отталкивай меня, моя радужная принцесса, – прошептал он. – Я бы хотел вдохнуть в тебя все свои силы. Отдать себя взамен тебя. Знай, что я с тобой! И у тебя все получится.

Джоэл оставил ее и, сев в свою машину, вернулся к камерам. Назад он не оглянулся.

* * *

Кендра шумно вздохнула. Ей все-таки было немного страшно, хотя последняя встреча с Джоэлом ее приободрила. Внутри ее разливалось блаженное тепло, вытесняя и страх, и неуверенность. Да, Джоэл – настоящий волшебник, подумалось ей. Он действительно вдохнул в нее все свои силы. Но только ли его сила помогает ей? Быть может, здесь есть что-то еще? Вздохнув еще раз, Кендра решила не предаваться мечтам, а сосредоточиться в ожидании сигнала.

Кендра пристегнула ремень. Теперь она не видела ничего, кроме пропасти впереди, и в мыслях уже неслась над нею. Она закрыла глаза и попыталась расслабиться. Через минуту все останутся внизу, а ее автомобиль повиснет в воздухе. Сверху Кендра увидит Джоэла – чародей будет читать свои заклинания, призывая на помощь светлые силы. А потом она приземлится. Джоэл будет ждать ее. Джоэл… Любимый…

В рации послышался треск, сквозь который прорвался голос Рона. С вертолета он подавал ей сигнал. Кендра открыла глаза. Она включила зажигание и громко произнесла, обращаясь к рации:

– Я готова.

* * *

Камера, установленная на борту вертолета, принесла «Приключению в пустыне» премию «Оскар» за операторскую работу. Это была незабываемая сцена: отважная девушка бросилась на небольшом джипе прямо в пропасть, и черный автомобиль сверкнул в сияющих лучах рассветного солнца. Героиня словно бросала вызов всему миру. По единодушному мнению членов жюри, необыкновенная красота пейзажа сочеталась с великолепной постановкой и оригинальным режиссерским решением сцены.

А для Джоэла, впившегося взглядом в черный автомобиль, несколько секунд, что прошли между стартом и приземлением, показались столетиями. Когда джип опустился на землю, раздался страшный грохот. Проехав несколько ярдов по земле, он наконец остановился.

Джоэл воспринимал все происходящее словно сквозь туман. Билли до боли сжимала его руку, но он не чувствовал этого: он видел лишь хрупкую фигурку на водительском сиденье – там, в вышине, – и смотрел, как солнечные лучи золотят ее волосы. На что же она смотрит так внимательно?

Услышав страшный шум, Джоэл решил, что все кончено.

– Нет! – страшным голосом закричал он. Это был крик ужаса, это была отчаянная молитва. – О Господи, нет!

Бросившись, не разбирая дороги, к автомобилю, он увидел Кендру. Она не шевелилась, и в первый момент Джоэл подумал, что она не дышит. Волна слепого ужаса всколыхнулась в нем. Он изо всех сил дернул пристяжной ремень и вдруг почувствовал, что кто-то ему мешает.

– Не прикасайся к ней! – Скип почти рычал. – Дэймон, ты в своем уме?! Я связался по рации с медпунктом, они сейчас приедут!

– Она ранена! Ты был так уверен, что с твоими людьми ничего не случится, но ты чуть не убил ее! Она же доверяла тебе! – Его глаза бешено сверкали.

– Успокойся, Кендра жива. Она без сознания, скорее всего она получила удар, но пока мы не выясним точно, ничего нельзя предпринимать. Пусть она остается в машине. – Внимательно осмотрев сиденье, он, немного успокоившись, сказал:

– С ремнями все в порядке. Что же, черт побери, случилось? – Он озадаченно покачал головой.

– Я не собираюсь стоять тут и слушать твои идиотские догадки! Она сломала позвоночник? Да? Отвечай мне!

– Нет, мне кажется, что все кости целы. Удар был не очень сильным, – как-то рассеянно ответил Скип. – Нет, с ней все в порядке. Но почему же она потеряла сознание?

– О Боже, вы что, так и собираетесь стоять тут и пытаться поставить ей диагноз? – К автомобилю подбежала Билли. От волнения ее голос прерывался. – Нужно вытащить ее из машины! Если она действительно ничего не сломала, это не представляет никакой опасности.

– Не знаю… – попытался вставить Скип.

– Послушайте, с ней не произошло ничего страшного, – продолжала, не обращая на его слова внимания, Билли. – Наверное, у нее просто закружилась голова.

– Она ведь не просто так потеряла сознание! – Скип стоял на своем. – Как только приедет доктор, он сделает рентгеновский снимок. У них в машине есть переносной аппарат…

– Нет-нет, ни в коем случае! Ей нельзя делать рентген! – испуганно воскликнула Билли.

– Но почему? Только так мы поймем, что с ней. – Скип пожал плечами.

– Нет, рентгеновские лучи повредят ребенку! – Билли осеклась, но было уже поздно. – О Боже… Вот я и сказала об этом. Кендра меня убьет – я же обещала никому не говорить про ее беременность…

– «Беременность». – Джоэл, словно эхо, повторил это слово. Кендра беременна? Кендра носит в себе его ребенка? Эти слова сразили его окончательно. – Билли, ты уверена? – слабым голосом произнес он.

– Уверена. Но Кендра просила об этом никому не говорить. Что же теперь будет?.. Но теперь, когда ты уже все знаешь, мы можем наконец извлечь ее из машины? О Боже, только бы с ребенком ничего не случилось!

– Нужно подождать врача, – откликнулся Джоэл. – Я боюсь причинить ей боль…

Кендра не приходила в себя. «Значит, она беременна, а я ничего об этом не знал», – горько подумал Джоэл. Что, если она потеряла ребенка? Ведь от сильного удара у нее могло случиться внутреннее кровоизлияние…

– Скип, свяжись по радио с Марасефом, – распорядился Джоэл. – Пусть ее осмотрит самый лучший врач!

Он увидел, что к ним приближается медицинский автофургон, и побежал ему навстречу. Билли бежала за ним, и страх смешивался в них обоих с надеждой.

Глава 10

Кендра открыла глаза. В спальне было темно, и только из гостиной проникал неяркий свет. В первый момент Кендра удивилась, не услышав звука гитары: она уже привыкла к тому, что по утрам Билли поет песни, негромко аккомпанируя себе на гитаре. Но сейчас в коттедже стояла почти полная тишина – почти, потому что с соседней кушетки доносилось чье-то ровное дыхание. «Билли еще спит», – подумала Кендра. Она лениво повернулась, но вместо Билли увидела какого-то мужчину. Рядом с ней спал Джоэл!

Увидев его, Кендра вспомнила все происшедшее накануне. Полет над ущельем, приземление, безумное облегчение… Но дальше был провал; как она ни старалась, ничего больше вспомнить не могла.

Очнувшись уже глубокой ночью, Кендра поняла, что пробыла в забытьи довольно долго. Но что же в ее комнате делает Джоэл? И где Билли?

Внезапно Кендру обожгла страшная мысль. Ее ребенок! Что с ним? Сильный удар мог убить его! Но боли она не чувствовала – только слабость и головокружение. С облегчением Кендра осознала, что ребенок в безопасности. Теперь, когда весь этот кошмар кончился, она будет беречь его. Больше она не допустит никаких потрясений!

Кендра услышала, как Джоэл пошевелился во сне. Это вернуло ее к реальности. Она вспомнила, как он обнял и поцеловал ее перед прыжком; в тот момент она нуждалась в нем, как никогда, и Джоэл, конечно, не мог этого не понимать. Но воспоминание оказалось для нее болезненным. Как же трудно теперь будет снова оттолкнуть его… Хотя она должна это сделать. Она никогда не перекладывала на других свои проблемы, не станет делать этого и теперь. Да, она любила его, любила больше всех на свете. Хуже всего было сознавать, что Джоэл тоже любит ее, любит по-настоящему. Сейчас ей казалось, что у нее разорвется сердце, если она снова отвергнет его любовь.

Стараясь не шуметь, он встала с постели. Главное – не разбудить Джоэла: ведь тогда придется говорить с ним, а на это у Кендры сейчас нет сил. Она скользнула в ванную и нащупала в темноте свою одежду – джинсы, рубашку, теннисные тапочки и напоясную сумку. Она вышла, придерживая рукой занавески и проклиная Билли за пресловутую «домашнюю атмосферу» коттеджа: бамбуковые шторы, казалось ей, так гремели, что разбудили бы и мертвого.

Но Джоэл спал очень крепко. Он не пошевелился, даже когда она пересекла комнату и вышла в гостиную. К ее удивлению, ни Юсуфа, ни его спальника нигде не было. Интересно, куда же все подевались? Впрочем, сейчас не до размышлений: главное – это успеть одеться и уйти, пока Джоэл не проснулся. При ее слабости это будет не так-то просто…

Она зашнуровывала тапочки, когда неожиданно услышала сонный голос Джоэла:

– Куда это ты собралась? У тебя назначен еще один полет? Или ты просто любишь гулять по ночам?

Вздохнув, она обернулась: Джоэл, со спутанными волосами, одетый в джинсы и мятую черную рубашку, стоял в дверном проеме и вопросительно смотрел на нее.

– Просто уже пора вставать, – сказала Кендра, стараясь скрыть свою досаду. Нервно облизнув губы, она продолжала:

– Я не привыкла спать от рассвета до заката!.. Сегодня вы еще что-нибудь отсняли?

– Конечно, нет. Я не отходил от тебя весь день. Кстати, солнце зашло уже давно: сейчас два часа ночи.

– Не может быть! Неужели я так долго спала? Мне казалось, я совсем не устала…

– Странно, доктор, который тебя осматривал, сказал, что ты невероятно истощена и у тебя малокровие… Ничего удивительного, что ты потеряла сознание в машине.

– Что?.. Ты говоришь, меня осмотрел доктор? Но ты не имел права приглашать ко мне никаких докторов без моего согласия! – в глазах Кендры застыл ужас.

– Ну вряд ли ты дала бы свое согласие: ты же заранее знала, что он мне скажет… – Джоэл подошел ближе. Он страшно устал; под глазами чернели мешки, а все лицо избороздили морщинки. Кендре показалось, что он постарел лет на десять. – Ты не хотела, чтобы я узнал о своем ребенке!

– Это не твой ребенок, – сказала она, чувствуя, как у нее подгибаются колени. Но она нашла в себе силы скрыть слабость и гордо поднять голову. – Это мой ребенок, Джоэл. Моя ответственность, которую я не собираюсь перекладывать на тебя! Да, я не хотела тебе ничего говорить. Потому что тебя это не касается!

– Кендра, опомнись! Что ты говоришь? Это же мой ребенок, созревающий из моего семени! – Он покачал головой, словно не веря ее словам, и нежно погладил ее по животу. Тепло его ладони проникло глубоко в нее, наполняя все тело блаженством. – Мы вместе зачали этого ребенка, Кендра. – Внезапно его глаза сузились, и он спросил:

– Или его отец – другой мужчина?! – Но тут же его взгляд смягчился, и он ласково закончил:

– Любимая, пути назад нет…

– Конечно, это твой ребенок, – устало сказала она. – Но это ничего не меняет. Я знаю, тогда, в Радужном Замке, ты думал, что мне не нужна защита… Не беспокойся, Джоэл. Я не буду ни в чем тебя обвинять и ничего от тебя не жду.

– Я это знаю. Да, ты не ждешь и не примешь от меня ничего. Ты же не опустишься до того, чтобы принимать чью-то помощь! Скорее ты потеряешь ребенка. «Независимая женщина»!

– Это не правда! – Кендра задохнулась от возмущения. – Моему ребенку ничего не угрожает. Я перестану сниматься, буду принимать препараты железа, и…

– Кендра, я больше не могу этого слышать. Ради Бога, замолчи. – Зеленые глаза потемнели от боли. – Ты понимаешь, что ты со мной делаешь? Как только ты можешь быть такой эгоистичной?

– Эгоистичной? Но я ничего у тебя не прошу!

– Я об этом и говорю, – сказал Джоэл. – Знаешь ли ты, сколь много я хочу дать тебе и ребенку? Всю свою жизнь я боялся отдавать себя другим, в моей душе накопилось слишком много неотданной любви… Кендра, я больше ничего не боюсь. Ты можешь не чувствовать того же, что чувствую я, но прошу тебя об одном: позволь мне просто быть вместе с тобой, позволь мне любить тебя. Позволь отдавать тебе все, что я могу! – Он нежно обнял ее, заглядывая ей прямо в глаза. – Не отталкивай меня, любимая!

