Book: Путеводная звезда



Айрис Джоансен

Путеводная звезда

Пролог

Мекхит, Турция

Кромешная тьма окружала ее со всех сторон. Было трудно дышать. Пальцы судорожно цеплялись за обломок бетона, завалившего выход. Он был слишком тяжелым, и ее попытки сдвинуть его с места ни к чему не привели. Горло нестерпимо болело — так долго она звала на помощь. Но никто так и не услышал ее.

— Эй, есть кто-нибудь живой? — раздался вдруг чей-то голос.

— Я здесь! — Из ее горла вырвался сдавленный хрип. — Помогите мне!

— Я уже два часа слышу твои крики и пытаюсь тебе помочь. — Послышался скрежет бетонных обломков. — Ты ранена?

— Вроде бы нет. — Она не была уверена. Чувство безысходности оказалось сильнее ощущения боли. — А что случилось? Взорвался гараж?

— Хуже, — ответил мужчина. — Землетрясение. Рухнула гостиница. Мы уже восемь часов ведем раскопки, спасаем живых.

Только несколько часов… Ей казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как на нее обрушилась темнота.

— Там есть еще кто-нибудь?

— Нет, я здесь одна.

— Эй, я плохо тебя слышу. Говори громче. Как тебя зовут?

Какое имя стояло в ее последнем паспорте?

— Анита, — вспомнила она.

— А меня Гейб. Теперь постарайся прикинуть, на каком расстоянии от двери ты была во время обвала?

— Близко.

— Но насколько близко?

— Примерно три фута.

— Тогда мы скоро освободим тебя. Держись!

Держаться, правда, было не за что! Кругом непроглядная тьма и острые обломки камня.

— Вы не могли бы поскорее? Я боюсь.

— Тебе нечего бояться.

— Это вам нечего бояться, на вас же не обрушилась гостиница! — закричала она в ярости.

Последовала пауза.

— Извини. Ты права. Я понимаю, тебе страшно. Потерпи. Постарайся не думать о плохом. Ты американка?

— Нет.

— А говоришь, как американка.

— Я испанка. Моя мать была англичанкой.

— А я американец. Из Техаса. Родился и вырос в Плано. Знаешь, где это?

— Нет.

— Это небольшой городок рядом с Далласом. Почему ты молчишь?

— Я слушаю. Не могу же я говорить и слушать одновременно.

Внезапно она почувствовала поток свежего воздуха и увидела узкий просвет между обломками.

— Вы уже близко. Я вижу свет. Слава богу!

До нее доносились приглушенные голоса. «Что-то не так», — в отчаянии подумала она.

— Анита! — окликнул ее Гейб. — Мы наткнулись на большой кусок металла. Он перекрыл выход. Надо идти за помощью.

— И ты бросишь меня? — запаниковала она.

— Ненадолго. Я скоро вернусь.

— Ладно, я подожду.

Опять послышались обрывки разговора.

— Не волнуйся, я останусь с тобой, — успокоил ее Гейб и просунул руку в расщелину. — Вот, держись.

Она потянулась и крепко схватила руку.

Ее сердце перестало так биться.

— Все в порядке? — тихо спросил Гейб.

Рука была сильной и надежной, с небольшими мозолями на ладони и с длинными пальцами.

— Извини, что я сорвалась. Вообще-то я не трусиха.

— Но не каждый же день на тебя обрушивается гостиница, — повторил он ее слова. — Так что я тебя понимаю. Сам бывал в таких ситуациях.

Она сильнее сжала его руку:

— Тут как в гробу.

— Но ты же знаешь, что ты не в гробу. При дневном свете все это выглядит, как куча мусора.

— И я — часть этого мусора, — нервно рассмеялась она.

— Никакой ты не мусор. Ты живой человек, и сейчас главное — вытащить тебя оттуда.

— А что ты делаешь в Мекхите? — спросил он, пытаясь отвлечь ее.

— Я здесь на каникулах.

— На каникулах? А в каком колледже ты учишься?

— Ни в каком. Я еще маленькая.

— Сколько же тебе лет?

— Четырнадцать.

— Тогда что же ты делала одна в гостиничном гараже в три часа ночи?

Она не могла придумать убедительный ответ, поэтому задала встречный вопрос:

— А ты что здесь делаешь?

— Я журналист. Остановился в этой гостинице. Сидел в баре, когда началось это светопреставление. Мне повезло — я успел выбежать на улицу прежде, чем гостиница рухнула, как карточный домик. Весь город сейчас в руинах.

Она вспомнила, что Эван должен ждать ее в машине на улице, если, конечно, с ним все в порядке. Но он всегда говорил, что у него девять жизней. Да и сама она не раз была свидетелем, как он практически воскресал из мертвых.

— Кажется, пришла помощь, — услышала она. — Оглянуться не успеешь, как мы тебя вытащим.

Он начал постепенно отпускать ее руку.

— Нет! Не уходи.

— Я не брошу тебя. — Его рука снова сжала ее ладонь. — Видишь, я с тобой, я никуда не уйду.

Глава 1

— Это слишком опасно, — сказал Эван, не глядя на нее. — Я умываю руки.

— Ничего не выйдет, — ответила Ронни, стараясь не поддаваться панике. Она знала — малейшее проявление неуверенности или слабости с ее стороны, и он откажется от намеченного плана. Он брался за дело только тогда, когда видел ее абсолютную решимость. — Даже не думай, Эван.

— Нам не освободить Фолкнера. Нас обоих убьют.

— Тебе вообще не надо быть там. Ты должен будешь расплатиться со всеми, а потом ехать к границе.

— Если они догадаются, что я замешан, от меня не отстанут. Этих парней не так-то легко одурачить. — Он нахмурился. — Не понимаю, как я вообще позволил тебе втянуть меня в это.

— Пойми, мы — его последняя надежда, — в отчаянии воскликнула она. — Переговоры провалились. Теперь они убьют его, если мы не поможем.

Эван покачал головой:

— Не думаю, что убьют. Он слишком важная шишка. Все, начиная с ЦРУ и заканчивая прессой, не спускают с него глаз. Правительство возобновит переговоры. Ты мне сама говорила, что все возмущены этим похищением. Политики пойдут на уступки под давлением общественности.

— Может оказаться слишком поздно.

— Но мне-то какое дело? — взорвался он. — Меня это совершенно не касается. Ты можешь хоть молиться на своего Фолкнера, но мне он — никто. Я не обязан заниматься этим.

— Нет, обязан.

— Ты говоришь так, словно я виноват в его похищении, — мрачно сказал Эван. — Не надо взывать к моей совести. У меня ее нет. Ты не можешь изменить меня, и я не буду потворствовать твоим прихотям.

Ронни хорошо знала Эвана, но на этот раз не могла позволить ему уйти, не исправив то, что он натворил.

— Он незаурядный человек, Эван. Он должен жить. Обещаю, что никогда больше ни о чем не попрошу тебя.

На лице Эвана появилась озорная мальчишеская улыбка.

— Как же! Так я тебе и поверил. Как только тебе понадобится сделать очередной репортаж, ты сразу прибежишь ко мне и будешь ходить по пятам, как в детстве.

Она улыбнулась:

— Может быть. Но ты же можешь сделать это! Что тебе стоит? Ты практически ничем не рискуешь.

— Почему ты такая упрямая? Ты ведь даже не знаешь его. — Он уставился на нее. — Или знаешь?

— Я уже говорила тебе, что незнакома с ним.

— Говорят, он известен как большой знаток женщин, — хитро заметил Эван. — Я подумал, может он наконец объяснил тебе, что заниматься сексом гораздо интереснее, чем фотографировать.

— Это для тебя, — огрызнулась она. — Гейб Фолкнер — легендарная личность. Мне необязательно знать его лично, чтобы понимать это. Кто еще мог добровольно сдаться Красному Декабрю — этой кучке фанатиков, чтобы спасти двух своих репортеров?

Эван в изумлении уставился на нее.

— Я знал, что ты боготворишь его, но не настолько же! Мне казалось, что я воспитал в тебе больше здравого смысла.

— Мне необходимо сделать репортаж о побеге Фолкнера, — твердо сказала Ронни. — Любой фотожурналист рискнул бы своей шкурой ради этого.

— Тебе повезет, если ты уйдешь оттуда живой.

— Я попробую.

— Ты просто безумная. Фолкнер после пыток будет не в лучшей форме. Он не сможет тебе помочь.

— Ты недооцениваешь его.

— Ну, не знаю. Может, ты и права. Мохамед говорил, что он крепкий парень.


Гейб был не просто крепким парнем. Проработав пять лет иностранным корреспондентом, он вернулся в Техас, на маленькую радиостанцию, которая досталась ему по наследству от отца, и превратил ее в настоящую информационную империю, со своими газетами, журналами и кабельным каналом.

Несмотря на крутой нрав, Гейб имел репутацию человека, абсолютно честного и порядочного в бизнесе и стоящего горой за своих сотрудников. В мире, где репортеры принимались на работу и увольнялись посредством компьютера, Гейб создал старомодную родственную атмосферу в коллективе. Он подобрал порядочных людей, дал им отличную зарплату, и с этого момента они находились под его безграничной отеческой защитой. В ответ он получал от журналистов отличную работу и человеческую преданность.

— Даже если Фолкнер поможет нам, — рассуждал Эван, — даже если все пройдет хорошо, тебе вряд ли удастся спрятать его. Если ты попадешь в переделку, тебе нечего рассчитывать на правительство Саид-Абабы. Они выслуживаются перед Вашингтоном, но побоятся связываться с Красным Декабрем.

— Я все знаю, — нетерпеливо сказала Ронни. — Но зачем заранее настраиваться на самое плохое. Все будет нормально. Мы же все предусмотрели.

— Может, стоит подождать еще пару дней? — осторожно спросил Эван. — Возможно, Вашингтону удастся что-нибудь сделать?

— Эти убийцы могут расправиться с Фолкнером в любой момент. Или отвезти куда-нибудь, где мы его никогда не найдем. Хватит спорить. Ты же обещал мне помочь. Мы должны сделать это сегодня ночью. Я буду ждать в той нише на улице Верблюдов в одиннадцать вечера. Если ты не пришлешь мне обещанную помощь, меня схватят, и тогда они убьют нас обоих. — Ее лицо осветила озорная улыбка. — Тогда тебе придется прийти на мои похороны, а ты ведь ненавидишь такие развлечения.

— С чего ты решила, что я вообще на них пойду?

— Потому что, если ты не придешь, я буду являться к себе по ночам немым укором.

— С тебя, пожалуй, станется. — Эван нахмурился. — Ладно. Я согласен. Только многого от меня не жди. Я расплачиваюсь с Мохамедом и Фатимой и умываю руки.

— Это все, о чем я прошу, — с облегчением сказала Ронни. — А ты уверен, что Мохамед хорошо стреляет?

Эван утвердительно кивнул.

— Да, особенно с близкого расстояния. — Он усмехнулся. — И как это ты разрешила стрелять в охрану? Твое сердце, наверное, обливается кровью из-за них?

— У нас нет другого выхода. К тому же их сердца не дрогнули, когда они взорвали автобус со школьниками в прошлом месяце.

Ронни наклонилась и поцеловала отца в лоб.

— Спасибо, Эван.

— Ты волнуешься сильнее, чем я думал, если разводишь такие телячьи нежности, — удивился Эван.

— Ничего я не развожу.

Она повернулась на каблуках и направилась к двери.

— Береги себя.

Ронни обернулась, удивленная не меньше Эвана.

— Так кто из нас разводит тут телячьи нежности?

— Я просто ненавижу похороны, — серьезно сказал Эван.

«Как и все остальные чувства, включая отцовские», — добавила про себя Ронни. Что с ней сегодня? Сейчас, когда ей исполнилось двадцать четыре, ей нужна отцовская опека не больше, чем когда ей было десять. Она росла совершенно независимой от Эвана или кого-либо еще. Так хотелось отцу, да ей и самой это нравилось.

Она бодро помахала ему.

— Постараюсь не причинить тебе неудобств. Увидимся.


Не дожидаясь ответа, Ронни вышла из гостиничного номера, ругая себя за «телячьи нежности». Она не могла вспомнить, когда последний раз целовала отца. В Эль-Салвадоре? Вряд ли. Несмотря на свободную манеру поведения, Эван был абсолютно эгоцентричен и не приветствовал внешнюю демонстрацию чувств, как, собственно, и она. Некоторая сентиментальность их сегодняшнего разговора объяснялась просто волнением перед ночной операцией.

Кого она пыталась обмануть? Она не просто волновалась, она умирала от страха. Каждый аргумент, приведенный Эваном, попадал точно в цель. Будь у нее разум, она бы бросила свою безумную затею, забыла про Фолкнера и уехала куда-нибудь подальше.

Она вспомнила видеокассету с «Новостями». Гейб Фолкнер смотрел в камеру с пугающей холодностью и безрассудством. Похудевшее лицо, растрепанные волосы, следы ударов на лице. Такой человек не заслуживает того, чтобы над ним издевались всякие ублюдки. Даже если бы Эван отказался помогать ей, она все равно бы сделала это сама. Из-за уважения к выдающемуся человеку, а также из-за своих личных, профессиональных амбиций и чувства благодарности. Эти причины заставили ее разработать план побега. Теперь они же должны помочь реализовать его.


Джип, в котором находился Фолкнер с двумя охранниками, остановился в начале улицы Верблюдов. Ронни с облегчением вздохнула. Они опоздали на десять минут. Она уже начала беспокоиться, что они изменили план.

Выглянув из ниши, где пряталась, она навела объектив на Фолкнера, выходящего из джипа. Свет уличного фонаря осветил его могучую фигуру. Джинсы и свитер были покрыты грязью и истрепаны. Волевое лицо свидетельствовало о сильном характере. Ронни не могла рассмотреть его глаз, но представляла себе их леденящий взгляд.

Его руки были скованы наручниками, а ноги обвязаны цепью, из-за чего он шел шаркающей, неровной походкой. Один из охранников что-то сказал ему и толкнул в спину, видимо, приказывая идти вперед. Гейб обернулся и посмотрел на него. Это был всего лишь взгляд, но охранник вздрогнул, а затем разразился ругательствами.

«Отличные снимки», — машинально думала Ронни, не выпуская из рук камеру.

Трое мужчин медленно приближались к ней, направляясь к дому в конце квартала. Ронни с сожалением закрыла объектив и положила фотоаппарат в сумку.

Теперь их разделяло всего сто ярдов.

Собравшись с духом, Ронни протянула руку назад, открыла дверь и вынула из кармана куртки дымовую гранату.

Пятьдесят ярдов.

Она бросила взгляд на окно второго этажа в здании напротив. «Надеюсь, Мохамед окажется хорошим стрелком, — подумала Ронни. — У него всего несколько секунд, чтобы обезвредить обоих охранников».

Пять ярдов.

Зубами она выдернула штырь из гранаты.

Первый выстрел!

Охранник справа от Фолкнера упад на землю.

Она бросила гранату.

Вторая пуля достигла своей цели.

Клубы дыма в один момент заволокли узкую улицу.

Ронни выскочила из ниши и схватила Фолкнера за руку.

— Быстрее!

Не задавая вопросов, он последовал за ней.

Захлопнув дверь, Ронни закрыла ее на засов и пошла по коридору.

— Идите за мной. У нас есть всего две минуты, прежде чем люди из дома напротив добегут сюда, и еще две минуты, прежде чем рассеется дым и они смогут начать поиски. На первом этаже есть люк, который ведет в погреб. Оттуда — выход через водосточную трубу. Вы сможете спуститься по лестнице в этих цепях?

— Я смогу подняться на Эверест, лишь бы смыться от этих ублюдков, — мрачно ответил он. — Кто вы? Вы из ЦРУ?

— Позже расскажу.

— Как вас зовут? — настаивал Фолкнер.

— Ронни. Ронни Далтон. — Она подождала, пока он спустится вниз, затем осветила фонарем водосточную трубу. — Вы первый.

Фолкнер скептически посмотрел на отверстие.

— Оно слишком узкое.

— Вы пролезете. Я мерила.

Он встал на четвереньки и полез по трубе. Ронни последовала за ним, захлопнув за собой люк.

— Быстрее, — шептала она. — Нам надо быть в конце трубы через четыре минуты.

— Куда она выходит?

— Через два квартала на север.

— Там будет ждать машина?

— Нет.

— Почему нет?

— Хватит задавать вопросы, лучше двигайтесь быстрее.

— Не затыкайте мне рот. У меня есть полное право задавать вопросы. В. конце концов, это моя жизнь, и я не собираюсь рисковать ею.

— В конце концов, — перебила его Ронни, — это ваш единственный шанс. Не волнуйтесь. Я все рассчитала. Доверьтесь мне.

— Я не доверяю никому, кроме себя самого.

— Придется менять свои привычки. Самому вам не справиться-

Труба закончилась. Он открыл люк, осторожно высунулся наружу. Увидев, что никого нет, вылез на поверхность. Потом протянул руку Ронни и вытащил ее.

Они побежали по улице, свернули налево, затем направо в переулок. Ронни бежала впереди, показывая дорогу. За ней, звеня цепями, ковылял Фолкнер. Когда они миновали третий квартал, он раздраженно спросил:

— Мы что, так и будем бежать до границы?

— Если понадобится, то да.

Ронни снова свернула налево, в узкую улочку и, остановившись у какого-то дома, распахнула дверь, жестом предлагая ему войти.


Фатима ждала их.

— Вы опоздали, — сердито заметила она. — Еще две минуты, и я бы закрыла дверь. Я же предупредила Эвана, что не хочу зря рисковать.

Она закрыла за ними дверь и быстро пошла по тускло освещенному коридору.

— Идите за мной.

— Что это за место? — спросил Фолкнер.

— Бордель, — ответила Ронни. — Мы решили, что здесь ты будешь в безопасности. Сценарий следующий: ты — посетитель, а я — одна из женщин Фатимы.

Фатима раскрыла дверь и впустила их в комнату.

— А эта очаровательная женщина, вероятно, хозяйка? — поинтересовался Фолкнер, когда за Фатимой закрылась дверь.

— Да, это Фатима Аль-Радир. — Она указала рукой на кровать. — Садись, я сниму с тебя цепи.

— С удовольствием.

Он внимательно посмотрел на свою спасительницу. Но, кроме карих блестящих глаз и слегка вздернутого носа, ему ничего не удалось увидеть, так как лицо было покрыто маскировочной краской. Она была в черных брюках, такой же рубашке и кепке, полностью скрывающей волосы.

— И как ты собираешься избавиться от них? У тебя есть напильник?

— Нет, кое-что получше.

Присев рядом с ним на корточки, Ронни раскрыла свою сумку и достала оттуда маленький ключик.



— Да, ты серьезно подготовилась. — Он внимательно посмотрел на ее раскрашенное лицо. — Как же тебе удалось?

— Все! — перебила его Ронни, щелкнув замком. — Теперь давай руки.

Фолкнер покорно протянул ей руки.

— Как ты узнала, куда меня сегодня повезут?

— Это профессиональная тайна, — хитро ответила она.

— Ты журналист?

Ронни сняла наручники.

— Фотожурналист.

— Так ты одна из моих?

Она покачала головой:

— Нет, я независимый репортер.

— Но ты же чертовски рискуешь!

— Я хочу получить Эмми, — выпалила она. — Все. Иди в душ. Я скажу Фатиме, чтобы она избавилась от наручников и спрятала твою одежду. — Она вынула из сумки небольшой пакетик. — Вот, держи. Здесь накладные борода, брови и цветные контактные линзы. Твои голубые глаза могут тебя выдать.

— Сколько у меня на это времени?

— Семь минут. Твои друзья появятся здесь через десять, чтобы перевернуть все вверх дном.

— Будем надеяться, что они действуют по твоему расписанию и не появятся раньше времени. — Он направился в ванную. — А сама ты не забудешь стереть с лица краску и переодеться во что-нибудь более подходящее?

— Конечно, не задавай дурацких вопросов.

— Вообще-то у меня нет такой привычки.

Он захлопнул за собой дверь и начал раздеваться. Черт возьми! Он понимал, что должен быть благодарен ей за то, что она спасла его шкуру, но было что-то в этой Ронни Далтон, что безумно раздражало его. Ее агрессивная манера поведения, командный тон, самоуверенность…

Он вошел в душ и включил воду. Обычно он не был столь категоричен, особенно по отношению к женщинам. Но он всегда чувствовал неприязнь к тем, от кого зависела его жизнь. Фолкнер привык сам контролировать ситуацию, но за последний год испытал немало неприятных минут, чувствуя себя полностью зависимым и беспомощным. В этом, конечно, не было вины Ронни Далтон, и он, прекрасно это понимая, решил успокоиться. У них одна цель — выбраться отсюда живыми.

— Эй, ты не мог бы поторопиться? — услышал он ее крик.

Фолкнер сжал зубы:

— Ты же дала мне семь минут, а прошло только пять.

Обернувшись полотенцем и немного уняв раздражение, он вышел из ванной.

Ронни лежала, прислонившись к высокой дубовой спинке кровати. Она выглядела совсем девочкой. Нежная розовая кожа, как у ребенка. Короткие золотистые волосы, обрамляющие лицо буйными непослушными кудряшками. Она была укрыта простыней до самых плеч, но тонкая ткань не могла скрыть очертания обнаженного тела.

— Ты выглядишь, словно…

— Знаю, знаю, — продолжила Ронни. — Словно девушка с рекламной картинки или из фильма пятидесятых годов. Ложись скорей.

— Не уверен, что мне стоит это делать. — С этими словами он залез под простыню, бросив полотенце на пол. — Сколько тебе лет?

— Двадцать четыре.

Она потянулась к ночному столику и взяла парик с длинными черными волосами. Надев его, Ронни принялась запихивать под него свои золотистые волосы.

— Так я буду выглядеть немного взрослее.

— Ничего подобного, — возразил он. — До этого ты выглядела, как рождественский ангел, а теперь — как выпускница школы медсестер.

— Правда? — Она нахмурилась. — Ну что ж, ничего не поделаешь. Может, они решат, что ты из тех, кто любит маленьких девочек. — Она подняла подушку и показала ему спрятанный там пистолет. — Этим мы воспользуемся только в крайнем случае.

— Ты знакома с оружием?

— Когда все дети ходили в школу, я уже знала, как с ним обращаться.

— Очень интересно.

— Если мне придется применить его в деле, немедленно беги в ванную. Окно выходит в переулок.

— Ты все предусмотрела, как я погляжу.

— Конечно. Я хочу жить не меньше, чем ты. Теперь слушай. Когда мы услышим, что они вошли в дом, ты должен наклониться ко мне и притвориться, что мы занимаемся любовью. Желательно, чтобы они увидели бороду.

— Я понял. — Он потянулся, пытаясь расслабиться. — Я все сделаю.

— Ты говоришь на арабском?

— Не волнуйся, за последний год я выучил немало арабских ругательств.

— Тебе нужно изменить голос.

— Ради бога, неужели ты думаешь, что я сам не знаю, что мне нужно.

Он вдруг понял, что Ронни безумно испугана. Она умирала от страха. Поэтому говорила так быстро и так много, пытаясь скрыть свое состояние от него, да и от себя самой. Это открытие обезоружило его. Она же еще совсем ребенок! Он почувствовал желание защитить ее, успокоить.

— Не волнуйся, — мягко сказал он. — Я все сделаю как надо. А теперь успокойся. Нам остается только ждать.

Ронни глубоко вздохнула:

— Ненавижу ждать.

— Я тоже, но мне пришлось к этому привыкнуть. — Он нежно коснулся крошечного шрама на ее правом плече. — Что это?

— След от пули. Эль-Сальвадор.

— Кто послал тебя в этот ад? — удивился Гейб.

— Я сама, — ответила Ронни, не сводя глаз с двери. — И сделала отличный репортаж.

— И получила пулю в придачу, — съязвил он.

Ронни с удивлением взглянула на него.

— Тебя это волнует? Там, кстати, было полно твоих журналистов.

— Но они не были…

Он замолчал. Ронни была права. Он действительно часто отправлял своих людей в опасные места. Риск — неизменный атрибут репортерской профессии. Но она… В ней было что-то такое хрупкое и ранимое, несмотря на видимую решимость и уверенность. Его сердце сжималось при одной мысли о том, что ей могла грозить опасность.

— Мне очень мешает моя внешность, — призналась Ронни. — С этим ангельским личиком меня никто не хочет воспринимать серьезно.

Гейб снова дотронулся до шрама, слегка погладил его.

— Сколько тебе было лет, когда это произошло?

— Восемнадцать. — Она отстранила его руку. — Не надо. А то я как-то странно себя чувствую.

Что касается Гейба, то его чувства были вовсе не странными, а весьма определенными — он почувствовал возбуждение. Он жадно вдыхал легкий лимонный запах, исходящий от ее тела. Сумасшествие! Всего несколько минут отделяли его от встречи со своими преследователями, а он хотел эту женщину. Хотел безумно и обреченно, как будто на пороге смерти.

Они услышали шаги и громкие голоса. Гейб наклонился к Ронни.

Глава 2

Его сильное горячее тело было совсем рядом. Ронни охватила паника. Сердце колотилось в груди.

— Ты вся дрожишь, — прошептал он. — Успокойся, все будет хорошо.

— Да. — Она с трудом перевела дыхание.

Он прислушался.

— Похоже, они проверяют каждую комнату. — Раздвинув ее колени, Гэйб склонился над ней. — Обхвати меня ногами. Скорее!

Она подчинилась ему, не раздумывая. Ее ноги сомкнулись вокруг его ягодиц, и она почувствовала прикосновение возбужденной плоти. Полными ужаса глазами Ронни уставилась на него.

— Ты ведь не собираешься?..

— Не волнуйся, пожалуйста, это не то, что ты думаешь, — пробормотал он.

Дверь в комнату распахнулась.

Гейб еще ниже склонился к ней. За его мощными плечами Ронни ничего не было видно. Слегка повернув голову в сторону двери, так, чтобы была видна его борода, Гейб прокричал что-то по-арабски. В ответ посыпались яростные ругательства, и дверь захлопнулась.

Ронни облегченно вздохнула.

— Тебе лучше не двигаться, пока мы не убедимся, что они не вернутся, — прошептала она Гейбу.

— А я и не собираюсь двигаться, — ответил он глухим голосом и ласково провел ладонью по ее плечу. — Боже, какая у тебя нежная кожа.

Как-то Эван рассказывал Ронни, что, будучи в плену, Фолкнер ежедневно тренировался. Теперь она могла сама в этом убедиться, ощущая под своими пальцами натянутые, словно струны, мускулы. Она зачарованно посмотрела на него. Русая борода и цветные линзы делали его лицо практически неузнаваемым. Странное чувство внезапно охватило Ронни. Ей вдруг показалось, что она лежит в объятиях не Гейба Фолкнера, а совершенно незнакомого ей человека. Он оказался совсем не таким, каким она его себе представляла… Гейб продолжал медленно гладить ее плечи. Его бедра раскачивались в том же томном ритме. Ронни почувствовала нарастающий жар внизу живота, и в этот момент Гейб прильнул к ней, коснувшись самой интимной части ее тела.

— Я хочу, — произнес он сквозь зубы. — Разреши мне.

Ронни на мгновение замерла и ошеломленно посмотрела на него.

— Нет, нет!

— Нет? — Гейб тяжело выдохнул. — Ну что ж, я не собираюсь тебя насиловать. — Он закусил нижнюю губу. — Лежи спокойно, ничего не произойдет.

Из коридора по-прежнему доносился глухой шум.

— Если нельзя ничего другого, давай поговорим, — сказал Гейб.

— Что ты хочешь, чтобы я тебе сказала? — с трудом выдавила она.

— Все равно что. Ронни — уменьшительное от какого имени? От Вероники?

— Ни от какого. Просто Ронни. Мой отец хотел сына. Он думал, что девочка приносит одни неудобства. Я была его самым большим разочарованием, пока он не понял, что со мной вполне можно обращаться, как с мальчиком. Они ушли?

— Нет еще, — ответил он. — Я все еще слышу их голоса в конце коридора. А твоя мать?

— Она развелась с отцом, когда мне было три года.

— И оставила тебя?

— Для нее любой ребенок приносил неудобства, независимо от пола.

— Мне кажется, что не стоило сейчас затрагивать эту тему, — медленно произнес Гейб, окидывая взглядом ее тело.

Ронни нервно засмеялась.

— Джед всегда говорил мне, что у меня особый талант говорить что-нибудь не вовремя.

— Кто такой Джед? — нахмурился Гейб.

— Они ушли! — С этими словами в комнату ворвалась Фатима.

— Слава богу! — Гейб откинул простыню и поднялся с кровати.

Удивленно вскинув брови, Фатима посмотрела на него.

— Только не нужно говорить мне, что тебе было неприятно лежать рядом с ней. Она, конечно, худощава, но это, пожалуй, единственный ее недостаток. — Ее взгляд скользнул ниже. — Да, она точно не показалась тебе непривлекательной.

Ронни натянула простыню на свое обнаженное тело.

— Думаю, что они уже не вернутся сюда, — продолжала Фатима.-Теперь они ищут в соседнем доме. Сейчас принесу вам еды и вина.

— Мы здесь в безопасности? — спросил Гейб.

Ронни пожала плечами:

— Здесь все же лучше, чем на улице. Они теперь не скоро успокоятся. Будут останавливать всех подряд. Эван сказал, что в семь утра у рынка, нас будет ждать джип. Там будет столько народу, что нас вряд ли кто-нибудь заметит.

— Эван?

— Мой отец. — Ронни встала, закуталась в простыню. — Я пойду оденусь.

— Оставайся здесь, — сказала Фатима. — Тебя могут увидеть, а мне не нужны разговоры о том, что у меня тут разгуливают посторонние люди. Эван оставил вам обоим одежду. Я схожу за ней.

Дверь закрылась, и Ронни какое-то время стояла в задумчивости, не решаясь обернуться. Когда она все же заставила себя сделать это, то с ужасом увидела, что Гейб лежит на кровати совершенно обнаженный, ничуть не стесняющийся своей наготы. Настоящий самец. Она почувствовала, как щеки ее заливает румянец.

— Жаль, что ты оказался здесь при таких обстоятельствах. Эвен говорил, что женщины Фатимы — лучшие на всем Ближнем Востоке. Ты мог бы снять стресс, если бы…

— Снять стресс? — переспросил он.

— Так говорит мой отец. — Стараясь не смотреть на Гейба, Ронни достала из-под кровати сумку с фотоаппаратом. — Это одно из его самых удачных выражений. Согласитесь, оно имеет смысл. Секс действительно помогает людям расслабиться.

— Если ты так просто к этому относишься, то почему же ты не позволила мне… — Он запнулся. — Я полагаю, нам стоит сменить тему.

— Или вообще не разговаривать. — Ронни, словно фокусник, достала из сумки колоду карт. — Может, партию в покер?

— Ты играешь?

— Еще бы. — Она начала тасовать колоду, надеясь, что Гейб не замечает, как дрожат ее пальцы.

Он сел, скрестив ноги. Это смутило ее еще больше. Он был похож на обнаженного султана, развалившегося в своем гареме, и это зрелище навевало разные эротические фантазии.

Гейб внимательно посмотрел на нее и взял карты.

— Кстати, а кто такой Джед?

— Джед Корбин.

Он бросил на нее быстрый взгляд.

— Тот самый Джед Корбин?

Ронни кивнула:

— Мы вместе работаем. Джед просто замечательный.

— Согласен. Он один из столпов в нашем бизнесе. Три года назад я пытался заманить его к себе.

— Правда? Джед никогда не говорил мне.

— А он что, все тебе рассказывает?

— К сожалению, не все. Он слишком беспокоится о своей команде. — Она усмехнулась. — Так же, как и ты.

— Никогда не бывает слишком, особенно, когда это касается человеческих жизней.

Он сбросил карту, и Ронни протянула ему еще одну.

— Почему я никогда не слышал о тебе? Когда я собирался предложить Корбину работу, я знал о нем абсолютно все. Что-то не помню, чтобы твое имя где-нибудь фигурировало.

— Я предпочитаю не высовываться.

— Обычно претенденты на премию Эмми не скрывают своих талантов, — ехидно заметил он.

Ронни прикусила язык. А он не так прост! Она совсем забыла, что случайно сболтнула о своих планах. А он запомнил.

— Я буду исключением. — Она решила поменять тему разговора: — Странно, что тебе не удалось заполучить Джеда. Ему нравится твой стиль.

— Видимо, не настолько. Как же он позволил тебе так рисковать своей жизнью? Почему он не с тобой?

— Он даже не знает, что я здесь. Думает, что я в Германии, беру интервью у жителей восточного Берлина об их жизни после объединения.

— А вместо этого ты приезжаешь сюда и рискуешь быть убитой террористами?

— Никто из нас не будет убит. — Ронни вопросительно посмотрела на него. — Ведь пока что я со всем справилась?

Гейб улыбнулся:

— Вполне.

Она покраснела от удовольствия.

— Ну вот, тогда нет никаких оснований думать, что остальная часть моего плана провалится.

— Ты не ответила мне. Почему ты не захотела, чтобы твой замечательный Джед поехал с тобой?

— Он ждет ребенка.

Фолкнер расхохотался:

— В таком случае он не просто замечательный, он — уникальный.

— Я не то хотела сказать. Его жена Изабел беременна, и это для него сейчас самое главное. Ни о чем другом он не может думать.

— Даже о тебе?

— Он мой друг, а не нянька. К тому же, я бы все равно не сказала ему об этом.

— Почему?

— Потому что это мое дело…

Она остановилась, заметив, как сузились его глаза. Черт! Она чуть не проговорилась. Фолкнер, казалось, обладал удивительной силой, которая заставляла невольно признаваться в том, о чем она вообще не собиралась говорить.

— А ты молодец, — сказала она. — Я слышала, одно время ты был лучшим репортером. И вообще, ты напоминаешь мне Джеда. У него такая же способность вызывать людей на откровение.

— Это не всегда получается. — Он помолчал. — Вот ты пока ускользаешь от меня.

— Я? — Она пожала плечами. — Меня видно насквозь. Спроси Джеда.

— Джеда здесь нет, — мягко сказал Гейб. — К тому же, даже у таких кристально чистых людей, как ты, всегда есть, что скрывать.

Ронни весело рассмеялась, откинув назад голову:

— Господи, мне это нравится! Ты говоришь так, словно я какой-то загадочный персонаж. Просто Мата Хари!

Его взгляд упал на пульсирующую жилку у нее на шее.

— У тебя очень красивая шея.

Ронни замерла. Ее непринужденность и уверенность тут же исчезли. Гейб продолжал с улыбкой смотреть на нее. Стало тяжело дышать. Пальцы дрожали, карты были готовы вот-вот выпасть из рук. И Ронни бросилась в атаку:

— А тебе известно, что Мора Ренор разыгрывала безутешную любовницу, пока ты находился здесь? Она даже обвязала каждое дерево в своем поместье в Беверли-Хиллз желтой ленточкой.

— Правда? — Гейб улыбнулся. — Меня это не удивляет. Мора умеет использовать любую ситуацию, чтобы привлечь к себе внимание прессы.

— И тебе все равно?

— А почему должно быть иначе? У нее — свои цели, у меня — свои. И тем не менее, у нас были некоторые общие интересы.

— Я полагаю, ты имеешь в виду постель? — сухо поинтересовалась Ронни. — Я слышала, что вы помолвлены?

Улыбка исчезла с его лица.

— А вот это мне уже не безразлично. Я не люблю ложь. — Он посмотрел ей в глаза. — Что-нибудь еще?

— Ты о чем?

— У тебя в запасе больше не осталось историй о моих похождениях?

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

— Все ты прекрасно понимаешь. Самая лучшая защита — нападение, а самая доступная тема для обсуждения — личная жизнь.

— Только не твоя. — Она встретилась с ним взглядом. — Ты ведь никого не подпустишь к себе, разве не так?

Гейб застыл. Ронни задела его за живое.

— Конечно, у тебя много друзей, — продолжала она, — но нет постоянной подруги. У меня есть собственная теория по этому поводу.

— Умираю от любопытства.

— Ты относишься к своим подчиненным, как к родственникам. Они тебе и заменяют настоящую семью.

— И почему же я это делаю?

Ронни нахмурилась:

— Не знаю, мне надо подумать.

— Я надеюсь, ты мне сообщишь результаты своих размышлений?

— Боже, какой ты вспыльчивый. Между прочим, не я начала этот разговор.

— Ты права. Мне не нужно было начинать этот спор. А ты, оказывается, интересный соперник, Ронни.

— Я просто делаю то, что считаю нужным. — Она открыла свои карты. — Я выиграла.

— Поздравляю.

— Послушай, я действительно не хотела вмешиваться в твою личную жизнь. Мне просто показалось, что это…

— Способ защиты?

— Да. Ты задавал слишком много вопросов.

— Но это единственный способ узнать что-нибудь о другом человеке.

— Я знаю Джеда уже шесть лет, но он никогда ни о чем меня не спрашивал. Он принимал меня такую, какая я есть.



— Значит, он полностью лишен чувства любопытства, что довольно странно для журналиста. Ну хорошо, я прекращаю задавать вопросы. Ответь только на последний.

— Какой? — осторожно спросила Ронни.

— Ничего личного. Я просто хочу знать, почему ты приехала за мной.

— Мне понравилось твое лицо.

— Прости, что?

— Где бы я ни видела твои фотографии, твое лицо рождало во мне чувство надежности. Я не видела никого, кто бы выглядел таким сильным и уверенным в себе, как ты. К тому же, я слышала о том, как ты заботишься о своих людях. Мне это очень понравилось.

— Господи, только этого мне недоставало.

— Ну что, что я такого сказала? Ты ведешь себя так, словно я тебя оскорбила.

— Ты относишься ко мне, как к отцу.

— Глупости, у меня уже есть отец.

— Ах, да, тот самый Эван, — мрачно произнес Гейб. — Когда я с ним увижусь?

— Никогда. Он уже уехал из Саид-Абабы.

— И оставил тебя одну? Похоже, твой отец не очень-то заботится о тебе. — Он сжал губы. — Так вот, запомни, я не собираюсь становиться вашим папочкой. В конце концов, мне только тридцать семь, и я не готов удочерять взбалмошного ребенка.

— Ты что, совсем рехнулся? Да мне от тебя ничего не нужно. Все, о чем я тебя прошу, так это не делать глупости, от которых мы оба можем пострадать, — воскликнула Ронни. — И потом, я уже не ребенок, и мне не нужно, чтобы меня опекали.

— Ну ладно, ладно. — Гейб протянул руку, пытаясь остановить поток ее слов. — У меня нет никакого права осуждать тебя, ведь ты спасла мне жизнь. Извини меня. Давай забудем об этом.

Но Ронни не могла успокоиться.

— Пойми, — снова начала она, — нет ничего плохого в том, что тебе нравится чье-то лицо.

— Конечно, нет, — устало согласился Гейб. — И вообще, я должен радоваться. Никогда еще никто не жертвовал своей жизнью ради моей физиономии.

Ронни задумалась. Много ли она знала о Гейбе Фолкнере? А вдруг она не только оскорбила его мужское эго, но нанесла и более глубокую рану? Она почувствовала необходимость загладить свою вину.

— У тебя лицо, а не физиономия. Его нельзя назвать красивым, но в нем есть характер.

— Не забудь сказать о чувстве надежности.

Ронни удрученно вздохнула:

— Поскорее бы уж Фатима принесла нашу одежду.

— Зачем? Я уже привык к своей наготе. Или я шокирую тебя?

Ронни сделала вид, что не заметила насмешки.

— Ты разрешишь мне сделать снимок?

— Снимок?! — Гейб удивленно вскинул брови. — Куда же девалась твоя девичья скромность?

— Ты прекрасно знаешь, что я имела в виду. Я хотела сделать несколько фотографий, пока мы торчим здесь. Я не сделала ни одного снимка с того момента, когда ты побежал по улице.

Гейб с удивлением посмотрел на нее.

— Ты что, хочешь сказать, что снимала все с самого начала побега?

— Конечно. Но мне пришлось остановиться. Все происходило слишком быстро, а жаль.

— Полагаю, мне стоит поблагодарить тебя за то, что ты посчитала мою жизнь важнее удачного снимка.

— Не говори глупости. Я прекрасно знаю, что важнее. И все же, — мечтательно продолжила она, — могло получиться очень здорово. Столько событий. Ну ничего, я еще поснимаю.

Она достала фотоаппарат.

— Не сейчас. Я предпочитаю, чтобы на фотографиях меня украшало не только чувство собственно достоинства, но и кое-что из одежды. Понимаю, тебе не терпится утолить свою страсть, но придется подождать. Хотя, если бы ты согласилась утолить мою страсть, я бы пошел тебе навстречу.

Ронни покраснела.

— Я лучше подожду.

— Жаль, — ответил он.

В его голосе, в его позе была какая-то особенная чувственность. Ронни ощутила, как напряглась ее грудь под полотняной простыней, обмотанной вокруг тела. Что с ней в самом деле происходит?!

— Перестань, — резко ответила она. — Я не понимаю, почему мужчины считают, что все споры с женщиной должны заканчиваться в постели.

— Это совершенно не обязательно, но может быть интересно.

Она скорчила гримасу.

— Вот видишь, ты такой же, как и все.

— И кто эти «все», позволь полюбопытствовать? — В его голосе чувствовалось раздражение.

— Тебя это не касается. — Она неопределенно махнула рукой, решив сменить тему. — Это очень хороший фотоаппарат.

— Я не сомневаюсь, что у тебя замечательный фотоаппарат, но он меня не интересует. Не волнуйся, я не собираюсь снова затевать спор. Просто мне хотелось бы прояснить несколько вещей. Прежде всего я не собираюсь исполнять роль твоего отца. Во-вторых, у меня нет привычки ложиться с женщинами в постель, чтобы снять стресс или выиграть спор. Я всегда воспринимал секс исключительно как форму наслаждения и считал, что заниматься им надо умело и с удовольствием. У меня действительно не было женщины уже больше года. Я изнемогаю от желания. Но мне не нужна ни одна из женщин Фатимы. Я предпочитаю подождать, пока не найду действительно желанную партнершу. — Он помолчал. — Сказать, что произойдет, когда я встречу такую женщину?

Ронни смотрела на него, словно загипнотизированная. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Праздник, — тихо сказал Гейб. — Это будет безумный праздник любви.

Ронни не слышала, как открылась дверь. Она соскочила с кровати и повернулась к Фатиме, которая стояла на пороге с охапкой одежды в руках.

— Наконец-то, а то мы уже заждались!

— Я этого не говорил, — тихо заметил Гейб. — Ты ляжешь наконец? Сколько можно слоняться по комнате?

— Я не хочу спать. Почему ты не хочешь, чтобы я еще поснимала?

— Ты уже достаточно наснимала сегодня.

— Мало ли что может случиться с пленкой. Она может потеряться. Однажды в Кувейте я лишилась сумки с фотоаппаратом и кучей пленок. Если бы накануне я не переложила часть пленок в другое место, все бы пропало.

— Как же это произошло?

— Иракские военные. Они застали меня снимающей то, что не должно было появиться в прессе.

— Военные подразделения?

Ронни покачала головой:

— Нет, пытки гражданских лиц.

— Да ты просто сумасшедшая. Такие фотографии грозят смертным приговором всему отряду. — Он помолчал. — Неужели они тебя так просто отпустили?

— Мне повезло. Они просто отправили меня в тюрьму. А через месяц началась война, и обо мне забыли.

— Тебе действительно повезло. Они ведь могли просто расстрелять. А где в это время был Джед? Ждал очередного ребенка?

— Не говори глупости. Он тогда еще не был знаком с Изабел. Он был в Вашингтоне. Джед даже не знал, что я в Кувейте. Я уже говорила, что была внештатным журналистом. Это была моя работа, мой хлеб.

— Я не видел эти фотографии у него в программе.

— А я их и не отдавала ему.

— Почему?

— Слушай, опять ты задаешь мне вопросы?

— Почему ты не отдала Джеду эти фотографии?

Гейб явно не собирался сдаваться.

— Потому что я отправила их в Комиссию по правам человека, чтобы они использовали их как доказательство на военном суде. Я боялась, что если они появятся в эфире, то потеряют свою обвинительную силу. И сделала я это вовсе не из благородства или мягкости, — взахлеб продолжала она. — Просто мне показалось, что так будет правильно. Хотя, конечно, это был сентиментальный поступок. Я тогда только вернулась из Кувейта, где пролежала в больнице. Наверное, это климат на меня так подействовал.

— Тебе не нужно оправдываться, — тихо сказал Гейб. — В какой-то момент человек выбирает для себя самое главное.

— Да, но это мог быть отличный репортаж, — вздохнул Ронни.

— Это и был отличный репортаж. Мы просто не сможем увидеть его на экране. — Гейб облокотился на спинку кровати. — Если ты такая везучая, то как оказалась в больнице?

— Истощение организма. Нас не очень-то хорошо кормили в тюрьме, и у меня немного сдали нервы.

— Нервы?

— Я не могу находиться в закрытом помещении. У меня начинается клаустрофобия.

— Все зависит от твоего сознания. Через какое-то время это становится похоже на игру.

Ронни с удивлением посмотрела на него.

— Ничего себе игра. Тебя окружают одни стены и давящая тишина. Я помню, как ночами лежала в кромешной темноте. Мне казалось, что я не доживу до утра.

— И ты, уже однажды испытав это, не побоялась снова ввязаться в такое рискованное дело? Тебя чуть не убили! Ладно, хватит ходить туда-сюда. Ложись спать. Завтра понадобятся силы.

— Я не устала, но ты прав. Надо отдохнуть.

— Правильно. — Он похлопал по кровати рядом с собой. — Ложись.

Ронни легла на край постели и свернулась клубочком.

— Можешь погасить свет.

— Мне он не мешает.

Ронни вздохнула с облегчением. Сегодня ей не придется лежать в глухой темноте, мучаясь кошмарами. Ее нервы были на пределе. Она не была уверена, что сможет выдержать эту ночь.

— На самом деле я уже практически избавилась от страха темноты. Врач сказал, что осталось совсем немного…

— Ты когда-нибудь замолчишь, неугомонная болтушка, — проворчал Гейб.

— Прости. — Она на секунду замолчала. — Ты уверен, что свет не мешает?

— Единственное, что мне мешает, это ты. — Он придвинулся к ней и обнял. — Спи.

— Что ты делаешь?

— Я так лучше буду спать. Нет ничего хуже, чем остаться со своими страхами один на один.

— Ты боишься?

— Я же не бесчувственный чурбан.

Ронни почувствовала, как напряжение постепенно покидает ее. Она расслабилась, прижалась к Гейбу и закрыла глаза.

— Все будет нормально. Тебе не нужно бояться, — успокаивала она его. — Я вызвала вертолет с твоими людьми. Мы договорились, что они будут ждать на границе Седихана моего сообщения. В пещере, недалеко от границы, спрятан радиопередатчик. Мы сможем связаться с ними оттуда. Завтра ночью ты уже будешь на безопасной территории. А может быть, и раньше.

— Меня это радует. — Гейб провел рукой по ее волосам. — Ты похожа на общипанного утенка.

Звук его ласкового голоса, прикосновение руки к волосам действовали удивительно успокаивающе. Она зевнула.

— Мне приходится их постоянно стричь. С длинными волосами не очень удобно, особенно во время работы.

— Представляю, как бы они тебе мешали, когда ты ползла по тем узким сточным трубам.

— Но мы же пролезли, так ведь? И смогли добраться сюда. — Ее язык заплетался. — Не бойся, все будет хорошо.

— Только если ты сейчас же замолчишь и дашь мне уснуть.

Глава 3

На самом деле свет очень раздражал Фолкнера. Первые шесть недель заключения яркий свет ламп непрерывно ослеплял его, не давая заснуть. Он мечтал о темноте. Она казалась ему спасением и высшей благодатью.

Но для Ронни Далтон все было наоборот.

Он покрепче обнял ее хрупкое тело и почувствовал, как она слегка напряглась. Даже во сне Ронни не расслаблялась полностью. В ней было удивительное сочетание дерзкого и забавного ребенка и умудренной опытом женщины. Решимость и уверенность в себе порой сменялись мягкостью и сомнениями. В какой-то момент ему показалось, что она полностью раскрылась перед ним, но уже через минуту снова замкнулась в себе. Он почувствовал, что она очень одинока.

Гейб еще сильнее прижал ее к себе и тихо выругался. Он не мог понять, откуда в нем появилось это чувство нежности. Всего за несколько часов Ронни стала ему ближе, чем кто-либо за всю жизнь. Его влекло к ней, и ему было понятно это физическое желание. Она так доверчиво уснула в его объятиях, словно ребенок-сирота, ищущий укрытия от опасного и жестокого мира. И одновременно казалась олицетворением женственности, хрупкой и нежной. Гейб почувствовал, как в нем снова нарастает возбуждение. Он глубоко вздохнул, пытаясь унять дрожь. «Ладно, одну ночь я буду заботливым отцом, ничего со мной не случится, — думал он. — Интересно, что чувствует приемный отец, когда его воспитанница в один прекрасный момент вырастает и превращается в женщину? Между ними нет никаких кровных связей, и они обычно ведут себя не как отец и дочь, а как друзья».


Проснувшись, Ронни увидела, что Гейб Фолкнер сидит в кресле напротив и наблюдает за ней.

— Который сейчас час? — Она резко села на кровати и опустила ноги. Бросив быстрый взгляд в окно, с облегчением поняла, что до рассвета еще далеко.

— Начало седьмого.

— Я спала, как убитая.

— Ничего подобного. — Гейб встал и потянулся. — Ты ворочалась всю ночь.

Судя по всему, Гейб вообще не спал. Но, несмотря на его ленивые, сонные движения, Ронни видела, что он бодр и готов к действию.

— Я привыкла спать в любой обстановке, — сказала она.

— И все-таки хорошо бы поскорее убраться из этой обстановки.

Ронни улыбнулась ему через плечо.

— Я могу, по крайней мере, почистить зубы?

— Можешь. — Гейб немного расслабился. — Только не увлекайся.

Ронни остановилась в дверях ванны:

— Мы выйдем отсюда через пятнадцать минут. Тебе надо снова надеть бороду и вставить линзы. Фатима принесет местную одежду, бурнус и солнцезащитные очки.

— Тебе не кажется, что очки будут выдавать маскировку?

— Да нет, мы же будем в открытом джипе. В пустыне все носят очки.

— А какую роль будешь играть ты?

— Я — твой водитель. — Она скорчила недовольную мину. — В длинном покрывале, в чадре — все, как полагается. Так что тебе еще повезло.

— Женщина за рулем? Здесь, на Ближнем Востоке? — недоверчиво спросил Гейб.

— Не волнуйся, это встречается здесь на каждом шагу. Женщины в Саид-Абабе часто возят мужчин. Для этого, правда, необходимо разрешение ближайшего родственника мужского пола. Она же должна знать свое место. Милая страна, правда?

— Мне тоже так показалось.

Ронни вдруг опять вспомнила те кадры видеосъемки, на которых Гейб избит и покалечен.

— Все пройдет как по маслу, — уверенно сказала она. — Я достала такие документы, в подлинности которых никто не усомнится, даже если нас и остановят. Они ничего с тобой больше не сделают. Обещаю тебе, Гейб.

Он улыбнулся ей.

— С таким защитником я чувствую себя в полной безопасности. Теперь, когда я совершенно спокоен, ты можешь чистить зубы, сколько хочешь.

— Я же говорила тебе, что не будет никаких проблем. — Ронни выжала сцепление, и джип стал быстро набирать скорость. — Все идет гладко, как по маслу.

Гейб обернулся и посмотрел, как город постепенно исчезает из вида.

— Мы проехали патруль, и за нами вроде никто не гонится, но ведь у Красного Декабря есть вертолеты.

— После того, как мы доберемся до холмов, они уже не смогут вычислить нас. — Она стащила с себя тяжелую чадру и парик. — Как же в них жарко! Если бы мне пришлось провести в чадре больше одного дня, я бы пристрелила первого, кто попробовал бы снова нацепить ее на меня. Нужно бороться с мужским шовинизмом.

— Бог ты мой, как это жестоко, — пробормотал Гейб. — А ты никогда не думала, что именно неуверенность и слабость заставляет нас, бедных шовинистов, прятать лица наших женщин от других мужчин?

— Это их проблемы. Ты не должен причислять себя к их числу. Ты же не шовинист. Иначе ты бы не стал посылать женщин-журналистов в военные зоны.

— Иногда на меня что-то находит, но вообще-то я стараюсь с этим бороться. Вот, например, сейчас я хочу попросить тебя снова надеть чадру.

— Это еще зачем?

— Тихо, не надо сразу спорить. Я просто думаю, что тебе следует прикрыть чем-нибудь голову от солнца.

— Ах, да! — Она подняла чадру и снова обвязала ее вокруг головы. — Я об этом не подумала. Ты прав.

Такая покорность несколько удивила его.

— Да, я хочу быть независимой и самостоятельной, но при этом я не идиотка. Мне не хочется следующие месяцы провести в больнице, приходя в себя после солнечного удара. У меня другие планы.

— Какие же?

— Не знаю, может быть, Югославия.

Ронни увидела, как помрачнело его лицо.

— Ты что, не знаешь, что снайперы отстреливают журналистов?

— Я маленькая, меня не заметят, — усмехнулась Ронни. — Я не самая лучшая мишень.

— Очень смешно. — Его голос звучал совсем невесело. — Почему бы тебе не отдохнуть несколько месяцев… разумеется, если ты выберешься отсюда целой и невредимой?

Ронни покачала головой:

— Мне быстро становится скучно.

— И поэтому ты отправляешься на поиски опасных приключений? — Он был явно раздражен.

— Нет, — аккуратно поправила его она. — Я отправляюсь фотографировать. В Югославии можно сделать интересный материал.

— Нисколько в этом не сомневаюсь. Если тебе повезет, ты попадешь в какой-нибудь секретный концентрационный лагерь. Или тебя изнасилуют. Или…

— Не пугай меня, — перебила его Ронни. — Я подсчитала, что у меня уже было достаточно неудач за последние пять лет. Теперь должен начаться счастливый период.

— Ну да, конечно, — побормотал Гейб.

— Да что с тобой? Что ты причитаешь? В конце концов, у тебя тоже были такие поездки. К тому же, я не твоя сотрудница.

— Не моя? — Он бросил на нее взгляд, полный отчаяния. — А по-моему, ты как раз моя сотрудница. Именно такая, какая мне нужна.

Ронни почувствовала легкое волнение. Она знала о его умении подчинять себе людей, самому контролировать ситуацию, но ей было странно испытать это на себе.

— Ты забыл, что я работаю самостоятельно. У меня нет никакого желания стать очередным звеном в твоей цепи.

— А почему бы нет? Я могу предложить тебе большие деньги и безграничные возможности.

— Я независимый журналист, — снова повторим она. — И мне это нравится.

— А мне нет, — сухо сказал Гейб. — Если бы я был твоим начальником, я бы мог, по крайней мере, знать, что ты в очередной раз задумала. Черт возьми, соглашайся!

— Ну, уж нет. Я знаю, ты хочешь меня отблагодарить, но тебе не нужно этого делать.

— Так, значит, ты просто попрощаешься со мной и уедешь?

— Не совсем. Это ты уедешь, точнее улетишь. Как только мы попадем в Седихан, я пойду своей дорогой, а ты — своей.

— Мне не нравится такой сценарий.

— Тем хуже для тебя. — Она помолчала секунду. — Послушай, тебе вовсе не нужно расплачиваться со мной за помощь. Это я обязана тебе. Так что теперь мы квиты.

— Ты мне обязана?

Ронни кивнула:

— И что же я такого сделал для тебя?

— Неважно. — Она застенчиво посмотрела на него. — Может быть, это ты вдохновил меня на подвиги.

— О боже! То приемный отец, теперь — вдохновитель… — пробормотал Гейб. — Что-то я слабо верю во всю эту романтическую чушь.

— Твое право.

— Почему ты считаешь, что обязана мне?

Ронни промолчала.

— Ты же знаешь, я не успокоюсь, пока не добьюсь ответа, — мягко сказал он.

Упрямство Гейба было известно. Ронни поняла, что допустила ошибку.

— Посмотрим. Я думаю, что ты все забудешь, прежде чем вернешься в Штаты.

— Нет, не забуду. — Он помолчал. — В моем списке незабываемых людей ты — первая.

В ее списке он тоже занимал первое место. Он был человеком-легендой, за которым она наблюдала все эти годы. Может быть, одной из причин, по которой она так стремилась его освободить, было желание и самой стать свободной. Но вместо этого она почувствовала себя связанной еще сильнее.

— Я польщена, но тебе надо пересмотреть список. Нет смысла зацикливаться на людях, с которыми вы больше никогда не пересечетесь. — Ронни показала рукой на холмы, виднеющиеся впереди. — Видишь ту голую вершину? Прямо за ней есть небольшое плато, куда может сесть вертолет.

Ронни видела, что ему явно что-то не нравится.

— Что я должна сделать, чтобы ты был доволен? Снова нацепить эту идиотскую тряпку на лицо и смиренно ждать твоих указаний? Тебя чем-то не устраивает мой план?

Гейб неожиданно улыбнулся:

— Извини, просто ты опять задела мое самолюбие. Его улыбка была такой теплой и такой искренней, что Ронни на мгновение растерялась. Трудно оставаться безразличной к человеку, который может признавать свои ошибки. Еще труднее будет его забыть.

— Ладно, я тебя прощаю.

— Я чрезвычайно тебе благодарен.


Пока Гейб пытался связаться со своими людьми, Ронни разводила костер.

— А кто такой Джон? — спросила она, когда он выключил рацию.

Гейб подошел поближе и уселся на землю с другой стороны костра.

— Джон Грант.

— Вы давно работаете вместе? Он так разволновался.

— Семь лет. Он был продюсером моей первой программы «Новостей». Сейчас он вице-президент. — Гейб перевел дух. — Если честно, я и сам разволновался. Я не был уверен, что когда-нибудь еще увижу его.

Он не скрывал своих эмоций, как обычно делают мужчины. Ронни это понравилось. Он нравился ей все больше и больше.

— Когда я настраивала связь, я разговаривала с Дэниелом Брэдлоувом.

— Дэн — мой помощник.

— Они любят тебя. — Она скорчила недоверчивую гримасу. — Конечно, легко любить своего начальника, когда он находится за тысячи километров от тебя, а не стоит над душой каждый день.

— Если честно, то они действительно доверяют мне независимо от того, рядом я с ними или далеко. Конечно, я могу ошибаться.

Костер наконец разгорелся, и Ронни присела рядом на корточки.

— Нет, правда, они так обрадовались возможности вытащить тебя. Брэдлоув даже предложил поехать со мной.

— Тебе стоило согласиться. В трудную минуту на него можно положиться.

Ронни рассмеялась:

— Интересно, куда бы мы его дели в борделе? Под кровать?

— Знаю точно, что не в кровать, — сказал он хриплым голосом. — Между нами было слишком мало место.

Она вспомнила, как он лежал рядом с ней, как ее ноги обнимали его обнаженные бедра.

— Вертолет прилетит только через час. Я сказала, чтобы они не появлялись, пока совсем не стемнеет. Если хочешь, я приготовлю кофе.

— Если только ты сама хочешь. Я и так слишком взвинчен. В моей крови сейчас слишком много адреналина.

Он лежал на земле, опершись головой на руку, не сводя глаз с Ронни. Оба молчали.

— Я никогда не была в Хоовер-Дэм. Это ведь в Аризоне?

Гейб кивнул:

— Я стараюсь посещать достопримечательности, когда оказываюсь в Штатах и у меня есть время. Последний раз я была в Йозмите, а год назад в Вашингтоне. Ты когда-нибудь видел памятник Декларации независимости?

— Конечно.

— Что значит «конечно»? В том-то и дело, что мало кто знает этот памятник. Экскурсовод сказал мне, что теперь он не пользуется такой популярностью, как раньше. Я не понимаю, почему. Мне кажется, что все должны увидеть его.

— Кто все?

— Ну, все, — Нетерпеливо ответила она. — Нация.

Он улыбнулся:

— Понятно.

— Американцы даже не знают, что у них есть.

— А ты знаешь?

— Еще бы. Я побывала во многих странах, где даже не слышали о конституции. Поэтому считаю, что нам повезло.

— Твоя речь была такой страстной.

Ронни решила оставить эту реплику без ответа. Они опять замолчали.

— Может быть, ты не будешь так смотреть на меня? — не выдержала Ронни. — У меня такое чувство, будто меня разглядывают под микроскопом.

— Но ты ведь редкий экземпляр, — ответил Гейб, — и мне очень интересно за тобой наблюдать.

— Не понимаю, почему. Я самая обыкновенная. А вот работа у меня действительно очень интересная.

Она потянулась к кожаной сумке, достала камеру и навела объектив на Гейба.

— Освобожденный узник отдыхает, — прошептала она.

— Ради бога, убери эту чертову штуку.

— Ну хорошо. — Она опустила камеру. — Я дождусь вертолета и тогда сфотографирую, как ты улетаешь навстречу закату.

— Навстречу луне, — поправил он.

Вдруг до него дошел смысл сказанного.

— Что ты имеешь в виду? Как ты можешь сфотографировать мой отлет, если сама будешь в вертолете?

— Нет, — сказала Ронни. — Мы расстаемся здесь. Я поеду в Седихан на джипе.

— Черта с два. Ты же сама говорила, что небезопасно добираться до границы на машине.

— Вдвоем с тобой — да.

— Но ты же тоже журналист. Что будет, если тебя остановят на границе?

— Я постараюсь проскользнуть незамеченной. Я — мелкая рыбешка. Их интересует рыбка покрупнее.

— Ты просто знаток местной рыбалки, — язвительно сказал Гейб, — но мне почему-то кажется, что на этот раз главным блюдом можешь стать именно ты. А теперь объясни мне вразумительно, почему тебе обязательно нужно ехать одной через пустыню.

Ронни посмотрела на огонь.

— Зачем мне бросать на дороге почти новый джип?

— Я заплачу за этот чертов джип. Если ты сделаешь хоть один шаг в его сторону, я вытащу из него мотор и разбросаю запчасти по всей пустыне.

— Тогда я пойду до границы пешком.

Гейб в изумлении уставился на нее.

— А ведь у тебя хватит ума сделать это. Прошу тебя, Ронни, объясни, почему ты не хочешь лететь со мной в вертолете?

Она ничего не ответила.

— Если ты мне не скажешь, я отправлю вертолет обратно, а сам поеду с тобой.

— Ты не сделаешь этого.

— А ты проверь.

Она сжала кулаки.

— Ты что, хочешь все испортить? Хочешь, чтобы тебя опять отправили за решетку?

— Нет. И не хочу, чтобы ты там оказалась.

Ронни постепенно сдавалась:

— Там будет слишком много шумихи.

— Что, прости? — удивился он.

— Твой вертолет наверняка будут встречать журналисты и ЦРУ, и…

— Какая разница, кто меня будет встречать? Ты же сама журналист.

— Большая разница, — горячо воскликнула она. — Ты будешь в центре внимания, и мне, наверное, тоже не удастся его избежать. А я не могу этого допустить.

— Но почему?

— У меня есть на это причины.

— Ни одна из этих причин не стоит твоей жизни.

— Это уж мне решать, — сказала Ронни. — И если ты действительно считаешь, что обязан мне, ты сядешь в этот вертолет и перестанешь вмешиваться в мою жизнь.

Гейб замолчал, встретившись с ее сверкающим взглядом.

— Хорошо, я улечу на вертолете.

— И не будешь настаивать на том, чтобы я поехала с тобой.

— Зачем мне тратить время? — Гейб встал и отвернулся. — Я даю торжественное обещание, что не буду даже пытаться уговорить тебя спасти собственную шкуру.

Глава 4

Вертолет немного покружился над ними и приземлился на зеленую поляну.

— Пошли скорее. — Ронни взяла Гейба за руку, и они побежали к вертолету. — Надо торопиться. Эти огни может кто-нибудь увидеть.

— Я не могу оставить тебя одну посреди пустыни.

— Чем раньше ты улетишь, тем раньше я отправлюсь в дорогу.

Дверь кабины раскрылась, и на землю спрыгнул худощавый мужчина в кожаной куртке.

— Брэдлоув, это вы? — крикнула Ронни, когда они подбежали поближе.

— Точно.

Ронни достала из сумки фотоаппарат и повернулась к Гейбу.

— Иди вперед, я хочу сфотографировать вашу встречу.

Гейб бросился вперед и схватил мужчину за руку. Глаза Брэдлоува радостно блестели в свете прожекторов. Наклонившись к Гейбу, он что-то говорил ему. Ронни не могла их слышать из-за гула мотора, но это могли быть только слова приветствия, добрые слова.

— Убери свой фотоаппарат, — крикнул Гейб. — Лучше познакомься с моими друзьями.

Ронни видела, как он растроган встречей. Она подошла к ним.

— Дэн Брэдлоув, Ронни Далтон, — представил он их друг другу. — Ронни сказала, что вы уже знакомы заочно. Вы ведь разговаривали по телефону.

Ее рука утонула в широкой ладони Дэна.

— Бог ты мой, я и не думал, что вам удастся все это провернуть. Вы просто какое-то чудо!

Дэн оказался приятным молодым мужчиной около тридцати лет, с копной вьющихся темно-русых волос и карими глазами, которые восторженно взирали на Ронни, словно она была Матерью Терезой и Мишель Пфайффер в одном лице. Ронни почувствовала себя неловко.

— Привет, — коротко сказала она. — Вам следует поторопиться. — Она повернулась к Гейбу и протянула руку. — Тебе пора. До свидания.

Он взял ее руку. Она почувствовала, как тепло разлилось по ее телу, как и тогда, когда он впервые дотронулся до нее. Гейб смотрел на нее почти спокойно, но Ронни понимала, что это видимое спокойствие. Ему явно не нравилось все происходящее. Ей тоже. Но у нее не было выбора.

— Ты не мог бы оказать мне одну услугу? — Она открыла сумку и достала отснятую пленку. — Сохранить это для меня. Я пришлю за ней, как только буду в безопасности.

— Ты не хочешь, чтобы ее отняли, когда тебя схватят? — язвительно спросил Гейб.

— Меня не схватят. Это обычная мера предосторожности. Ты сохранишь ее?

Он взял пленку и убрал ее в карман.

— Поехали со мной!

Робко улыбнувшись, Ронни покачала головой.

— Это невозможно. Ты же обещал не давить на меня.

— Я и не буду. — Он махнул рукой в сторону пилота, — Это Дэвид Кэролл.

Обернувшись, Ронни увидела загорелого человека, чья широкая улыбка белела в свете приборной доски. Наклонившись, он протянул ей руку.

— Рад познакомиться.

— Я тоже.

Резкая боль взорвалась у нее в голове. Ронни потеряла сознание.


— Гейб, ты что, с ума сошел? — в ужасе кричал Дэн.

— Возьми ее фотоаппарат, — бросил ему Гейб, подхватывая обмякшее тело Ронни на руки. — Она меня кастрирует, если с ним что-нибудь случится.

— Думаю, она в любом случае это сделает. Удар в челюсть — не самый лучший способ отблагодарить человека за то, что он спас тебе жизнь.

— У меня не было выбора. Иначе она, рискуя своей жизнью, пыталась бы в одиночестве добраться до границы.

Он забрался в кабину, усадил Ронни на заднее сиденье и пристегнул ремень.

— С ней все будет в порядке? — спросил пилот. — Она упала как подкошенная.

— Ты ее довольно сильно ударил, — укоризненно сказал Дэн.

— Заткнись и залезай в кабину, — огрызнулся Гейб.

Дэн запрыгнул в кабину и захлопнул дверь. Когда вертолет поднялся в воздух, он повернулся к Гейбу:

— Я полагаю, у тебя были причины для этого. Почему она не хотела ехать с нами?

— Не знаю точно. Она говорила, что якобы не хочет светиться, не хочет оказаться в центре внимания.

Он аккуратно повернул ее голову, так, чтобы ей было удобно. Синяк уже начал выступать на ее нежно-розовой коже. Гейб чувствовал себя одним из тех извергов, которые издеваются над женщинами. Ему повезет, если, очнувшись, она не убьет его на месте.

— Кто нас будет встречать в Марасефе?

— Там, конечно, будут наши журналисты. Ну и, — Дэн скорчил недовольную физиономию, — нам пришлось сообщить ЦРУ, что тебя освободили, чтобы они смогли вывести своих людей из опасной зоны. Это значит, что информация просочится и в другие информационные службы.

— Другими словами, там будет целая толпа журналистов.

— Да, но наши будут впереди, — быстро ответил Дэн. — А как только официальные власти увезут тебя во Франкфурт для медицинского осмотра…

— Никакого Франкфурта.

— Ты же знаешь, что все пленные отправляются в больницу для обследования.

— Но это вовсе не значит, что я тоже туда поеду.

Он повернулся к Ронни. Она выглядела такой же хрупкой, как фарфоровые куклы, которых когда-то коллекционировала его тетя.

Он наклонился вперед, к Дэвиду.

— Поворачивай на юг. Мы не летим в аэропорт.


Ее несли по длинному коридору, стены которого были отделаны слоновой костью с позолотой. Мимо проплывали удивительные картины в резных рамах с орнаментом.

— Музей? — прошептала Ронни. — Как я оказалась в музее?

— Это не музей. Это дворец, — ответил Гейб.

Он внес ее в комнату, такую же роскошную, как и коридор.

— Спасибо за помощь, Дэн. А теперь уноси ноги, пока не поздно.

— С удовольствием, — ответил тот. — Увидимся позже.

Ронни положили на что-то шелковое и мягкое. Затем Гейб куда-то исчез. Через несколько секунд она почувствовала на щеке холод и открыла глаза.

— Не дергайся, — тихо сказал Гейб. — Дай мне приложить лед, чтобы опухоль поскорее спала.

И вдруг Ронни поняла, что с ней произошло.

— Это ты ударил меня?! — Она задыхалась от ярости.

— Я не мог поступить иначе. У меня не было выбора.

От сильного удара в живот у него перехватило дыхание.

Преодолевая боль, Гейб разогнулся.

— Спасибо, что не взвела курок.

— А надо было бы, — жестко сказала Ронни. — Ты это заслужил.

— Подожди! — перебил ее Гейб. — Я согласен, что заслужил наказание. Делай, что хочешь. Хочешь — ударь меня еще раз. Я не буду сопротивляться.

Ронни медленно разжала кулаки.

— Ты не должен был этого делать. У тебя не было права.

— А у тебя не было права ставить меня в безвыходное положение. Ты думаешь, мне нравится бить женщин?

— Откуда мне знать? — Она осторожно дотронулась до щеки. — Между прочим, ты довольно сильно меня ударил.

— Я не думал, что ты так долго будешь без сознания. Рассчитывал, что ты очнешься в вертолете.

— Тебе не следовало этого делать, — снова повторила она.

Ронни обвела взглядом огромную комнату, в которой они находились. Убранство по стилю представляло собой нечто среднее между азиатским стилем и элегантным стилем французской провинции. Роскошный турецкий диван, белый мраморный пол, покрытый кремово-голубым ковром, французские окна…

— Это гостиница? — спросила она.

— Нет, это дворец.

Ронни не помнила, чтобы Гейб когда-нибудь упоминал что-либо о дворце.

— Что за дворец?

— Королевский дворец Седихана. Ты так упорно не хотела появляться перед журналистами, что Дэвид по моей просьбе высадил нас на территории дворца, а не в аэропорту. Я связался с шейхом Бен Рашидом и получил его разрешение. Он также обещал охранять наш покой и не пускать сюда никого, пока мы окончательно не придем в себя.

У нее появилась надежда предотвратить катастрофу.

— Значит, никто пока не знает, что я здесь?

— Пока нет. — Он помолчал. — Но я не буду врать тебе. Нам придется сообщить властям, что я нахожусь здесь. Кроме того, Дэн сообщил твое имя ЦРУ как инициатора операции.

— А они могли сообщить его прессе! — Она глубоко вздохнула, пытаясь сосредоточиться. — Но все еще можно исправить, если уйти прямо сейчас. — Она огляделась. — Где моя сумка?

— Она осталась в вертолете, — ответил Гейб. — Я считаю, что тебе нет смысла уходить. Возможно, кто-то и услышит о тебе, но никто не сможет добраться до тебя, пока ты здесь.

«Действительно, нет смысла, уходить. Слишком поздно», — подумала Ронни.

— Ты должен был оставить меня в Саид-Абабе, — попыталась она возразить еще раз.

— Поздно. Что сделано, то сделано. Ты уже здесь. Прекрати ныть.

— Ты прав. Нет смысла плакать над разбитым стаканом. Надо просто убрать осколки.

— Предоставь это, пожалуйста, мне, — сказал Гейб. — Но прежде объясни, что именно необходимо предпринять и чего ты так боишься?

— Это тебя не касается.

— Не могу с тобой согласиться. Я привез тебя сюда, а значит, несу ответственность за все, что будет происходить дальше. Думаю, что прежде всего тебе необходимо выспаться. Да и мне не помешает отдохнуть.

Ронни взглянула на королевскую кровать, стоявшую в другом конце комнаты под прозрачным балдахином. Ей вдруг вспомнилась та кровать, на которой они спали с Гейбом в ту ночь, у Фатимы.

Будто угадав ее мысли, Гейб сказал:

— Ты не можешь не согласиться, что я создал для тебя гораздо более шикарные условия, чем ты для меня недавно.

Ронни бросило в жар. Он что, думает, что сегодня они опять будут спать вместе? Она бросила на него отчаянный взгляд.

— Я ухожу. Мне нужно выспаться, — спокойно произнес Гейб.

Ронни испытала облегчение и разочарование одновременно.

— Я и не думала, что ты останешься, — безразлично ответила она.

— Нет, думала. И я думал. — Он отвернулся и пошел к двери. — Я разбужу тебя завтра около десяти. Мы позавтракаем вместе и поговорим.

— Я встаю в шесть.

— Тогда наслаждайся роскошью и бездельем, пока я не приду. А сейчас, извини, мне надо пойти засвидетельствовать свое почтение Его Величеству и попросить его о нескольких одолжениях. Завтра я собираюсь задать тебе ряд вопросов и надеюсь получить на них вразумительные ответы.

— Посмотрим, — уклончиво ответила Ронни.

— Я повторяю — мне нужны вразумительные ответы.

— Слушай, а что ты сделаешь, если я скажу, чтобы ты шел куда-нибудь подальше со своими проклятыми вопросами? Снова ударишь меня? — Она вздернула подбородок.

— Нет, я найду другой способ узнать их.

У нее было нехорошее предчувствие, что Гейб не остановится, пока не узнает все до конца. Ну и что с того? В конце концов, она и раньше сталкивалась с упрямыми мужчинами и всегда оказывалась победительницей. Но ей совсем не хотелось сражаться с Гейбом Фолкнером. Она уважала его, восхищалась им.

Ронни медленно подошла к окну. Она увидела уютный дворик, в центре которого возвышался мозаичный фонтан со специальной подсветкой. От этого вида веяло покоем и теплом. На душе стало легко. Впервые после нескольких недель, проведенных в Саид-Абабе. Ей следовало бы найти свою сумку и покинуть дворец, но она уже знала, что не сможет этого сделать. Не случится ничего страшного, если она проведет здесь всего одну ночь. Она устала, ей нужно принять ванну и выспаться.

Однако Ронни понимала, что все это — только предлоги. Правда была в том, что она не могла расстаться с Гейбом Фолкнером. Он довольно долго был частью ее жизни. И теперь Ронни хотела, чтобы они расстались спокойно, без ссоры.


— Ну, наконец-то! — С этими словами Ронни обратилась к Гейбу, когда тот вошел к ней на следующее утро. — Я ненавижу, когда люди не пунктуальны. Да что с тобой? Ты выглядишь ужасно.

— Ничего. Просто я не выспался. Вчера долго не мог заснуть. Наверное, это последствие долгого нервного напряжения. Вот уж никогда не думал, что это может со мной случиться. Вообще-то я не отношусь к особо чувствительным.

«Но ты достаточно чувствителен в своих отношениях с другими людьми», — подумала Ронни. Она испытала прилив симпатии к этому удивительному человеку. И чувство вины. Гейб всегда выглядел таким сильным и мужественным, что она почти что забыла, что ему пришлось пережить.

— Ты так и будешь стоять? — спросила она. — Садись и поешь чего-нибудь. Она уселась рядом со столиком, который слуги недавно вкатили в комнату, и, положив на тарелку яичницу с беконом, протянула ее Гейбу. — Когда я была в заключении в Кувейте, то мне безумно хотелось бекона. Я просто умирала от желания. Иногда мне казалось, что я чувствую его запах. А у тебя не было никакого безумного желания?

— Было. Но я должен признаться, что это была не еда. Что же касается еды, то меня вполне устраивает биг-мак. Я привык к такой пище, когда стал корреспондентом и много ездил. Почти в каждой стране, где я побывал, был «Макдоналдс». Это как кусочек дома, что-то типично американское.

Гейб взглянул на нее.

— Синяк все еще виден.

— Ничего, у меня бывали и похуже, — с улыбкой сказала она. — И сама я тоже ставила синяки посильнее.

— Ты мне это продемонстрировала вчера. — Он дотронулся рукой до живота. — Хочешь посмотреть на свое произведение?

— Я думаю, не стоит. — Дрожащей рукой она налила кофе сначала Гейбу, затем себе. — Я прекрасно знаю свою силу.


Постепенно разговор коснулся опасной темы. Гейб так возбужденно рассуждал о сексе, что Ронни не выдержала.

— Я думаю, тебе стоит поскорее увидеться с Морой Ренор. Ты уже позвонил ей? Я уверена, она не заставит себя долго ждать и с удовольствием кинется к тебе в кровать.

— Чтобы «снять стресс»? Я уже говорил тебе, что не использую для этого женщин. — Он откинулся на спинку стула. — К тому же я не хочу Мору.

От этих слов Ронни почувствовала радость и удовлетворение.

— Почему?

— Может быть, я предпочитаю мою подопечную.

Она в замешательстве посмотрела на него.

— Что? Меня?

— Да, — ответил Гейб. — Именно тебя, и никого другого.

Он хотел ее. Может быть, это желание было спровоцировано той недавней близостью, но оно не исчезло с тех пор. Он хотел заняться с ней любовью. Она почувствовала уже знакомую истому, охватившую ее тело, как в ту ночь у Фатимы.

— Почему ты молчишь? — мягко поинтересовался Гейб.

Она поднесла чашку ко рту.

— Ты, наверное, самое похотливое животное на свете. Тебе нужна Годзилла, а не я. К тому же я не твоя подопечная.

— Но, к сожалению, ты и не Годзилла, — засмеялся Гейб.

Она пожала плечами, стараясь выглядеть как можно равнодушнее.

— У меня нет никакого желания залезать к тебе в постель и утолять твой накопившийся за год сексуальный голод. — Она сделала глоток. — Я, собственно, ждала тебя, чтобы попрощаться. После завтрака я уезжаю.

Улыбка исчезла с его лица.

— Это был незабываемый опыт, — продолжала Ронни. — Я надеюсь, у тебя все будет хорошо. Кстати, мне нужен мой фотоаппарат и та пленка, которую я тебе вчера дала.

— Ты готова уйти, захлопнув за собой дверь, толком не попрощавшись, но ты не забыла спросить про пленку, — язвительно сказал Гейб.

— Это все, что у меня есть, — просто ответила Ронни.

— И что я должен, по-твоему, на это ответить?

— Ничего. Просто верни мне фотоаппарат.

Гейб отрицательно покачал головой.

— Как бы не так. У меня в руках оказался довольно ценный «заложник». Я, пожалуй, отдам его тебе в обмен на…

— На что? — осторожно поинтересовалась Ронни.

— На информацию. Я отдам тебе фотоаппарат, если ты мне расскажешь, чего ты так боишься.

— Ничего не выйдет. Я лучше куплю себе новый фотоаппарат.

— Да, но не такой, как этот. Он ведь с тобой уже давно и практически стал частью тебя.

Гейб был прав. Она копила деньги почти год, чтобы купить этот фотоаппарат, и она очень любила его.

— Ну, скажи мне, — упрашивал ее Гейб, — что мне нужно сделать, чтобы ты поверила, что я не предам тебя? Ради бога, ты что, не видишь, что я хочу помочь тебе?

— Ты не можешь помочь мне. Ты и так все испортил тем, что привез меня сюда.

— Тогда я хочу исправить свою ошибку. Пойми, Ронни, я не собираюсь причинить тебе вред.

Она никому не раскрывала свою тайну, даже Джеду. Было так тяжело хранить молчание, так хотелось с кем-нибудь поделиться.

— Ронни?

— У меня нет паспорта, — внезапно сказала она.

— И это все? — Его лицо просветлело. — Ты его оставила в Саид-Абабе? Никаких проблем. Мы тебе сделаем дубликат.

— Ты не понял. Я не потеряла паспорт. Он у меня поддельный.

Гейб замер.

— Поддельный?

— Да. Я купила его на черном рынке. И если кто-нибудь начнет копать, то выяснится, что он фальшивый. Как я вернусь в Штаты? Я журналист, черт возьми, мне нужно быть там, где что-то происходит…

— Подожди минуту, — прервал ее Гейб. — Давай по порядку. Почему тебе вообще понадобилось покупать паспорт? Почему ты не могла получить его?

— Да потому, что я не являюсь гражданкой США, — раздраженно ответила она. — Когда выяснилось, что мой отец не указал в иммиграционной анкете о преступлении, его депортировали и лишили гражданства. Это было еще до моего рождения.

— Понимаю, — сказал Гейб. — И тебе пришлось расплачиваться за его грехи.

— Не совсем. — Ронни мрачно улыбнулась. — Меня арестовали правительственные агенты в Эль-Сальвадоре за то, что я работала на Эвана в качестве шпионки. Ему, правда, удалось вызволить меня, но я все равно осталась преступницей.

— И сколько тебе было лет, когда ты совершила это ужасное преступление?

— Одиннадцать. Эван начал использовать меня, когда мне было восемь. Никому ведь не придет в голову подозревать ребенка. — Она посмотрела на него с убитым видом. — Ты зря иронизируешь. Это и было ужасное преступление. Эван говорил, что он всего лишь удовлетворяет вечный спрос на информацию. Если даже он и не будет этим заниматься, то всегда найдутся люди, готовые продавать и покупать.

— Ты делала то, что тебе говорил твой отец. Ты же была ребенком!

— Когда мне было пятнадцать, я сказала отцу, что не буду больше заниматься этим, но было уже поздно. Для иммиграционной службы возраст не имеет никакого значения. У меня были проблемы с законом, а значит, мое появление в стране не приветствуется. То же касается и моего отца. Серые личности не имеют права голоса.

— Никакая ты не серая личность, черт возьми! Насколько я понял, ты боишься, что пресса докопается до твоего неблагополучного прошлого.

— Конечно, и ты это прекрасно знаешь. Через две недели они уже будут знать обо мне все, вплоть до того, сколько у меня родинок. Твое освобождение — самая шумная история года. Сейчас все только и будут говорить об этом. Моя история может всплыть на этой волне.

— Мои сотрудники не пользуются методами желтой прессы.

— Ты говоришь так только потому, что чувствуешь себя виноватым за то, что привез меня сюда. До правды может докопаться любой журналист, и это вовсе не будет желтой прессой.

— Ну, хорошо, предположим, я признаю, что поставил тебя в неловкое положение. Что ты предлагаешь?

— Лягу на дно и не вернусь в Штаты. А Джед направит меня в новую командировку.

— В Югославию, например?

— Может быть.

— Ну уж нет, — яростно воскликнул Гейб. — Надо придумать какой-нибудь другой выход.

— Какой? Ты думаешь, я не пробовала? — Она перевела дыхание. — Мне нравилось думать, что я американка. Я чувствовала себя американкой.

— Но если ты не американка, то какой ты национальности?

Она пожала плечами.

— Не знаю. Отец думал, что мать — шведка, но он не был уверен. — Ронни горько улыбнулась. — Ты не сможешь понять. Это совсем другой образ жизни. Ты путешествуешь из одной страны в другую, нигде не остаешься подолгу, нигде не чувствуешь себя дома. Ты то, что написано в паспорте, и, когда паспорт устаревает, устареваешь и ты. Тогда ты покупаешь себе новый, и вот ты уже другой человек.

— Боже! Отличная жизнь для ребенка.

— К этому привыкаешь.

— Ну да, конечно.

— Да, привыкаешь. Ты живешь сегодняшним днем, радуешься всему хорошему, что встречается у тебя на пути, и не обращаешь внимания на все остальное.

— Готов поспорить, что было много таких вещей, на которые нельзя не обращать внимания.

— Ради бога, перестань делать из меня мученицу. Я никогда не голодала, у меня всегда был ночлег. Знаешь, я ведь могла родиться и в Сомали.

— Зато у тебя была бы родина. Твой замечательный отец лишил тебя этого.

— Он вовсе не был замечательным. Его и отцом-то можно с трудом назвать, но он не был и монстром. По крайней мере, с ним было весело.

— Помолчи секунду и дай мне подумать, — перебил ее Гейб. — Должен же быть какой-то выход. — Он щелкнул пальцами. — Точно! Мы поженимся.

Ронни была в шоке. Она уставилась на него, как на сумасшедшего.

— Это самая идиотская идея, которую я когда-либо слышала. Что это, по-твоему? Кино со счастливым концом? Иммиграционная служба имеет богатый опыт фиктивных браков ради получения гражданства. — Ее голос вдруг задрожал: — Я больше всего в жизни хочу получить американское гражданство. Если бы это было так просто, я бы заплатила какому-нибудь американцу, чтобы он женился на мне.

Гейб задумчиво смотрел на картину, висящую на противоположной стене комнаты.

— Значит, нам надо будет сделать так, чтобы все поверили, что наш брак не фиктивный. Если мы убедим в этом общественность, мне будет легче чего-либо добиться через официальные каналы.

— Ничего не получится, — покачала головой Ронни.

— Получится. Сейчас я — герой дня, а ты — женщина, спасшая меня.

— И если я выйду за тебя замуж, то все решат, что я — искательница приключений, воспользовавшаяся состоянием человека, который долго был в заключении и не мог трезво оценить ситуацию.

Гейб улыбнулся:

— По-моему, я довольно трезво оцениваю ситуацию.

Ронни вдруг захотелось довериться ему, почувствовать себя защищенной.

— Решайся, — подбодрил он ее. — Давай раз и навсегда покончим с этой историей. Мы ничем не рискуем?

— Но почему? — прошептала она. — Почему ты так настаиваешь? Я уже сказала тебе, что ты мне ничего не должен. Все долги уже выплачены.

Гейб нежно дотронулся до ее щеки.

— Долги тут ни при чем. Я вообще не из-за благодарности хочу помочь тебе.

— Тогда из-за чего же?

Его глаза засверкали.

— Из-за корысти. Это даст мне шанс затащить тебя к себе в постель. Мы же уже выяснили, насколько я изголодался по женщинам. К тому же я верю, что зло должно быть наказано. И еще я лелею мысль наставить преступника на путь истинный.

— Прекрати. Это не повод для шуток.

Улыбка тут же исчезла с его лица.

— Я серьезен, как никогда. Ты вытащила меня из ада, ты вернула мне свободу. — Он протянул ей руку. — Разреши мне помочь тебе, Ронни.

Несмотря на его уверенность и твердое желание действовать, Ронни считала, что его усилия будут бесполезны. Им никогда не удастся убедить всех в подлинности их брака. Никто лучше ее не знал, каким циничным может быть мир. Ей не хотелось рисковать. До сих пор жизнь была довольно сносной, а те безумные детские мечты не стоили того, чтобы ради них губить всю жизнь. И все-таки… Все-таки она не могла прислушаться к словам Гейба.

«Да, это риск, — думала она. — Но я всегда ходила по краю пропасти, с тех пор как родилась. А эта игра, которую затеял Гейб, по крайней мере, может принести то, о чем я всегда мечтала. Даже если я проиграю, у меня будет возможность провести несколько недель рядом с этим человеком, о котором я не переставала думать последние десять лет».

Она медленно подошла к нему и взяла за руку.


Через пятнадцать минут в своей комнате Гейб давал указания Дэну:

— Организуй завтра пресс-конференцию в час дня.

— Только для нас? — спросил Дэн, направляясь к телефону.

— Нет, для всех радиостанций и редакций газет. В общем, для всех.

По другой линии Гейб набрал номер сенатора Кораса в Вашингтоне и, пока его соединяли, снова обратился к Дэну:

— Мне нужна информация об Эване и Ронни Далтон. Все плохое, все хорошее и все, что посередине. Мне это нужно иметь к пресс-конференции.

Дэн присвистнул:

— Это будет нелегко. Я могу рассчитывать на помощь Ронни?

— Нет, тебе придется заняться этим самому. Она не скажет ничего, что могло бы очернить ее отца. У нее до сих пор сохранились какие-то чувства к этому ублюдку.

— Не очень ли ты суров? — Дэн снова взялся за трубку. — Между прочим, это естественно — испытывать теплые чувства к собственным родителям.

— Да, если они этого заслуживают. Если они не используют тебя…

Он остановился, пытаясь совладать с гневом, переполняющим его. Мысль об Эване Далтоне и о той жизни, которую из-за него вела Ронни, приводила его в ярость. Что с ним, черт возьми, происходит? Обычно он не судил людей столь пристрастно, но этот Далтон использовал ребенка. И не просто ребенка, а Ронни — такую открытую, честную и ранимую девочку.

Гейб вдруг вспомнил их разговор у костра. Ее серьезное и немного печальное лицо, когда говорила о том, что хочет посмотреть памятник Декларации независимости. Сам он не мог представить себе жизнь без некой стабильности, без корней. Удивительно, как ей удалось выжить в таких условиях и стать такой необычной и мужественной женщиной, с которой он познакомился два дня назад. Только два дня? Казалось, что прошла уже целая вечность. За это время он успел испытать самые разнообразные чувства: желание, уважение, раздражение, жалость…

Гейб услышал приветственные слова сенатора на другом конце провода.

— Да, Гарри, привет. Я в порядке. Просто звоню поблагодарить тебя за помощь. Я понял со слов Дэна, что с самого начала переговоров о моем освобождении ты не оставлял президента в покое. Да, это твоя заслуга. Извини, но у мня к тебе еще одна просьба.


— Мне это не нравится. — Ронни нервно сжимала кулаки в карманах кожаного пиджака, идя рядом с Гейбом по коридору. — Почему мне нужно быть там?

— Потому что ты — героиня дня, — спокойно объяснил Гейб. — Почему ты так нервничаешь? Ты же была на тысяче таких пресс-конференций.

— Да, но обычно я сама задавала вопросы и фотографировала.

— На вопросы буду отвечать я. А ты будешь просто позировать.

— Может быть, ты отправишь меня в салон Элизабет Арден, чтобы меня там приодели.

— Я не думаю, что в Седихане есть салон Элизабет Арден. К тому же ты и так прекрасно выглядишь. — Он бросил оценивающий взгляд на ее синие джинсы, рубашку и потертую кожаную куртку. — Милое ангельское лицо. Манера поведения, правда, немного грубоватая, но это неважно. Это делает тебя еще более интересной и непредсказуемой.

— Спасибо, — сухо ответила она и облизала пересохшие губы. — Это ужасная идея. Ничего не выйдет, я уверена.

— Если не выйдет, мы придумаем что-нибудь другое. — Он остановился перед дверью в конференц-зал. — Послушай, Ронни, я знаю, тебе придется нелегко, но я буду рядом с тобой все время. Обещаю, что никто и ничто не принесет тебе больше страданий, — добавил он медленно.

Она посмотрела на него. Его взгляд был источником силы и уверенности. Ронни почувствовала, насколько крепкими стали узы, связывающие ее с ним.

— Если даже ничего не получится, я не буду винить тебя.

— Но я буду винить себя, — тихо возразил Гейб. — Я буду так сильно винить себя, что не переживу этого. — Он дотронулся пальцем до ее губ. — Так что я не могу этого допустить, правда?

Ее губы были мягкими и чувственными. Если бы Ронни заговорила, то ее слова обернулись бы ласковым поцелуем. Но она не могла позволить себе такой интимный жест.

Гейб вдруг лукаво улыбнулся:

— Обещай мне одну вещь, ладно?

В этот момент Ронни готова была сделать для него что угодно.

— Какую? — прошептала она.

— Не говори никому, что ты мне нравишься.

Глава 5

Ронни смотрела на толпу журналистов и фотографов. Среди них мелькнул Джеймс Кэтрик — корреспондент из Кувейта. Она узнала еще несколько знакомых лиц. Ей хотелось оказаться там, среди них, а не на этом дурацком подиуме.

Пресс-конференция продолжалась уже более часа, и все внимание было сосредоточено в основном на рассказах Гейба о его заключении. Как только кто-нибудь задавал вопрос о ее роли в совершенном побеге, он тут же менял тему или обещал вернуться к этому вопросу позднее. Если повезет, то, быть может, удастся досидеть до конца, не привлекая к себе особого внимания.

Ронни внимательно слушала Гейба.

— А теперь, после того, как мы обсудили все печальные подробности, перейдем к наиболее впечатляющей и увлекательной части этой истории, — торжественно произнес он. — Дэн подготовил пресс-релиз со всеми подробностями моего побега. К тому же, я уверен, до вас уже наверняка дошли слухи об участии в нем моей коллеги. Нет, я неправильно выразился. Это было даже не участие. Она одна спланировала, подготовила и провела эту операцию от начала и до конца, без помощи правительства или частного агентства.

По залу пронесся гул.

— Она сделала это, рискуя быть убитой или самой попасть в плен, — продолжал он. — И поверьте мне, последнее было для нее не меньшим риском, так как ей уже пришлось испытать это на собственной шкуре. Позвольте мне рассказать вам несколько фактов из жизни Ронни Далтон. Вы все знаете ее работы. В ее послужном списке есть репортажи из Сан-Сальвадора для Джеда Корбина, о митингах в Лос-Анджелесе, об урагане в Хоумстеде. Но вы вряд ли слышали о других эпизодах ее жизни. О том, например, что она отправила пленку, запечатлевшую зверства и насилия над мирными жителями, в Комитет по правам человека вместо того чтобы дать ее в эфир.

Ронни почувствовала, как кровь прилила к ее щекам. «Не стоило рассказывать об этом Гейбу», — с отвращением подумала она.

— Вы также, вероятно, никогда не слышали о том, что в Сомали она сама, без сопровождения, вела грузовик с гуманитарной помощью в деревню, где зверствовали бандиты.

Гейб с улыбкой посмотрел на нее.

— Прости, Ронни. Я знаю, ты хочешь убить меня на месте. — Он снова повернулся к журналистам: — Вам, может быть, будет интересно узнать, что она заплатила за этот груз из собственного кармана и предложила такую же помощь пострадавшим во время урагана в Хоумстеде. Перед вами сейчас находится уникальная женщина. Я никогда не встречал более отважного, более честного человека и более достойного представителя Соединенных Штатов. — Он помолчал секунду. — В ее жизни было несколько не очень счастливых моментов, о которых ей не хотелось бы рассказывать. Чтобы избавить вас от труда раскапывать детали, мы подготовили полное досье на Ронни Далтон, которое вам передаст Дэн. Единственное, чего не будет в этом досье, так это того факта, что я собираюсь жениться на этой замечательной женщине завтра днем, в четыре часа. — Он поднял руку, останавливая шквал вопросов. — Я был вдали от родины долгое время и ужасно соскучился. Надеюсь, что мои соотечественники разрешат моей жене вернуться домой вместе со мной. — Он помолчал. — Потому что без нее я домой не вернусь.

Ронни ошеломленно смотрела на него.

— Вы видите, она несколько удивлена. Мы договорились предать огласке наши отношения, но она не ожидала, что я выложу вам все. Чувствую, мне достанется за это позже.

Не обращая внимания на смех в зале, он протянул руку Ронни и заставил ее подняться со своего места.

— Давай, Ронни. Я разрешу им задать тебе три вопроса, и мы закончим на этом.

Плохо соображая, она подошла вместе с ним к микрофону. Сейчас, как никогда, ей нужна была его поддержка.

— Только попробуй оставить меня здесь одну, — шепнула она сквозь зубы.

— Я буду с тобой. — Он взял ее за руку и обратился к журналистам. — Будьте к ней благосклонны. Она заслужила это. — С этими словами Гейб поднес ее руку к губам и поцеловал.

Этот старомодный жест преклонения перед женщиной мог показаться странным. На самом деле он был удивительно грациозным, нежным и значительным. Ронни не могла оторвать глаз от Гейба. Наконец она расправила плечи и повернулась к аудитории.

— Я к вашим услугам.

Поднялся невероятный шум. Все заговорили одновременно. Гейб наклонился к микрофону.

— Три вопроса, — уточнил он.

— Как вам удалось спасти Фолкнера? Ведь все другие попытки были безуспешными?

— Мне помогал мой отец.

— Вы найдете всю необходимую информацию о нем в пресс-релизе. — Гейб указал рукой на следующего репортера. — Ваш вопрос!

— Мы никогда не слышали о вашей связи с Фолкнером. Как давно длятся ваши отношения?

— Несколько лет.

Ронни кивнула Джеймсу Кетрику. Он хитро улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, Ронни, что спасла Гейба Фолкнера, потому что любишь его?

Ронни уже видела мысленно сопливые заголовки во всех газетах. В панике она посмотрела на Гейба. Тот бодро улыбался ей, давая почувствовать, что все будет в порядке. Ронни глубоко вздохнула.

— Ронни, — мягко подтолкнул ее Гейб.

Она повернулась к залу:

— Да. Я люблю его.

Она отступила назад, к Гейбу.

— На этом все. — Он кивнул Дэну, который тут же принялся раздавать пресс-релизы.

Суета, которая началась в зале, позволила им беспрепятственно уйти, а охранникам было приказано не выпускать никого из комнаты в течение пяти минут после их ухода.

— Ты отлично справилась, — сказал Гейб, ведя Ронни по коридору к ее комнате. — Именно то, что надо. Достаточно профессионально и одновременно трогательно.

— Слишком мелодраматично, — поправила его Ронни. — Они будут идиотами, если поверят нам.

— Ты выглядела очень убедительно.

Ронни чуть не рассмеялась. Она чувствовала себя раздетой, вывернутой наизнанку.

— Ты должен был предупредить меня, что собираешься все рассказать.

— Ты и так нервничала. Теперь мы предупредили все возможные скандальные истории, которые могли скомпрометировать нас. Успокойся. Все позади.

— Все только начинается. Теперь мне негде спрятаться.

— Тебе не нужно прятаться.

— А тебе не нужно было говорить им, что ты не поедешь домой без меня.

— Я решил поднять ставки. Если они захотят, чтобы спасшийся пленник вернулся, им придется вернуть тебя тоже.

— Слушай, даже если Иммиграционная служба согласится, на это уйдет уйма времени.

— Ничего, мы подождем.

Ронни понимала, что он не отступится от своего. Она ускорила шаг.

— А что это ты говорил о свадебной церемонии?

— Куй железо, пока горячо. Сегодня они напишут о тебе, как о героине.

— Которая, между прочим, преступница, — мрачно добавила Ронни.

— А завтра, — не обращая внимания на ее реплику, продолжал Гейб, — я предоставлю им фотографии, которые заставят трепетать их сердца. Тебе нужен свадебный наряд. Какой у тебя размер? Восьмой?

— Шестой. Где ты собираешься найти свадебное платье?

— Дэн подыщет что-нибудь подходящее.

Все было слишком быстро, слишком нереально. Признания, свадебные наряды…

— Ты уверен, что хочешь этого?

— Да. Я никогда не был ни в чем так уверен. Все будет в порядке, Ронни.

В отличие от Гейба она не была уверена в том, что они поступают правильно. Что будет, если они проиграют? Не много ли Гейб берет на себя? Не пожалеет ли потом?

— Ты еще можешь передумать, — сказала она. — Со мной все будет в порядке.

Он чмокнул ее в кончик носа.

— А со мной — нет. Я приду поужинать с тобой в семь часов, если ты не против.

— Я буду рада.

Гейб повернулся и пошел по коридору. Ронни смотрела ему вслед. Он только что впервые поцеловал ее.

Гейб обернулся и увидел, что Ронни все еще стоит в коридоре.

— Все в порядке?

— Конечно. — Она с трудом улыбнулась и, открыв дверь, вошла в комнату.

Итак, она публично призналась в том, в чем намеренно не желала сознаваться самой себе. Она действительно любила Гейба Фолкнера.

Позже в комнату постучал Дэн. В руках он держал огромную белоснежную картонную коробку. На ней пирамидой высились коробочки поменьше.

— Боже мой, ты выглядишь, как рассыльный в старых фильмах, — воскликнула Ронни.

— Это в тех, где Джинджер Роджерс ходит по магазинам, а Фрэд Астэр танцует на потолке? — улыбнулся Дэн. — Я мог бы попросить, чтобы их доставили из магазина, но мне хотелось быть уверенным, что ты получишь все в целости и сохранности. Гейбу не понравилось бы, если бы что-нибудь потерялось по дороге.

— Но Гейб говорил только о платье.

— Признаюсь, увлекся. — Дэн бросил коробки на кровать. — Но продавщица заверила меня, что тебе не обойтись без этих вещей. Тут все: и чулки, и подвязки, и сорочка, и туфли. Кстати, я не был уверен, что купил нужный размер. У тебя седьмой?

— Почти угадал. Шестой с половиной. Все нормально.

Дэн с облегчением вздохнул.

— Слава богу, мне не придется возвращаться. Я чувствовал себя, как слон в посудной лавке, среди всех этих вуалей, платьев и всего остального.

— Гейбу не надо было взваливать это на тебя. Я вполне могла сама этим заняться.

— Гейб боялся, что тебя будут преследовать журналисты. Он решил, что на сегодня с тебя достаточно.

— Не на сегодня, а навсегда, — горячо поправила его Ронни. — Тебе часто приходится выполнять такие занятные поручения?

— Все бывает. От организации официальных встреч с президентом до романтических встреч с Морой Ренор. Господи! Наверное, мне не стоило упоминать Мору.

Ронни попыталась скрыть раздражение.

— А почему нет? Ты наверняка знаешь, почему Гейб женится на мне. Это всего лишь фарс!

— Разве? — Дэн внимательно посмотрел на нее. — Вам виднее.

— Откуда мне знать? Я не так хорошо знаю его, чтобы судить о его поступках.

— А я знаю Гейба довольно давно, и это так на него не похоже. — Дэн пожал плечами. — В любом случае, это не мое дело.

— Насколько я понимаю, ты не одобряешь его решения жениться на мне?

— Я не говорил этого, — ответил Дэн. — Жизнь Гейба висела на волоске. В любой момент мы могли получить сообщение о его казни. А тебе удалось спасти его. Мы готовы сделать для тебя все, что в наших силах. И если замужество поможет тебе получить то, что ты хочешь, я сам готов взять тебя в жены.

— Бог ты мой, женихи просто стоят в очереди у моей двери. Скажи, а как давно ты знаешь Гейба?

— Больше десяти лет. Мы вместе работали корреспондентами в Бейруте.

— Гейб говорил мне, что в трудной ситуации на тебя можно положиться.

Дэн улыбнулся:

— Да, мы не раз оказывались в переделках. Да и ты тоже. Вся эта история в Саид-Абабе, не сомневаюсь, была рискованной.

— Можно и так сказать. — Ронни старалась казаться безразличной. — Если вы так давно знакомы, ты, наверное, знаешь его семью?

— Его родители умерли. У него есть только сестра Кэрри и ее дочь Дэйзи.

— И какая она, его сестра?

— Похожа на Гейба. Удивительная и абсолютно самостоятельная. Она вышла замуж за нефтяника из Хьюстона и тут же взяла управление компанией в свои руки. Сейчас она — вице-президент.

— У них с Гейбом хорошие отношения?

— Вполне. Но они редко видятся.

— У таких людей, как он, нет времени на семью.

Дэн нахмурился:

— Не совсем так. Когда нужна его помощь, он всегда рядом с семьей.

— В этом я не сомневаюсь.

Ронни знала эту черту в Гейбе — он всегда заботился о родных и близких людях. И вообще, она знала о нем достаточно много, но не все…

— Мне пора, — сказал Дэн. — Нужно слетать в аэропорт, встретить Джона Гранта и привезти его во дворец.

— Ты сам полетишь? А я думала, что пилот — Дэвид.

— Дэвид обычно летает в официальные поездки, а Гейба я вожу сам. Я взял с собой Дэвида в Саид-Абабу на всякий случай. Я не был уверен, что все пройдет гладко, когда мы прилетим туда. — Он улыбнулся. — Но ты полностью контролировала ситуацию. А сейчас мне пора. Если возникнут проблемы со всем этим свадебным добром, скажи мне.

— Подожди. — Она кинулась за ним. — Можно мне поехать с тобой?

— Гейб не хотел, чтобы ты появлялась на публике.

— Я и не буду появляться. Я даже не буду выходить из вертолета.

— Ну, хорошо. — Дэн пожал плечами. — Я не возражаю. Боюсь только, тебе будет скучно.

На самом деле Ронни очень хотелось поближе узнать тех, кто окружает Гейба. Во время поездки она сможет познакомиться с лучшими друзьями Гейба и послушать, что они говорят о нем.

— Я не буду скучать, — уверенно сказала Ронни.


В семь часов раздался стук в дверь. Гейб выглядел, как всегда, уверенно и бодро. Он был одет в джинсы и голубую рубашку, из-за которой его глаза казались еще более голубыми, чем обычно. Она не могла отвести от него глаз.

— Я могу войти? — нарушил он молчание.

— Да, конечно. — Ронни поспешно отступила от двери. — Стол уже накрыли. — Она показала рукой на передвижной столик посреди комнаты. — Садись, пожалуйста.

— В какой-то момент мне показалось, что меня прогонят. — Он сел напротив нее и развернул салфетку. — Ты смотрела так, словно сомневалась, делали ли мне прививку от бешенства или нет.

— Это же делают только собакам. — Взяв вилку, Ронни принялась за салат.

— Когда я уходил от тебя сегодня, мне казалось, что я счастливо отделался. Но сейчас я шел к тебе, словно в клетку с дикими животными. Кто знает, как на тебя подействовала пресс-конференция. Вдруг ты злишься на меня?

— Если бы я злилась, ты бы понял это сразу. Меня же видно насквозь. Знаешь, я не уверена, что тебе стоило упоминать имя Эвана в досье. Ты привлек слишком много внимания к нему.

Гейб помрачнел:

— Перестань беспокоиться за него. Он о тебе не очень-то беспокоился. И хватит об этом. Дэн сказал мне, что купил тебе платье.

— Хочешь посмотреть?

— Нет, подожду до завтра. Это же плохая примета. — Он взял булочку из корзинки. — Ты разве не веришь в приметы?

Ронни зачарованно смотрела на его руки, такие сильные и ловкие.

— Ронни?

Она отвела взгляд от его рук и улыбнулась.

— Ешь свой стейк.

— Слушаюсь, мэм.

Боже, как ей нравилась эта улыбка, эта шутливая интонация и то, как он приподнимал брови. Любовь переполняла ее. Чтобы не выдать себя взглядом, она быстро опустила глаза в тарелку и принялась за еду.

— Я слышал, ты ездила с Дэном встречать Джона.

Она кивнула:

— Да. Он очень приятный человек.

— Ты ему тоже понравилась. Дэн сказал, что никогда не видел, чтобы Джон так увлеченно с кем-нибудь разговаривал.

Ронни использовала все свое журналистское мастерство, чтобы заставить Джона говорить. Говорить о том, кто волновал ее больше всех на свете, — о Гейбе.

— С ним очень интересно, — согласилась она.

На протяжении всего ужина Ронни с трудом поддерживала разговор, то и дело замолкая и думая о чем-то своем. Говорить не хотелось. Хотелось просто смотреть на Гейба, наблюдать за ним, любоваться им.

— Почему ты так смотришь на меня? У меня что, пятно на лице? — спросил Гейб.

— Да, целых два, под глазами. Ты опять не выспался. Почему ты не обратишься к врачу и не попросишь какое-нибудь снотворное?

— Потому что не хочу. — Он потянулся к кофейнику. — Еще кофе?

— Нет, спасибо. И тебе не советую. Ты и так не можешь заснуть. Это из-за меня?

— Ты тут ни при чем.

— Нет, это моя вина. С тех пор, как мы приехали сюда, ты ни секунды не отдыхал. Организовывал пресс-конференцию, собирал информацию, звонил, договаривался. Тебе нужно было уехать куда-нибудь и просто отдохнуть.

— Я отдохну позже. У меня будет время после того, как устрою твою жизнь.

— Если так будет продолжаться, то скоро ты превратишься в развалину.

— Ронни, в том, что я не могу спать, нет твоей вины.

— Но, может быть, я смогу помочь. — Она встала и направилась к кровати. — Пойдем. Я часто делала это Джеду, помогая ему расслабиться. — Она обернулась и увидела, что Гейб, по-прежнему сидит за столом. — Иди же сюда.

— Я не воспринимаю секс в качестве физиотерапии, в отличие от Джеда Корбина, — мрачно ответил он.

— Джед был моим другом. Ему бы это даже в голову не пришло. Одна женщина в Стамбуле научила меня делать массаж, и у меня неплохо получается. Обычно я массировала Джеду плечи, чтобы снять спазм. Снимай рубашку-

Он встал и начал расстегивать рубашку.

— Бедный Корбин.

— Почему? Потому что он был моим другом?

Гейб снял рубашку и кинул ее на стул.

— Представляю, какие адские муки он испытывал, когда ты водила по нему руками.

Гейб стоял рядом с ней. Широкие плечи отливали бронзой в свете ламп. Ронни безумно хотелось протянуть руку и дотронуться до темных волосков у него на груди, прижаться к нему. Ей стало трудно дышать.

— Я просто массировала плечи и спину, — прошептала она.

— Этого вполне достаточно.

— Ты хочешь, чтобы я тебе помогла?

— Я хочу, чтобы ты касалась меня своими руками. — Он отвернулся от нее и лег на живот. — Начинай.

Ронни глубоко вздохнула и села рядом с ним. Собравшись с силами, она нежно положила руки ему на спину и почувствовала, как он тут же напрягся. Его волнение передалось ей, пробежав по телу, словно электрический заряд.

— Расслабься, — тихо попросила она.

Она начала массировать ему спину, стараясь снять напряжение. Его кожа была гладкой и теплой. Ронни пыталась придумать какие-нибудь нейтральные слова, которые бы разрядили атмосферу.

— Ты был не прав. С Джедом ничего такого не было.

— Значит, он полный дурак, — пробурчал Гейб в подушку.

Ее руки равномерно двигались вверх и вниз.

— Я просто не в его вкусе. Ему нравится другой тип. Он без ума от своей жены. Они живут на острове, недалеко от Тихоокеанского побережья. Я была там однажды. — Ронни старалась говорить ровным голосом. — Очень красивое место.

— Правда?

— Да. А ты где живешь сейчас? — Она принялась разминать ему шею и почувствовала прикосновение густых коротких волос.

— В основном в Далласе. Еще есть дом в Аспене.

— Аспен — шикарное место.

— Не для меня. Я езжу туда только зимой, когда идет снег. Мне нравится холод и снег после жаркого лета в Техасе.

Холод. Этого она себе не могла сейчас представить.

— А мне хотелось бы поселиться в Айове. Я читала о местных ярмарках, о полях с кукурузой и пшеницей…

— Розовая мечта настоящей американской девочки.

— Ты видел вчера передачу Би-би-си? Там меня назвали «ослепительной, как звезда» невестой.

— Звучит неплохо.

— Пошло и банально.

— Так же банально, как и Айова с местными ярмарками. — По его телу пробежала мелкая дрожь. — Может быть, хватит?

— Почему?

Ронни не хотелось останавливаться. Ей хотелось прикасаться к нему, хотелось почувствовать и его прикосновение.

— Меня это не расслабляет. Мне становится только хуже.

Она увидела, что мускулы на его спине напряглись. В животе у нее что-то сжалось.

— Ты выглядишь очень напряженным.

— Еще бы. — Он поднялся и, не глядя на нее, резко соскочил с кровати. — Пытки Красного Декабря ничто по сравнению с тем, что ты делаешь.

Щеки ее покрылись румянцем.

— Тогда почему же ты не остановил меня?

Гейб медленно пошел к двери, по пути сдернув со стула свою рубашку.

— Мне понравилось. Наверное, я превратился в мазохиста.

— Гейб.

Он обернулся и, увидев выражение ее лица, покачал головой.

— Если мы будем заниматься с тобой любовью, то произойдет это не потому, что ты хочешь помочь мне расслабиться. Мне нужно гораздо большее.

Когда за ним закрылась дверь, Ронни почувствовала разочарование. Как он мог уйти, оставить ее одну сейчас, когда их так непреодолимо влекло друг к другу. Когда так приятно было дотрагиваться до него, ласкать его тело…

Она хотела его. Хотела принадлежать ему и телом и душой. Она знала, что и он страстно хочет ее.

Ждать осталось недолго. Завтра — свадьба. Неужели все это происходит с ней. Платье; цветы, гости, священник. Все это казалось ей невероятным. Такие вещи в ее представлении могли происходить только с теми благополучными милыми женщинами, которые ведут тихую счастливую жизнь в Айове и варят варенье для местной ярмарки. Но уж точно не с ней.

И все-таки это был не сон. Ронни почувствовала радостное возбуждение. Завтра…

Глава 6

— Ты замечательно выглядишь, — сказал Гейб.

— Это просто платье замечательное. — Ронни аккуратно провела рукой по длинной шелковой юбке цвета слоновой кости, затем дотронулась до изящных воздушных кружев, окаймлявших ее обнаженные плечи.

— Нет, дело не в платье.

— Ты уверен, что мне это подходит? — Она показала ему заколку, украшенную белыми розами, которая закрепляла фату. — Мне кажется, что в этой штуке я похожа на старомодную девушку.

— Все прекрасно. — Гейб подошел ближе и протянул ей маленькую коробочку. — Это тебе.

— Что это? Кольцо?

— Нет, кольцо у Дэна. А это традиционный подарок невесте.

Ронни открыла коробочку. Внутри лежали сережки. Изысканные жемчужные капельки, усыпанные сапфирами и рубинами.

— Белый, красный, голубой, — завороженно прошептала Ронни.

— На свадьбе обязательно должно быть что-нибудь голубое. Я подумал, это будет вполне в стиле ослепительной невесты. А когда ты получишь гражданство, я подарю тебе ожерелье.

— Спасибо. — Она подошла к зеркалу и начала примерять сережки. — Какие красивые! — Ее голос дрожал. — Они будут прекрасно смотреться на фотографиях.

Гейб стоял позади нее так близко, что она чувствовала тепло его тела и горьковатый запах одеколона. Она встретилась с ним взглядом в зеркале. Он смотрел на нее так пристально, что Ронни стало не по себе.

— Нам, наверное, надо идти.

— Да. — Гейб не двигался.

Ронни подняла руки и опустила на лицо фату.

— Я уверена, что этот обычай тоже изобрели мужчины.

На самом деле Ронни была рада, что на ней фата. В ней она не чувствовала себя слишком открытой, беззащитной и ранимой. Она в отчаянии пыталась найти, что сказать.

— По крайней мере, так не видно синяка.

— Да, хоть на что-то она пригодилась. — Он отступил на шаг. — Нам пора. Нас уже заждались наши друзья-журналисты.

— Опять вопросы?

— Я разрешил им только снимать, но, если кто-нибудь попытается взять у тебя интервью, его тут же вышвырнут.

— Они все равно попытаются.

— Дэн будет следить за этим. — Гейб взял ее за руку и повел к двери. — Не волнуйся, мы обо всем позаботимся.

И снова она ощутила это удивительное чувство защищенности. Ей было непривычно ощущать чью-то заботу. Возможно, в больших количествах такое отношение быстро бы наскучило ей и даже стало бы раздражать, но сейчас оно казалось Ронни удивительно приятным.


Свадебная церемония проходила в красивой маленькой часовне на территории дворца. Ронни с трудом понимала, что происходит вокруг. Корзины пурпурных гиацинтов, алых роз, белых лилий. Темнолицый священник в строгом черном наряде с накрахмаленным белым воротничком. Гейб рядом с ней, высокий и сильный. Все было словно в тумане.

— Ронни? — Гейб смотрел на нее, встревоженный ее растерянным видом. Он взял ее за руку.

Ронни бросила/быстрый взгляд на священника.

— Тебе пока еще рано брать меня за руку.

— Да мне плевать, — грубо ответил Гейб и сжал ее руку.

«Может быть, он действительно любит меня?» — подумала Ронни. Она робко улыбнулась ему и снова повернулась к священнику.

Через несколько минут церемония закончилась. Гейб нежно поцеловал ее. Затем они вышли из часовни и, пройдя через розовый сад, вернулись во дворец.

Потом был праздничный стол, покрытый узорчатой скатертью. Вереница блюд и угощений. Ледяной лебедь, возвышающийся во всей своей хрустальной красоте посреди стола. Знакомство с Его Величеством шейхом Бен Рашидом и его очаровательной рыжеволосой женой Сабриной.

Ронни ни на секунду не оставалась одна. Гейб или Дэн постоянно были рядом с ней. Ей оставалось только улыбаться, кивать и пить шампанское.

— Красивая свадьба, миссис Фолкнер.

Миссис Фолкнер… За сегодняшний вечер Ронни уже привыкла к этому обращению. Она повернулась к лысеющему мужчине в синем костюме и машинально улыбнулась. Она не узнала его.

— Спасибо, вы очень любезны.

Дэн увидел Гейба в другом конце комнаты и поспешно подошел к Ронни.

— Очень мило с твоей стороны, Пилзнер, что ты приехал.

— Как можно пропустить такое событие!

— Ронни, познакомься, это Герб Пилзнер, — представил его Дэн. — Из Иммиграционной службы.

Ронни похолодела.

— Как вы поживаете?

— Валюсь с ног от усталости. Я совершенно вымотан многочасовым перелетом и вне себя от возмущения. Меня подняли посреди ночи только из-за того, что сенатору Корасу срочно потребовались ваши документы, чтобы Фолкнер смог увезти вас с собой.

— Почему бы нам не выйти на террасу? — предложил Дэн.

— В этом нет необходимости, — отрезал Пилзнер. — Я буду предельно краток, к тому же потом я все равно буду делать заявление для прессы. — Он повернулся к Ронни: — Мне плевать на Кораса и его друзей с Капитолийского холма или на эту газетную шумиху, которую Фолкнер организовал, чтобы вы могли получить гражданство. Вся ваша свадьба — фарс чистой воды. Мой долг — соблюдать иммиграционные законы, и я не вижу причины, по которым должен сделать для вас исключение.

Ронни почувствовала, как рушатся все ее надежды.

— Но в этом случае есть смягчающие обстоятельства, — вступился Дэн.

— Не спорь с ним, Дэн, — тихо сказала Ронни. — Ты все равно не переубедишь его. К тому же он прав. — Она встретилась взглядом с Пилзнером. — Я уважаю ваше мнение, но Гейб… — Она остановилась и перевела дыхание. — Гейб не сдается так просто.

На мгновение взгляд Пилзнера смягчился.

— Все дело в том обвинении, что вам предъявили в Сан-Сальвадоре. Я не могу закрыть на это глаза, миссис Фолкнер. — Его лицо снова приняло мрачное выражение. — А тот факт, что вы в течение нескольких лет незаконно путешествовали по стране с поддельным паспортом? Это недопустимо. Мы можем потребовать вашей выдачи.

— Ни черта вы не потребуете. — С этими словами Гейб вышел на террасу и с треском захлопнул за собой стеклянную дверь. — Вы не сможете ее никуда забрать, пока она находится в Седихане. Это абсолютная монархия, и у нее нет договора со Штатами о выдаче людей.

— Вы абсолютно правы, — согласился Пилзнер, — но как только она выедет за границу Седихана, ситуация изменится. — Он взглянул на Ронни. — Ваша профессия предполагает путешествия, и вы не сможете находиться здесь вечно. В конце концов вы окажетесь в наших руках.

— Ради бога, она же не преступница, — закричал Гейб.

— Не могу с вами согласиться. По отношению к правительству США она совершила тяжкое преступление. — Он слегка поклонился Ронни. — Всего доброго, миссис Фолкнер. Прощу прощения, что ничем не могу вам помочь. — Он направился к дверям террасы. — Как я уже говорил, это была очень красивая свадьба.

— Ублюдок, — прорычал Гейб, когда за Пилзнером закрылись двери.

— Что будем делать? — встревоженно спросил Дэн. — Он собирается сделать объявление для прессы.

— Опереди его, — сказал Гейб. — Представь Ронни как несчастную жертву бюрократии. Не жалей красок. — Взяв Ронни под локоть, он повел ее по ступенькам в сад. — Скажи им, что мы соберем пресс-конференцию, когда вернемся из свадебного путешествия.

— Куда вы едете? — спросил Дэн.

— В Танадах. Там достаточно спокойно, и никто не будет нас беспокоить.

— Где это, Танадах? — вяло спросила Ронни, идя за Гейбом через сад.

— Это мой дом, который стоит посреди пустыни. Я живу там, когда надолго приезжаю в Седихан. — Он посмотрел на нее. — Все в порядке? Ты немного бледная.

— В порядке, — грустно ответила Ронни. — Я знала, все слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ты единственный, кто верил в успех. — Она отвернулась. — Я успею переодеться, прежде чем мы отправимся в это твое убежище?

— Нет, тебе нельзя туда возвращаться. — Он кивнул в сторону дворца. — Тебе не дадут прохода. Мы улетим прямо сейчас. Я попрошу Дэна привезти нам завтра одежду, а твой фотоаппарат до сих пор лежит в вертолете. Это ведь самое главное для тебя?

— Да, все остальное не имеет значения.

Так было до того, как началась вся эта история. Но теперь Ронни сомневалась, что когда-нибудь сможет вернуться в прежнее состояние. Она бросила свадебный букет на мраморную скамейку в саду и, подобрав юбку, поднялась в вертолет.


Танадах оказался милым уютным домиком с белыми оштукатуренными стенами и красной черепицей на крыше. Дом окружал сад. Все излучало атмосферу уединенности и интимности.

— Ну как? — спросил ее Гейб после того, как Дэвид поднял вертолет в воздух и отправился обратно в Марасеф.

— Мне нравится, — ответила Ронни. — Здесь гораздо лучше, чем во дворце. Мне было не по себе во всем том великолепии.

— Мне тоже. — Они пошли по дорожке к двери дома. — Именно поэтому я и купил это место.

Ронни отстегнула заколку и сняла вуаль.

— Хотелось бы принять ванну. — Она посмотрела на него. — А потом нам нужно поговорить.

Они вошли в холл, отделанный дубом. Из него — в огромную гостиную. Внутри дом выглядел еще уютнее, чем снаружи. Высокие потолки, книжные полки вдоль стен, камин. Жемчужно-серые мягкие диваны и такие же стулья гармонировали по цвету с пушистым ковром. Темно-лиловые занавески закрывали длинные окна. Несколько подушек такого же цвета были хаотично разбросаны по комнате. Интерьер дома нельзя было отнести к какому-нибудь определенному стилю. Просто все радовало глаз и располагало к отдыху. В комнате были всего две вещи, носившие отпечаток восточной пышности: перламутровая мозаичная ширма и искусно сделанный золотой верблюд на кофейном столике.

— Мы здесь будем одни, — сказал Гейб. — У меня нет постоянной прислуги. Из соседней деревни два раза в неделю приходят люди, чтобы убрать в доме и саду. Я никогда не знаю заранее, когда приеду, но в доме всегда порядок, а кухня забита продуктами. Так что голодать нам не придется.

— Хорошо.

— Твоя спальня вторая справа. — Он махнул в сторону коридора. — Не торопись. Отдохни как следует. Я зайду за тобой через час, и мы посмотрим, что можно соорудить на кухне. Если что-нибудь понадобится, зови.

Ронни повернулась и пошла к комнате, которую он ей указал.

— Ронни, — окликнул ее Гейб.

Она остановилась и обернулась к нему.

— Все будет в порядке. Я понимаю, что ты расстроена из-за Пилзнера, но я все улажу.

— Ладно, потом поговорим, — слабо улыбнувшись, ответила она.

Ронни видела, что он хочет помочь и готов жертвовать собой ради того, чтобы осуществить ее мечту, но при этом все равно не мог почувствовать, насколько сильны были ее разочарование и обида. Она сама виновата. Не нужно было позволять себе мечтать и надеяться, когда она прекрасно знала все трудности и препятствия. Надо сделать так, чтобы Гейб не пострадал из-за нее. Но сейчас не о чем беспокоиться. Сейчас они здесь, вместе. И надо воспользоваться счастливой возможностью, подаренной им судьбой.


Ронни никак не могла решиться открыть дверь в комнату Гейба. «Гейб, наверное, умрет от смеха, когда увидит меня, — думала она. — Ну что ж, не стоять же здесь всю ночь». Она вошла наконец и услышала шум воды в душе. Стараясь не шуметь, Ронни закрыла за собой дверь и остановилась на пороге комнаты. Она была даже рада, что у нее есть еще несколько минут, чтобы окончательно собраться с силами.

Дверь ванны распахнулась, и Ронни увидела Гейба, совершенно обнаженного, с блестящими капельками воды на темных волосах.

— Привет, — выдавила она:

Увидев Ронни, стоящую в одной только свадебной фате, которую она использовала как накидку, Гейб замер на месте.

— Что ты здесь делаешь?

— В данный момент дрожу от холода. У меня ведь здесь нет никакой одежды. Вот я и воспользовалась фатой. Ты говорил, что тебе нравятся вуали.

— Насколько я понимаю, ты пришла сюда не для того, чтобы продемонстрировать мне вуаль?

— По-моему, это очевидно.

— А мне нет. Я же сказал тебе, что мне не нужен секс, чтобы расслабиться или снять напряжение.

Она не ожидала такой реакции.

— Я пришла вовсе не поэтому.

— А почему?

Ронни пыталась найти такой ответ, чтобы не выглядеть слишком ранимой в его глазах.

— Это был тяжелый день. Мне нужно отвлечься от мрачных мыслей, — беззаботно сказала она.

— Тогда убирайся отсюда, — грубо ответил он.

Ронни беспомощно посмотрела на него.

— Я не могу, — прошептала она. — Ты мне нужен.

— Я или любой другой мужчина?

— Ты. — Она подошла к нему ближе. Фата спустилась с плеч, оголив грудь. Ронни не стала придерживать ее. — Это можешь быть только ты, Гейб.

— Вот это мне уже нравится. — Он подхватил ее на руки и понес к кровати.

Ронни чувствовала тепло его тела, силу его рук. Положив ее на кровать, Гейб склонился над ней. Фата куда-то исчезла, полностью обнажив тело. Гейб смотрел на нее, прерывисто дыша. Потом дотронулся до груди. Она мгновенно отозвалась на его ласку. Все ее тело рвалось ему навстречу. Каждое его прикосновение вызывало сладостную истому.

Он медленно наклонился и дотронулся Языком до соска. Обхватив его губами, он принялся страстно сосать его, одновременно лаская другую грудь. Ронни закусила губу, чтобы не закричать от ощущения невыразимого блаженства.

Время от времени Гейб издавал глухие гортанные звуки. Это был стон желания, возбуждавший ее не меньше, чем прикосновения его языка. Прижимаясь к ней всем телом, Гейб начал двигаться в неистовом ритме страсти.

— Я не могу больше, я так долго ждал. — Дрожь пробежала по его телу. — Извини, наверное, это будет слишком быстро.

— Это неважно, — Ронни еще сильнее обняла его. Гейб глубоко вздохнул.

— Нет, это будет нечестно. — Он раздвинул ее ноги, и рука скользнула вниз, к темному островку волос. — Я смогу немного потерпеть.

Ронни почувствовала его пальцы внутри себя. Она изогнулась и тихо вскрикнула. Гейб принялся медленно ласкать ее изнутри, вынимая и снова погружая пальцы, другой рукой нащупывая клитор. Ронни снова издала стон.

Не прекращая ритмичных движений ни на секунду, Гейб ласкал ее, усиливая возбуждение и доводя ее до неистовства. Словно издалека, до нее доносился ее собственный нечеловеческий крик.

— Тебе нравится? Еще?

— Да, еще! — Ронни металась по подушке. — Гейб, это просто чудо!

— Шшш. — Гейб убрал руки и снова склонился к ней. — Мне надо быть осторожным, чтобы не сделать тебе больно.

Ронни, почувствовав пустоту внутри себя, сгорала от желания, а Гейб все медлил. Она обняла его за бедра и притянула к себе.

— Я хочу тебя!

Гейб посмотрел на нее.

— Ронни, я не хочу так быстро.

— Тебя!

Гейб накрыл ее своим телом и стремительно вошел в нее. Она почувствовала резкую боль и острое наслаждение.

— О господи! — Гейб пытался проникнуть еще глубже, но встретил препятствие…

— Еще! — Она судорожно вздохнула, впиваясь в него ногтями. — Мне не больно. Продолжай!

Его лицо исказило желание такое сильное, что, казалось, оно причиняет ему боль. Он застонал. Ронни поняла, что ему нравится это препятствие. Она постаралась еще больше сжаться внутри себя. Судорога пробежала по его телу. Он поднял голову и посмотрел на нее.

— Ты такая красивая. — Он провел рукой по ее волосам.

— Ради бога, сейчас не время делать мне комплименты.

— Я просто пытаюсь вести себя не как сексуальный маньяк. Не хочу причинить тебе боль.

— Но я хочу тебя! Я хочу этого! — Она лукаво улыбнулась. — А то передумаю и уйду.

— Никуда ты не уйдешь.

Гейб начал двигаться, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Он обхватил ее снизу, приподнимая при каждом толчке. Их слияние было ненасытным, почти грубым. Гейб приоткрыл рот, обнажив белые зубы, щеки покрылись испариной. При каждом толчке Ронни издавала сладостный стон.

Когда наступил оргазм, ее словно вынесло из темноты на солнечный свет. Она услышала низкий крик Гейба. Испытав высшее наслаждение, он без сил упал на нее.

Глава 7

— Вот это сюрприз! — Гейб положил ее голову себе на плечо. — Как получилось, что ты до сих пор девственница?

— Мне показалось, что тебе это даже понравилось. — Ронни приподнялась на локте и посмотрела на него. — Или нет? Ты что, притворялся?

— Должен тебя заверить, что в такие моменты притворяться невозможно.

Ее лицо просветлело.

— Я надеялась, что так и есть, но не была абсолютно уверена. В следующий раз будет лучше. Я обещаю.

— Лучше некуда. Не уверен, что смогу это вынести. — Он снова положил ее рядом с собой. — Мне и так было очень хорошо.

— Мне тоже. Я никогда не понимала, почему все так кричат об этом на каждом углу. Пока сама не начала кричать. — Она засмеялась. — Это было ужасно?

— Ты не кричала. Это был сексуальный стон. Я бы не стал называть его ужасным. Он был красивым, страстным, возбуждающим.

Он наклонился и поцеловал ее.

Ронни закрыла глаза.

— Ммм, очень приятно.

— Тогда открой глаза и посмотри на меня.

Она медленно подняла веки и мечтательно посмотрела на него.

— У тебя замечательные скулы.

— Я рад, что есть хоть одна вещь, которая тебе нравится. — Он улыбнулся. — А может быть, даже две.

— Определенно две. — Ронни счастливо вздохнула. Она прижалась к нему и крепко обняла. — Ведь было хорошо, правда? Хорошо и по-настоящему.

— Тихо, тихо. — Он погладил ее по спине. — Так все и было. Почему ты так взволновалась?

— Я хочу, чтобы это продолжалось. Я хочу, чтобы это было всегда. — Она запнулась. — Забудь, что я сказала тебе. Я не это имела в виду. Ты не должен чувствовать, что я давлю на тебя…

Он закрыл ей рот поцелуем.

— Я испытываю давление с тех самых пор, как ты вошла в мою жизнь. Думаешь, почему я не затащил вчера тебя в постель? Со мной никогда не было ничего подобного. Я чувствую ответственность за тебя, хочу оберегать и быть всем для тебя. — Он ласково чмокнул ее в нос. — Я был удивлен не меньше, чем ты. Мне нравилась та жизнь, которую я вел. Никаких привязанностей, никаких обязательств. Ответственность только на профессиональном уровне. И тут появилась ты, и все изменилось.

— Да, действительно, — приглушенным голосом ответила Ронни.

Ронни подумала вдруг, что нельзя было терять контроль над собой и провоцировать его на это признание. И в то же время она была рада, что сделала это. Может быть, это был эгоистический поступок, но то, что она будет знать о его любви к себе, не причинит никому боли, кроме нее самой. А все остальное еще можно исправить.

Она еще сильнее прижалась к нему.

— Я хочу, чтобы ты знал правду, — прошептала Ронни. — Я не люблю тебя.

Гейб замер.

Он взял ее за подбородок и повернул лицом к себе.

— Ты меня обманываешь.

Она заставила себя сесть и посмотреть ему в глаза.

— Ты мне нравишься. И мне нравится быть с тобой. Но если ты хочешь большего, мне придется уйти.

— Здесь что-то не так. Чего ты боишься?

— Ничего. Я никого и ничего не боюсь. — Она подняла фату. — Может быть, мне действительно лучше уйти?

— Еще чего! — Он резко притянул ее к себе. — Никуда я тебя не отпущу.

Ронни почувствовала облегчение. Она боялась, что Гейб позволит ей уйти. Она не была готова расстаться с ним сейчас. Может быть, позже…

— Пожалуй, я останусь, если ты не будешь требовать, чтобы я поклялась тебе в вечной любви.

— Я не знаю, что происходит в твоей голове, какие нелепые мысли рождаются в ней. Я не собираюсь спорить с тобой. Просто запомни одну простую вещь. Я тебя никуда не отпущу.

— Я никуда и не ухожу. Пока.

Гейб покачал головой.

— Никогда. — Он опрокинул ее на спину и склонился над ней. — Все, Ронни, тебе придется смириться с этим.


— Это было замечательно! — сказала, отдышавшись, Ронни. — Как на американских горках, только еще лучше. Мне всегда казалось, что, когда вагончики медленно возвращаются к исходной точке, что-то теряется. С тобой все по-другому. Хочется продолжать полет до бесконечности. Ты самый лучший. — Она помолчала. — А знаешь, я проголодалась. Если ты не будешь меня кормить, у меня не будет сил.

— Если я не ошибаюсь, именно ты решила, что ужин может подождать.

— Тогда было кое-что более важное. Где здесь кухня?

— Ради бога, успокойся. После секса обычно нет сил что-либо делать.

— Кто придумал это дурацкое правило? Я полна сил и готова горы свернуть.

Гейб посмотрел на ее светящееся лицо и улыбнулся.

— Только не сейчас, хорошо? Горы далеко. Оставайся здесь. Я принесу чего-нибудь поесть. — Он встал с кровати и подошел к шкафу. — К тому же в доме прохладно, а тебе нечего надеть. Жди меня здесь. Я быстро.

Гейб накинул махровый халат и вышел. Как только за ним закрылась дверь, Ронни вскочила и бросилась к шкафу. Сняв с вешалки белую рубашку, она быстро надела ее на себя. В комоде нашлись подходящие белые носки. Почувствовав себя прилично одетой, она вышла из спальни и направилась по коридору в ту сторону, откуда доносился шум и лязг металла.

— Помочь? — игриво спросила Ронни, оказавшись на кухне.

Гейб посмотрел на нее через плечо.

— Почему ты меня не послушалась?

— Мне скучно сидеть там одной.

Он окинул ее взглядом.

— Эта рубашка идет тебе больше, чем мне.

— Мне кажется, тебе она вообще не идет. — Она встала за его спиной и взглянула через плечо на омлет, который он жарил. — Выглядит вкусно, я абсолютно не умею этого делать. Зато я могу приготовить кофе.

— Тогда готовь. На столике стоит кофеварка, а кофе в банке. — Гейб достал пару тарелок. — Насколько я понимаю, готовить здесь придется мне.

— К сожалению. Джед однажды пытался научить меня, но вскоре бросил эту затею. Он сказал, что мои кулинарные способности равны нулю. Если ты будешь готовить, я буду мыть посуду.

— Согласен. — Он разрезал омлет пополам и разложил по тарелкам. — Садись и поешь. Тебе скоро понадобятся силы.

Она почувствовала, как краска смущения заливает щеки. Удивительно, но он легко мог заставить ее смутиться и покраснеть, чего раньше не мог добиться ни один человек.

— Это тебе лучше восстановить свои ресурсы.

— Запасы моих ресурсов бесконечны. Особенно для тебя.

Ронни взяла вилку и принялась за омлет.

— Кстати, — внезапно сказала она, — тебе нельзя пить кофе. Почему ты не напомнил мне раньше? Тебе нужно наконец выспаться.

— Не могу я спать сегодня ночью. У меня были другие планы.

— Никакого кофе, — твердо сказала Ронни.

— Расскажи мне, чем ты мне обязана? Что это за таинственный долг? — вдруг спросил Гейб.

Ронни в замешательстве посмотрела на него. Такого вопроса она не ожидала.

— Теперь, когда ты мне все рассказала о своем прошлом, можно рассказать и об этом. Почему ты считала себя моей должницей? Что я сделал?

— Спас мне жизнь, — просто ответила Ронни. — Это было в Мекхите, в Турции, в 1983 году.

— Я был в Мекхите, но…

— Конечно, ты не помнишь. Ты вытащил меня из-под руин гостиницы после землетрясения. Я знаю, что была одной из многих, кого ты спас тогда, но для меня это было жизненно важно, и я навсегда запомнила этот момент. Ты остался со мной и держал меня за руку. — Она поежилась от воспоминаний. — Это была самая ужасная ночь в моей жизни.

— Я помню тебя. Но тебя звали Анита.

— Анита Вальдез. Испанский паспорт.

— А когда мы вытащили тебя, ты была ужасно грязная, но я точно помню, что волосы у тебя были темные.

— Краска. Я должна была быть похожей на испанку.

— Я чувствовал себя виноватым, когда отпустил тебя в больницу одну.

— Ты и так сделал больше, чем нужно. Весь город был в руинах. Я знала, что тебе нужно было идти и спасать других.

— По твоим словам, я просто супермен. То же самое сделал бы любой человек в такой ситуации. Кстати, я заходил в больницу на следующий день.

— Я не знала об этом. — Ронни лучезарно улыбнулась. — Как это мило!

— Но мне сказали, что ты исчезла сразу же после того, как они перевязали тебе руку.

— Там был Эван. Он видел, как меня отвели в палату, я вскоре забрал меня оттуда. Той же ночью мы уехали из Мекхита.

Ронни доела омлет и откинулась на спинку стула.

— Но с тех пор я постоянно следила за тобой. Это было несложно. Ты был на виду, становился знаменитым. Мне казалось, что все, что делаешь, достойно восхищения. Я решила стать журналистом благодаря тебе.

— Хватит петь мне дифирамбы. Просто, Ронни, мы подходим друг другу. Мы нужны друг другу. Может быть, поэтому судьба и свела нас в Мекхите.

— Только не говори мне, что веришь в судьбу.

— А почему нет? Я верю, что некоторые люди созданы друг для друга. И если тебе посчастливилось найти такого человека, нужно быть полным идиотом, чтобы упустить его.

В ту ночь в Мекхите она поверила в судьбу. Она обрела силу и уверенность в этом изменчивом мире. И огромное желание быть с Гейбом. Теперь оно исполнилось.

— Не могу с тобой не согласиться. Ты действительно знаешь, как сделать женщину счастливой. — Она встала и пошла к двери. — Сложи тарелки в раковину, я помою их утром. А сейчас у меня достаточно сил, чтобы не дать тебе скучать какое-то время. — Она бросила на него суровый взгляд. — И не вздумай пить кофе.


— Ты опять не спал, — заметила Ронни, прогуливаясь на следующее утро с Гейбом по саду.

— Я немного вздремнул.

— Что-то не похоже. Мне кажется, ты говоришь это, чтобы я отстала от тебя.

— Возможно. Ты действительно можешь быть ужасно въедливой. — Он внимательно посмотрел на нее. — И удивительно заботливой для женщины, которую интересует только мое тело.

— Да, мне хочется заботиться о тебе. — Она отвела взгляд. — Ты мне нравишься. Я не могла бы спать с человеком, который мне не нравится.

— Надеюсь. — Он взял ее за руку. — Хотя я иногда замечаю некоторую бестолковость.

— Мы говорим о тебе.

— В связи с тобой. — Он остановился рядом с гамаком, натянутым между двумя деревьями. — Да здравствует связь! Я никогда еще не занимался любовью в гамаке.

— Дело не в сексе. — Она повернулась к нему. — Скажи Дэну, чтобы он привез снотворное.

— Никаких таблеток. — Он сел в гамак и посадил ее рядом. — Послушай меня, Ронни. Я не буду принимать снотворное. Я видел немало людей, которые начинали принимать таблетки, чтобы снять напряжение, а в результате оказывались в полной зависимости от них.

Спорить не было смысла. Он все равно не изменит свое мнение. Ей придется найти другой способ. Она легла в гамак и притянула его к себе-

— Ладно, оставим это. Так даже лучше. Я буду знать, что ты всегда готов к занятиям любовью.

— Тогда почему бы нам не попробовать сейчас, в гамаке?

— Не сейчас, позже. — Она свернулась калачиком и положила голову ему на плечо. — Мне нравится твой сад. Когда-нибудь у меня тоже будет свой сад.

— Я подарю тебе этот.

— Это не то. Я думаю, чтобы это был по-настоящему твой сад, нужно его самой создавать, работать в нем, заботиться о нем.

— Это касается не только сада.

— Согласна. То же самое и с фотографией. Нужно как следует подготовиться к каждому снимку, «вырастить» его. У меня уже целый сад таких снимков. Почему ты хмуришься?

— Солнце слишком яркое. Я ненавижу яркий свет. — Он запнулся. — И что ты посадишь в своем саду?

Ронни застыла. Как же она сразу не поняла. Тогда, в заключении, яркий свет, как и темноту, использовали для пыток, не давая пленным спать, изматывая их и ломая волю.

— И сколько это продолжалось?

Гейб не стал ей лгать.

— Первые шесть недель.

Шесть недель без сна.

— Ты ничего не сказал об этом на пресс-конференции.

— Это не так уж и важно.

— И позволил мне спать со светом тогда, у Фатимы. Неудивительно, что ты не смог заснуть. Почему ты мне не сказал?

— Я в любом случае не смог бы заснуть. А у тебя была своя проблема — страх темноты.

— Господи, ведь ты только спасся от этих извергов. Я бы смогла вынести темноту, ничего бы со мной не случилось, но тебе нужно было доказывать, что ты сильный мужчина!

— Хватит плакать.

— Я не плачу.

— Тогда почему моя рубашка влажная? — Он ласково погладил ее по голове.

И снова он успокаивал ее, и снова она прячется у него на груди. Ронни вытерла мокрые щеки о его рубашку и положила его голову к себе на грудь, так, чтобы на его глаза падала тень от деревьев.

— Я бы их убила.

— Забудем об этом. Я вот сейчас могу погибнуть. От твоей красоты. — Он коснулся губами ее груди. — Лучшей смерти и не придумаешь.

Она немного ослабила свои объятия.

— Замолчи. Я не хочу, чтобы ты говорил.

— Слушаюсь и повинуюсь. На самом деле, после года лишений я не прочь понежиться в ласковых объятиях.

— Тогда лежи тихо и наслаждайся. — Она погладила его по волосам.

Тишину нарушало пенье птиц. Воздух был напоен запахом цветов. Ласковый ветер убаюкивал их. Ронни почувствовала, как напряжение постепенно покидает его. Он задремал, потом погрузился в глубокий сон. Тяжесть его тела не давала пошевелиться, но Ронни и не пыталась это сделать. Она боялась даже дышать. Неподвижно лежала в гамаке, пока не наступили сумерки, а потом и совсем стемнело.


— Ронни.

Она открыла глаза и в свете луны увидела чей-то силуэт.

Дэн присел рядом с гамаком.

— Я стучал, но мне никто не открыл. Все в порядке?

— Все отлично, — ответил за нее Гейб. — Он потянулся и сел. — Похоже, я заснул. — Он повернулся к Ронни. — А ты — отличная подушка.

— Лучше, чем снотворное?

— Гораздо. — Он наклонился и поцеловал ее в лоб. — Пошли, я попробую что-нибудь приготовить для Дэна.

— Идите, я приду через несколько минут. Я еще не совсем проснулась.

Он с любопытством посмотрел на нее, но ничего не сказал и пошел с Дэном к дому.

Ронни подождала, пока они дойдут до двери, потом попыталась встать. Боже, у нее все тело словно окоченело, а одна нога затекла так, что на нее невозможно было наступить. После двух попыток ей удалось встать на обе ноги, но идти она не могла. Пришлось прыгать по дорожке, волоча одну ногу за собой.

— Ты похожа на горбуна из «Собора Парижской Богоматери». — Гейб стоял на пороге и смотрел на нее. — Это из-за меня?

— Нет. Я сама виновата. Нужно было поменять положение.

— Но ты этого не сделала, чтобы не разбудить меня.

Она схватилась за дверной косяк. В затекшей ноге начались покалывания.

— А где Дэн?

— Я попросил его принести вещи из вертолета. — Он обнял ее за талию. — Нога затекла?

— Да, но сейчас уже лучше. Не нужно мне помогать.

— Но для меня это удовольствие. Обопрись на меня.

Она слегка облокотилась на него и вошла в гостиную.

— Не надо трястись надо мной.

— Не надо было тебе лежать в гамаке восемь часов в обнимку со мной. — Он прижал ее к себе. — Облокотись на меня сильнее. Признать свою слабость не значит потерять независимость. Как только мы доберемся до кухни, ты сядешь и будешь смотреть, как я готовлю. Если ты, конечно, не хочешь попробовать сама.

Они вошли на кухню, и Ронни заметила, как Гейб сощурился от яркого света.

— Эти лампы просто ослепительны, — сказала она.

— Что ты предлагаешь? Ужинать при свечах? — Он посадил ее на один из стульев. — Ради бога, я уже начинаю жалеть, что проговорился.

— Давно надо было об этом сказать.

— О чем он должен был сказать тебе? — поинтересовался Дэн. — В этом семейном гнездышке уже появились секреты?

Ронни подмигнула Гейбу.

— Он должен был сказать мне, что замечательно готовит. Тогда у меня давно был бы повод вызволить его из Саид-Абабы.

Глава 8

Дэн доел жаркое и откинулся на спинку стула.

— Еда богов. Спасибо, Гейб, очень вкусно.

— Приятно, когда тебя ценят. — Гейб взглянул на Ронни. — Могу я предложить другу кофе?

— Да, но только сам пить не будешь. — Ронни подошла к холодильнику и достала бутылку молока. — Дэн, в следующий раз привези, пожалуйста, нам кофе без кофеина. — Она налила стакан молока и протянула его Гейбу. — У Гейба проблемы со сном.

— Какая же ты зануда, — пробурчал Гейб, нехотя потягивая молоко.

— Занудой становишься от общения с таким, упрямым чурбаном, как ты.

Дэн рассмеялся.

— Боже, вы оба ведете себя так, будто женаты уже лет десять. Если бы Пилзнер мог вас сейчас слышать, он бы тут же отправил вас домой.

Услышав знакомое имя, Ронни невольно сжалась. И тут она с удивлением поняла, что тот неприятный разговор с Пилзнером состоялся всего лишь несколько часов назад. Ей казалось, что прошла вечность.

— А что слышно о Пилзнере? — поинтересовался Гейб.

Дэн с удивлением взглянул на него.

— Вы что, не смотрели «Новости»? Об этом говорили в каждом выпуске.

— Мы не включали телевизор. И что там было?

— Для вас ничего хорошего. — Дэн пожал плечами. — У Пилзнера репутация честного и правильного чиновника. Ему доверяют. Он не совсем соответствует твоему образу бюрократа.

— Он патриот, а не бюрократ, — тихо заметила Ронни.

Не обращая на нее внимания, Гейб снова обратился к Дэну:

— А что слышно от Кораса?

— Он делает все возможное. Средства массовой информации на вашей стороне, общественное мнение, похоже, тоже. Надо продолжать давить на них и сделать все возможное, чтобы подорвать позиции Пилзнера.

— Не надо, — сказала Ронни. — Оставьте его в покое.

— Но мы не можем оставить его в покое, — раздраженно ответил Гейб. — Он ведь ключевое звено.

— Мы не будем его использовать, — продолжала настаивать Ронни. — Никаких историй, никакого грязного белья. Не нужно портить ему жизнь.

— Это он хочет испортить тебе жизнь, — возмутился Дэн. — Он пытается защитить себя и потому кричит о твоем прошлом на каждом углу.

— Я это заслужила, а он нет.

Дэн посмотрел на Гейба:

— Ты — босс. Решай, что мне делать?

— Не надо, Гейб, — повторила Ронни.

Гейб открыл рот, чтобы возразить, но передумал.

— Пока подождем. — Он повернулся к Дэну: — Я свяжусь с тобой позже. Продолжай публиковать положительную информацию. Побольше о свадьбе. И не забывай про Кораса. Он для нас сейчас главное.

Дэн кивнул и встал из-за стола.

— Я буду держать тебя в курсе. А теперь мне пора возвращаться в Марасеф.

— Ты можешь переночевать здесь, — предложила Ронни.

— И помешать вашей идиллии? Нет уж! — Он покачал головой. Потом обратился к Ронни: — Слушай, Пилзнер начал довольно активную кампанию против тебя.

— Ты мне это уже говорил, — с улыбкой ответила Ронни.

— Я просто хочу, чтобы ты не наделала ошибок. Здесь ты в полной безопасности, но, как только ты покинешь Седихан, у тебя могут возникнуть серьезные проблемы.

Из его слов следовало, что Седихан превратился для нее в тюрьму. И для Гейба тоже, если он останется с ней.

— Она никуда не торопится, — сказал Гейб. — Где еще ее будут так вкусно кормить?

Дэн рассмеялся, его лицо просветлело.

— Я и забыл, что ты на что-то годишься. Кстати, у Джона были какие-то деловые вопросы к тебе. Ничего, если он позвонит сюда?

Гейб покачал головой:

— Я сам позвоню ему.

— Как скажешь.

Как только за Дэном закрылась дверь, Гейб накинулся на Ронни:

— Прекрати вставлять мне палки в колеса. Ты что, не хочешь, чтобы мы чего-нибудь добились?

— Ты даже не представляешь себе, как я этого хочу, — спокойно ответила Ронни.

— Тогда давай расправимся с Пилзнером, пока он не сделает этого с тобой.

— Но ты не стал бы трогать его, если бы не я. Он ведь один из немногих порядочных людей в Вашингтоне.

Гейб помрачнел.

— Опять твои идеалистические представления?

— Да, но что я могу с этим поделать? У меня ведь не было особого образования, пока я жила с Эваном. Мы постоянно путешествовали, нигде подолгу не останавливались. Я черпала свои знания из газет и книг, которые случайно попадали в руки. Моей самой любимой книгой был потрепанный том Американской истории для детей. В ней было полно всяких рассказов о пилигримах и индейцах, о первом Дне благодарения и о Бетси Росс, которая сшила флаг. Я знаю, что половина этих историй — выдумка, что они слишком слезливые и приторные, но я верила им. И, похоже, я до сих пор верю им.

Гейб улыбнулся:

— Похоже, что да. И дай бог, чтобы это тебе хоть чуть-чуть помогло.

— Может быть, бог мне действительно поможет. Если только мы не будем нападать на порядочного человека. Так что не надо трогать Пилзнера.

— По-моему, ты делаешь ошибку.

— Но ты можешь исполнить мою просьбу?

— Ничего не обещаю. Я попробую найти другой способ, но не дам тебе жертвовать собой ради репутации Пилзнера.

Это единственное, чего она добилась от него. Но и этого было вполне достаточно. Гейбу не было смысла нападать на Пилзнера, если Ронни не собиралась этим воспользоваться.

Она встала и начала собирать тарелки.

— Может быть, поищешь колоду карт, пока я помою посуду? По-моему, мы уже не сможем уснуть сегодня.


Неделю спустя Гейб застал Ронни на кухне за странным занятием. Она стояла под потолком на качающейся лестнице.

— Могу я узнать, что ты делаешь? — поинтересовался он.

— Я обертываю лампочки розовой бумагой. — Она с улыбкой посмотрела на него. — Правда, романтично?

— Ты хочешь, чтобы я возбуждался прямо на кухне?

— Однажды я смотрела передачу, которую вела врач-сексолог. Она сказала, что заниматься любовью хорошо в каких-нибудь оригинальных местах, например, на кухне. — Она начала спускаться вниз. — Вот я и решила подготовиться.

— Тогда почему ты отказалась заниматься любовью в гамаке? Что может быть оригинальнее?

— Давай попробуем еще раз, сегодня ночью, под луной. В полночь я начинаю выть.

— Правда? Это интересно. — Он с подозрением смотрел на розовую бумагу. — А ты не боишься, что она загорится, если лампы слишком сильно нагреются?

— Мы будем следить. К тому же это ненадолго. Я позвоню Дэну и попрошу, чтобы в следующий раз он привез розовые лампочки.

— А почему не красные лампочки?

— Я подумала, что красный свет будет смотреться немного сюрреалистично. А розовый — то, что надо.

— Это ты сама — что надо. — Он наклонился и поцеловал ее в губы. — Мне нравится, когда ты такая серьезная и рассудительная. А что ты планируешь устроить в спальне?

— Ничего особенного. Кстати, о спальне. Я хочу, чтобы мы начали предохраняться.

— Что-то ты поздно спохватилась, — заметил Гейб, — учитывая, что мы всю неделю занимались любовью, как сумасшедшие.

— Лучше поздно, чем никогда. Я почему-то забыла об этом. Но ведь я не одна. Это и тебя касается.

— Я думал, что ты принимаешь таблетки. — Улыбка осветила его лицо. — Так, значит, может быть ребенок?

— Нет, — остановила его Ронни. — Даже не думай об этом!

Сама она, правда, только об этом и думала. Плохо представляя себя в роли матери, Ронни безумно хотела иметь ребенка от Гейба.

— Не могу не думать. Мне хочется.

— Забудь. Если я забеременею, то…

Гейб застыл.

— Ты что, сделаешь аборт?

— Нет, разумеется, нет.

— Слава богу. Я испугался, что мне придется запереть тебя и никуда не выпускать, пока ты не согласишься оставить ребенка.

— Хватит говорить об этом. Просто теперь мы будем предохраняться, хорошо?

— Я согласен. Я буду предохранять тебя. Эта роль меня вполне устраивает.

С каждым днем, с каждым часом они становились все ближе друг другу. А для Гейба было естественным заботиться и охранять любого человека, которого он любил. Она была безумно счастлива, но Гейб, похоже, попал в ловушку, приготовленную ею самой.

— Хватит хмуриться. — Он разгладил ей морщинку между бровями. — Я почти вижу, как твои мозги шевелятся под этими золотистыми кудрями. Если ты не хочешь ребенка сейчас, я не против. Но знай, что я буду рад ребенку, когда бы он ни появился.

— Спасибо, — ответила она немного хриплым голосом.

— Пожалуйста. — Гейб отвесил шутливый поклон. — Всегда готов тебе помочь.

— Знаю. — Она сжала его руку.


Дэн прилетел в Танадах на следующий день. Ронни выбежала к вертолету, чтобы встретить его.

— Ты что-то рано. Мы думали, что прилетишь к ужину. Ты привез лампочки?

Дэн был явно чем-то расстроен.

— Где Гейб? — спросил он.

— В кабинете. Он читает бумаги, которые ты ему привез в прошлый раз. — Она внимательно посмотрела на него. — Что случилось? Что-то, связанное с Пилзнером?

Он ласково взял ее под руку и повел к дому.

— Я думаю, нам стоит подождать Гейба.

— Я здесь. — Гейб вышел на крыльцо. — В чем дело?

— Отец Ронни. Его ранили.

Быстро спустившись со ступенек, Гейб подошел к Ронни.

— Красный Декабрь?

Дэн покачал головой:

— Нет. Это случилось в Тамровии. Он продавал оружие какой-то группировке. Власти его поймали во время одного из рейдов.

— В каком он состоянии?

— В тяжелом. — Дэн повернулся к Ронни: — Он вряд ли выживет. Я не могу даже выразить, насколько мне больно сообщать тебе такие новости.

— Ты уверен? — с трудом проговорила Ронни.

Она не могла поверить в то, что с Эваном может что-то случиться, что он может умереть. Слишком легко ему все давалось в жизни. Люди вокруг него могли страдать и гибнуть, но не он.

— У нас надежные источники, — сказал он. — Местные власти быстро опознали его. На этот раз он путешествовал с ирландским паспортом под именем Роберта Реадона.

— Где он сейчас?

— Его отвезли в местный госпиталь, в Белсен.

— Ты сможешь отвезти меня туда?

Дэн взглянул на Гейба:

— Кому еще известна эта информация? — спросил Гейб.

— Пока только нам, но это может раскрыться в любой момент.

Гейб повернулся к Ронни:

— Могу я привести несколько сильных аргументов?

— Думаю, нет.

— Я все равно должен сделать это. — Он обнял ее. — Это очень опасный шаг, Ронни. Как только ты пересечешь границу Седихана, ты станешь беззащитной перед Пилзнером.

— Неужели ты думаешь, что я не догадываюсь об этом.

— Ты ничем не обязана своему отцу. Он использовал тебя.

— Я тоже использовала его. Я использовала его контакты, когда ездила с ним во все горячие точки ради своих репортажей.

— Из-за него ты вела жизнь бродячей цыганки.

— Он делал для меня все, что было в его силах.

— Чтобы превратить тебя в преступницу. Ты ничем не обязана ему.

Ронни с грустью подумала, что Гейб прав. Эван, который никогда не верил ни в чувства, ни в обязательства, наверняка тоже согласился бы с ним. Но она была другой, а ее чувство к Гейбу еще больше изменило ее отношение к отцу. Хотелось узнать его поближе. И сейчас у нее, возможно, последний шанс.

— Я обязана ему за то, что случилось в Саид-Абабе, — тихо сказала она. — Он помог мне спасти тебя. Мне нужно видеть его, Гейб. Я не могу допустить, чтобы он умер в одиночестве. — Она высвободилась из его объятий и повернулась к Дэну. — Ты отвезешь меня или мне придется самой добираться?

— Мы отвезем тебя, — сказал Гейб. — Собирайся, а я пока обсужу с Дэном детали.

— Какие детали?

— У тебя же нет паспорта. Нам придется ехать в Тамровию нелегально.

Она устало покачала головой.

— Это мои проблемы. Мне не стоит вас втягивать.

— Тебе все равно не удастся отделаться от меня. — Гейб легонько подтолкнул ее к двери. — Поторопись. Чем скорее мы выедем, тем раньше приедем на место.


Когда вертолет приземлился в нескольких милях от Белсена, их уже ждала машина с шофером, чтобы отвезти в больницу.

— Из-за меня ты тоже нарушаешь закон, — сказала Ронни, когда они сели в машину и направились в сторону города.

— Я не думаю, что меня депортируют за то, что я помогал своей жене увидеть умирающего отца. — Гейб сжал ее руку. — Расслабься.

— Мне очень нужно попасть к нему.

— Я знаю, тебе наше путешествие кажется бесконечным, но мы уже почти на месте. Через пятнадцать минут будем в больнице.

— Они меня пустят к нему?

— Я сказал Дэну, чтобы он предупредил заранее.

— Спасибо тебе. Извини, что причиняю столько хлопот. — Она помолчала. — Дело не в том, обязана я ему или нет. Он ведь совсем один, Гейб. Он всегда был отшельником. Никого не подпускал к себе. Я прожила с ним восемнадцать лет, но и меня он никогда не подпускал к себе. Он очень одинок.

— Из-за него и ты была очень одинока.

— Не думаю, что он виноват в этом. Некоторые люди просто не умеют жить иначе. Мне очень хотелось, чтобы он любил меня, но он просто не умел этого делать. Как я, например, не умею готовить.

Гейб еще крепче сжал ее руку.

— Я все еще не могу поверить. Он думал, что с ним никогда ничего не случится. Он говорил, что у него девять жизней, — добавила Ронни.

Они остановились у подъезда больницы. Выходя из машины, Гейб обернулся к Дэну.

— Поезжай к Гарри Спеллингу и устрой все, как я тебе говорил. Потом возвращайся назад в больницу.

Он помог Ронни выйти из машины и, взяв ее под руку, повел по коридору к лифту.

— Он в двенадцатой палате на седьмом этаже. Но сначала нам надо будет получить пропуск у дежурной сестры.

Через минуту они были на седьмом этаже. Полная темноволосая сестра посмотрела в список посетителей.

— Ваше имя есть в списке, но мне нужно ваше удостоверение личности.

— Как он? — спросила ее Ронни.

— Он без сознания. — Она протянула им документы. — Вам надо поговорить с доктором. Он будет здесь через час. Пойдемте, я провожу вас. — Она встала и быстро пошла по коридору.

У двери их остановил охранник в форме, но сестра кивнула ему, и, посторонившись, он дал им войти. Палата была такой, какими бывают все больничные палаты, — стерильной, строгой и абсолютно безликой. И запах в ней был обычный — больничный. И только человек, лежащий на кровати, не был похож на обычного пациента. Эван явно не вписывался в эту обстановку. Он не должен быть в больнице. У него ведь девять жизней.

— Эван? — прошептала Ронни. Взглянув на него, она поняла, что это правда — он умирает. Гейб тоже это видел. Он крепко сжал ее за руку.

— Ты в порядке?

Ронни кивнула. Гейб взял единственное кресло в комнате и поставил его рядом с кроватью.

— Садись. Я принесу себе еще одно из дежурной комнаты.

— Нет, ты иди. Со мной все будет в порядке. — Она села, не сводя глаз с бледного лица Эвана. — Оставь меня, пожалуйста, одну.

— Ты уверена?

— Он тебя никогда не знал. Ты для него — чужой человек. Он и так всю жизнь был окружен чужими людьми. — Она замолчала, пытаясь справиться с дрожью в голосе. — Подожди меня в коридоре.

Гейб вышел.

Ронни всю ночь просидела у кровати отца, едва понимая, что происходит вокруг. Гейб приносил ей то подушку, то кофе, а иногда просто стоял рядом, положив Руку ей на плечо.

В четыре часа утра он снова зашел в палату.

— Нас разоблачили. Коридор полон журналистов. — Он помолчал. — И Пилзнер здесь. Я не позволю им войти сюда, но ты должна знать об этом. — Он посмотрел на безжизненное тело Эвана. — Он не подавал никаких признаков жизни?

Ронни покачала головой.

— Я говорил с доктором. Он сказал, что Эван может вообще не прийти в себя.

— Это неважно. Никто не знает, что чувствует человек, находящийся в коме. Может быть, он чувствует, что я здесь, с ним.

Гейб тихо вышел из комнаты.


Эван пришел в себя на рассвете. Его веки дрогнули, он медленно раскрыл глаза и посмотрел на Ронни.

— Как всегда, телячьи нежности?

— Ты всегда говорил, что это мой недостаток.

Он улыбнулся своей сардонической улыбкой, которую она так хорошо знала.

— Прибежала к умирающему. Я бы к тебе не помчался.

Она судорожно вздохнула.

— Я думаю по-другому.

Он внимательно смотрел на нее, и какое-то странное выражение появилось на его лице.

— Может быть…

Он снова потерял сознание и через несколько минут скончался.

Ронни не шевелясь сидела в кресле и смотрела на него.

— Ты бы пришел, Эван! — прошептала она. — Я знаю, что ты бы пришел.

Слезы, которые она так долго сдерживала, вдруг хлынули из глаз. Она встала и быстро пошла к двери.

Гейб.

Ей нужен был Гейб.

Глава 9

Гейб кинулся к ней навстречу, прижал к себе залитое слезами лицо.

— Он умер? — тихо спросил он.

— Несколько минут назад. Я никак не могу перестать плакать. Эван так ненавидел слезы. — Она подняла глаза и тут только увидела, что коридор полон журналистов с камерами. Невдалеке мелькнул Пилзнер, а рядом с ним — охранник в форме.

— Господин Пилзнер, извините, что заставила вас ждать.

— Я безумно сожалею, что мне приходится беспокоить вас в такую тяжелую для вас минуту.

Он говорил искренне. Он действительно сочувствовал ей, но это не могло помешать ему сделать то, что, по его мнению, было правильным.

Гейб протянул ей платок.

— Иди в туалет и умойся холодной водой. Тебе станет легче. Я пойду к дежурной сестре и договорюсь насчет похорон.

— Кремации, — поправила его Ронни. — Он ненавидел похороны.

— Я все сделаю и буду ждать тебя здесь. — Он повернулся к Пилзнеру: — Надеюсь, вы ничего не имеете против?

Пилзнер подозвал охранника:

— Подожди ее снаружи. И не подпускай к ней журналистов.

«Очень благородно с его стороны, — тупо подумала Ронни, войдя в туалет. — Наверное, он очень милый человек, когда дело не касается его работы. Такой спокойный и любящий муж, который каждые выходные проводит с женой и детьми».

В туалете, слава богу, никого не было. Она прошла вдоль кабинок с полуоткрытыми дверьми и, остановившись у раковины, посмотрела на свое отражение в зеркале. Выглядела она ужасно: всклокоченные волосы, красные распухшие глаза. Ронни пустила холодную воду и уже собиралась умыться, как вдруг кто-то позвал ее.

— Ронни.

Она вздрогнула и резко повернулась. Из кабинки вышел мужчина.

— Дэн!

— Пошли скорее. У нас мало времени. — Он махнул рукой в сторону дубовой двери слева от раковин. — Эта дверь соединяет женский туалет с мужским. Я сломал замок.

— Ты хочешь, чтобы я пошла в мужской туалет?

— Выход из него в другом конце коридора. — Он втолкнул ее внутрь и закрыл за собой дверь.

— Я понимаю, что ты в шоке, поэтому просто слушайся меня. Ладно?

Дэн осторожно выглянул в коридор.

— Пошли! — Они побежали к запасному выходу и по лестнице спустились на шестой этаж. — Отсюда поедем на лифте. Так будет быстрее. Внизу ждет машина, которая отвезет нас к вертолету.

— Это ты все придумал?

— Гейб, конечно. Он не мог допустить, чтобы Пилзнер схватил тебя. А мне пришлось провести два жутких часа в той кабине, пока ты не появилась.

Двери лифта открылись, и он быстро потащил Ронни к машине.

— Гейб рассчитал, что пройдет как минимум минут пятнадцать, пока они пошлют кого-нибудь проверить, что с тобой. — Он взглянул на часы. — У нас еще десять минут, чтобы успеть выехать из города. Гейб будет удерживать Пилзнера как можно дольше, а потом незаметно исчезнет. — Он посмотрел на ее бледное лицо. — Ты понимаешь, что я говорю?

Ронни кивнула.

— А как Гейб доберется до вертолета?

— В двух кварталах от больницы его ждет другая машина. — Он ласково улыбнулся Ронни. — Не волнуйся, мы все предусмотрели. Ты не заметишь, как окажешься в Танадахе.


Гейб подъехал к вертолету вслед за ними через тридцать минут. Ронни облегченно вздохнула.

— Как все прошло? — спросил Дэн, как только Гейб забрался в вертолет.

— Я без проблем ускользнул от Пилзнера, но пришлось изрядно побегать, прежде чем смог оторваться от журналистов. Сматываемся отсюда скорее. — Гейб посмотрел на Ронни. — Как ты себя чувствуешь?

— Не знаю. Все произошло так быстро.

— Мне нужно было вытащить тебя оттуда.

— Я знаю. Спасибо. — Она откинулась назад и закрыла глаза. — У тебя будут проблемы?

— Посмотрим.

— Я не хотела, чтобы у тебя из-за меня были неприятности. Но мне нужно было увидеть Эвана.

— Риск, которому я подвергся сегодня, ничто по сравнению с тем, что ты сделала для меня в Саид-Абабе. — Он ослабил ремень, которым она была пристегнута, и прислонил ее к себе. — Попробуй немного поспать.

Ронни сомневалась, что ей это удастся, но, прижавшись к нему, она расслабилась и, почувствовав себя в полной безопасности, задремала.


Гейб помог ей вылезти из вертолета и на руках донес до дома.

— Ты совсем без сил. Я уложу тебя в постель.

— Я не хочу быть такой, как отец, — пробормотала Ронни. — Он всегда был одинок, потому что всю жизнь только брал и никогда не отдавал.

Гейб быстро раздевал ее.

— Ты не такая, как он.

— Надеюсь, что нет. Я не хочу быть одна.

— Ты никогда не будешь одна. — Он укрыл ее одеялом и лег рядом. — Я всегда буду с тобой.

— А ты почему не разделся?

— Потом. — Он убрал ее волосы со своего лица. — Я хочу просто полежать с тобой обнявшись.

Когда Ронни проснулась, Гейба рядом не было. Она взглянула на часы, стоящие на ночном столике, и поняла, что проспала двенадцать часов подряд. Прошлой ночью Ронни чувствовала себя совершенно разбитой и опустошенной. Она долго не могла заснуть, и только присутствие Гейба, его забота и нежность помогли ей избавиться от тоски и боли.

Ронни встала и направилась в ванную.

Приняв душ и одевшись, Ронни отправилась на поиски Гейба.

На кухне Дэн читал газету.

— Ты выглядишь гораздо лучше.

— Я и чувствую себя лучше. А где Гейб?

— Я отвез его в Марасеф. Ему нужно встретиться с шейхом. А меня он отправил обратно, чтобы я присматривал за тобой. — Он улыбнулся. — Он не хотел, чтобы ты умерла от голода. Что тебе приготовить?

— Только тост и кофе. Это я могу сделать сама.

— Садись. Я думаю, ты заслуживаешь того, чтобы за тобой поухаживали после всего пережитого.

— Вы тоже немало пережили из-за меня, — мрачно сказала она. — Но иначе я поступить не могла.

— Я знаю. — Он налил воды в кофеварку. — Это было даже в какой-то степени захватывающе. Со мной ничего подобного не было с тех пор, как я был репортером в Бейруте.

— У тебя могут возникнуть проблемы с властями?

— Гейб говорит, что нет. — Дэн положил хлеб в тостер. — Если бы ты знала, какая шумиха поднялась после твоего побега. Ты теперь просто народная героиня.

— Но Пилзнер не сдастся. Унизительная ситуация, в которой он оказался, лишь подстегнет его.

Дэн был согласен с ней.

— Прошлой ночью он вернулся в Седихан и пытался убедить шейха сделать исключение и выдать тебя ему.

— И какие у него шансы?

— Немного. Шейх и Гейб старые друзья. К тому же Его Величество ненавидит, когда на него давят.

— Кажется, я создала международный прецедент.

— Это точно. — Дэн поставил перед ней кофе и тосты. — Но я думаю, что все будет хорошо.

— Проблема только в том, что Пилзнер оказался в дурацком положении и теперь требует мою голову. Когда должен вернуться Гейб?

— Через пару часов. Дэвид привезет его на вертолете.

Она доела тост, допила кофе и встала из-за стола.

— Когда они прилетят, попроси Дэвида не улетать сразу обратно.

— Почему? — нахмурился Дэн.

— Я полечу с ним, — сказала Ронни и вышла из кухни.


Она практически закончила собираться, когда в спальню вошел Гейб.

— Что это ты задумала?

— Я уезжаю. — Она подошла к шкафу, достала свою кожаную куртку и бросила ее на кровать рядом с открытым чемоданом. — Все кончено.

Гейб стоял в дверях и смотрел, как она складывает вещи в чемодан.

— Тебе предстоит испытать немало трудностей. Ради чего? Я не позволю тебе сделать это.

— У тебя нет выбора. Это мое решение.

— Но почему?

— Потому что я так хочу.

— Бред! Куда ты собралась? У тебя ведь нет паспорта.

— У меня есть контракты. Я могу купить любой паспорт на черном рынке.

— Только не американский. К тому же это опасно, ты можешь попасться.

— Тогда я куплю французский или испанский. Со мной все будет в порядке. Ты не должен беспокоиться.

— Но я не могу не беспокоиться за тебя, — сказал он, подходя к ней. — А ты — за меня. Это естественно, когда люди любят друг друга.

— Но я не люблю тебя. Сколько раз мне повторять это?

Он закрыл ее рот рукой.

— Тихо. Мне уже немного надоела эта старая песня. Ты любишь меня. Ты совершенно без ума от меня. И если нам повезет, у нас впереди счастливая жизнь.

— Повезет? — горько спросила она, захлопывая чемодан. — И где, интересно, мы проведем эту счастливую жизнь? Ты же возненавидишь меня. Ты не привык жить на отшибе, вдалеке от всего мира. Ты не представляешь, как это тяжело. И я не хочу, чтобы ты это испытал.

— Потому что ты любишь меня? — мягко спросил Гейб.

Она резко повернулась к нему.

— Да, потому что я слишком люблю тебя! — выкрикнула она. — Я люблю тебя! Теперь ты доволен?

— Не очень. Я бы предпочел, чтобы ты это сказала более нежно, но для первого раза сойдет.

— Сейчас все это не имеет значения. Я уезжаю и больше не вернусь. Ты можешь подать на развод.

— Никаких разводов. А если ты подашь, я его опровергну.

— Почему? — в отчаянии спросила Ронни. — Ты не понимаешь, что тебя ждет! Я никогда не смогу вернуться в Штаты. А там твои корни, твой бизнес, твои друзья.

— Я и ни говорю, что не буду скучать без всего этого. — Он обхватил ее плечи. — Но без тебя я буду скучать еще больше. Я не отпущу тебя, Ронни.

— Тебе придется это сделать.

Гейб покачал головой:

— Ты беспокоишься о том, чтобы оградить меня от этой отшельнической жизни, но тебе даже не приходит в голову спросить меня, что я думаю об этом. Ты считаешь эту жизнь ужасной, потому что была одна. А теперь нас двое. И это совсем другое дело.

— Ты не знаешь, что это такое. Ты не пробовал.

— Зато я знаю, какая ты. И знаю, как нам было хорошо вместе эти несколько недель.

— Медовый месяц не может длиться вечно.

— Кто тебе сказал? Нам никто не мешает продолжать его. Главное, чтобы нам этого хотелось. — Он повернул ее лицо к себе и заглянул в глаза. — Послушай, Ронни, я нашел в тебе то, чего у меня никогда не было. И я не собираюсь от этого отказываться.

— Ничего не получится. Тебе придется проводить большую часть времени в Штатах, заниматься бизнесом.

— Я переведу головной офис сюда.

— Мне будет скучно все время сидеть в Танадахе и заниматься домашним хозяйством. Я превращусь в фурию и начну раздражать тебя.

— Никто не заставляет тебя этим заниматься. Я разговаривал с шейхом сегодня утром. Он согласился предоставить тебе гражданство. Это значит, что ты получишь паспорт.

— Настоящий паспорт? — замерла Ронни.

— Самый настоящий. Мы сможем жить здесь, в Танадахе, но ты сможешь свободно путешествовать и заниматься своим делом.

— Но только в те страны, у которых нет договора с США о выдаче преступников?

— Это правда, — согласился Гейб. — Я не могу предложить тебе весь мир, хотя очень хотел бы. Но разве мало того, что есть?

Она бросилась к нему в объятия и спрятала лицо у него на груди.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

— Громче!

— Я люблю тебя с той минуты, когда ты взял меня за руку там, в обломках, в Мекхите. И я буду любить тебя, пока не умру.

Его глаза увлажнились, он поцеловал ее.

— Ну наконец-то! Вот это убедительное признание. Я знал, что у тебя получится, когда ты немного потренируешься.

— А что, Дэвид до сих пор ждет меня в вертолете?

— Нет, я не мог рисковать, поэтому тут же отправил его обратно.

— Жаль. Тебе придется вызвать его обратно.

Гейб замер.

— А я думал, что мы все уладили.

— Типичный мужской эгоизм. Ты все уладил так, как устраивает тебя, а не меня.

— Ронни, ради бога, не надо.

Она остановила его легким поцелуем.

— Замолчи и свяжись с Дэвидом. Не волнуйся, теперь ты не скоро от меня избавишься. Мне просто нужно кое-что сделать в Марасефе.


— Ты уверена, что хочешь увидеться с ним? — в очередной раз спросил Гейб, когда она шли по коридору гостиницы.

— Я не рассчитываю на доброжелательный прием. Но мне нужно кое-что сделать.

Она постучала в дверь комнаты.

Дверь открылась. На пороге с бесстрастным лицом стоял Пилзнер.

— Добрый день, миссис Фолкнер, я был чрезвычайно удивлен, когда вы мне позвонили. Входите.

— Спасибо. Очень мило с вашей стороны, что вы согласились встретиться со мной.

— Должен вас заверить, что вовсе не хочу быть милым с вами. — Он закрыл за ними дверь. — Не буду предлагать вам выпить. Полагаю, ваш визит будет недолгим. — Он холодно взглянул на Гейба. — Мне не очень понравилась ваша выходка в больнице.

— А мне не нравится ваше желание засадить мою жену в тюрьму. Мне больше нравится, когда она рядом со мной.

— Я выполнял свой долг.

— Не спорьте, пожалуйста, — вмешалась Ронни. — Простите, господин Пилзнер, Гейб просто беспокоится обо мне.

— Я это уже заметил, — холодно ответил тот. — Из-за него я попал в очень неловкое положение.

— Поверьте, могло быть еще хуже, — заметил Гейб.

— Я понимаю, — сказал Пилзнер. — Я еще удивлялся вашей сдержанности.

— Ронни считает вас настоящим патриотом.

— Правда? — В глазах Пилзнера мелькнуло любопытство. — Очень интересно.

— Мне бы хотелось самой все объяснить, — сказала Ронни. — Можно?

— Разумеется. Давайте поскорее закончим.

— Дело в том, что вы не сможете ничего со мной сделать, пока я нахожусь в Седихане. И шейх согласился предоставить мне гражданство.

Пилзнер сжал губы.

— Насколько я понимаю, это ваших рук дело, Фолкнер?

— Шах и мат.

— Не совсем, — возразила Ронни. — Моему мужу придется слишком от многого отказаться, а я не могу с этим согласиться. Седихан — замечательная страна, но это не его родина. — Она помолчала. — И не моя тоже.

— У вас ее вообще нет, — заявил Пилзнер. — Я думаю, вы должны быть благодарны судьбе, что вам так повезло. Вряд ли у вас будет другая возможность.

— Если только вы мне ее не предоставите…

— Я уже говорил вам, что это невозможно.

— Я хочу предложить вам сделку.

— Я не заключаю сделок.

— Прошу вас, выслушайте меня. — Она глубоко вдохнула: — Гейб собирается замять всю шумиху вокруг меня и реабилитировать вас.

— Ничего подобного, — взвился Гейб.

Ронни не обратила на него внимания.

— Если я разрешу вам отвезти меня в Штаты и предстану перед судом, мне вряд ли дадут больше пяти и, скорее всего, условно.

— Ты никогда не предстанешь перед судом, — сказал Гейб.

— Видите, он готов сделать для меня все. Он очень упорный человек. И очень любит меня, — просто добавила она.

— Теперь мне это очевидно, — сухо заметил Пилзнер. — Может быть, ваша свадьба и не была фиктивной, как я думал сначала, но это ничего не меняет. Было совершено преступление.

— Я заплачу за него. Я отбуду свой условный срок в Седихане. Останусь здесь на пять лет. И если по окончании этого срока вы по-прежнему не согласитесь дать мне гражданство, я приеду в Штаты и сдамся вам.

— Нет, — пытался остановить ее Гейб.

— Вы согласны?

— Этот договор выгоден мне больше, чем вам, — заметил Пилзнер. — Все, что требуется от меня, — это ждать.

— Да. Но при этом желательно быть справедливым. И если вы за это время поймете, что я могу приносить пользу, то, быть может, разрешите мне вернуться домой.

— Сомневаюсь.

— Вы согласны?

— Мне нечего терять.

— Иногда стоит рискнуть ради того, что ждет тебя в будущем. — Она встала и пошла к двери. — Пойдем, Гейб.

— Миссис Фолкнер!

Она обернулась и увидела, что Пилзнер, нахмурившись, смотрит на нее.

— Я не думаю, что вам удастся убедить меня. Одно исключение влечет за собой остальные. Я не могу создавать прецедент.

— Нет, можете. Перечитайте учебник истории. Америка выросла на таких прецедентах. По этой причине пилигримы приехали в Плимут, а посмотрите, что написано на статуе Свободы. Это все, о чем я прошу.

Она робко улыбнулась ему и, не дожидаясь ответа, вышла.

— Ты что, серьезно? — спросил ее Гейб, пока они шли по коридору. — Ты собираешься сдаться, если он, в конце концов, не согласится?

— Да. Так или иначе, но мы поедем домой. — Она взяла его за руку. — В крайнем случае будешь носить мне передачи каждое воскресенье.

— Это большой риск. Он — упрямый тип. Всегда тяжело иметь дело с людьми, которые считают, что на их стороне правда.

— Мы просто должны доказать ему обратное. Он уже допустил одну ошибку. Он сказал, что я рискую всем, что у меня есть. — Она ласково улыбнулась ему. — Но все, что у меня есть, — это ты. И я никогда тебя не потеряю.

Эпилог

— Ронни, где ты?

— На кухне, — отозвалась она. — И не кричи, пожалуйста. Еще немного, и пирог будет готов.

— Ты что, готовишь? — подозрительно спросил Гейб, появляясь на пороге кухни.

— Вроде того. На прошлой неделе я брала интервью у шеф-повара ресторана в Марасефе, и он сказал, что любой человек может хорошо готовить, если сосредоточится. Сам он вместо дрожжей использует медитацию.

— И что, от этого тесто поднимается?

— В любом случае хуже от медитации ему не будет.

— И мне придется это есть? — с тоской поинтересовался Гейб.

— Мне это было бы приятно. — Она снова уставилась на пирог сквозь прозрачную дверцу духовки. — Кстати, а ты почему так рано вернулся? Мне казалось, ты собирался пообедать с шейхом.

— Мне позвонили сегодня в офис, и я отменил обед. — Он помолчал. — Звонил Пилзнер.

— У меня же есть еще восемь месяцев. Они не могут изменить срок.

— Именно это он и собирается сделать. Он хочет, чтобы я лично сопровождал тебя на суд в Майами.

— Что?

— Ага, попалась! — Гейб рассмеялся и, подхватив ее на руки, принялся кружить по кухне. — Я пошутил.

Радость охватила Ронни.

— Я убью тебя. Что он на самом деле сказал?

— Он узнал о том, что ты получила премию Эмми за материал о нелегальных иммигрантах. Он считает эту историю субъективной и излишне сентиментальной.

— Это звучит не очень оптимистично.

— А еще он сказал, что устал получать доклады о твоей благотворительной деятельности и прошения о том, чтобы тебя наконец амнистировали и выдали тебе гражданство. Его люди просто не справляются с таким объемом работы.

— Гейб!

— Он сказал, что ты самая упорная женщина на свете. И что если он не сдастся, то ты найдешь какое-нибудь средство от всех смертельных болезней, чтобы — прославиться во всем мире. А он будет при этом выглядеть бессердечным чудовищем.

— И что? — Она затаила дыхание.

Гейб вынул из кармана черную бархатную коробочку и протянул ей.

— Он просил передать тебе это.

— Он прислал мне подарок?

— Не совсем. На самом деле это от меня.

Ронни открыла коробочку. На черном бархате сияло изумительное жемчужное ожерелье с рубинами и сапфирами.

Ронни вспомнила слова, которые произнес Гейб в тот момент, когда подарил ей серьги с разноцветными камнями в день их свадьбы пять лет назад.

Она оторвала глаза от ожерелья и взглянула на него.

— Мы возвращаемся домой, любовь моя.


home | my bookshelf | | Путеводная звезда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу