Book: Предсказание цыганки



Предсказание цыганки

Айрис Джоансен

Предсказание цыганки

Глава 1

— Едет! Едет! Вон его машина!

Кира Руби, стоявшая в толпе, поспешила надвинуть на глаза капюшон.

Серебристо-серый «Роллс-Ройс» почти бесшумно подкатил к главному входу Центра культурного наследия американских индейцев.

Фотографы и репортеры, с нетерпением ожидавшие приезда Зака Деймона, обступили машину.

Ни приезд известной рок-певицы, явившейся на несколько минут раньше, ни появление губернатора, который остановился перед входом, чтобы пожать руки своим избирателям, не вызвали у журналистов такого ажиотажа. В этом не было ничего удивительного: и рок-звезда, и губернатор часто и охотно общались с прессой, а вот Зак Деймон был почти такой же загадочной фигурой, как в свое время Говард Хьюз. Наверное, настороженное отношение к прессе свойственно всем американским миллионерам, подумала Кира. Ведь люди, поднявшиеся наверх благодаря собственным усилиям, так же популярны в Америке, как особы королевской крови в Европе. И все таки даже среди избегающих прессы богачей Зак Деймон считался затворником. В последнее время он появлялся лишь на благотворительных мероприятиях в пользу американских индейцев. Кира провела немало времени в Нью-Йоркской публичной библиотеке, роясь в газетах и журналах, и многое узнала о Заке Деймоне. В том числе и то, что он непременно будет присутствовать на сегодняшнем благотворительном концерте. Фонд Деймона был главным спонсором Центра культурного наследия. Пользуясь именем Зака, устроителям концерта удалось обеспечить участие множества звезд и самых популярных групп.

Как только шофер в ливрее открыл дверь «Роллс-Ройса», Кира отступила в узкую улочку, ведущую к служебному входу. Деймон не смог бы разглядеть девушку, даже если бы искал ее в толпе. Впрочем, это и невозможно — ведь Деймон даже не знает Киру. И все же осторожность не повредит. Сегодня она увидит человека, о котором столько думала в последнее время, но самой ей лучше остаться незаметной.

«Сила и власть», — мелькнуло в голове у Киры, когда она увидела появившегося из автомобиля мужчину. Спокойная, сдержанная сила, которая позволяет повелевать, не прилагая к этому никаких усилий. Из газет Кира знала, что Заку Деймону чуть за тридцать… но возраст не имеет значения — у красивых мужчин нет возраста.

Зак был высок и широк в плечах, крупно сложен, но двигался очень плавно. Лицо его было чеканным, почти жестким. Высокий лоб, черные, как ночь, глаза, широкие скулы и волевой подбородок. Лицо человека, который умеет терпеть и ждать, но всегда добивается своего.

Нa Деймоне был черный фрак, и носил он его с видом человека, привыкшего к вечерним костюмам, но все же недовольного необходимостью их надевать. Примерно так же он обращался с журналистами — непринужденно отвечал на вопросы, но в то же время был явно недоволен их бесцеремонной атакой. Кира внимательно слушала ответы Зака Деймона, хотя интересовало ее не столько то, что он говорил, сколько выражение его лица и манера речи.

— С вами нет сегодня Мэллори Тейн. Означает ли это, что ваши отношения завершились?

— Я не комментирую свои отношения с женщинами.

— По нашим данным, вы с мисс Тейн провели уик-энд в Акапулько.

— Я не отвечаю на вопросы, касающиеся личной жизни.

Зак произносил это абсолютно спокойно, не меняясь в лице.

— Правда ли, что ваши намерения относительно присоединения компании «Эр Флоу» встретили сопротивление со стороны профсоюзов?

— Вам придется спросить об этом у их представителей.

— Верны ли слухи о том, что вы — на четверть индеец, мистер Деймон?

— Наполовину. К тому же мой дед был шаманом своего племени.

— Ваши родители не состояли в браке, не так ли?

Этот вопрос явно задел Зака за живое.

Взгляд Деймона остановился на задавшем его репортере, и тот невольно попятился.

— Да, я — незаконнорожденный полукровка, — медленно произнес Зак. — И судя по тому, чего мне удалось добиться, ни то, ни другое не страшно. А что представляете из себя на сегодняшний день вы, мистер… — он взглянул на карточку, болтавшуюся на лацкане репортера, — Картер?

Репортер поспешил склониться над своим блокнотом, старательно пряча глаза. Кира поняла, что она тоже вряд ли захотела бы в этот момент встретиться взглядом с Деймоном. И отметила про себя, как быстро перешел он в нападение, хотя за секунду до этого казался равнодушным к происходящему.

— Вот уже двенадцать лет, — начал другой репортер, — вы боретесь за улучшение условий жизни американских индейцев, уделяя особое внимание образованию и организации рабочих мест. Но не кажется ли вам, что индейцы страдают в наши дни за жестокость, проявленную когда-то их предками?

— Нет, — быстро ответил Деймон. — Думаю индейцы страдают потому, что их предкам не хватило жестокости, чтобы дать достойный отпор завоевателям.

Кира подумала, что сам Зак Деймон наверняка не остановился бы ни перед чем, чтобы отстоять то, что ему принадлежит. Девушка невольно поежилась. Боже, и почему она позволила Марне втянуть себя в эту авантюру?

Между тем с переднего сиденья «Роллс-Ройса» выбрался седеющий мужчина с широкой улыбкой на пухлом лице. Встав между Заком Деймоном и толпой журналистов, он объявил:

— Мистер Деймон расскажет о своем участии в делах Центра культурного наследия в ходе сегодняшней благотворительной акции А сейчас прошу нас извинить — мистеру Деймону пора занять место в ложе.

Помощник Зака Деймона принялся прокладывать дорогу сквозь толпу. Попутно он отражал атаки прессы, быстро отвечая на вопросы, адресованные Заку, и лучезарно улыбаясь в объективы кино — и фотокамер. Они вошли здание, и толпа сомкнулась за ними. Теперь Кире не было видно ни Зака, ни его помощника.

Тяжело вздохнув, девушка повела затекшими плечами. Пока она, затаив дыхание, наблюдала за Заком Деймоном, сама и не заметила, как оцепенела от напряжения. Может, лучше было бы появиться перед этим человеком, ничего о нем не зная? А теперь Кире страшно. Господи, какая глупость! Она ведь с самого детства привыкла общаться с сильными мира сего, она и сама — одна из них. С чего бы ей бояться Зака Деймона? Но никогда еще Кире не приходилось выступать в роли просительницы, и при мысли об этом девушке становилось не по себе.

Решительным движением она сдернула с головы капюшон. Непослушные каштановые кудри рассыпались по плечам. Выйдя из проулка, Кира быстро направилась вниз по улице, туда, где ждало ее такси. Хватит прятаться! Настало время действовать. Любой ценой она должна добиться своего!


Перри Бентли захлопнул дверь, за которой остались репортеры, и улыбка на его лице тут же погасла.

— Как только вы вышли из машины, позвонил по мобильному телефону Янсен, — сообщил Бентли своему шефу. — Он заметил в толпе принцессу Руби.

— В толпе? — недоверчиво переспросил Деймон.

— В проулке у служебного входа. На ней был бархатный черный плащ с капюшоном — принцесса явно рассчитывала остаться неузнанной.

— Ты уверен?

— Янсен следил за ней от самого отеля, так что ошибки быть не может.

Зак поспешно отвернулся, чтобы помощник не заметил, как изменилось его лицо. Он, знал: стоит лишь чуть-чуть поощрить любопытство Перри Бентли, и тот разразится потоком нескромных вопросов. Перри не заискивал перед ним, как заискивали почти все, с кем сталкивала судьба Зака Деймона, и тот ценил в своем помощнике не только верность, но и независимость.

— Как она добралась сюда? — спросил Зак.

— На такси. Машина ждала ее за углом.

— На такси! — Зак тихонько выругался, и брови Бентли удивленно поползли вверх. — О чем, интересно, думает ее братец, позволяя ей разгуливать без охраны?

— Благодаря вам у принцессы Руби есть лучшая охрана, какую только можно купить за деньги, — напомнил Перри.

— Но король Стефан ничего не знает об этом.

В голосе Зака прозвучала вдруг сдержанная ярость. За те семь лет, что Перри Бентли работал на этого человека, он никогда не видел его таким. Зак бывал обычно спокоен и невозмутим. Ему не было необходимости повышать голос — окружающие ловили каждое сказанное им слово.

— Как можно быть таким глупцом? — почти прорычал Зак.

Перри пожал плечами.

— Я слыхал, что король Стефан не принадлежит к числу самых просвещенных монархов, но Тамровия ведь маленькая страна. Может, ему и необязательно быть таким уж умным?

— Свяжись немедленно с Янсеном. Я хочу знать, куда поехала принцесса Руби.

Перри кивнул и вышел из ложи.

В зале погасили свет, Зак уселся в кресло в глубине ложи и рассеянно воззрился на сцену, где как раз появился ведущий церемонии.

Почему Кира Руби приехала сюда? Надо же! Она была так близко, а Зак даже не знал об этом. После стольких лет ожидания он мог бы наконец преодолеть разделявшее их расстояние и коснуться ее. Впрочем, нет! Разделяет их не просто расстояние. Даже оказавшись лицом друг к другу, они все равно остались бы бесконечно далеки. Не стоит проявлять нетерпение как раз тогда, когда необходима вся его выдержка.

Выдержка и терпение. Человек, обладающий этими качествами, способен завоевать мир. Тяжело вздохнув, Зак велел себе успокоиться. Когда Перри снова появился на пороге ложи, перед ним был прежний Зак Деймон — сдержанный и невозмутимый.

— Что тебе удалось узнать? — спросил он.

— Такси едет по шоссе Санта-Каталина в сторону гор. Если принцесса собралась туда, куда я думаю, таксисту удастся неплохо заработать.

— Она едет в мой дом, — все так же невозмутимо произнес Зак.

— Думаю, да, — кивнул Перри. — Согласно нашим сведениям, Кира Руби прилетела из Тамровии в Нью-Йорк вчера днем. Задержалась на несколько часов в Публичной библиотеке — и снова на самолет. Сегодня утром прибыла в Таксон и, как вы уже знаете, находилась в толпе перед зданием Центра, когда вы приехали на церемонию. А теперь движется в направлении вашего дома в Маунт-Леммон. — Бентли вопросительно посмотрел на Зака. — Ее имя есть в списке тех, кого должна пропускать охрана?

— Нет, — Заку никогда не приходило в голову, что Кира может посетить его дом. — Позвони им и скажи, чтобы ее пропустили. Пусть позаботится о принцессе до моего прибытия. И пусть один из наших людей заберет из отеля ее вещи. Принцесса Руби заночует в Маунт-Леммон.

Больше всего ему хотелось немедленно покинуть церемонию и отправиться в свой загородный дом, но Зак обещал присутствовать на мероприятии. Он знал, что только благодаря его имени, Центру культурного наследия удалось привлечь большинство звезд, которые должны выступить сегодня на этой сцене. Ничего страшного, если Кира Руби подождет. С ее властным характером она скорее всего не привыкла ждать. Значит, нервы принцессы будут напряжены до предела, когда Зак наконец появится перед ней. Это было ему на руку. В отличие от Киры, Заку всю жизнь приходилось очень долго ждать исполнения своих желаний.

Перри приготовился снова покинуть ложу.

— Удивительно, что имени Киры Руби нет в списке посетителей вашего дома, — заметил он. — Все то время, что я работаю на вас, ваши телохранители охраняют принцессу по всему миру.

Гораздо дольше, подумал Зак, все так же рассеянно глядя на сцену.

— Не было смысла включать ее имя в список, — ответил он вслух. — Мы с принцессой Руби ведь даже не знакомы. Пока не знакомы.


Слишком уж легко я проникла в дом, подумала Кира, когда экономка вышла из библиотеки и закрыла за собой дверь. Ведь знаменитые миллиардеры содержат огромный штат охраны, и незнакомцам — даже титулованным незнакомцам — не так просто пробраться в их жилища. Но Киру даже не попросили представиться или предъявить документы! Охрана на воротах, слуга-индеец, открывший дверь, экономка — все вели себя так, словно ожидали ее приезда. Неужели Марна одним из своих заклинаний сумела сделать так, что перед Кирой открылись все двери? Вряд ли — Марна может действовать только на небольшом расстоянии, а Томровию от Аризоны отделяют тысячи километров. Просто Киру в этом доме явно ждали.

Впрочем, скорее всего для здешней челяди не был неожиданностью визит особы женского пола. Из газетных статей, которые Кира просмотрела накануне, явствовало, что в доме Зака Деймона — и в его постели — постоянно присутствовала какая-нибудь женщина. За долгие годы, если верить журналистам, известные красавицы перебывали его любовницами. Теперь, увидев Зака Деймона своими глазами, Кира не сомневалась, что газеты писали правду. От этого человека не просто веяло силой и мужеством — он обладал неотразимой мужской красотой, которая во все времена безотказно действовала на женщин. Кира надеялась, что сумеет поговорить с Заком прежде, чем тот прикажет вышвырнуть ее из своего дома. Мэллори — или как ее там — сегодня вечером придется подождать. Проблема, которую предстоит решить Кире, куда важнее сиюминутных любовных утех Зака Деймона.

Пожалуй, стоит расположиться поудобнее — кто знает, сколько придется ждать! Кира сняла плащ и бросила его на диван возле камина. Затем девушка дрожащими пальцами расправила легкое шифоновое платье — и только теперь поняла, как сильно волнуется. Можно подумать, что она пришла сюда не по делу, а на любовное свидание! И зачем она надела это платье? Лучше было предстать перед Заком холодной и сдержанной, говорить с ним исключительно в деловом тоне. Кира, однако, безотчетно оделась так, чтобы выглядеть как можно соблазнительнее. Единственное оружие, которое может позволить себе в этой борьбе принцесса Руби. Многие мужчины говорили ей, что она красива. Кира готова была поверить, что это верно хотя бы отчасти, ведь большинство этих краснобаев желало получить что-то взамен. Но были среди них и такие, чья искренность не вызывала сомнений. Так что, может быть… А впрочем, какая разница? Ей не надо очаровывать Зака Деймона. Он либо согласится, либо не согласится сделать то, о чем она его попросит.

Кира присела на кушетку и оглядела комнату, пытаясь уловить детали, которые прольют свет на характер ее хозяина. Современная мебель, отделка в коричневых и оранжевых тонах, чистые строгие линии. Удобно и в то же время не слишком выразительно. Никаких ключей к разгадке. Картины на стенах сделали бы честь любому музею: Эль-Греко, Тициан, Делакруа, Рассел, Ремингтон. Вкусы Деймона весьма разнообразны. Кира встала, чтобы прочесть название картины, висевшей прямо над камином. На таком видном месте вешают обычно любимые полотна. «Серенада поющих проводов» Генри Фарни. На картине был изображен пожилой индеец, который стоял по среди прерии, рядом со столбом телефонной линии. Видимо, индеец остановился передохнуть, возвращаясь с охоты — добыча была приторочена к седлу коня, гордого и сильного, как и его хозяин. В фигуре индейца чувствовалась сила — и вместе с тем чудовищная усталость. Автор предоставил зрителю самому догадаться о ее причинах. Был ли индеец просто утомлен охотой или же удручен неизбежностью покорения этих мест белым человеком? Ведь телефонный столб, к которому он привалился плечом, красноречиво говорит о том, что и в эти дикие места добралась цивилизация.

Неужели Деймон, живущий из-за своего происхождения в двух мирах, тоже познал муки внутренних противоречий? Если так, он явно вышел победителем в этой борьбе. На лице человека, которого увидела Кира сегодня утром, не было ни тени сомнений. Никогда еще не встречала она мужчину, до такой степени уверенного в себе. Кира тяжело вздохнула. Очевидно, картина над камином не поможет ей разгадать тайну Зака Деймона. Разочарованная, принцесса вернулась на диван. Она всегда считала, что если понять даже самого сурового человека, он перестанет казаться таким уж грозным и с ним легче будет говорить. Увы, в комнате не нашлось ничего, что помогло бы ей. Библиотека оказалась такой же загадочной, как и ее хозяин. Что ж, придется подождать появления Деймона — и действовать наудачу.

Кира потерла затекшие плечи. Из-за перелетов с места на место она последние два дня почти не спала. Но принцесса Руби привыкла путешествовать, и одних полетов недостаточно, чтобы вывести ее из равновесия. И все же сейчас нервы ее были напряжены до предела. С каждой минутой Киру все больше страшил предстоящий разговор. Необходимо расслабиться, иначе с приездом Деймона она просто не сможет произнести ни слова. Кира закрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Пожалуй, так немного лучше. Главное сейчас — сосредоточиться, и тогда уж все будет в порядке.


Принцесса Руби спала в библиотеке, свернувшись калачиком на диване. Зак ожидал всего, что угодно, но только не этого. Девушка положила голову на подлокотник, и волосы ее, разметавшись по бежевой обшивке, отливали янтарным золотом.

У Зака вдруг перехватило горло. Какая же она маленькая, хрупкая, беззащитная… Обычно Кира Руби словно излучала жизненную силу, энергию — и от того казалась больше и сильнее. Но сейчас… Чуть приоткрытые розовые губы, высокие скулы, прямой нос — девушку нельзя было назвать красавицей, но в лице ее было нечто притягательное, завораживающее. Когда Кира бодрствовала, лицо ее постоянно менялось, выражая то живой интерес к жизни, то гнев, то насмешку. Сейчас же принцесса Руби казалась совершенно беспомощной перед окружающим миром. Зак подумал, что когда девушка проснется, он прочтет в глазах ее вызов, а отнюдь не уязвимость.



А тело — упругое гибкое тело, которое распаляет кровь не хуже аризонского полуденного зноя, уже не будет казаться таким доступным, беззащитно-манящим…

Пожалуй, он не станет будить принцессу. Им некуда торопиться. Так приятно смотреть, как она спит, по-детски забыв обо всем, в его комнате, в его доме.

Зак опустился в кресло, стоявшее у камина. Теперь уже незачем призывать себя к выдержке и спокойствию. Она здесь, она приехала… что ж, Зак посидит и подождет, пока проснется его принцесса. Он ждал долгие годы — но скоро ожиданию наступит конец.

Глава 2

И почему глаза Деймона показались ей на первый взгляд такими загадочными? Они же мудрые и добрые, глубокие, как озера. Кира словно утонула в их синей глубине… Нет, Зак Деймон никогда не позволит ей утонуть. Этот человек знает, что надо делать. И если она прижмется к нему покрепче, никакие беды ей не страшны.

А рот — какой у него красивый рот! Кира не заметила этого сегодня утром, но сейчас она просто не могла отвести глаз от губ Зака, на которых играла легкая улыбка.

— Добрый вечер, — проговорил он. — Или я должен сказать: «Доброе утро»? Знаете, ведь уже почти три часа ночи.

Кира огляделась, отыскивая взглядом часы, но только тут вспомнила, что находится в чужом доме. О боже! Проснувшись окончательно, принцесса торопливо вскочила.

— Извините, я не думала, что усну. — Она откинула со лба непослушные завитки. — Просто я почти не спала в последние дни, и вот… — Кира понимала, что выглядит смешно и ведет себя, словно испуганный ребенок. Расправив плечи, она гордо подняла подбородок и постаралась принять величественный вид.

— Добрый день, мистер Деймон. Позвольте представиться, я — принцесса Кира Руби.

— Надеюсь, вы извините меня, если я не стану кланяться, принцесса Руби? — чуть насмешливо осведомился Зак. — Дело в том, что и я сегодня немного устал. — Он все еще был во фраке, хотя успел снять галстук и расстегнуть ворот рубашки. — Уверяю вас, что вовсе не хотел оскорбить достоинство царственной особы.

Кира невольно поморщилась. Наверное, она показалась Заку такой же чопорной занудой, как ее брат, король Стефан!

— О, можете не особенно церемониться с моим королевским величием, — сказала она. — Просто когда я испугана или не уверена в себе, я вдруг начинаю вести себя так, как меня учили в детстве, — помпезно и высокомерно. Пожалуйста, называйте меня Кирой. — Девушка улыбнулась. — Кроме того, если считаться состояниями, у вас куда больше прав на королевские почести. Конечно, расходы на мой гардероб оплачиваются из казны, но в остальном… Стефан позаботился о том, чтобы я чувствовала себя нищей.

Зак удивленно изогнул бровь.

— Неужели? А я и не знал, что Тамровия погрязла в нищете. Так вы приехали, чтобы попросить помощи американских магнатов?

— Помощи… что ж, пожалуй, мою миссию можно назвать и так. — Улыбка ее погасла, глаза потемнели. — Оказывается, вы, мистер Деймон, знаете, кто я такая. Это для меня неожиданность — ведь в наше время столько принцесс путешествует по Европе и Америке…

— Но вы — лакомый кусочек для газетчиков. Не всякая принцесса танцует в полночь в фонтане Треви посреди Рима.

— И вовсе я не танцевала в фонтане! — воскликнула Кира с неподдельным негодованием. — Папарацци, как всегда, все исказили. Просто, бросив монету в фонтан, я пожелала нечто ужасное человеку, которого в тот миг ненавидела. И тут же пожалела об этом. Он все же не заслуживал такого сурового наказания.

— И вы решили выловить монету, чтобы избавить беднягу от проклятия?

— Ну, не то чтобы я так уж суеверна… но мне не хотелось рисковать. Ведь никогда не знаешь наверняка, что сработает, а что нет.

— Вот как? — Зака явно забавлял их разговор. — И какое же проклятье вы хотели снять, когда столкнули с волнореза на Корфу претендента на испанский престол?

— Увы, это был единственный способ укоротить его загребущие руки. Он, видите ли, твердо решил заполучить скальп очередной принцессы. Ой! — Кира даже зажмурилась. — Господи, что я несу? Простите. Я вовсе не хотела намекать на ваше происхождение. Чуть было не провалила все дело. Хорошо, что у вас есть чувство юмора!

— Над своим происхождением я насмешек не терплю… но не надо считать меня фанатиком, — улыбнулся Зак. — Понимаю этого беднягу. Он наверняка не устоял бы перед соблазном, даже если бы вы не были принцессой. И все же мне вовсе не хотелось бы, чтобы с вас сняли скальп. Даже если б удачливым охотником оказался я.

У Киры вдруг перехватило дыхание. Была в его голосе какая-то странная нотка… Девушка глубоко вздохнула, стараясь овладеть собой.

— Уверяю вас, что Хосе не понадобился бы ни мой скальп, ни я сама, если бы у меня не было титула. Однако я и не знала, что американская пресса так подробно освещает мою личную жизнь. — Кира передернула плечами. — Наверное, это потому, что я училась здесь в колледже. Дон Хосе, купание в фонтане — все это произошло, когда я была совсем молоденькой девочкой. Сейчас я далеко не так импульсивна.

— Я рад, что годы усмирили вас, — с напускной серьезностью произнес Зак. — Кстати, сколько вам сейчас? Двадцать два или двадцать три?

— Двадцать три, — Кира нахмурилась. — Наши газетчики ничего не пропустили.

— Да нет, они не так уж подробно описывают ваше прошлое. Из газет можно узнать только, что родители ваши умерли и вы находитесь под опекой брата — короля Тамровии Стефана. У вас есть еще один брат, Лэнс, весьма талантливый художник, который живет в Седихане. Кстати, у меня есть несколько его полотен.

— Правда, он бесподобен? — заулыбалась Кира. — Лэнс написал несколько моих портретов, когда я была ребенком, но с тех пор мне ни разу не приходилось служить ему моделью. Лэнс говорит, что ждет, когда я «устоюсь», — Кира наморщила носик. — Звучит так, словно, я — взбитые сливки, правда?

— Похоже, вы тепло относитесь к Лэнсу? — Зак внезапно прищурился. — Но почему же вы не попросили его о помощи? Насколько я понимаю, он весьма состоятелен.

— Лэнс тесно связан с Алексом Бен Рашидом, правителем Седихана. Я не могу снова вмешивать Седихан в свои дела. В последний раз это чуть было не закончилось дипломатическим скандалом. Так что никто в Седихане не должен узнать о том, что происходит. — Она нервно закусила нижнюю губу. — Ведь речь идет не о финансовых проблемах.

— Вы заинтриговали меня, — медленно произнес Зак. — Возможно, я заинтересуюсь этим делом еще больше, когда пойму, о чем же идет речь. Не соблаговолите ли объяснить, принцесса, что заставило вас нанести мне визит в такое неподходящее время?

— Я боялась, что в другое время и в другом месте просто не смогу пробраться к вам. Узнав, что вы в Таксоне, я решила, что вы наверняка задержитесь на пару дней, чтобы заняться делами. — Кира сделала рукой неопределенный жест. — Вам ведь, кажется, принадлежат здесь золотые рудники или что-то в этом роде…

Зак ухмыльнулся, представив себе лица членов совета «Шаман Коппер», доведись им услышать столь пренебрежительный отзыв о своей фирме.

— Что-то в этом роде, — повторил он. — Вы, видимо, тоже неплохо осведомлены о моих делах.

— Я собрала о вас сведения в библиотеке. Мне ведь надо было как-то встретиться с вами, а для этого необходимо понять, где вы можете находиться. За вами не так просто угнаться, мистер Деймон. И Марна не смогла мне в этом помочь.

Зак вдруг застыл, словно пораженный громом.

— Марна? — медленно переспросил он.

— Вы помните ее? — с надеждой спросила Кира. — А я боялась, что вы забыли Марну, ведь прошло столько лет. Тогда у меня ничего бы не получилось.

— Нет. Я прекрасно помню Марну Дебак.

— Она так и сказала… но потом вдруг замкнулась в себе. — Кира растерянно провела ладонью по волосам. — Я видела ее такой с другими людьми, но от меня она никогда не отгораживалась.

На лице девушки были сейчас смущение и боль. Заку вдруг захотелось шагнуть к ней, обнять, утешить, успокоить… Руки его так крепко сжали подлокотники кресла, что побелели костяшки пальцев. Нет. Не сейчас.

— Марна очень любит вас, — сказал Зак. — И если она посчитала, что будет лучше…

Кира подняла ладонь, призывая его к молчанию.

— Знаю. Все знаю. Просто я так беспокоюсь за нее. Я хотела расспросить ее подробнее, как уговорить вас помочь нам — но именно тогда Марна предпочла погрузиться в себя.

— Думаю, вам лучше рассказать мне все с самого начала.

— Я говорю бессвязно, да? — Кира поморщилась. — Да, это один из моих недостатков… Итак, начну сначала. Хотя… я ведь не знаю, что вам уже известно. И в этом тоже виновата Марна.

— Сначала, — тихо, но твердо повторил Зак.

— Ну что ж. Вам известно, что Марна — цыганка. Она принадлежит к одному из самых многочисленных таборов Тамровии. По обычаю этого племени Марна должна служить королевской семье, как служили ее предки. Когда я родилась, Марна стала моей няней и с тех пор все время была при мне. — Лицо девушки просветлело. — Родителям и Стефану постоянно не хватало на меня времени, Лэнс почти все время жил в Седихане. Никому, кроме Марны, не было до меня дела. Она заменила мне семью.

— Вам повезло, — заметил Зак.

— Должно быть, вам известно, — продолжала Кира, — что Марна обладает определенными…

— Способностями, — закончил за нее Зак.

— Так вы знаете?

— Она говорила мне, что может колдовать и иногда видит то, чего не видят другие.

— И вы поверили ей?

— Мой дед был шаманом, и детство мое прошло в горах, среди людей его племени. Я знаю, что на свете существует много непостижимого.

— Тогда мне будет гораздо проще все вам объяснить. Обычно я просто не нахожу слов, чтобы рассказать об этих самых способностях Марны. И потом, мой брат Стефан такой… читко.

— Читко?

— Извините! Именно так называют в Тамровии безмозглых идиотов. Когда мне исполнилось шестнадцать, Стефан решил, что пора выдать меня замуж с максимальной выгодой для государства. И бросил меня на растерзание львам. Он заставил меня перезнакомиться со всеми наследниками королевских фамилий Европы и со всеми миллионерами по обе стороны океана.

— He со всеми, — тихо заметил Зак.

— Если бы вы не прятались в горах, подражая Говарду Хьюзу, думаю, ваше имя возглавило бы список Стефана. Он был настроен весьма решительно, — Кира задиристо вскинула подбородок. — Но и мне не занимать упрямства.

— Именно в то время произошел знаменитый инцидент на Корфу?

Кира кивнула.

— Сначала мы с Марной неплохо справлялись с ситуацией. Иногда это даже казалось забавным. Но в прошлом году Стефан разгадал нашу игру и решил положить ей конец. Он посадил Марну в тюрьму, чтобы заставить меня сдаться.

— Весьма деспотичное решение. Неужели в Тамровии нет законов, защищающих права человека?

Кира покачала головой.

— Тамровия — абсолютная монархия. Стефан обвинил Марну в том, что она помогала мне избегать брака, насылая порчу на женихов.

— Это правда? — поинтересовался Зак.

Кира пожала плечами.

— Так, ничего серьезного. Небольшие встряски время от времени. Все они заслужили этого.

— Не сомневаюсь.

— Конечно, я не могла допустить, чтобы Марна оставалась в тюрьме. Вместе с Клэнси Донахью, шефом департамента госбезопасности Седихана, мы устроили побег и переправили Марну в Седихан.

— Я слышал о Донахью, — кивнул Зак. — И даже предлагал ему однажды должность начальника моей личной охраны.

Кира покачала головой.

— Клэнси никогда не оставит Алекса Бен Рашида.

— Я очень быстро это выяснил. Жаль. Он отличный профессионал. Впрочем, продолжайте. Насколько я понимаю, ваши неприятности на этом не кончились.

— В Седихане Марна была несчастна. Она очень скучала по своим соплеменникам. Тогда и вернулась в Тамровию и попыталась задобрить Стефана.

— Задобрить? — Лицо Зака стало вмиг серьезным. — Каким же образом?

— Я подумала, что если проявлю расположение к кому-то из выбранных братом мужчин…

— Расположение? — резко переспросил Зак. — Вы хотите сказать, что должны были переспать с кем-то из них?

Глаза Киры округлились.

— Конечно же, нет! Я ведь уже сказала: всех, этих людей интересовал только мой титул. Сама я, как видите, не слишком привлекательна.

А ведь она искренне в это верит, подумал Зак. Она даже не подозревает, насколько соблазнительна эта ее обаятельная прямота, бьющая через край энергия.

— Наверное, я ослеп, — пробормотал Зак, недоумевая про себя, как это принцесса Руби сумела к двадцати трем годам остаться такой наивной.

— Впрочем, это неважно, — продолжила Кира. — Все равно у меня ничего не получилось. Покорность не входит в число моих добродетелей, иногда я выкидываю такое…

Заку было очень интересно узнать, что ж такое она выкидывает, но он понимал, что такими темпами они не скоро доберутся до конца истории.

— Так что же произошло дальше?

— Я вернулась в Седихан и стала ждать, пока утихнет гнев Стефана. Затем я хотела снова поискать пути к согласию… но Марна не могла ждать. Она так скучала по своим родным! Ей хотелось увидеть их хотя бы ненадолго. И мы снова нелегально переправили ее в Тамровию.

— Хорошо же охраняются ваши границы! — рассмеялся Зак.

— Ничего смешного! Люди Стефана ждали нас в цыганском таборе. — Кира нахмурилась. — Не понимаю, как он узнал, что мы направляемся туда. Никто в Седихане не мог предать нас.

— Итак, Марна снова в тюрьме?

— На этот раз под домашним арестом во дворце. Стефан решил, что дворцовую охрану будет труднее подкупить. Впрочем, у меня все равно нет для этого денег.

— И так обстоят дела на сегодняшний день?

Кира замялась, затем продолжала:

— Это еще не все. Около полугода назад у Стефана появился новый советник, Шандор Карпатан. Думаю, он управляет королем, настраивает всех нас друг против друга, чтобы ловить рыбку в мутной воде.

— Что навело вас на эту мысль?

— Не знаю. Он всегда такой вежливый и галантный, но что-то подсказывает мне…

— Женская интуиция?

— Женская логика, — поправила Кира. — К тому же, Марна не доверяет этому человеку.

— Ну да, это самый веский довод! — Девушка открыла было рот, но Зак повелительно вскинул руку. — Нет-нет, я вовсе не собираюсь высмеивать вас или Марну! Я и сам живу, повинуясь голосу своих инстинктов, а не только логическим доводам. Так значит, именно из-за Карпатана вам надо действовать как можно быстрее?