– Ты как-то говорил, что быть отцом ребенка значит запереть себя в клетку, – прошептала она, не стараясь вырваться из его объятий. К горлу подкатил комок. – Я не хочу неволить тебя…

– Ты не поняла. Да, я говорил, что отцовская любовь незнакома большинству мужчин, но я не такой. Сегодня я много думал об этом… Я очень хочу от тебя ребенка, любовь моя, нашего ребенка. – Коснувшись губами ее виска, он прошептал:

– Сказать по правде, той ночью в отеле я сделал для этого все, что от меня зависело.

– Той ночью? Но ведь ты говорил…

– Какая разница, что я говорил! Любимая, я знаю, что виноват перед тобой. Я поступил неблагородно – воспользовался твоей наивностью и не защитил тебя. Да, после нашей ночи в Радужном Замке я дал себе слово, что больше такое не повторится, но был не в силах сдержать его. Пойми меня, любимая, я готов был пойти на что угодно, лишь бы ты могла зачать ребенка!

– Ты хотел, чтобы я забеременела? – выговорила она.

– Да, моя радужная принцесса. Я никогда в жизни никого не любил, кроме тебя, и никогда не полюблю. Ты и представить не можешь, как я был одинок. Как это страшно – не иметь ни одного близкого человека во всем мире. Если теперь ты оттолкнешь меня, я этого не переживу…

Кенаре казалось, что его сердце разбивается на тысячу осколков. Жизнь преподносила ему один удар за другим, и неудивительно, что теперь он готов сдаться без борьбы. И все же он не перестанет любить ее – любить чистой, светлой любовью, любить бескорыстно, ничего не требуя взамен.

Слезы одна за другой катились по ее щекам.

– Джоэл, – тихо сказала она, – я не могу взвалить на тебя все… Что касается ребенка, ты, возможно, и прав; но Кейси для тебя – совершенно посторонний человек. – Она заставила себя поднять глаза и взглянуть ему в лицо. – Я не оставлю его, пока нужна ему.

– Моя радужная принцесса никогда не оставит тех, кто в ней нуждается, – мягко сказал он. – Протяни же и мне руку, умоляю тебя. Я нуждаюсь в тебе более всех остальных.

– Но Кейси…

– Кейси – твой брат. Конечно, ты любишь его больше, чем меня, но я сейчас прошу не о любви – лишь не дай мне умереть! А потом… Если мы будем вместе, я научусь любить весь мир!

Кендра чувствовала, что не может более сопротивляться. Сила его любви сокрушала все преграды, которые она воздвигала в своем сердце.

– Кто теперь ведет себя эгоистично? – сквозь слезы улыбнулась Кендра, пытаясь скрыть обуревавшие ее чувства. – Ты хочешь отдать мне всего себя. Но позволь и мне платить тебе тем же!

– Что же ты хочешь дать мне? Расскажи, – медленно произнес он.

Кендра смотрела ему в лицо, улыбаясь.

– Прежде всего упомянем тело, душу и сердце, – важно сказала она. – Затем вкратце остановимся на преданности и страсти. И, разумеется, не обойдем молчанием главное: вечную любовь… Ну как, выдержишь все это?

– Выдержу, – ответил Джоэл. От этой улыбки он терял рассудок.

– Смотри, ведь это на всю жизнь! – предостерегла Кендра.

– Кендра, – сказал он. – Подумай как следует. Ты уверена в своих чувствах? Если нет, то не надо притворяться: с меня довольно и того, что мы вместе. Мы должны быть честны друг с другом с самого начала… Если окажется, что ты солгала мне, я этого не переживу.

– О да, я уверена. Я докажу тебе, что все это правда, лишь дай мне шанс!

Она улыбалась, но по щекам ее катились слезы.

Сколько потребуется времени, чтобы Джоэл поверил в любовь? Жизнь научила его, что истинной любви не бывает на свете, что вера всегда оборачивается разочарованием. Но Кендра знала, что сумеет исцелить его израненную душу. Ведь впереди у них – вся жизнь!

Он наклонился к ней, и их губы слились в долгом, нежном поцелуе.

– Я дам тебе шанс, – прошептал он, крепко прижимая ее к себе. – Но дай слово, что ты никогда меня не покинешь. Я не смогу без тебя. Ты не уйдешь?

– Куда же я уйду? Да я и не смогла бы, если бы и очень захотела, – рассмеялась она. – Ты так крепко держишь меня, что мне даже дышать трудно!

– Тебе больно? – испугался он и резко опустил руки – так, что она с трудом сохранила равновесие и не упала. – Я и забыл про твою поясницу! – Он нахмурился и решительно сказал:

– Немедленно иди в постель. Зачем ты вообще сегодня встала? Доктор сказал, что тебе нужно отдыхать как минимум неделю, а потом не перенапрягаться до самых родов. Так что сейчас же ложись!

– Да, сэр, – откликнулась она, не двигаясь с места. – Как скажете, сэр. Приказ режиссера для меня закон.

– Это я заметил, – сказал он, снова обнимая ее. В его голосе послышалась горечь. – Без труда перелетаешь пропасть, скачешь по пустыне… Прости, я не хотел тебя обидеть. Пока ты спала, я понял, что не стану больше тебе ни в чем мешать. Я верю, что ты сможешь сохранить нашего ребенка, так что не буду спорить с тобой, если ты не захочешь бросить работу.

– Что?..

– Любимая, у меня сердце разрывается всякий раз, когда ты исполняешь очередной трюк. Но я это перенесу.

Кендра вдруг подумала, что сама никогда не смогла бы согласиться на такое. Знать, что Джоэл подвергается смертельной опасности и ничего не делать, чтобы помешать этому? От одной мысли ее бросало в дрожь. Нет, такая щедрость была бы ей не по силам…

– У меня просто нет другого выхода, – продолжал говорить он. – Я вижу, как твоя работа важна для тебя, и не могу рисковать – ты же не терпишь никакого насилия и уйдешь от меня, если я буду тебя к чему-то принуждать.

– Ты для меня важнее всего, – сказала она. – Да, я профессиональный каскадер, но трюки могут и подождать. Ты прав, сидеть сложа руки меня не заставишь, но я найду себе какое-нибудь другое занятие.

– Конечно, любовь моя. Ты можешь стать нейрохирургом или машинистом, я уверен, у тебя все это получится. – Его лучезарная улыбка, казалось, могла растопить и айсберг, и напряжение, которое испытывали они оба, постепенно исчезало.

– Вряд ли мне подойдут эти профессии, но я подумаю… К тому же и хирургу, и машинисту всегда необходимо быть в хорошей форме, так что моя подготовка может очень пригодиться. – Положив голову ему на плечо, Кендра задумчиво сказала:

– Впрочем, мне больше нравится работа на киностудии. Там я смогу приглядывать за тобой… Джоэл, я хочу быть с тобой всюду, где бы ты ни был. Я не позволю запереть себя в Радужном Замке!

Гладя Кендру по волосам, Джоэл нежно поцеловал ее и сказал:

– Никто и не собирается тебя запирать. Я обещаю тебе, что мы не будем разлучаться! А теперь, когда мы выяснили этот вопрос, иди в постель. – Он чмокнул ее в кончик носа и привлек к себе. – Я сегодня же позвоню Джейку и попрошу отправить яхту «Морской ветер» в Афины. Думаю, она прибудет туда через неделю (сейчас она стоит в Майами). К этому времени я закончу все дела в Седихане, а ты, надеюсь, уже встанешь на ноги.

– Джоэл, я не собираюсь неделю валяться в постели! – запротестовала Кендра. – Я же с ума сойду от безделья и скуки!

– А я сойду с ума, если ты встанешь раньше времени, – сказал Джоэл и сжал губы. – Я что, должен привязать тебя к кровати за руки и за ноги? – В его глазах заплясали огоньки. – Впрочем, нет, это плохая идея. Ты наверняка начнешь развязывать мои узлы, и это будет слишком соблазнительная для меня картина…

– Ну так и быть, я согласна тихо лежать в постели и делать вид, что меня вообще не существует. Не буду предпринимать никаких попыток соблазнить тебя. Если, конечно, ты сам…

– Даже и не думай об этом, Кендра. Чем больше времени я просижу с тобой дома, тем дольше мы здесь проторчим, а я хочу поскорее закончить съемку. Да неужели и тебе самой не хочется вернуться домой?

– Ну хорошо, хорошо. Буду целых две недели лежать, ничего не делая. Может, попросить Билли за это время выучить меня играть на гитаре?.. Да, кстати, а где же Билли и Юсуф? – спросила Кендра.

– Как только Билли убедилась, что тебе ничего не грозит, они с Юсуфом сели в машину и уехали куда-то в пустыню. Я пытался было ее отговорить, но она и слушать не стала. Да, кстати, – сказал Джоэл, доставая из кармана изрядно помятый конверт, – Билли оставила тебе записку.

Кендра взяла конверт, развернула его и принялась читать.


"Кендра, – писала Билли, – мне кажется, ты была не права, когда говорила о Джоэле. Скоро ты и сама это поймешь. Если ты решишь соединить с ним свою судьбу – я желаю вам обоим счастья. Если же нет – не отчаивайся. За порогом – огромный мир, полный радостей и неожиданностей. Он ждет тебя, Кендра!

Еще я хотела тебе сказать, что знаю, как важна для тебя твоя независимость. Поэтому я перевела на счет санатория, в котором лечится Кейси, весь свой гонорар. Пожалуйста, не спорь со мной: мне просто нечего делать с такой чудовищной кучей денег. Да я бы никогда в жизни их не потратила!

Что касается Юсуфа, я надеюсь до отъезда помочь ему устроиться где-нибудь. Вряд ли он будет счастлив в Марасефе. Он очень скучает по своей родной деревне и хочет поехать туда вместе со мной. Эта деревня находится где-то далеко в пустыне, и, если Юсуф перестанет трястись надо мной, как над ребенком, я обязательно поеду с ним. Знаешь, как называется деревня? Заландан! По-арабски это значит «горизонт». Ну разве можно не поехать в такое замечательное место?!

Целую, Билли".


Дочитав до конца, Кендра передала письмо Джоэлу и отвернулась, чтобы скрыть набежавшие слезы. Милая Билли, она пытается переделать весь мир так, чтобы все были счастливы…

– Билли – очень щедрый человек, – сказала Кендра, когда Джоэл закончил читать. – Но, конечно, я не смогу принять от нее такого подарка.

– Боюсь, что у тебя нет выбора, – сказал Джоэл, откладывая письмо на столик, и улыбнулся. – Если Билли решает оказать кому-то помощь, ее не остановишь. Впрочем, мы поговорим с ней, когда она вернется… А сейчас марш в постель.

– В постель? Да я и так проспала целый день. Ты считаешь, я сродни Рипу Ван Винклю?

– Никогда об этом не задумывался. – Джоэл крепко обнял Кендру. – Пойдем, любимая. Мы должны еще обсудить, чем ты будешь заниматься все это время. – Он взял ее на руки и понес в спальню, по дороге бормоча какие-то невнятные проклятия в адрес штор, мешающих ему пройти. Уложив ее на кровать, он сел рядом с ней и строго сказал:

– Ты поняла, что я не позволю тебе сейчас соблазнить меня? И вовсе это не смешно, – добавил он, когда Кендра тихонько засмеялась. – Завтра я перенесу тебя в свой фургон. Там, по крайней мере, кровать пошире… – Джоэл стянул рубашку и джинсы и лег рядом с ней.

Она прижалась к любимому и положила голову ему на грудь.

– А мне здесь нравится, – ответила она. – По-моему, в этом коттедже очень уютно. И зачем тебе широкая кровать, если ты не собираешься…

– Это же не навсегда, – перебил ее Джоэл. Он поцеловал ее в лоб и продолжал:

– Понимаешь, моего терпения просто не хватит надолго. А сейчас… – Он понизил голос до шепота. – Сейчас я хочу вот так лежать рядом с тобой всю ночь. И говорить обо всем: о радуге, о наших мечтах… О том, как мы поженимся. Как будем растить нашего ребенка. Я не хочу отделять мечту от реальности, моя радужная фея.

Мечта и реальность. Они составляют всю жизнь человека, они невозможны друг без друга. Джоэл прав: нельзя их разделять.

– Мы будем говорить о радуге… – повторила за ним Кендра.

Она теснее прильнула к Джоэлу – чародею и просто любимому. Перед ними открывался новый мир – мир, озаренный их любовью, которая способна превратить любую мечту в реальность.




home | my bookshelf | | Фея радуги |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу