Book: Смертельная игра



Смертельная игра

Айрис ДЖОАНСЕН

СМЕРТЕЛЬНАЯ ИГРА

1

Джорджия, Талладега-Фоллз

20 января, 6 часов 30 минут утра


Скелет пролежал в земле очень долго. Джо Куинн повидал их столько, что сразу мог определить: этим костям уже много лет. Но сколько?

Он повернулся к шерифу Босуорту.

– Кто нашел кости?

– Двое туристов. Они наткнулись на скелет вчера вечером. Накануне прошли сильные дожди, почву размыло, и добрая половина холма обрушилась в водопад. – Взгляд шерифа, бесцельно блуждавший по сторонам, неожиданно сфокусировался на лице Джо. – Вы выехали из Атланты, как только прослышали об этом, верно?

– Да.

– И вы считаете, что находка может иметь отношение к одному из дел, которые расследует управление полиции Атланты?

– Может быть. – Джо помолчал. – А может быть, и нет. Это скелет взрослого человека.

– А вы сейчас ищете ребенка?

– Да…

«Каждый день. Каждую ночь. Всегда». Джо передернул плечами.

– В вашем рапорте ничего не говорилось о том, что за скелет вы нашли. Почему?

Шериф немедленно ощетинился.

– Не говорилось… Ну и что с того? – спросил он чуть ли не с вызовом. – Начать с того, что мне еще никогда не приходилось писать подобные рапорта. У нас в округе очень низкая преступность, не то что у вас, в Атланте.

– И тем не менее вы обратили внимание на царапины на ребрах скелета, похожие на отметины от ножа, – безучастно констатировал Джо. – Впрочем, я готов признать, что у вас здесь несколько иные проблемы. Сколько, вы говорите, человек живет в вашем округе?

– Не передергивайте, Куинн. У нас хорошая полиция, и городским копам совершенно незачем совать нос в наши дела.

Тем более что округ – не ваша юрисдикция.

Джо Куинн понял, что сделал ошибку. Правда, он почти сутки не спал, но это его не извиняло. Критиковать местную полицию не следовало ни при каких обстоятельствах, даже если они совершали промах за промахом. Босуорт был к тому же хорошим полицейским, а Джо начал учить его, как ему делать свою работу. Неудивительно, что шериф разозлился.

– Извините, – сказал Джо устало. – Я не хотел вас задеть.

– Однако задели, – продолжал кипятиться Босуорт. – Вы, городские копы, не имеете ни малейшего представления о том, с какими проблемами мы тут сталкиваемся. Вот вы спросили про население округа, а известно ли вам, сколько туристов приезжает к нам каждое лето? Благо бы эти парни просто бродили по окрестностям и наслаждались видами, так нет: их так и тянет заблудиться, сломать ногу или начать палить по птицам до открытия охотничьего сезона! Может быть, у нас и нет убийц, торговцев наркотиками и проституток, но я совсем об этом не жалею, сэр… нет, не жалею. Нам вполне хватает тех сотен и сотен городских хлюпиков, которые то и дело проваливаются в овраги и старые шахты, тонут в реках, забывают погасить костры и…

– О'кей, о'кей, шериф, я ведь извинился. И я вовсе не хотел сказать, будто вы тут бездельничаете. Я, можно сказать, вам позавидовал… – Джо обвел взглядом окрестности – крутобокие, поросшие густым лесом холмы, горы вдали и водопад, над которым дрожало облако мельчайших водяных брызг, и вздохнул. Красоту окружающей природы не в силах были испортить ни сновавшие по склонам сотрудники шерифской службы, ни натянутые ими желтые оградительные ленты, которые сухо шелестели и трещали на ветру.

– Я бы хотел жить здесь, шериф, – сказал Джо. – Должно быть, это прекрасно – просыпаться по утрам и видеть вокруг такую красоту.

Босуорт неопределенно хмыкнул, впрочем, довольно миролюбиво.

– Талладега – индейское название. В переводе оно значит «место, где закипает лунный свет», – сказал он. – Здесь и вправду красиво. Что касается скелета, то я почти уверен, что он не имеет к нам никакого отношения. Пожалуй, этот мертвец действительно ваш, городской. Те, кто живет в Талладеге, не убивают друг друга почем зря и не закапывают трупы в землю.

– Возможно, хотя, на мой взгляд, для того чтобы везти мертвое тело сюда из самой Атланты, у преступника должны были быть веские причины. Впрочем, в вашей глуши тело могли не найти еще бог знает сколько времени.

Босуорт кивнул.

– Если бы не ливни, которые вызвали оползень, скелет мог бы пролежать в земле еще лет тридцать-сорок.

Джо пожал плечами.

– Кто знает? Может быть, он уже лежит здесь два или три десятка лет. Как бы там ни было, я не буду больше вам мешать. Вашему судебно-медицинскому эксперту, наверное, уже не терпится добраться до этих костей.

– Обязанности судмедэксперта у нас исполняет коронер, – быстро сказал шериф. – Но Арт Поули никогда не стесняется обратиться за помощью, если она ему необходима.

Джо внимательно посмотрел на Босуорта.

– Мне кажется, помощь ему понадобится. На вашем месте, шериф, я бы уже сегодня отправил запрос в наш отдел судебных экспертиз. К подобным просьбам там обычно относятся с пониманием.

– А вы могли бы сделать это для нас?

– Нет, хотя я мог бы, конечно, замолвить за вас словечко. Все дело в том, шериф, что я здесь неофициально.

Босуорт нахмурился.

– Вы мне этого не говорили. Вы только сунули мне под нос свой значок и начали задавать вопросы. – Его глаза внезапно расширились от удивления. – Боже мой, как я не сообразил! Так вы тот самый Куинн?!

– Я не делал из этого секрета. Помнится, я сразу назвал вам свою фамилию.

– Да, но мне и в голову… Я много слышал о вас, Куинн «Охотник за скелетами» – так, кажется?.. Три года назад в округе Коуэта нашли два скелета, и вы первым примчались на место. Потом в болотах у Вальдосты нашли еще одно разложившееся тело, и там вы тоже работали. И скелет в Чаттануге, который…

– Добрая слава лежит, а худая впереди бежит… – Джо криво улыбнулся. – Может, поговорим о чем-нибудь другом, шериф?

– Я просто любопытствую, Куинн. Вы ведь ищете тех детей, да? Ну, которых убил Фрейзер? Ведь он, кажется, так и не сказал, где спрятал трупы. – Шериф нахмурился. – Фрейзера казнили лет десять назад, так ведь? Я думал, вы давно сдались.

– Но их родители не сдались. Они все еще хотят вернуть останки, чтобы похоронить по-человечески. – Джо посмотрел на груду костей на земле. – Впрочем, каждый убитый – чей-то сын, муж, брат…

– Да. – Босуорт покачал головой. – Но дети… Это, наверное, самое страшное. Просто в голове не укладывается, как это можно – убить ребенка? Меня мутит при одной мысли об этом.

– Меня тоже.

– У меня у самого трое, мистер Куинн, и если бы с ними что-нибудь случилось, я бы, наверное, чувствовал себя так же, как те несчастные родители, которые потеряли своих малышей. Не приведи господи, конечно… – Шериф немного помолчал. – И все же я думал, что после того, как Фрейзера казнили, те старые дела были закрыты. С вашей стороны очень… благородно продолжать поиски убитых детей.

«Не детей. Только одного ребенка. Ребенка Евы…»

– Никакого благородства в этом нет, шериф. Просто я делаю то, что должен сделать. – Джо отвернулся. – Спасибо, что терпели меня так долго. Позвоните мне, если вашему коронеру понадобится помощь. Я сделаю все, что смогу.

– Был бы весьма признателен.

Джо начал спускаться с вершины холма, но вдруг остановился. Босуорт, конечно, неплохой коп, но очень уж провинциальный. Правда, он может опять обидеться, но сейчас важнее другое: сохранить в неприкосновенности все следы, все улики, если, конечно, они здесь остались.

– Хотите совет, шериф?

Босуорт настороженно покосился на него.

– Валяйте.

– Скажите своим людям, пусть доставят сюда фотографа. Он должен сфотографировать это место, прежде чем коронер начнет работать с останками.

– Это я и собирался сделать.

– Так сделайте это поскорее, пока ваши помощники здесь все не затоптали, – резко сказал Куинн, не в силах сдержать рвавшееся наружу раздражение. – У меня такое впечатление, что они уничтожат улик больше, чем найдут. Кроме того, вам не помешал бы металлоискатель на случай, если какие-то предметы остались под землей. Для правильного извлечения останков вам понадобится квалифицированный археолог и еще энтомолог, который собрал бы всех мертвых насекомых и личинки. Правда, с энтомологом мы, наверное, уже опоздали, но кто знает?

– В штате полиции округа нет ни археолога, ни этого… энтомолога. – Шериф сердито нахмурился.

– Обратитесь в университет, они пришлют вам своих специалистов. Возможно, впоследствии это поможет вам избежать обвинений в том, что вы не сделали всего, что полагалось.

Босуорт пожал плечами.

– Возможно, я так и сделаю.

– Впрочем, не настаиваю. – Джо Куинн кивнул и снова стал спускаться к своей машине, припаркованной на обочине проселочной дороги у подножия холма. Еще одна пустышка, думал он с горечью. Впрочем, Джо с самого начала знал, что надежды очень мало, и все равно он должен был проверить. Однажды ему повезет, и он найдет Бонни.

Он должен был найти ее. Иного выхода у него не было.

* * *

Босуорт смотрел Куинну вслед. Неплохой парень, решил он. Разве только излишне сдержанный, холодный, но, может быть, иначе нельзя, когда имеешь дело с городскими подонками. Слава богу, здесь, в Талладеге, шерифу не приходилось сталкиваться ни с извращенцами, ни с убийцами. В округе жили в основном спокойные, добропорядочные люди, которые чтили закон.

А этот «охотник за скелетами» определенно выбил Босуорта из колеи. Шериф сказал Куинну только половину правды: ему было не просто любопытно, а очень любопытно узнать о нем побольше. Джо Куинн был личностью поистине легендарной. Когда-то он работал в ФБР, но ушел из бюро после того, как Фрейзера отправили на электрический стул, и стал обычным детективом в управлении полиции Атланты. Нет, не совсем обычным… Наверное, он был очень хорошим детективом – чистым, как стеклышко, и крепким, как вбитый в дерево гвоздь. В наше время, рассуждал шериф, когда у городских копов служба состоит в основном из стрессов и соблазнов, чистые руки и нормальная психика – большая редкость. Именно по этой причине он сам в свое время остался шерифствовать в округе Робен, не желая впасть в цинизм или пережить разочарование, подобное тому, следы которого заметил на лице Куинна. Этому парню едва исполнилось сорок, но выглядел он так, словно побывал в аду и вернулся обратно.

Потом Босуорт перевел взгляд на лежащие на земле кости. Зрелище было не из приятных, а ведь Куинн имел дело с такими вещами постоянно! Он даже сам разыскивал их и первым приезжал на места, где из земли выкапывали истлевшие кости и полуразложившиеся трупы. Что ж, каждому свое. Да и, по правде говоря, Босуорт был только рад, что скелетом будет заниматься кто-то другой, а не он и не его люди, которым…

Додумать до конца он не успел. Рация в кармане тоненько запела, и шериф прижал ее к уху.

– Босуорт слушает, – сказал он, нажимая кнопку.

* * *

– Куинн! Подождите!..

Джо обернулся через плечо. Босуорт махал ему с вершины холма.

– В чем дело?

– Вернитесь, Куинн. Мой помощник только что передал: на соседнем холме нашли еще трупы… – Он сделал паузу и добавил:

– То есть скелеты…

Джо невольно напрягся.

– Сколько?

Круглое лицо Босуорта казалось бледным в свете зарождающегося зимнего утра.

– Восемь. Помощник говорит, что один скелет меньше остальных. Похоже, это ребенок…

* * *

Полиция нашла тела, которые он закопал в Талладеге.

Дон выключил телевизор и откинулся на спинку стула, обдумывая ситуацию. Насколько ему было известно, до сих пор полиция не обнаружила ни одного человека из тех, что прошли через его руки. Дон всегда был очень осторожен, внимателен и предусмотрителен и не ленился проехать лишнюю милю, чтобы спрятать концы понадежнее. В данном случае ему пришлось проехать не одну лишнюю милю, а несколько десятков. Всех этих людей он убил в Атланте. Убил и перевез в Талладегу, которая в те времена была его любимым кладбищем.

И вот теперь их нашли, но нашли не в результате долгих и тщательных поисков, а по чистой случайности, благодаря непредсказуемому капризу природы.

Значит, он не допустил никакой ошибки.

Впрочем, Дон тут же подумал, что какой-нибудь религиозный фанатик мог бы объяснить происшедшее вмешательством господа бога, специально призвавшего мертвецов из могил в помощь человеческому правосудию, беспомощно буксовавшему среди полного отсутствия улик и следов, но и эта мысль не вызвала у него ничего, кроме улыбки. Да пошли они, все эти святоши! В бога Дон не верил, а в людское правосудие – тем более. Он сумел обмануть всех, и даже скелеты, найденные в Талладеге, ему ничем не грозили. Когда он убивал этих людей, он уже научился действовать спокойно и методично, не оставляя полиции никаких следов, никаких зацепок. Но если он даже совершил промах, то время и погода уже давно исправили его ошибку.

Лишь в начале своего пути Дон позволял себе быть беспечным, да и то лишь до определенной степени. Все дело было в наслаждении, которое он испытывал, убивая. Оно было слишком сильным, слишком всеобъемлющим и глубоким, чтобы Дон был в состоянии думать о безопасности. Будущие жертвы он подбирал без всякой системы, и два или три раза задуманное едва не сорвалось, но теперь все эти глупости остались в прошлом. Правда, и восторг, который охватывал Дона каждый раз, когда ему удавалось заманить намеченную жертву в ловушку, стал не таким всепоглощающим чувством, как прежде, и это его беспокоило. Если уйдет радость, уйдет наслаждение, для чего тогда жить?

Но он быстро прогнал от себя эту мысль. Подобное случалось с ним и раньше, и, чтобы избавиться от этого состояния, ему достаточно было только вспомнить, что наибольшее удовольствие приносит только смерть. Все остальное – выслеживание, подготовка и даже встречавшиеся на пути к цели трудности – все это служило лишь приправой к главному блюду. И если ему захочется, чтобы удовольствие стало острее, тогда он выберет жертвой кого-то, до кого трудно добраться, кто обладает известностью и связями и кого очень скоро хватятся и, несомненно, будут дольше искать.

Что касалось происшедшего в Талладеге, то это, на взгляд Дона, было сущим пустяком. Он был уверен, что копы ничего не добьются и ему останется только со снисходительной улыбкой наблюдать за тем, как они пытаются сложить вместе кусочки неразрешимой головоломки. Неразрешимой, потому что собрать ее правильно мог только тот, кто знал все то, что знал сам Дон.

Кстати, кого он похоронил в Талладеге? Дон смутно припоминал светловолосую проститутку, бездомного черномазого, подростка, торговавшего своей задницей в гостиницах Атланты… и маленькую девочку.

Странно, что он совершенно про нее забыл…


Атланта, департамент судебной экспертизы

25 января


– Ребенку – девочке было лет семь или восемь. Предположительно она принадлежала к европейскому типу, – сказал Нед Бэзил, полицейский патологоанатом, откладывая в сторону заключение, присланное доктором Филом Комденом, главным полицейским антропологом Джорджии. – Это все, что нам удалось установить, Куинн.

– Как долго скелет пролежал в земле?

– Определить точно очень трудно. Надо знать состав почвы в тех местах, ее кислотность, климат и многие другие факторы.

Примерная оценка – лет восемь-двенадцать.

– Значит, надо выяснить…

– Послушай, Куинн, это не наша проблема. Скелеты были найдены в округе Робен. Нашему начальству пришлось поднапрячься, чтобы получить заключение антрополога.

– Я хочу, чтобы ты порекомендовал реконструкцию по костям черепа.

Бэзил покачал головой. Он ждал этой просьбы.

– Это не наша проблема, – повторил он.

– Послушай, Нед, в Талладеге было найдено девять скелетов. Я же прошу реконструировать только один!

– Я уверен, что начальство не разрешит. Нашей миссис Максвелл это просто не нужно – ей и без того хватает забот. Если я приду к ней с таким предложением, она пошлет меня куда подальше. Она разрешила перевезти сюда скелет девочки только потому, что знала: не сделай она этого, и все неформальные комитеты и движения по розыску пропавших детей налетят на нее, как ястребы на цыпленка.

– Почему она это сделала, меня не интересует, – отрезал Куинн. – Мне нужно знать, чьи это кости, а для этого необходима черепно-лицевая реконструкция.

«О господи!» – обреченно подумал Бэзил. Ему уже приходилось сталкиваться с Куинном, и он знал, что детектив вырвет у него печень, но своего добьется. Внешне Джо производил впечатление человека обстоятельного, неторопливого и мягкого, порой даже ленивого, но Бэзил не обманывался на его счет. Детектив Куинн не знал жалости. Ни одна мелочь не ускользала от его острого взгляда, а проницательный, живой ум постоянно находился в движении, отбирая и анализируя самую разную информацию. Кроме того. Бэзил слышал, что когда-то Куинн служил в «Морских львах» («Морские львы» – подразделение сил специальных операций ВМС США, предназначенное для ведения разведки и диверсионных операций на морских и речных побережьях и в портах. (Здесь и далее – прим. пер.)), что говорило само за себя.

– Никаких рекомендаций, Куинн, – повторил он.

– Подумай хорошенько.

Бэзил только покачал головой.



– Послушай, Недди, неужели ты никогда не делал ничего противозаконного? – вкрадчиво спросил Джо. – Или такого, о чем ты предпочитаешь не распространяться?

– Что-то я тебя не пойму, Куинн. Что ты имеешь в виду?

– Пока не знаю. Но я узнаю.

– Ты что же, угрожаешь мне?

– Да. Я бы предложил тебе денег, но знаю – ты не возьмешь. Для этого ты слишком честен… насколько мне известно. Но даже самому честному человеку есть что скрывать. Я узнаю, что скрываешь ты, и использую это. Хотя мне очень не хочется так поступать, поверь!

– Ах ты сукин сын!..

– Просто напиши рекомендацию, Нед.

– Но я не делал ничего, что могло бы…

– Может, ты скрыл от налогообложения часть своих доходов? Или из-за перегруженности работой не обратил внимания на какой-нибудь важный документ? Где мне искать, Нед, может, сам подскажешь?

«Черт побери!» – подумал Нед Бэзил. Сокрытием доходов занимались буквально все, но муниципальных служащих могли за это уволить с «волчьим билетом». Но как Куинн узнает?..

Узнает. Этот обязательно узнает.

Бэзил сердито поджал губы.

– Наверное, мне нужно порекомендовать и специалиста, который будет заниматься реконструкцией лица девочки?

– Да.

– Это должна быть Ева Дункан?

– Хочешь побиться об заклад?

– Нет, не хочу. Все управление знает, что ты уже десять лет разыскиваешь ее дочь. И должен тебе сказать, что миссис Максвелл это тоже не понравится. После того громкого скандала Ева Дункан стала слишком большой знаменитостью. Если над реставрацией скелета станет работать она, от репортеров отбоя не будет.

– Но скандал разразился больше года назад. О Еве Дункан

Уже почти все забыли.

– Я слышал, она до сих пор живет на каком-то острове в южной части Тихого океана…

– Она вернется.

Но Нед Бэзил знал это и сам. Все полицейское управление Атланты было хорошо знакомо с ее историей. Молоденькой девушкой Ева Дункан родила внебрачного ребенка и сумела пробить себе дорогу в жизни, хотя все шансы были против нее. Она заканчивала колледж и находилась буквально в шаге от того, чтобы зажить нормальной жизнью, когда на нее обрушилось страшное несчастье. Дочь Евы, восьмилетняя Бонни, погибла от рук серийного убийцы. Ее тело так и не было найдено, а Фрейзер – сексуальный маньяк-педофил, которого в конце концов поймали, судили и приговорили к смертной казни, – так и не указал место, где он закопал труп девочки. Не были найдены также тела других двенадцати детей, в убийстве которых Фрейзер признался во время следствия.

Именно это обстоятельство и побудило Еву Дункан посвятить свою жизнь поиску пропавших детей – как мертвых, так и живых. Вернувшись в университет Джорджии, она получила степень доктора изящных искусств и вскоре стала одним из самых известных судебных скульпторов, реконструирующих человеческие лица по костям черепа. Кроме скульптуры, она добилась поистине поразительных успехов в технологии супер-импозиции и создании «возрастных прогрессий», позволявших проследить, как изменяется с возрастом лицо ребенка, похищенного или пропавшего в детстве.

– Не понимаю, что тебя останавливает? – поинтересовался Куинн. – Ты же сам знаешь, что лучше Евы нам все равно никого не найти.

Бэзил и не собирался это отрицать. Ева Дункан не раз помогала полиции и ФБР в решении самых сложных вопросов, связанных с идентификацией неопознанных останков.

– Но пресса… – начал он.

– Говорю тебе: я обо всем позабочусь, – нетерпеливо перебил Куинн. – От тебя требуется только написать бумажку.

Бэзил неохотно кивнул.

– Хорошо, я подумаю.

Джо Куинн покачал головой.

– Нет, так не пойдет. Мне нужно, чтобы ты сделал это сейчас.

– Но управление наверняка не захочет возместить ей транспортные расходы…

– Я сделаю это сам. Ты, главное, напиши рекомендацию.

– Не дави на меня, Куинн.

– Я буду на тебя давить. – Губы Джо изогнулись в сардонической усмешке. – Но ты почувствуешь это, только если будешь упрямиться.

Нед Бэзил покачал головой.

– Пустая трата времени, – проворчал он. – Все равно наша миссис Максвелл на это не пойдет. Разве только она тоже утаивает доходы…

Куинн улыбнулся одними губами.

– К ней я тоже сумею подобрать ключик, уж не сомневайся. Например, я могу сказать, что, если она не согласится, тогда я передам копию твоей рекомендации журналистам. Готов поспорить, что миссис Максвелл это не понравится – ведь именно у нее пресса будет интересоваться, почему полиция ничего не делает для раскрытия убийства маленькой девочки.

– Максвеллиха тебя с дерьмом съест.

– Что ж, возможно, но придется рискнуть.

Бэзилу было ясно, что Куинн готов рисковать чем угодно, лишь бы добиться своего, и он неохотно кивнул.

– Хорошо, я сделаю как скажешь. Будет очень забавно посмотреть, как тебя с треском вышибут из управления.

– Вот и отлично. – Куинн повернулся к дверям, но остановился. – Я заеду через час, постарайся к этому времени написать свое заключение.

– Я собирался обедать, так что приезжай через два часа. – Бэзил для убедительности поднял вверх два пальца, радуясь в душе своей маленькой и – увы! – единственной победе. – Ты ведь уверен, что это ребенок Евы Дункан, не так ли?

– Не знаю. Может быть.

Бэзил выпрямился – новая мысль пришла ему в голову.

– И ты хочешь, чтобы Ева работала с черепом дочери? Ну ты и мерзавец, Куинн! Настоящий стервятник! Что, если это действительно Бонни Дункан? Ты подумал, что будет тогда с Евой?

Но эти последние слова он произнес просто по инерции. Куинн уже вышел, и дверь за ним бесшумно закрылась.


Остров в Тихом океане к югу от Таити

28 января


Он летит сюда.

Ее сердце билось сильно и часто.

Ева Дункан глубоко вдохнула воздух и на несколько секунд задержала дыхание. Вертолет, который она заметила над океаном несколько минут назад, успел приблизиться и теперь заходил на посадку. Вот его шасси коснулись бетонной площадки, скрипнули амортизаторы, и тяжелая машина грузно осела.

О боже, как же она волнуется! Можно подумать, она ждет по меньшей мере самого архангела Гавриила, хотя это был всего-навсего Джо.

Всего-навсего? Ну уж нет. Джо значил для нее больше, чем все небесные силы. Он был ее добрым другом и верным товарищем. Он помог ей пережить кошмар, который едва ее не доконал. Джо был для Евы единственной соломинкой, за которую она могла ухватиться в поисках спасения.

Ничего удивительного, что она так волнуется.

Дверца вертолета открылась, и Джо спрыгнул на землю, не дожидаясь, пока пилоты спустят трап. Еве он показался усталым. Правда, его лицо, как и всегда, практически ничего не выражало, и посторонний человек вряд ли бы сумел прочесть по нему хоть что-нибудь, но Ева слишком хорошо знала Джо. Она отчетливо помнила, какое выражение принимало его лицо в тех или иных ситуациях, и поэтому каждый его взгляд, каждое движение губ или бровей означали для нее нечто вполне конкретное. Вот и сейчас, увидев новые морщинки в уголках сурово сжатых губ Джо, она поняла, что последние несколько дней дались ему нелегко.

Но глаза… Глаза у него были прежними.

Глаза и улыбка, которая показалась на лице Джо, как только он увидел ее.

– Джо!.. – Ева бросилась навстречу, и Джо заключил ее в объятия. Стоило его рукам сомкнуться у нее на спине, как на Еву нахлынуло до боли знакомое ощущение безопасности, надежности и дружеского тепла. Только в его объятиях Ева могла сказать себе, что в этом мире все в порядке.

Сначала Джо крепко прижал ее к себе и удерживал несколько секунд, потом слегка отстранился и поцеловал в переносицу.

– Знаешь, у тебя веснушки, – сказал он. – Тебе надо было пользоваться лосьоном от загара или носить защитный козырек.

Он всегда был таким – внимательным, заботливым, чуть-чуть властным, и Ева невольно подумала, что за эти несколько секунд они оба вернулись на несколько месяцев назад – в тот самый день, когда они расстались.

Поправив очки в тонкой металлической оправе, Ева ухмыльнулась.

– Разумеется, но я все время об этом забываю. И потом, здесь так много солнца, что оно все равно тебя подстережет.

Он внимательно разглядывал ее.

– Знаешь, в этих шортах ты похожа на попрошайку из какого-нибудь курортного городка, – сказал Джо. – Впрочем, тебе идет. Главное – тебе почти удалось победить внутреннее напряжение. Я помню, ты была натянута как струна – только что не звенела, но теперь… Нет, жизнь на острове определенно пошла тебе на пользу. Похоже, Логан неплохо о тебе заботится.

Ева кивнула.

– Он был очень добр ко мне.

– Добр? И только?

– Любопытному нос прищемили, – отшутилась она. – Тебя это не касается.

– Это означает, что ты спишь с ним?

– Я этого не говорила. Но даже если это так, что с того?

Джо пожал плечами.

– Не знаю. Наверное, ничего. Просто после той последней работы ты буквально на куски разваливалась, так что мне кажется только естественным, что тебя потянуло к Логану. Еще бы! Миллиардер, который выхватил тебя из-под носа у прессы и увез на собственный остров в Тихом океане… Поистине одно это способно сделать его совершенно неотразимым! Я был бы только удивлен, если бы ты не переспала с ним. Впрочем, и он, наверное, тоже постарался, чтобы ты не миновала его постели.

– Я же сказала: это не твое дело. Кроме того, я пока еще могу выбирать, с кем спать, а с кем – нет. – Ева покачала головой. – И перестань, пожалуйста, все время задевать Логана. Стоит вам встретиться, как вы начинаете вести себя словно два бойцовых петуха на ринге, а я… А мне это не нравится. – Она подвела его к стоявшему возле посадочной площадки джипу. – И не забудь: сегодня ты его гость, так что постарайся вести себя прилично.

– И не подумаю.

– Джо!

Он улыбнулся.

– Хорошо, постараюсь.

Ева вздохнула с явным облегчением.

– Ты видел маму перед отлетом сюда?

– Разумеется. Сандра передавала тебе привет и наилучшие пожелания. Она очень по тебе скучает.

Ева наморщила нос.

– Ну, не преувеличивай. У нее теперь есть Рон, от которого она без ума. Разве мама не говорила тебе, что через пару месяцев они планируют сочетаться законным браком?

Джо кивнул.

– И как ты к этому относишься?

– А как ты сам думаешь? Разумеется, я счастлива, что у мамы все хорошо. Рон – хороший человек, а мама давно заслужила, чтобы рядом с ней был настоящий мужчина, а не какой-нибудь подонок. У нее и без того была слишком тяжелая жизнь.

Джо кивнул. Он знал, что «тяжелая жизнь» – это еще очень мягко сказано. Мать Евы выросла в трущобах и на протяжении нескольких ужасных лет принимала героин и крэк. Еву она родила в пятнадцать, и ее дочери пришлось разделить с ней тот кошмар, каким была ее жизнь.

– Хорошо, что у нее появился кто-то постоянный, – добавила Ева, подумав. – Она всегда очень нуждалась в компании, а я в последнее время была слишком занята своими проблемами.

– Ты делала для матери все, что могла, – сказал Джо. – Порой мне даже казалось, что из вас двоих именно ты – мать, а она – дочь.

– Да, я старалась, – подтвердила Ева. – Я чувствовала себя виноватой перед ней, ведь на протяжении многих лет мы были врагами и у нас обеих накопилось в душе слишком много горечи и обид. Лишь после рождения Бонни пропасть, которая нас разделяла, стала понемногу уменьшаться…

Ева покачала головой. Бонни… Рождение дочери изменило в ее жизни все. После этого она действительно начала относиться к матери намного терпимее, а со временем даже научилась понимать и жалеть ее.

– Теперь маме будет легче, – сказала она уверенно.

– А как насчет тебя? Ведь, кроме матери, у тебя никого нет…

Ева запустила двигатель.

– У меня есть моя работа. – Она улыбнулась. – И у меня есть ты, когда ты на меня не орешь.

– Ты не упомянула Логана. Пожалуй, мне это нравится…

– Не пытайся поймать меня на слове. Логан очень многое для меня сделал.

– Но тебя он так и не получил. – Джо удовлетворенно кивнул. – И, боюсь, не получит.

– Если ты не перестанешь говорить о нем в таком тоне, я высажу тебя прямо здесь. Обратно будешь добираться автостопом.

Джо хмыкнул.

– Скорее уж мне придется поселиться на берегу и выстроить себе хижину из пальмовых ветвей. Насколько я знаю, к этому острову не пристают корабли, а на личный вертолет Логана мне, вероятно, нечего и рассчитывать.

– Совершенно верно.

– Иными словами, это угроза? Что ж, я сдаюсь.

Ева фыркнула. Джо Куинн сдается?.. Невероятно!

– Как дела у твоей Дианы?

– Отлично. – Джо помолчал. – Впрочем, не знаю. Я ее давно не видел.

– Трудно быть женой полицейского, – посочувствовала Ева. – У тебя что, было сложное дело?

– Очень сложное. – Он отвернулся и посмотрел на океан, блестевший под лучами солнца. – Но работа здесь ни при чем. Мы развелись три месяца назад.

– Что-о? – Ева была потрясена. – Почему ты мне не позвонил, не написал?

– А что тут было писать? Диана так и не сумела стать женой полицейского. Надеюсь, теперь она будет счастливее.

– А почему мама ничего мне не сказала?

– Я просил ее не беспокоить тебя понапрасну.

Ева немного помолчала.

– Мне очень жаль, Джо, – сказала она наконец. – Это… не из-за меня?

– При чем тут ты?

– Ты был моим другом, ты помогал мне, постоянно был со мной. Из-за меня тебя ранили. Наверное, Диана так и не смогла забыть, что из-за меня ты чуть не погиб.

Джо не стал возражать. Вместо этого он сказал:

– Мы бы все равно развелись. Наш брак с самого начала был ошибкой… А чем ты занималась все это время? – сменил он тему. – Над чем ты сейчас работаешь?

Ева посмотрела на него с сочувствием. Она не сомневалась, что развод причинил Джо немало страданий, и ей хотелось чем-то помочь, но она не знала – как. Кроме того, Джо всегда избегал разговаривать с ней о своем браке. Что ж, может быть, потом она что-нибудь придумает.

– Да в общем-то ни над чем. Я сделала несколько возрастных прогрессий для Управления полиции Лос-Анджелеса и реконструировала два черепа доисторических индейцев для Национального географического общества. – Она состроила недовольную гримасу. – Похоже, и полиция, и археологи предпочитают иметь дело со скульпторами, которые находятся на континенте. Впрочем, я их понимаю – этот остров находится слишком далеко, и… Мне даже пришлось сделать несколько реставраций просто для собственного удовольствия. И чтобы не утратить навыки.

– Ну и как? Удалось получить удовольствие?

– В каком-то смысле да.

– Но не во всех?

– Знаешь, когда я работала над ними, у меня было какое-то странное ощущение…

– Большинство людей вообще считают, что работать с черепами и получать от этого удовольствие может только законченный психопат. Кстати, что говорит по этому поводу Логан?

– Он считает, что любая лепка для меня только полезна.

Наверное, он прав.

– А как кажется тебе?

– Тренировать пальцы нужно постоянно. Другое дело, что…

– Что?

– У меня такое ощущение, будто мне чего-то не хватает.

– Я знаю чего. Тебе не хватает цели. Ты просто не видишь смысла в том, чтобы копировать модели или лепить абстрактные головы. Я прав?

Ева кивнула. Разумеется, он был прав. Джо всегда умел понять ее как никто другой.

– Я постоянно думаю о пропавших детях. Ведь я могла бы сделать для них гораздо больше, могла бы помочь им вернуться домой… Но Логан считает, что я, наоборот, должна об этом забыть. Он сказал, что такая карьера не для меня и что мне следовало бы заниматься в основном черепами из древних индейских захоронений.

– И что ты ему на это ответила?

– Что это его не касается. – Она усмехнулась. – То же самое я говорила тебе, помнишь? Вам обоим пора понять: я буду делать то, что хочу, вне зависимости от того, что думают об этом другие.

Джо рассмеялся.

– Ну, в этом я никогда не сомневался. И Логан, думаю, тоже. Ты покажешь мне свои последние работы?

– Может быть, позже. – Ева строго посмотрела на него. – Если только ты будешь вести себя прилично и не станешь хамить Логану. – Она свернула на подъездную дорожку, ведущую к большому белому особняку в плантаторском стиле, выстроенному неподалеку от океанского берега. – Он прекрасно ко мне относится, и мне хотелось бы, чтобы ты вел себя, как полагается гостю.

– Неплохой домишко, – заметил Джо, оглядывая белоснежный мраморный портик с колоннами. – А где ты работаешь? Здесь?

– Нет, Логан построил для меня мастерскую на самом берегу, за домом. И перестань, пожалуйста, уходить в сторону. Скажи прямо: ты собираешься вести себя прилично с Логаном?

– Почему ты все время его защищаешь? Ведь я еще ничего ему не сделал. К тому же, насколько я знаю, Логан вполне способен сам о себе позаботиться.

– Я всегда защищаю своих друзей.

– Друзей? – Джо прищурился. – Или любовников?

Ева отвела взгляд.

– Любовники тоже могут быть друзьями. И перестань цепляться к словам.

– Но я просто хочу выяснить… Или ты сама не знаешь? Может быть, Логан слишком навязчив?

– Это ты слишком навязчив, – ответила Ева, останавливая джип и соскакивая на землю. – Так что, будь добр, попридержи язык.

– Что ж, ответ не хуже всякого другого, – пофилософствовал Джо. – Ладно, клянусь, я буду нем как рыба. – Он достал из багажника свою сумку с вещами. – Во всяком случае, я сразу стану менее навязчивым, как только приму душ и поем. Ну что, пойдем к Логану сейчас или ты сначала покажешь мне комнату, где я мог бы дать отдых моим усталым членам?



Обещание «молчать как рыба» вполне устраивало Еву, хотя она и сомневалась, что Джо сдержит слово.

– Разумеется, сначала я покажу тебе твою комнату. Можешь переодеться и принять душ. У тебя есть часа два, потом мы будем обедать. Приходи прямо в главную гостиную, она находится на первом этаже рядом с…

– Может, мне лучше поесть на кухне вместе с прислугой? – перебил ее Джо. – Я, видишь ли, не захватил с собой ни смокинга, ни лаковых туфель.

Ева сделала большие глаза.

– Ты что, с ума сошел? Какой смокинг?! Я сама переодеваюсь трижды в день только потому, что здесь слишком жарко.

– Я просто так спросил, на всякий случай, – с серьезной миной пояснил Джо. – Кто знает, какие у вас тут порядки. Ведь ты теперь вращаешься в высшем обществе.

Ева нахмурилась.

– Ты опять?.. – сказала она почти с угрозой. – Если хочешь знать, Логан никогда не настаивает на формальностях. Во всяком случае, не здесь, не на острове.

– Как умно с его стороны!

– Мы живем совсем просто, почти как в Атланте, – продолжила Ева, пропустив последние слова Джо мимо ушей. – Правда, Логан по-прежнему очень много работает. Он только рад тому, что ему не нужно каждый день напяливать костюм и галстук.

Она поднялась на крыльцо, но, взявшись за ручку двери, остановилась.

– Зачем ты приехал, Джо? У тебя что, отпуск?

– Да. То есть не совсем.

– Что это значит?

– Вообще-то управление должно мне пару-тройку недель. Пока ты здесь наслаждалась тропическим солнцем, я неделями вкалывал сверхурочно и теперь тоже имею полное право поваляться на пляже.

– Но ты сказал «не совсем». Почему? Зачем ты приехал, Джо?

– Повидаться с тобой.

– Врешь.

– Хорошо, я скажу. – Он немного помедлил. – Я приехал за тобой, Ева.

* * *

Когда Ева вошла в кабинет, Логан стоял у окна.

– Где он? – спросил он, обернувшись.

– Я проводила его в гостевую спальню. К обеду он спустится. – Она наморщила нос. – Тебе что, не терпится его увидеть?

– Джо негодяй.

Ева вздохнула. Ей никак не удавалось примирить этих двух мужчин, и это ее раздражало.

– Ты обещал держать себя в руках. Только поэтому я пригласила его сюда. Иначе мы бы встретились на Таити.

– Я буду держать себя в руках до тех пор, пока твой Джо будет вести себя прилично. – Логан протянул руку. – Подойди. Я хочу прикоснуться к тебе. У меня предчувствие, что…

Ева подошла и взяла его за руку.

– Какое?

Логан не ответил. Вместо этого он сказал:

– Мы оба знаем, зачем Джо здесь. Он еще не говорил с тобой?

– Он сказал только, что приехал за мной.

Логан вполголоса выругался.

– И что ты ему ответила?

– Ничего.

– Ты не можешь уехать, Ева! Иначе ты снова окажешься там, откуда я с таким трудом тебя вытащил. Во тьме. В беспросветной тьме…

– Почему «беспросветной»? У меня была работа. У меня была цель. Ты никогда этого не понимал, Логан.

– Я понимаю только одно: я могу потерять тебя. И очень скоро… – Его пальцы, лежавшие на ее запястье, сжались сильнее. – Ведь ты была счастлива здесь, Ева? Скажи, была?

– Да.

– Со мной?

– Да.

– Тогда не допусти, чтобы это случилось. Не слушай этого Крысолова, что бы он ни наигрывал тебе на своей дудочке. Ты можешь увлечься… поначалу, но ничего хорошего из этого не выйдет.

Ева беспомощно смотрела на него. Меньше всего она хотела причинить ему боль. Ему – загадочному и могущественному Джону Логану, умному, жесткому, волевому, сказочно богатому. Ей и в голову не приходило, что его так легко ранить.

– Я никогда не обещала, что буду жить на твоем острове вечно, – промолвила она тихо.

– Но я хочу, чтобы ты жила здесь всегда, – с нажимом сказал Логан. – На меньшее я не согласен.

– Ты никогда мне этого не говорил.

– Не говорил, потому что знал: одно слово, одно неловкое движение с моей стороны – и ты исчезнешь. Но теперь я могу сказать. Это мой последний и главный аргумент.

Ева опустила голову. Она жалела, что Логан сказал ей все это. Теперь ей было еще труднее что-либо решить.

– Хорошо, поговорим об этом позже, – вздохнула она.

– Ты уже все решила.

– Нет. – Она успела привыкнуть к этому тихому, безмятежному, солнечному острову, успела привыкнуть к самому Логану. Здесь ее дни были заполнены нежностью, покоем, привязанностью. Лишь изредка она испытывала беспокойство, но оно всегда проходило. Пройдет ли на этот раз?

– Я не знаю, – добавила она тихо.

– Он станет уговаривать тебя.

– Я сама решу, как мне поступить. Если я чего-то не хочу, Джо не удастся меня заставить.

– Он слишком хитер. Джо хорошо тебя изучил. Я уверен, он сделает все, что только будет в его силах, чтобы ты уехала с ним. Не слушай его, Ева!

– Я не могу не слушать его. Он мой друг.

– Разве? – Он нежно погладил ее по щеке. – Тогда почему он так хочет заставить тебя вернуться в мир, который может уничтожить тебя? Как долго ты продержишься? Эти черепа, кости, убийства… В конце концов ты сорвешься.

– Кто-то должен этим заниматься. К тому же моя работа – это не просто опознавание трупов и поиск преступников. Я возвращаю родителям их детей.

– Пусть этим занимается кто-то другой, а не ты, – упрямо возразил Логан. – Кто-то, кого это не коснулось.

– Ты хочешь сказать – из-за Бонни? Нет, Джон, благодаря ей я только лучше работаю. Я вспоминаю о ней и забываю обо всем, кроме одного: в мире есть еще много отцов и матерей, которые продолжают разыскивать своего пропавшего ребенка, несмотря ни на что. И я одна могу помочь им вернуть домой сына или дочь.

– Ты говоришь, как настоящий трудоголик.

Ева поморщилась.

– На этом острове трудно стать трудоголиком. Ты же сам знаешь, что все это время у меня почти не было работы.

– Если проблема только в этом, мы могли бы вернуться на континент и поселиться у меня в Монтерее.

– Давай поговорим об этом потом, – снова предложила она.

– Хорошо. – Логан крепко поцеловал ее. – Мне просто хотелось рассказать, что я могу тебе предложить, до того, как Куинн начнет тебя обрабатывать… Чтобы у тебя было из чего выбирать. Если мое предложение тебе чем-то не нравится, я постараюсь придумать что-нибудь еще.

Ева обняла его.

– Хорошо. Увидимся за обедом.

Он покачал головой.

– Подумай как следует, Ева. Не спеши.

Ева кивнула и поспешно вышла из кабинета. Разумеется, она подумает, и подумает очень хорошо. Как же иначе? Логан был ей очень дорог. Она… она почти любила его.

«Но что такое любовь?» – спросила себя Ева. Что она вообще знает о любви между мужчиной и женщиной? Когда-то ей казалось, что она любит отца Бонни, но тогда ей было всего пятнадцать. Впоследствии Ева поняла, что ее чувство имело совсем иную природу. Это была не любовь, а просто примитивное животное желание, на него накладывался страх перед грубым и жестоким миром, от которого ее некому было защитить.

Были у нее и другие встречи с мужчинами, но все они были мимолетными, ничего не значащими и быстро забывались, заслоненные работой. И только встреча с Логаном была чем-то совсем иным. В жизни Евы он сразу занял важное место, к тому же Логан был не из тех людей, которых можно легко забыть. Он умел разбудить в ней страсть, он окружал ее нежностью и заботой, и Еве не хотелось его терять.

Может быть, это и есть любовь?

Разбираться в этом Ева не имела никакого желания. Ни сейчас, ни после разговора с Джо. Сейчас ей необходимо было как-то отвлечься, и она поспешила в мастерскую, чтобы до обеда поработать над возрастной прогрессией Либби Крэндалл, похищенной родным отцом в возрасте восьми лет.

Пройдя по коридору первого этажа, Ева приблизилась к высоким французским окнам, выходящим на террасу позади дома. Ее мастерская находилась чуть дальше – в нескольких десятках метров, и к ней надо было идти через сад – аккуратный и солнечный, как и все на этом острове. Так хотел Логан. Он вырвал ее из мрака и ужаса и окружил солнечным светом, белым песком, безоблачным небом и океаном. Он сделал это, чтобы ее боль поскорее утихла. Может быть, он прав? Пусть успокоится память, пусть затянутся кровоточащие раны, и пусть кто-то другой помогает детям, которые затерялись где-то в другом, мрачном и враждебном мире.

Нет, это невозможно, поняла Ева. Она не сможет забыть Бонни. Никогда. Ни Бонни, ни других детей, которые отныне навсегда вплетены в ткань ее жизни и ее снов. Эти мертвые дети стали важной частью ее существа. Быть может, лучшей частью.

И Логан не мог этого не понимать. Во всяком случае, Еве не верилось, что он до сих пор не понял и не смирился.

Она должна вернуться во тьму. Это ее путь, и она должна его пройти.


Финикс, Аризона


Темнота.

Дон всегда любил ночь, и вовсе не потому, что в темноте чувствовал себя в большей безопасности, а потому, что в ночном мраке была своя недосказанность, своя тайна и вечный восторг неизвестности. Ночью все казалось иным, не таким, как днем. В темноте Дон видел предметы даже яснее, чем при свете. Кажется, Сент-Экзюпери писал: "Когда закончен деструктивный анализ дня, все действительно важное снова обретает целостность и становится разумным и правильным. Когда человек снова собирает из кусочков свое раздробленное "я", он снова начинает расти спокойно и прямо, как растут только деревья".

Дон никогда не считал свое "я" раздробленным, фрагментарным, и все же темнота действовала на него благотворно. Ночью он чувствовал себя спокойным и сильным. Правда, подумал он, спокойствие скоро пройдет, но сила будет звенеть и петь в нем, словно могучий, тысячеголосый хор.

Хор… Дон улыбнулся тому, как одна мысль цеплялась за другую. Все к одному… и так и должно быть.

Он снова улыбнулся и выпрямился на водительском сиденье машины. Она выходила из дома. Он выбирал ее очень тщательно, надеясь, что она подарит ему больше удовольствия, чем предыдущая жертва. Дебби Джордан, крупная тридцатилетняя блондинка, мать двоих детей. Она работала казначеем в ассоциации учителей и родителей ближайшей школы, обладала приятным, мягким сопрано и пела по воскресеньям в хоре методистской церкви на Хилл-стрит. Сейчас она как раз направлялась на спевку.

Но Дон знал, что Дебби туда не попадет.


2

За столом Джо и Логан держались сдержанно и внешне любезно, но Ева все равно чувствовала витавшее в комнате напряжение.

И ей это не нравилось, чертовски не нравилось. Больше всего на свете Ева любила открытость и честность во всем. Наблюдать за тем, как эти двое мужчин – холодные и грозные, точно ледяные горы, – медленно дрейфуют навстречу неминуемому столкновению, было ей не только неприятно, но и просто страшно.

Чтобы предотвратить катастрофу, десертом пришлось пожертвовать.

– Вставай, Джо, – сказала она, поднимаясь из-за стола. – Давай пройдемся немного.

– Меня, кажется, не приглашают? – проговорил Логан и прищурился. – Не очень-то это вежливо, Ева. Ведь мы даже не кончили обедать.

– Вообще-то я уже наелся. – Джо бросил на стол салфетку и поднялся. – И ты совершенно прав – мы пойдем вдвоем.

Логан кивнул.

– Ну да, конечно. К чему куда-то идти, чтобы выслушивать то, что я уже знаю. Ведь я знаю, что ты собираешься сказать Еве. Все, от первого до последнего слова. – Он откинулся на спинку кресла. – Давай, Джо, вперед! Делай то, зачем приехал. Я поговорю с Евой потом, когда вы вернетесь.

Джо шагнул к двери.

– По-моему, ты испугался до чертиков.

Ева выскочила вслед за ним в коридор и захлопнула за собой дверь.

– Неужели ты не мог промолчать? – прошипела она.

– Не мог. – Джо улыбнулся. – Я слишком долго сдерживался, и мне необходимо было выпустить пар, чтобы не лопнуть. Знаешь, – добавил он доверительным тоном, – это тот самый случай, когда вежливость становится причиной несварения желудка.

– Но ты же в его доме!

– От этого меня тоже мутит. – Он шагнул по направлению к французским окнам. – Пойдем, в самом деле, прошвырнемся по пляжу.

Ева кивнула. Она тоже была рада уйти из усадьбы. Напряжение в воздухе достигло предела, и ей буквально физически стало не хватать воздуха.

На веранде Ева скинула туфли и некоторое время смотрела, как Джо расшнуровывает ботинки, снимает носки и подворачивает брюки. Эта картина неожиданно напомнила ей, как много месяцев назад он катал их с Дианой на своем скоростном катере.

– Тот коттедж на озере… Он все еще твой? – спросила она.

– Да. – Джо кивнул. – Я сохранил его за собой, а Диане отдал дом в Бакхеде.

– Где же ты теперь живешь?

– Я снял небольшую квартиру в городе. – Он двинулся за Евой по ведущей к берегу дорожке. – Впрочем, я там почти не бываю.

– Понятно. – Ноги Евы погрузились в мягкий белый песок. Верхний его слой нагрелся на солнце, но в глубине песок был прохладным и влажным. Накатываясь на пляж, монотонно шумел прибой, и Ева почувствовала, как напряжение понемногу отпускает ее, к тому же остаться наедине с Джо ей было приятно. Они так хорошо знали друг друга, что его присутствие нисколько не стесняло Еву. С ним ей было почти так же спокойно, как и одной… Почти, но не совсем. Джо никогда не позволял ей забыть, кто он такой и что они друг для друга значат.

– Ты совсем не думаешь о себе, – сказала она. – Ты выглядишь… измотанным.

– У меня выдалась тяжелая неделя. – Джо нагнал ее и некоторое время молча шагал рядом. – Твоя мать рассказывала тебе о Талладеге?

– О чем?

Джо вздохнул.

– Я так и думал. Об этом писали все газеты, но Сандра, видимо, решила не сообщать ничего, что могло бы навести тебя на мысли о возвращении.

Ева настороженно выпрямилась и повернулась к нему.

– Что случилось?

– В Талладеге нашли сразу девять скелетированных трупов. Кто-то закопал их на холме возле водопада. Укромное местечко, но убийце не повезло: после дождей склон обвалился. – Джо немного помолчал и закончил:

– Один скелет принадлежит белой девочке семи или восьми лет.

– Как… как долго скелет пролежал в земле?

– Примерно лет восемь или десять, возможно, больше… – Джо сделал еще одну паузу. – Может быть, это не Бонни, Ева. Остальные скелеты принадлежат взрослым, а Фрейзер убивал только детей.

– Мы не знаем этого наверняка. Он же почти ничего не рассказал следствию. – Голос Евы звучал до странности ровно и бесстрастно. – Фрейзер признался только, что закопал ее где-то, и все…

– Спокойнее! – Джо взял Еву за руку и несильно пожал. – Не волнуйся так, не надо.

– Я имею право волноваться! Может быть, это все-таки Бонни. Если она нашлась…

– Мне бы не хотелось, чтобы ты надеялась зря. Эксперты могли ошибиться в определении возраста девочки. Кости могли пролежать в земле больше или меньше времени.

– Но это может быть Бонни.

– Такая вероятность существует, – сказал Джо сухо.

Ева закрыла глаза. Бонни…

– Но может оказаться, что это вовсе не она.

– Наконец-то я смогу вернуть ее домой!..

– Ева, ты меня не слушаешь! Это может быть и не Бонни!

– Я слушаю тебя, Джо. Я понимаю, что это может быть другой ребенок, но… – Ева замешкалась. Она чувствовала, что это – Бонни. Впервые за много лет она почти не сомневалась, что ее дочь наконец нашлась. – Почему вы не проверили зубную формулу?

Джо покачал головой.

– Ни в одном из черепов нет зубов.

– Что-о?!

– Убийца вырвал жертвам зубы, чтобы затруднить опознание.

Ева страдальчески сморщилась. Умный шаг, что и говорить. Умный, но слишком жестокий, особенно если зубы вырывались у еще живых. Фрейзер был вовсе не глуп, но она старалась об этом не думать.

– А анализ ДНК? Вы взяли образцы?

– Взяли немного костного мозга, сейчас полицейская лаборатория его обрабатывает, но на это потребуется время.

– Неужели нельзя было ускорить сравнительный анализ? Почему, например, ты не обратился в ту же частную лабораторию, услугами которой мы пользовались в прошлый раз?

– Теллер больше не занимается анализом ДНК. Он говорит, что известность, которую его лаборатория приобрела в связи с прошлым делом, ему только повредила.

– Так сколько же времени понадобится полицейским экспертам, чтобы закончить анализ?

– Как минимум месяц.

Ева разочарованно вздохнула.

– Я сойду с ума! Мне нужно узнать это как можно скорее… – Она немного помолчала. – Как ты думаешь, мне разрешать сделать реконструкцию по черепу?

– А ты уверена, что хочешь этого?

– Разумеется, хочу! – Ева мысленно представила, как под ее руками возникает лицо Бонни. – Да, хочу.

– Ты выдержишь это?

– Ты хочешь сказать – смогу ли я? – Губы Евы дрогнули в болезненной гримасе. – Думаю, да.

– Но я не хочу, чтобы ты страдала.

– Я не буду страдать, – резко перебила она. – И потом…

– …Это не мое дело, – закончил Джо и кивнул. – Но ты уже страдаешь, Ева, я же вижу.

– Все равно я должна сделать это, Джо.

– Я знаю. Именно поэтому я и приехал.

– Ты сможешь добиться для меня разрешения поработать с черепом? – На этот раз она произнесла страшное слово значительно тверже, и Джо сразу это заметил.

– Я уже обо всем договорился.

– Слава богу!

– Но, возможно, я совершил ошибку.

– Нет, Джо, ты все сделал правильно, и я даже не знаю, как благодарить тебя за твою… за такую предусмотрительность.

– Чушь! – Он повернулся и зашагал по песку в обратную сторону. – Мое решение было продиктовано исключительно эгоистическими мотивами.

– Что еще ты знаешь об этих скелетах?

– Я посвящу тебя в детали на обратном пути. Их немного. Кстати, я взял для нас обоих билеты на рейс Папеэте – Лос-Анджелес. Мы летим завтра вечером. Это не слишком рано?

– Нет, – быстро ответила Ева, думая о Логане. Нужно будет как-то сказать ему, но как? – Я соберу вещи уже сегодня, – добавила она.

– После того как поговоришь с Логаном?

– Да.

– Если хочешь, я могу сам ему сказать.

– Не говори глупости. Логан заслуживает того, чтобы я сама ему все объяснила.

– Извини. Просто мне показалось, что ты слегка… э-э-э… нервничаешь.

– «Нервничаешь»?.. Какое смешное слово, Джо! И глупое. Нервничать могли ваши утонченные южные красавицы, например, Скарлетт О'Хара и прочие… А я не буду.

Джо улыбнулся.

– Похоже, ты действительно чувствуешь себя значительно бодрее, чем несколько минут назад.

Ева задумалась. Сейчас она действительно рвалась в бой, к тому же перед ней стояла нелегкая задача – сообщить Логану о своем отъезде. Но она знала, что боль еще вернется, стоит ей только остаться одной.

Ну и пусть. Она нисколько не боялась. Ева прожила со своей болью несколько лет, и это ощущение не было ей внове. К тому же теперь у нее появилась надежда…

Надежда отыскать Бонни.


Финикс, Аризона


Дон вставил зажженную свечу в руку Дебби Джордан и аккуратно столкнул тело в свежевыкопанную яму.

Он сделал ей больно. Очень больно. Еще недавно Дону казалось, что он преодолел примитивную тягу терзать и мучить свои жертвы, однако в самой середине медленной, неторопливой расправы с Дебби он вдруг осознал, что не испытывает того удовольствия, на какое рассчитывал. И сорвался. Вне себя от досады и разочарования, он жег, резал, колол, разрывал еще трепещущую плоть, но страх не проходил. Как он будет жить, если наслаждение убийством оставит его? Что останется ему тогда?

Но Дон постарался справиться с подступившей паникой. Ведь он давно знал, что день, когда он уже не будет получать удовольствие от чужой смерти, непременно настанет, и готовился к нему. Его проблема не была неразрешимой. Нужно только найти способ подстегнуть чувства, отыскать свежие краски в самом процессе убийства.

Дебби Джордан оказалась пустышкой – значит, ему нужна другая жертва. Другая – более талантливая и сильная духом. Только так ему удастся победить скуку и зияющую пустоту в душе.

* * *

«Черт побери, кажется, я сделала ему очень больно!» Ева молча смотрела на волны, с негромким шелестом набегавшие на берег. Она пришла сюда сразу после разговора с Логаном и просидела здесь без малого два часа, стараясь успокоиться.

В мире и так слишком много боли, думала она. Так почему же люди причиняют страдания тем, кто им дорог?

– Ты ему сказала?

Ева повернула голову и увидела Джо, который стоял в нескольких ярдах от нее.

– Да.

– И что он ответил?

– Когда Логан узнал о Бонни, он сказал, что ты разыграл единственный козырь, который ему не перебить.

– Он прав. – Джо приблизился и опустился рядом на песок. – Все, что касается Бонни, даже не обсуждается.

– Но ты даже не знал ее.

Он покачал головой.

– Ты столько о ней рассказывала, что иногда мне кажется, будто она была моей дочерью.

– Не говори «была», ладно? – Ева внимательно посмотрела на Джо. – Ведь Бонни так любила жизнь! Каждое утро она прибегала в мою спальню, забиралась ко мне в постель и принималась расспрашивать, что мы будем делать сегодня, что нового увидим или узнаем. Она излучала любовь и радость. Сама я росла в нищете, в атмосфере страха и недоверия, а Бонни… Просто не знаю, за что судьба наградила меня такой дочерью. Я ничем не заслужила такого ребенка.

– Ты слишком строга к себе.

– Возможно. – Ева через силу улыбнулась. – Когда я поняла, что она за сокровище, я стала работать над собой, чтобы Бонни могла хоть немного мною гордиться… – Она немного помолчала. – Извини, Джо, мне, наверное, не следовало отягощать тебя своими проблемами. Это только мое бремя.

– Нет, не только. Когда у тебя что-то болит, люди вокруг это чувствуют. – Джо взял в ладонь горсть сухого песка и смотрел, как он утекает между пальцами. – Бонни все еще здесь. Для всех нас она жива.

– И для тебя тоже?

– А разве может быть иначе? – искренне удивился он. – Ведь мы с тобой пережили самые трудные месяцы вместе. И потом тоже…

Джо замолчал, вспоминая. Когда Бонни исчезла, он еще работал в ФБР. Правда, тогда он был значительно моложе и еще сохранял способность переживать и ужасаться. Он пытался как-то утешить Еву, и хотя порой Джо казалось, что в мире не осталось ни спокойствия, ни надежды, все же ему удалось каким-то чудом вырвать Еву из глубокой депрессии, которая едва не стала для нее роковой. Именно благодаря ему она сумела взять себя в руки и жить дальше.

Ева слегка поморщилась, очевидно, подумав о том же.

– Просто не представляю, почему ты не бежал от меня как от прокаженной. Я эгоистка до мозга костей, иначе я бы уже давно поняла, что у вас с Дианой не все ладится. Но я никогда не думаю ни о чем, кроме работы. Как ты меня до сих пор терпишь?

– Сам удивляюсь. – Джо наклонил голову, словно задумавшись. – Наверное, просто привык к тебе. Ведь заводить новых друзей – такая морока! Проще потерпеть.

– Что ж, я рада. – Ева подтянула колени к самому подбородку и обхватила их руками. – Знаешь, я, кажется, сделала ему очень больно.

Джо посмотрел в сторону усадьбы.

– Логан не какой-нибудь слабак, он выдержит. К тому же он наверняка знал, что ты не останешься с ним на острове до конца своих дней.

– Так-то оно так, но… Ведь он хотел мне помочь, понимаешь?

Джо пожал плечами.

– Может быть. – Он поднялся и протянул Еве руку. – Идем, ты сидишь здесь уже почти три часа.

– Откуда ты знаешь?

– Я видел, как ты выбежала из дома. И ждал тебя на веранде.

– Все три часа?

Он улыбнулся.

– Все равно мне больше нечего делать. Я знал, что тебе необходимо побыть одной сколько-то времени, но сейчас уже поздно. Уже темнеет, а тебе необходимо выспаться перед завтрашним перелетом.

Ева внимательно посмотрела на Джо. Он стоял над ней и казался таким надежным, уверенным в себе, готовым помочь, что внезапно она тоже почувствовала себя увереннее и сильнее.

– Проводи меня до мастерской, – попросила она. – Мне нужно закончить одну работу. Потом я пойду собираться.

– Могу я чем-нибудь помочь?

– Нет, я справлюсь. – С этими словами Ева легко поднялась с песка и пошла к небольшому домику-мастерской, стоявшему на побережье в некотором отдалении. – Я все откладывала и откладывала, но теперь уже нельзя больше тянуть.

– Может, тебе вообще лучше отказаться от этой работы?

– Ты же знаешь, что нет. Просто все это очень и очень печально. – Она отперла дверь мастерской, включила свет и повернулась к стоявшему на столе компьютеру. – А теперь иди, Джо. Я должна закончить эту возрастную прогрессию: мать Либби и так уже ждала слишком долго и почти отчаялась. Но Джо не торопился уходить.

– А у тебя здесь уютненько, – заметил он, с любопытством оглядываясь по сторонам. – Ты сумела сделать эту мастерскую своей. А где скульптуры, над которыми ты работала?

Кивком головы Ева указала на небольшой постамент, стоявший напротив широкого панорамного окна.

– Твой бюст я почти закончила. А до того лепила маму – ее голова лежит теперь в кладовке.

– Мой бюст? – Джо всмотрелся. – Боже, это и вправду я! Я польщен!

Ева усмехнулась, стараясь скрыть смущение.

– Все дело в том, что у меня под рукой не было ни одной подходящей модели, а твое лицо я знаю почти так же хорошо, как свое.

– Господи, я вижу! – Джо машинально потер переносицу. – Я сломал нос еще в детстве, когда играл в футбол, и мне казалось, что эту маленькую горбинку никто не замечает. А вот ты заметила!

– Тебе следовало обратиться к врачам еще тогда.

Он улыбнулся.

– Но без этой шишки у меня вообще не было бы недостатков. – Он немного помолчал, потом добавил уже другим голосом:

– Я думал, ты сделаешь портрет Бонни.

– Я несколько раз пыталась, но… не смогла. Я просто сидела, смотрела на глину и вспоминала. – Ева включила компьютер и вызвала на экран фотографию Либби. – Может быть, немного погодя я сумею взять себя в руки, но не теперь.

– Но ведь ты сумеешь реконструировать череп ребенка? – спросил Джо, и Ева машинально отметила, что он еще ни разу не сказал прямо, что это – череп Бонни. Должно быть, Джо не хотел будить в ней напрасную надежду.

– Я должна это сделать, не так ли? А раз должна – значит, смогу. А теперь иди, мне надо работать.

Джо шагнул к выходу, но остановился на пороге.

– Постарайся выспаться, Ева.

– Я лягу, когда закончу. – Она достала из папки фотографии матери Либби и ее бабушки по материнской линии и, повернувшись к Джо спиной, приказала себе сосредоточиться, не думать ни о Бонни, ни о Логане. Ей предстояло искусственно «состарить» восьмилетнюю девочку и сделать ее пятнадцатилетней, а это было не так-то просто. Для того чтобы успешно исполнить эту работу, ей необходимо было отрешиться от всего остального.

И не думать о Бонни…

– Жаль, у тебя нет времени, чтобы закончить портрет Джо, – сказала Бонни.

Ева обернулась и увидела дочь возле подставки с почти готовым бюстом. Бонни выглядела так же, как и всегда, когда она приходила к ней подобным образом. Синие джинсы, белая майка с утенком, копна огненно-рыжих кудряшек, невероятно синие глаза… Вот только рядом с высокой металлической подставкой она казалась немного меньше ростом.

– У меня сейчас есть более важное дело.

Бонни посмотрела на мать и наморщила носик.

– Да, я знаю. Вы думаете, что нашли меня. Но ведь меня больше нет здесь, на земле. В Талладеге нашли просто кости.

– Твои кости?

– Откуда я знаю? Я ничего об этом не помню. Ведь ты, наверное, не хотела бы, чтобы я помнила, как все было?

– Боже, нет, конечно! – Ева помолчала. – Но мне кажется, ты должна была запомнить, где он тебя похоронил. Почему ты не хочешь сказать? Ведь мне нужно только одно – вернуть тебя домой.

– Просто я хочу, чтобы ты забыла, как я умерла. – Бонни шагнула ближе к окну и стала смотреть на темнеющее небо над океаном. – Я хочу, чтобы ты помнила только, какой я была с тобой и чем стала теперь.

– Сном?

– Призраком, – серьезно поправила девочка. – Когда-нибудь, я думаю, мне удастся тебя в этом убедить.

– И тогда меня посадят в сумасшедший дом.

Бонни хихикнула.

– Не посадят. Джо не позволит.

Ева тоже улыбнулась и кивнула.

– Да, он устроит скандал, но не даст им забрать меня. Впрочем, я и сама не очень туда стремлюсь, как ты понимаешь.

– Я понимаю. Так что будет, наверное, лучше всего, если ты не станешь никому про меня рассказывать. – Бонни слегка наклонила курчавую головку. – Мне очень нравится, что у нас есть эти встречи, мама. Это наш секрет, правда? Помнишь, раньше у нас тоже были общие секреты? Например, я помню, как мы удивили бабушку, когда повезли ее в ее день рождения в Кэллоуэй-парк. А какие там были цветы, ты помнишь? Ты бывала там с тех пор?

Ева вспомнила, как Бонни бегала по дорожкам парка и ее лицо светилось радостью и восторгом. Она и сама была похожа на крупную календулу или подсолнух.

– Нет.

– Перестань, ма. – Бонни нахмурилась. – Ведь ты прекрасно знаешь, что цветы по-прежнему прекрасны, а небо все такое же голубое. Глупо не радоваться тому, что живешь.

– Хорошо, солнышко, я постараюсь исправиться.

– Ты всегда так говоришь, но ничего не делаешь. – Бонни снова посмотрела в окно. – Ты рада, что уезжаешь с острова, верно?

– Меня ждет работа.

– Ты бы все равно уехала.

– Необязательно. Мне здесь было очень хорошо. На острове много солнца и свежего воздуха, а прибой шумит так успокаивающе…

– И ты не хотела бы делать больно Логану.

– Не хотела бы, но…

– Ему будет очень жаль отпускать тебя, но он справится. – Бонни помолчала, потом вдруг добавила:

– Я знала, что Джо приедет за тобой, но… не знаю. Мне это почему-то не нравится.

– Ты всегда была против того, чтобы я искала тебя, – ты это хочешь сказать?

– Нет, другое… У меня такое чувство… Ну, как будто тебя обволакивает какая-то темнота. Я боюсь, ма.

– Ты боишься, что я не смогу работать с твоим… черепом?

– Тебе придется нелегко, но дело не в этом. – Бонни беспомощно передернула плечиками. – Нет, не могу сказать. Просто не знаю… К тому же мне все равно тебя не уговорить, ведь ты такая же упрямая, как и я. – Бонни отступила назад и оперлась спиной о стену. – Иди лучше спать, ма, ведь тебе еще нужно собрать вещи. Кстати, возрастная прогрессия тебе отлично удалась.

– Спасибо, – улыбнулась Ева. – Впрочем, хвастаться нехорошо.

– Никогда-то нельзя тебя похвалить!.. – проговорила Бонни почти жалобно. – Стоит сказать тебе что-нибудь приятное, как ты начинаешь думать, будто это ты сама себя хвалишь.

– Это вполне логичное предположение, если учесть, что ты – сон. Или галлюцинация. – Ева вздохнула и заговорила о другом:

– Отец Либби был жестоким человеком, – сказала она. – Он похитил дочь, чтобы отомстить жене, но потом… Ты не знаешь, Либби еще жива? Она случайно нес тобой?

Бонни слегка приподняла брови.

– Со мной где? В твоих снах или в потустороннем мире? Так не пойдет, ма: я либо призрак, либо сон. Уж ты выбери что-нибудь одно!

– Ладно, не бери в голову. Я просто так спросила.

Милое личико Бонни засияло улыбкой.

– Нет, она не со мной. Ты еще можешь вернуть ее домой.

– Я знала это! – Ева на мгновение закрыла глаза. – Я бы не стала и браться за эту работу, если бы не чувствовала, что у меня есть шанс.

– Опять твоя логика?

– Она самая.

– А может быть, все-таки инстинкт? Озарение? Ясновидение, наконец?

– Прости, солнышко, мне не хотелось тебя разочаровывать, но ясновидения не существует. И эти сны о тебе – единственная глупость, которую я себе позволяю. – Ева открыла глаза. – А ты поедешь со мной на континент?

– Куда ты, туда и я. – Последовала короткая пауза, потом девочка добавила дрогнувшим голосом:

– Вот только эта тьма вокруг тебя… Я не знаю, откуда она взялась. Мне трудно сквозь нее пробиться.

– Но этот скелет… это ведь ты, солнышко? – почти прошептала Ева. – Пожалуйста, скажи мне…

– Я… не уверена. Я не знаю даже, кого подстерегает эта тьма: тебя или меня.

Когда Ева проснулась, небо на горизонте только-только начинало светлеть, и она позволила себе еще минут двадцать поваляться в постели и полюбоваться тем, как рассвет окрашивает облака и океан в нежно-перламутровые цвета. Это прекрасное зрелище захватило ее целиком, и все же Ева не чувствовала себя ни посвежевшей, ни отдохнувшей, как это обычно бывало после воображаемых свиданий с Бонни, служивших для нее своего рода катарсисом. Нет, она вовсе не сходила с ума. Напротив, любой психиатр назвал бы эти разговоры с Бонни – или с ее призраком – нормальной защитной реакцией сражающегося со стрессов организма и был бы совершенно прав. Эти сны или видения появились у Евы через год после казни Фрейзера, они были нужны ей, они помогали ей жить. Воспоминания о тех, кто был любим, не могли никому навредить, но сегодня что-то было не так.

Ева постаралась отбросить от себя тревожные мысли. Спрыгнув с кровати, она торопливо сделала гимнастику и стала собирать вещи. С Джо они договорились, что отправятся на вертолетную площадку в восемь, а ей еще надо было попрощаться с Логаном.

* * *

– У тебя такое лицо, словно ты пришла навестить умирающего родственника, – мрачно пошутил Логан, входя в гостиную. – Ты уже собралась?

– Да. – Чтобы заставить себя произнести это коротенькое слово, Еве пришлось приложить немалое усилие.

– А где Куинн?

– Он ждет меня снаружи. Поверь, Логан, я бы никогда не…

– Я знаю. – Логан небрежно взмахнул рукой; у него это получилось почти естественно. – Что ж, не станем его задерживать. Идем.

– Ты хочешь поехать с нами?

– Не пугайся, только до вертолетной площадки. – Он взял Еву под локоть и слегка подтолкнул к двери. – Я не хочу оказаться в положении человека, любимая женщина которого упорхнула с другим. Если я поеду с вами, я по крайней мере смогу некоторое время притворяться, будто я сам вышвырнул тебя с острова. Улетай со своим Куинном и не смей больше возвращаться! Никогда! – Он вымученно улыбнулся. – Впрочем, я все равно буду ждать тебя. Завтра. Через месяц. Через год. Возможно, я приму тебя обратно, даже если тебе понадобится десять лет, чтобы одуматься. Десять лет, но не больше!

– Спасибо, Логан, – тихо произнесла Ева.

– За что? За то, что облегчил тебе расставание? Мне просто не хочется, чтобы что-то омрачало твои воспоминания о том времени, которое ты провела на острове, для этого я слишком хорошо к тебе отношусь… – Он открыл перед ней входную дверь. – Ты особенная женщина, Ева, и мне не хочется тебя терять. Если я не интересую тебя как любовник, то хотя бы позволь мне остаться твоим другом. Правда, мне потребуется время, чтобы освоиться с моим новым статусом.

Привстав на цыпочки, Ева поцеловала его в щеку.

– Тебе вовсе незачем что-то делать, Логан, ты и так мой друг. Когда я приехала сюда, я была в ужасном состоянии. Только ты, твое великодушие и терпение помогли мне восстать из пепла. Ты сделал для меня больше, чем кто бы то ни было.

Он посмотрел на нее с высоты своего роста и улыбнулся.

– Ты знаешь, я так легко не сдаюсь. Мне нужно нечто гораздо большее, чем быть тебе просто другом.

– Ты никогда не сдаешься, Логан. И это одно из самых замечательных твоих качеств.

– Вот видишь, ты не можешь отрицать моих очевидных достоинств. Я намерен использовать их в качестве плацдарма для решительного штурма. – Он подвел ее к джипу. – Садись, иначе вы опоздаете на свой вертолет.

* * *

Вертолет уже ждал их на бетонированной площадке взлетного поля.

– Могу я поговорить с тобой, Куинн? – спросил Логан, когда Джо остановил машину.

Джо кивнул. Он ожидал чего-нибудь в этом роде.

– Поднимайся в вертолет и садись, – сказал он Еве. – Я сейчас.

Ева настороженно взглянула на обоих мужчин, но вмешиваться не стала. Когда она скрылась в вертолете, Логан спросил:

– Это ведь не Бонни, не так ли?

– Может быть, и Бонни. А что?

– А то, что ты хитрый сукин сын, Куинн. Джо покачал головой, но ничего не ответил.

– Неужели ты не понимаешь, какую боль можешь ей причинить?

– Понимаю.

– Но тебе все равно. Ты хотел, чтобы она вернулась, и воспользовался для этого этим предлогом. Тебе наплевать, что это действительно может оказаться ее дочь!

– Ева вряд ли поблагодарила бы меня, если бы я промолчал.

Логан скрипнул зубами.

– Я могу свернуть тебе шею прямо сейчас, Куинн. И мне ужасно хочется это сделать.

– Я знаю. – Джо усмехнулся. – Но воспитанные люди так не поступают. К тому же ты ведь не захочешь, чтобы у Евы испортилось настроение? Ей и так нелегко. Она очень благодарна тебе, ей не хочется уезжать, но и остаться она не может.

Голова у Логана дернулась как от удара.

– На следующей неделе я вернусь в свой дом в Монтерее…

– Я знал, что ты это скажешь. Поступай как тебе угодно, меня это не касается.

– Ошибаешься, Куинн! – прошипел Логан. – Тебя это касается больше, чем кого бы то ни было. Я лично буду присматривать за тобой; без моего ведома ты и чихнуть не сможешь. И если то, что ты задумал с этим скелетом, причинит Еве хоть какой-нибудь вред, я тебя в порошок сотру!

– Договорились. У тебя все, Логан?

– Это только начало, Куинн.

Логан запустил двигатель и умчался, а Джо еще несколько минут смотрел ему вслед. Ему было прекрасно известно, что Логан слов на ветер не бросает и что Ева действительно была ему небезразлична. У него было и много других качеств, которые искренне восхищали Джо. Логан был справедлив, умен, знал, что такое настоящая преданность, и, повернись все иначе, он бы, наверное, даже нравился Джо.

Но сейчас он только мешал ему. Логан был помехой на пути к цели, а Джо хорошо знал, как следует поступать в подобных случаях.