Кира кивнула.

— Я едва не впала в отчаяние и не знала, что делать. Я боюсь этого человека. Тогда Марна прислала за мной и рассказала о вас.

— Правда? — напряженно переспросил Зак. — И что же она вам рассказала?

— Чересчур мало. Только о том, как много лет назад вы кочевали с ее табором. Марна сказала, что встретила вас, когда оставила на несколько месяцев дворец и вернулась в табор ухаживать за умирающей матерью. Насколько и поняла, Марна следила за вами все эти годы и считает, что если кто-то и может вызволить ее из заточения, то именно вы. Она говорила, что вместе с человеком по имени Ник О'Браен вы отправились сразу после революции в Саид-Абабу и освободили своих служащих, которые были взяты в заложники. Это правда?

Зак кивнул.

— В государстве, раздираемом войнами, куда легче манипулировать властями, чем в политически стабильной монархии.

В глазах Киры отразился неподдельный ужас.

— Неужели вы откажетесь… — Она осеклась, помолчала. — Марна велела передать вам сообщение. Понятия не имею, что оно означает, но Марна сказала, что вы поймете. Она просила передать, что наступило время мондавы.

Сердце Зака оглушительно застучало, голова пошла кругом. Он стиснул зубы, стараясь не выдать своего смятения.

— Мондава — тамровийское слово. Я не так много выучил в то лето. Вы наверняка лучше знаете, что оно означает.

— Обручение, — сказала Кира.

Зак покачал головой.

— Не совсем. В наречии соплеменников Марны это слово значит «бессмертный союз».

Глаза Киры заблестели от любопытства.

— Так вы действительно поняли, что она имела в виду?

— Да. Я знаю это.

Кира выжидающе посмотрела на Зака, но тот явно не собирался ничего объяснять.

— Вы тоже не скажете мне, о чем речь? — наконец спросила она.

— Может, если вы подождете немного, мне не надо будет ничего объяснять — все станет ясно само собой.

— Черт возьми, вы умеете скрытничать не хуже самой Марны! Терпеть не могу ждать.

— Кира вскочила, быстрым шагом прошлась по комнате и остановилась у камина. — И пустую болтовню — тоже. Скажите лучше сразу — вы намерены помочь Марне?

— Что именно вы у меня просите? Денег для подкупа охраны?

— Не знаю. Думаю, деньги тоже понадобятся. После акции в Саид-Абабе вы должны разбираться в этом лучше меня. Я хочу забрать Марну из Тамровии в безопасное место и позаботиться о том, чтобы ничего подобного больше не повторилось.

— Вас и вправду так волнует ее судьба?

— Больше, чем что-либо на этом свете, — почти беззвучно ответила Кира. — Я так люблю ее.

Зак молчал, не сводя глаз со своей гостьи.

— Что именно сказала Марна, когда посылала вас ко мне?

— Что вы — дизек, то есть один из избранных. — Кира замялась, затем все же добавила: — Марна сказала, что я должна отдать себя в ваши руки и сделать все, чтобы привезти вас в Тамровию.



— И что же вы собираетесь делать?

— Именно то, что велела Марна, — просто ответила девушка.

— Надо же, какой послушной и покорной вы вдруг стали! — с иронией заметил Зак. — А вам ведь придется подчиниться мне во всем.

— Думаете, я не понимаю? Больше всего я боюсь, что вы решите захватить самолет или что-нибудь в этом роде. Я ведь совсем вас не знаю.

— И все же готовы беспрекословно повиноваться мне по совету женщины, которая не видела меня больше пятнадцати лет?

— Я всю жизнь доверяла Марне. Она не сделает ничего мне во вред. Я все время твержу себе это, когда становится совсем страшно.

Зак пристально поглядел в ее глаза.

— Исполнить вашу просьбу нелегко. Нужны время и деньги… и если денег у меня в избытке, то времени нет вообще. Я как раз работаю над присоединением к своему концерну одной авиакомпании. Все может пойти прахом, если я брошу дела в такой ответственный момент.

— Так вы не поможете мне, — разочаровано пробормотала Кира.

— Ошибаетесь. Я просто хотел сказать, что идя на определенные жертвы, ожидаю компенсации.

Кира покачала головой.

— Я ведь уже сказала, что денег у меня нет.

— Кое-что у вас все-таки есть.

— Титул? — догадалась Кира. — Вы хотите жениться на принцессе? — Такого банального требования она не ожидала. — Хорошо, но я…

— Не нужен мне ваш дурацкий титул! — с жаром рявкнул Зак. — Почему, черт побери вы решили, что не можете привлечь мужчину ничем, кроме титула? Мне незачем жениться па принцессе, чтобы показать всему миру, на что я способен. Меня не так уж сильно волнуют светские успехи и мнение окружающих.

И снова Кира мысленно попеняла себе за импульсивность. Конечно же, Зак прав… а она, как всегда, не успела подумать, прежде чем с губ ее сорвались опрометчивые слова.

— Простите, — девушка печально улыбнулась. — Кажется, я только и делаю сегодня, что говорю глупости, за которые тут же приходится извиняться. Мне действительно не хотелось вас сердить.

— А я и не рассердился. Вполне естественно, что вы подумали обо мне именно так. — Глаза его сузились. — Ваш брат Стефан наверняка не захотел бы брака своей сестры с индейцем-полукровкой. Я ведь ничего не знаю о своем отце кроме того, что он был белым. Моя мать больше ничего не рассказала о нем своему отцу.

— Что касается Стефана, вы правы, — вздохнула Кира. — Я ведь уже говорила, что король Тамровии не блещет умом. Впрочем, деньги наверняка помогли бы ему закрыть глаза на ваше происхождение. Впрочем, к чему это я? Вы ведь сказали, что не собираетесь жениться на принцессе.

— Верно, — кивнул Зак, — зато я не прочь оказаться в постели с очаровательной Кирой Руби. Как думаете, против этого Стефан не будет возражать?

Кира потрясенно воззрилась на него.

— В постели? — медленно переспросила она. Отчего-то ей стало вдруг жарко.

— Я хочу стать вашим любовником. Хочу, чтобы вы принадлежали мне, хочу наслаждаться вашим упоительным телом, когда захочу, как захочу и ровно столько, сколько захотим мы оба. — Голос его зазвучал вдруг мягко, почти вкрадчиво. — Обещаю без ложной скромности: вы получите от этого не меньшее удовольствие, чем я.

В этом Кира ни на миг не сомневалась. Зак Деймон излучал неотразимую притягательность. При одной только мысли о его ласках ее тело охватила блаженная истома.

— Но… зачем я вам?

— Не припомню, чтобы хоть одна женщина задавала мне этот вопрос, — улыбнулся Зак. — По-моему, ответ очевиден… но если вы настаиваете, я произнесу его вслух.

Кира нервно облизала губы.

— Мы ведь встретились впервые всего полчаса назад. Конечно, я далеко не уродка, но и не идеал красоты. И вы готовы забросить свои дела, чтобы заполучить меня в свою постель? — Кира растерянно покачала головой. — Не понимаю.

Зак опять сверкнул ослепительной улыбкой.

— Что ж, возможно, у меня извращенные вкусы. Во всяком случае, вы мне понравились. И понравились настолько, что я готов на время оставить дела компании. Вы ведь без труда поверили, что я захочу жениться на вас ради титула — и готовы были согласиться. Почему же вы не хотите стать моей любовницей? Такое положение куда выгоднее. Вы получите от меня все, чего хотели, — и останетесь свободны.

— Не знаю… — Кира нахмурилась. — Я думала, что вас интересует мой титул, но это…

совсем другое. — Она нервно провела ладонью по волосам. — Послушайте, я просто не знаю, что такое быть любовницей. Наверное, глупо в моем возрасте делать такие признания, но я — девственница. И, черт побери, понятия не имею, как вас ублажить в постели! Быть может, после первого же раза вы меня оттуда пинками выгоните.

— Сомневаюсь, — усмехнулся Зак, — Я проявлю великодушие и дам вам второй шанс. Опыт — дело наживное.

— И вас не смущает…

— Меня не смущает в вас ничто, кроме вашего комплекса неполноценности, — с этими слова он лениво поднялся на ноги. — Итак, вы принимаете мои условия — я принимаю ваши. Идет?

Кира кивнула.

— Думаю, да, но…

— Замолчите! Если сделка уже состоялась, сомневаться ни в чем нельзя. Это в высшей степени непрофессионально.

— Но я ничего не смыслю в сделках…

— Зато я смыслю. — Зак остановился рядом с Кирой, и она вдруг ощутила себя совсем маленькой, беззащитной. От него исходил чистый, теплый, приятный аромат — едва уловимый запах мускуса смешивался с тонким ароматом хвои. — Я вас научу, как не прогадать. Главное, что вам следует усвоить — разницу между захватом и добровольным соединением. — Он тронул пальцем голубую жилку, которая билась на хрупкой девичьей шее… и сердце Киры неистово застучало. Зак явно ощутил волнение — глаза его блеснули.

— Я всегда предпочитал слияние по взаимному согласию.

Рука его чуть заметно дрогнула. Неужели близость Киры и впрямь волнует его? Это казалось почти неправдоподобным.

— И что же дальше? — прошептала девушка.

— А как вы сами представляете себе наш союз?

— Я ничего не смыслю в сделках, но привыкла давать что-то взамен людям, которые хорошо ко мне относятся. Вы готовы сделать для меня куда больше, чем я могу сделать для вас. Неудивительно, что вы хотели бы получить плату вперед.

— Только сначала надо избавить вас от болезненной неуверенности в себе. — Зак медленно провел пальцем по ее губам. Жаркая волна желания окатила ее. — Бог мой, Кира, как ты горяча! Если мы не продолжим переговоры, то вот-вот забудем обо всем.

— Но вы ведь говорили, что хотите…

— Это была разведка боем, чтобы нащупать ваши слабые места.

Кира беспомощно смотрела на Зака. «Вот-вот забудем обо всем». Она снова, как в первые минуты после пробуждения, ощутила безграничное доверие к этому человеку. Пожалуй, с ним можно забыть обо всем, не опасаясь будущего.

— Зак…

Он закрыл глаза. Сколько раз он представлял, как Кира Руби произносит вот так его имя! От ее волос исходил легкий цветочный аромат. Зак Деймон знал, что Марна сама готовила для Киры духи из лепестков гардений и добавляла в них немного корицы. Но разве мог он представить, что этот запах так подействует на него? Наверное, у него будет кружиться голова, когда он зароется лицом в эти мягкие золотистые волосы… Зак тут же запретил себе думать об этом, но было уже поздно. Желание всколыхнулось в нем, горячее, нестерпимое. Что ж, почему бы и нет? Ведь Кира уже здесь. И она согласна принадлежать ему.

— Зак? — голос Киры вывел его из оцепенения.

Мондава. Марна прислала к нему Киру именно за тем, чего ему так хотелось. И все же казалось неправильным сразу уступить зову плоти. А ему было очень важно, чтобы ни Кире, ни Марне не в чем было упрекнуть его.

Зак открыл глаза, и ему тут же захотелось снова закрыть их. Кира внимательно смотрела на него, губы ее были чуть приоткрыты, в глазах застыл немой вопрос.

Сколько раз мечтал он о том, как впервые попробует эти губы на вкус, погрузит пальцы в ее густые волосы, запрокинет голову девушки, все крепче и крепче прижимая ее к себе. Взгляд его скользнул по груди девушки, едва прикрытой легким шифоновым платьем. В этот миг Кира вздохнула… и Зак подумал, что так просто будет освободить ее от этого платья, а потом, потом… Кира не станет останавливать его, а он не будет торопиться. Он будет ласкать манящие груди — сначала пальцами, затем губами, языком…

— Черт побери!

Резко отдернув руку, Зак поспешно отступил.

— Не надо торопиться, — хрипло проговорил он. — Томительное ожидание заставляет лишь острее чувствовать наслаждение. Думаю, нам стоит еще кое-что обсудить, прежде чем… идти до конца.

Кира не понимала, что с ней. Только что она готова была отдаться совершенно незнакомому мужчине. Кира не хотела этого — но почему же тогда она испытала такое острое разочарование, когда Зак дал понять, что это произойдет не сейчас? Словно ее лишили давно обещанного подарка.

Губы ее горели, грудь мучительно напряглась под его жадным взглядом. Может быть, она сошла с ума? Кира и раньше встречала весьма привлекательных мужчин, но никогда еще не испытывала ничего подобного.

— Что ж, как скажете, — она попыталась улыбнуться. — Это ведь ваша сделка.

Быстро отвернувшись, Зак подошел столу.

— Я позвоню Хуане, чтобы она проводила вас в комнату для гостей.

— Но я остановилась в Таксоне, в отеле «Хилтон».

— Никаких проблем, — улыбнулся Зак.

Я пошлю кого-нибудь забрать ваши вещи. Вы как раз успеете выпить что-нибудь и принять с дороги душ — и вещи будут уже здесь. Я хочу, чтобы вы провели ночь в моем доме. А утром мы вылетим в Тамровию.

— Вот как? — безмерно удивилась Кира. — Так быстро?

— Но вы ведь сказали, что хотите как можно скорее вызволить Марну из-под ареста. — Зак нажал кнопку на коммутаторе. — Я берусь за это дело. Детали обсудим завтра в самолете. Нам надо будет поселиться во дворце и изо всех сил изображать влюбленную пару.

— А вы не боитесь, что Стефан заподозрит неладное? Еще вчера я грозилась заколоть его скипетром, а завтра объявлюсь во дворце, чтобы представить ему своего любовника, о существовании которого никто ничего не знал.

— О, мы сочиним историю наших прошлых отношений, которые держали до сих пор в тайне. Мои специалисты по связям с общественностью устроят так, что в газеты «просочится» информация о нашем безумном романе. Надо только сообщить журналистам, ведущим колонки светских новостей, что вы провели ночь в моем доме. Можете не сомневаться — когда мы предстанем пред светлые очи вашего царственного брата, никто уже не усомнится в реальности нашей связи.

Кира вдруг густо покраснела. Боже правый, ему досталась не просто девственница, а девственница, которая не разучилась краснеть! Неужели можно быть такой наивной? Когда на пороге появилась Хуана, Кира вздохнула с облегчением.

— М-м… признаться, я не думала, что мы станем столь открыто демонстрировать свои отношения. Что ж, спокойной ночи, мистер Дейм… Зак. — Господи, всего пять минут назад она была готова отдаться этому человеку, а сейчас ей трудно назвать его по имени!

От Зака не укрылось ее смущение. В глазах его мелькнули лукавые искорки.

— Спокойной ночи, принцесса Руби. В девять часов Хуана подаст вам завтрак в постель. Я намерен быть в аэропорту в одиннадцать тридцать. Надеюсь, это устроит ваше высочество?

Можно подумать, его это волнует! Да захоти Зак Деймон, Кира уже была бы в его постели.

— Хорошо, — тихо сказала она. — Увидимся утром.

Зак посмотрел на дверь, закрывшуюся за принцессой, и улыбка его погасла. До последней минуты ему не хотелось отпускать Киру, и сейчас он уже жалел о том, что сделал это. Сегодня он вряд ли уснет… да и сможет ли дальше продолжать эту игру? Слишком долго он ждал, когда Кира окажется в его власти. Что ж, он постарается не торопить ее. Пускай сначала привыкнет к нему хотя бы немного. Постепенно Зак приучит ее к своим ласкам. А сейчас… сейчас об этом лучше не думать. Не стоит подливать масла в огонь.

Зак потянулся к телефону и набрал номер Перри в отеле.

— Перри? Просыпайся! Позвони в Цюрих Даблиссу и скажи, что операция откладывается.

От сонливости в голосе Перри не осталось и следа.

— Так вы не станете заниматься этим?

— Я этого не говорил. Просто обстоятельства несколько изменились. Завтра я уезжаю. Когда прибуду на место, свяжусь с ним и дам дальнейшие инструкции.

— Я еду с вами?

— Нет. Послезавтра ты присоединишься к Даблиссу, а завтра постарайся закончить дела здесь.

— Закончить дела? — настороженно переспросил Перри.

— Я хочу, чтобы ты провел переговоры по присоединению «Эр Флоу».

— Боже, именно этого я и боялся! Совет директоров «Эр Флоу» разорвет меня на мелкие кусочки, и некому будет лететь в Цюрих.

— Ничего, справишься, — заверил Зак. — Скажи Даблиссу, чтобы был наготове.

— Хорошо. Та же схема, что и обычно?

— Возможно, придется внести некоторые коррективы. Я дам тебе знать. Спокойной ночи, Перри.

— Да уж, — угрюмо заметил Бентли. — Вряд ли мне удастся уснуть. Мне надо переделать еще кучу дел, прежде чем я предстану перед советом директоров. Например, подготовить себе убежище на случай провала.

Зак положил трубку и устало опустился в огромное кресло возле письменного стола. Наверное, стоило лечь в постель и хотя бы отдохнуть, если уж не удастся уснуть. Последние дни измотали его до предела. Зак откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Да, сейчас он ляжет… но сначала позволит себе помечтать немного о Кире, вспомнить, как отзывалось ее тело на его почти невинные ласки. Наступило время подумать о мондаве.

Глава 3

Кира проснулась рано утром. Комнату заливал яркий солнечный свет, прогонявший с Горных вершин утренний туман. Горы Санта-Каталины сияли во всей своей красе на фоне Ярко-голубого неба.

Кира глубоко вдохнула прохладный горный воздух, хмелея от аромата цветов. Выйдя на балкон, она подставила лицо легкому ветерку, который играл ее спутанными волосами и норовил распахнуть полы желтого халатика. Облокотившись о перила, Кира думала о том, что понимает Зака, построившего свой дом в столь живописном месте. От древних могучих гор веяло той же силой и первозданной простотой. Зак Деймон словно был частью того, что его окружало.

Кира нервно поежилась. Она изо всех сил старалась не поддаваться страху и дурному настроению, но при мысли о Заке ей все равно становилось не по себе. Оставалось только одно — стараться не думать ни о чем, особенно о Заке Деймоне. Именно это было сложнее всего — все вокруг напоминало о нем.

Вечером, оказавшись в постели, Кира долго не могла заснуть. Ее мучили дурные предчувствия, в голове метались самые противоречивые мысли. Мучиться по поводу того, что ты не в силах изменить, — что может быть глупее? Она должна заплатить за освобождение Марны, и сегодня ей назвали цену. Что ж, не такая уж дорогая цена. Зак Деймон сказочно красив и чертовски обаятелен. Десятки женщин сами отдали бы все, чтобы оказаться с ним в постели. Не то чтобы Кира страшилась потерять невинность. Вовсе нет. Король Стефан действительно был консерватором, но только не его сестра. Просто до сих пор она не встречала на своем пути мужчину, которого посчитала бы достойным стать ее первым любовником. Никто до сих пор ей так не нравился. Что же касается Зака… Он не просто понравился ей — Киру с неодолимой силой влекло к этому мужчине. За то короткое время, что они провели вместе, он сумел разжечь в ней настоящую страсть. Не так страшно будет отдать ему то, о чем он просил, остается только избавиться от непонятной скованности и смущения.

— Вам нравятся мои горы? — услышала она за спиной голос Зака Деймона.

Кира резко обернулась. Зак стоял, опершись о дверной косяк, и внимательно наблюдал за ней. На нем были джинсы и светло-бежевый свитер, но, несмотря на домашнюю одежду, от него исходила все та же непобедимая мощь. И если вчера утром перед Центром культурного наследия Кире показалось, что Зак стоит особняком от тех, кто его окружает, то здесь, в горах, он был в своем мире. Быть может, свою силу он черпает именно из величия этих гор.

— Я не хотел напугать вас, — тихо произнес Зак. — Я принес поднос с завтраком. Я стучал, но вы, видимо, не слышали.

— Нет, — Кира смотрела на него, словно завороженная. — Я думала, что поднос принесет Хуана, — с трудом проговорила девушка. — Вы всегда лично ухаживаете за своими гостями?

— Мне очень захотелось увидеть вас, — просто ответил Зак. — Я не спал всю ночь — потому что думал о вас, принцесса.

— Вот как? — удивилась Кира. — Но почему?

— Я вижу, вы любите подвергать сомнению очевидное, — улыбнулся он. — Если я скажу нам, обещаете не краснеть, как вчера?

— Не слишком деликатно с вашей стороны напоминать мне об этом. Я знаю, что выгляжу в ваших глазах старомодной провинциалкой, но ничего не могу с собой поделать. Даю слово в будущем исправиться.

— Не надо, — покачал головой Зак. — Мне нравится, как вы краснеете. Всякий раз, когда я вижу, как стыдливый румянец заливает ваши щеки, мне хочется протянуть руку и коснуться вас. Ощутить ваш жар, вашу страсть, мягкий шелк вашей кожи…

Кира хотела отвернуться, но глаза Зака словно притягивали ее. И, ненавидя себя за это, принцесса снова густо покраснела.

— Вы весьма любезны, Зак, — вздохнула она, — но я не люблю казаться наивной дурочкой. — Губы ее слегка дрожали. — Знаете, обычно я совсем не такая, — Кира робко улыбнулась Заку, — а вот рядом с вами я почему-то чувствую себя не в своей тарелке.

— Я вовсе не хотел этого, — вдруг посерьезнев, проговорил он. — Поверьте, мне просто необходимо, чтобы вам было рядом со мной хорошо и спокойно.

Да разве это возможно, если от одного взгляда на Зака у нее перехватывает дыхание и предательски дрожат колени.

— Я постараюсь, — неуверенно пообещала Киpa. — Но мне потребуется время. Я никогда не встречала такого, как вы. Я привыкла иметь дело с легкомысленными светскими бездельниками, а не с мужчинами, которые ко всему относятся серьезно.

— Вы считаете, что мне не хватает чувства юмора? — нахмурился Зак.

— Нет, просто вы куда более… вдумчивый человек, чем большинство моих знакомых.

— Да, тут вы правы. Я привык тщательно продумывать свои поступки. И считаю, что не стоило браться ни за какое дело, если ты не готов пойти до конца, отдать все, что имеешь. Тут вы должны понять меня. Вы и сами — весьма вдумчивая, хотя и немного порывистая юная леди.

— Кто? Я? — Кира снова прямо взглянула па него. — Вот тут вы ошибаетесь. Я известна по обе стороны океана своей взбалмошностью и легкомыслием. Спросите кого угодно!

— Мне не надо никого спрашивать. Предпочитаю составлять о людях свое собственное мнение. — Зак внимательно изучал ее лицо. — Думаю — вы самая рассудительная и настойчивая женщина из всех, с кем сталкивала меня судьба. И не понимаю, почему вы хотите казаться другой.

— Вовсе нет, — отвернувшись, пробормотала принцесса. — Вы спросили, нравятся ли мне ваши горы… Они действительно принадлежат вам…

Зак подошел и встал с ней рядом.

— Да, это так. Я не покупал их, не оформлял купчую, но все же это — мои горы.

— Как это? — удивилась Кира.

— Мой дед говорил, что если любишь что-то очень сильно, то сливаешься воедино с предметом своей любви. Одна сущность перетекает в другую, и вместе они образуют единое целое. — Зак смотрел на горы с любовью и гордостью. — Так что дух этих гор живет внутри меня.

— Весьма абстрактная философия для удачливого бизнесмена, — заметила Кира. — Мне казалось, что люди вроде вас предпочитают владеть тем, что им нравится, не только в мыслях, но и на бумаге.

— Человек многолик. Это относится и ко мне. Иногда очень хочется не прибегать к юридическим ухищрениям, а просто протянуть руку и взять то, что тебе нужно. — Он по-прежнему смотрел на горные вершины. — А иногда кажется, что не стоит захватывать силой то, что хочешь получить. — Зак повернулся к Кире, глаза их встретились. — Многие индейские племена верят, что надо отдать самое дорогое, чтобы это осталось твоим. Они готовы сражаться, захватывать рабов, угонять скот и лошадей — а потом взять и отпустить их всех, чтобы показать себе и другим, как мало значат на самом деле материальные блага. И воюют они не для того, чтобы обрести их, а ради той минуты, когда смогут дать свободу тем, кто им принадлежит. — Зак говорил срывающимся голосом, словно пытался объяснить Кире нечто неуловимое, то, что трудно выразить словами. — Вы понимаете?

— Не очень, — призналась Кира. — Вы ведь не занимали бы теперь такое высокое положение, если бы раздали все, что вам принадлежит. Значит, вы приверженец куда более приземленной философии.

Зак на миг задумался, затем на губах его заиграла довольно циничная улыбка.

— Что ж, вы правы. До шамана мне далеко. Просто хотелось оправдать себя в ваших глазах. Сам не знаю, почему. Раньше мне никогда не приходило в голову оправдываться переча кем бы то ни было. — Он поспешно отвернулся. — Идите завтракать. Самолет будет готов через два часа.

Кира последовала за ним в комнату. На кровати стоял плетеный поднос с едой. Принцессе было немного не по себе. Она чувствовала, что чем-то невольно обидела Зака, и это было ей неприятно.

— Может быть, я не совсем поняла вас, — сказала она, — но все же я не глупа и понимаю, что я не вправе судить о том, чего не знаю. Марна доверяет вам,

— значит, вы просто не можете быть таким беспринципным человеком, каким пытаетесь казаться.

— Я действительно бываю иногда беспринципен, — тихо произнес Зак. — Такова обратная сторона медали. Но только не с вами, Кира. С вами я никогда не буду таким.

Лицо его было непроницаемо, но Киру отчего-то снова бросило в жар, голова закружилась. Девушка глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться.

— Спасибо, что вы говорите так. Наверное, я не готова иметь дело с таким мужчиной, как вы, Зак.

Глаза его вдруг лукаво блеснули.

— Надеюсь, что сумею научить вас этому. Думаю, это будет весьма и весьма приятно. — Он взял девушку за руку. — Пожалуй, начнем прямо сейчас. Иди ко мне, Кира.

— Но вы сказали, что мы скоро уезжаем, — едва слышно прошептала она.

— Не так скоро. — Зак снова улыбался, и в улыбке его было столько тепла и нежности. — Иди же ко мне.

Не сводя с него глаз, Кира шагнула к Заку. За его непринужденностью и раскованностью таилось нечто иное, особенное, чего не видел никто, кроме нее. Всю свою недолгую жизнь Кира терпеть не могла ждать. То, что жило сейчас в глазах Зака Деймона, ожидало своего часа не день и не два. Такие чувства вне времени.

Вот и рука его тоже ждет прикосновения ее руки. И, как доверчивый ребенок, Кира вложила свои хрупкие пальцы в его сильную ладонь. Все правильно, думала она. Так и должно быть.

— Здравствуй, — прошептала Кира, не понимая, что с ней творится.

— Здравствуй, — эхом отозвался Зак. — Добро пожаловать домой, любовь моя.

Домой. Так вот что ожидало ее на самой деле! И как она не догадалась сразу? Лицо девушки вдруг озарилось улыбкой.

— Я так счастлива! Я и вправду люблю… Кира осеклась. Нет, что-то здесь не так. Она нахмурилась. То, что секунду назад казалось таким правильным, исчезало в туманной дымке. — Зак?

Улыбка его померкла, пальцы крепче сжали руку Киры.

— Я здесь, Кира. Я всегда буду рядом.

— Да, я знаю, но… что-то не так. Что-то… — принцесса снова замолчала и энергично тряхнула головой, силясь прийти в себя. Она сошла с ума. С нею происходит нечто невероятное. Должно быть, сказывается напряжение последних дней. Закрыв глаза, Кира глубоко вздохнула. Ей совсем не хотелось возвращаться в реальный мир. В жизни ее не было ничего прекраснее той минуты узнавания…

Узнавания? Что ж, можно не сомневаться: ей место в сумасшедшем доме! Открыв глаза, Кира деланно улыбнулась.

— Вам, кажется, удалось загипнотизировать меня. Вы уверены, что вы — не шаман?

И тут она увидела в глазах Зака тень того же жгучего разочарования, которое только что испытала сама.

— Абсолютно уверен.

— Вам не удастся меня провести, — Кира пыталась обратить все в шутку. — Мэллори Тейн так же завораживает ваш взгляд?

— Нет.

Принцесса с ужасом осознала, что снова краснеет. Она невольно поежилась.

— Удивительно, — Кира нервно облизала губы. — Я слыхала, что вы умеете ухаживать за женщинами, а Мэллори Тейн, говорят…

— Замолчи! — прозвучал приказ, но голос Зака все так же тих и нежен. — Знаю, ты испугалась самой себя… но не смей воздвигать между нами преграды! — Он отпустил руку Киры, но тут же крепко обнял девушку за плечи и легонько встряхнул. — Все, что было с Мэллори Тейн, не имеет никакого значения. Никто больше не имеет значения, все остались в прошлом.

Кира боялась поднять глаза.

— Но ведь ты ждал ее вчера вечером, — робко пролепетала она.

— Нет, я не ждал никого, кроме тебя.

Почему-то Кира верила Заку, и это пугало ее больше всего.

— Я не понимаю, что происходит, — призналась она.

— Скоро поймешь, — Зак нежно взял в ладони лицо девушки. — Время еще не пришло, но уже скоро, очень скоро… Доверься мне, Кира.

— Я пытаюсь, я стараюсь изо всех сил. Мне так хочется довериться кому-нибудь… но я, кажется, не могу больше верить даже самой себе.

— Может быть, поверишь в меня хотя бы настолько, чтобы взглянуть мне в глаза? — улыбнулся Зак. — Иначе твой упорный взгляд прожжет насквозь мою грудь.

Кира медленно подняла голову — и снова прочла в его глазах такое сочувствие и понимание, что на сердце у нее потеплело.

— Так-то лучше, — улыбнулся Зак. — Я подумал было, что мы сумели преодолеть некоторые препятствия, но, видимо, до этого еще далеко. — Он приподнял пальцами уголки ее губ, словно заставляя Киру улыбаться. — Что ж, может быть, так даже лучше. Нам столько еще предстоит пережить. И поверь мне, теперь, когда мы вместе, весь мир для нас станет новым, светлым и чистым. — Зак слегка наклонил голову. — Я хочу поцеловать тебя. Не возражаешь, дорогая?

У Киры перехватило дыхание. Он был так близко — мужчина ее мечты. Она чувствовала жар его возбужденного тела, вдыхала его свежий пьянящий запах.

Губы его были сильными и твердыми, и в го же время такими ласковыми и нежными. Все ее тело было объято, окутано пеленой наслаждения. Они блуждали вместе в лабиринтах страсти, и Зак вел ее за собой так заботливо и осторожно! У Киры захватывало дух на каждом новом повороте. Она не знала, сколько раз сливались в поцелуе их губы. Время словно двигаюсь по кругу, вновь и вновь даря наслаждение.

Наконец Зак поднял голову и поглядел на Киру. Глаза его были черными, как ночь.

— Тебе было хорошо? — тихо спросил он.

— Чудесно! — Кира втайне жалела, что он остановился. Губы ее жаждали новых поцелуев. Еще вчера она ни за что бы не поверила, что самый обыкновенный поцелуй может поднять ее до таких сверкающих высот. — Жаль, что это не может длиться вечно.

— И мне жаль, — кивнул Зак, осыпая легкими поцелуями ее разгоряченное лицо. — Но так и вправду не может длиться вечно. Нас слишком сильно влечет друг к другу. — Теперь губы его ласкали нежную шею принцессы. — Вскоре все изменится, но поцелуи не станут от этого менее сладостными, можешь мне поверить. Мы все время будем возвращаться к тому, с чего начали.

— Правда? — Кире приятно было думать об этом. И все же Зак был прав — уже сейчас все менялось. Губы его становились все жарче и требовательней, он хрипло дышал, и Кира видела, как тяжело вздымается его грудь. Удивительно — то же самое творилось и с ней. Она не плыла больше в золотистой дымке нереального блаженства. Плоть ее пылала в мучительном сладком огне, грудь напряглась под тонкой тканью халатика, ноги ослабели в странной истоме. Больше всего на свете Кире хотелось сейчас, чтобы ладони Зака легли на ее горячие изнывающие груди — может быть, его ласки способны унять эту непонятную боль. Странно, но Киру не удивило подобное желание. Сейчас такая мечта казалась ей совершенно естественной. И совсем не хотелось сравнивать то, что она испытывала в прошлом, с тем, что происходит сейчас, в объятиях Зака Деймона.

По телу его пробежала легкая дрожь, и Кира ощутила это, хотя он касался ее только кончиками пальцев. Желание с новой силой захлестнуло ее. Зак жаждет ее, изнывает от страсти! На виске его тяжело и жарко бьется напряженная жилка…

— Теперь понимаешь? — все так же хрипло прошептал Зак, поднимая голову. — Мы не можем оставаться в самом начале. Слишком многое ждет впереди.

— Да, — шепнула Кира, глядя в его полные страсти глаза. Должно быть, и у нее сейчас такой же взгляд. С каждым вздохом страсть все сильнее разгоралась в ее крови.

— Я хочу касаться тебя, — шептал Зак. — Хочу обнимать тебя…

— Да, да, — повторяла Кира. Она ни в чем не могла ему отказать.

— Ты тоже хочешь этого? Я не привык только брать, Кира. Я должен быть уверен, что мы стремимся к одной цели.

— Я хочу этого больше всего на свете!

На губах Зака заиграла улыбка.

— Мне нужно было услышать это. Пойдем, дорогая!

Он взял Киру за руку, но, к ее удивлению повел прочь от кровати.

— Куда мы идем? — недоумевала принцесса.

— Вот сюда, — Зак остановился рядом с глубоким мягким креслом у дальней стены. Он сел в кресло, а Кира осталась стоять перед ним.

— Если мы выберем постель, все закончится слишком быстро, — пояснил Зак, развязывая пояс ее халатика.

Кира испытала легкое разочарование.

— Я думала, что ты устал предвкушать удовольствие и готов отведать его.

— Да, это так, — заверил он. — Я сгораю от нетерпения.

С этими словами он распахнул халатик — и словно лишился дара речи. Все тело Киры пылало под его долгим изучающим взглядом. Прозрачная сорочка не могла скрыть изящных очертаний ее фигуры.

— О, боже, — простонал Зак, — да я просто с ума схожу!

Халатик упал на пол у ее ног. Было во всем этом что-то варварское, почти первобытное. Зак сидел в кресле одетый, а Кира стояла перед ним полунагая, словно рабыня, готовая ублажать своего господина.

— О чем ты думаешь? — Зак перевел взгляд на лицо девушки. Кончиком языка он провел по нижней губе, и распаленная кровь быстрее побежала по жилам девушки. Какие у него чувственные, соблазнительные губы! Самые желанные губы на свете.

— Ты и сам знаешь, — прошептала она.

— Во всяком случае, догадываюсь, — взгляд его снова скользнул к ее высокой груди под тонким шифоном сорочки. — Тебе нравится, когда я смотрю на тебя?

— Да.

— Это хорошо. Кажется, что скоро это станет моим любимым занятием.

Он медленно поднял руку и спустил с плеч Киры бретельки сорочки, так что теперь тонкая ткань держалась только на высокой напряженной груди. Зак откинулся на спинку кресла.

— У тебя прекрасная кожа. Она словно излучает солнечный свет.

Кира едва слышала его слова. Как он может просто сидеть вот так и смотреть на нее, когда все тело ее жаждет прикосновений? Почему, почему он не ласкает ее?

Подавшись вперед, Зак прижался щекой к животу девушки. Кира судорожно вздохнула, ощутив сквозь ткань тепло его щеки.

— Чудесная кожа, — прошептал Зак. — Упругая, нежная. — Рука его ласкала ее живот. — И такая мягкая.

Ладонь его скользнула между бедер Киры. С губ девушки сорвался хриплый стон. Зак ласкал ее, рука его двигалась то быстро и сильно, то медленно и почти незаметно, и каждое движение лишь усиливало наслаждение. — Тебе нравится?

Кира кивнула, не в силах вымолвить ни слова. Зак не мог видеть ее кивка, да это и не имело значения. Он и так хорошо знал, как ей сладостны его ласки.

— Что еще мне сделать с тобой?

Неужели он не понимает, как трудно ей сейчас говорить? И все же Зак явно ждал ответа. Он поднял голову и заглянул в ее лицо.

— Что еще, Кира?

Девушка быстро облизала пересохшие губы.

— Зак… — взгляд ее упал на тонкий шифон, покрывавший грудь. Соски так напряглись, что даже касание легкой ткани казалось болезненным.

Зак проследил за ее взглядом.

— Твоя грудь? — другая рука его поднялась и замерла. — Какая она пышная, — шептал Зак. — Как она волнуется, как хочет меня…

Рука его сжала грудь девушки, и Кира затрепетала.

— Да, о, да! — воскликнула она. — Еще, еще, скорее!

— Тс, не торопись, — Зак усадил девушку на свое колено и дрожащими пальцами опустил ткань, обнажая твердые соски.

— Как ты красива, — прошептал он. — Боже правый, как ты красива!

Он медленно наклонил голову, и Кира ощутила его горячее дыхание, а потом властную силу губ. Застонав, она погрузила пальцы в волосы Зака, крепче прижимая его к себе.

Зак негромко рассмеялся. Странно, но в смехе этом не было торжества победителя, только тихая радость заботливого любовника, сумевшего разжечь пожар в груди любимой.

— Ты хочешь меня! Господи, как приятно сознавать это! — И губы его завладели соском Киры. Он ласкал ее языком и губами, преисполняясь щемящего восторга.

Кира и не заметила, как руки его проникли под сорочку и сжали ее бедра. Тела их трепетали, охваченные новым порывом желания. Каждое прикосновение Зака причиняло ей сладкую боль, но Кира с радостью принимала ее. Зак притянул ее к себе, и она ощутила, как сильно он возбужден. Девушка застонала, терзаемая неутоленным желанием. Зак ласкал ее, но теперь и этого было мало, голод ее лишь становился сильнее.

— Знаешь, мы ведь должны остановиться, — пробормотал Зак. — Кира…

— Нет! — Как он может так говорить? Пламя страсти пожирало ее. Неужели и он так терзался, когда мечтал о ней сегодня ночью? Ей вдруг стало жаль Зака, и она погладила его по волосам. — Пожалуйста, не останавливайся! Только не сейчас!

— Неужели ты думаешь, что мне хочется этого? — простонал Зак. Глаза его были закрыты. — Просто я боюсь не совладать с собой. Я не думал, что ты окажешься такой… любящей.

Любящей. Слово это прозвучало странно, и все же оно не казалось Кире неуместным. Только страсть, только желание могло пробудить в ней такие сильные чувства. Наверное, это любовь… Пальцы ее с наслаждением зарылись в густые волосы Зака.

— Да, правда, я сейчас такая, — прошептала она. — Я хочу…

Голос ее сорвался. Она хотела так много, что не могла подобрать слова. Ясно одно — ей мало только физической близости, ей нужно полное слияние с Заком. Но как могла Кира надеяться на это? Ведь они же едва знакомы.

— Я тоже, я тоже хочу тебя, — шептал Зак, и Кира ясно читала это в его глазах. — Но мы не можем пойти до конца. Не сейчас. Еще рано. — Он рывком поднял Киру на ноги и встал с кресла. — Все должно быть правильно.

— Правильно? — Неужели он оставит ее сейчас? Кира была в отчаянии. — Не слишком ли поздно думать о правилах? — спросила она вслед направлявшемуся к дверям Заку. Руки ее отрешенно, помимо воли поправили бретельки сорочки. — Ничего не понимаю. Зачем ты сделал все это, если не собирался… идти до конца?

Зак обернулся с порога, и Кира прочла в его взгляде страдание.

— Знаю, ты не поймешь этого. Я просто не рассчитал. Думал, что хоть отчасти смогу утолить свой голод. Увы, все вышло иначе. Теперь мне еще хуже. — Зак пожирал ее глазами, и Кире чудилось, что он снова ласкает ее. — Один лишь взгляд, одно прикосновение к твоей руке — и я снова сгораю от страсти.

— Почему ты остановился? — недоумевала Кира. — Какая разница — сейчас или потом?

— Ты имеешь право сначала узнать меня поближе, — объяснил Зак. — А я не уверен в себе. Не уверен, что всегда смогу вовремя остановиться. И все же, когда мы впервые будем вместе, я не хочу остаться для тебя незнакомцем, которому ты вынуждена отдать свое прекрасное тело в обмен на свободу Марны. Я хочу, чтобы все было правильно, черт побери! Если б это не было для меня так важно, думаешь, я бы сейчас отпустил тебя? — Он тяжело вздохнул. — А сейчас тебе лучше одеться. Через час мы вылетаем в Тамровию.

Зак бесшумно закрыл за собой дверь.

С минуту Кира недоуменно смотрела ему вслед. Она должна бы рассердиться на Зака за то, что он все решил за нее, но разве можно не уважать его за то, что он пожертвовал собственными желаниями, только бы Кира не чувствовала себя оскорбленной, не мучилась угрызениями совести, отдавшись первому встречному?

Зак давал ей шанс узнать его поближе… но Кире почему-то казалось, что это совсем не важно. Она уже знает этого человека, она словно знала его всю жизнь. Можно не сомневаться в его порядочности, а кодекс чести, по которому живет Зак, предписывает ему относиться к себе еще строже, чем к окружающим. Кира знала, что любовь, которую Зак подарит однажды выбранной им женщине, будет так же незыблема, как эти горы за окном, которые Зак считал своими. Кира встретилась с Заком Деймоном только вчера — и все же была почему-то уверена в этом.

С ними обоими творится что-то странное… но Кира больше не боялась будущего, хотя по-прежнему была немного растерянна.

На смену страху пришло странное волнующее, неведомое прежде ощущение — словно предчувствие увлекательных приключений, которые ожидают впереди. Надо лишь идти вперед, и вскоре с ней произойдет нечто радостное и восхитительное. Господи, как же ей хочется поскорее встретиться с будущим, сулящим радость наслаждения!

Соскочив с кресла, Кира подхватила с пола шелковый желтый халатик. Надо быстро принять душ, одеться и уложить вещи. Потом бросила взгляд на поднос с едой и поморщилась. Даже если завтрак еще не остыл, она была слишком возбуждена, чтобы отдать должное стряпне Хуаны. Может быть, она проголодается позже, в самолете.

Быстрыми легкими шагами девушка прошла через комнату и скрылась за дверью, ведущей в ванную.


— Кажется, ты в хорошем настроении, — сказал Зак, внимательно глядя на Киру. — Я и не думал, что тебе будет так приятно вернуться в Тамровию. Мне почему-то казалось, что ты не без ума от своей родины.

— Ты почти что прав… и все же я люблю Тамровию. — Кира надела светло-серый жакет, который сняла, усаживаясь в кресло. — Просто всякий раз, ступая на родную землю, я не чувствую себя свободной. — Она наморщила носик. — И вовсе не потому, что я чересчур чувствительная натура. Стефан внушает подобное чувство всем своим подданным. Никто никогда не говорил ему, что король не должен быть цензором свободной прессы и объявлять вне закона профсоюзы. Впрочем, если б кто-то и попытался, Стефан просто не стал бы его слушать.

— . Неприкосновенность личности в этой стране тоже не гарантирована, — задумчиво произнес Зак. — Ты права: у твоего старшего брата опасная форма глухоты.

— Как ты думаешь, почему Стефан ужесточил визовый контроль и усилил охрану границ? Некому работать на наших фабриках. Люди бегут из Тамровии в Германию и Швейцарию, и мне трудно упрекнуть их в этом.

Зак удивленно посмотрел на Киру.

— Для взбалмошной прожигательницы жизни ты неплохо информирована.

Девушка смущенно отвела глаза.

— Это знают все. Я просто не прячу голову в песок, как это делает Стефан.

— Но ты так и не ответила на мой вопрос, — заметил Зак, расстегивая ремень безопасности — самолет заходил на посадку. — Почему у тебя вдруг так поднялось настроение?

Кира старалась не смотреть ему в глаза.

— Почему бы и нет? Ты ведь обещал мне освободить Марну, а это сейчас самое главное.

Сильные пальцы Зака стиснули ее запястье.

— Никаких отговорок! Скажи мне правду.

Кира хотела было снова ответить что-нибудь уклончивое, но тут же передумала. Неохота лгать Заку Деймону, даже если ответ выдаст ее слабость и уязвимость.

— Не знаю, — честно призналась она. — Я просто счастлива — и все тут. Думаю, все дело в тебе.

— Надеюсь, что это так. — Разжав пальцы, Зак поднялся с кресла. — Пойдем. Пора заняться делами. Чем быстрее мы освободим Марну, тем скорее сможем заняться более важными вещами.

— Например? — Кира недоуменно глянула на Зака.

Глаза его озорно блеснули.

— Нас ждет мондава, дорогая.

— Кто же из нас все время отделывается отговорками? — упрекнула девушка. — Если не хочешь объяснить, что на деле означает это слово, то хотя бы не дразни меня!

— Извини, ты права. Это нехорошо с моей стороны. Просто захотелось вдруг пошутить немного. Знаешь, я ведь тоже чувствую себя счастливым. Странно, правда?

Кира не могла отвести от него взгляд. Глаза его так красноречивы… Если б только она понимала их язык! Девушка встала и взяла с кресла сумочку.

— Мы ведь так и не решили, что расскажем Стефану. Надо придумать что-нибудь вместе.

— Я предпочел бы заниматься вместе кое-чем другим, — вздохнул Зак. — Но если ты настаиваешь… — Он на секунду задумался. — Где ты была полгода назад?

— В Седихане.

— Значит, там мы и встретились. На самом деле я жил в это время затворником в Швейцарии, обдумывая план присоединения фармацевтической компании, но об этом знают очень немногие. Так что мне ничего не стоило слетать ненадолго в Марасеф к Алексу Бен Рашиду и встретить там тебя. Я посмотрел на красавицу-принцессу и, конечно же, влюбился с первого взгляда.

Кира нахмурилась.

— Зак, я не из тех, от кого мужчины сходят с ума. Думаешь, кто-нибудь поверит в эту историю?

В ответ он лишь покачал головой.

— И что мне делать с тобой? Неужели даже сегодня утром ты не поняла, что способна довести мужчину до исступления? — Зак нежно коснулся пальцем ямочки на щеке девушки. — Я изложу все очень убедительно, обещаю тебе. Ну что, по рукам?

— По рукам, — тихо сказала Кира. Счастье жило в ее душе, она словно плыла в золотом океане радости. Распахнулась дверца самолета. — Если ты уверен, что Стефан ничего не заподозрит.

— Позволь мне позаботиться об этом. Держу пари, у меня были куда более достойные противники, чем твой братец. Акулы бизнеса куда подозрительнее монархов.

— Возможно, ты прав… но мне еще ни разу не удалось одержать победу в стычке со Стефаном.

— Это я заметил. — Взяв Киру под локоть, Зак повел ее к трапу. — И почему Марна не наслала проклятие на Стефана вместо того, чтобы сживать со свету твоих незадачливых женихов?

— Не могла. Это означало бы нарушить верность королевской семье и разорвать связь племени Марны с родом Руби. — Кира вдруг нахмурилась, оглядев Зака, все еще одетого в джинсы и свитер. — Где твой пиджак?

— Что?! — брови Зака удивленно взлетели вверх.

— Ты не можешь выйти из самолета в таком виде.

Зак застыл, словно громом пораженный.

— Ваше высочество стесняется своего плохо одетого спутника?

— Не говори глупостей, — фыркнула Кира. — В Таксоне жарко, а здесь, на Балканах, уже осень и в октябре бывает очень холодно. Ты не можешь идти по полю только в джинсах и свитере. Так можно простудиться.

— И в самом деле, — от обиды и настороженности Зака не осталось и следа, сердце его снова преисполнилось нежности. — Это было бы очень некстати. — Открыв незаметное глазу отделение для одежды, он достал оттуда бежевый кожаный пиджак.

— Теперь ты довольна? — спросил он, надев пиджак.

— Да, — кивнула Кира. — Наконец-то в тебе заговорил здравый смысл.

— Вообще-то я слыву очень здравомыслящим человеком, — Зак с улыбкой отступил, пропуская ее вперед. — Но иногда…

— Иногда вырывается на свободу твое «второе я»? И тогда, наверное, ты чувствуешь себя одновременно Джекилом и Хайдом…

— Кто это? — вдруг спросил Зак, поверх ее плеча глядя на поле, спросил так резко, что Кира невольно вздрогнула.

Она проследила за его взглядом и нахмурилась.

— Кажется, нас встречают с почестями, — тихо сказала она, глядя на высокого худощавого мужчину, который неспешной походкой приближался к самолету. — Это Шандор Карпатан.

Зак тихонько присвистнул.

— Похоже, наше маленькое приключение будет куда забавнее, чем я предполагал! Понимаю, почему этот человек так пугает тебя. В нем есть…

— Кондар. Сила, — закончила за него принцесса. — Марна говорит, что Шандор — дизек. Избранный, который может быть тем, кем захочет. Добрым или злым. Марна не доверяет Шандору. Она говорит, что с ним что-то неладно.

Карпатану было за тридцать, безукоризненно сшитый костюм отлично смотрелся на его стройной фигуре. Черные волосы были подстрижены и уложены рукою мастера, ботинки начищены до блеска. Черты лица его были так же безукоризненны. Шандор Карпатан выглядел жестким, умным… и опасным.

— Ваше высочество, — улыбнулся он, кланяясь принцессе. — Служба визового контроля поставила меня в известность о вашем прибытии, и я воспользовался возможностью встретить вас и засвидетельствовать свое почтение.

— Как это мило с вашей стороны, Шандор, — с иронией проговорила Кира. — Я и не знала, что вы успели по мне соскучиться. Меня не было всего три дня.

— О, нам всегда не хватает вас, даже если вы покидаете нас ненадолго, — тихо сказал Карпатан. — Есть люди, которые, исчезая, уносят с собой солнечный свет.

— Весьма цветистый комплимент. Впрочем, не сомневаюсь: и вы, и Тамровия без труда пережили мое отсутствие.

Карпатан и Зак оценивающе рассматривали друг друга — словно два гладиатора, которым предстояло выйти на арену. Кира подумала, что они вряд ли слышат ее слова.

— Впрочем, — продолжала она, — вас наверняка больше заинтересовала информация таможни о моем спутнике.

Карпатан в ответ пожал плечами.

— Что ж, признаюсь, мне весьма и весьма любопытно. Я ведь живой человек. Все европейские газеты посвятили вам сегодня утром хотя бы несколько строк. Мистер Деймон слывет затворником. Интересно, как это вам удалось заполучить его, принцесса?

— Это не она, а я взял ее в плен, — Зак с видом собственника обнял девушку за талию. — Пожалуйста, Кира, представь нас друг другу.

— Да, конечно, — торопливо сказала принцесса. — Зак Деймон — его превосходительство Шандор Антоний Карпатан, герцог Лимтана и личный советник моего царственного брата.

Карпатан протянул руку.

— В Оксфорде друзья звали меня Сэнди. Наверное, чтобы напомнить, что титул — еще не повод напускать на себя важность. Можете звать меня так же.

Зак пожал руку, глядя в огромные синие глаза Шандора, которые показались ему подозрительно знакомыми.

— Вы родственники? — спросил он Киру.

— Ты заметил? Да, мы действительно дальние родственники. Этот цвет глаз часто встречается в нашей семье.

Карпатан слегка поморщился.

— Зачем же делать ударение на слове «дальние»? Мы ведь почти кузены. Знаете, Зак, мне никак не удается убедить Киру, что я — отличный парень. Надеюсь, вы с большей готовностью примете мою дружбу.

— А почему вы так хотите подружиться со мной? — без обиняков спросил Зак. — Я ведь здесь не надолго, с неофициальным визитом. Просто Кира хотела показать мне свою страну.

— Как это сентиментально, — пробормотал Карпатан. — Странное, однако, влияние оказала на вас Кира. Я был о вас совсем иного мнения.

— Кира действительно сделала меня другим человеком, — подтвердил Зак. — И мне это нравится.

В глазах Шандора мелькнуло странное выражение.

— Надеюсь, вы говорите это искренне. Должно быть, я становлюсь циником, но я не особенно верю в вашу преданность моей дорогой кузине.

— Можете не сомневаться — я без ума от нее. — Зак улыбнулся. — Почему вам так трудно в это поверить? Вы ведь сами сказали, что Кира излучает солнечный свет.

— О, нет, только не продолжай! — поморщилась Кира. — Я, честно говоря, уже устала от слащавых комплиментов.

— Вы правы, — сказал Зак, обращаясь к Шандору. — Ее чертовски трудно в чем-то убедить. — Взгляды их скрестились. — Именно поэтому я здесь. Полгода назад, когда мы познакомились с Кирой в Седихане, я сразу сказал ей, что мы созданы друг для друга, но она объявила меня сумасшедшим. И пришлось доказывать ей, что я не из тех, кто легко меняет свое мнение.

— Никому не пришло бы в голову упрекнуть вас в этом. Когда мы со Стефаном узнали о вашем приезде, то сразу решили побеседовать с вами насчет инвестиций в некоторые отрасли нашей экономики. Боюсь, нас ждет разочарование. — Шандор пожал плечами. — Впрочем, возможно, нам и удастся вовлечь вас в решение наших проблем. Завтра вечером король Стефан дает прием в вашу честь. Я приглашу туда нескольких влиятельных бизнесменов, с которыми вам интересно будет пообщаться. А теперь позвольте отвезти вас во дворец. Стефан с нетерпением ожидает встречи.

— Да уж, можно не сомневаться, — вполголоса проворчала Кира.

Карпатан с иронией посмотрел на принцессу.

— Вряд ли стоит упрекать его в этом. Не каждый день выпадает такая удача — принимать самого Зака Деймона. Да и вы, принцесса, вряд ли станете отрицать, что в прошлом не раз поступали вопреки планам его величества. Мы рады, что вы встали на правильный путь.

Кира хотела было ответить, но Зак ее опередил.

— Нам не нужна машина, — он кивком указал на «Мерседес», стоявший за оградой летного поля. — Я велел своим людям встретить нас.

— Ах, да, я и забыл, что у вас везде есть свои люди. Даже в такой маленькой и слаборазвитой стране, как Тамровия. Что ж, увидимся во дворце, — Шандор направился к темно-синему лимузину, стоявшему у ангара.

Зак молча подвел Киру к «Мерседесу», поздоровался с водителем и распахнул перед девушкой заднюю дверцу. Усевшись рядом с Кирой, он с отсутствующим видом откинулся на спинку сиденья. Машина почти бесшумно тронулась с места.

— Ну, что? — спросила Кира.

Зак удивленно поднял на нее глаза.

— Как тебе Шандор Карпатан?

— Думаю, вы с Марной правы, — задумчиво промолвил Зак. — Он — дизек. И я понятия не имею, какой путь он избрал для себя. Нам предстоит выяснить это. — Наклонившись к Кире, Зак сплел свои пальцы с пальцами девушки. Это был дружеский и в то же время интимный жест. У Киры тут же сладко заныло сердце. — Теперь я не сомневаюсь: мне предстоит провести в этой живописной стране несколько незабываемых дней.

Глава 4

— Кажется, Стефан не особенно следит за твоим моральным обликом, — заметил Зак, появляясь в дверях. Им отвели во дворце смежные покои. В спальне Зака была дверь, ведущая в спальню принцессы. — Он даже не пытается сделать вид, что хочет спасти свою заблудшую сестру из моих сетей.

Кира сняла жакет и бросила на кушетку.

— Если бы он думал, что я не собираюсь с тобой спать, то поселил бы нас в одной комнате и велел, чтобы каждую ночь дверь запирали на замок.

— Ты явно преувеличиваешь, — упрекнул ее Зак.

— Ну, может быть, немного, — устало отозвалась Кира, снимая туфли на высоких каблуках. — Но ты же сам видел, как Стефан лебезил перед тобой. Мой драгоценный кузен оказался прав. Впервые в жизни я сделала то, что способно заслужить одобрение Стефана. Наверное, во славу Тамровии и ее короля мне давно надо было стать проституткой. Это было бы куда проще, чем бороться против навязанного замужества.

Лицо Зака вдруг стало серьезным, почти мрачным.

— Что за чушь ты несешь? — возмущенно спросил он. — Ну да, слава богу, это совершенно невозможно теперь, когда ты согласилась принадлежать мне.

Кира широко раскрыла глаза.

— Господи, да я же просто пошутила!

— Не все на свете я считаю поводом для шуток. И ты только что пошутила над тем, что для меня даже слишком серьезно. — Зак помолчал, не сводя глаз с девушки. — Ты что-то не в себе. Что случилось, Кира?

Девушка нервно рассмеялась.

— Ничего особенного! Я ведь должна быть в восторге от того, что целых два часа трое мужчин обращались со мной так, словно я — породистый пудель, которого надо похвалить за удачный прыжок и немедленно обучить новым трюкам. Я, черт побери, тоже человек!

— Знаю, — тихо сказал он. — Я думал, ты поймешь, что я отношусь к тебе вовсе не так, как всегда относился к своим любовницам.

Кира вдруг ощутила укол ревности.

— Что ж, ты прекрасно сыграл свою роль! — выпалила она. — Да и кто мог бы сомневаться в этом — ведь у тебя такой опыт! Сколько женщин ты уже… — девушка прикусила язык, сообразив, что зашла слишком далеко. — Извини. Я не имею права спрашивать тебя об этом. В тронном зале ты вел себя именно так, как нужно, чтобы нас ни в чем не заподозрили. — Она с отчаянием взглянула на Зака. — Но ведь Стефан и Шандор всегда обращаются со мной, точно с безмозглой куклой! Я чувствовала себя такой… никчемной.

— Думаю, Карпатан тоже подыгрывал Стефану, — задумчиво проговорил Зак. — И наверняка делал это неспроста. Мне жаль, что я не прервал весь этот спектакль, едва увидел, что к тебе относятся неуважительно… но мне нужно было понаблюдать, как Шандор держится с твоим братом. — Зак улыбнулся. — Весьма поучительное зрелище.

— Поучительное? — удивилась Кира.

— Карпатан очень умен. Ниточки, за которые он дергает, почти невидимы глазу. Стефан и не подозревает, что пляшет под его дудку.

— Ты тоже считаешь, что он манипулирует Стефаном?

Зак кивнул.

— Я сказал бы даже, что его величество не сделал и не сказал ничего такого, что противоречило бы желаниям Карпатана — с тех пор, как тот стал его советником.

— Я подозревала это, — Кира невольно поежилась. — Тем сложнее нам будет выручить Марну, верно?

— Возможно. — Он заглянул в полные тревоги глаза девушки и добавил: — Но мы все равно добьемся своего. Я ведь обещал тебе, Кира.

Исходившие от него сила и уверенность невольно передались Кире. Лицо ее просветлело.

— Обещал, — почти весело подтвердила она. — И я собираюсь поймать тебя на слове. У тебя есть идеи?

— Даже несколько, — рассеянно отозвался Зак, глядя поверх плеча Киры на фотографию на стене. — Это все снимала ты?

Девушка оглянулась на увеличенный черно-белый снимок.

— Да, — сказала она. — Фотография — одно из моих хобби.

— Знаю. — Зак пересек комнату и остановился перед фото, которое привлекло его внимание. — Потрясающий снимок! Можно зримо ощутить гнев и отчаяние этого мужчины.

— Стефан того же мнения, — угрюмо заметила Кира. — Оригинал фотографии появился в «Белахо Сентинел». Это Марк Налдона, профсоюзный лидер. Я сняла его во время тайного собрания в лесу, примерно год назад. Стефан был вне себя. Он отобрал у меня фотоаппарат и два дня читал нотации. — Кира снова посмотрела на фотографию. — А еще он отправил в изгнание редактора газеты и поставил на его место одного из своих шпионов. Затем Стефан попытался арестовать Налдону, но того предупредили, и он успел скрыться из города.

— Вот видишь, — серьезно проговорил Зак. — А ты еще притворяешься легкомысленной прожигательницей жизни. Мне почудилось, или я впрямь слышу в твоем голосе патриотические нотки?

Девушка покачала головой.

— Я действительно пыталась сделать что-то, когда поняла, что Стефан из рук вон плохо правит Тамровией… но брат быстро дал понять, насколько я беспомощна. Я ведь для них с Шандором просто кукла, которой можно вертеть как угодно. Именно поэтому я предпочла учиться в Америке и проводить каникулы в Седихане. Не хочу постоянно мучиться из-за того, что не в силах изменить.

— Но ты ведь все равно мучаешься? Кира печально улыбнулась.

— Значит, мне надо пережить это раз и навсегда, верно? Потому что если мне удастся снова вывезти Марну из Тамровии, не думаю, что смогу вернуться сюда. Карпатан позаботится об этом. — Кира расправила плечи, задиристо вскинула подбородок. — Наверное, настало время подумать о карьере. Как полагаешь, я сумею заработать на жизнь фотографией?

— Да, если очень сильно захочешь. Мне кажется, ты сумеешь добиться всего, чего захочешь, — тихо сказал Зак. — Эти фотографии просто восхитительны. Ты снимала камерой «Никон»?

— Да, длиннофокусной… — она удивленно глянула на него. — Откуда ты знаешь, что у меня был «Никон»?

— Должно быть, прочитал где-нибудь, — Зак по-прежнему не сводил глаз с фотографии.

Кира нахмурилась.

— Вряд ли. Я никогда не говорила в интервью о своем увлечении.

— Как же еще я мог узнать? Кира устало пожала плечами.

— Наверное, никак. Боже мой, в этом мире ничего не скроешь!

— Так Стефан забрал у тебя камеру?

— Да. Я была безутешна. Я так люблю этот «Никон». Марна подарила мне его на восемнадцатилетние. Этот подарок стоил ей целое состояние. Я, признаться, казнилась, принимая от нее такую дорогую вещь, но не могла устоять перед искушением. — Она поморщилась. — Стефан не позволял мне обзаводиться вещами, которые отвлекли бы меня от моего долга… вернее, от того, что венценосный братец считает моим долгом.

— Что ж, ты неплохо поработала с этой камерой. Фотографии просто гениальны. Как только вернемся в Штаты, куплю тебе новый фотоаппарат.

— Нет! — с жаром возразила Кира. — На этот раз я куплю его сама. И никому не позволю отобрать.

В глазах Зака мелькнуло одобрение, даже гордость за Киру.

— Не сомневаюсь, — он повернулся к девушке. — Обсудим это, когда выберемся из Тамровии. Думаю, нам надо как можно скорее освободить Марну, пока Карпатан не успел помешать нашим планам.

— Когда? — быстро спросила Кира.

— Завтра вечером, во время приема. Если верить Стефану, он наприглашал на этот прием весь цвет делового общества Тамровии. При таком скоплении народа несложно будет похитить Марну из ее комнаты.

— Значит, завтра… — Кире вдруг стало немного страшно, но она приказала себе успокоиться. Зак прав — чем скорее, тем лучше. — Но почему ты решил, что это будет просто? Ведь у двери постоянно дежурят двое охранников.

— Охране всегда можно дать взятку. Местные стражи наверняка не такие неподкупные, как хотелось бы твоему брату.

— Но на подкуп требуется время, — скептически заметила Кира. — В прошлый раз, когда мы устраивали Марне побег из тюрьмы, Клэнси понадобилось три недели, чтобы найти охранника посговорчивее. А у тебя в запасе чуть больше суток.

— Я справлюсь. — Не глядя на Киру, Зак снял пиджак и бросил его на кушетку рядом с жакетом принцессы. — Можешь мне поверить.

— Ты часто произносишь эти слова, — со вздохом заметила Кира. — Что ж, у меня ведь все равно нет выбора.

— Ты не пожалеешь, — улыбнулся Зак. — А теперь, я думаю, тебе лучше надеть туфли и проводить меня к Марне. Надо ведь рассказать ей о наших планах, чтобы она была готова.

— Я думала, что мы пойдем к ней чуть попозже и пообедаем все вместе.

Зак покачал головой.

— Карпатан и твой брат наверняка полагают, что мы захотим пообедать вдвоем. Мы ведь любовники, помнишь?

Как могла она забыть об этом? Заку стоит взглянуть на нее — и Кира снова чувствует на губах сладость его поцелуев.

— Ну, хорошо, — сказала она, надевая туфли. — Я готова.

— Не совсем, — Зак подошел к девушке. — Мы были наедине больше часа… а мы ведь, по общему мнению, бросаемся в объятия друг друга при каждом удобном случае. Словом, ты выглядишь чересчур причесанной.

— Ты так считаешь? — сердце Киры учащенно забилось.

— Да, — кивнул Зак. — Раз уж мы вынуждены изображать нежные чувства на потребу публике, все должно выглядеть как можно достовернее. — Он заключил Киру в объятия. Сердце ее билось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. — Я ведь уже говорил тебе, что не люблю заниматься делом, которому не готов отдать себя целиком.

Погрузив пальцы в волосы Киры, Зак запрокинул ее голову. Сначала поцелуй его был легким, дразнящим… но вдруг у него вырвался сдавленный стон, и, отбросив деликатность, Зак жадно впился в ее губы, лаская ладонями спину и плечи.

Кира со стоном выгнулась, прижимаясь к нему. Ладони Зака сжали ее бедра, и она ощутила всю силу его возбуждения. По телу ее пробежала дрожь.

Внезапно Зак разжал руки и отступил. Тяжело дыша, он бросил взгляд на припухшие губы и пылающее лицо девушки.

— Так-то лучше, — хрипло прошептал Зак. — Только этого недостаточно.

— Разве?

Пальцы его уже проворно расстегивали блузку Киры, обнажая грудь.

— Постой спокойно, дорогая. Еще чуточку, совсем немного…

И сжал ладонью ее упругую грудь, губами поймав твердый сосок.

«Постой спокойно»! Да она не смогла бы пошевелиться, даже если бы от этого зависела сейчас ее жизнь… Страсть нарастала в ней, подымалась горячей волной, распаленная дерзкой лаской кровь все быстрее бежала по жилам. Девушка задышала хрипло и прерывисто.

Наконец Зак поднял голову. Влажные глаза его были полны страсти.

— Думаю, хватит. Если у меня такой же вид, как у тебя, никто не усомнится в достоверности наших отношений. — Чуть дрожащими руками он застегнул блузку Киры. — Пойдем. Надо поскорее выбраться отсюда, не то мы просто не дойдем сегодня до Марны.

Взяв Киру под локоть, Зак повел ее к двери. У девушки чуть заметно подкашивались ноги.

— Неужели и вправду нужно было так изводить меня?

Зак открыл дверь.

— Вообще-то одного поцелуя было бы достаточно… — Он искоса глянул на высокую упругую грудь Киры. — Остальное было для меня. Я хотел увидеть хотя бы кусочек твоего тела. Я так изголодался! Наверное, теперь меня постоянно будет преследовать этот голод. Там, в тронном зале, я все время мечтал о том, как ты снова будешь сидеть на моих коленях, полунагая, сгорающая от страсти, как опять застонешь в моих объятиях… — Он замолчал, с силой втянул в себя воздух и медленно выдохнул. — Ну да ладно, об этом потом. — Они вышли в вестибюль, обитый дубовыми панелями. — Иди-ка ты первой, Кира, не то я заблужусь.

Перед дверями, ведущими в покои Марны, стояли двое вооруженных охранников в армейской форме. Они напомнили Заку статистов в оперетте, которую он видел недавно в Париже.

Охранники даже не обратили внимания на принцессу и лишь мельком взглянули на Зака.

— Не слишком бдительная охрана, — пробормотал он, войдя следом за Кирой и закрыв за собой дверь. — Возможно, справиться с ними будет еще легче, чем я думал.

— Стефан разрешает мне приходить сюда в любое время, — пояснила Кира. — И о тебе, вероятно, всех уже предупредили…

В этот миг распахнулась дверь гостиной, и Кира бросилась в объятия высокой женщины в черном.

— Марна!

Хрупкая фигурка принцессы казалась совсем крошечной рядом с массивной Марной Дебак. Зак совсем забыл, какая она рослая, да и сложением напоминает чемпионку по армрестлингу. Резкие черты лица ее казались почти неподвижными, черные волосы были подстрижены и доходили лишь до плеч. Именно такой Зак Деймон видел эту женщину пятнадцать лет назад. Те же цепкие черные глаза и непроницаемое лицо.

Марна крепко прижала к себе Киру, но поверх ее головы смотрела на Зака.

— Ты пришел, — сказала она.

— Ты ведь знала, что я приду, — улыбнулся Зак.

— Да, знала. — Разжав объятия, цыганка отступила на шаг назад. — Ты уже сделал то, что должен был сделать?

— Нет.

Марна нахмурилась.

— Почему?

— Потому что я не читко, — тихо сказал он. Лицо Марны стало мрачнее тучи.

— Но я приказала, чтобы ты… — она осеклась, затем рассмеялась низким хриплым смехом.

— Нет, ты не читко, — покачала головой Марна. — Ты всегда был чертовски умен, Зак Деймон. Хотя в этом случае — лучше бы ты был безмозглым идиотом. Мне было бы проще.

— И мне тоже. Но самый легкий путь не всегда самый лучший.

Кира в отчаянии переводила взгляд с Марны на Зака.

— Эй, я все еще здесь! — напомнила она. — Хотя мне и кажется, что я стала вдруг невидимой.

— Пойди сядь куда-нибудь, Кира, — велела Марна, не глядя на девушку. — Я должна поговорить с Заком. Нам надо кое-что обсудить.

Кира покорно направилась в гостиную, но на полпути вдруг резко обернулась.

— Черта с два! Я — не ребенок, чтобы посылать меня поиграть, пока взрослые разговаривают.

Глаза Марны удивленно раскрылись, затем в них засветилась печаль.

— Значит, уже началось, — тихо промолвила она.

— О, Марна, прости меня! — Кира тут же пожалела о своей резкости. — Я не хотела быть грубой. Просто я ничего не понимаю, а вы с Заком обращаетесь со мной, точно с маленькой девочкой.

— Хорошо, оставайся, — пожала плечами Марна. — Теперь уже все равно. — Она с воинственным видом повернулась к Заку. — Ты принимаешь мондаву?

— Принимаю, — негромко сказал Зак. — Принимаю всем сердцем.

Вся воинственность Марны куда-то испарилась, сменившись усталостью.

— Это само собой, — заметила она. — Только всем сердцем — иначе мондава немыслима. — Цыганка отвела взгляд. — Это надо сделать как можно скорее. Иначе я бессильна.

— Сегодня, — сказал Зак.

Марна вдруг яростно сверкнула глазами.

— Нет! У тебя было довольно времени. А теперь можешь и подождать, пока мы сделаем все как следует, после надлежащей церемонии.

— Не стану я ждать! — Зак нахмурился. — Мы не знаем, когда у нас появится возможность совершить эту самую церемонию, а я уже второй день схожу с ума.

Марна лукаво улыбнулась, и что-то подсказало Заку, что она надеялась услышать именно такой ответ.

— Бедняжка! Стало быть, сам и позаботься о том, чтобы мы поскорее совершили обряд.

Зак вполголоса выругался.

— Тебе не приходит в голову, что сейчас нужно думать о твоем побеге из Тамровии?

— Позвольте прервать ваш загадочный разговор, — вмешалась Кира. — Хочу напомнить: мы пришли сюда сообщить Марне, что наметили ее побег на завтра.

— Каким образом? — Цыганка вопросительно посмотрела на Зака.

— Завтра вечером во дворце состоится прием, стало быть, повсюду будет людно. Мы подкупим охрану и уведем тебя через Белахо в лес к югу от города. Там будет ждать вертолет. Мы с Кирой присоединимся к тебе, как только сможем удрать с приема. К рассвету мы должны уже пересечь границу Швейцарии. — Зак повернулся к Кире. — Запасной вход замка охраняется так же тщательно, как и главные ворота?

— Да, — задумчиво кивнула принцесса. — Только тебе не придется выводить Марну ни через главный, ни через запасной вход. — Она переглянулась с цыганкой и лукаво улыбнулась.

Зак удивленно изогнул бровь.

— Ты имеешь в виду ковер-самолет?

Глаза Киры озорно заблестели.

— Гораздо лучше! В моей спальне есть подземный ход, который ведет под главными воротами в одну пещеру — в лесу, за городом. Ты только устрой, чтобы неподалеку нас ждала машина — но так, чтобы ее не было видно из дворца.

— Подземный ход, — повторил Зак, и в глазах его заплясали чертики. — И как я сразу не догадался? Чего еще ожидать от этой страны? Цыгане, замки, дворцовые интриги — все одно к одному! И с какой только стати я лезу со своими банальными планами?

— Твой план просто превосходен, — наставительно сказала Марна. — Именно этого я и ожидала от тебя, Зак. Хочу внести только одно изменение.

— Изменение?

— Вертолет доставит нас на поляну, которую я укажу. Это в восьмидесяти километрах отсюда. И ты прикажешь своему человеку вернуться через двадцать четыре часа. — Марна улыбнулась. — А на следующий день мы действительно полетим в Швейцарию.

— Нет! — воскликнул Зак. — Это слишком рискованно. Ведь нас тут же начнут искать!

Цыганка вскинула руку, призывая его к молчанию.

— Иначе я никуда не пойду.

— Марна, пожалуйста! — взмолилась Кира. — Не знаю, о чем вы тут говорили, но если Зак считает, что это опасно, думаю, тебе надо его послушать.

— Ты доверяешь ему? — Марна с любопытством взглянула на девушку.

Кира стойко выдержала ее взгляд.

— Да, я верю Заку!

— Это хорошо, — сказала цыганка. — Я тоже доверяю ему, но все же мы сделаем так, как я говорю. — Она нежно потрепала Киру по щеке. — Доверься мне в этом, малышка. Все к лучшему, обещаю. Позволь мне в последний раз решить за тебя.

В последний раз… В словах цыганки было столько грусти, что у Киры защемило сердце.

— Марна, — беспомощно начала она и осеклась, обернулась к Заку. — Знаешь, мы должны сделать то, что она хочет. Ты сумеешь обеспечить ее безопасность? В конце концов всего одна ночь, и…

— Ладно. — Киру удивило его поспешное согласие. — Не волнуйся так, милая. Я знаю, как тебе дорога Марна. — Зак повернулся к двери. — Что ж, мне надо пойти сообщить своим людям об изменениях в наших планах. — Он встретился глазами с Марной. — Насколько я понял, сегодняшний вечер Кира проведет с тобой?

— Да, — кивнула цыганка. — Пообедаем вместе, вспомним старые добрые времена… а завтра утром я пришлю ее к тебе.

Зак лукаво улыбнулся.

— Карпатан сочтет это весьма странным. Мы ведь всячески дали понять, что не можем пробыть друг без друга и несколько минут.

— Карпатан видел вас вместе?

— Да, — кивнул Зак.

— И он ничего не сказал? Тогда никаких проблем, — улыбнулась Марна. — Карпатан тоже не читко и умеет видеть суть вещей. Кстати, Кира, пока тебя не было, он несколько раз заходил проведать меня.

— Шандор Карпатан? — удивилась девушка. — Но зачем?

— Кто знает? — пожала плечами Марна. — Он не задавал никаких вопросов. Просто сидел напротив, улыбался и развлекал меня всякой болтовней. Он знает, что я не доверяю ему. Наверное, хотел попробовать на мне свои чары.

— Попробовать свои чары, — задумчиво произнес Зак. — Интересная фраза. Ты приписываешь ему таланты Распутина?

— Не знаю. Есть люди, которых трудно разгадать. Кто-то создан повелевать ветрами, а кто-то — преодолевать их яростные порывы. — Она прямо взглянула на Зака. — Как ты думаешь, какова судьба Шандора Карпатана?

— Хороший вопрос, — довольно сухо ответил тот. — Может быть, мне пригласить его пообедать со мной? Меня ведь все равно лишают того, о чем я больше всего мечтаю.

— Только на время, — лицо Марны вдруг озарилось улыбкой, утратив свое обычное отрешенное выражение.

— Спасибо, что разрешил мне это, — негромко сказала она. — Я уже чувствую твою силу. Ты победил бы, если бы пожелал бороться.

— К чему? — покачал головой Зак. — Мы не соперники, Марна. Я был бы неблагодарным негодяем, если бы не понимал, чем обязан тебе.

Взгляд его на миг остановился на недоумевающей Кире.

— Останься с ней, — тихо сказал он. — Будь с ней ласковой, Кира. Она заслужила твою любовь.

— Знаю, — Кира смущенно рассмеялась. — Но откуда это знаешь ты? Вы встречались совсем ненадолго, да и то пятнадцать лет назад, и тут выясняется, что вы — чуть ли не родственники.

— Возможно, ты недалека от истины, — усмехнулся Зак. — Говорят, что на заре истории американские индейцы попали на европейский континент, переплыв Берингов пролив. Быть может, наши предки бродили в свое время бок о бок по дорогам Европы и Азии.

— Почему ты смеешься? — Марна удивленно глянула на Зака. — Ведь именно так все и было.

Зак заморгал и удивленно покачал головой.

— Ты мне этого не говорила.

— Я говорю не все и не всем, — объяснила цыганка. — Иначе жизнь стала бы совсем неинтересной.

— Зато намного проще, — пробормотал Зак, открывая дверь. — Приятного вам вечера, дамы. Увидимся завтра, Кира.

Дверь за ним закрылась, и сердце девушки сжалось вдруг от странной боли.

— Кира, — тихо окликнула Марна. — Вы расстаетесь не навсегда — только на одну ночь.

— Я не знаю, что происходит, — пожаловалась принцесса. — Не понимаю, что со мной.

— Понимаешь!

Кира заглянула в глаза цыганки.

— Я люблю его? Но почему? Я ведь совсем его не знаю!

Марна пожала плечами.

— Ты отлично знаешь его. Он — твоя половина. Когда две половинки соединяются вместе, не должно быть места сомнениям. Прими это как должное.

— Марна! — Кира вдруг бросилась в ее объятия. — Никогда со мной такого не было… Помоги мне!

Рука Марны нежно гладила ее волосы.

— Я уже помогла тебе… а теперь ты должна сделать кое-что для меня.

Кира резко вскинула голову.

— Что же?

— Забудь его. Забудь на одну ночь и стань снова моей девочкой.

Кира долго смотрела ей в глаза, потом медленно кивнула.

— Если это то, что тебе нужно…

— Да, именно то, — Марна на миг прижала девушку к груди, затем разжала объятия. Взяв принцессу за руку, она подвела ее к кушетке и усадила на мягкие подушки, а сама опустилась рядом.

— Знаешь, какой я увидела тебя впервые? Тебе едва сровнялось полгода, когда меня привели во дворец. Я была напугана и тосковала по своим. Ты спала, когда меня впустили в твою комнату. Я склонилась над колыбелькой, и ты открыла глаза. В тот миг я и поняла, что больше никогда не буду одинока. Пока у меня есть ты, пока я могу заботиться о тебе, оберегать тебя, в моей жизни не будет больше одиночества и печали, и нет такой битвы, которую я не смогу выиграть.

У Киры защипало в горле.

— Не все сражения, Марна, мы смогли выиграть, но победы наши были одержаны лишь благодаря тебе.

— Поговори со мной сегодня, — тихо произнесла Марна. — Будем вспоминать…

Кира не совсем понимала, чего хочет от нее цыганка, но тут ее осенило. Настало время собрать воедино воспоминания о детстве и юности, чтобы отодвинуть их в сторону, освобождая место новым мечтам и планам. Марна хотела стать хранительницей этих воспоминаний, потому что не была уверена, что для нее найдется место в новой жизни принцессы.

Все это было так, и Кире хотелось сказать, что она никогда не бросит Марну, но ведь одними словами ее не убедить. Потом Кира докажет ей свою верность, а пока… исполнит ее просьбу. Устроившись поудобнее на кушетке, девушка взяла цыганку за руку.

— Я больше всего люблю вспоминать, как ты повезла меня впервые к людям твоего племени. Мне сровнялось года три-четыре, и я была в восторге. Стояла весна, и цыганский лагерь купался в солнечном свете. Блестела конская сбруя, а фургоны были так ярко раскрашены, что болели глаза… Все смеялись и радовались нашему приходу. Сначала я стеснялась незнакомых людей, но ты держала меня за руку, и я так гордилась тем, что пришла с тобой! Я знала, что могу ничего не бояться, пока…

Они проговорили почти до утра. Догорали свечи, начинало светать, а они все перебирали свитки памяти, готовя место для новых записей.

Глава 5

Король Стефан внушительно высился среди окружавшей его свиты. В синем мундире, увешанном медалями, король Тамровии весьма выделялся в толпе. Каштановые с проседью волосы блестели в свете роскошной люстры, украшавшей бальную залу. Король смеялся и был как никогда красив.

— Похоже, твой братец сегодня в хорошем настроении, — шепнул Зак на ухо Кире.

— Чего не скажешь обо мне, — призналась принцесса, лучезарно улыбаясь направо и налево. — Мне что-то не по себе.

— А с виду и не скажешь, — Зак окинул взглядом хрупкую девушку в платье из тонкого розового шелка. — Какая же ты красивая! Настоящая принцесса.

— Всю жизнь упражнялась, — Кира поморщилась. — Я чувствую себя маленькой девочкой, которой хочется убежать и спрятаться за занавеской. Я так боюсь, что Марна может пострадать.

— Ей ничего не угрожает — серьезно произнес Зак. — Я ясно дал понять своим людям, что их ждет, если Марна повредит во время этого побега хотя бы ноготь на мизинце. Уверен, они не станут рисковать понапрасну. Потерпи — скоро все будет кончено. Через час Марна уже покинет дворец.

— Ты уверен, что стража не поднимет панику, решив, что предложенная им сумма ничто по сравнению с гневом Карпатана?

— По-моему, паникуешь по этому поводу только ты.

— Ну, я ведь не привыкла… Кстати, где Карпатан? Я что-то не вижу его.

— Вон он, в углу, — успокоил девушку Зак. — Не беспокойся. А то ты уже решила, что Карпатан залег с пистолетом в покоях Марны, чтобы предотвратить побег.

— От него можно ожидать чего угодно. Долго мы еще должны тут торчать?

— Думаю, еще часа два.

Стефан поднял глаза на приближавшихся Зака и Киру, и сделал несколько шагов в их сторону.

— Мистер Деймон, мы ждали вас, — произнес он с дружелюбной улыбкой. — Очень многие в этом зале хотят познакомиться с вами. — Он с упреком взглянул на Киру. — Какая вы эгоистка, милочка. С вашего приезда мы почти не видим мистера Деймона.

Кира вымученно улыбнулась.

— Мне очень жаль, Стефан. Я и не подозревала, что приезд Зака произведет такой фурор. Я просто хотела показать ему свои любимые места, — она выдержала паузу и добавила: — И представить его тем, кто мне дорог.

Улыбка на лице монарха чуть поблекла, но не исчезла.

— Да, я слышал об этом, — улыбка вспыхнула с новой силой. — Мы восхищаемся вашей верностью своим друзьям, принцесса, пусть даже и считаем, что вы направили ее не по адресу. Уверен, мистер Деймон понимает, что иногда для всеобщего блага нам приходится отдавать не очень приятные приказы.

Не переставая улыбаться, Кира мысленно сосчитала до десяти, чтобы успокоиться. Она давно усвоила, что со Стефаном лучше не спорить, не сердить его понапрасну. Король верит в то, что говорит. И если он считает, что это необходимо для блага Тамровии, то не стесняется в средствах для достижения цели. А то, что угодно ему, Стефану, конечно же, способствует процветанию его народа. Как-никак, он король.

— Постараюсь не забыть об этом, когда снова навещу Марну и увижу, как она мечется в своей золотой клетке! — не выдержала Кира. — Она ведь цыганка, Стефан! Свобода нужна ей, как воздух.

— Шандор сказал, что Марна давно смирилась со своим положением и отлично себя чувствует. Не надо преувеличивать, Кира, не то мистер Деймон решит, что все мы тут в Тамровии такие же дикие и необузданные, как твоя цыганка.

— Марна вовсе не дикая! — с жаром возразила Кира. — Ее соплеменники иначе смотрят на мир, но это не значит…

Зак предостерегающе сжал ее локоть.

— Так уж вышло, ваше величество, что я полюбил Киру именно за ее необузданность, — сказал он. — И если она переняла свои лучшие качества от бывшей няни, значит, я многим обязан этой женщине. До вас ведь наверняка дошли слухи, что и сам я вырос среди не слишком цивилизованных людей.

— Ну, я уверен… — король был явно смущен. Он замолк и нахмурился, но лицо его тут же просветлело, едва он заметил в углу зала своего советника. — Шандор! Я как раз гадал, куда это вы запропастились. Мы должны представить мистера Деймона нашим гостям.

Карпатан невозмутимо улыбнулся и, подойдя к королю, чуть склонил голову.

— Именно это я и собирался сделать, Стефан. Я поспешил к вам, как только увидел, что наш почетный гость уже прибыл. — Он повернулся к Кире с изящным поклоном, в котором, однако, сквозила некоторая издевка. — Вы сегодня обворожительны, ваше высочество.

— Спасибо, — кивнула Кира. «Обворожительны». Слово это неприятно задело ее, напомнив реплику Марны, что Карпатан испробовал свои чары на короле Стефане. Сегодня советник выглядел так, что Кира готова была в это поверить. Черный фрак подчеркивал его высокий рост и стройную фигуру, грудь пересекала элегантная сине-белая перевязь, служившая единственным украшением, и простота костюма лишь подчеркивала исходившую от этого человека ауру внутренней силы. — По-моему, Шандор, вы тоже обворожительны.

Карпатан удивленно вскинул брови, на губах его заиграла ехидная улыбка.

— Спасибо, принцесса, — сказал он и повернулся к Заку. — Я только что говорил с одним человеком. Думаю, вы рады будете познакомиться с ним. Он в некотором роде магнат, как и вы. Представьте, у нас в Тамровии тоже есть магнаты. Пожалуй, мы бы могли ненадолго оставить принцессу с его величеством.

Уверен, в обществе нашей неподражаемой Киры вы не услышите ни слова из того, что скажет вам мой протеже.

— Ну, не знаю, — нахмурился Зак.

— Иди, прошу тебя, — быстро произнесла Кира. Она явно нервничала, и Заку не хотелось оставлять ее одну. — Тебе это будет интересно, а я не успею даже соскучиться.

Зак улыбнулся ей так, словно вокруг никого не было.

— Уж лучше тебе соскучиться, дорогая, — вкрадчиво заметил он, — не то придется показать, каким я бываю диким и необузданным. — Он сжал руку Киры, взглядом призывая девушку не нервничать. — Я скоро вернусь.

Кира смотрела с улыбкой, как он вместе с Карпатаном уверенно и твердо идет прочь. И ей стало вдруг хорошо и спокойно, хотя Зака не было больше рядом. С таким мужчиной, как Зак Деймон, ей ничто не грозит.

— Интересный человек, — задумчиво произнес над ее ухом король Стефан. — И, кажется, весьма увлечен тобой.

— Что ж, я отвечаю ему взаимностью. — Кира стойко выдержала взгляд Стефана. — Думаю, что ты догадался об этом, иначе вряд ли поселил бы нас в смежных покоях.

— Шандор сказал, что это вполне естественно, поскольку вы явно делили спальню в доме Зака в Таксоне, — как ни в чем не бывало заявил Стефан. — Мы хотели, чтобы все было как можно незаметнее и как можно удобнее для вас обоих.

— Спасибо, ваше величество, — с иронией поблагодарила Кира. — Насколько я понимаю, ваше чуть ли не главное предназначение в этой жизни — спасать меня от последствий врожденной глупости.

— Зак Деймон — очень важная фигура. Если обращаться с ним правильно, он станет для нас весьма ценным приобретением. Я рад, что ты привезла его с собой. — Стефан вдруг одарил Киру пронзительным взглядом. — Разумеется, ты понимаешь, что брак исключается. Происхождение Деймона для нас совершенно неприемлемо.

Киру вдруг охватила холодная ярость. Девушка глубоко вздохнула, стараясь успокоиться.

— Так и думала, что ты это скажешь! Иными словами, Зак достаточно хорош, чтобы быть моим любовником, чтобы пополнить государственную казну, но при этом недостоин стать отцом потомка великого рода Руби?

Стефан поморщился, словно от зубной боли.

— Не надо грубить, Кира. Ты ведь знаешь: положение принцессы крови налагает определенные обязательства…

— Ничего я не знаю… — девушка осеклась на полуслове. Нет, она не позволит Стефану рассердить ее! Сегодня это слишком опасно.

— Знаешь, меня мучит жажда, — пожаловалась Кира. — Пойду раздобуду бокал шампанского. Увидимся позже, Стефан.

— Кира!

Она обернулась к королю.

— Ты провела прошлую ночь в покоях Марны, — неприязненно проговорил Стефан.

— И что же? — настороженно спросила принцесса.

— Я уверен: Зак Деймон не в восторге от того, что не все твое внимание принадлежит ему. Этот мужчина — собственник по натуре. Тебе повезло, что он не разобиделся и сегодня утром не покинул Тамровию.

Кира изумленно смотрела на брата.

— Так ты учишь меня, как мне обращаться со своим любовником?

— Гм, мы ведь оба знаем, какой ты бываешь порывистой и непокорной. Сегодня мы с Шандором посовещались и решили, что на время пребывания Деймона в Тамровии лучше переместить Марну в тюрьму Белахо. Мы позаботимся о том, чтобы с ней хорошо обращались и окружили ее комфортом, насколько это возможно в тюрьме. А ты будешь проводить все время с Деймоном.

— Вы с Шандором… — задумчиво повторила Кира. Такой план мог возникнуть и у самого Стефана, но брат не стал бы действовать так быстро. Значит, это Карпатан подтолкнул его. И дело тут вовсе не в том, чтобы она могла спокойно делить постель с Заком Деймоном. Киру охватила паника. Неужели Карпатан догадался о чем-то?

— Шандор знает толк в таких вещах, — продолжал Стефан. — Тебе лучше довериться его советам.

Боже правый! Еще немного, и он предложит ей сделать Карпатана своим сутенером. Кире хотелось завизжать от злости. Надо срочно успокоиться, взять себя в руки!

— Я подумаю, — сказала она. — Ты, кажется, используешь его услуги с немалой пользой для себя. — Кира Повернулась и, уходя, бросила через плечо: — Обсудим это позже.

Следующие два часа Кира бродила от одной группы гостей к другой, с фальшивой, словно наклеенной улыбкой, едва понимая, что происходит, и совсем уж не соображая, что говорит. Должно быть, она не успела сказать ничего ужасного, так как никто из гостей не рухнул в обморок от удивления после разговора с принцессой Руби. Время от времени она отыскивала взглядом Зака — и каждый раз видела рядом с ним Шандора Карпатана. Кира едва подавляла желание броситься к Заку, прижаться к его сильной груди, чтобы прогнать леденящий душу страх, охвативший ее после разговора со Стефаном… но каждый раз твердила себе, что должна играть свою роль. Она не может во всем зависеть от Зака. Но… почему он не подходит к ней? Ведь прошло уже два часа, и они могут удалиться безо всяких оправданий.

Кира поставила недопитый бокал шампанского на столик у большого, во всю стену, окна. Нет сил больше терпеть! Девушка вышла на веранду, чтобы подышать свежим воздухом. Может быть, когда она вернется, они с Заком смогут уйти…

Ночь была свежа и прохладна, в небе ярко сияли звезды. Закрыв за собой стеклянную створку, принцесса подошла к перилам и выглянула в сад. Ночная тишина проливалась целительным бальзамом на ее измученную душу. Потом за спиной стукнула дверь, и Кира вздрогнула.

— Тебе плохо?

Это Зак. Кира быстро обернулась к нему.

— Просто захотелось подышать немного. Нам уже пора?

— Через несколько минут, — оставив дверь открытой, Зак подошел к Кире. — Что случилось? Ты была сама не своя. Я уж начал волноваться.

— Правда? — Кира и не подозревала, что Зак наблюдал за ней. При мысли об этом у нее потеплело внутри, и все страхи отступили… но не исчезли вовсе. Она подняла глаза на Зака.

— . Я испугалась. Стефан сказал, что они с Шандором договорились убрать Марну из дворца. Как ты думаешь, он ничего не заподозрил? И не пришло ли ему в голову усилить сегодня охрану?

Зак покачал головой и взял в ладони ее лицо.

— Даже если и пришло — уже слишком поздно. Полчаса назад мне сообщили, что Марна благополучно выбралась из дворца и уже на пути к вертолету.

Кира вздохнула с облегчением. И в то же время, избавившись от напряжения последних часов, ощутила вдруг болезненную слабость.

— Слава богу! — прошептала она. — Но как ты…

— Опять взятки. И я велел одному из охранников сразу дать мне знать, когда побег состоится. Я знал, что ты не найдешь себе места, пока не убедишься, что Марна в безопасности.

— Спасибо, — на глаза Киры навернулись слезы. Какой он заботливый и внимательный! — Теперь мне намного лучше. Но где и когда мы присоединимся к Марне?

— Скоро. Сначала нам надо придумать благовидный предлог, чтобы удалиться с этого помпезного торжества.

— И какой же это будет предлог?

— Страсть, — Зак улыбнулся. — Самая убедительная причина, которая приходит мне в голову… и самая приятная. — Он медленно наклонил голову и коснулся губами губ девушки. — Я нарочно оставил дверь открытой. Вряд пи у кого-то хватит бестактности прервать нас, зато всем, кто пройдет мимо, сразу станет ясно, чем мы тут занимаемся, хотя в темноте нас трудно разглядеть как следует. — Зак коснулся ее губ легким дразнящим поцелуем, и Кира с невольным вздохом тесно прильнула к нему. — Как мне не хватало тебя прошлой ночью! Я еще ни разу не разделил с тобой постель, но все равно мне не хватало тебя.

— Неужели? — С утра Кира ни за что не догадалась бы об этом. Когда она вернулась к завтраку в свои покои, Зак держался с ней как ни и чем не бывало, почти по-братски.

— Я вспоминал твой запах, вкус твоих упругих нежных грудей. Я пролежал без сна всю ночь, думая о том, как мы сольемся наконец воедино. Когда ты вошла в комнату, я едва не толкнул тебя на постель и… — Зак глубоко вздохнул. — Но я знал, что на этот раз не смогу остановиться, пока не утолю свой голод, а мне не хватит дня, чтобы насытиться твоим телом, любимая. — Он целовал ее все настойчивее. — Или двух дней… или недели… — Рука его скользнула в вырез платья и сжала грудь Киры. Девушка затаила дыхание.

— Мне нравится чувствовать, как набухла твоя грудь под моей рукой, — шептал Зак, не сводя с нее глаз. — Я чувствую, как твердеет твой сосок. Это чудесно — знать, что ты желаешь меня. Жду не дождусь той минуты, когда мы снова окажемся в моем доме… чтобы знать, едва мне захочется, довольно лишь протянуть руку — и снова ощутить твой жар, твое желание… — Он сильнее сжал ее теплую трепещущую грудь, и Кира едва не застонала в ответ — Я хочу, чтобы ты сходила с ума от страсти, как схожу с ума я.

Пальцы ее впились в его плечи.

— Зак, пожалуйста, не надо…

Он тяжело вздохнул, но рука его все ласкала грудь Киры, словно жила своей собствен ной жизнью.

— Знаю, что не надо, но я не могу… — Он осекся. — Ну, хорошо. Извини. Я понимаю, что сейчас не время и не место. — Зак отвернулся. — Но лучше бы это произошло поскорее. Я просто не в силах больше терпеть.

— Я тоже, — дрожащим голосом отозвала Кира. Грудь ее тяжело вздымалась. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы Зак продолжал свои ласки…

— А теперь иди, — велел он — Я догоню тебя, как только буду в состояния предстать перед гостями его величества.

Лицо Киры пылало. Девушка не сомневалась: ее возбуждение видно также хорошо, как возбуждение Зака.

Возможно, использовать страсть в качестве предлога было не такой уж хорошей идеей, — с неловким смешком пробормотала она. — Что ж, увидимся через несколько минут.

— Кира…

Девушка оглянулась через плечо.

— Это ведь не просто страсть.

— Я знаю, — тихо сказала она, направляясь к двери — Знаю, Зак.


Кира успела сменить вечерний туалет на джинсы и бежевый свитер, когда Зак наконец открыл дверь в ее спальню. На нем были темно-серые брюки, черный свитер, в руках он нес кожаный пиджак.

— Готова?

Девушка кивнула, надев кожаную куртку, и сунула в карман паспорт и портмоне. Затем она с сожалением окинула взглядом висящие на стенах фотографии. Раньше ей не было так горько расставаться с ними: ведь она всегда знала, что вернется… но сегодня Кира не могла быть уверена, что ей разрешат когда-либо пересечь границу Тамровии.

— Я устрою, чтобы снимки выкрали и доставили тебе, — пообещал Зак, понимающе глядя на Киру.

Девушка принужденно улыбнулась.

— Они не имеют никакой реальной ценности, но для меня… — Она поспешно отвернулась. — Возможно, Стефан будет так зол, что прикажет сжечь все это. А Шандор Карпатан с удовольствием поднесет спичку.

— Может, попробуем унести их с собой?

— Слишком громоздко. К сожалению, у меня нет негативов. Стефан велел уничтожить их, когда у меня отобрали фотоаппарат. Нам, возможно, придется бежать, так что лучше выйти налегке. — Кира пожала плечами. — Ничего страшного. Затевая все это, я знала, что во многом придется себе отказать. И я готова на это ради свободы Марны.

— Даже если лишишься родины?

— Я, в общем, не так уж хорошо знаю страну, которую считаю своей родиной. Стефан, а до него родители все время держали меня под стеклянным колпаком и не выпускали наружу. Всякий раз, когда мне казалось, что я нашла ключ от своей тюрьмы, они меняли замок. — Взгляд ее упал на фото Налдоны. — Тогда, на собрании, этот человек говорил о том, чего и мне хотелось бы для Тамровии. И я мечтала и лишь принести столько же пользы, сколько приносит он своей борьбой.

Зак подошел к ней и нежно обнял за плечи.

— Пора идти.

— Знаю. — Кира мягко отстранилась, упрямо вскинула подбородок. — Наверное, профсоюзный активист из меня все равно получился бы неважный. Единственный раз, когда я попыталась сделать что-то для Тамровии, я лишь навредила Налдоне. — Она подошла к стене, завешанной книжными полками. — Потайной ход начинается здесь. Видишь канделябр возле пятого ряда полок? — Кира подвинула стержень канделябра, и целый стеллаж медленно отделился от стены, открывая узкий черный проем. — Вот он.

— Действует практически бесшумно, — заметил Зак, настороженно вглядываясь в темноту. — Должно быть, механизм частенько смазывают.

Кира загадочно улыбнулась и зажгла фонарик, осветив витую каменную лестницу.

— О да, это что-то вроде священной обязанности, перешедшей ко мне от Лэнса.

— Священная обязанность? — удивился Зак.

— Ну, может быть, «священная» — не вполне подходящее слово. Раньше эти покои принадлежали моему брату Лэнсу. — Кира вошла в подземный ход и подождала, пока к ней присоединится Зак, прежде чем повернуть стержень точно такого же канделябра. Стеллаж так же бесшумно встал на место. — Ты, возможно, слышал, что Лэнс до того, как женился, вел немного… бурный образ жизни.

— Немного? — улыбнулся Зак. — Насколько я помню, в газетах его называли «Неистовый Лэнс».

Кира кивнула, неспешно спускаясь по ступенькам.

— Ну вот, Лэнс обнаружил этот ход еще подростком и использовал его, чтобы выбираться из дворца на свидание с одной из своих девиц. Он рассказал мне об этом, когда я гостила в Седихане. Вернувшись, я уговорила Стефана переселить меня в эти покои. Это сильно облегчило жизнь мне и Марне. Мы могли ускользнуть ненадолго, когда начинали совсем уж задыхаться в душной дворцовой атмосфере.

— Это единственный подземный ход в замке?

— Насколько известно нам с Марной — да, но и этот долгое время не использовали, прежде чем его нашел Лэнс. — Кира достигла подножия лестницы и повернулась к Заку, прижимая палец к губам. — Теперь нам надо идти очень тихо. Коридор проходит рядом с бальным залом, затем спускается ниже, туда, где дворцовая тюрьма, и идет под лесом, что напротив главных ворот. Я не знаю, насколько толстые здесь стены, но лучше не рисковать.

Зак кивнул и молча последовал за Кирой, быстро шагавшей по хорошо знакомым ей извилистым коридорам.


Фары «Мерседеса» освещали серебристые бока вертолета, стоявшего на поляне. Рядом с вертолетом стоял небольшой «Порш», двери которого открылись, едва «Мерседес» затормозил. Из «Порша» вышли двое мужчин. Сердце принцессы учащенно забилось, когда один из мужчин помог выбраться из машины Марне. Так она и вправду свободна! Только сейчас Кира осознала, какое напряжение владело ею до сих пор. Зак не сводил с нее глаз.

— Я ведь говорил тебе: Марну освободят.

— Да, знаю. Но мне казалось почти невозможным, чтобы все прошло так гладко, — пробормотала принцесса, смахнув непрошеные слезы. — И дело вовсе не в том, что я тебе не верила.

Зак крепко сжал руку девушки.

— Спасибо, что сказала мне об этом. Это много для меня значит. — Он открыл дверцу машины. — Что ж, начнем нашу маленькую одиссею? Если уж нам суждено провести еще сутки в этой стране, то давайте хотя бы выберемся из города. — Он помог Кире выйти из машины и повернулся к Марне. — Может быть, ты передумала и согласна прямо сегодня лететь в Швейцарию?

— Нет, — сказала Марна. — Швейцария много лет пробыла на одном месте. Надеюсь, она и завтра никуда не денется.

— Именно этого я и боялся, — покачал головой Зак. — Забирайтесь в вертолет, леди. Я должен отдать своим людям кое-какие распоряжения, прежде чем мы поднимемся в воздух.

Он вернулся через несколько минут и аккуратно положил в задней части вертолета какой-то металлический ящичек. Фары машины исчезли из виду, поляну окутала тьма и зловещая тишина.

— Ты собираешься вести вертолет сам? — удивилась Кира. — Я-то думала, что ты прикажешь пилоту доставить нас куда нужно, а потом вернуться за тобой.

Зак покачал головой.

— Не хотел бы я остаться с пустыми руками, если все пройдет не так гладко, как думает Марна.

— Может, за штурвал лучше сесть мне? — предложила Кира. — Я лучше тебя знаю рельеф этих мест… и я неплохой пилот.

— Не сомневаюсь, — улыбнулся Зак. — Но не могу же я сидеть без дела?

Усевшись за штурвал, он передал Марне штурманскую карту.

— Покажи-ка на карте то место, куда мы должны приземлиться. Так будет проще, чем садиться наугад.

— Конечно, — Марна, не колеблясь ни секунды, ткнула пальцем в точку на карте. — Это поможет тебе?

Зак, ухмыльнувшись, включил зажигание.

— Пожалуй. Скажи, ты и впрямь прочла карту или использовала ясновидение?

— Какая разница?

— Никакой. Мне просто любопытно. — Завыли моторы, и Заку пришлось повысить голос, чтобы перекричать их. — Не сомневайся, я сяду именно там, где ты показала.

— Конечно, сядешь. Как же иначе? Мы ведь уже убедились, что ты — не читко.

Зак лишь ухмыльнулся в ответ, поднял вертолет в воздух и взял курс на север.

Глава 6

Выключив зажигание, Зак взял фонарь, стоявший на полу, и распахнул дверцу вертолета.

— Зачарованная долина, куда ты привела нас, о великая волшебница, кажется, абсолютно безлюдна, — сказал он Марне.

— Это ненадолго, — успокоила его цыганка. — Они знают, что мы должны прилететь.

— He спрашиваю, как они узнали, — Зак обошел вокруг вертолета и открыл дверцу для пассажиров, — но очень хотел бы узнать, кто они…

— Марна! — в луче прожектора возник настоящий великан. — Мы так и знали, что эти читко не смогут удержать тебя в неволе! Но на сей раз ты что-то долго не могла от них выбраться. Мы беспокоились за тебя.

— Поло! — Марна нежно обняла великана и повернулась к Заку. — Ты ведь помнишь моего брата Поло?

— Конечно, — Зак дружелюбно улыбнулся, пожимая огромную ладонь цыгана. Поло Дебак мало изменился с годами. Разве что густая черная борода была теперь присыпана сединой, но тело осталось таким же сильным и крепким, как пятнадцать лет назад. На нем были высокие сапоги, старый замшевый жилет, поношенная рубашка с длинными рукавами и грубые рабочие штаны, но носил он этот незатейливый наряд с поистине королевским величием, которому вполне мог бы позавидовать Стефан Руби.

— Мы ведь охотились вместе в горах, — сказал Зак. — Ты по-прежнему так же увлечен охотой, Поло?

— Теперь даже еще больше, — улыбнулся Поло. — В наши дни горы полны любопытнейшей дичи. Гоняться за ней очень весело, но я до сих пор еще не принес домой добычу.

Зак, прищурившись, глянул на Поло.

— Заманчиво! Жаль, что у меня нет времени отправиться с тобой на охоту.

Поло громко рассмеялся.

— Нет, на этот раз ты будешь слишком занят своей малышкой, чтобы поохотиться со мной! — Повернувшись к Кире, цыган заключил ее в объятия и закружил по поляне. — Как ты, малышка? Сама загнала недурную дичь, а?

— Ты разве не слыхал, что у женщин тоже есть права? — с жаром воскликнула Кира. — Меня вот ты ни разу не брал на охоту!

— Это вовсе не потому, что ты женщина, — возразил Поло, ставя ее на ноги. — Охотником надо родиться, понимаешь? Если бы я и взял тебя с собой, ты бы только щелкала камерой.

— А Зак, насколько я поняла, прирожденный?

Поло поверх ее головы глянул на Зака.

— Да, у него есть охотничий инстинкт. Он знает, что есть время стрелять и убивать — а есть время брать в плен и дарить свободу. Это в крови, с этим рождаются. — Великан обернулся к Марне. — Я возьму Зака в салдану, мы проведем там ночь. А вы с Кирой ступайте в табор. О мондаве поговорим завтра утром.

— Нам нужно, пока не рассвело, замаскировать вертолет, — сказал Зак. — И у меня там рация, чтобы связаться с моими людьми в Белахо. Я хотел бы взять ее с собой в табор.

Поло кивнул.

— Я пошлю за ней кого-нибудь утром. И поставлю на ночь часового возле вертолета.

— Часового? Но во дворце скорее всего еще не знают, что Марна снова сбежала.

Цыган пожал плечами.

— Осторожность никогда не повредит. — Он шутливо растрепал волосы Киры. — Беги к Марной, малышка. Мы обо всем позаботимся. Тебе нечего бояться.

— Вовсе я не боюсь! — Кира сжала кулачки. — Может быть, я и не вышла ростом, но я уже не ребенок.

Поло оглушительно расхохотался.

— Все мы дети — одни больше, другие меньше. Наслаждайся своим детством, Кира.


— Нет, — сказал вдруг Зак. — Это неправильно.

Он подошел к Кире. Глаза его при свете фонаря казались темными и бездонными. Знаю, все это смущает и злит тебя. Обещаю так продлится недолго. Завтра я тебе все объясню. Хорошо?

И снова от близости этого мужчины у Киры чаще забилось сердце и перехватило дыхание.

— Хорошо.

Зак погладил ее по щеке.

— Ты очень терпелива и снисходительна к нам.

— Я никогда не умела терпеть и ждать, — призналась Кира, — но с тех пор, как повстречала тебя, все время открываю в себе что-то новое.

Девушка повернулась к Марне.

— Ну что, пойдем в табор. Мне, кажется, только что велели поиграть в песочек.

— Так-то лучше, — улыбнулась Марна. — Увидишь, тебе все понравится. Пошли. Табор вон за теми деревьями.

Кира махнула на прощание Заку и Поло и, пробормотав «спокойной ночи», присоединилась к Марне.

Зак провожал ее взглядом, пока принцесса не скрылась за деревьями. Затем он повернулся к Поло.

— Время брать в плен и время дарить свободу, — напомнил ему цыган. Зак похлопал его по плечу.

— Знаю, друг мой, но сейчас мои охотничьи инстинкты притуплены. Сейчас я способен думать только об одном. Черт, поскорее бы все закончилось!

— Это очень важно для Марны, она так долго мечтала соединить вас, — Поло помахал рукой. — Всего-то одна ночь! У меня в салдане отличное бренди. Может быть, мы напьемся, и ты сумеешь на одну ночь забыть о своей прекрасной принцессе.

— Что ж, стоит попробовать, — сказал Зак. Он готов был на все, только бы не провести еще одну мучительную ночь. Желание неизменно терзало его. Довольно было одного взгляда на Киру — и страсть становилась нестерпима. — Пойдем же, пойдем скорее в салдану!


Опавшие листья шелестели под ногами Киры, изо рта вырывались облачка пара. Она все шла и шла за Марной через ивовую рощу. Звезды здесь, в лесу, казались совсем другими, не теми, что она видела с веранды всего лишь пару часов назад. Неужели прошла всего пара часов? Кира словно жила теперь в другом мире, в другом времени.

— Что такое салдана? — спросила она.

— Это место уединения, — пояснила цыганка. — Когда возникает нужда, люди удаляются в салдану, чтобы побыть наедине друг с другом.

— Нужда?

— Горе, или душевные метания, или мондава. — Она сделала паузу. — Завтра ты будешь в салдане вместе с Заком.

— Правда? — Кира нервно сглотнула. — Как мило с твоей стороны сообщить мне об этом.

Марна вопросительно посмотрел на свою воспитанницу.

— Ты обещала принадлежать ему, разве нет?

— Да.

— Это против твоей воли? Ты не хочешь делить с ним постель?

— Нет, Зак не принуждает меня. Я действительно хочу быть с ним. — Бог свидетель, это правда! Одно легкое прикосновение Зака — и все ее существо наполнялось безудержным желанием.

— Это все, что важно сейчас. Остальное поймешь со временем. Это тоже часть мондавы.

— Так ты скажешь мне наконец, что такое мондава? — сухо поинтересовалась Кира. — Очевидно, это слово имеет ко мне самое прямое отношение, а я — единственная из вас, кто не догадывается о его истинном значении.

— Так ты не знаешь? А я думала, Зак рассказал тебе. — Марна невесело улыбнулась. — Вернее, я думала, что он показал тебе это.

— Нет, от него удалось добиться не больше, чем от тебя.

Марна нахмурилась.

— Ты не должна идти на это, не зная, что тебя ждет. Я не хотела, чтобы это случилось вот так.

— Зак сказал, что на диалекте твоего народа это значит «бессмертный союз».

— Бессмертный, — повторила Марна. — Да, так оно и есть. Это соединение двух разлученных душ. Всему на свете свое время, и когда наступает срок, приходит мондава. — Она встретилась глазами с Кирой. — Сливаются воедино не только души, но и тела. Иногда слияние душ и тел происходит не одновременно, но одно неизменно следует за другим. Если Зак и забыл о душе ради тела, это не должно беспокоить тебя. Остальное придет потом.

— Обязательно придет? — Кира тяжело вздохнула. — Марна, ради бога, откуда ты знаешь? Ведь Зак, возможно, не знает всего. Я сама предложила ему свое тело в качестве платы за твое освобождение. Может, он считает, что мондава — что-то вроде обряда гостеприимства, когда люди племени предлагают посетившему их гостю лучшую женщину. Вспомни, ведь он провел среди вас совсем немного времени и скорее всего не до конца понял значение мондавы.

Марна покачала головой.

— Он все понимает.

— Марна… — Кира осеклась, поняв, что все бесполезно. Нет смысла спорить — пожилая цыганка уже все решила за нее. Она явно убеждена, что Зак — единственный мужчина для Киры, и продолжала вести свою воспитанницу к союзу с ним. Она готова была даже к тому, что Зак не захочет связать себя чем-либо, кроме физической близости.

Но Кира, черт побери, тоже имеет право на свое мнение, даже если Марна не признает его! Она вспомнила, как поспешно Зак отверг возможность брака, и от этого ей стало почему-то больно. Конечно, за эти дни они быстро сблизились, но это вовсе не значит, что он изменил свои намерения. А ведь обряд, который собиралась совершить над ними Марна, наверняка является цыганской брачной церемонией. Конечно, это не официальный брак, но Зак явно питал уважение к законам племени, а значит, после церемонии Кира станет для него обузой. О господи, она вовсе не хотела завлечь его в ловушку! Физическое влечение, которое они испытывают друг к другу, было наживкой, которую положили в эту самую ловушку. Зак не заслужил этого.

— Когда состоится церемония? — спросила Кира.

— Завтра на закате. Мы будем готовить тебя весь день. — Марна помолчала. — Ведь мондава, конечно же, означает конец детства и начало женской зрелости.

Теперь Кира поняла, почему Марна прошлой ночью была так печальна. Она верили что Кира целиком и полностью отдаст себя Заку, отвергнув все, чем жила до сих пор, и всех, кого любила с детства.

— Мы должны поговорить о твоих чувствах, Марна, — задумчиво произнесла принцесса. — Да, нам многое надо обсудить помимо общих воспоминаний.

— Мондава, — медленно и веско произнесла Марна.

— Пожалуй, это имеет самое прямое отношение к мондаве, — согласилась Кира. — Bо всяком случае, речь пойдет о зрелости. Впрочем, это может подождать. Ты уже рассказала мне много такого, о чем стоит задуматься.

— Скоро все прояснится. Завтра — ночь мондавы.


— Кира, — шепот Зака пробудил девушку от тревожного сна. Подняв голову, девушка разглядела на фоне предрассветного неба темный силуэт Зака. Кира быстро взглянула на спящую Марну. Цыганка не шевельнулась.

Отбросив одеяло, Кира пошарила в темноте фургона в поисках одежды. Натянув кое-как куртку и прихватив сапоги, она выбралась наружу.

Зак подхватил ее на руки и опустил на землю.

— Как я рад, что наконец нашел тебя, — тихо сказал он. — Я заглядывал подряд во все фургоны. Надень сапоги.

Было совсем не так холодно, как накануне, хотя огромный костер, разведенный посреди табора, давно превратился в кучку пепла и тлеющих угольков.

Подождав, пока девушка обуется, Зак взял ее за руку, и на лице его отразилось нетерпение.

— Пойдем. Нам надо выбраться отсюда. — Голос его звучал почти грубо, и это встревожило Киру. Она еще ни разу не видела Зака грубым и нетерпеливым. Девушка растерянно смотрела на него, покуда Зак вел ее через лес прочь от табора. Потом они скорым шагом поднялись на холм, и, когда достигли вершины, у Киры уже ныли ноги.

Солнце еще не взошло, и здесь, на вершине холма, в тени деревьев, лицо Зака казалось совершенно непроницаемым.

— Зак, что случилось? Что-то не так?

— Боже мой, ну конечно же не так, — хрипло сказал он и так крепко сжал Киру в объятиях, что у нее захрустели кости и перехватило дыхание. Она ощутила его возбуждение, и вновь у нее предательски подкосились колени.

— Вот, вот что не так, — бормотал Зак, все теснее прижимая девушку к себе. — Я больше не могу, Кира! Я думал, что вытерплю до этой чертовой церемонии, которую решила устроить Марна, но не могу. Я терпел слишком долго и теперь изнемогаю. — Дыхание его было прерывистым, руки дрожали. — Я перепробовал все. Я насчитал миллион распроклятых овец, полночи рассказывал Поло всякие истории, пока старик не уснул. Попытался даже напиться. — Он невесело рассмеялся. — Говорят, любого индейца способна свалить с ног огненная вода, но на меня это не подействовало, — Зак закрыл глаза, исступленно лаская ее податливое тело.

Кира обессилела, изнемогая под напором его желания. Она вдыхала чистый и пряный, мужской аромат его тела. Только что ей было прохладно, а теперь она вся горела.

— Зак…

Он открыл глаза и с мольбой поглядел на девушку.

— Скажи же это, черт побери!

— Что, что я должна сказать?

— Скажи — «да». Скажи, что я могу овладеть тобой. Прямо сейчас, и к черту ожидание! Скажи, что избавишь меня от этой муки.

Он и вправду мучился. Кира ясно читала это в его глазах и знала, что может помочь ему. И сознание это наполняло ее тихой радостью, которую не могло заглушить даже жгучее желание. Кира — и только она одна — могла исцелить его, утолить нестерпимый голод плоти, подарить ему блаженство, а затем — желанный покой.

— О да, Зак! — тихо сказала она. — Да, прошу тебя прямо сейчас…

Вздох облегчения вырвался у Зака.

— Слава богу! Знаю, что я подлец, но… — он осекся. — Я постараюсь загладить свою вину потом, в будущем. — Дрожащими руками он снова привлек девушку к себе. — А теперь иди сюда и позволь мне просто любить тебя, не думая ни о чем.

Руки его уже боролись с ремнем на джинсах Киры. Наконец он расстегнул ремень и миг спустя коснулся ее горячей плоти. Кира невольно затрепетала, желание охватило ее с новой силой. Холодные ладони Зака быстро зажглись ее теплом.

— Какая ты теплая и мягкая, моя принцесса, — бормотал он. — Как я хочу тебя… — рука его скользнула ниже, коснулась мягких волосков в потаенном треугольнике между бедер. Касание это было изумительно нежным, хотя до сих пор он вел себя порывисто, почти грубо. — Как мне хочется увидеть, познать тебя всю… Лежа на тюфяке Поло, я воображал себе каждый уголок твоего прекрасного тела, каким видел его тогда, в Таксоне…

Пальцы его коснулись сокровенной набухшей плоти. Кира тихо вскрикнула, трепеща под его дерзкими ласками, и крепче ухватилась за плечи Зака, невидяще глядя перед собой.

— Я видел все твое тело, кроме этого сокровенного уголка… и не мог даже вообразить, как буду ласкать его. — В его глазах горел восторг. — А теперь я увижу тебя всю, коснусь повсюду, буду ласкать тебя, пока ты не сойдешь с ума от желания!

Кира уже сходила с ума. Распаленная плоть ее пылала незримым и мучительным огнем. На миг отстранившись, Зак сбросил куртку и расстелил ее поверх опавших листьев. Опустившись на колени, он увлек за собой Киру и лишь теперь понял, что она вся дрожит.

— Черт побери, ты же так простудишься! Тебе холодно?

— Вот уж нисколько! — пробормотала Кира, дрожащими руками стягивая с себя свитер. — Я вся горю!

— Что ж, я не дам этому пламени погаснуть. Позволь мне, — Зак отстранил ее руки, принялся сам раздевать ее. — Я так ждал этой минуты, ждал, когда ты будешь раскрываться мне навстречу — лепесток за лепестком! — Зак хрипло рассмеялся. — Если бы еще перестали дрожать руки!

Но пальцы его все еще дрожали, когда он, затаив дыхание, обнажил ее высокую грудь и ласкал розовые затвердевшие соски. Не сводя с Киры глаз, он проворно снял свитер и позвал:

— Иди ко мне.

Его широкая, смуглая, мускулистая грудь была такой надежной и теплой! Кира прильнула к нему всем телом, руки Зака сжали ее плечи. Девушка запрокинула голову и закрыла глаза.

— Зак! — едва шепнула она онемевшими, словно чужими губами. Набухшие, возбужденные соски ее ныли, прижимаясь к его твердой горячей груди. Киру била крупная дрожь.

— Ты действительно не замерзла? — шепнул Зак, губами лаская ее ухо.

— Мне не холодно, — повторила девушка. И как это он не может уяснить такую простую вещь? — Наоборот, я сейчас сгорю дотла! Почему ты… — «медлишь», хотела она сказать, но Зак заглушил ее слова поцелуем такой силы и страсти, что Кира вновь забыла обо всем.

Опустив ее на куртку, Зак уверенно и быстро раздел ее донага. Словно завороженная, Кира смотрела, как он взял в ладони ее озябшую ступню и стал нежно растирать.

— Какие у тебя красивые ножки! Как они мне нравятся! Как прекрасно все твое тело — гибкое, сильное, но такое женственное и нежное… Теперь, думая о тебе, я буду воображать… — он осекся. — О нет, теперь уже не будет нужды в вымысле. Теперь, чтобы взглянуть на свою принцессу, мне довольно будет протянуть руку и откинуть покровы с этого прекрасного тела.

Он говорил и все ласкал Киру, не сводя с нее глаз, упиваясь огнем, который разжигают в ее крови его дерзкие откровенные ласки.

Наконец Зак выпрямился, пожирая девушку горящими глазами.

— Я хочу тебя, Кира, — прошептал он. — Я не могу больше ждать. Ты… ты хочешь?

«Хочешь»? Да она изнывает от мучительного, нестерпимого голода!

— Скорее, — прошептала девушка. — Ради бога, скорее!

Зак стремительно разделся, расшвыряв одежду, и опустился рядом с Кирой. Смутно, как во сне, сознавала она мужскую красоту его сильного нагого тела. Уверенно и властно Зак наклонился над девушкой и опустился между ее раздвинутых ног. Глаза их встретились, и во взгляде Зака были страсть и мольба. С первой их встречи Кира всегда чувствовала себя рядом с Заком маленькой и слабой, но сейчас она знала: он раскрылся ей весь, он молит о наслаждении, он в ее власти. При мысли об этом она испытала вдруг горячее желание защитить этого сильного — и такого слабого — мужчину, оградить его от боли и печали. Кира обняла его, притянула к себе, ощущая всем телом, как он дрожит от страсти.

— Зак… Люби меня, Зак…

Он медленно опустился ниже, не отрывая взгляда от ее глаз. На виске его билась напряженная жилка. Он поцеловал ее долгим томи тельным поцелуем, и все ее существо наполни лось страстью, нежностью и невыразимой радостью.

— Откройся мне, любимая, отдай мне всю себя… Мы должны быть вместе.

Язык его проскользнул в ее приоткрытые губы. Зак застонал, упиваясь вкусом этого поцелуя.

— Вместе, — прошептал он, — вместе, отныне и навсегда…

И вдруг одним стремительным движением овладел Кирой.

Жгучая, мгновенная боль пронзила ее лоно — и тут же ушла, оставив по себе лишь неутоленный голод. Зак двигался медленно и осторожно, но этих сладостных ощущений ей казалось уже недостаточно. Кира нетерпеливо сжала пальцами мускулистые бедра Зака. Ей хотелось ласкать, гладить, касаться его, наслаждаясь своей властью… но это потом, не сейчас. Сейчас она ждет и жаждет совсем иного. И она выгнулась всем телом, прижалась к Заку, безмолвно призывая не щадить ее.

— Кира, я не хочу сделать тебе больно, — пробормотал Зак, но она была настойчива, и он сдался.

Теперь его движения стали так неистовы, что у Киры перехватило дыхание, и она забыла обо всем, подхваченная бешеным ритмом страсти. Зак открыл глаза, и взгляды их слились так же тесно и жарко, как сливались тела.

«Вместе, мы должны быть вместе…» И как она не замечала раньше сияющей красоты этих слов? Близость. Слияние. Неукротимый ритм, сметающий все барьеры на пути неведомых ей доселе чувств. Потому что — и Кира вдруг ясно поняла это — сейчас ею владела не просто плотская страсть. Утолив голод плоти, они подошли к иной, высшей ступени. Мондава? Да, наверное…

И тут она достигла сияющих вершин наслаждения. Мир взорвался перед глазами тысячью разноцветных искр. Крик ее слился с хриплым торжествующим криком Зака. Зак. Мондава. Вместе. Вместе навсегда.


Они лежали, и Зак обнимал ее дрожащими руками, осыпая ее лицо нежными поцелуями, словно благодаря за подаренное наслаждение.

— Я не раздавил тебя, родная? Я слишком тяжелый. — Он поднялся на колени, улыбаясь Кире. — Спасибо, любимая.

Кира не могла оторвать глаз от его мускулистой фигуры, так ясно очерченной на фоне золотисто-розового неба. Зак источал силу и мощь, которые словно были частью природы — неба, земли, осеннего леса.

— Почему ты молчишь, Кира? Тебе плохо?

— Все прекрасно, дорогой, все прекрасно, — прошептала принцесса. — И прекраснее всего — ты.

Зак нахмурился.

— Я ведь не разочаровал тебя, правда? У тебя это впервые, а я… Я был не на высоте. Ничего, в следующий раз… — он осекся. — Знаешь, как ты сейчас хороша? Солнце пронизало твои волосы, словно листву ив и тополей.

Кира потянулась за свитером, и Зак снова, нахмурился.

— Тебе не нравится, когда я смотрю на тебя?

Принцесса улыбнулась. Кто бы мог подумать, что Зак Деймон способен испытывать неуверенность в себе?

— Мне очень хорошо с тобой, Зак, и мне нравится, когда ты смотришь на меня. — Это была чистая правда. Кире казалось самым естественным в мире сидеть вот так, обнаженной, под взглядом Зака.

— Тогда почему же ты…

— Да по самой банальной причине! Сейчас мне действительно холодно.

— Черт побери, ну конечно! — Придвинувшись поближе к Кире, он принялся торопливо одевать ее. Тихо засмеявшись, принцесса отстранила его руки.

— Погоди, я и сама справлюсь.

— Нет, — отрезал Зак. — Тебя надо одеть как можно скорее. Ты и так уже наверняка простудилась. И почему ты не остановила меня?!

Кира удивленно посмотрела на него.

— Я как-то не подумала об этом. Я вообще не могла ни о чем думать.

— Ты права — об этом должен был подумать я. — Он помог Кире натянуть джинсы и сапоги. — Но я в ту минуту тоже потерял способность мыслить. Зато чувства мои были обострены до предела. И думать я мог лишь о том, как прогнать эту невыносимую муку… — голос Зака сорвался, он растерянно посмотрел на принцессу. — Мне так жаль. Ты простишь меня Кира?

— За что? — спросила она тихо. — Ты прав я могла бы сказать «нет», и, думаю, ты бы остановился. — Кира помолчала. — Но ведь я не сказала.

— Да разве я дал тебе такую возможность? Я же просто уволок тебя из фургона, затащил сюда и потребовал…

Кира прижала ладонь к его губам.

— Почему ты считаешь меня жертвой? Это оскорбительно, в конце концов! Не сомневайся — ты взял лишь то, что я захотела тебе отдать. — Кира улыбнулась. — Кстати, почему бы тебе не одеться? По-моему, простудишься из нас двоих скорее ты.

— Я не чувствую холода, — сказал Зак, не сводя с нее глаз. — И все же ты вправе на меня сердиться. Я должен был дождаться сегодняшней церемонии. Я обманул тебя.

— Ничего подобного! Эта церемония нужна Марне, а не мне. То, что случилось здесь, касается только нас двоих. Ни мондава, ни другие мистические обряды здесь ни при чем.

— Ты не права, Кира. Мондава была здесь, с нами. Мы просто предвосхитили события.

Он говорит о физической близости. При мысли об этом у Киры вдруг защемило сердце. Теперь, овладев ее телом, Зак скорее всего не будет участвовать в церемонии Марны.

— Кстати, я хотела поговорить с тобой об этом. — Кира упорно смотрела прямо перед собой, на ствол дерева. — Вчера вечером Марна объяснила мне смысл предстоящей церемонии. Возможно, нам не стоит…

— Что еще придумаешь? — спросил Зак так, что Кира очнулась от оцепенения и посмотрела ему в глаза. Лицо его было таким же жестоким, как и голос. — Ты не можешь отказаться! Мы ведь заключили сделку, черт побери! Конечно, только что я вел себя, точно необузданный дикарь, но я не всегда буду таким грубым. Тебе не обязательно выходить за меня замуж, но цыганская церемония не запятнает королевского герба. Она даже не имеет законной силы ни в какой другой стране, кроме Тамровии. Ты можешь подарить мне хотя бы это, хотя бы мондаву? — Он встал и начал быстро одеваться. — Церемония состоится, как и было намечено. Советую тебе привыкну к этой мысли.

Кира смотрела на него, ничего не понимая.

— Зак, ты неверно понял меня. Я дум это ты…

Он вдруг рубанул воздух ребром ладони, как делают индейцы. Впервые в нем стало заметно его происхождение.

— Все решено! Разговор окончен.

Он развернулся и пошел прочь, а принцесса ошеломленно смотрела ему вслед.

Она и не подозревала, что слова ее могут вызвать такой взрыв. Оказывается, Заку известно, что нынешняя церемония подразумевает взаимные обязательства, и он вовсе не против взять их на себя. Кира вдруг ощутили себя такой счастливой, что у нее закружилась голова. Стало быть, Зак питает к ней не только вожделение!

Вскочив, она подхватила с земли куртки, свою и Зака. Замерев на миг, она вдохнула с наслаждением аромат земли, сосновых иголок — и еще десятки тончайших запахов, которые слиты в свежесть осеннего леса. Небо все еще розовело, но скоро оно станет синим — взойдет солнце, и наступит утро. Перед мысленным взором принцессы возник нагой силуэт на фоне предрассветного неба, и ее охватила радость. Вместе. Вместе навсегда.

Она быстро спустилась с холма в цыганский табор. Кире всегда нравилось гостить у родичей Марны. Попадая сюда, она словно переносилась назад во времени, глядя на ярко раскрашенные фургоны и ухоженных лошадей. Племя Марны отказалось пользоваться достижениями технического прогресса и бродило по стране в конных фургонах, как веками делали их предки. До чего приятно покинуть суетной современный мир и оказаться там, где традиции и дружба значат куда больше, чем богатство и голубая кровь!


Когда Кира вошла в табор, его обитатели просыпались и готовились к новому дню. Марна стояла возле фургона и разговаривала с Поло. Она осеклась на полуслове, увидев Киру. Поло улыбнулся, помахал рукой девушке, затем повернулся и пошел прочь.

Марна внимательно вгляделась в лицо Киры — и тут заметила, что девушка несет куртку Зака.

— Значит, это произошло, — тихо сказала она.

Кира кивнула и невольно обхватила руками плечи, как делала в детстве, ожидая, что ее будут ругать.

— Это случилось по твоей воле?

Кира снова кивнула и стойко выдержала пристальный взгляд Марны.

— Да. И ничего на свете мне никогда не хотелось так сильно. Мне жаль, что я разочаровала тебя, но…

Марна сделала ей знак молчать.

— Это не имеет значения. Главное теперь мондава существует, — она печально улыбнулась. — Я ведь возражала против этого не только из-за церемонии. Мне хотелось испробовать на Заке силу своих чар. Уж я-то должна была знать, что Зак Деймон не станет покорно подчиняться чужой воле! Дизеки устанавливают свои правила и обычаи, — Марна снова улыбнулась, и в глазах ее мелькнуло почтительное уважение. — Вот только я не ожидала, что Зак прокрадется в фургон и похитит тебя прямо у меня из-под носа. Для этого нужна цыганская смелость. Стало быть, мы когда-то хорошо учили его.

— Зак вовсе не похитил меня, — тихо сказала Кира. — Он позвал — и я пошла. Думаю, что всю жизнь буду идти за ним, стоит ему только позвать.

— Значит, это так сильно? Что ж, ничего другого я и не ожидала. Пойдем позавтракаем, а потом надо подготовить тебя к сегодняшнему вечеру. Наверное, хорошо, что Зак не послушался меня. Теперь ты сможешь забыть на время о зове своего тела и подумать о душе.

Кира почему-то сомневалась в этом. Тело ее было по-прежнему исполнено сладкой истомы, и у нее перехватывало дыхание, когда принцесса вспоминала, как ласкали ее руки Зака…

— Знаешь, Марна, не могу обещать тебе этого.

Глаза цыганки задорно сверкнули.

— Наверное, мне стоило сказать иначе: постарайся думать не только о теле, но и о душе. Что до меня, сегодня я собираюсь повеселиться на славу. Я буду болтать с подругами, сплетничать, смеяться — словом, опять стану цыганкой.

Кира подумала, что среди своих соплеменников Марна выглядит лет на десять моложе, чем в столице. Она сменила строгое черное платье, которое всегда носила в Белахо, на яркие цыганские одежды. В широкой синей юбке и желтой кофте Марна казалась совсем другой женщиной. Кира никогда не задумывалась всерьез о возрасте своей няни. Марна не имел возраста, она была рядом всегда и казалась такой же вечной, как окружавшие их сейчас холмы. Теперь Кира вдруг поняла, что Mapне едва ли больше сорока.

— Ты и вправду скучаешь по цыганской жизни, да, Марна? Ты многим пожертвовала, когда оставила свой народ, чтобы заботиться обо мне.

— Я многое приобрела, — возразила Марна. — Но я рада, что мое племя здесь и ждет меня.

Кира вспомнила, что вскоре Марне предстоит снова отправиться в изгнание. И все это по ее вине. Из чувства долга и из-за любви к своей воспитаннице Марна оказалась вовлеченной в ее проблемы — и теперь должна была пострадать за это.

— О, Марна, как бы мне хотелось…

Цыганка ласково потрепала ее по щеке.

— Сколько раз я говорила тебе, что глупо желать невозможного? Надо либо добиваться своего, либо принимать жизнь такой, какая она есть. Не беспокойся обо мне. Я буду рада всему, что подарит мне жизнь, что бы это ни было. Такова цыганская философия. Моя философия.

Кира не могла скрыть тревоги и подавленности.

— Но этого ведь недостаточно! Такая жизнь не для тебя, Марна!

— Мне придется привыкнуть, — пожала плечами цыганка.

— Что ж, посмотрим, — неожиданно улыбнувшись, Кира взяла ее под руку. — А сейчас мы предадимся цыганской философии. И отправимся веселиться. Как давно уже я как следует не веселилась! Ведь никто не знает толк в веселье лучше, чем твои соплеменники.

Глава 7

Кира покачала головой, глядя в зеркало, которое держала перед ней Марна.

— Тебе не кажется, что это слишком? Я видела как-то, учась в колледже, старую картину с Марией Монтес, так вот — даже она не выглядела так театрально. Семь нижних юбок, ради бога, Марна!

— Семь — счастливое число, — улыбнулась цыганка. — Ты выглядишь великолепно.

Кира завертелась перед зеркалом, стараясь разглядеть себя со всех сторон.

Что отрицать — цыганский наряд ей к лицу. Широкая розовая юбка с ярким рисунком, кожаный пояс с кружевными завязками спереди, вроде тех, что носили крестьянки в семнадцатом веке. Белая, отделанная кружевом блузка с огромным вырезом, обнажала плечи, и грудь казалась еще пышнее. Коричневые замшевые сапожки Киры прекрасно подходили к этому наряду.

Принцесса с хитрой улыбкой повернулась к Марне.

— По-моему, я больше похожа на Эсмеральду из «Собора Парижской богоматери». Ты уверена, что в одном из этих фургонов не прячется Квазимодо?

— Не думаю, что Заку понравится подобное сравнение, — довольно сухо отозвалась Марна. — И не советую тебе повторять это при нем. Поло говорит, что Зак сегодня встал не с той ноги. — Она с любопытством глянула на глянула на свою воспитанницу. — Что ты такого наговорила ему утром?

— Мы просто немного не поняли друг друга. Я постараюсь исправить это, когда увижу его.

— Очень мудро с твоей стороны. Не хотела бы я оказаться тем, которого «не понял» Зак Деймон… а ты после сегодняшнего обряда окажешься целиком в его власти.

Да, она уже сейчас в его власти! С каждой минутой Кира понимала это все отчетливей. Мысли Зака, чувства Зака, поступки Зака как-то незаметно вышли в ее жизни на первый план. Порой это пугало ее — ведь только однажды она ощутила, что и Зак чувствует то же самое — сегодня утром, когда отдала ему всю себя. И теперь ей недостаточно одной лишь плотской связи с этим человеком. Однако, напомнила себе Кира, это ведь только начало. Она еще увидит, как чувства Зака расцветут и засияют во всей красе… и, может быть, со временем он узнает ту любовь, которая живет теперь в сердце Киры. Любовь… Ей по-прежнему было немного страшно даже в мыслях произносить это слово.

— Расскажи-ка лучше, что будет во время церемонии, — попросила она Марну. Скрипки? Пение? Танцы?

Цыганка покачала головой.

— Это мондава. Это очень личное. В салдане будем, кроме вас с Заком, только Поло и я, а потом мы уйдем, и вы останетесь вдвоем. — Марна прислонила зеркало к колесу фургона. — Нам пора. Ты готова?

Кира глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Она и не гадала, что так разволнуется.

— Да.

То, что происходило потом, принцесса воспринимала как-то отстраненно, словно сквозь грани магического кристалла, который то мутнел, то становился прозрачным. Они с Марной молча прошли через осенний лес, и Кира увидела окруженный соснами фургон пурпурного цвета, перед которым горел костер.

Зак с угрюмым лицом стоял перед фургоном. На нем были те же серые брюки, что и утром, но Поло дал ему другую рубашку и длинные сапоги из черной кожи. Рубашка была густо-бордового цвета, очень подходившего к темным волосам Зака. Верхние пуговицы были расстегнуты, и в вырезе рубашки виднелась мускулистая грудь. Прохладный ветерок трепал его волосы, и непокорные пряди падали на лоб. Сейчас он был похож на лорда Байрона. Как же он красив! Принцесса поймала себя на том, что смотрит на него с восторгом влюбленной школьницы. Зак внезапно нахмурился:

Почему ты смотришь на меня так? У меня что — выросла вторая голова?

— Нет, ты определенно не Квазимодо, — загадочно улыбнулась Кира.

— Что?!

— Ничего, ничего, — поспешно шагнула вперед Марна. — Просто Кира сегодня немного не в себе. А где же Поло?

— Здесь. — Пожилой цыган появился из-за фургона. — Мы можем начинать?

— Да, — кивнула Марна.

Магический кристалл снова помутнел. Кира и Зак опустились на колени на лежавшую перед огнем белую овечью шкуру. Как прекрасен мир, подумала Кира, когда видишь его так отчетливо и в то же время сквозь чудесный разрисованный занавес…

Церемония оказалась недолгой. Они пригубили из одного бокала терпкое красное вино, затем Марна произнесла цыганское благословение и встала прямо над ними, достав от куда-то две половинки древней монеты, ни висящие на золотых цепочках. Один талисман одели на шею Заку, второй — Кире. Затем цыганка отошла на несколько шагов, и вокруг воцарилась тишина.

Кира вопросительно посмотрела на Марну. Неужели это все?

Цыганка покачала головой.

— Повернитесь лицом друг к другу и поднимите левую руку ладонь к ладони, — велела она.

Нежная ладонь Киры выглядела хрупкой и беззащитной, касаясь огромной ладони Зака. Сейчас они сольются, станут единым целым, соединятся навсегда. Кира подняла на Зака встревоженный взгляд.

— Да, я тоже чувствую это, — прошептал он. — Вот она — мондава. Теперь ты моя, — и пальцы их переплелись.

— А ты мой, — тихо сказала Кира. Теперь они вместе, и то, что связало их, было неизменным много веков назад и останется навеки. Сколько раз шептали под этим небом те же клятвы? Сколько разлученных душ соединялось у цыганского костра? Сколько влюбленных прошло до них через обряд мондавы? Это не имело сейчас никакого значения. Для Киры существовал только этот прекрасный миг, только Зак, глядевший на нее.

Она и не заметила, как Марна медленно отошла от костра, оставляя их вдвоем.

— Поло, — тихонько позвала она.

Огромный цыган подошел и встал с ней рядом. Кира чувствовала взгляд Марны, в котором слились любовь и одиночество, грусть и тихая отрешенность. Принцессу словно омывал поток чувств, которых она никогда не испытывала.

— Радуйтесь жизни, — прошептала Марна.

Они с Поло удалились почти незаметно, и лишь шелест листьев под ногами стал их прощальным приветом.

Кира не могла отвести взгляд от Зака.

— И что мы должны теперь делать? — Почти неслышно спросила она.

— Думаю, это решим мы сами, — Зак нежно улыбнулся. — Лично я знаю, чем мне хотелось бы сейчас заняться.

— Чем же?

— Я хотел бы лечь у костра и сжать тебя в своих объятиях.

— Звучит заманчиво. — Каждая клеточка тела наполнялась теплом, устремляясь на встречу Заку, и в этом не было ничего удивительного, ведь они стали теперь частью единого целого. Зак заключил ее в объятия и нежно положил голову Киры себе на плечо. При этим он не отпускал ее руки — пальцы их по-прежнему нему были переплетены.

— Я так хотел тебя с тех пор, как мы расстались сегодня утром, — задумчиво проговорил Зак. — Я думал, что не смогу вот так просто обнимать тебя, вместо того чтобы наброситься на тебя, как дикарь.

Кира не сводила глаз с оранжевых языков пламени.

— Но ведь так, просто обнявшись, мы близки, как никогда, — тихо сказала она.

Помолчав немного, Зак поцеловал ее и висок.

— Да, ты права. Как тонко ты чувствуешь. — Они сидели рядом в тишине, полной взаимного понимания и радостного сознания близости, которая была в этот миг куда сильнее и куда важнее страсти. И оба понимали: когда они станут старше и страсть их не будет уже так неистова, минуты близости останутся не менее прекрасными.

— Ты больше не сердишься на меня? — спросила Кира.

— А я и не сердился. Я… — голос его сорвался. — Впрочем, теперь это уже неважно, верно?

Конечно же, неважно. Кира потерлась щекой о его мускулистое плечо. Наслаждение наполняло ее, отзываясь внутри звоном золотого колокольчика. Кира жадно вбирала в себя все, что их окружало, — запах горящего дерева, шорох осенних листьев и тепло, исходившее от Зака. Она словно спала и в то же время видела все удивительно отчетливо. Меньше всего ей хотелось сейчас заснуть по-настоящему и упустить хоть одно мгновение этого чудесного вечера. Нет, она будет сидеть вот так и наслаждаться теплом потрескивающего пламени и удивительным спокойствием, которое подарил ей Зак.


— Зачем ты приехал в Тамровию? — тихо спросила Кира. — Не в этот раз, а тогда, давно, когда был мальчиком.

Костер догорал, но ни один из них не хотел пошевелиться, чтобы подбросить дров, боясь нарушить очарование тишины.

— Мне нужно было убежать куда-то. В ту зиму умер мой дед, и мне надо было смириться со своей потерей. — Губы его скривились Я ведь был полукровкой в стране, где многие считают индейцев вечно пьяными дикарями. Это больно ранило меня в тот год, и мне надо было снова обрести самого себя. Или хотя бы свое чувство собственного достоинства. Сначала я путешествовал по Италии и Швейцарии, затем пересек границу Тамровии. — Зак отрешенно смотрел на костер. — В одной горной деревушке я встретил Поло, и мы подружились. Он взял меня с собой в табор.

— И остаток лета ты путешествовал с цыганами, — закончила за него Кира. — Ты нашел тогда то, что искал?

— Да, — губы Зака нежно щекотали ее ухо. — Чем-то это напоминало мне жизнь с дедушкой. Он тоже не сидел подолгу на одном месте и больше всего на свете любил бродить по холмам.

— Он был охотником, как вы с Поло?

— Нет. Мой дед предпочитал чувствовать себя частью природы. Он был очень добрым и мудрым человеком. — Зак долго молчал. — Я очень любил его. Но не смог стать таким, как он. Во мне было слишком много гордыни. И жажды жизни. Я стал с возрастом куда более жестким и властным… но ребенком мечтал лишь о том, чтобы вырасти таким же добрым и искринним, как дедушка. Он был очень счастливым, гармоничным человеком.

А Зак не был счастлив. Кира вдруг ясно поняла это, хотя он и не произнес этих слов вслух. Слишком много трудностей выпало на долю ребенка, принадлежавшего двум мирам, цивилизациям. Кира невольно сжала его руку.

— Жаль, что я не могу познакомиться с твоим дедушкой.

— Ты бы понравилась ему, — глаза Зака задиристо сверкнули. — Ему понравилось бы, что ты фотографируешь животных вместо того, чтобы убивать их.

— Жаль, что у меня нет сейчас камеры, — с сожалением произнесла Кира. — Я могла бы снять Марну и ее людей прямо в таборе. Эти фотографии стали бы ей утешением в изгнании.

— Да, об этом я не подумал, — он обнял Киру за талию. — И не только для Марны. Ты ведь тоже часто бывала в детстве в цыганском таборе?

Кира покачала головой.

— Не так часто, как хотелось. Я была бы рада переселиться сюда насовсем, но мои родители и Стефан не одобряли этого. Нам с Марной лишь иногда удавалось вырваться из замка на целый день. Представляю себе, как она будет скучать на чужбине! Как ты думаешь, нам нельзя остаться еще на денек? Нас ищут?

— Не думаю, — тихо сказал Зак. — Все это как-то странно. Я связался со своими людьми в Белахо, и они сказали, что вообще ничего не слышали ни о каких поисках. Словно и не было никакого побега. Удивительней всего то, что они никак не могут связаться со своими агентами во дворце.

— Странно, не правда ли?

Зак кивнул.

— Я велел им не оставлять попыток и связаться с нами, как только что-нибудь узнают.

— Так ты думаешь, нам не опасно остаться здесь еще на день?

— Во всяком случае, можно отложить отъезд на завтрашний вечер, вместо того чтобы вылетать с утра.

— Вот здорово! Это очень обрадует Марну.

— И меня тоже, — подмигнул ей Зак. — Потому что с утра я буду очень занят. — Рука его сжала грудь Киры, и дрожь пробежала по всему телу девушки, прогоняя задумчиво-спокойное оцепенение последних часов. — Вообще-то, я буду занят всю ночь. — Его длинные сильные пальцы теребили тонкую ткань блузки. — Сегодня под ней ничего нет, правда?

— Белье показалось мне… — Кира запнулась, когда Зак легонько сжал двумя пальцами ее сосок, — неуместным.

— И ты совершенно права. — Зак тихонько рассмеялся. Рука его скользнула к обнаженному плечу принцессы, лаская мягкую теплую кожу. — Никогда еще не приходилось мне видеть такие восхитительные совершенные плечи. — Он медленно спустил блузку с плеч девушки. Зак чувствовал, как напрягается под его взглядом высокая грудь Киры, словно стремясь вырваться на волю. Он все ниже опускал блузку, и все тело Киры наполнялось восторгом предвкушения. Дыхание ее стало хриплым и порывистым. Наконец груди ее оказались на свободе, и Кира ощутила новый прилив желания. Нагую кожу ее ласкал жар костра, соски набухли от возбуждения.

Зак не шевелился, но Кира чувствовала на себе его взгляд. Она ждала, затаив дыхание, слушая, как учащенно бьется сердце Зака. Медленно протянув руку, он сжал обнаженную грудь Киры длинными загорелыми пальцами, которые в свете костра казались почему почти прозрачными.

— Зак!

— Я знаю, — пробормотал он, щекоча губами ее щеку. — Я тоже схожу с ума от желания. Но на этот раз я не позволю себе быть грубым, как сегодня утром.

Сегодня утром он вовсе не был груб! Он был великолепен. Неистовая сила его страсти лишь делала ее еще прекраснее. Кире захотелось сказать ему об этом.

— Ты не был… — она осеклась, когда Зак внезапно отстранился.

Встав на колени, он принялся расстегивать рубашку, не сводя глаз с лица Киры.

— Мне нравится, какая ты сегодня. Люблю, когда твои волосы рассыпаны по плечам. — Зак снял рубашку и отбросил прочь. Грудь его отливала золотом в отблесках костра.

— Сядь, Кира, — велел он и, не дожидаясь, пока возлюбленная исполнит его просьбу, рывком поднял ее на колени, помог стащить через голову блузку и снял с нее мягкие сапожки. Затем Зак выпрямился и взглянул на Киру. В глазах его загорелся алчный, почти хищный огонь. Напряжение между ними нарастало. — Знаешь, я начинаю привыкать к тому, что ты — моя. — Дрожащими руками он развязал кружевные завязки ее пояса, но прежде чем снять его, вдруг остановился, проворно затянул пояс так крепко, что талия ее стала еще тоньше, а груди вызывающе поднялись.

— Что ты делаешь? — удивленно выдохнула Кира.

— Воплощаю одну из своих эротических фантазий. Боже мой, я и не знал, что хочу этого, пока не увидел тебя в цыганском наряде! — Все сильнее стягивая пояс, он медленно опустил голову. — Тебе не больно?

— Нет… — Губы Зака уже ласкали ее сосок, и Кире трудно было говорить. Она не чувствовала боли, только нараставшее возбуждение, страстное желание слиться с ним воедино.

— Что же это за фантазия?

Зак ослабил кружева, развязал и снял пояс Киры. Глаза его влажно потемнели.

— Не знаю, — задумчиво проговорил он. — Когда я увидел тебя в этом наряде, я испытал какое-то странное чувство… может быть, ностальгию? Словно все это уже было с нами. Сегодня ночь волшебства и фантазии, Кира. Есть у тебя мечты? Что-нибудь такое, о чем ты грезила в ночной тишине? Расскажи мне. — Он смотрел прямо в глаза девушки. — Я так хочу, чтобы ты поняла: я не всегда бываю тем неистовым безумным варваром, каким предстал перед тобой сегодня утром.

У Киры путались мысли, она не могла вспомнить никаких фантазий, хотя всегда любила помечтать.

— Мне кажется, твоих фантазий нам хватит на двоих.

Зубы его блеснули в улыбке.

— Очень хорошо. Тогда начнем с того, на чем остановились. Я сейчас, любовь моя.

Он встал и быстро разделся, затем снова опустился рядом с Кирой на колени, взял в ладони ее лицо и нежно поцеловал в губы.

— Иди сюда, Кира.

Он широко расставил ноги и привлек любимую к себе, так что ее широкие юбки накрыли его почти до пояса. Рука его проникла под юбки и коснулась ее тела, сокровенного местечка между нежными горячими бедрами. Пальцы Зака двигались размеренно, вкрадчиво, и Кира тихо вскрикнула, впиваясь пальцами в его плечи. Затем Зак усадил ее верхом на свое колено, и она обвила гибкими ногами его узкие мускулистые бедра.

И едва не закричала, когда он вошел в нее, заполняя ноющую пустоту лона своей горячей плотью.

— Это как охота за сокровищами — разыскать тебя под всеми этими юбками. — Он хрипло рассмеялся. — Мне кажется, я нашел дорогу… но что-то я иду по ней слишком медленно.

Кира была полностью с ним согласна.

— Так поторопись же! — Она сама не заметила, как вонзила ногти в плечи Зака. — Иначе я… сойду с ума.

Зак пошевелился, дрожь пробежала по телу Киры.

— Подожди немного, — попросил он. — Я тоже схожу с ума от промедления, но хочу… — он осекся. — Вот оно. А теперь обними меня покрепче.

И Зак зарылся лицом в ее спутанные волосы, прислушиваясь к нараставшим внутри ощущениям. Близость. Страсть. Полнота жизни!

Затем он толкнул Киру навзничь, взметнув ворох бесчисленных юбок и накрыв ее жаркой тяжестью своего распаленного тела.

— Вот теперь, Кира, настало время поторопиться, — нежно прошептал он. — Например вот так.

И Зак отдался во власть своих неистовых порывов, проникая в нее все глубже и глубже, двигаясь все сильней и стремительней. Вне себя от страсти, Кира лишь могла выгибаться в такт его движениям, изо всех сил стиснув его плечи. Наконец губы Зака властно впились в ее губы, и они вместе вознеслись к вершинам наслаждения.


Очнувшись от забытья, Кира поняла, что не может двигаться. Господи, она совсем обессилела. Ее возлюбленный лежал, закрыв глаза, грудь его тяжело вздымалась. Он тихо рассмеялся, едва переводя дыхание.

— Знаешь, дорогая, еще одна такая фантазия, пожалуй, окажется для меня последней. Я никогда еще не испытывал такого исступленного наслаждения. — Он открыл глаза, и Кира изумилась, снова разглядев в них огонь желания. — Но… знаешь, что я тебе скажу? Дай мне пару минут — и я готов проделать это снова. Вы меня заводите с пол-оборота, ваше высочество.

— Ну, мне-то понадобится куда больше времени, чтобы отдышаться, — пробормотала Кира. — Я только что побывала на вершине вулкана.

— Очень жаль, — искренне вздохнул Зак и перекатился на овечью шкуру рядом с Кирой. — Знаю, что я — эгоист, но никак не могу насытиться тобой. — Медленно и осторожно он расстегнул и снял все ее юбки. — Скажи, когда придешь в себя, хорошо? Можешь не сомневаться — я в любое время в твоем распоряжении.

Он лег на шкуру и увлек за собой Киру. Они посмотрели в глаза друг другу, затем Зак тихонько вздохнул.

— Хотя нам и так очень хорошо.

— Да, — Кира крепче прижалась к нему. — Я никогда еще не была так счастлива.

Через минуту она вдруг зевнула, и Зак увидел, что у нее слипаются глаза.

— Поспи немного, дорогая, — предложил он. — У нас ведь впереди вся ночь.

Кира кивнула. Да, сейчас она заснет, но сначала ей хочется полежать вот так рядом с Заком. Они снова сплели пальцы, Кира улыбнулась, и веки ее сомкнулись. Последнее, что она видела, прежде чем заснуть, было полное любви и нежности лицо Зака.


Было уже совсем светло, когда Кира услышала гул вертолета. Сначала звук этот был совсем тихий, как жужжание пчелы. Она сидели привалившись спиной к стволу березы и подставив лицо солнцу, а Зак дремал, положив голову ей на колени. Невозможно было поверить, чтобы что-то могло нарушить очарование этой минуты.

И все же гул неуклонно приближался.

— Зак! — В голосе Киры прозвучала паника. — Зак! Ты слышишь?

— М-м, — пробормотал он, не открывая глаз. — Слышу.

— Это вертолет! — Кира в испуге вскочила, оправляя юбки. — Я уверена, что это вертолет!

Она подбежала к краю холма и посмотрела на небо.

Зак, ради бога! Как ты можешь лежать вот так? Нас нашли!

— Я лежу, потому что чуть не получил сотрясение мозга, когда ты столкнула мою голову с колен; — усевшись, проворчал Зак.

— О, дорогой, прости меня! — Кира тревожно оглянулась на него. — Они уже здесь, Зак.

На горизонте появился бурый вертолет. Он явно летел в их сторону.

Зак поднялся на ноги и встал рядом с Кирой.

— Вижу, что нашли. Вопрос только — кто? — Он улыбнулся Кире. — Не волнуйся, дорогая, это не солдаты короля Стефана. Я ожидал именно этот вертолет. Вчера, когда ты заснула, я радировал Перри Бентли и просил его пригнать из Швейцарии вертолет.

— Кто это — Перри Бентли?

— Мой помощник. Наверное, ты видела его перед зданием Центра культурного наследия. — Он смотрел, как вертолет заходит на посадку к подножию холма. — Так что надевай сапоги и пойдем встречать его.

— Откуда ты знаешь, что я была в тот день перед Центром культурного наследия? — потрясенно спросила Кира, но Зак уже бежал вниз и не слышал ее слов. Кира быстро обулась, привела в порядок одежду и бросилась следом.

Она догнала его уже на поляне, на краю которой был укрыт вертолет Зака. Глядя, как садится бурый вертолет, Кира снова начала:

— Как ты узнал, что я была…

Зак, словно не слыша, схватил ее за руку и потащил к вертолету.

— Пойдем скорее, я хочу показать тебе твой подарок.

— Мой подарок? — удивилась Кира.

Дверца вертолета открылась, и наружу выбрался солидных пропорций мужчина, оборонявший Зака от журналистов в тот день, когда Кира впервые увидела его. Сейчас на Бентли были джинсы и желтая футболка, а в руках он держал небольшую картонную коробку.

— Перри Бентли, Кира Руби, — представил их друг другу Зак, выхватывая коробку из рук Перри. — А вот и твой подарок.

— Рада познакомиться, — пробормотала Кира, открывая коробку. Фотоаппарат! Потрясающий «Никон» со сверхчувствительными линзами! Она подняла глаза на Зака.

— Так ты велел ему прилететь из Швейцарии только для того, чтобы привезти мне камеру?

— Ты ведь хотела этого, — просто сказал Зак. — Ты говорила, что это важно для тебя и для Марны. — Он вдруг нахмурился. — Тебе не правится?

На глазах Киры выступили слезы. Какой трогательный и экстравагантный жест!

— Мне очень, очень нравится! — с жаром произнесла она. — Это самый потрясающий подарок в моей жизни. Спасибо тебе, Зак!

— Эта камера куда мощнее той, что он купил для вас в первый раз, — сказал Перри Бентли. — За последние пять лет техника так шагнула вперед! Там, в коробке, инструкция, как пользоваться новейшим… — он осекся, заметив ошеломленное лицо Киры. — Что-то не так?

— Именно этот вопрос я задаю себе последние пятнадцать минут, — медленно произнесла Кира. — Да, кажется, что-то и впрямь не так. Совсем не так. — Она повернулась к Заку. — Так это ты купил камеру, которую подарила мне Марна в восемнадцать лет?

Зак настороженно глянул на Киру.

— Я как раз собирался рассказать тебе об этом, но все не находилось времени. — Он заговорщицки понизил голос. — На уме у меня были куда более интересные вещи.

Сердце ее часто забилось, и на миг воспоминания об этих самых «интересных вещах» вытеснили все недоуменные вопросы. И все же Кира поспешила вернуться к теме разговора. Ей почему-то казалось, что все это гораздо важнее и серьезнее, чем кажется на первый взгляд.

Подняв голову, она в упор посмотрела на Бентли.

— Зак знает, что я была перед Центром культурного наследия в Таксоне, хотя я сделала все, чтобы остаться незамеченной. Как вы думаете, мистер Бентли, откуда ему это известно?

Перри затравленно посмотрел на Зака. Тот кивнул, словно давая разрешение говорить.

— Ваш охранник позвонил мне по сотовому телефону, — ответил Перри на вопрос принцессы.

— Охранник?!

— Ну… тот, что обеспечивал последние семь лет вашу безопасность. — Бентли было явно не по себе. — Янсен — один из лучших телохранителей мистера Деймона.

Кире казалось, что она очутилась в комнате с сотнями зеркал и не может понять, что здесь настоящее, а что — лишь отражение.

— Семь лет? — изумленно переспросила она.

— Вообще-то, все это длилось не семь, а десять лет, — вступил в разговор Зак. — Мне не понравилось пренебрежительное отношение Стефана к твоей безопасности, и я решил защищать тебя сам. — Он махнул рукой в сторону деревьев. — Табор за этой рощей, Перри. Пожалуйста, подожди нас там.

— Хорошо, — с видимым облегчением Перри Бентли направился по тропинке к фургонам.

— Думаю, ты должен мне кое-что объяснить, — ледяным тоном произнесла Кира.

— Да, конечно, — кивнул Зак. — Я впервые услышал о тебе, когда был здесь в девятнадцать лет. Марна приехала тогда в табор ухаживать за умирающей матерью, но сначала я видел ее лишь мельком, потому что мы с Поло проводили большую часть времени на охоте в горах. И вдруг я стал все чаще ловить на себе взгляд Марны. — Он хитро улыбнулся. — Она смотрела на меня, точно повар, решающий, вкусное ли получится жаркое из этого куска мяса. Однажды Марна отвела меня в сторону и рассказала о мондаве. И еще — о девочке по имени Кира, которая и есть моя вторая половина. Марна обещала, что в один прекрасный день, когда девочка готова будет стать женщиной, она пришлет ее ко мне. — Зак помолчал. — Я не поверил ни единому слову. Конечно, я жил в мире, не чуждом мистики, но очень трудно воспринять эту самую мистику, когда она относится лично к тебе. Все это больше походило на мыльную оперу или старинную мелодраму. Принцесса крови не может быть второй половиной незаконнорожденного полукровки. Я вернулся в Аризону и забыл обо всем этом. — Он медленно покачал головой. — Только я недооценил упорство Марны. Первое письмо пришло через месяц.

— Письмо?

— Она писала мне раз в месяц — не реже. Я много путешествовал и до сих пор не знаю, как это ей удавалось разыскивать меня в самых невероятных местах… но как-то удавалось. Зак посмотрел в глаза любимой.

— Все ее письма были о тебе, Кира. О том, что ты делаешь, как растешь, от чего плачешь, почему смеешься. Иногда она присылала мне любительское фото, твою ленточку или листок с домашним заданием, за которое ты получила на хорошую оценку. И постепенно ты становилась мне все ближе и ближе. Я стал ждать этих писем, словно речь шла о моем ребенке. Потом, когда ты стала старше, мои чувства к тебе начали меняться. Ты по-прежнему была моей, но писем казалось уже недостаточно. Я все чаще размышлял о мондаве и постепенно поверил в нее. — Голос его упал до шепота. — Я изнывал от нетерпения с той минуте, когда Марна наконец прислала тебя ко мне в Таксон. Еще немного — и я бы сам отправился к тебе. Наверное, она чувствовала это.

— Наверное, — Кира растерянно провела ладонью по волосам. — И она не могла допустить, чтобы кто-то испортил ее драгоценную мондаву. Но это не все, верно? Освобождение Марны прошло как-то слишком гладко. Ты ведь уже знал, что ее держат под арестом, когда я пришла к тебе?

Зак кивнул.

— Охранников, которым дали взятку, начали обхаживать около месяца назад. В Швейцарии работал все это время мой специальный агент, Стив Даблисс.

Кира покачала головой.

— Вы с Марной распланировали все до мельчайших деталей. — Она вдруг резко отвернулась от Зака. — Мне кажется, ты и сейчас сказал мне не все. Я должна поговорить с Марной.

Зак едва успевал за Кирой — так быстро она пошла в сторону табора.

— Но мы хотели тебе только добра. Почему ты так расстроилась, Кира?

— Я не могу говорить об этом сейчас! Я должна объясниться с Марной! Я хочу знать все!

Зак хотел что-то сказать, но передумал.

Марна стояла в толпе цыган, обступивших Перри Бентли, но тут же отошла от них, заметив Киру и Зака.

— У тебя снова есть камера, Кира! — радостно улыбаясь, воскликнула она. — Как приятно будет… — она осеклась, разглядев лицо принцессы. — Что случилось?

— Она все знает, Марна, — пожав плечами, сообщил Зак.

— Думаю, не до конца, — едва переведя дух, выпалила Кира. — Но многое начинаю подозревать. — Она глубоко вздохнула. — Марна, не можешь ли ты объяснить мне, откуда знали солдаты Стефана, где искать нас, когда мы пробрались из Седихана в Тамровию и приехали в цыганский табор.

Марна невозмутимо смотрела на свою воспитанницу.

— Я велела Поло послать королю Стефану анонимную записку.

Зак тихонько присвистнул.

— Об этом не знал даже я. Не удивлюсь, ели окажется, что в жилах Макиавелли текла капля цыганской крови.

Марна в ответ лишь пожала плечами.

— Если б он был цыганом, то наслаждался бы жизнью, а не стал ввязываться во все эти интриги. К интригам можно прибегать лишь изредка, чтобы добиться конкретной цели.

— Ты обманула меня, — ошеломленно проговорила Кира. — Я так боялась, так беспокоилась о тебе, а ты сама устроила так, чтобы тебя снова посадили под арест. Но почему, Мирна, почему?

— Настало время мондавы, — просто пояснила цыганка. — Мне нужен был повод послать тебя к Заку.

— Она сделала это ради твоего счастья Кира, — сказал Зак.

— Я знаю. Марна пошла бы на костер только бы видеть меня счастливой.

Цыганка кивнула.

— И все ведь вышло к лучшему.

— Вы оба говорите об этом так, словно не произошло ничего особенного! — взорвалась Кира. — Неужели вы не понимаете, что случилось на самом деле? Вы манипулировали мною как и все остальные! Для родителей и Стефана я всю жизнь была лишь фигурой, которую можно двигать туда-сюда по шахматной доске. Я приняла это, — она печально улыбнулась. — Может быть, не слишком покорно, но смогла смириться, потому что знала: они все равно никогда не любили меня. Но ты ведь любишь меня, Марна, и все-таки ты тоже манипулировала мной! — Она повернулась к Заку. — А ты? Неужели за все эти годы тебе не пришло в голову просто прийти ко мне, а не разыгрывать этот дурацкий сценарий? Думаю, не пришло. Я ведь была для тебя просто куклой, которую можно дергать за ниточки. Только знаете что? Я не шахматная пешка, и не кукла, и я больше не ребенок.

— Кира! — Зак шагнул к ней.

— Не смей! — Кира попятилась. — Когда ты касаешься меня, я теряю способность ясно мыслить. А мне пора уже перестать плыть по течению и задуматься о своей жизни.

— Тебе больно! — тень мелькнула на лице Марны. — Я никогда не хотела причинить тебе боль.

— Что ж, наверное, мне пора узнать, что это такое, — хрипло проговорила Кира. — Когда ты была рядом, Марна, мне все время казалось, что я свободна, что меня выпустили из-под стеклянного колпака, в котором я живу во дворце. Но это было не так. Покровительство любящих людей может точно так же оградить от реальности, как дворцовый протокол и королевская охрана. — Она сунула в руки Марне коробку с фотоаппаратом. — Ты не подержишь? Мне надо кое о чем подумать, и я хочу вернуться для этого на холм.

— Я пойду с тобой, — сказал Зак.

Кира покачала головой.

— Я хочу побыть одна. — Она улыбнулась дрожащими губами. — А то ты будешь меня отвлекать. Я постараюсь не задерживаться. Она пошла прочь, но на полпути к деревьям вдруг обернулась. — Не думайте, будто я не понимаю, что вы оба желали мне только добра. Просто я чувствую себя примерно как вчера вечером, когда Поло потрепал меня по волосам и назвал малышкой. Я не могу допустить этого, — прибавила Кира и, беспомощно взмахнув рукой, направилась к холму.


Когда принцесса спустилась в табор, уже почти стемнело. Она долго смотрела, как солнце красит небеса в пурпурные закатные тона, а потом на смену им приходит густая синева ночного неба.

Тихое тепло осеннего дня сменилось вечерней прохладой. Кира сидела, прислонясь к дереву, погруженная в свои мысли. Потом вернулась в табор.

Зак и Марна сидели вдвоем возле салданы. Они разожгли костер, и до Киры долетел запах горячего кофе.

Марна подняла глаза от своей кружки.

— Ты ничего не ела с самого утра. Я приготовила жаркое.

— Я не голодна, но выпью немного кофе, — сказала Кира, подходя к костру и усаживаясь рядом с Заком на овечью шкуру. Скрестив ноги по-турецки, она взяла из рук Марны жестяную кружку с горячим напитком. Цыганка снова села на складной стул по другую сторону костра и взяла свою кружку.

Кира глотнула обжигающий кофе и шутливо поморщилась, поймав на себе озабоченные и взгляды Марны и Зака.

— Я чувствую себя, как Моисей, спустившийся с горы Синайской с десятью заповедями. Когда я решила пойти подумать, мне coвсем не хотелось, чтобы все выглядело так помпезно. Я не сделала никаких философских открытий, способных потрясти мир. — Принцесса выдержала паузу. — Кроме тех, которые важны только для меня.

— И для нас, — тихо сказал Зак. — Все, что ты говоришь и делаешь, очень важно для нас, Кира. Тебе стало легче?

— Да, — Кира смотрела прямо перед собой, на пляшущее пламя. — Во-первых, я решила, что не должна сердиться на вас. Если вы и решали все за меня, то лишь потому, что я позволяла. Я ведь привыкла действовать, повинуясь сиюминутным порывам, и всегда знала, что за меня подумаешь ты, Марна, — она встретилась взглядом с цыганкой. — Ни одна взрослая женщина в здравом уме и твердой памяти не позволила бы, чтобы ее послали к незнакомому мужчине со словами «иди сделай то, что нужно». Я так привыкла полагаться на тебя, не сомневаясь в твоей правоте, что попросту слепо следовала твоим указаниям. — Марна хотела было возразить, но Кира вскинула руку, призывая ее к молчанию. — Я не говорю, что не послушалась бы тебя, если бы остановилась и обдумала все это. Вполне возможно, я поступила бы точно так же… но тогда я бы знала, что делаю это по собственному выбору, на который имеет право любая независимая личность. — Она замялась, подбирая нужные слова. — Знаете, я всегда играла в независимость, бунтуя по мелким поводам против Стефана и родителей, но на самом деле боялась сделать шаг в сторону реальной свободы. — Кира нервно рассмеялась. — Ведь пока я была ребенком, можно было ни за кого и ни за что не отвечать. Теперь я решила, что не могу больше жить. Я должна принять на себя ответственность, которую налагает любовь.

Поставив кружку, Кира положила руки на колени, нервно сжимая и разжимая пальцы. Затем она глубоко вздохнула и продолжала:

— Я люблю тебя, Марна. И буду любить до самой смерти. И ты всю жизнь будешь частью меня. Мне наплевать на то, что по законам мондавы ты должна уступить Заку место в моем сердце. Я знаю себя и знаю, что моя любовь к тебе неизменна. Разве что она станет в будущем еще сильнее. — Принцесса повернулась к Заку: — И тебя я тоже люблю. Я никогда не говорила тебе об этом. Мы все были так заняты мондавой, что забыли о главном, о том, без чего невозможен бессмертный союз.

Зак улыбнулся.

— Разве бывает что-нибудь главнее мондавы?

Кира твердо выдержала его взгляд.

— Да, бывает. Знаешь, существует еще старый как мир обычай давать друг другу клятвы в вечной любви и верности. — Она нетерпеливо махнула рукой. — Но об этом потом. А сейчас просто хочу, чтобы ты знал: я люблю тебя.

И неважно, что ты чувствуешь ко мне сейчас. В один прекрасный день я вдруг пойму, что ты тоже меня любишь. Ты сказал однажды, что я считаю, будто могу привлечь кого-то только своим титулом. Возможно, ты был прав. Но я много думала об этом в последнее время и поняла: конечно же, я — это куда больше, чем мой титул. Я умна, решительна и упорна.

— И у тебя доброе, любящее сердце, — тихо добавил Зак.

Глаза их снова встретились.

— Да, и это тоже, — кивнула Кира. — Мужчина, которому я достанусь, получит настоящий подарок. И я хочу убедиться, что ты ценишь меня, Зак. — Сделав над собой усилие Кира отвела взгляд и снова посмотрела на костер. — Но и это может подождать. Сначала я должна уладить дела со Стефаном и лишь потом смогу заняться собой.

— Мне это не нравится, — настороженно пробормотал Зак.

— Я знала, что тебе не понравится. — Кира поморщилась. — И еще меньше тебе понравится, как именно я собираюсь это сделать. Я хочу вернуться во дворец и добиться у Стефана обещания, что Марне разрешат жить среди людей своего племени или беспрепятственно навещать их.

— Нет! — воскликнула Марна, резко выпрямившись.

— Да, — твердо сказала Кира. — Я не допущу, чтобы ты страдала за то, что хотела мне помочь. Стефан неправ — и я не должна с этим смириться.

— Но ты ведь уже пыталась убедить его, — странно, но голос Зака звучал спокойно, и лицо было не сердитым, скорее задумчивым. — Почему ты полагаешь, что на сей раз у тебя получится?

— Раньше я умоляла или убеждала с помощью логики. Сейчас все будет по-другому. Я выставлю свои условия и заставлю короля с ними согласиться. Если придется, я буду его шантажировать. Пригрожу, что дам журналистам интервью и расскажу об истинном положении дел в Тамровии. Если не будет другого выхода, придется задействовать Седихан. Коли уж решил что-то, надо идти до конца. — Она печально улыбнулась. — По крайней мере, так сказал мне недавно один знакомый.

— Ты не полетишь во дворец. Я сама должна сражаться за себя! — Марна сверкнула глазами.

— Это не только твоя битва — моя тоже, — возразила Кира. — И тебе придется смириться с тем, что этот бой дам я.

Зак поставил на землю свою кружку.

— Хорошо. Сегодня вечером мы летим во дворец. — Он не обратил внимания на протестующий возглас Марны. — Не уверен, что из этого что-то выйдет, но попробовать можно.

Кира покачала головой.

— Не «мы», Зак. Я. Я возвращаюсь во дворец одна.

С минуту он молчал, затем медленно проговорил:

— Так и знал, что ты задумала нечто в этом роде.

— Это будет уже не моя победа, если я одержу ее, прикрываясь именем Зака Деймона, который будет стоять рядом, готовый в любой момент нажать на все экономические политические рычаги. Нет, — веско заключила Кира. — Я должна сделать это сама, по-своему.

Зак долго смотрел ей в глаза и наконец стремительно встал.

— Хорошо, — бросил он. — Ты вернешься одна. Сейчас я позову Поло, мы выкатим на поляну вертолет и подготовим его к полету. Тебе лучше переодеться, — Зак едва заметно улыбнулся. — Этот наряд совсем не годится для того, чтобы предъявлять ультиматумы. В цыганской одежде ты чересчур красива и женственна.

Киру удивило и немного встревожило то, как легко он сдался. Она встала и с подозрением посмотрела на Зака.

— И никаких возражений?

Он покачал головой.

— Это твоя битва. — Он строго глянул на озадаченную Марну. — И твой долг. Я уважаю такие чувства. Встретимся через пятнадцать минут на поляне.

Марна переводила взгляд с Зака на Киру, пытаясь понять, что происходит.

— Зак, я изменила свое мнение о тебе. Ты все же читко — безмозглый идиот. Прикажи ей не ехать. Вас соединила мондава. Она должна тебя послушаться.

— Если Кира подчинится, это будет для нее шагом назад. Я ни за что не обреку ее на это.

С этими словами Зак направился к поляне, на ходу бросив через плечо:

— Через пятнадцать минут.

Глава 8

Когда Кира, переодевшись в джинсы, свитер и куртку, вышла на поляну, было уже совсем темно. Зак, Поло и Бентли стояли вокруг вертолета в ожидании принцессы. Марна с фонарем держалась чуть в стороне. Лицо ее было мрачнее тучи.

Кира подошла к цыганке и, встав на цыпочки, поцеловала ее в лоб.

— Я буду чувствовать себя гораздо лучше, если ты пожелаешь мне удачи.

— Почему я должна желать тебе удачи, если ведешь ты себя как читко? — огрызнулась та и смолкла — в душе ее боролись самые противоречивые чувства.

— Желаю тебе хорошо долететь, — наконец угрюмо сказала она. — Лучше, чем ты заслуживаешь. — Она крепко обняла Киру. — И если Стефан посмеет обидеть тебя, я нашлю на него порчу. Я давно устала от его глупости. Пусть только попробует — придется ему жить без…

Отпустив Киру, Марна легонько шлепнула ее пониже спины.

— Иди.

В глазах Киры стояли слезы. Она медленно подошла к Заку. Перри Бентли успел покинуть поляну, а Поло отошел на почтительное расстояние, чтобы оставить их наедине.

— Интересно, что там отвалится у твоего братца от заклинаний Марны? — пробормотал Зак вполголоса, открывая дверцу вертолета. — Хорошо бы именно то, что я подумал.

— Марна наверняка имела в виду интимные части тела, — усмехнулась Кира.

— Хм! Надо мне вести себя осторожнее, чтобы не заслужить от Марны подобного проклятья. — Зак серьезно посмотрел на Киру. — Ты не хочешь изложить мне свой план?

— Я просто намерена поговорить со Стефаном. Посажу вертолет на поляне напротив главных ворот и пройду во дворец через подземный ход. — Она пожала плечами. — Я могла бы войти и в двери, но хочу застать своего царственного братца врасплох. Когда добьюсь своего, то свяжусь с тобой по радио.

— Когда? — переспросил Зак. — Не «если»? Ты очень уверена в себе, Кира.

Принцесса тяжело вздохнула.

— Я не могу позволить себе сомнений. Иначе страх заставит меня забыть обо всем.

— Не думаю. Мне кажется, твой брат Лэнс сказал бы сейчас, что его маленькая сестренка выросла весьма упорной и целеустремленной. — Зак вдруг заключил Киру в объятия и поцеловал с такой страстью, что у принцессы перехватило дыхание.

— Будь осторожна, черт побери! — воскликнул он, сверкнув глазами. — И держись подальше от Карпатана.

— Обещаю тебе это, — кивнула Кира.

Зак помог ей забраться в вертолет и закрыл дверцу. Включая зажигание, Кира видела, как он отошел и встал рядом с Поло. Зак был таким большим и сильным, казалось, он способен покорить весь мир. С минуту Кира боролась с искушением все-таки взять его с собой. Ей так нужна его сила! И все же это означало бы вернуться на прежний путь, а она должна стать наконец самостоятельной. Помахав на прощанье, Кира подняла вертолет в воздух. Вскоре поляна скрылась из виду, и принцесса видела внизу лишь огонек фонаря Марны. Она повернула на юг, и огонек исчез.

— Не думал, что ты позволишь ей улететь, — сказал Поло, глянув искоса на напряженное, словно окаменевшее лицо Зака. — Я был уверен до последней минуты, что ты передумаешь и остановишь ее — или полетишь с ней.

— Время дарить свободу, — сказал Зак, не сводя глаз с удаляющихся огней вертолета. — Настало время отпустить Киру, чтобы она ощутила себя личностью.

Поло медленно кивнул.

— Разумный шаг. Теперь она вернется и будет принадлежать тебе по собственному выбору.

— От души надеюсь на это.

Лишь сейчас Зак заметил, что руки его сжаты в кулаки. Он с усилием разжал пальцы, напомнив себе, что сейчас ему, как никогда, потребуется вся его выдержка. Он уже чуть не вышел из себя, наблюдая, как Кира поднимает вертолет в воздух. Она выглядела за штурвалом такой одинокой.

— Давай вернемся в салдану, — сказал он Поло. — Я велел Перри связаться с моими людьми в Белахо, чтобы они встречали Киру. И надо выяснить, какие еще вести пришли из дворца. — Зак огляделся вокруг. — Кстати, где Марна?

Поло пожал плечами, вслед за ним шагая к салдане.

— Наверно, ей захотелось побыть одной. Ей очень не нравится все это.

— А кому это нравится? — буркнул Зак. — Я просто вне себя. Все твержу себе, что даже такой тиран, как Стефан, не станет сажать под арест собственную сестру.

— Вот тут Марна могла бы с тобой поспорить, — ответил Поло. — Она считает, что король Стефан способен на любую глупость, какая только существует под солнцем.

— Звучит не слишком обнадеживающе, — заметил Зак.

— Надо смотреть в глаза реальности. — Поло, прищурившись, посмотрел на Зака. — А что ты станешь делать, если он все же решит задержать Киру?

— Полечу туда и вызволю ее, — угрюмо ответил Зак. — Но сначала подготовлю экономический удар, способный лишить этого дурака трона. А затем я, возможно, захочу убедиться, что проклятие Марны и впрямь поразило предмет его мужской гордости. Лучше всего сделать это, вырвав священный корешок собственными руками.

Поло тихо рассмеялся.

— Приятно слышать, что ты не намерен сидеть сложа руки. Мне всегда нравились люди, которые думают на пару ходов вперед.

Они подошли к салдане, и Поло похлопал Зака по плечу.

— Вчера ночью мы не допили бутылку. Попробуем прикончить ее сегодня? Думаю, тебе и сейчас необходимо забыться.

— Кажется, у нас проблемы, Зак, — объявил, вылезая из фургона, Перри Бентли. — В Белахо происходит нечто странное.

Зак застыл на месте.

— Что значит — странное?

Перри нервно передернул плечами.

— Понимаете, Фонтейну не удалось вытянуть ни слова из своих информаторов во дворце, вот мы и послали туда нескольких агентов разведать все на месте. Так вот — там происходит что-то непонятное. Никто не входит во дворец. Никто не выходит. Вокруг стоит оцепление. Причем в оцеплении — не дворцовая гвардия, а регулярные войска.

Зак громко выругался.

— Очередной заговор? — предположил он.

Перри покачал головой.

— Не знаю. Может быть.

— Это не заговор, — медленно произнес Поло. — Это революция.

Зак быстро взглянул на него.

— Тебе что-то известно?

— Все одно к одному. Помнишь, я намекнул вчера, что в лесу появилась новая дичь? Я говорил о партизанских отрядах. Больших отрядах.

— Повстанцы, — пробормотал Зак. — Черт побери, почему ты не объяснил все как следует?

— Они не трогали меня. Я не трогал их. Я принес себе кое-что из их оружия. Можешь посмотреть в моем фургоне. Они прекрасно вооружены. — Поло выдержал паузу. — Все оружие российского производства.

— Принеси сюда, — велел Зак. — Возможно, оно нам понадобится.

Лицо Поло осветилось улыбкой.

— Мы пойдем охотиться?

— Да уж, — угрюмо проворчал Зак. — Перри, радируй Фонтейну, чтобы собрал всех людей и ждал нас в лесу, справа от главных ворот. Но прежде попытайся связаться с Кирой и предупредить ее по радио. — Он посмотрел на часы. — Хотя, думаю, уже поздно. Она должна была приземлиться несколько минут назад. Но все равно попробуй.

— Хорошо, — Перри исчез в фургоне.

Поло лукаво поднял одну бровь.

— Так ты передумал дарить нашей малышке свободу?

— Я отпустил ее, но она рискует попасть в лапы к этим чертовым повстанцам! — в отчаянии проговорил Зак. — Надо было мне лететь с ней. Страшно подумать, что ждет ее по прибытии во дворец. Неси же скорее оружие! — напомнил он Поло. — Встретимся в вертолете Перри.


Солдат грубо втолкнул Киру в библиотеку Стефана. Глаза ее метали молнии, но грубиян хладнокровно захлопнул дверь за спиной девушки.

— Стефан, что происходит? — воскликнула она. — Во всех коридорах солдаты, а этот был так груб… — Она осеклась, разглядев шагнувшего навстречу мужчину. — Шандор! Но я ведь сказала этому нахалу, что хочу видеть Стефана.

— Он так и передал мне, — устало сказал Карпатан. — Ради бога, Кира, что вы здесь делаете? Как вас угораздило вернуться? Я думал, вас давно уже нет в Тамровии. — Он опустился в любимое кресло Стефана. — И как вы попали в замок, не пройдя через главные ворота?

— Вас это не касается, Шандор, — высокомерно отрезала Кира. — Я пришла поговорить со своим братом. Где король Стефан?

— Стефан в безопасности, — заверил ее Карпатан, — чего не могу сказать о вас. Наверняка по дворцу уже разнеслись вести о вашем возвращении.

— В безопасности? Но разве Стефану угрожала опасность? Что у вас здесь происходит? Мне совершенно непонятно…

— Революции не всегда бывают понятными, — сухо заметил Карпатан.

— Рево… — глаза Киры округлились. Принцессу охватила паника. — И где же Стефан?

— Именно это нам хотелось бы узнать, — прозвучал за спиной Киры густой баритон. — Ему все время удается ускользнуть от нас, не так ли, Шандор?

Кира резко обернулась и увидела, что в библиотеку вошел приземистый коренастый человек. Она узнала его в тот же миг. Разве можно было забыть это волевое, изборожденное глубокими складками лицо?

— Налдона!

В улыбке вошедшего было что-то неприятное.

— Кажется, нас не представили друг другу два года назад на том собрании, но я тоже узнаю вас. Те фотографии принесли мне немало неприятностей, ваше высочество.

— На самом деле они ускорили осуществление твоих планов, — спокойно сказал, поднимаясь с кресла, Шандор Карпатан. — И немало помогли тебе, создав ореол мученика.

Марк Налдона пересек комнату и встал рядом с Шандором.

— Очень трудно вспоминать об этом с благодарностью. Больно круто пришлось мне в первые несколько недель, когда я был вынужден прятаться в горах.

— Я не хотела навредить вам, — пролепетала Кира. — Наоборот, я мечтала помочь. Я восхищалась вами, мистер Налдона.

— Что ж, прекрасно, я дам вам возможность загладить свою вину. — Улыбка его стала теперь зловещей. — Мы неплохо используем вас, принцесса.

Кира невольно поежилась. Все происходящее казалось дурным сном. Даже стоящие перед ней мужчины словно поменялись ролями.

Налдона, которого она видела только в грубой рабочей одежде и не представляла себе иначе, был в безукоризненно сидящем и явно очень дорогом синем костюме. Карпатан, напротив, сменил элегантный фрак на черные джинсы и черную рубашку с длинными рукавами. Казалось бы, в простой одежде Шандор должен выглядеть не так внушительно, но вышло почему-то наоборот. Исходящая от него сила словно заряжала электричеством воздух в комнате. Между этими двумя ощущалась сильная неприязнь. Кире почудилось, что ее заперли в клетке с двумя тиграми. Оставалось надеяться лишь на то, что ни один из них не захочет уступить другому свою добычу.

Кира гордо вскинула подбородок.

— Я не потерплю, мистер Налдона, чтобы меня использовали. Думаю, вы скоро поймете, как непросто заставить меня делать то, чего я не хочу!

— Вы храбрая женщина, — вкрадчиво произнес Налдона. — Может, вы думаете, что мы станем потакать вашим капризам, как это делал ваш царственный братец? Ошибаетесь. Мы используем вас по своему усмотрению. Думаю, принцесса подойдет для нашей акции не хуже короля, как ты считаешь, Шандор?

— Ты знаешь, что я об этом думаю, — резко оборвал его Карпатан. — Это настоящее сумасшествие. В наши дни такое не сходит с рук. Здесь не царская Россия, и Кира — не принцесса Романова.

— Но нам нужен яркий пример, чтобы заставить весь мир воспринимать нас серьезно. — Темные глаза Налдоны горели зловещим огнем.

— Такова была философия Иди Амина, и я что-то не помню, чтобы он снискал себе уважение или заслужил чье-либо одобрение, — сухо заметил Карпатан. — Те, кто ведет себя подобно мясникам, как правило, добиваются только одного — их выкидывают из мира большой политики.

Мясники. Романовы. Кровь застыла у Киры в жилах. Так они говорят о смертной казни!

— Убийство, — прошептала она.

— Справедливость, — хладнокровно возразил Налдона.

Кира покачала головой.

— Возможно, Стефан был тираном и угнетал свой народ, но он не был убийцей.

— Такие, как ваш брат, убивают в душах людей уважение к себе и надежду на лучшее будущее.

— То, что ты предлагаешь, лишь обеспечит Стефану поддержку за пределами Тамровии, — сказал Карпатан. — А это не входит в наши планы.

— Ничего подобного не произойдет, если повести дело правильно. — Налдона пожал плечами. — Надо только грамотно спровоцировать толпу. И нас обвинят лишь в том, что мы не смогли спасти принцессу от народного гнева.

— Нет, — твердо отрезал Карпатан.

Кира испытала некоторое облегчение, и все же колени у нее предательски задрожали.

Налдона метнул на Шандора полный ненависти взгляд.

— Ты забыл, что больше не распоряжаешься здесь! Ты оказал нам неоценимые услуги, но не надо на меня давить.

Карпатан твердо выдержал взгляд Налдоны. Лицо его было непроницаемо… но все же он первым отвел глаза.

— Не стоит ссориться по пустякам. Поступай, как задумал.

Убийство, с ужасом подумала Кира. Он разрешил Налдоне убить ее. Как ни в чем не бывало. Ее смерть — пустяк, из-за которого не стоит ссориться.

— Вы оба — чудовища!

Улыбка Налдоны была теперь почти жизнерадостной.

— Это с какой стороны посмотреть. Широким народным массам мы скоро станем известны как спасители своей родины. — Он направился к двери. — Ее надо переместить из дворца в какое-нибудь подходящее место. Все должно выглядеть так, словно мы не имеем к этому прямого отношения. Спонтанное проявление народного гнева. Я позову охрану.

— Позови, — лениво пробормотал Карпатан, обходя вокруг стола и мягким хищным шагом приближаясь к Налдоне.

— Я рад, что ты проявил благоразумие, — сказал Налдона, берясь за ручку двери. — Нам надо добиваться согласия во всем, Шандор. Если подумать, я уверен…

Ребром ладони Карпатан ударил его по шее. Кира оцепенело смотрела, как Налдона тяжело опускается на толстый ковер. В конце концов это было не более неожиданно, чем все, что случилось с тех пор, как, открыв дверь своих покоев, она увидела, что дворцовые коридоры полны солдат.

— Не стойте, как истукан! — прошипел Шандор, хватая принцессу под локоть и подталкивая к двери. — Он ведь не труп и довольно скоро придет в сознание. Или вам хочется быть растерзанной толпой? Если помните, Налдона красноречив, как сам сатана.

— Я помню, — Кира энергично тряхнула головой, словно надеясь так привести себя в чувство. — Но почему я должна доверять вам? Чем вы лучше его? Ведь совершенно ясно, что вы точно так же замешаны в заговоре, как и ваш друг Налдона.

— Он мне не друг. Было время, когда я полагал, что мы могли бы стать друзьями, но… — Карпатан пожал плечами. — Впрочем, все это в прошлом. Налдона хочет для Тамровии совсем не того, чего хотел бы я, и наши пути должны разойтись. Так что уверяю вас: со мной вы в куда большей безопасности, чем с Налдоной.

— Неужели? Но вы ведь предали Стефана и, я не сомневаюсь в этом, наверняка были мозговым центром революции.

Шандор отвесил принцессе шутливый поклон.

— Благодарю за столь высокое мнение о моих интеллектуальных способностях. В общем, вы правы, я действительно распланировал до мелочей это восстание. — Взгляд его был сейчас острее бритвы. — Что касается предательства, я сделал бы это вновь, если бы считал, что так нужно для Тамровии. Я надеялся, что сумею повлиять на Стефана, уговорить его провести радикальные реформы, которые исключили бы необходимость восстания. К сожалению, Налдона не захотел проявить терпение, — лицо Шандора вдруг помрачнело. — Налдона оказался не таким, как я представлял. Если я позволю ему сейчас взять власть, в Тамровии наступит царство террора.

— Но почему он хочет…

— Послушайте, у нас сейчас нет времени обсуждать это. Я постараюсь вывести вас отсюда целой и невредимой, но если мы не поторопимся, это окажется невозможным. — Глаза Шандора свирепо сверкнули. — Да, я революционер, и я сделаю все, чтобы Тамровия стала республикой. Но, в отличие от Налдоны, я не экстремист и не марксист.

Шандор стойко выдержал укоризненный взгляд принцессы, но затем из него вдруг словно выпустили пар — на смену ярости пришла чудовищная усталость.

— Вы симпатичны мне, Кира. Я всегда хорошо относился к вам и даже пытался по мере возможности помогать. Кто, вы думаете, убедил Стефана посадить Марну под домашний арест, вместо того чтобы отправить ее в тюрьму?

— Но вы собирались перевести ее туда. В тот вечер, когда мы организовали побег, Стефан сказал мне об этом.

Карпатан покачал головой.

— Я ведь знал, что вы вернетесь за Марной. Ее охраняли мои люди. Когда Зак Деймон стал предлагать им взятку, они пришли ко мне. — Шандор выдержал паузу. — Я велел им принять деньги. Время, однако, поджимало, и мне необходимо было заставить вас действовать быстро. Вы должны были убраться из дворца до прибытия Налдоны. Ведь в тот вечер я должен был захватить дворец и отрезать все линии связи. И только после того, как я поговорил со Стефаном о переводе Марны в тюрьму, один из охранников сказал мне, что вы и так планировали освободить ее во время приема. Кстати, побег был организован замечательно. Вы словно исчезли в глубине леса. Кира невольно улыбнулась.

— Честно говоря, именно это мы и сделали… Шандор.

— О, наконец-то мне удалось пробить брешь в стене ваших подозрений, принцесса, — Карпатан вздохнул с облегчением. — А теперь, если вы поверите мне настолько, чтобы рассказать, как это вам удается уходить из дворца и приходить обратно незамеченной, может быть, мы оба сможем выбраться отсюда живыми, дорогая кузина.

Поколебавшись, Кира медленно сказала:

— В моих покоях начинается подземный ход, который проходит под главными воротами и заканчивается в небольшой пещере в лесу.

— Прекрасно! Значит, у нас есть шанс. — Шандор бросил быстрый взгляд на Налдону. — Он еще без сознания. — Рука его крепко сжала локоть Киры. — Вы — моя узница, понимаете? Большинство солдат — люди Налдоны, они не станут подчиняться моим приказам. Налдона позаботился о том, чтобы его люди не признавали других командиров. — Шандор открыл дверь. — Постарайтесь выглядеть испуганной.

— Это не так уж сложно. У меня до сих пор дрожат колени.

— Никогда бы не подумал о вас такое, — с какой-то удивительной мягкостью и нежностью произнес Шандор Карпатан. — Вы ведь очень храбрая девушка, Кира.

Тут он увидел солдата, патрулировавшего коридор, и лицо его стало тяжелым и непроницаемым. Шандор грубо выпихнул Киру из библиотеки.

— Ступай прямо, и не советую делать глупости. Я получу огромное удовольствие, пристрелив тебя при попытке к бегству.

Когда за ними закрылась дверь покоев принцессы, Кира вздохнула с облегчением. Коридоры были полны солдат, и каждый миг она ожидала услышать оклик, означавший, что Налдона очнулся и поднял тревогу.

— Подземный ход вот здесь, — быстро подбежав к стеллажу, она повернула стержень канделябра, и шкаф начал медленно открываться.

— Как интересно! — воскликнул Шандор. — В моем доме в Лимтане тоже есть подземный ход. Неплохое изобретение, правда? — Тут взгляд его упал на висящий на стене портрет Налдоны. — Так это и есть та фотография, из-за которой было столько шума? Никогда раньше не видел ее. Меня ведь не было в стране, когда Налдона перешел на нелегальное положение.

— До сих пор не могу поверить, что он стал таким… — Кира достала из кармана фонарик. — Мне он казался искренним патриотом своей страны.

— Мне тоже, — голос Шандора был полон сожаления. — Может, он и был таким когда-то, но власть имеет свойство развращать даже самых больших идеалистов. — Шандор вошел вслед за Кирой в подземный ход и подождал, пока она закроет дверь. — Итак, теперь вместо абсолютной монархии нас ждет диктатура. — Он нервно сжал губы. — Пока я не найду способ свергнуть Налдону.

— Вы сможете?

— Должен. Ведь без моей помощи он не смог бы набрать такую силу. Я создал, подобно Франкенштейну, это чудовище и позволил ему обрушиться на Тамровию. — Глаза его были полны отчаяния. — Однако, что бы ни случилось, с монархией покончено навсегда. И вы должны понять это. Монархи сейчас словно динозавры — им пришло время кануть в вечность.

— Я давно понимала это, — улыбнулась Кира. — Так вы думаете, что я злюсь, потому что мы со Стефаном остались без места?

— Вообще-то нет, — Шандор ответил на ее улыбку с такой теплотой, что у Киры невольно защемило сердце. — Я всегда подозревал, что в душе вы придерживаетесь республиканских взглядов. И потому мне было особенно трудно разыгрывать в вашем присутствии беспринципного аристократа.

— Правду говоря, вы играли свою роль вполне естественно, — усмехнулась Кира, оглянувшись на него. — Наверное, в вас все же есть что-то… ну, скажем, аристократическое.

— Ах вот как! — шутливо возмутился Шандор. — Разве так должна утешать меня кузина? Но что это там? — вдруг воскликнул он, и Кира, вздрогнув, обернулась. В конце тоннеля показался свет, который двигался в их направлении.

— Возможно, — медленно произнес Шандор Карпатан, — люди Налдоны проникли и сюда. Или же это один из наших предков возвращается, чтобы попугать повстанцев, завывая и ухая в коридорах дворца.

Как он может говорить так спокойно? Кира нервно рассмеялась.

— Если так, то я в безопасности. Ведь это вы свергли с престола последнего короля из клана Руби.

— Вы не пострадаете в любом случае, — Шандор сделал шаг вперед, заслоняя собой принцессу. — По крайней мере, насколько это будет зависеть от меня. От души надеюсь, что их там не слишком много.

Свет приближался, и Кира видела, как напряглись под черной рубашкой мускулы Шандора. У нее перехватило дыхание. Стены узкого прохода словно давили на нее. Кира подумала, что они с Шандором напоминают сейчас загнанных в угол крыс.

И тут свет впереди замер. Несколько минут тишины показались Кире вечностью.

— Отойди от нее, Карпатан, или я снесу тебе голову!

Голос Зака!

Сердце Киры часто и сильно забилось. Оттолкнув Шандора, она бросилась к Заку Деймону.

— Все в порядке, Зак! Со мной все в порядке!

Сначала он непонимающе глядел на нее круглыми глазами, затем крепко сжал плечи принцессы и сказал, ухмыльнувшись:

— Напомни, чтобы я обучил тебя на досуге тактике ведения боя. Одно из главных правил: если тебе угрожают снести голову, не надо бросаться в объятия противника. Очень плохой прием.

— Правда? — Зак был таким большим, таким сильным, и главное — он был здесь, рядом! — Но ты ведь угрожал не мне, а Шандору.

— В темноте я мог промахнуться, — Зак выпрямился и остро глянул на Шандора. — He двигайся, Карпатан. Поло держит тебя на мушке. Он ничего не сделал тебе, Кира? \

— Нет, конечно, нет. Налдона хотел убить меня, но Шандор спас мне жизнь.

— Все мои старания могут оказаться напрасными, если мы не отложим объяснений на потом и не выберемся отсюда как можно скорее, — нетерпеливо заметил Шандор. — Возможно, Налдона уже поднял тревогу, и его люди прочесывают все вокруг.

Зак снова оглянулся на Киру.

— Карпатан замешан в заговоре?

— Да, но это не… — Кира запнулась. — В общем, я доверяю ему. Нам некогда сейчас выяснять все это, Зак. Налдона хочет получить мою голову на блюде, — она вымученно улыбнулась, — а я вовсе не уверена, что смогу держаться на гильотине так же достойно, как Мария Антуанетта. Лучше обойтись без этого.

Отпустив Киру, Зак осветил фонарем лицо Шандора.

— Хорошо, Карпатан, мы поверим тебе. Но если попытаешься завести нас в ловушку, обещаю: на блюде будет лежать твоя голова. Пойдемте, — резко развернувшись, Зак направился туда, откуда пришел.

Кира пошла рядом с Поло, с интересом глядя на странное оружие у него в руке.

— На автомат не похоже, — заметила она. — Именно этим ты собирался снести нам головы, Поло?

— И обязательно снес бы, — кивнул цыган. — Это огнемет.

Глаза принцессы удивленно расширились.

— Ты охотишься с огнеметом?

— Нет, это его друзья охотятся с такими штуками, — Поло кивнул на Шандора. — Правда, Карпатан?

— Так вы наткнулись в горах на моих людей, — угрюмо констатировал Шандор. — Я сниму с них головы за потерю оружия.

— Ребята не теряли оружие. Я конфисковал его. Они не так плохи, эти твои солдаты. Очень ловкие, дисциплинированные, действуют тихо и быстро. Жаль только, что они не цыгане.

Они дошли до пещеры, и Зак первым протиснулся в трещину, служившую выходом.

— Все в порядке! — крикнул он. — Здесь никого.

Зак быстрым шагом направился к вертолету, поясняя на ходу:

— Я оставил Перри, Фонтейна и еще четырех человек охранять вертолет Бентли. И уже после увидел, что ты, Кира, приземлилась ближе. Так что воспользуемся твоим вертолетом. Я скажу Фонтейну, чтобы посадил своих людей в вертолет и готовился взлететь. А потом вернусь к вам.

Через пять минут Кира уже сидела за штурвалом, а Поло и Шандор расположились сзади. Девушка включила зажигание, моторы взвыли. А Зака все не было и не было.

— Что-то наверняка случилось, — наконец не выдержала Кира. — Иначе Зак бы уже вернулся. Я иду за ним.

— Нет, пойду я, — Шандор распахнул дверцу вертолета, и тут они услышали выстрелы. Автоматные очереди из леса, как раз оттуда, где исчез Зак.

Тихо выругавшись, Поло спрыгнул на землю с другой стороны, с огнеметом наготове.

Затем Кира увидела, как вертолет Перри Бентли неуклюже поднялся над деревьями, быстро набирая высоту. Очереди затрещали чаще.

— Наверное, солдаты Налдоны засекли вертолет и окружили его, прежде чем он успел взлететь, — предположил Шандор. — Это значит, что сейчас они примутся обыскивать все вокруг. Где же, черт побери, Деймон?

«О, господи, — молилась Кира, — сделай так, чтобы его не убили». Она не вынесет, если что-то случится с Заком.

— Я не могу больше ждать! — заявила девушка. — Я иду за ним. Он там один, а кругом стреляют!

Выстрелы приближались… и тут из-за кустов, растущих по краю поляны, вынырнул Зак. Он жив и даже не ранен! Кира вздохнула с облегчением. От пережитого страха у нее кружилась голова.

— Близко они? — крикнул Поло.

— Слишком близко! — отозвался Зак. — Бегут прямо за мной.

Зубы цыгана блеснули в улыбке.

— Посмотрим, не удастся ли нам их переубедить.

Он поднял огнемет — и кустарник полыхнул ярким пламенем. Стена огня отгородила их от преследователей. Кира слышала удивленные крики людей Налдоны.

— Вот пускай теперь доберутся сюда! — удовлетворенно заметил Поло, опуская свое грозное оружие.

— Я рад, что там, в тоннеле, вы не успели выстрелить, — заметил Шандор. — Весьма эффективное оружие.

— Все слишком просто, — пожал плечами Поло. — Никакого риска. С такой штукой победить может каждый. — Он повернулся к забравшемуся в вертолет Заку. — Разве я не прав? Да и жаль уничтожать столько прекрасных деревьев.

— Залезай, Поло, — приказал Зак. — Надо убираться отсюда. Взлетай! — велел он Кире, садясь рядом с ней и кладя руку поверх ее руки. — Что с тобой? Тебе нехорошо?

«Нехорошо»! Разве это она бегала только что наперегонки с пулями? Кира поспешно покачала головой.

— Мне станет лучше, как только мы выберемся отсюда.

Вертолет оторвался от земли и стал набирать высоту. Когда они поднялись над пламенем, снова раздался стрекот автоматов, но пули уже не могли их достать.

— Куда лететь? — спросила Кира, оглянувшись на Зака.

— Сначала в табор.

Кира кивнула, разворачивая вертолет к северу. Она видела, как внизу, над лесом поднимаются клубы черного дыма. Что за чудовищный контраст с той Тамровией, которую она знала всю жизнь, — Тамровией с ее мерцающими огнями и изящными башенками дворца!

Затем все скрылось из виду. Вертолет летел прочь от Белахо.

Заходя на посадку, они увидели в луче прожектора Марну.

Едва Кира выключила зажигание, Поло спрыгнул на землю.

— Попробую-ка задобрить свою сестру, Она очень недовольна тем, что ты, Зак, позволил Кире лететь во дворец.

— Позволил? — с нажимом переспросила Кира.

Зак улыбнулся.

— Извини, дорогая, Поло не хотел тебя обидеть. Мы все знаем, что потребовался бы батальон солдат, чтобы удержать тебя. — Он наблюдал, как Поло шагает через поляну к Марне. — Кстати, тебе никогда не казалось, что Марна одна могла бы заменить целый батальон?

Он повернулся к Шандору.

— А что будете делать вы? Полетите с нами в Швейцарию?

Карпатан покачал головой.

— Я хотел бы как можно скорее присоединиться к своим людям в горах. Налдона наверняка пошлет эмиссаров в верные мне части, чтобы перетянуть их в свой лагерь. И, возможно, уже отправил свои ударные отряды уничтожить основные группы моих бойцов, пока им не стало известно о нашем расколе. — Лицо его было мрачнее тучи. — Сами понимаете, для Марны и ее народа в горах теперь небезопасно. Пройдет много времени, прежде чем кто-нибудь в Тамровии сможет снова считать себя в безопасности!

— Война? — встревожено спросила Кира.

Шандор угрюмо кивнул.

— Я предпочел бы вернуть Стефана на трон, только бы не ввергать Тамровию в этот кошмар.

— А где Стефан? Вы сказали, что он в безопасности, но не объяснили, что с ним произошло.

— Я вовремя понял, что Налдона собирается уничтожить членов королевской семьи. Прежде чем он прибыл во дворец, я сам арестовал Стефана и велел своим людям препроводить его в Седихан. Я приказал доставить его к Лэнсу Руби. Надеюсь, Лэнс уговорит Стефана не вторгаться в Тамровию. — Он пожал плечами. — Сегодня-завтра Налдона объявит о захвате власти. — Шандор сжал губы. — А я начну бороться против режима Налдоны. Стефан наверняка поймет, что возвращение равносильно самоубийству.

— Бедный Стефан, — тихо сказала Кира. — Вы назвали его динозавром, и, наверное, так оно и есть. Но помпезная пышность королевской власти — все, что он знал в этой жизни. Все, что его радовало.

— Может быть, теперь он сумеет развить в себе другие способности, — утешил девушку Зак. — А если и нет — низложенные монархи пользуются в обществе большой популярностью. В них есть некий трагический шарм… так что вокруг Стефана будут прыгать не меньше, чем когда он сидел на троне.

Он повернулся к Шандору.

— Если хотите, я отвезу вас на вашу базу. Вижу, вам хочется поскорее добраться до своих людей.

Шандор кивнул.

— Чем раньше, тем лучше. Кстати, они находятся недалеко, чтобы слетать туда и обратно, вам потребуется не больше часа. И посоветуйте цыганам немедля собираться в дорогу. Всем известно, что Марна и ее племя связаны с королевской семьей. Налдона пошлет своих людей по окрестностям столицы опрашивать местных жителей, не видел ли кто цыганского табора. Так что цыганам надо прятаться повыше в горах, а вам — поскорее убираться из этой страны, пока не начались военные действия.

— Людям Марны грозит опасность? — встревожено спросила Кира.

— Очень возможно. В Тамровии начнется война, а во время войны даже сторонние наблюдатели не могут быть уверены ни в чем. — Губы Шандора болезненно скривились. — Если Налдона решит допросить их, он вряд ли будет пользоваться гуманными методами.

Кира поспешно распахнула дверцу вертолета.

— Я поговорю с Поло и Марной и постараюсь убедить остальных, что надо уходить. — Она протянула руку Карпатану. — Удачи вам, Шандор. Думаю, не стоит говорить, как я благодарна за то, что вы спасли мне жизнь. Мне жаль, что мы раньше не узнали друг друга поближе.

Сильная рука Шандора энергично сжала маленькую ладошку принцессы.

— Мне тоже. — Лицо его озарилось вдруг улыбкой. — Ну да я уверен, что мы еще встретимся. Мне кажется, милая кузина, мы — родственные души.

— Родственные души! — Кира шутливо поморщилась. — И вы туда же! Учтите, моя душа сейчас уже в родстве с одним весьма обаятельным ревнивцем.

Шандор удивленно нахмурился.

— О чем это вы?

— Не обращайте внимания! — рассмеялась Кира. — По дороге Зак расскажет вам все о родственных душах и о мондаве. Мы с ним стали настоящими экспертами по этому вопросу. — Повернувшись к Заку, она поцеловала его в губы с такой страстью, что у него от неожиданности захватило дух. — Береги себя. Я хочу через час увидеть тебя здоровым и невредимым. И никаких перестрелок!

Лицо Зака осветилось улыбкой.

— Слушаюсь, мэм! Постараюсь выполнить ваши указания.

— Да уж, постарайся!

Спрыгнув на землю, Кира поспешно смахнула набежавшие слезы. Нет, она не заплачет, ни за что не заплачет! И все же страх леденил ее кровь, тугой комок подкатывал к горлу. Она не хотела расставаться с Заком. Ни за что! Ведь там, в лесу, она уже чуть было не потеряла его навсегда. Больше всего ей хотелось сейчас вместе с Заком убежать подальше от всего этого. Хотелось спрятать лицо у него на груди, обнимать его до тех пор, пока она не поверит, что он действительно здесь, рядом, живой и невредимый. Вот только… так поступила бы слабая девчонка, а Кира решила стать другим человеком. Теперь она поняла, что такое ответственность за тех, кто тебе дорог.

Вымученно улыбнувшись, Кира помахала Заку, захлопнула дверцу и направилась к Марне и Поло. Она слышала рев мотора, но даже не обернулась посмотреть, как вертолет поднимается в воздух.

Поло окинул сочувственным взглядом ее осунувшееся лицо и влажно блестящие глаза.

— Зак повез Карпатана к его людям?

Кира молча кивнула.

— Не бойся, с ним ничего не случится. Зак очень сильный мужчина. И Карпатан тоже. — Губы цыгана изогнулись в улыбке. — Интересный он человек, этот самый Шандор Карпатан. Мне хотелось бы однажды поохотиться вместе с ним.

Кира поежилась. Из Шандора наверняка получился бы превосходный охотник, рука у него не дрогнет. И гражданская смута, в которую ввязался Карпатан, вскоре даст ему шанс проявить свои охотничьи таланты.

— Ты думаешь, он обладает теми инстинктами, которые ты ценишь в охотниках? — голос ее все еще немного дрожал.

Поло взял ее за подбородок, заглянул в глаза.

— Я уж думаю, малышка, не взять ли и тебя с собой. Похоже, и ты приобрела кой-какие полезные инстинкты.

— Время дарить свободу? — Кира покачала головой. — Пока я еще не очень усвоила эту науку. Мне хочется сейчас орать, топать ногами и выть на луну.

— Но ты ведь не делаешь этого. И ты позволила Заку улететь. Это самое главное.

— Самое главное — отвести Киру в табор и дать ей поесть, — сердито вставила Марна. — И не возьмешь ты ее ни на какую охоту, Поло. Ты никогда не умел остановиться вовремя. Кира умрет от голода и усталости, прежде чем вы вернетесь назад.

— Боюсь, в ближайшее время в этом лесу охотиться будет некому, — рассудительно заметила Кира. — Надо всем сказать, чтобы немедленно собирались в путь. Шандор говорит, что вам опасно здесь оставаться. Начинается война, Марна.

— И что же? Если ты останешься без обеда — это предотвратит войну?

— Сдавайся, малышка! — рассмеялся Поло. — Мы не тронемся с места, пока эта женщина чем-то недовольна.

— Но у нас нет времени! Как ты можешь быть такой хладнокровной? Ведь война…

Марна вскинула руку, призывая Киру к молчанию.

— Где-нибудь всегда воюют. Вторгаются на новые земли, свергают старые правительства, устанавливают новые. Все в этом мире меняется. — Она ударила себя кулаком в грудь. — Все, кроме нас. Мы остаемся прежними. И в этом наша сила.

Да, подумала Кира, Марна права. Сила ее племени в верности традициям, которые веками остаются незыблемы.

— Хорошо, — сказал она. — Но пока я буду есть, вы начните собираться. Идет?

— Конечно, — Марна удивленно подняла брови. — Весьма разумное предложение. Разве меня можно обвинить в непрактичности?

— Ни за что! — приподнявшись на цыпочки, Кира поцеловала ее в щеку. — В жизни не встречала более практичной особы!

Глава 9

Кира чмокнула в пухлую щечку двухлетнего малыша и усадила его в фургон.

— Больше не вылезай, — строго сказала она. Ей уже трижды приходилось водворять ребенка на место, но Шираку нравилось вертеться под ногами у взрослых, и Кира видела по озорному блеску его глаз, что он снова удерет из фургона, стоит ей только отвернуться.

Кира оглядела раскинувшийся перед ней табор. Костер погашен, кони впряжены в фургоны, и каждая семья быстро собирает свои пожитки. Даже фургон, служивший салданой, перетащили поближе к остальным. Почти все было готово к отъезду, а Зак задерживался. Кира тревожно посмотрела на лунное небо. Она изо всех сил старалась не поддаться страху, но стоило ей расслабиться хоть на миг, ее снова охватывала паника.

— Он скоро вернется. Прошло еще не так много времени.

Кира стремительно обернулась к Марне.

— Три часа! Что он делает там целых три часа?

Марна пожала плечами.

— Расскажет, когда вернется.

Если вернется… Нет, она не должна так думать. Марна права, Зак может появиться в любую минуту.

— Ты готова? — спросила Кира. — Зак захочет сразу же отправиться в путь.

Последовала долгая пауза. Затем цыганка сказала:

— Я готова. Но я не полечу с тобой.

Кира не удивилась. Где-то в глубине души она давно ожидала этого.

— Ты ведь и не собиралась, правда? С той минуты, когда после первого побега мы перебрались в Седихан, ты решила, что будешь жить со своими.

Марна медленно кивнула.

— Мое место среди них.

— Твое место со мной, — в глазах Киры блеснули слезы. — Я люблю тебя, черт побери!

— Но я не нужна тебе больше. Мондава свершилась. Теперь ты женщина, не только телом, но и душой. А им я нужна, — Марна обвела широким жестом следы стоянки и копошащихся вокруг людей. — Кто знает, доживем ли мы до лучших времен? Надо держаться всем вместе.

— Именно этого я и хочу — быть с тобой вместе, — охрипшим голосом бросила Кира.

Легкая улыбка заиграла на губах цыганки.

— Но ты ведь не станешь удерживать меня. Ты научилась давать свободу тем, кого любишь. Помнишь?

Кира молчала, борясь со слезами… и все же две горячие капли стекли по ее щекам.

— Нет, я не сделаю этого, если ты сама не захочешь остаться. Я ведь люблю тебя, Марна Дебак.

Цыганка взяла в ладони ее лицо, нежно поцеловала в лоб.

— Я тоже люблю тебя, Кира Руби. И ты всегда будешь со мной.

— А ты со мной, — Кира тяжело вздохнула. — Все это так глупо! Мы словно расстаемся навсегда… Но я не смирюсь с этим, нет! Я придумаю, как нам быть вместе — и не только в мыслях.

— Что ж, посмотрим, — спокойно сказала Марна, запрокинув голову к небу. — Он уже здесь.

— Слава богу! — сердце Киры запело от радости. Она еще не слышала рокот мотора, но ни на миг не усомнилась в словах Марны.

Цыганка опустила руки и отступила.

— Иди же к нему. Мне надо закончить работу.

Вертолет уже снижался, и когда Кира выбежала на поляну, Зак распахнул дверцу. Кира кинулась ему на шею.

— Как ты долго! Почему? Я так боялась за тебя, так волновалась… — Голос ее дрожал. Боже, как она любит этого человека! И он здесь, он с ней, живой и невредимый.

— Небольшие неприятности, — пояснил Зак, гладя ее спутанные кудри. — Иначе я вернулся бы гораздо раньше.

Кира быстро подняла голову.

— Что еще за неприятности?

— Пули, — ответил Зак. — Мне пришлось до заправить вертолет на базе Шандора. Налдона явно не теряет времени даром. Не успел я заправиться, как его люди напали на базу. Бой шел примерно час, и только после того, как нападавших потеснили, мне удалось улететь. — Он улыбнулся. — Извини, что не выполнил твой приказ держаться подальше от перестрелок. Что делать, если в Тамровии теперь стреляют везде.

Зак нежно поцеловал Киру, затем отстранился и указал рукой в сторону табора. — Пора попрощаться с друзьями и выбираться отсюда. Поло и его люди готовы двинуться в горы.

— Почти, — Кира не смотрела на Зака, но пальцы ее невольно отыскали его руку. — Марна идет с ними.

Зак сжал ее холодную ладошку.

— Я так и думал, — тихо сказал он.

— Мне будет ее не хватать!

— Я знаю, любимая.

— Это ведь опасно для нее, Зак. Шандор сказал, что Налдона знает о Марне. — Кира закусила нижнюю губу. — Я так беспокоюсь за нее! Ведь этот негодяй может достать ее даже в горах.

— Шандор обещал, что его люди приглядят за племенем Марны.

— Похоже, у Шандора хватает своих забот, — бросила Кира и надолго смолкла. — Но я ведь не могу решать за нее, правда? Марна имеет право делать то, что считает нужным.

— Да, — кивнул Зак.

В голосе Киры зазвенела вдруг ярость.

— Ты не обязан соглашаться со мной во всем! Черт побери, я не хочу, чтобы Марна оставалась здесь! Не хочу быть взрослой и рассудительной!

— Знаю, что не хочешь.

— Вижу, в тебе проснулась сейчас индейская кровь. Что-то не помню, чтобы ты бывал раньше так немногословен! — Она печально покачала головой. — Что же, постараюсь стать равнодушной ровно настолько, чтобы не взрываться всякий раз, когда происходит что-нибудь в этом роде.

— Надеюсь, что этого не произойдет, — тихо сказал Зак. — Как ты думаешь, почему Марна так тщательно оберегала тебя от соприкосновений с реальностью? Потому что у тебя особый дар — переживать за тех, кто тебе дорог, каждой клеточкой твоего существа. Огромная радость для всех, кто тебя окружает, но в то же время делает тебя уязвимой и беззащитной. И заставляет особенно остро чувствовать боль.

Они уже входили в лагерь. Зак вдруг как-то оценивающе посмотрел на Киру.

— Это правда, что ты не имеешь права вмешиваться, но, может быть…

— Что — может быть? — удивилась Кира.

Зак покачал головой.

— Я должен это обдумать, — он отпустил руку Киры. — У нас осталось совсем мало времени. Почему тебе не провести его с Марной?


На опустевшей поляне остался только фургон Поло и Марны. Остальные медленно двигались к дороге.

Марна быстро обняла Киру.

— Все уже сказано между нами, — строго сказала она и произнесла слова цыганского прощания: — Радуйся жизни, Кира.

Да, все уже сказано, а то, что осталось невысказанным, не требовало слов. Кире тоже не хотелось говорить «до свидания».

— И ты радуйся жизни, Марна, — пожелала она.

Потом Кира смотрела, как цыганка забирается на высокие козлы фургона. Слезы застилали ей глаза.

Зак пожал руку Поло, и тот улыбнулся принцессе.

— Не надо смотреть так грустно, малышка Кира, — ведь ничто не может разлучить нас по-настоящему! Марна учила тебя этому. — Он поцеловал ее в щеку. — Радуйся жизни, Кира.

Принцесса крепко обняла его и прижала к груди.

— Береги себя, Поло!

— Обязательно, — пообещал он, залезая на козлы и берясь за вожжи. Кони тронулись, но, проехав не более двадцати ярдов, фургон вдруг остановился. Из-за передней стенки выглянул Поло:

— Бараны с огромными рогами? Ты уверен?

— Можешь не сомневаться, Поло — ухмыльнулся Зак.

Бородатое лицо цыгана озарилось улыбкой, и Кира услышала его громовой хохот. Снова щелкнули вожжи, и фургон покатился прочь.

— О чем это вы? — спросила Кира.

— Я рассказывал Поло о землях, которые взял у правительства в долгосрочную аренду в Айдахо и Монтане. — Зак глядел вослед удалявшемуся фургону. — Дикая местность размером примерно с Тамровию. Горы, реки и пропасть непуганой дичи. Я пригласил Поло, Марну и все племя приехать на год или больше и посмотреть, как им там понравится. Кира затаила дыхание.

— И что же?

— Поло сказал, что подумает. Кира, все это только планы. В этом мире ни в чем нельзя быть уверенным. Мы не можем сделать выбор за тех, кого любим, но можем иногда расширить возможность выбора, предложив иной путь.

Лицо Киры вдруг просияло.

— Они приедут! Я знаю, они приедут! О, Зак, я так беспокоилась о них!

— Даже в этом случае нет никакой гарантии, что они решат остаться в Штатах. Здесь ведь их родина, они могут затосковать и вернуться. Надо смотреть в лицо фактам, Кира.

— Но к тому моменту, возможно, закончится война, и они снова будут в безопасности. — Кира бросилась в объятия Зака и спрятала лицо у него на груди. — Но неужели ты сможешь вывезти из Тамровии целый цыганский табор?

— Это потребует серьезной подготовки. Попрошу Даблисса задержаться в Швейцарии подольше. — В голосе Зака звучала ирония. — Их ведь вряд ли уговоришь оставить здесь свои фургоны и прочий скарб. Я попросил Поло нарисовать на карте место их новой стоянки и сказал, что он может связаться с нами через Шандора в любой момент, когда захочет неплохо поохотиться.

— Как только мы вернемся в Штаты, я хочу поехать в Монтану, — объявила Кира. — Я сделаю множество фотографий: горы, ручьи, бараны с огромными рогами… И пошлю их Поло и Марне. Я забросаю их письмами. Ведь Марна справилась с тобой именно таким способом — а теперь испробуем на ней ее собственное оружие.

— Отличный план, любимая, — оценил Зак. — Мы сделаем все, что от нас зависит. И будем ждать, надеясь, что они выберут именно то, что понравится нам.

— Это тоже индейская философия? — улыбнулась Кира.

— Да нет. Моя индейская половина смотрит на все это с большим сомнением, — Зак пожал плечами. — Что еще ожидать от человека, который так и не понял до конца, что ему ближе — мир белых людей или те, среди кого он родился и вырос?

— Я ожидаю от тебя лишь того, что ты всегда давал мне до сих пор, — серьезно сказала Кира. — Твою силу, ум, терпение, сочувствие, верность… мне продолжать?

Зак покачал головой.

— Конечно, мне по душе этот поток комплиментов, но сейчас нам, к сожалению, надо подумать совсем о другом. Мы пробыли здесь уже слишком долго. Пора садиться в вертолет.

— Еще несколько минут ничего не решат. — Кира чуть отстранилась, чтобы видеть лицо Зака. — Думаю, нам надо выяснить еще кое-что. Увидев тебя впервые, я решила, что передо мной — самый сильный и уверенный в себе мужчина на свете. Я и сейчас не сомневаюсь в этом… но теперь мне известно, что у непобедимого Зака Деймона есть одно слабое место.

Зак внимательно посмотрел на Киру.

— О чем это ты?

— О том, что отравляло мне жизнь с самого детства. О своем титуле, — она подняла руку, пресекая возражения Зака. — Я знаю, что ты не намерен воспользоваться им, и все же ты к нему неравнодушен. Мне кажется, ты боишься моего титула.

— Я? Боюсь?

— Вспомни, как ты сказал, что принцесса крови и американский полукровка никогда не смогут стать единым целым. Когда Марна рассказала тебе о мондаве, ты сразу же решил, что недостоин меня. И ни разу не усомнился в этом за целых пятнадцать лет. Иначе почему ты не попытался познакомиться со мной, вместо того чтобы ждать, когда Марна пришлет меня в Штаты и устроит так, чтобы я оказалась в твоей власти? — Кира набрала в легкие побольше воздуху, пытаясь справиться с волнением. — И почему ты до сих пор не попросил меня выйти за тебя замуж? Я ведь знаю: ты любишь меня. Ты очень рассердился, когда решил, что я не хочу связать свою судьбу с твоей, пройдя через ритуал мондавы. Однако же ты ни разу не подумал о церемонии, которая соединила бы нас в глазах всего мира. Неужели ты до сих пор считаешь, что недостоин своей принцессы? — Кира выдержала долгую паузу. — Ты — незаконнорожденный полукровка. Бог знает, кем были твои предки, Зак Деймон, но ты — самый прекрасный мужчина из всех, кого я знала в своей жизни. Так какое мне дело до твоего происхождения?

— Знаешь, может, ты и права. Я как-то никогда не задумывался над своими страхами, просто старался позабыть о них. — Зак смотрел на Киру, и в нем просыпалась хорошо знакомая страсть. — Действительно, не все ли равно, кем были мои предки? Мы ведь живем здесь и сейчас. Вы согласны стать моей супругой, ваше высочество?

— Можешь не сомневаться! — Кира порывисто обняла Зака. — Я так люблю тебя! Больше всего я боялась, что ты начнешь играть в благородство и не захочешь лишать меня свободы. Об этом столько говорят и пишут в наше время. — Она быстро поцеловала своего избранника. — Но я не хочу свободы. Я хочу принадлежать тебе и знать, что ты принадлежишь мне. Я знаю, ты никогда не попытаешься подчинить меня, навязать мне свою волю, так же как я не стану навязывать тебе свою. И все же я хочу, чтобы мы были связаны узами брака. Я верю в это. Не знаю, что это — бессмертная мондава или обыкновенная земная любовь, но это существует между нами, Зак, и будет существовать до самой нашей смерти.

— Знаю, — Зак нежно поцеловал ее в губы. — В одном ты не права — это будет существовать даже после нашей смерти. Мы ведь соединились навсегда. Каждому из нас повезло найти в этой жизни свою вторую половину, и только глупец станет рисковать этим. — Он снова поцеловал ее, на сей раз уже более страстно и требовательно. — Я люблю тебя, Кира. Я буду любить тебя всегда.

Кира не могла говорить — слезы радости подступили к горлу, все вокруг казалось таким неизъяснимо прекрасным!

Наконец Зак отпустил девушку.

— Остальное потом, — с хриплым смешком произнес он. — А теперь надо выбираться отсюда, пока нас не нашли солдаты Налдоны.

Зак молчал, пока они взлетали, и заговорил вновь лишь тогда, когда вертолет поднялся выше и полетел к северу над темными лесами и извилистыми реками Тамровии. Тогда он с любопытством посмотрел на Киру.

— Ты что-то притихла. Трусишь, расставаясь с родиной?

Кира подняла глаза. Да, ей грустно было покидать страну, где она родилась, особенно сейчас, когда Тамровия так отчаянно нуждалась в помощи. Но Зак пообещал, что они найдут способ помочь Шандору свергнуть диктаторский режим Налдоны.

Что же до ностальгии… Теперь дом ее всегда будет там, где Зак.

Кира протянула ему руку, и Зак крепко сжал ее пальцы.

— Да, мне жаль расставаться с принцессой Руби, которая навсегда осталась в этой стране… но настало время доказать тебе и себе, что я способна жить, не прикрываясь королевским титулом. И я не страшусь больше будущего теперь, когда мы вместе. Вместе навсегда.


home | my bookshelf | | Предсказание цыганки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 1.8 из 5



Оцените эту книгу