Если на пути препятствие – перепрыгни. Не можешь перепрыгнуть – обойди. Не можешь обойти – уничтожь.

Этому он научился, еще когда служил в «Морских львах», и до сих пор это правило еще никогда его не подводило.

* * *

Не успел самолет подняться над Таити и лечь на курс, как Ева принялась расспрашивать Джо о Талладеге.

– Я хочу знать все, – заявила она. – Только не говори, что я нервничаю, не то тебе попадет.

– Клянусь, что впредь буду избегать этого слова, – пробормотал Джо. – Но суть от этого не меняется: ты нер… волнуешься.

Ева пропустила его слова мимо ушей.

– Ты сказал, что в Талладеге был только один ребенок?

– Да, если только за время моего отсутствия там не было сделано новых находок. Впрочем, я в этом сомневаюсь: сначала там рыскал местный шериф со своими помощниками, а потом побывали специалисты из Атланты. Вряд ли они что-то пропустили.

Еву передернуло. Девять человек пролежали в земле почти десятилетие, и никто не знал, где они и что с ними. А ведь каждого кто-то любил, кто-то о них беспокоился. Неужели мир устроен так, что в нем обязательно должны быть и боль, и томительная неизвестность, ожидание лучшего и крушение надежд?

– Удалось кого-нибудь опознать? – спросила она.

– Пока нет. Неизвестно даже, были ли это жители округа Робен или преступник привез их откуда-то издалека. Пока полиция просматривает списки пропавших по всему штату. Потом, когда круг поисков сузится, будем проводить сравнительный анализ ДНК. Я лично сомневаюсь, что все девять убитых были похоронены одновременно. Похоже, кто-то использовал холм у водопада в качестве кладбища на протяжении нескольких лет.

– Фрейзер… – прошептала Ева.

– Восемь взрослых, один ребенок! – напомнил Джо. – Фрейзер признался в убийстве двенадцати детей. Он не упоминал о том, что когда-либо убивал взрослых, а ведь после того, как его приговорили к смерти, ему было нечего терять.

– Это ничего не значит, – возразила Ева. – Кто его поймет, этого Фрейзера? Ведь он был законченный псих. Он даже не захотел открыть, где похоронил убитых детей, чтобы родители могли их забрать, хотя ему было нечего терять. Он хотел, чтобы мы страдали даже после его смерти. И, надо сказать, он своего добился.

– Но это только твое предположение. Я же считаю… В общем, может оказаться так, что в данном случае действовал кто-то другой. Другой серийный убийца.

– Почему ты так думаешь?

– У каждого убийцы есть свой почерк. У трех скелетов, которые были обнаружены в Талладеге, на ребрах остались царапины, которые могли быть нанесены ножом. Насчет остальных я пока ничего не могу сказать, надо дождаться результатов экспертизы, но может статься, что все девять человек были убиты примерно одним и тем же способом. Кроме того, у всех скелетов на костях правых рук обнаружены остатки какого-то воскоподобного вещества. Это уже похоже на визитную карточку настоящего маньяка.

– Что это за вещество?

– Не знаю. – Джо пожал плечами. – Лаборатория пытается сделать его анализ, но, когда я улетал, результатов еще не было.

– Ну, сейчас-то они уже должны были закончить. И вообще у меня складывается впечатление, что полиция не особенно торопится. Почему?

– Почему?.. – Джо снова пожал плечами. – Ну, во-первых, мэру Атланты совсем не хочется, чтобы у него в городе объявился еще один серийный убийца. Это может повредить его политической репутации, поскольку в истории Атланты уже были Уэйн Уильяме и Фрейзер. Наша миссис Максвелл тоже не торопится проявлять инициативу. Она с удовольствием оставила бы расследование полиции округа Робен, но у местных ребят не те технические возможности. По-моему, миссис Макс ждет, пока дело заберет ФБР. Ребята из отдела по психологическому профилированию уже работают в Талладеге, но они тоже не особенно спешат. Для них пока это всего лишь рутина.

– Тогда как же ты добился, чтобы реконструировать череп пригласили именно меня?

– Пришлось прибегнуть к небольшому шантажу. Максвеллиха ужасно боится, что, если о твоем участии станет известно, пресса устроит из этого дела очередную громкую сенсацию.

Пришлось с ней убедительно поговорить.

– Надеюсь, газетчики ничего не пронюхают! – с горячностью сказала Ева. Она не хотела снова пройти через весь этот кошмар. Но, похоже, все начиналось сначала.

– Думаю, нам удастся провести этих охотников за душещипательными историями. – Джо довольно рассмеялся. – Я все обдумал и подготовил. Быть может, тебе будет приятно узнать, что я оборудовал для тебя мастерскую в моем коттедже на озере…

Ева с сомнением покачала головой.

– Ты недооцениваешь журналистов. У них есть свои источники информации, так что твой коттедж, пожалуй, не самое надежное место.

Джо улыбнулся.

– На этот раз мы оставим их с носом, можешь мне поверить.

Ева кивнула. Ничего иного ей не оставалось – только положиться на его обещание, поэтому она откинулась на спинку кресла и расслабилась. Долгий перелет на континент только начался, и она решила воспользоваться этими несколькими часами, чтобы отдохнуть и набраться сил перед тяжелой работой, которая ждала ее впереди.

Еве снова предстояло «оживить» мертвый череп.

Только на этот раз череп мог принадлежать ее дочери.

Бонни, которую она так долго искала…

* * *

– Иди за мной, скорее. – Не успела Ева пройти таможню, как Джо схватил ее за руку и потащил за собой. – В зал прилета нам идти нельзя – там целая шайка репортеров. Верно, Пат? – И он улыбнулся одетому в красную куртку служащему аэропорта.

– Их собралось столько, что у вас непременно будут проблемы, – подтвердил тот. – Идите за мной. Носильщик позаботится о багаже.

С этими словами он подвел их к неприметной двери в стене и отпер ее своим ключом.

– Куда мы направляемся? – спросила Ева, спускаясь по узкой металлической лестнице.

– Это служебный ход, который ведет к северному выходу из терминала, – объяснил Джо. – Я знал, что репортеры будут в курсе, каким рейсом мы возвращаемся, вот и пришлось позвонить Пату, чтобы он немного нам помог.

Пат тем временем провел их по длинному коридору в подвальном помещении и, отперев еще одну дверь, вывел на улицу.

– Ну вот и все, – сказал он, махнув рукой носильщику, который показался из-за угла здания с багажной тележкой.

– Спасибо, Пат, – поблагодарил его Джо.

– Не стоит, – улыбнулся Пат. – Когда-то ты помог мне, сегодня я помог тебе. Так и должно быть между людьми. Если я еще буду тебе нужен – позвони.

С этими словами он снова исчез в тоннеле служебного прохода, и Ева повернулась к Джо.

– Ну, раз уж теперь мы в безопасности… Эй, что ты делаешь?!

Джо, который стоял посреди проезжей части и махал кому-то руками, посмотрел на нее.

– Как что? Ловлю такси.

– Но ведь это…

– Не беспокойся, твое личное, персональное такси доставит тебя в любой конец города незаметно и совершенно бесплатно.

Ева, раскрыв рот, смотрела на неприметный серый «Олдс-мобиль», который плавно подкатил к ним и остановился. За рулем сидела женщина.

– Мама? – растерянно спросила Ева. – Откуда ты здесь?

Сандра Дункан улыбнулась.

– Твой приятель Джо пригласил меня поиграть с ним в «полицейские и воры», а я не сумела ему отказать. Что, небось эти глупые репортеры поджидают вас у таможни?

– Так мне сказали, – кивнул Джо, помогая носильщику погрузить вещи в багажник автомобиля.

– Я так и подумала, когда сегодня утром увидела газеты.

Джо вручил носильщику чаевые. Ева забралась на переднее сиденье, Джо устроился на заднем, и Сандра так лихо взяла с места, что покрышки протестующе взвизгнули. Скоро они уже мчались к выезду из аэропорта.

– Это Джо тебя вызвал? – спросила Ева.

– Кто-то ведь должен был сделать это, коль скоро родная дочь не удосужилась предупредить меня о своем возвращении. – Сандра улыбнулась Еве. – Рада тебя видеть, дочка.

– Я собиралась позвонить тебе после того, как устроюсь.

– Зато теперь я могу разговаривать с тобой, пока мы не доедем до дома Джо, – Сандра смерила дочь оценивающим взглядом. – Выглядишь ты неплохо. По-моему, ты даже набрала пару фунтов. И у тебя веснушки.

– Джо мне уже говорил.

– Тебе надо было пользоваться средством от загара.

– Он и это говорил. Это были едва ли не первые его слова, которые он произнес, когда выбрался из вертолета.

– Я вижу, Джо не чужд здравого смысла.

– Иногда. – Ева рассмеялась. – Ты тоже хорошо выглядишь, ма.

Это была правда. Сандра Дункан выглядела отлично, лицо ее так и дышало здоровьем и оптимизмом.

– Как там Рон?

– Как и следовало ожидать, в полном порядке. – Глаза Сандры невольно заблестели. – Он, правда, утверждает, что я его совершенно замучила своим сексуальным аппетитом, но, по-моему, он притворяется. Все мужчины – лентяи. Кроме того, жизнь слишком коротка, чтобы можно было терять время. Нужно наслаждаться каждой минутой.

– А как твоя работа?

– Отлично.

– Но ведь сегодня рабочий день. Ты что же, прогуливаешь? Это из-за меня?

Сандра рассмеялась.

– Да, я отпросилась, но, думаю, шеф будет только рад, если сегодня я не появлюсь на службе. После публикаций в утренних газетах репортеры непременно возьмут здание суда в кольцо, чтобы получить у меня интервью. И если бы я случайно оказалась на рабочем месте, это могло бы помешать нормальному отправлению правосудия.

– Извини, мам.

– Ерунда, не извиняйся. Я лучший судебный репортер, какой только у них есть, и все об этом знают. А эта шумиха… Со временем все успокоится, как и в прошлый раз. – Она обернулась и бросила быстрый взгляд на Джо. – Сейчас мы повернем на север, к твоему коттеджу, – сказала она. – У тебя там все есть? Может быть, тебе нужно заглянуть в магазин или еще куда-нибудь?

– Нет. – Джо покачал головой. – Но я бы хотел, чтобы ты еще немного повозила нас по городу. Я должен знать наверняка, что за нами никто не следит.

– Верно. Как я сама не подумала!.. – Сандра посмотрела на дочь и нахмурилась. – Джо говорит, что шансов очень мало, Ева. Это может оказаться не Бонни.

– Мало шансов – это совсем не то же самое, что ни одного, – парировала Ева и улыбнулась. – Не бойся за меня, ма, со мной все будет в порядке. Я уверена, что справлюсь, как бы все ни обернулось.

– Знаешь, я по-прежнему не одобряю эту твою затею с поисками, – строго сказала Сандра. – Ты только зря себя мучаешь. Я тоже любила Бонни, но, ты знаешь, факты – упрямая вещь. В конце концов я заставила себя примириться с реальностью, и это самое разумное, что можно сделать в подобной ситуации.

Но Ева знала, что ее мать не примирилась с реальностью, а просто соответствующим образом изменила свои взгляды на нее и это вернуло ей душевное спокойствие. Что ж; это был поступок сильного человека, и она даже немного завидовала Сандре. Тем не менее она сказала:

– Я не хочу бежать от реальности, если ты это имеешь ввиду. Я хочу только, чтобы моя дочь покоилась в мире.

Сандра вздохнула.

– Делай что считаешь нужным. Я не собираюсь тебе мешать. Напротив, позвони мне, если потребуется моя помощь.

– Конечно, я не отступлю.

Но Сандра продолжала хмуриться, и Ева пожала ей руку.

– Не волнуйся, мама, все будет в порядке. Реконструкция черепа займет всего несколько дней, зато потом я буду знать…

Сандра поморщилась.

– Иногда, дорогая, дни бывают похожи на годы.


Ева Дункан


Дон внимательно рассматривал помещенную в газете фотографию. Ее лицо в обрамлении вьющихся рыжевато-каштановых волос казалось не просто миловидным, а очень красивым. Темно-карие глаза, смотревшие на мир из-за круглых очков в тонкой золотой оправе, были серьезными и строгими.

Впрочем, этой фотографии был как минимум год. Дон хорошо помнил, как увидел ее в газетах месяцев десять назад – увидел и поразился, как сильно изменилась эта женщина с тех пор, как в суде рассматривалось дело Фрейзера. Тогда Ева Дункан была раздавлена, уничтожена свалившимся на нее горем. На этом снимке она выглядела сильной, уверенной в себе. Этой женщине многое было под силу.

Но ей был нужен только он. Если верить статье, теперь все ее силы и решимость были направлены против него. Разумеется, Ева Дункан пока еще не знала, кто будет ее главным противником. Она только хотела разыскать свою дочь, и это обстоятельство снова сделало ее такой же уязвимой, как и несколько лет назад.

В свое время Дон много раздумывал, собираясь сделать ее своей очередной жертвой, но в конце концов отказался от этого намерения. Процесс Фрейзера вызвал в обществе слишком большой резонанс. Ева Дункан стала своего рода знаменитостью, и расправиться с ней, не подвергая себя опасности, не представлялось возможным – для этого она была слишком на виду. Да и причины убивать именно ее у Дона тогда не было – он легко мог найти себе другую жертву.

Но с тех пор много воды утекло. Много воды, много слез и много крови, и удовольствие, которое он получал от каждой расправы, притупилось, стало менее острым.

Зато теперь, подумал Дон чуть ли не с облегчением, он сможет решить эту проблему. Ева Дункан показалась ему достаточно сильной, чтобы он мог испытать с ней то, чего не испытывал уже давно. В ней, только в ней он видел теперь и вызов, и спасение. Нет, он не станет торопиться, он будет выслеживать ее медленно и методично, наполняя каждое мгновение всеми возможными эмоциями и ощущениями. Когда же наконец она окажется у него в руках, он проведет ее через все возможные муки и страдания, и тогда финальный эмоциональный взрыв будет достаточно сильным, чтобы очистить его от скопившейся внутри пустоты, неуверенности и тоски.

Дон всегда верил в судьбу, и теперь у него появилось сильнейшее ощущение, что Ева Дункан неспроста была послана ему именно сейчас. Он даже похвалил себя за то, что не поддался соблазну и не разделался с ней много лет назад, когда их дорожки впервые пересеклись. Тогда это было бы заурядное убийство, теперь же расправа с ней перерастала в почти ритуальный акт, от которого зависело все его будущее.

Именно так, не больше и не меньше.

3

– Неплохо, неплохо… – Сандра оглядела небольшой коттедж и сарай для лодок, стоявший чуть ниже, на самом берегу. – Мне здесь нравится.

– Отчего же ты не приезжала, когда я приглашал? – спросил Джо, выгружая вещи Евы из багажника.

– Ты же знаешь, я родилась и выросла в городе, и на природу меня редко тянет. – Сандра глубоко вдохнула свежий озерный воздух. – Впрочем, здесь бы я вытерпела с недельку. Если бы Ева рассказала мне, как здесь красиво и какие здесь виды…

– Я рассказывала, – вставила Ева. – Но ты заявила, что тебя это не интересует.

– Правда? – Сандра нисколько не смутилась. – Ну, может быть, я тебя просто не поняла. Кроме того, здесь как-то уж очень безлюдно. Разве на озере никто больше не живет?

– Нет. Джо купил все озеро с прилегающими к нему землями и не хочет продать ни акра.

Сандра улыбнулась Джо.

– Вообще-то это называется асоциальным поведением, – заметила она. – Вот не знала, что ты можешь быть таким… необщительным.

– Я специально приезжаю сюда, когда мне необходимо побыть одному и нет охоты ни с кем общаться. – Джо захлопнул багажник. – Мне вполне хватает тех людей, с которыми я сталкиваюсь в городе. К счастью, мне хватило ума сохранить сделку в тайне, и теперь мало кто знает, что я владею этим домом и землей. Даже в управлении это неизвестно… – Он улыбнулся Еве. – Я привожу сюда только самых близких друзей.

– Что ж, по крайней мере сам дом не похож на мрачную берлогу отшельника, – заметила Сандра. – Он такой… миленький.

Еве тоже всегда нравились коттеджи под высокой, «французской» крышей, опирающейся прямо на фундамент. Они были небольшими и очень уютными, зато в них всегда было достаточно света и свежего воздуха.

– Подожди, – сказала она, – ты еще не была внутри.

– Мне нужно поскорее вернуться в город, – возразила Сандра. – Рон всегда очень волнуется, если я не прихожу домой к ужину.

– Ты могла бы позвонить ему.

Но Сандра покачала головой.

– Я не хочу, чтобы Рон привыкал ужинать один. Это может навести его на мысли о том, что и он не обязан передо мной отчитываться… – Она лукаво улыбнулась. – Я позвоню тебе завтра, и мы поговорим. Может быть, ты даже навестишь меня, мы с Роном будем рады видеть тебя у нас. – Сандра крепко обняла дочь, потом отступила на шаг и посмотрела на Джо. – Подбросить тебя до города?

– У меня здесь машина, – ответил он. – Впрочем, спасибо за заботу.

– Как хочешь. – Сандра слегка пожала плечами и вернулась за руль «Олдсмобиля». – Ну тогда до завтра.

Она отъехала. Ева смотрела вслед матери, пока ее машина не скрылась за поворотом посыпанной гравием подъездной дорожки, потом стала помогать Джо, который носил ее вещи к крыльцу. Когда работа была закончена, Джо выпрямился.

– Слушай, – сказал он, – может быть, я чего-то не понимаю, но… Ведь вы с Сандрой не виделись почти год. Как она могла уехать, даже не поговорив с тобой толком? Ведь то, что она сказала о своем приятеле, который, видите ли, «волнуется», это даже не предлог и не отговорка. Это просто…

– Тебе и не нужно ничего понимать, – перебила Ева. – Достаточно того, что мы с мамой прекрасно понимаем друг друга.

Она покачала головой. Джо кое-что знал о ее кошмарном детстве, но для того, чтобы что-то понять, он должен был видеть все своими собственными глазами и испытать все на своей шкуре, как испытала это она. Нет, Ева ничего не забыла. Шрамы, которые оставило в ее детской душе «общение» с матерью, никуда не делись, но им с Сандрой удалось преодолеть давние обиды и начать все сначала.

– Насколько я знаю, – добавила Ева, – у мамы еще никогда не было настоящей любви, и она имеет право защищать ее всеми способами. Ведь она действительно любит, разве ты не видишь?

– Вижу. – Джо достал ключи и отпер входную дверь. – Я бы сказал, она просто помешалась на своем Роне.

– Не вижу в этом ничего плохого, – решительно сказала Ева и добавила:

– Странно, но мне все время кажется, что твоя Диана вот-вот выйдет нам навстречу. Должно быть, это от того, что она очень хорошо вписывалась в здешнюю обстановку.

– Действительно странно, – согласился Джо, занося вещи в прихожую. – Ведь тебе приходилось бывать здесь еще до того, как я женился. Кроме того, Диане никогда здесь не нравилось. Она, как и твоя мать, предпочитает блага так называемой цивилизации красотам дикой природы.

– А Джордж? Где он? – снова спросила Ева, припомнив, как в этой самой прихожей ее встречал ретривер Джо. – Ты оставил его в городской квартире?

– Нет, Джордж теперь живет у Ди. Он стал слишком стар, к тому же я редко бываю дома. С Дианой ему намного лучше.

– Тебе, наверное, трудно было с ним расстаться?

– Да уж нелегко, я любил старину Джорджа. – Джо отворил дверь в гостиную и жестом пригласил Еву войти. – Взгляни-ка!

– Вот это да! – Ева обвела взглядом цифровые видеокамеры на треногах, компьютер, рабочий стол с разложенными на нем штихелями и лопатками, запасы скульптурной глины, коробки с пластилином и вращающуюся подставку-пьедестал. – Где ты все это взял?

– Из твоей городской мастерской. Я перевез сюда все оборудование, которое страховая компания предоставила тебе взамен разбитого в позапрошлом году. По-моему, здесь есть все, что необходимо.

– И даже больше, – кивнула Ева. – Ты ничего не упустил, Джо.

– Я всегда стараюсь ничего не упускать, – заметил он небрежно. – Между прочим, я завез столько продуктов, что тебе хватит до следующей зимы. Правда, здесь немного холодновато, но сейчас мы это исправим… – Он опустился на одно колено перед камином, в котором были сложены березовые поленья, и чиркнул зажигалкой. Оранжевый язычок пламени побежал по бересте и по пропитанной жидкостью для растопки бумаге, и вскоре в камине уже весело пылал огонь. – Вот так, – с удовлетворением сказал Джо, вставая. – Теперь тебе будет тепло и уютно.

– Разве ты не останешься? – спросила Ева. Джо отрицательно покачал головой.

– Репортеры все еще охотятся за тобой. Разыскать эту хижину трудно, но не невозможно, поэтому я хочу подстраховаться. Надо направить их на ложный след, чтобы ты могла спокойно работать. Кстати, может, я скажу Сандре, чтобы она не приезжала сюда, пока ты не закончишь работу? Кто-то может выследить ее, и тогда… В общем, если тебе захочется поболтать с матерью, позвони ей, ладно?

– Ладно. – Ева невольно подумала, что Джо предупредил ее буквально обо всем, кроме самого важного.

– А когда мне привезут череп?

– Завтра. Он все еще в университете Джорджии у доктора Комдена, который дал предварительное заключение по скелету. Я получу предписание в управлении, заберу череп и привезу его завтра во второй половине дня. Если что-нибудь изменится или я задержусь, я тебе позвоню. – Джо шагнул к двери. – Постарайся выспаться, пока меня не будет, о'кей? Готов поспорить, что за прошедшие сутки ты спала всего несколько часов.

– Хорошо, только сначала я позвоню Логану и скажу, что мы добрались благополучно.

– Он не ждет твоего звонка.

– Но он сумеет его оценить. Я не хочу просто взять и выбросить его из своей жизни только потому, что мы больше не вместе. Логан этого не заслуживает.

Джо пожал плечами.

– Я не собираюсь с тобой спорить. Просто не позволяй ему расстроить себя. Тебе необходим отдых.

– Я отдохну.

– Нет, я серьезно… – Джо нахмурился. – Ведь ни ты, ни я не знаем, как ты будешь реагировать, когда этот… череп окажется у тебя в руках. И если ты будешь вымотана… ты можешь просто начать разваливаться на кусочки.

– Если ты имеешь в виду, что я буду не в состоянии работать…

– И это, и многое другое. Поспи, – повторил он и вышел, захлопнув за собой дверь.

Ева подошла к окну. Она видела, как Джо обогнул дом и скрылся в гараже. Вскоре оттуда выкатился на дорожку его черный джип. Ева проводила машину взглядом и вернулась к столу.

Она была одна.

Солнечный свет, падавший в окна, неожиданно показался ей совсем жидким, холодным. Сосны и ели на противоположном берегу озера отбрасывали густую тень, в которой невозможно было различить даже очертаний береговой линии. Отчего-то Еве стало не по себе; она вздрогнула как от холода и подошла поближе к камину, хотя и сознавала, что температура воздуха здесь ни при чем. Тем не менее у камина ее озноб прошел, и, протягивая руки к огню, Ева подумала, что во всем виновато ее воображение.

Что же еще? Ведь все здесь было точно таким же, как и до отъезда Сандры и Джо. Возможно, Ева просто не привыкла к одиночеству. На острове она никогда не оставалась одна. Даже во время работы, когда она уединялась в своей мастерской на берегу, Ева ощущала присутствие Логана. Стоило позвать, и он тотчас пришел бы…

Определенно во всем виновато ее разыгравшееся воображение. Воображение и… страх. Джо был прав: она и вправду нервничала. Сейчас Ева не могла бы с уверенностью сказать, как она будет реагировать, когда у нее в руках окажется этот череп. Сможет ли она удержать себя в руках? Сумеет ли отрешиться от ужаса, отгородиться от воспоминаний и работать над ним спокойно и хладнокровно, как подобает профессионалу?

Сумеет. Должна суметь хотя бы ради Бонни или любого другого ребенка, кому может принадлежать этот череп. Не стоит думать о найденном в Талладеге скелете как о Бонни, иначе руки и голова могут ее подвести. Она сможет позволить себе эмоции, только когда работа будет закончена, не раньше. Иначе она снова окажется на дне глубокого колодца, в котором нет ничего, кроме безысходности и муки.

Но что это? – спросила себя Ева. Неужели она уже начинает терять самообладание? Нет, так не пойдет. Необходимо отвлечься. Нужно найти какое-нибудь дело, которое занимало бы все ее свободное время и не позволяло задумываться о том, что ждет впереди. Иначе она просто сойдет с ума.

Подумав об этом, Ева достала из сумки сотовый телефон и позвонила Логану. Но на острове никто не отвечал.

– Привет, Логан, – сказала Ева, дождавшись, пока включится автоответчик. – Я звоню, чтобы сообщить тебе, что мы добрались нормально и что я остановилась в загородном коттедже Джо. Завтра привезут череп, и я начну работать. Не волнуйся за меня – я думаю, что все будет хорошо. Надеюсь, у тебя тоже. Береги себя.

Повесив трубку, Ева почувствовала себя еще более одинокой от того, что разговор с Логаном не состоялся. Ее разумная, спокойная и безопасная жизнь на острове неожиданно показалась такой далекой, что глаза Евы защипало от подступивших слез. Но она не позволила им пролиться. Кляня себя за слабость, Ева вскочила с дивана и заметалась по комнате.

Только не думать!.. Все, что угодно, только не думать ни о чем и ни о ком. Сейчас лучшим выходом для нее будет пойти погулять вдоль берега озера, поужинать и лечь спать, а там посмотрим. Как говорится, утро вечера мудренее.

На этом Ева и остановилась, однако, когда она попробовала осуществить свое намерение, возникло неожиданное затруднение. Одежда, которую Ева привезла с собой, годилась только для жаркой погоды. Ей пришлось отправиться в спальню Джо и порыться в его вещах. В конце концов она нашла какие-то старые джинсы и верхнюю рубашку из теплой фланели. И то, и другое ей было велико, но Ева рассудила, что это не имеет значения, коль скоро здесь ее все равно никто не увидит, и, Подвернув штанины и рукава, она сняла с вешалки штормовку Джо и вышла из коттеджа.

* * *

Она была совершенно одна.

Дон подумал об этом, глядя, как Ева Дункан быстро шагает вдоль берега, засунув руки в карманы штормовки и нахмурившись. Она показалась ему несколько выше ростом, чем он помнил. Она также выглядела более хрупкой и уязвимой, но, возможно, это впечатление появилось у него только из-за того, что одежда была ей слишком велика. Нет, конечно же, она не была ни слабой, ни хрупкой. Он ясно видел это по тому, как решительно она двигалась и как высоко держала подбородок. Дон уже давно понял, что сила – это качество духа, а не тела. Некоторые из его жертв, хоть и субтильные с виду, боролись отчаянно и яростно и не сдавались до последней минуты. И Ева Дункан наверняка принадлежала к тому же племени несгибаемых.

О том, что она будет ему достойным противником, говорило и то, как ловко она ускользнула от журналистов в аэропорту. Правда, Дон не попался на эту уловку, но его вообще было очень трудно провести – для этого он был слишком опытен и умел предвидеть каждый шаг намеченной жертвы.

Только в этом был залог успеха, а в своем успехе Дон не сомневался. Он узнал, где скрывается Ева Дункан. Можно было начинать игру.


Университет штата Джорджия


– Доброе утро, Джо. Можешь уделить мне минутку?

Услышав этот голос и увидев знакомую долговязую фигуру, отделившуюся от стены лабораторно-исследовательского корпуса университета, Джо невольно напрягся.

– Я не собираюсь отвечать ни на какие вопросы, Марк.

Марк Грунард широко улыбнулся.

– Я хотел просто потолковать с тобой, а не брать интервью. Впрочем, если тебе захочется излить душу, я возражать не стану.

– Что ты здесь делаешь?

– Жду тебя. Я знал, что ты явишься сюда за черепом, решил разыграть верную карту, пока мои коллеги ищут ветра в поле, а точнее – пытаются выследить Еву.

Джо мысленно проклял пресс-службу управления полиции

Атланты, которая сообщила прессе о том, что скелеты будут направлены на исследование в антропологическую лабораторию университета Джорджии.

– Никаких комментариев не будет, Марк. Ты меня знаешь.

Журналист покачал головой.

– Ты не будешь возражать, если я провожу тебя до лаборатории доктора Комдена? Нам действительно нужно поговорить: у меня есть одно предложение, которое, возможно, тебя заинтересует.

– Что у тебя на уме, Марк?

– Нечто такое, что может оказаться интересным для нас обоих. – Он отступил в сторону, давая Джо пройти, и зашагал рядом. – Ты согласен меня выслушать?

Джо немного подумал. Марк Грунард был честен и умен, и Джо всегда относился к нему с симпатией.

– Ладно… Выкладывай, что там у тебя.

* * *

– Вы приехали за девочкой? – Доктор Фил Комден поднялся из-за стола и пожал руку Джо. – Извините, если мой отчет показался вам не слишком подробным, но я привык опираться на факты, а их, увы, немного. – С этими словами он повел Джо к дверям в конце коридора. – Я читал, что реконструкцию по костям черепа будет проводить сама Ева Дункан. Это правда?

– Да.

– Но вам наверняка известно, что суд может не принять во внимание результаты черепно-лицевой реконструкции. Не лучше ли дождаться результатов анализа ДНК?

– На это уйдет слишком много времени.

– Здесь вы, пожалуй, правы. – Комден пропустил Джо в лабораторию, одну стену которой занимал многосекционный стальной рефрижератор, очень похожий на те, что используются в моргах, только меньших размеров.

– Вам нужен только череп? – уточнил врач.

– Да. Остальные кости вы можете вернуть в наш отдел судебно-медицинской экспертизы.

– Мисс Дункан уверена, что это ее дочь?

– Она полагает, что это вполне возможно.

– В таком случае у нее не нервы, а канаты. – Комден взялся за ручку одной из секций и потянул на себя. – Знаете, даже мне, постороннему человеку, бывает непросто работать с останками ребенка. Невольно начинаешь думать о том, как все это… Черт побери, куда он делся?!

Джо оттолкнул врача и заглянул в поддон холодильника.

* * *

Ева взяла трубку на первом звонке.

– Алло?

– Он исчез, – объявил Джо хрипло.

– Кто?

– Скелет.

Ева похолодела.

– Как это могло произойти?

– Откуда я знаю? Доктор Комден клянется, что вчера вечером, когда он уходил из лаборатории, скелет был на месте.

– Может, его забрали в отдел судебно-медицинской экспертизы? – предположила Ева.

– В таком случае Комден знал бы об этом. Ведь только он имеет право подписывать соответствующее разрешение.

– А вдруг они что-то перепутали и забрали скелет без…

– Я уже звонил Бэзилу. Он сказал, что управление не забирало скелета.

Ева постаралась справиться с внезапным головокружением.

– Но кто-то ведь должен…

– Я пытаюсь разобраться, что произошло. Мне просто не хотелось, чтобы ты ждала меня слишком долго, поэтому я и позвонил. Когда что-то прояснится, я дам тебе знать.

– Значит, Бонни… снова потерялась?

– Не волнуйся, я найду ее. Это может быть просто идиотская шутка. Ты ведь знаешь, в университетах порой учатся довольно странные личности.

– Ты считаешь, что скелет мог украсть кто-то из студентов?

– Вообще-то эту мысль подал мне доктор Комден.

– О боже!.. – Ева закрыла глаза.

– Не волнуйся, мы непременно отыщем ее и вернем, – повторил Джо. – Я допрашиваю всех и каждого, кто побывал в лаборатории вчера вечером и сегодня утром.

– Хорошо, – глухо сказала Ева.

– Я перезвоню, если будут новости, – пообещал Джо и повесил трубку.

Ева некоторое время постояла у телефона. Нет, она не будет паниковать. Доктор Комден, очевидно, прав: это просто неумная шутка какого-нибудь студента.

Телефон снова зазвонил. Уверенная, что это снова Джо, Ева схватила трубку.

– Ну что там? – спросила она нетерпеливо.

– Она была прелестной маленькой девочкой, не так ли?

– Что-что?

– Ты, наверное, очень гордилась своей Бонни?

Ева застыла.

– Кто это?

– Я едва ее вспомнил – их было так много… Странно, что я забыл ее, ведь она и впрямь оказалась особенной. Она боролась за жизнь до конца. Ты знаешь, что дети очень редко сопротивляются смерти? Чаще всего они смиряются с неизбежным и покоряются судьбе. Именно поэтому теперь я редко выбираю детей. Это все равно что убить беззащитную пичужку.

– Кто это говорит?

– …Птица сначала трепещет, но стоит сдавить ее посильнее, и она затихает. Твоя Бонни была не такой.

– Лживый сукин сын! – хрипло крикнула Ева. – Или ты псих?

– Уверяю тебя, я не болен. Или – не просто болен. Не так, как Фрейзер, хотя у меня тоже есть самолюбие. Во всяком случае, я никогда не приписывал себе чужие дела, как он.

У Евы подогнулись ноги, словно кто-то с силой ударил ее ногой в живот.

– Фрейзер убил мою дочь.

– Ты уверена? Тогда почему он не сказал тебе, где он ее зарыл? И где он закопал остальные тела?

– Потому что он был жестоким, бессердечным негодяем.

– Он этого просто не знал.

– Он знал. Просто он хотел, чтобы мы страдали и после его смерти.

– Это верно, но это не все. Фрейзеру ужасно хотелось прославиться, вот он и признавался в убийствах, которых не совершал. Сначала меня это даже разозлило, но потом я решил, что так будет лучше. Кстати, я разговаривал с ним, пока он был в тюрьме. Я представился репортером, и Фрейзер на это клюнул. Впоследствии он несколько раз перезванивал мне, и я сообщил ему кое-какие подробности, которые он открыл полиции.

– Но его взяли с поличным, когда он убивал Тедди Смайлса.

– Я не утверждаю, что Фрейзер – невинный ягненочек. На его совести Смайлс и еще четверо детей. Но все остальные – мои. – Неизвестный немного помолчал и добавил:

– Включая маленькую Бонни Дункан.

Еву трясло с такой силой, что она еле удерживала возле уха прыгающую телефонную трубку. Справиться с собой она не могла, хотя и уверяла себя в том, что это звонит обыкновенный псих, извращенец, которому доставляет удовольствие делать ей больно. Во время суда над Фрейзером она получила три или четыре подобных звонка, так что происходящее не было для нее совершенной новостью. И все же… все же в голосе незнакомого мужчины звучали какая-то непонятная уверенность и спокойствие, объяснить которые Ева не могла. Надо заставить его говорить, решила она. Только так она сможет убедиться, что он лжет.

– Но ты сказал, что тебе не нравится убивать детей, – промолвила она.

– Теперь не нравится. Но тогда я экспериментировал. Мне надо было узнать, стоит ли овчинка выделки. – Мужчина кашлянул. – Бонни почти убедила меня в том, что дети – имен то, что мне нужно, но следующие двое меня разочаровали.

– Но почему… зачем ты звонишь мне?

– Потому что мы с тобой накрепко связаны друг с другом. У нас есть Бонни.

– Ты лжешь, негодяй!

– То есть я хотел сказать, что Бонни есть у меня. Вот сейчас я гляжу на нее. Должен сказать, что, когда я предавал ее земле, она выглядела гораздо лучше. Как печально, что все мы в конце концов превратимся просто в кучу костей.

– Ты… ты смотришь на нее сейчас?

– Я помню, как она шла ко мне по дорожке парка, когда они с классом выехали на пикник. Она ела земляничное мороженое, и ее рыжие волосы сверкали на солнце словно медь. В ней было так много жизни… Я просто не смог удержаться.

Темнота. Темнота окружила ее. Только бы не потерять сознание!

– В тебе тоже есть эта искорка, этот огонек жизни – непокорный и смелый. Я уверен в этом. Только ты гораздо сильнее своей дочери.

– Я… я сейчас повешу трубку, – прерывистым голосом сказала Ева.

– Да, я уже давно заметил, что ты… там… немного не в себе. Должно быть, это от неожиданности. Но я уверен: ты скоро опомнишься, Ева Дункан. Не беспокойся, я обязательно позвоню тебе еще раз.

– Будь ты проклят! Зачем?!

Он молчал несколько секунд, потом сказал:

– Потому что так надо, Ева. Наш сегодняшний разговор только убедил меня в том, о чем я догадывался. Ты необходима мне. Я ощущаю твои чувства и эмоции как приливную волну, которая несет меня все быстрее, все выше… И это восхитительно – других слов я просто не подберу.

– А если я не стану подходить к телефону?

– Станешь. Обязательно станешь, потому что, только если ты будешь помогать мне, у тебя появится крошечный шанс вернуть свою девочку.

– Ты лжешь! – вспыхнула Ева. – Если ты убил еще многих детей, то почему в Талладеге оказалась только Бонни? Одна среди восьмерых взрослых?

– Я почти уверен, что полиция нашла не всех. Дай подумать… Насколько я помню, там должно быть еще как минимум двое детей. Два мальчика, Ева. Они были старше твоей Бонни, но ненамного. Им было лет по десять-двенадцать.

– Но в Талладеге нашли только один детский скелет.

– Говорю тебе: остальные они просто пропустили. Заставь копов пошарить в низине под холмом. Это совсем недалеко.

В трубке раздались короткие гудки, и Ева медленно сползла по стене на пол. Она ощущала только холод. Жуткий могильный холод.

Нужно что-то делать, подумала она, трясясь как в ознобе. Нельзя сидеть здесь и ждать неизвестно чего. Джо. Она должна позвонить Джо.

Дрожащей рукой Ева набрала номер его мобильника.

– Приезжай, – сказала Ева, когда он ответил. – Приезжай немедленно.

– Что случилось, Ева?

– Скорее, Джо!

– Но что случилось?!

Ева неожиданно вспомнила.

– Талладега! – почти крикнула она в трубку. – Скажи шерифу, пусть поищут в низине под холмом. Там должно быть еще два детских скелета, может быть, больше.

Она дала отбой и, прислонившись спиной к стене, возле которой сидела, запрокинула голову. Главное – не думать ни о чем. Хотя бы до тех пор, пока не вернется Джо.

* * *

Она все еще сидела на полу, когда примерно час спустя приехал Джо. Увидев ее, он в два прыжка пересек комнату и опустился рядом с ней.

– Что с тобой? Тебе плохо? Ты заболела?

– Нет.

– Тогда какого черта тебе понадобилось пугать меня до смерти? – резко спросил он. – Я чуть концы не отдал. Господи, почему у тебя такие холодные руки? И почему ты сидишь на полу?

– Он сказал, что я немного не в себе. Наверное, это действительно что-то вроде шока.

– Кто это – «он»? – Джо принялся растирать ей запястья.

– Человек, с которым я говорила… Сначала я думала, это обычный псих, извращенец вроде тех, что звонили мне после того, как Бонни… Ты звонил в Талладегу? – перебила она сама себя.

– Да. Говори, что случилось, не молчи.

– Это был не псих, – продолжила Ева. – Он сказал, что Бонни у него. Вернее – ее кости. Он говорил, что теперь она выглядит совсем не такой красивой, как когда-то, когда он… когда он ее…

Она не могла говорить. Шок понемногу отступал, и ее снова начало трясти. Ева закрыла глаза.

– Спокойнее, спокойнее… – Джо сдернул с ближайшего, кресла покрывало и закутал ее в плотную ткань. Потом вскочил и, бросившись на кухню, поставил кипятить воду для растворимого кофе. – Открой глаза. – Рядом стоял Джо. – Вот выпей…

Кофе был горячим и очень сладким. Она выпила полчашки.

– Ну как? Получше?

Ева судорожно кивнула.

– А теперь давай поговорим. Расскажи мне все с самого начала, только не торопись. Если будет невмоготу, лучше помолчи, договорились?

Еве пришлось трижды начинать свой рассказ, прежде чем она сумела добраться до конца. Джо слушал очень внимательно и почти не перебивал, а, выслушав, долго сидел молча.

– Это все? – спросил он наконец. – Ты все мне рассказала?

– Разве этого мало? – спросила она удивленно.

– Черт, ты права! – Он кивком головы указал на кружку с кофе. – Сделай еще несколько глотков.

– Он уже остыл.

– Я сейчас принесу еще. – Джо поднялся, чтобы идти на кухню.

– Он убил Бонни, Джо, – тихо сказала Ева.

– Это мог быть обычный извращенец.

Ева покачала головой.

– Нет. Он убил ее.

Настал черед Джо качать головой.

– Ты пережила сильное потрясение. Сначала тебе нужно успокоиться, чтобы потом как следует все обдумать.

– Я не смогу успокоиться, Джо! Он знал о мороженом!

– О мороженом? – Джо удивленно вскинул на нее взгляд.

– Он сказал, что в тот день в парке Бонни ела земляничное мороженое.

– Насколько я помню, – пробормотал Джо, – в газетах об этом ничего не писали.

– Но Фрейзер знал о мороженом. Он упоминал об этом на следствии.

– Фрейзер также описал, как она была одета.

– Но это-то как раз можно было узнать из газет.

– В газетах ничего не говорилось о родимом пятне на спине у Бонни.

Ева потерла виски. Джо был прав. Именно эти неизвестные журналистам подробности и убедили их, что убийцей Бонни был Фрейзер.

– Человек, который звонил мне, сказал, что он обманул Фрейзера. Он представился журналистом, а потом сообщил ему кое-какие детали. Ты считаешь, это возможно?

Джо задумался.

– Вообще-то да, – сказал он неохотно. – Фрейзер раздавал интервью всем, кто был согласен его слушать. Адвокатов защиты это просто сводило с ума. Кроме того, закон штата Джорджия запрещает прослушивание и запись телефонных разговоров без специального разрешения прокуратуры, поэтому Фрейзер и этот… человек могли разговаривать о чем угодно. Впрочем, содержание его бесед с корреспондентами никого не интересовало: Фрейзер уже сидел в тюрьме, он признался сразу в нескольких убийствах, и следствие уже считало дело закрытым.

– Но тела убитых им детей так и не нашли.

– Для следствия это не имело такого значения, как для тебя.

Ева кивнула. Она и сама это знала. В свое время она приложила колоссальные усилия, чтобы заставить копов продолжать! поиски жертв Фрейзера после того, как он признался, но было впустую. Ева билась головой в глухую каменную стену.

– И напрасно, – сказала она с горечью.

Джо кивнул.

– У суда и так хватало улик, чтобы приговорить Фрейзера смертной казни.

– Но мороженое…

– С тех пор прошло много времени, и мороженщик мог рассказать об этом своим знакомым.

– Но полиция велела ему держать рот на замке.

Джо пожал плечами.

– С тех пор прошло много времени. Для большинства людей дело Фрейзера было закрыто в тот день и в тот час, когда он сел на электрический стул.

– Хорошо, допустим… Но что, если продавец мороженого никому ничего не рассказывал? Что, если Бонни на самом деле убил не Фрейзер? Что, если ее убил этот подонок, который звонил мне сегодня? Что, если он украл скелет из лаборатории? Зачем ему это понадобилось, если он не…

– Ш-ш-ш! – Джо приложил палец к губам и протянул Еве чашку свежего кофе. – Я не знаю ответов на твои вопросы. Я возражаю только для того, чтобы с самого начала мы могли выработать разумную линию поведения.

Ева так и вскинулась.

– Разумную линию поведения?! – переспросила она звенящим голосом. – Мерзавец, который убил Бонни, не может быть разумным! Жаль, что ты не слышал его голоса! Ему нравилось измываться надо мной. Он все время бил в одну точку… Он жаждет моей крови, Джо!.. Я знаю это!

– О'кей, давай поговорим об этом мужчине. Какой у него голос?

– Не знаю. Не могу сказать. Его голос звучал так, словно он разговаривал со мной со дна шахты лифта.

– Понятно. – Джо кивнул. – Похоже, он воспользовался специальным приспособлением для искажения звука. А что ты можешь сказать о его речи? Как он строил фразы? Какие выражения употреблял? Может, ты заметила какое-нибудь словцо, характерное для профессионального сленга, или жаргонизм?

Ева задумалась. Ей было очень трудно отделить манеру говорить от слов незнакомца – слов, которые причинили ей такую боль.

– Нет, – ответила она наконец. – Его речь была уверенной, правильной, никакого акцента я не заметила. – Она покачала головой. – Не знаю… Как только он упомянул имя Бонни, я сразу перестала воспринимать то, как он говорит. В следующий раз я постараюсь быть внимательнее.

– Если он будет, этот следующий раз.

– Обязательно будет. – Ева сказала это с такой убежденностью, что Джо удивленно приподнял брови. – Он позвонит, не сомневайся. Одного раза ему мало. – Она машинально отхлебнула кофе, который снова успел остыть, и вдруг замерла. – Послушай, ты, кажется, говорил, что этот телефонный номер нигде не зарегистрирован. Как он мог его узнать?

– Гораздо больше меня интересует, как он узнал, что ты находишься именно здесь.

– Может быть, выследил?

– Возможно. Впрочем, нельзя исключить и то, что все это просто гнусная шутка какого-то недоноска-студента.

Ева отрицательно покачала головой.

– Нет.

– В таком случае почему бы не предположить, что это все-таки убийца, который причастен к гибели людей, найденных в Талладеге? Допустим, он не убивал Бонни, просто ему хочется потешить свое "я" и взять на себя и ее смерть, как это в свое время сделал Фрейзер…

– Он знал о мороженом, – повторила Ева.

– Но ведь существует довольно много психически больных людей, которые признаются во всех известных громких убийствах, хотя на самом деле они никогда никого не убивали.

– Ты не веришь мне, – сказала Ева. – Но ты поверишь когда они найдут еще два скелета в Талладеге.

– Поиски уже идут. Я позвонил шерифу Босуорту и Роту Спайро, как только поговорил с тобой.

– Кто такой – этот твой Роберт Спайро?

– Он из ФБР, работает в отделе психологического профилирования. Роб входит в группу, которая занималась Талладегой с самого начала. Он неплохой парень.

– Ты его знаешь?

– Когда-то мы вместе работали. Через год после того, как я ушел из ФБР, он перевелся в отдел психопрофилирования. Мы договорились, что Роб позвонит мне, если они что-то найдут.

– Нет. – Ева поставила чашку с недопитым кофе на пол. – Я сама поеду в Талладегу.

– Но тебе нужно прийти в себя.

– Ерунда, я в порядке. Я должна быть там, Джо, чтобы не дать им совершить ошибку. Ведь один раз они уже пропустил эти тела. – С этими словами она с трудом поднялась с пола. Ноги отказывались ей служить, подгибались, но Ева была уверена, что разойдется. Главное – не сидеть без дела, не ждать"

– Можно я возьму твой джип?

– Если ты думаешь, что я отпущу тебя одну, то ты ошибешься. – Джо снова надел куртку, которую бросил на кресло. – Подожди, я приготовлю кофе, наполним термос. И оденься потеплее – на улице похолодало. Это тебе не Таити.

– По-моему, ты считаешь, что я еще не пришла в себя.

– И это тоже… – Джо снова скрылся в кухне. – Впрочем ты уже почти в порядке, – донесся оттуда его голос.

Но Ева, хотя и сохраняла видимость спокойствия, на самом деле еще не могла прийти в себя окончательно. Дрожь страха, похожая на слабый разряд тока, продолжала время от времени пробегать по ее телу, а нервы были натянуты до такой степени, что казалось – еще немного, и они зазвенят словно струны. Джо, несомненно, понимал это, но делал вид, будто ничего не замечает. И она тоже не должна обращать на это внимание. По собственному опыту Ева знала, что лучший способ взять себя в руки и успокоиться – это не думать о нескольких вещах сразу. Сначала, рассудила она, надо выяснить, солгал незнакомец или нет, когда говорил о ненайденных останках в Талладеге. Если он солгал, значит, он мог обмануть ее и насчет Бонни. Но что, если он сказал ей правду?

В Талладегу они приехали далеко за полночь, но установленные на холмах прожекторы разогнали темноту, и даже на дне оврагов и лощин было светло как днем.

– Если хочешь, можешь подождать здесь, – предложил Джо, выбираясь из машины.

Ева рассматривала выходивший к дороге склон крутого холма.

– Это здесь нашли те девять скелетов?

– Первый из них лежал на вершине соседнего холма, остальные – здесь. Скелет ребенка нашли ближе всех к низине. – Джо говорил быстро, не глядя на нее. – Уверяю тебя, ничего интересного там не осталось – просто яма в земле.

– Я хочу увидеть это место, – твердо сказала Ева, подумав о том, что в этой «яме» была похоронена маленькая девочка. Маленькая девочка, которая могла оказаться ее Бонни.

– Я так и думал.

– Тогда какого черта ты спрашиваешь, хочу ли я подождать в машине? – Ева тоже выбралась из джипа и стала подниматься вверх по петлявшей между валунами глинистой тропке.

– Инстинкт. – Джо включил фонарик и стал подниматься следом. – Мне следовало промолчать, конечно…

– Конечно. – Земля успела замерзнуть, и под ногами Евы негромко похрустывали ледяные корочки. Может быть, точно так же они хрустели и под башмаками убийцы, когда он поднимался этой дорогой, неся на плече очередную жертву?

Кроме этого звука, Ева слышала и шум водопада, поднявшись же на вершину холма, она увидела его – серебристая вода, вырываясь из теснины, с ревом падала вниз, в глубокий, похожий на чашу водоем.

– Левее, – подсказал сзади Джо.

Ева набрала полную грудь воздуха и повернулась. Сначала она увидела желтую ленту полицейского заграждения, потом могилу.

Она была такой маленькой!..

– С тобой все в порядке? – Джо взял ее за локоть.

«О каком порядке может идти речь?» – удивилась Ева, вслух же она спросила:

– Она была похоронена здесь?

– Мы так считаем. Скелет нашли именно на этом месте, оползень только вскрыл захоронение, но почти не сдвинул его.

– Господи, она была здесь! Все эти годы Бонни была здесь!

– Это может быть и не Бонни, – напомнил Джо.

– Я знаю, – глухо отозвалась Ева. – Перестань все время твердить одно и то же.

– Ты должна постоянно об этом помнить, иначе…

Боль стала невыносимой, и Ева постаралась отгородиться от нее.

– Здесь очень красиво.

– Да. Индейцы называли этот водопад «местом, где закипает лунный свет».

– Но убийца закопал здесь тела вовсе не потому, что отсюда открывается потрясающий вид, – сказала Ева. Она собиралась произнести эти слова сухо, деловито, но выдержка изменила ей, и голос ее сорвался. – Он хотел спрятать трупы, что бы их никогда не нашли и чтобы эти люди никогда не смогли вернуться к тем, кто их любил.

Куинн покачал головой.

– По-моему, нам пора.

– Дай мне еще минуту, – попросила Ева.

– Как скажешь…

– Боже, надеюсь, все кончилось быстро, – прошептала она. – Надеюсь, Бонни не очень страдала…

– Извини. – Джо отвернулся от могилы. – С меня достаточно. Я думал, что смогу выдержать, но… Я должен увести тебя отсюда.

– Стоять на месте и не двигаться! – раздался позади властный мужской голос, и оба они обернулись. По гребню холма к ним спешил высокий худой мужчина с фонариком в одной руке и револьвером в другой. – Кто вы такие?

– Спайро? – Джо шагнул вперед, заслоняя собой Еву. – Это Джо Куинн.

– Что ты здесь забыл? – не особенно любезно осведомился Роберт Спайро. – Хочешь, чтобы тебя подстрелили? Холмы оцеплены ФБР…

– ФБР? – удивился Куинн. – Я думал, вы участвуете в этом деле только в качестве наблюдателей.

– Так и было вначале, – объяснил Спайро, – но сейчас мы взяли расследование в свои руки. Впрочем, шериф Босуорт не особенно возражал.

– Но зачем устанавливать оцепление? Неужели вы рассчитываете, что преступник может вернуться на это… кладбище? – спросила Ева.

Спайро бросил на нее быстрый внимательный взгляд.

– А вы, простите, кто?

– Это Ева Дункан, – пояснил Джо. – А это агент Роберт Спайро.

– О, как поживаете, мисс Дункан? – Спайро затолкал револьвер в кобуру под мышкой и повел лучом фонаря, чтобы рассмотреть ее повнимательнее. – Простите, если напугал вас. Куинн не предупредил меня, что вы приедете…

На вид агенту Спайро было где-то под пятьдесят. Глубоко посаженные пронзительные темные глаза под высоким выпуклым лбом с большими залысинами придавали ему угрюмый, настороженный вид. Это впечатление еще усиливалось благодаря глубоким морщинам по сторонам тонкогубого рта, больше похожего на щель.

– Вы думаете, убийца может вернуться сюда, на могилы тех, кого он прикончил? – повторила Ева. – Я знаю, что для серийных убийц это характерно даже в большей степени, чем для обычных преступников.

Спайро кивнул.

– Да, даже самые умные из них не всегда могут противиться этому иррациональному желанию. – Он повернулся к Джо. – Мы до сих пор ничего не нашли. Ты уверен, что твоя информация заслуживает доверия?

– Мне кажется, что источник, из которого я ее получил, весьма надежен, – ответил Джо, но в его голосе все же прозвучало сомнение. – Кстати, почему вы работаете в темноте? Не лучше ли дождаться утра?

– Шериф Босуорт утверждает, что его люди знают эти холмы как свои пять пальцев. – Спайро снова посмотрел на Еву. – Но здесь, у водопада, значительно холоднее, чем внизу. Может быть, вы, мисс, все-таки поедете к себе?

– Нет. Я дождусь, пока вы найдете останки этих несчастных детей.

– Как угодно. – Спайро слегка пожал плечами и повернулся к Джо. – Слушай, мне нужно поговорить с тобой о твоем «источнике». Может быть, пройдемся?..

– Я не хочу оставлять Еву одну.

– Чарли! – крикнул Спайро куда-то в темноту, и через несколько секунд из оврага поднялся на вершину еще один мужчина с фонарем.

– Это Джо Куинн и мисс Ева Дункан, – быстро представил их Спайро. – А это агент Чарльз Кэтер. Он побудет с вами, пока мы с Джо пройдемся по окрестностям. Чарли, отведи мисс Дункан к машине и оставайся с ней, пока Куинн не вернется.

Чарльз Кэтер кивнул.

– Хорошо. Идемте со мной, мисс Дункан.

– Я недолго, – пообещал Джо и повернулся к Спайро. – Если хочешь поговорить, то лучше всего сделать это в вашем штабе.

– Пожалуй, – согласился Спайро и, повернувшись, двинулся обратно вдоль гребня холма. Джо последовал за ним, а Ева почувствовала себя лишней. Ей ужасно хотелось пойти с ними, но Чарли тронул ее за локоть.

– Идемте, мисс Дункан, в машине вам будет удобнее. И теплее, – сказал он вежливо. – По-моему, вы уже замерзли.

Прежде чем тронуться с места, Ева снова посмотрела на разрытую могилу. Да, она действительно замерзла. Кроме того, она чувствовала себя бесконечно усталой и пустой внутри. При виде этой ямы с оплывшими краями, на дне которой угадывались комья стылой земли, у нее начинало ныть сердце, и Ева подумала, что ей необходимо дать себе передышку. Да и Джо наверняка сдержит слово и постарается вернуться как можно скорее. А когда он вернется, то все ей расскажет.

– Идемте, Чарли, – кивнула она, начиная спускаться с холма по той же тропинке, по которой они поднимались. – У нас в машине есть горячий кофе…

* * *

– Можно мне еще кофе? – спросил Чарли Кэтер, откидываясь на спинку пассажирского сиденья. – Признаться, я не подозревал, как здорово я замерз. Спайро говорит, что мне надо закаляться, но мне кажется, что человек, который всю жизнь прожил в Южной Джорджии, никогда не привыкнет к холодам.

Ева налила ему кофе в пластмассовый стаканчик.

– А где в Южной Джорджии?

– В Вальдосте. Вы знаете, где это?

– Никогда там не была, но мне приходилось слышать о местном университете. А в Пенсаколе вы бывали? Я возила туда свою дочь на каникулы.

– Конечно. Я стараюсь ездить туда каждую весну. Там отличный пляж.

– А сам агент Спайро откуда?

– Кажется, откуда-то из Нью-Джерси. Он вообще-то не очень разговорчив. – Чарли поморщился. – Впрочем, я, возможно, чего-то не знаю. Я в ФБР новичок, а Спайро проработал в нем уже много лет.

– Мне показалось, Джо его уважает.

– Вообще-то не только он. Многие уважают Роберта, в том числе и я…

– Но вам он, похоже, не очень нравится?

– Я этого не говорил… – Чарли немного поколебался, потом добавил:

– Видите ли, Спайро занимается психологическим профилированием уже больше десяти лет. Эта работа… Понимаете, она включает в себя составление психологическго портрета разыскиваемого преступника по тому, что он сделал. Приходится также встречаться и с уже пойманными серийными убийцами и маньяками, разговаривать с ними, анализировать их поведение, чтобы постараться понять, что движет такими типами. И это, естественно, не могло не отразиться на Спайро. Если бы он был чистым оперативником, тогда ему, наверное, было бы легче.

– А как именно эта работа отразилась на Спайро?

– Ну… у него внутри все как будто выжжено. Разве может быть иначе, когда каждый день имеешь дело с чудовищами? Впрочем, я могу ошибаться: те, кто занимается психомоделированием, предпочитают общаться только друг с другом.

– А вы разве не занимаетесь расследованиями?

Чарли покачал головой:

– Пока нет. Меня только недавно взяли в это подразделение, и я пока прохожу курс начальной подготовки. Фигурально выражаясь, я только ношу за Спайро клюшки и мячи и стараюсь чему-то научиться. – Он отпил глоток кофе и неожиданно сказал:

– Я видел ваше фото в газете.

– Вот как?

– Да. И, поверьте, я вам очень сочувствую. Ведь это вашу девочку нашли здесь?

Ева покачала головой.

– Не надо меня жалеть, Чарли, я давно знала, что моя дочь мертва. И мне хотелось только одного: разыскать ее останки, чтобы она покоилась в мире.

Чарли кивнул.

– Я понимаю, о чем вы. Мой отец пропал без вести во Вьетнаме. Тело так и не нашли, и, пока я был маленьким, я очень переживал по этому поводу. Это казалось мне… не правильным, что ли…

Ева отвернулась к окну.

– То была война, Чарли, – сказала она тихо. – А моя дочь погибла не на войне…

– Не знаю, – вздохнул он. – Иногда мне кажется, что на улицах наших городов идет самая настоящая война. Многие родители боятся даже отпускать детей в школу – ведь никогда не знаешь, кто и когда явится в класс с автоматом или принесет бомбу. Кто-то должен остановить это… Вот почему я поступил на работу в ФБР.

Ева невольно улыбнулась.

– Мне кажется, Чарли, вы из тех, кого называют хорошими парнями…

– Возможно, я говорю слишком очевидные и правильные вещи, но я действительно так думаю. Впрочем, извините, если мои слова показались вам банальными. По сравнению с тем же Спайро я, конечно, еще зеленый юнец. Иногда мне кажется, что мое место в начальной школе или даже в детском саду. Приходится утешаться тем, что опыт – дело наживное.

Ева согласно кивнула. На такой работе, подумала она, сам не заметишь, как состаришься и станешь таким же, как агент Спайро.

– Скажите, Чарли, вы женаты?

– Да. Мою жену зовут Марта Энн. Мы поженились в прошлом году и сейчас ждем первенца… – Он улыбнулся светло и радостно.

– Поздравляю.

– Я понимаю, что нам, наверное, не следовало торопиться, – сказал Чарли. – Но нам обоим хотелось иметь детей. Ничего, как-нибудь справимся…

– Конечно, – подбодрила его Ева, которая при этом известии тоже почувствовала себя значительно лучше. Слова Чарли означали, что жизнь не остановилась, что жизнь продолжается и что в ней есть не только могилы и звери в человеческом обличье, но есть и такие люди, как Чарли, Марта Энн и их еще не родившийся ребенок.

– Хочешь еще кофе? – спросила она, без стеснения переходя на «ты». Все-таки Чарли был намного моложе ее.

– Спасибо, но я, пожалуй, лучше откажусь. Я и так выпил почти весь ваш…

– Открой-ка окно… – Ева увидела за стеклом приблизившегося Джо.

– Они нашли их, – сказал Джо, склонившись к окну. – По крайней мере нашли какие-то кости. Сейчас их доставят в штабную палатку.

Ева проворно выбралась из джипа.

– Это детские кости? – спросила она.

– Не знаю. – Джо пожал плечами.

– Останки двоих людей?

– Черепов, во всяком случае, откопали два, но работы еще продолжаются.

– Неповрежденные?

Джо кивнул.

– Я хочу взглянуть на них. Отведи меня в… в штаб.

– Может, лучше потом? – с сомнением спросил Джо.

Но Ева уже спешила вверх по тропе и ничего не ответила.

* * *

Носилки, на которых лежали две закрытые клеенкой кучки, были установлены на тележке, которую медленно, с усилием толкали вверх по тропе двое сотрудников шерифской службы, которых даже в темноте легко было узнать по широкополым шляпам со звездами.

– Вы сумели разделить скелеты? – спросила Ева у Спайро, следя за тележкой взглядом.

– Во всяком случае, мы постарались сделать это, хотя я не могу поручиться, что мы не допустили никакой ошибки, – ответил агент. – Похоже, грязевой оползень потревожил эти могилы сильнее всего.

Тележка с носилками достигла вершины холма, где расположился поисковый штаб. Спайро подошел к ней и откинул клеенку. Ева тоже приблизилась.

– Свет! Дайте больше света, – отрывисто сказала она.

На носилках лежали кости. Много костей и все они были переломаны и расколоты, словно над ними потрудилась целая стая животных-падальщиков. Или безумец, вооруженный молотком и зубилом.

При мысли об этом она вздрогнула, но постаралась взять себя в руки. Черепа лежали отдельно от костей, и Ева поднесла один из них к свету. Ей сразу бросилось в глаза, что у черепа отсутствовали зубы, и Еве пришлось приложить немало усилий, чтобы не думать о том, как убийца вырывал их у трупов. Или у живых… еще живых людей.

– Это ребенок, – сказала она уверенно, оглядывая череп. – Европеоид. Мальчик. На мой взгляд, ему было лет десять-двенадцать.

– Вы уверены? – спросил Спайро.

– Процентов на семьдесят. Антропология – не моя специальность, но я провела десятки реконструкций детей именно в таком возрасте. – Она бережно опустила череп на носилки и взяла в руки второй.

– Что-нибудь не так, мисс Дункан? – спросил Спайро.

Ева вздрогнула, очнувшись.

– Нет-нет, все в порядке, – пробормотала она. – Я просто… смотрела. Это тоже европеоид, мальчик. По-моему, чуть постарше, чем первый. Больше ничего я сказать не могу. – Она положила череп на носилки. – Пусть останки непременно посмотрит квалифицированный антрополог. – Ева повернулась к Джо. – Идем.

– Погодите, – остановил их Спайро. – Джо рассказал мне о телефонном звонке. Мне хотелось бы поговорить с вами, мисс Дункан.

– Будет лучше, если ты приедешь ко мне, – вмешался Джо. – Там и поговорите. А сейчас нам пора ехать. С этими словами он решительно взял Еву под локоть.

– Мне нужно поговорить с мисс Дункан сейчас!

Джо обернулся через плечо.

– Не надо на нее давить, Спайро, – сказал он негромко. – Я этого не допущу.

Было видно, что Спайро колеблется. В конце концов он пожал плечами.

– Пожалуй, ты прав, это может подождать. Кто знает, что еще мы здесь найдем?

* * *

Ева съежилась на пассажирском сиденье джипа.

– Вообще-то я могла бы с ним поговорить… – сказала она слабым голосом.

– Да, я знаю. – Джо резко нажал на акселератор, и машина помчалась еще быстрее. – Дай тебе волю, ты пялилась бы на эти кости до утра. Или снова отправилась бы глазеть на пустую могилу… Я знаю, что ты сильная женщина, мне это доказывать не надо…

Ева слегка пошевелилась и, выпрямившись, откинула голову на подголовник. Она чувствовала себя совсем разбитой и смертельно усталой.

– Этот негодяй сказал правду. Мы нашли двух детей – двух мальчиков. Значит, Бонни у него.

– Одно вовсе не обязательно следует из другого, – резонно заметил Джо. – Когда имеешь дело с подобными типами, ничего нельзя принимать на веру.

– Однако одно делает другое более правдоподобным.

– Да, – процедил он сквозь зубы.

– Но если это правда, значит, все это время убийца оставался на свободе. Он ходил, дышал, наслаждался жизнью…

Когда Фрейзера казнили, я по крайней мере могла утешаться тем, что Бонни отомщена и что он больше никого не убьет.

– Не слишком ли ты спешишь с выводами?

Но голосу Джо не хватало убежденности, и он сам это сознавал. У него было страшное подозрение, что Ева права.

– Фрейзер признался в убийстве двух мальчиков – Джона Девона и Билли Томпкинса, – сказала она.

– Да, я помню, – нехотя согласился Джо.

– Нам нужно идентифицировать только одного из них, что бы убедиться, что звонивший сказал правду. Я хочу, чтобы ты уговорил Спайро дать мне один из черепов на реконструкцию.

Джо покачал головой.

– Это может оказаться непросто. У ФБР свои методы идентификации останков.

– Но ты знаешь Спайро. И ты сам работал в ФБР. Попробуй убедить его!

– Хорошо, я попытаюсь.

– Попытайся, иначе у тебя из-под носа может пропасть еще один скелет. – Ева невесело улыбнулась. – Если я не могу получить мою Бонни, я готова заняться одним из этих мальчиков.

– Ты опять думаешь о ней как о Бонни! – недовольно проворчал Джо.

– Нужно же мне как-то ее называть…

– Если мне не изменяет память, среди жертв Фрейзера была еще одна девочка примерно того же возраста.

– Да, Дорин Паркер… – Ева закрыла глаза. – Черт бы тебя побрал, Джо!..

– Прости, но я бы не хотел, чтобы тебя постигло разочарование.

– Ладно. Просто привези мне один из этих черепов.

Джо бессильно выругался вполголоса.

– Хорошо, я сделаю как ты просишь. В конце концов, Спайро должен быть благодарен за любую помощь в этом деле.

– Вот и пусть будет благодарен. Спайро может нам пригодиться. Он должен хорошо разбираться в чудовищах…

– Так же, как и ты.

«О, я знала только одного зверя в человеческом обличье, – подумала Ева. – Одного, но он полностью владел моей жизнью на протяжении нескольких лет, с тех пор, как пропала Бонни…»

– Я пока знаю слишком мало, – ответила она. – Но я узнаю больше…

– Ты уверена, что он еще позвонит?

– Уверена. – Ева с горечью усмехнулась. – «Теперь мы связаны крепко», – так он сказал.

4

– Иди поспи, – сказал Джо, как только они вошли в коттедж. – А я позвоню Спайро и договорюсь с ним обо всем.

Ева посмотрела на часы. Было начало пятого утра.

– Я думаю, он будет не особенно сговорчив, если ты его разбудишь.

– Я сомневаюсь, что он спит. Когда Спайро работает над делом, он становится как одержимый.

– Это первая хорошая новость за весь день, – сказала Ева, зевая. – Я верю в одержимость и в одержимых.

– Можно подумать, что я этого не знал, – фыркнул Джо, придвигая к себе стоящий на столе телефон. – А теперь иди спать. Завтра ты получишь свой череп.

– Спасибо, Джо. – Ева вошла в спальню и закрыла за собой дверь. Принять душ и лечь – вот что она собиралась сделать. Главное – ни о чем сейчас не думать. Не думать и не пытаться делать какие-то обобщения. Это может подождать до тех пор, пока она отдохнет и наберется сил, чтобы справиться с ужасом и отчаянием.

* * *

– Ты ужасно выглядишь, – сообщил Джо. – Ты что, совсем не спала?

– Всего час или два, – призналась Ева. – Я все думала и думала и никак не могла отключиться. А у тебя какие новости? Что сказал Спайро?

– Я уговаривал его как мог, но он так и не поддался. Он сказал, что будет решать этот вопрос после того, как поговорит с тобой.

– Значит, он приедет сюда?

– Да, Спайро обещал подъехать к трем. – Джо посмотрел на часы. – У тебя есть еще минут сорок, так что ты вполне успеешь позавтракать. Или пообедать. Все зависит от твоего настроения.

– Я могу обойтись парой сандвичей и чашкой чая… – Ева обхватила себя за плечи. – Никак не могу согреться. Извини, я взяла еще одну твою рубашку.

– Я заметил. На тебе она смотрится лучше. – Джо принес из кухни чай и, сев на диван, стал смотреть, как Ева готовит себе сандвич с сыром и ветчиной.

– Ничего не имею против того, что ты носишь мои рубашки и майки, – сказал он. – За прошедшие годы я успел к этому привыкнуть. Мне даже нравится делиться с тобой тем, что я имею.

Ева кивнула. Ей тоже очень нравилось, что она может делиться с Джо тем, что у нее на душе. Сознавать это было почти так же приятно, как чувствовать кожей мягкое тепло его старой фланелевой рубашки.

– Я должен сказать тебе одну вещь, – добавил Джо. – Не пугайся, ничего страшного не произошло, но особенно приятной эту новость тоже не назовешь…

– Какую вещь?

– Марк Грунард узнал, где ты прячешься.

Ева нахмурилась.

– Марк Грунард? Имя знакомое… Кто это?

– Марк – известный журналист и популярный телеведущий. Должно быть, он убил несколько дней, чтобы раскопать соответствующую запись в земельном реестре штата. Как бы там ни было, теперь он знает, что настоящим собственником этого участка земли являюсь я. Догадаться об остальном было проще простого, поэтому мне пришлось заключить с ним сделку. Говоришь, тебе приходилось слышать это имя? Что ты знаешь о Марке?

– Немного. Когда-то Марк Грунард работал на третьем канале, вел там собственную передачу «Наши расследования». Я помню, он освещал суд над Фрейзером. – Ева поморщилась. – Да, я помню его, как и все, что было связано с Фрейзером…

– Рано или поздно репортеры все равно сюда добрались бы. – Джо сделал вид, будто не расслышал ее последних слов. – Мне надо было отвлечь их внимание, но я не мог себе позволить тратить на это время. Марк обещал мне помочь…

– Как?

– Вчерашние шестичасовые новости были посвящены твоему «таинственному» исчезновению. Марк показал снимок моего коттеджа и выразил сожаление по поводу того, что тебя якобы здесь не оказалось. Он намекнул также, что ты, вероятно, скрываешься на яхте, которая курсирует вдоль побережья Флориды. Сразу после передачи Марк вылетел в Джексонвилл, и готов поспорить, что половина городских искателей сенсаций сделали то же самое.

– И что тебе пришлось пообещать ему взамен?

– Эксклюзивное интервью. Марк поклялся молчать до тех пор, пока мы не будем готовы обнародовать результаты расследования. Вот тогда-то он и явится, чтобы получить должок. Впрочем, возможно, что тебе придется пару раз встретиться с ним до этого… Хотя бы просто для того, чтобы он не думал, будто его водят за нос.

– Когда? – с подозрением спросила Ева.

Джо виновато отвел взгляд.

– Боюсь, довольно скоро, ведь Марк уже оказал нам одну услугу. Надеюсь, ты не против?

Ева попыталась припомнить Марка Грунарда и то впечатление, которое он произвел на нее когда-то. Высокий, седовласый, он показался ей человеком неглупым и в общем-то приятным, хотя она могла и ошибаться.

– Нет, не возражаю, – сказала она и улыбнулась. – Интересно, что бы ты делал, если бы я сказала, что не хочу с ним встречаться?

– Попытался бы отделаться от него. – Джо Куинн ухмыльнулся. – Но я рад, что не обманул Марка и теперь мне не придется нанимать убийц, чтобы они организовали ему «поездку в Чикаго» («Поездка в Чикаго» – выражение, пришедшее из гангстерского обихода и означающее один из способов расправы с предателями, отступниками и полицейскими осведомителями, когда жертву помещали в старый автомобиль и отправляли под пресс. Чикаго в свое время был крупнейшим в США центром черной, в том числе – передельной металлургии.) или что-нибудь в этом роде. Боюсь, никаким иным способом его не остановить. – Он посмотрел на сандвич в руке Евы. – Почему ты не ешь?

– Я ем. – Ева послушно откусила большой кусок и запила чаем. – А почему ты остановил свой выбор именно на Грунарде? Ты хорошо его знаешь?

– Достаточно хорошо. Время от времени мы даже встречаемся «У Мануэля», чтобы пропустить по рюмочке. Марк – умный и дальновидный человек… – Джо задумался, потом сказал:

– Вообще-то это не я выбрал его, а он меня. Вчера утром, когда я приехал за скелетом в университет, он уже ждал меня там. Это была настоящая засада, Ева. Он сделал мне предложение, от которого я не смог отказаться…

– Но ему можно доверять? Ты ему доверяешь?

– Я ему доверяю, но дело даже не в этом. Покуда Марк уверен, что получит свое интервью, он будет стараться не за страх, а за совесть. Я готов поклясться, что только он способен пустить журналистскую братию по ложному следу и отвести от нас опасность.

– Но, может быть, его можно использовать как-то еще? Например, он мог бы… – Она не договорила. В дверь постучали, и Ева испуганно поглядела на Джо.

– Это Марк?

– Я думаю, это Спайро приехал. – Джо поднялся с дивана и пошел открывать. – Ты так и не доела свой сандвич! – заметил он с упреком.

– Диктатор! – Ева отодвинула тарелку и, торопясь, допила уже остывший чай.

Войдя в комнату, Роберт Спайро вежливо склонил голову.

– Добрый день, мисс Дункан, – сказал он. – Как ваши дела?

– Более или менее, – сдержанно отозвалась Ева. – А что у вас?

– Возникла небольшая проблема. – Спайро сел напротив нее в кресло. – Все утро мне пришлось потратить на корреспондентов – они очень хотели узнать, как мы догадались, что в Талладеге остались еще трупы.

– И что вы им ответили?

– Пришлось сослаться на свою интуицию, – кисло признался Спайро. – На инстинкт и на интуицию человека, вот уже с десяток лет занимающегося оперативной и аналитической работой. Им пришлось этим удовлетвориться. Впрочем, в этом нет ничего странного – среди пишущей братии у нашего отдела еще та репутация… Для них мы не то обученные карате медиумы, не то экстрасенсы с пистолетами. – Спайро немного помолчал, потом спросил:

– Вы можете что-нибудь добавить к тому, что рассказал мне Куинн?

Ева посмотрела на Джо, и тот покачал головой.

– Я не стал ничего скрывать, Ева.

– Тогда мне нечего добавить, – ответила она. – Кроме, пожалуй, одного: я уверена, что он позвонит снова.

– Может быть…

– Он позвонит. И я хочу, чтобы вы были к этому готовы.

Может быть, стоит подключить телефон к какой-то аппаратуре, чтобы определить, откуда звонит этот человек.

– Разве Джо до сих пор этого не сделал? – удивился Спайро.

– Вчера вечером я был слишком занят, – сухо возразил Джо. – Кроме того, это дело все равно в один день не решить. Управлению полиции Атланты очень не хочется участвовать в этом сомнительном деле.

– Но если два скелетированных трупа, которые мы откопали прошлой ночью, действительно принадлежат Джону Девону и Билли Томпкинсу, тогда полиции придется принять участие в расследовании. В конце концов, именно в Атланте были заведены дела об их исчезновении.

– Я могу выяснить, чьи это… тела, – вставила Ева. – Только дайте мне череп.

Спайро не ответил.

– Дайте мне череп, мистер Спайро, и уже через два-три дня у вас будет серьезный аргумент в пользу…

– Участие в этом деле может оказаться для вас небезопасным, – возразил агент.

– Хотите вы того или нет, но я уже являюсь участницей этого дела. Самой непосредственной участницей…

– Да, являетесь, если человек, который вам звонил, – настоящий убийца. В настоящее время вы для него пассивная жертва, он наслаждается своей властью над вами, наслаждается возможностью терзать и мучить вас по телефону. Но как только вы предпримете хоть один шаг, хоть одно действие, способное представить для него опасность, он может слететь с катушек. Такие типы готовы пойти на что угодно, лишь бы утвердиться в своих собственных глазах.

– Я не хочу быть пассивной жертвой, – твердо возразила Ева, глядя Спайро прямо в глаза. – Этот сукин сын украл Бон… украл кости той маленькой девочки, которую нашли в Талладеге. Я уверена, что именно он убил ее.

– Может быть, и так…

– Это боле? чем вероятно. Ведь он знал, что у водопада выкопали не все тела, знал имена этих двух мальчиков. Те кости, что нашли вчера… Кстати, там есть что-нибудь для ДНК-анализа?

– Пока трудно сказать. Останки сильно пострадали, многие кости расщеплены, разбиты…

– И еще какое-то время потребуется, чтобы провести сам анализ… Дайте мне череп, агент Спайро, и уже через несколько дней у вас будут конкретные результаты.

Спайро приподнял брови и посмотрел на Джо.

– Я не подозревал, что мисс Дункан такая упрямая, – сказал он.

– Это еще мягко сказано, – откликнулся тот. – Лучше отдай ей череп.

– А кто будет отвечать? Ты, Куинн? Я не шутил, когда говорил об опасности, которая может грозить мисс Дункан. А защитить ее будет очень и очень трудно, поскольку мы пока ничего не знаем о преступнике.

Ева слабо улыбнулась.

– Это мое решение, мистер Спайро. А я всегда считала, что могу сама отвечать за свои решения и поступки.

Телефон на тумбочке у двери внезапно зазвонил, и Джо вскочил на ноги.

– Подожди, – остановил его Спайро. – Пусть ответит мисс Дункан. У тебя есть второй аппарат?

Телефон издал еще один длинный звонок.

– В кухне, – почему-то шепотом ответил Джо, и Спайро бросился из гостиной.

Ева взяла трубку.

– Алло?

– Слушай меня внимательно, – сказал голос, который она сразу узнала. – Я уверен, что к этому времени твой телефон уже поставили «на кнопку», и не хочу рисковать. Начиная с сегодняшнего дня я буду звонить тебе только по сотовой связи, поэтому ты должна постоянно держать свой личный аппарат включенным. Поняла? Кстати, можешь называть меня Доном. Для удобства. – Он ухмыльнулся. – Как тебе вчерашняя поездка в Талладегу? Холодная выдалась ночка, правда?..

И он дал отбой.

Ева медленно опустила трубку на рычаг и повернулась к Джо. В следующую секунду из кухни показался Спайро.

– Негодяй использовал механический скремблер – устройство, искажающее тембр голоса так, чтобы его невозможно было опознать, – сказал он. – Скажите, в первый раз его голос звучал так же?

– Точно так же, – подтвердила Ева. – Он знал о том, что я была в Талладеге, – сказала Ева. – Значит, он следил за нами… за мной…

– Возможно, он просто блефует, – предположил Спайро.

Ева содрогнулась от внезапного приступа озноба.

– Вряд ли, – сказала она.

– Признаться, я с вами согласен. – Спайро пожал плечами. – Ладно, я отдам вам череп. Похоже, этот Дон собирается отыграть свой сценарий до конца вне зависимости от того, что мы предпримем.

– С чего ты взял? – подал голос Джо.

Спайро посмотрел на него, причем Еве показалось, что в глазах фэбээровца появилось что-то похожее на высокомерие или как минимум на чувство собственного превосходства.

– Существует два основных типа серийных убийц, – начал Спайро менторским тоном. – Мы условно называем их «стихийными» и «организованными». Первые убивают под влиянием минуты, их действия непредсказуемы, спонтанны. Они выбирают жертвы наугад, случайно и, как правило, попадаются. Но над скелетированными трупами, которые мы нашли в Талладеге, по всем признакам поработал «организованный» убийца. Такие действуют медленно и методично: они долго выбирают жертву, убивают аккуратно и без риска, а тела стремятся увезти куда-нибудь подальше и спрятать. Они тщательно уничтожают все следы и улики, так что даже орудие преступления удается найти далеко не всегда. Человек, который только что звонил, воспользовался специальным устройством, чтобы не дать нам записать рисунок его голоса. Это значит, что он очень осторожен – такой не допустит ни малейшей небрежности. Это, однако, не значит, что его невозможно задержать… – быстро добавил Спайро, увидев, как изменилась в лице Ева. – Поведение Дона вполне укладывается в разработанную нами модель – своего рода стандартный психологический портрет «организованного» социопата…

– И каков же он – психологический портрет Дона? – спросила Ева устало.

– «Организованный» серийный убийца – это, как правило, человек образованный, с коэффициентом интеллекта значительно выше среднего уровня. Обычно он знаком с основами криминалистики, иногда даже имеет какое-то отношение к полиции. Вероятно, Дон много путешествует; у него скорее всего есть собственная машина, которую он поддерживает в хорошем состоянии, что позволяет ему совершать преступления вдали от места постоянного проживания. Такой тип, как правило, прекрасно социально адаптирован, что позволяет ему не привлекать к себе внимание. Насколько я заметил, Дон разговаривает довольно свободно, что может свидетельствовать о развитом…

– Довольно! – Ева даже подняла руки, словно защищаясь от человека, которого обрисовал Спайро. – Вы спорили со мной, но на самом деле вы с самого начала знали, что Дон и есть убийца из Талладеги, правда?

– Моя работа заключается в том, чтобы сомневаться. Прежде чем сказать, что то-то и то-то истинно, я должен взглянуть на это со всех возможных точек зрения, – ответил Спайро, вставая и поворачиваясь к выходу. – Когда Дон позвонит в следующий раз, мисс Дункан, записывайте все, что он скажет. Звонки по сотовой связи проследить очень трудно, но я организую прослушивание этого телефона. – Он кивнул на городской аппарат у двери. – Если Дон не дозвонится по сотовому, он, возможно, воспользуется обычной телефонной линией.

– Откуда он вообще узнал, что у меня есть сотовый телефон? Ведь это частный номер, который я сообщила всего двум или трем самым близким людям. Кстати, домашний телефон Джо тоже не внесен ни в один справочник…

– Такие вещи всегда можно узнать, если ты достаточно умен и достаточно упорен, – ответил Спайро. – Как я уже говорил, Дон скорее всего относится к группе «организованных» убийц, а значит, ума и хитрости ему не занимать. Но вы правы. Первое, что мне необходимо сделать, это проверить телефонные компании и выяснить, не было ли у них в последнее время случаев взлома компьютерных баз данных.

С этими словами Спайро шагнул из гостиной в маленькую прихожую коттеджа.

– Череп у меня в машине, – оглянулся он. – Идем, Джо… Забери его, чтобы мне лишний раз не возвращаться.

– Что такое вы собираетесь сказать Джо, чего я не должна слышать? – поинтересовалась Ева.

Спайро снова появился на пороге комнаты.

– Я хотел предупредить его, что пошлю Чарли охранять коттедж, – ответил он, пожимая плечами. – Охрана вам необходима по крайней мере до тех пор, пока вы будете работать над черепом. Самому мне надо вернуться в Талладегу, чтобы встретиться со Сполдингом – экспертом из нашего отдела по борьбе с похищениями и убийствами детей, – и объяснить ему, почему я решил перебежать ему дорожку и отдать череп вам. У Сполдинга наверняка есть свой скульптор-реставратор, и…

– Пока Джо здесь, я не нуждаюсь в дополнительной охране, – перебила Ева.

– Ну, подстраховаться никогда не помешает, – миролюбиво заметил Спайро. – Я постараюсь прислать Чарли как можно скорее, а потом добавлю еще пару-тройку ребят. – Он неожиданно нахмурился. – Дело в том, мисс Дункан, что «организованный» убийца хоть и способен выслеживать свою жертву днями и месяцами, но никогда не стремится познакомиться с ней лично, и меня лично очень тревожит то обстоятельство, что Дон пытается установить с вами контакт.

– Мне очень жаль, что Дон не вписывается в стандартную схему, – едко заметила Ева, – Возможно, это происходит потому, что он не собирается играть по вашим правилам, а устанавливает свои.

Губы Спайро чуть заметно сжались.

– Уж лучше бы он вписывался, – заметил он. – В противном случае мы можем никогда его не поймать.

– Когда Чарли будет здесь?

– Часа через два-три, я думаю. А что?

– Мне бы хотелось, чтобы Джо съездил в Атланту и привез мне фотографии этих мальчиков. Они понадобятся мне, чтобы проверить, не допустила ли я какой-нибудь ошибки во время работы.

– Нет, пусть Джо останется здесь, – возразил Спайро. – Я сам запрошу эти фото и привезу вам.

– Что ж, пусть будет так. Это не срочно. Спасибо за любезность, мистер Спайро.

– Не благодарите меня. Вообще-то мне следовало бы настоять, чтобы вы как можно скорее перебрались в город. Это место мне не нравится – здесь слишком безлюдно.

– Я не люблю, чтобы кто-то или что-то отвлекало меня во время работы. Покой и уединение мне необходимы…

– А мне необходимо поймать этого ублюдка, – возразил Спайро. – Ради этого я готов рискнуть даже вашей безопасностью.

– Как это мило! – сердито вставил Джо. – Ты хочешь сказать, что готов использовать Еву в качестве приманки?

– Вот именно! – с неожиданной резкостью отозвался Спайро, поворачиваясь к нему всем корпусом. – Я предупредил вас, что любое активное действие со стороны мисс Дункан, такое, например, как реконструкция этого черепа, подвергает ее жизнь опасности, но вы не захотели меня слушать. Вы сказали, что сами отвечаете за свои поступки, так не обвиняйте же меня в том, что и я готов пойти на что угодно, лишь бы заполучить этого убийцу! В Талладеге было девять могил, и одному богу известно, скольких еще он убил! Кстати, знаете ли вы, как много серийных убийц попадает в руки закона? Ничтожно мало. Мы ловим, наверное, одного из тридцати – того, кто слишком глуп и небрежен и кто совершает ошибки. Умные и осторожные уходят от нас и продолжают убивать. Этот Дон умен, но мне кажется, у нас есть шанс захватить его. Я не знаю, почему, но он, похоже, решил поиграть с нами в «кошки-мышки», и будь я проклят, если не попытаюсь этим воспользоваться.

– Хорошо, хорошо, – кивнул Джо. – Делай что хочешь, но имей в виду: я не дам тебе использовать Еву в качестве живца!

– Извините, мисс Дункан. – Спайро сделал над собой усилие и взял себя в руки. – Я не хотел вас обидеть. Быть может, я просто немного устал и мне необходимо отдохнуть, но как раз сейчас я не могу себе этого позволить…

– Тебе не отдохнуть надо, а к психиатру сходить, – буркнул Джо.

– Да нет, я-то как раз еще держусь, но добрая половина сотрудников нашего отдела действительно нуждается в психологической помощи, – терпеливо объяснил Спайро, делая вид, будто не замечает оскорбления. – Я хотел сказать другое… Будьте осторожны. В этом деле есть что-то, что мне не нравится, хотя я и не могу этого объяснить. – Он покачал головой. – Ладно, Джо, идем. Забери у меня этот череп, и я поеду.

Они вышли, а Ева подошла к окну и стала смотреть, как Спайро открывает багажник и достает оттуда аккуратный сверток. Передав его Джо, агент неожиданно поднял голову и, встретившись с Евой взглядом, сардонически улыбнулся. Потом он взмахнул на прощание рукой и захлопнул багажник.

«Человек, который каждый день имеет дело с чудовищами…» – вспомнила она. Так сказал про своего шефа Чарли, и Ева знала, что это значит. Она испытала это на собственной шкуре.

Вернулся Джо.

– Ну вот, ты получила, что хотела, – сказал он, протягивая ей упакованный в картон и бумагу череп. – Как я полагаю, ты хочешь начать немедленно?

Ева кивнула.

– Пожалуйста, положи его вот сюда, только ради бога осторожнее! Я не знаю, насколько хрупкими могут оказаться кости, хотя их, наверное, уже пропитали укрепляющим составом.

Джо развернул бумагу и, достав из коробки череп, осторожно уложил его на приставную тумбу дивана.

– Это младший из мальчиков, – уверенно определила Ева, бросив взгляд в ту сторону. – Как его звали?

– Джон Девон. Если, конечно, это действительно он. Среди жертв Фрейзера был мальчуган с таким именем, но…

– Никаких «но»!.. – заявила Ева самым категоричным тоном. – Я прекрасно понимаю, к чему ты клонишь, Джо Куинн. Постарайся впредь не говорить ничего подобного, если не хочешь мне помешать…

Она шагнула к тумбе и вгляделась в пустые границы маленького, хрупкого на вид черепа. Бедное дитя! Погибшее дитя!

– Джон Девон!.. – не то прошептала, не то позвала она.

Помоги мне вернуться домой!

«Я постараюсь, Джон!»

Потом она поправила на носу очки и повернулась к рабочему столу.

– Включи, пожалуйста, свет, – попросила Ева. – Уже темнеет, а мне хотелось бы начать измерения…

* * *

Спайро снова приехал в коттедж Джо на следующий день около полудня. Войдя в комнату, где работала Ева, он протянул ей плотный желтый конверт.

– Я достал фотографии, мисс Дункан, – сказал он. – Хотите взглянуть сейчас?

– Нет, – ответила она, откладывая кронциркуль и вытирая руки полотенцем. – Я стараюсь не смотреть на фотографии до того, как работа будет закончена, – это может повлиять на конечный результат.

Спайро рассматривал череп, установленный на колонке-пьедестале. Он был весь утыкан похожими на спички крошечными палочками, которые держались на костях при помощи кусочков пластилина.

– А это что? – спросил он наконец. – Напоминает жертву испанской инквизиции.

– Марки-измерители, – пояснила Ева. – С их помощью фиксируется толщина мышечного слоя. Я обрезаю каждую марку на соответствующую длину и приклеиваю в определенной точке лица. Существует больше двадцати точек, для которых толщина мышечного слоя является постоянной величиной.

– А потом?

– Потом я беру полоски пластилина и начинаю наращивать на кость слой так называемого «мяса», толщина которого определяется марками. Ну и последний этап состоит в заполнении щелей, разглаживании и формировании индивидуальных черт.

– Просто не верится, что вы добиваетесь столь поразительного сходства с оригиналом только благодаря измерениям, – покачал головой Спайро.

– Ну, измерения лишь закладывают основу для дальнейшей работы, – объяснила Ева. – В дальнейшем приходится полагаться в основном на интуицию, на скульптурную технику и на сноровку.

– Насколько мне известно, и то, и другое, и третье у вас присутствует, – сказал он. – Дон больше не звонил?

– Нет.

– А где Куинн?

– Где-то снаружи.

– Ему не следовало оставлять вас одну.

– За прошедшие сутки он ни разу не оставил меня одну больше чем на пять минут. Я сама отправила его прогуляться.

– Все равно ему не следовало вас слушаться. Это может оказаться рискованно.

– А где же ваш Чарли? – спросила Ева. – Джо со вчерашнего вечера пытается связаться с ним, но у него так ничего и не вышло. В Талладеге сказали, что Чарли поехал сюда, но он так и не появился.

– Это моя вина, – признался Спайро. – Извините, что заставил вас нервничать, но… Я знал, что вас охраняет Куинн, к тому же я договорился, чтобы лес в районе озера патрулировала полицейская машина. Вот почему я позволил себе послать Чарли в Квантико, в нашу штаб-квартиру, чтобы он лично доложил начальнику сектора о результатах раскопок. Сегодня вечером Чарли будет здесь.

– Я была слишком занята, чтобы нервничать, – возразила Ева. – Джо – вот кто волновался… Но почему вы не доложили о результатах сами?

– Я предпочитаю работать «в поле», а Квантико стараюсь избегать – работа с бумажками не для меня. Как видите, у должности старшего агента есть свои преимущества… – Он снова улыбнулся холодной улыбкой человека, который давно разучился радоваться чему-либо. – К тому же я знаю, что Куинн стоит десяти обычных полицейских. Нашему руководству очень не хотелось его терять, но он настоял на своем и ушел. – Спайро слегка пожал плечами и перевел взгляд обратно на череп. – Когда вы планируете закончить?

– Наверное, завтра, но точно сказать не могу.

– У вас усталый вид.

– Нет, я в порядке… – Ева сняла очки и потерла покрасневшие веки. – Глаза немного болят. Это от напряжения.

– Но раньше завтрашнего дня вы не закончите?

Она удивленно посмотрела на него.

– Что-то я не понимаю… – проговорила Ева медленно. – Еще вчера мне пришлось уговаривать вас дать мне череп, а сегодня вы, похоже, торопитесь…

– Вы правы, мне действительно не терпится узнать, какими будут результаты вашей работы. Если это окажется Джон Девон, тогда по крайней мере у меня будет что-то, с чего можно начать. – Он немного помолчал, потом пробормотал задумчиво:

– У меня такое ощущение, что мы разворошили настоящее змеиное гнездо. И мне это очень не нравится.

– Ощущение? Вы имеете в виду ваш следовательский инстинкт, ту сверхъестественную интуицию психологов из ФБР, о которой рассказывают сказки журналисты?

– Это не сказки! – Похоже было, что Спайро слегка обиделся. – И нет ничего сверхъестественного в таком явлении, как интуиция.

– Наверное, нет, извините… – Ева вздохнула.

Спайро подошел к окну и встал там.

– Меня очень беспокоит личность убийцы, – сказал он спокойно. – Все эти тела были похоронены очень давно, их нашли случайно, а значит, уже тогда убийца был очень осторожен. Хотел бы я знать, что он делал все эти годы. И что он делал до того, как убил тех, из Талладеги… Как долго он убивает?

Ева покачала головой.

– Меня всегда интересовало, что происходит с убийцами, если у них появляется возможность долгое время убивать безнаказанно. Меняются ли они? Сколько человек нужно убить, чтобы превратиться из чудовища в супермонстра?

– В супермонстра? Это термин из детского комикса, мисс Дункан.

– Я просто не знаю, как вы называете таких людей, когда они в конце концов вам попадаются. Во всяком случае, в них наверняка нет ничего человеческого, зато их способность убивать…

– Вы имеете в виду, становится ли убийца с годами более умелым, более хитрым, более изощренным?

– Да, что-то в этом роде.

– Что ж, вы правы. Серийный убийца, которому удается долгое время убивать безнаказанно, с годами, безусловно, становится более опытным, более дерзким и решительным. И более жестоким.

– А вам случалось когда-нибудь встречаться с таким… суперубийцей?

– Нет, насколько я знаю… – Спайро слегка пожал плечами и повернулся к Еве. – Но ведь приставка «супер» как раз и означает, что такой экземпляр умеет маскироваться, принимать, так сказать, защитную окраску, так что отличить его от обычных людей бывает невероятно сложно. С ним можно столкнуться на улице лицом к лицу и ничего не заподозрить… – Он вздохнул. – Насколько мне известно, Тед Банди (Теодор Банди, «Нейлоновый убийца» – один из самых знаменитых серийных убийц в истории США, сексуальный маньяк. На его счету по меньшей мере 36 убитых женщин. Задержан в результате обычной проверки документов. Казнен во Флориде в 1989 году.) мог стать таким «супермонстром», как вы выразились. У него были для этого все задатки, но он не сумел их реализовать. Его сцапали на улице в результате случайной проверки документов. Ни один уважающий себя серийный убийца не допустил бы подобного прокола. Должно быть, Тед просто утратил чувство опасности.

Спайро усмехнулся.

– Как вы можете быть таким циничным? – спросила Ева, не скрывая своей неприязни.

– Тот, кто дает волю чувствам, непременно оказывается в проигрышной позиции, – ответил Спайро серьезно. – Человек, который вам звонил, расправится с вами недрогнувшей рукой. Извините, мисс Дункан, что я так говорю с вами, но это действительно важно. Не бойтесь его или по крайней мере не позволяйте Дону почувствовать свой страх. От этого он станет только сильнее.

– Я его не боюсь.

Несколько секунд Спайро внимательно рассматривал ее, потом кивнул с каким-то странным удовлетворением.

– Я верю вам, мисс Дункан. Но… скажите, почему вы не боитесь? Ведь все люди боятся смерти.

Она не ответила, и Спайро покачал головой.

– Впрочем, вы, возможно, не боитесь, – сказал он медленно.

– Инстинкт самосохранения, во всяком случае, работает у меня не хуже, чем у других, – сухо заметила Ева.

– Надеюсь, что так. – Тонкие губы Спайро сжались и превратились почти что в ниточку. – Послушайте моего совета, мисс Дункан: этого человека опасно недооценивать. Он знает слишком много, а мы не знаем о нем ничего. Это может оказаться кто угодно – служащий муниципалитета, клерк из телефонной компании, полицейский, который остановил вас за превышение скорости, или даже юрист, который имеет доступ к судебно-следственной информации. Не забывайте – он убивает уже давно, и до сих пор его никто не разоблачил!

– Как я могу забыть? Пожалуй, мне пора возвращаться к работе…

– Намек понял. – Спайро оттолкнулся от подоконника и шагнул к двери. – Сообщите мне, когда закончите.

* * *

Джо Куинн, приплясывая от нетерпения, ждал Спайро возле его автомобиля.

– Идем, я что-то тебе покажу, – сказал он вместо приветствия.

– Надеюсь, это что-то находится не очень далеко, – заметил Спайро, идя за ним в обход дома. – Не стоит оставлять Еву одну.

– Я и не оставлял ее одну. Все это время я находился на расстоянии прямой видимости от коттеджа.

Он сошел с подъездной дорожки и, нырнув в заросли кустарников и травы, неожиданно опустился на колени.

– Видишь эти следы? – спросил Джо, не оборачиваясь. – Здесь кто-то побывал.

Спайро наклонился ниже.

– Что-то не похоже на следы ног, – сказал он и прищурился.

– Нет, следов здесь нет – тот, кто побывал здесь, об этом позаботился. Я о другом… Видишь, трава примята? Правда, он попытался распрямить ее, но не успел. Должно быть, этот человек спешил.

– Похоже, ты прав… – сказал Спайро, нисколько не удивившись. Он давно знал, что от глаз Джо Куинна не ускользнет ни одна мелочь. Подготовка, которую он прошел в отряде «Морские львы», действительно была фундаментальной.

– Ты думаешь, это он? Дон?

– Я не знаю никого другого, кому бы пришло в голову приезжать сюда и прятаться.

– Думаешь, он следит за ней?

– Не за мной же!.. – раздраженно откликнулся Джо и, подняв голову, внимательно осмотрел опушку дальнего леса. – Во всяком случае, не сейчас, – сказал он уверенно. – Сейчас здесь никого нет – я чувствую…

– Ты, часом, не экстрасенс? – осведомился Спайро с легкой насмешкой.

– Что-то вроде этого, – спокойно ответил Джо. – Должно быть, индейская кровь сказывается. Мой дед по материнской линии был чистокровным индейцем-чероки.

А может, подумал Спайро, это все та же подготовка диверсанта-подводника. Найти и уничтожить – и при этом самому не попасться.

– Ты, наверное, ожидал чего-то подобного, если стал искать… – сказал он.

– Да. – Джо кивнул и поднялся. – Этот Дон был жесток с Евой. Он хотел причинить ей боль, и мне подумалось, что он попытается увидеть это собственными глазами. А может быть, он просто хотел удостовериться, что Ева еще здесь… – Он вернулся на подъездную дорожку. – Как бы там ни было, Дон побывал здесь. Вызови сюда свою следственную бригаду – может быть, им удастся обнаружить какие-нибудь следы.

– Пусть это сделают твои люди – мои заняты в Талладеге, – предложил Спайро.

– Полиция Атланты не сделает ни шага, пока начальство не убедится, что участия в этом деле им не избежать, – с горечью возразил Джо. – А это станет ясно только после того, как Ева закончит восстановление прижизненного облика этого мальчика. Она пользуется достаточным авторитетом в своей области, чтобы результаты ее работы можно было считать доказательством.

– Но до тех пор, пока этого не произошло, тебе придется полагаться на меня, – заметил Спайро. – В любом случае тебе не следовало мне приказывать, достаточно было просто попросить.

– Пожалуйста, сделай это, – с усилием проговорил Джо.

Спайро улыбнулся.

– Вот так-то лучше… Впрочем, не слишком ли быстро ты сдаешься? Ведь ты не можешь не понимать, что я в любом случае направлю сюда людей…

– Черт бы тебя побрал, Спайро! – вспыхнул Джо.

– Остынь. Тебя надо было щелкнуть по носу, чтобы не зарывался. – Агент отвернулся. – Чарли будет здесь до наступления темноты, так что для волнений нет никаких оснований.

Джо посмотрел на него пристально.

– По-моему, ты хотел, чтобы я поволновался как следует, – сказал он жестко. – Когда я не смог дозвониться до Кэтера, я попытался связаться с тобой. Ты не ответил на звонок по сотовому, и мне пришлось разыскивать шерифа Босуорта. Когда я его наконец нашел, он заявил мне, что ты, дескать, слишком занят, чтобы отвлекаться на всякие пустяки.

– Шериф сказал правду. Мне пришло в голову, что было бы неплохо провести аэрофотосъемку местности, чтобы, во-первых, убедиться, что мы не пропустили ни одной могилы, а во-вторых, выяснить, не были ли могилы расположены в каком-нибудь определенном порядке, например, в форме креста или какого-то другого символа или знака. Чтобы все это организовать, мне пришлось очень постараться. Я сам поднимался в воздух на самолете сельскохозяйственной авиации, чтобы убедиться…

– Неужели у тебя не нашлось двух минут свободных, чтобы ответить на мой звонок? – перебил Джо. – Нет, Спайро, чтобы ты ни говорил, я уверен: ты специально не отвечал, чтобы дать мне как следует попотеть.

– Человек, который нервничает, гораздо лучший сторож, чем тот, кто знает, что его подстраховывают. А тебе нужно быть очень, очень внимательным, Джо.

– Кроме того, я считаю, что Чарли Кэтер не совсем подходит для этого задания. Он, во всяком случае, не произвел на меня особо сильного впечатления, – добавил Джо, пропустив замечание Спайро мимо ушей.

– Ну, его нельзя назвать типичным фэбээровцем, если ты это имеешь в виду. Чарли еще недостаточно циничен, в нем слишком много мальчишеского энтузиазма и мало методичности и терпения. По правде говоря, мне пришлось потратить уйму времени и сил, прежде чем я сумел убедить руководство, что Чарли годен к службе в ФБР. Но это вовсе не значит, что он недостаточно квалифицирован. Он достаточно квалифицирован, к тому же ты и сам знаешь, что в нашем деле свежий человек иногда видит больше, чем самый опытный сотрудник, у которого за плечами двадцать лет службы, а это немаловажно. Ну а чтобы ты поменьше беспокоился, я скажу, что отправил трех младших агентов патрулировать лес и территорию вокруг коттеджа. Они переодеты в полицейскую форму, но подчиняются только мне и Чарли. Ну как, ты удовлетворен?

– Черт побери, нет!

– А-а, тебе, наверное, нужен целый батальон охранников!

– Чем меньше охраны, тем больше вероятность того, что убийца появится в наших краях…

Спайро посмотрел на него упор.

– Ты прав, – сказал он веско. – Безопасность мисс Дункан меня тоже заботит, но я не хотел бы спугнуть преступника, предпринимая чрезвычайные меры по ее охране.

– То есть ты сознательно предпочел рискнуть ее жизнью?

– Не говори глупости! – рассердился Спайро. – Я вовсе не хочу, чтобы мисс Дункан прикончили, просто она наша единственная ниточка.

– Значит, она представляет для тебя ценность только в этом качестве? Тебе просто нужна приманка, на которую Дон обязательно выйдет!..

– Я должен поймать этого мерзавца, Куинн, – ответил Спайро. – Должен, понимаешь? Я не хочу, чтобы он ускользнул. Можешь смеяться, но после того, как я увидел кладбище в Талладеге, мне кажется, что… – Он пожал плечами. – Он – мой, понимаешь? И я должен взять его во что бы то ни стало.

– А Ева?

– Что ж, я скорее рискнул бы ее жизнью, чем дал бы преступнику шанс уйти. Никто ведь не знает, сколько человек Дон может убить, прежде чем совершит роковую ошибку.

– Ну и подонок же ты, Спайро!

– Да, я подонок, – легко согласился Спайро. – Но если ты, Куинн, действительно хочешь поймать этого убийцу, то лучше меня тебе все равно никого не найти. Ты ведь меня знаешь, я буду идти по следу, пока не заполучу его… – Он повернулся, собираясь вернуться к своей машине, но остановился. – Знаешь, – добавил он, – мне не нравится, как мисс Дункан относится к делу…

– Очень жаль, потому что она работает, не жалея себя.

– Да нет, я не об этом… – Спайро досадливо поморщился, потом нахмурился. – Она… не боится убийцу, а ему это вряд ли понравится. Дон может разозлиться, а разозлившись, попытается ее сломить. И если он не сумеет дотянуться до самой мисс Дункан, он может причинить зло кому-то из ее близких.

– Вчера вечером я добился, чтобы ее матери выделили круглосуточную охрану, хотя для этого мне пришлось использовать не совсем честные приемы.

– Отлично.

– Но я не собираюсь рассказывать Еве о том, что кто-то следил за коттеджем, так что постарайся, чтобы твои ребята из следственной бригады не ломились сквозь заросли словно стадо слонов. Правда, она так погружена в работу, что вряд ли что-нибудь заметит, однако лучше подстраховаться.

– Не слишком ли ты ее оберегаешь?

– Нисколько, – отрезал Джо. – И еще одно, Спайро… Если убийца доберется до нее и я узнаю, что ты в этом хоть как-то виноват, берегись! Ева будет не единственной, кого прикончат в тот день!

* * *

Чарли Кэтер прибыл на озеро четыре часа спустя.

– Простите за опоздание, – извинился он, смущенно моргая. – Я планировал прибыть сюда еще полтора часа назад, но задержался в Квантико. Я хотел получить в аналитическом отделе результаты нашего запроса, но его, оказывается, еще не закончили. Я прождал целый час, однако задача оказалась достаточно трудоемкой даже для наших компьютеров, так что в конце концов я поехал сюда.

Ева подняла голову.

– Какого запроса?

– Мы обратились к программе по раскрытию тяжких преступлений. Она представляет собой общенациональную базу данных, в которой подробно фиксируются все преступления, представляющие большую общественную опасность, такие, как убийства, изнасилования и прочее. Если взять какой-то конкретный случай, описать его особенности в стандартных терминах, а потом предпринять поиск по этой базе данных, то можно обнаружить все сходные по почерку преступления, совершенные в определенный промежуток времени и…

– Я не знал, что Спайро послал такой запрос, – вставил Джо.

– О нет, он с самого начала сказал, что мы должны обратиться к программе по раскрытию тяжких преступлений, но, чтобы сузить круг поисков, нам было необходимо составить описание всех найденных в Талладеге трупов. Мы быстро с этим управились, и только последний из отчетов куда-то запропастился и его долго не могли найти. Я обнаружил его в бумагах перед самым отъездом из Талладеги, поэтому в Квантико начали работу с большим опозданием.

– И какой промежуток времени Спайро распорядился задать компьютеру? – уточнила Ева.

– Он сказал, что для верности нужно взять как минимум три десятка лет.

У Евы округлились глаза. Тридцать лет! Неужели Дон убивал три десятилетия?

– Я попросил, чтобы меня известили, как только будут результаты, – сказал Чарли, поворачиваясь к Джо. – Сам я буду снаружи, в машине, так что позовите меня, когда они позвонят, ладно? Я дал ваш номер, поскольку для нашего главного противника он все равно уже не тайна.

– Почему бы вам не дождаться звонка здесь, Чарли? – предложила Ева, но он только покачал головой.

– Спайро велел охранять подступы к коттеджу. Он будет очень недоволен, если узнает, что все это время я отсиживался в тепле. – Чарли усмехнулся. – Конечно, я мог бы попросить позвонить мне на сотовый телефон, но подумал, что звонок по городской линии может послужить достаточным предлогом, чтобы зайти в дом и немного погреться. – Чарли шагнул к колонке-пьедесталу, где лежал облепленный пластилином череп.

– Как много вы успели сделать, – заметил он. – Вам еще долго над ним работать?

Ева пожала плечами.

– Трудно сказать. Смотря как дело пойдет.

– У нас в Квантико, когда восстанавливают внешность или составляют фоторобот со слов свидетеля, обычно работают на компьютерах. Наброски и скульптуры используются крайне редко. На мой взгляд, это что-то гораздо более личное, что ли…

– Да.

Чарли снова с интересом посмотрел на череп.

– Он такой маленький, – вздохнул он. – Бедный парень, как же мне его жалко! Просто не представляю, как вы-то все это выносите.

– С трудом, Чарли. Так же, как вы выносите вашу работу.

– В наше время вообще страшно жить, – вздохнул Чарли. – Многие наши сотрудники, которые ясно представляют, что творится вокруг, стараются никогда не терять детей из виду и, уж конечно, никуда не отпускать их одних. Наверное, я тоже буду вести себя так же, когда Марта Энн…

– Когда тебе позвонят, я сам тебя позову, – вмешался Джо. – Мисс Еве надо работать.

Намек был, пожалуй, даже слишком прозрачным, и Ева сообразила, что Джо поспешил таким образом защитить ее от необдуманных слов Чарли, которые и в самом деле способны были причинить ей боль.

– Да, мне действительно пора идти, – смутился Чарли. – Позовите меня, когда позвонят из Квантико, – добавил он, пятясь к двери.

– Вовсе не обязательно было вышвыривать мальчика, – сказала Ева, когда входная дверь за ним закрылась. – Чарли не хотел сделать мне больно.

– Он слишком много болтает.

– Просто Чарли слишком молод. И он мне нравится. Мне кажется, ФБР вряд ли удастся обнаружить в этих базах данных что-то заслуживающее внимания. Ведь за десять лет ни бюро, ни полиция так и не сумели поймать Дона.

– В таком случае, – сказал Джо, – им пора поднапрячься и сделать это.

* * *

Логан позвонил, когда Ева и Джо сели ужинать.

– Мне передали, что ты звонила, – сказал он. – Извини, что не смог подойти. Я носился по острову, как кот, которому подожгли хвост. Я закрываю лавочку и возвращаюсь в Монтерей.

– Ты не говорил, что собираешься уехать с острова.

– Теперь многое изменилось. Пора возвращаться в реальный мир. – Логан немного помолчал. – А как у тебя дела? Ты работаешь с черепом девочки, которую нашел этот ублюдок Куинн?

– Работаю. Только Джо – не ублюдок, а череп не девочки, а мальчика. Его нашли неподалеку от… от той могилы.

– Но ты сказала, что будешь восстанавливать только… Почему в таком случае ты до сих пор там?

– Кое-что случилось.

– Ты что-то от меня скрываешь, Ева. Что?

Ева ответила не сразу, прекрасно понимая, что если она скажет Логану правду, то уже завтра он будет здесь.

– Мне сначала надо опознать этого мальчика, и только потом мне дадут череп девочки.

– Мне это не нравится. Ты скрываешь от меня слишком многое, поэтому я, пожалуй, вылечу в Монтерей не завтра, а сегодня. Когда я буду на месте, я тебе позвоню.

– Я очень рада, что ты хочешь мне помочь, – сказала Ева, – но, боюсь, на этот раз ты ничего не сможешь сделать.

– Это мы еще увидим, – ответил Логан и повесил трубку.

– Он едет сюда? – спросил Джо, внимательно прислушивавшийся к разговору.

– К счастью, нет. Пока нет… – Ева вздохнула. – Я боюсь за него. Убийца может попытаться причинить ему вред просто для того, чтобы сделать мне больно. С другой стороны, Логан может спугнуть убийцу…

* * *

Дон позвонил ей поздно вечером. Услышав звонок сотового телефона, Ева непроизвольно напряглась. Разумеется, это могла быть ее мать. Это снова мог быть Логан, но она была совершенно уверена, что это звонит убийца.

Услышав звонок, Джо потянулся к телефону, который после звонка Логана Ева оставила на столике в гостиной.

– Хочешь, я поговорю с ним? – спросил он, но Ева отрицательно покачала головой.

– Предоставь это мне, – сказала она, нажимая кнопку. – Алло?

– Бонни ждет, пока ты придешь и заберешь ее. Ева с силой стиснула аппарат в руке.

– Чушь!

– Ты так долго ее искала и вот почти нашла. Во всяком случае, ты была достаточно близко. Жаль останавливаться в двух шагах от цели. Кстати, ты закончила работать с черепом того паренька?

– Откуда ты знаешь?

Дон усмехнулся.

– Я за тобой приглядываю. Неужели ты не почувствовала, что я рядом? Что я стою за твоей спиной и заглядываю тебе через плечо?

– Нет.

– Кстати, ты уже выяснила, чей это череп? Ну, кто из мальчишек тебе достался?

– Почему я должна что-то тебе говорить?

– Впрочем, это не имеет значения. По правде говоря, я помню их довольно смутно. Ничего интересного – так, два напуганных сереньких воробышка. Твоя Бонни была совсем другой. За все время она ни разу…

– Прекрати, ты, подонок! Я не верю, что у тебя хватит мужества убить хотя бы червяка. Единственное, на что ты способен, это на анонимные телефонные звонки с угрозами!

– Анонимные? Разве я не сказал тебе, что ты можешь звать меня Доном?

– Что это за имя такое?

– Ты права. Имя ничего не значит. Как розу ни назови, она все равно будет благоухать, как роза…

– …А дерьмо будет вонять дерьмом.

– Ну вот ты уже и сердишься, Ева. Это нехорошо… Тебе совсем не идет.

– Меня удивляет одно, Дон… Ты почему-то решил, будто тебе под силу напугать меня своими угрозами. Откуда такая уверенность?

– А вот теперь ты уже начинаешь раздражать меня. – Он неожиданно рассмеялся. – И знаешь… мне это нравится! Это освежает. Я был абсолютно прав, когда выбрал тебя.

– Скажи, ты очень мучил тех, в Талладеге, прежде чем убить?..

– Нет, не очень. Тогда мне это было не нужно.

– А сейчас?

– А сейчас я не прочь растянуть удовольствие, чтобы внести в свою жизнь немного разнообразия. Впрочем, рано или поздно я должен был к этому прийти. Самые острые ощущения со временем приедаются, знаешь ли…

– Но почему ты выбрал именно меня?

– Потому что мне необходимо очищение. Когда я увидел в газете твою фотографию, я сразу понял, что ты тот самый человек, который мне нужен. Я смотрел на твое лицо и видел в нем горе, страдание, мужество… целую бурю эмоций, которая бушевала в твоей душе. Тебе необходимо дать им выход, и я тебе помогу. Поверь, я сумею сделать так, чтобы все эмоции чувства вырвались наружу в одном ослепительном взрыве, в одной ослепительной вспышке боли и отчаяния. И это станет высшим наслаждением для нас обоих.

– Ты просто спятил, Дон. Свихнулся!

– Возможно. Во всяком случае, по твоим стандартам я безусловно сумасшедший. Насколько я знаю, наука уже давно занимается изучением психологии преступников. Криминалисты даже научились отличать причины от следствий и ранние признаки – от причин. Они знают способы, которыми мы оправдываем убийства, но всей правды не знает никто…

– А как ты оправдываешь то, что ты делаешь с другими людьми?

– Никак. Я получаю удовольствие, и для меня этого вполне достаточно. Ты скажешь – это не причина? А знаешь ли ты, что за последние десять лет количество так называемых немотивированных убийств выросло на двадцать пять процентов? Но они только называются немотивированными. На самом деле в большинстве случаев это убийства, совершенные ради самого процесса умерщвления себе подобных… – Дон немного помолчал. – Я знаю, что говорю, Ева. Я начал гораздо раньше, чем десять лет назад, но общество, похоже, решило нагнать меня. Нагнать и превзойти.

– Чушь собачья!

– Чушь? Тогда попробуй объяснить, почему общество позволило мне убивать так долго? Нет, не мне, а хотя бы себе… – сказал Дон, когда Ева попыталась что-то возразить. – Я-то знаю, в чем дело. Взять, например, наши первобытные инстинкты, унаследованные от далеких предков, – ведь они никуда не исчезли. Свирепость, жажда крови, желание властвовать над чужими жизнями – все это есть в каждом из нас. Я абсолютно уверен, что в глубине души ты тоже хотела бы стать такой, как я. Неужели ты никогда не испытывала желания поохотиться за кем-то? Поохотиться, загнать и прикончить?..

– Нет, не испытывала.

– Значит, у тебя еще все впереди. А если хочешь знать, как это бывает, спроси у Куинна, он тебе расскажет. Он прирожденный охотник, у него есть эта жилка. Я уверен, Джо не станет отрицать, что, когда он настигает преступника, его сердце начинает чаще биться.

– Джо не похож на тебя. Ты единственный в своем роде, ты… – Ева задохнулась от волнения и острой ненависти, не в силах подобрать подходящих слов.

– Спасибо. Я склонен воспринимать твои слова как комплимент моей исключительности. Я рад, что ты это признала. А теперь мне, пожалуй, пора. Рад был с тобой поболтать. Нам необходимо как можно лучше узнать друг друга, потому что ты не из тех, кто боится неизвестного.

– Я не боюсь тебя.

– Будешь бояться, – уверенно заявил он. – Правда, мне, похоже, придется с тобой поработать, иначе будет неинтересно… – Он сделал небольшую паузу. – Бонни очень скучает по тебе, Ева. Вам действительно пора воссоединиться…

И он повесил трубку.

Боль, которую испытала Ева при его последних словах, была такой острой, что на глазах ее выступили слезы. Будь он проклят, подонок! Она понимала, что Дон нарочно выпустил эту стрелу, стараясь уязвить ее, лишить душевного равновесия, но ничего не могла с собой поделать. Ее сердце буквально обливалось кровью.

Ева выключила телефон и, закусив губу, повернулась к Джо.

– Дон хотел «просто поболтать» со мной, – сказала она. – Этот мерзавец хочет, чтобы я его боялась!

– Тогда притворись, будто боишься. Не надо его раздражать.

– Черта с два! – запальчиво выкрикнула Ева. – Я не буду бояться этой мрази!

Джо слабо улыбнулся.

– Не бойся, но ведь притвориться-то ты можешь?

– А зачем? – Ева посмотрела на него в упор, и Джо поспешно отвел глаза.

– Он сказал что-нибудь, что могло бы нам пригодиться? – спросил он, явно стараясь сменить тему.

– Сказал, что убивает уже больше десяти лет и что делает это исключительно ради собственного удовольствия. К тому же Дон пытается анализировать себя и мир вокруг. Он умен, как мы и предполагали… – Ева подошла к колонке-пьедесталу. – Будь добр, запиши все это и позвони Спайро – мне надо работать.

– Может быть, все-таки сделаешь перерыв? Тебе нужно немного успокоиться…

– Нет, не нужно! – резко бросила Ева. – Пусть этот ублюдок не думает, что он способен мне помешать. Он хочет, чтобы я плясала под его дудку, но этого не будет!

Но, прежде чем вернуться к работе, она несколько минут стояла неподвижно, потому что руки ее слегка – совсем чуть-чуть – дрожали. Лишь усилием воли ей удалось совладать с собой и умерить дрожь. Еве предстояла заключительная, самая важная часть работы, и ей не хотелось все испортить.

Неужели ты не чувствовала, что я рядом, что я стою за твоей спиной, заглядываю тебе через плечо?

С трудом подавив рефлекторное желание оглянуться, Ева взяла в руки кусочек глины и принялась разминать. Позади никого нет, сказала она себе. Никого, кроме Джо. Главное, не думать о Доне, потому что это будет означать, что он одержал первую победу. Надо отключиться от него, отключиться полностью.

И, действуя уверенно и неторопливо, она принялась лепить лицо маленького Джона Девона.

Ева Дункан оказалась сильнее, чем ему представлялось.

Что ж, тем лучше, рассудил он, чувствуя, как внутри волной нарастает возбуждение. Он сознавал, что ему придется потрудиться, чтобы сломать ее, но он был даже рад этому. Чем дольше она будет бороться, тем сильнее будет финальный взрыв эмоций и чувств, которые он освободит, прежде чем прикончит ее.

Дон был готов к борьбе и не сомневался в конечном успехе. Он даже знал, что ему надо сделать, чтобы заставить Еву Дункан принять вызов.

5

5 часов 40 минут утра


Вот все и готово. Осталось только правильно подобрать глаза…

Ее рука на мгновение зависла над стоявшей на рабочем столе картонной коробкой. Она была разделена на гнезда, наполненные ватой, и из каждого на нее смотрела пара стеклянных глаз.

Несколько секунд Ева раздумывала, какого цвета глаза ей выбрать, но в конце концов остановилась на карих. При восстановлении прижизненного облика она почти всегда пользовалась этим цветом, если только ей не было заранее известно, что глаза погибшего были серыми или голубыми.

Укрепив стеклянные шарики в глазницах, она в последний раз прошлась по векам лопаточкой-штихелем и отступила на шаг, внимательно рассматривая творение своих рук.

– Хочешь взглянуть на фото? – спросил Джо, неслышно подойдя сзади.

– Да, – коротко кивнула Ева. Только сейчас она осознала, что почти всю ночь Джо просидел на диване в мастерской. За все время он не произнес ни слова, так что немудрено, что она почти забыла о его существовании.

Джо вскрыл конверт, который держал в руке, и, выбрав из пачки снимков один, протянул Еве.

– По-моему, это он.

Ева всмотрелась в фотографию, не прикасаясь к ней. «Все-таки надо было выбрать голубые глаза», – подумалось ей. Но все остальное она сделала правильно.

– Да, это он… Джон Девон, – кивнула она.

Джо положил снимок на рабочий стол.

– Хорошо. Ступай спать, а я позвоню Спайро.

– Я сама ему позвоню.

– Не спорь. – Джо чуть ли не силой вытащил ее из мастерской и повел в спальню. – Я сказал, что позвоню, значит, позвоню. Ты свое дело сделала.

Он исчез в ванной, но тут же снова вернулся, держа в руках мокрое полотенце. Сев рядом с ней на кровать, Джо принялся вытирать с ее пальцев засохшую глину.

Да, подумала Ева. Она сделала свою работу. Джон Девон был идентифицирован, а это значило…

– Мне надо принять душ, – с трудом проговорила Ева, вдруг почувствовав страшную усталость.

– Когда проснешься, – отрезал Джо и, бросив полотенце на пол, заставил ее лечь. Заботливо укрыв Еву теплым шотландским пледом, он подошел к двери и приготовился выключить свет.

– Спокойной ночи.

– Я боялась, что это может быть Джон Девон, – прошептала Ева. – И хотела, и боялась…

Он погасил свет и, подойдя к ней, снова сел на кровать и взял ее руки в свои.

– Спи…

В темноте Ева заговорила сбивчиво и горячо:

– Но раз это действительно Джон Девон, значит, Дон сказал правду. Бонни убил не Фрейзер…

– Вовсе не обязательно. Если рассуждать так, может получиться, что Фрейзер вообще никого не убивал и все преступления, в которых он сознался, на самом деле совершил Дон!

– Я этого не говорила. Я сказала только, что Дон мог убить Бонни…

– Ну, не знаю… – Джо устало пожал плечами. – Честное слово, не знаю.

Ева слегка приподнялась на локте.

– А теперь ее тело… ее прах у него! Дону недостаточно было просто убить ее, ему понадобился еще и сувенир на память!

– Я так не думаю. Этот скелет мог понадобиться ему как приманка, – сказал Джо, но его голос прозвучал не очень уверенно, к тому же в полутьме Ева не могла видеть его лица.

– И все равно мне неприятно думать, что Бонни у него…

Что он снова прикасается к ней…

– Именно этого он от тебя и добивается, Ева. Он хочет контролировать тебя, дергать за ниточки… Готов поспорить, он был бы очень доволен, если бы знал, как ты лежишь и вместо того, чтобы спать, мучаешь себя вопросами, на которые все равно не найти ответов, пока мы не возьмем этого подонка. Самое правильное в твоем положении – это не оправдывать его ожиданий.

– То есть заснуть?

Она не видела его улыбки, но почувствовала ее.

– Да, заснуть.

Джо прав, подумала она. Именно этого хотел, именно этого добивался Дон.

– А ты позвони Спайро…

– С этим можно подождать. Я посижу с тобой, пока ты не заснешь.

– Но ты ведь тоже совсем не спал…

– А-а, ты все-таки заметила… – Джо усмехнулся. – А то мне уж начало казаться, что ты вовсе забыла о моем существовании – до того ты была увлечена работой…

– «Увлечена» – не совсем подходящее слово, Джо.

– Извини, я хотел сказать: «с головой ушла в работу». – Джо снова усмехнулся.

– Ты же знаешь, что это не правда, – мягко упрекнула его Ева. – Я не забывала о твоем существовании. И вообще… Где бы я ни была, что бы ни делала, я всегда помню, что ты есть… То есть даже не помню, а… Это все равно что иметь сад, в котором растет старый-престарый дуб в три обхвата. Ты не думаешь о нем постоянно, но ты никогда не забываешь, что он там…

– Отчего же дуб-то? – с обидой сказал Джо. – Да еще в три обхвата! Я понимаю, что я, возможно, не самый умный человек на планете, но толстым я никогда не был. Даже в детстве…

Конечно, он не был ни глупым, ни толстым, ни старым. Ева сравнила его с дубом только потому, что именно это дерево с его могучими корнями, крепким стволом и раскидистой кроной было для нее символом силы и стойкости. И безопасности. Ни один даже самый сильный ураган не мог сломать дуб – только вывернуть с корнем. Какого же еще убежища ей было желать?

– Да, Джо, ты отнюдь не глуп. Тебе палец в рот не клади… – Ева усмехнулась в темноте. Джо добился своего – боль немного отступила, и она почувствовала себя лучше. – Со мной все в порядке, так что тебе не обязательно сидеть со мной. Иди и поспи тоже.

– Как бы не так. Ты пыталась оскорбить меня, а это значит, что у тебя каждую минуту может начаться истерика и мне лучше держаться поблизости. Нет, Ева, если хочешь от меня отделаться – засыпай, иначе я никуда не уйду.

Она хотела возразить, но вдруг почувствовала, что глаза у нее слипаются. Ощущение покоя и безопасности овладело ею, и Ева решила ему не сопротивляться. К тому же и Джо был рядом, он продолжал держать ее за руки, словно защищая от подступающей тьмы.

– А помнишь… – пробормотала она сонно. – Много лет назад, на острове Камберленд, после казни Фрейзера… Тогда ты тоже держал меня за руки и заставлял говорить, говорить, говорить…

– Помню. Только сейчас я пытаюсь заставить тебя замолчать. Спи, Ева!

Она немного помолчала.

– Он пугает меня, Джо.

– Здесь совершенно нечего бояться, Ева. Пока я здесь, с тобой не случится ничего плохого.

– Я не думала, что буду бояться… Сначала я только рассердилась, но он умен, очень умен. К тому же ему нужна не моя смерть, хотя и это тоже… Дон хочет, чтобы я чувствовала… боль. Ему нужно, чтобы я страдала.

– Да.

Внезапная мысль промелькнула у нее в голове, и Ева попыталась подняться.

– Мама!.. – воскликнула она. – Он может…

– Нет. Твою мать охраняют. Дон не сможет причинить ей вреда.

– Ты… Это ты все организовал? Но почему?

– Потому что это было логично. Ну как, твой старый дуб неплохо соображает, а? Твоя мама в безопасности, – повторил Джо после паузы. – Можешь не волноваться.

Но она все равно волновалась. Но не из-за Сандры, как, наверное, думал Джо. Ева доверяла ему, и если он сказал, что ей ничего не грозит, значит, так оно скорее всего и есть. Нет, причина ее беспокойства была в другом. Она просто…

«Нет, не стану об этом думать, – решила она. – Сейчас мне действительно надо выспаться, а когда я проснусь, мы вместе найдем способ поймать этого извращенца и вернуть Бонни». Дон не был богом. Он совершил ошибку, когда пошел на контакт с ней, и Ева готова была сделать все, чтобы заставить его заплатить за нее по самому большому счету.

Нет, ей не из-за чего волноваться. Пусть этот подонок волнуется. Волнуется и боится!

* * *

Ее звали Джейн Мак-Гайр, и ей было десять лет.

Дон заметил ее несколько дней назад, когда в поисках жертвы объезжал окраинные кварталы, застроенные муниципальными домами для семей с низким и средним уровнем дохода. Вначале ему бросилась в глаза копна непокорных рыжих волос, но, понаблюдав за девочкой, Дон был поражен тем, как независимо она держалась и как уверенно чувствовала себя на улицах в общем-то не самого спокойного квартала. Она шла по тротуару, словно бросая вызов всему миру, и по всему было видно, что тому, кто попытается встать у нее на пути, придется несладко.

Хрупкая и нежная, робкая и инфантильная?.. Как бы не так! Решительная и дерзкая и вместе с тем не по годам осторожная и осмотрительная, Джейн Мак-Гайр ничем не напоминала большинство своих сверстниц, и Дон даже задумался, годится ли она для его цели.

Ему нужна была десятилетняя девочка, которая могла бы понравиться Еве Дункан, напомнить ей о дочери, а Джейн была не особенно похожа на Бонни. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, так как Бонни росла с матерью, а Джейн, как он узнал, сменила четыре сиротских приюта, которые многому ее научили. И все-таки он решил попробовать.

Дон медленно ехал за ней, стараясь, чтобы Джейн его не заметила. Впрочем, она двигалась с такой явной целеустремленностью, что скорее всего не обратила бы на него внимания, даже если бы он приблизился к ней вплотную.

Джейн неожиданно свернула в пустынный узкий переулок, и Дон задумался, стоит ли ему ехать за ней. Там Джейн наверняка увидела бы его – увидела и насторожилась бы. Впрочем, опознать его она бы все равно не смогла – как всегда, отправляясь на охоту, он предпринял все меры предосторожности.

Приняв решение, Дон остановил машину на углу и вышел. Он должен был знать наверняка. В худшем случае он просто убьет Джейн и закопает там, где ее никто никогда не найдет. В лучшем случае… В лучшем случае она послужит козырной картой в игре, которую он начинал против Евы Дункан.

* * *

Этот чертов извращенец снова преследовал ее!

Ну и фиг с ним, сердито подумала Джейн. Просто еще один грязный старикашка – ничем не лучше тех, что болтались вокруг школьной игровой площадки, подглядывая за девочками и мальчиками, и исчезали с нестариковской прытью, стоило кому-то позвать учителя. В данном случае все преимущества были на ее стороне. Этот переулок, равно как и весь прилегающий район, Джейн знала как свои пять пальцев, к тому же она была уверена, что в случае необходимости сумеет убежать. Главное – не подпускать этого извращенца слишком близко, чтобы он не мог застать ее врасплох.

Она заметила его почти неделю назад и с тех пор старалась держаться оживленных улиц, но сегодня у нее не было другого выхода.

– Эй, Джейн, я тут!..

Она опустилась на корточки и увидела Майкла, который сидел скорчившись в большой картонной коробке, прислоненной к стене за штабелем пустых ящиков. Мальчуган выглядел совершенно замерзшим, и Джейн поняла, что скорее всего он провел в этом картонном ящике всю ночь. Впрочем, для него было не впервой ночевать на улице – Майкл поступал так каждый раз, когда его отцу приходила в голову фантазия вернуться домой. В теплое время года все было более или менее нормально, но сейчас стоял январь и ночи были слишком холодными.

Джейн сунула руку в карман джинсовой курточки и, достав оттуда сандвич, украденный из холодильника Фэй, протянула его своему маленькому приятелю.

– На, ешь. Правда, хлеб уже старый, но ничего лучшего мне не удалось достать.

Майкл обеими руками схватил сандвич и тут же впился в него зубами. Проглотив еду, он вытер руки о джемпер и бросил быстрый взгляд за спину Джейн.

Она тоже обернулась. Мужской силуэт скользнул в темный угол за мусорными баками. «Там ему и место, козлу!» – подумала Джейн с некоторым злорадством.

– Идем, – сказала она Майклу. – Иначе опоздаем в школу.

– Я не пойду, – отказался мальчуган.

– Нет, пойдешь. Или ты хочешь вырасти таким же глупым, как твой отец?

– Все равно не пойду, – уперся Майкл.

– Там тепло, – пустила она в ход свой главный козырь, и Майкл задумался.

– Ладно, только сегодня, – сказал он наконец, выбираясь из ящика.

Джейн кивнула. Она так и знала, что ей удастся его уговорить. Холод и пустой желудок – вот злейшие враги каждого, кто решил убежать из дома. Сама Джейн знала это очень хорошо – ей приходилось много раз ночевать на парковых скамейках или в картонных коробках на задворках складов и магазинов. Тогда ее удочерила семья Карбони, но Джейн уже усвоила, что если ребенок доставляет приемным родителям достаточно много хлопот, то даже чеки социальной службы не помешают им вернуть новообретенное чадо обратно в приют. Они всегда могли сказать, что ребенок им «не подходит», и получить «на воспитание» нового кандидата.

К счастью, Фэй, которая удочерила Джейн два месяца назад, была совсем другой. Правда, она сильно уставала на работе и иногда ворчала и сердилась, но Джейн казалось, что со временем она, пожалуй, все-таки сможет полюбить свою приемную мать. Если, конечно, Фэй не передумает…

Джейн снова оглянулась. Извращенец либо ушел, либо продолжал прятаться за мусорными баками, но это ничего не меняло.

– По-моему, – сказала она Майклу, – завтра тебе лучше ночевать в другом месте. Я знаю одно укромное местечко возле «Юнион мишн». После школы я тебе покажу.

– А можно я сейчас тоже пойду с тобой? – спросил Майкл, преданно заглядывая ей в глаза.

Джейн кивнула. Она понимала, что он испытывает. В конце концов, Майклу было всего шесть, и он еще не привык к одиночеству.

– Конечно, – сказала она. – Почему бы нет?

И улыбнулась.

* * *

Дон сомневался, пока не увидел ее улыбку. Она была приветливой и доброй и буквально осветила ее лицо, с которого обычно не сходило выражение настороженной подозрительности. Эта улыбка, которая просто дышала жизнью и жизнелюбием, окончательно убедила Дона.

Маленькая Джейн Мак-Гайр подходила ему идеально.

* * *

– Вы уверены, что это именно Джон Девон? – буквально с порога спросил Спайро.

– Смотри сам. – Джо провел его в мастерскую и указал на подставку-пьедестал, где находился законченный бюст мальчика. – Если хочешь, можешь сравнить – его фото на рабочем столе.

Спайро подошел к столу и, взяв фотографию, стал пристально ее рассматривать, то и дело переводя взгляд на скульптуру.

– А где мисс Дункан? – спросил он.

– Она еще спит.

– Разбуди ее. Мне нужно с ней поговорить.

– Перебьешься. Она очень устала и должна отдохнуть. Можешь пока поговорить со мной.

– Она отлично поработала, – промолвил Спайро, бросая снимок обратно на стол. – Признаться, такого сходства даже я не ожидал. Мисс Дункан настоящая профессионалка!

– Талантливая профессионалка, – уточнил Джо. – Ты это хотел ей сообщить?

– Нет… – Спайро надолго задумался, потом сказал:

– Итак, это Джон Девон… Хотя, честно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы это был не он. Надеюсь, ты понимаешь, почему?

Джо кивнул.

– Понимаю. И Ева тоже понимает.

– Мне придется использовать ее, Куинн.

– Нет. Я тебе этого не позволю. Никто не может использовать Еву…

– …Если только она сама не захочет, чтобы ее использовали, – сказала Ева, входя в комнату. – Добрый день, мистер Спайро.

Судя по всему, она только что встала. Ее волосы были в беспорядке, одежда смята, глаза припухли со сна.

– И то, что это оказался именно Джон Девон, ничего не меняет, – добавила она. – Ведь вы все равно собирались использовать меня, не так ли?

Спайро бросил быстрый взгляд на скульптуру.

– Дон мог сказать правду, когда утверждал, что Фрейзер взял его преступления на себя.

– Часть его преступлений, – поправил Джо. – Все, что у нас есть, это два этих мальчика.

– Как будто этого мало… – пробормотал Спайро и повернулся к Еве:

– Так вы согласны мне помочь?

– Не вам, а себе. Обещайте, что моя мать будет в безопасности, и я позволю использовать себя в качестве наживки.

– Нет! – воскликнул Джо, но Ева не обратила на него внимания.

– Ведь Дон следил за мной, не так ли? – спросила она у Спайро.

Агент слегка приподнял брови.

– Я не знал, что Куинн рассказал вам об этом…

– Но ведь Дон знал о том, что я тоже ездила в Талладегу… – Она неуверенно покосилась на Джо. – А разве… разве было что-то еще? Скажи мне правду, Джо!

– Кто-то следил за домом из кустов возле подъездной дорожки, – неохотно подтвердил тот. – Вчера я просил Спайро прислать сюда следственную бригаду, чтобы они прочесали сад. Я надеялся, что этот человек мог оставить какие-то следы.

– Спасибо тебе, Джо. Я бесконечно благодарна тебе за то, что ты всегда мне все рассказываешь, – с упреком сказала Ева.

– Но я сказал тебе сейчас, – огрызнулся он. – Мне не хотелось тебя беспокоить – это известие могло помешать твоей работе.

– Вот уж нет.

Джо улыбнулся.

– В любом случае я не думаю, что он вернется. Чарли следит за домом, к тому же район патрулируют люди Спайро.

– На твоем месте я бы не был так в этом уверен, – вмешался агент. – Дон начинает нервничать, иначе бы он не стал так рисковать.

Улыбка Джо исчезла.

– Ты думаешь, ему не терпится начать действовать?

– Я считаю, что что-то заставило его перейти к активным действиям, – вставила Ева. – Но я не думаю, что он попытается убить меня в ближайшее время. Сначала Дон должен получить, что ему нужно.

– Но если мы будем рядом… – начал Спайро.

– Он не нападет, – закончила Ева твердо. – Зачем, если его почти наверняка схватят? Нет, если он действительно так умен, как вы говорили, то он постарается найти способ заполучить меня и при этом не попасть к вам в руки… Кстати, ваши люди нашли в Талладеге какие-нибудь новые улики?

– Пока нет, но… – Спайро пожал плечами. – Я по крайней мере на это не рассчитываю.

– В таком случае остается одно… – Она пожала плечами.

– Что именно? – Спайро внимательно посмотрел на Еву.

– Действовать. Не ждать, пока Дон явится за мной, а предпринять что-то самим. Он, как я поняла из нашего с ним разговора, большой любитель охотиться. Вот пусть и побудет для разнообразия не охотником, а дичью.

– Мне кажется, для вас будет гораздо безопаснее… – начал Спайро, но его прервал стук в дверь, и в мастерскую заглянул Чарли.

– Прошу прощения, – сказал он. – Я хотел только узнать, не звонили ли мне из Квантико?

– Пока нет, – довольно сухо ответил Джо, явно недовольный этим вторжением.

– Почему бы тебе не спросить у меня? – вмешался Спайро. – Я твой начальник, поэтому аналитический отдел связался непосредственно со мной… Как, собственно, и полагается в таких случаях.

– Вот как? – На лице Чарли появилось выражение не то смущения, не то легкого замешательства.

– Именно так. Руководитель аналитической группы позвонил мне еще вчера вечером и выразил удивление по поводу твоей просьбы сообщить о результатах проверки именно тебе. Отчет мне передали по факсу.

Чарли слегка покраснел.

– Извините, шеф. Кажется, меня опять занесло.

– Ничего, бывает… Излишний энтузиазм все же лучше, чем безразличие.

– Ну и что там, в отчете? – перебил Джо. – Удалось вашим экспертам найти информацию о сходных случаях?

– Да, есть два похожих дела. Три месяца назад в Сан-Люсе, пригороде Финикса, было найдено два скелетированных трупа. Как и в Талладеге, у обоих отсутствовали зубы. На костях правой кисти у обоих скелетов обнаружен воскоподобный налет.

– Это были… дети? – спросила Ева негромко.

– Нет. – Спайро покачал головой. – Взрослые. Мужчина и женщина.

– Но Финикс находится в Аризоне, – заметил Джо. – Это довольно далеко отсюда.

– А кто сказал, что Дон – местный житель?

– Десять лет назад он «работал» здесь, – напомнила Ева. – И сейчас снова вернулся.

– «Современное американское общество характеризуется высокой степенью мобильности», – не скрывая сарказма, процитировал Спайро какой-то неизвестный Еве документ – служебный циркуляр или, быть может, аналитическую справку. – Что касается серийных убийц, то их способность передвигаться по стране значительно превышает средние показатели. – Спайро повернулся к двери. – Разумеется, я пошлю своего человека в Финикс, чтобы он на месте разобрался с местным полицейским управлением. Возможно, тамошние копы смогут сообщить нам какие-то дополнительные детали. Судя по всему, дело идет к созданию объединенной следственной группы, в которую войдут представители полиции и местных отделений ФБР из разных штатов.

– Можно мне поехать? – вызвался Чарли.

– Нет, нельзя, – отрезал Спайро. – Ты останешься здесь и будешь охранять мисс Дункан. Не своди глаз с коттеджа. И пусть остальные охранники тоже не дремлют – проверять их тоже входит в твою задачу.

– Вы можете обращаться ко мне по имени, – сухо поправила агента Ева. – В данных обстоятельствах называть друг друга «мисс» и «мистер» было бы довольно глупо, вы не находите?

– Хорошо, Ева. – Спайро улыбнулся. – Наверное, вы правы. У меня такое чувство, что, прежде чем все закончится, мы – хотим мы того или нет – узнаем друг друга довольно близко. А теперь я должен попрощаться с вами. Как только я узнаю что-нибудь новое, я вам тут же сообщу.

Он шагнул к выходу, но остановился.

– Ты могла бы нам очень помочь, Ева, – сказал он. – Я верю в своих людей и в Джо. Мы не допустим, чтобы с тобой что-то случилось, и, может быть, нам удастся взять этого мерзавца.

Как только он вышел, Чарли виновато улыбнулся.

– Пожалуй, мне лучше вернуться на пост. У Спайро были основания сердиться, ведь я пытался действовать через его голову, а это у нас не поощряется. Теперь, чтобы реабилитировать себя, мне придется некоторое время побыть пай-мальчиком.

– Конечно. – Ева улыбнулась и вернулась в спальню, чтобы пойти принять душ.

Итак, думала она, Дон убил еще двоих. Двое в Аризоне, одиннадцать – в Талладеге. Итого – тринадцать. Сколько еще жертв на его счету? И скольких он еще убьет, если его не поймают?

Она включила самую горячую воду, которую только могла выдержать, но даже это не помогло ей справиться с ознобом.

* * *

– Ради бога, Джо, перестань расхаживать туда-сюда, у меня от этого уже в глазах рябит. Ложись лучше спать! – сказала Ева, зябко кутаясь в плед, хотя в комнате было довольно тепло.

– Лучше ты ложись, а я… Мне нужно еще кое о чем позаботиться, – раздраженно ответил он.

– Пусть так, но это не значит, что ты должен на меня злиться, – парировала она.

Джо остановился и поглядел на нее.

– А что мне еще остается? Злиться на тебя – это то не многое, что мне позволено. Все остальное… – Он замолчал, потом махнул рукой. – Извини. Должно быть, у меня начинается что-то вроде клаустрофобии. Когда долго сидишь на одном месте и ждешь неизвестно чего…

– Если хочешь сделать что-то полезное, пойди отнеси Чарли термос с кофе.

– И пойду… – Джо быстро приготовил кофе, вылил в термос и выскочил из коттеджа. Входная дверь захлопнулась за ним со звуком пистолетного выстрела, и Ева, тяжело вздохнув, покачала головой. Она еще никогда не видела Джо таким раздражительным. Никогда, если не считать…

Ее сотовый телефон неожиданно зазвонил, и Ева с бьющимся сердцем поднесла аппарат к уху.

– Я тебя не разбудил? – спросил Дон.

– Нет, я не спала, – ответила она, сдерживая дрожь.

– Ах да, ты, наверное, выспалась как следует после того, как закончила работать над маленьким Джонни Девоном. Это ведь был он, я угадал?

– Я не стану ничего тебе рассказывать.

– Я угадал. – Дон довольно хмыкнул. – Я знал, что ты справишься. Ты, наверное, очень гордишься своим талантом?

– Зачем ты звонишь? – холодно спросила Ева, не ответив на его вопрос.

– Нам необходимо постоянно поддерживать связь друг с другом, – ответил он. – Мы должны узнать друг друга как следует. Думаю, агент Спайро потребовал от тебя того же. «Заставь подонка разговориться, пусть выдаст себя» – так он тебе сказал?

– Что-то в этом роде…

– Можешь передать ему, что я готов сотрудничать. Пусть составляет свой психологический портрет… Но за это ты должна рассказать мне о себе. Я хочу знать, какая ты.

– Ты, похоже, и так много обо мне знаешь.

– Много, но недостаточно. Например, я не знаю, веришь ли ты в реинкарнацию.

– Во что?

– В метемпсихоз, в переселение душ. Между прочим, миллионы людей верят… Это служит им своего рода утешением. – Дон усмехнулся. – Впрочем, мало кому хочется возродиться в образе змеи или таракана.

– Что-то я не понимаю, о чем ты?

– Но бог не допустит, чтобы твоя Бонни ожила в образе таракана, правда?

– Заткнись!

– Что, больно? Милая невинная крошка…

Это действительно было больно. Так больно, что Ева лишь с большим трудом удержалась, чтобы не расплакаться. Глупо было позволять ему причинить себе боль. Еще глупее – показывать это.

– Меня не особенно волнует твой бред. К тому же я не верю в реинкарнацию.

– А зря. Я бы на твоем месте хотя бы задумался над этим. Как я уже сказал, вера в переселение душ может служить превосходным утешением. Кстати, Ева, ты знакома с Библией?

– Более или менее.

– Я не очень люблю Ветхий Завет, но даже там встречаются очень интересные мысли. Во всяком случае, одна из них показалась мне достойной пристального внимания. Вот… Книга Бытия, глава 2, стих 22…

– Я не знаю, о чем там говорится.

– Я тебе скажу. Но сначала выйди на крыльцо и забери мой подарок.

– Подарок?

– Да. Ты найдешь его слева от ступенек. Извини, но не мог же я подойти и постучаться – округа буквально кишит фэбээровцами.

Ева облизнула пересохшие от волнения губы.

– Какой подарок?

– Увидишь. Иди и возьми его, иначе я немедленно повешу трубку.

– С моей стороны было бы глупо послушаться тебя и выйти из дома. Откуда я знаю, что ты не подстерегаешь меня снаружи?

– Как я уже сказал, вокруг этого дома бродит слишком много посторонних. Кроме того, я пока не собираюсь тебя убивать… – Дон немного помолчал и добавил:

– Но я не обещаю не убивать Куинна, если ты позовешь его. Пусть это будет наше с тобой маленькое дельце, договорились? А теперь пойди и забери мой подарок.

Ева сама не заметила, как встала с дивана и двинулась к выходу.

– Ты идешь?

– Да.

– Хорошо. Пока ты идешь, послушай меня еще немножко. Считается, что души умерших насильственной смертью стараются вернуться на землю, так сказать, вне очереди, так что душа твоей Бонни должна была воплотиться в другом теле почти мгновенно.

– Ерунда.

– Я убил ее десять лет назад. Это значит, что новой Бонни сейчас должно быть десять лет, причем она может оказаться как мальчиком, так и девочкой… ну не тараканом же в самом деле? – Дон снова хихикнул. – Ты где? Дошла до входной двери?

– Да.

– Посмотри в окно, если хочешь. Думаю, ты увидишь своего верного стража – он сидит в машине на берегу озера. Во всяком случае, он был там несколько часов назад, когда я оставлял свою маленькую посылочку.

Ева бросила взгляд в окно. В сумерках она разглядела Чарли, который стоял, опершись о переднее крыло машины, и мирно беседовал о чем-то с Джо.

– Ты вышла на крыльцо?

– Нет.

– Неужели ты боишься, Ева? Или, может быть, тебе не интересно, что может быть в этой коробочке?

– Я не боюсь тебя! – крикнула Ева, широко распахивая входную дверь. Холодный ветер хлестнул ее по ногам, поскольку, кроме длинной фланелевой рубашки, на ней больше ничего не было, но Ева даже не вздрогнула.

– Я на крыльце, – сказала она в трубку. – Где твой чертов подарок?

– Слева от ступенек. То есть, когда я его клал, для меня он был слева. Значит, для тебя – справа.

Ева повернулась в указанном направлении и сразу увидела небольшую картонную коробку, которая лежала в траве возле крыльца.

– Куинн не позволил бы тебе трогать мой подарок, – сказал Дон. – Ведь я мог подложить тебе адскую машинку, мог пропитать бумагу сильнодействующим ядом, но ведь ты знаешь, что я пока не собираюсь причинять тебе вред! И потом… что за смерть от бомбы или газа? Мгновение – и тебя нет. Другое дело, когда боль накапливается постепенно, пропитывает каждую клеточку твоего тела, наполняет тебя до краев. Только после того, как ты все это пройдешь, все испытаешь, настает волшебный миг, когда ты уже не можешь сдержать ее, и тогда она вырывается наружу восхитительно…

– Заткнись!

Ева знала, что совершает глупость, что это действительно может оказаться мина или еще что-нибудь похуже, и все-таки она наклонилась, чтобы поднять сверток.

– Не спеши, подумай, вдруг это все-таки бомба? – сказал в трубке Дон, и она, вздрогнув, замерла. Помимо ее воли у нее появилось ощущение, что Дон где-то рядом, что он наблюдает за ней из темноты под деревьями.

– Где ты? – спросила она.

– Разве ты не видишь никаких подозрительных теней? Не слышишь подозрительных шорохов? Я могу быть совсем рядом, за углом. Я могу прятаться вон в тех кустах.

– Я ничего не вижу и не слышу, – твердо ответила Ева.

– Да, пожалуй, в такой темноте действительно трудно что-то разглядеть, но это вовсе не значит, что меня нет поблизости, – сказал Дон, и Ева снова замерла, напряженно всматриваясь в темные заросли вдоль дорожки.

– Ева! – Это Джо обернулся и увидел ее.

– …Или я могу сидеть сейчас в своей машине в десятке миль от озера. Как ты думаешь, какой из этих вариантов – правда?

Она опустилась на колени и взяла коробку в руки.

– Ева!!!

Она разорвала бумагу, открыла… Внутри лежало что-то белое, твердое, словно пластмассовое…

– «…И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привел ее к человеку…» – прозвучал у нее в голове голос Дона. – Книга Бытия, глава 2, стих 22.

– Что ты делаешь?! – Джо был уже рядом. Он пытался оттащить Еву в сторону, но она сопротивлялась.

– Не трогай меня!

– У меня и у бога есть много общего, – шептал Дон. – Убив твою Бонни, я, как бог, создал нового человека. Правда, для этого мне не понадобилось ее ребро, но я надеюсь, ты поймешь, что символизирует мой подарок. Ее зовут Джейн. Джейн…

Ева выронила телефон. Ее неподвижный взгляд не мог оторваться от того, что лежало в коробке.

– Не прикасайся, – предупредил Джо.

– Я сейчас же позвоню Спайро и вызову сюда экспертов-криминалистов! – воскликнул запыхавшийся Чарли, который подбежал к дому вслед за Джо.

– Дон? – спросил Джо.

Ева кивнула.

– Он сказал тебе, что это такое?

Ева снова кивнула. Оно было таким маленьким, таким гладким…

Слезы хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.

– Ева!

– Бонни… Это ее ребрышко.

– Черт! – Джо подхватил ее на руки и понес в дом. – Сукин сын! Сволочь!

– Бонни! – рыдала Ева.

– Тише, тише… – Джо сел вместе с ней на диван, обнял ее за плечи и принялся покачивать, словно баюкая. – Проклятье, почему ты не позвала меня?

– Это ребро Бонни!

– Это может быть кость животного. Любого другого человека! Он мог солгать тебе!

Она упрямо покачала головой.

– Нет, это Бонни, я знаю!

– Да послушай же меня!.. – Джо встряхнул ее с такой силой, что у Евы лязгнули зубы. – Это все ложь! Он просто хотел сделать тебе больно.

И ему это удалось! Ева понимала все, что твердил ей Джо, и в глубине души даже была с ним согласна, но не могла ничего с собой поделать. От боли сердце ее как будто рвалось на части, каждый вздох давался с огромным трудом, а горло сводили судорожные рыдания. Только вчера она убеждала себя в том, что у Дона нет против нее никакого оружия, но оказалось, что есть. Да еще какое! Самое сильное, самое страшное, против которого у нее не было защиты. Дон добивался одного: он хотел управлять ею, и он своего достиг или почти достиг. Как Ева ни старалась, она никак не могла перестать плакать!

Как не могла она не думать о той маленькой частице Бонни, которая лежала в коробке на крыльце.

– Принеси… ее сюда, – выдавила она.

– Что?

– Там… там холодно, она может замерзнуть.

– Послушай, Ева, я не могу, – мягко возразил Джо. – Это важная улика. Ее нельзя трогать!

– Но ведь я уже ее тронула! И потом Дон не из тех, кто оставляет следы. Пожалуйста, принеси!

Негромко выругавшись, Джо встал с дивана и направился к выходу. Вскоре он вернулся с коробкой и сразу убрал ее в ящик рабочего стола.

– Вот, – сказал он. – Я принес. Как только приедет Спайро, мы отправим эту улику в лабораторию для анализа.

– Хорошо.

– И, пожалуйста, перестань реветь.

Ева кивнула.

– Скажи, что он говорил?

– Не сейчас. – Она покачала головой. – Дай мне минутку…

Он обнял ее крепче, прижал к себе.

– Хоть десять… минут или лет, смотря сколько тебе понадобится. Почему бы нет? К тому же я уже дал тебе десять лет не так ли?

Ева кивнула, хотя и не совсем понимала, о чем он говорит. Какие десять лет? Может быть, и десяти минут у нее нет…

Она уткнулась головой в его плечо, стараясь справиться с болью и ужасом, чтобы заглянуть в лицо новому кошмару.

– Он сказал… – начала она и замолчала. Еще рано, подумала она, но голос Дона все звучал в ее мозгу:

«…Ее зовут Джейн».

* * *

– Все это просто бред сумасшедшего, – хладнокровно подвел итог Джо. – Реинкарнация? Гм-м… – Он пожал плечами. – Такого не бывает.

– Как тебе показалось, сам он верит в учение о переселении душ? – поинтересовался Спайро.

– Не знаю. Вряд ли, – ответила Ева, немного подумав.

– Значит, он снова пытался управлять тобой. Изобретательный, сволочь!

– Он хотел, чтобы я поверила в реинкарнацию. – Ева горько улыбнулась. – По-моему, Дон придумал себе новое развлечение.

– Но он не может не знать, что ты слишком здравомыслящая женщина, чтобы поверить в эту чушь! – сердито сказал Джо.

– Дон рассчитывает на то, что я не просто женщина, а мать, которая потеряла своего ребенка. И которая до сих пор любит детей… – Ева с такой силой стиснула руки, лежавшие у нее на коленях, что костяшки ее пальцев побелели. – Нет, чтобы установить между нами связь и привязать меня к себе, одних костей мало. Дон это понимает, и я боюсь… я боюсь, что он выбрал себе еще одну жертву и теперь хочет сделать меня соучастницей или, еще хуже, причиной нового убийства.

– Он бесспорно умен… – вполголоса пробормотал Спайро, и Ева беспомощно посмотрела на него.

– Извини, но я не могу восхищаться Доном, как ты, – сказала она дрожащим голосом. – Он чудовище, монстр, выродок!

– Я вовсе не восхищаюсь им, – возразил Спайро. – Я просто хочу быть объективным. Опасно недооценивать противника, в особенности если он наделен таким незаурядным интеллектом. Ну а насчет новой жертвы… Ведь это только твое предположение, не так ли? Ведь Дон не сказал тебе ничего конкретного.

– Почему же? Он сказал, что ее зовут Джейн. Кроме того, он сильно рисковал, когда решил подложить на крыльцо эту коробку. Если он умен, то не стал бы подвергать себя опасности напрасно.

– Но он сумел причинить тебе боль, сильную боль! Кто знает, что творится в голове у преступника? Быть может, с его точки зрения игра стоила свеч, хотя нам его действия кажутся бессмысленными, иррациональными.

Ева упрямо покачала головой.

– Нет, – сказала она уверенно. – Дон сделал первый ход в какой-то новой игре. Он нанес мне уже два удара: сначала подсунул ребро Бонни, потом пригрозил расправиться с какой-то другой девочкой. Но главное, он хотел, чтобы я связала эти две вещи вместе.

– И… ему удалось этого добиться? – спросил Спайро.

– Конечно, нет.

– Совсем нет? – уточнил агент, пристально глядя на нее.

– Я бы ему не позволила… – ответила Ева, но отвела глаза.

– Надеюсь, что дело действительно обстоит так, как ты говоришь, – вздохнул Спайро, и Ева вскинула на него взгляд.

– Мы должны найти ее, Спайро. Нужно обязательно найти эту девочку!

– Но ее, быть может, вообще не существует!

– Она существует.

– Если она существует, Дон уже мог убить ее. Или похитить.

Ева отрицательно покачала головой. В словах Спайро был резон, но она не хотела ему верить.

– Нет, я так не думаю.

– Хорошо. – Спайро задумчиво кивнул. – Пока мы все равно ничего сделать не можем. Я заберу улику и постараюсь, чтобы ее исследовали в кратчайшие сроки. А ты… – Он повернулся к Джо. – Ты выясни, как Дону удалось так близко подойти к дому незамеченным.

– Я уже тысячу раз задавал себе этот вопрос, – раздраженно ответил Джо. – Это невозможно, и все-таки это случилось. Значит, надо усилить охрану.

– Я могу прислать еще нескольких человек, но… – Спайро покачал головой. – Озеро тянется на несколько миль, оно узкое и длинное и к тому же изгибается как змея. Преступнику ничего не стоит подъехать к одному из заливов, спустить на воду байдарку, подплыть к коттеджу и вернуться. Чтобы контролировать всю береговую линию, понадобится целая цепь агентов в три мили длиной.

– Но по крайней мере ты мог бы распорядиться, чтобы вблизи коттеджа установили аппаратуру скрытого наблюдения, инфракрасные детекторы, датчики движения и прочее. Кроме того, нужно постараться засечь, откуда Дон звонит Еве.

– Не знаю, будет ли от этого какой-нибудь толк, но я попробую, – сказал Спайро. – Что касается того, как засечь аппарат, с которого звонит Дон…

– Нет, – громко сказала Ева, и оба мужчины одновременно посмотрели на нее.

– Нет, – повторила Ева. – Если Дон узнает, что мы пытаемся его вычислить, он больше не позвонит, а я должна говорить с ним.

Джо вполголоса выругался, и Ева с упреком посмотрела на него.

– Ты же знаешь, что я должна!

– Проклятье! Он все-таки зацепил тебя!

– А что, если он не позвонит? – уточнил Спайро.

– Он позвонит. Обязательно, – уверенно сказала Ева. – И это будет очень скоро. – Она приподняла голову. – Дон должен сказать мне, кто эта девочка.

– Но ведь он уже назвал тебе имя и возраст.

– Это была просто приманка, чтобы я начала волноваться, но этого недостаточно, чтобы найти девочку. А мы должны ее найти.

– Тогда, если он позвонит, постарайся, чтобы Дон рассказал тебе как можно больше. Это будет твоя задача. Потому что искать по всей стране девочку десяти лет, которую зовут Джейн, это… сама понимаешь…

Спайро развел руками, и Ева кивнула. Ее задача, ее ответственность… Дон как раз и добивался того, чтобы она почувствовала себя ответственной за жизнь девочки, которую даже не знала. И чтобы она попыталась спасти ее.

Ее зовут Джейн…

И ей было всего десять лет. Совсем крошка. Она, наверное, даже не знала, что на свете существуют такие чудовища, как то, которое выбрало ее своей жертвой.

Маленькая девочка. Не зная об опасности, она будет совершенно беспомощна.

6

Дон заставил Еву ждать двое суток и только потом позвонил вновь.

– Ну как, тебе понравился мой подарок? – спросил он почти весело.

– Нет, – отрезала Ева. – И тебе это прекрасно известно.

– Как тебе могла не понравиться твоя родная плоть и кровь? – притворно удивился Дон. – Впрочем, виноват, оговорился… Ни плоти, ни крови там не было, конечно. Только кость.

– Кто она?

– Я же сказал, что это твоя Бонни.

– Нет, я имела в виду ту девочку… Джейн. Кто она?

– Джейн?.. Она тоже может оказаться твоей Бонни. Помнишь, что я говорил тебе в прошлый раз про переселение душ? Очень может быть, что душа твоей дочери возродилась на земле в теле этой…

– Как ее фамилия?

– …Она не так мила, как твоя Бонни, но у нее такие же густые рыжие волосы. К несчастью, в этот раз жизнь обошлась с ней круче, чем когда она была твоей дочерью. Джейн сменила четыре сиротских приюта, дважды ее удочеряли, но неудачно… – Дон с сожалением прищелкнул языком. – Это очень, очень печально, Ева. Сейчас она снова живет с приемной матерью, но, боюсь, это продлится недолго…

– Где она живет? – воскликнула Ева, стараясь справиться с холодом, которым повеяло на нее от последних слов Дона.

– Думаю, ты хорошо знаешь это место, Ева.

И снова она вздрогнула, как от холода.

– Она в… в могиле? Скажи, Джейн жива?

– Конечно. Пока…

– И она у тебя?

– Нет. До сих пор я только наблюдал за ней. Мне она показалась очень интересной и забавной. Думаю, ты согласишься со мной, когда найдешь ее.

– Скажи же мне ее фамилию, черт тебя дери! Я же знаю, ты хочешь, чтобы я ее нашла!

– Да, но ты должна найти ее сама. Это часть игры. Только не пытайся вмешивать в это дело полицию, иначе я могу рассердиться. Не беспокойся, уж твой материнский инстинкт приведет тебя прямо к ней – к твоей дочери в новом теле. Найди ее, Ева! И поскорее, пока я не потерял терпение.

Он дал отбой. Ева тоже выключила телефон и задумалась, тяжело опустив голову на грудь.

– Ну что? – нетерпеливо спросил Джо.

– Мы немедленно едем в Атланту. – Ева встала.

– Зачем? Что это на тебя нашло?

– Дон сказал, что я хорошо знаю место, где живет Джейн. Я знаю Атланту лучше всего. Слушай, Джо, у тебя есть знакомые в службе охраны детства?

Он покачал головой.

– Но, может быть, ты знаешь кого-то, кто мог бы нам помочь? Дон сказал, что Джейн сменила четыре приюта для сирот. Дважды ее брали в семью, но возвращали, а сейчас она снова живет с приемной матерью. Все это должно быть в архивах социальной службы, и это можно проследить!

Джо немного подумал.

– Можно обратиться к Марку Грунарду, – сказал он наконец. – Я, правда, не уверен, что у него есть нужные связи, но он умеет разыскивать нужную информацию лучше, чем кто бы то ни было.

– Ты ему позвонишь?

– Послушай, Ева, почему бы нам не обратиться непосредственно в управление полиции Атланты? Теперь, когда идентифицирован труп Джона Девона, нашему начальству не отвертеться. Полиция будет сотрудничать.

– Дон сказал, чтобы я не обращалась в полицию. Он хочет, чтобы я разыскала ее сама. Для него это часть игры, как он сказал.

– Может быть, ты останешься здесь, а я поеду в Атланту и начну поиски?

– Я же сказала тебе, чего хочет Дон! Это должна быть я! Он прямо сказал, что я должна разыскать Джейн, пока у него не кончилось терпение!

– Ну и пусть себе ждет у моря погоды! Разве мы не решили, что ты ни в коем случае не должна подчиняться его требованиям? А если завтра Дон потребует, чтобы ты спрыгнула с крыши?

– Если я не сделаю, как он сказал, он пришлет мне Джейн по частям, – безучастно сказала Ева. – Я не могу рисковать жизнью девочки. Я должна найти ее сама.

– О'кей, но я поеду с тобой. – Джо потянулся к телефону. – Иди уложи в сумку зубную щетку и смену одежды, а я пока позвоню Марку и скажу ему, что нам нужно.

– Договорись с ним о встрече, – попросила Ева. – Дон наверняка будет наблюдать за мной, пусть он видит, что я что-то делаю.

– Нет проблем. Я, кажется, говорил, что Марк сам хотел встретиться с тобой в ближайшее время. У него есть ключ от моей квартиры – там он и будет нас ждать.

* * *

Городская квартира Джо находилась на седьмом этаже роскошного высотного здания напротив Пьедмонт-парка. Загнав машину в охраняемый подземный гараж, Джо провел Еву к лифтам, и они вместе поднялись наверх.

– Я жду вас почти час, – сказал Марк Грунард, открывая им дверь. – Я занятой человек, мое время ценится на вес золота… – Он ухмыльнулся. – Добрый день, Ева, рад снова встретиться с тобой.

Журналист протянул руку, и Ева робко пожала ее.

– Я тоже рада этому, Марк. Жаль только, что при таких обстоятельствах.

Со времени их последней встречи много лет назад Марк Грунард почти не изменился. Он был все таким же высоким, подтянутым, с обаятельной улыбкой и внимательным взглядом голубых глаз. Ему было уже, наверное, чуть за пятьдесят, но возраст выдавали только морщины, которые «гусиными лапками» разбегались от глаз.

– Я рада, что ты согласился помочь нам, – добавила она.

– Если бы я не согласился, меня следовало бы гнать из журналистики поганой метлой, – пошутил он. – Не каждый день у меня появляется возможность сделать эксклюзивный репортаж, который может принести мне «Эмми». («Эмми» – самая престижная премия на телевидении.)

– Как насчет твоих коллег? – уточнил Джо. – Кто-нибудь знает, что Ева Дункан вернулась в город?

– Думаю, нет. Во вчерашнем выпуске новостей я мимоходом обронил, что вас видели в районе Дайтон-Бич, так что, если вы не сделаете никаких глупостей, вас никто не будет преследовать и требовать от вас «несколько слов для прессы». За исключением меня. – Он снова улыбнулся, но тут же стал серьезным. – Так вот, насчет вашей просьбы… Я связался с Барбарой Эйсли, она возглавляет городское отделение службы охраны детства и занимается в основном приютами и вопросами усыновления. Это тот человек, который вам нужен, но… поладить с ней будет непросто. Все личные дела сирот и усыновленных держатся в строжайшем секрете.

Услышав это, Ева не сдержала тяжелого вздоха. Неужели тупик? – подумала она в отчаянии. Джейн могут убить, но никто из этих бюрократов даже не почешется! Для них инструкции важнее человеческой жизни.

– Неужели ничего нельзя сделать, Марк? – спросила она с надеждой. – Может, ты все-таки возьмешься уговорить ее?

– Барбара Эйсли – крепкий орешек. Из нее вышел бы отличный армейский сержант. – Журналист задумался. – Вот если бы вы могли раздобыть судебное решение…

– Мы не можем ждать, пока будут соблюдены все формальности, – покачал головой Джо. – Ева боится, что преступник может потерять терпение и убить девочку.

– Барбара Эйсли должна нам помочь! – вставила Ева.

– Гм-м… Это будет нелегко, но я, кажется, не сказал «невозможно». Надо только найти способ убедить ее.

– Может быть, она скорее пойдет нам навстречу, если с ней поговорю я? – предложила Ева.

Грунард кивнул.

– Я надеялся, что ты так скажешь. Сегодня вечером мы поведем Барбару ужинать… – Он поднял руку, останавливая Джо, который порывался что-то возразить. – Нет-нет, никакой опасности нет. Я знаю, что Еве нельзя бывать там, где ее могут узнать. Один мой друг владеет в Чаттахучи собственным итальянским рестораном, там нам никто не помешает. Кроме того, там подают отличное спагетти. Договорились?

– О'кей. – Джо кивнул. – В шесть часов мы тебя ждем.

Грунард быстро вышел, а Ева повернулась к Джо.

– Он выглядит очень… солидно, – сказала она.

– В этом секрет его успеха, – согласился Джо. – Людям приятно видеть на экране человека, который внушает им доверие. – Он немного помолчал. – Ладно, давай хоть перекусим с дороги.

И он повел ее на кухню. Оглядывая его квартиру, Ева не сдержалась и заметила:

– Я думала, ты живешь лучше, Джо. Ты, во всяком случае, можешь себе это позволить, но твоя квартира… Она больше похожа на номер в отеле.

Джо пожал плечами.

– Я, кажется, уже говорил, что здесь я только ночую. Да и то не всегда. Что ты скажешь насчет кофе и сандвичей? Нам надо подкрепиться, потому что, как мне кажется, вечером нам будет не до еды. Эта Барбара Эйсли, по-видимому, действительно не подарок.

– Хорошо, – согласилась Ева. – Барбара Эйсли… – задумчиво пробормотала она. – Мне кажется, я с ней уже встречалась.

– Когда?

– Давно. Много, много лет назад, когда я сама была еще ребенком. К нам тогда ходила одна симпатичная инспекторша из службы охраны детства – смотрела, в каких условиях я живу, в чем нуждаюсь… – Ева невесело улыбнулась. – Может быть, это она, а может быть, и нет.

– Ты не помнишь? – удивился Джо.

– Может, когда я увижу ее, я вспомню, но имя… – Ева страдальчески сморщилась. – Мы с мамой часто переезжали с места на место, и каждый месяц служба охраны детства грозилась отобрать меня у Сандры и поместить в детский дом, если мама не перестанет принимать героин. – Ева открыла холодильник и присвистнула. – Боюсь, сандвичи отменяются. Все протухло!

Джо заглянул в холодильник и задумчиво почесал в затылке.

– Действительно… Ладно, тогда я поджарю тосты.

– Если только хлеб не заплесневел.

– Не будь такой пессимисткой. Я купил его всего неделю назад. – Он полез в хлебницу. – Ну вот! – обрадованно заявил Джо. – И ни капельки он не заплесневел, только подсох немного.

Он извлек батон, нарезал ломтиками и сунул в тостер, стоявший на рабочем столе.

– Иногда мне кажется, – сказал он задумчиво, – что в детском доме тебе было бы лучше, чем дома.

– Может быть, – согласилась Ева. – Но я туда не хотела. По временам я буквально ненавидела Сандру, но она все-таки была моей матерью, а маленькому ребенку семья – даже самая ужасная – всегда кажется лучше, чем общество доброжелательных, но чужих людей. Взрослых людей… – Она достала из морозильника заиндевевший кусок обезжиренного маргарина. – Именно поэтому бывает так трудно забрать ребенка у родителей, которым не то что живое существо – велосипед нельзя доверить! Маленькие дети – большие оптимисты, они до последнего верят, что рано или поздно все образуется, все будет хорошо.

– Но это случается очень редко…

– Да, – согласилась Ева. – Чаще всего ребенок просто не выживает. Мне в этом отношении повезло вдвойне. Я не только уцелела, но и дожила до таких времен, когда мы с матерью можем нормально общаться.

– Джейн, очевидно, повезло гораздо меньше.

– Да. Четыре приюта и два неудачных усыновления кое о чем говорят. А ведь ей всего десять! – Ева подошла к окну и стала смотреть вниз, на улицу. – Ты даже не представляешь, как круто обходится жизнь с теми, кому не повезло.

– Представляю. Я же все-таки полицейский.

– Но ты никогда не был там… – Ева показала на улицу за окном и улыбнулась ему через плечо. – Богатенький сынок богатеньких родителей…

– Не надо тыкать меня носом в то, что я все равно не могу изменить. – Джо ухмыльнулся. – Я со своей стороны делал все, чтобы родители отказались от меня, но они не поддавались. Вместо того чтобы положить меня в корзинку и пустить по воде, они отправили меня в Гарвард. – Он включил кофеварку. – Впрочем, я еще легко отделался, ведь с тем же успехом я мог оказаться и в Оксфорде.

– Бедненький! Ужасная судьба… – Ева притворно вздохнула. – Кстати, ты почти ничего не рассказываешь о своих родителях. Кажется, они оба умерли, пока ты учился, верно?

– Да. Они погибли, когда их яхта столкнулась во время шторма с сухогрузом.

– Почему ты ничего о них не рассказывал?

– Да рассказывать в общем-то нечего…

Ева повернулась к нему.

– Черт побери, Джо, я тысячу раз пыталась заставить тебя рассказать мне что-нибудь о твоих родителях, о том, как ты рос, но ты всякий раз уклонялся от ответа. Почему?!

– Это неважно.

– Это так же важно, как и мое прошлое, мое детство.

Джо не сдержал улыбки.

– Но не для меня.

– Так нечестно, Джо! – воскликнула Ева. – Какие же мы друзья, если ты знаешь обо мне все, а я о тебе не знаю ничего.

– Я не верю, что можно жить, оглядываясь на прошлое и черпая в нем силы. Прошлое есть прошлое.

Он снова уклонялся от ответа, и Ева досадливо поморщилась.

Джо пожал плечами.

– Ты спрашивала о моих родителях? Я их почти не знаю. Они перестали обращать на меня внимание примерно тогда, когда я из очаровательного карапуза стал превращаться в непоседливого мальчишку с тысячью «почему?» и «отчего?». Что ж, я не могу их за это винить… – Он полез в буфет, чтобы достать чашки. – Я никогда не был простым ребенком. Должно быть, моя бешеная активность и непомерная требовательность мешали им жить спокойно.

– Не могу представить, чтобы ты чего-то требовал! – удивилась Ева. – Ты всегда казался мне очень… самостоятельным. И самодостаточным.

– Что ж, очевидно, со временем я изменился. Как бы там ни было, тебе придется поверить мне на слово. – Он принялся разливать кофе. – Между прочим, я до сих пор достаточно эгоистичен, просто я научился ловко это скрывать. Садись, тосты, кажется, уже остыли.

– Но ты никогда не требовал ничего от меня.

– Ты просто не заметила. Мне нужна твоя дружба. Мне нужно твое общество. Но больше всего мне нужно, чтобы ты осталась в живых.

– Это самые неэгоистические требования, какие я когда-либо слышала.

– Ты заблуждаешься. Большего эгоиста, чем я, ты вряд ли встречала.

Ева улыбнулась.

– По-моему, ты все врешь.

– Я рад, что мне удалось обвести тебя вокруг пальца. Но когда-нибудь ты поймешь, как ловко я тебя обманывал все эти годы. Вы, трущобные киски, никогда не должны доверяться богатеньким мальчикам.

– Вот ты опять переводишь разговор на меня. Почему ты не хочешь поговорить со мной откровенно?

– Потому что мне скучно говорить о себе. Аж скулы сводит. – Джо нарочито зевнул. – Я вообще довольно скучный человек.

– Ну это ты точно врешь.

– Нет, я, конечно, не могу отрицать, что я в высшей степени умен и сообразителен, но в моем прошлом нет ничего… экстраординарного. Такого, что могло бы показаться тебе интересным. – Он сел за стол напротив нее и поднес к губам чашку.

– Ну так что там насчет Барбары Эйсли? Что ты все-таки о ней помнишь?

Ну вот, разочарованно подумала Ева. Опять он рассказал ей не больше, чем хотел сам.

– Я же сказала: я не уверена, что это именно она. В нашей семье перебывала целая уйма социальных работников, разве всех упомнишь? Во-первых, мы с матерью постоянно кочевали с места на место, а во-вторых, служащие департамента часто менялись. Их можно понять – работа, которой они занимались, была непростой и неблагодарной. К тому же Тексвуд никогда не был безопасным районом.

– Ну а если подумать? – Джо хитро прищурился.

– Да пошел ты! – Ева рассмеялась, хотя ей было совсем не весело. Детские воспоминания волной нахлынули на нее, и она как наяву ощутила запахи, которые преследовали ее все годы, что она жила с матерью. Запахи грязи, мышей, секса, наркотиков и страха – постоянного страха и неуверенности. Господи, как же она выдержала все это? Может быть, она все-таки была сильной?

– Я думаю, Барбара Эйсли была одной из социальных работниц, – сказала она, стряхивая наваждение. – Я действительно помню одну милую женщину, которая ходила к нам дольше других. Ей было, наверное, под сорок, но мне она казалась почти старухой. Мне-то тогда было всего лет девять или десять.

– Она… жалела тебя?

– Наверное. Я старалась этого не замечать. Тогда я уже озлобилась и старалась никого к себе не подпускать. Одна против всего света…

– Жаль. Я-то надеялся, что она вспомнит тебя и быстрее пойдет на уступки.

– Даже если и вспомнит, это вряд ли что-то изменит. Человек, который тридцать лет проработал в службе охраны детства, должен быть сделан не просто из стали, а из самой крепкой стали. Я, конечно, могла бы попробовать, но, к сожалению, у нас совсем нет времени, поэтому мне остается только одно: убедить ее дать нам доступ к личным делам воспитанниц детских домов и приютов. И либо я сделаю это, либо…

– Не волнуйся. Так или иначе, но мы эту информацию получим.

Ева попыталась улыбнуться.

– Ого! Похоже, если Барбара Эйсли откажется нам помогать, ее ждут крупные неприятности. Насколько я тебя знаю, ты способен устроить в службе охраны детства что-то вроде уотергейтского скандала.

– Там поглядим, – серьезно сказал Джо, и улыбка Евы погасла. Когда Джо был таким, кто-то действительно мог серьезно пострадать.

– Не надо, Джо, – негромко попросила она. – Я не хочу, чтобы ты попал в беду.

– Ну, умные не попадаются! А кто не попадается, у того не бывает неприятностей.

– Так просто?

– Да, так просто. Мир вообще довольно простая штука, только не каждый это понимает. В данном случае… Достаточно будет, если я скажу, что жизнь Джейн стоит того, чтобы из-за нее я рискнул своей безупречной репутацией? Впрочем, если сегодня вечером ты проявишь настойчивость и изобретательность, можно будет обойтись и без взлома. Кто знает, может быть, Барбара Эйсли совсем не такая, как говорил Марк. Может быть, она просто милая старая леди, мягкая и обходительная…

* * *

– Нет, нет и нет!.. – сказала Барбара Эйсли. – Эти записи составляют главный секрет нашего ведомства, и я не сделаю исключения ни для кого. На будущий год я собираюсь выйти на пенсию, и мне не нужны неприятности.

Нет, Барбара Эйсли не была ни мягкой, ни обходительной, и Ева почти отчаялась, что им удастся добиться своего. На протяжении всего ужина старая инспекторша ловко уклонялась от любых разговоров о работе, когда же за десертом Джо напрямую спросил, согласна ли она помочь им отыскать таинственную Джейн, она так же прямо ответила, что они только напрасно теряют время.

– Ну же, Барбара! – улыбнулся Марк Грунард. – Ты отлично знаешь, что никто не отнимет у тебя пенсию только за то, что ты отступишь от правил, тем более что от этого может зависеть жизнь ребенка. Кроме того, ты проработала в детской службе столько лет, что никому и в голову не придет подозревать тебя в чем-то подобном.

– Ты кое-чего не знаешь, Марк, – парировала Барбара. – Председатель городского совета спит и видит, как бы вышвырнуть меня вон, – для него я недостаточно дипломатична. Я, видишь ли, привыкла говорить правду, а это не всем нравится. Единственная причина, по которой я все еще возглавляю городскую службу охраны детства, заключается в том, что мне известно, где зарыты один-два политических трупа. – Она сурово посмотрела на журналиста. – Наконец, я не забыла, как два года назад ты в своей программе выдернул из контекста и процитировал некоторые мои высказывания… Тогда кое у кого создалось впечатление, будто наша служба плохо работает.

– Но разве за этим не последовала широкомасштабная реформа всей городской службы охраны детства? – Марк ухмыльнулся. – Я уверен, что именно этого ты и добивалась, когда давала мне интервью.

– Допустим, но и самой мне тоже досталось. Мне следовало промолчать, но тогда я была моложе. Теперь я не совершу такой глупости – рисковать я не могу и не хочу. Существуют правила, и я буду их строго придерживаться. Иначе если я помогу вам сегодня, то уже завтра это может обернуться против меня, а мне вовсе не хочется остаться без пенсии. Я своими глазами видела, каково приходится старикам в общественных домах призрения, и мне вовсе не хочется туда попасть.

– Тогда почему вы согласились встретиться с нами? – удивился Джо.

– Бесплатный ужин тоже что-нибудь да значит… – Барбара пожала плечами. – К тому же мне было любопытно. – Она повернулась к Еве. – Я много читала о тебе, но газеты часто искажают факты. Мне хотелось своими глазами увидеть, какой ты стала. Надеюсь, ты меня помнишь?

– Кажется, помню, – кивнула Ева. – Но вы изменились.

– И ты тоже… – Барбара несколько мгновений рассматривала лицо Евы. – Ты была не самым простым ребенком, и я боялась, что ты пойдешь по кривой дорожке. Помню, однажды я пыталась… вызвать тебя на откровенность, но ты только молчала и смотрела на меня. Признаться, тогда я была совершенно уверена, что к четырнадцати годам ты либо станешь проституткой, либо начнешь торговать наркотиками на улицах, но сделать я ничего не могла, ведь ты была у меня не одна, у меня на руках было полтора десятка таких же, как ты, неблагополучных девочек и мальчиков, и некоторым было даже хуже, чем тебе.

Она вздохнула и добавила устало:

– Впрочем, неблагополучных детей почему-то никогда не бывает мало. И помочь кому-то по-настоящему получается, к сожалению, очень редко. Даже если нам удается забрать ребенка у родителей, суд в большинстве случаев возвращает его в семью.

– И все же вы продолжаете работать…

– Должно быть, мне просто не хватает ума отказаться. Ума или решимости… Ведь в любом, даже самом безнадежном случае всегда есть надежда, и ты, Ева, тому пример. Впрочем, моей заслуги в этом нет или почти нет. Всего, что у тебя есть, ты добилась сама. Разумеется, тебе повезло, но… Все же наша служба мало что для тебя сделала.

– Но иногда вам удается помочь кому-то, верно?

– Думаю, что да. Но редко, очень редко.

– Но сейчас вы можете помочь по-настоящему! – От волнения Ева даже привстала на стуле. – Вы можете спасти маленькую девочку от смерти, которая, несомненно, будет ужасной, если мы не вмешаемся!

Барбара Эйсли покачала головой.

– Приходите ко мне с постановлением суда, и тогда поговорим. Если это дело действительно такое важное, как вы говорите, получить разрешение суда или прокуратуры не составит труда.

– Но у нас совсем нет времени! Кроме того, я, кажется, уже объясняла, почему мы не можем идти официальным путем!

Барбара Эйсли молчала.

– Хорошо, можете не показывать нам архивы, но, быть может, вы помните эту девочку? – вмешался Джо. – Она сменила четыре приюта… Такое бывает нечасто?

По лицу Барбары скользнула какая-то тень, но о чем она думала, понять было невозможно.

– Я больше не занимаюсь инспекторской работой, – сказала она. – У меня нет на это времени – слишком много бумаг поступает ко мне ежедневно.

Ева внезапно наклонилась вперед.

– Но ведь вы знаете, о ком идет речь, верно? Вы знаете Джейн?

И снова Барбара Эйсли долго молчала, прежде чем ответить.

– Два года назад, – сказала она наконец, – я подписывала разрешение на удочерение маленькой девочки одной супружеской парой. Но приемные родители очень скоро вернули ее, заявив, что ребенок ведет себя асоциально и не идет на контакт. Я решила побеседовать с девочкой, чтобы выяснить, насколько это заявление справедливо, но она не захотела со мной разговаривать. Однако я обратила внимание на синяки на ее теле. В медицинской карте было написано, что на протяжении года, который девочка провела у приемных родителей, она дважды попадала в больницу с переломами. После этого мне ничего не оставалось, кроме как дать свое согласие на возвращение девочки в приют. Кроме того, мне удалось добиться, чтобы ее приемных родителей исключили из наших списков, поскольку они хотели взять на «воспитание» другого малыша, попослушнее… – Она печально улыбнулась. – Помню, я тогда подумала, что эта девчушка оказалась настоящим крепким орешком, ведь, несмотря на жестокие побои, она превратила жизнь этой парочки в ад!

– Как ее звали? – спросила Ева, но Барбара только отрицательно покачала головой.

– Она была умной девочкой – отлично училась, а ее коэффициент умственного развития был даже несколько выше среднего. Эта крошка прекрасно знала, что если она превратит жизнь своих новых папы и мамы в кошмар, то рано или поздно они откажутся от нее, несмотря на все выплаты и льготы, которые полагаются усыновителям по закону.

– И после этого вы все-таки отдали ее другим родителям?

– Да, хотя в прошлом у девочки уже был неудачный опыт. К сожалению, другого выхода у меня просто не было. Впрочем, в большинстве своем наши приемные родители – вполне приличные люди. Паршивая овца попадается в любом стаде. А я всегда старалась дать моим сиротам шанс на нормальную жизнь.

– Скажите же, как звали эту девочку и как нам ее найти!

– Скажу, когда увижу решение суда. Что, если я ошиблась?

– А если вы правы?.. Ведь речь идет о жизни девочки! Она может погибнуть. Помогите Джейн, мисс Эйсли!

– Я всю жизнь только и делала, что помогала детям, пора подумать и о себе. Нет, и не просите… – Она вдруг посмотрела на Еву с каким-то странным выражением – той даже показалось, что Барбара ей сейчас подмигнет. – Я всю жизнь работала, не жалея себя, Ева. Ты, наверное, думаешь, что человек, который возглавляет городскую службу охраны детства, не перетруждается, но это далеко не так. Иногда мне даже приходится брать работу на дом… – Мисс Эйсли кивком головы указала на кожаный кейс, который принесла с собой и который стоял теперь возле ее стула. – Например, сегодня я случайно обнаружила в компьютере несколько старых дел, которые мне необходимо просмотреть. И вот я переписала их на дискету и взяла с собой, чтобы поработать с ними дома.

– Я вам сочувствую, но… – Ева не знала, что и думать. Надежда, вспыхнувшая в ее душе при этих словах Барбары, была слишком призрачной, слишком слабой, чтобы она могла поверить…

– Увы, без этого, к сожалению, не обойтись. – Барбара Эйсли встала. – Спасибо за интересный разговор, – добавила она, обращаясь ко всем троим. – Сожалею, что ничем не смогла вам помочь… – Инспекторша опустила глаза. – А сейчас мне нужно в дамскую комнату. Надеюсь, что, когда я вернусь, вас здесь уже не будет. Надеюсь… – Тут голос ее чуть заметно дрогнул. – Надеюсь, вы найдете Джейн.

Она сделала шаг к выходу, но вдруг остановилась и посмотрела на Еву.

– Я вот что вспомнила: девочка чем-то напомнила мне тебя. Когда я пыталась ее разговорить, она смотрела на меня так, словно вот-вот готова была на меня броситься. Ты тоже была такой… Эй, в чем дело?! Что с тобой?

– Ничего, – ответила Ева с усилием. – Ничего.

Барбара Эйсли повернулась к Марку.

– Спасибо за ужин, он был отменный. Но это не означает, что я простила тебе ту цитату…

И с этими словами она быстро пошла между столиками.

– Слава богу!.. – Ева потянулась к кейсу. Он оказался не заперт, а в отделении на крышке лежала только одна дискета, которую Ева переложила к себе в сумочку.

– Барбара хотела, чтобы мы забрали ее! – воскликнула она.

– Ты имеешь в виду – украли, – уточнил Джо, бросая на стол несколько купюр в уплату за ужин.

– Что делает ее формально невиновной. – Ева посмотрела на журналиста. – У тебя случайно нет с собой компьютера?

Марк улыбнулся.

– Случайно есть. Я всегда вожу ноутбук в багажнике машины, так что мы сможем проверить дискету, как только попадем на стоянку.

– Вот и отлично. Еще одно, Марк… Не мог бы ты зайти завтра к мисс Эйсли на работу и «оставить» дискету у нее на столе? Мне бы не хотелось, чтобы из-за нас у нее были неприятности…

Журналист кивнул, и Ева встала.

– А теперь идемте. Мы должны исчезнуть до того, как мисс Эйсли вернется. Ведь она может и передумать.

– Вряд ли, – покачал головой Джо и тоже поднялся. – Судя по всему, ты еще в детстве произвела на нее сильное впечатление.

– Или я, или Джейн. – Ева решительно зашагала к выходу. – Барбара, по-моему, понимает, что живет в не правильном мире, но старается поступать правильно…

* * *

На дискете оказалось двадцать семь файлов с личными делами детей, и Марку понадобилось почти двадцать минут, чтобы просмотреть первые полтора десятка.

– Джейн Мак-Гайр, – прочел он, выводя на экран шестнадцатый файл. – Возраст – десять лет. Четыре сиротских приюта. Волосы – рыжие, глаза – темно-карие…

– Описание совпадает… – задумчиво пробормотала Ева. – Не мог бы ты распечатать для нас эту информацию?

Журналист подключил к компьютеру миниатюрный кодаковский принтер и защелкал клавишами.

– В настоящее время, – сказал он, – Джейн Мак-Гайр живет со своей новой приемной матерью Фэй Шугартон, у которой, кроме нее, еще двое приемных детей: Чанг Ито двенадцати лет и Рауль Джонс тринадцати лет.

– А адрес? Есть там адрес? – заволновалась Ева.

– Улица Лютера, сорок восемь. – Марк выдернул из принтера распечатку и протянул Еве. – Дать тебе карту города?

– Спасибо, не надо. Я знаю, где это… – Дон сказал, что место будет ей знакомо, и это действительно оказалось так. – Когда-то я жила в том районе. Едем!

– Ты хочешь поехать туда сегодня? – удивился Джо. – Но ведь уже почти полночь, и Фэй Шугартон наверняка будет очень недовольна, если трое незнакомых людей вытащат ее из постели и начнут задавать вопросы о ее приемной дочери.

– Она будет недовольна еще больше, если ее вытащат из постели, чтобы убить приемную дочь у нее на глазах, – отрезала Ева сердито. – Мы едем туда немедленно!

– Но что ты ей скажешь, когда увидишь ее?

– Я расскажу ей о Доне, об опасности, которая грозит Джейн, и попрошу разрешения спрятать девочку, пока Дона не поймают.

– Тебе придется очень постараться, чтобы убедить Фэй Шугартон сделать это, не говоря уже о многочисленных «но» и «если», которые…

– Например?

– Что, если Дона не поймают? Что, если мы не сумеем спрятать девочку достаточно надежно? Но даже если Фэй не спросит тебя об этом, я почти уверен, что она не расстанется со своей приемной дочерью – если, конечно, Джейн для нее что-то значит.

– Тогда тебе придется помочь мне, Джо. В любом случае мы не можем оставить Джейн там, где Дону будет легко до нее добраться.

– В любом случае нам нужно будет заставить Фэй Шугартон поверить нам. А это будет очень трудно сделать, если мы ворвемся к ней среди ночи.

– Но ведь… – Ева осеклась. Будь благоразумной, сказала она себе. В конце концов, Дон говорил, что его план начнет действовать только после того, как она познакомится с девочкой. Пожалуй, у нее есть все основания считать, что он не предпримет никаких шагов, пока…

«Основания?! – перебила она сама себя. – Какие, к черту, могут быть основания или гарантии, когда имеешь дело с таким непредсказуемым, возможно, психически больным человеком, как Дон?» На карту была поставлена жизнь девочки, а это значило, что Ева не имела права рисковать. Кто знает, может быть, уже сейчас Дон входит в дом мисс Шугартон на Лютер-стрит?

– Я хочу, чтобы мы поехали туда сегодня, сейчас! – твердо сказала она.

– Мне тоже кажется, что было бы разумнее… – начал Марк, но Ева перебила его:

– Я хочу удостовериться, что там все в порядке. Никого будить я не собираюсь.

Марк пожал плечами и включил мотор.

– Как скажешь, Ева, как скажешь…

* * *

Дом № 48 по улице Лютера был небольшим. Краска с крыльца облупилась, но в остальном дом выглядел достаточно аккуратным и ухоженным и даже был украшен по фасаду искусственными лианами и цветами в пластмассовых кашпо.

– Ну что, довольна? – спросил Марк.

Ева огляделась по сторонам. Улица казалась совершенно пустынной – ни машин, ни пешеходов, но именно в этом безлюдье было что-то вызывающее тревогу. Нет, она ни в коем случае не была довольна, однако ей все же стало чуточку спокойнее.

– В общем да, – ответила Ева. – Но…

– Вот и отлично. Тогда сделаем так: я отвезу вас с Джо домой, а сам вернусь и присмотрю за мисс Шугартон и ее семейством, – предложил Марк.

– Нет! Я тоже хочу остаться!

– Не спорьте, – вмешался Джо, хотя Ева и не думала спорить. – Я сейчас позвоню в ближайший полицейский участок и вызову патруль. Они приедут в машине без опознавательных знаков и встанут здесь, на тротуаре. Если старший патруля заметит что-нибудь подозрительное, он известит нас, а сам с напарником войдет в дом.

И он полез в карман за телефоном.

– Я тоже хотел бы остаться здесь и подежурить, – сказал Марк.

Ева колебалась, но наконец она сдалась:

– Хорошо. Мы с Джо пойдем, а ты сразу же позвони нам, если услышишь или увидишь что-нибудь подозрительное о'кей?

– Вы собираетесь идти пешком? – Марк испуганно округлил глаза. – Может, все-таки отвезти вас?

– Мы возьмем такси.

– Здесь, в этом районе? Да еще в такой час?! – Марк покачал головой. – Вряд ли это вам удастся.

– Значит, возьмем машину, когда выберемся отсюда. Я не хочу, чтобы ты уезжал хотя бы ненадолго.

– Патрульная машина будет здесь через пять минут, – сказал Джо, закончив разговор с ближайшим полицейским участком и убирая телефон. – Не беспокойся, я думаю, что сумею позаботиться о Еве, – добавил он, обращаясь к Марку. – Или, вернее, позволю ей позаботиться обо мне. Все-таки это ее родной район.

– Мы вернемся к восьми утра, – пообещала Ева. – К этому времени они уже должны проснуться.

С этими словами она махнула Марку рукой и быстро пошла по улице.

– И в какую сторону нам идти, чтобы вернуться в цивилизованный мир? – спросил Джо, догоняя ее.

– Это и есть цивилизованный мир, богатенький мальчик, – с горечью ответила Ева. – Настоящие трущобы начинаются дальше к югу. До них еще целых четыре квартала.

– А где ты жила?

– Там и жила… Впрочем, почему ты спрашиваешь? Ведь ты полицейский, ты и сам должен хорошо знать этот район.

– Ну, мы никогда не патрулировали эти, как ты их называешь, «цивилизованные» кварталы в пешем порядке – только на машинах. Здешние жители имели обыкновение развлекаться, стреляя в полицейских. Разумеется, если они не были слишком заняты, паля друг в друга…

– Здешние жители… Всегда только абстрактные «здешние жители» или не менее таинственный «проблемный контингент»… – Ева вздохнула. – Поверь, Джо, в трущобах живут не одни только преступники, их как раз меньшинство. Здесь всегда жили обычные люди со своими тревогами, своими проблемами.

– Постой, постой, зачем ты так? Ведь ты отлично знаешь, кого я имел в виду. Зачем же сразу набрасываться?

– Я на тебя не набрасывалась, – по привычке возразила Ева, но тут же поняла, что Джо прав. – Извини, я не хотела тебя обидеть.

– Я не обиделся, просто… Просто ты говорила так, словно до сих пор живешь здесь, в одном из домов на Лютер-стрит.

Ева с горечью усмехнулась.

– Мне не повезло, Джо, я никогда не жила на Лютер-стрит. Мы с матерью ютились в трущобах в четырех кварталах к югу отсюда. Для нас улица Лютера была все равно что для тебя центр города.

– Не придирайся к словам. Ты прекрасно поняла, что я имел в виду.

Ева опустила голову – она действительно знала.

– Я ни разу не была здесь с тех пор, как родилась Бонни, – сказала она. – Я думала, все забыто, но… Поверь, Джо, я и сама не знала, что буду реагировать так сильно. Знаешь, сейчас мне кажется, будто я снова вернулась в детство и стала двенадцатилетней девчонкой… – Она виновато улыбнулась. – Наверное, это просто ностальгия по прошлым временам. Я понимаю, что жалеть о них было бы по меньшей мере странно, и все же… Должно быть, это сильнее меня. Нет, это не тоска по прошлому, просто окружающее подействовало на меня, как когда-то: я снова ощутила одиночество, опасность и готовность отразить ее в любую секунду.

– Именно так Барбара Эйсли описывала Джейн Мак-Гайр.

– Что ж, судя по тому, что нам о ней известно, у этой девчушки есть право нанести удар первой.

– Я в этом не сомневаюсь. У меня такое впечатление, что ты снова стала думать, как когда-то: ты одна против всего мира. Или, точнее… – добавил он, подумав, – ты и Джейн Мак-Гайр вдвоем против всего мира. Разве я не прав?

– Я даже никогда не видела этой девочки, так как же я могу…

– Можешь. И для этого тебе вовсе не обязательно с ней знакомиться… Знаешь, мне кажется, что будет гораздо разумнее, если завтра утром я поеду к Фэй Шугартон один.

– Что-о?.. – Ева даже остановилась и повернулась к нему.

– Что слышала, – спокойно отозвался Джо. – Подумай-ка, почему Дон выбрал жертву именно здесь, в этом районе? Зачем ему понадобилось возвращать тебя в прошлое? Почему он так настаивал на том, что Джейн и Бонни похожи? Не для того ли, чтобы ты отождествила с ней не только свою дочь, но и себя?

Ева некоторое время молчала.

– Наверное, ты прав… – прошептала она, трогаясь с места.

Господи, она уже отождествляла себя с Джейн: они обе ходили по одним и тем же улицам, обе страдали от одиночества, обе каждую секунду готовы были встретиться с опасностью, обе были полны решимости выжить во что бы то ни стало.

И Дон не мог этого не понимать.

– Проклятье!.. – прошептала она. – Он все продумал! Сначала он нес эту чушь про инкарнацию, потом рассказал мне про Джейн Мак-Гайр! Ему недостаточно убить ее и сделать меня соучастницей преступления! Он хочет, чтобы я сначала полюбила Джейн, а потом – когда он с ней расправится – страдала вдвойне, словно она моя вторая дочь и я убила ее своими собственными руками! О господи!..

– Примерно это я и имел в виду, – с сочувствием сказал Джо.

– Он хочет снова убить Бонни! – Пальцы Евы непроизвольно сжались в кулаки.

– И не только Бонни, – напомнил Джо, но она не обратила на его слова внимания.

– Мне придется поддерживать в отношениях с Джейн определенную дистанцию.

– Разумеется…

Что-то в его голосе не понравилось Еве, и она поглядела на Джо с неодобрением.

– Это будет не так уж трудно, – сказала она сердито. – В особенности если Джейн действительно похожа на меня десятилетнюю. В те времена со мной было очень трудно поладить.

– Ну, я бы, пожалуй, все-таки попытался…

– А я бы плюнула тебе в глаз. В буквальном смысле, Джо!

– И все равно тебе не стоит видеться с девочкой.

– Я должна.

– Я знаю. – Джо мрачно покачал головой. – Дон не оставил тебе выхода.

Никакого выхода… Да нет, не может быть! Выход должен быть, просто они пока не смогли его найти. Ведь сумела же она в конце концов выбраться из трущоб и нищеты и стать нормальным человеком. Она сумела остаться нормальным человеком и не сойти с ума после того, как погибла Бонни, и теперь она не позволит этому сукиному сыну загнать себя в ловушку. Джо ошибся. Ева любила детей, но эта любовь не делала ее слабее. Наоборот, благодаря ей она сумеет не только спасти Джейн, но и победить это чудовище – Дона. Единственное, что она должна сделать, это держаться подальше от маленькой десятилетней девочки, которую даже пока не знала.

Вот только Дона это не остановит. Джейн придется всю жизнь бояться его тени.

«Не надо думать об этом сейчас!» – сказала себе Ева. Сегодня Джейн будут охранять, а завтра они поговорят с Фэй Шугартон, и тогда, быть может, что-то решится…

Во всяком случае, Еве очень хотелось в это верить.

* * *

– Я искала тебя, Майкл. Почему ты не пошел, куда я тебе сказала? – Джейн присела на корточки возле картонной коробки – убежища Майкла. – Возле «Юнион мишн» гораздо безопаснее. Не то что здесь. Это… нехорошее место.

– А мне здесь нравится, – возразил Майкл.

– Безопаснее всего там, где больше людей.

– Зато здесь ближе к дому. – Майкл потянулся к промасленному бумажному пакету, который Джейн держала в руке. Это гамбургеры, да?

– Нет, спагетти.

– Я больше люблю гамбургеры.

– Я брала то, что можно взять незаметно. Фэй хорошая, и со временем мы, наверное, даже поладим. Но пока я не решаюсь сказать ей все, понимаешь?

– Понимаю. И все равно гамбургеры мне нравятся больше, – сказал Майкл, и Джейн вздохнула. Ей было стыдно красть продукты у Фэй, и сегодняшнее спагетти она раздобыла в ресторане Кузанелли. Обычно остатки еды забирали женщины из Армии Спасения, но сегодня ей тоже кое-что перепало.

– Ешь, – сказала она, протягивая ему пакет.

Майкла не пришлось просить дважды. Вооружившись пластиковой вилкой, он принялся с жадностью поглощать холодные макароны.

– Почему ты сегодня так поздно? – спросил он с набитым ртом.

– Сначала я ждала, пока закроется ресторан и они вынесут остатки. Потом пошла искать тебя к «Юнион мишн». – Джейн выпрямилась. – А сейчас мне пора идти.

– Пора идти?.. – Майкл явно был разочарован. – А почему?

– Уже поздно.

– Но ты говорила, что Фэй спит крепко.

– Да, но для того чтобы попасть в дом, мне придется лезть в кухонное окно, а спальня Рауля и Чанга рядом с кухней. Они могут услышать и наябедничать Фэй.

– Я не хочу, чтобы Фэй сердилась на тебя из-за меня, – мужественно сказал Майкл, но голос его предательски задрожал. Он был слишком мал, ему было холодно и страшно одному, ночью, в картонной коробке, и, разумеется, Майклу отчаянно хотелось, чтобы Джейн побыла с ним подольше.

– Я останусь, пока ты не доешь. – Джейн вздохнула и снова опустилась на корточки, не забыв при этом внимательно оглядеть окрестности. – Нет, тебе обязательно надо перебраться в аллею за «Юнион мишн», – добавила она. – Одному оставаться опасно. В городе полно разных… чудиков, которые могут тебя обидеть.

– Ты говоришь про этих… про извращельцев? – с гордостью выговорил Майкл незнакомое слово. – Так я от них убегу. И еще заору во все горло.

Джейн покачала головой.

– В том-то и дело, что здесь тебя никто не услышит.

– Да ну тебя! – отмахнулся Майкл. – Ничего со мной не случится. Я не боюсь.

Джейн поняла, что мальчик вряд ли поймет ее. Он был вовсе не глуп, просто родного отца он боялся гораздо больше, чем всех преступников и «извращельцев», вместе взятых. Что ж, может быть, с ним действительно ничего не случится ни в эту ночь, ни в следующую. Сама Джейн не видела преследовавшего ее мужчину уже два дня. Вероятно, он отстал или скорее всего просто нашел другой объект для слежки.

– Сколько времени твой отец обычно живет дома, когда возвращается?

– Ну, неделю… Иногда две.

– Неделя уже прошла, – заметила Джейн. – Может, он уже убрался?

– Не-а… – Майкл покачал головой. – Вчера после школы я пошел проверить. Они с ма сидели на крыльце. Но па меня не видел.

– А мать?

– Мама, думаю, видела, но она сразу отвернулась. – Мальчик опустил голову. – Она не виновата. Ма тоже боится…

– Да, наверное.

– Когда па снова уедет – вот будет здорово!

Джейн с сомнением покачала головой. Она сомневалась, что, когда отец Майкла снова исчезнет, все будет так уж замечательно. Мать мальчика была одной из проституток, промышлявших в Пичтри-центре (Пичтри-центр – комплекс современных небоскребов в центре Атланты. Здесь находятся деловой центр, отели, торговые центры, рестораны, соединенные подвесными переходами.), и проводила «на работе» гораздо больше времени, чем дома, однако Майкл все равно ее защищал. Подобная преданность ставила Джейн в тупик: она никак не могла понять, почему маленькие дети не могут видеть своих родителей такими, каковы они на самом деле.

– Ты доел макароны? – спросила она строго.

– Нет еще. – В пакете оставалось совсем немного спагетти, но Майкл все никак не мог доесть их – он не хотел, чтобы Джейн уходила.

– Расскажи мне еще про звезды, – попросил он. – Про того дядьку на лошади, а?..

– Ладно, расскажу немного, если ты пообещаешь, что переберешься ночевать в другое место.

– Обещаю!

– Хорошо, слушай… – Джейн слегка запрокинула голову, чтобы видеть ночное небо. Она любила звезды почти так же сильно, как и Майкл. Раньше она никогда их не замечала и открыла для себя их существование только после того, как ее удочерила семья Карбони. Джейн хорошо помнила, как по ночам она смотрела в окно и, соединяя звезды на небе воображаемыми линиями, пыталась сообразить, на что они похожи. Только так ей удавалось победить страх перед очередным жестоким наказанием за действительную или мнимую провинность. Несколько позднее, совершенно неожиданно для себя, она пристрастилась к чтению; книги и звезды помогли ей, и Джейн надеялась, что, быть может, они помогут и Майклу.

Отыскав на небе знакомое созвездие, она сказала:

– Всадник на лошади называется Стрелец. Только на самом деле он не на лошади – он сам наполовину лошадь. Видишь вон ту цепочку звезд? Это тетива его натянутого лука, а вон та звезда – наконечник стрелы…

7

– Простите, я что-то не совсем… – Фэй Шугартон в растерянности смотрела на трех визитеров. – Вы говорите, Джейн…

– Да, ей грозит серьезная опасность, – подтвердила Ева. – Пожалуйста, поверьте нам.

– Но почему вы так уверены? Только потому, что ей десять лет, потому, что у нее рыжие волосы и потому, что, прежде чем попасть ко мне, она побывала в четырех приютах? Но ведь вы сами сказали, что узнали ее имя лишь по чистой случайности!

– Извините, но Джейн стопроцентно подходит под имеющееся у нас описание, – твердо сказал Джо.

– Но ведь вы проверяли только списки городской службы охраны детства, а есть еще окружная служба, служба штата…

– Вы правы, но… Видите ли, мы совершенно уверены, что преступник выберет ребенка именно из Атланты. И именно из вашего района.

– Все это просто ваши предположения, – недоверчиво отмахнулась Фэй. – В округе наверняка есть другие дети, которые подходят под это описание. Вы, наверное, толком и не искали, а схватились за первого же подходящего ребенка. Вы даже не знаете, действительно ли этот тип, который звонит вам, убийца или это психопат, который подобным образом развлекается!

– Но он знал о двух трупах в Талладеге, – возразила Ева. – О двух мальчиках, которых не нашли в первый раз. И он назвал нам имена обоих! Ничего себе психопат!

– Но это вовсе не означает, что теперь он охотится за моей Джейн!

– И вы готовы рискнуть жизнью девочки, чтобы проверить это?

– Разумеется, нет! – Фэй сердито сверкнула глазами. – Но это не значит, что я позволю вам забрать Джейн. Сначала убедите меня, что ваши тревоги не выдуманы. Бедняжку с двух лет перебрасывают из одного приюта в другой, от одних родителей к другим… Она – моя приемная дочь, и я отвечаю за нее. Я не позволю вам пугать Джейн без всякой причины!

– Но причина есть, мисс Шугартон, и причина очень серьезная.

– Докажите. Или хотя бы расскажите, как вы собираетесь защищать ее. Если меня это удовлетворит, я, возможно, позволю вам забрать девочку.

Ева вздохнула.

– На доказательства может потребоваться слишком много времени. Дон не станет ждать.

Фэй покачала головой.

– Нет, и не уговаривайте меня. Предъявите мне доказательства своей правоты, и я готова подумать.

– Какого же рода доказательства вы от нас хотите?

– Какие доказательства? – Фэй на секунду задумалась. – Мне кажется, вы слишком быстро нашли Джейн. Пусть работники службы детства проверят все свои записи – и городские, и окружные, и если окажется, что Джейн единственный ребенок, который подходит под ваше описание, тогда я, возможно, вам поверю. И еще… Пусть этот ваш агент ФБР – Спайро, кажется? – пусть он приедет ко мне и подтвердит все, что вы тут наговорили. Я доверяю ФБР. – Фэй бросила быстрый взгляд в сторону Джо. – Я не хотела вас обидеть, мистер, – добавила она, – просто у моих старших детей были неприятности с местной полицией. Кроме того, мне не нравится, что вы пришли ко мне с этим телевизионщиком, – кивнула она в сторону Марка.

Ева и Джо переглянулись. Дон предупредил, чтобы они не вмешивали в дело полицию, но участие ФБР могло понравиться ему еще меньше.

– Значит, решено, – сказала Ева устало. – Мы устроим вам встречу с Робертом Спайро. Прошу вас, выслушайте его.

– Это я могу вам обещать. – Фэй поднялась. – А теперь прошу меня простить. У меня еще много дел по дому. – Она посмотрела на Еву. – Извините, – добавила она, – но я должна быть уверена. Джейн – очень непростая девочка, а я только-только начала налаживать с ней отношения. Мне бы не хотелось потерять все, чего я с таким трудом достигла.

– Ради бога, помогите нам!

– Я сделаю что смогу. – Фэй подошла к комоду, стоявшему в противоположном углу комнаты, и выдвинула один из ящиков. Достав оттуда какую-то фотографию, она протянула ее Еве. – Джейн учится в Кроуфордской средней школе, это в четырех кварталах отсюда. Она заканчивает в три и идет домой пешком. Вот ее прошлогоднее фото. Вы можете сопровождать ее, но не вздумайте с ней заговаривать! – Ее губы решительно сжались. – Если вы напугаете девочку, я гарантирую вам неприятности.

– Спасибо. – Ева быстро, пока Фэй не передумала, спрятала снимок в сумочку. – И все-таки, мисс Шугартон, вы совершаете ошибку. Большую ошибку.

Фэй пожала плечами.

– В своей жизни я совершила немало ошибок, но кое-что хорошее тоже сумела сделать. За десять лет я воспитала шестерых приемных детей. – Она подошла к двери и распахнула ее. – До свидания.

– Суровая женщина, – промолвил Марк Грунард, когда они втроем вышли на улицу. – Подумать только, на нее не произвело никакого впечатления ни мое имя, ни даже мое незаурядное обаяние!

– Мне она понравилась. – Ева невесело усмехнулась и добавила:

– Хотя несколько раз я была близка к тому, чтобы свернуть ей шею.

– Мисс Шугартон уверена, что поступает так, как будет лучше для Джейн, – вмешался Джо. – Она боится полагаться на чьи-то голословные заявления, и я ее понимаю.

– Что же нам теперь делать? – спросила Ева, подавляя тяжелый вздох.

– Пусть Марк едет домой и немного вздремнет, ведь он дежурил возле дома всю ночь, – решил Джо. – А мы сейчас же позвоним Спайро и попросим его как можно скорее поговорить с мисс Шугартон. Может быть, его она все-таки послушает. Ну а потом… – Он посмотрел на Еву. – Потом мы поедем к школе, встретим Джейн и проводим до дома. Что ты на это скажешь?

– Скажу, что это похоже на план. Едем. Все равно ничего, кроме этого, мы пока сделать не можем.

* * *

– Я очень занят и не могу приехать немедленно, – сказал Спайро. – Но я постараюсь освободиться как можно скорее.

– Когда это будет? – нетерпеливо спросила Ева. – Ты нам очень нужен! Не может быть, чтобы ты не мог вырваться хоть ненадолго.

– Очень даже может, – возразил Спайро сердито. – Мы нашли еще одно тело. Могила находится на другом берегу, на противоположной стороне от водопада. А аэрофотосъемка показала еще несколько подозрительных мест, которые тоже нужно проверить. Людям шерифа придется перелопатить еще несколько акров.

– О боже!.. – воскликнула Ева. Двенадцать тел. Двенадцать убитых в одном месте. Сколько их еще окажется в Талладеге и в других местах?

– Я освобожусь только вечером и сразу приеду, – продолжил Спайро. – Но я не смогу побыть в Атланте долго.

– Во сколько это будет и на сколько ты сможешь задержаться?

– В половине девятого, я надеюсь, так что мы можем сходить к мисс Шугартон вместе, – устало сказал Спайро.

– Было бы лучше, если бы ты вырвался хотя бы на полчаса раньше.

Джо взял трубку из рук Евы.

– Сегодня вечером мы ночуем в городе, а не в коттедже, – сказал он, – так что, будь добр, пришли сюда Чарли. Он будет охранять Еву, если мне понадобится отлучиться.

Он немного послушал, потом сказал:

– Нет, я не хочу, чтобы Чарли ездил с нами к Фэй Шугартон. Он хоть и из вашей конторы, но внушительности в нем не больше, чем в приемных детях мисс Шугартон. Только ты сможешь произвести на нее должное впечатление… Слушай, может быть, Сполдинг может? Нет? Тогда приезжай сам… А мне плевать, похоже это на приказ или нет. Это и есть приказ, понял?

Он выключил телефон.

– Ты был не очень-то вежлив со Спайро, – заметила Ева. – Он делает все, чтобы помочь нам, а ты…

– Лучше бы он делал все, чтобы поймать Дона.

– Ловить убийц – это его работа.

– Не совсем. Вообще-то их отдел занимается главным образом анализом улик и составлением психологических портретов серийных убийц и маньяков. Спайро вовсе не обязан носиться по всей стране с пистолетом и наручниками, но он, похоже, хочет взять Дона не меньше, чем мы.

* * *

– Боже мой, я и забыл, как быстро могут двигаться дети, едва только выйдут из школы. – Джо усмехнулся. – Эта толпа напомнила мне стадо бизонов, которые, не разбирая дороги, мчатся на водопой. Кстати, ты тоже училась в этой школе?

– Нет. Когда я была маленькой, этой школы еще не было, – ответила Ева, внимательно разглядывая детей. – Что-то я не вижу ни одной рыжей головы. Где же она?

– У тебя есть фотография, – напомнил Джо. – Сейчас самое время как следует изучить ее. Ну давай доставай, где она у тебя?

– Я как раз собиралась… – Ева вытащила из сумочки фотографию. – Обычная маленькая девочка, – добавила она, не без опаски рассматривая снимок. – В ней нет ничего от Бонни…

Ева и сама поразилась тому, какое сильное облегчение она испытала, когда выяснилось, что Джейн Мак-Гайр ничем не напоминает Бонни. Похоже, Дон просчитался.

– Она даже не особенно хорошенькая, – промолвила Ева, внимательно рассматривая хмурое маленькое личико странной, почти треугольной формы, обрамленное короткими рыжими кудряшками. Единственной привлекательной чертой Джейн были большие темно-карие глаза, но взгляд их был настороженным, почти враждебным.

– Похоже, ей не очень хотелось фотографироваться, – констатировал Джо, беря у нее из рук фото.

– Значит, у нее есть характер, – заявила Ева. – В детстве я тоже не любила сниматься.

Джо посмотрел на нее.

– Ты выглядишь так, словно у тебя тяжесть с души спала, – сказал он. – Ты ведь рада, что Джейн не похожа на твою Бонни, правда?

– Правда. Похоже, Дон ошибся: у Джейн и Бонни нет ровным счетом ничего общего. Слушай, может быть, он вообще все врет? Может быть, он Бонни и в глаза не видел?

– Ну, это вряд ли. Если в то время Дон был в Атланте, он не мог ее не видеть. Газеты печатали ее портреты чуть не каждый день…

Да, подумала Ева, так было. Даже с чисто объективной точки зрения Бонни была очаровательным, милым ребенком, и каждый, кто видел ее, невольно испытывал желание приласкать девочку. Когда портреты Бонни появились в рубрике «Разыскивается без вести пропавший ребенок», ее ангельское личико никого не могло оставить равнодушным. Другое дело – Джейн Мак-Гайр. Ее взгляд говорил только об одном – о готовности к немедленному и жесткому отпору. К такому ребенку мог проникнуться сочувствием или симпатией только тот, кто сам когда-то был таким, как этот маленький зверек, затерявшийся в каменном лабиринте города.

– Если Дон действительно думал, что я способна отождествить себя или своего ребенка с этой маленькой дикаркой, то он сильно ошибся.

– Что ж, дай-то бог. – Джо неожиданно выпрямился на сиденье машины. – А вот и она, смотри!

– Где?!

– Только что вышла из ворот.

Джейн Мак-Гайр выглядела слишком маленькой для своих десяти лет, хотя, возможно, это просто казалось из-за того, что джинсы и майка были ей великоваты. Через плечо у нее висел внушительных размеров школьный рюкзак ярко-зеленого цвета, благодаря которому за ней можно было следить даже в толпе. Впрочем, этого и не требовалось, поскольку, выйдя из ворот школы, Джейн сразу же свернула направо и решительно зашагала по улице. Она, несомненно, спешила и даже не задержалась, чтобы поболтать с подружками, а Ева снова подумала о том, как не похожа была эта девочка на ее Бонни. У той было полшколы друзей, от которых ее порой приходилось уводить силой. Джейн же явно не отличалась общительностью.

Тут Ева поймала себя на том, что думать так было, пожалуй, несправедливо. Ведь Бонни росла в атмосфере любви. Ничего этого у Джейн Мак-Гайр не было и в помине.

– Она почти дошла до перекрестка, – сказала Ева Куинну. – Заводи машину, поехали.

* * *

Джейн сразу заметила, что извращенец сменил машину. Сегодня он появился не в голубой, а в серой – более новой и более дорогой тачке. А может быть, это был просто другой извращенец. В городе их всегда было полнехонько.

Юркнув за угол, она сразу перешла на рысь.

Обернувшись через плечо, Джейн увидела, как серая машина свернула следом.

Похоже, ее преследовали. Но кто?

В машине она разглядела двух человек – мужчину и женщину. Может, это все-таки не извращенец?

Кто знает? Лучше не рисковать…

Джейн проворно перелезла через забор и метнулась через запущенный двор к воротам, которые выходили в пустынный переулок за домами.

Машина, конечно, не могла за ней последовать, и все равно во рту у нее пересохло, а сердце стучало как бешеное.

Надо успокоиться, подумала Джейн, осторожно выглядывая за ворота. Нельзя позволять всяким грязным извращенцам пугать себя, ведь именно этого они и добиваются…

В переулке никого не было, и Джейн перевела дух. Еще два квартала, и она будет дома. У Фэй. Может быть, она даже расскажет ей об этой странной машине. Фэй, как Джейн уже давно заметила, была чем-то похожа на ее школьных учителей: главное – убедить ее, что она ничего не выдумала, и тогда Фэй сделает все, что будет в ее силах, чтобы помочь. Вот если она не понимала, тогда с ней было очень трудно иметь дело. Именно поэтому Джейн приходилось таскать продукты из холодильника потихоньку. Как, скажите на милость, объяснить Фэй, что Майклу нельзя возвращаться домой, что на улице ему лучше? Она не поймет. Да еще, чего доброго, позвонит в полицию, а копы сразу вернут мальчика отцу.

Окончательно убедившись, что опасности нет, Джейн совершила короткий рывок и выбежала из переулка на улицу. Здесь было совсем не так много народа, как ей хотелось бы, но и дом был уже совсем рядом. Еще немного… Еще полквартала. Инстинктивно обернувшись, Джейн снова увидела серый автомобиль, и сердце у нее подпрыгнуло от страха. Значит, ей не удалось оторваться от преследователей. Чертовы ублюдки! И Джейн со всех ног бросилась вперед. Фэй спасет ее. Фэй позвонит в полицию, и, может быть, копы даже соизволят приехать быстро…

А если нет, то она по крайней мере будет не одна. Она будет с Фэй.

Джейн взбежала по ступенькам крыльца и, рывком распахнув дверь, с грохотом захлопнула ее за собой.

Все. Теперь она в безопасности.

Может быть, зря она так испугалась? Стоит ли беспокоить Фэй по пустякам?

Нет, это было бы уже самой настоящей глупостью. Нужно Фэй предупредить.

– Фэй! Где ты?! – крикнула девочка.

Никакого ответа. В доме было как-то странно тихо.

Наверное, Фэй на кухне, рассудила Джейн. Еще ни разу не было так, чтобы Фэй не оказалось дома, когда она и мальчики возвращались из школы.

Да, кажется, Фэй действительно на кухне. Джейн явственно слышала, как скрипнула возле холодильника разболтавшаяся половица, на которую она старалась не наступать, когда совершала свой «продуктовый рейд».

Но почему тогда Фэй не отзывается?

Джейн медленно двинулась по коридору, не сводя глаз с приоткрытой кухонной двери.

* * *

– Фэй Шугартон это вряд ли понравится, – мрачно изрек Джо, пакуясь на тротуаре перед домом Фэй. – Теперь она вряд ли позволит нам поговорить с девочкой.

– Да, – согласилась Ева, открывая дверцу. – Жаль, что мы напугали Джейн. Мне, во всяком случае, не хотелось бы, чтобы из-за нас ее мучили кошмары. Паршивый из тебя шпик, Джо! Я же просила следовать за ней, но так, чтобы она нас не заметила, а ты что наделал?

– Я ее просто недооценил. Похоже, она всегда настороже, и меня она заметила почти сразу. – Джо выбрался из машины. – Хотя… Знаешь, у меня такое ощущение, словно она ожидала чего-то в этом роде и была заранее к этому готова.

– Ты думаешь, Джейн знала, что за ней могут следить? – спросила Ева.

– Пожалуй, нам лучше спросить у нее самой. – Джо поднялся на крыльцо и нажал на кнопку звонка. – Если, конечно, нам удастся упросить Фэй пустить нас в дом.

– У нее нет выбора. Она любит девочку и желает ей добра. Интересно, почему она так долго не открывает?

Джо снова нажал на кнопку.

– Фэй, кажется, собиралась в магазин за продуктами. Наверное, она еще не вернулась, а Джейн и не подумает открывать – сейчас она напугана. Если, разумеется, она до сих пор не улизнула через заднюю дверь.

– В таких домах не бывает черного хода, – откликнулась Ева. Она неожиданно нахмурилась. – Но ведь у Фэй было как минимум два часа, чтобы сходить в магазин и вернуться. Джо решительно толкнул дверь.

– Заперто.

– Это Джейн заперла. – Ева встала рядом с ним. – А может быть… Ну-ка, Джо! Навались!

– Что?

– Я говорю – ломай дверь! Лучше потом извиниться, чем…

Она так сильно и так внезапно побледнела, что Джо не стал спорить. Навалившись плечом на дверь, он сильно нажал. Раздался треск, замок поддался, Джо влетел в прихожую… и тут же рухнул на пол, получив бейсбольной битой прямо по коленной чашечке.

– Черт, что ты делаешь?! Больно же!

Но Джейн уже повернулась к Еве и с размаху ударила ее битой по ребрам. Следующий удар был нацелен ей в голову, но Ева успела увернуться.

– Извращенцы чертовы! Что вам здесь надо? Убирайтесь!!! – выкрикнула Джейн. – Я убью вас, грязные вонючки!..

Джо изловчился и, схватив Джейн за ноги, рывком повалил ее на пол. Еще один бросок – и он завладел бейсбольной битой.

– Только не делай ей больно! – в тревоге вскричала Ева.

– Не делать ей больно? – пропыхтел Джо. – А то, что теперь я останусь хромым на всю жизнь, это тебя не волнует? – Навалившись на отчаянно брыкавшуюся Джейн, он прижал ее к полу. – Между прочим, она чуть не вышибла тебе мозги.

– Она просто испугалась. Сначала мы преследовали ее на улице, потом вломились в дом – тут кто хочешь испугается. Она наверняка подумала, что мы… – Ева внезапно осеклась. Лицо Джейн было каким-то странным. В следующее жуткое мгновение Ева поняла, в чем дело: лоб, щеки и подбородок девочки были испачканы кровью.

– О боже, Джо! Мы ее ранили… – Ева опустилась рядом с Джейн на колени и отвела волосы с ее лица.

Джейн немедленно впилась зубами ей в руку.

– О-ох!..

Джо разжал зубы девочки и освободил руку Евы. Продолжая прижимать Джейн к полу, он сказал отчетливо и громко:

– Мы не причиним тебе вреда. Мы пришли, чтобы помочь. Где мисс Шугартон?

Джейн молча смотрела на него снизу вверх, и Ева увидела, что лицо девочки мокро не только от крови, но и от слез. |

– Я из полиции, детектив Куинн. – Джо сунул руку в карман и показал Джейн полицейский значок. – Мы здесь, чтобы помочь…

Джейн слегка расслабилась, и Джо убрал значок обратно.

– Где больно? – спросила Ева, наклоняясь над ней.

– Пусть он слезет с меня, – прошипела Джейн.

– Слезь с нее, Джо, – попросила Ева.

– Смотри, как бы нам об этом не пожалеть. – Джо тяжело поднялся, опираясь на бейсбольную биту.

– Фараон чертов! – Джейн села на полу, и по ее щекам снова потекли злые слезы. – Где ты был раньше? Почему, когда вы действительно нужны, вас не дозовешься? Фараон, коп проклятый!

– Зато теперь я здесь, – сказал Джо спокойно. – Кажется, мы тебя ранили. Куда?

– Не меня, Фэй… Фэй ранена!

Ева похолодела.

– Мисс Шугартон ранена?

– Да… – Девочка обернулась и беспомощно поглядела на кухонную дверь. – Фэй!..

– Господи Иисусе!

Ева вскочила на ноги и бросилась вперед.

* * *

Кровь была повсюду.

На полу.

На столе.

На опрокинутом кухонном табурете.

На стене в углу, где лежала с перерезанным горлом Фэй Шугартон. Ее мертвые глаза неподвижно уставились в пространство, рот был раскрыт в последнем беззвучном крике.

– Не двигайся! – предупредил Джо, хватая Еву за руку. – Здесь могут быть следы. Ты можешь нечаянно их уничтожить.

– Она мертва, – сказала Ева тусклым, невыразительным голосом.

– Да. – Джо развернул ее и слегка подтолкнул к дверям гостиной. – Иди займись девочкой, а я позвоню в полицию. Кстати, спроси у Джейн, может быть, она кого-нибудь видела?

Ева никак не могла оторвать взгляд от мертвого тела на полу.

– Дон… – прошептала она. – Это Дон…

– Ступай!

Она кивнула и медленно вышла из кухни.

Джейн сидела у стены, подтянув худенькие колени к груди.

– Фэй умерла, да?

– Да. – Ева опустилась перед ней на корточки. – Ты… никого не видела?

Джейн отрицательно покачала головой.

– Я хотела помочь… У Фэй шла кровь. Надо было остановить ее, но я не смогла. Нам в школе говорили, что если когда-нибудь с кем-то из нас случится несчастье, то первым делом надо остановить кровотечение, но я… – Джейн не договорила. Ее узенькие плечи судорожно дернулись, и Еве захотелось обнять девочку и прижать к себе, но она не посмела. Джейн со всех сторон окружила себя высокой стеной, которая, хоть и была незримой, все же представляла собой почти непреодолимое препятствие.

– Ты не виновата, – негромко сказала Ева. – Я уверена, что Фэй уже была мертва.

– Может быть, и нет. Может быть, я сумела бы помочь ей, если бы была поумнее. Раньше я не особенно внимательно слушала, что говорят нам учителя. Я не думала… не знала…

Ева не могла этого вынести. Протянув руку, она осторожно коснулась плеча Джейн.

Девочка отстранилась резким движением.

– Кто вы такая? – прошипела она яростно. – Что вам здесь нужно? Вы тоже из полиции? Тогда почему вы не приехали раньше?

– Нет, я не из полиции, но мне нужно знать, как это произошло. Скажи, не видела ли ты в последнее время мужчину, который… – «К дьяволу все это!» – неожиданно подумала она. Джейн явно была не в том состоянии, чтобы отвечать на вопросы. – Знаешь, – сказала Ева другим, более мягким тоном, – пойдем лучше посидим на крыльце и подождем, пока приедет полиция. Ладно?

Ей казалось, что Джейн вряд ли послушается, но девочка Медленно поднялась и шагнула к выходу.

Они уселись рядышком на верхней ступеньке крыльца – так близко, что даже сквозь одежду Ева чувствовала сухой жар маленького тельца.

– Меня зовут Ева Дункан, – сказала она. – А детектив, который приехал со мной, – Джо Куинн.

Джейн ничего не ответила. Она даже не пошевелилась и ничем не показала, что вообще слышала вопрос.

– А ты – Джейн Мак-Гайр?

И снова Джейн промолчала.

– Не хочешь говорить – не надо. Я знаю, ты любила Фэй и…

– Вовсе я ее не любила. Я только жила с ней, вот и все.

Этот сердитый ответ едва не сбил Еву с толку.

– Я… я думаю, это не совсем верно, – сказала она после небольшой паузы, – но сейчас мы не будем об этом говорить. Если хочешь, мы вообще не будем ни о чем разговаривать Просто мне показалось, что, если мы с тобой познакомимся поближе, тебе будет немного легче.

– Разговоры ничего не значат. Все равно вы – чужая.

И Джейн, похоже, готова была сделать все, чтобы Ева так и осталась для нее посторонней, чужой женщиной, которая появилась в ее жизни случайно и скоро исчезнет. Она больше не плакала, но ее спина была прямой и напряженной, а невидимая стена отчужденности и недоверия стала еще выше.

Но Ева не собиралась винить ее в этом. Любая другая девочка на месте Джейн давно билась бы в истерике, и Ева подозревала, что подобная реакция была более естественной, чем это враждебное молчание.

– По правде говоря, мне тоже не хочется говорить, – сказала она. – Давай просто посидим молча и подождем. О'кей?

– О'кей, – откликнулась девочка, так и не поглядев на нее.

Слегка пошевелившись, Ева прислонилась головой к столбу, поддерживавшему козырек над крыльцом. Она изо всех сил старалась не вспоминать мертвый взгляд Фэй Шугартон, направленный прямо на нее. Фэй была хорошей женщиной, она старалась изо всех сил.

– Я соврала, – вдруг сказала Джейн, глядя прямо перед собой. – Я думаю, Фэй мне нравилась.

– Мне она тоже понравилась, – ответила Ева, и обе снова надолго замолчали.

* * *

Барбара Эйсли подъехала к дому Фэй Шугартон одновременно с полицией. Копы сразу прошли в дом, а Барбара остановилась перед Джейн. Когда она заговорила, в ее голосе звучали неподдельная нежность и сочувствие.

– Ты помнишь меня, Джейн? Я мисс Эйсли.

Джейн без всякого выражения посмотрела на нее.

– Да, я вас помню, – ответила она.

– Я приехала, чтобы забрать тебя. А где Чанг и Рауль?

– В школе. У них сегодня тренировка по баскету.

– Я пошлю кого-нибудь за ними. – Барбара протянула руку. – Пойдем. Тебе нужно помыться, а потом мы поговорим.

– Я не хочу разговаривать. – Джейн встала с крыльца и зашагала к стоявшей на тротуаре машине Барбары.

– Куда вы ее везете? – спросила Ева.

– В специальный пансионат службы охраны детства.

– Там… там безопасно?

– У нас есть охрана. Кроме того, там Джейн будет с другими детьми.

– Может быть, вы все-таки позволите нам забрать девочку?..

– Нет. – Барбара Эйсли резко обернулась, а тон ее голоса был настолько же жестким и непреклонным, насколько нежным и мягким он был всего минуту назад. – Теперь за Джейн отвечаю я, и никто из вас пальцем ее не тронет. Мне вообще не следовало разговаривать с вами и идти вам навстречу. Я сделала глупость, и теперь пресса и политики из городского управления набросятся на меня, как стая голодных волков.

– Вы не понимаете! – Ева вскочила на ноги. – Джейн по-прежнему грозит опасность. Мисс Шугартон погибла только потому, что мешала убийце. Она просто оказалась на дороге.

– А вы не смогли спасти ее! – Барбара Эйсли посмотрела прямо в глаза Еве. – Фэй Шугартон была очень доброй, порядочной женщиной, за свою жизнь она помогла многим и многим сиротам. Она должна была жить! И она осталась бы в живых, если бы я не сообщила вам о…

– Она осталась бы в живых, а Джейн умерла.

Барбара покачала головой.

– Не следовало мне лезть в это дело и помогать вам. Я совершила ошибку, которую, к сожалению, никак не исправишь. Но вас я предупреждаю: Ева Дункан, держитесь от Джейн подальше! Иначе у вас будут крупные неприятности с законом – это я вам гарантирую!

С этими словами она круто повернулась и пошла к машине, где уже сидела Джейн. Ева беспомощно смотрела, как машина отъезжает, увозя Джейн прочь.

– Мы сделали все, что могли…

Ева обернулась и увидела стоявшего на крыльце Джо.

– Я надеялась, что мы сможем увезти Джейн до того, как появится кто-то из службы охраны детства, – сказала она. – Как получилось, что Барбара пронюхала обо всем так быстро?

– Это я ей позвонил.

– Ты? Зачем?!

– Таков порядок. Если в результате преступления ребенок остается сиротой, полиция обязана известить органы социальной защиты и опеки. Представители службы охраны детства защищают детей от прессы, следят за соблюдением их прав во время полицейского дознания, организуют поиск дальних родственников и проводят психологическую реабилитацию ребенка.

– Но разве я… Разве мы не могли бы справиться с этим? Зря ты это сделал, Джо!

– Джейн может оказаться важным свидетелем по делу об убийстве. А там она будет в безопасности. Кстати, она тебе что-нибудь сказала?

– Нет. – Ева покачала головой. – Даже если она кого-нибудь видела, она вряд ли была в состоянии говорить.

– Тогда мне придется самому поговорить с ней.

– Почему бы тебе не оставить девочку в покое? – огрызнулась Ева, но сразу же пожалела о своей вспышке. Конечно, Джо не мог оставить Джейн в покое. Она действительно могла кого-то видеть, и не обязательно сегодня, раньше…

– Я сомневаюсь, что Барбара Эйсли подпустит тебя к ней. Она очень зла на нас, – сказала Ева.

– В данном случае закон на нашей стороне. – Джо спустился с крыльца и подошел к машине. – Идем, я отвезу тебя домой. С минуты на минуту должны подъехать криминалисты, так что мне придется вернуться. Но тебе совершенно не обязательно здесь находиться.

– Я могу подождать…

– Нет, не можешь. – Джо взял Еву под локоть. – Я уже позвонил Чарли. Он будет присматривать за тобой. Да, кстати… – Он распахнул перед ней дверцу машины. – Я, наверное, не буду подниматься, а ты, как попадешь в квартиру, сразу позвони Спайро и Марку и расскажи им обо всем, что случилось.

Ева кивнула с неожиданной покорностью.

– Хорошо. И еще я, пожалуй, позвоню Барбаре Эйсли и попытаюсь уговорить ее встретиться со мной еще раз.

– А вот этого, по-моему, делать не стоит, – возразил Джо. – Дай ей остыть.

Но Ева покачала головой. Она до сих пор помнила, какой неестественно прямой и напряженной была худенькая спинка девочки. Джейн как будто боялась, что стоит ей немного расслабиться, горе и ужас раздавят ее.

Но горе и страх были не единственными ее врагами. Дон – вот кто представлял для Джейн главную и смертельную опасность. Сегодня он был совсем рядом. Возможно, когда девочка вбежала на кухню, где лежала убитая Фэй Шугартон, Дон все еще был в доме…

При мысли об этом Ева похолодела, но постаралась справиться с собой. По крайней мере сейчас Джейн действительно была в относительной безопасности.

Нет. Опасность грозила ей всюду, всегда, покуда Дон оставался на свободе.

– Я позвоню Барбаре Эйсли, как только вернусь, – твердо сказала Ева.

* * *

– Нет, нет и нет, – холодно ответила Барбара Эйсли. – Не заставляйте меня снова повторять одно и то же, мисс Дункан. Джейн останется у нас. Только попробуйте связаться с ней, и – обещаю вам – вы глазом не успеете моргнуть, как окажетесь в тюрьме.

– Вы не понимаете! – в отчаянии воскликнула Ева. – Дон убил Фэй Шугартон средь бела дня. Он сумел пробраться к ней в дом и перерезать ей горло в ее собственной кухне. Что может помешать ему сделать то же самое с Джейн? Ведь ваш спецпансионат – это обычное муниципальное заведение, каких много…

– Нет, это вы не понимаете! – Барбара Эйсли тоже повысила голос. – Нам чуть не каждый день приходится иметь дело с лишенными родительских прав отцами и матерями, которые, приняв дозу героина, являются к нам и требуют вернуть им ребенка. Мы знаем свое дело, мисс Дункан. Местонахождение нашего спецпансионата мало кому известно, но даже если кому-то из родителей случайно удается его разыскать, проникнуть внутрь ему помешает квалифицированная охрана.

– Но вашей охране еще никогда не приходилось иметь дело с таким изобретательным, коварным и жестоким преступником, как Дон. Он способен…

– До свидания, мисс Дункан. А вернее – прощайте.

– Погодите! Как там Джейн?

– Пока не очень, но она справится. Завтра утром с ней начнет работать психолог.

И Барбара Эйсли дала отбой.

Ева тоже положила трубку и покачала головой. Она хорошо помнила своих приютских психологов, которые изводили ее своими дурацкими вопросами, а потом, так и не сумев пробиться к ней, заявляли, что она «неконтактна», скрывая за этой формулировкой собственное равнодушие и некомпетентность. С Джейн им, во всяком случае, не сладить, как не удалось им в свое время справиться с самой Евой, – в этом она была уверена на сто процентов.

– Ну что, ничего не получилось? – спросил Чарли, который сидел на диване в другом углу комнаты.

– Нет. Ну ничего, завтра утром я попробую еще раз.

– Вы очень настойчивы, – сказал Чарли не то с восхищением, не то с осуждением.

– Настойчивость – единственное оружие, которое я могу использовать против мисс Эйсли. Надеюсь, у меня что-нибудь выйдет. Раньше выходило. – Она вздохнула. – Есть какие-нибудь известия из Финикса? Спайро обещал прислать туда кого-то из своих людей.

– Пока нет. Единственное, что достоверно известно, это то, что местное управление полиции согласно оказывать нам всяческое содействие. Жаль, Спайро не послал меня. – Чарли улыбнулся. – Нет, я ничего не имею против вас, Ева, просто когда я поступал на работу в ФБР, мне казалось, что мне будут давать более сложные и опасные поручения, чем охрана свидетеля. Правда, чтобы охранять вас, мне приходится разъезжать по всей Джорджии.

– Извини, но это не от меня зависит. – Ева снова вздохнула. – Как насчет кофе, Чарли? Ужасно хочется есть, а у Джо в холодильнике хоть шаром покати.

– Я видел поблизости тайский ресторан, который доставляет обеды на дом. – Чарли потянулся к своему сотовому телефону. – Что бы вы хотели заказать, мисс Дункан?

– Думаю, можно заказать лапшу с креветками. И еще что-нибудь, что можно было бы положить в холодильник для Джо – он, по-моему, с утра ничего не ел.

– О'кей, я все сделаю.

– Вот и хорошо. – Ева взяла в руки сумку и встала. – А я пойду позвоню Спайро.

– Я уже звонил ему. Как только Джо связался со мной, я сразу доложил ему обстановку. Спайро ругался как сапожник, но сказал, что выезжает немедленно.

Ева кивнула, но все же вышла в спальню и прикрыла за собой дверь. Ей нужно было еще позвонить Марку, но сначала она хотела немного прийти в себя. Каждый раз, когда она вспоминала о Фэй Шугартон, к горлу ее подкатывала тошнота, а голова начинала кружиться. Да, у Барбары Эйсли были все основания для гнева.

Подойдя к окну, Ева прислонилась лбом к прохладному стеклу и стала смотреть на темный парк внизу. Уличные фонари уже горели, но и они не могли рассеять мрак под деревьями, и Еве казалось, что парк полон зловещих теней.

Где ты, Дон? Бродишь там, внизу, во тьме?..

Отправляйся в ад, ты, дерьмо! Там твое место!

Ее сотовый телефон неожиданно зазвонил.

Кто это может быть? – подумала она. Джо? Или, может быть, Спайро?

Телефон зазвонил вновь, и Ева, достав аппарат из сумки, поднесла его к уху.

– Алло?

– Ну как, ты уже поладила с маленькой Джейн?

– Ты мерзавец, Дон! Грязный ублюдок!..

– К сожалению, мне нужно было спешить, и я не смог задержаться, чтобы понаблюдать за вашей встречей. Я даже не смог как следует рассмотреть девочку вблизи.

– И убил вместо нее Фэй Шугартон.

– За кого ты меня принимаешь? Я убил ее не «вместо», как ты выразилась. Я пока не собираюсь убивать девочку. Фэй Шугартон могла помешать, и я ее убрал.

– Господи, да чем же она могла помешать?!

– Пока она была жива, она вряд ли подпустила бы тебя к Джейн. Зато теперь ее нет, и никто вам не мешает. Так ты не ответила на мой вопрос: как тебе понравилась маленькая Джейн Мак-Гайр?

– Никак. Она пыталась размозжить мне голову бейсбольной битой.

– Ну, это, так сказать, издержки первого знакомства. К тому же для тебя это не играет такой уж большой роли. Скорее наоборот, ты должна восхищаться ее смелостью и отвагой.

– Но Джейн совсем не похожа на Бонни. Ты ошибся!

– Нет, я не ошибся. Я никогда не ошибаюсь, и со временем ты в этом убедишься. Стоит тебе только немного пообщаться с этой очаровательной крошкой, и ты поймешь, что дело не только во внешнем сходстве…

– Ничего не выйдет. Джейн забрали…

– Я знаю. Но мы можем это исправить, не так ли? Ты должна выкрасть ее оттуда, куда ее увезли.

– Это невозможно!

– Джейн и ты – вы должны быть вместе. Найди способ это устроить, иначе…

– Ты меня не слушаешь! Если я хотя бы попытаюсь установить контакт с Джейн, меня посадят в тюрьму.

Последовала короткая пауза, потом Дон снова заговорил:

– Должно быть, я недостаточно ясно выразился… Ты должна вытащить Джейн из приюта, Ева, иначе я займусь этой проблемой сам. У тебя есть двадцать четыре часа.

Ева почувствовала, что ею овладевает паника.

– Джейн не в приюте, а в спецпансионате службы охраны детства. Я даже не знаю, где он находится!

– Узнай. Подумай хорошенько. Попроси друзей помочь тебе. Когда чего-то по-настоящему хочешь, всегда есть способ добиться своего. Я, например, уверен, что сам сумею разыскать Джейн.

– Тебе туда не пробраться, пансионат надежно охраняется! Тебя поймают!

– Хочешь побиться об заклад? – Дон сухо рассмеялся. – Никакая охрана не может быть на сто процентов надежной. Небрежность, лень, невнимание, скука – этим порокам подвержены все, и самые лучшие охранники не являются исключением, ведь они тоже люди…

– Но почему я должна делать то, что ты говоришь? В конце концов, мне наплевать на этого ребенка! Я сомневаюсь, что смогу когда-нибудь…

– Сможешь, Ева Дункан, сможешь! Для этого тебе нужно только узнать Джейн получше. Кроме того, ты потратила почти десять лет, стараясь помочь детям – мертвым детям, которых ты не только не знала, но и никогда не видела. А теперь у тебя есть свой ребенок. Я подарил его тебе! Представляешь, какие перспективы это открывает?

– Я сейчас же звоню в полицию, Дон!

– А ты подумала, что станет тогда с Джейн? Хватит ли у тебя мужества самой решить ее судьбу? Ведь ты же знаешь, что я не отступлюсь. Если я не найду способ сделать это сейчас, я подожду. Я умею ждать сколько надо – неделю, год, десять лет. Порой бывает просто удивительно, насколько проще становятся со временем самые сложные проблемы, самые неразрешимые задачи. Люди забывают об опасности, просто устают быть постоянно настороже… У тебя есть двадцать четыре часа, Ева. Целые сутки.

И Дон дал отбой.

Он безумен, подумала Ева. Определенно Дон сошел с ума. Да и Барбара Эйсли была вполне уверена, что никто не сможет проникнуть в спецпансионат незамеченным…

В спецпансионат! Она же сама выдала Дону местонахождение Джейн. Боже, какая же она дура!

«Небрежность, лень, невнимание, скука – этим порокам подвержены все…» – сказал Дон. Ева вспомнила его слова, и ее уверенность в неприступности спецпансионата поколебалась. Кроме того, не вечно же Джейн будут прятать в четырех стенах! Рано или поздно ее переведут в обычный приют – кстати, уже пятый по счету! – или передадут новым усыновителям. И тогда…

Нужно позвонить Джо. Он что-нибудь придумает. Она начала набирать его номер, но остановилась. Неужели, подумала Ева, она сможет просить Джо о помощи в таком деле, зная, что этим почти наверняка поставит его под удар? Если откроется, что он помогал ей похитить ребенка из спецпансионата службы охраны детства, Джо мгновенно лишится работы, может быть, даже попадет в тюрьму…

Но одной ей не справиться! Она даже не знает, где находится сейчас Джейн!

«Узнай. Подумай хорошенько. Попроси друзей помочь тебе. Я, например, уверен, что сумею сам ее разыскать».

Ева, торопясь, нажала «сброс» и набрала другой номер.

Марк Грунард ответил на втором звонке, но настроен он был не особенно дружелюбно.

– С твоей стороны было очень любезно проинформировать меня о том, что случилось с Фэй Шугартон. Впрочем, ты напрасно трудилась – я уже побывал в ее доме, правда, вместе со мной туда приехало еще десятка два журналистов. Не хочется думать, что ты подстроила это специально. Может, ты просто забыла о нашем уговоре?

– Я ни о чем не забыла. Я хотела позвонить тебе, но случилось кое-что важное… Извини, этого больше не повторится.

– Вот тут ты совершенно права: не повторится, потому что я разрываю сделку. Вам с Джо следовало…

– Но мне нужна твоя помощь, Марк! Дон только что звонил снова.

Последовала пауза, потом журналист настороженно спросил:

– И?..

– Служба охраны детства увезла девочку в свой спецпансионат. Но Дон хочет, чтобы я ее похитила. Он дал мне двадцать четыре часа.

– И что случится, если ты этого не сделаешь?

– Он убьет Джейн.

– Даже ему это будет нелегко сделать. Дону придется очень постараться, чтобы добраться до Джейн.

– Он сделает, что обещал. Я не могу рисковать.

– А что говорит Джо?

– Ничего. Я ему не сказала – не хочу, чтобы он в этом участвовал.

Марк присвистнул.

– Боюсь, ему это не понравится.

– Он и так слишком много для меня сделал. Мне бы не хотелось, чтобы его уволили или посадили в тюрьму за то, что он помогал мне.

– Из твоих слов я делаю вывод, что моя возможная судьба волнует тебя значительно меньше, не так ли?

– Ты меньше теряешь, а приобрести можешь больше.

– И какой же помощи ты от меня ждешь?

– Во-первых, мне нужно узнать, где находится этот спецпансионат. Ты случайно не знаешь?

– Может быть…

– Что значит «может быть»?

– Адрес этого спецпансионата представляет собой самую большую тайну городской службы охраны детства. О нем знают всего несколько человек.

– И ты – один из них?

– Вообще-то однажды мне пришло в голову проследить за Барбарой Эйсли, когда после одного громкого судебного процесса ребенка передали ее службе для последующего усыновления.

«Дон тоже мог проследить за Барбарой!» – пронеслось в голове у Евы.

– Где находится этот пансионат?

– Большое старое здание на Делани-стрит, бывшая больница. Впрочем, это было давно, адрес мог и поменяться.

– Что ж, надо проверить. Эйсли говорила, что там есть охрана…

– Да. Один охранник обычно дежурит внутри, второй патрулирует парк, который примыкает к зданию. Если хочешь, я мог бы попытаться отвлечь его.

– Хочу.

– А потом? – спросил он. – Куда ты повезешь Джейн?

– Пока не знаю… Что-нибудь найдем. Так ты мне поможешь?

– Я еще не уверен, стоит ли овчинка выделки. Ведь, что бы ты по этому поводу ни думала, я тоже сильно рискую.

– Я обещаю, что ты об этом не пожалеешь.

– Вот в этом я как раз уверен, потому что я поеду с тобой. И буду с тобой от начала и до конца.

– Я не могу… – Ева глубоко вздохнула. – Хорошо, я согласна. Возьми машину и приезжай за мной. Я буду ждать у ворот напротив дома Джо.

– Раньше полуночи у меня не получится.

– Но, Марк, это слишком долго! Надо вытащить Джейн оттуда как можно скорее.

– Хорошо, буду в одиннадцать. Но, если ты очень торопишься, можешь отправляться одна. Правда, я не думаю, что у тебя что-нибудь выйдет. Надо дождаться, пока детей уложат спать, тогда нам придется иметь дело только с охраной и с дежурным персоналом.

Дон дал ей двадцать четыре часа, вряд ли он станет нарушать правила, которые сам же установил. Этим он испортил бы себе всю игру.

– Хорошо, я перекушу, потом скажу Чарли, что иду спать. В кухне есть дверь, которая ведет в прачечную, а оттуда есть выход на пожарную лестницу. Думаю, мне удастся выскользнуть незамеченной. В одиннадцать я буду внизу.

– Договорились.

Ева положила трубку. Дело было сделано или, вернее, часть дела. Марк Грунард оказался не таким сговорчивым, как она ожидала, но Ева не могла его винить. Ее просьба была опасной, и немногие люди согласились бы помогать ей бескорыстно.

За исключением Джо…

«Не думай о Джо! – приказала она себе. – Все равно ты не можешь просить его о таком одолжении, если у тебя есть какой-то другой вариант».

– Эй, мисс Дункан! – позвал из гостиной Чарли. – Выходите. Ужин принесли!

– Иду, – откликнулась она. Есть ей уже расхотелось, но Ева знала, что должна подкрепиться. Иначе она просто не выдержит того, что ей предстоит.

8

Двухэтажное кирпичное здание на Делани-стрит стояло в глубине огороженного участка, занятого довольно запущенным садом. Выстроено оно было где-то в начале 20-х годов, но выглядело даже старше своих лет. Расположение этого «секретного объекта» службы охраны детства было почти идеальным, и Ева еще раз подумала о том, что без Марка она могла бы искать его до второго пришествия.

– Могу я спросить, как именно ты намерена действовать? – поинтересовался Марк, останавливая машину на неприметной боковой улочке. – Уже половина двенадцатого, и я уверен, что все двери и окна накрепко заперты. Поверь, это не праздное любопытство: мне вовсе не улыбается быть подстреленным охраной, к тому же я кровно заинтересован в том, чтобы ты спокойно проникла внутрь и так же спокойно выбралась наружу вместе с девочкой. Из этого может выйти отличный сюжет. «Хотела бы я знать – как!..» – подумала про себя Ева, а вслух сказала:

– Ты случайно не в курсе, в какую комнату ее могли поместить?

– Того мальчугана, которого мисс Эйсли доставила из зала суда, поселили в комнате на втором этаже. Как сейчас помню – угловое окно справа на южной стороне.

– Одного?

Марк кивнул.

– Да. То дело было совершенно особенным.

Еве оставалось только молиться, чтобы Марк оказался прав, потому что обыскивать ночью все спальни спецпансионата было, конечно, трудновыполнимой задачей.

– Я зайду сзади, – решила она, – и посмотрю, как можно подобраться к дому. А ты прикрой меня. Если наткнешься на охранника, постарайся как-нибудь его отвлечь. И подай мне сигнал.

– Я трижды прокричу ослом, – сказал Марк, не скрывая сарказма. – Потому что я и есть осел. Я должен был с самого начала знать, что ты используешь меня на подхвате. Хороший журналист обязан быть там, где будет самое интересное, а ты как будто нарочно посылаешь меня в противоположную сторону.

– Ложись! Полиция! – Ева уже собиралась выйти из машины, но, заметив приближающийся полицейский автомобиль, юркнула обратно и, захлопнув дверцу, низко пригнулась. Журналист последовал ее примеру.

Негромко урча мотором и сверкая красно-синими огнями, полицейская машина проехала мимо и скрылась за поворотом.

– Кажется, пронесло, – сказал Марк, и Ева с трудом перевела дыхание. – Наверное, это твоя знакомая мисс Эйсли предприняла дополнительные меры безопасности.

– Будем надеяться, что сад по-прежнему патрулирует только один человек, – отозвалась Ева и тоже выпрямилась. – И что полицейская машина вернется не скоро. А теперь поспешим… – Она выскользнула из машины и быстро двинулась вдоль забора.

Убедившись, что охранника нигде не видно, она перебралась через забор и нырнула в кусты. Стараясь производить как можно меньше шума, Ева подобралась почти вплотную к задней стене здания. Остановившись на углу, она запрокинула голову и посмотрела на окна второго этажа. Угловое окно справа… Оно было закрыто, и свет внутри не горел, зато почти совсем рядом с ним проходила водосточная труба. Выглядела она не особенно надежной, но Ева не сомневалась, что ее вес труба выдержит. Да и земля под окном казалась достаточно мягкой, и Ева подумала, что даже если она сорвется и упадет, то не разобьется. Главное – не крикнуть, не привлечь внимание охранника. Если все будет тихо, тогда через некоторое время она сможет повторить попытку.

Отлично…

Поплевав на ладони, Ева уже собиралась начать подъем, но вдруг остановилась и оглянулась через плечо.

Что это?..

Шорох?

Или какая-то тень промелькнула в темноте между кустами?

Нет, никого и ничего. Должно быть, просто нервы разыгрались.

Ева снова повернулась к трубе, собираясь вскарабкаться по ней, но опять остановилась. Как, интересно, она собирается проникнуть в окно, не напугав при этом девочку и не насторожив охрану? Бесшумно выдавить стекло Ева вряд ли смогла бы, форточка же была слишком мала, да и дотянуться до нее было бы трудновато. Значит, поняла она, надо не лезть по трубе, рискуя сорваться и наделать шуму, а искать способ пробраться сначала на первый этаж. Но ведь там дежурит второй охранник, к тому же кто-то из дежурных воспитателей мог еще не спать… Положение казалось безнадежным.

Какой-то скрип привлек ее внимание. Ева машинально вскинула голову и увидела, что окно открывается. В лунном свете тускло блеснуло стекло, и в окне показалась голова Джейн. Девочка смотрела вниз и просто не могла не заметить Еву, стоявшую под самым окном.

Ева замерла. Узнает ли ее Джейн? Не закричит ли? Луна давала достаточно света, но это еще ничего не значило. В такой день, как сегодня, враги, опасности наверняка чудились девочке повсюду.

К счастью, все обошлось. Несколько секунд, показавшихся Еве невероятно долгими, девочка внимательно всматривалась в ее лицо, потом поднесла палец к губам, давая знак молчать. Этот заговорщический жест сразу подбодрил Еву. Он означал, что Джейн признала в ней сообщницу. Теперь они были заодно!

В следующую секунду Джейн исчезла, но тотчас появилась вновь. В руках она держала что-то белое. Миг – и из окна свесилась самодельная веревка, сделанная из постельного белья и полотенец. Увы, она была слишком короткой и заканчивалась футах в пяти над головой Евы.

А Джейн уже перекинула ноги через подоконник и проворно, словно маленькая обезьянка, принялась спускаться. Интересно, задумалась Ева, как она собирается…

– Ловите меня! – прошипела Джейн, и Ева едва успела приготовиться. Девочка повисла на конце веревки, потом разжала руки и полетела вниз.

Ева не ожидала, что удар живого снаряда окажется таким сильным. Правда, Джейн она удержала, но сама не устояла на ногах и повалилась на землю вместе с девочкой.

– Пустите меня! – прошипела Джейн, барахтаясь в густой траве.

– Извини. – Ева откатилась в сторону и села. – Ты чуть не сломала мне ребра.

Не отвечая, Джейн легко вскочила на ноги и кинулась за угол дома.

– О дьявол! – Ева неловко поднялась с земли и бросилась вдогонку. Свернув за угол, она едва не налетела на Марка, который держал отчаянно брыкавшуюся Джейн в надежном борцовском захвате.

– Ты что-то ищешь? Случайно не маленькую девочку? – насмешливо проговорил Марк. – Эй, маленькая мисс, потише, иначе мне придется свернуть вам шею!

Последние слова относились к Джейн, которая изловчилась и довольно чувствительно ударила его ногой по лодыжке.

– Постарайся не сделать ей больно! – сердито зашептала Ева, опускаясь перед Джейн на колени. – Мы хотим помочь тебе, Джейн. Не надо бояться!

– Я и не боюсь. И ваша помощь мне не нужна! – парировала Джейн. – Отпустите меня немедленно, иначе я завизжу!

– А кто помог тебе спрыгнуть? Ведь веревка намного не доставала до земли, – ответила Ева. – Если бы не я…

– Раз уж вы мне подвернулись, почему бы не попользоваться?

– А-а, ты предпочла прыгать на мягонькое! – заявила Ева язвительно. – И сломать мне пару ребер, так?

– Почему бы и нет? – Джейн спокойно посмотрела на нее. – Вы мне никто.

– Но ведь ты не считаешь меня врагом, правда? Ведь иначе ты, наверное, закричала бы, когда увидела меня.

– Ну, мне был нужен кто-то, кто бы мне немного помог… – Джейн слегка замялась. – Я знала, что веревки не хватит, и…

– Значит, ты не считаешь меня врагом? – повторила Ева.

– Не знаю… – Джейн неожиданно ухмыльнулась. – А что вы вообще здесь делаете?

– Я… боялась за тебя, – промолвила Ева, поколебавшись с минуту.

– Почему?

– Я потом тебе объясню, ладно? Сейчас нам надо спешить.

Джейн покосилась через плечо на Марка.

– Это ведь не тот коп, да?

– Нет. Мистер Марк Грунард вообще не имеет никакого отношения к полиции. Он репортер.

– Он хочет написать про Фэй?

– Да.

– Надо выбираться отсюда, – нетерпеливо перебил Марк. – Я не видел охранника, но он каждую минуту может отправиться с обходом. Кроме того, и патрульная машина где-то в этом районе. Она может вернуться.

Еве тоже не терпелось поскорее убраться отсюда, но ей не хотелось тащить Джейн силой.

– Ты пойдешь с нами, Джейн? – как можно спокойнее спросила она. – Поверь, мы хотим только одного: чтобы ты была в безопасности.

Девочка задумчиво закусила губу, но ничего не ответила.

– Ты же все равно собиралась сбежать, – напомнила Ева. – Идем с нами, мы спрячем тебя так, что тебя никто не найдет.

– Отпустите меня. Пусть он меня отпустит, – сказала Джейн.

– Чтобы ты смылась? Как бы не так… – покачал головой Марк.

– Отпусти ее. Пусть Джейн сама решает, как быть.

Журналист неохотно отпустил девочку. Почувствовав свободу, Джейн стремительно отпрыгнула в сторону и остановилась, задумчиво потирая подбородок. Несколько секунд она настороженно смотрела на Еву, потом неожиданно кивнула:

– Я с вами. Где вы оставили тачку?

* * *

Они проехали не больше четырех кварталов, когда Джейн неожиданно сказала Марку:

– Вы не туда едете.

– Это еще почему? – удивился журналист.

– Мне нужно на Лютер-стрит.

Там жила Фэй, подумала Ева. Неужели Джейн хочет вернуться домой?

– Туда нельзя, – сказала она мягко. – Фэй больше нет…

– Вы думаете, я глупая? Я знаю, что Фэй умерла, – сердито возразила Джейн. – Ее, наверное, уже увезли в морг. Мне нужно на Лютер-стрит не за этим.

– Ты там что-нибудь оставила?

– Да.

– Боюсь, ваш дом охраняется полицией. Они тебя не впустят да еще, без сомнений, отправят обратно в пансионат.

– Просто отвезите меня на Лютер-стрит, ладно?

– Выслушай меня, Джейн… В вашем доме произошло убийство, и полиция…

– Я не собираюсь возвращаться домой. Высадите меня возле переулка за квартал до дома.

– Возле того переулка, куда ты побежала, когда заметила нашу машину?

Джейн кивнула.

– Зачем?

– Мне надо.

– Ты там что-то спрятала, в этом переулке? – уточнил Марк, бросив быстрый взгляд через плечо.

– Зачем вам знать? Чтобы показать по телику? Так вот, это не ваше дело! – отрезала Джейн.

– В данный момент ты мое главное дело, – невозмутимо ответил журналист. – Ева просила меня помочь похитить тебя из спецпансионата, но за это она обещала мне эксклюзивное интервью. А знает ли кто-нибудь из вас, какое наказание полагается за пособничество в похищении несовершеннолетних? Меня могут на много лет отправить в тюрьму, и моей карьере настанет конец. Так что не стоит мне дерзить, юная леди, лучше отвечайте, когда вас спрашивают…

Но Джейн и ухом не повела.

– В тюрьму? – спросила она у Евы. – А вас тоже посадят? Тогда зачем вы все это сделали?

– Я беспокоилась за тебя. Тебе может грозить опасность.

– Какая?

Господи, ну как ей теперь быть? Ведь Джейн всего десять лет!

– С тобой может случиться то же, что и с Фэй.

– С какой это стати?

– С такой!

Этот ответ заставил Джейн задуматься.

– А вы… знаете, кто это сделал? – осторожно спросила она после непродолжительной паузы.

– Да.

– Кто?

– Он называет себя Доном, хотя это не настоящее его имя.

– Но зачем?! Фэй была добрая. Она никому не делала зла!

– Этот человек… Дон… он не в своем уме. Ему нравится делать другим больно. Я знаю, это звучит ужасно, но существуют такие люди, которые любят убивать других людей.

– А, знаю… Вы ведь имеете в виду всяких маньяков и извращенцев, да? Да их просто полным-полно…

– Вот как? – Ева насторожилась. – Откуда ты знаешь? Разве ты встречала кого-нибудь из таких?

– Не знаю, может быть… – Джейн пожала плечами, потом с подозрением покосилась на Марка. – Я часто смотрю по телику всякие шоу, а там постоянно показывают психов. Одних только психов, и никого нормального!

– Это моя работа. – Журналист, не оборачиваясь, тоже пожал плечами.

– Я имела в виду – не по телевизору, – продолжала настаивать Ева. – Может быть, ты заметила кого-то, кто вел себя странно? На улице, например, или возле школы…

– Странно? Да нет… Он вел себя так же, как и все, кто каждый день болтается возле нашей игровой площадки. Я таких уже знаете сколько повидала?

– А он что, следил за тобой?

– Иногда.

– Но почему ты никому ничего не сказала?

Джейн отвернулась к окну.

– Мне нужно на Лютер-стрит. Сейчас.

– Как он выглядел? – продолжала расспрашивать Ева.

– Большой. Ловкий. Я особенно его не рассматривала – для меня это был просто еще один глядела. Слушайте, отвезите меня на Лютер-стрит, а?

Вопросительно приподняв брови, Марк покосился на Еву.

– Что будем делать?

– Отвези нас к тому переулку, только давай подъедем со стороны Маркет-стрит. Иначе нас могут заметить из дома.

– Ты хочешь сказать, что Куинн может нас заметить? – Марк хмыкнул и повернул налево.

– Да… – «Если только, – подумала она, – Джо уже не уехал домой. В таком случае он наверняка обнаружил, что меня нет в квартире, и бросился на поиски».

– Джо будет рвать и метать.

– Я знаю. – Ева откинулась на спинку сиденья. – Но у меня не было выбора.

– Впрочем, мне грех жаловаться. Если бы ты не хотела уберечь Куинна от тюрьмы, ты бы не обратилась ко мне. А этот парень не постесняется сдать меня, если решит, что так для тебя будет лучше.

– Езжайте скорее! – вставила Джейн. В ее голосе было столько тревоги, что Марк послушался и прибавил газу, а Ева поглядела на девочку с удивлением. Джейн сидела очень прямо и, вытянув шею, напряженно смотрела вперед.

– Мы скоро приедем, – сказала Ева, стараясь успокоить ее.

– И все-таки что ты там забыла, в этом переулке? – снова спросил Марк.

Джейн не ответила, только крепко сжала маленькие кулачки, а Ева почувствовала, как ее изнутри словно обдало могильным холодом.

– Поскорее, Марк, – попросила и она.

– Мы и так едем с максимально разрешенной скоростью.

– Плевать. Поднажми.

– Учитывая, что мы только что совершили, было бы неразумно…

– Быстрее! Пожалуйста!

Журналист пожал плечами и сильнее нажал на акселератор.

– Спасибо, – неохотно произнесла Джейн, продолжая смотреть вперед.

– Скажи нам, что там, в этом переулке? – снова спросила Ева.

– Майкл, – прошептала девочка. – Этот человек… видел его. Я сказала Майклу, чтобы он шел ночевать к «Юнион мишн», но он, наверное, не послушался. Он еще совсем маленький, и ему хочется быть поближе к маме.

– Кто это – Майкл?

– Мальчик. Ему всего-то шесть лет. Я пыталась уговорить его, но… Такие малыши еще совсем глупые. Они ничего не знают про всяких там…

– Про маньяков?

– Его родной отец хуже всякого маньяка… – Джейн тяжело вздохнула. – Вы думаете, тот человек, который за мной следил, и есть тот самый Дон, что убил Фэй?

– Я не уверена…

– Но вы думаете, это он?

– Я думаю, Дон мог это сделать.

– Подонок! Грязный сукин сын! – В глазах девочки заблестели слезы.

– Да.

– Мне следовало сказать ей, предупредить… Я-то думала, это обыкновенный глядела… Ну, из тех, что подсматривают за девочками, когда они прыгают через веревочку или играют в мяч. Эти типы все время крутятся возле школьной ограды, и наш преподаватель гимнастики уже устал их гонять. Но я не думала, что он может убить, убить Фэй…

– Ты ни в чем не виновата, Джейн. Ты действительно не знала….

– И все равно я должна была сказать. Фэй хотела, чтобы я говорила ей все-все…

– О'кей, может быть, ты и права. Мы все иногда совершаем вещи, о которых потом сожалеем. Но ведь ты не могла знать, что Дон… способен убить.

– Я должна была ей сказать!

Ева решила больше не спорить. Она и сама чувствовала себя виноватой в смерти мисс Шугартон.

– Сколько, ты говоришь, лет Майклу? – сменила тему Ева.

– Шесть. Я хотела привести Майкла к нам, но Фэй не разрешила бы… – неожиданно добавила Джейн. – Я думаю, она бы сразу позвонила в службу охраны детства, а они вернули бы Майкла в семью. А там отец… Майкл жутко его боится. Нет, я не могла так поступить. – Ее глаза расширились. – Я говорила ему, что он должен быть настороже, но он еще совсем маленький!..

– Конечно, ты права. Детям… шестилетним детям не место на улице, – согласилась Ева, но Джейн только нетерпеливо дернула плечом.

– Вы не понимаете!.. Этот подонок, который следил за мной, видел меня с Майклом. Он знает, что Майкл ночует там один!

– Может, Майкл ему не нужен. Может быть, это был обычный глядела, которого интересуют только девочки…

– Вы сами-то верите в то, что говорите? – неожиданно спросила Джейн.

– Не особенно, – призналась Ева. – Но если это был Дон, то его интересуешь именно ты. Майкл ему ни к чему. Не волнуйся, мы непременно найдем малыша. Дон вряд ли появится сегодня в этом районе – здесь слишком много полиции, а он… Он очень осторожен.

– Вы говорили, у него крыша поехала.

– Одно вовсе не отменяет другое. Когда дело касается его собственной шкуры, Дон становится дьявольски осторожным. Я уверена, что Майклу ничто не грозит – по крайней мере сегодня. Мы заберем его.

– Куда? – Джейн резко повернулась, испытующе глядя в глаза Евы. – Ему нельзя домой, ведь там…

– Его отец, я знаю. – Ева кивнула. – Обещаю, что найду для него такое место, где ему не будет грозить опасность.

– Вы правду говорите?

Ева на секунду задумалась. Что она делает?! Ей что, мало одного похищенного ребенка?

– Правду. Зуб даю… – Она совершила необходимый ритуальный жест, от души надеясь, что современные школьницы все еще верят этой священной и нерушимой клятве. – Но и ты должна пообещать мне, что будешь слушаться меня и делать все, что будет необходимо для твоей безопасности.

– Я не Майкл, могу сама о себе позаботиться.

– Обещание за обещание, Джейн.

– Ладно, обещаю, если только вы не будете требовать всякие глупости… – Джейн повторила тот же ритуальный жест, имитирующий вырывание верхнего резца, и Ева с облегчением вздохнула.

Марк свернул за угол и остановил машину в начале переулка.

– Ну, где твой маленький приятель? – обернулся он к Джейн.

– Погасите фары, вы, идиот! – прошипела Джейн. – Вы что, хотите напугать его?!

И, прежде чем Ева успела ей помешать, она выскочила из машины и помчалась в темноту.

– Джейн! – Ева бросилась следом.

В сумочке, которую она не выпустила из рук, зазвонил сотовый телефон, но Ева не обратила на него внимания. Сейчас она не могла разговаривать ни с Джо, ни даже с Доном.

Впрочем, столкнуться с Доном во плоти у нее были все шансы. Он мог предвидеть, что Джейн захочет спасти Майкла, и устроить в переулке засаду. Вот сейчас он может выскочить из мрака с большим блестящим ножом и броситься на Джейн или на саму Еву…

Но даже эта мысль ее не остановила.

* * *

На вызов никто не отвечал, и Джо, скрипнув зубами, выключил телефон. Он знал, что Ева никогда не выключает свой сотовый аппарат. Даже если она спала, звонок разбудил бы ее. Почему же она не берет трубку?

И где, черт побери, Чарли Кэтер?

Чертыхнувшись, он набрал свой домашний номер. Чарли ответил на втором звонке, но его голос звучал сонно.

– Все в порядке? – отрывисто спросил Джо.

– Так точно. Мы заперли все двери, и мисс Дункан пошла спать. Это было… часа два назад.

Но эти слова не успокоили Джо.

– Ты уверен, что с ней все в порядке? – спросил он.

– Абсолютно. Мисс Дункан даже немного поела. Правда, мы почти не разговаривали, но это вполне понятно. Я думаю, мисс Дункан беспокоилась из-за девочки.

– Наверняка.

– А агент Спайро приехал?

– Да, он сейчас осматривает место преступления. Мне пришлось вернуться в участок, чтобы напечатать этот чертов протокол.

– Понятно. Я тоже ненавижу бумажную работу.

«Ева должна была ответить на звонок по сотовому, – продолжал размышлять Джо. – Почему она этого не сделала?..»

– Сходи посмотри, как она там, – вдруг сказал Джо.

– Что-о?

– Я сказал: сходи и посмотри!

– Мне не хотелось бы ее разбудить… Она, кажется, заперла дверь.

– Разбуди, если это необходимо. Ну, живо! – прикрикнул Джо, стараясь справиться с растущей тревогой. Зачем, интересно, Еве понадобилось запираться?

– Мисс Дункан вряд ли будет очень довольна, если… О'кей, я иду.

Прошло несколько томительно долгих секунд, потом в трубке снова послышался запыхавшийся голос Чарли:

– Ее нет!..

Джо на мгновение закрыл глаза. Он знал, он предчувствовал это!

– Я клянусь, что в квартиру никто не входил! – оправдывался Чарли. – Я все время был здесь, а когда мисс Дункан пошла спать, я сам проверил замки на дверях.

– Ей кто-нибудь звонил?

– Нет. Во всяком случае, по этому телефону. А звонка мобильника я не слышал.

– Ты мог и не услышать его за дверью… – Джо почувствовал, как в его груди разливается мертвящий холод. Это Дон позвонил Еве и выманил ее из квартиры.

Но зачем? Чтобы встретиться? Вряд ли Ева пошла бы на встречу, не известив Джо или того же Спайро. Это было бы опасно и глупо, а Ева была далеко не глупа.

Но что, если Дон использовал в качестве приманки Джейн Мак-Гайр? Что, если он пригрозил расправиться с ней? Проклятье!

Джо дал отбой и, вытащив из кармана потрепанную записную книжку, принялся лихорадочно ее перелистывать, разыскивая номер пейджера Барбары Эйсли. В этот час только она могла сообщить ему адрес спецпансионата, где содержалась Джейн.

Барбара перезвонила ему через минуту, но ему потребовалось несколько минут, чтобы убедить ее в том, что Джейн грозит нешуточная опасность.

И с каждой минутой его гнев и страх становились все сильнее, и ему было все труднее удерживать себя в руках. Джо хотелось просто придушить Еву. Снова она оттолкнула его, предпочтя действовать самостоятельно. Десять лет они были вместе, но в решающий момент она повернулась к нему спиной, и теперь Джо хотелось, чтобы они вообще никогда не встречались. Кому нужна такая жизнь, такая мука?.. За все эти годы Джо уже не раз и не два хотелось схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть… или прижать к себе, успокоить, взять на себя хотя бы часть ее боли. Ева считала себя сильным человеком, и он не отрицал этого, но с Доном ей было трудно тягаться. – Не делай этого, Ева!.. – прошептал Джо. – Не ходи туда одна. Подожди меня…

* * *

Она бежала, бежала изо всех сил.

Воздух в переулке пах гнилью и мусором.

Слева послышался шорох, и сердце подпрыгнуло у нее в груди. Дон?.. Нет, просто кошка, напуганная внезапным вторжением людей.

– Джейн!.. Где ты? Ты видишь ее, Марк?

– Я здесь! – раздался голос из темноты справа, и Ева увидела у стены большую картонную коробку.

– Майкл в порядке! – снова крикнула Джейн. Она как раз выбиралась из коробки, таща за собой малыша. – Он только испугался. Говорит, сегодня полночи кто-то скребся за ящиками. Наверное, крысы… – Девочка бросила взгляд на сумку

Евы, которую та не выпускала из рук. – У вас есть что-нибудь поесть?

– Боюсь, что нет. Только «Минтон»…

– Кто это? – спросил Майкл, с опаской глядя на Еву и Марка. – Они из полиции, да?

– Я бы не поступила так с тобой, – с достоинством ответила Джейн. – Просто обстоятельства изменились – тебе нельзя больше здесь оставаться. В этом районе появились преступники, они могут причинить тебе вред. Там, куда тебя отвезет Ева, тебе будет лучше. Давай собирай свои вещи – и поехали.

Майкл колебался.

– Там будет много еды, – пообещала Джейн.

– О'кей. – Майкл проворно юркнул обратно в свой картонный домик.

– Куда вы его повезете? – спросила Джейн хмуро. – Я должна сказать Майклу…

– Я… Мне надо подумать. – Ева неожиданно сообразила, что понятия не имеет, что ей делать с Майклом, который совершенно неожиданно свалился ей на голову.

– Только не в приют. И не домой. Смотрите, сдержите слово!

– Сдержу.

Майкл выбрался из коробки, держа в руках замызганный ранец.

– А какая еда? Я люблю французскую картошку-фри и пепси…

– Думаю, мы этот вопрос решим. – Ева повернулась к Марку. – Отведи их в машину, ладно?

Джейн повернулась к ней. Марк приподнял брови.

– А ты? Ты разве не идешь?

– Сейчас, еще минуточку…

Марк кивнул и, крепко обняв детей за плечи, быстрым шагом двинулся обратно к машине. Когда они отошли на несколько шагов, Ева склонилась над коробкой – убежищем Майкла – и осторожно прикоснулась пальцем к едва заметному в темноте пятну на картоне. На ее пальце остался темный след.

Дрожащими руками Ева расстегнула сумку и вынула оттуда миниатюрный фонарик.

Пятно на пальце было бурым, почти коричневым. Кровь…

«Сегодня кто-то полночи скребся за ящиками… Должно быть, крысы…»

Ева посветила на штабель картонных коробок рядом с убежищем мальчика. На верхней было что-то написано… «Ты хорошо поработала и заслужила поощрение…» При мысли о том, как близко был Дон от беззащитного малыша, Еве стало дурно.

Заслужила поощрение? Может быть, жизнь Майкла была ей наградой?

Нет. Точки в конце надписи вели куда-то вниз. Что-то белело на асфальте у кипы коробок. Ева опустилась на колени и направила луч света на белеющий предмет.

Это была кость. Тонкая белая детская кость. Фаланга пальца, профессионально отметила какая-то часть ее сознания, еще не до конца парализованная ужасом.

Бонни?..

Дурнота охватила ее с такой силой, что Ева была вынуждена схватиться за картонку, чтобы не упасть лицом вниз.

Держись!.. Он хотел сделать тебе больно.

Не прикасаться! Главное, ничего не трогать. Может быть, на этот раз Дон совершил ошибку.

Ева выпрямилась. Кажется, она научилась справляться с собой. Она была просто не способна выпустить из рук детское ребро, которое Дон оставил на крыльце коттеджа Джо, но к этой маленькой белой косточке она даже не прикоснулась.

С трудом поднявшись на ноги, Ева выключила фонарик.

Иди. Не думай о боли. Не думай ни о чем. Не думай о Бонни…

Давай, Дон, действуй. Пугай меня, делай мне больно, присылай кости… С каждым разом я становлюсь сильнее. И на этот раз тебе меня не победить!..

9

Горло мужчины было перерезано от уха до уха.

– Сукин сын!

Джо поднял голову и увидел стоящую в нескольких футах Барбару Эйсли. Сделав шаг вперед, она склонилась над телом, которое убийца затащил в кусты шиповника, высаженные вдоль стены спецпансионата.

– Это наш охранник?.. – Голос Барбары дрогнул.

– Что вы здесь делаете? – раздраженно бросил Джо, не потрудившись ответить на вопрос.

Барбара пожала плечами.

– Вы подняли меня среди ночи, сказали, что явитесь в наш спецпансионат и поставите на уши весь дежурный персонал… Неужели вы думали, что после этого я смогу вернуться в постель и заснуть? – Она обернулась через плечо и посмотрела на флигель у ворот, где, сверкая огнями, стояли две полицейские машины.

– Где Джейн Мак-Гайр?

– Этого я не знаю.

– Дежурная воспитательница сказала, что ее нет в комнате. Охранник убит. Может… ее тоже убили?

– Может быть.

Лицо Барбары Эйсли исказила гримаса боли, и Джо поспешил добавить:

– Впрочем, я так не думаю. Мы обнаружили связанную из простыней веревку, которая свисала из ее окна.

– Значит, она спустилась по веревке и… попала прямо в руки убийцы?

– Надеюсь, что нет.

Барбара пристально всмотрелась в его лицо.

– Это Ева Дункан похитила девочку… – Она выругалась вполголоса. – Я же говорила, чтобы она держалась от Джейн подальше!

– Ева сразу сказала вам, что Джейн грозит смертельная опасность. Но вы не захотели ее слушать, вот и молитесь теперь, чтобы девочку забрала Ева, а не маньяк, который прикончил вашего охранника. – Джо выпрямился. – Распорядитесь-ка лучше, чтобы никто ничего здесь не трогал, пока не прибудет следственная бригада.

– А вы куда? – Барбара подозрительно прищурилась.

– Искать Джейн Мак-Гайр.

– Если она у Евы Дункан, то это называется киднепингом. Вам это известно, детектив? – Барбара задумалась. – Но, поскольку в данном случае налицо особые гм-м… обстоятельства, мы, пожалуй, не станем возбуждать судебное преследование, если мисс Дункан вернет ребенка в течение двадцати четырех часов. Я, во всяком случае, надеюсь убедить Департамент социальной защиты в том, что это было бы неразумно.

– Я передам Еве ваше предложение. Если, конечно, мне удастся ее найти.

– Вы наверняка знаете, где она прячется. Надо вернуть нам девочку, детектив. – Барбара старалась говорить твердо, но в ее голосе Джо уловил настоящую панику. – Ведь вы друзья, правда? – закончила она почти просительно.

– Я тоже так думал, – с горечью ответил Джо. – А теперь… не знаю.

Шагая к своей машине, он все еще чувствовал на себе взгляд Барбары. «Ведь вы друзья?» – спросила она. Всего лишь друзья, хотелось ответить ему, но теперь даже в этом Джо не был уверен. На протяжении десяти лет он пытался уверить себя, что так оно и есть, пытался заставить себя принять именно те отношения, которые он и Ева по обоюдному согласию считали дружбой, но вот изменились обстоятельства, и она забыла о нем, отодвинула его в сторону, предпочтя обойтись собственными силами.

А ведь обстоятельства-то были – хуже не придумаешь!..

Только бы знать, что этот подонок не добрался до нее!

* * *

Марк припарковал машину перед одним из многоэтажных зданий Пичтри-центра.

– У тебя здесь живет кто-то знакомый? – поинтересовался он небрежно.

– Мать и ее… друг, – ответила Ева. – Они единственные люди, которые могут приютить Майкла. Во всяком случае, никакого другого варианта я пока не могу придумать.

– Ваша мать? – Джейн с сомнением разглядывала роскошное шестнадцатиэтажное строение.

– Да, – кивнула Ева. – Она… В общем, я думаю, мы можем доверить ей Майкла. Хотя бы на время.

– Вы точно знаете?

Ева тяжело вздохнула. Чтобы уговорить Сандру помочь мальчику, особых усилий не требовалось, но самой Сандре тоже предстоял нелегкий экзамен. Еве оставалось только надеяться, что ее мать сумеет произвести на Джейн хорошее впечатление.

– Здесь он будет в безопасности, Джейн, – сказала она. – В здании есть своя служба безопасности, к тому же мою мать дополнительно охраняют в связи с… с известными тебе событиями. Здесь Майкла накормят и уложат спать.

Джейн ничего не ответила. Взяв Майкла за руку, она медленно пошла к дверям, а Ева посмотрела на Марка.

– Ты поднимешься?

– Пожалуй, нет. Сейчас я предпочел бы встретиться лицом к лицу с нашим серийным убийцей, а не с твоей матерью и ее приятелем, которых мы поднимем среди ночи только для того, чтобы объявить им, что у них теперь есть ребенок. В общем, я предпочитаю дождаться тебя здесь.

– Трус!

Журналист улыбнулся.

– Просто я знаю, что иногда незачем рисковать. Ева поспешила догнать детей. Марк выразил и ее собственные опасения, поскольку она вовсе не горела желанием договариваться с матерью. Да и Рона Фицджеральда она почти не знала. Ева встречалась с ним только однажды. Тогда Рон показался ей приятным и умным мужчиной, искренне преданным ее матери, но самой Еве он ничем не был обязан.

Что ж, тогда с него она и начнет. Ева не хотела принуждать Сандру, но в глубине души она была уверена, что мать ей поможет. Значит, поняла она, уговаривать придется только Рона, однако сделать это надо так, чтобы не разозлить его и не испортить ненароком отношения, которыми Сандра очень дорожила.

Пожалуй, для начала она попросит мать отвести детей на кухню и накормить, а сама в это время попытается уломать мистера Фицджеральда. Даст бог, он не откажет ей в помощи.

* * *

– Нет, – сказал Рон спокойным, невыразительным голосом. – Я не желаю, чтобы Сандра участвовала в каких-либо незаконных делишках. Отвези детей в полицию – они там знают, что делать.

– Я не могу. Я же объяснила тебе… – Ева ненадолго замолчала, чтобы перевести дух. – Я не прошу вас оставить у себя Джейн – это означало бы подвергнуть всех вас опасности. Но Майкл Дону не нужен, иначе он убил бы его сразу. Помогите же мне! Подержите мальчика у себя несколько дней, пока я разберусь с этой невообразимой ситуацией.

– Но ведь он убежал из дома, и полиция наверняка его разыскивает. А закон предусматривает серьезное наказание для тех, кто не спешит вернуть беглецов родителям.

– Если верить Джейн, Майкл живет на улице уже целую неделю, однако до сих пор ни мать, ни отец не заявили о пропаже мальчика. Его родителям наплевать на него, понимаешь? И, как мне кажется, Майкла не хватятся еще довольно долго.

– Все равно это противозаконно.

Ева вздохнула. Рон был адвокатом, а кто лучше знает законы, чем юрист?

– Поверь, Ева, мне действительно хотелось бы как-то тебе помочь, но…

– Вот и сделай то, что она просит! – заявила от двери мать Евы.

Рон обернулся.

– И давно ты здесь стоишь?

– Достаточно давно. – Сандра шагнула вперед. – Как ты думаешь, разве Ева обратилась бы к нам, если бы у нее был другой выход?

– Послушай, предоставь это мне. Я разберусь…

Сандра покачала головой.

– Нет. Я знаю, ты отлично разбираешься в законах, но в данном случае этого недостаточно. А я не имею права отказать Еве, если она просит моей помощи: я слишком часто забывала про нее, когда она была ребенком. – Сандра умолкла, потом добавила негромко:

– Но Ева не твоя дочь, Рон. Ты здесь действительно ни при чем, так что я, пожалуй, отвезу мальчишку на свою старую квартиру…

– Так я тебя и отпустил. – Рон ухмыльнулся.

– Никуда ты не денешься. – Сандра говорила совсем тихо, но твердо. – Нам было очень хорошо вдвоем, но в моей жизни есть не только ты, Рон! – Сандра посмотрела на дочь. – Не волнуйся, Рон совсем не плохой. Просто он еще никогда не сталкивался с такой ситуацией.

– Но мне бы не хотелось осложнять тебе жизнь, ма.

– Если ее может осложнить такой пустяк, то ну ее совсем, такую жизнь! – Сандра с вызовом посмотрела на Рона. – Я правильно говорю?

Рон долго смотрел на нее, потом улыбнулся.

– О'кей, твоя взяла. – Он пожал плечами. – Соседям скажем, что у нас гостит сын моего брата, который приехал из Шарлотты.

– Спасибо. – Ева давно не испытывала такого сильного облегчения. – Просто не знаю, что бы я без вас делала!

Сандра покачала головой.

– Я рада, что мы смогли помочь. Ты всегда была такой самостоятельной, так стремилась все сделать сама…

– Не скажу, чтобы я был в особенном восторге, но… Все в порядке. – Рон обнял Сандру за талию. – Скорей бы уж этот подонок оказался за решеткой. Я не хочу, чтобы Сандре угрожала какая-нибудь опасность.

– Я постараюсь держаться от вас подальше, – пообещала Ева. – Но все-таки, ма, не выключай свой сотовый, ладно? Я буду время от времени звонить вам, чтобы узнать, как у вас идут дела. А сейчас нам пора…

– Я готова. – Джейн вышла в прихожую, где происходил разговор. К губам ее прилипли какие-то крошки, и она смахнула их рукой. – Майкл взял еще один кекс, миссис Дункан, – обратилась она к Сандре. – Не могли бы вы его остановить, иначе у него разболится живот.

– Еще один кекс? Господи, это, наверное, уже седьмой! – Сандра ринулась на кухню, а Джейн шагнула к Еве.

– Нам пора уезжать, – сказала она быстро. – Я кое-что объяснила Майклу, но, боюсь, он расстроится, если увидит, что я ухожу. – Джейн повернулась к Рону. – Смотрите заботьтесь о нем хорошенько. В первое время Майкл может вас бояться – его отец почти такой же большой, как вы.

– Не волнуйся, я позабочусь о нем. И постараюсь не испугать…

Джейн придирчиво осмотрела Рона с головы до ног.

– Но вам вовсе не хочется заботиться о Майкле! – сказала она обвиняющим тоном. – Прямо не знаю, стоит ли…

– Я обещал, что позабочусь о мальчике, разве нет? А нравится мне это или нет – это вас не касается, маленькая мисс, – парировал Рон.

– Идем, Джейн… – поспешила вмешаться Ева и почти силком вытащила Джейн в коридор к лифтам.

– С Майклом все будет в порядке, – пообещала она, когда дверь квартиры захлопнулась. – Уж мама сумеет позаботиться о нем как следует.

– Она плохо готовит. У нее кексы не пропечены.

– Кексы никогда ей не удавались, – признала Ева. – Но она неплохой человек. Вот увидишь, когда ты узнаешь ее поближе, она тебе понравится.

– Она мне уже нравится. Ваша миссис Дункан чем-то похожа на Фэй.

– А Фэй… защищала тебя?

– Да. – Джейн молчала, пока не подошел лифт, потом сказала:

– А этот мужчина… Он какой?

– Рон тоже неплохой человек. Я не думаю, что он способен обидеть Майкла.

– Он мне не понравился.

– Просто Рон беспокоится за мою маму, – попыталась Ева объяснить ситуацию. – Неужели ты думаешь, что я оставила бы с ним Майкла, если бы не была в нем уверена?..

Джейн долго смотрела на нее и хмурилась.

– Наверное, нет, – сказала она наконец, и это было все, на что Ева могла рассчитывать. – А куда мы едем?

– Думаю, куда-нибудь за город. Снимем номер в мотеле, поужинаем и завалимся спать. Я ужасно устала, а ты?

– Я тоже.

На самом деле Джейн буквально валилась с ног. Ее лицо побледнело, и на нем ярче проступили веснушки, худенькие скулы стали острее, под глазами залегли тени, однако она держалась на удивление мужественно и ни разу не пожаловалась. Только когда они уже шли через вестибюль, у нее вдруг вырвалось жалобное:

– Ну почему, почему этот Дон охотится именно за мной?

– Я объясню тебе, но не сейчас. Завтра. Залезай! Нам нужно выбираться из города. – Ева открыла заднюю дверцу машины.

Марк оглянулся на них через плечо.

– О, я вижу, мы лишились одного из наших сироток, – заметил он.

– Мама позаботится о Майкле, – сказала Ева устало.

– Понятно. Куда теперь, мэм?

– Куда угодно, только подальше. И побыстрее. Первое, что предпримет полиция, это свяжется с мамой. Удивительно, как они до сих пор этого не сделали. Может быть, у тебя есть на примете скромный загородный мотель, где было бы тихо и безопасно?

– От кого ты бежишь – от Дона или от Джо Куинна?

Этот вопрос заставил Еву задуматься. В самом деле, подумала она, как она объяснит все Джо?

Марк посмотрел на нее в зеркало заднего вида и добавил:

– Джо все равно найдет тебя, Ева.

Но она и сама это знала. Правда, даже Джо для этого потребуется время, и она должна воспользоваться этим.

– С Джо я разберусь потом.

Марк пожал плечами и тронул машину с места.

– Лучше ты, чем я.

Он был прав. Ева боялась встретиться с Джо, боялась даже просто позвонить ему, но она должна была сделать это по крайней мере еще раз. Она обязательно должна была рассказать ему о надписи, которую Дон оставил на боку картонной коробки в пропахшем кошками темном переулке. Быть может, хотя бы на этот раз Дон ошибся. Быть может, Джо удастся найти хоть какую-то зацепку, хоть какой-нибудь след…

До сих пор Дон не ошибался, но у Евы появилось подспудное ощущение, что он начал действовать смелее и даже как будто немного небрежнее. Во всяком случае, через считанные часы после убийства Фэй Шугартон он осмелился снова появиться вблизи места преступления, чтобы положить на асфальт маленькую детскую косточку.

В этом поступке Ева, как ни старалась, не могла уловить ни особенного хладнокровия, ни расчета; напротив, от него за версту веяло таким эгоизмом, таким тщеславием, что впервые за все время она по-настоящему поверила в уязвимость Дона.

А значит, она непременно должна была позвонить Джо.

* * *

Марк Грунард отвез их в Эллидж, в известный ему небольшой уютный мотель, стоявший в стороне от оживленных дорог. Для себя он снял одноместный номер, и двойной – для Евы и девочки.

– Как изволили приказать, – сказал он, вручая Еве ключ – Увидимся утром.

– Спасибо, Марк.

– За что? Я бы, конечно, мог сказать, что делал все это ради девочки, но это было бы ложью. – Он ухмыльнулся. – На самом деле мне нужен только материал для сенсационной передачи.

– И все равно спасибо…

Потом Ева отвела Джейн в номер и тщательно заперла входную дверь и окно.

– В ванну, быстро! – скомандовала она и поежилась. В номере было холодно, и Ева поспешила включить обогреватель. – Сегодня можешь спать в колготках и майке, а завтра я куплю тебе ночную рубашку потеплее.

Джейн зевнула.

– Ла-адно.

Когда девочка наконец легла (уснула она, похоже, еще до того, как ее голова коснулась подушки), Ева достала сотовый телефон и набрала номер Джо.

– Алло, это ты? – спросила она, услышав в трубке знакомый голос.

– Где, черт возьми, тебя носит?

– Со мной все в порядке, – поспешила успокоить его Ева. – И с Джейн тоже. Она со мной, нам ничто не угрожает.

– Я прочесал уже весь этот чертов город. Твоя мамаша не сказала мне ни слова!

– Полиция ее уже допрашивала?

– Конечно.

– Помоги ей, Джо.

– Попробую. Впрочем, полиции нужна совсем не она… Ты где?

– Я звоню тебе только для того, чтобы сообщить одну важную вещь, – сказала Ева, не ответив на его последний вопрос. – В переулке, который примыкает к Лютер-стрит, может оказаться важная улика. Дон оставил надпись кровью на штабеле картонных коробок и… и детскую кость под ним. По-моему, это фаланга пальца.

– В надписи говорится, чья это кость?

– Нет. И я не знаю, чья это кровь.

– Зато я знаю. Это кровь охранника из спецпансионата.

– Господи!.. – Ева вздрогнула, подумав о том, что Дон, наверное, был уже готов к тому, чтобы расправиться с Джейн. – И когда его убили?

– Пока трудно сказать. Сегодня холодная ночь, а точное время смерти всегда нелегко установить, если труп подвергся воздействию низких температур. В последний раз охранника видели примерно в половине девятого вечера…

Значит, поняла Ева, этого человека могли убить еще вечером, за несколько часов до того, как они с Марком подъехали к спецпансионату, а странное ощущение, которое появилось у нее, пока она стояла под окном Джейн, было лишь плодом ее воображения.

Неужели ты не чувствовала, что я рядом, что я стою за твоей спиной, заглядываю тебе через плечо?

– Это означает, – подвел итог Джо, – что тебя обвиняют в похищении ребенка и подозревают в совершении убийства.

– Убийства?!

– Ты была на месте преступления – я сам видел твои следы. Впрочем, на самом деле никто не считает тебя убийцей.

– Слава богу!

– Но это не освобождает тебя от необходимости дать показания, ведь ты могла что-то видеть. Кроме того, есть еще обвинение в киднепинге. Полицейское управление уже готово разослать ориентировку на твой розыск и задержание.

– Но ты же знаешь, что я должна была вытащить оттуда Джейн! Дон сам сказал мне, что, если я этого не сделаю, он убьет девочку!

– Я помню, – холодно согласился Джо. – Жаль, что ты не позвонила мне и не сказала, что ты собираешься предпринять.

Господи, подумала Ева, да он, похоже, не на шутку разозлился!

– Я должна была сделать это сама.

– Вот как?.. А мне кажется, что я тоже имею к этому некоторое отношение. Если точнее, то я вляпался в это дерьмо по уши. Почему ты решила вычеркнуть меня из списка своих друзей?

– Ты сам это отлично понимаешь. Я была обязана похитить Джейн, даже если бы для этого мне пришлось нарушить закон… Как оно в конечном счете и случилось. Но ты же коп, Джо! Тебя могли уволить!

– И ты думаешь, что меня бы это остановило? Ради тебя я пошел бы на что угодно!

– Я знаю. – Ева сглотнула подкативший к горлу комок. – Но я не могла… этого допустить.

– Ты не могла допустить?.. Хотел бы я знать, кто тебе дал такое право!

– Никто. Я сама…

– Сама присвоила себе право оттолкнуть меня?

– Да, я решила, что ты не должен в этом участвовать. И ты не будешь…

– О нет, Ева, ничего не выйдет. Слишком часто я молчал, когда ты пренебрегала моей помощью. Я даже как-то научился с этим мириться, но я не могу видеть, как ты отдаляешься от меня!

– Но я была бы тебе плохим другом, если бы позволила, чтобы из-за меня…

– К черту дружбу! – Его голос стал хриплым от еле сдерживаемой ярости. – Я сыт ею по горло. Мне надоело быть на положении старого охотничьего пса, которого достаточно изредка потрепать по голове, чтобы он чувствовал себя счастливым. Это… это унизительно, в конце концов!..

– Джо!.. – Его слова неприятно поразили, даже потрясли Еву.

– Это повторялось слишком часто, Ева. С меня довольно.

– Ничего подобного! – возмутилась она. – Я…

– Чаще всего ты этого даже не замечаешь, – с горечью перебил он. – Ты отталкиваешь меня. Отталкиваешь или просто поворачиваешься ко мне спиной – я даже не знаю, что хуже. Ты многое от меня скрываешь, а то, что мне позволено знать, ты ухитряешься использовать в своих целях. Да я на сто процентов уверен, что даже сейчас, после того, как ты положишь трубку, ты даже не попытаешься заглянуть в глубину. Ты всегда видишь только то, что хочешь видеть!

– Я никогда не считала твою помощь чем-то само собой разумеющимся, – неуверенно возразила Ева. – И всегда относилась к тебе как к самому близкому другу…

– Тогда почему ты не сказала мне, что собираешься поехать в пансионат и похитить Джейн? – почти выкрикнул Джо, но сразу же взял себя в руки. – Хорошо, вот тебе последняя возможность доказать мне, что я не прав, – добавил он почти спокойно. – Скажи мне, где ты сейчас находишься, и позволь приехать.

– Я не могу. Ты все равно ничем мне не поможешь. Не в этой ситуации, Джо…

Он долго молчал, и его молчание показалось Еве зловещим. Она почти физически чувствовала, как вскипают в нем эмоции, как грозят выплеснуться через край и как он пытается удержать их в себе.

– Хорошо же, – промолвил наконец Джо. – Ты сделала свой выбор. И знаешь, я почти рад… Но имей в виду: я все равно найду тебя. Я не дам тебе просто так взять и вышвырнуть меня из своей жизни, и будь я проклят, если я позволю этому мерзавцу тронуть тебя хотя бы пальцем!

– Я не хочу, чтобы ты искал меня. Если ты позвонишь, я повешу трубку. Ты понял?

– Я найду тебя.

Джо отключился.

У Евы так сильно дрожали руки, что, выключая телефон, она лишь с третьей попытки сумела нажать нужную кнопку. Джо всегда был для нее опорой, и теперь она чувствовала себя так, словно опора эта взорвалась и рассыпалась. Нет, и раньше ей приходилось видеть его сердитым, но сегодня он превзошел самого себя. Джо набросился на нее с такой яростью, словно она была его личным врагом. Ева не представляла себе жизни без Джо, но он этого не понимал, как не понимал того, что она прилагает все силы, чтобы не навредить ему ненароком.

Успокойся, сказала она себе. Успокойся и ложись спать. Постарайся забыть…

Ева выключила ночник и накрылась одеялом с головой.

Я найду тебя…

Его последние слова прозвучали как угроза. Джо разговаривал с ней как коп, как бывший «морской лев» – безжалостный и неутомимый преследователь, от которого трудно избавиться.

Чушь! Джо никогда не будет угрожать ей. Он был ей близок, как брат, заботлив, как отец, внимателен, как друг…

Мне надоело быть на положении старого охотничьего пса, которого достаточно только изредка потрепать по голове, чтобы он чувствовал себя счастливым…

Довольно! Она больше не могла думать о нем. Ей и так хватало беспокойства.

Ты не подпускаешь меня к себе…

«Да, не подпускаю тебя, пока не подпускаю, и будь я проклята, если чувствую себя хоть капельку виноватой!» – с остервенением подумала Ева, стараясь не обращать внимание на то, что глаза ее за плотно сжатыми веками защипало от слез. Не будет она плакать! Ей нужно выспаться, чтобы придумать какой-нибудь способ спасти Джейн от Дона. Это было куда важнее, чем оскорбленные чувства Джо. С ним, во всяком случае, она может поговорить позже. Дон ждать не будет…

Она уже засыпала, когда в мозгу ее снова прозвучал голос Джо:

«Я найду тебя…»

* * *

Ее разбудил телефонный звонок.

«Снова Джо?» – подумала Ева, вскакивая на постели. Ну нет, она не будет отвечать. Она не выдержит еще одного спора, еще одного выяснения… Телефон зазвонил снова. А, ч-черт! Он же разбудит девочку!

– Алло? – шепотом сказала она, включая телефон.

– Ты побывала в переулке возле Лютер-стрит? Дон!..

– Да.

– Значит, Джейн с тобой. Я знал, что она не бросит своего маленького приятеля на произвол судьбы. Джейн, похоже, очень к нему привязалась. Ведь и ты поступила бы точно так же, верно? Вы с Джейн очень похожи.

– Зачем ты убил охранника?

– Хотел немножко тебе помочь. Он мог помешать. Кстати, как ты сумела вытащить ее? Взобралась по водосточной трубе? Я думал об этом, но…

– Зачем ты звонишь?

– Мне нравится слушать твой голос. Ты, наверное, сама не отдаешь себе отчета, как много в нем напряжения, страха, других чувств… А вот я слышу каждый оттенок, каждый обертон. Это… это восхитительно, Ева.

– Я сейчас повешу трубку.

– Тогда я, пожалуй, перейду к делу. Я, конечно, звоню не за тем, чтобы послушать, как дрожит и вибрирует твой голосок. Я должен сообщить тебе новые условия. Для нас обоих опасно оставаться в Атланте. Тебя могут арестовать за похищение ребенка, а это испортит нашу увлекательную игру. Ты не сумеешь подружиться с Джейн, и мне придется отрезать ей голову. Правда, я уверен, что ее будут усиленно охранять, но для того, кто по-настоящему чего-то хочет, нет ничего невозможного.

Ева крепче сжала телефонную трубку.

– Если меня арестуют, тебе незачем будет убивать Джейн. Твой дурацкий сценарий развалится…

– Но я же дал слово, – напомнил он. – Я всегда держу слово, поэтому тебе придется быть очень осторожной, чтобы не попасться. Вот почему я хочу, чтобы ты уехала из Атланты.

– Ты что, боишься, что, если я останусь, я могу узнать, кто ты?

– Наоборот, мне хочется немного тебя подбодрить, подать тебе, так сказать, еще одну надежду. Меня приятно возбуждает, что ты ищешь меня, чтобы, если можно так выразиться, свести со мной счеты. По правде говоря, я уже давно не получал подобного удовольствия. Раньше меня заботила главным образом «чистота» убийства. Я старался убивать, не подвергая себя опасности и не оставляя следов. Именно такое убийство – убийство, которое невозможно раскрыть, – я считал идеальным и долгое время совершенно не догадывался о том, что некоторое противодействие со стороны жертвы способно придать моим ощущениям особую остроту. Теперь я понял свою ошибку – мне нужно некое ответное действие, как в современных интерактивных телешоу и компьютерных играх. Ты должна подыграть мне, Ева!

– Но, если я спрячусь, никакого «интерактивного шоу» не получится. Ты останешься с носом!

– Я не хочу, чтобы ты пряталась. Я хочу только, чтобы ты уехала из Атланты. По-моему, тебе пора предпринять небольшую поездку в Финикс.

– Куда-куда?

– В Финикс. Этот город мне всегда нравился.

– Я знаю. Ты там тоже убивал.

– Ты знаешь?

– ФБР раскопало данные на два неопознанных трупа. Судя по почерку, это твоя работа, так что ты не так уж хитер, как тебе, наверное, кажется. Еще немного, и тебя схватят. Мы схватим тебя, Дон!

– Ну, эти трупы вам вряд ли помогут. Никаких улик вы там не найдете – я был очень осторожен, но даже если я допустил какую-то небольшую промашку, время наверняка уничтожило следы. Лишь в последнее время, когда мне прискучило убивать слабых и покорных, я стал достаточно небрежен, так что теоретически у тебя есть шанс вычислить меня. Но только если ты найдешь свеженький труп.

– О чем ты говоришь?

– Я думаю, будет достаточно символично, если я заставлю тебя искать женщину, которая свела нас вместе, хотя ты, возможно, об этом даже не подозреваешь. Убивать ее было не особенно интересно, хотя она рыдала и просила о пощаде немного громче, чем другие. Но именно когда я убивал ее, я неожиданно понял, что что-то не так… Это заставило меня задуматься и… привело к тебе. Она, если можно так выразиться, осветила мне путь, и за это я похоронил ее там, где было достаточно светло.

– В Финиксе?

– Ага, кажется, мне удалось тебя заинтересовать!

– Как ее звали?

– Этого я не помню. Да это и неважно.

– И давно ты ее… убил?

– Пять месяцев назад. Может быть, шесть. Сейчас уже не вспомню точно. Незадолго до нее я прикончил еще одну женщину… Это был, так сказать, первый звоночек, но именно второе убийство высветило мою проблему целиком. Женщина, которую ты должна найти, осветила мне путь… Это очень важно, Ева… Важно, чтобы путь, лежащий впереди, был светлым и ровным. Так что найди ее. Найди, и, может быть, тогда ты найдешь меня.

– Но скажи хотя бы приблизительно, где мне искать. И кого?! – воскликнула она.

– Не скажу… – Дон рассмеялся. – Ты должна сама потрудиться, понятно? Я могу помочь тебе только одной подсказкой… – Он немного подумал. – У нее был очень красивый голос. Сопрано. Я, кажется, уже говорил, что она кричала громче остальных.

– Она была певицей?

– Поезжай в Финикс, Ева. – Голос Дона стал жестким и холодным. – И не забудь взять с собой Джейн. Не отпускай ее от себя далеко, заботься о ней… Кстати, ты нашла пальчик Бонни, который я оставил в том переулке?

– Будь ты проклят, Дон!

Он издевательски расхохотался.

– Если так и дальше пойдет, ты скоро соберешь полный комплект, и мне придется начинать все сначала. По-моему, у Джейн весьма интересное строение скелета, не правда ли?

Ева крепко сжала зубы. Главное, не сорваться. Дон намеренно пытался вывести ее из себя, чтобы насладиться ее болью и мукой.

– Можешь выбросить эти кости на помойку. Они не принадлежат моей дочери, – процедила она.

Дон долго молчал, потом сказал негромко:

– Отличная игра, Ева Дункан. Я почти поверил, что ты действительно так считаешь. Ладно, хватит разговоров. Жду тебя в Финиксе.

– Почему я должна делать все, что придет тебе в голову?

– Поезжай в Финикс. Это мое последнее слово.

Дон дал отбой.

Последнее слово!.. Подонок! Сколько последних слов, умоляющих о пощаде, он сам слышал за все эти годы?

– Это был он? – спросила из темноты Джейн.

О господи!..

– Человек, который убил Фэй? Почему он звонит тебе?

– Это долгая история, Джейн.

– Я слышала, вы говорили обо мне. Он хочет убить меня? Но за что?! Ведь я ничего ему не сделала. И Фэй тоже…

– Я же говорила тебе: он не в своем уме.

– Но почему он хочет убить именно меня? – требовательно спросила девочка. – Скажите же мне, мисс Дункан!

Ева колебалась. Как много она может объяснить девочке, не напугав ее до полусмерти?

– Скажите мне!

Нет, решила Ева, сейчас не время быть доброй, вернее – Добренькой. Джейн должна знать, что за опасность ей угрожает и откуда она исходит. Быть может, если бы в свое время Ева рассказала Бонни о том, что за твари в человеческом облике встречаются порой на улицах городов, ее дочь осталась бы в живых…

– Хорошо, – сказала Ева, включая ночник. – Я расскажу…

– Он писал это не пальцем, – задумчиво проговорил Спайро, подходя к Джо, который ждал в машине на углу переулка и Лютер-стрит. – Это было бы слишком большой удачей. За ящиками мы нашли обломанную ветку с расщепленным концом. Он использовал ее вместо кисточки – на ней ясно видны следы крови. Убийца наверняка был в перчатках, так что единственное, на что можно рассчитывать, это на то, что на ветке остались какие-то волокна. Кроме того, надпись – это какой-никакой образец почерка. Графологи могут с ним поработать, хотя вряд ли это нас куда-нибудь приведет. Какого черта Дон вообще поперся в этот переулок?

– Понятия не имею. – Джо продолжал следить за действиями четырех агентов ФБР, которые, подсвечивая себе мощными фонариками, все еще осматривали землю возле штабеля картонных коробок. – Ева ничего мне не сказала. Она только предупредила меня о надписи и о кости.

– Должно быть, она была слишком потрясена.

– Не сомневаюсь. – Джо откинулся на спинку сиденья. – Как скоро вы сумеете закончить анализы?

– Два дня, я думаю, нам понадобятся.

– Готов спорить, это кровь охранника из спецпансионата. – Джо запустил двигатель. – Позвони мне, когда будут результаты, ладно?

– Где она, Джо?

– Понятия не имею.

– Похищение ребенка – это серьезное преступление.

– Я знаю. – Он поднял голову и посмотрел Спайро прямо в глаза. – Но ведь ты знаешь, зачем Ева похитила девочку.

Спайро пожал плечами.

– Это не мое дело, пусть в этом разбирается суд. Мое дело – найти и задержать Еву Дункан.

– Твое дело – искать Дона. Спайро, реши ты наконец, что для тебя важнее!

– Я отлично знаю, что для меня важнее. Ева Дункан нужна мне, потому что она самая короткая ниточка, которая выведет меня к Дону. – Агент прищурился. – Где она, Куинн?

– Я же сказал, что не знаю!

Спайро удивленно приподнял брови.

– Похоже, ты не врешь.

– Я не знаю, но я узнаю. – Джо опустил взгляд и добавил:

– И я был бы очень признателен тебе за любую информацию, касающуюся ее местонахождения. Спайро с насмешкой посмотрел на него.

– Господи, да ты действительно близок к отчаянию, иначе бы ни за что не попросил об этом меня…

– Мне нужно найти ее.

– А я-то гадал, отчего ты не вмешался, когда управление полиции Атланты рассылало поисковую ориентировку на Еву Дункан! Ты хочешь найти ее во что бы то ни стало, так? Даже если это будет означать, что ее отправят за решетку.

– Ты тоже не возражал против участия полиции. Я давно заметил: тебе не нравится, что Ева действует самостоятельно. Так ты сообщишь мне, если что-нибудь узнаешь?

Спайро пожал плечами.

– Возможно. Но мне, наверное, не стоит надеяться, что ты ответишь любезностью на любезность?

– Отчего же… Где Ева, там и Дон. Мне может понадобиться твоя помощь.

Джо захлопнул дверцу и отъехал, а Спайро еще долго стоял на углу и смотрел ему вслед. Джо видел его высокую худую фигуру в зеркале заднего вида. Сегодня Спайро показался ему особенно мрачным и усталым. Позвонит ли он, если ему удастся напасть на след Евы? Впрочем, Джо давно привык полагаться только на свои силы.

Пора перестать злиться и начать думать, решил он. Ведь охота продолжается, вот только пока не совсем понятно, кто охотник, а кто дичь.

* * *

– Я ничего не понимаю, Ева, – сказала Джейн почти жалобно. (Незаметно для себя она начала называть Еву на «ты», а та не стала ее поправлять.) – Ведь я не имею к тебе никакого отношения. И Фэй тоже. Мы даже ничего не знали друг о друге!

– Это действительно так.

– Тогда почему?! Мне это не нравится! И ты мне тоже не нравишься!

Ева поморщилась, хотя и ожидала чего-то подобного.

– Я не могу винить тебя за это. У тебя есть полное право сердиться, негодовать, но факт остается фактом: Дон существует, и он представляет для тебе смертельную опасность. Ты должна принять нашу помощь.

– Я никому ничего не должна.

– Хорошо, не должна. Ты можешь убежать, спрятаться, и, быть может, Дон тебя не найдет. Ты можешь даже обратиться в органы опеки, и тогда тебя будет охранять полиция. Но ведь ты говорила, что не доверяешь копам…

Девочка враждебно поглядела на нее исподлобья, но ничего не сказала.

– …А можешь поехать со мной, – закончила Ева. – Мы вместе будем стараться, чтобы Дона наконец поймали, и тогда тебе уже ничто не будет угрожать.

– Я не хочу никуда ехать с тобой, – буркнула Джейн. – Ведь это Дон велел тебе ехать в Финикс, да? Почему ты его слушаешься?

– У меня просто нет другого выхода. Дона необходимо остановить, Джейн, иначе он будет убивать и убивать.

– Да, его нужно остановить. – Джейн лежала в постели напряженная и прямая. – Он убил Фэй. Она ничего ему не сделала, а он зарезал ее. Я его ненавижу. Ненавижу эту сволочь!

– Я тоже его ненавижу. По крайней мере у нас с тобой есть хоть что-то общее.

– А он серьезно думает, что я твоя дочь? Он, наверное, настоящий шизик!

– Мне кажется, ему просто хочется, чтобы я считала тебя своей дочерью.

Джейн немного помолчала.

– А твоя дочь была похожа на меня? – спросила она наконец.

Ева отрицательно покачала головой.

– Совсем не похожа. Она была младше… мягче, мечтательнее. Ты больше похожа на меня, какой я была в этом возрасте.

– Я ничуточки на тебя не похожа.

– Как скажешь.

– Так и скажу.

– И все равно со мной ты будешь в большей безопасности. Дону нужны мы обе. Стоит нам расстаться, и он с нами расправится. Ты поедешь со мной, Джейн?

Не отвечая, Джейн повернулась к ней спиной, и Ева поняла, что сейчас главное – не перегнуть палку. Девочка была не по годам умна, и можно было надеяться, что она примет правильное решение. Ева погасила свет.

– Не можешь сказать сейчас – скажешь завтра.

Никакого ответа.

Интересно, подумала Ева, что она будет делать, если Джейн откажется? Этот вопрос пугал ее чуть ли не больше всего остального.

Не стоит думать об этом сейчас, решила она. Ни об этом, ни о Джо и тех несправедливых словах, которые он ей сказал. Вспоминать их разговор ей было слишком больно.

– Что значит – мягче?

– Что-что?

– Ты сказала, что Бонни была мягче, чем я.

Ева ненадолго задумалась.

– Я очень ее любила, и мне хотелось, чтобы ее всегда окружал добрый и солнечный мир. И она сама была такой – светлой и доброй. Бонни всем верила и плохо представляла себе, что такое зло. Можно сказать, она была с ним совершенно не знакома. – Ева немного помолчала. – В последнее время, – добавила она, – мне начинает казаться, что если бы я… Впрочем, это неважно.

– Это важно. Ты была глупая. Совсем как я, потому что я не предупредила Фэй…

– Да, наверное, ты права.

– Но вообще-то ты не совсем уж глупая, – сказала наконец девочка.

– Одной глупости бывает больше чем достаточно, чтобы потом всю жизнь расплачиваться за нее.

– Это точно! – проникновенно вздохнула Джейн.

И снова в комнате воцарилось молчание. Минуты шли, и Ева, отчаявшись дождаться ответа, уже решила спать, когда девочка снова пошевелилась на кровати.

– Я поеду с тобой, – сказала она тихо.

– Хорошо. – Ева не сдержала вздоха облегчения.

– Я поеду с тобой не потому, что ты мне понравилась. Ты мне никто. Я ненавижу его. Я ненавижу его за то, что он сделал с Фэй, и за то, что он хочет сделать со мной. Больше всего на свете мне хочется, чтобы кто-то перерезал горло ему.

Ева хорошо понимала, какую жгучую и одновременно беспомощную ненависть испытывает сейчас Джейн. То же испытывала и она.

Как если бы она и Джейн были одним человеком…

Но Ева отбросила от себя эту мысль. Именно этого и добивался Дон. Сочувствие, сопереживание, близость, зарождающаяся привязанность, любовь, наконец… Нет, только не это! Нужно держать девочку на расстоянии. Слава богу, хоть это будет относительно легко. Джейн, похоже, крепкий орешек, она не подвержена сантиментам, к тому же и сама она не хотела иметь с Евой ничего общего.

Но ведь стала же она называть ее на «ты», как, наверное, обращалась и к Фэй. И с Майклом она была нежна и заботлива, как старшая сестра. Когда Джейн улыбалась мальчугану, она даже становилась чуть-чуть похожа на…

Стоп.

Джейн и Бонна ни капельки не похожи. У них нет ничего общего!

«Подумай лучше о том, как уберечь девочку в Финиксе! – сердито приказала себе Ева. – И не только уберечь. Хватит быть жертвой – надо самой начинать охоту!»

* * *

– Финикс? – Голос Марка был задумчивым. – Это довольно далеко от Атланты. Думаю, там можно достаточно надежно спрятать девочку.

И он посмотрел сквозь стеклянную витрину «Макдоналдса» на Джейн, которая, сидя за столиком, уписывала двойней чизбургер. Сами Марк и Ева уже поели и теперь вышли на свежий воздух, чтобы поговорить без помех.

– Чепуха, – откликнулась Ева. – В наше время понятия «далеко», «близко» практически исчезли. Вы, журналисты, тоже приложили к этому руку.

– Эта поездка в Финикс – рискованное дело?

– Да, но оставаться здесь еще опаснее.

– А как все-таки насчет девочки? Ведь ее надо по-настоящему охранять, а ты одна вряд ли с этим справишься.

– У меня есть один план…

– Но мне ты, конечно, ничего не скажешь?

Ева отрицательно покачала головой.

– То есть, иными словами, ты не хочешь, чтобы я поехал туда с тобой?

– Нет. – Ева подняла голову. – Никто пока не знает, что ты тоже замешан в похищении Джейн, и я хочу, чтобы так оно и осталось. Ты и так мне очень помог.

– Но не бескорыстно. Мне нужна информация, нужен сенсационный материал, – напомнил Марк. – Ты моя должница.

– Я непременно дам тебе знать, как только пойму, что дело идет к развязке.

– Предполагается, что я должен поверить тебе на слово?

– Обещаю, что не обману тебя.

Журналист долго рассматривал ее.

– Пожалуй, ты сдержишь слово. Если, конечно, тебя не убьют раньше… – Он пожал плечами. – Ладно, в таком случае я вернусь в Атланту. Может быть, мне даже удастся узнать что-то полезное для тебя. Как мне связаться с тобой в этом случае?

– Я тебе сообщу, когда устроюсь.

– А как вообще ты собираешься попасть в Финикс?

– Откровенно говоря, я надеялась, что ты позволишь мне воспользоваться твоей машиной. Я бы доехала на ней до Бирмингема и оставила ее на стоянке в аэропорту, чтобы через пару дней ты смог забрать ее.

– Хотел бы я знать, как ты рассчитываешь попасть на рейс? Ведь в наши дни удостоверение личности приходится предъявлять даже при входе в туалет, не говоря уже о самолете.

– Что-нибудь придумаю.

– Я мог бы подбросить вас до Финикса.

– Ты слишком добр.

– Как знаешь… – Журналист бросил взгляд на Джейн. – Как ты думаешь, эта норовистая молодая леди доставит тебе много неприятностей?

– Думаю, что нет. Во всяком случае, она не сделает ничего такого, чего нельзя будет исправить. Джейн относится ко всем посторонним с предельным недоверием, а в нашем положении это весьма кстати. Правда, для меня она тоже не делает исключения – за весь сегодняшний день мы едва ли обменялись не сколькими словами, однако мне кажется, что по главным вопросам мы вполне в состоянии договориться. – Она протянула руку. – Спасибо тебе за все, Марк!

Он пожал ей руку, потом вложил в протянутую ладонь ключ от зажигания.

– Не забудь: ты моя должница. Я тебя отпускаю, но мне нужно интервью.

– Ты его получишь. – Ева повернулась к дверям «Макдоналдса», собираясь поторопить Джейн, но Марк снова остановил ее:

– Ева…

– Что? – Она обернулась через плечо.

– Сегодня утром мне показалось, что ты чувствуешь себя чертовски уверенно. Что-нибудь случилось?

– Нет, ничего особенного.

– И все-таки сегодня ты явно в лучшей форме, чем вчера, – не отступал Марк.

– С утра жизнь всегда кажется лучше, чем вечером.

– Не всегда. – Журналист прищурился. – Я думаю, у тебя появился козырь, о котором ты не хочешь мне рассказать.

Ева помахала ему рукой.

– До свидания, Марк. Я тебе позвоню.

Он ошибся. Ева вовсе не чувствовала себя уверенно – напротив, она была растерянна и напугана. То, что Марк принял за уверенность, было лишь слабым проблеском надежды.

Надежды, которая всего лишь могла воплотиться в реальность.

* * *

Логан ждал ее на автостоянке Бирмингемского аэропорта.

– Ты идиотка, – заявил он вместо приветствия и, притянув к себе, крепко поцеловал. – А твой Джо – идиот вдвойне, если допустил, что ты оказалась в такой идиотской ситуации.

– Джо не имеет к этому никакого отношения, – ответила Ева, отступая на шаг и разглядывая его. Видеть Логана ей было бесконечно приятно. Само его присутствие внушало Еве уверенность и спокойствие. Он был таким сильным, таким энергичным и таким… близким.

– Джо ничего об этом не знает.

– Только благодаря тому, что ты, несомненно, сделала все, чтобы оградить этого сукиного сына от неприятностей.

– Не будем говорить о Джо. – Ева махнула рукой Джейн, давая ей знак, чтобы она выбиралась из машины. – Ты привез документы?

Логан протянул ей кожаный мужской бумажник.

– Возьми. Здесь кое-какая мелочь наличными, поддельное свидетельство о рождении, две кредитные карточки и водительская лицензия.

– Вы проходимец? – неожиданно вмешалась Джейн, с интересом глядя на него.

Логан повернулся к ней.

– Смотря у кого спросить, – ответил он серьезно.

– У нас на улице постоянно продают фальшивые корочки, – со знанием дела заявила Джейн. – Этим занимаются всякие мошенники и проходимцы.

– Я не продаю поддельные документы, я их покупаю. И вы должны радоваться, что я успел так быстро купить такие хорошие фальшивки, ведь у меня почти не было времени.

– Его зовут Джон Логан, Джейн, – пояснила Ева. – И он никакой не мошенник, а, наоборот, уважаемый бизнесмен и влиятельный политик.

– Это про него ты говорила, что он может нам помочь?

– Но ведь без документов нас не пустят в самолет!

– Я приготовил место, где вы можете остановиться, – вмешался Логан. – В пригороде Финикса у меня есть небольшой, но очень уютный домик. Кстати, там вас будут охранять два человека из службы безопасности моей компании. – Он взял Еву под локоть. – Идемте же…

– Нет, мы попрощаемся здесь. – Ева мягко, но решительно высвободилась. – Я не хочу, чтобы меня видели с тобой, Логан.

– Если тебе так хочется попрощаться со мной, то это можно сделать и в Финиксе. У меня здесь частный самолет. Если ты согласишься полететь на нем, тебя вообще никто не увидит и не опознает.

Но Ева уперлась.

– Я звонила тебе только затем, чтобы ты помог мне с документами. Я не хочу, чтобы ты делал что-то еще.

– Поздно. – Логан улыбнулся. – Не беспокойся, со мной ничего не случится.

– Я в этом не уверена. Вот поэтому я и не хочу, чтобы кто-то еще оказался замешан в это дело.

– Послушай, Ева… – Улыбка Логана погасла. – Ты же меня знаешь… Я не отступлю, особенно теперь, когда тебе грозит опасность. И вообще тебе давно следовало позвонить мне и все рассказать. Я узнал о происходящем чисто случайно. Слава богу, что мои партнеры в Атланте сочли необходимым информировать меня.

– Партнеры? – прищурилась Ева. – Ты что, следил за мной?

– Скажем так: я люблю быть в курсе событий. – Логан слегка сжал губы. – Я же не знал, что может придумать твой обожаемый Джо, чтобы удержать тебя в городе.

– Джо мой друг, и он…

– Ладно, ладно… – Логан остановил ее взмахом руки. – Признаться, я чертовски рад, что ты обратилась за помощью ко мне, а не к нему. Жаль только, что его здесь нет, уж я бы не упустил случая указать ему на это отрадное для меня обстоятельство.

– Джо теряет гораздо больше, чем ты. Ведь он полицейский, его могут даже посадить в тюрьму, а ты…

– А я просто финансовый воротила, у которого достаточно денег, чтобы замести следы. Или нанять лучших адвокатов. Так используй же меня, черт возьми!.. – Он снова взял Еву за руку и потащил за собой к выходу на летное поле, потом оглянулся на Джейн, которая последовала за ними. – Правильно я говорю, детка?

Джейн внимательно посмотрела на него.

– Используй его, Ева, – сказала она серьезно.

– Вот это умно, – сказал Логан, но брови его приподнялись.

– Я не использую людей, – ответила Ева. – Никогда, если только этого можно как-то избежать.

– Но ведь он сам хочет, чтобы ты его использовала, – заявила Джейн. – И у него есть деньги… Он может нам пригодиться.

– Вы совершенно правы, маленькая мисс. – Логан даже слегка поклонился девочке. – У вас трезвый, расчетливый ум. Вы случайно не хотите принять участие в программе по подготовке высших руководящих кадров? Должен откровенно признать: многим моим работникам не хватает вашего… гм-м… здравомыслия.

– А мне-то что? Это – ваши трудности. – Джейн посмотрела на Логана как будто даже с некоторым презрением. – Используй его, Ева, раз он этого так хочет.

– Девочка явно считает, что ни на что другое я не гожусь, – пробормотал Логан.

– Хорошо, отвези нас в Финикс, – сдалась Ева. – Но потом ты должен оставить нас в покое.

Логан ухмыльнулся.

– Этот вопрос мы обсудим, когда прибудем на место.

10

Уже темнело, когда Логан свернул к небольшому домику невдалеке от Скоттсдэйла. (Скоттсдэйл – реставрированный поселок Старого Запада, одна из достопримечательностей в окрестностях Финикса.) За стоящими стеной деревьями и затейливыми коваными воротами его почти не было видно – Ева разглядела только крытую красной черепицей высокую крышу.

Выйдя из машины, Логан набрал код на запирающем устройстве, и ворота распахнулись.

– На столе в прихожей лежат два пульта дистанционного управления, – сказал Логан, снова садясь за руль. – Пользуйся ими, чтобы лишний раз не выходить из машины. Справа от дома есть небольшой флигель – там живут охранники: Герб Букер и Хуан Лопес. Они регулярно осматривают территорию, но в дом не заходят. Если они тебе понадобятся, можешь воспользоваться одной из кнопок сигнализации.

– А где находятся эти кнопки? – деловито уточнила Ева.

– В кухне, главной туалетной комнате, спальне и в гостиной – словом, везде. Где бы ни застала тебя опасность, ты всегда успеешь дотянуться до одной из них. Кнопки замаскированы под электрические выключатели, но, в отличие от настоящих, находятся на уровне опущенной руки. Их можно на жать даже коленом.

– Похоже, ты прекрасно знаешь, что такое безопасность. Зачем тебе этот дом, Логан?

– Я останавливаюсь здесь, когда приезжаю в Финикс по делам. Ну а предосторожность никогда не бывает лишней.

– Ты уверена, что он не приторговывает наркотиками? – вмешалась Джейн.

– Очаровательно! – Логан улыбнулся.

– Уверена. – Ева выбралась из машины, которая остановилась перед входной дверью. – Просто известный бизнесмен – это все равно что крупный политик: и те, и другие ужасно любят, чтобы их кто-то охранял. Ну а теперь – спасибо, Логан, и уезжай.

– В доме три гостевые спальни.

– Уезжай, пожалуйста.

– Вы тут пока поговорите, а я пойду на кухню и сделаю себе сандвич. Умираю с голода, – заявила Джейн и ушла.

Логан покачал головой.

– Даже этот трущобный котенок не может спокойно смотреть, как меня вышвыривают вон. По-моему, я ей понравился.

– Только ты способен принять безразличие за симпатию. – Ева скрестила руки на груди. – Уходи, Логан.

– Девочка относится ко мне отнюдь не с безразличием, – возразил Логан. – Я уверен, что мы отлично поладим. Нам надо только немного привыкнуть друг к другу. Эта Джейн… она немного напоминает мне тебя. Когда мы впервые встретились, ты была примерно такой же.

– Ничего общего! – отчеканила Ева.

Он улыбнулся и легко коснулся пальцем ее щеки.

– Похоже, я опять сказал что-то не то. Ну ладно, я ухожу… Мне очень приятно думать, что ты так заботишься о моей безопасности. Могу я сделать что-нибудь еще для тебя и для этой очаровательной дикарки?

– Надеюсь, в твоей резиденции найдется компьютер с выходом в местные электронные сети?

Логан фыркнул.

– Ева, детка, ведь я выпускаю компьютеры! Загляни в библиотеку – там ты найдешь все необходимое. В том числе и книги.

– Это действительно все, что мне нужно.

– В кладовке в гостевой спальне можно подобрать одежду и белье для вас обеих. Правда, я не уверен, что для Джейн найдется что-то в точности по ее размеру – на мой взгляд, она слишком маленькая для своих десяти лет.

– Зато характер у нее такой, что любой взрослый позавидует.

– Это я уже заметил. – Логан наклонился и поцеловал ее. – Ладно, я поехал. Если я тебе понадоблюсь, ты найдешь меня в отеле «Кэмелбек».

– Черт возьми, Логан, я думала, ты вернешься к себе в Монтерей!

– Я знаю. – Он широко ухмыльнулся и стал спускаться с крыльца. – Эту машину я оставляю тебе. Меня отвезет кто-нибудь из охранников.

– Но послушай же меня!.. – в отчаянии вскричала Ева. – Ты уже сделал для меня гораздо больше, чем я осмеливалась попросить. Я вообще не должна была принимать от тебя никакой помощи, потому что, если из-за меня ты попадешь в беду, я… я себе этого не прощу.

– Это хорошо. – Логан удовлетворенно хмыкнул. – В руках умного человека чувство вины иногда превращается в мощный инструмент воздействия… Кроме того, твои слова доказывают, что я тебе не совсем безразличен.

– Ты и так прекрасно знаешь, как я к тебе отношусь. После всего, через что мы прошли вместе… Я бесконечно благодарна тебе за все, что ты для меня сделал. Я у тебя в долгу, Логан.

– На это я тоже рассчитываю.

– Логан!..

Он покачал головой.

– Нет, Ева. Ты можешь не разрешить мне оставаться с тобой под одной крышей, но ты не можешь запретить мне поселиться поблизости. – Он неожиданно подмигнул. – Кроме того, я хотел бы иметь возможность снова прийти тебе на помощь, когда Джо наконец отыщет тебя.

И, прежде чем Ева нашлась, что ответить, он скрылся за углом дома.

Закрывая входную дверь, Ева вздохнула. Наверное, она совершила ошибку, когда обратилась к нему за помощью. Когда дело касалось ее, Логан просто не мог остановиться. Наверное, если бы она попросила у него взаймы десять долларов, он бы осыпал ее золотом с ног до головы…

Но она сразу же поняла, что это не совсем так. На самом деле Логан неизменно был очень внимателен во всем, что касалось их отношений. Он не позволял себе давить на нее, принуждать к чему-либо, предпочитая действовать мягко, исподволь. Он приноравливался к ней как мог, никогда не спеша и не заходя слишком далеко, хотя это и стоило ему огромных усилий, поскольку по натуре Логан был человеком властным, почти деспотичным. Что ж, тем больше у нее оснований быть ему благодарной…

Ее сегодняшняя победа над ним была ничтожной только на первый взгляд. На самом деле, убедив Логана поселиться в отеле, Ева достигла большего, чем осмеливалась мечтать. О том, не оскорбила ли она его ненароком, Ева решила пока не думать. Ее ждала важная работа. Впрочем, сначала она, пожалуй, все-таки позвонит матери и узнает, как у нее дела…

Подойдя к стоявшему в прихожей аппарату, Ева набрала номер сотового телефона Сандры.

– Привет, это я. У вас все в порядке? – спросила она, когда на третьем звонке Сандра ответила на вызов.

– И да, и нет, – ответила ее мать. – Твой убийца не появлялся, но Рон сам едва не придушил Майкла. Похоже, мальчишка вообще не знает, что такое ванна. Когда ему ее показали, он едва не удрал обратно на улицу.

– Вот уж не думала, что будут с ним такие проблемы.

– Не беспокойся, все уже устроилось. Рон недаром слывет одним из лучших адвокатов в городе. Он обещал Майклу, что будет приносить ему обед из «Макдоналдса» каждый раз, когда он будет принимать ванну. Мальчишка принял это предложение и теперь готов мыться по три раза на дню… – Сандра усмехнулась. – Вот только не знаю, как мне к этому относиться. Пожалуй, на моем месте любая другая хозяйка была бы оскорблена…

– Все маленькие дети любят есть в «Макдоналдсе». Это нормально. Вот что, ма, я постараюсь звонить тебе каждый вечер, а если возникнут какие-то проблемы… то ты позвони мне, ладно?

– Я позвоню. – Сандра немного помолчала. – Джо… он ведь не знает, где ты?

– Я думаю, что так будет лучше для нас обоих.

– Он просто рвет и мечет. Я еще никогда не видела его таким.

– Не говори ему ничего, ладно?

– Но он твой друг… И наш тоже. В общем, мне было бы спокойнее, если бы он был с тобой. Может, все-таки…

– Нет, мам, не надо.

– Ладно. – Сандра вздохнула. – Представляю, что он мне устроит!

Ева не сдержала улыбки.

– Я тебя знаю, мама, ты умеешь молчать.

– А Джо умеет расспрашивать. В конце концов, он коп, это его профессия. Но хуже всего то, что он мне нравится, и я могу нечаянно проболтаться. Если, конечно, ты скажешь мне, где ты прячешься.

– Я в Финиксе.

Было слышно, как Сандра вздохнула.

– Хорошо, я постараюсь держать язык за зубами.

– Пожалуйста, мам.

– Боюсь только, что ты поступаешь не совсем правильно.

– Это мне решать. – Ева немного помолчала. – Ладно, мам, береги себя.

– И ты береги себя.

Ева медленно опустила трубку на рычаг. Джо продолжал охоту. Интересно, каким будет его следующий шаг?..

– Хочешь сандвич? – спросила Джейн, неслышно появляясь у нее за спиной. – С индейкой!.. Я сделала два на всякий случай.

– Спасибо. – Ева не была голодна, но ей не хотелось невольно обидеть девочку. За все время их знакомства это был первый знак внимания с ее стороны. – С удовольствием…

Они вместе пошли на кухню, и Ева сказала:

– Боюсь, готовить нам придется самим. К сожалению, я не очень хорошо умею это делать…

– Ну, ты наверняка готовишь лучше, чем твоя мама. – Джейн вскарабкалась на высокий кожаный табурет у барной стойки.

– Боюсь, когда ты отведаешь мою стряпню, ты изменишь свое мнение. У меня совсем нет опыта.

Некоторое время они молча жевали, потом Джейн неожиданно сказала:

– Я тебе помогу. Мне приходилось готовить, когда меня удочерили в последний раз.

– Это у Карбони? – уточнила Ева. – Мисс Эйсли говорила, что там тебе нелегко пришлось.

– Ничего, я выдержала, – ответила девочка, приканчивая сандвич. – Хочешь, я помогу тебе здесь убраться?

– Да здесь почти нечего делать. – Ева оглядела сверкающую чистотой кухню. – Логан сказал, здесь есть библиотека. Я не знаю, есть ли там детские книги, но ведь и ты уже достаточно большая и наверняка сумеешь подобрать что-то по своему вкусу.

– Книги? – лицо девочки осветилось неподдельной радостью. – Здесь есть книги?

– Во всяком случае, так сказал Логан.

Джейн опомнилась и постаралась скрыть свою радость.

– Стоит пойти взглянуть на них, – сказала она, изо всех сил стараясь сохранять серьезный, независимый вид. – Здесь, наверное, и делать-то больше нечего.

С этими словами она сползла с табурета и, поставив в мойку свою тарелку, включила воду.

– Логан любит тебя, – сказала она. – Ты с ним спишь?

Ева растерялась. Она не ожидала подобного вопроса от десятилетней девочки. Впрочем, в свои десять лет Джейн уже пережила столько, что обычному человеку хватило бы на всю жизнь.

– Это тебя не касается, – ответила она наконец.

Джейн пожала плечами.

– Он столько для нас сделал. Я хотела только узнать, должна ли ты отблагодарить его.

Секс в качестве благодарности. Или платы. Ежедневное столкновение с грубыми реальностями жизни было частью собственного детства Евы, и Джейн, разумеется, тоже была с ними знакома.

– Для этого есть другие способы, – ответила Ева. – Кроме того, Логан мой друг, а между друзьями не принято требовать платы или какой-то особой благодарности. Логан хороший человек. И он не проходимец, – закончила она с улыбкой.

– А я и не думала, что он плохой, – призналась Джейн. – Мне просто хотелось попробовать, сумею ли я обидеть его по-настоящему…

– Джейн!..

– Но он и ухом не повел, – невозмутимо закончила свою мысль Джейн. – А где библиотека?

– Понятия не имею.

– Хочешь, я найду? – Девочка шагнула к двери.

– Да, только у меня есть к тебе одна просьба: когда выберешь книги, пойди с ними в гостиную или куда-нибудь еще. Мне нужно поработать с компьютером.

– Зачем?

– Для начала я хотела бы просмотреть электронные копии местных газет.

– А-а, чтобы найти убитую женщину?

Ева кивнула.

– Да. Приходится начинать с нуля. Дон не дал мне практически ни одной зацепки. Я знаю только, что убийство произошло около полугода назад, что убитая была певицей и что ее тело так и не нашли. Так что нужно смотреть объявления об исчезновениях, а не об убийствах, – решила она внезапно.

– Я не буду мешать, – пообещала Джейн и выскользнула в коридор.

Что ж, подумала Ева, по крайней мере ей не нужно развлекать девочку. Судя по всему, Джейн обожала читать. Сама же она собиралась принять душ, переодеться и засесть за работу.

* * *

– Хочешь кофе? Я сварила. – Джейн поставила кофейник и чашку на низенький столик рядом с рабочим столом Евы. – Кофе очень крепкое, но другое я варить не умею.

– Надо говорить «очень крепкий», – машинально поправила Ева и, откинувшись на спинку кресла, потерла рукой усталые глаза. – Спасибо. Но ты не должна была…

– Если бы я была «должна», то не стала бы… – Джейн свернулась клубочком в уютном кожаном кресле у камина. – Ты что-нибудь нашла?

– Нет. – Ева покачала головой. – Я просмотрела газеты за семь месяцев, но не нашла никаких упоминаний о пропавшей певице. – Она налила себе полную чашку кофе. – Может быть, Дон мне солгал. Господи, как поздно! Кстати, почему ты не в постели, ведь уже почти полночь?

– Всего только двадцать минут двенадцатого, – возмутилась Джейн.

– Ну и что? Разве ты не устала?

– А ты?

Ева не решилась на конфронтацию, к тому же она чувствовала, что еще немного – и она может заснуть прямо в кресле.

– А я устала, – заявила она. – Так что я, пожалуй, посажу тебя работать, а сама отправлюсь чистить зубы и спать.

– Я попробую, – совершенно серьезно ответила Джейн. – Нас учили в школе, только там мы работаем на «Макинтошах». А это что за компьютер?

– Это компьютер марки «Логан».

– Твой Логан делает компьютеры?

– Да.

– Как Билл Гейтс?

– Вроде того. Правда, он производит только «железо», а не программное обеспечение. Ты нашла себе что-нибудь почитать?

Девочка кивнула.

– Я нашла несколько романов Даниэлы Стил. Я ее просто обожаю! Кроме того, мне попалась книжка про ученых, как они искали Трою. И еще одна… – Джейн неожиданно запнулась. – Она про… про антропологическую скульптуру в судебной медицине. Я взяла ее, потому что… Ведь это то самое, чем ты зарабатываешь себе на жизнь, да? Я думала, это твоя книжка.

– Нет. Логан как-то просил меня сделать для него одну работу, но он такой человек, что ему до всего есть дело. Очевидно, с помощью этой книги он пытался постичь азы моей работы.

– Я посмотрела картинки… – Девочка содрогнулась. – Аж жуть берет!

Ева кивнула.

– А ты правда… правда можешь сделать это?

– Правда. – Ева не сдержала улыбки.

– А зачем?

– Это моя работа. Кроме того, мне иногда удается помочь несчастным родителям, у которых… которые потеряли ребенка.

– Не понимаю… – Джейн пожала худенькими плечиками. – Если у тебя кто-то умер, нужно просто продолжать жить и не думать…

– Как поступила ты? – догадалась Ева, которую, по правде говоря, несколько смущала относительно спокойная реакция девочки на смерть Фэй.

– Ну да. Почему бы и нет? – Джейн с вызовом уставилась на нее. – Я старалась не вспоминать о Фэй, потому что ее не стало. Зачем убиваться впустую, ведь тут уж ничего не поделаешь? – Девочка не по-детски тяжело вздохнула. Ева изучающе рассматривала ее.

– Ты считаешь, это правильно?

– Да. Я думала об этом подонке, который ее зарезал, а не о ней. – Джейн выбралась из кресла. – И вообще я иду спать.

Она быстро вышла из комнаты.

Ева проводила ее взглядом и покачала головой. Сколько времени и сколько усилий понадобится, чтобы разрушить стены, которыми отгородилась от горя и боли эта девочка, это не по годам закаленное и мужественное дитя улиц? В любом случае, пытаясь пробиться сквозь этот барьер сейчас, Ева наверняка совершила бы ошибку. Быть может, как-нибудь потом… Если, конечно, у них вообще будет какое-то «потом»…

Надо во что бы то ни стало найти убитую женщину, думала Ева. Если, конечно, Дон ее не обманул – ведь он мог солгать просто для того, чтобы выманить их обеих из Атланты.

Но почему тогда он выбрал именно Финикс?

Дон сказал, что ему нравится этот город. Может быть, в самой атмосфере Финикса было что-то такое, что могло спровоцировать его на…

Хватит домысливать, остановила себя Ева. Надо работать. В газетах за указанный Доном период не оказалось ни одной зацепки. Может быть, ей стоит просмотреть газеты за прошедший год? Или, напротив, проверить недавние выпуски?

* * *

Заметка была датирована тридцатым декабря прошлого года, и Ева сразу поняла, почему она не обратила на нее внимания в первый раз. Ведь Дон сказал, что убил пять, может быть, шесть месяцев назад, а эта заметка появилась в «Финикс газетт» совсем недавно.

Дебби Джордан – замужней матери двоих детей – было ровно тридцать лет, когда субботним вечером она отправилась на репетицию церковного хора.

У нее был очень красивый голос. Сопрано. Я, кажется, уже говорил, что она кричала громче остальных…

После этого Еве уже не составило труда найти все материалы об исчезновении.

Дебби Джордан так и не попала на репетицию. И домой не вернулась. На следующий день муж нашел ее машину на стоянке возле церкви.

Расследование не дало никаких результатов. Приходской совет объявил о награде в две тысячи долларов тому, кто сообщит о местонахождении пропавшей.

Все участники церковного хора, которых опрашивали корреспонденты, упоминали о том, что Дебби Джордан была очень милым, контактным человеком, что у нее было дивное мягкое сопрано. Просто ангельский голос.

На фотографии мужа и двух оставшихся сиротами детей Ева старалась не смотреть. Итак, Дебби Джордан…

Ева откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Как же Дон, должно быть, злорадствовал, давая ей ложные подсказки. Он сильно затруднил ей поиск, но она справилась. Она нашла Дебби Джордан!

Однако Ева слишком устала и была слишком расстроена, чтобы радоваться своей победе. Молодая женщина, у которой было все, чтобы жить счастливо, умерла только потому, что этот подонок так захотел. С этим Ева уже ничего не могла поделать, но она могла по крайней мере постараться найти убийцу. Но раньше необходимо было найти тело Дебби Джордан.

К счастью, того же хотел и Дон, поэтому он дал ей несколько неясных, двусмысленных, но все-таки подсказок. Что же именно он ей сказал?

…Она, если можно так выразиться, осветила мне путь к тебе, и за это я похоронил ее там, где было достаточно светло… Именно это второе убийство высветило мою проблему целиком. Женщина, которую ты должна найти, осветила мне путь… Это очень важно, Ева… Важно, чтобы путь, лежащий впереди, был светлым и ровным.

Ева медленно выпрямилась. Если только Дон не посмеялся над ней, то…

Талладега. «Место, где закипает лунный свет». Неужели…

Ева хорошо помнила, как Чарли говорил что-то о двух трупах, найденных в Финиксе. Точнее, в Сан-Люсе.

Она вскочила с кресла и бросилась к книжным полкам, надеясь, что в библиотеке Логана найдется испано-английский словарь. Не без труда отыскав нужный том, Ева торопливо зашелестела страницами.

«Сан» – святой.

Ее руки дрожали, а строчки прыгали перед глазами.

«Люс» – свет.

Есть!!!

Теперь она не сомневалась, что найдет Дебби Джордан.

Вернувшись к компьютеру, Ева запустила поисковую программу, настроив ее на электронную доску объявлений Финикса. Потом ввела строку:

«Служебное собаководство».

* * *

– Куда мы едем? – спросила Джейн, глядя из окна машины на пустынный пейзаж, который лишь изредка разнообразили свечи пыльных кактусов и заросли верблюжьей колючки.

– Потерпи, скоро будем на месте.

– Но куда мы едем?

– Я же сказала тебе, что мне нужно найти Дебби Джордан. Так вот, где-то здесь живет человек, который может нам помочь.

Джейн посмотрела назад.

– За нами кто-то едет, – сообщила она.

– Я знаю. – Ева машинально бросила взгляд на зеркало заднего вида. – Это люди Логана.

– О-о-о! – Джейн снова стала смотреть на высокие кактусы. – Как здесь скучно! – сказала она наконец. – Пыльно и скучно. Дома лучше.

– Не могу с тобой не согласиться. Ничего, ближе к горам будет повеселее.

– Не думаю.

«Где же этот чертов поворот?» – подумала Ева. Объяснения в рекламном объявлении, помещенном в местной электронной сети, казались достаточно четкими, но она пока не видела никакого… Ага, кажется, здесь…

Впереди показалась стрелка-указатель с надписью "Ранчо «Патрик».

Ева свернула с шоссе на неровную грунтовую дорогу. Сразу машину окутало густое облако пыли, и Джейн поспешно закрыла окно.

Ева посмотрела на девочку и ободряюще улыбнулась.

– Ничего, еще пара миль, и мы будем на месте.

– А кто такой Патрик? – спросила Джейн.

– Это и есть человек, который нам нужен. По-настоящему ее зовут Сара Патрик. Она разводит и дрессирует собак.

– Собак? – Джейн улыбнулась.

– Это рабочие собаки, Джейн. Серьезные, большие псы, а не маленькие декоративные собачки.

– Рабочие? А где они работают?

– В разных местах. Ты даже не представляешь себе, на что способна хорошо обученная собака. Мисс Патрик, например, является внештатным сотрудником аварийной поисково-спасательной команды в Тускане. Кроме того, она сотрудничает с агентством по контролю за оборотом алкоголя, табака и оружия. Сара и ее собаки работали в Оклахома-Сити, когда несколько лет назад террористы взорвали там огромный магазин, а также в Тегусигальпе после того, как этот город разрушил ураган. Она побывала даже в Турции, когда там произошло страшное землетрясение…

– А что она там делала?

– Собака способна почуять живого человека даже глубоко под обломками. Тогда она садится и подает сигнал спасателям, чтобы они знали, где копать в первую очередь. – Ева немного помолчала и добавила:

– И не только живого…

– Значит, собаки мисс Патрик могут искать трупы?

– Да. Именно этим и занимаются поисковые собаки. Они очень умные.

– А что может сделать собака мисс Патрик для нас? Ты думаешь, она может найти ту миссис, которую убил Дон?

Ева кивнула.

– Смотри, вот и ранчо.

Но то, что они увидели, трудно было назвать даже фермой. Бревенчатая хижина, несколько просторных, обтянутых сеткой вольеров и огороженный такой же сеткой загон, на территории которого громоздились какие-то подобия спортивных снарядов, – таково было скромное хозяйство мисс Патрик. Перед крыльцом стоял побитый старенький джип.

– А где же собаки? – разочарованно протянула Джейн, – Здесь их не видно. Может быть, мисс Патрик плохой дрессировщик и ее никто не хочет нанимать?

Ева припарковала свою машину рядом с джипом.

– Не торопись с выводами, – сказала она. – Может быть, наоборот, всех собак раскупили, потому что они оказались лучше других.

Дверь хижины неожиданно распахнулась, и на крыльцо вышла стройная загорелая женщина в коричневых шортах и вылинявшей ковбойке.

– Вы сбились с дороги? – спросила она, приветливо улыбаясь.

– Это вы – мисс Патрик? – осведомилась Ева.

Женщина кивнула.

– Да, я Сара Патрик, а вы… Нет, не говорите, я знаю. Вы из эвакуационно-спасательной службы штата. Ну, где мои цветы и премиальные?

Ева растерянно заморгала.

– Очевидно, вы не из спасательной службы. – Сара Патрик разочарованно вздохнула. – Жаль. Я, наверное, слишком привыкла к премиальным, но цветы я действительно люблю. К сожалению, на этом чертовом песке не растет ничего, кроме колючек. – Она спустилась с крыльца и, подойдя к машине, посмотрела на Джейн, которая успела снова опустить стекло.

– Впрочем, дети ничем не хуже цветов, – сказала она. – Меня зовут Сара, а тебя?

– Я – Джейн.

– Сегодня жаркий денек, Джейн. Может быть, зайдешь, выпьешь лимонаду? – Она перевела взгляд на Еву. – Вам я могу предложить пива или чай со льдом. Если, конечно, вы не из налоговой полиции. В этом случае мне придется натравить на вас собаку.

Ева улыбнулась.

– Меня зовут Ева Дункан, и я не из налоговой полиции, так что вам нечего опасаться. У меня к вам деловое предложение.

– Человек всегда должен опасаться налоговой полиции. Денег, которые я зарабатываю, нам с Монти едва хватает, но, поскольку я зарегистрирована в качестве индивидуала-предпринимателя, размеры моего подоходного налога контролируются особенно тщательно. Я бы даже сказала – пристрастно. Сколько раз я пыталась доказать, что Монти фактически находится у меня на иждивении и может быть приравнен к несовершеннолетнему ребенку, но меня даже не пожелали выслушать!..

– А кто это – Монти? – поинтересовалась Ева, входя в дом вслед за Сарой.

– А вот он собственной персоной, – сказала Сара, кивая головой в сторону камина. – Знакомьтесь.

Золотистый ретривер, который, вытянувшись во всю длину, лежал перед очагом на полу, поднял голову, зевнул и завилял хвостом.

– Вот лентяй! – сказала Сара, поворачиваясь к холодильнику. – Мы оба только что вернулись после пятимильной пробежки, но я почему-то не валяюсь на полу, как он.

– У вас нет такой шерсти, как у него! – с негодованием возразила Джейн, опускаясь на колени возле пса. – Ему же жарко!

Монти посмотрел на нее своими скорбными глазами и лизнул девочке руку.

«Господи!.. – изумленно подумала Ева. – Похоже, Монти покорил девочку с первого взгляда!»

– Он очень красив, но я не понимаю, почему из-за него у вас возникли неприятности с налоговой инспекцией.

Сара улыбнулась.

– Возможно, отчасти я сама виновата. Довольно долго мне сходили с рук некоторые… гм-м… неточности в моей налоговой декларации, и в конце концов мне стало интересно, сколько это может продолжаться. Но эти бюрократы провели полный аудит моей финансовой деятельности, и не успела я оглянуться, как они натравили на меня налоговую полицию… Вам лимонад или чай?.. – Она налила лимонад в два высоких бокала. – Я тоже выпью с вами. Девочка, я думаю, не отойдет от Монти за весь лимонад в мире.

С этими словами Сара отошла к мойке и встала там, облокотившись о стол.

– Извините, но после пробежки я не успела принять душ, так что мне, пожалуй, лучше держаться от вас подальше.

Действительно, ее загорелое лицо и длинные голые ноги все еще слегка блестели от пота, майка под ковбойкой тоже была в темных пятнах. На вид Саре Патрик было лет под тридцать, и она была высокой, жилистой, с короткими каштановыми волосами, которые едва закрывали уши. Привлекательной ее назвать было трудно, однако большие карие глаза и крупный рот были очень выразительны.

– Это ваша дочь? – спросила Сара, глядя на Джейн. – Добрая девочка, сразу видно. Добрым быть хорошо, хотя тому, кто добр по-настоящему, порой приходится нелегко на этом свете.

Ева задумалась. Еще вчера ей бы и в голову не пришло назвать Джейн доброй. Кто бы мог подумать, что, маловосприимчивая к человеческой ласке и теплу, она так быстро поддастся чарам золотистого ретривера!

– Нет, она не моя дочь, – ответила Ева.

– Странно, вы так похожи… Я очень люблю детей.

– А у вас есть дети?

Сара покачала головой.

– Ни детей, ни мужа. И никогда не было… – Ее глаза весело блеснули. – Мне и без них хватает проблем.

– Неужели вы живете здесь совсем одна? – спросила Ева. – На вашем месте я бы, наверное, побоялась давать рекламные объявления да еще так подробно описывать, как до вас добраться.

– Я привыкла к одиночеству и в случае чего сумею о себе позаботиться. К тому же меня охраняют… В лучшие дни на ферме содержится от десяти до пятнадцати собак – овчарок, доберманов и прочих, но сейчас, как я уже говорила, настали трудные времена. Впрочем, одного Монти вполне достаточно – он отличный сторожевой пес. Разве вы не заметили?

Сторожевой пес тем временем перевернулся на спину, подставив Джейн палево-розовое брюхо. Играя, он сжал передними лапами руку девочки, и Джейн рассмеялась, когда пес, негромко повизгивая, потянулся носом к ее запястью.

– Пожалуй… – с сомнением сказала Ева.

Сара снова усмехнулась.

– Я вижу, Монти вас не убедил, – сказала она, – но моя дрессировочная программа здесь ни при чем. Просто сам Монти не особенно подходит для этой работы. У него, видите ли, есть одна психологическая проблема: он не совсем уверен, кто из нас собака.

– Вообще-то он очарователен.

Выражение лица Сары несколько смягчилось.

– Сами увидите, – сказала она. – Кстати, кто порекомендовал вам обратиться ко мне?

– Я нашла ваше объявление в местной электронной сети.

Сара махнула рукой.

– Я уже сама забыла, когда его поместила. Это было несколько лет назад, но вы, наверное, первая, кто на него откликнулся. Вероятно, именно описание пути до моего ранчо, на которое вы ссылались, было не слишком похоже на рекламный проспект популярного туристского маршрута. – Она пристально посмотрела в лицо Евы. – Почему же вас это не остановило? Или вы любительница трудностей?

– Вряд ли. Просто мне нужны были вы.

– Разве рядом с тем местом, где вы живете, нет другого дрессировщика?

– Мне нужна специально обученная поисково-спасательная собака.

Сара насторожилась.

– Вот как? На кого же вы работаете? На «Алкоголь-табак-оружие» или все-таки на налоговое ведомство? Скажите честно, вас подослал Мэдден?

– Я ни на кого не работаю и никакого Мэддена не знаю.

Сара вздохнула.

– Хотела бы я сказать то же самое. Что ж, очко в вашу пользу… – Она покачала головой. – Но все равно я боюсь, что мне придется вас огорчить. Вы же сами видели – все собаки распроданы.

– А Монти? Он, разумеется, не продается, но, может быть, вы с ним могли бы немного поработать для меня? Признаться, подобный вариант устроил бы меня гораздо больше. Я хотела бы нанять вас…

По лицу Сары скользнула какая-то тень.

– Ваше предложение меня не интересует. Я сейчас не работаю. – Она с подозрением взглянула на Еву. – Скажите, вы точно не из полиции? Я могла бы порекомендовать вам одного человека, который готовит отличных служебно-розыскных собак для полицейской службы.

– Я не из полиции, и мне нужны вы, Сара. Согласно газетным отчетам вы лучший специалист в своей области.

– Не я – мои собаки. Особенно Монти.

– Но Монти вряд ли подпишет со мной договор без вашего согласия.

– А я своего согласия не дам.

– Ну пожалуйста… Это займет всего несколько дней!

Сара упрямо покачала головой.

– Нет.

– Простите, мисс Патрик, но мне показалось, что сейчас вы как раз свободны. Я могу заплатить больше, чем вы обычно получаете. Только скажите – сколько, и я…

– Я уже сказала. Нет.

– Почему же?

– Я не люблю заниматься поисками трупов.

– Откуда вы знаете, что я…

– Это же элементарно. Вы приходите ко мне и просите специальную поисково-спасательную собаку, а между тем, насколько мне известно, за прошедший месяц в мире не произошло ни одного мало-мальски сильного землетрясения, ни одного мощного взрыва и ни одного схода снежных лавин, хотя за последнее поручиться не могу. К тому же частные лица – равно как и полиция – чаще всего ищут именно тех, кому уже ничем нельзя помочь.

– Но ведь в объявлении было написано, что вы разыскиваете трупы.

– В меру моих сил – да. – Сара отвернулась.

– Тогда сделайте это для меня.

– Знаете, мисс Дункан, по-моему, мы закончили разговор.

Ева встала.

– Пожалуйста, подумайте еще. Вы мне нужны. Просто необходимы!

– Но мне не нужна такая работа. – Сара повернулась к собаке и негромко щелкнула пальцами. – Эй, Монти, хватит строить из себя идиота. Ко мне!

То, что произошло в следующую секунду, иначе как поразительным назвать было нельзя. В считанные мгновения Монти, который только что валялся на спине и вилял хвостом, вскочил на все четыре лапы и оказался рядом с Сарой. Спина его напряглась, глаза смотрели настороженно и внимательно, влажный черный нос чуть заметно шевелился.

– Он отлично вышколен, – льстиво заметила Ева. – По-моему, никаких сомнений в том, кто здесь собака, а кто – хозяин, нет и быть не может.

– Я ему не хозяйка. Мы с Монти партнеры. Он подчиняется мне только потому, что знает: бывают ситуации, когда всякое промедление с исполнением команды может привести нас обоих к гибели. – Сара двинулась к дверям, Монти следовал за ней по пятам. – Пожалуйста, уезжайте. Я не передумаю. Ева вздохнула.

– Что ж, очень жаль. Идем, Джейн.

Джейн выпрямилась и неприязненно посмотрела на Сару.

– Пожалуйста, не заставляйте Монти бегать в такую жару, – сказала она строго. – Мне кажется, ему это вредно.

– Ему это полезно, – возразила Сара. – Мы бегаем пятимильные кроссы два раза в день в любую погоду: в дождь, в жару и в холод. Монти важно поддерживать хорошую физическую форму, чтобы нормально переносить любую температуру.

– Но он устает… – Джейн протянула руку, чтобы погладить пса, но Монти шарахнулся от ее руки. – Почему он так сделал? – удивилась девочка. – Мне казалось, что я ему понравилась…

– Так оно и есть. Просто сейчас Монти в… в рабочем состоянии.

– Идем, Джейн. – Ева толкнула дверь и, спустившись с крыльца, зашагала к машине. Джейн неохотно тащилась следом, время от времени оглядываясь на Сару и Монти.

– Сейчас он нравится мне гораздо меньше, – сказала она вдруг. – Когда мы только пришли, он был совсем другим…

Сара Патрик тоже была другой, пока речь не зашла о поисках мертвых тел. Из глаз ее исчез всякий намек на юмор и теплоту. Сейчас Сара выглядела суровой, неприступной и даже зловещей, словно колдунья из какой-то совсем не детской сказки, а Монти напоминал ее духа-хранителя.

– То, о чем я просила, не прихоть. Это очень важно, – сделала Ева последнюю попытку, но Сара, вышедшая на крыльцо вслед за ними, отрицательно мотнула головой.

– Но, может быть, вы позволите мне позвонить вам завтра? Вдруг вы все-таки передумаете?

– Я не передумаю.

Ева села за руль и запустила мотор.

– Подождите!.. – Сара посмотрела на разочарованно вытянувшееся личико Джейн и повернулась к псу. – Попрощайся с Джейн, Монти, – скомандовала она и еще раз щелкнула пальцами.

И снова с Монти произошла поистине волшебная перемена. Он спрыгнул с крыльца, подбежал к машине и встал на задние лапы, пытаясь дотянуться до Джейн через открытое окно. Когда девочка открыла дверцу, Монти тут же положил передние лапы ей на колени, толкая ее носом и повизгивая. Джейн в ответ обняла его за шею и зарылась лицом в мягкую золотистую шерсть.

– Достаточно, – сказала Сара, и пес, прощально лизнув девочку в лицо, сел возле машины, стуча хвостом по утоптанной земле.

– Спасибо, Сара, – сказала Ева.

Та пожала плечами.

– Не за что. Дети и собаки – мое слабое место.

– Тогда послушайте меня еще немного. Вы и Монти могли бы помочь…

Но Сара уже ушла в дом, закрыв за собой дверь, и Ева чуть не заскрипела зубами от досады.

– Вот упрямая женщина! – сказала она.

– Она оставила Монти снаружи, – забеспокоилась Джейн. – Что, если он убежит далеко и потеряется?

– Он не потеряется. – Ева тронула машину с места. В зеркало заднего вида она бросила на Монти последний взгляд.

Пес больше не напоминал верного слугу злой колдуньи – он снова был очаровательным душкой, словно сошедшим с рождественской открытки. Проводив машину взглядом, он взбежал на крыльцо хижины и поскребся в дверь. Дверь тотчас отворилась, и Монти исчез за нею.

– Он не потеряется, – повторила Ева. – Сара хорошо о нем заботится.

– Но она заставляет его бегать! – Джейн нахмурилась. – Знаешь, эта мисс Патрик мне не нравится.

– А на меня она произвела в общем неплохое впечатление, – призналась Ева. – Что касается их ежедневных тренировок, то… Иногда излишняя мягкость приносит больше вреда, чем пользы.

– Но ведь Монти не человек, а собака, и он этого не понимает.

Ева покачала головой. Она помнила, как Сара смотрела в глаза Монти, когда велела ему попрощаться. Лично ей показалось тогда, что человек и собака могли обойтись и без слов – настолько хорошо они понимали друг друга.

– Она понравилась тебе, хотя и не захотела помочь? – удивленно спросила Джейн.

– Может, мисс Патрик еще передумает, – отозвалась Ева, и девочка посмотрела на нее скептически. Впрочем, Ева и сама сомневалась в том, что это возможно.

– Я все равно позвоню ей позже, – сказала она, отвечая скорее собственным мыслям. Да, она позвонит Саре Патрик, а пока… пока ей придется снова засесть за компьютер, чтобы попробовать подыскать другие варианты.

* * *

Когда Ева вошла в прихожую, телефон на тумбе сразу зазвонил, и она взяла трубку.

– Ну как, – спросил Логан, как только Ева взяла трубку, – ты заполучила ее?

– Ты следил за мной?

– Разве не ты просила меня обеспечить безопасность девочки?

– Но это вовсе не значит, что охранники должны докладывать тебе о каждом моем шаге.

– Позволь решать это мне. – Логан немного помолчал. – Ну так как, ты заполучила Сару Патрик? – повторил он свой вопрос.

– Нет. Она отказалась работать на меня.

– Может быть, ты предложила ей мало денег?

– До этого даже не дошло. Стоило мне сказать, что я хотела бы нанять ее для поисков трупа, как Сара буквально вытолкала меня.

– Чем же она объяснила свой отказ?

– Да в общем-то ничем, хотя она и упоминала некоего Мэддена, который якобы подослал меня к ней. Очевидно, она недолюбливает этого типа, кем бы он ни был.

– Ты хочешь, чтобы я тебе помог?

– Нет, я хочу, чтобы ты не вмешивался. Если Сара отказывается на меня работать, значит, я найду кого-нибудь другого – только и всего.

– А почему ты вообще обратилась к ней?

– Насколько я поняла, она один из лучших дрессировщиков в этой части страны. Кроме того, Сара не связана официальными отношениями ни с какими правоохранительными структурами, и, следовательно, служебный долг не обязывает ее выдать меня полиции как похитительницу детей. И, наконец, в настоящее время у нее возник конфликт с налоговыми органами, поэтому ей, очевидно, не особенно хочется, чтобы кто-то узнал что-либо о ее клиентах. Думаю, именно это обстоятельство ты бы использовал в первую очередь, – сухо добавила она.

– Несомненно, – согласился Логан.

– Но я не ты, поэтому я просто постараюсь найти другого человека, – продолжала Ева, не слушая его.

– Я мог бы… – начал Логан.

– Нет, я не хочу. Пожалуйста, не вмешивайся в это, – твердо сказала Ева и повесила трубку.

– Значит, мы больше не увидим Монти? – спросила Джейн, которая внимательно прислушивалась к разговору. Ее голос звучал почти печально, и Ева повернулась к ней.

– У тебя никогда не было собаки? – спросила она, чтобы не отвечать на вопрос девочки.

– Конечно, нет! – Джейн отрицательно покачала головой, и Ева почувствовала острый приступ жалости. Девочка просто влюбилась в Монти, да и кто на ее месте смог бы остаться равнодушным? Ева, во всяком случае, не смогла, хотя для этого у нее были свои куда более прагматичные резоны.

– Завтра я снова попробую уговорить мисс Патрик, – пообещала она.

– Как хочешь. – Джейн пожала плечами. – Монти, конечно, очень мил, но… Пойду-ка я лучше к себе – мне нужно дочитать книгу.

Она повернулась и пошла по коридору в глубь дома, и Ева с сожалением посмотрела ей вслед. Джейн, разумеется, притворялась. Ее показное равнодушие было защитной реакцией ребенка, которого слишком часто предавали, и с каждым разом ее маленькое сердечко ожесточалось все больше. Ева не могла этого допустить, а значит, она должна была сделать все, чтобы Джейн снова встретилась с Монти, который один сумел подобрать к ней ключик.

Да, она постарается уговорить Сару Патрик. Если же из этого ничего не выйдет, тогда она просто найдет другого дрессировщика, чьи псы ничем не уступят Монти.

Вот только сделать-то это будет, пожалуй, трудновато.

Проклятье!

Она снова потянулась к телефону. Набрав номер справочной службы и дождавшись ответа оператора, Ева спросила, как ей позвонить в отель «Кэмелбек».

11

Ночь в пустыне была холодна. Дул резкий, пронизывающий ветер, но он лишь слегка остужал разгоряченное лицо Сары, которая быстро бежала по едва заметной в темноте тропинке. Монти мчался рядом с ней, не отставая, но и не опережая свою хозяйку, хотя в его поведении Сара замечала явные признаки нетерпения.

Нет, не замечала. Она чувствовала их, хотя внешне это никак не проявлялось. Монти был слишком хорошо выдрессирован, чтобы умчаться вперед без разрешения, но Сара знала, что пробежка, которая давалась ей тяжелым трудом, была для Монти просто забавой. Пес хотел настоящего напряжения, настоящей работы.

Взбегая на небольшой песчаный холм, она слегка замедлила шаг, и Монти вопросительно оглянулся на нее через плечо.

– Валяй… – Сара усмехнулась. – Покажи, на что ты способен. Вперед!

Монти понесся вперед.

Казалось, он летит, вовсе не касаясь земли. В считанные секунды он достиг гребня холма и замер там, прекрасный, грациозный и какой-то неземной. Лунный свет блеснул на его гладкой золотистой шкуре, и в следующее мгновение пес скрылся за вершиной холма.

«Словно призрак», – невольно подумала Сара. Ей было хорошо известно, что многие ученые считают собак дальними родственниками волков или шакалов, но сама она никогда так не думала. Для нее они были другим народом – таким же разумным, как люди или дельфины, – с которым человек только-только начал находить взаимопонимание.

Из-за гребня холма снова показалась голова Монти. Казалось, пес ухмылялся, словно говоря: «Слабо тебе, как я?»

– У меня две ноги, а не четыре, – проворчала Сара и остановилась, стараясь восстановить дыхание. – И нечего надо мной насмехаться!

Выражение морды собаки изменилось. Теперь Монти словно просил извинения, однако глаза его продолжали лукаво поблескивать.

– Ах, так?!

Пес вильнул хвостом и, подбежав к ней, остановился, прижавшись могучей шеей к ноге Сары.

Ночь и тишина окружали их.

Ночь, тишина, ветер и… ощущение дружбы. Нет, не дружбы… Кровного родства.

Сара закрыла глаза, чтобы попробовать на вкус все по очереди.

Ветер. Ночь. Тишина…

И удивительное ощущение полного единения душ.

Монти негромко заскулил.

Сара открыла глаза и посмотрела на него.

– В чем дело?

Монти посмотрел на залитую лунным светом вершину холма и негромко взвизгнул.

Сара сделала несколько шагов и заглянула за гребень. Там, в долине, в нескольких милях впереди стояла ее одинокая хижина. Все было как обычно, за исключением одного.

Огни. Яркие огни на дороге.

Это был автомобиль, и он явно направлялся к ее уединенному ранчо, поскольку никаких других домов или поселков поблизости не было. Как, впрочем, и дорог.

Кто бы это мог быть? – задумалась Сара. Неужели снова Ева Дункан? Но ведь она совершенно недвусмысленно дала ей понять, что ничего не выйдет. Впрочем, Ева произвела на Сару впечатление человека очень упорного, даже упрямого. Может быть, она решила предпринять еще одну попытку?

Сначала Сара хотела остаться здесь, на холме и дождаться, Пока Еве не надоест ждать, но у Монти, очевидно, были на сей счет какие-то свои соображения. Он уже бежал по дорожке, ведущей к хижине, и Сара недовольно окликнула его:

– Разве я сказала «домой»?

Монти остановился и, повернувшись к ней боком, несколько раз вильнул хвостом.

«Ребенок. Девочка. Джейн».

– Ну и что? – буркнула Сара. Она давно знала, что Монти любит детей.

Пес снова махнул хвостом – на этот раз нетерпеливо.

– Ну ладно, – решила Сара. – Только кто тебе сказал, что эта женщина снова приехала с девочкой? Ночью дети должны спать.

Но Монти не нуждался ни в каких объяснениях. Он знал. В следующую секунду он понесся дальше, и Саре волей-неволей пришлось последовать за ним.

– Эй, куда ты так торопишься? Подожди меня! – крикнула она, но Монти только обернулся на бегу.

Лишь у самой хижины Сара обратила внимание, что машина, стоявшая возле ее хижины, была только похожа на ту, на которой приезжала Ева Дункан. Это открытие заставило ее сначала замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться.

Неужели Мэдден?

– Монти, стой!

Услышав в ее голосе панические нотки, Монти резко остановился и посмотрел на нее.

«Боишься?» – как будто спрашивал он и был чертовски прав. Сара и в самом деле была напугана.

«Никакой девочки…»

– Откуда ей взяться? – Сара пожала плечами, не зная, что ей делать. Рискнуть или убежать?

Сара, однако, хорошо знала, что последнее не имело никакого смысла. Даже если бы они с Монти сумели прожить в пустыне несколько дней, не было никакой гарантии, что Мэдден не явится снова. Этот человек умел быть упорным и безжалостным, как хорошая гончая. Убежать, спрятаться от него было практически невозможно.

Что ж, можно попробовать поговорить с ним еще раз. Убежать она всегда успеет.

Она медленно пошла вперед. Монти с озабоченным видом трусил рядом.

– Что же ты так опростоволосился? – спросила его Сара.

Пес виновато понурился.

«Может быть, укусить его?» – спросил он взглядом.

– Я сама его укушу, если надо, – огрызнулась Сара.

Монти заскулил.

* * *

– Тихо! Сказано тебе: я сама справлюсь, – резко одернула она пса.

– Мисс Патрик? – Какой-то мужчина ждал ее на крыльце.

Завидев ее, он поднялся, и она сразу поняла, что это не Мэдден.

– Можно с вами поговорить, мисс Патрик? Меня зовут Джон Логан.

Монти – неисправимый оптимист – завилял хвостом, почувствовав ее облегчение.

– Откуда ты знаешь, что он не налоговый инспектор? – тихо спросила Сара.

– Мисс Патрик! – снова окликнул ее мужчина.

– Уже десять часов, – сказала она, останавливаясь. – А мы с Монти рано ложимся и рано встаем. Соблаговолите заехать или позвонить утром, если вас не затруднит.

– Я проделал долгий путь, чтобы увидеться с вами. Мне нужно поговорить с вами сейчас. – Мужчина, назвавшийся Джоном Логаном, улыбнулся. – Не сомневайтесь, мисс Патрик, мне можно доверять.

Сара внимательно оглядела его. Обувь и костюм пришельца действительно выглядели безупречно, однако это ни о чем не говорило. Крупные наркоторговцы тоже любят дорогие костюмы и хорошую обувь.

– Я не люблю людей, которые являются ко мне под покровом темноты, – сказала она резко.

Мужчина вздохнул.

– Ева предупреждала меня, что с вами трудно поладить.

Сара вполголоса чертыхнулась. Значит, ее первоначальные предчувствия были правильны и без Евы Дункан здесь не обошлось.

– Это она просила вас приехать? – спросила Сара.

– Нет. То есть не совсем. Ева просила меня помочь, и я решил, что личная встреча… – Его взгляд упал на Монти. – Он у вас – настоящий красавец, мисс.

Но Логан и сам был неплох. Сара хорошо рассмотрела его даже в темноте. Широкоплечий, с узкой талией, гибкий и быстрый в движениях, как ягуар, он мог оказаться весьма опасным противником.

– Да, мой Монти – очень красивый пес, – сказала Сара, поднимаясь на крыльцо и отпирая дверь. – Но он устал. Как и я. Спокойной ночи, мистер Логан.

– Подождите-ка! – Улыбка сошла с его лица. – Вы не пригласите меня войти? Дело в том, что я жду важного телефонного звонка…

– На мой аппарат?

– Да. Возможно, я позволил себе некоторую вольность, но меня до некоторой степени извиняет то, что этот звонок может касаться и вас. Дело в том, что я жду звонка от сенатора Тодда Мэддена.

Сара застыла на месте.

– Так можно мне войти? – снова спросил Логан, поднимаясь на крыльцо.

Сара вошла в дом и захлопнула дверь перед самым его носом. В следующее мгновение он постучал.

– Будет гораздо лучше, если мы с вами поговорим до того, как Тодд позвонит, – услышала она его голос. – Насколько я знаю, с ним не всегда приятно иметь дело. А уж если разозлить его по-настоящему…

Немного подумав, Сара открыла дверь.

– Заходите. – Она провела Логана в гостиную и, усадив на диван у входа, бросилась в кресло-качалку у камина. – Ну, выкладывайте, что вам нужно, и убирайтесь.

– Постараюсь вас не задерживать. Вы нужны Еве, чтобы найти труп женщины, похороненный убийцей где-то в пределах города или в его окрестностях.

– Посоветуйте ей найти кого-нибудь другого.

Логан покачал головой.

– Ей нужны вы, и я не могу не одобрить ее выбор. Я, видите ли, позволил себе навести о вас кое-какие справки… Похоже, что лучше вас Еве все равно никого не найти.

– Так ли уж я хороша?

– О да! Ваша работа в Оклахома-Сити оставила самое благоприятное впечатление. Вы ведь были там с Монти, верно?

– С Монти и с двумя другими собаками. Впоследствии их приобрела у меня Центральная поисково-спасательная служба США.

Логан кивнул.

– Еще большее впечатление на меня произвела ваша работа в Турции в прошлом году. Вам удалось спасти двадцать семь человек, заживо погребенных под развалинами домов.

– Да. Монти отыскал двадцать семь живых и шестьдесят восемь мертвых.

– Вы так хорошо помните цифры?

– Не так хорошо, как лица. Лица я помню все до единого.

– Ну, лицо женщины, которую разыскивает Ева, вам вовсе не обязательно запоминать. Может статься, вы и вовсе его не увидите.

– Это не имеет никакого значения. Я терпеть не могу разыскивать трупы. Подобная работа… скверно отражается на моей нервной системе.

– Но вам нужно только установить место захоронения – не более того. Сделайте это и можете спокойно вернуться в свой уединенный домик. К тому же эта работа может сделать вас богаче на несколько сот долларов. Не облагаемых, кстати, подоходным налогом.

Она насмешливо покачала головой.

– Хотите меня подкупить, мистер Логан? К сожалению, не все так просто, как вам кажется.

– Насколько мне известно, раньше вы помогали полиции в подобных поисках. Например, управление полиции Солт-Лейк-Сити очень высокого мнения о вашей работе. Если не ошибаюсь, там тоже отличился Монти, не так ли?

– Да, это была его заслуга – не моя. К счастью для себя, я не наделена столь тонким обонянием.

Логан улыбнулся.

– Сержант Левиц уверен, что вы читаете в голове этого пса как в раскрытой книге.

– И наоборот, мистер. Ничего нового в этом, однако, нет. Любой собачник будет уверять вас, что его любимец только что не разговаривает, а так он совсем как человек. Или даже умнее. Монти живет у меня уже несколько лет. Это вполне достаточный срок, чтобы мы научились хорошо понимать друг друга.

– И все-таки мне кажется, вы не можете отрицать, что Монти не совсем обычная собака. – Логан посмотрел на пса, который спокойно улегся у ног Сары. – Даже я понял это практически сразу. Вы через многое прошли вместе…

– Да. И именно поэтому я не хочу, чтобы Монти участвовал в поисках трупа.

Логан вздохнул.

– Вы оба действительно нужны нам. Не хотелось бы выглядеть навязчивым, но я вынужден повторить свой вопрос: согласны ли вы?..

– Пойдите к черту, Логан!

Логан ухмыльнулся и посмотрел на часы.

– Что-то Мэдден не звонит. Он уже давно должен был… Телефон на журнальном столике разразился звонкой трелью, и Сара взяла трубку.

– Алло?

– Мистер Логан у тебя? – спросил Мэдден.

– Да.

– Он большая шишка, Сара, – сказал Мэдден. – У него много влиятельных друзей на всех уровнях, и мне бы не хотелось огорчать его. Тем более что в случае твоего отказа мне будет очень легко сделать так, чтобы ты пожалела о своем упрямстве. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю?

– Прекрасно понимаю.

– Вот и подумай как следует. Логан убежден, что тебе понадобится всего два-три дня, чтобы выполнить его просьбу. А за это…

– Три дня – это слишком долго, Мэдден. Может быть, тебе это неизвестно, но бывают такие дни, в которых не двадцать четыре часа, а по меньшей мере семьдесят два!

– Я знаю, ты не любишь заниматься поисками мертвых тел, но в данном случае это необходимо.

– Откуда тебе известно, что в этом нет ничего противозаконного?

Последовала непродолжительная пауза, потом Мэдден медленно сказал:

– Мистер Логан – уважаемый бизнесмен.

«У которого много влиятельных друзей!» – мысленно закончила Сара.

– Я не хочу заниматься этим, Мэдден, – сказала она твердо.

– Боюсь, что придется. – Мэдден вздохнул с притворным сожалением. – Потому что, если ты откажешься, последствия могут быть… сама знаешь какими.

Сукин сын!..

– Два дня. Я согласна дать им только два дня.

– Именно столько я и обещал Логану. До свидания, Сара. Удачной охоты.

Он дал отбой. Сара тоже положила трубку и повернулась к гостю.

– Вы слышали? Два дня!

– Ева будет очень довольна.

– Мне плевать, будет она довольна или нет! Я жалею, что вообще дала то объявление, через которое она узнала обо мне… – Сара пробормотала какое-то ругательство. – Признаться, я не ожидала, что мисс Дункан способна на такие грязные штучки!

– Уверяю вас, что вовсе не она подсказала мне мысль обратиться к Мэддену. В разговоре со мной Ева упомянула, что вы приняли ее за человека сенатора, и я сразу решил воспользоваться этим, чтобы воздействовать на вас. Сама она вряд ли бы пошла на это, но я – не она. Ева просила меня только выяснить, что могло бы заставить вас изменить свое решение, и я очень быстро нашел ответ.

– И вам не было стыдно?

– Ни капельки, – чистосердечно признался Логан. – Вы были нужны Еве, а я по чистой случайности неплохо знаю сенатора Мэддена. Согласитесь, что это был самый эффективный, хотя и не самый правильный путь к вашему сердцу. – Он насмешливо наклонил голову.

– Совсем не правильный, мистер Логан.

– Я не рассчитываю, что вы измените свое мнение обо мне, но мне бы хотелось, чтобы вы знали, кто такая Ева Дункан. – Он огляделся по сторонам. – Я вижу, у вас нет телевизора…

– Ни телевизора, ни радио, мистер. Они мне не нужны.

– Предпочитаете жить в блаженном неведении? – Логан слегка прищурился. – Тогда возьмите вот это…

Он протягивал ей плотный бумажный конверт, но Сара и не подумала взять его.

– Что это?

– Это небольшое досье на Еву Дункан, составленное по газетным публикациям за прошедшие десять лет. Плюс еще кое-какие материалы, касающиеся недавних событий, которые еще не попали в прессу. Разумеется, здесь не все, но, думаю, этого будет достаточно, чтобы понять, почему мы… почему я позволил себе быть столь настойчивым. Желание Евы – не каприз, как вы, вероятно, подумали. От вас… и от Монти зависит, быть может, ее жизнь и жизнь девочки.

– Джейн?

– Джейн.

– Мне, конечно, нет дела до Евы Дункан, – задумчиво сказала Сара. – Но Джейн… При чем тут мертвое тело, которое мы с Монти должны найти?

– Прочтите эти документы и все узнаете. – Логан поднялся и шагнул к двери, но на пороге остановился. – Кстати, – добавил он небрежно, – на вашем месте я бы не стал обращаться в полицию и сообщать копам о местонахождении Евы Дункан. Это может меня очень огорчить, и тогда я позвоню Мэддену, а он, как мы оба знаем, не остановится ни перед чем ради своей карьеры. Я понятно выражаюсь?

– Разве Еву Дункан разыскивает полиция? – слабо удивилась Сара. – За что?

– Это тоже есть в досье. – Он взялся за ручку двери. – Так я передам мисс Дункан, что вы будете счастливы помочь?

Сара выругалась.

– Ева позвонит вам. – Губы Логана сжались, и в уголках рта пролегли жесткие складки. – Вам придется выполнить эту работу, мисс Патрик, вне зависимости от того, нравится она вам или нет.

Он вышел. Сара услышала, как хлопнула дверь хижины, и с трудом разогнула пальцы, которыми она сжимала подлокотники кресла.

Только два дня, сказала она себе. Только два дня…

Но и этого было слишком много.

* * *

Сара Патрик позвонила Еве около полуночи.

– Логан сказал мне, что вы согласились помочь, – сказала Ева, сразу узнав голос дрессировщицы. – Это было очень любезно с вашей стороны.

– Я бы хотела покончить с этим как можно скорее, – мрачно буркнула Сара. – Так что давайте начнем завтра с утра. Вы можете хотя бы примерно указать район поисков?

– Вероятно. Я пока не уверена… То есть у меня есть на примете несколько площадок, но я пока не знаю, с какой из них лучше начать.

– В вашем распоряжении всего два дня, – перебила Сара. – Попробуйте достать одежду жертвы: иногда Монти лучше реагирует на запах, который остался на ткани, чем на само тело.

Ева задумалась.

– Это может потребовать некоторого времени, – сказала она. – Я не знаю, сумею ли я…

– Это ваши проблемы. Я сказала вам, что мне нужно, а вы решайте сами… Мне решительно все равно, найдем мы что-нибудь или нет. Точнее, я бы предпочла, чтобы мы не нашли. Когда у вас будет одежда, позвоните мне и скажите, куда приехать. – И, не попрощавшись, Сара повесила трубку.

Ева некоторое время молча сидела перед телефоном, потом набрала номер Логана.

– Что, черт возьми, ты сделал с Сарой Патрик? – спросила она, как только он взял трубку.

– Заставил ее работать на тебя.

– Но как ты это сделал?! Она только что звонила и разговаривала со мной так, словно я… словно я – последняя дрянь! Что ты ей сказал?

– Это неважно. Главное, что на два дня она полностью в твоем распоряжении.

Ева вздохнула. Она слишком хорошо знала Логана, как знала и то, что, добиваясь своего, он бывал грубым и безжалостным.

– Мне кажется, ты зря ее обидел. Мне бы этого не хотелось.

– Ей никто не причинил вреда. И если ты вместо того, чтобы мучиться угрызениями совести, используешь ее на полную катушку, то тоже останешься цела и невредима. И ты, и Джейн тоже… А это самое главное, разве не так?

Он был, разумеется, прав. Во всяком случае, Еве было трудно с ним спорить.

– У меня к тебе еще одна просьба, – сказала она. – Сара сказала, что ей нужна одежда Дебби Джордан. Как ты думаешь, сможешь ты достать что-нибудь из ее белья без того, чтобы вломиться к ней в дом и до смерти напугать ее родных?

– Что-нибудь придумаю. Кстати, можешь не благодарить меня за то, что я помог тебе добиться согласия Сары…

Ева почувствовала, как краска стыда заливает ее лицо.

С чего она взяла, что имеет право осуждать Логана? Разве не сама она позвонила и попросила у него помощи? Именно ее звонок вынудил его принять решительные меры, а ведь она не могла не знать, что Логан часто действует на грани фола, особенно когда он спешит или не может добиться своего обычным путем. Когда же дело касалось ее интересов, то не было такого закона, который он не был бы готов нарушить.

– Извини меня, – сказала она негромко. – Наверное, я просто… растерялась. Я не уверена даже, сможет ли Сара мне помочь, поскольку я довольно смутно представляю себе, где именно Дон мог закопать Дебби. Кое-какие наметки у меня, конечно, есть, и все равно, на девять десятых все зависит от обыкновенного везения.

– Вы начинаете поиски завтра?

– Да.

– Я бы хотел поехать с тобой.

– Ты и так сделал для меня слишком много. Я не хочу, чтобы тебя видели со мной.

– Когда речь идет о тебе, для меня нет такого понятия, как «слишком много».

– Объясни это Саре Патрик. Она сказала, что дает мне только два дня.

– Ну, где два, там и четыре, – беззаботно отозвался Логан. – Впрочем, постарайся уложиться в ее расписание – мне не хотелось бы давить на нее снова. Несмотря на все оскорбления, которые выпали на мою долю во время выполнения этого задания, мисс Патрик мне понравилась. И Монти тоже.

– Я не уверена, что это у вас взаимное чувство, так что будет лучше, если ты не станешь лишний раз попадаться ей на глаза. По-моему, Саре будет достаточно одной меня.

– Что ж, если ты не хочешь взять меня с собой, постарайся сама с ней поладить. Может быть, мисс Патрик подарит тебе еще денек… Что касается одежды Дебби Джордан, то ты получишь ее завтра утром.

* * *

Это был белый бейсбольный пуловер с эмблемой «Аризонских Змей» на груди. Взяв его в руки, Сара Патрик небрежно спросила:

– Его не стирали с тех пор, как Дебби Джордан надевала его в последний раз?

– Нет. Логан сказал, что она спала в нем накануне своего исчезновения.

– Интересно, как он его достал?

– Я не спрашивала.

– Должно быть, он просто украл его из контейнера, в который выбрасывают одежду для бездомных.

– Логан не такой плохой, как вы о нем думаете.

– Я думаю, что на самом деле он гораздо хуже.

– Меня удивила ваша просьба насчет одежды. – Ева решила сменить неудобную тему. – Дебби пролежала под землей уже больше месяца. За это время запах должен был…

– Я могла бы использовать специальное вещество, имитирующее запах разложения, но это может расстроить Монти. Впрочем, это может и не сработать. – Сара пожала плечами. – Что ж, попытка не пытка. – Она огляделась по сторонам. – А почему вы уверены, что Дебби похоронена где-то здесь?

– Этот пустырь находится на задворках электрической компании «Дезертлайт».(Лайт – свет (англ.).)

– Ну и что?

– Все предыдущие жертвы убийцы были обнаружены в местах, название которых имело какое-то отношение к свету. Во время нашего последнего разговора он дважды упомянул о том, что Дебби «осветила» ему путь и он закопал ее в таком месте, где бы ей тоже было светло. Думаю, это была своего рода подсказка. Единственная подсказка.

– Почему он не сказал прямо?

– Для него это игра. Он задает мне загадки, я разгадываю. Он получает от этого удовольствие.

– По-моему, он псих. Кроме того, его загадки приходится разгадывать не только вам, но и мне с Монти.

– Разумеется, он ненормален. Но о вас он ничего не знает… – Сказав это, Ева сразу подумала о том, что скорее всего выдает желаемое за действительное. С тех пор, как она попала в Финикс, Дон еще ни разу не звонил ей, но это вовсе не означало, что он потерял ее след. Быть может, даже сейчас он следил за нею из какого-нибудь укрытия.

– И вы хотите, чтобы Монти обыскал этот пустырь только из-за того, что он находится рядом со зданием электрической компании?

– Этот пустырь также находится недалеко от церкви, где Дебби пела в хоре.

Сара с сомнением посмотрела на нее.

– Это только предположение, догадка, – призналась Ева. – Но ведь нужно же с чего-то начинать!

– Как скажете. Раз уж я согласилась два дня искать для вас ветра в поле, значит, так тому и быть. – С этими словами Сара достала из своего обшарпанного джипа брезентовую сумку и посмотрела на Джейн, которая, сидя рядом с Монти, нежно гладила его по шее и спине.

– Не пойму только, зачем было брать с собой девочку? – заметила она вполголоса.

– Он потребовал, чтобы она постоянно была со мной. Кроме того, я не хочу рисковать и оставлять ее одну. Не беспокойтесь, она не станет вам мешать…

– Я вовсе не имела в виду, что Джейн может мне помешать. Но Монти не может постоянно быть с ней…

С этими словами Сара шагнула к собаке и улыбнулась.

– Извини, Дженни, но Монти надо работать.

Джейн медленно выпрямилась.

– А можно мне с вами?

Сара посмотрела на Еву, и та слегка пожала плечами и кивнула. Идея Джейн ей не очень понравилась, однако для девочки это было даже лучше, чем сидеть несколько часов в машине, дожидаясь результатов поиска, который вполне мог закончиться ничем.

– Мы будем двигаться очень быстро, – объяснила Сара девочке. – Обычно мы с Монти проходим одну и ту же территорию дважды, чтобы исключить ошибку. Как ты думаешь, ты не очень устанешь?

– Я постараюсь не отстать.

– Договорились. – Сара достала из сумки длинный поводок и пристегнула его к ошейнику Монти.

Пес вскочил и замер.

– Он знает, что происходит? – спросила Джейн.

– Да. Во всяком случае, догадывается.

– Из-за поводка, да?

– Нет. Сегодня я пристегнула поводок для собственного удобства – чтобы Монти не убегал слишком далеко. Обычно я им не пользуюсь, разве только когда мы работаем в незнакомой местности или вблизи есть чужие люди. Поводок, видишь ли, помогает им не бояться.

– Бояться? Неужели кто-то боится Монти?

– Он все-таки довольно большой. Некоторые люди боятся больших собак.

– Тогда они дураки! – резко сказала Джейн.

– Совершенно с тобой согласна, Дженни. – Сара улыбнулась и достала из сумки брезентовый пояс со множеством кармашков.

Монти насторожился еще больше.

– Вот теперь Монти точно знает, что он на работе. – Сара застегнула пояс на талии и, наклонившись, дала псу понюхать пуловер. – Ищи, Монти, ищи!

Облокотившись о крыло своей машины, Ева смотрела, как Сара, Джейн и Монти идут по пустырю. Они двигались довольно быстро, однако и пустырь был довольно большим, и, чтобы осмотреть его целиком, необходим был не один час.

Монти продвигался вперед, низко опустив голову и с силой натягивая поводок. Дважды он останавливался, и у Евы невольно замирало сердце, но оба раза пес, немного помедлив, бежал дальше.

Только к обеду осмотр был закончен.

– Ничего, – коротко сказала Сара, отстегивая поводок и усаживаясь на подножку своего джипа.

– Вы уверены? – разочарованно спросила Ева.

– Монти уверен.

– Он… не мог ошибиться?

– Монти никогда не ошибается.

– Но я видела, что он два раза останавливался…

– Учуял какую-то дохлятину. – Сара небрежно пожала плечами.

– Что-что? – не поняла Ева.

– Возможно, кто-то закопал здесь дохлую кошку… – пояснила Сара. – Монти понимает разницу между мертвым человеком и животным. – Она повернулась к Джейн. – Пойди поиграй с Монти, пока он отдыхает. Вот увидишь, он будет рад… С этими словами она достала из сумки теннисный мячик и бросила девочке.

Джейн не пришлось просить дважды. В следующую секунду она и Монти были уже далеко, и до слуха Евы донесся азартный лай и высокий голосок девочки.

– Она понравилась Монти, – заметила Сара.

– Джейн и вовсе влюбилась в него, – согласилась Ева.

– У девочки хороший вкус.

– Спасибо, что разрешили ей искать вместе с вами. Джейн очень переживала, что больше не увидит Монти. Ей нравится общаться с ним.

– Не я придумала эти поиски. Меня заставили… – Сара посмотрела на нее в упор. – Ваш друг Логан заставил.

– Вы вправе думать обо мне все, что угодно, – сказала Ева тихо. – Я сознаю, что ситуация получилась не очень красивая, но у меня не было другого выхода. Надеюсь, что вы меня поймете… И от своего я не отступлю. Вы дали мне два дня, и эти два дня я буду использовать вас, как только смогу.

– У вас есть на примете другая площадка? – Сара слегка прищурилась, так что понять, о чем она думает, было совершенно невозможно.

– И не одна, – честно призналась Ева. – Я поработала с картой города и нашла одиннадцать мест, в названии которых есть слово «свет».

– Одиннадцать?

– Да. – Ева достала карту, на которой отметила кружочками подозрительные названия, и показала ее Саре. – Одиннадцать или, может быть, двенадцать.

– За два дня нам не успеть.

– Думаю, логичнее было бы начать с тех площадок, что находятся ближе к церкви. Ведь где-то в ее окрестностях преступник напал на Дебби. Скажите, сколько времени Монти может работать, не теряя активности?

– В Тегусигальпе мы работали почти семьдесят часов подряд с несколькими короткими перерывами, но вы сами видели, сколько времени мы затратили на этот пустырь. А ведь он не такой уж большой.

– Тогда, пожалуй, разумнее будет перебраться на другое место. – Ева сложила карту. – Ручей Лунного Света находится в пятнадцати минутах ходьбы отсюда. Правда, придется обыскать оба берега…

– На это потребуется еще больше времени, чем на этот пустырь.

Ева села за руль и запустила мотор.

– Будьте добры, позовите Монти и Джейн.

Сара некоторое время смотрела на нее, потом нехотя улыбнулась.

– Вы ведь из тех, кто сражается даже после того, как потерпит поражение, верно? – спросила она.

– А вы? – вопросом на вопрос ответила Ева.

Сара ничего не сказала. Отвернувшись, она крикнула:

– Дженни, верни, пожалуйста, мою собаку! И возвращайся сама – нам нужно ехать на другое место.

* * *

В тот день они работали почти до полуночи, но сумели обыскать только четыре площадки. Оставалось еще семь. И всего один день.

– Ну, хватит, – сказала Сара, снимая с Монти поводок. – Я так устала, что уже ни черта не вижу.

– Но ведь зрение не играет особой роли, – возразила Ева. – Монти может нюхать и в темноте.

Сара отрицательно покачала головой.

– Я вижу, вы не успокоитесь, пока не загоните нас обоих в гроб.

– У меня нет выхода, – понизив голос, сказала Ева и посмотрела на Джейн, которая спала, свернувшись калачиком на заднем сиденье.

Сара проследила за ее взглядом.

– Этот… Дон… Он действительно убивал детей?

– Да.

– Вот ублюдок!

– Ну хотя бы еще час, мисс Патрик!

– Нет. – Сара покачала головой. – В темноте Монти может пораниться. Я не хочу рисковать.

– Вы говорили, что в Гондурасе вы работали и днем, и ночью.

– Там мы искали живых, а не трупы. – Она махнула Монти рукой, и пес легко запрыгнул в побитый джип. – На сегодня все, мисс Дункан.

– Но я надеялась, что мы проверим хотя бы половину мест.

– Я честно вас предупредила, что в эти сроки мы не уложимся.

– Я помню. Просто я думала… ну, что вы измените свое решение насчет двух дней.

– Нет.

Сара пожала плечами и села в джип.

– Завтра начнем на рассвете, – сказала она.

– На рассвете? – удивилась Ева.

– Но вы же, наверное, хотите использовать завтрашний день полностью, не так ли?

– Разумеется. Я просто не знала, что вы…

– Мы с Монти не банк и работаем не с девяти до пяти. Я обещала вам два дня – вы их получите.

И, прежде чем Ева успела что-либо ответить, Сара тронулась с места и умчалась.

Погруженная в раздумья, Ева поехала домой – к Логану.

Она была уже на полдороге к дому, когда зазвонил ее сотовый телефон.

– Что-то ты стала поздно ложиться, – сказал Дон. – Нервничаешь?

– Да нет! Ты меня разбудил, – солгала Ева.

– Спать за рулем опасно, – усмехнулся Дон. – Мне бы не хотелось, чтобы ты погибла раньше времени.

«Спокойно, – приказала себе Ева. – Это просто догадка, предположение. Он не может знать, где я сейчас. Возможно, он слышит в трубке шум мотора, но где я, он не знает!..»

– Ты давно не звонил, – сказала она. – Я уж надеялась, что мне удалось от тебя избавиться.

– Всего несколько дней… – уточнил Дон. – Мне было очень интересно наблюдать за тем, как ты разыскиваешь нашу певичку.

– Ты блефуешь. Ты не можешь знать, где я и что делаю…

– Некоторое время я действительно не знал. Ты очень ловко улизнула из Атланты – ловко и быстро. Но я не сомневался, что пройдет несколько дней и ты выяснишь имя той, что осветила мне путь. Для этого нужно было только понаблюдать за домом Дебби Джордан.

– Я не была у Дебби дома.

– Зато один из людей Джона Логана там побывал. Я проследил за ним и вышел на Логана, а проследив за Логаном – нашел тебя. Это он помог тебе выбраться из Атланты?

– Понятия не имею, о ком ты говоришь!

– Не надо притворяться, ты прекрасно знаешь, о ком я говорю. Я понимаю, ты хочешь защитить его. Что ж, можешь не волноваться: Джон Логан меня не интересует. И я вовсе не зол на него, наоборот, он сделал нашу игру еще интереснее. Признаться, я был немало озадачен, когда ты не явилась к безутешному мистеру Джордану, чтобы расспросить о Дебби. Впрочем, ты достаточно умна, чтобы не совершать грубых ошибок. И твой ход с Сарой Патрик я тоже одобряю – это было почти гениально. Жаль только, что вы искали не в тех местах.

– Все равно я найду Дебби!

– Надеюсь, это будет не слишком скоро. Мне нравится наша небольшая шахматная партия, и мне не хотелось бы завершить ее матом на втором ходу.

– Черт возьми, Дон, скажи, где она! Ведь ты сам хотел, что бы я нашла Дебби.

– Не так скоро, Ева, не так скоро. Каждый день, который ты проводишь в бесплодных поисках, усиливает твою тревогу, неуверенность, напряжение, гнев, отчаяние. Я хочу, чтобы это продолжалось как можно дольше. Мне нравится это!

– Я найду ее завтра!

– Ну, если это случится, я буду разочарован. Я рассчитывал, что поиски продлятся по меньшей мере неделю.

– Тогда почему бы тебе не выкопать труп и не похоронить его в другом месте? Этим ты бы осложнил мою задачу.

– Пытаться перепрятать труп – это самая грубая ошибка, какую только может совершить убийца. Во-первых, свежая могила может привлечь к себе внимание. Во-вторых, можно нечаянно оставить следы. Нет, пожалуй, я поступлю иначе – надо поубавить тебе прыти. Ведь Джейн с тобой, правда?

Ева не ответила.

– Я велел тебе взять ее с собой и никуда от себя не отпускать. Ты ведь так и поступила, правда?.. Правда, – ответил Дон самому себе, поскольку Ева продолжала молчать. – Надеюсь, вы подружились. Чем старше ребенок, тем он умнее, интереснее… С Джейн, во всяком случае, можно хоть поговорить о серьезных вещах. Твоя Бонни была слишком мала, чтобы…

– Заткнись, ты!

– Вот видишь, ты все-таки нервничаешь. Ты начинаешь метаться и совершать непредсказуемые ходы. Ты пытаешься обмануть меня. Что ж, мне это нравится, ведь даже заяц иногда бросается на охотника Дон немного помолчав Ева тоже ничего не говорила, ожидая, что он еще скажет.

– Так вот, насчет Джейн… – продолжил Дон. – Вы, наверное, о многом с ней разговариваете? Вы уже немного подружились, и если я убью ее, то тебя это заставит не так торопиться с поисками Дебби Джордан. Так? Отвечай, так или не так?

Его тон внезапно стал резким, требовательным, и Еве пришлось приложить немало усилий, чтобы не дать Дону подавить ее волю.

– Я вообще перестану ее искать. Я исчезну, и ты никогда меня не найдешь, – ответила она. – Только попробуй тронуть девочку, и я оставлю тебя с носом.

– Нет, Ева, я думаю, что ты этого не сделаешь. Ты захочешь расплатиться со мной и не отступишь от своего намерения. Гнев и горе ничем не хуже страха, поэтому я не боюсь, что ты исчезнешь. Но торопиться ты уже не будешь.

– Я сейчас повешу трубку.

– Может быть, я приду за Джейн даже сегодня…

Ева невольно сжала в руке телефон.

– Ты не сможешь. Ты даже не знаешь, где я.

– Тогда посмотри назад.

Ева в панике бросила взгляд в зеркало заднего вида и увидела позади огни.

– Ты видишь меня, Ева?

– Это не ты. Это охранник из службы безопасности Логана. Он следовал за нами весь день.

– Он потерял вас в парке «Огни Аризоны». А я решил воспользоваться этим и последовать за вами. За Джейн и за тобой.

– Ты лжешь.

– Долго нам еще ехать до той загородной виллы, где ты остановилась?

Ева не ответила.

– Лучше поспеши.

Она послушно нажала на акселератор.

– Да, я думаю, что Джейн пора убить. Ведь вы успели подружиться, правда? Хотя бы немножко?

– Нет! – почти выкрикнула Ева, увидев, что машина позади тоже увеличила скорость.

Сердце билось в груди Евы с такой силой, что ей стало больно.

Скорее! Скорее! До коттеджа Логана целых десять кварталов!

Она бросила еще один взгляд в зеркало заднего вида. Фары преследовавшей ее машины заметно приблизились, и Ева снова нажала на газ, хотя это было небезопасно.

Поворот она преодолела чуть ли не на двух колесах – так" сильно накренилась ее машина, и Джейн на заднем сиденье что-то пробормотала, но не проснулась.

– Я еще никогда не рассказывал тебе, как я убиваю детей? Я делаю это очень медленно, не спеша, потому что их чувства еще чисты и определенны. Крики, которые исторгаются из них, поют и звенят во мне как райская музыка. Дети – единственные, кто заслуживает при погребении белого савана, потому что их боль и страх еще не подпорчены, не затемнены, как у взрослых. Как ты думаешь, Джейн будет такой же храброй, как твоя Бонни?

Ей хотелось убить его. Сомкнуть пальцы на его горле и душить до тех пор, пока он не перестанет хрипеть. До дома оставалось четыре квартала.

– Я слышу, как ты дышишь. Ты, наверное, очень напугана.

Фары преследующей машины слепили ее, отражаясь в зеркале заднего вида.

Ева бросила телефон на сиденье и с новой силой нажала на газ. Впереди показались знакомые кованые ворота, и она схватила с приборной доски пульт дистанционного управления.

Ворота начали открываться, но они раздвигались слишком медленно, а чужая машина была уже почти рядом.

Лишь чудом не задев не до конца открывшиеся створки ворот, машина ворвалась на территорию коттеджа и помчалась по подъездной дорожке. Краем глаза Ева видела, что преследователь не отстает. Теперь их разделяло всего пять ярдов.

Со скрежетом затормозив перед крыльцом, Ева изо всех сил надавила на сигнал. Охранники… Они должны услышать и прибежать к ней на выручку. Только бы они не опоздали!..

За стеклом водительской дверцы возникла чья-то темная фигура, и кто-то решительно постучал по крыше.

– Мисс Дункан! Что случилось?

Ева повернула голову. Это был Герб Букер – охранник. Не сдержав стона облегчения, она нажала кнопку, опускавшую стекло.

Вторая машина стояла совсем рядом. Ее фары освещали фасад дома, водительская дверца была распахнута.

– Что случилось? – сонно спросила с заднего сиденья Джейн.

– Все хорошо, милая, все в порядке… – Ева с трудом вы пустила руль, в который она вцепилась мертвой хваткой. – Это ваша машина, Герб?

– Конечно. Я следовал за вами весь день. Что-нибудь случилось, мисс Дункан? Я забеспокоился, когда вы увеличили скорость.

Ева растерянно огляделась. Ее взгляд упал на валявшийся на сиденье телефон, и она поднесла его к уху.

– Будь ты проклят, Дон.

– Я пошутил. Спокойной ночи, Ева. – Он отключился.

* * *

– Вы отвратительно выглядите, – сказала Сара, внимательно разглядывая Еву. – Вам нездоровится?

– Просто плохо спала. А вы?

– О, со мной все в порядке. Мы с Монти привыкли обходиться малым.

– Хорошо. – Ева достала карту и развернула ее на капоте машины. – Вчера мы прочесали площадки, расположенные к югу от церкви. Сегодня, я думаю, стоит проверить западное направление. – Она постучала ногтем по карте. – Вот, водохранилище Вуд Лайт. С него мы и начнем.

– Вы уверены? – осторожно спросила Сара, поглядев на карту. – Нам придется осмотреть большую площадь, жаль будет, если мы ничего не найдем. Может быть, есть смысл осмотреть несколько меньших территорий? Или у вас есть какие-то конкретные соображения?..

– Никаких соображений у меня нет. – Ева покачала головой. – Не хотелось бы признаваться в этом, но я вынуждена действовать наугад. Мне остается только надеяться на удачу…

– Не забудьте: сегодня мы работаем до полуночи, после этого я с вами прощаюсь.

– Я помню. – Ева подняла голову. – Может быть, вы все-таки передумаете?

– Нет. – Сара повернулась к Джейн и протянула ей поводок. – Идем, Дженни. Нам пора начинать:

Ева с отчаянием смотрела на нее. После того, что произошло вчера вечером, она почти не верила в то, что их поиски увенчаются успехом. Продолжать их просто для того, чтобы доставить удовольствие Дону, Ева не хотела – зачем устраивать цирк на потеху этому подонку? Но и отказаться от поисков она не могла. Не могла, покуда оставался хоть малейший шанс, что Дон совершил ошибку.

* * *

– На сегодня все, – сказала Сара тихо и добавила:

– Мне очень жаль, Ева.

Ева вздрогнула, а руки ее непроизвольно сжались в кулаки.

– Не может быть, чтобы уже была полночь!

– Сейчас половина второго, мисс Дункан. – Сара взмахнула рукой, и Монти послушно запрыгнул в джип.

– Наверное, – медленно сказала Ева, – мне следовало поблагодарить вас за эти лишние полтора часа. Но я не могу…

– Я понимаю. Вам, вероятно, очень хочется плюнуть мне в лицо.

– Это не так. – Несмотря на усталость и острое разочарование, Ева просто не могла ни к чему придраться. Сара и Монти работали с небольшими перерывами почти шестнадцать часов и совершенно выдохлись. – Просто мне бы очень хотелось, чтобы вы подарили мне еще один день.

– Я не могу этого сделать, – глухо ответила Сара, не глядя на нее. – Я знаю, что у вас есть веские причины продолжать поиски, но… У меня были свои причины отказываться от этой работы, но меня заставили. Я обещала дать вам два дня…

– Но ведь этого недостаточно!

– Увы, я действительно не могу больше вам помогать. Поверьте, Ева, я отказываюсь не из прихоти. Пока мы искали эту женщину, я все время молилась про себя, чтобы мы ее не нашли. – Сара покачала головой. – Так что, может быть, даже лучше, что мы сейчас расстанемся. При таком настроении от меня немного толку.

– Чепуха! Вы работали, не жалея себя.

Сара печально улыбнулась.

– Но я жалела Монти. Найдите себе кого-нибудь другого, мисс Дункан.

– Я не могу позволить себе ни дня отсрочки!

– К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Вы кое-чего не знаете, и… – Сара села в джип и включила мотор. – Мне очень жаль, – повторила она.

– Если бы вам действительно было жаль, вы бы помогли мне. Конечно, поиски трупа – не очень приятное дело, но ведь это ваша специальность, и я не понимаю…

– Не очень приятное?! – Голос Сары внезапно зазвенел, как туго натянутая струна. – Да вы просто не представляете, о чем говорите!

– Я знаю только одно: жизнь девочки гораздо важнее, чем любые ваши отговорки. Я должна спасти Джейн, должна поймать Дона, а ваши соображения меня не волнуют! С моей точки зрения, нет и не может быть такой причины, которая оправдывала бы ваш отказ помочь мне!

– Вот именно: с вашей точки зрения, – парировала Сара. – Но вы забываете, что у меня тоже есть право защищать свой собственный мир всеми доступными мне средствами. – Она немного помолчала и добавила чуть тише:

– Еще раз извините. И прощайте.

Глядя, как исчезают во тьме габаритные огни ее джипа, Ева едва не разрыдалась от бессилия и ярости, но сумела взять себя в руки. Ничего страшного, успокаивала она себя, она просто устала. Еще не все потеряно. Надо только поскорее вернуться домой и сесть за компьютер. Может быть, ей повезет и она сумеет найти еще одну Сару Патрик.

12

Монти негромко заскулил, потом заворчал.

– Никшни, – сказала Сара. – Мы еще легко отделались.

«Все это очень печально»…

– Ничего не могу поделать. Я должна была позаботиться о нас.

«Она осталась одна».

– Все люди одиноки в той или иной степени.

«Но не ты».

– Не я. – Она протянула руку и почесала Монти за ухом. – Не я, потому что у меня есть ты. Ты стал частью меня.

Монти снова заскулил.

– Я сказала – нет.

«Девочка. Джейн. Дженни…»

Сара не нашлась что ответить. Эта мысль беспокоила и ее.

– Это не наше дело, – сказала она с усилием. – Ева сумеет позаботиться о ней.

«Все это очень грустно».

– Спи. Спи и не надоедай мне. Я рада, что все позади и мы свободны, как прежде. Эти два дня нам везло, и я не хотела рисковать и оставаться еще на день. Ведь мы могли найти…

Монти завозился на сиденье и наконец вытянулся, уложив морду на передние лапы. «Грустно…»

* * *

– Где она, Марк? – спросил Джо.

В трубке воцарилось молчание, потом журналист спросил:

– Как ты меня нашел?

– Это было непросто, – признался Джо. – На телестудии мне никак не хотели давать твой новый сотовый номер. Говорят, ты поменял его два дня назад. Зачем, Марк?

– Мне стало поступать слишком много посторонних звонков. Многим популярным журналистам и телеведущим часто приходится менять номера телефонов и даже переезжать.

– Да, я знаю, что ты взял двухнедельный творческий отпуск.

– Я устал. Мне было необходимо отдохнуть, вот почему я отправился во Флориду, чтобы немного пожариться на солнышке.

– А мне кажется, ты знал, что я буду разыскивать тебя, и предпочел скрыться.

– Откровенно говоря, Джо, я вряд ли поступил бы подобным образом только для того, чтобы скрыться от тебя.

– А вот я почему-то уверен, что именно таковы были твои истинные мотивы, но сейчас речь не о тебе. Меня интересует другое… Где Ева, Марк?

– Откуда мне знать?

– У Евы не было и не могло быть адреса спецпансионата службы охраны детства. Мне самому понадобилось не менее четверти часа, чтобы вытрясти эту информацию из Эйсли, а Еве она не открыла бы этой тайны вообще никогда. Остаешься ты, Марк…

– Ты действительно считаешь, что Эйсли сказала бы мне, где находится спецпансионат?

– Я считаю, что ты и так это знаешь. Тебе вообще многое известно.

– Но ведь это только твое предположение, не так ли?

– Нет, это не предположение. Так где же все-таки Ева, Марк?

– Я вложил в этот проект довольно много сил и времени, Джо. Ева обещала мне эксклюзивную информацию, но она не хотела, чтобы я сообщал кому-либо о ее местонахождении.

– Я все равно найду ее, Марк, ты же знаешь.

– Не сомневаюсь, но только я тебе тут не помощник.

– Я найду ее или найду тебя… В твоих интересах, чтобы я нашел ее.

– Это что, угроза?

– Понимай как знаешь. Так где же она?

– Она отправилась туда, куда хотел Дон.

– А именно?

– Вот и узнай, если ты такой умный, – вкрадчиво сказал Марк. – Я не люблю, когда мне угрожают, Куинн.

Он повесил трубку, и Джо, откинувшись на спинку кресла, облился холодным потом.

Она отправилась туда, куда хотел Дон.

Он быстро перебрал в уме все свои возможности узнать, где может быть сейчас Ева. Таковых оказалось совсем немного. А узнать это быстро существовала только одна возможность.

Черт с ним, решил Джо. Главное – найти ее…

И он снова набрал номер Марка Грунарда.

* * *

Во дворе завыл Монти, и Сара резко села на кровати. Монти никогда не выл. Никогда…

Она включила ночник, спустила ноги на пол и нашарила в тумбочке «кольт» сорок пятого калибра. Монти взвыл еще раз – и вдруг замолчал. О господи!..

В считанные секунды Сара оделась и выбежала на крыльцо.

– Монти! – крикнула она в темноту.

Никакого ответа.

Сара вернулась в дом, включила в гостиной свет и снова вышла на крыльцо.

– Монти! Ко мне!!!

В ответ снова ни звука, ни шороха.

– Монти! – Сара повернулась к вольерам и вдруг заметила возле одной из клеток что-то темное. Держа пистолет наготове, она сбежала с крыльца и бросилась туда.

В пыли возле дверцы вольера валялся сырой бифштекс со следами зубов.

Сара никогда не давала Монти сырого мяса.

Нет!!!

Она бросилась в темноту.

– Монти!

Сара чуть не упала, споткнувшись обо что-то мягкое и мохнатое.

О боже, прошу тебя, нет!!!

* * *

Протяжный автомобильный гудок, доносившийся от ворот особняка, заставил Еву вздрогнуть. Кто-то налегал на сигнал, не отпуская кнопки, и она недовольно завозилась в кресле.

Какого черта?!

На столе зазвонил телефон.

– У ворот посетитель, мисс Дункан, – сказал Герб Букер. – Пожалуйста, оставайтесь в доме, пока мы проверим.

– Наверное, какой-нибудь пьяница… – предположила Ева, досадуя. – Не могу поверить, чтобы это был какой-нибудь злоумышленник, ведь он наверняка перебудил всю округу.

– Пожалуйста, оставайтесь в доме, – повторил Герб Букер.

– Но этот идиот разбудит Джейн! – раздраженно сказала Ева и, встав из-за компьютера, быстро вышла из библиотеки.

Когда Ева приблизилась к воротам, Хуан Лопес был уже там. Автомобильный гудок продолжал звучать и затих только тогда, когда Сара Патрик, сидевшая за рулем своего джипа, узнала Еву.

– Впустите меня! – крикнула она, высунувшись из окошка.

– Откройте ворота, Хуан, – попросила Ева.

Охранник нажал кнопку пульта дистанционного управления, и тяжелые створки начали медленно раздвигаться.

Сара проехала мимо Евы и остановилась только перед крыльцом коттеджа.

– Все в порядке, – сказала Ева охраннику и, повернувшись, пошла к дому.

Когда она приблизилась к крыльцу, Сара как раз выбиралась из машины. Еве хватило одного взгляда на ее лицо, чтобы понять: что-то случилось.

– Что-нибудь не так? – спросила она с тревогой.

– Все не так, – резко ответила Сара. – Этот твой Дон… Грязный подонок, мерзавец! Я убью его голыми руками!

– Дон?!

– Кто же еще? Никому другому и в голову бы не пришло…

Ева внезапно почувствовала, как ее охватывает холодный липкий страх.

– Сара, что с Монти?

– Мерзавец, негодяй, животное!

– Сара!..

– Он пытался отравить Монти. – По лицу Сары потекли слезы. – Он хотел убить его!

– Убить?

– Да. Он напугал меня чуть не до смерти. Я думала, что…

– Что же все-таки произошло?

– Он бросил возле одного из вольеров отравленный кусок мяса. Он хотел…

– Ты уверена? – В волнении Ева, так же как и Сара, незаметно для себя перешла на «ты».

– Да. Ты представляешь, какой гад? К счастью, на мясо первым набрел койот. Он был мертв, когда я наткнулась на него.

– Слава богу, что Монти не съел его!

– По правде говоря, я не думаю, чтобы он на него польстился. Монти приучен не поднимать ничего с земли и не брать ничего у чужих, но… Кроме того, я звала его, а он не отзывался… – Сердитым жестом она отерла щеки. – Черт!..

Ева поднялась на крыльцо и кивнула:

– Я тебя понимаю. Проходи…

– Подожди минуточку, я только выпущу Монти.

Ева машинально посмотрела в сторону джипа, но не увидела пса в кабине.

– А где он?

– На полу.

– Что с ним? Может, он все-таки откусил кусочек?

– Нет-нет, с ним все в порядке… – Сара отворила заднюю дверцу джипа, опустилась на колени и сказала необычайно мягким и ласковым голосом:

– Ну-ну, малыш, вылезай. Пора.

Монти заскулил.

– Я знаю, знаю, малыш. Но нам надо выйти из джипа и войти в дом. – Она пристегнула псу поводок. – Ну, давай же, Монти. Вперед!

Пес наконец выбрался из машины. Двигался он неуверенно, припадая к земле и пряча хвост между задними ногами.

– Ты уверена, что он не отравился? – с сомнением спросила Ева.

– Уверена.

– Тогда почему он… какой-то не такой?

– А как ты думаешь? Он… скорбит. Мне потребовался почти час, прежде чем я сумела оттащить его от дохлого койота.

Когда Монти нашел его, он, должно быть, был еще жив… Дело в том, что Монти не выносит вида смерти. – Она пожала плечами. – Как и большинство из нас…

– Ты хочешь сказать, что у твоей собаки есть… психологические проблемы? – недоверчиво переспросила Ева.

– А что в этом странного? – Сара бросила на нее сердитый взгляд.

– Ничего, конечно. Абсолютно ничего… – Ева смущенно отвела глаза и стала смотреть на Монти. По его виду можно было сразу понять, что что-то не так. Прижатые уши, поджатый хвост, словно человеческий, скорбный взгляд больших темных глаз.

– Чем ему можно помочь? – спросила она.

– Ничем, насколько я знаю. Впрочем, через какое-то время он придет в себя. – Сара почти втащила Монти в прихожую. – Можно я отведу его в комнату Джейн?

– Но она спит.

– Он ее не разбудит.

– Не представляю, какую пользу это может принести…

– Монти только что повстречался со смертью, а Джейн… Нет ничего более живого, чем ребенок. Дети – противоположность смерти, и я уверена, что рядом с Джейн Монти будет легче.

– Джейн спит наверху. Первая дверь направо.

– Спасибо.

Ева показала Саре лестницу на второй этаж, а сама отправилась на кухню, чтобы сварить себе и гостье кофе.

Кофе был почти готов, когда Сара спустилась на кухню.

– Ну как? – спросила Ева.

– Извини, я все-таки ее разбудила.

– Я думаю, она скоро уснет снова.

– Несомненно, но… – Сара заколебалась. – Монти забрался к ней в постель. Не беспокойся, он чистый. Я вымыла его, когда вернулась домой.

– Тебе с сахаром или со сливками?

– Спасибо, я пью только черный кофе.

Ева протянула ей чашку.

– Ну, не надо волноваться, – сказала она. – Все в порядке.

– Нет, не в порядке. Мы с Монти не любим зависеть от других людей.

– Мне кажется, Монти будет возражать не так сильно, как ты.

– Ты права. – Сара состроила легкую гримасу. – Наверное, он приспособлен к жизни лучше, чем я.

– Но почему ты приехала сюда, Сара? Наверное, не потому, что Монти нужно было прийти в себя.

Губы Сары сжались;

– Я была очень сердита и хотела убить этого негодяя. До сих пор хочу…

– Ты уверена, что это был именно Дон?

– Кто же еще? У меня нет соседей, которых Монти мог бы раздражать. Кроме того, никто никогда не пытался убить его, пока мы не начали разыскивать Дебби Джордан. Очевидно, кто-то хочет помешать тебе найти ее.

Ева покачала головой.

– Не помешать. Дон не хочет, чтобы это произошло слишком быстро. Монти пострадал только потому, что Дон не знал, что ты больше не будешь мне помогать.

Сара крепче сжала в руке чашку.

– Это его не извиняет. Будь моя воля, я бы уже сегодня повесила его за яйца. Но, поскольку не все зависит от меня, с этим придется немного повременить… Ева внимательно посмотрела на нее.

– Я думала, что наша совместная работа закончена.

– Не говори глупости, – возразила Сара сердито. – Этот мерзавец пытался отравить мою собаку. Он может попытаться сделать это снова, и единственный способ надежно защитить Монти – это поймать Дона как можно скорее. – Она сделала большой глоток кофе и поставила чашку на стол. – А сейчас нам пора спать. Я хотела бы начать как можно раньше, а это означает, что на сон нам осталось всего полтора-два часа.

– Нам?

– Я останусь у тебя, – без обиняков объяснила Сара. – Так будет безопаснее для Монти. Если у тебя есть свободная комната, я с удовольствием ею воспользуюсь, если же нет – я возьму из джипа спальник и лягу в гостиной. В этом смысле я неприхотлива.

– Можешь лечь в спальне напротив моей, – предложила Ева.

– Спасибо. А сейчас иди и ложись. Мне надо еще забрать из джипа кое-какие вещи. Не беспокойся, я не забуду запереть входную дверь.

С этими словами она вышла из кухни, и Ева, проводив ее взглядом, только покачала головой. С такой властной женщиной, как Сара Патрик, было трудно не считаться. Потом она погасила свет и стала подниматься по лестнице на второй этаж. Остановившись перед спальней Джейн, Ева заглянула внутрь, чтобы удостовериться, что девочка снова заснула. Она действительно спала, обхватив рукой Монти, который вытянулся рядом. Услышав звук открывающейся двери, пес слегка повернул голову и посмотрел на Еву одним глазом.

Что ж, подумала Ева, в конце концов все получилось так, как она хотела – Сара будет помогать ей и дальше. Что касалось ее решения переселиться, то Ева нисколько против него не возражала. Во-первых, она была рада за Джейн и за пса, которому общение с девочкой могло пойти только на пользу. Во-вторых, присутствие в доме второго взрослого человека и собаки служило дополнительной гарантией безопасности, что было немаловажно. Вчерашний звонок Дона ясно показал, что ему надоело находиться в тени и выжидать, хотя в разговоре он утверждал прямо противоположное.

Закрывая дверь спальни, Ева слегка вздрогнула. Да, хорошо, что Сара и Монти решили приехать. С ними ей будет не так одиноко…

– Ты еще не легла? – Это была Сара, которая поднялась на второй этаж с двумя объемистыми сумками в руках. – А ну-ка, марш спать…

– Иди к черту, Сара.

– Извини. – Сара остановилась перед дверью своей спальни и поставила сумки на ковер. – Боюсь, я слишком привыкла командовать. И собаками и вообще… Кажется, это называется «самой распоряжаться своей жизнью». Увы, сейчас я чувствую себя беспомощной, как только что родившийся щенок. Впредь я постараюсь сдерживаться.

– Постарайся. – Ева слабо улыбнулась.

Все будет в порядке, подумала она про себя. Они поладят. В конце концов, у нее и Сары теперь есть общая цель.

И внезапно она осознала, что Дон совершил ошибку. Если бы он оставил все как есть, Сара перестала бы ей помогать, и поиски тела Дебби Джордан затянулись бы на неопределенный срок. Но теперь все изменилось. Теперь у Евы появился союзник. Даже два союзника…

Может быть, это будет не единственной ошибкой Дона?!

* * *

– Ничего? – разочарованно спросила Ева.

– Ничего. – Сара отрицательно покачала головой. – Никаких признаков. – Она жестом приказала Монти вернуться в машину. – Сначала он решил, что под тем поваленным деревом что-то есть, но потом передумал.

– Может быть, все-таки стоит проверить? Монти наверняка устал не меньше нашего и мог ошибиться.

– Монти не делает ошибок. Когда он натыкается на труп, он знает, что это труп.

– Но ведь он работает уже третий день подряд! Третий день ему приходится нюхать, и…

– Дебби Джордан здесь нет! – отрезала Сара, слегка повысив голос. Впрочем, она тут же спохватилась. – Извини, – добавила она после небольшой паузы. – Я действительно очень устала. Для всех нас этот день был слишком длинным.

И не только этот, подумала Ева устало. Вот уже три дня они вставали с рассветом и работали до полуночи, но ничего не достигли, и Сара имела полное право досадовать и раздражаться. Впрочем, Еве было ничуть не легче, хотя она в основном сидела в машине и ждала, пока Сара, Монти и Джейн осматривали пустырь за пустырем, площадку за площадкой.

Сара молчала почти до самого дома. Только когда до коттеджа оставалось два-три квартала, она спросила:

– Сколько еще площадок осталось?

– Три.

– Это немного. Может быть, Дон солгал тебе?

– Не исключено. Но если мы идем по ложному следу, почему он пытался убить Монти?

– Чтобы сделать свой сценарий более правдоподобным.

Ева пожала плечами.

– Кто знает? Возможно, ему действительно нравится смотреть, как я копаюсь на пустом месте.

– Но ты в это не веришь?

– По правде говоря, не очень, хотя с Доном ни в чем нельзя быть уверенной до конца. И все-таки мне кажется, что он не солгал. Ему нравится рисковать, нравится будить во мне надежду и вести меня сквозь разочарования и открытия. И если я найду Дебби Джордан, для него это тоже будет достаточно сильным переживанием. Во всяком случае, мне так кажется, – заключила она.

– Ты говоришь так, словно хорошо его знаешь, – заметила Сара, и Ева неожиданно задумалась. Иногда у нее действительно появлялось такое ощущение, что она давно знакома с Доном, что он постоянно находится рядом и что стоит ей оглянуться достаточно быстро, и она увидит, узнает его. Или хотя бы увидит его тень.

Неужели ты не чувствовала, что я рядом, что я стою за твоей спиной, заглядываю тебе через плечо?

Она встрепенулась, стряхивая с себя наваждение. Все это ей только кажется. Во всяком случае, с той ночи, когда он звонил в последний раз, Хуан и Герб были особенно бдительны и оба в один голос утверждали, что за ней никто не следит.

И она склонна была им верить, хотя Хуан и Герб были просто людьми и могли ошибаться.

Кто же в таком случае Дон?

Может быть, он бог?

Нет. Он тоже совершал ошибки.

Тогда кто же он? Призрак?

Но призрак невозможно поймать, взять за горло и душить, душить, душить, пока он не перестанет дергаться, а Еву это не устраивало. Значит, решила она, Дон – просто человек. Обычный мерзкий человечишка, возможно, с больной психикой. А раз так, значит, в конце концов возмездие его настигнет.

– Завтра мы найдем ее, – уверенно сказала она, сворачивая на улицу, ведущую к воротам особняка. – Дон не лгал. Я знаю, что он…

– Эй, осторожнее!

Ева машинально нажала на тормоза и только потом увидела мужчину, который неожиданно бросился наперерез машине.

– О господи!..

Рядом взвизгнули тормоза. Остановив свою машину, Хуан Лопес выскочил на дорогу и бросился на нападавшего, на бегу вытаскивая из подмышечной кобуры револьвер.

– Нет! – вскрикнула Ева.

Что произошло потом, она не видела. Взметнулось небольшое облако пыли, и… Хуан Лопес оказался на асфальте.

– Боже, он убьет его!

Не отдавая отчета в своих действиях, Ева выпрыгнула из автомобиля.

– Ева! Ты с ума сошла! – крикнула ей Сара, но Ева не обратила на нее внимания.

– Прекрати, слышишь? Отпусти! Ты его поранишь!

– У меня сейчас как раз самое подходящее настроение, чтобы кого-нибудь поранить! – Джо выпустил Лопеса и выпрямился. – И потом он первый на меня напал!

– Он хотел защитить меня!

– Он не может защитить даже себя. – Джо посмотрел на Лопеса, который сидел на асфальте, осторожно потирая шею, – Логан зря тратит свои деньги.

Ворота усадьбы отворились, и на улицу выбежал Герб Букер с автоматической винтовкой в руках. Увидев нового врага, Джо мгновенно развернулся в его сторону, и Ева поспешила схватить детектива за плечо.

– Нет-нет, все в порядке! – воскликнула она. – Не стреляй, Герб, это мой друг. Джо, опомнись!

Второй охранник опустил оружие.

– Все в порядке, вот как? – Он с сомнением посмотрел на своего напарника, который пытался встать.

– Джо из полиции.

– С каких это пор полицейских стали так готовить? – проворчал Герб Букер.

– Раньше Джо служил в «Морских львах». – Ева повернулась к нему. – Иди в дом, Рэмбо несчастный! – сказала она холодно.

– Ты действительно меня приглашаешь? – Джо сардонически улыбнулся.

– Заткнись! – огрызнулась Ева. – Я очень зла на тебя. Вовсе незачем было калечить Хуана. Он не виноват, что у него не такая подготовка, как у тебя.

– Нечего было бросаться на меня с пистолетом.

– Но ты едва не убил его.

Джо пожал плечами.

– Я тоже был зол.

– Тебя никто сюда не звал. – Ева вернулась в машину и снова села за руль.

– О, это мне известно. – Джо засунул руки в карманы и зашагал к дому.

– Кто это? – спросила Сара у Евы. – Герб, похоже, прав – этот тип не похож на полицейского.

– Это Джо Куинн, – вздохнула Ева. – Мой старый друг.

– Ты уверена? По-моему, он настроен не очень-то дружелюбно.

– Я его рассердила. – Ева сжала губы. – Но он рассердил меня куда сильнее!

– Я его помню, – подала голос Джейн. – Он был в доме Фэй. И сбил меня с ног.

– Ты первая бросилась на него с бейсбольной битой, – парировала Ева.

– Вот, ты его уже защищаешь, – заметила Сара.

– Это просто привычка, – вздохнула Ева, останавливая машину возле крыльца и выбираясь наружу. – А сейчас, – добавила она не терпящим возражений голосом, – вы все отправитесь ужинать и спать. С Джо я разберусь сама.

– На это может потребоваться много времени, но мы с Монти слишком устали, чтобы помогать тебе, – заявила Сара, зевая. – Но, может быть, если попросить Монти укусить этого «морского льва»…

– Думаю, бейсбольная бита подействовала бы куда лучше. – Ева усмехнулась.

– А можно Монти снова будет спать со мной, Сара? – вмешалась Джейн.

– Не сегодня. И вообще я боюсь, что он разбалуется. – Сара кивнула Джо, который терпеливо ждал их на крыльце. – Постарайтесь не грубить Еве, мистер Куинн, иначе мне придется натравить на вас собаку.

Она втолкнула Джейн и Монти в прихожую и вошла следом.

– Это еще кто? – недовольно спросил Джо, когда они остались одни.

– Сара Патрик. А Монти – ее пес. Странно, что ты ничего о ней не знаешь, хотя ухитрился как-то разыскать меня. Разве Логан ничего тебе не сказал?

– Ты, наверное, шутишь. – Ева вошла в дом, и Джо последовал за ней. – Логан сообщил мне только необходимый минимум сведений: что ты в безопасности, что тебя охраняют двое его людей и что мне лучше всего пойти и утопиться в ближайшем водоеме.

– Тогда как ты меня нашел?

– Марк сказал мне, что ты собиралась отправиться в Финикс и что, по его наблюдениям, у тебя в колоде появился крупный козырь. Козырь – это, конечно, Логан, – я понял это практически сразу и навел справки. Мне сообщили, что твой дружок-магнат уехал из Монтерея и остановился в Финиксе в отеле «Кэмелбек». Мне также удалось установить, что на балансе его фирмы висит этот очаровательный домик, в котором Логан живет, когда приезжает в Аризону. Но на сей раз он почему-то предпочел гостиницу… Все остальное было очевидно, не так ли?

– Вы чертовски догадливы, мистер Шерлок Холмс.

– На твоем месте я бы попридержал язык, – грубо сказал Джо. – Ты не представляешь, что я пережил, пока пытался разыскать тебя. Я понятия не имел, где ты можешь быть, и боялся, что Дон доберется до тебя раньше. Я не знал, насколько я контролирую ситуацию и контролирую ли вообще…

– Судя по тому, что ты чуть не задушил бедного Хуана, не только не контролируешь ситуацию, но и не владеешь собой, – холодно сказала Ева.

– А тебя это огорчает? – Джо ухмыльнулся. – Что ж, я не хотел тебя расстроить. Впрочем, ты никогда не любила жестокости – в твоей жизни ее было с избытком. Я всегда старался сдерживаться, но теперь с меня хватит. Принимай меня таким, какой я есть, Ева. Или не принимай вообще! – Он неожиданно громко хмыкнул и оглядел прихожую. – А здесь уютненько, – сказал он совсем другим голосом. – Похоже, Логан ничуточки к тебе не остыл.

– Он мне очень помог.

– Позволено ли мне будет узнать, чем именно? Тем, что вытащил тебя из Атланты на своем личном самолете? Или тем, что оставил в дураках твоего старого друга? А может, он вел с тобой задушевные разговоры, держал за ручку и все такое прочее?

– Я не знаю, что ты имеешь в виду под прочим, – парировала Ева, – но мы действительно разговаривали. Что касается самолета, то ты прав. Кстати, именно Логан уговорил Сару помочь мне, потому что сначала она… не хотела вмешиваться. Не могла же я после этого послать его к черту! И вообще, Джо, почему я должна перед тобой оправдываться? – спохватилась она. – Это не твое дело!

– Я хочу знать только одно, Ева… Дон звонил тебе?

– Да.

Джо вполголоса выругался.

– Как он это делает? Похоже, он не теряет тебя из вида больше чем на несколько часов!

– У него большой опыт, поэтому он наверняка знает тысячи уловок. Игра не приносила бы ему никакого удовольствия, если бы в некотором смысле он не мог постоянно заглядывать мне через плечо…

Она прошла в гостиную и включила там свет.

– Я устала, Джо, – негромко добавила Ева, поворачиваясь к нему. – Скажи мне то, что хотел сказать, и я пойду. Завтра рано утром мы снова начнем поиски, и мне надо быть в форме.

– Сказать тебе, что я хотел? И только-то?

– Да, и только-то… – Она в отчаянии воздела руки. – Господи, Джо, неужели ты хочешь, чтобы я извинялась перед тобой за то, что пыталась спасти тебя от увольнения или, может быть, даже от тюрьмы? Но ведь это глупо! Я делала то, что считала нужным, и мои дела не должны тебя касаться.

– Не должны касаться? – Джо фыркнул. – Твои дела и заботы стали моими в тот день, когда мы впервые встретились. И они останутся моими до тех пор, пока… – Он замотал головой. – Но ты не видишь этого, не хочешь видеть. Ты постоянно отталкиваешь меня, словно я тебе чужой. Сколько, как ты думаешь, я могу терпеть? Сколько еще я должен… – Он неожиданно шагнул вперед и схватил ее за плечи. – Посмотри на меня, Ева Дункан! Посмотри на меня и прозрей! Ты должна увидеть меня таким, каков я есть на самом деле, а не таким, каким ты желаешь меня видеть!

Ева подняла голову и наткнулась на взгляд Джо. Таких глаз она еще никогда у него не видела, и отчего-то ей вдруг стало трудно дышать.

– Ну же!.. – Его голос буквально звенел от напряжения.

– Отпусти меня… – Она сказала это так тихо, что сама не услышала собственного голоса. Тем не менее руки Джо на ее плечах неожиданно разжались.

– Я не дурак, – глухо сказал Джо. – Даже сейчас, после стольких лет я не буду тебя торопить, но… ты связала меня по рукам и ногам. Я не могу и не хочу жалеть тебя.

– Жалеть? Я никогда не требовала от тебя ни жалости, ни утешения.

– Не требовала? Но, скажи на милость, как я мог не жалеть тебя? Я ложился и вставал с мыслью о тебе. Жалеть тебя – это было единственное, что я мог, кроме этого, у меня не было буквально ничего! Сколько раз я говорил себе, что так больше продолжаться не может, Но стоило мне только увидеть в твоих глазах боль, как я снова попадался. – Джо посмотрел ей прямо в глаза. – Но теперь все. Никакой жалости, Ева! С меня довольно!

– Я иду спать, – устало сказала она. – Поговорим завтра, хорошо?

– Это не обязательно. – Он покачал головой. – В этом нет необходимости, я тебе уже все сказал. – Джо посмотрел на стоявший в углу диван. – Я лягу здесь, если ты не возражаешь.

– Вообще-то в доме есть еще одна свободная спальня.

– Покажешь мне ее завтра, сегодня сойдет и так. А теперь беги, спасайся. Ведь ты же хочешь убежать, верно?

Она действительно хотела убежать от него. Убежать, чтобы остаться одной и попытаться успокоиться. И ведь Джо наверняка знал, что она сейчас чувствует. Он изучил ее слишком хорошо и теперь пользовался этим.

– До завтра, – сказала она.

– До завтра. – Джо слабо улыбнулся. – Ничего, со временем все образуется. Главное, не думай о том, что я тебе сказал. Ты должна некоторое время прожить с этим, и тогда… Только не забудь, что сегодняшний я – это тот же человек, которого ты знала последние десять лет.

Ева вздрогнула. Джо как будто прочел ее мысли. Человек, который стоял перед ней, смотрел на нее, прикасался к ней, был очень похож на Джо, которого она давно знала, и вместе с тем он был незнакомым, новым. У него был другой голос. Другой взгляд. Даже прикасался к ней он не так, как когда-то. Ева очень хорошо помнила его прежние прикосновения, когда долгими, мучительно долгими ночами он держал ее в объятиях, стараясь успокоить, утешить, умерить ее боль и одиночество, но сейчас в том, как он схватил ее, появилось что-то другое. Огонь. Желание. Необузданная страсть.

– Спокойной ночи… – в смятении пробормотала она и выбежала из комнаты.

– Это просто безумие… – шептала Ева, раздеваясь в своей комнате. – Будь ты проклят, Джо! Зачем ты выдумал все это?

Но в глубине души она знала, что это не выдумка. С ней самой происходило что-то непонятное. Груди ее налились горячей тяжестью, низ живота будто свело судорогой.

О боже, только не это!.. Еве никак не хотелось признать, что она способна испытывать в отношении Джо это чисто животное желание. Быть может, дело было в том, что оно никак не желало втискиваться в то тесное пространство, которое было отведено Джо в ее жизни.

«Которое было отведено Джо в ее жизни…» Откуда взялась эта мысль? И соответствовала ли она действительности? Быть может, не в силах расстаться с Джо, Ева и в самом деле отвела ему в своем сердце уголок, откуда она могла извлекать его в минуты, когда ей необходимо было утешение? Это объяснение походило на правду, но неприкрытый эгоизм подобного поведения был Еве неприятен. Она всегда была лучшего мнения о себе.

Ева вспомнила ночь, проведенную в Эллидже накануне бегства из Атланты. Именно тогда она впервые осознала, что ее и Джо связывает нечто большее, чем просто дружба, какой бы она ни была. Это было что-то другое, что она пока не могла или не решалась назвать.

Но, может быть, она ошибалась, придавая словам Джо совсем не тот смысл, какой он в них вкладывал? Может быть, до завтра он успокоится и все снова придет в норму?.. Такой вариант Ева тоже не исключала, однако он нравился ей куда меньше. И виноват в этом был Джо, вернее – его прикосновение, которое было таким волнующим, таким новым. За те краткие секунды, пока он держал ее за плечи, Джо изменился самым удивительным образом, и Ева не была уверена, что сможет смотреть на него прежними глазами. Теперь Джо словно обрел физическую телесность, которую Ева находила весьма привлекательной. Широкие плечи, узкие бедра, сильные ноги, скульптурный подбородок, твердый, крупный рот…

О, как же ей хотелось протянуть руку и коснуться этих решительно сжатых губ, заставить их раздвинуться в улыбке!..

«Прекрати!» – мысленно приказала себе Ева, чувствуя, что если она и дальше будет предаваться мечтам, то ни к чему хорошему это не приведет. Наоборот, ей необходимо было вернуть себе душевное равновесие и попытаться объяснить Джо, насколько опасно для них обоих полагаться на чувства, а не на разум. Нужно быть спокойной и логичной.

Но Ева не могла быть спокойной и логичной. Внутри ее бушевал настоящий пожар, который с каждой минутой разгорался все жарче.

Будь ты проклят, Джо Куинн!

* * *

Когда на следующее утро Ева спустилась в гостиную, Джо уже ждал ее. Он был одет в джинсы и футболку, а его тщательно причесанные волосы были еще влажны после душа.

– Кофе готов, соня, – сказал он вместо приветствия. – Сара, Монти и Джейн уже завтракают. – Джо улыбнулся. – Ты плохо спала?

– Я спала очень хорошо.

– А ты еще и врунишка… – Он повернулся, чтобы пойти на кухню, откуда доносился звон чашек. – Сара рассказала мне, как идут ваши дела, так что я в курсе. Немногого же вы добились за эти дни.

Это снова был тот самый Джо Куинн, которого она знала, и Ева вздохнула с облегчением. Если он и дальше будет вести себя так, ей будет легче забыть вчерашний разговор. Вот только хотела ли она этого?

Но она предпочла об этом не думать.

– Я уверена, что сегодня мы найдем тело Дебби Джордан, – сказала она.

– Если только Дон не солгал, – откликнулся Джо. – Впрочем, даже если Монти найдет труп, это вовсе не значит, что там будут какие-то важные улики. В Талладеге было двенадцать могил, но Спайро говорит, что никаких следов экспертиза не обнаружила. Если там что-то и было, время уничтожило все.

– Но Дебби была убита всего месяц назад! – возразила Ева.

– Кто знает! – Джо пожал плечами. – Кстати, в переулке возле Лютер-стрит тоже нет никаких следов. Кровь, как мы и предполагали с самого начала, принадлежит охраннику из спецпансионата.

– А как насчет трупов из Сан-Люса?

– Спайро отправил туда Чарли, который будет помогать местной полиции. Но никаких новостей пока нет.

– Это не значит, что их не будет. Должно же нам когда-нибудь повезти!

– Дон не стал бы рассказывать тебе о Дебби Джордан, если бы существовала хоть малейшая возможность, что вместе с трупом мы обнаружим какие-то улики против него, – перебил Джо.

Ева покачала головой.

– Я в этом не уверена. Ему надоело чувствовать себя в безопасности. Дону необходимо… Я не знаю, что именно ему необходимо, но я являюсь частью этого. Кроме того, с тех пор, как я приехала в Финикс, Дон сделал по крайней мере одну ошибку…

– Ты имеешь в виду его попытку отравить Монти?

– Да, – кивнула Ева. – И если он сделал одну ошибку, он может совершить и еще одну.

– Но что будет, если эта ошибка окажется первой и последней?

– Вряд ли эта ошибка первая и уж наверняка не последняя, – уверенно заявила Ева. – Я верю, что есть способ поймать его, ведь не может же Дон убивать и убивать без конца. Я не могу этого допустить, я не могу прятаться от него до конца своих дней. И уж меньше всего я расположена позволить ему дразнить меня и водить за нос… – Она помрачнела. – Я не в силах выносить это, Джо! Ведь он буквально питается моими эмоциями! Джо вздохнул.

– Возможно, ты права и Дебби Джордан окажется тем ключом, который мы так долго искали. А теперь иди и поешь. Нам пора выезжать.

– Нам?.. Ты поедешь с нами?

– Почему бы и нет? Ведь ты позволяешь Джейн…

– Джейн должна постоянно быть со мной.

Джо хмыкнул и взялся за ручку кухонной двери, но Ева остановила его.

– Я не хочу, чтобы ты ехал с нами, Джо, – твердо сказала она.

– Я поеду – и точка. Тебе больше не удастся от меня избавиться.

– Неужели ты не понимаешь! – негромко воскликнула она. – Я должна быть предельно осторожна! Каждый раз, когда во время поисков к нам подходили люди и спрашивали, чем мы занимаемся, я пряталась в машине, предоставляя Саре отдуваться… Каждый день, каждый час существует опасность, что нами заинтересуется полиция, и тогда меня схватят. А если ты окажешься рядом…

Джо ухмыльнулся.

– Если я увижу, что к нам направляется полиция; я сам быстренько тебя арестую, и все будет шито-крыто. Разве я не сказал, что мне удалось убедить нашу леди Максвелл в том, будто идея послать меня в Финикс в качестве координатора между полицейскими департаментами двух штатов принадлежит ей? Так что я вряд ли пострадаю, если тебя это заботит. К тому же ты позволила Логану тебе помогать. Так что дай и мне шанс.

– Его помощь мне тоже была не нужна.

– Вероятно… – Он смерил ее еще одним долгим взглядом. – Знаешь, когда ты бросила меня и обратилась за помощью к Логану, мне ужасно хотелось тебя придушить. Но сейчас мне кажется, что это обнадеживающий признак. Подумай об этом.

Но Еве вовсе не хотелось раздумывать о его словах. Ощущение, которое посетило ее ночью, неожиданно вернулось к ней снова, и Ева почувствовала, как у нее сперло дыхание в груди и быстрее побежала по жилам кровь.

Проклятье! Она не хотела этого, не хотела! Джо был ее лучшим другом, он был ей почти как брат.

– Все не так! – произнесла она неожиданно севшим голосом. – Все совершенно не так…

Но Джо только рассмеялся и толкнул дверь в кухню.

* * *

– Спокойнее, малыш, не спеши! – Сара слегка натянула поводок и даже намотала его на руку. С тех самых пор, как они приехали на лужайку позади школы «Морнинг лайт», Монти очень нервничал и пребывал в явном напряжении, хотя Сара и не могла сказать наверняка, говорит ли в нем инстинкт или всего лишь нетерпение.

Впрочем, в предыдущие дни он вел себя совершенно нормально, чего нельзя было сказать о самой Саре, чьи усталость и нетерпение нарастали не по дням, а по часам.

Время понемногу двигалось к шести вечера. Зимнее небо начинало темнеть, и голые деревья за школой отбрасывали на лужайку длинные фантастические тени.

– Долго вам еще? – крикнул от машины Джо.

– Еще минут пятнадцать. – Сара ненадолго остановилась, чтобы дать себе и Монти возможность перевести дух, и оглянулась на Еву и Джо. Они казались ей старыми друзьями – настолько старыми и близкими, что один часто заканчивал мысль, которую начал другой, однако от Сары не укрылась и какая-то подспудная напряженность, существовавшая между ними. Впрочем, в анализ этой напряженности Саре вдаваться не хотелось. Люди были чересчур сложными и противоречивыми существами, во всяком случае, по сравнению с собаками, хотя и эти последние частенько ставили ее в тупик.

– Мы уже заканчиваем? – спросила Джейн.

– Да. – Сара устало вздохнула и снова послала Монти в поиск легким движением поводка. – Если хочешь, можешь вернуться к машине и сделать нам по сандвичу.

Джейн покачала головой.

– Нет, я не хочу уходить сейчас. – Она улыбнулась. – Сегодня Монти торопится. Как думаешь, почему?

– Спроси что-нибудь полегче. – Сара невольно ускорила шаг, потому что Монти неожиданно сильно натянул поводок.

– Что-нибудь не так? – нахмурилась Джейн.

– Нет, все в порядке. Иди к машине – тебе за нами все равно не угнаться.

– А вот и угнаться! Я могу…

– Возвращайся к машине! – резко сказала Сара. – Сейчас ты мне мешаешь.

Девочка остановилась и, с упреком глянув на нее, повернулась и медленно пошла обратно, но Сара даже не заметила, что обидела ее. Сейчас она следила только за Монти и за тем, что он делает.

Пес побежал быстрее.

Потом метнулся вправо и снова с силой дернул поводок. По нему, как по электрическому проводу, ей передавались нетерпение и тревога Монти.

Есть!!!

Монти совершил последний рывок и принялся разрывать землю передними лапами.

– Ко мне, Монти!..

Но пес продолжал копать, а Сара не пыталась его остановить. Скоро он узнает…

Монти замер неподвижно. Оглянулся через плечо.

«Мертвая?»

– Боюсь, что да.

«Мертвая?!» – Монти попятился и заскулил. Господи, как же ему плохо!

Сара упала на колени и обняла Монти за шею.

«Девочка?»

– Нет, не думаю.

«Мертвая…»

На глазах Сары выступили слезы, и все окружающее расплылось.

– Ш-ш-ш… – Она словно баюкала большую собаку, а та все скулила и скулила.

– Что случилось? Монти поранился? – в тревоге спросила Ева, подбегая к ним.

– Ему плохо, – ответила Сара, не поднимая головы.

– Может быть, надо отвезти его к ветеринару? Я могу…

– Ветеринар тут не поможет. – Сара погладила Монти по голове. – Ну, пожалуйста, маленький, перестань плакать! Ты разобьешь мне сердце!

Ева тоже опустилась на колени рядом с собакой.

– Но что случилось? Чем ему помочь?

– Он нашел ее.

– Дебби Джордан?

– Думаю, это она, – глухо сказала Сара. – Одно ясно: Монти нашел труп. – Она встала. – Надо отвести его в машину – Монти выполнил свою работу. Идем, малыш…

И она несильно потянула за поводок, но пес не двинулся с места. Вместо этого он лег на землю и снова заскулил.

– Может быть, отнести его? – предложил Джо, подходя к ним.

– Он не хочет уходить, – не оборачиваясь, ответила Сара. – Монти знает, что человек внизу мертв, но не хочет с этим примириться. – Она откашлялась, явно стараясь, чтобы ее голос звучал не так хрипло, и произнесла следующие слова пронзительным фальцетом:

– Этот идиот никак не может примириться со смертью!

– Тогда тем более его нужно увести отсюда как можно скорее. – Джо наклонился и, подсунув руки под брюхо Монти, осторожно поднял его. – Тише, тише, дружок, я не сделаю тебе больно… – проговорил он неожиданно мягким голосом. – Идем-ка в машину, там Джейн, она тебя погладит…

– Я нужна вам? – спросила Ева.

– Останься лучше здесь, – ответила Сара. – Мы можем потерять это место, а я не хочу снова использовать Монти.

Увидев Джо с Монти на руках, Джейн выскочила из машины и бросилась к нему навстречу.

– Что с Монти?! – спросила она, запыхавшись от быстрого бега.

– С ним все в порядке, просто он никак не хотел возвращаться в машину, – ответил Джо, быстро шагая к краю поля, где стояли их автомобили. Отворив заднюю дверцу джипа, он уложил собаку на сиденье.

– Почему?

Джо не ответил. Повернувшись к Саре, он сказал:

– Я должен вернуться к Еве, чтобы пометить место. Вы тут справитесь?

– Конечно. – Сара кивнула и, забравшись в машину, положила голову Монти к себе на колени.

– У него совсем больные глаза, – встревожилась Джейн. – И вообще он весь какой-то не такой. Он заболел?

– Нет, он не заболел. Но ему больно.

– Почему? – Джейн бросила быстрый взгляд туда, где стояла Ева, и все поняла. – Монти нашел ее?

– Он нашел кого-то.

Джейн поежилась.

– Я не верила, что это случится, – сказала она дрожащим голоском. – Я знала, что мы должны искать ее, но не думала…

– Я знаю. – Сара попыталась улыбнуться. – Честно говоря, я тоже не особенно рада тому, что мы нашли Дебби Джордан.

– Потому что Монти расстроился?

– Я с самого начала знала, что ему будет очень тяжело.

– А раньше с ним такое бывало?

– Каждый раз. Когда мы вернулись из Тегусигальпы, он не выходил из дома целый месяц и потерял семь фунтов веса, а ведь он и без того не особенно толстый.

– На этот раз… тоже так будет?

– Надеюсь, что нет. – Сара погладила Монти по голове.

– Тогда вы не должны были соглашаться…

– Наверное, это судьба. Монти спас много жизней. И сегодня, когда он нашел Дебби Джордан, он, возможно, то; спас чью-то жизнь.

– А разве все собаки такие?

– Не все, конечно. Но Монти – золотистый ретривер, а порода очень отличается от других. Ретриверы очень умны, сообразительны и умеют тонко чувствовать, вот почему из них получаются превосходные проводники слепых, спасатели и даже детские няньки. Они словно заряжены любовью, а Монти, похоже, еще при рождении получил двойную дозу.

Джейн вскарабкалась на сиденье и принялась чесать Монти за ушами.

– Он все еще плачет, – сказала она через некоторое время. – Как ты думаешь, если я его приласкаю, ему станет легче?

Сара кивнула, хотя и не была уверена в этом. Единственное, что она знала точно, это то, что любовь и жизненная сила, которая исходит от каждого ребенка, действительно способны творить чудеса. Да что говорить о Монти, если ей самой становилось легче в присутствии девочки!

На несколько минут воцарилась тишина, прерываемая лишь негромким поскуливанием собаки. Потом Джейн неожиданно сказала:

– Зачем ты занимаешься этим? Ведь ты же любишь Монти… Значит, ты должна ненавидеть свою работу. Такую работу!

Сара покачала головой.

– Не все так просто. Немногие люди и немногие собаки способны делать то, что делаем мы. У каждого из нас своя роль: Монти спасает людей, а я… я должна беречь его. – Сара ласково погладила пса по голове и прошептала:

– И он никогда, никогда не скажет мне «нет»…

* * *

«Значит, здесь, под слоем дерна и земли, лежит Дебби Джордан…» Ева посмотрела на небольшой участок луга, на который указала ей Сара. Ничто, решительно ничто не указывало на то, что здесь кто-то похоронен.

– Это здесь? – спросил Джо, подходя к ней. В руках он держал несколько красных флажков на длинном деревянном древке, которые он достал из багажника машины.

– Не могу поверить, что Монти наконец нашел ее. Я уже не надеялась, ведь это последняя площадка.

– Ты – не надеялась?.. – Джо воткнул флажок в землю и, отступив на два шага, установил второй. – Насколько я тебя знаю, ты продолжаешь надеяться даже тогда, когда никакой надежды больше нет. Ты случайно не думала о том, что нам делать дальше?

– Мы не можем копать сами, – решительно ответила она. – Мы можем нечаянно уничтожить улики. Может быть, обратимся в местную полицию?

– А может, вызвать сюда Спайро с его ребятами?

– Но меня разыскивают в связи с похищением ребенка, а такие дела находятся в компетенции ФБР. – Ева вопросительно взглянула на Джо. – Я не хочу, чтобы он отобрал у меня Джейн.

– Значит, надо заключить с ним сделку, только и всего. – Джо ухмыльнулся. – Он получит тело, а за это закроет глаза на некоторые факты.

– Но мы даже не знаем, кто здесь похоронен. Вдруг это не Дебби Джордан?

– Но ты, похоже, на девяносто девять процентов уверена, что это она, не так ли?

– Да, – подтвердила Ева. – Я думаю, что это могила Дебби. Дон велел мне найти ее, но он хотел растянуть удовольствие. «Неделя минимум» – так он мне сказал, а мы управились за шесть дней. Боюсь, что для него это слишком быстро. – Она вздохнула. – Что ж, поглядим, как он на это отреагирует…

13

– Ну как там Монти? – спросил Джо, когда вечером Ева спустилась в гостиную.

– Сара очень волнуется, он даже не стал ничего есть. Хорошо, что Джейн с ним… – Она покачала головой. – Кто бы мог подумать, что собака способна чувствовать так глубоко!

– Надеюсь, любовь и ласка помогут ему, – сказал Джо серьезно. – В мире слишком мало того и другого…

Ева удивленно вскинула на него глаза. Значит, пронеслось у нее в голове, ему не все равно… Но тут же она вспомнила, как бережно Джо поднял Монти, чтобы отнести в машину. Ласка и нежность сильного мужчины казались ей особенно трогательными.

– Ты дозвонился до Спайро? – спросила она.

– Да. Он едет сюда. Он сказал, что все равно собирался в Финикс, поскольку Чарли удалось обнаружить кое-что любопытное.

– Что именно?

– Спайро не захотел сказать. Он вообще не очень охотно делится информацией, особенно со мной. Ничего, мы заставим его разговориться. В настоящее время он, очевидно, считает, что делает нам большое одолжение. Нужно только убедить его, что на самом деле наши позиции не слабее, чем него.

Зазвонил городской телефон, и Ева невольно напряглась.

– Хочешь, я отвечу? – Джо потянулся к трубке.

– Нет, я сама. Дон звонит мне только по сотовому… – Ева взяла трубку.

– Рад тебя слышать, Ева, – раздался в трубке голос Марка Грунарда. – Хотя, должен признаться, я надеялся, что ты сама позвонишь мне. Ведь ты, кажется, обещала держать меня в курсе событий.

У него был просто поразительный нюх на сенсации, теперь Ева не могла этого не признать. Но как он узнал, что они нашли Дебби Джордан?

– Как ты узнал, где я? – спросила она.

– Куинн и я заключили сделку. И я намерен проследить за тем, чтобы он выполнил свою часть договора. Он у тебя?

– Да. – Она протянула трубку Джо. – Это Марк…

– Марк едет сюда, – объявил он, закончив разговор. – Он хочет быть поблизости, если произойдет что-то интересное. – Джо повернулся и направился к двери.

– Ты куда? – спросила Ева.

– Мне лучше вернуться туда, где мы нашли могилу. Не стоит оставлять ее без присмотра.

Глаза Евы испуганно расширились.

– Ты думаешь, Дон может…

– Попытаться перезахоронить тело? Кто знает… – Джо пожал плечами. – Если он следил за тобой, то наверняка знает, что ты нашла могилу.

– Однажды он сказал, что пытаться перепрятать труп – это одна из самых опасных ошибок, какую только может совершить убийца. Вряд ли он на это пойдет. Я имела в виду, что, может, ему захочется вернуться на место преступления.

– Я не исключаю ни того, ни другого, хотя это, конечно, было бы слишком большим везением. Но в нашем положении нельзя пренебрегать ни одним даже самым ничтожным шансом.

– И как долго ты собираешься караулить могилу?

– До завтра, пока не появится Спайро. Мы договорились, что он придет прямо на площадку за школой. Так что ночевать я не вернусь, если только…

– Я пойду с тобой.

– Нет. Ты отправишься спать. – Он отворил дверь. – Это моя работа, Ева, вы с Сарой свою сделали.

– Глупо с твоей стороны отправляться туда одному, тем более что ты сам признаешь, что Дон может… – Ева оглянулась. Она разговаривала с пустотой. Джо уже вышел, а она этого даже не заметила.

* * *

На следующий день Ева встала поздно. К лужайке за школой она подъехала только в четверть одиннадцатого. Спайро был уже там. Впрочем, он опередил ее всего минут на пять.

– Привет, Ева, – поздоровался он, когда она вышла из машины. – Ты многое успела с тех пор, как мы виделись в последний раз. – Его взгляд, ненадолго задержавшись на ее лице, переместился на воткнутые в землю красные флажки. – Это и есть могила? – спросил он.

Джо кивнул.

– Совершенно точно.

– Надеюсь, эта ваша чудо-собака знает свое дело, – вздохнул Спайро. – Хорош же я буду, если окажется, что она нашла всего-навсего дохлую крысу.

– У Монти отличная подготовка, – возразила Ева. – Сара утверждает, что он в состоянии отличить труп человека от трупа животного.

– Сара? Кто это?

– Сара Патрик, хозяйка Монти.

– Ах да, припоминаю, Джо говорил мне о ней… – Спайро повернулся к детективу. – А что, если это не Дебби Джордан, а другой человек?

– Тогда, я полагаю, мы продолжим поиски.

– Ага… – глубокомысленно сказал Спайро. – Вы, значит, продолжите поиски, а я в это время должен буду делать вид, что мне неизвестно, где находятся мисс Дункан и похищенный ребенок. Не слишком ли много ты от меня хочешь? Я могу потерять работу, Джо. Кроме того, меня могут обвинить в укрывательстве или даже в пособничестве похитительнице.

– Прекрати торговаться, Спайро. Если бы ты не был готов заключить сделку, тебя бы здесь не было. Вместо этого ты прислал бы сюда группу захвата, чтобы арестовать меня и Еву.

– И почему, как тебе кажется, я этого не сделал?

– Потому что один раз мы уже дали тебе ниточку, за которую ты мог потянуть. Мы могли бы дать тебе еще одну…

Спайро немного подумал и сказал:

– Все упирается в эту Джейн Мак-Гайр. Верните ее, и тогда я сумею…

– Нет. Это не обсуждается, – твердо заявила Ева.

Спайро посмотрел на нее.

– Все можно обсудить и решить, Ева. Особенно если…

– Я не отдам Джейн, – повторила Ева. – Но я готова заплатить за это. Я дам тебе то, что ты хочешь.

– Даже не думай! – перебил Джо, но она отмахнулась от него.

– Молчи. Я знала, что до этого дойдет. – Ева посмотрела Спайро прямо в глаза. – Я обещаю, что позволю ФБР использовать меня в любом качестве, если не будет найдено другого приемлемого решения.

– Что подразумевается под «приемлемым решением»? И кто будет решать, приемлемо ли оно?

– Я.

– То есть ты намерена играть первую скрипку? Мне это не нравится…

– Но ты принимаешь мое условие, не так ли? – Ева усмехнулась. – Ведь ты же одержимый, Спайро. И Дон нужен тебе так же сильно, как и мне.

– Больше, – без колебаний сказал Спайро. – Ведь я лучше тебя знаю, что он собой представляет и на что способен. Ты ненавидишь его, но твоя ненависть носит личный характер. Что касается меня…

– Мне кажется, что твое желание поймать его носит столь же личный характер, – заметила Ева. – Но я не стану спорить. В главном ты прав: я ненавижу его за то, что он сделал лично мне. – Она немного помолчала. – Итак, по рукам?

– По рукам, – кивнул Спайро.

– А можно теперь мне сказать? – мрачно проговорил Джо. – А то вы ведете себя так, словно меня здесь вообще нет.

– Но Спайро нужен нам, Джо, – возразила ему Ева. – И это был единственный доступный способ заручиться его поддержкой.

– И все-таки я скажу… – Джо выразительно поглядел на Спайро. – Если мне покажется, что ты не делаешь все, что только можно, чтобы поймать этого мерзавца, а рассчитываешь просто использовать Еву в качестве приманки, я объявлю вашу маленькую сделку недействительной, – с расстановкой сказал он.

Но агент как будто не слышал его. Машинально кивнув, он бросил взгляд на часы, потом перевел взгляд на обозначенную флагами могилу.

– Сейчас я позвоню в управление полиции Финикса и вызову судебно-медицинскую экспертизу, – сказал он. – Это значит, что вам обоим необходимо срочно исчезнуть. Ваши имена не будут упомянуты – придется сослаться на информацию, полученную из собственных конфиденциальных источников. – Он повернулся к Еве. – Я сегодня же пришлю к тебе человека со спецаппаратурой для записи ваших с Доном разговоров. Быть может, нам даже удастся проследить, откуда он звонит, хотя вероятность этого крайне мала. Но попробовать все равно стоит. – Он шагнул к своей машине. – Ну, я звоню в полицию. Уезжайте.

– А когда мы узнаем, что вы тут нашли? – поинтересовалась Ева.

– Я сам вам позвоню, как только мы получим сколько-нибудь достоверные результаты, – пообещал Спайро и сардонически улыбнулся. – Это в моих интересах, не так ли? Ведь иначе мистеру Куинну может показаться, что я бездельничаю.

– Хорошо. – Ева посмотрела на Джо. – Ну что, едем?

– Ты поезжай, – кивнул он. – А я загляну в полицейское управление, просмотрю кое-какие досье и уточню, что там раскопал Чарли Кэтер. – Джо слегка пожал плечами. – Мне нужно чем-то заняться, иначе я начну сходить с ума.

* * *

Несмотря на свое обещание проинформировать ее как можно скорее, Спайро позвонил Еве только без четверти девять вечера.

– Это Дебби Джордан, – коротко сказал он, как только Ева взяла трубку.

– Ты уверен?

– Да. Анализ ДНК, разумеется, еще не готов, но мы смогли установить ее личность по зубоврачебной карте.

– Разве Дон не удалил ей зубы?

– Я тоже был удивлен, хотя, с другой стороны… Судя по некоторым признакам, он буквально растерзал ее. Должно быть, Дон торопился или действовал в каком-то исступлении…

– И забыл про зубы?

– Я просто говорю тебе, что мы нашли. Еще рано выдвигать какие-либо гипотезы.

– Что-нибудь еще?

– Да. У нее в правой руке была зажата тонкая свеча розового цвета.

Она осветила мне путь…

– Это что-нибудь дает?

– Можно попробовать, – с сомнением сказал Спайро. – Проблема в том, что в последнее время такие свечи стали очень популярны. Просто повальная мода на них.

– Когда у тебя будут результаты вскрытия?

– Завтра утром.

– Ну хорошо. Позвони, если узнаешь что-то важное.

– Ага, ты решила, что выжала меня досуха, и теперь выбрасываешь за ненадобностью? – Спайро сухо усмехнулся. – Хорошо, я позвоню.

И он дал отбой.

Свечи. Свет…

Она осветила мне путь, и за это я похоронил ее там, где было светло…

Что означал это странный ритуал? – задумалась Ева. Откуда он мог взяться? Что связано у Дона со светом?

И еще… Спайро сказал, что Дон действовал в спешке или в исступлении, но Еве трудно было представить его спешащим. По ее мнению, Дон был холоден и расчетлив и вывести его из себя могли только чрезвычайные обстоятельства. Но, с другой стороны, он сказал, что Дебби Джордан стала для него своего рода поворотным пунктом…

Только куда он повернул?

– Ева!

– Привет, Джейн. Как дела? Как там Монти?

– Я не знаю. – Девочка озабоченно нахмурилась. – Думаю, ему лучше. Я хотела спросить, может, приготовить тебе чего-нибудь?

Ева невольно вздрогнула. Джейн казалась спокойной, даже безразличной, что само по себе было достаточно странно, коль скоро речь шла о ее любимце, однако за этим нарочитым спокойствием угадывалось что-то еще. Что-то подозрительно похожее на отчаяние и безутешное горе.

«Почему она не с Монти?» – подумала Ева в тревоге.

– Пожалуй, от сандвича я бы не отказалась, – сказала она. – С индейкой, ладно?

– Ладно. Только ты со мной не ходи. Я сама тебе принесу. – И, повернувшись, Джейн выскользнула в коридор.

Бросившись на диван, Ева крепко зажмурилась и потерла виски. Ей нужно было обдумать чересчур многое и многое спланировать.

– Ты спишь?

Ева открыла глаза. Джейн стояла перед ней, протягивая ей поднос.

– Нет, мне нужно было дать отдохнуть глазам. Ужасно хочется спать. – Ева улыбнулась. – Прошлой ночью я заснула только под утро.

Джейн поставила поднос на журнальный столик.

– Я принесла и свой сандвич, но тебе, наверное, не до меня…

Ева слегка приподняла брови. Джейн еще никогда не признавалась в том, что ей хочется побыть с кем-то.

– Наоборот, мне было немного одиноко, и я рада, что ты… – Ева слегка подвинулась на диване. – Садись.

Джейн села, но постаралась устроиться как можно дальше от нее.

– Разве ты не будешь есть? – удивилась Ева.

– Вообще-то буду… – Джейн взяла сандвич и принялась отщипывать от него крошечные кусочки. – А ты часто чувствуешь себя одиноко? – внезапно спросила она.

– Случается.

– Но у тебя есть мама. И Джо. И мистер Логан.

– Это верно. – Ева откусила кусок. – А тебе часто бывает одиноко?

Девочка слегка приподняла подбородок.

– Конечно, нет!

– Я просто спросила, – сказала Ева мягко. – Кстати, ты что-то давно не спрашивала о Майкле…

– Ты говорила, что твоя мать пытается сделать так, чтобы Майкла забрали у его отца. – Девочка внезапно насторожилась. – А что, что-нибудь случилось? Может быть, этот противный адвокат вышвырнул его на улицу?

Услышав этот вопрос, Ева невольно улыбнулась.

– Нет. Наоборот, мама говорит, что они подружились, так что все просто отлично…

С Майклом действительно все было в порядке, а вот Джейн с каждой минутой тревожила ее все больше.

– Я знаю, – осторожно начала Ева, – что человеку иногда приходится нелегко без друзей, а ты была очень привязана к Майклу. Ты скучаешь по нему?

– Не особенно.

Ева поняла, что дело, по-видимому, действительно не в Майкле.

– А где Монти? – попробовала она зайти с другой стороны.

Последовала долгая пауза, потом девочка неохотно сказала:

– Я ему не нужна. Сара говорила, что ему полезно быть со мной, но ему нужна только она. Меня он почти не замечает.

«Кажется, – подумала Ева, – я попала в точку».

– Я уверена, что это не так, – возразила она, но Джейн упрямо покачала головой.

– Монти – ее собака. Он принадлежит только Саре, а я хотела, чтобы он стал моим, понимаешь? Я думала, что, если я буду очень любить его, Монти тоже станет любить меня больше Сары. Я хотела переманить его у нее! – закончила она с вызовом, продолжая, однако, глядеть в сторону.

– Понимаю… – промолвила Ева сочувственно.

– Разве ты не скажешь мне, как это плохо и эгоистично? – Джейн бросила на нее быстрый взгляд исподлобья.

– Не скажу.

– Но ведь это… действительно плохо. Плохо хотеть чужое! – Пальцы девочки сами собой сжались в кулаки, да так крепко, что суставы стали совсем белыми. – Сара мне нравится, – добавила она тихо, – но я ничего, ничего не могу с собой поделать! Я люблю Монти и хочу, чтобы он был мой. Мне ужасно хочется, чтобы у меня было что-то совсем-совсем мое…

– Монти тоже любит тебя, Джейн, но Сару он любит больше. И совсем не потому, что ты плохая. Просто в его жизни она была первой. И это только естественно…

– Как Бонни была первой – в твоей?..

Этого Ева не ожидала. У нее даже перехватило дыхание.

– Мне казалось, мы говорим о М-монти, – пролепетала она наконец. – При чем тут…

– Ты любила Бонни. Вот почему ты помогаешь мне… Ты делаешь это ради Бонни, а не ради меня.

– Бонни умерла, Джейн.

– Но ты все равно любишь ее. Бонни была в твоей жизни первой. Она до сих пор первая… А мне-то что? Меня это не ка-касается, – проговорила она дрожащим голосом. – Просто мне захотелось спросить…

«Господи, да у нее на глазах слезы!»

– Джейн, послушай! Я помогаю тебе не из-за Бонни, а из-за тебя самой, ты – особенная, единственная.

Худенькое тельце девочки напряглось.

– Ты меня любишь?

– Конечно. – Ева вдруг осознала, что уже совсем забыла, как это – держать в объятиях ребенка. – Очень люблю.

– Я… И я тоже тебя люблю. – Джейн слегка обмякла и прижалась к ней. – Я знаю, что все равно не смогу быть первой, – прошептала она, – но, может быть, мы подружимся… Ведь ты – не как Монти, ты ничья, правда? Я бы хотела… – Она не договорила.

– Может быть… – медленно сказала Ева, чувствуя, что девочка разбивает ей сердце. Она была такой взрослой, такой цельной, такой защищенной и вместе с тем такой маленькой, беззащитной и так нуждалась в любви и ласке.

– О'кей, это мы решили, – сказала Джейн деловито и одновременно с таким глубоким удовлетворением, какое могло бы показаться смешным, если бы Ева не знала, что значит для девочки их разговор. – О'кей, – повторила Джейн и, вскочив, бросилась к двери. – Пойду покормлю Монти и лягу спать.

Ева потихоньку вздохнула. Момент близости явно был позади, и теперь девочка попыталась выбраться из ситуации, которая могла стать для нее неловкой. Впрочем, Ева тоже чувствовала себя смущенной.

– По-моему, ты сказала, что Монти ты не нужна, – заметила она.

– Да, я говорила… но ведь ему нужно поесть! – нашлась Джейн. – Саре приходится уезжать, чтобы купить для него собачьей еды, а он этого не переносит. И вообще, Монти не виноват, что не может любить меня больше, чем ее, – добавила она быстро и исчезла за дверью.

Улыбаясь, Ева встала с дивана и направилась к внутренней лестнице.

Лишь ложась спать, Ева наконец поняла, что на самом деле произошло сегодня. Дон получил то, чего добивался. Джейн удалось пробиться к Еве сквозь все барьеры, проникнуть в ее сердце и душу и стать близкой, почти родной. И теперь у Дона появилось мощное оружие против самой Евы. Он мог начать действовать…

При мысли об этом Ева испытала острый приступ паники. Единственное, что несколько успокаивало ее, это то, что Дон не мог знать о происшедшей в их отношениях перемене. Она же со своей стороны должна вести себя так, словно в их отношениях ничего не изменилось. Тогда Дон ни о чем не догадается.

* * *

– Привет! – Джо вошел в кухню и с размаху опустился на стул. – Я бы не отказался от чашечки кофе.

– Кофе готов. Возьми вон там, на столе… – Ева поднесла к губам свою чашку. – Ты вчера здесь не ночевал, – заметила она.

– Откуда ты знаешь? – Не вставая с места, Джо придвинул к себе кофейник и налил кофе в чашку. – Уж не следила ли ты за мной?

– И не думала. Просто утром я хотела разбудить тебя и постучала в дверь. Ты не ответил, я заглянула внутрь и увидела, что ты даже не ложился. Мог бы хоть предупредить…

Джо ухмыльнулся.

– Мы разговариваем точь-в-точь как состарившиеся супруги.

– Так где же ты был?

– Мы с Чарли поехали к нему в отель, чтобы пропустить по стаканчику. То есть по несколько стаканчиков… – поправился он, потирая виски.

– Ты пытался его подпоить?

– Мне просто хотелось, чтобы парень немного расслабился. После того случая с результатами компьютерного поиска, когда Чарли пытался действовать через голову начальства, Спайро держит его на коротком поводке, поэтому он никому ничего не рассказывает. Один раз я спросил его, сколько времени, так он ответил мне, что это секретная информация, и посоветовал поговорить со Спайро.

– Я не хочу, чтобы у Чарли снова были неприятности, – твердо сказала Ева. – Тебе следовало обратиться в управление полиции Финикса.

– Я и обращался, но столкнулся со всеобщим заговором молчания. Местные копы смертельно обиделись на Спайро за то, что он не раскрыл им имя информатора, сообщившего о месте захоронения Дебби Джордан.

– А ты-то здесь при чем?

– Очевидно, им показалось, что я и Спайро – неразлучные друзья, поэтому они и относятся ко мне не лучше, чем к нему. Вот почему мне пришлось выцарапывать информацию у Чарли.

– И что тебе удалось узнать?

– Кое-что удалось. Чарли рассказал мне об этих убийствах…

– Так ты знаешь, что убийца вкладывал в руки убитых свечи?

Джо внимательно посмотрел на нее.

– Да. Воскоподобное вещество, обнаруженное в пальцах скелетов, действительно представляет собой остатки декоративных свечей. Но я не это имел в виду. Скелеты из Сан-Люса гораздо старше тех, что мы раскопали в Талладеге.

– Вот как? Насколько же?

– Намного. Судя по всему, они пролежали в земле лет двадцать пять – тридцать.

– О господи!.. – Названный Джо срок по-настоящему потряс ее. Сколько же лет Дон убивает? И сколько смертей на его счету?

– Как могло случиться, что за это время Дона никто не поймал? – спросила она дрожащим голосом.

– Спайро считает, что вначале ему просто везло, а потом… потом он набрался опыта, стал действовать хладнокровнее. – Джо сделал небольшую паузу и добавил:

– Но в данном случае, я думаю, нам повезло тоже. Скорее всего эти два трупа из Сан-Люса – одни из первых его жертв.

– Ну и что? Неужели с тех пор могли сохраниться какие-то улики?

– Полиции удалось идентифицировать тела.

– Как? Ведь зубы наверняка были вырваны!

– По анализу ДНК. Как ты помнишь, тела были найдены три месяца назад. Две недели назад были получены результаты лабораторного анализа. – Джо сделал глоток из своей чашки, о которой совсем забыл. – Тогда полиция просмотрела все сообщения об исчезновениях и наткнулась на четыре случая, которые подходили почти идеально. Дополнительная работа с оставшимися в живых родственниками и соответствующие анализы позволили определить с достаточной степенью вероятности, что найденные в Сан-Люсе тела принадлежат скорее всего Джейсону и Элизе Хардинг, шестнадцати и пятнадцати лет соответственно. Они были братом и сестрой и исчезли в один и тот же день 4 сентября 1970 года. Судя по полицейским отчетам того времени, они были в общем неплохими ребятами, хотя соседи считали их недостаточно законопослушными. Джейсон играл на гитаре в местном ансамбле и мечтал отправиться в Сан-Франциско, поэтому, когда он и его сестра исчезли, полиция сосредоточила свое внимание на Фриско и Лос-Анджелесе. Но поиски результатов не дали. И не могли дать, как мы теперь знаем… – Джо снова немного помолчал. – В деле есть протокол допроса матери потерпевших. Она упомянула о том, что перед своим исчезновением Джейсон и Элиза познакомились с одним парнем, который, по ее мнению, мог дурно повлиять на них. Он и два его брата переехали в город месяца за полтора до исчезновения детей. Братцы были неразговорчивыми, угрюмыми, но этот парень – Кевин – был настоящим сорвиголовой. По свидетельству матери Джейсона, он совершенно заморочил ее сыну голову своими рассказами о рок-музыкантах, которые легко сколачивали миллионные состояния, выступая в ресторанах и клубах Западного побережья.

– Ты считаешь, что это мог быть Дон?

– Его полное имя было Кевин Болдридж. Он и его братья исчезли из города примерно в то же время, что и Джейсон с Элизой.

– Полиции не удалось отыскать этого Кевина?

Джо покачал головой.

– Нет. Но, похоже, у родителей Джейсона и Элизы осталась его фотография.

– Но это действительно удача! – воскликнула Ева. – Большая удача.

– Не все так просто. Миссис Хардинг предлагала ее полиции, но в досье снимка не оказалось. – Увидев разочарование на лице Евы, Джо улыбнулся. – Чарли удалось разыскать Хардингов. Теперь они живут в Азоре, небольшом городке к северу от Финикса. Я думаю, что мать пропавших детей вряд ли выбросила эту фотографию.

– Да, ты прав. – «Господи, какая удача! – подумала Ева про себя. – Настоящий прорыв!» – А родители знают, что тела их детей наконец-то найдены?

– Пока нет. Чарли только определил их новое местожительство. Завтра он поедет к ним, и тогда…

– Я хочу поехать с ним.

– Я знал, что ты захочешь, но Чарли не стоит появляться в обществе похитительницы детей. Зато я добился от него обещания, что ты увидишь снимок, как только он будет приобщен к делу в качестве улики.

– Но ведь фотография – это отлично, правда, Джо?

– Вовсе не обязательно, что Кевин – это Дон.

– Но он может быть им, правда?.. Завтра она увидит его лицо!

Джо поставил чашку на стол.

– Ладно, пойду приму душ и вздремну часок. – Он поднялся. – А потом мы с тобой поедем куда-нибудь пообедать. Я приглашаю тебя.

– Что-о?

Джо улыбнулся.

– Надо же чем-то занять твое время, пока мы будем ждать сообщений от Чарли или от Спайро, иначе ты с ума сойдешь. Но, может быть, у тебя на примете есть еще один труп, который ты хотела бы откопать? – Он шагнул к двери. – Будь готова к двенадцати часам, о'кей?

«Он еще и командует!» – мысленно возмутилась Ева.

– А почему ты не спрашиваешь, хочу я пойти с тобой в ресторан или нет? Кроме того, тебе тоже не стоит появляться в публичном месте в обществе похитительницы детей.

– Можешь никуда не ходить. В этом случае я возьму с собой Монти – он по крайней мере умеет быть благодарным. Правда, Сара, наверное, будет не очень довольна, если я познакомлю ее собаку с острой мексиканской кухней.

С этими словами Джо вышел, и Ева вздохнула. Вот уже второй человек за последние двенадцать часов отдавал предпочтение Монти или по крайней мере грозился это сделать. «Одного этого может оказаться вполне достаточно, чтобы у меня развился сильнейший комплекс неполноценности», – подумала она и невольно улыбнулась, представив себе, как Монти сидит за столом и поглощает буритос (Буритос – острое мексиканское блюдо.), запивая текилой с лимоном и солью. Эта мысль помогла ей справиться с собой, и уже очень скоро Ева поняла, что Джо совершенно прав. Она действительно сойдет с ума от нетерпения, если не найдет себе какого-нибудь занятия. Почему бы в таком случае не сходить с ним в ресторан?

– А можно и мне глоточек кофе? – спросила Сара, появляясь в дверях кухни. К ее ногам неуверенно жался Монти. Он казался совершенно больным, да и Сара, по правде говоря, выглядела не лучше.

– Конечно. – Ева поспешно вскочила. – Садись-ка сюда, к столу. Может быть, ты хочешь перекусить? Ведь ты ничего не ела с тех пор, как Монти нашел Дебби Джордан.

– Я бы рада, да кусок в горло не лезет. – Сара тяжело опустилась на стул, на котором только что сидел Джо. – Так это точно Дебби?

Ева кивнула.

– Слава богу! – Сара опустила руку и потрепала Монти по голове. – Все позади, малыш, тебя больше никто не станет мучить.

– Приготовить тебе яичницу? – предложила Ева.

– Хватит и овсянки. – Сара вздохнула.

Ева быстро подогрела в микроволновке порцию овсянки и, поставив ее перед Сарой, налила ей кофе.

– А Монти ел?

– Да, вчера вечером он немного поел. По-моему, он начинает приходить в себя. – Она неуверенно поковырялась в тарелке ложкой и отпила глоток кофе. – Как ты думаешь, это поможет? Ну, то, что мы нашли Дебби Джордан?.. Они схватят Дона?

– Есть одна ниточка, которая выглядит довольно перспективной… – Ева рассказала Саре про фотографию Дона-Кевина. – Для таких профессионалов, как Спайро и Джо, это серьезная зацепка.

– Да. – Сара немного помолчала. – Знаешь, если мы с Монти больше не нужны, то нам лучше вернуться к себе. – Она подняла голову. – Поиск закончен, и Дон не станет пытаться убить Монти.

– Дон рассуждает не так, как обычные люди. Мы нашли Дебби Джордан скорее, чем он рассчитывал, так что будет лучше, если ты пока останешься здесь.

– Я думаю, мы с Монти сумеем о себе позаботиться. В тот раз Дон застал нас врасплох, но теперь мы будем готовы. – Сара снова погладила Монти. – И потом мне кажется, что в знакомой обстановке…

– Пожалуйста, поживи с нами хотя бы еще несколько дней. Тем более что у нас появился неплохой шанс. Кроме того… – Ева немного помолчала. – Кроме того, Джейн будет скучать без Монти. Впрочем, это ты и сама знаешь.

– Знаю. – Сара пожала плечами. – Ладно, на пару дней, я думаю, я могу задержаться. И все-таки… Дома, как говорится, и стены помогают.

Ева поняла, что Монти и забота о его здоровье были смыслом самого существования Сары, и хотя это не казалось ей правильным, она решила не поднимать эту тему.

– Спасибо, – просто сказала она.

Сара быстро доела овсянку и встала.

– Джо пригласил меня на ленч, – сказала Ева. – Может быть, пока меня не будет, вы присмотрите за Джейн?

– Конечно. – Сара улыбнулась. – Правда, еще вопрос, за кем будет присматривать: я за ней или она за мной и Монти?

14

Логан позвонил Еве на сотовый телефон, когда они с Джо ехали в ресторан.

– Вы нашли Дебби Джордан, – с ходу атаковал он ее.

– Да, – подтвердила Ева.

– Ты могла по крайней мере сама позвонить мне, а не ждать, пока я все узнаю из газет.

– Я же сказала, что я не хочу, чтобы ты был как-то связан с этим делом, – возразила Ева, хотя аргумент был не из лучших.

– Куинн все еще живет у тебя?

– Да. – Ева покосилась на Джо.

– Герб Букер сказал мне, что он приехал. Я не звонил, так как надеялся, что ты скоро избавишься от этого наглеца, но ты, похоже, решила избавиться от меня.

– Я пыталась его прогнать, но это очень трудно. Он не хочет никуда уезжать.

– Еще бы он захотел!.. – Логан фыркнул. – Похоже, я его недооценивал. Мне и в голову не могло прийти, что он разыщет тебя в моем доме. Кстати, он сейчас с тобой?

– Да.

Логан негромко выругался в сторону.

– Вот видишь! А меня ты отталкиваешь. Я это чувствую, – проговорил он.

– Это другое дело, ты просто не понимаешь…

– Ну конечно, куда мне понять! – Логан снова выругался и дал отбой.

– Он обиделся? – спросил Джо, когда Ева с тяжелым вздохом выключила телефон.

– Боюсь, что да.

– Это хорошо!

– Ты не можешь помолчать? – сердито бросила Ева, чувствуя, как слезы застилают ей глаза. Она не хотела обидеть Логана. А впрочем, пусть сердится, если это будет означать, что он не подойдет к ней слишком близко и, таким образом, избежит опасности.

«Ты отталкиваешь меня», – сказал Логан, чуть не слово в слово повторив то, что говорил ей Джо, и Ева вдруг подумала о том, что это похоже на правду. Она, сознательно или бессознательно, отстраняет его от себя. И если это так, то когда это началось? Не кроется ли причина этого в Джо, который за один вечер ухитрился перевернуть всю ее жизнь?

– Логан сделал все, что было в его силах, чтобы помочь мне.

– Извини, – сказал Джо, помедлив. – На самом деле я неплохо отношусь к Логану, во всяком случае, мне не следовало его обвинять. На протяжении многих лет я вел себя ничуть не лучше. Я совершал те же ошибки, что и он, но между нами вес же есть разница, и существенная… – Он говорил очень вдумчиво и серьезно, и Ева почти против воли стала прислушиваться к его словам. – Логан, как и я, хочет заполучить тебя, но хочет этого недостаточно сильно. Для него ты не стала ни смыслом жизни, ни единственной целью существования. Он не готов прыгнуть выше головы, лишь бы быть с тобой. И поэтому он проиграет. – Джо свернул к воротам в ухоженный парк. – И поэтому выиграю я. – Он припарковал машину на обочине и заглушил мотор. – А теперь расслабься. Мы приехали.

– Куда? – Ева удивленно посмотрела на него.

– В ресторан. – Джо ухмыльнулся и показал на передвижной павильончик, стоящий возле игровой площадки в сотне ярдов от входа в парк. – Это – так называемое заведение Галиндо. Герб Букер утверждает, что здесь продают лучшие фахитас (Мексиканское или техасское блюдо – тонкие полосы жаренного в гриле маринованного мяса, которые подаются с кукурузными лепешками и острым соусом сальсой.), какие только можно найти в городе.

Он перегнулся через ее колени и достал из «бардачка» две пары солнцезащитных очков, потом взял с заднего сиденья черную соломенную шляпу.

– Надевай. В этом наряде ты будешь выглядеть как Мадонна инкогнито.

– Ты спятил, Джо, – проговорила Ева, примеряя очки.

– Просто я устал и проголодался. Сама подумай, как хорошо будет сидеть на одной из парковых скамеек, жевать фахитас и глазеть на прохожих. – Джо вылез из машины и с наслаждением потянулся. – Слишком хорошая погода, чтобы сидеть в четырех стенах и покрываться плесенью.

День действительно был очень погожим и теплым, к тому же Еве не хотелось ссориться с Джо. Она и в самом деле нуждалась в отдыхе, в том, чтобы просто посидеть на солнышке, не думая ни о Доне, ни о Логане. Завтра они получат фотографию, а пока…

– Ты прав, – просто сказала она, надевая шляпу.

* * *

Ева и Джо сидели на скамейке в парке и с безмятежным видом ели фахитас. Ева весело улыбалась когда наклонялась к Джо, чтобы салфеткой вытереть соус с его губ.

Она очень изменилась за последнее время, подумал Дон. Но почему? Что произошло? Может быть, у нее появилась надежда на то, что ей удастся его переиграть?

Вполне возможно. Ведь она нашла Дебби Джордан, причем нашла быстрее, чем он рассчитывал.

Ну что ж, чем больше утвердится Ева в своих надеждах на благополучный исход, рассуждал Дон, тем глубже будет пропасть отчаяния, в которую она погрузится, когда он развеет их по ветру. Дон чувствовал, что охота вступает в свою решающую стадию.

Ему нравилось ходить по краю пропасти. Опасность, которой он подвергался, дарила ему новые острые ощущения. Нет, он не ошибся, когда выбрал Еву своей будущей жертвой. Она не только ответила на его вызов – в процессе охоты она развивалась, эволюционировала, становилась сильнее и осторожнее. Ему было интересно следить за этими превращениями и сознавать, что это он вызвал их к жизни.

Теперь Ева была достойным противником. Впрочем, в своей победе он не сомневался. Ей все равно не одолеть его, а надежды… Пусть надеется. Того, кто позволил себе высоко взлететь, ждет особенно долгое и болезненное падение вниз, и милосердная смерть придет не скоро, чтобы положить конец ее мукам.

Но кроме уверенности, оживившей ее лицо, в Еве появилось что-то еще. Что – этого Дон пока не знал, но надеялся узнать. Именно для этого он и приехал сюда, чтобы наблюдать за Евой. Дон уже успел узнать Еву достаточно хорошо и не сомневался, что скоро поймет, в чем тут дело.

Все, что ему требовалось, это немного времени и терпения.

* * *

Сара и Джейн встретили Еву и Джо на подъездной дорожке. Едва только Ева открыла дверь, как Монти, виляя хвостом, бросился к ней.

– Он заметно повеселел, – заметила Ева, гладя пса по голове.

– Так и есть. – Сара взмахнула рукой, и Монти вернулся к ней. – А мы с Джейн устроили небольшой пикничок. – Сара посмотрела на девочку и улыбнулась.

– Монти тоже обрадовался, – заметила Джейн.

– Еще бы, ведь ты скормила ему свой ростбиф.

– Ты сама разрешила ему есть, к тому же мясо ему полезно. В последнее время он у тебя питался не-ре-гу-ляр-но. – И, вздернув подбородок, Джейн зашагала к крыльцу. – Идем, Монти, я дам тебе попить, – бросила она на ходу.

Но Монти не двинулся с места, пока Сара не сделала соответствующий жест-команду. Только после этого он побежал за Джейн и исчез в доме.

– Спасибо, что присмотрела за ней, – сказала Ева.

– Я присоединяюсь, – поддакнул Джо. – А теперь, леди, прошу извинить меня, но я вынужден вас оставить. Мне нужно позвонить Чарли Кэтеру, – объяснил он Еве. – После этого я скорее всего поеду в полицейское управление, так что до вечера.

– Зачем тебе понадобилось звонить Чарли? – удивилась Ева. – Ведь ты, кажется, говорил, что он не хочет брать нас с собой.

– Тебя точно не хочет, но насчет меня он высказался не так определенно, и я собираюсь его дожать.

Он вошел в дом, и Сара проводила его внимательным взглядом.

– Вас долго не было, – сказала она. – Я уж думала, что нам с Монти придется отправляться на поиски.

Ева улыбнулась.

– Меня не нужно защищать от Джо.

– Ты уверена?

– Да. Мы просто не смотрели на часы, вот и задержались. – Она слегка наклонила голову. – А разве Джо тебе не нравится?

– Я этого не говорила. Он неплохой человек, и он был добр к Монти, а для меня это значит очень много. Мне нравятся все, кому нравится моя собака. – Сара улыбнулась. – Но, на мой взгляд, он чересчур привык командовать, так что тебе следует быть поосторожнее. Такие властные люди, как Джо, могут пройтись по тебе, как паровой каток, и даже не заметить этого. Я знаю, что говорю, мне приходилось сталкиваться с подобными типами.

– Но ведь это был всего-навсего ленч! – возмутилась Ева. – И он не собирался ни подавлять меня, ни подчинять меня себе. Даже если бы Джо захотел, у него бы ничего не получилось.

– Вполне достаточно, чтобы этого хотела ты. – Сара с осуждением покачала головой, но тут же спохватилась:

– Извини, я, кажется, лезу не в свое дело. Пойду-ка лучше взгляну, как там дела у Джейн и Монти.

Она ушла. Ева еще немного постояла в саду, потом тоже вошла в дом.

Зазвонил городской телефон, и Ева взяла трубку.

– У ворот ожидает джентльмен, который назвался Марком Грунардом, – доложил Герб Букер. – Он утверждает, что вы его пригласили.

– Впустите его, Герб. – Ева не приглашала Марка, однако он появился очень вовремя. Ева, во всяком случае, надеялась, что его приезд поможет ей сосредоточиться на том, что было действительно важно, а не на собственных смутных ощущениях.

Она открыла входную дверь еще до того, как журналист успел выбраться из машины и нажать звонок.

– О, это ты! Заходи же!..

– Должен признаться, на подобное гостеприимство я не рассчитывал, – сказал Марк, слегка приподнимая шляпу. – Мне уже начало казаться, что придется брать ворота штурмом.

Ева улыбнулась.

– Я рада тебя видеть, Марк. Я про тебя не забыла, просто пока не случилось ничего важного, о чем стоило бы тебе рассказать.

– Я способен сделать сенсационный репортаж из простого похода в булочную.

– Именно этого я и боюсь, – заметила Ева. – Что ж, пойдем в гостиную. Я напою тебя кофе и расскажу, что у нас новенького. Правда, это пока не для репортажа.

– Разумеется. – Марк повесил шляпу на вешалку и прошел за ней в комнату. – А где Куинн?

– Джо в библиотеке, но он собирается уезжать. Кажется, его ждут в полицейском управлении Финикса.

– Я наслышан о его подвигах. Главным образом о том, как он добился, что его отправили сюда в качестве офицера-координатора. Впрочем, это был разумный шаг.

Ева внимательно посмотрела на Грунарда.

– Не вздумай впутывать Джо. У нас с тобой прямая договоренность о взаимном сотрудничестве без посредников.

– А ты неплохо устроилась. Джо говорил мне, что это Логан постарался… – Грунард оглядел гостиную, явно желая сменить тему.

Ева посмотрела на него удивленно.

– Не понимаю, о чем ты…

Журналист усмехнулся.

– Джо предупредил, что ты скорее всего будешь все отрицать.

– Но Логан действительно не имеет к этому никакого отношения, и я просила бы тебя не упоминать о…

– Понятно, понятно… – Марк поднял вверх обе руки, словно сдаваясь. – Пойду-ка я лучше найду Куинна и поговорю с ним – это будет намного безопаснее. Где, ты говорила, он может быть?

– В библиотеке. Это на втором этаже, вторая дверь направо, – объяснила Ева.

– Здравствуйте, мистер Грунард! – В гостиную вошла Джейн с подносом в руках. – Ева, я принесла тебе молока. Миссис Карбони говорила, что на ночь очень полезно пить молоко – тогда крепче спишь. – Джейн поставила кружку на столик и бесшумно выскользнула из комнаты.

– Дон своего добился, не так ли? – спросил Марк негромко. – Вы с девочкой, как я понимаю, неплохо ладите?

– Джейн просто привыкла ко мне, вот и все, – пожала плечами Ева. – Когда долгое время живешь с кем-то, понемногу привыкаешь, приспосабливаешься…

Марк покачал головой.

– Я понимаю, почему ты так говоришь. Боишься или не хочешь сглазить… И в том, и в другом случае ты права. Но Дону все равно лучше не видеть вас вместе. Он может сделать ту же ошибку, что и я.

Ева напряглась. Неужели их с Джейн отношения, в надежности и прочности которых она сама еще не была до конца уверена, так бросаются в глаза?

– Он не увидит меня с ней.

– Вот и хорошо. – Марк вышел.

«Ничего хорошего…» – подумала Ева. Если Марк так легко разобрался в происходящем, то же самое может сделать и любой другой. Тем более Дон, который будет наблюдать за ней пристально и пристрастно. Нет, она этого не допустит! Она больше не будет выезжать из дома с Джейн. И тогда, быть может, все обойдется…

* * *

Большая рыжеволосая кукла лежала на подъездной дорожке и смотрела на Еву стеклянными карими глазами. Ее пластмассовое горло было разрезано от уха до уха.

– Мы ее не трогали, – негромко объяснил Герб Букер. – Должно быть, ее перебросили через ворота. Видеокамера над воротами вышла из строя, Хуан пошел ее проверить и нашел вот это. Что касается камеры, то у нее разбит объектив – должно быть, выстрелом из снайперской винтовки. Я собирался доложить мистеру Логану, но решил, что вы должны увидеть это первой.

– Да. – Ева машинально кивнула.

– Когда уходили мистер Грунард и мистер Куинн, этой штуки еще не было – я сам их выпускал… – Букер немного поколебался и добавил:

– Это кукла изображает маленькую девочку.

– Я вижу.

– Какая мерзость! Я думаю, об этом нужно срочно сообщить…

– Я сама об этом позабочусь.

– Не поймите меня превратно, мэм, но мне кажется, это может означать, что…

– Я знаю. – Ева наклонилась и подняла куклу. – Спасибо, что известили меня.

– Мне кажется, вам следует пересмотреть…

– Да. Уходите!.. – резко сказала Ева, но тут же спохватилась:

– Извините, Герб, я… Меня это очень расстроило. А вас я хотела попросить… Не сообщайте об этом никому, ладно?

Даже мистеру Логану.

– Да, я понимаю.

Но он не давал ей обещания. Да и как могла Ева требовать этого? В конце концов, именно Логан платил обоим охранникам.

– Даже мистеру Логану, – повторила она. – Хотя бы до завтра.

– О'кей. – Герб Букер пожал плечами. – Сегодня ночью мы с Хуаном будем вместе патрулировать территорию, так вам не о чем беспокоиться.

– Спасибо.

«Не беспокоиться? – подумала она. – Как тут не беспокоиться, когда Дон подобрался практически к самому дому?»

– До свидания, Герб. – Ева сунула куклу под мышку и решительно зашагала по дорожке.

Вернувшись в дом, она первым делом спрятала куклу в шкаф в гостиной, потом села на диван и, положив сотовый телефон на журнальный столик, стала ждать звонка Дона.

Он позвонил незадолго до полуночи.

– Я просто хотел кое о чем напомнить, – сказал Дон. – Надеюсь, ты поняла, что я хотел сказать?

– Что с тобой, Дон? – едко спросила Ева. – Или тебе надоело посылать мне кости?

В трубке воцарилось удивленное молчание, потом Дон медленно сказал:

– По-моему, ты сердишься…

– Ты угадал. Хотела бы я знать, а чего ты ждал? Что я заберусь с головой под одеяло и буду дрожать от страха? Только не я, Дон! Не дождешься…

– Вообще-то я об этом не думал. Как я уже сказал, я хотел тебе кое о чем напомнить. О чем-то, что имеет для тебя значение. Мне казалось, что ты начинаешь меня забывать…

– Забывать?

– Да, потому что в настоящий момент никого важнее меня у тебя нет и быть не может.

– Да пошел ты!.. – Ева выключила телефон.

Через пять минут телефон зазвонил снова, но она не стала отвечать.

На протяжении следующего часа телефон звонил еще четырежды, но Ева так и не взяла трубку.

* * *

В начале третьего Джо наконец вернулся домой. Когда он вошел в гостиную, Ева по-прежнему сидела на диване, но теперь у нее в руках была рыжая кукла.

– Что случилось? – резко спросил Джо, бросив взгляд на ее лицо. – Откуда это у тебя?

– Дон бросил эту штуку на дорожку перед воротами. Разве Герб тебе не сказал?

– А я-то гадал, почему, когда я подъехал, они подошли к воротам вдвоем! Дон звонил?

– Да.

– Что он сказал? Он… сделал тебе больно?

– Он всегда старается сделать мне больно. – Ева старалась говорить спокойно, но голос ее предательски дрожал. – Ему кажется, что я недостаточно его боюсь, вот он и решил напомнить мне о себе. Дон хочет управлять моей жизнью, царить в ней… – Ева с отвращением посмотрела на куклу с перерезанным горлом. – Он специально подбросил эту гадость, чтобы напомнить мне, что он сделал с Бонни и что может случиться с Джейн. И я… – Она внезапно всхлипнула и не смогла продолжать.

– Ну-ну, не надо так волноваться!.. Тише, Ева! Возьми себя в руки!

– Я нисколько не волнуюсь. И вообще, не затыкай мне рот! – Ева вскочила. – Ты относишься ко мне как к жертве, но я не жертва. Это Дон хочет, чтобы я чувствовала себя его добычей, а я не хочу. Я не позволю ему управлять моей жизнью!

– Я знаю. – Джо тоже поднялся. – Только не кричи на меня, ладно? Ведь я тебе не враг.

– Да. – Она шагнула к Джо и уткнулась головой в его плечо. – Обними меня.

Он осторожно обхватил ее за плечи.

– Обними меня. Прижми. Крепче!.. – Она сама прижалась к нему, и Джо замер неподвижно.

– Может быть, поговорим о нас? – сказал он негромко. – О том, кем мы приходимся друг другу на самом деле?

– О чем угодно, только не о нем. Я не желаю больше ни говорить о Доне, ни думать о нем. Он хочет, чтобы я боялась. Но я не боюсь. Я просто хочу жить!

– Нормальной человеческой жизнью? – Джо был как-то странно спокоен.

– Да, нормальной человеческой жизнью, – повторила Ева. – Я хочу, чтобы у меня было все, что есть у других: счастье, любовь, секс. Ведь секс – это тоже часть жизни. – Она посмотрела на него. – Подожди, при чем тут секс? Сейчас не об этом речь! Я просто хотела сказать, что не собираюсь сидеть и ждать, пока Дон явится за мной, чтобы убить. Я не позволю ему диктовать мне, что и как делать. Я буду делать только то, что захочу сама, а он может убираться ко всем чертям!

– Если это объяснение в любви, то оно кажется мне довольно оригинальным. Я еще никогда не слышал ничего подобного.

Ева внимательно посмотрела на него.

– Помнишь наш разговор в ту ночь, когда ты нашел меня? – спросила она. – Мы не говорили о сексе, но ведь ты хочешь меня, не так ли?

– Я этого не утверждаю, но…

– Вот именно! Я знаю, что была к тебе несправедлива… – Она слегка наклонила голову. – Или ты передумал?

– Нет. – Джо покусал губу. – Но я не это имел в виду.

– Я тоже имела в виду не это. Но я не могу позволить, чтобы Дон… Извини, Джо. Забудь обо всем, что я тебе наговорила. Я просто не знаю, что со мной. Я ничего такого не думала, я только чувствовала, а это не одно и то же. Пожалуйста, прости меня. Это он сделал меня такой…

Зазвонил ее сотовый телефон, и Ева машинально потянулась к нему, но тут же отдернула руку.

– Это он. Сегодня я первая повесила трубку, и с тех пор он звонит, но я не отвечаю.

– Тогда выключи его вообще, – предложил Джо.

– Нет. Если я сделаю это, он будет считать, что победил.

– Откуда ты знаешь, что это Дон?

– Знаю. Я больно задела его. – Ева убрала телефон в сумочку. – Дон рассчитывал, что моя реакция на эту куклу будет более острой, а этого не случилось… – Она протянула Джо изуродованную игрушку. – Кстати, можешь передать ее Спайро. Пусть займется ею…

– Хорошо. – Джо не глядя взял куклу и отложил в сторону. – Ты точно в порядке? – спросил он, внимательно всматриваясь в ее лицо.

– Ну, если не считать моего недавнего временного помешательства, то я в отличной форме, – нервно ответила Ева, отстраняясь от него. – Я иду спать. Увидимся утром.

– Увидимся утром… – эхом отозвался Джо.

К тому моменту, когда она приняла душ и легла, телефон перестал звонить, и Ева решила, что Дон сдался. Слава богу, подумала она. Надо лучше держать себя в руках, решила Ева. Нельзя так распускаться, она не должна забывать об ответственности за свои слова и поступки.

Она протянула руку и выключила свет.

– Напрасно ты это сделала. Я хотел видеть тебя.

Ева вздрогнула и подняла голову. На пороге ее комнаты стоял Джо – четкий силуэт на фоне освещенного прямоугольника открытой двери.

На нем не было никакой одежды.

– Нет… – прошептала она.

– Слишком поздно… – Джо шагнул вперед и закрыл дверь. – Ты сама меня позвала.

– Я же сказала, что ошиблась и прошу прощения…

– Но я тебя не прощаю. Ты застала меня врасплох и очень больно задела мое "я". И когда я разобрался что к чему, то понял, что положение, в которое ты меня поставила, взывает об отмщении.

– Я не хотела тебя задеть, – неуверенно пробормотала Ева. – Именно поэтому то, что ты предлагаешь, не должно случиться.

– Но ты хочешь, чтобы это случилось.

– Нет.

– Возможно, Дон послужил своего рода катализатором, но, если бы ты не думала об этом до него, ты бы никогда…

– Разумеется, я думала о сексе. Ты об этом позаботился. Ведь я тоже человек, нормальная живая женщина, черт возьми!

– Да, ты женщина, и я хочу воспользоваться сложившейся ситуацией на все сто процентов. Сегодняшняя ночь была ночью откровений и открытий. Ты сама сказала, что хочешь жить нормальной жизнью… Насколько я помню, я впервые слышал от тебя такие слова. – Джо приподнял одеяло. – Подвинься, я хочу лечь.

Его обнаженное горячее бедро коснулось ее кожи, и Ева поспешно отодвинулась.

– Ты совершаешь ошибку, Джо.

– Нет. – Его ладонь легла ей на грудь, и Ева внезапно обнаружила, что ей стало трудно дышать.

– Нет… – повторила она.

– Да.

Последовала долгая пауза, потом Ева сказала тихо:

– Ты меня не поцелуешь?

– Разумеется, поцелую. Я хотел сначала подготовить…

Ее сотовый телефон разразился громкой трелью, и Джо сдавленно выругался.

– Выключи его, – прошептала Ева.

Джо начал выбираться из постели, но вдруг остановился.

– Нет, мы сделаем лучше. Я могу сделать так, что ты его не услышишь…

И, прежде чем Ева сумела что-либо ответить, он припал к ее губам долгим и жадным поцелуем.

* * *

Когда она проснулась, Джо уже не было, и Ева почувствовала одиночество и пустоту.

Это было глупо и нерационально. Она, во всяком случае, не ожидала от себя такой реакции. Можно было подумать, что она никогда не спала с мужчиной раньше. Секс, удовольствие, расставание – именно такими были все ее предыдущие романы. Никаких сожалений, никаких привязанностей Ева просто не допускала – ведь они могли навредить ее делу.

– Пора вставать! – Войдя в спальню, Джо остановился у кровати. – Скоро полдень. Утром звонил Чарли, он возвращается из Азоры. Фотография Кевина у него.

Ева села на постели.

– Ты уверен, что мне позволят на нее взглянуть?

– Об этом ты лучше спроси у Спайро. Он тоже едет сюда.

– Зачем?

– Чтобы забрать куклу.

– Когда ты ему звонил?

– Сегодня утром, когда проснулся. Он, кстати, был очень недоволен, что ты взяла куклу в руки. Нужно было бросить ее там, где ее нашли, и известить его.

– Вряд ли Дон оставил на ней свои отпечатки пальцев – для этого он слишком опытен, а других следов на кукле быть не могло. – Ева пожала плечами.

– Как бы там ни было, Спайро хочет на нее взглянуть. Я предупредил Герба, чтобы его пропустили. – Джо заглянул в шкаф. – Вставай, лежебока! Можешь пока принять душ, а я приготовлю тебе одежду. Что бы ты хотела надеть сегодня?

– Что-нибудь… Рубашку, джинсы… – Пользуясь тем, что

Джо отвернулся, Ева выскользнула из-под одеяла и юркнула в ванную комнату. Стоя под упругими струями воды, она подумала о том, что сегодня утром Джо был особенно спокоен и деловит, словно предыдущей ночи не было вовсе. Впрочем, сама она была только рада этому. Напротив, если бы Джо вел себя иначе, она бы чувствовала себя неловко. Ночь, которую они провели вместе, была, по ее мнению, слишком уж страстной, если не сказать бесстыдной.

– Поторапливайся, – бросил Джо, заглядывая в ванную. – Тебе нужно успеть поесть до приезда Спайро.

– Я поторапливаюсь. – Ева выключила воду, открыла дверь. Джо тут же укутал ее махровой банной простыней и принялся обхлопывать ладонями, промокая воду.

– Ради бога, Джо, я уже большая и вполне способна вытереться сама. – Ева потянулась за полотенцем. Простыня тут же соскользнула, и Джо уставился на ее груди.

– Я знаю, – проговорил он. – Просто мне нравится ухаживать за тобой.

Мне нравится ухаживать за тобой…

Ева почувствовала, как по ее телу разливается уже знакомая волна влажного жара.

– Я принес тебе эту голубую рубашку, – сказал Джо севшим голосом. – Мне нравится, когда ты в голубом. Надеюсь, ты не имеешь ничего против?

– Нет, не имею. – Ева подумала, что должна остановить его, пока не стало слишком поздно. Каждое его прикосновение снова возбуждало ее.

Ева облизнула губы, ставшие вдруг горячими и сухими.

– Ты никогда не говорил мне, что тебе нравится голубой цвет.

– Я много чего тебе не говорил. – Джо наклонился и поцеловал впадинку над ее ключицей. – Но я рассчитываю наверстать упущенное. Хочешь, вернемся в постель, и я расскажу тебе историю своей жизни…

Ева хотела, но не могла в этом признаться.

– Только обещай, что будешь действительно рассказывать, – сказала она. – Ты еще никогда не говорил со мной по душам.

Джо усмехнулся.

– Я и сейчас не собираюсь – у нас нет на это времени. – Он отступил на шаг и протянул Еве полотенце. – Одевайся. Я подожду тебя снаружи.

– То «вернемся в постель», то «одевайся»! Какого черта ты вообще ворвался сюда и раскомандовался?! – возмутилась она.

– Я хотел, чтобы ты поняла, что одной ночью ты от меня не отделаешься. – Джо улыбнулся. – Я допускаю, что в ближайшее время тебе будет не до меня, но это не значит, что на мне можно поставить крест. Я этого не допущу.

Он вышел, а Ева тяжело вздохнула. Вряд ли она могла забыть о нем, даже если бы хотела. Ведь Джо, сам того не подозревая, сделал ей поистине королевский подарок. Он помог ей снова почувствовать себя женщиной, а ведь Ева уже стала забывать о том, что такое чувственные наслаждения.

И, откинув полотенце в сторону, она начала одеваться.

* * *

Когда Ева вышла из ванной, Джо сидел в кресле возле ее кровати. Внимательно посмотрев на нее, он кивнул с довольным видом.

– Этого я и ожидал, – сказал он и поднялся. – Идем вниз, тебе нужно позавтракать.

– Я не голодна. – Ева вышла из ванной, приготовившись к новой схватке, и, когда Джо уклонился, почувствовала разочарование. – Я не хочу есть, – повторила она.

– Значит, будешь смотреть, как едят другие. Например, я… – Он пошевелился, и Ева вдруг увидела у него в руке свой сотовый телефон.

– Но сначала включи свою машинку, – сказал он. – Дон может позвонить, а я хочу, чтобы ты с ним поговорила.

Ева взглянула на него почти со страхом.

– Значит, ночью ты все-таки его выключил? – спросила она.

– Разумеется. Но сейчас мне кажется, что телефон лучше включить, – ответил Джо. – Пора бросить ему вызов. Я обещал защищать тебя, но для этого я должен по крайней мере видеть своего противника. Нужно выманить Дона на открытое место.

– Я говорила это тебе с самого начала, – заметила Ева. – Но ты меня не слушал.

– Я слишком боялся за тебя, чтобы слушать. А теперь я боюсь не слушать. Если ты не можешь остановиться, то и я тоже не могу. Нужно закончить то, что мы начали…

Ева нажала на кнопку, но телефон молчал.

– Ну вот… – Джо улыбнулся. – А ты небось думала, что Дон до сих пор звонит? – Он слегка подтолкнул ее к двери. – Идем. Думаю, мы начнем с того, что поговорим со Спайро.

Спайро ждал их в гостиной.

– Где кукла? – спросил он, хмуро поздоровавшись с Евой.

– Я положил ее в коробку и убрал на полку. – Джо шагнул к встроенному шкафу. – Мне не хотелось, чтобы Джейн случайно наткнулась на эту гадость.

– Не думаю, что кукла произвела бы на нее сильное впечатление, – заметил Спайро. – Прежде чем впустить меня, Джейн учинила мне настоящий допрос с пристрастием. Она даже позвонила охранникам, чтобы убедиться, что я вошел в ворота, а не перелез через забор.

– А где она сейчас? – спросила Ева, улыбнувшись.

– Она оставила меня здесь, а сама пошла на кухню, чтобы приготовить тебе что-нибудь поесть. – Спайро взял из рук Джо коробку и открыл крышку. – Действительно гадость. Должно быть, эта посылка тебя сильно испугала… – Он внимательно посмотрел на Еву.

– Нет. – Она отрицательно покачала головой. – Только разозлила.

– Но Дон, наверное, позвонил, так сказать, вдогонку? Ему наверняка хотелось знать, чего он добился своей посылкой.

– Да, – подтвердила Ева. – Он звонил, но я не стала говорить с ним.

Спайро слегка приподнял брови.

– Мне кажется, это было не самое умное решение.

– Я устала быть умной и осторожной. Я не боюсь Дона и хочу, чтобы он об этом знал. – Ева решительно взмахнула кулачком. – Могу я взглянуть на фотографию? Ты привез ее?

– Нет. Сначала ее нужно приобщить к делу.

– Но хоть копию-то с нее ты снял?

– Тоже нет. Это можно будет сделать только после того, как снимок официально зарегистрируют.

– Но ты, наверное, узнал что-нибудь об этом Кевине Болдридже? – спросила Ева, теряя терпение. – Или это тоже секрет?

Спайро улыбнулся.

– Чарли утверждает, что миссис Хардинг хорошо помнит Кевина и его братьев. Правда, они никогда ничего о себе не рассказывали, но один из них как-то проговорился… Похоже, они были из Дилларда.

– Где это?

– Диллард – небольшой городок или скорее поселок в Северной Аризоне.

– Значит ли это, что в нем до сих пор помнят Кевина Болдриджа?

– Может быть. В маленьких городах люди обычно хорошо знают друг друга. Кто-то может вспомнить эту семейку.

– А как насчет братьев? Допустим, Кевин действительно уехал в Сан-Франциско или Лос-Анджелес, но его братья могли вернуться в Диллард.

– Это возможно. – Спайро поднялся. – Скоро мы это выясним. Чарли проверит церковные книги с записями о рождении и заглянет в школьные архивы, но это будет только после того, как он разберется с фотографией. Что касается меня, то я отправляюсь в Диллард сегодня же.

– А можно и нам поехать с тобой?

Спайро пожал плечами.

– Думаю, вреда от этого не будет. К тому же если Дон увидит, что мы вышли на его след, он может перейти к активным действиям… – Он бросил быстрый взгляд в сторону Джо. – Странно, что ты не говоришь, что я пытаюсь использовать ее.

– Как скоро мы можем выехать? – спросил Джо, проигнорировав насмешку.

– Думаю, часа через два-три. Мне еще нужно вернуться в управление полиции, дождаться Чарли и убедиться, что фотография будет приобщена к делу. Кстати, – неожиданно добавил Спайро, – сегодня утром ко мне в отель явился Марк Грунард. По его словам, ты все еще сотрудничаешь с ним… – Тонкие губы фэбээровца недовольно сжались. – Мне пришлось сказать ему, что это вовсе не значит, что и я должен с ним сотрудничать. И вообще, Ева, мне это не нравится. В конце концов, Марк – совершенно посторонний человек, к тому же журналист. Он…

– Он мне очень помог, – перебила Ева. – И я чувствую себя обязанной ему.

– Я ему ничем не обязан. И мне не нравится, что он пытается обрабатывать Чарли.

– Он десять раз мог сдать меня и Джейн полиции. Но он этого не сделал.

– И как ты думаешь, почему?

– Потому что я обещала ему эксклюзивное интервью, как только мы поймаем Дона.

– В самом деле? – Спайро повернулся к двери. – Меня не волнует, о чем вы там договаривались. Могу сказать тебе только одно: с нами в Диллард Марк не поедет.

В гостиную заглянула Джейн.

– Я приготовила тебе яичницу и сандвич с беконом, – сказала она. – Иди поешь.

– Сейчас иду, – откликнулась Ева.

– Ты можешь есть, пока он говорит. – Девочка с неодобрением посмотрела на Спайро. – Иначе все остынет.

– Я как раз собирался уходить, мисс. – Спайро насмешливо поклонился. – Уверяю вас, я вовсе не хотел отвлекать Еву от такого важного дела, как завтрак.

– Подожди-ка, – окликнула его Ева, и Спайро обернулся.

– Что?

– Сколько времени займет эта поездка в Диллард?

– Может быть, несколько часов, а может быть, целый день или даже два. Все будет зависеть от того, как сработает Чарли.

– Джейн поедет с нами.

Спайро покачал головой.

– Я и так рискую и не хочу, чтобы кто-то увидел меня с похищенной девочкой.

– Но я не могу оставить ее здесь.

– Здесь с ней ничего не случится.

– Если бы мы уезжали на несколько часов, я бы оставила Джейн, но, как ты говоришь, мы вернемся неизвестно когда. Я тоже не хочу рисковать.

– Разумно ли будет брать ее с собой?

– Дон хотел, чтобы Джейн постоянно находилась при мне.

Спайро посмотрел на девочку, потом снова на Еву.

– Но что, если он увидит вас вместе и поймет, что вы подружились? Ведь он, кажется, добивался именно этого, а мне кажется, что вы отлично ладите…

– Если Ева хочет, чтобы я была рядом, значит, я поеду с ней, – вмешалась Джейн, делая шаг вперед. – И вообще, что это за глупости насчет похищения? Меня никто не похищал, я сама…

– Согласен, формулировка не самая удачная, – кивнул Спайро. – Но факт остается фактом: Еву разыскивают именно как похитительницу ребенка, находившегося на попечении государственной службы.

– Я сумею позаботиться об обеих, – внезапно сказал Джо, который до сих пор почти не участвовал в разговоре. – А ты подумай, как выследить этого Болдриджа.

– Вы совершаете серьезную ошибку! – Спайро покачал головой. – Ладно, я заеду за вами часа в четыре.

Он кивнул на прощание и вышел. Услышав, как хлопнула входная дверь, Ева беспомощно посмотрела на Джо. Что, если Спайро прав и она действительно совершает ошибку? Ей самой очень не хотелось, чтобы Дон видел ее и Джейн вместе, но и оставлять девочку одну она не могла. Она отвечала за нее и знала, что, если за время ее отсутствия с Джейн что-нибудь случится, она себе этого не простит.

– Я должна взять ее с собой, – негромко повторила она.

– Я знаю. – Джо улыбнулся.

– Не понимаю, о чем вы спорите… – Джейн слегка пожала плечами. – Раз Ева сказала, что я поеду, значит, я поеду, и нечего тут обсуждать. А теперь иди на кухню и позавтракай – все уже, наверное, холодное. – Она взяла Еву за руку и сильно потянула, помогая ей подняться с дивана. – А когда поешь, – добавила она, – тогда и расскажешь, куда мы поедем.

15

Небольшой двухмоторный самолет приземлился на крошечном аэродроме Дилларда в половине девятого вечера. На склонах окружавших поселок гор лежал свежевыпавший снег, а воздух был сухим и холодным. Редкие лужи на единственной гудронной полосе покрылись льдом и блестели в свете посадочных огней. Терминал аэропорта представлял собой унылый одноэтажный барак, в котором светилось всего одно окно, зато возле выхода стояло целых два свободных такси.

По пути из аэропорта в поселок на мобильник Спайро позвонил Чарли. Выслушав доклад подчиненного, агент помрачнел.

– Чарли говорит, что здание суда сгорело шесть лет назад вместе со всеми архивами. В местной школе тоже нет никаких сведений о семье Болдридж.

– Может быть, Кевин и его братья учились не в диллардской школе? – предположила Ева.

– Сейчас Чарли проверяет Джемисон – ближайший к Дилларду поселок, но до него больше тридцати миль. – Спайро посмотрел в окно машины. – Впрочем, школа в любом случае откроется только завтра утром. Придется заночевать в отеле… если конечно, здесь есть отель. В Дилларде живут всего четыре тысячи человек.

– Шесть с половиной тысяч, мистер, – поправил его водитель. – Но отеля действительно нет.

Спайро полез в карман за записной книжкой.

– Мой помощник упоминал пансион, который содержит миссис Толви с Сосновой улицы. Вы знаете, где это?

– Знаю. – Водитель кивнул. – Хорошее место. Там чисто и отлично кормят.

– Тогда давайте отправимся туда… – Ева посмотрела на регистрационную карточку водителя, –…мистер Брендл. Нам годится любое место, где можно переночевать.

– Зовите меня просто Боб, – отозвался водитель. – Думаю, лучшего места, чем у миссис Толви, вам не найти. Она содержит пансион уже лет двадцать пять и каждые пять лет меняет матрацы.

– Невероятно! – с иронией заметил Спайро, и водитель с неодобрением покосился на него.

– У нее бывает не так уж много постояльцев, так что менять их чаще вроде незачем, – сказал он.

– Двадцать пять лет… – проговорил Джо. – Удачно получается, не так ли, Спайро?

Агент пожал плечами.

– У Чарли башка варит. Что ж, попытка не пытка… Возможно, эта миссис Толви сможет нам помочь.

– Скажите, у нее хватит комнат для всех нас? – поинтересовался Джо у водителя.

– У нее шесть комнат, а постояльцев сейчас вроде бы нет. – Водитель кивнул. – Да мы почти приехали. Сами увидите. Я могу подождать и, если вам что-то не понравится, отвезу вас к старухе Гриффите. Правда, это на другом конце города, да и готовит она похуже, но зато у нее места побольше.

Пансион миссис Толви представлял собой внушительных размеров двухэтажное серое здание с широким деревянным крыльцом, недавно к тому же отремонтированное. Глухая «штормовая» дверь была распахнута, а застекленная вторая дверь светилась мягким и теплым светом.

– Мне здесь нравится, – сразу объявила Ева, разглядывая палисадник под окнами.

– Что ж, пойдите поговорите с хозяйкой и, если договоритесь, дайте мне знать – я перенесу ваши вещи.

– Погодите, Боб, – остановил Спайро водителя, который уже собирался вылезти из машины. – У вас в городе есть бар?

– Обижаете, мистер! Целых четыре. Если хотите, могу отвезти.

– В каком из них собираются старожилы?

– Старики больше всего любят бар Симма на Третьей улице.

– Отвезите меня туда, когда выгрузите вещи, – попросил Спайро. – Я хочу попробовать выяснить кое-что уже сегодня, – объяснил он Еве. – Снимите для меня комнату, только предупредите миссис Толви, что я приеду попозже.

Ева кивнула.

– А Джо пусть поговорит с миссис Толви, – добавил Спайро. – Поговоришь, Джо?

– Разумеется, – откликнулся детектив.

Миссис Толви оказалась невысокой полной женщиной лет пятидесяти с большими серыми глазами и короткими кудрявыми волосами, кутавшейся в бледно-зеленую шерстяную шаль.

– Я видела, как Боб привез вас, – сказала она, широко улыбаясь гостям. – Меня зовут Нэнси, Нэнси Толви. Вам, очевидно, нужен номер?

– Три номера. – Джо подхватил с крыльца выгруженные водителем сумки и первым шагнул в прихожую. – Двойной для мисс Дункан и девочки, одинарный для меня и еще один – для нашего товарища, который подъедет позже.

– К сожалению, у меня нет двойных номеров, но я могу предложить голубую спальню. Там стоит полуторная кровать и еще есть место для раскладушки. Мисс Дункан и девочке будет там очень удобно.

– Это нам подходит, – кивнула Ева.

– Тогда покажите мисс Дункан ее комнату, а я пока запишу нас в книгу регистрации постояльцев, – предложил Джо.

Повесив на плечо дорожную